КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452540 томов
Объем библиотеки - 644 Гб.
Всего авторов - 212602
Пользователей - 99706

Впечатления

Koveshnikov про Katherine Applegate: Crenshaw (Сказки для детей)

...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Агафонов: Небесный раскол (Самиздат, сетевая литература)

Ждешь от автора что-то вроде "Путь в Чёрный Город" или "Повелитель металла", а получаешь хэнтай... Заливающий! (возможно, сам автор) - потрудитесь указывать истинный жанр произведения - это поможет читателю избежать разочарование в авторе и отслеживать его другие произведения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Иван Московский. Том 4. Большая игра (Неотсортированное)

автор не спеша повествует,книг на 15 рассчитывает, наверное

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про серию Хруст

отличная книжка

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Demiurge про Самсонов: Гранит (Самиздат, сетевая литература)

Нечитаемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Островский: Солженицын. Прощание с мифом (Биографии и Мемуары)

Собственно — что-то меня постоянно «уводит» от моего привычно-любимого жанкра, в область «серьезной литературы»)) Видимо — это все же признак взросления))

Данная книга (опять же случайно) попалась мне «на развале». И конечно — я не за что не взял (бы ее), если бы не «назойливая реклама» от тов.Делягина (это который Михаил). По его мнению, это одна из тех книг, которые все же стоит прочитать... Ввиду этого (а так же не буду скрывать, небольшой цены)) я приобрел данную книгу, и со временем (о ужас) стал ее читать))

В начале (довольно таки объемного тома) меня смутила некая сухость (и библиографичность) изложения... В самом деле — автор начинает «сходу», чуть ли не с генеологических корней и описания жизни всех потомков «подэкспертного героя». Данное обстоятельства (попервой сперва) немного печалит, но потом... в мозгу начинает вырисовываться картина жизни некой личности... причем личности отнюдь не героической, а вполне... (и да же напротив).

При этом — сразу оговорюсь! Лично я (в юности, да и сейчас), являлся поклонником как раз Шаламова, а не Солженицына. А Солженицына если когда и читал (да взял «грех на душу», было такое)), однако от всего (этого) у меня остались только некие смутные и не совсем положительные «отзывы»)). Так что с одной стороны, я просто решил (таким образом) восполнить «пробел в образовании» (а вдруг «выстрелит»), с другой — понять вообще «что это был за тип» (которого я вообще оказывается всю жизнь путал с академиком Сахаровым)).

При этом автор вовсе не ставит себе задачу - «обелить или очернить» подэкспертного героя... Автор просто выстраивает его жизнь и описывает те или иные моменты (разъясняя одновременно и все «нормативно-правовые последствия» того времени), так — что даже «читатель-идеалист», постепенно начнет задумываться о сути «данного героя».

Не знаю «кто как», (а я) в данном случае сразу вспомнил (приписываемую) Ленину цитату «про интеллигенцию» (и ее роль «в сфере удобрений»)). Про это даже Геббельс вроде что-то писал (если верить К.Бенединтову из СИ «Блокада»)... А нет! Вру!)) Уточнил - некто Ганс Йост (драматург оттуда же) цитата: «Когда я услышу слово культура, у меня рука тянется к пистолету»... Это все - именно то, что можно отнести насчет «нашего героя» (а не культуры как таковой). ГГ «в молодости» (на иллюстрациях которые так же есть в книге) выглядит «отнюдь не подонком», однако ближе «ко временам своей славы» он выглядит как человек «реально обиженный чем-то»... Обиженный (не в тюремном понятии), а именно обиженный на весь мир (ну по крайней мере на одну страну занимающую 1/6 ее суши). И такое лицо у «этого героя» - что становится странным, что сперва «ничего такого» вроде бы (о нем) и нельзя было сказать)).

Впрочем я ни разу не «физиогномист»)) Так что «львиную долю» этих впечатлений составляет именно описание «жизни подэкспертного». Так ГГ «во времена самой лютой и звериной гэбни» он (оказывается) не только неплохо живет, но и в том числе и во время войны безопасно для себя воюет, во времена гибели миллионов, награждается и «руководит», и даже ПОЗВОЛЯЕТ СЕБЕ (в эти без кавычек ужасные времена) пускаться в какие-то пространные и интеллигентские рассуждения «о том как все НЕПРАВИЛЬНО устроено» и как бы (он видимо) «гениально устроил бы все по другому»... И после этого — (он) еще и УДИВЛЯЕТСЯ аресту и обвинению)) Далее (что опять же странно) «наш герой» попадает в «Гулаговскую мясорубку», но (так же) не только не гибнет в ней (как прочие миллионы), но и отделывается вполне легко (по сравнению с ними).

При этом всем — ОН ЕЩЕ ИМЕЕТ НАГЛОСТЬ требовать для себя «справедливости» (которой как бы не было тогда и нет и сейчас) и постоянно о чем-то ноет и ноет...

Самое странное — что сейчас он легко бы затерялся в толпе «жующих сопли» в ЖЖ и инстангаме (ВК и прочих), где «всяческие эксперты» уже «давно знают как надо бы» (только не знают «как это все сделать не на бумаге»)). И да — для справедливой критики всегда есть место (стараниями всех властей, прошлой и нынешней). Но то что «творит» именно наш ГГ напоминает дикий поток именно ИНТЕЛЛИГЕНТСКОЙ «мысли» от которой откровенно тошнит.

Сам же ГГ (вопреки своим «твердым убеждениям»), то уверяет всех в своей «приверженности идеалам коммунизма», то выбивает вторую квартиру (в прежней видите ли сильно шумят соседи в гаражах рядом, а это мешает «творчеству»), то покупает «дачку», то «машину» (с валютных поступлений! ДА! В СССР!), то пишет «покоянные письма товарищам из ЦК», то признает, то кается (в душе при этом «их всех презирая»), то прячет рукописи, то отправляет их заграницу... В общем ведет себя как минимум очень странно.

Автор «раскапывающий месяцы и годы» ГГ, показывает нам не «великого затворника», а человека который буквально каждый месяц «колесит по Союзу», знакомится с такими же «пострадавшими от режима», и то признается им в верности, то отказывается от них, то записывает их в верные друзья, то сетует «на их предательство»... В целом «вся это беготня» на 1/3 книги УЖЕ НАЧИНАЕТ НАДОЕДАТЬ, т.к вместо «работы» ГГ то и дело свободно ездит туда-сюда (включая Эстонию и прочие «оккупированные территории» заметьте) и что-то постоянно «мутит и мутит»... И всем (на это) как бы «наплевать!

Далее (в период своего «становления», да и ранее) герою «прям удивительно везет»... Там его замечают и там-то, приглашают, награждают, включают в Союзы (писателей и т.п). И вот наш ГГ «прям расцетает» и (обласканный) бежит «весь запыхавшийся» уверить «первых» о том что «ОН СВОЙ!!!»

В общем — много всяких случайностей (и это еще только то, что находится в 1/3 книги), но все это позволяет сделать вполне самостоятельный (без какой-либо «назойливой подсказки» конкретно от автора) вывод, что «наш человечек» не так прост «каким хочет казаться». Я лично думаю (субъективное мнение) что все его «покатушки» носили совсем не случайный характер... и что все это, очень уж сильно смахивает «на оперативную работу засланного казачка» (по выявлению оппозиции и по ее объединению... для дальнейшего соединения дел в одно производство)). Не знаю — так ли это на самом деле, но отчего-то ГГ (порой) живется (в «клятом Совке») настолько вольготно, словно он единственный (уже) живет в 90-х, а все остальные (пока) еще в... социализме.

Первое же (художественное) сравнение Солженицыну, которое сразу приходит на ум, - это персонаж из книги Антона Орлова «Гонщик» (некий журналист рода «либерастум сапиенс», который ради фееричного репортажа и рейтинга, готов в прямом смысле лить реки крови). А что? Очень даже похож))

Дописано 2021.03.01
Совсем недавно я оставил эту книгу «долеживаться» на полке недочитанной... И в самом деле — не прочитав и половины книги меня стало отковенно «тошнить» от данного персонажа... Все эти постоянные жалобы «на власть и непонимание» (которая кстати постоянно Солженицына обсуждает, на высшем ЦК-шном уровне и вместо того, что бы наконец «посадить отщепенца» и забыть о нем — отчего-то «с трудом высылает его за границу»). А все эти вопли ГГ:
- о предателях и «кровавой Гэбне» (которая отчего-то ведет себя в отношении данного лица, не как репресивная машина, а как какая-нибудь нидерландско-толерантная полиция наших дней),
- все эти «негодования» по поводу «бывших друзей» (предавших его), «бывшей жены» (бросившей его, видимо в силу столь малозначительного факта, как рождение ТРЕТЬЕГО ребенка от другой));
- «о непонимании» политики издательств и прочих «агентов», (в СССР и за границей) которые «все вечно что-то делали не так» (но тем не менее принесшие ЕМУ при этом, «мировую славу» и миллионы долларов, еще при жизни в Союзе);
- о вечном «таскании архивов» (и ожидании ареста, который «все так и не наступал), о бесконечном «переделывании» всяческих глав (и «узлов»), о вечном нытье на невозможность работы (которое по объему проделанной ГГ лично — никак не «тянуло» на собрание сочинений в виде многотомных томов), на вечное «отсутствие условий и вдохновения» (при том что ДАЖЕ свой ЛЮБИМЫЙ СТОЛ, «ГГ» таскал от места к месту и распорядился увезти с собой в СаСШ), на постоянную необходимость «решения мелких бытовых вопросов» (в виде ремонта ЛИЧНОГО АВТО, дележа ДАЧИ при разводе и т.п и т.п)

Таким образом — уже к середине книги читателя (в моем лице)) все это настолько откровенно начинает бесить, что книга отправляется «обратно на полку» недочитанной.

P.S Самое забавное — что автор «рисующий нам это все» не сколько не манипулирует фактами (как казалось бы) а ПРОСТО ПОКАЗЫВАЕТ НАМ лицо данного исторического персонажа, который САМ (своими словами) формирует такое представление о «себе любимом»)

Дописано 2021.03.13
Вернувшись через какое-то время обратно к чтению данной книги (с твердым намерением все-таки прочесть ее до конца) я опять стал обращать внимание на некую «странность событий». Вместо того что бы «наконец-то творить и творить» (находясь уже не в «презренной стране» Советов, а на «благословенном Западе») ОН продолжает бесконечные встречи, поездки, и обустройство «себя любимого».

При этом ОН настолько «распыляется», и словно стремится «доказать всему и вся», что... черное это белое и наоборот. При этом он настолько запутывается в своих стремлениях, что (его) практически начинает лихорадить «всяческими поучениями» (по поводу и без). Вся же его демагогия очень напоминает политику «двойных стандартов», когда любое (пусть даже обоснованное возражение» объявляется «стремлением его очернить», а любой кто задает «неудобные вопросы» мигом становится «агентом КГБ»).

Все это, а так же «бесконечные правки, бесконечные главки» и постоянный «трындеж» об этом — очень напоминает старый анекдот в стиле: «...мы пахали». Все это видно невооруженным взглядом и сразу же становится понятно, что «бывший несгибаемый кумир» (от интеллигенции) всего лишь очередной приспособленец, который «постоянно что-то вещает с умным видом» и постоянно «чему-то учит, учит... учит».

В общем — если данная книга и учит чему-то, так тому, что практически все «идеальные люди» при ближайшем рассмотрении могут оказаться … (совсем не тем, чем они казались).

Дописано 2021.03.23
Бросив уже в очередной раз эту книгу, я все таки нашел в себе силы ее продолжить... Ближе к «финалу», автор вдруг внезапно меняет тактику: и в ход уже идет не сколько «унылое перечисление дат и встреч», а уже выводы (автора) по конкретным (образовавшимся) вопросам к «герою данного романа». Самое забавное, что такое перечисление «несостыковок», уже фактически не нужно, т.к все первоначальное мнение (которое они по идее должны были сформировать) уже давно сложилось. Поэтому данная часть, уже не сколько «развенчивает миф», а сколько его «подкрепляет».

Так что «вся эволюция главного героя» уже представлена «в полных красках»: его многочисленные предательства, его позерства, и прочие вещи, порой стоящие жизни его бывшим соратникам. Однако хочется обратить внимание на другой факт — помимо художественной части в данной книге имеется и множество фотографий, показывающих нам: (сначала) то человека которому хочется верить, то человека «смертельно обиженного на всех» (во время жизни в Союзе). Между тем, что касается более позднего периода («времени славы» нашего героя «за бугром»), хочется отметить что (на мой субъективный взгляд) это уже лицо не столько человека смертельно уставшего... но и человека глубоко несчастного. А ведь это (казалось) самые лучшие моменты его жизни (Нобелевка, жизнь за границей и т.д и т.п).

Так что, хотя бы одно это (на мой взгляд) уже показывает его, как человека, который постоянно чего-то боится... Который вынужден «постоянно что-то придумывать» и постоянно оправдываться... Словно он живет не жизнью «всеми признанного гения в почете и достатке», а преступника который постоянно ждет «своего ареста и раскрытия»)) И что? Стоило это все того? Не знаю... На мой (опять же субъективный взгляд) конечно нет! Хотя... каждый идет «своим собственным маршрутом».

Дописано 2021.03.27
Фффух! Наконец-таки я дочитал данную книгу!)) Прям не верится)) И кстати — в этом мне очень помог... длинющий перечень отсылок и ссылок (аж на 100-150 страниц!!!)) И в самом деле... без него «автор рисковал», что эта книга останется недочитанной)).

А что касается финального вердикта (в части кем на самом деле являлся Солженицын), то думаю, что он не совсем правилен... Вернее правилен не вполне...

Да в части агента КГБ (и прочих разведок) — все логично и вполне обоснованно. Единственно, что касается выводов по КГБ, то они (по утверждению другого известного историка) только при Семичастном играли свою самостоятельную роль, а все что было после Андропова — это все лишь исполнение «руководящих указаний» верхушки... Так что в данном случае — думаю надо брать шире и не ограничиваться одним лишь «клеймом» (агент КГБ).

Что же касается заявленного тов.Делягиным масштаба (значения данной книги: прям в стиле «эпохально» и … прочее и прочее), думаю что данная книга довольна интересна (не только в части описания «жизни ГГ», но и в части атмосферы того времени), но такого: что бы «вот блин! Прям ващще..»)) сказать все же нельзя... Обычная книга-расследование, ставящая наконец «все на свои места» с помощью логики и исторических документов.

P.S Но вот то, какой объем автору удалось «перелопатить» (что бы написать данную книгу) все же не может не вызывать огромного уважения!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: А она бежала (Научная Фантастика)

Очередной микрорассказ из сборника, который я так долго не могу «добить»)) И вот я уже (казалось) на последнем десятке страниц... ан нет — количество рассказов никак не убывает, зато их объем упал до 2-х 3-х страниц... Вот я и застрял, что уже немного начинает раздражать))

Данный микрорассказ опять написан в стиле... нет — не плохо... и не хорошо... Просто — никак! (да простит меня автор)) И это при том что (в сборнике) имеется пара-тройка «настоящих и пронзительных вещей»! Однако здесь же все именно «никак»...

Потихоньку подходя к данному рассказу я (судя по названию) ожидал очередную грустную или лирическую заметку от автора, о некой … особе женского рода (с которой что-то приключилось). В мозгу уже крутились (как ассоциация) начальные кадры фильма «Край». Увы... действительность оказалась куда как... фантастичней...

По сюжету рассказа, некое «явление» происходящее безо всяких видимых (и главное разумных) причин начало грозить (масштабом своих последствий) всему «цивилизованному миру» . Ну а поскольку «сильные мира сего» не особо верят в чудеса — первое что им пришло на ум, это задействовать «привычные орудия убеждения».

В финале этого микрорассказа, сделан некий намек на последствия применения «данных весомых аргументов». Что же касается ответов на вопросы, здесь их просто нет — что превращает весь этот рассказ в некую зарисовку, без конечного смысла или логики... Что ж... единственное что можно сказать, так это только то, что этот рассказ (из сборника) является отнюдь не самым худшим))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Ночлег (СИ) (fb2)

- Ночлег (СИ) 245 Кб, 7с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Евгений Адгурович Капба

Настройки текста:



  НОЧЛЕГ







  Подниматься в гору было тяжело, под ногами хрупал гравий, солнце светило прямо в темечко, намереваясь отправить меня в нокаут. Дорога карабкалась вверх по склону, цепляясь за мандариновые рощи, двухэтажные домики и заборчики, сложенные из известняка.



  У старого киоска с проржавевшей и облупившейся вывеской "СОК ПИВО ЛИМОНАД" сидел какой-то мутный тип в кепке, тренировочных штанах и сером пиджаке. Он недобро смерил меня взглядом и плюнул на землю. И что я ему сделал? Выглядит лет на сорок, а ведет себя как пацан.



  - Здрасте! - сказал я ему и пошел вверх по улице.



  Он что-то пробормотал мне вслед. Оглянувшись, я вздрогнул: его недобрый взгляд блеснул странной желтизной. Что за?!.. Наверное, показалось...



  Поднявшись метров на двети вверх я остановился и выдохнул - дошел!



  Тут жил один мой родственник. Если быть точным - двоюродный дядя. Несмотря на дальнее родство, мы с ним отлично ладили и виделись каждое лето. А звали этого замечательного старика Платон.



  Платон с только что собранным тазом винограда спускался по дорожке, ведущей из сада к дому. Увидев меня он разулыбался, потом поставил таз прямо на землю и заспешил ко мне.



  Крепкое рукопожатие, традиционное похлопывание по плечу, и он уже пристроил мой рюкзак в беседку, вынес два плетеных стула, бутыль с домашним вином и поднос со всякой закуской.



  - Садись-садись, не стесняйся. Надолго к нам?



  - Да я в общем-то проездом... Думал ночь переночевать и двинуть дальше...



  Дядя Платон всплеснул руками:



  - Это как - одну ночь? Нет-нет-нет, оставайся хоть на недельку!



  - Ну я даже не знаю...



  - А чего тут знать? Ты меня послушай. Тут такое дело: вечером меня должны отвезти на свадьбу к друзьям, ты их не знаешь... До следующего вечера буквально, ненадолго! Так я тебе ключи оставлю, погостишь у меня, за домом присмотришь! А как приеду - в горы сходим, ну, как обычно!



  Он явно был рад, что все так удачно придумал. А мне не хотелось огорчать старика, хотя и не улыбалось оставаться тут одному.



  Мы посидели еще, выпили вина, а потом Платон провел меня наверх, на второй этаж по широкой лестнице с перилами, которая причудой местной архитектуры была размещена не в доме, а на улице.



  Комнату он мне выделил ту же самую, что и обычно - кровать, шкаф, розетка, окно... Ничего особенного.



  - Я пойду собираться, скоро за мной приедут... Ты пока располагайся.



  Тут мне в голову пришло спросить его о том парне с недобрым взглядом:



  - А что это за тип сидит там, внизу, около ларька?



  Дядя Платон обернулся, как-то так странно глянул на меня, а потом его лицо расслабилось и он ответил:



  - Себастьян. Не обращай на него внимания, у него с головой что-то... Живет у своей то ли тетки, то ли бабки...



  - А-а-а, - сказал я, хотя для меня так ничего и не прояснилось.



  Дядя Платон ушел, а я разложил свой походный скарб, на тумбочке оставив мощный фонарик и потрепанную книжку - Курт Воннегут, "Колыбель для кошки". Дикость несусветная, но иногда перечитать хочется.



  На улице послышался шум мотора - кто-то подъехал.



  Водителем оказался Артур - мой старый знакомый, отличный парень. Мы тепло поздоровались, и принялись помогать дяде Платону выбраться из дома. Он все норовил мне рассказать какие-то нюансы запирания двери, работы душа и кормления кур, но я его успокоил, сказав, что все помню с прошлого раза.



  Машина рыкнула, и Артур, совершив "полицейский разворот", увез дядю Платона. Я до хруста потянулся и улыбнулся: самое главное я на самом деле помнил: как открывается погреб с вином и буфет с едой!



  Я покормил кур, сыпанув им от души кукурузы и полез в погреб. Деревянная дверь скрипнула, и передо мной предстали сокровища дяди Платона: бочки, кувшины и бутыли с вином. Он делал неплохие деньги, поставляя сей божественный нектар местным ресторанам. А мне вот выпал шанс напробоваться его столько, сколько душе угодно.



  Я подхватил большую, оплетенную бутыль и пошел к выходу. Ногой я зацепил какую-то хрень, матюгнулся, поставил бутыль на пол и начал шарить руками, в поисках гадости, об которую я ушиб мизинец. Больно ушиб, зараза!



  Нашарил я отполированную долгим использованием рукоятку садового топорика, каким дядя Платон обрубал высохшие побеги виноградной лозы. А что, приятная штуковина, между прочим! Длинная рукоятка, интересной формы лезвие... Я крутанул топорик пару раз, а потом поднял бутыль и выбрался из погреба.



  Навалив на поднос копченого мяса, зелени, пшеничного хлеба и прочей вкуснятины из буфета, я неплохо устроился на террасе у лестницы, прямо у дверей моей комнаты, в плетеном кресле и с небольшим столиком.





  Солнце потихоньку скрывалось за верхушками деревьев, росших на вершинах гор, окрашивало панораму в розовые и оранжевые тона, играло бликами в стакане вина...



  Я изрядно потяжелел и томик Воннегута в моих руках тоже казался тяжелее, чем за литр вина до этого. С усилием поднявшись из кресла, я сбежал по лестнице, и отправился закрывать кур.



  Хозяйственные постройки находились немного в стороне от дома, и я шагал себе по выложенной камнем дорожке, насвистывая маршевый мотивчик из одного исторического фильма.



  А это что за?.. Вцепившись в сетку-рябицу у забора стоял давешний тип в кепке! Себастьян? Кажется, да... Он пялился на меня из-под козырька, и вовсе не собирался уходить.



  Я разглядел его получше: седоватые волосы выбиваются из-под шапки, небритое, неопределенного возраста лицо с выдающимися подбородком и носом... И взгляд, этот взгляд отдающий желтизной... Ну его нахрен!



  - Эй, уважаемый! Вам чего?



  Себастьян что-то пробурчал под нос. Походить мне не особо хотелось, но и трусом я себя не считал, поэтому шагнул в его сторону и сказал:



  - Так, вот что я вам скажу. Или говорите, зачем пришли, или не весите на заборе - сетку продавите.



  Себастьян зыркнул на меня еще раз, проворчал что-то невнятное, отцепился от сетки и пошел вниз по улице, шаркая ногами.



  Вот уж действительно - странный тип! Бормочет не пойми что, смотрит... Дам ему по шее да и все! Хотя, убогих вроде обижать нельзя...



  В общем, я развернулся и пошел в комнату, потому как от выпитого вина меня знатно разморило. Я распахнул дверь комнаты, шагнул внутрь и, не раздеваясь, рухнул на кровать.





  Проснулся я от того, что сильно хотелось пить. Ясное дело, литр вина-то! Но голова не болела, и не было того неприятного ощущения во рту, которое в народе называют "как будто кто-то сдох". Отличное вино у дяди Платона!



  Поднявшись с кровати и стал туго соображать, где есть вода. Вода! Вот что мне нужно!



  Насколько я помнил, чистая холодная вода была в кадке на крыльце... Там еще полотенце, рукомойник и зеркало! Точно! Я нащупал на тумбочке фонарик, нажал на кнопку и луч света прорезал ночной мрак. Всунув абы-как ноги в кеды я побрел по лестнице вниз. На улице пели цикады и ветер шумел кронами мандариновых и апельсиновых деревьев... Южная ночь, что уж там...



  Наткнувшись на бадью, я набрал в ладони холодной воды и напился, потом зачерпнул ковшом и опрокинул его себе на голову. Вода полилась за шиворот, но в целом это того стоило. Потянувшись за полотенцем, я глянул в зеркало.



  Черт! За моей спиной, у ворот, маячил какой-то силуэт, слегка подсвеченный отраженным от зеркала лучом фонаря.



  У меня екнуло под ложечкой, я обернулся и осветил фонарем ворота. Никого!



  Я положил фонарь и оперся руками на край бадьи. Померещится же такое! Выдохнув пару раз я побрел по лестнице. Коленки были предательски напряжены, а по спине бегали мурашки.



  Ногой я снова обо что-то ударился. Топор! Тот самый, из погреба! Гладкое топорище приятно легло в руку... М-да, я становлюсь параноиком.



  Зайдя в комнату, я поставил топор у изголовья, скинул кеды и футболку и в штанах лег на кровать. Сон не шел. Какой тут нахрен сон?



  Я открыл недочитанного Воннегута, и, подсвечивая фонариком, взялся за чтение.



  Выносящие мозг раскладки сюжета отвлекли меня от тревожных мыслей, и меня даже начало рубить в сон. Ровно до тех пор пока откуда-то с улицы не донесся странный звук.



  Шкраб. Как будто мышь копошится в шкафу. Только очень большая и очень неприятная мышь. Шкраб-шкраб.



  Шкраб-шкраб-шкраб! Я напрягся, моя рука нащупала топор. Тем временем звук приближался, пока, наконец, не раздался под самым окном. ШКРАБ!!!



  Я не выдержал и направил луч света в окно. МАТЬ ЕГО! Два желтых глаза пялились на меня из темноты! Фонарик выпал у меня из рук и покатился по полу. Дыхание стало прерывистым, выходило из легких с каким-то хрипом. Черт побери, что здесь происходит?



  Не столько я выпил вина чтобы меня стало глючить! Я собрал в себе остатки мужества, ногой пододвинул к себе фонарик и схватил его с пола левой рукой. В правой я сжимал топор. Сжимал так, что побелели костяшки пальцев.



  Я здоровый парень, у меня топор! Какого хрена мне тут бояться?



  Ударом ноги я распахнул дверь и выскочил на террасу, замахнувшись топором...



  И тут же почувствовал себя идиотом: ясное дело там никого не было! Вернувшись в комнату, я сел на кровать и обхватил голову руками.



  Нервы ни к черту. Это все из-за этого бешеного ритма жизни - ни минуты покоя, хорошо хоть сюда выбрался... Или не хорошо? Все, решено - приеду домой, и все будет по-другому.



  Я откинулся на подушку, закрыл глаза и в голову полезли всякие мысли... Ну какие мысли могут лезть в голову парню, которому не спится? Девушки, планы, друзья, враги, снова девушки... Я не заметил как уснул



  ТУК-ТУК-ТУК! Я подскочил как подстреленный, весь в холодном поту.



  - Кто та-ам? - голос мой сел, так что получилось не очень внушительно.



  - ТУК-ТУК-ТУК!



  Барабанили во входную дверь, ту, что на первом этаже.



  За окном была всё та же тьма южной ночи, и мне как-то совсем не улыбалось выходить на улицу и смотреть, кто пришел. Но делать было нечего. Как был, в штанах, но с топором и фонариком я двинул на улицу.



  - Кто там?! - крикнул я.



  Тишина была мне ответом. Не-ет, я туда не пойду. Я не буду спускаться вниз! Тут мне в голову пришла светлая идея: насколько я помнил, у дяди Платона был переключатель уличного света - одна лампочка над воротами, и одна - над входной дверью. Переключатель находился на одном из столбов, поддерживающих навес над террасой. Я на цыпочках, сам не знаю почему, подкрался к столбу и щелкнул рубильником.



  Из-под террасы, как раз от входной двери на первом этаже, метнулся непонятный силуэт. Я успел разглядеть только сероватого вида шерсть или мех, или может быть это была такая одежда? Ну и отпрыгнуло оно как-то странно - оттолкнувшись всеми четырьмя конечностями.



  У меня волосы встали дыбом на голове после того, как это нечто скрылось во тьме за воротами. Дурдом! Я спустился вниз и глянул на дверь - никаких следов ни на ней, ни рядом...



  Что вообще это за хрень тут творится?



  Только я успел это подумать как за моей спиной с душераздирающим треньканьем лопнула лампочка над воротами.



  Я ринулся наверх, по лестнице, и увидел ту же жуткую фигуру, которая промелькнула на границе света и тьмы. Треньк! Лопнула лампочка над входной дверью!



  В ужасе я бросился в комнату, запер дверь и замер в углу с топором в руках. Поможет он мне против того, что там, за дверью?



  Вдруг дверь затряслась под сильными ударами. Страх заставил мое тело оцепенеть, сделал ноги ватными... И тут я увидел, как над вершиной горы появился... нет-нет, не луч, розовый отблеск, который дает знать о скором наступлении рассвета.



  - А-а-а-а!!! - заорал я и, распахнув дверь, из всех сил рубанул топором то, что стояло за ней.



  Мощный удар отбросил меня в комнату, я ударился спиной о кровать...



  Сгорбленная жуткая тварь склонилась надо мной... Я слышал ее хриплое дыхание, чувствовал дикий, нагоняющий ужас запах....



  И вдруг до меня донесся крик петуха из курятника. Рассвет!



  Тварь неожиданно отпрянула от меня и двумя прыжками покинула террасу и скрылась из виду. А я откинулся на спинку кровати и сознание меня покинуло.



  - Э-э-э, да ты никак вино распробовал! - сказал дядя Платон, приводя меня в чувство. - Меру знать надо, дорогой мой!



  Оказывается, сейчас был уже почти полдень, и дядя Платон приехал совсем недавно. Очухавшись, я ничего не стал ему рассказывать и засобирался в дорогу. Мне стало и вовсе казаться, что все это мне померещилось и я правда перебрал с вином, но...



  Но лампочки и вправду лопнули. А когда я спускался вниз по дороге, у ларька с проржавевшей вывеской "СОК ПИВО ЛИМОНАД" сидел Себастьян и баюкал перебинтованную руку. И пялился на меня странным взглядом, который отливал желтизной...