КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471264 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219779
Пользователей - 102140

Впечатления

Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ветер странствий (fb2)

- Ветер странствий [СИ] (а.с. Бессмертные -1) 967 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Андрей Телегин

Настройки текста:



Бессмертный-1: Ветер странствий

Глава 1

Вечер выдался спокойным и безветренным. Мутный, бледный свет луны падал на занесенные снегом крыши домов и улицы. По широким дорогам города Гаррат изредка проходили стражи, облаченные в доспехи из звериных шкур. Как правило, это были шкуры серых вароков или простых волков, что говорило о том, что эти стражи не принадлежали ни к одному из кланов. Остальной люд решил скрыться в тепле своих домов или раствориться в шуме таверн, работающих ночь напролет. В Гаррате было много подобных заведений. Да и сам город был не маленьким. Его стены вмещали в себя тысячи жителей. Людей и не людей. Гаррат — древний город. Говорят, галеосы, они же горные великаны, на пару с големами, из громадных глыб складывали стены этого города. Во время войны с Востоком стены Гаррата не пропустили через себя ни одного воина пустыни. Этот город являл собой памятник северной несгибаемости и суровости духа.

В таверне «Золотой путь», что на улице Ветров, было полно народу. Горел огонь, пахло выпивкой, едой и куревом. Свободных мест нигде не было и некоторым приходилось угощаться стоя. Народ вел себя спокойно и сдержанно. Никто не говорил лишнего и старался не ввязываться в конфликты. Тут и там группы людей о чем-то переговаривались. Здесь пили преимущественно воины и охотники, но были и мастеровые, и их подмастерья.

Эркен сидел на широкой деревянной лавке за одним столом с несколькими охотниками. Они говорили об охоте на медведей, о том какие капканы лучше и, в частности, о том, как в последнее время участились ледяные бури, осложняющие промысел. Эрк подумал про себя, что ещё ни разу не попадал под такую бурю и эта мысль возбудила в нем интерес. Все что попадает в ледяную бурю превращается в лед и рассыпается на блестящие кристаллики. Красиво, когда происходит не с тобой.

Погрузившись в свои мысли, Эрк усмехнулся. Ему хотелось выпить чего-нибудь, но его мешочек для денег был пуст как череп мертвеца. Более того, у Эркена не было даже самого мешочка для денег. Лишь потертая одежка и башмаки. Для верности Эрк все же обшарил себя, ощутив, как что-то мешается в правом башмаке. Вытряхнув его содержимое на пол, парень обрадовался, увидев несколько мелких монет. Их он отнял у незнакомца в переулке. После этого пришлось какое-то время скрываться от стражников, но в таком большом городе довольно легко раствориться, особенно если знаешь как.

Эрк знал. Знал он и то, что после войны с Востоком, Север ещё несколько лет будет восстанавливать силы и переводить дыхание. Сейчас страже нет дела до мелких воришек и хулиганов. В войне не оказалось победителя, но досталось всем не слабо. Следопыты говорят, что даже сейчас, спустя два года после завершения войны, в лесах все ещё скрываются воины пустыни. Те, кто не помер от холода и не попал в пасть хищникам осели в убежищах изгнанников.

«Вечер становится удачным!» — подумал Эрк. — «Это ж надо. Настоящий сюрприз!».

Эркен встал из-за скамьи и направился к трактирщику. Его место уже кто-то занял, но его это не волновало. Протиснувшись через двоих мужчин болтавших о чем-то невеселом, Эрк ударил ладонью по стойке и сказал трактирщику: — налей-ка выпить!

Эрку было шестнадцать, по меркам людей, лет и этого обычно хватало. На севере детям принято рано взрослеть, а сейчас, в послевоенное время на то, чтобы оставаться ребенком просто нету времени. Шестнадцать лет — это вполне взрослый возраст.

Трактирщиком оказался уже не молодой северянин. Широкоплечий, бородатый и с приличным животом. Его обычно хмурое лицо слегка изменилось, когда он увидел Эрка. Черные, глубоко посаженые глаза мужчины, несколько секунд рассматривали юношу. Внимание трактирщика привлекли седые, до плеч, волосы. Они были даже не седые, а такие, словно потеряли цвет. Глаза у Эркена были красноватого оттенка, словно у альбиноса, но вот брови черные, что разрушало образ.

Эрк явно не был северянином. Об этом говорило его худощавое телосложение, а кожа его была светлее чем у жителей снежной страны. Вообще на Эркена мало кто обращал здесь внимания. Он жил в Гаррате уже много лет и за это время к его облику успели привыкнуть настолько, чтобы лишний раз не пялиться. Сам же Эрк ничуть не стеснялся своей запоминающейся внешности, разве что для проворачивания разного рода темных делишек приходилось маскироваться.

Трактирщик принял заказ. Эркен лишился половины своего богатства и спустя минуту перед ним появилась большая кружка северного темного. Весь день Эрк занимался тем, что искал способ подзаработать. Воровать стало опасно из-за уличных группировок, занявших те или иные территории, а стражников на улицах появлялось все больше и больше. Видимо из-за нехватки солдат в гарнизон набираются все желающие.

Эрк то же думал было записаться в стражу, но постоянная занятость и большой список обязанностей сильно его раздражали. Парень не боялся умереть с голода, так как он не мог умереть вовсе, но пить и веселиться все ровно хотелось, а на это нужны были деньги.

От раздумий Эрка отвлекла смена обстановки в таверне. Все вдруг затихли и слушали как высокий северянин с синей татуировкой на левой половине лица что-то рассказывал. Его звали Ракар. Эрк хлебнул пива и прислушался.

… тридцать два человека. Псы восточные, — мужчина сплюнул на пол — Прячутся в лесах как лисы в норах.

— Твари трусливые! — поддержал кто-то.

— Пусть прячутся, — откликнулся ещё один мужчина, — хищникам будет чем закусить.

— Не будет, — ответил Ракар, — их ведет Тугор, старый предатель.

При упоминании этого имени по таверне прокатилась волна ругани и оскорблений в адрес упомянутого. Тугор, бывший следопыт Гаррата и единственное черное пятно на репутации города. Во время войны с Востоком он с легкостью переметнулся на сторону врага. А если быть точным, переметнулся он ещё до начала войны.

Эркен прекрасно знал Тугора. Именно Тугор привел врагов в деревню, где он жил. Именно из-за него было разрушено место, которое он считал домом, и именно из-за него погибла его мать, пусть даже и не родная. Услышав его имя Эрк склонил голову и глубоко вздохнул. Вдох — выдох. В груди стало жарко.

— Тугор, скотина!

— Тридцать два воина пустыни! — Ракар своим голосом перекрыл рокочущую толпу. — На рассвете мы отправляемся за их кровью. Кто со мной?

С Ракаром было ещё шестеро. Все были облачены в доспехи из звериных шкур. Это были воины Гаррата. Все при оружии и неплохо снаряжены. Пока Эрк пытался унять гнев, к Ракару присоединилось двое добровольцев. Помещение таверны наполнилось разговорами о том, что врага необходимо уничтожить. Люди были полны решимости. Ещё трое мужчин присоединились к отряду Ракара.

— Это что все? — угрюмо спросил Ракар, когда посетители вдруг затихли и больше никто не изъявлял желания отправиться на охоту. — Я спрашиваю, это все?!

— Поищи в другом месте, — предложил трактирщик, протирая пивную кружку. — Здесь отдыхают люди, озабоченные своими проблемами. Война уже два года как кончилась, а ты тут народ баламутишь.

— Враг ходит по нашей земле, — медленно выговорил Ракар и обвел взглядом своих синих глаз всех, кто сидел в таверне. Никто не отвел взгляда и Ракар понял, что здесь нет трусов, здесь действительно собрались люди, у которых есть дела поважнее, чем бегать за предателем и недобитыми врагами.

— Я пойду с вами, — Эрк сказал это уверенно и спокойно. Многие тут же обратили на него внимание. Послышались перешептывания. Народ пытался понять, кто этот беловласый юноша, желающий отправиться убивать.

— Ты ещё совсем пацан, — ответил Ракар, про себя удивившись смелости юноши.

— Я пойду, — решительно сказал Эркен, — либо с вами, либо за вами.

Ракар посмотрел в глаза юноши. Тот не отвел взгляд.

— Боги с тобой, — ответил Ракар и вышел из таверны.

На рассвете отряд вышел из города. Навстречу утреннему морозу и сильному ветру. Всего в отряде Ракара было пятнадцать воинов, вместе с теми, кто присоединился к ним в таверне. Все они были крепкими и вооруженными. Облаченные в звериные шкуры, мужчины тащили с собой много разного снаряжения. Ракар говорил, что переход может быть долгим, а охота на людей — это дело куда более сложное чем охота на животных.

У всех мужчин было по нескольку факелов. Ледяные големы, шастающие по снежным пустошам боятся огня, и, пожалуй, это единственный их страх. Бездумные ледяные создания реагируют на тепло и делают все что в их силах для того, чтобы уничтожить того, кто это тепло излучает. Огонь тоже излучает тепло, но по непонятным причинам големы, в прочем, как и другие монстры, не могут подойти к пламени, если это костер, или, скажем, факел. Огонь — это хорошо. Он дает тепло, разгоняет тьму и отпугивает таящееся в ней зло.

До южного хребта было двое суток пути. Ракар уже спланировал дорогу и все члены отряда хорошо знали предстоящий маршрут. От стен Гаррата, они двинутся на юг. К вечеру им должна встретится разрушенная сторожевая башня, в которой мужчины переждут ночное время, а после продолжат свой путь.

Стены Гаррата остались уже далеко позади. Великий город высился неровной стеной на фоне снега и золотистого неба. Несмотря на холодный ветер, можно было ощутить тепло солнечных лучей.

— Почти полдень, — сказал Ракар посмотрев на небо. Позади лидера, по глубокому снегу торопливо шагал облаченный в теплую синюю мантию маг, несущий за спиной большой рюкзак, набитый всякой всячиной. Мага звали Болтун. Как его звали на самом деле никто наверное и не знал, но все знали, что Болтун мог подолгу трепать языком, пока у окружающих уши не начнут сворачиваться в трубочки.

— Ветер! Нехороший ветер, — затараторил Болтун поравнявшись с Ракаром. Остальные шли молча и прислушивались к разговору мага с лидером отряда.

— Чего в нем нехорошего? — спросил Ракар.

— Очень холодный, — ответил маг и добавил, — обычно северный ветер несет лишь холод, но я чувствую, что одним им тут не ограничится.

— Буря?

— Я уверен, — ответил Болтун.

— Откуда?

— С востока…по-моему.

— Поговори с ветром, — посоветовал Болтуну один из воинов, идущих чуть позади.

— Знаю я, — отозвался маг, и обратился к Ракару. — Нужно остановиться. Мы не можем идти вслепую.

— Нет! — отрезал Ракар и указал пальцем в небо. Воины посмотрели наверх и не сразу разглядели как со стороны восточного горного хребта к ним приближается стая хищных гримор. Эти полузвери полуптицы с острыми когтями и большими крыльями считались одними из самых опасных тварей на всем Севере. При виде приближающейся угрозы люди ускорили шаг. Кто-то тихо выругался предчувствуя, что все это так просто не закончится.

— Будут над нами через несколько минут, — на ходу, не оборачиваясь, сказал Ракар. — Вылетели поохотится.

Эрк с интересом вглядывался вдаль. Шесть, нет семь, небесных хищников летело в сторону людей. Если они застигнут их в пустоши, то не выживет никто. Но Эркен не боялся умереть, скорее напротив, ему хотелось испытать на себе силу звукового удара испускаемого гриморой. Говорят, их крик несет в себе ужасающую разрушительную силу. Интересно, что чувствуешь, когда твои вены и сосуды лопаются, и кровь ручьями течет по коже?

Парень усмехнулся, а затем понял, что отстал от отряда и слегка ускорился. Ракар шел впереди и изредка поторапливал людей. Иногда он оборачивался, чтобы посмотреть все ли в порядке. Эрк был самым молодым в отряде. Ещё совсем пацан в сравнении с остальными, и Ракар чувствовал за него ответственность. В прочем, как и за остальных.

Болтун без умолку трепал языком о том, что ему не нравится ветер, о том, что в воздухе повисло что-то странное и о том, что нужно где-нибудь спрятаться. Говорить маг старался в пол голоса, но его болтовня все ровно надоедала. Вдруг Ракар остановился и приказал Болтуну немедленно вызвать небольшую метель. Маг мгновенно смекнул, что именно хочет их лидер и принялся читать заклинание. Остальные насторожились. Эрк заметил, как один из мужчин крепко стиснул висящий на груди талисман. Вероятно, он служил напоминанием о ждущей дома семье. Из всех присутствующих спокоен был только Ракар. Эркен нервничал, но по другому поводу. Ему хотелось, чтобы гриморы накрыли их своими криками и у окружающих людей полопались головы, но проклятый Болтун сотворил свое заклинание, и в воздухе закружилась сильная метель.

— Идем дальше, — приказал Ракар. — Гриморы и близко не подлетят к нашей метели.

Как ни странно, но внутри самой бури ветра не было. Болтун просто создал полый изнутри вихрь, который поднял в воздух тучи снега, скрывающего людей от хищных птиц. Таким образом, под защитой магической непогоды, отряд продолжал путь ещё несколько часов, пока на пути людей не встретился ледяной голем. К тому времени гриморы уже разминулись с путниками поэтому вышло так что одна опасность сменила другую.

Ледяной гигант, высотой в трехэтажный дом уверенно шел прямо на людей и в его морозном лице, покрытом несколькими трещинами, читалось пугающее отсутствие каких-либо эмоций. Ни намека на душу. Люди увидели голема уже давно, но обходить не было ни малейшего смысла. Ракар приказал воинам встать по плотнее и несколько мужчин зажгли факелы. На фоне белого снега огонь казался ещё ярче, словно звезда, заманивающая в ловушку.

Увидев огонь голем остановился, будто бы оценивая обстановку. Люди шли затаив дыхание, не спуская глаз с морозного великана. Ветер трепал огни их факелов, а ледяной гигант грузно ступая ушел с дороги, пропуская людей, но, когда воины проходили мимо чудовища, тот с треском раскрыл пасть и издал ужасающий рев, от которого заскрежетали зубы.

— Не нужно было дразнить его! Не нужно! — тараторил Болтун — Не нужно было….

Один из воинов извлек из походной сумки склянку с взрывным зельем, но бросать её не стал. Ракар остановил его и приказал двигаться дальше. Огонь отпугнул голема, и тот ушел с дороги, но люди прошли слишком близко от чудища и это привело его в ярость. Теперь эта ходячая ледяная глыба будет следовать за людьми, пока у тех не погаснут факелы или пока они не найдут себе укрытие. Но несмотря на нового спутника, тяжело шагающего позади, Ракар был абсолютно спокоен. А когда остальные поняли почему, то успокоились и они. Присутствие голема поможет отвадить нежелательную компанию в лице разного рода хищников, таких как, крысолюды, изгнанные кату или воинственные хигарты, хотя последние не боятся големов, так как их традиционное занятие это охота на этих ледяных чудищ. Другая культура, что тут сказать?

Солнце уже начало садится. Золотистый свет начал понемногу меркнуть, а рев голема идущего за спиной стал уже почти невыносимым. Даже Ракар уже успел пожалеть, что этот бездумный кусок льда увязался за ними. Рев голема мало того привлекал внимание, но это пол беды, так как когда слышат ледяного монстра то обычно идут в обратную сторону. Вся суть проблемы заключалась в том, что рев одного голема мог запросто привлечь другого. Голем, идущий за отрядом Ракара, не знал как подойти к людям и поэтому усердно звал на помощь.

— Хорошо, что мы в пустоши, — сказал Эрку один из мужчин, идущих рядом.

— Да, — подтвердил другой, и добавил, — ему нечего в нас бросить.

— Ага, — к разговору присоединился третий, — а снежки лепить големы пока не научились!

Эркен улыбнулся, хоть шутка и показалась ему несуразной. Кто-то из воинов даже слегка рассмеялся. Напряжение заметно спало. Юмор пошел отряду на пользу. Голем заревел в очередной раз.

Глава 2

До заброшенной сторожевой башни отряд дошел, когда солнце уже на половину скрылось за горизонтом. Голем уже часа два как перестал преследование.

— Чего это он? — спросил тогда Ракар, на что Болтун ответил нервозным бормотанием о том, что ветер шепчет недоброе. Маг сказал:

— Голем ушел поглубже в пустошь чтобы там встретить Эйс веспера, ледяную бурю.

Помимо этого, Болтун добавил, что необходимо спешить как можно быстрее.

— Когда Рейас, северный ветер, уступит Луасу, восточному, начнется буря, — говорил Болтун, — она родится на востоке, у подножия горного хребта и пойдет на юго-запад.

Эта новость сильно насторожила людей и Ракар приказал передвигаться бегом. Сегодня солнце садилось на юге, а с севера надвигалась ночная тьма. Где-то далеко в небе проявилась одна из многочисленных лун. Луна эта была фиолетового цвета, но никто кроме Болтуна не знал её имени.

Башня встретила людей неприветливым молчанием. Это заметенное снегом сооружение, когда-то брошенное людьми, теперь стало приютом для тех, кому некуда идти. Ракар, как и все остальные приготовили оружие. Воинам не хотелось сюрпризов, но как показывал опыт, без них никуда.

Первым в черный провал входа вошел Ракар. В руке мужчины горел факел. Остальные двинулись за ним. Эрк даже удивился тому насколько бесшумно ступают с виду здоровенные мужики. Сам парень, шагнул в башню предпоследним. Замыкающим был воин, который почти постоянно сжимал медальон, висящий на шее.

В башне оказалось тепло, словно кто-то согрел это место заклинанием. Вниз вели неровные ступеньки. Спустя пару минут люди вошли в просторный зал посреди которого горел огромный костер. На настенных крюках висело несколько звериных туш. Вокруг огня было полным-полно народу и, к радости Ракара, других людей тут не было. Встретить человека в месте подобном этому было недобрым знаком. Если человек прячется значит ему есть от кого прятаться, а стало быть, видеть такого человека может быть опасно для жизни. В подобных местах иногда скрываются изгнанники, а им лучше не показываться на глаза.

Когда Эрк вошел в зал то увидел сколько здесь было народу. В общей сложности тут было почти три десятка полуразумных. Среди них и крысолюды и кошкообразные кату, были так же хигарты — рогатые прямоходящие монстры. Но это лишь те, кого было неудивительно видеть в таком месте. Настороженное изумление появилось, когда среди полуразумных глаза людей наткнулись на группу козлорогов. Их ещё называют проклятым племенем, так как их родина, по слухам, это мир демонов. Говорят, что козлороги то ли сбежали из своей родины, то ли сам прижгулах, верховный демон, изгнал их из своего мира.

Пламя костра плясало на обсидиановых рогах проклятых. Ракар, как и его люди, слегка насторожились, но один из кату сидящих у костра заметил это, поднял руку и громко сказал: — Это мой дом! И я объявил его нейтральной территорией!

— Хозяин дома — хозяин в доме, — почтительно ответил Ракар строкой из Зимних обычаев.

— Располагайтесь, — ответил кату.

Хозяина башни звали Анру. Это был старый кату, чья шерсть порядочно поседела за прожитые годы. Он рассказал Ракару от том, что три дня назад здесь ютились несколько людей с клеймом изгнанника на лицах. Про жителей востока кату ничего не знал, но тем не менее заверил Ракара, что здесь, в его логове, абсолютно безопасно.

Как и сказал Анру, это место было нейтральным и поэтому никто здесь не лез ни в какие конфликты. Все вели себя тихо и даже почти не общались. Разве что пронырливые крысолюды иногда крутились возле людей присматриваясь к тому, что можно украсть.

Когда отряд перекусил пришло время сна, Ракар лично остался охранять сон своих товарищей. Козлороги покинули убежище примерно в середине ночи, чем одновременно удивили и успокоили Ракара. Куда можно идти посреди ночи? Хотя дела проклятых не должны волновать людей. Спустя несколько минут один из воинов проснулся и сменил лидера. Болтун крепко спал чем радовал окружающих.

Отряд покинул башню, как только солнце показалось из-за горизонта. Сегодня восход солнца был с запада. Косые золотистые лучи ползли по холодному снегу, разгоняя ночные тени. Завтракали на ходу, теми запасами что были в рюкзаках. Эрк шел последним и ничего не ел. За спиной он тоже, как и все, тащил походный рюкзак, набитый тем, что юноше удалось своровать в Гаррате, но большинство ворованных вещей в его рюкзаке были лишь для вида, чтобы у окружающих не возникало вопросов. Эркен вообще не видел необходимости в каких-либо вещах. Даже небольшой топор, висящий на поясе, был ему без надобности.

Эрк шел последним и иногда оглядывался. Его взор уловил белый силуэт, быстро передвигающийся позади отряда. По началу парень не хотел говорить своим о том, что видел, но они знали это и без него. Ракар и его товарищи были опытнее чем казались, только сейчас Эрк смог заметить, что в расслабленных и неторопливых движениях мужчин проглядывалась сила, скорость и точный расчет. Подумав об этом, Эрк решил перенять подобную привычку двигаться, чтобы у окружающих создавалось неправильное впечатление.

Двое воинов пропустили Эркена вперед и теперь они замыкали отряд, который сгруппировался в некое подобие строя. Если смотреть сверху, то отряд Ракара двигался крестом. В середине так называемого креста шел Болтун на ходу сплетая заклинание. Эрк за несколько шагов ощущал какие огромные силы маг хочет задействовать и только сейчас он смог заметить, что Болтун не был северянином. Однажды, порывом ветра с головы мага сорвало капюшон, и Эрк смог рассмотреть темные волосы средней длины, слегка загорелую кожу и зеленые глаза. Парень даже представить не мог что маг, которому они доверяют, окажется жителем заколдованных лесов, что росли далеко на западе, чужаком из совсем другой страны.

Но это сейчас мало волновало. Гораздо серьезнее был тот белый силуэт, следовавший за людьми. Один из воинов сказал Эрку, что это унсур, разумное прямоходящее отродье из племени Охотников, и ему не нравится, что люди зашли на территорию, принадлежащую его племени. Как оказалось, мужчина был прав. Унсур действительно был не доволен чужаками, топчущими его охотничьи угодья, и он сопровождал людей чтобы убедится, что они уйдут по доброй воле. Охотники более терпимы к людям. Их сородичи из племени Воителей или Бездушных гораздо кровожаднее. Эти бы скорее всего сбились в стаю и напали.

Ближе к обеду Болтун вдруг начал вести себя слишком неспокойно. На расспросы Ракара он отвечал, что сейчас будет знамение. В ответ на это Ракар пустил отряд бегом. Спустя примерно час, Болтун завопил, что восточный ветер поменял северный. На востоке рождается буря. Вслед за его словами последовало и знамение. В небе над людьми пронеслась гигантская туча, состоящая из черных птиц, испускающих дикие крики. Вороны, сотни воронов летели в сторону южных гор чтобы там спрятаться от природной кары.

Ракар был спокоен, но тем не менее он все ровно приказал своим людям ускорится. Спустя ещё полчаса бега впереди стало видно стены одного из разрушенных во время войны городов. Это был Морран — город который во время войны был взят воинами востока, но после, город заняла объединенная орда унсуров и хигартов. Как говорят историки, после взятия города унсуры предали хигартов устроив резню и выгнав их из города, а потом, спустя несколько месяцев хигарты вернулись, объединив под собой крысолюдов и кату. Говаривали, что даже козлороги бились на стороне этого сомнительного союза.

В общем, прятаться в стенах этого города было не безопасно. Следопыты говорили, что в самом Морране до сих пор идут мелкие бои между унсурами и остальными полуразумными. На сколько знал Эркен, взятие Моррана, это первое в истории расы унсуров нападение на город. И, кстати говоря, удачное.

Шло время, Луас задувал все сильнее и сильнее. Эрк прекрасно ощущал, как восточный ветер трепал волосы и одежду. В этом ветре была скрыта та неудержимая сила природы, перед которой трепещут даже самые сильные создания. Люди заметно замедлили ход, когда сильнейший ветер стал сбивать с ног. Один из таких порывов ударил Эркена и опрокинул на снег. Поднялась метель, из-за которой видимость отсутствовала вовсе. Тогда и пришло время для Болтуна. Маг вскинул руки и прокричал что-то неслышимое из-за воя стихии. Эрк очень хотел увидеть волшбу мага своими глазами, но нещадный ветер не давал ему встать. Все закончилось внезапно. Ветер вдруг исчез и метель куда-то пропала. Эркен резко вскочил и увидел, как Ракар тащит Болтуна к стенам Моррана. Остальные тоже двигаются к городу помогая подняться своим товарищам, которым тоже, как и Эрку, не посчастливилось быть сбитым сильнейшим ветров. Эркен был в восторге от ощущение природной мощи, но в чувства его привел крик одного из мужчин.

— Буря! — кричал он, указывая пальцем на восток. — Эйс веспера!

Отряд бросился бегом так быстро, как только можно было бежать по глубокому снегу. Сейчас Эрк ясно видел, насколько велики глаза у страха. Люди бежали так, словно сам Тармас, ветер смерти, хлестал им спины. А с востока шла огромная стена, состоящая из ветра, снега и льда. Даже солнце скрылось за поднятой в воздух снежной пылью, но люди сейчас были недоступны для ветра. Болтун набросил на отряд сильный магический щит, который будет защищать людей. Но как долго это продлится? Маг потерял сознание после колдовства и Ракар стиснув зубы тащил его. До стен города оставалось несколько сотен метров. За пределами магического щита творился настоящий хаос. Эрк был уверен, что этот ветер запросто вырвал бы из земли целое дерево и унес бы его высоко в небо, туда, где трусливые облака в панике разбежались пред луасом — ветром, несущим бурю.

Когда стены Моррана были уже в нескольких метрах, щит, созданный Болтуном, начал трескаться. Эркен ничуть не устал, но быстрее двигаться ему не позволяло его физически ограниченное тело. Его от города разделяло порядка пол сотни метров. Его и ещё нескольких человек отставших от отряда. Ракар ворвался в город через разбитую стену, бросил на снег обессиленного мага и тут же кинулся обратно на встречу буре. Лидер отряда не мог просто сидеть и смотреть как его люди борются за жизнь, но внезапно один из пробегающих мимо мужчин сбил Ракара с ног и прижал к земле не давая подняться.

— Пусти! — взревел Ракар — Ещё не все спаслись!

В ответ держащий его воин, стиснув губы отрицательно покачал головой. В его бородатом лице читалась досада и горечь, но помочь было невозможно. До города не успели добраться трое. Эрк и ещё двое мужчин. В отличие от них юноша был счастлив. Один из воинов все ещё продолжал попытки убежать от гибели, другой упал на колени и покрепче стиснул в ладони висящий на шее медальон. Эркен, глядя на него, усмехнулся и сбросил с плеч тяжелый рюкзак, а затем и меховую накидку. Оставшись в одних штанах и сапогах, юноша распахнул руки предчувствуя скорую смерть и следующим порывом страшного ветра был разбит магический щит. Волна льда и снега захлестнула несчастных, не давая ни малейшего шанса. Крики людей утонули в ревущем потоке смерти. Уже находясь в воздухе Эркен всем телом ощущал, как смертоносный лед проникает в каждую клетку его тела, как холод доставляет обжигающую нестерпимую боль и как душа трепещет от наслаждения и страха перед силами природы. Ещё один порыв ветра разбил на кристаллики оледеневшее тело Эрка, и эти кристаллики смешались с яростью стихии.

Ракар тяжело дышал. Он лежал на снегу глядя в просветлевшее после бури золотистое небо. В воздухе стояла мертвая тишина. Такое чувство, что во всем мире больше не было ни души. Буря продолжалась всего несколько минут. Ревущая волна ледяной погибели прошла мимо города и отправилась дальше. Отряд потерял троих. Ракар был зол на себя за то, что не смог уберечь своих людей. Тьма подери, да как он теперь будет в глаза смотреть женам погибших?! А дети? Были ли у них дети? И ещё Эрк, совсем ещё пацан чтобы умирать вот так. Хотя, смерть в ледяной буре дело быстрое.

Наконец Ракар поднялся и осмотрелся. Морран был не очень большим городом: не высокие стены, слабая защита. В лучшие времена за его стенами ютились всего несколько тысяч человек, а теперь все, что осталось это потрескавшиеся дома из посеревшего от времени камня. На обвалившихся башнях, ближе к центру города, висели истерзанные знамена с изображением трехпалой когтистой кисти руки, на тыльной стороне которой красовался символ Троси, одного из бывших боевых командиров хигартов. В тавернах ползут слухи о том, что унсуры до сих пор держат Троси в плену, вскармливая его кровью, своих детенышей. Ужасная участь, ведущая к безумию.

Воины Ракара рассредоточились по округе. Они терпеливо ждали пока их лидер придет в себя. Ждать пришлось не долго. Ракар был закаленным бойцом, но его проблемой была его совесть. Для него потеря людей была тяжелым ударом. Человеческая жизнь слишком хрупка и потому имеет высокую цену. Болтун тем временем тоже очухался. Едва заметив, как маг медленно осматривается, Ракар подбежал к нему и всмотревшись тому в лицо спросил:

— Ты как, брат?

— Все живы? — в ответ спросил Болтун.

Ракар покачал головой. Болтун попытался встать и Ракар помог ему. Один из мужчин достал из сумки колдуна зелье, восполняющее сожженную при колдовстве энергию. Болтун выпил половину бутылочки, а остальное убрал себе за пояс.

— Ракар, надо идти, — сказал один из воинов. Взгляд его голубых глаз был направлен на юг, в сторону высоких центральных башен.

Отряд двинулся к центру города. Можно было бы и обойти город по окраине, что было бы гораздо безопаснее, но все же человек — это создание более высшее чем полуразумные. Ни крысолюды, ни кату, ни даже хигарты не нападут на людей без веской причины. По праву высших люди могут спокойно здесь находится, но унсуры поклоняются Идолу крови и ни чтут никаких правил. Боги давно отвернулись от этого рода зверей, но судя по знаменам, город сейчас во власти хигартов. Видимо Ледяные патриоты Троси до сих пор держат власть в этом истерзанном месте.

Морран оказался безопаснее чем ожидали люди. Отряд осторожно передвигался по пустынным заметенным снегом улицам, не встречая ни души. Поднялся ветер, который иногда проносился между домов. Болтун сказал, что это Бормас, западный ветер, то есть опасаться нечего, разве что к вечеру повалит снег. Вообще, после пробуждения маг был не сильно разговорчив, разве что иногда он замедлял ход, поднимал вверх руку, так чтобы ветер сквозил через его пальцы, а затем снова продолжал движение. Спустя пару часов Ракар привел отряд к центру города. Стало видно большую площадь, на которой некогда располагался единственный в Морране рынок. Больше всего здесь торговали алхимическими снадобьями и оружием из хорда. В народе даже ходила молва будто в Морране раньше жили самые лучшие мастера по металлам.

Воины остановились и осмотрелись. Один из мужчин подошел к Ракару и сказал в пол голоса:

— Мы не одни.

— Знаю, — ответил Ракар, посмотрел в синие глаза собеседника и добавил, — это воины Троси.

— Чего им надо? — подошел Болтун.

— Поговорить, но только не на открытом месте.

Ракар решил, что отряду необходимо отдохнуть. В качестве убежища была выбрана высокая зубчатая башня, каких по периметру площади было двенадцать. Ещё одна высилась в середине площади и на её укрепленной вершине развивалось знамя Троси. Никто из воинов не заметил сидящего там хигарта, чьи полностью бордовые глаза сейчас зло смотрели на чужаков.

В башне было почти что пусто. Когда Ракар вошел во тьму помещения, то его шаги спугнули несколько крыс, которые бросились в рассыпную по своим норам. Знаками лидер приказал двоим воинам проверить верхние этажи и те принялись подниматься вверх по лестнице. Сам же Ракар повел отряд вниз, в подвальное помещение, но его пришлось немедленно покинуть из-за обитающей там нежити. Болтун хотел было опробовать на мертвецах пару своих заклятий, но Ракар счел это не разумным. Мертвецы когда-то были унсурами, наверное, самыми опасными из полуразумных, но сейчас они являли собой всего лишь сгнившие туши, переваливающиеся с ноги на ногу. Болтун сказал, что пока люди не вошли в подвал зомби скорее всего просто стояли словно статуи и двигаться начали лишь когда почуяли жизнь. По мимо этого маг добавил, что естественное желание мертвых, это лишать жизни живых, мол свет чужой жизни делает им больно.

— Вот жизнь хоть за хрен держись, — сказал тогда один из мужчин, на что некоторые ответили веселой усмешкой. Даже Ракар улыбнулся, довольный тем, что его люди не растеряли остатки духа.

Отправленные на верхние этажи воины вернулись через несколько минут и доложили, что на верху, до третьего этажа, все тихо, а выше подняться нельзя так как здоровенный полтергейст перекрыл весь путь. За всю свою жизнь воины очень редко встречали призрачные формы жизни и поэтому решили взглянуть на диковинное создание. Невозмутим был лишь Болтун, который с гордостью трепал языком о том, что раз сто уже видел эти одаренные разумом сгустки разноцветного тумана.

Пропустив болтовню Болтуна мимо ушей, мужчины осторожно поднялись по лестнице и увидели, как по полу стелется большой сгусток какого-то бело-желтого тумана. Сгусток этот был шириной во весь коридор и высотою под самый потолок. Туман медленно, плавно клубился, распуская свои дымчатые щупальца во все стороны. Насмотревшись, воины спустились на первый этаж. Убивать бестелесное существо все равно не было никакого смысла. Эти аномальные создания проявляли минимум агрессии и на них не работало физическое оружие, а стало быть сражаться с ними было бы проблематично, хотя, как сказал Болтун, этот полтергейст не смог бы причинить людям вреда, потому, что сами они не способны чинить вред, но им подвластны мертвые или неодушевленные вещи, из которых они могут собирать себе имитацию физического тела. Лишь тогда они смогут воздействовать на материю.

Глава 3

На первом этаже Ракара и его людей поджидало трое. Большие трехметрового роста хигарты стояли не прячась. Вблизи они казались ещё более внушительными. Их массивные тела были покрыты темно-синей шерстью, устрашающие бычьи головы украшали тяжелые рога, в длинных руках зажато примитивное оружие. Как правило, это были здоровые дубины украшенные шипами или тяжелые булыжники насаженные на длинную рукоять.

— "Черт, вот если бы этих ребят хорошо вооружить, то можно прямо хоть сейчас штурмом брать любой из лагерей изгнанников!» — подумал Ракар осматривая гостей.

На левых плечах хигартов красовались потрепанные накидки с гербом Троси, а на теле белой краской начертаны символы клана Ледяных патриотов. Бордовые глаза полуразумных тлели сдерживаемым гневом.

— Чего нужно? — сказал тот, что стоял впереди. Болтун насторожился, когда заметил, как мускулистое тело полубыка вздымается при частом дыхании. Казалось, вот-вот и разговоры прекратятся.

— Мы преследуем предателя, — спокойно ответил Ракар.

При упоминании о предателе, кем бы он ни был, один из хигартов презрительно фыркнул. Из его вздыбившихся ноздрей мощными струями ударил пар.

— Город наш, — сказал полуразумный ударив себя в грудь кулаком. — Наша власть! Наши законы!

— Хозяин дома, хозяин в доме, — ответил Ракар. Хигарт одобрительно кивнул после чего кивком попросил Ракара выйти с ним на улицу. Остальные остались недвижимы и спокойны. Разве что Болтун не сразу понял зачем этим двоим надо было выходить. Ведь говорить планировали не на открытом месте. Однако спустя несколько секунд маг все же вспомнил что по северному обычаю о важных вещах лидеры отряда обычно говорят с глазу на глаз. Это считается уважительным тоном и жестом большого доверия одного к другому. Спустя пару минут Ракар вернулся. Вернулся один. Остальные полуразумные покинули башню занятую людьми стоило лидеру войти внутрь.

— Что происходит? — не удержался Болтун — что он….

— Тугора видели тут сегодня утром, — перебил Ракар, — он привел сюда восточных шакалов, чтобы эти изнеженные дети песков перевели дух.

Никто не перебивал Ракара, и он продолжил:

— Глаар сказал мне, что Тугор увел людей из Моррана часа за два до нас.

Воины воодушевились, предчувствуя скорую охоту. Два часа отставания это много, но в пустошах может случится что угодно. Будь Тугор один то он уже давно бы ушел так далеко, что гнаться за ним не имело бы смысла, но в этот раз он вел за собой три десятка желающих жить восточников, чья слабость — это лютый северный мороз и пронзающие холодом ветра. Укутанные в теплые одежды жители пустыни не смогут долго топать по глубокому снегу, а согревающие эликсиры, как и все на свете, имеют свойство заканчиваться. По крайней мере, Ракар хотел бы чтобы так и случилось.

Перед славной охотой необходимо было отдохнуть, и отряд обосновался на втором этаже башни. Сверху к ним было не пробраться из-за полтергейста, перегородившего путь, а за низом постоянно наблюдали. Окрестности прекрасно просматривались через узкие бойницы. Ближе к вечеру развели костер. Свет от огня было заметно с расстояния, но прятаться было не от кого. Глаар хорошо дал понять, что город во власти его сородичей. Солнце сегодня садилось на востоке. Его тонущий в горизонте диск оставлял на темнеющем небе расплывающиеся разводы. Зажглись звезды. На севере показалась Нарва, одна из лун. Её красные щупальца из космической пыли жадно растянулись по небу.

— Дурной знак, — сказал Болтун глядя на небо, — жди беды.

— Да ну тебя, не каркай! — ответил ему один из мужчин, занимающийся приготовлением ужина.

С полчаса назад двое воинов вернулись с охоты притащив с собой несколько тушек тикусов, небольших грызунов с длинными пушистыми хвостами.

— Сделаю своей дочурке рукавицы, — сказал один из мужчин разделывая добычу.

Болтуна это тронуло. У него у самого никогда не было ни жены, ни детей. С тринадцати лет он был в бегах и выживание занимало все его время. Но теперь у него есть дом, друзья и цель в жизни — сражаться за благополучие своей новой родины. Пока не плохо, а остальное еще приложится.

После ужина Ракар дал добро на сон. Дежурили по двое. Ракар и Болтун были первыми. Остальные спали как покойники. Не было даже слышно дыхания спящих. Лишь огонь тихо потрескивал. Яркие искры иногда рвались вверх, когда от пламени лопались сухие ветви. Маг, как и ожидалось, не мог долго сидеть в тишине и Ракару пришлось слушать рассказы о планах Болтуна по возвращению с охоты. Колдун зарекался, что больше не сунется ни в какие переделки, вернется, женится, заведет семью и доживет отпущенное богами время в спокойствии.

— Северные женщины любят храбрых, — сказал Ракар в ответ на слова мага.

— Я не трус, — серьезно ответил Болтун глядя своими зелеными глазами в пляшущее пламя, — мне просто надоело чувствовать, как смерть дышит в затылок.

— Ты прав, Габриил, — Ракар никогда не называл мага по имени в присутствии кого-либо. Но сейчас остальные спали.

— А почему бы тебе тоже не завязать с охотой на врагов? — осторожно начал Болтун.

— Ты же знаешь, — отозвался Ракар, подбросив в огонь несколько веток.

— Месть дело темное, брат, — сказал маг.

— Мою жену и сыновей унесла война. — заговорил лидер. — В моем сердце теперь вечная пустота, от которой никуда не убежать. В охоте на врагов я ищу успокоения.

— Ну так может пора уже прекратить…? — вопрос был задан с дружеской заботой. Болтуну было не все ровно. Ракар не успел ответить. Один из воинов проснулся, вздохнул и кивнул лидеру. Пора меняться.

Болтун уснул едва его голова коснулась походной сумки. Ракар спал и видел, как его нож выпускает кровь предателя Тугора, и как восточные безбожники мрут в неистовой ледяной буре. Спустя, наверное, час, внезапный рев разбудил отряд. Мужчины вскочили и взялись за оружие. В темноте глаза северян видели плохо, и поэтому все как один изменили зрачки на звериные. Подобное частичное превращение давалось легко, но применять его постоянно было опасно, так как звериная половина могла переломить человеческую. Этим вещам правильные родители учат своих детей с ранних лет. В северянах природа сохранила куда больше звериного, нежели в людях другой крови, поэтому со временем подобные плюсы научились использовать.

Рев доносился из подвала башни. Пока было не ясно кто мог так надрываться, но необходимо было проверить, чтобы исключить неожиданности. Периметр был чист. Зоркие звериные глаза мужчин обнаружили во тьме лишь несколько кату из ночного патруля. Разведчики. Приглядывают за гостями. Когда воины были готовы, Ракар жестом приказал спускаться. Лидер шел первым держа в правой руке широкий костяной нож. Болтун держался в середине колонны, чтобы к нему было трудно пробраться спереди и сзади. По сравнению с массивными северянами, маг выглядел сейчас особенно мелким.

На половине лестницы ведущей на первый этаж Ракар замер и жестом остановил отряд. Все разом затихли, услышав знакомый хрип и клацанье зубов. Из черного провала ведущего в подвал прыжком вырвался один из мертвецов. Зомби-унсур пошатнулся по приземлении. Рядом с ним грохнулся ещё один. После, в подвале что-то взорвалось, и часть стены осыпалась. До людских ушей донеслась торопливая едва разборчивая брань на языке крысолюдов.

Двое зомби увидели людей и разинули свои гнилые пасти. Один из них подогнул ноги для прыжка, но ему в грудь тут же врезалась сфера жидкого холода. Тело мертвеца покрылось льдом и его опрокинуло на спину. Другой зомби издав чудовищный рев с силой оттолкнулся ногами и влетел сгнившим плечом в закрытую деревянную дверь ведущую на улицу. Дерево не выдержало и дверь с грохотом сорвалась с петель рухнув на снег. Мертвец, оказавшись под падающим снегом, помчался прочь, кто-то из воинов грязно выругался. Тот зомби которого подморозил Болтун теперь был безобиден. Его обледеневший торс рассыпался, когтистые руки уползали в разные стороны, а голова бесполезно разевала пасть. Странно, но ноги у мертвеца почему-то не двигались.

На улице шел снег, а в ночном небе показалась третья луна. Отряд замер, когда из подвала снова донесся бешеный рев. На этот раз у мужчин не было сомнения в том, кому он мог принадлежать. Осторожно, один за одним воины сбежали по лестнице, потом миновали помещение, где шлялись мертвецы, после чего снова лестница и распахнутая дверь ведущая в помещение похожее на винный погреб. Болтун бежал шестым и не сразу увидел в чем же дело, но быструю крысиную брань он услышал издалека.

Воины ворвались в помещение с оружием наготове и увидели, как шестеро крысолюдов пытаются сдержать вырывающегося из цепей унсура. Ростом в два с половиной метра этот гибрид человека и медведя ревел так что, казалось, потолок вот-вот начнет осыпаться. Унсур был прикован к стене по рукам и ногам, но цепь, державшая правую руку, видимо не выдержала и сейчас четверо крысолюдей пытались удержать руку зверя чтобы он не дотянулся ей до другой цепи и не вырвал и её. Остальные двое пытались ранить унсура, по всей видимости, отравленными ножами, но из-за страха перед неистовым монстром это у них не получалось. Они лишь скакали рядом и быстро ругались, прикидывая с какой стороны лучше подойти.

Ракар не думая ни секунды подбежал к крысолюдам и обеими руками взялся за цепь натягивая её на себя. Зверь не мог бороться с таким количеством народа, он просто яростно ревел, глядя в глаза человеку, но северянин не отводил взгляд. Один из людей Ракара спокойно макал кончик метательного ножа в склянку с ядом. Судьба зверя была решена, но вдруг откуда ни возьмись мимо северян пронесся Эркен.

Люди, увидевшие его, замерли от удивления. Оказавшись рядом с Ракаром Эрк сделал то, что ещё больше ошеломило окружающих. В руках юноши будто бы из пепла возникло устрашающее оружие, напоминающее косу цвета засохшей крови. Эрк сделал взмах так быстро, что опытный Ракар успел только отпрыгнуть в сторону. Ещё миг, и оружие устремилось к цепи сдерживающей унсура. Не повезло лишь крысолюду, чья голова оказалась на пути хищного лезвия. Крысочеловек успел лишь разинуть свою пасть и оружие Эркена врезалось в неё, с хрустом прорубая плоть и кости. Лязгнули прочные звенья. Пугающее оружие вгрызлось в стену. Оторванная половина крысиной головы весело подскочила. Будто время остановилось, но спустя удар сердца все пришло в бешеное движение.

Испуганные крысолюди бросились в разные стороны, избегая столкновений с людьми и друг другом. Воины Ракара приготовились к бою. Унсур рывками выдергивал из стены концы цепей. Болтун принялся молится и одновременно жестами сплетать заклинание. Сам же Ракар быстро перекатившись по земле вскочил на ноги. Его рука скользнула за пояс и в следующий миг в зверя полетел нож. Унсур прыгнул в сторону, врезался в стену, заревел и ему под ноги упало несколько склянок с ядовитым газом. В воздухе расцвел цветок из зеленого дыма. Ракар ощутил, как чьи-то сильные руки тянут его наверх по лестнице. Зверь бесновался в расползающемся облаке яда. Эрк задыхаясь упал на колени. Ракар хотел было вернутся за мальчишкой, но было поздно. Тьма накрыла его. Вновь.

Юноша очнулся примерно через час. Организм бессмертного победил яд. Эркен открыл глаза и осторожно осмотрелся. Помещение, в котором он недавно умер было почти пустым. Около стены лежал труп унсура, которого держали в плену, а над ним склонился ещё один. Эрк заметил, что у него было порвано правое ухо. Видимо юноша слишком громко пошевелился, потому что зверь резко обернулся к нему, вскочил на ноги и негромко, но злобно зарычал. Золотистые глаза зверя с ненавистью смотрели на бессмертного. Спустя секунду Эрк тоже вскочил на ноги и приготовился к бою.

Эркен знал, что не сможет победить, но желание сразиться с одним из опаснейших существ в стране было почти непреодолимым. Около пары секунд двое стояли неподвижно после чего Эрк рванулся вперед на бегу призывая оружие. С виду это выглядело довольно дико. После смерти от бури Эрк лишился всего, что на нем было. Его одежда превратилась в лед и рассыпалась, поэтому сейчас он был абсолютно голый. Унсур видимо не ожидал, что этот худощавый пацан окажется таким быстрым. Зверь отклонился назад и лезвие пронеслось у него перед носом. Оружие, которым владел юноша было очень тяжелым. Унсур определил это по звуку, с которым оно пронеслось мимо него.

— «Человек не может владеть таким…» — подумал зверь, уворачиваясь от нового удара, идущего в голову. Полуразумный пригнулся, и оружие Эрка вонзилось в стену над зверем. Вытащить его парень не успел. Зверь нанес удар снизу вверх вонзая свои когти в живот юноши, но на этом удар не остановился. Неистовая сила зверя позволила полуразумному поднять легкое тело парня и подбросить в воздух. Эрк выронил оружие, подлетел вверх от дикого удара и спиной врезался в потолок. Но не умер. Рана, нанесенная зверем, была серьезная и у простого человека уже вывалились бы кишки, но организм бессмертного работал безотказно и дырки от когтей на животе уже начали зарастать. Далее все произошло очень быстро и неожиданно. После удара спиной о потолок Эрк начал падать вниз, призывая обратно в руки свое оружие, лежавшее на полу. Почуяв скорую победу, зверь замахнулся чтобы встретить падающего к нему мальчишку сильным ударом в голову.

Эркен нанес удар тогда, когда унсур уже наносил свой. В последнюю секунду перед ударом бессмертный заметил, как глаза зверя округлились от непонимания, удивления и суеверного страха, а потом наступила темнота. Удар унсура проломил Эрку череп, и тот бездыханно шлепнулся на пол. Что стало со зверем, парень увидеть не успел, зато сам зверь отчетливо видел в лице юноши пугающее отсутствие страха.

Очнулся Эркен очень быстро. Не прошло, наверное, и получаса. Парень вскочил на ноги так будто хорошо выспался и увидел сидящего в углу унсура. Того самого с порванным ухом. Зверь сидел на коленях, положив на них руки. Глаза полуразумного были закрыты. Присмотревшись, Эрк увидел на плече зверя глубокую рану, которая очень медленно срасталась обратно. Парень был удивлен и восхищен. Впервые в жизни он сразился с опаснейшим созданием в стране и теперь мог свободно наблюдать то, что видел мало кто из людей. В народе ходит молва о том, что племя унсуров не уважает науку и магию, поэтому у них нет даже медицины. В связи с этим никто толком и не знает каким образом они излечивают себя от ран и болезней. Но Эрк теперь знал секрет, за который некоторые могли бы солидно заплатить. Бессмертный улыбнулся и вызвал своё оружие. Сейчас парень был очень собой доволен.

Унсур пришел в себя неожиданно. Эркен хотел было ударить, но не успел. Зверь зарычал, вскочил на ноги и с силой отбросил Эрка в сторону. В этот раз парень не выпустил из рук оружие и его тяжесть не дала ему быть отброшенным далеко. Тяжелое лезвие проехало по полу оставив борозду. Унсур побежал прочь. В погребе была хлипкая деревянная дверь, ведущая в соседнее помещение, и эта дверь разлетелась в щепки, когда зверь налетел на неё всем телом. В воздух поднялась пыль, и топот чудовища стал быстро удаляться.

— А ну стой!! — заорал Эрк и бросился следом. Парень бежал так быстро, как только могло его тело. Приходилось петлять по коридорам и каждый раз Эркен, не вписываясь в поворот, сильно ударялся о стену. Несколько раз пришлось миновать комнаты с нежитью, но мертвецы были слишком медлительными и не успевали причинить вред.

Эрк почти настиг зверя в длинном коридоре, ведущем в просторный зал. Унсур несся вперед, разбрасывая попадающихся на пути мертвецов и пугая крыс. Одного зомби зверь швырнул в стену и тот ударившись об неё упал на пол, перегородив Эркену путь, но юноша легко перепрыгнул через мертвеца, челюсти которого ухватили воздух рядом с его пяткой. Коридор вывел бегунов в просторный зал, освещаемый факелами. В центре зала крутился огненный полтергейст. Похожий на большой вихрь, дух огня заметив Унсура опасно зашипел и стал стремительно приближаться, но унсур сильно оттолкнулся и перепрыгнул огненного духа, чего не смог повторить бежавший за ним юноша. Эркен, заметив беду смог лишь неестественно извернуться, так что его позвоночник сильно хрустнул. Полтергейст пролетел по касательной задев грудь и лицо юноши. Плоть бессмертного зашипела от касания огня.

— Вот же сволочь! — выругался Эрк. Наблюдая как зверь приземляется на пол и бежит вверх по лестнице ведущей на улицу.

В последней надежде догнать унсура Эркен призвал свое оружие и сильно размахнувшись бросил его в ноги убегающему. Зверь не смог увернуться. Тяжелое орудие настигло его в прыжке и ударило в колени. Зверь зарычал и перевернувшись в воздухе ударился головой о ступеньки и покатился вниз. Юноша призвал назад свою косу и остановился. Унсур прекратил катится по ступеням и вскочил на ноги одна из которых была переломлена. Перелом был открытый и шерсть на ноге зверя намокла от крови.

— Стоять! — заорал на него Эрк, и реакция зверя была совершенно неожиданной. Здоровенный зверь подчинился. Он стоял ровно, не обращая внимания на ранения. Юноша удивился, после чего его глаза вдруг пронзила сильная боль. Не понимая в чем, дело, парень посмотрел в отполированное лезвие своей косы. Там, в отражении своего лица, он увидел собственные глаза. Круглая радужка вокруг зрачков свернулась в треугольную и разум Эрка будто пронзила игла генетической памяти, хранящейся где-то в глубине. Это продолжалось недолго, а поток памяти был нечетким. Боль быстро, даже незаметно, ушла, и парень ощутил у себя за спиной сильный жар. Огненный полтергейст шипел, угрожающе вращаясь в паре метров. Языки пламени, исходящие от него, яростно содрогались. Эрк повернулся к огненному духу, но тот по-прежнему не нападал, и юноша полностью осознал почему. В его голове словно всплыла подсказка.

— По праву высшего, я приказываю тебе уйти, — сказал Эрк, и полтергейст немедленно сорвался с места пролетел мимо бессмертного и выскочил на улицу. В зале резко потемнело. Из источников света остались лишь старые факелы, горевшие, вероятно, из-за присутствия духа огня. Унсур все так же стоял неподвижно.

Вдруг Эркену стало очень плохо. Его организм словно был поражен ужасной болезнью. Парень выронил оружие, и оно, громко ударившись о каменный пол, рассыпалось в прах. Юношу сложило пополам, он схватился за грудь обеими руками и его лицо исказила гримаса сильной боли. Его организм будто бы отвергал сам себя. Спустя несколько мучительных мгновений Эркена стошнило. Бессмертный почувствовал, как радужки его глаз меняются на обычные. Стало значительно легче. Эркен всю жизнь чувствовал себя превосходно. Его бессмертный организм не мог ни за болеть, ни погибнуть, поэтому произошедшее с ним сейчас оказалось в новинку и Эркену это не понравилась. Он привык получать удовольствие от боли, но это была совершенно другая боль и Эрк пока не понимал всю её целебную силу.

Унсур вдруг пришел в движение. Власть Эркена над ним ослабла, и он, сорвавшись с места, побежал вверх по ступенькам к двери ведущей в ночь. Эрк бросился за ним, не желая уступать, и упорство принесло плоды. Бессмертный настиг зверя на заваленной снегом улице. Унсур резко остановился, скакнул в сторону и извернувшись лицом к противнику приготовился принять бой. Ему надоело убегать. Эрк остановился в нескольких шагах от него и призвал оружие. Зверь тяжело и яростно дышал, выдыхая облачка пара. Парень даже не устал. На мгновение Эркену показалось, что в ночной тишине он слышит, как мощное сердце зверя перегоняет кровь по венам. Гибрид дернулся вперед, но Эрк выставил вперед руку и громко сказал: — Стой!

Зверь остановился, но не так как в тот раз. В этот раз он сделал это по своей воле. Кровь из его открытого перелома стекала по ноге в снег.

— Чего тебе?! — зарычал унсур. — Зачем ты преследуешь меня?!

Эркен опешил от удивления. Некоторые думают, что унсуры не умеют говорить. Во всем мире их считают кровожадными зверьми.

— «Да, сегодняшняя ночь богата на открытия!» — Эркен отозвал оружие.

— Я — Эрк, — сказал юноша, указывая на себя пальцем. — Кто ты?

— Роук, — ответил зверь.

— Я видел в твоих глазах страх, Роук, — сказал парень. — Страх не свойственен унсурам. Насколько я знаю.

— Ты не человек, — прорычал зверь.

— А ты догадливее чем кажешься, — усмехнулся Эрк. — Ты знаешь кто я?

Эркен не знал своего происхождения. Воспитанный людьми, он всегда ощущал, что он не такой как все, но кто он на самом деле, было не известно. Приемные родители нашли его в снегах и взяли себе. Тогда они думали, что нашли человека, но они ошибались.

Унсур снова дернулся было, но Эрк снова вызвал свое оружие, и зверь остановился.

— Отвечай, ты знаешь кто я?

— Не здесь, — прорычал унсур, и Эрк догадался, что они больше не одни. Глаза бессмертного прекрасно видели в темноте и Эркен смог заметить, как между домами гибкими тенями проносятся патрульные кату. Гибриды кошки и человека, эти существа разумны, бесшумны и почти незаметны.

— Они не дадут нам уйти, — сказал Эрк, взмахнув оружием. — Уходи, я их остановлю.

Не раздумывая, унсур бросился прочь так быстро как позволяло ему его израненное тело. Эрк побежал следом, пытаясь перехватить бегущего за зверем кату. Гибрид оказался быстрее, и Эрк метнул ему в спину свое оружие. Кату подпрыгнул вверх метра на три, избегая удара. Коса пронеслась под ним и, ударившись о стену дома, упала в снег. Плевать! Один кату не должен справится с унсуром.

У себя за спиной Эрк обнаружил ещё троих, и его губы напряженно сжались. Призвав оружие в руки, парень резко обернулся и метнул его в приближающихся врагов. Двое первых успели уйти. Один перепрыгнул тяжелое оружие бессмертного, а другой скакнул в сторону. Третьему повезло меньше. Кату оттолкнулся, прыгнул, но коса настигла его в воздухе и отрубила ему ногу до колена. Полуразумный вскрикнул по кошачьи, и упал в холодный снег. Кровь из его раны била ручьями. Другие двое прыгнули в разные стороны, их руки совершили несколько неуловимых движений, и Эрк обнаружил в своем теле несколько метательных ножей. Один в шее, два в голове и четыре в груди.

— Вот же не везет… — пробормотал бессмертный, заваливаясь на бок.

Глава 4

Эркен очнулся в каком-то подвале. Место было темным, холодным и пустым. Пахло зимней свежестью, так словно помещение постоянно проветривали. Парень встал на ноги и осмотрелся. Подвал был небольшим, всего на всего два на два метра. Каменные стены и тяжелая решетка, закрывающая выход. С потолка свисал ржавый крюк, висящий на цепи.

— «Тюрьма что ль какая?» — подумал Эрк и взявшись за прутья решетки, несколько раз дернул. Решетка лязгнула, но не поддалась, как и ожидалось. Эркен был сильнее человека, но видимо недостаточно. Тем не менее, на шум пришел тот, кого Эрк теперь мог назвать своим новым знакомым. Роук, унсур с порванным ухом, показался перед юношей и тот поднял руку в жесте приветствия.

— Удивительно, — прорычал зверь — ты опять воскрес…

— Хорошо, что ты вернулся за мной, — Эрк кивнул на почти заживленную ногу Роука — Вижу, ты подлечился. А ухо почему не залечишь?

Роук промолчал.

— Зачем все это? — Эрк показал на решетку.

За спиной у зверя показались ещё двое. Такие же большие и свирепые. У одного из них, что справа, на шее была толстая цепь из слегка потемневшего металла. Какого именно, Эрк не понял, но это точно было не железо. Освещения не было, но юноша прекрасно видел в темноте, в прочем, как и его новые знакомые.

— У нас есть к тебе дело, — сказал Роук.

«Надо же», — подумал Эрк и спросил: — чего надо?

— Троих наших держат в плену, в старом храме, к северу от центра города…

— А что я с этого получу? — перебил парень.

— Ты поможешь мне, я помогу тебе, — Роук оскалился. Наверное, этот оскал должен был означать улыбку.

— Лады, — Эркен ответил даже не обдумывая, ему было все ровно. Просто предложение зверя показалось ему интересным.

Роук отодвинул засов и открыл решетку. Эрк вышел и обвел новых друзей равнодушным взглядом после чего выбрался из подвала. Уходя, парень услышал, как один из зверей задал Роуку вопрос:

— Неужели он один из них?

— Да, — ответил Роук.

На дворе все ещё была ночь. Эрк как можно тише лазил по большому залу, заваленному всяким хламом. Бессмертный пытался найти какую-либо одежду. После гибели в снежной буре, парень до сих пор ходил голышом. Этажом ниже, в подвале, отсиживались унсуры. Они сочли нужным не подниматься. Здешние хозяева в лице хигартов реагировали на людей настороженно, но никогда не нападали, поэтому Эрк мог не опасаться, что кто-нибудь из их племени придет сюда за его головой. Тем более для некоторых обитателей Моррана Эркен был мертв. Убившие его кату вероятно донесли своим о случившемся.

— Быстрые твари, — пробормотал Эрк вынимая из-под обломков деревянного шкафа потрепанные штаны из кожи. Штаны были протертыми, рваными и грязными и по началу Эрк не хотел их одевать, но с другой стороны проводить операцию по спасению заложников находясь при этом без штанов…

— «Интересно чьи они были?»- подумал Эрк и все же решил одеться. Как оказалось штаны были грязными лишь снаружи, и были они слегка великоваты, но это пустяк. Не найдя больше ничего полезного, парень решил спустится в подвал чтобы посоветоваться с Роуком на счет плана по спасению его бойцов. Роук опередил Эркена и сам поднялся из наверх. За ним в зал вошли и двое его подчиненных. Одного звали Сакр, а того, что с цепью на шее, Гаюм.

— Ты готов? — спросил Роук. Гаюм в это время осторожно приблизился к окну чтобы осмотреться.

— Так какой план?

— На ходу расскажу. До утра надо все сделать. — На этом и закончили болтать.

Из дома, где прятались Эрк и его «товарищи», до храма с пленными унсурами было минут двадцать ходу, но добрались раньше. Передвигались темными переулками, избегая открытых мест. Завывал сильный ветер, мешающий прислушиваться. Один раз чуть не натолкнулись на патруль, состоявший из четверых кату. Связываться не стали. Кату не дураки и обязательно бросятся бежать если унсуры нападут.

Три луны в небе освещали довольно неплохо. Их разноцветный свет смешивался в нечто неописуемое. Такого необычного спектра Эрк не видел вроде бы никогда в жизни. На сколько он помнил.

Храм, о котором говорил Роук, слегка высился среди остальных домов и встречал гостей неприветливым молчанием. Как и все здания, этот храм был давно покинут людьми и стал приютом для полуразумных. Снаружи не было никакой охраны. Пока добирались, Роук разъяснил суть плана. По словам зверя, Эрк в силу своей гораздо меньшей комплекции, должен был пробраться внутрь, найти удобное место и подать сигнал чтобы Роук и его бойцы смогли пробраться в храм без лишнего шума. По мимо этого, Роук упомянул о том, что охрана состоит преимущественно из крысолюдей, но кроме них там должен быть один из «ледяных патриотов» Троси. Хигарт поддерживал боевой дух трусливых крысолюдов. В общем, на теории все было очень просто. Эрк отвлекает, Роук и его воины аккуратно снимают хигарта, а после можно уже не волноваться о неожиданностях.

— Посмотрим, — Эрк выдохнул и осторожно направился к храму, минуя широкую пустынную улицу. С неба по-прежнему сыпал снег. Сейчас Эркен был очень рад, что не может замерзнуть. Бессмертный чувствовал холод, но это ощущение никогда не поднималось выше определенного уровня, чтобы не мешать.

Быстрыми шагами взбежал по ступеням Храма и постучал в дверь. Вдруг парень осознал, что за ним вероятно наблюдают и поэтому имеет смысл притвориться будто он сильно замерз. В одним штанах-то. Дверь отворилась на столько чтобы можно было выглянуть. На мороз высунулась крысиная морда полуразумного. В его маленьких красных глазках Эрк прочитал удивление, ибо люди хоть и жили в заброшенных городах, но старались держаться своего племени.

— Че? — быстро спросил он.

— Погреться, — ответил Эрк изображая дрожь.

Крыс осмотрел стоящего перед ним, с виду, человека, и тот показался ему не опасным. Эрк был без оружия, без брони и без снаряжения, плюс он был слишком молод чтобы казаться опасным. Так думал крысолюд, когда впускал парня внутрь.

Внутри храма было темно. Через закрытые решетками окна проникал необычный совместный свет трех лун. Помещение, в котором оказался Эркен напоминало большой зал, устроенный так чтобы в нем можно было отражать нападение из вне. Из мебели были сооружены баррикады, а на огромной люстре под потолком сидели двое с арбалетами. Кто они, Эрк не понял из-за накидок, закрывавших их тела.

— Сюда, сюда — тараторил крыс. Эрк следовал за ним, попутно стараясь заметить сколько воинов охраняет храм. Пока шел по залу насчитал шестерых, не считая двоих на люстре. То есть всего восемь. Вокруг было тихо. Крысолюд впереди шел бесшумно. Босые ноги бессмертного тихо шлепали по холодному полу. Парню показалось, что звук его шагов раздражает полуразумного. До ушей донесся слабый, почти что жалобный рев. Эрк узнал его. Пленные унсуры. Рев шел снизу. По всей видимости, из подвальных помещений.

— Что это? — спросил бессмертный.

— Не твое дело, — ответил крыс, и Эрк понял, что задавать вопросы не имеет смысла. Они поднимались по одной из двух лестниц ведущих на второй этаж. Парень почуял слабый запах дыма. Видимо, где-то на втором этаже горел огонь и скорее всего готовилась пища. Есть Эрк не хотел, впрочем, как и всегда, но вот выпить он бы не отказался и желательно чего-нибудь покрепче. Наверное, отец бы не одобрил пристрастие сына к крепкому пойлу в столь юном возрасте. В его понимании, быть взрослым не значило пить как скотина.

Полуразумный привел Эрка в храмовую столовую. Это было просторное помещение с печью, в которой, судя по запаху, готовился мясной суп или что-то типа того. От печи исходил приятный жар. Двое крысолюдей крутились около неё. Один постоянно пробовал готовящееся блюдо и удовлетворенно бормотал что-то себе под нос. На взгляд бессмертного, хитрый крыс слишком уж часто дегустировал свое варево.

Провожавший Эркена крысолюд остановился и сказал:

— Здесь посиди, погрейся. Еда сейчас приготовится, одежду я принесу.

— Благодарю, — Эрк сел поближе к печке, отмечая про себя странную приветливость здешних. Хотя ничего странного. Люди не враги полуразумным. По крайней мере здесь, на Севере. Если ты знаешь Зимние обычаи и чтишь их, то можно считать, что взаимопонимание с низшими расами достигнуто.

Крыс вернулся минут через пять и принес парню сапоги и меховую накидку, пробормотал что-то невнятное и удалился прочь. Те двое, что готовили еду не обращали на Эрка никакого внимания, правда бессмертный все же поймал несколько их быстрых взглядов, в которых не было никакой агрессии.

Сидя в тепле, юноша подумал было о том, чтобы начать прямо отсюда, но он не знал где точно держат пленников. Подвальные помещения могут быть больше, чем предполагалось, и там вполне может быть более опасная охрана. С виду храм был двухэтажным, просто он казался выше других зданий из-за высокой крыши, на которой, судя по всему, должна была стоять статуя божества коему посвящен храм.

Вообще храмы считаются редкостью в северных городах. Здесь, в снежной стране, не принято молится, но местные жители тем не менее почитают Санатан, богиню света, и её младшую сестру Аварису, богиню хаоса и войны. Средняя сестра, Бледная богиня Иезавель, не в почете у местных, ибо воплощает все темное, что есть в душах разумных существ, а многие, как известно, стыдятся своей тьмы.

Судя по агрессивным тонам, сочетающим в себе красный, бордовый и золотой, этот храм был посвящен Аварисе. Сейчас храмы уже не возводят, а стало быть, этому было уже больше трех сотен лет. Идти на крышу у Эркена не было никакого желания. У юноши вообще пропало какое-либо желание. Ему хотелось по-быстрому закончить это дело и отправится за головой Тугора. Но сперва, так и быть…

Один из крысов готовивших пищу стоял перед Эрком, протягивая тому миску с супом. Про себя парень заметил, что этот крысомордый не положил в эту миску ни одного кусочка мяса. Одна вода и какая-то зелень.

— «Вот же крыса» — мысленно усмехнулся Эрк и заметил, что второй поварешка куда-то вышел. Вот и славно. Эркен, благодарно кивнув, принял горячую миску и, изображая что она жжется, поставил её на пол. Крыс что-то пробормотав на своем развернулся и пошел к печке. В этот момент Эрк резко вскочил на ноги, замахнулся и, вызвав оружие, ударил полуразумного по голове. От удара голова крыса разъехалась на двое, кровь брызнула во все стороны, а руки полуразумного смешно взметнулись вверх. После удара Эрк ловко поймал падающее тело и тихо опустил его на пол, стараясь не испачкаться в крови. Пока из раздвоенной головы полуразумного вываливались мозги, Эрк нашел деревяшку, поджег её в печи и принялся водить ей перед окном. Роук или кто-нибудь из его товарищей обязательно должны будут заметить.

Подав сигнал Эрк решил все же попробовать на вкус стряпню приготовленную крысолюдами. Парень чувствовал себя превосходно. Не было ни страха, ни сомнений по поводу качества еды. Суп оказался на вкус так себе, а мясо было недоваренным — вот и все. Никакой отравы или чего-то способного повлиять на здоровье.

Сплюнув, Эрк осмотрелся в поисках чего-нибудь интересного, но не нашел ничего, что могло бы его заинтересовать. Спрятать тело крыса было не куда поэтому парень оставил его валятся там, где оно было. Правда растекающаяся все больше и больше лужа крови начинала понемногу напрягать. Думая, что можно с этим сделать парень не заметил, как Гаюм появился с той стороны окна.

— Отойди — рыкнул он, после чего зацепившись за что-то снаружи, двумя ногами ударил в решетку. Удар оказался сильным, но недостаточно. Прутья слегка прогнулись, но сама решетка осталась на месте, разве что окно по краям потрескалась. Ещё немного. Следующий удар вынес решетку, и та вылетела из оконного проема прямо в Эркена. На пол посыпались кусочки камня. Парень поймал решетку и аккуратно поставил её к стене. Чтобы не было лишнего шума, хотя унсур и так оказался слишком громким. Гаюм влез в окно и махнул рукой остальным.

— Не поскользнись, — тихо сказал Эрк, показывая на кровавую лужу под лежащим полуразумным. Бессмертному на миг показалось что унсур усмехнулся. Спустя несколько секунд через окно на кухню проникли Роук и Сакр.

— Отвлеки их, — сказал Роук и подал своим команду ждать. Эрк кивнул и перехватив оружие поудобнее вышел из кухни. Направляясь по длинному коридору к лестнице ведущей вниз, бессмертный все же решил отозвать косу, чтобы не смущать тех, кто попадется ему на пути. Таких оказалось четверо. Один кату и трое крысолюдей поднялись на второй этаж и пошли по коридору на встречу Эрку. Вероятно, они пошли проверить что за шум был на кухне. Увидев кату, Эрк насторожился, но настроение улучшилось. Драться с такими быстрыми созданиями было интересно, но здесь в тесном коридоре у полуразумного не будет места для маневра, хотя в прочем и Эркену будет не с руки размахивать здесь своим оружием.

— «Надо было взять нож какой-нибудь» — подумал Эрк, когда его и приближающихся полуразумных разделяло пара десятков шагов. Парень заметил, как мохнатая рука кату опустилась на рукоять висящего на поясе кинжала. Крысы шли впереди, сжимая кривые ножи. За следующие несколько шагов Эркен вдруг понял, что что-то не так. Внезапно юноша пошатнулся и облокотился плечом на стену. Глаза снова пронзила боль, а в голове словно лопались бомбы.

Когда боль стихла парень сообразил, что его глаза изменились снова. Самочувствие тоже поменялось. Эрк почувствовал себя значительно лучше, сильнее и способнее. Даже его восприятие поменялось. В его разуме словно со дна подсознания поднялась дремлющая ранее память.

Полуразумные остановились, настороженно замерли. Эркен прекрасно знал, что делать. Он не понимал откуда, но ощущал в себе очень сильный инстинкт, спаренный с подсознательным знанием опасного хищника. Сейчас Эркен думал, что лишать жизни — это его истинное призвание.

Дальше все произошло быстро и внезапно. Эрк резко бросился вперед, сделал два длинных прыжка и оказался перед одним из крысолюдей, который сделал быстрый выпад ножом. Не достаточно быстрый. Эркен ударил его ладонью по руке и тот выпустил нож. Следующий удар был направлен крысу в горло. Раздался хруст и полуразумный упал на спину. Бессмертный вжался в стену чтобы увернуться от летящего ножа, брошенного кату, затем перехватил руку другого крысочеловека с ножом, вывернул её и завладев оружием вонзил его гибриду в глаз после чего рывком вытащил.

Кровь полуразумного брызнула Эркену в лицо. Оставшийся в живых крыс бросился прочь, чтобы поднять тревогу, а кату перехватив поудобнее свой кинжал принял боевую стойку. Полуразумный не задавал вопросов. В один миг Эрк превратился из нейтрала во врага. Все и так было предельно ясно. Кату резко отскочил назад и что-то бросил под ноги бессмертному. Раздался хлопок и на мгновение Эркен ослеп, но этого мгновения хватило чтобы враг приблизился, но на удивление кату его нож не настиг цели. После хлопка Эрк сразу же отскочил в сторону будто бы предугадывая атаку полуразумного, после чего парень атаковал сам. Кривой крысиный нож ударил кату по его кошачьей морде. Тот вскрикнул, зажав свободной рукой кровоточащее лицо. На пол упало несколько алых капель. Полуразумный пару раз вслепую взмахнул оружием и Эркен подошел в нему.

— Стой! — крикнул кату, но нож Эрка вонзился под ребра полуразумного, и тот сполз по стене на пол.

— Фух! — выдохнул Эрк, и до его ушей донесся шум боя. Чертовы звери, которые хотели сделать все тихо, просто ворвались на первый этаж по другой лестнице и устроили бойню. Такое пропускать было греху подобно.

— Эх! — раззадоренный Эркен бегом пустился к лестнице, быстро сбежал по ней и увидел, как Роук и его молодцы гоняются по залу за орущими крысолюдьми. Машинально парень обратил внимание на люстру, на которой он видел двоих, но там было пусто. Лишь окровавленная темная накидка одного из незнакомцев свисала с подсвечника. Кто же были эти двое? Вопрос показался бессмертному весьма насущным, но сейчас было не до этого.

Когда последний из крысов был убит, перегрызший ему горло Гаюм рукой утер пасть и принюхался. Рефлекторно Эрк тоже втянул воздух, но ничего не почуял. Дверь ведущая в подвал открылась от сильного удара мощным копытом и в зал вбежало двое здоровенных хигартов, сжимающих в мускулистых руках самодельные молоты из камней, насаженных на толстые железные прутья. В след за хигартами вбежало несколько быстрых кату, один из которых размахнувшись бросил что-то в центр зала.

Раздался взрыв. Эрк успел спрятаться за одну из баррикад, и у него над головой пронеслись железные осколки и обломки мебели. Одного из унсуров, кажется, это был Сакр, отбросило в стену и ранило осколками. Гаюм приходил в себя за одной из баррикад. Металлический гвоздь разорвал ему щеку. Роука не было видно. Эрк внезапно почувствовал дикое возбуждение. Сердце бешено заколотилось, кровь стремительным потоком неслась по венам. Спустя секунду Эркен выскочил из-за своего укрытия и призвав оружие бросился на врагов.

Хигарты приготовились к бою. Их бычьи морды исказила ненависть. Наперерез бессмертному бросились трое кату. Их руки быстро задвигались, и Эрк прыгнул в сторону, перекатился по полу, встал на ноги и размахнувшись метнул свое оружие в полуразумных. Ножи, брошенные кату, не настигли цели и с лязгом ударились в стену. Один из хигартов с диким ревом бросился в сторону, а другой не успел среагировать и брошенное Эркеном орудие с глухим треском вгрызлось тому в грудь.

Под тяжестью страшного оружия полуразумный не смог удержаться на ногах и его отбросило назад, прямо в черный провал ведущий вниз, в подвал из которого тот поднялся. Было слышно, как тяжелая туша рогатого монстра с грохотом катится по лестнице.

Кату тем временем перегруппировались и надвигались на Эркена с трех сторон. Парень успел вызвать оружие обратно и отразить выпад одного из гибридов. Рука другого полуразумного ушла за спину и между пальцев кату появилось несколько склянок с мутноватой жидкостью. Бросить их гибрид не успел. Роук камнем рухнул, откуда-то сверху пригвоздив кату когтями к полу. Склянки выпали из пальцев полуразумного, жидкость вытекла и зашипела. В воздух стал подниматься едкий дымок. Кислота не иначе.

Роук бросился к следующей жертве, которая принялась удирать по лестнице на второй этаж. Эрк сражался с оставшимся кату, в то время как Гаюм боролся с хигартом. Полубык лишился своего подобия молота и бился с врагом вручную. Гаюм рычал, брызгал слюной и бил хигарта когтями по морде. В ответ, покрытый многочисленными ранами хигарт резко дернул головой пронзая одним из своих мощных рогов живот унсура. С яростным ревом хигарт перебросил соперника через себя, и тот шумно грохнулся в обломки какой-то мебели. В воздух поднялась пыль.

Эрк стиснув зубы размахивал тяжеленым оружием. По глазам было видно, что его соперник кату был страшно напуган, но бежать было нельзя. Кату опасался поворачиваться спиной к такому врагу так как боялся прогадать и получить удар. Отчаянно уворачиваясь гибрид перемахнул через одну из баррикад и задними сальто принялся отдаляться от противника.

— Сволочь! — заорал Эрк и сильно размахнувшись бросил вдогонку убегающему свое оружие. От напряжения у бессмертного затрещали мышцы. Коса отправилась в полет быстро вращаясь. Кату делая очередное сальто не успел вовремя приземлиться поэтому его разорвало напополам прямо в воздухе. Его останки просто разбросало по сторонам. Такого эффекта Эркен не ожидал.

— Вот же черт, — протянул он тяжело выдохнув.

Глава 5

В чувства Эрк привел рев умирающего хигарта. Роук разнес полубыку голову его же молотом, и тяжелое тело громко упало на пол. В зале повисла тишина. Был слышен лишь скрип мотающейся туда-сюда люстры и тяжелое дыхание зверя. Эрк собрался с силами и успокоился. Бессмертный сделал глубокий вдох приводя биение сердца в нормальный ритм. Вдруг дверь храма открылась. Эркен мгновенно обернулся и увидел фигуру в черной накидке, выскользнувшую на улицу.

— Эй! — крикнул Эрк.

— Оставь его! — прорычал Роук. Бессмертный посмотрел на унсура. Тот, преклонив колено сидел над телом Гаюма. Эрк подошел чтобы посмотреть. Живот зверя был разорван и почти все внутренности уже были на полу. Лужа крови под телом была огромна. От такого количества крови Эркену даже дурно стало.

Сакр оказался жив, но без сознания. Роук немедленно приступил к извлечению осколков из тела товарища.

— Нет времени, — поторопил его Эрк.

— Есть, — не согласился Роук и кивнул на дверь ведущую в подвал — Они больше не идут. Там осталось от силы два-три охранника.

— Помнится, ты говорил про одного хигарта, а тут их сколько оказалось?

— Двое. Подкрепление, наверное, — ответил унсур. — В любом случае, все кто в живых остались, сидят теперь в подвале.

— Пойду гляну, — сказал Эрк и направился к темному проходу ведущему вниз. Роук не ответил. Зверь бормотал что-то невнятное вытаскивая осколки из тела Сакра.

Эрк шагнул в темноту прохода и ступил на лестницу. Если бы глаза бессмертного не видели в темноте, парень точно бы споткнулся о тело хигарта. Половина ступенек была залита кровью полуразумного. Лестница повернула налево, затем опять налево и снова повела вниз. Освещения не было, но это не мешало.

Спустившись, Эрк очутился в просторном помещении, освещенном факелами. В центре комнаты располагалась глубокая яма, накрытая тяжелой решеткой. Эрк хотел было подойти, но вдруг прямо перед своими глазами бессмертный увидел туго натянутую тонкую нить. Неловко улыбнувшись, Эркен замер как столб и осторожно принялся всматриваться в воздух.

Подобных нитей парень обнаружил ещё около десятка. Каждая из них уводила в замаскированное углубление в стене, в полу или в потолке. Там, в этих углублениях, как считал Эрк, были расположены взрывные эликсиры. Если задеть нить, то сосуд с эликсиром откроется и жидкость вступит в реакцию с воздухом после чего произойдет взрыв. Эрк набрал в легкие воздуха, после чего громко позвал:

— Роук!

Зверь пришел не сразу, лишь спустя несколько минут полуразумный счёл нужным спустится к своему помощнику. Эрк обернулся, услышав шаги гибрида.

— В чем дело? — спросил Роук остановившись за спиной у бессмертного.

— Здесь все заминировано, — парень указал пальцем на одну из нитей, и Роук сощурил глаза чтобы её рассмотреть. Ушло несколько секунд пока зверь соображал, что к чему после чего унсур недовольно прорычал:

— Проклятые кату!

Эрк тоже считал, что эти ловушки дело рук кату. Крысолюди, как думал бессмертный, не способны на такую тонкую работу. Может оно и так.

— Есть идея, — сказал Эрк. — Нити нельзя натягивать, но их можно чем ни будь перекусить, так что подержи-ка нить, и я разрежу её.

Так и поступили. Роук держал нить так чтобы она не натягивалась ни в какую из сторон, а Эрк делал уверенные надрезы крысиным ножом. На обезвреживание ловушек ушло минут десять. Работали осторожно и без спешки. Склянки с взрывными зельями после были извлечены, и Эркен положил их в небольшую сумку, которую он снял с одного из убитых кату. Вообще, после разминирования Эрк потерял интерес к происходящему и направился наверх чтобы обобрать трупы. Роук сломал тяжелый замок, удерживающий решетку закрытой, и хотел было спрыгнуть вниз к своим, но слабая зеленоватая дымка остановила его.

— «Яд» — догадался Роук и понял, что его товарищей периодически травили ядом чтобы ослабить. Сверху было хорошо видно, что унсуры живы, но всем им был нужен отдых.

Пока Эрк мародерствовал, Роук молча поднялся из подвала нашел веревку и спустился обратно.

— Помочь? — окликнул его бессмертный.

— Нет! — раздался ответ.

Роук вытащил своих по одному после чего приказал им немедленно начать восстанавливаться. Ослабшие звери послушались, и Роук похлопав одного из них по плечу поднялся в зал. Эрк тем временем выискал у одного из покойников лечебный эликсир и решил дать его еле двигающемуся Сакру. Израненный унсур сидел спиной к стене и медленно дышал.

— Я присмотрю за ним, — сказал Роук и уселся рядом с Сакром.

Эрк кивнул, встал, и пошел к лестнице ведущей на второй этаж. Не оборачиваясь, парень сказал:

— Один ушел, значит ещё до рассвета здесь будут другие.

— До рассвета нас здесь уже не будет, — Эркену показалось, что Роук усмехнулся.

Отряд покинул город ещё до рассвета. Небо было затянуто ночной тьмой, когда Ракар и его люди перелазили через стену. Опасаться было нечего. Болтун заверил, что бури не будет ещё очень долго, а вблизи от города не было видно ни одного голема. У всех мужчин был задумчивый вид. Ночью они стали свидетелем того, как погибший в ледяной буре Эркен восстал из мертвых. Поначалу воины одолевали Болтуна вопросами, но маг лишь разводил руками. Он, как и остальные, не понимал в чем причина чудесного воскрешения, но абсолютно ясно было то, что в пустоши негде спрятаться, а значит либо буря погубила парня, либо её холод не подействовал на него. В последнее, конечно же никто не верил. Буря несет в себе аномальный мороз против которого устоять не может практически ничто. По крайней мере, люди точно знали, что не доспехи, ни магия, ни теплая одежда не спасет от холода, который несет в себе Эйс веспера.

Ракар шел впереди. Болтун держался чуть позади, справа. Остальные не отставали так как им было любопытно слушать разговор лидера с магом. Речь шла о том странном и одновременно ужасающем оружии, которое смогло разрубить голову крысолюда и тяжелую железную цепь и все это за один удар.

— Я видел слишком много чтобы сказать точно — человек не может владеть таким оружием, — говорил Ракар.

— Оно может быть заколдовано, — Болтун сам не особо верил в свои слова.

— Да откуда у мальчишки возьмется заколдованное оружие? — спросил один из мужчин, идущих чуть позади.

— Я не знаю, — сказал маг, — но уверен, что всему в мире есть разумное объяснение.

— Угу, — скептически отозвался один из воинов, — есть.

Примерно через полчаса на горизонте появился золотистый свет поднимающейся на небосклон звезды. Сегодня восход был с севера и первые лучи золотого солнца ударили людям в спину. Спустя ещё некоторое время, на снегу перед воинами появились длинные тени, которые отбрасывали их массивные фигуры. Поднялся легкий ветер. Бормас, западный, как сказал Болтун. Снег поблескивал в свете солнца. Утренний морозец приятно щипал кожу.

До южных гор было уже не далеко. Они высились впереди молчаливыми каменными исполинами. К вечеру Ракар уже планировал ступить в темные провалы южных пещер. Тугор вел своих именно туда. Но зачем? Как считал Ракар, старый предатель хочет покинуть страну, но на сколько было известно, с Севера есть всего три горных пути. Одна дорога ведет через восточные горы в Великую пустыню, а еще две через южные горы в Нижние земли. Тугор вел восточных шакалов на юг, к южным горам. Но что он надеялся найти там? Разве не лучше ли было бы пустынным жителям вернуться на свою родину. Вероятно, они ничего не решали и шли туда, куда шел Тугор. Лучше с ним, но в другую страну, чем остаться в чужом враждебном краю без проводника.

Старый предатель не оставлял следов, но Болтун иногда говорил с ветром, и тот с шепотом приносил ему вести о том, где последний раз проходил Тугор. Ракар, как и все остальные предчувствовали скорую охоту. Восточники были в явном проигрыше. Их чувствительные к холоду тела явно не привыкли к местным морозам. Кто-нибудь как пить дать уже получил обморожение или вовсе погиб. Во время войны, как говорила разведка, сотни воинов пустыни валились от холода и обморожений. Говорят, у некоторых от злобных холодов начиналась лихорадка и те, думая, что им жарко, срывали с себя одежду, после чего умирали от беспощадного хлада. Это был один из самых печальных, для восточников, эпизодов в войне.

Алхимики пустынной страны не сразу изобрели согревающие эликсиры, и поэтому восточники очень медленно продвигались в глубь снежного края. Правда, ни эликсиры, ни огнестрельное оружие не смогло принести им победу над суровыми жителями Севера. Огнестрельное оружие тоже бесполезно в холодном северном климате. Хаксит, которым начиняются пули, не взрывается при сильном морозе, а вода в специальных капсулах внутри патрона замерзает, поэтому ружья, пистолеты и бомбы пустынников зачастую просто не срабатывают. Хаксит взрывается при контакте с водой, а не со льдом.

— «Видят боги, эти шакалы пожалеют, что пришли сюда» — подумал Ракар.

Морран покинули на рассвете, как раз в то время, когда патрульные проявляли минимальную активность и ждали своих сменщиков. Через стену перемахнули довольно быстро. Обошлись даже без веревок и снаряжения. Со стены Эрк спрыгнул вниз и чуть больше, чем по пояс утонул в снегу. Тихо ругаясь, бессмертный выбрался и осмотрелся. Кругом тишина. Лишь ветер гуляет. В небе тоже чисто, ни птиц, ни уж тем более гримор. Воздух был морозным и свежим. Темная шерсть унсуров покрылась инеем.

Освобожденные из плена звери были из стаи Роука, как и Сакр и ныне покойный Гаюм. Вообще, Эрк считал нового друга, как это говорится, нормальным мужиком. Роук не бросил своих в беде, пришел за ними на вражескую территорию и освободил. Не каждый человек пойдет на такое. Сакр излечился полностью, как и остальные, но один из гибридов пожаловался Роуку, что после яда у него странное ощущение. Роук ничего не ответил подчиненному, и Эркен заметил, что в голове зверя витают тяжелые мысли. Звери двигались быстро и парню было сложно успеть за ними, но преимущество бессмертного было в том, что он не знал усталости. Наконец Эрк догнал Роука и поравнявшись с ним задал вопрос:

— Чего такой грустный?

Гибрид промолчал, но парень догадался сам.

— Там в городе ещё остались ваши, так ведь?

— Я дал слово, что помогу тебе если ты поможешь мне, — ответил Роук. — И я держу слово. Остальное сейчас не важно.

Краем уха Эркен услышал, как Сакр о чем-то тихо переговаривался с остальными. О чем именно, было не понятно.

— Кстати, — сказал Эрк. — Ты так и не рассказал мне что знаешь?

— О чем?

— О моем происхождении.

— А, ты все об этом, — зверь изобразил что-то наподобие усмешки.

— Говори, — потребовал Эрк. — Сейчас самое время.

Роук сбавил шаг.

— Наши предки, первые унсуры, называли вас ксарами, — сказал Роук.

— Что это значит?

— По-нашему, это означает монстр или чудовище…

— Может, мне кажется, но, по-моему, я симпатичнее тебя, — ответил Эрк, надеясь рассмешить собеседника, но не вышло.

— Здесь дело не во внешнем облике, — гибрид остался серьезен.

Эрк промолчал, обдумывая сказанное. Идущие позади звери приблизились. Видимо разговор был им интересен.

— Первые унсуры, — продолжил Роук, — составили Сангару, Книгу крови. По этой книге молодые звери должны были учится жизни…

— Ближе к делу, — поторопил его Эрк.

— Книга крови предписывает нам обходить стороной таких как ты.

— Насколько я знаю, в унсуров страх не заложен природой, — скептически сказал Эркен.

— Так говорят трусы, которые видели нашу силу, — гордо ответил идущий позади Сакр.

— Мы, сыны ярости, дети гнева, не ведаем слабостей, — прорычал другой.

Роук поднял руку призывая подчиненных к порядку. Идущие сзади стихли, и вожак продолжил:

— Как, видишь, молодежь начинает забывать написанное в Сангаре. Ксаров вроде тебя наш народ не встречал уже очень давно. Многие даже усомнились в вашем существовании.

— А в этой вашей книге написано что-нибудь поконкретнее?

— Там написано, что ксары это чудовища с красивой внешностью, чья высшая цель вредить созданиям, созданным богами.

— О как, — равнодушно ответил Эрк. — Это все?

— Большего я сказать не могу.

Эрк был разочарован. Из, с виду, многообещающей беседы он не узнал ничего кроме суеверий, хотя древние книжки обычно не обманывают. На этом разговоры закончились. Эркен больше не хотел ни о чем спрашивать, а унсуры и вовсе оказались необщительными. В абсолютном молчании отряд двигался ещё несколько часов. Солнце уже было высоко в небе, ветер стих и стало теплее. Иногда было слышно птичьи крики и в воздухе появлялись крылатые силуэты. Эркен видел несколько пробегавших в сотне метрах от него лис. Из-за белого меха различить их было чертовски тяжело, особенно на таком расстоянии.

— Охотятся на тикусов, — сказал Сакр провожая лис взглядом.

Спокойствие было нарушено в тот момент, когда далеко впереди в воздух поднялись несколько столбов дыма, а до ушей дошли звуки многочисленных взрывов. Спустя несколько секунд все снова стихло. Ветер нес поднявшийся дым в сторону зверей. Роук приказал перейти на бег. Эрк бежал последним. Далеко слева, бессмертный смог рассмотреть высокую фигуру, сделанную изо льда. Голем, и очень большой. Создание природы, это ледяное чудище неподвижно стояло на месте. Эрк не видел куда оно сморит, но тот факт, что голем не двигался говорил о том, что он никого не заметил. До места взрыва звери добрались ближе к полудню. Солнце светило прямо над головами. Его теплый свет приятно ложился на кожу. Сперва Роук остановил своих на расстоянии, чтобы осмотреться, но спустя несколько минут вожак дал добро на дальнейшее продвижение.

— Что там? — спросил Эрк, пытаясь увидеть все с расстояния.

— Смерть, — ответили ему.

Унсуры не обманули. Впереди отряд действительно ждала смерть, но смерть эта пришла не за ними. Эрк узнал лежащих повсюду людей стоило ему подойти поближе. Люди Ракара. Унсуры рассредоточились и стали осматривать местность. Эрк принялся осматривать тела мертвецов. По многочисленным ямам было ясно, что в снег спрятали взрывающиеся ловушки. Достаточно было задеть одну, и цепная реакция взорвет остальные. Тела мужчин были изуродованы взрывом. Кому-то и вовсе поотрывало конечности. Эрк медленно бродил от тела к телу, всматривался в грязные безжизненные лица, пока наконец не увидел в одном из них следы жизни. Удивительно, но Сакр тоже смог найти выжившего. Одним из них был Ракар. Лидер отряда лежал дальше всех, но досталось ему при этом всех меньше. Эркен наклонился к нему и всмотрелся в его лицо. Глаза Ракара смотрели по сторонам и когда он увидел бессмертного, то попытался подняться. Парень помог ему. Ракар с небольшим трудом уселся и принялся смотреть по сторонам. Увидев унсуров, мужчина резко поменялся в лице. Оно тут же стало сосредоточенным. Лидер попытался встать и вытащить оружие, но Эрк вовремя остановил его.

— Они со мной, все нормально.

Ракар был ошарашен, если не сказать больше. На самом деле мужчина был потрясен до глубины души. Унсуры всю свою историю сражаются со всеми подряд, а людей они считают своими главными врагами. Ещё никто из людей никогда не заключал с ними каких-либо союзов.

— Ты бредишь парень, — прошептал Ракар. — Беги! Они пришли убить нас!

— Люди не друзья нам! — строго сказал Роук. — Оставь его!

— Тебя забыл спросить, — ответил Эрк и, повернувшись к Ракару, задал вопрос. — Что здесь случилось?

Ракар не отвечал. Он считал, что окружен врагами, и по сему приготовился дать бой. Мужчина собрался с силами, вскочил на ноги и обнажил оружие. Два костяных ножа покинули кожаные ножны.

Унсуры не восприняли это всерьез. Один Роук стоял, не спуская с человека глаз, а остальные занимались тем, что…о боги! Остальные звери жрали мертвых людей Ракара. Всмотревшись, Эрк разглядел какого именно выжившего нашел Сакр. Это был Болтун, но сейчас он скорее всего уже пожалел, что смерть не сцапала его сразу. Сакр зажал ему рот своей широкой ладонью, так чтобы человек не кричал, а другая рука зверя прижимала его к земле, чтобы тот не дергался. Унсур пожирал человека заживо.

Опасаясь остаться без ответа, Эрк обернулся к Ракару и увидел, как тот при помощи специальных дыхательных упражнений входит в так называемое состояние ярости. Эрк видел, как глаза человека постепенно наливаются кровью. Сейчас бессмертный думал, как ему поступить, но ничего толкового на ум не шло. Как вариант, можно было бы сейчас убить Ракара и пойти дальше, но это был легкий путь. Сколько себя помнил, Эркен никогда не любил легкие пути. Легкость, рождает слабость, а слабость ограничивает возможности. Роук стал медленно приближаться к Ракару. Эрк призвал оружие, положив его на плечо, и с угрозой произнес — Ещё шаг, Роук, и тебе сильно не повезет.

— Тебя нельзя убить, но можно одолеть, — прорычал зверь. Остальные унсуры закончили трапезу и поднялись. Все гибриды угрожающе застыли.

— Уходи, — сказал Эркен. — Иначе следующие лет сто своей жизни я посвящу охоте на тебя и тебе подобных.

Звери молча стояли.

— Прочь! — крикнул Эрк. — Я освобождаю тебя от твоего слова. Ты ничего мне не должен!

Глава 6

Роук ушел. Повернувшись, он быстро направился прочь, махнув своим. Сакр и остальные двинулись вслед за лидером, хотя было заметно, что им не хочется уходить, ведь за их спинами оставался все еще живой человек, которого, вопреки желанию, пришлось оставить в покое.

Немного проводив их взглядом, Эрк обернулся к Ракару. Мужчина вышел из ярости, несколько раз встряхнул головой и удивленно уставился на стоящего перед ним парня. Целая смесь эмоций была в лице воина, от откровенного недоумения, до суеверного страха.

— Не спрашивай, — сказал ему Эрк, после чего принялся шарить по карманам мертвецов. Занятие не самое приятное и почетное, но добру нельзя пропадать, и Ракар тоже взялся собирать всё то полезное, что было у его людей. Им все эти вещи теперь без надобности.

В глазах мужчины Эрк видел гнев, горечь и нежелание отпускать унсуров живыми. Но бессмертный считал Ракара разумным человеком и был уверен, что где-то в глубине души он понимает, что ничего не смог бы изменить, только погиб бы в драке с унсурами.

На счет самих зверей, Эрк не питал иллюзий. Да, они могут говорить и понимают человеческую речь. Они разумны и способны принимать решения исходя из логики, а не довольствуясь слепыми инстинктами, но они все равно остаются зверьми, и их жуткая трапеза людьми Ракара лишнее тому доказательство.

Звери отошли шагов на сто после чего пустились бегом. Тогда Ракар позволил себе сесть, расслабиться и молча почтить павших товарищей. Эрк не чувствовал никакой жалости, но тем не менее он не хотел показаться бессердечным.

— Жалко, конечно, — сказал Эркен. — Но их не вернешь.

— Все разом, — отозвался Ракар. — Я был за них в ответе. Это я собрал их в отряд…

Эрк решил промолчать. Главным образом потому, что не знал какие слова нужно произносить в таких ситуациях. Будучи бессмертным, Эркен просто не мог относиться к смерти как простые люди.

— Всего за несколько секунд, — продолжал Ракар, и бессмертный увидел, что голосом Ракара начал говорить гнев. — Этот проклятый Тугор умрет сегодня же! Он и его чертовы собаки!

— Воистину, — небрежно отозвался Эрк, довольный тем, что воин перенаправил свой гнев в нужное русло, а не бросился вдогонку за унсурами.

В снежной стране горевать особо не принято. Северяне не льют слезы по павшим и не оплакивают потери. За место грусти к ним в сердца приходит ярость, за место боли — гнев. Ракар скорбел, потому что чувствовал ответственность за своих людей и не смог уберечь их. Эрк был абсолютно уверен, что сейчас сердце Ракара стало достаточно жестким.

— «Да, из этого человека выйдет толк», — подумал бессмертный так, словно у Ракара впереди была вся жизнь.

Дальше двигались молча. Под светом золотого солнца Эрк и Ракар шли на юг, наблюдая как горы медленно приближаются к ним. День уже перевалил за половину. Ветер усилился и бросал в лицо снежную пыль. Эркен шел вперед, сморщив лицо. Он был не доволен. Ракар двигался уверенным шагом лишь слегка прищурив глаза. Разум человека тяготили тяжелые мысли. У северянина было много вопросов относительно Эркена, но он их не задавал. Ждал удобного случая. В добавок к этому, теперь Ракар был настороже и не доверял бессмертному.

Когда горы были уже совсем близко, а золотой солнечный диск начал утопать в линии горизонта, Эрку наконец надоело молчать.

— Ракар, — позвал парень идущего впереди мужчину. Тот посмотрел на юношу через плечо. — Что там произошло?

— А сам как думаешь?

— Засада…

— Мы шли по следу Тугора, — сказал Ракар. — Шли до тех пор, пока след не привел нас в ловушку. Этот старый ублюдок знал, что мы пойдем за ним и знал где именно.

— Так даже интереснее, — ответил Эрк. — Было бы скучно просто прийти и убить предателя.

Ракар промолчал. Сейчас он хотел отомстить за товарищей и наказать того, кто предал своих много лет назад и предавал по сей день. Такие люди в понимании Ракара заслуживали смерти.

Прошло ещё около часа, может чуть больше. Солнце уже на половину скрылось, и тьма понемногу опускалась на окрестности. Сегодня тьма шла с запада, а на востоке виднелось утопающее за горизонтом солнце. У подножия гор все было тихо. Ни души.

Ракар осмотрелся. Вверху, на высоте, приблизительно, метров в пятнадцать виднелся черный провал пещеры. Залезть вверх было не трудно, если умеешь. Ракар умел, да и Эрк тоже счел эту задачу не сложной, но всегда найдется, тот кто что-то сделает не так. Присмотревшись, Эркен обнаружил следы крови за промерзшем камне, примерно метрах в двух от входа в пещеру. Видимо кто-то оказался недостаточно ловким и поранился при подъеме.

Решив перекусить, Ракар уселся на небольшой заметенный снегом камень, а Эрк стоял рядом и бросал на напарника нетерпеливые взгляды. Мужчина ел не спеша, чтобы заодно отдохнуть. Прошло минут двадцать и Ракар закончил трапезу, после чего извлек из сумки два сосуда с эликсирами и выпил их по одному. Один из эликсиров был лечебным, а другой по всей видимости был чем-то сильно бодрящим. Приняв его, Ракар сделался легким, бодрым и даже стал агрессивнее обычного. Эрк подметил, что зрачки человека сильно расширились.

— Ну, — нетерпеливо сказал бессмертный. — Пойдем может уже?

Мужчина встал, размял шею, одел сумку на плечи и… замер. В этот момент Эрк ощутил рядом присутствие. Совсем рядом. Ракар стоял неподвижно, вглядываясь в высившиеся перед ним горы. Юноша заметил, как его товарищ медленно снимает с плеч тяжелый рюкзак с запасами.

— Видишь его? — шепотом спросил Эрк. Ракар повернул голову к юноше и тот пальцем указал на гору. Там, на высоте четырех метров, прямо перед северянином затаилось что-то невидимое. Присмотревшись, Ракар разглядел слабые очертания мощного гибкого и невидимого тела.

— Харуда, — сказал Ракар, и его рюкзак упал в снег. В этот момент Эрк услышал, как когти полоснули по камню, и что-то сорвалось с гор. Ракар быстро среагировал и прыгнул в сторону, а спустя мгновенье на место, где стоял человек приземлилось что-то тяжелое. Поднявшаяся в воздух снежная пыль осела на невидимом противнике, и Эрк различил слабые контуры длинного звериного тела, мощного, но приземистого.

Странно, но Эркен проживший все свои шестнадцать лет в северной стране понятия не имел, что это за харуда, о которой сказал Ракар.

Раздался взрыв. Мужчина использовал взрывное зелье и готовился использовать ещё одно.

— «Отвлекает его на себя» — догадался Эрк и призвал оружие. В руках юноши появилось его устрашающее орудие смерти. Увидев это, харуда прыгнул вперед и спустя секунду Эрк ощутил сильный удар, который сбил его с ног. Парень не улетел далеко хоть и должен был. Его оружие весило много и поэтому бессмертный пролетел всего пару метров после чего небрежно рухнул в снег. Удар бы покалечил человека, но юноша отделался лишь переломами нескольких костей, которые уже срастались обратно.

Снова раздался взрыв. Эрк вскочил на ноги и увидел, как Ракар разбрасывает по сторонам взрывные эликсиры пытаясь попасть в невидимое чудовище. Без толку. Харуды нигде не было, но Эрк знал, что тварь где-то здесь. Мужчина бросил ещё одно зелье, и оно взорвалось, подняв в воздух снежную тучу. Оба затаились. Эрк стоял, сосредоточенно глядя по сторонам. Его очень будоражило происходящее, а вот Ракару это не нравилось вовсе. Мужчина был с виду очень напряжен, а его глаза налиты кровью. Сам же Эркен не понимал почему не меняются его собственные глаза. Юноша не мог управлять этим и пока не знал, что именно заставляет его меняться. Зато Эрк вдруг почувствовал, что ему очень жарко и опустил в снег лезвие своего оружия. Странно, но это помогло.

— Сзади! — крикнул Ракар, и Эрк мгновенно отскочил в бок, перекатился и встал на ноги. Снег вздымался на пути к Ракару. Тварь выпрыгнула, когда до человека оставалось примерно три метра. Ракар ждал этого. Эркен перестал дышать, предвкушая как голову неведомого чудища разорвет на части, но Ракар бросил в гадину не взрывным зельем. Стоило снегу перед воином взорваться, он тут же сделал быстрое движение рукой и прыгнул в сторону. Брошенная человеком звуковая бомба сработала, и харуда издал сильный крик после чего упал в снег и принялся бесноваться, поднимая тучи пыли. Маскировка спала с чудища, и Эрк увидел длинное покрытое крепкой чешуёй тело, звериную морду с четырьмя тусклыми белыми глазами, мощные когтистые лапы и длинный, похожий на хлыст, хвост, который бил по снегу вокруг монстра. Ракар приготовил взрывные эликсиры и уже хотел бросить их, но Эркен неожиданно сорвался с места и, размахивая оружием, бросился к монстру.

— Стой! — заорал Ракар, но парень не послушал его. Несколькими длинными прыжками бессмертный приблизился к зверю и нанес удар сверху вниз. Раздался хруст ломающейся чешуи, оружие вошло в плоть чудовища, и в воздух брызнула алая кровь, которая так сильно выделялась на бледной чешуе зверя.

Удар пришелся на спину и оказался не смертельным. Зверь сделал резкий разворот, и Эрк не смог удержать оружие в руках. Мощным ударом лапы харуда сбил Эркена с ног, и тот, пролетев несколько метров, неуклюже рухнул в снег. Лежа в снегу, Эрк дышал быстро и тяжело. Перед глазами все кружилось, а из разорванного живота вываливались внутренности. Теряя кровь, Эрк все ещё старался встать. Ракар не мог помочь. Мужчина был слишком занят атакуя харуду. Взрывные зелья кончились, но зверь ещё не был повержен. Оружие бессмертного, засевшее в спине чудища, мешало тому нормально двигаться, и человек четко видел настоящее звериное бешенство во всех четырех глазах хищника.

Помимо бешенства Ракар успел заметить обильные кровоподтеки из ушных отверстий бестии. Тогда воин понял — зверь больше не может слышать. Видимо звуковая бомба полностью уничтожила органы слуха. Вдобавок харуда долго не мог прийти в себя после звукового удара. Из всего этого Ракар сделал вывод, что зверь уязвим перед звуком, но звуковых бомб больше не было. Не было у Ракара. Рюкзак Эркена лежал где-то здесь в снегу. После удара, парня выкинуло в одну сторону, а его рюкзак куда-то ещё. Там должна быть хотя бы ещё одна бомба. Этого хватит чтобы оглушить зверя и тогда можно будет попытаться заколоть его, но… но харуда слишком быстр. Даже с засевшим в спине оружием внушительных размеров он все ровно смертельно опасен.

Времени не было. Зверь сильно оттолкнулся и Ракар быстро лег на живот. Тяжелый хищник пролетел над ним. Мужчина перекатился в сторону, вскочил на ноги и выставил перед собой руки сжимающие костяные ножи. Не разворачиваясь харуда ударил хвостом. Удар пришелся по рукам Ракара и раздался хруст. Запястья обеих рук оказались сломаны, а оба ножа вылетели из пальцев и скрылись где-то в снегу. Зарычав от ярости, Ракар пересилил боль, поднялся и посмотрел на врага. Харуда прыжком развернулся к человеку и прыгнул. Ударом передних лап зверь сбил северянина с ног и проломил тому грудную клетку, после чего голова мужчины исчезла в страшной пасти, и сильные челюсти сомкнулись, отделяя её от тела.

Пожирая человека, харуда даже не заметил, как торчащее у него в спине оружие рассыпалось словно было сделано из пепла. Эркена нигде не было.

Очнулся Эрк посреди ночи. Было жутко холодно и хоть бессмертный не ощущал этого, но он это знал. Парень лежал в луже своей же крови, которая уже успела замерзнуть и покрыться коркой. Глядя в ночное небо, юноша наблюдал как над ним проносятся тысячи снежинок, несущихся на потоках сильного ветра.

— «Что же так холодно-то?» — подумал Эрк и неспеша встал на ноги. Почти сразу же ему в спину ударил снег и ветер. Пошатнувшись, парень обернулся лицом на север и увидел вдалеке огромную стену из льда и снега которую ветер несет прямо на южные горы. Времени было мало. Буря скоро дойдет до бессмертного. Осмотревшись, парень взглядом нашел чернеющий вход в пещеры и побежал в нему. Пробегая мимо заметенных снегом останков Ракара, Эркен остановился и тяжело вздохнув сказал:

— Эх, ну и глупо же ты помер.

Харуды нигде не было. Вероятно, зверь в предчувствии бури скрылся где-нибудь…где-нибудь. Эрк не знал где харуды прячутся и поэтому мысленно пожелал себе не столкнуться с монстром в пещерах.

Походные рюкзаки замело и искать их не было времени. Подбежав к горе, Эркен принялся взбираться по торчащим камням и неглубоким выступам. Буря подбиралась все ближе и ближе. Прямо над бессмертным серебряная луна без имени насмехалась над стараниями юноши.

— А, чтоб тебя! — Эрк пролез вверх пару метров, после чего нога соскользнула, и парень почти сорвался, но все же смог удержаться. Пара минут, и бессмертный поднялся ещё на несколько метров, затем остановился и посмотрел на надвигающуюся ледяную стену. Нещадный ветер усилился и порой даже больно бил в спину прижимая тело бессмертного к холодному камню.

— А может ну её, — пробормотал Эрк. В его голове сейчас всплыла память о смерти в ледяной буре, и эта смерть понравилась ему настолько, что можно было бы и повторить. Да и эта скотина по имени Тугор вероятно уже далеко-далеко.

— Да хрен тебе! — бессмертный сказал это сам себе и призвал оружие. Будто огромный ледоруб, Эрк вонзал свою боевую косу в камень. Таким методом парень поднялся на нужную высоту очень быстро и тут же нырнул в чернеющий провал входа. Сильный ветер даже втолкнул его внутрь. Глаза бессмертного быстро привыкли к темноте, и юноша побежал по растянувшемуся впереди коридору. Куда он вел, Эрк не знал, но в любом случае снаружи делать нечего.

Спустя полчаса, может чуть меньше, буря ударила в южные горы. Эркен почувствовал легкую тряску и остановился. Несколько минут назад он обнаружил на стене следы крови, и эти следы сейчас вели его. Видимо, кто-то из людей Тугора был ранен. Но почему его не вылечили? Разве разумно убегать, когда раненый тащит группу назад? Ответ Эрк получил спустя несколько минут бега по извилистому коридору. Следы крови становились все больше и в конце концов бессмертный обнаружил тело мертвого воина пустыни. В его животе была ножевая рана, и он просто-напросто истек кровью, пытаясь догнать бросивших его товарищей.

Осмотрев тело, Эрк увидел рану на ноге и вспомнил про следы крови на камне, за пару метров до входа в пещеры. Видимо, это он и оставил этот след, а когда его раненая нога стала тормозить группу, то его просто зарезали и бросили.

— Что же тебя сразу-то не убили? — тихо спросил Эрк разглядывая смуглое лицо и застывший взгляд красных глаз. По подсчетам бессмертного, раненый восточник прополз довольно много перед тем, как умер от потери крови. Обыскивать тело не имело смысла, так как у него отобрали все ценное.

— Тугор, ублюдок, — выругался Эрк, когда понял, что его обвели вокруг пальца. Проклятый предатель решил пустить возможных преследователей по ложному следу, который любезно оставил раненый пустынник.

— Неплохо, очень неплохо, — бормотал Эрк, представляя как его коса сносит Тугору голову. Проблемой было то, что парень не знал эти пещеры, и не знал куда они ведут. Большой же удачей было то, что выдолбленные в горе коридоры не сильно разветвлялись. Это уменьшало шансы ошибиться. Заблудиться Эрк не боялся, хотя ему в голову уже пробралась мысль что ближайшие лет пять он здесь пробегает если заблудится. Вздохнув, парень побежал дальше.

В тоннелях было тихо и безлюдно. Каменные стены здесь хранили молчаливую память о былых временах. Даже воздух был неподвижен. Двигаясь по извилистому коридору, Эркен замер. До ушей донеслись тихие переговоры. Парень прислушался к языку, даже дышать перестал, — переговаривались на восточном. Бессмертный затаился, прислушиваясь, и увидел, как далеко впереди замелькал свет факелов, но огни тут же исчезли.

— «Неужели заметили? — не понял Эрк и стал осторожно подбираться поближе. Ничего и никого. В начале парень подумал, что ему показалось, но приблизившись ещё на пару десятков метров, он заметил, что тоннель вывел его к развилке. Два коридора вели налево, один на право. Значит пустынники вышли из одного из левых и пошли в правый, или наоборот. В любом случае, сейчас, можно было сказать, что Эрк дышит в затылок тем, кого преследует.

Впереди, метрах в тридцати маячили маленькие огоньки факелов. Предвкушая серьезное сражение, Эрк принялся осторожно идти следом. Парень чувствовал растущее возбуждение и охотничий азарт. Неожиданно идущие впереди пустынники остановились, и Эрк замер, вжавшись в стену.

— «Ну что там ещё такое?» — мысленно спросил бессмертный.

Воздух наполнился обеспокоенными переговорами. Эрк слышал быструю восточную речь, но не понимал, что мелят эти блаженные. Приблизившись ещё немного, парень наконец обнаружил то, что сразу было трудно рассмотреть. Вернее, он заметил сразу несколько вещей: во-первых, впереди группы воинов пустыни был тупик, что вероятно и вызвало обеспокоенные переговоры, а во-вторых, Тугора не было среди этих умалишенных. Вдобавок ко всему, восточников было явно не столько сколько говорил ныне покойный Ракар. Да не достанется его душа демонам!

Сейчас Эркен отчетливо видел всего лишь человек двадцать. Вооружены они были холодным оружием, и у каждого на спине висел небольшой походный рюкзак. Содержимое этих рюкзаков бессмертного не интересовало. Двадцать человек в тесном тоннеле. Как прикинул Эрк, расстояние между стенами достаточно широкое чтобы не стеснять движений бессмертного. Сами же пустынники не смогут ничего сделать Эрку так как ни один из них со своими ножичками и кинжалами даже подойти не сможет. Выждав ещё несколько секунд, Эрк призвал оружие и сделал глубокий вздох, затем провел взглядом по массивному лезвию.

— Ну, — выдохнул Эрк, — Вперед!

Воины всполошились, но не было никакой паники. Как и ожидал Эрк, все они были тертыми ребятами и умели владеть собой. Солдаты пустынной страны перестроились, ощетинившись клинками, но Эрк и не рассчитывал подходить. Сильно размахнувшись, бессмертный отправил в полет своё орудие. Коса, бешено вращаясь, быстро приблизился к людям и ворвалась в, до этого момента, ровный строй. Тоннель разом наполнился криками и бранью, чувствительное обоняние бессмертного почуяло запах крови, большинство воинов пустыни было сбито с ног, несколько зашибло насмерть или разрубило. Факелы попадали из людских рук, и люди лишились зрения.

Во тьме пещер Эрк прекрасно видел, как жалкие, никчемные дети пустыни барахтаются в крови своих товарищей. Но вот рука одного из воинов потянулась к факелу, и Эрк призвав обратно свою косу бросился к нему.

Пальцы пустынника схватились за факел, и, спустя мгновенье, вместе с ним подлетела вверх и отрубленная рука. Оказавшись среди врагов, Эрк принялся размахивать оружием, и оно впивалось в каменные стены, пол и потолок, попутно разрывая тела противников. Во все стороны летели брызги крови и каменная крошка. Некоторые люди даже взяли себя в руки и попытались атаковать противника в практически полной темноте, но Эрк был быстрее.

В воздух то и дело взмывала кровь. Люди кричали, толкались, падали и умирали. От запаха смерти Эркену сделалось дурно. Отрубая ноги последнему из живых, Эрк едва переборол приступ тошноты. Согнувшись, парень попытался прийти в себя, ждал пока пройдет головокружение. Дыхание было тяжелым. Под ногами мешалась чья-то голова, и Эрк с ужасом смотрел в её застывшие глаза. Отдышавшись, парень провел ладонью по лицу, испачканному кровью, резко выдохнул и слегка пошатываясь поспешил уйти подальше от убитых.

— «Видимо, я хотел этого больше, чем следовало бы», — подумал бессмертный.

Эркен бродил по тоннелям ещё около часа. Время было не на его стороне, но он сейчас прекрасно знал куда ему идти. Всем телом Эрк ощущал, что внутри него опять проснулся охотничий инстинкт. Глаза изменились и теперь бессмертный видел нечто похожее на энергетический след, оставленный людьми. Эрк отчетливо различал, где шли люди, куда ступали их ноги и где их пальцы касались стен.

Энергия, что видел Эркен, имела разнообразные оттенки, значение которых парень пока не понимал, но ему это казалось просто великолепным и невероятным. Теперь бессмертный был уверен, что догонит Тугора где бы тот не прятался.

Ещё несколько минут, и Эрк увидел впереди себя свет, и с этим светом пришло предчувствие. Эркен замер как столб, не понимая, как реагировать на нахлынувшее чувство. Это чувство было таким, какое Эрк не ощущал никогда в своей жизни. Оно являло собой эликсир, сваренный из страха, трепета, уважения, равенства и ещё чего-то, что казалось Эркену почти родным.

Поначалу юноша решил, что там впереди его ждет такой же бессмертный. Возможно даже его родственник, но это предположение испарилось почти сразу же. На смену этому чувству пришел интерес, и Эрк бросился к свету.

Метр за метром, бессмертный бежал вперед, пока коридор не вывел его в просторный зал, освещенный лучом белого света, падающего откуда-то с потолка. Этот луч был около метра в диаметре и падал в центр странного рунического круга. Символов, которыми был украшен круг, Эрк раньше не видел, но он точно знал, что это были символы не из языка людей.

Эркен мог бы подумать, что это крысолюдские символы, уж больно резкими штрихами они были начертаны, но такое решение тут же отмело в сторону количество трупов, валявшихся в зале. Их было шесть с половиной. Половиной являлись чьи-то ноги, через которые Эркен перешагнул и прошел глубже в зал, осматривая лежащих тут мертвых воинов пустыни. Все они были убиты и в этом не было сомнения.

Тела людей были повреждены как оружием, так и магией. Одно из тел сожжено дочерна, другое на половину превращено в камень, третье подверглось удару молнии… Были и те, кто просто получил повреждения оружием, но видно было, что удары наносил мастер. У людей не было никаких шансов уйти. Крысолюди бы так не смогли.

Но где же остальные пустынники? Здесь всего семь убитых. И где Тугор? Неужели он ушел? Ответом Эркену послужило движение сверху, на потолке. Чувство, посетившее бессмертного на подходе к залу, вернулось, и Эрк поднял голову. Не веря своим глазам, юноша замер не сводя глаз с дракона, ползущего по стене на пол. Когда все четыре лапы мифического чудища ступили на гладкий пол зала, Эркен призвал оружие, но вдруг в его голове раздался голос:

— Мир тебе, нетленный. Я Марфасаил, потомок пятой расы.

— Мир? — переспросил Эрк кивнув на людские тела, разбросанные по залу. — Это шутка такая?

Марфасаил не ответил.

Дракон не подходил к бессмертному. Его и Эркена разделяло около десяти шагов. Было видно, что этот Марфасаил был не огромным, какими обычно представляют драконов в легендах, но, как подметил Эрк, дракон оказался раза в три больше, чем напавший на них харуда. Его чешуя была цвета камня, рогатая голова застыла неподвижно, а темные глаза не мигая смотрели на бессмертного. В темноте его глаз Эрк увидел чужой и враждебный разум.

— Это честь для меня, принимать в своем святилище потомка великого народа…

— Что ты обо мне знаешь? — Эрк разом забыл про Тугора.

Дракон прищурил глаза, и Эркену показалось будто его разум пронзила игла чужого сознания. Но это длилось не долго. Дракон встряхнул головой, и во взгляде его темных глаз юноша увидел интерес.

— Я знаю, что ты потомок расы нетленных. Расы, что была создана для войны с созданиями Кархара, но была побеждена…

— Но я бессмертен, — перебил Эрк. — А значит бессмертны и другие…

— Победа не всегда подразумевает смерть врага, — мощный голос дракона гремел в голове бессмертного. — Твой народ проиграл в войне и теперь часть из них скрывается, другие погребены заживо там, откуда нет выхода, а третьи, самые опасные, охотятся на своих сородичей.

— Есть и другие, — пропустив сказанное драконом, Эрк выделил для себя лишь это.

— Есть! Есть даже те, кто подобно тебе живет среди людей и подобно тебе они не понимают, кто они есть такие.

Для Эркена услышанное прозвучало как самая приятная в мире весть. Он не один! В мире есть и другие, и юноша пообещал себе, что найдет их. Но радость быстро сменилась на сосредоточенность. Бессмертный всмотрелся в глаза дракона и увидел в них угрозу.

— Я бессмертен, — напомнил Эрк.

В ответ Марфасаил расхохотался и из луча света, что сейчас был за спиной юноши, вышли несколько крылатых фигур облаченных в красивые покрытые орнаментом доспехи. Эрк повернул голову чтобы увидеть их. Незнакомцев было трое. Все они ростом выше, чем положено людям, их тела покрыты чешуёй, головы напоминали драконьи. Существа были двуногими. Их хвосты волочились по земле, а за спинами неизвестных были сложены мощные перепончатые крылья.

Сперва Эрк подумал, что это демоны, но парень почти мгновенно отказался от этой идеи. Те, кто сейчас стоял у него за спиной, были потомками совсем иной расы.

— «Дракониды», — понял Эрк.

Дракон снова рассмеялся.

— Зачем они здесь? — спросил юноша, и Марфасаил заметил, что в голосе бессмертного нет и тени страха.

— Ты видел то, что не должен видеть никто, — ответил Марфасаил. — Мы, драконы, живем тайно, и в наше существование верят очень немногие. Это нам на руку.

— И что же ты хочешь предложить мне за моё молчание? — Эрк понял куда ведет дракон.

— Мы верим, — величественно провозгласил Марфасаил, — что придет время Второй войны. И когда род нетленных вновь пойдет против демонов, мы не хотим оказаться не на той стороне. Именно поэтому я, Марфасаил, хранитель святилища, отпущу тебя на свободу и в обмен на молчание ты можешь просить помощи у моего народа. Это будет началом нашего сотрудничества.

— Идет, — Эрк легко улыбнулся. — А теперь скажи мне, где человек по имени Тугор, северянин с лицом, покрытым шрамами. Я ищу его чтобы убить.

— Человек тот был убит и съеден, — ответил дракон. — Как и те, что пришли с ним. Но, как видишь, ты прервал мою трапезу своим появлением.

С досадой Эрк обвел взглядом залитый кровью пол и стоящих недвижно драконидов. Тугор, который так умело убегал, в итоге был съеден голодным драконом. Зверем, в существование которого даже никто не верит.

— Странно все получилось, — пробормотал Эрк, и подняв взгляд на Марфасаила спросил. — Тугор точно мертв?

— Среди незваных гостей был лишь один северянин, — отозвался дракон. — Имени его я не знаю, но у него на лице были шрамы, и я лично откусил ему голову.

— Вот и славно, — Эрк пожалел, что сам не убил предателя, но дракон не врал. Северянин, что пришел с воинами пустыни, был мертв. Больше бессмертного ничего не интересовало. Дракониды расступились, приглашая юношу войти в столб света. Уходя, Эркен остановился и задал свой последний вопрос:

— Скажи мне, дракон, много ли ещё таких как ты?

Уходя во тьму своего святилища, Марфасаил лишь загадочно оскалил пасть. Спустя пару секунд Эркен шагнул в свет и оказался посреди ночной снежной пустоши. Дул ветер, светила одна из многочисленных лун, а за спиной слышались шаги уходящих прочь драконидов. Гонимые ветром снежинки приятно касались кожи. Впереди был долгий путь, но Эркен прекрасно знал куда ему идти.

Глава 7

Месяц незаметно подошел к концу. Затем пролетел и следующий. На небе светило бледное солнце, свет которого, казалось, и вовсе не имел температуры.

Весь месяц Эркен маялся со скуки отсиживаясь то в одних руинах, то в других. Делать было нечего. Племена полуразумных поумерили свою активность на столько, что между ними даже перестали происходить стычки. Эрк не понимал в чем черт возьми дело. Даже унсуры старались не нападать на тех, с кем враждовали ещё в прошлом месяце. Да и если подумать, Эркен заметил изменения и в себе. Юноша стал воспринимать все гораздо спокойнее. Пропало желание что-либо делать, накатило какая-то нездоровая лень.

Возможно, все дело было в свете солнца, поменявшего свой свет. Бессмертный знал, что такое возможно и не редко происходит. С чем связаны такие изменения никто не знал, но о воздействии звезд на жизнь обитателей Мира поговаривали всякое.

В путь Эркен отправился на рассвете первого дня нового месяца. Перед этим, Эрк весь прошлый день просидел на холоде, глядя в серебристо-белое небо, на котором белое солнце казалось таким огромным, будто готово вот-вот упасть на землю. Это прекрасное зрелище не могло наскучить бессмертному, так как в огромной бледной звезде Эрк постоянно замечал какие-то незначительные гипнотические изменения. В детстве отец как-то говорил, что свет солнца способен лечить болезни и рассеивать проклятья и сглазы. Вот только к какому именно свету это относится, Эрк не помнил.

Эркен вышел из руин замка Лердан очень рано. Солнце ещё только всплывало из-за горизонта. Восход сегодня был с севера. Как и вчера и позавчера. Эрк был уверен, что сегодня погода будет стабильной и не преподнесет никаких сюрпризов. Бури не было уже две декады, и бессмертный точно знал, что за эти двадцать дней снежные пустоши пересек не один караван. Бури осложняют охотничий промысел и тормозят торговлю. Во времена бурь караваны, идущие из других стран вынуждены ждать в горных крепостях. Как-нибудь можно и наведаться в одну такую.

На один из таких караванов Эрк и надеялся наткнуться. Путь бессмертного лежал в абсолютно любой город, который встретится первым. Юноше было не важно куда идти, просто за почти четыре декады прошлого месяца, ему по горло надоело общество полуразумных. Единственное, что нравилось Эрку, так это слушать истории козлорогов о своем родном мире. Рассказы о Кархаре, мире демонов, заинтересовали бессмертного, и он зарекся когда-нибудь побывать там, хоть сами козлороги говорили о своей родине без особой любви.

Прошло несколько часов. Если судить по солнцу, то был почти полдень. Рейас, северный ветер, дул с юга и являл собой больше прохладный сквознячок нежели пробирающий до костей поток ледяного воздуха. Несмотря на то, что Эркен не знал усталости, идти пешком по глубокому снегу ему страшно надоело. В небе пролетела сова, за ней ещё одна. Совсем недалеко от себя Эрк увидел несколько белых лисиц которые охотились на живущих под снегом тикусов. Сейчас в голову бессмертного пришла мысль о том, что Север уже успел надоесть и хорошо бы было уехать куда-нибудь ещё. Мир посмотреть.

Снежная страна все больше казалась Эркену пустой и слишком просторной. Здесь, на больших территориях, было совсем мало животных, так как большинство из них жили в лесах, а в пустошах обретались лишь те, кто хорошо умел прятаться.

В детстве Эрк любил слушать рассказы о других странах, о чужой природе и обычаях. С каждым годом ему все сильнее хотелось отправиться в путешествие, но постоянно его что-то удерживало. Вдруг парень вспомнил о своем отце, о том, как давно он не видел его. Даже не знал, что с ним сейчас.

— «Надо бы навестить», — подумал Эрк. Проблема была лишь в том, что парень не знал где сейчас Гийом. Быть может его и в живых-то нет. В стране была война все-таки. Да и ещё Ракар со своими товарищами… все они погибли. Эрк на пару секунд задумался об их семьях, о детях, оставшихся без отцов…

— «Да мне какое дело», — Эрк отогнал эти мысли и внезапно остановился. Впереди, в нескольких десятках шагов, он увидел что-то похожее на человеческое тело.

— «Ну-ка глянем», — в лежащем на снегу силуэте, Эрк увидел надежду на избавление от скуки.

Парень ускорил шаг, добрался до места и увидел несколько почти заметенных снегом тел.

— «Три, четыре, пять… шесть», — Эркен быстро сосчитал их и принялся осматривать каждого из покойников. Все они были северянами. Здоровые, крепкие, превосходно развитые физически… и все они были мертвы. Бессмертный ходил от тела к телу, пока наконец не услышал хриплое прерывистое дыхание одного из людей. Парень согнулся над пострадавшим и всмотрелся в обожженное лицо мужчины. Он был ещё жив, но ожоги на его теле были слишком серьезными и без помощи ему не выжить. У северян слабость к огню. Их кожа стойкая к морозу, но огонь для неё очень разрушителен. Тот, кто напал на этих людей, не мог этого не знать.

Все покойники, на которых наткнулся Эркен, умерли от огня и все они находились рядом друг с другом. Все кроме одного. Пятеро лежали неподалеку друг от друга, а шестой чуть поодаль. Эрк решил, что отряд попал в засаду. Пятеро решили задержать врага, а шестого отправили бежать, в надежде что он сообщит о том, что произошло, но далеко убежать у него не получилось.

Погрузившись в раздумья, Эрк сел на снег рядом с умирающим и смотрел на то как жизнь медленно уходит из некогда сильного и крепкого тела. Странно, но Эркен отчего-то не смог найти в себе силы прервать мучения человека.

Вдруг в мозгу возникла сильная мысль, взять умирающего за руку, показать тем самым, что он не один… но парень тут же отринул её, решив не давать человеку ложную надежду, ведь если он вдруг поймет, что рядом кто-то есть, то в его разум может закрасться надежда на то, чего не произойдет.

Так Эрк и просидел пока тот не умер. Недовольный, юноша встал и принялся обыскивать покойников, но не смог найти ничего полезного. Видимо те, кто убил этих людей уже поживились чем могли. Настала очередь того, что лежал чуть поодаль, но и у него не оказалось ничего полезного. На несколько мгновений Эркену стало интересно, что же произошло здесь, и он решил по приходу в город разузнать что-нибудь, хотя ему, скорее всего, никто ничего не расскажет.

На убитых были доспехи из шкур белых медведей. Это говорило о том, что эти люди не принадлежали ни одному из кланов. Стало быть, они либо воины какого ни будь города, либо солдаты наемного отряда, каких сейчас много. Эрк осмотрел лица покойников и убедился, что на них нет клейма изгнанников.

Сейчас Эркен пожалел, что ему всего лишь шестнадцать лет. В первую очередь на него будут смотреть как на хилого с виду юношу, и скорее всего не один престижный наемный отряд не возьмет его к себе. Хотя был у Эркена достойный пропуск, но демонстрировать свои способности перед всеми подряд бессмертный не хотел. Мало ли чем это может обернуться.

В серебристом небе закружило воронье. Воздух наполнился их зловещим карканьем. Чертовы птицы, они были слишком живучие и всегда появлялись, когда судьба преподносила им угощение. Ходила молва, что вороны могли почуять смерть на воистину огромных расстояниях.

Эркен был уже далеко от места, где лежали мертвецы. Парень шел не оборачиваясь, шел до тех пор, пока впереди не замаячили стены очередного разрушенного города. Время близилось к вечеру, становилось холоднее. Эрк приблизился на безопасное расстояние и увидел, как возле городских стен слоняются несколько ледяных големов. Их пустые глаза, наполненные холодной дымкой, оглядывали все вокруг в поисках источников тепла. В город они пройти не могли, а значит кто-то там жил. Эрк плохо разбирался в подобных вещах, но отец как-то давно говорил ему, что големы не могут переступить порог обитаемого жилища. Почему? Эркен не знал, но то, что эти ледяные увальни терлись возле стен и не входили внутрь говорило о том, что в городе есть разумные существа. Только вот как попасть за его стены?

Эркен лег на снег и осторожно принялся подползать ближе. Осмотрев стены, Эрк увидел в них много дыр. Кое-где часть стены и вовсе осыпалась. Не тронутыми оказались лишь тяжеленые железные ворота, носившие на себе отметины времени и попыток чужаков сломить их. Если бы не ворота, то Эрк, наверное, не узнал бы этот город. Это был Крейгаард. Город, который славился своими непробиваемыми вратами. Видимо поэтому враги вместо них разрушили стены.

Мимо големов оказалось не пройти, и Эрк принял решение обогнуть городские стены и проникнуть в город с боку. Бессмертный продвигался ползком и спустя почти час уже смотрел на восточные стены Крейгаарда. Наверху кто-то был, но Эрк пока не мог различить кто именно. Какой-то силуэт махал ему рукой. Какого черта?!

Встав со снега, юноша бросился к обвалившейся части стены, и под рев големов, в считанные секунды взобрался по ней, после чего спрыгнул вниз. Парень оказался на просторной улице, заметенной снегом. Если не считать завывание ветра, была абсолютная тишина. Эрк ещё раз взглянул на стены. Наверху не было никого, но юноша мог поклясться, что видел там чью-то фигуру.

Продвигаясь мимо потрескавшихся домов, Эрк всматривался в черные провалы окон. Было чувство словно за ним кто-то смотрит. Нехорошее чувство. Когда Эркен ушел вглубь городских улиц, то заметил, что на крышах домов сидит большое количество черных птиц. Это точно были не вороны, так как размером они были меньше и клювы у них тонкие и длинные. Птицы сидели молча. Ни звука не издавали. Эркену птицы понравились: на фоне белого снега и серого камня они сильно выделялись, являя миру свою мрачную загадочность.

В серебристом свете солнца город казался чужим и враждебным. Пустующие улицы, брошенные дома, черные птицы… Картина вырисовывалась пугающая. Внимание бессмертного привлек высокий дом с ещё сохранившимися окнами и дверью. Дом выглядел так, словно в нем кто-то обосновался.

Под пристальными взглядами десятков птиц, Эрк поднялся по скользкой лестнице и постучал в дверь. Когда никто не ответил, парень сильно, но не навязчиво толкнул дверь плечом. Она не поддалась. Странно, но Эркену вдруг захотелось найти что-нибудь, чем можно поживиться. Поход за головой Тугора в южные горы был успешным лишь на половину, да и то с натяжкой. Эрк не смог убить предателя и не смог принести с собой никаких сокровищ. Можно сказать, что все было зря, но все же были и приятные моменты. Например, кто ещё может похвастать тем, что видел дракона и ещё вдобавок говорил с ним?

Эрк спустился по лестнице на дорогу возле дома и осмотрел здание. Большое, укрепленное, в таком можно было бы держать оборону от слабых противников. Такими были все здания в Северных городах.

Подумав немного, Эрк махнул рукой и пошел вниз по улице. Снег хрустел под его ногами, мороз приятно щипал щеки. Вдруг, через улицу, в переулке между двумя домами Эрк на мгновение увидел чей-то силуэт и решил перейти дорогу чтобы посмотреть получше. Силуэта уже не было, и юноша было подумал, что ему начинает мерещиться всякая ерунда. Раздался шепот. Он донесся из конца переулка, где в углу были навалены камни и доски.

Эркен поднял голову и посмотрел, как несколько черных птиц перелетели на ближайшие к нему крыши. Подобное поведение насторожило бессмертного. Неужели эти проклятые птицы следят за ним? Эркен пусть и не боялся смерти, но попадать в какие-либо неприятные ситуации все же не хотел. Острый слух бессмертного снова уловил шепот. Он донесся из кучи хлама в углу. Эрк четко услышал слово — «подойди».

Сделав несколько шагов вперед, Эркен всматривался в гору хлама до тех пор, пока не встретился взглядом с кошачьими глазами золотистого цвета. Эрк сразу предположил, что в куче обломков сидит замаскировавшийся полуразумный, кату, если судить по кошачьим глазам. Эркен подошел к куче хлама и опустился на колено рядом с ней, делая вид что его заинтересовало что-то ценное.

— Тссс, — прошипел кату. Птиц на крышах стало чуть больше. Все они следили.

— Они плохо слышат, но видят хорошо, — тихо произнес кату.

Эрк посмотрел в глаза полуразумного. В них было сильное напряжение и страх.

— Отвлеки их от меня, — продолжил кату.

— Как?

— Беги, — ответили ему. — Они подумают будто ты решил сбежать и полетят следом.

— Зачем мне это? — шепнул Эрк.

— Я сижу тут почти сутки. Мне нужна помощь.

— Слишком рискованно, — парню просто было лень помогать.

— Никакого риска, — ответил кату. — Я встречу тебя. Беги вниз по улице и держись переулков. Все давай!

Эрк не хотел ни во что ввязываться, но идея вдруг показалась ему интересной. Резко сорвавшись с места, бессметный бросился вниз по улице, как и сказал полуразумный. Мимо проносились дома и темные провалы переулков, погасшие фонари и окна домов.

Эрк бежал, иногда поглядывая по сторонам и за спину. В небе за юношей летели десятки черных птиц, но все они не издавали ни звука, что казалось странным. Одна из птиц камнем рухнула вниз и взорвалась зелеными обжигающими брызгами. Кислота! На одежду юноши попало несколько капель, и она задымилась.

Остальные птицы одна за другой принялись падать и взрываться. Эркен ускорился настолько насколько мог шевелить ногами. Со стороны могло бы показаться будто парень скользил по воздуху. Его ноги двигались так быстро что сливались в неясные очертания, которые было не разглядеть в поднявшейся снежной пыли и кислотных взрывах.

Одна из птиц упала прямо перед бессмертным. В лицо и в грудь Эркена ударили едкие брызги. Кожа и одежда задымились и стали медленно и очень болезненно расползаться. Плащ из волчьей шкуры расплавился и прилип к телу. От боли мозг на время потерял контроль над телом, ноги заплелись, и Эрк врезался головой в снег разбрасывая его во все стороны. Упав, юноша проехал по снегу несколько метров и врезался в стену одного из домов. Птицы приближались. Кислота не задела глаза, и Эркен видел, как в нему летит очередная погибель.

«Ну и ладно», — было подумал он, как чья-то рука ухватила его за одежду и втянула в переулок. Это был кату. Тот самый который просил о помощи. Полуразумный взвалил юношу на плечо и принялся петлять между домов. Боль от кислоты уже не резала нервы, и Эркен ощутил себя очень неловко. Кату резко бросился в сторону и вломился в один из домов через заднюю дверь. Эрк лишь почувствовал, как его ступни ударились в дерево, которую тут же кто-то закрыл. Свет, ворвавшийся в помещение, исчез так же быстро, как и появился.

Бессмертный нетерпеливо сполз с плеча полуразумного. Наступила мертвая тишина. Было слышно лишь дыхание кату. Так продолжалось несколько минут.

— Да все вроде, — прошептал кто-то и тяжелая занавеска, закрывающая окно, слегка отодвинулась.

— Ну? — вопрос был задан, судя по голосу, не человеком.

— Сидят пока, — раздался ответ.

— Надо его осмотреть, — сказал кату, и Эрк почувствовал, как его кожи коснулись длинные мягкие пальцы.

— С ним все в порядке, — быстро проговорил осмотревший Эркена гибрид.

— Как? — удивился кату. — Я видел, как кислота попала ему на лицо и одежду.

— Да где? Нету ничего, — по быстрой речи можно было сказать, что говорил крысолюд, и он был явно на нервах и напуган, поэтому не сразу смог рассмотреть оплавленную кислотой одежду бессмертного. На меховом плаще Эркена, прямо на груди была огромная проеденная дыра. Крыс, увидев это, приоткрыл свою вытянутую пасть, но не смог выдавить ни слова. Кату осмотрел юношу и тоже удивился. И насторожился. Кто-то у окна вынул нож, на всякий случай.

Крысолюд и кату настороженно ждали от Эркена хоть слово, а сам же бессмертный пытался быстренько сочинить что-нибудь во что не грех поверить.

— Спокойно, — наконец сказал Эрк.

— Да хрен там! — ответил кто-то у окна. Кату поднял руку — погоди! — сказал он и обратился к Эркену, глядя глаза в глаза. — В городе некромант, который охотится за нами при помощи своих черных птиц, а по улицам ночью рыскает его ручное чудовище. Я видел, как кислота сожгла тебе как минимум половину лица, но, вот чудо, ты жив и здоров. Мы думаем, что ты за одно с некромантом.

— Да иди ты, — Эрк растерянно усмехнулся, только сейчас заметив, как рука кату стиснула его предплечье. Юноша вдруг ощутил что-то похожее на временной провал и с глупым выражением на лице осмотрелся по сторонам. Крыса уже и рядом-то не было. Он беседовал с каким-то человеком, сидя на полу у стены.

— Что за… — не выдержал Эрк.

— Тихо, не ори, — резко отозвался кату. — Я прочитал твои мысли.

— Зачем? — Эрк даже сам не понял, насколько туп этот вопрос. И что кату сказал своим товарищам, раз они так спокойно теперь к нему относились?

— Мы здесь как крысы на тонущем корабле, — проворчал крысолюд.

— Угу, только вот сбежать с этого корабля мы не можем, — продолжил человек. В комнате было темно, но Эрк видел в темноте и смог рассмотреть на лице этого человека метку изгнанника. Круглая татуировка на все лицо, состоящая из странных узоров.

— Изгнанник, — Эрк насторожился. Кату примирительно произнес, — враг моего врага…

На улице что-то взорвалось. Изгнанник рефлекторно обнажил нож. Крыс проворно скользнул к окну и осторожно выглянул. Кату уже был у него за спиной и ждал доклада.

— В небе тихо, — ответил крысолюд.

— Не рыпаемся, — слегка дрожащим голосом сказал изгнанник.

Кату кивнул. Группа решила переждать пока не стихнет. Окно, в которое смотрел крыс, выходило в переулок и через него можно было видеть лишь небо и стену рядом стоящего дома. Другие окна были намертво заколочены.

— Да, у вас тут весело, — тихо сказал Эрк.

— Обхохочешься, — ответил ему изгнанник, отгибая при помощи ножа одну из досок на забитом окне. Спустя пару секунд человек уже смотрел одним глазком на улицу. Там, по широкой дороге кто-то шел. Увидев его, изгнанник словно ошпаренный прильнул к стене и на время даже дышать перестал. Эрк хотел было посмотреть, но его не пустили.

— Кто-то приближается, — шепнул кату, и Эрк сосредоточившись услышал за дверью чьи-то шаги. Так мог идти либо мертвец, либо тот, кто вот-вот отдаст богам свою душу. Выждав немного, кату приоткрыл дверь, глянул, затем резко втащил кого-то в дом, а расторопный крысолюд тут же запер дверь на засов.

Гибрид втащил в дом человека. Парня, которому на вид было слегка за двадцать. На нем была одежда из шкуры белого медведя, и одежда эта оказалась сильно изъедена огнем. Кату осторожно положил его на пол и подложил ему под голову чью-то походную сумку. Крыс, по всей видимости, играл роль доктора и сейчас уже суетился над раненым. Про себя Эрк отметил, как мало эти трое говорят. Каждый из них словно знает когда и что ему делать.

Тем временем крыс, что-то искал в своей сумке. Эрк слышал звон склянок. Полуразумный наконец нашел, что искал и заставил человека выпить какое-то зелье, потом ещё одно, а после дал раненому сделать пару глотков из своей фляжки.

— От всех болезней, — прокомментировал он, заметив любопытный взгляд Эркена.

Глава 8

Во всей этой суматохе не было времени рассмотреть своих, если можно, новых друзей, но теперь, когда все улеглось, Эрк обвел взглядом каждого из присутствующих.

Кату, сидевший на полу чуть слева, оказался уже старым. Гибриды обычно живут лет шестьдесят, не больше, а этому, так и вовсе было лет под восемьдесят. По крайней мере так могло показаться. Шерсть у него была очень тусклая, белая, золотистые глаза ещё искрились жизнью, но в них была пустота и тяжесть. У Эркена сложилось чувство, что этот кату уже умер, просто тело его ещё работает как бы по старой памяти.

Изгнанник был обыкновенным северянином, высоким, крепким, широким в кости. Светлые волосы были заплетены в несколько кос, голубые глаза иногда нервно бегали. Человек часто, словно в раздумьях, слегка покусывал нижнюю губу. Видимо, нервы у него были ни к черту.

Крысолюд показался Эркену молодым и резвым. По крайней мере, передвигался гибрид легко и стремительно. Сколько ему лет Эрк определить не смог, так как крысолюды, они как елки, зимой и летом одним цветом.

Пока Эрк рассматривал своих новых знакомых, изгнанник вновь решился выглянуть в окно. Он был так осторожен, словно это было не на шутку опасным делом. Когда северянин вновь прижался к стене, кату вопросительно кивнул.

— Некромант, — беззвучно, одними губами сказал мужчина. Эркен заметил, как крыс нервно заерзал, а кату, как показалось, приготовился умереть. Спустя секунду на улице снова раздался взрыв, затем ещё один. До ушей Эрка донесся слабый рев пламени. Раненый пришел в себя и застонал. Крыс тут же бросился к нему чтобы осмотреть. В этот раз Эркен не смог совладать со своим любопытством. Юноша приблизился к окну и попытался выглянуть на улицу, но сильная рука северянина стиснула его плечо.

— Отвали, — раздраженно шепнул Эрк, но мужчина отдернул парня от окошка и отрицательно покачал головой. В глазах изгнанника бессмертный ясно, как днем, увидел страх. Внезапно до ушей присутствующих раздался голос. Этот голос заставил крысолюда прижаться к полу и затаиться. Кату сидел, прислонившись спиной к стене. Его покрытая шерстью рука сжимала рукоять ножа, а губы беззвучно шептали что-то. Золотистые глаза гибрида были закрыты. Голос снаружи гремел:

— Великая тьма! Да что же это вы себе позволяете?! — голос был хриплым, злым, но в то же время слабым будто принадлежал какому-то хлюпику. Однако, его было чудовищно хорошо слышно.

— Отвали некромант! — этот голос был женским, сильным и с вызовом. Судя по голосу, говорившая не боялась некроманта.

— Слуги хаоса вроде вас никогда не отличаются вежливостью, — проговорил слуга тьмы, — вы пришли в мой город и…

— Заткнись! — этот голос был похожим на первый, но принадлежал уже другой женщине. — Твой это город или нет, нам без разницы! Если не отвалишь — умрешь!

Эрк не выдержал и все же выглянул на улицу. Осторожно, так чтобы его не заметили. Сидящий рядом изгнанник уже не пытался остановить его.

На улице было трое. Один мужчина и две женщины. Мужчина показался Эркену старым и слабым. Это был некромант, которого так боялись жители города. Юноше показалось, что стоит ветру подуть чуть сильнее и скрюченную фигуру в черном унесет к чертовой матери.

Женщины же показались Эрку очень интересными, в первую очередь потому, что таких он ещё не видел. Их кожа была темного цвета и выдавала в них жительниц далеких джунглей. Женщины были одеты в теплые меховые одежды. Капюшоны были откинуты назад, и Эрк прекрасно видел их спокойные лица, глубокие зеленые глаза и растрепанные волнистые волосы, на оттенок темнее их кожи.

— Хорошо, — вдруг сказал некромант, и Эрк заметил, как тяжело ему далось это слово. — Я готов вас выслушать. Что вам нужно? — последние фразы черный маг словно выдавил из себя. По всей видимости, он не привык вести переговоры.

— Так-то лучше старик, — сказала одна из женщин.

— Мы тут ищем кое кого, — продолжила другая, и Эрк подметил, что голоса у этих двоих были практически одинаковы. В прочем сами женщины тоже были похожи одна на другую.

— Вы рассчитываете на помощь после того, как сожгли моих птиц? — угрожающе спросил некромант.

«Так вот что это были за взрывы», — понял Эрк. — «Эти тетки колдуньи».

Кату незаметно оказался за спиной Эркена и тоже наблюдал за улицей. Большую часть обзора парень загородил, но гибриду не требовалось много видеть. Эрк чувствовал, как он смотрел его глазами. Странное и жуткое умение, как и чтение мыслей. Бессмертный еще ни разу не встречал полуразумного способного на такое. Возможно, именно благодаря своим магическим познаниям этот кату смог прожить так долго.

Вдруг Эркен услышал многочисленные шаги. Шаги эти явно принадлежали людям сильно уставшим или вовсе не живым. Кату и крысолюд тоже услышали это. Эрк взглянул на них через плечо и ему вдруг показалось, что оба гибрида вовсе исчезли из виду. Лишь изгнанник, тихо ругаясь, что-то осторожно перебирал в своей сумке. Бессмертный вновь посмотрел на улицу и увидел, как из подворотен и переулков к некроманту стягиваются мертвые.

Среди трупов были как люди, так и не люди. Некоторые из них находились буквально через стену и можно было даже слышать их шаги и стоны вырывающиеся из сгнивших, промерзших глоток. Мертвецы волочились бездумным стадом повинуясь зову хозяина. Черный маг поднял тощую руку и зомби остановились. Их пустые, лишенные разума глаза пялились в разные стороны одинаково слепо. Некромант опустил руку, и его черные губы тронула жуткая улыбочка.

— Боюсь, переговоры окончены, — с плохо скрытым высокомерием сказал маг.

— Не надо так, — спокойно сказала одна из женщин.

— Мы и тебя сожжем и уродов твоих! — добавила другая.

В ответ на это некромант лишь развел руками, мол, попробуйте. Реакция последовала незамедлительно. Одна из колдуний создала огненный шар и бросила его в толпу мертвецов слева от неё. Огонь громко хлопнул, врезавшись в гниющие тела и спустя мгновение во все стороны полетели тлеющие ошметки мертвой плоти. Зомби стеной двинулись на женщин. Ведьмы принялись быстро создавать в воздухе символы заклинаний. То тут то там вспыхивал огонь. Те трупы, которых не сбивало с ног, шли вперед объятые пламенем. Вдруг в воздухе повис едкий трупный запах и над колдуньями сгустился густой зеленоватый туман. Раздался женский крик, а в след за ним противный торжествующий смех некроманта, но радоваться было рано. Большая часть из оставшихся зомби уже скрылась в зеленом облаке, но вдруг воздух обратился в огонь и почти всю улицу заволокло голодное ревущее пламя.

Эрк невольно отпрянул от окна, но опомнившись, он вновь прильнул в нему с глазами, сияющими любопытством. Огонь рассеялся. Эрк увидел несколько горящих трупов, идущих к одной из ведьм. Другая лежала на снегу и не двигалась. Испуганный некромант в дымящейся одежде уползал прочь. Колдунья добивала оставшихся мертвецов меткими заклинаниями и те превращались в горящие бесформенные массы.

И тут Эрк решил, что настал его час. Неожиданно для всех парень вызвал свое оружие и с одного удара выломал доски, которыми было забито окно. Спустя секунду парень уже бежал за уползающим некромантом, а оставшаяся за спиной колдунья видимо даже не успела решить, как это воспринимать.

Эркен догнал некроманта в темной подворотне куда тот забился словно раненый пес. Некромант был очень плох. Вблизи было видно, что ожоги он получил чудовищные. Будь он полностью человеком то был бы уже покойником. Большая часть его черного одеяния оплавилась и прилипла к черной вздувшейся плоти. Маг умирал, в этом не было никаких сомнений. Когда Эрк подошел, колдун повернул к нему обуглившуюся голову и раскрыл рот в попытке сделать вдох и сказать что-то, но юноша не дал ему такой возможности. Тяжелая боевая коса опустилась на череп некроманта. Раздался хруст и на снег брызнуло содержимое головы. Эрк вытащил оружие, подумал немного и ударил ещё разок. Наверняка.

«Некромант все-таки», — подумал он. Собираясь вернуться, Эркен успел увидеть того самого старого кату, который стоял у входа в подворотню. Золотистые глаза гибрида смотрели холодно и жестко.

— Я не враг тебе, — сказал Эрк, отзывая оружие.

— Вы всегда так говорите, — ответил кату и быстро скрылся из виду. Спустя несколько секунд, Эрк вышел из подворотни. Сказанное кату озадачило его. На улице было тихо, как и бывает после боя. На почерневшем снегу тут и там валялись останки поднятых некромантом мертвецов, и среди всего этого кошмара Эрк увидел двух чернокожих ведьм.

Одна помогала другой встать. Они переговаривались о чем-то, а их лица уже не были такими жесткими и смелыми. Решив, что это его шанс, Эркен решил поговорить с ними. Когда колдуньи заметили идущего к ним юношу, то, как показалось, Эрку, они на это никак не отреагировали. Парень шел с поднятыми руками, показывая, что у него нет оружия, и что он не желает никому нечего плохого.

— Где некромант? — спросила одна из женщин, когда юноша подошел к ним на несколько шагов.

Эрк остановился и ответил, с интересом осматривая незнакомок:

— Умер.

— Чего ты так смотришь? — спросила другая.

— Я никогда раньше не видел таких как вы, — честно ответил Эрк.

— Так ты посмотреть подошел или как?

Эрк улыбнулся, осторожно опустил руки и сказал:

— Подошел познакомиться.

Ведьмы оказались более разговорчивыми чем Эрк рассчитывал. Спустя несколько минут они уже сидели в одном из домов, грелись у небольшого костра и болтали о ничего не значащих вещах. О погоде, о местных нравах, о том, как жизнь поменялась после войны. Вещи вообще-то значимые, но к делу не относились.

Эрк узнал их имена. Женщины были сестрами. Младшую звали Кендра, старшую Саскиа. Они были наемными колдуньями и были тут по одному делу. По какому? Они не сказали. По началу Эрк даже удивился их общительности, но потом понял, что колдуньи просто приняли его слегка не за того. Выглядел Эркен как оборванец и на вид был не опасен. Худощавый и без оружия, бессмертный, создавал впечатление простого уличного мальчишки.

— Зачем ты бросился за некромантом? — вдруг спросила Саскиа. У неё глаза были темнее чем у сестры и волосы более длинные.

— Неужели не испугался? — второй вопрос задала Кендра. Эрк про себя подметил, что тот удар ядовитым облаком все же достал младшую колдунью, но лечебные эликсиры, видимо, прекрасно делали свое дело. Хотя, если подумать, то бессмертный не видел, как Кендра пила хоть какой-то эликсир после того, как заклинание некроманта её достало.

— Я подумал, у него есть чем поживиться, — быстро ответил Эрк.

— Да ладно!

— Врешь!

Сестры говорили по очереди. Фразу одна, фразу другая или вовсе они продолжали предложения друг друга. Эркену это показалось забавным. Эти две тетки словно мысли друг у дружки читали.

— Почему сразу вру? — Эрк скромно улыбнулся.

— Я может не сразу все поняла, — сказала Саскиа, — но вид у тебя был такой, словно нажива тебя не интересовала.

— Ты что-то хотел показать своими действиями, — загадочно улыбаясь подытожила Кендра.

— Да ну вас! — Эрк махнул рукой. — О чем речь вообще?

— Понравиться нам захотел, — улыбаясь, сказала Саскиа.

— Впечатление произвести, так сказать, — подыграла Кендра.

Эркен смущенно улыбался, но не отвечал. Эти колдуньи, видать, подумали, что он просто пацан с играющими гормонами, который захотел экзотического общества двух иноземных красоток. Вот же дуры. И как им только это пришло в головы? Хотя, как думал Эрк, ведьмы, конечно, хороши, но с чего они вообще взяли, что бессмертного могут интересовать настолько низменные вещи? Это было почти что оскорбительно, но парень предпочел не придавать этому большого значения. В конце концов эти женщины всего лишь люди. Всего лишь люди? Эркену понравилось, как это прозвучало в его мыслях. Подумав об этом, бессмертный тут же ощутил внутренний подъем и гордость за свое происхождение.

Но несмотря на все это, Эркену были все же интересны эти ведьмы. Просто потому, что он никогда ранее не видел жителей Юга. А о них всякое говорили, и никогда ничего хорошего.

— Что ж, — Эрк развел руками и улыбнулся так, словно его раскусили, — вы все правильно поняли. Мне даже что-то неловко.

Женщины улыбнулись.

— Ты милый мальчик, — сказала Кендра. — Но…

— …но мы тут по делу, — продолжила Саскиа. — По делу, за которое нам хорошо заплатят.

— Ну так я помочь вам могу! — Эрк решил, что это может быть интересно. Эх, да все что опасно может стать интересным, если ты бессмертен.

— И как же? — мягко спросила Саскиа. Они с сестрой переглянулись, и Кендра продолжила. — Нам человека убить надо. Он в бегах. След привел нас сюда, в этот город.

— Преступник что ли какой? — спросил Эрк. И сестры подметили, что парня никак не тронуло то зачем они здесь. Хотя, чего они ожидали? Это Север, здесь совсем недавно отгремела война с Востоком. Кого вообще в наше время можно удивить чьей-то смертью?

— Нет, — ответила младшая сестра.

— Нормальный парень, просто не в том месте оказался, — продолжила старшая.

— Мне кажется, как раз такого я и видел, — вспомнив кое-что, сказал Эрк.

— Ну? — Кендра подсела поближе.

— Тебя пытать или сам все расскажешь? — невинно спросила Саскиа.

Подыгрывать этим ведьмам было делом забавным. Эрк рассказал им про того потрепанного паренька в одежде из шкуры белого медведя. Колдуньи слушали его без видимого интереса, словно информация была для них не важна, но Эркен знал, что попал в точку.

На трупах людей, которых он нашел в пустоши были одежды из шкуры белых медведей, и умерли они как раз от огня. Тут, как говорится, оставалось лишь два и два сложить.

Когда Эрк закончил рассказ, сестры переглянулись, и Кендра едва заметно улыбнулась.

— Так значит его местные приютили, — сказала она.

— Кату, крысолюды и изгнанники… Интересный городишко мы нашли, — дополнила Кендра.

— Так что это за паренек, которого вы ищете? — вновь спросил Эрк.

— Любопытный слишком, — ответила Саскиа.

— Лезет куда не следует, как ты, например, — продолжила Кендра.

Эркен усмехнулся. Ему понравились эти женщины, но он не сразу рассмотрел в них угрозу. Только сейчас юноша по-настоящему обратил на них внимание и увидел, что перед ним не две симпатичные дамочки, но два солдата привыкшие к войне. В темно-зеленых глазах Саскии, Эркен увидел, то, очень ему знакомое: где-то глубоко в сознании колдуньи дремал настоящий убийца. Жестокий и не знающий жалости. Тоже самое Эрк увидел и в глазах Кендры, но у младшей это было выражено гораздо слабее.

Глядя на ведьм, Эрк невольно задумался о том, какова грань между человеком и зверем? И как можно быть и тем, и другим одновременно? Этот вопрос был применим и к самому Эрку, хоть бессмертный и не был человеком. Однако, парень не думал, что сильно отличается от людей в психологическом плане. Возможно, виной тому то, что Эрка воспитали люди, а не его настоящие родители, и это воспитание сделало его другим, очеловечило, лишило черт, которые должны были сформироваться при правильном воспитании.

Но как получилось так получилось. Себя Эрк слабым отнюдь не считал и был признателен своим приемным родителям, ведь из всех людей только до них Эркену было хоть какое-то дело. Да и то матери его уже нет в живых. Остался лишь отец, но где он, неизвестно.

До самого вечера все трое просидели в своем убежище, а после наступления темноты решили, что утро вечера мудренее. Колдуньи поставили несколько охранных заклинаний на всякий случай и легли спать. Эркен устроился неподалеку, но сон не шел. В разум бессмертного закрался один насущный вопрос — почему они ещё не прогнали его? Эркен, насколько он помнил, всегда нравился девушкам, по крайней мере, первое их впечатление о нем всегда было положительным. Эрка забавляло это, и он даже пару раз пользовался этим, но эти две ведьмы, явно не испытывали к нему симпатии, а их отношение к нему можно было бы назвать игривым, но уж точно не серьезным.

— «Тогда зачем они терпят моё присутствие?» — подумал Эрк, но ответа не получил.

Ночь была безлунной. Черное небо затянули странные тучи, закрывшие звезды. Тишина была как в могиле. Ни шороха, ни завывания ветра. Все будто застыло. Эрк лежал неподвижно и смотрел в темный потолок. Сестры спали, прижавшись друг к другу у соседней стены. Их спокойствие начало утомлять бессмертного, и он тихо встал, чтобы осмотреться.

Слегка приоткрыв дверь, парень выглянул на темную улицу и удивился тому насколько сейчас темно. Ночь набросила на мир тяжелое черное одеяло. Вокруг не было ни единого источника света поэтому глаз простого человека ничего бы не увидел, но зрение бессмертного практически мгновенно адаптировалось, и Эрк прекрасно видел дома, пустое небо и огромного зверя, рывшего носом снег прямо посреди улицы.

Зверь этот не был похож ни на один из живущих на Севере видов. У него были мощные передние лапы, длинный, похожий на хлыст, хвост, красивые оленьи рога и сильное, гибкое, покрытое жестким мехом тело.

Присмотревшись, Эркен разглядел на рогах монстра застывшие кусочки чьих-то внутренностей, а тусклые желтые глаза чудовища были наделены какой-то глупой неумолимой жестокостью. Эркен сразу понял, что это за создание.

Кату говорил про монстра которого создал некромант и вот он, этот сгусток кошмара, сейчас был всего в нескольких десятках шагов от дома, в котором Эрк и его «подружки» расположились на отдых.

Вокруг никого больше не было, будто бы все обитатели города разом провалились в Кархар. От созерцания чудовища Эрка отвлек голос Кендры. Ведьма подкралась пугающе бесшумно.

— Красивый правда? — южанка стояла за спиной и была так близко, что юноша чувствовал на своей шее её горячее дыхание. Ему вдруг сделалось очень неприятно от такого наглого вторжения в его личное пространство. Сколько себя помнил, Эрк ненавидел, когда кто-то подкрадывался к нему. Обычно он не упускал возможности воздать наглецу, но в этот раз он всем телом ощутил, что лучше пока ничего не делать.

Бессмертный четко ощущал как что-то пугающее, но в тоже время такое родное, медленно поднимается из глубин его разума, словно чудовище с черного морского дна.

— Я не заметил, как ты встала, — тихо сказал Эрк.

— Дверь закрой, — сказала колдунья. Эркен затворил дверь и повернулся к женщине.

— Ты знал об этом? — она безразлично, словно знала все сама, кивнула в сторону чудовища.

— Знал.

— Почему не предупредил нас?

— Как-то не подумал, — парень виновато развел руками и вдруг заметил, что Саскии нет на месте. Место, где они спали было пустым. Старшая стояла у окна и осторожно смотрела за тем, что делает чудовище.

— Он почти нашел нас, — сказала она.

— Когда он поймет, где мы? — спросила Кендра у сестры.

— Скоро. Сейчас, вот только поближе подойдет и выпускай.

— Выпускай? — удивился Эрк.

Саскиа не ответила. Она лишь скользнула по юноше холодным взглядом.

— Ты нам очень поможешь, — сказала Кендра. — Ты отвлечешь тварь, а мы убьем.

Сейчас для Эрка все разом прояснилось. Это их безразлично игривое к нему отношение теперь полностью оправдало себя. Кем он был для них? Вещью и не более.

Мысль о том, что они хотят использовать его как наживку для зверя, несколько оскорбила бессмертного и внутри него все больше росла злоба по отношению к ним.

— «Да что они о себе возомнили?!» — подумал Эркен.

Кендра внимательно следила за парнем, чтобы тот ненароком не убежал, а её сестра следила за чудовищем. Эрк вдруг в полной мере ощутил, насколько глупые эти колдуньи. Они воспринимают его как простого мальчишку, безоружного и слабого. Хотя что с них взять? Откуда им вообще знать кто перед ними? На самом деле, может они и не так глупы, но все одно, они выбрали для своих игр не того.

Саскиа подала сигнал. Кендра вдохнула, приготовившись. В этот момент Эрк ткнул кулаком ей в горло, схватил за одежду, свободной рукой отворил дверь и вышвырнул на улицу. Хрипящая и задыхающаяся колдунья упала лицом в холодный снег и едва она перевернулась на спину, как зверские челюсти подхватили её, резко подняли вверх, а потом перекусили пополам.

Все произошло чертовски быстро, и Саскиа опомнилась лишь тогда, когда окровавленные части её сестры шлёпнулись на снег. Через мгновение на чудище сверху рухнул водопад пламени. Стало светло как днем, а бурлящий огонь волнами разлился по улице.

Эрк еле успел захлопнуть дверь. Он услышал рев зверя, пожираемого стихией и спустя несколько мгновений поджаренный, но ещё живой монстр стремительно влетел в дом. Сила у этой твари была огромна. Ворвавшись, зверь разворотил весь дверной проем и лицевую стену которая тут же осыпалась вниз, наполнив весь первый этаж поднявшейся пылью.

Эрк не успел отскочить, и монстр сбил его рогами сломав ребра и отбросив к дальней стене. На несколько секунд парень потерял ориентацию в пространстве и не заметил, как Саскиа ловко выскочила в боковое окно.

Затем стало очень жарко. Со стороны было бы видно, как дом взорвался вместе с монстром. Во все стороны разошлись облака пламени, а оплавленные осколки застучали по соседним крышам. В тот момент рев огня перекрыл даже вой умирающего монстра. Когда огонь утих, и на улице опять стало темно, Саскиа обессилено упала на колени и тихо разрыдалась, закрыв руками лицо. Она только что потеряла сестру.

Глава 9

Утро выдалось спокойным, холодным и тихим. Эркен шагал по улице, голый и недовольный. Его взгляд устремлен на каменный храм, стоящий в конце улицы. Храм, судя по древним статуям светлоликих существ с крыльями и оружием, посвящен Санатан, богине света, хранительнице порядка.

Эрк поднялся по лестнице, и, едва не поскользнувшись на обледеневшей ступеньке, сильно постучал в тяжелую дверь. Уверенность в том, что в храме кто-то есть была просто запредельной. Ибо нет места безопаснее в темные времена чем оплот светлых сил. По крайней мере, люди почему-то в это верят.

Из многочисленных побасенок отца, матери и деревенских стариков, Эркен прекрасно знал, что злым силам ни в жизни не переступить порог святого места, ровно, как и слуги света не смогут проникнуть в место, отмеченное тьмой.

Ответа не было, и бессмертный постучал снова, затем ещё раз, пока, наконец, его острый взгляд не уловил тень по ту сторону грязных окон. Дверь отворилась, немного, но достаточно, чтобы Эркен почувствовал запах еды. Юноша заглянул в проём и встретился взглядом с темными крысиными глазками. Помедлив несколько секунд, стражник впустил бессмертного и тут же закрыл дверь. Эрк услышал, как за его спиной, на специальные подставки легла тяжелая перекладина. Он осмотрелся: скудный свет, сочившийся из окон, освещал просторный зал, в котором было несколько вооруженных людей и небольшой котелок, висящий над огнем, вся мебель была свалена в подобие баррикад и это все на что можно было бы обратить внимание. В зале не было ничего лишнего, будто это место, в случае чего, должно было стать полем боя.

— Пойдем, — крыс подтолкнул Эркена вперед. — Я отведу тебя к остальным.

— Вас много тут? — тихо спросил Эрк.

Крысолюд не ответил. Гибрид провел парня по коридору, до деревянной двери, за которой располагались спальные помещения. Им открыли, и юноша увидел большую комнату, в которой теснились с пол сотни человек. Тут были и дети, и взрослые, и люди, и гибриды. На полу были расстелены многочисленные лежанки, так как свободных коек на всех не хватало. Каждый был занят своим делом и на вошедшего Эркена никто даже внимания не обратил.

Крысолюд пристроил бессмертного к одной семье, состоявшей из матери, сына и двух маленьких дочерей. Женщина выглядела очень уставшей, но тем не менее она оказалась приветливой и доброжелательной. Её сын был младше Эркена на пару лет, но по комплекции был не меньше, даже чуть больше, поэтому его одежда оказалась Эрку почти что в пору.

Одеваясь, Эркен чувствовал себя неуютно: окружающие постоянно переговаривались, в помещении было очень светло и бессмертный чувствовал себя у всех на виду. Вся эта суета вокруг стала быстро напрягать Эрка, и он захотел поскорее уйти.

И эти люди в зале, они напомнили Эркену беженцев из разрушенных городов. За свои шестнадцать лет Эрк уже насмотрелся на них, и эти выжившие, прячущиеся от некроманта, выглядели точно также.

Но Эрк был не таким. Он хотел приключений, рвался в бой, а вся эта угнетающая бытовуха словно высасывала из него силы, затягивала в себя, будто трясина южных болот, о которой парень слышал из рассказов.

«Нужно уходить», — решил Эрк, услышав плач ребенка. — «Нужно лишь придумать причину и убираться прочь».

Женщину, давшую Эрку одежду звали, Риза. Она не мучила парня вопросами о том, кто он и откуда, все что она спросила — это его имя, а подобрав ему одежду, она отослала сына принести еды.

Есть Эркен не хотел, да и знал он, что много еды у этих людей все равно нет. Судя по их виду, никто здесь не чувствовал себя сытым уже очень давно. Городские фермы скорее всего не работают из-за некроманта, и горожане питаются тем, что осталось. Да и самих горожан, как считал бессмертный, выжило немного.

Несмотря на сильное желание уйти из храма, отказываться от еды было неудобно, а соглашаться все же неправильно. Ведь бессмертному не нужна еда, а вот для простых смертных она лишней не окажется. Тем более в такой час.

Сын Ризы, Хальд принес Эркену глиняную миску с горячим супом. Юноша хотел было отказаться, но Риза настояла на том, что ему необходимо поесть, отогреться и отдохнуть. Эрк посчитал, что спорить с такой доброй женщиной будет невежливо и принял суп с благодарностью.

Позавтракав, парень решил чуть отдохнуть, хоть физически и не устал. Скорее для того, чтобы придумать как незаметно улизнуть из этого места.

Риза нянчилась с дочерями, а Хальд решил поговорить с Эрком, но бессмертный, насколько мог вежливо, отвязался от общества и вышел из комнаты.

«Зачем мне, черт возьми, знать их имена?», — вдруг подумал Эрк. — «Какое мне дело как их зовут?».

В коридоре Эркен наткнулся на одного из стражников.

— Лучше не выходить без особой надобности, — сказал тот — Пока некромант в городе…

— Некромант мертв, — тихо, но уверенно перебил Эрк, догадываясь как заработать себе свободу. Лицо стражника озарило удивление и недоверие одновременно.

— Что ты мелешь? — возмутился он.

— Я был там и видел, как он погиб.

Услышав это, страж тут же сказал Эркену идти за ним, и они вместе направились по другому коридору, в библиотеку.

Там, за тяжелой дверью, их ждал пожилой человек в белых одеждах служителя храма. Он сидел за столом и медленно перелистывал страницы старой книги. Рядом с ним стояло двое мужчин, серьезных и при оружии. Библиотека была большой и здесь было несколько занавешенных окон. Из-за скудного освещения она казалась маленькой и уютной.

— В чем дело Магор? — спросил старик у стражника провожавшего Эрка. — Кто этот мальчик?

— Он сказал мне, что некромант мертв, — неуверенно ответил страж.

Служитель осмотрел Эркена цепким взглядом после чего позволил себе улыбнуться.

— Ты знаешь, парень, сколько раз я слышал о смерти Виркирада? — спросил он.

«Виркирад — имя некроманта» — понял Эрк, после чего спросил: — Откуда ты знаешь его имя?

— Долгая история, — последовал ответ.

— Хочешь сказать, что некромант все ещё жив?

Вместо ответа, старик вдруг зашелся сильным кашлем, который чуть было не согнул его пополам. Один из стоящих рядом мужчин снял с пояса небольшую фляжку и дал служителю храма попить. Благодарно кивнув, старик заговорил:

— Виркирад — это не какой-то там низкопробный фокусник. Он некромант, который служит тьме почти целое столетие. Я, право, даже не знаю способен ли он умереть. Скажи, мальчик, как он умер в этот раз?

— Ему разворотили череп, — ответил Эрк.

— И кто же смог сделать это?

— Я — ответ Эркена вызвал смех у одного из мужчин. Другой лишь усмехнулся. Спокоен остался лишь старик.

— Расскажи мне, как это произошло, — попросил он.

— В город пришли две темнокожие колдуньи, — произнес бессмертный, смерив мужчин рядом со священником холодным взглядом. — Между ними и этим, Виркирадом, завязался бой после которого некромант попытался бежать. Он был сильно ранен, поэтому я бросился следом, догнал и прикончил его.

— Хочешь сказать, что ты не испугался некроманта, которого боятся все без исключения в этом мертвом городе?! — спросил мужчина, стоящий слева от священника. Эрк промолчал, даже не взглянув на него. Молчал и священник. Старик задумчиво смотрел на Эркена. Маленький огонек свечи трепетал, бросая свет на его покрытое морщинами лицо.

В дверь постучали. Стражник отворил её, после чего впустил в библиотеку старого на вид кату, которого сопровождал один из стражей. Увидев этого кату, Эрк сразу же узнал его. Это был тот самый гибрид, которому он помог спастись от ворон, с которым они вместе прятались и который видел смерть некроманта. Кату тоже узнал Эркена, но виду, казалось, не подал.

— В чем дело? — спросил служитель.

— Этот гибрид говорит, что Виркирад мертв.

— Неужели? — старик едва заметно улыбнулся. — И как же умер некромант?

— Его убил он, — кату указал пальцем на Эркена.

В этот раз помощники служителя не стали смеяться. Ни один даже не улыбнулся.

— Интересно, — только и промолвил старик, глядя на бессмертного. — Расскажи-ка мне, мальчик, кто ты такой? Я живу в городе всю жизнь и после нашествия Виркирада я повидал достаточно людей, но тебя виду впервые.

Эрк посмотрел на людей в библиотеке. Все они молчали, глядя на него. Хотел Эрк такого внимания к себе или нет, он его получил, и теперь нужно было что-то ответить. Старый кату по-прежнему стоял в дверях и молчал. Он тоже смотрел на Эрка, и он, по-видимому, знал кто он такой. Эркен помнил слова этого гибрида и его взгляд. Но кату молчал, и Эрк надеялся, что так и будет.

Собравшись с мыслями, Эркен начал рассказывать. Он начал с того момента, как обнаружил за городом попавший в засаду отряд и закончил приходом в храм. Само собой, бессмертный опустил подробности, в которых он умирает, воскресает и призывает свою боевую косу для сражений.

Да и старый кату так же не подвел. Гибрид слушал и помалкивал, ничего не добавляя в рассказ. В том, что с этим гибридом еще предстоит беседа, Эрк не сомневался, но это будет потом.

Когда бессмертный закончил говорить, служитель храма задумчиво прикрыл глаза, а мужчины рядом с ним, переглянулись, ожидая слов старика. Кату по-прежнему молчал.

— Выходит, в город пришли ведьмы с Юга, и они ищут кого-то чтобы убить. Одна из них погибла в бою с чудовищем, а другая уничтожила монстра, но выжила.

Эрк кивнул, не понимая зачем старик повторяет то, что и так все услышали.

Служитель обратился к кату.

— Тебе есть что добавить?

Эркен повернулся и напряженно посмотрел на гибрида. Тот не обратил на этот взгляд внимания.

— Человек, как мне кажется, на которого охотились южанки здесь, в храме. Мы привели его. Ведьмы сильно потрепали некроманта и птиц в городе заметно поубавилось, поэтому нам ничто не помешало добраться сюда. Но, думается мне, ведьмы не охотятся ни на кого конкретно. В городе мы нашли и других людей, погибших от огня.

— Ясно, — кивнул служитель. — Нужно будет узнать у этого человека почему за ним охотятся. Надеюсь, он прольет свет на все это. Видят боги, нам и одного некроманта хватает.

— Услуги магов стоят немало, — добавил один из мужчин. — Думаю я, тут дело серьезное.

— Да, — согласился старик. — И нам лучше бы все узнать.

— Когда некромант воскреснет вновь? — спросил Эрк.

— Боюсь, что уже, — ответил служитель храма.

— А его зверь?

— Не могу этого знать. Чудовище еще ни разу никто не убивал.

— Вы думали сразиться с Виркирадом?

Судя по выражениям лиц, мужчинам рядом со служителем вопрос не понравился. Однако сам старик отреагировал спокойно.

— Ты очень любопытный юноша, — сказал он. — Скажи, отчего тебе не сидится спокойно? Ты в храме и под защитой светлых сил. Здесь некромант никого не достанет.

— Я пришел в город не для того, чтобы осесть здесь и прятаться, — смело ответил Эрк.

— А зачем тогда? — мягко спросил служитель.

— Я ищу отца, — ответил бессмертный, и это было действительно правдой. Разумеется, поиски Гийома не были единственным, чем хотел заняться Эрк, но это было одним из важных дел, которое должно было быть сделано.

Служитель вздохнул, вновь едва не раскашлялся, но сдержался на этот раз.

— Некромант никого не выпускает из города. Помимо птиц, глазами которых он смотрит, есть зверь, охотящийся ночами, но и это еще не все опасности.

— Есть и другие? Какие? — чуть оживился Эрк.

— Разные, — ответил служитель и медленно встал. — А теперь извини. Я должен навестить человека, на которого напали ведьмы.

Служитель и двое воинов, что стояли рядом с ним, направились к двери. Старый кату развернулся, готовясь идти с ними. Эркена никто и не подумал позвать.

— Я тоже хочу знать, что он расскажет, — Эрк решительно шагнул вперед, но старик остановил его жестом руки.

— Ты сделал достаточно, — твердо произнес он. — Теперь отдыхай. Мы во всем разберемся.

Эрк хотел было сказать что-то еще, но старик и воины вышли не став даже слушать. Кату перед уходом бросил на бессмертного задумчивый взгляд и тоже вышел. Что означал этот взгляд, Эрк не понял, да и не хотел понимать. Все, что Эркену сейчас было нужно, это покинуть эту обитель обездоленных и отправиться на поиски отца.

Но сперва предстояло покинуть город, и, как считал Эркен, с уменьшением количества черных птиц, сбежать должно было быть проще. Не понятно о каких еще опасностях говорил служитель храма, но раз он не уточнил, то узнать все можно только самому.

«Возможно, сейчас лучший момент для побега», — решил Эрк, но что-то не давало ему прямо сейчас отправиться в путь. В голове бессмертного кружились мысли обо всем происходящем в городе.

Некромант и его войско мертвых. Зверь, охотящийся ночами. Две темнокожие ведьмы, вернее уже одна. Эрк вспомнил, как Виркирад назвал колдуний слугами хаоса. Значит ли это, что Кендра и Саскиа поклоняются Аварисе, деве войны? Если это так, то ситуация в городе может обрести серьезные масштабы, а упускать такое значит лишить себя возможности поучаствовать в чем-то запоминающемся.

«Останусь пока», — решил Эрк, и разум его пришел в более-менее спокойное состояние. Если бессмертный и хотел узнать подробности о происходящем, то имело смысл подслушать разговор служителя с тем парнем, которого притащил кату. Для этого нужно было найти место, где его оставили, и этим местом, скорее всего, является монастырский лазарет. Где если не там, содержать раненых и больных.

Эркен вышел из библиотеки, и направился по коридору. Поиски лазарета заняли у него немного времени. По пути парень встретил нескольких людей, один из которых хотел было сопроводить юношу обратно в тот жуткий зал с кучей людей, но Эрк упрямо настоял на том, что хочет погулять по храму. В конце концов, он ведь здесь не в тюрьме.

В сам лазарет Эркен заходить не стал. Парень был уверен, что старик служитель обязательно отошлет его обратно если заметит. Но входить не было нужды, ибо острый слух бессмертного позволял прекрасно подслушивать стоя по ту сторону двери.

Эркен пришел в разгар беседы. Служитель пытался узнать у пострадавшего почему на него напали и терпеливо ждал, пока хриплый и слабый голос ответил на его вопрос. Но ответом всегда было лишь бессвязное бормотание о боли и пламени, и, как решил Эрк, это все, что говорил пострадавший, а значит старик и его люди ничего нового для себя не узнают, поэтому и причин здесь задерживаться больше нет.

Эркен решил вернуться в библиотеку. Он видел там несколько окон, которые были зашторены, словно старик боялся быть на свету. Эти окна, вероятно, не открывались, но это не значило, что их нельзя открыть по старинке.

У дверей библиотеки Эркен встретил вооруженного мужчину. Тот смерил парня взглядом и преградил ему путь.

— Настоятеля нет на месте, — сказал он.

— Я знаю, — тут же ответил Эрк. — Я пошел за ним в лазарет, но он заметил меня и отослал обратно. Сказал, что хочет поговорить со мной после того, как побеседует с тех выжившим.

Сказанное звучало очень правдоподобно, поэтому мужчина пропустил Эркена в библиотеку. Тем более, что парень не казался опасным, что в очередной раз сыграло на руку.

Эркен оказавшись внутри, тут же бросился к ближайшему окну, отодвинул тяжелую занавеску и посмотрел на заснеженную улицу. День только еще начинался.

Разогнавшись, Эркен с разбегу выскочил на улицу, разбив стекло и поранившись осколками. Прокатившись по холодному снегу, оставляя на нем кровавые следы, парень резво поднялся на ноги и бросился прочь. В том, что его не станут преследовать, Эрк был уверен.

Глава 10

Оказавшись далеко от храма, Эркен остановился чтобы повнимательней осмотреться. Промерзшие и неприветливые улицы были пусты. На крышах домов ни единой черной птицы.

«Когда они нужны, ни одной нет», — подумал про себя Эрк, прикидывая с чего начать. Вернее, с кого. Поиски отца могут и подождать, тем более что Эрк не видел его уже черт знает сколько лет. Днем больше днем меньше, а вот происходящее в этом городе становилось все интересней и интересней.

Чтобы во всем разобраться, нужно было потолковать либо с оставшейся ведьмой, либо с некромантом. И то и другое подошло бы, и Эрк совсем не опасался за себя. Но трудности все же были.

После того, как Эрк убил одну из сестер, другая вряд ли станет с ним болтать. А некромант и вовсе не кажется настроенным на беседу. И еще его ручное чудовище… Живо ли оно?

Любопытство обязательно погубило бы Эркена, если бы могло. Хотя, если бы он не был бессмертным, то и любопытным таким тоже бы не являлся. Вон, люди там, в храме, они-то уж точно лишней любознательностью не страдают. Выжить бы, да чтобы день прошел, но такая жизнь точно не для Эркена. Если уж ты можешь позволить себе жить весело, то какой прок постоянно отсиживаться в тепле и уюте. И для Эрка ответ был очевиден.

Поразмышляв немного, бессмертный решил вернуться на место ночного сражения с чудовищем. Если откуда и начинать поиски Саскии, то только оттуда. Эркен в своей задумке уповал на способность видеть энергетический след своей цели. Это умений открылось в нем еще в пещерах, когда парень преследовал беглых воинов пустыни. Тогда, благодаря этому умению, он быстро отыскал нужных ему людей и рассчитывал сделать так и сейчас. Что потом, когда Эрк найдет ведьму? На этот вопрос бессмертный надеялся ответить по ходу, ибо сейчас все равно в голову не шло ничего путного.

Быстро добравшись до взорванного дома, Эрк тут же приметил, что не видит тела погибшей сестры, хоть на снегу еще осталась ее кровь и довольно много. Парень хорошо помнил место, куда упала ведьма и где челюсти зверя перекусили ее надвое. Быстро ли она умерла? Эрку было плевать, но он точно мог сказать, что это было крайне эффектно.

Подойдя поближе, Эркен хорошо осмотрелся. Сперва снаружи, затем зашел в обугленные стены дома. Вокруг тишина и ни единой души. Эрк выглянул из окна на улицу и прикинул в уме сколько в городе еще осталось жителей. На взгляд бессмертного, их было крайне не много. Меньшая часть.

Выжившие скорее всего отсиживаются по храмам, которых в городе вероятно было больше одного, и они, если верить служителю, неприступны для темных сил.

Сомневался ли Эрк в этом? Обязательно, но пока не знал, каким способом некромант может навредить прячущимся в храме людям. Да и не желал бессмертный чтобы с выжившими что-то случилось. Не желал и все тут. Хоть и не ощущал Эрк особой привязанности к людям, но все же не хотел он, чтобы некромант добрался до них.

Осмотр взорванного дома не дал результатов. Эрк бродил туда-сюда, в надежде, что его другое зрение пробудится, но безрезультатно. В какой-то момент парень даже проклял эту свою способность, не понимая какой в ней толк, если она не может использоваться в нужный момент.

Успокоившись, Эркен вышел из дома и подошел в замерзшей луже крови, оставшейся от Кендры. Хорошая девушка, красивая, но она хотела ему смерти, за что и поплатилась. Сама виновата, и нечего тут ощущать вину. Она солдат и знала на что идет. В конце концов, если берешь в руки меч, будь готов от меча же и умереть. Это должен понимать каждый.

«Вот дура», — Эрк присел на колено возле кровавой лужи и прикоснулся к ней кончиками пальцев. Как ни старался парень подавить чувства, а все не получалось у него. Особенно, если вспомнить как хладнокровно он выпихнул ее на улицу, прямо под ноги чудовищу.

Эрк закрыл глаза, мысленно ругая себя за эту минутку слабости. Не нужно это ему, не достойна ведьма сострадания, как и ее сестра. Саскиа очень удивится, когда увидит живого Эрка и она точно попытается вновь убить его, и ее опять будет ждать разочарование. Замкнутый круг, бесчеловечный и жестокий.

Постепенно придя в себя, Эрк вдруг ощутил то, чего ждал. Жжение в глазах, которое говорило о том, что радужки его глаз снова меняются. Этот раз был уже третий, на сколько помнил Эрк, и с каждым разом это ощущение нравилось парню все больше.

Поморгав, Эркен посмотрел по сторонам. Улицы как улицы, снег как снег, разве что ко всему, что окружало бессмертного, добавились неуловимые простому глазу следы и отметины.

Парень смотрел по сторонам, радуясь и понимая принцип работы этой своей способности. По крайней мере, Эрк считал, что начинает понимать, как работает его другое зрение. Ключом ко всему был, как Эрк мысленно выразился, охотничий инстинкт, а именно желание искать и преследовать. Бессмертный думал, что именно благодаря этому инстинкту его второе зрение пробудилось. Так это или нет, это легко будет проверить в следующий раз, а пока нужно заняться поиском ведьмы.

От замерзшей лужи крови уходил энергетический след, уводящий прочь, в переулки. Эркен пошел по этому следу, понимая, что Саскиа перенесла тело сестры. Но вот для чего? Может похоронить? Эркен подумал и понял, что ничего толком не знает об обычаях Юга, но в том, что ответ не ускользнет от него, парень был уверен.

Эркен шел по городу довольно долго. Все это время ему ни разу не попался хотя бы кто-нибудь, и это наводило на мысль, что город даже более пустой чем могло показаться. Неужели, думал Эрк, некромант смог прикончить почти всех жителей, и все, кто остался теперь отсиживаются по храмам.

Эрк прикинул какое количество людей вместит в себя храм, в котором Эркен был и, по его прикидкам, это около ста человек. Если в городе, допустим, всего четыре храма, то… Да это даже тысячи не наберется. Но это только людей, а гибридные расы. И тут Эркен вспомнил, что кроме старого кату и крысочеловека он практически не встречал больше ни одного полуразумного, хотя среди нежити, поднятой некромантом, были и представители гибридных рас.

«Ну, прятаться очень в духе полуразумных», — подумал Эрк, решив, что если в городе и есть гибриды, то они скрываются по своим норам и стараются не пересекаться с людьми. Причин такого поведения Эрк не знал, но списывал все на непростое для города время, в которое запросто может разыграться ксенофобия и недоверие к другим расам. Хотя, к старому кату в храме отнеслись довольно нейтрально, да и один из стражников там был крысолюд, а один из друзей старика и вовсе изгнанник. Как интересно это вообще восприняли?

Бросив все эти размышления, Эрк внимательно осмотрелся. Ему безусловно нравилось ощущать себя эдаким сыщиком, следопытом, выслеживающим добычу, но, как понял сам Эрк, ему еще учиться и учиться.

Примерно к полудню бессмертный подошел к пустующему, как и все остальные, зданию. Массивный двухэтажный дом с целой дверью и не разбитыми окнами вселял иллюзию того, что внутри может кто-то жить. След от крови Кендры привел Эркена именно сюда, а значит ее тело должно быть где-то в доме.

Для Эркена, конечно, было вопросом зачем тащить тело мертвой сестры так далеко. Можно было спрятать где-нибудь еще, куда не надо драпать несколько часов. Но, возможно в этом был какой-то смысл, до которого парень хотел докопаться.

«Да и как оно только не сгорело?», — подумал Эрк, вспоминая сколько огня было в ту ночь.

Эркен подошел к двери дома, посмотрел по сторонам и его глаза вновь пронзил жар. В этот раз, ощущение говорило о том, что глаза бессмертного вновь сделались обычными. Эрк попытался вернуть все обратно, но не смог.

«Да как же…?», — парень вздохнул, понимая, что сейчас не время разбираться с этим. В качестве утешения можно было придумать себе не мало вещей, одной из которых был возраст Эркена и то, что его воспитывали простые люди, а не другие бессмертные. Если бы все было иначе, то Эрк был бы совсем другим. Он был бы собой настоящим. Но что есть то есть. Можно жаловаться, когда тебе раздают хреновые карты, но выбора обычно всегда два: играй либо не играй. Второй вариант Эркен даже рассматривать не хотел.

Беглый осмотр дома не показал ничего нового, разве что, Эркен в очередной раз подметил насколько здание хорошо сохранилось, несмотря на весь этот бардак, напоминающий локальный конец света. Но рано или поздно из города кто-нибудь сбежит и сможет рассказать другим людям о происходящем здесь. Некромант должен прекрасно понимать, что не сможет держать здесь вечную оборону и копить силы. Ведь нежить создается из тел погибших, а их количество расти не будет, если в городе не останется живых.

Вернувшись к тяжелой деревянной двери, Эркен попробовал открыть ее, но она не поддалась. Надавил плечом — ничего. Призвал косу, чтобы разрубить ее к чертям и тут же, краем глаза, Эркен заметил на соседней крыше черную птицу с длинным тонким клювом. Соглядатай некроманта. Правда, всего один, да он и не прятался особо. Нагло наблюдал со своего места.

Эркен посмотрел на птицу, очередной раз пытаясь догадаться к какому виду она относится. Черная как ворона, но меньше и с длинным тонким клювом. Таких птиц определенно не водится на Севере. На счет других частей Мира Эрк не знал.

Но общество птицы начинало напрягать. Эркен подумал сбить ее чем-нибудь, но решил не тратить время на это занятие. Птица улетит, пересядет на новое место и будет так же продолжать нервировать, так что лучше просто не обращать внимание.

«Некромант следит за мной глазами этой маленькой дряни», — подумал Эрк. — «Что ему нужно от меня?».

Птица вспорхнула и улетела, будто поняла, что ее рассекретили. На взгляд Эркена, поздновато спохватилась. Бессмертный осмотрелся и не увидел больше ни одной гадины. Что бы все это значило? Некромант посмотрел на него и что это ему дало?

Эркен отбросил эти мысли и замахнулся косой, чтобы выломать дверь. В том, что его оружие справиться с этим, Эрк не сомневался. Не с первого удара, конечно, но все же.

Удар, и лезвие косы застряло в дереве. Вошло глубоко. Эркен с трудном вытащил косу и понял, что его оружие сделано скорее для рассечения плоти, а не для вышибания дверей.

«А вот интересно», — подумал Эркен. — «Почему именно коса?».

Вопрос, который никогда особо не волновал бессмертного. Коса цвета засохшей крови всегда казалась Эркену чем-то родным, частью его самого. Она всегда оказывалась в руках, когда ему было нужно, никогда не ломалась и не подводила его. Это было безотказное оружие, сомневаться в котором не было причин. Хоть вынести дверь с удара ей и не под силу.

Эркен замахнулся вновь, и ощутил внезапный укол холода. Резко обернулся и увидел гадкую ухмылку черных губ на бледном лице. Некромант стоял перед ним, вскидывая обе руки. Его глаза безумно расширились, когда бессмертный схватившись за сердце, рухнул лицом в снег.

Перевернувшись на спину, Эрк увидел небо, изогнулся и посмотрел на темного колдуна. Виркирад по-прежнему держал руки так, словно сдавливает нечто невидимое. В его тусклых глазах не было никаких эмоций, ухмылка сошла с губ, и они были напряженно сжаты.

— Ты крепкий, бессмертный, — старческий голос Виркирада резанул по ушам. — Но ты всего лишь мальчишка. Не чета взрослой особи.

Эркен скорчился от боли, содрогнулся и ощутил, как его сердце разорвалось на множество кусков. В груди стало горячо.

— Я вернусь, — сдавленно пообещал Эркен.

— Разумеется, — ответил некромант, после чего бессмертный умер снова.

Эркен очнулся на том же месте, где и умер. Уже темнело, начинался вечер. Высоко в небе висела мелкая луна. Ветер, скользивший по улицам города, трепал белые волосы.

— Ну вот опять, — Эрк сел, затем встал и увидел перед собой развороченную дверь дома, в который он сам желал войти. Во тьме за порогом виднелась мебель, на полу постелена медвежья шкура, но никого из живых не наблюдалось. Некромант, по всей видимости ушел. Но зачем ему было вламываться сюда?

Решив выяснить этой, Эрк шагнул к дому, но ощутил жар и немедленно отступил. Что-то незримое впереди вспыхнуло и погасло. Ожоги на лице бессмертного быстро исчезли. Парень осторожно протянул руку, и его пальцы коснулись невидимой преграды, которая вновь обожгла его.

— Вот же… — в дверях появилась темнокожая женщина, которую Эрк не мог не узнать. В ее зеленых глазах был гнев, но он не пылал яростно и всепоглощающе, но тлел холодно и расчетливо. Ведьма вышла на улицу и осмотрела бессмертного с головы до ног, после чего подняла ладонь, и голова Эркена вспыхнула словно факел.

Эркен не смог сдержать крика. Он упал на колени и корчился пока плоть на черепе не сгорела до костей. После юноша замертво упал, и его обугленный череп зашипел от соприкосновения со снегом.

Когда Эркен очнулся вновь, вокруг было еще темней. Вечер в самом разгаре, но еще не ночь. Сколько времени прошло с момента смерти было точно не известно. Где-то час, на вскидку. Так думал Эрк, глядя на выходящую из дома ведьму.

— Ты убила меня уже дважды. Довольна? — Эрк смотрел на женщину без страха, хоть в глубине души и не хотел вновь корчиться в огне.

— Ты медленно воскресаешь, — пугающим тоном произнесла Саскиа. — У меня нет столько времени.

После этого, ведьма принялась жечь конечности бессмертного до тех пор, пока те не превращались в скрюченные культи. Затем ждала пару минут пока они восстанавливаются и начинала опять. Так продолжалось еще около часа.

Эркен уже потерял счет времени, а боль от огня даже начала приедаться что ли. С каждым разом Эрк все меньше реагировал на истязания. Иногда парень просто равнодушно смотрел в глаза ведьме, которая, судя по выражению лица, начинала злиться.

— Да хватит уже! — не выдержал Эрк.

— Хватит? — прошипела ведьма.

— Вы с сестрой хотели убить меня, использовать как приманку для монстра. За что боролись, на то и напоролись.

Глаза колдуньи вспыхнули, но она чудом сдержалась от поджигания конечностей. Эрк смотрел на женщину со злобой, но она постепенно отступала.

— Выпусти меня, и мы покончим с этим, — сказал Эрк. — Я помогу тебе убить некроманта.

— Он забрал мою сестру, — не слушая Эрка, сказала Саскиа. — Это ты привел его к нашему убежищу. Это тебя мне нужно благодарить.

— Я не знал…

— О, не надо! — ведьма махнула рукой. — Не изображай эмоции. Тебе подобным всегда было плевать не все. Вы делали что хотели, не заботясь об окружающих.

— Что ты знаешь о бессмертных? — тут же оживился Эрк.

— А ты? — спросила в ответ ведьма, и выражение ее лица сделалось жестким. — Некромант забрал мою сестру, и все это из-за тебя.

Затем Саскиа отвернулась и начала бубнить себе под нос.

— Но я верну ее. Держись сестренка, я скоро приду и спасу тебя. Бессмертный, некромант, что нам с тобой? И не такое видали.

— Эй, — Эрк осторожно позвал ведьму. Та посмотрела на него через плечо. — Я помогу тебе… спасти сестру и убить некроманта.

— Ты уже достаточно помог, — ответила колдунья и взмахом руки подожгла тело Эркена. Упав на колени, охваченный пламенем бессмертный видел уходящую прочь ведьму, а после огонь прикончил его в очередной раз.

Эркен очнулся. Черт знает уже в какой раз. Чувствовал парень себя отлично, но прекрасно понимал, что смертью сегодня он сыт по горло. Ведьмы и след простыл. На улице уже ночь. Тихая и холодная. Многочисленные гибели в огне уничтожили всю одежду, какая была на Эрке, и он вновь был в чем мать родила. Стеснения бессмертный не испытывал, да и не перед кем особо, но разгуливать голым все равно было как-то не ловко.

Эркен протянул руку и его вновь обожгло. Драная ведьма ушла и оставила эту свою преграду, чтобы Эрк не смог никуда уйти. Небось рассчитывает вернуться и продолжить свои игры с огнем. Бессмертный этого точно не хотел. пустая трата времени. Нужно было как-то выбираться. Единственное, что пришло в голову, это сломать преграду.

Эркен призвал свою косу и понял, что не сможет ей нормально размахнуться. Ее древко и кончик лезвия упирались в незримый барьер и появившийся огонь нещадно пытался сжечь оружие Эрка, но оно не поддавалось. Вздохнув, парень отозвал оружие и посмотрел по сторонам. Вокруг ничего кроме ночных мертвых улиц.

— Ладно, оружием не вариант, попробую кулаками, — решил Эрк, замахнулся и врезал по барьеру. Полыхнуло огнем, обожгло пальцы и больше никакого эффекта. Возможно, если продолжать бить, преграда ослабнет. Другого выхода все равно не было, и Эркен продолжил лупить по барьеру.

На восстановление после ожогов уходило несколько секунд и задержки между ударами были совсем не большими, однако, эффекта от них, по крайней мере видимого, не было.

Остановившись, Эрк подумал не занимается ли он ерундой. Преграда по-прежнему была на месте, и она все так же обжигала, как и раньше. Конечно, можно было продолжать бить. Эрк был очень сильно уверен, что обязательно сломает барьер, но вот когда это будет, он сказать не мог. Но даже если придется потратить всю ночь, это лучше, чем сидеть и ждать, когда вернется Саскиа. Если вернется.

Замахнувшись чтобы продолжить, Эрк услышал шаги за спиной. Обернулся и увидел троих. Это были старый кату и двое его товарищей: крысолюд и изгнанник с клеймом на лице. Они подошли, рассматривая бессмертного. Кату провел мохнатой рукой по воздуху и спросил:

— Нужна помощь, а?

— Было бы неплохо, — ответил Эрк.

Кату обратился к своим.

— Будьте на чеку, — и стал чертить в воздухе замысловатые символы. Они загорались золотистым светом и растворялись в воздухе. Эрк наблюдал за этим с плохо скрываемым удивлением. Старый кату мог читать мысли, да еще и вот это. Кто он такой?

Гибрид продолжал колдовать, и Эрк ощутил растущее вокруг него тепло. Воздух задрожал, созданная ведьмой преграда проявилась на миг и исчезла, не оставив после себя ничего.

Эрк протянул руку, убедившись в отсутствии барьера и довольно кивнул.

— Спасибо старик. Не ожидал, что ты так можешь.

— Пустяки, — отозвался кату.

— У тебя, кстати, есть одежда? Я не хочу штурмовать логово некроманта голышом.

Кату посмотрел на парня уже не так равнодушно, как обычно. Двое его товарищей подозрительно молчали и вообще вели себя как неживые.

— Хочешь пойти против слуги тьмы?

— Да, — твердо ответил Эрк.

— Зачем это тебе?

— Хочу помочь жителям города.

— Неужели?

— И еще ведьма, что пошла с ним сражаться, она кое-что знает о бессмертных, так что… Мне бы поторопиться, наверное, пока поздно не стало.

Кату кивнул и обратился к изгнаннику.

— Поищи для него что-нибудь, — мужчина стал рыться в своей сумке, а кату посмотрел на Эрка и сказал:

— Некромант почти уничтожил все в городе. Если его не остановить, он соберет здесь свое войско.

— К чему ты ведешь? — спросил Эрк.

— Я пойду с тобой.

— Тебе-то это зачем? Или умеешь гораздо больше, чем показываешь? — Эрк хитро прищурился. Изгнанник нашел в своих вещах штаны и рубаху, которые ожидаемо были велики, но Эркен без жалоб нахлобучил одежду на себя и принялся подстраивать ее так, чтобы не казаться веревкой для сушки белья.

Кату на вопрос бессмертного не ответил. Ни на первый, ни на второй, но Эрку почему-то казалось, что у старика совсем не злые помыслы.

— У тебя есть план? — спросил кату, когда Эркен был готов выдвигаться в путь.

— Я даже не знаю пока, где прячется некромант, — ответил Эрк, ничуть не переживая.

— Я знаю, — ответил гибрид. — И я отведу тебя туда.

— Ну так пошли.

Все четверо быстро направились к центру города. По словам кату, слуга темных сил облюбовал самый большой из храмов Девы света, который был осквернен и заполнен порождениями тьмы. Эрк, услышав про осквернение, спросил у гибрида на счет тех людей, что остались в храме, из которого сбежал бессмертный.

— Они живы, — ответил кату. — Разве что настоятеля пришлось убить.

— Это как? — Эрк остановился. Кату тоже, как и его товарищи, которые замерли как по команде. Краем глаза, парень заметил их пустые взгляды, но сейчас было важно, что скажет старый гибрид.

— Настоятель оказался слугой некроманта, — ответил кату. — Не знаю как это случилось, но старик переметнулся на сторону врага.

— Как ты понял это? — Эрк, в целом, довольно равнодушно относился к убийствам, но для себя хотел убедиться, что идет в бой не с психом под руку.

— В запертом подвале храма я нашел темный алтарь, — ответил кату. — От него расползалась скверна, подтачивающая защитную силу храма. Некромант, думаю, мог напасть в любое время, но появление двух ведьм и тебя спутали все его планы.

— Получается, любой храм можно осквернить? — спросил бессмертный уже на ходу.

— По опыту могу сказать, что не бывает в мире безопасных мест, — ответил кату, и Эрк вновь взглянул на шагающих следом товарищей гибрида.

— А с ними что? В нашу первую встречу они были как-то поживей.

— Они такие, какими должны быть, — ответил кату, более ничего не объясняя. Эрк вновь посмотрел на крысолюда и изгнанника, затем повернулся обратно к кату.

— У тебя имя есть? А то союзники вроде как никак.

— Хават, — ответил кату.

— А у этих? — Эрк кивнул назад.

— Ари и Скальд, — терпеливо ответил Хават, в надежде, что не придется пояснять кто есть кто. Не пришлось. Эркену хватило ума понять, что первое имя относилось к крысочеловеку, а второе носил изгнанник. Но были у бессмертного еще вопросы, которые он хотел задать. Тем более, что до центра города еще идти и идти.

— Кто ты такой, Хават? Магией владеешь, мысли читаешь, да и выглядишь уж через чур старо. Гибриды ведь живут меньше людей, а ты выглядишь старше чем любой виденный мною человек.

— Ты очень любопытен, — ответил кату.

— Уж какой есть, — развел руками Эркен.

— Я простой путешественник, которому не все равно.

— Ну да, — усмехнулся Эрк.

— Трудно поверить в такое, а? — Эрку показалось, Хават хитро прищурил глаза, однако, гибрид даже не смотрел на парня.

— Я видел силу некроманта, — ответил Эрк. — И если ты не обладаешь силой, превосходящей его, лучше тебе повернуть назад.

— Ты так думаешь? — кату посмотрел на бессмертного.

— Я думаю, что человек или гибрид, неважно… в общем, нет смысла подставляться под удар, если не можешь победить. Я вот не всегда могу одолеть врага, но и умереть не смогу, так что почему бы не попытаться. Но тебе-то такой риск зачем?

— Риск? — Хават усмехнулся. — О каком риске ты говоришь, парень? Ведь со мной один из бессмертных, а одна из сестер огня возможно уже бьется с некромантом. По-моему, у нас еще как есть шансы победить.

Эркен улыбнулся, уловив в голосе Хавата более теплые нотки. Казалось, старый кату, если можно так выразиться, принял бессмертного, хоть сам и помнил его взгляд, когда Хават застукал его над телом некроманта. Тогда старик казался холодным и непроницаемым, но сейчас словно оттаял и подобрел.

Пользуясь моментом, да и раз уж разговор пришел к этому, Эркен спросил:

— Что ты знаешь о бессмертных, Хават? После того как я убил некроманта…

— Я помню, что сказал, — кивнул старик. — Но что я знаю о вас? То, что когда-то в Мире вас было куда больше. Куда бессмертные делись сейчас мне неведомо, но мой народ еще помнит вашу тягу к войнам.

— К войнам?

Хават вздохнул.

— Нетленные всегда были там, где разгорались конфликты. Война привлекала их словно это все чего они хотели в своих вечных жизнях.

— Но почему? — искренне удивился Эркен, заметив при этом, что старик сказал «их», словно не считал Эрка таким же как остальные.

— Мне не ведомо, — ответил Хават. — Но я искренне надеюсь, что тебе подобных в Мире больше нет, уж прости меня за эти слова.

Эркен помолчал, обдумывая услышанное, после чего заговорил вновь.

— Один мой знакомый унсур сказал, что в их кровавой книге мой народ называли ксарами, или как-то так.

Хават, судя по выражению его морды, удивился после упоминания о «знакомом унсуре», однако, быстро нашелся с ответом.

— Ксары, в понимании унсуров, это звери, убивающие ради веселья и удовольствия. Такие редкость даже среди самих унсуров, которые зачастую бывают неоправданно кровожадны.

— Мне, признаться, не нравится то, что я слышу, — сказал Эрк. — Вас всех послушать, так бессмертные явно были каким-то ненормальными.

— Как знать, — ответил Хават. — В любом случае, сейчас таких как ты встретить это большая редкость. Я вот до сих пор гадаю, повезло ли мне?

Эркен промолчал. Кату тоже больше не говорил, как и его товарищи, идущие позади. Отряд двигался молча, и в воздухе, с прекращением разговоров, повисло напряжение. Лично к Эркену вновь вернулось осознание, что он находится на вражеской территории, хоть это и не слишком беспокоило.

Спустя около получаса Эркен наткнулся на черное пятно посреди холодной улицы. Кату тоже заметил его, как и остальные. Когда подошли ближе, стало видно несколько лежащих рядом скрюченных фигур. Кто бы это не были, от них остались лишь обугленные кости.

Эркен и Хават переглянулись.

— Ведьма точно была здесь, — сказал Эрк.

— Мы сильно отстаем, — добавил кату.

После этого отряд ускорился. Путь продолжали молча. С каждым шагом вперед становилось все более напряженно. Эркен не боялся, хоть и ощущал беспокойство исходящее от Хавата. Старик хоть и был внешне непроницаем, все же не мог полностью скрыть, что грядущее сражение с некромантом давит на него.

Глядя на гибрида, Эркен задумался о том, каково это имея возможность умереть все равно двигаться навстречу гибели. Храбрость, возможно дело в ней, и если так думать, то у бессмертных не может быть храбрости в подобном понимании, ведь храбрость нужна, когда ты чем-то рискуешь, а чем рисковал Эркен в случае их неудачи? Пожалуй, ничем. Виркирад вновь убьет его, затем Эрк воскреснет и смотается куда подальше. Для такого не нужна храбрость. Будучи бессмертным, можно пока не надоест пытаться победить некроманта и, в конечном случае, у тебя все равно получится. Тут весь вопрос в упорстве и терпении.

Чем дальше продвигался отряд, тем чаще попадались на глаза обожженные тела. На стенах виднелись ожоги, и на кончиках крыш. В снегу лежали все те же скрюченные обугленные останки в заметных и смердящих черных пятнах.

— Нежить, — сообщил Хават. Эрк кивнул, придя к тому же выводу. Все эти следы на снегу говорили о том, что ведьма прошла тут. На ее пути встретилась нежить, но она была без шансов уничтожена огнем. Судя по отметинам на стенах, Саскиа сжигала и черных птиц, иначе как объяснить то, что не было видно ни одной из них.

— Мы на территории некроманта, — тихо сказал Хават. Эрк вновь кивнул. Старик словно читал его мысли, хотя что значит «словно»? Он ведь и правда умел это делать. Но вот делал ли сейчас?

— Что будем делать когда дойдем до оскверненного храма? — спросил Эркен.

Хават посмотрел на бессмертного и чуть замедлил ход.

— Сам я в бой вступить не смогу, — ответил кату и тут же пояснил, заметив вопрос в глазах бессмертного. — Я не обладаю силой, способной навредить, но могу защитить тебя своим колдовством.

— Я бессмертный, — напомнил Эрк, раздосадованный тем, что старик не будет драться.

— Я знаю, — ответил кату. — Ты бессмертный, но тебя ведь можно убить, хоть и на время. Я наложу несколько защитных заклинаний, чтобы ты смог дольше находиться в бою.

— Это неплохо, — Эрк кивнул и бросил взгляд на Ари и Скальда. — А они?

— Они будут подле меня, — ответил Хават.

— Кто они, в конце концов?

— Мои помощники.

— Ладно, — Эркен осмотрелся. — Что-то тихо. Если бы Саскиа вступила в бой с некромантом, было бы слышно и видно. Мы ведь уже не так далеко.

Хават никак на это не ответил. О чем бы старик не подумал, он оставил это при себе

— И еще ручное чудовище некроманта, — продолжал Эрк. — Мне любопытно, оно воскресло или нет?

Хават вновь промолчал. Эрк посмотрел на него, хотел сказать что-то еще, но заметил жест гибрида, призывающий к тишине. Кату прислушивался, и Эркен решил сделать тоже самое.

Чтобы не пытался расслышать Хават, бессмертный ощущал вокруг себя холодную безмятежность, царящую в практически пустом, даже мертвом, городе. Холод, покой и тишина. Вероятно, никто из простых смертных был бы не в состоянии оценить эту ночь, потому как во тьме здесь может скрываться смерть, которой Эркен не боялся.

Вдохнув морозный воздух, Эрк спросил:

— Ну что?

— Ничего, — ответил кату. — Но мне не нравится то, как легко мы продвигаемся.

— Ведьма, судя по следам боя, расчистила нам путь, — заметил Эрк. — Мы ведь идем прямо за ней.

— И где она тогда? — спросил кату. — До храма рукой подать. Если бы в городе горели фонари, мы бы его уже видели, но ни ведьмы, ни еще кого-либо я не наблюдаю.

— Ты разве не видишь в темноте? — удивился Эрк. Кату устало посмотрел на него.

— Вижу, конечно, но недалеко. Я стар, и мое зрение уже не как в молодости.

Эркен же видел в темноте и не хуже, чем при свете, но говорить об этом не стал. Его взгляд выхватил впереди мрачные башни оскверненного храма. И правда рукой подать. Они, можно сказать, почти на месте. Метров сто примерно.

— Те заклинания, о которых ты говорил, — вспомнил Эрк. — Думаю, их можно применять уже сейчас, мало ли.

— Ты прав, — кивнул Хават и кивнул на дом, стоящий справа от дороги, по которой они шли.

Вошли внутрь через дверной проем. Переступив лежащую на полу дверь, оказались в помещении со столом посередине. Стулья валялись на полу. Если верить слуху, в доме никого.

— Не хочу колдовать посреди улицы, — пробормотал Хават и стал выполнять движения руками, каждое из которых вызывало золотистое свечение, которое проникало в тело бессмертного.

Сам Эркен не ощущал ничего кроме тепла, наполняющего его изнутри. В чем бы не была суть заклинаний Хавата, Эрк ее не знал, но тепло, исходящее от его магии, побуждало доверять ей.

Закончив с Эркеном, кату заколдовал и себя, после чего выдохнул, переводя дух и посмотрел на бессмертного.

— Я защитил нас от колдовства, — сказал он. — И от простого оружия, на всякий случай.

— Здорово, — оценил Эрк и посмотрел на молчаливых Ари и Скальда. — А их не заколдуешь?

— Если потребуется, — странным тоном ответил гибрид.

— Что ж, ладно. Теперь можем идти. У меня всю дорогу такое чувство, будто мы опаздываем.

Глава 11

Хават не ответил. Он кивнул своим, и они направились к выходу, как вдруг что-то ярко вспыхнуло над дверью, со стороны улицы. Пространство перед домом оказалось освещено, будто зажгли факел. Стало тепло, даже горячо.

— Огонь! — прошипел Хават отскакивая назад. Его товарищи, напротив, выступили вперед, на защиту гибрида. Эркен призвал свою косу и приготовился к бою. Все четверо подобрались и сосредоточились. Кату прислушивался, Эркен тоже. Огонь над дверью в их дом погас.

Эркен осторожно подошел к окну и выглянул в ночь. Кату посмотрел в другое окно. Крысолюд и изгнанник караулили вход. Ничего. Ни звука.

— Что это могло быть? — тихо спросил Эрк.

— Колдовство, — ответил Хават, подумал пару секунд и добавил. — Нужно уходить, срочно.

Эрк кивнул и первым вышел на улицу. Осмотрелся и замер, глядя на крадущегося к ним монстра.

Оленерогий, с мощными передними лапами, это было то самое чудище, убившее Кендру, а после погибшее от огня ее сестры. Зверь замер, заметив на себе взгляд бессмертного, и спустя миг резко бросился вперед.

— Зверь! — крикнул Эрк, и побежал прочь. Чудовище, тяжело дыша, погналось за ним, промчавшись мимо дома, в котором прятался Хават и его люди.

Бессмертный не стал оборачиваться, ибо и так слышал, что его преследуют. Теперь нужно было сбросить зверя с хвоста или сразиться с ним. И тот и другой вариант был Эркену по душе. Второй нравился чуть больше, но и в этой жуткой игре в догонялки тоже был свой шарм.

Эрк резко завернул в переулок, куда зверь не должен был протиснуться, и стал оббегать кругом, чтобы вновь оказаться у дома, в котором их обнаружили. Именно обнаружили, иначе и не скажешь. Попались как воры недоучки.

Судя по звуку, монстр не преследовал. Переулок и правда оказался для него слишком узким. Но вот куда он побежал? Стал искать способ добраться до Эркена или решил вернуться за Хаватом.

Эркен на бегу обдумывал все это, придя к выводу, что созданный некромантом зверь не так глуп, как можно было бы подумать. Он скорее всего давно обнаружил их, но не бросился сломя голову с ревом, а терпеливо и бесшумно подкрадывался, да так, что Эрк не смог его услышать.

Про Хавата и речи не было. Старый хрен, конечно, умел колдовать, но вот со зрением и слухом имел явные проблемы. И как только дожил вообще до старости?

Эркен довольно быстро сделал необходимый круг и остановился, глядя на дом, служивший им убежищем. Ни Хавата, ни его людей, лишь зверь, рыскающий по улице. Его вытянутая морда вертелась из стороны в сторону, пытаясь уловить след. Черные глаза зверя были почти неразличимы, но Эрк видел их, и эти глаза не казались ему глупыми. В них было что-то, определенно.

Взвесив в руке косу, Эрк решил напасть. Этот монстр ничуть не пугал его, тем более что Эркен уже сражался с тварью и похуже. Да, вспомнил Эрк, харуда у южных гор был явно страшнее чем это, да и благодаря чешуе монстра, бессмертный не смог изрубить того в лоскуты. У этого же зверя не было ни чешуи, ни какой-либо другой защиты. Простая шерсть, да и только.

Эркен выдохнул и бросился на чудовище. Зверь, услышав приближение противника, резко развернулся и уставился на бессмертного. Эркен разбежался, прыгнул и замахнулся для удара. Монстр прыгнул вперед, поддевая парня рогами и перекинул через себя.

От прикосновения рогов к телу Эрка появились золотистые искры. Колдовство Хавата сработало как следует, защитив от повреждений. Эркен шлепнулся на крышу позади зверя, охнул и тут же вскочил на ноги. Зверь шустро обернулся и выжидающе уставился на парня. Тот смотрел на него с высоты второго этажа.

«Если прыгну на него, он опять возьмет меня на рога», — подумал Эрк. — «Мы так до утра сможем, уж я так точно. Спуститься и сразиться. Думаю, я быстрее его».

Эркен спрыгнул с крыши в снег, и зверь тут же ринулся в атаку. Бессмертный отскочил, избегая ветвистых рогов, и кинулся к его задним ногам, замахнулся косой, но получил сильный удар хвостом с лицо и упал.

Челюсти зверя мгновенно сомкнулись на ноге бессмертного, и чудовище ударило защитной магией Хавата. Золотистая вспышка ослепила монстра, и тот выпустил добычу. Эрк вскочил и ударил зверя косой под нижнюю челюсть, пробивая ее насквозь.

Монстр взревел, дернул головой, поднимая Эрка в воздух так, что бессмертный оказался на уровне его пасти. Эркен заставил косу исчезнуть, затем вновь призвал ее себе в руки и ударил сверху вниз, пробивая еще и верхнюю челюсть чудовища.

Зверь содрогнулся, взбешенно мотнул головой, отбрасывая парня в стену дома. Ударившись о камень, Эрк упал в снег, вскочил и увидел, как беснуется чудовище, не в силах вынуть засевшую в челюсти косу.

Быстро прикинув что делать дальше, Эркен стал оббегать зверя и, оказавшись у его задних ног, призвал свое оружие обратно после чего одним ударом отсек зверю заднюю ногу.

Зверь едва не рухнул на бок. По улице пронесся его рев. Второй удар Эркена лишил монстра еще одной ноги. На снег полилась противная черная кровь.

Хвост зверя метнулся к бессмертному и обхватил его шею. На одних передних лапах чудовище развернулось чтобы укусить своего противника, но Эрк легко перерубил хвост и отскочил от сомкнувшихся рядом зубов.

Вскочив на жесткую спину истекающего кровью зверя, Эрк хорошенько замахнулся и ударил чудовище в шею. Зверь содрогнулся так сильно, что едва не сбросил бессмертного. Эркен сделал очередной взмах, и кроваво красное лезвие отсекло зверю его жуткую голову. Та тяжело упала на снег, а тело чудовища медленно завалилось на бок и замерло.

— Так-то, — прошептал Эркен, соскакивая с туши поверженного чудовища. Услышал шаги, повернул голову и заметил Хавата с дружками.

— Живой? — спросил Эрк.

— Это было впечатляюще, — гибрид кивнул на поверженного зверя.

— Впечатляюще? — удивился Эрк. — Да об этом книгу должны написать.

— Думаю, я займусь этим, — улыбнулся Хават. — На старости лет.

— Тогда не затягивай, — Эрк отозвал оружие и потер ладони. — Как зверь нашел нас?

— Из-за огня над нашей дверью, — ответил кату. — Сестра пламени навела на нас чудовище, скорее всего, чтобы отвлечь от себя. Я так думаю.

— Ладно. Зверь убит, так что поторопимся.

— Согласен, — кивнул Хават, и все четверо направились к храму.

Не пройдя и десятка метров, услышали взрыв. Впереди расцвела сильная огненная вспышка, осветившая крыши ближайших домов. Затем опять сомкнулась тьма, лишь затем, чтобы колдовской огонь вновь разогнал ее.

— Ведьма пошла в атаку, — сказал Хават.

— «Вот дура-то», — подумал Эрк и прибавил ходу.

Миновав несколько пустых улиц, отряд выскочил на площадь, где было светло как днем и ревело яркое оранжево-желтое пламя.

Из переулков неуправляемой толпой валила нежить. На вид, мертвецов точно было больше сотни, и все эти слуги некроманта были призваны сюда лишь с одной целью — остановить ведьму, но даже молодой и неопытный Эркен видел, что силы не равны.

Саскиа продвигалась вперед медленно, но ни один восставший труп не мог даже близко к ней подойти. Вокруг южанки бушевал вихрь пламени, сжигающий любое тело, подступившее слишком близко.

— Она горит словно солнце, — удивился Эркен.

— И жжет не хуже, — добавил Хават, осмотрелся и крикнул, перекрывая рев огня. — Обойдем с другой стороны!

Эркен кивнул, и оба просились бежать. Ари и Скальд остались позади. Эркен быстро обернулся, но товарищей Хавата и след простыл.

— Куда они делись? — спросил Эрк.

— Спрятались, — ответил кату. — В таком сражении им делать нечего. — Эркен знал, что старый хрен что-то недоговаривает, но данный ответ прозвучал весьма логично.

Эрк и Хават беспрепятственно обежали оскверненный храм и оказались у другого его входа. Он был закрыт, но Хават без лишних разговоров прикоснулся к двери и та, словно от сильного удара, слетела с петель и упала на пол.

— Ты полон сюрпризов, старик, — заметил Эрк, вспомнив, как гибрид говорил, что не обладает силой способной навредить. Кату не обратил на это внимание, лишь жестом показал бессмертному входить первому.

Эркен призвал косу и вошел в храм. Кату мягко следовал за ним. Внутри храма пахло смертью и было жутко холодно. Эрк ощущал это, но ему было просто неприятно, в то время как Хавату, казалось, и правда нехорошо.

— В чем дело? — Эрк повернулся к гибриду.

— Магия некроманта, — ответил Хават. — Она здесь очень сильна.

— Намекаешь, что мы с тобой не справимся?

— Ничего такого, — помотал головой кату, — просто призываю быть осторожнее. Не хотелось бы встретиться с некромантом без поддержки сестры огня.

— Это правда, — согласился Эрк.

Далее продвигались осторожнее, без спешки. Храм явно пустовал и, не считая Виркирада, в нем, вероятно, никого не было. Вся армия темного колдуна сейчас пыталась удержать всего лишь одну ведьму.

Эркен остановился перед деревянной дверью и посмотрел на Хавата. Гибрид выглядел бодро, несмотря на возраст и все эти приключения.

— Как думаешь, ведьма справится?

— Конечно, — кивнул Хават. — Она сильна, да и не смогут ожившие мертвецы остановить сестру огня.

— Ты часто ее так называешь. Что это значит?

— Так называется ее ковен.

— То есть, таких как она много?

— Не знаю сколько их, но та, что сейчас на улице, явно не последняя.

Эрк кивнул и приготовился отворить дверь. Едва коснувшись ручки, он ощутил холод и в нерешительности замер. Бессмертный вспомнил, как легко некромант убил его возле дома ведьмы, и это воспоминание зародило в бессмертном сомнения. Что если он войдет и тут же погибнет от колдовства? Пока он воскреснет, битва уже кончится.

— Не бойся, — на плечо Эркена легла мохнатая рука Хавата. — Ты под защитой моего колдовства.

— Да не боюсь я, — отмахнулся Эрк и осторожно отворил дверь. Взгляду открылся боковой неф. По левую сторону были окна, по правую тянулись высокие колонны, разделяющие боковой неф и центральный. В центре было видно алтарь, за которым стоял сам Виркирад. Худой, бледный и одетый в черное, слуга тьмы был таким же каким его и запомнил Эрк. Но ту, кто был подле него, бессмертный узнал не сразу.

Это была женщина с серой кожей и тусклыми глазами. Ее одежда изорвана в районе живота и можно было разглядеть жуткие шрамы, будто ее тело когда-то было разорвано надвое. Она стояла возле алтаря, преклонив колени перед некромантом, черные губы которого едва заметно шевелились, читая что-то.

Грохот со стороны главного входа отвлек Эркена от созерцания некроманта. Глаза последнего открылись, и воскрешенная ведьма поднялась и повернулась лицом ко входу. Ее глаза зажглись холодным синим огнем.

— Ну и дела, — прошептал Эрк. Хават промолчал, но и без слов было ясно насколько гибрид нервничает. Его заметно трясло, и неизвестно что именно было тому виной: жуткий холод или страх перед повелителем смерти. Лично Эрк бы поставил и на то, и на другое.

Главная дверь отворилась, и Саскиа вошла в центральный неф. По мере ее продвижения загорался пол, тяжелые гобелены и скамьи — все охватывал огонь, а глаза ведьмы пылали так, будто она вот-вот взорвется.

— Пожалуй мы здесь лишние, — сказал Эркен, глядя на Хавата. Старик кивнул. Оба развернулись и осторожно двинулись обратно, но огонь, наполняющий храм, погас, и Эркен невольно обернулся, чтобы увидеть причину этого. Хават посмотрел на бессмертного и проследил за его взглядом.

Саскиа была в растерянности. Ее взгляд дрожал, она смотрела на мертвую сестру, которая глядела в ответ синими колдовскими глазами, в коих не было даже намека на узнавание.

— Сестра, — прошептала Саскиа, и воскрешенная некромантом Кендра стала спускаться по ступеням от алтаря. Вот она ступила на пол и пошла к своей сестре. По пальцам Кендры бежали язычки холодного мертвого огня.

— Одна сестрица хорошо, а две лучше, — облокотившись на свой алтарь, усмехнулся некромант, наблюдая за воссоединением сестер.

— Это плохо, — прошипел Хават в ухо Эркену. — Если мертвая сестра убьет живую, мы проиграли.

Эркен кивнул, не в силах оторвать глаз от двух сестер. Боялся ли Эрк? Возможно, хоть вероятно и не должен был, но подавляющая мощь Саскии вводила в дрожь, а ведь сила ее младшей сестры, вероятно не меньше. Еще и некромант, тот о кого расползался могильный холод и аура смерти. Эркен никогда еще не встречал такой силы, такой огромной и давящей. Прямо сейчас, в эти мгновения, юноша был готов пасть на пол и не шевелиться, дабы не быть замеченным и раздавленным.

— Очнись же! — Хават больно, до крови, вцепился когтями в руку бессмертного. — Вспомни кто ты! Ты бессмертный! Тебе не пристало бояться!

Эркен посмотрел на гибрида так, словно видел того впервые. Помотал головой, пытаясь понять, о чем тот говорит. Собрался кое-как и прислушался к словам старого кату. Тот нес какую-то чушь о страхе и о том, что нужно что-то вспомнить.

— Что ты мелешь? — тихо спросил Эркен. Хават вцепился в его голову и взглянул прямо в глаза. Его старческий голос зазвенел прямо в голове бессмертного.

— Соберись! Или нам всем конец!

В голове Эрка будто ударил колокол. Парень поморщился, оттолкнул гибрида, и посмотрел на стоящего за алтарем некроманта. Тот ухмылялся. Затем Эрк перевел взгляд на стоящую на коленях Саскию, которая мокрыми от слез глазами смотрела на возвышающуюся над ней сестру. Лица последней он не видел.

— Проклятье, — прошипел Хават и приготовился лично напасть на некроманта, но Эркен схватил того за плечо и легко отодвинул назад.

— Прикрой, — сказал бессмертный и выскочил за дверь. Хават посмотрел вслед и немедленно стал колдовать. Его руки окутал золотистый свет, магию которого тут же почуял некромант.

Виркирад резко повернул голову и увидел бегущего к нему Эркена, размахивающего косой. Бессмертный быстро приблизился и нанес удар. Лезвие косы врезалось в темный магический щит, окруживший колдуна. Эркен размахнулся и ударил вновь, но в этот раз его отбросило прочь, и он упал на пол. Вскочив, Эрк повернулся и крикнул ведьме:

— Сделай что-нибудь! Иначе твоя сестра прикончит тебя!

Саскиа вздрогнула, услышав знакомый голос. Повернула голову и увидела беловолосого парня с косой в руке. Вспомнила ночь, когда погибла ее сестра, то, как он вытолкнул ее на улицу в пасть чудовищу.

— Ты! — воскликнула ведьма. Взор ее прояснился, и она тут же увидела стоящую над ней сестру. Кендра раскрыла ладони, и ее сестру охватило синее пламя.

Эркен выругался и повернулся к некроманту. Тот направил на бессмертного свои тощие бледные пальцы, и Эрк ощутил боль в груди. Некромант вновь хотел взорвать его сердце, но что-то не давало ему сделать это так же быстро как в прошлый раз. Колдовство Хавата. Старик дал Эркену время и тот немедленно бросился в бой.

Приблизившись, бессмертный стал бить косой, круша магический щит Викрирада, в то время как тот сжимал своей силой его сердце. Удар за ударом, но щит все еще был на месте, однако, на лице Виркирада уже не было ухмылки. Черные губы напряженно сжаты, взгляд сосредоточен. В этот раз слуге тьмы уже было не до смеху.

После очередного удара косой темный щит некроманта дрогнул, а Эркен заметил вокруг себя золотое свечение, будто его наполняла магическая сила.

— Прочь! — заорал некромант, отбрасывая Эркена ударной волной. — Кендра, убей его!

Эркен быстро вскочил и увидел, как мертвая сестра поворачивается к нему. Медленно и бесчеловечно. Видел за ее спиной горящее неподвижное тело.

— Вот же…! — Кендра создала огненный вихрь от пола и до самого верха. Разрушительное пламя тут же подожгло все вокруг, оторвало Эркена от пола и затянуло внутрь себя.

Оказавшись поглощенным чужой магией, Эркен понял, что лишен опоры, и что мертвый огонь скоро доберется до него. Золотистый свет вокруг бессмертного неумолимо таял. И куда только делся Хават с его колдовством?

Глава 12

Эркен вращался в воздухе, подхваченный вихрем. Сквозь огонь он не видел ничего, даже не знал где потолок, а где пол. В этот момент бессмертный ощутил себя настолько слабым и бесполезным, что захотел немедленно умереть, лишь бы этот позор кончился. Черт с ней с ведьмой и ее сестрой, в задницу город и его жителей, и Хавата тоже в задницу с его речами. Где он вообще?! Куда пропал?! Помощник, чтоб его!

— Хават! — во все горло крикнул Эркен. Чтоб тебя, где ты?!

Злость окутала разум бессмертного. Все больше становился мертвый огонь, все быстрее таяла созданная гибридом защита, и все злее становился Эркен. В нем забурлила такая ярость, что он даже не сразу заметил, как изменились его глаза, как стало другим его зрение, и, как сквозь магический огонь, бессмертный различил силуэт мертвой ведьмы.

— Вот ты! — Эркен, сильно как мог, метнул свою косу в Кендру. Оружие пролетело сквозь пламень и ударило в цель. Ведьма пошатнулась и упала, а ее вихрь развеялся, и Эркен грохнулся на пол.

Тут же вскочив на ноги, Эрк немедленно призвал косу обратно в руку и двинулся к лежащей на полу Кендре. Ее левая рука оказалась отсечена, но остальное тело еще шевелилось.

Ведьма подняла оставшуюся руку, и в этот момент Эрк вновь метнул свою косу, лезвие которой вонзилось мертвой сестре в голову. Ее рука безвольно упала на пол и больше не поднималась.

Немного остыв, Эркен подошел и вытащил оружие. Оторвав взгляд от сраженной нежити, Эрк наконец увидел Хавата, сидящего возле лежащей на полу Саскии. Тело южанки выглядело страшно, от жутких ожогов на ее теле поднимался тошнотворный запах.

Поморщившись, Эркен спросил:

— Она жива?

Хават поднял на бессмертного свои глаза и покачал головой, после чего виновато произнес:

— Я не успел.

Эркен опустил глаза и отвернулся. Посмотрел в сторону алтаря, за которым никого не было.

— Куда делся некромант?

Хават вскинулся, проследил за взглядом бессмертного и выругался.

— Он сбежит! Догони его!

— Черт! — все еще ощущая свои глаза измененными, Эркен бросился в погоню. Весь храм, от пола до потолка, был наполнен силой Виркирада и отыскать его внутри этого сооружения было бы трудно, но Эркен был уверен, что черногубый колдун не захочет оставаться здесь.

Выскочив на улицу через задний выход, Эрк тут же увидел в холодном ночном воздухе магический след беглеца. Он тонкой мрачной дымкой тянулся над снегом и уводил в темные переулки. След был слабым и рваным. Он будто говорил, что у некроманта осталось не так много сил.

Не мешкая, Эрк пустился в погоню. Его глаза мгновенно привыкли к темноте, и он превосходно все видел. Вот такое занятие очень нравилось Эркену. Преследую добычу, бессмертный ощущал внутренний подъем и растущий восторг, постепенно переходящий в эйфорию. Вот это ему нравилось.

Эркен настиг Виркирада в длинном переулке. Некромант бежал, не захватив с собой ни единой вещи, просто напросто желая спасти свою жизнь. Его босые бледные ноги утопали в снегу во время бега, просторные одежды развивались и хлопали на ветру.

Бессмертный догнал слугу тьмы, схватил за шкирку и потянул на себя. некромант вскрикнул и повалился на спину. Упав, он вскинул руки, но не для колдовства, а чтобы защититься от удара. Эрк замахнулся косой, но помедлил, решив растянуть удовольствие.

— Я сделаю все, что захочешь! — воскликнул колдун.

— Скажи это тем сестрам, — прошипел Эрк.

— Какой тебе до них дело?! — завопил Виркирад. — Они слуги Хаоса, поклоняющиеся Матери чудищ. Если бы я не уничтожил местных жителей, это сделали бы они!

— Думается мне, сестры явились сюда как раз ради тебя, — Эрк надавил ногой на горло некроманта, кожа которого была настолько холодной и противной, что от охватившего его омерзения бессмертный тут же убрал ногу.

— Они такие же убийцы, — продолжал свое некромант. — Они сожгли кучу людей, лишь ради того, чтобы я не смог обратить их в нежить. Если старшая могла бы сжечь свою сестру, она бы сделал это, но увы, сестры огня не могут сгореть, и младшенькая досталась мне, и я…

В голосе колдуна появились сладковато-противные нотки, и Эрк все же надавил на его горло, заставив того немного похрипеть. Колдун поперхнулся тем, что хотел сказать.

— Ты лишь жалкий червь, — прошипел Эркен и приготовился нанести удар.

— Я знаю как все исправить! — возопил колдун, размахивая руками. — Я могу вернуть их обеих!

— Да что ты? — тихо спросил Эрк, и глаза Виркирада блеснули.

— Да, — прошептал некромант, — я знаю способ…

— Но для этого я должен пощадить тебя, да? — нехорошо улыбнулся Эрк.

— Это хорошая сделка, — настаивал колдун. — Две их жизни за мою одну.

— Что нужно сделать? — вздохнув, спросил бессмертный. Некромант облизнул губы, и осторожно произнес: — тот старый кату будет мешать.

— Я о нем позабочусь, — холодно ответил Эрк. — Начинай говорить.

— Есть один ритуал, — начал Виркирад, — но для него мы должны вернуться в мой храм. Там есть все необходимые вещи.

— Тогда вставай и топай.

В оскверненный храм вошли с главного входа, который был буквально завален сгоревшей нежитью. Саскиа устроила здесь настоящий конец света, уничтожив войско некроманта так, словно оно было для нее лишь пылью.

Увидев последствия ее гнева, результат ее выдающейся силы, Эркену даже больно стало от осознания того, как глупо она погибла. Беспомощная, подавленная и безумная, стоя на коленях перед своей мертвой сестрой.

— Надеюсь, ты меня не обманываешь, — Эркен впихнул некроманта в храм. Они вошли под его высокие своды, где находился Хават и двое его приспешников.

— Эй, что вы делаете?! — воскликнул некромант, глядя как его вещи сваливают в одну кучу чтобы сжечь.

— Почему он еще жив? — требовательно спросил гибрид, и двое его подручных как-то странно пошевелились. В их движениях Эрк уловил угрозу, однако, это ничуть не испугало юношу.

— Подойди, — велел Эркен, твердо глядя кату в глаза. Тот прищурился, пытаясь понять, чего хочет бессмертный и стал медленно приближаться.

Приставив лезвие косы к горлу некроманта, Эркен тихо произнес: — стой спокойно. — У Виркирада глаза забегали, но тот остался стоять неподвижно.

Хават подошел и остановился так, чтобы ни некромант, ни Эркен не смогли достать до него. Взгляд старого кату был настороженным, направленным на бессмертного, который жестом указал на некроманта, затем коснулся пальцем своего виска.

Хават перевел взгляд на колдуна, тот повернул голову и дрогнувшим голосом спросил:

— Что ты делаешь?

В этот момент, Хават подскочил и вцепился некроманту в голову. Виркирад скорчился от боли и осел на пол, под давлением, с которым старый кату проникал в его разум.

— Зачем мне читать его мысли?! — прошипел Хават. — Что искать?!

— Он сказал, что знает как воскресить сестер.

— Вот же дурак! — старик обругал Эркена, но некроманта не выпустил. Сосредоточившись, Хават стал проникать глубже в разум Виркирада, пока тот корчился от боли.

Все, что мог в данный момент Эрк, так это следить за тем, чтобы темный колдун не выкинул какую гадость. Не хотелось бы убить некроманта пока он еще нужен.

Хават рычал, стискивая голову колдуна так, словно пытался удержать ее. По видимому напряжению гибрида, Эркен понял, что слуга тьмы сопротивляется воздействию на разум.

Эркен невольно вспомнил, как Хават прочитал его собственные мысли. Тогда бессмертный ощутил помутнение и даже выпал из реальности на какое-то время. А этот тщедушный колдун до сих пор в сознании и, видимо, доставляет старому кату не хилые трудности.

Хават выпустил некроманта внезапно. Это выглядело так, словно Виркирад выбросил гибрида из своего разума. Старик отступил на несколько шагов и едва не упал.

— Убей его! — прохрипел Хават.

Руки некроманта окутала тьма. Он обернулся к бессмертному, его бледное лицо было перекошено от злобы.

— Лжец! — прошипел Виркирад перед тем, как его голова слетела с плеч. Тьма, клубящаяся между его пальцев, испарилась, тело обмякло и упало на пол.

Хават выдохнул. Эркен внимательно посмотрел на кату.

— Что ты узнал?

— Способ есть, — ответил гибрид, но сперва нам нужно сделать так, чтобы некромант не воскрес.

Эркен промолчал. Хават обернулся к своим и приказал:

— Разрушьте алтарь! — Ари и Скальд немедленно приступили к делу. Вдвоем они свалили его на бок, а после крысолюд вылил на лежащий алтарь склянку алхимического огня. Все мгновенно вспыхнуло ярким алым огнем.

— Ну? — поторопил Эркен. Хават посмотрел на него, будто раздумывая говорить или нет, но Эрк до сих пор не убрал свою косу, а старый кату не выглядел тем, кто хотел бы сразиться с бессмертным.

— Нужна твоя кровь, — сказал Хават.

— Кровь?

— В разуме этого червя я откопал интересные знания о бессмертных. При помощи вашей крови можно лечить и даже возвращать из мертвых.

— И все? — оживился Эркен, отзывая косу. — Только кровь?

— Для Саскии хватит и крови, но для ее сестры нужно создать эликсир. Она не просто мертва, ее осквернили, обратили в нежить.

— Ты сможешь сделать этот эликсир?

— Теперь я знаю как, — кивнул Хават, но ты должен хорошо подумать. Эти ведьмы поклоняются Аварисе, Деве хаоса. Если дать им вторую жизнь, они продолжат делать то, что поклялись…

— А ты знаешь, что они поклялись делать? — спросил Эркен. Хават замолчал, понимая, что не сможет переубедить бессмертного.

— Ладно, — сказал старик и вновь обернулся к Ари и Скальду, которые стояли молча и смотрели на то, как горит алтарь. — Сожгите тело некроманта, и проследите чтобы нам никто не мешал.

— Как будто в городе осталось кому мешать, — пробормотал Эрк, за что заработал строгий взгляд Хавата.

— В городе осталось больше выживших, чем ты думаешь, и некоторые из них захотят узнать, что здесь за шум.

— Как скажешь, старик, — отмахнулся Эрк.

Пока Хават, не без брезгливости, рылся в вещах некроманта, Эркен, по наказу старика, подошел в обгоревшему телу Саскии и присел рядом на колено. Ведьма выглядела жутко, однако, если верить знаниям, добытым гибридом, ее можно было вернуть. Нужна была лишь кровь бессмертного.

Эркен призвал свою косу, порезал ладонь и, открыв ведьме рот, стал держать над ним кровоточащую ладонь, которая тут же зажила. Эркен выругался и порезал вновь, и так еще несколько раз.

— А сколько крови нужно? — окликнул он старика. Хават отвлекся от копания в вещах слуги тьмы, посмотрел сперва исправно ли его спутники сжигают тело некроманта, и лишь после обратил свой взор на бессмертного.

— Одна унция, — ответил Хават.

— Это сколько?

— Две столовые ложки, — терпеливо пояснил кату.

Эркен прикинул и понял, что влил в мертвую ведьму больше нужного, но говорить об этом не стал. Просто отошел и стал смотреть будет ли результат.

Хават по-прежнему что-то искал. То и дело он вытаскивал какие-то флаконы и пузырьки, и ставил все это рядом с собой. Эркен понаблюдал за его действиями и спросил:

— А тут ведь пожар был, разве нет?

Старик оторвался от своего занятия и недовольно посмотрел на бессмертного.

— И что?

— Я думал храм сгорит к чертям, а тут все более-менее.

— После смерти ведьм, некому было подпитывать магический огонь, поэтому я легко развеял его.

— Ты и такое можешь? — удивился Эркен. — Да кто ты вообще?

Ари и Скальд как по команде повернули головы в сторону бессмертного. Хават махнул рукой, мол, не мешай, и Эрк отвернулся, посмотреть действует ли его кровь.

Саскиа все так же не казалась живой.

— Как скоро подействует? — спросил Эрк.

— Не знаю, — буркнул Хават.

Прошло какое-то время. По ощущениям Эркена, с час, может больше. Старик уже готовил необходимое зелье, а бессмертный сидел и смотрел на мертвую ведьму, рядом с которой лежала и ее сестра, посмотрев на которую, Эркен подумал, а нужно ли приставить ее отсеченную руку обратно, при использовании эликсира, или вырастет новая.

— Эй, старик, — позвал Эркен.

— Ты угомонишься или нет? — раздраженно спросил гибрид. Эрк решил помолчать.

Спустя еще несколько минут у Саскии пошевелился палец на руке. Эркен вскочил, заметив это, и посмотрел на Хавата. Старый кату отвлекся от готовки эликсира и не верящим взглядом уставился на ведьму. Ее палец пошевелился вновь.

— Работает! — воскликнул Эрк.

— Да, — сухо ответил Хават и подметил. — Если твоя кровь вернет ее к жизни в таком виде, ведьма сойдет с ума от боли.

Эркен сглотнул и тут же понял, о чем речь. Тело Саскии все еще было черно от ожогов, которые и не думали заживать. Парня охватил ужас, когда он представил, что ощутит ведьма, когда его кровь вернет ее в чувства. А что тогда будет с ее сестрой?

— Эй, старик, — позвал Эркен. Хават холодно посмотрел на него. — Можно что-нибудь сделать? У тебя есть какая-нибудь магия для таких случаев, а?

— Кровь бессмертного может обратить неживое в живое, бессмертное в смертное. Поэтому, при оживлении мертвого, кровь бессмертного сперва возвращает тело к жизни, и лишь после исцеляет его раны, — произнес Хават так, словно читал лекцию. Эркен смотрел на старика во все глаза. За спиной бессмертного послышались слабые стоны.

— Так ты все это знал? — спросил Эрк.

— Эти знания были в голове некроманта, — ответил старик. — Я не думал, что они окажутся правдой.

Саскиа пошевелилась, подняла руки со скрюченными черными пальцами, с ее обожженных губ сорвался хриплый болезненный стон. Эрк взглянул на эту жуткую картину и тут же перевел взгляд обратно на старика.

— Так ты помочь-то сможет или нет?!

— Я разве уже не помогаю?! — строго спросил Хават, и добавил уже чуть мягче. — Подойди. Для эликсира требуется твоя кровь.

Бросив взгляд на Саскию, Эркен направился к старику. Ведьма за его спиной начинала вести себя все громче. Вялые движения превращались в конвульсии, слабые стоны перерастали к крики.

Когда Эрк подошел к Хавату и присел рядом с его котелком, в котором варилось зелье, Саскиа издала первый сильный крик, который послужил лишь началом. Все ее тело страшно извивалось, на это было жутко смотреть, и Эрк быстро отвернулся.

Хават, судя по виду, ничуть не тронутый происходящим, взял Эрка за руку и порезал когтем его ладонь. Отмерив свою чертову унцию, гибрид перестал обращать на Эркена какое-либо внимание, полностью сосредоточившись на приготовлении эликсира. Теперь в том, что он сработает не было никаких сомнений. Более того, Эркен даже знал как он сработает.

Однако, все эти знания не делали легче оживающей ведьме. Ее тело сотрясалось, а крики становились все громче и невыносимее. Казалось, эти муки обязательно убьют женщину, но видимость говорила совсем о другом.

Жуткие ожоги заживали прямо на глазах и со стремительной скоростью, на какую не был способен ни один целебный эликсир, о котором знал Эрк. Уже больше часть тела ведьмы полностью пришла в норму, и это всего за несколько минут после оживления. Боль, в прочем, так же сходила на нет по мере заживления тела. С каждой секундой оставалось все меньше болезненных мест, пока, наконец, тело ведьмы не исцелилось полностью.

Саскиа издала обессиленный хриплый вздох и замерла, лежа на спине. Большая часть ее одежды превратилась в почерневшие лоскуты, а сама женщины делала частые сиплые вдохи и была похожа, как подумал Эрк, не на воскрешенную из мертвых, а скорее на жертву изнасилования.

Эркен тут же вспомнил свою приемную мать, умирающую в безбожных лапах воинов пустыни, и его охватила удушающая ярость. Бессмертный отвернулся и закрыл глаза, пытаясь прийти в чувства.

Заметивший это Хават не стал приставать с вопросами, но поднялся и подошел к ведьме, чтобы осмотреть. Приготовленное, судя по всему, зелье, дымилось в котелке за его спиной.

Глава 13

Саскиа лежала, глядя в потолок. В ее зеленых глазах было полнейшее непонимание места и времени, словно ей ударили по голове и бросили валяться как есть. Физически она выглядела вполне здоровой, ее тело полностью вернулось в исходное состояние перед смертью. Не было ни следа того, что ее совсем недавно заживо сожгли. Однако, колдунья до сих пор никак не могла прийти в себя, что вызвало на кошачьей морде Хавата беспокойное выражение. Он повернулся к Эркену.

— Она плохо выглядит, — сказал гибрид.

Эркен обернулся и посмотрел на женщину, затем на старика.

— Вроде нормально.

Кату ничего на это не ответил. Вернулся к своему котелку и проверил эликсир. Посмотрел на бессмертного, который не мог оторвать обеспокоенного взгляда от ведьмы, взгляд которой был неподвижен, а дыхание частым и прерывистым.

— Она словно застряла в моменте своей смерти, — ляпнул Эркен первое, что пришло ему в голову.

— Если хочешь мое мнение, — сказал Хават. — Я считаю, мы поступили неправильно, воскресив эту женщину. Некромантия не просто так считается темной наукой. Мы слишком мало знаем о той стороне, чтобы вот так нагло брать и вырывать души из лап смерти. Это аморально и самонадеянно.

— Аморально? — Эркен впервые слышал это слово.

— Я имею ввиду неправильно и противоестественно, — Хават выразился понятнее, чем заработал недобрый взгляд бессмертного.

— Ты мне про правильное и неправильное не рассказывай, ладно? — Эркен развернулся к старику. — Не важничай, в общем, понял старик?

— О чем это ты? — настороженно спросил Хават и его подозрительно молчаливые спутники приблизились на несколько шагов.

— Не прикидывайся, — махнул рукой Эрк. — Думал я не замечу, как твои дружки себя ведут? При нашей первой встрече они говорили, делали что-то сами, а теперь ходят, молчат и приказы твои исполняют. Ты ведь мысли читать можешь, так ведь?

Хават промолчал.

— Так может ты и разум чужой контролировать в состоянии? И, помнится мне, ты говорил, что не владеешь магией способной навредить, а сам лихо дверь высадил. Ты что же это так неосторожно себя ведешь?

— Я и не думал тебя дурить, — гибрид примирительно поднял руки. — Я просто осторожничал.

— Ага, — ничуть не поверил Эрк и кивнул на дымящийся котелок. — Зелье готово?

— Готово, — ответил кату. — Подостынет и можно использовать. — После сказанного старик будто бы спохватился, посмотрел на труп младшей ведьмы, и сказал: — а в общем-то, можно и не ждать. Она все равно не обожжется.

— Ну давай, — кивнул Эркен и проследил, как старый гибрид вместе со своим эликсиром приближается к телу Кендры. — И к разговору к этому мы с тобой еще вернемся.

— Ладно, — кивнул старик и кивнул на валяющуюся неподалеку отсеченную косой руку колдуньи. — Не поможешь?

Эркен недовольно засопел, посмотрел на лежащую на полу руку, подошел, поднял ее и приставил обратно к плечу колдуньи.

— Ровнее, — поправил Хават, — а то неправильно прирастет.

Эркену захотелось отделать старика этой самой рукой, но он все же сделал как положено и сказал:

— Надо бы чем-нибудь зафиксировать, а то отвалится.

Хават кивнул, встал, чтобы найти что-нибудь подходящее и замер, словно какая-то сила превратила его в камень. Эркен мгновенно понял в чем дело, резво вскочил и уставился в наполненные ярости зеленые глаза Саскии. Ведьма выглядела пугающе: взъерошенная, в обугленных обрывках своей одежды и совершенно безумным взглядом. Не хватало лишь языков пламени, но, судя по виду ведьмы, они готовы были появиться вот-вот.

— Что вы делаете с моей сестрой? — прохрипела ведьмы. Ее тело дрожало, то ли от гнева, то ли еще от чего-то. Слова давались ей далеко не так легко, как раньше, но женщина уже не выглядела потерянной. Напротив, она совершенно точно знала где находится. Но вот в курсе ли она, что с ней произошло?

Хават примирительно поднял свои руки. Эркен подметил, что этот жест в исполнении старика ему уже надоел, но ничего лучше придумать не сумел.

Ари и Скальд, спутники Хавата, стали тихо приближаться к ведьме со спины, но гибрид одним быстрым взглядом остановил их, и в этом взгляде промелькнул страх.

Эркен заметил эту эмоцию и понял, что ее вызвало. Старый хрен не предвидел такого расклада и не нанес на себя защитную магию. Если ведьма начнет жечь все вокруг, старик, скорее всего, вспыхнет как свечка и помрет в муках. Утрата, в понимании Эркена, не большая, тем более что зелье он уже сделал. А если не сработает и потребуется другое? Об этом Эрк сразу и не подумал, и потому решил, что старик еще пригодится. Теперь нужно было убедить в этом ведьму.

— Мы приготовили зелье из моей крови, — сказал Эрк, и ведьма перевела на него гневный взгляд. — Оно вернет ее к жизни.

Услышав эти слова, Саскиа на секунду оторопела, но быстро собралась, и взгляд ее вновь сделался гневным и направленным. В ее ладонях появился яркий оранжевый огонь, который стал медленно течь вверх по ее рукам. Его раскаленные капли падали под ноги ведьме, обжигая гладкий холодный пол.

— Один уже вернул ее к жизни, — сквозь зубы процедила ведьма, кивнув на тело сестры. — И вот что вышло.

— Ты разве не помнишь? — осторожно спросил Хават. — Твоя сестра сожгла тебя насмерть, но кровь бессмертного воскресила тебя и ты, как я вижу, в полном порядке.

Сказанное подействовало на колдунью, и огонь на ее руках стал пропадать. Женщина вновь посмотрела лежащую у ее ног сестру, и злоба пропала из ее взгляда. осталась лишь боль и жалость.

— Некромант знал рецепт эликсира из крови бессмертного, — продолжал Хават. — Он может обратить мертвое обратно в живое и вернуть твоей сестре жизнь.

— Он поможет? — с плохо скрываемой надеждой спросила Саскиа.

— Моя кровь вернула тебя, — ответил Эркен, чуть улыбнувшись. — Эликсир точно поможет.

Саскиа вздохнула, как показалось, с облегчением. Женщина пошатнулась и едва устояла на ногах. Медленно села на пол рядом с сестрой, прикоснулась к ее серому холодному лбу и больше не говорила ни слова.

Эркен и Хават помялись еще несколько секунд, затем бессмертный кивнул гибриду и произнес в пол тона:

— Тащи нитки и иглу. Руку пришить нужно обратно.

Хават кивнул и спустя минуту принес необходимое. Эркен уселся поудобнее и с важным видом стал вдевать нитку, но Саскиа молча взяла у него принадлежности и все сделала сама.

Эрк без слов уступил женщине место и просто помогал придерживать руку ее сестры, пока ведьма пришивала ее. Бессмертный ни говорил ни слова, ибо не знал, что говорить в таких ситуациях, а ляпнуть глупость парень не хотел. Для глупостей опять же момент не подходящий.

Хават тоже молчал. Рядом с ним стоял котелок с зельем, которое, как почувствовал Эркен, пахло металлом с завядшими цветами. О чем думал старик было не ясно, но в глазах его читалось сомнение.

Его молчаливые приспешники, Ари и Скальд, вернулись к горящему телу некроманта. Потребуется, наверное, около часа, чтобы от него осталась зола да кости, так что этим двух молчунам еще было на что смотреть.

Глядя на них, Эркен не понимал почему они так зачарованно смотрят на то, как горит человек. Что в этом зрелище привлекает этих двоих. Еще один вопрос, который можно будет задать Хавату. Но это будет после.

Когда рука была пришита, Эркен и Саскиа посмотрели на Хавата. Тот ответил им коротким кивком и зачерпнул немного эликсира, который уже порядком остыл, но от него все еще исходил странный пар.

— Как его применить? — спросил Эрк. — Она ведь не сможет его выпить.

— Нужно просто полить зельем ее тело, — ответил Хават и добавил, глядя на недоверчивое и напряженное лицо Саскии. — Так считал некромант.

Ведьма кивнула, и Хават медленно вылил эликсир на грудь мертвой колдунье. Зелье мгновенно впиталось в серую мертвую плоть. Все трое переглянулись. В глазах Эркена и Хавата было удивление.

— Продолжай, — поторопила Саскиа, и гибрид стал так же медленно и осторожно использовать остальной эликсир. Когда котелок опустел, старик отставил его в сторону и отошел. Эрк тоже отодвинулся, но не так далеко, как старик. Саскиа осталась сидеть рядом с сестрой.

— Когда начнет действовать? — спросила ведьма.

— После того как Эркен дал тебе свою кровь, прошло примерно полчаса, лишь после ты воскресла. Потом несколько минут на восстановление тела и все.

— Полчаса значит, — женщина подобрала под себя ноги и стала терпеливо ждать. Она не говорила и ни на кого не смотрела. Ее полный задумчивости взгляд был направлен на сестру.

Хават и Эркен тоже молчали. О чем думал гибрид было трудно понять, а сам бессмертный хотел, чтобы все получилось. Это было бы хорошим концом для всей этой истории, после которой каждый пошел бы своей дорогой.

Эркен помнил, чем кончилась история с Тугором. В ней не было почти ни одного светлого момента, и это никак не отпускало бессмертного, хоть он всячески и пытался убедить себя в том, что ему нет до других дела. Однако, это было тяжелее чем кажется.

Хават говорил, что бессмертным по душе войны и человеческие конфликты. Это говорит о том, что им нравится сражаться и убивать. Почему так, Эрк не знал, но твердо он знал следующее — его родители воспитывали его не таким, и кем бы Эрк ни был, он не какое-то животное, он человек. Другого Эркен не хотел, ибо кем бы не являлись его настоящие родители, они оставили его. Эрк никогда не знал их, да и хотел ли?

Эрк заметил, как Саскиа подалась вперед. Зашевелился и Хават. Было видно, как старый кату вскочил и напрягся. Отгоняя нахлынувшие мысли, Эркен приподнялся и посмотрел на тело Кендры, глаза которой открылись и смотрели по сторонам, в то время как ничего больше не двигалось. Младшая из ведьм просто лежала и смотрела смотрела по сторонам одними глазами, и взгляд ее был довольно осознанным, да и сами глаза лишились мертвого синего свечения и стали обычными зелеными, какие были у женщины при жизни.

— Сестра! — прошептала Саскиа. — Ты слышишь меня?!

— Она… ожила? — Эрк в растерянности смотрел на рану от косы на лбу колдуньи, не смотря на которою ее глаза казались вполне живыми.

Ответом Саскии послужил взгляд полный боли и страха. Кендра буквально вытаращилась на свою старшую сестру, словно пытаясь ей что-то сказать, но ее губы не двигались.

— Смотрите! — воскликнул Хават, не в силах сдержать удивление. И действительно, серая кожа ведьмы начинала постепенно превращаться в обычную, живую и человеческую. Рана на ее лбу стала затягиваться, а жуткие шрамы на животе рассасывались, медленно пропадая. Пришитая рука уже приросла к телу так, что не было видно и следа. Хоть сейчас можно было вытащить нитки, и она бы не отвалилась.

Кендра пошевелила пальцами. Ее губы дрогнули и с них сорвался хриплый стон. Легкие ведьмы вновь заработали. Кожа уже полностью лишилась мертвенной серости. Саскиа, затаив дыхание, прикоснулась к сестре, ощутив тепло ее кожи.

— Она жива! — прошептала Саскиа, и в этот миг крик Кендры резанул по ушам. Ее тело неестественно выгнулось после чего безвольно обмякло.

— Это все? — в недоумении спросил Эркен, глядя на Хавата. Тот с трудом оторвал взгляд от воскресшей и посмотрел на бессмертного.

— Некромант считал, что будет чуть по-другому, — ответил кату. — Видимо, он ошибался.

— Она жива, — повторила Саскиа, осматривая сестру, тело которой выглядело абсолютно нормальным, хоть взгляд был безумным и потерянным.

— Сестра! — позвала ведьма. — Скажи что-нибудь.

— Дай ей время, — осторожно попросил Хават. — После воскрешения ты не сразу пришла в себя. Я думаю, это все равно что пробуждение после очень долгого сна. Нужно чтобы разум адаптировался к действительности.

— Как скажешь, — нехотя ответила Саскиа.

Когда тело некроманта догорело, Хават и его спутники стали собирать вещи в дорогу. Что-то из принадлежностей Виркирада Хават облюбовал для себя, но большую часть темных предметов свалили в кучу и подожгли.

Эркен со скуки мотался по храму и нашел комнату, в которой некромант, по всей видимости, оборудовал свой кабинет или что-то вроде. Среди хранившихся там вещей были книги, приспособления для письма, одежда и прочий хлам.

Внимательно осмотрев все это добро, Эркен подобрал для себя кое-что из гардеробы темного колдуна. Одежда хилого Виркирада оказалась весьма в пору самому Эрку. Разве что вся она была черного цвета, но о вкусах не спорят, и бессмертный быстренько переоделся.

Так же среди вещей некроманта были хорошо нарисованные карты, золотые и серебряные монеты, драгоценные камни, кое-какое оружие, несколько эликсиров непонятного назначения, а также целый набор предметов для алхимии.

Все это выглядело таким новым и интересным, однако, Эркен взял лишь одежду, монеты, карты и драгоценности. Все это он сложил в походную сумку, которую нашел тут же. Эти вещи точно лишними не будут, а на счет книг и алхимических приборов, так последними Эркен пользоваться не умел, а книг было столько, что унести их парень просто бы не смог, да и язык, на котором они написаны, был бессмертному явно не знаком.

Вернувшись к остальным, Эркен увидел сестер, которые тихо о чем-то говорили. Саскиа выглядела хорошо, словно и не умирала, а вот ее сестра все еще казалась какой-то потерянной. Ее то и дело сотрясала дрожь, а взгляд был подавленным и испуганным.

— Вижу, ты кое-чем поживился, — сказал Хават, увидев Эркена. Бессмертный поправил сумку с вещами и подошел к старику.

— Там наверху кабинет некроманта. В нем книги, приборы всякие…

— Мы все осмотрим, — кивнул кату.

— Сожжете? — спросил Эрк.

— Скорее всего, — ответил старик.

— Думаю, когда ты спустишься, меня уже здесь не будет, — сказал бессмертный.

— Уже уходишь?

— Да. Так ты расскажешь мне кто ты такой?

— Союзник и друг, но это в зависимости от стороны, которую ты выберешь.

Эркен поморщился.

— Какой еще стороны? Давай без загадок, старикан.

Хават кивнул и улыбнулся. Кивнул на сестер и сказал:

— Они поклоняются Аварисе, Деве хаоса. Некромант служил Иезавель, Деве смерти, а я почитаю Санатан, Деву света. Вот тебе и ответ.

— А кто твои спутники?

— Преступники, — ответил гибрид. — Я, как ты предположил, могу управлять чужим разумом. Этих двоих, — Хават кивнул в сторону Ари и Скальда, сжигающие какой-то некромантское барахло, — я использую как помощников в своем странствии.

— Используешь? — Переспросил Эркен. Старик пожал плечами и протянул бессмертному руку. Эрк пожал ее.

— До встречи, бессмертный, — сказал Хават. — Признаюсь, ты приятно удивил меня.

Эркен слабо улыбнулся. Старик направился обыскивать кабинет некроманта, и двое его слуг пошли следом. Пройдя несколько шагов, старик остановился и спросил, не поворачивая головы:

— Надеюсь, ты не прихватил с собой ничего, что следует сжечь?

— У меня тут одежда и драгоценности, — сказал Эркен. — Если тебе будет легче, можешь проверить.

— Я верю, — ответил Хават и вместе со своими слугами ушел. Остались лишь две сестры и Эркен, который был уверен, что нужно что-то сказать, но не знал, что именно. Постояв, наверное, с минуту, Эрк пошел к выходу, но голос Саскии остановил его:

— Мы ошиблись в тебе, — сказала ведьма. Парень обернулся, встретившись с колдуньей взглядом. — Я ошиблась.

— Все нормально, — Эрк махнул рукой, ощутив, что не хочет больше говорить, обсуждать что-то. Бессмертный вдруг ощутил себя одиноким и никому не нужным, словно во всем Мире до него не было дела никому. Эти две сестры, настоящая семья. Они вновь есть друг у друга. Даже у старика Хавата есть спутники, хоть те и находятся под контролем. И он, Эркен, парень, у которого есть лишь он сам.

— Мы просим прощения, — сказала Саскиа. Эркен бегло взглянул на ведьму, кивнул, принимая сказанное и развернулся чтобы уйти. Уходя, бессмертный думал лишь о том, как поскорее оказаться за пределами города. Все эти промерзшие пустые улицы до жути надоели.

Сам мертвый город больше не вызывал у бессмертного ничего кроме тоски, поэтому, закрепив сумку получше, Эркен бросился бежать по пустым окутанным ночью улицам, зная, что никто не встанет у него на пути, никто не помешает ему.

Глава 14

Эркен шел много дней. Крейгаард, с его несокрушимым вратами, остался далеко позади, а впереди лежала снежная бескрайность северной пустоши. Бессмертный шел вперед, не заботясь о том, сколько ему идти, и куда он придет в итоге. Все, о чем он раздумывал, это о том, куда мог деться его отец. Гийом пропал давным-давно, когда Эрк был еще ребенком, и с тех пор прошло довольно много времени для того, чтобы жизнь простого смертного могла прерваться. Особенно, если ты идешь тропой мести, а Эркен не сомневался в том, что его отец будет мстить за гибель своей жены. Эрк и сам был бы не прочь отомстить.

Но заложников севера, как прозвал воинов пустыни Эрк, становилось все меньше, и ради мести можно было совсем обезуметь и отправиться прямиком на Восток, в страну песка и беспощадного солнца. Там, наверное, обитало много безбожников, которым можно было бы отомстить, хоть большинство из них и не было виновато в горе Гийома.

Именно об этом и размышлял бессмертный, шагая по глубокому снегу. Одетый во все черное, парень был отличной мишенью для кого угодно, но Эркен не заботился о том, что кто-то там может на него напасть. Смерть все больше казалась сущей мелочью, а поиски отца казались неплохой целью. В конце концов, если ты бессмертен, тебе нужно чем-то занять свою жизнь, чтобы вечно не скучать. Нужно постоянно придумывать себе какие-нибудь занятия.

Эркен вздохнул, подумав, что шестнадцать лет, это слишком рано, чтобы задумываться о смысле жизни. Нужно пожить сперва, наделать глупостей, найти себя, затем потерять, а уж после задумываться о вечном. Именно о вечном, иначе просто никак. Шагая по снежной пустоши, Эркен видел перед собой не огромное белое полотно снега, но неизмеримые мировые просторы. Мыль о том, что Эрк сможет сделать и чего добиться за неограниченное время, кружила голову. Разум просто не мог охватить масштабы возможного. Людям, вероятно, такие мысли даже в голову не лезут. Разве что каким-нибудь могущественным колдунам или правителя.

Эркен пошатнулся, испытав головокружение. Его повело в сторону, и он упал в снег. В красноватых глазах бессмертного отразилось недоумение. Мир вокруг плыл перед глазами, а уши заложило, будто парень погрузился в воду.

— Да что за…, - Эркен попытался встать, но тело не слушалось, словно нарочно. Оно, казалось, не хотелось подчиняться и стоически сопротивлялось вялым командам мозга. В голове бессмертного стали крутиться странные мысли, будто не его. Они болезненно вращались в разуме, но не имели какого-то ясного выражения.

— Ты не тот, кем должен быть, — Эркену показалось, что он услышал именно это. — Ты не достоин называться бессмертным.

— Кто здесь? — прошипел Эрк и посмотрел в небо, словно надеясь увидеть того, кто так измывался над ним. — Кто ты?!

Ответом бессмертному послужил пробирающий до костей крик. Он доносился с высоты, и парень сквозь суженые от боли веки рассмотрел в небесной выси какую-то тень. Она приближалась, буквально падала вниз, накрывая собой бессмертного.

Эркен с большим усилием раскрыл глаза и увидел огромную хищную гримору, пикирующую прямо на него. Птица издала крик, который придавил бессмертного, вмял его в снег.

Эрк ощутил жар своей крови на лице. Она текла из его ушей, носа и глаз. Парень ничего не видел, но ощутил боль от вонзившихся в него когтей.

— Сволочь, — прошипел бессмертный, пытаясь призвать свою косу, но оружие не откликнулось на зов хозяина. Первый раз в жизни оно подвело его. Тогда Эрк стал вслепую бить хищную птицу кулаками, в то время как та безжалостно трепала его, рвала плоть когтями и острым изогнутым клювом.

Не обращая внимания на боль, Эркен боролся с птицей, не зная даже сколько ущерба смог ей нанести. В его истерзанном теле еще оставались кое-какие силы, и бессмертный был готов приложить для победы их все. Смерть не пугала Эркена. Для него было бы глупо ее боятся, но погибнуть вот так вот бездарно, от когтей какой-то там птицы переростка. Это было до противного низко, жалко и недостойно, и поэтому Эрк отбивался настолько яростно, насколько мог.

Но гримора оказалась не тем врагом, которого можно было одолеть голыми руками. Ее когти и клюв постепенно сделали свое дело и превратили тело Эркена в нечто неспособное более к сопротивлению. Уже проваливаясь во тьму, Эркен пообещал себе, что отыщет логово этой птицы и прикончит ее, и все других, которых сможет отыскать. Это хорошая цель, которой можно посвятить несколько десятилетий вечности.

Эркен очнулся, и для него это не стало чем-то неожиданным. Вокруг было темно, но бессмертный подумал, что сейчас ночь и надеялся, что глупая птица принесла его в свое гнездо в горах. Тут-то он и отомстит ей, но сперва нужно осторожно осмотреться и как-нибудь проверить отзывается ли коса на зов. Самочувствие Эрка было в норме, что обнадеживало, однако, сам бессмертный не был сейчас так в себе уверен.

— Он очнулся, — услышал Эрк совсем рядом. Речь была человеческой, но с сильным звериным акцентом.

— Унсуры, — вслух сказал Эрк, поднимаясь на локтях. Его глаза привыкли к темноте, и он увидел четверых хищников, сидевших в небольшой норе. Эркен лежал на расстеленных по полу шкурах, ощущая спертый запах, царящий вокруг.

Унсуры обратили на парня взгляды, один из них приблизился и осмотрел юношу с головы до ног. Сам Эрк заметил, что вся его одежда изорвана и перепачкана кровью. А ведь найденные у некроманта шмотки нравились бессмертному. Что-что, а Виркирад умел одеваться.

— Мы рады приветствовать тебя, — сказал один из зверей. Другие настороженно молчали, однако, Эрк не сомневался, они знают язык людей.

— Что я тут делаю? — спросил бессмертный, усевшись поудобней. За последние месяцы он привык к обществу полуразумных, особенно после их, хоть и недолгого, но совместного путешествия с Роуком и его стаей. Такие союзы дают понять, что не все в мире так, как говорят остальные. Унсуры ведь враги для людей, но, при этом, они вполне разумны и способны на сотрудничество. И, если подумать, Эркен не знал причину, по которой звери враждуют с людьми.

Унсуры переглянулись. По их белой шерсти Эркен понял, что они из племени охотников. Плюс к этому, они были физически меньше своих сородичей из племени воинов. Насколько уже успел понять Эрк, охотники вели себя более сдержано, нежели остальные унсуры.

— Я Гаррак, — сказал унсур. — А это мои товарищи. Мы охотились, когда увидели, как на тебя напала гримора. Мы прогнали ее и забрали твое тело себе, чтобы съесть, но твои раны стали заживать, и мы поняли кто ты.

— Я вообще-то рассчитывал воскреснуть в гнезде той гриморы и вырвать ей клюв, — пожаловался Эрк. Слова Гаррака ничуть не удивили его.

— Если бы мы знали, — пожал плечами Гаррак.

— Мы следили за тобой, — в разговор вмешался другой унсур. — Мы видели, как тебе нездоровилось перед нападением птицы. Что с тобой было?

— Не знаю, — ответил Эрк и посмотрел на Гаррака. — Ты сказал, вы поняли кто я. Что вы знаете о бессмертных?

— Ты ищешь ответы на вопросы о себе, — ответил Гаррак. — Для этого тебе нужно найти самых старых из нас. Они многое помнят.

— Ты имеешь ввиду унсуров?

— Не обязательно, — покачал головой Гаррак. — Гибриды гораздо лучше помнят историю чем люди.

— Люди называют вас полуразумными, — усмехнулся Эрк. — Вам не обидно?

— В понимании человека зверь не может быть разумным, — ответил Гаррак. — Так как гибридные расы лишь на половину люди, то «полуразумные» достаточно точное название.

— Опять же в понимании людей, — уточнил Эркен. Унсуры переглянулись, Гаррак добавил:

— Нам не важно, по большей части, как нас зовут люди. Называться полуразумными, значит быть недооцененными, а быть недооцененным значит иметь преимущество.

— Хорошо сказано, — искренне похвалил Эрк. Гаррак кивнул и спросил:

— Куда ты шел?

— На север. В любой город, который попадется на пути.

— В таком случае, впереди тебя ждет небольшой город. Его названия мы не знаем, но ты можешь спросить его у тамошних жителей.

— Так и сделаю, — ответил Эркен, вставая на ноги.

— Постой, — сказал Гаррак. — Возьми одну из шкур в качестве накидки. В черных одеяниях ты слишком заметен на снегу.

— Благодарю, — кивнул Эрк, после чего выбрался из берлоги унсуров и оказался на уже наскучивших ему снежных просторах. Бессмертный продолжил свое шествие на север, надеясь найти город, где он сможет пересидеть и поспрашивать что-нибудь относительно отца. Хотя, эта идея и была весьма глупой. В городах, обычно, живут тысячи людей и таких городов много. Каковы вообще шансы найти информацию всего об одном человеке. С чего бы хоть кому-то знать об отце Эрка? Но, с другой стороны, ничего не будешь делать — ничего не добьешься.

Эркен прошел меньше суток, когда вдруг ощутил странную, неприятную головную боль. Боль, сама по себе, была для Эрка чем-то обычным, к чему он не испытывал неприязни, но та, что он ощущал сейчас, была из разряда нехороших. За последнее время бессмертный научился различать свои ощущения и понимать, что для него нормально, а что нет. И если простая боль никак не беспокоила Эркена, то была и такая, какая даже немного пугала, и бессмертный ничего не знал о ее причинах.

— Проклятье, — прошептал Эрк, пошатнувшись. — Неужели опять.

Весь путь на бессмертного никто не нападал. Звери, обитающие в пустошах, не трогали парня, а унсуры, если и следили, то так же не лезли. Они позволили бессмертному пройти по своим охотничьим угодьям, в этом сомнений не было, поэтому Эркен не слишком опасался того, что во время приступа боли на него кто-то нападет. Однако, переживать такое снова бессмертный не хотел. Эта неприятная ослабляющая боль заставляла Эркена чувствовать себя простым человеком, каким он ни в коем случае быть не хотел. Да и кто бы вообще хотел.

Эрк замедлился, но все равно шел вперед, надеясь, что боль в голове пройдет сама собой. Парень поморщился, поднял глаза и посмотрел вперед. Далеко впереди он увидел каменные стены и понял — там город, о котором говорили унсуры.

Эркен упрямо стал продвигаться вперед, замечая, как головная боль постепенно сходит на нет. Чем ближе становился город, тем лучше становилось бессмертному. Это могло бы показаться необычным, но по какой-то причине Эрк не думал о подобном.

— «Мне нужно попасть туда», — твердил себе Эрк, сам не зная почему. Всем сердцем, бессмертный верил в то, что ему необходимо попасть в этот город, названия которого он не знал. Там его ждало нечто, чего он искал всю жизнь. Так думал Эркен, когда приблизился к стенам города. В этом он был уверен.

Эркен застыл перед вратами и посмотрел вверх. На стенах не было никого, но жители, как он думал, знали о госте. Небольшая дверь в воротах осторожно открылась и на свет показался неприятного вида человек с длинной бородой. Он посмотрел на Эркена, затем на пустошь за его спиной и сделал пригласительный жест своей бледной рукой с длинными пальцами.

Бессмертный вошел, и дверь за ним закрылась. Человек с бородой криво улыбнулся Эрку и повел его мимо каменных домов, по центральной улице. Эркен шел молча, подмечая, что в городе не слишком много людей, хоть домов, вроде как, и было не мало. Город казался пустоватым, а на улице не было ни души, несмотря на светлое время суток. Вокруг царила тишина, не свойственная жилому городу. Лишь слабое завывание ветра.

Так же Эрк не видел и не слышал животных, хотя в других городах было много ферм. Охотой не прокормишь многотысячный город, но место куда попал Эркен казалось таким, словно люди здесь не нуждались к еде. Правда, самих жителей, парень пока не имел чести лицезреть. Если они и сидели по домам, то вели себя крайне тихо.

— Здесь как-то пусто, — сказал Эркен. Человек с бородой обернулся, стрельнув глазами, и пошел дальше. Бессмертный подумал, будто этот человек не понимает его слов, но это Север. Здесь люди говорят на понятном всем языке, и даже полуразумные знают язык людей. Этот бородач, по всей видимости, просто не хотел говорить, да и улыбался он скорее жутко, а не приветливо.

— Что это за место? — уже громче спросил Эркен, хоть и не перестал идти за своим провожатым.

— Арок, — буркнул незнакомец, но уже не обернулся.

Человек привел Эркена к большому каменному дому. Из трубы шел дым, и лишь сейчас парень подметил, что не заметил дыма над другими домами.

Эрк поднялся по ступеням вслед за провожатым, тот отворил дверь и вошел в уютную тьму. Эркен помедлил, после чего в его разуме возникла мысль: «Я бессмертен, мне нечего бояться». Эркен переступил порог, и дверь за ним кто-то закрыл. Быстро привыкнув к темноте, юноша увидел вокруг себя закутанных в одежды людей. Они передвигались сгорбившись и то и дело зыркали на парня. Их глаза неприятно блестели в темноте, но Эрку жители Арока не казались чем-то пугающим. Парень воспринимал их как нечто обычное, хоть и видел некие расхождения с обликом привычных его взгляду людей.

Бессмертного провели в комнату, где горел огонь. В кресле рядом с жаром печи сидел человек, чей вид был в разы приятней, чем у остальных. Этот человек, как видел Эрк, был высок, выглядел весьма красиво и опрятно. Он одет весьма богато, но, как подметил Эркен, на Севере богачи одеваются иначе. Например, если ты богатый и состоятельный человек, ты обязательно подчеркнешь это нарядом из шкуры редкого зверя, чтобы окружающие видели твой статус. Человек, на которого сейчас смотрел Эрк, одет в просторные расшитые узорами одежды ярких цветов. Эти цвета казались непостижимыми и невыразимыми в свете огня. Человек обладал гордым профилем, черными как ночь волосами, чуть сгорбленным носом и аккуратной бородой, которую поглаживал пальцами, унизанными драгоценными перстнями. Он смотрел в огонь и, не отрываясь от его созерцания, заговорил:

— Мы очень рады тебе. Скажи, кто ты такой? — голос мужчины звучал мягко и успокаивающе. Эркен пошатнулся, будто от слабости, но тут же понял, что в этих стенах ему ничего не угрожает.

— Я Эркен, — представился юноша и стал рассказывать о себе, о месте откуда пришел и о том, кого встретил по пути. Парень сам не понимал зачем выбалтывает все это, но человек у огня был должен все это узнать, в этом Эрк был уверен.

— Ты бессмертный? — человек резко повернулся к юноше и стал жадно рассматривать его. Эрк стоял, чувствуя, как жарко в комнате, и смотрел в его глубокие черные глаза.

— Это невероятно, — воскликнул человек, в котором Эркен почему-то лишь сейчас различил жителя Востока. Сомнений не было, этот человек житель Великой пустыни, но как он попал сюда, так далеко от своего дома? Солдат ли он, который прячется после поражения своей армии? Или он некто иной?

— Кто ты? — спросил Эрк. Человек легко встал и бесшумно приблизился. Он был заметно выше, как и думал Эркен. Он смотрел на парня сверху вниз, а его лицо не выражало ничего кроме радушия.

— Зови меня Фазари, — ответил человек. — Я живу в этом городе, а это, — Фазари мановением руки указал на укутанные сгорбленные фигуры, — жители Арока.

— Они больны? — спросил Эрк.

— Нет! — пылко ответил Фазари. — Они здоровы как никогда!

— Выглядят странно, — вяло произнес Эрк, чувствуя навалившуюся на него усталость.

— Их внешность не имеет значения, — слова Фазари прозвучали где-то далеко. — Они живы и по-настоящему свободны.

После этих слов, Эркен почувствовал каменную тяжесть, которая неумолимо повлекла его на пол. Он упал и замер. Фазари отступил, и жители Арока потянули к бессмертному свои бледные скрюченные пальцы.

Глава 15

Эркен пришел в себя среди холода, тьмы и ужасной вони. Его словно сбросили в выгребную яму. Эрк рывком вскочил и бегло осмотрелся. Он увидел вокруг себя неровные стены, пол и потолок. Заметил тяжелую решетку, загораживающую выход. Все это напоминало бессмертному подземную тюрьму.

Во тьме Эрк рассмотрел и других людей. Они сидели в своих клетках, выглядели высохшими и обессиленными, носили драную одежду или то, что от нее осталось. От этих людей смердело, и они еле двигались.

Один такой сидел рядом с бессмертным, прислонившись к холодной стене. Глядя на него, Эрк прекрасно понимал почему этот человек еще не замерз насмерть. Он был северянином, правда, сейчас это было трудно сказать, глядя на неестественно худого и ослабевшего мужчину, который, как был уверен Эрк, был когда-то здоровым и крепким, как и все жители Севера.

Мужчина смотрел в сторону Эркена, щурился, пытаясь рассмотреть парня. Эрк смотрел в ответ, смотрел с отвращением и желал как можно скорее убраться из этого места.

— Где я? — Эркен буквально потребовал ответа. Мужчина тяжело выдохнул и произнес, едва ворочая языком:

— В тюрьме.

Хорошо, подумал Эрк, его догадка оправдалась. Эти скрюченные чудики с бледными пальцами что-то сделали с ним и бросили в свою тюрьму.

— Что здесь вообще творится?

Мужчина странно улыбнулся.

— Тебя принесли сюда, бросили ко мне в камеру, а после, жители Арока забрали с собой твои руки и ноги, а тело оставили лежать возле меня.

Эркен осмотрел себя и заметил, что на его и без того изодранной одежде отсутствуют рукава, а штанины обрезаны до колен.

— Я смотрел на тебя, — хрипло продолжал узник, — и думал: почему они не взяли тебя целиком? Зачем оставили тело? — Мужчина странно улыбнулся. — А потом я увидел, как твои раны начинают заживать, а спустя всего несколько минут твои руки и ноги отрасли вновь. Я был в ужасе и одновременно в восторге. — Узник распростер худые руки и воскликнул, как мог громко: — Мы им больше не нужны! Теперь, когда у них есть ты, мы им больше не нужны.

Сказав это, мужчина резко смолк и изменился в лице. На нем больше не было той странной улыбки или еще каких-либо проявлений радости. На грязном и измученном лице узника отразилось страшное осознание.

— Мы им больше не нужны, — в ужасе прошептал он, глядя на бессмертного. Эркен хотел что-то ответить, но услышал звук открывающейся двери, затем то, как она закрылась. Спустя минуту к решетке бесшумно подошел человек, которого Эрк мгновенно узнал. Это был Фазари, разодетый житель пустыни, которого каким-то боком занесло в северные земли. Он стоял ровно и смотрел на плененного бессмертного с гордостью и толикой высокомерия. Эркен, в свою очередь, отметил то, как близко Фазари стоит к решетке. Всего один удар и ему крышка.

— Даже не думай, — мягко произнес Фазари, и Эрк ощутил сильное головокружение. Парень пошатнулся, едва устояв на ногах. Мужчина рядом с ним испуганно вжался в стену и затаил дыхание.

— Я убью тебя, — как мог твердо, произнес Эрк. Фазари улыбнулся.

— Я слышал это слишком часто. Даже твой сокамерник говорил мне как-то тоже самое, — Фазари посмотрел на узника. — Ты помнишь, как угрожал мне?

Эркен заметил, как его сокамерник пошевелился и голосом полным раскаяния ответил:

— Я жалею, что говорил те слова. Я был не прав и понял это.

— Молодец, — похвалил Фазари и вновь посмотрел на Эркена. — Скажи, ты знаешь каково людям живется на Севере?

— Только не говори мне, что тебе есть дело до людей, — Эркен стоял, пошатываясь, и смотрел на восточника. Попытки призвать свою косу вновь и вновь терпели неудачу. Оружие не откликалось на зов и выбрало оно для этого самый неудачный момент. Эркен не знал точно, в чем причина: в его не лучшем состоянии или в том, что этот Фазари сделал что-то с его силами.

— Конечно есть! — заверил житель пустыни. — Но лишь до тех, кто готов выслушать меня и принять тот факт, что боги бросили человечество. Их больше нет, и они никогда не вернутся.

Эркен промолчал, заметив безумный огонь в глазах Фазари. Бессмертный не стал ввязываться в религиозный спор, и просто решил подождать, пока этот фанатик выговорится.

— Жители этого города, — продолжал Фазари. — Они остались одни на этой земле. Когда кончилась война с Востоком, многое перевернулось с ног на голову. Много городов вымерло, а другие попали в лапы полуразумных, которые только и ждут, когда человека постигнет неудача. Остались стоять лишь крупные города, где по-прежнему есть армия, и где дисциплину держат могущественные вожди. — Фазари понизил голос и чуть наклонился вперед. — Но здесь, в Ароке, люди остались одни. Они выживали как могли, но на их земли пришли унсуры и объявили то, что принадлежало этим людям, своей собственностью.

— А ты, значит, пришел и всех спас, — усмехнулся Эрк.

— Да! — горячо ответил Фазари. — Жители Арока молили своих богов о помощи, но никто не ответил им. Но явился я и помог тогда, когда от людей отвернулись их боги.

— Ты рассказываешь мне это затем, чтобы я понял какой ты хороший? — спросил Эрк. — Я же вижу, вы держите людей в клетках.

— Они не люди, — похолодевшим тоном ответил Фазари. — Они лишь похожи.

— Лучше тебе меня выпустить, — помедлив, произнес Эрк и посмотрел на жителя пустыни.

— Лучше? — переспросил тот. — Твои конечности отрасли весьма быстро. Благодаря тебе жители Арока больше никогда не будут голодать.

— Ты хоть знаешь, кто я?! — вспыхнул Эркен. — Я бессмертный, а не еда!

— О, я знаю, — прошептал Фазари. — И ты не представляешь, насколько нам повезло встретить тебя.

После этих слов Эркен вновь ощутил повальное головокружение и рухнул на пол. Сквозь закрывающиеся веки, парень увидел несколько приближающихся черных силуэтов.

Эрк очнулся все там же, где и был. Зловонная тюремная камера с толстой решеткой и худым сокамерником. Его имени Эркен не знал, но видел, что мужчина весьма спокоен, даже рад чему-то.

Бессмертный встал, посмотрел на перекрывающую выход решетку и вновь попытался призвать свое оружие, но вдруг обнаружил, что не знает, как сделать это. На протяжение всей своей жизни призыв косы был чем-то естественным, как ходить ногами или смотреть глазами, но теперь Эрк больше не мог вызывать свой верный инструмент. Он просто забыл, что для этого нужно, хоть и помнил о наличие самой косы.

Невозможность вооружиться подорвала уверенность Эркена. Он неспокойно задышал и стал смотреть по сторонам. Человек рядом с ним поднял косматую голову и посмотрел на бессмертного. На его худом лице было выражение спокойствия.

— Фазари сказал, что мы еще нужны ему. Теперь все здесь знают о тебе, и многие счастливы. Теперь нас не съедят.

Эркен злобно взглянул на сокамерника.

— Ты же понимаешь, что этот пустынный чудак никогда не отпустит ни тебя, ни кого-то еще.

Мужчина чуть изменился в лице и промолчал.

— То-то же, — сказал Эрк. — Тебя не съедят. Ты просто будешь гнить здесь, пока жители Арока не придумают на твой счет какую-нибудь мерзость.

— Не говори так! — вскричал северянин. — Зачем ты говоришь это?

Эркен не ответил. Его сокамерник закрыл голову руками и стал что-то бормотать. Что-то, что вновь убедит его в том, что все хорошо и боятся нечего.

Сам же Эрк понимал ситуацию, в которую он попал. Прекрасно понимал. Быть бессмертным, в его нынешнем положении, означало быть вечной едой для кучки мутировавших уродцев с чокнутым предводителем во главе. Эта участь, которой Эркен не был достоин. Только не он.

Бессмертный сел, чтобы подумать и вспомнил о Хавате и его спутниках, подумал о двух сестрах огня. Покинув Крейгаард, Эркен старался не думать о них. Но теперь что-то заставило его вспомнить об этих людях. Интересно, куда они пошли, ведь оставаться в полумертвом городе явно никто из них не собирался. А что если кто-нибудь из них пошел тем же путем, что и Эрк, и тогда есть шанс, что они тоже окажутся в Ароке и будут схвачены его жителями. Или нет. Вдруг они смогут побороть странное колдовство Фазари и прикончить колдуна.

Закрыв глаза, Эрк поймал себя на мысли, что он сидит и надеется, что кто-то придет и спасет его. Никогда Эркен не рассчитывал на других, а теперь, оказавшись в тюрьме, откуда не сбежать, он тут же раскис, превратился из бессмертного в простого человека. Так не долго превратиться в своего сокамерника. Сидеть, странно улыбаться и бормотать всякое себе под нос. Ну уж нет! В задницу Фазари и его скрюченных чудиков!

— Эй, — Эркен позвал своего сокамерника. Тот дернулся, поднял голову и взглянул на парня. — Как тебя зовут?

— Браго, — неуверенно ответил северянин.

— Знаешь, Браго? Замолкни-ка ты, и чтобы я больше звука от тебя не слышал!

Прошло какое-то время. Эркен не знал сколько. Может пара часов. Все это время бессмертный пытался выбить решетку своей камеры, нанося по ней удары ногами. Каждый удар грохотом отдавался в тюремных коридорах, и этот звук привлек внимание остальных узников. Они выглядывали из своих камер, практически ничего не видя в темноте, и на их осунувшихся лицах был страх.

Но были среди узников и те, кто прекрасно мог видеть в темноте. Эркен увидел нескольких унсуров, сидящих за такими же решетками. Их посадили по отдельности, и теперь они тоже смотрели через прутья своей клетки на то, как Эркен неустанно пытается выбраться.

Толстые прутья практически не двигались. За почти два часа, Эркен смог лишь чуть расшатать их, но у него была вечность, чтобы сбежать, и тратить эту вечность на нытье и жалость к себе он не собирался. Удар! Еще удар! Давай, чтоб тебя!

— Перестань! — сказал один из унсуров. Эркен отвлекся от своего занятия и посмотрел на полуразумного. Тот смотрел в ответ, держась за прутья своей решетки. Унсур выглядел весьма худым, но на ногах стоял твердо. Сколько он уже здесь, сказать было трудно. Эркен и не старался отгадывать.

— Есть что сказать мне? — спросил бессмертный.

— Откуда ты пришел?

— С юга.

— Значит, ты встретил Гаррака?

— Да, — кивнул Эркен и взглянул на унсура повнимательней. — Ты знаешь его?

— Да, — кивнул гибрид. — Гаррак и его стая держит город в осаде.

— Зачем?

— Чтобы освободить нас.

Эркен присел спиной к решетке.

— Фазари говорил, что вы пришли на эти земли и сделали их своими.

— Скажи мне, бессмертный, знаешь ли ты, какие порядки царят на Севере?

— Ты о чем именно? — Эрк повернулся к унсуру, гадая, что у того на уме.

— Снежные пустоши принадлежат нам, унсурам из племени охотников. На это есть две причины: первая — мы так захотели, вторая — нам некому возразить.

— Допустим, — ответил Эркен. — К чему ты ведешь?

— Мы не нарекали эти земли своими, потому что они всегда были нашими. Люди, что живут в городах, всегда вели хозяйство, чтобы прокормить себя. Охота уже давно превратилась из способа добыть еду в опасное увлечение.

— Я не имел возможности побродить по Ароку, но я все же не видел и не слышал ни одного животного, — вслух размышлял Эркен.

— Потому что их нет, — прорычал унсур. — Жители этого города давно бы сдохли, если бы не этот человек с Востока.

— Но почему так? — не понял Эрк, который привык, что в городах всегда есть фермы, выращиваются продукты и разводятся животные.

— Спроси у этих скрюченных уродцев, когда они вновь придут за твоим мясом, — ответил унсур.

Вспомнив об этом, Эрк помрачнел, однако, не стал поддаваться нехорошим мыслям. Но вот кое-что выяснить давно уже было пора.

— Как у них получилось заманить вас сюда, и почему я каждый раз вырубаюсь, когда за мной приходят? Это ведь колдовство, я прав?

— Этот безбожник, Фазари, обладает силой, — ответил гибрид. — Он способен воздействовать на разум, так что, ни у тебя, ни у нас, похоже, нет шансов.

— Гаррак ведь знал о том, что тут творится? — спросил Эркен, глядя на унсура. Ответ, в общем-то, был бессмертному не нужен, он и так все примерно понял. Просто хотел отвлечься на болтовню с кем-то, кто способен на большее, нежели ныть и бредить.

— Просто его, — искренне ответил унсур. — Мы с Гарраком братья. Могу только представить, какова была его радость, когда он встретил тебя.

— Он направил меня в этот город, — сказал Эркен, но в его голосе не было обиды или злобы.

— Он рассчитывал, что на тебя может не подействовать колдовство Фазари. Гаррак надеялся, что ты прикончишь колдуна и освободишь нас.

— Гаррак ошибся, — тихо ответил бессмертный.

Когда за Эркеном пришли вновь, он, разумеется, пытался сопротивляться, но в очередной раз ощутил давящую на него силу, которая напрочь затуманила его разум и сделала чрезвычайно покорным и вялым, словно пьяница.

Бессмертный упал на пол своей камеры, и его глаза закрылись, но он слышал приближающиеся шаги, ощущал чужие запахи, которые принесли, одетые в черное, жители Арока. Парень чувствовал на своей коже прикосновения их бледных рук, а еще Эрк прекрасно знал, зачем они явились, как знал и то, что они сейчас станут делать.

При помощи острых тесаков, жители города быстро отделили конечности от тела и унесли с собой. Эркен ощутил лишь короткие всплески боли, которые тут же стихали и забывались. Однако, валяться на полу без конечностей, без возможности встать и защитить себя в случае чего, было для парня в новинку. Надо заметить, раньше, перед всей этой процедурой, Эркена просто вырубало, но не сейчас. Будто Фазари решил не тратить на узника больше силы, чем нужно.

— «Он теперь и недооценивать меня будет?», — разозлился бессмертный, полностью придя в себя. Он ощутил, как его руки и ноги отрастают заново, и это чувство словно заставило поверить в себя. Дало возможность ощутить себя бессмертным.

— Нужно как-то выбраться отсюда, — пробормотал Эркен и посмотрел на все так же сидящего неподалеку северянина. Или, честности ради, этого человека можно было назвать тенью северянина, потому что гордого и сурового воина Севера Эркен в своем сокамернике в упор не видел.

— Эй, — позвал бессмертный. Браго посмотрел на юношу и молча кивнул ему. — Отсюда когда-нибудь пытались бежать?

— Хочешь говорить со мной, да? — неприятным тоном спросил мужчина. — То заткнись, то давай потолкуем. Ты уж определись.

Сжав зубы, Эркен произнес:

— Мои руки и ноги скоро вырастут вновь, и ты пожалеешь, что так себя ведешь. — Браго вздрогнул, будто смысл сказанного только дошел до него, и тут же его голос тон сделался более радушным.

— Я ничего не знаю ни о каких побегах. При мне никто уже не пытался, но спроси у унсуров. Они здесь подольше меня.

— Надо же, — Эркен вновь ощутил свои новые конечности, подвигал ими, затем пошевелил пальцами и быстро вскочил на ноги. Браго немедленно вжался в стену и закрыл голову.

— Колдун держит унсуров не ради еды, — заскулил Браго. — Он и его люди съели всего парочку, так, на пробу. Они нужны ему просто ради того, чтобы поиздеваться.

— Получается, Гаррак уже долго сидит в осаде, — вслух подумал Эрк и подошел к решетке. — Эй, унсур! Как думаешь, если бы я не появился, как твой брат стал бы тебя вытаскивать?

Брат Гаррака подошел к своей решетке и посмотрел на бессмертного. В глазах гибрида была усталость, но в них так же тлела сильная воля. Остальные унсуры тоже зашевелились в своих камерах. Им, Эрк был уверен, разговор их лидера с бессмертным представлялся интересным.

— Мой брат держит город в осаде, — ответил унсур. — Ждет, пока у Фазари закончится еда.

— Это очень долгосрочный и ненадежный план, — недовольным тоном ответил Эркен. — Это все, что Гаррак смог придумать?

— К городу невозможно приблизиться, — ответил гибрид. — Сила Фазари действует на расстоянии и, попав под ее влияние, ты всеми силами стремишься попасть в Арок, где тебя хватают и сажают сюда. Были бы у Гаррака осадные машины, можно было бы разбить город на камни.

— Ты, видимо, очень устал и ослаб, — сказал Эркен, глядя на иссыхающего унсура. — Гаррак не знает, где держат пленников и, даже будь у него машины, он не стал бы крушить город.

— Ты прав, — произнес унсур и устало присел возле решетки.

Спустя какое-то время узникам принесли воду и еду. Вернее, это были объедки со стола жителей города, которые те просто бросали в камеры через толстые прутья. Воду наливали в грязные кружки, которые узники ставили к решетке. Глядя на это, Эркена пробрало отвращение. Он воочию увидел, как суровых северян и устрашающих унсуров выдрессировали практически как домашних зверьков.

Проходя мимо камеры Эрка, бледные уродцы голодно скалились и жадно смотрели, отчего старина Браго едва не перестал дышать. Гордый северянин, наверное, обмочил бы штаны, но Эрк уже не помнил, когда тому в последний раз давали воды. Разве что сейчас, тюремщики решили устроить пленным трапезу.

Узники тут же набросились на еду и воду. Никто не обращал друг на друга внимания, а жители Арока лишь скверно посмеивались, уходя обратно. Перед самым выходом скрюченные фигуры в черном остановились, и один из них противным голосом воскликнул.

— Ну что, нравится?! Это плоть бессмертного, ничтожества! Радуйтесь, пока можете, для некоторых из вас эта трапеза окажется последней.

И жители ушли, оставив пленников во тьме и страхе. Эркен даже расслышал, как многие прекратили есть, а Браго и вовсе приуныл еще сильнее, чем был, хотя казалось, что дальше уже некуда.

Для себя же, Эрк приметил, что уродцы в черном вели себя как-то более взвинчено, чем обычно. Раньше они и вовсе не говорили ни слова, и передвигались, хоть и твердо, но медлительно, а сейчас они будто налились новыми силами. Связано ли с этим то, что они поедали его плоть? От мыслей об этом Эркена передернуло, однако, в памяти вспыхнула картина воскрешения Саскии и ее сестры. Ведьмы воскресли благодаря крови бессмертного. Может ли быть, что плоть бессмертного тоже обладает какими-либо свойствами? И как именно кровь воскрешает мертвецов? Эрк вспомнил ведьму, которая после воскрешения чувствовала себя странно, но была при этом полна сил. Что если… Эркен взглянул на Браго, обгладывающего кость. Тот почувствовал на себе взгляд и поднял голову. На худом лице отразилось беспокойство.

— Что? — осторожно спросил Браго.

— У меня есть идея, — ответил Эркен и резким движением обхватил шею мужчины. Браго кряхтел и сопротивлялся, но все это не произвело на бессмертного впечатления. Спустя пару минут северянин был уже мертв, после чего Эрк подождал немного, потом разрезав себе ладонь осколком кости, влил свою кровь в рот сокамерника и стал ждать. В том, что это подействует, сомнений не было. Но вот как именно подействует?

Спустя несколько минут Браго ожил, открыл глаза и стал хватать ртом воздух. Эркен прервал его жизнь таким образом, чтобы было меньше повреждений. Чтобы избежать болезненного восстановления тела. Однако, дыхание Браго восстанавливалось не слишком приятно и безболезненно. На это ушло около минуты, после чего мужчина сел и принялся тяжело дышать.

— Что… что произошло? — спросил северянин. Эркен смотрел на сокамерника с разочарованием. Тот ничуть не изменился. Кровь бессмертного вернула его к жизни ровно таким, каким он был перед смертью. Весьма логично и, пожалуй, честно. Но бессмертный ждал совсем не этого.

— Я чуть придушил тебя, — ответил Эрк. — Ничего страшного.

— Но зачем? — осторожно и с испугом спросил Браго.

— Захотелось, — не глядя на северянина, ответил Эрк.

Глава 16

Когда жители Арока пришли в следующий раз, они стали забирать пленников из числа людей. Взяли четверых. Просто открыли клетки, сказали пару слов, и те покорно вышли сами и последовали за тюремщиками. Наблюдая за этим, Эрк гадал, зачем Фазари понадобились эти люди. Для еды? Вряд ли, потому что теперь у него есть бессмертный. Тогда зачем еще? Для опытов? Фазари ведь колдун, а эти люди обожают всякие эксперименты. Эркен хоть и знал не много колдунов, но он знал одного ныне покойного некроманта и слышал всякую болтовню других людей.

Другие пленники смотрели на то, как уводят их товарищей, с ужасом. Каждый знал, что подобное может случиться и с ними, и каждый был в тайне рад, что в этот раз горе его обошло.

Унсуров, однако, не тронули. Эркен не увидел среди уведенных никого из гибридов. Возможно, их время еще придет, а может для них колдун-каннибал приготовил нечто иное. В любом случае, Эркен абсолютно точно знал, что рано или поздно узнает ответы на большинство вопросов, понравятся они ему или нет.

Как только жители города покинули темницу, среди узников началась испуганная болтовня. Люди строили мрачные догадки по поводу своего будущего, и одна идея была жутче другой. На миг Эрку даже показалось, что люди просто стараются как можно сильнее напугать друг друга, но это, конечно же, было полным бредом.

Эркен сидел и слушал всю эту болтовню с хоть и небольшим, но интересом. Среди говоривших были вполне разумные люди, хоть голод и заточение изрядно подкосили их разум. Крыша у многих протекала, но в этом и было главное очарование их идей.

— Колдун забрал их, чтобы превратить в таких же, как жители Арока, — говорил один из пленников. Он прильнул к своей решетке и таращился на всех безумными покрасневшими глазами.

— Почему он тогда не забрал унсуров? — спросил другой. — От них было бы больше толку в качестве слуг.

— Вот уж спасибо, — прорычал один из гибридов, и по темнице прокатились странные невеселые смешки.

— А может уродцы просто хотят устроить пир, — более-менее рассудительно заговорил еще один пленник. Эркен его не видел. — Теперь, когда у них есть бессмертный, они могут не экономить на мясе.

— Ты кого это назвал мясом?! — крикнул кто-то, и началась перепалка, в которой участвовали, судя по голосам, только люди. Эркен перестал слушать, когда голоса слились в набор криков и ругани. Разобрать отдельные слова стало практически невозможно.

— Заткнитесь! — прогремел голос, и узники смолкли. Эрк посмотрел на того, кто кричал и увидел стоящего у своей решетки унсура. Это был брат Гаррака, имени которого Эрк не знал. Он держался за прутья и всматривался в каждого, кого мог увидеть. — Чего расшумелись? Или хотите рассердить бледных. Уверен, они будут рады спуститься и забрать еще кого-нибудь.

Узники замолчали. Унсур отступил от решетки и уселся на землю. Эркен смотрел на этого гибрида и видел сколь немного сил в нем осталось. Однако, зверь держался куда лучше, чем люди. Последние уже сдались и стали съезжать с катушек, а унсуры еще могли бы послужить в качестве союзников. Если бы только придумать, как выбраться отсюда.

— Эй, — позвал Эрк. Гибрид поднял голову и посмотрел на парня.

— Чего?

— Как тебя зовут?

— Крул.

— Знаешь, Крул? Ты присматривай тут за всем.

— Как же, — отозвался унсур и, вроде бы, усмехнулся. Усмехнулся и сам бессмертный.

Прошло продолжительное время. Эркен не знал сколько точно, потому как не знал, почему ему ориентироваться, а сидеть и отсчитывать минуты он считал полной глупостью. Какое-то время — вполне подходящее выражение.

В темницу вновь спустились жители Арока. Они, казалось, были на взводе, о чем-то живо перешептывались. Их было шестеро — больше, чем приходит обычно. Эркен внимательно следил за ними из своей камеры, как делали это и все остальные.

Людоеды стали открывать камеры с людьми и приказывать тем выходить. Узники, слыша голоса тюремщиков, вмиг становились послушными и покидали свои клетки. Люди вставали к стене и ждали дальнейших команд. На это было жалко смотреть, и бессмертный предпочел лучше поизучать своих врагов.

Они, все как один, одеты в бесформенные черные одежды. Людоеды ростом были с человека и казались весьма крупными. Возможно, это из-за одежд, а может и нет. Двигались бледные весьма тихо. Из-за длинных одеяний казалось, будто они и вовсе скользят по земле. Говорили они разборчиво и по-человечески, но в их голосах больше не было ничего от людей. Поначалу Эрк этого не расслышал, однако, сейчас вполне уловил. Видимо, подумал бессмертный, эти существа перешагнули грань между человеком и чем-то еще.

Узников набралось шестеро, столько же, сколько и уродцев. Четверо людоедов повели пленников к выходу, а двое других подошли к клетке с бессмертным и стали смотреть. Несколько минут они просто молчали, чем безумно испугали Браго и разозлили Эркена, который был готов, как и всегда, драться до последнего.

— Сопротивление бесполезно, — сказал первый людоед. — Ты ведь понимаешь это?

Второй добавил, доставая из своих черных одеяний остро наточенный тесак для мяса.

— Будь послушным и дай нам порубить себя.

— Ты хотя бы знаешь, кто я такой? — процедил Эрк, пронзая людоеда взглядом.

— О, я знаю, — прошептал уродец. — Ты наша собственность и наша еда.

Людоеды расхихикались. Браго, кажется, обмочил штаны. Эркен попытался вновь воззвать к своему оружию, но не сумел.

— Ну, так что? — натянуто вежливо спросил людоед. — Как тебе наше предложение?

— Входите, — сказал Эрк. — И я оторву вам головы.

— Ожидаемо, — развел руками первый людоед.

— Тоже мне, высшее существо, — добавил второй. — Господин точно ничего не напутал?

— Ты сомневаешься в хозяине? — возмутился первый. Второй тут же замолчал и стал отпирать замок. Эркен шагнул вперед, но вновь ощутил, как его валит на пол. Бессмертный упал, потеряв контроль над своим телом. Его веки закрылись, но он, как и в прошлый раз, все слышал и чувствовал.

— Спящий бессмертный вполне себе безопасен, — рассуждал один из людоедов. В воздухе просвистел тесак. Эркен ощутил короткую болевую вспышку и потерял связь со своей правой рукой.

— Возможно, их силу преувеличивают, — добавил второй, и тесак просвистел вновь. На этот раз это была уже левая рука.

— Господин не говорит нам всего, — продолжал первый. — Он не доверяет нам, — вновь свист тесака. Людоеды взялись за ноги.

— Господин говорит столько, сколько нам положено знать, — настойчиво ответил второй, и тесак ударил в четвертый раз.

— Конечно, конечно, — тут же согласился первый, встал и тихо заговорил: — Мы ведь можем подождать, пока они вновь отрастут и нарубить еще. Почему бы нет, а?

— Господин строго распорядился по поводу этого, — непреклонно ответил второй. — Что именно тебе было непонятно?

— Давай-ка лучше забудем об этом разговоре, — вместо ответа предложил первый, после чего людоеды вышли из камеры и заперли ее.

Когда людоеды ушли, Эркен подождал, пока отрастут его конечности и встал, глядя на выход из темницы. За ним, вероятно, были другие бледные, которые охраняли пленников, на всякий случай. Если так, к этому нужно быть готовым.

— Эй! — Эркена отвлек зов, и он повернулся на голос. Его звал Крул, который стоял и смотрел на него из-за решетки.

— Чего тебе?

— Ты ведь бессмертный, — прорычал унсур. — Неужели у тебя нет никаких сил, чтобы выбраться отсюда?

— Есть, — ответил Эркен. — Но Фазари, видимо, заставил меня их забыть.

— Он такое может? — удивился Крул.

— По всей видимости да, — Эркен подошел к своей решетке и посмотрел на тяжелый замок, запирающий дверь. Повернулся к Браго и спросил:

— Ты хоть отпереть его пытался?

Сокамерник медленно поднял голову, посмотрел на бессмертного, словно пытался понять смысл вопроса, после чего кивнул несколько раз и уткнулся лбом себе в колени. Эркен поверил на слово, хоть и не знал, как именно этот жалкий человек пытался взломать замок. Такие же висели на каждой двери и, судя по количеству узников, никто либо не пытался их открыть, либо ни у кого это не вышло. Это навело бессмертного на мысль, которую он тут же озвучил.

— Эй, здесь кто-нибудь умеет вскрывать замки?!

Долгое молчание, потом раздался мужской голос.

— Я помню, что я вор, — Эркен не видел говорившего. — Раз я вор, то должен уметь вскрывать замки, так?

— Но ты не умеешь, — сказал Эрк. — Или не помнишь, как это делать.

— Хочешь сказать, колдун заставил всех нас забыть любые навыки, которые могут помочь сбежать? — спросил Крул.

— Нет, — ответил бессмертный. — Я, например, все еще помню, как владеть оружием, да и ты, вероятно, не забыл, как охотиться. Фазари лишил нас тех знаний, которые могли бы помочь открыть клетки. Большего ему не нужно.

— И как вернуть эти знания? — слегка оживился унсур.

— Не знаю, — ответил Эрк. — Но мне бы хотелось еще многое понять.

— Например?

— Как работает сила Фазари, и почему его уродцы тоже имеют над нами власть?

— Возможно, они тоже могут влиять на разум, — предложил один из пленников.

— Пока тебя не было, — устало заговорил Крул. — Мы уже многое успели тут обсудить. Или думаешь, ты единственный, кто пытался придумать выход?

— Я верю, что вы пытались, — ответил Эркен. — Поэтому и говорю с вами. Хочу тоже кое-что понять.

— Мы думаем, — неожиданно подал голос Браго, — что колдун наградил своих слуг той же силой, что обладает сам, только в гораздо меньшей степени.

— И она, вероятно, зависит от количества уродцев, — добавил Крул. — Были моменты, когда людоеды забирали по многу пленников, и чем больше пленников они уводили, тем больше было самих уродцев.

— Хорошо, — кивнул Эрк. — А что с вашей регенерацией? Я знаю, уснуры могут медитировать, чтобы восстановить силы и лечить раны.

— Для этого мы чересчур истощены, — ответил Крул, после чего в его глазах вспыхнуло что-то, он посмотрел на бессмертного и рассеянно произнес: — я лишь сейчас вспомнил об этом, но все равно не помню, как это делается. — После, Крул обратился к другим унсурам, но ни один из них не помнил, как нужно медитировать.

— Он и правда стер наши воспоминания, — прорычал Крул. Эркен же вспомнил, что говорили бледные, когда рубили его. Они думали, что он спит, но Эрк все прекрасно слышал и чувствовал. В прочем, как и в прошлый раз. Значит ли это, что влияние жителей Арока начинает слабеть?

Пока тюремщиков не было, Эркен ковырялся в замке старой костью, которую нашел в камере. Результатов не было никаких, но хоть какая-то занятость давала возможность лучше соображать, потому как думать сидя на полу бессмертный не мог. Он либо бродил по маленькой камере, либо пытался вскрыть замок. Но последнее парень явно не умел. Вот если бы сбить замок, вот это другое дело, а ковырять в нем костью в попытке открыть, это уж чересчур.

— Вижу, ты этому не обучен, — сказал Крул, наблюдая за бессмертным.

— Как выберусь, обязательно научусь, — ответил Эрк.

— Даже если ты откроешь замок, что будешь делать? Тебя свалят, как только увидят.

Эркен хотел было сказать о том, что сила колдуна, возможно, перестала полноценно на него работать, но вдруг передумал. Подобной информацией могут воспользоваться те из узников, кто захочет выторговать себе свободу. Даже унсуры. Как думал Эркен, колдуну особо незачем держать у себя в плену Крула и его товарищей, тем более что его брат Гаррак окружил город. Теперь, когда у людоедов есть бессмертный, они могут отпустить унсуров, тем самым отвести от себя проблему в лице их друзей. Это, насколько понимал Эркен, было бы разумно. Но, может быть Фазари хотел перестраховаться? Такой расклад тоже имел место быть. А может это самая обыденная жадность. Колдун или нет, он всего лишь человек, а значит и думает по-человечески, и поступает так же.

— «Меньше знают, дольше жить будут», — подумал Эркен и ответил, прекратив копаться в замке: — Буду импровизировать. Главное — выбраться, а там как пойдет.

Крул кивнул и устало усмехнулся. С точки зрения человека ни разу не встречавшего унсуров, трудно было бы понять, когда гибрид улыбается, а когда хочет тебя убить, но Эрк умел это различать. Общение с Роуком и его стаей не прошли даром.

— Ты бессмертный, — сказал унсур. — Тебе должно быть все равно на происходящее. Что для тебя сотня лет? В конце концов, наступит день, и ты обязательно выберешься на волю.

— Этот день наступит быстрее, чем ты думаешь, — Эркен напрягся, нащупав нужный угол, и надавил на импровизированную отмычку. Кость с хрустом сломалась. Бессмертный грязно выругался.

Открылась дверь в темницу, и по лестнице стали спускаться людоеды. Один за одним, набралось с десяток уродцев. Такого их количества в темнице Эркен еще не видел. Жители Арока направились к камерам унсуров, стали открывать их и приказывать гибридам выйти и построиться. Полуразумные послушно стали исполнять приказы и, когда все звери вышли, их увели наверх.

Осталось лишь двое бледных. Они направились к камере Эркена и остановились, глядя на него своими поблескивающими глазами. Эркену показалось, что это те же самые, кто приходил до этого. Один из уродцев достал тесак.

— Ну что, беловласка, опять будем по-плохому? — спросил он.

— По-другому я не обучен, — ответил Эркен и бросился к решетке, чтобы схватить хотя бы одного, но вновь, давящая на его разум сила, свалила парня с ног. Но, как и до этого, Эркен не потерял сознание. Напротив, парень даже понял, что способен двигаться, но слишком вяло, чтобы драться, поэтому Эркен решил переждать еще и не лезть на рожон.

Бледные сели возле бессмертного и принялись рубить его конечности. Это, наверное, уже стало для них рутиной, потому что Эркену уж точно надоело, хотя это был какой раз, пятый, шестой? Эрк уже со счета сбился, а на боль уже и внимания не обращал. Вот интересно, как в такие моменты чувствует себя Браго? Эркен чувствовал, что в состоянии открыть глаза и посмотреть, но решил не делать этого. Не такое уж это и важное знание.

Тесак ударил все четыре раза, но людоеды не уходили. Эркен все ждал, но по-прежнему ощущал их присутствие рядом с собой. Они все так же сидели и ждали, и Эрк знал, чего именно. Бессмертный уже чувствовал, как его руки и ноги отрастают заново.

— Ну быстрее, — торопил уродец с тесаком, — не хочу сидеть тут долго.

— Господин сказал, мяса должно хватить, чтобы накормить унсуров. Перед тем как отпустить их, они должны набраться сил, — ответил второй.

— Да знаю я! — огрызнулся первый, и его голос нехорошо изменился. — А что, если возьмем вот этого?

Эрк услышал, как Браго всхлипнул и зашевелился в своем углу.

— Нет, — строго, даже зло, ответил второй людоед. — Господин дал четкие указания! Почему тебя вечно тянет что-нибудь нарушить?

— Не заводись, я просто предложил, — первый заговорил с осторожностью.

— Лучше просто заткнись, — отрезал второй, и оба замолчали. Руки и ноги Эркена отрасли, и первый уродец вновь заработал тесаком.

Так продолжалось, пока людоеды не набрали по нескольку пар рук и ног. Лишь после этого они покинули темницу. Дверь шумно закрылась, и Эркен открыл глаза. Глядя на еще не восстановившиеся обрубки, он обдумывал услышанное. Получается, бледные увели унсуров чтобы накормить. Но зачем? Что задумал колдун?

— Зачем они отпускают зверей? — осторожно спросил Браго, глядя на Эрка дрожащим взором. — Как ты думаешь?

— Я тут подумал, — задумчиво сказал Эркен. — Хорошо, что эти людоеды не извращенцы, а?

— А? — не понял Браго.

— Ну ты понял, — Эрк развел руками. Браго ничего не ответил.

Глава 17

Воистину хорошо, что людоеды не оказались извращенцами. Эркена всерьез беспокоил этот вопрос. Он был бессмертен, молод и привлекателен. Разумеется, уродцев интересует его плоть, но их интерес, к счастью, ограничивается только ее поеданием. Интересно, они хоть готовят мясо перед едой?

Эркен удивленно смотрел куда-то перед собой, думая, что за чушь лезет ему в голову. Нет, с одной стороны, людоеды-извращенцы — это очень серьезно, поэтому то, что они только лишь людоеды делает их не такими опасными. Одно дело, если тебя съедят, а совсем другое если…

Дверь в темницу открылась вновь. Спустились трое городских жителей. Всего трое. Как считал Эркен, бледные думают, что для сдерживания бессмертного хватает и двоих, стало быть, эти трое явились зачем-то еще.

Жители Арока проследовали к камерам, в которых еще были люди и стали открывать замки. Все, как и всегда: короткий приказ, и узник покорно выходит и становится к стене. Когда пленников набралось пятеро, людоеды ушли вместе с ними. Дверь в тюрьму вновь закрылась.

Выглянув из камеры, Эркен сказал:

— Знаешь, Браго, они уже совсем рядом с твоей камерой. Скоро заберут и тебя.

Северянин сжался и задрожал.

— Зачем ты говоришь это мне? Зачем?

— Да ладно тебе, — Эрк махнул рукой. — Я что-нибудь придумаю и вытащу тебя.

— П-правда? — глаза сокамерника блеснули надеждой.

— А как же, — Эркен похлопал бы его пол плечу, но не захотел прикасаться к этому грязному вонючему человеку. — Верь, и придет спасение.

— Спасение? — Браго поднял голову. — Какое еще спасение? Да я молился каждый день, что провел тут, но перестал, когда понял, что это бесполезно.

— Зря, — сказал Эркен. — Молитвы богам помогли бы тебе отвлечься от этого кошмара.

— Молитвы бесполезны, — сокрушенно ответил Браго. — В этом городе нет богов.

— Нет так нет, — равнодушно ответил бессмертный.

— Крул был прав, — с завистью в голосе продолжал Браго. — Ты бессмертен, тебе плевать на все это. Ты выберешься из этого места рано или поздно, сколько бы ни пришлось ждать. Колдун сдохнет, сдохнут и его людоеды, а ты останешься и преспокойно пойдешь дальше, как ни в чем не бывало.

Людоедов долго не было, и Эркен уже начал гадать, чем они занимаются. В темнице стало ощутимо пусто и холодно. Из камер слева слышались тихие переговоры, как бы напоминающие о том, что здесь еще остались живые люди. Их было пятеро — Эрк посчитал. Вместе с Браго, шестеро. Они болтали о своих прошлых жизнях, когда они еще не были пленниками, и Эркен слышал в их голосах смирение. Они сдались и приняли то, что должно случиться.

Молчал лишь Браго. Сокамерник не разговаривал с остальными, а с бессмертным и тем более. Эркен время от времени подшучивал над ним, и было весело лишь ему. Далеко не все люди, как понял Эрк, которые стоят на пороге смерти могут воспринимать шутки. В такие моменты чувство юмора улетучивается с поразительной легкостью.

— Я вот думаю, старина Браго, — рассуждал Эркен, привалившись к решетке. — Людоеды не станут есть тебя, ведь у них есть я.

Браго посмотрел на бессмертного, желая, чтобы тот замолчал, но Эрк не обращал на сокамерника внимания.

— Мне кажется, тебе будет уготована другая участь. Фазари будет ставить на тебе опыты. Он, скорее всего, превратит тебя в какого-нибудь уродца, и ты будешь забавно бегать и носить для него вещи. Не так плохо, а? — Браго не ответил, лишь еще сильнее погрузился в себя. Эрк посмотрел на него, гадая, а не предложить ли ему быструю смерть, потом вдруг задумался и понял, что еще не видел ни одного узника, покончившего с собой. Учитывая степень безысходности и отчаяния, такое вполне должно было произойти, но никто, по крайней мере при Эркене, не сделал этого.

— На что вы все рассчитываете? — спросил Эркен, обращаясь ко всем оставшимся. — Вы могли бы покончить с собой и покинуть этот жуткий сон.

— Это не сон, — ответ донесся из соседней камеры. Голос, как будто, принадлежал старику. — А мы не жалкие жители пустыни, чтобы, случись чего, сразу совать голову в петлю. Мы северяне, а значит, будем бороться до конца.

Эркен испытал внутренний подъем, услышав эти, твердо и непреклонно, сказанные слова. Казалось, ведь эти люди сдались и сломались, но северное воспитание и жизнь в условиях вечной борьбы, видимо, не позволяла вот так просто взять и закончить все, даже тогда, когда, казалось бы, уже нет надежды.

Бессмертный ничего не ответил, лишь уважительно кивнул головой и посмотрел на Браго.

— А ты, старина, тоже так думаешь?

— Быть на побегушках у колдуна не так уж плохо, — жутким шепотом ответил Браго и посмотрел на бессмертного. — Наступит день, и я получу свободу, а ты все еще будешь здесь, один.

— Вижу, дружок, ты начинаешь мыслить позитивно, — усмехнулся Эркен.

— Как скажешь, — ответил Браго.

Дверь в темницу отворилась, и по лестнице стали спускаться Жители Арока. Их было восемь, целая толпа, и Эркен тут же понял зачем их здесь столько. Поняли это и другие пленники.

Бледные стали открывать клетки и выпускать людей. Они выходили и ждали дальнейших команд. Двое уродцев подошли к клетке Эркена, открыли ее и приказали Браго выходить. Лицо мужчины исказилось было от ужаса, но, услышав приказ людоедов, оно сделалось спокойным, если не сказать равнодушным.

Когда Браго вышел, его и остальных стали уводить наверх, а двое оставшихся людоедов обратили внимание на Эркена. Это были те же, кто заходил к нему всегда. Первый и Второй, как их прозвал бессмертный. Один с тесаком, другой с мозгами, потому как явно был поумнее своего друга.

— Пора поужинать, — сказал Первый, вынимая тесак, на котором еще остались следы от крови с прошлых применений.

— На пол! — приказал Второй и шагнул в камеру, но Эркен остался стоять. Второй растерялся, как и его товарищ, как и сам Эркен. Единственное, что мигом осознал бессмертный, так это то, что сила людоедов не сработала.

Первым придя в себя, Эркен кинулся на людоедов, ударил Второго в лицо, и напрыгнул на первого, вырывая тесак из его бледных скрюченных пальце.

Второй оклемался, повернулся к бессмертному, и Эрк ударил его по горлу. Людоед завалился назад, схватившись за горло. Первый схватил бессмертного за шею и стал давить, но Эркен, не замечая этого, нанес ему удар тесаком прямо в лицо. Руки уродца ослабли и упали на пол. Второй был еще жив, и парень ударил его по лысой склизкой макушке.

Расправившись с двумя врагами, Эркен осторожно стал подниматься по лестнице. Дверь в темницу была открыта, и за ней слышались голоса. Говорило двое. Людоеды стояли в тускло освещенном помещении друг напротив друга, и рядом с ними больше никого. Узников, видимо, уже увели достаточно далеко.

Эркен вдохнул и выскочил из темницы, тут же ударив одного в голову. Его череп сочно треснул, Эрк вырвал тесак из его виска и рубанул второго поперек лица. Людоед жалобно вскрикнул и рухнул на бой.

Почуяв кровь и свободу, бессмертный выскочил на ночную улицу, ощутив на своей коже бодрящий северный мороз. Увидел две луны и звезды, освящающие низкие дома, и заметил в конце улицы несколько фигур. Людоеды куда-то вели узников.

Больше никого вокруг, и Эркен стал осторожно следовать за идущей впереди процессией. Куда бы ни вели пленников, ничем хорошим это для них не кончится. Скорее всего, Фазари ждет их, и это будет прекрасным шансом расправиться с ним.

Завернув за угол, Эрк увидел, как людоеды вместе с пленниками входят в большой дом, из окон которого на снег падал жуткий алый свет. Что внутри, было загадкой, но бессмертный словно чувствовал, что колдун точно там.

Когда дверь жуткого дома закрылась, Эрк тихо подкрался к нему и осторожно заглянул в окно. Он увидел просторное помещение, в центре которого стоял стол, на столе лежало тело человека, а вдоль стен неподвижно висели на специальных крюках остальные узники, которых увели ранее. Их не съели, нет, но превратили в нечто иное. В этих людях еще угадывался былой облик, но, чтобы с ними ни делал колдун, это придало этим людям новые пугающие черты.

— Пусть стоят у стены, — раздался повелительный тон колдуна. — Можете идти.

Людоеды вышли. Остались лишь двое, которые, по всей видимости, помогали колдуну в его работе. Они постоянно находились рядом, подавали Фазари инструменты, взвешивали и раскладывали органы, которые стояли на полках широкого шкафа в сосудах с какой-то мутной жидкостью.

Эркен шустро скользнул за угол, когда людоеды вышли из дома и направились куда-то еще. Когда они скрылись из виду, бессмертный вновь подобрался к окну, понимая, что времени остается все меньше. Скоро уродцы заметит отсутствие Эркена в камере и найдут тела охранников. Нужно действовать быстро.

Насколько помнил Эрк, дверь дома не была заперта, во всяком случае, после ухода людоедов не было слышно, как кто-то запирал ее, стало быть, войти будет легко. Интересно, подумал Эркен, сколько в доме врагов?

Как можно тише, Эрк поднялся на крыльцо, открыл дверь и прошмыгнул внутрь. Взору открылся длинный пустой коридор. В паре метров впереди был проход направо, в комнату, где работал колдун. Были и другие проходы, в другие комнаты, но они не интересовали бессмертного.

Эркен уже знал, что будет делать. Он метнет в Фазари тесак. Просто и эффективно. Бессмертный подкрался к проходу и приготовился. Будет всего одна попытка, и если он не попадет, то, как минимум, нехорошо получится. Сила колдуна должна, как считал Эркен, превосходить силу его слуг, стало быть, превозмочь такое бессмертный будет не в состоянии.

— «Ошибиться нельзя», — подумал Эрк, сделал шаг из-за угла, замахиваясь, и метнул тесак в цель.

Колдун и его помощники подняли глаза. Фазари изменился в лице, и тут же, в это самое лицо воткнулся брошенный Эркеном тесак. Колдун рухнул назад, а Эркен бросился на его ассистентов. Один из них выставил перед собой руки, и бессмертного повело в сторону. Эркен упал на колени, не понимая, почему сила простого уродца действует на него. Другой слуга равнодушно достал тесак из лица своего господина и кинулся на бессмертного. Эркен лишь выругался не в силах встать. Людоед подбежал и ударил Эрка по голове. Затем еще раз и еще.

Эркен очнулся, открыл глаза и ничуть не удивился тому, где находится. Все те же стены, все той же темницы, но за тем лишь исключением, что все камеры были пусты. Людоеды забрали всех, остался лишь бессмертный. В конечном счете, как говаривал Браго, не останется никого, но до этого момента может пройти не один год.

— Проклятье, — Эркен сжал кулаки и сел, глядя перед собой. Он провалил попытку побега, допустил ошибку. Но мог ли он знать о том, что подручные колдуна окажутся сильнее обычных уродцев?

— Ничего, — пробормотал Эрк, вставая на ноги. — Во всяком случае, колдун мертв.

— Так ли это? — мягкий голос раздался с той стороны решетки. Эркен вздрогнул и повернулся. Предводитель людоедов стоял, как ни в чем не бывало, и смотрел на бессмертного узника. Аккуратное лицо Фазари было совершенно целым, не осталось даже шрама. Колдун разве что сменил одежду. На нем была пурпурная мантия, расшитая золотыми узорами.

— Ну ты прямо как король какой-то, — процедил Эрк и подошел к решетке.

Фазари стоял на безопасном расстоянии, таком, чтобы пленник не дотянулся до него рукой. Внешне пустынный колдун выглядел совершенно спокойным и, Эрк был уверен, внутренне он тоже был абсолютно холоден.

— Как такое возможно? — спросил Эркен. — Или я чего-то о тебе не знаю?

— Уверен, много чего, — улыбнулся колдун. — Но в случае моего воскрешения все просто.

— Тебе дали мою кровь, — догадался Эркен. Фазари беззвучно поаплодировал, затем поднял верх указательный палец, словно собираясь сделать замечание.

— Не совсем так, но почти, — сказал он. — Я выпил ее до твоего визита и, так случилось, что она все равно подействовала.

— Ты пьешь мою кровь?

— Ради эксперимента, — заверительным тоном ответил колдун. — В твоих мыслях я прочитал о воскрешении из мертвых при помощи крови бессмертного и подумал, если твоя кровь способна пробуждать от смерти, то может она способна и продлить жизнь.

— И как успехи? — нехорошо усмехнулся Эрк.

— Пока не понял, но кровь бессмертного, принятая перед смертью так же способна вернуть из мертвых. Вот это настоящее открытие!

— Рад за тебя, — бессмертный отвернулся, показывая, что не желает больше говорить, однако, колдун все еще стоял на месте.

— Ты убил нескольких моих слуг, — сказал Фазари нехорошим тоном. — Но знаешь что? — Эркен обернулся. — Их я тоже воскресил. У меня ведь неограниченный запас твоей крови. Могу, так сказать, себе позволить!

— «Все было зря», — Эркен ощущал, как внутри него все закипает. Он стоял и смотрел в ухмыляющуюся рожу колдуна. — «Все, что я сделал, было напрасно».

— Ты не расстраивайся слишком, — махнул рукой колдун. — Не получилось в этот, получится в следующий раз. Шутка! — Фазари рассмеялся. — Следующего раза не будет. Я хоть и не предвидел, что ты адаптируешься к способностям моих слуг, но мои способности куда сильней.

Эркен молчал, а Фазари состроил внимательную гримасу и чуть склонил голову на бок. Это продолжалось несколько секунд, после чего колдун неожиданно просиял и хлопнул в ладоши.

— Твой дружок, Крул, только что вернулся.

— Он куда-то уходил? — безразлично спросил Эрк.

— Да. Я дал им возможность восстановить свои силы и внушил им вернуться и напасть на этого дикаря Гаррака и его стаю. Мне, на самом деле, было плевать, что из этого получится, но Крул меня приятно удивил. Он мало того вернулся, так еще и приволок с собой голову своего брата.

— Ты мог бы просто отпустить унсуров, — заметил Эркен. — Но ты лишь укрепил свой статус в качестве их врага. Глупо.

— Зато интересно, — возразил колдун. — Да и стоит ли мне опасаться этих зверей? На моей родине унсуров нет, но есть чудовища и похуже, так что какие-то там оборотни меня не пугают.

— Как скажешь, — равнодушно бросил Эрк и поднял руку, заметив, что Фазари собирается уходить. — У меня есть вопрос.

— Какой же?

— Почему я… — Эркен на пару секунд замолчал и изменился в лице. Фазари настороженно всматривался в бессмертного, после чего решил прочитать, о чем он думает. Колдун погрузился в разум Эркена и его глаза тут же расширились от испуга.

В руках бессмертного появилась боевая коса цвета засохшей крови. Эркен шагнул вперед и нанес стремительный удар прежде, чем сила колдуна сковала его и вынудила упасть. Стоя на коленях, Эркен смотрел в исказившееся лицо вновь умирающего колдуна. Лезвие косы вошло ему точно в сердце и пробило насквозь.

— Как? — сквозь окровавленные зубы процедил Фазари.

— В следующий раз отгадаешь, — ответил Эркен, вставая на ноги. — Шутка! Следующего раза не будет.

Схватившись за рукоять своей косы, Эрк рванул ее на себя, и колдун рухнул лицом вниз. Притянув его тело к себе, бессмертный стал обыскивать его на предмет ключей от замка, но их у него не было. Ключи у кого-то из уродцев, но в темнице нет ни одного.

— Раз так, — Эркен посмотрел на тяжелый замок, не дающий решетке открыться, и прикинул как по нему лучше ударить. Коса достаточно тяжела и крепка, чтобы с ее помощью сбить замок, поэтому, не теряя времени, Эркен размахнулся и ударил.

Носик косы вонзился ровно между дужкой замка и корпусом. Громко лязгнуло. Эрк размахнулся вновь и ударил еще раз. Дужка выскочила из замка, и тот повис бесполезным куском металла. Выбросив его в сторону, бессмертный отворил дверь и вышел из камеры.

Несмотря на шум, никто не спешил спускаться внутрь. Дверь в темницу была закрыта, и Эрк, пользуясь моментом, несколькими ударами косы отделил от тела Фазари его голову и конечности, после чего раскидал их в стороны. Если колдун вновь оживет, то это должно быть весьма интересным зрелищем.

Поднявшись по лестнице, Эркен притаился и прислушался, но ничего не услышал. Если за ней кто-нибудь и есть, то узнать это можно лишь открыв дверь. Эркен не торопился выходить, ибо его глодали сомнения. Простые людоеды его, в целом, не пугали, разве что их окажется много в одном месте. Но те двое, что были с колдуном, они могли создать проблемы.

— «Рискнуть или нет?», — думал Эрк, и в его разуме воскресли воспоминания о святилище в южных горах и о живущем там драконе. Имя его было Марфасаил, и он обещал свою помощь, если она понадобится. Но он не сказал, как эту самую помощь получить.

— «Ладно», — Эрк сосредоточился и осторожно приоткрыл тяжелую дверь темницы. В образовавшуюся щель он увидел все то же помещение, в котором в прошлый раз были стражники. Теперь же здесь не было никого, а с улицы доносился какой-то шум.

Эркен вышел, и направился к окну. Чем ближе он подходил, тем отчетливей слышались крики и голоса. Бессмертный открыл его и выглянул на улицу, по которой среди ночи бежала целая толпа людоедов. Они двигались стремительно, на шум, раздающийся в конце улицы.

Дождавшись, когда они достаточно отдалятся, Эркен выпрыгнул из окна и осторожно пустился следом. Крики становились все громче, к ним примешивался треск электричества и рев огня, металлический лязг и грозное шипение. Это были звуки сражения — Эрк различил их безошибочно.

— «На город напали?», — Эрк все ближе подбирался к месту боя. Повернув за угол дома, он увидел широкую улицу, заваленную существами в черных одеяниях. Над ними возвышались высокие создания, покрытые чешуей и облаченные в диковинную броню. В их руках было оружие из необычного металла, и каждое существо владело магическим даром, который мастерски применяло против наседающих противников.

— Дракониды, — прошептал Эркен, не веря своим глазам. Бессмертный стоял и смотрел на сражение, а его никто даже не замечал. Людоеды нападали на драконидов, пытались сокрушить их своей силой, но высокие ящеры будто бы не чувствовали никакого давления. Они жгли противника огнем и молниями, морозили его льдом и сокрушали ветром. А для тех, кто подбирался ближе, у них было заготовлено верное оружие.

У ног драконидов уже было несколько десятков уродцев, среди которых можно было различить не только людоедов, но и жутко измененных внешне существ, в которых Эркен все еще угадывал черты бывших узников.

Решив помочь, бессмертный бросился в бой, но голос в его разуме остановил Эркена на месте.

— «Стой!», — повелительный тон и знакомая интонация, заставили Эркена остановиться. Он помнил этот ментальный голос, знал его обладателя.

— «Марфасаил», — подумал Эрк, на что дракон ответил: — «Возвращайся в темницу. Мои слуги закончат здесь».

Бросив взгляд на картину боя, Эрк развернулся и пошел обратно. Он вошел в здание, где был вход в тюрьму, подошел к двери и, открыв ее, стал медленно спускаться. С каждым шагом росло напряжение и усиливалось ощущение чужого присутствия.

Спустившись, Эркен увидел в центре темницы большого ящера с рогатой головой. Глаза дракона блеснули, когда он посмотрел на бессмертного. С драконьей пасти капала кровь. Эркен мельком осмотрел помещение и нигде не увидел тело Фазари.

— Я сожрал его, — произнес Марфасаил. — Давненько я не закусывал скульпторами плоти.

Эркен отозвал косу и подошел ближе, все еще не веря своим глазам.

— Как ты узнал, что мне нужна помощь?

— Разве ты не знаешь? — слегка удивился дракон. — Мы ведь заключили договор, помнишь? Теперь мы связаны, и я отплатил тебе услугой. Помимо прочего, этот колдун узнал обо мне, прочитав твои мысли. Я здесь чтобы замести следы и заодно помочь тебе.

— Где же ты раньше-то был? — спросил Эрк и повернулся, услышав наверху шаги.

— Мне нужно было подготовиться, — ответил Марфасаил и посмотрел на драконида, который спускался по лестнице.

— Мое почтение, нетленный, — сказал драконид, проходя мимо, после чего остановился перед драконом и доложил: — враги уничтожены. В одном из зданий мы нашли еще живых людей.

— Это узники, над которыми колдун еще не успел поработать, — пояснил Эркен.

— Они видели вас? — спросил дракон. Его воин кивнул. Марфасаил оскалился и отослал слугу.

— Ты убьешь их? — спросил Эркен, зная ответ.

— По-другому никак, — ответил дракон и добавил, сощурив глаза: — уж не привязался ли ты к кому-то из них?

— Тебе-то что? — спросил Эрк и стремительно выскочил из темницы. Бессмертный бежал следом за драконидом, которого отослал Марфасаил, и догнал того у входа в небольшой дом. Вокруг собралось еще несколько драконидов. Они заметили появление бессмертного, но никак на него не отреагировали.

Эркен осмотрел дом, и увидел в окнах нескольких людей. Все они когда-то были узниками, но теперь, когда колдун погиб, они больше не пленники, хоть и не могут никуда уйти. Среди этих людей Эркен увидел своего сокамерника. Браго, глазами полными ужаса, смотрел на высоких покрытых чешуей существ и на Эркена, который стоял среди них будто свой.

Северянин словно ждал, что бессмертный сделает что-нибудь, но Эркен пока только смотрел. Вот Браго увидел, как бессмертный подошел к одному из ящеров и что-то ему сказал. Чешуйчатое существо ответило. Они, кажется, спорили о чем-то, и у человека появилась надежда. Но она растаяла, когда существо подняло руку, и другие ящеры выдохнули огонь из своих пастей. Здание вспыхнуло, словно горючее масло, и все вокруг стало наполняться нестерпимым жаром.

— Ты даже договорить мне не дал! — Эркен бросился на драконида, но тот оттолкнул его от себя.

— У меня приказ, — твердо сказал он. — Думаешь, я рискну нарушить его ради каких-то людишек? У Марфасаила с тобой был уговор, и мы пришли по его приказу тебе на помощь. И с каких это пор нетленных вообще заботят люди. Разве не твой род привел мир к тому, чем он является сейчас?

— Что ты там мелешь? — разозлился Эрк, но драконид боле не говорил ни слова. Повернувшись к своим воинам, он отдал приказ: — Сжечь тут все!

Город горел. Горел каждый дом, каждый сарай, каждый поверженный враг. Горело все, и бессмертный стоял посреди улицы, ощущая на своей коже смертоносный жар. Не было больше колдуна и его людоедов, в темницах более не было узников, не проводилось больше жутких экспериментов. Не было ничего.

Дракониды, исполнив то, зачем пришли, уходили в луч чистого света, который стремился в утреннее небо. Эркен сомневался, что в таком дыму можно рассмотреть этот свет со стороны.

Марфасаил гордо взирал на своих воинов, стоя рядом с бессмертным. Дракон выглядел довольным. Не то чтобы по его морде можно было что-либо понять, но взгляд у древнего зверя был довольно умиротворенный.

Когда последний драконид покинул город, Марфасаил повернулся к Эркену и заговорил.

— Мне пора идти, нетленный.

Эркен кивнул, глядя перед собой.

— Тебе бы тоже поспешить, а не то сгоришь, — заметил дракон, хоть в его голосе и были насмешливые нотки.

— Один из твоих воинов сболтнул, что мой род привел мир к тому, чем он является сейчас. Что это значит?

Дракон помедлил с ответом, будто прикидывал, кто из его слуг мог проболтаться.

— Когда-то давно, люди бились друг с другом за возможность призвать своих богов в этот мир. Они верили, что гибель врагов может привести к пришествию в этот мир великих созданий, которые вознаградят смертных за их старания. Но не было никаких богов, и никто не явился на людской зов. Мировая религиозная война была развязана бессмертными с целью, известной лишь им. Если таким образом они решили уничтожить большую часть населения мира, то им удалось.

— Но зачем? — Эркен удивленно воззрился на дракона. — Е если так, то почему люди по-прежнему вверять в богов.

— Потому что люди глупы, — ответил дракон. — И потому что прошло слишком много времени с тех пор. По миру до сих пор бродят прислужники Сестер, которые несут свою веру и карают еретиков. Быть может твои сородичи устали от этой глупости, а?

— А где был ты в те времена? — спросил Эрк.

— Меня в те времена еще не было, — ответил Марфасаил и направился к столбу света. — Еще встретимся, нетленный.

Эркен не ответил. Когда дракон исчез, свет погас, и вокруг осталось лишь пламя городского пожара. Эрк поспешил через охваченные огнем улицы к городским воротам и беспрепятственно покинул Арок.

Город остался позади, а бессмертный продолжал идти. Он по-прежнему держал курс на Север. Из вещей у Эркена не осталось ничего кроме его драной одежды. Все, что он нажил ранее, было утеряно в огне. Все случилось, как и говорил старина Браго. Погиб колдун, не стало его людоедов, остался лишь бессмертный, продолжающий свой путь.

Глава 18

Горящий город остался позади. Эркен ушел уже далеко, но все еще затылком ощущал его жар. Возможно, картина пылающего Арока привлекла бы чье-нибудь внимание, если бы в округе кто-нибудь был. Но Север пустынное место. Здесь уже давно никому нет дела до погибших городов. В снежных пустошах еще одними руинами станет больше.

Эркен, утопая по колено в снегу, пересек примерную черту, за которой на него уже не подействовала бы сила скульптора плоти. Будь он жив. Но Фазари сгинул, как и его гнусный культ пожирателей плоти. Нет больше никого. Остался лишь бессмертный, который вновь оказался один.

Смертные недолговечны. Они быстро исчезают, и есть целая тьма причин, по которым их может не стать. В такие моменты одиночества Эрк прикидывал, а стоит ли вообще сближаться с кем-то из смертных? Какой смысл тратить свое время на того, кого может не быть уже завтра?

Продолжая путь под бледным утренним небом, обдуваемый холодным ветром, бессмертный вспомнил своих последних знакомых: старика Хавата и его слуг, двух сестер-ведьм и дракона Марфасаила. Список совсем крохотный, однако, в нем есть тот, кто не похож на человека.

В отличие от Хавата и двух ведьм, Марфасаил внушает некую надежду. Эркен не верил, что дракона может что-то легко убить. Он прожил на этом свете уже несколько веков и, скорее всего, проживет еще столько же. Если бессмертному и заводить себе друзей, то похожих на этого дракона.

Хават уже слишком стар. Старик уже прожил больше отпущенного. Причиной этого, скорее всего, является его магическая сила, но и она не может быть вечна.

Две сестры южанки еще молоды и полны сил, но Эркен убедился лично насколько легко прервать жизненный путь даже могущественной колдуньи. Слишком легко.

И, наконец, отец Эркена, Гийом. Единственный во всем мире человек, которому не безразлична судьба своего, хоть и не родного, сына. Куда бы не пропал Гийом, где бы ни был, он всего лишь человек, а значит погибнуть для него легче легкого. Для подобного даже не нужно стараться.

Эркен тряхнул головой, прогоняя эту мысль. Да, пусть не станет Хавата или ведьм, пусть рассыплется в прах Марфасаил и его слуги, но отец пусть будет жив. Пусть он дождется того дня, когда Эркен отыщет его.

Эрк нахмурился и ускорил шаг, не заметив, как многочисленные белые тени отделились от снега и поднялись в полный рост. Белую шерсть унсуров-охотников трепал морозный северный ветер. На вытянутых мордах различались лишь бледные носы и такие же тусклые глаза. Гибриды казались восставшими мертвецами, чему в этих землях трудно удивиться.

Быстро насчитав две дюжины полуразумных, Эркен вытянул руку, и в ней появилась коса цвета засохшей крови. Оружие бессмертного. Эркен смотрел на зверей, готовый драться и умереть. Гибель ничего не значит. Это не конец для бессмертного, но скольких врагов получится унести на тот свет? Хороший вопрос, да и славный бой может задать тон целому дню.

Унсуры стояли неподвижно, словно замерзшие насмерть. Их внимательные глаза следили за бессмертным, когтистые длинные руки висели вдоль тел. Звери не готовились напасть, о чем говорили их позы. Да и станут ли такие хищники как унсуры раскрывать себя просто так? Тем более, что молчание между ними и бессмертным порядком затянулось.

Эркен отозвал свою косу и досадливо вздохнул. В своей голове парень уже начал было представлять картину сражения, но у полуразумных оказались иные планы.

Один из унсуров шагнул вперед и поднял руку. Этот жест можно было истолковать как «стой» или «подожди». Для Эркена стало ясно, что зверям что-то от него нужно, и, возможно, от исхода их разговора будет зависеть, насколько мирно они разойдутся.

Тем более, унсуров не мог не смутить внешний вид Эркена. Черная одежда в лоскуты, никакого снаряжения и запасов. Обычно люди, встречающиеся в снежной пустоши в таком виде — это уже покойники. Да и не выглядел Эркен как северянин, чтобы позволить себе разгуливать в мороз без теплой одежды. Однако Эрк уже показал унсурам свою косу, что могло дать им понять, что перед ними не простой человек.

Но все оказалось куда проще.

— Я Арграк, — произнес унсур и опустил руку. — Это мои воины.

Эркен медленно моргнул, догадавшись в чем тут дело. Унсур продолжал говорить: — я знал Гаррака и его брата, Крула. Мы окружили город, что за твоей спиной, а теперь он пылает. Скажи, бессмертный, что там случилось?

— Все мертвы, — сухо ответил Эрк. — Когда огонь закончит свое дело, сможете посмотреть сами.

— Твоих рук дело? — спросил Арграк.

— Моих, — согласился Эркен, понимая, что в этом разговоре нельзя упоминать дракона и его подручных.

— Крулу и его стае было уже не помочь. Ты помог нам, — кивнул унсур. — Мы благодарны.

— У меня не было выбора, — отмахнулся Эрк. — Я попал в Арок по вине Гаррака, и мне пришлось выпутываться.

— И все же, — произнес Арграк.

— Что ж, — Эркен обвел взглядом собравшихся унсуров. Их оказалось больше, чем он насчитал в первый раз. — Рад, что смог помочь. Мне нужно продолжать путь.

— Разумеется, — Арграк подал знак, и унсуры стали расходиться. Звери буквально разбредались словно бледные тени и вскоре совсем пропали из виду, подобно сонному наваждению, развеявшемуся с наступлением утра.

Эркен вздохнул, и его бледные губы тронула легкая улыбка. Этот Арграк, как и большинство унсуров, знаком с понятиями чести. Если он говорит, что Эркен помог ему и его собратьям, стало быть, его можно считать союзником. Разумеется, Арграк так же недолговечен, как и все смертные, но друг куда лучше врага. Уж это точно.

Эркен продолжил идти на север и спустя примерно пару часов ощутил, как сильно поднялся ветер. Если бы рядом находился колдун, он сумел бы определить, что именно несет этот ветер, но Эрк путешествовал один и мог лишь обернуться, чтобы оценить самому.

Едва бессмертный взглянул на юг, где в огромной дали темнели горные пики, как увидел надвигающуюся на него Ледяную тьму. Огромный вал бушующей стихии шел прямо на одинокого путника. Стремительно растущие размеры приближающейся бури говорили о высокой скорости ее хода. Когда стихия застает на открытой местности, уйти от нее невозможно без определенных умений. Даже колдовство не всегда способно уберечь от Ледяной бури.

Глядя на приближающуюся ледяную погибель, Эрк вспомнил о Арграке и его стае. Смогут ли они спрятаться? Успеют ли? А может буря не коснется их и вовсе. Нарастающий ледяной вал, на глаз, примерно две-три тысячи шагов в ширину. Вполне вероятно, что унсуры разминутся со стихией, но ему, Эркену, уже никуда не деться.

— «Ладно», — подумал бессмертный, стоя на месте, глядя в растущую, наползающую на него ледяную тьму. — «Деваться некуда».

Ветер становился все сильнее. Он захлестывал Эркена, толкал его и подхватывал, а от его рева закладывало уши. Смертные существа недаром трепещут перед силой Севера. Пред мощью стихии пасует все. Даже сама земля дрожит, словно по ней несется огромная армада, сметающая все на своем пути. Человек пред этой силой не более чем ничто.

Мощный порыв ветра подхватил Эркена, завертел и грохнул в снег, чтобы ударить вновь, переворачивая на спину. Бушующий вал Ледяной бури высился подобно горе, закрывая собой небеса. Мир вокруг перестал существовать, он оказался поглощен, пожран ненасытной стихией.

От увиденного у Эркена встали дыбом волосы. Времени хватило на секундное восхищение, и буря накрыла бессмертного, проносясь дальше. Это ли не триумф природы, когда даже бессмертное существо не в силах ничего противопоставить мощи стихии?

Эркен очнулся в темноте, погребенный под снегом. Тут же начав выбираться, бессмертный к своему стыду испытал укол страха. Негоже для вечно живущего застрять где бы то ни было. После Арока и тюрьмы людоедов Эркен особо остро среагировал на перспективу лишиться свободы на продолжительный срок. Однако буря зарыла бессмертного неглубоко и спустя несколько минут жалкой, но упорной возни, Эркен выбрался под свет солнца, довольный, что его никто не видит в этот момент.

К удивлению Эрка на нем сохранилась практически вся его одежда, которая хоть и висела рваными тряпками на его худощавом теле, но все еще прикрывала наготу. Если вспомнить прошлую смерть в Ледяной буре, то тогда тело бессмертного замерзло до основания и рассыпалось на ледяные кристаллики. Теперь же, если даже одежда осталась цела, стало быть, и тело тоже.

Эркен задумался, значит ли это, что он стал устойчивее к стихии? Нет, не стал, — решил бессмертный, глядя на свою одежду. Даже если сам бессмертный теперь менее восприимчив к силе стихии, но причем здесь его рваные тряпки? Нет. Здесь дело в другом. Сама буря, вероятно, оказалась не так сильна, как предыдущая. Это походило на нормальное объяснение, которое устроило бессмертного.

Эркен встал кое-как отряхнулся и отыскал север, после чего продолжил путь. Будь бессмертный в настроении шутить, сморозил бы что-нибудь в духе «с утра умер — весь день свободен», но веселье не шло, поэтому шутка так и не родилась из тьмы сознания. Но что хорошо, так это свежая морозная тишина, которую всегда оставляет после себя Ледяная буря. Ее сметающее дыхание наполняет мир очищающей свежестью и чистотой, после которой можно даже решить, что природа вовсе не ненавидит людей, она лишь живет по своему укладу, не обращая внимания на мелких существ.

До середины дня Эркен шагал не тревожимый никем и ничем. После бури лучше дышалось, но бессмертному, который никогда не болеет и не устает, дышится всегда одинаково идеально. Но чувствовалось все-таки что-то в окружающем воздухе. Какая-то пронизывающая чистота, практически колдовская.

В итоге, Эрк решил, что смерть в Ледяной буря пошла ему на пользу. После событий в городе людоедов, парень заметно приуныл, и ему требовалась встряска, какую в лучшем виде устроила северная стихия. Ледяное дыхание бури прояснило сознание, и Эркену пришла в голову мысль воспользоваться магией для поисков отца. Мысль явно не гениальная и даже запоздавшая, но уж лучше так, чем никак. Да и настроение заметно повысилось. При следующей встрече с каким-нибудь колдуном, подумал Эркен, обязательно стоит расспросить его о магическом поиске людей.

Спустя еще примерно час поднялся ветер, взметая снежную пыль. Она била с лицо, царапала щеки, заставляла щурить глаза. Бледное солнце застыло над головой расплывчатым блином готовым вот-вот развеяться лживой иллюзией.

Впереди Эркен заметил движение и замедлил шаг. Присмотрелся, пригнувшись, и стал ждать. Бессмертный, разумеется, не боялся никого, но и не хотел оказаться замеченным раньше времени. Разумно, в такие момента, сперва установить кем являются замеченные путники, а уж потом можно и выйти на знакомство.

Лениво ползло время. Эрк сидел по шею в снегу, так что выглядывала лишь его белая голова. На бледном лице выделялись лишь черные брови и слегка алели глаза, но рассмотреть все это когда ветер бросает снег в лицо не так-то просто, особенно с приличного расстояния.

Эркен наблюдал, чувствуя себя жалким хищником. Это являлось смесью ощущений, при которых бессмертный одновременно ощущал себя словно опасный зверь на охоте, и в то же время чувствовал себя глупо, потому что бессмертному существу вроде него не пристало прятаться вообще от кого-либо. Будь то человек или монстр, слуга или вождь, нежить или древний дракон. Все это пустяки. Морозить зад в засаде — дело недостойное.

— Кто же вы, ну-ка, — одними губами проговорил Эркен, глядя на приближающихся людей. Семеро. Люди. Одеты в теплые шкуры, если не сказать навьючены. Северяне практически не чувствуют холод и носят одежду разве что прикрыть наготу. Стало быть, эти путники не жители севера. Чужаки. Жители Востока.

Эркен холодно и сосредоточено всмотрелся в фигуры людей. Ветер временами раздувал их одежды, срывал с голов капюшоны, давая возможность рассмотреть их загорелую кожу, черные волосы и худые лица с острыми чертами. Это точно жители Великой пустыни.

— «Враги», — в разуме бессмертного холодным призраком пронеслось это слово. Пустынники, восточники, пустынные псы и безбожники — как только не называли на Севере этих людей. Как только их ни ненавидели. Семь пустынных собак разом — славная добыча для любого жителя Севера. Убить этих доходяг не что иное, как дело чести.

Эркен стиснул зубы, ощутив гнев. Пред его взором вспыхнул огонь войны, горящие дома его деревни, а в ушах раздались резкие фразы на незнакомом языке. Языке жителей Востока. Эти люди, по одной им известной причине, пришли на Север и принесли с собой войну, погубившую обе страны. Войну, в которой никто не победил, но проиграли все.

— «Война», — мысленно прошептал Эркен, поднимаясь. — «Вы все еще хотите ее?»

Люди остановились, заметив человека впереди. В их глазах это не более чем юноша в драных лохмотьях, не похожий на северянина, не похожий толком вообще ни на кого. Худощавый и без запасов еды и воды. Ходячий труп и не более, но Эркен отнюдь не казался мертвецом. Несмотря на рваные одежды, он не дрожал на холодном ветру и не содрогался, когда снежная пыль била в его тело.

Эркен услышал несколько быстрых фраз на языке жителей пустыни, а после один из мужчин обратился к парню на понятном северном: — Тебе нужна помощь? Все хорошо?

Эркен медленно подошел к дрожащим на ветру пустынникам и осмотрел их. Все при оружии и у каждого по тяжелому мешку за спиной. Вероятно, припасы, одежда и прочие нужные людям вещи. Возможно, есть и ценности, но это можно узнать в скором времени.

— Откуда вы идете? — спросил Эрк, одновременно удивляясь, что еще не порубил этих псов на куски своей косой.

— Дальше на севере руины, — с хорошо заметным акцентом ответил Эркену человек. — Мы переждали там ночь. Скажи, дальше есть какой-нибудь город или место, где можно отдохнуть?

Эркен смотрел сквозь этих людей, думая о том, как ему поступить. С одной стороны, эти мужчины принадлежат к остаткам разбитой здесь армии Востока. Временами в снежных пустошах или руинах брошенных городов можно встретить этих недобитков, для которых уже все кончено. Однако встреченные Эркеном воины пустыни не казались опасными или воинственно настроенными. Они выглядели измотанными, жалкими и желающими добраться до дома. Эти люди, пусть их и привела в эти земли война, теперь застряли в незнакомой им стране, где сама природа желает им смерти.

Эркен не знал точное расстояние до Великой пустыни, но совершенно точно бессмертный мог сказать, что эти семеро, скорее всего, никогда не попадут домой. Они сгинут в снегах Севера, а их имена будут на веки забыты.

— «Достойная смерть для пустынных шакалов», — подумал Эркен, ощутив, что не хочет забирать жизни этих людей. Глядя на них, он вспомнил об отце, который, вероятно, напал бы на них, чтобы отомстить за все то, что они причинили, и этот поступок никто бы не осудил, однако сам Эрк не испытывал желания проливать кровь. В своем разуме бессмертный во всех красках представил семеро тел в окровавленном снегу, и это зрелище показалось ему бессмысленным, хоть что-то глубоко внутри и страстно желало исполнить это.

Эркен отвернулся от стоящих перед ним людей и продолжил свой путь, невзирая на удивленные взгляды в его сторону. Кем, интересно, оказался Эркен для этих воинов? Что они подумали, увидев его? Бледный беловолосый юноша с алыми, как у альбиноса, глазами. Быть может это призрак одного из детей, погибших в войне, что принесли сюда воины Востока. Немудрено было бы подумать именно так.

Оставив жителей пустыни далеко позади, Эркен стал думать о месте, откуда они пришли. Они упомянули о неких руинах на севере. Очередное брошенное поселение. Интересно, сколько их в этих краях? Но относительно руин, о которых говорил пустынник, Эркен мог с уверенностью сказать, что там нет ни одного человека, потому как для большинства северных людей, жители Востока теперь смертные враги. Если в тех руинах кто-то и есть, то это явно не самые порядочные существа. Что ж, Эркену нет до этого дела. Лишь очередная остановка на пути, которую и делать-то не обязательно, но одним глазком глянуть можно.

Бессмертный шел до самого вечера, когда солнце уже клонилось за линию горизонта. На снежную пустошь наползала вечерняя тьма. Стих ветер и стало неестественно тихо. На гигантских просторах северных земель подобная тишина была естественной. Если не ветер, то кто еще станет разговаривать с путниками в дороге. Да и самих путников встретить не так-то просто, хотя всем и каждому всегда куда-то надо.

Эркен прошел еще несколько шагов и увидел что-то темное на снегу впереди. Присмотрелся, но с расстояния больше двух сотен шагов трудно рассмотреть находку. Бессмертный приближался пока не различил очертания человеческих тел. Подошел ближе, глядя на находку сверху вниз. Двое. Люди. Вероятно, северяне, если судить по ширине и размеру костей. Кем бы эти люди ни были при жизни, они не восстали после смерти в виде нежити, что всегда истолковывалось как добрый знак. В этом месте нет темных сил — так бы сказали знатоки всяких поверий. Место, в котором можно спокойно умереть. Эркен обвел взглядом бескрайние снежные просторы и задумался о том, что место чересчур великовато. Север не заметит, если даже все его обитатели погибнут. Слишком малы и незначительны все здесь живущие.

Согнувшись над останками, которые чудом не замело полностью, Эрк решил осмотреть их и отыскал у одного из мертвецов несколько монет. Другой оказался нищим, если бы для него это хоть что-то значило. Эркен не знал, куда ему положить деньги. У него не было при себе даже маленького мешочка под монеты и уж тем более полноценной сумки. Лишь драная одежда. Вздохнув, Эрк сжал монеты в кулаке и пошел дальше, раздумывая, а не выкинуть ли ему деньги к чертовой матери. Зачем бессмертному деньги? Что он на них купит? Еду? Она ему не нужна. Выпивку? Можно, но смысла тоже немного. Удовольствия? Эркен не слишком-то интересовался различными утехами, считая эти увлечения низменными, произрастающими из примитивного начала.

— «Ладно, может отдам кому», — решил Эркен, продолжая идти.

На ум пришли жители пустыни, с которыми парень разминулся ранее. Им бы деньги могли пригодиться, только вот почему они сами не обобрали останки? Они ведь, скорее всего, шли этой же дорогой. Думая над этим, Эрк вспомнил, как старики болтали о всяких суевериях, и одно из таких пришло на ум. Некоторые верили, что нельзя забирать то, что прибрала природа. Мол, знак дурной. Может поэтому восточники тела и не стали обирать. Вот только откуда они северные суеверия знают? А может у них на родине таких вот сказок тоже навалом.

Наступила ночь, а Эрк все шел, думая о том, что простой человек не смог бы столько идти, сколько может бессмертный. Человеку нужна еда, вода, отдых, ночлег. Ему нужно опасаться хищников и непогоды. Все это, наверное, сильно удручает. Задумаешься о путешествии, затем посмотришь в окно, представишь все тяготы пути и тут же передумаешь. Видимо, поэтому большинство людей и не путешествует.

Задумавшись об этом, Эркен решил, что не хотел бы родиться человеком. Вообще смертным не хотел бы быть. Трудно это, скорее всего. Да и век отведен короткий. Что вообще можно изведать за сотню лет? Что можно понять о мире и в скольких местах побывать? Да даже если и многое успеешь, но все равно не сможешь увидеть мир, скажем, лет через пятьсот. Небольшой отрезок времени, но недоступный для смертного существа.

Эркен упрямо шел вперед, практически не думая о самом пути. Расстояние не должно туманить голову. Все когда-нибудь случится, и Эркен придет туда, куда ему нужно. Это не трудно. Главное — выбрать верное направление. Было бы неприятно долгое время идти не туда.

Эрк остановился, ощутив мягкое прикосновение к своему носу. Затем что-то легкое опустилось на его макушку. Парень задрал голову в ночное небо и увидел мириады падающих снежинок. Крупные и пушистые. Вот тебе тишина и безветрие, подумал Эркен, не хватало еще снегопада.

Бессмертный продолжил путь, и его опасения стремительно подтвердились. Легкий снежок очень быстро перешел в настоящий катаклизм. Снег обильно падал с небес, засыпая все вокруг толстым слоем свежих осадков. Перед глазами стояла стена из падающего снега, за которой едва ли можно что-либо рассмотреть. В городах подобная шутка природы оборачивалась жуткими неудобствами, да и здесь, в пустоши, от такого количества снега лучше явно не становилось.

Эркена буквально засыпало прямо на глазах. Бессмертный шел, утопая все больше, изредка стряхивая с плеч и головы охапки снега. Но нельзя было не заметить красоту этого природного явления. Обильный, даже чудовищный снегопад будто бы перенес эту часть Севера в другой мир, где нет ничего кроме падающего снега, а все прочее не более чем незначительная иллюзия.

Эркену вдруг захотелось остановиться и смотреть в иллюзорную тьму вокруг, в которой плавно движутся бесчисленные снежинки, безмолвно и безразлично падая с черных небес. Но бессмертный решил любоваться природой на ходу, поэтому продолжил путь, изредка ругаясь, когда его ноги проваливались слишком глубоко. Черт, да у него даже обуви нормальной не было, чтобы идти по глубокому снегу. С таким подходом вообще трудно куда-либо добраться, но польза быть бессмертным в том, что все время Вселенной твое, а еще ты никогда не устаешь, что тоже очень удобно.

Глава 19

Эркен достиг руин лишь к середине дня. Всю ночь и все утро парень пробарахтался в снегу, высота которого, казалось, поднялась на два его роста. Скорее всего так лишь казалось, однако подобная теория не была лишена смысла.

Перед бессмертным высились потрескавшиеся промерзшие стены. Их высоту трудно определить на глаз, а из-за ночного снегопада, который длился от силы пару часов, взобраться на них стало еще легче. Или так только казалось.

Когда Эрк кое-как подгреб к холодному камню стены, снег под его босыми ногами словно расступился, пожрав бессмертного по самую шею. Жалкое было бы зрелище предстать в таком виде перед своими врагами. Да вообще перед кем угодно.

Эрк стал шевелиться, пытаясь выбраться, но погрузился еще глубже. Теперь его можно было вытащить разве что за волосы, но Эрк обязательно преподал бы урок тому, кто попытался бы это сделать. Высунув руку на поверхность, Эрк призвал косу и сильным ударом вонзил ее носик в стену, после чего подтянулся, вырвавшись из мягких и холодных снежных объятий. Взобравшись по длинной рукояти косы, Эрк одной рукой зацепился за трещину в камне, а другой вновь вонзил косу, но уже выше, после чего взобрался еще раз и оказался на стене, с которой открывался знатный вид на брошенный город, по состоянию которого можно было смело сказать, что это поселение бросили давно. Заваленные снегом дома и улицы, и неприветливая тьма в окнах — вот все, что можно рассмотреть с того места, где стоял Эрк. Но раз уж пришел, стоит здесь прогуляться. Просто так что ли весь этот путь и купания в снегу?

Эркен спрыгнул со стены и ушел в снег целиком. Выругался и стал выбираться. Угораздило его, однако, прыгнуть солдатиком. Знал же ведь, что провалиться, но иной раз хотелось сделать что-то подобное, какую-нибудь шалость. Вреда ведь все равно никакого.

Первое, что Эркен заметил, когда закончил дурачиться, это то, как в руинах тепло. Гораздо теплее, чем за стенами этого брошенного поселения, но температура все же недостаточная для таяния снега. Затем парень увидел и то, как мало вокруг снега, несмотря на недавний снегопад. Это уже насторожило. Сугроб, в который провалился Эрк хоть и оказался глубок, но, в основном, для брошенного давным-давно города на его улицах лежало чересчур мало снега. Можно с легкостью, в полную величину, рассмотреть черные провалы окон не таких уж и высоких домов. Все это недвусмысленно намекало Эркену на то, что он в этих руинах не один.

Эрк отряхнулся и стал осматриваться, выбирая направление своего пути. В этих руинах, некогда бывших полноценным поселением, должны быть основные места, куда стоит наведаться. Дома, стоящие по обе стороны дороги, явно казались жилыми, вернее похожими на таковые, но обыскивать каждый дом бессмертный не хотел и пошел по дороге вглубь города, надеясь выйти на центральную площадь.

По дороге Эрк не мог не подумать о том, как близко это место стоит от Арока, города людоедов. Для бессмертного это полтора дня пути. Для человека около трех. Небольшое расстояние, но для Севера такое являлось нормой. В стране, где прямо в пути тебя может застать смертельная стихия, неплохо бы иметь побольше мест, где можно укрыться.

Вскоре Эрк увидел впереди массивное здание с болтающейся вывеской, на которой что-то неразборчиво написано. Старая вывеска, старая надпись и такое же старое здание. Первая мысль — это таверна. Судя по внешнему виду, переживает она не лучшие времена. Кто бы ни жил в этих руинах, в постоялом дворе он явно не нуждался.

Эркен осмотрелся и зашагал дальше по дороге, вдруг ощутив у себя под ногами нарастающий жар. Бессмертный стремительно отскочил в бок, краем глаза заметив ударивший в высоту огненный столб. В след за ним, подобно гейзерам, вырвались и другие. Вокруг Эркена вырос целый лес из подобий огненных деревьев, от которых веяло испепеляющим жаром.

Волосы Эркена, его брови, ресницы и одежда, мигом вспыхнули и исчезли. Кожа покраснела, затем стала чернеть. Бессмертный за несколько секунд превратился в жуткого обугленного человечка, который быстро как мог пытался выбраться из окружившей его опасности.

Спасением для Эркена стала крыша ближайшего дома. Парень ловко взобрался по потрескавшейся стене и рухнул на спину в снег, стремительно превращающийся в воду. Такого таяния Эркен не видел никогда с своей жизни. Даже в самые теплые месяца, когда снежный покров сходил на нет, оголяя землю, это происходило далеко не так быстро. Однако сугробы вокруг оседали прямо на глазах, а черная земля блестела от талой влаги.

Эркен, лежа на крыше, дивился увиденному, пока его тело восстанавливалось от повреждений. Это случилось быстро. Кожный покров и волосы регенерировали за секунды, явив миру все того же бессмертного, каким он был с пол минуты назад. Разве что сгоревшая одежда так и осталась сгоревшей.

За это время огненные столбы уничтожили огромное количество снега, не затронув при этом ни единого здания. Это несомненно чье-то колдовство. Очень мощное и выверенное, а значит, где-то в этих руинах обитает тот или те, кому под силу вызвать пламя подобной силы.

Эркен вспомнил о сестрах-ведьмах из ковена Сестер огня и не мог не сравнить их силу с увиденной здесь. По температуре огня сестры точно уступали, да и по зрелищности исполнения тоже. А если предположить, что подобные столбы появились по всей территории руин, то данное колдовство и вовсе можно считать грандиозным. Это подумать только, создать столбы разрушительного пламени по всей территории поселения! Таким образом можно поставить на колени небольшой город без ввода войск, диверсий и всякой прочей ерунды.

— «Это вообще реально?», — спросил себя Эрк, сидя на все еще мокрой крыше. А спустя еще несколько минут исчезли и столбы. Словно по команде. И город вокруг Эркена предстал в новом виде. На улицах уже почти не белело. На черной земле лежали жалкие остатки снега. Обнажились фундаменты домов. По дорогам бежали сверкающие ручейки.

Каким бы ни был огонь, он не смог растопить и испарить весь снег, не повредив при этом постройки. На руку играло характерное расположение домов в северных городах. Северяне старались строить здания на хорошем расстоянии друг от друга, сохраняя простор, и никогда не нагромождали, поэтому если огонь и коснулся домов, то не нанес серьезных повреждений. Все это огненное представление вообще прошло на редкость аккуратно.

Эркен спрыгнул с крыши, ощутив босыми ступнями сырую землю. От подобных ощущений успеваешь быстро отвыкнуть, когда всего пара месяцев в году выдается теплыми. Для ищущих выход из страны воинов Востока такое время было бы идеальным для дороги, но потепление наступит еще нескоро.

На месте недобитков из восточной армии, Эрк затаился бы в каком-нибудь удобном для этого месте или направился бы в леса, хоть последнее и трудно назвать хорошей затеей. Да и не оказался бы Эркен на месте пустынных воинов, так что и думать о таком смысла нет.

После огненного концерта наступила тишина, уже свойственная этому поселению. Эркен добрел до замеченной им таверны, но не стал входить внутрь. Внимание бессмертного привлекли странные останки в переулке между домами. Это напоминало разрушенную статую, только вот невзрачные промежутки меж зданиями — это не то место, где их обычно устанавливают.

Бессмертный приблизился и осмотрел останки, вернее даже осколки, которые некогда имели форму чего-то напоминающего человека. Голем не иначе. Здесь Эрк ничуть не сомневался, рассматривая некогда внушающее ужас создание природы, ныне пребывающее в состоянии груды камней. Один вопрос возник в голове Эрка — почему ледяной голем не растаял и не исчез? Разве огонь, тем более такой силы, не должен был оставить лужу от этих осколков или и вовсе испарить ее? Однако разрушенный голем лежал в переулке разбитый на осколки. Был ли он уничтожен огнем или это сделал кто-то еще?

Если не огонь, то на ум Эркену пришли хигарты. Крупные рогатые существа с тяжелым оружием в крепких руках считались известными охотниками на ледяных големов. Да и тот, чьи останки обнаружил Эрк, в высоту имел примерно метра четыре. Образец не самый большой, если разобраться. А еще, если опять же разобраться, не должно быть голема в поселении, путь даже и брошенном.

Об этом Эрк вспомнил отчего-то не сразу, но как только осознание этой истины накрыло его, пришло и удивление увиденному. Голем в городе. Все и каждый, кого знал Эркен, говорили, что големы по неизвестной причине не могут попасть в поселения людей. Уж неизвестно какая там на это причина, но голем, на которого смотрел бессмертный, мало того пробрался в поселение, так еще и погиб здесь. Да и странный он какой-то, голем этот.

Эркен подошел еще ближе и всмотрелся в ледяные останки некогда опасного воплощения природной силы. Ледяные глыбы, на которые распался гигант, имели неестественный алый отлив, словно были чем-то покрыты. Эрк с минуту всматривался в лежащие перед ним останки и заметил, как алый постепенно сходит на нет, и ледяные глыбы принимают естественный и обычный для себя вид.

— Жуть какая-то, — тихо пробормотал Эркен, осмотревшись. Настроение постепенно улучшалось, и день обещал стать интересным. Уже два явления предстали перед глазами бессмертного впервые, а это стоило упоминания. Столбы огня и странный голем, на которого не подействовало пламя. Возможно, эти руины хранят в себе нечто стоящее внимания. С одной стороны, Эркен должен был продолжать путь, но с другой, если в этом брошенном поселении есть маг, он может помочь Эрку в поисках отца, или хотя бы дать полезный совет.

Миновав постоялый двор, Эрк стал бродить по городу, но так и не встретил никого. Ни человека, ни зверя, ни гибрида. В голову даже пришла мысль крикнуть во все горло, чтобы хоть кто-нибудь откликнулся на зов и показался. Тем более что Эркен точно знал, что город не пуст. На эту мысль наводили огненные столбы. Да и голем тоже просто потому, что если есть один, то могут быть и другие. Разумеется, големы существа неразумные, и с ними не поболтаешь, но они ходят и двигаются, создавая хотя бы впечатления чего-то живого, хоть таковыми и не являлись. В любом случае, лучше, чем ничего.

О том, чтобы найти себе новую одежду, бессмертный так же не думал. Разгуливать голышом, должно быть, неудобно, но Эркен махнул на это рукой. Какой вообще смысл в этой одежде? Тут вот погибнешь неудачно, иль попадешь куда, считай искать новое шмотье, а поиск одежды занятие не самое интересное.

У стены покосившегося дома что-то блеснуло в лучах солнца. Блеск привлек внимание, и Эркен, как жадная ворона, подбежал ближе. На черной земле лежало тяжелое кольцо с красным драгоценным камнем. Кольцо явно большое, чтобы его смог нормально носить юноша вроде Эркена. Тут нужен палец потолще, но зачем вообще думать о таких мелочах? Эрк нагнулся и подобрал находку, осмотрел поближе, убедившись в искусности работы и надел кольцо на палец той руки, в которой сжимал найденные в пустоши монеты. Теперь найди бы еще куда все это добро сложить, чтобы не таскать в руке. Эркен потихоньку становился богатым, а для сокровищ нужно и место, где их хранить.

Эрк усмехнулся и продолжил путь. До самой темноты он бродил по улицам брошенного города так никого и не встретив. Дома вокруг бессмертного действительно выглядели брошенными. Не заметно и намека на то, что внутри мог кто-то жить. На дорогах, освободившихся от снега при помощи огня не видно ни одного следа. Ни человеческого, ни чьего-то еще. На ум бессмертному пришли мысли о неких странных силах, обитающих в этом месте. Быть может, никого из живых здесь нет и в помине и уверенность Эрка ошибочна. Как знать. Так даже интересней.

Под босыми ногами вновь захрустел снег. Ночь уже окутала город, а Эркен все плутал по улицам да закоулкам. Определенного маршрута не было, юноша просто бродил, пока не вышел на широкую дорогу, ведущую к поднятому мосту, за которым высилось мрачное здание, окруженное рвом.

Замок, подумал было Эрк, но присмотрелся получше и заметил, что увиденное им здание недостаточно укрепленное, чтобы держать осаду, но на всех окнах решетки, а стены ощетинились шипами, направленными против тех, кто захотел бы вылезти, а не проникнуть внутрь. Тюрьма, и довольно немаленькая. На свой неопытный взгляд Эркен прикинул, что здесь могло бы поместиться две сотни заключенных, да и место, куда пришел Эрк — настоящая окраина города.

Эркен приблизился, недовольно осматривая окутанную ночью молчаливую тюрьму. Бессмертный не видел большого смысла в подобных зданиях, как и в лишении человека прав и свобод за его прегрешения против других людей. По разумению Эркена, человек не мог исправиться и стать нормальным только лишь проведя несколько лет в тюрьме. Разве так вообще бывает? Хотя, если вспомнить недавнее заточение бессмертного в городе людоедов, то подобное может подкосить и заставить задуматься.

Эрк бросил последний взгляд на тюрьму и задумал развернуться в другую сторону. Проникать внутрь исправительного учреждения не было желания, да и что там может быть интересного? Это ведь не сокровищница и не дворец, однако, снег под ногами бессмертного заставил Эрка замереть и осмотреться внимательнее. Вокруг лежал снег. Не так как до этого, мелкими клочками, а полноценным снежным покровом. Таким, словно в этой части города не загорались никакие огненные столбы.

— «Однако ж», — Эрк смотрел по сторонам, заметив нечто чернеющее на дороге ко рву. Куча тряпья или… Эркен подошел и рассмотрел брошенную на дороге сумку. Небольшую, на ремне, которую удобно повесить через плечо. Как раз в такую Эрк мог бы сбросить найденные им монеты и кольцо, а там, глядишь, может еще чего отыщет. Да и в самой сумке может что-то быть. Вот только куда делся ее хозяин.

Эрк подошел к сумке, помедлив пока ее трогать, и заглянул в окружающий тюрьму ров. Из-за снегопада его практически заполнял снег, однако то тут, то там торчали кончики острых кольев. В ширину ров примерно в три человеческих роста. Такой не перепрыгнуть… человеку, да и некоторые полуразумные тоже не сумеют. Тут, как подумал бессмертный, темница явно для людей построена, но тюрьма тюрьмой, а вот в найденной сумке может и чего ценное лежать.

Эркен поднял сумку, показавшуюся тяжелой, открыл ее и тут же отбросил прочь, выругавшись сквозь зубы. Если кто-то пошутил, с чувством юмора у него явные проблемы. В сумке лежали кисти рук, с виду странные, покрасневшие, словно от ожогов, явно не человеческие. По большому счету, они принадлежали крысолюдам. Можно ли считать такое намеком на нелюбовь к ворам или здесь что-то еще? Эркен стал пятиться ото рва, обратившись во внимание. Благодаря больной находке бессмертный хотя бы понял, что в этих руинах кто-то есть, если только обладатели этих рук не были последними жителями. Но даже если и так, ведь есть и тот, кто не поленился их порубить.

Эркен услышал хруст снега, исходящий изо рва, будто кто-то зашевелился и пытался выбраться наружу. Показалась огромная рука, в которой бессмертный узнал ледяную лапищу голема. За рукой показалась и следующая конечность, затем голова и остальное тело. Голем поднялся во весь свой рост и выбрался на дорогу. За ним еще двое. Все трое в высоту как четверо взрослых мужчин, а из темных переулков стали выходить големы поменьше. И внутри каждого гиганта алел мистический чарующий свет.

— Ну давайте! — воскликнул Эрк, призывая свою косу, но лишь холодный ветер скользнул по его ладони. Опять! И почему-то именно сейчас! Проклятая коса вновь не откликнулась на зов хозяина. За последнее время это стало происходить слишком уж часто. Эркен не понимал причины, но прекрасно помнил, что несколько раз до этого без проблем призвал свое оружие.

Големы, тяжело шагая, стали приближаться. Эркен, при всем желании, не сумел бы одолеть и одного из них в кулачном бою. Невооруженным глазом видно, насколько даже меньший из големов превосходит человека в размере и, скорее всего, силе. Голым кулаком такое существо не пробить. Эркен не уверен был даже не счет своей косы. Это не молот все-таки. Косой хорошо рассекать плоть, а не крошить ледяные глыбы.

Эркен стремительно бросился прочь. Трое больших големов даже не почесались погнаться следом, а их меньшие собратья увязались за бессмертным, и от грохота их бега дрожала земля. Эркен даже не знал, что големы способны быстро передвигаться. Всегда казалось, что эти ледяные увальни просто видят тебя и преследуют пока ты не устанешь и не потеряешь в скорости. Для этих гигантов не существует усталости, и они не могут сдаться, так как не знают, что это значит.

Однако больше големы точно не преследовали, а меньшие быстро отстали, потому что не смогли догнать бессмертного. Эркен прикинул, что человека они, возможно, смогли бы настигнуть, но для этого им нужно было бы выскочить из своей засады более неожиданно, а то как-то, право дело, не профессионально получилось. Но ведь засада-то имела место быть, — подумал Эркен, остановившись за растрескавшейся стеной, и убедился, что его больше не преследуют. Но големы ведь не устраивают засад. Они вообще не умеют думать. Если посмотреть на них в ледяных пустошах, то они большую часть времени просто стоят, пока не засекут что-нибудь живое, а после преследуют, пока не потеряют цель из виду или не уничтожат. А эти мало того обитают в городе, так их еще и много, и они действовали сообща. Как такое вообще понимать?

У Эркена в голове вертелось всего две гипотезы: это новый вид умных големов или ими управлял кто-то, кому подобное под силу. В первое верилось слабо. Во второе больше, чем в первое, но тоже слабо. Големы — воплощения природной силы. Представить, что кому-то под силу отобрать у природы ее слуг не так-то легко.

И еще коса, которая вновь подвела. Что вообще происходит? Эрк ведь еще вчера утром призывал ее, когда наткнулся на унсуров, и когда пробирался в город. С подобным необходимо разобраться, иначе придется подыскивать себе меч и драться по-человечески. А драться точно придется, в этом Эркен не сомневался. С человеком ли, с монстром иль колдуном, да хоть с самой природой. Эркен уже имел небольшой опыт путешествий, и везде, где бы он ни был, находился враг. Поэтому, человек без оружия — считай покойник, а невооруженный бессмертный и вовсе ни туда, ни сюда.

К середине ночи Эркен вновь оказался в бесснежной части города. Посмотрев на сияющую в черном небе луну, бессмертный повернул за угол и вышел на широкую дорогу. По обе стороны тянулись кривые осевшие дома, и ни в одном из окон не горел свет. Появились сомнения относительно жителей города. Возможно ли все-таки, что руины пусты? Ответ на вопрос Эркен получил мгновенно, будто Вселенная услышала его. Из-за потрескавшегося дома вышел человек, укутанный в плащ. Он сгорбился над землей, всматриваясь в ее промерзшую черноту, словно что-то искал. Эрк прильнул к ближайшей стене и стал наблюдать. Это первый человек, которого он встретил в этом месте, хотя думал, что людей здесь быть не должно. Значит ли это, что есть и другие?

Эркен стал приближаться, чтобы рассмотреть человека лучше. Его ноги мягко ступали по холодной земле. Бессмертный босыми ступнями ощущал ее холод. Человек в плаще пошел по дороге от Эркена, все так же глядя себе под ноги. Эрк ускорил шаг, опасаясь потерять незнакомца, который прибавил шагу, будто обнаружив предмет своих поисков.

Дома на стороне Эркена закончились, и бессмертный решил быстро перебежать на другую сторону, чтобы ему вновь было за чем прятаться. Быстро бросившись через дорогу, Эрк не отрывал взгляда от человека в плаще, который резко обернулся и заметил бессмертного. Парень глупо застыл посередь дороги, не зная, что сказать и сделать. Он попался и довольно нелепо.

Человек в плаще просиял, его худое загорелое лицо разрезала улыбка, и он поспешил к юноше. Эрк ждал, надеясь, что на него не нападут. Пока коса капризничает лучше избежать схваток, однако незнакомец ничем не выказывал враждебности и казался чрезвычайно безобидным.

— «Как и большинство хороших убийц», — подумал Эркен, мысленно похвалив судьбу за то, что родился бессмертным. Это не просто везение, а огромный и бесценный дар. Сколько раз он уже расставался с жизнью и все это лишь временные явления, которые для смертного оказываются практически бесповоротными.

— Доброй ночи, — приветливо произнес незнакомец. — Я кое-что потерял и никак не могу найти. Скажи, ты не находил, случайно… — человек в плаще странно втянул воздух и посмотрел на руку бессмертного, на пальце которой болталось крупное драгоценное кольцо. — Вот же оно! — обрадовался незнакомец. — Мое кольцо! Ты нашел его!

— Так оно твое? — Эркен рассмотрел стоящего перед ним мужчину. Худой, но в тоже время, крепкий. Толстые пальцы на руках, как раз под найденное Эркеном кольцо. Незнакомец не отличался высоким ростом, но все же смотрел на юношу сверху вниз. Его лицо примечательно своим загаром, однако кожа вокруг глаз на вид заметно светлее, словно человек часто носил очки. Волосы темно-рыжие. Глаза карие. Этот человек явно не был северянином, как нельзя было причислить его к жителям пустыни или южных островов. Быть может, он уроженец Нижних земель, что лежат за южными горами, но Эркен не мог дать на это точный ответ. Из жителей Нижних земель Эрк знал лишь покойного Болтуна, и колдун не был похож внешне на того, кто сейчас стоял перед бессмертным.

— Верно, — улыбнулся незнакомец и протянул руку. — Отдай его.

Эркен задумался на пару секунд. С одной стороны, можно отказаться или, хотя бы, попросить что-нибудь взамен. Эрк нашел кольцо, а этот улыбчивый мужик его потерял, поэтому теперь оно уже не его. Неплохой ход мысли, но Эрку не нравились сияющие неприятным сумасшествием глаза незнакомца. Да и найденное бессмертным кольцо казалось очень дорогим, словно принадлежало какому-нибудь вождю. Последнее безусловно хорошо. Драгоценность можно дорого продать, но и расставаться с ней легко мало кто захочет. Когда-то Эрк напал на человека из-за пары монет, а за такое кольцо можно сделать вещи и похуже.

Подумав, Эркен принял человека в плаще за одного из заключенных, из той самой тюрьмы, которую он нашел ранее. Вполне вероятно, что в тюрьме, скорее всего, уже никого нет. Какой смысл сидеть в ее стенах, зная, что в городе нет ни одного стражника, чтобы помешать тебе выйти? Но это при условии, что этот город начал приходить в упадок естественным образом, без вмешательства сторонних сил.

Эркен снял с пальца кольцо и положил в протянутую ладонь незнакомца. Человек в плаще сразу же одел его на средний палец левой руки, где виднелся заметный след от кольца. Приветливое выражение лица человека в плаще слегка померкло. Он посмотрел на парня перед собой и благодарно кивнул.

— Спасибо тебе, — сказал он. — Ты благоразумный человек. — Эркен отмахнулся, мол, ничего такого.

— Я Таламет, — представился человек в плаще. — Я не видел тебя тут раньше. Ты выглядишь…

— Необычно, — ответил Эрк за нового знакомого, при этом ощутив неловкость за свой вид.

— Точно, — согласился Таламет. — И тебе лучше бы покинуть город как можно быстрее.

— Почему? — не понял Эрк и слегка напрягся, хоть тон Таламета и оставался приветливым. — «Этот человек должен что-то знать о големах и столбах огня», — подумал бессмертный.

— В городе опасно, — ответил Таламет. — Здесь легко погибнуть, поэтому лучше тебе уходить, но перед этим неплохо бы раздобыть себе одежду и запасы еды не несколько дней.

— Я этим займусь, — отмахнулся Эрк, а внутри него рос интерес к своему собеседнику. — Кто ты такой?

— Я? — удивился Таламет и слегка призадумался. — Я инженер… Да, точно!

— Ты что-то строишь или изобретаешь? — допытывался Эрк. Таламет не спеша пошел по дороге, и бессмертный увязался за ним.

— Расскажи лучше о себе, — ответил мужчина. — Ты странно выглядишь для северянина, а если ты не житель Севера, как ты смог в таком виде пробраться сквозь снега и холод и прийти сюда?

— Я растерял все по пути, — тут же нашелся Эрк, подумал и добавил: — И я чуть не сгорел, стоило мне перелезть стену. Что это были за столбы огня?

— Одна из опасностей этого места, — ответил Таламет, поворачивая за угол. Эрк про себя отметил, что маршрут его спутника не отличается какой-либо логикой. Таламет просто идет ради того, чтобы идти. Неизвестно вообще есть ли конечная цель его настоящего маршрута.

— А големы? — продолжал спрашивать Эрк. — Я видел странных големов. Их ведь не должно быть в городах, пусть даже и брошенных.

— Ах это, — Таламет слегка замедлился, высматривая что-то, и свернул в проулок. Эркен не отставал, и оба вышли на широкую улицу, посередь которой грудой осколков лежало несколько големов. По раздробленным останкам трудно было установить точное количество. Эркен насчитал троих, но это лишь примерно. Таламет едва заметно улыбнулся, увидев уничтоженных великанов, после чего внимательно осмотрелся и помрачнел. В его глазах промелькнуло нечто похожее на разочарование, и это не укрылось от внимания бессмертного.

— Так что на счет големов? — напомнил Эркен. Таламет взглянул на юношу, словно увидел его впервые, затем посмотрел еще раз на останки големов.

— Тебе лучше быстро покинуть это место, — ответил Таламет. Раздобудь себе все необходимое и уходи. Здесь нет ничего кроме смерти.

— Постой, — Эрк заметил, что его новый знакомый собирается покинуть его.

— Я должен идти, — жестко и непреклонно ответил Таламет, посмотрел на Эрка и отвернулся. — Прощай.

Глава 20

Эрк не успел сказать и слова, как Таламет быстрым шагом скрылся из виду, оставив после себя еще больше вопросов, которые всерьез начали будоражить интерес бессмертного. На ум пришла мысль о том, что на Севере каждое поселение, каждый город, пусть и давно заброшенный, представляет собой место, будто бы живущее отдельно от всего остального мира.

Эркен миновал уже несколько таких городов, и в каждом творилось что-то свое, что придавало всем этим руинам индивидуальность, выделяющую их на фоне безжизненных снежных пейзажей Севера. Вот и сейчас Эркен пришел в очередной мертвый город, наполненный своими тайнами, которые только и ждут, чтобы их узнали. И загадочный Таламет не помешает этому. Если уж он не хочет отвечать на вопросы, то нечего было вообще показываться на глаза.

Эркен решил отыскать, где прячется Таламет. Как и у любого живого существа, у него должен был быть какой-то дом. Найти его обычными методами будет, возможно, нелегко, разве что идти по следам, оставленным странным инженером, только вот земля за ночь замерзла настолько, что на ней тяжело оставить вмятину от сапога. А бежать за Таламетом прямо сейчас Эрку казалось бессмысленным. Бессмертный сомневался, что отыщет инженера даже если бросится за ним прямо сейчас со всех ног.

Рассматривая черную твердь под ногами, Эркен вспомнил о своем умении, которое не раз помогало ему отыскать того, кто был ему нужен. Природу этой способности Эрк не знал, но она работала безотказно, всегда приводя бессмертного к его цели. Нужно лишь вызвать изменение своих глаз, только вот это никогда не получалось просто по желанию.

Эрк попытался проделать этот трюк, напрягал зрение, мысленно приказывал радужкам своих глаз трансформироваться, однако не почувствовал никаких изменений. Вспомнил, как пытался сделать то же самое в Крейгаарде, для поисков ведьмы, и понял, что навряд ли сумеет и в этот раз. В прошлом фокус удался, в итоге, и в тот раз Эрк даже пришел к пониманию своей силы, решив, что все дело в инстинкте охотника. Тогда Эрк считал, что ключом ко второму зрению является сильное желание искать и преследовать свою цель. То имело большую схожесть с диким и первобытным ощущением. Но сейчас Эркен не ощущал себя ни диким, ни первобытным, хотя выглядел подобающе. Более того, бессмертный вовсе не желал чувствовать сейчас нечто подобное. Да и за те несколько раз, что коса не откликнулась на зов хозяина, уверенность в собственных силах порядком поистратилась.

Эркен поразмышлял об этом и пришел к выводу, что его неуверенность в своих силах очень похожа на неуверенность в себе, в принципе. Если человек не уверен в себе, он меньше рискует и избегает ситуаций, в которых мог бы проявить себя, проверить, испытать и чего-то добиться. Если бы Эркен знал, что является ключом его слабости, то немедленно избавился бы от этого, но решение проблемы, как всегда, окутано тайной.

Однако Эрк не собирался отказываться от затеи исследовать этот город и отыскать, где прячется Таламет. Этот рыжий тип с безумными глазами еще ответит на все его вопросы. Никуда он не денется. Эркен не просто парень, который хочет выжить. Он не какой-то там слабый человек, думающий лишь о еде и уюте. Эркен добьется своего.

— «Да я вытрясу из него все ответы», — выражение лица Эрка стало решительным. — «Найду его и не отстану, пока не получу желаемое».

Настроение слегка поднялось. Эркен глубоко вздохнул, преисполняясь решимости начать обыскивать город. С мистическим зрением или без него. Разве что времени на это может уйти немало, но что есть время для того, пред кем расстелилась вечность?

Но вечность не пригодилась. Эркен побродил по ночным руинам около часа и заметил движение на дороге. Затаился за полуразвалившимся домом и стал наблюдать за небольшим отрядом, двигающимся прямо на него. Отряд состоял, преимущественно, из крысолюдов, меж которых затесались высокие существа с несколькими руками. Эркен испытал легкий шок, когда увидел этих монстров. Нет, Эркен не испугался, скорее, увидел в этих многоруких существах нечто знакомое.

Многоруки, как их быстро окрестил бессмертный, очень похожи на полуразумных, однако выглядят так, словно их собрали из разных частей, и получилось некое существо с гибридными чертами, но покрасневшей кожей и видоизмененным телом. Их конечности, с виду полузвериные, но длиннее, чем положено природой. Количество рук, высокий рост и багровая кожа делали этих монстров больше похожими на чудовищ, хоть лица, мимика казались полностью схожими с представителями полуразумных рас, а голоса звучали разборчиво, как и подобает существам умеющим говорить на общем наречии. Когда жутковатый отряд подошел ближе, Эркен отчетливо мог расслышать короткие приказы на северном языке, которые многоруки отдавали крысолюдам, а те сновали туда-сюда, шустро заглядывая в дома и переулки.

Эркен присмотрелся и понял, что этот отряд кого-то или что-то искал. Они сперва показались патрульными, но присмотревшись, Эрк увидел, что они ведут себя так, будто зашли на чужую территорию. Территорию без снега, а здесь, как успел узнать Эркен, властвует пламя, столбы которого могут, возможно, появиться в любой момент и сжечь любого.

Так же на ум бессмертного пришла разгадка личности Таламета. Рыжий человек с сумасшедшими глазами представился инженером, и теперь Эркен хорошо мог рассмотреть, что же он изобретает и собирает. Многоруки, не иначе. Гибридные существа, что выходят из его лаборатории и бродят по городу, приказывая полуразумным. Таламет — очередной скульптор плоти. Такой же, как Фазари, безумец, упивающийся своими экспериментами и жуткими работами.

Эркен слегка разочаровался. Наблюдая за продвигающимся по улице отрядом, бессмертный думал о том, что Таламет, не попытался напасть на него и даже помог советом, что делало его странным, однако теперь Эркен выяснил что за сила действует в этом месте. Скульптор плоти и его послушные произведения искусства. Осталось теперь разузнать, кто или что стоит за огненными столбами, если, конечно, к этому не причастен все тот же Таламет. Версия натянутая, конечно же, но по разумению Эрка безумный скульптор плоти вполне мог оказаться личностью разносторонней.

Эркен напрягся, когда передние многоруки остановили отряд. Крысолюды стали оперативно обшаривать ближайшие дома, проворно влезая в окна и выскакивая обратно. Эти полуразумные так же показались Эрку странными, стоило присмотреться получше. Гибриды выглядели истощенными, а их глаза, у всех как у одного, налиты кровью, что несвойственно этому виду полуразумных. И тела крысолюдов периодически содрогались, а их кисти рук с когтистыми пальцами тряслись, словно с похмелья или, как если бы эти крысолюды находились под действием адреналина или чего-то похожего.

— «Да они в бешенстве», — подумал Эрк, глядя, как гибриды скалят свои острые зубы, и их дикие взгляды осматривают все вокруг. Эти существа, чтобы с ними ни сделали, казались крайне опасными и озлобленными. Стало заметно, что только их многорукие командиры сдерживают полуразумных от необдуманных и безумных действий.

Эркен спрятался за угол, гадая как ему поступить дальше. Он мог продолжить наблюдение или отступить. Продолжать слежку рискованно, потому что его могут заметить, а драться сейчас Эрк не готов. Без своей косы бессмертный ощущал себя как без рук. Но, в то же время, Эрк не считал достойным просто ретироваться. Он бессмертный. Он не боится двуногих бешеных крыс и многоруких уродцев. Они ничего ему не сделают.

Сосредоточившись, Эркен попытался все же призвать свою косу. Вытянул руки, но в них ничего не появилось. Сжав губы от досады, Эрк осторожно выглянул, чтобы посмотреть, как далеко по улице продвинулся отряд, и тут же что-то тяжелое рухнуло на бессмертного, повалив его на холодную землю.

Собранные некогда монеты вылетели из руки и покатились по земле. Эркен ощутил на своей шее укус, его кожи коснулась жесткая шерсть крысолюда, из раны по груди хлынула кровь. Крысеныш, как и подобает хищнику, знал, куда нужно кусать, вот только с выбором жертвы он точно ошибся.

Эрк выкатился на дорогу вместе с укусившим его гибридов, оторвал крысочеловека от себя и отпихнул ногой. Гибрид упал, тут же вскочил и прыгнул на бессмертного вновь. До ушей донеслись короткие приказы: «взять!», и остальные крысы кинулись к Эркену.

Увидев эту стремительно надвигающуюся волну, бессмертный вскочил и бросился прочь. Ему на спину прыгнул укусивший его крысолюд, однако Эркен схватил его за морду, перекинул через себя и пнул ногой на земле, после чего ускорился как мог, чтобы оторваться от остальных. Укус на его шее уже исчез, как и не было.

За секунды Эрк пробежал несколько улиц, пока не понял, что от него отстали. Бессмертный не сомневался, что способен двигаться быстрее чем гибриды, однако это трусливое бегство сильно пристыдило Эркена. Разумеется, сцепись он врукопашную с дюжиной безумных гибридов, и его разорвали бы на части, но разве это хуже, чем трусливо убегать? После смерти можно воскреснуть, а вот как смыть позор?

— «Повел себя как человек», — Эркен с силой пнул лежащий на земле камень и его палец хрустнул, а спустя секунду полностью восстановился. Эрк даже боли не почувствовал, лишь разочарование в себе. Хотелось вернуться назад и сразиться. Тем более, что на него напали первыми, поэтому никакой моральной стороны вопроса и быть не могло. Но нападать без оружия… Эркен вновь попытался вызвать косу и снова ничего. Разозлившись, Эркен, однако понял, что нельзя отпускать многоруких и их слуг. Это первая группа хоть каких-то существ, которую бессмертный обнаружил. Не считая безумного Таламета, эти жестокие создания единственные жители этих руин, которых увидел Эркен. Можно еще вспомнить големов, но их бессмертный жителями не считал. Они вообще живые, чтобы считать их жителями? Эрк так не думал.

От Эркена не отстали, его попросту перестали преследовать. Вероятно, многорукие искали что-то или кого-то, и Эркен оказался не похож на цель их поисков, поэтому они отозвали своих крыс. Ничего если Эрк не интересует их, зато теперь они стали интересны ему. Чтобы они не искали, Эркен поищет вместе с ними. Главное вновь не выдать себя, иначе второй раз от гибридов можно и не убежать. Да и вообще, пора бы раздобыть себе запасное оружие. На всякий случай.

Но найти оружие оказалось сложнее, чем выйти на след отряда многоруков. Те и не прятались, продолжая прочесывать дома и улицы. Эркен наблюдал за ними, держась дальше обычного. Его острое зрение позволяло видеть достаточно хорошо и на большом расстоянии, да и слышал бессмертный лучше человека, как он сам думал.

— «Если очередная крыса свалится мне на голову, это уже будет смешно», — подумал Эрк, наблюдая за отрядом из темного окна дырявого дома, который проверили несколько минут назад. Вряд ли кто-нибудь решит сюда вернуться, так что это хорошее место для созерцания уродцев и их присных. Интересно, что они ищут?

Эркен насторожился, когда услышал отрывистые команды многоруких. Гибриды вокруг них зашевелились и зашипели, словно учуяли врага. Эркен никого не видел, и не понимал причины беспокойства, однако многорукие явно видели больше бессмертного, а может роль играл их опыт обитания в здешних местах. Эрк-то, вроде бы, дураком себя не считал, а ведь не знал все-таки на что нужно здесь обращать внимание.

Раздался взрыв, сотрясая ближайшие здания. С крыш домов на землю посыпались камни, и части кровли. Нескольких многоруков и с десяток крысолюдов разметало по окрестностям. Все случилось мгновенно, словно под землей рвануло сразу несколько взрывных ловушек.

Эркен стал смотреть во все глаза, желая запечатлеть следующий взрыв, если он случится, но видел лишь разбегающихся во все стороны еще живых гибридов и двоих многоруков, пытающихся жесткими командами вернуть своих слуг. Однако слуги в гробах видали многоруких и бежали без оглядки. Несколько гибридов на четвереньках пронеслись мимо дома, где прятался бессмертный, а за ними бежали двое многоруких.

Даже по их искаженным багровым мордам явно угадывалось нежелание оставаться здесь. Каким бы ни был их план, он вылетел в трубу, стоило отряду вляпаться в эту неведомую ловушку. Бессмертному даже показалось странным, что он сам не наступил ни в одну.

Эрк приготовился преследовать убегающих. Раз ему не суждено узнать, что они искали, можно проследить куда они убегут. По логике вещей, эти потрепанные уродцы должны вернуться к своему лидеру и доложиться о своей неудаче. Если, конечно, они не струсят и не начнут прятаться где-то в городе, но Эркен на это не рассчитывал, поэтому легко выскочил из окна и стал преследовать отступающих. Крысолюды не волновали бессмертного, а то, что они бежали далеко впереди играло на руку. При желании можно попробовать напасть на многоруков, оглушить одного, а второго допросить, но Эркен решил не прибегать к радикальным мерам просто потому, что не знал, кто во всей этой истории может оказаться другом, а кто врагом. А раз не знаешь, кто есть кто, с применением силы лучше не спешить.

Эркен преследовал остатки отряда до самой, как он ее назвал, границы земель. Это черта, где заканчивались бесснежные земли, и начиналась часть города, покрытая белым покрывалом. Город и правда оказался буквально поделен как минимум на две части, и на каждой территории властвовали свои силы.

Многорукие все так же сильно отставали, а Эрк сосредоточил все свое внимание именно на них, поэтому успел вовремя спрятаться за обломками ближайшего дома, чтобы его не рассекретили. Многоруки остановились и стали прислушиваться и переглядываться. Эркен также обратился в слух, но не различил ничего постороннего. Тишина вокруг, да и только. Неужели где-то еще одна ловушка?

Бессмертный выглянул, увидел приготовившихся к бою многоруков, а спустя несколько секунд на них набросились, невесть откуда взявшиеся, вооруженные крысолюды и завязался бой. Гибриды, по виду обычные, не такие как слуги многоруков, вооружившись мечами, топорами и ножами напали полумесяцем, быстро взяв многоруков в кольцо. Эркен насчитал одиннадцать крысолюдов. По разумению бессмертного, такая толпа должна за секунды свалить безоружных многоруков, однако в первые же секунды боя несколько гибридов уже оказались на земле, а многоруки заработали своими руками так шустро, как Эркен и не предполагал. Они буквально вырывали оружие из рук нападавших и бились им же, нанося точные и выверенные удары.

Когда удар топора расколол голову первого многорука, пятеро крысомордых уже лежали мертвые, о чем безошибочно говорило количество крови под их телами. Остальные шестеро продолжали рубиться, крича и ругаясь, пока еще двое не упали под ноги многорукого убийцы. Оставшиеся четверо бросились прочь, забыв обо всем на свете, а выживший многорук тяжело опустился на землю и выронил оружие из окровавленных пальцев. На его багровой коже виднелись глубокие раны, которые, как мог видеть Эрк, медленно зарастали. Слишком медленно, на вкус бессмертного, но у простых смертных нет и такого.

Созерцание кровавого боя всколыхнуло в бессмертном нечто, чего ему не хватало последнее время. Глубоко внутри проснулась жажда сражения, и тело тут же откликнулось на нее. Эрк выскочил из своего укрытия и ощутил дрожь в своих руках, а спустя мгновение его пальцы уже сжимали рукоять косы цвета засохшей крови. Глубоко и радостно вздохнув, Эркен рассмотрел свое оружие, будто не веря, что это оно, после чего перевел взгляд на сидящего на земле многорука и направился к нему.

Многорук обернулся, стремительно встал, подхватывая с земли четыре меча и топор. Все его пять рук оказались заняты, но Эрк не выглядел впечатленным или напуганным. Удивился, скорее, сам многорукий воин, взгляд которого упал на косу, которую держал юноша, идущий к нему.

— Знаешь, что это? — спросил Эркен, повертев косу в руках. Многорук покачал головой, готовый принять бой. Разумеется, он знал, что в руках парня оружие. Если не точно, то скорее всего. Вопрос тут был глубже, и многорук, видимо, понял это, что говорило о его разумности.

Раны многорукого воина выглядели лучше с каждой минутой, однако восстановится он или нет, теперь полностью зависело не от него. Но Эркен не нападал, хоть и очень хотел. Коса в его руках появилась не просто так, она отозвалась не только на желание драться, но и на принятие этого желания. Эркену показалось, что он начинает понимать, как это работает, но это еще нужно было подтвердить в соответствующих ситуациях.

— Для простого человечка ты слишком живучий, — сказал многорукий на хорошем северном языке. Эрк вскинул бровь, удивившись тому, что это искореженное существо умеет так хорошо говорить.

— Тебя укусили в шею, — продолжал многорукий, — я видел это, но на тебе ни единой раны. Да и станет ли нормальный воин использовать в качестве оружия косу.

— Тебя забыл спросить, — Эркен шагнул к многоруку, ощутив исходящую от него силу. Бессмертный уже ощущал нечто подобное, когда находил останки ледяных големов, затронутых странной магией. Этой же силой веяло и от многорука, да и от его подручных крысолюдов тоже. Все эти существа затронуты одним колдовством. Значит ли это, что они служат кому-то одному. Таламету? Если безумный любитель драгоценных украшений и правда скульптор плоти, то эти существа точно его подручные.

— Ты служишь Таламету? — прямо спросил Эрк, и многорук сделался сосредоточеннее, подогнул колени, приняв боевую стойку. — Я не враг твоему хозяину, — примирительно сказал Эрк. — Мы с ним виделись, и он даже помог мне советом. Отведи меня к нему, мне кое-что нужно узнать.

Многорук несколько секунд задумчиво смотрел на бессмертного, не зная еще кто перед ним, а после выбросил четыре меча, освободив руки. Оставил лишь топор в качестве оружия. Эркен отозвал свою косу, надеясь, что не насовсем и посмотрел на многорукого. Тот кивнул на лежащие вокруг него тела людей.

— Мне потребуется помощь, чтобы отнести это хозяину.

Эрк невесело усмехнулся.

— Не хочешь возвращаться с пустыми руками, а?

— Все верно, — серьезно ответил многорук и стал взваливать на себя убитых им гибридов. Одного на плечо, еще по одному в каждую руку. Итого пятеро. Двое осталось лежать.

— Их понесешь ты, — сказал многорук.

— А дружка твоего тут оставим? — спросил бессмертный. Многорук не ответил. Эрк так же хотел возразить по поводу своей помощи, но мысленно махнул рукой, взвалил одно тело на плечо, а второго взял за руку и потащил за собой по земле. Не каждый день выпадает шанс заниматься чем-то подобным, поэтому, почему бы и нет. Тем более, что теперь Эркен встретил хоть кого-то, с кем можно нормально поговорить.

— Далеко хоть идти? — Решил уточнить бессмертный.

— До городской тюрьмы, — спокойно ответил многорукий, шагая в нужном направлении.

— Ты шутишь? — удивился Эрк. — Таламет живет в тюрьме?

Многорук странно посмотрел на Эркена и кивнул. Бессмертный поправил сползающее с плеча тело и ускорил шаг, чтобы поспевать за своим новых знакомым.

— У тебя есть имя? — спросил бессмертный, под ногами которого уже хрустел снег. Вокруг не видно ни души. Разбежавшиеся крысолюды растворились где-то в окрестностях, но от них на снегу осталось много следов, по которым их легко можно было бы выследить, однако Эркен не испытывал интереса к этим созданиям, как, видимо, и многорукий воин.

— Гаер, — ответил многорук.

— Ты кату? — решил уточнить Эрк, подмечая кошачьи черты в морде многорука. — То есть, был им?

Гаер недовольно глянул на юношу, подметив, однако, как легко и без устали тот тащит на себе тела двоих взрослых крысолюдов.

— Мое прошлое не имеет значения, — произнес многорук. — Кем я был более не важно.

— А эти крысы, которых мы тащим, зачем они напали на тебя и твоего друга? Разве они не знали, насколько вы опасны?

Тела покойников волочились за Эркеном и Гаером, оставляя широкие полосы и кровавые следы на снегу. Ночь уступала время рассвету. Красное тяжелое утреннее солнце еле выползало из-за горизонта.

— Отчаянные меры требуют отчаянных действий, — неопределенно ответил Гаер.

— Кто они? Жители города?

— Кто же еще! — раздраженно ответил Гаер, бросив на Эркена колючий взгляд. — Хватит вопросов. На остальные пусть отвечает мой хозяин.

— Как скажешь, — легко согласился Эрк. — Но учти, грубиян, если по пути на нас вновь нападут, расхлебывать все будешь сам.

— Если я погибну, кто отведет тебя к хозяину? — не растерялся Гаер.

— Сам найду, — легко нашелся Эрк и, поправив тело на плече, приложил ребро ладони к горлу. — У меня во-от столько времени.

Гаер фыркнул, ничего не сказав, и сосредоточился на своей ноше. Эркену же казалось странным то, что многорук не интересуется подозрительным юношей, который встретился ему в руинах. Под интересом Эркен подразумевал любопытство относительно того, как Эркен пережил глубокий и, очевидно, смертельный укус в шею? Почему он не страдает от холода, хоть с виду и не похож на северянина? Как он вообще не устает, неся на себе тела двух взрослых гибридов? Эркена все это заинтересовало бы, встреть он кого-то похожего на себя, однако Гаеру, казалось, плевать кого он сопровождает. Многорукому воину куда важней были тела убитых им врагов, которые он так сильно хотел принести хозяину. «Хороший пес, что сказать», — думал Эркен, постепенно подходя к выводу, что Гаер вовсе не так уж и умен, как бессмертный подумал вначале. Да это и хорошо, если подумать. Если слуга много понимает, это может оказаться проблемой для хозяина. Пусть лучше оставляет важные вопросы на рассмотрения господина.

— «Таламет, небось, удивится, что я еще жив», — подумал Эркен, заметив, что Гаер порядочно обогнал его, и ускорился еще, хоть и понимал, что не сможет догнать многорукого, если тот вдруг вздумает посоревноваться в скорости. Без своей ноши Эркен, скорее всего, обогнал бы Гаера, но с двумя трупами в охапке сделать это тяжело и неудобно. Да, Эркен не уставал, благодаря бессмертию, но его физическая сила, хоть и превосходила человеческую, не являлась, тем не менее, чем-то запредельным. Эркену легко давалась эта переноска тел, но пожелай он побросаться ими, ничего бы не вышло, а вот у Гаера такой трюк вполне бы получился.

— Где все жители? — не удержался Эрк, спустя несколько минут тихой пешей прогулки по снегу. — Я за все время здесь видел лишь тех, кто напал на тебя. Где остальные?

— Прячутся, — сухо отозвался Гаер.

Эркен хмыкнул, ожидая подробностей, но многорукий не спешил больше говорить, да и сказанного им, примерно, хватило бессмертному для того, чтобы составить в голове некую куртину. По мнению Эркена, происходящее здесь сильно напоминало ситуацию в Крейгаарде, когда в город заявился некромант и изрядно подпортил людям жизнь, заставив тех прятаться по убежищам. И две ведьмы из ковена Сестер огня так же не гнушались жечь налево и направо, а их вражда с некромантом погубила ни одну живую душу. Вот и здесь, в этих руинах, названия которых Эрк не знал, происходило то же самое, и вновь простые жители оказались между противостоящими друг другу силами, что опять же доказывало, что быть смертным не самый выигрышный вариант.

— Эй, — Эркен позвал Гаера. Многорукий остановился, сбросив тела на землю. Оставил лишь одно, которое висело на его плече.

Эрк скинул свои два и вопросительно посмотрел на многорука. Бессмертный не боялся нападения, потому что умел за себя постоять и не мог умереть, однако Гаер не нападал на парня, лишь замер, что-то высматривая вокруг себя с топором в одной их рук.

Эркен напряженно вздохнул и призвал свою косу. Оружие появилось в его руке, несмотря на опасения, и это придало бессмертному уверенности. Юноша легко и виртуозно взмахнул ей несколько раз и осмотрелся, затем спросил, не глядя на многорука: — враги?

— Не знаю, — тихо ответил Гаер, и его тело дернулось. Эркен бросил быстрый взгляд на многорукого воина и увидел торчащее из его груди копье. Гаер попятился назад, уронив тело в снег, оступился и едва не упал. Эркен обратился во внимание, а его уши уловили звук, с которым брошенный предмет рассекает воздух. В нескольких метрах от бессмертного, прямо в полете, появилось несколько копий. От одного Эрк уклонился. Остальные два ударили Гаера в спину и намертво застряли там. Многорукий взвыл, развернулся, яростно размахивая топором, и посмотрел на Эркена.

— Помоги мне! — прорычал он, но бессмертный отозвал косу и поднял руки, сказав только: — я же предупреждал, что не стану вмешиваться.

О том, что Эрку стало интересно узнать кто напал на многорука, парень говорить не стал. Не каждый способен понять поступки того, кто может позволить себе руководствоваться одним лишь интересом и кого не волнуют вопросы собственного выживания. Эркен испытывал любопытство к хозяину Гаера, но вспомнив Крейгаард и жителей, которых некромант держал в страхе, бессмертный решил первым делом встретиться с местными обитателями и надеялся, что за этим нападением стоят именно они. Тем более копья, которыми атаковали многорука, это так понятно и бесхитростно, как могли поступить лишь люди или полуразумные, однако Эрк не видел никого, а простые жители городов, насколько мог судить бессмертный, не могут становиться невидимыми просто так.

Сомнения бессмертного развеялись, когда на глаза показалось с десяток гибридов. Они держали в руках копья, мечи и другое оружие, и осторожно приближались к едва стоящему на ногах Гаеру. Среди этих, облаченных в броню из шкур, костей и металла, воинов, Эрк узнал нескольких, кто нападал на многоруков до этого. Узнал, хоть большинство крысолюдов казались бессмертному на одно лицо. На вид они выглядели еще молодо. По меркам полуразумных, лет пятнадцать примерно, однако гибриды хоть и живут меньше людей, а растут быстрее, поэтому пятнадцатилетние и даже десятилетние крысолюды или другие полуразумные вполне боеспособные воины. В прочем, в десять лет и человек способен надрать задницу, если его верно воспитать.

— Еще, — спокойно и твердо скомандовал старый кату с сединой в шерсти. Это единственный не крысолюд в отряде, по сей видимости, его командир. Двое крысов с копьями прицелились и метнули их в цель. Гаер сбил одно, ударив топором, а другое вонзилось ему в живот. Многорукий зарычал, замахнулся для удара, но в тот же миг в его глаз впился кинжал, брошенный с поразительной меткостью и точностью. Рука Гаера выпустила топор в снег, а его тело обмякло и повисло на торчащих из него копьях.

— Вот и все, — тихо сказал седой кату, коротко глянув на своих. — Вот как нужно, а не то, что вы там устроили. Семеро погибли, черт вас дери.

Наступила виноватая тишина, которую нарушил вопрос ближайшего к Эрку крысолюда.

— А с ним что? — Седой взглянул на Эркена, с которого не спускали глаз все остальные, и коротко бросил: — отпустите.

Бессмертный выдохнул, рассчитывая на разговор, и едва успел увернуться от удара мечом, после чего оттолкнул с дороги промахнувшегося воина и бросился на другого, преградившего ему путь. «Отпустите» — именно так сказал лидер отряда. Это что, на самом деле означает «убейте»? Если бы не реакция бессмертного, превосходящая человеческую, этот простой и в то же время хитрый обман удался бы.

— Я вам не враг! — крикнул Эркен, отбросив с дороги второго крыса и получил укол мечом в бедро. Послушались короткие ругательства и злорадные смешки.

— Как же, шестерка бесовская! — крикнул ближайший крысолюд с растрепанной шерстью. Скаля зубы, он приближался с бессмертному с топором, а за ним и все остальные, постепенно окружая Эрка. Седой кату вынул свой кинжал из глазницы убитого многорука и посмотрел на бессмертного, взвешивая оружие в руке.

— Я не хочу драться! — настаивал Эркен, пятясь назад.

— Ты смотри-ка, — воскликнул другой воин, обращаясь к своим, — этот зачем-то на человека похож. Но нас не обдуришь, тварь ты гнусная!

Понимая, что слова не подействуют, Эркен призвал косу. Появление оружия в руках, слегка осадило нападавших, однако они продолжали приближаться, злобно и безжалостно глядя на бессмертного. В их суровых мордах не заметно и тени доброты, а их глазами смотрела смерть. Озлобленные, поддавшиеся своей звериной сути, они хотели лишь одного.

— Я лишь хочу поговорить с вами, — еще раз попытался Эркен, на что тут же получил едкий смешок, и другой воин ответил ему:

— У меня друг так однажды поговорил с тварью вроде тебя, так мы его потом по частям находили.

— Хватит болтать! — крикнул кату, и крысолюды всем скопом навалились на Эркена. Взмахом косы бессмертный заставил их отступить, и бросился прочь, нырнув в переулок. За ним кинулись бежать, но бессмертный оказался быстрее, чем предполагали нападавшие, и уже меньше, чем через минуту понял, что за ним никого нет. В спину Эрку разве что принесло несколько грязных оскорблений, да и только. В том, что это озлобленное мужичье разочаровано, Эркен не сомневался. Преследовать не стали, небось, из осторожности, но и того, что случилось хватило чтобы понять — знакомство с жителями города не задалось. Да и людей среди них Эрк не встретил.

Глава 21

Укрывшись в более-менее целом доме, Эрк из окна оценил обстановку вокруг и убедился, что его не ищут. Драться с жителями, пусть среди них и не оказалось людей, бессмертному не хотелось, так как этот бой обязательно окончится потерями со стороны последних. Они не знают кто такой Эрк. Да, бессмертного, как оказывается, можно убить, но лишь временно, а вот смертные, как правило, погибают насовсем.

Для Эркена в качестве противника гораздо лучше подошел бы Гаер или кто-то еще из многоруков. Они и в бою посильнее, и их не жалко. Хотя, Эрк не питал особой жалости и к здешним обитателям, однако, воспитанному среди людей и гибридов бессмертному все же в большей мере симпатизировали именно они, хоть налаживать знакомства с разного рода тварями гораздо интереснее. Мало кто из смертных может похвастать дружбой с драконом или племенем унсуров. Это, несомненно, необычно.

Эркен выглянул еще раз и спрятался вновь. Когда кураж столкновения с местными испарился, бессмертный вспомнил, как его назвали крысолюды. Бесовская шестерка. Значение и первого и второго слова были понятны.

— Бесовская, — одними губами повторил Эркен, ощущая как что-то внутри него зашевелилось. Бесы, демоны. Значит ли это, что прямо в этом городе обитают демоны? Если так, то это заброшенное место, населенное злобными жителями гораздо интереснее, чем может показаться. Здесь стоит остаться только лишь из-за возможности встречи с демоном. А если их больше одного? У бессмертного на мгновение перехватило дух.

— «Многоруки служат демону», — понял Эркен, как понял и совершенно очевидную вещь — он чужак в этих руинах. Для того, чтобы продвинуться в здешних знакомствах, необходимо принять сторону, иначе те же крысолюды и кату, никогда не допустят тебя в круг своих, если ты не докажешь им, что не имеешь ничего общего с их врагами. Убедить их — задача не из простых, но Эркен уже придумал, как сделать это или, по крайней мере, начать. А вот добиться аудиенции с хозяином многоруков куда проще. Она уже почти состоялась, если бы не Седой и его шайка.

— «Тоже мне, охотнички», — подумал Эрк, вспомнив появление крысов. Они просто возникли из воздуха, словно до этого их скрывали какие-то чары. Гибриды, сами по себе, так не умеют. Не иначе как на стороне местных жителей обосновался какой-нибудь колдун, что делало здешнее противостояние еще интересней. Да и сами жители оказались жестче, если сравнивать их с людьми из Крейгаарда.

Крейгаардцы прятались в убежищах и совершали редкие вылазки, в то время как местные ребята охотятся на своего врага и подтверждением этому можно считать ту сумку с кистями рук, которые, как теперь понял Эркен, принадлежали именно многорукам. И подбросили сумку с трофеями к городской тюрьме, где, по словам Гаера, обитает его хозяин. Местные хотели показать, что они могут и умеют бороться. Из того, что видел бессмертный, жители способны драться, но только если следуют четкому и хорошему плану. Тот седой кату небось хорошо знает, как нужно бить многоруков.

Эркен так же вспомнил легкое замешательство среди гибридов, когда они остались наедине с Эрком. Они не знали точно, как поступить, но Седой отдал приказ, не сомневаясь. Это говорило либо о его чрезмерной жестокости, либо о большом опыте. В любом случае, Эрк конечно же разозлился на него, но теперь понимал, что местные, хоть и не все были уверены на счет бессмертного, все же приняли его за очередного монстра. Раз они наблюдали за Гаером, стало быть, видели, как Эркен призывает свою косу. Люди так не могут, а раз ты не человек и не гибрид, значит, вероятно, и не друг. Неплохая логика для подобного места, где ошибка может стоить жизни. Если сомневаешься, то, вероятно, лучше не доверять вообще никому.

Поразмыслив немного, Эркен придумал способ втереться в доверие к жителям. Для этого придется поохотиться на всех остальных. Это покажет, что Эрк не враг обитателям этого города. Или враг, который просто придумал план похитрее. Разумеется, Эркен не рассчитывал на легкий путь, однако четко видел конечную цель своего предприятия. Гибриды в этих руинах владеют магией, а значит, они могут оказать бессмертному помощь в поисках отца или хотя бы дать совет. Пожалуй, лишь поэтому имеет хоть какой-то смысл оставаться в этом месте и не продолжать путь.

— Что ж, — придумав наскоро план, Эрк покинул свое укрытие и направился к месту, где должно было лежать тело Гаера. Тут недалеко. Главное, чтобы парни из отряда Седого не пасли бессмертного. Они ведь умеют становиться невидимыми, а значит, могут прямо сейчас наблюдать за ним. Эркен не боялся нападения, да и если у него прямо сейчас есть соглядатаи, это даже неплохо. Пусть понаблюдают и присмотрятся получше. Авось и разглядят в бессмертном возможного союзника. Главное, чтобы опять не напали. Излишняя настырность не украшает никого.

Многорука Эрк отыскал там же, где он и остался лежать. Гибридов и след простыл, а еще трофейщики забрали кисти Гаеровских рук и оружие. Ожидаемо, если подумать, и это навело бессмертного на мысль. Он бегом добежал до места первого увиденного им боя полуразумных с многоруками и увидел ту же картину. Мертвый многорук без кистей, а все оружие собрано подчистую. Жители прошли здесь, а вот куда дальше, было вопросом.

Но Эркен надеялся, что отряд Седого не единственные, кто здесь охотится. Первое впечатление бессмертный произвел нехорошее, но виной тому Гаер, на пару с которым они тащили тела покойников хозяину многорука. В такой картине тяжело увидеть положительные моменты, и Эрк понимал это и не собирался повторять такую же ошибку дважды. Пусть жители думают, что Эркен свой. Хотя это сильно сказано. Пусть хотя бы допустят такую мысль.

Призвав косу, что получилось довольно уверенно, Эркен одним взмахом отделил голову многорука от тела и поднял ее за длинное ухо с земли. Это, пожалуй, лучший и самый символичный трофей, который должен был точно привлечь к себе внимание. А еще его неудобно таскать, поэтому бессмертный пока отложил голову в сторону и обшарил ближайшие дома, в одном из которых нашел черенок от метлы, заточил его косой и насадил на него свой трофей. Посмотрев получившийся своеобразный посох, Эркен прикинул, что для навершия нужно было взять голову Гаера. Того многорука бессмертный знал по имени, а этот просто никто. Ценность такого трофея, в глазах бессмертного, явно ниже, но местным должно быть плевать чью часть тела ты носишь. Враг есть враг. Они же не спрашивают имена у тех, кому отрубают руки.

Закончив со своим посохом, Эркен, держа его в одной руке, а косу в другой, стал бродить по улицам, надеясь отыскать полуразумных и лучше бы, если это оказались не воины Седого. Те, небось, вновь накинутся на парня, и снова придется уносить ноги, лишь бы никому не навредить. Но и забивать этим голову тоже не стоит. Нападут, так нападут. Это только их проблема.

За все утро бессмертному не попалась ни одна живая душа. Он даже не нашел никаких свежих останков или потерянных вещей. Ничего. Если подумать, то тот же черенок от метлы Эркен отыскал довольно быстро. Казалось бы, просто черенок, однако даже эта вещь казалась в этом месте чем-то важным. Столь мертвого города бессмертный, наверное, не видел ни разу в жизни. Здесь не рыскали животные, не обитали духи, хотя в одних руинах Эркену как-то встретился огненный дух, а еще он видел туманника, живущего в башне. Но все это не здесь. Этот город словно вымер. Чем здешние жители вообще питаются и где живут? Уж не процветает ли здесь каннибализм?

Спустя еще некоторое время, Эркен вышел к массивному зданию, напоминающему формой скошенный невысокий цилиндр. Внутрь вели ворота, арка которых темнела на фоне освещенного утренним солнцем серого камня. В этом старом строении Эрк узнал городскую арену, какие можно встретить в разных северных городах. В подобных местах могли проводиться концерты, справляться праздники, устраиваться бои. За вход на арену всегда приходилось платить, но лишь тем, кто не мог прошмыгнуть тайком мимо охранников. Эркен, в свое время, знал парочку нужных стражников.

Созерцание арены навеяло ностальгию, но это чувство быстро сменилось легкой грустью, когда бессмертный не увидел у ворот стражи, а из многочисленных вытянутых окон не выглядывал ни один человек желающий полюбоваться видом на город. Одинокий холод и запустение. Если на арене кто и был, то, по мнению Эркена, это какое-нибудь чудовище или очередной отряд обустроил в этих стенах свой лагерь.

На неопытный взгляд Эрка, арена могла послужить неплохой крепостью, если забаррикадировать лишние входы. А из окон можно стрелять из луков и арбалетов, а если колдовать горазд, то еще лучше. Но все это на взгляд Эркена, который умел отделить ударом косы голову от тела, а вот в тактических делах разбирался не особо. Какой смысл в тактике и осторожности если ты бессмертен? Эрк и думать бы, наверное, о таком не стал. Однако прогуляться по арене бессмертному захотелось, и Эрк направил свои босые стопы к арке врат, прошел через темный коридор и вышел на круглое просторное поле. Внутренние врата оказались открыты, поэтому бессмертный беспрепятственно вошел и осмотрел пустынные трибуны под серым зимним небом, вдохнул морозный воздух и представил сражающихся здесь бойцов.

Разумеется, насмерть могли биться разве что звери, или преступники. Те, кто выходил драться добровольно, обладали некими привилегиями для сохранения своей жизни. Эркену такие бойцы никогда не нравились. Другое дело пойманные разбойники, убийцы и изгнанники. Эти бились до победы, иначе для них все быстро заканчивалось.

Сам Эркен никогда не бился в подобном месте. На момент, когда он тайком пробирался посмотреть бои, ему было еще слишком мало лет, чтобы его согласились записать в ряды бойцов. А если бы и нашелся больной, который выпустит ребенка драться, то на такой бой станут смотреть разве что ненормальные, которых аккурат самих пора выкидывать на поле.

Эркен отвлекся от воспоминаний, заметив движение в одной из клеток для животных. Никаких зверей там, вероятно, не уже не было, но кто-то оттуда посмотрел на бессмертного и быстро спрятался обратно. Если это житель города, то не должен ли он быть невидимым как те, кого Эркен уже видел?

— Кто здесь? — громко спросил Эркен, не спуская глаз с клеток. Из темного помещения, накрытого тяжелой клеткой, высунулась длинная крысиная морда. Темные глаза посмотрели на бессмертного, а затем показалось и существо целиком. Это крысолюд, как уже понял Эрк, и бессмертный хорошо его видел. Гибрид, как рассмотрел Эркен, не имел при себе серьезного оружия кроме кривого ножа, который он сжимал в руке. На поясе крысочеловека болталась драная тряпка, и это все имущество, которым обладал гибрид. Нож и тряпка, и самое странное во всем этом было то, что этот, с виду, изнуренный крысолюд выглядел богаче, чем бессмертный, хотя Эркен, хоть по-прежнему не раздобыл себе одежку, нес в одной руке дивную косу, а в другой голову многорука на черенке от метлы. Кто еще побогаче, так что, но здесь уж у кого какие ценности.

— Ты кто? — спросил Эрк, с любопытством глядя на крыса.

— А ты? — прищурившись, спросил гибрид.

— Я Эрк, и я пришел в город недавно.

— В таком-то виде? — крысолюд кивнул, указывая на наготу бессмертного.

— Я растерял свои вещи, едва пережил бурю и чуть не сгорел, — перечислил Эркен сказку не без толики правды.

— Потрепало тебя, — от острого взгляда крысолюда не укрылась и кровь на груди и шее бессмертного, однако самих ран крыс, разумеется, не высмотрел.

— Кровь не моя, — соврал Эркен. — Пришлось рубануть напавшего на меня гибрида с красными глазами.

— Ах, они… — мохнатые плечи крысолюда сотряслись от смешка. — Эти ребята порядком поднадоели. Ты его этим порубил? — крыс кивнул на косу в руке Эркена. — Странное оружие. Я такого никогда не видел.

— Ты так и не рассказал мне кто ты? — напомнил Эркен. — Давай так, ты ответишь на мои вопросы, а я потом расскажу тебе про косу.

— Соглашусь, — охотно ответил крыс, сунул свой кривой нож за пояс и подошел к Эркену, протягивая руку с длинными когтистыми пальцами. — Меня зовут Кхит.

Взяв посох с головой в ту же руку, которой держал косу, Эркен ответил на рукопожатие, и в тот же миг цепкие пальцы Кхита крепко стиснули ладонь бессмертного, а свободной рукой крысолюд выхватил из-за пояса нож и резанул юноше по горлу. Эркен дернулся, вырвал ладонь из хватки крысолюда, и сделал пару шагов назад, заметив, что Кхит стремительно приближается для нового удара.

Бессмертный среагировал тут же, схватив свободной рукой свой импровизированный посох и ударил им наотмашь, так сказать, головой по голове. Тело Кхита дернулось, его ноги заплелись, и крыс шлепнулся на бок, выронив нож. Отбросив посох, Эркен размахнулся косой и вонзил ее носик в затылок гибрида. Ноги Кхита подпрыгнули, хвост взметнулся, хлестнув бессмертного по животу, и все стихло.

— Вот же сука, — стиснув зубы, бессмертный высвободил оружие и вздохнул. Его рана на горле уже затянулась, оставив лишь свежую кровь, стекающую по телу. Что ни говори, а применять оружие очень приятно. Эдакое удовольствие на грани.

— Может тут есть еще кто?! — громко спросил Эркен, повернувшись вокруг своей оси, но больше никто не выскочил на него с ножом. Этот Кхит, кем бы он ни был…. Взгляд бессмертного упал на тело крысолюда, которое задрожало и стало растекаться отвратной густой массой, пока полностью не превратилось в бесформенное мутное пятно на заснеженной арене. У Эркена это месиво, в которое обратился Кхит, вызвало ассоциацию и лужей блевотины возле трактира. В этой жидкой кляксе даже плавали пучки шерсти. Кем бы ни был этот Кхит при жизни, а после смерти он стал лужей мерзкого дерьма.

Сплюнув в останки Кхита, Эркен подобрал свой посох и повернулся к выходу из арены. Что-то щелкнуло совсем близко, и бессмертного опрокинуло на спину. Упав спиной в останки Кхита, Эрк сморщился, увидев два арбалетных болта, торчащих из его груди. Приподнялся и заметил приближающихся к нему гибридов. Трое грациозных кату и семеро крысолюдов. Все вооружены. Очередной отряд, но уже не тот, который встречался Эркену до этого. Однако и эти ребята оказались не приветливее.

Эрк схватился за болты и вырвал их из себя, после чего резко вскочил, готовый к бою, но остановил себя в последний миг. Да, на него вновь напали, но наброситься прямо сейчас на этих гибридов очень легко. Эркен мог бы вступить в бой и сразить большинство из них, а если заострить внимание на том, что он больше не умирает от смертельных ран, то можно вынести и весь отряд к чертовой матери. Эркен усмехнулся, подумав об этом. Ведь и правда, он еще жив, хотя раньше полученные сегодня раны убили бы его, вынудив воскресать.

— Я вам не враг, — решительно произнес Эрк, пользуясь тем, что никто не кидался на него с оружием. Эти ребята оказались поспокойней предыдущих. Эркен смотрел на них, видел и слышал, как они перебрасываются короткими фразами, не спуская с бессмертного глаз.

В этот раз главным оказался не кату, а один из крысолюдов. Эркен никогда бы не признал в этом сутулом старом крысе вожака, так как он не выглядел особенным. У него не было шрамов через глаз или еще каких-либо признаков крутого, или не очень, бойца. Это оказался просто старый гибрид, о возрасте которого красноречиво говорила седая шерсть. Этот крыс напомнил Эркену Седого из прошлой группы. Такой же старик, командующий отрядом. Небось, учит молодняк выживать и охотиться. Получится ли у него сегодня? Эркен хотел бы ответить на этот вопрос.

— Убьем его, — сухо и по делу предложил рядом стоящий с крысом гибрид, однако лидер поднял руку, сказав лишь: — Меняющие внешность не нападают на своих.

— Это может быть ловушка, — возразили ему.

— Проверим, — крыс кивнул, рассматривая Эркена. По поведению членов этого отряда, бессмертный увидел, что для них здесь нет какого-то личного интереса, и они не так озлоблены, как воины Седого. Эти парни вели себя сдержанно, если не сказать, профессионально. Будто просто выполняли работу.

Еще Эркен не мог не отметить их вооружение. Здесь он видел много арбалетов и метательного оружия, такого как ножи и небольшие топорики. Даже несмотря на способность становиться невидимыми, эти воины не горели желанием приближаться к противнику.

— Ты человек? — спросил лидер отряда, внимательно глядя на бессмертного. Эркен понимал, что здесь нужно отвечать правильно и быстро, чтобы не трепать этим полуразумным нервы. Опыт столкновения с отрядом Седого все еще ярко сиял в памяти, и всегда есть вероятность, что эти, с виду, спокойные воины окажутся такими же злобными зверьми, которые только и ждут повода напасть.

— Нет, — спустя секунду ответил Эрк, наблюдая за реакцией гибридов.

— Выглядишь как человек, — спокойно озвучил крыс то, что и так видели все. — Кто тогда?

— Бессмертный, — не утаил Эркен, решив не зарываться во лжи, а говорить как есть. Хотя бы пока.

Гибриды коротко переглянулись, держа оружие наготове. Глядя на крысолюдов с арбалетами, Эркен мельком пожелал, чтобы ни у кого из них не дрогнул палец. Очередной арбалетный болт бессмертный точно переживет, а вот что может начаться дальше, это вопрос неприятный.

— Бессмертный, — тихо повторил крысолюд и отдал короткий приказ: — Следить.

Воины его отряда никак с виду не изменились. Они и так держали Эркена на прицеле, но «следить» звучит лучше, чем «убить». С этим Эрк не мог не согласиться, и происходящее начинало иметь сходство с прогрессом. Возможно, как подумал Эркен, у него, наконец, появится возможность спокойно поговорить. Но лидер отряда говорить не хотел. Крысолюд опустился на колени и закрыл глаза. Вид гибрида сделался сосредоточенным, в то время как его воины исправно выполняли приказ. Бессмертный стоял не шевелясь, понимая, что одно резкое движение с его стороны прервет это миролюбивое затишье.

Крысолюд провел на коленях несколько минут, затем встал, открыл глаза и взглянул на бессмертного. Воины стояли в мрачном ожидании новых приказов. Эркен смотрел на старого гибрида, надеясь прочитать хоть что-то в его крысиной морде, однако проще оказалось бы рассмотреть эмоции на лице ледяного голема.

— Тебя хотят видеть, — произнес крысолюд, и Эрк довольно выдохнул. — Следуй за нами.

Воины послушно опустили оружие, хоть всем своим видом и выражали готовность к бою. Эркен медленно подошел к ним, ожидая отправления в путь. Старый крыс окинул придирчивым взглядом самодельный посох бессмертного и тихо произнес:

— Это можешь выбросить. Оно не пригодится.

Глава 22

Эрк выкинул посох, и отряд двинулся к выходу из арены. Шли тихо, словно призраки. Старый крысолюд на ходу сделал замысловатый жест пальцами одной руки, и по телу бессмертного прошла дрожь, словно по коже провели мягкой тканью. Эркен поежился и осмотрелся, заметив, как его следы на снегу исчезают, стоит только убрать ногу. Сомнения исчезли. Отряд скрывала пелена невидимости, а заодно и идущего с ними бессмертного, и, как показалось Эрку, пелена действовала на определенном расстоянии от лидера отряда, что давало еще одно объяснение тому, почему воины Седого не стали преследовать Эркена. Но это лишь догадка.

Эркен удивился, ощутив на себе действие пелены и не смог сдержать улыбку, словно ребенок, которому подарили новую игрушку. Вслух бессмертный радоваться не стал, как и задавать вопросы. Окружившие его воины вели себя так тихо, что, казалось, даже малейший шепот мог выдать их врагу.

Путь отряда лежал от арены на северо-запад, где, по мнению бессмертного, располагался лагерь местных жителей или нечто подобное. Должны же все эти воины где-то жить и отдыхать. С вопросами парень опять же не спешил. Что ты за бессмертный, если не умеешь проявлять терпение? Все откроется в нужный момент. Ни раньше, ни позже. На этой философской ноте своих раздумий, Эркен заметил легкое смятение, пронесшееся по отряду. Гибриды остановились, пригнулись и принялись что-то высматривать и вслушиваться в окружающую их тишь. Лидер отряда, которого Эркен оригинально прозвал Старым, подал бессмертному знак «тихо», и Эрк кивнул, заметив, что остальные воины общаются меж собой только на языке жестов, большую часть которых бессмертный не понимал. Среди этих жестов различались понятные, такие как «смотри в оба» и «слушай», но остальные казались Эркену просто знаками и не более.

Однако Эркену не пришлось долго выяснять причину напряженной остановки. Из переулка на дорогу выскочило покрытое белой чешуей существо, напоминающее одновременно волка и ящерицу. Из рассказов, бессмертный знал, что рептилии живут на востоке и в других странах. На морозном севере из существ, покрытых чешуей, Эрк знал лишь драконов и их слуг, драконидов, а также харуду, с которой Эрк бился, считай один на один у подножия южных гор. Интересная, однако, может быть жизнь, когда ты бессмертный. В бою с харудой Эркен погиб, проиграв практически вчистую. В битве с этим чешуйчатым монстром бессмертный погибать не собирался.

Чем бы ни было показавшееся на глаза существо, оно значительно проигрывало в размерах той же харуде, но выглядел монстр просто превосходно. Когда ты бессмертен, то можешь позволить себе насладиться даже смертельно опасными моментами просто потому, что ничем не рискуешь. Из смертных такое под силу разве что сумасшедшим, каковым не оказался никто из отряда Старого. Эти гибриды, затаив дыхание, следили за чудовищем, размером с быка и просто не могли заметить то, как красиво и благородно смотрелся этот монстр с белой чешуей, гибким грациозным телом и матово-алыми глазами. Эркен покачал головой, приравняв диковинного зверя к живому произведению искусства. Кто бы ни создал его, человек ли, природа или чья-то фантазия, творение удалось. По крайней мере, смотреть на это было приятно.

Старый подал знак «приготовиться». В его ловких пальцах появилась склянка с темной жидкостью, которую гибрид заготовил для броска. Эркен не знал, что внутри склянки, но видимо это должно было помочь справиться с монстром. Остальные воины просто замерли с оружием наготове. Судя по тому, что существо еще не напало, оно не замечало невидимых гибридов, однако напряжение в отряде говорило о том, что монстр все еще опасен.

Сам же бессмертный не спешил с призывом своей косы. Эркен молча признался себе, что ему гораздо интереснее было бы понаблюдать как чудовище набрасывается на Старого и его воинов, а те пытаются отбиться и выжить. Это оказалось бы достойным зрелищем для Эрка, который начинал понемногу скучать. Но впереди все же намечалось представление. Бою, по всей видимости, быть.

Старый убедился, что все его воины готовы и резким движением отправил склянку в полет. Она разлетелась на стекляшки, угодив монстру в голову, и вся морда чудовища вспыхнула ярким огнем странного темного цвета. Эркен вздрогнув, когда монстр дернулся и бросился вслепую, налетев на стену ближайшего дома. Пробив потрескавшуюся, полуразвалившуюся преграду, чудовище принялось метаться внутри тесного помещения, издавая громкие лающие звуки.

По мнению Эркена, Старый лишь разозлил зверя этим зельем, однако беснующемуся чудовище люди сейчас были уже неважны. Зверь выл, бросался из стороны в сторону, пока не выскочил на дорогу и не принялся рыть снег своей горящей мордой. Но огонь все горел, и его темные языки хорошо различались на фоне заснеженной улицы. Эркен наблюдал, испытывая разочарование. По мнению бессмертного, монстр должен был как-нибудь справиться с огнем, а после наброситься на гибридов.

Но огонь продолжал гореть, а зверь метался уже не так яро. Его движения теряли в скорости и силе, пока не сделались вялыми и неопасными для окружающих. А спустя еще пару минут монстр рухнул на бок и замер, а темный огонь спокойно догорал на его обугленной голове.

Эркен смотрел на это с досадой. К нему тихо приблизился Старый и шепнул: — у яроволка крепкая чешуя. Огонь тут лучше оружия. — Эрк кивнул и осмотрелся, нет ли поблизости других таких же. Но вокруг никого не оказалось. Если бы кто-то и был, его привлекли бы страдания яроволка. Или отпугнули бы, хоть Эрк и сомневался, что в этом городе можно кого-то напугать. Бессмертный помнил Седого и его воинов, а сейчас шел вместе с отрядом Старого, и видно было, эти воины видели всякое.

Отряд обошел мертвого яроволка и продолжил путь. Эркен бросил последний взгляд на сраженного зверя и отвернулся, задумавшись, что такое прекрасное создание было создано таким глупым и так же глупо погибло. Так же бессмертного интересовало есть ли в этих руинах еще яроволки. Эрку показалось, что иметь такого в качестве ручного животного было бы весьма здорово. Но такое вряд ли кто-нибудь оценит.

Отряд шел больше часа, по пустынным улицам, засыпанным снегом. Впереди шел Старый. Остальные внимательно смотрели по сторонам. Бессмертному казалось странным, что за все время их пути они встретили одного лишь яроволка и все. Где же другие отряды местных жителей или группы многоруков? Эрк хотел бы сразиться в полноценном бою, чтобы увидеть, на что способны местные и показать себя заодно. Однако такой возможности не представилось.

Старый остановил отряд на просторной улице рядом с длинным двухэтажным зданием. Над дверью все еще можно различить надпись «Школа». В поселении, где жил Эрк со своими родителями, тоже была школа при местном храме Деве Света, но бессмертный никогда туда не ходил. Дети богатых родителей учились на дому или в частных школах, каких Эрк никогда даже не видел. Остальная ребятня ходила в общественные школы, где всегда не хватало учителей, и бегали целые толпы учеников. В школах учились не долго, и родители могли забрать своего ребенка в любой момент. Детство вообще заканчивалось рано.

Эркен же умел читать, считать и, вроде бы, писать, вероятно, благодаря своим родителям, которые научили его всему тому, что знали сами. Своего ребенка у них не было, а отцу требовался помощник в хозяйстве, поэтому Эркен не тратил время на школу, и рано начал помогать отцу. Азы грамотности бессмертный получил, а большее его и не интересовало. Да и развивался Эрк быстрее, чем остальные дети, поэтому бегать по школьным коридорам с глупыми детишками для Эрка было подобно смерти от скуки.

Сейчас, глядя на здание школы, бессмертный ощутил болезненный укол утраченного. Учеба учебой, а в школе всегда было полно детей. Они находили там друзей, смеялись и радовались жизни, в то время как Эрк большую часть времени проводил с отцом. Задумавшись о детстве, бессмертный не мог даже точно сказать имел ли он когда-нибудь друзей. Да если и нет, что с того?

Эркен отогнал глупые мысли и посмотрел на Старого. Гибрид подал знак, и отряд вошел в здание, погрузившись в его неприветливую полутьму. Пройдя по длинному коридору, воины разбрелись по разным классам. С Эркеном остался лишь Старый. Крысолюд довел бессмертного до дальней двери и странно постучал, затем открыл, приглашая бессмертного войти.

Эрк переступил порог, с интересом взглянув на высокого кату с темной шерстью. Гибрид навис над картой, лежащей на столе, и что-то отмечал на ней своим пальцем. Эрк приблизился, заметив, как когтистый палец гибрида стирает одни линии и наносит другие, словно по волшебству. Подошел и Старый, внимательно глядя на карту.

— Посмотри внимательно, Скен, — произнес кату, взглянув на Старого. — Эти маршруты теперь безопасны, а вот тут вчера пропали двое.

Старый взглядом изучал карту, потом кивнул кату и вышел из кабинета. Кату еще раз что-то стер с карты и посмотрел, наконец, на Эркена. Взгляд пристальный и внимательный.

— Бессмертный, значит, — произнес гибрид. — Удивительно.

Если судить по голосу, кату был ничуть не удивлен. Эрк посмотрел на карту, затем вновь на гибрида, ожидая каких-нибудь вопросов.

— Меня зовут Зок, — представился полуразумный. — Я лидер местных жителей. Мы, как ты заметил, в непростом положении.

— Я Эрк, — пользуясь паузой, назвался бессмертный. Кату кивнул.

— Как так получилось, что в наших краях оказался потомок столь древнего рода? — спросил гибрид.

— Я пришел сюда из Арока. Города неподалеку.

— Правда? — чуть оживился Зок. — Туда ушли несколько наших за подмогой и до сих пор не вернулись.

— И не вернутся, — ответил Эркен. — Арок сгорел дотла.

— Как? — только и спросил Зок.

Эркен пересказал гибриду свои приключения в городе людоедов, после чего сел на свободный стул и посмотрел в окно за спиной полуразумного. Дракона и его слуг парень, разумеется, не упоминал. Зок опустился на свой стул и с минуту молчал, после чего взглянул на бессмертного и заговорил:

— В городе демоны. Двое. Не знаю, откуда они вообще взялись, но два этих существа избрали этот город своим полем боя, а меж ними оказались мы.

— Двое демонов? — переспросил Эркен. Зок кивнул.

— Один управляет огнем и устанавливает свои ловушки по всей бесснежной территории города. Другой создает чудовищ и призывает големов из пустоши.

— На счет големов, — сказал Эрк, — как они вообще попадают за стены города? Они же не могут.

Зок развел руками.

— Я не знаю, но, уверен, демон ими повелевающий знает ответ.

— Ты видел их? — с интересом спросил бессмертный.

— Одного, — ответил Зок. — Он временами бродит по бесснежной части города. Выглядит демон как человек. У него…

— Темно-рыжие волосы, загорелое лицо, безумные глаза, — продолжил за гибрида Эрк. Зок кивнул.

— Он назвался Таламетом, — продолжил бессмертный и усмехнулся. — Я нашел кольцо, пока бродил по городу, а потом встретил этого чудика, который искал это же кольцо. Так мы и, можно сказать, познакомились.

— И ты не понял, что он демон? — удивился Зок.

— Как? — спросил в ответ Эрк. — Он же один в один человек.

Зок помрачнел, помолчал несколько секунд, после чего спросил:

— Что ты ищешь в этом месте? Почему еще не ушел?

— Я ищу отца, — признался Эркен. — Он пропал много лет назад, и я понятия не имею, где он, но считаю, что с помощью колдовства его можно отыскать.

— Твой отец? — удивился Зок.

— Не родной, — уточнил Эрк.

Гибрид покачал головой.

— Мое колдовство помогает местным жителям скрываться от врагов. Ты уже это заметил. Однако я не умею выслеживать людей с помощью колдовства. Тем более, речь идет не о родном отце, значит, ритуалы крови не помогут. У тебя есть его личные вещи?

Эркен отрицательно покачал головой. Зок сдержанно кивнул.

— Извини, — сказал гибрид. — Я не могу тебе помочь, хоть и очень хочу.

— Почему это? — усмехнулся бессмертный.

— Потому что в таком случае я мог бы рассчитывать и на твою помощь, — признался Зок. — Ты один из бессмертных, и хоть ты еще очень молод, но мог бы оказаться очень полезным.

— В сражении с демонами? — спросил Эрк, хоть ответ и знал. — Почему, кстати, ты удивился, когда я не распознал в Таламете демона?

— Ты разве не знаешь историю своего вида? — Зок изучающе посмотрел на Эркена.

— Я знаю, что мои предки когда-то давно сражались против демонов, — ответил Эрк.

— Именно, — согласился Зок. — Бессмертные были созданы как раз для этого. Вы должны были победить демонов — это ваше единственное предназначение.

— Что еще ты об этом знаешь? — спросил Эрк, не скрывая свой интерес.

— Не много, — ответил Зок. — Полуразумные относятся к истории бережнее людей, однако мы привыкли передавать знания из уст в уста, а это не самый надежный способ.

— Трепетно относитесь к истории и используете не самый надежный способ, да?

Зок равнодушно развел руками, и Эрк понял, что гибрида вопросы истории сейчас волнуют меньше всего. Так же бессмертный призадумался и о своих целях. Стоит ли тратить время на этих выживших, раз они ничем не могут помочь. Возможно, есть смысл наведаться в тюрьму и попытаться поговорить с демоном, создающим чудовищ. Принято считать, что демоны древние существа, стало быть, они могут много знать и окажутся полезнее смертных. Разве что разговор может не состояться, если демон узнает кто такой Эрк. Если верить Зоку, бессмертные должны убивать демонов, но тот же Таламет не выказал агрессии. Возможно, он просто не распознал в Эркене бессмертного, потому что тот выглядит точь-в-точь как человек. Да и сам Эрк оказался обманут обликом Таламета.

— Так что ты будешь делать? — спросил Зок, заметив, что бессмертный о чем-то размышляет.

— Странно, — произнес Эрк, посмотрев на кату, — странно, что ты прямо сказал мне, что не можешь помочь. Я думал, в твоем положении можно и соврать, чтобы заполучить союзника вроде меня.

Зок серьезно посмотрел на Эркена, несмотря на оттенок беззлобной беззаботности, с которым тот говорил.

— Если бы я соврал тебе, в конце правда все равно бы раскрылась. Я не хотел бы обманывать того, кого потом не смогу убить.

— Это разумно, — согласился Эрк, хоть сказанное и прозвучало сурово.

— У нас не так много времени, — посмотрев в окно, произнес Зок. — Скоро мы покинем это место. Так что ты решил? Мы можем рассчитывать на твою помощь?

— Вы можете рассчитывать на то, что я вам не враг, — ответил Эрк, чувствуя неловкость от своего решения. — Сражаться за вас, значит стать врагом для демонов, которые могут оказаться мне полезными.

— Бессмертные и демоны — враги, — твердо сказал Кату. — Такова история.

— История — это прошлое, — ответил Эрк. — По пути сюда я встретил отряд жителей Востока и не убил их, хотя они принесли в мою страну ужасы войны. В войне против демонов я не участвовал вовсе, поэтому какой смысл демонам держать на меня обиду?

— Дело твое, — кивнул Зок. — Я предупрежу командиров отрядов, чтобы не трогали тебя. А теперь, раз мы закончили…

— Понимаю, — ответил Эрк, затем взглянул на себя и спросил: — нет ли у вас тут лишней одежды?

С поиском лишних шмоток чтобы прикрыть наготу бессмертного все оказалось не так просто. Тут, как понял Эркен, дело было в том, что полуразумные практически не носят одежду, потому что их тела покрыты шерстью. Весь их гардероб может состоять из набедренной повязки и пояса с мешочками, чтобы таскать свои вещи.

В связи с этим, для Эркена не нашлось ничего за исключением вышеперечисленного, однако бессмертный порадовался и этому, отметив, что теперь у него есть куда складывать найденное добро. Если, конечно, ему посчастливится найти еще что-нибудь. Возможно, демон Таламет вновь потеряет одно из своих украшений, и Эрк найдет его. Только на этот раз не отдаст обратно.

Эркен покинул школу, не прощаясь и не один. Старый крыс по имени Скен, проводил бессмертного и оставил посреди улицы. Это было нужно, чтобы никто ненароком не заметил, как Эркен выходит из здания школы, иначе слуги демона могут проявить интерес к этому месту и раскрыть и без того временное убежище местных.

Глава 23

Оказавшись один, Эрк направился в сторону городской тюрьмы. Бессмертный уже довольно неплохо ориентировался в городе и рассчитывал добраться быстро, думая на ходу как проскочить мимо големов, охраняющих логово демона. Если прорываться с боем, это может привлечь внимание демона, да и слегка подраться Эркен был не прочь. Оставалось только надеяться, что хозяин големов и местных чудовищ не нападет на Эрка, когда узнает кто он. Война войной, но память о ней не должна рушить отношения между новыми поколениями, если только этот демон не окажется одним из участников этой войны. Мало ли.

Эркен прошел несколько пустынных улиц, но теперь он знал, что город не пуст, поэтому смотрел по сторонам совсем другим взглядом. Если раньше это было недоумение и интерес, то теперь напряженная внимательность. Сейчас бессмертному хотелось спокойно добраться до здания тюрьмы ни с кем не пересекаясь. Передал ли Зок своим командирам о том, что бессмертный не враг местным? Является ли вообще это важным для лидера выживших? На всякий случай лучше избегать встречи с невидимыми отрядами. Эркену не хотелось бы вступать в бой, а обходить сражения ему так же надоело. Короткая драка с меняющим внешность только раззадорила, но все кончилось очень резко. Хотелось настоящей битвы с достойным противником. Как тогда, в Крейгаарде, когда бессмертный бился с чудовищем, созданным некромантом. То было настоящим сражением, достойным упоминания в песнях.

Эркен остановился, услышав шум в доме по правую руку. Какое-то шуршание, едва слышное, но не укрывшееся от бессмертного. Эрк провел в этом месте не так много времени, однако все равно удивился тому, что услышал этот звук. Обычно местные стараются не шуметь, стало быть, это, скорее всего не они. Тогда кто?

Эркен стал приближаться к дому, чтобы осмотреть его. Будь он простым смертным, явно не пошел бы в одиночку проверять всякие подозрительные звуки, но что могло произойти сейчас такого, чего стоило бы опасаться? Эрк осторожно подошел к окну, услышав тихий писк и скрежет маленьких когтей. Посмотрел внутрь, и его глаза быстро привыкли к полутьме. В углу бессмертный обнаружил маленькое пушистое существо с длинным хвостом, которое шустро нырнуло в угловую трещину. Эркен узнал существо. Тикусы, маленькие создания, живущие в норах. Чрезвычайно стойкие к холоду и способные съесть все что угодно.

В жилых городах стараются не допускать распространения этих зверьков, дабы они не пожрали под чистую содержимое складов и погребов, однако теперь, когда город считай брошен, тикусы перебрались сюда из пустоши в надежде на поживу. Да и каким бы брошенным не казался город, здесь для прожорливых зверьков гораздо больше пищи, чем они могут отыскать на снежных просторах Севера.

Тут даже есть выгода для местных жителей, которые могут охотиться на тикусов. Чтобы шить одежду из их шкурок нужно заниматься настоящим геноцидом этих животных, однако одного-двух вполне хватит чтобы перекусить. Эркен не знал точно, сколько нужно человеку еды, поэтому исходил из опыта наблюдений и из размеров животного, которое легко бы поместилось в ладонях взрослого человека.

Город сделался еще живее после встречи с тикусом. Жизнь всегда остается жизнью, даже в местах обитания демонов. Живое существо всегда стремится выжить, поэтому Эрк не видел много удивительного в том, что находит в этих руинах новых и новых обитателей. Если так пойдет и дальше, можно наткнуться и на кого-нибудь еще. Но вот людей в городе точно нет. Бессмертный убедился в этом во время остановки в школе. Из всех, кто отдыхал в ее стенах, не было ни одного человека. Эрк не особо задумывался над тем, куда подевались люди, но этот вопрос все-таки слегка щекотал фантазию. Еще одна загадка, до которой можно докопаться.

Над головой Эркена пролетело копье, вонзившись в стену дома. Бессмертный резко повернулся в сторону, откуда оно прилетело, и увидел выскакивающих из переулков крысолюдов с налитыми кровью глазами. Вслед за ними появились и многорукие существа. В этот раз они оказались вооружены.

Эркен принял бой немедленно. Призвав косу, бессмертный стал вращать ей, сближаясь с противником. Любым другим оружием Эрк владел плохо, потому что никогда не учился подобному, но в случае со своей косой, он как будто знал все нужные приемы, поэтому его движения в момент боя выглядели так, словно бессмертный обучался индивидуально с лучшими мастерами боя.

Безумные крысолюды навалились всем скопом, чтобы смести свою жертву, но сильный взмах косы легко рассек четверых, окрасив снег их кровью. Погибшие беспомощно рухнули, а на их место тут же встали другие. Краем глаза Эрк заметил, как многорук делает замах и отправляет в полет следующее копье. Скользнув под него, бессмертный разминулся с брошенным в него оружием, и тут ему в голову пришла чистая и простая мысль. Можно сразиться с напавшими не него врагами, а можно поступить по-иному.

Эркен рассек еще двух крысолюдов, в то время как остальные кололи его кривыми ножами и царапали когтями. Многорук поднял третье копье для броска и хладнокровно отправил его в полет. Эрк мог бы уйти от попадания и продолжить бой, однако, когда ты бессмертен, даже плохой вариант может оказаться интересным.

Копье ударило Эркену в череп, с хрустом пронзив голову насквозь. Коса исчезла из рук бессмертного, а он сам попятился в сторону и оказался повален подоспевшими гибридами, кривые ножи которых довели дело до конца.

Бессмертный очнулся, первым делом осознав, что не может пошевелиться. Одними глазами Эрк осмотрел помещение с несколькими этажами решеток по бокам и лестницей впереди. Он попал, куда и хотел, в городскую тюрьму. В пустых камерах, как и ожидалось, никого не было, но Эркен, насколько ему позволяло его положение, видел в просторном тюремном зале останки гибридов, которые лежали на испачканных кровью столах, которые, вероятно, принесли сюда со всего города. Перед одним только бессмертным стояло четыре стола, а сколько по бокам и за спиной, можно только гадать.

Эркен не раз видел безумных дерганных крысолюдов и многоруких существ, видел так же монстра с белой чешуей, и теперь попал туда, где их создают. Оставалось теперь только увидеть хозяина всего этого зверинца, который, если верить Зоку, не кто иной, как настоящий демон.

Эркен пока лишь гадал как может выглядеть представитель этого рода существ, но вот перед ним возникло нечто напоминающее насекомое на нескольких жутких ногах и с множеством конечностей. Одни оканчивались цепкими пальцами, другие острыми отростками, назначение остальных конечностей и вовсе представляло собой загадку.

Существо ползало боком, шустро перебирая своими ногами, которые цокали по каменному полу будто копыта. Голова чудовища вращалась во все стороны и на ее неровной поверхности то тут, то там сверкали бусинки маленьких алых глазок, как будто в черную глину понатыкали маленьких рубинов. У существа так же виднелся и рот, маленький и узкий, постоянно закрытый, с тонкими губами. Эти губы дрогнули, заметив, что Эркен очнулся, затем приоткрылись, и изо рта чудовища брызнула тонкая струйка едкой жидкости, которая, попав в лицо бессмертного, практически мгновенно расплавила его.

Эркен дернулся, когда его лицо стекло ему на грудь, однако бессмертный уже очень много раз ощущал боль, чтобы успешно адаптироваться к ней и не стонать как смертный. Лицо Эрка восстановилось полностью спустя несколько секунд, а то, что было его лицом чуть раньше стекло еще ниже и попало за набедренную повязку.

— «Нет», — подумал Эрк. — «Почему я всегда попадаю в подобные ситуации?».

Существо перед ним зашевелило руками и взрезало туловище Эркена по вертикали, снизу вверх, после чего раздвинуло края и запустило свои руки внутрь тела бессмертного.

Эркен практически не чувствовал боли, однако молчаливая жестокая бесцеремонность чудовища вывела из себя. Бессмертный пытался вырваться, но его руки и ноги крепко увязли в подобии застывшей слизи. В ход шли угрозы и различные обещания о причинении вреда, но монстр не реагировал и на это, продолжая извлекать органы, держа их на весу своими многочисленными руками.

Так продолжалось, пока Эркен не умирал, а потом он вновь приходил в себя приклеенный все к тому же вертикально стоящему столу, видел столы с телами гибридов и слышал цокот ног царствующего здесь демона. У Эркена не осталось сомнений в том, что это именно он. Кошмарный хозяин местных уродцев, к которому Эрк когда-то хотел попасть. Теперь же, бессмертный хотел лишь прикончить ползающее здесь черт знает что. Эрк не мог даже дать название тому, что видел. Демон обликом напоминал эдакую финальную форму многорука, которых бессмертный уже несколько раз встречал. Разве что у многоруков всегда оказывалось по две ноги, а вот рук всегда больше четырех. У демона же что рук что ног — всего полно, и все это торчит из тела, напоминающего формой еловую шишку, а неровная форма головы рисовала фантазию о том, что ее содержимое с трудом помещается внутри. — «Если демон сам выбрал себе такой облик, он явно прогадал», — подумал Эркен.

Монстр приблизился вновь, и его конечности снова принялись за дело. Очередной разрез и все по уже сложившемуся порядку. Чтобы демон не делал во время этой вивисекции, тело Эркена не спешило восстанавливаться, и когда бессмертный заметил это, в его сердце поселился страх. Мог ли демон сделать так, что Эрк умрет и не возродится? Способен ли он на это? Но сердце Эркена вынули вместе с появившимся в нем страхом.

— Эй! — крикнул Эркен. — Я хотел поговорить с тобой! Зачем все это?!

Одна из конечностей демона, оканчивающаяся небольшим хоботком, переместилась к лицу бессмертного и выстрелила черной жижей, которая мгновенно застыла, лишив Эркена возможности говорить. А спустя еще несколько минут Эрк вновь умер.

В следующий раз, очнувшись от смерти, Эркен решил вести себя тихо. Говорить он все еще не мог, да и черт с ним. Чем дольше демон не знает о воскрешении своего пленника, тем лучше. За это время, возможно, получится придумать какой-нибудь план. Тем более, что сложившаяся ситуация сильно напомнила Эркену его приключения в Ароке. Почти один в один. Подумать только, вновь вляпаться в такое.

Однако если в Ароке, скульптор плоти Фазари заблокировал бессмертному память о некоторых способностях и о драконе, в частности, то этот демон ни о чем таком не озаботился. Знает ли он вообще хоть что-нибудь о своем госте? Эркен не думал, что демону многое известно, но вот каково будет его удивление, когда дракон со своими слугами явится сюда.

Сосредоточившись, бессмертный позвал Марфасаила, надеясь, что это работает именно так. Дракон ведь говорил о связи между ними, и он уже пришел однажды, в Ароке. Но сейчас представитель древнего рода не спешил. Эркен звал, а дракон все не появлялся.

— Ты зовешь его, — бесцветным голосом произнес демон и быстро приблизился к пленнику. — Он не придет.

Эркен напрягся, увидев перед собой жуткую фигуру демона. Его рубиновые глазки внимательно смотрели, поблескивая, и трудно было сказать, что пряталось за этим взглядом. Он воспринимался бессмертным как нечто настолько чуждое, что это не получалось охарактеризовать. Однако демон заговорил, а это уже что-то.

Эркен промычал неразборчиво за тем, чтобы убедить демона убрать застывшую дрянь с его лица, но чудовищу оказалось наплевать на попытки пленника заговорить. Его многочисленные руки вновь принялись потрошить тело бессмертного, в то время как озлобленный на это Эркен стал замечать проходящих мимо него существ, которые уходили через дверь. По виду это новые существа, созданные демоном, такие же гибриды, но эти двигались гораздо спокойней, а их тела уже не трясло как от болезни или бешенства. Эркен быстро понял, что демон пересаживал своим слугам его органы, и останавливаться на этом не собирается. Благодаря бессмертному у него теперь есть доступ к бесконечным частям тела. Теперь можно создавать армию гораздо быстрее, чем он делал это раньше.

— «Ничего не скажешь, удружил я ему», — подумал Эрк, все еще обеспокоенный тем, что сказал демон о Марфасаиле. «Он не придет» — что это вообще должно значить? Вернее, почему? Эркен тут же подумал, что демон сделал что-то, из-за чего дракон не сможет явиться на зов бессмертного. Что именно? Эркен не знал, как и не представлял с чего тут начать разбираться. Проще придумать как выбраться из этой передряги.

Размышляя, Эрк даже не обращал внимания на то, как демон извлекал его органы. Смерть наступила спустя несколько минут, когда повреждения оказались слишком серьёзными, да и то, как прикинул бессмертный, в этот раз он умирал чуть дольше, чем в прошлый. Если дело пойдет так и дальше, демону придется хорошенько стараться, чтобы убить своего пленника, хотя это и не обязательно, ведь новые органы вырастут и без перерождения.

А все эти новые монстры, что уходят из зала, они создаются с поражающей скоростью, и это правда при условии, что у демона хватает материалов для работы. С таким компонентом как бессмертный, демон быстро использует все свои резервы и соберет огромное войско, которое волной пронесется по городу. Зок и его подчиненные не переживут такого. Из-за невидимости они смогут прятаться какое-то время, но, если врагов станет слишком много, они просто не оставят от городских зданий камня на камне.

— «Вот уж дела», — подумал Эркен перед смертью, а когда воскрес вновь, то увидел нескольких новых многоруких гибридов, стоящих в зале над разными столами. Они проводили похожие работы, что и демон, однако работали не так споро, но, по виду, старались делать на совесть. Многоруки время от времени уходили, а потом возвращались обратно с охапками тел для работы. Все это напомнило Эркену работу по изготовлению каких-нибудь простеньких безделушек. Ты заканчиваешь одну и начинаешь новую. И так пока не кончатся материалы.

Демон и его слуги работали практически в полной темноте. Ничто не освещало просторные тюремные залы, а через узкие зарешеченные окна виднелось темнеющее небо. Дело шло к вечеру, однако понять сколько точно времени было непросто. Эркен хорошо видел при любом освещении, похоже, как и демон со своими подручными. Их работа шла крайне оживленно и в полной тишине. Каждый понимал, что ему делать и не мешал остальным.

— Он очнулся, — сдал Эрка ближайший к нему многорук. Демон зашипел где-то сзади и шумно приблизился. Его руки задвигались, затем вздрогнули, и демон замер, прислушиваясь. Спустя минуту в зал прибежал высокий многорук и застыл перед своим господином.

— Таламет напал на нас, хозяин, — доложил воин на хорошем северном языке. — Големы вступили в бой.

— Големы ему не помеха, — отмахнулся демон. — Отведите остальные войска и не вступайте в бой. Проверьте охранные печати. Следите за лазутчиками Зока.

Многорук кивнул и спешно удалился. Остальные вновь принялись за работу, словно ничего не произошло. Демон повернулся к бессмертному, и его конечности вновь принялись резать, колоть и вынимать органы. Эркен смотрел на это, медленно закипая от злости. Вновь явилось то самое чувство, гордыня, которая, временами, не давала бессмертному пасть духом. «Кем возомнил себя этот демон? Как смеет он относиться так ко мне? Он хоть понимает кто я?»

Глядя на то, как демон вынимает его печень, Эркен ощутил приятное жжение в глазах, и медленно поднял голову, взглянув демону в его многочисленные глаза. Радужки глаз бессмертного сменились на треугольные. Он смотрел так, как когда-то смотрел на унсура и духа огня. И этот взгляд возымел эффект и в этот раз.

Эркен заметил, не сразу, что все слуги демона в поле его зрения застыли, будто чего-то ожидая. Застыл и демон, но всего на секунду, после чего коротко зашипел и заговорил.

— Ты и я — существа одного порядка. Твои фокусы не будут работать на мне. Мои слуги, однако, оказались восприимчивы, но на мою удачу ты сейчас не можешь говорить, а значит и приказать им.

Эркен рванулся в своих путах, понимая, что демон прав. Слова не возымеют эффекта, если они не произнесены. Да и много ли урона смогут нанести демону его слуги, даже если все в этой комнату набросятся на него? Бессмертный сомневался, что подручные сумеют прикончить хозяина, однако они могли бы отвлечь его и освободить бессмертного. Могли бы…

По полу прошла дрожь. Присутствующие в зале многоруки пошатнулись и стали оглядываться. Демон зашипел и издал звук, напоминающий смешок. Слуги воззрились на хозяина, ожидая приказов, однако демон лишь произнес: — Зок и Таламет решили сыграть против меня. И все из-за тебя, бессмертный. — Демон ткнул пальцем в грудь Эрка.

— Готовьтесь дать бой! — скомандовал демон. — В конце концов, эту игру пора заканчивать.

Стены зала сотряслись. С потрескавшегося потолка посыпалось. Стекла на окнах пошли трещинами. Многоруки выскочили через дверь, оставив демона и бессмертного наедине. Эркен смотрел на своего тюремщика по-прежнему измененными глазами, в то время как самому демону это будто бы было по барабану.

Монстр приблизился на своих паучьих ногах и резким движением сорвал с лица Эркена застывшую жижу, не дающую тому говорить. Сорвал вместе с частью лица, хоть ни первого, ни второго это не волновало. Лицо Эркена восстановилось за секунды, он посмотрел на демона, глазки которого мигали в полутьме зала.

— Хочешь в свои последние минуты предложить мне сотрудничать? — едким тоном спросил бессмертный.

— Не неси ерунды, — прошипел демон. — Ты еще слишком молод чтобы представлять угрозу, однако в тебе есть странность, которою я заметил не сразу. Ты никак не реагируешь на присутствие демона, что несвойственно бессмертным. Вас ведь создавали, чтобы убивать нас, а ты как-то не рвешься особо. — Вновь звук похожий на смешок. За стенами зала раздался взрыв, сотрясая стены. Потолок, уже полностью состоящий из трещин, вот-вот готов был обрушиться вниз.

— А еще ты в теле подростка, — продолжал демон. — Первый раз вижу бессмертного в подобном облике. Это лишено смысла.

— Почему это? — спросил Эрк.

— Потому что бессмертные не могут размножаться, — демон издал очередной смешок, и раздался еще один взрыв. Зал заходил ходуном, стены, казалось, наклонились к Эрку со всех сторону, а потолок таки обрушился вниз огромными кусками камня. Демон стремительно выскочил прочь, а Эркен оказался размазан упавшими на него глыбами.

Бессмертный пришел в себя близ огромной кучи камней, которая некогда была потолком. Под несколькими камнями виднелась кровь, присыпанная пылью и каменной крошкой. Эркен не сомневался, что это его. Но очнулся бессмертный не на месте своей смерти, а рядом с ним, что было в новинку. Правда, как подумал сам Эркен, воскреснуть под обломками невозможно, потому как огромные камни раздавливают твое тело и не дадут ему восстановиться. Видимо, в связи с этим бессмертный воскрес рядом, а его тело собралось заново. Об этом свидетельствовало и отсутствие кандалов на руках и ногах.

Встав на ноги, Эркен обнаружил себя голым. Видимо, его набедренная повязка осталась под завалами. Не обратив на это внимания, Эрк посмотрел на вечернее небо сквозь осыпавшийся потолок и направился к двери. С трудом отворив ее на немного, бессмертный пролез через образовавшуюся щель и оказался в коридоре. По обе стороны тянулись каменные стены, сквозь дыры в которых виднелись соседние помещения.

Вокруг царила тишина, хоть Эрк и помнил нападение на тюрьму. Демон упоминал Таламета и Зока, а еще он сказал, что эти двое решили сыграть против него. Это показалось бессмертному интересным, но все чего Эрк хотел сейчас, это покончить с наглым демоном, который вздумал обращаться с ним как с мясом.

Эркен бродил по пустым тюремным коридорам до тех пор, пока не наткнулся на очередной зал, где перед тюремными воротами сгрудились воины демона, а среди них возвышался и их хозяин. Бессмертный призвал косу с легкостью, какой не ощущал уже давно. Оружие само прыгнуло в руки. В отражении острейшего лезвия Эрк увидел свои глаза с измененной радужкой и усмехнулся сам себе. «Вот так должен выглядеть бессмертный», — подумал Эркен, понимая, что неплохо бы при таком моменте еще и быть одетым, а то происходящее может показаться странным.

Демон обернулся к бессмертному, замигав многочисленными рубиновыми глазками. Его воины, среди которых гибриды и многоруки, замерли, встретившись с бессмертным взглядом. Они ждали приказов, но не от своего господина, чему не обрадовался последний.

— Мы можем решить все один на один, — тут же предложил демон.

— Разорвите его, — приказал Эрк.

В зале, помимо самого демона, находилось около трех десятков его слуг, и все они как по команде набросились на своего создателя, принявшись рвать, кусать, колоть и бить. Демон, яростно шипя, расшвыривал нападавших слуг в разные стороны. Его многочисленные конечности рассекали их на части, пронзали, заражали ядом и раздавливали, будто переспелые плоды. Демон быстро перемещался на своих многочисленных паучьих ногах, сбивая с ног всех, кто попадался ему на пути, однако его бывшие слуги не знали страха и не отступали. Их оставалось все меньше, но они напирали и напирали.

Когда демон перебил половину своих приспешников и все еще стоял на ногах, Эркен присоединился к сражению. Вращая косой, он пронесся через весь зал и прыгнул, ударив сверху вниз. Вытянув одну из конечностей, демон схватил оружие за древко и, вырвав из рук бессмертного, ударил того в грудь одной из паучьих ног. Эрк перевернулся в воздухе и упал на ноги словно кошка. Коса вновь оказалась у него в руках, и Эрк напал еще раз.

Следующий его удар оказался по ногам демона. Лезвие косы лязгнуло, врезавшись в них, оставив лишь трещины и не более. Демон выстрелил черной жижей бессмертному в лицо, залепив глаза, и Эркен кинулся прочь. Лишенный зрения, он бежал по памяти, стараясь ни на что не налететь. Пока оставшиеся слуги атаковали своего хозяина, у Эрка было время.

Когда жижа застыла на его глазах, Эркен схватился за нее обеими руками и стал медленно отдирать от своего лица. Как и в первый раз, вместе с кожей и плотью, но застывшая жижа оказалась оторвана и отброшена прочь. Вновь взяв косу, Эркен бросился в атаку, а его лицо восстанавливалось на бегу. Из слуг демона в живых осталось всего четверо, и через несколько секунд они тоже присоединятся к своим собратьям. План Эркена не удался, ну тут уж, как и всегда, хочешь, чтобы было хорошо — сделай сам.

Набросившись на демона, Эркен нанес два удара по ногам лишь для того, чтобы разозлить монстра. Демон принялся яростно атаковать бессмертного, но Эрк шустро отскочил и взмахом косы отсек сразу несколько рук у своего врага. К радости Эрка, отрубленные конечности демона не стали отрастать заново, что делало сражение еще проще. Если демона не получится убить быстро, Эркен возьмет его измором, отсекая конечности одну за другой.

Демон принялся быстро перемещаться, атакуя бессмертного. От трех оставшихся слуг он отбивался вяло, словно их и не было. Все внимание демон сосредоточил на своем основном противнике. Эркен же скакал и носился по залу в свое удовольствие. Изредка демон ранил его, но повреждения тут же исчезали.

Эркен продолжал бить по паучьим ногам демона, раздергивая его и отвлекая внимание от рук, а потом очередным ударом отсекал сразу по нескольку конечностей. Спустя пару минут такого боя, демон уже лишился больше половины своего арсенала, а его прочные быстрые ноги все пошли трещинами от сильных ударов бессмертного.

Прикончив своего последнего слугу, демон метнул его телом в бессмертного и стремительно сократил расстояние. Эркен увернулся от своеобразного снаряда и приготовился напасть. Эркен выглядел так же свежо, как и перед началом поединка. Так же, как и всегда, в общем-то.

— Мы можем договориться, — прошипел демон, сверкнув глазами. На его теле осталось всего четыре конечности, не считая поврежденных ног. Эркен смотрел на противника хорошо понимая, что, если тот не смог победить его со всеми конечностями, но не сможет и сейчас. Все эти слова о молодости Эркена и о том, что он не опасен, оказались пустой болтовней.

— Договориться? — переспросил Эрк. — Ты не больно-то хотел говорить, когда у тебя все было под контролем.

— Твой вид был создан, чтобы уничтожить мой, — обеспокоенно ответил демон. — Разумеется, я затаил на тебя злобу, как на своего природного врага, но ты оказался не таким, как другие. Ты хотел поговорить со мной, но я оказался глуп, за что прошу прощения.

Эркен смотрел на существо в десятке метров от него. С паучьими ногами и уродливым телом, облик демона никак не вязался, в понимании бессмертного, со словами о прощении. Эркен стремительно бросился к демону с косой в руках и нанес удар, чтобы лишить монстра головы, однако демон, ловко перебирая ногами, бросился прочь по тюремным коридорам, в одном и которых Эркен метнул в демона свою косу. Из-за узких стен чудовище не смогло увернуться, и лезвие косы пронзило насквозь его спину. Демон выломал ближайшую дверь и продолжил убегать. Эрк призвал оружие обратно и бросился за монстром, настигнув того в просторном кабинете. Демон развернулся, вскричав:

— Ты убьешь меня насовсем, подумай об этом! Мы еще можем договориться, ты же видишь, я не лгу!

Эрк подбежал к демону и отсек его оставшиеся конечности. Они гулко упали на пол. Следующим ударом бессмертный отрубил демону голову, и она покатилась по полу, поблескивая рубиновыми глазками, словно драгоценное украшение. Паучьи ноги ослабли, и тело монстра рухнуло словно марионетка, а спустя несколько секунд оно начало иссыхать, превратившись в останки, каких в избытке среди мертвых снежных пустошей. Отозвав косу, Эркен присел, ощутив, как его глаза меняются на обычные. Бой окончен, но Эрк не чувствовал себя удовлетворенным. Да, он убил демона, что держал его в плену, но после этого в груди появилось какое-то ноющее чувство, словно ты поступил неверно.

— Да ладно, это же монстр, — сказал сам себе Эрк. — Гадкая тварь на паучьих ножках. Поделом ему!

Эркен встал и вернулся в зал, где начался их бой. Миновав убитых гибридов и многоруков, Эркен потянул рычаг, отворив тюремные ворота, и его взору предстал поднятый мост, опустив который, бессмертный прошел по нему надо рвом, где ранее прятались в засаде големы, а сейчас все они валялись окрест в виде обломков. Дело рук Таламета, как понял Эркен. Один демон напал на другого. Эркену стало интересно, где сейчас Таламет и почему он ушел, не закончив начатое? Может он погиб? А еще демон упоминал Зока.

— «Пожалуй, к Зоку и я наведаюсь», — решил Эркен, затем улыбнулся, вспомнив о чем-то, и направился прочь от здания тюрьмы.

Глава 24

Эркен хорошо помнил город, а именно те места, в которых уже бывал, поэтому найти место, где он с отрядом Старого встретил монстра с белой чешуей, не составило большого труда. Чудовище, показавшееся бессмертному произведением искусства, все еще лежало в снегу на месте своей гибели. Эркен подошел к нему, присел и руками раздвинул монстру обожженную пасть, после чего повернул массивную голову так, чтобы было удобнее влить ему в глотку свою кровь. После этого Эркен призвал косу, обхватил ее лезвие ладонью и провел вниз над разинутой пастью мертвого зверя. Хоть чудовище и мертво, однако Эркен знал, что его кровь сама найдет нужный путь. Так уже было, и бессмертный не сомневался, что подействует и сейчас. Главное, чтобы не подвела другая сила, иначе получится не очень ловко.

Осмотревшись, Эркен принялся ждать. Вечерело. С неба падали мягкие снежинки. На пустынных улицах, как всегда, никого, хоть Эрк и знал, что этот город не мертв. Главное, чтобы воины Зока не вздумали помешать бессмертному. Эрк не был в настроении объяснять кому бы то ни было свои действия.

— «Стоит ли прийти к Зоку?», — думал Эрк, пока ждал воскрешения чудовища. Бессмертный помнил свои надежды на помощь в магическом поиске отца, и, как выяснилось, демон, живший в тюрьме, оказался бесполезен, а Зок сам признался, что не знает, чем помочь. Остался теперь только Таламет, но Эркен сомневался в том, что этот любитель огня сможет оказаться полезным.

Все впустую. Скорее всего. Все эти скитания по городу и поиски черт знает чего. Эркен подумал о том, что лучше бы просто продолжить путь, но, с другой стороны, ему не хотелось бросать все сейчас. С приходом бессмертного в это место, здешний жизненный уклад стал меняться и просто уйти сейчас означало сделать свое пребывание тут еще более бессмысленным. Раз уж начал дело, доведи его до конца, чтобы из этого не вышло.

Чудовище рядом с бессмертным пошевелилось, сомкнуло челюсти, а его глаза моргнули, и в них отразилась осознанность происходящего. Существо поняло, что оно живо, и оно не чувствовало боли, судя по нулевой реакции на заживающую морду, некогда обожженную огненным зельем. Когда обугленная часть головы стала полностью здоровой, чудовище энергично вскочило на свои мощные лапы и мгновенно заметило рядом с собой постороннего.

Эркен резко встал, глядя на изготовившееся к атаке существо, и сосредоточился на своих чувствах, какие он ощущал во время заточения у демона. Гордыня. Именно она, главным образом, послужила пробуждению силы, способной управлять другими. Все окружающие ничто. Существа низшего порядка, удел которых служить.

Глаза Эркена обожгло, и монстр перед ним вздрогнул, после чего замер, встретившись взглядом с бессмертным. Эрк протянул к нему руку, но чудовище отпрянуло. Что бы сейчас не ощущал этот монстр, он не желал нападать, но и убегать не спешил. Возможно, что демон при создании лишил свое детище еще и чувства страха.

— Отныне ты служишь мне, — произнес Эркен, пристально глядя на монстра. Яроволк смотрел на бессмертного несколько секунд, после чего склонил голову и подошел, позволив коснуться себя.

Эрк восторженно вздохнул, ощутив своей кожей холодную чешую зверя. Разумеется, бессмертный не рассчитывал, что яроволк бросится лизать ему руки и обнюхивать. Очевидно, что созданный демоном зверь не способен на проявление подобных чувств, однако он оказался весьма неглупым и понимающим слова, что показалось Эркену странным. Если вспомнить, то огненный дух, которого как-то встретил Эрк, тоже среагировал на его команду и повиновался, а ведь природные духи, насколько знал бессмертный, не понимают человеческую речь. Возможно, дело здесь не в самих словах, а в том, что они за собой несут. Кто знает.

Челюсти яроволка находились почти на уровне лица Эркена. Настолько монстр оказался высок. Бессмертный гладил его толстую шею, гадая, что будет, когда он сделает свои глаза нормальными. Пропадет ли его контроль, или нет? Пожалуй, лучше не рисковать.

— «Интересно, удобно ли будет ездить на нем верхом?», — подумал Эрк, прикидывая, можно ли будет приладить на спину яроволка седло от лошади. Это еще одна задачка, которую можно решить на досуге.

Яроволк пригнулся и зашипел. Эркен насторожился, подумав сперва, что зверь имеет что-то против нового хозяина, однако монстр лишь всматривался в окрестности, скользя взглядом по улицам, домам и переулкам.

Эркен присоединился к зверю, осматривая все вокруг своими измененными глазами. Это длилось всего несколько секунд, пока бессмертный не увидел приближающихся жителей. Очередной отряд, еще и со знакомым лидером.

— «Учуял невидимок, а?», — усмехнулся Эрк, осознав, зачем демон создал подобное существо. Оно должно было отыскивать невидимок Зока и убивать их. Вот только одного зверя маловато для целого города. Хотя, может, есть и другие. А может остальных уже убили. Какая разница.

Эркен видел приближающихся воинов как существ, чьи тела подсвечивались изнутри. Примерно так работало его второе зрение, способное видеть что-то вроде энергии, которую испускают различные существа. По такому вот энергетическому следу бессмертный с легкостью отыскал бы отца, если бы только напал на подобный след. А для такого нужно сперва оказаться в нужном месте.

— Стой! — приказал Эркен, заметив, что его яроволк готовится напасть. Отряд гибридов вел старый знакомый, которого Эрк прозвал Седым. Старый кату, приказавший убить его. Сейчас бессмертного и приближающихся воинов разделяло с полсотни метров, и невидимки подбирались ближе, на расстояния броска копья.

На пару секунд бессмертный даже задумался, а стоит ли останавливать это. Все может пойти своим чередом, и если Седой вновь нападет, то Эркен вместе с яроволком прикончит его вместе и остальными. Сами виноваты, что тут скажешь. Мысль, несомненно, заманчивая, однако Эрк вновь решил уступить своей человечности.

Расстояние между отрядом невидимок и бессмертным сократилось примерно в половину. Никто из воинов все еще не атаковал, видимо, хотели приблизиться на более верное расстояние. В охоте на чудовищ необходима точность. В случае промаха, убежать от яроволка вряд ли выйдет, так что необходимо убить монстра одной атакой. Или, как минимум, тяжело ранить, что бы он не смог преследовать. Такое могло бы получиться и с бессмертным, вот только и Эркен, и яроволк видели приближающихся невидимок, и никто из них двоих не хотел подставлять голову под снаряд.

— Хватит! — крикнул Эркен, махнув Седому рукой. — Я вас вижу, не позорьтесь.

Седой и его гибриды напряглись. Два десятка метров — хорошее расстояние для броска, если руки растут из правильного места. В Седом бессмертный не сомневался. Видел, как ловко тот бросает ножи. С копьями, вероятно, тоже мастак. Да и его воины не кажутся сопливым молодняком. Двенадцать полуразумных против бессмертного и яроволка. Эркен быстро прикинул и пришел к выводу, что выйдет победителем из этого боя.

Но Седой оказался разумным командиром и подал своим знак «не атаковать», а после, замысловатым жестом сбросил с отряда маскировку, чтобы поговорить на равных, хоть их было видно, что так, что эдак. Но Эркен понял, что сброс невидимости — это скорее просто доверительный жест и не более того.

— Я смотрю, в этот раз ты не спешишь нападать, — сказал Эрк. — И правильно. Второго раза я тебе не прощу.

Уверенность в словах бессмертного усиливало присутствие рядом с ним огромного хищника с алыми глазами и белой чешуей. Зверь послушно застыл по правую руку от хозяина.

— В прошлый раз мы друг друга не поняли, — ответил Седой. — В этот раз мы не собирались нападать. Зок сказал, ты наш друг. Если так сказал Зок, так оно и есть. Но нас беспокоит этот зверь. Ты…, - Седой запнулся, — воскресил его?

— Именно, — ответил Эркен. — И теперь он подчиняется мне.

— Как скажешь, — согласился Седой и кивнул в сторону тюрьмы. — Вижу, наши старания не оказались зря, и ты смог сбежать. Насколько сильно потрепало демона?

— Он мертв, — ответил Эрк, и воины за спиной Седого изумленно переглянулись. Сам командир лишь на секунду осветился удивлением, но тут же взял себя в руки.

— Это превосходная новость, — сказал старый кату. — Зок будет счастлив услышать ее от тебя.

— Ну, так пошли, — пожал плечами Эрк, — обрадуем твоего лидера.

Спустя какое-то время отряд, сопровождающий бессмертного и его зверя, вышел на дорогу, ведущую к зданию арены. Воины продолжали идти, скрытые колдовством от посторонних глаз, но среди всех этих мужчин витала неестественная для этих мест расслабленность. Демон, что страшил их каждый день и насылал чудовищ, теперь мертв. Воины Седого вели себя все так же собрано, однако царящая вокруг тишина больше не тревожила гибридов. Если демон правда погиб, то в городе, если и остались его приспешники, то они уже не так опасны без своего лидера. Можно было сказать, воины чувствовали победу.

Зок разместил свой кабинет в помещении для богатых гостей. За его спиной располагался выход на просторный балкон, с которого открывался роскошный вид на засыпанный снегом круг арены. Его воины размещались в соседних помещениях. По беглым прикидкам, здесь сейчас отдыхало около сотни человек, среди которых Эркен видел женщин и детей. И видел ли он всех, или здесь находились и другие жители? Эркен не задавался этим вопросом.

Среди присутствующих, бессмертный узнал Скена и кивнул ему, проследовав дальше по коридору. Седой проводил Эрка до двери и постучал, после чего открыл и вошел внутрь.

Зок встретил Эркена радушной улыбкой, которая тут же дрогнула, едва гибрид заметил измененные глаза бессмертного. Восстановив самообладание, полуразумный жестом отпустил Седого. Командир бесшумно вышел, а Эрк сел на свободный стул, рассматривая лидера местных жителей.

— Вижу, тебе вновь не помешает одежда, — заметил Зок.

Эркен пожал плечами.

— Учитывая, как часто я ее теряю, может ну его.

— Может и так, — согласился Зок. — Так как прошло твое бегство?

— Я убил демона, — в лоб ответил Эрк. Лицо Зока изменилось. На нем отразился страх, затем удивление, восторг и еще что-то, что бессмертный не понял и не стал пытаться истолковывать.

— Поразительно, — произнес Зок. — Это изумительная новость для жителей города.

— Это уж точно, — кивнул Эркен. — Как получилось, что Таламет так удачно напал на тюрьму?

— Я отправил на его территорию гонца, который сообщил, что бессмертный в руках у Тюремщика. Понимаешь какое дело, благодаря тебе Тюремщик мог сделать своих слуг еще более сильными. Это не на руку ни мне, ни Таламету, поэтому мы разработали простой план, по которому мои лазутчики проникают внутрь и портят защитные арканы Тюремщика, а Таламет сжигает его обитель к чертовой матери.

— Как-то вы плохо постарались, — Эрк неодобрительно покачал головой.

— Таламет истратил все силы и отступил, ну а моим подчиненным и вовсе нечего делать на территории демона без поддержки. Мы сделали все, что смогли.

— Объединился с демоном значит? — Эркен смотрел на Зока, видя чужеродную энергию, которую пытался скрыть его облик полуразумного.

— Да ладно тебе, — осторожно произнес Зок, внимательно следя за бессмертным. — Я же вижу, что ты все понял.

— Да, — усмехнулся Эркен, показав пальцем на свои глаза. — Не очень вовремя я обрел свои силы, а?

— Лучше и не скажешь, — Зок натянуто улыбнулся и предостерегающе поднял руку. — Если вздумаешь напасть, я натравлю на тебя своих слуг.

— Вот как, — Эрк понимающе кивнул. — Видел монстра, которого я привел с собой? Он займет твоих на какое-то время.

— Прольется много крови, если ты решишь убить меня. Лучше оставить все как есть. Уходи из города, бессмертный. Мы с Таламетом разберемся без тебя.

— В чем же? — Эркен положил ногу на ногу, устроившись поудобнее.

— В том, кому достанется этот город, конечно же.

— Так все это ради власти над этими руинами? — Эркен коротко рассмеялся. — Правда что ли?

— Много ты понимаешь, — с нотками злобы ответил Зок. — Ну, так что? Ты уходишь или…

Эркен призвал свою косу. Призвал ее так, как не призывал еще никогда. Она возникла не в руках бессмертного. Коса проявилась в воздухе там, где стоял Зок. Материализовалась буквально перед ним так, что ее лезвие оказалось в голове демона.

Зок пошатнулся, попытался сотворить руками какие-то жесты, но Эркен мигом подбежал к нему, взялся за древко косы и рванул ее вниз, рассекая тело демона от морды до паха.

Кровь Зока полилась под ноги бессмертного, коснулась его пальцем, в то время как тело демона стало обретать более естественные и настоящие черты. Зок все больше делался похож на червя с множеством отростков. Его кровь чернела и испускала зловоние. Эркен отошел и поморщился, когда понял, что уже изрядно вляпался в эту жижу.

Зок булькал и оседал на пол. Его склизкое тело трепетало, съеживалось и содрогалось в предсмертных конвульсиях. Отростки шевелились, словно каждый из них пытался ухватиться за свой последний шанс, которого не было.

— Так, еще разочек, — Эркен с размаху всадил носик косы в голову демону, и во все стороны брызнули зловонные капли его крови. — Ох, Зок, расстраиваешь ты меня. — Несколько капель попали бессмертному в лицо. Выпустив косу из рук, Эрк стал оттирать ее со своей кожи.

В этот момент открылась дверь, и на пороге показался Седой. Его рука тут же нашла нож на поясе. Эркен предупредительно поднял ладонь, но взгляд старого кату вовремя заметил на полу окровавленное нечто и гибрид дрогнул, сделав несколько неосознанных шагов назад.

Эркен подоспел к нему, схватил и втянул в кабинет, прикрыв дверь. Седой округлившимися глазами таращился на мерзкое мертвое существо посреди комнаты, затем взгляд его перешел на бессмертного, и в нем застыл вопрос.

— Это Зок, — ответил бессмертный. — Вы думали он ваш лидер и спаситель, а он оказался слегка не тем.

— Нет, — усмехнулся Седой и добавил озлобленно: — это твоих рук дело!

— Да очнись ты! — прошипел Эркен ему в лицо. — Вас всех водили за нос. Таламет, Тюремщик и Зок — они просто боролись за право обладать этим местом. Черт знает, зачем оно им сдалось, но это так.

Седой, с виду, отдышался и посмотрел на бессмертного более вменяемым взглядом. Эркен отступил от гибрида на пару шагов, ожидая, что тот станет делать дальше. Если Седой поднимает тревогу и обвинит во всем Эркена, придется принять меры. Бессмертный не хотел думать о плохом, поэтому в случае беды рассчитывал прыгнуть на спину своего яроволка и умчаться в закат.

— Нужно сообщить остальным, — наконец произнес Седой и взглянул на Эркена. — Я позову остальных командиров. Ты останешься?

— Если тебе от этого будет легче, — пошутил бессмертный, но не настроенный юморить командир вышел, прикрыв за собой дверь.

Спустя несколько минут в кабинете собралось четверо. Как понял Эркен, это командиры отрядов, которые сейчас не были на заданиях вместе со своими воинами. Среди четверых полуразумных Эрк узнал Скена. Седой стоял рядом с бессмертным, а остальные два командира оказались Эркену не знакомы, но юноша не выглядел обеспокоенным по этому поводу.

— Это не может быть Зоком, — решительно произнес один из незнакомых командиров. Высокий кату. Немолодой, но явно не старше Седого. Он активно жестикулировал при разговоре и в своей речи выделил слово «это», по отношению к лежащему на полу демону.

Зок же в своем посмертии отнюдь не похорошел. Пока Седой звал остальных командиров, из бывшего лидера местных жителей вытекло еще немного вонючей крови, а его червеобразное тело стало скукоживаться, все больше напоминая засохшую на солнце скрученную половую тряпку. Что ни говори, а дохлый демон и правда был похож черт знает на что. Тут тяжело подобрать какое-то одно конкретное слово.

— Может или нет, но оно лежит перед нами, — произнес Скен, устало усевшись на стул, на котором ранее сидел Эрк. В этот момент особенно четко проявился возраст этого крысолюда. Эркен не просто так прозвал его Старым. Скену, наверное, уже вовсю пели песни с той стороны.

— Скен прав, — без выражения сказал Седой, и в голосе командира смешался целый букет эмоций. Растерянность, подавленность, горечь, злоба… все это смешалось вместе, образовав собой опустошенный тон, которым говорил старый командир. И его, как и остальных, можно было понять. Их всех водили за нос, все они служили демону, который выдавал себя за одного из них, постоянно находился рядом, шутки небось шутил, с детьми играл, выглядел так, словно болел за общее дело.

— Получается, ты убил уже двух демонов, — сказал Скен, взглянув на Эркена. — Что будешь делать с третьим?

Командиры посмотрели на бессмертного. Сам Эрк в задумчивости прикрыл свои глаза, раздраженно сжав кулаки. Все эти гибриды ждут ответа, словно перед ними божественный посланник, а сам Эрк злился на то, что он опять голый, несколько раз за сегодня умер, побывал в плену, а еще от него пахнет кровью этого дохлого червя, который валяется у всех под ногами.

— Я сперва найду его, — ответил Эркен первое пришедшее в голову. Ваша помощь не нужна. Разбирайтесь сами тут со всем этим, — бессмертный небрежно обвел пальцем забрызганный кровью кабинет.

— Моя магия не работает! — заявил второй из незнакомых Эрку командиров. Тоже кату, но он среди всей этой компании выглядел моложе всех. В его темной шерсти не проглядывалось ни одного седого волоска.

— О чем ты? — тут же потребовал Седой.

— Я пытался мысленно связаться с нашими, кто есть поблизости, и ничего.

— Может они просто далеко? — спросил Седой.

Скен, сидя на стуле, молча сделал замысловатый жест пальцами руки и ничего не произошло. Посмотрев на товарищей, крысолюд произнес:

— Я не смог применить невидимость.

От командира к командиру пробежало волнение. Они стали переглядываться, пробовать применять колдовство, которому их любезно обучил Зок, и каждый терпел крах.

— Похоже, ваши колдовские силы полностью зависели от Зока, — предположил Эркен. — Демон озаботился на случай, если его раскроют. По крайней мере, таким образом.

Один из командиров выругался. Скен молча сидел, а Седой бросился что-то обсуждать с другим командиром. Эркен никого уже не слушал. Развернувшись, бессмертный прошел на балкон и спрыгнул вниз, в круг арены, где его поджидал яроволк. Эркен подумал было запрыгнуть ему на спину, но резонно заметил, что запросто слетит на бегу и сломает шею. Умереть таким образом было бы стыдно. Что ж. Проблема бессмертия. Смерть не спасает от позора.

Глава 25

Покинув арену, Эрк отправился в бесснежную часть города. Путь в данном случае был очевиден. Два демона мертвы. Остался последний. Проходя улицу за улицей, Эркен размышлял о местных жителях. Им многое предстоит переосмыслить. А еще они должны будут научиться жить как обычно, без колдовства Зока, которое, похоже, правда оберегало их.

Эркен думал также и о том, планировал ли Зок предать своих подчиненных? И вообще, какие у демона были планы на местных? Захватить с их помощью власть в городе и убить двух других демонов? Подобное казалось Эркену спорным. Слишком неравны силы, хотя магия Зока явно похитрее прямолинейной мощи того же Таламета. Но в то, что Зок просто хотел помочь, как-то верилось с трудом.

Ступая по глубокому снегу, Эрк вдруг подумал, а что, если Зок всерьез помогал местным жителям? Может ли такое быть? Командиры выглядели раздавленными, когда увидели, чем является их лидер. Они не верили, отрицали, однако быстро приняли реальность, будто и сами что-то подозревали. Возможно ли такое? Возможно ли, что все они знали, просто старались не думать о подобном? Если так, то это и правда странно.

— Да хорош, — пробормотал Эркен, увидев впереди клочок чернеющей земли. Думать о творящемся в городе, только зря голову напрягать. Все казалось слишком уж запутанным, и в то же время простым. Человеку свойственно все усложнять. Искать какие-то скрытые смыслы. Однако есть еще вполне живой Таламет, который может пролить свет на все эти дела, если, конечно, сказанное им будет правдой. И если он вообще захочет говорить.

Эркен вошел во владения демона и осмотрелся измененными глазами, надеясь увидеть нечто новое, ранее скрытое. Следующий рядом яроволк зашипел, явно учуяв что-то неладное. Эркен понимал зверя, потому что все видел и сам.

Над присыпанной снегом землей клубились бардовые сгустки энергии, невидимые обычному глазу. Было ли их так много раньше, или демон озаботился только недавно? В любом случае, если это то, что думал Эрк, то приближение к этим сгусткам вызовет сильный взрыв. Огненные ловушки во всей своей красе. Таламет не прятал их в стены домов, не закапывал, как взрывные зелья, а просто разместил на самых видных местах, понимая, что их все равно никто не увидит. Но Эркен видел, а шагающий рядом яроволк лишь ощущал нечто неладное рядом с собой. Вероятно, местные жители обходили подобные ловушки благодаря колдовству Зока, которые в свою очередь чертил на городской карте безопасные маршруты для своих людей. Вероятно, этим демон и занимался, когда Эркен зашел к нему в кабинет первый раз.

Бессмертный не для того воскрешал дивного зверя, чтобы его разбросало по округе взрывом. Хотя, трудно было поверить в то, что яроволк разлетится на куски от одной ловушки. Но все же. Приказав яроволку держаться рядом, Эркен стал продвигаться через импровизированное поле смерти в надежде, что их обоих не шарахнет еще и огненными столбами. Эрк не знал точно, сколько проживет в огне такой силы, но был уверен, что даже его ручной зверь протянет подольше. Плоть же сгорит моментально, если огонь достигнет цели. А потом вновь воскресать и начинать поиски демона. Это может продолжаться долго, если демон будет считать тебя своим врагом.

— Таламет! — крикнул Эркен, ощущая растущее внутри себя напряжение. Слишком тихо. Слишком зловеще. Земля будто становится теплее под пятками. — Таламет! Я бессмертный! Не трать силы! Выходи и поговорим!

Яроволк водил из стороны в сторону своей острой мордой. В его алых глазах отражались ближайшие дома. Зверь нервничал. Эркен чувствовал это своей ладонью, которая лежала на его шее. Слегка волновался и Эрк. Бояться бессмертному вроде было нечего. Возможно, это чувство передалось от яроволка. Как знать. Сейчас не самое подходящее время чтобы разбираться в своих чувствах.

— Тише, тише, — шептал бессмертный. Зверь дернул головой, и Эркен тут же посмотрел в том направлении. Из-за покосившихся домов к ним вышел человек, закутанный в плащ. Его темно-рыжие волосы слишком сильно выделялись на фоне присыпанной снегом земли. От шагов Таламета оставались следы, словно подтверждающие, что он настоящий. Глаза демона все также безумно блестели, но в их взгляде не замечалось злых намерений. Они, как даже могло показаться, лучились приветливой теплотой. Тело мужчины окружала мрачная аура, которая выдавала к нем принадлежность к демоническому роду. Все также, как и у Зока. Видимо, человеческий облик не в силах полностью скрыть настоящее естество.

— Странно все получилось, — пробормотал Таламет, остановившись напротив бессмертного. Всего на секунду демон скосил глаза на яроволка и тут же потерял к нему интерес. — Не думал я, что оборванец, нашедший мое кольцо, окажется потомком рода бессмертных.

— А я бы никогда не подумал, что растяпа, потерявший кольцо, окажется демоном.

— Тебя это, я вижу, не смущает, — заметил Таламет.

— А должно?

— Бессмертные созданы чтобы убивать демонов, — пояснил демон. — У других, что я знал, оружие само появлялось в руках, стоило им почуять кого-то из моего племени.

— Ты знал и других? — удивился Эрк.

— Немногих, — отмахнулся демон. — Да и было это слишком давно и совсем не здесь.

— В другой стране? — уточнил Эркен.

— В другом мире, — ответил Таламет, словно говорил о чем-то обычном, и озадаченность на лице бессмертного не осталась незамеченной. — Я видел много разных мест, — пояснил демон, хитро и с интересом поглядывая на Эркена. — Столько всего. Однако все так, бессмертные убивают демонов. Это все равно что закон природы.

— Тюремщик говорил мне примерно о том же, — Эркен рассказал вкратце о непродолжительных отношениях с демоном из городской тюрьмы, в красках описав трагичный финал. Таламет усмехнулся и закутался в свой плащ сильнее, словно ему было холодно.

— Димирх больше всех злился на бессмертных, — ответил демон. — Похоже, это его и погубило. А что с Зоком?

— Убит, — коротко ответил Эрк, следя за собеседником. Трудно было сказать как по-настоящему Таламет воспринимает вести о гибели своих сородичей, однако лучше быть на чеку. На всякий случай.

— Вот как, — Таламет кивнул и шмыгнул носом. — Получается, я выиграл. Хоть и не участвовал в игре.

— О чем ты говоришь, какая игра? — с легким раздражением спросил Эрк.

— Ну как же, — Таламет развел руками. — Демоны пришли в этот город практически одновременно. Зок с востока, Димирх с юга. Я пришел последний, с запада.

— Расскажи-ка поподробнее, — попросил Эркен. — Хочу знать, во что впутался в этот раз.

— Тут все просто, — махнул рукой Таламет, — Зок и Димирх затеяли между собой игру, кто победит, тому и достанется город. На тот момент в этих стенах еще жили люди вместе с полуразумными, поэтому Зок принялся сеять раздор между жителями, пока, в конце концов, не начались кровавые стычки, которые все сильнее перерастали в гражданскую войну. Оставшимся в живых людям пришлось уйти, и гибриды остались, и ими стал править Зок, принявший облик одного из них.

— Вот как, — только и ответил Эрк, в душе дивясь тому как ловко Зок все провернул. А главное, ради чего. Ради какой-то игры с другим демоном. Ради пустяка. Ради развлечения. — А что Димирх?

— Димирх поступил еще хуже, — усмехнулся Таламет и вопросительно взглянул на бессмертного. — Ты ведь заметил в городе големов?

— Заметил, — кивнул Эрк.

— Во-от, — протянул Таламет. — Димирх сломал древние оберегающие ритуалы, проведенные еще при строительстве, и город лишился своей защиты. Жуткое дело. Теперь сюда могут прийти големы, а стены не защитят жителей от Ледяной бури. Димирх, если можно так выразиться, убил этот город.

Эркен поежился, глядя на демона. Сказанное прозвучало страшно. Рядом шипел яроволк, который не сходил с места весь разговор, ожидая команд хозяина. Тишина вокруг все больше казалась мертвой. Когда-то здесь жили люди, когда-то в этих стенах было безопасно. Теперь же, это место мертво. Оставлено на растерзание безжалостной природе и всем, кто способен причинить зло. Демоны и им подобные.

— Вот как, — нехорошим тоном сказал Эрк, взглянув на собеседника. — А какова здесь твоя роль?

— Я пришел позже, — тут же ответил Таламет, словно ответ был заготовлен у него заранее. В таких случаях ты либо врешь, либо нет. Трудно догадаться сходу. — Когда я прибыл в город, тут уже кипела вражда двух демонов. Они пытались выгнать меня, но я решил, что этот город прекрасно подойдет и мне. А почему бы и нет? Разве это плохо, разбавить свою вечную жизнь хорошим соперничеством?

— Ты впутался в их игру, — усмехнулся Эрк, поймав себя на мысли, что даже понимает Таламета. Его мотивация довольно проста, хоть может и показаться недостаточной для простого смертного.

— Также, как и ты, — улыбнулся Таламет. — Тебе, вероятно, тоже было скучновато.

Оба коротко рассмеялись. Эркен серьезно посмотрел на демона.

— Ты не останешься в городе, — сказал бессмертный. — Я пообещал местным жителям, что решу с тобой вопрос.

— Я не против, но что ты предложишь мне взамен? — с готовностью спросил демон, и ответ отыскался сам собой.

— Арок, — ответил Эркен и указал рукой куда-то на юг. — Это ближайший отсюда город. Я пришел оттуда. Там пусто, и он недавно сгорел. Ты сможешь устроиться там и делать все, что захочешь.

— Предложение хорошее, — рассудил демон, хитро подмигнув бессмертному. Подробности его, по всей видимости, не интересовали. А зачем демону город, Эркен и вовсе не стал интересоваться. — Альтернатива кажется мне более неприглядной.

— Я, честно говоря, тоже не хочу с тобой драться, — признался Эрк и спохватился. — Пока не забыл, ты знаешь что-нибудь о магическом поиске людей? Мне нужно кое-кого отыскать с помощью колдовства.

Таламет слегка помедлил, словно думал, как лучше сказать, а потом махнул рукой и выдал как есть:

— Зок был в этом хорош. Всегда мог меня отыскать, как бы я ни прятался. Но он тебе уже не помощник. Такие дела.

— Сука, — выругался Эркен, а Таламет сложил ладони вместе и несколько секунд что-то шептал, после чего Эрк заметил, как сгустки энергии над землей исчезают один за другим. Уже вскоре в поле видимости не осталось ни одного.

— Город свободен от моих чар, — пояснил демон. — Я скоро покину его.

— А я вернусь к местным и расскажу им об этом, — ответил Эрк.

— На этом можно и разойтись, — предложил демон и остался стоять на месте.

— Я понял. Ты не слишком-то веришь мне, — ухмыльнулся бессмертный. — Ладно. Прощай. Может когда и увидимся вновь.

Бессмертный развернулся и пошел прочь. Яроволк, бросив на демона не самый приятный взгляд, потрусил следом за хозяином. Эркен не боялся удара в спину, потому что в нем не было смысла. Эрк мог убить демона. Таламет таким похвастать не имел возможности. Все честно.

Местные жители еще не ушли из арены, когда Эркен вернулся к ним. Первое, что бросилось в глаза — прибавилось народу. Видимо, со своих заданий вернулись и остальные отряды. Эрк мог себе представить удивление воинов в момент, когда их невидимость исчезла, и они оказались раскрыты посреди территории врага. Да и в городе еще должны были остаться приспешники Димирха. Смерть демона ведь не убивает и его слуг. Так ведь? Эркен в этом не понимал.

Местные встретили бессмертного у самых ворот Арены. На встречу вышли несколько командиров, среди которых и два уже знакомых Эрку. Скен и Седой, который так и остался для бессмертного Седым, стояли чуть впереди. По их напряженному виду трудно было сказать, как они настроены к убийце демонов, но в том, что они не станут нападать, Эрк не сомневался. Этим полуразумным точно не нужен враг, которого они не смогут победить.

— Ты быстро вернулся, — сказал Скен. Эркен остановился напротив командиров, бегло осмотрев каждого. — Что с демоном?

— Он жив, но скоро покинет город, — ответил Эрк. — У него нет выбора.

— Куда он пойдет? — спросил Седой.

— В Арок, — Эркен посмотрел поверх голов командиров во тьму входного тоннеля за их спинами. В конце этого тоннеля ждал свет. Если жизнь сравнить с этим тоннелем, то погоня за светом обречена на вечность. Если ты вечно к чему-то идешь, то никогда этого не получишь. Тут все просто. Эркен ощутил горечь в сердце и поморщился от осознания возможной бессмысленности своей вечной жизни.

— Будем соседями, — заключил тем временем Скен, посмотрев на товарищей и обратился к витающему где-то в себе бессмертному: — как считаешь, он вернется?

— Кто? — не понял Эрк.

— Демон.

— А, нет, — отмахнулся бессмертный. — Ему что тот город, что этот — никакой разницы. Он остался здесь ради соперничества с двумя другими, но теперь они мертвы. Вы, кстати, остальным рассказали? Про Зока?

Командиры потупились. Скен прикрыл глаза в задумчивости. Седой переглянулся с остальными. По этому замешательству Эркен понял, что жители пока не знают, что их спаситель и лидер оказался ползучим червеобразным уродцем. Но им придется узнать. Чем раньше, тем лучше. Так нужно чтобы жить дальше. Но что Эркен в этом понимал?

— Ты мог бы остаться и помочь нам, — предложил Скен. — Нам бы пригодилась твоя сила и бессмертие. В городе еще остались слуги демона. Вернувшиеся командиры доложили об этом.

Повисла тяжелая пауза. Эркен ощутил неловкость и раздражение от того, что эти взрослые воины стоят и ждут от него ответа, словно он мессия или какой-нибудь избранный. Эрк хотел обругать их, сказать, что никакой он не герой. Он впутался во всю эту историю ради интереса и не слишком уж часто задумывался о местных жителях. Он не заслуживает почестей и признания. Он никакой не герой.

— Я ищу отца, — ответил Эркен, глядя себе под ноги, хорошо при этом зная, какую помощь он мог бы оказать этим гибридам при желании. Он способен сражаться, а его кровью можно лечить и даже воскрешать из мертвых. Это неоценимая помощь и хорошо, что местные не знают об этом.

— Я должен продолжать путь, — закончил бессмертный и поднял взгляд на командиров.

Скен кивнул. Остальные молчали. Седой указал на наготу бессмертного и спросил: — ты нагишом собираешься продолжать путь? Хоть одежду возьми.

Эрк махнул рукой.

— Я все равно где-нибудь опять умру и опять воскресну голышом.

Седой с остальными усмехнулись. Улыбнулся и Эркен. Скен подошел и протянул ладонь.

— Береги себя, — сказал крысолюд с такой теплотой, что Эркену обожгло глаза. Бессмертный, стиснув губы, пожал командирам руки и стремительно пошел прочь, чувствуя растущую внутри печаль. Он в очередной раз попал в историю. Так получилось, что снова помог кому-то, но в итоге он вновь один. Яроволк, бодро бегущий рядом, не в счет. Зверь, при всей своей завораживающей красоте, вряд ли знаком с высокими чувствами. Хотя, он вполне сойдет за компанию. А еще с ним можно поговорить. Эркен мог говорить и сам с собой, но это обычно не кончается ничем хорошим. Оставаться наедине с собой вообще противопоказано тем, у кого в жизни не так уж и много света.

— Ну что, куда пойдем? — спросил Эрк у своего зверя. Тот, как и ожидалось, не понял ни слова. Лишь посмотрел на хозяина, словно чего-то ждал.

— Если тебе все равно, выберу я, — пробормотал бессмертный и молча прикинул варианты. Однако долго Эрк не думал. Он шел на север и не видел причин сворачивать.

— Пойдем на север, — сказал Эркен, коснувшись шеи яроволка. — До самых владений кланов. Думаю, у меня получится объяснить, в случае чего, что ты ручной.

____________________________

Конец первой книги.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25