КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468562 томов
Объем библиотеки - 683 Гб.
Всего авторов - 219032
Пользователей - 101695

Впечатления

чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Касперски: Техника отладки приложений без исходных кодов (Статья о SoftICE) (Статьи и рефераты)

Неправда - тихо подойдешь
Па-а-просишь сторублевку,
Причем тут нож, причем грабеж -
Меняй формулировку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: За гранью восприятия (Боевая фантастика)

Посредственно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать:

Новая жизнь Гарри Поттера (СИ) (fb2)

- Новая жизнь Гарри Поттера (СИ) 668 Кб, 136с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Olchic2007)

Настройки текста:



Гарри Поттер — это младенец, который родился в волшебном мире Англии в семье Джеймса и Лили Поттеров. Про него было пророчество, что он убьет Тёмного Лорда, который вёл в то время войну. Это пророчество услышал шпион Тёмного Лорда и передал ему. Волдеморт решил сам убрать младенца и убил родителей, но Авада Кедавра отразилась от лба Гарри, развеяв самого Лорда, а у Поттера появился шрам в виде молнии. Дамблдор спрятал младенца в мире обычных людей у сестры Лили Поттер. Когда Гарри исполнилось 11 лет, за ним пришёл его будущий друг, лесник Рубеус Хагрид, передавший мальчику билет на поезд и сопроводивший Гарри за покупками на Косую аллею.

В поезде до магической школы Хогвардс Гарри Поттер познакомился с его будущими друзьями — Роном Уизли и Гермионой Грейнджер. А так же со своим врагом Драко Малфоем.

В Хогвардсе оказалось, что Тёмный Лорд умер не до конца, потому что был настолько злым, что у него не осталось ничего человеческого, что позволило бы ему умереть. Он стал пытаться вернуться, но в течение трёх лет Гарри побеждал его.

На первом курсе Поттер со своими друзьями узнали о Философском камне, камне, по легендам, дарующим бессмертие. И остановили профессора Квиррела, их учителя по ЗОТИ, в котором, как оказалось, жила часть Волдеморта. Получил от директора Хогвардса мантию-невидимку.

На втором курсе Гарри узнал, что он змееуст, умеет говорить на языке змей. А так же спас сестру Рона — Джинни — от запертой в дневнике части Тома Риддла и победил василиска. Том Риддл оказался Волдемортом.

Во время третьего курса Гарри столкнулся с дементорами — существами, питающимися хорошими воспоминаниями. Узнал, что его крёстного Сириуса Блэка, который просидел двенадцать лет в магической тюрьме Азкабан, осудили ошибочно. Познакомился с Ремусом Люпиным — другом его отца, матери и крёстного, учителем ЗОТИ на этот год и оборотнем. Так же Гарри получил Карту Мародёров, отображающую весь Хогвартс и перемещение в нём магов.

Однако на четвёртом курсе Волдеморт придумал хитрый план, чтобы похитить Гарри с помощью Турнира трёх волшебников и использовать кровь парня для своего воскрешения.

Волдеморт подослал в школу своего шпиона, который под видом учителя помогал Гарри дойти до финала и заколдовал кубок огня, чтобы, когда Поттер схватится за него, переместить его к Тёмному лорду. Этот план удался, только вместе с Гарри Поттером переместился ещё один чемпион, о нейтрализации которого шпион не позаботился, устранив только двух сильнейших.

Волдеморт приказал убить лишнего свидетеля предателю и провёл обряд воскрешения.


========== Глава 1. Перед школой. ==========


Комментарий к Глава 1. Перед школой.

Бечено.

Седрик Диггори был очень красивым парнем. А ещё смелым и сильным, заслуженно ставшим чемпионом школы. Он добрался до кубка первым, хоть и почти одновременно с Гарри Поттером. Когда он предложил младшему чемпиону взяться вместе за кубок, чтобы победила школа, Гарри с радостью согласился. Он коснулся руки Седрика и взялся вместе с ним за Кубок Огня, ожидая, что произойдёт дальше. Но вдруг они почувствовали рывок, а в следующее мгновенье Гарри Поттер упал, упустив из рук кубок и потеряв очки. Пока он их искал, прозвучал приказ убить лишнего. В Седрика попала Авада Кедавра, и он умер. Надев очки, Поттер увидел мёртвое тело Седрика, лежащее сбоку, а к нему самому подходит Хвост, ведомый приказами из свёртка. Этот свёрток лежал около каменного котла, под которым был разожжен огонь.

Гарри стал догадываться, что его похитили для воскрешения Темного Лорда, наблюдая за страшным ритуалом в каком-то оцепенении.

Когда ритуал завершился, Волдеморт вышел из котла в новом теле, тут же потребовав свою мантию. Он вызвал Пожирателей Смерти через метку Хвоста, а Гарри в это время осознал, что он привязан к надгробию. До этого парень почти не воспринимал действительность, так как очень сильно переживал по поводу гибели Седрика. Хотя Гарри раньше видел смерть и даже своими руками сжигал заживо учителя на первом курсе, но видеть смерть невиновного парня ему казалось невыносимым. Седрик был знаком Гарри. Гриффиндорец восхищался красотой, ловкостью, честностью этого парня и поэтому чувствовал такую боль, словно вместе с ним убили часть его самого.

Когда Тёмный лорд закончил говорить и вызвал Гарри на дуэль, Поттер не стал с ним сражаться. И, хотя Хвост, в честь былой дружбы с отцом Гарри, пытался спасти парня, подтолкнув ему под руку кубок, но Поттер не воспользовался ситуацией. Гриффиндорец ненавидел Хвоста за предательство, а Тёмного лорда за то, что пытался его убить и убил его родителей. Но смерть Седрика, успевшего стать Гарри другом, сильно повлияла на парня. Он просто стоял и ждал, пока Волдеморт произнесет смертельное заклятье.

Авада попала в сердце Гарри, и он упал, впав в забытьё, и думая, что умер. Последней мыслью Гарри было то, что он на самом деле любит Гермиону, а Рон им все время мешает оставаться наедине, чтобы это понять. Словно специально не оставляет их наедине.


Очнулся Гарри в темноте, думая, что это загробный мир. Пошарив вокруг руками, он нащупал выключатель, а затем и свои очки. Оказалось, что он находится в чулане под лестницей в доме Дурслей. В том самом месте, где он жил до самой школы. Пошарив под кроватью, он нащупал осколок зеркала и осмотрел себя. Его телу было на вид не больше десяти лет, и Гарри не мог понять, как такое случилось. Ведь даже маховик переносит в прошлое на несколько часов, не меняя ни внешности, ни местонахождения. Решив, что получил шанс от магии прожить жизнь ещё раз, он нарисовал на стене пальцем торт со свечками и задул их, отпраздновав свой новый день рождения.

Утром он вышел и стал готовить еду для Дурслей, а себе, попросив разрешения, взял корочку хлеба и стакан кислого молока. Потом он подстригал цветы и мыл машину, радуясь, что может прожить жизнь заново.

Целый год Гарри работал на Дурслей, наслаждаясь новой жизнью, не думая ни о чем, а просто живя без ужасов террора Тёмного Лорда. А на день рождения Дадли его взяли в зоопарк. Незаметно отделившись от Дурслей, Гарри подошёл к змеям и долго разговаривал на шипящем языке, пока не вернулся Дадли и не начал смеяться. Но Гарри понял, что он по прежнему маг, а до этого колдовать боялся, потому что думал, что его не возьмут в Хогвардс и сломают палочку, хотя той пока что и не было. Но мало ли. Радовало, что хоть магом остался. А колдовать… успеет. У него же вся жизнь впереди.


Когда принесли почту, то Гарри спрятал письмо и прочитал его в чулане. Наверно артефакт, рассылающий ученикам письма, как-то понял, что письмо прочитали, и не стал на этот раз больше присылать писем. Но Гарри не знал, откуда брать сову для ответа. Он надеялся, что придёт Хагрид за ним.

Хагрид действительно пришёл. Он сломал дверь мощным ударом кулака и потребовал позвать Гарри. Дурсли кричали, что не отдадут мальчика, а Хагрид обозвал их в ответ глупыми магглами. Потом он достал из кармана сову. Написав письмо, он вышвырнул сову на улицу, несмотря на то, что в тот день разразилась настоящая буря с сильным ветром и ливнем, и предложил попить чаю. Дурсли были против и начали скандалить, говоря, что хотят спасти Гарри от ненормальности и у них стало получаться, потому что мальчишка уже почти год ведет себя как нормальный человек. Что они «не будут платить деньги, чтобы какой-то старый дурак учил мальчишку глупым фокусам». Хагрид на это разозлился. Сломав ружьё дяди Вернона, он выхватил свой зонтик и направил его на Дадли. Гарри вспомнил, что Хагрид хотел превратить его кузена в свинью, но в прошлый раз лишь отрастил ему поросячий хвостик, который пришлось удалять хирургически. Но, наверно потому, что Хагриду не пришлось тратить силы на путь через океан, у него в этот раз заклятье вышло как положено, и Дадли превратился в поросёнка.

Пока Дурсли испуганно скрылись с поросёнком на втором этаже, Хагрид и Гарри пили чай и вели беседу о Хогвардсе, родителях Гарри — Джеймсе и Лили, о директоре Дамблдоре и о своей службе лесником. Рубеус Хагрид знал о многих удивительных волшебных зверях, и Гарри слушал его с большим интересом, ведь в своё время хоть и учился у лесника УЗМС, но многое узнавал заново. А ещё Хагрид рассказал о Тёмном Лорде Волдеморте, который не может умереть, потому что у него не осталось ничего человеческого из-за злобности. И то, что ужас тех дней может вернуться. Гарри это знал, помнил, но решил не показывать своих знаний полувеликану, чтобы не нарушить ход истории.


Утром Хагрид повёл Гарри за покупками и привёл на Косую аллею. Им пришлось пройти через дырявый котёл, и Гарри попросил Хагрида пройти незаметнее. Не хотелось ему вновь оказаться в столпотворении благодарных магов. Да и не уверен был парень, что, при виде Квиррела, он удержит себя в руках.

Оказавшись на Аллее, они сначала пошли в банк Гоблинов. Там, пока Хагрид засорял учётные книги гоблина крошками собачьих кексов, ища ключик в своих необъятных карманах, Гарри попросил у гоблинов рассказать о его наследстве. Гоблины с радостью согласились и предложили провести кровный ритуал наследства. Эти ритуалы были запрещены для всех магов, потому что Министерство было против кровной магии. И поэтому функцию проведения кровных ритуалов взяли на себя гоблины, не упуская возможности заработать.

Пока Хагрид погряз в мусоре своих карманов, а потом отправился по поручению Директора, гоблины отвели Гарри в подземный зал с пентаграммой и дали Гарри ножик, которым тот разрезал себе руку чуть выше запястья. При попадании капель крови на пентаграмму, вокруг закружила водоворотом магия, а через секунду на пол упал пергамент с результатами. Выяснилось, что у Гарри Поттера есть наследство в сейфе Поттеров, но за ним следит Дамблдор, и снять деньги можно только с детского сейфа. Гарри заплатил за кровавый ритуал, а потом взял 50 галеонов, необходимых для совершения покупок к школе.

Пока Хагрид пошел пить огневиски в Дырявом котле, ссылаясь на тошноту после поездки в тележке, Гарри хотел познакомиться с Малфоем. Мальчик надеялся, что, подружившись с ним, он может не опасаться вражды, отнимавшей много времени и баллов с факультета, но Драко оказался настолько противным и капризным, что Поттеру ничего не оставалось, как обозвать его хорьком, хоть обзывательство и сорвалось с губ случайно, в ответ на заикание белобрысого о грязнокровках. Ведь Гарри надеялся, что вскоре встретит Гермиону, а она, несмотря на все свои достоинства ума и красоты, магглорождённая. Никакая не грязнокровка. И она не поймет его дружбы с Малфоем, который её будет обзывать. Да и самому парню уже не казалась хорошей идея дружбы с этим зазнайкой. Но потом Гарри подумал, что Рон тоже обзывал Гермиону, и решил не дружить ещё и с ним. Ведь Гермиона была для Гарри самым важным человеком в жизни, и он ради неё был готов пожертвовать своей магией и жизнью, тем более не начинать дружбу с неприятным ей человеком.

Вернувшийся Хагрид подарил Гарри сову, которая тут же торжественно была названа Буклей за её белоснежный цвет перьев. Потом они сделали все остальные покупки. Особенно Гарри запомнился разговор с Олливандером, который восхищался величием Волдеморта и обещал Гарри, что тот повторит его судьбу и сотворит много великого с проданной ему палочкой.

«Надо же, а я уж и забыл, как он рассказывал про схожесть наших волшебных палочек», — думал Гарри, выходя из магазина Олливандера.

Потом Хагрид вывел парня наружу и сказал, что он должен прийти на вокзал первого сентября, а потом ушел. Но Гарри вспомнил, что где-то есть ещё и клиника святого Мунго.

«Надо заглянуть туда. Не хочется мне что-то проблем со здоровьем. Да и от очков, может, избавят».


Гарри спросил у одного из магов, выходящих из Дырявого котла, где находится клиника и направился в указанное заброшенное здание. Он оказался в приёмной, где его обследовали и сказали, что будут лечить его от худобы, синяков и шрамов. А насчёт зрения нужно обращаться к личному колдомедику.

Месяц в больнице оказался очень скучным. Его поили мерзкими на вкус зельями и накладывали заклятья. Когда Гарри не спал, он от скуки то перечитывал учебники за первый курс, то пробовал некоторые заклинания. Колдомедики и медиковедьмы сказали, что за колдовство в палате наказывать его никто не будет, а потратить немного магии будет даже полезно.

Гарри выпустили из больницы только первого сентября утром, открыв камин прямо на вокзал. Он попросил отпустить его туда пораньше, чтобы не встречаться с семейством Уизли и встретить Гермиону уже в поезде.

«Не познакомимся с Роном, тогда Гермиона, возможно, заметит меня не только как друга», — думал парень, улыбнувшись.


========== Глава 2. В поезде и распределение. ==========


Комментарий к Глава 2. В поезде и распределение.

Благодарю за комментарии. Они очень помогли мне исправить первую главу. Хоть она еще далека от совершенства, но я постараюсь писать лучше и учесть советы. Перед вами вторая глава. Очень надеюсь, что ваши отзывы помогут сделать её лучше.


Бечено.

До отправления поезда был почти час, когда через арку прошла Гермиона. Она была совсем маленькой и очень милой. Немного растерянной, но храбрившейся, восхищённо осматривающей поезд и магическую платформу.

Гарри поспешил к ней навстречу и помог дотащить до вагона тяжёлый чемодан. Заняв пустое купе, они познакомились и стали разговаривать про магический мир и пробовать разные заклинания. Не слишком тяжёлые, но полезные. Гермиона пробовала, а Гарри вспоминал.

Обсудив преимущества разных факультетов, о которых Гермиона читала, а Гарри помнил из прошлого, они решили, что на Гриффиндоре слишком шумно, а на Слизерине неуютно. Лучшим вариантом был бы Равенкло, но Гарри помнил, что ученики этого факультета обижали Луну. И, возможно, были так же спесивы, как и некоторые слизеринцы. В то же время на Пуффендуе можно было бы найти друзей, чего очень хотела Гермиона, да и для Гарри дружба была больным местом. В конце концов они решили, что будут друзьями, даже попав на разные факультеты.

Тут в их дверь постучалась продавщица сладостей, и ребята купили всего понемногу попробовать. Гарри с какой-то ностальгией открывал шоколадную лягушку, а Гермиона, забавно морщась, пробовала взрывную карамель. Чуть позже к ним зашёл Невилл, и друзья стали искать жабу. Невилл был неуверенным в себе, и Гарри посоветовал ему поступать на Пуффендуй, где можно легче всего найти новых друзей, где не придётся доказывать, что «и ты не пальцем деланный». Невилл сказал, что подумает.

Найдя жабу, друзья вернулись в купе, где мирно проболтали ещё около часа, рассказывая истории из своей жизни и просто делясь знаниями. Через некоторое время к ним пришел Драко Малфой, за спиной которого стояли Кребб и Гойл.

«Ну как в нашу первую встречу! Ностальгия, эхх», — немного лукаво подумал Гарри.

— Ты — Гарри Поттер! — сказал он, ткнув пальцем в лоб Гарри. Словно обвинял в чём-то.

«Фу, как не культурно. А я думал, что Малфои аристократы.»

— Ну и что? А ты некультурщина и зазнайка. Я тебе говорил ещё в магазине, что ты хорёк! — огрызнулся Поттер, нахмурившись. Не было у парня сейчас настроения болтать с этим белобрысым кривлякой, подражающим Люциуса Малфоя, своего отца.

— А ты оборванец и дружишь со сквибами и грязнокровками! Лучше прими моё покровительство и я научу тебя, покажу, что ты принадлежишь к лучшей части магического общества! А этих неудачников оставь.

Гарри не выдержал того, что Малфой снова стал обзываться, да ещё с таким презрением в глазах к его новым-старым друзьям, и набросился на него с кулаками, забыв про магию. Первым делом он ударил блондина в нос, после чего тот отшатнулся, заливая мантию своей кровью. На защиту Драко бросились Кребб и Гойл, но Гарри успел вытолкнуть Малфоя и захлопнуть дверь у троицы перед носами, накладывая на неё запирающее заклинание.

После этого Гермиона, замершая во время короткого переругивания Поттера и Малфоя, стала ругать Гарри за драку, а Невилл поблагодарил за защиту. Подумав, Гермиона согласилась, что Гарри её защитил, но попросила быть осторожнее, потому что не хочет терять друга, если его исключат за нарушение правил. Гарри лишь улыбнулся на такую заботу, но ничего не ответил.


Отойдя от столкновения, друзья стали обсуждать своих питомцев. Гарри похвастался большой полярной совой, а Невилл рассказал, что жабу ему подарил дядя. У Гермионы не было питомца, от чего девочка чувствовала себя белой вороной на фоне остальных. Ведь у каждого, почти каждого, мага был личный питомец. Тогда Гарри, чтобы поддержать подругу, сказал, что ей больше подойдёт кошка.

— Я думала выбрать кошку или сову, но сразу не решила и пошла в книжный магазин. А когда вышла из него у меня не осталось денег. — грустно вздохнула Гермиона.

«Так похоже на неё», — с лёгкой печалью думал Гарри.

— Давайте на рождественские каникулы сходим вместе на Косую аллею. Выберем подарки и отдохнём вместе. Заодно зайдём в магазин животных, — предложил Поттер.

— Меня, наверно, не отпустят, но я постараюсь, — улыбнулся Невилл, придерживая вновь решившую сбежать жабу.

Гарри с Гермионой обменялись адресами и номерами телефонов. Оказалось, что они живут не так далеко друг от друга, можно было за пару часов доехать на электричке по прямой без пересадок. Гарри предупредил, что постарается звонить сам, потому что Дурсли не любят ничего волшебного и тех, кто как-то связан с магией. Тогда Невилл предложил присылать письма для Гарри на адрес Гермионы, а она будет передавать их Гарри при встрече. Ещё он рассказал о волшебном автобусе Ночной Рыцарь, но предупредил, что пользоваться им неудобно и лучше оставить этот способ на крайний случай, когда попал в трудное положение и других способов путешествия нет.

«Да, я что-то такое помню. Кажется, у меня уже был опыт поездки на этом транспорте», — невольно поёжился Гарри.

Поезд приближался к Хогвардсу, и Гермиона вышла, чтобы мальчики переоделись в школьную форму. Сама она переоделась уже в начале пути. Гарри обрадовался, что сможет прикрыть обноски Дадли новенькой школьной формой. Ему было стыдно перед Малфоем, да и перед друзьями, но хорошей одежды у Гарри никогда не было. Когда Гарри был постоянно рядом с Роном Уизли, это было не так заметно. Ведь младший Уизли донашивал одежду после целых пяти братьев, когда Гарри одежда доставалась после одного Дадли. Но теперь, находясь рядом с Невиллом, он решил постараться добыть хорошей одежды, чтобы понравиться Гермионе. Так же он решил с той же целью больше времени посвятить учёбе.

«Да и вообще — разве я бедняк, чтобы ходить в обносках? А знания… Они нужны и в повседневной жизни».

На выходе из поезда учеников ждали кареты, запряжённые фестралами, а первокурсников созывал Хагрид с огромным фонарём. Невилл потерялся где-то в толпе. Возможно, опять пошёл искать сбежавшую любимицу.

Вокруг уже темнело, поэтому Гарри создал Люмос и предложил Гермионе взять его за руку, чтобы не споткнуться. Девочка немного покраснела, но позволила взять себя за руку, после чего они вместе с остальными первокурсниками отправились к лодкам.

Через несколько минут им открылся вид на школу. Хогвардс со стороны озера был очень красив, и даже Гарри, отучившийся в прошлом четыре года, залюбовался школой. Льющийся через высокие окна свет, уходящие в ночное небо шпили замка, словно сотворённого из самой магии на фоне далёких Шотландских гор и Запретного леса. Сказка будто.

Очнулись от наваждения ребята только услышав крик Хагрида, призывающий пригнуться — лодки проплывали под аркой, с которой свисали стебли каких-то растений. Гарри же осознал, что по прежнему держит Гермиону за руку и с неохотой отпустил её.

Хагрид привёл учеников к входу в замок и громко постучался в дверь, которая возвышалась над полувеликаном на метра три. Детей встретила Макгонагл и отвела в тесное помещение, чтобы те подождали распределения.

— Нам надо будет сражаться с троллем! — услышал Гарри крик Рона Уизли. Он вспомнил, как Рон смог победить горного тролля всего одним заклинанием и улыбнулся про себя. Нет, на этот раз он не даст Уизли обидеть Гермиону.

Но тут раздались крики. Это в комнату вплыли школьные привидения, обсуждавшие поведение полтергейста Пивза. Вблизи от Гарри оказался толстый монах, и парень успел немного расспросить его о факультете Пуффендуй перед тем, как вернулась Маг-кошка.


Войдя в Большой зал, первокурсники увидели распределяющую шляпу, которая спела песню о разных факультетах и похвасталась своим умом. Затем началось распределение. Все было как на первом курсе в прошлый раз, но вот настала очередь Невилла. Гарри переглянулся с Гермионой. Лонгботтом долго сидел под шляпой, уговаривая её. Наконец шляпа крикнула:

— Пуффендуй!

Радостный Невилл снял шляпу и, помахав друзьям, присоединился к своему факультету под радостные хлопки учеников. Гермиона тоже попала на тот же факультет. Ведь шляпа хоть и видела храбрость и ум, но в Гермионе было гораздо больше верности друзьям, ради которых она могла даже нарушить правила. А так же была некая невинность, уверенность, что взрослые всегда правы, что они хотят только добра детям. А что это, как не характер пуффендуйцев?

Наконец, настала очередь Гарри.

— О, сам Гарри Поттер! — раздался голос шляпы, как только он надел её на голову. — Трудно… Очень трудно… Храбрость есть, так же вижу ум и дружелюбие… Однако есть ещё кое-что…

Я предлагаю тебе отправиться в Слизерин. Там тебя ждёт величие.

Гарри удивился, почему на этот раз шляпа даже не предложила ему Гриффиндор. Возможно, потому что Слизерин ему подходил больше, но в прошлый раз Гарри очень боялся туда попасть. Настолько, что выбрал именно противоположный факультет.

— Если можно, мне бы хотелось попасть к друзьям на Пуффендуй, — подумал Гарри.

— Ну что ж, для тебя дружба действительно важнее власти, — ответила шляпа, а в следующий миг громко выкрикнула: — Пуффендуй!

Распределение закончилось, все новоприбывшие расселись за столами своих факультетов. Затем Директор произнёс речь, и на столе появился праздничный ужин. Гарри посоветовал друзьям съесть побольше, ведь такого изобилия не будет как минимум до Рождества. Конечно, для любителей тыквы во всех видах обильным покажется и праздничный стол и на День Всех Святых, который будет раньше.

Сытный ужин наконец закончился. Гарри с Гермионой перезнакомились с учениками их нового факультета, с некоторыми даже обменялись адресами для переписки.

— Первокурсники, за мной, — раздалось от темноволосой девушки со значком префекта, и после недолгой переклички повела всех в башню Пуффендуя.

Гарри, Невилл и Гермиона с сокурсниками только и смогли доползти до гостиной факультета, найти свои комнаты и кровати и уснуть ещё до того как голова коснулась подушки.


========== Глава 3. Первый учебный день. ==========


Утром Гарри Поттер проснулся от звона будильника. Быстро одевшись, он вышел в гостиную, где стали собираться первокурсники. Других учеников почти не было, поэтому он подумал, что их разбудили пораньше, чтобы сказать вводную речь. И он оказался прав.

Старостами были парень Габриэль Трумен и девушка Джен Морган. Они раздали расписание занятий. Это было очень удобно, так как не придётся перед занятием бежать за учебниками из Большого зала.

Посмотрев на листок, Гарри увидел следующие предметы:

ПН

Полёты.

ВТ

Трансфигурация, Гербология.

СР

Зелья, Астрономия.

ЧТ

Чары, ЗОТИ.

ПТ

История Магии.

Потом староста сообщила, что рядом со входом в их гостиную находится вход на кухню, где можно перекусить, если сильно проголодался и нет времени ждать общего приёма пищи в Большом зале. После этих слов Гарри подумал, что Гермиона наверняка захочет освободить домовых эльфов и решил поискать в библиотеке что-нибудь на эту тему. Ведь кто работает на кухне? Домовые эльфы. А парня до сих пор преследовали ужасы их маленького «кружка по освобождению бедных и бесправных эльфов».

До завтрака оставалось ещё полчаса. Друзья решили почитать учебник трансфигурации, которая была сегодня первым занятием. Обсуждать тему оказалось неожиданно интересно, ведь не было ноющего и отвлекающего Рона, а Невилл слушал очень внимательно. Гарри понял, что его новый друг очень волнуется о том, сможет ли он колдовать.

«Ах да, помню, как кто-то из гриффиндорцев рассказывал нам с Герми и Роном о том, что Невилл не мог колдовать до десяти лет, кажется. Брр, и его родственники, особенно дядя, подстраивали опасные ситуации для пробуждения магии Невилла. Кажется, магия проявилась, когда мальчика вверх тормашками за ноги из окна бросил его родственник. Ужас! Думаю, его долбануло откатом, ведь дети неприкосновенны», — Гарри покачал головой, понимая, почему Невилл вырос таким неуверенным в себе.

— Невилл, ты справишься! А если у тебя что-то не получится, мы с Гермионой тебе обязательно поможем! Ведь так, Гермиона? — решил приободрить друга Гарри.

— Конечно! Не переживай, у тебя все получится. Предлагаю после занятий пойти в библиотеку и подробнее изучить те темы, которые нам сегодня зададут, — Гермиона любовалась собой в зеркале. Недавно одна из пуффендуек заплела девочке колосок, заметив, что Гермиона всё время приглаживала свои пушащиеся волосы.

Невилл хоть и не перестал волноваться, но почувствовал себя увереннее. Он благодарно кивнул этим двоим, ощутив, что, возможно, нашёл себе друзей, настоящих друзей. А потом староста позвала их на завтрак.

Сев за стол, Гарри стал с удовольствием есть овсянку. Рядом с ним сидела Гермиона, а напротив Невилл, который ел довольно аккуратно.

«Не то, что Рон», — вспомнил Гарри манеру поедания несостоявшегося в этом времени друга.

Вдруг в Большой зал влетела стая сов, и сверху посыпались письма. Совы, словно мстя за то, что им пришлось летать с утра с письмами, прицельно старались попасть конвертами в тарелки, разбрызгивая овсянку. Одна из сов бросила красный конверт прямо в тарелку Невилла. Гарри знал, что это громовещатель и быстро схватил тарелку друга, перевернув кверху дном. Раздался хлопок, и из-под тарелки повалил дым.

— Это письмо от бабушки. Я написал ей вчера вечером, что попал на Пуффендуй. Она очень расстроилась, ведь она видела меня на Гриффиндоре, как мой отец, но я её разочаровал, — Невилл вздохнул и вытащил волшебную палочку. — Вот эта волшебная палочка принадлежит моему отцу. Они сейчас… болеют. Перед поступлением в Хогвардс бабушка дала мне палочки моих родителей. Хоть палочка мамы подходила мне немного лучше, бабушка заставила меня взять палочку отца.

Гарри вспомнил, как долго палочка выбирала его и спросил у Гермионы:

— А как долго тебе подбирали палочку?

— Очень долго, не меньше получаса. Я, наверно, перепробовала их с полсотни! — ответила Гермиона.

— А мою палочку Олливандер подбирал ещё дольше. Невилл, может у тебя проблема с магией именно из-за неподходящей палочки? Попробуй написать Олливандеру, — предположил Гарри, а Гермиона активно закивала.

— Хорошо, — ответил Невилл, засмущавшись от того, что за него беспокоятся.

Когда все позавтракали, староста повела первокурсников на урок трансфигурации. В пустом классе на столе преподавателя сидела кошка. Она была абсолютно неподвижна, только глаза внимательно следили за учениками.

«Хм… О, помню! Макгонагл точно так же сидела в мой первый урок, когда я с Роном опоздал», — припомнил Поттер.

Гарри и Гермиона сели за первую парту, а Невилл сел немного дальше. Урок был совместно с Райвенкло. В ожидании учителя первокурсники стали потихонечку переговариваться, доставать учебники и пергаменты. Но вдруг кошка спрыгнула со стола и, превратившись в профессора Макгонагл, начала говорить.

— Хорошо, что никто из вас не опоздал на первый урок. Иначе мне пришлось бы превратить его в часы.

«Угу. Или в карту», — усмехнулся Гарри, припоминая слова профессора в том времени.

С этими словами Маг-кошка направила палочку на свой стол и произнесла заклинание. Стол тут же превратился в большие напольные часы с гирьками и кукушкой. Отменив трансфигурацию, она продолжила:

— Этому заклинанию, как и другим, например превращением неживого в живое, — тут она показала превращение того же многострадального стола в свинью, — вы будете обучаться на более старших курсах. Для начала запомните, что ни в коем случае ничего нельзя превращать в газы. Ведь если вдохнуть такой газ, а затем отменить трансфигурацию, то можно задохнуться. Вас попросту разорвёт изнутри. А сейчас попробуйте превратить спичку в иголку.

Маг-кошка раздала спички и показала движение волшебной палочкой, произнеся вербальную формулу заклинания, которую затем написала на доске. Ученики стали пробовать превратить спичку в иголку. Но к концу занятий это получилось только у нескольких райвенкловцев. Из Пуффендуйцев лучших результатов добилась Гермиона, заострив спичку, и Гарри, сделав её металлического цвета. Превратить полностью спичку в иголку у него не вышло, так как навыки первого курса вспоминать было довольно сложно, и много сил расходовалось впустую.

За это они получили по баллу. После этого Макгонагл задала написать эссе по законам Гампа и отпустила первокурсников на следующий урок.

Ученики никуда не расходились, терпеливо дождавшись старосту. Хотя Гарри и мог сам ориентироваться в замке. Но куда же он без Гермионы и Невилла.

Джен отвела пуффендуйцев на гербологию. Этот урок прошел в теплицах, где их декан, мадам Спраут, объяснила правила работы в теплицах и рассказала правила техники безопасности. Для примера она показала, что гной Бубонтюбера, который, попав на открытую кожу, может вызвать ожоги и прыщи. Если на Трансфигурации лучшими были Гарри и Гермиона, то на гербологии гораздо более уверенно вёл себя Невилл. Он ответил на несколько вопросов Спраут и получил десять баллов в копилку факультета. А Гарри приметил это.

После урока ученики отправились на обед. В этот день занятий больше не было, и друзья до вечера провели время в библиотеке. Гарри нашёл книгу о домовиках и читал её. Гермиона листала учебник по трансфигурации, а Невилл был увлечён трактатом о каком-то растении. После этого они вместе делали заданные эссе, а потом готовились к завтрашнему дню. Завтра по расписанию было только сдвоенное со Слизерином зельеварение, а затем в полночь астрономия. Гарри вспомнил, как вёл себя Снейп, и предложил прочитать не только тему завтрашнего урока, но и весь учебник для ознакомления. Гермиона сразу согласилась, и вместе им удалось уговорить Невилла. Ну, а по теме урока Гермиона взяла дополнительные книги, сделала выписки по ингредиентам и вариантам приготовления этого зелья.

Уставшие, но довольные, друзья пошли на ужин, а потом решили немного погулять около чёрного озера.

Комментарий к Глава 3. Первый учебный день.

Вот и третья глава. Надеюсь на комментарии и советы по улучшению и исправлению ошибок.


Бечено.


========== Глава 4. Странности зельеварения. ==========


Гарри Поттер жил в комнате вместе с Невиллом. В первый день они были слишком уставшие, поэтому уснули почти сразу. Но вчера вечером, после отдыха на свежем воздухе, Гарри получил возможность осмотреться в своей комнате. Она была очень уютной. Помимо кроватей и сундуков в комнате стоял небольшой шкафчик, столик, несколько книжных полок. Цвета в комнате соответствовали цветам факультета, разбавляясь и другими оттенками.

Поиграв с Невиллом в шахматы и перечитав перед сном ещё раз учебник по зельеварению, Гарри Поттер уснул, радуясь, что теперь не будет слышно ужасного храпа Рона, который не раз и не два будил парня по ночам.

Проснувшись утром пораньше, Гарри решил навестить свою сову Буклю, которая теперь обитала в совятнике, рядом с другими совами. Невилла в комнате, как ни странно, уже не было. Поэтому Гарри оделся, достал пакетик совиного печенья и вышел из комнаты, столкнувшись с друзьями в гостиной факультета. Оказалось, что Гермиона и Невилл уже написали письмо Оливандеру и собирались отнести его в совятню.

Когда они пришли, Букля была очень рада угощению и клюнула Гарри в ухо. Гермиона была рада познакомиться с такой красивой совой. Она долго поглаживала Буклю по перьям на грудке, пока Невилл отлавливал одну из сов и передавал той письмо с указанием, куда лететь.

Позавтракали на этот раз гораздо спокойнее. Сов было гораздо меньше, и все успели закрыть свои тарелки от падающих с большой высоты писем.

Сегодня очередь отводить первокурсников на занятия была Габриэля Трумена. Он собрал всех первокурсников у выхода из Большого зала и повел в подземелья к Снейпу. Ученики уже наслушались ужастиков, рассказываемых старшими курсами, о том, что Снейп очень строгий и снимает много баллов. Поэтому в подземелье спускались, дрожа от страха и теряя все мысли о зельях. У кабинета был уже весь курс слизерина.

«Даа, помню, как сам дрожал от страха и не хотел идти на зелья», — вспоминал Гарри, немного снисходительно поглядывая на дёргающихся пуффендуйцев. — «Однако гриффиндорцы были немного уверенней.»

Драко Малфой сразу решил высказаться, завидев неудавшегося друга. За спиной у белобрысого вечными пажами стояли Кребб и Гойл, не особо стараясь показать мозговую активность на лицах.

— А вот и Поттер со своим отребьем. Ну, если сквиба ещё можно терпеть, но находиться в одном классе, в котором будет сидеть поганая грязнокровка, это слишком! — громко возвестил Малфой, победоносно улыбаясь.

«А нос ему уже вылечили», — отстранённо подумал Гарри.

Почти все слизеринцы поддержали своего серебряного принца угодливыми смешками. Гарри хотел ударить кулаком Малфою в его нахальную физиономию, но его удержали друзья, и ему ничего не оставалось, как обозвать малфёныша хорьком. Кребб и Гойл в ответ собирались набить морду Поттеру и уже двинулись вперёд, но тут вмешался Снейп, сняв десять баллов с Пуффендуя.

«А ты не изменился, змей подземельный. Всё так же защищаешь и выгораживаешь своего крестника», — думал Поттер. И почему-то совсем не расстраивался. Вот уж кто показатель стабильности, так это Снейп с его упрёками. Как бы не относился магический мир к его Герою, Снейп останется при своём. И это даже радовало.

Все расселись по двое. Над горелками стояли котлы, рядом с ними примостились разделочные столы с набором ножей и черпаков, а на доске был написан рецепт зелья от фурункулов. Гарри решил сесть с Невиллом, но Снейп не дал этого сделать, пересадив за первую парту. Впрочем там сидела Гермиона, поэтому Гарри нисколько не расстроился.

После этого Снейп стал говорить проникновенную речь о таинствах зельеварения, но в его слова никто не вслушивался, все только дрожали от страха и боялись привлечь внимание к себе учителя. Гарри предавался воспоминаниям, с лёгким интересом понимая, что речь профессора ничуть не изменилась. Гермиона пролистывала учебник, а Невилл внимательно читал рецепт на доске, хмурясь.

Наконец, Снейпу надоело сотрясать воздух и, оборвав себя на полуслове, он вернулся к столу. Началась перекличка.

— Поттер, наша новая знаменитость! — выдавил из себя Снейп, злобно уставившись на Гарри. Помня, чем все должно было закончиться, он встал и уставился в глаза Снейпу. Немного поиграв в гляделки, Снейп хмыкнул чему-то про себя и сказал Поттеру сесть, после чего продолжил перекличку. Тем временем у Гарри, прокручивавший в мыслях сведения о безоаре, клобуке монаха и напитке живой смерти, немного заболела голова. И отлегло от сердца.

— Рецепт на доске, приступайте к варке! — наконец, завершив перекличку, приказал Снейп, садясь за свой стол.

Гарри сходил за ингредиентами, а Гермиона разогревала котёл. Сначала парень постоянно держал в поле зрения Снейпа, порхающего по классу, как летучая мышь, критикуя учеников, но постепенно он увлёкся процессом и даже не обращал внимания на происходящее в классе.

Работа вместе с Гермионой оказалась очень интересной и они тихонько обсуждая изменения в рецепте и ингредиентах, сосредоточились на варке зелья. Очнулись они только, когда зелье было уже полностью готово. Гарри заметил, что Снейп стоит за их спинами и очень внимательно наблюдает за процессом варки, а у других зелье ещё во всю кипит.

— Неплохо, Поттер. Удивительно, но похоже ты взял не только внешность отца, но и талант матери. Поттер, Грейнджер, превосходно! По десять баллов Пуффендую за идеально сваренное зелье, — вполне себе довольным тоном изрёк Северус Снейп.

Гарри был изумлён тем, что Снейп не только не стал придираться к нему, но и наоборот — дал баллы. Но осознать толком ничего не успели, потому что в следующую секунду раздалось шипение и взрыв.

«Невилл», — подумал Гарри раньше, чем осознал, что оказался прав.

— Стадо болванов! — тут же, яростно шипя, переключился на Невилла Снейп. — Ни на минуту нельзя оставлять вас без внимания!

Дав указание Гарри и Гермионе проводить Невилла в больничное крыло, Снейп убрал взмахом палочки неудавшееся зелье, отлеветировал взорванный котёл из класса и продолжил ходить по классу, раздавая едкие замечания.

В больничном крыле их встретила медиковедьма, мадам Помфри. Она сразу стала накладывать на Невилла заклинания, а потом напоила зельями. Сказав, что Невиллу придётся пару дней провести в больничном крыле, она выпроводила Гарри и Гермиону из больничного крыла.

Гермиона предложила пойти в библиотеку и подготовиться к астрономии, а заодно почитать о влиянии положения звёзд на процесс варки зелья. Гарри с радостью согласился, но предложил после обеда снова прогуляться перед школой вдвоём. Гермиона, немного покраснев, согласилась. Гарри решил, что завтра снова пригласит её на прогулку, но утром зайдёт на кухню и попросит у домовиков что-нибудь съестного для небольшого пикника.

«Думаю, мы славно проведём вместе время», — немного мечтательно подумал Гарри, идя за подругой в библиотеку. Хотя, если честно, не очень хотелось. Но с Гермионой парень был готов сидеть там днями.

Вместе с Гермионой время пролетело незаметно, и Гарри расстроился, что нужно заканчивать прогулку и идти на ужин, а затем спать. Ведь перед астрономией нужно быть хоть немного отдохнувшим.

Гарри лежал на кровати и почти заснул, как вдруг в его голове раздался звук будильника. Гарри встал, поправив смявшуюся мантию, и вышел в гостиную. Там уже начали собираться первокурсники Пуффендуя, держа в руках телескопы и звёздные карты.

Когда все собрались, староста повёл их по коридорам Хогвартса на самую высокую башню в замке. Гермиона проделала весь этот путь держась за руки с Гарри, делающим вид, что ничего особенного не происходит.

На Астрономической башне школьников уже ждала Аврора Синистра. Первый урок был посвящён обучению тому, как пользоваться телескопом, с его многочисленными магическими настройками, позволяющими выделять отдельные созвездия, строить графики движения звёзд и прогнозировать изменение в их положении. Этим телескоп выгодно отличался от обычных, маггловских. Звёздные карты тоже были зачарованы и позволяли движением палочки выстраивать созвездия в соответствии с положением их на небе.

Раньше Гарри Поттер был на астрономии в паре с Роном, и они болтали о квиддиче, списывая эссе и срисовывая карты у Гермионы. Но теперь Гарри с удовольствием наблюдал за девочкой, приникшей к глазку телескопа, и выполнял указания по нанесению звёздной карты. Аврора, подойдя к ним, похвалила учеников за усердие и отправилась дальше.

Вернувшись с занятий, засыпая, Гарри подумал, что завтра будет очень сложный день — Чары и ЗОТИ. Если в том, что сможет выполнить Люмос, Гарри был уверен, то что делать с Квирреллом, внутри которого сидит Тёмный лорд, Гарри не знал.

«Может рассказать обо всём директору? А что мне им сказать, когда они спросят, откуда я это узнал и какие у меня доказательства?» — думал парень, выходя из душа и валясь на постель.

— В любом случае, время во всём разобраться ещё есть, — подумал Гарри и заснул.

Комментарий к Глава 4. Странности зельеварения.

Не думала, что сегодня получиться выложить главу, но я старалась. Надеюсь, что вам понравится.

С праздником всех женщин!


Бечено.


========== Глава 4.5. Северус Снейп. ==========


Комментарий к Глава 4.5. Северус Снейп.

Как обещала вчера, написала РOV Снейпа. Я попробовала объяснить расписание занятий по зельям без тайных планов и теории заговора.

Наконец-то разобралась с красными строками и абзацами.


Надеюсь на отзывы! Без них писать намного тяжелее.


Бечено.

POV Северуса Снейпа


Самый нелюбимый урок у первого курса. Уже так долго не было ни одного ученика, заинтересованного в моём предмете. Ещё эта традиция запугивать первокурсников моим именем. Как тут заинтересовать учеников, когда вместо того, чтобы слушать и проникаться тайнами зельеварения, дети дрожат от страха? Даже слизеринцы. Ну, а потом все переходит в привычку. И хоть бы кто-то подготовился к уроку, почитал о том, с какой стороны брать в руки разделочный нож и подготовить ингредиенты. А меры предосторожности? Они написаны на первой странице учебника!

А ведь в этом году будет учиться ещё и Поттер! Я уже его ненавижу, так он похож на Джеймса. Да и директор говорит, что характером весь в папашу…

Хотя… Немного обнадёживает, что он поступил на самый тихий факультет. Ну посмотрим, может у него кроме глаз есть ещё хоть что-то от Лили. Ну, вот уже близко вход в кабинет. Да начнётся пир, как говорят русские, перед пьяной дракой.

Ну, как я и думал, Поттер устроил драку прямо возле входа в класс. Пришлось снять с Пуффендуя десять баллов. Был бы он на Гриффиндоре, обязательно бы ещё и отработку назначил. Да ладно, нужно начинать урок, пока Поттер ещё чего не учудил.

Этот паршивец попытался занять самую дальнюю парту! Ещё и рядом с Невиллом. Выбрал же место, надеясь на чистокровного друга. Его уж точно должны были хоть чему-то научить. Хоть Лонгботтомы не зельевары, но их теплицы знамениты на всю Британию. Ну уж нет, пусть сидит на виду, перед моими глазами, чтобы я успел, в случае чего. Поттер не Поттер, а всё же мой ученик.

Тщательно продуманная речь как обычно прошла мимо ушей этих тупоголовых болванов. Разве что девочка с первой парты, к которой я подсадил Поттера, слушала более внимательно. Может хоть с её помощью у них удастся сварить хоть что-то удовлетворительное. Ну ладно, раз смысл моих слов не доходит до ушей, нужно начинать урок. Список учеников на столе. Начнём…

— Гермиона Грейнджер!

Так вот, как её зовут. Эх, ну, а теперь самое трудное. Надо сразу хотя бы попытаться поставить Поттера на место, хоть вряд ли получится, но все же, он должен понять, что не все преклоняются перед его величием и заглядывают в рот. Задам ему несколько вопросов из конца учебника.

— Поттер! Наша новая знаменитость.

Надо же, встал. Хоть элементарные правила этикета знает, уже неплохо. Что там у него в мыслях…

Удивительно, кажется Поттер все же заглянул в учебник. Так, кажется, я немного потерял контроль от изумления и перестарался с легилименцией. Ну ничего, небольшая головная боль вреда ему не нанесет. Зато узнал, что Поттер хоть на что-то годиться. Неожиданно радует. Нужно заканчивать перекличку и начинать урок.

Удивительно, о чем только думала Августа! Это возмутительно! Настолько не уметь работать с ингредиентами, даже растительными, это настоящий позор. А что бы он натворил на пару с Поттером! Так, лучше не думать. Кстати, из-за Лонгботтома я отвлекался только на самые явные ошибки других учеников и упустил Поттера из виду. Надеюсь, ещё ничего непоправимого не произошло, и кабинет ещё можно спасти от взрыва.

Это просто поразительно! Кажется, они с этой Грейнджер сработанная пара. Сумели подготовиться к уроку и варят зелье по изменённому рецепту. Рецепту с доски, а не из учебника, как некоторые. Даже несколько слизеринцев не догадались про опечатку в учебнике. Чему их дома учат? Так, а сейчас, если я правильно понял их замысел, они добавят половину иглы дикобраза, растёртую порошком.

Нет, все же они первокурсники, но две третьих иглы не должны привести к взрыву, хоть и понизят качество зелья…

Вот, вроде они закончили. Ну-ка, ну-ка…

— Неплохо, Поттер. Удивительно, но, похоже, ты взял не только внешность отца, но и талант матери. Поттер, Грейнджер, превосходно! По десять баллов Пуффендую за идеально сваренное зелье.

Кажется, Поттер сам удивлён, что у него получилось. Только я собирался добавить ещё несколько слов, как позади раздалось шипение. Только не это! Кажется, я упустил из-за Поттера остальной класс. Лонгботтом!

— Стадо болванов! Ни на минуту нельзя оставлять вас без внимания!

Я бросился к котлу Невилла, но все, что успел сделать, это локализовать последствия взрыва. Варевом обдало только самого Лонгботтома и то немного, но полежать в больничном крыле ему придётся. Это надо же, сыпануть в котёл целую горсть игл дикобраза! Да ещё не погасив огонь под котлом! Он точно чистокровный?

Отправив Лонгботтома к мадам Помфри в сопровождении Поттера и Грейнджер, уже закончивших своё зелье, я начал наводить порядок в остальном классе. Благо, слизеринцы более менее подготовлены, и их ошибки удалось исправить быстро. Хорошо, что я настоял на изменении расписания в этом году и поставил Пуффендуй вместо Гриффиндора со слизеринцами. Обычно приходится ставить их вместе, так как в Гриффиндоре первокурсники совершают больше всего ошибок, и внимание надо сосредотачивать на них, поэтому Слизерин, за которым нужно следить меньше, идеально подходит к ним в пару. Но в этом году на Пуффендуе Поттер. И, хотя, кажется, я с ним немного ошибся, но зато Лонгботтом перекроет своей криворукостью весь Гриффиндор!

Хотя не думаю, что следующий урок будет легче. Хоть на Райвенкло умники, но они наоборот, слишком увлекаются с экспериментами. Обычно их удавалось уравновесить пуффендуйцами, что выполняют все строго по рецепту. Ну, а на Гриффиндоре в этом году будет снова несколько магглорожденных да ещё и очередной Уизли. Надо подготовить несколько зелий экстренной помощи на всякий случай…

Конец POV Северус Снейп


========== Глава 5. А где же Тёмный Лорд? ==========


Комментарий к Глава 5. А где же Тёмный Лорд?

Комментариев совсем немного ( пожалуйста, указывайте на слабые места в тексте, я постараюсь их улучшить и дополнить, написать более развернуто.


Бечено.

Утро Гарри началось раньше обычного. Парень не знал, что его разбудило, но ложиться обратно спать уже не хотелось. Он быстро оделся и вышел в гостиную. Однако там ещё никого не было, поэтому Поттер решил сходить на кухню за ранним завтраком.

Стараясь прислушиваться к шагам в коридоре, он подобрался к картине с едой и пощекотал кончиком волшебной палочки нарисованную на ней грушу. Груша захихикала и, немного покорчившись, превратилась в дверную ручку. Гарри потянул за неё и вошел на кухню.

В большом помещении уже кипела работа. Множество домовиков сновало из угла в угол и страшно суетились. Словно сотня трудолюбивых муравьёв, домовики готовили завтрак на весь замок. Один из них подошёл к Гарри.

— Гарри Поттер! Ты пришёл к нам, Динки очень рад, — после этих слов уши домовика повисли, словно Динки вспомнил о грустном. — Но у нас ещё ничего не готово, Гарри Поттер пришёл очень рано.

— Успокойся, я не за едой, — ответил Поттер, передумавший отвлекать домовиков. Поест со всеми, не оголодает. — Просто я хотел бы попросить вас кое о чём.

— Всё что угодно, Динки будет рад услужить великому Гарри Поттеру!

— Дело в то, что у меня есть подруга. Её зовут Гермиона Грейнджер. Я собираюсь пригласить её сегодня после обеда на прогулку по берегу Чёрного озера, и мне хотелось бы угостить её чем-нибудь вкусным.

— Всё будет сделано! Гарри Поттер сам заберёт приготовленную еду или Динки может принести её на место отдыха?

— Лучше принеси. Только перед этим тебе стоит завершить свои дела, потому что Гермиона наверняка захочет с тобой познакомиться.

— Динки будет очень рад познакомиться с Грейнджи Гарри Поттера сэра! — радостно ответил домовик. Парня повеселило это «Грейнджи Гарри Поттера». Словно Гермиона уже была его. Приятно. Но рановато об этом думать, девочке, да и его телу, всего одиннадцать.

Гарри успел вернуться в гостиную, когда туда выходили ещё самые первые ученики. Он сел у камина и стал дожидаться свою подругу. После этого они отправились на завтрак, а затем на первый урок.

В классе их ждал профессор Флитвик. Он был очень маленьким полугоблином и поэтому положил перед учительским столом стопку книг. Когда ученики Пуффендуя и Райвенкло расселись, он забрался на эту стопку и начал перекличку. Назвав имя Гарри Поттера, Флитвик вскрикнул и упал. Потом, под смешки класса поднялся и продолжил перекличку.

На первом уроке учитель объяснил ученикам, что в чарах очень важно произношение заклинания, а ошибка даже в одной букве может привести к непредвиденным последствиям.

Первую часть занятия ученики пытались пускать из палочки искры, а затем изучили первое заклинание. Этим заклинанием, на изучение которого давалось два занятия, был простой Люмос. Он выглядел как светящийся шарик на кончике палочки. Почти все ученики Райвенкло к концу занятия справились с этим заклинанием, как впрочем и ученики Пуффендуя. К следующему занятию Флитвик дал задание написать эссе и попробовать догадаться, как можно использовать светляк и его усилить.

«Довольно скучный урок. Он не принёс мне никаких новых знаний», — вздохнул Гарри, но, увидев улыбающуюся Гермиону, и сам улыбнулся.

Перед ЗОТИ Гарри Поттер был очень растерянным и встревоженным. Он со страхом ожидал встречи с Квирреллом, на затылке которого обитал дух его главного врага. Боялся, что выдаст себя. Или что Волдеморда нападёт прямо в классе.

Джен Морган довела их до кабинета и ушла. Оказалось, что ЗОТИ было совместно со слизеринцами. Что привело к столкновению Малфоя и Поттера.

На этот раз Снейпа не было, и разнять Малфоя и Гарри никто не успел. Пока Гермиона отступала, осыпая искрами из палочки осторожно приближающихся к ней Кребба и Гойла, Малфой добрался до Гарри и вцепился ему в волосы.

«Довольно по маггловски для такого аристократа. Но я согласен, играем по твоим правилам», — Гарри вцепился в ответ, и они, упав, покатились по полу, молотя друг друга руками и стараясь выцарапать глаза и расквасить нос. Наконец явился учитель и направил на дерущихся поток воды с помощью Агуаменти. Словно мокрые псы, заклятые враги отлетели друг от друга, отряхиваясь, и оглянулись. К тому времени Гермиона сумела обездвижить Кребба и вывести из строя Гойла сильным Люмосом, который попал парню прямо в глаза, от чего Гойл зажмурился, прикрывая лицо и, споткнувшись, упал.

В классе Квиррелл рассадил всех дерущихся по разным углам и оказалось, что Гарри придётся сидеть на первой парте рядом с Дафной Гринграсс, а Гермионе на противоположной стороне вместе с Панси.

Квиррелл бодро ходил по классу, следя за учениками и, хоть немного заикался, но довольно интересно рассказывал тему урока, дополняя и интересными историями. Гарри со страхом ждал, когда преподаватель повернётся к нему спиной. И вот тот подошел к доске, став записывать название заклинания щита Протего. Поттер сжался, ожидая боли в шраме, но её не последовало. Урок завершился, все вышли из кабинета, направившись в большой зал на обед.

Гарри шёл в недоумении, думая, куда же подевался Волдеморт. Ведь запах чеснока от тюрбана никуда не делся, а он знал, что этим запахом Квиррелл перебивает вонь от разложения. Решив отложить эту проблему на потом, Гарри сел за стол и принялся заедать полученный стресс. Ему необходимо было сосредоточиться на том, чтобы не повторилось ГАВНЭ и он стал вспоминать факты из книги, прочитанной им в первый день.

Несмотря на все попытки Гермионы утащить парня в библиотеку, чтобы немедленно разбираться с применением Люмоса и попробовать создать заклинание Протего, Гарри повёл её на берег Чёрного озера, пообещав кое-что интересное.

Погуляв с полчаса, он нашёл удобное место под высоким деревом, очень далеко выбравшимся за пределы Запретного леса на территорию школы. Он уселся на корень, удобно выпирающий из земли и предложил Гермионе сесть напротив, попросив не пугаться, что девочка и сделала. После этого Гарри крикнул:

— Динки!

Тут же раздался хлопок. Гермиона взвизгнула, но быстро взяв себя в руки спросила:

— Что это?

— Это Динки, один из домовых эльфов, которые работают в Хогвардсе. Динки, познакомься, это Гермиона Грейнджер, моя подруга.

— Динки очень рад познакомиться с Грейнджи Гарри Поттера сэра. Динки принёс немного еды.

С этими словами домовик расстелил скатерть на земле и стал выкладывать из большой корзинки разные вкусности. Когда, закончив, домовик хотел исчезнуть, Гарри задержал его, попросив рассказать подробнее о домовых эльфах и историю их расы.

— Вы действительно хотите это услышать? — Голос домовика вдруг изменился и оказался очень серьёзным и немного печальным. Дети дружно кивнули.

— Ну, тогда слушайте.

Домовой эльф щёлкнул пальцами, создав небольшое кресло и, сев в него, стал рассказывать.


========== Глава 6. История домовых эльфов, или к чему приводит гордыня. ==========


Комментарий к Глава 6. История домовых эльфов, или к чему приводит гордыня.

Я выложила в этой главе свой вариант происхождения домовых эльфов. Ну не нравится мне вариант где они глупые зверушки с мозгами - сплошной закладкой.

Есть такие варианты, как именно появились домовые эльфы.


1) Один из вариантов - потерпевший крушение корабль Аграфов (тех самых EVE онлайн)

2) Другой - вырождение толкиеновских эльфов, когда магия стала уходить

3) все же вариант - магически выведенные зверушки с прописанными в мозгу директивами

Я решила написать по первому, а именно используя идею из серии “Наблюдатель” Прочерка Игоря Анатольевича

Понимаю, именно такое происхождение эльфов может не понравиться читателям, поэтому эта глава временная и предлагаю проголосовать в комментариях. Ну или предложить свой вариант, за который тоже смогут проголосовать лайками. Если этот вариант сильно не понравится, попробую переписать.


Это плюс к тому, почему Сириус рад был уйти из рода, зная тайну и относился плохо к Кричеру. Ну и влияние безумия эльфа на Блэков а не наоборот хехе ))


Бечено.

— Когда-то на одной зелёной и прекрасной планете жил народ эльфов. Они называли себя Аграфами. Это были прекрасные, сильные существа, что жили в своих лесах и охраняли их от врагов, приходящих из степи и с высоких гор. Однажды, возле столицы эльфийского леса, словно из воздуха возник столб из неизвестного материала. Это была лестница, по которой спустились боги. Они дали народу эльфов многое. Защиту от врагов, исцеление болезней, множество вещей, а лучших из лучших брали к себе на небо. Они подарили им бессмертие в обмен на служение и верность. Но однажды боги исчезли, и эльфы остались одни. Много лет прошло с тех пор. Эльфы научились жить одни, были развиты технологии ушедших богов, были освоены многие планеты, были встречи с другими расами разумных, были войны, расцвет народа и его раскол.

Во время раскола часть эльфов, не желающих признать себя равными с другими народами, в своих космических кораблях улетела в неизвестность, в поисках нового дома для жизни. Их стали называть Народом, живущим среди звёзд. Временами останавливаясь на ремонт и пополнение припасов, они дарили разумным, населяющим планеты, некоторые знания, оставаясь в их умах Богами, про которых рассказывали сказки и легенды многие поколения. Кто-то оставался жить на той или иной планете, а остальные летели дальше. Но постепенно корабли изнашивались и ремонт помогал все хуже. Некоторые, устав от риска аварий, брали самые потрёпанные корабли и оставались с ними на подходящей планете. Самые гордые и непримиримые продолжали полёт.

Самый последний из таких кораблей собрал самых непримиримых гордецов расы Эльфов. Они летели дольше всех и отказывались осесть на планете, даже когда корабль стал показывать, что вот-вот выйдет из строя. И вот они терпят крушение, после чего более тысячи эльфов оказываются в неуютном мире, без вещей и техники, наедине со своей гордыней. Этой планетой была Земля. В те времена люди жили в пещерах и пользовались каменными орудиями труда.

Эльфы с помощью псионики и остатков техники создали из людей расу рабов, добавляя им свои гены. Таких изменённых людей теперь зовут кроманьонцами, а оставшихся диких — неандертальцами. Самых приближённых слуг эльфы наделили способностью накапливать и использовать природную энергию, которую назвали магией. Каждому эльфу служил целый магический род, который был привязан к зачарованному псионикой артефакту, пропускающему через себя магию. Эти артефакты стали называть родовыми алтарями. Постепенно кроманьонцев становилось все больше, они вытеснили неандертальцев и стали занимать всю планету.

Замкнувшись в своей гордыне, эльфы не замечали, что людей становится всё больше, что они строят свои государства и ведут войны друг с другом. Даже самые приближенные из них — маги, стали плести заговор против своих господ. Эльфы постепенно отвыкали что-то делать сами, не обладая способности к магии они забыли более трудозатратную в изучении псионику. Со временем эльфы из сильных гордых жителей звёзд превратились в лопоухих карликов, из господ — в рабов. Эльфы утратили большую часть своих способностей и разума. Не известно, Магия ли это наказала эльфов за гордыню, или это было просто вырождением расы.

С тех пор домовые эльфы служат волшебникам, получая за это магию, ставшую необходимой им для жизни и выполняя за это разную работу. Только в самых больших общинах сохранилось знание о прошлом нашей расы, о внешнем виде. Каждый эльф знает, что если будет хорошо служить волшебникам, то он приблизит возвращение внешности и способности колдовать, — эльф закончил говорить. Некоторое время все молчали.

— Да уж, а я думал, что эльфы специально выведены для служения волшебникам. — почесал голову Гарри. Даа, такого в книгах не было.

— В какой-то степени так и есть, ведь маги, подняв бунт против эльфов, не шли на них открытой войной. Они постепенно и незаметно передавали изменённую магию, чтобы наш внешний вид и силы стали такими. Эльфы не замечали, как меняются, как некоторые из них умирают от старости, несмотря на бессмертие. Но такова плата за гордыню и лень.

— Но ведь прошли уже тысячи лет, рабства быть не должно! — ужаснулась Гермиона. — Вас нужно освободить!

— Всё верно, — ответил эльф. И казалось, что глаза Динки загорелись жаждой. — Мы сами стремимся к свободе.

— Я знаю, чтобы освободить эльфа, ему надо дать одежду, — вспомнил Гарри.

— Нет! — в ужасе закричал Динки. — Такое освобождение — это наказание для нерадивых эльфов. Оно просто отключает подпитку жизни магией. Настоящее освобождение — это накопление полученной магии, использование в работе для развития магических каналов и ядра. Мы стремимся не к личной свободе, а к освобождению народа, помня полученный урок.

— Но как такое возможно? Ведь за тысячелетия у вас ничего не получилось изменить? — спросила Гермиона.

— Нет, напротив. Если раньше освобожденный эльф умирал в течении нескольких дней, то за многие века работы над собой у нас появились небольшие способности к выработке магии. Наше ядро пока очень слабое и позволяет вырабатывать лишь крохи энергии, позволяющие вместе с накопленными запасами и поглощением сырой магии прожить, пусть и увядая, несколько лет, чтобы успеть найти нового хозяина. Но для развития и рождения эльфят нам необходима магия волшебников, без неё ядро медленно разрушится и эльф постепенно погибнет. Те, кто не имеет своих хозяев, подключаются к природным источникам, в том числе и школьному, — эльф даже приосанился.

— Значит, сырая магия, даже из источника, не развивает эльфов, а только поддерживает жизнь. Такие эльфы глупеют, у них разрушается постепенно магическое ядро и уменьшается шанс рождения потомства?

— Всё верно, — грустно согласился с ней Динки.

— Но зачем ты все это нам рассказал? — удивился Гарри. Кажется, парень забыл, что сам просил рассказать Динки о появлении домовых.

— Просто мечта каждого эльфа — найти себе магический род или сильного волшебника. К сожалению, обычные маги не способны содержать и одного эльфа. Даже в родовых особняках от хозяев мы получаем только часть необходимой магии, добирая остаток сырой магией из источника, смешивая с крохами собственной.

Например в школе очень мощный источник, что позволяет жить самой большой общине домовиков в Англии, а за работу мы получаем частичку силы преподавателей и директора. Альбус Дамблдор очень сильный маг и не жалеет для нас своей магии. Он очень добрый и светлый, помогает нам. Даже даёт приют изгнанным.

Что же касается вас, то вы оба в будущем не уступите в силах Директору, и вдвоём сможете полностью напитать силой домового эльфа. Это позволит такому эльфу полностью отказаться от впитывания и переработки сырой магии, что благотворно скажется на его магическом источнике и внешности. Мне бы очень хотелось стать вашим личным эльфом, поэтому я рассказал вам тайну нашего народа. Многие волшебники забыли о ней и стараются не обращать на нас внимания, только отдавая приказы. В тех же родах, которые помнят о далёком прошлом, домовиков опутывают дополнительными клятвами, а магии дают только самые крохи, постоянно вымещая на нас свою злость и страх. Но даже такие эльфы приносят пользу нашему народу, отдавая капли сэкономленной магии волшебников в общины.

В общинах мы отдаём часть магии, дарованной нам волшебниками, тем, кто хочет родить эльфёнка. Ведь, чем меньше сырой магии приходится поглощать эльфе, вынашивающей ребёнка, тем здоровее и сильнее будет его магическое ядро.

Также некоторые из нас пытаются восстановить знания и умения псионики, что у некоторых получается.

— Давай возьмём его, он очень хороший! — Гермиона умоляюще посмотрела на Гарри. Видно, что девочке было очень жаль эльфа. Конечно, всех это не спасёт, но хоть одного…

— Ну, давай, — согласился Гарри. После этого их троих окутало сияние магии. Гарри мысленно ругнулся, припомнив одно из словечек, услышанных от Дурсля, а Гермиона на несколько секунд зажмурилась.

— Вы не должны никому раскрывать тайну нашей расы, — сказал эльф, после чего вздрогнул и сказал своим обычным голосом: — Динки очень рад, что служит таким сильным волшебникам.

После ужина друзья навестили Невилла в больничном крыле. Невилл жаловался, что Снейп в наказание за взорванный котёл задал ему написать двойное эссе, вместо обычного. Хорошо, хоть не снял баллы и не назначил отработок. Гермиона рассказала ему темы пройденных за сегодня уроков, а потом они сыграли во взрывные карты. Когда время приближалось к отбою, мадам Помфри сказала, что утром выпустит Невилла на завтрак, а время посещений закончилось. Гарри с Гермионой сильно устали в этот день и решили, что сделают заданные эссе по Чарам и ЗОТИ на выходных вместе с Невиллом.

Попрощавшись с парнем, друзья разошлись по комнатам, где уснули мгновенно.


========== глава 7. Утро пятницы. ==========


Комментарий к глава 7. Утро пятницы.

Завтра проду не обещаю.

Так же у фанфика появилась бета! Текст после её тяжелого труда расцветает. Первые главы советую перечитать всем.


Бечено. Ой, захвалила меня. Не такой уж и тяжкий был труд. Да и я же человек простой, могла что-нибудь пропустить. Хотя, я надеюсь, что у меня всё получилось как надо.

Утром на завтраке к друзьям присоединился Невилл. Друзья начали поглощать овсянку, обсуждать предстоящий день и планировать, как проведут наступающие выходные. Но вот перед ними уселась огромная амбарная сова. Громко ухнув, она протянула Невиллу лапку, к которой была привязана коробочка и письмо.

Невилл отвязал коробочку и стал разворачивать бумагу. Гарри не успел ничего спросить, как на место улетевшей амбарной совы приземлилась его Букля. К её лапке тоже оказалась привязана записка. Это был клочок пергамента, исписанный корявым почерком. Отвязав его от лапки совы, мальчик угостил её кусочком хлеба, за что получил недовольное уханье.

— Извини, я не захватил с собой совиного корма, не знал, что ты принесёшь мне письмо. Но я обязательно теперь буду носить с собой пакетик, — примирительно почесал нахохлившуюся любимицу по грудке Гарри.

Сова милостиво ухнула и принялась клевать хлеб, а Гарри стал читать записку, немного повернув её, чтобы было видно и Гермионе.

Оказалось, что записку прислал Хагрид. В ней было написано:

«Здравствуй, Гарри. У тебя впереди выходные, свободное время. Если захочешь, я приглашаю тебя с друзьями к себе в хижину сегодня на чай с кексами. Расскажешь, как прошла твоя первая неделя в школе.

Хагрид.»

Решив пойти сразу после обеда, Гарри и Гермиона обратили внимание на Невилла. Он уже дочитал письмо и протянул его им, а сам стал развязывать коробочку. В письме, присланном Невиллу было следующее:

«Здравствуйте, мистер Лонгботтом. Мне очень жаль, что у Вас не нашлось времени зайти ко мне перед началом занятий в школе, и я не могу лично подобрать Вам палочку. Ведь палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку. Однако я вошёл в Ваше положение. В коробочке находятся несколько наиболее подходящих Вам, по моему личному мнению, палочек. Попробуйте их все, оставьте самую подходящую, а остальные я прошу Вас прислать обратно вместе с оплатой. Если ни одна палочка не подойдёт, то я постараюсь подобрать ещё несколько палочек. Но я очень надеюсь, что Вы на рождественских каникулах все же заглянете в мою лавку, чтобы убедиться, что Вас нашла именно Ваша палочка.

Гаррик Олливандер»

Невилл взял одну из палочек и попробовал ей взмахнуть. Из неё вылетела большая красная искра и попала прямо в тарелку Гарри, сидящего напротив, выбив из овсянки немного брызг. Поттер едва увернулся от каши, печально проследив её полёт на пол и стол, хоть через секунду невидимые домовики и убрали брызги.

— Погоди, Невилл. Положи пока палочки и давай спокойно поедим. Сейчас у нас будет урок Истории магии. Ты сможешь проверить их прямо на уроке или перед обедом, потому что потом нас приглашает к себе в гости Хагрид.

— Гарри! Как ты можешь, это ведь урок! На нём надо слушать преподавателей, а не подбирать палочку, — тут же среагировала Гермиона, заставив Гарри усмехнуться.

— Не беспокойтесь, — вмешалась староста. — На самом деле Историю магии ведёт призрак погибшего учителя. Он появляется из доски каждый день в одно и то же время и все время рассказывает один и тот же текст про гоблинские восстания. Все на этом уроке спят или занимаются своими делами. Поэтому урок Истории проводится одновременно у всех факультетов, просто каждый день в расписании попадает другой курс. До пятого курса это обязательный предмет. На старших курсах можно выбрать любые предметы, обязательных нет. Шестой и седьмой курсы редко выбирают Историю магии, в основном это делают самые ленивые, поэтому их день в расписании — суббота и воскресение.

— Но как же тогда быть с Историей, ведь по ней придётся сдавать экзамен? — возмутилась Гермиона.

— Экзамен принимает независимая комиссия из Министерства, поэтому готовиться к экзамену все же необходимо. Но это не магический предмет, колдовать на нём не нужно и вполне возможно выучить теорию самостоятельно.

Джен Морган оказалась права. На Истории магии было очень скучно, хоть все поначалу удивились необычности учителя-призрака. Но потом все стали разговаривать или даже засыпать прямо на парте. Гермиона, пытавшаяся сначала записывать лекцию, быстро бросила это дело, после чего присоединилась к друзьям, изучающим волшебные палочки. Невилл почти потерял терпение и отчаялся, когда одна из палочек послушалась его идеально.

— Подошла вот эта! — обрадованно воскликнул Невилл.

— Сейчас, посмотрю в письме. — ответила Гермиона, пробегаясь взглядом по описанию палочек в приложенном к письму листке. — Так, необычная палочка, в сердцевине которой находится часть магического растения — стебля ползучих силков, а сама палочка из древесины дракучей ивы. Три галеона.

— Перед обедом зайду в совятню и отправлю палочки и деньги Оливандеру, — решил Невилл.

— Я тоже зайду в совятню, навестить Буклю. Гермиона, ты с нами? — спросил Гарри.

«Зачем тогда История обязательна, если её всё равно изучают самостоятельно? Нельзя что ли назначить другого профессора, изгнав этого призрака?» — думал Поттер, поглядывая на бубнящего об очередном гоблинском восстании призрака.

— Нет, я перед обедом зайду ненадолго в библиотеку, — ответила девушка.

Когда урок наконец-то закончился, и призрак улетел в доску, дети начали просыпаться и выходить из класса. Все они были очень вялые и уставшие, хотя ничего не делали. Даже Драко Малфой не стал задираться, только вяло мазнул презрительным взглядом по Гермионе и, скривившись, побрёл за Креббом и Гойлом. Бодрее всего были Гарри и Гермиона. Они вышли в коридор, договорившись встретиться у библиотеки и пойти на обед, а затем к Хагриду вместе.


========== Глава 8. Поход к Хагриду. ==========


После обеда, одевшись, друзья отправились к Хагриду. Когда они вышли из замка, Гарри набрался смелости и взял Гермиону за руку. Девочка немного покраснела, но не подала виду, что как-либо возражает против этого, видимо, начав привыкать к такому вниманию со стороны Гарри.

Притормозив немного, Поттер пропустил Невилла вперёд. Ему не хотелось, чтобы ожидающий их за дверью хижины Клык облизал его самого или тем более Гермиону.

«А Невилл… Прости меня, дружище, я позже перед тобой извинюсь», — немного лукаво подумал хитрый пуффендуец.

Невилл постучал в дверь, из-за которой раздался лай и скребки когтями по дереву. Невилл хотел было попятиться, но дверь открылась, и он упал под весом огромного пса.

— Не бойтесь, он добрый! — сказал Хагрид, оттаскивая пса и улыбаясь детям. — Проходите!

Когда друзья зашли в комнату, там уже находился Рон Уизли. Он сидел в углу с ведром в руках и периодически что-то выплёвывал в него.

«Неужели всё же нарвался на драку с Малфоем? И где только палочку сломал? При мне она дожила до второго курса, если не ошибаюсь», — припомнил Поттер.

— Не обращайте внимания, Рон просто снабжает меня слизневым кормом для моих питомцев, скоро закончит.

Рон кивнул и хотел что-то сказать, но тут же снова склонился над ведром, выплёвывая в него очередного слизня. От чего Гермиона мимо воли сморщилась. Да, жаль мальчика, но всё равно противно.

— Располагайтесь! — сказал Хагрид. Пока друзья рассаживались по огромным стульям, лесник снял закипевший чайник и разлил чай. Потом он поставил на стол тарелку с кексами. К тому времени Рон закончил выплевывать слизней и присоединился за столом к остальным. После такого «прочищения» желудка рыжему есть хотелось неимоверно.

Кексы оказались очень твёрдыми, и все незаметно вернули их на тарелки, только Рон продолжал попытки размочить свой кекс в чае и откусить от него хоть маленький кусочек, хотя и безуспешно. Хагрид тем временем рассказывал о работе лесника, а дети делились впечатлениям о первых днях в школе.

— Не знаю почему, но с первых дней Драко Малфой со Слизерина постоянно нападает на Гермиону и приходится с ним драться! — пожаловался Гарри.

«Нет, я знаю, почему. Помню, точнее. Но надо бы поддерживать имидж маленького мальчика. А маленьким мальчикам положено мало знать и много спрашивать», — размышлял Гарри.

— Ну, это Слизерин, на нём не любят тех, у кого родители магглы, — ответил Хагрид, грустно вздохнув и легко раскусив свой кекс. Кажется, послышалось удивлённое бульканье чаем со стороны Невилла.

— Да все они тёмные маги, пожирательские дети! — возмутился Рон, устав бороться с кексом. — Сегодня после обеда они подстерегли нас с Симусом и Дином и стали обзываться. Еле удалось от них отбиться, и то Малфой отразил слизнервотное заклинание обратно в меня. Эх, надо было ему кулаком дать. Такое «заклинание» Протего не остановишь. Хорошо с обеда возвращался Хагрид, спугнул их.

— Ну да, заодно… того-этого, слизнями вот разжился. Это настоящее лакомство для фестралов, негоже ему зря пропадать. Может ещё кому чаю?

Смутившийся видом скривившихся от отвращения при упоминании слизней Гермионы и Гарри, Хагрид поднял полупустой чайник со старой газеты, служившей для него подставкой. После чего, наполнив чашки, долил в чайник воды и понёс его к камину. Рон тем временем потянулся к газете и стал просматривать её. Гарри знал, что Уизли очень бедны и не могут позволить себе выписывать в школу газету, поэтому не удивился желанию Рона узнать новости, пусть и месячной давности.

— Хагрид, а почему ты не наполнил чайник Агуаменти? — спросил Гарри.

— Ну, мне… это… вроде как запрещено колдовать. Только не спрашивайте почему. Да и уменья у меня совсем мало.

— Не скромничай, Хагрид! — ответил Гарри. — Я помню как ты ловко превратил моего кузена в свинью. А Маггонагл нам показывала превращение стола в свинью на первом уроке и говорила, что это очень сложное превращение, которое проходят только на старших курсах.

«Проболтался. Просил же Хагрид молчать», — одёрнул себя парень, отпивая чай.

— Ну, да, сложное, — смутился Хагрид. — Сам не понял, как у меня оно получилось. Я то думал, что максимум у него появится поросячий хвостик. Да и сил магических это отняло много.

— Как же это! — возмутилась Гермиона. — Они же не маги, не смогут отменить заклинание!

— Ну, они очень разозлили меня в то время. Ты бы знала, как эти Дурсли обращались с Гарри! Я хотел их немного проучить. Да и сил у меня немного. Он скорее всего уже через час вернул свой облик. А вот хвостик наверняка продержался бы несколько дней, — кажется, в голосе у полувеликана проскользнуло что-то шкодливое.

Тут Рон удивленно воскликнул, потрясая газетой. А Гарри вздохнул, уже зная, что рыжий сейчас скажет.

— Гринготс ограбили! Я думал, что это невозможно. Хоть тут и написано, что из сейфа ничего не пропало, но грабителю удалось скрыться. У меня там работает брат, Билл Уизли, и он рассказывал, что системы защиты банка очень сильны.

— Да, на это мог бы решиться только очень сильный тёмный маг. Лучше банка защищён только Хогвардс. Не зря нашу школу считают самым безопасным местом во всей Британии! Да, Дамблдор воистину великий маг, что смог предвидеть попытку похищения и поручил мне в этот день забрать… — тут Хагрид понял, что чуть не проговорился. Он попытался отмолчаться, но это очень заинтересовало Гермиону.

— Что именно? Если эта вещь такая ценная, что заинтересовала грабителя, и ты забрал её по поручению Директора, то она должна храниться в школе. Ну, а в этом году на третьем этаже появился запретный коридор. Можно догадаться, что эта вещь спрятана там и защищена смертельными ловушками, — глаза девушки загорелись жаждой знаний.

«Она всегда была такой любопытной», — вздохнул Гарри, не очень хотя опять гоняться за Философским камнем. Пусть этим профессора занимаются.

— Э… Не стоит вам лезть в это дело. Оно касается только Дамблдора и Николаса Фламеля, — возмутился Хагрид, но опять не уследил за языком.

— Значит, нам осталось только узнать, кто такой Николас Фламель! — победно посмотрела на лесника девочка. Поняв, что, пытаясь отговорить детей от поисков, он только ещё больше проболтается, Хагрид сказал, что время уже позднее и ученикам нужно вернуться в школу.

«Пожалуй, со стороны Герми это было не слишком культурно, так наседать на взрослого. Но она же ещё пока совсем ребёнок», — Гарри качнул головой, погладив на прощание собаку и попрощавшись с Хагридом.

Поужинав, Гермиона потащила всех в библиотеку. Хотя ей хотелось поискать сведения о Фламеле, она настояла, чтобы все выполнили заданные эссе по Чарам и ЗОТИ. Это отняло половину времени до отбоя. Остальное время они искали информацию. Точнее искали Невилл и Гермиона, а Гарри просто читал интересные ему книги. Пролистав несколько книг о самых значимых волшебниках современности, но так ничего и не найдя, всем пришлось отправляться спать.

«Рано или поздно, Герми найдёт информацию про Фламеля. Останется только отговорить её от погони за камнем. Не хочу повторять свои прошлые ошибки», — думал Гарри, лёжа в постели у себя в комнате и слушая мерное дыхание заснувшего Невилла. Ну, думал он одно, а как распорядиться Судьба — это уже другое.

Комментарий к Глава 8. Поход к Хагриду.

Бечено.


========== глава 9. Выходные. ==========


Комментарий к глава 9. Выходные.

вчера не было проды, сегодня сразу две


Бечено.

Утро субботы выдалось довольно спокойным и солнечным. И, хоть Гермиона снова хотела потащить друзей в библиотеку, Гарри настоял на отработке практических навыков, ведь эссе были уже написаны. К тому же не использовать солнечный день для прогулки было бы глупо.

«Потом и времени может не хватить для простой прогулки», — размышлял Поттер.

Расположившись под знакомым деревом, Гарри познакомил Невилла с Динки, а потом все стали отрабатывать выученные заклинания.

Люмос получился у всех сразу, но с превращением спички в иголку пришлось повозиться. Только когда даже Невилл стал справляться минимум с третьего раза, дети решили отдохнуть и обсудить будущие занятия.

— В понедельник будет урок полётов на мётлах! — предвкушающе сказал Гарри. Парень уже представлял, как будет парить в воздухе. Но это не вызвало энтузиазма у Невилла.

— Мне бабушка запрещала даже думать о полётах, ведь это так опасно. Я очень боюсь не справиться.

— Не бойся, я думаю, что среди первокурсников будет много таких, которые не умеют летать на метле. Профессор всё объяснит, — попытался успокоить друга бывший гриффиндорец.

Гермиона же стала волноваться и захотела тут же идти в библиотеку, узнавать о полётах, мётлах и квиддиче. Она уже поднималась, но была остановлена Поттером.

— Волноваться и торопиться не стоит, — ответил Гарри. — Конечно, мы обязательно прочитаем о полётах и квиддиче, но полёты — это не такое уж сложное и опасное дело. Просто это практический навык, необходимый в жизни каждого волшебника и ведьмы, а не экзаменационная дисциплина. Другое дело для тех, кто собирается играть в квиддич, там действительно опасно, но и мётлы другие — спортивные. Мы же будем учиться на обычных спокойно подниматься и опускаться на пару метров от земли, по крайней мере на первом уроке, и успеем всему за год научиться.

— Кажется я немного поняла, — задумчиво ответила Гермиона. — Это как с велосипедами. Есть обычные рабочие велосипеды и даже семейные с багажным отделением, а есть гоночные и горные велосипеды для сложных прыжков и трюков.

— Конечно! — обрадовался Гарри такому объяснению. — Нас никто не заставляет делать трюки на школьных мётлах. Поэтому первокурсникам, ещё не умеющим держаться в воздухе, и запрещены мётлы в школе.

— А я ещё знаю, что есть даже детские мётлы, для малышей. Они снабжены специальными чарами и не могут лететь быстро и выше метра над землёй, — вставил замечание Невилл.

— Как трёхколёсные велосипеды, — окончательно успокоившись, подвела итог Гермиона.

Решив, что про полёты можно почитать и после ужина, и успокоив Невилла тем, что помогут ему, если что-то не выйдет с первого раза, друзья стали обсуждать ЗОТИ.

— Хоть по щиту Протего мы изучали лишь теорию, а на освоение будет целых два месяца, думаю, стоит начинать пробовать создавать его уже сейчас. И вообще уделять отработке заклинаний и формул трансфигурации хотя бы по часу в день.

Щит так ни у кого и не получился до самого обеда, а потом Гермиона все же уговорила друзей пойти в библиотеку. Они продолжили изучать жизнь и достижения самых знаменитых волшебников современности. Так и не добившись результата. Когда пришло время уходить, Гарри предложил:

— Если мы ищем волшебника, вещь которого прячет сам Дамблдор, то он должен быть знаком с директором. Директору больше ста лет. Возможно, стоит поискать Фламеля среди сверстников Дамблдора?

На такое предложение друзья не нашли, что возразить, а Гарри, довольный тем, что нашёл способ прекратить поиски на сегодня, отправился в свою комнату вместе с Герми и сонным Невиллом.

Утром они почитали немного о квиддиче, а потом снова искали информацию о Фламеле. Но Гермиона выглядела какой-то взволнованной. После обеда она наконец решительно захлопнула книгу и о чём-то пошепталась с Невиллом. Он посмотрел на Гарри, потом кивнул девочке и отправился к мадам Пинс. Гермиона же вернулась к Гарри и сказала:

— Невиллу нужно ещё кое-что почитать по Гербологии. Предлагаю пойти на наше место, надо кое-что обсудить.

Быстро протащив Гарри до их дерева, Гермиона покопалась в своей сумке и достала из неё значок, протянув его Поттеру. Тот, предчувствуя неладное, протянул к нему руку и перевернул. На значке было написано:

«АБОСРИС»

Гарри в шоке выронил значок и уставился на Гермиону. Та сердито фыркнула и стала объяснять:

— Чем ты слушал рассказ Динки? Хоть эльфы и получают магию от волшебников, но до полной свободы им ещё далеко. Эльфы страдают, постоянно преодолевают себя, чтобы сохранить свой вид и вернуть свободу. Нельзя допустить, чтобы они жили в рабстве ещё многие тысячелетия! Для этого я решила создать свою организацию, и ты в неё обязан вступить.

Мы будем агитировать учеников помогать эльфам своей магией. И, конечно же, наша организация должна бороться с жестоким обращением с эльфами! Нужно прекратить практику срыва злости и страха на давно оставивших гордыню и стремящихся исправить свои ошибки эльфов!

К тому же, какой бы ценностью для эльфов не являлась магия волшебников, им нужны и личные вещи, еда, различные предметы, детские вещи, учебники для детей-эльфят! А на все это нужны деньги. Поэтому наша организация будет бороться ещё и за то, чтобы эльфам за их труд помимо магии платили зарплату и давали выходной!

Вспомнив Добби, Гарри решил, что подобная организация имеет смысл. По крайней мере она гораздо логичнее прошлой.

«Хотя, почему снова такое название, которое даже хуже того, что было в прошлом?» — подумал Гарри и осторожно спросил:

— А что значит эта аббревиатура?

На что Гермиона с гордостью ответила:

— Я сама придумала это название, думала целый день. А означает оно: Ассоциация Безвозмездного Освобождения Страдающей Расы Искупающих Снобизм.

Единственное, что оставалось Гарри, это приложить руку к лицу, потерев лоб. Однако, ради Гермионы он был готов носить значки даже с подобным названием. Чего не сделаешь ради любви.


========== глава 10. Полёты ==========


Комментарий к глава 10. Полёты

Вот и урок Полётов. Пожалуйста, больше коментариев, даже критики. Я не обижусь, а постараюсь её учесть.


Бечено.

В понедельник утром Гарри встал пораньше, предвкушая, что вновь поднимется в воздух. Метла, ветер в лицо, земля далеко внизу! Он очень радовался этому. Растолкав Невилла, он вышел из комнаты и стал ждать Гермиону. Девочка вышла сегодня обутая в кроссовки, а мантия была очень плотно пригнана по фигуре. Гарри залюбовался девочкой, изгибами её фигуры, подчёркнутые мантией, волосами, плотно стянутыми за спиной в косу и поэтому не расслышал вопроса Невилла.

— А что, если я все же не справлюсь?

— Ничего, мы же говорили, что поможем! Не переживай, даже если ничего не получится, полёты — не самое важное! Зато ты очень хорошо разбираешься в гербологии. — поддержала его Гермиона.

«Ну, я бы не сказал, что полёты не важны. Но это только моё мнение, касающееся меня», — Гарри мечтательно вздохнул и поспешил за друзьями на завтрак.

За столами в Большом зале, где сидели первокурсники, царило оживление. То и дело кто-то хвастался, что постоянно летает и отлично держится на метле. Малфой рассказывал, что ему часто приходилось удирать от военных вертолётов, которые гонялись за ним, а Рон Уизли говорил, что однажды, когда брал старую метлу Чарли, ему пришлось уклоняться от дельтаплана.

Когда прилетели совы, напротив Невилла приземлилась Сипуха. Она принесла небольшую посылку и какой-то шарик.

— Это напоминалка, — объяснил он друзьям. — Бабушка наконец-то простила меня за поступление не на Гриффиндор и прислала письмо.

— А что делает эта напоминалка? — спросила Гермиона, повертев невзрачный стеклянный шарик, наполненный дымом в руках.

— Она краснеет, если взявший её в руку забыл о чём-то.

С этими словами Невилл взял в руки шарик, который тут же налился ярким красным цветом. А Гарри усмехнулся, припоминая, что о том, что человек забыл, этот артефакт как раз таки не говорит.

— Ну вот, я о чём-то забыл. — огорчился Лонгботтом.

Мальчик сосредоточился на том, чтобы вспомнить, о чём таком важном он забыл, а тем временем мимо стола Пуффендуя прошёл Малфой и выхватил напоминалку, тут же попытавшись скрыться с ней.

«Наш стол находится за двумя столами от Слизерина. Этот гад специально прошёл мимо», — Гарри вскочил, чтобы отнять у Малфоя шарик, но путь ему преградили Кребб и Гойл. Они не решились устраивать драку на глазах учителей, но смогли преградить Гарри дорогу, пока Малфой убегал из большого зала с добычей.

Махнув на мелкого воришку рукой, друзья решили продолжить завтрак. Ничего-ничего, подарок можно будет выбить из белобрысой «прынцессы» и позже, когда учителей рядом не будет.

День был тёплым, солнечным и немного ветреным. Гарри повёл Гермиону и Невилла сразу к квиддичному полю, на котором должен был состояться урок. Он постарался выбрать что-то получше из лежащих на траве в два ряда мётел. Следом подошли слизеринцы, а через некоторое время пуффендуйцы. Малфой, прячась за спинами Кребба и Гойла, злорадно посматривал на Невилла Лонгботтома.

— Не обращай на хорька внимание, — шепнул Невиллу Гарри.

— Постараюсь. Просто я и так волнуюсь, а тут ещё и Малфой так смотрит. Я боюсь опозориться.

Гарри не успел ничего ответить, как на поле вышла мадам Хутч. Она свистнула в свисток и приказала всем встать напротив мётел.

— Вытяните руку вперёд над метлой и скажите «Вверх»!

Ученики стали в два ряда напротив друг друга, каждый рядом с выбранной метлой. Гарри заметил, что Малфою досталась самая потрёпанная метла, которую он заменил, выбирая метлу для Невилла. И довольно улыбнулся.

— Вверх! Вверх! — раздалось на разные голоса над полем. У Гарри и Гермионы метлы сразу оказались в руке, а у Невилла только слегка шелохнулась.

— Попробуй приказать метле поувереннее! — посоветовала Гермиона.

Когда у всех получилось взять мётлы в руки, мадам Хутч стала показывать, как правильно садиться на мётлы и держать за древко. Как ни странно, но единственным, кто сделал это неправильно, оказался Малфой. Мадам Хутч поправила его, на что Драко только покраснел от злости.

— А теперь постарайтесь взлететь, — продолжила мадам Хутч. — Для этого немного приподнимите древко и плавно оттолкнитесь ногами от земли. После чего тут же слегка наклоните древко вниз и опуститесь на землю.

Когда все оттолкнулись, неожиданно раздался вскрик, и метла Малфоя стала резко набирать высоту.

— Мальчик, вернись! — только и смогла беспомощно прокричать преподаватель, словно забыв про магию.

Тут Гарри заметил, как из кармана стремительно поднимающегося вверх Малфоя выпадает шарик-напоминалка, которую он украл у Невилла. Не задумываясь, Поттер вскочил на метлу и рванул на перехват. Он поймал напоминалку у самой земли.

В это время Гермиона поднялась на метле к Малфою, взлетающему всё выше. Белобрысый от страха боялся пошевелиться и крепко вцепился в древко. Схватив его за шиворот, Гермиона стала плавно опускаться вниз. Когда до земли оставалось около четырёх метров, Малфой пришёл в себя.

— Убери от меня руки, поганая грязнокровка! — закричал он и начал вырываться. Чтобы удержаться на метле девочке пришлось отпустить Драко и его метла тут же дёрнулась вверх. Не ожидавший такого, Малфой свалился с древка и полетел вниз, шмякнувшись на землю. Раздался противный хруст. Никто не обратил внимания на то, как своевольная метла, получив свободу, вместо опускания на землю поднялась ещё выше и полетела в сторону запретного леса.

«Вот и вышло ему его зазнайство боком», — подумал Гарри, спустившись с метлы на землю и отдавая Невиллу его напоминалку.

Тем временем мадам Хутч осмотрела Малфоя, сказав, что у него оказалась сломана рука.

— Я отведу его в больничное крыло, — сказала профессор и запретила подниматься остающимся ученикам в воздух под угрозой исключения из школы.

Пока все обсуждали произошедшее, отвлёкшись на Малфоя, Гарри подбежал к осторожно приземлившейся Гермионе и крепко её обнял.

— Ты молодец, хотя хорёк и не заслужил твоей помощи, — шепнул он девочке на ухо.

Гермиона покраснела от похвалы и на секунду слегка приобняла Гарри. С неохотой оторвавшись от девочки, он вернулся к своей метле и стал её осматривать.

Когда вернулась мадам Хуч, урок продолжился. Гарри и Гермиона уверенно держались в воздухе рядом, позволяя себе делать небольшие виражи, догоняя друг друга. Они изредка подлетали к Невиллу, помогая другу приподниматься и опускаться.

— Мне очень понравилось летать, — призналась Гермиона. — Но я не уверена, что справилась бы, если от этого зависели бы какие-то оценки.

— Да, полёты это здорово, — согласился Гарри. — Летом обязательно надо будет подыскать себе метлу в Косом.

— А вот мне все же страшновато, — сказал Невилл. — Немного летать, думаю, научусь, особенно с вашей помощью, но пользоваться этим умением буду только в крайнем случае.

Так, весело переговариваясь, друзья положили свои мётлы на место и пошли на следующие уроки.


========== глава 10.5. Драко Мафой ==========


Комментарий к глава 10.5. Драко Мафой

Эта глава появилась благодаря отзывам! Пожалуйста, комментируйте.


Бечено.

POV Драко Малфоя.

Как же я ненавижу Гарри Поттера! Он должен был принять моё покровительство ещё в магазине мантий. Он должен прыгать от радости, что у него, у того, у кого мать — поганая грязнокровка, появился такой покровитель. Но он посмел оскорбить меня! Обозвал Хорьком! Ну ничего. Тогда я думал, что, возможно, этот урод просто не разобрался в мире магии в то время. Ведь его только что вытащили с помойки. Мало ли чего он нахватался у этих грязных животных, магглов! И я решил предложить ему покровительство ещё раз в поезде, приведя с собой своих вассалов Кребба и Гойла, показав силу рода Малфоев.

Но этот оборванец мало того, что так и не сменил своё тряпьё, лишь слегка прикрыв дешёвой школьной мантией и уселся в купе со сквибом Лонгботтомов, он ещё терпел рядом с собой какую-то грязнокровку! Я переступил через свою гордость и все же предложил ему своё покровительство, пообещал подтянуть до уровня лучшей части магического общества. Однако шрамоголовый набросился на меня с кулаками! Подумать только. Маг набросился с кулаками, как распоследний опустившийся маггл! Кребб и Гойл не успели заступиться за меня, когда он захлопнул дверь. Пришлось обращаться к старостам, чтобы остановить текущую из носа кровь…

На распределении я надеялся, что Поттер поступит на факультет Слизерин, где появится шанс добавить хоть немного ума в его маггловскую голову. Но он оказался в Пуффендуе вместе с остальными неудачниками. Туда же отправился и сквиб с грязнокровкой. Хороша же компания для последнего из Поттеров!

Потом у нас был урок зельеварения, совместно с пуффендуйцами. Ну хорошо хоть не с Гриффиндорцами. Пуффы хоть смирные, понимают своё место неудачников. Поттер притащился со своим отребьем. Ну, ладно ещё сдружиться с Лонгботтомом. Хоть и почти сквиб, однако с длинной чередой предков-магов. Но он таскает с собой ещё и грязнокровку! Как же хочется очистить мир от этой грязи. Они приходят в мир и воруют нашу магию, поганят наш мир, игнорируют традиции. Без них было бы намного лучше. Я попытался высказать, что думаю, но этот отморозок снова полез в драку со мной. И опять с помощью кулаков! Маггл с магией, а не маг! Хорошо, что вовремя пришёл крёстный и, сняв баллы со шрамоголового, запустил нас в класс.

Ну сейчас крёстный ему покажет…

Как же я ненавижу Поттера!!! Они с этой поганой грязнокровкой сварили идеальное зелье, к тому же быстрее всех, и Снейп их похвалил. Да ещё и отпустил их с урока провожать в больничное крыло сквиба Лонгботтома! Ну ничего, я ещё рассчитаюсь с Поттером!..

Случай предоставился перед уроком ЗОТИ. Я был настолько зол на Поттера, что забыл про магию и вцепился ему в волосы. Как же мне хотелось расцарапать ему рожу и выдрать его торчащие во все стороны, не знающие расчески и лака, волосы! Тем временем Кребб и Гойл отвлекали на себя поганую грязнокровку…

Эх, жаль не удалось выцарапать Поттеру его глаза. Нас разнял профессор Квиррелл, выпустив струю Агуаменти…

Поттер с грязнокровкой пока недоступны. Хорошо, удалось выместить часть злости на Предателя крови, Рона Уизли! Мы его подстерегли, и мне удалось отразить обратно в рыжего слизнервотное. Нас разнял Хагрид. Ну, рыжему предстоит немало неприятных минут в обнимку с ведром. Хотя да, по сравнению с Поттером даже Уизли смотрится в более выгодном свете. Он хоть взялся за палочку, а не стал размахивать кулаками. Эх, до чего я докатился — похвалил Предателя крови!..

Наступает время уроков полётов. Ну уж тут-то я утру нос и Поттеру, и его отребью, которое он постоянно с собой таскает! Он рос среди магглов и наверняка понятия не имеет, с какой стороны браться за метлу! И приятели у него не лучше. Сомневаюсь, что у того же Невилла хватит магии даже для того, чтобы активировать метлу, не говоря уж о полёте! К тому же у меня есть напоминалка, которую я ловко выхватил у сквиба Невилла в Большом зале. Полюбуюсь я на рожу Поттера, когда он станет умолять меня вернуть напоминалку своего подручного. А я её ещё сброшу с высоты им на головы — пусть поймают!..

Эх, школьные мётлы, конечно, никуда не годятся. Мне достался какой-то облезлый веник. Ну, ничего, я утру нос Поттеру даже с такой метлой!..

Это надо же, перепутал позу посадки на метле! Она же не спортивная, к которым я привык дома. Ну, я припомню этому шрамоголовому минуту своего позора! Сейчас будет взлёт!..

Что с метлой? Кажется, она не слушается! Хорошо, что летит без рывков вертикально вверх. Что же делать? Так, попробовать прекратить подачу магии, тогда она должна плавно приземлиться.

— Убери от меня руки, поганая грязнокровка!

Что же это делается! Пока я пытался взять под контроль метлу и сосредоточился на этом, стараясь не шевелиться, ко мне подкралась эта Поттеровская подстилка! Ещё и посмела тянуть ко мне свои грязные лапы! Ненавижу!..

Ну вот, из-за этой твари я не удержался на древке и упал с метлы. Кажется ещё и сломал руку. Эта поганая грязнокровка ещё ответит! А пока надо дойти до больничного крыла. Только не стонать от боли! Я — Малфой, должен держать лицо в любой ситуации! Я ещё отомщу им.

Надо написать отцу, попрошу совета, что делать с Поттером и этой поганой грязнокровкой. Конечно, то, что отец пытается сместить Дамблдора, урезая финансирование на мётлы и припасы больничного крыла — это хорошо. Только неприятно, что пришлось испытать недофинансирование на собственной шкуре. Ничего, Поттер со своей свитой ответят и за это!

конец POV Драко Малфоя


========== глава 11. Вызов на дуэль ==========


В обед пуффендуйцы и слизеринцы активно делились впечатлениями от урока полётов с райвенкловцами и гриффиндорцами, которым этот урок предстоял после обеда. Неожиданно к друзьям подошёл капитан сборной по квиддичу Пуффендуя Седрик Диггори.

Гарри посмотрел на его спортивную фигуру и взглянул в выразительные глаза.

«Как же он мужественен и красив! Нет, я не допущу чтобы этот смелый и сильный парень так глупо погиб!» — подумал Гарри, переживая, казалось бы, давно прошедшие или только грядущие события.

— Слышал, вы очень хорошо летали на уроке? — спросил он Гарри и Гермиону. Получив положительный ответ Седрик продолжил: — К полётам у вас талант. Если вам нравится летать, я буду рад видеть вас на пробах в команду в следующем году. А пока, если хотите, можете приходить на наши тренировки. Пуффендуй дружный факультет. Мы поможем вам освоить спортивные мётлы, чтобы вы были готовы ко второму курсу.

— А если мы не захотим вступать в команду или у нас не хватит времени на тренировки? — осторожно спросила Гермиона.

— Ничего страшного, за год вы определитесь, а пока просто будете летать для удовольствия. Собственно, наш факультет не гонится за кубком и в команде в основном те, кому нравится летать.

Переглянувшись с Гарри, Гермиона сказала:

— Мы согласны.

Довольный капитан ушёл к себе, а Гарри подумал, что всё складывается удачно. Ему нравилось летать. Хоть он был готов отказаться от квиддича ради Гермионы, но если не будет выматывающих тренировок, а летать он будет вместе с девушкой своей мечты, то это будет просто отлично. Гарри вспомнил, как сегодня Гермиона приобняла его в ответ, пусть и совсем немного, и смущённо опустил глаза к тарелке, радостно улыбаясь.

Время до ужина Гермиона предложила провести в библиотеке. Хоть эссе уже были написаны, но повторить материал по Гербологии и Трансфигурации на завтра все же стоило. К тому же нужно было поискать что-нибудь про Фламеля.

«Снова этот Фламель. Может указать им уже точную книгу? Хотя нет, тогда временные рамки могут сместиться, и контролировать историю не получится», — думал Гарри, шагая рядом с друзьями.

— Предлагаю помимо этого искать ещё какие-нибудь внепрограммные простые бытовые заклинания, перед самым ужином выходить на улицу и немного практиковаться. Ну, а когда будет плохая погода или зимой — найти какой-нибудь заброшенный класс и тренироваться в применении магии там, ведь колдовать нельзя только в коридорах.

Друзья с радостью согласились и с энтузиазмом устремились в библиотеку.

Гермиона попросила у Мадам Пинс книгу, где были бы несложные в освоении заклинания, в том числе и бытовые. Для изучения друзья выбрали отпирающее заклинание Алохомора. Хоть оно, судя по описанию, было непростым, но остальные заклинания в этой книге казались ещё сложнее.

Закончив с повторением и поисками, а также выписав описание заклинания на отдельный пергамент, друзья вышли из школы и до ужина практиковались в магии.

Алохомора действительно оказалась очень сложным заклинанием. Ко времени, когда нужно было идти на ужин, оно стало получаться только у Гермионы. И то, на него тратилось существенно магических сил.

Уставшие, но довольные, друзья возвращались в Хогвардс. Но перед Большим залом они столкнулись с выпущенным из больничного крыла Драко Малфоем. Он был один, без Кребба и Гойла, но был очень зол и не удержался, начав обзывать Невилла сквибом, а Гермиону поганой грязнокровкой.

«Интересно, это у него такой скудный запас обзывательств, или просто в магическом мире их немного?»

Когда Гарри захотел броситься на Малфоя с кулаками, тот отскочил и закричал:

— Только и умеешь как маггл кулаками размахивать! А слабо сразиться в магической дуэли, на палочках? Без физического контакта! Сегодня в полночь в Зале наград, слабо?!

Малфой кричал это как-то испуганно, оглядываясь на вход в Большой зал.

— Дуэли запрещены! — возмутилась Гермиона.

— Ага, Поттер! Только и умеешь за спину этой… прятаться, а сам ты трус!

Малфой не решился оскорбить Гермиону ещё раз, так как у него сработал инстинкт самосохранения. Ведь в коридоре пока никого больше не было, а Поттер и так с трудом удерживался от того, чтобы кинуться в драку.

«Змееныш дохлый. Хорёк доморощенный, умеющий только скалиться», — зло думал Гарри, перестав мыслить здраво.

— Я согласен, — мрачно согласился Гарри.

— Ты что? — возмутилась Гермиона, повернувшись к нему. — Тебя же могут исключить!

Воспользовавшись тем, что Гарри отвлёкся, Малфой поспешил улизнуть.

— Гермиона, успокойся, я не собираюсь драться на дуэли, — сказал он ей.

— Но как же, ведь Малфой…

— Он трус. И воспользовался вызовом на дуэль, чтобы не получить от меня в морду. На дуэли наверняка испугается ещё больше. Не удивлюсь, если он не только сам не придёт, а ещё в добавок пожалуется Филчу, что я собрался гулять в зале наград после отбоя.

— Да, на него похоже, — вставил своё слово Невилл. — Но, если мы не придём, это не помешает ему выставить всех пуффендуйцев трусами.

— Да, об этом я как-то не подумал, — нахмурился Поттер. — Мы должны хотя бы на минутку там появиться, чтобы засвидетельствовать отсутствие слизеринцев.

Гарри подумал, что в этот раз хоть дуэли не удалось избежать, нужно не попасть к церберу. Пусть уж лучше его поймает Филч.

— Но, если нас поймают, нас исключат! — не соглашалась Гермиона.

— Гермиона, за дуэль исключают, но не за прогулку после отбоя. Максимум, нам с Гарри назначат отработки и снимут баллы, — возразил Невилл.

Гарри подумал. “Сомневаюсь,что за даже за дуэль исключат. Конечно, если проводить в экстремальных условиях типа Астрономической башни, где есть риск свалиться и разбиться.. Или если дуэль приведёт к гибели или инвалидности хотя бы одного из дуэлянтов. Конечно,люмос максима может лишить зрения, левиоса может в принципе убить (если поднять на высоту своего роста и резко отпустить), но надеюсь что до этого не дойдёт. А если травм не будет, то максимум,что грозит-наверное снятие всех баллов с факультета и отработки до коца учебного года. Чтобы выгнать м-к-в нужна дейтвительно серьёзная причина, более того выгнать м-к-в и не выгнать ДМ в данной ситуации НЕвозможно. Причём ДМ рискует в большей степени - ведь сын попечителя, не сможет сказать, что не знал,что за дуэль могут исключить.”

— Почему это с вас! Не думаете же вы, что пойдёте куда-то без меня? Я, по крайней мере, постараюсь удержать вас от дуэли, если Малфой с Креббом и Гойлом придёт туда. К тому же нехорошо будет и то, что с нас снимут баллы! Этого нельзя допустить.

— Гермиона, послушай, — решил сказать Гарри. — Баллы — это престиж факультета. Так?

Дождавшись кивка девочки, он продолжил:

— Если мы пойдём в зал наград и попадёмся, то потеряем баллы и немного престижа факультета, но сможем их легко вернуть ответами на уроках. Но если не пойдём, то хоть и не потеряем баллов, но урон репутации факультета будет нанесен просто огромный. И восстановить его ответами на уроках будет невозможно.

Немного подумав, девочка с неохотой кивнула.

— Только, если Малфой придёт, пообещайте, что дуэль устраивать все же не станете.

— Хорошо! — согласился Гарри. — А теперь пойдём на ужин, а то и так опаздываем. Не хочу оставаться голодным из-за этого хорька.

Друзья успели плотно поужинать и разошлись по комнатам отдохнуть перед ночной прогулкой.

«А получится ли сдержать обещание по поводу драки?» — думал перед сном Гарри.

Комментарий к глава 11. Вызов на дуэль

Эта глава была написана ещё вчера, но сначала я решила написать POV Драко Малфоя

Ну а сегодня - две проды ))

Чтобы фанфик становился лучше, не поленитесь, выскажите свои замечания и предложения в коментариях!


Бечено.


========== глава 12. Несостоявшаяся дуэль. ==========


Комментарий к глава 12. Несостоявшаяся дуэль.

Бечено.

Проснувшись незадолго до полуночи, Гарри растолкал Невилла. Когда они вышли в общую гостиную, им навстречу поднялась взволнованная Гермиона.

— Может все же не пойдём? — спросила она чуть дрогнувшим голосом.

— Гермиона, мы ведь всё это обсудили, — покачал головой Гарри.

— Извини, я немного волнуюсь, — ответила девочка. — Пойдём.

Открыв дверь, друзья стали осторожно пробираться по коридорам из подземелья в Зал наград. Ночь была ясная, и лунный свет ярко обозначал контуры окон на полу коридоров. Старательно обходя и перепрыгивая освещённые участки пола, ребята наконец добрались до Зала наград.

— Подождём немного или вернёмся назад? — прошептал Невилл.

— Подождём, — сказал Гарри. — До полуночи ещё несколько минут.

Когда полночь точно наступила и друзья собирались вернуться в своё подземелье, из дальнего коридора раздались шаркающие шаги Филча. Он бормотал:

— Нюхай, нюхай Миссис Норрис! Нарушители точно должны быть тут. Он не мог соврать… Может они где-то спрятались?

— Я же говорил, что он не придёт, да ещё и настучит Филчу, — шепнул Гарри. — Уходим!

«Вот же дрянь белобрысая! Трус. Ради своего самоудовлетворения репутацией Слизерина пожертвовал», — подумал Гарри.

Дети начали потихонечку отступать в сторону лестницы в подземелье. Когда они ушли на достаточное расстояние от Зала наград и подобрались к спуску вниз, впереди на освещённом участке мелькнула фигура Снейпа. Профессор зельеварения неспешно начал спуск вниз, видимо, производя обход. А позади все ближе раздавались шаркающие шаги и бормотание Филча.

— Идём сюда! — поманила парней Гермиона. Подойдя к двери в кабинет, девочка прошептала отпирающее заклятье.

— Это, вроде, класс чар! — вспомнил Невилл.

Дети решили немного выждать и прошли в глубину кабинета. Но тут они заметили, что возле доски висит полтергейст Пивз и старательно в лунном свете выписывает на ней ругательства.

— Отступаем, — прошептал Гарри. Но не успел он сделать шаг, как что-то под его подошвой скрипнуло. Полтергейст тут же обернулся. Его полупрозрачное лицо озарила гаденькая ухмылочка.

— Так-так, первокурснички — и вне спален по ночам бродят! Надо обязательно сообщить Филчу! Обязательно! — захихикал этот старый брюзга, медленно плывя к двери. Как только он скрылся, Гарри скомандовал:

— Бежим!

К счастью, Снейп уже куда-то ушёл, и дети быстро сбежали вниз по лестнице, оказавшись у себя в гостиной.

— Никогда бы не подумала, что буду нарушать правила! — рухнув устало на диван возле камина, выдохнула Гермиона. Гарри сел рядом с ней, а Невилл в кресло напротив.

— Зато теперь мы можем сказать, что Малфой трус, а не только хорёк, — сказал Гарри.

« А ещё мы смогли избежать встречи с цербером. Хорошо, что факультет Пуффендуй располагается не в той башне, к которой бежать по лестницам совсем в другую сторону.»

— И баллы мы все же не потеряли, — улыбнулся Невилл, а потом зевнул. — Я, пожалуй, пойду, спать охота.

Невилл поднялся в комнату, а Гарри и Гермиона еще немного решили посидеть рядом.

Когда, отдышавшись, они решили идти в спальни, Гермиона, покраснев, повернулась к Гарри и сказала:

— Гарри, ты же за меня заступился, спасибо!

С этими словами девочка, покраснев ещё больше, чмокнула Гарри в щёку и убежала к себе в спальню.

Гарри застыл на месте на некоторое время, а затем, с не проходящей счастливой улыбкой, медленно двинулся к себе в комнату.

Утром друзья решили всё рассказать старостам. Они, хоть и поругали ребят за необдуманные действия, все же согласились, что скрывать от других ночное событие не стоит. Оно должно было поднять репутацию всего факультета и хоть немного уменьшить задиристость Малфоя.

Когда Пуффендуй, немного опоздав, полным составом вошёл на завтрак, они увидели как Малфой хвастается, что Поттера исключат и всё благодаря его заслуге.

— Да ты просто жалкий трус, хорёк! — выкрикнул Гарри. — Назначить дуэль, чтобы не получить в морду за оскорбление, не придти на неё, да ещё и пожаловаться преподавателям! Ты только и можешь, что жаловаться да ныть. Ах да, ещё и хвастаться. Да ты даже летаешь хуже всех!

Малфой оглянулся на свой факультет, но не нашёл поддержки. Недавно слушающие его со всем угодливым вниманием однокурсники сделали вид, что самое интересное находится в их тарелках. Слизеринцы ценили хорошую интригу, когда их противник терпел неудачи, а они сами оказывались как бы ни при чём. Но тут противник Малфоя не только не получил никакого урона репутации, но смог сильно подорвать репутацию серебряного принца Слизерина. А вместе с ней и репутацию всего их факультета.

Малфой понял, что ему лучше на некоторое время затаиться, но он обязательно отомстит Золотому мальчику! Только надо найти его самое слабое место.


========== глава 13. И всё же цербер ==========


Комментарий к глава 13. И всё же цербер

Бечено.

Шли недели. Друзья учились, писали эссе, искали информацию о Фламеле, хоть пока и безуспешно, а ещё осваивали некоторые полезные внепрограммные заклинания. Невилл серьёзно увлёкся гербологией и часть свободного времени проводил в теплицах, помогая мадам Спраут. В это время Гарри и Гермиона обычно летали вместе с пуффендуйской командой на квиддичном поле или прогуливались вдвоём около Чёрного озера.

Гарри наслаждался ослепительными улыбками, которые дарила ему девочка в то время, когда они гонялись друг за другом на мётлах. С его лица не сходило идиотски-радостное выражение счастья.

Постепенно полёты даже на школьных спортивных мётлах у них получались все лучше. Ребята изучали особенности каждой метлы, узнавали, когда та или иная метла может взбрыкнуть и научились противодействовать этому. Такое было внове и для Гарри, до этого в прошлой жизни летавшего только на самых лучших в Англии профессиональных спортивных мётлах. Он понял, что значительная часть его успехов в квиддиче принадлежала лётным качествам метлы, поэтому старательно осваивал школьный инвентарь. Хотя это не мешало ему любоваться мелькающей рядом фигуркой Гермионы, которая перед полётами плотно подгоняла по фигуре мантию и собирала волосы в косу, а так же ловить её взгляды и улыбки, отвечая тем же.

По пятницам все трое обычно навещали Хагрида. Лесник любил рассказывать о разных опасных зверях Запретного леса. Однажды он упомянул и о церберах.

— Только… того-этого… не говорите никому. Вы ребята надёжные, и я вам могу показать своего питомца, — однажды сказал Хагрид.

Лесник взял тележку с мясом и отправился в школу. Предвкушая интересное зрелище и немного побаиваясь друзья шли за ним.

— Интересно, как цербер выглядит? -поёжился Невилл.

В прошлую пятницу лесник взял их с собой и отвёл к логову Арагога, который был когда-то, ещё во времена ученичества полувеликана, его питомцем. Это был гигантский паук, размером с хижину самого Хагрида. И, хотя он говорил по-человечески и был рад леснику, но предупредил ребят.

— Я вас не трону, я обещал Хагриду не охотиться на людей. Но мои дети могут не сдержаться. Будьте осторожны, не заходите в лес в одиночку, -проскрипел тогда гигантский паук. А из леса на их компанию глядели сотни голодных паучьих глаз, нагоняя страх на не готовых к такому пуффендуйцев. Даже Гарри, помнящий прошлую встречу с этими тварями, с трудом сдерживался от того, чтобы открыто показать свой страх.

— Я бы вам показал фестралов, да редко кто их может видеть, — сказал лесник.

«Редко кто… Их могут видеть только те, кто был свидетелем чьей-то смерти, кто видел её. Так что я даже рад, что мои друзья не увидят этих животных», — подумал на это Гарри.

Неприятное предчувствие охватило друзей, когда они поняли, что направляются в сторону запретного коридора.

— Хагрид, подожди! Там дальше запретный коридор, туда нельзя заходить ученикам! — поспешила предупредить Гермиона.

— Ничего, ведь вы со мной. Да и не пойдём мы далеко, это тут, прямо за дверью.

Хагрид поставил тележку с мясом к стене и стал копаться в своих, кажущихся бездонными, карманах. Наконец он достал большой ржавый ключ и стал открывать дверь.

— Вообще-то Дамблдор хотел поставить на эту дверь серьёзную магическую защиту. Но кормить его надо, Пушка то, а домовики боятся заходить туда. Мне же магию запрещено применять, — объяснил лесник.

Наконец, дверь открылась, и дети увидели огромного трёхголового пса. Он занимал весь коридор своим телом. Из трёх пастей жгутами свисала слюна. Пёс глухо зарычал, заметив школьников.

— Ну, ну. Тише, Пушок! Это свои, — сказал Хагрид, закатывая в коридор тележку с мясом. Цербер вытянул одну из голов в сторону детей, понюхал воздух и улёгся перед грудой мяса, поедая её.

— Ну, что вы там стоите, заходите, можете погладить. Пушок хороший, — как-то радостно возвестил Хагрид, приглашающе махая рукой.

— Нет-нет, мы лучше тут постоим! — сглотнул Невилл. Гарри с Гермионой молча кивнули в знак согласия.

— Зря. На самом деле он добрый, просто сторож ответственный, несмотря на то, что ещё совсем щеночек.

— Щеночек? — удивилась Гермиона. — А кто это вообще и какой будет, когда вырастет?

— Ну, если не хотите погладить, пойдёмте ко мне, пить чай. Там я вам всё расскажу, не будем ему мешать есть.

Вернувшись в хижину, Хагрид стал рассказывать.

— Этот пёс — цербер, я его купил летом по случаю у одного грека. Церберы — лучшие в мире стражи. Они никого не пустят в то место, которое охраняют, поэтому Дамблдор попросил его у меня. Хотя жаль, что Пушку приходиться сидеть целыми днями в этом маленьком коридорчике. Пока они маленькие, у них есть одна слабость — любовь к музыке. Когда Пушок слышит её, он становится спокойным и засыпает. У взрослых такой слабости нет.

Единственный случай в истории был несколько тысячелетий назад. Был один величайший за всю историю музыкант, которого звали Орфей. И он играл настолько прекрасную музыку, которая смогла погрузить в сон взрослого цербера, принадлежавшего великому некроманту Аиду. Церберы настолько хорошие сторожа, что Аид не стал кроме него больше ставить никаких ловушек и сторожей перед входом в своё подземелье. Орфей смог пойти туда и забрать похищенную любимую, которую некромант хотел превратить в лича.

«Надо же, какая интересная история. В прошлом Хагрид нам такое не рассказывал. А жаль», — вздохнул Гарри, отпивая чай из кружки и даже не надеясь на то, что сможет откусить кусок от вечно дубовых кексов.

Когда друзья возвращались в школу, Гермиона сказала:

— Вы видели, на чём стоял цербер?

— Ну, я больше смотрел на пасти, — чуть боязливо ответил Невилл.

— Он стоял на люке! Он охранял его! Теперь ясно, что Пушок именно охраняет что-то, — победно воскликнула девочка.

«Как же избежать похода за камнем? Постоянно будто что-то толкает в эту сторону» — подумал Гарри.


========== глава 14. Тролль на Хеллуин. ==========


Комментарий к глава 14. Тролль на Хеллуин.

Бечено.

Второй месяц учебы подходил к концу. Учителя подводили итоги первой четверти и давали на уроках проверочные тесты про пройденному материалу. Вся школа погрузилась в подготовку и повторяла пройденное. Время прошло незаметно и для Гарри, который наслаждался жизнью и обществом Гермионы, без стычек с затихшим Малфоем.

Наступил день Всех Святых. Утром большой зал встретил учеников запахом печёных тыкв. Вокруг летали свечи и порхали летучие мыши. На столах стояли блюда только из тыквы. Тыквенная каша, тыквенный сок, тыквенное печенье на десерт.

«Слишком много тыквы», — с некой горечью подумал Гарри, запивая тыквенное печенье тыквенным соком.

В этот день была последняя проверочная работа, по Чарам. Флитвик собрал все четыре факультета и, расширив пространство чарами, рассадил всех по одиночке за парты. Раздав тесты, он начал вызывать учеников по одному и просил продемонстрировать левитацию.

Гермиона сидела за первой партой, быстро решив оказавшийся несложным тест, и наблюдала, как ученики по очереди выходят и пытаются пролевитировать разные предметы. Для минимальной оценки достаточно было лишь приподнять пёрышко. Оценка улучшалась в зависимости от веса предмета, количества одновременно левитируемых предметов, а также от того, смог ли ученик выполнить движение этими предметами в разных направлениях в воздухе, не роняя их.

Гарри справился отлично, подняв в воздух чайник и подвигав его влево-вправо. Невилл уверенно смог поднять и слегка подвигать перо в воздухе. Рон Уизли поначалу терпел неудачи, но вдруг поднял весь учительский стол на высоту потолка. Все справлялись с разными результатами.

Одним из последних вызвали Драко Малфоя. Слизеринец, попыхтев некоторое время, смог приподнять лишь пёрышко, почти сразу уронив его на стол Флитвика. Гермиона громко фыркнула от смеха.

— Грейнджер, прошу Вас! — тут же вызвал её преподаватель.

Девочка подошла к учительскому столу и, выполнив идеальный взмах палочкой, произнесла заклинание. Им она сначала подняла кружку, а затем, опустив её, сразу три пёрышка, закружив их палочкой в разных направлениях.

— Отлично! Высший балл, — воскликнул Флитвик.

— Всё равно ты поганая грязнокровка ей и останешься! Тебе никогда не сравняться с чистокровными и ты, даже освоив всю магию на отлично, никогда не найдёшь в магическом мире ни хорошей работы, ни друзей, ни мужа! — выкрикнул Драко и отвернулся к своей парте. В нём явно говорило его уязвлённое самолюбие. Растерянная Гермиона взглянула на полугоблина, но тот лишь с жалостью посмотрел на девочку, покачав головой. У отличницы на глаза навернулись слёзы.

Опомнившись, Флитвик хотел сказать Гермионе, что это не правда и наказать Малфоя, но Гермиона уже в слезах выбежала из класса.

Шепнув Невиллу, что справится сам, Гарри побежал вслед за любимой с одобрения преподавателя. Он нагнал её только у входа в женский туалет. Довольно долго он уговаривал впустить его, а затем, рассердившись, применил отпирающее заклятье. Девочка сидела в кабинке и плакала. Подняв Гермиону, Гарри сел и посадил её себе на колени, крепко обняв и шепча успокаивающие слова ей на ушко. Гермиона вцепилась в него, уткнувшись лицом в грудь Гарри и продолжала плакать. Только через несколько часов девочка стала приходить в себя.

«Конечно она плачет. Она много тренировалась и учила. Старалась, прилагала кучу сил. А какой-то лентяй и зазнайка тут же опустил Герми, высмеял её старания, словно они были напрасны. Поганый хорёк», — думал Гарри, вытирая слёзы девочки с её щёк.

Поднявшись, Гарри подвёл любимую к умывальнику, и она стала приводить себя в порядок. Но вдруг из коридора потянуло вонью. Гарри вспомнил, что в прошлый раз в похожей ситуации на них напал тролль. Выглянув, он понял, что убежать они не успеют.

— Чёрт, — сорвалось у парня с языка.

Гарри захлопнул дверь и подбежал знакомому к умывальнику с краном в виде змейки, зашипел на змеином языке. Подхватив девушку, он зашёл в открывшийся проход и зашипел вновь, приказывая проходу закрыться. Когда умывальник закрывался, парень заметил, что тролль вломился в туалет и стал крушить дубиной кабинки.

— Что это? — удивилась девочка, окончательно успокоившись и вернув своё былое любопытство.

— Не знаю, что в школе творится, но, похоже, в школу пробрался тролль. Думаю, нужно переждать тут некоторое время и только потом выходить.

— Хорошо, — согласилась девочка. — А что это за место?

Гермиона зажгла огонёк на кончике палочки и осмотрела небольшой коридор, который через пару шагов превращался в крутой спуск.

— По легенде, в Хогвардсе находится Тайная комната, в которой Салазар Слизерин, уходя из школы, спрятал своё чудовище.

Гарри наколдовал небольшую скамеечку, сел и усадил рядом Гермиону. Он около часа сидел рядом с девочкой, обнимая её и рассказывая легенду об основателях школы.

— Так вот, одним из наследников основателя оказался Волдеморт. Он нашёл вход в эту комнату. А найти её никто не может из других магов, потому что для этого надо знать язык змей.

— Но откуда ты знаешь язык змей? Это ведь тёмная магия.

— Ты знаешь, что в день Всех Святых, в мой первый день рождения, он пришёл в дом к моим родителям, убив их и оставил мне шрам на лбу. Но, вместе со шрамом, мне досталась и возможность говорить со змеями. Ты права, это умение, которым обладают только тёмные маги. Именно поэтому я не говорю никому, что у меня есть этот дар. Кстати, скорее всего вход в Тайную комнату в женском туалете наверняка не единственный, но я знаю только этот. Да и боязно лезть в её глубину. Вдруг там ещё спит и ждёт часа легендарное чудовище Слизерина, — закончил мальчик. О том, что этот рассказ может напугать подругу, Гарри как-то не подумал. А может и подумал. Иначе с чего ему так довольно улыбаться, когда Герми прильнула к парню сильнее?


========== Глава 14.5 Разговор с Директором ==========


— Гермиона, тролль, наверно, ушёл или его поймали преподаватели, а нас ищут. Пойдём.

— Ага, пойдём, — сказала совсем успокоившаяся девочка, захваченная повествованием Гарри о Тайной комнате.

— Только я тебя прошу, не выдавай, что я могу говорить со змеями и о Тайной комнате не говори никому. Давай просто скажем, что прятались в пустом классе. Я не хочу, чтобы меня считали тёмным магом и сторонились.

— Хорошо, Гарри. Но ты обязательно мне расскажешь, что ещё знаешь о основателях и Тайной комнате, — а вот и фирменное любопытство, так импонирующее парню.

Гарри согласился, открыл проход, и они отправились в башню Пуффендуя. Гарри крепко обнимал Гермиону за талию, а она прижималась к его боку.

Тролля действительно не оказалось ни в разгромленном туалете, ни в коридоре за ним. Пуффендуйцы осторожно пробирались ко входу в гостиную, когда к ним навстречу попался директор Дамблдор.

— Гарри? Что вы тут делаете, ведь всем было приказано находиться в гостиной, — строго посмотрел на них Дамблдор.

— Директор, — смущённо стал говорить Гарри, вспоминая прошлую жизнь, где он слышал этот приказ, находясь в большом зале. — Дело в том, что я слышал, что тролль находится в подземелье. А вход в гостиную нашего факультета около подземелья. И мы решили забежать на верхние этажи и спрятались в пустом классе. А вы не скажете, как сюда проник тролль? Хагрид рассказывал, что школа — самое безопасное место в магической Британии.

Настала очередь смутиться Дамблдору.

— Дело в том, что в школу действительно невозможно снаружи пробраться врагу. Но в школе есть магический зверинец. Он, наряду с теплицами и Запретным лесом даёт значительную часть необходимых школе ингредиентов для зелий, а также наглядных пособий. Самых опасных зверей, которых нельзя держать в Запретном лесу, мы содержим в хорошо защищённом подземелье. Среди них есть несколько горных троллей. Кстати, спуск в гостиные факультетов Пуффендуя и Слизерина находится в противоположной от зверинца стороне, так что риска никакого не было. Чтобы туда пробраться, троллю пришлось бы выйти из подземелья на первый этаж, обойти весь замок и только потом начать спуск, чего бы преподаватели не допустили.

Магические животные, в том числе и тролли, всегда содержатся в клетках, а когда их выпускают, чтобы очистить или отремонтировать место их обитания, животным надевают контролирующие магические ошейники. Но в этот раз наш полтергейст Пивз, выпустил тролля из клетки и заманил его из подземелий как раз на верхние этажи. По пути тролль разгромил туалет на третьем этаже и несколько кабинетов, прежде чем его удалось изловить и вернуть на место. Хорошо, профессор Квиррелл вовремя сообщил, что тролль без ошейника на свободе, при этом не став геройствовать, пытаясь изловить его в одиночку. Справиться со свободным взрослым горным троллем далеко не каждому взрослому волшебнику под силу, ведь их шкура устойчива к магическим воздействиям.

— Но почему Пивз это сделал? Разве он не должен наоборот, следить за порядком в школе, подсказывая ученикам дорогу и сообщая о правонарушениях завхозу и преподавателям? — вставила любопытная Гермиона.

— Пойдёмте, я провожу вас до гостиной, а по дороге расскажу, — улыбнулся в бороду директор.

Ребята лишь кивнули, зашагав рядом с Дамблдором и с любопытством слушая.

— Ну, на самом деле Пивз не совсем призрак. Он — полтергейст и может использовать материальные предметы. Жизнь привидения не сахар. И если обычные привидения могут развлекаться, только пугая людей, то Полтергейст иногда шалит над учениками, обрызгивая сверху водой или рисуя на досках мелом. Конечно, его за это приходится ругать, но не отнимать же последнюю радость у старого брюзги, лишённого тела, — грустно вздохнул директор. — В этот раз Пивз вылил на одну девочку из Гриффиндора бутылку чернил, испачкав ей всю одежду, поэтому другие призраки решили его за это наказать. Сегодня, в день Всех Святых, привидения отмечают Смертины. Это вроде дня рождения у живых. Один из немногих праздников, когда привидения хоть как-то развлекаются. В этот день грань между миром живых и мёртвых истончается, и привидения, обычно привязанные к месту своей гибели, получают возможность перемещения по всему миру, куда захотят.

Привидения со всех концов света собираются в каком-нибудь магическом месте и празднуют, танцуя, разговаривая, рассказывая друг другу историю своих смертей. Если я правильно понял, в этом году они собираются где-то во Франции, а в следующем году смертины будут проходить в одном из подземных залов Хогвардса.

Директор вздохнул, поправив очки-половинки и продолжил:

— Так вот, школьные привидения решили наказать Пивза, не взяв его с собой во Францию в этом году, а оставив в школе. Он воспользовался этим и решил пошалить, выпустив тролля, а заодно выместить свою обиду. Но уверяю вас, этот старый брюзга не хотел, чтобы кто-то пострадал, и выпустил тролля, когда все должны были быть в Большом зале. Разумеется, он понесёт заслуженное и соразмерное наказание своему поступку.

Дальше все шли некоторое время молча.

Когда впереди показался вход в гостиную, директор задержался немного и сказал:

— Я хочу вам принести извинения от имени школы за то, что вам пришлось испытать такой страх. Я действительно не учёл, что в этом году школа останется без привидений, которые обычно постоянно патрулируют школу и сообщают мне о происшествиях. За то, что вы не решились довериться мнению взрослых опытных волшебников, а стали действовать самостоятельно, мне придётся снять с вас по пять баллов. Однако я понимаю, что вы не знали о том, что путь в гостиную свободен и хотели обезопасить себя. За проявленное благоразумие я даю каждому из вас по десять баллов.

Лукаво блеснув очками, Директор повернулся и отправился в сторону кухни, а дети отправились спать, устав от переживаний и впечатлений прошедшего дня.

Комментарий к Глава 14.5 Разговор с Директором

Впереди первый квиддичный матч. Само описание матча никак не получается (( Ну, Гарри же не в команде, так что думаю, напишу только несколько предложений.

Эх, как представлю что ещё минимум на два матча что-то придумывать ((


Бечено.


========== глава 15. Первый Квиддичный матч ==========


Отношения Гарри и Гермионы после случая с троллем немного изменились. Теперь Гермиона сама стала иногда проявлять инициативу, беря Гарри за руку, когда они шли куда-нибудь вдвоём. Гарри радовался такому поведению девочки, но, боясь спугнуть, не торопил события. Хотя это не мешало ему делать небольшие комплименты Гермионе, замечать новую причёску или изменения в одежде.

Приближался декабрь. Подули холодные ветры, и начались частые дожди. Ученики стали редко выходить из школы, оставаясь в уютных гостиных. Гарри, Невилл и Гермиона подыскали пустой класс, очистив его от пыли бытовыми заклинаниями, и стали в нём тренироваться в магии по вечерам. Так же они не оставляли попыток найти в библиотеке информацию о Фламеле, хоть и все реже и меньше времени уделяя этим поискам.

Начинался школьный сезон матчей по квиддичу. Первый матч должен был проходить между командами Райвенкло и Пуффендуем. Гарри и Гермиона готовились увидеть первую настоящую игру, посмотреть в действии на разные позиции спортсменов.

Так как на улице было довольно холодно, за несколько дней перед походом на трибуны друзья решили поискать какие-нибудь согревающие заклинания. Их нашлось несколько вариантов: накладываемых на одежду, предмет, пространство вокруг. Но все они были довольно сложны, и освоить за оставшееся время их было затруднительно даже умнейшей ведьме столетия.

Наконец, друзья смогли найти относительно несложное заклинание. Оно создавало маленький синий огонёк, дающий тепло. Его можно было носить с собой в банке.

Забравшись на трибуны, друзья поставили колбы с огоньками себе за спины и приготовились наблюдать за матчем.

Пуффендуйская команда была честная. Игра была довольно спокойной, а в опасных ситуациях пуффендуйцы старались больше подстраховать друг друга, чем забить квоффл. Гарри с тёплыми чувствами вспоминал, как играл за гриффиндорскую команду ловцом. Он подумал, что все же надо будет уговорить Гермиону принять участие в отборе вместе с ним на будущий год.

«Вот только смогу ли я следить за снитчем, если в воздухе рядом будет Гермиона? От неё трудно отвести взгляд.» — подумал Поттер, мечтательно улыбаясь.

— Ну, как вам матч? — спросил Седрик, подойдя к ребятам после окончания. — Хоть мы и проиграли, но полетали в удовольствие. Не передумали пробоваться в следующем году в команду?

— Матч отличный! А если пробоваться в команду, то вышибалой, — сказала Гермиона. — У них хоть биты есть, чтобы отбивать бладжеры. Не хотелось бы мне попасть под такой.

— А почему не ловцом? — удивился Поттер. — Ловца оберегают, да и летает он над остальными, чтобы заметить снитч.

— Хоть от ловца и часто зависит исход матча, но мне бы не хотелось висеть одной всю игру над полем, и, только заметив шарик, немного полетать за ним. Это слишком рискованно, да и бладжеры стараются отбивать именно в ловцов.

— Это да, — согласился Поттер, вспомнив бешеный бладжер на втором курсе из своего прошлого.

«Эх, была бы у меня тогда в руках бита!» — подумал он.

— Хоть мы пока окончательно не решили, но предлагаю начать тренироваться на вышибал, — сказал Гарри своей подруге.

— Да, я почему-то так и думал, — улыбнулся Седрик. — Для вышибал очень важна сработанная игра в паре. Думаю, вы идеальные кандидаты на эту роль.

Лукаво подмигнув тут же покрасневшей Гермионе, Седрик отправился в раздевалку вслед за своей командой, а Гарри, взяв Гермиону за руку, повел её к школе.

Возвращаясь в школу, дети поздоровались с куда-то бредущим прихрамывающим Снейпом.

— Что с Вами, профессор? Может помочь вам дойти до больничного крыла? — предложила Гермиона.

— Нет, спасибо. Это у меня ещё со дня Всех Святых. Просто сейчас споткнулся и растянул ногу.

— Вас ранил Тролль?

— Нет. Меня укусил… Впрочем, это не ваше дело. Благодарю за заботу, но мне нужно идти.

— Кто же это мог быть, если не тролль. Надо бы узнать у Хагрида, мало ли что, — сказала Гермиона. А Гарри лишь качнул головой. Он-то знал, что за тварюшка оставила отпечаток своих зубов на ноге Снейпа.

В следующую пятницу дети спросили у лесника, какие опасные звери могут быть в школе.

— Да никого кроме тролля тогда не было, но никто не мог сказать это точно. Пивза уже наказали и запретили приближаться к животным. Да, этот брюзга ещё тот шутник. Дак вот, в тот день, изловив тролля, директор попросил Снейпа проверить, не выпустил ли Пивз ещё и Пушка гулять по школе. Привидений-то тогда в замке не было, поэтому учителям пришлось всю ночь патрулировать школу. Ну, а Снейп, войдя к Пушку, забыл, что у церберов три головы, и не уследил за одной немного.

— Но почему его рану до сих пор не вылечили? Ведь я читала, что есть рябиновый отвар и другие зелья и заклинания? — удивилась Гермиона.

— Раны, наносимые магическими зверями, как впрочем и тёмными проклятиями, заживают очень долго. Магическая медицина справляется с трудом. Поэтому надо быть осторожнее, или станете похожи на профессора Кеттлберна, — сказал Хагрид.

Дети, вспомнив старого профессора по УЗМС, решили, что будут теперь держаться от магических опасных животных подальше.

Комментарий к глава 15. Первый Квиддичный матч

Ну вот, эта глава далась очень трудно. Описание матча не вышло, но происходящее на трибунах описала.


Бечено.


========== Глава 16. Зеркало желаний. ==========


Выучив согревающие заклинания, накладываемые на пространство вокруг себя, Гарри и Гермиона возобновили прогулки возле озера. Теперь они предпочитали выходить по утрам, пока на траве лежит красивая изморозь. Так же начавшиеся тренировки на вышибал стали гораздо приятнее без ощущения холода, проникающего вместе с ветром под мантии.

Однажды Гарри и Гермиона засиделись в библиотеке, разучивая теорию заклинания Инсендио. Не дождавшийся их Невилл ушёл раньше. Когда мадам Пинс сказала, что библиотека закрывается, ребята поняли, что не успеют вернуться в класс до отбоя. Они решили идти осторожнее, но, отойдя от библиотеки совсем немного, заметили идущего в их сторону Филча. Завхоз был без своей любимицы, кошки Миссис Норрис. Он нёс в руках пакет, из которого торчало горлышко бутылки хереса*.

«Это к кому он так спешит?» — лукаво подумал парень. Он не отрицал, что у завхоза может быть зазноба, но в своей прошлой жизни никогда не замечал Филча с кем-либо из женщин.

Не дожидаясь, пока их заметят, парочка свернула в ближайший пустой класс.

Пока его подруга накладывала запирающее заклятье на дверь, Гарри зажёг Люмос и осмотрелся. Класс был наполнен обломками старых парт, досок и стульев. Всё, в том числе и пол, было покрыто толстым слоем пыли, кроме дорожки следов, ведущих в дальний угол.

Гарри, что-то обдумав, пошел по следам. Через несколько шагов они привели его к предмету, накрытому простынёй. Сдёрнув её и прочихавшись от поднявшейся в воздух пыли, Гарри взглянул на предмет. Это оказалось зеркало желаний. Зная, что он увидит своих родителей, Гарри не удержался, взглянув в него, и замер от удивления.

Из зеркала на мальчика смотрела его взрослая копия, обнимавшая одной рукой взрослую копию Гермионы, а другой держа за руку мальчика-подростка, очень похожего на них обоих одновременно.

— Что это за зеркало? — парня вывел из сладких грёз голос подруги.

— Что ты в нём видишь? — спросил Гарри охрипшим от волнения голосом.

— Нас с тобой, только взрослых. Это что, старящее зеркало? — спросила девочка.

— Не совсем, — посмотрел на неё Гарри, указав на надпись, шедшую сверху по раме. — Прочитай наоборот.

-«Я показываю не ваше отражение, а самые сокровенные ваши желания.» —

прочитав фразу, шедшую по верхнему краю зеркала, девочка поглядела снова в него и сильно покраснела, отвернувшись от Гарри.

— Я вижу похожую картинку, — шепнул парень на ухо своей подруге, обнимая её сзади.

Постояв некоторое время и набираясь решительности, девочка повернулась в кольце рук Поттера и, закрыв глаза, потянулась губами к его щеке. Гарри слегка повернул голову и их губы встретились в первом поцелуе. Разомкнув поцелуй через несколько долгих мгновений, девочка спрятала голову на груди парня, обняв его в ответ.

Так они простояли несколько минут, когда раздался лёгкий хлопок и покашливание в дальнем углу коридора. Повернувшись, дети увидели, как к ним из угла комнаты, отряхиваясь от пыли, идёт директор Дамблдор.

— Не думал, что вы станете нарушать правила по такому поводу уже на первом курсе. Эх, молодость, — улыбнулся в бороду директор.

— Простите директор, мы просто засиделись в библиотеке, а потом спрятались сюда от Филча, — всё ещё прижимая к себе Гермиону, повинился Гарри.

— Вижу, вы нашли зеркало желаний, — сказал директор Дамблдор. — Я его нашёл совсем недавно и поставил сюда пару дней назад. Чтобы подготовить место его назначения и перенести его туда. А пока на всякий случай установил сигнальные чары на покрывало. Дело в том, что это зеркало — очень опасный артефакт, погружающий людей в мечты. Многие застывали надолго перед этим зеркалом, думая, что видят будущее. И умирали от голода или сходили с ума, не в силах оторваться. Но ведь оно не исполняет мечты и не предсказывает будущее. Это зеркало лишь показывает самые потаённые желания, которые идут из самой глубины сердца. А ещё в нём можно кое-что надёжно спрятать.

— Вы о некоем загадочном предмете, который охраняет Пушок? — проявила своё любопытство Гермиона, повернув голову в сторону Директора.

— Так я и думал, что Хагрид не утерпит и покажет вам своего питомца. И наверняка он рассказал вам о его слабости к музыке. Поэтому я до сих пор ищу способы усилить защиту. Что будет спрятано в зеркале, извините, но сказать вам я не могу. Я надеюсь, что вы никому не будете больше рассказывать о своих выводах и о том, что узнали. Я перенесу зеркало сегодня же и прошу вас не искать его. Хотя, вам, кажется, больше не нужно его отражение, ведь у вас в руках оригиналы, — блеснул стёклами очков-половинок Директор, лукаво посмотрев на парочку.

Дети, опомнившись, разомкнули объятия, виновато и смущённо потупившись.

— Ну что же, время позднее, думаю, вам все же пора идти в гостиную вашего факультета.

— Директор, а что в этом зеркале видите вы? — спросила Гермиона Дамблдора.

— Я в нём вижу себя, держащего в руках пару тёплых шерстяных носков. Думаете, моё желание звучит странно? Напротив. Мне на день рождение и другие праздники почему-то всегда дарят книги. А вот тёплых носков всегда не хватает, особенно холодными зимними вечерами.

С этими словами директор поднял покрывало и стал набрасывать его на зеркало желаний.

Воспользовавшись этим, Гермиона сняла запирающие чары с двери и пошла вместе с Гарри в сторону входа в гостиную их факультета. Дети добрались удачно, не встретив по пути никого, и разошлись по спальням.

Комментарий к Глава 16. Зеркало желаний.

*Херес - Хéрес, или шéрри — креплёное вино, производимое в Испании из белого винограда, в треугольнике между городами Херес-де-ла-Фронтера, Санлукар-де-Баррамеда и Эль-Пуэрто-де-Санта-Мария, расположенном в южном автономном сообществе — Андалусии.


========== глава 17. Слизерин - Гриффиндор. ==========


Приближалось Рождество, и должен был состояться ещё один матч Гриффиндор-Слизерин. Он должен будет доказать, какая из команд будет во втором полугодии сражаться с Райвенкло за первое место, а какая встретится в матче за третье с Пуффендуем.

— Говорят, у Гриффиндора в этом году нет ловца. Даже если они поставят кого-то на замену, слизеринцы им шанса поймать снитч не дадут, — вздохнул Седрик, садясь рядом с пришедшей поболеть за львиный факультет тройкой друзей. — Единственный шанс — это забить больше квоффлов, охраняя свои ворота и не давать слизеринскому ловцу поймать снитч.

— Да, жаль. Но у гриффиндорцев очень хорошие охотницы и вратарь, — сказала Гермиона.

— Верно, а вышибалы — вообще лучшие в школе за последние несколько десятилетий. Это близнецы Уизли, Фред и Джордж. До них были только братья Прюэтты. В магическом мире близнецы очень хорошо понимают друг друга, чувствуют действия своего брата и понимают с полуслова. Так что, хоть и небольшие шансы, но у гриффиндорцев есть, — подтвердил Седрик.

— А почему тогда небольшие? — робко спросил Невилл.

— Ну, у Слизерина тоже очень сильная команда. К тому же слизеринцы любят жёсткую игру и не упустят случая нарушить правила, если это принесёт им выгоду.

Сегодня, поболеть за команды и посмотреть на красочную игру пришли почти все ученики и преподаватели. Даже лесник, обычно наблюдающий за матчами от своей хижины в большой бинокль, сегодня пришел на трибуны.

Тем временем Гарри неотрывно следил за полем, слушая разговор только краем уха. Он следил за мельканием красавиц-охотниц, негодуя на попытки слизеринцев сбить их с направления. Восхищался мастерством близнецов, ловко направляющих бладжеры в слизеринцев, мужеством Вуда, отчаянно защищавшего ворота. Он переживал свой первый матч и мысленно был с ними на поле.

Но нахождение на зрительской трибуне давало свои преимущества. Гарри смог оценить игру своего бывшего факультета со стороны. Послушать задорный комментарий матча от Ли Джордана, друга близнецов Уизли. И находится в обществе своих друзей.

Как бы храбро ни сражались гриффиндорцы, но слизеринский ловец смог поймать снитч. Хотя Гриффиндор проиграл с отставанием всего в пару десятков очков, что подчёркивало слаженную игру команды ало-золотых.

— Они будут сильными противниками, — подвёл итог Седрик, когда болельщики возвращались в школу с трибун.

— Мы будем обязательно пробоваться в команду на вышибал в следующем году. Квиддич действительно захватывающая игра.

К вечеру в этот день сильно похолодало и пошёл густой снег. За ужином слизеринцы шумно радовались победе своего факультета.

— Я обязательно стану ловцом в следующем году и мы с ещё большей лёгкостью станем всех побеждать! — кричал Драко Малфой. — Я обязательно попрошу у отца прямо на это Рождество новейшую метлу Нимбус 2000 и привезу её в школу.

Услышав эти слова, Гарри грустно вздохнул.

— Не грусти, думаю, ловец гриффиндорцев потренируется, и они будут достойными соперниками нашему факультету в битве за третье место, — неправильно истолковав, попыталась утешить своего парня Гермиона. С того случая в классе у зеркала желаний они стали парой и почти каждый день не упускали случая обнять и поцеловать друг друга пока никто не видит.

— Да я не о том. Мне не хочется оставаться в школе одному на каникулах.

— Как, ты собираешься остаться? А как же наша договорённость погулять по Косой Аллее? Ты обещал помочь мне с выбором питомца!

— Всё так, вот только Дурсли будут не рады, если я попытаюсь приехать к ним ещё и на Рождество. Они и летом-то смогут терпеть меня с трудом.

— Гарри, а зачем тебе ехать к ним? Я хочу пригласить тебя к себе, познакомить с родителями. Я им часто пишу, они про тебя знают и очень хотят познакомиться.

Лицо Гарри просветлело. Он повернулся к девочке и поблагодарил за приглашение.

— Только отпустят ли меня из школы к тебе, а не к моим родственникам? — почесал Поттер в затылке.

— А ты попробуй написать им письмо. Такое, чтобы они согласились дать разрешение отпустить тебя ко мне. Если они не хотят тебя видеть, ты можешь предоставить им выбор: или едешь к ним и портишь праздник, или они пишут разрешение, ты едешь ко мне и все довольны.

— Спасибо, ты лучшая! — обрадовался Гарри и поцеловал Гермиону в щёку, не обращая внимания на удивлённые возгласы соседей за столом. После этого он побежал к себе в комнату и стал составлять письмо.

Он не заметил, как однокурсницы и соседки Гермионы по комнате, Ханна Эббот и Сьюзен Боунс переглянулись и поднялись со своих мест. Они подхватили Гермиону под руки с двух сторон и повели куда-то, шепча ей что-то на уши. Гермиона в ответ только мотала головой и сильно краснела.

Комментарий к глава 17. Слизерин - Гриффиндор.

Бечено.


========== глава 18. Письмо Дурслям. ==========


Гарри написал письмо своим родственникам. Он помнил о том, что они ненавидят волшебство и предпочтут испортить себе праздник, чем доставить удовольствие магам.

«Здравствуйте, дорогие дядюшка и тётушка. Попав в магический мир я очень по вам скучаю. Тут очень страшно. По школе бродят злые огромные тролли, трёхголовые собаки, пауки размером с лошадь. А уж за стенами школы вообще жуть. Я устал от этой ненормальности и хочу к вам вернуться хотя бы на рождественские каникулы. Я мечтаю показать вам и всем вашим гостям то, чему я научился. Помните, как ловко Хагрид превратил Дадли в поросёночка? Это называется трансфигурация, и у нас такой предмет есть уже с первого года. Я по нему довольно неплохо успеваю.

Я уверен, что вы захотите увидеть все заклинания, что я выучил, а так же попробовать разные магические зелья. Хотя они на вкус очень мерзкие, но эффекты у них потрясающие. Вырастают то перья, то клюв, то удлиняется язык, то дым идёт изо рта и ушей. А ещё их можно смешивать с едой и вы совсем не почувствуете вкуса.

Правда, меня ещё приглашала к себе одна девочка. Её зовут Гермиона Грейнджер, а её родителей Дэн и Эмма Грейнджер. У неё родители — нормальные люди, дантисты. К ним в гости я бы тоже поехал с удовольствием, чтобы отдохнуть ото всех ненормальностей. Но для этого нужно ваше разрешение. Я понимаю, что вы для меня делаете и так много и не станете писать мне это разрешение, лишая себя удовольствия увидеть то, чему я научился.

До встречи на каникулах. С нетерпением, ваш племянник, Гарри Поттер.»

Дав почитать письмо своим друзьям, которые долго смеялись, он оделся потеплее и пошёл к совятне. Хоть Дурсли и не любят ненормальностей, но из Хогвардса письмо можно было отправить только таким образом.

На самом выходе из школы он увидел Хагрида, затаскивающего в школу огромную ель. Хагрид как раз остановился поговорить с Роном Уизли о чём-то. Вспомнив, что в это время преподаватели должны украшать Большой зал, Гарри поздоровался с лесником и вышел на улицу, протиснувшись мимо веток перегородившей проход ели.

Букля посмотрела на Гарри с укоризной, когда тот привязывал ей к лапке письмо. Сове не хотелось лететь в такой мороз, борясь с сильным ветром. Гарри и самому было жалко птичку, но он знал, что полярные совы устойчивее к холодам, чем обычные.

— Букля, кроме тебя с доставкой этого письма не справится ни одна сова. Пожалуйста, отнеси это письмо моим дяде и тёте и дождись ответа. Это очень важно для меня, — умоляюще посмотрел на сову Гарри. Немного подумав, птица тяжело ухнула и вылетела в путь.

Вечером Минерва Макгонагалл, исполняя свои обязанности заместителя директора, обходила все факультеты и собирала списки остающихся в школе на каникулы. Когда она подошла к Гарри и спросила его, почему тот ещё не записался он сказал. — Профессор, я вчера отправил своим родственникам письмо. Букля должна вернуться утром с ответом. Можно, я немного подожду и приду к вам позже?

— Хорошо. Хоть ты мог написать раньше, не мучая птицу, — неодобрительно покачала головой Маг-кошка.

Утром в Большом зале, украшенном елями и чарами, царило праздничное настроение. Ученики собирались на каникулы, а на столах был накрыт роскошный прощальный завтрак. Мимо столов летали привидения, иногда пролетая прямо сквозь них или взлетая к потолку. В стороне висел и Пивз.

«Наверняка этот старый брюзга опять что-то замышляет», — усмехнулся про себя Поттер. Он волновался в ожидании ответа от Дурслей.

Но вот, когда он почти потерял надежду, в Большой зал, тяжело махая крыльями, влетела одна единственная сова. Это была Букля. Она буквально рухнула на стол, вытянув лапку в сторону Гарри. Отвязав письмо, мальчик, даже не читая, отдал его Гермионе, а сам, схватив птицу, побежал к Хагриду.

Лесник умел выхаживать сов, и те редкие птицы, которые решались в буран и мороз доставлять письма, попадали к нему. Хагрид взял сову и согласился присмотреть за ней на каникулах, пообещав, что с птицей будет все в порядке. Успокоенный, Гарри вернулся к столу.

Вернувшись, Гарри увидел сияющее радостью лицо своей подруги.

— Они согласились! — радостно воскликнула девочка, протягивая парню письмо.

В конверте оказалось два листа. Один — короткая записка с требованием не приезжать к ним на каникулы от Дурслей, а второй — разрешение на имя директора школы на то, чтобы отпустить Гарри к Грейнджерам.

Гарри, взяв разрешение, бросился вниз, чтобы собрать вещи в сундук. Он боялся делать это раньше, чтобы, в случае неудачи, разочарование было не таким сильным.

Минерва Макгонагл выпускала уезжающих из школы, сверяя со своим списком. Когда очередь дошла до Гарри, она спросила:

— Ты идёшь провожать друзей на поезд?

— Нет, меня пригласила в гости Гермиона, я еду в гости к ней.

— Но как же твои родственники? Я не могу тебя отпустить, — нахмурила брови Маг-кошка.

«Вот же кошка драная» — с негодованием подумал Гарри, протягивая ей разрешение. И уже со злорадством наблюдал за растерянной Минервой, читающей бумагу. Он явно сейчас не думал, что Макгонагалл просто беспокоилась о нём.

— Вот, я же говорил, что написал родственникам письмо. Они прислали разрешение, — сказал Гарри, смотря честными глазами на профессора Макгонагалл.

Внимательно прочитав бумагу, Маг-кошка наложила на неё какие-то чары, по видимому, проверяющие подлинность подписей, а затем разрешающе кивнула.

— Всё верно, счастливого Рождества, Гарри.

— И Вам, профессор.

Подхватив сундук, Гарри весело побежал к ждущим его друзьям. Его ожидали каникулы, которые, как мальчик думал, обещали быть самыми счастливыми из прошедших лет как в прошлом, так и в настоящем.

Комментарий к глава 18. Письмо Дурслям.

Бечено.


========== глава 19. В доме Грейнджеров. ==========


Конечно, можно было бы попытаться формально поехать к своим родственникам, а потом, как собирался, ездить на электричке к Гермионе, но Гарри подозревал, что не выйдет из комнаты все рождественские каникулы. А то ещё и решетку на окно поставят, как это было в прошлом. И лучше провести Рождество в школе, чем рисковать быть запертым на все каникулы. Хорошо, Гермиона догадалась, что можно написать такое письмо, и Дурсли были вынуждены разрешить Гарри поехать к Грейнджерам.

Гарри думал о том, как прошла первая половина года. Что-то шло по-другому, что-то повторялось с вариациями. Никто не раскрыл его знаний, слишком больших для первокурсника. Хотя, учитывая его успеваемость в прошлой жизни, знаний накопилось не так уж и много. Тем более в сравнении с успехами Гермионы он почти не выделялся и считался талантливым учеником наравне с девочкой, во многом даже уступая ей. В теории уж точно. И, хоть после дня Всех Святых пришлось немного открыться перед Гермионой, рассказав о знании про Тайную комнату, всплывшем вместе со знанием змеиного языка и некоторых заклинаний, вроде трансфигурации из камня скамейки, но девочка сохраняла знания в секрете.

В поезде друзья договорились о том, чтобы встретиться послезавтра в Дырявом котле и вместе выбрать рождественские подарки, а так же погулять по Косой Аллее.

Гарри предвкушал встречу с родителями Гермионы. Он видел их всего раз в прошлом, когда те заходили в торговый квартал колдовского мира. Тогда их увёл Артур Уизли, восхищаясь тем, что впервые видит настоящих магглов. Теперь Гарри понимал, что это выглядело довольно странно для того человека, у которого есть летающий автомобиль и куча маггловских вещей в сарае рядом с домом. И очень некультурно.

Доехав, друзья попрощались с Невиллом и поздоровались с Августой, встречающей внука. Она сказала, что рада появлению друзей у Невилла и что приведёт его в Дырявый котел к назначенному времени. После этого направилась к общественным каминам, стоящим на платформе.

Родители Гермионы встречали её и Гарри в маггловской части вокзала. Эмма обняла свою дочь, а Дэн, поздоровавшись с Гарри и пожав ему руку, подхватил сундуки детей и понёс к машине.

Дело близилось к вечеру. Родители не стали сильно расспрашивать уставших от переезда детей, сразу отправив в комнату.

Грейнджеры жили в отдельном двухэтажном доме. Комната Гермионы располагалась на самом верху и была просторной, светлой, с большими окнами и довольно уютной, хоть и напоминала своим видом библиотеку. Помимо книжных шкафов там стояла кровать Гермионы, чайный столик, полки с одеждой и мягкими игрушками. Так же в углу был расположен диван, за которым она читала, и стол рядом с ним. Это место было уже приготовлено для Гарри.

Во многих местах на уровне роста Гермионы были развешены настольные лампы, а на стоящем рядом с диваном столе почему-то рядом с ещё одной лампой располагалась толстая белая свеча в подсвечнике и лежали спички.

Войдя, девочка щёлкнула выключателем ближайшей лампочки, но та не загорелась. Тогда она зажгла свечу и открыла ящик стола. Заглянув туда, Гарри увидел целую кучу лампочек в коробочках, а также пачку свечек.

Достав одну из лампочек, девочка ловкими привычными движениями заменила нерабочую и зажгла свет. Затем, убрав перегоревшую лампочку в другой ящик стола, в котором лампочек тоже оказалось изрядное количество, девочка повернулась к Гарри и смущённо улыбнулась.

— Магия очень плохо действует на электроприборы. — сказала она. — По началу у меня были сильные выбросы, и вся электроника в доме сгорала. Поэтому я редко смотрела телевизор, а потом от скуки стала больше времени уделять книгам. Родители оборудовали мне эту комнату без электроприборов и научили менять перегорающие лампочки, оставив изрядный запас в ящике стола. Тогда я думала, что это что-то ненормальное и переживала поэтому поводу.

Узнав это, Гарри начал понимать, почему Дурсли не любили, когда он выходил из чулана.

— А я думал, магия не даёт пользоваться электричеством только в Хогвардсе.

— Я читала на эту тему. Магия вызывает сбои в электронике только в местах, насыщенных магией. Обычно, это родовые особняки, в которых проживало много поколений волшебников или места с магическими источниками. Но случаев, чтобы такое случалось в доме, где живёт один волшебник или семья волшебников одно-два поколения или тем более в тех местах, где просто поколдовали — не нашла.

— Я тоже жил в доме родственников-магглов и теперь понимаю, почему они сердились, — сказал задумчиво Гарри. — Ты сказала, что магии должно быть много. Но это не обязательно магический источник. Помнишь, что говорил Динки о нашей силе?

— Да! — вспомнив, засияла девочка. — Он говорил, что по силам мы сможем сравняться с Дамблдором, а он Великий маг!

— Значит надо подумать, как защитить электроприборы от магии, если в будущем захотим жить в обычном мире, не вызывая постоянно аварии, — сказал Гарри, зевая.

— Надо ложиться спать, — сказала Гермиона, заметив зевок парня. Хотя и у неё самой глаза слипались от усталости. — Завтра будет день отдыха, а потом поход на Косую Аллею.

Утром Дэн и Эмма расспрашивали детей о жизни в школе, о занятиях и составляли план на каникулы. Было жаль, что нельзя показать им ничего волшебного. По началу Гарри смущался, но потом тоже стал общаться, рассказывая о уроках, полётах на мётлах и прочей жизни в школе. Особенно Дэн заинтересовался квиддичем, так как был бейсбольным болельщиком.

Вечером все дружно наряжали ёлку в большой комнате внизу. Гарри почувствовал семейную атмосферу и радость, которой не испытывал даже в доме Уизли в прошлом. Рыжее семейство было слишком шумным, хоть и по своему дружным, но Поттеру больше понравился дом Грейнджеров. Где вечером её родители сидели у камина, обсуждая планы на каникулы, а сам парень мог сидеть рядом с Гермионой и читать книгу по чарам.

Наконец, часы показали одиннадцать вечера, и дети отправились спать, предвкушая поход по волшебной Аллее.

— Как ты думаешь, Герми, стоит ли нам покупать мётлы или дождаться лета? — спросил Гарри у девушки, когда они уже ложились спать.

— Но нам ведь запрещено иметь мётлы на первом курсе! — возмутилась Гермиона.

— В школе — да. Но мы сможем поехать куда-нибудь вместе с твоими родителями и показать хоть что-то волшебное. Уверен, твой отец будет рад увидеть, как ты ловко держишься в воздухе. Да и на будущий год мётлы нам пригодятся.

Против этого девочка не смогла ничего возразить и, буркнув что-то вроде «Завтра посмотрим, спокойной ночи», уснула.

Комментарий к глава 19. В доме Грейнджеров.

Бечено.


========== глава 20. Поход на Косую Аллею. ==========


Утром Грейнджеры отвезли Гарри и Гермиону к Дырявому котлу. Войдя в паб, наполненный в этот предрождественский день людьми и запахом хвои, дети огляделись. Гарри обрадовался, что не забыл натянуть шапку на свой шрам, хоть и оставшись в очках.

Через некоторое время они заметили Невилла, сидящего около стойки бармена. Они помахали ему руками, привлекая внимание друга. Дождавшись, пока Невилл подойдёт к ним, уже все трое вышли в магический торговый переулок.

— Предлагаю для начала зайти в банк, потом разойтись по магазинам за подарками. Встретимся в полдень в кафе-мороженом Фортескью и пойдем выбирать питомца Гермионе, — предложил Гарри.

— Мне уже выделила деньги на все покупки бабушка, — сказал Невилл.

— Хорошо, тогда ты сможешь сразу идти за покупками. Только не забудь зайти к Олливандеру, проверить палочку.

— Спасибо, что напомнил, Гарри. Просто эта палочка так хорошо мне подошла, что я забыл об этом.

Невилл сразу отправился к лавочке Олливандера, который очень беспокоился за качество и любил каждую палочку как собственного ребёнка, поэтому ждал Невилла для проверки совместимости с палочкой. А Гарри с Гермионой пошли в сторону банка. Гермиона подошла к одному из клерков, обменивающих фунты на галеоны, а к Гарри Поттеру подошёл знакомый гоблин, который проводил летом кровный ритуал наследства.

— Пойдёмте со мной! — строго приказал гоблин мальчику.

Гоблин, которого, как помнил мальчик, звали Крюкохват, вёл его по подземным переходам и коридорам. Они проходили по коридору мимо многих дверей и наконец оказались в маленьком кабинете.

— Как я понял, у вас с собой нет ключа от сейфа? — осведомился гоблин.

— Да, он оставался у Хагрида в прошлое посещение.

— Мы знаем. Но вы уже прошли ритуал наследства и ключ иметь не обязательно. Я хотел бы вам предложить некоторые услуги банка, — сказал гоблин.

Получив положительный ответ, гоблин достал из-под стола огромную книгу. Сдув с неё пыль, он открыл первую страницу и начал перечислять.

Гарри решил выбрать настойчиво рекомендованную ему услугу более защищённого хранилища на нижних уровнях. Хоть оно стоит дороже, но гораздо безопаснее и охраняется настоящим огнедышащим драконом. Ещё он выбрал кошелёк, в котором появляются деньги прямо из сейфа, в случае необходимости обмениваясь на маггловские. Курс менее выгоден чем тот, который можно получить придя в банк, но для некоторых покупок это удобно.

— А почему вы решили предложить такие услуги именно сейчас? Я же приходил в банк ещё весной.

На это гоблин, поморщившись, ответил:

— Дело в том, что некоторые события поставили репутацию Гринтногса как безопасного места под сомнение. Уверяю, украсть в банке ничего невозможно. Попытку сюда проникнуть могут предпринять только безумцы. Или русские. У русских как раз разваливается государство, и многие люди, в том числе и маги, разбегаются оттуда по всему миру. В том числе и сюда, в Англию. Они неоднократно пытались проникнуть в банк, а некоторым даже удалось скрыться, хоть и не с чем. Поэтому мы усилили защитную систему банка и проверяем посетителей гораздо более тщательным образом.

В вашем же сейфе находится значительная сумма. Род Поттеров довольно богат, пусть и не самый знатный в магической Британии. Поэтому я и предложил вам данные услуги. Надеюсь, вы сохраните переданную вам, как одному из крупнейших вкладчиков, информацию при себе и не станете распространять её даже среди друзей.

С этими словами гоблин так строго посмотрел на Гарри, что у того сразу пропало желание делиться сведениями с кем бы то ни было.

— А как же Дамблдор? — спросил мальчик. — Он же следит за моими средствами.

— Всё верно. Снять с основного счета вы пока деньги не можете. Но, если желаете, я могу предоставить вам финансовый отчёт. Могу сразу сказать в общих чертах. На данный момент со времени гибели ваших родителей благодаря его действиям состояние основного счёта увеличилось на 1,38%. Поверьте, это очень значительная сумма.

Но безопасность сейфов — это дело гоблинов и изменить место хранения можно только с согласия владельца средств.

— К тому же я знаю, что Дамблдор просил в день моего посещения кое-что забрать из сейфов у Хагрида, — как бы между делом упомянул Гарри.

— Мы не разглашаем информацию о своих клиентах! — угрожающе прошипел гоблин.

— Конечно! Я не имел ввиду ничего такого. Я уже могу идти? — испуганно проговорил Поттер.

— Да, разумеется. Вот ваш кошелёк и финансовый отчёт. Пойдёмте, я провожу вас к выходу.

Взяв предложенное гоблином, мальчик вышел вместе с ним в общий зал. Не дождавшиеся его друзья уже разошлись по магазинам, не стал задерживаться дольше в банке и Поттер. Сунув финансовый отчёт в карман, он вышел из банка и направился в магазин артефактов, выбрать, для начала, подарки для Гермионы.

Вспомнив, что девочка часто носит с собой много книг, Гарри попросил сумку с расширенным пространством. Выбор был очень большим. Решив не мелочиться, он выбрал для себя похожую на маггловскую спортивную сумку с максимальным расширением пространства, а для Гермионы дамскую сумочку, расшитую бисером. Продавец, услышав требования мальчика, показал, что в этой сумочке есть специальное отделение для хранения большого количества книг, отделение для хранения женских мелочей, а так же отделение для хранения прочих вещей. Удобная система сортировки и чары в горловине сумки, позволяющие в случае необходимости растягивать его и помещать в сумочку крупногабаритные предметы.

Затем Гарри, подумав о том, что у него теперь есть безразмерная сумка, решил походить по разным магазинам и закупить остальные подарки для друзей и знакомых.

Комментарий к глава 20. Поход на Косую Аллею.

Бечено.


========== глава 20.5. Кот Живоглот. ==========


Имея волшебный кошелёк и безразмерную сумку, Гарри отрывался по полной, накупив много разных мелочей, вроде волшебных хлопушек, шаров со снегом с миниатюрным Хогвардсом внутри, пополнил запас совиного корма.

Вспомнив свою былую дружбу с Роном, он приобрёл для него несколько книг о квиддиче и набор разных сладостей. Для Хагрида Поттер приобрёл книгу о самых опасных магических животных, для Снейпа — мантию из шелка акромантулов, для Невилла — универсальное магическое удобрение в пакете с расширяющими чарами, а для Мадам Спраут набор новейших магических садовых инструментов.

Ещё, с теплотой подумав о капитане команды сборной по квиддичу, он зашёл в магазин мётел. Там Гарри с удивлением обнаружил новинку — Нимбус 2001. Он вспомнил, что именно эти мётлы купил Люциус Малфой для сборной Слизерина в прошлом.

«На таких мётлах я не летал, сразу пересев на Молнию. Что же, опробуем в этот раз», — с ностальгией подумал Поттер. Он взял одну метлу себе, а вторую Гермионе.

Для Седрика в этом магазине он приобрёл лучший набор по уходу за мётлами, взяв такие же и себе с Гермионой.

Не удержавшись, Поттер купил для неё ещё и большую мягкую игрушку в виде сердца с руками и ногами. Оно было волшебным и при нажатии говорило «Я тебя люблю» и выпускало стайку сердечек и воздушных поцелуев. Они летали следом за нажавшим и приклеивались к щекам и лицу, исчезая только через пару минут.

На последок Гарри ещё купил несколько пар тёплых шерстяных носков для директора, вспомнив о давнем разговоре у зеркала желаний.

«Интересно, будет ли в этом году среди подарков мантия-невидимка, ведь многое уже поменялось и шло не так как в прошлом. Хотелось бы её всё же получить, ведь это память от отца», — подумал Гарри.

Он не заметил, как настал полдень, и пришла пора идти к друзьям в кафе-мороженое.

В кафе мальчика уже ждали Гермиона и Невилл. Присев за столик, Гарри присоединился к поеданию мороженого, поглядывая на то, что они купили. Невилл держал большой пакет с разными покупками, а на столе стоял аквариум.

— Это для Тревора, а то он постоянно пытается сбежать, — пояснил Невилл.

Перед стулом Гермионы лежало также несколько пакетов и большая связка самых разных книг.

«Как же она донесла до кафе всё это!» — подумал Гарри.

— Я тоже уже все закупил, но один из подарков я всё же подарю прямо сейчас, — сказал Поттер девушке. Он снял с плеча сумочку и передал Гермионе. — Я вижу, что ты в школе носишь с собой много книг. Эта сумочка хоть и небольшая с виду, но в ней несколько отделений с расширенным пространством. В одно отделение ты можешь положить все свои книги, создав свою личную библиотеку. В другое — сложить ваши девичьи вещи. Туда можно положить и что-нибудь крупногабаритное, — пояснил он.

Радостно взвизгнув, девочка бросилась своему парню на шею, крепко поцеловав. Невилл в это время в смущении отвернулся, сделав вид, что ищет что-то в своём пакете. Но потом девушка вспомнила, как заходила в тот магазин и приценивалась к вещам с расширением пространства.

— Но это очень дорогой подарок! — возмутилась девочка. — Я не могу его принять.

— Для тебя мне не жалко даже своей жизни, не то, что золота. Ты должна принять его, — категорично возразил Гарри, поддевая ложкой ореховую стружку на своём мороженом.

Смущённая девочка ещё раз поцеловала Гарри и села на место.

— Ну что, теперь в зоомагазин? — спросил Гарри, когда наконец закончил со своей порцией.

— Ну, есть одна проблема, — немного покраснев, сказала Гермиона.

— Дай угадаю. Ты была в книжном, и снова денег у тебя не осталось? — улыбаясь, спросил Гарри свою девушку. Получив в ответ кивок, он сказал: — Ну ничего, будет просто ещё одним подарком.

Не слушая возражений, Гарри помог сложить покупки девушки в её новую сумочку, а затем, взяв за руку, повел к зоомагазину. Невилл же, сказав, что ему уже пора, попрощался с друзьями и отправился в сторону Дырявого котла.

В зоомагазине со всех сторон раздавались звуки. В террариумах ползали змеи, прыгали жабы. Вдоль стен стояли клетки с кошками, мышами, крысами. На жердочках под потолком сидели разные птицы. Было даже несколько сов, хотя Гарри помнил, что для продажи этих почтовых птиц в Косом был построен целый специализированный «Торговый Центр Совы». Уточнив у продавца-консультанта, Гарри узнал, что эти птицы не обладают почтовыми функциями, а продаются только в качестве питомцев.

Как и в прошлой жизни, Гермиона выбрала себе огромного кота-полукниззла. Это был тот самый Живоглот, только в этот раз он встретил свою хозяйку пораньше. Гарри был очень рад видеть его морду, которая была настолько плоской, что, казалось, по ней заехали со всего маху кирпичом и так и оставили. Выйдя из клетки, огромный кот подошёл к Гарри, потёршись о ноги, а затем подошёл к Гермионе, собираясь сделать то же самое. Но девочка, пискнув от радости, подхватила его на руки и начала гладить. Кот громко замурлыкал.

— Это полукниззл, — объяснил продавец. — Он сможет улавливать ваши эмоции. Странно, что он выбрал вас. Обычно он на всех шипит и не даётся в руки. Мы уже не надеялись его продать. Хорошо, надо дать ему имя.

— Я назову его Живоглотом! — сказала девочка, уткнувшись лицом в густую шерсть своего нового мурлыкающего питомца, пока Гарри расплачивался с продавцом.

Почти на выходе из Косого переулка Гарри осенила мысль.

— Постой, Герми, а как же мы отправим сегодня все подарки? У нас же на двоих одна сова.

— Ой. я об это тоже не подумала! — ответила Гермиона.

— Я знаю, давай зайдём на почту и разошлём совами подарки прямо сейчас.

Выполнив на сегодня все дела, Гарри и Гермиона, уставшие, но довольные, вышли из Дырявого котла, где их уже ждали Дэн и Эмма, закупавшиеся подарками в маггловском Лондоне. Приехав домой и поужинав, дети отправились спать, предвкушая рождественское утро.

Комментарий к глава 20.5. Кот Живоглот.

Бечено.


========== глава 21. Рождественское утро. ==========


Наступило утро. Гарри проснулся от того, что Гермиона стянула с него одеяло и радостно расталкивала.

«Спааать. Почему меня будят? Гермиона? Что-то случилось? Я проспал трансфигурацию?» — сонно соображал Гарри.

— Вставай, Гарри. Рождество! Пора открывать подарки!

— О! — вырвалось у парня.

«Точно! Рождество!» — Поттер подскочил на диване.

Быстро одевшись, Гарри сбежал вниз за торопящей его Гермионой: под украшенной игрушками и гирляндой разноцветных огоньков ёлкой лежала гора подарков. Гарри не торопился открывать свои подарки, примерно догадываясь, что в них могло быть. Вместо этого он с нежностью наблюдал за Гермионой, открывающей свои подарки.

Гермиона начала разворачивать обёртку с коробок, радуясь новым книгам от родителей и других родственников. Один от двоих подарок девушка получила от Ханны и Сьюзен. Этим подарком оказался волшебный гребень, который по описанию мог справиться даже с пышными волосами Гермионы.

«О, мне бы тоже такой», — парень непроизвольно пригладил свои топорщащиеся волосы, которые не поддавались маггловским расчёскам.

Невилл, зная любовь девушки к книгам, прислал редкий сборник с описанием магических растений. Напоследок Гермиона оставила подарки с подписью «от Гарри». Парень с удовольствием наблюдал, как его девушка пытается увернуться от воздушных поцелуев и радуется новой метле.

Закончив со своими подарками, сияющая от радости девушка повернулась к Гарри и нетерпеливо воскликнула:

— Гарри, а что же ты не открываешь свои подарки? Давай же!

Первым среди подарков нашелся тёплый шерстяной свитер изумрудно-зелёной расцветки, на котором серебряными нитями были вышиты две огромные буквы «ГП». К нему была приложена записка.

«Здравствуй, Гарри. Меня зовут Молли Уизли. Я была хорошим другом твоих родителей и мой сын мечтал с тобой подружиться. Жаль, что вы попали на разные факультеты. Зимой в школе холодно, поэтому я вяжу всем своим детям на Рождество в подарок тёплые свитеры. Связала такой и тебе. Носи на здоровье. Счастливого рождества!»

«Это мило, что она заботиться и обо мне, хотя я даже не друг её сына», — с некой теплотой подумал Гарри, едва заметно улыбнувшись.

Следующим подарком был конверт от дяди Вернона и тёти Петунии.

«Здравствуй, Гарри. Мы знаем от этого ненормального великана, что у тебя есть необходимые деньги для обучения всяким вашим ненормальностям. Но, раз ты проводишь каникулы у нормальных людей, тебе нужны нормальные деньги. Мы не хотим, чтобы ты был ещё и для них нахлебником, ведь дантисты очень уважаемые люди. После того, как ты уехал, количество средств в семье изрядно возросло. Ведь теперь не надо каждую неделю покупать новые электроприборы и менять ежемесячно проводку в доме. К тому же, Вернон смог заключить выгодный контракт на поставку дрелей во Францию. Впрочем, тебя это наверняка мало интересует.

Посылаем тебе часть сэкономленных денег. Хорошо проведи каникулы и постарайся не причинять неудобства приютившим тебя на это время людям.

Твои родственники.»

В конверте был ещё небольшой свёрточек. Развернув его, Гарри обнаружил пухлую пачку фунтов и, кажется, впервые с благодарностью подумал о своих маггловских родственниках.

Ещё в подарках оказались набор шоколадных лягушек от Невилла и разных волшебных сладостей от Гермионы.

Хагрид прислал в подарок дудочку, которую вырезал сам. Гарри поднёс её к губам и подул. Из дудочки раздался звук, похожий на уханье совы. Он попробовал заткнуть одно отверстие пальцем, и звук изменился на утиное кряканье. Каждая закрытая пальцем дырочка изменяла звук на крик той или иной птицы или зверя, не отличимый от реального.

«Здорово. Надеюсь, Хагриду тоже понравиться мой подарок», — с неким восхищением подумал парень.

— Тут явно не обошлось без магии, — сказала Гермиона.

Наконец, Гарри развернул последний свёрток, который откладывал до последнего. Как и думал парень, это оказалась мантия-невидимка. Держа в руках невесомую ткань и слыша восхищённый вздох подруги, Гарри вспоминал, во скольких приключениях выручала его с друзьями эта мантия. Передав её Гермионе, тут же подбежавшей к зеркалу и, завернувшись в ткань, оставив видимой только голову, он поднял с пола выпавшую записку.

Развернув, Гарри вчитался в текст, написанный витиеватым почерком. Хоть почерк Гарри и узнал, но текст отличался от прошлого.

«Здравствуй, Гарри. Спасибо за подарок, мне было приятно получить его. Ведь обычно мне почему-то дарят только книги.

Ты показал себя прилежным учеником и ответственным человеком, поэтому я решил вернуть тебе эту мантию-невидимку. Это не простая мантия. Она принадлежала твоему отцу и передавалась в роду Поттеров из поколения в поколение, тогда как обычные мантии-невидимки, тоже считающиеся редкостью, довольно быстро изнашивают чары. По легенде, именно эту мантию одному из древних магов подарила сама Смерть. Если захочешь узнать подробности, прочитай сказку о трёх братьях Барда Бидля.

Ты можешь спросить, почему эта мантия оказалась у меня? Отвечу. Её мне передал твой отец. Тогда шла война с Тёмным Лордом. Твои родители укрылись под чарами доверия Фиделиус. Я же искал любые способы защититься и защитить доверившихся мне людей от слуг Тёмного Лорда. Поэтому я попросил дать мантию для изучения мне на время, чтобы попытаться воссоздать чары невидимости с этой мантии. Ведь вещь, способная укрыть даже от самой смерти, наверняка была бы не по зубам Тёмному лорду и его слугам. К сожалению, это мне не удалось. Возможно, легенда о дарах Смерти имеет под собой реальную почву? Кто знает.

Используй эту мантию с умом и постарайся сохранить её тайну от посторонних. Возможно, это сможет спасти однажды твою жизнь и жизнь твоей будущей семьи.

Счастливого рождества, Гарри, и приятных каникул.

Альбус Дамблдор.»

Свернув аккуратно записку, Гарри присоединился к Гермионе, которая всё никак не могла наиграться с мантией. А потом Дэн и Эмма позвали детей к столу.

Комментарий к глава 21. Рождественское утро.

Я постаралась учесть предыдущие замечания и комментарии. Но их очень мало. Пожалуйста, пишите, что нравится, а что не нравится.


Бечено.


========== Глава 22. Серьёзный разговор. ==========


Завтрак прошёл в тёплой семейной обстановке. Гарри наслаждался этой атмосферой, поедая индейку. На столе стоял пирог, пудинг, мочёная клюква и много других рождественских лакомств. Гермиона с удовольствием показывала родителям, как пользоваться волшебными хлопушками, которые взрывались как выстрел из пушки, окутывая всех густым облаком сизого дыма. Однако этот дым не причинял вреда и не вызывал кашля, через несколько секунд тая без следа.

Среди вещей, выпадающих из хлопушек, оказалось несколько белых мышей, которые тут же были изловлены и помещены в клетку. Также попадались старинные шляпы, свистки, выдающие переливчатые мелодии, наборы по выращиванию бородавок, зелья не лопающихся мыльных пузырей и много других забавных волшебных мелочей. К концу завтрака оказалось, что мыши превратились в кружки.

— Это трансфигурация! — обрадованно пояснила девочка своим родителям.

— Правильно. Я бы разочаровалась в волшебниках, если бы они засовывали в хлопушки живых мышек, — поддержала её Эмма.

После завершения завтрака Гермиона с матерью отправилась на прогулку, а Дэн повёл Гарри к себе в кабинет.

— Гарри, я очень рад, что ты подружился с Гермионой. У неё не было друзей ещё с начальной школы. Но, похоже, ты испытываешь к ней не только дружеские чувства? — обеспокоенно начал мужчина.

— Да сэр, — поначалу смутившийся парень твёрдо посмотрел в глаза отцу своей девушки. — Гермиона для меня самый важный в жизни человек. Она не только мой лучший друг.

— Это заметно. Знаешь, Эмма вчера решила постирать твою одежду. Она достала все вещи из карманов, чтобы положить их туда обратно. Но среди вещей она обнаружила это, — Дэн протянул парню забытый Финансовый отчёт, который отдал Поттеру в банке Гоблин. Гарри сел и стал внимательно читать его, удивляясь написанному. Дэн не мешал и молча ждал, пока Гарри закончит.

Финансовый отчёт оказался самообновляемым. В нём было описано содержание детского сейфа, куда поступали деньги до одиннадцатилетия. В прошлом году с него было списано 50 галеонов и плата за кровавый ритуал наследства.

За вчерашний же день траты составляли более полутора десятков тысяч галеонов. Траты были подробно описаны и включали в себя не только существенные суммы за перенос содержимого сейфов в более надёжные хранилища, но и деньги, потраченные парнем на покупки в косом переулке. Одни мётлы и сумки стоили более двух тысяч галеонов за каждую.

«Ох ничего ж себе», — едва не ругнулся парень. Он, конечно, представлял, что денег вчера потратил много. Но одно дело представлять, а другое — видеть своими глазами.

— Ты потратил очень большую сумму на подарки для нашей дочери. Метла, ценой в новый спортивный автомобиль. Сумочка не меньшей цены. Это ещё не говоря о множестве более мелких подарков, которые, впрочем, тоже стоят немало.

— Что Вы, для неё мне ничего не жалко. Гермиона — самый близкий человек для меня во всём мире.

— Эх… Ну что же, поживём, увидим. Только не обижай её.

— Что, Вы, сэр, я никогда…

— И не торопитесь переходить к взрослым отношениям. Вам надо ещё получить образование, — прервав оправдания мальчика, строго посмотрел на него Дэн. — А что касается этого, —

указал он Гарри на отчёт, — то такие бумаги нужно хранить в надёжном месте, а не носить, забывая в карманах.

— Ну, просто гоблин меня немного напугал. А потом поход по магазинам, покупки, предвкушение праздника, — немного смущённо пояснил Гарри.

— Если это только детский сейф, то в основном должно лежать ещё больше денег. Тебе необходимо очень внимательно относиться к этому и изучить дело управления финансами.

Проговорив некоторое время, они сыграли в шахматы. Потом Гарри предложил сыграть в волшебные шахматы, два набора таковых выпали как раз из хлопушек. Если в обычные шахматы Гарри, несмотря на весь свой опыт прошлой жизни игр с Роном, проиграл с треском несколько раз в подряд, то в волшебных шахматах проигрывал уже Дэн, часто не решающийся настоять на своём варианте и принимая требование той или иной фигуры позволить перейти на нужную ей клетку.

Наконец, они дождались девушек, вернувшихся с прогулки и обменивающихся впечатлениями.

— Мне родственники прислали вчера в подарок фунты. Я хотел бы отдать их вам, так как мне их тратить некуда, а нахлебником быть не хочу, — сказал Гарри.

— Глупости, ты и так много всего накупил на волшебные деньги. А фунты тебе ещё пригодятся. Например, я видела, в каких обносках ты ходишь. Почему ты не приобрёл хорошую одежду? — спросила его Эмма.

— Ну, я не мог, не знал где, — замялся Гарри.

— В общем, завтра же мы с тобой и Гермионой идём по магазинам и будем покупать обновки вам обоим. Заодно, не хотел бы ты сменить свои очки на более удобные?

— Конечно! — обрадовался Гарри, с благодарностью посмотрев на неё.

Парень тепло улыбнулся, понимая, что вот она — настоящая семья, где каждый заботиться друг о друге просто потому, что волнуется.

Комментарий к Глава 22. Серьёзный разговор.

Бечено.


========== Глава 23. Каникулы. ==========


Каникулы пролетали незаметно и были наполнены радостью и счастьем для Гарри.

В первый день Эмма отвела мальчика к знакомому окулисту. К сожалению, исправить зрение было невозможно, но и ухудшаться при правильном подборе очков и бережном отношении к зрению оно не должно было.

— А как насчёт контактных линз? — спросила Эмма.

— К сожалению, глаза молодого человека будут их отторгать, краснеть и быстро уставать.

— Но он в некотором роде спортсмен. Может можно что-то делать?

— Это нужно было сказать сразу. Хотя хорошо, что вы все же рассказали мне. Можно сделать специальную оправу, которая будет удерживать очки даже при резких движениях головой и рывках.

Пока очки изготавливались по рецепту, Гарри и Эмма гуляли по Лондонским улицам. Женщина расспрашивала мальчика о том, как он познакомился с её дочерью и как выдерживает её характер.

— Гермиона очень добрая и отзывчивая. Она решила помогать домовым эльфам, а ещё помогает мне и моему другу с учёбой. Она любознательная и ответственная, думает наперёд. И очень милая, — честно признался Гарри.

На следующий день после Рождества Эмма повела детей в торговый центр за одеждой. Дэн сочувственно похлопал Гарри по плечу, что немного насторожило Гарри, и мальчик приготовился к неприятностям. Однако поход по магазинам ему очень понравился. Сначала они накупили большой чемодан одежды для Гарри. Там было всё, от набора носков, до маггловского костюма-тройки. Но затем наступило самое интересное. Гарри настоял, что оплатит все покупки Гермионы из денег, подаренных ему Дурслями. Гермиона выбирала вещи очень долго, примеряя некоторые по нескольку раз. Гарри любовался тем, как Гермиона выходит из примерочной в самой разной маггловской одежде, от рубашек и джинсов, до роскошных платьев, подобных тому, на котором девочка танцевала в его прошлой жизни на балу с Виктором Крамом. И без того привлекательная, в отсутствие балахонистых мантий она выглядела восхитительно.

— Ещё не жалеешь, что дал такую возможность моей дочери? — лукаво спросила Эмма, когда Гермиона в очередной раз скрылась с двумя платьями в примерочной.

— Нет. Она очень красивая и ей идёт абсолютно всё.

— Не боишься, что денег на всё не хватит?

— В случае чего можно будет доплатить фунтами из сейфа, — напомнил мальчик про волшебный кошелёк с функцией обмена.

— Но ты должен понять, что Гермиона уже к весне вырастет из этих вещей, деньги окажутся потрачены в пустую, — серьёзно напомнила женщина.

— Каждая улыбка и секунда радости Гермионы для меня гораздо дороже всего содержимого сейфа. Я ни на секунду не пожалею ни об одном потраченном для этого фунте или галеоне.

Последние слова Гарри услышала вышедшая из примерочной Гермиона и с радостью бросилась обнимать парня.

Девочка всё же настояла на том, чтобы не покупать все, а выбрать только некоторые понравившиеся вещи и платье.

Остальные дни каникул тоже были насыщены событиями. Все вместе они ходили в кино. Гарри был потрясён, впервые увидев фильм на большом экране. Посетили цирк, зоопарк, бейсбольный матч, дельфинарий и конечно же большой серпентарий, где Гарри вдоволь наобщался с самыми разными змеями, переводя их рассказы внимательно слушающей и улыбающейся семье Грейнджеров.

По вечерам, несмотря на все протесты парня, Гермиона усаживала Гарри за учебники, и они писали заданные на каникулы эссе. Но даже это занятие, после наполненного радостью дня, вместе с Гермионой было очень приятным.

За несколько дней до окончания каникул, когда выпал солнечный день, они все сели в автомобиль и поехали далеко за город. Остановившись в отдалённом пустынном месте, они проехали на лыжах несколько миль и, найдя уединённую полянку, устроили пикник. Тут Дэн и Эмма смогли познакомиться с Динки, пришедшим на зов Гарри. Перекусив и выслушав краткую историю о домовых эльфах, они удивились, как разнообразен мир, и беседовали некоторое время о возможной жизни на других планетах.

После этого дети достали мётлы и несколько часов увлечённо осваивали идеально слушающуюся управления спортивную модель Нимбус 2001. Наконец, немного замёрзнув, дети вернулись к ждущим их старшим Грейнджерам и поехали обратно. Дэн восхищался фигурам, которые выписывали дети в воздухе, а Эмма расспрашивала о безопасности полётов на таких странных предметах.

— А почему волшебники летают именно на мётлах, а например не на креслах? — спросил Дэн Гарри Поттера.

Гарри смущённо почесал голову, не зная, что ответить. Но ему на помощь пришла Гермиона.

— Это связано со средневековой историей. Тогда церковь охотилась за магами и искала нечто необычное. Конечно, настоящих магов им удавалось ловить крайне редко, но лишний раз менять жилище или чистить память магглам было хлопотно. Поэтому маги старались маскироваться под магглов, в том числе маскировать зачарованные предметы под обычные. А что может быть обычнее, чем метла для подметания пола? Со временем чары приспособили именно под полёт мётел и даже когда маги приняли Международный Статут Секретности и скрывать полётные артефакты стало не обязательно, для магов уже стало удобнее зачаровать метлу, чем менять систему чар под иной предмет. С тех пор совершенствование системы чар для полёта в Англии и Европейской части континента происходит именно в улучшении лётных качеств мётел.

— То есть летать именно на метле не обязательно? — уточнила Эмма.

— Конечно нет. На Востоке мётлы менее распространены. Там более обычной вещью в доме являются ковры и развитие отрасли изготовления летающих артефактов идёт в направлении ковров-самолётов. Но ввоз в Англию ковров запрещён законодательно. К тому же некоторые особо сильные маги могут летать самостоятельно без использования полётных артефактов, — подведя итог, девочка закончила: — Каждая метла — сбалансированная отработанная веками система чар. Хотя нет предела совершенству, чему могут служить примером мётлы, на которых мы летали сегодня. Нимбус 2001 — это новейшая метла, выпущенная только в этом году.

А Гарри в это время вспомнилась летающая машина Артура Уизли, от чего парня передёрнуло. Они с Роном тогда еле ушли от Хогвартс-экспресса.

Как бы приятны не были каникулы, но настал день возвращения в школу. Узнав о свойствах сумок, родители заставили наполнить их множеством необходимых по их мнению вещей. Гермиона взяла все свои книги, опустошив полки в своей комнате, а ещё заходила вместе с Гарри во Флориш и Блоттс, изрядно закупившись там книгами по магии.

Отвезя детей на вокзал, Грейнджеры попрощались с детьми. Дэн попросил Гарри заботиться о его дочери, а Эмма поцеловала в щёку. Дети поправили на плечах свои безразмерные сумки и взялись за ручки тележек с сундуками, разгоняя их в разделительный барьер на магическую платформу.

Комментарий к Глава 23. Каникулы.

Бечено.


========== глава 24. возвращение в школу. ==========


Друзья возвращались с каникул весёлые и отдохнувшие. Они хорошо провели время, часто общались с Невиллом, а Гарри, наконец, узнал, как празднуют Рождество семьи, где все друг друга любят.

Хогвардс-экспресс стоял на морозе, окружённый клубами пара, в котором, словно привидения, сновали люди. Быстро добравшись до нового вагона, ребята встретили Невилла. Тот как раз помогал какой-то девочке затаскивать внутрь сундук.

Найдя свободное купе, Гарри с Гермионой стали делиться тем, как провели каникулы. Невилл поблагодарил Гарри за подарок.

— Кстати, у нас осталось несколько шоколадных лягушек, — сказал Гарри, доставая их из отделения сумки и протягивая одну Невиллу.

Развернув обёртку, Невилл внимательно прочитал карточку.

← Агриппа. У меня такой есть, — немного грустно вздохнул мальчик.

— Я вот не понимаю, в чём смысл собирать карточки с картинками, пусть и движущимися, — вздохнула Гермиона.

— Это не просто картинки, — возмутился Невилл и начал рассказывать.

— Дело в том, что помимо обычных движущихся картинок и колдографий в волшебном мире существуют живые портреты. Это изображение человека, в которое вложен отпечаток его души, мыслей, воспоминаний, характера. Если портретов несколько, то он может перемещаться между ними, посещая разные места. Заходить в гости к другим портретам. Такие, например, висят на очень многих стенах Хогвардса, а также во многих домах, где жили многие поколения волшебников.

Но, пока слепок личности находится на одном портрете, остальные на время становятся просто движущимися картинками. Обычно в это время, пока личность находится в другой картине, изображение на портрете спит. С живым портретом можно о многом поговорить, узнать что-то о временах его жизни. В старинных семьях именно портреты — хранители истории и традиций рода.

Если волшебник не очень знаменит, то портретов у него совсем немного. Если подойти к одному такому портрету и начать говорить, то слепок личности услышав обращение наверняка охотно ответит. И даже если до этого времени находился в другой своей картине для разговора перейдёт в ту картину. Ведь каждый слепок личности не только может путешествовать между своими портретами, а ещё и знает, когда к какому его портрету обращаются.

Однако у знаменитых волшебников портретов очень много. Такие волшебники редко отвечают простым любопытным и тем приходится часто смотреть просто на движущуюся картинку. На карточках шоколадных лягушек напечатаны не просто колдографии, а именно портреты самых известных волшебников. И, хоть на такие портреты они совсем не заглядывают, своими слепками личности, каждый владелец коллекции тешит себя надеждой, что при желании сможет поболтать с величайшими личностями магического мира.

Гермиона развернула свою шоколадную лягушку и уже с гораздо большим трепетом стала разглядывать карточку.

— Смотрите, у меня Альбус Дамблдор.

Гарри уже догадался, что последует дальше. Он так надеялся, что эта карточка не попадётся им, поэтому и оставил лягушек на последок, съедая другие лакомства. Немного погодя Гарри убедился, что оказался прав.

— Гарри, Невилл, тут написано, ни за что не догадаетесь, — девочка сделала театральную паузу и прошептала: — О Николасе Фламеле.

Девочка покопалась в своей сумочке в библиотечном отделении и достала из неё огромную толстую книгу.

— Это я перед каникулами взяла в библиотеке для лёгкого чтения. Тут написано как раз об алхимии и достижениях алхимиков. Но я не успела в неё заглянуть, так как каникулы выдались очень насыщенными, — девочка тепло улыбнулась Гарри.

Пока девочка погрузилась в книгу, Гарри и Невилл решили прогуляться по поезду. Немного постояли у окна в коридоре, мимо которого пролетали зимние снежные пейзажи. Потом они пошли к голове поезда. Пройдя вагон старосты, они встретили машиниста, весело играющего с самим собой в волшебные шахматы.

— Ой, вы же машинист! — удивился Гарри. — А как же поезд?

— Ну, я тут нужен только для экстренных ситуаций. На самом деле весь этот дым из трубы паровоза, топка, гудок — всего лишь маскировка от магглов, а поезд двигает магия. Давайте лучше сыграем в шахматы.

Пока Гарри играл в шахматы с машинистом, оказавшимся очень сильным игроком, Невилл вернулся в купе и вскоре пришёл вместе с Гермионой. Хоть девочке не терпелось рассказать сведения о Фламеле, которые она прочитала только что, но она не могла упустить такую возможность узнать что-то новое. Гермиона набросилась с вопросами на машиниста. Который, впрочем, был даже рад интересу к его делу и способу развеять скуку.

— Скажите, а почему при наличие каминов волшебники используют поезд? А ведь ещё есть аппарация, портключи, Ночной Рыцарь, не говоря о мётлах!

— Ну, кроме личных путешествий есть ещё и перевозка грузов. Каждый способ передвижения, даже в магическом мире, отличается разной стоимостью и целесообразностью. Не зря в Министерстве магии есть целый Транспортный отдел. Кстати, нынешний министр Корнелиус Фадж долгое время возглавлял именно этот департамент!

Машинист подошёл к стене и открыл карту Британских островов.

— Посмотрите. Железная дорога соединяет две противоположные точки нашей страны. Хогсмид — являющийся единственным в Британии полностью волшебным поселением и вблизи которого находится школа Хогвардс, и Лондон, в котором находится Клиника Мунго, торговый квартал волшебного мира, различные волшебные производства, Министерство магии и проживает более половины всех магов страны. Конечно, и на платформе, и в Хогсмите есть общественные камины. Но билет на поезд стоит дешевле чем порция дымолётного пороха, необходимого для путешествия на такое расстояние. Особенно существенной становится разница при сравнении использования грузовых каминов. На мётлах, даже самых удобных, на такое расстояние не полетаешь, аппарацией, тем более парной или с грузом, владеют далеко не все волшебники, а чтобы зарегистрировать портключ всё равно необходимо сначала добраться до Министерства.

— А как же маги, проживающие на остальной территории?

— Ну, крупных магических поселений на территории остальной страны нет. Есть небольшие общины магов в маггловских городах, отдельные поместья старинных семей волшебников, магглорождённые. Но, в зависимости от расстояния от двух крупных центров — Лондона и Хогсмида, они добираются до них маггловским способом, через камины, аппарацией. В крайнем случае на мётлах, ну, а если положение безвыходное — Ночным Рыцарем. А затем, в случае необходимости, отправится в другой конец страны, пользуются этим поездом. Четыре раза в год Хогвардс-экспресс перевозит исключительно школьников. К тому же вы не заметили, что поезд идёт до школы почти целый день, хотя маггловский добрался бы за несколько часов? Это делается чтобы запутать магглов и подойти поближе к Хогвартсу. Он защищён мощными чарами ещё времён основателей и прямо к нему не подойти, особенно если сам в этой школе не учился и не проходил распределение. Шляпу-то надевают не просто так, — довольный разговором, машинист не заметил, как Гарри поставил ему мат.

— Ну мы уже подъезжаем! Вам пора в своё купе, — мужчина взглянул на доску и покачал головой.

Поблагодарив за интересный рассказ, дети побежали к себе переодеваться в мантии.

Комментарий к глава 24. возвращение в школу.

Бечено.


========== глава 25. Планы на будущее. ==========


Приехав в школу и поужинав, друзья разобрали вещи и легли спать. На следующий день они обсудили найденную Гермионой информацию о Фламеле и пришли к выводу, что в школе спрятан именно философский камень.

— - Неудивительно, что, узнав о такой ценности, грабители рискнули даже попытаться залезть в Гринготтс, — сказал Гарри.

«Ну вот, она все же нашла информацию и теперь будет искать способы прохождения ловушек! Как же её отвлечь!» — раздосадованно подумал парень.

— Да, хотел бы я тоже жить вечно, — печально вздохнул Невилл.

— Только никому не нужно говорить о том, что мы нашли, — предупредила Гермиона.

— Ради такой ценности, как философский камень, грабители могут не остановится перед защитой школы и ловушками преподавателей, если узнают, — согласился Гарри.

— Пока его спасает секретность. Но, даже если мы, первокурсники, смогли это узнать, то грабителей это не остановит точно.

Некоторое время Гермиона рассказывала им о достижениях алхимии. Потом Невилл отправился в гостиную, а Гарри задержался в библиотеке с Гермионой.

Неожиданно Гарри в голову пришла необычная идея. Боясь её спугнуть, мальчик начал издалека и осторожно спросил Гермиону.

— Слушай, а ты уже планировала, чем хочешь заняться после школы?

— Я смотрела список самых высокооплачиваемых профессий. Мне хотелось бы работать в Министерстве, там самые высокие зарплаты, но, чтобы попасть туда нужно иметь хорошие оценки. Будет хорошо, если получится попасть в отдел международных связей. А ты чем хочешь заниматься?

— Постой! Я не о том. Я спрашиваю, чем ты сама бы хотела заниматься для себя, а не для зарплаты? Если ты не передумаешь и не бросишь меня до окончания школы, то денег в сейфе Поттеров хватит не только нам, но детям и внукам на безбедную жизнь.

Густо покраснев, девочка опустила голову и немного помолчала. Затем она сказала:

— Об этом пока ещё рано говорить, но я хочу быть с тобой, — потом она добавила: — Я бы хотела исследовать магию, познать все её грани.

Счастливо улыбнувшись, Гарри спросил:

— А ты не хотела бы для начала создать свой философский камень? Тогда с его помощью появится время на все исследования и все книги, которые хотелось бы прочесть. Уверен, вместе у нас получится. Кому, как не самой умной ведьме столетия по плечу такое дело?

Новая идея захватила девочку, перебив смущение.

— Но это же займёт много лет! И потребует сосредоточить всё внимание на алхимии. Хотя ты прав, это очень интересная наука. К тому же, если получится, то камень подарит ещё много веков для исследований! Необходимо начинать исследовать эту тему уже сейчас. Ведь сведения, накопленные об алхимии со времён средних веков, огромны! Надо изменить весь план дополнительных занятий. Я начну поиск книг.

Радуясь, что придумал, в какую сторону направить поток энергии и энтузиазма любимой, Гарри поспешил добавить:

— К тому же, если удастся создать философский камень, нужно позаботиться об его защите. Не зря же Фламель не смог доверить его даже гоблинам и попросил о защите у Дамблдора. Я думаю, что мне лучше сосредоточить внимание на боевой атакующей и защитной магии, а также изучить скрывающие заклинания.

— Но не думай, что это освободит тебя от остальных занятий и участия в исследовании алхимии, — строго сказала девушка своему парню.

— Как и тебя от тренировок и изучения боевых заклинаний, — вернул ей реплику Гарри.

Просидев до вечера в библиотеке, они составляли планы и копались в книгах. Но, спускаясь перед отбоем в к себе, они увидели Невилла, валяющегося у входа в гостиную.

— Это Малфой. Он использовал на мне сглаз-ноговяз, сказав, что ему необходимо тренироваться, — сказал Невилл друзьям, когда они его расколдовали и привели в гостиную.

«Гадёныш. На двух дуболомах бы своих тренировался, хоть на что-то они сгодились бы, кроме как прикрывать задницу этому малфёнышу», — раздражённо подумал Поттер.

— Надо его проучить, — ответил Гарри. — А ещё я собрался серьёзно начать изучать боевую и защитную магию. Тебе бы она не помешала, а мне нужны разные партнёры для отработки движений и заклинаний в бою.

Поделившись с Невиллом некоторыми планами относительно тренировок, друзья разошлись по спальням.

Гарри и Гермиона меньше стали тренироваться в полётах, а сосредоточили внимание на зельеварении и чарах. Зелья — первый шаг к алхимии, а Флитвик был мастером дуэлей, и они надеялись, что, заметив их старание, маленький профессор поможет им с изучением боевой магии.

«Хорошо, что в этой жизни Снейп относится ко мне довольно неплохо. Пусть и не выделяет на фоне успевающих учеников, но не придирается и даже подсказывает в своей манере нам с Гермионой при необходимости. Наверно в прошлом я действительно вёл себя ужасно, раз только злил его», — подумал Гарри, узнав о необходимости глубже познать зельеварение.

Случай с Невиллом в первый день оказался далеко не единственным. Драко Малфой вернулся с каникул гораздо более смелым, чем до них. Он снова, как до несостоявшейся дуэли и позора, стал задирать друзей. Только теперь он больше ополчился на Невилла. Ведь если Гарри с Гермионой были вместе буквально повсюду, то Невилл часто отделялся от них при походах в теплицы.

— Видимо, он разучил несколько заклинаний и теперь считает себя крутым! — сердилась Гермиона.

— Ну ничего. Невилл почти освоил защитное заклинание Протего, а потом я обучу его Ступефаю. Тогда посмотрим, кто кого! — твёрдо сказал Гарри, умолчав, что и сам разучивает новые заклинания.

— Только не попадитесь. Нельзя терять баллы и время на отработках.

— Спасибо. Теперь я не так опасаюсь ходить по коридорам, — поблагодарил Невилл друзей, у которого начинали чесаться руки, так ему хотелось дать отпор Малфою.

Самые сильные морозы стали спадать. Пока они ещё держались, было решено провести квиддичный матч между Пуффендуем и Гриффиндором за третье место.

Комментарий к глава 25. Планы на будущее.

Бечено.


========== глава 26. Пуффендуй-Гриффиндор. ==========


Кот Живоглот очень понравился соседкам Гермионы. С первого же вечера Ханна и Сьюзен часто садились вплотную друг к дружке на диван, брали к себе на коленки кота и гладили того, то и дело соприкасаясь руками в его шерсти. В ответ Живоглот громко мурлыкал, развалившись у них на коленках. Гермиона поначалу немного ревновала питомца, но потом убедилась, что кот не против полежать и на её с Гарри коленках. Гарри понравилось по вечерам сидеть рядом с девочкой на диване у камина, обнимая её за талию одной рукой, а второй гладить кота, при этом то и дело дотрагиваться до так же гладящей своего питомца руки Гермионы.

Хотя Живоглот помимо позитива доставлял и небольшие неприятности. Так как в замке было днём с огнём не отыскать даже тощей завалящейся мышки кроме имеющихся пособий для трансфигурации, кот часто выбирался из замка. И возвращался с добычей, чем вызывал недовольство девушек факультета. Гарри опасался, как бы Живоглот не начал охотиться за Питером, и поэтому поощрял охотничьи вылазки питомца за пределы замка.

«С предателем моих родителей я разберусь сам, когда буду уверен в своих силах. И Питер предстанет перед судом, а моего крёстного, наконец, освободят.»

День матча выдался пасмурным. Гермиона зачаровала новые очки Гарри, чтобы они отталкивали воду. Она произнесла заклинания Окулус Репаро и Импервиус. Ещё перед матчем она придумала создать и зачаровать плакат в поддержку команды Пуффендуя. На нём был нарисован барсук, стоящий в атакующей стойке на задних лапах. Чары сделали его двигающимся, правда он делал только несколько заложенных алгоритмом чар движений, периодически включая тот или иной их набор. Но для первокурсников работа была проделана сложная, что отметил Флитвик и наградил Гермиону десятком дополнительных баллов.

Когда команды вышли на поле, неожиданно выяснилось, что этот матч решил судить Северус Снейп. Словно летучая мышь, он взлетел на своей метле и завис в воздухе мрачной тенью.

— Снейп не любит Гриффиндорцев, наверняка станет вам подыгрывать, ворчал Рон Уизли, впрочем, не слишком враждебно, а скорее для того, чтобы обозначить свою позицию.

С ним Гарри начал общаться после обмена подарками. Хотя это удавалось довольно редко, да и темы для общения подбирались с трудом.

«И как я мог болтать с ним часами раньше?» — удивлялся Гарри.

Поттер надеялся выменять у него крысу, а так же сблизиться через рыжика с близнецами Уизли, чтобы заполучить карту Мародёров. Кстати, свитер, связанный Мисс Уизли, был действительно очень удобным и тёплым, а на вышитые серебром его инициалы отлично ложились и дольше держались дополнительные согревающие чары. Гарри часто надевал этот свитер в самую холодную погоду, с благодарностью вспоминая Молли Уизли и те дни в прошлом, что провёл в Норе, играя в квиддич и разгномливая сад.

— А что же с мадам Хутч? — спросила Гермиона.

— Говорят, её в сегодня зачем-то вызвали в… эм… Министерство магии, — ответил Хагрид, снова пришедший посмотреть на игру своей любимой команды львов. Хотя чувства лесник испытывал противоречивые. С одной стороны его друзья с Пуффендуя, а с другой — он очень любил Гриффиндор и всегда болел за него.

Матч был очень трудным и напряжённым. Львы, не желая скатываться на последнее место, играли отчаянно. Бладжеры, отбиваемые Фредом и Джорджем, пускались так метко, что, казалось, пуффендуйцам удавалось спасаться от них только в самый последний момент.

Хоть ловец Гриффиндора и тренировался все это время, он был не конкурент Седрику. Всё, что оставалось ему делать — старался не давать ловцу Пуффендуя искать снитч, чтобы более сильная оставшаяся команда львов смогла забросить как можно больше квоффлов в кольца. Особенно отличился вратарь и одновременно капитан команды ало-золотых. Оливер Вуд ловко отбивал и ловил все квоффлы в тех довольно редких случаях, когда охотники барсуков добирались на расстояние броска.

Гриффиндорцы были твёрдо намерены выиграть и вырвать себе хотя бы третье место, что пока им отлично удавалось. По прошествии часа счёт был уже 100:0 в пользу гриффиндорцев. Пуффендуйцы сосредоточились на том, чтобы избежать травм от бладжеров и хоть немного помешать охотникам львов бомбардировать их ворота. Вся надежда была на Седрика. На то, что он успеет поймать снитч до того, как разрыв в счёте станет слишком большим.

С огромным трудом пуффендуйцы сдерживали тройку гриффиндорских охотниц, чтобы не упустить последний квоффл, который лишит их малейшего шанса на победу. Но вот раздался крик комментатора Ли Джордана о том, что на поле показался снитч около колец команды Пуффендуя.

С волнением все смотрели, как Анджелина Джонсон рвётся к кольцам пуффендуйской команды с квоффлом в руках, одновременно с Седриком, легко обогнавшим гриффиндорского ловца и устремившимся к замершему золотистому шарику. Казалось, гриффиндорцы вот-вот победят, забив решающий гол, но тут Седрик совершил обманный рывок и успел ухватить снитч за секунду, до попадания квоффла в кольцо команды барсуков.

— Победил Пуффендуй, — с горечью произнёс Ли Джордан. Второй в подряд проигрыш самой азартной команды школы был печален. Даже Хагрид, расстроившись, вынул из кармана огромный клетчатый платок, похожий на простыню, и громогласно высморкался.

Однако это был радостный момент для факультета барсуков. Обычно тихие и скромные пуффендуйцы на этот раз очень шумно радовались победе. Многие из них вскочили и стали обниматься. Гарри с удивлением смотрел, как Ханна и Сьюзен, обнявшись, самозабвенно целовались друг с другом, словно забыв, что они на многолюдном стадионе. Заметив это, Гермиона подошла к парню сзади и закрыла его глаза ладонями.

— Да, они пара. Но они тоже имеют право на счастье. Ты согласен? — спросила девочка.

Гарри, хоть и был шокирован увиденным, решил выкинуть это из головы. Согласно кивнув, он развернулся и обнял Гермиону, слившись с ней в поцелуе. Не глубоком, конечно, девочка, да и его теперешнее тело, были слишком малы для этого, но лёгкого касания губ, оказалось, вполне хватило им обоим.

Празднование затянулось за полночь. Дружелюбные пуффендуйцы натащили из кухни огромное количество еды и достали сливочное пиво. Все поздравляли Седрика с удачно пойманным снитчем, не забывая и о самоотверженности остальной команды, так долго противостоявшей столь сильной и слаженной команде Гриффиндора.

Наконец пришла мадам Спраут и, поздравив ещё раз факультет с победой, всё же попросила расходиться по спальням, так как уроки завтра никто не отменял.

Комментарий к глава 26. Пуффендуй-Гриффиндор.

Бечено.


========== глава 27. Дракон. ==========


Прошло три недели. Невилл уже ловко накладывал Протего и пару раз отбил проклятья в пытавшегося подстерегать его Драко Малфоя. Занятия в классе и библиотеке продолжались. Гермиона серьёзно увлеклась темой алхимии.

Гарри только радовался этому. Ведь девочка, казалось, не вспоминала ни о агитации за организацию АБОСРИС, ни о возможных ловушках в запретном коридоре, ни начала мучиться подозрениями об учителе, пытающемся найти путь к философскому камню, как это было в прошлом. Тренировки, книги, уроки занимали почти всё время. Только пару раз в неделю Гарри удавалось вытаскивать свою любимую то на прогулку по заснеженному школьному двору с игрой в снежки, то на квиддичную тренировку.

Было утро пятницы, и дети после Истории магии снова сидели в библиотеке, читая очередную книгу по зельеварению и началам алхимии. Возле книжных стеллажей висел Пивз, в наказание вынужденный заниматься вытиранием пыли с книг. На него почти никто не обращал внимание, хотя по началу многих посетителей библиотеки забавляло поведение и ругань бестелесного брюзги, вынужденного до самого лета забыть о шалостях.

Вдруг дети заметили Хагрида, что-то ищущего на полках.

— Привет, Хагрид! — крикнул ему Гарри под недовольное возражение мадам Пинс.

«Что он тут делает? Нет, я, конечно, не думаю, что он не умеет читать, но… А какое сегодня число?» — начал подозревать Гарри, что-то припоминая в прошлом.

— Гарри, Гермиона. Привет. Что-то вы ко мне с Рождества совсем не заходите.

— Да вот, дел много, — тихо ответила Гермиона. — Гарри решил до выпуска из школы защитить Мастерство по боевой и защитной магии, а я решила стать Мастером зелий ещё до выпуска из Хогвардса. Ведь это получилось у профессора Снейпа! А потом я собираюсь попытаться создать философский камень, как у Фламеля.

— Значит всё же выяснили про Фламеля. Знаете, это ведь такой соблазн, жить вечно. Вы-то ребята честные, надёжные. Но постарайтесь никому не говорить про камень. Хоть он надёжно защищён, но стоит хоть кому-то из слизеринцев про это пронюхать, обязательно если сами не полезут, то родителям скажут. А уж взрослые слизеринцы своего не упустят. Наверняка попробуют украсть. И то, что школа надёжнее банка, их не удержит.

«Почему он говорит только про слизеринцев? Разве на других факультетах мало желающих жить вечно и мечтающих о наживе? Тот же Петтигрю учился на Гриффиндоре», — отстранённо подумал Гарри, не вдаваясь, впрочем, в подробности.

— Мы ничего никому не скажем, — заверил лесника Гарри.

— Хагрид, а ты что ищешь в библиотеке? — Гермиона взглянула на обложку книги, которую держал Хагрид. На ней было написано: «Разведение драконов в домашних условиях для выгоды и удовольствия»

— Вы это, заходите сегодня ко мне. Там я вам всё расскажу, — пряча книгу за спину ответил лесник, воровато оглядываясь.

— Не думаешь ли ты, что Хагрид решил вырастить дракона? — задумчиво спросил Гермиону Гарри.

Он помнил, как в прошлом ему с друзьями пришлось тащить маленького дракончика в ящике по коридорам школы ночью, и что это обернулось неприятной отработкой в Запретном лесу. Конечно, Хорёк тогда здорово испугался, что было замечательно, но подставлять Невилла и тем более Гермиону не хотелось.

— Все знают, что разведение драконов запрещено Колдовской Конвенцией 1709 года. Драконов от магглов просто так не спрятать, поэтому они были истреблены по всей Европе, а для сохранения разнообразия видов драконов был создан международный заповедник драконов в Румынии. В нём содержатся не только западноевропейские виды драконов, а драконы со всех уголков планеты! Например китайский огнешар.

— Что же тогда у него на уме? — Задумался Гарри, прислушиваясь к словам Гермионы, начавшей очередную лекцию. В его голове промелькнули драконы с первого этапа Турнира трёх волшебников, среди которых был тот самый китайский, о котором так увлеченно сейчас рассказывала его девушка. Потом мысли Гарри перескочили на маленького Норберта, оказавшегося не драконом, а драконицей.

Прочитав до обеда несколько книг о драконах, Гарри и Гермиона зашли за Невиллом и, пообедав, отправились в гости к Хагриду.

Окна избушки лесника оказались плотно завешены шторами, а из трубы валил густой столб дыма. Внутри оказалось очень тепло, даже жарко, поэтому ребята скинули верхние тёплые мантии и уселись пить чай. В этот раз вместо обычных каменных кексов Хагрид предложил к чаю бутерброды с бельчатиной. Радуясь, что смогут угоститься хоть чем-то помимо чая, дети впились зубами в предложенные бутерброды, о чем сразу пожалели. У бельчатины оказался слишком специфический вкус.

Хагрид был в веселом расположении духа. Немного взволнованным голосом лесник рассказывал, как ему удалось добыть яйцо дракона, о котором он так долго мечтал, и пересказывал факты по уходу за яйцом и молодым дракончиком, когда тот только вылупится из яйца.

— Вот это яйцо норвежского горбатого дракона. Я его поместил в камин и постоянно подкладываю уголь. Это нужно, потому что драконихи постоянно обогревают кладку своим пламенем. А когда он вылупится, я его буду поить виски с кровью.

— Наверно это очень дорого, яйцо дракона, — удивился Невилл.

— И их легально не достать, ведь разведение драконов под запретом, — поддержала Гермиона.

— Ну, того-этого, я его вообще-то в карты выиграл в баре одном. А то, что не вполне законное — вполне возможно. Сейчас в Британии много сомнительных магов, многие из них бежали сюда при развале Советского Союза, прихватив кто что мог. Например это яйцо принадлежит довольно редкой и ценной породе драконов.

«Угу. Интересно, а где Квиррелл достал это яйцо?», — Гарри взглянул на Хагрида, отпивая чай из громадной кружки.

Лесник выглядел очень довольным и буквально сиял от радости, перемешивая угли под яйцом в камине. Не хотелось его огорчать, поэтому Гарри начал из далека.

— Хагрид, а ведь норвежские горбатые драконы огнедышащие?

— Конечно! — с гордостью лесник. — Они считаются одной из самых опасных пород драконов наравне с Венгерскими Хвосторогами.

— Но послушай, Хагрид. Ведь если из этого яйца вылупится дракончик, он может сжечь твой дом! — продолжил уговаривать Гарри.

— И ещё, если кто узнает о драконе, то его уничтожат, а тебя посадят в Азкабан! — не выдержала Гермиона.

«А она не деликатничает, когда дело доходит до безопасности друзей.»

При упоминании тюрьмы для волшебников Хагрид потерял весь свой радостный вид и задумался.

Невилл робко предложил:

← А давайте, когда он вылупится, выпустим его в Запретный лес?

— Эх, нельзя, — отверг его предложение лесник. — Там его заметят кентавры и будут недовольны.

— Я, кажется, знаю, — твёрдо сказал Гарри, когда увидел, что Хагрид смирился с тем, что ему предстоит расстаться со своим новым питомцем. — Хагрид, тебе нужно поговорить с директором Дамблдором. Он хороший друг семьи Уизли. А, как я знаю, старший брат моего однокурсника Рона, Чарли Уизли, работает драконологом в заповеднике в Румынии. Если его попросит директор, то Уизли наверняка согласятся помочь!

Лицо Хагрида просветлело.

— Да, Дамблдор великий человек. Он обязательно сможет найти решение, даже если Чарли не согласится, — сказал лесник.

— К тому же ты наверняка сможешь навещать дракончика на каникулах в отпуске. Заодно сможешь посмотреть на других драконов, — поддержала Гермиона.

Чарли действительно согласился, и через пару дней друзья видели его в школе, идущего по коридору рядом с директором и Хагридом. Значит яйцо благополучно отправилось в заповедник, а друзья избежали опасной ночной прогулки.

Комментарий к глава 27. Дракон.

Бечено.


========== глава 28. Нарушение ==========


Приближалась последняя четверть. Снег начал таять, а морозы отступать. Поэтому преподаватели и мадам Хутч решили поспешить с финальным матчем. Игра Слизерин-Райвенкло должна была определить победителя в соревновании за квиддичный кубок школы. Но Гарри и Гермиона были слишком заняты поисками в библиотеке и тренировками, так что о победе Слизерина с разгромным счётом 170:40 друзья узнали от Невилла.

С началом четвертой четверти Гермиона уговорила Гарри использовать мантию-невидимку для проникновения в Запретную секцию библиотеки. Она аргументировала это тем, что изыскания как в алхимии, так и в боевой магии требуют исключить хотя бы некоторые запретные и тупиковые пути, а для этого о них надо хотя бы узнать. Так же нужно было уделить время подготовке к приближающимся экзаменам.

С одной стороны Гарри помнил, что в Запретной секции бывают довольно мерзкие книги с проклятьями или сигнализацией в виде громкого крика. С другой стороны Гермиона много успела узнать о подобном и в том, что касается книг, ей можно было доверять. К тому же лишний раз погулять с Гермионой по ночной школе, тесно прижавшись под мантией, стоило риска. Довольно часто в такие моменты, услышав малейший шорох, Гарри увлекал девочку в ближайшую нишу, и несколько минут они, стоя под мантией-невидимкой, самозабвенно обнимались, изредка позволяя себе коснуться друг друга губами, растягивая путь до библиотеки на несколько часов.

Гарри Поттер, несмотря на занятость, всё же уделял немного времени, чтобы обсудить с близнецами Уизли особенности приготовления того или иного зелья для наполнения шуточных конфет или сыграть разок-другой в шахматы с Роном. Это время не прошло в пустую, так как однажды близнецы упомянули в разговоре о некой карте, которую им удалось стащить из каморки Филча.

— А знаете, кто изготовил эту карту?

— Конечно! Это были мародёры, которые были самыми большими шутниками. Мы стараемся подражать им и собираемся открыть шуточный магазин. Это были некие Хвост, Сохатый, Лунатик и бродяга.

— А хотите узнать о них побольше? — лукаво предложил Гарри.

— Конечно, но откуда ты знаешь о них? — на парня уставились две пары одинаковых глаз, буравя любопытным взглядом.

— Дело в том, что Сохатый — это мой отец, а Бродяга — крёстный.

Близнецы были рады такой информации и согласились поделиться Картой с Гарри.

— Мы всё равно знаем большую часть ходов наизусть и понимаем, как важна память об отце.

Воспользовавшись картой, Гарри посмотрел на отметку Рона Уизли, но отметки Питера рядом с ним не было. Ни в этот раз, ни потом. И даже когда Поттер приглашал Рона на партию в шахматы, а тот приходил вместе с крысой, отметки предателя не появлялось. Гарри долго гадал, куда мог деться предатель, но ответа не находил. Оставалось ждать и надеяться на третий курс, чтобы попробовать повлиять на историю и спасти крёстного раньше.

Пасхальные каникулы прошли, до экзаменов оставалось всё меньше времени. Парочка усердно училась, не забывая выбираться к Хагриду, на тренировки по квиддичу и просто прогулки в тёплые дни. Хотя значительную часть времени дети подготавливаясь к экзаменам и пару раз в неделю пробирались в Запретную секцию. Довольно долго всё было хорошо, но в один неудачный момент сработала сигнализация. Дети не успели сбежать и попались мадам Пинс.

— Ая-яй, уж от вас, мисс Грейнджер, я этого не ожидала. Ещё и своего друга втянули, — строго выговаривала поднятая среди ночи с кровати библиотекарь. — Ваша тяга к знаниям известна, но вы должны понимать, что эти книги не напрасно были убраны в Запретную секцию. Я вынуждена буду сообщить профессору Дамблдору, он лично назначит вам отработку, так как снятия баллов слишком мало для такого серьёзного проступка, а исключать из школы отличницу и умнейшую ведьму столетия, а так же Гарри Поттера, Мальчика-который-выжил, слишком жестоко.

«Мда. Гермиону не исключают за ум, а меня лишь за то, что в детстве Аваду лбом отбил. Словно за личность не считают», — слегка обиделся Гарри.

Отработка была назначена уже в конце недели. После урока Истории магии к ним подошла Минерва Макгонагалл и отдала записку. В ней было написано, что Гарри и Гермиона должны явиться к выходу из школы перед отбоем.

«Дайте-ка угадаю. Нас поведут в Запретный лес, Квиррелов всяких от единорогов отпугивать», — недовольно думал Поттер.

Придя туда, они увидели ждущего их Филча. Завхоз злобно посмотрел на них и повёл из школы, злорадно выговаривая.

— Ну теперь-то вы подумаете, перед тем, как нарушать! Лучше бы, конечно, вас подвесить на недельку в подвале, да жаль Дамблдор запретил назначать телесные наказания. Ну ничего, у меня все в постоянной готовности, цепи и кандалы в кабинете лежат. Я их каждую неделю смазываю.

Наконец подведя к избушке Хагрида, Филч замолчал и постучался в дверь.

— Спасибо, что привёл их, можешь быть свободен.

Филч, ворча, ушёл, а Хагрид обратился к детям.

— Ну, привет, нарушители, — по-доброму сказал лесник. — Слышал я, как Дамблдор говорил с Минервой о вашем нарушении. Первое, поди, за всю учёбу?

Гермиона согласно кивнула:

— Да, просто мы хотели почитать кое-что, а нужная книга была в Запретной секции.

— Нужно было обсудить с преподавателем. Потерпите немного, на втором курсе преподаватели имеют право подписывать разрешение на посещение Запретной секции для того, чтобы взять нужную книгу. Не зря такие книги там стоят, многие из них опасны.

Хагрид отпер дверь в сарай у хижины и что-то там искал.

— А почему отработку назначили именно у тебя? — спросил Гарри.

— Ну, я подумал, зачем вам у Филча пол мести или у Снейпа котлы драить. Вы же мои друзья, а нарушение хоть и тяжкое, однако первое. Вот и решил вам помочь. Да вы не бойтесь, просто прогуляемся по Запретному лесу, на единорогов посмотрим. Я вас с кентаврами познакомлю.

«Дааа, просто прогуляемся. По лесу, наводнённому опаснейшими тварями.»

Комментарий к глава 28. Нарушение

Бечено.


========== глава 28.5. В запретном лесу. ==========


Хагрид выбрался из сарая, держа в руках масляный фонарь. Все трое направились к казавшемуся ночью особенно жутким Запретному лесу.

— Да не бойтесь вы, — сказал Хагрид, показывая огромный арбалет. — Пока с вами я и Клык, то даже ночью в Запретном лесу вам ничего не грозит. Другое дело сами в одиночку не заходите туда.

Гарри помнил, чем подобная отработка закончилась в прошлый раз. Тогда одержимый Квириел чуть не убил его. Однако в этот раз профессор ЗОТИ не только не стал выглядеть хуже. Наоборот, со временем даже его небольшое заикание прошло, а тюрбан и запах чеснока оказались забыты. Профессор вёл очень интересные лекции и рассказывал многое о способах защиты от разных порождений тьмы и темной магии.

Вдруг Хагрид негромко выругался и указал детям на светящиеся пятна крови.

— Это кровь единорога. Близко поляна, на которой они обычно пасутся, — сказал мрачно лесник. — Кто-то опять пытается за ними охотиться.

— Но кто же это может делать? — поинтересовался Гарри.

— Тем более такая охота не имеет смысла. Ведь мясо единорогов ядовито, а кровь ценится только отданная добровольно. Ведь если убить единорога, то на убийцу падает проклятье, — даже в такой опасной ситуации блеснула знаниями Гермиона.

— Да, убивать единорога, тем более ради крови, может решиться только безумец, — вздохнул Хагрид. — Вот только в последнее время их развелось многовато, безумцев всяких.

Через несколько минут их небольшой отряд добрался до поляны. Хагрид снял с плеча арбалет и зарядил его, прицелившись вперёд. Как раз выглянула полная луна, осветив печальную картину.

На поляне с луками в руках стояли несколько кентавров, а в середине её лежало тело мёртвого единорога.

— Как же можно было убивать такого красивого зверя! — всхлипнула девочка.

— Это наверняка русские маги. Никакой управы на них нет, вот, даже за единорогами охотятся, и проклятье их не останавливает, — покачал головой Хагрид, опуская своё оружие.

— Привет, Хагрид, — сказал один из кентавров, стоявших на поляне. — Не собираешься ли ты меня застрелить?

— А, это ты. Привет, Ронан. Нет, конечно же. Это я просто из осторожности.

— Марс сияет ярко, — ответил кентавр, задрав голову кверху.

— Да, в общем-то, я не об этом. Вот, привел двух ребят с вами познакомиться. Жаль, конечно, что обстоятельства оказались не совсем подходящими. Это Гарри и Гермиона, мои друзья и ученики Хогвардса.

— Приветствую, — кентавр посмотрел на детей. — Значит, вы — ученики. И многому вас научили в школе?

— Да так, разному, кое-чему, — ответила Гермиона робко.

— Ну, кое-что — уже что-то, — загадочно ответил кентавр.

— Ну ладно, пойдём мы, не будем вас отвлекать, — грустно вздохнул Хагрид, посмотрев на тело единорога.

Когда они вернулись в избушку и сели пить чай, Гермиона спросила:

— А много ли тут кентавров, в лесу? И откуда они взялись?

Разлив всем по чашке ароматного чаю и достав свои твердокаменные кексы, Хагрид приступил к рассказу.

— Много, почитай все кентавры, что в мире остались. Странные, конечно, они ребята, всё что ближе Луны их мало интересует. Живут, за порядком следят. А взялись ещё во времена принятия Международного Статута Секретности. Тогда маги решили скрыться от магглов, заодно скрыв всё магическое. Лесов-то магических совсем мало в те времена осталось, вот Запретный в Британии, один — в Румынии, где драконий заповедник, во Франции небольшое местечко есть. Да ещё пара разных мест. Всех магических животных переселили в такие места, а лишних уничтожили. С магическими разумными расами оказалось сложнее.

Кто-то добровольно согласился пойти вместе с волшебниками. Вот, например, вейлы поселились во Франции, хоть и со скрипом. В чёрное озеро у Хогвардса переселились со всех водоёмов русалки да тритоны. Там на дне у них целое поселение. Следят за гриндилоу и прочей пресноводной живностью. В Запретном лесу, как я уже упоминал, живут кентавры. Следят за его обитателями. А вот с другими оказалось гораздо сложнее. Наверняка вы слышали о гоблинских восстаниях?

— получив утвердительный кивок от детей, Хагрид продолжил: — Далеко не сразу удалось их утихомирить. Но всё же теперь гоблины живут в подземельях под Гринтногсом и управляют волшебным банком. В Швейцарии то же делают гномы. Есть ещё тёмные существа. Например, далеко не все оборотни согласились жить в резервациях. Часть из них во главе с неким Фенриром Сивым даже сражалась на стороне Тёмного лорда в прошлую магическую войну. Из-за этого гонения идут и на законопослушных оборотней, хотя далеко не все из них злые существа.

Хотя есть и просто очень агрессивные расы, с которыми даже силой трудно договориться. Например вампиры. Вот уж кто не захотел переходить в создаваемый во времена статута волшебный мир. Они были почти полностью истреблены, но кое-кто остался и до сих пор старательно прячется. Прошлым летом наш профессор Квиррелл столкнулся с одним в Албании, поспорив из-за одной ведьмочки. С трудом смог спастись.

Есть ещё великаны, что живут в горах, — печально продолжил лесник. — Они очень агрессивные, не хотят учиться, любят только есть и драться.

Немного помолчав, видно вспоминая о своих родителях, Хагрид решил немного сменить тему.

— Есть и полуразумные существа. Например, в лесу северной Италии живут дриады. Они очень тесно связаны с деревьями и не могут от них отойти. Магическую тюрьму Азкабан охраняют дементоры. Хоть с ними и договорилось Министерство, но они часто переходят на сторону разных Тёмных лордов. В океане так же обитают сирены…

До самого утра Хагрид рассказывал о разных разумных и полуразумных обитателях волшебного мира. Утром сонных детей забрал ворчащий Филч, но дети были такими уставшими, что почти не обращали внимания на его злобное брюзжание. Хорошо, что впереди были выходные, за которые можно было отоспаться.

Комментарий к глава 28.5. В запретном лесу.

Бечено.


========== глава 29. экзамены. ==========


Начинались экзамены. Это были ЖАБА, ТРИТОНы, ПАУКи и СОВы. Стояла душная жара, особенно в кабинетах, и только в подземельях была уютная прохлада. Гарри с волнением ждал, когда Дамблдор покинет школу. Он знал, что в это время, одержимый духом Тёмного лорда, кем бы этот маг ни был, полезет за философским камнем. Гарри собирался идти туда один, так как знал способ прохождения ловушек и не хотел допускать риска для друзей. Гарри вспоминал, что в прошлом в это время ему каждую ночь снились кошмары и постоянно, словно огнём, горел шрам. Но, оглядываясь мысленно на прошедший год, мальчик с удивлением замечал, что шрам у него ни разу не болел. А редкие головные боли были именно в голове, быстро проходя и совсем не затрагивая шрам.

Первая часть экзаменов состояла из письменных тестов, на которых ученикам выдавали зачарованные против списывания перья. Для Гарри, как и для Невилла, решить тесты не составило труда, ведь с Гермионой они получили гораздо больше знаний. Хотя это не мешало волноваться самой Гермионе, постоянно вспоминающей подробности, которые она так и не успела внести в ответы на вопросы экзаменов.

Затем начинались практические занятия. Макгонагалл раздала мышей, для превращения их в табакерки. Нужно было превратить мышь в табакерку так, чтобы из неё не торчали мышиные усы или хвост. Если эти детали тела мыши оставались на табакерке, то оценка за экзамен снижалась. Флитвик дал задание заставить ананас танцевать. У Снейпа первокурсники варили зелье забвения, не пользуясь письменным рецептом, только по памяти. Всё это тоже не вызвало затруднений.

У пятого и седьмого курса экзамены принимала комиссия из Министерства, а у остальных курсов — преподаватели. Исключением была только История магии. Каждый день комиссия по Истории принимала экзамен у учеников, начиная с седьмого курса. Наконец в последний день наступила очередь сдавать Историю магии и для первого курса. Все четыре факультета собрались в классе и писали тест про разных магов — изобретателей, даты событий в мире магии и прочей исторической чепухе.

— Я зря выучила наизусть древний кодекс волков-оборотней! — сокрушалась Гермиона. — Ведь можно было потратить это время на запоминание череды событий во время восстания Эрика Жадного.

До оглашения результатов экзаменов оставалась целая неделя свободного времени. Гарри каждый день узнавал, в школе ли Дамблдор, а затем, несмотря на все протесты Гермионы, желающей уточнить тот или иной свой ответ на экзамене в библиотечных книгах, вытаскивал её на прогулки и полёты. Погода была яркой и солнечной, что позволяло гулять на воздухе целый день. Уже на второй день Гермиона сдалась и наслаждалась отдыхом, не пытаясь уткнуться в книги днём. Но она настояла на нескольких часах отработки заклинаний на берегу Чёрного озера и на походе в библиотеку на несколько часов перед отбоем. Гарри был согласен с этим, ведь к путешествию в Запретный коридор необходимо было подготовиться и отработать заклинания как можно лучше.

«Возможно, в этот раз встречу с одержимым мне не пережить, поэтому надо воспользоваться каждой секундой, проведённой рядом с любимой», — думал Гарри, хотя надеялся на лучшее. Идея оповестить о своих догадках преподавателей не посетила его. Да и помнил Поттер, как скептически отнеслась к этому известию Макгонагалл из прошлой жизни.

На время тренировок к ним присоединялся и Невилл. Хотя палочка слушалась его идеально, что подтвердил ещё на рождественских каникулах Олливандер, но магической силы у него было намного меньше, чем у Гарри и Гермионы. Даже несмотря на то, что все излишки магии забирал домовой эльф.

Дети заметили, что за прошедшую зиму Динки стал выглядеть гораздо лучше. Часть морщин разгладилась, рост на пару сантиметров стал больше, а уши перестали напоминать вялые лопухи.

Когда до объявления результатов экзаменов оставалось всего пару дней, Гарри заметил, что за обедом нет Дамблдора. Он подбежал к Маг-кошке и спросил:

— Профессор Макгонагалл, а что с директором Дамблдором?

— Гарри, с ним всё в порядке. А почему ты интересуешься?

— Просто он всегда обедает в большом зале, а сегодня его нет.

— Директор Дамблдор — очень занятой человек. Он занимает много важных должностей, помимо руководства школой, и часто занят. Сегодня к нему прилетела сова из Министерства и он отправился в Лондон.

Когда Гарри вернулся за стол, Невилл уже ушёл в теплицы. Но волнение своего парня заметила Гермиона.

← Что-то случилось? Ты должен мне рассказать! — настаивала девочка.

— Хорошо, только не здесь, — сдался Гарри.

«В конце концов её можно оставить в комнате с зельями, тем более, что решение той загадки — единственное, что я не помню с прошлого раза», — подумал Гарри.

Зайдя вместе с Гермионой в нишу около Большого зала, он тихо сказал:

— Мне кажется, что, так как сегодня нет директора Дамблдора, за философским камнем кто-то может попробовать проникнуть.

— Но ведь он хорошо защищён! Да и к школе просто так не подобраться.

— Не забывай, кто-то у школы в Запретном лесу охотился на единорогов. А что касается защиты — если уж похитителей не остановила репутация и защита банка гоблинов, то они могут попробовать сунуться и в Хогвардс. Не удивлюсь, что от проникновения в школу их удерживало только присутствие в школе Великого мага Дамблдора, — пояснил Гарри своей девушке. — Необходимо остановить похитителей, а преподаватели полагаются на силу защиты и не станут принимать дополнительных мер, даже если мы придём к ним с подозрениями.

«А защита, между прочим, слабенькая, раз её смогли пройти три первокурсника», — невзначай подумал Гарри.

— Но, что мы можем сделать? Мы же просто ученики.

— Мы сможем хотя бы попытаться их задержать. Нельзя допустить, чтобы философский камень попал не в те руки.

— Думаю, надо по очереди сторожить у входа в запретный коридор под мантией-невидимкой, пока Дамблдор не вернётся. И, если кто-то полезет мимо Пушка, сообщить преподавателям. Ловушки и Пушок если и не остановят преступника, то задержат на достаточный для вызова подмоги срок, — немного подумав, приняла решение Гермиона.

Гарри поразила такая простая мысль. Он жалел, что не догадался о подобном в прошлый раз, и им пришлось догонять Квирила ночью, хотя о готовящемся преступлении они узнали ещё днём. И если бы не зеркало, у которого преступник задержался надолго, то они могли его и не догнать.

«С другой стороны, если бы я не достал из зеркала камень, он бы вообще мог не достаться Тёмному лорду!» — неожиданно пришла в голову парня мысль. — «В любом случае, упускать возможность сообщить о преступнике в момент преступления упускать не стоит.»

— Ты самая умная ведьма не только столетия, а тысячелетия! — восхищённо воскликнул Гарри, обнимая и целуя Гермиону. От радости парень закружил девочку в воздухе, от чего та запищала, требуя поставить её на место что Гарри и сделал, схлопотав кулачком Гермионы по макушке.

Впереди был трудный день ожидания и, возможно, сражения.

Комментарий к глава 29. экзамены.

Бечено.


========== глава 30. Сражение. ==========


Гарри замер в запретном коридоре напротив двери в комнату с цербером, стараясь не шевелиться и сжимая в руках палочку. Стоять под мантией и ждать своего врага было страшно. Скоро должна была быть смена Гермионы.

Когда Гарри чуть расслабился, он вдруг услышал шуршание и шаги. Всмотревшись, он заметил мерцание воздуха, а затем то, как дверь в комнату цербера приоткрылась.

«Неужели у него тоже есть мантия невидимка? Радует, что она не такая совершенная», — подумал Гарри, направляя палочку в то место, где различались едва заметные колебания воздуха. Прозвучало заклинание Петрификус Тоталус, и преступник, бросивший в комнату Пушка что-то, а теперь стоявший в ожидании результата, повалился, роняя с плеч мантию-невидимку. Хоть лицо его не принадлежало Кириллу, но это была победа. Обрадованный, Гарри скинул свою мантию-невидимку и подбежал к незнакомцу с палочкой на изготовку. Но вдруг он услышал, как позади раздаётся предупреждающий вскрик Гермионы и она, одновременно с ещё каким-то магом произносит заклинание. В следующую минуту заклинание второго незнакомца попало мальчику в спину, и свет померк. Гарри Поттер потерял сознание.

Очнулся Гарри в Больничном крыле. Рядом с его кроватью сидела Гермиона и читала какую-то книгу. Немного полюбовавшись тем, как девочка морщит носик, читая определённые моменты, а на других наоборот слегка кивает головой и улыбается, Гарри огляделся по сторонам. Был уже день, и в Больничном крыле больше никого не было.

— Гермиона, — сказал Гарри, слегка прокашлявшись, — что произошло?

Девочка тут же отложила книгу и бросилась обнимать парня.

— Ты наконец очнулся! Ты лежал тут два дня, завтра уже нужно ехать на каникулы. Кстати, вот твой бланк оценок. Мы оба набрали лучшие результаты по баллам!

Гарри обрадовался. Раз Гермиона говорит о баллах и экзамене, значит ничего особо страшного не случилось. Наконец Гермиона опомнилась и стала рассказывать о произошедших в запретном коридоре событиях.

— Перед тем, как пойти к тебе на смену, я взяла с собой Невилла на всякий случай. Потом я проверила заклинанием Гоменум Ревелио путь впереди, и оно показало, что в коридоре три человека. Тут же отправив Невилла за подмогой, я побежала вперёд и заметила, как ты вырубил одного мага у двери заклинанием и бежишь к нему, а второй маг уже высунул из-под мантии-невидимки кончик волшебной палочки. Я тут же выпустила в него оглушающее, но немного опоздала. Он попал в тебя. К счастью, ничего опасного не было, просто очень сильное парализующее, которое мадам Помфри не сразу определила.

— А кто были эти маги? — спросил Гарри. Он хотел услышать главную новость. —

Нашли ли Тёмного лорда.

— Ни про какого Тёмного Лорда я ничего не слышала. Как ты и говорил — это были похитители. Какие-то русские, бежавшие в нашу страну в поисках богатства. Возможно, наёмники, так как мантии-невидимки, даже простые, стоят просто огромную сумму денег. Поэтому и не удалось сразу опознать заклинание — они пользовались другим типом магии. Но их удалось вовремя обезвредить, и сейчас они дают показания. Авроры выясняют, кто их нанял украсть философский камень и как о этом камне узнали. Кстати, у них были довольно сильные защитные амулеты, но наши заклинания смогли пробить даже их! Пусть амулеты и ослабили действие наших заклятий, но Невилл очень вовремя подоспел с подмогой.

— Да, хорошо быть великим сильным магом, — улыбнулся Гарри, смотря на девочку, и расслабленно откинулся на подушку. Он радовался, что всё обошлось, и слушал Гермиону, восторженно рассказывающую об особенностях различных систем магии в разных странах и сравнивая преимущества и недостатки русской и европейско-американской школ магии.

Увлекшуюся Гермиону прервала мадам Помфри, идущая к ним вместе с Дамблдором.

— Гарри, к тебе ещё посетители, — сказала медиковедьма, накладывая диагностические заклинания на мальчика.

— Мне уйти? — спросила Гермиона.

— Нет, я хочу поговорить именно с вами обоими, — улыбнулся директор Дамблдор, поправив свои очки-половинки.

Тем временем медиковедьма закончила осмотр и сказала:

— Конечно, лучше будет, если Гарри побудет тут ещё сутки. Всё же не совсем обычное парализующее. Но, думаю, я к вам зайду немного погодя и, осмотрев ещё раз, возможно, отпущу уже сегодня.

Мадам Помфри ушла к себе в кабинет, а Гарри вместе с Гермионой приготовился слушать рассказ старого директора.

Комментарий к глава 30. Сражение.

Бечено.


========== глава 31. Судьба камня. ==========


— У меня для тебя несколько новостей, — начал директор издалека. — Но, похоже, и вы смогли преподнести мне сюрпризы.

Дамблдор замолчал, лукаво глядя на детей и вертя в руках свою палочку. Гарри заметил, что сегодня директор был в самой обычной мантии синего цвета, без колпака. Видимо, Дамблдор только из Министерства.

— Что с камнем? Его хотел похитить Тёмный лорд? — не выдержав паузы, спросил Гарри.

— Нет, конечно, Тёмный лорд мёртв, — оглушил новостью мальчика директор. — Ну, а камень хотели похитить русские маги-наёмники. Их нанял ещё один, сумевший бежать с огромной суммой денег и возжелавший бессмертия маг. Благодаря вашим действиям он не достался врагам, а сейчас уничтожен.

— Но как же! Ведь тогда Фламель с женой умрут! — в ужасе окликнул Гарри. В этот раз зеркало уцелело, и Гарри надеялся избежать уничтожения камня, так как до сих пор испытывал чувство вины за гибель величайшего алхимика прошлого.

— У русских очень тревожные времена. Их страна разваливается, в том числе и магическая. Разные бандиты и тёмные маги действуют в открытую. Фламелю поступало несколько угроз, чтобы он поделился философским камнем. Даже пытались нападать довольно значительными силами. Поэтому Фламель положил философский камень в ячейку банка. Правда, что на ограбление банка Гоблинов может решиться только безумец. Но это были русские. Они несколько раз пытались ограбить ячейку банка, поэтому Фламель попросил спрятать камень в школе, а гоблины допустили небольшую утечку информации о том, что содержимое сейфа забрал хозяин и проникать в банк бесполезно.

Но даже школа не остановила попытки похищения. Поэтому мы с Фламелем решили, что камень должен быть уничтожен. Однако Фламели не собираются умирать.

— Как же они смогут жить без эликсира, он ведь скоро закончится? — поражённо спросила Гермиона.

— Я знаю, что вы, узнав о философском камне, серьёзно увлеклись алхимией, —

директор с тёплой улыбкой посмотрел на девочку. — Ты знаешь, что такое катализатор?

— Конечно! Это вещество, которое участвует в промежуточной реакции, позволяя прореагировать инертным друг к другу веществам. В конце, когда промежуточная реакция заканчивается, то катализатор выпадает в осадок оставаясь без изменения.

— Всё верно, — подтвердил Дамблдор, сверкнув очками-половинками. — Вы очень умные для своего возраста, и силы у вас велики. Я не могу вам раскрыть все тайны создания философского камня хотя бы потому, что сам за свой век так и не разобрался до конца в этом гениальном творении алхимии, несмотря на все старания моего учителя. Лично я не боюсь умереть. Я думаю, что смерть для высокоорганизованного разума — это новое приключение. Но кое-что могу вам рассказать.

Директор поправил очки и, задумчиво помолчав немного, продолжил:

— Эликсир бессмертия поначалу готовился с применением огромного количества промежуточных реакций. Технология была несовершенна. Изготовление пары порций отнимало большую часть времени, на которое эта порция продлевала жизнь алхимику. Но за века своей жизни Фламель совершенствовал процесс и теперь философский камень нужен всего для одной реакции, чтобы создать промежуточное вещество долгого хранения. Этого вещества у них с женой уже заготовлено на многие века создания эликсира. Поэтому Фламель решил умереть для всего мира, разрешив уничтожить камень. Выброс энергии от уничтожения камня и прекращение излучения магического источника жизни такой силы засекут все заинтересованные люди и отстанут от Фламеля. Ему надоело быть запертым в поместье и постоянно отбивать атаки желающих заполучить камень и идущих на его энергию как мотыльки на свет.

Фламель с женой решили попутешествовать по свету. Узнать, как изменился мир за эти века. Да и потом, что помешает такому опытному алхимику в случае необходимости потратить ещё пару веков и повторить однажды созданное? Но, я уверен, что вы двое сохраните эту тайну. Знаете, любовь — самая великая сила. Фламель и его жена пронесли её через века. Они вместе создали этот камень. Узнав о вашем участии в деле его защиты, о ваших чувствах друг к другу и магической силе, они просили меня кое-что вам передать.

Директор достал из кармана два кулончика. В каждом из них был камень ярко-зелёного цвета, напоминающий обколотую с одной стороны каплю. Директор соединил оба кулончика по месту раскола капель и они идеально совпали, образовав сердце, и проявив внутри крошечный рубиновый огонёк.

Всмотревшись в него Гермиона ахнула от догадки.

— Это же…

— Да, ты права. Что не смогли скрыть великие заклятья, поможет скрыть самая великая сила — сила любви. Пусть эти кулоны будут у вас. Только вы сможете соединить эти кулоны и проявить сокрытое благодаря силе вашей любви. На этих кулонах довольно мощные защитные чары, питаемые крупицей философского камня, которую Фламели попросили сохранить и передать вам. Философский камень — индивидуальное дело каждого алхимика и просто переданный вам, для вас он был бы бесполезен. Но эта крупица может стать зерном нового, если вы однажды сможете познать тайны алхимии.

— Как же мы сможем отблагодарить их… Директор, вы можете передать им нашу благодарность и что мы обязательно попытаемся узнать тайны алхимии? — воскликнул Гарри.

— Кто знает, может однажды вы встретитесь с ними через несколько веков и сможете поблагодарить их лично.

Директор помолчал немного, переждав бурю эмоций Гарри и Гермионы. Затем продолжил.

— Это не все новости. Гарри, ты знаешь, Гарри, что про тебя и Тёмного лорда десять лет назад было произнесено пророчество?

Комментарий к глава 31. Судьба камня.

Бечено.


========== глава 32. О тёмном лорде и пророчестве. ==========


Гарри отрицательно покачал головой, сдержав рвущееся «конечно знаю». В этом мире он ещё не должен был его знать.

— Но вы сказали, что Волдеморт мёртв, — резонно заметил парень.

— Да, он мёртв окончательно, и я до сих пор не разобрался, как это произошло. Но сомнений в этом нет.

— Директор, но при первой встрече Хагрид рассказывал, что он был настолько злым, что в нём не осталось ничего человеческого. Поэтому он не мог до конца умереть и ищет способы вернуться.

— Да. Он применил очень тёмную магию, разорвав свою душу на кусочки. Нет магии чернее чем эта. Тогда, благодаря жертве твоей матери и её силе любви к тебе, Волдеморт развоплотился, но искал способы вернуться. Согласно пророчеству, только ты мог победить его, поэтому я поместил тебя к твоим родственникам — магглам, чтобы спрятать. Тёмный лорд ненавидит магглов и стал бы искать тебя у них в последнюю очередь. Все эти годы я искал способ уничтожить его. Ведь, даже если он получит тело и станет уязвим, в случае гибели этого нового тела оторванные куски души не дадут ему покинуть мир, и он вернётся снова, пылающий жаждой мести и безумием. Отдельные куски-якоря можно уничтожить, и я даже вычислил некоторое их количество, но сколько ещё осталось неизвестным? Поэтому всё, что мне оставалось тогда делать — пытаться защитить простых магов, не дать злу окончательно победить. Я надеялся, что сама магия подскажет решение, путь к победе. И оказался прав. Тёмный лорд сам создал против себя оружие.

Пророчество, что только рождённый на седьмом месяце может победить Тёмного лорда, будет равным ему по силам, но Лорд не будет знать всей его силы. И Тёмный лорд отметит его как равного себе. Тогда под пророчество подходил ты, Гарри, и Невилл Лонгботомм. Тёмный лорд в своей гордыне решил убить тебя во младенчестве и, благодаря предателю, проник в дом Поттеров. И отметил тебя как равного, пытаясь убить, но вместо этого развоплотившись и вложив неосознанно часть своей души в твой шрам.

— Значит, я — якорь для Темного лорда?

← Был. Ты был одним из якорей. Я не знал, как тебе помочь, не убив. Хотя, если честно, будь ты единственным, что удерживает Тёмного лорда в этом мире, сомневаюсь, что смог бы оценить твою жизнь выше жизней сотен магов…

— Но вы сказали, что я был им? Значит что-то случилось?

— Я много лет следил за состоянием духа Тёмного лорда через артефакты в моём кабинете и через метки его последователей. Так же как и за известными кусками его души. Долгие годы он по капле набирал силу. А я искал способ для окончательной победы над ним…

— Но как можно победить бессмертного? — не выдержала, перебив директора, Гермиона.

— Как я говорил, ключом к победе был Гарри. Я нашёл единственный способ, придумал план, который не только позволял уничтожить Тёмного лорда, но и давал тебе, Гарри, небольшой шанс выжить. Дело в том, что Тёмный лорд мог умереть, лишь захотев сделать это сам. Он хотел убить тебя, а в тебе была частичка его души.

— Подождите. То есть Гарри должен был добровольно согласиться умереть от руки Тёмного лорда, а тот должен его в это время убить? — пришла в ужас Гермиона.

— Да, ты очень догадливая. Только в таком случае Волдеморт добровольно приказывал своей душе уйти за грань, притянув все осколки, сколько бы их не было. И был шанс, что при этом душа Гарри останется в теле. Однако для этого жизнь Гарри должна была идти не очень хорошо и не должно было остаться того, что держало бы его в мире. К тому же дух Тёмного лорда для сражения с Гарри должен был воплотиться в теле, что привело бы к новой войне. Ведь у сторонников Тёмного лорда оставались метки.

— Но ведь можно было просто не давать ему воплотиться! Я не позволю отнять у меня Гарри.

— Я это и делал долгих девять лет. Однако я не вечен, и поэтому Гарри должен был встретиться с Тёмным лордом ещё не окончив школу. Я не прошу прощения за план, который должен был вынудить тебя сразиться с Тёмным Лордом. Но надеюсь, однажды вы поймёте мои мотивы.

Однако я рад, что этот план не придётся приводить в действие. За год до поступления в школу Гарри, я вдруг обнаружил, что артефакты перестали действовать, приборы, настроенные на дух Тёмного лорда, показали, что он мёртв. Так же исчезли тёмные метки у пожирателей. Я немедленно отправился под покровом невидимости к Дурслям. Проверив тебя, пока ты спал, я обнаружил что твой шрам чист. Не знаю, что случилось, но я рад тому, что тебе не придётся жертвовать собой.

«Может это из-за того, что Волдеморда умер в том, моём времени?» — задумался Гарри.

— Но зачем вы всё это нам рассказали? Как я поняла, вы не собираетесь сообщать, что Тёмный лорд был ещё относительно живым долгое время, а только сейчас умер окончательно?

— Я лишь хотел рассказать правду тому, кто заслуживает её знать. А также, чтобы вы знали, какова тяжкая ноша Великого мага. Мне хотелось бы, чтобы вы избежали необходимости принимать подобные решения. Но ваша сила велика, а значит с вас и спрос выше, поэтому вы должны быть готовы при необходимости взять на себя ответственность, принимая неоднозначные решения. Вы оба разумны не по годам и, надеюсь, поймёте все правильно.

И ещё одна новость, Гарри. Дело в том, что у тебя есть родственник в магическом мире. Это твой крёстный — Сириус Блэк. Он ошибочно долгое время провёл в Азкабане. Считалось, что именно он предал Поттеров в тот день Всех Святых. И лишь в этом году я обнаружил настоящего предателя. Сириус Блэк оправдан и весь этот год находился на лечении в клинике Святого Мунго. Однако теперь он здоров и желает познакомиться с вами обоими. Подробности расскажет он сам. Кстати, я летал в тот день на метле в Лондон именно для того, чтобы привести Сириуса сюда. Думаю, в магическом доме, где можно колдовать, ваши каникулы будут приятнее.

Подмигнув и тепло улыбнувшись, директор попрощался с детьми и отправился из Больничного крыла. Школу надо было за лето подготовить к новому учебному году, и его ждало ещё много работы. А в палату уже входил живой и радостно улыбающийся Сириус Блэк.

«Сириус», — на глазах у Гарри выступили непрошенные слёзы.

Комментарий к глава 32. О тёмном лорде и пророчестве.

Бечено.


========== Эпилог. ==========


Сириус Блэк рассказал, как тосковал и винил себя за гибель Поттеров, доверившись крысе. Он рассказал, что уже договорился с Грейнджерами о том, что они проведут лето вместе с дочерью в магическом доме и увидят, как она колдует. Гарри радовался, что не придётся больше жить с Дурслями. Они были очень строгими и требовательными, хотя Гарри и понимал почему, ведь растить великого мага очень трудно для магглов. Но теперь не нужно было терпеть побои от Дадли и его друзей, которые притворялись перед Дурслями и другими людьми пай-мальчиками, а сами устраивали охоту на Гарри.

Перед тем, как уехать на каникулы, Сириус, Гарри и Гермиона зашли к Хагриду.

- Прощайте. Вы уезжаете на каникулы, а я вот, отпросился в отпуск в драконий заповедник. Хочется повидать Норберта. Да, Гарри. Я тебе подарок приготовил. Это альбом с колдографиями твоих родителей.

- В нём ещё много пустых страниц, — с грустью вздохнул Гарри.

— А это для твоих будущих семейных фотографий. Ведь жизнь не исчерпывается прошлым…

Гарри и Гермиона смущённо переглянулись и улыбнулись, взявшись за руки.

— Надеюсь, мы встретимся в следующем году.

Хогвардс — экспресс увозил их в Лондон, где ждали приятные каникулы. А после этого спокойная учёба, без постоянного риска и борьбы со злом, счастливая и очень долгая, возможно бесконечная, жизнь, наполненная гармонией и магией любви.


Бонус


Дамблдор шел по коридору и думал. Думал о том, как сила влияет на характер человека. Он вспоминал Волдеморта, который, будучи великим магом с хорошим потенциалом, отказался от всего человеческого в погоне за ещё большей силой и бессмертием. Он вспоминал своего друга — Гриндевальда и то, как тот не удержался и, желая блага, стал злом. Вспоминал учителя — Фламеля, который удержал его самого, Альбуса, от тьмы. И то, как самого Фламеля в свое время удержала его жена. Альбус с улыбкой вспомнил, как Гермиона защищала Гарри, не побоявшись даже угрозы Тёмного лорда. Он теперь точно знал, что в будущем магической Британии если и появится новый Тёмный лорд, то будет кому противостоять тьме. Во истину, любовь — величайшая сила в мире.