КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446736 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210435
Пользователей - 99116

Впечатления

nikol00.67 про :

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Чернобровкин: (Альтернативная история)

https://coollib.net/b/513280-aleksandr-chernobrovkin-peregrin
Сегодня уже новая книга, это что автор в день по книжке пишет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Мусаниф: Физрук навсегда (Киберпанк)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ройтман: Основы машиностроения в черчении. Том 1 (Учебники и пособия ВУЗов)

Очень хорошее пособие для начинающего конструктора-машиностроителя.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Орлов: Основы конструирования. Справочно-методическое пособие. Книга 1 (3-е издание) (Справочники)

Настольная книга каждого молодого инженера-конструктора.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Амиров: Основы конструирования: Творчество - стандартизация - экономика (Справочники)

Ребята инженеры-конструкторы, читайте эти книги - это только полезно. Но реальная работа имеет мало общего, с тем, что описано в книгах.
В реальности - "План даешь, хоть удавись!" как пел Высоцкий.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Черепашки-ниндзя и Чародей Зеленого Острова (fb2)

- Черепашки-ниндзя и Чародей Зеленого Острова (а.с. Черепашки-ниндзя) (и.с. Черепашки-ниндзя) 3.21 Мб, 184с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - без автора

Настройки текста:



Черепашки-ниндзя и Чародей Зеленого Острова


КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ

Межпланетный корабль разбился. От старых приятелей — черепашек Ниндзя не осталось даже горстки пепла. Словно все трое: Лео, Раф и Микки канули в небытие.

Лишь один Донателло остался в живых на этой загадочной планете. Как же случилось, что он не погиб? Может быть, волшебники это и знали, но сам Донателло не мог этого понять.

Они все вместе летели к Мертвой Земле. По расчетам Лео, их корабль уже вошел в сферу при­тяжения этой планеты. Казалось, цель была до­стигнута.

«Если это было действительно так,— думал До­нателло, пытаясь восстановить наступивший про­вал в памяти,— то души моих покойных друзей — черепашек могут чувствовать себя спокойно: ради чести быть первыми на новой планете стоит и уме­реть! Но на Мертвую ли Землю я попал? — встре­вожился Донателло.

Ему оставалось верить, что это так, потому что никаких доказательств пока не было. Конечно, астроном мог бы определить, что это за планета, но бедный Донателло был всего лишь черепахой и понимал в астрономии ничуть не больше, чем в древнейших письменах.

«Лео, без сомнения, просветил бы меня! — думал он...— Увы! Лео! Раф! Микки! Мои добрые друзья!»

Корабль разбился. Как же теперь Донателло вернется на Землю? В его распоряжении одни лох­мотья, похожие на сушеный шпинат, да остатки еды в желудке.

«Дай бог уцелеть здесь, а не то, что вернуться,— думал он, оглядываясь по сторонам.— Что же про­изошло? Что?»

Донателло потер пальцами виски. Место было не­знакомое, языка он не знал, и вообще было неизве­стно, есть ли на планете какие-нибудь разумные существа. Все было настолько неопределенно, что не стоило и думать. Лучше всего было утешаться мыслью, что он — Донателло — первый посети­тель Мертвой Земли.

Он помнил какие-то обрывки фраз, в голове возникали какие-то неясные мысли, но отчетливо он помнил только две: как вернуться на Землю и как выжить здесь? Эти мысли держались в его мозгу — словно две доски от затонувшего корабля, прибитые волной к берегу.

Итак, Донателло был жив. Первым делом он хотел было похоронить кучки мяса и костей, остав­шихся от его товарищей, но, ни обломков корабля, ни самих черепашек Ниндзя не мог обнаружить.

«Они погибли,— думал Донателло,— и я чув­ствую себя так, будто сам виноват в их смерти! Три нужных, полезных существа умерли, оставив жить меня, никчемного. Дуракам всегда счастье, — какое это печальное утешение!»

Он сидел на земле и тупо глядел по сторонам. Удивительно, но все, что ему тогда представилось, он помнил до мельчайших подробностей, и, когда бы ни закрыл глаза, перед ним снова вставал один и тот же знакомый пейзаж со всеми красками и от­тенками.

Он видел серое небо, не пасмурное, а именно серое. Солнце грело весьма сильно, но света излу­чало меньше, чем тепла, и Донателло даже не при­ходилось зажмуривать зеленые глаза. Плотный, горячий и хмурый воздух, казалось, можно было пощупать пальцами. Он был серым, но не от пыли, так как Дон видел все далеко вокруг, солнечные лучи словно растворялись в этой мгле, делая ее чуть светлее и придавая ей серебристо-пепельный оттенок. На Земле во время летней жары, когда по небу плывут сухие облака, можно было наблю­дать похожую картину, но здесь воздух был еще мрачнее, тяжелее, унылее и словно прилипал к морде Дона.

Миниатюрным подобием этого мира могла бы служить жаркая сыроварня, в которой мерцал только огонек масляной лампы. Вдалеке тянулись невысокие горы, тоже серые, но более темные, чем небо. На них виднелись розовые полоски, точно на шее дикого голубя.

«Какая серая страна! Какая странная земля!» — подумал Дон, хотя еще не знал, есть ли здесь вооб­ще какая-нибудь страна.

На серой равнине здесь вообще не было ни де­ревьев, ни домов, ни полей — одна гладкая, тоскли­во-ровная поверхность, с широколистой, стелю­щейся по земле травой. Судя по виду, почва была плодородной. «Почему же на ней ничего не сеют», — подумал Дон.

Неподалеку от него летали серые птицы с белы­ми хвостами, напоминающие коршунов. Белые пятна хвостов вносили некоторое разнообразие в этот пепельно-серый мир, но не делали его веселее. Казалось, будто в пасмурное небо бросили пачку ассигнаций.

Коршуны подлетели совсем близко и стали кру­житься над Донателло. Внезапно он сообразил, что они, наверно, считают его мертвым. Птицы кружили над самой его головой, опускаясь все ниже, издавая протяжные, хищные крики.

Донателло понял, что искать что-нибудь твердое некогда и, оторвав кусок от своего панциря, швырнул им в птиц. Одна из них задрожала, белый хвост взметнулся вверх, однако на смену вспугнутой птице прилетели другие. Они закричали протяжно и гулко и вдруг разом сели.

Донателло нащупал рукоятку меча... и вдруг — что за наваждение? Перед ним, в каких-нибудь семи-восьми шагах, оказались огромные пауки с яркими алыми и черными пятнами на спинах. «Скорпионы?» — спросил сам у себя Дон,— и неожиданный яркий всплеск озарил его память. Словно гигантский невидимый луч ударил в голову и в одно мгновение восстановил в мозгу те картины и события, которые предшествовали его появлению на этой странной планете.

Он вспомнил, как собрались они все вместе, вчет­вером отправиться в путешествие сквозь время. Лео рассказывал какую-то странную и забавную историю, придуманную им накануне о происхожде­нии черепах. Ждали, как обычно, одного Рафа, который в это время плавал возле Гавайских островов.

Итак, Лео рассказывал свою новую сказку: — Как-то вечером мужчина, которого звали Сапало, прилег на траву у своего дома и стал смотреть на небо. Увидев на небе красивую звезду, он захо­тел, чтобы она спустилась ему в образе прекрасной женщины. И тут же задремал, устав за день. Вдруг кто-то разбудил его, и он проснулся в испу­ге. Перед ним стояли две женщины.

—     Кто вы? — спросил он их.

—     Мы те, кому ты приказал спуститься,— отве­тили женщины.

Обе остались с ним. И обе были так прекрасны! Сапало отправился на охоту и принес им много еды. Но женщины отказались есть мясо, сказав, что ничего подобного они никогда не ели, а всегда питались смолой соснового дерева. Да и животных таких они никогда не видели.


И когда на следующий день он развел смолу, чтобы изготовить женщинам красивые браслеты, те набросились на смолу и съели почти всю. А по­том Сапало отправился вместе с ними на поиски смолистого соснового дерева. Женщины, увидев сосну, заставили Сапало взобраться на нее, да и сами последовали за ним. Тут сосна стала расти, Сапало попытался спрыгнуть с дерева, но жен­щины предупредили, что если он это сделает, они выстрелят из лука ему в ягодицы.

И пришлось ему подниматься все выше и выше, пока не исчез он из виду. Женщины поднимались вслед за ним. А дерево все росло и росло. Наконец, они достигли неба.

На небе Сапало почувствовал себя очень плохо. Он ничего не ел, ведь все вокруг питались лишь смолой. Видя, как он мучается, небесные существа изготовили прочную веревку и прикрепили к ней огромный глиняный кувшин, чтобы тот мог спу­ститься в нем на землю. И стали опускать его, и когда веревка, на которой держался кувшин, кончилась, привязали к ней еще одну. А спустя некоторое  время  небесные  жители закричали, спрашивая Сапало, достиг ли он земли.

—     Нет еще,— ответил тот.

Тогда, привязав новый кусок веревки, опустили они его еще ниже. И опять поинтересовались, на земле он или нет.

—     Пока нет,— ответил мужчина.

Однако, когда до земли оставалось совсем не­много, небесные жители веревку отпустили. И кув­шин разбился вдребезги. Осколки его преврати­лись в черепах, а веревка — в кобру. Так появи­лись на свете черепахи и кобра!

Мужчина же на небе так исхудал, что едва дер­жался на ногах. И, возвратившись в родные места, всем рассказывал, что звезды питаются одной смолой.

—     Может, так оно и было, Лео,— заключил Мик­ки,— но мне что-то не очень верится в то, что я произошел из глиняных осколков, хотя... кто знает...

—     Лучше расскажи об обезьянах! Я страсть как люблю эту историю! — закричал Донателло,— по­ка не вернулся Раф, у нас еще есть время!

—     Вечно этот Раф опаздывает к старту,— про­бурчал Лео, и, откинувшись в крутящемся кресле, начал новый рассказ.

Сейчас Донателло помнил и слышал как бы за­ново отчетливо и ясно каждое слово.

—     В древности, когда мир только еще зарож­дался,— сказал Лео,— люди сажали кусты и со­бирали с них свежие листочки. А, в общем, ничего из того, что мы едим сегодня, не было и в помине. Порой разве только ветер, да и то из злого озорства, приносил на землю обольстительный и аппетитный запах фруктов. Всем, кто чувствовал его, сразу же нестерпимо хотелось отведать неведомое яство. Некоторые, как безумные, бежали на этот соблаз­нительный аромат. А лукавый ветер был перемен­чив и обманывал людей. И никому так' и не удава­лось узнать, откуда исходит этот сладостный дух. Порой казалось, вот он уже здесь, близко — ан нет, возьмет и потянет им совсем с другой стороны.

Не только людей дразнил этот одурманивающий аромат, но и животных, у них тоже слюнки текли.

В те времена в лесу рос съедобный кустарник, и какой-то зверек постоянно объедал с него зелень.

Хозяин кустов решил выследить вора. И как-то ранним утром увидал он крысу, она пробралась в самую гущу кустов и принялась объедать их. Тут хозяин подкрался к воровке и ловко схватил ее — в ту же минуту аппетитный запах ударил ему в нос.

—     Так это ты обгладываешь мои кусты? — сер­дито спросил хозяин.— Вот убью тебя, чтоб непо­вадно было разорять чужие посадки.

А запах, упоительный запах стал еще сильнее. И человек решил сменить гнев на милость и пред­ложил:

—     Слушай, если ты откроешь мне, где растет дерево, плоды которого ты ешь, убивать тебя я не стану, и ты сможешь приходить на мой участок, когда захочешь.

Тогда, говорят, крыса ответила:

—     Ладно, пойдем к реке. Там на берегу растет огромное дерево с чудесными плодами.

Пришли они к водопаду. И крыса сказала:

Видишь большое дерево? Оно все сплошь усыпано вкуснейшими плодами, но отведать их могут только обезьяны. Вот упавший плод — попробуй, надкуси его. Ну как, понял теперь, что крадут у нас эти обезьяны?

Бросился тогда человек домой и рассказал всем людям про удивительное дерево. И решили люди срубить его, пока обезьяны не пожрали все плоды.

Когда топоры уже застучали по стволу, послы­шался гневный голос хозяина дерева:

—     Какой глупец разгласил, что плоды съедоб­ны? Они ведь еще не созрели. Остановитесь! Я должен знать, кто посмел это сделать!

Спустился он с дерева и нашел на земле шелуху от плода, а на ней увидел следы от зубов обезьяны. И сказал:

—     А! Так это вы совсем потеряли ко мне уваже­ние! Ну что ж, спали вы на вершине дерева, а про­снуться придется у его корней.

Быстро вложил он стрелу в трубку и отыскал в гуще листвы обезьяну.

Светила луна, и светло было как днем.

Хозяин дерева прицелился в ветку, и вскоре прикорнувший на ней зверек свалился вниз. Ка­мень, на который он упал, ушел под землю.

Тогда хозяин дерева сказал:

—     Какой же ты глупец, что испортил плоды, ведь в назначенное время получили бы все. Ну да, де­лать нечего. И вам, и людям, как видно, придется поголодать, вот тогда и поймете, как вы сами себя наказали.

И исчез.

На рассвете собрались люди под деревом и до самого восхода луны ждали, пока оно упадет. В се­редине водопада до сих пор виден огромный ка­мень. Говорят, это остатки того самого дерева. Когда, наконец, оно упало, все кинулись собирать плоды. Набросились и птицы на плоды и орехи. Растащили всевозможные фрукты, бобы,— все, что могли подцепить, и животные.

Вот как прадедушка обезьяна навредил нам всем и лишил добрых урожаев,— сказал Лео.

—    Да,— протянул Дон.

—    Если бы не он, у нас всегда были бы в изоби­лии отборные плоды и фрукты,— улыбнулся Микки.

—    Ведь они должны были дозреть, а уж тогда щедрый хозяин дерева подарил бы их людям, и нам не пришлось бы в поте лица... — не успел догово­рить Лео, как послышался страшный треск и в двери ворвался с огромной бутылкой в руках запыхавшийся и раскрасневшийся Раф.

—    Привет, Раф! — закричал Донателло.

—    Мы только что тебя вспоминали! — сказал Микки,— где ты был?

Раф, тяжело дыша, опустился на пол и поставил перед собой бутыль.

—    Что это? — спросил Лео.

—    Виски? Или пиво? — пошутил Микки.

—    Судя по Рафу, здесь что-то очень и очень приятное! — засмеялся Донателло,— но где ты это раздобыл?

—    Неужели на Гавайских островах? — спросил удивленный Лео,— что-то я не припоминаю...

—    Тише! Тише! — вдруг закричал Раф и бросил­ся к двери. Захлопнув входную дверь, он снова уселся на пол, оглядел друзей и вздохнул с облег­чением.

—   Слава Богу, я не опоздал... Черепахи залились дружным хохотом.

—    Раф! Ну ты силен! — хохотал Микки, под­держивая живот,— мы его тут ждем уже больше трех часов, сказки сказываем про крыс да обезьян...

—   Постой, Микки,— Раф опять приложил тол­стый палец к губам,— прислушайтесь, черепахи, неужели вы ничего не слышите?

Друзья смолкли. И вдруг отчетливо раздалось из бутылки чье-то прерывистое дыхание.

—   Что скажете? — прошептал Раф.

—   Где ты достал это? — спросил Донателло.

—   Черепахи! Если то, о чем я смогу вам расска­зать, не было грезой, плодом воспаленного вооб­ражения или временным помраченьем рассудка, значит, безумен не я, а тот... незнакомец с карти­ной,— начал свой рассказ Раф,— а может быть, просто мне удалось увидеть сквозь волшебный кристалл сгустившейся атмосферы кусочек иного, потустороннего мира — как порой душевноболь­ному дано прозреть то, что нам, людям в здравом уме, невозможно увидеть; как в сновиденьях уносимся мы на призрачных крыльях в иные преде­лы... Но, слушайте!

Черепахи притихли и навострили уши.

—   Это произошло теплым пасмурным днем. Я возвращался с Гавайских островов, куда ездил с одной-единственной целью — полюбоваться на миражи. А может быть, мне все это только при­снилось... Но разве бывают такие сны? Сновиденья, почти всегда лишены живых красок, как кадры в черно-белом кино; однако та сцена в ваго­не, а в особенности сама картина, ослепительно яркая, горящая, точно рубиновый глаз змеи, до сих пор не стерлась из моей памяти. В тот день я впервые увидел мираж. Я думал, что это нечто вроде старинной гравюры — скажем, дворец мор­ского дракона, выплывающий из тумана,— но то, что предстало моим глазам, настолько ошеломило меня, что я весь покрылся липкой испариной. Я хотел рисовать!

Под сенью сосен, окаймляющих побережье, собрались толпы людей; все с нетерпением всмат­ривались в бескрайнюю даль. Мне еще не доводи­лось видеть такого странно-безмолвного моря. Угрюмого серого цвета, без признаков даже легчайшей ряби на поверхности, море это скорей похо­дило на гигантскую, без конца и края, трясину. В его безбрежном просторе не видно было линии горизонта: воды и небеса сливались друг с другом в густой пепельно-сизой дымке. Но вдруг в этой пасмурной мгле — там, где, казалось, должно на­чинаться небо,— заскользил белый парус. Что ка­сается самого миража, то впечатление было такое, словно на молочно-белую пленку брызнули капель­ку туши и спроецировали изображение на неохват­ный экран. Далекий, поросший соснами полуостров Ното, мгновенно преломившись в искривленной линзе атмосферы, навис исполинским расплывчатым червем прямо над нами. Мираж походил на причудливое черное облако, однако в отличие от настоящего облаковидение было ускользающе-неуловимым. Оно беспрестанно менялось, то прини­мая форму парящего в небе чудовища, то вдруг расплываясь в дрожащее фантасмагорическое создание, мрачной тенью повисавшее прямо перед глазами. Но именно эта неверность и зыбкость внушали зрителям зловещий, неподвластный разуму ужас.

Расплывчатый треугольник неудержимо увели­чивался в размерах, громоздясь точно черная пира­мида,— чтобы рассеяться без следа в мгновение ока,— и тут же вытягивался в длину, словно мчащийся поезд,— а в следующее мгновение превращался в диковинный лес ветвей. Все эти мета­морфозы происходили совершенно незаметно для глаза: со стороны казалось, что мираж неподвижен, однако непостижимым образом в небе всплывали уже совершенно иные картины. Не знаю, можно ли под влиянием колдовства миражей временно повредиться в рассудке, однако, полюбовавшись в течение двух часов на перемены в небе, я покинул острова в престранном состоянии духа.

На поезд я сел в шесть часов вечера. В силу уди­вительного стечения обстоятельств (а может, для этой местности то было обыденное явление) мой вагон второго класса был пуст, как церковь после службы; лишь в самом конце вагона сидел один-единственный пассажир.

Поезд потащил состав вдоль унылого моря по берегу, минуя обрывистые утесы. Через плотную дымку, окутавшую похожее на трясину море, смут­но просвечивал густо-кровавый закат. И над этим мрачным покоем безмолвно скользил большой белый парус.

День был душный, ни малейшего дуновения ве­терка; даже легкие сквозняки, врывавшиеся в открытые окна вагона, не приносили прохлады. За окном тянулось безбрежное серое море; в глазах мелькали полоски коротких туннелей, да проносились мимо столбы снегозащитных заграждений.

Когда поезд промчался над кручей, спустились сумерки. Сидевший в дальнем конце тускло осве­щенного вагона пассажир вдруг поднялся и начал бережно заворачивать в кусок черного атласа, при­слоненный к окну довольно большой плоский пред­мет. Отчего-то я почувствовал под ложечкой не­приятный холодок.

Несомненно, это была картина, но до сих пор она стояла лицом к стеклу с какой-то определенной, хотя и совершенно непонятной мне целью. На короткий миг мне удалось увидеть ее — и меня осле­пили вызывающе яркие, необычайно живые краски.

Я украдкой глянул на обладателя странной кар­тины и поразился еще сильнее: попутчик мой вы­глядел куда более странно. Он был облачен в ста­ромодную, чрезвычайно тесную черную костюм­ную пару — такой фасон можно встретить разве только на старых выцветших фотографиях наших отцов,— но костюм идеально сидел на длинной сутулой фигуре незнакомца. Лицо его было блед­ным, изможденным, лишь глаза сверкали каким-то диковатым блеском, тем не менее, он казался чело­веком вполне достойным и даже незаурядным.

Разделенные аккуратным пробором волосы по­блескивали черным маслянистым глянцем, и на вид я дал ему лет сорок, однако, вглядевшись попри­стальней в покрытое мелкой сеткой морщин лицо, тут же накинул еще десятка два. Несоответствие глянцевито-черных волос и бесчисленных тонких морщин неприятно поразило меня.

Завернув картину, он вдруг обернулся ко мне. Я не успел отвести глаза, и наши взгляды встрети­лись. Он как-то криво и несколько смущенно улыб­нулся. Я машинально поклонился в ответ.

Поезд пролетел мимо нескольких полустанков, а мы, каждый в своем углу, все поглядывали друг на друга и всякий раз с неловким чувством отво­дили глаза. За окном чернела ночь. Я приник к стеклу, но не смог разглядеть ни единого огонь­ка — только далеко в море мерцали фонарики оди­ноких рыбачьих суденышек. И в этой безбрежной ночи мчался вперед, громыхая на стыках колесами, наш полутемный длинный вагон — единственный островок жизни в океане тьмы. Казалось, во всем белом свете остались лишь мы — я и мой странный попутчик. Ни один пассажир не подсел к нам, и, что особенно удивительно, ни разу не прошел провод­ник или официант.

В голову мне полезли всякие страшные мысли: а что, если мой попутчик — это злой чужеземный волшебник? Известно, что ужас, если ничто не отвлекает внимания, все растет и растет и наконец, завладевает всем твоим существом. Измученный этим томительным чувством, я резко поднялся и ре­шительным шагом направился в дальний конец ва­гона, где сидел незнакомец. Казалось, страх магнитом притягивает меня к нему. Я уселся напротив и впился глазами в его бледное, изборожденное морщинами лицо, испытывая странное ощущение нереальности происходящего. От волнения у меня даже перехватило дыхание.

Незнакомец следил за каждым моим движением, а когда я уселся, сверля его взглядом, он, точно и ждал того, показал на завернутый в черный атлас предмет.

—     Хотите взглянуть? — спросил он без пре­дисловий.

Подобная прямолинейность смутила меня, и я не нашел что ответить.

—     Но ведь вы, конечно, сгораете от любопыт­ства,— констатировал он, видя мое замешатель­ство.

—     Д-да... Пожалуй... Если вы будете столь лю­безны,— неожиданно для себя пробормотал я, за­вороженный его загадочными интонациями, хотя до этой минуты даже не помышлял о картине.

—     С большим удовольствием покажу вам ее,— улыбнулся он и прибавил: Я давно уже жду, когда вы об этом попросите...

Бережно, ловкими движениями своих длинных пальцев он развернул ткань и прислонил картину к окну, на сей раз изображением ко мне.

Взглянув на нее, я невольно зажмурился. Я и сейчас не смог бы назвать причину — но отчего-то я испытал сильнейшее потрясение. Огромным уси­лием воли я заставил себя открыть глаза — и увидел настоящее чудо. Мне, пожалуй, не хватит уменья объяснить странную красоту картины.

Это была тонкая ручная работа в чудной техни­ке! На заднем плане тянулась длинная анфилада комнат, изображенных в параллельной перспекти­ве, как на декорациях театра Кабуки; комнатки с новенькими татами и решетчатым потолком были написаны темперой, с преобладанием ярко-синих тонов. В левом углу на переднем плане художник тушью изобразил окно, а перед ним — с полным пренебрежением к законам проекции — черный письменный стол.

В центре — две довольно большие, сантиметров в тридцать, человеческие фигуры.

Собственно, только они были выполнены в тех­нике «осиэ» и разительно выделялись на общем фоне. Убеленный сединами старец, одетый по-евро­пейски — в старомодном черном костюме,— цере­монно сидел у стола. Меня изумило его несомнен­ное сходство с владельцем картины. А к нему с невыразимой пленительной грацией прильнула юная девушка, почти девочка, лет семнадцати-восемнадцати, совершеннейшая красавица.

Причесанная в традиционном стиле, она была одета в роскошное, переливающееся всеми оттен­ками алого и пурпурного кимоно с длинными рукавами, перехваченное изысканным черным атлас­ным оби. Их поза напоминала любовную сцену из классического спектакля.

Контраст между старцем и юной красавицей был ошеломляющий, однако не это поразило меня. В сравнении с аляповатой небрежностью фона эти изображенные фигурки отличались такой изыскан­ностью и изощренностью мастерства, что у меня захватило дух. На их лицах из белого шелка я мог различить каждую черточку, вплоть до мельчай­ших морщинок; волосы юной прелестницы были самыми настоящими, причем каждый волосок ма­стер вшил отдельно и собрал в прическу по всем правилам; то же самое можно было сказать и о старце. На его черном бархатном костюме я раз­глядел даже стежки ровных швов и крохотные, с просяное зернышко, пуговки. Мало того, я уви­дел припухлость маленькой груди девушки, со­блазнительную округлость ее бедер, шелковис­тость алого крепа нижнего кимоно, розоватый отлив обнаженного тела, видневшегося из-под одежд. Пальчики девушки увенчивались крошеч­ными, блестевшими как перламутровые ракушки ноготками... Все было таким натуральным, что возьми я увеличительное стекло, то, наверное, об­наружил бы поры и нежный пушок на ее коже.



Картина, похоже, была очень старой, так как краска местами осыпалась и одежды слегка по­блекли от времени, но, как ни странно, во всем сохранялась ядовитая яркость, а две человеческие фигуры выглядели непостижимо живыми: еще миг — и они заговорят.

Мне не раз доводилось видеть на представле­ниях, как оживают куклы в руках умелого кук­ловода, но старца и девушку, в отличие от теат­ральных кукол, оживавших только на краткий миг, переполняла подлинная, непреходящая жизнь.

Незнакомец, подметив мое изумление, с удов­летворением усмехнулся.

—    Ну что, теперь догадались, любезный?

Он осторожно открыл маленьким ключиком ви­севший у него на плече черный кожаный футляр и извлек оттуда подержанный старомодный би­нокль.

—    Взгляните-ка на эту картину в бинокль. Нет-нет, так слишком близко. Отступите немного...

Предложение было поистине необычным, но, охваченный любопытством, я послушно поднялся и отошел шагов на шесть. Мой собеседник, видимо, для того чтобы я мог лучше рассмотреть картину, взял ее в руки и поднёс к свету. Вспоминая сейчас эту сцену, не могу не признать, что она отдавала безумием. Честное слово, черепахи!

Бинокль был весьма старый, явно европейского образца, с причудливой формы окулярами: такие бинокли украшали витрины оптических магазинов в пору моего детства. От долгого употребления черная кожа местами протерлась, и показалась желтая латунная основа. Словом, это был такой же атрибут старых добрых времен, как и потертый костюм незнакомца.

Я повертел его в руках, с интересом разглядывая диковинную вещицу, затем поднес к глазам. Но тут незнакомец испустил такой дикий вопль, что я невольно вздрогнул, едва не выронив бинокль из рук.

—    Остановитесь! Так нельзя! Никогда не смот­рите в бинокль с другого конца, слышите, нико­гда! — Лицо незнакомца покрылось смертельной бледностью, глаза вылезли из орбит, руки тряс­лись.

Меня поразила его безумная выходка: я не видел большого греха в этой ошибке. Озадаченно про­бормотав извинение, я перевернул бинокль, нетер­пеливо навел на резкость — и из радужного ореола выплыла неправдоподобно большая, в натуральную величину, фигура красавицы.

Эффект был потрясающий. Дабы читателю стало понятно, скажу лишь, что подобное ощущение воз­никает, когда смотришь на всплывающих со дна моря ныряльщиц за жемчугом. Под толстым слоем голубоватой воды тело кажется неясным, расплыв­чатым; оно колышется, словно морская трава. Но постепенно, по мере того, как ныряльщица подни­мается на поверхность, облик ее становится все яснее, все четче — и вот происходит мгновенное чудесное превращение: вынырнув, белый оборо­тень преображается в человека.

Так вот, линзы бинокля приоткрыли мне совер­шенно особый, непостижимый мир, в котором жили своей загадочной жизнью прелестная девушка со старинной прической и старик в старомодном европейском костюме. Я испытал неловкость, под­смотрев по воле волшебника их сокровенную тай­ну, однако все смотрел и смотрел как зачарован­ный и не мог оторвать глаз.

Девушка сидела на том же месте, но теперь — я ясно видел это сквозь окуляры бинокля — тело ее словно наполнилось жизненной силой: бело­снежная кожа светилась персиковым румянцем, грудь волновалась под тонкой пурпурно-алой тканью; мне казалось, я даже слышу биение сер­дца!

Рассмотрев красавицу с головы до ног, я перевел бинокль на седовласого старца, восторженно обни­мавшего свою возлюбленную, годившуюся ему в дочери. На первый взгляд казалось, что он так и лучится счастьем, но на его изборожденном мор­щинами лице, увеличенном линзами бинокля, ле­жала печать затаенной горечи и отчаяния. Чем дольше я смотрел на него, тем явственней просту­пало выраженье щемящей тоски.

Ужас пронзил меня. Не в силах смотреть на это, я оторвался от окуляров и безумным взором обвел унылый вагон. Ничто не переменилось: за окном по-прежнему чернела мгла, и все так же монотонно постукивали колеса на стыках рельсов. Я чувство­вал себя так, словно очнулся от ночного кошмара.

—    Вы плохо выглядите,— заметил незнакомец, вглядываясь в меня.

—    Кружится голова... Здесь очень душно,— нервно откликнулся я, пытаясь скрыть свое заме­шательство.

Но он, точно не слыша, нагнулся ко мне и, воз­дев длинный палец, таинственно проговорил:

—    Они настоящие, ясно?

Глаза его странно расширились. Он шепотом предложил:

—    Хотите узнать их историю?

Вагон качало, было шумно, и я, подумав, что ослышался, переспросил. Мой собеседник утверди­тельно кивнул:

—    Да, историю их жизни. Точнее сказать, жизни этого старика.

—    Вы... Вы хотите сказать, его юности? — Вопрос мой, впрочем, тоже был за гранью разум­ного.

—    В ту пору ему исполнилось двадцать пять... Я ждал продолжения, словно речь шла о живых людях, и незнакомец, заметив мое нетерпение, просиял.

Вот та невероятная история, что я от него услы­шал.

—     Я помню все до мельчайших подробностей, — начал он свое повествование. — Я прекрасно помню тот день, когда брат превратился в это, — он ткнул пальцем в картину.— Мы с братом жили тогда в родительском доме, в центре большой столицы. Отец был торговцем и держал лавку.

Незадолго до этого случая в парке выстроили знаменитую огромную башню. И вот мой братец взял за привычку каждый день любоваться с нее видом на город. Должен заметить, что брат мой во­обще отличался некоторой чудаковатостью: он был страстный охотник до всего новомодного и ино­странного... Этот бинокль он приобрел в одной ан­тикварной лавке — за огромные деньги. Прежде он якобы принадлежал какому-то чужеземному капи­тану.

Говоря «мой братец», незнакомец указывал на картину, словно бы рядом с нами сидел живой чело­век. Я понял, что он не отделяет своего реально су­ществовавшего брата от старика на картине. Мало того, он обращался к картине, как к реальному че­ловеку. Но что самое удивительное, и сам я ни на мгновенье не подвергал эту связь сомнению. Вид­но, оба мы существовали в тот вечер в ином, фанта­стическом мире, черепахи!

—     Вам доводилось когда-нибудь подниматься на эту башню? Нет? Ах, как жаль! Чудесное здание. Можно было только дивиться — что за кудесник его построил. По слухам, проектировал башню ка­кой-то итальянский архитектор. Должен сказать, что в те времена в парке много было любопытных аттракционов: человек-паук, танец с мечами, ба­лансирование на мяче, уличные фокусники. Да, и еще Лабиринт, где легко можно было заблудиться в хитросплетениях зеленых проходов. А в центре парка возвышалась гигантская башня, сложенная из кирпича. Поистине, то было удивительное соору­жение — высотой более восьмидесяти метров, увенчанное восьмигранной крышей, походившей на китайскую шляпу. Из любой точки города, где бы вы ни находились, было видно это красное чу­дище.



Итак, весной мой брат приобрел бинокль. Собы­тия начали разворачиваться вскоре после того. Брат стал каким-то странным. Отец всерьез беспо­коился, что он повредился в рассудке; я, как вы понимаете, тоже переживал за своего горячо любимого брата. Он почти ничего не ел, дома больше отмалчивался, запершись у себя, часами предавал­ся раздумьям. Брат похудел, щеки ввалились, лицо у него приобрело нездоровый оттенок, и только глаза лихорадочно блестели.

Каждый день он до самого вечера не появлялся дома, точно ходил на службу. Сколько мы ни пыта­ли его, брат не говорил нам, где бывает. Матушка со слезами умоляла открыть, что его гложет, но толку так и не добилась. Это продолжалось около месяца.

Вконец отчаявшись, я решил выследить, где про­падает мой братец. Матушка тоже просила меня об этом.

...День был унылый, пасмурный, как сегодня. И вот вскоре после обеда по уже укоренившейся привычке брат куда-то собрался: надел черный костюм и вышел, прихватив бинокль. Я крался сле­дом, стараясь не попасться ему на глаза. Неожиданно брат на ходу вскочил в трамвай, следовавший в направлении парка. Дожидаться следующего ва­гона было бессмысленно; я сел в машину и велел держаться за трамваем, в который сел мой брат.

Братец сошел. Я тоже отпустил машину, соблю­дая осторожность, тенью последовал за братом. И как вы думаете, куда мы пришли? К храму в пар­ке. Брат миновал ворота, не останавливаясь, про­шел мимо храма, мимо павильончиков с аттракцио­нами, теснившихся за храмовыми постройками, и, проталкиваясь сквозь толпу, подошел к той самой башне. Уплатив за вход, он скрылся в ее недрах, а я буквально остолбенел от изумления: мы и предста­вить себе не могли, что именно здесь пропадает мой брат! В ту пору я был совсем юн и, конечно, вообра­зил, что его околдовал злой дух башни.

Сам я только раз поднимался на башню, да и то вместе с отцом: отчего-то она вызывала у меня непонятное отвращение; но поскольку именно там скрылся брат, я без колебаний устремился следом.

...Я поднимался по узкой каменной лестнице, на один виток отставая от брата. Внутри было мрачно и сыро, как в склепе. На стенах висели жутковатые, изображавшие батальные сцены картины, написан­ные маслом,— тогда еще довольно большая ред­кость. Словно залитые брызжущей кровью, полот­на зловеще алели в тусклом свете, сочившемся че­рез оконца. Спиральная, как раковина улитки, лестница виток за витком вела вверх. Под самой крышей была открытая площадка, огороженная перилами. Выйдя из сумрака на яркий свет, я не­вольно зажмурился.

Облака плыли прямо над головой; казалось, я могу достать их рукой. Внизу беспорядочно лепи­лись друг к другу крыши домов, вдали темнел форт, за ним виднелся залив. Прямо под собой я увидел маленький, как кукольный домик, храм; среди крохотных коробочек-павильонов сновали человечки, у которых сверху различимы были лишь ноги и головы.

Несколько посетителей, негромко переговари­ваясь, восхищенно любовались раскинувшимся видом. Брат стоял поодаль и не отрываясь, смотрел в бинокль на храм. Поразительной красоты было зрелище! Фигура брата в черном бархатном одея­нии отчетливо вырисовывалась на фоне серых об­лаков: он стоял задумчивый, отрешенный от всего земного, словно святой на картине европейского живописца. Я не решался окликнуть его...

Однако, памятуя матушкин наказ, я все же осме­лился приблизиться и робко спросить: «Братец, куда ты смотришь?» Брат резко обернулся, и на лице его промелькнуло неприязненное выражение. Он не ответил. Но я не унимался: «Братец, ты ве­дешь себя очень странно. Отец и матушка просто места себе не находят от беспокойства, все гадают, что с тобой происходит. А ты, оказывается, ходишь сюда! Зачем, брат? Братец, ради всего святого, откройся мне, мне-то можешь довериться, прав­да?»

Брат упорно молчал, но я тоже не отступал, и он, наконец, сдался. Однако ответ его поверг меня в еще большую растерянность, ибо история оказа­лась совершенно немыслимой.

...Примерно с месяц назад брат поднялся на баш­ню полюбоваться в бинокль храмом, и среди моря лиц он вдруг увидел девушку... Она была так пре­красна, так божественно хороша, что брат мой, рав­нодушный к женскому полу, едва не лишился чувств. Придя в себя, он стал лихорадочно крутить окуляры, но красавица словно испарилась, он так и   не смог отыскать ее в толпе.

С тех пор брат лишился покоя. Образ прекрасной незнакомки неотступно преследовал его, и, будучи от природы человеком скрытным, он таял от старо­модных любовных мук. Современная молодежь, вероятно, посмеялась бы над подобным чудаче­ством, но в те времена люди были иными — и неред­ко мужчины сгорали от страсти к красавицам, с ко­торыми им и побеседовать-то не довелось...

И вот, одержимый безумной надеждой отыскать незнакомку среди людских толпищ, осаждающих храм, брат, слабея от голода и тоски, изо дня в день все поднимался и поднимался на башню. Да, непо­стижимое чувство — любовь...

Окончив рассказ, брат с отчаянием приник к оку­лярам. Глаза его болезненно сверкали. Я горячо сочувствовал ему, сердце мое обливалось кровью при мысли, что поиски его обречены на неудачу: ведь с равным успехом можно искать иголку в стоге сена. Но у меня не хватало духу помешать ему, и со слезами на глазах смотрел я на трагическую фигуру брата. Но вдруг... О, мне никогда не забыть пронзительной красоты той минуты! Прошло уже столько лет, но стоит закрыть глаза, как я снова вижу эту картину... Как я уже говорил, брат точно парил в серых пасмурных облаках. И вот красоч­ным фейерверком в небо взмыл рой воздушных шаров — красных, синих, лиловых... Это было не­вероятное зрелище — словно знамение свыше,— и от странного предчувствия у меня защемило серд­це. Я перевесился через перила, взглянуть, что случилось. Оказалось, что торговец шарами, зазе­вавшись, отпустил в воздух разом весь свой товар. Причина была самая заурядная, но странное чув­ство не покидало меня... И тут — тут мой брат, по­краснев от волнения, схватил меня за руку.

«Скорее! Мы опоздаем! — кричал он, сбегая по лестнице.— Это она! Я нашел ее!»

Брат тащил меня к храму.

«Я видел ее в гостиной, в доме... Теперь я знаю, где найти ее!»

Ориентиром нам служила большая сосна, рос­шая позади храма, рядом с ней, похоже, и был дом, где скрывалась красавица. Но сколько мы там не ходили, к великому разочарованию брата, девушки не нашли. Сосна стояла на месте, но поблизости не было ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего тот дом. Я убежден, что брату просто-напросто померещилось, но он впал в такое уныние, что для очистки совести, я принялся обшаривать все окре­стные дома, разумеется, безуспешно.

Когда я вернулся туда, где оставил убитого го­рем брата, его на месте не оказалось. Я поспешил вернуться к сосне и, пробегая мимо лотков и пала­ток, заметил один павильончик, который еще не закрылся. Приглядевшись, я увидел подле него брата, прильнувшего к глазку кинетоскопа.

«Братец, ты что?» — Я тронул его за плечо.

Он обернулся. Лицо его я помню и поныне.

Взгляд у него был отсутствующий, устремлен­ный в невидимое далеко. Глаза мечтательно свер­кали, даже голос звучал словно из другого мира.

«Она там... Внутри!» — выдохнул он.

Я сразу понял, о чем идет речь, и приник к глаз­ку. Перед моими глазами всплыло прелестное лицо дочери зеленщика — бессмертной героини любов­ной драмы Кабуки. На картине — ибо это была картина в технике «осиэ» — художник запечатлел сцену свидания: очаровательная девушка нежно прильнула к своему возлюбленному в покоях храма.

Без сомнения, то было творение гениального ма­стера. Особенно ему удалась девушка: от нее не­возможно было оторвать глаз, чудное лицо ее ды­шало жизнью. Даже мне показалось, что она жи­вая, так что я нисколько не удивился странным речам брата:

«Я понимаю, что это всего только кукла, сделан­ная из шелка, но я не могу разлучиться с ней. О, как бы я желал быть на месте ее возлюбленного и поговорить с ней хоть раз!»

Брат стоял в каком-то оцепенении. Я догадался, что картину он разглядел с башни — через полуот­крытую крышу павильончика.

Сгущались сумерки, толпы посетителей редели. Возле павильона с кинетоскопом слонялись толь­ко мальчишки, которым явно не хотелось уходить. Однако потом и они куда-то исчезли.

Небо хмурилось весь день, но сейчас облака, на­бухшие влагой, висели совсем низко, усугубляя мрачное чувство. Где-то вдалеке слышалось угро­жающее ворчание грома. А брат все стоял как поте­рянный, отрешенно глядя куда-то вдаль. Так про­шло довольно много времени.

Тьма спустилась на землю; над павильоном, где выступали акробаты, зажглись яркие газовые огни вывески. Вдруг брат, точно очнувшись от забытья, схватил меня за руку:

«Я придумал! Сделай то, что я скажу: переверни бинокль и посмотри на меня с другого конца!»

То была странная просьба. Но сколько я ни до­бивался объяснений, брат упрямо твердил:

«Не спрашивай, делай, как я велю».

Надо заметить, что я всегда питал отвращение ко всякого рода оптическим приборам. Все эти би­нокли, отдаляющие и уменьшающие предмет до размера песчинки или, напротив, чудовищно уве­личивающие его, микроскопы, способные превра­тить крохотного червяка в ужасающего дракона,— во всем этом есть что-то от черной магии. А потому я редко брал драгоценный бинокль брата. Он поче­му-то казался мне орудием дьявола...

И уж, конечно, смотреть в него на задворках без­людного храма в ночной час было совсем уже дико и страшно, но ослушаться я не посмел. Когда я под­нес бинокль к глазам, фигура стоявшего рядом брата мгновенно уменьшилась до полуметра, одна­ко я отчетливо различал ее в темноте. Потом, про­должая быстро уменьшаться,— может быть оттого, что он отошел назад? — брат превратился в краси­вую куклу, которая воспарила в воздух... и растая­ла в ночной мгле.

Ужас объял меня. Я бросил бинокль и заметался из стороны в сторону, в отчаянии призывая брата:

«Где ты? Братец! Отзовись!»

Но все было тщетно. Я его не нашел. Да, мой друг, брат исчез из этого мира... С той поры я стал еще больше бояться биноклей — этих дьявольских штучек. И особенно того самого, что вы держали в руках. Не знаю, как там все прочие, но этот при­носит несчастье: стоит взглянуть в него с другого конца — и навлечешь на себя неисчислимые беды. Теперь вам, надеюсь, понятно, почему я так грубо остановил вас?..

Но вот что случилось дальше: устав от бесплод­ных поисков, я вернулся к павильончику с кинето­скопом. И вдруг меня осенила неожиданная догад­ка: а что, если брат воспользовался магическими чарами бинокля и, обратившись в куклу, пересе­лился на картину?

Я упросил закрывшего павильончик хозяина дать мне взглянуть на храм — и что же? Как я и предчувствовал, в неверном свете масляного све­тильника я увидел брата, сидевшего на месте воз­любленного девушки. С выражением высшего блаженства он обнимал красавицу...

Удивительно, но мне не было грустно, напротив, я до слез радовался тому, что заветная мечта брата сбылась.

Сговорившись с владельцем о покупке картины, я прибежал домой и от начала до конца рассказал обо всем матушке. Но, ни матушка, ни отец не пове­рили мне, решив, что я не в себе. Правда, забав­но?..— И мой попутчик захохотал, как над удачной Остротой. Почему-то мне тоже стало очень смеш­но, улыбнулся Раф и оглядел друзей.— Я так и не смог убедить их, что человек способен жить на Картине, — продолжал мой попутчик,— но ведь сам факт исчезновения брата из этого мира лишь подтверждает мою правоту! Отец, например, до сих пор убежден, что брат просто сбежал из дому.

И все же, невзирая на возраженья, я упросил матушку дать мне нужную сумму и приобрел картину. После этого я отправился с ней на Гавайские острова. Не мог же я лишить дорогого брата сва­дебного путешествия. Вот почему всегда, садясь в посад, я прислоняю картину лицом к стеклу: пусть брат и его возлюбленная наслаждаются пейзажем.

...Ах, как был счастлив мой брат! И девушка с восторгом принимала его поклонение. Они выгля­дели как настоящие молодожены: прижавшись друг к другу и стыдливо краснея, все не могли наговориться.

Лишь одно обстоятельство омрачает счастье моего брата: годы не старят девушку — ведь она, при всей ее неувядающей красоте, только кукла, сделанная из шелка. Брат же, как попал на картину, так и остался живым человеком из плоти и крови и потому неотвратимо дряхлеет — как я. Увы! — мой двадцатипятилетний красавец брат превратил­ся в немощного старика, лицо его избороздили уродливые морщины. Вот почему такое отчаяние сквозит в его взоре. Немало уж лет прошло... Бед­ный мой брат!..

Незнакомец вздохнул и взглянул на картину.

— О-о, я совсем заболтался. Но я вижу, вы ве­рите мне. Вы ведь не станете утверждать, как неко­торые другие, что я сумасшедший? Кажется, мой рассказ произвел на вас впечатление... Наверное, брат устал. Да и неловко им перед чужим челове­ком... Пусть они отдохнут.— Мой собеседник стал заботливо заворачивать картину в черный атлас.

И тут мне почудилось, что лица у кукол и в са­мом деле слегка растерянные и смущенные, и я мог даже поклясться, что они на прощанье приветливо улыбнулись мне.

Мой попутчик надолго погрузился в молчание. Молчал и я. Поезд с грохотом несся вперед, в ночь. Но вот минут через десять он стал замедлять ход, за окнами промелькнули тусклые огоньки. Через мгновенье поезд остановился на каком-то крохот­ном полустанке в горах. В окно я увидел дежурно­го, одиноко стоявшего на платформе.

— Разрешите откланяться...— Незнакомец под­нялся.— Я выхожу. Сегодня я заночую здесь, у родственников.

Он взял картину под мышку и поспешил к две­рям. Выглянув из окна, я увидел его худую фигу­ру — в этот миг он был совершенно неотличим от старика на картине. Остановившись на перроне, он протянул дежурному свой билет. В следующее мгновенье тьма поглотила его...

И вот, на столе в поезде, передо мной осталась эта огромная бутыль. Во время нашего разговора он вытащил ее из чемодана и, вероятнее всего, про­сто забыл забрать,— закончил свой рассказ взвол­нованный Раф.

— Так я и поверил,— попробовал засмеяться Донателло.

Но дыхание, доносящееся из бутылки, стало вдруг громче и глубже. И через несколько минут вся каюта космического корабля заполнилась ка­ким-то удивительным благоуханием, послышались чьи-то легкие шаги, шелест невидимых крыльев, зазвучала чудная музыка. И полилась песня:


— Там   нежные  пальцы — творенье  нефрита —

Касаются струн — и вокруг рокотанье,

Иль штор бахрому теребят беспокойно

И вдруг замирают. В тоске ожиданья

Поет она, взглядом гусей провожая,

И в песне задумчивой слышу роптанье.


Но вихрь налетел — и рассыпалась стая,

И крик в поднебесье возник — и растаял.

Но вихрь налетел — и рассыпалась стая,

И крик в поднебесье возник — и растаял.


А позднею ночью, как прежде, на запад

В окно она смотрит, вся в лунном сиянье,

И тень гуйхуа на пустынной ступени —

Ветвей колыханье, листвы трепетанье,

Но вот опустились зеленые шторы,

И скрылись за ними печаль и страданье.


Атласное платье просторным ей стало:

Она в дни разлуки так исхудала!

Атласное платье просторным ей стало:

Она в дни разлуки так исхудала!


Когда же прекрасное пение стихло, бутылка от­крылась, словно чья-то невидимая рука с силой вытолкнула из горлышка восковую пробку. Мягкий сиреневый дымок стелющегося сумрачного тумана заполнил пространство. Предметы: столы, кресла, стулья потеряли свои очертания, расплылись, мо­дифицировались в пространстве. Вместо них пока­зались зубчатые заснеженные вершины гор, огром­ные пики которых упирались в бескрайнее небо, по которому плыли белые легкие облака.

Внизу обозначилось темное пятно неизвестной земли, и голос, безусловно принадлежавший не простому смертному земному существу, а голос, проникающий сквозь все живое из-под пластов вре­мени и веков, произнес один священный звук:

—    Ом!

—    Ом!

—    Ом!

—    Ом!

—    Ом! — повторили один за другим Черепахи, сложив лапы в благоговейном ожидании.

Теперь они видели перед собой на полу геогра­фическую карту, на которой был обозначен остров неизвестной земли, неизвестной планеты. Донател­ло успел прочесть надпись «Мертвая земля».

—    Вы совершите путешествие сквозь время,— властно заговорил голос из бутылки,— вы прибу­дете на Мертвую Землю, чтобы вновь наполнить ее жизнью, вы, черепахи! Знайте же, что все сотво­ренное не покоится во Мне. Узрите мое могуще­ство! Хотя я и поддерживаю все живые существа, и хотя я нахожусь повсюду, я не есть часть этого космического проявления, поскольку Я Сам — источник творения. Поймете, что точно как могучий ветер, дующий повсюду, остается всегда в небе, так и все созданные существа всегда остаются во мне. В конце эпохи все материальные проявления входят в мою природу, в начале следующей, бла­годаря моему могуществу я творю их вновь. Весь космический порядок в Моей власти. По Моей воле он проявляется снова и снова, и по Моей воле он уничтожается, когда приходит время. Я — есть обряд, я — жертвоприношение, воздаяние пред­кам, целительная трава, воспевание. Я — масло и огонь, и подношение. Я — отец этой вселенной и мать. Я — опора и прародитель. Я — объект позна­ния, и тот, кто очищает, и слог Ом. Снова раздалась мелодичная, легкая музыка, и мягкий нежный го­лос прочел нараспев:

Тысячи горных вершин,

Клубятся на них облака.

Дождь внезапно полил

И перестал опять.

Вдали деревья видны,

А над ними закат.

Все это я в стихах

Как смогу передать!

Мир, незнакомый совсем,

Там, среди горных высот.

Манит зеленым флажком

Трактир на моем пути.

Реки да горы в мечтах,

Не надо иных красот, —

Здесь, отрешась от дел,

Лето бы мне провести!

Чтобы сосна под окном,

А во дворе бамбук,

Только одна тишина

Пусть у меня гостит.

Птиц я еще позову

Мой разделить досуг,

Пусть прилетают сюда

Время со мной провести.

Белую чайку корю,

Ту, что страха полна:

Снизиться хочет и вдруг —

В сторону во всю прыть.

Мы старые же друзья!..

Или из новых она?

Или теперь со мной

Не о чем ей говорить?

Когда же песня кончилась, голос, доносящийся из бутылки, начал свой неторопливый рассказ о Мертвой Земле, утонувшей во времени и о ее оби­тателях!


ГИББО

— Гиббо... Гиббо, — прошептал голос, — Гиббо... вероятно и вы, черепахи, еще его помните? Это был такой знаменитый художник, что вряд ли в то время нашелся бы человек, который мог бы с кистью в руках сравниться с ним. Я расскажу вам историю его прошлой жизни... В ту пору было ему, пожалуй, лет под пятьдесят. Низенький, тощий, кожа да ко­сти, угрюмый старик. Во дворец к его светлости он являлся в темно-желтом платье, на голове — шапка. Нрава был он прегадкого, и губы его, поче­му-то не по возрасту красные, придавали ему не­приятное сходство с животным. Говорили, будто он лижет кисти и оттого к губам пристает красная краска, а что это было на самом деле — кто его зна­ет? Злые языки говорили, что Гиббо всеми своими ухватками похож на обезьяну, и даже кличку ему дали: Гибон.

Да, раз уж я сказал Гибон, то расскажу заодно вот еще о чем. В ту пору во дворце его светлости возвели в ранг камеристки единственную пятнадца­тилетнюю дочь Гиббо, милую девушку, совсем не­похожую на своего родного отца. К тому же, может оттого, что она рано лишилась матери, она была задумчивая, умная не по летам, ко всем внимательная, и потому все другие дамы, начиная с дворцо­вой управительницы, любили ее.

Вот по какому-то случаю его светлости препод­несли ручную обезьяну из провинции, и сын его светлости, большой проказник, назвал ее Гиббо. Обезьяна и сама по себе смешная, а тут еще такая кличка, вот никто во дворце и не мог удержаться от смеха. Ну, если бы только смеялись, это еще ни­чего, но случилось, что когда она взберется на сос­ну в саду или запачкает полы в покоях, люди заба­вы ради подымали крик: «Гиббо! Гиббо!» — чем, конечно, сильно донимали художника.

Как-то раз, когда дочь Гиббо, о которой я сейчас говорил, шла по длинной галерее, неся пакет с письмом, из противоположной двери навстречу ей, прихрамывая, кинулась обезьяна Гиббо — она, видно, повредила себе лапу и не могла взобраться на столб, как обычно делала. А за ней — что бы вы думали? — гнался молодой господин, размахивая хлыстом и крича:

— Негодный воришка! Постой, постой! Увидев это, дочь Гиббо было растерялась, но тут как раз обезьянка подбежала, уцепилась за ее по­дол и жалобно заскулила. Девушке сразу стало так ее жаль — прямо не совладать с собой. С веткой сливы в руке она отвела пахнущий фиалками ру­кав, нежно обняла обезьянку и, склонившись, пе­ред молодым господином, ясным голоском обратилась к нему:

—   Осмелюсь сказать, это ведь животное. Пожа­луйста, простите ее.

Но молодой господин уже стоял перед ними. Он гневно нахмурился и топнул ногой.

Чего заступаешься! Обезьяна украла манда­рины.

—     Ведь это животное...— повторила девушка, набравшись смелости, а потом с грустной улыбкой добавила: К тому же ее зовут Гиббо. Выходит, буд­то вы гневаетесь на моего отца, и я не могу спокой­но смотреть на это.

Тогда, конечно, молодой господин овладел со­бой.

—     Вот как!.. Ну, раз просишь за отца, я, так и быть, уступлю и прощу,— сказал он неохотно, бро­сил хлыст и ушел через ту самую дверь, откуда по­казался.

Дружба дочери Гиббо с обезьянкой и началась с этого случая. Девушка подвязала ей на шею, на красивой красной ленте, золотой колокольчик, полученный в подарок от молодой госпожи, и обезь­янка уже не отходила от девушки. А когда однаж­ды дочь Гиббо, простудившись, лежала в постели, обезьянка неотлучно сидела возле нее — может, это только казалось — с грустной мордочкой и все время кусала себе ногти.

С тех пор — странная вещь! — никто уже больше не мучил обезьянку, как бывало раньше. Напротив, мало-помалу ее стали ласкать, даже сам молодой господин иногда кидал ей персики или каштаны. Мало того, когда однажды кто-то из слуг пнул обезьянку ногой, молодой господин очень разгне­вался; и говорили, что вскоре за тем его светлость повелел дочери Гиббо явиться к нему с обезьянкой на руках именно потому, что ему стало известно, как разгневался молодой господин. Тут, кстати, до него дошли и рассказы о том, почему девушка так любит обезьянку.

—     Девчонка — хорошая дочь. Хвалю.

Так по воле его светлости девушка получила на­граду. А когда и обезьянка почтительно взяла в руки награду, делая вид, будто ее рассматривает, его светлость изволил еще больше развеселиться. Да, вот как это было, и, значит, его светлость стал бла­говолить к дочери Гиббо именно потому, что одоб­рил ее почтение и любовь к отцу, сказавшиеся в ее любви к обезьяне, а вовсе не потому, что был сластолюбив, как говорили люди. Правда, и такая мол­ва пошла не без причины, но об этом я расскажу не торопясь, как-нибудь в другой раз. Пока же до­вольно сказать, что при всей ее красоте не такой был человек его светлость, чтобы засматриваться на какую-то дочь художника.

Так вот, дочь Гиббо удалилась от его светлости с честью, но так как она была девушка умная, то не навлекла на себя зависти остальных камеристок. Напротив, с тех пор ее вместе с обезьянкой стали баловать, и так часто сопровождала она молодую госпожу на прогулку, что, можно сказать, почти не отходила от нее.

Однако оставлю пока что девушку и расскажу еще об ее отце, Гиббо. Да, обезьяну вскорости все полюбили, но самого-то Гиббо по-прежнему тер­петь не могли и по-прежнему за спиной звали Габо­ном. И так было не только во дворце. В самом деле, и отец настоятель, когда произносили при нем имя Гиббо, менялся в лице, словно встретился с чертом, и вообще изволил его ненавидеть. Правда, погова­ривали, будто причина в том, что Гиббо изобразил отца настоятеля на шуточных картинках, но это болтали низшие слуги, и не могу сказать наверня­ка, так ли это. Во всяком случае, отзывались о нем дурно везде, кого не спросишь. Если кто не го­ворил о нем плохо, то разве два-три приятеля ху­дожника. Да еще люди, которые видели его карти­ны, но не знали его самого.

Однако Гиббо не только с виду был гадкий, у не­го был отвратительный нрав, и нельзя не сказать, что ему доставалось по заслугам.

А нрав у него был вот какой: он был скупой, бес­совестный, ленивый, алчный, а пуще всего — спе­сивый, заносчивый человек. Что он первый худож­ник на земле — это прямо-таки капало у него с кон­чика носа. Ладно бы дело што только о живописи, но он и в другом не хотел никому уступать и вы­смеивал даже нравы и обычаи. Один старый ученик Гиббо рассказывал мне, что, когда как-то раз в до­ме одной знатной особы в знаменитую жрицу все­лился дух и она начала вещать страшным голосом, Гиббо и слушать ее не стал, а взял припасенную кисть и спокойно срисовал ужасное лицо жрицы. Должно быть, и нашествие духа было в его глазах просто детским надувательством.

Вот какой это был человек, и потому лицо Будды он срисовал с простой потаскушки; а другого Буд­ду писал с оголтелого каторжника, и много чего непотребного он делал, а когда его за это упрекали, он только посвистывал. «Что же, боги и будды, ко­торых Гиббо нарисовал, его же за это накажут? Чудно!» Такие слова пугали даже учеников, и мно­гие из них в страхе за будущее торопились его оставить. Как бы там ни было, он думал, что такого замечательного человека, как он, в его время нет нигде на свете.

Нечего говорить о том, какой высоты Гиббо до­стиг в искусстве живописи. Правда, так как его картины и по рисунку и по краскам во многом отли­чались от произведений других художников, то среди его недоброжелателей, собратьев по кисти, поговаривали, что он шарлатан. По их словам, ко­гда дело касается картин Каванари, или Канаока, или других знаменитых старых мастеров, то о них ходят удивительные рассказы: то будто на разри­сованной створке двери в лунные ночи благоухает слива, то будто слышно, как придворные, изобра­женные на ширме, играют на флейте... Когда же речь идет о картинах Гиббо, то говорят только странные и жуткие вещи. Например, о картине «Круговорот жизни и смерти», которую Гиббо на­писал на воротах храма, рассказывали, что когда поздно ночью проходишь через ворота, то слышат­ся стоны и рыдания небожителей. Больше того, находились такие, которые уверяли, что чувство­вали даже зловоние разлагающихся трупов. А портреты женщин, нарисованные по приказу его светлости? Говорили ведь, что не проходит и трех лет, как те, кто на них изображен, заболевают, словно из них вынули душу, и умирают. Это самое верное доказательство, что в картинах Гиббо было замешано колдовство.

Но поскольку Гиббо, как я уже говорил, был че­ловек особенный, то он только гордился этим, и ко­гда как-то раз его светлость изволил пошутить: «Ты, кажется, любишь уродство?» — то он, непри­ятно усмехнувшись своими не по возрасту красны­ми губами, самодовольно ответил: «Да, всем ху­дожникам не понять красоты уродства!»

Но даже у Гиббо, даже у этого человека, который не признавал никого и ничего, было одно настоя­щее человеческое чувство.

Гиббо до безумия любил свою единственную дочь, ту самую девушку-камеристку. Я уже гово­рил, что девушка была нежная, хорошая дочь, но и его любовь к ней отнюдь не уступала ее чувству, и если рассказать, что этот человек, который на храмы никогда не жертвовал, на платья дочери или украшения для ее волос денег не жалел никогда, может показаться, что это просто ложь.

Впрочем, любовь Гиббо к дочери сводилась лишь к тому, что он ее лелеял, а найти ей хорошего му­жа — этого у него и в мыслях не было. Какое там! Если за девушкой кто-нибудь приударял, он, на­оборот, не останавливался перед тем, чтобы на­брать головорезов, которые нападали на смельчака и убивали. Поэтому, когда по слову его светлости девушку произвели в камеристки, старик отец был очень недоволен и даже перед лицом его светлости хмурился. Должно быть, отсюда-то и пошли толки о том, что его светлость увлечен красотой девушки и держит ее во дворце, не считаясь с недовольством отца.

Впрочем, хотя толки-то были ложные, но что Гиб­бо из любви к дочери постоянно просил, чтобы ее отпустили из дворца, это правда. Однажды, рисуя по приказу его светлости младенца, он очень удач­но изобразил лицо любимого отрока его светлости, и его светлость, весьма довольный, изволил мило­стиво сказать:

—   В награду дам тебе что хочешь. Выскажи твое желание, не стесняясь.

Тогда Гиббо — что бы вы думали? — дерзко ска­зал:

—   Пожалуйста, отпустите мою дочь!

Это его светлость, видимо, рассердило, и он не­которое время только молча смотрел в лицо Гиббо, а потом изволил резко сказать: «Нельзя»,— и тут же поднялся. И такие вещи повторялись несколько раз. Как вспомнишь теперь, пожалуй, с каждым разом его светлость изволил смотреть на Гиббо все холоднее. Да и девушка, должно быть, беспокоясь за отца, часто приходила в комнаты камеристок и горько плакала. Тогда толки о том, что его свет­лость влюбился в дочь Гиббо, еще усилились. Не­которые даже говорили, будто ширмы с муками ада появились-де из-за того, что девушка противи­лась желаниям его светлости; но этого, разумеется, не могло быть.

Возможно, его светлость не хотел отпустить дочь Гиббо потому, что он с жалостью думал о судьбе молодой девушки. Он милостиво полагал, что, чем оставлять ее у такого упрямого отца, лучше дер­жать ее у себя во дворце, где ей жилось привольно. Разумеется, он благоволил к милой девушке.

Но как бы там ни было, только уже в то время, когда Гиббо из-за дочери оказался почти в немило­сти, его светлость — о чем он помыслил, не знаю — вдруг призвал к себе художника и повелел ему раз­рисовать ширмы, изобразив на них муки ада.

Стоит только сказать: «Ширма с муками ада»,— как эта страшная картина так и встает у меня перед глазами.

Если взять другие изображения мук ада, то надо сказать вот что: то, что нарисовал Гиббо, не похоже на картины других художников, прежде всего, как бы это сказать, по расположению. В уг­лу на одной створке мелко нарисованы десять кня­зей преисподней, а по всему остальному простран­ству бушует такое яростное пламя, что можно по­думать, будто пылают меч-горы, поросшие нож-деревом. Только кое-где желтыми или синими кра­пинками пробивается одежда адских слуг, а так, куда ни кинь взгляд, все сплошь залито алым пла­менем, и среди огненных языков, изогнувшись, как крест мандзи, бешено вьется черный дым разбрыз­ганной туши и летят горящие искры развеянной золотой пыли.

Уже в этом одном сила кисти поражает взор, но и грешники, корчащиеся в огне, — таких тоже почти что не бывает на обычных картинах ада. Среди множества  грешников  Гиббо  изобразил людей всякого звания, от высшей знати до последнего нищего. Важные сановники в придворных одеяни­ях, очаровательные юные дамы в шелковых наря­дах, буддийские монахи с четками, молодые слуги на высоких каблуках, отроковицы в длинных узких платьях, гадатели со своими принадлежностями — перечислять их всех, так и конца не будет! В бу­шующем пламени и дыму, истязуемые адскими слугами с бычьими и конскими головами, эти люди судорожно мечутся во все стороны, как разле­тающиеся по ветру листья. Там женщина, видно, жрица, подхваченная за волосы на вилы, корчит­ся со скрюченными, как лапы у паука, ногами и ру­ками. Тут мужчина, должно быть какой-нибудь на­местник, с грудью, насквозь пронзенной мечом, висит вниз головой, как летучая мышь. Кого сте­гают железными бичами, кто придушен тяжестью камней, которых не сдвинет и тысяча человек, кого терзают клювы хищных птиц, в кого впились зубы ядовитого дракона — пыток, как и грешников, там столько, что не перечесть.

Но самое ужасное — это падающая сверху ка­рета, соскользнувшая до середины нож-дерева, ко­торое торчит, как клык хищного животного. За бамбуковой занавеской, приподнятой порывами ветра преисподней, женщина, так блистательно разряженная, что ее можно принять за фрейлину или статс-даму, с развевающимися в огне длинны­ми черными волосами, бьется в муках, откинув назад белую шею, и взять ли эту женщину, взять ли пылающую карету — все, все так и вызывает перед глазами муки огненного ада. Кажется, будто ужас всей картины сосредоточился в этой одной фигуре. Это такое нечеловеческое искусство, что, когда глядишь на картину, в ушах сам собой раз­дается страшный вопль.

Да, вот какая это вещь, и для того, чтобы она была написана, и произошло то страшное дело. Ведь иначе даже сам Гиббо как мог бы он так живо нарисовать муки преисподней? За то, что он создал эту картину, ему пришлось перенести такие стра­дания, что сама жизнь ему опостылела. Можно сказать, этот ад на картине — тот самый ад, куда предстояло попасть и самому Гиббо, первому художнику своей страны.

Может быть, торопясь поведать вам об этой уди­вительно ширме с муками ада, я забежал вперед. Ну, теперь буду продолжать по порядку и перейду к Гиббо в ту пору, как он получил от его светлости повеление написать картину мук ада.

Месяцев пять-шесть Гиббо совсем не показывал­ся во дворец и занимался только своей картиной. Странное дело, стоило ему сказать себе: «Ну, при­нимаюсь за работу!» — как он, такой чадолюбивый отец, забывал даже родную дочь. Тот ученик, о котором я давеча упоминал, рассказывал мне, что, когда Гиббо брался за работу, в него точно бес вселялся. И правда, в то время прошел слух, будто Гиббо составил себе имя в живописи потому, что дал обет богу счастья. В подтверждение некоторые говорили, что надо только потихоньку подсмотреть, как Гиббо работает, и тогда непременно увидишь, как вокруг него — и спереди, и сзади, и со всех сторон — вьются призраки-черти. Правда, то, что, взяв в руки кисть, он забывал обо всем на свете, кроме своей картины. И днем и ночью сидел он, запершись, и редко выходил на дневной свет. А ко­гда писал ширму с муками ада, то стал совсем как одержимый.

Мало того что у себя в комнате, где и днем были спущены занавеси, он при свете лампад тайными способами растирал краски или, нарядив учеников, тщательно срисовывал каждого в отдельности. От таких чудачеств он не воздерживался никогда, даже еще до того, как стал писать ширмы с муками ада, при любой работе. Когда он писал в храме кар­тину «Круговорот жизни и смерти», то спокойно присаживался перед валявшимися на дорогах тру­пами, от которых всякий обыкновенный человек на­рочно отворачивается, и точка в точку срисовывал полуразложившиеся руки, ноги и лица. Каким об­разом находил на него такой стих — это, пожалуй, не всякий поймет. Рассказывать подробно сейчас не хватит времени, но если поведать вам самое главное, то вот как это происходило.

Однажды, когда один из учеников Гиббо (тот самый, о котором я уже говорил) растирал краски, мастер вдруг подошел и сказал ему:

—     Я хочу немного соснуть. Только в последнее время все вижу плохие сны.

В этом не было ничего особенного, и ученик, не бросая работы, коротко ответил:

—     Хорошо.

—     Однако Гиббо — что бы вы думали! — с не­бывало грустным видом смущенно попросил:

—     Не посидишь ли ты возле меня, пока я буду спать?

Ученику показалось странным, что мастер при­нимает так близко к сердцу какие-то сны, но прось­ба не была обременительна, и он согласился. Тогда мастер опять встревожено и как-то смущенно про­должал:

—     Тогда ступай в заднюю комнату. А если при­дут другие ученики, то пусть ко мне не входят.

Это была та комната, где он писал картины, и там при задвинутой, как ночью, двери в тусклом свете лампад стояла ширма с картиной, пока на­бросанной только тушью. Ну вот, когда они пришли туда, Гиббо подложил под голову локоть и крепко заснул, как будто совсем обессилев от усталости. Но не прошло и получаса, как до слуха сидевшего возле него ученика стали доноситься какие-то непонятные, еле слышные стоны.

Стоны становились громче и постепенно перешли в прерывистую речь — казалось, будто утопающий стонет и вскрикивает, захлебываясь в воде.

—     Что ты говоришь: «Приходи ко мне?» Куда приходить? — «Приходи в ад. Приходи в огненный ад!» — Кто ты? Кто ты, говорящий со мной? Кто ты? — «Как ты думаешь, кто?»

—     Ученик невольно перестал растирать краски и украдкой боязливо взглянул на мастера: морщини­стое лицо старика побледнело, на нем крупными каплями выступил пот, рот с редкими зубами и пересохшими губами был широко раскрыт, как будто он задыхался. А во рту что-то шевелилось быстро-быстро, словно, дергали за нитку,— да, да, это был его язык. Отрывистые слова срывались с этого языка.



—      «Как ты думаешь, кто?» — Да, это ты. Я так и думал, что это ты. Ты пришел за мной? — «Говорю тебе, приходи. Приходи в ад!» — в аду... в аду ждет меня моя дочь.

Ученику стало жутко, ему вдруг померещилось, будто с ширмы соскользнули какие-то зыбкие, при­чудливые тени. Разумеется, ученик сейчас же про­тянул руку к Гиббо и, что было сил, стал трясти его, чтобы разбудить, но мастер продолжал во сне, как в бреду, говорить сам с собой и никак не мог про­снуться. Тогда ученик, собравшись с духом, плес­нул ему в лицо стоявшую рядом воду для мытья кистей.

—  «Она ждет, садись в экипаж... садись в этот экипаж и приезжай в ад!..»

В ту же минуту эти слова превратились в стон, как будто говорящему сдавили горло, и Гиббо, раскрыв глаза, вскочил так быстро, словно его кольнули. Должно быть, необычайные видения сна еще витали под его веками. Некоторое время он испуганно смотрел прямо перед собой с широко раскрытым ртом, и наконец, придя в себя, вдруг грубо приказал:

—   Мне уже лучше, ступай!

Зная, что мастеру нельзя перечить, иначе непре­менно получишь выговор, ученик поспешно вышел из комнаты, и когда он опять попал на яркий солнечный свет, то облегченно вздохнул, как будто сам проснулся от дурного сна.

Но это еще ничего, а вот примерно через месяц Гиббо позвал к себе в комнату другого ученика: художник, кусая кисть, сидел при тусклом свете лампады и, резко обернувшись к вошедшему, сказал:

—     Слушай, у меня к тебе просьба, разденься догола!

Так как и раньше случалось, что мастер давал такое приказание, ученик, быстро скинув одежду, разделся донага. Тогда Гиббо как-то странно скри­вился.

—     Я хочу посмотреть на человека, закованного в цепи, так что, как мне ни жаль тебя утруждать, исполни ненадолго мою просьбу, — хладнокровно произнес он.

Этот ученик был крепко сложенный юноша, кото­рому больше пристало держать в руках меч, чем кисти, но тут даже он испугался. Позже, расска­зывая об этом, он всегда повторял: «Я думал, уж не сошел ли мастер с ума, не хочет ли он убить меня». Но мастера его нерешительность, должно быть, вывела из терпения. Перебирая в руках отку­да-то взявшуюся тонкую железную цепь, он стре­мительно, точно набрасываясь на врага, схватил ученика за плечи, силой скрутил ему руки и обмо­тал цепью все тело, потом рванул за конец, и уче­ник, потеряв равновесие, во весь рост грохнулся на пол.

В эту минуту ученик похож был на опрокинутую бутылку.

Руки и ноги его были безжалостно скручены, так что шевелить он мог только головой. К тому же цепь так стягивала его полное тело, что кровь в нем остановилась, и не только на лице и на груди, но на всем теле кожа у него стала багровой. Но Гиб­бо все это ничуть не беспокоило. Расхаживая во­круг этого тела, похожего на опрокинутую бутыл­ку, и рассматривая его со всех сторон, он один за другим делал наброски. Какие мучения испытывал скованный ученик, об этом, пожалуй, незачем и говорить.

Так, вероятно, продолжалось бы долго, если бы не произошло нечто неожиданное. К счастью (а может быть, лучше сказать — к несчастью), из-за стоявшего в углу комнаты горшка вдруг, извива­ясь, узкой лентой потекло что-то похожее на струю черного масла. Вначале оно двигалось вперед мед­ленно, как липкая жидкость, но потом стало сколь­зить быстрее и, поблескивая, подтекло к самому но­су ученика. Тогда он с трудом, не помня себя, застонал: «Змея, змея!» Как он потом рассказывал, ему казалось в эту минуту, что вся кровь в нем застыла,— и было от чего. Змея уже чуть не каса­лась своим холодным жалом его шеи, в которую въелись цепи. Это неожиданное вмешательство испугало даже бесчеловечного Гиббо. Поспешно бросив кисть, он нагнулся и мигом ухватил змею за хвост, так что она повисла вниз головой. Змея, покачиваясь, подняла голову и обвилась сама во­круг себя, но никак не могла дотянуться до его руки.

—     Из-за тебя пропал рисунок, — хрипло и злоб­но пробормотал он, бросив змею в горшок в углу комнаты, и с явной неохотой развязал цепь, которой был опутан ученик. Это было все, он даже не сказал ученику доброго слова. Должно быть, он досадовал не столько из-за того, что ученика могла укусить змея, сколько из-за того, что испортил рисунок. Потом уже стало известно, что и эту змею он нароч­но держал у себя, чтобы рисовать с нее.

Пожалуй, довольно рассказать одно это, чтобы вы в общем представили себе его увлечение рабо­той — неистовое, прямо бешеное. Но уж рассажу заодно, как другой ученик, лет тринадцати-четырнадцати, из-за ширмы с муками ада пережил такой ужас, который чуть не стоил ему жизни. У этого ученика была белая, как у женщины, кожа. Однаж­ды вечером мастер позвал его в свою комнату, и он, ничего не подозревая, пошел на зов. Смотрит — Гиббо при свете лампады кормит с рук сырым мя­сом какую-то невиданную птицу. Величиной она была, пожалуй, с кошку. Да и перья, торчавшие с обеих сторон, как уши, и большие круглые янтарные глаза — все это тоже напоминало кошку.

Гиббо обычно терпеть не мог, чтобы кто-нибудь совал нос в его дела. Так было и со змеей, о которой я сейчас рассказывал, и вообще о том, что делалось у него в комнате, он ученикам не сообщал. То на столе у него стоял череп, то красовались серебря­ные шарики или лакированные подносики; смотря по тому, что он рисовал, в комнате его появлялись самые неожиданные предметы. И куда он потом все это девает — никто не знал. Пожалуй, и толки о том, что ему помогает бог счастья, пошли отсюда.

Поэтому ученик, решив, что и эта невиданная птица понадобилась мастеру для картины с муками ада, стоя перед мастером, почтительно спросил:

—  Что вам угодно?

Но Гиббо, как будто не слыша его, облизнул свои красные губы и указал подбородком на птицу.

—  Ну что, совсем ручная, а?

— Как она называется? Я такой никогда не видал! — сказал ученик, с опаской поглядывая на ушастую птицу, похожую на кошку.

—  Что, не видал? — усмехнулся Гиббо. — По-городскому воспитан, вот беда... Эта птица назы­вается филин, мне ее несколько дней назад подарил охотник. Только ручные среди них, пожалуй, редко попадаются.

С этими словами он медленно поднес руку к пти­це, только что кончившей есть, и тихонько погладил ее по спине, от хвоста вверх. И что же? — в тот же миг птица издала пронзительный крик и вдруг как взлетит со стола, да как расправит когти, да как ринется прямо на ученика! Если бы он не успел закрыться рукавом, она, наверно, истерзала бы ему лицо. Ахнув от страха, ученик стал махать рука­вом, стараясь отогнать филина, а птица, щелкая клювом, опять на него... Тут уж ученику было не до того, что здесь сам мастер: он принялся и стоя отбиваться, и сидя ее гнать, и метаться по тесной комнате то туда, то сюда, а диковинная птица все за ним — то повыше взлетит, то пониже опустится и так и метит все через какую-нибудь щелочку прямо в глаз. При этом она страшно хлопала и шелестела крыльями, и от этого ему почему-то чу­дился не то запах опавших листьев, не то брызги водопада, не то прелый дух перебродивших фрук­тов, что обезьяны прячут в дуплах... Сказать «жут­ко» — мало. Сердце у него сжималось, и тусклый свет лампады казался ему лунным сиянием, а ком­ната учителя — далеким горным ущельем, осаж­денным демонами.

Однако ученика испугало не только то, что на него накинулся филин. Нет, волосы у него встали дыбом, когда мастер Гиббо, хладнокровно глядя на весь этот переполох, спокойно развернул бума­гу, вынул кисть и стал срисовывать эту страшную картину — как женоподобного юношу терзает ди­ковинная птица. Стоило ученику одним глазом увидеть это, как его охватил несказанный страх, и он даже подумал, уж не собирается ли мастер убить его.

Да и в самом деле, нельзя сказать, чтобы мастер не был на это способен. Ведь похоже было на то, что он нарочно позвал ученика, чтобы натравить на него птицу и срисовать, как он будет метаться. Поэтому, когда ученик увидел, что делает мастер, он, не помня себя, спрятал голову в рукава, закри­чал страшным голосом и скорчился на полу у двери в углу комнаты. Тогда Гиббо как-то испуган­но вскрикнул и вскочил, но тут птица зашумела крыльями еще сильнее, и в этот миг раздался оглу­шительный грохот, как будто что-то упало и раз­билось. Ученик, полумертвый от страха, невольно опустил рукав, поднял голову, смотрит — в комна­те совершенно темно, и только слышно, как мастер сердито кличет учеников.

Наконец издалека отозвался какой-то ученик и торопливо вошел со свечой в руке. При коптящем огоньке стало видно, что лампада опрокинута, пол и татами залиты маслом и на полу валяется филин, судорожно хлопая одним крылом. Гиббо так и застыл, приподнявшись над столом, и с оше­ломленным видом бормочет что-то непонятное. И не удивительно: вокруг филина, захватив его голову и полтуловища, обвилась черная змея. Должно быть, когда ученик скорчился у порога, он опрокинул горшок. Змея выползла, филин хотел ее клюнуть — вот и началась вся эта кутерьма. Уче­ники переглянулись и только подивились представшему перед ними странному зрелищу, а потом мол­ча поклонились мастеру и быстро вышли из комна­ты. Что стало со змеей и птицей дальше — никто не знает.

Подобным историям не было числа. Я забыл сказать — ширмы с муками ада художнику пове­лели написать в начале осени, и вот до самого кон­ца зимы ученики все время жили под страхом этих чудачеств мастера. Но в конце зимы у мастера с работой стало что-то не ладиться, вид у него сде­лался еще мрачнее, говорил он с раздражением. А картина на ширме как была набросана на три четверти, так дальше и не подвигалась. Мало того, порой художник даже замазывал то, что раньше нарисовал, и этому не видно было конца.

Но что именно у него не ладилось — никто не знал. Да вряд ли кто и старался узнать: наученные горьким опытом, ученики чувствовали себя так, словно сидели в одной клетке с тигром или волком, и только старались не попадаться мастеру на глаза.

За это время не случилось ничего такого, о чем стоило бы рассказывать. Вот только... у упрямого старикашки почему-то глаза стали на мокром месте; бывало, как останется один — плачет. Один ученик говорил — раз он зачем-то зашел в сад и видит: мастер стоит на галерее, смотрит на весен­нее небо, а глаза у него полны слез. Ученику стало как-то неловко, он молча повернулся и то­ропливо ушел. Ну, не странно ли, что этот самона­деянный человек, который для «Круговорота жизни и смерти» срисовывал трупы, валяющиеся по дорогам, плакал, как дитя, из-за того, что ему не удается, как хочется, написать картину.

Но пока Гиббо работал как бешеный над своей картиной, будто совсем потеряв рассудок, его дочь отчего-то становилась все печальней, и даже мы стали замечать, что она то и дело глотает слезы. Она и всегда была задумчивая, тихая, а тут еще и веки у нее отяжелели, глаза ввалились — совсем грустная стала. Сначала гадали — то ли об отце думает, то ли любовная тоска, ну а потом пошли толки, будто его светлости угодно стало склонять ее к своим желаниям, и уж после этого все разго­воры как ножом отрезало, точно все о ней вдруг позабыли.

Как-то ночью, одна служанка проходила по га­лерее. Вдруг откуда-то подбежала обезьянка Гиббо и ну дергать ее за подол юбки. Была теплая ночь, луна слабо светила, казалось, пахнет цветущими сливами. Вот она при свете луны и увидела, — что вы думаете? — обезьянка оскалила свои белые зубы, сморщила нос и кричит как сумасшедшая. Служанке стало как-то не по себе, досада ее взяла, что она дергает за новую юбку, и она, было, оттолк­нула обезьяну и хотела пройти дальше, но потом передумала: ведь уже был случай, как один слуга обидел обезьянку и ему досталось от молодого гос­подина. К тому же видно было, что и обезьянка так поступала неспроста. Тогда служанка решила узнать в чем дело и нехотя прошла несколько шагов в ту сторону, куда она ее тащила.

Так она оказалась у того места, где галерея по­ворачивала за угол и откуда за изогнутыми вет­вями сосен был виден пруд, чуть поблескивав­ший даже в ночном полумраке. И вдруг она с испу­гом услыхала из комнаты рядом тревожный и в то же время странный тихий шум чьего-то спора. Кругом все замерло в полной тишине, не слышно было человеческого голоса, и только не то в лунных лучах, не то в ночной мгле — не поймешь — пле­скались рыбы. Поэтому, услыхав эти звуки, она не­вольно остановилась. «Ну, если это кто-нибудь озорничает, я им покажу!» — подумала служанка и, сдерживая дыхание, тихонько прильнула к двери.

Обезьянке, видно, казалось, что служанка меш­кает. Она нетерпеливо покружилась у ее ног, потом жалобно застонала, точно ее душили, и вдруг вско­чила ей на плечо. Служанка невольно отвела го­лову в сторону, хотела от нее увернуться, а обезь­янка, чтобы не соскользнуть вниз, вцепилась ей в рукав,— и в эту минуту, совсем забывшись, слу­жанка покачнулась и всем телом ударилась о дверь. Ну, тут уж медлить нельзя было. Она быст­ро раздвинула дверь и хотела было кинуться в не освещенную луной глубину комнаты, но тут же остановилась в испуге, потому что навстречу ей, словно стрела, спущенная с тетивы, выскочила из комнаты какая-то женщина. В дверях она чуть не столкнулась со служанкой, кинулась наружу, как вдруг упала на колени и, задыхаясь, испуганно уставилась на нее так, словно увидела перед собой что-то страшное.

Незачем и говорить, что это была дочь Гиббо. Но в этот вечер она показалась прямо на себя непохожей. Глаза были широко раскрыты. Щеки пылали румянцем. К тому же беспорядок в одеж­де придал ей прелесть, необычную при ее всегдаш­нем младенческом виде. Неужто это в самом деле нежная, пугливая дочь Гиббо? Служанка присло­нилась к двери, глядя на эту красивую девическую фигуру, озаренную луной, и, указывая в ту сто­рону, откуда слышались чьи-то поспешно удаляв­шиеся шаги, спросила глазами: кто?

Но девушка, закусив губы, молча покачала головой. Какой у нее был расстроенный вид!

Тогда служанка нагнулась и, приблизив губы к ее уху, шепнула: «Кто?» Но опять она только пока­чала головой и ничего не ответила. Мало того, на ее длинных ресницах повисли слезы, и она еще крепче сжала губы.

Служанка была от природы глупа и, кроме самых простых, всем понятных вещей, ничего не смыс­лила. Поэтому она просто не знала, что еще ска­зать, и некоторое время стояла неподвижно, словно прислушивалась, как бьется ее сердце. Да и рас­спрашивать дальше ей почему-то казалось нехо­рошо...

Сколько времени это продолжалось, неизвестно. Наконец она задвинула дверь и, оглянувшись на девушку, которая, видно, уже немного пришла в себя, как можно мягче сказала: «Ступай к себе в комнату». Потом с какой-то тревогой в душе, как будто увидела что-то недозволенное, и, чувствуя себя неловко, — а перед кем, не знала, она пошла туда, куда направлялась. Но не прошла и десяти шагов, как кто-то опять робко потянул ее сзади за подол. Она испуганно оглянулась. Как вы думаете, кто это был?

У ее ног стояла обезьянка Гиббо и, сложив руки, как человек, звеня золотым колокольчиком, учтиво кланялась.



После происшествия этого вечера минуло дней двадцать. Однажды Гиббо неожиданно пришел во дворец и попросил приема у его светлости: худож­ник был человек низкого звания, но давно уже пользовался благоволением его светлости. И его светлость, который не так-то легко принимал кого бы то ни было, и на этот раз охотно соизволил дать свое согласие и сейчас же позвал его к себе. Гиббо с видом еще более угрюмым, чем обычно, почтительно простерся ниц перед его светлостью и хриплым голосом проговорил:

—     Дело идет о ширме с картиной мук ада, что ваша светлость давно изволили повелеть мне на­писать. С великим усердием днем и ночью держал я кисть и добился успеха. Большая часть моей работы уже сделана.

—     Прекрасно, я доволен.

Однако голос его светлости, изволившего произ­нести эти слова, звучал как-то вяло, без воодушев­ления.

—  Нет, ничего прекрасного нет! — Гиббо с нес­колько рассерженным видом опустил глаза.— Большая часть сделана, но одного я сейчас никак не могу нарисовать.

—     Что такое?! Не можешь нарисовать?

Да, не могу. Я никогда не могу рисовать то, чего не видел. А если нарисую, то недоволен. Вы­ходит, все равно что не могу.

Услыхав эти слова, его светлость насмешливо улыбнулся.

—     Значит, чтобы нарисовать ширмы с муками ада, тебе нужно увидеть ад?

—     Да, ваша светлость, изволит говорить правду. Но несколько лет назад, во время большого пожа­ра, я собственными глазами видел такой яростный огонь, что он может сойти за пламя ада. И пламя на картине я написал благодаря тому, что мне при­велось видеть этот пожар. Ваша светлость изволите знать эту картину.

—     А как же с грешниками? Да и адских слуг ты вряд ли видел?

Его светлость задавал один вопрос за другим с таким видом, как будто слова Гиббо совершенно не доходили до его ушей.

—     Я видел человека, закованного в цепи. Я полностью срисовал, как другого человека терзала хищная птица. Так что нельзя сказать, что я совсем не знаю мучений грешников. И адские слуги...— Гиббо криво усмехнулся,— и адские слуги не раз являлись мне не то во сне, не то наяву. Черти с бычьими мордами, с конскими головами или с тремя лицами и шестью руками, бесшумно хлопая в ладоши, беззвучно разевая рты, приходят меня истязать, можно сказать, ежедневно и еженощ­но. Нет... что я хочу и не могу нарисовать — это не то.

Такие слова, должно быть, изумили даже его светлость. Некоторое время его светлость недо­вольно смотрел на Гиббо, а потом, грозно сдвинув брови, отрывисто бросил:

—   Говори, чего же ты не можешь нарисовать?

—  Я хочу в самой середине ширмы нарисовать, как сверху падает карета.

Сказав это, Гиббо в первый раз устремил прони­зывающий взгляд в лицо его светлости. Говоря о картинах, он как будто делался сумасшедшим, и вот в эту минуту от его взгляда действительно становилось жутко.

— А в карете,— продолжал художник,— раз­метав охваченные пламенем черные волосы, изви­вается в муках изящная придворная дама. Зады­хаясь от дыма, искривив брови, она запрокинула лицо вверх. Рука срывает бамбуковую занавеску, может быть, чтобы избавиться от сыплющихся с нее дождем искр. Над нею, щелкая клювами, кружат и вьются десять, двадцать диковинных птиц... Вот эту даму в карете — ее-то мне и не уда­ется никак нарисовать!

— Ну и что же? — почему-то с довольным видом понукал художника его светлость.

А Гиббо с трясущимися, точно от лихорадки, красными губами еще раз, как во сне, повторил:

— Ее-то мне и не удается нарисовать...— И вдруг резко, точно набрасываясь на кого-то, он выкрикнул: — Прошу вашу светлость — со­жгите у меня на глазах карету. И, кроме того, если можно...

Лицо его светлости потемнело, но вдруг он гром­ко захохотал. И, давясь от смеха, изволил прого­ворить:

— Я сделаю все, как ты просишь. А можно или нельзя — об этом рассуждать ни к чему.

Вид у его светлости тоже был необыкновенный — на губах пена, в бровях гроза, можно было поду­мать, что его заразило безумие Гиббо. Его свет­лость замолчал было, но вдруг что-то прорвалось в нем, и он опять, безостановочно, громко смеясь, сказал:

—     Сожгу карету! И посажу туда изящную жен­щину, наряженную придворной дамой. И женщина в карете, терзаемая пламенем и черным дымом, умрет мучительной смертью. Тот, кто замыслил это нарисовать, действительно первый художник на свете! Хвалю. О, хвалю!

Услыхав слова его светлости, Гиббо сразу по­бледнел, только губы у него шевелились, точно он ловил ртом воздух, и вдруг, как будто все тело его ослабело, он припал руками к полу и тихо, едва слышно поблагодарил:

—     Это великое счастье!

Это случилось через два-три дня, ночью. Его светлость согласно своему обещанию, изволил по­звать Гиббо, чтобы дать ему посмотреть своими глазами, как горит карета. Разумеется, это прои­зошло не во дворце у реки. Карету сожгли на заго­родной вилле, где раньше, кажется, изволила про­живать сестра его светлости. Эту виллу в просто­речии называли «Дворец Юты».

Этот «Дворец Юты» был давно уже необитаем, и большой заброшенный сад совсем запустел. Это место выбрали, вероятно, по предложению тех, кто видел, как здесь пустынно. Ходили всякие толки и о скончавшейся здесь сестре его светлости: на­пример, будто и теперь в безлунные ночи по галерее таинственно, не касаясь земли, скользит ее алое платье. Здесь и днем было мрачно, и выпи жутко носились при свете звезд, точно какие-то диковин­ные существа.

И тогда как раз была темная безлунная ночь. При светильниках можно было видеть, как его светлость в придворном платье — с гербами — сидит, скрестив ноги, у края наружной галереи на подушке, окаймленной белой парчой. Вокруг него почтительно расположились приближенные. Среди них особенно бросался в глаза один силач, о котором рассказывали, что еще недавно, во время войны, он от голода ел человеческое мясо и с тех пор мог сломать рога живому оленю. Он с внуши­тельным видом восседал в углу, опоясанный широ­ким поясом, держа меч рукояткой вниз. Ветер колебал пламя светильников, и человеческие фигу­ры то выступали на свет, то уходили в тень, и все это было похоже на сон и почему-то наводило страх.

А в саду сверкала золотыми украшениями, как звездами, карета, не запряженная, с оглоблями, опущенными наклонно на подставку. Над высоким верхом ее нависал густой мрак, и при взгляде на нее холод пробегал по спине, даром, что уже начиналась весна. Синяя легкая занавеска с узорчатой каймой была опущена донизу и скрывала то, что находилось внутри. Вокруг кареты стояли наготове слуги с горящими сосновыми факелами в руках, следя за тем, чтобы дым не относило к галерее.

Сам Гиббо сидел на корточках поодаль, напро­тив галереи. Он казался каким-то особенно малень­ким, жалким, словно его давила тяжесть неба. Позади него в таком же костюме сидел, по-види­мому, сопровождавший его ученик. Так как они оба были далеко и в темноте, с моего места под гале­реей нельзя было различить даже цвета их платья.

Время близилось к полуночи. Темнота, окутывав­шая сад с его деревьями и ручейками, погло­щала все звуки, и в тишине, когда, кажется, будто слышишь свое дыхание, раздавался только легкий шелест ветерка; при каждом его дуновении доносился запах копоти и дыма факелов. Его светлость некоторое время изволил молча смотреть на эту причудливую картину, а потом, нагнув­шись вперед, резким голосом позвал:

—     Гиббо!

Художник как будто что-то ответил, но до моего слуха донесся лишь невнятный стон.

—     Гиббо! Сегодня я, как ты хотел, сожгу карету. Проговорив это, его светлость бросил беглый

взгляд на приближенных. В эту минуту они как будто многозначительно переглянулись и улыб­нулись, а может быть, мне это показалось. Гиббо поднял голову и почтительно посмотрел на гале­рею, но ничего не сказал.

—      Смотри же хорошенько! Это карета, в которой я раньше ездил. Ты ее, наверно, помнишь. Я хочу сейчас зажечь ее и воочию показать тебе огненный ад.— Его светлость замолчал и опять кинул взгляд на приближенных. Потом вдруг жестко произ­нес: — Внутри, связанная, сидит преступница. И, значит, когда карету зажгут, тело негодницы сгорит, кости обуглятся, и она погибнет в жестоких мучениях. Для твоей ширмы это неповторимая на­тура! Не упусти же, присмотрись, как запылает белоснежная кожа. Смотри хорошенько, как во­спламенившись, искрами разлетятся черные во­лосы.

Его светлость замолчал в третий раз, но потом, точно что-то вспомнив и смеясь,— на этот раз не­слышно, так, что только тряслись плечи,— про­изнес:

—      Такого зрелища не увидишь до скончания века! Я тоже на него погляжу. Ну-ка, подымите занавески, покажите Гиббо, кто сидит внутри!

Услышав повеление, один из слуг с высоко поднятым факелом подошел к карете и, протянув руку, одним движением откинул занавеску. Пламя пылающего факела алым колеблющимся светом ярко озарило тесную внутренность кареты. Жен­щина, беспощадно закованная в цепи... о, кто бы мог ошибиться! На роскошное, затканное цветами вишни шелковое платье изящно спускались блестя­щие черные волосы, красиво сверкали косо воткну­тые золотые шпильки. По костюму ее было не узнать, но хрупкая фигурка, белая шея и грустно-застенчивое личико... Это была дочь Гиббо!

И тогда... силач, сидевший напротив, встал и, схватившись за рукоятку меча, устремил грозный взгляд на Гиббо. Гиббо чуть не лишился рассудка. До сих пор он сидел на корточках внизу, но теперь вскочил и, протянув вперед обе руки, не помня себя, хотел броситься к карете. К сожалению, было темно, так что выражение его лица нельзя было разглядеть. Но обескровленное лицо Гиббо, нет, не лицо, а вся его фигура, как будто подтя­нутая в воздух какой-то невидимой силой, прорезав тьму, вдруг отчетливо встала у присутствующих перед глазами. По слову его светлости «за­жечь», слуги бросили факелы, и, подожженная ими, ярко вспыхнула карета, в которой сидела дочь художника.

Пламя быстро охватило верх кареты. Лиловые кисти, которыми были увешаны ее края, заколыха­лись, как от ветра, снизу вырвались белые даже в темноте клубы дыма, искры посыпались таким дож­дем, словно не то занавеска, не то расшитые рука­ва одежды женщины, не то золотые украшения разом рассыпались и разлетелись кругом... Страш­нее этого ничего не могло быть! А пламя, что, вытягивая огненные языки, обвивало кузов и полыхало до небес,— как его описать? Казалось, точно упало само солнце и на землю хлынул небесный огонь. Но отец, Гиббо...

Он хотел было, не помня себя, броситься к каре­те, но в тот миг, когда вспыхнуло пламя, оста­новился и, вытянув вперед руки, впивающимся взглядом смотрел туда, не отрываясь, точно его притягивал дым, окутавший карету. Залитое све­том морщинистое, безобразное лицо его было ясно видно все до кончика бороды. Широко раскры­тые глаза, искривленные губы, судорожно подерги­вающиеся щеки,.. весь ужас, отчаяние, страх, попе­ременно овладевавшие душой Гиббо, были напи­саны на его лице. У вора перед казнью, у грешника с десятью грехами и пятью злодействами, пред­ставшего перед князьями преисподней,— вряд ли даже у них может быть такое страдальческое лицо! И даже силач побледнел и со страхом смотрел на его светлость.

Но его светлость, кусая губы и только иногда зловеще посмеиваясь, не сводил глаз с кареты. А там... это запрокинутое лицо задыхающейся от дыма женщины, эти длинные спутанные волосы, охваченные пламенем, это красивое, затканное цветами вишни платье, которое на глазах у всех превращалось в огонь... О, что это был за ужас! В особенности в ту минуту, когда порыв ночного ветра отогнал дым и в расступившемся пламени, в алом, мерцающем золотой пылью зареве стало видно, как она, кусая повязку, которой ей завязали рот, бьется и извивается так, что чуть не лопаются цепи,— о, в эту минуту у всех присутствовавших волосы стали дыбом, словно они собственными гла­зами видели муки ада!

И вот опять будто порыв ночного ветра пробе жал по верхушкам деревьев... Так, верно, поду­мали все. И едва этот звук пронесся по темноту небу, как вдруг что-то черное, не касаясь земли, не паря по воздуху,— как падающий мяч, одной прямой чертой сорвалось с крыши дворца прямо в пылающую карету. И за обгоревшей дымящейся решеткой прижалось к откинутым плечам девушки и испустило резкий, как треск разрываемого шелка, протяжный, невыразимо жалобный крик... еще раз... и еще раз... Все, не помня себя, вскрикнули: на фоне пламени, поднявшегося стеной, прильнув к девушке, скорчилась привязанная, было, во дворце у реки обезьянка с кличкой Гиббо.

Но животное видно было одно лишь мгновение. Золотые искры снопом взметнулись к небу, и сразу же не только обезьянка, но и девушка скрылись в клубах черного дыма. Теперь в саду с оглуши­тельным треском полыхала только горящая карета. Нет, может быть, верней будет сказано, не горя­щая карета, а огненный столб, взмывающий прямо в звездное небо.

Гиббо как будто окаменел перед этим огненным столбом... Но странная вещь: он, который до тех пор как будто переносил адскую пытку, стоял те­перь, скрестив на груди руки, словно забыв о при­сутствии его светлости, с каким-то непередаваемым сиянием — я бы сказал, сиянием самозабвенного восторга на морщинистом лице. Можно было по­думать, что его глаза не видели, как в мучениях умирает его дочь. Красота алого пламени и мяту­щаяся в огне женская фигура беспредельно восхи­щали его сердце и поглотили его без остатка.

И взор его, когда он смотрел на смертные муки единственной своей дочери, был не просто светел. В эту минуту в Гиббо было таинственное, почти нечеловеческое величие, подобное величию раз­гневанного льва, каким он может присниться во сне. И даже бесчисленные ночные птицы, испу­ганные неожиданным пламенем и с криками носив­шиеся по воздуху, даже они — а может быть, это только казалось — не приближались к его помятой шапке. Пожалуй, даже глаза бездушных птиц ви­дели это странное величие, окружавшее голову Гиббо золотым сиянием.

Даже птицы. И тем более все присутствующие, вплоть до слуг, затаив дыхание, дрожа всем телом, полные непонятной радости, смотрели, не отры­ваясь, на Гиббо, как на новоявленного будду. Пламя пылающей кареты, гремящее по всему поднебесью, и очарованный им окаменевший Гиббо... О, какое величие, какой восторг! И только один — его светлость наверху, на галерее, с неузнаваемо искаженным лицом, бледный, с пеной на губах, обеими руками вцепился в свои колени, покрытые лиловым шелком, и, как зверь с пересохшим гор­лом, задыхаясь, ловил ртом воздух...

О том, что в эту ночь его светлость во «Дворце Юты» сжег карету, как-то само собой стало извест­но повсюду, и пошли всякие слухи: прежде всего, почему его светлость сжег дочь Гиббо? Больше всего толковали, что это месть за отвергнутую любовь. Однако помышления его светлости клони­лись совсем к другому: он хотел проучить злобного художника, который ради своей картины готов был сжечь карету и убить человека.

А Гиббо, у которого прямо на глазах сгорела родная дочь, все же не оставил твердого, как ка­мень, желания написать картину, напротив, это желание как-то даже окрепло в нем. Многие по­носили его, называли злодеем с лицом человека и сердцем зверя, позабывшим ради картины отцов­скую любовь. Отец настоятель тоже держался таких мыслей и, бывало, изволил говорить: «Сколь бы превосходен ни был он в искусстве и в умении своем, но если не понимает он законов пяти извеч­ных отношений, быть ему в аду».

Через месяц ширма с картиной мук ада была наконец окончена. Гиббо сейчас же принес ее во дворец и почтительно поверг на суд его светлости. Как раз в это время отец настоятель был тут же, и, кинув взгляд на картину, он, конечно, был пора­жен страшной огненной бурей, бушевавшей в пре­исподней, изображенной на ширме. Раньше он все хмуро косился на Гиббо, но тут произнес: «Пре­восходно!» Его светлость усмехнулся, услыхав эти слова.

С тех пор никто, по крайней мере во дворце, уже не говорил о Гиббо ничего дурного. Может быть, потому, что, несмотря, на прежнюю ненависть, теперь всякий при взгляде на ширмы, подавленный странной мощью картины, как будто воочию видел перед собой величие муки огненного ада.

Но в это время Гиббо уже присоединился к тем, кого нет. Закончив картину на ширмах, он в сле­дующую же ночь повесился на балке у себя в ком­нате. Вероятно, потеряв единственную дочь, он уже не в силах был больше жить. Тело его до сих пор лежит погребенным в земле там, где раньше был его дом. Впрочем, простой надгробный камень, на все эти долгие годы отданный во власть дождей и ветра, так оброс мхом, что никто и не знает, чья это могила.

Гиббо остался там, на Мертвой Земле, вместе с другими, — произнес голос и смолк.

Голос умолк так же неожиданно, как и возник. Будто бы оборвалась невидимая связь.

Черепахи не заметили, как взлетели на косми­ческом корабле «TURTLES» и пересекли меж­звездное пространство.

Донателло прильнул к иллюминатору. Внизу расстилалась бескрайняя морская гладь.

—    Черепахи! Я вижу воду! Море! — закри­чал он.

Лео тоже посмотрел в окно.

—    А я вижу землю,— задумчиво произнес он. Затем взял в руки таинственную карту с изображе­нием загадочного острова и сравнил очертания береговых линий.— Масштаб один к десяти,— заключил он после недолгой паузы,— значит, перед нами Мертвая Земля! Итак, черепахи! Что бы ни случилось и как бы там ни было, если свыше нам велено оживить эту странную землю, то давай­те начнем с того, что возьмемся крепко за лапы и споем все нашу любимую песню. А ты,— Лео обратился к бутылке,— прошу тебя, будь нам опо­рой и подмогой! Аминь, братва!

...Черепахи, дружно взяв друг друга за лапы, образовали плотное кольцо, открыли люк и, словно зеленый десант, выпрыгнули из корабля.

Над серым островом в блистающем бескрайнем море застыли слова их веселой песни:

— Вслед за нами придут другие.

Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства.

И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой.

А поддержкой им будет песня —

Та, которую

Мы сложим!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед, черепахи! Вперед!

Возьмите старую черепичную крышу

Вскоре после полудня.

Рядом поставьте

Высокую липу,

Подрагивающую на ветру.

Поместите над ними, над крышей и липой,

Синее небо,

В белой купели облаков отмытое поутру.

И не вмешивайтесь.

Глядите на них.

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Бывает, что и дрозду

Становится холодно.

И тогда он — всего лишь птица,

Которая ждет тепла.

И тогда он простой бродяга,

Неприкаянный и несчастный.

Потому что без песни

Пространство

Бесстрастно.

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед, Черепахи!

Вперед!

Эге-гей!

На этом стройная связь воспоминаний Дона­телло начинала теряться. Он снова огляделся во­круг. Теперь ему было совершенно ясно, что его окружали не призраки, а существа, похожие на огромных пауков.

«Если они подойдут ко мне, я с ними расправ­люсь!» — подумал он.

Первый паук приблизился. Он был небольшого размера с несколькими алыми пятнами на спине. Ступал он сначала правой, затем левой лапой, потом подтягивал задние.

Донателло нащупал в кармане заряженный пистолет и выстрелил. Паук только слегка пошат­нулся и снова стал подбираться все ближе и ближе к Донателло. Но чудо! Он был не один! Рядом с ним словно из-под земли вырос точь-в-точь похожий на него еще один паук, разница была только в окраске. Будто отраженный в зеркале, двойник копировал каждое движение своего собрата. Дона­телло выстрелил еще дважды. Пауков стало чет­веро. Они приближались также медленно, замыкая собой кольцо вокруг Дона.



«Значит, от моих выстрелов они умножаются,— подумал Донателло,— что же делать?»

Он нащупал на груди меч и нервно сжал руко­ятку.

«Эх, были бы рядом мои друзья! — пронеслось у него в голове, и он машинально засвистел вполго­лоса мелодию их любимой песенки:

—   Эй! Черепахи!

Эй! Не робей! Вперед!

Черепахи! Вперед!

Эге-гей!

Но удар мечом наносить не пришлось.

При первых же звуках песни пауки исчезли, растворились, будто бы их не было. Донателло на миг растерялся. Но тут же к нему вернулась прежняя уверенность и сила, и он уже, громче и веселей запел:

—   Эй! Черепахи! Эй!

Не робей! Вперед!

Черепахи! Вперед!

Непривычно звучал живой голос над серой Мертвой Землей. Донателло, наконец, поднялся на ноги и пошел вдоль берега блистающего моря в надежде найти хоть какие-то останки своих друзей или космического корабля. 

ОДИНОЧЕСТВО

На серой планете вокруг не было ни домов, ни живых деревьев, ни полей. Одна гладкая, тоск­ливо-ровная поверхность каменистого берега. Кое-где возвышались сухие стволы надломленных пальм, это говорило о том, что, возможно, когда-то, давно здесь была жизнь.

«Почему же сейчас здесь никого нет, кроме этих уродов — пауков?» — подумал Дон, насвистывая на ходу свою веселую песенку:

— Вслед за нами придут другие.

Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства.

И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой.

А поддержкой им будет песня —

Та, которую

Мы сложили!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Пройдя довольно большой отрезок пути вдоль берега, Донателло вслушался.

Он оказался совсем недалеко от огромной тем­ной пещеры. Неподалеку шумела вода. Бурный водопад стекал на сухую каменистую почву, впитывался в нее, словно пытаясь оживить влагой эту безжизненную серую пустыню.

Донателло остановился. Отдышался. В волосы ему набилась грязь. Он, осторожно продираясь сквозь сухие кусты, достиг желанного водопада, но только тут понял, что с мытьем придется подо­ждать.

Ну как он услышит чьи-нибудь внезапные шаги, плескаясь в воде? Как укроется в ручье или на открытом берегу?..

Донателло внимательно вслушался. Всмотрелся в темные провалы пещеры.

Возле нее копошилось племя огромных безобраз­ных пауков. Это были человекообразные пауки. Со страху Донателло показалось, что это погоня. Но пауки только пошарили по опушке возле пеще­ры, наверно, собирали свои копья и стрелы — и сразу поползли, бросились обратно, к сумрач­ным скалам, будто чего-то испугались...

Донателло успел рассмотреть, что они тащили на спинах огромный кокон, в котором шевелились какие-то существа. И тут он внезапно увидел, рассмотрел и узнал! Он узнал Лео! Окрашенный в красный цвет, точь-в-точь напоминающий пятна на паучьих спинах, качался, точно куколка, в коко­не Лео! Но образ этого красного Лео никак не хотел сливаться в сознании Дона с прежним порт­ретом друга.

День угасал; круглые серые пятна смещались по сухим стволам, бледный свет струился с неба. Со стороны пещеры не доносилось ни звука. Нако­нец, Донателло выбрался из кустов и стал проби­раться к заслонявшим перешеек каменистого мыса непролазным зарослям. Очень осторожно он вы­глянул из-за веток и увидел, что Микки, окрашен­ный в коричневый цвет, сидит у входа в пещеру. За его спиной подымался густой столб дыма. И у Донателло защипало в ноздрях и потекли слюнки. Он утерся ладонью и впервые с утра почувст­вовал голод.

Паучье племя, наверно, смотрело, как капает и сгорает в огне сало. Смотрело, не отрывая глаз.

Кто-то еще, неопознаваемый, вырос рядом с ко­ричневым Микки, дал ему что-то и снова исчез за спиной. Микки растопырил руки, заработал челюс­тями. Через миг на Микки надели такой же кокон, какой уже видел Донателло на выкрашенном крас­ной краской Лео.

Донателло отполз осторожно за огромный ка­мень, терзаемый горькими мыслями.

Он старался уговорить себя, что его оставят в покое, если даже увидят. Но несчастье, обрушив­шееся на Лео и Микки... Оно стояло над Мертвой Землей, над головой Дона, как туман. Раскрашен­ные человекообразные пауки ни перед чем не оста­новятся. И еще эта странная ниточка песни! Если спеть — смогут ли они все вместе исчезнуть? Или, наоборот, спев песню Донателло лишь выдаст себя и даст взять себя голыми руками? Ответа не было.

Он замер весь в серых сумрачных пятнах, придерживая сухую приподнятую ветку. И вдруг затрясся от ужаса и крикнул:

— Нет! Нет! Не могу я их бросить! Оставить на съедение этим уродам! Это несчастье! Не­счастье! О, Великий голос, голос того, кто отправил нас, черепашек Ниндзя, на эту страшную Землю, я, Донателло, не знаю, кому ты принадлежишь, если ты — голос Всевышнего, то молю тебя, помоги моим друзьями, или научи меня, бестолкового, как спасти их!

Донателло плакал, утирая грязной лапой слезы.

Он вышел снова к берегу. Стал жадно всматри­ваться в бесконечную даль, словно ища ответа. Здесь он вдруг встретил двух малышей, самых настоящих человеческих малышей, только на спине у них были такие же алые пятна, как у пауков. Не имея понятия о своем виде, Донателло изумил­ся, когда они с воплями бросились прочь.

Сумрачный серый свет скользил по сухим ство­лам надломленных пальм. Вот бухта. Неожидан­но он увидел стоящий возле самого берега огром­ный корабль. Он казался заброшенным и необита­емым. Ни тени движения не заметил Донателло на огромном судне.

В нескольких шагах от него вырос словно из-под земли небольшой автомобиль «вилли», колеса его были спущены, а за рулем сидела фигура, раска­чивающаяся в разные стороны от каждого дунове­ния ветра. Донателло, забыв об осторожности, бросился к «вилли».

— Привет, друг!— хлопнул он ладонью по плечу фигуру.

Хлопнул и отпрянул. На него смотрел пустыми глазницами труп.

Ветер качал его из стороны в сторону. Это был труп мужчины средних лет. На лице застыла неес­тественная улыбка. Точно у мужчины в момент смерти свело челюсти.

Донателло опустился в отчаянии на землю и закрыл лицо руками.

Всего бы лучше, не замечая подсказок давящей на сердце свинцовой тоски, положиться на здравый смысл, на остатки соображения. Но ум сопротив­лялся.

«Значит, эти чудовищные пауки питаются жи­выми душами, заковывая души в коконы! — пронеслось у него в голове,— значит, это космические вампиры! Спасибо, моя древняя черепашья голова! Я могу теперь только тебе верить!» — Донател­ло с облегчением выдохнул, точно нашел раз­гадку увиденного.

«Но неужели эти чудовища так сильны, что никто из попавших прежде нас на эту землю, не мог их одолеть? Как же я с ними справлюсь один? Косми­ческих вампиров можно только победить огромным пучком живой энергии! Хватит этой энергии, навер­ное, у одного только господа Бога! Ишь, мерзав­цы, как они тут расплодились! Но что же де­лать?» — мучительно думал Донателло.

«Здесь провести ночь? Нет, это невозможно. Возле этого выпотрошенного корабля, или вблизи улыбающегося трупа...— у него мурашки пробе­жали по спине,— их теперь не спасти... Лео, Микки, Раф! Их тоже не спасти...»

Донателло повернул и заковылял к кораблю.

ДУША

Повсюду был камень, нигде не росли деревья. Темные тени затопили берег, и Донателло мог идти прямо посередине, но вдруг разглядел что-то возле своих ног. Чье-то белое лицо... Потом он разгля­дел, что белое лицо — это голая кость, и прямо на него скалится свиной череп. Донателло медленно пошел посередине берега, вглядываясь в череп, ко­торый блистал, в точности как свежая монета, и будто цинично ухмылялся. Одинокий муравей копошился в пустой глазнице, других признаков жизни там не было. «Ад — ни больше не мень­ше»,— подумал Донателло.

И вдруг...

Его проняла дрожь. Он стоял, обеими руками придерживая готовое выскочить из груди сердце, а череп был высоко, чуть не вровень с его лицом. Зубы скалились, и властно и без усилия пустые глазницы удерживали его взгляд. Да что же это такое?

Череп смотрел на Дона с таким видом, будто знал ответы на все вопросы, только не хотел ска­зать. Тошный страх и бешенство накатили на Дона. Он ударил эту пакость и она качнулась, верну­лась на место, как игрушка, и не переставала ухмыляться ему в лицо. И он ударил еще, еще и запла­кал от омерзения.

Потом он сосал разбитые кулаки, смотрел на голую палку, а череп, расколотый надвое, ухмы­лялся теперь уже огромной ухмылкой.

«Гиббо — Гиб-бо,— послышался голос, исходя­щий от черепа,— я — дух покойного художника Гиб-бо... Хочешь, я расскажу тебе премилую исто­рию, Донателло? Пожалуйста, выслушай меня, с тех пор, как я отлетел на эту Мертвую Землю, я ни с кем не мог поговорить... А только я знаю много чудесных историй, столько картин вижу... Послушай меня, Донателло, послушай...»

— Я знаю твою историю! — закричал Дона­телло,— ее рассказывал нам с друзьями голос того, кто прислал нас на эту проклятую землю! Ты — Гиббо, тот самый негодяй, который не пожа­лел спалить свою собственную дочь и поделом теперь за это расплачиваешься! Не желаю слу­шать тебя! — он схватился за рукоятку меча, но вдруг увидел, что весь берег усыпан черепами разной формы, цвета и величины. Отовсюду, со всех сторон доносились голоса, вздохи, стоны...

«Ну, точно, я попал в ад!» — подумал Донател­ло и остановился.

Вокруг него мельтешили, копошились какие-то насекомые, ящерицы, хамелеоны. И все это шепта­ло, все говорило, стонало.

— Будь проклята, будь проклята трижды моя прошлая жизнь! — ворчал огромный синеватый че­реп,— много мне принесли мои сокровища, я был хозяином огромного предприятия и прибыл сюда с далекой северной планеты, где туман и холод! Сколько живых существ я поубивал своими побо­ями и насилием, сколько их жен, дочерей и сестер я купил! И вот! Теперь я обращен в голый череп, а душа моя вселилась в паука-вампира, который питается кровью живых душ, попадающих на эту Мертвую Землю. Лучше бы убил меня кто!

—     А мы были лучше, лучше, чем есть! — крича­ли хором два или три розовых маленьких черепа, открывая и закрывая зубастые рты,— но у нас не осталось детей... Мы сами не захотели их иметь. Мы захотели иметь все, кроме детей. Ах, если бы у нас были потомки, мы бы заботились о них, корми­ли бы их и поили,— и черепа снова с лязгом захло­пали, заскрежетали зубами.

—     А я всегда стремился сюда! — донесся чей-то гнусавый голос.

—     А я хоть ни думал ни о чем, но причинял не­вольно зло!

—     Взгляни на меня!

—     Нет, на меня!

—     Посмотри на меня! Донателло!

—     Выслушай мой рассказ!

Посмотри, как я красива! — лязгали зубами десятки черепов, усеявших мертвый берег.

—     Ты умрешь от неведения, жажды и голода! ­зашептал желтый череп,— сломай один из моих зу­бов, там таится чистая, прозрачная как кристалл, что светится на лбу Будды, как лед, холодная вода...

—     Не стану пить мертвечину! — не удержался Донателло и сжал рукоятку меча.

—     Выпей! Выпей! И ты найдешь кристалл Буд­ды! Он поможет тебе! Донателло! Ты обретешь силу! Ты поможешь друзьям! Взгляни! Взгляни в мои глаза, Донателло! Взгляни! Я тебе не сделаю зла. Взгляни! От них нельзя оторваться. Таковы были они тогда, когда я была женщиной. Я люби­ла песни и пляски, наряды, золото и самоцветы. И я имела их. И вот теперь от меня живые бегут, я страшнейший череп, и душа моя должна искать человеческой крови для царицы пауков Айхивор, кровожадной и бледной повелительницы. Нет кро­ви в сердце паучихи Айхивори: бледная, как покой­ница, посиневшая, она требует все новых и новых живых душ. И твои друзья, Донателло, принесутся ей в жертву. Они уже спрятаны в огромный кокон и подвешены рядом с ужасной паучихой. Румянец зла, как зарево пожара, вспыхнет вскоре на блед­ных ее щеках. И страсть омрачит ей рассудок. Эта гнуснейшая пожирательница живых душ — Космический вампир. Но я могу помочь тебе, Дона­телло! Вырви зуб из моей челюсти и испей воды! Ты найдешь кристалл Будды! Этот кристалл при­несет всем нам освобождение! И тебе! И твоим друзьям! Смелей! Будь смелей, Донателло! — гну­савил череп.

Шепот, стон и плач, сопровождаемый лязгом, треском, чавканьем,  заполнили берег.

—  О Будда! К чему я питался мясом животных. Зачем я их убивал, чтобы жить? Зачем?

—     А я?

—     И я тоже! О Будда!

—     О Великий Милосердный Будда!

—     Спаси нас!

Преодолевая тошноту и отвращение, Донателло одним ударом меча выбил почерневший зуб из пасти черепа.

Немыслимый поток света, воздуха и влаги хлы­нул ему прямо в лицо. Донателло не успевал де­лать глотки, как вдруг чей-то ласковый голос про­пел ему совсем рядом:


— Жемчужины слез

Окропили атласное платье.

Юноша знатный

Злом за доброе мое платит.

Видно, не зря

Сестрица увещевала:

«Слишком доверчивой

Девушке быть не пристало...

Но лишь о нем

Думы мои девичьи

Как непростительно

Это его безразличье!

Раздался легкий шелест невидимых крыльев, чей-то девичий смех.

—     Не бойся, Донателло! Пойдем на корабль! Я провожу тебя! Все будет хорошо, ты увидишь!

И та же невидимая рука повела его прямо к палубе заброшенного судна.

В каждом из трюмов Донателло увидел еще не­сколько трупов. По всей вероятности, это были члены экипажа, на лице у каждого застыла та же благоговейная улыбка напряженного ожидания.

— Все они искали кристалл Будды, чтобы обрес­ти власть, но ни один не достиг цели! — со сме­хом пролепетал нежный голосок невидимой спут­ницы.

—     Но   почему? — недоуменно   спросил Дон.

—     Потому что... потому что не умели петь песен и каждый был занят только собой! — и вновь Дона­телло услышал нежное пение своей черепашьей песни:

— Эй, Черепахи! Эй

 не робей! Вперед!

Черепахи! Вперед!

Для того, чтобы достать кристалл Будды, нужно много любви, Донателло! Очень много! — со вздо­хом добавила его невидимая попутчица.

—     Но хватит ли у меня любви? — спросил Дона­телло.

Послышался нежный вздох. Что-то горячее кос­нулось его лица. Он почувствовал пылкую неж­ность поцелуя.

—     Теперь хватит...— прошептал голос.


НА КОРАБЛЕ

Донателло входил и выходил в разные двери. В каюте капитана он увидел лысого мужчину, вернее, то, что от него осталось, склонившегося над какой-то книгой.

Донателло осмотрелся по сторонам. Его окру­жало множество ящиков разной величины, вмонти­рованных в стены каюты. В каждом из них лежали какие-то бумаги с цифрами и иероглифами, лупы, циркули, какие-то электронные приборы.

Стоящий на столе магнитофон прокручивал одну и ту же запись какого-то разговора:

Низкий мужской голос, странно прищелкивая языком, говорил:

—     Я безмерно вас уважаю. Меня очень огорчит, если я буду вынужден принять крайние меры... Через паузу ему отвечал голос другого мужчины, вероятно, принадлежащий тому, кто остался си­деть за капитанским столиком, склонившись над развернутой книгой. Это был голос лысого капита­на судна.

—     Вам поручено меня убить?

—     Если подозрения нашей разведки подтвер­дятся,— отвечал его гость.

—     Какие именно?

—     Вас считают гениальнейшим ученым нашего времени.

Слышно было, как зашелестели страницы какой-то книги.

Капитан сказал:

—     Я человек и ничего более.

—     Наша космическая разведка держится другой точки зрения,— ответил гость.

—     А что вы сами обо мне думаете? — резко спросил капитан.

—     Я полагаю, что вы величайший ученый всех времен.

Повисла долгая пауза. Слышно было, как тикали бортовые часы.

—     А как же ваша космическая разведка напала на мой след? — вдруг спросил капитан.

—     Благодаря мне. Я случайно прочел вашу книгу об основах новой физики. Сначала я счел ее ребячеством. Но потом пелена спала с моих глаз. Я встретился с гениальнейшим творением новейшей космической теории, я стал наводить справки об авторе... безуспешно. Тогда я поставил в известность нашу космическую разведку, и она напала на след.

—     Вы не были единственным читателем этого труда — раздался чей-то третий голос.

Дверь в каюту капитана тихо защелкнулась. Слышны были чьи-то шаги.

—     Кто вы? — спросил капитан.

—     Я тоже ученый,— ответил мужской голос,— и я тоже состою на службе в космической разведке. Но несколько иной. Меня звать Эппи.

В это время заговорил первый собеседник капи­тана.

—     Могу я попросить вас, Эппи, стать лицом к стене?

—     Ну конечно!

Послышался щелчок заряжаемого револьвера.

—     Поскольку мы оба, как мне кажется, хорошо владеем оружием, не лучше ли нам обойтись без дуэли, если вы, конечно, не против,— сказал вдруг Эппи.— Я охотно положу свой револьвер, а вы свой...

—     Договорились,— раздалось в ответ.

—     Здесь и так полно трупов,— вмешался капи­тан.

—     Как вас звать? — спросил Эппи.

—     Эрнст,— ответил мужчина.

Слышно было, как оружие положили в выдвиж­ные ящики.

—     Много пошло вкривь и вкось,— сказал Эп­пи.— Ну хотя бы то, что произошло с одной из коричневых паучих сегодня после обеда. Она стала меня в чем-то подозревать... Наверное, в том, что я тоже ищу путь к кристаллу, и тем самым под­писала свой смертный приговор. Очень неприят­ный случай. Он меня глубоко огорчает.

—    Понимаю,— отозвался капитан.

—    Воля — великая вещь,— сказал Эппи.

—    Само собой разумеется,— произнес капитан.

—    Я не мог поступить иначе.

—    Конечно,  конечно,— пробормотал капитан.

—    Моя космическая миссия — секретнейшее поручение моей разведки — была под угрозой. Да­вайте сядем.

—   Давайте сядем,— тихо прошептал Эрнст. Послышался шум сдвигаемых стульев и кресел.

—    Насколько я понимаю, Эппи, вы хотите меня вынудить,— начал капитан.

—    Помилуйте, капитан! — закричал Эппи.

—    Вы хотите уговорить отправиться на вашу планету... Работаю на вас...

—    Мы тоже считаем вас величайшим ученым Вселенной. Но в данный момент давайте не будем об этом,— ответил Эппи...— а лучше поужинаем. Может быть, это прощальный ужин, кто знает,— произнес он задумчиво.— А у вас что, нет аппети­та, Эрнст?

—    Внезапно появился,— ответил Эрнст.— По-видимому, он наливал себе что-то жидкое в та­релку. Раздался звук расставляемой посуды.

—    Выпьем? — спросил Эппи.

—    Налейте, пожалуйста,— ответил Эппи.

—    Приятного аппетита! — сказал капитан.

—    Приятного аппетита!

—    Приятного аппетита!

Несколько минут из магнитофона слышалось дружное шлепанье ложек об тарелки, чмоканье и покашливание.

— Мы выйдем из этого Мертвого Логова, только если будем действовать единодушно,— сказал Эппи.

—    Я вовсе не хочу отсюда бежать,— ответил ка­питан.

—    Но капитан...— вздохнул Эрнст.

—    Я не вижу для этого никаких оснований. Напротив, я доволен своей судьбой.

Повисло недолгое молчание. Из магнитофона то и дело раздавались помехи и щелчки.

—    Зато я ею недоволен,— начал Эппи,— а это имеет немало значение, не правда ли? Вы — гений, и потому не принадлежите себе. Вы проникли в новые области космической физики. Однако наука не находится у вас на откупе. Ваш долг открыть двери в нее для обитателей всех галактик. Летите со мной, и через год мы вручим вам ваш любимый кристалл Будды.

—    Ваша разведка на редкость бескорыстна,— усмехнулся капитан.

—    Признаю, капитан, ее больше всего порази­ло то, что вы как будто бы разрешили проблему всемирного тяготения, а еще более — проблему живой и неживой материи. И попытки питания одной через другую,— сказал Эппи.

—    Безусловно,— проговорил капитан.

В наступившей тишине послышался вздох капи­тана.

Затем раздался голос Эрнста:

—    И вы говорите об этом с таким спокойст­вием?

—    А как, по-вашему, я должен это сказать? — быстро ответил капитан.

—    Моя разведка предполагает, что вы создали единую теорию, позволяющую достичь просветле­ния без обладания кристаллом Будды.

— И ваша разведка может не волноваться. Единая теория энергий теперь разработана.

Кто-то прошелестел бумагой или салфеткой. Может быть, вытер пот со лба.

—    Но это значит, что выведена формула Все­ленной! — заговорил Эппи.

—    Смешно,— ответил Эрнст.— Орды исследо­вателей, физиков, ученых в гигантских космичес­ких лабораториях теряют годы и годы, а вы доби­лись этого здесь, на Мертвой Земле, в каюте корабля?

—    А система всех возможных открытий, капи­тан? — спросил Эппи.

—    Да, она существует,— нехотя отозвался ка­питан.— Я взялся за этот вопрос из любопытства, меня заинтересовали практические выводы из моих теоретических работ. К чему изображать невин­ность? Все наши идеи имеют последствия. Об этом написано в книге Великого Будды. Мой долг был исследовать все практические последствия разработанных мной теорий. Касающихся Вели­кого кристалла власти и энергетики. Результат получился поразительный. Новые, невиданные доселе энергии могут быть освобождены и воз­никнет иная жизнь, которая превзойдет любую фантазию, если, конечно, мои открытия попадут в руки истинных людей.

—    Этого вам вряд ли удастся избежать,— за­смеялся Эрнст.

—    Вопрос лишь в том, кому это раньше достанет­ся,— вставил Эппи.

—    Вы хотели бы осчастливить вашу разведку, Эппи? — засмеялся капитан.

—    А почему бы и нет? — ответил Эппи.— Речь идет о свободе нашей науки и ни о чем другом. Мне все равно, кто обеспечивает нам эту сво­боду. Я буду служить любому. Я знаю, сегодня много говорят о нашей ответственности, и тут вдруг нас обуревает страх, и мы становимся моралис­тами. Какая чепуха! Мы должны открывать новые области, вот и вся наша задача. А как человечест­во пойдет по тем путям, которые мы ему откроем, это дело не наше с вами, а человечества. Наше дело — сам кристалл. А не способ его приме­нения.

—    Допустим, что вы правы,— сказал Эрнст.— Наше дело открывать новое. Так думаю и я. Но мы не можем сложить с себя высокую ответствен­ность. Мы даем в руки людям могучую силу. Это дает нам право ставить условия. Мы должны стать политиками силы, потому что мы — избра­ны. Мы должны сами решить, на кого будет рабо­тать наша наука, и я для себя это решил. Вы жалкий эстет, Эппи! Почему бы вам не приле­теть к нам, если вам нужна всего лишь только сво­бода науки? Мы давно уже не позволяли себе опе­кать ученых космоса. Нам тоже нужны только результаты их деятельности. И наша цивилизация вынуждена хватать куски из рук науки.

—    Обе наших цивилизации, Эрнст,— произнес Эппи,— должен сейчас хватать куски из рук этого капитана.

—    Наоборот! Он должен будет нам служить. Мы оба держим его за горло.

—    Да ну? — удивленно проговорил Эппи,— скорей мы с вами держим друг друга за горло. Ведь наши разведки, увы, пришли к одной и той же догадке! Не будем себя обманывать, давайте лучше обдумаем то немыслимое положение, в которое мы из-за него попали. Если капитан полетит с вами, я не смогу вам ничем помешать, поскольку вы не допустите, чтобы вам мешали. Но вы будете беспомощны, если капитан примет решение в мою поль­зу. Он может выбирать, а мы нет.

Послышался грохот стульев. Затем Эрнст тор­жественно произнес:

—   Возьмем в руки оружие. Давайте драться! — ответил Эппи.

Раздались щелчки заряжаемых револьверов. Жаль, что дело у нас должно решаться кровью,— сказал Эрнст.— Но мы вынуждены стре­лять друг в друга и в пауков, а если понадо­бится, то и в капитана. Хотя он и самый ценный человек во Вселенной, но рукописи его еще ценнее, чем он сам.

—     Мои рукописи? — удивился капитан.— Я их сжег.

Наступила мертвая тишина. Слышно было, как крутится старая магнитная пленка.

Затем раздался безудержный смех Эрнста. Он закричал:

—   Сжег? Закричал и Эппи:

—     Сжег? Вы сожгли свои результаты? Результа­ты пятнадцатилетнего труда?

От этого можно сойти с ума! — орал Эрнст.

—   Да! — голосил Эппи. Капитан заговорил тихо и спокойно:

—  Мы трое — ученые. Решение, которое мы должны принять,— это решение ученых. Подойдем к делу научно. Мы не можем руководствоваться мнениями, мы должны подчиняться логике. Попы­таться найти разумный выход. Мы не имеем права на ошибку в наших рассуждениях, потому что эта ошибка может привести к мировой катастрофе. Отправная точка ясна. У нас у всех одна общая цель, но у каждого своя тактика. Цель наша — власть над живой и неживой природой. Вы хотите сохранить науку свободной и отрицаете ее ответ­ственность. Или же во имя политики силы обязы­ваете науку нести ответственность перед опреде­ленной цивилизацией. А как это будет выглядеть на деле? Если вы хотите, чтобы я принял решение, то я требую, чтобы вы мне это разъяснили.

—     Группа крупнейших ученых вас ждет,— горя­чо зашептал Эппи ему в ответ.— Условия и возна­граждение — идеальные. Кристалл Будды! Прав­да, места там... но есть превосходные установки искусственного климата... Словом, не хуже, чем здесь!

Эппи закашлялся.

—     Эти ученые свободны в своих действиях? — спросил капитан безучастно.

—     Ах, дорогой капитан! Эти ученые согласи­лись разрабатывать научные космические пробле­мы, имеющие решающее значение для цивилиза­ций. Отсюда вы можете делать вывод.

—     Значит, они свободны,— пробормотал капи­тан и обратился теперь к Эрнсту.— Эрнст! Вы ут­верждаете политику силы... Для этого надо обла­дать силой. Она у вас есть?

Эрнст что-то промычал в ответ:

— Нет... гм... вы меня не поняли, капитан. Моя политика силы состоит именно в том, что я отказываюсь от своей власти над чем-либо или кем-либо, включая и сам великий кристалл, в поль­зу какой-нибудь одной организации.

Капитан задумался. Но через минуту спросил снова:

— Можете ли вы направлять эту организацию так, как вам подсказывает ваше чувство ответст­венности, или есть опасность, что эта организа­ция будет управлять вами по своей воле? Я считаю себя учеником Будды и потому руководствуюсь религиозными принципами буддизма, задавая этот вопрос.

Эрнст засмеялся.

—     Дорогой капитан! Это же смехотворно. Я могу надеяться, что организация прислушается к моим советам, но не более того. Если у человека нет такой надежды, у него не может быть никаких политических убеждений.

—     Но ваши ученые, по крайней мере, свобод­ны? — тихо спросил капитан.

—   Для обороны планеты...— начал, было, Эрнст.

—     Поразительно! — воскликнул капитан, гром­ко отодвинув стул.— Каждый из вас восхваляет свою теорию, но практически вы предлагаете мне одно и то же: тюрьму. Но я предпочитаю тогда уж лучше остаться здесь, на Мертвой Земле, на своем корабле, в собственной лаборатории. С паука­ми...— тихо добавил он.— Здесь я, по крайней мере, уверен, что не стану игрушкой в руках косми­ческих проходимцев.

—     На известный риск надо, конечно, идти,— проговорил Эрнст.

Капитан гулко зашагал по каюте. 



—   Бывает такой риск, на который человек не имеет права идти,— сказал он,— например, ги­бель человечества. Мы знаем, что делает мир, лю­бой мир, любая цивилизация, с тем оружием, кото­рое уже создано, а кристалл Будды — это невиданное доселе оружие. Невиданное оружие! — громко закричал он.— И вы, Эрнст, и вы, Эппи, оба это понимаете. Что сделает мир с оружием, которое станет возможным, благодаря мне, использовать, нетрудно себе представить. Этой мысли я подчинил свою жизнь. Я был беден. У меня была жена и трое детей. В университете передо мной маячила слава, мне сулили деньги. И то и другое было слишком опасно. Если бы я опубликовал свои работы, я опрокинул бы нашу науку и разрушил основу всей экономики. Такая ответственность заставила меня выбрать иной путь. Путь буддизма. Я отказался от карьеры, послал ко всем чертям промышлен­ность и бросил семью на произвол судьбы. Я уле­тел сознательно на Мертвую Землю. Я — беспри­ютный скиталец. Но, завладев кристаллом Будды, я не обращу его во зло и в насилие. Это я знаю на­перед. Я останусь здесь!

—  Но это же не выход! — закричал Эппи.

—  Рассудок толкнул меня на этот шаг. Мы в нашей науке подошли к последней грани позна­ния. И все, что дальше,— мертво. Потому что мы шли по ложному пути мертвецов. Мы знаем отдель­ные, точно сформулированные законы, некоторые основные соотношения между непостижимыми явлениями, и это все. Все остальное останется непостижимой тайной. Мы дошли до конца нашего мертвого пути. Не честней ли остаться здесь, на Мертвой Земле, чтобы попробовать еще раз начать все сначала. Пусть даже с самого примитивного. С яйца черепахи. С них создавался живой мир...

—  Но здесь нет ни одной черепахи, здесь одни космические вампиры-пауки! — заорал Эрнст.

—  Они появятся,— засмеялся капитан,— сегод­ня я уже вычислил их путь по звездам. Челове­чество от нас всех отстало, Эппи,— снова ровно заговорил он.— Вокруг нас пустота. Наша наука страшна, наши исследования опасны, наши открытия смертоносны. У ученых есть только одна воз­можность: капитулировать перед действительностью. Мы ей не по плечу. Она из-за нас погиб­нет. Мы должны отречься от наших знаний, и я от них отрекся. И для вас тоже нет другого выхода.

—  Что вы хотите этим сказать? — спросил Эрнст.

—  Вы должны вместе со мной остаться на Мерт­вой Земле,— спокойно заключил капитан.

—  Мы? — переспросил Эппи.

—  Вы оба,— ответил капитан.

—  Капитан, не можете же вы требовать, чтобы мы навсегда...— начал Эппи.

—  У вас есть секретные радиокосмические пере­датчики? — перебил его капитан.

—  Ну и что? — спросил Эрнст.

—  Сообщите вашим хозяевам, что я остаюсь здесь... или сообщите, что я мертв.

—  Тогда мы будем сидеть здесь вечно. Прова­лившиеся космические шпионы нужны как прошло­годний снег,— попробовал пошутить Эппи.

—  Но это единственный шанс сохранить мое открытие в тайне,— задумчиво произнес капи­тан.— Только здесь на Мертвой земле мы еще сво­бодны. Только здесь мы еще можем спокойно думать. Там, в свободном мире, наши идеи — это разрушительная сила. Наш кристалл принесет новые беды.

—  Но мы, в конце концов, не мертвые! — закри­чал Эппи.

—  Да, но мы убийцы,— спокойно сказал капи­тан.

—  Я протестую! — снова заорал Эппи.

—  Этого, капитан, вы не должны были гово­рить,— добавил Эрнст.

—  Тот, кто убивает — убийца, а мы убивали. У каждого из нас были свои задачи и свой путь, который привел его сюда, на Мертвую Землю. Путь не выбираем мы, он тянется от прошлых наших судеб и его вершит Будда. Он привел нас сюда. Но и здесь каждый из нас уже убил паука для определенной цели. Убивать — это ужасно. Я убил, чтобы не допустить еще более страшных убийств. Я ждал черепах, которые уже в пути, чтобы возвратить жизнь этой планете, но тут появились вы. Я не могу вас уничтожить, но, может быть, я могу вас переубедить? Неужели мы убива­ли зря? Либо это были жертвы, либо преступ­ления? Либо мы останемся здесь, на Мертвой Земле, либо весь мир станет мертвым. Либо мы вычеркнем себя из памяти Человечества, либо с помощью кристалла, а значит, и с нашей помощью, человечество исчезнет!

Наступило долгое молчание. Кто-то чиркнул спичкой.

—  Капитан! — вдруг воскликнул Эппи.

—  Что, Эппи?

—  Эта мертвая Земля... Этот корабль... Эти па­уки...

—  Ну и что?

—  Мы станем как дикие звери... Как вампиры.

—  Мы и есть дикие звери. Нас нельзя пустить к людям.

—  Опять повисла пауза.

—  Неужели нет другого выхода? — спросил Эппи.

—  Никакого,— ответил капитан.

—  Я человек порядочный! Я остаюсь! — вдруг сказал Эрнст.

—  Я тоже остаюсь. Навсегда,— сказал Эппи.

—  Благодарю вас,— прошептал капитан.— Благодарю вас за то, что вы дали Вселенной хоть маленькую надежду на спасение. Давайте выпь­ем! — послышался звон бокалов.

—     За наших пауков и паучих! — пошутил Эрнст.

Послышался легкий шорох, потом какая-то возня.

—     Паучиха! — закричал Эрнст.— Вот она! Пол­зет! Я вижу! Что делать, капитан?

—     Это возмездие! — восторженно прошептал капитан.

—     Послушайте, паучиха, милая Айхивори! — начал быстро Эппи.

Раздался чей-то скрипучий голос. По-видимому в каюте закопошились человекообразные пауки- вампиры.

Айхивори заговорила:

—     Я буду мстить за смерть каждого убитого вами паука. Я займу его место. Я подчиняюсь приказу. Вы все в моих руках. Вы — мои жертвы. Вы не овладели еще волшебным кристаллом Буд­ды, а лишь вычислили его формулу, и я явилась как раз вовремя за кровью ваших душ.

—     Вы спятили! Окончательно! — кричал Эрнст.

Я действовала осторожно, — продолжала пау­чиха. — Я позволила вам безнаказанно убить лучших из лучших вампиров-пауков. Чтобы вы смогли спокойно закончить ваши исследования, посвященные кристаллу. Поскольку ваш труд за­вершен, вы мне больше не нужны. Мне были нужны лишь результаты вашего труда. Именно я — вопло­щение того человечества, от которого вы столь тщательно решили спрятать ваше открытие. Скоро кристалл будет в наших руках и уже ничто не помешает мне обратить всю Вселенную в гигант­ское паучье гнездо — в хаос! Вы теперь бессильны, капитан. Уже никто не услышит ваш голос, а если и услышит, все равно... не поверят. Вы же убийцы. Я решила воспользоваться случаем, чтобы сберечь кристалл. Мне нужно было вас обезвредить. Я до­статочно хорошо знала вас всех, чтобы все рассчи­тать наперед. Вы вели себя, как послушные авто­маты, и убивали, как палачи.

Послышался треск ломающихся стульев. Чьи-то вздохи.

—     Бессмысленно на нее бросаться, капитан! — сказал Эппи.— Так же бессмысленно, как сжигать рукописи.

—     Вот она, благодарность человечества,— прошептал Эрнст.

—     Теперь одна надежда на черепашек-ниндзя! Они уже в пути! Я это знаю! Я успел включить магнитофон, чтобы записать наши голоса. Милые черепахи!..— обратился капитан, но тут голос его прервался и вполз скрипучий голос Айхивори, сопровождаемый каким-то жутким хрустом, слов­но грызли человеческие кости.

—     Я не боюсь. Я никого не боюсь. Моя земля, моя пещера полна коконов пауков-вампиров. Я по­следняя в нашем роду чистокровных вампиров, поэтому я день и ночь откладываю свои яйца- коконы. Я могущественное существо, могуществен­нее всех моих предков. Я буду владеть миром. Я захвачу все страны и континенты, всю Солнеч­ную систему, до самой туманности Андромеды. А теперь я забираю ваши души, Эрнст! Эппи! Капитан.

Чей-то легкий вздох повис в воздухе.

—     Это конец,— успел прошептать капитан.

И все смолкло.

—     Жадный скрипучий голос Айхивори теперь по­вторял одно и то же:

—     Я паучиха Айхивори. От моей власти содрога­ются миры. Я княгиня всего мира. Но моя муд­рость подточила мое благочестие, и когда я пере­стала бояться Бога, моя мудрость... Впрочем, мертвы все города и пусто царство, которое мне доверено. Вокруг только синее мерцание пустынь, и где-то вдалеке вокруг маленькой желтой безы­мянной звезды одиноко и бессмысленно кружит Мертвая Земля. Я — паучиха Айхивори! Я...

—     Что все это значит? Чья это лаборатория? — воскликнул Донателло, выключив магнитофон.

—     Это все совершенно не важно,— засмеялась его невидимая спутница,— люди сами себя погу­били и завели в тупик своими мыслями... Они ис­кали кристалл Будды в формулах и высчитывали путь к божеству. Но не было у них любви... Дона­телло... Поэтому они умерли.

—     Кто же рассказал им о кристалле Будды? — спросил Дон.

—     На этой Земле все о нем говорят... И пауки- вампиры очень боятся, что кто-нибудь живой когда-нибудь все же найдет путь к Будде, ведь тогда они будут уничтожены...

—     Как?

—     Силой любви...

—     Силой любви? — переспросил Дон.

—     Да, силой любви, заключенной в кристалле, только любовь дает власть над миром. Ведь это так просто...— прошептала его спутница.

Донателло развернул книгу на той странице, над которой склонился в своем капитанском кресле труп. И стал читать.


ЗНАНИЕ АБСОЛЮТА 

— А сейчас я возвещу тебе во всей полноте как воспринимается чувствами знание, так и божест­венное звание, познав которое, нечего больше постичь.

Из многих тысяч людей может быть один стре­мится к совершенству, а из достигших совершенст­ва едва ли один воистину познал меня.

Земля, вода, огонь, воздух, эфир, ум, разум и ложное эго — все вместе эти восемь частей состав­ляют Мои отдельные материальные энергии.

Помимо этих, о сильнорукий, существует еще и высшая моя задача, которая включает в себя жи­вые существа, пользующиеся возможностями, предоставляемыми этой материальной, низшей энергией..

Все созданные существа берут свое начало в этих двух природах. Знай со всей определен­ностью, что Я — начало и я конец всего, что есть материального и всего, что есть духовного в этом мире.

О, завоеватель богатств, нет истины высшей, чем Я. Все покоится во Мне, подобно жемчужинам и кристаллам, нанизанным на нить.

Я — вкус воды.

Я — свет солнца и луны,

Слог Ом в ведических мантрах,

Я — звук в эфире

И талант в человеке.

Я — изначальный аромат земли,

И я — жар огня,

Я — жизнь всех живущих,

И я — тапасья всех аскетов.

Знай, что я — изначальное семя всего живущего,

Разум разумных

И доблесть могущественных людей.

Я — сила сильных,

Свободных от страсти и желаний.

Я — половая жизнь,

Не противоречащая религии.


Знай, что все состояния бытия, будь то состоя­ние добродетели, страсти или невежества, есть проявление моей энергии.

Я, в некотором смысле, все, но независим.

Я не подвластен гунам этой материальной при­роды, но, напротив, они находятся во мне.

XII.            Введенный в заблуждение тремя Гунами (добродетелью, страстью и невежеством), весь мир не знает Меня, стоящего над этими Гунами и неисчерпаемого.

XIII.         Трудно преодолеть эту мою божественную энергию, состоящую из трех гун материальной природы. Но тот, кто вручил себя Мне, может легко выйти из-под ее влияния.

XIV.         Только лишенные разума неверующие, по­следние из людей, чье знание украдено иллюзией, и которым присуща безбожная природа демонов, не вручают себя Мне.

XV.            О лучший! Четыре типа праведных людей преданно служат мне. Те, кто в беде, те, кто жаждет богатства, любознательные и стремящиеся к позна­нию Абсолюта.

XVI.         Из них мудрец, обретший полное знание и соединенный со мной чистым преданным служе­нием — самый лучший. Ибо я дорог ему, и он дорог Мне.

XVII.      Все эти бхакты, несомненно, благород­ные души, но тот, кто знает Меня, уже достиг Меня. Служа Мне с трансцендентальной любовью, он приходит ко Мне.

XVIII.           После многих рождений и смертей тот, кто действительно пребывает в знании, вручает се­бя Мне, познав Меня как причину всех причин и причину всего сущего. Но редко встречается такая великая душа.

XIX.         Те, чей разум похищен материальными же­ланиями, вручают себя полубогам и следуют опре­деленным правилам и предписаниям поклонения, соответствующих их собственной природе.

XX.         Я пребываю в сердце каждого. Если кто- либо желает поклоняться какому-либо полубогу, Я укрепляю его веру, с тем, чтобы он мог посвятить себя этому определенному божеству.

XXI.         Наделенный такой верой, он стремится по­клоняться определенному полубогу и обретает же­лаемое. Но в действительности эти блага даруются Мной одним.

XXII.          Скудоумные люди поклоняются полубо­гам, и обретаемые ими плоды ограничены и пре­ходящи. Те, кто поклоняется полубогам, попадают на планеты полубогов, но Мои преданные слуги в конце концов достигают Моей высшей планеты.

XXIII.       Неразумные люди, не знающие Меня в совершенстве, думают, что Я, Верховная божест­венная личность, прежде был безличным, а теперь обрел эту личностную форму. Вследствие ничтож­ности их знания, они не ведают о моей высшей не­тленной природе.

XXIV.        Я никогда не являюсь перед теми, кто глупы и невежественным. От них я сокрыт своей внутренней энергией, и потому они не знают, что Я — нерожденный и непогрешимый.

Будучи Верховной божественной лич­ностью, Я знаю все, что происходило в прош­лом, все, что происходит в настоящем, и все, что еще должно свершиться. Я также знаю всех живых существ. Меня же не знает никто.

XVIII.           О, покоритель врагов, все живые сущест­ва рождаются в неведении, введенные в заблужде­ние двойственностью, проистекающей из желания и ненависти.

XIX.                    Люди, совершавшие благочестивые по­ступки в предшествующих жизнях и в этой жизни, и чьи греховные действия полностью прекра­щены, свободны от двойственности заблуждений и с решимостью отдают себя служению Мне.

XX.                          Разумные люди, стремящиеся к осво­бождению от старости и смерти, находят прибежи­ще во Мне, преданно служа мне. В действитель­ности они находятся на уровне Брахмана, ибо обладают полным знанием всего, что касается трансцендентальной деятельности.

XXI.                Те, кто полностью осознают Меня, кто знают, что я, Всевышний Господь, есть движу­щий принцип материального проявления, полу­богов и всех форм жертвоприношений, могут по­нять и познать Меня, Верховную божественную личность даже в момент смерти.

Донателло закрыл книгу. На столе перед согнув­шимся трупом капитана стояла картинка с изоб­ражением Будды.

—     Скажи,— обратился Донателло к своей неви­димой спутнице, чувствуя ее присутствие,— где же искать кристалл Будды?

На дне. На самом дне этого залива Смер­ти,— раздался голос, принадлежащий уже не оча­ровательной незнакомке. Голос исходил от самого изображения Великого Божества.

Я узнал голос! — воскликнул Дон,— это ты, Великий Будда, послал нас, черепах, сюда, на Мертвую Землю! Это ты рассказал нам историю о художнике Гиббо! Это твой голос был сокрыт в бутылке, которую привез Раф! Помоги нам, все­сильный! Прошу тебя! — и Донателло опустился на колени перед изображением Будды.

Снова послышался легкий шорох крыльев, заиг­рала нежная стройная музыка, каюта корабля на­полнилась ароматами сладчайших благовоний и нежный девичий голосок невидимой подруги Дона, стал читать нараспев, будто молясь:

— Где-то в траве, на меже

Громко сверчки залились.

Вздрогнув, утун обронил

 С ветки желтеющий лист...

Миры — неземной и земной —

Подвластны печали одной.

Тысячи облаков,

Посеребренных луной,

Небо затянут, боюсь,

Плотною пеленой.

К ней ему плыть,

Ей к нему плыть —

Как же теперь им быть?

Мост через звездный поток

Стая сорок наведет.

Но повидаться им вновь,

Можно лишь через год!

Что может быть трудней

Разлуки на столько дней!

Я утешаю себя

Тем, что ткачиха давно

Ждет своего пастуха —

Вечно ей ждать суждено.

Солнечно вдруг,

Пасмурно вдруг,

 Ветрено вдруг —

Шутки

Извечный круг.


—     Донателло,— сказала она,— ты должен опу­ститься на дно Мертвого залива, залива Смерти, и, может быть, не один раз, чтобы достичь оби­тели Великого Будды и взять волшебный кристалл любви. Я буду помогать тебе, как сумею... И буду ждать тебя. Прощай! — послышался легкий вздох, словно вспорхнула рядом птица.

—    Но скажи, кто же ты? — успел вымолвить Донателло.

—     Зови меня просто Душа,— раздался нежный голос,— когда-то я была красивой и молодой. За­тем смерть обратила меня в пугающий череп, но ты освободил меня, Душу, из этого гнусного за­точения, вырвав зуб и открыв доступ к дыханию и полету... Теперь я, бесприютная Душа, все еще Душа гнусной паучихи Айхивори. Если ты, Дона­телло, сумеешь достать кристалл Будды, кристалл любви, побеждающей все на свете, ты побе­дишь и пауков-вампиров, ты уничтожишь Айхи­вори.

—     Но ты...— хотел было возразить Дон.

—     И я не должна буду каждую ночь вселяться в ее мерзкое паучье тело и терпеть невыразимые страдания... Быть может, милосердный Будда сжа­лится надо мной, и подарит мне, Душе, новое тело. Может быть, Донателло, когда-нибудь мы снова встретимся с тобой.

—    Я очень этого хочу, Душа! — закричал До­нателло.

—    А теперь иди! Тебе пора! — раздался голос и растаял, словно звон колокольчика, унесенный морским ветром.

Донателло, не теряя ни минуты, выбрался на палубу и, плотно зажмурив глаза, нырнул на неве­домую глубину вод Залива Смерти.


—     Донателло! Донателло! — звал его голос из страшной пучины.— Знаешь ли ты, куда ты идешь?

—     Да, знаю,— с закрытыми глазами плыл До­нателло, погружаясь все глубже и глубже.

—     Знаешь ли ты, что Будда, как бриллиан­товая звезда, блестит над миром, точно так же как волшебный кристалл сияет у него во лбу?

—     Знаю! — печально и коротко отвечал Дона­телло.

— Донателло! Крепки ли твои руки?

—     Крепки!

—     Крепки ли твои мышцы?

—     Крепки!

—    Чисто ли твое сердце?

—    Чисто.

—     Знает ли оно любовь?

—     Знает! — прошептал Донателло.— Что же я должен делать?

—    Достать со дна большой красный кристалл! Со дна Залива Смерти!

—    Я готов, о Милосердный Будда! Спаси нас всех! Ты можешь делать со мной, что хочешь...

И он запел:

— Вслед за нами придут другие,

 Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства,

 И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой.

А поддержкой им будет песня —

Та, которую Мы сложили!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Возьмите старую черепичную крышу

Вскоре после полудня.

Рядом поставьте

Высокую липу

Подрагивающую на ветру.

Поместите над ними, над крышей и липой,

Синее небо,

В белой кипени облаков отмытое поутру

И не вмешивайтесь.

Глядите на них.

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Бывает, что и дрозду

Становится холодно

И тогда он — всего лишь птица,

Которая ждет тепла.

И тогда он, простой бродяга,

Неприкаянный и несчастный

Потому что без песни

Пространство

Бесстрастно!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Эгей-гей!

А в это время показались лодки на поверх­ности вод Залива Смерти. Так и мелькали их разно­цветные кормы, подбрасываемые волнами моря, красиво выделяясь на сером небе.

Это Бесприютная Душа созвала всех добрых бодхисаттв на помощь своему другу.

Увидев, как Донателло опоясал себя крепким кожаным поясом, прикрепил к нему острый сталь­ной кинжал, обвязал себя веревкой, крепко-накреп­ко зажал ногами большой увесистый камень, расправил могучую грудь и прыгнул в воду, Душа полетела на ближайшие планеты и звезды, населен­ные добрыми бодхисатвами, и умолила их спу­ститься на Мертвую Землю, чтобы помочь Донателло.

С замиранием сердца ждала Душа, когда, на­конец, покажется из-под воды голова Дона, его тем­нокожее лицо, его широкие плечи.

Прошла минута, долгая минута. А Дона все не было. Прошла и другая минута, а Дона все нет. Так же бывало и с другими водолазами, пытав­шимися достать волшебный кристалл. Скрылись под водой — и пропали навсегда.

Сильно замерло сердце Души.

Вдруг задергалась веревка, заброшенная в пучи­ну бодхисатвами, задергалась сильней и сильней. Крепкие руки служителей Будды ухватились за нее и дернули вверх что есть силы. Вот показалась и голова Дона. Лицо его посинело, глаза налились кровью. Он дышал тяжело, тяжело.

Никакого кристалла не было у него в руках. Не легко далось ему подводное путешествие. Под во­дой, на глубине, ему пришлось бороться и с акула­ми, и с осьминогами, и с прочей нечистью.

Из этой борьбы он вышел победителем. Но не­легко далась ему победа. Он был на волосок от смерти.

—     Видел ли ты кристалл? — спросили у него бодхисатвы

—     Видел, видел! — отвечал Дон, тяжело ды­ша.— О господи, у этого самого кристалла ле­жат два огромных осьминога. Я должен побе­дить этих чудовищ. Я должен сражаться с ними, в темноте, под сводами... О господи! Будда! По­щади! Велики мои силы, но все-таки...

Один бодхисатва милостиво сказал Дону:

—     Отдохни! Отдохни! А затем принимайся опять за дело!

Отдышался немного Донателло и опять скрылся под водою. Снова началась там ожесточенная борьба. Задергалась веревка, запуталась. Сильно потянули ее бодхисатвы, сидевшие в лодках. Вдруг веревка оборвалась, словно перерезанная чем-то острым.

Сильно дрогнуло сердце у бодхисатв, держащих веревку. «Сорвался кристалл!» — подумали они.

Показалась из-под воды голова Донателло. Лицо его было еще темнее прежнего. Руки дрожали еще больше. Грудь дышала еще тяжелей.

—    Где кристалл? Говори! Донателло! Где же кри­сталл?

—     Ты видел его? — спрашивали бодхисатвы.

Дон тяжело дышал и ничего не мог говорить. На­конец он отдышался немного и сказал:

—     О, милосердные слуги Великого Будды! Не гневайтесь! Кристалл, волшебный кристалл будет, я его видел и держал в руках, от него исходило ослепительное сияние, как от самого Великого Буд­ды! Я должен теперь привязать к нему веревку и мы извлечем его из воды... Волшебный кристалл слишком тяжел...

Донателло в изнеможении упал на палубу судна и несколько минут пролежал словно мертвец. Про­шло полчаса, прошел, может быть, и час. Наконец отдышался Дон и в третий раз скрылся под водой.

В великом нетерпении шагали по палубе бодхи­сатвы. Слышался трепет крыльев бесприютной Души.

День становился мрачнее и серее. Но алело небо. Темнее и темнее становилось море. В глубокую темноту погружалась пучина морская. Что же вол­шебный кристалл?

Погружаясь на глубину залива Смерти за вол­шебным кристаллом Будды, Донателло уже каза­лось, что недостаточно призрака невидимой осво­божденной им Души паучихи, чтобы дать ему силу против мира ада и сделать из него героя, ему каза­лось, что для этого необходимо более сильное вол­шебство.

Но каким сладостным, каким невинным, каким священным было видение, на зов которого он по­шел и которое, наконец, довело его до обители Ве­ликого Будды.

Легкий шорох отвлек его от печальных мыслей, таинственно и жутко глядели на него со всех сторон необозримые глубины обители Будды. Новая мысль, новая боль пронизала Дона с быстротой молнии: и это он, ничтожный, хотел достать волшебный кристалл, между тем как ему не под силу постигнуть разумом обычной черепахи миллионы рукописей, книг, изображений, эмблем, знаков, таящихся на сокрытой глубине. Он был уничтожен, несказанно посрамлен, смешон самому себе, а во­круг него лежали миллионы различных сокровищ, с которыми ему дано было поиграть. Наверное, лишь для того, чтобы он почувствовал, что такое Бог и что такое он сам.

Через множество дверей в огромный зал шли бодхисатвы, лучезарные, как сам Будда. Число их было необозримо. Среди них были известные ху­дожники, музыканты, священники.

Высокое собрание занимало места по рядам кре­сел, отступавших все дальше, ввысь и в глубину, и оттого представлявшихся глазу все более узкими; над высоким престолом, венчавшим амфитеатр, Дон приметил поблескивание золотого балдахина.

Бодхисатва выступил вперед и объявил:

—     Устами бодхисатв мы готовы изречь приговор над самообвинителем Донателло, мнившим себя призванным добыть волшебный кристалл самого Великого Будды. А ныне усмотревшего, сколь не­сообразно и сколь кощунственно было его наме­рение.

Он обратился к Дону и вопросил своим отчетли­вым, звонким голосом:

—     Самообвинитель Донателло, готов ли ты при­знать правомочность суда и подчиниться его приго­вору?

—     Да, — отвечал Донателло.

—     Самообвинитель Донателло, — продолжал бодхисатва, — согласен ли ты, чтобы наш суд изрек над тобой приговор в отсутствие Будды первоверховного, или ты желаешь, чтобы первоверховный Будда судил тебя самолично?

—     Я согласен, — молвил Донателло, — принять приговор бодхисатв, будет ли он вынесен под пред­седательством первоверховного Будды или же в его отсутствие.

Бодхисатва приготовился отвечать. Но тогда из самых глубоких недр прозвучал мягкий голос:

—     Первоверховный Будда готов изречь приго­вор самолично.

Странная дрожь охватила Дона при звуке этого мягкого голоса.

Из отдаленнейших глубин мглы, от пустынных, терявшихся во мраке далей шествовал некто, по­ступь его была тихой и умиротворенной, одежда его переливалась золотом, при общем молчании всех собравшихся подходил он все ближе и ближе, Дон узнал его поступь, его движения, узнал, наконец, его черты. Это был сам Великий Будда.

В торжественном и великолепном облачении, поднимался он через ряды бодхисатв к престолу Высочайшего Присутствия. Словно драгоценный цветок неведомых стран, возносил он блеск сияв­шего во лбу волшебного кристалла все выше и выше по ступеням, и один ряд бодхисатв за другим поочередно вставали ему навстречу. Он нес свое излучающее достоинство со смирением и сосредоточением, рвением служителя, благоговейно и тре­петно.

Дона держало в пронзительном напряжении то, что ему предстояло выслушать и покорно принять приговор, несущий кару или помилование. Он был не менее глубоко потрясен и растроган тем, что сам Великий Будда готовился судить его.

Но еще острее потрясало, изумляло, смущало и радовало его великое открытие этого дня! Он удо­стоился видеть волшебный кристалл!

Видеть его было страшно и радостно. Откуда-то издали доносилось чье-то не то бормотание, не то тихая песня. Донателло вслушался. Это были сти­хи. Он узнал голос Души:

— Пасть золотого льва совсем остыла,

Дым ароматный больше не курится.

И пробегают пурпурные волны

По шелковому полю одеяла.

На кольцах шторы утреннее солнце,

 Заглядывая в комнаты, искрится.

И я встаю. Но только нет желанья

Прическою заняться, как бывало.

Ларец с заколками покрылся пылью —

Давным-давно его не открывала!

Всегда я так страшилась расставаний

И о разлуке слышать не хотела.

Мне много-много рассказать бы надо,

Но только я не пророню ни слова.

 Не от вина, не от осенней грусти

Я в эти дни изрядно похудела.

Что делать, если он опять уехал

 И здесь меня одну оставил снова!

Чтоб удержать, я «Песню о разлуке»

 Ему сто раз пропеть была готова.

Я думаю о том, что там, далеко,

Далеко от меня теперь любимый.

Двухъярусную башню закрывая,

По небу облака плывут куда-то,

А над башнею — река в разливе,

 Вода стремится вдаль неудержимо.

Пусть знает он, что на поток зелены

 Смотрю с утра до самого заката.

Что с каждым днем все больше я страдаю,

Печалью бесконечною объята.

Между тем первоверховный Будда в золотом убранстве начал говорить своим красивым, мягким голосом, слова его струились с высоты, как осчаст­ливливающая милость, согревали душу, как сияние солнца.

— Самообвинитель, — произнес он со своего престола, — имел случай освободиться от некото­рых своих заблуждений. Против него говорит мно­гое. Положим, можно признать понятным и весьма извинительным, что он нарушил свою верность Будде, усомнившись в его существовании. Все это весит не так уж тяжело. Если самообвинитель позволит мне так выразиться, это всего лишь обычные глупости. Вопрос будет исчерпан тем, что мы улыбнемся над ними.

Дон глубоко вздохнул, и все ряды досточтимого собрания облетела легкая, тихая улыбка. Каза­лось, что вся прожитая Доном жизнь черепахи- ниндзя лежит сейчас у всех на виду.

—     Однако, — продолжал Великий Будда, и тут его мягкий голос стал печальнее и серьезнее, — однако обвиняемый изобличен и в иных, куда более серьезных прегрешениях, и хуже всего то, что в них он не обвиняет себя, более того, по всей видимости, даже не думает о них. Да, он остался верен своим попавшим в беду друзьям-черепахам, но он за­был о действительной своей вине, которая заслуживает строгой кары.

Сердце в груди Донателло испуганно затрепета­ло. Верховный Будда заговорил, обращаясь к нему:

—     Обвиняемый Донателло, в свое время вам еще будут указаны ваши проступки, а равно и способ избегать их впредь. Единственно для того, чтобы стало понятно, как мало уяснили вы себе свое поло­жение, я спрошу вас: помните ли вы, как шли вы по берегу и встретили череп покойного Гиббо, отря­женный к вам в качестве вестника? Отлично, вы помните это.

А помните ли вы как взывали к вам другие чере­па? Вы же не только уклонились от обязанности выслушать грешного, кающегося Гиббо, но и не призвали его душу к молитве, но предавались бес­покойству и раздражению. Так-так, вы все помни­те. Уже одним этим вы попрали важнейшие рели­гиозные принципы и обычаи. Вы посмотрели свы­сока на собрата, вы раздраженно отвергли повод и призыв к самоуглублению и сосредоточению. Та­кому греху не было бы прощения, если бы в вашу пользу не говорили смягчающие обстоятельства.

Снова из глубоких недр раздалось чье-то знако­мое пение, похожее на стройную молитву:

Гладь озерную расколов.

Ветер волны нагнал без числа.

И едва уловим

Запах редких цветов,—

Это поздняя осень пришла.

Блеск воды и горы синева

По душе мне в осенние дни.

Чтобы их описать,

Не найти мне слова.

Так отрадны для взора Они!

Листья желтые и плоды —

Лотос там, за песчаной косой.

И на ряске

Прозрачные капли воды,

И трава под жемчужиной росой.

А на отмели цапля стоит,

С нею день провели мы вдвоем.

Отвернулась,

Наверно, обиду таит,

Что я вдруг покидаю ее.

Наступила долгая пауза.

—     Самообвинитель Донателло, — снова загово­рил Будда, и теперь голос его звучал так холодно и пронзительно, как утренняя звезда в рассветном небе, — поскольку вы помогли одной из грешных, кающихся душ, не побоялись испить из лона смер­ти чистой живой воды и тем самым открыли доступ к полету кающейся Душе, освободив ее, вы, пред­ставляется мне теперь, уже вынесли сами себе приговор?

—     Да, — ответил Дон тихо, — да.

—     Мы полагаем все же, что приговор, который вы себе вынесли, вас осуждает и побуждает к доб­родетели и раскаянию за других терзающихся во мраке грешников?

—     Да, — прошептал Дон.

Тогда Будда встал со своего престола и мягким движением простер руки.

— Я обращаюсь к вам, бодхисатвы! Вы все слы­шали. Вы знаете, что сталось с нашим братом Дона­телло. Такая судьба вам не чужда, не один из вас испытал ее на себе. Обвиняемый до сего часа не знал, или не имел сил по-настоящему поверить, что ему попущено было отпасть от друзей-черепах, уже отложивших свои живые черепашьи яйца, из кото­рых вновь должна возродиться жизнь на Мертвой Земле, ради испытания. Ради испытания ему было отпущено сбиться с пути. Он долго упорствовал. Но под конец он уже не смог совершать над собой насилие и прятаться от страждущих душ. Он по­мог и освободил Душу паучихи.

Отчаяние — исход любой серьезной попытки по­стичь и оправдать человеческое бытие. Отчая­ние — исход любой серьезной попытки вытерпеть жизнь и выполнить предъявленные ею требования, полагаясь на добродетель, на справедливость, на разум. По одну сторону этого отчаяния живут дети, по другую — пробужденные. Обвиняемый Дона­телло — уже не ребенок, но еще не до конца про­бужденный. Он еще пребывает в глубине отчаяния. Ему предстоит совершить переход через отчаяние и таким образом пройти свое предназначение. Мы позволяем ему снова постичь смысл всего сущего и возвратить жизнь мертвым. Мы отдаем ему вол­шебный кристалл Будды!

Главный бодхисатва взял кристалл со лба Вели­кого Будды, поднес его Дону, поцеловал его в ще­ку. Едва Донателло прикоснулся к кристаллу, едва ощутил его холодок, как ему припомнились в беско­нечном множестве его непостижимые упущения в жизни. Он был готов тотчас бежать, плыть на пус­тынный берег, откладывать свои черепашьи яйца, наполненные добром, любовью и жизнью на этой мертвой земле, готов был совершать немыслимые подвиги, зарождать новые миры и вселенные из одного черепашьего яйца, из которого миллион лет назад возник и этот звездный мир.

Мягким движением бодхисатва похлопал его по плечу, заметив его смущение и глубокий стыд. И вот Дон уже слышал, как первоверховный Будда заговорил снова:

—     Обвиняемый и самообвинитель Донателло, вы оправданы. Но вам следует еще знать, что брат, оправданный в процессе такого обязан вступить в число бодхисатв и жить их жизнью. Итак, брат До­нателло, отвечай мне: готов ли ты в доказательство твоей веры усмирить свирепого пса?

Дон в испуге отпрянул:

—     Нет, на это я неспособен,— вскричал он тоном самозащиты.

—     Донателло! — громко воззвал Будда,— пре­достерегаем тебя, неистовый брат! Я начал с самых легких задач, для которых достаточно самой малой веры и любви. Каждая последующая задача будет все труднее и труднее. В руках у тебя волшебный кристалл. Отвечай: готов ли ты?

Донателло похолодел, дыхание его пресеклось.

Он вздохнул тяжело и ответил согласием.

На пустынном берегу Залива Смерти показалась опять голова Донателло. Взглянули на нее сидев­шие в лодках бодхисатвы и не узнали. Не Донател­ло это был, а словно какой-то мертвец с застывшей улыбкой на губах. Все лицо у него было багрово- синее, а глаза будто бы вышли из орбит. Дон уже не дышал,— он как будто глотал в себя воздух.

—     Где кристалл?

—     Где же? — громко закричали сидящие в лод­ках Бодхисатвы.

—     Будет! — отвечал могильным голосом Дон. И без чувств повалился на палубу корабля.

Бодхисатвы изо всех сил ухватились за веревку, к которой Донателло привязал под водой драгоцен­ный кристалл. Потихоньку, осторожно, потянули они наверх. С великим нетерпением, с содрога­нием сердец.

Наконец, показался кристалл и над водою. Он был не белый, а багрово-красный. В это время что-то теплое коснулось лица Дона. Это бесприютная Душа поцеловала его на прощание, отлетая в не­обозримые звездные дали для нового рождения:

Вслед за нами придут другие

Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства.

И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой.

А поддержкой им будет песня —

Та, которую

Мы сложили

 Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Возьмите старую черепичную крышу

Вскоре после полудня.

Рядом поставьте

Высокую липу

Подрагивающую на ветру.

Поместите над ними, над крышей и липой,

Синее небо.

В белой кипени облаков отмытое поутру.

И не вмешивайтесь,

Глядите на них.

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Бывает, что и дрозду

Становится холодно

И тогда он всего лишь птица,

Которая ждет тепла.

И тогда он простой бродяга,

Неприкаянный и несчастный.

Потому что без песни

Пространство

Бесстрастно!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Эгей-гей


В ПЛЕНУ У ПАУКОВ

Паутина была так крепка, что ее приходилось разрезать ножом. Мясистые насекомые величиной с гуся, запутавшиеся в паучьих сетях, бились и виз­жали, как поросята.

—     Микки, тебе не кажется, что здесь ты чув­ствуешь себя Гулливером в стране великанов? — спросил друга Лео. Он был очень доволен тем, что увидел нечто новое.

—     Надо поскорее выбираться из мертвого леса, чтобы нас кто-нибудь не скушал, — ответил Микки, мечом расчищая дорогу от висящей перед ним паутины.

Но прибавить шагу было не так легко. Ежеми­нутно приходилось останавливаться, чтобы проби­раться сквозь сухие лианы или разрезать густую паутину.

—     Отвратительная паутина! — ворчал Раф, с остервенением махая перед собой мечом. — Эти пауки питаются, наверное, не только насекомыми. Да, пожалуй, не только... Такая паутина удержит и теленка.

Через мертвую лесную поляну идти было легче. На поляне стояли высокие подломленные толстые деревья, напоминавшие дубы. На деревьях между сухими толстыми суками висели гигантские гнезда и рядом с ними — словно подвешенные узлы. Черепахи-ниндзя недоумевали: что за осиные гнезда?

Позади что-то хрустнуло. Послышалось тихое, протяжное шипение, и словно раздалось щелканье кастаньет. Черепашки-ниндзя оглянулись. На гра­нице мертвого леса, у опушки, из которой черепаш­ки только что вышли, выросла сплошная цепь, со­стоящая из огромных диких пауков. Они медленно приближались к черепашкам-ниндзя, иногда делая скачки. Глаза черные, выпученные, а впереди — две огромных клешни...

Бежать! Скорее бежать!

Черепашки-ниндзя добежали до рощи сухих сло­манных деревьев, похожих на дубы. С сучьев вдруг начали падать на траву такие же пауки. Пауки справа, пауки слева, сзади, впереди — правильная осада. Бежать некуда. Остается только с боем про­бивать дорогу.

—    Вперед, черепахи! — воскликнул Лео. И чере­пахи, выхватив мечи, врезались в окружавших их пауков. То и дело в воздух взмывали мечи, и пауки начали было отступать.

Вот один из них завалился на бок. Затем другой. Вращают сердитыми черными глазами. Сердятся.

Вдруг прямо на глазах у черепах они стали раз­дуваться. Затем послышалось шипение, словно сразу заработала сотня огромных дезодорантов. Из носов вылетали мелкие брызги, как из пульве­ризаторов.

Микки вскрикнул и упал. Лео почувствовал слад­кий, приторный, одуряющий запах. Голова закру­жилась, зашумело в ушах. Он еще успел заметить, как упали Микки и Раф и сам упал без памяти...

Лео показалось, что он сидит высоко на мачте во время сильной качки. Он глубоко вздохнул и от­крыл глаза. Сильный влажный ветер дул прямо в лицо. Тело Лео мерно раскачивалось — это уже не сон...

Лео попытался вспомнить, что с ним произошло. Нападение пауков, «газовая атака», обморок...

А теперь вот — эта огромная пещера, в которой он вместе со своими друзьями висит вниз головой, завернутый в кокон из паутины. Лео попытался двинуть ногой, рукой, но не смог, так как был креп­ко спеленут паутиной.

—    Это ты, Лео? — послышался рядом голос Рафа. — Мы, кажется, попали в скверную историю. Я не могу сделать ни одного движения.

—     И я тоже, — ответил Лео. — Где Микки?

—     Висит рядом со мной. Не отзывается. Или еще не пришел в себя, или мертв,— грустно сказал Раф.

—     А пауки?

—     Их не видно.

Через несколько минут пришел в себя Микки. Действие газов, очевидно, проходило у всех в одно и то же время. Черепашки-ниндзя обменялись не­веселыми мыслями. Всячески пробовали избавить­ся от пут — напрасно. Все, что они могли, это не­много двигать плечами и ногами. Руки словно при­росли к туловищу, ноги — срослись вместе.

—     Словно заколдовали нас и превратили в сухие деревья, — сказал Раф, пытаясь освободиться из плена.

Что ты делаешь? — спросил у него Лео.

—     Пытаюсь снять башмак с левой ноги, — отве­тил Раф.

—     Это еще зачем?

—     Он жмет мне ногу, — с присущим ему чувст­вом юмора ответил Раф.

—     А как ты потом его оденешь? — продолжил разговор Микки. Ведь он упадет на землю.

—     Ничего, — отвечал Раф. — Пусть немного нога проветрится.

— Прелестное место, — сказал Лео. — Восхити­тельный вид.

—     Есть только один недостаток, — продолжил фразу Раф. — Не хотелось бы рассматривать эти достопримечательности вверх ногами.

—     Остается только надеяться на Донателло, на его изумительную интуицию,— сказал Лео.

—     А ты уверен, что он нас найдет? — тихо спро­сил Микки.

Занялась серая перламутровая заря. Отблески ее проникали в пещеру. При ее свете черепашки- ниндзя увидели пауков. Одни из них висели на паутине, другие вползали в пещеру, возвращаясь с охоты.

С урчанием и щелканьем они стали собираться вокруг черепашек. Видимо, всем им хотелось по­глядеть на необычную добычу. Пауки быстро щел­кали, как кастаньетами, языками, урчали и ползали вокруг пленников с изумительной ловкостью.

Возле черепашек сидела огромная старая паучиха с седыми мохнатыми бровями. Она пощелкива­ла. Несколько пауков помельче бросились испол­нять ее приказание.

—     Кажется, приходит нам конец, Раф,— тихо сказал Микки.

Похоже на то, Микки, — ответил Раф. — Нам не вырваться. Ты обратил внимание, как блестят наши одежды? Пауки, очевидно, вымазали нас ка­ким-то клейким веществом. Вот почему мы словно превратились в кокон. Что-то готовят нам эти пауки...

Микки наблюдал за теми, которые побежали по приказу старой паучихи. Пауки быстро взметну­лись на самый верх. Там висели небольшие «узел­ки». Микки уже понял, что это за «узелки». Пауки, очевидно, заготавливали пищу впрок, вешая свои запасы под куполом пещеры.

Пауки сорвали пару «мешков» и спустились вниз. Старый паук принял «мешок». В нем нахо­дился обмазанный клеем таракан. Паук оторвал ку­сок тараканьего мяса и протянул его ко рту Лео. Тот стиснул зубы и замычал с отвращением. Пауки пощелкали, поурчали и предложили другое блюдо, обсосав предварительно клей с большого бело-си­него червя. Лео снова отказался есть. Паук с боль­шим терпением продолжал угощать пленников кло­пами, гигантскими стрекозами...

Некоторые из этих «блюд» были еще живыми. Лео понял, что пауки не сразу убивают свои жерт­вы, а сохраняют их живыми. И, видимо, даже кор­мят. Поэтому-то старая паучиха с таким вниманием и терпением старалась узнать, чем же питаются эти двуногие, попавшие им в руки. После долгих попыток накормить «мясом», паучиха решила, что пленники не плотоядные животные, и снова защелкала.

Через несколько минут покорные слуги принесли настоящий кокосовый орех. «Откуда он здесь, на Мертвой Земле? — подумал Лео.— Видно, эти та­рантулы не так глупы, как кажется, и довольно за­пасливы». Лео был голоден. Завтрак был как нельзя кстати. Притом, чем бы все это ни кончилось, надо набираться сил. Однако Лео одолевали со­мнения: принимать пищу или нет? Если пауки не едят трупов, то, убедившись в том, что «добыча» вообще отказывается от пищи, не прикончат ли они ее тотчас, пока она жива? И Лео решил есть, когда он открыл рот, паучиха одобрительно защелкала. Другие подхватили свежую новость: «Едят»,— и щелканье понеслось по всей пещере.

Пленники были накормлены. Но положение их от этого не стало лучшим.

—     Нас откармливают как подвешенных в мешке рождественских гусей,— пошутил Раф.

—     Ох, только бы рождество у них наступило не слишком скоро,— отозвался Микки.

Накормив пленников, пауки потеряли к ним инте­рес и расползлись в разные стороны.

Лео мог вдоволь наблюдать за этими странными существами: как они ловили свою добычу при по­мощи «газовой атаки», как затем обмазывали цвет­ным клеем, облизывая своим длинным языком — клеевые разноцветные железы, очевидно, находи­лись у них во рту,— как развешивали живые обеды. Так прошел день.

К вечеру начали проявлять признаки беспокой­ства. Пауки быстрее бегали, лазили, прыгали, громче перекликались, и каждый, видимо, спешил забраться в свое плетеное гнездо до наступления темноты. Внезапно они уснули в той позе, в какой застал их сон. Поразительнее всего было то, что это засыпание происходило молниеносно и одно­временно у всех пауков. Несколько запоздавших пауков так и застыли возле сухого надломленного дерева с поднятыми лапами...

В пещере стоял полумрак.

Лео видел, как гигантский ящер, словно вмиг вылупившийся из валявшегося внизу черепа, под­бежал к пауку, схватил его в пасть и потащил к вы­ходу из пещеры. Лео нахмурил глаза. Паук не вскрикнул, даже не шевельнулся. Никто не пришел ему на помощь. Этот непонятный глубокий сон был, видимо, самым слабым местом пауков в их борьбе за существование здесь, на Мертвой Земле, где все было полно дьявольских превращений. Вот почему они так спешили запрятаться по своим гнездам, вот почему забирались на сухие деревья.

Для пленников это было первое утешение: они могли быть спокойны — в продолжение ночи их не съедят.

Совсем стемнело. Можно было разговаривать, не опасаясь разбудить пауков.

—     Нож при тебе? — спросил Микки.

—    Да, но он мне не поможет,— ответил Лео.— Так же, как и меч, который валяется возле дерева. Если бы Донателло пришел к нам на помощь! Но он не найдет нас! Покричать разве на всякий случай...

—     Донателло!

—     Дон!

—     Донателло!

Над Мертвой Землей, над пещерой зависло дол­гое повторяемое ветром эхо:

—    До-на-тел-ло-о-о-о!

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Когда серое зарево погасло над горизонтом и со­всем наступила ночь, Дон снова пошел к сухим за­рослям перед пещерой. Выглядывая из-за веток, он видел, что на вершине горы перед входом в пещеру, стоит кто-то.

Дон стоял на коленках среди теней, и сердце у него сжималось от одиночества. «Ну, да они пауки и пусть...— думал он,— они — вампиры... А тут еще ночные дремучие страхи навалились на него!

Дон застонал тихонько. Он устал, измучился, но он боялся забыться, свалиться в колодец сна. Он боялся пауков.

«Что же это со мной? — подумал Дон,— ведь у меня в руках волшебный кристалл Великого Буд­ды. Значит, нечего бояться... Но как узнать, что надо с этим кристаллом делать?»

Он потерся щекой об руку, в которой был крис­талл, вдыхая едкий запах соли и пота. Слева ды­шала гладь Мертвого Залива, залива смерти, вса­сывала волны, снова вскипала над каменистым бе­регом. От пещеры донеслись звуки. Дон оторвался от качания вод, вслушался и различил какой-то ритм:

—    Бей!

—     Глотку режь!

—     Выпусти кровь!

Паучье племя танцевало. Где-то по ту сторону пещеры — темный круг, кто-то из пауков ел мясо. Дон вздрогнул: ближе раздался звук. Насытив­шись, пауки лезли на сухие деревья, многие из них тут же засыпали, застывали в самых нелепых позах.

Дон пополз вперед, он ощупывал неровную по­верхность горы, как слепой. Справа были смутные воды, по левую руку, как шахта колодца, зиял Мертвый залив. Ежеминутно вокруг берега вздыха­ла вода и расцветала белая кипень. Донателло все крался вперед, наконец, он нащупал выступ вдоль стены. Это был вход в пещеру.

—     Микки! Раф! — он окликнул очень тихо.

Ответа не было. Значит, надо говорить громче. Но тогда насторожишь пауков. Донателло не мог предположить, что уснув, пауки выключали слух. Палка, на которой раньше торчал череп-убежище освобожденной им Души, все еще была у него в руках. Он крепко стиснул ее и отбросил прочь.

—     Микки... Раф!

Он услышал вскрик, шорох. Вцепившись в коконы, черепахи бормотали что-то.

—     Это я — Донателло...

Он испугался, что пауки поднимут тревогу, и подтянулся так, что голова и плечи показались у входа в пещеру. Под локтем, далеко-далеко внизу, вокруг той же скалы, светилась белизна.

—     Да это же я... Донателло...

Наконец двое в коконах зашевелились, подались вперед, заглядывая ему в лицо.

—     Микки! Раф? Что с вами?

—     Мы не знали...

—    Мы подумали...— начали было говорить Раф и Микки, но Донателло, приложив палец к губам, знаком приказал им молчать.

—     Это паучье племя...

—     Они нас заставили...

—    Мы ничего не могли...— быстро зашептали черепахи. Донателло тихо заговорил. Голос был сиплый. Его как будто что-то душило.

Я знаю... Я их видел... Послушайте, у меня в руках волшебный кристалл Будды, но я не знаю... Знаю, что в нем заключена жизнь и смерть, как и в наших черепашьих яйцах, но я не знаю, как им пользоваться.

В небе на миг забрызгали звезды. Раздался чей- то мягкий напевный голос, читающий стихи:

— Ива, ты ива,

Ива ты, ива,

На отмели у причала

Под блекнущими лучами!

Расстался с любимой

Гость.

Сердце его болит,

Сердце болит,

Сердце болит...

Фазан, потеряв подругу,

Стонет в ночной дали...

—    Это Душа подсказывает мне что-то,— сказал Донателло, но я не могу все же понять...

—    Завтра они начнут на тебя охотиться,— ска­зал Микки.

—    Но как же с ними бороться? — задумчиво произнес Дон.

—    Сперва освободи нас! Потом мы растянемся цепью поперек берега,— предложил Раф.

—     И пойдем с этого конца,— добавил Микки.

Внезапно из пещеры донеслись какие-то шорохи,

потом голоса.

Донателло занес меч, чтобы перерубить паучьи веревки-крепления, держащие в подвешенном со­стоянии его друзей, но не успел. Справа бешено затряслись ветки. Высунулась безобразная морда паучихи Айхивори.

Меч дрогнул в его руке. Он его одернул. Дона­телло встал на четвереньки, прижимаясь к земле, чтобы остаться незамеченным. Паучиха уже стояла перед ним, разукрашенная красными и белыми пят­нами. Донателло бросился на нее как кошка, уда­рил мечом, паучиха согнулась надвое. Сонно рухнув навзничь. Глаза ее все еще моргали, словно пытаясь разглядеть своего палача.

Через несколько минут все пленники: Раф, Мик­ки и Лео, «вылупились» из своих куколок. Быстро спустились на землю, подняли валявшиеся внизу мечи и быстро побежали.

До наступления зари нужно было как можно дальше уйти от пещеры. А бежать ночью было не­легко.

Если бы не Донателло, черепахам пришлось бы плохо. Но держа в руках волшебный кристалл Буд­ды, Донателло наполнился невиданной силой и энергией — он с невероятной ловкостью ориенти­ровался на Мертвой Земле, обходил препятствия, находил тропы в заболоченной местности, киша­щей разными гадами..

Кристалл Великого Будды излучал ярко-алое сияние, освещал путь, подобно утренним лучам солнца.

Мертвый лес наконец кончился. Вот и залив. Черепахи пустились бежать по ровному месту. Стало светлеть небо. Пауки, наверно, проснулись и обнаружили убийство своей Айхивори и исчезно­вение пленников. Быть может, уже гонятся по следам...

—     Скорей, скорей! — торопил Донателло.

И вдруг позади раздалось зловещее щелканье кастаньет и глухое: «урр... урр...» Догоняют. Че­репахи поползли по сухим корням деревьев. Добе­жали до Мертвого Залива и пауки, отчаянно щел­кая, понеслись они по корням с такой стремительностью, что черепахам стало не по себе.

Надо принимать бой! — сказал Лео.— И не допускать их близко. Иначе они снова зафыркают, мы потеряем сознание, как в прошлый раз...

—     И упадем в воду,— добавил Раф,— не успев оставить ни одного черепашьего яйца на этой без­жизненной отмели.

—     Пауки уничтожат наши яйца, даже если мы их и оставим,— закричал Микки.

—     Надо принимать бой! — повторил Лео.

Затрещали мечи. Пауки начали падать, но уце­левшие продолжали упорно наступать. На счастье, пошел неожиданный сильный ливень, настоящий проливной дождь, он сбил газовую атаку. Чей-то знакомый голос шепнул на ухо Донателло:

—     Пойте, черепахи, пойте!

И с неба донеслись слова их знакомой песни. Черепахи быстро сплели руки и подхватили, пере­крикивая шум дождя:

— Вслед за нами придут другие

Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства,

И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой.

А поддержкой им будет песня,

Та, которую

Мы сложили!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Возьмите старую черепичную крышу

Вскоре после полудня.

Рядом поставьте

Высокую липу,

Подрагивающую на ветру.

Поместите над ними, над крышей и липой,

Синее небо.

В белой кипени облаков отмытое поутру.

И не вмешивайтесь,

Глядите на них.

Эй, Черепахи!

Эй, не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Бывает, что и дрозду

Становится холодно

И тогда он всего лишь птица,

Которая ждет тепла.

И тогда он просто бродяга,

Неприкаянный и несчастный.

Потому что без песни

Пространство

Бесстрастно!

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Эгей-гей!

Пауки не ожидали такого дружного натиска живой энергии и начали отступать.

Теперь Донателло направил на них пучок ярко- алого света, который излучал волшебный кристалл, находящийся у него в руках. Пучок света, точно лазерный луч, прорезал пространство Мертвой Земли насквозь.

Со скалистого безжизненного берега вниз посы­пались камни, вздрогнула Мертвая Земля, покач­нулась, точно от векового сна, вздохнула полным влажным глубоким вздохом. Одни за другими ле­тели каменные глыбы в блестящую гладь Мертвого Залива, и через несколько минут на месте прежних пещер и скал открылась плотина, откуда с беше­ным ревом ринулась голубая, светло-голубая чис­тейшая вода, смывая, очищая все на своем пути. Паучье племя утонуло в ее могучих струях. Кануло в небытие, смытое вновь народившимся потоком жизни и влаги.

Донателло, счастливый и растерянный, стоял на высоком скалистом берегу, сжимая в руках алую драгоценность Будды и светил туда, к самому го­ризонту Мертвого Залива, наблюдая, как у самой его кромки преломившийся луч кристалла, расте­кался по поверхности теперь уже не мертвых, а ла­зурных морских вод алыми и фиолетовыми круга­ми, напоминающими цветы лотосов.

Лео, Раф и Микки стояли тут же, с широко от­крытыми глазами, нервно сжимая в руках рукоятки своих мечей.

— Черепахи! — закричал Донателло.— Великий Будда велел нам отложить на этой каменистой от­мели свои яйца, чтобы здесь зародилась новая, со­вершенно новая жизнь. За дело! И через несколько минут весь берег был сплошь усыпан разноцветны­ми перламутровыми коконами, в которых вибри­ровала новая неизвестная жизнь.

ВМЕСТЕ

Над голубым заливом взошло настоящее Солнце. Когда черепахи увидели солнце, они громко вскрикнули. И трудно было теперь определить, чего было больше в их крике — радости или ужаса.

—     О Донателло! — прошептал Лео.

—     Неужели это ты? — спросил Раф.

В ответ послышалось урчание. Донателло шеп­тал молитву.

—     О Будда! О Великий Будда!

—     Спасибо тебе! — говорил он.

Только через несколько часов Донателло смог го­ворить. Он рассказал приятелям о своих приключе­ниях, но прежде чем во всех подробностях поведать историю, приключившуюся с ним на Мертвом берегу, когда он увидел первый череп, Донателло смог восстановить в памяти те события, которые предшествовали этому, восполнился внезапно провал в его черепашьей памяти. И он повел друзей на ко­рабль, который прежде был необитаем, а теперь стоял ослепительно-белый, словно морская рако­вина, поблескивающая всеми своими гранями. Ти­хое журчание морских волн приветствовало че­репах.

—     Гигантская летучая мышь,— начал вспоми­нать Донателло, когда все дружно уселись в капи­танской каюте,— если только это не была летучая тигрица, схватила меня когтями и подняла в воз­дух. Вот следы от ее когтей на плечах и спине... Да, черепахи, я испугался! Но недаром мой прадед, да и я сам когда-то был страстным охотником и охо­тился на диких зверей во всех частях света. В такие минуты нельзя теряться — это главное. «На лету она меня не съест. А пока летим, есть время обдумать положение». Я был все же тяжелой добычей, и пти­ца скоро начала снижаться, отделившись от стаи.

—     Мы видели это,— произнес Лео.

—    Черная лента птиц ушла за облака, спасаясь от непогоды, а птица с Донателло летела ущель­ем,— подтвердил Микки.

—     У меня был нож,— продолжал Донателло,— но вынуть его из ножен было нелегко: когти птицы сжимали плечи и руки.

Ценою нестерпимой боли — при каждом движе­нии когти все глубже вонзались в плечо и спину — я освободил правую руку, вынул нож и всадил его в брюхо птицы. Она неистово закричала, но не вы­пустила меня из когтей. И хорошо сделала, иначе я разбился бы. Я уже приготовился к тому, что, если птица начнет распускать когти, я сам схвачу ее за ногу.

Птица пыталась на лету клюнуть меня, но хотя у нее была длинная шея, она все же не могла достать меня клювом. А кровопускание делало свое дело. Я с ног до головы был облит кровью птицы. Глаза слипались, и это было хуже всего. Я закрыл их и вдруг почувствовал, как нога моя ударилась о ка­мень. Птица рухнула на каменистую площадку, на­крывая меня своим телом, забарахталась и отки­нула в сторону крыло, прикрывающее меня.

Проливной дождь тотчас смыл кровь с моего ли­ца. Я прозрел. Птица, теряя силы, распустила ког­ти. Я рванулся и, оставив в когтях порядочный кусок мяса с плеча, освободился. Один коготь при этом вонзился в губу и поранил язык. Я не пе­реставал наносить птице удары ножом. Она обе­зумела от боли, и, позабыв о добыче, то есть обо мне, взмахнула крыльями, тяжело перевалилась через скалу и там, вероятно, погибла.

—     И что же было дальше? — спросил Раф.

—     Я оказался лежащим в каменной ложбине,— продолжал Донателло, как в ванне, до краев пере­полненной горячей кровью. Я думал, что сварюсь живьем. Температура этой крови была, вероятно, градусов пятьдесят. Кругом валялись перья.

—     Я видел это место! — воскликнул Микки.— Мы искали, но не нашли тебя!

—     Я постарался скорее уползти в ближайшую пещеру,— ответил Дон.— Надо сказать, что крылья у этого летучего разбойника словно кожа­ные, а хвост с оперением. Я хранил несколько перьев и кусочков кожи с крыла, но потерял их в своих скитаниях.

Потом я отлежался под скалой. Я потерял много крови. Сознание мутилось, я соображал плохо. И вместо того, чтобы идти вверх по каньону, к ракете, я побрел вниз, дошел до залива, свернул на­право... Встретил нескольких пауков и заблудился в лесу.

Одежда моя была изорвана в клочья. Между тем, пробираться голым по лесу — не большое удоволь­ствие: иглы и колючки сухих деревьев вонзались в тело. Надо было защищаться и от возможных уку­сов ядовитых гадов, кишащих вокруг, и я соорудил себе подобие одежды из каких-то мочал, какие в изобилии росли на дереве. Ходить по лесу было опасно. И я взобрался на дерево. Питался кокосо­выми орехами, которые кое-где сохранились. Доро­гу к ракете я так и не смог найти. Кричал, но никто не отзывался.

—    Мы тоже кричали тебе, Дон, но ты не отзывал­ся! — сказал Лео.

—     Каких чудовищ я встретил во время своих скитаний по глухим лесам и отмелям, каких опас­ностей избежал!

Я видел леса, мертвые леса такой необычайной высоты, что принял их сначала за высокие горы, по­росшие лесом.

Каждое дерево было высотою в несколько сот метров. Внизу росли какие-то желтые травы высо­тою с наши деревья. Над травой — паутина сухих лиан толщиной в корабельную мачту. Над травой поднимались белые шляпки ядовитых грибов с ку­пол собора.

Весь лес напоминал сухое спутанное мочало — до того он был густ. Этот лес был многоэтажен. В каждом ярусе свой мир, своя история. В средние ярусы не проникало ничего, ни единой серой по­лоски света. Здесь было сумрачно и тихо, как на глубине морской. Только изредка слышался гро­хот, словно горный обвал, от падения старых, под­гнивших исполинских деревьев. Даже птицы «сред­них этажей» молчаливы. А в «верхних этажах» было светлее, там еще сохранились капли жизни и шума. В чашечках цветов было бы очень удобно спать, если бы не ядовитый, одуряющий запах! Сухие листья на самых высоких деревьях были так велики, что я нередко выходил на крышу-площадку этого небоскреба и разгуливал по листу, един­ственно боясь проломить его сухую кожу.

—     А животные, птицы, растения, насекомые? — спросил любопытный Микки.

—     Этот лес был полон ими сверх всякой меры. Если бы я сам не видел их, трудно было бы пове­рить, что сила жизни на этой пустынной земле мо­жет быть так велика. Да, все же эта планета — неистощимо благодатная! — воскликнул Донател­ло, выглянув в окно каюты.

Небо было ясным и безоблачным.

—     Она так полна скрытыми жизненными сила­ми,— улыбаясь, добавил он,— что растения выби­вались из почвы, как нефтяные фонтаны из сква­жин. Рождение и смерть сменяли друг друга с необычайной быстротой. Я сам до сих пор удив­ляюсь тому, что остался жив среди всех этих опас­ностей.

Почва, травы этого леса буквально кишели в со­крытой глубине живыми существами. В полутьме среди вечного тумана копошились гигантские насе­комые, гады, беспрерывно пожирающие друг друга. Челюсти работали без отдыха. Это была какая-то мясорубка, конвейер жизни и смерти.

В этом лесу приходилось забыть о земных мас­штабах. Наши удавы — пифоны — не больше здешних ужей. Наши насекомые — поистине мик­роскопические существа. Однажды мне пришлось спасаться от муравьев, каждый из которых был больше меня.

В другой раз я выдержал настоящий бой с му­хой! И право же, мне легче было бы справиться с самым крупным земным орлом. На таракане я мог бы ездить верхом, как на гигантской земной... черепахе. А птицы! Если бы вы видели бой птиц! Это похоже на борьбу двух истребителей.

Встретил я и своих старых знакомых — летучих мышей. Они живут на вершинах сухих деревьев.

Невозможно рассказать обо всем, что я видел, и все же я видел только уголок этой земли,— ска­зал Дон.

—    А каких зверей ты считаешь самыми опасны­ми? — поинтересовался Лео.

—     Пауков! — засмеялся Раф.

—     Да, именно пауков! — воскликнул Дон.— Я наблюдал за ними, и мне пришло в голову, что это уже не животные, это «люди» Мертвой Земли, кро­ме того, я теперь доподлинно знаю, что это — кос­мические вампиры... Слава Богу, слава Великому Будде, что мы победили их с помощью его волшеб­ного кристалла. А теперь послушайте эту магни­тофонную запись! — и Донателло включил ящик с магнитофоном, откуда снова зазвучал голос капи­тана, Эрнста, Эппи и убитой паучихи-вампира Айхивори.

Черепахи слушали затаив дыхание.

Когда же последние фразы потухли, Лео про­тянул:

—     Да-да, ну и силен же ты, Дон!

—    Это не я, а Будда! Великий Будда, дарующий жизнь всему человечеству!

И Донателло рассказал друзьям о своих приклю­чениях и о волшебном кристалле, и об освобож­денной им Душе, и о черепах кающихся грешников и о суде бодхисатв...

Когда он кончил, солнце клонилось к горизонту, и залив окрасился в ярко-алый цвет, схожий с тем, который излучал волшебный кристалл Будды.

Лео сказал, глубоко вздохнув:

—     По-моему, в этой коробочке,— он кивнул на магнитофон,— содержится еще кое-какая ценная информация для потомков, по крайней мере, если моя черепашья голова еще что-то соображает... Эту планету посетила не одна экспедиция...— И он на­жал кнопку.

Из магнитофона донесся хриплый, местами вовсе пропадающий во времени голос старика:

—     На высоте четверти мили огромный звездолет повис над одним из городов. Внизу все носило сле­ды космического опустошения. Медленно опус­каясь в энергетической гондолосфере, я заметил, что здания уже начинали разваливаться от вре­мени.

—     Никаких следов военных действий. Никаких следов...— ежеминутно повторял бесплотный ме­ханический голос.

Перевел настройку:

Достигнув поверхности, я отключил поле своей гондолы и оказался на окруженном стенами зарос­шем участке. Несколько скелетов лежало в высо­кой траве перед зданием с обтекаемыми стреми­тельными линиями. Это были скелеты длинных двуруких и двуногих созданий; череп каждого держался на верхнем конце тонкого спинного хреб­та. Все костяки явно принадлежали взрослым особям и казались прекрасно сохранившимся, но, когда я нагнулся и тронул один из них, целый су­став рассыпался в прах. Выпрямившись, я увидел, что Йоал приземляется поблизости. Подождав, пока историк выберется из своей энергетической сферы, я спросил:

—     Как по-вашему, стоит попробовать наш метод оживления?

Йоал казался озабоченным:

—     Я расспрашивал всех, кто уже спускался сю­да в звездолете,— ответил он.— Что-то здесь не так. На этой планете не осталось живых существ, не осталось даже насекомых. Прежде чем начинать какую-либо колонизацию, мы должны выяснить, что здесь произошло.

Я помолчал. Подул слабый ветерок, зашелестел листвой в кронах рощицы неподалеку от них. Я взглянул на деревья. Йоал кивнул.

Да, растительность не пострадала, однако расте­ния, как правило, реагируют совсем иначе, чем активные формы жизни.

Нас прервали. Из приемника Йоала прозвучал голос:

—     Примерно в центре города обнаружен музей. На его крыше — красный мая.

—     Я пойду с вами, Йоал,— сказал я.— Там, воз­можно, сохранились скелеты животных и разумных существ на различных стадиях эволюции. Кстати, вы не ответили мне. Собираетесь ли вы оживлять эти существа?

—     Я представлю вопрос на обсуждение сове­та,— медленно проговорил Йоал,— но, мне кажет­ся, ответ не вызывает сомнений. Мы обязаны знать причину этой катастрофы.— Он описал неопреде­ленный полукруг одним из своих щупалец и как бы про себя добавил: — Разумеется, действовать надо осторожно, начиная с самых ранних ступеней эво­люции. Отсутствие детских скелетов указывает, что эти существа, по-видимому, достигли индиви­дуального бессмертия.

Совет собрался для осмотра экспонатов. Я знал — это пустая формальность. Решение при­нято — мы будем оживлять. Помимо всего прочего, мы были заинтригованы. Вселенная безгранична, полеты сквозь космос долги и тоскливы, поэтому, спускаясь на неведомые планеты, мы всегда с вол­нением ожидали встречи с новыми формами жизни, которые можно увидеть своими глазами, изучить.

Музей походил на все музеи. Высокие сводчатые потолки, обширные залы. Пластмассовые фигуры странных зверей, множество предметов — их было слишком много, чтобы все осмотреть и понять за столь короткое время. Эволюция неведомой расы была представлена последовательными группами реликвий. Я вместе со всеми прошел по залам. Я облегченно вздохнул, когда они наконец добра­лись до ряда скелетов и мумий. Укрывшись за си­ловым экраном, наблюдал, как специалисты-био­логи извлекают мумию из каменного саркофага. Тело мумии было перебинтовано полосами материи в несколько слоев, но биологи не стали разворачи­вать истлевшую ткань. Раздвинув пелены, они, как обычно делалось в таких случаях, взяли пинцетом только обломок черепной коробки. Для оживления годится любая часть скелета, однако лучшие ре­зультаты, наиболее совершенную реконструкцию дают некоторые участки черепа.

Главный биолог Хамар объяснил, почему они вы­брали именно эту мумию:

—     Для сохранения тела они применили хими­ческие вещества, которые свидетельствуют о зача­точном состоянии химии. Резьба же на саркофаге говорит о примитивной цивилизации, незнакомой с машинами. На этой стадии потенциальные возмож­ности нервной системы вряд ли были особенно раз­витыми. Наши специалисты по языкам проанали­зировали записи говорящих машин, установленных во всех разделах музея, и, хотя языков оказалось очень много — здесь есть запись разговорной речи даже той эпохи, когда это существо жило,— они без труда расшифровали все понятия. Сейчас универ­сальный переводчик настроен ими так, что переве­дет любой наш вопрос на язык оживленного существа. То же самое, разумеется, и с обратным переводом. Но, простите, я вижу, первое тело уже подготовлено!

Я вместе с остальными членами совета присталь­но следил за биологами: те закрепили зажимами крышку воскресителя и процесс пластического восстановления начался. Я почувствовал, как все внутри него напряглось. Он знал, что сейчас прои­зойдет. Знал наверняка. Пройдет несколько минут, и древний обитатель этой планеты поднимется из воскресителя и встанет перед ними лицом к лицу. Научный метод воскрешения прост и безотказен.

Жизнь возникает из тьмы бесконечно малых ве­личин, на грани, где все начинается и все кончает­ся, на грани жизни и не жизни, в той сумеречной области, где вибрирующая материя легко перехо­дит из старого состояния в новое, из органической в неорганическую и обратно.

Электроны не бывают живыми или неживыми, атомы ничего не знают об одушевлении или неоду­шевленности. Но когда атомы соединяются в моле­кулы, на этой стадии достаточно одного шага, ни­чтожно малого шага к жизни, если только жизни суждено зародиться. Один шаг, а за ним темнота. Или жизнь.

Камень или живая клетка. Крупица золота или травинка. Морской песок или столь же бесчислен­ные крохотные живые существа, населяющие без­донные глубины рыбьего царства. Разница между ними возникает в сумеречной области зарождения материи. Там каждая живая клетка обретает прису­щую ей форму. Если у краба оторвать ногу, вместо нее вырастет такая же новая. Червь вытягивается и вскоре разделяется на двух червей, на две одина­ковые желудочные системы, такие же прожорли­вые, совершенные и ничуть не поврежденные этим разделением. Каждая клетка может превратиться в целое существо. Каждая клетка «помнит» это целое в таких мельчайших и сложных подробностях, что для их описания просто не хватит сил.

Но вот что парадоксально — нельзя считать па­мять органической! Обыкновенный восковой валик запоминает звуки. Магнитная лента легко воспроизводит голоса, умолкшие столетия назад. Па­мять — это филологический отпечаток, следы, оставленные на материи, изменившие строение мо­лекул; и, если ее пробудить, молекулы воспроизве­дут те же образы в том же ритме.

Квадрильоны и квинтильоны пробужденных об­разов-форм устремились из черепа мумии в воскре­ситель. Память, как всегда, не подвела.

Ресницы воскрешенного дрогнули, и он открыл глаза.

—     Значит, это правда,— сказал он громко, и ма­шина сразу же перевела его слова на наш язык.— Значит, смерть — только переход в иной мир. Но где же все мои приближенные?

Последнюю фразу он произнес растерянным, жа­лобным тоном.

Воскресший сел, потом выбрался из аппарата, крышка которого автоматически поднялась, когда он ожил. Увидев нас, он задрожал, но это длилось какой-то миг. Воскрешенный был горд и обладал своеобразным высокомерным мужеством, которое сейчас ему пригодилось. Неохотно опустился он на колени, простерся ниц, но тут сомнения одоле­ли его.

—     Вы боги? — спросил он и снова встал.— Что за уроды! Я не поклоняюсь неведомым демонам.

—     Убейте его! — сказал капитан Горсид.

Двуногое чудовище судорожно дернулось и рас­таяло в пламени лучевого ружья.

Второй воскрешенный поднялся, дрожа и блед­нея от ужаса.

—     Господи, боже мой, чтобы я еще когда-нибудь прикоснулся к проклятому зелью! Подумать толь­ко, допился до розовых слонов...

—     Это что за «зелье», о котором ты упомянул, воскрешенный? — с любопытством спросил Йоал.

—     Первач, сивуха, отрава во фляжке из заднего кармана, молоко от бешеной коровки,— чем только не поят в этом притоне, о господи, боже мой!

Капитан Горсид вопросительно посмотрел на Йоала.

—     Стоит ли продолжать?

Йоал, помедлив, ответил:

—     Подождите, это любопытно.

Потом снова обратился к воскрешенному:

—     Как бы ты реагировал, если бы я тебе сказал, что мы прилетели с другой звезды?

Человек уставился на него. Он был явно заинте­ресован, но страх оказался сильнее.

—     Послушайте,— сказал он.— Я ехал по своим делам. Положим, я опрокинул пару лишних рюмок, но во всем виновата эта пакость, которой сейчас торгуют. Клянусь, я не видел другой машины, и, если это новый способ наказывать тех, кто пьет за рулем, я сдаюсь. Ваша взяла. Клянусь, до конца своих дней больше не выпью ни капли, только отпустите меня.

—     Он водит «машину», но он о ней совершенно не думает,— проговорил Йоал.— Никаких таких «машин» мы не видели. Они не позаботились сохра­нить их в своем музее.

Я заметил, что все ждут, когда кто-нибудь еще задаст вопрос. Почувствовал, что если он сам не за­говорит, круг молчания замкнется. Я сказал:

—     Попросите его описать «машину». Как она действует?

—     Вот это другое дело! — обрадовался чело­век.— Скажите, куда вы клоните, и я отвечу на лю­бой вопрос. Я могу накачаться так, что в глазах задвоится, но все равно машину поведу. Как она действует? Просто. Включаешь стартер и ногой даешь газ...

— Газ,— вмешался техник-лейтенант Виид.— Мотор внутреннего сгорания. Все ясно.

Капитан Горсид подал знак стражу с лучевым ружьем.

Третий человек сел и некоторое время вниматель­но смотрел на нас.

—     Со звезд? — наконец спросил он.— У вас есть система, или вы попали к нам по чистой случай­ности?

Советники, собравшиеся под куполом зала, не­ловко заерзали в своих гнутых креслах. Я встре­тился глазами с Йоалом. Историк был потрясен, и это встревожило метеоролога. Он подумал: «Дву­ногое чудовище обладает ненормально быстрой приспособляемостью к новым условиям и слишком острым чувством действительности. Ни один чело­век не может сравниться с ним по быстроте реакций.

—     Быстрота мысли не всегда является призна­ком превосходства,— проговорил главный биолог Хамар.— Существа с медленным, обстоятельным мышлением занимают в ряду мыслящих особей по­четные места.

 «Дело не в скорости,— невольно подумал я,— а в правильности и точности мысли». Я попробовал представить себя на месте воскрешенного. Сумел бы я вот так же сразу понять, что вокруг него чужие существа с далеких звезд? Вряд ли.

Все это мгновенно вылетело у меня из головы, когда человек встал. Я и остальные советники не спускали с него глаз. Человек быстро подошел к окну, выглянул наружу. Один короткий взгляд, и он повернулся к нам.

—     Везде то же самое?

Снова нас поразила быстрота, с которой он все понял.

Наконец Йоал решился ответить:

—     Да. Опустошение. Смерть. Развалины. Вы знаете, что здесь произошло?

Внезапно Воскрешенный исчез в волнах белого пламени. Вместе с ним исчезла и последняя моя на­дежда, я все еще верил, что смертоносная энергия заставит это двуногое чудовище появиться. Но на­деяться больше было не на что.

—     Но куда он мог деться? — спросил Йоал.

Я повернулся к историку, собираясь обсудить с ним этот вопрос. Уже заканчивая полуоборот, я увидел — чудовище стоит чуть поодаль под дере­вом и внимательно нас разглядывает. Должно быть, оно появилось именно в этот миг, потому что все советники одновременно открыли рты и отпря­нули. Один из техников, проявляя величайшую находчивость, мгновенно установил между нами и чудовищем силовой экран. Существо медленно приблизилось, оно было хрупким и несло голову, слегка откинув назад. Глаза его сияли, будто осве­щенные внутренним огнем.

Подойдя к экрану, человек вытянул руку и кос­нулся его пальцами. Экран ослепительно вспых­нул, потом затуманился переливами красок. Волна красок перешла на человека: цвета стали ярче и в мгновение разлились по всему его телу, с головы до ног. Радужный туман рассеялся. Очертания стали незримы. Еще миг — и человек прошел сквозь экран.

Он засмеялся — звук был странно мягким — и сразу посерьезнел.

—     Когда я пробудился, ситуация меня позаба­вила,— сказал он.— Я подумал: «Что мне теперь с вами делать?»

Для меня его слова прозвучали в утреннем воз­духе мертвой планеты приговором судьбы. Молча­ние нарушил голос, настолько сдавленный и неес­тественный голос, что мне понадобилось время, чтобы узнать голос капитана Горсида.

—    Убейте его!

Когда взрывы пламени опали, обессиленные, неуязвимое существо стояло перед нами. Оно мед­ленно двинулось вперед и остановилось шагах в шести от ближайшего из нас. Я оказался позади всех. Человек неторопливо заговорил:

—     Напрашиваются два решения: одно — осно­ванное на благодарности за мое воскрешение, второе — на действительном положении вещей. Я знаю, кто вы и что вам нужно. Да, я вас знаю — в этом ваше несчастье. Тут трудно быть милосердным. Но попробую. Предположим — продолжал он,— вы откроете тайну локатора. Теперь, по­скольку система существует, мы больше никогда не попадемся так глупо, как в тот раз.

Я весь напрягся. Его мозг работал так лихора­дочно, пытаясь охватить возможные последствия катастрофы, что казалось, в нем не осталось места ни для чего другого. И тем не менее какая-то часть сознания была отвлечена.

—    Что же произошло? — спросил я.

Человек потемнел. Воспоминания о том далеком дне сделали его голос хриплым.

—     Атомная буря,— проговорил он.— Она при­шла из иного, звездного мира, захватив весь этот край нашей галактики. Атомный циклон достигал в диаметре около девяноста световых лет, гораздо больше того, что нам было доступно. Спасения не было. Мы не нуждались до этого в звездолетах и ничего не успели построить. К тому же Кастор, единственная известная нам звезда с планетами, тоже был задет бурей.

Он умолк. Затем вернулся к прерванной мысли.

—     Итак, секрет локатора... В чем он?

Советники вокруг меня вздохнули с облегчением.

Теперь они не боялись, что их раса будет уничто­жена. Я с гордостью отметил, что, когда самое страшное осталось позади, никто из нас даже не по­думал о себе.

—     Значит, вы не знаете тайны? — вкрадчиво проговорил Йоал.— Вы достигли очень высокого развития, однако завоевать галактику сможем только мы.

С заговорщицкой улыбкой он обвел глазами всех остальных и добавил:

—     Господа, мы можем по праву гордиться наши­ми великими открытиями. Предлагаю вернуться на звездолет. На этой планете нам больше нечего делать.

Еще какой-то момент, пока мы не скрылись в своих сферических гондолах, я с тревогой думал, что двуногое существо попытается нас задержать. Но, оглянувшись, я увидел, что человек повернул­ся к нам спиной и неторопливо идет вдоль улицы.

Этот образ остался в моей памяти, когда звездо­лет начал набирать высоту. И еще одно я запомнил: атомные бомбы, сброшенные на город одна за дру­гой, не взорвались.

—     Так просто мы не откажемся от этой плане­ты,— сказал капитан Горсид.— Я предлагаю еще раз переговорить с чудовищем.

Они решили снова спуститься в город — Инэш, Йоал, Виид и командир корабля. Голос капитана Горсида прозвучал в наших приемниках:

—     Мне кажется...— мой взгляд улавливал сквозь утренний туман блеск прозрачных гондол, которые опускались вокруг меня.— Мне кажется, мы принимаем это создание совсем не за то, что оно собой представляет в действительности. Вспомни­те, например — оно пробудилось и сразу исчезло. А почему? Потому что испугалось. Ну конечно же! Оно не было хозяином положения. Оно само не считает себя всесильным.

Это звучало убедительно. Мне доводы капитана пришлись по душе. И мне вдруг показалось непо­нятным, чего это он так легко поддался панике! Теперь опасность предстала перед ним в ином све­те. На всей планете всего один человек. Если они действительно решатся, можно будет начать пере­селение колонистов, словно его вообще нет. Он вспомнил, так уже делалось в прошлом неодно­кратно. На многих планетах небольшие группки исконных обитателей избежали действия смертоносной радиации и укрылись в отдаленных облас­тях. Почти всюду колонисты постепенно выловили их и уничтожили. Однако в двух случаях, насколь­ко он помнит, «туземцы» еще удерживали за собой небольшие части своих планет. В обоих случаях было решено не истреблять их радиацией — это могло повредить самим истребителям. Там коло­нисты примирились с уцелевшими автохтонами. А тут и подавно — всего один обитатель, он не зай­мет много места!

Когда мы его отыскали, человек деловито подме­тал нижний этаж небольшого особняка. Он отло­жил веник и вышел к нам на террасу. На нем были теперь сандалии и свободно развевающаяся туника из какой-то ослепительно сверкающей материи. Он лениво посмотрел на них и не сказал ни слова.

Переговоры начал капитан Горсид. Я только диву давался, слушая, что тот говорит механиче­скому переводчику. Командир звездолета был пре­дельно откровенен: так решили заранее. Он под­черкнул, что мы не собираемся оживлять других мертвецов этой планеты. Подобный альтруизм был бы противоестественен, ибо все возрастающие орды нашей расы постоянно нуждаются в новых мирах. И каждое новое значительное увеличение населения выдвигало одну и ту же проблему, кото­рую можно разрешить только одним путем. Но в данном случае колонисты добровольно обязуются не посягать на права единственного уцелевшего обитателя планеты.

В этом месте человек прервал капитана Горсида:

— Какова же была цель такой бесконечной экс­пансии?

Казалось, он был искренне заинтересован.

—     Предположим, вы заселите все планеты на­шей галактики. А что дальше?

Капитан Горсид обменялся недоуменным взгля­дом с Йоалом, затем со мной и Виидом. Я отрица­тельно покачал туловищем из стороны в сторону. Я почувствовал жалость к этому созданию. Чело­век не понимал и, наверное, никогда не поймет. Старая история! Две расы, жизнеспособная и уга­сающая, держались противоположных точек зре­ния: одна стремилась к звездам, а другая склоня­лась перед неотвратимостью судьбы.

—     Почему бы вам не установить контроль над своими инкубаторами? — настаивал человек.

—     И вызвать падение правительства? — сыронизировал Йоал.

Он проговорил это снисходительно, и я увидел, как все остальные тоже улыбаются наивности че­ловека. Я почувствовал, как интеллектуальная пропасть между нами становится все шире. Это существо не понимало природы жизненных сил, управляющих миром.

—     Хорошо,— снова заговорил человек.— Если вы не способны ограничивать свое размножение, это сделаем за вас мы.

Наступило молчание.

Наши начали окостеневать от ярости. Я чувст­вовал это сам и видел те же признаки у других. Мой взгляд переходил с: лица на лицо и возвращался к двуногому созданию, по-прежнему стоявшему в дверях. Уже не в Первый раз я подумал, что про­тивник выглядит совершенно беззащитным.

«Сейчас, — подумал я, — я могу обхватить его щупальцами и раздавить!»

Умственный контроль над внутриядерными про­цессами и гравитационными полями, сочетается ли он со способностью отражать чисто механиче­ское, макрокосмическое нападение? Я думал, что сочетается. Сила, проявление которой мы видели два часа назад, конечно, должна была иметь какие- то пределы. Но мы этих пределов не знали. И тем не менее все это теперь не имело значения. Сильнее они или слабее — неважно. Роковые слова были произнесены. «Если вы не способны ограничить, это сделаем за вас мы!»

Эти слова еще звучали в моих ушах, и, по мере того, как их смысл все глубже проникал в мое со­знание, я чувствовал себя все менее изолирован­ным и отчужденным. До сих пор я считал себя только зрителем. Даже протестуя против дальней­ших воскрешений я действовал как незаинтере­сованное лицо, наблюдающее за драмой со сторо­ны, но не участвующее в ней. Только сейчас я с определенной ясностью понял, почему я всегда уступал и в конечном счете соглашался с другими. Возвращаясь в прошлое, к самым отдаленным дням, теперь я видел, что никогда по-настоящему не считал себя участником захвата новых планет и уничтожения чуждых рас. Я просто присутство­вал при сем, размышлял, рассуждал о жизни, не имевшей для меня значения. Теперь это понятие конкретизировалось. Я больше не мог, не хотел противиться могучей волне страстей, которые меня захлестнули. Сейчас я мыслил и чувствовал заодно с необъятной массой соплеменников. Все силы и все желания расы бушевали в моей крови.

— Слушай, двуногий! — прорычал я.— Если ты надеешься оживить свое мертвое племя — оставь эту надежду!

Человек посмотрел на меня, но промолчал.


—     Если бы ты мог нас всех уничтожить,— про­должал я,— то давно уничтожил бы. Но все дело в том, что у тебя не хватит сил. Наш корабль по­строен так, что на нем невозможна никакая цепная реакция. Любой частице потенциально активной материи противостоит античастица, не допускаю­щая образования критических масс. Ты можешь произвести взрывы в наших двигателях, но эти взрывы останутся тоже изолированными, а их энер­гия будет обращена на то, для чего двигатели пред­назначены,— превратится в движение.

Я почувствовал прикосновение Йоала.

—     Поостерегись! — шепнул историк.— В за­пальчивости ты можешь выболтать один из наших секретов.

Я стряхнул его щупальце и сердито огрызнулся:

—     Хватит наивничать! Этому чудовищу доста­точно было взглянуть на наши тела, чтобы разга­дать почти все тайны нашей расы. Нужно быть дураком, чтобы воображать, будто оно еще не взвеси­ло свои и наши возможности в данной ситуации.

—     Инэш! — рявкнул капитан Горсид.

Услышав металлические нотки в его голосе, я от­ступил и ответил:

—     Слушаюсь.

Его ярость остыла так же быстро, как вспыхнула.

—     Мне кажется,— продолжал капитан Гор­сид,— я догадываюсь, что вы намеревались ска­зать. Я целиком с вами согласен, но в качестве выс­шего представителя властей считаю своим долгом предъявить ультиматум.

Он повернулся. Его рогатое тело нависло над человеком.

—     Ты осмелился произнести слова, которым нет прощения. Ты сказал, что вы попытаетесь ограничить движение великого нашего духа.

—     Не духа,— прервал его человек. Он тихонько рассмеялся.— Вовсе не духа!

Капитан Горсид пренебрег его словами.

—     Поэтому,— продолжал он,— у нас нет выбо­ра. Мы полагаем, что со временем, собрав необхо­димые материалы и изготовив соответствующие инструменты, ты сумеешь построить воскреситель. По нашим расчетам, на это понадобится самое меньшее два года, даже если ты знаешь все. Это необычайно сложный аппарат, и собрать его един­ственному представителю расы, которая отказа­лась от машин за тысячелетие до того, как была уничтожена, будет очень и очень не просто.

Ты не успеешь построить звездолет. И мы не да­дим тебе времени собрать воскреситель. Возможно, ты сумеешь предотвратить взрывы на каком-то расстоянии вокруг себя. Тогда мы полетим к дру­гим материкам. Если ты помешаешь и там, значит, нам понадобится помощь. Через шесть месяцев полета с наивысшим ускорением мы достигнем точки, откуда ближайшие колонизированные пла­неты услышат наш призыв. Они пошлют огромный флот: ему не смогут противостоять все твои силы. Сбрасывая по сотне или тысяче бомб в минуту, мы уничтожим все города, так что от скелетов твое­го народа не останется даже праха.

Таков наш план. А так оно и будет. А теперь де­лай с нами что хочешь — мы в твоей власти.

Человек покачал головой.

—    Пока я ничего не стану делать,— сказал он и подчеркнул: — Пока ничего.

Помолчав, добавил задумчиво:

—    Вы рассуждаете логично. Очень. Разумеется, я не всемогущ, но, мне кажется, вы забыли одну ма­ленькую деталь. Какую, не скажу. А теперь про­щайте. Возвращайтесь на свой корабль и летите, куда хотите. У меня еще много дел.

Я стоял неподвижно, чувствуя, как ярость снова разгорается во мне. Потом, зашипев, я прыгнул, растопырив щупальца. Они уже почти касались нежного тела, как вдруг что-то отшвырнуло меня.

Очнулся я на звездолете.

Я не помнил, как очутился в нем, я не был ранен, не испытывал никакого потрясения. Я беспокоился только о капитане Горсиде, Вииде, Йоале, но все трое стояли рядом со мной такие же изумленные. Я лежал неподвижно и думал о том, что сказал че­ловек: «Вы забыли одну маленькую деталь...» Забыли? Значит, мы ее знали!

Что же это такое? Я все еще раздумывал над этим, когда Йоал сказал:

—     Глупо надеяться, что наши бомбы хоть что-нибудь сделают!

Он оказался прав.

Когда звездолет удалился от Земли на сорок све­товых лет, я был вызван в зал совета. Вместо при­ветствия Йоал уныло сказал:

—     Чудовище на корабле.

Его слова как гром поразили меня, но вместе с их раскатами на меня снизошло внезапное оза­рение.

—     Так вот о чем мы забыли! — удивленно и гром­ко проговорил я наконец.— Мы забыли, что он при желании может передвигаться в космическом пространстве в пределах...— как это он сказал?., в пределах девяноста световых лет.

Я понял. Мы, которым приходилось пользоваться звездолетами, разумеется, не вспомнили о такой возможности. И удивляться тут бы нечему. Он об­ладал волшебным кристаллом Будды.

Потрясенный, я зашатался, цепляясь за рыча­щий приемник, и начал выкрикивать в микрофон последнее, что я понял. Ответа не было. Все заглу­шал рев невероятной, уже неуправляемой энергии. Жар начал размягчать его бронированный пан­цирь, когда я, запинаясь, попробовал дотащиться до силового регулятора.

Навстречу мне рванулось багровое пламя. Виз­жа и всхлипывая, я бросился обратно к передат­чику.

Несколько минут спустя я все еще что-то пищал в микрофон, когда могучий звездолет нырнул в чудо­вищное горнило бело-синего солнца.

Запись прервалась.

В магнитофоне раздались какие-то непонятные сигналы, щелчки и тут же заговорил чистый жен­ский голос:

—     Сегодня суббота,— сказала женщина.— Я временами сбиваюсь и теряю счет дням, но я до­бавила на календаре три дня — по-моему, именно столько я забыла отметить — и получается, что сегодня должна быть суббота.

Меня звать Мира, и у меня нет бровей и ресниц, и даже прозрачный пушок на щеках. Когда-то у меня были длинные, черные волосы, но теперь, гля­дя на свое розовое, голое лицо, я воображаю, что раньше была рыжей. Я расскажу вот что!

Мой муж Бен сидел развалясь у кухонного сто­ла. Как и я, он был совершенно лыс и без волос. Он ждал завтрака. Он носил выцветшие красные шорты и тенниску с большой дырой под правым рукавом. Глаза его глядели пристально, а череп казался более голым, чем у меня, поскольку у него не было ни платка, ни шапки.

—     В субботу мы всегда отдыхали,— говорила я.

—     Я должен сегодня обкосить лужайку,— отве­чал он.— Суббота там или не суббота.

Я продолжала, как бы и не услышав.

—     В такие дни мы выезжали к морю, на пляж. Я многое забыла, но это я помню... На этой земле.

—     Я на твоем месте не думал бы про все эти вещи,— сказал он и, повернувшись, закричал: — Малыш! — он проглатывал звук «а», так что получалось — М'лыш.— М'лыш. Пора завтракать, па­рень,— и, тяжело дыша, сказал жене: — Он не придет.

—     Но я все же думаю об этом. Я помню булочки с сосисками и пикники на морском берегу, и какие это были прекрасные прохладные дни. Мне кажет­ся, что у меня нет даже купального костюма.

—     Это все будет далеко не так, как раньше.

—     Но море-то осталось прежним. И уж в этом можно быть уверенным. Интересно — там был до­щатый настил для прогулок — сохранился ли он?

—    Ха,— сказал Бен,— мне не нужно ехать и смотреть, чтобы ответить тебе, что его давно пусти­ли на дрова. Ведь это было четыре года тому назад.

—     Овсянка,— произнесла женщина, вкладывая в одно это слово все, что она чувствовала, вспоми­ная о пляже и о прошлом...

Магнитофон продолжал работать.

—     Не подумай только, что я для тебя не хочу ничего сделать,— сказал Бен.— Я хотел бы. Так же, как я хотел бы, чтобы тогда мне удалось донес­ти до дома эту рубленую солонину. Но пакет был тяжелый, и мне пришлось бежать, и была драка, так что и сахар я тоже потерял. Интересно, какая сволочь сейчас пользуется нашим добром?

—    Я знаю, что ты делаешь все возможное, Бен. Я знаю. Просто временами что-то находит на меня, особенно в такие вот субботние дни, как сейчас. Ходить за водой в конец острова; да еще эта овсян­ка; временами кажется, что мы ничего не едим, кроме нее, но как подумаю, какой опасности ты подвергаешь себя, добывая пищу...

—     Ничего. Я могу постоять за себя. Я не самый слабый.

—     Боже, я об этом думаю каждый день. Слава богу, говорю я себе — ведь с нами могло быть еще хуже. Голодная смерть, например.

Магнитофон продолжал работать. Женщина го­ворила:

—     Я смотрела, как он, низко склонившись над миской, делает губы трубочкой и дует на кашу. Меня до сих пор поражало, какой у него голый и длинный череп, и как всегда при виде этого голо­го уродства, я вдруг испытала желание прикрыть его голову ладонями, чтобы хоть как-то скрыть отсутствие волос, но как всегда, я лишь поправила платок, вспоминая о своей собственной лысине.

Магнитофон продолжал работать.

—     Ну разве это жизнь? Разве можно все время торчать в четырех стенах — как будто прячешься от кого-то? Начинаешь поневоле думать, что тем — мертвым — повезло больше. Что за жизнь, если не можешь даже съездить на море в субботу?

Я думала о том, что единственное, чего мне не хочется,— это обидеть его. Нет, сказала я сама себе твердо. Остановись. Хватит. Замолчи, нако­нец, и ешь, и прекрати думать об этом. Как тебе посоветовал Бен. Но меня несло дальше, и я про­должала.

—    Ты знаешь, Малыш никогда еще не выезжал на море, ни одного раза, а до него всего девять миль,— и я знала, что мои слова, задевают его.

—    Где Малыш? — спросил он и еще раз закри­чал в окно.— Опять где-то шляется.

—     Ну и что? — волноваться нечего — автомоби­лей нет, и он очень быстро бегает и очень ловко карабкается по деревьям — для своих трех с поло­виной лет он очень развитый мальчик. Да и что поделаешь, если он встает так рано?

Бен покончил с едой, встал, зачерпнул чашкой из большой кастрюли, стоящей на полке, и напился.

—     Пойду посмотрю,— сказал он.— Он не откли­кается, когда его зовешь.

Я наконец принялась за еду, наблюдая за мужем через окно каюты и слушая его призывы. Я гляде­ла, как он горбится и косит — раньше он носил очки, но последняя пара разбилась год назад. Не в драке, поскольку он был слишком осторожен, чтобы носить их, выходя на остров, даже тогда, когда все было еще не так плохо. Разбил их Ма­лыш — он вскарабкался на самую верхушку буфе­та и самостоятельно достал их, а ведь тогда он был на целый год моложе. Потом, как я вспомнила, очки уже лежали сломанные на полу.

Магнитофон защелкал. Снова заговорила жен­щина.

—     Бен исчез из поля зрения, а в комнату ворвал­ся Малыш, как будто он все время жался у двери за порогом.

В отличие от своих больших, розовых, безволо­сых родителей, он обладал прекрасными густыми волосами, растущими низко надо лбом и идущими книзу от затылка и шеи настолько далеко, что я все время размышляла, кончаются ли они там, где раньше у людей обычно кончали расти волосы, или же они растут и много ниже. Он был тонок и мал для своего возраста, но выглядел сильным и жилистым. У него были длинные руки и ноги. Кожа была бледно-оливкового цвета, черты широкого лица — грубые, топорные, взгляд при­стальный и настороженный. Он глядел на меня и ждал — что я буду делать.

Я только вздохнула, подняла его, усадила в дет­ское креслице и поцеловала в твердую, темную щеку, думая, какие чудесные волосы и как бы их подстричь, чтобы мальчик выглядел опрятно.

—     У нас кончился сахар,— сказала я,— но я приберегла для тебя немного изюма.

Я достала коробку и бросила в его кашу несколь­ко изюминок.

Затем я подошла к двери и крикнула:

—     Бен, он здесь. Он пришел, Бен,— и более мягким голосом добавила: — Гномик наш.

Я слышала, как Бен свистнул в ответ, и верну­лась в кухню. Когда я подошла к столу, овсянка Малыша уже лежала на полу овальной плюхой, а сам он все так же не мигая глядел на нее насто­роженными коричневыми глазами.

Я опустилась на колени и ложкой собрала боль­шую часть в миску. Затем я грубовато ухватила Малыша, хотя в этой грубоватости и проглядывала мягкость. Я оттянула вниз эластичный пояс его джинсов и влепила в обнаженные ягодицы два полновесных шлепка.

—     У нас не так много пищи, чтобы ее разбрасы­вать,— сказала я, одновременно отмечая взглядом пух, растущий у него вдоль позвоночника, и га­дая — было ли так у трехлетних детей раньше.

Он стал испускать звуки: а-а-а-а, а-а-а-а, но не заплакал и после этого я обняла его и держала так, что он прижался к моей шее, как я это любила.

—    А-а-а-а,— сказал он снова, более мягко, и укусил меня чуть пониже ключицы.

Я выронила его, но успела подхватить у самого пола. Рана болела и хотя была неглубокая, но зато в полдюйма шириной.

—    Он снова укусил меня,— закричала я в двери Бену.— Он укусил меня. Он откусил целый кусок кожи и все еще держит его в зубах.

—     Боже, что за...

—     Не бей его. Я уже отшлепала, а три года — трудный возраст...— я ухватила Бена за руку,— так сказано в книгах. Три года — трудный возраст.

Но я помнила, что на самом деле в книгах гово­рится, что в три года у ребенка развивается речь и потребность в общении с другими людьми. Осо­бенно здесь.

Бен отпустил Малыша, и тот пятясь выбежал из кухни в спальню.

Я глубоко вздохнула.

—    Я должна хоть на день вырваться из этого дома. Я имею в виду, что нам надо действительно съездить куда-нибудь.

—    Я опустилась в кресло и позволила ему про­мыть рану и наложить крест-накрест повязку.

—    Подумай, может это осуществимо? Неужели мы не можем хоть раз выехать на пляж с одеялами, с бутербродами и устроить пикник? Как в прошлые времена. Мне просто необходимо как-то встрях­нуться на этой застывшей земле.

—    Ну хорошо, хорошо. Ты повесишь на пояс большой разводной ключ, а я возьму молоток, и, думаю, мы сможем рискнуть выехать на автомо­биле.

Я провела минут двадцать, разыскивая купаль­ный костюм, и, так и не найдя его, махнула рукой. Я решила, что это не имеет никакого значения — скорее всего, там никого не будет.

Людей на планете осталось мало. Остались по­следние люди.

Пикник был самый простой. Я собрала все минут за пять — целую банку консервированного тунца, черствый домашний пирог, испеченный за день до этого, и сморщенные, червивые яблоки, собранные в соседнем саду и пролежавшие всю зиму в другом доме, в котором был погреб.

Я слышала, как Бен возился, отливая бензин из банки, извлеченной из тайника. Он отмерял его так, чтобы в бензобак влить ровно столько, сколько нужно на десять миль пути. И такое же количество в запасную канистру — на обратный путь. Канист­ру, приехав на пляж, надо будет получше спрятать.

Теперь, когда решено было окончательно, что мы едем, в моей голове начали угрожающе возникать всевозможные «а что если...» Но я твердо решила, что не передумаю. Определенно, раз в четыре года можно рискнуть и съездить к морю. Это не так уж и часто. Я думала об этом весь последний год, и вот я собиралась и получала удовольствие от сборов.

Я дала Малышу яблоко, чтобы тот был при деле, и уложила еду в корзинку, все время крепко сти­скивая зубы и твердо говоря сама себе, что больше я не собираюсь забивать голову всякими «что бу­дет, если...» и что, в конце концов, я намерена хоро­шо отдохнуть и развлечься.

Бен после переселения отказался от своего рос­кошного «доджа» и завел маленький, дребезжащий местный автомобиль. Мы тронулись по пустой дороге.

—     Помнишь, как здесь было раньше? — сказала я и засмеялась.— Деревья, лес — нам это тогда так не нравилось.

Проехав немного, мы обогнали кого-то пожилого на велосипеде, в яркой рубашке, выбившейся из- под джинсов. Трудно было сказать — мужчина это или женщина, но оно нам улыбнулось, и мы пома­хали в ответ и крикнули:

—     Эгей!

Солнце припекало, но когда мы приблизились к берегу, подул свежий бриз, и я ощутила запах моря. Меня охватило такое же чувство, когда я увидела это море в первый раз. Когда первый раз ступила на широкий, плоский, солнечный, песча­ный пляж и вдохнула этот запах.

Я крепко сжала руками Малыша, хотя тот про­тестующе извивался и корчился, и прильнула к плечу Бена.

—     О, как все хорошо! — сказала я.— Малыш, сейчас ты увидишь море. Смотри, дорогой, запоми­най этот вид и этот запах. Они восхитительны!

Малыш продолжал корчиться, пока я его не отпустила.

И, наконец показалось это море, и оно было именно таким, каким оно было всегда — огромное и сверкающее, и создающее шум как... нет, оно смывало все голоса смерти. Как черное звездное небо, как холодная и равнодушная Луна, море так­же пережило смерть...


Мы миновали длинные кирпичные душевые, оглядываясь вокруг, как это всегда делали. Доща­тый настил между душевыми действительно исчез, как и предсказывал Бен. От него не осталось ни щепки.

—     Давай остановимся у большого душевого па­вильона.

—     Нет,— ответил Бен.— От него лучше дер­жаться подальше. Еще неизвестно, кто может ока­заться там, внутри. Я еще проеду малость.

Я была счастлива, так счастлива, что не возра­жала. Впрочем, мне самой показалось, что я заме­тила у последней душевой некую темную фигуру, которая тут же спряталась за стену.

Мы проехали еще милю или что-то вроде, затем съехали с дороги, и Бен подогнал автомобиль к группе чахлых кустов и деревьев.

—     Все будет прекрасно, ничто не испортит нам субботы,— сказала я, вынося из машины вещи, приготовленные для пикника.— Ничто! Пошли, Малыш!

Я стряхнула с ног туфли и помчалась к пляжу, и корзинка качалась на моей руке и задевала ко­ленку. Малыш легко выскользнул из своих домаш­них тапочек и припустил за мной.

—     Ты можешь сбросить одежду,— сказала я ему.— Здесь же никого-никого нет.

Когда чуть позже к нам присоединился Бен, который задержался, чтобы спрятать бензин, я уже постелила одеяла и легла на них.

А Малыш голый, коричневый плескался с ведер­ком на мелководье, и капли морской воды падали с его волос и стекали по спине.

—     Гляди,— сказала я,— насколько достает взгляд — никого. Совершенно другое чувство, чем дома... Там ты знаешь, что вокруг тебя есть другие люди, а здесь всегда такое чувство возни­кает, что мы тут одни единственные и ничто не имеет значения. Мы как Адам и Ева, ты, я и наш ребенок.

Он лег на живот рядом со мной.

—     Приятный бриз,— сказал он.

Мы лежали плечом к плечу и наблюдали за вол­нами, за чайками, за Малышом, а позже сами долго плескались в прибое, съели ленч и снова лениво лежали на животах, глядели на волны. Потом я перевернулась на спину, чтобы увидеть его лицо.

—    Около моря все становится безразлично,— сказала я и положила руку на его плечо.— И мы всего лишь часть всего этого — ветра, земли, и моря тоже, мой Адам.

—    Ева,— сказал он и улыбнулся. Он поцеловал меня, и поцелуй продлился гораздо дольше, чем обычно.

—    Мира, Мира.

—     Здесь никого, кроме нас.

Я села.

—    Я даже не знаю, есть ли около нас хоть один доктор? Боюсь, что с тех пор, как эти пауки убили Пресса Смита, никого не осталось.

—    Мы найдем его. Кроме того, у тебя ведь в тот раз не возникло никаких затруднений. Черт, это было так давно.

Я ушла из его объятий.

—    И потом я люблю тебя. И Малыш, ему будет уже больше четырех к тому времени, когда у нас появится еще один. Если мы останемся здесь...

Я встала, потянулась и бросила взгляд вдоль пляжа, а Бен обнял меня за ноги. Я посмотрела в другую сторону.

—    Кто-то идет,— сказала я, и он тоже вскочил на ноги.

Пока еще далеко от нас, но направляясь к нам, по твердой мокрой полосе у самой воды шли дело­вой походкой три человека.

—    Ты захватила гаечный ключ? — спросил Бен.— Положи его под одеяло, сама сядь сверху. И будь внимательна.

Он натянул свою тенниску и заткнул молоток за пояс, за спиной, так чтобы его прикрывала не­заправленная пола тенниски. После этого они ста­ли ожидать приближения чужаков.

Все трое были босые и без рубах. Двое носили обрезанные по колено джинсы и широкие пояса, на третьем были заношенные шорты и красная кожаная шапочка, а за поясом у него, прямо за пряжкой был заткнут пистолет. Он был старше своих спутников. Те выглядели еще совсем паца­нами и держались чуть сзади, предоставляя ему всю инициативу. Старший был маленького роста, но выглядел крепышом.

—    У вас есть бензин,— сказал он невыразитель­но, просто констатируя факт.

—     Ровно столько, чтобы добраться до дому.

—     Я не говорю, что он у вас весь здесь. Я имею в виду, что у вас дома есть бензин, чтобы выбрать­ся отсюда.

Я сидела в оцепенении, держа руку на одеяле, там, где под ним был спрятан ключ. Бен стоял чуть впереди меня, и я видела его согнутые, наклонен­ные вперед плечи и выпуклость от головки молотка под майкой на его пояснице. Если бы он стоял пря­мо, подумала я, и держал плечи ровно, как и по­ложено их держать, то он бы выглядел шире и выше и показал бы этому человечку, но у того ведь пис­толет. Мои глаза все время возвращались к темно­му блеску оружия.

Бен сделал шаг вперед.

—     Не двигайся,— сказал человечек. Он перенес свой вес на другую ногу, расслабился и положил руку на пояс около пистолета.

—    Где ты спрятал бензин, на котором домой поедешь? Мы, пожалуй, с тобой проедемся и ты одолжишь нам немного горючки — той, что дома прячешь. И говори — где спрятал запас, чтобы до­мой вернуться? Иначе я позволю своим мальчикам немного порезвиться с вашим малышом, и, боюсь, вам это не понравится.

Малыш, я видела, был у кромки воды, вдалеке от них, а теперь он обернулся и следил за ними широ­ко раскрытыми глазами. Я глядела на напряжен­ные мышцы его жилистых рук и ног, и он напоми­нал ей гиббона, которого она видела очень давно в зоопарке. Его несчастное маленькое лицо вы­глядело старым, я подумала — слишком старым для трехлетнего ребенка. Мои пальцы сомкнулись вокруг прикрытого одеялом ключа. Малыша он пусть лучше не трогает.

Я услышала, как муж ответил:

—    Я не помню.

—    О, Бен,— сказала я.— Бен!

Незнакомец сделал движение, и двое молодых

сорвались с места, но Малыш рванулся первым, я это видела. Я схватила ключ, но запуталась в одеяле и долго не могла с ним справиться, потому что глаза были заняты тем, чтобы смотреть за бегу­щим Малышом и за теми двумя, которые его пре­следовали.

Я услышала крики и рычание позади себя.

—    О, Бен! — снова закричала я и обернулась. Бен боролся с незнакомцем, тот пытался исполь­зовать пистолет как дубинку, но он держал его не за тот конец, а Бен успел достать молоток, и он был сверху и сильнее.

Все было кончено в одну минуту. Я пустыми гла­зами следила за всем происходящим и сжимала в руках гаечный ключ, готовая в любую секунду вмешаться. Костяшки моих пальцев побелели. По ним проползли три паука.

Потом Бен, согнувшись, отбежал от тела, держа в одной руке молоток, а в другой пистолет.

—     Оставайся здесь,— крикнул он мне.

Я несколько минут смотрела на море и слушала его шум. Но овладевшие мною чувства стали сей­час гораздо более важными, чем постоянство морского простора. Я повернулась и побежала за мужем, ориентируясь по следам в мягком песке.

Я увидела его, бегущего вприпрыжку назад, из зарослей кустарника.

—     Что случилось?

—     Они убежали, когда увидели, что я гонюсь за ними с пистолетом старика. Хотя и патронов в нем нет. Так что давай теперь искать вместе.

—     Он исчез!

—     Ну ты же знаешь — он никогда не откликает­ся, когда его зовешь. Надо просто поискать во­круг. Он не может быть далеко. Я посмотрю в той стороне, а ты будь поблизости и гляди по сторонам. На всякий случай, если понадобится — бензин я спрятал вон под тем кустом.

—     Надо найти его, Бен. Он не отыщет дороги до­мой на таком расстоянии.

Он подошел ко мне, поцеловал и крепко прижал к себе, обхватив одной рукой за плечи. Я чувство­вала на его шее вздувшийся мускул, почти такой же твердый, как молоток, который он, не замечая это­го, прижал к моей руке. Я вспомнила время, четыре года назад, когда его объятия были мягкими и уют­ными. Тогда он не был лысым, но зато у него было довольно объемистое брюшко. Теперь он был твердый и подтянутый — что-то потерял, но что-то и вы­играл на этой планете...

Он опустил меня и двинулся на поиски, времена­ми оглядываясь, а я улыбалась и кивала ему, что­бы показать, что мне стало лучше после его объя­тий и поцелуя.

«Я умру, если что-то случится, и мы потеряем Малыша,— думала я,— но больше всего я боюсь потерять Бена. Тогда уж точно мир рухнет и все будет кончено».

И с нами тоже, первыми и последними переселен­цами на эту странную землю.

Я оглядывалась по сторонам, шепотом подзывая Малыша, зная, что нужно заглянуть под каждый куст и смотреть вперед и назад, высматривая все, что движется. Он такой маленький, когда сверты­вается в клубок, и он может сидеть так тихо и неза­метно. «Временами мне хочется, чтобы рядом с на­ми жил еще один трехлетний ребенок, чтобы было с кем сравнивать. Я так много забыла и не помню, как все это было раньше. Временами он меня про­сто поражает».

—     Малыш, Малыш. Мамочка хочет тебя ви­деть,— мягко звала я.— Иди ко мне. Еще есть вре­мя поиграть в песочке и осталось еще несколько яблок.

Я пошла вперед, раздвигая руками ветки кустов.

Бриз стал прохладнее, на небе появились обла­ка. Я дрожала в своих шортах и лифчике, но это бы­ло скорее от внутреннего холода, чем от внешнего. Я чувствовала, что поиски длятся уже долго, но часов у меня не было. И вряд ли я могла верно судить о времени, находясь в таком состоя­нии. Солнце опустилось уже достаточно низко. Скоро надо будет возвращаться домой, на корабль.

Кроме всего прочего, я смотрела, не появятся ли силуэты людей, которые не будут Беном или Ма­лышом.

И я уже не осторожничала, раздвигая ветви гаеч­ным ключом. Время от времени я выходила на­зад на пляж, чтобы поглядеть на одеяла, корзину, ведерко и совок, лежащие одиноко, поодаль от во­ды, и на лежащее тело с валяющейся рядом с ним красной кожаной шапочкой.

А затем, когда я в очередной раз вернулась по­смотреть, на месте ли все вещи, я увидела высокого двухголового монстра, живо идущего ко мне по бе­регу, и одна из голов, покачивающаяся прямо над другой, была покрыта волосами и принадлежала Малышу.

Солнце уже садилось. Розовое зарево насыти­лось более глубокими тонами и изменило все цвета вокруг, когда они подошли ко мне. Красная ткань шортов Бена выглядела в этом освещении не та­кой поблекшей. Песок стал оранжевым. Я побежа­ла им навстречу, смеясь и шлепая босыми ногами по мелкой воде, подбежала и крепко обняла Бена за талию, и Малыш сказал:

—     А-а-а.

—    Мы будем дома перед тем, как стемнеет,— сказала я.— У нас еще есть даже время разок оку­нуться.

Под конец мы стали упаковываться, а Малыш пытался завернуть труп в одеяло, временами ка­саясь его, пока Бен не дал ему за это шлепка, и он отошел в сторону, сел и стал тихонько хныкать.

По пути домой он заснул у меня на коленях, по­ложив голову мне на плечо, как я любила. Закат был глубокий, в красных и пурпурных тонах.

Я придвинулась к Бену.

—    Поездки к морю всегда утомляют,— сказа­ла я.— Я помню, и раньше так было. Я, кажет­ся, смогу этой ночью уснуть.

Мы в молчании ехали широкой, пустой отмелью.

У автомобиля не горели фары и другие огни, но это было все равно.

—     Мы в самом деле провели неплохой день,— сказала я.— Я чувствую себя обновленной.

—     Это хорошо,— ответил он.

Уже было темно, когда мы подъехали к кораблю. Бен заглушил мотор, и мы несколько мгновений сидели неподвижно, держась за руки, перед тем как начать выгружать вещи.

—    Это был хороший день,— повторила я.— И Малыш увидел море.

Я осторожно, чтобы не разбудить его, запустила руку Малышу в волосы, а потом зевнула:

—     Только вот — была ли это на самом деле суб­бота?

В руке у Малыша был маленький осколок ка­кого-то странного кристалла пурпурного цвета.

Магнитофон затих. Несколько последних щелч­ков нарушали звенящую тишину.

Донателло нажал кнопку «стоп» и выглянул в окно каюты.

Сумерки быстро превращались в ночь. Небо над морем было сплошь усыпано разноцветными звез­дами. Их отражения качались на воде, слегка под­рагивая, как крылья огромных цветов.

При свете звезд белели изогнутые очертания скалистых гребней.

—     Какая красота, о великий Будда! — прошеп­тал Донателло.— Где ты теперь, моя бесприютная Душа, какое рождение дарует тебе вновь Все­вышний, на какой из планет?

И, словно услышав его наполненные сердцем сло­ва, звездное небо откликнулось чистым девичьим голосом, повторяющим нежные строки:

— Хочу на башню высоко подняться,

Чтоб от тоски уйти как можно дальше.

Но и тоска идет за мной по следу

На самую вершину этой башни.

Как много перемен вокруг свершилось,

Где некогда нога моя ступала,

Как много убеленных сединою

Среди моих родных и близких стало!

Да, решено:

Я ухожу, на отдых,

Нет для меня решения иного.

Как будто за заслуги непременно

Всем следует присвоить титул хоу!

На облако гляжу, что, не имея

Пристанища, плывет по небосводу,

Я тоже стану облаком скитаться

И обрету желанную свободу!


—    Черепахи! — вдруг нарушил наступившую минуту тишины Микки,— пока вы слушали этот ящик с голосами из прошлых времен, я нашел в бумагах капитана кое-какие интересные записи.

—    Что же именно? — спросил Донателло.

—    Эта планета, как я понял, исходя из прочи­танного, когда-то, возможно, в самом начале своей жизни, представляла чуть ли не рай, о котором мечтали ее изыскатели... Микки огляделся по сто­ронам, а потом произнес:

—    Здесь росли деньги! И была совсем иная ци­вилизация, совсем как наша...

Черепахи дружно засмеялись.

—     Микки! Это ты называешь раем? — спросил Лео.

—     А почему и нет? — удивленно пожал плечами Микки.— В отличие от вас я не сторонник буддизма. И не стремлюсь стать бодхисатвой...

Кроме того, я уверен, что мы попали в ловушку!

—     Куда? — переспросил Раф.

—     В ловушку! Это земля-ловушка,— пояснил Микки.— Это космическая дыра, дыра во времени! Планета-ловушка... Вы же тоже слышали о таких!

В записях капитана этого корабля; можете себе представить, черепахи, упоминаются наши имена... И твое, Дон, и твое, Лео! Но держу пари — никто из нас не вспомнит ничего из этих рассказов.

—     Значит, то, что описано — происходило с на­ми либо в прошлом, о котором мы, конечно же, не можем помнить, либо произойдет в будущем,— сказал Лео.

—     Не знаю,— прервал его Микки,— не знаю, прошлое это или будущее, но там существовал кто-то другой, как мне кажется, а не я сам! Словно кто-то украл мое имя тогда; или я его у кого-то украл теперь... Или... я просто идиот и ничего не помню... Не одному же Дону можно проваливаться в глубины своей памяти... А? Черепахи? Может, и с нами произошло нечто подобное здесь? Со всеми?

—     Но как? Каким образом? — удивленно спро­сил Дон.

—     Никто из нас этого не знает! Это западня! — закричал Микки.— Мы попали в западню! Я уве­рен! Куда нам идти? Что делать?

—     А может быть, эта земля — отражение..— предложил Дон.

—     Чье? — заорал Микки.

—     Твое, мое, наше, отражение той, настоящей нашей Земли...

—     Мы все здесь свихнулись! — кричал Микки.— Мы стали похожи на идиотов, живущих в беспа­мятстве! Или это вообще не мы, а лишь наши души…

А тела наши преспокойно гуляют где-то в другом месте... Дон? Ты вот, к примеру никогда не был Фо­торепортером? Тебе это не снилось? О! Это еще не все!

Я был крайне богат! А ты, Лео, служил в одном премилом баре... Что вы на меня смотрите, как на идиота? Ну, скажи, Дон, что я — Микки-дурак! Скажи! Попробуй-ка!

Донателло подошел к другу и хлопнул его по плечу.

—    Ты просто еще спишь, Микки! — сказал он.— И твоя душа еще не родилась.

—     Да брось ты, Дон! — попробовал отшутиться Микки.— Вот послушайте, что я вам прочту. Уве­рен, что никому из вас ничего этого не снилось... Наберитесь терпения и выслушайте все так, если бы это происходило теперь... Кто знает, может быть, мы попали на этой проклятой планете в бу­дущее и, значит, есть возможность, его изменить или ускорить... Как ты считаешь, Дон?

Микки уселся в капитанском кресле, развернул кипу каких-то бумаг, вынутых из маленького ящика, стоящего прямо под бортовым окном, и стал читать.



Дон шел вдоль кирпичной стены, отделявшей го­родской дом Дж. Микки от пошлой действи­тельности Мертвой Земли. И вдруг увидел, как через стену перелетела двадцатидолларовая бу­мажка.

Донателло был не из тех, кто хлопает ушами, он себе клыки обломал в этом мертвом мире. И хоть никто не скажет, что Дон семи пядей во лбу, дураком его тоже считать не стоит. Поэтому неуди­вительно, что он, увидев деньги посреди улицы, очень быстро их подобрал.

Он оглянулся, чтобы проверить, не следит ли кто за ним.

Может, кто-то решил пошутить таким образом, или, еще хуже, отобрать деньги?

Но вряд ли за ним следили: в этой части города каждый занимался своим делом и принимал все ме­ры к тому, чтобы остальные занимались тем же, че­му в большинстве случаев помогали высокие стены. И улица, на которой Дом намеревался присвоить банкноту, была, по совести говоря, даже не улицей, а глухим переулком, отделяющим кирпичную стену резиденции Микки от изгороди другого банкира. Дон поставил там свою машину, потому что на бульваре, куда выходили фасады домов, не было свободного места.

Никого не обнаружив, Дон поставил на землю фотоаппараты и погнался за бумажкой, плывущей над переулком. Он схватил ее с резвостью кошки, ловящей мышь, и вот именно тогда-то он и заме­тил, что это не какой-нибудь доллар и даже не пяти-долларовик, а самые настоящие двадцать дол­ларов. Бумажка похрустывала — она была такой новенькой, что еще блестела, и, держа ее нежно кончиками пальцев, Дон решил отправиться к Лео и совершить одно или несколько возлияний, чтобы отметить колоссальное везение.

Легкий ветерок проносился по переулку, и лист­ва немногих деревьев, что росли в нем, вкупе с листвой многочисленных деревьев, что росли за за­борами и оградами на подстриженных лужайках, шумела, как приглушенный симфонический ор­кестр. Ярко светило солнце, и не было никакого на­мека на дождь, и воздух был чист и свеж, и мир был удивительно хорош. И с каждым моментом ста­новился все лучше.

Потому что через стену резиденции Дж. Микки вслед за первой бумажкой, весело танцуя по ветру, перелетели и другие.

Дон увидел их, и на миг его словно парализова­ло, глаза вылезли из орбит, и у него перехвати­ло дыхание. Но в следующий момент он уже начал хватать бумажки обеими руками, набивая ими кар­маны, задыхаясь от страха, что какая-нибудь из банкнот может улететь. Он был во власти убеж­дения, что, как только он подберет эти деньги, ему надо бежать отсюда со всех ног.

Он знал, что деньги кому-то принадлежат, и был уверен, что даже на этой улице не найдется че­ловека, настолько презирающего бумажные купю­ры, что он позволит им улететь и не попытается за­держать их.

Так что он собрал деньги и, убедившись, что не упустил ни одной бумажки, бросился к своей ма­шине.

Через несколько кварталов, в укромном месте он остановил машину на обочине, опустошил карма­ны, разглаживая банкноты и складывая их в ров­ные стопки на сиденье. Их оказалось куда больше, чем он предполагал.

Тяжело дыша, Дон поднял пачку — пересчитать деньги, и заметил, что из нее что-то торчит. Он попытался щелчком сбить это нечто, но оно оста­лось на месте. Казалось, что оно приклеено к одной из банкнот. Он дернул, и банкнота вылезла из пачки.

Это был черешок, такой же, как у яблока или вишни, черешок, крепко и естественно приросший к углу двадцатидолларовой бумажки.

Он бросил пачку на сиденье, поднял банкноту за черешок, и ему стало ясно, что совсем недавно черешок был прикреплен к ветке.

Дон тихо присвистнул.

«Денежное дерево»,— подумал он.

Но денежных деревьев не бывает. Никогда не было денежных деревьев. И никогда не будет де­нежных деревьев.

—     Мне мерещится чертовщина,— сказал он,— а ведь я уже несколько часов капли в рот не брал.

Ему достаточно было закрыть глаза — и вот оно, могучее дерево с толстым стволом, высокое, пря­мое, с раскидистыми ветвями, с множеством ли­стьев. И каждый лист — двадцати долларовая бу­мажка. Ветер играет листьями и рождает денеж­ную музыку, а человек может лежать в тени этого дерева и ни о чем не заботиться, только подби­рать падающие листья и класть их в карманы.

Он потянул за черешок, но тот не отдирался от бумажки. Тогда Дон аккуратно сложил банкноту и сунул ее в часовой кармашек брюк. Потом по­добрал остальные деньги и, не считая, сунул их в другой карман.

Через двадцать минут он вошел в бар, где работал Лео. Лео протирал стойку. Единственный одинокий посетитель сидел в дальнем углу бара, посасывая пиво.

—     Бутылку и рюмочку,— сказал Дон.

—     Покажи наличные,— сказал Лео.

Дон дал ему одну из двадцатидолларовых бу­мажек. Она была такой новенькой, что хруст ее громом прозвучал в тишине бара. Лео очень внима­тельно оглядел ее.

—     Кто это их делает? — спросил он.

—     Никто,— сказал Дон,— я их на улице под­бираю.

Лео передал ему бутылку и рюмку.

—     Кончил работу? Или только начинаешь?

—    Кончил,— сказал Дон.— Я снимал самого Дж. Микки!

Один журнал заказал его портрет.

—    Этого гангстера?

—    Он теперь не гангстер. Он магнат.

—     Ты хочешь сказать «богач». Чем он теперь занимается?

—     Не знаю. Но чем бы ни занимался, живет не­плохо. У него приличная хижинка на холме. А сам-то он — глядеть не на что.

—     Не понимаю, чего в нем нашел твой журнал?

—    Может быть, они хотят напечатать рассказ о том, как выгодно быть честным человеком.

Дон наполнил рюмку.

—    Мне-то что,— сказал он философски.— Если мне заплатят, я и червяка сфотографирую.

—     Кому нужен портрет червяка?

—     Мало ли психов на свете! — сказал Дон.— Может кому-нибудь и понадобится. Я вопросов не задаю. Людям нужны снимки, и я их делаю. И по­ка мне за них платят, все в порядке.

Дон с удовольствием допил и налил снова.

—    Лео,— спросил он,— ты когда-нибудь слы­шал, чтобы деньги росли на деревьях?

—    Ты ошибся,— сказал Лео — деньги растут на кустах.

—    Если могут на кустах, то могут и на деревьях. Ведь что такое куст? Маленькое дерево.

—    Ну уж нет,— возразил Лео, малость смутив­шись.— Ведь на самом деле деньги и на кустах не растут. Просто поговорка такая.

Зазвонил телефон, и Лео подошел к нему.

—    Это тебя,— сказал он.

—    Кто бы мог догадаться, что я здесь? — уди­вился Дон.

Он взял бутылку и пошел вдоль стойки к теле­фону.

—    Ну,— сказал он в трубку,— вы меня зва­ли, говорите.

—    Это Микки.

—    Сейчас ты скажешь, что у тебя для меня рабо­та. И что ты мне дня через два заплатишь. Сколь­ко, ты думаешь, я буду на тебя работать бес­платно?

—    Если ты это для меня сделаешь, Донателло, я тебе все заплачу. И не только за это, но и за все, что ты делал раньше. Сейчас мне нужна твоя по­мощь. Понимаешь, машина слетела с дороги и по­пала прямо в море и страховая компания уве­ряет...

—    Где теперь машина?

—    Все еще в море. Они ее вытащат не сегодня- завтра, а мне нужны снимки...

—    Может, ты хочешь, чтобы я забрался в залив и снимал под водой?

—    Именно так. Я понимаю, что это нелегко. Но я достану водолазный костюм и все устрою. Я бы те­бя не просил, но ты единственный человек...

—    Не буду я этого делать,— уверенно сказал Дон,— у меня слишком хрупкое здоровье. Если я промокну, то схвачу воспаление легких и у меня разболятся зубы, а кроме того, у меня аллергия к водорослям, а залив почти наверняка полон кувшинок и всякой травы.

—    Я тебе заплачу вдвойне! — в отчаянии во­пил Микки.— Я тебе даже втройне заплачу!

—    Знаю,— сказал Дон,— ты мне ничего не за­платишь.

Он повесил трубку и, не выпуская из рук бутыл­ки, вернулся на старое место.

—    Тоже мне,— сказал он, выпив две рюмки под­ряд,— чертов способ зарабатывать себе на жизнь.

—    Все способы чертовы,— сказал Лео фило­софски.

—    Послушай, Лео, та бумажка, которую я тебе дал, она в порядке?

—    А что?

—     Да нет, просто ты похрустел ею.

—    Я всегда так делаю. Клиенты это любят.

И он машинально протер стойку снова, хотя та была чиста и суха.

—    Я в них разбираюсь не хуже банкира,— ска­зал он.— Я фальшивку за пятьдесят шагов учую. Некоторые умники приходят сбыть свой товар в бар, думают, что это самое подходящее место. Надо быть начеку.

—    Ловишь их?

—    Иногда. Не часто. Вчера здесь один рассказы­вал, что теперь до черта фальшивых денег, которые даже эксперт не отличит. Рассказывал, что правительство с ума сходит — появляются деньги с оди­наковыми номерами. Ведь на каждой бумажке свой номер. А когда на двух одинаковый, значит, одна из бумажек фальшивая. Дон выпил еще и вернул бутылку.

—    Мне пора,— объявил он.— Я сказал своей де­вушке, что загляну. Она у меня не любит, когда я накачиваюсь.

—    Не понимаю, чего она с тобой возится,— сказал Лео.— Работа у нее в ресторане хорошая, столько ребят вокруг. Некоторые и не пьют, и ра­ботают вовсю...

—    Ни у кого из них нет такой души, как у меня,— сказал Дон.— Ни один из этих механиков и шофе­ров не отличит закат солнца от яичницы.

Лео дал ему сдачи с двадцати долларов.

—    Я вижу, ты со своей души имеешь,— сказал он.

—    А почему бы и нет! — ответил Дон.— Само собой разумеется.

Он собрал сдачу и вышел на улицу.

Девушка ждала его, и в этом не было ничего уди­вительного. Всегда с ним что-нибудь случалось, и он всегда опаздывал, и она уже привыкла ждать.

Она сидела за столиком. Дон поцеловал ее и сел напротив. В ресторане было пусто, если не счи­тать новой официантки, которая убирала со стола в другом конце зала.

—    Со мной сегодня приключилась удивитель­ная штука,— сказал Дон.

—     Надеюсь, приятная? — сказала девушка.

—    Не знаю еще,— ответил Дон.— Может быть, и приятная. С другой стороны, я, может быть, хлеб­ну горя.

Он залез в часовой кармашек, достал банкноту, расправил ее, разгладил и положил на стол.

—    Что это такое? — спросил он.

—     Зачем спрашивать, Дон. Это двадцать дол­ларов.

—    А теперь посмотри внимательно на уголок.

Она посмотрела и удивилась.

—    Смотри-ка! Черешок — воскликнула она.— Совсем как у яблока. И приклеен к бумаге.

—    Эти деньги с денежного дерева,— сказал Дон.

—     Таких не бывает,— сказала девушка.

—     Бывает,— сказал Дон, сам все более убеж­даясь в том.— Одно из них растет в саду Дж. Микки. Отсюда у него и деньги. Я раньше никак не мог понять, как эти боссы умудряются жить в больших домах, ездить на автомобилях длиной в квартал и так далее. Ведь чтобы заработать на это, им пришлось бы всю жизнь вкалывать. Могу поспо­рить, что у каждого из них во дворе растет де­нежное дерево. И они держат его в секрете. Только вот сегодня Микки забыл с утра собрать спелые деньги, и их сдуло с дерева через забор.

—     Но даже если бы денежные деревья сущест­вовали,— не сдавалась девушка,— боссы не смог­ли бы сохранить все в секрете. Кто-нибудь да до­знался бы. У них же есть слуги, а слуги...

—     Я догадался,— перебил ее Дон.— Я об этом думал и знаю, как это делается. В этих домах не простые слуги. Каждый из них служит семье много лет, и они очень преданные. И знаешь, почему они преданные? Потому что им тоже достается кое-что с этих денежных деревьев. Могу поклясться, что они держат язык за зубами, а когда уходят в от­ставку, сами живут как богачи. Им невыгодно бол­тать. И кстати, если бы всем этим миллионерам нечего было скрывать, к чему бы им окружать свои дома такими высокими заборами.

—     Ну, они ведь устраивают в садах приемы,— возразила девушка.— Я всегда об этом читаю в светской хронике.

—     А ты когда-нибудь была на таком приеме?

—     Нет, конечно.

—     То-то и оно, что не была. У тебя нет своего денежного дерева. И они приглашают только сво­их, только тех, у кого тоже есть денежные деревья. Почему, ты думаешь, богачи задирают нос и не хо­тят иметь дела с простыми смертными?

—    Ну ладно, нам-то что до этого?

—    Милая! Смогла бы ты мне найти мешок из- под сахара или что-нибудь в этом роде?

—    У нас их в кладовке сколько угодно. Могу принести.

—    И пожалуйста, вдень в него резинку, чтобы я мог потянуть за нее и мешок бы закрылся. А то, если придется бежать, деньги могут...

—     Дон, ты не посмеешь...

—    Как раз перед стеной стоит дерево. И один сук навис над ней. Так что я смогу привязать веревку.

—     И не думай. Они тебя поймают.

—     Ну, это мы посмотрим после того, как ты до­станешь мешок. А я пока пойду поищу веревку.

—    Но все магазины уже закрыты. Где ты доста­нешь веревку?

—     Это уж мое дело,— сказал Дон.

—    Тебе придется отвезти меня домой. Здесь я не смогу передать мешок.

—     Как только вернусь с веревкой.

—     Дон!

—    А!

—    А это не воровство? С денежным деревом?

—     Нет. Если даже у Дж. Микки и есть денежное дерево, он не имеет никаких прав держать его в са­ду. Дерево общее. Больше, чем общее. Какое у него право собирать все деньги с дерева и ни с кем не делиться?

—    А тебя не поймают за то, что ты делаешь фаль­шивые деньги?

—     Какие же это фальшивки? — возмутился Дон.— Никто их не делает. Там же нет ни пресса, ни печатной машины. Деньги сами по себе растут на дереве.

Она перегнулась через стол и прошептала:

—    Так, это так невероятно! Разве могут деньги расти на дереве?

—    Не знаю и знать не хочу,— ответил Дон.— Я не ученый; но скажу тебе, что эти ботаники на­учились делать удивительные вещи. Ты про Бер­банка слыхала? Он выращивал такие растения, что на них росло все, что ему хотелось. Они умеют выращивать совсем новые плоды, менять их размер и вкус и так далее. Так что если кому-нибудь из них пришло бы в голову вывести денежное дерево, для него это пара пустяков.

Девушка поднялась из-за стола.

—    Я пойду за мешком,— сказала она.

Дон забрался на дерево, которое росло в переул­ке у самой стены.

Он поднял голову и посмотрел на светлые, ос­вещенные луной облака. Через минуту или две об­лако побольше закроет луну, и тогда надо будет спрыгнуть в сад.

Дон посмотрел туда. В саду росло несколько де­ревьев, но отсюда нельзя было разобрать, какое из них было денежным. Правда, Дону показалось, что одно из них похрустывает листьями.

Он проверил веревку, которую держал в руке, мешок, заткнутый за пояс, и стал ждать, пока об­лако закроет луну.

Дом был тих и темен, и только в комнатах верх­него этажа поблескивал свет. Ночь, если не считать шороха листьев, тоже была тихой.

Край облака начал вгрызаться в луну, и Дон по­полз на четвереньках по толстому суку. Потом привязал веревку и опустил ее конец.

Проделав все это, он замер на секунду, прислу­шиваясь и приглядываясь к тихому саду.

Никого не было.

Он соскользнул вниз по веревке и побежал к дереву, листья которого, как ему казалось, похру­стывали.

Осторожно поднял руку.

Листья были размером и формой с двадцати­долларовую банкноту. Он сорвал с пояса мешок и сунул в него пригоршню листьев. И еще, и еще...

«Как просто!—сказал он себе.— Как сливы. Будто бы я собираю сливы. Так же просто, как со­бирать...»

«Мне нужно всего пять минут,— говорил он се­бе.— И все. Чтобы пять минут мне никто не мешал».

Но пяти минут у него так и не оказалось: у него не было ни минуты.

Яростный смерч налетел на него из темноты. Он ударил его по ноге, впился в ребра и разорвал ру­башку. Смерч был яростен, но беззвучен, и в пер­вые секунды Дону показалось, что этот сторож- смерч бесплотен.

Дон сбросил с себя оцепенение внезапности и страха и начал сопротивляться так же безучастно, как и нападающая сторона. Дважды ему удава­лось ухватываться за сторожа, и дважды тот ус­кользал, чтобы вновь наброситься на Донателло.

Наконец он сумел вцепиться в сторожа так, что тот не мог пошевелиться, и поднял его над головой, чтобы размозжить о землю. Но в тот миг, когда он поднял руки, облако отпустило луну и в саду ста­ло светло.

Он увидел, что держит, и с трудом подавил возглас изумления.

Он ожидал увидеть собаку. Но это была не соба­ка. Это было не похоже ни на что, виденное им до сих пор. Он даже не слышал о таком.

Один конец этого существа представлял собой рот, другой был плоским и квадратным. Разме­ром оно было с терьера, но это был не терьер. У него были короткие, но сильные ноги, а руки бы­ли длинные, тонкие, заканчивающиеся крепкими когтями, и он подумал, как хорошо, что он схватил это существо, прижав его руки к телу. Сущест­во было белого цвета, безволосое и голое, как ощипанная курица. За спиной у него было прикрепле­но что-то, очень похожее на ранец. И тем не менее это было еще не самое худшее.

Грудь его была широкой, блестящей и твердой, как панцирь кузнечика, а на ней вспыхивали светя­щиеся буквы и знаки. Дона охватил ужас. Мысли молниеносно сменяли одна другую, он пытался удержать их, но они крутились где-то, и он никак, никак не мог привести их в порядок.

Наконец непонятные знаки исчезли с груди су­щества, и на ней появились светящиеся слова, написанные печатными буквами:

—    Отпусти меня!

Даже с восклицательным знаком на конце.

—     Дружище,— сказал Дон, основательно по­трясенный, но тем не менее уже пришедший в себя.— Я тебя не отпущу просто так. У меня есть насчет тебя кое-какие планы.

Он обернулся, нашел лежавший на земле мешок и пододвинул к себе.

—    Ты пожалеешь,— появилось на груди суще­ства.

—     Нет,— сказал Дон,— не пожалею.

Он встал на колени, быстро развернул мешок, за­сунул внутрь своего пленника и затянул резинку.

Внезапно на первом этаже дома вспыхнул свет и послышались голоса из окна, выходящего в сад. Где-то в темноте скрипнула дверь и захлопнулась с пустым гулким звуком. Дон бросился к веревке. Мешок мешал ему бежать, но желание убраться подальше помогло быстро вскарабкаться на дере­во. Он притаился среди ветвей и осторожно под­тянул к себе болтающуюся веревку, сворачивая ее свободной рукой.

Существо в мешке начало ворочаться и брыкать­ся. Он приподнял мешок и стукнул им о ствол. Существо сразу затихло.

По дорожке, утопающей в тени, кто-то прошел уверенным шагом, и Дон увидел в темноте огонек сигары. Раздался голос, явно принадлежащий Дж. Микки.

—     Раф!

—     Да, Микки,— отозвался Раф с веранды.

—     Куда, черт возьми, задевался гном?

—    Он где-то там! Он никогда не отходит да­леко от дерева. Ты же знаешь он за него отвечает.

Огонек сигары загорелся ярче. Видно, Микки яростно затянулся.

—    Не понимаю я этих здешних гномов! —ска­зал он.— Сколько лет прошло, а я их все не пони­маю.

—    Правильно! — сказал Раф.— Их трудно по­нять.

Дон чувствовал запах дыма. Судя по запаху, это была хорошая сигара.

Ну и понятно, Микки конечно, курит самые луч­шие. Не будет же человек, у которого растет де­нежное дерево, задумываться о цене сигар!

Дон осторожно отполз по суку, стараясь при­близиться к стене.

Огонек сигары дернулся и обернулся к нему,— значит, Микки услышал шум на дереве.

—     Кто там? — крикнул он.

—     Я ничего не слышал, Микки! Это, наверное, ветер.

—     Никакого ветра нет, дурак. Это опять та же кошка.

Дон прижался к ветке, неподвижный, но вместе с тем собранный в комок, готовый действовать, как только в этом возникнет необходимость. Он выру­гал себя за неосторожность.

Микки сошел с дорожки и стоял, освещенный лунным светом, разглядывая дерево.

—     Там что-то есть,— объявил он торжествен­но.— Листва такая густая, что я не могу разгля­деть — в чем дело. Но могу поклясться — это та самая чертова кошка. Она просто преследует гнома.

Он вынул сигару изо рта и выпустил несколько изумительных по форме колец дыма, которые, как привидения, поплыли в воздухе.

—     Раф! — крикнул он,— принеси-ка мне ружье! Оно с тобой рядом, стоит прямо за дверью.

Этого было достаточно, чтобы Дон бросился к стене. Он едва не упал, но удержался. Он уронил веревку, чуть не потерял мешок. Гном внутри сно­ва начал трепыхаться.

—     Тебе что, попрыгать охота? — яростно заши­пел Дон.

Он перекинул мешок через забор и услышал, как тот ударился о мостовую. Дон надеялся, что не убил гнома, так как его пленник мог оказаться ценным приобретением. Его можно будет продать по прибытию домой, на свою планету.

Дон добрался до стены и соскользнул вниз, не думая о последствиях, исцарапав руки и ноги.

Из-за забора доносились страшные вопли и леде­нящие кровь ругательства Дж. Микки.

Дон подобрал мешок и бросился к тому месту, где он оставил машину. Добежав, он кинул мешок внутрь, сел за руль и поехал по сложному, зара­нее разработанному маршруту, чтобы уйти от воз­можной погони.

Через полчаса Дон остановился у небольшого парка и принялся обдумывать ситуацию.

В ней было и плохое, и хорошее.

Ему не удалось собрать урожай с дерева, как он намеревался, и к тому же теперь Микки обо всем известно, и вряд ли удастся повторить набег.

С другой стороны, Дон теперь знал наверняка, что денежные деревья существуют, и у него был настоящий местный гном, вернее, он предполагал, что эту штуку зовут гномом.

И этот гном — такой тихий в мешке — основа­тельно поцарапал его, охраняя дерево.

При свете луны Дон видел, что руки его в крови, а царапины на ребрах под разорванной рубашкой жгли огнем. Штанина промокла от крови.

Он почувствовал, как мурашки побежали по ко­же. Человеку ничего не стоит подцепить инфекцию от неизвестной зверюги.

А если пойти к доктору, тот обязательно спро­сит, что с ним случилось. Он, конечно, сможет со­слаться на собаку. Но вдруг доктор поймет, что это совсем не собачьи укусы? Вернее всего, доктор со­общит, куда следует.

Нет, решил он, слишком многое поставлено на карту, чтобы рисковать,— никто не должен знать о его открытии. Потому что пока Дон — един­ственный человек, знающий о денежном дереве, из этого можно извлечь выгоду. Особенно, если у него есть гном, таинственным образом связанный с этим деревом, которого, даже и без дерева, если повезет, можно превратить в деньги.


Он снова завел машину.

Минут через пятнадцать он остановил ее в пере­улке, в который выходили задние фасады старых многоквартирных домов.

Он вылез из машины, прихватив с собой мешок.

Гном все еще был неподвижен.

—     Странно,— сказал Дон.

Он положил руку на мешок. Мешок был теплым, а гном чуть пошевелился.

—     Жив еще,— сказал Дон с облегчением.

Он пробирался между мусорных урн, штабелей гнилых досок и груд пустых консервных банок. Кошки, завидя его, разбегались в темноте.

—     Ничего себе местечко для девушки,— ска­зал себе Дон.— Совершенно неподходящее место для такой девушки, как моя.

Он отыскал черный ход, поднялся по скрипучей лестнице, прошел по коридору и нашел дверь в ком­нату любимой. Она схватила его за рукав, втащила в комнату, захлопнула дверь и прижалась к ней спиной.

—     Я так волновалась, Дон!

—     Нечего было волноваться,— сказал Дон.— Непредвиденные осложнения. Вот и все.

—     Какие у тебя руки! — вскрикнула она.— А ка­кая рубашка!

Дон весело подкинул мешок.

—     Это все пустяки, моя крошка! — сказал он,— Главное, посмотри, что в мешке.

Он огляделся.

—     Окна закрыты?

Она кивнула.

—     Передай мне настольную лампу,— сказал он,— сойдет вместо дубинки.

Девушка вырвала провод из штепселя, сняла абажур и протянула ему лампу.

Он поднял лампу, наклонился над мешком и раз­вязал его.

—     Я его пару раз стукнул,— сказал он,— и пере­бросил через забор, так что он, наверное, оглушен, но все-таки рисковать не стоит.

Он перевернул мешок и вытряхнул гнома на пол. За ним последовал дождь из двадцатидол­ларовых бумажек. Гном с достоинством поднялся с пола и встал вертикально, хотя трудно было по­нять, что он стоит прямо. Его задние конечности были такими короткими, а передние — такими длинными, что казалось, будто он сидит, как со­бака.

Больше всего гном был похож на волка, или вер­нее на карикатурного бульдога, воющего на луну.

Девушка испустила отчаянный визг и бросилась в спальню, захлопнув за собой дверь.

—     Замолчи ты, бога ради! — сказал Дон.— Всех перебудишь. Подумают, что я тебя убиваю.

На груди гнома загорелась надпись:

—     Голоден. Когда будем есть?

Гном проглотил слюну. Он почувствовал, как холодный пот выступил у него на лбу.

—     В чем дело? — продолжал гном.

—     Говори, я слышу.

Кто-то громко постучал в дверь.

Дон быстро огляделся и увидел, что пол засыпан деньгами. Он принялся собирать их и рассовывать по карманам.

В дверь продолжали стучать.

В дверях стоял мужчина в нижнем белье. Он был высок и мускулист и возвышался над Доном. Из-за его плеча выглядывала женщина.

—    Что здесь происходит? — спросил мужчи­на.— Мы слышали, как кричала женщина.

—     Мышку увидела,— сказал Дон.

Мужчина не спускал с него глаз.

—     Большую мышку,— уточнил Дон.— Может быть, даже крысу.

—    А вы Донателло... с вами что случилось? Где это вы так рубаху порвали?..

—     В карты играл,— сказал Дон и попытался захлопнуть дверь.

Но мужчина распахнул ее еще шире и вошел в комнату.

—     Если вы не имеете ничего против, я бы взгля­нул ... — сказал он.

С замиранием сердца Дон вспомнил о гноме.

Он обернулся. Но гнома не было.

Открылась дверь спальни, и вышла девушка. Она была холодна как лед.

—     Вы здесь живете? — спросил мужчина в ис­поднем.

—     Да, здесь,— сказала женщина, оставшаяся в дверях.— Я ее часто вижу в коридоре.

—     Этот парень к вам пристает?

—     Ни в коем случае,— сказала девушка.— Это мой друг.

Мужчина обернулся к Дону.

—     Ты весь в крови,— сказал он.

—    Что делать...— ответил Дон.— Всегда из меня кровь идет.

Женщина потянула мужчину за рукав.

Девушка сказала:

—     Уверяю вас, ничего не произошло.

—     Пошли, милый,— настаивала женщина, про­должая тянуть его за рукав.— Она в нас не нуж­дается.

Мужчина неохотно ушел.

Дон захлопнул дверь и запер ее.

—     Черт возьми,— сказал он,— нам придется от­сюда сматываться. Он будет думать об этом, потом позвонит в полицию, они явятся и заберут нас...

—     Мы ничего не сделали, Дон — сказала де­вушка.

—     Может и так. Но я полицию не люблю. Не хочу отвечать на вопросы.

Она подошла к нему ближе.

—     Он прав, ты весь в крови,— сказала она.— И руки, и рубашка.

—     И нога тоже,— сказал он.— Это меня гном обработал.

Гном вышел из-за кресла.

—     Не хотел недоразумений, всегда прячусь от незнакомых.

—     Вот так он и говорит,— сказал Дон, не скры­вая восторга.

—     Что это? — спросила девушка, отходя на два шага.

—     Я гном, денежный гном.

—     Мы встретились под денежным деревом,— сказал Дон.— Малость повздорили. Он имеет ка­кое-то отношение к дереву — то ли стережет его, то ли еще что.

—     Ты денег достал?

—     Немного. Понимаешь, этот гном.

—     Голоден,— зажглось на груди у гнома.

—     Иди сюда,— сказала девушка,— я тебя пере­вяжу.

—     Да ты что, не хочешь послушать?

—      Не очень. Ты снова попал в переделку. Мне кажется, что ты нарочно попадаешь в переделки.

Она повела его в ванную.

—     Сядь на край ванны,— сказала она.

Гном подошел к двери и остановился.

—     У вас нет никакой пищи? — спросил он.

—     О, боже мой! — воскликнула девушка.— А что вы хотите?

—     Фрукты, овощи.

—     Там, в кухне, на столе есть фрукты. Вам пока­зать?

—     Сам найду,— заявил гном и исчез.

—    Не пойму этого коротышку,— сказала девуш­ка.— Сначала он тебя искусал, а теперь, выхо­дит, стал лучшим другом.

—     Я его стукнул пару раз,— ответил Дон.— Научил себя уважать.

—     И он еще умирает с голоду,— заметила де­вушка с осуждением.— Да сядь ты на край ванны. Я тебя обмою.

Он сел, а она достала из аптечки бутылку с чем-то коричневым, пузырек спирта, вату и бинт. Она встала на колени и закатала штанину Дона.

—     Плохо,— сказала она.

—     Это он зубами меня,— сказал Дон.

—     Надо пойти к доктору, Дон,— сказала де­вушка.— Можешь подцепить заражение крови. А вдруг у него грязные зубы?

—     Доктор будет задавать много вопросов. У меня и без него хватит неприятностей.

—     Дон, а что это такое?

—     Это гном.

—     А почему его зовут денежным?

—     Не знаю. Зовут, и все.

—     Зачем же ты тогда притащил его с собой?

—     Он стоит не меньше миллиона. Его можно продать у нас на планете. Я даже могу сам высту­пать с ним в ночном клубе. Показывать, как он говорит, и вообще.

Она быстро и умело промыла ему раны.

—    И вот еще почему я его сюда притащил,— сказал Дон.— Дж. Микки у меня в руках. Я знаю кое-что такое... У меня теперь гном, а гном как-то связан с этими денежными деревьями.

—     Это что же, шантаж?

—     Ни в коем случае! Я в жизни никого не шан­тажировал. Просто у меня с Микки небольшое дельце. Может быть, в благодарность за то, что я держу язык за зубами, он подарит мне одно из сво­их денежных деревьев.

—     Но ты же сам говоришь, что там всего одно денежное дерево.

—    Это я одно видел. Но там темно, может, дру­гих я и не заметил. Ты понимаешь, такой че­ловек, как Микки никогда не удовлетворится од­ним денежным деревом. Если у него есть и двадца­тидолларовые деревья, и пятидесятидолларовые, а может быть, даже стодолларовые.

Он вздохнул:

—    Хотел бы я провести всего лишь пять ми­нут под стодолларовым деревом! На всю бы жизнь себя обеспечил. Я бы обеими руками рвал.

—     Сними рубашку,— сказала девушка.— Мне нужно добраться до царапин.

Дон стащил рубашку.

—     Знаешь что,— сказал он,— могу поклясться, что не только у Микки есть денежные деревья. У всех богачей есть. Они, наверно, объединились в секретное общество и поклялись никогда об этом не болтать. Я не удивлюсь, что все деньги идут оттуда. Может быть, теперь никто вовсе не печатает никаких денег, а только говорит, что печатает...

—    Замолчи,— скомандовала девушка,— и не дергайся.

Она наклеивала пластырь ему на грудь.

—    Что ты собираешься делать с гномом? — спросила она.

—    Мы его положим в машину и отвезем к Дж. Микки. Ты останешься в машине с гномом, и, если что-нибудь будет не так, дашь газ. Пока гном у нас — мы держим Микки на прицеле.

—    Ты с ума сошел! Чтобы я осталась одна с этой тварью! После всего, что она с тобой сделала!

—    Возьмешь палку и, если что не так, ты его палкой.

—    Еще чего не хватало,— сказала девушка.— Я с ним не останусь.

—    Хорошо,— сказал Дон,— мы его положим в багажник. Завернем в одеяло, чтобы не ушибся. Может, даже лучше, если он будет заперт.

Девушка покачала головой.

—    Надеюсь, так будет лучше, Дон. И надеюсь, что мы не попадем в переделку.

—    И не думай об этом,— ответил Дон.— Давай двигаться отсюда. Нам нужно выбраться, пока этот бездельник не догадается позвонить в полицию.

В дверях появился гном, поглаживая себя по животу.

—    Бездельник? — спросил он.— Что это такое?

—    О господи,— сказал Дон,— как я ему объяс­ню?

—    Бездельник — это подонок?

—    Здесь что-то есть,— согласился Дон.— Без­дельник — это похоже на подонка.

Микки сказал: «Все люди, кроме меня,— по­донки».

—    Знаешь, что я тебе скажу. Микки в чем-то прав,— сказал Дон.

—    Подонок — значит человек без денег.

—     Никогда не слышал такой формулировки,— сказал Дон.— Но если так, можете считать меня подонком.

Микки сказал: «Планета не в порядке — слиш­ком мало денег».

—     Вот тут я с ним полностью согласен.

—     Поэтому я на тебя больше не сержусь.

—    Боже мой,— сказала девушка.— Он оказался болтуном!

—    Мое дело — заботиться о дереве. Сначала я рассердился, но потом подумал: «Бедный подо­нок, ему нужны деньги, нельзя его винить».

—    Это с твоей стороны очень благородно,— ска­зал Дон,— но жаль, что ты не подумал об этом прежде, чем начал меня жевать. Если бы в моем распоряжении было хотя бы пять минут...

—    Я готова,— сказала девушка.— Если ты не передумал, поехали.

Дон медленно шел по дорожке, ведущей к две­рям дома Дж. Микки. Дом был темен, и луна скло­нялась к вершинам сосен, которые росли на другой стороне улицы.

Дон поднялся по кирпичным ступенькам и оста­новился перед дверью. Позвонил и подождал.

Никакого ответа.

Он снова позвонил, и снова никакого ответа.

Потянул дверь. Она была заперта.

«Сбежали»,— сказал Дон про себя.

Он вышел на улицу, обогнул дом и взобрался на дерево в переулке. Сад за домом был темен и мол­чалив. Дон долго наблюдал за ним, но не заметил никакого движения. Потом вытащил из кармана фонарик и посветил им. Светлый кружок прыгал в темноте, пока не наткнулся на участок разворо­ченной земли.

У него перехватило дыхание, и он долго освещал то место, пока не убедился, что не ошибся.

Он не ошибся. Денежное дерево исчезло. Кто-то выкопал его и увез.

Дон погасил фонарик и спрятал его в карман.

Спустился с дерева и вернулся к машине. Де­вушка не выключала мотора. 


—     Они смотались,— сказал Дон.— Никого нет. Выкопали дерево и смотались.

—     Ну и хорошо,— ответила девушка.— Я даже рада. Теперь ты по крайней мере не будешь ввязы­ваться в авантюры с денежными деревьями.

—     Поспать бы... — зевнул Дон.

—     Я тоже хочу спать. Поехали домой и вы­спимся.

—     Ты, может, выспишься, а я нет,— сказал Дон.— Укладывайся на заднем сиденье. Я сяду за руль.

—     Куда мы теперь?

—      Когда я видел Микки сегодня днем, он сказал мне, что у него есть дело за островом. На западе...

—     А ты тут при чем?

—     Вот что, если у него до черта денежных де­ревьев...

—      Но у него же только одно дерево. В саду воз­ле дома, на берегу моря, рядом с кораблем.

—     А может, и до черта. Может, это росло здесь только для того, чтобы Микки мог иметь в городе карманные деньги.

—     Ты хочешь сказать, что мы поедем к нему?

—    Сначала надо заправиться и посмотреть по карте, где этот остров. Спорим, что у него там це­лый денежный сад. Представь себе только — ряды деревьев и все в банкнотах.

Старик, сторож острова, сказал:

—    Ага,— сказал он.— У Микки дом за холма­ми, на том берегу. И даже название у дома есть — «Веселый холм». Вот скажите мне, с чего бы чело­веку так называть свой дом?

—    Чего только люди не делают! — ответил Дон.— Как туда поскорее добраться?

—     Вы спрашиваете?

—     Конечно...

Старик покачал головой.

—     Вас пригласили? Микки вас ждет?

—     Не думаю.

—     Тогда вам туда не попасть. Дом окружен забором. А у ворот стража, там даже специаль­ный домик для охранников. Так что, если Микки вас не ждет, не надейтесь туда попасть.

—     Я попробую.

—     Желаю успеха, но вряд ли у вас что-нибудь выйдет. Скажите мне лучше, зачем бы этому Микки так себя вести? Места здесь тихие. Никто из пере­селенцев не обносит своих домов оградой с колю­чей проволокой. Должно быть, он кого-то сильно боится.

—     Чего не знаю, того не знаю,— сказал Дон.— А все-таки, как туда добраться?

Старик достал из-под прилавка бумажный пакет, вытащил из кармана огрызок карандаша и лизнул грифель, прежде чем принялся медленно рисовать план.

—     Переедете через гору и поезжайте по этой дороге — налево не поворачивать, там дорога ведет к берегу. Доберетесь до оврага, и начнется холм. Наверху повернете налево, и оттуда до дома Микки останется немного.

Он еще раз лизнул карандаш и нарисовал гру­бый четырехугольник.

—     Вот тут,— сказал он.— Участок не ма­ленький. Микки купил четыре дома и объеди­нил их.

В машине ждала раздраженная девушка.

—     Сейчас ты скажешь, что с самого начала был неправ,— заявила она.— У него нет никакого дома.

—     Немного осталось,— ответил Дон.— Как там гном?

—     Опять проголодался, наверное. Стучит в ба­гажнике.

—     С чего бы ему проголодаться? Я ему два часа назад столько бананов скормил!

—     Может, ему скучно? Он чувствует себя оди­ноким?

—     У меня и без него дел достаточно,— сказал Дон.— Не хватает еще, чтобы я держал его за ручку.

Он забрался в машину, завел ее и поехал по пыльной улице, пересек мост, но вместо того, чтобы перебраться через овраг, повернул на дорогу, кото­рая вела вдоль реки. Если план, который нарисо­вал старик, был правильным, думал он, то, следуя по дороге вдоль берега, можно подъехать к дому с тыла.

Мягкие холмы сменились крутыми утесами, по­крытыми лесом и кустарником. Извилистая дорога сузилась. Машина подъехала к глубокому оврагу, разделявшему два утеса. По дну оврага протяну­лась полузаросшая колея.

Дон свернул на эту колею и остановился.

Затем вылез и постоял с минуту, осматривая овраг.

—     Ты чего встал? — спросила девушка.

—     Собираюсь зайти к Микки с тыла,— ска­зал он.

—     Не оставишь ли ты меня здесь?

—     Я ненадолго.

—     К тому же здесь москиты,— пожаловалась она, отгоняя насекомых.

—     Закроешь окна.

Он пошел, но она его окликнула:

—     Там гном остался.

—     Он до тебя не доберется, пока заперт в багаж­нике.

—     Но он так стучит! Что, если кто-нибудь прой­дет мимо и услышит?

—     Даю слово, что по этой дороге уже недели две как никто не ездил.

Пищали москиты. Он попытался отогнать их.

—     Послушай, милая,— взмолился он,— ты хо­чешь, чтобы я с этим делом покончил, не так ли? Ты же ничего не имеешь против норковой шубы? Ты ведь не откажешься от бриллиантов?

—     Нет, наверно,— призналась девушка.— Только поспеши, пожалуйста. Я не хочу здесь си­деть, когда стемнеет.

Он повернулся и пошел вдоль оврага.

Все вокруг было зеленым — глухого летнего зе­леного цвета. И было тихо, если не считать писка москитов. Привыкший к бетону и асфальту горо­дов Дон ощутил страх перед зеленым безмолви­ем лесистых холмов.

Он прихлопнул москита и поежился.

—     Тут нет ничего, что повредило бы человеку,— вслух подумал он.

Путешествие было не из легких. Овраг вился между холмов, и сухое ложе ручья, заваленное валунами и грудами гальки, вилось от одного склона к другому. Время от времени Дону приходилось взбираться на откос, чтобы обойти завалы.

Москиты с каждым шагом становились все на­зойливее. Он обмотал шею носовым платком и надвинул шляпу на глаза. Ни на секунду не прек­ращая войны с москитами, он уничтожал их сот­нями, но толку было мало.

Овраг сузился и круто пошел вверх, Дон по­вернул и обнаружил, что дальнейший путь закрыт. Масса сучьев, обвитых виноградом, перекрывала овраг, завал смыкался с деревьями, растущими на отвесных скатах оврага.

Пробираться дальше не было никакой возмож­ности. Завал казался сплошной стеной. Сучья были скреплены камнями и сцементированы грязью, при­несенной ручьем. Цепляясь ногтями и нащупывая ботинками неровности, он вскарабкался наверх, чтобы обойти препятствие. Москиты бросились на него эскадроном, он отломил ветку с листьями и пытался отогнать их.

Так он стоял, тяжело дыша и хрипя, пытаясь наполнить легкие воздухом. И думал: как же это он умудрился попасть в такой переплет. Это при­ключение было не по нему. Его представления о природе никогда не распространялись за пределы ухоженного городского парка.

И вот, пожалуйста, он стоит где-то среди де­ревьев, старается вскарабкаться на богом забытые холмы, пробираясь к месту, где могут расти де­нежные деревья — ряды, сады, леса денежных деревьев.

—     Никогда бы не пошел на это, ни за что, кроме как за деньги,— сказал он себе.

Он огляделся и обнаружил, что завал был всего два метра толщиной и одинаковый по толщине на всей своей протяженности. Задняя сторона завала была гладкой, будто ее специально загладили. Нетрудно было понять, что ветви и камни накап­ливались здесь не годами, не были принесены ручьем, а были сплетены так тщательно, что стали единым целым.

Кто бы мог решиться на такой труд, удивлялся Дон. Здесь требовалось и терпение, и умение, и время.

Он постарался разобраться, как же были сплете­ны сучья, но ничего не понял. Все было так пере­путано, что казалось сплошной массой.

Немножко передохнув и восстановив дыхание, он продолжил путь, пробираясь сквозь ветви и тучи москитов.

Наконец деревья поредели, так что Дон уже ви­дел впереди синее небо. Местность выровнялась, но он не смог прибавить шагу — икры ног своди­ло от усталости, и ему пришлось идти с преж­ней скоростью.

Наконец он выбрался на поляну. С запада на­летел свежий ветер, и москиты исчезли, если не считать тех, которые удобно устроились в складках его пиджака.

Дон плашмя бросился на траву, дыша, как изму­ченный пес. Перед ним виднелась ограда дома Микки. Она, как блестящая змея, протянулась по склонам холмов. Перед ней виднелось еще одно препятствие — широкая полоса сорняков, как буд­то кто-то вскопал землю вдоль изгороди и посеял сорняки, как сеют пшеницу.

Далеко на холме среди крон деревьев смутно виднелись крыши. А к западу от зданий раски­нулся сад, длинные ряды деревьев.

Интересно, подумал Дон, это игра воображения или действительно форма деревьев была такой же, как у того дерева в прибрежном саду Микки? И только ли воображение подсказывало ему, что зелень листьев отличалась от зелени лесных де­ревьев и была цвета новеньких долларов?

Солнце палило ему в спину, и он почувствовал его лучи сквозь просохшую рубашку. Посмотрел на часы. Было уже больше трех.

Дон снова взглянул в сторону сада и на этот раз увидел среди деревьев несколько маленьких фи­гур. Он напрягся, чтобы разглядеть, кто это, и ему показалось, что это гномы, денежные гномы.

Дон начал перебирать различные варианты по­ведения на случай, если не найдет Микки и самым разумным ему представилось забраться в сад. Он пожалел, что не захватил с собой мешка из-под сахара, который дала ему девушка.

Беспокоила его и изгородь, но он отогнал эту мысль. Об изгороди надо будет думать, когда подойдет время перелезать через нее.

Думая так, он полз по траве, и у него это непло­хо получалось. Он уже добрался до полосы сор­няков, и никто еще его не заметил. Как только он заберется в сорняки, будет легче, потому что там можно спрятаться. Он подкрадется к самой из­городи.

Он дополз до сорняков и вздрогнул, увидев, что это самые густые заросли крапивы, какие ему когда-либо приходилось видеть.

Он протянул руку, и крапива обожгла ее. Как оса. Он потер ожог.

Тогда он приподнялся, чтобы заглянуть за кусты крапивы. По склону изгороди спускался гном, и те­перь уже не было никакого сомнения, что под де­ревьями виднелись именно гномы.

Дон нырнул за крапиву, надеясь, что гном его не заметил. Он лежал ничком на траве. Солнце пекло, и ладонь его, обожженная крапивой, горела как ошпаренная. И уже нельзя было решить, что хуже: москитные укусы или ожог крапивы.

Дон заметил, что крапива колышется, будто под ветром, и это было странно, потому что ветер как раз затих.

Крапива продолжала колыхаться и, наконец, легла по обе стороны, образовав дорожку от него к изгороди. И вот перед ним оказалась тропинка, по которой можно было пройти к самой изгороди.

За изгородью стоял гном, и на груди у него горе­ла яркая надпись печатными буквами:

—     Подойди сюда, подонок.

Дон заколебался на мгновение. То, что его обна­ружили, никуда не годилось. Теперь уже наверня­ка все труды и предосторожности пропали даром, и таиться дальше в траве не имело никакого смысла. Он увидел, что другие гномы спускались по склону к изгороди, тогда как первый продол­жал стоять, не гася пригласительной надписи на груди.

Потом буквы погасли. Но крапива продолжала лежать, и дорожка оставалась свободной. Гномы, которые спускались по склону, тоже подошли к из­городи, и все пятеро — их было пятеро — выстрои­лись в ряд.

У первого на груди загорелась новая надпись:

—    Трое гномов пропали.

А на груди второго зажглось:

—    Ты нам можешь сообщить?

У третьего:

—    Мы хотим с тобой поговорить.

У четвертого:

—    О тех, кто пропал.

У пятого:

—    Подойди, пожалуйста, подонок.

Дон поднялся с земли. Это могло быть ловушкой. Чего он добьется, разговаривая с гномами? Но отступать было поздно: он мог вовсе лишиться возможности подойти к изгороди.

С независимым видом он медленно зашагал по дорожке.

Добравшись до изгороди, он сел на землю, так что его голова была на одном уровне с головами гномов.

—     Я знаю, где один из них,— сказал он,— но не знаю, где двое других.

—     Ты знаешь об одном, который был в городе с Микки.

—     Да.

—     Скажи нам, где он.

—     В обмен.

На всех пятерых зажглись надписи:

—     Обмен?

—     Я вам скажу, где он, а вы впустите меня в сад на час, ночью, так, чтобы Микки не знал. А потом выпустите обратно.

Они посовещались — на груди у каждого вспы­хивали непонятные значки. Потом они повернулись к нему и выстроились плечом к плечу.

—     Мы этого не можем сделать.

—     Мы заключили соглашение.

—     Мы дали слово.

—     Мы растим деньги.

—     Микки их распространяет!

—     Я бы их не стал распространять,— сказал Дон.— И могу обещать, что не буду их распростра­нять. Я их себе оставлю.

—     Не пойдет,— заявил гном № 1.

—     А это что за соглашение с Микки? Почему это вы его заключили?

—     Из благодарности,— сказал гном № 2.

—     Не разыгрывайте меня. Чувствовать благо­дарность к Микки?

—     Он нашел нас.

—     Он спас нас.

—     Он защищает нас.

—     И мы его спросили: «Что мы можем для вас сделать?»

—     Ага, а он сказал: вырастите мне немножко денег.

—     Он сказал, что планета нуждается в деньгах.

—     Он сказал, что деньги сделают счастливыми всех подонков вроде тебя.

—     Черта с два! — сказал Дон с негодованием.

—     Мы их растим.

—     Он их распространяет.

—     Совместными усилиями мы сделаем всю пла­нету счастливой.

—     Нет, вы только посмотрите, какая милая ком­пания миссионеров!

—     Мы тебя не понимаем.

—     Миссионеры — люди, которые занимаются всякими благотворительными делами. Творят доб­рые дела.

—     Мы делали добрые дела на многих планетах. Почему не делать добрые дела здесь?

—     А причем тут деньги?

—     Так сказал Микки. Он сказал, что на планете всего достаточно, только не хватает денег.

—     А где те другие гномы, которые пропали?

—     Они не согласны.

—     Они ушли.

—     Мы очень волнуемся — что с ними?

—     Вы не пришли к общему мнению насчет того, стоит ли растить деньги? Они, наверно, думали, что лучше растить что-нибудь другое?

—     Мы не согласны относительно Дж Микки. Те считают, что он нас обманывает. А мы думаем, что он благородный человек.

«Вот тебе и компания! — подумал Дон.— Ничего себе, благородный человек!»

—     Мы говорили достаточно. Теперь прощай.

Они повернулись как по команде и зашагали по

склону обратно к саду.

—     Эй! — крикнул Дон, вскакивая на ноги.

Сзади раздалось шуршание, и он обернулся.

Крапива распрямилась и закрыла дорожку.

—     Эй! — крикнул он снова, но гномы не обра­тили на него никакого внимания. Они продолжали взбираться на холм.

Дон стоял на вытоптанном участке, а вокруг под­нималась стеной крапива — листья ее поблескива­ли под солнцем. Крапива протянулась футов на сто от изгороди и доставала Дону до плеч.

Конечно, человек может пробраться сквозь кра­пиву. Ее можно раздвигать ботинками, топтать, но время от времени она будет жечь и, пока выбе­решься наружу, будешь весь обожжен до костей. Да и хочется ли ему выбраться отсюда?

В конце концов, он был не в худшем положении, чем раньше. Может, даже в лучшем. Ведь он без­болезненно пробрался сквозь крапиву. Правда, гномы предательски оставили его здесь.

Нет никакого смысла сейчас идти обратно, поду­мал он. Ведь все равно придется возвращаться тем же путем, чтобы добраться до изгороди.

Он не смел перелезть через изгородь, пока не стемнело. Но и деваться больше было некуда.

Присмотревшись к изгороди, он понял, что пере­браться через нее будет нелегко. Восемь футов металлической сетки и поверху три ряда колючей проволоки, прикрепленной к брусьям, наклонен­ным к внешней стороне.

Сразу за изгородью стоял старый дуб, и если бы у него была веревка, он мог бы закинуть ее на ветви дуба, но веревки у него не было, так что пришлось обойтись без нее.

Он прижался к земле и почувствовал себя очень несчастным. Тело саднило от москитных укусов, рука горела от крапивного ожога, ныли нога и царапины на груди, а кроме того, он не привык к такому яркому солнцу. Ко всему прочему раз­болелся зуб. Этого еще не хватало!

Он чихнул, боль отдалась в голове, и зуб заболел еще сильнее. «В жизни не видал такой крапивы!» — сказал он себе, устало разглядывая могучие стебли.

Почти наверняка гномы помогли Микки ее вы­растить. У гномов неплохо получалось с расте­ниями. Уж если они умудрились вырастить денеж­ные деревья, значит они могли сотворить какие хочешь растения. Он вспоминал, как гном заставил крапиву улечься и расчистить для него дорожку. Наверняка это сделал именно гном, потому что вет­ра почти не было, а если бы даже ветер и был, он все равно не мог бы дуть сразу в две стороны.

Он никогда не слышал ни о ком, похожем на этих гномов. А они говорили что-то о добрых делах на других планетах. Но что бы они ни делали на дру­гих планетах, на этой их явно провели.

Филантропы, подумал он. Миссионеры, может быть, из другого мира. Компания идеалистов. И вот застряли на планете, которая, может быть, ничем не похожа ни на один из миров, где они побывали.

Понимают ли они, что такое деньги, задумался он. Интересно, что за байку преподнес им Микки?

Видно, он был здесь первым, кто на них на­толкнулся. Будучи человеком опытным в денеж­ных делах и в обращении с людьми, он сразу понял как воспользоваться счастливой встречей. К тому Микки имеет организацию, достаточно солидную, хорошо усвоившую законы самосохранения, так что она смогла обеспечить секретность. Одному бы человеку не справиться.

Вот так гномов и провели, полностью одурачили. Хотя нельзя сказать, что гномы глупы. Они изу­чили их язык. И не только разговорный и сообра­жают неплохо. Они, наверное, даже умнее, чем кажутся. Ведь между собой они общаются беззвуч­но, а приучились же разбирать звуки нашей чело­веческой речи.

Солнце давно уже исчезло за зарослями кра­пивы. Скоро наступят сумерки, и тогда мы примем­ся за дело, сказал себе Дон.

Сзади крапива зашуршала, и он вскочил. Может быть, дорожка снова образовалась, лихорадочно подумал он. Может быть, дорожка образуется автоматически, в определенные часы.

Это было до какой-то степени правдой. Дорожка и в самом деле образовалась. И по ней шел еще один гном. Крапива расступилась перед ним и сомкнулась, как только он прошел.

Гном подошел к Дону:

— Добрый вечер, подонок.

Это не мог быть гном, запертый в багажнике. Это, должно быть, один из тех, что отказались участвовать в денежном деле.

—     Ты больной?

—     Все чешется,— сказал Дон,— и зуб болит, и каждый раз, как чихну, кажется, голова раска­лывается.

—     Могу починить.

—     Разумеется, ты можешь вырастить аптечное дерево, на каждой ветке которого будут расти таб­летки, и бинты, и всякая чепуха.

—     Очень просто.

—     Ну ладно,— сказал Дон и замолчал. Он по­думал, что и в самом деле для гнома это может быть очень просто. В конце концов, большинство лекарств добывается из растений, а уж никто не сравнится с гномами по части выращивания дико­винных растений.

—     Ты можешь мне помочь,— сказал Дон с энту­зиазмом.— Ты можешь лечить разные болезни. Ты можешь даже найти средство против рака и изо­брести что-нибудь, чем будут лечить сердечные болезни. Да возьмем, к примеру, обычную про­студу...

—     Прости, друг. Но мы с вами не хотим иметь ничего общего. Вы нас выставили на посмешище.

—     Ага, значит, ты один из тех, кто убежал? — сказал Дон с волнением в голосе.— Ты раскусил игру Микки...

Но гном уже не слушал его. Он как-то подтянул­ся, стал выше и тоньше, и губы его округлились, будто он собирался крикнуть. Но он не издал ни единого звука. Ни звука, но казалось, будто у Дона застучали зубы. Это было удивительно — словно вопль ужаса раздался в тишине сумерек, где ветер тихо шелестел в темнеющих деревьях, шуршала крапива и вдали кричала птица, возвращавшаяся в гнездо.

По другую сторону изгороди раздались звуки шагов, и в густеющих сумерках Дон увидел пяте­рых гномов, бегущих вниз по склону.

Что-то происходит, подумал Дон. Он был уверен в этом. Он ощутил серьезный момент, но не по­нимал, что бы это могло значить.

Гном рядом с ним издал нечто вроде крика, но крика слишком высокого, чтобы его могло уловить человеческое ухо, и теперь, заслышав этот крик, гномы из сада бежали к нему.

Пятеро гномов достигли изгороди и выстроились вдоль нее. На груди их переливались непонятные значки и буквы их родного языка. И грудь того, что стоял рядом с Доном, тоже светилась непонятными значками, которые менялись так быстро, что каза­лись живыми.

Это спор, подумал Дон. Пятеро за изгородью спорили с тем, кто стоял снаружи, и в споре ощу­щалось напряжение.

А он стоял здесь, как случайный прохожий, по­павший в гущу семейного скандала.

Гномы махали руками, и в спускающейся темно­те знаки на них, казалось, стали ярче.

Ночная птица с криком пролетела над ними, и Дон поднял голову посмотреть, что это за птица, и тут же увидел людей, бегущих к изгороди. Силуэ­ты их ясно виднелись на фоне светлого неба.

—     Эй, смотрите! — крикнул Дон и сам удивился, зачем это он кричит.

Заслышав его, пятеро гномов обернулись, и на них появились одинаковые надписи, как будто они внезапно обо всем договорились.

Раздался треск, и Дон снова поднял голову. Он увидел, что старый дуб клонится к изгороди, как будто его толкает гигантская рука. Дерево клони лось все быстрее и наконец с силой ударило по изгороди. Дон понял, что пора бежать.

Он отступил на шаг, когда опустил ногу, то не обнаружил земли. Он с секунду старался удержать равновесие, но не смог и свалился в яму. Тут же над его головой раздался грохот, и громадное дере­во, разнеся изгородь, упало на землю.

Дон лежал тихо, не смея пошевелиться. Он ока­зался в какой-то канаве. Она была неглубокая, но он упал очень неудачно и прямо в спину ему чуть не вонзился острый камень. Над ним нависала путаница ветвей и сучьев — своей верхушкой дуб закрыл канаву. По ветвям пробежал гном. Он бе­жал шустро и беззвучно.

—    Они туда помчались,— раздался голос.— В лес. Их нелегко будет найти.

Ему ответил голос самого Дж. Микки.

—     Надо найти их, Раф! Мы не можем допустить, чтобы они сбежали.

После паузы Раф ответил:

—     Не понимаю, что это с ними. Казалось, они были всем довольны.

Микки выругался:

—     Это все фотограф. Ну, тот самый парень, который залез на дерево и сбежал от меня. Я не знаю, что он наделал и что еще наделает, но могу поклясться, что он в этом замешан. И он где-нибудь здесь.

Раф немного отошел, и Микки сказал:

—     Если он вам встретится, вы знаете, как по­ступить.

—     Конечно, босс.

—     Среднего роста, малохольный.

Они исчезли. Дон слышал, как они пробираются сквозь крапиву, кроя ее последними словами.

Дон поежился. Ему надо выбираться отсюда, и как можно скорее, потому что скоро взойдет луна.

Дж. Микки и его мальчики шутить не собира­лись. Они не могли позволить, чтобы их одурачили в таком деле. Если они его заметят, они будут стре­лять без предупреждения.

Сейчас, когда все охотятся за гномами, можно было забраться незаметно в сад. Хотя, вернее все­го, Микки оставил своих людей сторожить деревья.

Дон подумал немного и отказался от этой мысли. В его положении лучше всего было добраться как можно скорее до машины и уехать отсюда по­дальше.

Он осторожно выполз из канавы. Некоторое вре­мя он прятался в ветвях, прислушиваясь. Ни звука.

Он прошел сквозь крапиву, следуя по пути, про­топтанному людьми.

И побежал по склону к лесу. Впереди раздался крик, и он остановился, замер. Потом опять побе­жал, добрался до первых кустов и залег.

Вдруг он увидел, как из лесу, поднимаясь над вершинами деревьев, показался какой-то бледный силуэт. На нем поблескивали первые лучи лунного света. Он был острым сверху и расширялся кни­зу,— словом, походил на летящую рождествен­скую елку, оставляющую за собой светящийся след.

Внезапно Дон вспомнил о завале в овраге, спле­тенном так прочно. И тогда он понял, что это за елка летит по небу.

Гномы работали с растениями, как люди с метал­лами. Если они могли вырастить денежное дерево и послушную крапиву, то вырастить космический корабль для них не составляло большого труда.

Корабль, казалось, двигался медленно. С него свешивалось нечто вроде каната, на конце которого болталось вроде куклы что-то. Кукла корчилась и издавала визгливые крики.

Кто-то кричал в лесу:

— Это босс! Раф! Да сделай ты что-нибудь!

Но было ясно, что Раф ничего не сможет сделать.

Дон выскочил из кустов и побежал. Теперь самое время скрыться от этих людей. Они заняты судьбой босса, который все еще держится за канат — может быть, якорную цепь корабля, а может быть, плохо принайтовленную часть оболочки. Хотя, принимая во внимание искусство гномов, вряд ли можно было допустить, что они плохо принайтовили ка­кую-нибудь часть корабля.

Он отлично мог представить, что случилось: Микки увидел, как гномы влезают в корабль, и бро­сился к ним, крича, стреляя на ходу, и в этот мо­мент корабль стартовал, а свисающий с него канат крепко обвился вокруг его ноги. Дон достиг леса и побежал дальше вниз по склону, спотыкаясь о корни, падая и снова поднимаясь. И бежал, пока не ударился головой о дерево так, что искры посыпались из глаз.

Он сел на землю и ощупал лоб, убежденный, что проломил голову. Слезы у него лились и стекали по щекам. Но лоб не был проломлен, и крови не было, хотя нос заметно распух. Потом он поднялся и медленно пошел дальше, наощупь выбирая путь, потому что хоть луна и взошла, под деревьями было совершенно темно.

Наконец Дон добрался до сухого русла ручья и пошел вдоль него. Он заспешил, вспомнив, что девушка ждет его в машине. Она, верно, разозли­лась, подумал он. Ведь он обещал вернуться до темноты.

Он споткнулся о клубок переплетенных ветвей, оставшийся в овраге. Провел рукой по его почти полированной поверхности и постарался предста­вить, что случилось здесь несколько лет назад.

Космический корабль, падающий на Мертвую Землю, вышедший из-под контроля. А Микки ока­зался неподалеку...

Черт знает что бывает в наши дни, подумал Дон.

Если бы им встретился не Микки, а кто-нибудь другой, кто думает не только о долларах, теперь по всей Мертвой Земле могли бы расти рядами де­ревья и кусты, дающие человечеству все, о чем оно мечтает,— средства от всех болезней, настоящие средства от бедности и страха. И может быть, мно­гое другое, о чем мы еще и не догадываемся. Но теперь они улетели в корабле, построенном двумя не поверившими Микки гномами.

Он продолжал путь, думая о том, что надежды человечества так и не сбылись, разрушенные жад­ностью и злобой. Теперь они улетели. «Постойте минутку, не все улетели! Ведь один гном лежит в багажнике». Он прибавил шагу.

«Что же теперь делать? — размышлял он.— Куда идти? Куда лететь?» Что бы ни случилось, оставшийся гном должен попасть в хорошие руки. И так уж слишком много времени потеряно. Если гном встретится с нашими учеными, он сможет еще многое сделать.

Он начал волноваться. Он вспомнил, как гном стучал по багажнику. А что, если он задохнется? А вдруг он хотел сказать что-то важное?

Он бежал по сухому руслу, скользя по гальке, спотыкаясь о валуны. Москиты летели за ним гус­той тучей, но он так спешил, что не замечал укусов.

Там, наверху, компания Микки обирает деревья, срывая миллионы долларов, подумал он. Теперь их игра кончена, и они об этом знают. Им ничего не остается, как оборвать деревья и исчезнуть как можно быстрее.

Возможно, денежным деревьям для выращива­ния денег нужно, чтобы гномы непрерывно наблю­дали за ними.

На машину он наткнулся внезапно, обошел ее в почти полной темноте и постучал в окно. Внутри взвизгнула его девушка.

—     Все в порядке! — крикнул Дон.— Я вер­нулся.

—     Все в порядке, Дон? — спросила она.

—     Да,— промычал он.

—     Я так рада,— сказала она облегченно.— Хо­рошо, что все в порядке. А то гном убежал.

—     Убежал? Ради бога, как?

—     Не злись! Он все стучал и стучал. И мне стало его жалко. Так что я открыла багажник и выпусти­ла его.

—     Итак, он убежал,— сказал Дон.— Но, может быть, он где-нибудь по соседству прячется в тем­ноте...

—     Нет,— вздохнула девушка.— Он побежал по оврагу. Было уже темно, но я бросилась вслед за ним. Я звала его, но понимала, что мне его не догнать. Мне жалко, что он убежал. Я повязала ему на шею желтую ленточку, и он стал такой ми­ленький.

—     Еще бы! — сказал Донателло.

Он думал о гноме, летящем в пространстве. Тот направляется к далекому солнцу, увозя с собой ве­личайшие надежды человечества, а на шее у него желтая ленточка с Мертвой Земли, на которой живут подонки, считающие деньги.

Микки окончил читать. В окна капитанской каю­ты, где провели ночь черепахи, заглянуло солнце, наполняя воздух влагой и теплом.

—     Что скажешь, Дон? — спросил Микки.

—      Кто-то ищет кристалл Будды, а кто-то денеж­ных гномов,— задумчиво произнес Донателло.— Странно, что все это происходит на одной и той же земле, на Мертвой планете, которую, быть может, удалось нам спасти от гибели...

—      Но денежных гномов здесь искал не только я, но и ты, Дон,— обиженно произнес Микки.

—     Хорошо, что они улетели,— сказал Раф.

—     И хорошо, что мы — черепахи, не помним ничего этого,— добавил Лео,— значит, нам нечего стыдиться. Так, Дон?

Донателло встал и вышел на палубу. Вслед за ним поднялись черепахи.

—      На этой планете сокрыты великие тайны Буд­ды,— сказал Дон, глядя в бескрайнее небо,— а что знаем мы, черепахи, о жизни? Если бы Будда по­зволил нам остаться на этой земле до тех пор, по­ка мы не увидим собственными глазами ту новую жизнь, которая должна вскоре вылупиться из на­ших коконов, для возрождения которой он и отпра­вил нас сюда, если бы нам была оказана такая милость... — Донателло улыбнулся,— больше мне ничего не надо...

И я возвращаю тебе, Великий Будда, твой дар — волшебный кристалл. Пусть он освещает путь каждому, кто идет в темноте, по мертвым пла­нетам и дорогам... Пусть горит путеводной звездой и для моей Бесприютной Души, скитающейся по волнам Вселенной. Возьми его! Я сделал, что смог!

И Донателло бросил в морскую глубь алый кри­сталл Великого Будды.

—      Я остаюсь здесь, черепахи! — сказал он.

—      И я тоже!

—      И я!

—      И я! — повторили друзья.

Они взялись за руки, и, образовав плотное зе­леное кольцо, запели свою веселую песню:

— Вслед за нами придут другие,

Будет больше у них терпенья,

Больше ловкости и упорства,

И земля устоять не сможет

Перед их красотой и силой!

А поддержкой им будет песня

Та, которую

Мы сложили.

Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Возьмите старую черепичную крышу

Вскоре после полудня

Рядом поставьте

Высокую липу,

подрагивающую на ветру,

Поместите над ними, над крышей и липой,

Синее небо.

В белой кипени облаков, отмытое поутру!

И не вмешивайтесь.

Глядите на них.

Эй! Черепахи!

Эй, не робей!

Вперед, черепахи!

Вперед!

Пароль — свобода.

Донателло лежал на земле. Долго лежал. Сердце его билось нежностью и любовью, раздирающей грустью и нежностью. Голубая бездна была над ним, с каждой минутой синея и отчетливей показывая звезды. Закат гас. Вот разглядел уже он свою небесную водительницу, стоявшую невысоко, чуть сиявшую золотисто-голубоватым светом. По­немногу все небо наполнилось ее эфирной голубиз­ной, сходящей и на землю. Это была голубая Дева. Бесприютная Душа. Она наполняла собой мир, проникала дыханием в каждый живой стебель, в каждый атом. Была близка и бесконечна, видима и неуловима. В сердце своем соединяла все облики земных любовей, все прелести и печали, все мгно­венное, летучее — и вечное. В ее божественном лице была всегдашняя надежда. И всегдашняя безнадежность.

Из далеких глубин влажного неба доносился ее голос:

— Где-то в траве, на меже

Громко сверчки залились.

Вздрогнув, утун обронил

С ветки желтеющий лист...

Миры — неземной и земной —

Подвластны печали одной.

Тысячи облаков,

Посеребренных луной,

Небо затяну, боюсь,

Плотною пеленой...

К ней ему плыть,

Ей к нему плыть —

Как же теперь

Им быть?

Мост через звездный поток

Стая сорок наведет.

Но повидаться им вновь

Можно лишь через год!

Что может быть трудней

Разлуки на столько дней!

Я утешаю себя

Тем, что ткачиха давно

Ждет своего Пастуха —

Вечно ей ждать суждено.

Солнечно вдруг,

Пасмурно вдруг,

Ветрено вдруг —

Жизни

Извечный круг.

По бескрайнему небу одна за другой проплывали разноцветные мячи планет. Это были далекие и близкие звезды. Донателло научился узнавать их по цвету.

Прошел год с тех пор, как Донателло, Лео, Мик­ки и Раф жили на этой новой уже не Мертвой, а ожившей земле. Из коконов, оставленных ими на берегу, возникла новая жизнь. Наступила весна. За эти двенадцать месяцев на новой земле произошли большие перемены. Время здесь двигалось иначе, чем прежде. Один год был равен ста преды­дущим. Много живых существ успели родиться на свет, но многие, узнав о прошлом планеты, решали покинуть ее. Уходили, улетали переселенцами на другие звезды, планеты, в иные миры. Кроме того, все хотели стать последователями нового учения, странного и непонятного, но связанного с чудо­вищным мрачным прошлым Мертвой планеты, цивилизации, которой не раз заходили в тупик. Многие стремились избежать самого места, о кото­ром ходили страшные слухи. Новое учение было связано с переселением человечества на иные ду­ховные планеты, путь к которым должен был каж­дый найти сам. Это учение начал проповедовать год назад один из стариков, одиноко живших в мертвом лесу. Звали его Сан.

Учение Сана, странным образом напоминавшего Донателло самого Великого Будду, объясняло существование двух форм тленной материи. Сан говорил, что материя и антиматерия — это две формы энергии. Материя — это энергия, которая созидает материальный мир. Та же энергия, но в своей высшей форме, создает антиматериальный мир. Живые же существа относил он к высшей энергии.

Кроме того, он учил, что сама материя не обла­дает способностью созидать, но когда ей управляет живая энергия, она производит все материальное.

Значит, материя в чистом виде — это инертная энергия Верховного Будды.

Он так же рассказывал, что такое антимате­риальная частица.

«Антиматериальная частица,— говорил Сан,— пребывает в материальном теле. Присутствие этой частицы вызывает изменения этого материального тела от детства к отрочеству, от отрочества к юно­сти и старости, а затем эта же антиматериальная частица оставляет старое, пришедшее в негодность тело и получает новое. И потому не стоит огорчать­ся, когда материальная энергия прекращает свое существование. Любые чувственные ощущения: жар и холод, счастье и горе — всего-навсего взаимодействие элементов материальной энергии, сменяющие друг друга, подобно временам года. Временное проявление и прекращение этих мате­риальных взаимодействий подтверждает, что ма­териальное тело образовано материальной энер­гией, качественно низшей по отношению к живой силе».

«Материальное тело разрушимо, — говорил Сан.— А потому временно и подвержено измене­ниям. Таков и весь материальный мир. Но антима­териальная живая сила неразрушима и потому вечна».

Сан называл попытки людей достичь других планет: Луны, Солнца, Марса,— лишенными смыс­ла из-за разницы атмосфер. И тем не менее он утверждал, что каждый сможет достичь любой из этих планет по своему желанию, но это возможно только с помощью психологических изменений ума. Точно так же утверждал он, что те, кто хочет попасть на какую-нибудь планету материального неба, могут осуществить свое желание сразу после оставления этого тела. Чтобы попасть на Луну, Солнце или Марс, необходимо совершить опреде­ленное действие.

«О чем человек думает в момент смерти, того он и достигает после того, как покинет тело»,— учил Сан.

«Не ведая о царстве Будды,— говорил мудрый старец,— люди и цивилизации помешаны на мате­риальных благах: богатстве, славе и поклонении. Люди заботятся о благе своей семьи, страны, на­ции, планеты во имя удовлетворения своих эгоисти­ческих желаний. Эти люди достигают своих целей с помощью материальной деятельности. Такие души после смерти отправляются на Луну, где получают возможность насладиться небесным на­питком. Если, достигнув Луны, душа не использует возможность попасть на лучшие планеты, она де­градирует и возвращается на Мертвую Землю».

Что же касается планетной системы духовного неба, то она состоит из бесчисленных планет. Они представляют собой проявления внутренней энер­гии Будды, причем их количество в три раза пре­вышает количество материальных планет в мате­риальном мире.

Отправляясь же на духовную планету, необхо­димо сменить и грубое, и тонкое тело, потому что духовного неба можно достичь только в духовном теле.

Наше Солнце — не единственное в космическом проявлении: существуют миллионы и триллионы солнц. Множество лун и планет. Но тот, кто пытает­ся попасть на любую из них, даром тратит свое время.

Новое учение Сана гласило: «Не терять напрасно свое время в попытках достичь той или иной материальной планеты. Что ты этим выиграешь? Куда бы ты ни отправился, материальные страдания будут следовать за тобой!»

Сан призывал каждого найти такую планету, с которой не придется возвращаться, где жизнь вечна. В этом заключался смысл его учения. Но никто не знал пути на истинное духовное небо Буд­ды и поэтому жители Новой Земли, каждый на свой лад, пытались его найти.

Сейчас, лежа под открытым небом и наблюдая неторопливый ход светил, Донателло вспоминал фантастические проповеди старого Сана. Вспомнил самый яркий на Новой Земле праздник духов...

Это было торжественное действо, когда души тех, кто некогда навлек на планету беду или был при жизни отъявленным злодеем, выходили под звуки барабана из леса. Вереницу духов замыкали крас­ные маски, символизирующие пауков с пятнами на коже, а так же дух леса, который в ярости мчался за процессией, не смея примкнуть к торжественному шествию. Духом леса был старик Сан.

Он был самым любопытным персонажем праздника. Дети таращили на него глаза и не отставали ни на шаг. Сан вырядился на редкость причудливо и комично, да еще выкрикивая безумную проповедь, ни секунды не стоял на месте, а носился с бешеной скоростью, очевидно, с целью наглядно продемонстрировать вселившуюся в него энергию атома, возрожденную живой силой.

Изображая дух леса, он, естественно, хотел украситься ветвями и листьями, но свежие земные побеги еще не появились, а ветви хвойных де­ревьев, наверное, оказались слишком тяжелыми для старого Сана, и он облачился в наряд из сухих веток кустарников и остатков почерневшей листвы. В этом костюме он походил на большого грязного ежа или на комок сухой травы, наподобие тех, ко­торые скатывали прежде пауки, населявшие Мерт­вую Землю. Из этого комка торчали лишь тонкие жилистые ноги и одна рука, в которой была зажата заостренная бамбуковая палка.

Если бы не голос, доносившийся откуда-то из глубины этого вороха и в тысячный раз произносив­ший свою проповедь, никто бы не смог догадаться, кто изображал лесного духа.

Как и полагалось, духи спустились в пещеру на берегу моря, разожгли там костер и закружились вокруг него в пляске.

И огонь, и пляска были как нельзя более кста­ти — весна еще не вступила в свои права, поры­вистый колючий ветер пронизывал насквозь. Потом участники праздника уселись за импровизирован­ный стол.

Но старик Сан не мог найти себе места.

Между тем началось торжественное питие — из большой чаши. Донателло с друзьями едва успе­вали подносить чистую воду из лесного озера, что­бы ее хватило на всех участников праздника.

Большая чаша ходила по кругу и люди, угощая друг друга, самозабвенно отдались празднику.

«Они вели себя так,— вспоминал теперь Дона­телло,— словно праздник был самым важным со­бытием в их жизни».

И вот, когда за праздничным столом ходила по кругу большая чаша, произошло странное событие. Старик Сан, приблизившись к костру, ярко пы­лавшему возле пещеры, почувствовал себя хозяи­ном положения. Духи, занятые трапезой, не меша­ли ему и он, одинокий лесной дух, начал свой соб­ственный танец.

Донателло с друзьями попытались вступить с ним в разговор, словно предчувствуя скорую беду.

—     Расскажи о четырех врагах человека,— по­просил старика Лео, протягивая ему чашу с вином.

Сначала Сан ничего не ответил, но поколебав­шись немного, он все же выпил и заговорил.

—     Начиная учиться, человек не знает точно своих целей. Намерения его расплывчаты, стрем­ления неопределенны. Он рассчитывает на награ­ды, которых никогда не получит, ибо и не подозре­вает об ожидающих его трудностях.

Он идет по пути учения — сначала медленно, потом быстрыми шагами — и вскоре приходит в за­мешательство: то, что он узнал, совершенно не похоже на то, что рисовалось ему когда-то в вооб­ражении. И тогда его одолевает страх. Учение оказывается совсем не тем, чего он ожидал. Ему приходится сражаться с собственными намере­ниями. Каждый шаг учения ставит новые задачи, и страх, возникший у человека, неуклонно растет.

Так перед ним встает его первый враг — страх. Это могущественный и коварный противник. Страх подстерегает за каждым поворотом пути, и если человек дрогнет и побежит, его исканиям приходит конец.

—      Что же с ним случится? — спросил Раф.

—      Ничего, но он уже ничему не научится,— ответил Сан,— никогда не обретет знания. Он может стать забиякой и хвастуном, может стать безвредным запуганным человеком, но в любом случае он побежден. Первый враг пресечет все его стрем­ления.

—    А как преодолеть страх? — произнес Микки.

—     Очень просто: не убегать. Ты не должен под­даваться страху, а делать вопреки ему, следующий шаг, потом еще и еще. Пусть страх тебя перепол­няет, все равно останавливаться нельзя. Таково правило. И тогда наступит момент, когда первый враг отступит. Ты обретешь уверенность в себе, твоя целеустремленность окрепнет. И когда насту­пает этот радостный миг, ты решительно скажешь, что победил своего первого врага.

—    Это происходит сразу или постепенно? — по­интересовался Лео.

—     Постепенно, и тем не менее страх исчезает внезапно.

—     И человек больше не пугается, если с ним случится что-то новое и неожиданное? — спро­сил Дон.


—     Нет. Тот, кто однажды преодолел страх, сво­боден от него до конца своей жизни. Ты обретешь ясность мысли, и страху не остается места. С этого времени ты знаешь, чего ты хочешь, и знаешь, как этого добиться. Ты предвидишь, что нового дает тебе учение, все на свете ты воспринимаешь кри­стально ясно — ничто от тебя не сокрыто.

И тогда ты встречаешь своего второго врага — ясность. Ясность мысли, достигнутая с таким тру­дом, изгоняет страх, и она же ослепляет.

Ясность не позволяет человеку сомневаться в себе. Она убеждает его, что он может делать все, что вздумается, поскольку все видит насквозь. Человек обретает отвагу, потому что ясно видит и не перед чем не останавливается, потому что видит ясно. Но все это — заблуждение и скрытое несо­вершенство.

Если человек доверится этому мнимому могу­ществу, значит, второй враг его победил, и учение не пойдет ему на пользу. Он будет спешить, когда нужно выжидать; и медлить, когда следует торо­питься. Он будет топтаться на одном месте до тех пор, пока вообще не утратит всякую способность учиться.

—      Что случится с тем, кого победит второй враг? — спросил Раф.— Он умрет?

—      Нет,— ответил Сан.— Просто второй враг охладит его желание стать человеком или бодхисатвой, слугой Будды. Вместо этого он может стать шутом. Но ясность, за которую он так дорого заплатил, уже никогда не сменится прежней тьмой и страхом. До конца своих дней он будет ясно все видеть, но никогда ничему не сможет научиться или к чему-нибудь стремиться.

—      Значит, он останется здесь...— тихо произнес Дон, а потом спросил: — Что же делать, чтобы избежать поражения?

—      То же самое, что и со страхом,— ответил Сан.— Ты должен сопротивляться ясности, ис­пользуя ее лишь для того, чтобы видеть все вокруг. Видеть ясно, как Будда. Ты обязан терпеливо вы­жидать и тщательно все взвешивать прежде, чем сделать очередной шаг. А главное понять, что твоя ясность — близка к заблуждению, что никакая это не ясность, а шорох на глазах! Только осознав это, ты одолеешь своего второго врага и достигнешь такого состояния, когда уже никто и ничто не при­чинит тебе вреда. Это будет уже сила. В этот мо­мент ты поймешь, что сила волшебного кристалла Будды, которой так долго все добивались, принадлежит, наконец, тебе. Ты сможешь делать с ней все, что захочешь — кристалл в твоей власти, твое желание — закон, ты видишь и понимаешь все, что тебя окружает. И тут ты встречаешь своего треть­его врага — силу. Сила Будды, исходящая из крис­талла — самый могущественный из четырех вра­гов. Самое простое, что можно теперь сделать — это сдаться. В конце концов, такой человек — уже не просто человек, он — бодхисатва, он — госпо­дин и хозяин. Он — властелин.

На этой стадии человек не замечает, как к нему подступает третий враг. И вдруг, сам того не по­нимая, проигрывает битву. Третий враг превра­щает его в жестокого и своевольного человека.

—     Он что, теряет силу? Силу кристалла? — спросил Дон.

—     Нет. Он никогда уже не потеряет силу, силу кристалла. И ясность.

—    Чем же, в таком случае, он отличается от божества? — спросил Раф.

—    Человек, побежденный силой Будды, до са­мой смерти не узнает, как обращаться с кристал­лом. Сила кристалла — лишь бремя в его судьбе. Такой человек не имеет власти над собой и не знает, когда и как пользоваться своей силой и силой крис­талла.

—    И что же, Сан, поражение от этих врагов окончательное? — спросил Лео.

—     Конечно. Стоит одному из них пересилить человека — и он уже ничего не может сделать.

—     А бывает так, что побежденный силой крис­талла, поймет свою ошибку и исправит ее? — не унимался Лео.

—    Нет, если он однажды сдался, с ним покон­чено,— отвечал старик.

—    А если сила Будды лишь временно ослепит его, а затем он ее отвергнет? — тихо спросил Дон.

—     Значит, битва еще продолжается, и он по- прежнему пытается стать человеком. Ты побежден только в том случае, когда отказываешься от вся­ких усилий и от самого себя.

—    А если человек поддается страху надолго, на годы, но в конце концов, возьмет себя в руки и все- таки одолеет его? — спросил Микки.

—     Нет, так не бывает. Если он поддался страху, то никогда не одолеет его, потому что начнет боять­ся учения Будды и его избегать. Но если, охвачен­ный страхом, он год за годом делает попытки учить­ся, то со временем он, возможно, и победит, так как фактически никогда не сдавался!

—     Как же победить третьего врага, Сан? — спросил Раф.

—     Человек должен восстать на него, понять, что сила животворящего кристалла, которую он, яко­бы, покорил себе, на самом деле ему не принадле­жит. Он не должен расслабляться, осторожно и добросовестно относясь к тому, чему научился. Если он поймет, что ясность и сила при отсутствии самоконтроля хуже, чем заблуждение, все снова будет в его руках. Он узнает, как и когда снова применить дарованную ему Буддой силу животво­рящего кристалла, и таким образом, победит своего третьего врага. К этому времени человек прибли­зится к концу учения и совершенно неожиданно встретится с последним своим врагом — ста­ростью. Это самый жестокий из врагов, победить которого невозможно, но можно отогнать.

И вот наступит пора, когда человек избавился от страха, преодолел ясность, подчинил силу крис­талла, но его одолевает неотступное желание — отдохнуть. Если он поддастся этому желанию лечь и забыться, то усталость убаюкает его, то он про­играет последнюю схватку — четвертый враг его повергнет.

Желание отдохнуть пересилит всю ясность, все могущество, все знание.

Но если человек сумеет преодолеть усталость и пройдет свой путь до конца — тогда станет чело­веком, животворящим, хотя бы на то краткое мгно­вение, когда ему удается отогнать последнего, не­победимого врага. Этого мгновения ясности, силы и знания достаточно,— вздохнул Сан.

И вдруг он то ли упал, то ли споткнулся в своем диковинном наряде, но в тот же миг, оказался в са­мой середине костра. Мгновенно занялось его импровизированное облачение лесного духа, и он завертелся и запрыгал с таким неистовством, слов­но в нем действительно бушевала атомная энергия и сила животворящего кристалла Великого Будды. Сиплым голосом он вскрикивал:

— В ту пору, когда взрываются атомные бомбы,

и все вокруг покрывается

смертоносным радиоактивным пеплом,

и волны радиации текут во все стороны

и пожирают людей, домашних животных и культурные растения

во всех городах и деревнях,

лес переживает удивительное обновление.

Растет, растет мощь леса!

Умирающие города и деревни вливают новую силу в леса,

ибо яд радиации и радиоактивного пепла,

поглощенный листвой деревьев,

лесными травами

и болотным мхом,

становится мощью леса.

Смотрите, смотрите:

листва и травы, не убитые радиацией и углекислым газом,

рождают кислород!

Если вы хотите выжить в атомный век,

бегите из городов и деревень в леса,

сливайтесь с мощью леса!

Там вас ждет Будда!

Великий Будда!

Возможно, Сан и не собирался прыгать в огонь, возможно, это была чистейшая случайность, но он, видимо, так растерялся, что сразу перестал сообра­жать, что происходит вокруг.

Микки и Раф мгновенно бросились с ведрами к озеру за водой. Огонь разбушевался сильнее, чем того следовало ожидать. Кроме того, всех своих спасителей старик стал отгонять заостренной бам­буковой палкой. Его нелепый наряд уже тлел и дымился, желтые языки пламени перебирались все выше. А безумный старик продолжал подпрыги­вать и ожесточенно размахивать своей пикой.

В тот момент, когда огонь и дым совсем было по­глотили Сана, в пламени вдруг мелькнули его огненная борода и лицо, сморщенное, высохшее, но сиявшее ослепительным багровым блеском. Све­том волшебного кристалла Будды. Только он мог придать этому лицу такое сияние. Старик все еще продолжал выкрикивать свою безумную пропо­ведь, превратившуюся уже в навязчивую идею, и размахивал страшной, заостренной, уже обуглив­шейся палкой.

Вернувшиеся со стороны озера Микки и Раф, вы­плеснули в огонь всю воду, но от этого пламя раз­бушевалось еще сильнее, словно вода лишь дала ему больший энергетический заряд.

Черепахи, застыв от изумления и ужаса, смотре­ли на багровый, непомерно большой рот Сана на маленьком лице и слушали одни и те же бесконечно повторяемые слова:

— Кто хочет выжить в атомный век...

Все... все бегите из городов и деревень...

Спасайтесь в лесах...

Сливайтесь с мощью леса...

Потом все заволокло пламенем — и фигуру ста­рика, и его голос. И вдруг с жутким треском, за­ставившим всех содрогнуться, лопнула бамбуко­вая пика. Старец Сан лишился своего грозного оружия, то теперь, это не имело значения: его спасти было уже невозможно...

Когда огонь все же удалось залить водой — а во­ды для этого потребовалось много, и приносить ее из лесного озера было не так-то быстро и легко,— черепахи увидели тело, черное, как обгорелая резиновая кукла.

Донателло потрясло тогда не столько само проис­шествие, сколько вид самого этого обуглившегося тела. Мертвый Сан был удивительно похож на Великого Будду... Все черепахи заметили это и со­дрогнулись, впервые ощутив всю глубину пропове­дуемого Саном учения.

Они второй раз тогда, у истлевшего костра, на углях, на тех, на которых сгорел Сан, поклялись, держась за руки, остаться на этой земле до тех пор, пока хотя бы один человек, одно живое существо, вылупившееся из черепашьей плазмы, захочет про­должать историю этой планеты, наполняя ее новой жизнью.

—     Мне так хочется,— сказал тогда Донателло, чтобы для всех тех, кто сейчас готовится покинуть эту землю и для тех, кто еще не родился, а будет жить потом, чтобы мы, черепахи, явились символом свободы...

—     Спасения душ...,— добавил Лео.

—    Да, свободы спасения душ! — воскликнул Дон.— Друзья, вы согласны?

Микки кивнул.

Раф улыбнулся и сказал:

—    Что ж, спасение душ — дело для нас привыч­ное, ибо мы и наши предки с незапамятных времен были духовными отцами местных жителей. Все произошло из наших коконов. И крепко сомкнув зеленое кольцо лап, черепахи запели:

— Эй! Черепахи!

Эй! Не робей!

Вперед! Черепахи!

Вперед!

Эге-гей!

Донателло сейчас снова спел ее в полной тишине. Он уже не помнил, сколько он просидел на берегу моря, глядя, как зачарованный в звездное небо, где плавали разноцветные мячи планет. Вдруг раздал­ся рев, напоминающий громкий вой бури. Прислу­шавшись, Дон уловил мелодию, рождавшуюся из пронзительных звуков, похожих на человеческие голоса, и глухих ударов барабанов.

Он сосредоточил все свое внимание на мелодии и заметил, что биение его сердца совпадает с уда­рами барабана и с ритмом музыки.

Дон поднялся — звуки оборвались. Попытался прислушаться к биению сердца, но ничего не услы­шал. Присел, подумав, что звуки связаны с его по­зой, но не услышал ни звука — даже ударов соб­ственного сердца.

Донателло решил, что пора уйти с берега и под­нялся, но в этот момент земля дрогнула у него под ногами! Он потерял равновесие и упал навзничь, попробовал ухватиться за камень или траву, но земля уходила из-под него.

Все-таки он ухитрился подняться, какое-то мгно­вение простоял на ногах и снова свалился. Земля под ним, словно плот, соскальзывала в воду! Он замер, охваченный нескончаемым, всепоглощаю­щим ужасом. Он плыл по воде на клочке земли, по­хожем на замшелое бревно. Насколько он мог сориентироваться, течение уносило его на восток. Вода плескалась и бурлила вокруг, очень холод­ная, удивительно густая на ощупь и как бы живая. Берегов не было видно.

Он с трудом собрал воедино свои мысли и ощу­щения.

Плыл он, как ему показалось, несколько часов, когда его плот вдруг резко повернул под прямым углом налево, и тут же с силой обо что-то ударился.

Донателло швырнуло вперед, он зажмурил глаза, упал на землю и почувствовал острую боль в коле­нях и локтях.

Через секунду он открыл глаза.

Он лежал на твердой земле: по-видимому, его плот врезался в берег.

Дон сидел и оглядывался по сторонам.

Вода отступала! Она двигалась, как во время от­лива, и вскоре совсем исчезла.

Он долго сидел неподвижно, пытаясь собраться с мыслями.

Все тело у него ныло, в горле нестерпимо жгло. Кроме того, при падении он прикусил себе губу.

Дон поднялся. На ветру его тут же охватил озноб. Одежда промокла насквозь, зубы выбивали дробь, руки и ноги дрожали так сильно, что при шлось снова лечь. Капли пота попали в глаза и жгли их так нестерпимо, что он застонал от боли.

Немного погодя, он взял себя в руки и снова под­нялся. Несмотря на темноту, все вокруг было от­лично видно. Дон сделал несколько шагов, как вдруг до него отчетливо донеслись человеческие голоса. Казалось, где-то громко разговаривали.

Дон пошел на звук, но не прошел и пятидесяти шагов, как вынужден был остановиться — дальше пути не было. Он попал в какой-то загон, огорожен­ный со всех сторон огромными валунами. За пер­вым рядом валунов виднелся еще один, потом еще и еще, они постепенно переходили в крутые утесы. Откуда-то доносилась музыка — тягучий, монотон­ный, завораживающий поток звуков. Кто-то пел:

— Все ненадежно на свете,

Чувство — всего ненадежней.

Быстро как цвет опадает

В сумерки и в дождик.

Словно в слезах, никнут ветви.

Утром их высушит ветер.

Все то, о чем горюю,

Выразить жажду невольно.

Но, опершись на перила,

Лишь про себя говорю я:

«Больно! Больно! Больно!

 Как далеки друг от друга,

Непостоянны как люди!..

Словно я на качелях —

Перед глазами все кругом.

Ночь на исходе. Звук рога

Кровь леденит и студит.

Страшно мне — вдруг кто увидит

 Слезы скорее глотаю

И притворяюсь веселой —

Ни на кого не в обиде...

Скрываю! Скрываю! Скрываю!

У подножья одного валуна Дон увидел человека, сидящего на земле в пол оборота к нему. Донателло направился к нему и остановился в метрах трех; он повернул голову и посмотрел на него.

Дон замер — в его глазах, в глазах человека пе­реливалась та самая вода, отражающая звездное небо со всем его великолепием, то самое небо, в ко­торое не отрываясь глядел Донателло совсем не­давно!

Они были необъятными, эти глаза, в них вспыхи­вали знакомые золотые и черные искорки.

По форме голова человека напоминала ягоду клубники; зеленая же его кожа была усеяна бесчис­ленными морщинами.

Донателло стоял перед ним, не в силах отвести глаз и чувствовал, как взгляд человека давит грудь. Дон стал задыхаться и, потеряв равновесие, упал на землю.

Он отвел взгляд и заговорил.

Сначала его голос шелестел как слабый ветерок, затем зазвучал, как музыка, как хоровое пение — и Дон понял, что музыка спрашивает:

—     Чего ты хочешь?

Дон упал перед ним на колени и принялся тороп­ливо рассказывать о жизни на этой планете.

Человек снова обратил на него свои бездонные глаза. Его взгляд с силой давил на Дона, и он ре­шил, что настал час его гибели.

Человек сделал ему знак подойти.

Мгновение Дон колебался, но все-таки шагнул вперед. Когда он приблизился, человек отвел от него взгляд и показал тыльную сторону своей ла­дони.

Голосом Души музыка сказала:

—      Смотри!

Посреди ладони зияла круглая дыра.

—      Смотри! — услышал Дон снова.

Он заглянул в дыру и увидел самого себя! Он был очень стар и дряхл, бежал из последних сил, пытаясь скрыться от настигающих его огненных искр. Три из них все-таки попали в него: две в го­лову, одна — в левое плечо. Его фигурка в дыре мгновенно выпрямилась — и тут же исчезла вместе с дырой. Человек смотрел на Дона. Его глаза были так близко, что Дон понял: рев и грохот, которые он слышал прежде, исходили от них.

Постепенно глаза затихли и стали подобны двум неподвижным озерам, переливающимся золотыми и черными искрами.

Он опять отвел взгляд и вдруг прыгнул, как ги­гантский кузнечик — сразу метров на пятьдесят! Потом еще раз, еще — и исчез.

—      Где ты? — прошептал Донателло и огляделся по сторонам.

Человек протянул ему руку. Дон подумал, что он просит ее вытереть. Вместо этого человек схватил Дона за левую ладонь и быстрым движением широ­ко развел средний и безымянный пальцы. Вонзив кончик ножа точно между ними, он одним ударом рассек кожу вдоль безымянного пальца.

Действовал он с такой ловкостью и провор­ством, что, когда Дон одернул руку, на ней уже сочился кровью глубокий порез.

Человек снова схватил его ладонь, поднес ее к чаше, стоящей на земле и стал жать и тискать, чтобы кровь текла сильнее. Рука занемела. Дон был в шоке: его знобило, все тело стало ледяным, грудь сдавило, в ушах звенело. Земля ушла из-под ног, и он понял, что теряет сознание.

Человек выпустил его ладонь и принялся поме­шивать в чаше.

Придя в себя, Дон очень рассердился на него, и только через несколько минут к нему вернулось самообладание.

Человек тем временем обложил костер тремя камнями, установил на них чашу, кинул в смесь что-то вроде большого куска клея, влил ковш воды и оставил кипеть. Запах у дурмана был специфи­чен, а когда к нему добавился едкий запах кипяще­го клея, получилась такая вонь, что Дона едва не стошнило. Пока смесь кипела, оба неподвижно сидели перед костром.

Временами ветер дул в сторону Дона, вонь обво­лакивала его, и ему приходилось задерживать дыхание.

Человек достал из своей сумки вырезанную из корня дерева фигурку. Он осторожно передал ее Дону и велел опустить в чашу, но не обжечь паль­цев. Фигурка мягко скользнула в кипящее ва­рево.

Человек вынул нож, и Дон решил было, что он собрался снова пустить ему кровь, но вместо этого он, подтолкнув фигурку острием, утопил ее. Какое-то время человек наблюдал, как кипит варево, за­тем принялся чистить ступку. Дон помог ему. Когда закончили, варево все кипело. Кипело всю долгую ночь. К рассвету фигурка казалась залаки­рованной. В ее поблескивании было что-то страш­ное и загадочное. Незнакомец попросил снять фигурку. Затем вручил Дону сумку.

—      Спрячь свое отражение в сумку, закрой ее,— сказал человек и отвернулся.

Когда Донателло спрятал фигурку, он дал ему сетчатый мешочек и велел поставить в него горшок.

—      Пойдем со мной! — сказал он.

Человек взял с собой стеклянную банку и неболь­шой корень. Они поднялись на холм, ожидая появ­ления в небе утренней звезды.

—     Корень надо посадить на вершине этого хол­ма, в том месте, которое придется тебе по душе! — сказал Дону человек.

—    А где оно? — спросил Дон.— Это место...

—    Этого я не знаю. Посади, где сам захочешь. Только ухаживай за ней, как следует. Чтобы эта планета получила животворящую силу Будды, ты должен эту травку выходить... Ты и твои друзья... Потому что эта травка...,— тут человек неожидан­но умолк.

На небе появилась утренняя звезда, наступал рассвет.

—     Но ведь я не смогу регулярно за ней ухажи­вать,— возразил Дон.

—    Если ты захочешь спасти живое на земле — сможешь! Другого выхода нет!

—    Может быть, в мое отсутствие ты сам за ней присмотришь? — спросил Дон.

—     Это невозможно,— ответил человек.

Потом помолчав, добавил:

—     Когда появятся семена, можно быть совсем уверенным только тогда.

Он посмотрел на небо.

—     Яму копай руками, а когда окончишь, выко­пай вторую яму, тоже руками, и вылей в нее клей из чаши. Чашу разбей и глубоко закопай где-ни­будь подальше. Потом достань «отражение» зажми его между пальцами, где у тебя ранка, стань на то место, где вылил клей, и прикоснись к ростку ши­пом «отражения». Подумай в тот миг обо мне... Стань на колени, чтобы рука и душа не дрогнула и чтобы шип не сломался. Делай все осторожно. Ведь эта трава проросла из твоей черепашьей плаз­мы... А корень тебе уже не пригодится.

—    Нужно ли говорить какие-нибудь слова? — спросил Донателло, опускаясь на колени.

—     Я сам скажу их за тебя,— ответил человек,— ищи свободу, а если веришь, что уже обрел ее, иди дальше в поисках вечного ее обновления. Давай договоримся о пароле, чтобы мы всегда могли узнать друг друга даже в кромешной тьме, если нам еще суждено с тобой встретиться. Этот па­роль — свобода.

Человек исчез, будто и не было.

Донателло не успел спросить его имени, но был уверен, что разговаривал с Великим Буддой.

Он вздохнул, закрыл и снова открыл глаза.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Дон увидел свет. Слепящий глаза яркий утрен­ний свет огромного солнца.

Донателло лежал на спине. На палубе огромного белого корабля, плывущего по бескрайним просто­рам Вселенной. Волны ласкались о борт, разбива­лись сотнями осколков, звенящих на солнце брызг.

Донателло повернулся и увидел сидящих в капи­танской каюте своих друзей.

Лео, Микки, Раф — все были целы и невредимы. Раф что-то оживленно рассказывал, размахивая руками и указывая толстым пальцем в небо.

Дон больше не удивлялся.

Не удивлялся ничему, никаким переменам ни внутри, ни снаружи, никаким превращениям и пре­образованиям в пространстве и во времени. Он принимал все. И верил, ни о чем не спрашивая.

Он любил небо. Он любил солнце. Он любил всех какой-то новой, неожиданной для его чере­пашьей души любовью.

Дон огляделся вокруг и увидел стоящую на круг­лом столе огромную бутыль, привезенную Рафом с Гавайских островов. Бутылка была открыта. Из нее шел дым. Рядом лежала карта с изображением той части земли, на берегу которой черепахи от­ложили свои первые коконы. Вся береговая линия была усеяна, заселена разноцветными кругами раз­ной величины. Только теперь Дон разглядел едва заметное, почти неуловимое движение этих цвет­ных шаров.

Это была карта звездного неба с изображением различных планет и Галактик, звезд, астероидов. Где-то у самого края листа желтела маленькая точка, напоминающая заключенную в тонкую скор­лупу черепашьей плазмы, из которой возникла жизнь. Это была Земля.

В тот же миг Донателло услышал внутри себя какой-то тихий кристально-чистый голос. Это был голос его живой души.

Она пела:

— Весна ушла,

С лоянцами простясь.

Ей на ветру

Ветвями машет ива

Сверкнет

На листьях орхидей роса,

И кажется —

Стоят они в слезах...

И грустно на душе,

И сиротливо.

Донателло улыбнулся и прошептал чуть слыш­но:

—     Итак... пароль — свобода...