КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474213 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220946
Пользователей - 102756

Впечатления

Stribog73 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Пожалуйста, не пишите "Спасибо" в комментариях. Для этого есть соответствующие кнопки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Спасибо, огромная и качественная работа

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Немое обожание [Владимир Корн] (fb2) читать онлайн

- Немое обожание 122 Кб, 23с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Алексеевич Корн

Настройки текста:



Владимир Корн Немое обожание

Это была удача! Та самая удача, о которой говорят, что пишется она с большой буквы.

Недаром с самого утра у меня было такое приподнятое настроение. Я как будто предчувствовал, что сегодня произойдет нечто такое, что изменит всю мою дальнейшую жизнь.

Все еще не веря, зажмурив глаза, сделал несколько глубоких успокаивающих вдохов, после чего их открыл. Ничто никуда не делось. Три металлических параллелепипеда все так же лежали передо мной, припорошенные сверкающей в лучах нашлемного фонаря серебристой пылью.

Воткнув разъем кабеля в интерфейс (ну надо же, он еще проводной- это сколько лет они здесь провалялись?!) залюбовался картинкой, высвеченой на стекле шлема.

Левая рука слегка завибрировала — пришел ответ на мой запрос. Поднеся ее поближе к лицу, прочитал короткий текст на наручном дисплее. И, усевшись прямо на пол, заулыбался глупой, но такой счастливой улыбкой.

После чего заставил прозвучать сообщение в наушниках гермошлема. Затем вывел их в пространстве перед собой в голографической проекции. Нет, абсолютно ничего не изменилось.

«Запрашиваемые вами объекты не являются чьей-либо собственностью».

А это значит, что теперь они являются моей. Все три! И оставалось только доставить криованны на корабль.


Уже на борту «Гордости галактики», я вновь осмотрел их содержимое.

Черненькая, светленькая и рыженькая.

Брюнетка, блондинка и девушка с волосами цвета выбивающегося из дюз пламени.

Черноглазая, голубоглазая и зеленоглазая.

Хрупкая брюнетка, стройная блондинка и очаровательная зеленоглазка.

Рассмотреть их можно было при любом приближении и в любом ракурсе, но мне хватило общих планов. Разве что я не смог отказать себе в удовольствии прокрутить каждую из них вокруг оси.

Чтобы вывести девушек из состояния анабиоза, необходимо запустить процесс стаффажа. Дело несложное, уже мне знакомое, я его запустил, и оставалось подождать томительные восемь часов.

От скуки сделал еще один запрос в Галактический Информационный Банк Декларационных Данных, теперь уже точно последний. Предыдущие двадцать ответов были абсолютно идентичны:

«Запрашиваемые вами объекты не являются чьей-либо собственностью».

Хорошо, что запросы обрабатываются искусственным интеллектом, он же и присылает ответ. Иначе давно бы уже услышал: кто я сам, кем были мои родители и куда должен отправиться незамедлительно. Еще после пятого-шестого запроса, наверное. А что было делать?

Я проходил мимо криованн, внезапно их обнаруживал, интересовался, что в них находится, и тут мне в голову приходила мысль: а чьи они? Конечно же, посылал запрос в ГИБДД и мне приходил ответ.

Криованны стояли в грузовом трюме моей «Гордости Галактики». В том из двух, что поменьше, и в котором поддерживается плюсовая температура.

Ну, относительно плюсовая. Последнее время было не совсем удачным и приходилось экономить на всем. Но зато теперь!..

Так, а это что за сообщение? Ну, наконец-то! Господи, как же я ждал этого момента!

«В ответ на Ваш запрос от 14.11. 2482 г. за № 75448/97950368511 сообщаем, что

модель Jessique, size 174-52 90-60-90, дата производства 23.12. 2173 г.

модель Susainne, size 179-57 89- 61–94, дата производства 14.03. 2177 г.

и

модель Marina, size 169-55 102-53-91, дата производства 14.07.2179 г.

продукции „SocialTechCo. Ltd“ отныне являются собственностью господина

Арчила Фисдю, ИНН № 19384857674902-5986840-3-292885768493»

Что же они так долго регистрировали, а?! Я же весь тут извелся: вдруг что-то пошло не так? Или нашелся хозяин.

Надо же, мне почему-то казалось, что у Марины грудь не меньше ста восьми. Или это из-за тонкой талии?

«Все, теперь окончательно все!» — и я обессилено рухнул на принайтованный к переборке ящик. Прошли те времена, когда гравитация была привилегией гигантских пассажирских лайнеров. Уже сотню лет гравикомплекс по умолчанию устанавливается на любом корабле. Даже на таком крохотном, как моя «Гордость галактики».


Некогда «Гордость Галактики» работала в Нью-Мунском порту, что располагается на теневой стороне Луны и именовалась БПК 1307882.

БПК означает — большой портовый катер, а таким названия не присваивают. Разве что за какие-нибудь выдающиеся заслуги. Но какими они могли быть у буксира, который никогда не покидал пределы космопорта?

В те времена, я служил на нем шкипером-механиком. Затем небольшая транспортная фирма, которой буксир принадлежал, благополучно разорилась, и мне удалось его выкупить. Большей частью в счет погашения задолженности по заработной плате.

Дальше я добавил жилой модуль, установил дополнительный двигатель, зарегистрировал под новым названием и теперь бегаю по Солнечной системе, перевозя неспешные грузы. Со стороны мой корабль похож на огурец, которому сзади воткнули спицу, куда и крепятся контейнеры. Но я люблю её, «Гордость галактики»!

Правда, лучший друг, Боб Харли, много раз предлагал и даже настаивал переименовать ее в «Позор Вселенной». Мол, для такого решения имеются все основания. Связаться с ним, и поговорить о том о сем? И как бы между прочим похвастать своей находкой? Представляю себе его вытянувшуюся рожу! Нет, наберись терпения, Арчи. До окончания стаффажа осталось не так много. Вот когда он меня увидит в окружении Сюзанны, Марины и Джессики, выражение его лица запомнится мне навсегда!

Как же все-таки замечательно, что меня занесло на спутник Урана Миранду!

Перед этим я долго сомневался: фрахт был настолько смехотворным, что с трудом покрывал издержки. Потом словно толкнуло в спину; соглашайся, Арчи, не пожалеешь! Вспомни, наконец, о старом Сэме и его приглашении.


Мы познакомились с ним в баре «Лунная дорожка». Самое смешное, бар на Луне и находится. Что-то не припомню, чтобы на Земле хоть один из них назывался «дорожкой земной». А у меня их в коллекции!.. Чем же еще может заниматься на отдыхе старый космический волк?

Среди коллекции есть и «Аллея космической страсти», и «Стезя космонавта», и «Маршрут аннигилятора», и «Лихая колея астронавигатора». А также «Млечный путь инверсиолога», «Шлях астробандиста», и даже «Тропой ксенобиолога». И это только те бары, название которых, так или иначе, связаны с дорогой.

В баре Сэм сразу обратил на себя внимание тем, что выглядел на свои года. То есть лет на девяносто, девяносто пять. Я как раз прошел курс омоложения, и мне никак не было дать больше двадцати. Твердо убежден: выглядеть так, как выглядит Сэм — прямой вызов обществу! Это как если бы… Не знаю даже, с чем сравнить. Как не платить налоги? Хотя нет, сравнение крайне неудачное: что может быть позорнее для гражданина? Уж лучше не скрывать свой возраст.

Но как бы там ни было, даже все эти приверженцы древнеегипетской религии, взявшие себе моду вместо человеческих голов иметь всякие там бычьи, кошачьи и даже крокодильи, значительно в меньшей степени эпатируют приличную часть человечества, к которой себя и отношу. Нашли чем удивлять! При современном состоянии генной инженерии проблема упирается только в достаточную сумму галакредитов.

Ради справедливости должен заметить, что у некоторых крокодилиц весьма и весьма приятные взору остальные части тела. С другой стороны, как знать: так ли уж изменились их лица после посещения генных инженеров?


Меня всегда интересовали люди, подобные старому Сэму, ведь зачастую в них кроется тайна. В последний раз, когда познакомился с одним из них, то поимел кругленькую сумму — почти полторы тысячи галакредитов. Могло быть и больше, но заказчик внезапно исчез. Подсев к Сэму, и разговорившись, я выяснил, что он всю жизнь проработал на сухогрузах, стоявших на линии: Земля — Альфа Эридана. У меня на ней служило несколько однокашников по астронавигаторскому колледжу. Некоторых из них он знал лично, на этой теме мы и сошлись.

После восьмого или девятого совместного дабл дринка, Сэм пригласил меня в гости на Миранду. Я дал согласие, и уже на следующий день благополучно о нем забыл. Будь он лет на семьдесят моложе и фигуристой блондинкой, такого, конечно же, не случилось. Но навалилась куча дел, и его приглашение выветрилось у меня из головы. Наверное, тем бы все и закончилось, но когда пришло предложениесовершить рейс до Оберона — еще одного спутника Урана, сразу же вспомнил о Сэме. На черта бы он мне сдался, старый хрыч, который и выглядит как старый хрыч, тут дело в другом.


Как давно всем известно, раз в десять лет галактическое правительство принимает очередное решение по борьбе с космическим мусором. На эти цели ассигнуют довольно крупные суммы, сразу возникает множество фирм, готовых взяться за уборку, от них следуют откаты чиновникам… Словом, всем и прибыльно и весело.

Я ни в одной кампании участия не принимал, и потому все деньги пролетали мимо. Правда, Боб Харли однажды заявил: у меня имеется отличная возможность принять в программе самое непосредственное участие, поскольку моя «Гордость Галактики» и является тем самым пресловутым космическим мусором. Разве что может передвигаться самостоятельно. Но именно потому затраты для перемещения ее на свалку будут минимальны а, следовательно, и прибыль высока.

Он явно преувеличивает: мой БПК лет пятнадцать протянет точно. К тому времени мне обязательно повезет, я открою собственную транспортную фирму, специализирующуюся на межгалактических перевозках, и жизнь окончательно наладится. Так мне мечталось до визита к старому Сэму.


Закончив дела на Обероне, я и отправился к нему. Сэм явно мне обрадовался и даже помог поставить на стол обе бутылки виски, которые я принес с собой. Мы с ним немного выпили, заодно мне удалось узнать, что он не собирается менять свою внешность, омолаживая ее. И отпущенные оставшиеся пятьдесят лет жизни хочет прожить именно в таком виде, поскольку иное противоречит его жизненным принципам и внутренним убеждениям.

Я согласно кивал, признавая его решение здравыми и взвешенным, и осторожно поинтересовался интересующим меня вопросом.

Дело в том, что последнюю компанию по борьбе с космическим мусором Президент Галактики господин Чезаре Мигель Оскар взял под личный контроль. И фирмы, получившие контракты по его уборке, закряхтели. Закряхтели по той причине, что мусор пришлось убирать. Не весь и не везде, но видимость пришлось создать, тем более в Солнечной системе.

Мелкий мусор уничтожали на месте. Но крупный, в тех случаях, когда затраты на его распыление убивали всякую надежду на прибыль, буксировали к пунктам хранения.

Один из таких пунктов располагался на Миранде, а Сэм им заведовал. Целью моего визита, и было добиться его разрешения на осмотр свалки. И не надо иронизировать, поскольку все прекрасно должны помнить историю о Кэмюеле Брэнде и о его внезапном обогащении.

Официально считается, он нашел контейнеры с цезием в космосе, в мертвом звездолете, который дрейфовал в одном из пустынных секторов галактики. Цезий, что вы знаете ничуть не хуже меня, входит в состав гиперпривода. А именно, в самую главную его часть — в генератор Синепа. На тот момент удачно сошлось, что цена на цезий поднялась до космических высот, и Брэнд в одночасье стал миллиардером.

Кто бы только знал, сколько Брэнд потратил галакредитов, чтобы история его внезапного обогащения приобрела романтический флер! Даже фильм такой был, «Ярость космической бездны», им же и профинансированный. Якобы основанный на реальных событиях, фильм несколько недель продержался в первой тройке хитов галактики.

По сюжету, Кэмюель Брэнд на старой развалине типа моей «Гордости» услышав слабый сигнал SOS, шедший из далеких глубин космоса, бросился на спасение людей. Наплевав на то, что его корабль в любой момент мог взорваться от непомерных усилий. Но звездолет, когда он его обнаружил, оказался давно уже мертвым и только продолжал испускать в ледяной мрак сигналы бедствия.

Главный герой картины плакал как ребенок, сожалея, что не успел на какие-то двести лет. В награду за мужество и презрение к возможности собственной гибели, он и обнаружил в трюмах звездолета контейнеры с цезием.

В этом фильме еще Мирабель Стимми снималась, та самая. В роли девушки, которую Брэнд трепетно любил безо всякой надежды на взаимность. В финале все у них сложилось прекрасно. Но совсем не потому, что Брэнд стал миллиардером, А по той простой причине, что она тоже всегда любила его, но стеснялась ему сказать об этом раньше.

Так вот, на самом деле Кэмюель Брэнд нашел контейнеры на свалке, на одну из которых я и старался попасть с разрешения старого Сэма. И это совершенно точная информация. Но даже не спрашивайте меня, откуда я знаю — все равно не скажу.


Выпив еще разок, Сэм в ответ на мою просьбу молча кивнул, бросив на стол связку электронных чипов-вездеходов. Мне даже в голову не пришло спрашивать: откуда у него запрещенные по всей Конфедерации Галактик предметы?

Я с облегчением перевел дух: «антихмель» у меня закончился во время последней встречи с русскими. Отличные парни, но постоянно приходится следить, чтобы очередной «дабл» не превратился в «трабл», потому что за ними не угнаться.

Они могут экономить на всем, только не на выпивке. Даже имя Президента Галактики господина Чезаре Мигеля Оскара они сокращают до первых букв его имени, лишь добавляя перед ними — сэр, объясняя, что поступать так у них принято из уважения. Русские переиначили и мою фамилию — Фисдю. Добавивк окончанию букву «к» и немного изменив ее начало. Дюк — это герцог, а я всерьез подозреваю, что у меня древние аристократические корни.

— Арчи! — кричали они и, заметив, что я их увидел, добавляли измененную фамилию.

Я радостно махал им рукой, а они весело смеялись. Хорошие парни! Все как один смуглые, горбоносые, с черными кучерявыми волосами и узкими глазами. Только один из них был чем-то похож на меня — такой же светловолосый и светлоглазый. Его они почему-то называли — сливянином. Сам он утверждал, что когда-то почти все русские выглядели именно так. На что остальные хлопали его по спине и, смеясь, говорили:

— С таким талантом юмориста самое место тебе в шоу-бизнесе.

С ними я весь «антихмель» и закончил, потому что не могут они сидеть на одном месте, переходя с бара в бар, а это всегда так весело!

И засидись мы со стариком Сэмом, мне стало бы совсем не до свалок.


Первым долгом я устремился к стоявшему на краю площадки старому рудовозу типа «Титаник», потому что он выглядел почти целым. За ним последовала кормовая часть танкера, носовая эсминца, и уже затем, не обнаружив ничего стоящего, от полной безысходности, направил стопы электромагнитных ботинок к небольшой яхте. Которая практически полностью была раскурочена попавшей ей в бок торпедой. И вот там-то!..

А теперь постараюсь объяснить, почему находка меня так обрадовала.


Все началось несколько веков назад, когда малоизвестная на тот момент фирма «SocialTechCo. Ltd» выпустила первую партию искусственных людей — иманов.

От настоящих людей иманов отличало лишь то, что выращены они в пробирке. Нет, это были не клоны, потому что клон он и есть клон — точная копия кого-то уже существующего. Иманы же были каждый индивидуален. Не знаю, правда, технологию производства: она и тогда держалась в секрете, и сейчас ничего не изменилось.

Конечно же, попытки наладить массовый выпуск иманов предпринимались и раньше. Дело упиралось в этические препоны, несовершенство искусственных людей, во что-то еще… И только «SocialTechCo. Ltd» удалось решить все проблемы полностью.

Не доверяя, люди настоящие долго присматривались к людям искусственным, но те выдержали проверку с честью. И через какое-то время спрос на них пересек все мыслимые границы. Корпорация «эSТи», а именно так теперь любовно называли фирму, просто не успевала удовлетворить потребности рынка даже бы на четверть.

На волне ажиотажа появилось множество подделок, особенно азиатского происхождения. Но отличить их было легко, даже элементарно. Потому что иманы «эSТи» выглядели, говорили и вели себя как самые настоящие люди. Собственно, они и было самыми настоящими, с той лишь разницей, что не могли только двух вещей — воевать и размножаться.

Вряд ли это являлось политикой фирмы-производителя, скорее всего, дело было в чем-то ином. Военные через какой-то срок к иманам охладели полностью: как можно заставить воевать существо, которое даже не понимает значения слова «агрессия»?

С размножением было сложнее. Несмотря на массовый выпуск, каждый иман обладал неповторимой внешностью, так что попытки найти двойника являлись такой же трудной задачей, что и для обычного человека. Но суть не в том. Само собой начало получаться, что люди стремились взять в спутники жизни именно их.

А что: ровный характер, красивая внешность, неспособность нанести вред, или даже просто обидеть. Помимо того, при покупке личность имана настраивалась на личность его будущего владельца, с учетом всех его вкусов, привычек, наклонностей и пристрастий.

Со временем производство достигло необходимых размеров, и купить имана стало по карману каждому. Кроме ярко выраженных асоциальных личностей, что было запрещено особым законом.

Женщины были в полном восторге. Как же, теперь можно подобрать вторую половинку в соответствии со своим вкусом по каталогу!

Причем спутник жизни никогда не ворчит, прекрасно разбирается во всех тенденциях моды, не обращает внимания на парочку лишних килограммов, возникших отнюдь не в том месте, где бы ему хотелось. Он — внимательный кавалер, умеет толково советовать о подходящем к данной ситуации макияже, и часами может расхаживать вместе со своей подругой по секциям женской одежды. А если и сделает замечание — всегда нужное и по существу. Никогда не забывает о важных датах и только по одному грустному взгляду догадывается, что к этим новым перчаткам и сумочке отлично подойдет вот это бриллиантовое колье, которое и нужно приобрести немедленно. И, что тоже немаловажно, обладает повышенной потенцией.


Мужчины в своих подружках-иманках души не чаяли тоже. Да и как можно не любить женщину, разбуди которую посреди ночи, она будет выглядеть так, как будто только что сошла со страниц журнала с рекламой нижнего женского белья? Которая разбирается в бейсболе или хоккее чуть хуже тебя самого?

Которая помнит, на какой минуте заменили квотербека «LAGalaxy» в полуфинальном матче в позапрошлом году? А кулинарных рецептов знает столько, что начинаешь страшиться того, что тебе не хватит жизни все их перепробовать? Что, вернувшись часиков в пять утра от… (да мало ли где может задержаться настоящий мужчина!), вместо упреков или даже скандала увидишь подругу такой сексуальной, что сам пожалеешь о том, что не пошел вчера вечером домой?

В конце концов, которая может просидеть вместе с тобой за бутылочкой виски на кухне до самого утра, убеждая в том, что твой начальник еще больший говнюк, чем ты сам о нем думаешь. Что коллеги твои порядочные свиньи, а Жанетта из отдела реализации не зря так поглядывает и тебе стоит быть с ней решительней.

Вот только не могли иманы продолжать род человеческий, не могли, и всё тут. И численность человечества начала стремительно сокращаться. Первыми забили тревогу военные, поскольку некого стало призывать в ряды Космической армии, призванную защищать Конфедерацию Галактик от гипотетического нашествия злобных пришельцев из других миров.

Затем на создавшуюся ситуацию обратили внимание остальные. В том числе и правительство Конфедерации. Оно-то и взялось за антикризисные меры.


Поначалу изменить создавшуюся ситуацию было трудно: люди на перемены шли крайне неохотно. Да и зачем что-то менять в жизни, которая и так удалась?

Но недаром же нами всегда правят самые умные и самые талантливые люди! Первым делом был принят закон о прекращении производства иманов. Человечество вздрогнуло, но пережило.

Затем случилось то, что подвергло всю прекрасную половину человечества в настоящий шок — женщин лишили избирательного права. Причем законодательно.

Это была даже не поправка к статье Конституции, а отдельная статья. Конечно же, лишили не насовсем. Но для того чтобы у женщин появилась возможность подойти к избирательной урне и совершить акт священного гражданского долга, они обязаны была родить как минимум трех детей. Да, мужественные люди сидели тогда в правительстве, отрицать нельзя!

Возмущению женщин не было предела. Как это вообще возможно, чтобы голосованием занимались одни лишь мужчины? Чтобы только они могли пойти и отдать свой голос за тех кандидатов, которые могут сделать нашу жизнь еще лучше, еще счастливее и еще безмятежнее? Нет, такое даже представить себе трудно, да что там, попросту невозможно!

Не иметь возможности участвовать в событии, которое и без того происходит слишком редко — раз в четыре года и которое ждешь с таким нетерпением?

Лишиться права вставить идентификационную карточку в прорезь Регистратора, чтобы нажать затем на клавишу, расположенную рядом с объёмным изображением кандидата, который такой душечка?! Который умеет правильно подбирать носки и галстук, имеет безукоризненный профиль и славную попку? А если небрит иногда, только потому что легкая щетина ему так идет?

Нет, все что угодно, но не это! И безудержный женский гнев попытался обрушиться на беззащитных мужчин. Мужчины удачно вывернулись из ситуации, заявив, что от них в этом вопросе зависит многое, но далеко не все. И они всегда будут рады помочь решить проблему не словом, но самым настоящим делом.

Мужчин, кстати, тоже коснулось. Временно оставили все как есть, но для того, чтобы принять участие в голосовании уже на следующих выборах, им необходимо было представить справку, что они приходятся биологическим отцом хотя бы одному ребенку.

И тут женщины немного погрели себе руки. Ведь именно они являются мамами детей, а значит, при получении справки без них не обойтись. Пусть и существует Всемирный Банк Генетических Данных, но зачать можно и искусственным путем.

Мужчинам необходимо было предоставить юридически заверенное согласие женщины в том, что такой мужчина в ее жизни действительно присутствовал. Пусть единственный раз, и очень-очень кратковременно. Словом, у женщин появилась прекрасная возможность иметь за каждое подтверждение скромный подарочек. Совсем не дорогой, не превышающий даже половину годового дохода мужчины.


Прошло какое-то время, страсти улеглись, и человеческая популяция стремительно начала набирать обороты. Ну а корпорация «эSТи» благополучно почила в бозе, так и не найдя себе нового поля деятельности.

Воспрянули духом производители детского питания, встали с колен фирмы, специализирующиеся на изготовлении детских игрушек или делавшие бизнес на индустрии детских развлечений.

А оставшимся без дела иманам нашли благородную и героическую миссию: они стали первопроходцами. Иманы осваивали новые планеты, готовя тем самым плацдарм для заселения человечеством. Совпало как нельзя более удачно, поскольку именно в то время и началась межзвездная экспансия в связи с тем, что был изобретен генератор Синепа, позволяющий сократить время в пути до совершенно мизерных величин.

Практически сразу же удалось обнаружить множество планет земного типа, пригодных для заселения. Но братья по разуму не встретились ни разу, и человечество каждый раз убеждалось в своей уникальности. Мы с Бобом Харли как-то разговаривали на эту тему, и он, неисправимый пессимист, заявил, что корень в слове «уникальность» — «кал».


Я, наверное, не слишком далеко удалюсь от основной темы, если расскажу, что на одной из таких планет в Проксиме Центавра имеется у меня небольшое ранчо.

Досталось оно почти бесплатно, я лишь оплатил свидетельство о регистрации собственности. Доходов ранчо не приносило, но, поскольку налогом оно не облагается, решил: пусть будет. Постоянно на ранчо проживал только мой управляющий — списанный военный робот модели КЮ (вв) 147.

Буквы КЮ означают — кибернетический юнит, маленькие (вв) — военврач, а относительно цифр я имел сильное и хорошо обоснованное подозрение, что это его IQ по тысячебальной системе.

Когда иманов начали отправлять на освоение новых земель, быстро поняли — они нуждаются в защите, поскольку фауна на некоторых планетах попадалась довольно агрессивная. Тогда им в помощь и были созданы КЮ нескольких модификаций. Конечно, иманы отправлялись не сами по себе, с ними обязательно были косморазведчики, на которых сознание иманов и замыкалось.

Космопроходчики оказались весьма довольны, что мужчины, что женщины. Наверняка чертовски приятно, когда несколько миллионов людей, пусть и искусственных, замкнуты на тебя, считают чуть ли не богом, и спешат выполнять все твои желания, повеления и даже прихоти. После такого шага, количество желающих попасть в косморазведчики превысило все мыслимые и немыслимые величины. Словом, экспансия пригодных для жизни планет проходила весьма успешно.

Купил я КЮ (вв) достался практически даром, при очередной попытке армии избавиться от ненужных, но висящих на балансе вещей. Знакомый программист перепрошил его ПО, сразу предупредив, что операция прошла не слишком успешно, ведь несколько блоков обойти не удалось.

И это было заметно, поскольку КЮ построил себе на территории ранчо бункер, по ночам орал солдатские песни и имел скверную привычку включать встроенный в ладонь дефибриллятор, когда здоровался за руку.

Бывал я там крайне редко, но избавляться от ранчо не спешил, в расчете на перспективу. И еще по той простой причине, что предлагаемая цена всегда была смехотворной. В последний раз посетил ранчо вместе со знакомой девушкой. Должен признаться, моя недвижимость ее не впечатлила. Умываться пришлось из ведра, управляющий выражался только нецензурно, и постоянно называл нас тыловыми крысами.


Теперь снова о моей находке. Все три девушки-иманки, которых я обнаружил в грузовом трюме разнесенной в клочья космической яхты, оказались моделями экстра-класса. Нет, специально такими их не создавали. Иманы, как и обычные люди получались различной внешности. Симпатичными и не очень, иногда потрясающе красивыми, именно из-за этого когда-то и зависела на них цена.

Эти были красивы до потрясения. И у меня хватило времени все обдумать, когда транспортировал криованны на борт «Гордости Галактики».

Нет, я ни в коем случае не буду выставлять девушек на аукцион, пусть даже единственную. Они теперь мои и только мои. Оставлю себе их все. Действие, кстати, отнюдь не противозаконное. Угрозы для человечества они не представляют, принести потомство не могут, и коль скоро кому-нибудь посчастливилось наткнуться на законсервированного имана, что же в том криминального?

Хотя, если выставить одну из них, вполне смогу себе позволить корабль класса «Молния». К тому же оснащенный генератором Синепа, что позволит делать межзвездные прыжки. Откуда такая цена?

Насколько мне известно, по всей Конфедерации Галактик лишь двое счастливчиков являются обладателями иманов, и если выставить на продажу все три!..

Нет, новым Сэмюелем Брэндом мне не стать, но в таком случае смогу позволить себе те вещи, о которых и мечтать-то прежде побаивался. Но не буду, ни за что не буду, да и зачем?

С ними я стану самым известным человеком во всей освоенной человечеством части космоса, со всеми вытекающими отсюда преференциями. Мало того, никто у меня даже не попытается их украсть, или забрать, какой в этом смысл? Иман настраивается на своего хозяина и все, ничего изменить уже нельзя, ведь любая попытка приведет к полному разрушению личности.

Благодаря популярности, мне начнут давать самые лучшие фрахты: заказчики выстроятся ради этого в очередь. Да мне вообще не нужно будет работать: наверняка найдутся желающие взять мою «Гордость Галактики» в аренду. Ну а сам я буду валяться дома на диване, облелеяный и обхоленый тремя самыми красивыми девушками Вселенной. У которых, даже при огромном желании, не получится найти и единственного недостатка.

Нет, работать я все-таки буду: куда же мне без черных бездонных глубин Великого Космоса? А девушки станут членами моего экипажа, и стоит ли мечтать о лучшем? Иманы — полноценные личности, и при соответствующем обучении, могут заниматься чем угодно, и занимать любые посты. Так, и до всего этого еще… два часа.

Представляю, что творится сейчас в мире! Наверняка информация о том, что я зарегистрировал трех иманов, уже облетела всю освоенную часть космоса. И стоит только включить внешнюю связь, как электронный мозг корабля попросту лопнет от поступивших мне предложений, приглашений и просьб. Никто ведь еще не знает, что я решил оставить девушек себе и теперь уже поздно что-то менять.

Но включать связь я не стану. Вначале пусть увидят меня счастливого и слегка утомленного в окружении трех полуобнаженных умопомрачительных красавиц.

«Ну что ж, пора запускать программу, которая приведет мое либидо в норму», — еще через час ожидания, принял решение я.

Программа отличная, и в космосе без нее никак. Ученые утверждают, что восемьдесят процентов мыслей мужчин о женщинах. Программа позволяет опустить эту планку до скромных пятидесяти. Кроме того, думать и них начинаешь отстранёно, без всякой подоплеки. Теперь она мне совсем не понадобится, и я даже смогу подарить ее Бобу. Ведь у меня она лицензионная, в отличие от имеющейся у него.

В который раз взглянув на таймер, я решил проштудировать инструкцию.

«Настроить сознание имана можно в соответствии со шкалой градации эмоциональных составляющих сущности сознания имана».

Гласит первая строка. Вот же язык, черт ногу сломает. Или язык, если станет произносить ее вслух. Ладно, не беда, разберемся. Что тут у нас с самой нижней градацией? «Слепая ненависть». Обладать женщиной, которая люто тебя ненавидит, но не может отказать в любой твоей прихоти? Нет — градация точно для извращенцев. И все же, наверное, что-то в ней есть. Но проверять даже не хочется. Так, что там идет дальше?

«Тихая покорность». Тихая покорность? Тоже не то: отношения получатся слишком пресными. На любителя, в общем.

Читал я, одно время пытались выпускать модели, самонастраивающиеся на своих владельцев. Но ничего хорошего не вышло. В результате самонастройки женщины-иманы были подвержены эмоциональным срывам, беспричинным перепадам настроения и задавали мужчинам слишком много бессмысленных вопросов. У иманов мужчин проявлялось сильное влечение к полигамии. Отказались от такого решения.

Ну и какие градации имеются в наличии еще? «Серьезное увлечение», «Робкая любовь». Не надо мне робкой любви, мне нужен… «Огонь страсти»! Или все же выбрать «Пламя желания»? Еще есть «Ангельское хотение». Какое-то несуразное выражение, или в старину было принято так говорить?

Стоп, времени остается не так много, надо уже на чем-то останавливаться. И выбрать сложно, кто бы подсказал? Вероятно, в прежние времена таких проблем не возникало, ведь иманов имели все.

«Воплощение нежности». Воплощение нежности. Я покатал на языке два этих слова. Не это ли, что мне нужно? Или все же «Огонь страсти»?

Нет, все-таки «Огонь страсти» станет лишним. Помню, девушка, которую я брал с собой на ранчо, заявила: будь во мне этого самого огня чуть больше, она смогла бы закрыть глаза на многое другое.

— А так… — она скорбно вздохнула. — У тебя и корабль-то малюсенький. Показывал я ей фото «Гордости Галактики».

Нет, решено окончательно: «Воплощение нежности».

«А что, если каждую из моих красоток настроить по-особому?» — пришла ко мне запоздалая мысль, когда времени оставалось совсем немного, и таймер вот-вот должен был просигналить.

Например, самую фигуристую Марину — в «Огонь страсти». Хрупкую блондинку Сюзанну — в «Воплощение нежности». А Джесику… Так, во что же Джесику? В «Робкую любовь»? «Пламя желания»? Нет, «Пламя желания» и «Огонь страсти» — градации соседние. А значит, разница между ними должна быть небольшой. Если вообще заметной. В нелепое «Ангельское хотение»? Знать бы еще, что это именно. В «Слепую ненависть», чтобы по контрасту с двумя остальными? Наверное, это мысль.

Но представив, как Джесика подает мне утренний кофе в постель, тщательно скрывая всю ту злобу, которой она ко мне буквально пропитана, или наоборот — всячески ее показывая, я мысль отринул. Тут поневоле глотком подавишься. Наверное, лучше будет в «Робкую любовь». Все, так и сделаю.

Совсем некстати мелодично зазвякал таймер, ясно показывая, что время безвозвратно ушло, и его у меня остается только на то, чтобы задать одинаковые градации всем троим. А значит — «Воплощение нежности»!

Когда на отключенный коммуникатор пришел вызов, от неожиданности я дернулся, ударился локтем о край пульта и выронил из рук чашку. Выронил неудачно, пролив горячий кофе на колени. Вскочив, запнулся, полетел вперед и уткнулся лицом в пульт. Уткнулся тоже неудачно, носом.

В общем, на ногах ожег, из глаз слезы, а из носа кровь. И еще было очень обидно, потому что пролился последний натуральный кофе с последними каплями натурального арманьяка. Я берег для особого случая, и если уж этот случай не был особенным!..

Человек — тупиковая ветвь эволюции. Это озарение пришло мне в связи с тем, что я попытался двумя руками сделать три дела одновременно — зажать нос, оттянуть горячую брючину от ноги и ответить на входящий вызов.

Мой АК-74 — адронный коммуникатор с диагональю проекционного экрана семьдесят четыре дюйма лишился возможности общаться с ним при помощи мысленного усилия после очередного вируса, который он подцепил. А я ведь даже не стал брать АК-107, хотя такая возможность в то время у меня была, именно из-за подобных опасений.

Идешь себе, неся перед собой развернутый в объемной проекции экран коммуникатора, когда сам он находится в кармане, и смотришь клипы или фильмы. Удобно. Проблема в том, что при соприкосновении с экраном другого коммуникатора вирус можно и подцепить. Боб Харли утверждает, что, когда такое происходит с его АК, он видит пробежавшую по экрану зеленую искру, а в копчике у него свербит. Искр я еще ни разу не видел, но с копчиком у меня такое происходит, если долго не имею возможности заглянуть в бар.

Однажды, после того, как мне в очередной раз не удалось увидеть зеленую искру и почувствовать свербение в копчике, со мной произошла следующая история. Я лежал в гостиничном номере, мучимый жестоким абстинентным синдромом, размышляя на тему: стоит ли привлечь для борьбы с ним унцию любимого ржаного виски, или все же начать с пинты холодного пива, когда в дверь постучали. Чертыхаясь и проклиная тот миг, когда появился на свет в самом презренном из всех существующих миров, я открыл дверь.

На пороге стоял посыльный. В руках у него был огромный букет роз нежно-кремового цвета, который он держал обеими руками, и предназначался он мне. Посыльный молча воткнул букет в руки, и вышел, оставив меня в глубокой задумчивости.

Теперь в мыслях о выборе между пивом и виски добавилось еще: кто же мог мне его подарить? Какая-нибудь тайная моя поклонница? Но у меня никогда их не было раньше, так с чего бы им взяться теперь? Да и с женщинами я не общался довольно давно, поскольку денег в последнее время хватает только на необходимое. Следствием чего и является преследующая с самого утра ужасная головная боль.

Ко всему, мои подружки подарками никогда не баловали. Помню единственный случай, когда Энн подарила запонки. Правда запонки были разными, и нашла она их, убираясь за диваном. Должен заметить, продавленным почти до пола. Что касается всего остального, то в каком состоянии не нахожусь, я всегда себя контролирую и всегда все помню. Так что не надо мне ухмылок, рожденных самыми гнусными измышлениями!

Следующий гигантский букет, но уже из орхидей, мне вручили на пороге космопорта, куда я прибыл, чтобы отправиться на орбиту, где ждала меня «Гордость Галактики».

Самый последний и самый роскошный получил уже тогда, когда проложив курс к Марсу, набрал почти полный ход. Корабль класса «Молния» легко догнал «Гордость Галактики», и также лихо ошвартовался к его борту. Мне снова вручили букет, после чего слили с «Гордости» почти половину топлива. Поскольку заказ на доставку цветов был оплачен только до орбиты, а заплатить галакредитами было нечем. Затем почтовый корабль отошел от борта и исчез. С быстротой молнии, надо полагать.

И только после всего этого пришло сообщение, что мой банковский счет имеет отрицательный баланс. Тогда-то до меня и дошло, что все это проделки вируса, вселившегося в мой АК. Тот же программист, что занимался и КЮ (вв), сказал: бороться с вирусом бесполезно, проще коммуникатор полностью перепрошить.

В итоге АК74 лишился мысленного интерфейса, а рассматривать изображение на проекционном экране теперь приходилось сильно наклонив голову набок.

— Побочный эффект, — заявил он, — с которым ничего уже нельзя сделать.

Связь, правда, оставалась на хорошем уровне. Она вообще в пределах Солнечной системы отличная, да и дальше тоже весьма неплоха. Но там уже приходится оплачивать роуминг.


Звонок на коммуникатор, который наделал так много бед, оказался от моего старого знакомого, и чуть ли не единственного друга — Боба Харли.

— Слышал! — заорал Боб. Он всегда орет, и всегда начинает разговор: «Слышал!» «Видел!» «Пробовал!» — Какой-то хмырь зарегистрировал на свое имя трех иманок суперкласса! Он, между прочим, твой тезка: Арчил …дюк!

Мою фамилию Боб произнес так, как произносят ее русские.

— О чем это ты? — с самым безразличным видом поинтересовался я.

Еще не время сознаваться: не тот будет эффект. Кстати, сколько там времени осталось? Вот же черт! На дисплее, золотом по зеленому горели крупные буквы названия устанавливаемой градации: «Немое обожание».


— О-о-о! — увидев меня, протянула Марина, которая проснулась первой.

Она лежала в чем мать родила, вернее такой, какой ее создали. Марина застенчиво прикрыла грудь рукой, чтобы тут же ее отдернуть. Господи, как же она догадалась? Неужели смогла прочесть мысли?! Нет, скорее прочитала в глазах. А это значит, что адаптация прошла успешно и теперь мы слились сознаниями. Какой красивой формы у нее грудь!

Марина чуть изменила позу, и я сразу почувствовал, что мое либидо действительно пришло в норму. Да какую там норму! Сразу в три их или даже четыре!

— О-о-о! — это была уже Джессика.

— О-о-о! — Сюзанна проснулась тоже.

Все они смотрели на меня так влюблено, что я едва не заплакал от счастья.


Я сидел на краешке унитаза, и слушал, как за металлической перегородкой двери переговариваются девушки.

— Интересно, надолго он там? — спросила Джессика. — Я так давно его не видела! Целую вечность!

— Не знаю, — сказала Сюзанна. — Может быть, не стоит его так сильно кормить? Тогда он не будет задерживаться.

А что мне еще остается? Единственное место на корабле, где хотя бы на время можно избежать вашего назойливого внимания.

К тому же, вскоре я сам есть перестану. Попробуй, съешь тут хоть что-нибудь, когда три ослепительных красавицы не сводят с тебя влюбленных глаз? При этом даже не пытаясь съесть что-нибудь сами? Хотя нет, не перестану, при всем желании не получится. Да и как тут может получиться, если каждая подкладывает из своей тарелки, умоляя взглядом съесть именно ее кусочек?

— Не надо так делать! Ведь он станет худеньким, и мне будет так его жалко! — Марина даже всхлипнула.

— А давайте проколупаем в двери маленькую дырочку? Тогда мы сможем смотреть на него по очереди! — предложила Джессика.

Нет, красавицы мои, проколупать дырочку у вас ни за что не получится, ведь для этого необходимо сходить за инструментами. Но вы не сможете договориться, кому именно за ними идти. Поскольку та, которой придется отлучиться, может пропустить момент моего появления, а это для вас так важно!

Во всем виноват не вовремя позвонивший Боб Харли, будь проклят он сам и всё его потомство.

Смотрел я инструкцию. Так вот, это две противоположные градации: «Слепая ненависть» и «Немое обожание». Уж не знаю, чем я крутнул верньер, а чем нажал кнопку, рукой или носом, когда после его звонка обжегся кофе и рухнул на пульт, но, когда заметил, что сбил настройки, было уже слишком поздно.

Выходил я на связь. И было все, как и в мечтах: я в окружении трех полуобнаженных красавиц, не сводящих с меня влюбленных взоров.

И даже вид у меня был самый уставший. Но знали бы миллиарды завидовавших мне мужчин: не было у меня с ними ничего, абсолютно ничего не было! Ни с одной из девушек, выглядевших как стократно улучшенное воплощение их мечты об идеальной женщине. Хотя прошла уже целая неделя.

Да и как тут может случиться хоть что-нибудь? Едва только уделяешь какой-нибудь из них повышенные знаки внимания, как две другие начинают на тебя так смотреть, так смотреть! И столько у них в глазах настоящего неподдельного горя! Нет, девушки ничего не говорят, но как они смотрят! И если бы просто смотрели — рыдают! Уж лучше бы я нечаянно прокрутил верньер до конца в противоположную сторону. А ты, Боб Харли, будь проклят во веки веков!


2011 г.