КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479947 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 223022
Пользователей - 103623

Впечатления

Валерий Тузов про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Муть дошкольника. Язык убогий, рояли сломаны.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Иванов: Императрица Фике (Историческая проза)

Недавно просматривая сайт очередного «блошиного магазинчика» обнаружил (по мимо прочего) и данную книгу. Ну а поскольку до заказа (что бы набрать «как следует» вес) пару книг не хватало — я решил взять и это произведение (благо когда-то «совсем давно» я читал что-то из данной серии — кажется «Распутина»).

И хотя я отнюдь не являюсь ярым сторонником исторического романа (прочно ассоциируемого мной со всякими «книгами про Лубоффь» с полуобнаженными красотками на обложке), под влиянием «ностальгии», да и (признаюсь)) частично просмотренного мной (от скуки и на работе)) сериала «Екатерина» (с М.Александровой в гл.роли), решил взять именно ее.

Сериал сериалом — однако было интересно сравнить «показания», да и … в целом (просто) было желание все это перечитать. Купив же книгу, я обнаружил что в ней не один, а несколько вариантов «истории», в которых главный персонаж выглядит совсем не так, как «у соседа» (по сборнику))

Плюс, неожиданно при начале чтения я чуть «не нарвался», на «огромный спойлер», представленный в виде небольшой статьи из энциклопедии)) Вы серьезно! Это же «какой облом» мог бы выйти)) Но я мигом просек «сию каверзу» и … просто тупо (ее) не читал)) А что? В виде послесловия — это я еще могу понять)) Но так... сразу? Нет товарищи — это не дело!))

Что же касается самой (комментирумой) повести «Императрица Фике», то в ней (вдумчивый читатель) найдет «первые впечатления» Екатерины от приезда в Россию и … то что я бы назвал «первой частью сезона» (искомого сериала). Однако если период «акклиматизации» передан ярко и подробно, последующие (после смерти Елизаветы) события переданы весьма скупо... и завершают данную повесть на моменте коронации (данного персонажа).

Помимо жизни самой ГГ, автор очень неплохо показал и других соперсонажей (тетку, мужа и прочих «сановников»), единственно — сама Екатерина (по автору) получилась совсем не такой «наивной дурочкой» (как в сериале), а особой весьма хитро... продуманной прям в стиле (небезызвестной ныне характеристики) «иностранный агент» (в данном случае Пруссии), который терпеливо «ждет и дожидается своего часа»))

Плюс — помимо жизни самой героини, (как не странно) немалая часть отдана «политической обстановке» того времени (в виде вполне обоснованных претензий к немцам, которые начиная от Ломоносова, немало «гадили в меру своего влияния». Что ж — учитывая время написания повести (1967 год) в этом нет ничего удивительного)) И не смотря на кажущийся «агитпроп», считаю что он вполне обоснован. А если учесть (что оказывается) русские брали Берлин в 1945-м «отнюдь не впервые», то так и вообще)) Вполне патриотично — если (конечно) не считать, чем все (при смене «главнокомандующего») тогда в итоге «обернулось»...

А так... что сказать... конечно «первый вариант» не «вышел комом» и (как оказалось) вполне удачно смотрится на фоне второго романа (написанного как оказалось гораздо лучше версии первой), поскольку именно здесь (в части первой) так ярко и образно были раскрыты переживания «первоначального этапа» долгой дороги по «обретению трона и 3-х корон»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Лукьяненко: Застава (Боевая фантастика)

Вообще-то начиная с «Ночных дозоров» мой интерес к автору как-то поугас... И дело вовсе не в том что «дозоры» были плохим СИ)) Просто очень разрекламированным (в свое время). Поэтому и... (как ни странно), данный факт сработал (лично для меня) в совсем обратную сторону... Но «все течет и все меняется», и вот я наконец-то (!!!) спустя ...надцать лет, все же открыл новую книгу автора (случайно купленную мной, как и всегда по уценке)).

Что сказать? С одной стороны — данный мир практически калька с мира «Земли лишних», правда все эти «порталы» и прыжки «туда и обратно» поначалу сперва несколько напрягали... но все же «этот фактор» (на мой субъективный взгляд) все же не обесценил СИ (как я вначале боялся). В остальном же (если не считать полное отсутствие магии, и наличие некоторого вида «нелюдей») данный мир очень напоминает Перумовский «Не время для дракона»! Блин...!!! Он жен и написан совместно с Лукьяненко)) Вот жешь... Ну будем считать (тогда) что эта не вторая, а третья книга автора, которую я прочел за последнее десятилетие))

В остальном читается легко, хотя по факту здесь всего одна (почти детективная) развязка и «долгий, долгий путь к финалу»... Как я понял, данная СИ представлена довольно таки в обширном виде, однако (все же отчего-то) я пока сделаю (в ней) «перерыв» и не буду «просить добавки»)) Хотя со временем — при наличии бумажного «носителя» , почему бы и нет?))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Ищенко: Черный альпинист (Боевик)

Давным давно ещё в школе, зайдя к знакомому домой — увидел «стройные ряды» книг серии «Черная кошка» и «иже с ними»)) Разумеется, что заценив такую шикарную коллекцию, я просто не мог не выпросить кое что «на почитать» (поскольку денег все это покупать у меня тогда естественно не было, а «хотелки» никуда не делись). В итоге (помню) что я много что перечитал тогда — хотя что именно сейчас и не вспомню (хоть убей)) Единственно (как ни странно) в памяти всплыло именно это произведение. Не помню чем конкретно оно меня тогда «так зацепило», но увидев «знакомое название» я не смог пройти мимо и взял книгу чисто что бы «воскресить былые впечатления»...

Итог повторного чтения через ...надцать лет получился не таким уж и плохим. С одной стороны вначале ГГ не особо и впечатлил (будучи своего рода «удачливым неудачником»)) Уже после попав «в обстоятельства» ГГ начинает преображаться и «вызывать сочувствие»... А вначале — это все казалось лишь несколько нудной историей про очередного «хитро...сделанного индивида» (нерусской национальности). К финалу же стало видно что все его хитрости и (без кавычек) справедливая борьба обернулась большим разочарованием и провалом. И вот — избежав одной проблемы, ГГ невольно «влипает в другую»... И начинает «волей-неволей» разгребать «завалы своего прошлого». Финал же «данной пьесы» заставит покраснеть от зависти любого «Скалолаза» (со Сталлоне тех времен) будь он экранизирован...

А если же убрать всю «прочую шелуху», это роман о том как сильно может измениться человек и о том как все его «хотелки» (желания, принципы и пр) могут резко измениться под давлением обстоятельств... Плюс что ещё понравилось — это раскрытие «восточного калорита», где под маской улыбчивых дядьев скрываются местами «хитрые и уродливые карлики» (мечтающие всеми вокруг помыкать).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Михеев: Гильдия наемников. Курьер (Фэнтези: прочее)

да, эта книга получше первых написана

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Мяхар: Ведьма на задании (Юмористическая фантастика)

Что означает (скачать исправленную)???
НЕ Уважаемый "автор", Вы бы хоть грамматические ошибки исправили!!!
Стыдно! Мне стыдно читать Ваш безграмотный "опус". Таких ошибок не делают даже 5-тиклассники.
Word подчёркивает ошибки. Или Вы не знаете КАК их исправлять?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Беличенко: Помещик. Книга 1 (СИ) (Альтернативная история)

одно непонятно - если всё так хреново, то вали нафиг с этой страны! туда, где оценят

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Её ангел-хранитель (ЛП) [Ларисса Йон (Айон) ] (fb2) читать онлайн

- Её ангел-хранитель (ЛП) (пер. WonderlandBooK Группа) (а.с. Демоника -17) 1 Мб, 184с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ларисса Йон (Айон)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Ларисса Йон Её ангел-хранитель

ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ КОПИРОВАНИЕ БЕЗ УКАЗАНИЯ ГРУППЫ И ПЕРЕВОДЧИКОВ — ЗАПРЕЩЕНЫ!

Книга не несёт в себе никакой материальной выгоды и предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Просьба удалить после прочтения. Спасибо!

Переведено для группы WonderlandBooK

Переводчики: inventia, GoldenCloset, Yoongi, Craid

Редактор: inventia

Русифицированная обложка: inventia

Первая глава

Что-то там, в затянувшихся вечерних сумерках, за ним наблюдало. И от того, как волосы на затылке встали дыбом, а тату на спине жгло, как какое-то подобие подкожной футуристической системы предупреждения, маловероятно, что следила за ним потрясающая женщина, которой нужен был всего лишь перепих.

Деклан Бёрк двинулся прочь от пятнадцатиэтажного здания, в котором располагались офисы его работодателя в Далласе — «МакКей-Таггарт» — бросил стаканчик из-под кофе в мусорный бак, небрежно огладил кобуру с Глоком G29, ослабляя застежку, и свободной, легкой походкой направился в сторону переулка. Если кто-то шпионил, Деклан не собирался признаваться, что в курсе этого. Он просто направился туда, где припарковал Ровер, когда приехал захватить кое-какие вещички для командировки в Южную Америку…

— Эй, Бёрк!

Дерьмо. «Молчаливый-наблюдатель/перепих-на-одну-ночь» тут же были позабыты, и Деклан сделал глубокий вдох, прежде чем повернулся и увидел босса — Яна Таггарта — который направился к нему с решимостью человека, намеревавшегося что-то продать. И Дек точно знал, что тому нужно. Таг позвонил накануне вечером, когда Деклан паковал чемодан, и поинтересовался, не хочет ли тот поменять работу. Ответом служил уверенный отказ. Таг был очень настойчив. Ответом Дека было чертово нет. И, в конце концов, он повесил трубку.

Деклан вздохнул.

— Я уже сказал, что не возьмусь за эту работу.

— И не назвал причину.

— А должен?

— Знаешь же, что нет. — Таг остановился перед ним, его светлые волосы растрепал удушающе-знойный ветер. — Но дело на твоей территории. Ты вырос в округе Колумбия, знаешь народ и политику. Ты знаешь деньги.

Да, Деклан с этим был слишком хорошо знаком.

— Я сказал нет.

— Я бы не просил, если бы не считал, что ты лучше всех подходишь для этой работы.

Мысленно выругавшись, Деклан поднял взгляд в вечернее небо и смотрел до тех пор, пока не подготовился к более или менее спокойному разговору с боссом. Наконец, он посмотрел на Тага.

— Я оставил эту выгребную яму в семнадцать лет и не возвращался. Прости, Ян. Я тебя чертовски уважаю и, если понадобится, сделаю для тебя что угодно и сдержу слово, не задавая вопросов. Но не то, о чем ты меня сейчас просишь. Уволь меня, если надо.

Таг отчаянно выругался.

— Ты серьезно готов взяться за задание в джунглях и, вероятно, погибнуть, чем работать с сенатором МакРони и его помощником над обычными вопросами безопасности?

Ладно, Таг довольно сильно преувеличил риск задания в Южной Америке, но даже если бы сказал суровую действительность…

— Я даже всех способов не могу сосчитать, какими могу подтвердить твои слова.

— Ладно, — сдался Таг, — но хотя бы подумай над этим. Твой самолет не улетит раньше завтрашней ночи.

— Да, конечно, — согласился Деклан, понимая, что размышлять над этим предложением точно не будет. Ни единой секунды. Пока у него есть дела, работа в Округе Колумбия не рассматривается.

— Спасибо, приятель. — Таггарт хлопнул Деклана по плечу и направился в сторону парковки.

Деклан постоял какое-то время, решая, что сейчас делать. Ехать в пустую, навевающую депрессию квартиру не было желания, как и ехать в шумный клуб, не тогда, когда за последние месяцы было слишком много головных болей. Кроме того, он не самый социальный человек на планете и терпеть не мог зависания у барной стойки. Деклан смирился с этим лишь потому, что в последнее время в одиночестве ощущал беспокойство.

Может, ему стоило бы завести девушку. Или, на крайний случай, с кем-нибудь перепихнуться. Естественно, отношения требуют общения. Нужно вести разговорчики. Рассказывать о своей жизни. Что за кошмар. А разве он не собирался умереть один?

— Все умирают в одиночку, — как-то сказал его коллега по работе Шейн Ландон. — Кто-то раньше, кто-то позже.

Порой Шейн был довольно веселым парнем.

Мысленно бросив монетку и сделав выбор, он решил взять упаковку пива, направиться к себе и посмотреть несколько эпизодов третьего сезона «Во все тяжкие». Как он пропустил сериал, когда тот только вышел? Офигенный. Но, эй, теперь он может смотреть запоем…

Вспышка света ослепила его, заставив замереть. Моргая и прикрывая глаза ладонью, он посмотрел в направлении переулка, к которому шел, прежде чем Таг остановил его. Яркий белый свет мерцал между зданиями, словно флуоресцентная лампа, и Деклан мог поклясться, что увидел в центре огромную тень с огромными руками и ногами… и невероятно здоровой головой с рогами.

Какого хрена? Внезапно жгучая боль пронзила затылок и татуировку на спине. Он услышал крик, свой крик, прежде чем упал на колени, обхватив голову, будто так мог остановить агонию. Он ощутил вкус и запах крови и хватал ртом воздух. А ещё мог поклясться, что увидел вторую фигуру, но уже миниатюрнее. Даже… женственнее. И эти фигуры сражались.

Даже стонав от боли, он внутренне посмеялся над абсурдностью своих мыслей. Тёмные фигуры дерутся в центре вспышки? Ему что-то в кофе подсыпали? Неужели он спит и видит кошмар из комикса? Очередной поток боли пронзил Деклана от макушки до кончиков пальцев ног. Мир накренился и закружился, сил закричать снова уже не было. Перед глазами стало темно, и Деклан без сознания опустился на землю.


***

Сюзанна никогда не сталкивалась с демоном, подобным тому, который только что совершил психическое нападение на человека, находящегося под её защитой. А как Мемитим — земной ангел, призванный защищать людей, которые важны для судьбы человечества — она видела много демонов. Ну, в основном, в книгах, а она читала много книг. Существо было огромным, не менее трёх с половиной метров, а почти метровые рога, у основания были толщиной с бедро Сюзанны. Но не его размеры и не его уродство настолько уникальны. То, что он мог воздействовать на Деклана с расстояния, не призывая её, делал демона не только уникальным, но и чертовски опасным.

Призвав две косы, она нанесла удары с разворота по демону. Тот отошёл, но начал размахивать большим мечом, заставляя Сюзанну отступать и терять инерцию. Несколько раз он ударил её копытами по рёбрам, ломая кости и разрывая кожу, кровь забрызгала сапоги. Как ангел, она быстро исцелялась, но всё ещё чувствовала боль.

Существо оскалило чёрные чешуйчатые губы, продемонстрировав акульи зубы, а затем превратилось в привлекательного мужчину с короткими чёрными волосами, эспаньолкой и глазами цвета синего инея.

— Кто ты? — спросил он низким, хриплым голосом, от которого волосы на затылке встали дыбом.

— Неважно, — ответила она, вся из себя такая дерзкая и бойкая, скрывающая то, что парень её пугал, а сломанные рёбра ныли. — Ты блин кто такой?

Он усмехнулся.

— Тот, у кого нет времени играть с девчонками. Можешь звать меня Моррок, и если встанешь у меня на пути — поиграю и с тобой и твоими родными, пока не превратитесь в мешки сломанных костей.

С этими словами он растворился в воздухе.

— Слава тебе, Господи, — прошептала она себе. Ноги едва не подкосились от облегчения. Это был первый демон, от которого она защищала своего праймори, и один из самых ужасающих демонов, которых ей доводилось видеть. Нужно скорее всё узнать про него.

Повернув запястья, Сюзанна заставила косы исчезнуть. В нескольких ярдах от неё на тротуаре лежал Деклан, к которому бежали двое мужчин. Она хотела бы оказаться рядом и убедиться, что с ним всё в порядке, но метка праймори, маленький геральди на запястье, не горела, значит, что ему не грозила смерть, так что люди ему помогут. Она надеялась. Когда случилось нападение, геральди тоже молчал, и если бы Сюзанна не заглянула проведать Деклана, тот уже был бы мёртв.

Деклан сел, отмахиваясь от помощи и чертыхаясь.

Благодарная за это она перенеслась в Шеул-Гра — мир-темница для душ демонов и злых людей, а ещё резиденция её отца, Мрачного Жнеца, и сотен её братьев и сестёр.

Десятки не-падших ангелов тоже жили здесь, служа в угоду Мрачному Жнецу в обмен на безопасное место для жизни и работы. У не-падших не было крыльев, сил или доступа к небесам, но и полностью падшими они не были. Из-за статуса они находились в состоянии неопределённости и опасности, бессильные против демонов и падших ангелов, которые играли в «Утащи не-падшего» туда, что демоны называли Шеул, он же ад для нормальных людей. Как Сайфер, приятель её брата Хокина, любил говорить:

— Получишь новые крутые силы… но лишишься души.

И любого шанса на искупление.

Но некоторые полностью падшие ангелы не такие уж козлы, и парочка таких тоже работала в Шеул-Гра.

До того как в прошлом году переехать сюда, Сюзанна и представить не могла, что владения отца могут быть такими красивыми, ну, очевидно, так было не всегда. После брака с небесным ангелом несколько лет назад отец не только сам изменился, но и мир преобразился. Теперь вместо пожухлой, почерневшей листвы земля была устлана сочной травой и живыми деревьями. Вместо фонтанов, в которых текла кровь — чистые озера, ручьи и фонтаны с искрящейся водой. А вместо закоптелых, полуразрушенных развалин стояли общежития и спортзалы, кафетерии и библиотеки. Вдыхая воздух, благоухающий редкими гигантскими маками, привезенными из Горун — район Шеула — Сюзанна побежала по тропинке, ведущей к покоям старших Мемитимов, надеясь найти Хокина и Сайфера.

Хок стал её наставником чуть больше пятидесяти лет назад, когда её забрали из человеческой жизни, и она доверяла ему больше, чем кому бы то ни было. Сайфер — как не-падший, платил за комнату и питание ценными техническими услугами. Обычно, эта парочка была неразлучна. Хотя теперь, когда у Хока появились пара и ребенок, времени с Сайфером он проводит меньше, чем раньше.

К счастью, она заметила их белокурые головы в общей комнате возле общежития. Они сидели за большим каменным столом. Сайфер склонился над ноутбуком, длинные волосы скрыли красивое лицо, и он что-то быстро печатал, а Хок рьяно матерился.

— Привет, парни! Что происходит?

Хокин указал на Сайфера.

— Он создает базу данных всех не пробуждённых братьев и сестер, чтобы мы начали приводить их сюда в каком-то порядке.

Сюзанна с замиранием сердца вспомнила дни, когда думала, что она человек и жила с замечательной человеческой семьей. Она — одна из немногих, может быть, даже единственный Мемитим, которому была дана достойная жизнь. Остальные братья и сестры, тысячи, родившиеся за несколько тысячелетий, выросли в самых страшных из всевозможных условий. Так задумывалось — матери ангелы отказывались от них, отдавая в человеческий мир, чтобы Мемитимы выросли в трудностях и выработали в себе человечность. Сюзанне повезло, и теперь она радовалась, что благодаря отцу и Хокину всех детей в возрасте до двадцати лет, живущих в человеческом мире, привезут сюда и будут растить в настоящей семье.

— Понятно, — проговорила она, — база дело хорошее. А в чём проблема?

Хокин заворчал себе по нос.

— В Совете Мемитимов. Они вроде как предоставили нам записи, но не дали имена всех. По моим оценкам, не хватает около пятьсот человек.

— Из?..

— Примерно из тысячи ста шестьдесят трёх. — Сайфер продолжал печатать, не отрывая взгляда от экрана. — Было бы больше, не начни Азагот упрямиться, изображая заботливого папочку. И ни одного Мемитима младше четырёх лет, что совпадает со временем его женитьбы на Лиллиане.

— Хорошо. Скажите, когда приведут малышей, чтобы я продумала меню. — Она прикусила нижнюю губу, не решаясь прерывать парней… Но это важно. - Ребят, вы слишком заняты?

Сайфер только выгнул бровь, но Хокин тут же включил режим защитника.

— В чём дело, сестрёнка?

Она села на лавку рядом с Сайфером, чтобы никто не заметил, как колени до сих пор дрожат после встречи с демоном.

— Что за демон примерно двенадцать футов ростом, с рогами, копытами, мантией из черного меха на плечах и воздействующий какими-то психическими способностями? — Ну, и ещё с огромным мечом с восьмифутовым клинком. — О, и он может принимать человеческий облик.

— Никогда таких не видел, — ответил Хок. — Уверена в психическом воздействии? На твоего праймори напали?

— Да на оба вопроса.

— Он в порядке? — Хок оперся локтями о стол и наклонился к ней. — Как его зовут? Деклан? — Хокин знал имя Деклана, но почему-то постоянно старался абстрагироваться от него, будто так и Сюзанна могла. Хок слишком волновался.

— О нём позаботились. Я проверю его, когда закончу здесь. — Она повернулась к Сайферу, который продолжал стучать по клавиатуре. — Ты слышал о таком демоне?

— Нет, но уже проверяю по базе ангелов и Барадокийской. — Он сосредоточился на мониторе. — Демон был похож на жабу с рогами? — Когда Сюзанна мотнула головой, он продолжил: — А шипы? — Она опять мотнула головой. — А изрыгал слизь из сфинктера на подбородке?

— Фу-у-у, нет, к счастью

Две хищные птицы начали сражаться в серо-голубом небе, но Сайфер даже не моргнул. Как только он уходил в компьютер, Сюзанна сомневалась, что даже голая женщина смогла бы оторвать его. Ну, может быть, Флейл могла бы. Уже несколько месяцев темноволосая Падшая ошивается в Шеул-Гра, выполняя мелкую работу для Азагота. Сайфер утверждал, что они просто «играют».

У-гу-у-у. Сиреноподобная Флейл, практически голая и голодный до секса Сайфер не могут просто играть в видеоигры. Сюзанна может и девственница, но она уже семьдесят пять лет в этом мире. К тому же, она много читала «Космо» и смотрела «Секс в Большом городе».

— Демон был окружён светом? — спросил Сайфер.

Наконец! Она выпрямилась.

— Да.

Он повернул ноутбук.

— Этот?

Изображением на экране служил рисунок углём, но это он. Сюзанна вздрогнула.

— Уродец-то какой.

— Что это? — спросил Хок.

Сайфер повернул к себе ноутбук.

— Согласно записям Барадока — Сичер. — Он поморщился. — Пятёрка по Уфельшкале. Чрезвычайно опасен, с ним невозможно договориться, и обиду забирает в могилу. Перейдёшь такому дорогу, и он будет мстить, пока ты и последний из твоих родичей не умрёте. А ещё он огромный поклонник убийств друзей и соседей.

— Ох. — Сюзанна вспомнила последние слова демона: «Если встанешь у меня на пути — поиграю и с тобой и твоими родными, пока не превратитесь в мешки сломанных костей». — Они нападают только из-за мести или ещё что-то есть?

Сайфер пожал накаченным плечом.

— Они плотоядны, но, согласно записям, обычно не охотятся на людей, и редко покидают мир демонов.

Если это правда, почему он напал на Деклана? Блин. Все эти загадки. Она их ненавидела, потому что никогда не хватало терпения их разгадывать. Возможно, именно поэтому ей нравилось готовить. Рецепты редко заставляли строить предположения.

— И как же убить эту штуковину?

Сайфер прокрутил страницу до самого низа и разочарованно выругался.

— Ничего об этом не сказано, просто написано, что тяжело ранить.

— Абсолютно точно, — пробормотала она

— Ты с ним сражалась? — спросил Хок резким голосом, означающим, что его гиперопека пересекла все грани. Супер. Он превратился в такую язву, особенно став отцом. Его ребёнок возненавидит жизнь.

— Совсем недолго, — вставила она. — Думаю, моё присутствие сбило его с толку, хотя я точно не нанесла ему никакого вреда.

— Он нападал на тебя психически?

— Не-а. Он воспользовался старым добрым мечом и копытами. Рёбра ещё неделю будут об этом помнить. — Она потёрла рёбра и поморщилась. — О, он психически напал на Деклана, на что мой геральди не среагировал.

— Что? — Хок нахмурился. — Плохо.

— Думаешь? — Ей уже не терпелось проверить Деклана. Если она не заметит, что он в опасности, очередная атака демона его прикончит. — Не знаю, то ли это дефект геральди, то ли этот конкретный демон не вызывает тревогу.

— Блин. — Сайфер присвистнул. — И что будешь делать? Наблюдать за ним двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю?

Мысль о том, чтобы проводить каждую минуту с Декланом, наполняла Сюзанну теплым чувством, которое, без сомнения, было запрещено. Предполагалось, что Мемитимы бесчувственные роботы, выполняющие свою работу, не задающие вопросов и не связывающиеся со своими подопечными. Сбои в такой программе карались бо́льшими годами службы или вообще исключением из Мемитимов… Что означало невозможность вознестись и стать полноценными ангелами с крыльями.

— Я могу созвать Совет, — сказал Хокин. — Убедиться, что тебе не дадут нового праймори, пока не разберёшься в чём дело. Раньше, Мемитимы несколько десятков лет присматривали лишь за одним праймори, но Совет опасается нехватки Мемитимов в будущем, пока небесные ангелы не начнут рожать потомство с нашими навыками и способностями.

Ах, как она любила своего брата. Да, у неё их тысячи, и все дети Азагота и одного из небесных ангелов. Их родили с целью создания Мемитимов. Азагот перестал заделывать Мемитимов, когда женился на Лиллиане, так что Небеса позволили любому небесному ангелу рожать Мемитимов. А значит, у Сюзанны больше не будет братьев и сестёр, пока Лиллиана и Азагот не заведут своих детей. Но ничего страшного — тех, кто у неё есть, она безумно любила. Особенно Хока, который был рядом почти с того момента, когда она узнала правду о том, кто на самом деле. Она наверняка примет его предложение.

— Было бы полезно. — Чертовски повезло, что ей не назначили кучу других праймори, и она могла проводить всё время с одним. — Думаешь, они согласятся?

— В обычных обстоятельствах, нет. Но случай особенный.

— Ладно, если Деклан будет единственным подопечным, мне будет легче за ним присматривать, но я же не могу постоянно ошиваться в завесе или там, где Деклан бывает. Его коллеги и друзья уже, наверное, считают меня маньячкой. Мне нужен предлог, чтобы быть рядом с ним.

Сайфер поднял взгляд от монитора.

— Чем он зарабатывает на жизнь?

— Он эксперт по безопасности и телохранитель… — она замолчала, когда в голову пришло очевидное решение, и улыбнулась. — Мне понадобится дом Д'Анджело, желательно в Техасе, где он работает, и история.

— Эй-эй, — протянул Хок, подняв руки. — Притормози. Не знаю, стоит ли влезать в жизнь Деклана.

Но Сайфер уже взялся за дело, громко стуча клавиатурой.

— У Д'Анджело три дома в Техасе. Первый в Хьюстоне больше похож на наркопритон, второй для среднего класса в Остине и… — Он поднял большой палец. — Третий особняк в Далласе. Идеально подходит для тех, кому нужно нанять телохранителя.

— Круто. — Даллас — идеальное место, учитывая, что Деклан живёт в городе. — Придумаешь мне прикрытие и запустишь в движение дела?

— Конечно, дай мне сорок восемь часов.

Хокин медленно покачал головой.

— Ты же знаешь, небесные ангелы не любят делиться сетью Д'Анджело с ничтожными Мемитимами, и могут не позволить тебе взять их собственность или использовать прикрытие.

— Пф-ф-ф, — усмехнулся Сайфер и провел пальцами по сенсорной панели ноутбука. — Им все равно. Давай покажем им, что быть ничтожным Мемитимом круче, чем настоящим ангелом.

Хокин бросил на приятеля раздражённый взгляд, но не понятно, чем именно раздражён. Тем, что Сайфер не помог ему выиграть спор, или тем, что Сайфер назвал Небесных ангелов настоящими и намекнул, что Мемитимы незначительны. Якобы незначительны.

— Мне это не нравится, — проворчал Хок.

Конечно, нет. Хокину никогда не понравится то, из-за чего Сюзанна открыто будет жить в мире людей. Мемитим должен наблюдать за своими подопечными из-за завесы невидимости и как можно меньше взаимодействовать с людьми. То, что она запланировала — полностью погрузит её в мир не только людей, но и её праймори.

— Только так я смогу защитить его от психических атак, — заметила она.

— А ещё — идеальный способ сблизиться с праймори, Сьюз. Ты уже общаешься с его окружением чаще необходимого, и беспокоишься о нём сильнее нужного.

Сайфер фыркнул.

— Сказал парень, который влюбился в ту, кого защищал.

— Это другое, — запротестовал Хок. — Аврора не была моим праймори… она вообще праймори не была, когда мы встретились.

Сюзанна закатила глаза.

— Ага-ага. Со мной всё будет хорошо. Кроме того, — добавила она, подмигнув Хоку, — мой любимый брат состоит в Совете Мемитимов.

Взглядом он сказал ей: «Ага, размечталась», а словами добавил:

— Технически, нет.

— Ладно, ты — связующее звено между Советом и нами. Уверена, что ты сможешь уберечь меня от неприятностей.

Хокин провёл рукой по лицу, словно пытаясь избавиться от раздражения.

— Эй, у меня безумная идея. Как насчет того, чтобы держаться подальше от неприятностей? Было бы здорово.

Сюзанна рассмеялась. Она никогда не влезала в неприятности, и он это знал. Она сможет провернуть это дело и уйти невредимой.

Но стоило этой мысли укорениться в голове, как её накрыла тень сомнения. Её чувства к Деклану уже неуместны для их взаимоотношений, которых по сути и не было. Деклан едва ли знал о её существовании, так что чувства односторонние, да и тем более, он был уверен, что она человек. И дело в том, что так и должно остаться. Роман между Мемитимом и праймори под запретом. За пределами запретного. И хотя за многие тысячи лет несколько Мемитимов не смогли защитить своих первых праймори, ни один в них не влюбился. А Сюзанна уже. И теперь встал вопрос: что же делать?

Вторая глава

— Доктор сказал, что я в порядке, — прорычал Деклан в трубку в третий раз за три минуты разговора с Тагом. — Он звонил утром, и мы всё обсудили. Я могу подготовиться к сегодняшнему рейсу. — На самом деле, он уже был готов, но Тагу об этом не обязательно знать. Он въехал на Ровере на парковку и встал на своё место. — Слушай, я в офисе, поднимусь через пять минут, и ты собственными глазами убедишься, что я не при смерти и что это пустая трата времени.

Он не стал ждать ответа, закончил разговор, сунул телефон в карман и направился к зданию. Его друг, Стив Барри, выходя наружу, придержал дверь лифта.

— Рад видеть, что с тобой всё в порядке, — сказал он, слишком весело. — Все только и говорят о том, что тебя уложили мордой в асфальт.

Конечно же.

— Те, кто здесь работают, занимаются жёстким сексом, а я тема дня?

— Ты знак. — Стив принялся крутить на пальце связку ключей от машины, флешек и пропускных карточек. Он новичок в офисе и частенько брал работу, которую они вели с Хатчем в IT-отделе «МакКей-Таггарт», домой.

— Знак чего?

— Что тебе нужно больше секса. Так получить травму… — Стив, было, ушёл, но остановился. — Кстати, прыжки с парашютом в следующем месяце в силе?

— Да. Ни за что не пропущу, как ты в штаны наделаешь.

Стив чертыхнулся.

— Придурок, тогда вылился «Маунтин Дью».

Деклан рассмеялся.

— Да-да. Увидимся.

Бормоча что-то себе под нос, Стив ушёл, а Деклан нажал на кнопку лифта. Как только он ступил на верхний этаж, Кейс Таггарт и Майкл Малоун направились к нему.

Чёрт.

— Привет, мужик, — поздоровался Кейс. — Слышал, вчера вечером ты напился. Ты в порядке?

Деклан выругался.

— Вроде команда профессионалов, а держать рот на замке никто не умеет.

— Эйвери говорит, что мы сплетничаем, как девочки-подростки, — заметил Лайам О'Доннелл, проходя мимо, но, не отрывая взгляда от стопки бумаг в руке.

— Великолепно, — пробормотал Деклан, протискиваясь между Кейсом и Майклом. — И я в порядке. Лишь немного обезвожен.

Проходя мимо, Кейс хлопнул его по плечу.

— Рад, что ты не умер и не слишком повредил мозг.

— Спасибо, приятель. Ты сама доброта. — Деклан сбежал от этих двоих, отбился от ещё двух доброжелателей и вопрошаек и, в конце концов, оказался в кабинете Тага. Что оказалось ещё хуже. Таг даже не поздоровался, а сразу разразился тирадой.

— Я говорил с доктором, — сказал Таг, сидя за столом. — Ты не в порядке.

— Да, нормально всё, — возразил Деклан, усаживаясь напротив босса. — Доктор сказал, что ничего не нашёл. — Правда, Деклан не спрашивал, всё ли в порядке с татуировкой. Он оставил попытки получить ответ на вопрос: «Почему, чёрт возьми, эта штука кажется живой?»

— Это не значит, что нет никаких проблем. Нельзя без причины падать.

— Обезвоживание причина.

Таг в отчаянии всплеснул руками.

— У тебя лёгкая форма, и из-за него люди не падают.

— Значит, мне нужно выпить ещё пива. Ну и что?

Таг пробормотал себе под нос что-то не очень лестное, очень напоминающее «чёртов идиот».

— Я отстраняю тебя от задания в Аргентине.

— Чего? — Деклан вскочил на ноги. — Я сказал, что не хочу ехать в Вашингтон…

— На то задание ты тоже не пойдёшь. Думаю, тебе стоит передохнуть. Побыть ближе к дому. Ненадолго

— Чушь собачья! — рявкнул Деклан. — Я вызвался добровольцем в экспедицию в джунгли, потому что больше никто этого не хотел, а теперь всё пойдёт крахом.

— Ты понимаешь, что я прав, Дек, — сказал Таг. — И на моём месте сам принял бы такое же решение.

Да. Тот, кто потерял сознание без причины — «обезвоживание причина» — не мог отправиться в богом забытые джунгли, где медицинская помощь редкость и где он мог поставить под угрозу миссию. Как бывший десантник Военно-Воздушных Сил, Деклан отлично знал о серьёзной нехватке медицины в глуши. Но, чёрт возьми, он любил вызовы. Ему нравилось быть одному и не отвечать ни перед кем. Он обожал сам принимать важные решения, и занимался этим с момента, когда мог обдумывать любую проблему. Единственная разница в том, что теперь его решения не такие саморазрушительные. По большей части.

— Слушай, — выдохнул Таг, бросая папку на стол. — Мы тебя не отстраняем, а просто держим тебе место.

Деклан взял папку, гадая, какое дурацкое задание получит и застонал, просматривая дело. Да, отстой.

— Значит, я стану нянькой.

Таг фыркнул.

— Ты не нянька. Клиентку, Сюзанну Д'Анджело, преследуют, и ей нужен телохранитель, который будет рядом двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

Деклан поднял взгляд от папки.

— Здесь сказано, что она не обращалась в полицию.

— Она думает, что ей там не поверят.

В каждом пункте дела мигала лампочка предупреждения.

— Ты ей веришь?

— Это не важно. Даже если ей нужен телохранитель с постоянным пребыванием ради защиты от мух, и она будет платить — она получит человека-мухобойку. — Он откинулся на спинку кресла. — Но для протокола, я не думаю, что она лжёт, ради ревности бывшего или чего-то в этом роде.

Деклан однажды уже оказался в такой ситуации. Цыпочка утверждала, что её преследуют, но обращалась с Деком как с мужчиной из эскорта, пока он не предъявил ей претензии. Она призналась, что просто хотела заставить бывшего ревновать, а когда Дек спросил, почему та не наняла эскорт вместо телохранителя, заявила, что чувствует себя «скверно», нанимая того, кто встречается с женщинами за деньги. А ещё она манипулировала бывшим парнем. Забавно, что это для Деклана оказалось самым отвратным.

Он вздохнул, смирившись с тем, что придётся побыть нянькой.

— Когда начинать?

— Завтра в полдень. Собери вещи на месяц. Бери всё от джинсов и футболок до строгих костюмов. — Таг взглянул на часы. — Если выйдешь из моего офиса в ближайшие десять минут, застанешь Чарли, которая сможет подготовить счёт на это задание до обеда.

Проклятье.

— Какой срок у дела?

— Без срока. Обычно я предпочитаю устанавливать чёткие грани, но она из очень богатой, влиятельной семьи и платит дополнительно за единственного телохранителя, так что… — Он пожал плечами. — О, и должен сказать, что она просила именно тебя.

Он нахмурился и снова просмотрел на имя и информацию, но не узнал ничего. Ну, он знал имя Д'Анджело. А кто не знал? Семья затворников и их огромное богатство — предмет множества безумных теорий. Если верить самым странным слухам, Д'Анджело замешаны в политике по всему миру, они инопланетяне, и, вполне возможно, бессмертны.

Люди — психи.

— Почему меня?

— Понятия не имею. — Он развернул ноутбук и нажал кнопку, чтобы включить видео с камер наблюдения в офисе. — Это она.

Деклан тут же её узнал. И медленно вдохнул, словно мог почувствовать тёплый аромат коричневого сахара, который ассоциировался у него с красавицей с первой встречи.

— Она завсегдатай «Топа» и кофейни дальше по улице. Похоже, она хорошо знает Джулс. Я часто видел, как они разговаривали ресторане.

— Как хорошо ты её знаешь?

— Самое личное, что я о ней знаю — она любит мокко со льдом и кокосовым молоком большую, дойную порцию. И булочки. Она может съесть штук пять, хотя весит не больше пятидесяти килограмм. Ничего подобного я в жизни не видел.

Ох, и ещё она аппетитно… очень-очень аппетитно пахла.

Таг выгнул бровь.

— Слишком много деталей, мог бы просто сказать, что она любит кофе и ест как лошадь. Или как Бумер.

— Я очень наблюдательный, — заявил Деклан, бросая вызов Тагу. У Дека глаз на детали и память на мелочи, о чём Тагу прекрасно известно. Вот почему он нанял его. Ну, и ещё потому, что у Дека военное прошлое и он не бездарь. Но Деклан ни за что не признался бы, что сейчас подозрения Тага обоснованы. Деклан нарочно запомнил всё, что связано с ней. С Сюзанной — начиная с гривы густых тёмных кудрей, которые она два раза собрала в конский хвост, один раз заколола заколками и оставленных свободно болтаться на плечах миллион раз, и заканчивая пышным, подтянутым телом и карими, как у ребёнка, глазами.

— И? — протянул Таг. — Ты в деле?

Охрана богатой наследницы никогда не доставит того же удовольствия, какое он, вероятно, найдёт в Аргентине, и, скорее всего, это будет в тысячу раз неприятнее. Но если он откажется, Таг поручит какую-нибудь скучнейшую административную работу, пока не убедится, что Деклан не свалится в джунглях.

— Да, — проворчал он. — В деле, но лучше бы преследователю на самом деле быть.

Таг улыбнулся.

— Если тебе от этого станет легче — Даллас в это время года — всё равно, что джунгли.

Почему-то от этого Деклану не легче. Вообще.


***

Сюзанна опаздывала. Как всегда. Но в этот раз, не по своей вине. Она нетерпеливо топала ножкой, поглядывая на часы. Сегодня ей отдадут дом ангелов, а значит у неё всего восемнадцать часов, чтобы осмотреть планировку, узнать, как работают все системы безопасности, и действительно сделать его своим. Вместо этого, она болталась в Шеул-Гра со своими братьями и сёстрами Мемитимами, в ожидании, когда Азагот закончит говорить. Да, планы их отца, важны, но у неё была работа.

— Завтра мы встретим первую группу детей Мемитимов. Сначала приведём самых взрослых. Сайфер и его команда назначат для каждого наставника, и эти наставники помогут детям обустроиться. Если вы вызвались добровольцем, нужно посмотреть… — Азагот продолжал бубнить, но Сюзанне действительно нужно уходить. Она снова посмотрела на часы. Дерьмо. — Сюзанна? — нежный, но обманчиво тихий голос отца, прозвучал так властно, что всё, включая насекомых и птиц, смолкло. — Я тебе надоел?

— Конечно, нет, — поспешно ответила она. — Я, э-э-э… — Она замолчала, когда её сестра Темперанс материализовалась на посадочной площадке в нескольких ярдах. Вся одежда Темперанс была в крови, лицо распухло, одна нога вывернута под неестественным углом.

Прежде чем Сюзанна или кто-либо другой успел среагировать, Азагот молнией метнулся к ней и подхватил на руки.

— Миира, — простонала она. — Она… мертва, как и её Праймори. Я-я пыталась помочь, но их было так… много… Мне так жаль… извини. — Она обмякла на широкой груди Азагота. Единственным звуком, нарушавшим гнетущую тишину, было её прерывистое дыхание.

Сюзанна стояла в шоке и не в силах осознать происходящее. Миира была поразительным воином, который ни разу не потерял Праймори, и вела себя грубо, дерзко и злобно, как суккуб. Она говорила, что её сдерживаемая сексуальная энергия помогает быть машиной для убийства. Миира была уверена, что прожив тысячу двести лет, она заслужила Вознесение, и не могла больше ждать. Она всем говорила, что сразу после Вознесения лишится девственности. А потом повторит для уверенности. Она была так полна жизни.

Как она могла умереть?

Сюзанна сморгнула слёзы, глядя, как Азагот укачивает Темперанс, закрыв глаза и прижавшись лбом к её лбу.

Сюзанна не очень хорошо знала отца, они были знакомы всего пару лет, но он не показывает эмоции. Нет, гнев выказывал довольно свободно, но ничего больше. Впервые, она увидела ангела, каким он был до того, как добровольно лишился крыльев, чтобы создать тюрьму для демонов, известную как Шеул-Гра. Зло поглотило его душу, но Лиллиана — пара ангел Азагота — вытащила его из пропасти, сглаживая острые углы и успокаивая зверя. Сьюз была уверена, что именно благодаря Лиллиане все видели грусть на его лице и нежность в том, как он обнимал дочь.

Когда шок толпы прошёл, начался низкий рокот, а затем Дариен, местный целитель, протолкнулся вперёд и подбежал к Азаготу.

— Отец, — сказал он мягким, но дрожащим голосом, каким обычно говорят, когда пытаются отобрать кусок мяса у адского пса, — я возьму её.

Кивнув, Жнец передал её, и когда Дариен отправился в клинику, Азагот повернулся к группе.

— Закончим позже. — Он зашагал к особняку, окутанный, словно саваном, тёмным плащом.

Рядом с Сюзанной появился Хокин и темноволосый сводный брат Джорни.

— Чёрт, — выдохнул Хок. — Не могу поверить. Думал, Миира непобедима.

Сюзанна судорожно сглотнула.

— Я тоже так думала.

Джорни крутил кольцо в ухе.

— Она так были близка к вознесению. Я плохо её знал, но она всегда казалась классной.

Миира всегда была просто… классной. Во всём. Но в последнее время начала злиться, устала от ограничений Мемитимов, хотела попробовать всё, что было запрещено. Теперь ей это никогда не удастся.

— Хок?

— Да?

Сюзанна смахнула слёзы.

— Как Совет узнаёт, что мы нарушили правила или сделали что-то плохое?

— А что? — Он прищурился на неё. — Ты что-то сделала?

— Ничего, — быстро ответила она. — Клянусь.

Он медленно выдохнул, словно решая, сколько может рассказать.

— За Мемитимами не следят. Во всяком случае, постоянно. Если Совет узнаёт о чём-то, то, вероятно, потому, что один из наших братьев или сестёр рассказал.

Последнюю фразу он прорычал, потому что именно это произошло с ним недавно.

— А ещё мы должны исповедоваться перед Советом в грехах, когда возносимся. Почему ты спрашиваешь?

Поэтому Сьюз не хотела закончить, как Миира, не отведав жизни.

— Я помню, что Мииру так и подмывало нарушить правила, но она боялась, что за ней следят. Я подумала, раз уж ты теперь член Совета, должен знать, оправдана ли её паранойя. — Она тряхнула головой. — Ужасно, что Миира умерла, стоило только появиться послаблениям.

Парочка всего лишь. И всё это благодаря недавним требованиям Азагота и влиянию Хокина как связующего звена между земными Мемитимами и Советом.

Хокин скептически посмотрел на неё.

— Не делай глупостей, сестрёнка.

— Я? — Она посмотрела на него с притворной невинностью. — Да, никогда.

— Я серьёзно. Ты ставишь себя под огромное искушение, решив жить с Праймори под одной крышей.

— Она что? — спросил Джорни.

Она отмахнулась от него.

— Ничего, ребят. Я просто делаю свою работу.

— Сюзанна, — произнёс Хокин с предостережением. — Будь осторожней. Я буду тебя проверять.

— Уф. — Его ребёнок не просто возненавидит жизнь, а проведёт детство, оглядываясь через плечо в поисках опекающего отца. — Почему ты не мог вознестись, как обычный Мемитим, когда приходит время?

Она шутила, и Хок это понимал. Вознесение — цель каждого Мемитима, но за него приходилось платить; после того, как получаешь крылья, нельзя встречаться со своими земными братьями и сёстрами, пока они не вознесутся. Так что, нет, она была рада, что Хокин получил место связующего звена — не совсем ангела с крыльями из перьев, но и не привязанного к Земле.

— Потому что они знали, что кто-то должен присматривать за тобой, заноза ты в заднице. — Он тоже шутил, но ей пришлось признать, что она действительно заноза в заднице. — Прислушайся к моим словам — держись подальше от Деклана.

И об этом он не шутил.

Но она не прислушивалась.

Третья глава

Особняк Сюзанны Д'Анджело именно такой, каким ожидал увидеть его Деклан, изучив обширные владения огромной семьи Д'Анджело. Отвратительно огромное строение, с ухоженным ландшафтом, видимым между секциями железной ограды и кирпичными стенами. Вокруг простирались акры пышной травы, и Деклан готов был поспорить на свою левую ногу, что там стоит гостевой дом и бассейн. Чёрт, он бы не удивился, даже увидев вертолётную площадку.

Дом выглядел именно таким, каким и был дом каждого богатого человека. Дом его деда. Дом его отца. Не то чтобы он часто бывал у своего старика. В конце концов, нельзя же допустить, чтобы незаконнорождённый сын был важнее законной жены и законных детей.

Деклан остановил Ровер у ворот. В животе всё переворачивалось, а руки дрожали. Господи. Он сторонился этой жизни уже тринадцать лет, но избавиться от плохих воспоминаний или чувства стыда и неполноценности, которые пробуждались внутри, стоило оказаться в окружении богатства, никуда не делись. Нет, ему не стыдно, что он не миллиардер и не живёт в особняке. Но отторжение, унижение и ощущение от слов, что ты ничтожество, если у тебя нет денег, воспитания и образования в Лиге Плюща уже пустили корни в сердце. Рассуждая логически, Деклан знал, что он не ничтожество. Он прошёл через одну из самых сложных и требовательных программ военной подготовки в стране. Он спасал жизни. Он решительный, находчивый, способный и готов справиться с чем угодно, от авиакатастрофы до стихийного бедствия. Он хотел бы посмотреть, как любой из этих ублюдков Лиги Плюща пережил бы зомби-апокалипсис. Или даже день в джунглях.

Так что нет, Дек не ничтожество. Но воспоминания из детства — те ещё твари, настолько врезавшиеся в душу, что невозможно стереть даже лучшими воспоминаниями

М-да, работёнка ещё та.

Он посмотрел за ворота, гадая, есть ли у мисс Д'Анджело собаки. Он любил собак. Но ему не нравились доберманы отца, которых тот однажды натравил на Деклана. Деку было двенадцать, и в День благодарения он остался один, потому что мать поехала на какое-то политическое мероприятие, его бабушка и дедушка по материнской линии не могли отвезти незаконнорождённого внука в Хэмптон, а он лишь хотел увидеть, как празднует семья его отца. Он так ничего и не узнал, потому что собаки набросились на него ещё на полпути по двору. До сих пор изувеченная правая лодыжка беспокоила Дека, когда шёл дождь.

Проклиная себя за бессмысленные воспоминания, он по привычке огляделся по сторонам и набрал номер Джулс.

— Привет, — поздоровался он, когда она ответила. — Это опять Деклан.

— Привет, Дек. Чем могу помочь?

— Просто хотел узнать, вспомнила ли ты ещё что-нибудь о Сюзанне? — Джулс крикнула что-то о морковке и луке кому-то, и Деклан поморщился. — Извини, не знал, что ты сегодня в ресторане.

— Ничего страшного, — возразила она. — У нас идёт подготовка, и мы опережаем график. — Джулс вздохнула. — Итак, Сюзанна… Как я и говорила, она милая. Правда, временами странная.

А разве не все мы со странностями? Но, уточнить не лишнее.

— Странная? — спросил он. — В чём именно?

— Она может заставить тебя говорить. А иногда она выглядит намного старше своих лет, и задаёт много личных вопросов. Но не думаю, что это из-за любопытства. Считаю, ей просто нравится помогать людям. Но это сводит с ума.

Да, точно. Деклан очень скрытный и меньше всего хотел отвечать на кучу вопросов о личной жизни. Если он с кем-то — будто то клиент, свидание, встреча с коллегой — ему нравилось лёгкое и безличностное общение. Даже Стив — его лучший друг — ничего о нём не знал.

— О, и Деклан?

— Да?

Джулс мешкала.

— Просто… будь милым.

Милым?

— Ты в чём меня подозреваешь?

Она тихо рассмеялась.

— Милый, ты немного пугаешь. Знаю, ты из хороших, но Сюзанну уже преследуют, а значит, она чувствует себя уязвимой. Не пугай её. — Ладно, он понял. А ещё понял, что Сюзанне повезло иметь деньги на защиту себя от придурков. У большинства женщин такой роскоши нет, так что он не собирался сильно переживать. — И ещё, — добавила Джулс. — Одна из наших официанток спрашивает, свободен ли ты, и я не знаю, как на это ответить.

Деклан, кажется, знал о ком речь.

— Келли? Брюнетка, которая флиртует, когда я прихожу?

— Угу. Она тебя глазами раздевает каждый раз. Уверена, что руками раздевать тебя ей понравится больше.

Как ни заманчиво было бы переспать с Келли, он точно знал, что это просто перепих. А Дек уже давно научился не путаться и не бросать того, кто готовит и приносит тебе еду. Или задания. Или что-то ещё, связанное с жизнью.

— Скажи, что я не заинтересован.

— Ясно. Звони, если что.

— Спасибо, — ответил Деклан. — Но мне лучше перестать звонить, иначе Хавьер надерёт мне задницу.

Она рассмеялась.

— С Хави я разберусь. А ты береги себя и Сюзанну. Каждый раз, как приходит, она съедает десертов больше, чем весит сама. Мы не можем потерять такого клиента.

Теперь рассмеялся Дек. Он видел, как Сюзанна уплетала десерты, и это, то ещё зрелище. Особенно когда языком пыталась поймать каплю клубничного сока или нитку карамели.

— Спасибо, Джулс. Разберёмся. До встречи.

Положив трубку, он завёл двигатель.


***

Сюзанна не могла вспомнить, когда в последний раз так нервничала. Даже драка с демонами не такая нервная, как притворяться кем-то, кто не жил в доме, который вообще не твой, ожидая формальной встречи с человеком, которого наняла, чтобы он тебя защищал, когда на самом деле всё наоборот. А если ещё добавить то, что ей нравился этот мужчина… Сюзанна задрожала, будто выпила за минуту с десяток кокосовых макиато со льдом. И то, что Миира умерла меньше суток назад, совсем не помогало.

А ещё хуже, сегодня утром ей позвонил Джорни и сказал, что Мииру и её Праймори убили падшие ангелы… Как случилось с их братом Максимусом месяц назад и их братом Грегорио за два месяца до этого. Возникает ощущение, что кто-то охотится на Мемитимов… или Праймори… или на тех и других одновременно.

— Деклан проехал через ворота.

Благодарная за отвлечение от гнетущих мыслей, Сюзанна повернулась к сестре, Сексине, которая вызвалась исполнять роль экономки. Кое-кто из родственников согласились изображать прислугу, прикрывая это тем, что хотят заняться чем-то не похожим на тренировки в Шеул-Гра, когда не заняты защитой Праймори. Но Сюзанна подозревала, что Хокин наказал им приглядывать за ней. Как будто Сюзанна не могла сама о себе позаботиться. Ей семьдесят пять долбаных лет, она убила несколько демонов — под присмотром, во время тренировок — и тренировалась без остановки более пятидесяти лет. Ей не нужны чёртовы няньки. Даже Сайфер заступился, когда она сказала Хокину именно это. А потом Сайф выдал ей самое оскорбительное разъяснение и историю из личного опыта.

Но Сюзанна могла с этим разобраться. Она всегда была очень общительной, так что притвориться светской львицей в огромном и безумно богатом семействе Д'Анджело, которой нечем заняться, кроме как управлять унаследованным поместьем, было не так уж трудно. Утром она тренировалась, покупая дорогие вещи в лучших магазинах Чикаго, Парижа, Милана и Лос-Анджелеса. Спасибо неограниченному счёту сети Д'Анджело. У Мемитимов имелся при необходимости доступ к огромной стипендии, но, если бы Сюзанна начала тратить тысячи долларов на одежду и украшения возникло бы много лишних вопросов.

— Он позвонит в любую секунду, — заметила Сюзанна, говоря с неприкрытым придыханием.

Её сестра цокнула языком.

— Я всё же думаю, что ты должна была одеться. Какое впечатление ты производишь, ходя вот в… этом?

Впечатление сексапильной девушки. В каждую встречу с Декланом, в клубе или кафе, он едва её замечал. Да, в основном она наблюдала издалека, чтобы соблюдать правила Мемитима. Чёрт, она почти всю жизнь оставалась незаметной для людей, и устала от этого. Он её заметит, будь всё проклято.

— Это купальник, — фыркнула Сюзанна.

— Кое-кто назвал бы это бельём.

— Серьёзно? Этот кое-кто должен был тогда родиться сотни лет назад, когда женщина не имела права даже оголить лодыжку.

Сексина презрительно фыркнула и заправила выбившуюся прядь светлых волос обратно в аккуратный пучок.

— Нужно что-то оставлять воображению. — Она окинула Сюзанну неодобрительным взглядом. Её сине-фиолетовые глаза ярко сверкали под линзами модных очков, которые она надела под костюм, названный Сюзанной «сдержанный лаборант». — Ты же не оставила ничего. И как бикини может быть удобным? Сзади просто ниточка.

— Я под прикрытием.

Сестра бросила на неё равнодушный взгляд.

— Всё такое прозрачное, что я вижу твои яичники.

Сюзанна посмотрела на полупрозрачную зелёную накидку с золотистой отделкой, которая едва прикрывала половину бедра.

— Это парео, которое очень подходит к купальнику. А у тебя, вероятно, рентгеновское зрение. Так, если ты…

Раздался звонок в дверь, и Сюзанна едва не вылезла из кожи… и из крохотного бикини, о котором точно доложат Хокину. Неважно. Она играла роль, и молодая, богатая светская львица непременно надела бы это.

«Точно», — мысленно добавила она, конечно, продолжая играть роль.

Сексина открыла дверь.

— Здравствуйте, Мистер Бёрк. — И махнула рукой жестом «входите», с преувеличением изображая горничную. — Мисс Сюзанна ждёт вас.

Он заполнил дверной проём, стоя там с суровым и профессиональным выражением лица, но Сюзанну немного взволновало то, как он задержал, всего на долю секунды, взгляд на глубоком декольте, подчёркнутом купальником.

— Мисс Д'Анджело, — протянул он своим тягучим, медовым голосом, которым она одержима со дня, как в прошлом году её назначили присматривать за ним.

У Сюзанны пересохло во рту, что язык присох к нёбу, и она несколько неловких секунд ничего не могла произнести. Наконец, ей удалось печально улыбнуться.

— Прошу, зови меня Сюзанна. — Она махнула на сестру, внезапно почувствовав желание уйти от Деклана, чтобы вернуть самообладание. — Секси покажет твою комнату и поможет устроиться.

— Извини? — Он посмотрел на Сексину. — Ещё раз, как тебя зовут?

— Ты всё верно расслышал, — с улыбкой проговорила Секси. — Это сокращённо от Сексины.

Сюзанна кивнула.

— Когда она родилась, это имя носили многие.

— Когда родилась?

Упс.

— Я хотела сказать там… там, где она родилась, — уточнила Сюзанна, пренебрежительно махнув рукой. — В любом случае, устраивайся удобнее. Надень плавки, если хочешь, и присоединяйся ко мне в бассейне.

На его лице мелькнуло удивление, но тут же исчезло, ловко спрятавшись за деловой маской безразличия.

— Если не возражаете, мэм, я предпочёл бы сразу приступить к работе. Нам есть о чём поговорить.

Вот блин! Он говорит прямо как Хокин. Работать и никогда не развлекаться.

— Например?

— Я хочу узнать, чего ты от меня ждёшь, и мне нужны подробности о преследователе, расписании, изучить меры безопасности, включая видеокамеры, сигнализацию, точки входа, уязвимые участки забора… это, например.

Деклан такой серьёзный и профессиональный, и Сюзанна не сомневалась, что он способен защитить обычных людей от других обычных людей. На самом же деле он здесь не поэтому, но Сюзанна должна играть в эту игру, поэтому улыбнулась и кивнула.

— Я позвоню помощнику, чтобы он рассказал про охрану, — сказала она. — Хокин должен быть здесь к моменту, как ты спустишься.

На это Секси выгнула бровь. Без сомнений, Хок будет раздражён тем, что его назначили помощником, но ещё больше разозлится, если Сюзанна будет дразнить его этим.

Деклан изогнул, стиснутые в жёсткую линию, губы в вежливую, хотя и безликую улыбку.

— С нетерпением жду встречи с ним и работы с тобой.

С этими словами он последовал за Сексиной по лестнице, которая, повернув налево, вела в спальню Сюзанны, а направо в крыло особняка, которое она ещё не исследовала. Дом просто огромен, в соответствии с огромным богатством «семьи Д'Анджело» и экстравагантностью, которые служили прикрытием для ангелов, работающих на Земле, чтобы влиять на человеческое правительство и прочее, чем хотели манипулировать.

Она провожала взглядом очаровательную задницу Деклана, обтянутую выцветшими джинсами, а затем, удовлетворённо вздохнув, вышла к бассейну. Хокин появился как раз в момент, когда она опустилась в шезлонг.

— Не волнуйся, — сказал он, прежде чем она успела задать вопрос, — я не перенёсся сюда, а вошёл через ворота и парадную дверь. Решил, что твой человек здесь. — Её человек. Сюзанне понравилось, как это прозвучало. — И что во имя всего нечестивого на тебе надето?

Боже, её родственники такие ханжи.

— Как я уже пояснила Секси, это купальник. Понимаю, что, когда ты родился, такого не было, но в нём весьма удобно плавать. — Она поправила лямку, которая натирала плечо. Очевидно, сексуальные купальники не очень удобные. — Или ты предпочитаешь плавать голым?

— Сестрёнка, ты с огнём играешь, — проворчал он.

Она могла лишь надеяться на это.

— Всё нормально. Деклан — профессионал. — На самом деле, даже чересчур.

Хокин ругнулся себе под нос.

— Где он?

— Разбирает вещи в комнате. — Застенчивым движением, она поправила парео. — Он хочет поговорить с тобой о системе безопасности и прочем.

— Почему со мной?

— Я сказала, что ты мой личный помощник

Он бросил на неё свирепый взгляд

— Сьюз, я же говорил, что не хочу вмешиваться.

— О, это просто смешно. Ты всё время суёшь свой нос в мои дела, и уже замешан. Вот твоё оправдание.

— Сказала бы, что я твой брат.

Он отпила безалкогольной пина-колады, которую приготовила в баре у бассейна перед приходом Деклана.

— Не вписывается в историю, которую придумал Сайф. — Она толкнула его. — А теперь иди и поговори с Декланом обо всём дерьме, о котором я ничего не должна знать. В конце концов, я — богатая наследница.

— Как я уже говорил, ты — заноза в заднице, — пробормотал он, когда Деклан вышел.

— О, привет, — поздоровался Хокин. — Ты, должно быть, Деклан. Я… помощник Сюзанны, — процедил он сквозь зубы, из-за чего Сюзанне пришлось прятать улыбку за стаканом.

Деклан протянул руку Хокину и они пожали их. От внимания Сюзанны не ускользнуло, что Деклан, простой человек, ничуть не уступал сильной ауре Хокина. Это одна из причин, по которым её тянуло к Деклану. В каком-то смысле он превзошёл человечество. В нём крылось нечто… большее, чем простая жизнь вокруг, энергия и внутренняя сила в сочетании с уверенностью, которой многим так не хватало.

Какой-то женщине очень с ним повезёт, и от этой мысли у Сюзанны разыгралась изжога. Но эта боль на потом. Сейчас, ей нужно уберечь его, чтобы он мог осчастливить какую-нибудь женщину.

«Я хочу быть этой женщиной».

Но не могла и знала это. Сюзанна рождена, чтобы служить людям, и ей предстоит исполнить своё предназначение. Но, возможно, Деклан будет принадлежать ей хотя бы на ночь. Улыбаясь, она подняла пина-коладу в воздух.

«За тебя Миира. За нас обеих».

Четвёртая глава

Деклан не мог поверить, что у Сюзанны не было службы безопасности в таком гигантском доме. Конечно, ограды более чем достаточно, чтобы не впускать всех, кроме самых решительных нарушителей, и повсюду были установлены камеры. Ещё современная система безопасности с сигнализацией, автоматическими дверными замками и окнами, которые могут быть закрыты ставнями для дополнительной защиты.

Деклан заметил отсутствие собак, и лодыжка была счастлива услышать это.

Её помощник, Хокин, был полезен, когда речь заходила о средствах безопасности и об окрестностях, но для человека, который должен хорошо знать Сюзанну, подробностей о расписании, распорядке дня или преследователе не было. Он просто продолжал твердить Деку узнать всё у неё. Поэтому теперь, когда Хокин ушёл, Деклан направлялся к бассейну делать именно это.

Он вышел на тщательно ухоженный задний двор, где огромный бассейн с водопадом и горкой притягивал внимание. Ну, притягивал бы, не лежи рядом одна из самых привлекательных женщин, которых Деку доводилось видеть. Нет, она стала центром внимания, и взгляд Деклана задержался на пышных изгибах и коже, которая была обнажена гораздо больше, чем следовало бы.

— Хокин? — крикнула она. — Это ты?

Как она его услышала? 

— Нет, мэм, — ответил он. — Деклан.

Она подняла очки изящным движением руки и посмотрела на него.

— Сюзанна, а не мэм или мисс Д'Анджело. — Она изогнула полные губы в ошеломительной улыбке, за которую мужчина мог бы и убить. — Стоило надеть плавки или шорты.

— Позже, — сказал он. — А сейчас я хотел бы обсудить кое-что.

Она закатила глаза.

— Уф-х, такой серьёзный.

— Преследователи всегда серьёзно, и тебе это известно, иначе не наняла бы меня.

— Конечно. Прости. Ты просто выполняешь свою работу. — Она указала на лежак рядом. — Садись.

Он надеялся, что она пойдёт в дом, но кто же не любит сидеть на ярком Техасском солнце в джинсах, ботинках и чёрной футболке? Надо было переодеться. По крайней мере, у него были солнечные очки. Сев, он надел их, и всё же, даже через тёмные линзы, Сюзанна была чертовски сексуальна. Не то чтобы он ожидал чего-то другого от очков, но, по крайней мере, так она не узнает, что он любуется глубокой ложбинкой между её великолепных грудей. Или её плоским животом. Или ногами, которые казались бесконечными и были, вероятно, такими же крепкими, как и его. Её тело выглядело нереальным, словно она ежедневно тренировалась. Возможно, так и было. Он не представлял, на что похожа её жизнь, и именно поэтому им нужно было поговорить.

— Надеюсь, комната подошла, — проговорила Сюзанна, поднося бокал к губам, которые блестели чистым розовым блеском.

— Комната? Это люкс с гардеробной, которая больше, чем вся моя спальня. Чёрт, ванная комната больше, чем моя кухня и гостиная вместе взятые. Я бы сказал, что она более чем подходит. — Он вырос среди дипломатов, политических деятелей и парочки самых богатых людей в мире, и ему никогда раньше не давали такой комнаты. — Она рядом с твоей?

Сюзанна дёрнулась.

— С чего вдруг?

Неужели она думала, что он ведёт себя неподобающе? Вспомнив, что сказала Джулс, он немного отодвинулся, чтобы между ними было больше места на случай, если ей станет не по себе.

— Я хотел бы быть в пределах слышимости на случай, если понадоблюсь, — объяснил он. — Но если это беспокоит, то ничего страшного. В доме несколько уровней безопасности.

— О, понятно. И да, она поблизости. Чуть дальше по коридору.

— Хорошо. Обязательно дай мне знать, если придут… гости.

Она в недоумении выгнула тёмные брови.

— Гости?

— В романтическом плане. Я не хотел бы, заслышав крики, врываться и прерывать то, за что нам потом будет стыдно. — Кричала ли она в постели?

— Ох. — На её щеках разлился румянец. — Ах, нет, таких гостей не будет.

Это было глупо и странно, но он был доволен её ответом.

— Тогда ладно.

— Почему бы тебе не рассказать о своём преследователе? В папке, которую дал мне босс, написано, что его зовут Адам Пейнтер, ему тридцать лет. Я провёл беглый поиск в интернете и нашёл много мужчин, подходящих под такое описание. Полагаю, фотографии у тебя нет.

— Нет, извини. Я ни разу не подумала его сфотографировать. — Она посмотрела на бокал. — И, честно говоря, не думаю, что это его настоящее имя. Он мне так назвался.

— Где ты его встретила?

Она мешкала, и он подумал, не больно ли ей говорить об этом.

— Погоди. — Она сняла очки, сунула руку в сумку рядом со стулом и достала телефон. Накрашенными ногтями она начала стучать по экрану, затем что-то прочитала про себя и кивнула. — Я веду на YouTube свой канал «Ангел на кухне», аудитория небольшая, но притягивает сумасшедших. Несколько месяцев назад он начал оставлять комментарии, и тогда казался милым. А затем начал приезжать во время натурных съёмок.

— А где ты их проводила?

Подтянув ногу к себе, она положила ладонь на колено.

— Один эпизод я снимала про гриль, поэтому поехала в лагерь недалеко от Абилина и устроила пикник на пляже. Я заранее говорю зрителям, где буду, если они захотят потусоваться.

— Это же так безопасно. — Наверное, не стоило быть саркастичным на первых же минутах после встречи со своим работодателем, но Деклан никогда не был силен в цензуре.

— Я могу о себе позаботиться, — раздражённо сказала она. — И, кроме того, обычно со мной Сайфер.

— Сайфер? — У её окружения такие древние времена.

В глазах шоколадного цвета на мгновение появился блеск.

— Это его прозвище. Он мой агент и техник. В общем, Адам явился туда и был очень настойчив.

— А почему ты решила, что тебе нужен телохранитель?

— Он начал посылать всё более странные электронные письма. Как будто думал, что мы встречаемся. Он знал то, чего не должен знать. Где я была, с кем встречалась. Он начал угрожать моим знакомым, а пару недель назад пригрозил мне, если я не начну вести себя как его девушка. Могу показать письма. Я имею в виду, у меня есть доказательства.

Какой странный способ сказать об этом. Неужели она думает, что он не верит? Таг упомянул, что она именно поэтому не пошла в полицию.

— Спасибо, я бы их посмотрел. А через метаданные мог бы отследить местоположение.

Она отмахнулась.

— Сайфер уже пытался. Если он не смог, уже никто не сможет.

Деклан не знал Сайфера — что за идиотское имя — но знал парней из «МакКей-Таггарт», которые отлично работали на долбаный Щ. И. Т. Если только вымышленный шпионаж, борьба с терроризмом, правоохранительные органы и вправду существовали за пределами вселенной Марвел.

— Никогда не угадаешь, — просто ответил он. — Он знает, где ты живёшь?

Сюзанна подтянула вторую ногу и обняла колени.

— На прошлой неделе он стоял на улице, когда я вернулась из магазина. — Она посмотрела на накрашенные ногти на пальцах ног. — Я купила самые красивые золотые туфельки от «Джимми Чу».

Ну, конечно. И её ноги сто процентов выглядели потрясающе в этих туфлях.

— Он попытался заговорить?

— Он просто стоял там. Я притворилась, что не заметила его, зашла на территорию и заперла ворота. А затем решила нанять тебя.

— Где обычно ты снимаешь выпуски?

— На кухне. На старой кухне, — добавила она. — Я только переехала сюда и ещё е снимала новые выпуски.

— Ладно. Ты только этим занимаешься?

— Что ты хочешь этим сказать? — Она посмотрела на множество украшенных драгоценными камнями колец у себя на пальцах. — Я богата, и много чего делаю. Например, педикюр. И хожу за покупками. Разве не этим занимаются богатеи?

— Я не знаю.

На самом деле, знал. И она права. Когда богатые люди не вкладывали свои деньги в политиков, которые приумножали их богатства, они ездили в отпуск, покупали дорогое дерьмо, кого-то убивали, преследовали кого-нибудь из совета директоров, которые либо выставляли их в выгодном свете, либо предоставляли им голос в политике, принося пользу.

Боже, он ненавидел богатых.

Странно то, что Сюзанна, несмотря на все атрибуты богатства, не вела себя подобно им. Словно она и вовсе не богачка, а типа того, с чем вынуждена жить.

Дверь патио открылась, и Секси вышла во двор. У неё тоже странное имя, но Дек должен признать, что оно ей подходит. Интересно, одинока ли она? Его другу Стиву она бы подошла. Ему всегда нравились платиновые блондинки.

— Сьюз, — позвала она, — тебе Сайфер написал, хочет, чтобы ты перенесла… перезвонила ему! Я имею в виду, позвонила, как только сможешь. — Она улыбнулась и поспешно ретировалась обратно в дом.

— Окей, — сказал он. — Я кое-что узнавал. Хокин показал мне окрестности, но, похоже, мало что знал об этом месте.

Она перекатилась на бок, чтобы взять накидку, которую бросила на стол, и он чуть не проглотил язык, увидев её идеальную, круглую и упругую попку, похожую на персик. В паху тало тесно, а во рту пересохло. Дек мог бы круглыми ночами практиковать позу ложечки.

— Хочешь знать что-то конкретное? — спросила она, поворачиваясь к нему.

— На самом деле, да. — Он поёрзал, чтобы в джинсах стало свободнее, так как член пытался стать твёрже глыбы. — Под парадной лестницей есть дверь. Куда она ведёт? Она заперта.

— Хм. Я не уверена. Покажи, о чём ты говоришь. — Она грациозно поднялась, что Деклан не мог не оценить.

Чувствуя себя идиотом, он отвёл взгляд, когда она надела накидку, которая почти ничего не прикрывала, и он знал об этом, потому что заставил себя отвести взгляд лишь на несколько секунд. Эти ноги. Эта задница. Деклан проводил время с самыми красивыми и избалованными женщинами в мире, благодаря воспитанию и работе в «МакКей-Таггарт», но в Сюзанне было что-то такое, что затмевало их всех. Да, она великолепна и совершенство в физическом смысле. Но было кое-что ещё. Качество, которое он не мог точно определить. Словно её окружало золотистое сияние. Что бы это ни было, оно притягивало физически с того самого дня, когда он впервые увидел Сюзанну в кафе.

Он последовал за ней внутрь, гордясь тем, что лишь раз представлял, как хватает её за задницу во время секса, пока они не дошли до вышеупомянутой двери.

— Хм. — Сюзанна нахмурилась. — Я её прежде не видела.

Он фыркнул, но понял, что она говорит серьёзно.

— Сколько ты здесь уже живёшь?

— Пару месяцев.

Она жила здесь уже несколько месяцев и не заметила чёртову дверь под лестницей? Дек потянул за ручку, но дверь, как и в прошлый раз, не поддалась.

— Дай-ка я попробую. — Сюзанна сжала ручку и потянула на себя дверь, которая с лёгкостью распахнулась.

— Должно быть, я её расслабил, — проговорил он, и она посмотрела на него, как на идиота. Справедливо.

Включив свет, Сюзанна ахнула.

Деклана нелегко удивить, но будь он проклят, если челюсть сейчас не упала на пол. На резиновый пол.

— Что… это? — Она вошла внутрь, широко распахнув от любопытства глаза, осматривая интерьер подвала.

Войдя следом, он изучил всю комнату от пола до потолка.

— Похоже на игровую.

— И во что же здесь играть? — с ужасом спросила она. — Тут висят наручи, там пыточные орудия.

— Ну, да. В специализированных клубах тоже такого много. — И знал он об этом, потому что проводил время в БДСМ-клубе «Санктум», где его коллеги любили выпускать пар. Он не участвовал в этом, потому что такой образ жизни не для него, просто состоял в команде безопасности, но точно не понимал тягу к такому.

— Неужели люди действительно играют с пилами и молотками?

Нахмурившись, он проследил за её взглядом и увидел поднос у дальней стены. По спине пробежал холодок. Она права. Связывание входит в атрибут БДСМ, но кое-что из оборудования выходило за рамки «игры». Кто бы ни обустраивал эту комнату, наслаждался кровью, страхом или был серийным убийцей.

Не круто.

Он провёл пальцем по наручникам с острыми металлическими шипами внутри. Господи. Это тревожно.

— У кого ты купила этот дом?

— Я не покупала, он часть семейных владений. Думаю, его сдавали в аренду.

— Кому? — вслух размышлял он. — Фанатам «Хостела»?

— Хостел?

— Фильм ужасов, где богатенькие получают сексуальное удовлетворение через пытки и убийства.

Она обернулась с нервозной улыбкой.

— Ну, я от этого не в восторге, поэтому, что скажешь, если мы запрём этот бред и забудем о его существовании?

Деклан всерьёз сомневался, что забудет о существовании комнаты, которая могла быть спроектирована Джеком Потрошителем, но, чёрт возьми, попробует.

— Звучит как план. — Он выпроводил её и закрыл дверь, отметив, что Сюзанна выглядит немного встревоженной, что, вероятно, означало, она действительно не знала о комнате. Кутаясь в накидку, она избегала смотреть ему в глаза.

— Я пойду в душ. Ужин в шесть.

Она даже не дождалась ответа, и взлетела по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

У него возникло странное желание последовать за ней и встать за дверью спальни, чтобы защитить ото всего, что попытается добраться до Сюзанны. Да, это его работа, но он прекрасно справился с ней, находясь в любой точке города. Так почему же он хотел быть так близко?

Блин, стоило согласиться на долбанную административную работу.

Телефон в кармане завибрировал, Дек достал мобильный и увидел номер Йена. Босс проверял его, и на этот раз Деклан был благодарен, потому что теперь ему не нужно анализировать желание стоять возле спальни Сюзанны, как собака, ожидающая объедков от хозяина. Но вновь посмотрел на лестницу, в голове возникло лишь: «Гав-гав».


***

Аромат бекона, жареного лука-шалота и чеснока наполнил кухню, радуя Сюзанну. По крайней мере, она находилась в своей обители, пока не зазвонил телефон и на экране не высветился номер Сайфера. Она даже не потрудилась поздороваться.

— Блин, Сайфер, что это за дом?

— О чём ты? — спросил он глубоким голосом, походившем на гром.

— Не прикидывайся дурачком. — Зажав телефон между плечом и ухом так, чтобы освободить обе руки, она бросила большую банку помидоров в смесь лука-шалота и чеснока, которую обжарила с беконом. — Здесь есть комната — чёртова камера пыток.

— А, это. — Он что-то отпил. Вероятно, вино, его любимое сухое белое. — Ага.

— Чёрт возьми, я забрызгала штаны томатным соком. — Её любимые струящиеся кремово-муслиновые брюки, которые потрясающе смотрелись со свободным бирюзово-кремовым кружевным топом, на который она умудрилась ничего не пролить. Пока. — И что значит «ага»?

Сюзанна почти слышала, как он пожал плечами.

— Во всех домах ангельской сети есть комнаты, где можно держать и допрашивать демонов. Будь ты полноценным ангелом, увидела бы защитные и сдерживающие символы на полу, потолке и стенах.

— Что ж, спасибо за предупреждение, — сказала она, даже не пытаясь скрыть сарказм. — Мой «телохранитель» видел её и, вероятно, думает, что я садистка.

— Ты его внутрь пустила?

— Я не знала, что там. — Она бросила несколько ломтиков хрустящего бекона на разделочную доску и начала резать. — А всё потому, что ты мне об этом не рассказывал.

— А, точно. — Сайфер вовсе не казался огорчённым. Забавно, да. — И как объяснила?

Она покраснела, потому что не знала, как объяснить. Прежде она ничего подобного не видела.

— Он думает, что это комната для секс-утех, но я сказала, что комната была здесь, когда я переехала. — Сайфер рассмеялся громче, чем следовало бы. Ублюдок. — Да, да, это смешно.

Он засмеялся ещё громче, поэтому она поступила по-взрослому и повесила трубку. Но Сюзанна признала, что это довольно забавно. Ну, или было бы так, если бы в доме не находилась комната секса/камера пыток. Чёрт, она бы смеялась, пока не задохнулась, если бы Сайфер был в её положении. Но, с другой стороны, он это заслужил.

Лёгкая, как у кошки, поступь эхом донеслась из коридора, но, благодаря обострённым чувствам, Сюзанна услышала. Деклан, определённо. Её братья и сёстры передвигались бесшумно, хотя стоило признать, что Деклан для человека ходил очень тихо. Особенно для такого крупного человека.

Когда он вошёл в кухню, она перестала дышать. Чёрт, он великолепен. Он принял душ и оделся в брюки цвета хаки, белую льняную рубашку с расстёгнутыми пуговицами и кожаные шлёпанцы. Должно быть, он заметил, что она смотрит на его ноги, потому что пошевелил пальцами и хрипло сказал:

— В случае крайней необходимости я их скину и пойду босиком

Как поклонница босых ног, она это оценила. Высунув босую ногу из-за края стола, она пошевелила пальцами, ногти которых были накрашены тёмно-фиолетовым лаком.

— Понятно. Я лучше держу равновесие и воспринимаю тело без обуви. В зависимости от ситуации, это может стать огромным преимуществом.

Он выгнул светлую бровь.

— Да? Например?

— Гимнастика, — ответила она, проверяя кастрюлю с водой, которую поставила для пасты. Почти кипит. — Танцы. Бой. Секс.

Она не уверена, зачем упомянула о последнем, учитывая, что у неё никогда не было секса. Но она хотела как можно скорее им заняться.

Он выгнул и вторую бровь.

— Тебе нужно преимущество для секса?

— Ты понял, о чём я. — Каким-то образом она устояла перед искушением съесть половину нарезанного бекона, мешая его с помидорами. — Мы не осознаём этого, но сенсорная информация может помочь — и помешать — в большинстве случаев.

Он помолчал, а потом проговорил:

— Ты меня удивляешь.

— Чем это?

— Я от тебя такого не ожидал. — Она не успела спросить, чего он ожидал. Деклан указал на кипящую воду. Пора бросать пасту. — Что делаешь?

— А разве не видно? Готовлю ужин.

— Разве для этого у тебя нет повара?

Она пожала плечами.

— Есть, но мне нравится готовить. А тебе?

— Я поджариваю бифштекс, переворачивающий жизнь. Гриль это моё, а вот кухня — нет. — Он прислонился бедром к столу и посмотрел на Сюзанну, как на сумасшедшую. — Ты действительно любишь готовить?

— Очень долгое время я хотела заниматься этим всю жизнь. К тому же, готовка навевает воспоминания о детстве.

У большинства Мемитимов было ужасное детство. Таков замысел — оставить ребёнка на попечение дерьмовых родителей или в дерьмовых условиях, чтобы сделать Мемитимов жёсткими. Но она каким-то чудом избежала этой участи и выросла в любящей, счастливой человеческой семье, по которой скучала, и ради которой нарушила правила, пока люди были ещё живы. Они верили, что Сюзанна погибла, пропала ещё в колледже. Сюзанна испытывала почти невыносимое чувство вины, когда думала о том, что родители умерли, полагая, что её похитили и, скорее всего, убили. Но пять лет назад, её сестра доживала дни в доме престарелых и увидела Сюзанну сквозь завесу невидимости.

— Сюзанна, — прошептала она, глядя в угол, откуда Сюзанна наблюдала за ней, — это ты?

Сюзанна вышла из-за завесы в светлую комнату, взяла сестру за руку, и они говорили о прошлом и будущем, которое ждало сестру на небесах. Сюзанна призналась во всём умирающей сестре, и по сей день этот поступок сильнее других очищал душу.

— Погоди, ты хотела этим заниматься? То есть, в прошлом?

Она вздохнула. Прошло столько лет, а она так и скучала по той жизни. У неё была власть, вечная молодость и столько денег, сколько хотела, а ещё огромная ответственность, опасные задания и очень мало свободы.

— Это было давно.

Он фыркнул.

— Ну да, ты же совсем старая.

Смешно. По сравнению с большинством её братьев и сестёр она ещё младенец.

— Всё потому, что я не создана для этого.

Кулинария стала лишь хобби, но самым любимым.

Он выглядел удивлённым, его серо-стальные глаза весело блеснули.

— И каково же твоё предназначение?

— Служить другим.

Теперь он выглядел просто растерянным.

— Служение? — О, такое, что спасает жизни и сохраняет историю. Но, в самом деле, почему она сказала, что предназначена для служения? Какое может быть служение другим у богатых людей? Пожертвовать деньги? Точно.

— Я много занимаюсь благотворительностью. — Она не хотела видеть его реакцию на неубедительный ответ, поэтому сосредоточилась на том, чтобы достать из буфета сервировочное блюдо. — Я даже пожертвовала деньги на благотворительный вечер в этом году в «МакКей-Таггарт» для внеклассных программ обогащения. У тебя крутые начальники.

— Да, — согласился он. — А ещё ты просила именно меня. Почему?

Всё так же избегая его взгляда, она помешала соус для пасты.

— Потому что знала тебя.

— Ты не знаешь меня, а просто случайно встречала в кофейне и «Топе».

— Не только встреча, — заметила она, немного уязвлённая, хотя и не имела на это права. Неужели Сюзанна ожидала, что он одержим ею с самого первого дня так же, как она им? — Мы ещё разговаривали.

Он фыркнул.

— Говорили о кофе. Такой разговор не похож на увлечённый диалог.

Она бросила на него взгляд через плечо.

— Ты со мной флиртовал.

— Ты же привлекательная женщина.

Забыв об обиде, она почувствовала, как от комплимента к её щекам приливает жар. Она к такому не привыкла. Большую часть жизни она провела в компании других Мемитимов, не-падших и Падших ангелов в Шеул-Гра, которые не осмеливались даже приблизиться к ней, опасаясь, что отец вывернет их наизнанку. Буквально.

— Я… Не знаю, что на это сказать.

— Можешь сказать, зачем наняла меня.

Он снова натянул деловой вид, и она его оценила. Но Сюзанне действительно хотелось услышать больше о том, что он считает её привлекательной.

— Как я и сказала, я тебя знала. Называй это как хочешь, но лишь тебя из сотрудников «МакКей-Таггарт» я встречала, и ты не незнакомец, как все остальные.

Она встала на цыпочки и потянулась за баллончиком со спреем, не допускающим пригорания. Она дотягивалась пальцами до баллончика, но достать его не получалось.

— Давай я, — проговорил он и внезапно очутился позади неё, касаясь бедром её таза, а грудью плеча. Боже, как же хорошо от него пахло — мылом, замшей и пачули. Дрожь желания пробежала по телу, потрясая своей силой. Слишком быстро он отступил назад и протянул ей баллон. Зачем, хоть убей, она не могла вспомнить, зачем ей это нужно.

— Спасибо, — выдохнула она.

Боже, она была вся такая возбуждённая, взволнованная и почти задыхающаяся, а он выглядел таким холодным, как и всегда — в серых глазах никакого чувства, а на лице каменное выражение. Возможно, у неё действительно не было шансов затащить его в постель. Разочарование остудило похоть сильнее, чем холодный душ.

Она развернулась, поставила баллончик на стол и вытащила чесночный хлеб из духовки.

— Ты сказала, что давно тут не была, — сказал он. — А где жила?

Она искоса посмотрела на Деклана, ставя поднос с хлебом на стол.

— Неужели ты думаешь, что я поверю, будто ты не пробежался по всему моему прошлому, прежде чем приехать сюда?

— Да, — признался он, наблюдая, как она пробует пасту. — Но для наследницы твой цифровой отпечаток сложно отследить. Я смог найти лишь то, что ты росла со своими родителями — магнатами гостиничного бизнеса в Южной Африке, пока не исполнилось восемнадцать, тогда они погибли в авиакатастрофе. После этого ты переехала в Соединённые Штаты. В Атланту. До тех пор, пока пару месяцев назад не переехала сюда. С чего вдруг?

Сюзанна сняла кастрюлю с плиты и вылила пасту в дуршлаг, не столько потому, что не хотела, чтобы Деклан видел её лицо, когда будет лгать, сколько потому, что спагетти должны быть аль денте.

— Деньги привлекают внимание, а имя Д'Анджело в Джорджии очень известно. Поэтому я переехала сюда.

Чёрт, она ненавидела врать. Сюзанна никогда не была в Южной Африке, её родители не погибли в авиакатастрофе, и она не жила в Атланте. Ну, не совсем так. Она выросла в пригородах Атланты с человеческими родителями, и поняла, что Сайфер включил Атланту в предысторию, чтобы, по крайней мере, сохранить некоторые элементы правды в рассказе.

— Кулинарное шоу ты выпускаешь под другой фамилией. Почему? Думаю, что имя Д'Анджело ценное приобретение.

Имя Д'Анджело по умолчанию брало большинство ангелов, но Сюзанна не хотела, чтобы её кулинарное шоу привлекло слишком много внимания небожителей, которые не одобряли то, что Мемитима видит столько глаз, а уж тем более, если он знаменит. Она конечно не знаменита. Но кулинарное шоу приобрело что-то вроде культа… как среди демонов, так и среди людей.

— Хочу делать что-то своё. А управлять шоу под именем Д'Анджело не соответствует моим жизненным целям.

— И чем же ты хочешь заниматься в жизни?.. Благотворительностью?

Ладно, это глупо, да. Сайфер оставил пробелы в её предыстории, а Сюзанна сглупила и не заполнила эти пробелы. Если речь не шла о еде, она плохо соображала.

— Да, — поспешно ответила она, активно обдумывая, как преобразовать это в потенциальную карьеру. — Подумываю основать фонд. Для сирот. — Господи, неужели она может зарыться ещё глубже?

Пора сменить тему. Она указала на стеклянные двойные двери, ведущие на задний двор.

— Стол накрыт снаружи, выйди, пожалуйста, и налей вина, а я сейчас принесу ужин.

Он нахмурился.

— Тебе не нужно было беспокоиться…

— Это не беспокойство, — перебила она его. Из-за паники Сюзанна начала раздражаться. Ей просто нужно, чтобы он вышел из кухни и дал ей секунду передохнуть и собраться с мыслями. — Я люблю готовить, а в этом районе никого не знаю и некого приглашать на обед. Так что, неплохо, готовить для кого-то.

По какой-то причине он выглядел встревоженным, но спорить не стал. И всё же он не производил впечатления человека, способного что-то упустить, и если когда-нибудь найдёт нелады в её истории, расколет Сюзанну, как хрупкое яйцо.

Что же, оставалось лишь надеяться, что она сможет отвлечь его вкусной едой. И, возможно, мини-наряд не повредит. В любом случае, пора проявить решительность, и когда она потянулась за хлопьями красного перца, точно знала, как это сделать.

Пятая глава

Когда Деклан увидел столик у бассейна, накрытый для обеда, понял, что влип. Тихая музыка играла на заднем плане, открытая бутылка вина стояла и «дышала», а огни из бассейна и гирлянды над головой купали местность в романтическом сиянии. Это не входило в число его обязанностей.

Чего Сюзанна ожидала от него? В голове всплыли воспоминания о том, когда клиентка использовал Деклана, чтобы заставить бывшего ревновать. Но сейчас он голоден, и то, что готовила Сюзанна, чертовски вкусно пахло, так что мог налить вина и узнать, что она может поведать после пары бокалов. В любом случае, он планировал ещё немного покопаться в жизни Сюзанны, потому что что-то не так. Дело не только в том, что она не походила на человека, обедающего на золотых тарелочках с голубой каёмочкой. Её рассказ не внушил доверия. Она не могла сделать карьеру повара, потому что была предназначена для служения? Что это значит? Она ведь должна проводить время за идеями, сколько денег должна потратить, так?

У Деклана неладно с математикой, но чего-то не складывалось.

Покачав головой, он налил вина — ароматного Кьянти, блестевшего в мягком свете.

Сюзанна вышла из дома, и ему пришлось заставить себя не смотреть на неё. Выглядела она великолепно — шёлковый бирюзовый топ струился по груди и свободно ниспадал на бёдра. Ожерелье из крупного бисера, такие же серьги и браслет в тон добавляли элегантности повседневному образу. Босыми ногами Сюзанна шлёпала по плитке у бассейна, неся в одной руке корзину с хлебом, а в другой — блюдо с пастой.

— Надеюсь, ты голоден, — сказала она с лёгким южным акцентом. Казалось странным, что она выросла в Южной Африке, и у неё не было акцента, но всего за несколько лет у неё появился говор Джорджии. — Надеюсь, ты простишь, что я не приготовила салат. Забыла попросить Секси купить латук.

— Честно говоря, я вообще не ожидал ужина. — Он взял у неё пасту и поставил на стол. — Обычно на задании я просто бегаю за гамбургером или заказываю пиццу.

— Этого не будет, пока ты работаешь на меня, — пообещала она. — У меня полностью оборудованная кухня — если только не хочешь салат — можешь есть, что угодно. И я собираюсь часто готовить. — Он выдвинул ей стул и придвинул, когда она села, одарив его улыбкой. — Спасибо.

— Это тебе спасибо. — Он жестом указал на еду и сел. — Но опять же, тебе не нужно было так хлопотать.

— Как я уже сказала, мне нравится готовить, а обедать на свежем воздухе всегда приятно.

— Всегда? Ты когда-нибудь ела сухой паёк в джунглях? — Он поморщился. — Совсем неприятно.

В вечернем воздухе её смех разлетелся звоном чистого, совершенного колокольчика.

— Беру свои слова обратно. Влажность и насекомые гадость. Нам повезло, что сегодня относительно сухо. — Она кивнула на пасту. — Надеюсь, тебе понравится.

Он положил себе на тарелку спагетти и пару ломтиков чесночного хлеба. После первого укуса и момента, когда пряный вкус разлился по языку, Деклан застонал.

— Невероятно. Что это?

— Это мой взгляд на Спагетти Аматричана. — Она отпила вина. — Моё любимое блюдо, готовится легко и быстро, но на вкус, будто готовишь его весь день.

— Могу есть это весь день.

— Ну, спагетти много, так что ешь, сколько хочешь.

Она распустила волосы, локоны рассыпались по её стройным обнажённым плечам, и когда она протянула руку, чтобы заправить прядь за ухо, у Деклана перехватило дыхание. Как он мог не заметить отметину на её руке? На внутренней стороне запястья виднелось клеймо размером с четвертак. Он осторожно взял Сюзанну за руку, поворачивая так, чтобы рассмотреть отметину.

— Что это? — Широко раскрыв глаза, Сюзанна попыталась вырваться, но он крепче сжал руку, стараясь не причинить боль. — Сюзанна?

— Ничего, — сказала она с излишней настойчивостью. Пальцами он почувствовал, как пульс Сюзанны участился, выстукивая тревожный ритм, который усилил подозрение, что это больше, чем ничего.

— Натворила по пьяни в молодости. Мы с парочкой… э-э-э, друзей захотели сделать одинаковые татуировки, но боялись, что наши родители взбесятся, поэтому сделали это вместо тату.

Ауч. У Деклана тоже была татуировка, о которой он сожалел всеми фибрами души, но не помнил, чтобы было больно. Может, потому, что тогда был в хлам. Но он был чертовски уверен, что никогда не напьётся настолько, чтобы не почувствовать, как раскалённый металл прожигает кожу.

— Ты уверена, что друзья не возражают постоянно носить на себе шрамы?

Она пожала плечами.

— Ну, он едва заметен, и я носила много браслетов, чтобы прикрыть шрам.

— Что значит этот символ? — Он провёл большим пальцем по рельефным линиям, с любопытством рассматривая волнистый узор внутри круга.

— Он означает «приверженность своему долгу».

Он моргнул.

— Довольно странно для юных друзей.

Она сделала большой глоток вина, и у Деклана создалось впечатление, что она тянет время. Но почему?

— Второе значение — преданность дружбе. — Она поставила бокал и опустила взгляд туда, где он держал её запястье. — Но с тех пор, как мы с друзьями потеряли друг друга из виду, я больше принимаю значение долга.

Неловко откашлявшись, она улыбнулась и подняла глаза, на её губах блеснуло вино. Безумно ли то, что он хотел попробовать её на вкус? А ещё не хотел отпускать её руку, в какой-то момент, Дек перестал интересоваться шрамом, а был очарован тем, насколько мягкая и гладкая у неё кожа. Как бился пульс под его пальцами. Как эти выкрашенные в бордовый цвет ногти будут впиваться в его плечи во время секса.

Дьявол.

Он неохотно отпустил её и сунул в рот кусочек чесночного хлеба, будто Сюзанна вампир и ему нужно от неё защититься.

— Итак, — сказала она, положив руку на колени. — Хватит обо мне. Расскажи о себе.

Об этом он не хотел говорить, но кое-что мог поведать.

— Что хочешь знать?

— Сколько ты уже работаешь в «МакКей-Таггарт»?

Простой вопрос.

— Несколько лет. А перед этим был ПС в Военно-Воздушных Силах.

Она накрутила спагетти на вилку.

— Что такое ПС?

— Парашютист спасатель. Спецотряд. В основном, поисково-спасательные операции. — Он пожал плечами. — А значит, я отлично наношу раны и лечу их.

Она секунду изучала его, а потом кивнула.

— Хм… Ну, теперь есть смысл.

— Смысл?

— В твоих действиях. — Она махнула на него куском чесночного хлеба. — Девять месяцев назад в кафе ты спас женщину, которая упала и ударилась головой. Она несвязно говорила и действовала заторможено, ты понял, что у неё удар, когда все вокруг думали, что это результат сотрясения мозга.

Он удивлённо уставился на неё и молчал, тогда Сюзанна положила в рот пасту.

— Откуда ты знаешь?

— Я всё видела.

— Ты там была? Не припомню. — А он помнит всё.

— Я была там, но тогда было многолюдно, наверное, ты меня не заметил. — Она промокнула рот салфеткой. — И почему же ты выбрал такую должность в армии?

Он пожал плечами.

— У меня всегда был своего рода комплекс спасителя. С девяти лет, когда спас собаку от кучки детей, которые издевались над ней. — Он оставил собаку, помесь Хаски, себе, пока та не умерла шесть лет спустя. Собака стала постоянным его спутником, и с тех пор он считал себя собачником. За исключением доберманов. — Дети меня хорошо отделали, но оно того стоило. После этого я занялся боевыми искусствами и заполучил собаку.

— Скучаешь по ВВС?

Никто никогда не спрашивал Деклана об этом, и ему пришлось задуматься на секунду. В итоге, ответ был довольно ясен.

— Я скучаю по работе, но не по той жизни.

— Так вот почему ты ушёл? Тебе не нравилась жизнь военного?

«Она может заставить тебя говорить». — Слова Джулс эхом отдавались в голове, и будь она проклята, если не оказалась права.

«Это сводит с ума». Да, в этом она тоже права.

— У меня были на то причины, — сказал он, и в глазах Сюзанны вспыхнул огонёк от резкого ответа. Но он, правда, не любил говорить о военной службе… или вообще о своём прошлом, а Сюзанна каким-то образом заставила его уже слишком много раскрыть. — В общем, я присоединился к «МакКей-Таггарт», пока не буду готов заняться чем-то другим.

Они оба замолчали, чтобы поесть, и Деклан практически запихивал еду в рот. Он любил итальянскую кухню, и паста вышла просто обалденной. Самые вкусные спагетти в его жизни.

— Чем-то другим? — спросила Сюзанна, когда он положил в рот последнюю вилку. — Например, чем?

— Мне предложили на постоянное место в ФЕМЕ[1]. — Он наложил ещё порцию, и Сюзанна тоже. Деклан готов был поспорить, что она сможет съесть столько же, сколько и он. — Заманчивое предложение, но я хочу отдохнуть от работы в правительстве.

В основном, он старался не дать отцу повлиять на жизнь, а поскольку отец сенатор США, его влияние было обширным. И, возможно, несмотря на работу в ФЕМЕ, которая удовлетворит желание помогать людям, он откладывал вступление в должность, потому что ему не хватало, столь желаемого, элемента опасности.

— Поэтому, тебя наняли телохранителем, — задумчиво произнесла она. — Держу пари, у тебя много историй.

Он ухмыльнулся и потянулся за водой со льдом.

— Ты и половине из них не поверишь.

— Ох, ты удивишься, — тихо возразила она. — Расскажи самую безумную.

Таких у него несколько на выбор, и, отвергнув большинство по разным причинам, Деклан остановился на той, которую вспомнил в кабинете Таггарта.

— Однажды, — начал он, — одна леди наняла меня, чтобы заставить бывшего ревновать. Я не знал всей правды. Она утверждала, что за ней следят, и ей нужен телохранитель, но когда мы вышли на публику, она набросилась на меня. Сначала я испугался.

— Сначала?

— Да. Она сказала, что если преследователь решит, что я её бойфренд, отстанет. В этом был смысл. — Она лапала Деклана, но эй, на работах идут на жертвы. — В итоге я понял, что она флиртовала, когда рядом находился один и тот же парень. Я думал, он её преследователь, но то был её бывший. Оказалось, её никто не преследовал. Она сама ходила по пятам за бывшим. О, и они свингеры. Поэтому она взяла меня на грёбаную секс-вечеринку.

Сюзанна рассмеялась.

— И бывший был там?

— Да. Она пыталась подцепить его, заставив его девушку подцепить меня.

Глаза Сюзанны заблестели от любопытства, а в сочетании с её реакцией на комнату сексуальных игрищ, которая могла быть и рабочей станцией серийного убийцы, складывалось впечатление, что она не очень опытна в постели.

— Ты пошёл на это?

Он поморщился.

— Я этим не очень горжусь, но девушка была сексуальна, а я не спал ни с кем уже год.

— Год? Серьёзно?

— Чего удивительного?

Избегая его взгляда, она рассеянно провела блестящим ногтем по краю бокала.

— Понятия не имею. Ты тусуешься с людьми, которые работают в секс-клубе. И в Топе есть кабинка для секса.

— «Санктум» — это БДСМ-клуб, и откуда ты знаешь про кабинку для секса?

Она пожала плечами.

— Я там часто бываю, а люди любят говорить.

Она сказала это почти застенчиво, но с любопытством, вновь удивив его. По опыту, те, у кого много денег, наивны относительно того, как живут обычные люди, но секс в это не входил. В Сюзанне было что-то… не так. Она явно вела светскую жизнь, была умной и богатой, но в ней чувствовались неподдельная искренность и невинность, которые никак не вязались с поверхностью.

Деклан потянулся за вином, но как только пальцами коснулся бокала, кто-то вонзил гвоздь в его мозг. Лишь так он мог объяснить острую боль, пронзившую его от макушки до основания черепа. Ему удалось не схватиться за голову и не упасть со стула, и если Сюзанна и заметила эту боль, то не подала виду. На самом деле, она вдруг насторожилась и оглядела территорию поместья.

— Пойду, проверю десерт, — сказала она, вставая. — Сейчас вернусь.

Она поспешно удалилась, оставив Деклана, обхватив голову, просто пытаться дышать.

Шестая глава

Сюзанна до чёртиков была напугана. Основы крыльев — метки на лопатках, откуда у неё вырастут крылья после вознесения — зудели от присутствия зла. Геральди Деклана не горел, что при обычных обстоятельствах, означало — ему не грозит опасность. Но то, что его преследовал демон необычно. Совсем.

— Секси! — прокричала она, проносясь по кухне. — Секси!

Её сестра с широко распахнутыми глазами сбежала по лестнице.

— Я чувствую зло.

Сюзанна кивнула.

— Оставайся с Декланом. Приведи его внутрь, если сможешь.

— Погоди! — Секси преградила Сюзанне дорогу. — Ты останься с Декланом, а я пойду за демоном.

— Это моя работа.

— Сюзанна, не глупи. У меня опыта на четыре сотни лет больше.

Сюзанну бесило извечное напоминание, что она ещё младенец в мире ангелов.

— Это моё представление, — отрезала она. — И мой Праймори — моя обязанность. Я действую, а ты слушаешь мои приказы.

Секси обнажила клыки, которые Сюзанна не унаследовала от их падшего отца.

— Сестрёнка, иногда ты ведёшь себя, как глупый ребёнок. — Секси направилась к Деклану, толкнув Сюзанну так, что она отлетела к стене.

Тихо выругавшись, Сюзанн, уверенная, что зло не может пересечь границу ангельского дома, перенеслась за забор. Но успела сделать пару шагов по периметру, когда вибрации зла исчезли. Проклятье. Мимо проехала машина, на миг ослепляя фарами, пока Сюзанна обдумывала, что дальше?

«Нужно проверить Деклана».

Неуверенная, где он находился, она вошла на территорию через ворота, потому что не хотела перенестись и возникнуть прямо перед Декланом или чем-то ещё. Она поспешила через дом на задний двор, но Деклана не было. Паника скрутила живот, превращая обед в кислое месиво. Его не было ни на кухне, ни в гостиной, и как только она начала звать его, из-за угла появилась Секси.

— Он в спальне, — заявила она, будто чуть ранее не назвала Сюзанну глупой. — У него сильно разболелась голова, и я дала пару таблеток обезболивающего.

Сюзанна замерла.

— Голова болит? И ты оставила его одного?

— Это всего лишь головная боль.

— Нет! Так нападает демон. — Сюзанна бросилась на кухню, Секси за ней. — Я свяжусь с Сайфером и выясню, почему демон может влиять на Деклана через ангельскую завесу. Пару минут посидишь с ним?

— Конечно. — Секси поторопилась к лестнице, когда Сюзанна взяла телефон.

Сайфер находился у неё на быстром наборе, и через пять секунд ответил:

— Слушаю тебя, малышка.

— Прекрати меня дразнить, — выдохнула она, хотя знала, что просьбы бесполезны. Сайфер называл её с самого первого дня появления в Шеул-Гра, когда Хокин притащил его туда в цепях. Хуже всего то, что несколько братьев и сестёр подцепили эту «малышку» и тоже её так называли.

— Конечно, — ответил он, как и каждый раз. — Чё-как?

— Мне нужно знать, как демону удалось воздействовать на Деклана из-за периметра особняка.

Возникло молчание.

— Быть такого не может. Погоди. — Сюзанне показалось, что она несколько часов слушала щёлканье клавиатуры и оповещений телефонов, хотя прошла всего пара минут. Наконец, Сайфер заговорил: — Ладно, кажется, установленная защита предотвращает большинство нападений и фильтрует худшие. С Декланом всё нормально?

— Думаю, да. Я очень хочу узнать, почему его преследует демон.

— Думаешь, демон знает, что Деклан Праймори? Может он специально за ним охотится?

Она минуту об этом подумала.

— Вряд ли. Когда мы сражались, казалось, Моррок удивился моему присутствию. Если бы он знал, что Деклан Праймори, не удивился бы появлению Мемитима.

А вообще, не помешало бы знать, почему Деклан Праймори, но Мемитимам никогда об этом не говорили. Праймори просто важны и поэтому у них есть защитники-ангелы, которые работали с одним связанным крылом.

Если бы у них были крылья.

— Сейчас Деклан где? — спросил Сайфер.

— В своей комнате с Секси. Сейчас пойду его проверю.

— Здорово. Дай знать, если ещё чего понадобится. Я пока тут посижу, понадираю зомбакам зады.

Сюзанна попрощалась с ангелом любителем видеоигр и повесила трубку. После чего направилась в комнату Деклана, но по дороге решила не выглядеть сильно обеспокоенной, поэтому прошла на кухню и взяла поднос с десертом.

Секси как раз выходила из комнаты, когда подошла Сюзанна.

— С ним всё хорошо, — тихо сказала Секси. — Головная боль прошла. Но он чертовски раздражён. Не любит, когда с ним сюсюкаются.

— Ты сюсюкалась? — Сюзанна надеялась, что внезапный укол ревности не отразился в голосе. — Ты, которая однажды сказала Мэддоксу, чтобы он перестал скулить из-за сломанной ноги?

Секси фыркнула.

— Мы быстро исцеляемся. И он скулил. — Она посмотрела на поднос в руках Сюзанны. — Только две порции? Наверное, я не приглашена?

— В холодильнике есть ещё, и ты, ведь же, уходила.

Она вновь фыркнула.

— Да, но ты же знаешь, как я люблю твои десерты. И ты мне их готовишь. — Секси озорно подмигнула Сюзанне. — Зайду к вам завтра после обхода Праймори. Увидимся.

Она ухмыльнулась и дематериализовалась, что, как прекрасно была осведомлена, не должна делать, пока Деклан в доме, если только не возникнет чрезвычайная ситуация. Что, если бы он открыл дверь спальни и увидел, как она исчезла? Хорошо, что в доме не было камер. По какой-то причине ангелов волновало только окружение. Они, вероятно, не могли даже подумать о ситуации, в которой что-то могло пройти мимо их мер безопасности, чтобы попасть внутрь. В любом случае Сюзанна собиралась устроить завтра сестре серьёзную взбучку, которая, вероятно, пройдёт так же хорошо, как и сейчас.

Переложив поднос в одну руку, она легонько постучала в дверь комнаты Деклана и, услышав оклик «Войдите», направилась внутрь.

Деклан развалился на диване, закинув длинные ноги на один подлокотник и положив голову на другой. Увидев Сюзанну, он сел и спустил ноги на пол.

— Привет. — Он провёл рукой по волосам, оставив их восхитительно взъерошенными. — Извини, что ушёл. Клянусь, это никак не связано с твоей стряпнёй.

— Знаю, — ответила она, закрывая дверь. — Секси сказала, у тебя голова разболелась. Сейчас всё хорошо?

— Да. — Он выдохнул. — В последнее время, это часто случается. Доктор говорит, что это кластерные головные боли, но самое странное, что они длятся всего несколько минут. Иногда несколько секунд. Я начинаю думать, что у меня опухоль мозга.

— Ну, у меня есть кое-что, что гарантированно заставит почувствовать себя лучше. — Она поставила поднос на кофейный столик рядом с грудой комиксов. Когда она осматривала его квартиру, видела несколько коробок комиксов, но решила, что это воспоминания детства. Очевидно, ошиблась.

— Клубника нравится?

— Моя любимая ягода.

— Значит, десерт тебе понравится. — Она протянула ему стеклянный бокал, наполненный клубникой с чёрным перцем и бальзамическим уксусом.

— Выглядит необычно.

— Ещё одно моё любимое блюдо. Готовится быстро, а на вкус, будто полдня убила на приготовление.

Он подчерпнул ложку ягоды и много соуса, положил в рот, застонал и закрыл глаза. На лице Деклана читалось чисто мужское наслаждение, от которого у Сюзанны закололо грудь и трусики стали влажными. Ох… Увидеть такое выражение лица во время секса… Сюзанна задрожала от женского удовлетворения.

— Чёрт, как вкусно, — протянул он. — Ты готовила это блюдо на шоу?

— Да, три выпуска назад. — Она улыбнулась. — Я всегда говорю зрителям, если они готовят вместе со мной, получают эффект тот же, что и я.

Он выгнул бровь.

— Эффект?

Она кивнула.

— Каждый выпуск посвящён какой-то теме. В прошлом месяце тема была — улучшаем настроение и выходим из депрессии при помощи еды. После мне пришла сотня электронных писем, где люди признавались, что приготовив со мной «Курицу по-ангельски», а затем, съев её — даже остатки — оставшийся день провели в прекрасном настроении.

Сюзанне было плевать на скептицизм в выражении его лица. Да, она понимала, что слова звучали странно, но могла передавать энергию через еду и видео. Такой у неё ангельский талант… Один из них. И именно поэтому, ангелы не должны записывать видео, или говорить что-то подобное, без веской на то причины. Влияние Небес на большую группу людей вообще-то под запретом, хотя недавно им воспользовались для убеждения людей, что практически апокалипсис всего-то последствия вируса, терроризма и паники, а не демонами.

Деклан доел клубнику и поставил тарелку.

— А какая тема была для спагетти и клубники?

Сюзанна надеялась, что не покраснела, но почувствовала жар на щеках.

— Приправы и чувственность. Я сказала зрителям, что если они готовят, смотря моё видео, почувствуют удивительную физическую реакцию.

— Сексуальную реакцию? — То, как он это сказал, тихо и с придыханием, ударило Сюзанну прямо в либидо.

— Для некоторых. — Каким-то образом ей удалось говорить нормально. — Другие просто почувствуют тепло и нежность.

Уголки его рта изогнулись в усмешке.

— Сексуальная еда. Мне нравится. — Он вытянул длинные ноги и подвинулся, чтобы устроиться удобнее. — И что же происходит, когда ты готовишь?

Во время готовки настроение Сюзанны наполняло еду энергией, поэтому она никогда не готовила для других, когда злилась или грустила. Однажды она совершила ошибку, испекла печенье для кафетерия Мемитимов в Шеул-Гра, когда была в ярости, и в результате целый день все вокруг дрались. И ещё раз, когда она устраивала вечеринку жалости к себе, напекла пирожное с орехами, чизкейк с трилистником и пекановый пирог, но забыла предупредить других, чтобы они это не ели. В результате почти два десятка её братьев и сестёр несколько часов рыдали. С тех пор она готовила только в хорошем настроении, что случалось почти всегда. Сюзанна, по своей природе, позитивный человек, и нужно много усилий, чтобы сломить её.

— Когда я готовлю, люди могут почувствовать вкус любви, которую я вкладываю в блюда, — просто сказала она. Так говорила её человеческая бабушка, и Сюзанна всегда верила, что может почувствовать вкус бабушкиной любви в каждом кусочке. Она смотрела на Деклана, а он на неё. — Вот ты и знаешь одну из моих страстей. Расскажи мне что-нибудь о себе.

В его серо-стальных глазах появился озорной блеск, от которого у Сюзанны перехватило дыхание, когда он медленно подался к ней. Он не сводил с неё пристального взгляда, заставляя застыть на месте. Когда Деклан открыл полные губы, чтобы заговорить, она впилась ногтями в ладони в надежде, что боль помешает ей сделать какую-нибудь глупость, например, поцеловать его. Он говорил гулким, томным и шелковистым, как перья Ангела, голосом:

— Одна из моих самых больших страстей — у тебя между ног.

Сюзанна едва не поперхнулась воздухом.

— Ч… Что?

Он опустил взгляд на её бёдра, и она последовала за ним… смотря на один из его комиксов.

— Серьёзно? — Она взяла журнал. — Это твоя страсть?

— Кто-то любит готовить, — бросил он, пожав плечами, — а кому-то нравится расслабляться с комиксами и рисованными журналами.

Она хмуро посмотрела на обложку комикса, которого держала в руке. «Флэш». Наверху стопки на кофейном столике лежал «Найтвинг». Теперь обстановка в его квартире обрела смысл. Она заглядывала туда раз или два, убеждая себя — это для того, чтобы узнать всё, что можно, о своём Праймори, но его жилище было поразительно минималистичным, не считая огромного количества фигурок супергероев и коробок с комиксами.

— В них каждый находит что-то своё. — Он порылся в стопке и бросил несколько штук на диван рядом с ней. — «Трансформеры», «Ходячие Мертвецы», «Звёздный Путь», «Отряд Самоубийц», «Демоника», «Мстители».

Хокину нравится «Стар Трек». Погодите… неужели он сказал «Демоника»? Сгорая от любопытства, она просмотрела комиксы и вытащила из кучи «Демонику». Каждый ангел знал об этой конкретной серии, и большинство хотело уничтожить тех, кто её нарисовал. Или ещё что хуже. К счастью для создателей, их личности пока не известны. Самая популярная теория — ангелы, но почти столь же популярной была идея, что один из авторов человек-убийца демонов. Сюзанна не была уверена, кто именно автор, но если это ангелы, восхищалась их дерзостью. Они выставляли мир ангелов и демонов на всеобщее обозрение, и если их личности раскроют, посадят в тюрьму, будут пытать, а может даже лишат крыльев.

— Этот очень хороший. — Деклан указал на комикс в её руке. — Действие происходит в альтернативной реальности, где демоны существуют, но большинство людей о них не знает. И есть международное агентство под названием Эгида, которое охотится на демонов. Они хорошие. По большей части. Тебе стоит почитать. Там есть ангелы, веры, вампиры… Есть даже больница, где лечат демонов.

— Сумасшествие, — ответила она, пролистывая журнал с картинками.

— Ну, это выдумка. Но если это перебор, попробуй классику, например «Супермен» или «Чудо-Женщина».

— Нет, дело не в этом. На самом деле, я бы хотела прочитать. Это просто безумие, как далеко зашли комиксы. Я выросла на «Арчи»[2] и «Алле-Оп»[3].

— «Алле-оп»? — Он присвистнул. — Ты выросла не в Африке, а во временной петле.

Дерьмо. Ей нужно быть аккуратнее со словами.

— Что сказать? Там где я жила, не так много комиксов.

— Если хочешь, могу отвести тебя в один из магазинов, купишь несколько старых выпусков «Демоники»

— Мне нравится. — Она положила журнал. — Как насчёт завтра?

— Да, когда хочешь. Ты клиентка.

Сюзанна улыбнулась, но ей не понравилось напоминание об обмане. Да, это для блага Деклана, но ей никогда не нравилось лгать людям, которые ей небезразличны. И Деклан ей небезразличен. Сильно.

Она собрала посуду на поднос и встала.

— Ну, я лучше дам тебе отдохнуть. Как голова?

— Всё в норме. — Он игриво-сексуально улыбнулся, заставляя пожелать найти повод остаться. — Должно быть, из-за твоей острой клубники.

По крайней мере, после клубники Деклан должен взбодриться и чувствовать лёгкую влюблённость… Потому что именно так она себя чувствовала во время готовки.

— Не думаю, но ты подкинул мне идею «оздоровительной пищи» для одного из следующих эпизодов.

— Рад помочь.

Сюзанна направилась к двери.

— Увидимся утром.

Деклан догнал её у двери, которую открыл.

— Ещё раз, спасибо за ужин.

— Пожалуйста.

Проходя мимо, Сюзанна наслаждалась ощущением прикосновения. Деклан откашлялся.

— Если ночью услышишь шум, не паникуй, это я патрулировать буду.

Она едва не уронила поднос при словах «не паникуй».

— В этом нет необходимости, — поспешно заявила она. Меньше всего она хотела, чтобы он вышел за ограду и из зоны защитных чар. — Я хочу сказать, что чувствую себя в безопасности, когда ты в доме.

Он посмотрел так, будто у неё выросла вторая голова, но кивнул.

— Если хочешь, я могу следить за периметром по мониторам в кабинете охраны.

— Спасибо. — Она пошла прочь из комнаты, но Деклан схватил её за руку, останавливая на полпути.

— Сюзанна? — Он говорил мягко, но умный взгляд был твёрд, как сталь, и Сюзанна подавила желание вздрогнуть. — Есть что-то… что-нибудь, что я должен знать?

Поражённая вопросом и подозрением в его тоне, она с трудом сглотнула.

— Например, что?

— Не знаю. — Сюзанне должно было стать лучше, но правда в том, что ей нравилось, когда он прикасался к ней, независимо от причины. — У меня такое чувство, что ты чего-то недоговариваешь.

— Возможно, — бросила она беспечно, пытаясь отвлечь его, — я просто скрытный человек.

Он улыбнулся, полностью обезоруживая.

— Хорошо, леди скрытность. Я пойду в душ, а потом сделаю обход. — Отступив, он провёл её до конца коридора. — Увидимся позже.

Дверь захлопнулась, и Сюзанна вздохнула с облегчением. Деклан немного успокоился, но она чувствовала, что он ничего не упускает из виду, и ей будет всё труднее объяснять странности её жизни.

Но пока он в безопасности, и, в конечном счёте, лишь это имело значение.


***

Деклан понятия не имел, что происходит с Сюзанной, но прекрасно понимал, что происходит с ним. Точнее, с его членом.

Чёрт, эта женщина сущий ад для его либидо. А может, дело в еде. Острая, сексуальная еда. Конечно, это смешно, но его налитый член так не думал. Клубника просто невероятна. Сладкая и острая, с лёгким привкусом. Неожиданно, совсем как Сюзанна, которая что-то скрывала. Он бы поставил на это свою коллекцию комиксов. Но что именно скрывала?

Да, в ней была какая-то таинственность, но что касается заявления, будто она закрытый человек? Чушь собачья. Она из таких женщин, которые носят эмоции, как дорогие украшения, выставляя их на всеобщее обозрение.

У него зазвонил телефон, и Деклан, выругавшись, ответил.

— Да, Ян.

— Просто проверяю, всё ли в порядке и не свалился ли ты в обморок… Ну, знаешь, от лёгкого обезвоживания.

Деклану никогда на хрен от этого не избавиться.

— Да, всё в норме. Я как раз собирался принять душ, так что если повезёт, я просто упаду и утону. Тогда проблема с обезвоживанием решиться.

Таг фыркнул.

— Просто держи меня в курсе и дай знать, если тебе что-нибудь понадобится. Я могу послать Каллигана.

— Очень смешно.

Таг рассмеялся и повесил трубку, оставив Деклана ругаться, пока раздевался и залезал в роскошный душ. Горячая вода полилась из огромной насадки для душа над головой и шести струй в стенах.

Деклан хотел бы сказать, что приборы, включая панель, позволяющая программировать каждую струю, а также температуру и расход воды, были излишни, но на самом деле, мог сидеть в этой кабинке весь день.

К слову, кабинка достаточно большая, чтобы вместить пять человек, но Дек довольствовался одиночеством. Его мысли мгновенно перенеслись к Сюзанне, которая выглядела бы совершенно на тиковой скамье, пока её грудь и бёдра забрызгивает водой. Он представил, как стоит на коленях позади, слизывая воду с задницы Сюзанны — «Пошёл ты, Таг, больше никакого обезвоживания» — добираясь языком до сладкого местечка между ног Сюзанны, отчего она стонет.

Закрыв глаза, он сжал член и продолжил фантазировать, только теперь Сюзанна стояла на коленях, сжимая клубнично-красными губами его член, а длинными, изящными пальцами сжимала яички. Он застонал и провёл намыленной рукой по стволу, притворяясь, что Сюзанна ему сосёт. И это будет потрясающе.

Она полна жизни и энтузиазма, и Деклан не сомневался, что она бралась за всё с той же энергией, с какой готовила.

В воображении он представлял, как она втягивала его длину, затем кружила язычком по головке, и вновь глубоко вбирала.

У Деклана ноги подкосились, и ему пришлось опереться о стену, когда покалывание неминуемого оргазма распространилось от основания позвоночника к яйцам. Сжимая основание члена, он сдержался, чтобы представить, как Сюзанна встаёт и наклоняется, чтобы он мог широко раздвинуть ей ноги и глубоко погрузиться во влажное лоно.

Чёрт. Подавив крик, Деклан достиг кульминации, шокирующей своей силой.

«Господи, — подумал Дек, — если, воображая Сюзанну, так хорошо каково же быть с ней на самом деле?»

Хотя, такое не произойдёт. Секс с клиентами не то, чтобы запрещён, но не поощрялся, если только это не часть задания. А Деклан давным-давно понял, что слишком близкие отношения с кем бы то ни было, включая товарищей по команде, могут привести к ошибкам и боли.

Краем глаза, сквозь запотевшее стекло, он увидел расплывчатое отражение татуировки на спине, служившей напоминанием о той боли. Он чертовски ненавидел эту тату и пытался вывести. Но эту странную штуковину нельзя было ни изменить, ни стереть. Как будто кто-то сверху хотел, чтобы Дек каждый день видел доказательства своего высокомерия и глупости.

Так что нет, он не собирался связываться с Сюзанной, как бы сильно она его ни привлекала. И члену придётся с этим смириться.

Седьмая глава

Сюзанна была словно ребёнок в кондитерской, где пахнет попкорном. Точнее, ребёнок в магазине комиксов, где пахнет попкорном. Жуя бесплатный стаканчик попкорна, она ходила по проходам, любовалась картинами и фигурками героев комиксов. Когда она увидела ТАРДИС из сериала «Доктор Кто» даже захихикала от восторга.

— Магазин обалденный. Не верю, что ни разу в таком не была. — Она посмотрела на Деклана. — Ты сюда часто ходишь?

Он пожал плечами.

— Время от времени.

— Привет, Дек! — Владелец магазина, Стюарт, вышел из подсобки с коробками в руках. — Я достал нового «Хеллбоя» и «Чёрную пантеру», о которых ты спрашивал на той неделе.

Сюзанна посмотрела на него взглядом «вот ты и попался».

— Время от времени, говоришь?

Он почувствовал, как краснеет.

— Ладно, практически живу тут.

— Практически? — возмутился Стюарт, проходя мимо. — Я беру его любимую марку попкорна, на полке в холодильнике есть место для его газировки, а на одном из стульев в гостиной, вмятина от его задницы.

— Спасибо, Стю. Теперь я совсем не выгляжу жалким. — Он вытащил из коробки пару старых выпусков «Демоники» и протянул Сюзанне. — Начни с них.

— Спасибо. — Она подпрыгнула и улыбнулась. — Будет весело. Я же говорила, что читала в детстве «Могучих мышей» «Алле-Оп» и «Блонди».

Он тревожно покачал головой, но, на самом деле, ему очень хотелось поцеловать её. Он готов спорить, что поцелуй будет таким же сладким, как и десерт, с оттенком специй и жара. И то, как она смотрела на него, можно было описать теми же самыми словами. Чёрт, он действительно хотел поцеловать Сюзанну. А потом раздеть её, как и представлял в душе вчера вечером. И ещё раз сегодня утром, когда проснулся с сильнейшим стояком.

Сюзанна подняла на него блестящие глаза. Деклан задумался, блестели бы они так же ярко, если бы она знала, о чём он думает. Появится ли в них удивление? Или ужас? Или затянутся пеленой страсти, а веки отяжелеют, когда Сюзанна обдумает все грязные возможности? А может, всё вышеперечисленное сразу? Сама Сюзанна являла собой смесь противоречий, что делало невозможным предсказать, как она отреагирует на что-то. Она казалась одновременно неопытной и мудрой, невинной соблазнительницей, приземлённой мечтательницей.

— И сколько же времени ты, на самом деле, проводишь здесь? — Она прижала комиксы к груди, пока они шли к выходу из магазина.

— Ты спрашиваешь, насколько я жалок?

Она покраснела.

— Возможно. Посещал какие-нибудь съезды?

Проходя мимо стеллажа, он схватил свежий номер «Лиги Справедливости».

— Я сильно жалкий. И да, был на съезде, но лишь потому, что работал в Службе безопасности. — И всё же это было потрясающе. — Я встретился с Кевином Смитом и Робертом Киркманом.

Она положила комиксы на прилавок.

— Кто это?

— А ты не знаешь? — выдохнул Стюарт в притворном ужасе. — Деклан, ты привёл язычницу в мой магазин!

— Да ладно тебе, Стю, — поддразнил его Деклан. — А как ещё мы можем заразить их своей одержимостью?

— Точно. — Стюарт сложил комиксы в пакет и посмотрел на Сюзанну. — Мой магазин открыт для тебя в любой момент.

— Спасибо. — Она замолчала, роясь в сумочке. — Эй, я только что поняла, что тебя зовут Стюарт, и ты владеешь магазином комиксов. Очень похоже на «Теорию Большого Взрыва».

— У тебя отличный вкус в сериалах. — Стюарт насмешливо подмигнул Деклану. — Женщина моего сердца.

— Не радуйся так, — сказала она, добродушно погрозив ему пальцем. — Я лишь мимоходом смотрела сериал, когда мой помощник его включал. — Она вытащила из сумочки бумажник и указала на комиксы. — Я заплачу и за Деклана тоже.

Деклан тряхнул головой.

— Стюарт уже записал их на мой счёт.

— У тебя есть счёт?

— Благодаря его счёту, я купил себе машину, — сказал Стюарт и подмигнул. Деклан застонал. Из-за этого парня, он кажется зануднее, чем есть на самом деле.

— Итак, — обратился Деклан к Сюзанне, меняя тему, — я показал тебе, как развлекаюсь. Теперь твоя очередь.

— Я ем, — с энтузиазмом сказала она. — Обожаю каждый день делать что-то новое. Завтрак в Торонто, обед в Париже, ужин в Шанхае.

— Каждый день? — поддразнил он. — У тебя личный самолёт для этих целей?

— Ой… Ну, нет. То есть, я бы с удовольствием делала это каждый день. Я, ах, живу здесь в Далласе. Но очень хочу путешествовать. — Она посмотрела на часы. — О, посмотри, пора обедать. Может, пойдём в «Топ»?

— Отлично. На самом деле, не могу придумать места для обеда безопаснее. — Только не тогда, когда значительное число сотрудников или их супругов прошли военную подготовку. А ещё лучше — в общественном месте, полном знакомых людей, он будет слишком занят, чтобы представлять Сюзанну в душе.

Вероятно.


***

Сюзанне действительно нравилась атмосфера «Топа», но дело не в декоре, а в персонале и еде. В момент, когда они с Декланом вошли в ресторан, пикантный аромат еды из говядины вызвал у неё улыбку, а радостное приветствие сотрудников наполнило теплом, которое напомнило о жизни в человеческой семье. Она любила братьев и сестёр-ангелов, но сказать, что от них дождёшься тепла и радушия, не сказать ничего.

Деклана и Сюзанну тут же усадили за один из лучших столиков, и они заказали особенный обед. И пока ждали лучших французских рёбрышек, Деклан рассказывал забавные истории о съезде комиксов, но когда она спрашивала об армии или юности, он уклонялся от вопросов или давал расплывчатые, общие ответы.

Когда принесли еду, он сменил тему и задавал вопросы о прошлом Сюзанны и планах на будущее, и обе эти темы вызывали крайнюю неловкость. Да, когда речь заходила о предыстории, она старалась придерживаться правды, и не только для того, чтобы легче было вспомнить историю, но и потому, что было противно лгать Деклану.

Её планы на будущее были немного сложнее, отчасти потому, что она не могла сказать правду, а отчасти потому, что не желала будущего, запланированного для неё с момента зачатия. И в этом она призналась себе, когда сказала об этом Деклану.

— Когда-то мою жизнь распланировали, — вздохнула она. — Но в последнее время произошли кое-какие события, которые заставили меня усомниться в этих планах.

— Например?

«Ты».

— Один из дорогих мне людей умер, — сказала она, скрипучим от эмоций голосом, вспомнив о Миире. — Она столько всего хотела сделать, а теперь у неё никогда не будет и шанса.

Он доел последний кусок обеда и сделал глоток чая.

— И как же это меняет твои планы на будущее? Кажется, у тебя есть время и деньги, чтобы делать всё, что вы пожелаешь.

Господи, как же она хотела ему всё рассказать.

«Нет, нельзя. Я была рождена служить Небесам, у меня нет выбора и оступиться с этого пути нельзя».

Но, проклятье, как хотелось. Сюзанна хотела вести кулинарное шоу и любить, а не быть воином Небес. Она чуть не упала, когда на неё обрушилась правда. Она не хотела быть Мемитимом.

К счастью, долго размышлять она над этим не смогла, потому что пришла Дина с подносом в руках.

— Принесла вам кое-что особенное. — Она поставила на стол две стеклянные рюмки, наполненные тремя видами жидкости.

— Линк придумал новый коктейль, и мы устраиваем конкурс названия, но в нём обязательно должно быть «топ». Пока лидируют «Хэви-Топ» и «Топ-дива».

Покачав головой, Деклан пододвинул рюмку к Сюзанне.

— Я не могу пить на работе. Тем более за рулём Ягуара Сюзанны. Думаю, она может попробовать за нас обоих.

Алкоголь — один из запретов для Мемитима, но недавно правила немного изменились, и вино пить разрешили… Вот только не крепкий алкоголь. Но Сюзанна устала быть Мемитимом, устала от идиотских правил, и если собиралась нарушить одно, с таким же успехом могла нарушить их все. Или, по крайней мере, самые интересные.

Она посмотрела на Деклана, и все женские инстинкты очнулись, сосредотачиваясь на его грубой мужественности. Без сомнения, секс с Декланом будет самым интересным нарушением.

Она взяла рюмку.

— С удовольствием попробую, Дина. — Она опрокинула рюмку, как профессионал… И это длилось ровно три секунды. А потом у неё из глаз брызнули слёзы, а в горле всё горело. — Обязательно слово «Топ» должно быть в названии? — прохрипела Сюзанна. — Лучше назвать его «Великолепно Обжигающее Масло»

Дина рассмеялась.

— Ты мало пьёшь крепкого алкоголя, да?

Сюзанна покачала головой и посмотрела на второй стакан так, словно он был полон мочи демона. Но ведь она своего рода истребительница демонов, да? И могла бы, как чемпион, победить этот коктейль.

— Надо ещё попробовать. — Собравшись с духом, она осушила вторую рюмку, и на этот раз, еле вздохнула.

«Я уже большая девочка!»

Она рассмеялась от этой мысли, видимо, алкоголь уже течёт в венах. Хм, может, была причина, по которой Мемитимы должны избегать спиртного.

— Ну, — спросила Дина, — что скажешь?

— Думаю, не стоит пить третью, — сказала Сюзанна, хотя ей очень хотелось. — Но всё равно спасибо. И за обед тоже. Как обычно, всё очень вкусно.

Дина взяла пустые тарелки и аккуратно сложила их на поднос.

— Знаешь, кажется, я никогда не показывала тебе кухню. Хочешь посмотреть?

Сюзанна чуть не выпрыгнула из кресла.

— А можно? С удовольствием.

Дина махнула Деку и Сюзанне следовать за ней. Как и ожидалось, кухня была потрясающей, с самыми современными приборами и посудой. Столы из нержавеющей стали блестели, а пол настолько чистый, что она боялась наступить на него. По сравнению с огромными кухнями Шеул-Гра, где она работала, эта маленькая, но менее индустриальная и более личная, учитывая групповые фотографии персонала за несколько лет и белую доску, на которой были не только ежедневные фирменные блюда, но и комические произведения от поваров.

Сюзанна вдохнула тонкий аромат шафрана, исходящий от дымящейся кастрюли, и восхитилась точностью, с которой Мейкон украшал фруктовый пирог. Она могла бы с удовольствием торчать здесь весь день и просто делать заметки. Кто-то громко хлопнул дверью, на что Дина резко заворчала, но Сюзанна едва обратила на это внимание, слишком поглощенная тем, что мельком увидела за дверью.

— О, это и есть тот самый знаменитый чулан, о котором я слышала? — Сюзанна направилась к нему, и каждый шаг был похож на хождение по комнате смеха. Неужели на неё так подействовал на неё алкоголь? Приятное покалывание, распространяющееся по коже, говорило «Да».

— Там не так уж и интересно, — крикнула Дина, смотря на телефон. — О, Деклан, можешь закончить экскурсию? Мне нужно кое с чем разобраться.

— Конечно. Если не увидимся до отъезда, спасибо. Увидимся.

Сюзанна махнула и потянулась к дверной ручке. Когда распахнула дверь, не была уверена, чего ожидала, но точно не шкаф, заполненный чистящими средствами и туалетной бумагой.

— Выглядишь разочарованной, — заметил Деклан, а его большое тело было так близко, что она почувствовала исходящий от него жар. — Ожидала увидеть секс-качели, хлысты и пушистые наручники на стене?

«Да».

— Нет. — Она вошла в маленькую комнату и удивилась, как люди умудряются заниматься сексом в таком маленьком пространстве. — Я просто пытаюсь разобраться с механикой. Пойдём со мной.

— Сюзанна…

Она схватила его за руку, втащила внутрь и закрыла за ним дверь. Деклан прижался к ней, его бёдра встретились с её, грудь к груди.

— Ты чертовски сильная, — пробормотал он, отступая.

Для человека — да. Для Мемитима — не-а. Она обычная женщина. А её лучший боевой навык скорость. И резкая, как кнут, рука.

Она хихикнула, потому что обычно не считала себя остроумной. Алкоголь тянул из неё скрытую личность. И почему здесь так жарко?

Деклан как-то странно посмотрел на неё.

— Ты в порядке?

— Абсолютно. — Она положила ладонь чуть выше глубокого выреза блузки и чуть не застонала от повышенной чувствительности кожи. — Я ощущаю покалывание, словно в крови появились пузырьки. — Она взяла его за руку и положила туда, где недавно лежала её ладонь. — Чувствуешь?

Эти невероятные серые глаза заволокла пелена, и теперь они походили на тёмные лужи расплавленного металла, и все полки, заполненные бумажными полотенцами и чистящими средствами, казалось, исчезли, оставив в фокусе лишь мужчину, стоявшего всего в нескольких дюймах от неё. Его кадык дёрнулся, когда он сглотнул, не сводя с неё взгляда, а его рука жгла кожу, как клеймо.

Её плечи дёрнулись, лопатки болели так, словно она хотела расправить крылья, которых у неё ещё не было. Но инстинкт был силён, заставив расправить несуществующие крылья и обернуть их вокруг Деклана в собственнических объятиях. Боль усилилась, глупое тело настаивало на том, чего она не могла сделать. Но в то же время другая, мучительная боль начала пульсировать внизу живота, распространяясь вверх к груди и глубже в сердцевину.

— Сюзанна… — он замолчал, когда она приблизилась.

— Чувствуешь это? — повторила она, но теперь говорила не о пузырьках в крови, а о том, что происходит между ними. Прямо здесь, в этом чулане.

— Да, — отрезал он.

Время на мгновение остановилось, их взгляды встретились. Деклан стиснул зубы, мышцы и сухожилия натянулись, будто он пытался взять себя в руки. Но не это ей нужно. Она хотела, чтобы он выплеснул на неё всё, что припас. Всё.

— Деклан, — прошептала она.

Словно его имя ключ к тому, чтобы сломить его. Деклан резко притянул Сюзанну к себе и накрыл её рот своим. О, святые Небеса, у него волшебные губы, и теперь Сюзанна испытывала покалывание не только от алкоголя. Ну, в основном ещё от алкоголя, потому что, чёрт возьми, было жарко, и комната кружилась.

— Пойдём, — выдохнул он ей в губы. — Мне нужно отвезти тебя домой.

— Зачем? — Она обвила ногой его бедро, удерживая на месте и прижимая к себе твёрдый стержень его эрекции. — Мне здесь нравится. — Она услышала, как он чертыхнулся, и это было очень мило. — Жарко. Мне нужно немного оголиться.

— Ах… Эй, у меня идея. — Он осторожно снял её ногу с себя, но она же просто играла. Возможно, Сюзанна пьяна, но ей не хотелось оказаться в неловкой ситуации в ресторане, который она часто посещала и вполне могла бы переехать туда. — Давай подождём с этим до дома, ладно?

— Обещаешь?

— Обещаю, что позволю тебе снять столько одежды, сколько пожелаешь

— Ловлю тебя на слове. — Она вовсе не хотела шутить.

Деклан выругался, на что она улыбнулась.

Восьмая глава

С колотящимся сердцем и гудящим от неудовлетворённой похоти телом, Деклан каким-то образом усадил Сюзанну в машину и пристегнул, даже не лапая. Ему пришлось буквально тащить её из ресторана. Но, когда устроился на водительском сиденье и поехал в сторону дома, Сюзанна сидела тихо. Несколько минут она молчала, и Деклан решил, что она уснула. Но затем Сюзанна повернулась к нему такая же весёлая, как раньше, и без намёков на то, что едва не занялась с ним сексом в подсобке.

— Я сегодня повеселилась. Спасибо.

Деклан посмотрел на неё, забавляясь пьяными нотками в её голосе.

— Не надо благодарности. Я тоже повеселился. — Его член дёрнулся, будто сообщал, что вот ему-то сегодня было совсем не весело. Глупый ублюдок. Деклан указал на сумку с комиксами. — Расскажешь, что о них думаешь.

Сюзанна подняла голову, и даже сквозь затуманенный алкоголем взгляд, Деклан увидел осмысленное выражение.

— Как ты стал фанатом комиксов?

Свет на светофоре сменился на жёлтый, и Деклан прибавил газу, чтобы проскочить перекрёсток без остановки. Удалось избежать красного… и штрафа от полицейского, болтающегося на соседней парковке.

— Я читаю их с детских лет, — просто ответил он. — Мама не часто была со мной, да и когда находилась дома, настолько была занята работой, что я её практически не видел. Поэтому Бэтмен и Мстители стали моей компанией.

Ух ты, звучало безумно жалко, да? Вот поэтому Деклан никогда не говорил об этом дерьме, но Сюзанна в очередной раз забралась ему под кожу и заставила раскрыться. Джулс пыталась его предупредить.

— Мне жаль. — Сюзанна положила руку Деклану на предплечье, и ему хотелось возненавидеть эту жалость, вот только, как ни странно, понравилось, что она пытается его утешить.

Когда в последний раз кто-то пытался его утешить? Когда умер Гарет. Рядом были его товарищи, даже когда начался процесс саморазрушения, и Деклан совершал глупые поступки, рискуя жизнью. Они были рядом, когда он отказался от ранее принятого предложения примкнуть к военно-воздушным силам.

Резкий укол в позвоночнике распространился через затенение в татуировке и превратился в тупую боль, будто проклятая штука была напрямую связана с сердцем, поэтому Деклан с большим упорством принялся подавлять эти чувства, и был благодарен, когда Сюзанна снова заговорила.

— А что насчёт твоего отца?

Какая шутка.

— Он не был моим отцом. Просто донор спермы.

— Мой тоже, — пробормотала Сюзанна, неуверенно зажимая руку между коленей. — Хотя сейчас он усилил внимание, но я не получила любви, только ненависть и долг.

— Ненависть и долг? — Деклан выехал на шоссе, примостившись между двумя грузовиками. Её Ягуар мчал, как чёртова мечта. Впрочем, Дек бы всё равно не обменял на него свой Ровер. — А, эм, разве твои родители не мертвы?

— Да, — быстро ответила Сюзанна. — Так и есть. Я говорю о биологическом отце. Меня удочерили.

М-да. Этого куска информации не было ни в одном исследовании, что он проводил, хотя, для семьи не составит труда сохранить в тайне удочерение.

Сюзанна поднесла руку к лицу и пошевелила пальцами.

— Теперь я понимаю, почему мне противопоказан крепкий алкоголь.

Противопоказан?

— Кто тебе такое сказал?

— Понятия не имею. — Сюзанна уставилась в потолок салона, отчего стало чётче видно, как её грудь поднимается и опускается в вырезе блузки. — Просто знаю.

Она покачала головой вперёд и назад, как будто проверяя её вес, а грудь принялась проверять возможности декольте. Если Сюзанна не прекратит это делать, грудь просто выпрыгнет наружу.

— Думаешь, я могла бы справиться с этим лучше. Мой отец пьёт как огненная рыба, за исключением того, что те пьют кровь.

— Что?

— Ничего, — вздохнула Сюзанна. — Думаю, я сдерживаю эмоции к семье, скучаю по тем, кого уже нет, и не понимаю тех, кто рядом.

— Понимаю, — пробормотал Деклан. У него не так уж много членов семьи, но много друзей, по которым он скучал. — По правде, понимаю.

Что-то было такое в его словах, потому что Сюзанна снова к нему потянулась, но в этот раз взяла его за руку и переплела с ним пальцы. Деклан настолько удивился произошедшему, что просто молча сидел, не уверенный что делать. И это злило, потому что, как правило, он всегда знал, как справиться с любой ситуацией.

— Где живёт твоя семья? — спросила Сюзанна, отведя взгляд на что-то за окном.

— В округе Колумбия, — ответил Деклан и не стал продолжать. Но Сюзанна была бы не Сюзанна, если бы не стала выспрашивать дальше.

— Ты оттуда родом?

— Ага.

— Есть братья и сёстры?

Деклан свернул с шоссе на дорогу, которая вела к одному из самых богатых районов города.

— У меня есть четыре сводных брата и сестры, которых я никогда не видел.

Сюзанна тихо рассмеялась.

— У нас так много общего. — Она сжала руку Деклана и повернулась к нему. — Могу предположить, твои родители в разводе?

— Они никогда не были женаты, — ответил он. — Мой отец едва ли знает о моём существовании.

Нет, Деклан — неудобный секрет сенатора Таддеуса Кантора Третьего, от которого тот хотел избавиться ещё в утробе, давя на мать Деклана, сделать аборт… хотя сам тогда проводил кампанию против абортов. И хотя это просто подозрение со стороны Деклана, он был почти уверен, что отец не оставил попытки от него избавиться и даже просил об одолжении отправить Деклана в войска, выполняющие самые рискованные задания.

— Это действительно дерьмово, — тихо произнесла она. — Ты близок с матерью?

Деклан свернул на дорожку к дому Сюзанны.

— Не совсем.

Деклан — средство достижения материальной цели, объект шантажа, чтобы мать получила всё, чего хотела от могущественного сенатора Соединённых Штатов. Джин Бёрк не смогла убедить Тэда бросить жену и семью, но за годы с рождения Деклана смогла вытянуть много денег, хорошую должность в качестве докладчика Пентагона, и жила общественной жизнью, как всегда и жаждала.

— Я всего этого добилась без тебя, — однажды сказала ему мать.

Слава богу, она никогда не ждала его домой на праздники. Чёрт, да было большой удачей, если она лично подписывала рождественскую открытку, которую её ассистентка присылала с неизменной корзиной фруктов.

Введя код гаража, Деклан припарковал машину, но даже мотор не успел заглушить, как Сюзанна выскочила наружу и направилась к дому.

— Я собираюсь поплавать, — крикнула она, начиная стягивать с себя одежду.

Вот дерьмо. Пьяная она утонет. Он поспешил за ней, на ходу подбирая разбросанную одежду.

Деклан понятия не имел, как ей удалось вырваться настолько вперёд, но, когда достиг бассейна, она обнажённая уже находилась в воде. Бездвижно плыла, лицом вниз.

— Сюзанна? — Деклан подошёл к краю, его сердце начало колотиться чуть быстрее. — Сюзанна?

Она не двигалась. Чёрт возьми! За несколько секунд он стянул обувь, снял футболку, разоружился, опустошил карманы и прыгнул в воду. В качестве морского пехотинца на тренировках он вытащил много людей из моря. Но впервые сиганул в бассейн за голой женщиной. Точнее, за голой женщиной без сознания.

Доплыв до неё, он вынырнул, а когда притянул Сюзанну в объятия, она посмотрела на него большими сонными глазами.

— Какого чёрта ты творишь? — практически орал он. — Дыхание задерживаешь? Да ты меня до усрачки напугала.

Сюзанна усмехнулась.

— Нас сложно утопить.

Она обняла его за шею и опустила ноги, теперь стоя на его ступнях и вплотную прижимаясь обнажённым телом.

— Мне было жарко. А тебе жарко? Вода такая приятная для тела.

Ладно, да, вода просто здоровская. Но ощущение скользкого, твёрдого тела Сюзанны просто невероятно.

«Нас сложно утопить».

Что это вообще значит? Господи, может ли это назначение стать ещё более странным? Деклан за него надерёт Яну задницу, если тот не сделает это первым за то, что Деклан установил с клиентом больше чем рабочие отношения. Ну не то, чтобы тут больше, чем рабочие отношения. Не совсем.

Хотя Деклан точно знал, что сказал бы Ян, подойди сейчас к нему:

— Ничего за пределами работы? Чёрт возьми, ты надо мной смеёшься? Она обнажена, ты практически голый, и ты чертовски хорошо знаешь, чем всё это закончится.

Воображаемый Ян либо назовёт Деклана засранцем, либо вручит ему презерватив. Парень абсолютно непредсказуемый.

Сюзанна провела ласковыми движениями по плечам Дека, скользнула по спине, уткнулась лицом в шею и коснулась носом в чувствительную точку между челюстью и ухом.

Матерь божия, её скользкое из-за воды тело так приятно тёрлось об него. Её грудь ласкала его торс, когда она приподнималась и опускалась, а тихие стоны прокатывались вибрацией до самих яичек. Сюзанна опустила одну руку и пальчиками нашла ширинку его джинсов. Но прежде чем Деклан смог её остановить, Сюзанна остановилась сама и с шаловливой улыбкой оттолкнулась от него.

— Давай зайдём в дом. — Её голос был хриплым, с порочным желанием. — В мою комнату.

Ладно, Деклан мог это сделать. Он мог донести её до комнаты и уложить на кровать спать. Пусть в эту самую минуту он не хотел ничего больше, чем трахать её до изнеможения, но ни в коем случае не станет этого делать, пока Сюзанна под воздействием алкоголя. Если он и соберётся рисковать своей работой, то лишь тогда, когда они будут оба трезвыми.

Взяв Сюзанну за руку, он повернулся к лестнице, но она рывком и с пугающей силой его остановила. Ему тут же стало интересно, как она применяет эту силу в постели. Была ли Сюзанна нежной и игривой любовницей, или же любила что-то жёсткое и грязное?

— Постой. — Она протянула к нему руку, и Деклан напрягся, когда Сюзанна провела ладонью по его лопатке. — Эта татуировка потрясающая.

— Не прикасайся…

Слишком поздно. Деклан вздрогнул, когда ловкие пальчики Сюзанны проследовали по внешним линиям ангельских крыльев, которые охватывали кожу от середины спины к плечам. Крылья были чувствительными и время от времени болели. А в некоторые моменты, как сейчас, становились ещё и эрогенными зонами.

— Рисунок утончённый. Татуировка ощущается почти… живой. — Да, именно так её Деклан и чувствовал. — Когда ты её набил?

— Несколько лет назад, — Деклан говорил резко, сквозь зубы. Ему, на самом деле, не хотелось разговаривать о татуировке.

— Зачем?

Ярость и боль затопили грудь словно кислотой, чертовски обжигая. Деклан так ненавидел этот вопрос, но не было у него силы воли послать с ним Сюзанну куда подальше, как он это делал с другими.

— Деклан? — настойчивее потребовала она, лаская пальчиками исполненные чернилами перья в основании одного крыла. Эротическое ощущение пронеслось прямо к члену, становясь единственной причиной, что Деклан остался стоять на месте, а не мчался со всех ног. — Что означает татуировка? — Голос Сюзанны стал поддразнивающим. — Ты что-то вроде ангела-хранителя?

— Сюзанна, я не ангел, — прорычал Деклан. — Татуировка не имеет никакого смысла.

Он начал двигаться, чтобы выбраться из чёртового бассейна, где оказался в ловушке с сиреной, которая вынуждала желать не только засадить в неё член, но и рассказать о прошлом.

Но вдруг Деклан замер, ощутив другое касание к спине. Что-то тёплое. Мягкое. Влажное.

Язык Сюзанны.

Деклан застонал, когда Сюзанна провела языком по лопатке, где, он знал точно, располагалось перо. Она прижалась губами к коже и поцеловала. Деклан содрогнулся от эротического покалывания, распространившегося от этой ласки.

— Сюзанна, — простонал он. — Ты должна остановиться.

— Почему? — Она снова поцеловала его, на этот раз в самую вершинку правого крыла, прижавшись влажной грудью к его спине.

«Потому что я завёлся».

— Ты пьяна.

— Да. Но я знала, чего хочу ещё до выпивки.

Дерьмо. Это точно закончится плохо.

Деклан аккуратно потянулся назад и схватил Сюзанну за запястья, но к его удивлению, мощным и быстрым движением она выскользнула из хватки и развернулась так, что он оказался лицом к ней, его грудь прижималась к её, возбуждённый член в мокрых джинсах упёрся ей в живот. Сюзанна улыбнулась, подалась вперёд и уткнулась лицом в шею Деклана. Мягкими губами Сюзанна принялась покусывать его горло, а руками провела от груди до живота и скользнула пальчиками за пояс джинсов.

Над головой пролетел небольшой самолёт, и разве непонятно, что это был жутко дорогой частный самолёт, направляющийся в какой-нибудь помпезный частный аэропорт поблизости.

Деклан закатил бы глаза, если бы не стоял сейчас в роскошном бескрайнем бассейне с богатой наследницей, желающей его так, как никто и никогда.

Но что за игру она вела?

Когда звук самолёта стих, Деклан немного отодвинулся от Сюзанны, чтобы заглянуть ей в лицо.

— Чего ты хочешь? На самом деле.

— А? — Она моргнула, но зрение было по-прежнему рассредоточено. — Я хочу заняться с тобой сексом. И хочу, чтобы ты рассказал мне о татуировке.

Закрыв глаза, Деклан протяжно и успокаивающе выдохнул. Он тоже хотел заняться сексом, но в реальности этому не произойти. Он и так позаботился о ней больше, чем должен был, а секс только углубит его чувства к ней, сделает менее эффективным на работе.

— Ну и? — Сюзанна снова отыскала ширинку его джинсов, и Деклан распахнул глаза. — Как насчёт того, чтобы ты рассказал мне о татуировке и потом мы бы занялись сексом?

Его пальцы выводили круги на её запястье, пока он неохотно отпихивал её руку.

— Сюзанна, послушай, мы не можем этого сделать…

Действуя молниеносно, она схватила его вторую руку и прижала к своей промежности.

— Прямо здесь, — тихо сказала она. — О, да…

Сюзанна качнула бёдрами, и пальцы Деклана скользнули между складками лона, и он едва не кончил в штаны.

— Прикоснись ко мне, пожалуйста.

В её голосе слышалось такое отчаяние, какого он никогда не слышал. О, он и раньше уже заставлял женщин молить, получая удовольствие от их просьб об утолении сексуального голода, но в этот раз всё было по-другому. В её мольбе об удовольствии слышалась боль.

— Сюзанна… — в его голосе слышались мучения. — Я не могу.

Она болезненно впилась пальцами в его запястье.

— Но что если я умру?

— Из-за неполученного оргазма? — Деклан пытался довести её до лестницы. — Не думаю, что это возможно.

— Нет. — Сюзанна покачала головой, мокрые волосы хлестнули по щекам. — Что если я умру, так и не попробовав? — Она была серьёзна, карие глаза блестели непролитыми слезами.

— Что тебя на самом деле беспокоит, Сюзанна? Преследователь? — Деклан пальцем приподнял её лицо за подбородок, чтобы она увидела решительность и обещание в выражении его лица. — Я не позволю ему причинить тебе вред. Клянусь. Ничто мимо меня не проскочит.

Сюзанна была готова вот-вот расплакаться, и Деклан не смог ничего с собой поделать, прижал её к себе. Она охотно прильнула, прячась в его объятия, и прижалась лбом к его груди. Они стояли так долгое время, пока рыдания Сюзанны не закончились, и она обмякла в его объятиях.

— Сюзанна? — Деклан поцеловал её в макушку. — Эй. Ты в порядке?

Послышалось тихое сопение. Невероятно. Она уснула. Стоя. В бассейне.

И теперь у Деклана появилась ещё одна «самое странное, что когда-либо происходило с тобой на работе» история.

Проклятье. Эта работа очень странная.

Девятая глава

— Возвращайся в кровать, Хок.

Хокин закончил застёгивать рубашку и повернулся к своей паре, подавив стон при виде Авроры, лежащей на простынях, её светлые волосы рассыпались по подушке, а грудь выглядывала из-под одеяла. Сегодня днём они час занимались любовью, а затем уснули… пока их не разбудил звонок его телефона.

— Я бы хотел, но звонила Секси. Она занята с одним из своих Праймори и не может проведать Сюзанну, поэтому я к ней загляну по-быстрому.

Аврора приподнялась на локте, одеяло упало, открывая полную, тяжёлую грудь, которую он целовал чуть раньше, и округлившийся живот, на который он любил класть руку, когда засыпал.

— Уверена с Сюзанной всё в порядке, — зевая, сказала она. — Её бы не назначили к Праймори, если бы не натренировали должным образом. Может, тебе стоит дать ей немного свободы.

Он засунул ноги в ботинки.

— Я бы с радостью, но это же… Сюзанна.

— Она не ребёнок.

Нет. Но она молода. Невинна. И не подходила этому миру.

— Я просто присмотрю за ней. Вмешиваться не буду.

— Пф-ф-ф. — Она закатила глаза. — Ты? Не вмешиваться?

Да, да, он чересчур её защищал.

— Я пробуду там от силы две минуты.

Аврора откинулась на подушки, разочарованно ворча.

— За что ты переживаешь? Серьёзно? Что она сама не сможет защитить своего Праймори?

— Не только это. Я волнуюсь, потому что у неё к нему чувства.

Она перекатилась на бок и опять поднялась.

— Я знаю, что отношения Мемитим-Праймори запрещены, но серьёзно, Совет для нас сделали исключение.

— Наш случай отличается по многим причинам.

— Ну, всё равно, это глупость. — Аврора считала многие правила, которым должен был следовать Мемитим, глупыми, да и он сам так думал, но в данном случае правила были разумными. — Ладно, какой, по-твоему, наихудший сценарий?

— Она не вознесётся, и её понизят до статуса человека

Аврора нахмурилась.

— Но она Мемитим. Как её могут изменить в другой вид?

— Технически она не будет человеком. У неё заберут силы, сделав беззащитной и смертной. Я не могу этого допустить. Особенно не из-за человеческого мужчины.

— А ты разве не представитель элиты? — пробубнила Аврора, дразня, хотя и непременно права.

— Ну, в таком случае, хорошо, что ты не человек. — Он погладил её по упругой попке и наклонился, чтобы поцеловать в губы. — После этого у меня ещё есть дела Совета, так что увидимся через пару часов.

Она скользнула рукой по его бедру и сжала.

— Не задерживайся. У меня сегодня выходной, и я хочу провести его с тобой. А с тем, как ребёнок истощает энергию, мне скоро нужно будет подзарядиться.

Подзарядка означала секс. И как Вейдьма, она втягивала энергию других, чтобы питать свои возможности. И любимый способ получать энергию от Хока — оргазм. Хокин не возражал.

— Я тебя люблю, — прошептал он у её рта.

Её шёпот: «Я тоже тебя люблю» эхом отозвался у него в ушах, когда он расправил крылья и вылетел.

На мгновение он подумал материализоваться за воротами и войти в особняк, как человек, но ему нужно просто быстро глянуть и убедиться, что Деклан делал свою работу, а Сюзанна… делала то, что должна делать испорченная наследница.

Поэтому он активировал завесу, которая позволяла ему двигаться абсолютно незаметно, и появился на заднем дворе. Сюзанна не лежала возле бассейна, как Хок думал. Но одежда лежала тут. Включая бюстгальтер и трусики. И рядом с горой её одежды лежали вещи Деклана — ботинки, рубашка, телефон, ключи и оружие.

Грудь Хокина сдавило.

Нет, она не стала. Не посмела бы.

Чёрт возьми.

Он не думал. Не колебался ни минуты. Ворвался в комнату Деклана, и тут же почувствовал облегчение, что не нашёл свою сестру под простынями с парнем.

Поэтому Хок пошёл в комнату Сюзанны, и вздохнул с облегчением, найдя её одну. Его облегчение длилось недолго, пока он не заметил, что она голая. Он отвёл взгляд и набросил на неё одеяло.

— Сюзанна. — Он потряс её за плечо. — Сюзанна просыпайся.

— Деклан, — вздохнула она, загадочная улыбка расползлась по её губам.

Хок узнал эту улыбку. Она была ему знакома потому, что Аврора просыпалась с такой же после ночи любви.

По системе распространился неразумный гнев, нагревая кровь, пока Хок практически не почувствовал пар, валящий из ушей. Предупреждающие звоночки зазвучали в голове, напоминая о том, что такого рода гнев у него был от отца, прямо из ДНК падшего ангела, чья злоба отравляла душу многие столетия.

Языки пламени ласкали кожу, но Хокин проигнорировал предупреждения. Праймори или нет, Деклана стоит избить.

Десятая глава

После того, как принял душ, Деклан обходил окрестности и осматривал системы безопасности, пока Сюзанна отсыпалась после того, как перебрала — или чем бы оно ни было. В какой-то момент он даже позвонил Дине и спросил, что было в напитке, который Сюзанна выглушила, но ничего такого в нём не содержалось. Дек надеялся услышать, что в напитке был какой-то экзотический ингредиент, который мог бы объяснить её поведение.

Нет.

Теперь он просматривал записи с камер наблюдения за последнюю пару дней и ожидал увидеть енота или кота, гуляющих по забору или у него, но внимание привлекло кое-что иное. Прошлой ночью случилось кое-что чертовски странное.

В 19.37 через пару минут после того, как встала из-за стола, чтобы проверить десерт, Сюзанна зашла на территорию поместья со стороны ворот.

Что за чёрт? Камеры не записали, как она выходила. Деклан перемотал назад, но нет, она не выходила на улицу. Разве только знала, как выйти за ограждения и не попасть под прицел камер.

На территории было несколько слепых зон, но Деклан сам проверял и убедился, что от дома до забора, не засветившись, мог проскользнуть лишь тот, кто меньше кокер-спаниеля.

Может сбой в питании? Деклан проверил электронные журналы ворот, чтобы узнать записан ли её выход и вход. А может…

Волосы на затылке встали дыбом, а чёртово тату кричало предупреждение, будто Деклана ударило молнией. Инстинктивно, он потянулся за пистолетом, только потом осознав, что тот так и лежит у бассейна. Идиот!

— Что, чёрт возьми, ты с ней сделал?

Деклан встал и начал поворачиваться к входной двери, но не успел, прежде чем помощник Сюзанны, Хокин, схватил его за горло и припечатал к стене. У Дека даже ноги в воздухе повисли.

— Я спросил, — прорычал Хокин, — что ты с ней сделал?

Деклан мог поклясться, что в зелёных глазах Хокина танцевали языки пламени, но, скорее всего, ему казалось вследствие нехватки кислорода.

— Ничего, — проскрежетал он. Господи. Хватка Хокина, словно тиски. — Она выпила пару рюмок. Теперь отсыпается.

Хокин зарычал и опять ударил Дека о стену. Боль взорвалась в спине и рёбрах. Чёрт, ещё несколько дней будет болеть.

— Ты дал ей пить?

— Какого дьявола? — Парень говорил так, будто Дек дал Сюзанне мет или наградил венерической болезнью. — Я ничего ей не давал, — проскрипел он. — И приятель, она уже взрослая, и сама захотела выпить. В ресторане.

— Ты воспользовался ею? — Обнажая зубы, Хокин сжал сильнее. — Если ты прикасался к ней…

— Нет, — прохрипел Деклан, но когда сказал это, понял, что во время поцелуя тоже прикасался, а ещё она прижимала его руку к себе между ног. И будь Сюзанна трезва, прикасался бы ещё. Пожалуй, лучше умолчать об этом. — Я отнёс её в кровать, и всё.

Время тянулось, а у Деклана перед глазами поплыли пятна чередующихся огней и теней, независимо от того, как сильно он вырывался.

— Сукин сын. — Хокин, наконец, отпустил Деклана, который мысленно поблагодарил стену позади себя, что она оказалась рядом. — Не позволяй ей опять так делать. Кое-кто из нас этого не потерпят.

«Кое-кто из нас?»

— О чём, проклятье, ты говоришь? Не позволять ей? Я её телохранитель, а не нянька. Если она хочет выпить пять рюмок Джека и устроить оргию в бассейне, это её решение. — Да, её, но Дек ни за что не допустит этого, несмотря на свои слова заносчивому ассистенту. Мысль о ней, участвующей в оргии немного взбесила. — А ты кто такой? Её отец? — Он потёр горло и задумался, появятся ли синяки от его рук. — Господи. Она знает, что ты чёртов псих?

Хокин рассмеялся, вероятно, ему нравилось, что его назвали психом.

— Просто делай своё дело, и держи лапы подальше от Сюзанны.

От кашля они оба замолчали и повернулись к дверному проёму, в котором, поджав губы и стиснув кулаки, стояла сердитая Сюзанна.

— И какого дьявола происходит? — резко спросила она. — Я слышала вас с другой стороны дома.

Господи, она восхитительно выглядела в коротком шёлковом халате, в пушистых тапочках и со спутанными волосами. Когда она взглянула на Деклана, на щеках появился румянец, и Дек гадал, как много она помнила о произошедшем в бассейне.

Хокин схватил её за руку с такой силой, что Сюзанна рот открыла от возмущения.

— Нам нужно поговорить. — Он начал вытаскивать её из кабинета, но что-то внутри Деклана переклинило. Жёстко. Рыча, он схватил Хокина за плечо и оттолкнул к косяку.

— Мне всё равно кто ты и насколько псих, но не будешь с ней так обращаться.

На этот раз пламя в глазах парня не воображение Дека. Точно нет. Только не с тем, как оно выплёскивало наружу потоки тепла. И всё же подобное невозможно. Деклан просто терял грёбаный рассудок.

Хокин зашипел — твою мать, зашипел — но прежде чем начал сражаться — и Дек был уверен, что это станет жестоким и яростным нападением — Сюзанна оказалась между ними и упёрлась ладонью каждому в грудь. Очень жаль, потому что в этот момент Дек был готов к драке, и, очевидно, Хокин тоже.

— Парни, давайте сделаем глубокий вдох. Дек, я вернусь через минуту. Хок, давай поговорим.

Деклан отступил, соглашаясь дать Сюзанне это уладить. Но если он услышит хоть звук, напоминающий, что она в беде, этот ублюдок Хокин получит то, на что уже давно нарывается.


***

Сюзанна была в ярости. И она точно знала причину гнева.

Как только они с Хокином переступили порог звуконепроницаемой библиотеки первого этажа, она захлопнула дверь и повернулась к нему, сжав кулаки. Лёгкие опаляло при каждом вдохе.

— Ладно, брат, какого, блин, хрена?

— Это мне у тебя надо спросить. — Хокин жестом указал на окно заднего двора. — Я пришёл проведать тебя, а твои вещи — и его — у бассейна, а затем, я нашёл тебя в кровати. Голой.

У неё так горело лицо, словно в одной из камер Чистилища Гадеса.

— Ты был в моей спальне?

Она сильнее затянула пояс халата, гадая, как много он увидел.

— Ты издеваешься?

Он выглядел оскорблённым.

— Я подумал, что ты и Деклан занимались… не важно. Но ты…

— Подожди. — Она подняла руку, затыкая его. — Ты подумал, что мы с Декланом занимались сексом? Ну, у меня есть для тебя новость. Даже если бы и так, это вообще тебя не касается. Если захочу оседлать его в… в… в подсобке ресторана или в… в бассейне — не твоё дело. Понятно?

Хокин бросил на неё насмешливый взгляд.

— Ты хоть позу-то эту знаешь? Или, может, считаешь потенциальное утопление эротичным?

— Не смешно. — И нет, она не знала эту позу, но слышала о ней. Нужно погуглить.

— Я не шучу, — прорычал Хок. — Сьюз, всё это серьёзно.

Её бесило то, что он считал её ребёнком.

— Думаешь, я не понимаю? Считаешь, что пятьдесят с лишним лет твоих долбёжек о законах, обычаях и правилах мало, и я не понимаю того, что делаю? Я защищаю Деклана, и буду делать это так, как считаю нужным.

— Включая оголение?

— Он не был голым. — Хотя она хотела иного.

— Но ты была.

Она опять покраснела.

— Ну, да.

— Чёрт. — Он провёл рукой по лицу. — Полагаю, вы не…

— Заткнись! Не хочу слышать ничего такого от своего брата. — Как отвратительно. — И дело даже не в том, что это не твоё дело.

— Тут дело в том, что принципы туманны. Если он прикоснулся к тебе… — Хок сделал паузу и сглотнул, будто его затошнило, — тогда ты сможешь вознестись и не говорить никому об этом.

— Вознесусь? — Она всплеснула руками. — Лишь это тебя волнует? Я устала от этого. От тебя только и слышно: вознесение, вознесение, вознесение. Пошло всё это. Я молода. Это не будет длиться столетиями, так что давай закроем эту тему.

Она даже не хотела об этом думать. В отличие от братьев и сестёр, которые постоянно фантазировали о том, как заслужат свои крылья и примкнут к «настоящим» ангелам на Небесах, Сюзанне нравилось тут на Земле, и она хотела жить с историей этого измерения. Желала жить своей жизнью, а не наблюдать за ней с безличной дистанции. Другой стороны.

— Нет, не закроем, — возразил он. — Потому что это единственное самое важное событие, которое может случиться с Мемитимом, и если ты не будешь стремиться к этой цели, заблудишься. Я этого не допущу, Сюзанна.

— Да? — Она скрестила руки на груди, упорствуя. — Ну, это моя жизнь и как её проживать решать мне. Мне. И прямо сейчас я выбираю побыть одной, так что прошу тебя уйти.

— Проклятье, сестра, я пытаюсь тебя защитить.

Она указала рукой на дверь

— Выметайся! И не вздумай опять угрожать Деклану.

— Тебе нужно его уволить и вернутся в Шеул-Гра.

— Нет.

— Это не пожелание, — сказал он, расправляя сверкающие крылья. — А приказ.

Она испуганно ахнула. Он никогда не приказывал. И точно никогда не расправлял крылья в знак превосходства. Когда и как между ними успели так испортиться отношения? Почему он не видел, что она должна это делать? Деклан умрёт без её защиты. А она умрёт, если застрянет в Шеул-Гра.

— Я сказала, нет. Деклану нужна постоянная защита.

— Наши браться и сёстры помогут, — заспорил он, что очень логично. Она знала, что может рассчитывать на братьев и сестёр Мемитимов, но что если человека, который будет за ним присматривать, вызовет его Праймори? Деклан будет уязвим, даже если всего на пару минут, пока она до него доберётся. — Ты с ним слишком сблизилась, — продолжил он. — И если мне придётся идти в Совет и просить их передать его другому Мемитиму, я так и сделаю.

Её поглотил гнев.

— Как ты можешь? Ты… ты… засранец! — Расправив плечи, она пронеслась к двери и открыла её настежь. — Выметайся.

Он выпалил проклятие, но не возразил, сложил крылья и вышел из библиотеки, тяжело стуча ботинками по кафелю, и этот звук эхом разносился по всему дому до тех пор, пока он не хлопнул входной дверью. Чёрт. Сюзанна не хотела, чтобы всё так прошло. Она любила брата и ненавидела с ним пререкаться, а ещё ненавидела то, что он относился к ней, как к новорождённому Мемитиму, который даже не сражался с первым демоном. Да, она совершила ошибку, и нет, у неё не было за плечами столетнего опыта как у других, но она не полностью беззащитна.

Бормоча себе под нос ругательства, Сюзанна вернулась в офис службы безопасности, где Деклан стоял перед одним из мониторов, мускулы его широкой спины вздрагивали даже при малейшем движении. У неё желудок свело от беспокойства, пока она стояла в дверном проёме и думала, что сказать. Он, скорее всего, был зол на Хокина и сбит с толку её поведением в бассейне. Так стыдно. Она хотела бы всё забыть, но воспоминания были очень чёткими.

Она могла винить во всём алкоголь, но глубоко внутри знала, что все её слова и действия выдавали истинные чувства и желания.

А как же Деклан? Его смешанные сигналы путали. Он поцеловал её, и она почувствовала доказательство его желания, которое прижималось к её животу в подсобке ресторана и в бассейне. Но он продолжал отказывать. Конечно, это джентльменский поступок, учитывая её опьянение.

Может, пришло время узнать, что между ними происходило. Она только надеялась, что всё по-прежнему. К тому же, она не стремилась к отношениям, хотела просто провести с ним ночь, чтобы нарушить правила и лишиться девственности. Метафорической девственности, как бы там ни было. У Мемитимов не было плевы.

Она сделала глубокий, бодрящий вздох и вошла в комнату охраны, где Деклан нависал над мониторами, сконцентрировавшись на экране. Он был одет в чёрные армейские брюки, ботинки и чёрную майку, и никто из тех, кто увидел его, не усомнился бы, что он — сила, с которой нужно считаться.

— Деклан. Слушай, то, что произошло ранее…

Деклан не поднял глаз, но стиснул стол так, что костяшки побелели.

— Твой помощник — псих. Стоит его уволить.

— Хок слишком оберегает меня, — увильнула она от ответа. — Но у него благие намерения.

Он обернулся с каменным выражением лица и ледяным взглядом серых глаз.

— Тогда, чтобы он сказал об этом?

Деклан жестом указал на один из мониторов камеры, где на весь экран был стоп-кадр, на котором Сюзанна позапрошлой ночью была за забором.

— О, это. — Чёрт. Она забыла обо всём этот охранном дерьме. Может Хокин прав в том, что волновался. У неё плохо получалось быть Мемитимом. — Да, эм, когда проверяла десерт, я посмотрела в окно, мне показалось, что я увидела кошку, поэтому пошла проверить.

— Кошку. Серьёзно? — Скептицизм так и сочился в его словах. — И как же конкретно ты вышла за ограждения, не зацепив ни один датчик движения и не засветившись на камерах?

— Наверное, оборудование глючит. Почему бы тебе его не проверить?

— Я думал об этом, — сказал он. — Но потом обнаружил то, что не сходится.

Он указал на стоп-кадре на систему ворот.

— Тогда, может, объяснишь, почему есть запись о том, как ты входишь в ворота, но нет записи, как покидаешь территорию? И пока вспоминаешь, объясни, как Хокин попал в дом, если об этом нет регистрации ворот?

Дерьмо. Она пожала плечами.

— Как я и сказала, глюк.

— В двух разных, независимых системах? — Деклан сделал шаг вперёд, и она переборола желание отступить. — Почему ты врёшь?

— Что? Вру? — Она пыталась изобразить невинность и оскорбление одновременно, но в голосе всё равно слышалась вина. — Я не лгу.

— Брехня. Ты покраснела, зрачки расширились. И если только вы вдвоём не можете телепортироваться, значит, в этот дом есть ещё вход, о котором ты мне не говорила. Где он?

Вот же проклятье. Как ей, чёрт дери, это объяснить? Она не могла. Нужно отвлечь Деклана.

— Слушай, я уверена, что есть логическое объяснение, которое не включает в себя потайные тоннели или суперсилы. — У Сюзанны вспотели ладони, а сердце в груди колотилось так, словно птица билась в клетке. Она направилась к двери. — Мне нужно спланировать следующий кулинарный выпуск. Пойду, поработаю…

Он преградил ей путь. Большое тело стало виртуальной стеной между ней и выходом.

— Я близко к сердцу принимаю промахи в охране, — сказал он. — И мне очень, очень не нравится, когда мне лгут. — Деклана вперился в Сюзанну, удерживая взглядом в таком плену, словно нейтрализующими силу наручниками. — Никакого сбоя нет.

Пойманная на лжи, Сюзанна запаниковала и попыталась предпринять ещё одну попытку выйти из этого положения.

— Что же, — бодро начала она, призывая командную ауру отца. — Я твой босс, и если говорю, что в системе глюк, тебе нужно это проверить. Теперь берись за работу, или я найду для этого кого-то другого.

Разочарование омрачило выражение его лица, но тут же пропало, сменившись кое-чем суровее. И холоднее.

— Вперёд. Мне всё равно не нужна эта работа. Считай, что я подал заявление три дня назад.

Уязвлённая и ещё больше запаниковавшая, потому что не могла потерять Деклана как телохранителя, она выпалила в ответ:

— Если уйдёшь, я сразу же пойду к твоему начальнику в «МакКей-Таггарт» и позабочусь о том, чтобы тебя уволили.

Сюзанна не собиралась этого делать. На самом деле, она пожалела о сказанном ещё до того, как закончила фразу. Но слов не вернуть. Деклан резко дёрнул головой, как будто его ударили.

— Я считал тебя другой, — грубо заметил он. — Правда, считал.

— Другая? Какая другая?

Презрение в его взгляде пробрало до костей.

— Не такая, как другие богатые люди.

— Ну, — тихо сказала она, — извини, что разочаровала.

Он горько рассмеялся и прошёл к столу.

— Разочарования для меня не в новинку. — Он показал жестом на экран. — Я, пожалуй, вернусь к работе, иначе ты сдашь меня начальству.

— Я не это имела в виду, Деклан. Я не хочу, чтобы ты уходил. Прошу останься. — Отвернувшись, он принялся печатать на клавиатуре.

— Закройте за собой дверь, мисс.

Она ненавидела расстояние между ними. Ненавидела холодный тон его голоса. И ненавидела себя за всё это. Поэтому сказала себе, что это к лучшему. Его ненависть удержит их обоих от проблем. Он будет сильнее беспокоиться и готов к опасности, а она окажется в безопасности и сможет вознестись. Так лучше для всех. Тогда почему она чувствовала себя так, будто только что потеряла всё?

Одиннадцатая глава

Следующие три дня Сюзанна избегала Деклана и готовилась записать следующий выпуск шоу «Ангел на Кухне». Она всё так же готовила обеды, но Дек забирал свою тарелку в комнату охраны и ел там. Если он и нашёл тайный вход в особняк, умолчал об этом.

Чувство вины сжимало сердце Сюзанны. Она паниковала и обращалась с ним, как с отбросом. Ему и вправду надо было уйти прямо тогда, но по какой-то причине, он остался. И только вчера он сказал, что принимает её извинения и продолжит работать дальше. Но отношение так и остались ледяными. Сюзанна винила себя за идиотское поведение и обман. Она не лгала о существовании или не-существовании потайного входа, но определённо соврала о глюке системы наблюдения. Сюзанна хотела рассказать ему всю правду, но раскрывать свою личность человеку — ещё один пункт запретов. В отличие от остальных пунктов в этом был смысл. Знание изменит жизнь, а может даже и судьбу. Правда, в этом случае, его не освободит.

Телефон, лежащий на стойке рядом с заметками с рецептами, приготовленными для будущих эпизодов «Ангел на Кухне», завибрировал, а на экране высветилось имя Сайфера.

— Привет, Сайфер, ты на громкой связи, — поздоровалась она с предупреждением, чтобы он аккуратнее выбирал выражения на случай, если Деклан неподалёку.

— Понял, куколка. У меня отличные новости.

— Да?

— Да. И, кстати, моя благодарность за сообщение, что я твой контакт по шоу.

— Всегда, пожалуйста, — прощебетала она, удивлённая его сарказмом. — Так новости имеют отношение к моему шоу?

— Можно и так сказать. Кое-что важное. — Он помолчал, вероятнее всего для создания эффекта. Сайфер иногда бывал королевой драмы, и это работало. Она практически прыгала в ожидании продолжения. — Большой научный канал хочет запустить программу о еде для чайников или что-то в этом роде, и хотят, чтобы ты прилетела в Нью-Йорк на обсуждение с ними серии о готовке. — От потрясения Сюзанна не могла говорить и просто стояла, даже когда Сайфер позвал её. — Сюзанна? Эй. Ты там? Сюзанна?

Она уставилась на телефон, пока мысли хаотично метались в голове. Этого она всегда хотела, мечта исполнилась. Сайферу лучше так не шутить.

— Да, — наконец прохрипела она. — Да, я тут. Ты серьёзно?

— Как приговор Азагота.

— Ни хрена себе, — выдохнула она. — Обалдеть!

— У них горят сроки сдачи, и они хотят, чтобы ты прилетела завтра. Хотят купить тебе билет на самолёт, но я подумал, что смогу организовать частный самолёт Д'Анджело.

— Можешь? — Непадший ангел каким-то образом сохранил способность управлять ангельской сетью даже после потери крыльев, и такое достижение удивляло Сюзанну. Как и его желание помочь. Помощь Мемитимам в выполнении обязанностей и защиты Праймори входило в его план, заслужить прощение и вернуться на Небеса.

— Считай, всё уже сделано, — ответил Сайфер. — Скину смс с деталями и расписанием канала.

Расписание канала. Всё по-настоящему!

— Поверить не могу. Просто сумасшествие. Ты рассказал Хокину?

— Нет, чёрт возьми. Сама расскажи. Ты знаешь, что он ответит.

Она взяла телефон, выключила громкую связь и тихо проговорила:

— Он скажет, что я не могу этого сделать, потому что нам запрещено так общаться с людьми или привлекать к себе слишком много внимания.

— В яблочко.

— Ну, давай, пока не говорить ему об этом, ладно?

— Я не стану ему врать.

— Я и не прошу, — заверила она. — Но он же вряд ли спросит, связывалось ли со мной телевидение?

Сайфер замешкал.

— Ну, нет…

— Значит, тебе не придётся лгать. — Она услышала шаги. — Мне пора. Вышли все детали, когда сможешь. Пока!

Деклан вошёл в кухню и направился прямиком к кофейнику. Проклятье, Деклан просто прекрасен в этих джинсах и тёмно-синей футболке, обтягивающей каждый рельефный мускул, и оружием за поясом. Его кожаные шлёпки практически не издавали звуков по плитке, когда он прошёл за кружкой, стоящей в шкафу рядом с холодильником.

— Доброе утро, — весело поздоровалась она, уже зная, что он не жаворонок. Его грубый ответ: «Доброе, мэм» рассмешил, хотя Сюзанна и ненавидела то, что он её так называл. Она хотела опять быть Сюзанной. Её имя так сексуально звучало из его уст. — У меня новости. — Она не смогла сдержать улыбку, несмотря на немного натянутые отношения. Ладно, слишком натянутые.

Он налил дымящийся кофе в чашку.

— Какие?

— Завтра мы летим в Нью-Йорк.

— Отлично. — Он отпил кофе и повернулся. — Зачем?

Сюзанна не могла перестать улыбаться. Деклан, наверное, думал, что она сумасшедшая.

— Сеть кабельного телевидения хочет поговорить со мной о шоу «Ангел на Кухне».

Деклан долго молчал с непроницаемым выражением лица.

— Поздравляю, — ответил он, наконец, прервав молчание. — Сколько брать с собой вещей? Как долго там пробудем?

Его ответ, или точнее отсутствие такового, причиняло острую боль. Сюзанна думала, что у них появилась связь, и была уверена, что он скажет то, что обычно не говорил остальным. Особенно тем, кого едва знал. Теперь Деклан опять был грубым, серьёзным солдатом. Тем, кем был, когда впервые приехал, и это из-за неё. Нужно всё исправить.

— Мы пробудем там, как минимум, пару дней, — ответила она, стараясь заразить его своим оптимизмом. — И сегодня днём мне нужно будет пройтись по магазинам, так что выдели немного времени в своём расписании.

— Да, да, босс. — Он начал уходить, но она поспешила обойти кухонный островок и преградила ему путь.

— Послушай, мы можем поговорить? — Когда Деклан дёрнул плечом, что Сюзанна восприняла как знак согласия, она пустилась в тур по извинениям. — Извини за тот день. Мне не следовало так говорить и угрожать увольнением. С моей стороны это было подло.

— Да, было. — На этот раз он пожал плечами. — Но, как уже говорил, я привык к этому.

— Не стоит привыкать к такому, — сказала она, внезапно разозлившись. — То, что к тебе относятся по-скотски — отстой.

— Я привык, — добавил он. — Но не значит, что верю. Я знаю своё место.

— Ну, всё равно, извини.

Деклан чуть приблизился, медленно и хищно. Сердцебиение Сюзанны ускорилось. Она ощущала себя газелью, за которой охотится лев.

— В качестве извинения ты объяснишь, как оказалась за территорией особняка?

— Деклан. — Она посмотрела на него и впервые пожалела, об отсутствии способности Мэддокса к внушению. Внушить Деклану доверие сейчас бы пришлось как нельзя кстати.

— Нет никакого секретного тоннеля из дома на улицу. — Хотя бы об этом она не врала. — Честное слово.

— Я проверил всё оборудование и просмотрел каждый кадр каждого видео сотни раз. Я даже отправлял цифровые файлы в «МакКей-Таггарт» на экспертный анализ. Ничего не подделано и ничего не вырезано. Так объясни, пожалуйста, как Хокин попал внутрь, а ты вышла, и всё это не записалось ни на одну камеру, и не сработал ни один датчик движения?

— Не могу. — Сюзанна правда не могла. Запрещено. — Я хотела бы доказать, что говорю правду, и тут нет никаких потайных ходов.

Он подозрительно оглядел её, а изогнул губы в мрачной ухмылке, которой позавидовал бы отец Сюзанны.

— Есть способ это доказать.

Она не была уверена, что хотела знать, и колебалась, прежде чем спросить.

— Какой?

Держа кружку кофе в руках, он указал в сторону лестницы. Сначала Сюзанна не поняла, но потом до неё дошло, что он не собирался подниматься на второй этаж. А направлялся в комнату пыток под лестницей.


***

Деклан был на грани.

За три дня он так и не нашёл причину отсутствия на видео того, как Сюзанна покидает дом, а Хокин попадает внутрь, и что ещё страннее, двери и окна, которые регистрировали каждый случай открытия и закрытия, также не зарегистрировали активности в течение этого времени.

Зачем Сюзанне врать, он не знал. И, по правде говоря, не думал, что она врала. Скорее всего, кто-то подделал доказательства, другого объяснения не было. Но зачем кому-то подделывать что-то? Кроме того, лучшие техники «МакКей-Таггарт», включая Стива, подтвердили, что ничего не было подделано.

Что-то не так во всей этой ситуации, и Дек собирался, так или иначе, узнать секреты Сюзанны.

Он остановился у двери под лестницей и ещё раз проверил ручку. Она так же заперта, как и все предыдущие разы, кода он пытался открыть её по несколько раз за день. И все же Сюзанна могла с лёгкостью открыть дверь.

Должно быть, это какая-то продвинутая сенсорная технология в аппаратном обеспечении. Но когда он спросил, Сюзанна просто пожала плечами и заявила, что ничего об этом не знает. Да, что-то определённо не так.

— Что мы здесь делаем? — спросила она, уперев кулачки в бёдра, которые в своём воображении Деклан сжимал, пока вколачивался в её лоно. И как бы сильно он ни пытался не представлять это, не мог.

Конечно, она пересекла черту, когда угрожала увольнением, но он верил в её сожаления, понимал, что она запаниковала и в отчаянии так сказала. Она искренне чего-то боялась, и он мог только догадываться, что это её преследователь. Страх в её глазах немного усмирил гнев и напомнил Деку об обещании, что никто не пройдёт мимо него.

— Мы ищем что-то определённое? — Сюзанна начала обходить комнату. — Типа тайной двери за… Что это такое?

— Это бандажная скамья. — На самом деле, очень изысканная. Четыре ножки и колодки для наказаний на одном конце были деревянными, но остальные части обиты кожей с мягкой подкладкой.

— Ладно… — Она стояла там, выглядя смущённой и восхитительной в своём жёлто-голубом сарафане.

— Сюзанна, подойди.

— Что?

— Я сказал, подойди.

Сюзанна сглотнула, её нежное горло дёрнулось, и Деклан ощутил внезапное желание проложить дорожку из покусываний по её шее. Ему хотелось и большего — приятное наказание, но не за то, что Сюзанна обращалась с ним как с рабом. За это он её простил. Нет, она что-то от него скрывала, и, несмотря на это, он всё ещё хотел трахнуть её самым жёстким способом. Жёсткий секс тоже секс. Но сейчас не об этом. Во всяком случае, не совсем.

— Зачем? — спросила она.

— В бассейне ты сказала, что хочешь секса, умоляла меня прикоснуться к тебе. Помнишь?

Она опять сглотнула и покраснела.

— Да, — прошептала она.

— Ты всё ещё этого хочешь?

С широко распахнутыми глазами Сюзанна кивнула, и член Деклана дёрнулся от глупого счастья.

«Спокойно, приятель. Всё может кончиться не так, как ты думаешь».

Дело на самом деле было далеко не в сексе, а в открытии и ломании барьеров и построении связи. Конечно, это чертовски непрофессионально, но, как Дек ежедневно убеждался, это не обычная работа. И он не сделает ничего такого, чего бы она ни хотела

— Ты мне веришь?

Она не мешкала с ответом.

— Да.

— Правда? — Он указал на приспособление для бандажа. — И если я закую тебя в наручники, ты будешь верить, что я не причиню тебе боли?

Сюзанна вздёрнула подбородок, в её глазах горела решимость.

— Абсолютно. Но зачем ты хочешь это сделать?

— Потому что я тебе не доверяю, и это проблема.

Сюзанна вызывающе скрестила руки на груди, сдвигая полушария и углубляя ложбинку между ними. Боже, она его убивала.

— Ты серьёзно думаешь, что можешь пытками вытянуть из меня то, что хочешь узнать?

— И да, и нет. — Он подцепил пару наручников со стены. — Это будет упражнение на доверие Сюзанна. За любой твой ответ, я тоже что-то скажу. Вот как это работает.

Мгновение Сюзанна смотрела на наручники, а затем расправила плечи и уверенно прошла к конструкции.

— Давай. Ты увидишь, что я ничего не скрываю. — Улыбаясь, она подняла запястья, почти дразня его.

Она выучит урок по соблазнению.

Без предупреждения Деклан двинулся на неё, надел на запястья наручники, одновременно повернул её, наклоняя над скамьёй так, что Сюзанна легла на живот, раскинув руки и расставив ноги, едва касаясь пола. Подол сарафана крепко перекрутился вокруг коленей, поэтому Деклан, пристегнув наручники к держателю, задрал платье до бёдер. Он не рассчитывал, что вид её кремовых, подтянутых бёдер и розовых шёлковых трусиков, которые едва прикрывали крепкую круглую попку, проберёт прямо до члена.

В мгновение налившийся ствол упёрся в ширинку. Нетерпеливый ублюдок.

— Деклан! — выдохнула она. — Ч-что ты делаешь? — Сюзанна попыталась повернуться и взглянуть на него, но не смогла

— Твоим стоп-словом будет… нимб. — Деклан понятия не имел, почему именно это слово всплыло в голове, но оно подходило Сюзанне и точно соответствовало его тату с крыльями ангела. — Если ты захочешь чтоб я остановился, просто произнеси его.

— Остановился?.. После чего именно?

Он шлёпнул её по заднице, легонько, и звук эхом отскочил от стен.

— Цыц. Тут вопросы задаю я.

— Но…

Он ударил ещё раз, чуть сильнее, оставляя розовое пятно на правой ягодице.

— Я задаю вопросы, — повторил он. — Я всё объяснил и дал стоп-слово, на случай, если мои действия будут тебе неприятны. — Он понизил голос до тихого и спокойного, на грани командного. — Поняла?

От раздражения на её щеках заиграл румянец, а глаза заблестели, но она кивнула и перевела взгляд вперёд.

— Умничка. — В качестве награды Деклан обхватил её задницу, ощущая тепло от шлепков ладонью, и начал большим пальцем поглаживать внутреннюю поверхность бедра. Сюзанна вздрогнула, когда его пальцы коснулись ткани её трусиков, а когда немного надавил, она выгнулась.

Мило.

— А теперь расскажи, есть ли в этом доме потайной вход. — Деклан скользнул под ткань трусиков и кончиком пальца едва ощутимо начал ласкать гладкую, влажную плоть между ног.

— Нет, — выпалила Сюзанна. — Я уже говорила.

Деклан скользнул глубже и надавил, кончиком пальца поглаживая половые губы. Сюзанна замерла, и лишь её частые выдохи сотрясали скамью.

— Ты уверена?

— Ну… может и есть. — Она закончила со стоном, а когда снова заговорила, её голос звучал приглушённо. — Но даже если так, я о нём не знаю. Как и об этой комнате не была в курсе.

Несмотря на доказательства иного, он поверил ей и захотел наградить. Деклан нежно скользнул по складкам естества и едва не застонал от шелковистой влажности, которую там обнаружил. Сюзанна застонала, и от искреннего, жаждущего звука у него поджались яички.

— Хорошо, — утешительно пробормотал он. — У тебя есть план этого здания?

— Нет.

В это он тоже поверил.

— Теперь моя очередь на что-то тебе ответить.

— Твоя тату, — выпалила она с придыханием. — Я хочу знать о ней.

Деклан машинально убрал руку, потому что не хотел говорить о чёртовом тату.

— Во-первых, — сказал он, пощипывая то место, где только что её шлёпал, — ты не имеешь права задавать вопросы. — Деклан прижал ладонь к месту щипка, и Сюзанна зашипела, приподнимая прелестную попку, обрамлённую струящейся тканью сарафана, настолько, насколько могла, чтобы встретить его ладонь. Хм, Сюзанне нравилось. А значит, перед Деком открывалось много возможностей повеселиться. Потом. Прямо сейчас всё серьёзно. В основном. — Во-вторых, тату не обсуждается.

Он мог поклясться, что она зарычала.

— Дело не в доверии, да? — спросила она. — Иначе, тебе бы пришлось рассказать то, что не хотел.

Как бы права она ни была, он не хотел этого слышать. В этот раз он ущипнул Сюзанну между ног — не сильно, но достаточно, чтобы она вскрикнула от удивления и оскорбления. Но когда он начал поглаживать там, облегчая пульсацию, точно угадал её чувства по стону.

— Давай так, — нежно добавил он. — Расскажешь, кто ты на самом деле, а я расскажу то, что ты хочешь знать.

Она замерла. Даже перестала дышать.

— Что ты имеешь в виду?

Трусики Сюзанны стали влажными, доказывая, что она хотела всего того, что Деклан делал, и ему пришлось сдержать благодарный стон.

— В смысле, давай отбросим в сторону богатство, кто ты такая? — Он скользнул двумя пальцами под ткань трусиков и провёл по лону, наслаждаясь изумлённым вздохом. — Сюзанна, расскажи мне.

— Я-я не знаю.

Он убрал пальцы и шлёпнул её по сексуальной попке.

— Не верю. — Ещё удар. — Кто ты?

— Я не знаю!

Ещё удар, и Сюзанна вскрикнула.

— Скажи мне.

— Я. Не. Знаю.

— Враньё. — Он опять опустил свою руку ей между ног и сжал, но дальше не двинулся. Просто намекал на дальнейшее. — Некоторых людей определяют деньги. Но не тебя. Ты ведёшь себя иначе, и я этому не доверяю. Ты что-то скрываешь Сюзанна. Что?

— Прошу Деклан…

— Просишь о чём? Хочешь, чтобы я остановился? Развязал тебя?

Она вздрогнула и ответила дрожащим голосом:

— Нет.

— Тогда что?

— Я хочу тебя, — прошептала она. — С момента, как впервые увидела, хочу.

Господи, помоги, он тоже её хотел. Но не сейчас.

— Что ещё? — Когда Сюзанна не ответила, Деклан принялся снова выписывать круги по её лону, по-прежнему через трусики, уделяя особое внимание клитору. — Давай же, Сюзанна. Расскажи, что ещё ты хочешь.

Спустя несколько секунд молчания, внутри Сюзанны, будто плотину прорвало, и она выпалила:

— Я хочу быть свободной. Хочу заниматься кулинарией. Вот чего я хочу. — Она всхлипнула. — Я готовлю и люблю общаться, хочу самой выбрать свой путь и быть свободной от чёртовых правил!

Правил? Были правила для богачей? Но, поразмыслив над этим секунду, посчитал, что такое вполне возможно. Может, её ограничивала семья, или выдвигала ожидания, которые шли вместе с империей Д'Анджело. Настолько богата, но чувствовала себя в ловушке.

На мгновение Деклан захотел велеть ей заткнуться. Существовали проблемы гораздо хуже, чем богатства. Но, очевидно, её чувства были настоящими, и она рыдала так, будто впервые это признала. Несмотря на всё это, она заслуживала от него многого.

Деклан снова скользнул пальцами ей в трусики, но в этот раз одним проник в лоно. И они оба застонали.

Он хотел сделать больше. Желал опуститься на колени и вкусить Сюзанну, пока она не закричит, но, к сожалению, у него другие планы. Он должен рассказать то, что не хотел. Ему нужно рассказать ей о тату. Хоть это и больно.

— Давно, когда я был военным, — грубо начал он, — у меня был друг Гарет. Мы состояли в особом боевом отряде, собранном из солдат военно-воздушных сил, военно-морского флота, армии и морской пехоты. Он был рейнджером. — Команда вместе выполняла десятки заданий, и Деклан в тот или иной момент всех выручал. — Я заслужил репутацию счастливчика, и Гарет заставил всех называть меня их ангелом-хранителем. Самое глупое прозвище, но оно приклеилось, потому что, когда я был с командой, никто не погибал. Чёрт, нам до ужаса всё время везло. Вражеские РПГ сбивались с курса и попадали в пустые здания, самодельные взрывные устройства срабатывали так, что не приносили вреда… Однажды горный обвал уничтожил тридцать вражеских солдат, прежде чем они смогли напасть на нас из засады. В общем, когда мы были в отпуске, Гарет меня напоил и заставил сделать эту татуировку. Я даже не помню, как это произошло. — Что, вероятно, к счастью, потому что жизнь после этого пошла под откос. Деклан провёл пальцем по расщелине, размазывая шелковистое возбуждение по плоти. — Теперь вернёмся к тебе. — Он медленно обвёл пальцем её клитор, и Сюзанна тяжелее задышала. — Ты сказала, что хочешь быть свободной. Почему не можешь?

— Я… я думаю, могу. Считаю… это начало.

— Это?

Она извивалась, звеня наручниками.

— Я прежде никогда не делала ничего подобного. Это пугает. Но я должна рисковать, если хочу быть счастливой, правильно?

Если она думала удивить его фактом, что раньше никогда не занималась БДСМ, была так же безумна, как и её ассистент. Но Деклан понял, о чём она говорила. Иногда твоя зона комфорта была тюрьмой.

— Продолжай, — прошептала Сюзанна, напрягаясь под его прикосновениями. — И расскажи, почему тату тебя так сильно беспокоит. Думаю, дело не в том, что твой друг заставил её сделать, пока ты был пьян.

Нет, дело не в этом.

— Я даже не злился. Был самоуверенным. Я — чёртов талисман удачи, ангел-хранитель. — И после детства, когда Деклан в лучшем случае был невидимкой, а в худшем — средством достижения цели, быть нужным и важным он жаждал больше всего. — Но когда мы вернулись к заданиям, неделю спустя Гарет умер. Его «Хаммер» наехал на самодельную взрывчатку. Я был в машине за ним и всё видел. Но спасти его не мог.

— Мне очень жаль, Деклан. — В её нежном голосе слышалась дрожь, свидетельство того, что она сочувствовала другим. — Ты же знаешь, что не виноват?

Его сердце болезненно билось о рёбра. Он виноват, ведь все, и он сам, верили, что он счастливчик, и вели себя беспечно. Гарет поплатился за их поведение, и эта эмоциональная рана никогда не затянется, и неважно сколько раз на неё налепляли пластырь «Это не твоя вина».

— Без разницы. — Деклан возобновил ласки, водя пальцами по гладкой коже её бёдер и задницы. Прикасаться к Сюзанне куда приятнее, чем рассказывать о своём прошлом. — Теперь ты знаешь то, что не знает никто. Не заставляй меня пожалеть о том, что поделился с тобой.

— Никогда, — поклялась она, дрожащим голосом. — Но Деклан?

— Да?

— Нимб.

Двенадцатая глава

«Нимб».

Сюзанна не верила, что произнесла стоп-слово. Кто-то однажды сказал, что люди использовали стоп-слова, желая свободно отказывать во время сексуальной игры, не останавливая действия. Она считала, что существовали и другие причины, но никогда не видела себя в ситуации, когда должна сказать стоп-слово.

А теперь поняла, что означало стоп-слово для Деклана. Как он и сказал в начале, это вопрос доверия, соглашение, гарантия того, что с ним она в безопасности.

Но Сюзанне это не нужно — она в глубине души знала, что Деклан её не обидит. И если душа ошибалась, тогда он бы не подходил ни её силам, ни возможностям.

С другой стороны, Сюзанна не могла соперничать с его умелыми руками и холодным, властным голосом. Она находилась на грани того, чтобы позволить ему лишить себя девственности на этой скамье, будучи в наручниках.

Она не впервые в наручниках. Но впервые в состоянии перегрузки. Она призналась Деклану в том, в чём не признавалась даже самой себе. Он говорил ей то, что сам держал в секрете. И прикасался к ней так, как никогда не прикасался ни один мужчина.

Ещё никогда она не переживала такое — будто кожа натянулась так, что готова разорваться. Сюзанне нужно несколько минут, чтобы вернуть контроль над ситуацией, прежде чем позволит Деклану управлять её желанием и телом. Она определённо ему в этом доверяла.

Когда эхо о стоп-слова стихло, Деклан замер и впился пальцами в бёдра Сюзанны. Затем, медленно и осторожно, отпустил её, расстегнул наручники и освободил от колодок.

— Извини, если обидел. — Он протянул руку, чтобы помочь подняться.

— Ты меня не обидел. — Она приподнялась на локтях и подавила желание натянуть сарафан, чтобы прикрыться. Она так и лежала на скамье, обнимая её ногами. Сюзанна чувствовала себя такой незащищённой, но в то же время сильной, стоило голодному взгляду Деклана скользнуть по её ногам и заду. — Я хочу рассказать тебе всё, что хочешь знать, и хочу узнать тебя лучше, но не сейчас. Мне нужно… я хочу… большего.

Он стоял, вытянувшись и напрягшись, как стальной прут, а налитый член упирался в гульфик.

— Большего? — Он говорил грубо, словно каждое слово давалось с трудом. Она его понимала. Ей было так же тяжело… но она была уверена, что знает лекарство. Вспомнив эротические советы из всех статей в женских журналах, которые читала, Сюзанна задрала платье, игнорируя инстинктивное желание натянуть его до самых пят. В журналах писали: «Если чего-то хочешь — просто скажи. Ты сама ответственна за своё наслаждение».

А ещё Сюзанна в ответе за свои крылья, которые, скорее всего, не получит, если сделает это. Если кто-то узнает, что она это сделала. Да, она могла держать рот на замке и никто не узнает, но во время церемонии Вознесения, когда придёт момент исповедоваться Совету, она знала, что скажет правду.

«У меня был секс, и я об этом не жалею».

И это, она знала, будет правдой.

Жёсткие, холодные глаза Деклана цвета стали превратились в расплавленное железо, когда она склонилась с задранным сарафаном над скамьёй. Влажные трусики так и просили, чтобы их стянули.

— Сюзанна, скажи точно, чего ты хочешь, — тихо произнёс Деклан. Он шутил? Она задрала зад, и если это не приглашение к сексу, то она не знала, что ещё. Но она не совсем уверена, как это сделать. Она могла бы начать с чего-то простого и очевидно.

— Расстегни ширинку. — Он сжал верхнюю пуговицу джинс, но замер, ожидая её дальнейших указаний. — Да, — прошептала она, пришпилив взглядом его руку. Затем затрепетала, когда он расстегнул пуговицу, следом ещё одну, дав обзор на смуглую кожу. Её рот наполнился слюной. Так и должно быть?

Деклан подошёл ближе, расстегнул ещё две пуговицы, и его эрегированный член, великолепный стержень из гладкой кожи и выпуклых вен, вырвался на свободу.

Ох, Боже.

Она никогда раньше не была так близко. Не так. Что-то внизу живота Сюзанны дико затрепетало, когда она потянулась к нему, скользнув пальцами по нижней стороне члена.

От контакта, у Деклана, как и у Сюзанны перехватило дыхание. Ей понравилась его реакция, как и пьянящая женская сила, которая вызывала её.

— Он такой… бархатистый, — прошептала она.

— Я не знаю, что сказать. — Смотря на Сюзанну, Деклан накрыл её маленькую руку своей большой ладонью, усиливая хватку. — Вот так. — Чуть сместившись на скамье, чтобы не было больно груди, она сжала его твёрдую плоть, двигаясь от толстого основания к пухлой голове. — Быстрее. — Он приказывал, и она даже не думала ослушаться. Облизнув губы, она двинула рукой, наслаждаясь зрелищем того, как Деклан двигается с ней в такт и прерывисто дышит. — Да, Сюзанна, вот так.

Она затрепетала от похвалы и могла думать лишь о том, как этот член будет ощущаться в ней.

Она ублажала себя, одно из правил Мемитима, которые они не должны были нарушать, хотя недавно Хокин его отменил. Но секс с мужчиной, особенно со своим Праймори, был под строгим запретом. Не важно. Прямо сейчас она чувствовала себя очень плохой. Очень, очень плохой.

Деклан словно прочитал её мысли, вырвался из хватки и встал позади неё, скользнув пальцами по заднице, обходя скамью. Его тёплые ладони обжигали то место, куда он шлёпал, и Сюзанна застонала, когда её наполнило самое отвратительное ощущение. Сначала её потрясли вспышки боли, заменяемые мгновениями парящего блаженства, которое она хотела сохранить навсегда.

— Поговорим о бархате, — пробормотал он, поглаживая её разгорячённую кожу, и Сюзанна удивлённо вскрикнула, почувствовав его губы на том месте. О, как она желала почувствовать эти губы, но он выпрямился, схватил её трусики, и спустил их по ногам.

Сюзанна не была готова к внезапной уязвимости, как и оказаться перед ним обнажённой, склонённой, с раскинутыми руками и инстинктивно попыталась свести ноги, но Деклан крепко обхватил её, надавливая успокаивающим, нежным массажем, который охладил, будто он нажал на выключатель.

— Это будет восхитительно, Сюзанна. — Деклан отступил и внезапно, заменил руки своим ртом.

— Дек… — Она замолчала на полуслове и вскрикнула, когда он языком дразняще прошёлся по расщелине. Невероятно. До неприличия. Настолько греховно, что Сюзанна практически ожидала быть поражённой молнией.

Со стоном он раздвинул её складки большими пальцами и погрузился в скользкий жар, превращая язык в безжалостную пытку, облизывая и покусывая интимную плоть. И когда он втянул клитор и начал его посасывать, она застонала от желания кончить. Деклан, казалось, знал, когда она приближалась к краю, и тогда жестоко изменял ритм или сосредотачивался на менее чувствительном месте. Он дразнил и мучил, пока она не превратилась в корчащийся, задыхающийся клубок желания.

А потом, когда удалось хорошо вдохнуть, чтобы умолять его об освобождении, он остановился. На мгновение смутившись, она попыталась повернуться и посмотреть, что он делает, но в этот момент он придвинулся, толкая головку члена в презервативе в неё. Презерватив был не нужен, так как не Вознесённые Мемитимы не могли зачать, но она не удивилась, что он готов защитить её.

— Проклятье, — выдохнул он. — Вот же чёрт.

Этого не должно случиться, но Сюзанна не могла возразить. Просто не хватало слов. Не тогда, когда он входил в неё, растягивая до самого предела боли. Прекрасная боль, о которой Сюзанна и не подразумевала, но наслаждалась ей.

Когда он вошёл глубже, её сердцевина сжалась, будто пытаясь удержать его там. Тело Сюзанны гудело от вожделения, и медленных, лёгких толчков недостаточно.

— Быстрее, — выдохнула она. — Думаю, мне нужно… быстрее.

Словно ожидая разрешения, он начал быстро толкаться в неё. Каждый толчок приносил новое ощущение, заставляя стонать всё сильнее. Ей особенно нравилось, как каждый раз, когда он едва не выходил, задевал головкой точку у входа, отчего она дичала.

Она почти взбрыкнула на скамье, пока он не сжал её бёдра сильнее, удерживая для каждого наказывающего толчка своих бёдер.

Да! О… да… Вот так!

Каждая клеточка её тела трепетала от экстаза, заставляя дрожать, стонать и видеть звёзды. Ничто из её ласк во время самоудовлетворения, не могло сравниться с этим. Ничто, кроме Деклана, не заставляло кровь течь по венам с самым горячим удовольствием, которое она испытывала за всю свою жизнь, и она знала это. Теперь она испорчена. И ей просто необходимо это вновь и вновь.

Деклан закричал в собственном освобождении, яростно толкаясь в Сюзанну. Из этого положения она не видела Деклана, но чувствовала, как он впивается в её бедра, ощущала каждый спазм, заставлявший его тело содрогаться от экстаза. Наконец, с глубоким, мучительным стоном, он рухнул на неё, опаляя шею дыханием.

— Деклан? — Она говорила так, словно рот набит песком.

Он хмыкнул, но прежде чем успел что-то сказать, видеомонитор на стене запищал, демонстрируя автомобиль у ворот.

— Проклятье. — Он аккуратно вышел, и Сюзанна чуть не заплакала от потери. — Это Стив. Он приехал помочь выяснить, что происходит с системой безопасности.

Враньё. Ох, Стив, скорее всего, приехал по той причине, что сказал Деклан, но она не сомневалась, что он собирался помочь Деку обыскать дом на наличие потайного входа.

Сюзанна надеялась, они его не найдут. Она мало знала об этом доме, но, несмотря на все отрицания, она бы не удивилась, найди они портал в другое измерение или что-то похожее.

Она уже удостоверилась, как сложно врать Деклану и не хотела снова это делать. Лишь одно она точно хотела повторить, но этого не произойдёт, если Деклан будет думать, что она ему врёт.

Тринадцатая глава

Азагот не видел свою пару четыре месяца.

Все так и ждали, когда он войдёт в состояние абсолютно Мрачного Жнеца. И сейчас, когда стоял в своём кабинете и над головой клубились чёрные тучи, а вокруг сверкали молнии, он их понимал.

Азагот известен своим нравом.

Но за эти месяцы, он немного научился контролировать своего внутреннего демона. Когда Азаготу нужно было его выпустить, он спускался в Чистилище и истязал души. И не просто истязал, а пугал до усрачки, превращаясь в их худший кошмар. Целый день он занимался новым обитателем третьего уровня, серийным убийцей из мира людей по имени Джейсон Дрейгер. Хокин был бы счастлив, узнать об этом.

Так что, да, иногда ему удавалось выпустить демона, но по эту сторону Шеул-Гра он ограничивал проявления ярости подобным дерьмом. Только подобное дерьмо — лишь для вида. По большей части.

Джим Боб, один из его небесных шпионов, только что раскрыл личность того, кто помог Лиллиане выбраться из Шеул-Гра, и после четырёх месяцев без неё, он не в настроении для этого.

— Я знаю, ты любишь убивать гонца, — сказал Джим Боб, чьё лицо почти скрывал капюшон мантии. — Но если меня поджаришь, будешь по мне скучать.

Азагот фыркнул, но ангел прав. Джим Боб, по правде говоря, его лучший разведчик на Небесах, и будет жаль убить его. К тому же потребовалось бы больше усилий, чем обычно, учитывая, что сила ангельских способностей парня ощутима даже здесь, в Шеул-Гра, где Азагот ограничивал силы всех, кроме себя.

— Тогда может, — возразил Азагот, успокаиваясь, — тебе стоит приносить благие вести?

Джим Боб пожал плечами.

— Я посчитал, что новость о том, кто помог сбежать твоей паре, хорошая. Знаешь, он за ней присматривает.

— Лиллиана не сбежала, — прорычал Азагот. — Она вернётся. И к чёрту Ривера.

Ривер самый могущественный ангел во вселенной — заноза для Азагота много лет, поэтому неудивительно, что урод ответил на зов Лиллианы о помощи выбраться из Шеул-Гра. Надо узнать у Сайфера, как Лиллиана связалась с Ривером. Это при условии, что он сумеет оттащить Непадшего от женщины с волосами цвета льна.

Флейл, истинная Падшая, находилась тут уже несколько месяцев, оплачивая проживание разведыванием информации у демонов высшего уровня и чистя туалеты. Со слов Кэт, пары Гадеса, чистка туалетов отличный способ для надменных падших ангелов поумерить пыл.

Раздался стук в дверь, и в проёме появился Зубал.

— Хокин хочет с тобой поговорить. С его слов это важно.

— Мне, всё равно, пора идти. — Джим Боб направился к двери, и чёрная мантия развивалась вокруг сапог. — Будь здрав, Азагот.

Он скрылся и Азагот кивнул Зи. Спустя мгновение вошёл Хокин.

— Отец, — поздоровался он, кивнув. — Спасибо, что согласился на столь скорую встречу.

Судя по формальностям, он пришёл по делам Мемитимов, но беспокойство в голосе говорило о том, что это личное. А значит, и для Азагота это будет личное.

— Что случилось?

— Сюзанна. Она слишком далеко зашла со своим Праймори, и не слушает меня. Я надеялся, что ты с ней поговоришь.

Если Хокин просил Азагота поговорить с любимой сестрой, значит дела, на самом деле, обстояли плохо.

— Что мне ей сказать? Нужны подробности.

Хокин мешкал, и Азагот подавил инстинктивное желание рявкнуть. Но Лиллиана ушла не просто так. Она хотела, чтобы он научился справляться с детьми и эмоциями, не опираясь на неё.

Это раздражало.

Но он не собирался возвращать Лиллиану, пока не справится со своим нравом. Поэтому набрался терпения и принялся ждать, пока Хок не заговорит. Прошло ещё две секунды. Пошло оно всё.

— Чёрт тебя дери, сын, выкладывай. У меня целая очередь душ, которые надо проверить, и Лиллиана будет звонить по скайпу. — Она звонила каждый день, и лишь благодаря этому он не потерял рассудок. Да, она ушла, но Азагот должен признать, что их разговоры были… забавными. Словно они встречались по интернету. Они пропустили всю эту рутину со свиданиями, ведь Лиллиану заставили стать его парой. Сначала было трудно, но любовь пришла быстро. Может даже слишком быстро.

Как бы ни было ненавистно это признавать, Азаготу нравилось, как всё было между ними. Лиллиана флиртовала и смеялась, и иногда они говорили часами, узнавали друг о друге то, чего не знали прежде. А секс по скайпу был невероятный.

Но ей пора возвращаться, и сегодня он собирался ей об этом сказать.

— Сюзанна живёт со своим Праймори.

Азагот моргнул, когда услышал смущённое заявление Хокина.

— Она что?

Раздраженно рыча, Хок провёл руками по волосам, которые уже были спутаны, очевидно, от таких повторных действий.

— Демон Сичер охотится на её Праймори, и физические атаки не волнуют геральди. Поэтому она подумала, что идея нанять Праймори в качестве телохранителя, чтобы он всегда был рядом — отличная. И я думаю, она в него влюбляется.

Азагот выругался, но не был удивлён. Сюзанна не хотела быть Мемитимом. Она слишком отзывчивая. Слишком… человечная. Из всех его детей лишь она старалась встречаться с ним каждый день, даже если просто хотела поздороваться или спросить, как прошёл день. Однажды она сказала, что так же делала со своим отцом-человеком. Она или виделась с ним или звонила с шестилетнего возраста, и до самого дня, когда её выдернули из мира людей и поместили в мир Мемитимов. Только человека она называла не отец, а папуля.

И лишь сейчас он понял, что уже не видел её несколько дней. Стыд за то, что не заметил этого, обрушился на него, и внутренний демон застыл. Азагот затолкал его, пообещав крови позже, и обратился к Хокину.

— Почему Сичер охотится на её Праймори?

— Мы не уверены, но я только что закончил просматривать отчёты предыдущего защитника. Похоже, что во время почти-Апокалипсиса, Деклан убил главу семейства демонов. Он убил многих демонов и был на удивление смертоносным и преуспевающим истребителем для человека.

— Этот… Деклан знает о нашем мире?

— Нет. — Хокин взглянул на огромный камин, где языки пламени высотой с Азагота облизывал внутренние стены. С тех пор как ушла Лиллиана, пламя было холодным. — Его память стёрли.

— Хм.

Хокин уставился на него.

— Хм?

Азагот проследил за его взором. Лиллиана должна позвонить в любую секунду.

— Я поговорю с ней, — заверил он. Но в этом не было необходимости. Если только Сюзанне не угрожала физическая опасность, он, вероятно, и не собирался разговаривать. Как человек, умеющий читать души, Азагот научился чувствовать, когда кто-то собирался что-то делать.

Сюзанна находилась на распутье и ей нужно самой решить свою судьбу. Какие бы ошибки или успехи она не совершила, они должны быть её.

— Теперь, — сказал Азагот, когда его ноутбук пискнул. — Мне нужно побыть одному. О, и Хокин?

— Да, сэр?

— Приглядывай за сестрой. Я буду… безутешен, если с ней что-то случится.

— Конечно. — Хокин склонил голову. — Спасибо.

Азагот едва слышал, как ушёл Хокин. Все внимание сейчас было сосредоточено на Лиллиане, и ему нужно как-то убедить её вернуться домой.


***

Лиллиана так скучала по Азаготу, что было физически больно, и она смотрела на него на экране мобильного, рассеянно гладя пальцем по щеке.

— Вижу, ты сегодня на пляже. — Она соскучилась по его глубокому, низкому голосу.

— Остров Ареса прекрасен. — Волны плескались о ноги, пока она сидела на тёплом песке, а солёный бриз играл её каштановыми волосами.

Азагот свёл брови, прищурившись.

— Это что цербер за тобой?

Она оглянулась на чёрное, как смоль, существо, наблюдавшее за ней из-за дюны, и вздохнула

— Малефисента. Она уже несколько недель ходит за мной по пятам.

— Мне это не нравится, — прорычал Азагот.

— Всё хорошо. Мне её жалко. Она самая маленькая для цербера, и остальные над ней издеваются.

Пара Ареса, Кара, своего рода, заклинательница церберов, и остров кишел ими. Малефисента прилипла к Лиллиане почти с той минуты, как Ривер привёл её к всаднику и его паре. Лиллиане ещё предстояло погладить цербера, но она не торопилась, довольствуясь тем, что Малефисента приходила к ней, когда хотела.

Азагот выгнул тёмную бровь.

— Насколько мала эта маленькая?

Она пожала плечами.

— Даже не знаю. Примерно вдвое меньше обычного? — Учитывая, что чёртовы твари размером с лося, Мал всё равно большая.

— Тебе там не место, — сказал он, меняя тему и повергая в шок.

Делая вид, что она не поняла о чём речь, она закатила глаза.

— На пляже абсолютно безопасно.

— Я говорю не о пляже, и ты это знаешь. Возвращайся домой.

Она накрутила прядь волос на палец и тоже сменила тему.

— Как обустраиваются дети, которых ты забрал из мира людей?

Выражение его лица говорило о том, что они ещё вернуться к той теме, но сейчас он решил ей подыграть.

— Кое-кто хорошо приспосабливается.

— А остальные?

Он нахмурился, от разочарования между его тёмно-коричневыми бровями пролегли глубокие морщины.

— Обеспокоены. И ведут себя странно. Их сленг отвратителен.

Она опять рассмеялась. Сначала они привели старших детей, то есть столкнулись с подростками. Как же Лиллиана хотела это видеть.

— Ну, не забывай, что они проходят пятидесятилетнюю подготовку в Мемитим-центрах, прежде чем ты с ними познакомишься. — Она улыбнулась. — К тому моменту они становятся цивилизованными.

— У меня нет столько терпения. Что если всё это ошибка? — А на самом деле он спрашивал: «Что если я совершил ошибку?»

Азагот терзался чувством вины от того, что позволил при рождении отдавать детей в человеческий мир, где они росли в худших условиях, какие можно только вообразить. Когда-то давно ему было плевать — он был злым, бесчувственным демоном, пока не появилась Лиллиана. С того момента он открыл своё измерение — и сердце — детям, и в большинстве случаев всё было хорошо. Но эмоции стали новым наркотиком Азагота, и нужно время на определение нужной дозировки.

— Это не ошибка, — мягко возразила она. — Старшим детям нужно больше времени на адаптацию. С малышами всё будет иначе.

— Не думаю. Детям тут не место, Лиллиана.

— Думаешь в мире людей им место? В тех домах, в которые их отдали?

— Значит, выбор между Адом и адом. — Он покачал головой. — Что если я потеряю самообладание, и демон вырвется или обезглавит кого-то у них на глазах?

Она бы сказала ему прекратить драматизировать, но, на самом деле, существовали приличные шансы, что такое может случиться.

— Тебе просто нужно научиться контролировать характер, — сказала она. — Они же знают, кто ты. Думаю, ты увидишь, что они всё понимают. И, в конце концов, ты легенда, и они будут могущественными ангелами. Так что, на мой взгляд, для них это потрясающая возможность.

Азагот глубоко вздохнул.

— Есть и другая светлая сторона, на которую указал Гадес — именно я, а не какой-то другой мудак, буду мучить их.

— Точно, — сказала она, пытаясь не усугублять. Азагот казался немного мрачным, и она не хотела ругаться. — Гадес мудр. — Надзиратель Чистилища — мудак, но не дурак. — О, и у меня новости. Кара беременна. Сказала Аресу сегодня утром.

На его лицо легла тень, и выражение стало таким же мрачным, как и настроение.

— Как он это воспринял? Расстроился?

— Расстроился? — повторила она скептически. Лиллиана не ожидала, что Азагот будет скакать от радости, но это? — Ты серьёзно? Он был в восторге. Почему ты считаешь, что он должен быть расстроен?

— Арес прежде терял детей. — Азагот вот так просто сбросил эту бомбу. Тогда она поняла его нежелание всецело впускать детей. Помимо чувства вины, Азагот переживал ещё и горе от потери детей. Мира, возможно, была последней, кто лишился жизни на службе Небесам, но до этого их были сотни.

Лиллиана хотела прямо сейчас отправиться домой и обнять его, но не могла. Ещё нет.

— Бедный Арес. Я не знала, — мягко сказала она.

— Это было давно. До того как он стал Войной.

Какая-то птица с криком пролетела над пляжем к особняку Ареса, где демон Рамрил играл в перетягивание каната со щенком цербера на лужайке в том самом месте, где Арес узнал, что станет отцом.

— Ну, ты будешь рад узнать, что он был так счастлив и ушёл с Карой рассказать всей семье.

— Значит, ты на острове одна?

— Азагот, я в порядке. Остров Ареса скрыт от всех глаз, и только несколько людей могут пройти через охрану. Кроме того, это место кишит Рамрилами и церберами.

— Ох, — сказал он, и в голосе слышался сарказм. — Если бы ты сказала, что остров полон демонов, я бы чувствовал себя лучше.

— Милый, ты ведёшь себя, как засранец, поэтому я отключаюсь. Люблю тебя.

Он открыл рот, чтобы возразить, но Лиллиана не дала ему такого шанса и отключилась. Затем сделала глубокий, успокаивающий вздох. Она хотела домой, но должна быть уверена, что Азагот контролирует эмоции. Её не могут опять обвинить в его боли.

Тёплый нос толкнулся в руку, и она едва не закричала. Затем замерла, когда Малефисента опять ткнулась носом, прежде чем отойти на несколько шагов и плюхнуться в песок, смотря на волны. Впервые цербер подошла так близко, да ещё и дотронулась до неё. Кара говорила, что они чувствительны к эмоциям тех, с кем связаны. Но они точно не связаны. Не то, чтобы Лиллиана знала, что представлял собой процесс связи.

— Ну, Мал, — пробубнила она. — Как думаешь, что Азагот скажет, если я заберу тебя с собой в Шеул-Гра? — Цербер повернулась к ней, высунув язык. — Да, он будет в бешенстве.

Но это ничто по сравнению с тем, что Азагот сделает, когда узнает, что слова о беременности Кары проверка. Потому что Лиллиана… ну, была и другая причина, почему она ушла от Азагота, пока тот справлялся со своим внутренним демоном.

Она тоже беременна.

Четырнадцатая глава

Деклан не привык нервничать. Нет, не нервничать. Он просто звенел от нервов. Подходит ли это слово? Потому что именно так он чувствовал себя весь день. Он видел Сюзанну всего раз после того, как поцеловал на прощание и оставил в комнате под лестницей, и это было тогда, когда она принесла ему и Стиву обед. Она приняла душ и переоделась в шорты цвета хаки и подходящий под них струящийся розовый с хаки топ, и если бы Стив не сидел рядом, Дек бы сбросил этот сексуальный прикид на пол.

Она одарила его кокетливой улыбкой, вероятно, думая, что тайно, но в момент, когда дверь кабинета закрылась, Стив начал разговор.

— Вот же чёрт. Это что такое было? Ты ей вставил?

— Нет. — Он потянулся за тем, что Сюзанна называла французский сыр на гриле. Деклан, как правило, не был склонен отказываться от жареного сыра и ломтиков американского сыра на простом белом хлебе, но этот сэндвич с круассаном с перцовым желе, нарезанными яблоками, бри и индейкой был чертовски потрясающим. Деклан замер, прежде чем откусить. — И заткнись.

Стив фыркнул.

— Ты ей вставил. — Когда Деклан на него взглянул, улыбнулся и поднял руки. — Замолкаю. — Это длилось приблизительно три секунды. — Но разве не ты всегда поучаешь о том, как сложно охранять того, кто тебе дорог? — Стив схватил домашнюю картошку фри и обмакнул в чесночный айоли, который сделала Сюзанна. — Чушь, и ты это знаешь. Спроси Лиама и Эвери или Кейса и Мию. Я бы поспорил, что ты будешь лучше охранять того, кто тебе не безразличен.

— Ну, ты IT парень. Если твой комп умрёт, можешь взять новый.

— Это грубо, мужик, — сказал Стив с важной ухмылкой. — Мои компы — мои дети.

— Это потому что ты не можешь найти женщину.

Стив обдумывал это, жуя ломтик картошки.

— А ты знаешь, что есть порно с секс-куклами? Типа, чуваки трахают секс-кукол. На видео.

— Как это относится к тому, что ты не можешь найти женщину? — Деклан скривился. — И почему ты об этом знаешь?

— Не важно. — Стив съел ещё один ломтик и вытер пальцы о салфетку. — Я хочу сказать, что мне не настолько приспичило.

— Не настолько, чтобы достать резиновую куклу?

— Не настолько, чтобы смотреть, как какой-то чувак трахает такую. Я имею в виду, это же каким чертовски одиноким нужно быть, чтобы смотреть, как кто-то трахает куклу?

Деклан не хотел даже думать об этом.

Они со Стивом закончили обедать и вернулись к обыску дома, но Дек не мог выкинуть из головы слова Стива о Сюзанне.

«Ты будешь лучше охранять того, кто тебе небезразличен».

Возможно. Но цена утраты тоже высока… куда выше.

Теперь, спустя пару часов, Стив уехал и Деклан выдернул себя из мыслей, которые сводили с ума, паркуя Ягуар Сюзанны у парадной двери. Он не фанат. Конечно, машина не плохая. Роскошная, шикарная, ехать одно удовольствие. Но он чувствовал себя мудаком в ней. Будто должен быть одет в костюм за два косаря баксов и со стрижкой за триста, за которую обычный человек мог заплатить двадцатку в местной парикмахерской. Он бы предпочёл Ровер её кошечке.

У него перехватило дух, когда вышла Сюзанна, так же одетая в шорты и топ, но добавила лёгкий свитер и сандалии на ремешках, а ещё много роскошных украшений. Она практически сияла, волосы собраны в высокий хвост, который подпрыгивал, пока она шла по тропинке. Если бы Деку пришлось выбрать одно слово, чтобы описать Сюзанну, он сказал бы чувственная. Она — клубок положительной энергии, который поглощал всё вокруг, и когда Деклан вышел, чтобы придержать ей пассажирскую дверь, был рад тому, как она заставляла его чувствовать.

— Спасибо, — сказала она, застенчиво ему улыбаясь. И улыбка была такой же яркой, как бриллианты на шее. Он хотел поцеловать Сюзанну. Может немного испортить эту красоту. Чёрт. Вот почему связываться с клиентом опасно. Он думал о том, как затащить её в постель, когда должен быть начеку.

Мысленно расставив приоритеты, он захлопнул дверцу и сел за руль. Затем завёл Ягуар, подождал, пока ворота полностью откроются, и поехал по подъездной дорожке.

Сидевшая рядом, Сюзанна надела тёмные очки, завершая беззаботный ангельский образ. Даже её макушку окружал золотой ореол, словно солнечный луч, падающий на блестящие волосы. Она слишком хороша для Деклана и ещё пару дней назад он не думал, что такое скажет.

— Ну, — произнесла она, дерзко поворачиваясь. — Стив нашёл потайной вход? Или вы ребята занимались лишь делами безопасности?

Попался.

— Нет, — ответил он застенчиво. — Но ты знала, что в доме есть хранилище, где полно всяких старинных и необычных артефактов и религиозных вещей?

— Правда? — Она выгнула брови, которые выглянули из-под ободков солнцезащитных очков. — О. Я хотела бы взглянуть. — Она казалась искренне удивлённой, и он в том не сомневался.

Вход в хранилище был скрыт дверью, замаскированной под книжный шкаф, и если бы Стив специально не искал потайную дверь, никогда бы не нашёл.

Деклан включил поворотник и выехал на улицу. Внезапно, посреди дороги появился мужчина и пальцем показал на лобовое стекло.

— О, чёрт! — Сюзанна кинулась к Деклану и прижала ладонь к ноге, заставляя давить на педаль газа. — Сбей его!

— Что? — Он резко вывернул руль и мог поклясться, что видел, как парень улыбнулся, когда машина резко свернула.

Вспышка света, такая яркая, что полуденное солнце показалось тусклым, ударила по глазам, ослепив жгучей болью.

Сюзанна закричала, когда он резко нажал на тормоза. Машина встала, и визг шин растворился в звуке открывающейся пассажирской двери. Зрение вернулось, по крайней мере, частично. Он отчётливо видел, как Сюзанна выпрыгнула из машины и помчалась к мужчине на дороге. Только это уже не мужчина был. Деклан безумно моргал, будто после этого картинка перед глазами изменится. Чёрт возьми, там стоял монстр. Тварь с рогами из кошмаров. И Сюзанна бежала прямиком к нему.

— Сюзанна! — У него задрожали руки, когда он одновременно вытащил оружие и открыл дверцу машины. Как только нога коснулась горячего тротуара, зверь замахнулся на Сюзанну огромным топором, и сердце Дека подскочило к горлу. — Сюзанна!

Она исчезла. Прямо на глазах Деклана, она исчезла, и топор рассёк воздух. Через долю секунды она снова появилась позади существа, крутя в руках косы, как лезвия блендера. Откуда они взялись? Что во имя всего, на хрен, живого происходит?

Чудовище подпрыгнуло, и одно из лезвий Сюзанны угодило ему в рот. Но существо развернулось и отбросило Сюзанну на тридцать футов к телефонному столбу. Она прокатилась по земле и, прежде чем Дек смог сделать хоть шаг, выставила руку, и огненный шар — настоящий огненный шар — вылетел из её руки. Чудовище легко отстранилось, и огненный шар пролетел по воздуху, прежде чем ударить в ближайший особняк. Время, казалось, остановилось, когда крыша обвалилась, а затем лопнула от взрыва, эхо которого разнеслось по всему кварталу. Полетели осколки, и в воздух взвился дым.

В тот момент Деклан подумал, что возможно, только возможно, его разыграли. Или они, по невнимательности, въехали на съёмочную площадку голливудского фильма. Но нет, всё выглядело слишком реально. Как бы невероятно ни казалось, это правда, и он это знал.

Чудовище изогнуло руку и запустило в Сюзанну какое-то круглое оружие. Ослеплённая вуалью тёмного дыма она не видела сферу, и у Деклана не было времени предупредить, прежде чем орудие попало Сюзанне в голову и свалило на землю. Монстр бросился на неё, щёлкая челюстью. Огромные, острые зубы клокотали, как демонический гром.

У Деклана появилось чувство дежа вю. Будто он покинул своё тело, и появилось чувство покоя. Он ринулся в бой. Опустившись на колено, он прикрывался Ягуаром и выстрелил в монстра. Тот взревел и повернулся к Деклану, открыв рот, из которого сочилась слюна и кровь. Дек выстрелил снова, и тварь бросилась в атаку, пули отскакивали от её шкуры, будто ударялись о корпус танка.

Хокин материализовался с левой стороны от монстра и атаковал ударами молний, замедляя. А затем появилась Секси, и ещё трое других, которых он прежде не встречал.

Внезапно, Дек упал на землю от сумасшедшей головной боли, и тело так затрясло, что он слышал, как ломались кости. Адская агония разрывала на куски, и возникало ощущение, что это длилось часами, пока, наконец, перед глазами всё не потемнело.

Пятнадцатая глава

Деклан очнулся от тихого голоса Сюзанны. Открыв глаза, он понял, что лежит на её диване. Сама Сюзанна стояла в нескольких шагах от него и тихо разговаривала с крупным, темноволосым, одетым во всё кожаное чуваком, которого он раньше не видел.

Почему? И почему он спал?

Сюзанна повернулась к нему, перепачканным кровью и сажей, лицом, и он всё вспомнил. Затем тут же подскочил, да так быстро, что закружилась голова.

— Эй, — начала Сюзанна, бросаясь к Деку, — аккуратнее. Секси зарядила тебя какими-то целебными волнами, но ей не хватает навыков, и у тебя, вероятно, сотрясение мозга.

Она только что сказала «целебные волны»?

— И может несколько переломов, — добавил парень. — Стоило вызвать Дариена.

Сюзанна закатила глаза.

— Я бы не доверила Дариену исцелить даже порез от бумаги. Вспомни, что он сделал с Хокином.

Чувак в коже потянул за серьгу в ухе.

— Всего-то сделал его плодоносным.

— Случайно, — сказала она. — Что ещё хуже.

— Прошу прощения, — вставил Деклан натянутым голосом, будто годами молчал. — Что, чёрт возьми, происходит?

Прежде чем Сюзанна смогла что-то сказать, парень положил руку ей на плечо. Серебряное кольцо с черепом на среднем пальце блеснуло в луче солнечного света, льющегося в окно, и Деклан мог поклясться, что один из рубиновых глаз подмигнул.

— Уверена?

— Другого выхода нет, Джорни. Деклан видел слишком много и должен знать правду. Кроме того, лишь он, из всех, кого мы знаем, может сказать, как победить Моррока.

— И-и-и-и снова спрашиваю, что, чёрт возьми, тут происходит? Я теряю терпение. Моррок? Правда? Как здорово! Ведь, блин, что же ещё за хрень на нас напала? — Деклан посмотрел на Джорни. — И, кстати, убери свою грёбаную руку от неё.

Сюзанна и Джорни переглянулись. Парень покачал головой, очевидно не желая, чтобы Сюзанна что-то говорила, но она пожала плечами и повернулась к Деклану. Джорни убрал руку и небрежно взял пульт от вентилятора, будто с самого начала так и планировал.

— На нас напал демон, — сказала она серьёзным тоном. — Очень опасный.

— А есть не опасные? — Джорни играл с пультом, то включая, то выключая. — Серьёзно?

— Ты знаешь, что есть. — Она вырвала пульт. — Навести, пожалуйста, Идесс и расскажи, что происходит? Нам нужна помощь.

Джорни нахмурился.

— Я думал, Сайф зависает у Идесс.

— Сайфер разбирается с взрывом, который я устроила. Люди должны думать, что это была утечка газа. — Она посмотрела на Деклана. — Никто не пострадал и, похоже, нет свидетелей.

«Люди должны думать, что это была утечка газа». Почему Сюзанна говорила так, будто сама не человек? Деклан ничего не понимал. Он пытался собрать воедино мысли, когда Джорни заворчал себе под нос и вышел из комнаты, но как только они оказались одни, смог выпалить лишь:

— Демон? Ты что издеваешься?

Сюзанна подошла к столу, где кто-то поставил кувшин с ледяной водой.

— Я серьёзно. — Она спокойно налила воду в стакан, стоящий на подносе. Словно дом не взорвался, молнии не вылетали из рук Хокина и мужчина не превратился в двенадцатифутового рогатого монстра прямо у него на глазах. — У тебя есть объяснение лучше?

— Военные всегда экспериментируют со всяким странным дерьмом…

— Ты, правда, думаешь, что военные создали то чудовище?

Нет. Чёрт, он начал сомневался в своей адекватности.

— Может, мы под воздействием каких-то наркотиков.

— Ага, точно. — Она поставила стакан воды на кофейный столик. — Или же это был демон Сичер.

— Точно-точно… — Он потянулся за водой, заставляя себя успокоиться. — И откуда, Сюзанна Д'Анджело, богатая наследница с кулинарным шоу, ты это знаешь? Ты надеваешь костюм супергероя и ночью истребляешь демонов?

— Что-то вроде того. — Она глубоко вдохнула. — Лучше присядь.

— Я сижу.

— Ну… приляг. — Он вперился в неё взглядом, и Сюзанна всплеснула руками. — Хорошо, блин. Итак, может, ты уже догадываешься, что я не та, кем представилась.

— Начинаю понимать. А теперь сдаюсь. Кто ты?

— Я ангел.

— Понятно. — Господи. Ему всегда попадаются сумасшедшие. Но как ещё объяснить увиденное — как она исчезла и потом появилась в другом месте? Или как она бросила огненный шар, который взорвал целый дом? — Полагаю, ты не можешь показать свои крылья?

Она отвела взгляд.

— У меня их ещё нет.

Конечно, нет.

— Тогда как ты собираешься доказать правдивость своих слов?

— Расскажу тебе правду и буду надеяться, что ты всё вспомнишь.

Он даже не знал, что сказать, когда она подошла к окну и отдёрнула занавеску. На улице стояли пожарные и полицейские машины, разбирающиеся с горящим домом.

— Несколько лет назад, — сказала она, повернувшись к нему, — мы почти потеряли человеческий мир во время Апокалипсиса. Из Ада вырвались демоны, и люди, ангелы, три из четырёх Всадников и даже некоторые демоны сражались с ними. Зло оказалось повержено, и несколько месяцев, люди пытались восстановить мир и правиться с эмоциями от пережитого. Но вы, люди, боязливы и властолюбивы. Когда возникла опасность разжигания религиозных войн, а политики ухватились за идею использовать демонов для контроля над населением, ангелы решили вмешаться и вновь исправить ущерб, заставляя человечество забыть.

«Вновь исправить ущерб, заставляя человечество забыть?» Сюзанна сошла с ума. Клиника. Такой вирус вызывает жестокость и разрушения, и распространился по планете несколько лет назад.

— Хочешь, чтобы я поверил, будто демоны не только существуют, но и нападают на людей, мы отбиваемся, и затем наши воспоминания стирают ангелы?

— Стирают и меняют на примитивные объяснения, которые ваш человеческий мозг может принять, — добавила она.

— Ну, разум большинства из вас. Некоторых людей ангелы ставят в известность, в случае, когда тайна существования другого мира больше не может храниться.

Человеческие технологии разоблачают всё больше и больше каждый день, и беспокойство во всех мирах приводит к неустойчивости и постоянным вторжениям демонов. Ангелы надеются, что постепенное знакомство с потусторонним миром сдержит панику.

— Ого. — Он отпил воды и подумал, что лучше бы в стакане была водка. — То есть, по твоим словам вирусной атаки, которая привела к беспределу, не было. Во всём виноваты демоны. Мой примитивный мозг просто этого не помнит.

— Да. И ты спокойно реагируешь?

Потому что в работе с сумасшедшим, лучше всегда сохранять спокойствие. Но Боже… Как ему с этим справиться?

— Послушай, — тихо сказал он. — А ты можешь объяснить, почему монстр напал на тебя. — Он замолчал, вспоминая её бойцовские навыки. — Полагая, что всё случилось наяву — и, судя по её действиям — она могла защитить себя. — И зачем, чёрт тебя дери, ты наняла меня в качестве телохранителя, если умеешь так драться?

— И наняла тебя, и въехала в дом, который принадлежит ангелам, чтобы ты был рядом. — Она приблизилась с нехарактерно мрачным выражением лица. — Потому что демон охотиться не на меня, Деклан, а на тебя.

Серьёзно? Он дрожащей рукой поставил стакан на место.

— На меня? И чего же, проклятье, я такого натворил?

— Ты не помнишь, но убил много демонов. Я не знала, пока Хокин не рассказал после нападения. Очевидно, ты был крут, и убил главу могущественного рода демонов. Теперь этот род хочет тебя убить.

Разозлившись на это непонятное шоу уродов, он стукнул кулаком по столу.

— Прекрати! Хватит нести эту психопатическую чушь!

— Эй! — раздался сзади голос Хокина, отчего Дек вскочил на ноги, будто ему в задницу вставили шило. — Сюзанна, ты ему рассказала?

— Пришлось. Он уже знает, Хок. Всё видел, и в глубине души, знает.

Естественно, её сумасшедший ассистент так же безумен, как и она. Может, они оба сбежали из одной психушки.

— Просто… докажи ему, — сказала она. — Покажи свои крылья.

— Я думал, у тебя нет крыльев, — рявкнул Деклан.

— У меня нет. Но у Хокина есть.

— А-а-а. — Он выпрямился и повернулся к Хокину. — Ну, давай, посмотрим на эти крылья…

Сияющие, сверкающие крылья растянулись из плеч Хокина, заполнив пространство и задев потолок. Деклан втянул воздух и попятился, едва не падая, но вовремя успел переступить с ноги на ногу. Это обман. Невероятно, чтобы этот чувак был ангелом.

Сюзанна вздохнула.

— У меня нет крыльев, но… — Она вытянула руку, и за мгновение, в которое Дек успел лишь моргнуть, уже держала косу — изящное изогнутое лезвие, сверкающее на свету. Затем коса пропала, и Сюзанна уже держала меч. Двигая им так быстро, что Деклан не мог уследить, она выполнила серию боевых приёмов и ударов мечом, которые убили бы дюжину людей, прежде чем те успели бы что-то заметить. Затем сделала так, что оружие исчезло в шаре из света.

Очень медленно, Деклан присел на диван. Всё правда. Все её слова — правда.

И почему-то, он уже об этом знал.


***

Сюзанна наблюдала за тем, как Деклан пытался осмыслить всё, что только что узнал, не имея ни малейшего понятия, через что он сейчас проходил. Зато могла представить, как и её жизнь перевернулась с ног на голову, когда её выдернули из счастливой жизни в колледже и внедрили в новый мир с новой реальностью. Но шока не было. В момент первой встречи с сестрой, реальность выплеснулась на неё, и Сюзанна почувствовала, будто всегда знала правду. В отличие от большинства братьев и сестёр, она не испытывала такого же восторга. У неё была хорошая и счастливая жизнь. То, что её лишили этой жизни, немного травмировало.

Пока Деклан осушал стакан с водой, словно виски, Хокин убрал крылья.

— Проверю, дошёл ли Джорни до Идесс. Нам определённо понадобится её муж-демон.

— Муж-демон? — прохрипел Деклан. — Мне нужна минута всё обдумать.

— Не переживай, — сказала она. — Мы поможем во всём разобраться. Кажется, мы можем восстановить память. — Сюзанна постучала Хокина по плечу. — Да?

— Да, — ответил он. — Мне тут больше делать нечего. — Не было больше причин скрывать всё от Деклана, и он мгновенно испарился.

— Ну и ну. — Деклан уставился в пустоту, где только что стоял Хокин. — Сумасшествие какое-то. — Он провёл рукой по лицу. — Почему я? Как я попал во всё это?

Она присела на другом конце дивана.

— Ты — Праймори. Так называют людей, чьи жизни важны для будущего человеческого мира. Я принадлежу к классу ангелов, которых называют Мемитимами. Мы официальные защитники Праймори. Защищая вас, мы зарабатываем крылья и вход на Небеса. Как Хокин. Он особенный, потому что как только возносимся, больше не можем контактировать с остальными не-вознесёнными Мемитимами.

Хокин тоже не закончил вознесение на Небеса, но ситуация вышла сложной, и Сюзанна могла объяснить её Деклану позже. Он моргнул и посмотрел на неё остекленевшими глазами, так и сидя на своём месте, расставив ноги и уперев локти в колени.

— Хочешь сказать, что ты — моя защитница? И сколько? Всю жизнь?

— Я лишь год тебя защищаю, — ответила она. — До этого тебя защищал один из моих братьев.

— Куда он делся? Он… Господи, не верится, что говорю это… он заслужил свои крылья?

— Его убили, когда он защищал другого Праймори.

— Прости, — сказал он, оцепенело. Или потрясённо.

— Всё нормально. — Так и было. Когда умирал кто-то из братьев или сестёр — печально, но Сюзанна даже ни разу не встречала брата, который присматривал за Декланом три года до неё. — Я его не знала, как и большинство других братьев и сестёр.

— Сколько их у тебя? — Он выпрямился и оживился, будто разговор о родственниках приятный перерыв от ненормальной реальности, в которую его втянули.

— Тысячи. Большинство уже вознеслось, поэтому я не встречусь с ними, пока не заслужу крылья.

— Тысячи? — Деклана говорил немного сдавленно.

— Ну, большинство, сводные. У нас один отец. А от моей мамы я знаю лишь четверых, Хокин один из них.

— Хокин твой брат? — прорычал он. — Ну, логично. Сумасшедший мудак.

— Он может быть немного невыносим, — заметила Сюзанна.

— Ага. Немного. — Он отстранённо почесал шею. — Значит, он твой родной брат? Кто ваша мама?

— Ангел по имени Ульнара. Я никогда с ней не встречалась, но Хокин её видел. — Заметив его недоумевающий взгляд, она объяснила. — Родители не растят нас, как большинство ангелов. Наше детство прошло в человеческих семьях.

— И я полагаю… твой отец Бог?

Она рассмеялась.

— Прости. Это забавно, потому что ангелы всегда относились к нам, как к недостойным и тысячелетия говорили, что они созданы рукой Господней, а мы появились в грехе.

— В грехе?

— Ну, знаешь. Секс. У моих родителей был секс. Но, и у их тоже. Горсть лжецов.

— Чёрт. — Деклан откинулся на спинку дивана и посмотрел на потолочный вентилятор, который вращался, как лопасти вертолёта, благодаря игре Джорни пультом. Штука может слететь с крепежа и обезглавить всех, и всё равно это будет не самым странным за сегодня. — Знаешь что странно? Я провёл детство, читая про вымышленные миры и сверхъестественное, и всегда думал, что было бы круто узнать, что что-то из этого существовало.

— Думаю, ты отлично воспринял новости.

Он рассмеялся.

— Я сейчас на грани нервного срыва. — И потом, удивив её, он протянул руку. — Иди сюда. — Она даже не думала отказываться, хотя в последний раз, когда он приказал ей подойти, приковал к скамье для секса. Она бы вновь позволила ему это. Сердце бешено колотилось, когда Сюзанна взяла руку Деклана и позволила усадить себя на колени. — Не могу поверить, что ты ангел. Не уверен, что разум всё осознал, но я рад, что ты тут. — Деклан нахмурился. — Погоди. Ты — ангел. Твою же мать. Есть какие-то правила насчёт нас? Люди и ангелы?

Проклятье. Она не хотела об этом говорить. Не сейчас. Сейчас происходило столько всего, что им не нужны осложнения. Но это не означало, что она собирается оставить тему их отношений без внимания. Нет, Сюзанне они интересны, как и ему. Теперь она поняла, что всё решено с того момента, как она впервые увидела его.

— Есть определённые правила. — Неохотно она отодвинулась от него. — Нас не должен никто видеть. И определённо никто не должен знать, что у нас был секс.

— О, Господи. — Кровь отлила от его лица. — Я занимался сексом с ангелом.

Сейчас наверно не лучшее время сказать, что она была девственницей. Нет, точно не стоит.

В дверь позвонили, и через мгновение появилась её сестра Идесс, выглядевшая, как обычно, великолепно в низко сидящих джинсах и майке цвета нефрита, а толстая каштановая коса перекинута через плечо. Рядом с ней стоял светловолосый парень, с рукавом татуировок, тянувшимся от кончиков пальцев до места, где исчезали под зелёной футболкой «Хайнекен», и снова появлялись на шее, опутанной двойным кольцом вокруг горла.

— Вновь брат и сестра? — спросил Деклан.

— Сестра. Деклан, это Идесс. У нас одна мать, но она на пару тысяч лет старше меня. И она больше не ангел. — Сюзанна указала жестом на мужчину рядом. — А это я полагаю один из её демонов-свояков.

Деклан подскочил на ноги.

— Демон?

— Всё в порядке, — вставил демон. — Я из хороших парней. — Он протянул руку.

Долгое время Деклан просто стоял, а потом, бормоча себе под нос «к чёрту всё» и тряся головой, пожал руку демону.

— Деклан.

— Приятно познакомиться, человек. Фантом. — Демон улыбнулся, обнажая, опасно блестящие, клыки. — И буду твоим проводником в кошмары, которые живут в твоей голове.

Шестнадцатая глава

Деклан не мог поверить, что всё происходило наяву. Прямо перед ним стоял демон. Настоящий, истинный демон. Сопровождавшая его статная женщина — сестра Сюзанны Идесс — нереально лёгкой походкой вошла в гостиную с улыбкой. Раньше она была ангелом, а теперь дружит с чёртовым демоном?

Он посмотрел на Фантома. Парень выглядел совсем не так, как демон, который на него напал. Накаченный, высокий, с блестящей, до плеч, гривой светлых волос, которой позавидовал бы сам Тор, демон мог бы легко украсить обложку любого журнала, и если бы вошёл в любую голливудскую студию, на следующий же день оказался бы на экране. Хотя клыки могли и не понравиться.

— Значит… ты собираешься восстановить мою память?

— Попробую. — Фантом пожал плечами. — Но ангелы козлы, поэтому, кто знает, что они с тобой сделали? Могли превратить твой мозг в омлет.

Идесс вздохнула.

— Ты и пару секунд не можешь побыть нормальным.

— Что такое нормальность? — поинтересовался Фантом. — Аллё! Ты просишь восстановить воспоминания, стёртые ангелами после нашествия демонов. Знаешь, уточни-ка, что, по-твоему, нормальность.

— Он прав, — заметила Сюзанна.

Идесс застонала.

— Никогда не говори, что Фантом прав.

Фантом кивнул.

— Точно. Я целую вечность буду это припоминать

О чём, чёрт подери, они говорили? Такого от демона Деклан не ожидал. Или ангелов, кстати.

«Я занимался сексом с ангелом».

— Деклан? — позвала Сюзанна. — Ты в порядке? Опять побледнел.

— Да. — Он прочистил горло. — В порядке. Но не уверен, что всё это по мне…

Сюзанна взяла его за руку и крепко сжала, поглаживая большим пальцем долгими, успокаивающими движениями. Интимный жест, к которому он, возможно, не был готов ещё несколько дней назад. Близость с женщинами всегда ограничивалась сексом. Эта эмоциональность совершенно новая, и он был готов. Чёрт, она была необходима. Учитывая всё произошедшее, многим такое понадобилось бы.

— Если не уверен, не стоит это делать, — сказала Сюзанна. — Но если хочешь, я буду рядом.

— Ты знаешь этого… демона?

— Нет, но если Идесс доверяет ему, то я тоже.

— К тому же, — добавил Фантом. — Я уже спасал мир раз или два. Так что я полностью надёжен.

— Это правда. — Идесс закатила глаза. — Ненавижу подмывать его и так огромное эго, но это правда. Он на нашей стороне.

Как? Как мог демон быть на их стороне? Дек нахмурился.

— Фантом… где-то я уже это слышал. — Деклан долго ломал голову, и, наконец, что-то щёлкнуло. — В комиксах «Демоника» есть персонаж по имени Фантом. Вообще-то, он похож на тебя.

Фантом улыбнулся.

— Это потому что это я. Я рок звезда.

— Но комиксы… выдумка.

— Нет, — мягко поправила Идесс. — Я не знаю, кто их рисует, но они правдивы. Фантом, на самом деле, помог спасти мир, как описано в комиксах… — Она опять закатила глаза. — … и мы слышим об этом регулярно. Я думаю, что комиксы санкционировал кто-то из верхов на Небесах, чтобы люди привыкли к мысли о демонах и ангелах, и чтобы рассказать историю произошедшего до того, как стёрли воспоминания.

— Автор определённо ангел, — сказал Фантом. — Судя по тому, что в комиксах есть предубеждения против демонов. Автор описывает меня, как идиота.

— Это потому что ты и есть идиот. — Идесс повернулась от Фантома к Деклану. — К чёрту Фантома. Думаю суть комиксов в том, чтобы подготовить людей к правде. Они сильно отстали — не в курсе о почти апокалипсисе или о Четырёх Всадниках Апокалипсиса.

— О… чём? — Он смутно припомнил, что Сюзанна говорила что-то о людях, сражающихся бок о бок с тремя из четырёх всадников, но не осознавал, что она говорила об этих всадниках

Сюзанна отмахнулась.

— Потом всё тебе расскажу. Сейчас нужно вернуть воспоминания.

Конечно, конечно. Добыть важную информацию из его головы важнее Четырёх Всадников долбаного Апокалипсиса.

Господи.

С другой стороны, как часто, читая комиксы или смотря фильм, Дек гадал, как бы отреагировал, стань персонажем, который узнал о существовании супергероев, инопланетян или вампиров? Он всегда думал, что быстро адаптируется. И всегда думал, что это классно. На самом деле, это чертовски странно и местами просто ужасно.

— Итак, — сказал Фантом, — ты согласен?

«Не-а».

— Я должен.

— Может быть больно, — предупредил Фантом. — Старайся не сопротивляться.

Деклан кивнул, и Фантом тут же оказался за ним, одной рукой схватив за грудь. Прожигающая, острая боль врезалась в затылок. Дек едва слышал хор голосов:

— Фантом! Ты не должен его кусать

— Какого чёрта ты делаешь?

Но как только Дек начал сопротивляться, боль превратилась в удовольствие, и он расслабился. Тогда и началась игра с разумом. Голову пронзила агония, будто когтистой рукой кто-то раздирал его хранилище воспоминаний. Сперва Деклан сопротивлялся неестественному вторжению, но недолго, пока отрывки видений, как кадры фильма, не стали появляться перед глазами. Там были монстры. А друзья из «МакКей-Таггарт» сражались с ними. Деклан тоже бился не-на-жизнь-а-на-смерть с каким-то жутким, бледным, безглазым монстром.

Милостивый боже… Словно дверь, за которой таились воспоминания, приоткрылась, и изображения наводнили разум. Так много демонов. Столько сражений. Деклан видел, как в Африке сражался вместе с людьми, которых должен был захватить. Но в отчаянные времена, когда ты сражаешься против порождений Ада, все люди становятся хорошими.

Память быстро восстанавливалась, едва давая Деку время всё переварить. Но он подозревал, что в этом нет необходимости.

Воспоминания вернулись, и как только Фантом отпустил Деклана, появилось чувство, что, при необходимости, он сможет детально изучить любое воспоминание.

Фантом помог ему сесть на диван.

Деклан ненавидел чувство слабости и беспомощности, но если бы не диван, точно свалился бы на пол. Он почувствовал, как на колено легла тёплая ладонь и, не глядя, понял, что это Сюзанна.

— Эй, — тихо позвала она. — Ты как?

— Хорошо, — прохрипел он. — Немного хочется пить.

Фантом облизнулся.

— Из-за потери крови.

— Тебе и впрямь нужно было это делать? — спросила Идесс, и да, Деклан думал о том же.

— Я был голоден, потому что пропустил обед. Подай на меня в суд. — Фантом посмотрел на Деклана. — У тебя в голове столько дерьма. И чувак, твой отец мудак.

Деклан метался между чувством обиды и желанием оправдаться. Ведь, если демон считает твоего отца мудаком…

— Я принесу тебе сока или ещё чего-нибудь, — Идесс отправилась на кухню.

— И, — протянула Сюзанна. — Что вспомнил?

Ад. Он вспомнил кромешный ад.

— Демонов, — прохрипел он. — И большинство из них выглядели не как Фантом.

— Потому, что те, которые выглядят как Фантом, веками живут среди людей, не причиняя особых проблем. Когда печать Мора сломалась, он выпустил много отвратительных демонов из Ада.

Мор? Один из Всадников?

Воспоминания медленно вращались в голове — орда темнокожих монстров с когтями, похожими на лезвия ножей, и зубами длиннее его руки, протискивалась сквозь какую-то дыру в земле. Они набросились на его команду и охранников отеля, в котором военные остановились в Южной Африке во время задания. Сражение было жестоким, но воспоминания оборвались прежде, чем он мог понять, как смог выбраться оттуда живым. За ним последовало ещё одно воспоминание: он прилетел в Хьюстон и вышел из самолёта как раз в тот момент, когда какое-то рогатое чудовище бесновалось в терминале.

— Деклан, — Сюзанна сжала его руку. — Ты опять побледнел. Всё хорошо?

— Да. — Он провёл рукой по лицу, надеясь, что Сюзанна не распознает ложь. Он устал от вопросов «всё ли хорошо?» и «всё ли в прядке?». Потому что это далеко не так. Ничего из этого не хорошо и не порядок. Ну, кроме Сюзанны. Она буквально его ангел-хранитель, и прямо сейчас она его мир. — Я просто ошеломлён.

Идесс вернулась со стаканом апельсинового сока.

— Держи, а затем постарайся расслабиться. Ты же не хочешь, чтобы все воспоминания обрушились на тебя за раз.

Уже поздно. Нахлынуло очередное воспоминание.

Буквально снаружи офиса «МакКей-Таггарт», три демона, как те, кто напал сегодня, поджидали его, Стива, Реми и Тага. Они отстреливались, но пули не более чем царапины для уродов… опять же, как было и сегодня. Затем, откуда ни возьмись, люди… ну, он думал, что это люди, одетые в чёрный камуфляж с боевым снаряжением, ворвались внутрь и присоединились к битве с мечами, странными S-образными клинками и водяными пистолетами, наполненными жидкостью, от которой демоны визжали. Один из демонов упал, от удара мечом по подколенному сухожилию, и Деклан прыгнул на него, глубоко вонзая кинжал в глаз существа. Звук, который издал демон — и этот визг до сих пор звучал в ушах — настолько испугал всех остальных тварей, что они исчезли так же внезапно, как и появились. А тот, которого он заколол, усох и рассыпался. Новоприбывшие люди, которые назвались Эгидой — как в комиксах — объяснили, что демон умер, а затем исчезли, и он их больше никогда не видел.

— Я кое-что помню, — сказал он с долей оптимизма, впервые с тех пор как всё началось. — Вспомнил демонов, таких же, как тот, что напал на нас. Я убил одного.

Сюзанна выпрямилась.

— Как?

— Заколол его в глаз.

Сюзанна практически осела.

— Сегодня я метнула в глаз демона копье, но он едва это заметил.

— Значит, если у этих демонов нет видимых уязвимых мест, — сказал Фантом, — посмотрите на человека, который убил одного. — Он указал на Деклана. — Находясь в его слабом человеческом разуме, я видел, как набивали тату. Вы же понимаете, что это не просто тату?

Деклан замер. Он самого начала чувствовал, что с тату не всё нормально. Проклятье, он знал, что она полная хрень. Но заверял себя, что дело в чернилах. Или, что игла повредила нервные окончания, вызывая странные ощущения. Он мыслил рационально. Может, демон прав, и его разум слаб.

— Не просто тату? — спросил он. — Что ты хочешь этим сказать?

Демон пожал плечами.

— Я взглянул на татуировщика. Как пить дать, он не человек.

Стоит выяснить.

— Похоже, мы отправляемся в путешествие, — заметила Сюзанна слишком весёлым тоном. — Куда едем?

— Сан-Франциско, — ответил Деклан и полез в карман за телефоном, который так сильно вибрировал, что практически выпрыгнул из штанов. Когда он взглянул на экран, желудок свело. Нет. О, Господи, нет.

— Деклан? — позвала его Сюзанна. — В чём дело?

Грудь изнутри царапала боль, словно оттуда хотел выбраться демон.

— Мой друг. Стив. — Телефон выскользнул из рук и упал на колени. — Он умер. Кто-то или что-то… разорвало его на части в его же доме.

Сюзанна прикрыла ладонью рот.

— О, Деклан, мне очень жаль.

— Разорвало? — Фантом чертыхнулся. — Так делают демоны Сичеры, чтобы послать сообщение. Ублюдки.

— В тот день Стив был там, — проскрипел Деклан. — И сражался рядом со мной.

— Моррок не мог добраться до тебя, поэтому убил твоего друга. — Сюзанна села рядом, окутывая успокаивающим ароматом тропиков. — Все твои родные и знакомые в опасности. Нужно остановить демона.

Дрожащими пальцами он поднял телефон и загуглил тату салон. Сегодня закрыт. Но завтра? Он будет там с самого утра. И получит ответы. Стив не заслужил смерти, но, чёрт возьми, если он умер зря.

Семнадцатая глава

— На кухне восхитительно пахнет.

Сюзанна взглянула на Хокина и одарила его усталой улыбкой. Из-за всего случившегося, у них не было возможности обсудить вчерашнюю перепалку, но может уже и не стоило. Хокин успокоился, и она была счастлива забыть об этом. Ей никогда не нравились конфликты.

— Спасибо. Я готовлю закрытый пирог с курицей и вишнёвые пирожки.

— Ты печёшь, когда хочешь кого-то утешить. — От обвинения в его голосе, Сюзанна разозлилась. Очевидно, Хокин не остыл.

— Деклан только что узнал, что его воспоминания изменили, что я не та, кем представилась, и что его друг умер, скорее всего, от рук того же демона, который напал на нас сегодня. Думаю, его можно немного утешить, и ты не пристыдишь меня за это.

— Эй. — Он, защищаясь, поднял руки. — Я переживаю за тебя, но усвоил урок.

Нет, не усвоил, но она не собиралась ругаться.

— Спасибо за то, что узнал, почему на Деклана охотится демон Сичер. Наконец, мы можем выяснить, как он смог убить одного из них. И спасибо, что привёл помощь.

Он посмотрел так, будто пытался понять, специально ли она сменила тему, избегая разговора о том, как сильно хотела утешить Деклана, или же хотел ли он об этом забыть.

— Пожалуйста, — ответил Хок. — Тебе повезло, что я пришёл рассказать о демонах, которые хотели свести счёты, и увидел твою машину и Моррока посреди дороги. Затем вернулся в Шеул-Гра, поймал Джорни, Мэддокса и Илзу, идущих за пиццей. — Он покачал головой. — Не верится, сколько всего изменилось с момента, как Азагот открыл нам свой мир.

По-видимому, Мемитимы не всегда работали в команде, но структура в Шеул-Гра позволяла создать семейную атмосферу и команду. Так что, теперь, чаще всего, Мемитимы оказывали помощь, когда их просто просят.

— Мне это неизвестно. — Она схватила бутылку воды из холодильника. — Я прямо с обучения оказалась в Шеул-Гра, и, как ты любишь говорить, я ангелочек.

Он улыбнулся, понимая, как она ненавидит это прозвище.

— Дай мне знать, как обстоят дела с татуировкой.

— Хорошо. — Мягкое шипение вырвалось из бутылки с газированной водой, когда Сюзанна открыла крышку. — О, и Хокин? В записях Деклана из Хранилища Мемитимов указано, почему он Праймори?

Хок покачал головой.

— Вся информация, даже косвенно связанная с тем, как тот или иной человек поможет в будущем, доступна только на высшем уровне. Я имею в виду уровень Архангела. Даже Совет Мемитимов не располагает такой информацией. — Плохо. — И, сестра?

— А?

— Будь осторожней. — Он не говорил о татуировщике, а о самом Деклане.

— Ты это уже говорил, — напомнила она. — Думаю, всё будет хорошо.

Скептическое выражение лица Хокина преследовало Сюзанну даже после того, как брат покачал головой и исчез. Чёрт бы его побрал. Она знала, что делает. Сюзанна собиралась сохранить Деклану жизнь и получить потрясающую работу на кабельном канале…

О, нет.

Ещё утром она должна была вылететь в Нью-Йорк. Сюзанна быстро набрала Сайфера.

— Здорово, Сьюзи Медвежонок.

Очередное прозвище. Ей придётся придумать какое-нибудь и для Сайфера.

— Привет. Мы можем перенести встречу с кабельным? Сейчас улететь не могу.

— Посмотрим, что смогу сделать, но на многое не надейся. Они говорили, что сроки горят. Перезвоню через пару минут. — Он повесил трубку, как раз в тот момент, когда таймер на плите звякнул.

Через несколько минут она уже стояла перед дверью Деклана с подносом, на котором был пирог в горшочке, тушёные овощи и маленькие вишнёвые пирожки с парой стаканов газированной воды. Краем подноса она тихо постучала.

— Если ты ангел, — крикнул Деклан, — входи. Если демон — дай минуту вооружиться.

Она локтем опустила дверную ручку и вошла в комнату, где Деклан развалился на диване, заваленном комиксами «Демоника». Увидев её, он вскочил и взял поднос.

— Не надо было утруждаться и нести это всё, — приговаривал он, ставя поднос на столик. — Я мог бы прийти на кухню.

Сюзанна пожала плечами.

— Я подумала, что ты, вероятно, хочешь побыть один. Ты через многое проходишь, да и моя семья может… подавлять. — Она коснулась его плеча. — И мне жаль твоего друга.

— Спасибо. — Он посмотрел на поднос, где вибрировал её телефон. — Тебе звонят.

Сайфер.

— Извини, я на минутку. — Она нажала ответить. — Приятель, выкладывай.

От тишины на другом конце провода, у Сюзанны сердце остановилось.

— Прости, Сьюз, они не могут ждать и отменили встречу.

Проклятье. Закрыв глаза, она подавила разочарование. Осуществление мечты только что упорхнуло, как бабочка и ранило сильнее, чем должно. Сюзанне стоило догадаться, что это не выходило в планы Вселенной. Её судьба предопределена с момента зачатия. Возможно, нужно принять это и двигаться дальше. Но от такой мысли, она хотела кричать и плакать.

— Сюзанна? — раздался тихий голос Сайфер. — Ты ещё здесь?

— Да. — Она отвернулась от Деклана, пряча слёзы. — Уверен, что они не могут подождать со встречей? Всего-то пару дней.

Понятно. Принятие и продвижение дальше получается не сразу.

— Они сказали завтра или никогда. Ты можешь оставить Деклана на Хока или ещё кого, и просто перенестись?

Как бы это ни было соблазнительно, Сюзанна не могла. Больше всего на свете она желала вести своё кулинарное шоу. Но ещё больше ей важна жизнь Деклана. Да, она могла бы довериться Хоку, но это её обязанности. Возможно, ей не нравилось, что её насильно втянули в эту жизнь, но Деклан важнее любой мечты.

— Нет, Сайфер, всё хорошо. Спасибо. Позвоню чуть позже. — Она повесила трубку до того, как он успел ответить, а потом просто стояла и таращилась в пол.

— Эй. — Деклан положил руку ей на плечо. — Что-то случилось?

— Нет, — ответила Сюзанна, но даже для неё это слово прозвучало лживо.

— Брехня. — Он развернул её к себе. Его серые глаза превратились из грозного металла в мягкий туман. — Что случилось, ангел? — Его слова, произнесённые приглушённым шёпотом, сломили. Слёзы затуманили взор, и Сюзанна всхлипнула.

— Я потеряла сделку с кабельным каналом.

— Это было на самом деле? Не часть прикрытия? — Когда она покачала головой, Деклан притянул её к себе. — Мне жаль.

Она чувствовала себя идиоткой из-за того, что нуждалась в Деклане, когда он только что потерял друга, и это она должна его утешать.

— Все хорошо. Я в порядке. — Сюзанна попыталась оттолкнуть Деклана, но он крепко обнимал её.

— Ты не в порядке. И дело далеко не в кабельном. — Он отстранился ровно настолько, чтобы посмотреть на неё. — Я почти ничего не знаю об ангелах, но знаю, когда люди лгут и когда говорят правду. Всю ложь, которую ты мне выдала о том, кто ты… Богатая наследница? Этот образ тебе не подходил.

— Нет?

Он утёр слезу большим пальцем таким нежным прикосновением, что она чуть не растаяла.

— В этом доме тебе так же уютно, как ковбою в колготках. Но когда говоришь о готовке и еде, загораешься, и в голосе появляется тягучий южный акцент. Это и есть настоящая ты.

— Я — ангел, — возразила она, и тяжесть этого факта легла на плечи. — А та я ненастоящая.

— Видишь? Вот, почему я сказал, что речь не о кабельном канале. Всё дело в том, кто ты.

Она посмотрела на него, поражённая способностью разбираться в фоновом шуме и сосредотачиваться на важном.

— С чего ты взял?

— С того, что я так же ни хрена не знаю, кто я. — Он заговорил хрипло, но когда склонился и поцеловал её в волосы, начал говорить ровнее. — Тем более, сейчас.

И снова она почувствовала себя куском дерьма за то, что ныла, когда весь мир Деклана перевернулся с ног на голову. Её мечты разрушились, но мир остался прежним.

— Я знаю, кто я, и знаю, кем хочу быть. Просто не могу быть тем, кем хочу. — Она смахнула слёзы и отступила. — Но это не важно. Важно то, что ты в безопасности.

— Да пошло оно всё. — Он подвёл её к столику с едой. — Я хочу быть в безопасности, но ещё больше хочу лучше тебя узнать. Между нами всё немного не так, учитывая, что ты приглядывала за мной целый год, а я только узнал, что ты ангел, а не богатая наследница. Ну-ка, скажи мне, кто ты. Я ведь ничего не знаю об ангелах.

Она опустилась в кресло.

— Рассказывать особо нечего. Я Мемитим, который живёт в Шеул-Гра с более чем сотней моих не-Вознесённых братьев и сестёр. Они все отличные воины, но я никогда не чувствовала себя так, будто вписываюсь.

Деклан сел на диван напротив неё.

— А почему нет?

Сколько бы раз она ни объясняла свои чувства, родные всё равно ничего не понимали. Может, Деклан, как человек, поймёт

— Я выросла в замечательной семье в Джорджии и была счастлива. — Сюзанна с нежностью улыбнулась пирогу в горшочке. Приготовленный на чугунной сковороде — один из любимых блюд матери. — Я считала себя человеком, а потом меня забрали из колледжа и бросили в этот мир. Знаю, звучит эгоистично, но я не хотела этого. Хотела готовить, завести семью и просто быть нормальной, понимаешь? Вместо этого на меня свалилась громадная ответственность и никакой свободы. Но, по крайней мере, ты стал моим первым Праймори. — Она вытянула правую руку, чтобы показать геральди, о котором он спрашивал несколько дней назад. — Об этом я солгала. На самом деле это сигнализация, настроенная на тебя. Когда он загорается, я знаю, что ты в опасности. Ну, он должен предупредить меня об опасности, но работает как-то странно.

— Серьёзно? — Он обхватил её запястье и нежно провёл большим пальцем по рельефным линиям телесного цвета. — Круто. Но Шеул-Гра? В комиксах говорится, что именно туда попадают демоны и злые люди после смерти.

— Да. Мой отец и Гадес руководят им.

— Твой отец?..

— Мрачный жнец.

Она ждала, что Деклан задёргается, но он лишь кивнул.

— Ах, ну да. Твой отец — Мрачный Жнец.

— Ты отлично это воспринял.

Деклан рассмеялся глубоким смехом, который согрел её.

— За последние несколько часов на меня напал демон, другой пил мою кровь, пока копался в голове, я узнал, что убил кучу демонов, что моя девушка — ангел, а её психо-ассистент на самом деле её супер психованный брат. Я думаю, что на сегодня я достиг своего предела шока.

«Моя девушка — ангел».

Сюзанна ничего не слышала после этих слов. Он назвал её своей девушкой! Она чувствовала себя так, словно вернулась в старшую школу с головокружением от влюблённости в этого мужчину.

— Да, но не надейся. — Она взяла кусочек пирога с курицей. — Держу пари, тебя ещё можно чем-то шокировать.

— Проверь.

Она не должна… действительно не должна… но этот самоуверенный мужчина практически умолял выиграть этот вызов.

— Что же, — сказала она, протыкая вилкой большой кусок курицы, — поскольку нам, Мемитимам, запрещено заниматься сексом, а я ни с кем не спала все те годы, что считала себя человеком…

Потребовалось несколько секунд, чтобы её слова дошли до Деклана. И он откинулся на спинку дивана.

— Боже… Ты была девственницей. Твою же мать! Я… Я…

— Ты лишил девственности ангела.

Да, она права. Его ещё что-то могло шокировать.


***

Деклан не часто лишался дара речи, но сейчас, чёрт подери, казалось, голос взял долгосрочный отпуск. Или, может, разум находился на грани срыва. В любом случае, Деклану потребовалась целая вечность, чтобы, наконец, произнести чётко сформулированное:

— А?

— Ничего особенного в этом нет…

Он вскочил, едва не опрокинув кофейный столик и поднос с едой.

— Ничего особенного? Да ладно! Ты говорила о правилах, касающихся людей и ангелов. Нас никто не должен видеть вместе, и уж точно не должны узнать о том, что мы занимались сексом. И что теперь будет? Я ведь лишил ангела девственности. Проклятье! Твой психованный брат меня укокошит.

— Не может он тебя убить, — она сказала это так, будто парень уже не пытался. — Ты — Праймори.

— Что такое, блин, это Праймори? Ты так толком это не объяснила. И почему я один из них? Потому что убил парочку демонов?

Она откусила пирог, и у Дека заурчало в животе, хотя мысль о еде претила.

— Мы не знаем, почему тот или иной человек — Праймори. — Она запила еду водой. — Нам поручают человека или демона, и мы их защищаем…

— Демон? Ты и демонов защищаешь?

— Иногда. Я уже говорила, что Праймори — люди или демоны — могут играть важную роль в судьбе человечества. Они не всегда хорошие люди. Худшие люди в истории были Праймори, потому что их действия сформировали мир, в котором мы живём сегодня.

Он снова сел.

— То есть хочешь сказать, что я в некотором роде важен для человечества?

— Именно. — Она указала на комиксы «Демоника». — Может, когда-нибудь кто-нибудь напишет о тебе.

Это была бы самая крутая вещь на свете. Остаётся надеяться, что комикс не окажется дурным. Или его не выставят невежественным ослом, который лишил девственности ангела и был сражён молнией.

О, Господи… Сюзанна была девственницей. Что, если она не достигла совершеннолетия ангела? Или как это там зовётся.

— Надеюсь, вопрос не покажется грубым, но… сколько тебе лет?

— Мне уже за семьдесят, — сказала она, фыркнув, словно это щекотливая тема. — Я не маленькая, что бы там ни говорили.

Ого. Она чертовски хорошо выглядела для возраста, в котором умер его дед.

— Ты сказала, что выросла в Джорджии. С семьёй людей?

Сюзанна кивнула.

— Все Мемитимы растут с людьми. Но, раз теперь отец, не собирается плодить ангелочков, ситуация меняется.

Плодить ангелочков? Пока что он не собирался уточнять.

— Родители-люди знали о тебе правду?

Сюзанна покачала головой.

— Моя мать заменила их ребёнка мной. Так происходит со всеми детьми Мемитимами. Эта практика лежит в основе фольклора подменышей.

В этом был смысл, учитывая, что подменыши, предположительно, потомки фей, которыми заменили человеческих детей. Ух ты, занудные знания теперь пригодились Деклану.

«Выкусите все, кто смеялся надо мной».

Таг. Реми. Шейн. Стив. Гарет. Каждый, кто встречал его за пределами магазина комиксов.

Мысли о Гарете и Стиве угрожали погубить, а он должен быть настороже, сейчас сильнее, чем раньше, поэтому он снова сосредоточился на том, чтобы узнать как можно больше о новом мире, который только что открылся ему.

— А что происходит с биологическими детьми тех людей?

Сюзанна взмахнула вилкой, словно указывая на Небеса.

— Их усыновляют, благодаря связям ангелов.

— Хрень какая-то.

— Это лучше, чем Агентства по усыновлению. Было время, когда младенцев оставляли в церквях или на городских площадях. — Она вдруг помрачнела. — Поверь, у человеческих детей обычно лучшая часть сделки.

— И зачем же они идут на такие неприятности? — В конце концов, он протянул руку за пирогом, но в последнюю секунду взял вишнёвый пирожок. Они походили на десерт, который нужно съесть самым первым, особенно, когда жизнь вываливает на тебя кучу дерьма, и ты не знаешь, доживёшь ли до следующей трапезы.

Он со спецотрядом военных твёрдо верили в то, что десерт нужно есть первым перед заданием, и ситуация точно требовала пирожка перед обедом, если демон пытался убить тебя.

— Почему вас растят люди, а не матери?

— Чтобы мы научились любить людей, которых будем защищать, — пояснила она. — И чтобы у нас было худшее детство, дабы мы закалились.

— Ты же говорила, что у тебя было хорошее детство.

Сюзанна кивнула.

— Мне повезло. Моя человеческая мама должна была выйти замуж за жестокого подонка, от которого забеременела, и, наверное, Ангелы думали, что у меня будет дерьмовый дом. Но в последнюю минуту она отменила свадьбу, вернулась в семью, которая отреклась от неё, встретила блестящего, красивого доктора и жила долго и счастливо.

— У них были дети?

Она нежно улыбнулась, и, возможно, это эгоистично и глупо, но он почувствовал укол ревности, что у неё было такое детство, о котором он мечтал.

— Я выросла с двумя братьями и сестрой. Братья умерли с разницей почти в год около десяти лет назад, а сестра умерла совсем недавно. Я навещала её каждый день в доме престарелых.

— Если они не знали правды о тебе, как же ты скрывала это от них? Ты же выглядишь не старше двадцати пяти лет.

Она просияла.

— Я справлялась.

— Серьёзно? — спросил он, облизывая каплю вишни с пальца. — Вы стареете?

— Перестаём стареть после двадцати. Но как только зарабатываем крылья, можем сами выбрать возраст. То же самое и с людьми на Небесах. Все выглядят на двадцать лет, если только не меняют внешность, чтобы поприветствовать родственника, перешедшего из мира смертных.

Желудок снова взбунтовался, и Дек отложил пирожок. Сейчас он отдал бы всё, что угодно, за глоток виски. Слишком много информации.

— И как же ты узнала правду? И что случилось с твоей семьёй?

— Ко мне пришла сестра Мемитим, когда мне стукнуло двадцать. Я училась в колледже и отлично проводила время. Я только начала ходить на свидания и собиралась когда-нибудь стать шеф-поваром… У меня было всё. Потом пришла Марисоль, и мне пришлось пойти с ней.

Деклан пришёл бы в восторг, узнав, что люди, которых он считал родителями, не родня ему вовсе, но Сюзанна, похоже, не обрадовалась этой новости.

— Ты ей сразу поверила?

— Ей не нужно было говорить ни слова, — сказала Сюзанна, сделав глоток газированной воды. — В момент, когда я её увидела, истина о том, кто я обрушилась на меня.

— Тебе было тяжело расстаться со своей жизнью и всеми, кого любила?

— Это было ужасно. — На её лицо легла тень печали. — Мне пришлось инсценировать исчезновение, чтобы семья поверила в мою смерть. Долгие годы я наблюдала, как они надеются, молятся и скорбят. Моя мать умерла, веря, что я когда-нибудь вернусь домой. — Она прерывисто вздохнула и расправила плечи. — Да, было нелегко, но, в конце концов, я поняла, что меня растили именно для этой цели. Небеса поручили мне защищать человечество, — закончила она, слабо защищаясь. — И помогло то, что я попала в новую семью.

Так же Дек относился к военным. Конечно, это жёсткая любовь, но после отсутствия любви как таковой, эта жёсткость значила для него всё. До смерти Гарета и момента, когда Дек ушёл в саморазрушительный запой, после чего последовало увольнение из ВВС.

Он тихо выругался, и Сюзанна протянула ему кусочек пирога с курицей.

— Держи. Съешь его, он поможет расслабиться.

— Почему? — Он с подозрением посмотрел на вилку. — В соусе полно успокоительных?

— Не-а. Там полно добрых, старомодных «ангел-эмо», как их называет Сайфер. — Она нетерпеливо взмахнула вилкой, и он откусил кусочек. — Во время готовки, мои эмоции переходят в еду. И когда я готовлю на кулинарном шоу, а люди у себя дома за просмотром моего шоу, их еда тоже наполняется эмоциями. Вот почему у моего шоу есть культ.

Деклан припомнил, как Сюзанна говорила, что, когда зрители будут готовить её блюда во время просмотра шоу, почувствуют эффект от еды. Он-то подумал, что это уловка, а выходит, что всё на самом деле.

— И ты потрясающе готовишь, — сказал он, и это чистая правда. Дек только что проглотил пирог, и чувство лёгкости разливалось по телу, как солнечный свет. — Сегодня, когда готовила обед мне и Стиву… что ты чувствовала?

Она округлила глаза.

— Мы только что занимались любовью, и я была счастлива. Ты не заметил?

«Занимались любовью». От этих слов он резко втянул воздух. Он не назвал бы то, что они делали «занятие любовью». У них был секс. Они трахались. В комнате, которую ангелы, скорее всего, использовали для пыток демонов.

Сюзанна заслуживает лучшего.

— Да, заметил, — хрипло сказал он. — У Стива было отличное настроение, лучше за уже долгое время. — Закрыв глаза, он дал себе минуту перевести дыхание. — Стив хороший парень, отличный друг, и Дек скучал по нему. — Спасибо, что подарила ему такое перед самой смертью.

— Я бы хотела сделать больше. И для него, и для тебя. — Она отложила еду и пересела с кресла к Деку на диван. И оказалась настолько близко, что он ощутил жар её кожи. — Что я могу сделать?

Глядя в её милые глаза, он мог думать только о том, какими они были осоловевшими, остекленевшими и пресыщенными после пережитого Сюзанной оргазма. Деклан желал это повторить. Но больше, и эгоистичнее, он хотел получить от неё утешение. Этот новый мир странный, а Сюзанна его часть, но осязаемая и реальная, и он хотел погрузиться в неё. И прижаться к ней.

Повернувшись и притянув Сюзанну к себе, Дек припал к её губам. Она тут же расслабилась и прильнула к нему. Она такая тёплая. Тело упругое, лишь там, где нужно оно мягкое.

— Вот я хочу оказаться обнажённой, — прошептала она у его губ. — И хочу, чтобы ты лежал обнажённым на кровати. Хочу запутаться в простынях с тобой. И хочу, чтобы ты разбудил меня через пару часов для очередного раунда секса.

Он улыбнулся.

— Ты очень требовательная.

Она густо покраснела.

— Я видела подобные вещи в кино и всегда хотела узнать, каково это.

— Знаешь, — начал он, поглаживая её нижнюю губу большим пальцем, — ты очень отличаешься от своих братьев и сестёр. Ты типичный ангел или они?

Она потупила взор, словно ей стыдно.

— Они. Им нравится сражаться с демонами, драться друг с другом и преследовать зло. Им нравится то, что они делают. — Она вновь подняла взгляд, и в её карих глазах плескалось разочарование. — Мне же это ненавистно. Я хочу служить другим образом, но мы рождены для иной цели, и я просто должна это принять. — Внезапно, она лукаво улыбнулась. — К слову о принятии…

Она нащупала его ширинку и, прежде чем Дек успел её остановить — хотя и не стал бы — расстегнула её, затем соскользнула с дивана и опустила на колени перед ним. Деклан тут же поднял их обоих

— Что ты делаешь?

Она расстроенно застонала.

— Я уже делаю что-то не так? Я читала книги…

Господи. Она такая… невинная.

«А чего ты ожидал? Она, блин, ангел».

И так неправильно видеть, как она творит пошлости.

«Ты трахнул её на скамье для БДСМ».

И хотел повторить. Но сначала они должны сделать всё по правилам. У Сюзанны должен быть лучший «первый раз».

— Ничего неправильного ты не делаешь. — Он говорил грубо и хрипло, может потому что у него яйца посинели уже?

— Я просто хочу добраться до кровати. Запутаться в простынях, как ты и говорила. — Он притянул её к себе и поцеловал, прежде чем подхватить на руки. — Ты заслуживаешь поклонения.

— Потому что я — ангел?

— Нет, — пробормотал он. — Потому что ты — Сюзанна.

И в следующем её стоне больше не слышалось беспокойство о том, что она делала что-то не так. Она всё делала верно, и когда он понёс её в спальню, обняла его и крепко прижалась к его груди.

В этот момент что-то внутри него ослабло. Всё сопротивление, которое закалило сердце, когда дело касалось отношений, начало таять, как снег по весне. На Деклана обрушилась лавина нежности, и он понял, что после сегодняшнего дня ничто уже не будет прежним.

Восемнадцатая глава

Сюзанна положила голову Деклану на плечо, и он понёс её в спальню. Очень приятно, когда тебя так носят. Оставалось надеяться, он правильно понял её слова, что она была воином более пятидесяти лет и заслужила несколько часов побыть человеком.

— Эй, у меня вопрос. — Деклан поцеловал её в волосы. — Вы, ребята, спите?

Сюзанна прикрыла рукой небольшой зевок, который был вызван словом на букву «с».

— Сон нам не нужен так, как людям, мы не сойдём с ума и не умрём, но он помогает восстанавливаться. Лично я люблю поспать.

Он крепче прижал её к себе.

— Хорошо. Думаю, нам может понадобиться отдых.

— Ты переживаешь о поездке в тату-салон?

Он остановился, чтобы задёрнуть занавеску на окне.

— Меня немного смущает, что татуировку сделал не человек, — признался Деклан. — Я хочу знать, почему и что он сделал со мной.

— Как бы то ни было, — пробормотала она, — от неё не исходят злые вибрации. Но интересно узнать, что она скрывает.

Деклан не употребил бы слово «интересно», скорее «тревожно», но не важно. Не было никакого смысла переживать из-за этого. Пока что. Для этого будет завтра.

Сегодня он утешиться Сюзанной. И необязательно заниматься сексом. Да, ему очень хотелось, но он был бы счастлив просто лежать с ней. Проснуться рядом и обниматься, целоваться и ласкать друг друга, как любовники. Всё это для него в новинку. Ни секс, ни факт, что Сюзанна ангел. Хотя то, что она ангел ново. Остальное же незнакомо.

Дек уложил Сюзанну на кровать, но прежде чем лечь рядом, извинился и ушёл почистить зубы. Вернувшись в спальню, он едва не проглотил язык. Сюзанна полулежала на одеяле в коротенькой, прозрачной голубой ночнушке, которая почти не оставляла места воображению.

— Пока ты был в ванной, я сбегала в свою комнату, почистила зубы и переоделась. — Она играла с кружевным вырезом, гладя пальцами кремовую кожу над грудью. Грудь, которую он собирался облизать примерно через две секунды. — О, и тебе, возможно, будет интересно узнать, что Мемитимы не плодовиты, пока не Вознесутся. — Озорная улыбка приподняла уголки ей губ. — Значит, презервативы нам не нужны.

Да, чёрт возьми.

Он разделся за рекордный срок, мужское эго наслаждалось тем, как Сюзанна наблюдала за ним с голодом в глазах цвета мокко. Когда он забрался на кровать, она застенчиво ему улыбнулась и раскинула руки в приглашении — идеальный образ ангела и искусительницы.

— Уверена? — Он замер, нависая над её ногами и не желая двигаться дальше, если ей нужно время.

— Мне три четверти века, Деклан. Кажется, я уже знаю, чего хочу.

Он скользнул рукой вверх по её бедру, прерывисто дыша.

— Действительно?

На этот раз она заговорила уже не так уверенно и с большим придыханием.

— Конечно.

— Тогда, скажи. Я сделаю всё, что пожелаешь.

Она скептично выгнула бровь.

— Всё, что угодно?

— Всё, что вообразишь, Сюзанна.

Дек рассчитывал, что у неё будет не слишком богатое воображение в сексе, отчасти потому, что планировал добавить образов к воображению, а отчасти потому, что существовали границы, которые он не хотел пересекать. Но к граням подойти мог.

Она округлила глаза и покраснела. Он так и думал, но не был готов отпустить это. Если она хочет узнать о сексе, должна научиться произносить желания. Сейчас Сюзанна котёнок, но мужской инстинкт подсказывал, что она станет тигрицей, как только обретёт голос. Он хотел эту тигрицу и услышал, как зарычал, скользя рукой вверх по бедру, пока кончики пальцев не коснулись трусиков.

— Ну? — подначивал он. — Может, ты хочешь, чтобы я подразнил твои соски? Подвинувшись, он обхватил через ткань её грудь и обвёл сосок большим пальцем. Сюзанна охнула через слегка приоткрытые губы, и это подстегнуло Дека. Ей нравились грязные разговоры и поддразнивания. Хорошо, потому что ему тоже. — Хочешь, чтобы я втянул его в рот?

— Да, — прохрипела она

— Попроси.

Она шокировала его, подавшись вперёд и смело сказав:

— Я хочу, чтобы ты прижался губами к моей груди. — Затем чертовка исчезла с тихим «пожалуйста».

Ладно, они поработают над тем, как быть тигрицей. Позже.

Он нетерпеливо наклонился к её груди и сжал сосок зубами, заставляя Сюзанну поёжиться, а затем облизал, смачивая материал, натянутый на ареолу. Ему хотелось прогрызть ночнушку насквозь и глубоко втянуть сосок в рот, но это на другой раз.

Ещё так много нужно показать Сюзанне.

— О, Деклан, — выдохнула она, выгибаясь и поглаживая его плечи и спину. Она нащупала линии татуировки, и мгновенные вспышки удовольствия пронзили пах. Чёрт бы побрал этот эротический эффект. Вероятно, Дек действительно сможет кончить от её прикосновения.

— Как приятно, — прошептал он у её груди.

— М-м-м. И это тоже.

Он нежно подул на влажную ткань, наслаждаясь тем, как от контраста температур её пик сжался. Он смотрел на лицо Сюзанны, перекатывая бугорок между пальцами, и удивление в её глазах сводило с ума. Было ясно, что она не очень хорошо знает своё тело и как оно реагирует на чужие прикосновения. Деклан так хотел, чтобы именно он показывал ей это. Каждый дюйм её тела будет знать лишь его ласку.

— Что дальше, ангел? Хочешь, чтобы я тебя поцеловал? Проложил дорожку поцелуев по животу?

Она кивнула.

— Да, пожалуйста.

Дек чуть не рассмеялся. Она такая вежливая, хотя он собирался сделать с ней далеко не вежливо. Задрав ночнушку, чтобы обнажить идеальный плоский живот, он процеловал дорожку от груди до пупка. Сюзанна задрожала, когда он провёл языком, и его яйца поджались, отяжелели и заболели. Если Дек не войдёт в неё в ближайшее время, начнёт болеть всё.

Он опустился ниже, раздвигая ноги.

Внезапно, она резко выпрямилась.

— Подожди.

— В чём дело?

— Ни в чём. Просто я хочу… сделать это с тобой.

Он был чертовски возбуждён, а она схватила его за плечи и потянула на себя так, что он оседлал её, упёршись коленями ей подмышки, а его длина оказалась у рта. Деклан ожидал, что Сюзанна будет стесняться, но нет, его ангел без колебаний взяла его в рот до основания.

— Твою мать, — выдавил он, когда она начала втягивать его в горячий, влажный и идеальный рот. Задевая зубами, она не давала скользнуть в горло. Идеально.

Языком она обвела головку, а затем лизнула весь ствол, а когда рукой сжала яички, Деклан рефлекторно дёрнулся, а она стала ласкать активнее. Тогда-то он и решил, что Сюзанна не ангел, а жестокий суккуб, который собирался заставить его кончить ещё до начала самого акта.

— Так, — сказал он, вырываясь из горячих глубин её рта. — Теперь твоя очередь. — Он снова опустился по её телу, целуя распухшие губы. — Хочешь, чтобы я прижался ртом к твоей сердцевине. А языком проникнуть глубоко внутрь твоего лона, слизывая каждую каплю возбуждения? — Он раздвинул складки и вошёл в неё одним пальцем. — Или этого? — Он водил пальцем туда-сюда, размазывая сок по ногам. Она готова к нему. Передвинувшись, он убрал палец и заменил его головкой члена. — Или вот это?

— Всё, — выдохнула она, и он улыбнулся.

— Ты жадный непослушный ангел.

Она выгнулась и прижалась к его члену.

— Недостаточно непослушный. Трахни меня, Деклан.

Даже говоря это, у неё дрогнул голос, а щеки загорелись от смущения. В её системе не было грубости, но Сюзанна пыталась, благослови её Господь, а он уже находился на грани, так что Дек даст ей всё, что она захочет. В следующий раз. В следующий раз он проведёт полчаса между её ног и заставит кончить полдюжины раз, прежде чем погрузится в великолепное тело. Застонав от этой мысли, он глубоко погрузился в её атласную сердцевину. Крик удовлетворения Сюзанны разжёг страсть.

Дек положил ладони по обе стороны её головы и навис, чтобы видеть каждый нюанс в выражении её лица. Хотел видеть, как она закусывает нижнюю губу, как сейчас. И определённо хотел видеть, как она приоткрывает рот и закрывает глаза, достигая оргазма. Он пропустил всё это в первый раз, когда она была отвёрнута от него. Теперь же не упустит.

Она обняла ногами его талию, притягивая ближе. Он входил в неё глубоко, сильно и быстро. Сюзанна заставляла его двигаться в нужном для себя ритме. Он всегда контролировал всё во время секса, всегда направлял своих партнёрш в нужное русло. Дело не в том, что он эгоист, если только это не означало убедиться, что партнёрша кончит первой. Нет ничего сексуальнее, чем женщина, погружённая в страсть, а тихие крики подталкивают мужчину к собственному оргазму. Но Сюзанна понимала, что такое удовольствие. Может, не в плане секса, но любя готовку, она знала силу удовлетворения и двигалась в соответствии со своими желаниями. Она делала всё по-своему и придумывала рецепты. Пока она проверяла эти рецепты на Деке, он определённо мог справиться. Теперь Сюзанна принадлежала ему. Его личный шеф-повар, как на кухне, так и в постели.

— Д-Деклан, — выдохнула она. — Деклан! — От её крика задрожали стены, и, да, именно этого выражения он и ждал. На лице отразился экстаз, рот приоткрылся, сухожилия на шее натянулись, когда Сюзанна выгнулась, впиваясь ногтями Деклану в спину. Он ускорил темп, когда и его оргазм приближался, напоминая бурю в паху. Кульминация настигла, как цунами, разнося экстаз по тазу м позвоночнику, лишая контроля, как никогда прежде. Деклан вновь и вновь кричал имя Сюзанны.

Сознание было на грани. Деку казалось, что он входил и выходил дюжину раз, прежде чем оргазм, наконец, ослабел, и рухнул на Сюзанну сверху. Застонав, он уткнулся в изгиб её плеча и попытался перевести дыхание.

— Это было, — сказал он, наконец, обретая дар речи, — невероятно.

— Хорошо?

Хвати ему воздуха в лёгких, он бы рассмеялся.

— Да, о, да.

Он услышал, как Сюзанна зевнула.

— Деклан?

— А?

— Правда, что человеческие мужчины могут испытывать оргазм только раз?

Он поднял голову и поймал её любопытный взгляд.

— Ну, да, а что?

— Просто интересно, можем ли повторить?

Дек тут же возбудился. Улыбаясь, он прижался к ней бёдрами, заставляя почувствовать, что только что сделала с ним.

— А ты как думаешь?

Она медленно и лениво улыбнулась, отчего он напрягся ещё сильнее.

— Думаю, могу заниматься этим всю ночь.

Рыча от нетерпения, он схватил её за бедра и с влажным звуком вошёл в её лоно под тихий скрип матраса под ними.

— Значит, ты ангел на кухне и демон в постели, — прошептал он ей в губы. — Ты — мечта каждого мужчины.

— Я хочу быть мечтой лишь одного мужчины.

О, да. Она мечта. Его мечта.

И самое безумное, что она его реальность.

Девятнадцатая глава

Тату-салон выглядел так же, как и все остальные салоны, которые Сюзанна встречала — ничего не значащий и без чего-то особенного. Ничто не кричало, что этим местом управляет демон. Внутри никого не было, несмотря на табличку «Открыто».

Вдыхая безошибочно узнаваемый запах шалфея, она огляделась: одна стена покрыта фотографиями татуировок, которые, как она предположила, были сделаны здесь, другая стена увешана шаблонами татуировок.

— Уверен, что это то самое место?

Факт, что тот, кто работал здесь, использовал шалфей для очистки воздуха от негативной или злой энергии, скорее всего, означал, что художник не демон. Да и Фантом говорил, что татуировщик не человек, а вполне возможно оборотень, эльф, перевёртышем, фея, вампир… список можно продолжать бесконечно.

— Да.

Деклан, словно хищник, ходил по салону, держа правую руку наготове отодвинуть полу куртку и вытащить оружие, хотя знал — из комиксов — что пули неэффективны против большего процента сверхъестественных существ.

— Я был чертовски пьян, но сохранил визитку, которую мне этот парень дал, потому что на обороте он написал кое-что странное.

Сюзанна нахмурилась.

— И что же?

Позади раздался низкий голос.

— Я написал, что, если у него когда-нибудь возникнут вопросы по поводу татуировки, стоит вернуться.

Огромная волна силы заполнила здание, и она была сильнее, чем всё, что Сюзанна испытывала за пределами мира отца. Она инстинктивно призвала свою силу, держа в кончиках пальцев, когда они с Декланом развернулись.

Разинув рот, Сюзанна смотрела на, вышедшего из подсобки, мужчину с длинными тёмными волосами, струящимися по плечам, затянутым в футболку, а джинсы и ботинки так не подходили к мантии с капюшоном, в которой она всегда видела его. Чёрт, она узнала его лишь по вибрации, которую излучал, и которая была столь же уникальна, как и подпись.

— Джим Боб, — прошептала Сюзанна. — Срань господня.

Деклан смотрел то на неё, то на Джима Боба, не убирая руку с пистолета, который был совершенно бесполезен против мужчины перед ними.

— Ты его знаешь?

Джим Боб — постоянный гость отца, и Сюзанн почти уверена, что он, своего рода, шпион. Вот только кому принадлежит его преданность? Небесам? Шеул-Гра? Кому-то ещё?

— Давай, — настоял Джим Боб, — говори.

Не сводя взгляда с Джима Боба, Сюзанна произнесла:

— Просто ангел.

Деклан окинул ангела взглядом с головы до ног.

— По имени Джим Боб?

— Нет… Его не так зовут. — Она понятия не имела, как его зовут, а у отца привычка давать шпионам нелепые прозвища. Джим Боб. Рики Бобби. Новый шпион, по имени Клетус.

— Долгая история. Расскажу как-нибудь потом. Но он определённо ангел.

— Как ты?

Глубокий смех Джима Боба эхом разнёсся по маленькому помещению.

— Ни один Мемитим не похож на меня.

Сюзанна в раздражении переварила оскорбление Джим Боба.

— Он родился небесным ангелом, — объяснила Сюзанна. — Но, вероятно, принадлежит к одному из орденов в верхушке иерархии. Они думают, что лучше нас.

Джим Боб даже не пытался отрицать этого.

— Учитывая, что вы здесь и что Деклан явно осведомлён о нашем существовании, предполагаю, что появились вопросы о татуировке.

— Да. — Деклан шагнул вперёд, чтобы взять с прилавка брошюру, но когда повернулся, чтобы поговорить с Джимом Бобом, Сюзанна поняла, что он намеренно встал между ней и здоровяком-ангелом. Он понимал, что Джим Боб раздавит его мизинцем, но, казалось, его это не волновало. Так мило. И страстно так, что могло расплавить нимб.

— Для чего татуировка, и почему ты мне её набил?

Джим Боб не сдвинулся с места, но дверь за ними закрылась, и табличка «Открыто» сменилась на «Закрыто».

Сюзанна с завистью наблюдала за происходящим, потому что никогда не умела так управлять предметами, но кое-кто из родных мог.

Джим Боб указал на маленький столик с тремя стульями в углу. Деклан немного расслабился, но Сюзанна заметила, что он всё же выбрал место, с которого удобно следить за дверью.

— Тебя привёл человек по имени Гарет, — начал Джим Боб, когда все уселись. — Ты с ним работал.

— Да, он был членом моей команды. — Голос Деклана стал хриплым. — Его убили после того, как мы сюда приходили.

Джим Боб фыркнул.

— Его не убили.

— Он умер, проклятье, на моих глазах. — Деклан вцепился в столешницу так, что побелели костяшки. — Я был там и не мог спасти его.

— Ты не смог спасти его, потому что он не был человеком, — спокойно сказал Джим Боб. — Ангел. Жив и здоров, кстати. Вмешивается в человеческие дела где-то в… Скорее всего, в Норвегии, а может в Финляндии. — Он пожал плечами. — Хорошо, что он любит рыбу.

— Что? — Деклан откинулся на спинку кресла. — Не верю, — сказал он со смесью удивления и облегчения в голосе. — Он заверил меня, что мёртв. И что он — человек. Вот засранец.

— Он нефхантер, — сказал Джим Боб. — Ангел, которому поручено найти людей с ангельской ДНК.

Интересно. Сюзанна не знала, что существуют ангелы, специально предназначенные для поиска людей, в чьих генеалогических древах есть ангел. С другой стороны, она многого не знала о том, что происходит на Небесах. И, честно говоря, ей всё равно. Пусть те, наподобие Хокина, разбираются во внутренней работе ангельского бизнеса.

— Но зачем? — спросил Деклан, очевидно настолько потрясённый тем, что его друг не только жив, но и ангел, что не понял — Деклан, вероятно, был целью Гарета.

— Они могут оказаться полезными в неизбежной войне между добром и злом, — объяснил Джим Боб. — Поэтому он был в твоей команде — наблюдал за тобой, оценивал. — Он пожал плечами. — И спёр твою кровь, когда ты не видел.

Теперь Деклан всё понял и округлил глаза.

— Я? Во мне есть ангельская ДНК? — Когда Джим Боб кивнул, Деклан закрыл глаза и тихо выругался. — Старик, последние два дня просто нереальные. — Он снова открыл глаза. — Тогда зачем Гарет привёз меня сюда?

— Потому что, как только мы находим кого-то вроде тебя, я его мечу.

— Метишь? — Деклан прищурился. — Или ставишь трекер?

Джиму Бобу не пришлось отвечать. Лукавая улыбка говорила сама за себя. Татуировки предназначались для слежки.

— Татуировки уникальны для всех, — сказал он. — Они подключаются к внутреннему ангелу и дают немного… «фишек».

— Фишек?

Джим Боб пожал плечами.

— Это зависит от того, как далеко в генеалогическом древе сидит ДНК ангела, и от самого ангела. Например, в тебе, по своей природе ты — страж. Вот почему я дал тебе крылья. С момента, как я их нанёс, вероятно, ты заметил, что рефлексы стали быстрее, а чувства более обострённые, чем у окружающих людей.

Сюзанна хмыкнула.

— Ты — супергерой.

— Я думал, что схожу с ума. — Деклан провёл рукой по волосам, пытаясь переварить информацию, одновременно поднимаясь на ноги и расхаживая по кругу. — Слух у меня точно лучше и вижу то, что другие могут рассмотреть лишь в прицел. — Он поморщился. — Не хочу обсуждать обострённое обоняние.

На стойке зазвонил телефон Джима Боба, но тот не обратил на него внимания.

— Кстати, что привело тебя сюда?

— Деклана преследует демон Сичер. — Сюзанна бросила взгляд на Деклана, который, казалось, был погружён в свои мысли. — Он убил одного из них, и мы подозреваем, что татуировка могла быть к этому причастна.

Джим Боб покачал головой.

— Татуировка усиливает способности, но не она ключ к убийству демона Сичера.

Разочаровывающая новость.

— Что ты о них знаешь?

— Очень мало. — Джим Боб забарабанил пальцами по столу. — Я не встречался ни с одним, и единственный знакомый мне ангел, который убил такого, использовал способность, которой ты не обладаешь.

— Откуда ты знаешь? — спросила Сюзанна, чувствуя себя немного оскорблённой. Возможно, она и Мемитим, но предполагать отсутствие сильных способностей, немного высокомерно.

Джим Боб одарил её оскорбительным взглядом, как бы спрашивая: «Ты издеваешься надо мной?»

— Можешь разорвать тело на клеточном уровне, чтобы оно осыпалось в виде микроскопического блеска?

Ох! У Сюзанны не было слов, но Деклан помог.

— Можешь? — спросил он. — Потому что это круто. Страшно, но круто.

У него странные представления о том, что круто.

— Э-э-э, нет.

В глазах Деклана блеснуло любопытство, и он обратился к Джиму Бобу:

— Ты можешь соединить эту пыль обратно?

— Хм. — Джим Боб поразмышлял. — Не думаю, что кто-то пытался, и не представляю, зачем. Ты же взорвал чувака не просто так. Хотя не понимаю, почему нельзя собрать воедино, если сделаешь это на мгновение. — Судя по выражению его лица, он хотел проверить теорию.

Сюзанна вздрогнула. Она выросла, ходя по воскресеньям в церковь и веря в Бога и сострадательных ангелов, но уже давно поняла, что на самом деле всё наоборот. Ангелы воины, способные на безжалостную жестокость, крылатые верующие в цели, оправдывающие средства… до тех пор, пока Небеса не заинтересованы в целях.

Даже Мемитимы, считавшиеся «славными ребятами» ангельского мира, те ещё придурки. Ну, она сомневалась, что кто-то из её братьев и сестёр считал её придурошной, но она определённо исключение.

— Что же, — сказала Сюзанна, чувствуя себя немного опустошённой, — не на это я надеялась.

— Извини, что ничем не могу помочь. — Встав, Джим Боб мысленно отпёр дверь и перевернул табличку на «Открыто» — значит, им пора уходить. Сюзанна и Деклан встали, но когда подошли к двери, он крикнул:

— О, и Сюзанна.

— Да?

— Ты же знаешь, что об этом никому нельзя рассказывать, верно? — Глубокий голос Джима Боба был полон предостережения.

— Рассказывать о чём? Что один из самых известных небесных шпионов моего отца наносит заколдованные татуировки в захудалом салоне в Сан-Франциско?

— Именно об этом ты не можешь рассказывать. Никому. Ни самому близкому другу, ни родным, ни тем более отцу. Усекла?

— Ага.

Деклан потянул руку и размял шею, будто она затекла, и, учитывая последние двадцать четыре часа, Сюзанна удивилась, почему не каждый мускул его тела напряжён до предела.

— И я? Я тоже не могу рассказывать?

— Ты человек, — ответил Джим Боб, стараясь, чтобы слово «человек» не прозвучало как оскорбление. — Мало кто тебе поверит. Но те, кто поверит, захочет либо убить, либо использовать, так что молчи.

— Без проблем. — Деклан посмотрел в окно, внезапно погрустнев, и Сюзанна подумала, не думает ли он о Стиве. — Я лишь хотел, чтобы у тебя был ответ, который нам нужен.

Джим Боб посмотрел на Деклана горящими глазами.

— Ты не говорил, как убил демона. Большинство человеческих орудий даже не поцарапают им шкуры.

— Да, ни хрена. От пуль тварь даже не вздрогнула. Походило на то, что мы бросали камешки в громаду. — Деклан постукивал по кобуре под рубашкой, будто убеждая себя в присутствии орудия, даже если оно бесполезно против такой конкретной угрозы. — Я всадил ему кинжал в глаз.

— Да? — Джим Боб с любопытством склонил голову набок. — И что за клинок?

— Мой. Обычный… — Деклан замолчал, вспоминая. — Нет, не мой. Мой нож выбили из руки во время боя. Когда я увидел, что демон падает, огляделся в поисках оружия. — Он покачал головой. — Не могу поверить, что не подумал об этом раньше. Я снял кинжал с пояса демона и убил его же оружием.

— Да, — сказал Джим Боб. — Тебе нужен этот клинок. Знаешь, где он?

— В стенном сейфе моего босса.

Впервые с тех пор, как на Деклана напали, внутри Сюзанны проснулась надежда, что всё скоро придёт к концу. Как и её статус Мемитима, когда станет известно, что она переспала со своим Праймори. Но с этим пунктом придётся разобраться позже. Прямо сейчас им предстояло сразить демона.

— Мы идём к твоему боссу.

Деклан посмотрел на неё, как на сумасшедшую.

— Я не могу просто подойти к Тагу и сказать, что мне нужен клинок, не объяснив, зачем. Если ему, как и мне стёрли память, он вероятно, даже не знает, что орудие у него, и захочет узнать правду.

Дерьмо. Деклан прав. Она уже нарушила столько правил с Декланом, и ангелы активно исправляли повреждения, к примеру, разрушенный дом через дорогу от особняка. И если она откроет их мир ещё одному человеку, неприятностей станет гораздо больше.

К сожалению, другого выхода она не видела.

— Мы должны всё ему рассказать.

— Я же не должен напоминать, что это запрещено, — произнёс Джим Боб низким, зловещим рыком. Затем так же зловеще улыбнулся. — Но есть возможности нарушить правила.

Ха, ей начинал нравиться этот загадочный ангел.

— Тогда, давай это сделаем.

Двадцатая глава

Когда Сюзанна и Деклан шли по коридорам офиса «МакКей-Таггарт», он не мог поверить, что вокруг столько нереального. Он был здесь всего несколько дней назад и не подозревал о существовании демонов. Не знал, что Сюзанна ангел.

У него не было секса с ангелом.

И люди вокруг ничего не понимали. Будто всё в порядке, а библейский апокалипсис почти не уничтожил человечество. Это сводило с ума.

У офиса Тага их встретила его ассистентка — временная сотрудница агентства, заменявшая Сэди — и возмутилась отсутствием записи на встречу, но Деклан настоял, что это очень важно, и, связавшись с Тагом, она впустила их. Таг сидел за столом, его налитые кровью глаза были прикованы к экрану компьютера. Он поднял взгляд на них и вопросительно поднял брови, заметив Сюзанну.

— Деклан. Мисс Д'Анджело. Какая неожиданность. — Таг протяжно и шумно вздохнул. Он выглядел усталым, печальным и немного раздражённым. — Получил сообщение о Стиве?

— Да. — Деклан вздрогнул. Боже, он будет скучать по Стиву, но поклялся отомстить. Кинжал в глаз — своего рода месть. — Не могу в это поверить.

Таг зарычал в ответ:

— Я освободил с заданий всех, кого мог, чтобы выяснить, что произошло и кто виноват. Мы найдём этого психа, клянусь.

— К слову об этом… — Деклан и Сюзанна опустились в кресла напротив Тага. — Я знаю, кто это сделал.

Таггарт напрягся и выпрямился, напоминая дуло винтовки, и приковал взгляд к Деклану, словно ракета с лазерным наведением.

— Кто?

«Ну, поехали».

— Так, во-первых, нужно, чтобы ты выслушал нас и не посчитал психами.

— Или наркоманами, — добавила Сюзанна.

— Ничего не могу обещать, но постараюсь. Возможно, не так сильно, как хотелось бы. — Таггарт едва заметно кивнул. — Не тяните, выкладывайте.

У Деклана внутри всё перевернулось. Таг вот-вот сойдёт с ума.

— Вчера на нас что-то напало. Я не знал, что, но Сюзанна знала.

Он бросил взгляд на Сюзанну, которая ободряюще сжала его руку, и Таг это заметил. Парень ничего не упускал из виду.

— И? — резко проговорил Таг. — Выкладывай!

Деклан выложил всю долбанную историю на одном чёртовом дыхании. И не преминул сообщить боссу, что, когда лёг на тротуар у офиса, дело было не в медицинской проблеме, изменившей жизнь, а в демоне.

Таг молчал, лишь время от времени менял позу, несколько раз смотрел в окно, и дважды вена на его виске пульсировала в такт быстрому пульсу. Наконец, через минуту после того, как Деклан и Сюзанна замолчали, он откинулся на спинку стула.

— Хм.

Деклан моргнул.

— Сэр?

— Мне снились чёртовы сны. Я никому не рассказывал, чтобы меня не посчитали сумасшедшим. Такое странное дерьмо. Монстры, выползающие из канализации. Ангелы взрывают их молниями. Огромный, закованный в броню чувак на коне появляется из воздуха. Сны кажутся реальными.

— Потому что они и были реальными, — ответила Сюзанна. — Это воспоминания, а не сны.

— Ладно, допустим, всё это психо-демоническое дерьмо правда, а я признаю, что довольно скептичен, и, вероятно, пока мы говорим, продумываю какие меры можно принять в отношении вас. — Он опёрся локтями о стол и подался вперёд, прикрыв глаза. — Но зачем вы мне всё это рассказываете?

Проклятье, Таг справлялся с этим намного лучше Деклана. Очевидная разница между правдой, которую раскрывают спокойно в офисе, и той, что демонстрируется в разгар нападения демона.

— Потому что всё началось с момента, когда пару лет назад я убил приятеля этого демона, — ответил Деклан. — И ты был там. И Стив. И Реми. Теперь вы в опасности, но мы можем остановить демона при помощи кинжала, который ты хранишь в сейфе.

Таг нахмурился.

— В моём сейфе нет кинжала. Ты же знаешь, я почти не пользуюсь сейфом — он достался мне вместе со зданием, и я уже много лет ничего туда не кладу.

— Проверь, — мягко настояла Сюзанна.

Выглядя так, будто делал это только для развлечения Сюзанны, пока они ждали появления парней со смирительными рубашками, Таг встал и подошёл к панели в стене, которая скрывала сейф. Через несколько секунд он тихо выругался и вытащил кинжал, костяная рукоять которого до сих пор была в крови.

— Господи, — выдохнул он, поворачиваясь. — Он всё это время лежал тут, но я не видел его.

Сюзанна посмотрела на него.

— Потому что, когда ангелы изменяли воспоминания, подключались к той части головного мозга, которая либо объясняет увиденные странности, не поддающиеся объяснению, либо сознательно «не видит» их. Этот кинжал — часть мира, который ты не помнишь, поэтому разум не видел его. Демоны веками пользовались этой человеческой слабостью. Они строят здания и гоняют на демонических машинах скорой помощи прямо у вас под носом, а вы даже не замечаете этого

— Какое-то сумасшествие. — Таг отдал кинжал Деклану. — Я ещё не уверен в своей вере, но на случай, если всё это правда, ты этим кинжалом уничтожишь демона, который убил Стива, верно?

— Точно, — ответил Деклан.

Таг низко зарычал.

— Я хочу принять в этом участие.

— Ни в коем случае. — Сюзанна встала, и золотые босоножки на высоких каблуках, которые совсем не подходили для сражений — ангелам, вероятно, не нужна удобная обувь — блеснули в тусклом освещении офиса. — И никто больше не должен об этом знать. Хватит уже того, что мы тебе рассказали.

Таг казался не очень этим довольным.

— Почему никто не должен знать?

— Сейчас не время. Но у меня такое чувство, что очень скоро всё раскроется. Люди, которые могут справиться с правдой, и те, кто адаптировался и хорошо сражался, когда демоны вторглись в мир людей, первыми всё узнают.

— То есть ты рассказал мне то, чем я не могу ни с кем поделиться? — Таг сжал кулаки по бокам, гнев накатил на него ощутимой волной. — Это полный трындец.

— Нет. — Она постучала пальцем по экрану телефона. — Твою память снова сотрут.

— Чёрт возьми, — рявкнул Таг, и Деклан не мог винить его за такую реакцию. Он тоже не хотел бы возвращаться в незнание, и если ангелы попытаются стереть его с лица земли, он будет адски сопротивляться. Позже им с Сюзанной определённо нужно поговорить.

— Демоны существуют, и ты хочешь, чтобы я позволил моим друзьям и семье подвергнуться риску?

— Да, демоны существуют, — сказала Сюзанна, — но, честно говоря, сейчас твои друзья и семья находятся в гораздо большей опасности от других людей.

По виду Тага можно сказать, что он вот-вот слетит с катушек, поэтому Деклан вмешался.

— А другого способа нет?

— Очень жаль, — начала Сюзанна с искренним сочувствием в глазах. — Но так нужно. Мне хватит неприятностей уже за то, что я рассказала тебе правду. Если я не исправлю, заработаю тысячу лет наказания. Или ещё хуже.

Деклан не знал, что может быть хуже тысячи лет наказания, но не хотел, чтобы Сюзанна вообще подвергалась любому наказанию, не говоря уже о веках. Тагу просто придётся какое-то время побыть в блаженном неведении о сверхъестественном мире. Во всяком случае, так лучше для его рассудка.

Внезапно в офисе появилась вспышка света, и мгновение спустя на её месте стоял татуированный ангел Джим Боб, раскинув огромные белые крылья, чьи кончики касались стен по обе стороны офиса.

— Святая мать сукиного сына! — Таг отскочил и врезался в книжную полку, не сводя глаз с ангела. — Кто ты такой, чёрт возьми, и что это за крылья?

Странно, что Деклан уже привык к этому безумию, потому что даже не моргнул от удивления, когда появился ангел.

Деклан так же, как и Таг выпучил глаза и округлил рот, когда впервые увидел крылья?

Наверное, да.

Конечно же, да.

Сюзанна заговорила тихо и успокаивающе, пытаясь не дать Тагу запаниковать.

— Это Джим Боб, ангел, который позаботится о том, чтобы ты не вспомнил этот разговор.

— Не волнуйся, — сказал Деклан. — Принесу кое-какую литературу, чтобы ты знал правду.

Таг, всё ещё не в себе от ужаса, посмотрел на него.

— Литературу?

— Помнишь, как ты смеялся надо мной из-за комиксов.

Взгляд Тага стал диким, пока он быстро переводил взгляд с Джима Боба на Деклана и обратно.

— Да…

Деклан хохотнул.

— Мистер Джим Боб, как думаете, пока будете в голове Тага, можете дать взглянуть на комиксы «Демоники»?

Когда Джим Боб кивнул, Таг чертыхнулся на Деклана.

— Ты хитроумный ублюдок.

Ага, и гордился этим.


***

Выйдя из офиса «МакКей-Таггарт» с Декланом, Сюзанна перенесла их обратно в особняк, где их уже ждали Хокин, Сайфер, Джорни, Секси и Мэддокс. Она написала им, пока Джим Боб переставлял мысленные файлы в голове Тага, и теперь нужно придумать план.

— Круто, — сказал Деклан, когда они материализовались в гостиной. — Я всегда говорил, что если бы мог выбрать сверхсилу, то именно телепортацию.

— Это удобно, — признала она и оглядела поджидающую толпу. — Кто-нибудь голоден? Могу на скорую руку сделать перекусить, пока строим планы.

Джорни, который никогда не отказывался от еды, поднял руку.

— Я могу поесть.

— Чувак. — Мэддокс поднялся и ударил Джорни кулаком в бедро. — Ты только что съел две большие пиццы. Сядь уже.

Никто больше ничего не хотел, поэтому Сюзанна собралась полностью заняться ситуацией, когда Деклан её перебил:

— Прежде чем начнём строить планы, могу я получить гарантии, что когда всё закончится, перед глазами у меня ничего не будет вспыхивать?

Все, включая Сюзанну, уставились на него.

— Что? — спросил Хокин с изрядной долей раздражения.

— Ну, палка со вспышкой, — пояснил Деклан. — Как в «Люди в чёрном». Ну, с Уилл Смитом и Томми Ли Джонсом? Они стирают воспоминания маленькой палкой со вспышкой.

— Я понял твой прикол, чувак, — вмешался Сайфер, стуча по клавиатуре. — Мне не нужно было ничего объяснять, в отличие от остальных неудачников в комнате…

— Понятно. — Сюзанна шагнула в центр комнаты. — Думаю, мы поняли суть.

Она повернулась к Деклану, зная, что он, должно быть, волнуется. До встречи в офисе Яна Таггарта, она даже не задумывалась о том, что случится с памятью Деклана после того, как всё закончится. Да, они работали, но это лишний раз доказывало, что Сюзанна не создана для того, чтобы быть Мемитимом.

— Деклан, мы попросим Совет Мемитимов сделать для тебя исключение. Ты явно ценный человек. Проблем возникнуть не должно. — Как любил повторять Мэддокс, она говорила, совершенно не подумав, но всегда была оптимисткой. Кроме того, у неё влиятельный брат. — Да, Хокин?

Она посмотрела на него, и он закатил глаза.

— Да, это не проблема.

— Видишь? — весело сказала она. — Ради всеобщего блага. — Прежде чем Деклан успел спросить о подробностях, она начала излагать план дальнейших действий.

— Мы достали оружие, которым Деклан убил Сичера, из-за чего и началась вся эта заваруха. Нам остаётся лишь убедиться, что встретимся с Морроком в контролируемой среде, где у нас будет преимущество.

Сюзанна огляделась.

— Не думаю, что кто-то из вас может разрушить тело на клеточном уровне.

— А? — Мэддокс замер, надувая пузырь жвачки. — Сделать что?

— Распылить тело. Превратить в красный туман, — пояснил Деклан. — Не оставляя ни кусочка. Сделать из тела соус для спагетти.

— Не такой соус, какой делаю я, надеюсь, — пробормотала она. — Фу.

Никто не сказал, что способен делать красный туман, но Сюзанна ждала.

— Ладно, как же нам позвать демона?

Сайфер, продолжая печатать, проговорил:

— Флейл сказала, что Сичера привлечёт боль Деклана.

«Флейл?»

Падший ангел уже несколько месяцев просилась на службу к Азаготу, и Сюзанне она совсем не нравился. Хотя мнение Сюзанны Сайфера совсем не волновало. Смотря на эту красотку, он видел лишь большие сиськи и длинные ноги.

Тогда Сюзанна вспомнила, что стоит спросить о Лиллиане и о том, когда она собирается вернуться домой в Шеул-Гра. Подлиза-Флейл не должна крутиться вокруг Азагота.

Деклан вздёрнул бровь.

— Боль? Мне нужно сделать себе больно?

— Или это может сделать кто-то другой, — ответил Сайфер, не отрывая взгляда от экрана компьютера. — Но да, тебе должно быть больно.

— Морально или физически?

— И то и другое, вероятно, лучше.

Хокин шагнул вперёд.

— Я вызываюсь добровольцем сделать тебе больно физически. — Под пристальным взглядом Сюзанны он невинно моргнул. — Что? Это ради благого дела. Я сама благодетель.

— Ты засранец, — пробормотал Деклан себе под нос, и Мэддокс с Джорни кивнули в знак согласия. — Но, наверное, будет лучше, если это сделаешь ты. — Глубоко вздохнув, он посмотрел на Сюзанну. — И если хочешь душевной агонии, думаю, есть идеальная обстановка. Оно находится в глуши, идеально подходит для битвы, и я поклялся, что если когда-нибудь увижу его снова, сожгу дотла. Так что да. Агония.

У Сюзанны сердце обливалось кровью, услышав, что Деклан связывает то место с болью. Раз он хочет убить одного демона и изгнать других, получит то, что хочет.

Двадцать первая глава

Деклан чертовски ненавидел это место. Ему нравились леса, и он ничего не имел против хижин стоимостью в миллион долларов. Но это поместье, скрытое глубоко под горами Катскиллами штат Нью-Йорк, принадлежало отцу, и он помнил о нём лишь дерьмо.

Сюзанна отпустила его руку, когда все материализовались на травянистой лужайке между хижиной и озером.

— Как красиво. Большое открытое пространство, но много укрытий. Почему ты так его ненавидишь?

Дек действительно не хотел говорить об этом, но не собирался ничего скрывать от Сюзанны — казалось это неправильно после всего, через что они прошли, и того что она сделала ради его защиты. Кроме того, ангелы, наверно, довольно легко могли копаться в памяти людей, и ему не нужно, чтобы какой-то мудак вроде Хокина решил, что они хотят узнать правду.

— Когда я был ребёнком, мама привезла меня сюда. — Он посмотрел на бревенчатое крыльцо. — Думаю, что она и мой старик здесь прятались, встречались по долгим выходным, и его семья не знала, что он со своей любовницей.

— И однажды она привела тебя с собой?

— Она всегда пыталась заставить его признать меня. В детстве я не знал, что происходит, но смотря сейчас назад? Да, она надеялась, что он полюбит нас обоих и бросит свою семью. — Дек посмотрел на нетронутое озеро, где часами плавал и играл на каноэ. Без присмотра, конечно. — Но этот ублюдок ненавидел меня и игнорировал рядом с ней, но когда матери не было рядом… — Он покачал головой. — Пытался убить.

Сюзанна смотрела на близлежащий лес, но теперь резко повернулась к нему.

— Серьёзно?

— Лучше бы нет, но да.

Он не осознавал этих попыток, пока в прошлом году не узнал, что отец дёргал за ниточки, чтобы отправлять Дека на самые опасные задания в армии. Именно тогда он вспомнил, как отец взял его с собой в поход и «потерял» в лесу, а в другой раз «случайно» столкнул Деклана с обрыва во время очередного похода.

Деклан оглядел величественный горный пейзаж, прислушался к щебету птиц и мягкому ветерку, пробивающемуся сквозь деревья, вдохнул свежий запах земли и сосен. Как же он ненавидел это место.

— Можем начать. Что Хокин собирается сделать со мной?

Голос Хокина прогремел у него за спиной.

— Ничего такого, что могло бы нанести непоправимый вред. Знаю, что сильнейшего повреждения мозга вынести нельзя.

— Хок, прекрати. — Сюзанна повернулась к остальным. — Сайфер, поскольку ты не можешь сражаться, вернись и позови на помощь наших братьев и сестёр, если вдруг понадобится. Хокин, кинжал будет у тебя, но если у кого-то будет шанс использовать его против Моррока, берёт его. Секси, Джорни и Мэддокс, найдите место в нескольких милях отсюда и там спрячьтесь. Не хочу, чтобы Моррок чувствовал ваше присутствие, иначе может не появиться. Сайфер может вызвать вас, когда появится Моррок. Я останусь здесь с Декланом и Хоком.

Сайфер казался не особо довольным тем, что придётся сидеть в запасе, но Сюзанна объяснила, что, будучи Непадшим ангелом, он не обладает способностями, которые могли бы помочь в битве с существом из преисподней. Он сильнее и быстрее любого человека, но в сверхъестественном масштабе он на самом дне. Даже находиться вне Шеул-Гра или защищённого пространства, например, особняка ангелов, опасно, так как его могут похитить падшие. Или что-то в этом роде. Деклан завален таким количеством информации, что не мог всё запомнить точно.

— К твоему сведению, — заметил Сайфер. — Сичеры не перемещаются через Хэрроугейты и не телепортируются. Они двигаются сквозь землю, так что Моррок, вероятно, появится далеко, чтобы мы не почувствовали толчков.

Сюзанна кивнула.

— Понятно. Оставайся начеку. — Когда ангелы разошлись, она повернулась к Деклану и дерзко взяла его за руку. Деклан мог поклясться, что видел дым, выходящий из ушей Хокина. — Мы покончим с этим сегодня, — пообещала она

— А что потом? — Он даже не был уверен, почему задал этот вопрос, учитывая, что вполне мог умереть через несколько минут. И, по правде говоря, никогда не планировал будущее. Он всегда жил настоящим. Но внезапно ему захотелось составить план на завтра. И на следующую неделю. На следующий месяц. На будущий год. И Дек хотел спланировать каждый день с Сюзанной.

— Потом сможешь вернуться к своей жизни, а Сюзанна — к своей, — ответил Хокин тоном супер-идиота.

— Хокин, — сказала Сюзанна, — я собиралась попросить тебя оставить нас наедине, но знаешь что? Передумала. Теперь выслушай. — Она повернулась к Деклану. — Не знаю, что будет после того, как закончим здесь, но уверена, что, независимо от того, Мемитим я или нет, буду всегда заботиться о тебе.

— Что хочешь сказать этим Мемитим или нет?

— Хочу сказать, что я, более чем вероятно, уничтожила шансы вознестись…

— Сюзанна, — рявкнул Хокин. — Не говори так. Я сделаю всё, что в моих силах ради твоего вознесения.

На мгновение воцарилось молчание. Наконец, Сюзанна тихо произнесла:

— Мне уже всё равно. Я этого не хочу.

На лице Хокина отразился ужас.

— Ты ведь не всерьёз? Ты молодая и позволила чувствам к этому мужчине затуманить разум…

— Как невоспитанно, — перебила она. — Думаешь, я сама не могу выбрать, чего хочу? Считаешь, из-за любви я отупела? Я уже давно это чувствую. Я не создана для бытия Мемитима. Пятьдесят лет спустя я скучаю по жизни, которую оставила в мире людей. Тогда я была счастлива. Теперь же испытываю радость только, когда готовлю. — Она покосилась на Деклана. — Или когда с ним.

Хокин чертыхнулся, но Дек его почти не слышал. В голове крутились лишь слова Сюзанны.

Она глубоко вздохнула и повернулась к Деклану.

— У тебя, наверное, иные чувства…

Не раздумывая и секунды, он притянул Сюзанну к себе и поцеловал, мысленно посылая Хокина на хрен и показывая ему средний палец. Глаза Хокина чуть не вылезли из орбит, и ярость в их изумрудных глубинах обещала боль.

Отстранившись, Деклан посмотрел на Сюзанну, жалея, что не подошёл к ней давным-давно, но тогда считал её человеком.

— Ты — лучшее, что случалось со мной за всю жизнь. Ты… и этот мир, который ты открыла. Мне всегда казалось, что я иду в никуда, что создан для большего. Не хочу вернуться к прежней жизни, а хочу жить в твоём мире.

— Эй! — крикнул Сайфер, прячась в ближайших кустах. — У меня куча дел. Будем продолжать в том же духе? — Он высунул руку из кустов и помахал. — Извини, чувак, знаю, что тебя будут пытать и мучить, возможно, ты даже умрёшь, но у меня свидание на повестке дня.

— Ага, — крикнул в ответ Хокин, — с твоим ноутбуком.

— С настоящей женщиной, — крикнул Сайфер. — С Элис свидание будет позже.

— Кто такая Элис? — спросил Деклан.

Хокин поднял руку.

— Ноутбук.

Несмотря на ужасную ситуацию, в которой оказался, Деклан рассмеялся. Сайфер очень бы понравился Стиву. Напоминание о том, что они пришли, уничтожить демона, убившего Стива, быстро отрезвило. Сайфер прав. Им нужно действовать.

Мысленно переключившись в боевой режим, Деклан попятился от Сюзанны.

— Я готов.

— Деклан, ты не должен…

— Знаю, как и ты, но моя боль — единственный способ выманить Моррока.

— Тогда, позволь мне это сделать.

— Никогда, — прорычал он. — Тебе будет больнее, чем мне, в отличие от твоего брата.

— Естественно, — ответил Хокин. — Обещаю, мои действия принесут гораздо больше боли.

Сюзанна сердито посмотрела на брата, и Деклан почти ожидал, что она может пустить глазами лазер и убить его. Способны ли на такое ангелы?

— Ладно-ладно, — сказал Хокин. — Буду нежен.

Она в последний раз бросила на Дека взгляд, прежде чем уйти, но в нескольких футах от беседки, где планировала ждать, остановилась и оглянулась, мягкие локоны её волос поймали золотой солнечный свет и сделали похожей на ангела, которым она и была.

В её глазах блестели слёзы.

— Прости.

Деклан не успел ответить — боль поглотила его, словно гигантская акула. Какого хрена Хокин с ним делал? Тяжело дыша и обхватив рукой живот, он посмотрел на тупоголового ангела, который даже не смотрел в ответ, а уставился на сестру со страдальческим выражением лица. Сюзанна же закрыла лицо руками и прислонилась к стене беседки. Хокину плевать на боль Деклана, но любовь к сестре была неистовой.

— Ещё, — процедил Деклан сквозь зубы. — Я в состоянии выдержать больше.

— Даже не знаю… — сказал Хокин, но, чёрт возьми, Дек устал от этого дерьма. Чем дольше будет страдать он, тем дольше страдания Сюзанны. Он хотел, чтобы демон умер, и если для этого придётся сломать себе все кости, так и будет.

— Ещё!

— Нет, — отрезал Хокин

— Почему?

— Потому что ты этого хочешь.

Ладно, с Дека хватит. Пора действовать серьёзнее. Нужно разозлить Хокина.

— Мудак, — выплюнул он. — Ты с самой первой встречи хотел уничтожить меня, и всё потому что, хочешь защитить невинную сестрёнку. Как же ты провалился.

Хокин напрягся и оскалил огромные клыки.

— Что?

— Деклан, не надо! — крикнула Сюзанна, но уже поздно. Деклан принял решение, и если Хокин убьёт его, что ж, по крайней мере, Моррок больше не станет преследовать его, а Ян и Реми будут в безопасности.

— Я с ней спал, — добавил Деклан, посмотрев прямо в глаза Хоку. — Дважды. И, чёрт подери, она была хороша…

Он замолчал, когда агония сотрясла тело. Боже милостивый, может, Хокин смог бы провернуть эту штуку с красным туманом, потому что возникало ощущение, будто Дек распадается на молекулярном уровне. Упав на колени, он закричал, и где-то на заднем плане услышал крик Сюзанны. Ему было ненавистно, что ей больно, и хотя он никогда ни о чём не молился, сейчас вознёс мольбу о том, чтобы после всего она обрела покой.

Внезапно, так же быстро, как и началась, боль исчезла, и что-то врезалось в Дека, словно грузовик. Вокруг раздались крики и рёв.

Моррок.

И не только Моррок. Демон привёл с собой друзей.

— Проклятье! — крикнул Мэддокс, когда демоны Сичер заполнили поляну. Ангелы, материализовываясь из ниоткуда, пускали молнии и огненные шары. Деклан застонал, неуклюже поднимаясь. Рёбра и спина кричали от боли, когда он нырнул за ствол дерева, чтобы избежать смертельного удара по голове. Как бы то ни было, кулак Моррока пробил дыру в дереве, едва не врезавшись в плечо Дека, когда появился с противоположной стороны.

Внезапно ряжом оказалась Сюзанна, держа в руках косы.

— В укрытие!

Казалось неправильным прятаться, пока остальные сражаются, но именно Дек мишень, и он по опыту знал, что трудно сражаться с врагом, когда волнуешься о чьей-то безопасности.

Проклиная то, что он человек, бросился к беседке. Хокин, держа кинжал наготове, подлетел к ним, но прежде чем успел дотянуться до Моррока, другой Сичер схватил его, и они упали в озеро. Кинжал взлетел в воздух и упал в траву в нескольких футах от того места, где Сюзанна и Моррок сцепились в смертельной схватке.

— Нет! — закричал Дек, когда Моррок прижал Сюзанну, пронзая её торс острыми когтями и вонзая их в землю. Кровь гейзером брызнула вверх, заливая лицо демона. Сюзанна открыла рот и беззвучно закричала.

Когда Моррок поднял второй кулак, готовясь нанести удар, Деклан взбесился. Вся боль, ужас и инстинкт защитить женщину, которую любил, сгустились в шар отчаяния и силы, вибрирующий в теле. Жар нарастал с обжигающим напряжением, которое сконцентрировалось вдоль линий татуировки на спине.

Моррок опускал кулак на грудь Сюзанны, собираясь разорвать её пополам. Ужас в её глазах говорил яснее некуда — она понимает, что сейчас произойдёт.

Ярость подтолкнула Деклана, он подпрыгнул, оторвавшись от земли, и не думал, что летит и почему. Важна была лишь Сюзанна. Он низко наклонился, подобрал кинжал, лежавший в луже крови, и ударил Моррока с такой силой, что перехватило дыхание. Демон бросился вперёд, увлекая за собой пронзённое тело Сюзанны. Хокин, с вывихнутой ногой и заплывшим глазом, метнул какое-то круглое оружие, похожее на острую летающую тарелку изо льда. Диск рассёк плоть демона, оторвав руку по локоть. Сюзанна откатилась в сторону, но, когда замерла в смятой куче, уже не двигалась.

Взревев с силой накопленной годами ярости, Деклан врезался в грудь демона, как Железный Человек на мостовую. Рёбра Моррока хрустнули, и впервые в чёрных глазах демона мелькнул страх.

— Это, — прорычал Деклан, — за Стива.

С криком чистого, бешеного удовольствия он вонзил кинжал в правый глаз Моррока. Демон пронзительно закричал, дёргаясь и дрожа всем телом так сильно, что Деклана сбросило, будто с быка на родео. Он ударился о землю и мгновенно вскочил на ноги. Все вокруг завыли, когда их предводитель испустил последний вздох.

Избитые и окровавленные ангелы двинулись на демонов, но их предводитель мёртв, и битва закончилась. И если Сюзанна права, вендетта против Деклана так же завершена. Дрожь сотрясла землю, которая разверзлась под каждым монстром и поглотила их.

— Хокин! — испуганный крик Сайфера отразился от гор. Деклан резко обернулся, у него отвисла челюсть при виде четырёх крылатых людей, плетущих сеть вокруг Сайфера, а затем исчезающих в брызгах того, что он мог описать только как антисвет или маслянистый чёрный шлейф, который, казалось, жил собственной жизнью. А когда всё прояснилось, Сайфера не было.

— Нет, — крикнул Хокин. — Нет!

Деклан понятия не имел, в чём дело, и самое важное сейчас — Сюзанна. Не обращая внимания на боль, он, хромая, бросился к ней.

— Мы победили? — спросила Сюзанна тонким и пронзительным голосом, когда он опустился на колени рядом с ней.

— Моррок мёртв. — Он хотел взять её на руки, но тело настолько изломано, и медицинская подготовка остановила. Ему не хватило бы рук, заткнуть все раны, но с помощью остальных…

— Деклан, отойди. — Хокин опустился на колени напротив него, явно всё ещё потрясённый тем, что случилось с Сайфером. рядом села Секси.

— Иди на хер, придурок, — рявкнул Дек. — Если думаешь, что я…

— Секси поможет, — перебил его Хокин потрясающе спокойным голосом. — Но ты не можешь к ней прикасаться.

— О. — Чувствуя слабое огорчение, Дек попятился, когда Секси положила руки на живот Сюзанны

— Я не исцелю её полностью, но стабилизирую состояние, чтобы доставить в ЦБП.

Под взглядом Дека поток крови из ран Сюзанны замедлился, и плоть начала срастаться. Как бывший медик, он не мог не восхититься. Если бы только люди так могли.

Он передумал. Люди могут испортить всё, что угодно.

— С ней всё будет в порядке, правда? — Он взглянул на Хокина, который кивнул, но с беспокойством на лице.

— Если она и выживет, то только благодаря тебе, — сказал Хокин хриплым от волнения голосом. — Понимаешь?

«Если выживет?»

Деклан не очень любил молиться, но это до того, как узнал, что Небеса существуют, поэтому послал тихое «прошу, пусть с ней всё будет хорошо» всем, кто слушал. Не в силах думать о смерти Сюзанны, он посмотрел туда, где в последний раз видел ангела-компьютерщика, который исчез в пучине зла.

— А что случилось с Сайфером?

— Падшие. — Хокин обмяк, свесив голову с сутулых плеч. — Они утащили его в Шеул.

Дерьмо. Он вспомнил, что об этом говорила Сюзанна. Хреново. Очень-очень хреново.

Джорни хромал, правое бедро представляло собой массу искалеченной плоти, которая, казалось, не слишком беспокоила его. Какая сила. Дек видел, как мужчины теряли сознание, порезавшись о бумагу.

— Я позвонил Идесс. Она подготовит персонал скорой помощи к приезду Сюзанны. — Джорни похлопал Деклана по плечу. — Эй, Дек, откуда у тебя крылья? Я думал, что ты жалкий человек.

— Извини? — Деклан моргнул, настолько сосредоточившись на Сайфере и Сюзанне, что услышал лишь половину из слов Джорни. Сумасбродную половину — Крылья?

— Ты летал. Я видел, как у тебя за спиной хлопают крылья, похожие на колибри.

Хокин кивнул.

— И я.

— А я всё упустил, — вставил Мэддокс, прижимая к себе сломанную руку. — Можешь повторить?

— Я даже не знаю, как мне в первый раз удалось.

— Татуировка, — проскрежетала Сюзанна, которая, несмотря на закрытые глаза и бледность, улыбалась. — Она как будто ожила. Как на страницах комикса.

— Ладно, ребята, — вставила Секси, вытирая окровавленную руку о джинсы. — Давайте отвезём Сьюз в больницу.

Больница тоже со страниц комикса.

Двадцать вторая глава

Сюзанна очнулась на больничной койке, а рядом стояли Деклан и Хокин. И они не пытались убить друг друга.

— Ты очнулась, — произнёс Хокин, который, как всегда, видел всё. — Как себя чувствуешь?

— Вообще-то, прекрасно. — Сев, она огляделась, удивлённо обнаруживая, что даже бинтов нет. Но была надета бледно-розовая больничная сорочка с крошечными серыми котятами. Восхитительно. Она захотела себе пижаму с таким же принтом. И не могла представить, что демонам приходится носить такую прелесть. Кто бы ни заказывал эти вещи, у него извращённое чувство юмора.

C другой стороны, на потолке висели цепи, а на полках стояли отвратительные вещи в банках, демонические черепа и страшные инструменты, которые, как она надеялась, активно не использовались в этой больнице, так что извращения, казалось, здесь естественный порядок.

Под пижамой скрывались красные отметины, а весь торс представлял собой массу заживающих шрамов, но если не считать небольшого ноющего чувства, было ощущение, что она может пробежать марафон.

— Сколько я уже в больнице?

Деклан посмотрел на часы.

— Мы как раз подходим к двадцатичетырёхчасовой отметке. — Он потянулся и взял её за руку. Сюзанна могла поклясться, что шрамы начали заживать быстрее от его прикосновения. Пульс так точно ускорился. — Кажется, ты не удивлена тем, что очнулась в больнице для демонов.

— Я слышала вас, пока Секси меня исцеляла, — проговорила она, забавляясь тем, что Деклан небрежно упомянул Центральную Больницу Преисподней, будто уже многие года имел с ней дело. Он хорошо адаптировался. Оставалось только надеяться, что ему оставят память. Нет, она не собиралась надеяться. А убедится. И будет сражаться с каждым архангелом на небесах, если понадобится. Спрячет Деклана в этой больнице, куда не могут войти небесные ангелы.

Хокину повезло, что после повышения из обычных Мемитимов, ему не запретили заходить в ЦБП. За последние несколько лет, с тех пор как Идесс стала парой одного из братьев, которые управляли этим местом, многие Мемитимы обращались сюда за медицинской помощью, а двое её братьев и сестёр даже консультировались с главным врачом, Призраком, по делам, связанным с их Праймори. А целитель Шеул-Гра Дариен, даже стажировался здесь. Пока его не уволили за некомпетентность или что-то в этом духе. Он не рассказывал. Но отсутствие компетентности наиболее вероятный вариант. Ей повезло, что братья и сёстры привезли её сюда, а не к нему.

— Я так быстро поправилась, хотя получила почти смертельные раны?

— Ты не поверишь, — сказал Хок, сделав паузу, чтобы подбросить в воздух ватный шарик, — но наша мать спасла тебя.

— Что? — Она выпрямилась, но Деклан продолжал держать её за руку, утешая больше, чем она признавала. — Как? Ей не разрешается вступать с нами в контакт, кроме как на Небесах.

— Это правило я изменил одним из первых, — сказал Хокин, что само по себе было шоком. Он поклялся внести изменения на самом верху пищевой цепочки Мемитимов, чтобы сделать их жизнь лучше, и сдерживал обещание.

— Но это бессмысленно. Она не может попасть в больницу, так что её здесь даже не было.

— Она дала свою кровь. Она же вивификус, помнишь?

Деклан нахмурился.

— Вивификус?

— Ангел, дающий жизнь, — пояснил Хокин. — Они редкие и лишь некоторые наши родные унаследовали её дар.

— И даже у тех, кто получил, способность очень слабая, — добавила Сюзанна, хотя всё равно им завидовала.

Очевидно, Идесс была рождена со способностью давать жизнь, но Сюзанна предположила, что та потеряла её, когда отказалась от статуса Мемитима, потому что, хотя и работала в ЦБП не в статусе медработника.

— О. — Хокин взял телефон, и она сдержала смех, увидев фотографию Авроры на заставке. Она читала в каком-то журнале, что поддразнивание мужчин по поводу их нежных моментов разрушает будущие нежные моменты. Или что-то такое. — Лиллиана шлёт тебе привет.

— Откуда она узнала, что я здесь?

— Очевидно, здесь никто и ничего не можем утаить. — Хокин понизил голос, как будто кто-то подслушивал. Может, черепа на полках. — Должно быть, Идесс рассказала Лору, тот — своим братьям, а те — своим парам… чёрт, я не знаю. Клянусь, все здесь родственники Всадников, и думаю, что Лиллиана останется с Войной. — Аресом — как бы там его ни звали.

— Значит, она ещё не вернулась к отцу? — Он, должно быть, с каждым днём становится всё сварливее.

— Между прочим, нет. — Хокин убрал телефон. — Вероятно, он сделал что-то очень ужасное.

Ну, Азагот — Мрачный жнец, так что дверь в «очень ужасное» широко открыта. А если он изменил ей… Сюзанна резко втянула в себя воздух.

— Флейл, — прошипела она. — Эта потаскуха вынюхивала в Шеул-Гра…

Низкий, опасный рык раздался в груди Хокина, и будь всё проклято, если температура не упала. Она никогда не видела — и не чувствовала — как Хокин ведёт себя так. Такое поведение присуще Азаготу, после такого ты начинаешь молиться, чтобы не стать мишенью его гнева.

— Она ушла, — прорычал он голосом, который обещал много боли, если он когда-нибудь поймает её. — Из-за неё похитили Сайфера.

— О чём ты? — Она так резко дёрнулась, что кровать сдвинулась. — Сайфера похитили? Куда его забрали? — Но задавая вопросы, она уже знала ответы. В Шеул. Сайфера утащили в Шеул. — Не отвечай, — прохрипела она, опираясь на крепкое мужское плечо Деклана для поддержки. Она любила Сайфера, как своего брата, и если и встречала Непадшего, который заслуживал вернуть крылья, то Сайфер из таких. — Что ты говорил насчёт Флейл? Это из-за неё? Откуда ты знаешь?

Изумрудные глаза Хокина были такими же холодными, как и воздух в палате.

— Я отправился рассказать отцу, что с тобой случилось. Он рад, что всё в порядке, и сказал, что скучает по твоим «ежедневникам», что бы это ни значило.

Она улыбнулась, несмотря на разбитое из-за Сайфера сердце. Всю свою человеческую жизнь она каждый день виделась или разговаривала с отцом, пока не «пропала», и с тех пор, как переехала в Шеул-Гра, так же поступала с Азаготом. Сначала, казалось, это его раздражало. А потом он начал просто терпеть. Теперь же его это веселило. Недавно она подумала, что он, возможно, действительно с нетерпением ждал её кратких визитов или даже просто, брошенных мимоходом, приветствий.

— В любом случае, — сказал Хокин, возвращая их к теме разговора. — Пока я был там, Разр сказал, что Флейл ушла. Упаковала своё барахло и обчистила комнату. Комнату Сайфера обчистила тоже, забрала его ноут. Тогда я и понял, что она знала о демонах Сичерах, как и о том, что Сайф будет там.

Сучка.

— Думаешь, она послала своих приятелей Падших схватить его?

— Могу поставить на это свою жизнь. — Хокин посмотрел на Деклана. — Сайфер — Непадший, значит не полностью злой, потому что ещё не вошёл в Шеул. Падшие ангелы, как Флейл, утаскивают Непадших в Шеул и переманивают на свою сторону.

— Знаю. — Деклан придвинулся ровно настолько, чтобы запечатлеть нежный поцелуй на макушке Сюзанны, и её сердце радостно забилось. Она знала, что в детстве он не сталкивался с нежностью, и удивительно, что демонстрирует её, да ещё так открыто, сейчас.

— В «Демонике» был такой Непадший по имени Ривер. Я очень переживаю за то, чтобы ему вернули крылья.

Сюзанна переглянулась с Хокином.

— Скажем ему или пусть ждёт выхода комикса?

Деклан отстранился и поднял руки.

— Никаких спойлеров.

В конце концов, ему всё наспойлерят, поэтому Сюзанна не стала говорить. Кроме того, она беспокоилась о Сайфере и грустила, что его похитили. Было неправильно дразнить Деклана о судьбе ещё одного Непадшего

— Мы ведь его вернём, да? — она практически умоляла брата. — Мы же спасём Сайфера.

— Да, — пообещал Хокин, но выражение его лица было вполне понятным. Возможно, им удастся найти Сайфера, но он уже не будет прежним. — Слушай, мне нужно тебе кое-что сказать, и сейчас самое подходящее время.

Она замерла, как и Деклан.

— Новости плохие?

— Я поговорил с Советом насчёт тебя.

Это не «плохо».

— И?

— У тебя такие неприятности. Совет мог бы и не узнать о том, что ты нарушила законы и правила, если бы не взорванный дом. Пришлось вызвать исправителей из «Небесного бюро устранений», чтобы всё выглядело как утечка газа. Поэтому они начали расследование. Теперь они знают, что ты не только жила со своим Праймори, но и рассказала ему правду.

Вот, чёрт. Сюзанна сглотнула.

— Что ещё?

— Если ты спрашиваешь об… интиме, они не знают.

Ага, именно об этом она и спрашивала. Огорчённая тем, что брат всё знает, и, понимая, что нет смысла в отрицании, она неловко откашлялась.

— И что же они собираются с нами сделать?

Хокин встал, скрипя кожаной курткой. Брат никогда не мог спокойно сидеть, принося плохие вести.

— Они хотели лишить тебя силы и не дать Вознестись, а затем навсегда сослать в мир людей.

Она думала, что у неё разобьётся сердце… Ну, хотя бы станет грустно. Но ничего. На самом деле, ей было трудно сдержать улыбку. Пока не дошло, что он говорил в прошедшем времени.

— Погоди. Они хотели? А теперь не хотят?

— Я их отговорил. — Он подошёл к одному из жутких инструментов, висевших на стене, и, казалось, очень гордился своим поступком, а у Сюзанны стиснуло сердце.

— Нет. — Она спустила ноги с койки, готовая, если понадобится, вразумить брата. — Хокин, я ненавижу быть Мемитимом. Не хочу. Иди и скажи им это! Расскажи им обо мне и Деклане. Скажи…

— Сестра, хватит. — Он развернулся. — Я знаю, что ты несчастна, правда, не понимал этого до сегодняшнего дня. Но и позволить тебе потерять статус Мемитима и все способности не мог. Просто не в состоянии смотреть, как ты становишься уязвимой. — Он замолчал, и ей захотелось заплакать. — Поэтому я убедил Совет дать тебе служить иначе.

Она подавила всхлип, но держала его наготове.

— Как? — в унисон спросили она и Деклан.

— Сюзанна больше не будет защищать Праймори. Деклана уже передали Джорни.

Вздрогнув, она повернула руку, и действительно, геральди исчез. Забавно, но это беспокоило гораздо больше, чем возможность потерять силы и будущие крылья. Геральди был связующим звеном с Декланом, физическим монитором его здоровья и состояния. Уйдёт время, чтобы привыкнуть к отсутствию знака.

Сюзанна подумала, если они будут вместе, она всегда будет знать, в порядке ли Деклан.

— Если я не буду защищать Праймори, что же тогда?

— Будешь заниматься кулинарным шоу.

«Хоть стой, хоть падай», как говорила её человеческая мама.

— Кулинарным шоу? — Он кивнул, но она так и таращилась в неверии. — Ты серьёзно? И как это относится к служению Мемитимов?

— Твои действия служат не Мемитимам, а Небесам. — Он провёл рукой по волосам и глубоко вздохнул. — Это очень важно, Сюзанна. И никто за пределами палаты знать об этом не должен. — Он многозначительно посмотрел на Деклана, который кратко кивнул. — Совет Архангелов разрешил понемногу открывать людям правду. Рассказывать ограниченно, тем, кто может справиться с информацией, как Деклан. Но чтобы подготовить остальную часть населения, нужны знакомые, дружелюбные личности. Архангелы думают, что могут использовать твою способность наводнять пищу эмоциями, чтобы успокоить людей или что-то в этом роде. Не уверен. Архангел, с которым я разговаривал, многое утаивал.

Деклан изумлённо вздохнул.

— Ты разговаривал с архангелом? С каким?

— Должен был говорить с Габриэлем, но он отменил встречу и послал вместо себя Арамэля.

— Ого. — Сюзанна была просто рада, что брату, а не ей пришлось общаться с архангелом. Она бы, наверное, вела себя, как идиотка и навлекла бы ещё больше неприятностей. — Он сказал, когда все люди узнают?

— Это будет очень медленный процесс. Мне показалось, что пройдёт лет через десять или около того.

По меркам ангелов — десятилетие всего секунда, но у людей могут произойти скачки в технологии и огромные социальные сдвиги. Раскрытие существования их мира за десять и более лет, вероятно, разумный способ.

— Есть лишь одна проблема с их планом, — сказала она, думая о Сайфере. — Руководители кабельного канала, которые хотели поговорить со мной о шоу, отменили встречу, потому что я не смогла прийти.

Он усмехнулся.

— Проверь свою голосовую почту. У них сорвалась сделка, и они хотят видеть тебя в понедельник. У тебя выходные, чтобы подготовиться.

Сюзанне хотелось кричать от счастья. Самое лучшее событие на свете. Но счастье не будет полным, пока она не узнает наверняка, что Деклану не сотрут вновь память. Если придётся отказаться от кулинарного шоу, чтобы оставить ему память, она так и сделает.

— Что насчёт Деклана? — спросила она. — Ну, он же знает правду. Они ведь не собираются стереть ему память?

— К чёрту, — бросил Деклан. — Они и близко не подойдут к моей голове.

— Они и не станут, — заверил Хокин. — Но есть загвоздка.

Проклятье.

— Они хотят, чтобы ты работал в группе реагирования на действия демонов под названием ГРАД. Подразделение, которое сформировано после распада Эгиды.

Деклан выглядел ошарашенно.

— Они распались?

— Ох, извини. Предупреждение о спойлере. В общем, они скоро с тобой свяжутся. О, и тебе было даровано бессмертие. Я не знаю, каково твоё значение во Вселенной, и не в курсе, почему ты Праймори, но, чёрт возьми, ты выиграл в Небесном лото. А теперь, — сказал Хок, поднимаясь на ноги, — я должен пойти и рассказать обо всём отцу. Правда, что-то мне подсказывает, что он уже знает. Я скажу кому-нибудь, что ты очнулась.

— Хокин, подожди. — Она вскочила с койки, не волнуясь о том, что демонстрировала обнажённый зад всем, кто стоял позади. Хорошо, что сзади был только Деклан. — Спасибо.

Благодарная, она обняла его. Почти с самого начала он был рядом, сначала, как наставник, и всегда, как брат.

— Да, чувак, — сказал Деклан, протягивая руку. — Спасибо. За всё. Ты не такой уж мудак, каким я тебя считал.

Хокин рассмеялся.

— Взаимно. — Мужчины пожали друг другу руки, а затем Хок ушёл, оставив Сюзанну наедине с Декланом.

— И что теперь? — спросила она.

Он взял её за руку, подвёл к койке и сел рядом. Места было немного, но от этого становилось только лучше.

— Похоже, у нас нет ограничений в отношениях.

У Сюзанны во рту внезапно пересохло.

— То есть, ты хочешь отношений? Со мной? После всего, что случилось?

Он посмотрел на неё так, словно она сошла с ума.

— Сюзанна, дело как раз в том, что случилось. Чувствую, что у меня, наконец-то, есть место в этом мире. Всё дерьмо с семьёй, военными и татуировкой… Меня это вполне устраивает. Такое ощущение, что я должен был оказаться здесь. Хоть и странно, но такое ощущение, будто я оказался в любимых с детства комиксах. Словно, я только что узнал, будто Мстители реальны, и они хотят, чтобы я присоединился к Щ.И.Т.у. А самое лучшее, что моя девушка — супергерой.

Повернувшись, она положила руку ему на грудь, там, где билось сердце. Об её ладонь билось столько силы.

— Как и ты. Найдём кого-нибудь, кто поможет тебе понять свои силы. Джим Боб говорил, что татуировка отображает то, что внутри тебя, и мы знаем, что ты можешь летать. Что-то ещё же должно быть.

В его глазах мелькнуло сомнение.

— Может, и ничего.

— О, нет, — заверила она, скользя рукой вниз по его груди к животу, где принялась рисовать круги. — У меня такое чувство, что колодец внутри тебя очень глубок.

Казалось, его это не убедило, но Сюзанна решила, что им хватит время, заверить его в этом. А сейчас она просто хотела одеться и пойти куда-нибудь с Декланом, чтобы отпраздновать это событие. Куда-нибудь, где есть кровать.


***

Через неделю Деклан взял отгул, и полдня потратил на то, чтобы помочь Сюзанне найти квартиру в Нью-Йорке, где она будет снимать «Ангела на кухне». Самое замечательное — что апартаменты были именно для шоу. Поскольку Сюзанна могла переноситься, куда хотела, жить в этой квартире необходимости не было. А значит, они могли жить там, где хотели, пока же они остановили выбор на Далласе, где у Дека были друзья из «МакКей-Таггарт», а у неё друзья из «Топа».

Квартира Деклана была настоящим холостяцким пристанищем, так что он с нетерпением ждал возможности найти новое место, чтобы жить с Сюзанной, если не в чёртовом ангельском особняке — там очень крутая система безопасности обнаружения демонов.

Оказалось, что этот новый мир — оживлённое и опасное место. И Деку предстояло много узнавать, если хотел знать то, что нужно, вплоть до газиллионого типа демонов, с которыми мог столкнуться, и истории почти всех важных ангелов всех времён существования

Представитель ГРАДа, парень с хриплым голосом по имени Кинан Морган, в ДНК которого тоже была ангельская ветвь, проводил первое собеседование, и Деклан должен был встретиться с командой Далласа на следующей неделе. Один из местных — грёбаный оборотень. Оборотни существовали.

Деклан ещё частенько выдавал «Твою мать» на события.

И теперь нужно придумать, как сказать Тагу, что он уходит из «МакКей-Таггарт». Он повторял и повторял про себя речь, сидя в кабинете и ожидая босса. Через пару минут появился Таг, извинившись за задержку. Ну, во всяком случае, почти извинился.

— Чёртов придурок, — пробормотал он, направляясь к столу.

— Я? Чего я уже наделал?

— Не ты. — Таг сел в кресло, и Дек заметил признаки, что босс помнит, хоть и на самом глубоком уровне, как они с Сюзанной приходили за кинжалом. — Как прошло задание. Я удивился, когда мисс Д'Анджело сказала, что ты больше не нужен.

— Ситуация с преследователем разрешилась.

— Хорошо. Потому что нам нужно поговорить о задании в Вашингтоне.

Деклан застонал.

— Только не это снова. Ян, Сюзанна получила работу в Нью-Йорке, и я хочу жить с ней там. Поэтому я и пришёл.

Таг откинулся на спинку кресла, удивлённо выгнув брови.

— Да. — А потом расплылся в улыбке. — Самое время, чёрт побери. Я уже начал беспокоиться.

— Как мило, что ты беспокоился о моей сексуальной жизни, — протянул Деклан. — Ты перестанешь твердить о Вашингтоне? Потому что нам нужно поговорить.

— Жаль, что не могу сказать «нет». Кое-кто хочет тебя видеть. — Таг встал и направился к двери. — Говорит, что он твой дядя. Лоуренс Кантор. Это он хотел нанять тебя для сенатора МакРони. Говорит, что он его помощник или что-то в этом роде. Я проверил его биографию, и он не сумасшедший, но если не хочешь его видеть, то и не надо. Парень настаивает. И он — придурок мирового класса. Буду счастлив, если охрана проводит его.

Очень заманчиво. Деклан лишь раз встречался с младшим братом отца в один из уик-эндов, проведённых в хижине на озере. Дядя Ларри несносный хвастун, который явно ненавидел «сопливых» детей. Этот парень — придурок мирового класса.

— Нет, пусть войдёт, — сказал Деклан. — Мне любопытно. — Он и позже может написать заявление.

— Окей.

Таг вышел, и через мгновение в офис вошёл лысеющий, полный мужчина, который был ниже ростом и гораздо менее подтянутым, чем помнил Деклан.

— Привет, Деклан. — Он протянул мясистую руку. — Ты повзрослел.

Деклан встал, но руки не протянул.

— За двадцать-то лет.

Ларри опустил руку, выглядя немного встревоженным.

— Я надеялся, что ты приедешь в Вашингтон и не хотел лететь сюда. Никогда особенно не любил жару.

— А мне никогда особо не нравился Вашингтон. Чего ты хочешь, Ларри? Извиниться за то, что швырял мне в голову полупустые банки из-под пива?

И такое было часто. Ублюдок всё смеялся и смеялся, а потом смеялся ещё громче, когда Деклан начинал жаловаться.

«Не понимаешь шуток, нытик? У-у-у-у. Жизнь — сложная штука. Привыкай».

Встревоженный взгляд Ларри сменился раздражением.

— Это было очень давно. Мы взрослые люди, так что давай поговорим как есть. Я приехал убедиться, что ты молчишь о том, кто твой отец.

Дек фыркнул.

— В этом году выборы?

— Твой отец подумывает баллотироваться в президенты, — сказал Ларри, ошеломив Деклана так, что он не нашёлся с ответом. — Мы хотели предложить тебе кругленькую сумму в обмен на слово и подписанный контракт, что никогда не откроешь правду о личности твоего отца.

Чёрт подери, нет. Лишь Деклан мог заставить отца попотеть. Отец много лет портил ему жизнь, и теперь, когда на кону президентская ставка, просто страдал паранойей. Никакими деньгами не отнять у Дека этого удовольствия.

— Нет. — Он указал на дверь. — Уходи.

На щеках Ларри появились отвратительные красные пятна, когда он оскалил рыбьи бледные губы.

— Слушай ты, неблагодарный кусок дерьма. Мы предлагаем шестизначную сумму, больше денег, чем ты, вероятно, видел за всю свою жизнь.

— Деньги ни хрена не значат.

— Говорит тот, у кого их нет.

Серьёзно, Деклан хотел врезать этому хрену.

— Думаешь, из-за денег ты лучше меня?

— Я знаю, что это так. — Ларри выпятил грудь, словно нелепый петух. — Ты ходил в элитную подготовительную школу? Получил высшее образование в колледже Лиги Плюща? Ты…

— А ты служил своей стране в армии? — Деклан шагнул вперёд. — Когда-нибудь засовывал руки в человека, чтобы зажать артерию и остановить кровотечение? Когда-нибудь помогал пожилому человеку перейти дорогу? — Дек сделал ещё шаг, подкрадываясь к Ларри и наслаждаясь тем, что намного выше ушлёпка. — Ответь, что у тебя есть, кроме твоих миллиардов?

— У меня дома по всему миру, — Ларри говорил пронзительным от возмущения тем, что кто-то посмел оскорбить его самолюбие, голосом. — Казино. У меня частный, чёрт возьми, курорт на острове. Я могу получить всё, что захочу, лишь набрав номер. Женщины умоляют у меня отсосать.

— Наверное, хорошо тому, кому это нравится. Но не могу не заметить, что ты не говорил о наличии друзей или любящей семьи. О самоуважении. В Лиги Плюща тебя научили выживать? Не жить в апартаментах на Уолл-Стрит или в политике, а по-настоящему, выживать в реальном мире? — Он ткнул пальцем в грудину дяди Ларри. — Забирай свои деньги и вали. Во многих ситуациях на выживание деньги ничего не стоят. Оказавшись в беде или опасности, ты сломаешься, как ветка. Ты бы лизал мне сапоги и умолял о помощи во время демонического апокалипсиса. Ты — ничто, парень. Пустая трата грёбаного воздуха и моего времени. — Он обошёл Ларри и открыл дверь кабинета. — Убирайся к чёртовой матери и передай отцу, чтобы он больше никогда не выходил на связь.

— Это ещё не конец, Деклан, — бросил Ларри, уходя. Вот только это не так. Потому что впервые в своей жизни Деклан смог поставить прошлое на место. И ещё потому, что Деклан не даст отцу залезть в Овальный кабинет. Если, конечно, отец не Праймори и не должен там сидеть.

Но даже если и так, Деклану приятно сознавать, что для таких людей, как отец, существует ад, и лишь вопрос времени, когда его плохие поступки — и Мрачный Жнец — настигнут их. А пока Дек будет наслаждаться жизнью.

Прямо сейчас, жизнь ждала его в квартире, и согласно смс, которую она только что отправила, готовила сексуальную еду и хотела попробовать. Очевидно, он вызвался стать дегустатором.

Не все герои носят плащи.

Двадцать третья глава

Через шесть недель после того, как Сюзанна подписала контракт на кулинарное шоу в интернете, она сняла первый эпизод, в котором приготовила рёбрышки с праздничной темой, и после завершения, команда всё съела. А потом устроили дикую вечеринку, с которой они с Декланом сбежали уже за полночь.

Хотя и без того задержались.

Сюзанна перенесла их в свою квартиру, где они проводили почти половину своего времени в последнее время. Холостяцкая квартира Деклана вполне подходила, но им нужно место больше, и Сюзанне нравилась её огромная кухня.

Лишь пара минусов — кто-то из братьев или сестёр постоянно заглядывал к ней, и квартира стала неофициальным штабом для разработки планов по возвращению Сайфера. Они пока ничего не нашли. Флейл исчезла, не оставив следов, и Сайфер — если ещё жив — тоже не показывался. Ясно одно: никто не откажется от поисков.

Как только они материализовались в гостиной, Сюзанна бросилась к компьютеру в офисе, таща Деклана за собой.

— Он разозлится, что ему пришлось ждать, — пробормотала она, включив экран, и, конечно же, отец пытался связаться с ней по скайпу. Совсем не так она хотела первой встречи Азагота с Декланом.

Почему, чёрт возьми, Совет Мемитимов не может сделать исключение из правила, чтобы Праймори могли войти в Шеул-Гра? В конце концов, они дали разрешение супруге Хокина, Авроре. Хокин пытался объяснить, что его положение изменилось, потому что Аврора не первородная, а ребёнок, которого она носит, первородный. И всё же он пытался добиться отмены этого правила. Навыки Авроры как ведьмы и массажиста полезны в Шеул-Гра, и возможность привести ребёнка не просто хорошо, но и обеспечит безопасность малыша. В конце концов, что может быть безопаснее для Праймори, чем измерение, набитое Мемитимами?

— Привет, отец, — произнесла она, когда его лицо показалось на экране. — Надеюсь, ты недолго ждёшь. — Она потянула Деклана вниз, так что он оказался в кадре. — Это Деклан.

Деклан кивнул.

— Мистер… Жнец.

Азагот хмыкнул.

— Значит, ты и есть тот мужчина, который украл у меня дочь.

— Не украл, сэр. — Деклан обнял Сюзанну за плечи и крепко прижал к своей большой груди. — Она всегда будет вашей дочерью. А я лишь для того, чтобы поклоняться ей.

Сердце Сюзанны забилось быстрее, и она верила, что отец это слышит. Сюзанна буквально светилась от любви, но отец не переживал такие чувства.

— Сюзанна для меня особенная, — сказал Азагот, и его низкий голос походил на гравий. — Так что поклоняйся ей как следует и помни, что мои руки распростёрты за пределы моего измерения.

Деклан почтительно склонил голову.

— Усёк.

— Сюзанна. — Выражение лица отца смягчилось при взгляде на неё. — Увидимся завтра?

Она кивнула.

— Я вызвалась стать наставником одной из вновь прибывших. Тринадцатилетней девочки.

Подросток, сводная сестра, недавно осиротела во время войны и жила в лагере беженцев. Хотелось надеяться, что наличие другой семьи и новый взгляд на жизнь, немного облегчит боль, но Сюзанна не понаслышке знала, как долго может терзать боль от потери близких.

— Хорошо, — ответил Азагот. — Увидимся завтра.

Улыбнувшись, она попрощалась. Это впервые, когда Азагот говорил так, будто с нетерпением ждал их «ежедневников». Она подумала, не одиноко ли ему. Лиллиана ещё не вернулась, и он, должно быть, отчаянно нуждался в ней.

— Видишь? — сказала она Деклану. — Всё не так уж плохо прошло.

— Для тебя, может быть. Мне показалось, что он протянет руку через экран и задушит меня. — Деклан облегчённо вздохнул и направился прямиком на кухню. — Я выпью бутылку… или десять пива. Хочешь чего-нибудь?

— Нет, — ответила она, усаживаясь на один из стульев у островка. — Я просто посмотрю на тебя.

Он лукаво улыбнулся и наклонился, чтобы достать из холодильника бутылку.

— Да? А потом что?

— Потом сниму с тебя всю одежду и возьму тебя. Может быть, в душе. — Она протянула руку и расстегнула две первые пуговицы на блузке. — Или прямо здесь.

Выпрямившись, он поставил бутылку на островок.

— Кажется, я больше не хочу пить.

— Правда?

— Ага. — У него потемнели глаза, а голос стал на октаву ниже. — Я теперь голодный.

— Ты ненасытен, — промурлыкала она. — Мне это нравится. Люблю тебя.

Он обошёл островок и сжал её бедра, нежно раздвигая их. Затем встал между ног Сюзанны, прижимаясь через брюки к её естеству налитым членом, и впился в губы поцелуем.

— Я тоже люблю тебя, Сюзанна. Каждый день благодарю судьбу за то, что ты стала моим ангелом-хранителем.

Каждый день она делала то же самое. На самом деле всё не так просто. Ей поручили защищать его, но, в конце концов, именно он спас ей жизнь. Именно он дал ей свернуть с ненавистного жизненного пути. Именно он помог осуществить мечты, которые она лелеяла с момента, как впервые испекла печенье вместе с бабушкой.

Так что да, ей было поручено охранять его, но, в конце концов, именно он настоящий страж. Он действительно её ангел-хранитель.


Конец книги!!!

Данная электронная книга предназначена только для личного пользования. Любое копирование, выкладка на других ресурсах или передача книги третьим лицам — запрещены. Пожалуйста, после прочтения удалите книгу с вашего носителя.

Примечания

1

ФЕМА — Федеральное агентство по управлению страной в кризисных ситуациях.

(обратно)

2

Американская компания-издатель комиксов, штаб-квартира которой располагается в Пелэме, штат Нью-Йорк. Известна своими многочисленными книгами комиксов с участием вымышленных подростков Арчи Эндрюса, Бетти Купер, Вероники Лодж, Джагхеда Джонса, Реджи Мантла, Сабрины Спеллман и музыкальной группы «Джози и кошечки».

(обратно)

3

комиксы про скромного часовщика Бастера в цирке

(обратно)

Оглавление

  • Ларисса Йон Её ангел-хранитель
  • Первая глава
  • Вторая глава
  • Третья глава
  • Четвёртая глава
  • Пятая глава
  • Шестая глава
  • Седьмая глава
  • Восьмая глава
  • Девятая глава
  • Десятая глава
  • Одиннадцатая глава
  • Двенадцатая глава
  • Тринадцатая глава
  • Четырнадцатая глава
  • Пятнадцатая глава
  • Шестнадцатая глава
  • Семнадцатая глава
  • Восемнадцатая глава
  • Девятнадцатая глава
  • Двадцатая глава
  • Двадцать первая глава
  • Двадцать вторая глава
  • Двадцать третья глава
  • *** Примечания ***