КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420249 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200582
Пользователей - 95521

Впечатления

Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сергиенко: Невеста лорда Орвуда (СИ) (Любовная фантастика)

Какая то бестолковая книга, зачем я взялась ее читать??
Ведь одну книгу этой аффорши уже удалила, но нет, взялась за эту, думала может что-то хорошее в этой.. Ошиблась. Совершенная размазня и какая то забитая ГГ, проучившаяся в академии магии, на минуточку, 7 лет ведет себя , как жертвенный баран.
Магиня с дипломом, ага, ага , куда поведут, туда и пойду.
ГГ невнятные, подруга ГГ – вообще неадекват. ГГ – сам по моему не знает, чего хочет. Аффтора себе в бан, писанину – в топку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

Согласна полностью с кирилл789 , читать ЭТО не смогла, удалила сразу же..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Казимир про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Двигаясь к горизонту (СИ) (fb2)

- Двигаясь к горизонту (СИ) 797 Кб, 175с. (скачать fb2) - (Ima-san)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Глава 1. Инкогнито ==========

Холодно.

Не мешало бы согреться, унять дрожь, но она отчего-то неподвижно стояла на том же месте и безмолвно смотрела на пустынный пейзаж, словно сейчас, в эту же минуту что-то изменится, на горизонте кто-то появится, или что-то…

А может, это мираж? Или действие какого-то гендзюцу?

Нет.

Картина ничуть не изменилась. В тот день, отчаявшись что-то узнать и кого-то найти, она покинула местность, что ещё совсем недавно называлась Мурасаки. Она побывала в хранилище своей семьи, где собрала некоторые необходимые документы и обучилась паре техник, которые не могла освоить ещё в юности. Её не устраивал тот факт, что она могла потерпеть поражение в бою, который, несомненно, должен состояться в ближайшее время, поэтому понадобилось уйти, оставив любимого кота в кошачьем приюте на несколько месяцев, пока не уладятся некоторые дела. Уж там-то о нём позаботятся как следует, лишь бы она вернулась живой…

Изредка она отправляла весточки Шисуи, ссылаясь на короткие тексты, чтобы он знал, что с ней всё хорошо, и не волновался, но в Конохе она так и не появлялась.

Она занимала все его мысли каждый новый день. Просыпаясь по утрам, он надеялся на её скорое возвращение. Но когда же это произойдёт? Оставалось лишь ждать и верить, не забывая о своих прямых обязанностях перед кланом и деревней.

Наверное, он никого так никогда не ждал раньше. А она, в свою очередь, никогда так не мечтала вернуться домой. И если она дала обещание Шисуи, что вернётся, то обязательно его сдержит.

И вот она пришла на место уничтоженного Мурасаки вновь.

Её холодные пальцы крепко сжались в кулак. Она оскалилась от очередной мысли о том, что её единственная родственница могла погибнуть здесь приблизительно полгода назад, в то время как сама Мико находилась в Конохе и не догадывалась о произошедшем. И, что странно, её не посетили никакие видения по этому поводу ни до, ни после катастрофы.

Внезапно куноичи почувствовала, как в правом предплечье вспыхнула жгучая боль.

— Потеряла бдительность! На секунду… — она небрежно вытащила вонзившийся в кожу кунай, и, обратив внимание на прикреплённую к очередному летящему в её сторону кунаю взрывную печать, мгновенно отскочила в сторону.

В ближайшем радиусе атаки раздался взрыв.

Напавший на неё противник для её зрения был недосягаем. Она, озираясь, приняла боевую позицию, выставив вперёд руку с ранившим её оружием, с кончика лезвия которого стекали капли крови. К её спине примкнула спина внезапно появившегося на поле боя крепкого, плечистого шиноби. Мико обернулась — радости неожиданной встречи на её хмуром лице он не заметил.

— Ты жива, — констатировал мужчина.

Инкогнито как появился, так и исчез под вой пронизывающего ветра, какой в этой местности был самым обычным явлением.

— Как видишь, — шумно выдохнула она и выпрямилась. — Что это, собственно, было?

— Сам ничего не понимаю. Но я думал, ты… — мужчина уловил едва слышное шуршание листвы со стороны тянущегося на восток леса и сорвался с места, чтобы начать преследование.

— Что ты здесь вообще делаешь? — его бег сопроводил вопрос куноичи, помчавшейся следом вглубь леса.

— Хотел увидеться, но вместо Мурасаки перед моими глазами предстала более живописная картина. Есть догадки, чьих это рук дело?

— Не совсем. Очень многое произошло в твоё отсутствие.

— Это я понял, — выудив два клинка, он приготовился к атаке. — Осторожно! — на ходу изменил траекторию движения, стараясь не упустить противника, оставив на Мико небольшую работу.

Выудив из ножен танто, она отразила почти всё метательное оружие, пропитанное чакрой безликого шиноби; но сам он ускользнул вперёд, пустив всё на самотёк. Судя по всему, это была какая-то техника, поскольку он был точно уверен, что это остановит преследователей на короткий промежуток времени, что позволит ему скрыться. Конечно, он не сунулся к своей цели без тёмного плаща и маски АНБУ, поэтому его личность оставалась засекреченной. Вероятно и то, что он не принадлежал какой-либо деревне.

— Токуми, не упусти его! Мы должны выяснить, что произошло с Кирой и с Мурасаки!

Но было слишком поздно — его и след простыл, а собаки-ищейки, как известно, были только у Какаши, а шаринган — у Шисуи, потому каким образом им выследить инкогнито, предсказательница не имела понятия. Она в отчаянии остановилась, обессиленно упала на колени и, прорычав свирепым зверем, вцепилась в волосы, решив, что она совершенно никчёмная. Токуми подошёл ближе и сложил руки крестом у груди.

— Уже сдаёшься? Быстро ты.

— Не дождёшься, — через силу на одном дыхании прошептала она и встала на ноги, сжимая пальцы в кулак.

— Пока мы отдыхаем, ты расскажешь мне всё по порядку и с самого начала, — он удобнее устроился под могучим стволом дерева и приготовился слушать.

***

— Вот как… — Токуми опустил задумчивый взгляд в землю. Мико прижала колени ближе к груди и уткнулась в них носом. — А ты уверена, что никого не подцепила по пути в хранилище и обратно?

— Уверена. Я ведь служила в Корне Данзо, хоть это было и бессмысленно…

— Не думал, что тебя когда-нибудь занесёт в Коноху… — он перевёл взор на озябшую Мико, что сидела неподалёку. Он безмолвно подошёл к девушке и положил на её плечи однотонный тёмно-серый свитер. Она дёрнулась и наспех поднялась на ноги, взглянув в его заботливые глаза.

— Не надо.

— Бери. Тебе ещё поберечь себя нужно, хотя бы ради него.

Мико хотела бы изумиться, но было не время для сантиментов и излишних слов о заботе и благодарности, поэтому она, нахмурив брови, твёрдо заключила:

— Сосредоточимся на деле.

Токуми мягко улыбнулся. С его стороны то был лишь дружеский жест, не более. Мико являлась его подругой уже много лет и была вовсе не в его вкусе. Да и строить отношения с женщинами Токуми умел только дружеские, совершенно не волнуясь об отсутствии семьи под его крылом в двадцать восемь, ведь чем больше близких людей у шиноби, тем больше сил необходимо приложить для опеки и защиты каждого, а это было явно не для него.

«Девчонка со сложным характером», — таковой он её считал.

«Боязнь ответственности и чрезмерный эгоизм», — так думала Мико о нём.

Она надела свитер, ведь желание согреться было превыше её гордости.

— Снова решила втянуть меня в свои тёмные делишки? — линия его густой брови изогнулась, а руки в очередной раз сложились крестом.

— Я помню, сколько раз ты выручал меня, но мне и правда без твоей помощи никуда сейчас. Я знаю, что в Тумане ты отличался своей ловкостью и силой, потому уверена в тебе. Мне больше некого просить.

— А что же Коноха? Шисуи?

— Нет, только не Шисуи, — отрицательно покачала головой предсказательница. — Я отправила Хокаге послание с просьбой прислать опытного джонина, но я не жду от них помощи. Я полагаюсь только на себя. И на тебя тоже, — Мико, наконец, улыбнулась лучшему другу — душевно, искренне, как улыбалась только вспоминая о Шисуи и тех мгновениях, когда он был рядом. Мужчина ответил ей тем же и поднял рюкзак с земли.

— Так зачем ты вернулась в Мурасаки?

— Нужно хоть что-то, что приведёт меня к девчонке, — с этими словами Мико натянула на лицо маску АНБУ, которая у неё, к счастью, сохранилась ещё с былых времён. Токуми, чтобы не выделяться на общем фоне, выудил из рюкзака маску, также выточенную под морду зверя, и скрыл своё лицо.

Тотчас пришёл приказ от Хокаге поймать инкогнито.

Пара шиноби, сосредоточенная на выполнении миссии, просидела в засаде около часа времени до наступления сумерек. Всё казалось тщетно, и любая попытка поймать незнакомца, вероятно, провалилась с треском… Но очень скоро они засекли движение и ринулись на шорох листвы. Погоня за таинственными шиноби прервалась также быстро, как и началась. Некто в тёмном костюме выскочил из-за густой кроны дерева.

Несколькими движениями ловких рук Токуми выпустил несколько кунаев, которые вонзились в землю и оградили территорию — замкнули круг, в который куноичи заманила противника.

— Иди за остальными! — приказала она и развернулась, взяв фигуру оппонента во внимание. — «Что-то я не поняла…»

— Теневое клонирование! — выкрикнул парень, устремляясь в сторону Мико.

«Это что, шутка?»

Несколько приёмов тайдзюцу предсказательницы избавили поле боя от пятёрки теневых клонов. В мгновение ока она очутилась за спиной противника, сложила комбинацию печатей и, нанеся удар, заставила паренька шмякнуться на твёрдую землю.

— Техника Парализующей Печати! — объявила она и, оказавшись прямо над неподвижно лежащим телом, бесцеремонно поставила ногу на его живот.

— Кх! — грошипел он в попытке высвободиться и совершить хоть какое-нибудь телодвижение, упрямо не желая принимать поражение.

— Узумаки Наруто, — её безжалостно-грозный голос прогремел в его голове. Она смотрела на него властно, с презрением, сквозь отверстия в маске.

— Д… Да, — выплюнул блондин. — Откуда ты знаешь?

Она ухмыльнулась, хоть он этого и не смог заметить.

— Наруто!

На горизонте мелькала троица шиноби, стремящаяся попасть на закрытую вечеринку куноичи в обличии АНБУ и поверженного на этот час джинчурики Девятихвостого. Рука Токуми, спустившегося с ветви, перекрыла им дорогу. Наруто и Мико окружало электрическое поле, в которое входить было недопустимо, а поскольку Токуми знал, что они прибыли сюда не просто так, то не позволил ребятам совершить глупость. Куноичи нехотя отменила технику, с трудом приняв то, что всё, к чему они с напарником готовились, бессмысленно.

«Это провал».

— Ты кто такая? — наконец, поинтересовался Шикамару.

Он бы поспешил применить одну из теневых техник клана Нара, если бы Мико не отменила свою. Это могло означать лишь то, что едва начавшийся бой подошёл к концу. Правда, это не относилось к Парализующей Технике, так как Наруто всё ещё оставался в неподвижном состоянии, а предсказательница, вероятно, не намеревалась его отпускать. Это друзьям Узумаки пришлось не по нраву.

— Полежи-ка пока, дружок, до выяснения обстоятельств, — заключила она.

— Каких ещё обстоятельств? — сокрушался Шикамару, хоть и меньше остальных был заинтересован в происходящем балагане, очередных разборках и возможных кровопролитиях.

Мико, не откладывая, стянула с лица маску АНБУ.

— Мико-сан? — изумлённо протянула Сакура.

Шикамару и Неджи переглянулись в недоумении.

— Вообще-то я просила прислать мне первоклассного джонина! Но никак не это! — указала на парализованного Узумаки, усмиряя в себе нарастающий пыл.

— Неджи — джонин, к тому же он сенсор. Сакура здесь в качестве медика, а мы с Наруто — подкрепление, — пояснил Нара. — Но, зная, какой это гемор, я бы лучше остался дома. «Связываться с ней я уж точно не хочу».

— Узумаки, значит, уже вернулся в Коноху, — Мико одарила джинчурики недобрым прищуром, вороша в голове какие-то собственные мысли на этот счёт.

— Так что за дело? — как самый старший в компании коноховцев вставил слово Хьюга, что довело терпение предсказательницы до критической точки.

Какое им ещё к чёрту дело?! Как всегда они, самые правильные и смелые, лезут не туда, куда следует, ставя себя выше всех, при этом подвергая себя опасности! Она была вынуждена повысить голос, ведь, судя по всему, все присутствующие не поняли её с полуслова.

— Детишки отправляются по домам сейчас же! Мы с Токуми в таком случае разберёмся сами.

— Мы не дети! — возразил Наруто как самый активный и неугомонный. Даже печать Мико его не останавливала, а как раз наоборот разжигала ещё больше интереса и страсти. Предсказательница ненавидела, когда её не слушали, игнорировали и тем более перечили ей…

— Это до тех пор, пока вы не вляпались в какое-нибудь дерьмо! Но я тебя уверяю, что геройствовать здесь не самая разумная мысль. Поэтому иди-ка ты отсюда и передай Хокаге, что я под свою ответственность малолеток брать не собираюсь! Не для этого я здесь. Или тебе ещё что-то не понятно?! — Девушка на глазах превращалась в разъярённого зверя, подобно голодному медведю, которого разбудили среди зимы.

— Думаю, что Хьюга нам был бы очень кстати, — кивнул Токуми. — Без бьякугана нам никак не обойтись.

— Не начинай, — отчеканила Мико и всё-таки, невзирая на злобу, отменила технику. Наруто с трудом поднялся на ноги и бросил в предсказательницу обжигающий взгляд.

Неджи резко обернулся, уловив незнакомый поток чакры, перемещающийся на юго-восток.

— Он уходит. За ним! — просканировав с помощью глаз местность, приказал Хьюга и устремился вглубь леса. Команда вмиг подключилась к миссии, отправившись преследовать инкогнито.

— Вот кто тебя за язык тянул, идиот? — покачав головой, Мико адресовала послание лучшему другу и поспешила за ребятами, на что Токуми лишь коротко улыбнулся, зная, что присутствие коноховцев им только на пользу.

Комментарий к Глава 1. Инкогнито

Та-дам, я рада видеть всех, кто прочёл начало.

Спустя два года я всё же продумала сюжет к продолжению истории про Мико/Шисуи, и по объёму она будет Макси на этот раз. По-прежнему я делаю упор на чувства и взаимоотношения персонажей, экшн тоже будет, и романтика, безусловно, куда же без неё? но я эти жанры не указываю.

Постараюсь выкладывать продолжение почаще, конечно, в зависимости от посещения Музы и при наличии свободного времени. Параллельно будут и арты к этой работе.

Жду вас здесь в следующих главах, и спасибо за прочтение!

========== Глава 2. Мелкие дела, крупные деньги ==========

На заре команде шиноби из Листа во главе Мико и её верного напарника Токуми, наконец, удалось загнать в ловушку инкогнито. На завершающем этапе Мико обезвредила оппонента парализующей техникой в считанные секунды.

Она подозревала, что он намеренно им попался, не сильно сопротивляясь в кратковременном бою, хоть и вероятно являлся одним из первоклассных шиноби. Вот только перемещаться столь быстро, как выяснилось, он практически не умеет, во всяком случае, от бьякугана Неджи ему ускользнуть не удалось. Можно было бы списать это на его усталость, однако Токуми чрезвычайно тревожился, но скрывал это за маской непоколебимости и хладнокровия. Истинные намерения поступков незнакомца оставались за завесой тайн, которые Мико собиралась в ближайшее время разгадать. Если, конечно, это удастся сделать.

Хоть и не обошлось без маленьких подсказок Шикамару, Мико не торопилась благодарить наследника клана Нара за его работу, как и Неджи — за его сенсорные способности.

Детки будут указывать ей и советовать? Вот ещё!

В конце концов, в первой, малой части миссии не было ничего сложного. Сложность состояла в другом: где же Кира и как её отыскать? А она жива, Мико это знала.

Она предпочла не извергать пламенные речи, поэтому мгновенно сорвала маску с оппонента и выбросила её в сторону.

Однако… Она так и не узнала его.

Неужто все попытки были тщетными?

— Ты из Конохи, — твёрдо заключила она, не упуская из виду его зелёные глаза, которыми он рассматривал предсказательницу с особым интересом.

— Откуда?.. — не успел закончить он, лёжа на земле. Мико его опередила. Не было времени на пустую болтовню, нужно было действовать молниеносно, пока что-то не произошло.

— Где девчонка? — она была резкой и бесцеремонной.

— Какая девчонка?

— Не гни из себя дурака! Говори, живо!

Пальцы хмурившей брови куноичи сложили печать — парень почувствовал, как к горлу подкатывает давление, поэтому лихорадочно закашлялся.

— Советую говорить быстро, пока ты ещё жив, парень, — вставил слово Наруто, прекрасно понимая, что сейчас испытывает очередная жертва вспыльчивой предсказательницы. Она стрельнула зловещим взглядом в болтливого Узумаки.

— П-продал на рынке, — долго не думая, обессиленно прошипел инкогнито.

***

Сорокалетний бородатый мужчина, аккуратно причёсанный, облачённый в дорогие одежды, расхаживал по длинному коридору трёхэтажного здания, изредка рассматривая этюды, висящие на деревянных стенах, и загадочно ухмылялся. Вероятно, что голова его была забита самыми разнообразными мыслями, выстраивающимися песчаным замком в грандиозные планы, какими делиться он пока ни с кем не собирался.

Вскоре ноги его привели в зал-купальню, где дюжина юных девушек натирала губками и щётками грязную поверхность огромной ванны, залитой мыльным раствором. С его появлением в купальне воцарилась тишина, хоть девушки и старались всегда общаться шёпотом между собой. Они синхронно опустили глаза, избегая излишнего внимания со стороны хозяина. Под шорканье щёток он прищуром выискивал нужную ему красавицу и, наконец, нашёл.

Его бросило в жар от одного только образа юной, невинной особы, новенькой в его гареме.

Заметив, как хозяин подмигнул ей, она, как маленький зверёк во время опасности, плотнее прижалась к стенке ванны, скрыла лицо рукой и зажмурилась.

— Да не трону я тебя! — его грубый бас порядком спугнул остальных, отчего те даже дёрнулись. — По крайней мере, сейчас, — он вальяжно прошёл вглубь помещения, не отрывая хищного взора от своей маленькой жертвы. — Я подумал, что тебе следует прийти сегодня ко мне в покои вместо Кин.

— Ей же всего четырнадцать! — во всё горло воскликнула Кин, сжав от ярости в кулаке намыленную губку. Пена стекла на её обнажённое бедро и скользнула вдоль по бархатистой коже. У хозяина загорелись глаза как две электрические лампы. Тестостерон в его крови мгновенно подскочил до максимальной отметки. Он был диким, одержимым зверем, потерявшим разум, не иначе.

В отличие от Киры, Кин было почти девятнадцать, и всё, к чему её принуждали на протяжении года, для неё не казалось таким позорным и грязным. А Кира — ребёнок, которого нужно беречь от ранних связей. Вот только никто из девушек, находящихся здесь в заточении вместе с ней, не мог ей помочь. Они и себе-то помочь были не в состоянии.

Мужчина оскалил желтоватые зубы, похотливо улыбнувшись.

— Чем раньше она познает этот мир, тем лучше для неё же. Относитесь к моим приказам серьёзнее! Иначе никакого поощрения!

Какое тут поощрение? Девушки день и ночь вынуждены работать на фактически незнакомого им человека, доставляя ему физическое удовольствие, и приносить прибыль в его широкие карманы, обслуживая гостей в купальне.

Мерзость, да и только.

Он неспешно направился к выходу, томясь в предвкушении сегодняшнего вечера, смакуя каждую даже малейшую фантазию в своей голове, и, сделав всего несколько шагов, остановился и обернулся.

Твёрдая как сталь щётка ударила мужчину по ноге и отскочила на пол. Он, собрав самообладание по кускам, сделал вид, что не заметил этого жеста со стороны маленькой неопытной девчонки, поскольку это было вполне ожидаемо. В конце концов, в него не раз швырялись предметами быта. Кира ни на кого никогда не смотрела с такой ненавистью, гнев переполнял её и вырывался с невероятной силой извне, отчего ей вдруг стало страшно: а вдруг она сделает ещё что-нибудь, и он убьёт её после этого? Или изнасилует до смерти, что и дух его не поколеблется, и совесть не зазвонит в колокола, призывая его одуматься?

Ей хотелось горько плакать, отчаянно биться в истерике, рвать волосы на себе и босиком бежать без оглядки отсюда. Сердце гулко билось в груди, сообщая о том, что пора остановиться, что нельзя совершать необдуманные поступки в компании этой личности, подчиняясь гневу. Пальцы крепко сжимались в кулаки, взгляд полыхал безудержным огнём, а в голове голос кричал:

«Ками-сама, забери меня отсюда! Спаси меня! Кто-нибудь… Пожалуйста…»

Она всё же не упала духом, не растерялась. Она, тяжело дыша, продолжала смотреть из-подо лба на его гадкую персону.

Он наблюдал за ней ещё полминуты, наклоняя голову то на левый, то на правый бок, ждал, когда демоны внутри неё перестанут устраивать пляски, и, наконец, безмятежно спросил:

— Тебя как зовут-то, пупсик?

— Кира, — сквозь зубы прошипела девушка.

— Хм, какое заморское имя! — мужчина беззаботно погладил бородку, и, задумавшись, удалился из купальни всё с той же похотливой улыбкой на губах. По его мнению, сейчас ничто не могло испортить ему настроение.

— И не надейся, что ты узнаешь моё настоящее имя, старый мерзкий извращенец, — пробурчала она себе под нос.

Поднявшись с пола, она подбежала к тому месту, где упала щётка, и, подняв её, что было сил, запустила вслед хозяину, проклиная его. На ходу щётку поймал молодой парень восемнадцати лет, который совершенно незаметно для присутствующих появился в дверях купальни. Он опустил взор на собственные руки, затем перевёл его на изумлённую девушку с потрёпанными рыжими волосами, в то же время кипящую от злости, и, едва сдержав улыбку, позвал её за собой.

— А что, помощники Руи тоже могут выбирать себе жертву?

— Вот уж не знаю. Бедняга… Надеюсь, он не тронет её. — Шептались девушки, продолжая натирать ванну щётками до блеска.

Две фигуры скрылись с поля зрения в ту же минуту.

Они безмолвно поднялись на второй этаж и приблизились к одной из комнат. Кира осмотрела снизу доверху расписную деревянную дверь и в страхе отпрянула от неё. Парень, не оборачиваясь, поймал её за запястье.

— Не спеши. Мы всего лишь поговорим. Не бойся.

Его безмятежный голос воздействовал на Киру чересчур успокаивающе — она могла бы вновь испугаться, но попросту не вышло. Внешне незнакомец был привлекателен, черты лица были мягкими, а синие глаза — завораживающими. Сложно было предположить, что он являлся одним из этой шайки, способным на не самые хорошие поступки.

Вот только нельзя судить книгу по обложке, иначе это может вылиться во что-нибудь неблагоприятное.

Кира нервно сглотнула и одобрительно кивнула, стараясь окончательно расслабиться. Парень запер дверь изнутри, пригласив её присесть на одиноко стоящий у стены стул. Она послушно села.

— Скоро очередь дойдёт и до тебя, — он разорвал тишину, повисшую в комнате, не позволив гостье осмотреться и оценить безопасность ситуации.

— Что ты хочешь? Знай, я не буду тебя обхаживать! Я лучше умру! — Кира соскочила со стула и ткнула пальцем в незнакомца.

— Успокойся, — он сократил расстояние между ними и усадил бунтарку обратно, нажав ладонями на её хрупкие плечи. — Я не за этим звал тебя.

— Тогда что тебе надо?

— Хочу помочь.

— Как?

— Пока не знаю. Но господину тебя не отдам, — уверенно заявил он, надеясь на понимание с её стороны.

— Что-о?

— Я не одобряю его деятельность, — шумно выдохнул он полной грудью.

— Тогда зачем служишь ему? — нахмурилась она, недоумевая. В отличие от неё этот парень был свободен, наверняка у него было право выбора. Тогда зачем? Почему? Что его держит?

Ей воистину было любопытно узнать, но вместо душераздирающих рассказов она услышала лишь:

— Тебя не касается.

Такой ответ ей пришёлся не по нраву.

— Наверняка и сам любишь девушек полапать! И не только…

В отличие от Киры он говорил размеренно и спокойно, не повышая тона. Она же была не в себе. Боль, отчаяние, ненависть и желание оказаться далеко отсюда сводили её с ума. Она была одержима мыслью о побеге, а тут он — не понятно, что хочет и для чего привёл сюда. На её разгорячённом лбу выступили испарины. Руки судорожно тряслись. Это было похоже на затянувшийся кошмар, от которого бы проснуться, ощутить долгожданную свободу; но он не спешил покидать её — кошмар наяву.

— Ты должна успокоиться, я не враг тебе. Я обязательно придумаю, как вернуть тебя домой.

— У меня нет дома! Нет! Но убежать я хочу.

— Будь умницей, и всё получится.

— Он приказал мне явиться к нему в покои сегодня. Поздно уже…

— Успокойся, — он заглянул в карие глаза с пониманием и толикой сожаления, демонстрируя открытость и дружелюбие, но как ему верить? Кира даже приоткрыла рот от удивления и взирала на него в ответ, словно завороженная. — Меня зовут Ятаро, — он, склонившись, выдохнул эту фразу ей в ухо, после чего по спине Киры пробежал навязчивый холодок.

Он заметил, как она расслабилась от его лёгкого прикосновения, заботливо убрал вылезшие из резинки рыжие пряди за её ухо, случайно коснувшись щеки, и прошептал:

— Я решил, как помочь тебе. Идём со мной к господину Руи, — он протянул ей руку, а она, в свою очередь, опустила усталый взгляд в пол — растерялась. Ответить было нечего, да и предложение идти прямо к врагу по собственной воле не казалось ей заманчивым. Но разве был другой способ решить эту проблему? Она не понимала, почему после короткого разговора с этим парнем уже верит ему, словно всю жизнь его знает. В следующее мгновение её рука легла в его тёплую ладонь. Она постаралась подавить остатки волнения.

— Явился, наконец, — Руи, стоящий у окна, обернулся на звук шагов своего помощника, — ещё и девчонку привёл, — вскинул бровь и закурил трубку.

— Я влюблён в Киру, — с ходу объявил Ятаро. — А по уставу, раз я влюблён, я имею право забрать девушку. Отныне она не может приходить к тебе.

Мужчина растянул по лицу елейную улыбку. Колени девушки предательски задрожали в ожидании самого худшего, а испуганный взгляд опустился в пол. Она чувствовала себя бесполезной вещью, которую захотели — продали, захотели — поделили, захотели — полюбили, а нет, так возненавидели и выбросили на помойку. Словно эти люди получили на неё какие-то права. Словно они — божества, вершащие чужие судьбы.

Она не понимала, за что с ней так обращались. Единственная мысль, которую она никуда не отпускала — это мысль о желании поскорее избавиться от этих кандалов, от клейма, которое ей поставили, которое навязали, не спросив её мнения. С которым ей предстоит жить всю её оставшуюся жизнь… Поэтому, каким бы сейчас не было безумство в отношении побега, она хочет попробовать всё, главное, держать себя в руках.

— Для начала докажи мне свои слова, Ятаро, — хозяин едва не взрывается от смеха, выплёвывая слова в кулак.

Ятаро жмёт плечами, в очередной раз берёт Киру за руку и с лёгкостью, как пушинку притягивает её к себе, заглядывая в её карие глаза.

— Ну же, не бойся, — шепчет он ей, убеждая, что ничего ужасного с ней не произойдёт. — Подыграй мне.

Растерянная Кира оказывается в плену его объятий, но ей почему-то не хочется сопротивляться сейчас. А вдруг это и правда её единственный шанс сбежать? Ятаро обводит нежным взглядом её лицо, останавливая его на её маленьком аккуратном носу, и осторожно касается своими губами её пересохших и искусанных на нервной почве губ, пробуя их на вкус. По телу Киры разливается какое-то странное, приятное тепло, а лёгкие разряды с самой макушки её головы пробегают до пят и возвращаются обратно, с ещё большей силой пронизывая каждую клеточку её тела насквозь.

Невидимая для глаз Руи улыбка скользнула на губах Киры, и девушка обвила шею Ятаро руками, притягивая его ближе к себе. Он поймал этот знак, это послание и углубил поцелуй, распыляя себя ещё больше. Руи потёр пальцами виски и отвернулся к окну, не изъявляя желания наблюдать за зрелищем, оставляющим в его душе тёмное пятно.

— Забирай, к чёрту, Ятаро, забирай! — Всплеснул рукой Руи, хмурясь. — И проваливайте. Но если я увижу её вне твоей компании, ей не поздоровится.

Ятаро с трудом оторвался от девушки, взял её за руку и увёл обратно в свою комнату. Хозяин же так и остался обескураженным.

— Ты вообще в своём уме? Ты… Ты безумец! Я, между прочим, не давала согласия на поцелуи! Да ты вообще! Я… — захлёбывалась словами Кира, не желая признавать его план и действия разумными, кроме этого она безостановочно тыкала в его грудь пальцем.

— А что оставалось? Таков устав: ты теперь моя, — меланхолично очерчивал её вспыльчивый образ глазами и аккуратно взял её за руку.

— Размечтался! Ты что думал, я кукла? — она пожирала его разъярённым взглядом, не давая шанса на чёткие и грамотные объяснения. Он терялся, тонул в её карих бездонных глазах, что умело и тщательно скрывал. Ей нравились его прикосновения, они не были навязчивыми или грубыми, поэтому Кира не спешила вырывать свою ладонь из его тёплой руки.

— В противном случае ты бы сегодняшнюю ночь провела у него. Ты этого хочешь?

— Нет, конечно нет! Но и с тобой быть тут переспективка как-то не очень, знаешь ли. Что теперь прикажешь? Будешь за мной ходить хвостиком изо дня в день, а ночью? Я должна буду…

— Нет. Я тебя и пальцем не трону. Будешь спать на моей кровати одна, — он отошёл к окну, погрузившись с головой в ситуацию. Часть миссии выполнена, что дальше?

— Добродетель нашёлся тут.

— Какой есть, — вполголоса прокомментировал Ятаро.

— Красиво сыграл, молодец, — продолжала разжигать огонь Кира, забираясь на кровать. Взбив подушку рукой, она легла и прижалась к стене.

— Тебе понравилось? — Ятаро любовался птицами за окном, избегая встречи взглядов с девушкой. — Хочешь, повторим?

— Иди к чёрту, понял! Не смей так делать отныне и навсегда! — продолжала сокрушаться Кира, поджав колени, и закрыла глаза. — Пока я ещё что-нибудь в тебя не запустила.

Ятаро тихонько улыбнулся: он прочитал её по одному лишь взгляду ещё тогда, после их первого поцелуя, и остался удовлетворён результатом.

Ведь не зря считается, что глаза — это зеркало души человека.

***

— Что?! Продал как бесхозную вещь на рынке! Словно она какой-то товар!

Мико вспылила не на шутку. Она бы убила этого бесстыжего мерзавца прямо здесь и сейчас, её останавливало лишь то, что она не выяснила подробности всей этой истории из его уст. Хотя продолжение её так устрашало, что по телу рассыпались леденящие мурашки. Весьма двоякое чувство: и хочешь знать — любопытство губит, и очень боишься остаться неудовлетворённым услышанным.

— Где она и кому ты её продал? — сохраняя хладнокровие, спрашивал Токуми, искоса наблюдая за реакцией подруги. Остальные члены команды молча и очень внимательно слушали. Сакура прижала руки к груди, питая надежду на лучшее — авось пронесло и с девочкой ничего не случилось.

— Отпустишь? Расскажу.

— Закопаю живьём, если не расскажешь! — сорвалась на крик Мико.

Прошло всего полминуты, по ощущениям же — целая вечность. Он собрался духом, зная, что ответ ей не понравится, но делать нечего.

— Она у Руи, местного коллекционера девочек. Он всегда готов отвалить неплохие деньжата за новую молоденькую красотку. Чем та моложе, тем дороже покупает. Хотя… Этот всё схавает. Ну, а потом… — как орех вмиг раскололся парень. Токуми казалось очень странным то, что он признался так легко и не потрепал окружающим слишком много нервов. Наблюдая за устрашающе-убийственным лицом Мико он понял, что напарница под действием дурманящего гнева вовсе не находит подвоха в поведении оппонента.

Хитроумный план или какая-то крупномасштабная неприятность таится за всеми его действиями.

— Что потом? — сведя брови, безмятежно спрашивает Токуми.

— Всякому известно, что потом бывает с девочками.

— Отсеку всё ему к чертям! И тебе тоже!

Инкогнито в ужасе округлил глаза:

— Эй-эй! Я же не собираю гаремы из служанок и не насилую их!

Мико взялась за танто — тонко заточенное серебряное лезвие коснулось шеи парализованного печатью шиноби.

Её пронизывающий до костей голос прогремел в голове заложника:

— Значит, ты мне расскажешь, как его найти, иначе я сдерживаться не стану!

Комментарий к Глава 2. Мелкие дела, крупные деньги

Спасибо за прочтение, дорогие читатели!

Дико извиняюсь за задержку главы, не располагала временем для её написания. Благодарна всем, кто ждал — для меня это очень важно, это вдохновляет. Следующая глава в разработке, обещаю потрудиться и скорым временем опубликовать её.

Не хотелось видеть в работе каких-либо штампов, например, типичное похищение девушки, потому я решила, что судьба родственницы Мико сложится именно так. Эти события скажутся на ней всецело, и не только на ней, конечно же. И да, имя девушки правда не настоящее, позже я расскажу почему. Также я планирую нарисовать арт к этой главе, но чуть позже. Все ссылки я выкладываю после новой главы в зависимости от появления артов.

Скетч Киры можно увидеть здесь:

https://teinon.net/fanart/media/art/9e8431/9e843184763af6a59acea12a92d3b76c63f46fc4.jpg

Глава получилась объёмнее, чем обычно, но, надеюсь, это никого не смутит.

Если что-то заинтересует, спрашивайте, я всегда рада.

С любовью, ваша Има-сан.

========== Глава 3. Птица в клетке ==========

Не теряя времени, ребята надёжно приковали к стволу дерева парализованное тело заложника, после чего Мико, Токуми, Неджи и Шикамару оставили его в компании Наруто и Сакуры вплоть до прибытия подкрепления из Конохи. Как ни крути, но приказ Хокаге не убивать инкогнито, а привести его живым в деревню пришлось выполнять. Такой расклад был не по нраву Наруто, поскольку он желал принять активное участие в выполнении самой важной части миссии.

По последним данным пара опытных джонинов из Конохи была уже в пути, ведь очевидно, что Наруто и Сакура не справились бы вдвоём.

Все попытки Наруто убедить Мико взять их с собой свелись к нулю. Она не могла рисковать, к тому же по её расчётам Узумаки бы только мешался, а для точного выполнения миссии им нужны бьякуган Неджи и стратегическое мышление Шикамару. Конечно не следовало пренебрегать силой ирьёнина, но выбора не было: либо шиноби с высокими возможностями, которые сыграют очень большую и значимую роль в этом задании, либо ирьёнин, который, возможно, вообще не понадобится.

— Это самая отвратительная и скучная работа, какая только бывает! И почему другим достаётся самое интересное? А мы должны просиживать штаны! — Наруто казалось, что он был лишён всех радостей жизни, просидев на ровном месте всего лишь пару часов личного времени.

Его руки в прямом смысле зудели от неистового желания устроить нехорошим парням встряску, и жажда продемонстрировать те навыки, которые он получил во время путешествия и тренировок с Джирайей, сводила его с ума. А Сакура, слушая раздражающие её жалобы и ворчание, тем временем сдерживала себя, чтобы как минимум не сделать напарника калекой.

— Ну, наконец-то! — обиженно отчеканил блондин, привстав в земли и отряхнув штаны, как только перед его глазами возникла пара шиноби Конохи. Узумаки в глубине души был очень рад, ведь для него прозвучал спасительный звонок.

— Шисуи-сан, — с улыбкой встретила его Сакура.

Вместе с Учихой Шисуи прибыл и его подчинённый по приказу Сандайме.

— Господин Хокаге сказал, что ловлей занималась Мико и её команда, — Шисуи подошёл к заложнику и внимательно осмотрел его положение.

— Она бросила нас здесь сидеть без дела! — не успокаивался Узумаки, сложив руки крестом у груди.

— Только вот парализующая техника развеялась, а без действия техники Мико-сан он мог бы вырваться в любой момент, так как мы не знаем, на что он способен. Но нам повезло, — разъяснила Сакура, откровенно игнорируя жалобы напарника.

«Молодец, Мико», — лёгкая улыбка мелькнула на губах Шисуи. Безусловно, он очень хотел её увидеть, по пути питал надежду и ждал встречи с предвкушением. Однако сейчас, прекрасно зная об её миссии, не так сильно расстроился её уходу. Ведь спасти родственницу из лап некого Руи ей сейчас важнее всего.

— Глупцы, — зловеще усмехнулся преступник. Шисуи поднял вопросительный взгляд на него, касаясь ладонью цепей, сковывающих ноги мужчины.

Незнакомец, опустив взор в землю, чтобы не сталкиваться с шаринганом, напряг мышцы, что было сил, вырвал руку из удерживающих его цепей и расстегнул заклёпки на плаще, закатываясь от смеха, — он точно замышлял что-то недоброе. Члены команды, повергнутые в ужас, отпрянули на некоторое расстояние.

Очевидно, что за пару часов он успел восстановить силы и поднакопить чакры.

— Надо уходить, живо! — приказал Шисуи и исчез в шуншине. Ребята без оглядки бросились бежать.

В ближайшем радиусе раздался мощный взрыв, и горячий поток огня уничтожил как небольшой участок леса, так и самого преступника.

***

Кира проснулась среди глубокой и холодной ночи. Для неё это была вторая ночь в компании Ятаро. Комната была окутана кромешной тьмой, и заспанным глазам требовалось время, чтобы адаптироваться и начать различать силуэты мебели. Девушка безмолвно лежала в постели, прижимаясь к стене — она по-прежнему опасалась и держала ухо востро. Устрашающая тишина сдавливала виски. Она решила, что Ятаро оставил её одну и куда-то ушёл. Её рука вытянулась поперёк кровати. Простыня была очень холодной — его точно не было рядом. Неужели он и сегодня спал в кресле?

Миновало несколько минут. Она не слышала его дыхания, поэтому всё же заключила, что в комнате кроме неё никого нет. Кира осторожно спустилась на пол босыми ногами и, сделав несколько шагов в сторону двери, почувствовала, как кто-то резко и болезненно схватил её за руку и потянул вглубь комнаты. Её подвело равновесие, и она рухнула в чьи-то объятия. Сердце девушки с невероятной силой ударило по рёбрам и, как ей показалось, мгновенно спустилось к пяткам. Он не выпускал девушку из кольца рук, дыша ей в ухо и прижимая хрупкое тело к своему.

— Ты куда собралась в одиночку? — его голос был настолько безмятежен и приятен, отчего разум Киры вдруг прекращал ей повиноваться. — Не бежать же от меня собралась?

— Н-никуда, — прошептала она, мысленно возвращая себя в реальность, но выходило не очень удачно — ноги всё ещё подкашивались, а мысли в голове были окутаны плотной пеленой тумана. — Я думала, что ты бросил меня здесь одну, — сказала непроизвольно, на автомате, в глубине души не желая заводить такие темы.

Только теперь это не имело никакого значения, ведь её мозг переставал сотрудничать с сердцем мгновенно, стоило Ятаро оказаться на максимально близком расстоянии.

— Если хочешь в туалет, я провожу. Повторюсь: без меня даже не вздумай выходить отсюда, — он бережно заправил прядь рыжих волос ей за ухо, и сердце Киры ухнуло и замерло, а тело её вдруг обмякло в крепких мужских руках. Вдохнув поглубже и шумно выдохнув полной грудью, она собралась силами и отрицательно помотала головой.

— Я боюсь, — призналась она, стыдливо опустив глаза.

— Что не так? — Ятаро ослабил хватку, дав волю её действиям, но на его удивление она не сдвинулась с места, оставаясь так же в его тёплых объятиях.

— Ты можешь лечь рядом? Только не лапать меня! — Тёплую улыбку Ятаро Кира, конечно, не увидела, но почувствовала и даже коротко улыбнулась в ответ. — Если тронешь, то я…

— Ложись спать, — вполголоса приказал он.

Кира тяжело вздохнула, удобнее устроилась в постели, отгоняя навязчивые страхи, и закрыла глаза, всецело доверившись Ятаро — во всяком случае, за двое суток он не причинил ей вреда, и, вероятно, в дальнейшем не сделает ничего. Но бдительность всё же не помешает.

Он несколько минут стоял рядом с кроватью, созерцая её образ. Ему безумно нравилось наблюдать за ней, чем бы она ни занималась. Потому сейчас он не мог отказать себе в удовольствии просто посмотреть на неё, беспомощную, съёжившуюся под одеялом девочку.

— Могу я спросить? — вдруг мягкий голос Киры нарушил тишину и вывел парня из дум.

— Говори, — коротко отозвался он.

— Ты шиноби?

Он предполагал, что она когда-нибудь задаст ему подобный вопрос. Он ответил мгновенно:

— Нет.

Неужели? Ей отчего-то с трудом верилось в это, хотя бы потому, что два дня назад он с лёгкостью поймал щётку, которую она бросила в его сторону. Слишком ловкий и внимательный для обычного служащего. Но с другой стороны, зачем ему обманывать её?

— А что? — уверенно спросил он, не создавая никаких подозрений — его, безусловно, задело то, что она начала копать глубже, пытаясь выведать информацию о нём. А чем ей ещё было заниматься взаперти? Она пыталась думать, рассуждать. Она с каждым днём всё больше желала сбежать из этого дома, а он тем временем ничего для этого не предпринимал. И если бы он являлся шиноби, то шансы обрести свободу бы возросли.

— Интерес, не более.

— Не думай на ночь, спи.

Она отвернулась к стене и закрыла глаза, сделав заключение для себя, что ничего путного из этих разговоров не выйдет. Он же постарался расслабиться, хотя мозг начал самостоятельно искать решения и ответы на все возникшие и ещё не прозвучавшие в его адрес вопросы. Одно он знал точно: нужно подождать ещё немного.

Ещё через пять минут, когда Ятаро окончательно успокоился, он уже было собрался лечь рядом с ней, но навязчивый стук в дверь комнаты не позволили ему насладиться уединением с девушкой, которая определённо являлась для него чем-то большим, чем обычной, бездомной девчонкой, приведённой с улицы. Пусть она и не подпускала его слишком близко, но быть с ней рядом это уже награда. И он догадывался, кто его пытался лишить этой награды сейчас.

— Ятаро, ты нужен мне срочно! — никто иной как Руи в столь поздний час топтался за дверью.

— Что ему нужно? — вскочила с места Кира, по привычке прикрываясь одеялом, хоть и не спала обнажённой. Она хотела бы выругаться сейчас как можно громче и грубее, но сумела каким-то чудом совладать с собой.

В данной ситуации руганью и агрессией делу не поможешь.

— Пойду и выясню. Ты будь здесь и никуда не выходи в моё отсутствие, поняла?

Кира лишь кивнула в ответ, легла обратно и проводила его тревожным взором. Её тело трясло, а душу разрывало на мелкие кусочки. Её раздражало присутствие в этом доме Руи, но ничего не поделать, ведь это его владения. Была бы она как Мико такой же сильной, то не позволила бы с собой так обращаться. Никогда. Она бы боролась до последнего вздоха, применяя настоящую силу. Она бы устроила Руи «сладкую» жизнь. Она бы разнесла здесь всё в щепки. В одиночку. Она бы снесла голову с плеч Руи и не пожалела. В своих фантазиях она давно рисовала себе тот самый день независимости и свободы, который когда-нибудь всё же наступит в её жизни… Ведь это не может длиться вечно.

Эта жгучая ненависть была настолько сильна, что заставляла девушку испытывать страх вперемешку с волнением — лишь бы ничего сейчас не обернулось против неё. Потому она вела себя сдержанно, в том числе и во время разговоров с Ятаро. Она нуждалась в его помощи, и он это прекрасно знал.

Но поможет ли он?

Рано утром Кира не обнаружила в комнате Ятаро. Его и след простыл ещё ночью. Она пролежала в постели ещё полчаса, глядя то в потолок, то на настенные часы, указывающие без четверти девять, а когда ей стала досаждать головная боль, девушка встала и переоделась. К счастью, в комнате на столе оставалась еда, которую Ятаро принёс для неё ещё вчера. Она организовала себе завтрак, насытилась и взглянула на дверь: это, конечно, всё замечательно, но вот выйти из комнаты она не могла.

Кира задумчиво стянула с полки книгу и заняла себя на ближайший час чтением, удобно устроившись в мягком кресле. Часы на стене тикали, а Ятаро всё не появлялся.

— Где же его носит? — Кира очень нервничала и часто хмурилась, наблюдая за временем. Даже ладони вспотели. Она захлопнула книгу, отложила её на соседнюю тумбу, затем поднялась с кресла и тоскливо взглянула на мрачный пейзаж за окном. Свинцовые тучи заслонили солнечный диск, не позволяя небу проясниться. Судя по всему, грядут дожди, а то и ливни. — Неужто бросил меня? — Она обвела взглядом черепицу крыши соседнего крыла дома. — Я ведь хочу в туалет, в конце концов! И что мне делать?

Кира осмотрела каждый уголок комнаты, затем перевела взор на тяжёлую деревянную дверь, которая так и манила её ближе.

— Кажется, тут выход лишь один, причём в прямом смысле.

***

— И что теперь, куда мы? В этом городе его точно нет, здесь никто ничего не знает, сколько мы уже спрашивали… Ты уверена, что мы идём в правильном направлении? — поинтересовался Токуми, озираясь.

Команда, облачённая в чёрные плащи, безостановочно двигалась в сторону рынка, где торговцы могли рассказать о многом. Сплетни и последние события в этом маленьком городе перемещались со скоростью света, облетая всех и каждого. И Мико знала, где нужно рыть. Ведь инкогнито из Конохи им рассказал только то, что знал сам, а его познания оказались практически бесполезными.

— Погоди минуту. — Мико остановилась у одного из прилавков и обратилась к торговцу приправами, добытых из разных стран: — Тебе что-то известно о Руи? — холодно начала она.

— Руи? — заметив серьёзных ребят в её обществе, торговец заволновался. — Не знаю такого. Кто он?

— Скупщик. Покупает девочек.

— Н-нет, не слышал, — честно отвечал мужчина, задумавшись.

— Я тебе снесу голову, если ты меня сейчас обманываешь, — Мико направила в его сторону танто, лезвие которого блестело даже в пасмурную погоду, такую, как сегодня. Она, безусловно, была очень серьёзна в своих намерениях, и её тон не заставил усомниться незнакомца, который перепугался не на шутку. За всю свою жизнь он повидал немало шиноби. И его лавку сносили тоже не раз. Потому следовало быть предельно осторожным в общении с ними.

— Я не обманываю! Я правда ничего не знаю! — его голос в страхе задрожал. Зажмурившись, он скрестил руки у лица в качестве защиты.

«Какие-то извращённые и жестокие способы у неё», — заключил Шикамару, неподвижно стоя позади девушки.

— Я слышал, вам нужен Руи? — возникший из ниоткуда человек в чёрном плаще, чьё лицо было скрыто тенью длинного капюшона, обратился к компании. Мико обернулась на голос, не двинув рукой ни на сантиметр, которой удерживала танто.

— Да.

— Я знаю, где он, — отошёл от прилавка человек и развернулся. — Пошли.

Неджи активировал бьякуган.

Мико сквозь отверстия в маске зловеще посмотрела на торговца напоследок и, убрав оружие, последовала за незнакомцем, сохраняя между ними дистанцию в несколько метров. Токуми резко дёрнул за плотную ткань её плаща. Он был взволнован из-за опрометчивости поступка подруги, ведь неизвестно, что это за человек перед ними и куда он их на самом деле приведёт.

— Ты уверена, что это не ловушка?

— От него веет какой-то особой чакрой, — прошептала Мико, — к сожалению, не могу объяснить, что я чувствую сейчас, но я уверена, что он приведёт нас туда.

***

Девушка с опаской приблизилась к двери и прислушалась — никаких звуков извне не доносилось, а значит, можно было рискнуть. Всего раз…

А если она попадётся Руи на глаза? Если он не шутил, когда говорил Ятаро о том, что ей не стоит блуждать вне его компании? Тогда всё пропало. Только Ками-сама знает, что тогда её ждёт.

А разве есть какой-то другой способ попасть в уборную?

Но ведь Ятаро так её оберегал с тех пор, а он знает хозяина как никто другой. Значит, всё же есть большие шансы оказаться в не самом выгодном для неё положении. И никто ей не поможет, даже Ятаро.

Кира помотала головой, отбрасывая ненужные мысли. Всё же следует рискнуть. Сейчас или никогда!

Она сумела осторожно отпереть дверь с первого раза, хотя раньше даже не пробовала. Девушка сделала глубокий вдох, закрыв глаза, после чего выпустила из лёгких воздух и, с опаской высунув голову наружу, осмотрелась вокруг, но никого не увидела в мрачном коридоре. Объявшее волнение разбавляли ускоряющиеся сердечные ритмы, которые, казалось, были слышны в каждом уголке дома.

«Удачно», — выдохнув с облегчением, улыбнулась девушка и на цыпочках, прижимаясь к стене, стала перемещаться в сторону уборной, каждую наносекунду рискуя своей жизнью.

Длинный коридор, наконец, закончился, и Кира, лоб которой был усыпан капельками пота, как мышка юркнула и исчезла в дверях уборной.

«Семь потов сошло, — она переводила дыхание, продолжая молиться. — Спасибо, Ками-сама! Пожалуйста, позволь мне вернуться обратно без происшествий. Очень прошу тебя».

Девушка надеялась, что вернуться в комнату сможет живой и невредимой, если также беззвучно проскользнёт по коридору. Сделав лишь шаг к порогу уборной, её взгляд столкнулся с фигурой мужчины.

— Куда это ты собралась, пупсик? — зловеще оскалился Руи, сделав шаг в сторону съёжившейся от страха Киры.

Она попятилась назад, вот только ноги подкашивались так не вовремя, отчего она боялась рухнуть на пол прямо перед ним. С трудом добравшись до окна и сотрясаясь от ужаса, она вжалась ягодицами в подоконник.

— Вот ты и попалась, киска, — ухмыльнулся мужчина, двигаясь мелкими шагами к своей маленькой жертве, которая, зажмурившись, в ужасе застыла на месте и прикрыла руками лицо.

«Нет, этого не может быть! Что теперь со мной будет, Ками-сама?»

Комментарий к Глава 3. Птица в клетке

Тема Киры и Ятаро: Amarante — Little Heart

========== Глава 4. Из Ада в Рай ==========

— Не трогай меня, убери руки! — оглушено кричала девушка, всеми силами отпихивая от себя ногами тело нависшего над ней Руи, который медленно и весьма болезненно массировал её бёдра, тяжело дыша.

— Я же предупреждал вас, забыла? — ухмыльнулся мужчина и потянул пальцы к маленькой груди невинной девочки, что защищала самое сокровенное своими тоненькими руками. Он нещадно сжал её запястья с такой силой, что Кира вскрикнула во всё горло прямо в уши насильника, отчего он усилил хватку, наслаждаясь её болью, а затем вновь переключился на грудь. По щекам Киры градом покатились горячие, горькие слёзы, а от мокрых дорожек на коже становилось вдвойне мерзко.

Полнейшее бессилие.

Хочется рухнуть, словно песчаный дворец, раствориться в воздухе, распасться на крошечные атомы, но ты совершенно ничего не способна сделать, абсолютно никчёмна, пустое место… А он тем временем готов сдохнуть от своего счастья — от счастья, что наконец заполучил желаемое.

Ещё через минуту этих пыток, которая ей показалась вечностью, девушка закричала навзрыд, не жалея сил. Когда её защита окончательно ослабла, он успел порвать декольте её кофточки и пальцами, проникнув через бюстгальтер к груди, зажать сосок. В отчаянии Кира ногтями с особым рвением прошлась по его лицу свободной рукой, оставляя на нём красные глубокие царапины.

— Дрянь! — прошипел Руи, скорчив гримасу от зуда. Его тяжёлая рука, не подчиняясь здравому рассудку, который он потерял настолько давно, что сам уже и не вспомнил бы, когда именно, замахнулась в сторону рыжеволосой…

***

— Вижу! — огласил Неджи во время быстрого передвижения через густой, тянущийся на север лес.

— А куда делся этот странный тип? — приподнял бровь Шикамару в недоумении, озираясь.

— Уже неважно, — прокомментировал Токуми, догоняя Мико, что мчалась на огромной скорости вперёд за Неджи, который при помощи бьякугана продолжал исследовать ту самую местность. — Все помнят план? Если не сработает, то тогда план номер два.

— Я бы предпочитал не вламываться так внезапно… — лениво протянул Шикамару. — Хотя это надёжнее.

— Боюсь, — Хьюга нахмурился, — у нас нет времени на тихие проникновения.

— А охрана? — уточнил Токуми.

— Её достаточно. В разных точках, — констатировал Неджи, не переводя взгляда на товарищей ни на минуту.

Токуми сосредоточился и выудил из набедренной сумки клинки.

— Первое отменяется, — бросила Мико, приготовив оружие, — план номер два! «Вот же чёрт!»

— Есть! — Синхронно огласили товарищи и бросились врассыпную.

***

Кира лежала на полу, схватившись за голову и зажмурившись. Он ударил с такой же чудовищной силой, как она расцарапала ему противную толстую физиономию. Вместе с тем она громко всхлипывала, осознавая, что он намного сильнее и шансы одолеть его приравниваются к минус бесконечности. Мужчина схватил девочку за растрёпанные длинные волосы, поймав себя на мысли, что его начало раздражать её излишнее сопротивление и недоступность. Ещё минутой ранее его забавляла эта игра, но теперь…

Насильник швырнул жертву на подоконник как какое-то бесполезное барахло, довольствуясь её жалким состоянием, и всем телом продолжил вдавливать хрупкое тельце в деревянную поверхность, лишая её возможности двигать ногами. Он знал, что девчонка вскоре сдастся, лишится сил и, в конце концов, будет вынуждена предоставить ему себя во всей красе, поэтому решил помочь ей. Кира продолжала рыдать и кричать во всю глотку, сжиматься в ком и руками отталкивать от себя насильника, которые каким-то чудом ещё не сломались, ведь у Руи вес-то не малый, а его потуги перекрыть ей кислород только приумножались.

Его настойчивость перешла все границы: широкая ладонь влезла в штаны девчонки, на что из её груди вырвался отчаянный визг. Пухлые пальцы резко и грубо ворвались во влагалище, отчего тело Руи словно пробило током: второй рукой он наспех расстегнул пуговицу на своих штанах, решив, что пора заполучить желаемое.

— Ну что, малышка, — хозяин пыхтел, предвкушая, — сейчас я тебе покажу, что бывает с непослушными девочками, — и в заключении мерзко ухмыльнулся, вынимая возбуждённую плоть из штанов.

Крыша помещения внезапно обрушилась с оглушительным грохотом в сопровождении душераздирающих девичьих криков, доносящихся словно из преисподней. Насильник был настолько увлечён своей неподатливой жертвой, с которой уже вовсю стягивал трусики, параллельно толкая столь неуклюже в её влагалище истекающий смазкой член, что обратил внимание на обстановку не сразу. Он всё-таки удосужился обернуться и чуть отстраниться от Киры, предварительно спрятав своё достоинство в штаны, но в мутном плотном облаке не увидел ничего. Зажмурившись и продрав глаза, которые пощипывало от пыли, он вернул озабоченный взгляд содрогающейся девушке, что наспех натянула на себя спущенные шорты в страхе, что этот озабоченный маньяк набросится на неё снова.

В эту же самую злосчастную секунду Руи получил мощный удар ниже пояса женской ногой и пулей отлетел на несколько метров назад, снеся дверь с петель. Кира тряслась в лихорадке, слёзы по-прежнему текли по щекам, заливая шею и участок приоткрытой груди из-за разорванного декольте кофточки. Она ничего не понимала.

— Проклятье! — задыхаясь, прошипел толстяк, и, схватившись за больное место, съёжился от спазмов. — Какого ч-чёрта?! — пискляво выдавил он, рукой упираясь о стену, чтоб окончательно не рухнуть.

Пылевое облако осело на пол. Рядом с подоконником и скрюченной жертвы стояла Мико с танто в руке в облике АНБУ. Кира, громко посапывая, глазами, полными отчаяния, изумлённо рассматривала спасительницу, склеивая в разуме кусочки произошедшего, но картинка всё ещё была мутной, неразборчивой. Позади Руи, что успел привести себя в порядок и встать более-менее ровно, словно тень появился Ятаро, умиротворённо наблюдавший за хозяином, даже не пытаясь помочь ему или хотя бы посочувствовать.

— Ты вовремя, — победно ухмыльнулся Руи, игнорируя боль, с надеждой глядя на своего подопечного, однако тот продолжал безмолвно стоять, не сдвигаясь ни на миллиметр. — Иди, наваляй им как следует.

— Ты нарушил закон, — холодно ответил Ятаро, игнорируя хозяина. — Ты тронул Киру.

Толстяк оскалился, потирая больное место ладонью.

— Так это, выходит, ты… Ты предал меня, сукин ты сын!

Руи собрался сдвинуться с места, чтобы разобраться с Мико, а затем и с Ятаро, но внезапно возникший перед его глазами Неджи обезвредил его с помощью техники Мягкого Кулака.

— Девочка моя! — Мико, отбросив в сторону оружие, потянула родственницу ближе к себе и рухнула с ней на пол. Кира тряслась как сумасшедшая от пережитого только что ужаса. Самого страшного кошмара в её жизни. Мико старательно гладила её по голове, надеясь унять её боль, но это совершенно не помогало девочке взять себя в руки и хоть на секунду почувствовать себя в безопасности. Это шоковое состояние, от которого отойти слишком затруднительно.

— Мико-сан, я… — она старательно сжимала пальцы в кулаки, но они не слушались, не подчинялись. — Я… слишком слабая, — она, стиснув зубы и зажмурившись, уткнулась в грудь предсказательницы и зарыдала от собственной никчёмности. — «Я только создаю всем проблемы. Ятаро, Мико… зачем я здесь, зачем нужна? Не хочу жить! Хочу умереть! Лучше сдохнуть!»

— Тише, я уже рядом, теперь тебе ничего не угрожает, — куноичи крепче заключила в свои объятия родственницу, которую так долго и изнурительно искала.

Кира будто находилась сейчас на дне океана — такой ласковый, успокаивающий голос Мико она попросту не могла уловить. Эти звуковые волны просачивались сквозь неё и исчезали где-то вдали совершенно бесследно.

Хрупкая рука, дрожа то ли от бессилия, то ли из-за неуверенности резко схватила танто, лежащее на полу, и замахнулась…

Ей казалось, что она тщательно обдумала этот шаг и приняла окончательное решение.

Предсказательница, округлив глаза от увиденного, в страхе за жизнь девчонки вырвала из её руки оружие.

— Ты в своём уме?! Одумайся! — сорвалась на оглушающий крик куноичи. — Из-за какого-то аморального урода, который пытался сделать тебя калекой на всю жизнь, я не позволю тебе покончить с собой! Я не позволю тебе. Не позволю, слышишь меня? — Мико добивалась встречи их глаз в безжалостной схватке, потрясывая девчонку за плечи, надеясь, что это вернёт её на Землю. — Слышишь?

Ятаро серьёзно волновался за состояние потерпевшей, которая склонила голову к коленям, сгорая от нахлынувшего вмиг стыда, и унимала слёзы.

— Назло ему буду жить, — процедила Кира сквозь зубы и, наконец, позволила себе взглянуть на насильника. — Я тебе полечу голову, психопат, ты меня ещё узнаешь, — едва доносились до Руи угрозы. Всем показалось, что она отчего-то обрела массу уверенности. Но когда?

«Я стану такой же сильной, как Мико-сан, и тогда…»

Через отверстие в крыше в здание ворвался Нара Шикамару и осмотрелся, но к его счастью уже весь смак битвы, которой, впрочем, и не было, завершился.

— Кто он? — грозно вопросила куноичи, указывая на незнакомца, стоящего в дверях напротив Неджи.

— Ятаро. Он служит ему, — недоверчиво сузив глаза, отвечала Кира.

Неджи принял боевую позицию, не спуская глаз со служащего.

— Так это был ты, — нахмурилась Мико. Теперь-то картинка складывалась, вот только многое до сих пор было не ясно. — Но почему?

— Неважно, — безэмоционально ответил парень и холодно взглянул на тело поверженного хозяина, который каким-то чудом всё ещё был в сознании. Толстяк цеплялся за реальность, не позволяя разуму отключиться в столь важный момент времени. К тому же он всё ещё верил в свои возможности встать и разнести всех к чёртовой матери раз уж его подчинённый до сих пор ещё палец о палец не ударил. — Он должен поплатиться за то, что нарушил закон.

— Какой закон? — рискнул проявить любопытство Шикамару.

— Закон не трогать Киру. Она моя.

— Что? — нервно усмехнулась Мико, поднявшись с пола, предчувствуя скорое завершение всего этого дурдома. И сразу ясно кому здесь улыбнётся удача, а кому — тюрьма с пожизненным сроком заключения. — Ты адекватен вообще?

— Он спас меня в какой-то степени. Если бы не Ятаро, то… — от удушающих воспоминаний в уголках глаз девушки снова навернулись горькие слёзы. Утерев их ладонями, Кира обошла Неджи и Шикамару и остановилась напротив Ятаро.

Звонкий шлепок пощёчине слышала даже охрана, находящаяся без сознания благодаря добродушному Токуми, что отлично справился со своей задачей.

Синие глаза Ятаро распахнулись в изумлении: такого он точно не ожидал от этого беззащитного, хрупкого создания.

— Ты бросил меня одну! Ты обещал меня не оставлять! Я вынуждена была рисковать своей жизнью, пока ты где-то шлялся!

— Ц, не заводись, — почесал затылок Шикамару, откровенно не желая участвовать в очередной перепалке совершенно незнакомых ему людей. — Он же привёл нас сюда. А без него мы бы искали тебя ещё двое суток в лучшем случае.

— Заткнись, — фальшиво улыбнулась Кира, демонстрируя свою кратковременную власть над мужским обществом. В словесном смысле. — Мужикам только и надо одного! Потешить своё самолюбие, и не только. — Её гримаса сейчас напоминала Наре о частом выражении лица его матушки, и это заметно его отпугивало. Очевидно, что Кира в долю секунды позабыла о дружелюбии и благодарности, а всё потому, что в её разуме крутилась одна и та же навязчивая картина. — Нечего его защищать! Мико-сан, я иду с тобой.

Между её поведением и поведением Мико Шикамару провёл параллель: точно родственницы! Обеим полечиться не мешает. Он хотел бы возразить, забрасывая аргументами и рассказами о сложной миссии, но спорить с женщиной нет никакого смысла, себе дороже. Нара устало вздохнул и отошёл к отверстию в крыше.

— Ладно, нам пора уходить. Сейчас прибудет ещё один отряд из Конохи, — пояснил он.

— Никто не тронет его: ни полиция, ни АНБУ, ни кто-либо другой, — закрыв собой тело Ятаро, пояснила Кира, словно забыв о своих словах и действиях в его адрес.

— Да кому он сдался… — Шикамару ещё больше запутался в происходящем, почувствовав нешуточное раздражение и, беззаботно пожав плечами, прыгнул на крышу через отверстие.

— И куда ты пойдёшь? — послышалось за спиной Киры также умиротворённо, как раньше. Этот голос, признаться, был потрясающим, с ноткой нежности, сводящим с ума. Но сейчас он ничуть не вывел девушку из равновесия, не заставил содрогнуться от всепоглощающих мыслей, потерять землю из-под ног, провалиться в бездну, утонув с головой в этом волшебном, дурманящем мгновении.

Обиделась ли она? Да. Она обиделась, обозлилась, возненавидела. Он её раздражал до кончиков пальцев и не вызывал ни каплю умиления или восторга. Раздражал так, что она бы ему вдарила со всей мощи так же, как Мико всадила Руи с правой. С первого и последнего раза.

— Не твоё дело. — Её огрубевший голос и сам ответ натолкнули его на мысль о том, что девушку он, вероятно, навсегда потерял. И лично ей было абсолютно безразлично, как он отнёсся к этому. Ведь такие, как представители этой шайки не заслуживают ничего, кроме презрения и даже ненависти.

***

— Никто не ранен? — Сакура осмотрела всех товарищей и остановилась рядом с собравшейся вместе командой рядом с мостом, ведущему к купальне Руи.

Но Мико предпочла остаться с Кирой и Токуми на противоположной стороне, мирно говоря на темы, не касающиеся коноховцев. К тому же не в её интересах было выслушивать обиды Наруто, который частенько косился в её сторону, и терпеть недовольство остальных. Но это была не их миссия, а капитаном являлась куноичи, которая не имела прямого отношения к Конохе.

Миссия, наконец, завершилась, и предсказательница ощутила некую свободу и лёгкость, а это было важнее всего. Плевать на остальных, по крайней мере, сейчас. Лишь бы Кира восстановилась после пережитого…

— Спасибо за помощь. Теперь нам с тобой предстоит долгая разлука, — Мико всё-таки позволила себе улыбнуться спустя длительное время. Она уже и сама не помнила, когда в последний раз искренне и беззаботно улыбалась. Токуми заметил это и ответил ей тем же жестом, похлопав по плечу подругу.

— Как будто в первый раз, — отметил он, стараясь раззадорить девушек.

— Спасибо вам, Токуми-сан, — поклонилась Кира. — Я рада, что, наконец, все девушки смогут вернуться домой, а обидчики понесут соответствующее наказание. Но мой дом…

— Ты пойдёшь со мной в Коноху, неужели сама забыла, о чём говорила с полчаса назад? — напомнила Мико с предвкушением, потрепав девушку по голове. — Нам с тобой многое следует обсудить и решить.

Кира кивнула в ответ, в глубине души радуясь такому стечению обстоятельств. К тому же она прекрасно осознавала то, что одна теперь точно не справится. Стоит положиться на Мико, с которой она так давно мечтала встретиться и объединиться. Надоело одиночество. Да и страх… Страх попасть в подобную ситуацию, оказаться в чьей-то власти, в плохих руках и не суметь вырваться. Но предсказательница этого никому не позволит. Она через многое прошла и научилась некоторым вещам за последний год пребывания в Конохе и за её пределами. Теперь-то всё наладится.

— Мне пора, я рад, что всё закончилось. Берегите себя там. Ещё свидимся, — подмигнул мужчина и протянул руку подруге для рукопожатия. Он совершенно не одобрял длительные прощания и, по правде говоря, не любил эти телячьи нежности перед дальней дорогой.

— Ты тоже, — Мико пожала руку лучшему другу и с болью на сердце отпустила его в путь.

— Не грусти, Мико-сан, он ещё придёт.

— Да-да, миллион раз это от него слышала, — куноичи продолжала смотреть вслед шиноби, который скрылся стремительно быстро с линии горизонта. Словно ветер… — И давай договоримся, что ты никогда больше не назовёшь меня Мико-сан, — рыжеволосая, наконец, взяла во внимание девушку. — Зови просто по имени. Ни к чему эти уважительные суффиксы.

— Но ведь ты… наследница клана.

— Вот именно: я не хочу, чтобы ты напоминала мне об этом, — тон предсказательницы был настолько непоколебим и серьёзен, что у Киры пропало всякое желание развивать эту тему и дальше, потому она лишь послушно согласилась и замолчала на минуту.

Она с упоением наблюдала за тучами, окрасившимися в яркие краски заходящего за горизонт солнца. После дождя воздух был пропитан влагой, но даже чересчур сырая и пакостная февральская погода не портила настроение.

— А ты знаешь, — Кира опустила задумчивый взгляд в почву, мысленно перебирая правильные слова и всевозможные варианты: как же изложить всё таким образом, чтобы Мико поняла, — меня ведь на самом деле…

— Мико.

Предсказательница резко обернулась на мужской голос, почувствовав на своей спине проникновенный взгляд. Ею овладело любопытство: что же Кира хотела сказать? Но в то же время не следовало говорить о чём-то сокровенном в компании постороннего человека. Девчонка вновь замолчала как рыба, решив утолить любопытство, которое было сейчас превыше всего, и взглянуть на обладателя столь приятного голоса.

Стандартная форма джонина Листа. Тёмные, выразительные глаза, в которых так и хочется утонуть. Вьющиеся волосы, мягкость которых хочется ощутить ладонями и кончиками пальцев. Тёплые руки, в объятиях которых она мечтает утонуть и забыть обо всём, что произошло за последние полгода, и об этой чёртовой разлуке…

— Шисуи, — тихо прошептали её губы, а глаза закрылись на мгновение. Глубокий вдох, выдох… Губы сложились трубочкой и выпустили пар.

Раз, два, три: а может, это мираж или иллюзия?

Нет. Он настоящий! Настоящий, живой! Способный мыслить, говорить, чувствовать. Её любимый Шисуи.

В карих глазах отлично читался тот хаос, что творился в её душе. Это чувство долгожданной встречи затмило абсолютно всё. И вот, он перед глазами, в нескольких метрах от неё стоит живой и невредимый, всё тот же высокий, статный мужчина, который улыбается. Сложно поверить в действительность, в то, что самая длительная миссия в её жизни завершилась, если, конечно, не учитывать тот факт, что инициатора злодеяния в Мурасаки она так и не нашла, но это и не важно сейчас.

Момент этой встречи она даже не представляла, не было времени думать и рисовать в голове сладостные фантазии. И она совершенно не знала, как себя вести и что говорить, как бы странно это ни звучало. Очень хотелось сказать многое, но голова была переполнена различной информацией, впечатления о произошедших с Кирой событиях по-прежнему не отпускали. И его внезапное появление здесь… Это мешало здраво мыслить и строить предложения.

— Здравствуй, Мико, — Учиха оказался рядом так быстро, что предсказательница не успела понять, как это случилось. Для неё время словно остановилось, растерялись секунды и минуты. И земля вдруг из-под ног уползла куда-то в неизвестном направлении. Кровь в жилах стыла с космической скоростью, а глаза распахнулись, что немного озадачило Учиха.

«Да что со мной такое? Неужели я… стесняюсь?»

— З-зд-дравствуй, — всё, что смогла из себя выдавить куноичи, так позорно заикаясь, после чего мгновенно залилась алой краской, превратившись в спелый томат. Шисуи заметил её смущение, потому мягко улыбнулся.

Ведь ничего нет важнее, что она жива, здорова и готова вернуться домой вместе с ним.

Он не спускал с неё глаз, любуясь, а она стояла перед ним как подросток, усиленно думая, что же ему сказать, чтобы не попасть впросак.

Нелепо, наверное. Но что только не сделает с человеком эта странная штука — любовь.

Комментарий к Глава 4. Из Ада в Рай

Здравствуйте, дорогие читатели.

Ваш оборзевший Автор, затянувший с продолжением донельзя, наконец, вернулся (частично), кое-как поймав вдохновение (и желание). Я очень надеюсь на ваше внимание. А также, что глава вам понравится. Да, она получилось такой… и длинной, и объёмной в плане описаний, и вроде даже динамичной. Верю в то, что вышло вполне сносно, так как то, что писалось мною ещё в начале лета выглядело, мягко говоря, отстойно) да, я начала главу сразу после третьей главы, но так и не довела её до ума, решив ещё раз этак несколько всё обдумать. И вот, наконец!

Я думаю, вы прекрасно понимаете, что предупреждение “Насилие” не относится к насилию, описанному в этой главе. То значит не сексуальное насилие, а моральное. Но до этого ещё как на коленочках до Китая.

Безумно рада новым читателям! А старых люблю как себя саму, ведь вы со мной уже долгое время (я так думаю :D) К слову, продолжение будет точно не в сентябре-октябре (хотя возможно я успею накатать главу до конца следующей недели, но это 1 к 100000000), т.к. на работке моей весьма плотный график, заменяющий мне здоровый сон, обеды-ужины, любимую семью и маму родную.

Благодарю вас за терпение и понимание. Всем добра и тёплых носочков грядущей осенью :3 :D

С любовью, ваша Има-сан

========== Глава 5. Слабость ==========

Мико прекрасно осознавала, что не в состоянии даже обнять его, и дело не в том, что в их сторону было обращено несколько пар любопытных глаз — то был Наруто и его друзья, которые, очевидно, уже обсуждали сладкую парочку, и сам Узумаки поражался способностью Мико так меняться, выпадать из одного образа, затем примерять другой… А тем более робеть в обществе мужчины, ведь ещё совсем недавно она выглядела как минимум зловеще и неадекватно. И если бы не приказ Хокаге не убивать инкогнито, она бы точно его расчленила, проявляя максимум равнодушия.

Она монстр, не иначе. Во всяком случае пока. Во всяком случае для Узумаки Наруто и его друзей. И на это ей, увы, совершенно наплевать, хотя бы потому что в данный момент времени есть другие проблемы. По мнению Мико, всё происходящее — это глобальная катастрофа, ведь её всё ещё преследовало удушающее волнение, какое испытывают все нормальные люди накануне чего-то очень важного и ответственного. Куноичи вдруг захотелось придумать причину для исчезновения с поля зрения Шисуи, ведь если он прекратит её сверлить взглядом, то её голове будет гораздо легче соображать и искать решение. Она бы не отказалась ещё раз сразиться с опасными злодеями или мерзкими типами, лишь бы только избавить себя от нынешнего положения. Её губы безмолвно шевелились, а мозг обрабатывал информацию и строил план действий и даже побега! Но всё было безуспешно.

— Очень приятно: Юми, — глухо и почти невнятно донеслось до неё, словно обладатель знакомого голоса, как и сама Мико, находилась где-то под водой, на глубине. Она была весьма удивлена, что сумела услышать звуки извне и даже проявить реакцию. Стало прохладно и даже страшно. Она повернулась в сторону стоящей неподалёку родственницы, в то время как выражение её лица сменилось на непонимающе-вопросительное.

— Что ты сейчас сказала?

Шисуи уже не понимал причину такого вопроса, потому молча наблюдал. Кира ответно посмотрела на предсказательницу и криво улыбнулась.

— Меня Юми зовут вообще-то.

— Так, погоди. Мы же ничего не напутали вот с ними? — Мико указывала на толпящуюся компанию на противоположной стороне моста. Под натиском собственных мыслей она уже даже начала сомневаться в том, ту ли девушку они нашли и спасли.

— Нет, — усмехнулась родственница.

— И как давно ты стала Кирой? — Наконец что-то начала соображать предсказательница, собирая паззл в разуме, и без того поросшего паутиной в связи с последними событиями. Она отметила, что порядком устала от всех этих историй и интриг, и просто бы хотела отойти от этого и оттянуться как следует.

— Я хотела сказать тебе раньше, но не предоставлялось возможности, прости, — девушка пожала плечами.

Кира, то есть Юми действительно в какой-то степени сожалела, но она не считала своим священным долгом озвучивать своё реальное имя всем подряд, несмотря на то, что Мико являлась её единственной родственницей, ведь мир шиноби опасен, и доверять мало знакомым людям как минимум опрометчиво. Было время, когда бабушка Юми настояла на смене её имени во избежание проблем в дальнейшем. Как известно, она и не владеет какими-либо способностями, чтобы постоять за себя. В этом также была прихоть её родителей, которые, как казалось самой Юми, были совершенно не правы. Поэтому в своей бесполезности этому миру она винит только близких людей, которых потеряла незадолго до первой встречи с Мико.

— Перед Шисуи извиняйся, — глубоко вздохнула предсказательница, ощущая, как её на фоне очередных загадок покинуло то самое до мурашек дикое волнение, из-за которого она выглядела перед возлюбленным хоть и естественно, но крайне нелепо, ведь он мог предположить, что та, которую он так ждал, не рада встрече или хуже того, остыла к нему. Но, к счастью, этого не произошло, Шисуи по-прежнему предпочитал наблюдать за её действиями, любоваться её усталым видом и развевающимися на ветру рыжими волосами.

А Юми умеет разряжать обстановку: застала Мико врасплох своими заявлениями. И главное имеет способность находить нужное время для важных бесед.

Шисуи, конечно, ничего не понял, хоть и пытался разобраться, ведь он до сих пор не знал всех деталей миссии, но очень надеялся, что куноичи вскоре всё ему расскажет. Однако есть одно «но»: она сама ещё ничего не знала, особенно подробностей нелёгкой судьбы её родственницы.

— Прежде чем вернёмся в Коноху, мне необходимо будет забрать Казуки из кошачьего приюта. Надеюсь, вы не против? — улыбнулась Мико, очертив ещё раз образ Учиха изучающим взглядом.

И всё-таки он ничуть не изменился, по крайней мере, внешне.

***

— Я и правда буду жить здесь вместе с тобой? — Юми осматривала убранство небольшого дома, переходя из комнаты в комнату, тиская Казуки, пригревшегося в её руках — очень уж ей понравился с первого взгляда чёрненький, ласковый питомец. А от дома она была просто в восторге, правда пыли, скопившейся на мебели и полу, было не мало, но это всё реально исправить, если немного потрудиться, только уже завтра.

— Ещё один такой вопрос в мой адрес, и останешься на улице, — весьма сурово, но в то же время шутливо прокомментировала Мико, отворив в доме окна, и вернулась в общество Шисуи, что ждал её в коридоре. Юми, недоверчиво сузив глаза, присоединилась к паре, продолжая поглаживать шёрстку кота. Из уст предсказательницы вырвался смешок. Губы Шисуи приподнялись в тёплой улыбке.

— А я вам не помешаю? — Вероятно, спросить было не о чем. Или она снова решила застать предсказательницу врасплох?

— О чём ты? — сдвинув брови, как будто не понимала куноичи, отвечая вопросом на вопрос как и в любой непонятной ситуации. Хотя есть предположение, что ей всего лишь хотелось конкретики.

— Ну… Вы же не виделись столько, наверняка хотите провести вечер вдвоём, а тут я.

— Вообще-то уже поздно, нам всем требуется отдых, и Шисуи уже пора. А за нас не переживай, ведь ещё впереди есть завтра и послезавтра, и дни после. Я же никуда не денусь.

— Точно? — спросил Шисуи, чуть искоса с ноткой недоверия взглянув на Мико. Если быть откровенным, он сейчас совершенно не хотел с ней прощаться, ведь они только встретились, провели в общей компании несколько часов, толком и не поговорив. А это его совершенно не устраивало.

— Можешь поверить на слово, — она убедительно кивнула, позволив себе ещё раз как бы невзначай посмотреть на него, надеясь не обжечься его палящим и до дрожи манящим взглядом. Юми нежно улыбнулась и сладостно вздохнула: ей безумно нравилось наблюдать за ними, любоваться, но третий всегда лишний, тем более, когда дело касается романтических отношений.

— Я знаю, как ты хочешь побыть с ним, поэтому, прошу, иди, — в следующее мгновение девочка, отпустив кота спать, набравшись смелости и сил, настойчиво толкала Мико в сторону выхода.

— Но я хотела побыть с тобой после таких злоключений, — вцепившись в шкафчик, сопротивлялась та, пытаясь хоть как-то образумить Юми.

— Брось, я в порядке, а вот тебе следует сделать то, чего давно хотела. И не надо меня опекать. Шисуи, — из последних сил выбивалась она, не останавливаясь ни на секунду, — забирай её, и идите куда-нибудь, а я всё равно спать пойду. Я устала.

— Ладно, ладно! — нервно выпалила Мико, позволив столь заботливой родственнице одержать победу, и, ослабив хватку, отпрыгнула правее.

Шисуи отворил дверь и дождался, когда девушка, обеспокоенная столь неугомонным поведением Юми, покинет дом, а после вышел за ней следом. Куноичи тревожилась, но лицо девочки прекрасно отражало её бессилие, поэтому она решила, что ей правда требуется отдых, а кратковременная прогулка с Шисуи во вред не будет никому.

Догадаться не сложно, куда пара направилась сейчас — конечно на обрыв, к реке Накано, где Шисуи когда-то встретил Мико впервые. Тогда она была беззащитная и такая хрупкая… По истечению времени всё иначе, она теперь другая, она стала сильнее, бесстрашнее, смелее. И разлука в полгода — это как пропасть между ними, ему требовалось снова узнавать её, привыкать к ней, ведь не взирая на всю его решительность, он также таил на сердце волнение, но он точно знал, что её чувства остались прежними.

Что говорить? Как себя вести? Снова наедине… А ведь так и не удалось оттянуть всё это счастливое мгновение. У Мико даже ладони вспотели. Она не испытывала ничего подобного во время сложных и чрезвычайно опасных миссий, накануне общения с преступниками, убийствами, но этот случай был особенным: вроде таким пустяковым, а вроде…

И Шисуи. Он лишь безмолвно смотрел на неё, вероятно, любовался, даже думал о чём-то, или вспоминал о былом. А она как язык проглотила, надеялась, что хоть он разрядит столь нелепую обстановку, начнёт диалог, сломает, в конце концов, стену, тогда и она подхватит, но как назло Учиха не сводил с неё глаз и даже не пытался что-то сказать. Под натиском его всепоглощающего взгляда она терялась ещё больше, не знала, куда себя деть сейчас. Провалиться бы под землю… Шум нисходящего потока воды не мог помочь расслабиться и позволить подумать о чем-нибудь более светлом и умиротворяющем.

Что делать-то?

Когда Мико опустила глаза в каменистую землю, Шисуи, сделав несколько шагов в её сторону, просто осторожно заключил девушку в свои объятия, решив для себя, что нет смысла откладывать и уж тем более стесняться. Если он это не сделает, то они так и разойдутся, даже не коснувшись друг друга.

— Давно хотел это сделать, — как бы объяснил он, шепча на ухо, надеясь не спугнуть её.

Она ощущала себя маленьким беззащитным зверьком. Знакомое до головокружения чувство овладело ею вновь, как и полгода назад, когда они на прощание обнимались и стояли так, только у ворот деревни. А теперь они приветствуют друг друга, но она боится всего этого как огня.

Она понимала, что является довольно сильной и физически, и морально, но стоило ей оказаться в компании Шисуи, как всё менялось мгновенно. Он был единственным в своём роде человеком, который имел такую способность влиять на её сознание и разум, а его мужская сила, шарм и с ума сводящий, чёрт возьми, взгляд ему в этом отлично помогали. И, что бы там ни было, ей это безумно нравилось.

Нравилось рядом с ним быть слабой. И где-то в глубине души она мечтала об этих ощущениях, давно забытых, чего попросту не могла признать до этой минуты, словно кто-то услышит её мысли, увидит, рассекретит, и тогда она просто исчезнет, вспорхнёт птицей в воздух и больше никогда не вернётся. Этот секрет должен остаться с ней до тех пор, пока она не захочет в него просветить самого Шисуи.

Расширив глаза от излишнего изумления, она едва не тряслась в его руках. Ноги подкашивались, превращались в желе. Параллельно она старалась думать о последующих своих действиях, но выходило плохо. Совсем ничего путного не выходило. Ей казалось, что она висит на волоске, а Шисуи держит её и не отпускает, и только за счёт этого она ещё здесь.

Наверное, ей хотелось даже расплакаться по непонятной причине. Она не понимала, чего хочет: к нему в объятия, быть с ним до утра, рассказывать ему о своих приключениях, или вообще уйти и исчезнуть на несколько дней… Да, это будет то ещё испытание для неё. Ведь ей ничто не даётся с таким трудом, как перестройка, будь то смена обстановки или после долгой разлуки очередная адаптация к человеку. Даже к обществу Токуми она окончательно не привыкла на период их непростой миссии, как он снова с ней попрощался. То же самое можно сказать про появление родственницы в её доме. Она была искреннее рада видеть Юми рядом с собой и опекать её, но внутри, в самых дальних уголках души её по-прежнему пожирали маленькие демоны.

Она привыкла быть одна, только теперь всё будет иначе.

***

Юми была искреннее рада, что ей удалось остаться наедине с собой, хотя и очень боялась не справиться с собой и терзаниями в одиночестве. Казуки свернулся клубком на кровати, а девушка, найдя в шкафу полотенце, направилась в ванную комнату. Сейчас ей больше всего хотелось смыть с себя весь позор, грязь, воспоминания, которые по-прежнему досаждали ей. Ей казалось, что следы мерзких рук старого извращенца присутствуют на её теле и останутся там навечно, если она поддастся усталости сейчас и просто пойдёт в кровать.

Она, запершись, обнажила хрупкое невинное тело и осмотрела каждый его изгиб в зеркале под холодным освещением: как же мерзко. Как же противно! Как только она посмела попасться ему, принеся себя в жертву? Как он посмел дотронуться до неё своими неуклюжими толстыми пальцами? Как она не убила себя после этого? Она задержала поникший взгляд на груди, а в следующее мгновение опустила его ниже, и сморщила лицо, после чего накрыла его ладонью. Она не могла видеть своё тело. Она ненавидела себя, презирала…

Камень внутри прожигал её насквозь с такой силой, что Юми с трудом вбирала в лёгкие воздух и выдавливала его из себя. Её маленькая, аккуратная грудь вздымалась из-за учащенного, рваного дыхания, а по щекам катились горячие слёзы, заливая шею и обнажённую грудь. Она закричала навзрыд, цепляясь пальцами за стену, но в конце концов, сотрясаясь от нахлынувшей безысходности, обмякла и сползла на пол. Она не чувствовала ног, рук, как холодели её пальцы, как её трясло и отнюдь не от холода, она не чувствовала ничего, кроме всепоглощающей её боли. С лица руки перебрались выше, к волосам, и со всей силы, какая у неё только осталась, оттягивали рыжие пряди до неприятных ощущений.

В её смутном разуме отчего-то вспыхнул образ Ятаро. Только его сейчас не хватало! Именно его хотелось меньше всего вспоминать. Дрожащая рука непроизвольно потянулась к кофточке, лежащей рядом, и яростно швырнула в сторону зеркала.

— Ненавижу! Ненавижу тебя! Исчезни из моей головы! — Она выкрикивала это в порыве гнева так, словно он сейчас находился поблизости и всё слышал. — Проваливай, слышишь! Чёртов ты предатель…

Плиточный пол был усыпан крупными каплями солёных слёз девушки. Она продолжала рыдать и всхлипывать носом ещё несколько минут. Казалось бы именно сейчас ей нужно было чьё-то плечо, поддержка, но на самом деле она не хотела никого видеть и с кем-либо контактировать. Она хотела быть одна. Она хотела страдать одна. Ей требовалось пережить это в одиночку. Она так привыкла…

И если бы была возможность убить кого-то, то это без сомнения были бы те двое, по вине которых она пребывала в таком отвратительном состоянии, и которое, вероятнее всего, оставит её ещё очень нескоро.

Внезапно Юми очнулась, частично вышла из того состояния, вспомнив о скором возможном возвращении Мико, и поторопилась принять душ. Она смывала с себя весь тот букет кошмаров как можно тщательнее, но с каждым движением мыльной мочалки по её телу ей казалось, что грязи и позора меньше не становится. Она отчаянно плакала и наблюдала за тем, как краснеет кожа от грубых движений.

Нет, она бы лучше убила себя, и очень жаль, что Мико этого сделать ей не позволила. Она осознала, что от их смерти ей легче не станет, а страдания и боль никуда не уйдут. И почему только шиноби рвутся покончить с обидчиками или теми, кто убил дорогих им людей? Это же замкнутый круг.

Также она поняла, что этот путь не для неё. Она сделала некоторые выводы для себя в этот час. Наверное, страдания всё же людям порой полезны.

Наконец, завершив процедуры, Юми, лишённая всяких сил, рухнула в постель и провалилась в сонное царство до самого утра, искренне надеясь, что кошмары из реальности не будут её преследовать и там.

***

Мико уткнулась в грудь Шисуи и попыталась расслабиться. Да, это же он, тот самый родной человек, который проявил уважение, заботу и доброту. Который доверяет, невзирая на некоторые неприятные моменты из прошлого. Который любит её…

Он погладил её по волосам и остановил ладонь на рыжей макушке. Мико оторвалась и обратила невинный, усталый взгляд на его лицо, едва различимое во мраке. Наконец он заметил, что она стянула всевозможные маски, которые ежедневно примеряла, а это означало лишь то, что Мико была всё та же, и он ничуть не сомневался в её чувствах.

— Ты простишь меня? — вдруг решилась спросить она.

— Но за что? — Нет, он больше не переживал.

И тут она поняла, что лимит фраз исчерпался окончательно, пора бы бить в колокола, но нет. Она знала, что в таких случаях только один способ решить данную проблему.

Мико впилась пересохшими губами в губы Шисуи, которые тянули её магнитом на протяжении всего вечера, о чём он мог только догадываться.

Если боишься сделать что-то важное, делай быстро, не раздумывая, чтобы помешать страху подобраться к тебе.

За спиной шумел водопад и разбрасывал свои маленькие капли по сторонам. Над головой поблёскивал месяц, не уступая звёздам, рассыпанным по небосклону. Ноги уже не дрожали вовсе, и пальцы больше не холодели, как раз наоборот становилось очень тепло и даже жарко, благодаря бегающей крови по организму, ведь именно сердце сейчас активно работало в паре с другим. Вот только бы оно не выскочило из груди…

Комментарий к Глава 5. Слабость

Привет, дорогие мои! Я искренне рада, что нашла частицу вдохновения и времени для написания главы. Возможно, стиль немного изменился, надеюсь, это пройдет, т.к. всё-таки я очень долго не писала. Глава, возможно, вышла бы и раньше, я её уже пару недель как начала, но моя лень… 😁 Хочу обратить внимание, что про «полгода» я не забыла! Я всё разъясню, но в следующей части, которая уже, к счастью, детально обдумывается, т.е. могу смело заявить, что выйдет она ну точно в ближайшее время (до конца месяца, либо в начале февраля).

Буду очень рада видеть вас в следующих главах здесь. Спасибо за прочтение!

И да, с Новым Годом всех вас)

========== Глава 6. Противостояние ==========

Юми спала до полудня так крепко и спокойно, как не спала уже очень давно. За несколько утренних часов Мико успела убраться в доме, сходить за продуктами в оживлённый центр деревни и заняться готовкой обеда. Отдыхать слишком долго она не привыкла, поскольку истинный шиноби должен быть всегда начеку, а не зевать, считать ворон и уж тем более спать по двенадцать часов в сутки, поэтому предсказательница поднялась довольно рано по старой привычке, невзирая на то, что вернулась домой глубокой ночью. И девочку она предпочла не будить, позволив ей, наконец, хоть немного прийти в себя после пережитого.

Сонная Юми, последовав на источник аромата, обволакивающего все уголки дома, вошла на кухню, протирая глаза, и остановилась у стола.

— Ну, как спалось в новом доме, на новом месте? — Мико хлопотала, не обращая внимания на девушку: то помешает рис в кастрюльке, то добавит соли, то бросит взгляд на запекающуюся рыбу в духовке, зрительно проверяя её на готовность. — Я поговорила с Хокаге, и он позволил тебе остаться здесь.

— Не дурно, — Юми присела за столом, остановив задумчивый взгляд на мрачном пейзаже за окном. — Как свидание?

— Всё хорошо. Но, знаешь, — вдруг замерла на месте куноичи, словно забыла что-то важное, но усердно пыталась вспомнить, — не стоило проявлять такую бесцеремонность вперемешку с наглостью, я всё же не хотела идти вчера куда-либо.

— Но пошла, — сонные глаза по-прежнему буравили чёрные тучи за окном, собирающиеся в кучу. — А это значит, я правильно поступила.

— Теперь мы можем поговорить, — напомнила Мико, копошась у плиты, и Юми скривила губы, тяжело вздохнув — кажется, сейчас на её голову посыплется гора не самых приятных вопросов. — Зачем тот недоумок продал тебя на рынке, как товар? Что они сделали с тобой, и как долго ты находилась у Руи? — Предсказательница резко обернулась и впилась глазами в растерянный образ девочки, опершись ладонями о стол. — Самое главное: что же случилось в Мурасаки?

— А что там случилось? — вот тут она не поняла суть вопроса, поэтому лишь вскинула брови.

— Его не стало. Неужели не знаешь?

Юми склонила голову, избавляя себя от заинтересованного взгляда куноичи.

— Видимо, меня забрали раньше. Потом он очень долго держал меня как пленницу, надеясь, что ты придёшь. Наверное, он ждал тебя сильнее, чем я. Я ничего не могла… Я потеряла счёт времени: сколько я была там? Не знаю. Мы постоянно перемещались по стране, я была в каких-то ужасных местах и довольно часто находилась без сознания. Помню, открыла глаза, а вокруг какие-то серо-бурые стены, а я лежу где-то, в руках какие-то иглы, голова тяжёлая… — девушка, зажмурившись, встряхнула головой, прогоняя прочь накрывшие её волной мысли. — Извини, не хочу вспоминать весь этот ужас. Я не знаю, что он делал со мной, для чего, — Юми заметно нервничала, набирая обороты: ещё минута таких душевных разговоров, и у неё сорвёт голову, и тогда, как говорят: держите меня семеро. — Но он часто упоминал тебя. А потом в один из дней он просто продал меня на рынке этому… жирному ублюдку, — то ли от душераздирающих воспоминаний, то ли для живости и красочности картины Юми сморщила лицо. — После чего весь этот Ад не закончился, а продолжился. Дальше рассказывать? — её тон сменился на резкий и грубый, что не могло сейчас удивлять.

— И кто в итоге этот парень, который привёл нас к тебе? — а Мико не останавливалась.

На этот раз Юми передёрнуло от воспоминаний — она всецело ощущала себя оголённым нервом. Меньше всего ей хотелось сейчас ворошить все мысли в своей памяти о нём и тем более обсуждать. Её уже порядком начало раздражать чрезмерное любопытство и настойчивость предсказательницы.

— Ты можешь больше не задавать вопросов, а? — сорвалась на крик девушка, вынудив куноичи выпрямиться и скрестить у груди руки от неожиданности. — Такие «приятные» воспоминания, не поверишь!

— Не ори, — шумно выдохнула Мико и, оторвав от лица собеседницы, пылающего ярким пламенем, пронзающий до костей взгляд, перевела внимание на обед, который уже приготовился. Она предпочла держать себя в руках, ведь ко всему имеющемуся не доставало только её гнева. А она могла бы, но старалась не быть монстром хотя бы для близкой родственницы, не подкидывать дров в разожжённый костёр. — Мне тоже не сладко пришлось. Но признаюсь: тебе было хуже. И я пытаюсь что-либо выяснить не для удовлетворения своего любопытства, а потому что это очень важная информация.

Объяснения Мико, к сожалению, для Юми не имели никакого веса сейчас.

— Зачем забиваешь голову всякой чепухой? Всё ведь закончилось, живи дальше, — тем самым она старалась отвести от своей персоны излишнее внимание куноичи. — Я не собираюсь больше говорить об этом, хочешь ты этого или нет! Я просто хочу забыть весь этот кошмар как можно быстрее. Всё, новая жизнь с чистого листа.

— Дура ты.

Мико предвидела все трудности, которые ей предстоит пережить в ближайшее время, она предполагала, что привыкать к родственнице будет не просто затруднительно, а невероятно сложно и очень болезненно. Но больше всего её волновали отнюдь не личные неудобства, и очень жаль, что Юми этого пока не понимала. Или не хотела понимать.

— Я хочу, чтобы ты занялась со мной тренировками.

Мико оторопела. Снова она застала предсказательницу врасплох, совершенно не думая об её личном пространстве, о внутреннем душевном состоянии. Хотела ли Мико тратить своё личное время на это? На удивление, куноичи, округлив глаза, чего не могла увидеть девочка, проглотила все эмоции, собравшиеся комком в её горле, мысленно поблагодарив Данзо за то, что научил её примерять маску равнодушия тогда, когда этого требуют обстоятельства.

— Забудь об этом, — её голос был непоколебим, отчего Юми взбунтовалась не на шутку.

— Но… Почему?

— Зачем тебе всё это? Ты подумала? Жила спокойно, живи дальше. А шиноби становиться — последнее дело!

— Ну вот, и ты туда же! Что вы все заладили-то? Что мать с отцом, что ты!

— А чего ты ждала, что я буду с тобой церемониться здесь?

— То есть ты отказываешься тренировать меня? Хорошо, тогда я попрошу Шисуи заняться этим…

— Вот этого ты не посмеешь сделать, — всё-таки Юми задела её за живое, и предсказательницу не хватило надолго. Это какие же нервы надо иметь? Она старалась утешать себя мыслью о том, что девочка просто всё ещё не отошла от пережитого, поэтому и ведёт себя чересчур бесцеремонно и агрессивно, словно ей все должны.

— Это ещё почему?

— Потому что у Шисуи без тебя забот целая куча, — Мико бросила в родственницу недоброжелательный взгляд в надежде образумить.

— Например, с тобой встречаться?

— Перед деревней и кланом в первую очередь. А наши свидания тебя никак не касаются. В своей жизни бы разобралась. У тебя не было отношений, не так ли?

Взгляд Юми мгновенно потух, вероятно, в памяти вспыхнули воспоминания: их с Ятаро объятия, первый поцелуй, его безмятежный голос и заботливые глаза… Девушка отвела взгляд в сторону и робко произнесла:

— Не было.

— То-то же, — очевидно, в этой схватке победила Мико, что признала и сама Юми.

Прогоняя прочь мысли, девочке удалось вернуться в прежнее состояние. Абсолютно не собираясь сдаваться, она шла напролом:

— Значит, я попрошу кого-то другого. Вы же не единственные такие занятые у нас шиноби Конохи, — Юми продолжала открыто манипулировать чувствами собеседницы.

— Ну и зачем тебе это, можешь объяснить? — девушка ополоснула руки в тёплой воде и стянула с вешалки полотенце.

Молчать больше не было сил — и сколько ещё Мико задаст вопросов?

«Она что, издевается?»

— Да я за себя постоять даже не могу! Будь я сильная, как ты, я бы не оказалась в том кошмарном доме! Я бы хотя бы боролась до последнего! И лучше бы в бою умерла, чем жить так, как жила. Ты просто не можешь представить, насколько это было страшно, мерзко, и вообще… — она хотела добавить то, что предсказательница ей не позволила убить себя, и очень жаль, но сумела вовремя остановить поток слов, рвущийся наружу. Мало ли на что способна Мико после этого? Лучше не испытывать судьбу как и её терпение на прочность.

Мико тяжело вздохнула.

— Тут мне тебя не понять… Прости. Я просто не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности. Обучишься, а потом всю жизнь рисковать, пропадая на заданиях. Ты вообще-то у меня единственная.

— Это называется эгоизм, поняла? Тебе плевать на то, что хочу я.

— Ладно, хорошо, — предсказательница яростно бросила полотенце на поверхность кухонного шкафа, отчего Юми чуть подскочила на месте. — Если ты так хочешь, то я дам тебе месяц. Если за месяц ты не сможешь проявить себя, если не будет ни капли прогресса, то мы к этой теме больше никогда не вернёмся. Никогда.

Губы Юми сложились в плутоватую ухмылку.

— Уверена, что ты жалеть будешь о сказанном.

Юми думала, что Мико не в состоянии представить себе, сколько в ней энтузиазма и желания двигаться вперёд, однако это было заблуждением. Мико достаточно было вспомнить о себе в период, когда она только попала в Коноху. Данзо — именно он был её целью тогда, а чтобы достичь этой цели, ей следовало стать гораздо сильнее. И она сейчас проводила эту параллель и очень переживала за душевное состояние родственницы. Лишь бы в ней не играло желание мстить…

— Не забывай в библиотеку заглядывать! — огрызнулась куноичи. — Теоретическую часть никто не отменял.

Юми закатила глаза и, поднявшись из-за стола, удалилась в спальню на несколько минут.

— И куда это ты? — Мико изучающе осмотрела переодетую в уличную одежду родственницу, когда та вновь появилась в дверях кухни.

— В библиотеку. Авось поумнею.

— А обед? — недоумевала хозяйка. Она была весьма удивлена происходящему — эта девчонка доведёт её когда-нибудь до белого каления.

— Потом, — Юми обулась в долю секунды и на всех парах умчалась, покинув дом, избавляя себя от очередной порции наставлений.

— Вот же блин, она ведь совсем не знает Коноху! Ничего, не маленькая, сама разберётся, правда же, Казуки? — обратилась к вошедшему на кухню коту, который, очевидно, уже проголодался. Она погладила чёрную спинку питомца и, наполнив миску питательным кормом, улыбнулась.

В дверь коротко постучали, и Мико прекрасно знала, кто стоит за порогом. Она отворила дверь и с ног до головы осмотрела гостя. Уголки её губ дрогнули в полуулыбке, когда она окончательно убедилась в своих предположениях. Шисуи приветливо улыбнулся и вошёл внутрь, заперев за собой.

— Пообедаешь со мной? — куноичи перемещалась по коридору и вскоре скрылась за поворотом. Он же последовал за ней, но миновал кухню.

— Не откажусь.

На самом деле, ему была очень важна забота Мико сейчас, и он был рад, что она это понимает. А чего бы хотела она?

Спокойствия. И, безусловно, внимания любимого человека, без которого он её теперь точно не оставит, во всяком случае, надолго.

Он умылся в раковине ванной комнаты и присоединился к обществу девушки, расположившись за столом.

— Я решил проведать тебя в обеденный перерыв.

— Я в порядке, — она подала к столу рис и запечённую с овощами рыбу. Шисуи наблюдал за каждым её движением, чертами лица, как падают на плечи её собранные в хвост рыжие волосы, осознавая то, как ему не хватало этого. — Как служба? — Мико присела напротив и снова улыбнулась, только на этот раз более бодро, и заправила вылезшую прядь за ухо.

— Хорошо, не беспокойся, — он поймал этот жест и, открыто любуясь ею, улыбнулся.

Похоже, её взгляд блестел даже в полумраке — сегодня и вправду грозные тучи заслонили солнце, было достаточно пасмурно, словно вот-вот хлынет дождь.

Мико едва сумела оторвать изучающий, нежный взор от лица Шисуи, на котором она на протяжении минуты очерчивала незамысловатые узоры, чем немного смущала избранника, и поднялась из-за стола, чтобы включить свет. Похоже, они совершенно забыли о еде, утонув в собственных мыслях и желаниях.

— Хорошо бы нам выбраться в выходные, — разрядил обстановку мужчина, прекрасно понимая, что это необходимо, в противном случае он не совладает с чувствами и позволит себе поцеловать её, Мико же мягко улыбнулась, — в соседнем селении будет ярмарка, я думал пригласить тебя. И Юми заодно, ей тоже полезно прогуляться, отвлечься. Как она, кстати?

— Не жалуется, хочет начать новую жизнь, а пока вышла подышать воздухом, — пожала плечами, решив, что не стоит пока просвещать возлюбленного во все подробности их с Юми утреннего разговора. — Думаю, всё будет хорошо, а прогуляться идея отличная. Я тоже не прочь развеяться.

— Вот и славно, — Шисуи подарил искреннюю улыбку избраннице и приступил к обеду.

***

Мартовский воскресный день был солнечным и во многом теплее предыдущих, а это означало, что весна совсем скоро преобразит всё вокруг, и на душе станет намного лучше и светлее.

Шисуи и Мико шли не спеша следом за Юми, которая предпочитала не слушать их разговоры и следовать впереди, правда, ей пришлось изредка оборачиваться для того, чтобы уточнить маршрут. Однако Мико всего лишь держалась рядом с Шисуи, не позволяя себе даже касаться его руки, хоть и очень хотела этого.

Пока не привыкла, да и присутствие Юми её достаточно смущало.

Он же занимал её рассказами интересных историй из жизни, в особенности это были подробности тех новостей, которые Мико не могла бы узнать в силу своего отсутствия в деревне. Ему нравился её лёгкий, невесомый смех и заинтересованные, горящие глаза. А она была готова слушать его вечно. Его бархатный голос на фоне птичьего пения вдвойне успокаивал, расслаблял и позволял забыть обо всём. Она наслаждалась.

Как же ей этого не хватало…

Этого, а не выслеживания непонятных типов, кровопролитий и прочей мерзости.

Наконец, жизнь налаживается.

Шисуи взял Мико за руку, отдавая ей своё тепло, на что получил блаженную улыбку в ответ.

— Я… правда очень скучала по тебе, — робко прошептали её губы, а щёки предательски вспыхнули пламенем и порозовели, отчего стало как-то неловко, однако Учиха считал, что это лишь украшает девушку. — Жаль, что раньше никак не могла сказать это. Прости.

— Я рад, потому что я тоже скучал. Думал каждый день, волновался. Главное, что с тобой всё хорошо. — Шисуи не торопился отрывать изучающий взгляд от счастливого лица — не налюбоваться.

Мико щекой прижалась к его плечу и, задрав голову, поцеловала в щёку.

Вскоре они добрались до селения, где проводилась ярмарка самых разнообразных товаров, в том числе фруктов, овощей, мяса и рыбы. Народ, казалось, съехался отовсюду, даже с других стран соседних материков. В кишащей толпе потеряться не составило бы труда, но, не смотря на это, Юми всё же предпочла отделиться от пары.

— Я буду здесь, поищу что-нибудь для себя.

Не дожидаясь ответной реакции, девушка отправилась осматривать ближайшие прилавки с оружием, а те двое лишь недоумённо переглянулись, но также предпочли сориентироваться в местности и поторопиться сделать всё и найти необходимое до наступления сумерек.

Больше всего Юми хотелось купить необычный кунай, как символ её новой жизни, новых начинаний, которым бы она пользовалась в особых случаях, который бы даже служил неким оберегом. Она подошла к одному из прилавков, с трудом пролезла сквозь толпу покупателей и, зажатая в тиски, принялась искать глазами необходимое. Вот только ассортимент был достаточно богатый, поэтому выбрать что-либо по душе было непросто, да ещё и будучи в таком затруднительном положении.

Она была так увлечена поисками, что не обратила внимания на посторонний взгляд, внимательно и непрерывно следящий за её действиями где-то поблизости. Некто даже не прятал своего лица под капюшоном плаща, на нём и плаща-то не было. Ведь если желаешь слиться с толпой, то лучше ничем не выделяться, тем более одеждой. А ярмарка — отличное место, где ты можешь затеряться в толпе, никто и не узнает.

По истечению нескольких минут Юми приглянулся довольно симпатичный кунай, она с радостью оплатила покупку и вырвалась из сдавливающей её толпы, выдохнув, наконец, полной грудью.

— Ну и ажиотаж, — усмехнулась она, наблюдая за солнечными бликами, переливающимися на изогнутых формах металла. — Буду тебя беречь, — полюбовавшись, она спрятала оружие в рюкзак и побрела дальше, озираясь по сторонам, желая найти ещё что-нибудь интересное в этих краях.

В конце концов, не ходить же как собачка около Мико и Шисуи — на их месте ей бы точно не хотелось, чтобы третий, фактически посторонний человек фигурировал рядом. Вот потому-то она и оставила их.

Не успела Юми далеко отойти от прилавка, как почувствовала, что чьи-то пальцы вцепились в рукав её свитера и потянули её назад.

— Эй! — воскликнула она и с силой вырвалась, оглянувшись.

— Ну, здравствуй. — Их взгляды столкнулись так молниеносно, что она не успела что-либо понять. Её уши среди людской суеты и гама уловили нотки меланхоличного голоса, который прозвучал совсем рядом.

— Ты?! — В изумлении вскрикнула Юми, сдвинув брови, и в страхе отпрянула в сторону.

========== Глава 7. Стать сильнее ==========

«Что… Что ему надо?»

Девушка отчаянно сминала в ладони плотный край свитера, тяжело дыша, и впивалась остервенелым взглядом в его глаза, наполненные умиротворением. Даже если бы она пыталась что-то в них прочесть, то не сумела бы. Он искусно применял имеющиеся в запасе маски, не уступая самой Мико. Юми чуть сморщилась, отрицательно покачала головой и, сорвавшись с места, побежала прочь.

Каково было удивление девушки, когда он встал у неё на пути после того, как она преодолела всего несколько метров. Она совершенно забыла о том, что он, возможно, является шиноби.

В её взгляде он с лёгкостью читал ненависть, презрение и страх, что она даже не пыталась утаить от него: пусть всё знает! Пусть смирится и живёт с этим грузом, а ей с абсолютной точностью плевать на все его чувства.

На лбу Юми, перекрытом длинной чёлкой, выступили бисеринки пота. Грудь воздымалась от учащённого дыхания — он видел всё, но не до конца понимал, с чем связана её столь агрессивная реакция.

Встав вплотную, он коснулся её запястья, и она импульсивно дёрнула рукой, словно ошпарилась кипятком. Она безмолвно ждала объяснений.

— Я пришёл поговорить, — мягкий, такой невесомый голос тонкой струйкой проникал в её разум и принудительно успокаивал. Только отныне Юми не хотела поддаваться этим ложным, навязанным им ощущениям, ей казалось, что он намеренно пытается завладеть её сознанием, как и тогда, в доме Руи.

— Не приближайся ко мне! — девушка прижимала к груди рюкзак, который так и не повесила за спину.

— Я не трону тебя, — его взгляд даже не дрогнул под натиском эмоционального всплеска Юми. Его хоть что-нибудь вообще способно вывести из равновесия?

Мимо них метались люди, увлечённые своими заботами, и не замечали происходящего.

Они слились с толпой.

— Уходи по-хорошему, — она непроизвольно пятилась назад, вытянув руку перед собой в качестве защиты. — Если не уйдёшь, я позову Мико и Шисуи.

«Учиха, значит».

Юми была бессильна, оттого боялась, и поэтому, прекрасно зная, что Мико всегда её защитит, решила применить своего рода тактику по отпугиванию. Но она не подозревала, что на Ятаро подобные угрозы не действуют.

— После того, как поговорим, — он уверенно ступил в её сторону.

— Нам не о чем говорить, оставь меня в покое! — дрожащая рука вынимает из рюкзака приобретённый несколькими минутами ранее кунай и угрожающе, насколько Юми это удавалось, демонстрирует оппоненту, удерживая оружие перед носом.

Ятаро сократил между ними расстояние, прекрасно осознавая то, что она ничего ему не сделает, и лёгким движением руки перенял кунай, заглядывая в её горящие глаза. Юми сделала шаг назад, очистив своё личное пространство от общества Ятаро, и бросилась без оглядки.

На этот раз ей удалось сбежать, затерявшись в толпе, и он не стал её удерживать.

В груди Мико что-то кольнуло, что заставило её замереть на месте, в считанных метрах от прилавка, и потереть больное место ладонью. Шисуи обернулся. Приблизившись, он заботливо положил свою руку на её, успокаивая, и осмотрел побледневшее лицо предсказательницы.

— Что с тобой? — Шисуи чуть склонил голову в бок и пальцем свободной руки провёл вдоль её виска.

— Не знаю, — искренне не понимала куноичи. Чувства были чересчур запутанными и мутными, а поток чакры в её теле циркулировал быстрее обычного, как это часто бывало при неполноценных видениях, и поэтому картинка в голове не проецировалась, не складывался паззл, это её пугало, не зависимо от того, что такое с ней происходило довольно часто.

Шисуи обратил внимание на то, что её бросает то в жар, то в холод. От такого и самому стало не по себе.

— Где Юми? — в спешке вымолвили её губы.

— Ты думаешь, что…?

— Здесь я, — отозвался знакомый голос, что заставило Мико обернуться, а Шисуи отвлечься.

— Чтоб больше не отходила от нас, поняла? — гневно выплеснула куноичи, подверженная эмоциональному потрясению, всеми силами восстанавливая дыхание.

Юми игриво закатила глаза и мгновенно развернулась, чтобы скрыть истинные чувства и стереть следы произошедшего. Она не расскажет никому, об этом не должны знать другие.

«Я обязательно справлюсь. Я забуду».

***

— О н-нет, — опустошённый взгляд девушки завис где-то на деревянной тумбе её комнаты. — Кунай… — она обессиленно сползла на пол, удерживая в руках рюкзак. — Он остался у него.

— Ты идёшь или нет? — женский голос донёсся из коридора и встряхнул Юми. Окутанная ужасом, она полезла в рюкзак, по-прежнему надеясь, что забрала оружие с собой, но просто забыла об этом, поскольку убрала его непроизвольно, на автомате, однако всё было тщетно. — Время не ждёт! — Мико уже стояла у порога дома, томительно ожидая копошащуюся девчонку, которая, между прочим, сама настояла на тренировках. К несчастью, Юми пришлось на время забыть о пропаже и отправиться на обучение с Мико, пока та ещё не передумала.

Они петляли по узким улочкам в ясный день, что простилались через окраину деревни и, завернув за угол одного из домов, стали свидетелями работы военной полиции Листа. В семи метрах от них трое, как показалось Мико на первый взгляд, простолюдинов были свалены на землю парой плечистых, высокорослых служащих и беспощадно связаны. Куноичи свела брови в недоумении и продолжила наблюдать. Юми же, хлопая ресницами, совсем ничего не понимала.

В это мгновение обзору Мико открылась фигура капитана Фугаку, который устремил на её персону суровый до мурашек взгляд, что вынудило предсказательницу отказаться от глупой затеи пытаться что-либо выяснить и оторвать глаз от Фугаку.

«Снова она», — подумалось ему.

— А ну встать! — приказал служащий одной из жертв, которую удерживал. — В участок!

— Пойдём отсюда, — Мико в спешке развернула Юми, и они уже собрались покинуть местность, как вдруг куноичи услышала звон и заметила блеск металла на земле.

Вероятно, оружие принадлежало виновному, и эти трое всё-таки являлись шиноби. Но… Это было довольно жестоко. Что бы ни натворили эти люди, полиция не должна была работать столь агрессивно. Предсказательнице очень не нравилось всё это. Напоследок она позволила себе ещё раз взглянуть на капитана Фугаку, который ответил ей тем же, и в паре с Юми скрылась за углом дома.

***

На небе разлились алые краски, и оранжевый диск уже скрывался за горизонтом, когда Мико и Юми возвращались с тренировки домой. Юми не чувствовала ног и едва могла двигаться — Мико оказалась не самым чутким и добрым учителем, способным сопереживать, зато справедливым, который принуждает наматывать километры, разминать все части тела, а уже после преподносит то, что можно смело отнести к истинному уставу шиноби. Юми была счастлива, что преодолела этот нелёгкий путь до дома и с облегчением и нескрываемой радостью вцепилась в дверной косяк.

— Откуда это вы? — позади предсказательницы, которая уже пересекла окружающий дом забор и также собиралась подняться по лестнице, послышался знакомый голос. Обе девушки обернулись.

— Я в душ и спать, — объявила Юми и скрылась в дверях, без слов понимая, что им необходимо побыть наедине.

— Может, прогуляемся? — улыбнулась Мико, на что Шисуи лишь одобрительно кивнул. — Хотя нет, давай поднимемся на крышу? Я давно не видела звёзд, к тому же сегодня на небе ни облачка.

— Ты же знаешь, что я только за, — нежный взгляд Шисуи скользнул по её усталому лицу, и Учиха взял спутницу на руки, на что получил в ответ изумлённый взгляд девушки и робкую улыбку.

Ей ничто не оставалось, как обвить шею возлюбленного руками и довериться ему. Он поднялся на крышу именно таким образом, несмотря на то, что Мико могла и самостоятельно идти, но кому хочется видеть около себя сильную девушку? Ей нужно чаще позволять себе быть слабее, чтобы она могла гордиться своим спутником и видеть в нём самодостаточного, сильного мужчину. Довольно сложно принять это за истину и стопроцентный факт, особенно, если ты час назад активно выкладывалась во время тренировок. Всё же, усевшись поудобнее на крыше и с закрытыми глазами вдохнув прохладный весенний воздух, Мико смогла расслабиться. Да и всякое стеснение её покинуло — неужели, наконец, привыкла к обществу любимого?

— Юми решила обучаться навыкам шиноби, — вполголоса отвечала она на вопрос Учиха. — Она думает, что всё просто и легко. И я прекрасно вижу её несобранность. А ещё, — перевела полный умиротворения взгляд на Шисуи, сидящего совсем рядом, — она физически слаба и совершенно не вынослива. Предстоит очень много работы.

— Всё придёт со временем, если вы обе будете усердно заниматься, — он поддерживал Мико в их с Юми начинаниях, что было для неё очень важно.

— Я ещё не знаю, хорошая ли это затея, — она пропустила воздух через лёгкие и склонила голову к коленям.

— Почему? — не совсем понимал Учиха.

— А что, если мстить кому-то задумала? Как я в прошлом… Это не самая лучшая мотивация стать шиноби, — её взгляд дрогнул, она снова подарила его Шисуи и остановила на его волосах, заботливо поправив пальцами падающую на протектор прядь.

Шисуи подвинулся ближе и обнял любимую, прижав её озябшее тело к себе. Солнце скрылось, а на небе зажглись первые огоньки звёзд, оттого и прохлада чувствовалась яснее. Девушка немного вздрогнула, но потом сразу расслабилась, ощущая прилив тепла по всему телу, благодаря вниманию Шисуи. Её голова легла на его крепкое плечо, и мужчина закрыл глаза, улыбнувшись.

— Не думай об этом, — прошептал Шисуи. Она подняла голову, задержала проникновенный взор на его губах, на что он обратил внимание, и с жадностью припала к ним своими губами.

Ещё совсем недавно она до дрожи в коленях боялась так страстно его целовать и демонстрировать свои чувства, но сейчас в ней бушевала такая уверенность, что она была способна на большее. Но не здесь и сейчас. И дело не столько в прохладной погоде… Шисуи встряхнуло, словно он не только чувствовал всем своим нутром эту сладострастную нежность, но и читал мысли девушки во всех подробностях. Вот только на большее не решался, да и не смог бы без её на то согласия.

«Рано ещё», — решили оба.

Мико переместилась на ноги Шисуи и обвила ногами его талию, не прерывая поцелуй и взяв в ладони его щёки. Руки любимого скользили вдоль по её спине, а затем остановились на голове. Он пальцами зарылся в её волосы, и в это мгновение Мико отстранилась и опустила взгляд к ногам. Шисуи взял за руку Мико и поцеловал холодные пальцы, вместе с тем стараясь разгадать её намерения.

— Всё в порядке?

— Что-то не по себе, — куноичи сползла с его ног и присела рядом. Учиха не понимал, что на неё нашло, и даже начал думать, что сделал что-то не так, и её слова заставили его задуматься.

— Шисуи, — послышался голос откуда-то снизу.

Мужчина поднялся и взглянул на обладателя знакомого голоса, фигуру которого подчёркивал яркий фонарный свет.

— Что случилось, Итачи? — он предполагал, что Итачи послали отыскать его, поскольку по своей воле он вряд ли бы оказался в этих краях.

— Фугаку хочет видеть, — коротко отозвался друг.

Шисуи виновато посмотрел на девушку: теперь-то он понимал причину её странного поведения. Она почувствовала его приближение. И после слов Итачи куноичи пленило волнение: что вдруг Фугаку в поздний час понадобилось от Шисуи?

Она надеялась, что это никак не было связано с ней и тем инцидентом, свидетелями которого они с Юми стали ещё днём по нелепой случайности. Она осторожно помотала головой, избавляясь от навязчивых мыслей, и постаралась внушать себе только хорошее, как минимум не сводящее с ума, но не выходило.

— Прости, я должен идти, — тяжело вздохнул Учиха. Если бы она знала, как он не хотел её оставлять… И если бы он знал, насколько тяжело ей было отпускать его.

Мико спрыгнула на землю следом за Шисуи и, подойдя ближе к Итачи, положила ему руку на плечо:

— Присматривай за ним.

Итачи пришёл в изумление: это Шисуи могли сказать: «присмотри за Итачи, как за своим младшим братом», но этот случай… Она улыбнулась с тревогой на сердце. Нет, теперь она точно не успокоится, пока не убедится, что ошиблась, пока не получит утешительных известий. И маловероятно, что сможет уснуть. А ещё она надеялась, что сегодня он ещё вернётся к ней.

— Всё будет хорошо, — почему-то эта фраза не действовала на неё успокаивающе.

Предсказательница проводила мрачным взглядом две удаляющиеся фигуры и с тяжестью на сердце вернулась домой.

Спустя два долгих и утомительных часа метания в четырёх стенах предсказательница всё же присела на край дивана в гостиной, вцепившись пальцами в голову, склонившую к коленям.

Она искренне хотела успокоиться, но так и не получалось взять себя в руки. Она помассировала виски и перевела взгляд на свет за окном.

«Пусть с ним всё будет хорошо».

В удушающей тишине послышался долгожданный стук в дверь. Она испытала радость, схожую с той, когда в тот самый заветный день Шисуи открыл ей своё сердце.

Она подорвалась с места и, в мгновение ока очутившись в коридоре, отворила дверь, переводя дух.

— Шисуи, — робко прошептали её губы, а сияющий взгляд задрожал, и она бросилась к нему в объятия так, словно ждала его возвращения с войны несколько лет.

Но на самом деле её душа всегда будет болеть, ведь вся его жизнь — это очень опасная и ответственная работа, от которой он не сможет отречься.

— Побудь со мной этой ночью, — подверженная эмоциональному приливу, прошептала девушка, задрав голову и устремив в блестящие глаза Шисуи умоляющий взгляд.

Комментарий к Глава 7. Стать сильнее

Привет всем! Вот, наконец, сдвинулись мы с мёртвой точки в сюжете.

Как вы думаете, о чём могли говорить Фугаку и Шисуи?

Буду очень рада видеть вас в отзывах :)

========== Глава 8. Свобода ==========

— О чём я и говорила: шиноби должен быть начеку! — Мико с трудом могла совладать с собой, из раза в раз повторяя одну и ту же суть, которую почему-то Юми игнорировала или по какой-либо причине не слышала вовсе.

— Но ведь сложно! — после очередной атаки Мико девушка старательно пыталась восстановить дыхание, сбившееся от волны чрезмерного волнения.

— Когда шиноби в схватке с противником, у него активно работают все органы чувств. И если шиноби позволит нанести урон себе, это может стать для него последним боем. Серьёзный противник никогда не будет ограничиваться одним метательным оружием! А я в тебя направила всего лишь один кунай, от которого ты не можешь нормально увернуться! Если хочешь отправиться в госпиталь после тренировки, продолжай в том же духе.

— Ты же понимаешь, что я не достигну того результата, которого ты от меня ждёшь, в короткие сроки? Или же ты сама была гением в прошлом?

Юми прекрасно понимала, что не следует ждать от Мико сочувствия и какой-либо мягкости, но эти слова сами собой вырвались на фоне эмоционального возбуждения, которое невозможно было контролировать.

— Я никогда не хотела обучаться, для меня не было высшей целью стать шиноби. А у тебя она есть! Потому и старайся лучше. И не сравнивай нас обеих. А если ты не видишь собственного прогресса и так легко забиваешь на это, оправдываясь каждую тренировку, то у тебя два пути: тренироваться дополнительно, чтобы стать лучше, как это делают многие, или же забыть об этой затее раз и навсегда. Подумай об этом. А теперь повторим. Даю тебе ещё шанс на сегодня.

Юми была обескуражена, потому ничего не смогла ответить и, попытавшись собрать дух и всю волю в кулак, усмирила своё трепещущее сердце, приложив для этого немало усилий. Она закрыла глаза и, нахмурившись, прислушалась. Мико скрылась где-то в кроне дерева. Юми уловила лёгкое шуршание листвы и вскочила с места, когда кунай проскользнул в воздухе в считанных сантиметрах от её фигуры. Помедли она ещё немного, задел бы.

Юми расширила глаза, приземлившись неподалёку, и вцепилась в плотную ткань кофты у груди в попытке перевести дух. Она отметила для себя в очередной раз, что это действительно страшно. Но она фактически знала всё об этой атаке, а с реальным противником будет совсем иначе. Её никто не предупредит. А последствия могут быть очень плачевными.

Мико спустилась с ветви и вытащила кунай, вонзившийся остриём в почву.

— Ну и что, не умерла ведь?

— Н-нет, — бросила Юми и незаметно для глаз предсказательницы утёрла со лба проступившие бисеринки пота.

— Я предупреждала, что не буду церемониться с тобой, и все наши так называемые бои будут реальными, — подбросив кунай в воздухе, Мико ловко поймала его. — Поэтому успокойся и в другой раз будь внимательнее, — предсказательница осмотрела девушку с ног до головы, подметив, что та находится в напряжении и уже порядком утомилась, и коротко улыбнулась на это.

— Ты хочешь, чтобы я отказалась?

— Вовсе нет. Хочу, чтоб поняла, как это опасно, и что это всё — не развлечение, а серьёзная работа, которая может вмиг оборвать твою жизнь, если будешь отлынивать сейчас.

— Ты ведь в Корне служила, да?

Кратковременные воспоминания, посетившие Мико, не доставили ей положительных чувств. По-хорошему она вовсе желала забыть о своей принадлежности к Корню. Ведь вся эта история, её статус могли принести немало бед на её грешную голову, а тем более отразиться на её отношениях с Шисуи и кланом Учиха в настоящее время.

— А вот об этом никогда не говори, тем более в адрес других людей, — скомандовала она.

— Это плохо?

— В обществе не поймут, — в разуме вспыхнул образ статного и весьма сурового мужчины — Учихи Фугаку, как уполномоченного лица Конохагакуре. Она более чем уверена в своих предположениях: он точно знает о ней больше положенного. А иначе к чему все эти недоброжелательные взгляды в её сторону? — Тем более, надеюсь, ты не забыла, что нельзя обсуждать наш клан и всё, что он хранил. Никто не должен знать, кто мы и откуда. В наших же интересах.

— Помню, — прошептали губы девушки, и она отвела взгляд в сторону, вспомнив о былом, а картинки из прекрасного и беззаботного прошлого отдались в сердце тяжестью и болью.

— Ну всё, прекращай киснуть, — Мико прекрасно знала, с чем было связано негодование Юми, и на мгновение также вспомнила о родных, которым многое пообещала однажды. А самое главное её обещание — не грустить по пустякам и не жить прошлым. — Пора выдвигаться.

По истечению двух часов Мико и Юми без спешки добрались до пункта назначения, провожая солнце за горизонт. Душа Юми благодаря пешей прогулке и дивному вечернему небу поймала умиротворение, а мысли не спеша поплыли по течению к бескрайним берегам прекрасного и нечто волшебного. Ей хотелось напевать незамысловатую мелодию, но стеснение вмиг сковало, поэтому она молча наслаждалась моментом, подставляя лицо последним, редким лучам весеннего солнца. Наконец-то отступила тревога! Давно её не сопровождали подобные ощущения лёгкости и спокойствия.

Мико же наоборот собрала все мысли по крупицам и сосредоточилась на важной встрече с Токуми, которая должна была состояться в соседнем селении, где большинство людей — отдыхающие путники. Он уже ждал её в тихом месте — местной забегаловке, которая в этот час практически пустовала, оттого что народ слонялся среди торговых лавок каждого уголка деревушки. А кто-то и вовсе предпочитал отдыхать в своих номерах. В таком случае им точно никто не помешает.

Мико была взволнованна и старалась говорить коротко, раскладывая полученную информацию по полочкам, которой Токуми охотно делился с подругой. Юми же наскучили взрослые посиделки: ей не были столь интересны дела и проблемы, которые поднялись на обсуждение двоих, ведь от неё ничего не зависело, поэтому она предпочла покинуть компанию, сообщив, что отойдёт в уборную.

Она умыла лицо ледяной водой, освежив кожу, и вышла на воздух, пропитанный смогом, поморщив нос. Небо было мрачное и холодное, усыпанное бело-голубыми крапинками, где-то вдалеке играла ненавязчивая музыка, и Юми побрела вперёд по узкой улочке, залитой золотистым светом. Погода была безветренной. Она шла по зову сердца, навстречу льющейся невидимой, необъятной мелодии, и, наконец, очутилась в центре селения, где аллея с цветущей сакурой была переполнена людьми.

— Ханами… Я и забыла, — робко прошептала она, подбираясь ближе к веткам, усыпанным бледно-розовыми цветами, источающими божественный аромат.

Тренировки и прочие заботы вытеснили все мысли о прекрасном, но какое счастье оказаться сейчас здесь. Она, закрыв глаза, ощущала свободу и не хотела покидать это место. Вместе с тем она надеялась на то, что важная беседа Токуми и Мико завершится ещё не скоро. Хотелось продлить моменты, утонуть в собственном наслаждении. Хотелось вспорхнуть маленькой птицей и сесть на самую макушку дерева, чтобы вся эта красота под ночным куполом, во власти уличного света принадлежала только ей одной. Чтобы больше ни одна проблема, ни одно негодование не коснулись тонких струн её души, чтобы ни одна мелочь не заставила её плакать и переживать…

Она всегда бы пела и радовалась жизни.

Какие же сладкие мечты! И такие недосягаемые.

Она сделала глубокий вдох, наслаждаясь мгновением, и, пропустив воздух через грудь, не спеша выдохнула, блаженно улыбнувшись.

— Такая же красивая, — прошептал кто-то позади едва не в самое ухо девушки.

Сознание Юми выплыло из океана надежд, фантазий, полных удовольствия, словно его кто-то насильно потащил на поверхность за прочный трос. Улыбка стёрлась с её губ в ту же минуту, а глаза открылись. Юми обернулась и внимательно, во всех подробностях рассмотрела черты лица напротив стоящего человека, которые подчёркивал золотистый свет. Ятаро излучал умиротворение и дружелюбие. Юми, вмиг объятая страхом, желая кануть сейчас в никуда, ударила его точно в грудь, оттолкнув от себя, и бросилась бежать со всех ног вдоль аллеи. По всей видимости, он не мог позволить девушке сбежать снова, поэтому остановил её, появившись перед ней и заключив её в свои объятия.

Юми вскипела не на шутку, но не могла проронить ни слова, поэтому безмолвно забила в его грудь кулаками что было сил. Она не понимала одного: зачем? Зачем он её преследует? Чего добивается? В разуме кружила мысль о том, что он просто издевается над её чувствами, не иначе. И что, вероятнее всего, он не отстанет от неё так просто. Но что ей сделать для этого?

Она хотела кричать во всё горло о том, как она ненавидит, о том, что не желает больше видеть его персону, чтобы оставил её в покое и не вмешивался в её жизнь. Но она не могла — ком как назло встал поперёк горла, и ей приходилось выдавливать из груди неразборчивые звуки, чтобы хоть как-то проявить реакцию на происходящее.

Ятаро прижимал её плотнее к себе, зная о том, что это всего лишь негативная реакция на его появление в её обществе. Он знал, что она не успокоится так быстро, но и сидеть из-за этого сложа руки не собирался.

— Выслушай, — вполголоса терпеливо вымолвил он, не ослабляя хватку, не теряя бдительности. — Я хочу, чтобы ты простила меня. Чтобы поняла, что я не враг тебе. Я не приносил тебя в жертву Руи, и я никогда не хотел причинять боль тебе.

И снова эти режущие на куски сердце воспоминания, которые она так старательно пыталась выбросить из своей головы на протяжении нескольких недель, но всё теперь потеряло смысл. Снова он позволил ей очутиться в прошлом, проникнуться событиями и с новой силой принять удар. Ятаро безжалостно вонзил кинжал в её сердце, возможно, сам того не понимая. А всё потому, что, как оказалось, хотел прощения.

Из глаз Юми по пылающим от злости щекам полились потоки слёз. Она и слушать не хотела его оправданий и извинений. Ведь всё, что он до неё доносил, выглядело как глупое, никому не нужное оправдание.

А уж тем более она не хотела плакать в его присутствии, демонстрируя напоказ свою слабость, обнажая свою душу, но как бы она не боролась со своими чувствами, у неё не получалось их контролировать. Ко всему прочему, она думала, что проявление негатива сейчас — самое лучшее оружие против этого бессовестного, бездушного существа.

Но долго так продолжаться не могло.

Бессилие.

Она в прямом смысле опустила руки, закрыв веки, уткнулась носом в его грудь и не пыталась больше вырваться. Она убила бы его, будь она сильнее.

Убила.

Убила?

Она множество раз представляла себе его смерть, но почему-то эти мысли всегда без исключения сопровождались горькими слезами.

Нет, она не позволила бы себе этой роскоши. Не смогла бы. И другим бы не позволила. Никогда.

Миновало несколько минут с того момента, как она перестала его колотить в состоянии припадка.

— Почему остановилась? — он заглянул в заплаканные глаза, притянув её голову, осторожно взявшись за подбородок пальцами. Сейчас он хотел разгадать её, раскрыть как книгу, чтобы понять её истинные чувства и намерения. Ятаро медленно, с осторожностью потянулся к лицу Юми и получил пощёчину раньше, чем её кожа ощутила на себе его жгучее дыхание. Он прикрыл глаза, но молча стерпел, затаив дыхание.

— Исчезни из моей жизни, — голос Юми настолько был груб, под стать мужскому басу, что она сама, не говоря уже о Ятаро, пришла в недоумение. Неужели он вывел её из себя настолько? — А извинения оставь при себе, я в них не нуждаюсь, — её взгляд прожигал насквозь его лицо, на котором довольно сложно прочесть все те чувства, которые он сейчас испытывает.

Быть может, у него вовсе нет души?

Внезапно Ятаро ослабил хватку. Юми вдохнула глоток долгожданной свободы, вырвалась из его цепких лап и устремилась прочь, вспомнив, наконец, о Мико, которая, вероятно, её уже ищет.

Она бежала интуитивно, изредка лишь обращая внимание на уже приметные глазу здания и их окружение.

«Он не дождётся моего прощения. Не дождётся! Пусть страдает!»

Юми думала об этом на протяжении длительного времени, вот только совершенно не давала себе отчёта в том, что таким образом заставлять страдать Ятаро очень глупо, и ей от этого легче точно не станет. Помучив себя, поиздевавшись над собой как следует, вскоре она начала борьбу с всепоглощающими мыслями, стараясь при этом как можно чаще находиться на тренировочном полигоне. Но иногда тихими вечерами наедине с собой она часто задавалась вопросами: где он сейчас? Что делает в эту минуту? Глазами, полными тоски, из которых периодически текли слёзы, она смотрела на мрачный пейзаж за окном своей комнаты и корила себя за собственную слабость. Однако стоило ей вспомнить о своей ненависти, она с новыми силами, собрав боевой дух, срывалась на тренировки, надеясь скорее забыть обо всём.

С каждым днём она становилась сильнее…

— Я смотрю, ты делаешь успехи?

Сердце Юми едва из груди не выпрыгнуло. Женский голос вынудил её обернуться. Её объятый страхом взгляд скользнул по фигуре Мико, которая в руке держала кунай.

— А ты что здесь делаешь?

Предсказательница уловила нотку раздражения в голосе девушки, тайно тренирующейся на полигоне во внеурочное время.

— Не ожидала, что ты до такого дойдёшь, — пожимает плечами Мико. — Но я не за этим тут. Я ухожу с Шисуи на горячие источники на несколько дней. Если хочешь, можешь пойти с нами. А можешь остаться.

«А что, если я снова встречу его?»

Юми тряхнула головой. Не раздумывая, она коротко ответила:

— Я с вами.

Почему она дала положительный ответ? Пожалуй, она сама не могла найти вразумительное объяснение своему опрометчивому поступку. Она знала, что может вновь встретить его, а ещё, что не следовало бы мешать Шисуи и Мико проводить время вдвоём, но она ежедневно думала о Ятаро, но уже не о ненависти и мести — неожиданно мысли направились совершенно в иное русло. И она хотела разобраться, почему так происходит, почему она при столь великих стараниях не может выбросить его из головы вовсе?

Теперь она хотела ещё одной встречи — намеренно и принципиально. И если он не придёт, то это будет означать лишь то, что все его слова были пустыми и бессмысленными.

***

Через два дня Шисуи, Мико и Юми прибыли на территорию горячих источников и поселились в очень уютном, традиционном японском домике одного из туристических комплексов. Чистый воздух, дивная природа, никакой суеты, никаких обязанностей и бытовой рутины…

Пару ничуть не смущало присутствие девушки в их скромном обществе, как раз наоборот было меньше повода переживать за неё, ведь оставлять её одну Мико вовсе не хотела, несмотря на то, что была погружена в собственные проблемы, в какой-то степени забыв о родственнице. Главное, что та была рядом. Юми это было на руку: она по-прежнему не желала ни с кем делиться своими недомоганиями. Подростковый максимализм мог быть расценен неправильно, а, зная Мико, Юми была уверена, что она получит от предсказательницы дозу критики вместо поддержки. И тогда ей станет лишь хуже. Поэтому лучше молчать, чем подкидывать себе очередную порцию страданий.

Сейчас самое главное получать удовольствие от отдыха, не думая ни о чём.

В первый же день они отправились на сами источники, находящиеся в нескольких шагах от их домика. Шисуи пришлось отделиться от компании и остановиться в мужском обществе, а девушки, в свою очередь, вынуждены были отдыхать среди женщин за высокой стеной. Но главное не это, а расслабление и здоровье, подкреплённые горячими водами.

Мико отметила для себя, что данная процедура сняла стресс, а всякая глупость ушла из головы мгновенно.

«Давно уже следовало прийти сюда», — думала она.

Юми также осталась весьма довольной посещением источника — невозможно не заметить положительного эффекта, пусть и, вероятно, временного.

— Это было круто, — с улыбкой на губах поделился Шисуи, встретив девушек. — Ну что, теперь обратно?

— Уже смеркается, думаю, что на сегодня хватит. У нас ещё масса времени, — в Мико проснулся домосед, хоть она и дала себе слово, что будет проводить время на воздухе во время отдыха, но источник её разморил, и теперь хотелось лишь лежать на диванчике и наслаждаться присутствием любимого.

На ужин Шисуи попросил подать самой вкусной еды, да побольше, что ввело в заблуждение девушек: Мико не припоминала, чтобы её парень столько ел, да и Юми сомневалась, что даже втроём они это осилят.

Это ж каким зверем нужно быть!

Юми и Мико стояли в стороне стола и молча недоумевали, пока Шисуи с умиротворённым и милым лицом готовился к ужину, как-то странно суетясь. Мико вздёрнула бровь и сложила у груди руки.

— Боюсь даже представить, на сколько нам этого…

Но не успела высказать мысль, как в дверь их домика постучали.

Предсказательница сорвалась с места и отворила двери, решив, что скорее всего это рассеянная прислуга что-то забыла.

— А вот и мы! — воскликнул стоящий на пороге парень, широко улыбаясь и приветливо махая рукой.

— Узумаки?! — срывается на крик Мико, в изумлении округлив карие глаза.

Комментарий к Глава 8. Свобода

Приветствую моих драгоценных читателей! И снова я с вами)

Название главы можно расшифровать по-разному, по-своему. Для меня оно скорее относится к Юми, к её внутреннему состоянию — в какой-то степени она обрела свободу.

На этом её этакие страдашки подходят к концу, теперь буду основательно писать про моих главных персонажей — Мико и Шисуи.

Всем спасибо за прочтение) Как всегда, буду очень счастлива видеть от вас комментарии ❤

========== Глава 9. Новый уровень ==========

Мико безмолвно ужинала и не находила для себя места в компании, как, вероятно, и Шикамару, который предпочитал больше слушать и меньше говорить. Юми быстро спелась с Узумаки: уже через полчаса она открыто общалась и вела себя дружелюбно. Киба и Шисуи периодически заливались смехом, обсуждая забавные ситуации из жизни каждого, что огромный пёс Акамару поддерживал звонким лаем. Мико хоть и не проронила ни слова с тех пор, как Наруто с друзьями вписались в их скромное общество, она продолжала внимательно слушать их возгласы и вникать в каждое слово, правда, она сама не знала, зачем ей это нужно.

Мико периодически бросала укоризненный взгляд на любимого, но Шисуи улавливал лишь частичку её недовольства, поскольку девушка мгновенно укладывала все свои негодования в ящик и закрывала его, но не спешила убирать на дальнюю полку. Пусть думает, что всё хорошо. Пока…

Наруто прекрасно помнил об её поступке и придерживался своей позиции в отношении Мико. Для него она по-прежнему являлась неким монстром в юбке, который может разнести всё в любое мгновение. В этот вечер он провёл параллель между ней и Сакурой, вот только последняя, как ни крути, казалась ему лапочкой. Он бы хотел спросить Шисуи, как судьба связала их двоих, но воздержался даже тогда, когда Мико отошла на кухню за десертом. Всё-таки это его не касается.

Мико была в ярости от поступка Шисуи: неужели он не хотел провести время с ней? Тогда зачем затевался этот отдых? Ведь с Наруто и остальными он без труда мог пообщаться и в Конохе. А вот с ней он встречался крайне редко. И чем больше она думала об этом, тем сильнее расстраивалась. Тот червяк злобы и обиды, который засел в глубине души, самым наглым образом пожирал её изнутри.

Она сделала глубокий вдох, затем выдох, усмиряя волнение, и вернулась в гостиную со сладким для компании.

— А почему Какаши не пришёл? — никто не ожидал услышать столь спокойный и размеренный тон от предсказательницы этим вечером.

Наруто смело ответил, когда уголки его губ приподнялись в полуулыбке:

— Ушёл, но когда вернётся, мы отправимся на миссию.

— Жаль, а ведь такой вкусный ужин был, — добавил Шисуи и запустил в рот ложку с фруктовым десертом.

В помещении становилось душно. Мико отворила окна, но это не спасало положение. Никого это не смущало, кроме Юми: она почувствовала, как самочувствие значительно ухудшилось. Приложив ладонь ко лбу, она попыталась встать из-за стола.

— Ребят, простите, я отойду. Мне что-то нехорошо.

— Что такое? — Мико обратила внимание на побледневшую кожу девочки. — Может, воды?

— Нет-нет, давление, наверное, упало. У меня бывает иногда. Пойду, проветрюсь, — криво улыбнулась Юми и мелкими шажками побрела к выходу.

Она вышла на веранду, держась за голову. У дома стояла лавочка, на которую Юми осторожно присела, и уже через пару минут ей стало гораздо лучше. Она сделала глубокий вдох, пропустила через грудь поток прохладного, свежего воздуха и осмотрелась. Поблизости, в нескольких метрах от их домика, простилался небольшой и довольно редкий лес, который сразу привлёк внимание девушки.

Веселье продолжалось даже без Юми, но протекало не столь бурно. В какой-то момент воцарилась тишина, и тогда Мико из-за глубоких переживаний за родственницу обратилась к Наруто и его друзьям:

— У меня просьба, — прозвучало коротко и едва слышно.

Узумаки с ног до головы осмотрел остановившуюся на пороге гостиной предсказательницу, которая ещё минутой ранее относила пустые тарелки на кухню.

— Наруто, — теперь девушка говорила твёрже и увереннее, отпустив гордость, — могли бы вы присмотреть за Юми? — повисла короткая пауза. — Пожалуйста…

В карих глазах отражалась тревога, которую блондин с лёгкостью заметил. Он имел право отказать ей, но попросту не мог. К тому же за пару часов времени они с Юми успели несколько сблизиться, и ему показалось, что Мико также может являться добрым человеком, питающим к людям не только злобу или агрессию, но и нечто светлое. Он бы помог Мико как-то раскрыться или стать добрее, да пока предпочитал не выходить с ней на новый уровень общения.

— Конечно, — Узумаки так лучезарно улыбнулся, что Мико не могла оставить его жест без ответа.

— Что ж, большое спасибо за ужин, а теперь надо проветриться, — поддержал Киба затею. Ему тоже по-своему понравилась рыженькая девочка, и он хотел бы поучаствовать в дальнейших событиях, связанных с ней.

— Да, — поддержал Шикамару и поднялся из-за стола за остальными.

Ребята покинули дом. Шисуи продолжал сидеть на месте и изучающе рассматривать свою спутницу, сделавшую всего несколько шагов в его сторону. Она убавила яркость светильников одним лишь нажатием на заветную кнопку. Атмосфера немного накалилась, Шисуи почему-то уловил совершенно не тот конец нити происходящего. Ему казалось, что повеяло романтикой, однако всё изменилось, когда Мико остановилась прямо напротив него, встав у стола, и опёрлась руками о поверхность столешницы, бросив в возлюбленного пронзающий до костей взгляд, вызывающий мурашки на теле.

— А теперь прошу: объясни мне всё это, — её голос звучал без запинки, ровно, твёрдо. Любой человек уже бы решил, что не хочет участвовать в разговоре, но для Шисуи это было неизбежное наказание.

— Расскажи, почему тебя так напрягло общество ребят? — Учиха старался держать невидимую дистанцию, тем самым не позволяя спутнице начать рушить всё собственными руками, переводя обычные посиделки с друзьями в катастрофу вселенских масштабов.

— Меня напрягло то, что ты пригласил их, не посоветовавшись со мной. По-твоему это — нормально? — тон заметно повышался.

— Я совершенно неожиданно встретил их на источнике, решил, что было бы хорошо посидеть вместе…

— Ты решил. Ты один! А я что, пустое место, получается? Между прочим, я тоже хотела очень даже неплохо провести этот вечер — с тобой! С тобой любимым, понимаешь?

— То есть я всё испортил, и я виноват? — Шисуи отметил, что ему надоело сидеть и наблюдать, как Мико склоняется над ним и давит на него, поэтому он подорвался с места и остановился у противоположного угла стола.

— Полагаю, что да.

— Это слишком…

— Не забудь добавить, что я также должна была тебе сказать о своих намерениях провести время с тобой.

— Да! Между прочим, так и есть.

— Но, Шисуи, неужели этого и так не понятно? Ты с ребятами и с кем-либо другим чаще, чем со мной!

— А как насчёт твоих встреч с Токуми? Ты уже отказалась однажды побыть рядом, просто побежала на встречу с ним, оставив меня думать всё, что мне придёт в голову. А приходит иногда не самое приятное.

— Наши с ним встречи не бывают пустыми и бессмысленными! И уж тем более между нами ничего не может быть, как-нибудь вбей себе это в голову, пожалуйста.

— Ты слишком резкая на слова, Мико. Слишком…

Тело Шисуи полыхало от жары, он никогда бы не подумал, что Мико заставит его так понервничать, к тому же он вовсе не любил ссор и конфликтов с кем-либо, а уж тем более старался не сеять семян раздора в их отношениях. Шисуи стянул футболку, и взгляд Мико мгновенно упал на обнажённый торс. Такой идеальный, подкаченный мужчина стоял перед ней и созерцал её залитое от смущения краской лицо. Учиха уловил, как глаза девушки впились в какую-то точку на стене — стало очевидно, что она растеряла всю свою уверенность, которой душила его ещё пару минут назад.

Мико впервые видела возлюбленного практически во всей красе и не отказалась бы от большего зрелища… Вот только что Шисуи задумал, она не представляла.

Мужчина, поняв всё без слов, подошёл к ней максимально плотно, очертил её лицо дурманящим взглядом и притянул её к себе. Сердце девушки ухнуло и упало куда-то в пятки, на что она не сдержалась и закрыла глаза.

Её грудь воздымалась от частого, рваного дыхания — он это заметил и растянул сладостную улыбку по лицу, настраиваясь на её волну.

Вся реальность вмиг растворилась в то самое мгновение, когда его губы увлекли её в жаркий поцелуй. Очевидно, что он стойко держался довольно долго, чтобы не сорваться и не поцеловать, и никто не мог предположить, чего ему это стоило. Учиха поглаживал девичью талию и в порыве страсти сминал тонкую ткань блузки, по-прежнему не позволяя себе перейти границы. Девушка смело и охотно отвечала на ласки любимого: то пальцами зарывалась в волнистые, чуть растрёпанные мягкие волосы, то дарила лёгкие касания щекам, шее, то впивалась ногтями в кожу его спины.

Инцидент исчерпан?

Руки Шисуи поднялись выше вдоль её спины, затем переместились на грудь, плавным движением скользнули к пуговицам блузки. Мико поддалась, и Шисуи, углубив поцелуй, молниеносно высвободил женское тело от ненужной одежды. Щёки Мико вспыхнули пламенем, когда она на долю секунды осознала, что сейчас произошло. Она переняла блузку из его рук и чуть отстранилась.

— Ты сошёл с ума, — прерывисто выдыхала она в его губы, что ещё больше одурманивало и без того уже распылённого мужчину. — А если кто-то войдёт?

— Пойдём в спальню, — прошептал Шисуи, бережно придерживая Мико за талию.

Девушка, округлив глаза, выскальзывает, вообразив все последствия вспыхнувшего пожара, и, бросив в возлюбленного блузку, на всех парах мчится в комнату.

***

— Далеко ты?

Юми обернулась на голос Кибы, фигуру которого обволакивали последние солнечные лучи уходящего за горизонт солнца. Он грациозно сидел верхом на огромном Акамару. Пёс приветливо залаял, и Инузука широко улыбнулся, обнажив острые клыки, которые Юми казались очень даже милыми.

— Решила прогуляться, — несмотря на то, что она пошла в сторону леса не просто так, её слова всё же были правдивыми.

Все терзающие разум мысли о Ятаро покинули её не сразу. Милая беседа с компанией парней ей пришлась по душе, а это подняло ей настроение и позволило отпустить образ Ятаро из головы.

— У тебя есть все шансы стать шиноби, не сдавайся, — прокомментировал Наруто. Юми уже не раз упоминала, что тренируется с Мико и о своих стремлениях. Её вдохновляли беседы о жизни шиноби в компании Наруто, поскольку она была на одной волне с этими ребятами, разделяла с ними практически одинаковые цели, ведь, как известно, сейчас они упорно тренировались, чтобы улучшить свои навыки и стать гораздо сильнее.

— Ты правда так думаешь? — спрашивала она, но не в силу своей неуверенности, а потому что хотела слышать положительное мнение со стороны таких профессионалов, как Узумаки, Инузука и Нара. В сравнении с ней, конечно, они являлись таковыми.

— Наш друг, Рок Ли, не владеет ниндзюцу и гендзюцу, и он один из первоклассных шиноби нашего круга, — отметил Наруто, сидя на лавочке рядом с девушкой.

— А к-как же он…? — от изумления и неосведомлённости Юми стала заикаться и не успела сформулировать свой корректный вопрос. Узумаки не заставил её долго ждать с ответом.

— Он овладел тайдзюцу и ему практически нет равных. А всё благодаря упорным ежедневным тренировкам и мотивации.

— Кажется, его основным соперником в то время был Неджи, — ворошил в памяти Шикамару, стоящий напротив собеседников, сложив руки в карманы. — Ему есть к чему стремиться.

— Не падай духом, у тебя всё получится! — блондин радужно улыбнулся, выставив вперёд большой палец, когда заметил, как девушка склонила голову, о чём-то задумавшись. Воцарилась тишина, слышны были лишь трели порхающих над головой птиц, прощающихся с солнцем.

«Наруто — необычный человек», — сделала вывод Юми и, мягко улыбнувшись, подарила благодарный взгляд блондину. — Я обещаю, что буду стараться.

Киба выдохнул полной грудью с неким облегчением — кажется, удалось убедить.

Окутавшее девушку умиротворение вскоре испарилось: Какаши совершенно внезапно вернулся в деревушку, и ребята вынуждены были покинуть её для того, чтобы отправиться на миссию. Снова ей предстояло остаться наедине с собой и своими всепоглощающими мыслями.

Они проводили Юми до дверей домика и, попросив передать Шисуи и Мико благодарность за такой тёплый приём, исчезли с горизонта к новым и неизведанным приключениям.

Смеркалось. Девушка горестно вздохнула: одиночество — это, конечно, хорошо, но почему-то грудь сдавливал тяжёлый камень. На протяжении считанных минут её испепеляющий взгляд очерчивал узоры на входной двери.

«Нет», — решила она и без оглядки побежала в сторону возвышающихся деревьев, богатых листвой, с уверенностью заключив для себя, что всё ещё хочет этой встречи. Она не знала, почему её ноги и полыхающие в груди чувства вынуждают её идти вглубь редкого леса. Оттуда веяло прохладой и свежестью сочной травы, птицы по-прежнему чирикали, но уже не так часто и голосисто — тем не менее, вся гармония живой природы убаюкивала и уносила любое волнение. Юми пропустила воздух через лёгкие, закрыв глаза, и на выдохе сладостно улыбнулась.

Обогнув парочку могучих деревьев, Юми оглянулась: из жилой окрестности маленькой деревушки сквозь мрак доносился золотистый свет. Казалось бы, она преодолела десяток метров по просторам лесочка, а до дома всё равно как рукой подать. Переживать было не за что, потому девушка собралась идти дальше. Стоило ей вернуть своё внимание впереди растущим кустарникам и деревьям, как её зоркие глаза уловили силуэт. Он вышел из тени и остановился в нескольких шагах от неё.

Юми потребовалось больше воздуха, хотя ещё минутой ранее она не ощущала никакого дискомфорта и не испытывала трудностей с дыханием. Её объяла мелкая дрожь отнюдь не от прохладной погоды, и она едва вздрогнула. Ком встал поперёк горла, а мысли в голове хаотично разлетелись по разные стороны.

— А я уже и не надеялась, — всё, что она смогла выдавить из себя сейчас. Её волновало только то, как он вновь её нашёл с абсолютной точностью? И почему её принесло именно сюда? Как?

Ятаро даже изумился: неужели она ждала? В это было довольно сложно поверить.

Не проронив ни слова, он сделал шаг в её сторону. Она вмиг напряглась и отступила всего на шаг назад. Он повторил действие, следом и она, словно являлась его отражением. Ятаро решил не терять времени и умеренными шагами стал двигаться к ней, а она, в свою очередь, пятилась с той же скоростью, повторяя его движения. В конце концов, она плотно примкнула спиной к могучему стволу дерева. Всё, путь закрыт, идти больше некуда. Со лба скатилась маленькая капля — заставил он её понервничать. И ведь неизвестно, на что он способен.

— Ты ведь хотел моего прощения? — под давлением прошептала Юми, с опаской взирая на Ятаро, что перекрыл ей дорогу окончательно в эту секунду. — Я… я прощаю тебя. Теперь ты не будешь меня преследовать?

Он создал ограждение из рук, приставленных к стволу дерева по обе стороны от головы девушки. Его корпус немного склонился над ней.

— Только если ты согласна добровольно видеться.

— А если я не хочу? — голос Юми дрогнул в тишине.

— Твои глаза тебя сдают, бесполезно обманывать, — Ятаро обводил изучающим взглядом черты лица девушки, отчего перехватывало дыхание. Её сердце забарабанило по рёбрам, желая вырваться из груди.

— Не хочу, — судорожно прошептала она, не отрывая глаз от его манящего взгляда, который она была способна заметить на себе даже в темноте. Его жгучее дыхание защекотало щёку, когда он склонил голову ещё ниже.

— Докажи, — его нос как бы невзначай коснулся мягкой кожи Юми, и девушка едва не рухнула как песчаный замок прямо под его ноги.

Её влажные пальцы вцепились мёртвой хваткой в кору дерева, дыхание окончательно и бесповоротно сбилось с привычного ритма как после изнурительной тренировки, а глаза закрылись. Её потрясывало. Исчезнуть бы, испариться, как облако дыма. Но вместо этого её голова осторожно повернулась, совершенно не подчиняясь разуму, и их губы встретились. Поцелуй был настолько желанным, что Юми сквозь собственное сопротивление и боль признала то, как она ждала его. Её разрывало на куски от одной лишь мысли о близком контакте с ним. Ятаро целовал её нежно, но в то же время страстно, отдавая Юми все свои чувства, всё то, что хранил очень давно. И она принимала их, отперев маленькую дверцу к её большому сердцу.

Она этого хотела.

Пусть она целовалась так продолжительно впервые, как и Ятаро, тем не менее, ему безумно нравились местами неумелые и неуверенные движения губами со стороны обоих. Зато это было очень естественно и даже мило.

Он опустил одну руку, положил её на бедро девушки и ласково плавными движениями водил ею то вверх, то вниз, от чего Юми, по телу которой промчались мурашки, едва не теряла сознание. Сквозь поцелуй она пыталась поймать больше воздуха, но получалось плохо.

В разуме что-то щёлкнуло, после чего она резко прервала поцелуй, возвращаясь в реальность.

— Не надо, — Юми мягко убрала его руку, а он не стал сопротивляться, осознавая, что немного перегнул палку. Ятаро чуть отошёл в сторону, позволив Юми ощутить свободу. — Ты забрал у меня кое-что, — тактично напомнила она.

Ятаро вынул из специализированной сумки для шиноби кунай, купленный Юми ещё пару месяцев назад, и безмолвно протянул оружие ей в руки. Взгляд девушки скользнул по изгибам металла и переметнулся на парня.

— Спасибо, — ей больше нечего сказать, кроме того она всё ещё боится находиться рядом с ним наедине, да и доверять ему полноценно попросту не может. Она решила, что самое время вернуться назад, пока Шисуи с Мико не начали волноваться.

— Уходишь?

— Мне здесь делать больше нечего, — замечает она, разворачиваясь и шагая в противоположную от Ятаро сторону.

— Не следует ходить одной в такое время, — парень решил взять инициативу в свои руки, поэтому последовал за девушкой.

— Если тебя обнаружат Мико или Шисуи, то тебе худо будет. Не ходи за мной, — грозно бросила Юми, остановившись на секунду, и снова продолжила путь, нахмурившись.

Ятаро сдавленно вздохнул от собственного бессилия. Он стоял в одиночестве среди лесных кустарников, провожая тяжёлым взглядом её силуэт, который вскоре растворился где-то за высокими деревьями.

========== Глава 10. Ловушка ==========

Трое не спеша двигались по направлению к Конохе в солнечную погоду, которая нешуточно утомляла — путешествие неожиданно подзатянулось, а дорога выдалась тяжёлой. Самой младшей в компании не хватало терпения и сил добраться до конечного пункта — оставалось совсем немного, и если сейчас сдаться…

«Можно считать это своей тренировкой? Сила воли, которой мне не достаёт, развивается. Нет, ещё немного, и я отброшу ноги», — поток мыслей был прерван мужским приятным голосом, который тонкой струйкой влился в её разум:

— Вы только посмотрите, кто вернулся, — улыбчивый молодой шиноби привстал со стула и протянул руку Учихе Шисуи, приблизившемуся к посту у ворот Конохи. Позади него остановилась Мико, а вымотанная Юми, выдохнув с облегчением, устало поплелась домой. С трудом верилось, что самое сложное осталось позади.

— Тебя к себе просил Фугаку, и без опозданий. Сказал, что даст распоряжение на долгосрочную миссию, — своим заявлением Котэтсу, сидящий за столом, выбил куноичи из колеи и заставил напрячься.

— Какую ещё миссию? — Мико перевела озадаченный взгляд на обернувшегося Шисуи, который, похоже, совсем не удивился такой новости.

— Я собирался сказать…

— Так ты всё знал и молчал? — свела брови девушка, затаив в душе обиду. Снова он что-то запланировал и не поделился новостями. Снова она в стороне.

— Мне необходимо уйти тренировать Саске, я надеюсь, что ты поймёшь. Мы договорились с Фугаку, что как только я вернусь, должен буду выполнить его поручение. — Он знал, что Мико не обрадуется, и отдых будет безнадёжно испорчен, поэтому не хотел говорить раньше времени. Но как ни поступай, всё равно ничего положительного не выходит. Он был готов принять на себя весь гнев возлюбленной, который она тотчас на него могла с лёгкостью обрушить, но всё повернулось несколько иначе.

— Что ж, ладно. Иди, — Мико решила никого не задерживать, поэтому незамедлительно пошла следом за Юми прямиком до дома. Не за чем Шисуи видеть её в расстроенных чувствах. Но он был настойчив. Учиха догнал девушку и остановил её, взяв под руку. — Что ещё? — фыркнула она.

— Я не хочу, чтобы между нами оставались нерешённые вопросы, — мужчина также не обрадовался происходящему, но искренне хотел предотвратить ссору.

— Знаешь что? — предсказательница была на грани, ещё чуть-чуть — и взорвётся, но каким-то чудом она взяла себя в руки и прошипела змеёй: — Просто иди.

— Как? — он ещё больше растерялся, совершенно не зная, как поступить.

— Оставь меня, прошу! — огрызнулась Мико и целенаправленно пошла дальше.

— М-да, кажется, не надо было говорить при ней, — почесал затылок Изумо, глядя вслед удаляющейся девушке.

— Брось! Милые бранятся — только тешатся, — усмехнулся Котэтсу. — Всё равно бы узнала, какая разница?

Шисуи тяжело вздохнул, решив, что в следующий раз, несмотря ни на что, в подобной ситуации будет всё говорить сразу. А пока он дал ей возможность побыть одной, надеясь на то, что обида её вскоре отпустит. Не желая терять времени, он отправился в участок, где его с нетерпением ждал капитан Фугаку.

***

С трудом дождавшись утра, куноичи отправилась в резиденцию Хокаге для очень важного и тайного разговора, решив, что поступает правильно, а главное обдуманно. Дверь в кабинет Сандайме отворилась. Когда её взгляд соприкоснулся со взглядами старейшин, стоящих по обе стороны от кресла Сарутоби, Мико будто пронзила леденящая стрела. Их видеть она желала меньше всего, а обсуждать что-либо в их тесной компании — тем более. Но их присутствие здесь было вполне ожидаемо.

Куноичи, приблизившись, уважительно поклонилась.

— Так значит, ты нам ничего не скажешь? — вопрос прозвучал в лоб, вот так с ходу и неожиданно. Мико передёрнуло от услышанного, а в голове мелькнуло: «Начинается», но виду она не подала.

— Мне нечего сказать. Поверьте, за несколько дней, что я провела вне деревни, ничего нового не появилось. Мне не хватило времени, чтобы разузнать что-либо о них ещё тогда, в прошлый раз.

— Что будем дальше делать в таком случае? Времени прошло достаточно, — Кохару, одна из старейшин, ожидала верного решения от своих соратников. Она не располагала доверием к молодой куноичи, которая в эту минуту жаждала растерзать в клочья всех своих недоброжелателей, скрывающихся вдали от деревни. Она бы смела всех, только чтобы больше никогда не являться в кабинет Хокаге для подобных мероприятий.

— Думаю, что Мико пора отойти в сторону, — поделился мнением Митокадо, и девушку пленила пронзающая до костей злоба.

— Я соглашусь, мы должны во всём сами разобраться. А их мы объявим в розыск как особо опасных преступников S-класса.

У предсказательницы возникло ощущение, что Кохару так и ждала этого. Но её это ничуть не удивило. Она свела брови и негромко шикнула. Её никто не воспринимал всерьёз — это выбивало из колеи и раздражало до кончиков пальцев.

«Упрямые старики! Наворотили дел с дедулей, теперь не знают, за какой конец схватиться. И кто только допустил, чтобы этот старый чёрт держал подпольную организацию?»

— Зачем объявлять об этом сейчас? Я же предупреждала вас! Неужели вы допустите весь беспредел, который может произойти по вашей милости?

— Мико, мы ценим твою помощь, но мы вынуждены так поступить, — Сарутоби, очевидно, под давлением старейшин предпочёл одобрить их решение. И отвернуться от её руки, отняв возможность во всём разобраться, помочь. Она бы хотела понять всё, она даже пыталась найти оправдание всем собравшимся здесь в этот весенний день, но не смогла.

— Хорошо, — куноичи поклонилась в знак уважения старшим. — «Разве можно так просто пустить всё на самотёк?». Поступайте, как хотите, но знайте, что это приведёт к ужасным последствиям.

Куноичи решила больше не задерживаться, поскольку общество стариков её только душило и раздражало. Покинув кабинет Хокаге, она наспех выбежала из здания резиденции, взвешивая детали назревшего плана в голове. Хватит всех этих унижений и недоверия, пора браться за дело: сама заварила всю эту кашу, самой и расхлёбывать.

***

Мико переоделась в свою стандартную и весьма удобную форму — тёмно-серые штаны и синюю водолазку, осмотрела свой внешний вид в зеркале, в том числе отросшие до груди рыжие волосы. В комнату вошла Юми, и мысль о довольно длинных волосах не успела поселиться в её голове.

— Ты куда-то собираешься? — вскинула брови девушка, остановившись позади. Уход Мико мог означать лишь одно: свобода, никакого контроля, жизнь на полную катушку, а это не могло не радовать. Надежда на прекрасные «каникулы» зародилась росточком в её сердце.

— Я должна на время уйти из Конохи, — Мико тревожили происходящие обстоятельства, свалилось слишком много проблем, решить которые было необходимо как можно скорее. Она не горела желанием уходить именно сейчас из-за проблем с Шисуи и Учиха, но и остаться не могла, ведь неизвестно, что может произойти, если не остановить тех преступников. Её давно не посещали подобные чувства смятения и опасности.

— Это из-за Шисуи? — предположила Юми, вспомнив о его миссии, о которой накануне вечером в подавленном состоянии рассказала ей Мико.

— Нет, так нужно, — их взгляды встретились. — Я пока не могу объяснить всего. Твоя задача продолжать тренировки. И ещё: у меня есть множество полезных свитков, изучи несколько до моего возвращения.

— А когда ты вернёшься?

— Не знаю, — предсказательница осмотрелась и, прицепив к левой ноге ремешок с небольшими свитками, направилась к выходу. Чёрный кот, распознав неладное, побежал следом за хозяйкой, но покорно остановился, как только она обернулась. — Нет, Казуки, — она склонилась и погладила питомца по спинке, — ты остаёшься с Юми, она присмотрит за тобой. А у меня важное дело, и никто ничего не должен знать, вам всё понятно? — она перевела взгляд на появившуюся перед ней Юми, которая лишь кивнула в ответ. — И чтобы просто так за пределы Конохи не выходила! Ты всё ещё ученица, а не полноценная куноичи, и нарваться на неприятности очень легко.

— Да, — вполголоса произнесла Юми, чуть склонив голову.

Казуки потёрся у ног новоиспечённой хозяйки, которая тут же подняла пушистого друга на руки. Входная дверь закрылась, чуть хлопнув, на что Юми дёрнулась, застыв на месте, но в следующее мгновение облегчённо выдохнула и сладко улыбнулась.

Мико в считанные минуты добралась до ворот деревни, где на посту застала двоих мужчин, чему была несказанно рада: Изумо изучал какие-то бумаги, а его напарник пребывал в состоянии полудрёма. Одарив последнего своим вниманием, девушка покачала головой и усмехнулась.

— Шисуи и Саске ушли ещё на рассвете, если ты за этим, — проинформировал Изумо, осмотрев куноичи с ног до головы. Судя по её внешнему виду, она не на романтическую прогулку собралась. Услышав голос напарника, Котэтсу дёрнулся, открыл глаза и сел ровнее.

— Мне не интересно, — сдвинув брови, Мико рукой упёрлась о стол и вонзила в Изумо пронзающий взгляд, — я хочу попросить вас не выпускать Юми из деревни без надобности до моего возвращения.

— Куда уходишь? — поинтересовался собеседник.

— Неважно. Просто сделайте то, о чём я попросила. Это ведь не сложно, да и вам особо нечем заняться, — Мико укоризненно, но с улыбкой осмотрела полусонного Котэтсу, который скривил губы от услышанного.

— На что это ты намекаешь? — пробубнил мужчина под гнетом недовольства.

— Всё будет под контролем, — Изумо мягко улыбнулся.

— Бывайте, — куноичи махнула рукой, сорвалась с места и исчезла с поля зрения.

Путь предстоял долгий и изнурительный. В течение дня до наступления сумерек она без остановок двигалась на северо-восток, пока не добралась до маленького селения, которое и являлось её первым остановочным пунктом. Мико бежала вдоль домов по узким тропинкам под уличным светом и осматривала окрестности, прищуриваясь. Добравшись до оживлённого центра, куноичи остановилась у трёхэтажного здания гостиницы и, переведя дух, вошла внутрь.

Дверь одного из номеров отворилась — девушка бесцеремонно ворвалась внутрь, и усталый взгляд скользнул по полупустой комнате: никого. Это заставило её задуматься на несколько секунд: нет смысла здесь оставаться.

«И где его искать?» — Мико вышла из здания, ещё раз осмотрелась и помчалась дальше.

По улицам как тени бродили люди, но среди них не было того, кто ей был очень нужен сейчас. Предсказательница уже отчаялась его найти, однако, свернув за угол длинного деревянного здания, она застыла на месте от увиденной картины. В нескольких шагах от неё мужчина вальяжно вышел из бара и побрёл в неизвестном направлении. Линия её брови изогнулась, и, покачав головой, Мико двинулась следом за удаляющейся фигурой.

— Так вот где тебя носит, голубчик, — девушка перегородила ему дорогу и впилась остервенелым взглядом в его образ, как только почувствовала ненавистный ей запах перегара. — Развлекаешься? — она сложила руки у груди в ожидании душевных рассказов.

— А, это ты, Мико, — по лицу Токуми расплылась глуповатая улыбка. — Что забыла тут?

— За тобой, дружок, пришла, — куноичи нагло вцепилась в рукав его куртки и потащила за собой. Токуми едва не потерял равновесие, но всё же каким-то чудом устоял на ногах и покорно поплёлся следом. — Мы на миссию собирались, забыл?

Мужчина недовольно промычал, поморщившись:

— Давай завтра, уже так поздно, — пробубнил он настолько жалобно и умоляюще, что Мико даже могла бы посочувствовать, но нет. — Давай лучше выпьем вместе, отдохнёшь, расслабишься. Ты слишком нервная, — в одурманенной алкоголем голове блуждали приятные мысли о том, как можно было бы провести этот чудесный вечер. Мико, вскинув брови от изумления, резко остановилась и развернулась к другу лицом.

«Отец учил меня никогда не пить с мужиками, это может плохо кончиться. А он дурного не посоветует», — куноичи смутилась от собственной фантазии и нервно усмехнулась:

— Ну уж нет. Как известно нам обоим, ни ты, ни я пить не умеем, так что не надейся. Ляжешь спать, а с утра отправляемся, и никаких отговорок!

По прошествии времени Мико даже успела пожалеть о собственном отказе, потому что Токуми, не замолкая ни на секунду, ныл всю дорогу о несправедливости с её стороны и чрезмерной вредности, и вообще не понятно, как Шисуи её терпит. Разгневанная Мико тактично напомнила другу, что Шисуи не употребляет спиртные напитки в отличие от некоторых. Она чудом дотащила до номера товарища и уложила в постель, проклиная его за отвратительную привычку таскаться по барам.

«Ладно, хоть не по женщинам», — подумалось ей. — Надо же было так напиться! — в лежачего Токуми полетела подушка, которая зарядила ему по лицу. Он крепко обнял её и устроился поудобнее, свернувшись. — Хорошо, что мы не женаты, иначе от тебя после первого похода в бар ничего бы не осталось!

— Ну, Микуш… Не будь такой вредной, тебе не идёт, — бубнил себе под нос Токуми, закрыв тяжёлые веки.

— Я тебе не мамочка. Спать! — приказала девушка и, отойдя в другой конец комнаты, расположилась на жёстком полу. Выбирать не приходится. — И мне нужно отдохнуть. Лишь бы завтра ты был огурчиком, — её голова повернулась в сторону сопящего мужчины, который, вероятно, уже витал где-то в царстве сновидений. Тяжело вздохнув, Мико сразу закрыла глаза, чтобы не провести всю ночь в раздумьях.

Утренний прохладный душ взбодрил Токуми и привёл в чувства. Он совершенно не понимал, как накануне вечером умудрился столько выпить, но впоследствии вспомнил, что сначала бармен угостил его вкусным сакэ, а после он сам заказал напиток покрепче. И понеслось… Его передёрнуло от мыслей о том, что Мико могла с ним сделать, если бы вышла из себя окончательно. Но, так или иначе, он был очень нужен ей пока что, потому он и не остался калекой. Токуми и не надеялся на понимание с её стороны, поэтому безмолвно двигался вместе с ней по направлению на север. Предсказательница стреляла в него зловещим взглядом на протяжении всего пути только потому, что он сорвал все её планы. Их планы. Ведь в результате потеряно целых 12 часов.

Чем быстрее они приближались к цели, тем меньше в голове оставалось места на всякие глупости. Накатывал некий страх, который доминировал над всеми прочими ощущениями и чувствами. Наконец отпустив всё оставшееся раздражение, связанное с неоправданным поведением Токуми, Мико сосредоточилась на деле.

— Мы разойдёмся тут, — констатировала куноичи, остановившись после нескольких часов пути.

Перед глазами расстилался лес на многие километры, который необходимо было прочесать за довольно короткое время. Мико чувствовала что-то необъятное до дрожи в коленях, и Токуми пришлось довериться её интуиции, как раньше. Да и выбора не было. Он рассказал всё, что ему удалось разузнать, и этой информации было достаточно для первого этапа. Всё тщательно взвесив и обсудив детали, Мико сделала вывод, что в ближайшее время им всё-таки удастся выйти на след врага. Они жалели лишь об одном: на этот раз придётся работать без сенсора, а это усложнит работу и отложит поимку преступника на неопределённое время.

Времени в запасе очень мало, и нельзя его растрачивать впустую, тем более на бесполезную болтовню. Нужно действовать быстро и крайне осторожно.

Мико, озираясь, петляла по лесу, огибала могучие деревья в попытке найти хотя бы маленькую зацепку. В то же время она прекрасно понимала, что опытные шиноби Корня никогда так просто не оставляют следов. Но как только предсказательница преодолела десяток метров и увидела перед собой осыпавшиеся листья под потрёпанным кустом, её брови приподнялись в изумлении.

«Ловушка?»

Сквозь сочно-зелёную пушистую крону просачивались редкие солнечные лучи. Куноичи пленило чувство приближающейся опасности. Она выудила из ножен танто, вытянула руку навстречу лучам, и блеск идеально заточенного лезвия едва не ослепил её. Подняв голову к вечернему небу, небольшие кусочки которого так и грели душу, Мико задумчиво нахмурилась — расслабиться не вышло.

«Не получится».

Она стянула маску зверя на лицо и прислушалась: южный ветер приносил шум густой листвы и что-то ещё, что нельзя было объяснить — лишь прочувствовать.

Дюжина сюрикенов и кунаев стремительно летела в её спину, острые лезвия которых рассекали воздушные потоки — он всё рассчитал. В последний момент отскочив в сторону и резко развернувшись, куноичи столкнулась с сильным и плечистым шиноби, лицо которого скрывала маска, а тело — стандартный чёрный плащ.

Невзирая на то, что Мико достаточно ловко управлялась с танто, ранить противника она так и не могла: он отражал все её удары клинком. Неизвестный владел тайздюцу ничуть не хуже неё, и оба выкладывались в полную силу, взмахивая оружием и ускользая от атак друг друга.

Удар, второй, третий — он ранил обнажённую кожу её левой руки, и капли крови разлетелись в воздухе из-за резких движений девушки. Мико целенаправленно шла напролом, заставляя мужчину отступать. Увернувшись от очередной атаки, она меняет направление лезвия танто, которое скользит вдоль его плаща, разрезая плотную ткань.

«Чтоб тебя!»

Следующая попытка куноичи задеть оппонента закончилась неудачей: он перенял эстафету ведущего, схватил её за запястье и крепко сжал пальцами, отчего оружие мгновенно выпало из женской руки и в считанных секундах оказалось на земле. Она ухмыльнулась — тело обратилось во множество чёрно-оранжевых бабочек, которые разлетелись в разные стороны. Оппонент шикнул.

— Шаровая молния! — послышалось где-то поблизости из-за деревьев. Заряд молнии, сформированный в шар, сбил противника так, что тот улетел на большой скорости на несколько метров назад и ударился спиной о дерево.

Грудь девушки вздымалась от учащённого дыхания, а лоб был усыпан мелкими капельками пота, одна из которой скатилась вдоль виска. Она сняла маску и отбросила её в сторону.

«Где носит Токуми?»

Второй появился так внезапно позади, что Мико не успела обернуться и попала под его мощный удар ладонью, которую обволакивала тёмно-синяя чакра. Куноичи улетела вперёд, кубарем прокатилась по земле и судорожно закашляла, сжимаясь. Она попыталась подняться на локтях, но мужчина, схватив девушку за воротник водолазки, ударил её о ствол ближайшего дерева и приковал к нему за талию металлической цепью, которая будто взялась из ниоткуда. Куноичи прокашлялась и приоткрыла глаза. Живот неистово ныл под давлением холодного, обжигающего кожу металла. Что-то массивное сдавливало лёгкие, дышать было очень тяжело, а во рту ощущался противный, тошнотворный привкус крови — первый его удар пришёлся на грудную клетку. К запястью жертвы мужчина приковал ещё одну цепь.

— Так и не разгадал, для чего ты нужна была Данзо, — зловеще усмехался незнакомец, вспоминая былое. По его мнению она была слишком слабой и недостойной такого громкого звания, как «куноичи Корня Шимуры Данзо».

Эти слова врезались в разум предсказательницы с особой силой, кольнули так, что по коже пробежался холодок и остановился где-то на кончиках пальцев.

«Так значит…»

— Т-ты… — говорить было не менее затруднительно, особенно в нынешнем положении. Голова неистово болела, раскалываясь на мелкие осколки, и не могла до конца понять происходящее, сопоставить всю информацию, склеить по кускам факты. Оппонент созерцал её измученный, едва живой образ и довольствовался положением.

Мико оказалась в сильном напряжении и высвободила поток чакры, после чего из её руки вырвалась молния, которая ударила отвлечённого врага, державшего цепь, что послужила ей проводником. Мужчина подошвой проскользил по земле и отскочил правее, схватившись за парализованную руку.

— Тратишь чакру на такие пустяковые атаки, которые против меня бессильны? Надолго тебя не хватит с твоими-то запасами чакры. — Мико совершенно не нравился его угрожающий тон, но и противостоять она сейчас была не в состоянии. А ещё она хотела понять, откуда оппонент знает о ней столько, она догадывалась, но…

На спасение надеяться слишком поздно, и что он выкинет сейчас? Убьёт? Или будет пытать и издеваться? Ни одной здравой мысли в голове не рождалось. Лишь воспоминание…

— Ши-су-и… — прошептали её губы. Наверное, она надеялась, что он придёт и вытащит её отсюда, но это было невозможно.

Мужчина бросил дымовую шашку, и последнее, что услышала куноичи перед тем, как провалиться в небытие — его зловещую, наводящую страх, громкую усмешку.

Комментарий к Глава 10. Ловушка

Хаюшки, любимые <3

Глава вышла объёмнее других, т.к. хотелось многое разъяснить именно в этой части. Половина работы, можно сказать, уже написана. Остался самый смак) Мы с Бетой будем очень стараться работать и на качество, и на скорость (хоть чуть-чуть).

Мико как-то привыкла звать Шисуи/произносить его имя в такие опасные и тяжёлые моменты.

Надеюсь, не сильно запутала вас. Слишком много загадок пошло, и я искренне рада, что могу отныне писать о преступниках более открыто. Т.е. как о шиноби из Корня.

Если остаются вопросы, добро пожаловать в отзывы/обсуждения. На все отвечу развёрнуто, если это не должно пока остаться за завесой тайн ;)

Есть парочка скетчей от моей руки.

Микуш во время битвы в данной части: https://sun9-20.userapi.com/c852020/v852020759/195a35/1tTl6J35rzQ.jpg

Токуми: https://sun9-21.userapi.com/c852020/v852020759/195a3f/ddi5PjHYwtg.jpg

Тема боёвчика (более подходящая на мой взгляд): Yasuharu Takanashi — Impregnable.

РОМАНТИКА БУДЕТ! Шисуи/Мико обязательно. Очень скоро)

========== Глава 11. Иллюзия ==========

После обеда Юми пришла на полигон, где на протяжении месяца ежедневно тренировалась в одно и то же время. Мягко улыбнувшись, она осмотрела территорию: вокруг ни души, лишь возвышающиеся к голубому ясному небу деревья и множество мишеней. Чистый воздух и пение птиц — пленённая умиротворением, Юми закрыла глаза и расслабилась, воссоединяясь с природой.

Глубокий вдох и выдох. Рука выудила из сумочки сюрикены — отличная возможность продолжить совершенствоваться в метании.

— Что ж, — она открыла глаза, — с чакрой поработаю завтра, а пока представлю-ка, что там какой-нибудь… Руи, — губы сложились в ядовитую ухмылку, и рука, замахнувшись так, как учила Мико, дала верное направление металлическим звёздочкам.

На протяжении получаса сюрикены стремительно летели в мишени, попадая точно в центр диска лишь в половине случаев, но и это было большим достижением для Юми, ведь если вспомнить, пару месяцев назад она даже держать в руках какое-либо оружие не умела. Победно улыбнувшись, она отдышалась, собрала все использованные сюрикены и спрятала в сумку. Теперь на очереди кунаи. Рука вытянула из сумки первый попавшийся — тот самый, купленный ею ещё на ярмарке. Тот самый, который хранил у себя Ятаро. Она мягко коснулась кончиками пальцев своих губ, возобновив в памяти их последний поцелуй в лесу. Его взгляд, затягивающий в пучину, такой нежный, но в то же время пронзающий насквозь, таинственный и наводящий то страх, то полное умиротворение. Он так смотрел на неё с того самого дня, когда они только познакомились в покоях Руи.

На девушку обрушилась тоска и вместе с ней необъяснимые, смешанные чувства. Она всё ещё не понимала его истинных мотивов, но сердце, бившееся в груди так отчётливо и быстро, вторило ей о возвышенных чувствах. Светлый разум проигывал в ожесточённой схватке с трепещущем сердцем. Она окончательно сдалась, с головой утонув в ослепляющей её влюблённости.

Юми запустила кунай в мишень, но промахнулась.

«Воспоминания мешают», — поняла она.

Юми собралась вернуть кунай обратно, но не успела сдвинуться с мёртвой точки, как увидела перед собой словно ветром принесённого Ятаро.

«Не мираж? Настоящий?»

Он выдернул кунай из ствола дерева, к которому крепился круглый диск, и, подойдя ближе к застывшей на месте девушке, протянул оружие прямо в её руки.

— Пришёл всё-таки, — Юми приняла кунай, и Ятаро, не сводя с неё глаз, подошёл вплотную. — «Близко».

— Не мог упустить возможность, — он уверенно положил руку на её тонкую талию, и девичье сердце ухнуло. Пальцы вмиг похолодели, а робкий взгляд очертил его безмятежное лицо и устремился куда-то вниз. Она совершенно не хотела сопротивляться так, как раньше. Ей это безумно нравилось. И будь она смелее, то поцеловала бы первая.

— Так ты знал об уходе Мико? — Юми так и не решилась взглянуть на него. Она боялась снова безвозвратно утонуть в его голубых глазах, позабыв обо всём и потеряв саму себя.

Юми всё ещё не понимала, откуда он черпает столько информации, но всерьёз начала беспокоиться о том, что он постоянно следит за ней.

— Видел её, — пальцы Ятаро ухватили подбородок девушки, и их взгляды наконец встретились.

— Я бы на твоём месте держалась от Мико подальше. Она очень сильная, да и не глупая, — голос Юми вдруг стал решительным, что поразило собеседника.

— Я и не собирался сталкиваться с ней.

— А я тебе зачем? — она догадывалась уже давно, но хотела услышать это именно от него, ведь во время обычной беседы из него и лишнего слова не вытянуть.

— Хочу быть рядом.

Нежно улыбнувшись, Юми успокоилась, обняла его за шею и прижалась крепче к его телу:

— Будь, но так, чтобы никто об этом не знал. Я не хочу неприятностей.

«Оно верно. Они никому не нужны. Пока», — нахмурившись, подумал Ятаро.

***

Мужчина торопливо шагал по серому плиточному полу, впиваясь прожигающим взглядом в толпу медсестёр, собравшуюся на другом конце длинного коридора. По пути он заметил девушку в белом халате, появившуюся в дверях одной из палат, и на ходу волнительно бросил:

— К ней можно?

Молодая куноичи-ирьёнин кивнула:

— Но не переутомляйте. Она только очнулась.

Токуми буквально ворвался в светлую и чистую палату, застав едва живую подругу в постели.

— Ну и видок же у тебя, — пальцы сжались в кулак, а его нервная усмешка на удивление была проигнорирована. Он волновался, хоть и знал, что она поправится.

— Что произошло? — вместо тёплого приветствия прозвучал вопрос, который больше всего волновал Мико на данный момент. Токуми присел на край кровати и, тяжело вздохнув полной грудью, осмотрел её утомлённое, разбитое выражение лица, готовое вот-вот смениться на вопросительное из-за его длительного молчания. Он попросту не знал, как всё ей объяснить так, чтобы она правильно его поняла.

— Я услышал грохот и помчался на источник звука. В то время ты уже была без сознания. Ты попала в гендзюцу.

— Гендзюцу… — старательно рылась в памяти Мико, напрягая больную голову. — Значит, иллюзия, — её спокойный тон сменился на тревожный, а задумчивый взор остановился и застыл на лице Токуми.

«Карие глаза открылись под гул неразборчивых голосов. Куноичи, щурясь от бьющего в лицо ослепляющего света, чудом сумела отличить людей, которые, словно фантомы, проносились мимо, не замечая её. Она очутилась в неком пространстве, где, как ей казалось, нет ничего, кроме белоснежной пелены, что объяла округу. Но внезапно всё изменилось.

Дыхание вмиг перехватило: перед её широко распахнутыми глазами предстала аллея с фонтаном, где она часто гуляла в детстве с бабушкой и отцом.

— Не может быть. Мурасаки… — пальцы куноичи вмиг холодеют. Сердце отчаянно вырывается из груди. Что-то нещадно душит изнутри, будто ни капли кислорода не осталось. — Но как? Он же… уничтожен… — на её плечо ложится чья-то тяжёлая ладонь, и Мико молниеносно оборачивается. — Отец?! «Я что, схожу с ума?» — недоумённый взгляд дрожит, а руки предательски тянутся к нему, чтобы коснуться, хоть и очень страшно. Она желала убедиться, что это не мираж, который вот-вот растворится навек. Она почти поверила…

Суровый и дьявольски холодный взгляд мужчины обжигает её, и по телу пробегает табун мурашек, отчего Мико вздрагивает.

— Что происходит? — миновало несколько секунд, прежде чем она осмелилась задать волнующий её вопрос.

А в ответ — ничего, лишь давящая тишина. В руках Акиры появляется тот особый кунай, который Мико однажды подарила ему на день рождения.

— Отец? — она хотела убедиться, слышит ли он её. Реакция Акиры на происходящее ей вовсе не нравилась: что он задумал?

— Это ты… — Мико осеклась. — Это ты! — тон мужского голоса повышался, отдаваясь эхом в её разуме. Вдоль виска скатилась капелька пота, а сердце заколотило по рёбрам сильнее прежнего. Мико нервно сглотнула, не упуская из виду его лицо, которое отчего-то в один момент стало чудовищно-убийственным. Колени задрожали. Больше всего в жизни Мико боялась гнева отца, но он никогда не находился в таком состоянии. Он никогда с ней так не разговаривал. — Бабушка принесла себя в жертву из-за тебя. Я оказался при смерти из-за тебя. Твоя мать скончалась из-за тебя. Это ты во всём виновата! — Мико мгновенно объял ужас. Акира словно выносил ей смертный приговор как особо опасной преступнице. Как монстру, способному уничтожить всех своих близких без какой-либо причины. Её потрясывало.

В следующую секунду мужчина замахнулся. Мико удалось увернуться от атаки, несмотря на шоковое состояние, в котором она всё ещё находилась. По привычке рука потянулась за танто, но его не было.

«Проклятье! И как же отражать удары? Отец… он же сейчас убьёт меня», — куноичи старательно ускользала от всех атак.

— Ты не прав, я не убивала. Даже сейчас я не могу, и не смогла бы. Никогда.

— Лжёшь! Ты — причина всех наших бед. Ты не достойна быть моей дочерью, — продолжал наступление мужчина, но Мико отскочила в сторону и оторопела: неужели и правда? — Ты и Юми не защитишь! Ты — ошибка нашего рода.

— Нет! — воскликнула она во всё горло до боли. Горячие слёзы отчаяния предательски покатились градом по её щекам — она сейчас даже и не вспомнила бы, когда плакала в последний раз. Она очень хотела остановиться, но не могла взять себя в руки. Близкие — это единственные люди, способные причинить невыносимую, адскую боль, разрывающую душу в мелкие клочья.

Акира, блистая горящими глазами, безжалостно замахнулся, и последний удар стал решающим: острое лезвие того, особого куная вошло прямо в грудь девушки.

Пламенный взгляд вдруг потух. В уголке губ показалась алая кровь и тонкой тёплой струйкой скатилась по коже. Мико рухнула на землю и, зажмурившись, свернулась калачиком, одной рукой держась за кровоточащую рану, а другой за голову.

Раздался оглушающий девичий крик, от чего в земле образовалась трещина, которая поползла куда-то вдаль от лежачей Мико. Всё пространство вокруг вмиг раскололось на мелкие куски, как хрупкое стекло. В считанные секунды от Мурасаки ничего не осталось. Но тот небольшой кусочек земли, где продолжал стоять Акира, почему-то оставался целым. Все осколки стремительно обрушились вниз, словно на них действовала сила гравитации. Куночии цеплялась за край земли, чтобы не позволить себе устремиться в пропасть. Она задыхалась от неистового ледяного потока ветра, пытающегося сорвать и унести её тело в никуда.

— Отец! — она, умоляюще взирая на мужчину, в глубине души всё ещё надеялась на его помощь. Но вместо этого Акира, ядовито усмехнувшись, надавил подошвой на её цепкие пальцы, и Мико сорвалась с криками в кромешную темноту».

Токуми, выслушав рассказ, обратил внимание на дрогнувшее тело куноичи. Её кожа вдруг побледнела, а трясущиеся руки вцепились в уголок одеяла и задрали его прямо до подбородка.

— А что было после того, как ты пришёл туда? — ей чудом удалось вырвать себя из болезненных воспоминаний, а главное совладать с собой и не закутаться в одеяло с головой, чтобы только друг не видел её в таком состоянии. Она понимала, что сейчас важнее всего разобраться с реальными проблемами, несмотря на то, что эта иллюзия чертовски тревожила её.

— Ты была прикована к дереву руками и ногами, они пытали тебя. Я снял тебя оттуда, а они… ушли, — вполголоса произнёс мужчина и отвёл поникший взор в сторону. Он боялся даже заикаться об этом.

— Упустил, значит, — вполголоса заключила Мико и укоризненно посмотрела на него, — молодец.

— Я думаю, что они не собирались убивать тебя. И тем более меня. Судя по всему, у них другие планы.

— А я собиралась убить их! Ты понимаешь, что ты натворил? Почему ты не остановил их? Почему не поймал, не убил? Ты хочешь, чтобы я тебя сейчас убила, да? — Мико, потеряв самообладание, была вне себя от осознания позорного провала такой, казалось, пустяковой миссии. Неужели всё, к чему она так долго шла, было зря? Ей не хватало физических сил, чтобы выразить всё скопившееся раздражение.

— А что мне оставалось? — ошеломлённый Токуми воскликнул на эмоциях, едва усидев на месте. — Мне следовало бросить тебя там умирать, но поймать этих гадов?

— Да мне плевать! — этот угрожающий взгляд грезил уничтожить всё. — Пусть я сдохну, но гулять им на свободе не позволю. Неужели не понимаешь?

— Хорошо, в следующий раз в случае чего я к тебе даже не подойду, — фыркнул Токуми.

Сама же Мико решила, что даже он её не понимает.

Никто не понимает.

— Придурок, — раздражённо бросила предсказательница, усаживаясь в постели. Токуми понимал, что она сейчас не в том положении, чтобы продолжать горячие споры.

— Я просто хочу сказать, что ты не права. И если ты умрёшь, то некому будет бороться за эту чёртову справедливость. Ты ведь не хочешь этого?

— Я думала, если не будет Данзо, то всем станет лучше. Но нет, теперь эти под ногами мешаться будут. И от тебя что-то помощи маловато. Сколько мне тут валяться?

— Я не знаю. Ты должна восстановиться. После гендзюцу ты очень ослабла.

— Плевать, пошли, — решительно скинув с себя согревающее одеяло, Мико настойчиво поднялась с постели, игнорируя докучливую заботу друга и его предубеждения.

— Куда?! — Токуми был поражён её неимоверной активностью и совершенно не одобрял столь опрометчивые решения. — Тебе нельзя! — он мгновенно сорвался с места и в считанные секунды очутился рядом, готовый во всеоружии.

Предсказательница сделала шаг — дыхание как назло стало тяжёлым, картинка перед глазами расплылась, обратившись в ярко-оранжевые смазанные краски, ноги подкосились… Она обессиленно рухнула прямо в мужские руки и зажмурилась, старательно избавляя себя от головокружения. Он это предвидел и, к счастью, успел поймать женское обмякшее тело. Мико почувствовала теплоту его рук и то, насколько крепко и надёжно они её удерживают.

— Вернись в постель, прошу, — прошептал мужчина, чувствуя, как содрогается её тело то ли от озноба, то ли от упадка сил, то ли от нахлынувшего раздражения. Когда их взгляды встретились, он отчётливо увидел, как блестят её глаза от скопившихся слёз, и поразился, ведь он прекрасно знал, что плакать Мико практически не умеет. — Что с тобой?

— Об отце думаю, — куноичи отвела потухший взгляд и наспех смахнула слезу, подавляя мерзкий ком в груди. — Не хочу верить в то, что он говорил.

— Эй, это была всего лишь иллюзия! — охотно напоминает Токуми и широко улыбается, глядя в рыжую макушку.

— Да, — в дрожащем голосе прослеживается тревога, и она вовсе не пытается скрыть это, — всего лишь иллюзия…

***

В вечернем, залитом алыми красками небе кричали птицы, провожавшие солнце в завтрашний день. Его весенние лучи ласково касались мягкой кожи Юми, чей взгляд устремлялся к западному горизонту.

— Надоело торчать в Конохе, скука. Надоели тренировки. Хочу почувствовать себя человеком, — горестно вздыхала девушка, сидящая на огромном камне.

— Так пойдём куда-нибудь, в чём проблема? — Ятаро стоял по правую руку от неё и не спускал глаз с её умиротворённого лица. Очень уж ему нравилось наблюдать за трепетом её губ и хлопающими ресницами. — Тренировки ведь не круглосуточные.

— Мико настаивает, чтобы я была в деревне. Волнуется, наверное. Сама-то ушла куда-то, — Юми обиженно, по-детски дула губы, в некотором роде сожалея, что согласилась пойти с единственной родственницей в Коноху. Ведь после смерти бабушки на протяжении двух лет её никто не опекал. — Да и те двое на посту… Точно не отпустят просто так.

Ятаро сложил руки у груди и закрыл глаза в размышлении в то время, как Юми поджала губы, негодуя.

— Есть один способ уйти из деревни, — он обратил всё внимание девушки на свою загадочную персону. — Только если согласишься, я всё тебе объясню.

***

В раннее утро, когда солнце уже поднялось из-за горизонта, а главные ворота деревни отворились, мимо жилых домов по одной из основных улиц передвигалась юная девушка, таившая на сердце тревогу. Она искренне надеялась, что не успеет обратить на себя излишнее внимание и столкнуться с кем-либо из знакомых, и окажется по ту сторону ворот, пока вокруг ни души. Ведь лучшего шанса уже просто не будет.

«Ещё немного», — в предвкушении сердце Юми неистово затрепетало. Оставалось всего несколько считанных шагов. Вот-вот, и уже…

— Куда это ты? — строгий мужской голос, вселяющий страх, что разрывал на части, окликнул беглянку, и та неохотно обернулась.

— К Мико в госпиталь, — как же непросто врать, аж в лёгких доступ к кислороду перекрыло. Юми приложила немало усилий, чтобы замести следы собственной лжи. Судя по растерянным лицам Котэтсу и Изумо, они ничего не поняли и озадачились, а это предало ей немного уверенности. — Она ранена, ей нужна моя поддержка и забота. Я вернусь через пару дней.

Двое опытных чунинов, стоящих позади, вероятно, ничего дурного не заподозрили, на слово поверив Юми.

— Может быть с тобой кого-то отправить? — предложил Котэтсу.

— Нет, спасибо, я сама. Ничего со мной не случится, это уж точно, — широко улыбнувшись, она помахала на прощание и поторопилась удалиться, чтобы ей вдруг не навязали какого-нибудь шиноби в пару. Она с облегчением выдохнула, словно гора с плеч сошла, и утёрла капли пота со лба тыльной стороной ладони.

«Как же это было не просто. Ну что, самое сложное проделано. Жди меня, Ятаро».

***

Спустя два дня Мико, наконец, смогла встать с постели самостоятельно. Ей с трудом верилось, что какая-то иллюзия выбила её из колеи настолько. Вероятно, техника была достаточно сильной, да и сама Мико никогда не умела как следует противостоять гендзюцу.

Токуми на данный момент куда-то ушёл, но обещал скоро вернуться. Лежать в больничной койке сутками напролёт оказалось занятием до безобразия скучным и утомительным, не привыкла она к такой жизни. Куноичи непрерывно всматривалась в тёмный из-за отсутствия дневного света потолок и думала о Шисуи, который сейчас должен был находиться далеко за пределами Конохи. С которым она так и не попрощалась, позволив обиде поселиться в сердце. В то же время она прекрасно осознавала, что сама не так давно отсутствовала в Конохе целых полгода. А он терпеливо ждал её возвращения.

От стыда горели щёки.

«Чем он занимается? Всё ли у него хорошо?» — она беспокоилась, хоть и знала, что он достаточно сильный шиноби и сможет постоять за себя и товарищей в отличие от неё… Даже будучи в невыгодном положении она думала не о себе в первую очередь, а о близком человеке. В том числе она переживала за Юми, о которой ей также ничего неизвестно, а оттого было тяжело на сердце. И желание вернуться в Коноху вдруг обострилось.

Её грузный, задумчивый взгляд переметнулся к распахнутому окну, через которое сочился лунный свет. Мико аккуратно поднялась с постели и, очутившись у окна, пропустила через лёгкие прохладный воздух, которого так не хватало в течение знойного дня.

— Как же хорошо, — на губах как мелькнула лучистая улыбка, так и стёрлась в одно мгновение, словно её и не было вовсе. Предсказательница прислушалась к шумной листве качающихся на ветру ветвей и устремила потухший взор куда-то вдаль. — Отец… — от удушающих воспоминаний вновь на глазах наворачивались горькие слёзы, но плакать было нельзя. — «Всего лишь иллюзия», — убеждала она себя снова и снова, возобновляя в памяти слова Токуми.

Куноичи заключила, что пора отойти ко сну, и сделала всего шаг в сторону кровати. Озабоченный чем-то взгляд скользнул вправо. Дыхание перехватило, а пол едва не ушёл из-под ног. Мягкая кожа почувствовала на себе лезвие куная, обжигающее шею, и табун мурашек завладел всем её телом.

— Как тебе встреча с папашей, Нана? Или лучше всего Мико Ха…

— Закройся, — её ледяной голос прервал стоящего за спиной высокого шиноби. Его физическую силу она ощущала всем своим нутром, чего по-настоящему следовало опасаться, ведь именно сейчас она была лишена возможности сражаться на смерть.

Мико, ударив в грудь оппонента локтём, резко выхватила кунай из его руки и, развернувшись к нему лицом, блеснула остервенелым взглядом. Мужчина нанёс ответный удар, который отбросил куноичи к соседней стене. Она осознала, что бессильна и, возможно, сейчас умрёт, когда незнакомец приблизился, сел на неё сверху и вырвал из её пальцев кунай.

— Если не хочешь прямо здесь сдохнуть, то делай всё, что я тебе говорю, — неистово прорычал шиноби в маске, и голова предсказательницы непроизвольно задралась от холода острого лезвия, покалывающего кожу шеи. Мико оценила и его вес, которым он усиленно вдавливал её в пол.

— Меня не пугает собственная смерть, поэтому не теряй зря времени.

— Убивать тебя сейчас слишком просто и абсолютно не интересно. А вот убить Юми или Шисуи… — оппоненту уже нравилась реакция Мико на его угрозы, отчего он зловеще ухмыльнулся под маской, чувствуя под собой дрожащее тело.

— Я от тебя лишь мокрое место оставлю, — в пылающем взгляде куноичи плясали маленькие, но очень свирепые черти. И если бы она умела убивать глазами, то он уже давно находился бы на смертном одре.

— Кончай трепаться. Лучше выкладывай всё, что знаешь о намерениях Конохи. А то прикончу, — оппонент угрожающе взмахнул рукой, держащей оружие, — а после доберусь до тех двоих.

— С каких пор я должна? — эмоционально воскликнула предсказательница, несмотря на поздний час, и проявила попытку вырваться, но он не позволил. К тому же он был достаточно хитёр. Знал, когда лучше всего явиться, чтобы обсудить подобные темы.

— По старой дружбе.

— Чтоб тебе провалиться, — шикнула Мико в ту же секунду, когда в окно влетел тёмный силуэт некого мужчины и набросился на злодея, высвободив куноичи из плена.

Шиноби, принадлежащий ранее Корню, подошвой проскользил по плиточному полу и вскочил на подоконник:

— Не забывай, что с этого момента ты работаешь на меня, — бросив напоследок неоправданное умозаключение, он исчез как утренний туман, оставив после себя лишь горькое воспоминание.

— Снова начала вечеринку в моё отсутствие? — мужчина наблюдал как Мико поднялась на дрожащие ноги, слегка покачиваясь в стороны, добрела до кровати и опустилась на жёсткий матрас. — Тебя и на секунду не оставить.

— Прекрати, — куноичи всё ещё старательно переводила дух и не торопилась благодарить Токуми за помощь.

— Что он имел в виду?

— Кажется, теперь многое прояснилось, — Мико выдержала небольшую паузу перед тем, как озвучить основную мысль, едва сдержав себя от истерического смеха. Взгляд Токуми вдруг стал тревожным. — Это никто иной, как мой бывший напарник в Корне — Кэтсу, — губы сложились в ядовитую ухмылку, а пальцы сжались в кулак. — Он пожалеет, что родился на свет.

Комментарий к Глава 11. Иллюзия

Друзья мои, следующая глава будет очень сложной для меня в написании (я так думаю), но о-о-очень романтичной, и я не знаю, сколько времени у меня уйдёт на её написание. Но я очень постараюсь не затягивать.

Надеюсь на ваше понимание <3

А тех особенных, которые оставляют в отзывах свои впечатления, я безмерно благодарю, вы зарождаете во мне ещё больше желания писать качественно, красиво и, главное, быстро!

========== Глава 12. Только он ==========

Юми не понимала, почему её влечёт к нему с такой чудовищной силой. Она была не в состоянии совладать с нахлынувшими чувствами и эмоциями, которых скопилось невообразимое множество. Она не хотела думать о чём-то глобальном и переживать из-за каждой мелочи, хватит уже сводящих с ума мыслей. Голова вдребезги раскалывалась от их переизбытка.

Она желала лишь бесконечно касаться его непослушных каштановых волос, с замиранием сердца водить пальцами по спине, впиваясь в кожу ногтями, равно и страстно дышать в его губы. Ощущать его сильные руки на своей тонкой талии, ягодицах, груди, чувствовать каждой клеточкой тела его неистовое желание быть рядом с ней, никогда не отпускать. Желание продлить эту ночь…

Вместо этого её губы прошептали:

— Я ухожу.

Юми не успела поймать момент его появления за своей спиной: как у него это выходит? Она и шелохнуться не успела, как Ятаро резким рывком развернул её и прижал к себе максимально плотно.

— Не уйдёшь, — он созерцал её беспокойное лицо с высоты, важно задрав голову. Так грубо, повелительно, властно.

— Не командуй! — ей достаточно было чуть дрогнуть в его руках — он это отлично почувствовал и склонил голову ниже. — Не пытайся пугать меня, мне плевать.

Ей казалось, что она ничего не боится, но где-то в недрах её сердца жил страх быть обманутой, брошенной, использованной, стать снова ненужной. Но больше всего она боялась того, что он не любит её так, как она бы этого хотела.

Но тогда зачем он держит, не отпуская? Не проще ли спросить его об этом прямо?

— Дура, — так убийственно спокойно произнесли его губы и впились в губы ошеломлённой девушки. Он лишил её любой возможности противостоять его напору, потому что знал, что ей это нравится.

Она хотела рыдать от той бури чувств, которая взрывалась в её сердце. Она готова была умереть от желания быть с ним. Чем больше она сдерживала этот порыв и хоронила в себе, тем быстрее теряла остатки разума. Мысли превращались в радужные мечты, а те, в свою очередь, приносили лишь душевные страдания. Ей хотелось забыть этот жестокий мир и просто стать для него всем. Чтоб он дышал ею, жил с мыслями только о ней с жаждой получить её всю, без остатка.

«Не могу больше!»

По щеке скатилась горячая слеза. Сердце неистово изнывало и уже не выдерживало. Её рукам всё же удалось высвободиться. Они мягко легли на ягодицы Ятаро, и он углубил поцелуй, прекрасно зная, что она с радостью ответит на этот жест. Пусть и не так умело, но она отвечала ему тем же. Его рука потянулась к выключателю, и в мгновение яркий, бьющий в лицо свет потух — им достаточно было уличного освещения, которое так и просилось в дом через окна.

Он, не отрываясь от её губ, медленными шагами двигался вперёд по деревянному полу. Юми была вынуждена отступать, смещаясь к кухонному шкафу, к которому вскоре её прижал Ятаро всем своим телом, и в этот момент Юми почувствовала его возбуждённую плоть через плотную ткань его штанов.

С трудом он смог прервать поцелуй:

— Ты только моя, — Ятаро резкими, грубыми движениями усадил Юми на поверхность столешницы, подливая масла в уже давно пылающий огонь.

На это раз Юми сама припала к его губам, возобновляя ещё не ушедшие ощущения. Её руки, не подчиняясь оставшемуся рассудку, молниеносно стягивали с него водолазку. Её потрясывало и бросало то в жар, то в холод. Всё тело было усыпано мурашками. Ятаро сдвинул согнутую в колени ногу девушки в сторону, открыв доступ к самому сокровенному. Юми, прервав поцелуй и опершись руками о столешницу, чуть выгнулась, призывая парня не останавливаться, и в следующее мгновение потянулась к его штанам, желая поскорее избавить его от лишней одежды.

Желая скорее почувствовать его полностью.

— Я обещал не трогать тебя против твоей воли, — тяжело дыша, прошептал он, едва не теряя разум. Он уже давно был на пределе, а её это по-особенному возбуждало. Ей безумно нравилось видеть его слабости и играть, управлять, делать с ним всё, что ей хочется.

— Заткнись, — в удушающем наслаждении выдохнула Юми и, вновь настойчиво целуя, периодически покусывала его мягкие губы. Ятаро неистово прорычал, в порыве страсти высвободил девушку из одежды и прильнул к её шее, жарко целуя каждый её сантиметр.

Откуда-то из груди Юми вырвался отчаянный стон, когда влажные пальцы возлюбленного торопливо и грубо скользнули вниз по её спине, обнажённым бедрам, сжимая их, и переместились к сокровенному месту.

Она как маленький уголёк в жарком огне сгорала дотла, и всякий страх её оставил. Ей было абсолютно наплевать на последствия — она должна заполучить его. Прямо здесь и сейчас.

В первую очередь она этого хотела. Ни у одного из них теперь нет обратной дороги. И теперь только им двоим за всё отвечать и расплачиваться одной, общей монетой.

Дорого расплачиваться…

***

Миновало несколько дней, прежде чем Мико вернулась в Коноху живая, здоровая, но так и не разрешившая все проблемы. Юми несказанно повезло, что ей удалось появиться в деревне раньше предсказательницы. Однако влюблённая по уши девушка настолько была увлечена Ятаро и воспоминаниями о прекрасных мгновениях, от которых сердце неистово ныло и требовало продолжения, что последствия собственной лжи её совершенно не волновали. Она и не подозревала, что интимная близость, да ещё и с ним, может быть настолько приятной и незабываемой. Юми, откровенно наплевав на Мико, знатно доставшую её своими бессмысленными наставлениями, была готова горы свернуть.

Только бы ещё хоть раз коснуться его…

А если Мико узнает, что она уходила из деревни, обманув при этом часовых на посту…

Но вполне очевидно, что её ложь вскоре раскроется, ведь за Изумо и Котэтсу, которые могли проболтаться в любой момент, она не отвечает. А просить их молчать слишком рискованно.

И сейчас они, пребывая на посту у ворот деревни, наблюдали, как Мико проскользнула мимо, даже не поздоровавшись.

Вне всяких сомнений эти двое не могли не поинтересоваться самочувствием пришедшей, зная о последствиях её миссии, потому Камизуки первым начал диалог:

— Надо же, так быстро поправилась. Как твои раны?

Мико замерла на месте и в замешательстве медленно повернула голову в сторону чунинов:

— Кто вам сказал, что я ранена?

— Юми говорила, что ты в больнице, что поможет встать тебе на ноги, — беззаботно пожал плечами Котэтсу, абсолютно не подозревая, что в эту секунду подставил маленькую обманщицу. Сразу же, с ходу.

«Так значит Юми их надурила и ушла из деревни?» — Мико опустила мрачный взгляд в землю. Она начала переживать, что в её отсутствие случилось непоправимое, ведь если верить словам преследовавшего её Кэтсу из Корня, Юми была в серьёзной опасности. Или хуже того, уже могла быть убита. От этой удушающей мысли пальцы сжались в кулак, а внутри стало как-то очень дурно.

— Она в Конохе? — резко подняв глаза на мужчин, взволнованно вопросила она.

— Да, она вернулась два дня назад и больше никуда не уходила, — задумавшись, ответил Изумо. Всем своим нутром он почувствовал, как собеседница занервничала, и мысленно выругался, поскольку понял, что они с напарником облажались.

— Идиоты! Вам не следовало её пускать куда-либо, я же попросила! — не на шутку вспылила она, оскалившись, а Изумо и Котэтсу переглянулись, сожалея. Мико пока ещё не понимала, почему Юми солгала, ведь в больнице она ни разу не появлялась.

Не дождавшись какого-либо вразумительного ответа чунинов, предсказательница незамедлительно помчалась домой.

***

Витающую где-то в облаках девушку Мико застала в спальне, остановившись в дверях. Карие глаза безжалостно вонзились прямо в беззаботное, мечтающее лицо лежащей на кровати Юми. Нарушать столь безупречную идиллию было просто кощунство, но вопреки всему душераздирающие вопросы незамедлительно вырвались из уст куноичи:

— Выкладывай: зачем ты так бессовестно обманула Изумо и Котэтсу? Зачем уходила из Конохи? Ведь я запретила тебе!

Юми на мгновение закрыла глаза, пропустив мысль о том, что эта неугомонная не отвяжется, пока душу из неё не вытрясет. Заставит сознаться даже в том, чего она не совершала.

И всё это вместо тёплого, радушного приветствия спустя десяток дней разлуки.

Вобрав в лёгкие побольше воздуха и протяжно выдохнув, Юми чуть заметно надула губы, подарив стене гордый, независимый взор.

— Потому и обманула, что ты запретила… Я не хочу сидеть тут! Пока ты где-то ходишь.

Да она, вероятно, издевается!

По лицу предсказательницы легко читались раздражение и несдержанность. Руки непроизвольно сложились на груди. Если бы её взгляд умел испепелять, то от распластавшегося на кровати тельца Юми давно бы остался лишь прах.

— Как ты узнала, что я была в больнице? Кто тебе сказал об этом?

Не шиноби из Корня же это сделали!

— Тебя не касается. — Ледяной голос наравне с безразличием в её выражении лица почти вызвал мурашки на коже собеседницы.

— Оставь при себе эту дерзость! Говори всё!

— Ничего я тебе не скажу. Ты всё равно не поймёшь, — построив в голове ложные теории, она продолжала себя подпитывать ими. Усевшись на кровати, девушка позволила себе взглянуть на замершую в ожидании куноичи. — Ты постоянно наезжаешь на меня. А как же мои чувства? Ты подумала обо мне?

— Лучше будет, если ты сама мне всё расскажешь. Я ведь всё равно узнаю. И тогда, возможно, будет слишком поздно…

— Снова будешь жизни учить и кормить угрозами?

— Нет. Я всего лишь волнуюсь за тебя, — шумно выдохнула предсказательница, взяв себя в руки. — Просто объясни мне всё без лишних скандалов.

Юми поджала губы и только спустя секунд двадцать решилась:

— Я… Я встречаюсь с Ятаро.

Мико оторопела:

— Это тот самый Ятаро, который…

— Да, это он, — Юми прервала её мысль, откровенно не желая выслушивать очередные нотации. Ведь остановить Мико в таком случае будет очень непросто.

— Он точно не друг тебе.

— Да, не друг. Парень. Любимый человек — вот так.

— Любимый? Когда же вы всё успеваете-то, а…

— Только не говори, что ты будешь мне запрещать!

— Любить — нет, а вот встречаться…

— Раз так, то Шисуи узнает о твоих похождениях. Я всё ему расскажу, если ты вдруг будешь мешать мне видеться с Ятаро.

— Что? Ты в своём уме? — опешила Мико.

— Считай, что я тебя предупредила. Я ведь не встаю между тобой и Шисуи. Пока что…

Предсказательница была обескуражена: мало того, что её шантажирует бывший напарник, призывая к государственной измене, а теперь ещё и близкий человек сыплет угрозы. Ей не удалось подобрать правильные слова, чтобы хоть как-то прокомментировать уверенные высказывания юной ученицы.

Она была в подавленном состоянии настолько, что опускались руки.

Где же взять столько сил, чтобы всё это вынести и не сойти с ума?

— Я иду на полигон, — в долю секунды решила Юми, поднявшись с постели, и направилась к выходу. — Хочу стать сильнее в короткие сроки. Может хоть тогда ты перестанешь считать меня ребёнком, — она исчезла в дверях, оставив Мико в размышлениях, от которых голова уже взрывалась.

— Глупостей не натвори, дура, — горько выдохнула куноичи и свела брови к переносице. — Этот Ятаро… Наверняка он всё знал. Интересно… Кто же он такой?

В порыве чувств Юми выскочила из дома и столкнулась с высоким мужчиной, но, не сказав ни слова, нахмурилась и устремилась дальше. Он лишь вопросительно посмотрел ей вслед, пожал плечами и постучал в дверь, которая вскоре отворилась.

— Шисуи? К-как ты… — Карие глаза в изумлении вглядывались в родные и любимые черты лица, а от приветливой улыбки стало очень тепло на душе. Все проблемы вмиг куда-то испарились, оставив место для светлых чувств.

— Вернулся в деревню на пару дней.

Нежно улыбнувшись, Мико впустила его в дом, радуясь в душе как ребёнок этой спонтанной встрече, о которой так долго мечтала. Они прошли в комнату и расположились на диване.

— Прости, что я тогда на тебя разозлилась. Мне не следовало так себя вести…

— Я понимаю, что ты чувствуешь, но отказаться от тренировок не могу, — его тёплая ладонь накрыла руку куноичи и заботливо погладила её. — Лучше расскажи, что у тебя нового?

— Д-да ничего такого, — нервно усмехнулась Мико, когда в памяти вспыхнули недавние события, приключения, которые на её счастье завершились благополучно.

— А всё-таки? — Учиха понимал, что она по старой привычке не выложит всё так скоро, к тому же он прекрасно ощущал напряжение между Юми и Мико. Но в данные проблемы куноичи его бы точно впутывать не стала — ни к чему Шисуи эти женские разборки.

— Я соскучилась, — внезапно Мико очутилась на ногах Шисуи, прижав их бёдрами к дивану, и заткнула его рот поцелуем, чтобы тот перестал заваливать её ненужными вопросами, ответы на которые он всё равно не получит.

Она так страстно и требовательно его целовала, лаская языком его губы и чуть покусывая их, что он и позабыл, о чём спрашивал. Но это уже было и не важно…

Мужские пальцы смяли водолазку на талии девушки и, спустившись к пояснице, зацепились за край и скользнули под тканью по обнажённой спине вверх к шее, затем вниз, к ягодицам. На теле Мико выступили мурашки, такие долгожданные и приятные, отчего вдруг желание отдаться ему полностью обострилось.

Лишь бы это длилось вечно.

За время разлуки она ловила себя на мысли, что очень скучает по его лёгким прикосновениям, и он в свою очередь тосковал по ней. И единственную возможность побыть вместе в раскалённой до нереальных температур обстановке упускать было ни в коем случае нельзя.

Нельзя игнорировать это вожделение.

Дышать становилось всё тяжелее, остро ощущалась нехватка кислорода, когда поцелуй стал более откровенным и глубоким. Когда языки жарко сплетались. Вместе с тем Мико поглаживала его щёки, спускаясь по линии шеи к плечам. Усиленно нажав на них в порыве страсти, сквозь небольшую заложенность в ушах она уловила его тяжёлый и грубый вздох.

Учиха, наспех стащив водолазку с Мико, ловко уложил девушку на поверхность дивана, навис над её лицом и соблазнительно взглянул прямо в карие, блистающие в предвкушении глаза. Ей казалось, что она вот-вот превратится в пепел, сгорев дотла.

Учиха целовал её шею, иногда возвращаясь к полыхающим щекам и припухшим губам. Мико запустила пальцы в его вьющиеся волосы и чуть прогнулась в спине. Из-за рваного безудержного дыхания в животе ощущалось сильное напряжение, а грудь, которую страстно поглаживал мужчина, часто вздымалась.

Одурманенная голова велела ей немедленно помочь Шисуи избавиться от всей имеющейся одежды, и она подчинилась, задрав тёмную водолазку повыше, а мужчина поддался этому жесту. Её горячие пальцы с жадностью исследовали его грудь, а, спустившись к прессу, щекотливо и мягко поглаживали кожу. Подобравшись к штанам, они шаловливо и очень медленно потянули их вниз, но в определённый момент резко остановились.

Шисуи такая игра показалась сладостно-мучительной, но забавной. Его опьянённые тёмные глаза сощурились, а губы расплылись в похотливой улыбке. От такого зрелища бровь девушки чуть изогнулась, а из груди вырвался смешок.

— Я снова что-то нарушила?

— О да. Ты очаровала лейтенанта полиции, а это очень серьёзно, — Шисуи почувствовал, как под ним дрогнуло женское тело во власти его соблазнительного, до мурашек сексуального голоса.

Мико, чудом сдерживаясь, чтобы не наброситься, намеревалась взять инициативу в свои руки и насладиться каждым сантиметром его идеального тела, мечтая скорее выплеснуть свои неистовые желания. Но Шисуи не уступал, сминая в ладонях аккуратную женскую грудь. Прильнув губами к соску, он подключил язык, от чего девушка почти не дышала. После аналогичных манипуляций со вторым Шисуи с жадностью принялся оставлять на нежной коже дорожку из поцелуев, смещаясь к низу. Мико вздрогнула и засмеялась от этой лёгкой, но настойчивой щекотки вокруг пупка.

Склонившись над её беспомощным телом, он игриво провёл ладонью от груди, спустился к животу и, преодолев пояс на штанах и тонкую ткань нижнего белья, без которых она осталась мгновенно, коснулся её промежности. Пальцы медленно и так мучительно ласкали набухший клитор, время от времени проникая глубже во влагалище. Мико, закрыв глаза в наслаждении, подалась навстречу, едва сдерживая рвущийся наружу стон. Ему доставляло неимоверное удовольствие её положение: то, как она охотно двигается в такт его действиям, тонув в сладкой истоме. Как её разум при этом растворяется… Как всё её тело активно реагирует на каждое, даже малейшее касание.

Как она требует не останавливаться…

Ещё и ещё…

Его это определённо заводит.

Окончательно потеряв голову, он намеренно продолжал распылять их обоих, и она подчинялась, не в состоянии сейчас предпринять что-либо.

Не прерываясь, мужчина очутился у её лица, едва дыша.

— Арестуешь меня? — напрашивалась она, обжигая своим дыханием губы Шисуи.

— И не только, — прорычал он, когда Мико, наконец, добралась до мужских штанов, чтобы не оставить любимого без ответных ласк. Ведь это её будоражило гораздо сильнее.

Важнее всего было доставить ему незабываемое удовольствие.

Их губы слились в страстном поцелуе в то мгновение, когда пальцы Мико стянули с него остатки одежды, коснулись влажной головки члена и, образовавшись в кольцо, начали увлечённо стимулировать его. Несмотря на то, что Шисуи испытывал неописуемые ощущения и не хотел прерывать любимую, он вскоре убрал её руку, тем самым безмолвно призывая её к более близкому контакту.

Тянущий внизу живота ком не позволял ей расслабиться и трезво мыслить, а нестерпимые пульсации в промежности сводили с ума настолько, что ещё чуть-чуть, и она бы набросилась на сексуальное тело мужчины, не оставляя ему шансов на освобождение.

Поэтому Мико с радостью приняла этот жест и позволила Шисуи руководить всем процессом.

Как следует настроившись, он вошёл осторожно, опасаясь сделать ей больно, как тогда, впервые. Но сейчас ей было плевать на любые боли — желание ощутить его в себе разрывало её на кусочки.

Она хотела большего, о чём не постеснялась попросить.

Шисуи входил глубже, заполняя её настолько, насколько это было возможно, параллельно лаская пальцами клитор. Куноичи мёртвой хваткой вцепилась в его спину и срывалась на крики, моля его не останавливаться.

Им казалось, что кислорода в комнате вовсе не осталось, ведь дышать было совсем невыносимо. На крепком мужском теле выступили бисеринки пота, а боль от впивающихся время от времени ногтей приглушалась, блокировалась несравнимым ни с чем удовольствием.

Шисуи набирал темп под воздействием женских упоительных стонов, но растянуть удовольствие надолго не сумел, оказавшись на пике эйфории. Тёплая белёсая жидкость растеклась по плоскому животу под его рассеивающийся взгляд. Обессиленное тело девушки, которое насквозь пронзили микроразряды тока, в это мгновение было чувствительно как никогда и реагировало на каждую мелочь. И где-то внутри она по-прежнему ощущала пленительную истому.

Рука куноичи упала на часто вздымающуюся грудь в надежде унять трепещущее, неугомонное сердце. Нежный взгляд Шисуи скользнул по каждому изгибу соблазнительного тела, и счастливая улыбка скрасила его блаженное лицо.

— Я бы хотела почаще таких наказаний, — пролепетала Мико, прервав молчание. — И в местах поинтереснее, чем этот неудобный диван, — похотливо улыбнулась она, очевидно бросая вызов любимому лейтенанту.

— Какая ты!.. — сузив выразительные глаза, протянул Учиха, на что Мико усмехнулась. Впрочем, его не удивляли подобные увлечения девушки, ведь он сам был настроен на весьма разнообразную сексуальную практику. В этой жизни надо попробовать всё. Особенно, если это жизнь шиноби в суровом мире. — Будет тебе!

Комментарий к Глава 12. Только он

Привет, друзья!

Блудный Автор явился к вам с такими вкусняхами. Плюс я спешу поделиться и артом Шисуи/Мико:

https://teinon.net/fanart/media/art/ce0b77/ce0b7711201f806925d85b11d91c8e592de9ee4a.jpg

Музычка к Юми/Ятаро: Amarante — Little Heart

К Шисуичу и Мико, увы, нет(

Скажу сразу: не пишите мне в стиле: шо тут за пошлятина развелась, фу-фу, я такое не люблю.

В шапке чёрным по бежевому указано NC-17, а значит, я пишу в соответствии с заданным рейтингом. К слову, это первый раз в жизни, когда я долго и очень кропотливо писала тэк сказать постельные сцены.

Спасибо за понимание.

========== Глава 13. В объятиях ночи ==========

Ранним утром Шисуи отправился решать дела в участке, по которым прибыл в Коноху, и обещал Мико, что ближе к вечеру вернётся, чтобы побыть с ней ещё немного. До обеда куноичи занималась изучением свитков, попавших к ней из семейного хранилища. На это требовалось много сил и времени, которыми она практически не располагала. А потому многие документы вот уже несколько месяцев пылились в шкафу.

Юми ходила мрачнее тучи и демонстративно обижалась после вчерашнего разговора, который оставил в её душе тёмное пятно. Всё утро девушки не разговаривали, но, в конце концов, предсказательница не выдержала и постаралась ещё раз объяснить глупышке, что она должна быть предельно осторожна в общении с Ятаро. Юми сопротивлялась и не желала слушать, считая все её предубеждения пустыми и неоправданными. А Мико, переосмыслив ситуацию, поняла, что с ней следует быть более сдержанной, ведь агрессией в этой непростой ситуации ничего не добьёшься.

Оказалось очень тяжело опекать подростка, да ещё и по уши влюблённого.

Сидя в своей комнате, Юми вспомнила о прошлом и о том, что если бы не Мико, неизвестно, что стало бы с ней тогда, потому пошла ей навстречу и в знак примирения предложила заняться совместной тренировкой. Она считала, что отправиться на полигон — самое верное решение, чем сидеть дома и изводить себя. Куноичи согласилась, поскольку ей это тоже было на руку.

Ведь уже сейчас предстояло готовиться к худшему.

***

— А ты растёшь. Молодец, — с улыбкой заметила Мико, протягивая руку юной ученице, в которую девушка, запыхаясь, положила свою ладонь. К вечеру силы были на исходе, и к телу неприятно прилипала влажная от пота одежда. Безумно хотелось очутиться под прохладными струйками воды, смыть с себя всю грязь, ведь тренировка была плодотворной как никогда. — Но над контролем чакры ещё работать нужно.

Поднявшись на ноги, Юми кивнула:

— Да, но на сегодня меня уже не хватит, — девушка поторопилась собрать оружие и, направившись в сторону дома, обернулась. — Ты идёшь?

— Задержусь ненадолго. «Я должна быть в форме и оставаться начеку». Будь осторожна, — предупредила куноичи. Она не волновалась, пока Юми бродила одна по Конохе, ведь средь бела дня в центре деревни ей никто не причинил бы вреда.

— Я уже не ребёнок, — удаляясь, бросила девушка, на что предсказательница лишь усмехнулась и мгновенно сменилась в лице. Удручённый взор проводил девичью фигуру, скрывшуюся вскоре за горизонтом.

— Уверена, что он скоро даст о себе знать.

Горестно вздохнув полной грудью, Мико сосредоточилась на чакре и сложила печати под шум густой листвы. Возникшая в результате шаровая молния направилась в лес и прошла по искажённой траектории как-то вскользь, зацепив пару могучих стволов лишь с краю. Склонившись над смятой травой, обессиленная после долгой тренировки куноичи пыталась перевести дыхание, чувствуя, как истощила остатки чакры, которой и так было не много.

«Так надолго меня не хватит, да и атака не самая мощная. Не получилось направить в цель. Как же мне справиться с ними? И как назло предчувствие дурное».

Куноичи прижала ладонь к груди, поморщившись, и резко обернулась, в последний момент ощутив чьё-то присутствие. Она была повалена на землю неизвестным шиноби, который крепко сковал её запястья по бокам и примостился сверху. Он нарочно вдавливал её хрупкое тело в почву всем своим весом, отчего желание избавиться от него у девушки обострилось в несколько раз. Сквозь отверстия в маске незнакомец наблюдал, как Мико скалится в попытке приподнять туловище и высвободиться.

«Проклятье!»

В конце концов, ему надоели эти тщетные бесконечные брыкания: приподнявшись, он коленом ударил прямо в грудь жертвы, желая усмирить её. От места удара прошлась волна сковывающей боли и подкатила прямо к горлу, отдавшись тяжестью и жжением. Мико судорожно закашляла, мысленно проклиная оппонента.

Она не могла заметить ядовитую ухмылку, но прекрасно читала его: намерения Корня давно ей известны, и сейчас он вряд ли пришёл просто узнать, как она поживает. Чуть погодя, Мико немного унялась, зловеще уставившись в маску.

— Выкладывай, что узнала, — голос был грубее, чем у Кэтсу, а тон требовательнее, и его чакра была совершенно другой.

— Думаешь, я пыталась? — на удивление ей удавалось сохранить самообладание, ведь именно сейчас, когда он удерживал её, когда его чакра отлично ощущалась, она могла многое предвидеть…

— Напомнить условия? — не сдержался мужчина и сильнее сжал пальцами тонкие руки, но она даже не пикнула, ведь в сравнении с предыдущим ударом это была абсолютно незаметная мелочь.

— Исчезни! Только время тратишь…

— Я позабочусь о том, чтобы все твои близкие сдохли в страшных муках. Тебе понравится, — мужчина на долю секунды выпустил левое запястье и нещадно схватил девушку за шею. Сердце бешено забарабанило по рёбрам, а дышать стало невыносимо. Мико никак не могла дотянуться до сумки с оружием, потому вцепилась мёртвой хваткой в его руку. И чакры не осталось, чтобы высвободить её в виде небольшого разряда. Это бы хоть как-то отвлекло противника. И вторая рука была прикована — технику парализующей печати тоже не используешь. Полный провал… — А следом и ты… Ты же этого так хочешь, верно?

— В-всё рав-но ведь раньше с-сдохнешь, тварь. — Слабая, но уверенная ухмылка предсказательницы выбила его из колеи. Она будто издевалась, играя с огнём, намеренно провоцировала, хоть и адекватно оценивала ситуацию. Он был слишком опасен и горяч, и если что пойдёт не так, даже рука не дрогнет — прикончит на месте.

— Кроме меня есть другие, — желая причинить ей больше боли, шиноби оторвал её от земли и с чудовищной силой швырнул к стволу дерева, о который она ударилась спиной и рухнула на траву. — У тебя месяц: соберёшь информацию о планах верхушки и Учиха и передашь нам, — он бросил к лежащему телу черный свиток. — Не сделаешь — пеняй на себя, — и тут же исчез, словно ветер.

Куноичи прокашлялась, тяжело дыша. Во рту задержался противный привкус крови, который она так не переносила. Всё тело неистово ныло, в особенности рёбра и позвоночник, а от ещё не ушедших ощущений становилось дурно — будто он по-прежнему душит, не намереваясь отпускать. Она ещё долго чувствовала на шее его цепкие пальцы.

«Ненавижу».

***

Мико вернулась домой на закате избитая и вымотанная. Юми даже перепугалась, но куноичи поспешила её успокоить, сообщив, что всего лишь перестаралась на тренировке. Ведь открывать ей истину об угрозе преждевременно было нельзя — только паника поднимется. Пусть лучше спит спокойно и думает, что всё хорошо.

И к медикам в госпиталь она не решилась обратиться: Сакура и Цунаде всё-таки не вчера родились, если выяснят причины её состояния, на месте устроят допрос. Всё это, безусловно, дойдёт до верхушки деревни, а там беды не миновать.

Такой расклад её явно не устраивал. Повсеместная паника — не самый лучший исход в нынешней ситуации.

Приняв душ и поужинав, Мико попросила Юми обработать ушибы на спине. Расположившись на диване с баночкой антисептика в руках, девушка вскинула брови от увиденной картины, когда Мико задрала майку повыше.

— Как это ты так? — покачала головой Юми и в страхе причинить ей боль с предельной осторожностью скользила пальцами по коже. Мико чуть морщила нос, освежая при этом в памяти стычку с незнакомцем, отчего дыхание перехватывало. И этот шантаж, наводящий неописуемый страх… На миг зажмурившись, она моментально проглотила нарастающее отчаяние, чтобы не вызвать лишних подозрений со стороны любопытной девчонки.

— Не рассчитала силы. Нельзя так изнурительно тренироваться до потери пульса. Вот и… упала с высоты.

— Будь осторожнее, ведь меня учишь, а сама! — объятая волнением Юми хотела отругать Мико как старшую сестру. Почти невозможно было представить, что сильная куноичи была настолько не предусмотрительна, однако вспомнив, как Мико выкладывалась на полигоне, Юми всё же поверила.

— Не причитай, — улыбнулась предсказательница, расслабившись: кажется, удалось убедить. — Да и что бы я не говорила тебе, я всегда волнуюсь. Ближе тебя, Шисуи и Казуки у меня никого нет. И я — это я. А вы…

Юми безмолвно обрабатывала ушибы даже в тех местах, где Мико сама могла бы достать — куноичи позволила ей поухаживать немного. Ведь в последнее время они то и дело ругались и выясняли отношения, позабыв о тёплых семейных чувствах. А сейчас достали их откуда-то из глубин, испытав при этом облегчение.

— И… м-мне всё же очень интересно: ч-что ты видишь? — рискнула спросить девушка спустя некоторое время, не поднимая глаз — очень уж она боялась реакции собеседницы на подобные темы. — Будем ли мы с Ятаро вместе?

От предсказательницы невозможно было утаить печаль, которая так и сочилась наружу из истерзанного сердца ученицы. Выдержав паузу, она опустила под ноги грузный взор и честно призналась:

— У вас нет будущего.

— Но п-почему?

— Этого я не знаю, но что-то определенно чувствую. Не должен он быть рядом с тобой. Не судьба.

— Я не верю в судьбу. Ерунда это!

— Ты спросила, я ответила, — как бы невзначай бросила предсказательница и обвела взглядом рассерженное выражение милого лица. — Не следует обижаться на мои слова.

— Ты просто не хочешь, чтобы он был со мной, вот и говоришь так, — поникла Юми, крепко сжимая баночку в ладони, не в силах усмирить удушающую боль.

Мико знала, что этим всё закончится. И что переубедить её, влюблённую дурочку, будет непросто. Ведь Юми проще считать Мико заклятым врагом, чем принять горькую правду, смириться. Очевидно, она не собиралась отпускать Ятаро, что бы ни случилось. Не собиралась отступать и проигрывать. Не в этот раз. Никогда.

— Больше не спрашивай. Так или иначе, я причиняю тебе боль, а я этого правда не хочу, — шумно выдохнула куноичи, поднявшись с дивана, когда Юми закончила обрабатывать многочисленные ушибы и ссадины.

— Да, — голос предательски дрогнул, а потухший взгляд ненароком коснулся остановившейся у окна Мико, которая с замиранием сердца ждала Шисуи. — Спокойной ночи.

***

— Прости, что так поздно, — войдя в дом, прошептал мужчина, чтобы своим появлением не разбудить спящую в дальней комнате Юми.

— Я ждала тебя, — её губы дрогнули в грустной полуулыбке, что Шисуи вряд ли смог заметить в мрачном коридоре.

Она сократила дистанцию и, коснувшись ладонью его мягкой щеки, заботливо погладила её. Шисуи покрепче обнял девушку и страстным поцелуем впился в её губы, и она зарылась пальцами в его непослушные волосы. В следующее мгновение Мико была прижата к стене, а ночную тишину прерывало лишь тяжёлое, учащённое дыхание двоих влюблённых. Он так жарко и сладко целовал её, переключившись на шею, обнажённые плечи, поглаживая талию и спину, что Мико была не в силах совладать с нахлынувшей волной возбуждения. Схватившись за ворот рубашки, она потянула его за собой прямо в спальню, желая как можно скорее выплеснуть все свои чувства. И забыться в его объятиях… Выбросить из головы весь сводящий с ума кошмар, который творился с ней.

И это в очередной раз было слишком горячо и неописуемо. Она желала, чтобы он жил. Сначала она думала, что хочет лишь этого, но потом поняла, что без него она тоже не хочет. Он был нужен ей. Только Он один. Она любила его не потому что он классный любовник и преданный добряк. А потому что он есть. И она нуждалась в нём всегда.

Лишь бы только он жил…

С этой мыслью она уснула в его тёплых объятиях, искренне надеясь в очередной раз, что ему не удалось разгадать её.

Шисуи прижался к ней сзади всем телом, как мечтал уже давно, и со счастливой улыбкой на губах погрузился в сон.

Но среди глубокой ночи его разбудила Мико, которая то и дело дёргалась от приснившегося кошмара. Более отчётливые картинки в голове смешались с реальностью. Объятая страхом предсказательница резко распахнула глаза, тяжело дыша. Шисуи привстал в постели и, прижав мокрое тело к себе, ласково погладил рыжую макушку.

— Всё хорошо, я рядом, — целуя, он чувствовал, как Мико дрожит всё сильнее, схватившись пальцами за его руку, словно он вот-вот навсегда растворится.

Сердце вырывалось изнутри с чудовищной силой. Она, задыхаясь, вдруг высвободилась из его объятий и надавила ладонью на грудь, а другой рукой безжалостно вцепилась в волосы.

— Расскажи, что приснилось, — сердце Шисуи встрепенулось от увиденного. Он с опаской погладил её спину, искренне желая помочь.

Предсказательница сидела в оцепенении, склонив голову к коленям. К горлу подкатил ком, а внутри всё горело жгучим пламенем.

— Все умерли. Мучительно. Вы все, — стиснув зубы, куноичи всеми силами пыталась подавить растущее в груди давление: хотелось разрыдаться и даже умереть от разрывающих на части воспоминаний. — И я… — она отняла руку от головы и впилась печальным взглядом в трясущуюся ладонь, — я никого не спасла.

Учиха пододвинулся ближе, чтобы успокоить, но это словно оттолкнуло её: куноичи как ошпаренная вскочила с постели и, стянув с полки полотенце, сказала, что ненадолго отлучится в душ. Сейчас как никогда она желала остаться в одиночестве. И Шисуи не оставалось ничего, кроме как отпустить её и смиренно ждать возвращения.

Мико включила воду погорячее и подставила голову маленьким струйкам, которые нещадно поливали её, оттого длинные волосы прилипли к груди и спине. Вскоре поток стал более прохладным, и телу удалось немного взбодриться. Но на душе как было паршиво, так и осталось. В памяти во всех красках вспыхнули последние события, которые произошли с ней: Корень, их угрозы, покойный отец, глупышка Юми… Вся горечь, ненависть, злоба, сопротивление, которые пожирали её изнутри и которые она так тщательно закапывала в себе, — всё выходило наружу. Она позволила себе, наконец, выплеснуть весь этот неподъёмный груз, потому что в душе уже не осталось места для новых ран и боли. Все эти мерзкие, отвратительные чувства перевалили через край, и она была не в состоянии сдерживать их. Она устала.

Терпеть столько — это настоящая пытка.

По щекам текли слёзы отчаяния — такие, которых она и не помнила. Неизвестно, когда в последний раз она была так раздавлена. Наверное, когда потеряла бабушку. И если бы она осталась хотя бы ещё на пару минут рядом с Шисуи, если бы ей пришлось слушать его утешения и принимать на свой счёт сострадание, её крышу сорвало бы ещё тогда безоговорочно. Но она не могла этого допустить. Не следовало ему видеть всех её страданий и тем более слёз — она считала это зазорным.

Но она забывала о том, что он всем сердцем любит её, а значит, она не сможет скрыть всю боль, сдержать её, фальшиво улыбнувшись. Рано или поздно ей предстоит поговорить с ним, а потому нет смысла скрывать.

Ведь он прекрасно разбирается в людях. Потому что он — Шисуи Учиха.

И двигаться в то самое будущее, которое за горизонтом, ей предстоит именно с ним.

Она не может так его обманывать.

Шисуи попросту не выдержал. Каждая минута была слишком мучительной, волнение за Мико достигло своего предела, и мужчина вошёл в незапертую ванную комнату. Он застал её, содрогающуюся, мокрую с головы до кончиков пальцев, в самый разгар истерики. Она плакала навзрыд, смывая отчаяние прохладной водой и громко всхлипывая. Сердце сжалось в ком и болезненно взвыло, когда он окончательно осознал, что её не следовало отпускать одну.

Вмиг он очутился напротив и обнял её, отчего она только пуще зарыдала, наконец сбросив все маски к чёрту и позволив себе быть собой.

Быть той, кого он без памяти любит.

— Поцелуй… — умоляюще произнесла Мико, на что Шисуи, взяв в ладони заплаканное лицо, прильнул к её губам.

По намокшей спине Учихи скользнула рука. Переместившись на упругую грудь, она с жадностью исследовала её. В рот мужчины ворвался язык — поцелуй стал требовательнее, жарче, от которого внутри всё сжималось и переворачивалось. И обуздать этот взрыв чувств было практически невозможно, голова отключилась. Шисуи провёл пальцами по изгибам женской фигуры и прижал любимую к стене, рукой опершись о неё.

Сердце куноичи вмиг ухнуло и застонало. Тело, которое пронзили множественные микроразряды, незамедлительно требовало продолжения.

Больше, ярче, глубже… Пульсации где-то в промежности побудили Мико сорваться и впиться губами в шею мужчины, оставляя на коже следы от укусов. Она испытывала невероятное наслаждение, целуя каждый сантиметр его тела. От ключиц куноичи двигалась к груди, языком ласкала соски, медленно переключалась на идеальный пресс, спускаясь ниже… Всё как в последний раз…

Рвано дыша и сдерживая неистовые стоны, Шисуи гладил мокрые рыжие волосы, пока девушка заглушала остатки отчаяния, смакуя его возбуждённую плоть.

Но он не позволил ей довести себя до предела, надеясь в первую очередь доставить удовольствие ей. Уже через несколько секунд Мико очутилась на ногах, и на этот раз Учиха первый углубил поцелуй, а его пальцы добрались до изнывающего в предвкушении влагалища. Они так нежно и в то же время быстро двигались, что Мико попросту потеряла остатки рассудка. Шисуи, неожиданно прервавшись, рывком поднял девушку за ягодицы, упирая спиной о стену и надёжно удерживая её сексуальное тело, и вошёл в неё до конца. В карих глазах помутнело. Всё вокруг безвозвратно растворилось, а время остановилось вовсе: не было ничего и никого, только он и она. Атмосфера стремительно накалялась до предела. Сердце чуть-чуть — и выскочило бы из груди. Из-за шума в ушах, вызванного нахлынувшим оргазмом, звуки буквально блокировались. Все импульсы передавались прямо в конечности, и Мико вздрагивала от каждого движения и даже лёгкого касания. Чуть набрав темп, он в последние секунды перед эякуляцией почувствовал её обжигающие губы на своих.

С трудом оторвавшись, Шисуи позволил ей вобрать воздуха в лёгкие, и она до боли закусила губы, когда волна наслаждения накрыла её с головой. Мико обмякла в мужских руках, и он удержал её, не позволив рухнуть. К счастью, куноичи смогла собрать остатки сил по каплям, чтобы хоть как-то устоять на ногах.

— Я люблю тебя. Очень люблю, — поглаживая его плечи, с тяжестью в душе произнесла она. И снова саднило и неистово ныло где-то внутри. — Хочу всегда быть рядом с тобой.

— Родная, — Шисуи дарил её щекам, носу, губам лёгкие, почти невесомые поцелуи, заботливо гладил по голове, мечтая облегчить страшные муки.

— Я сойду с ума, если тебе будет плохо. Если с тобой что-то случится…

— У меня же есть ты. Со мной всё будет хорошо, — Шисуи пока не до конца понимал, что с ней происходит, но желал помочь. Ведь всё это возникло не на пустом месте, он это знал. Боль, связанная с её негодованием, терзала его, буквально разрывала на кусочки. И он верил, что она откроется, расскажет, поделится с ним. Пусть не сейчас, но когда-нибудь…

От беспомощности желание зарыдать обострилось:

— Не оставляй меня, пожалуйста… — в уголках глаз снова образовалась влага. — Не оставляй…

Он вновь прильнул к её губам, подарив сладостный поцелуй.

«Я всегда буду рядом, только верь».

Уже в спальне в тёплой постели она лежала на его груди в полностью расслабленном состоянии, и круговорот беспорядочных мыслей, наконец, приостановился. Но страх никуда не исчез. И так предстояло жить ещё месяц, а что произойдёт после, она не представляла. Вера в то, что она всё же каким-то чудом сможет одолеть тех шиноби в одиночку, не угасала до последнего.

— Ты всегда можешь на меня рассчитывать, знай это. И прошу, не нужно прятать свои чувства. Не обманывай себя, — Учиха ласково поглаживал влажные волосы, отчего ей становилось даже легче.

— Мне совсем не жаль себя. Я думаю только о вас с Юми.

— А вот этого не надо. Ты должна и о себе не забывать, ведь мне очень важно видеть тебя счастливой. И не менее важно, чтобы ты научилась мне доверять, — настаивал Шисуи.

— Я доверяю тебе как никому другому! — возразила куноичи. — А то, что я не договариваю, я всего лишь… не хочу, чтоб ты волновался.

— Глупости, честное слово, — мужчина, конечно, всё понимал, но в то же время искренне удивлялся, как ей это удаётся. Однако смириться с этим не мог. — И всё-таки: что тебя беспокоит? — он почувствовал, как Мико плотнее прижалась к нему и на нервной почве смяла в ладони одеяло.

— Ты тут же начнёшь накручивать и переживать, поэтому лучше занимайся работой, — фальшиво улыбнулась куноичи в тот момент, когда обескураженный мужчина привстал и устремил внимательный и суровый взор в её глаза.

— Мико… Об этом не может быть и речи.

— Ты думал о том, что скажет Фугаку, как глава клана, когда узнает о наших отношениях? — выдержав паузу, перевела тему девушка, хотя, признаться, её это заботило ничуть не меньше преступников из Корня и их замыслов.

— Так только в этом дело? — Шисуи лёг обратно и задумчиво продолжил: — Он и так знает. И вообще, какое им всем дело?

— Мы не сможем встречаться до старости, да ещё и тайком… Моя-то репутация не пошатнётся — хуже уже некуда. А вот твоя запросто. К тому же ты…

— Учиха? — нахмурившись, продолжил он её мысль.

— Да, — Мико поджала губы, а Шисуи шумно выдохнул.

— Как только я вернусь с миссии, мы всё обязательно решим. Я ведь тоже думаю об этом каждый день. Но ведь ты мне не ответила на главный вопрос!

— Да, ты прав, — горестно вздохнула предсказательница и, с трудом сломав первую преграду, продолжила: — Помимо этого и не дающих покоя кошмаров, где я вижу вашу смерть, Юми доставляет мне немало хлопот. Влюбилась в незнакомого парня, который весьма опасен для нас с ней — я чувствую это. Но, разумеется, она ничего не хочет слушать, и мы постоянно ругаемся.

— Первая любовь всегда самая искренняя, — уголки его губ дрогнули в улыбке. — И что же ты чувствуешь?

— Чтобы всё понять, мне очень нужно кое-что выяснить. И тогда, обещаю, я расскажу тебе всё-всё. Но до этого, прошу, больше не спрашивай ни о чём, — частично выговорившись, она испытала некоторое облегчение. Теперь лишь бы он не задавал наводящих вопросов, ведь она старалась уберечь его от преждевременного стресса и переживаний за неё. Расскажи она ему всё сейчас, он бы непременно бросился ей помогать, забыв о миссии с Саске. Но это было недопустимо.

— У тебя задание?

— Да, после твоего ухода я хочу отправиться кое-куда, но ненадолго, ведь оставлять Юми одну нельзя. И тогда ты всё узнаешь, — приподнявшись, Мико нависла над его лицом и, мягко улыбнувшись, трепетно поцеловала, на что Учиха с радостью ответил ей, нежно обняв.

Но, как и всегда, одним лишь поцелуем дело не закончилось — нужно ведь воспользоваться такой прекрасной возможностью, пока она есть.

И вне всяких сомнений эта короткая, но очень запоминающаяся ночь подарила им ещё одно волшебное мгновение…

Комментарий к Глава 13. В объятиях ночи

Трек к моменту нападения на Микуш:

Takanashi Yasuharu — Ikari

Трек к моменту в душе (до начала нцы, разумеется): Takanashi Yasuharu — Shitsui

Скетч Шисуи: https://sun9-62.userapi.com/c857320/v857320844/d7265/biw2lEFYbp8.jpg

Мико: https://sun9-47.userapi.com/c205224/v205224645/642ed/6uEEriOBuhs.jpg

========== Глава 14. Полиция ==========

Юми завершила тренировки на полигоне и, загруженная мыслями о происходящем, не спеша прогуливалась по оживлённой улице, устремив унылый взгляд под ноги. Из плена смутных дум не способны были освободить даже звонкий детский смех, гул и суета гражданских. Но кто-то вдруг хлопнул её по плечу, задержав на нём свою тёплую ладонь. Благодаря накопленному, пусть и совсем крохотному опыту реакция Юми была незамедлительной: она безжалостно вцепилась в чьё-то запястье и поспешила узнать нарушителя её спокойствия.

— Я всего лишь хотел поздороваться.

Перед распахнутыми глазами стоял обеспокоенный таким внезапным приёмом девушки Киба и чесал затылок свободной рукой. Акамару жалобно тявкнул.

— Прости, — виновато улыбнулась Юми и отпустила его руку. Многочисленные ссадины и ранки на её коже мгновенно бросились в глаза Инузуки.

— Как обычно с тренировок?

— Да, домой иду, — Юми выдавила из себя эту фразу как-то уныло и в отчаянии поджала губы, что не ускользнуло от проникновенного взгляда Кибы. Ему было бы очень интересно выслушать её откровенный рассказ, да вот сама девушка не стала бы делиться с ним своими проблемами. Он, опытный чунин, выглядел гораздо старше и умнее, а также являлся достаточно занятым человеком в отличие от неё, и тратить своё драгоценное время на её ребяческие глупости не стал бы — так считала Юми.

— Я бы проводил, и мы бы с тобой душевно поболтали, но нам с Акамару и нашим отрядом пора на миссию. — Необъятное сожаление Инузуки коснулось и её, отозвавшись внутри неким облегчением: раз привыкла решать свои проблемы самостоятельно, то и не следует плакать в чужое плечо, вызывая при этом жалость и сострадание людей.

— Не стоит, спасибо, — натянуто улыбнулась Юми и, помахав на прощание, поспешила удалиться, пока он вдруг не передумал. — Увидимся.

Дело не в том, что Киба ей докучал или не нравился, скорее наоборот —она считала его очень милым и внимательным. Но привлекать к себе излишнее внимание посторонних, а тем более поклонников, каким, судя по всему, являлся Инузука, она совершенно не хотела.

Юми завернула за угол дома и побрела дальше в гордом одиночестве. Ей хотелось продлить это прекрасное мгновение и глотнуть побольше свободы, которая в последнее время ей казалась такой недосягаемой, неуловимой и очень желанной.

— Эй, это та самая? — пробормотал один из женских голосов совсем рядом, в считанных шагах от блуждающей призраком девочки.

— Да, — обладательница второго, скрытая в тени здания, кивнула, ухмыльнувшись.

Из разгоревшейся беседы слух Юми уловил знакомые имена, и тогда всё своё внимание она устремила на собравшихся на другом конце дома двоих куноичи.

— Серьёзно? Шисуи женится? На этой… Как там её… Мико?

Собеседница отрицательно покачала головой:

— Господин Фугаку этого не допустит. Я знаю, что он лично настаивает на браке Шисуи и Нацуми Учиха.

Девушка наигранно кивнула:

— И правильно!

Юми и сама не заметила, как оказалась прямо перед ними.

— Эй, ты что там сейчас про Мико и Шисуи сказала? — острый как лезвие кинжала взгляд вонзился в одну из девушек.

— Нехорошо влезать в чужие разговоры, — отметила незнакомка, нахмурившись.

— Мико не из нашего клана, к тому же она совершенно не подходит ему. Другое дело Нацуми… — Прожигающий взгляд Юми зацепился за изображённый герб клана Учиха на её одежде. Сжав пальцы в крепкий кулак, она немедля набросилась на куноичи, откровенно наплевав на её принадлежность и чёртов шаринган. Незнакомка, рухнув на землю, ударилась спиной об её твёрдую поверхность, а оппонентка с удовольствием вдавливала её тело ягодицами в землю, удерживая за руки.

— Думаешь, если ты Учиха, то тебе всё здесь дозволено? — до хрипоты прорычала Юми и замахнулась. — Сейчас же извинись за дерзость, иначе…

— И не подумаю. — Раздался шлепок: пострадавшая грубой силой сжала её устремляющийся к лицу кулак в ладони, заблокировав удар. — Я бы на твоём месте сначала думала, а потом действовала, — леденящий голос куноичи обжёг Юми ещё сильнее.

Молниеносно выудив из сумочки кунай, рыжеволосая плотно прижала холодное лезвие к её горлу, тяжело дыша. Почти как настоящая куноичи. А Учиха так и лежала неподвижно, стиснув зубы. И про свой шаринган, похоже, забыла. Но это Юми лишь казалось, ведь Учиха в бою и любом противостоянии всегда используют додзюцу. Рыжеволосая была ослеплена злобой и объявшей её ненавистью настолько, что и не поняла, как повелась на провокацию. Но об этом она и не думала: её до кончиков пальцев бесила подобная дискриминация. И она всерьёз собиралась поставить эту выскочку на место.

Всего за несколько секунд на шум собралась небольшая толпа зевак, образовавшая кольцо, сквозь которое пробились двое уполномоченных шиноби.

— А ну поднимайся! — скомандовал высокий мужчина и потянул за руку вышедшую из себя Юми. Выпавший из второй руки кунай подобрал полицейский в качестве улики. Когда ясное сознание вновь вернулось, её тонкие запястья связали верёвками, да потуже. Помутневшие от ярости глаза распознали полицейскую форму, герб Учиха на рукавах, и в страхе Юми поняла, что влипла не на шутку. — В участок!

Его более молодой напарник поднял с земли ответственную за инцидент Учиха и потащил за собой:

— Ты тоже идёшь, — грубо заключил он. — И ты в качестве свидетеля, — ткнул пальцем в её подругу.

— Н-но…

— Разберёмся в участке.

***

Тщательно взвесив все детали, Мико договорилась о встрече с Сандайме в более тихом месте — на крыше резиденции, поскольку конфиденциальному и откровенному разговору никто не должен был помешать, особенно старейшины. Пожилой мужчина находился в расслабленном состоянии и, прикуривая трубку, осматривал окрестности деревни. Куноичи было искренне жаль нарушать его спокойствие, но время утекало сквозь пальцы, откладывать и дальше было нельзя.

Однако она не стала бы тревожить Сарутоби без весомых причин.

— Я надеюсь на сотрудничество с вами, господин Хокаге.

— Я тебя слушаю, — Хирузен понимал, о чём пойдёт речь, потому смерил Мико одобрительным, но тяжёлым взглядом.

— Те люди из Корня мне угрожают, потому что хотят, чтобы я предала Коноху и Учиха в том числе. Они совершали неоднократное нападение на меня, но убить не пытались, — Мико передала в руки старика чёрный свиток, оставленный тем незнакомцем. А также второй — с более подробным отчётом, который составила накануне этой встречи. — Теперь требуют собрать информацию. Передача должна состояться через месяц. Это месть за Данзо, и они, как его последователи, хотят навредить деревне и отомстить мне. А поскольку это всё моя вина, я беру на себя ответственность за их устранение. Я понимаю, что вы и старейшины мне запретили лезть в это дело, но всё же разрешите мне лично разобраться, господин.

Мужчина вскинул седые брови и, закурив трубку, неспешно выпустил дым:

— Это тяжёлое бремя, ты уверена, что справишься в одиночку? — Сарутоби очень бы хотел переубедить её, но понимал, что она не отступит. И эту настойчивость с упрямством в её характере Хирузен даже ценил.

— Постараюсь. Но если мне дано умереть, значит, так нужно. Ведь сейчас речь о деревне и о моих близких людях, которым грозит опасность. Я не могу игнорировать это. Пожалуйста…

— Я отправлю с тобой членов АНБУ, — настаивал Сандайме, так как знал, что в одиночку ей защитить всех не удастся, но уверенный тон девушки прервал его речь:

— Не нужно. Лучше на всякий случай укрепите границы. А я завтра отправлюсь на разведку.

— Что ж, я сделаю всё, что от меня требуется. Только будь осторожна. Неизвестно, на что они способны, — его посетили смешанные чувства, но, тем не менее, он дал добро, и у куноичи отлегло на сердце.

— Да. И… у меня есть просьба: пожалуйста, предоставьте Юми защиту на время моего отсутствия. Она может стать их первой жертвой.

— Да. Я позабочусь об этом.

Коротко улыбнувшись, Мико тут же исчезла, оставив Сарутоби в раздумьях.

По итогу ей стало значительно легче, чего не скажешь о Сандайме. Но важно другое: теперь это официальная миссия, и не нужно шифроваться и что-то утаивать от Хокаге. И о безопасности Юми не следует волноваться, ведь наверняка она будет под присмотром элитного шиноби. Теперь всё под контролем.

Долгожданное чувство безмятежности осталось лишь в воспоминаниях, когда куноичи встретила на многолюдной улице Кибу, возвращаясь домой. Он поторопился рассказать ей об аресте Юми и об их встрече накануне. Он был рад, что не успел уйти на миссию по вине опоздавшего товарища и стал свидетелем произошедшего.

С одной стороны это было ожидаемо, ведь Юми являлась той ещё бунтаркой, а полиция в свою очередь повышала бдительность с каждым днём. А с другой — Мико стояла, повергнутая в шок, растеряв все мысли: к кому обратиться? Как говорить с капитаном, когда отношения с ним натянутые до предела? Что делать впоследствии? Чем всё это кончится для них?

Поблагодарив чунина за информацию, куноичи помчалась в участок военной полиции.

***

Мико с опаской вошла в здание, прислушиваясь к шагам. Вспомнился ей вечер прошлого лета, когда она попала в участок по глупости. И Данзо вытащил её отсюда, после чего все служащие при Фугаку узнали, что Мико находится под крылом старика, работая на него. С тех пор её репутация пошатнулась и не восстановилась по сей день, поскольку они считали, что она, контактируя с Шисуи, могла быть засланным шпионом. Но никто, кроме него, Хокаге и старейшин, не знает деталей прошлого. Её бы не шибко волновало мнение Учих, если бы он не имел отношения к ним.

Но сейчас куноичи переживала вовсе не за себя: как быть с Юми, она не имела представления, ведь у неё нет полномочий, как у Данзо, да и Юми не из элиты. И вообще, кто здесь примет её, отставную куноичи Корня с распростёртыми объятиями?

Именно поэтому задача усложнялась.

Озираясь, она перемещалась по коридору мелкими шагами и всем нутром ощущала мрачную атмосферу, поневоле сосредотачивая на своей персоне излишнее внимание служащих. Один из уполномоченных шиноби смерил рыжеволосую девушку недобрым взором и пропустил её, позволив встретиться с Фугаку лично.

— Капитан Фугаку, — Мико волнительно прошла вглубь кабинета, застав главу клана у окна. — Какова причина ареста Юми? Что она натворила?

Суровый образ статного мужчины, сложившего руки на груди, зажёг внутри огонёк тревоги, который вызвал табун неприятных мурашек на её теле. Их взглядам всего однажды пришлось столкнуться так близко — во время её ареста, и запомнила она это надолго. Ведь никогда ранее она не чувствовала себя преступницей. Но под гнетом давящей обстановки, леденящего душу баса капитана и его грозного лица ты в мгновение ока превращаешься в опасного злодея, который проходит по всем статьям и законам.

Отвратительные ощущения.

Мико вовсе не боялась, унимая сердце, но идти на контакт с главой клана Учиха точно не горела желанием, хоть и понимала, что это жизненно необходимо.

— Со слов пострадавшей, Юми набросилась на неё с угрозами, — холодный, безжалостный тон заставил куноичи вздрогнуть, и Фугаку заметил это даже без помощи шарингана. — На месте происшествия полиция извлекла у неё кунай. Как известно, она не является куноичи, но носит с собой оружие и использует его для нападения на человека прямо в центре деревни.

Сложно было в это поверить: пусть у Юми и были всплески время от времени, но что бы она пыталась кого-то серьёзно ранить или даже убить… Словно капитан говорил о ком угодно, но не об её ученице.

— Мы занимаемся тренировками, потому что Юми хочет стать шиноби. Она шла с полигона домой. И уж точно не собиралась использовать кунай во вред человеку! Разве что в качестве защиты… — оказавшись в плену волнения за родственницу, предсказательница выбросила из головы мысль о презрении Фугаку в её адрес, но, тем не менее, она не могла игнорировать то, как хмурятся его тёмные брови, а взгляд становится острее.

— Но ведь тебя, Мико, не было рядом.

— Она сегодня тренировалась одна, пока я занималась другими делами. А то, что она набросилась на девушку… это недоразумение, я уверена. Юми спокойный ребёнок, она бы просто так не стала… «Почему именно сейчас, Юми? Что тебе спокойно не жилось, а! Ещё ведь с полицией мне проблем не хватало».

— Факты есть факты. А стала бы или нет, это уже другой разговор.

Куноичи с тяжестью на сердце признала его правоту, горько вздохнув:

— Вы не отпустите её?

— Пока Юми не даст показания — нет.

— И как мне помочь ей?

— Боюсь, что никак.

Холодность капитана выбивала землю из-под ног и порядком нервировала.

— Неужели вы так спокойно можете арестовывать подростка?

— Если это угрожает окружающим. И ты, как её опекун, должна это понимать. Если бы ситуация приняла более серьёзный поворот, то именно тебе пришлось бы отвечать. Или мы по-прежнему не имеем права на твой арест?

— Что? — коротко, но крайне вопросительно вымолвила она. Пусть не сразу, но до неё всё же дошла суть вопроса, а оттого внутри вспыхнула жгучая злоба. Именно сейчас она хотела бы сорваться и высказать ему всё, о чём думает: по поводу своей службы у Данзо, оставшейся в далёком прошлом, о Шисуи, которого Фугаку, по её мнению, намеренно сослал тренироваться с Саске за пределы Конохи. Чтобы, вероятно, они поменьше встречались. Пальцы непроизвольно сжались в кулак, аж костяшки побелели, и лицо под гнетом ярости сменилось за считанные секунды под колючий взгляд серых глаз. Атмосфера нешуточно накалялась.

— Капитан, всё готово, — своим внезапным появлением в кабинете главного Шисуи буквально спас положение: ещё бы немного, и у Мико случился срыв, а там — никому неизвестные последствия. Лейтенант остановился по правую сторону от девушки и передал начальнику какие-то бумаги. Заметив её состояние, Шисуи положил тёплую ладонь ей на плечо. — Идём со мной.

Куноичи послушно направилась к выходу, но на мгновение застыла в дверях и, бросив напоследок мрачный взор на Фугаку, добавила:

— Вы во многом заблуждаетесь.

Сказать бы ему больше, да какой в этом смысл? Он совершенно ничего не знает о ней, потому не поймёт её предсказания и предупреждения, приняв это за пустой, бессмысленный совет неопытной девчонки. Да и не поверит ни одному её слову. Распыляться не стоит.

Шисуи и Мико собрали на себе десяток укоризненных взглядов по пути до главных дверей и, оказавшись на крыльце, остановились там для короткого разговора прямо под нещадно палящим солнцем.

— Я поговорю с Юми, выясню детали, — деловито сказал Учиха, не выходя из образа лейтенанта. Всё верно, ведь он на работе, пусть и всего на день. — Только не перегни с капитаном Фугаку, прошу.

Мико отрицательно покачала головой:

— Мне без того проблем хватает. Но его осуждающий взгляд…

— Не думай так, — его рука вновь легла на плечо девушки, но легче ей от этого всё равно не стало. — Иди домой, отдохни как следует. И не переживай. Я здесь сам разберусь, сделаю всё возможное для освобождения Юми, а после мы с тобой всё обсудим, хорошо?

— Да, — её голос предательски дрогнул. Впрочем, скрывать от Шисуи чувства сейчас абсолютно бессмысленно: он и без слов всё понимал. — Я буду ждать.

Сложно было признать собственное бессилие в столь нелёгкой ситуации, но делать было нечего — Мико отправилась домой с тяжестью на сердце, полностью доверившись любимому, который, не теряя времени, поспешил к Юми.

***

Смеркалось. Мико весь вечер была как на иголках, занимаясь домашними делами и ни на минуту не забывая о накопившихся проблемах. По возможности она устало смотрела на часы, мольбами приближая их встречу.

Лишь бы всё завершилось благополучно.

И тот час, наконец, настал: в дверь коротко постучали, и куноичи, чьей реакции и скорости можно было лишь позавидовать, наспех отворила её. На пороге стояла девушка в компании лейтенанта полиции, выражающая лишь сожаление и печаль.

— Юми… — Мико бросилась в объятия ученицы, выпустив накопленные за полдня чувства на волю. Радость, которую ей довелось испытать, можно сравнить с той, которая овладела ей в день спасения Юми почти полгода назад. Что бы ни было, а её сердце всегда кровью обливалось.

— Прости меня, — горько вздохнула девушка, опустив глаза под ноги, когда Мико освободила её из кольца рук. Куноичи потрепала глупышку по голове, нервно улыбнувшись. Все трое вошли в дом.

— И к-как же… — собиралась спросить предсказательница, остановившись посреди коридора.

— Я поговорил с капитаном после беседы с Юми, сказал, что беру ответственность на себя. К тому же это и преступлением не назовёшь. Однако Юми впредь должна быть сдержаннее, иначе будут проблемы.

— Я надеюсь, ты всё поняла, и это было тебе уроком? — безмятежность её голоса сейчас даже поражала.

— Да. Извините, — Юми не поднимала взгляда на взрослых, считая, что всем доставила сплошные неприятности лишь за один день. — Я спать, — во избежание возможных нотаций со стороны Мико или просьб объяснить всё с самого начала она направилась на другой конец коридора и вскоре скрылась в дверях своей комнаты.

Шисуи прочитал в глазах Мико смятение — кажется, Юми не переставала её удивлять. Но на самом деле подобный исход был ожидаем. Глубоко вздохнув, куноичи прошла на кухню и расположилась за столом, и Учиха последовал за ней.

— Она каждый раз уходит от серьёзного и откровенного разговора. Очень уж скрытная. И этот случай не исключение, — покачав головой, Мико взяла во внимание невозмутимый образ любимого в ожидании рассказа.

— Этим вы очень похожи, — на данное замечание Шисуи получил лишь укоризненный взгляд в ответ. — А ведь ей очень нелегко далось открыться даже мне. Я настоятельно попросил рассказать всё в подробностях.

— И что в итоге?

— Для начала хочу попросить тебя не давить на неё и ни в коем случае не ругать. Она совершенно случайно услышала разговор девчонок из нашего клана, которые плохо о тебе отзывались.

— Снова Учиха, — и слов не хватит описать, как она устала от творящегося беспредела. — Всё понятно… Ну, и неужели её это настолько задело?

— Они говорили о нас с тобой, — сожалел Шисуи. В какой-то мере ему было даже стыдно за отвратительное поведение соклановцев. — И о моей якобы женитьбе на Нацуми Учиха — она не могла такое проигнорировать. К тому же Юми ещё до происшествия была эмоционально нестабильна, вот и сорвалась.

Шисуи казалось, что Мико испепелит его одним только взглядом, ведь новости о будущем браке любимого человека задели её похлеще сегодняшнего инцидента с полицией:

— Что за Нацуми? Какая ещё женитьба?!

Он поспешил объяснить, не выходя из равновесия:

— Если помнишь, я в прошлом году тренировал девочку. Так вот Нацуми её старшая сестра. Но это всего лишь слухи. Сколько работаю с Фугаку, а он ни разу не затрагивал подобные темы, — Шисуи излагал размеренно и искренне, глядя прямо в карие глаза, а это действовало на Мико успокаивающе. — Те девушки намеренно спровоцировали Юми, чтобы создать вам проблемы с полицией и кланом. Ей было стыдно признавать своё поражение, вот и не рассказала капитану Фугаку всё сразу.

— Вот как…

— Несмотря ни на что, она тебя любит и уважает. Поэтому не злись.

— Это я ещё могу понять. Но твои соклановцы в край оборзели! — в негодовании Мико вскочила с места и, отведя тяжёлый взгляд вбок, опустилась обратно. — Извини.

Мужская ладонь накрыла её пальцы.

— Мы справимся.

Мико немного пришла в себя, сменив тон на более сдержанный:

— Если всё же Фугаку настоит на твоём браке с какой-нибудь Учиха, что будешь делать?

— Пока решали дела с Юми, я ему постарался кое-что объяснить, надеюсь, он всё понял.

— Ч-что же?

— А вот это секрет. На рассвете я ухожу на миссию, а когда вернусь, всё будет намного лучше, — его лучезарная, ласковая улыбка коснулась её души, и Мико, проникнувшись к любимому теплотой, ответила ему тем же.

— Спасибо тебе за помощь, — она подсела к Шисуи поближе и обняла. Несмотря на различные трудности и нелепые сплетни, она не собиралась отказываться от него и отпускать. Ни сейчас, ни когда-либо ещё. В конце концов, всё можно преодолеть, нет ничего невозможного. — Я рада, что могу на тебя положиться.

— Главное, что вы в порядке, — прошептали губы мужчины.

Рука Шисуи ласково гладила рыжую макушку, поправляя непослушные пряди, а Мико безмолвно наслаждалась лучшими минутами своей жизни, вместе с тем вспоминая о своей грядущей миссии и надеясь, что это не последний их вечер вместе…

Комментарий к Глава 14. Полиция

Юми и Мико: https://sun1.ufanet.userapi.com/LDJ856QDElI6gYlSjjtBE1iY5DpAgZjdNCEa7g/Qb1qaKbJGgk.jpg

Мы близки к развязке! Ура! Я думала, что этот момент никогда не настанет. Я почти три года вынашивала это всё (год до публикации 1-ой главы и два ещё в процессе работы) и вот, добралась, аж не верится. Осталась всего парочка глав, дорогие мои. 15-ая уже почти написана, но не будет опубликована раньше, чем напишется заключительная, 16-ая, т.к. информации достаточно, а членить всё это на три главы я не хочу, поэтому буду делить на части уже после написания обеих глав. Они очень-приочень сложные! И вы потом поймёте, почему. Но это не значит, что я буду тянуть, разумеется, я пишу каждый день и очень старательно и обдуманно. Всему своё время.

А также после выхода 16-ой вас ждёт эпилог — на десерт :)

Спасибо, что вы со мной, что ждёте)) Вашу поддержку очень ценю.

========== Глава 15. Скрытое во мраке ==========

На протяжении пяти дней Мико старательно выискивала следы врагов и их сообщников, шерстила углы в ближайших от Конохи городах и селениях, вытягивала информацию из торговцев и путников, но всё было тщетно, словно преступники канули в воду. В результате она решила отправиться ещё дальше, хоть это было и рискованно, а Сандайме всё-таки настаивал на осторожности. Однако в нынешнем положении думать о таких пустяках было некогда.

Когда необъяснимое чувство сковало её на пути через бескрайний лес в следующий пункт, рука выудила из ножен танто.

Объятая волнением, Мико засекла поблизости движение и поспешила на источник шороха. Сбоку из-за густой кроны к ней устремились кунаи, и куноичи, взмахнув оружием, отразила внезапную атаку. Спрыгнув с упругой ветки и проскользив подошвой по влажной земле, она развернулась и заметила где-то за деревьями труп некого шиноби в плаще, очевидно, являющегося одним из разыскиваемой шайки. Мико нервно сглотнула. Поток быстротечных мыслей прервало появление Ятаро, которого она никак не ожидала здесь увидеть.

— Т-ты убил его? — первое, что ударило в голову сейчас. Пальцы крепче сжали рукоятку выставленного впереди танто — быть начеку!

— Он собирался помешать мне встретиться с тобой. — Брови девушки сильнее хмурились под шум листвы и мелкие шаги приближающегося к ней шиноби. Оцепеневшим телом овладела мелкая дрожь, напряжение в котором заметно выросло. — Всё, как ты и предсказала ему: сдохнет раньше. И сдох.

И всё-таки не ошиблась — это труп союзника Кэтсу где-то там, под старым дубом. От беззаботности тона Ятаро и его излишней осведомлённости Мико бросило в жар.

— Т-так ты… знаешь обо мне. «Если он в одиночку уложил элитного шиноби, то он… сильнее?» — Вдоль виска медленно скатилась капелька, но утереть её рука не поднялась.

— Гораздо больше, чем ты можешь себе представить, — Ятаро, наконец, остановился в считанных метрах от приросшей к земле куноичи. — Но никто не узнает, только если ты выполнишь моё условие.

То, как Мико стала жертвой эмоционального возбуждения, он ощутил всем своим нутром, воздержавшись от глупой ухмылки.

— И ты туда же! А может, ты заодно с ними?

— Может и заодно. — Такая игра слов только пуще выводила девушку из себя, а ему напротив это доставляло удовольствие, чего с виду и не скажешь. Он был абсолютно непробиваем и весьма скуп на эмоции. — Но мои условия отличаются. Услуга за услугу. Я помог тебе спасти Юми в прошлом, а ты сделаешь мне одолжение в настоящем.

— Если бы она это слышала…

— Но её здесь нет, — выдержав короткую паузу, он продолжил: — Ну, так что? Тебе дороже твоя тайна и жалкая жизнь или какие-то семейные документы? Настоящая ценность, не правда ли?

Очевидно, он окончательно потерял рассудок в общении с наследницей клана, заикаясь о том, чего знать вообще не имел права.

— Да как ты смеешь, ничтожество? Забыл, с кем говоришь? — тщательно скрывая нервозность, грозно выпалила она.

— Не смеши. Чем меня может припугнуть какая-то недо-предсказательница?

— Я-то найду на тебя управу, — стиснула зубы куноичи, склонив корпус ниже. Самое время приготовиться к нападению, но она не решалась, не оставляя попытки вытянуть больше данных. — Но для начала ты всё мне выложишь как миленький.

— Это будет слишком просто. Ты уж извини, но в этом мире каждый сам за себя, — впервые его губы скривились в недоброй ухмылке.

— Значит, тебе не нужна Юми. Как я и думала, — предварительно спрятав танто в ножны, Мико складывала комбинацию печатей, приготовившись парализовать оппонента и пытками допросить, потому что терпение попросту было на исходе.

— У меня на вас особые планы, но это как-нибудь потом, — наспех взмахнув рукой, он бросил дымовую шашку и исчез в плотном сером облаке, лишив Мико концентрации и внимания. Глухо шикнув и прикрыв нос и глаза руками, куноичи отпрянула назад. На подобного рода атаки у неё уже выработалась нездоровая реакция: вдруг в очередной раз попадётся в мощное гендзюцу? И тогда-то ей точно конец.

Уйдя на безопасное расстояние, она осознала, что окончательно потеряла противника. Но в этом были и плюсы: теперь в более спокойной обстановке следовало тщательно всё взвесить и собрать по кусочкам добытую информацию, а уже после составить план.

Дело хоть и дрянь, но оно почти раскрыто.

Её ничуть не расстроило и то, что она в одночасье обзавелась ещё одним врагом, поскольку давно была готова к этому.

«Уверена, он всё сливал о нас с Юми Корню, а иначе откуда им столько известно? Напрашивается другой вопрос: где он добыл данные обо мне?»

***

Примчавшись в Коноху на закате на всех парах и в результате лишившись сил, Мико ворвалась в дом и едва не споткнулась о чёрный мурчащий комок шерсти, который приветливо махал хвостом посреди коридора. Казуки с интересом оглядел взвинченную хозяйку, чей взгляд буквально полыхал и испепелял всё на своём пути. На секунду выругавшись и проигнорировав странное, игривое настроение кота, куноичи раскрыла дверцы комода в гостиной и наспех вытряхнула с полок все неизученные свитки из хранилища.

Она зажгла свечи и расположилась на полу — работа в полумраке ей всегда была по душе. В лихорадке Мико схватила первый свиток, развернула его, усиленно подавляя в себе леденящий страх вперемешку с волнением, и сложила комбинацию печатей. Идеальная концентрация сейчас была просто необходима, а иначе ничего не выйдет. Распечатать эти свитки может только член её клана, знающий специальную технику, ведь все знания и секреты, хранящиеся в них, не должны просочиться в массы. И таким образом она практиковала свои навыки для выяснения многих фактов и любопытных деталей.

По истечению нескольких минут голубой поток чакры образовал кольцо вокруг пустого на первый взгляд развёрнутого свитка. Процесс протекал не быстро, и Мико знала это, а потому нервозность достигла запредельной отметки. Содержимое появилось в тот момент, когда девушка почувствовала пульсации в ладони и плотно прижала её к свитку, борясь с желанием поскорее снять защиту и узнать всё.

Но в нём не было того, что удовлетворило бы её любопытство и помогло найти хоть малейшую зацепку, потому в ход пошёл следующий — и вновь ничего важного… А тело уже источало немыслимый жар, и выступившие на лбу испарины чуть поблёскивали на тёплом свету.

Распечатывание одного за другим, изучение каждого продолжалось до кромешной темноты за окном, пока не осталось всего два документа.

— Должно же быть хоть что-то! — теряя последнюю надежду, куноичи импульсивно сжала свиток в руках и поспешила раскрыть его секреты. — Нашла! — сердце встрепенулось и чуть в пятки не ушло то ли от радости, то ли из-за всепоглощающей тревоги. Глаза с жадностью бегали по иероглифам, пока, наконец, не наткнулись на имена её семьи в бесчисленном множестве имён соклановцев. Дрожь временно отступила, и предсказательница выдохнула с неким облегчением. — Значит, Данзо не… — зажмурившись, она тряхнула головой, отбрасывая ненужные мысли, и вернулась к изучению.

Миновало немного времени, прежде чем Мико, объятая ужасом, не вскочила на ноги.

— Что у тебя тут… происходит? — вопросительный взгляд Юми смерил пол, усыпанный документами — хаос, не иначе, и задержался на предсказательнице, которая, выставив перед девушкой развёрнутый свиток, ткнула пальцем в одну точку на бумаге.

— Что ты на это скажешь, милая?

Карие глаза в прищуре забегали по строчкам.

— Мама, папа, я. Папин брат, его жена и, — протянула Юми, мысленно прокрутив прочтённые имена. — Я… Ятаро, — запнулась рыжеволосая, ещё не осознавая значение всего этого.

— Брат, он твой брат! — сокрушалась Мико и, отбросив свиток в сторону, накрыла лицо ладонями. — У меня нет слов.

— Двоюродный… брат… — округлив глаза, отрывисто прошептала девушка и, прижав холодные пальцы к распахнутому рту, рухнула на пол, повергнутая в шок.

Оценив степень критичности, осознавшая последствия куноичи присела на корточки напротив, браня себя за то, что не открыла свитки раньше, ведь все эти месяцы недосягаемая ранее информация находилась совсем рядом. Если бы она нашла время и силы на это ещё раньше, то ей бы удалось спасти ученицу от нелепой, запретной любви, которая теперь, казалось, её уничтожит в одночасье.

Юми вцепилась в волосы и плотнее прижала колени к груди, буравя неизвестную точку на освещенном свечами полу. В глазах неприятно покалывало от скопившихся слёз отчаяния: она поверить не могла, что содержимое свитка — чистая правда. Что Ятаро являлся её кровным и весьма близким родственником, которому она абсолютно бездумно подарила свою невинность. В которого влюбилась без памяти, совершенно не подозревая о его принадлежности к их клану. Юми была раздавлена, как никогда раньше. Она всячески пыталась себя утешить и найти Ятаро оправдания, убеждая себя, что всё это враньё, а документы — подделка, фальшивка, что всё это просто чья-то злая шутка. Ведь он не мог… Не мог быть ей настолько близок!

Она упрямо отказывалась осознавать и принимать истину.

Ведь она так его любила.

И вовсе не как брата.

— М-может, это ошибка? — негромко всхлипывая, промямлила Юми, на что получила отрицательный ответ.

Мико впитывала весь тот страх и скопившуюся вмиг горечь, разрывающую на части сердце юной, наивной девушки, в чьей груди чудовищно жгло под высоким давлением, и эти ощущения распространялись по всему телу. Перед собой Юми видела лишь его образ, непоколебимый взгляд, а в голове воспроизводила согревающий душу голос. Горячие слёзы градом обрушились по щекам. Она сдалась…

Юми плакала навзрыд так громко, что привлекла внимание вошедшего в гостиную Казуки: он осмотрелся и потёрся мордочкой о ногу девушки, отлично чувствуя её состояние.

Как жить теперь она не представляла.

«Лучше сто раз сдохнуть! Сдохнуть и всё! Я не хочу, не хочу так!» — настойчиво, до дрожи кружилось в её разуме, а от слёз, заливающих шею и грудь, она едва не задыхалась.

Мико встряхнуло. Вцепившись в ключицы девушки, она крепко прижала её к своей груди, храня веру в то, что Юми хватит моральных сил оклематься после пережитого.

«Не зря я чувствовала, что не судьба».

Юми была наслышана о родном брате её отца, своём дяде, но она ни разу не видела его за пятнадцать лет. А тем более про существование его сына, то есть своего брата она и понятия не имела. А сегодня обзавелась не только близким родственником, но и узнала о том, кто же такой её возлюбленный на самом деле. И что её больше всего выбивало из колеи в данной ситуации, она пока не понимала.

Когда Юми немного унялась, Мико погладила её по длинным волосам и, собравшись духом, постаралась объяснить:

— Я сожалею, но он не тот, за кого себя выдавал всё это время. Он предатель.

— Предатель? Только потому, что он мой брат? — эмоции были на грани, поэтому Юми несдержанно кричала, подняв разбитый взгляд на куноичи, сохраняющую самообладание. Ведь для живописности картины не хватало, чтобы и Мико закатила истерику по поводу наивности Юми, что та ослушалась и вляпалась в проблемы, которые, казалось, вовек не разгрести.

— Не только поэтому. Он в одной связке с преступниками, которые нам угрожают — об этом я узнала на миссии.

— Быть этого не может… Он не мог!

— Ты можешь не верить мне, но верить ему — безрассудство. — Серьёзность голоса Мико заставила вздрогнуть её ученицу и яростно вскочить с места.

— Лучше оставь меня. Не говори больше ничего. Хватит! Слышать не хочу! — Юми бросилась в свою комнату, дав волю чувствам. Очередной вырвавшийся поток слёз она и не подумала останавливать, ведь сейчас это как никогда раньше являлось истинным лекарством и прекрасной отдушиной.

***

Юми хотела лично выяснить правду, коснуться недосягаемого, убедиться, а для этого ей необходимо было встретиться с Ятаро. Идеальная возможность представилась только спустя неделю, когда Мико ушла в резиденцию для переговоров с Сандайме. Но чтобы наверняка удрать из деревни, не засветив свою личность, Юми применила технику перевоплощения, которой недавно обучилась. Изумо и Котэтсу с лёгкостью клюнули на эту уловку, и девушка поспешила в ближайший, уже знакомый городок, где они с Ятаро провели время в последний раз.

Где она отдалась ему, доверившись.

И снова неукротимые воспоминания беспорядочным потоком кружили в разуме: испариться бы и взмыть в небо, чтобы больше никогда не допускать всю эту с ума сводящую бессмыслицу в голове. Просто забыть — раз и навсегда.

Глубокий вдох и выдох полной грудью способствовали успокоению — пусть сложно, но следовало накануне долгожданного события собрать себя по крупицам и немного потерпеть. Главное, не натворить глупостей сгоряча.

Её не волновало и то, что Ятаро мог быть весьма опасен: если убьёт, то так тому и быть. Всё это к лучшему. Ведь гораздо проще умереть, чем всю жизнь пытаться смыть с себя этот позор, эту грязь, из которой всё равно не удастся выбраться.

Она ненавидела себя за это. Презирала.

Глупая, наивная девочка.

Почему-то Юми была уверена, что движется в верном направлении, словно невидимая рука удерживала её и вела за собой. Она чувствовала…

Солнце коснулось горизонта и продолжило опускаться, разливая огненные краски на вечернем небосклоне. Юми преодолела лишь треть пути и застыла на месте среди бескрайнего леса, когда глаза распознали в нескольких метрах впереди чей-то тёмный силуэт. Девушка затаилась за могучим дубом, как охотник накануне нападения на жертву, и, унимая проступивший страх, прислушалась в надежде, что не успела выдать себя.

Но всё оказалось тщетно: чья-то ладонь примкнула к её губам, и рука силой потянула её за собой, назад. Распахнув в ужасе глаза, Юми попыталась высвободиться из плена, замахнулась локтём для удара противника, но не успела даже задеть его — выпустил.

Девушка отшатнулась и вмиг развернулась, застав парня в убийственном умиротворении. Она осеклась и, выудив из сумки свой особый кунай, выставила руку вперёд.

— Что ты тут делаешь в такое время? — он не спускал глаз с выражения лица девушки, которое сменилось от глупого, по её мнению, вопроса. Словно он не понимал.

— Издеваешься? — яростно прошипела рыжеволосая. — Ты…

— Я? — его желание позлить Юми оказалось сильнее её уверенности, которую она мгновенно растеряла — рука дрогнула, едва не выронив оружие. Взор потух и опустился в землю в то время, как Ятаро сложил руки в карманы и сократил дистанцию. Юми бы хотела отпрянуть, сбежать, как мышь, обосновавшись в норке. Лишь бы он держался на расстоянии, не смотрел на неё так обжигающе-холодно. Вместо этого она стояла неподвижно, потому что ноги нарочно перестали подчиняться, будто приклеились. А выражение его лица оставалось неизменным. И пусть она этого не видела — чувствовать было достаточно.

— Брат, не так ли? — их взгляды, наконец, встретились в безжалостной схватке.

— Любимый брат, — констатировал Ятаро, тем самым вонзив в её сердце кинжал, да поглубже. Так, что свежие раны закровоточили лишь сильнее прежнего.

— Ты-ы… — в неистовой лихорадке прорычала Юми, крепче сжимая металлическую рукоятку. — Искалечил мне всю жизнь, душу, растоптал меня… Да кто ты после этого?! Любимый? Брат, который лапал меня и…

— Я с самого начала знал всё.

— Ч-что? — В распахнутых глазах Ятаро читал страх вперемешку с презрением, готовый принять на себя эмоциональное потрясение, взрыв чувств юной девушки, которая сквозь землю была бы рада провалиться со стыда и позора, накрывшего её с головой.

Впрочем, кто бы сомневался, ведь он изначально не вызывал доверия. Если бы не ослепляющая разум влюблённость, этого бы не произошло. Юми выстроила бы стену повыше да попрочнее, не позволив ему разрушить её, перейти границу.

Всё бы сложилось иначе, послушай она Мико. Или… это и правда судьба? Безжалостная, зловещая, проклятая.

Так или иначе, а осознание посетило слишком поздно — как же мерзко и больно, хоть руки на себя накладывай.

— Знал, что ты моя сестра. Помог Мико спасти тебя, потому что понимал, что впоследствии ты останешься у неё. А потом силой заставил тебя, упрямицу, поверить мне, и ты влюбилась. А я всего лишь хотел избавиться от Мико и забрать у неё все семейные документы, которые ей не принадлежат. И в этом помогла бы мне ты.

Послышался звонкий шлепок — Юми сквозь скопившиеся в глазах слёзы не сдержала порыв отвесить ему заслуженную пощёчину.

— Ты использовал меня! Причинил боль, притворяясь столько! Да ты вообще хоть что-нибудь чувствуешь?

— Пока не решил. Да и зачем шиноби чувства? Когда можно просто взять то, что хочешь.

— Д-да ты псих! Тебе лечиться надо, ясно?

— Бесишься, что разбил тебе сердце? — Лицо Юми исказилось от грубости и твёрдости его голоса. — Что я трахал тебя по твоей прихоти? Так вот запомни: не я, так кто-нибудь другой!

— О-о, разбил — это мягко сказано. Трахал — вот как ты это называешь после всего! И правильно, ведь ты жалкая тварь, которая использовала свою сестру… Чего тут ещё ожидать?

— А ты просто наивное, глупое дитя. Знал бы, что окажешься бесполезной, убил бы лучше, чем тратить время на то, чтоб тебя уберечь.

Девушка окончательно вышла из себя и, ударив в его грудь кулаком, громко воскликнула:

— Не строй из себя благородного, потому что ты не такой! Мико была права! И как я только могла верить тебе, верить, что ты любишь меня?! — Ятаро смиренно терпел, пока Юми отчаянно била его, как грушу, выплёскивая накопившуюся желчь. — Такое чудовище, как ты, вообще не способно на любовь! Я тебя ненавижу! Исчезни из моей жизни навсегда! Просто исчезни!

Терпению Ятаро пришёл конец, и он с силой сцепил пальцами её запястья:

— И это твоя благодарность за спасение? Ты же так боролась за свою никчёмную жизнь! И никому ты не нужна, кроме меня.

— Уйди прочь! — она яростно оттолкнула его от себя локтями, не желая даже рядом находиться. — Не нужна… не нужна мне такая жизнь… Ты её разрушил.

— Её разрушила внутриклановая рознь ещё задолго до нашего рождения, о которой даже Мико ничего не знает. И ты, как моя сестра, должна быть на моей стороне. Ведь Мико наш враг. Её семья предала нашу, и этого достаточно.

— Да какая разница? Плевать я хотела на прошлое, которое нас не касается!

— Ошибаешься, — нахмурился Ятаро, — прошлое касается всех. Но когда я с ней разделаюсь, сожалений ни у кого не останется, — его настойчивость нервировала лишь сильнее.

— Ты не тронешь Мико, — прорычала Юми, крепко сжимая пальцы в кулаки. — Да она тебя в клочья порвёт.

— А вот это уже вряд ли. Мало ты о ней знаешь.

В кроне высокого дерева было замечено движение:

— Ты, как оказалось, тоже, — прохрипел незнакомец и выпустил пять идеально заточенных отравленных клинков прямо в спину Ятаро.

Реакции парня оказалось недостаточно: он, развернувшись, наспех дёрнул Юми за руку и, отбросив её в сторону, не оставил попытки уклониться, но всё равно зацепило — пара клинков вонзилась в ноги. Ятаро, отшатнувшись, чудом устоял, выдернул клинки и выбросил их на землю. Противник налетел на него с кунаем, но парень быстро сообразил и, вытащив свой кунай из набедренной сумки, отразил его атаки. Незнакомец нанёс удар ногой в живот и, отскочив, скрылся в кроне дерева, в то время как Ятаро отлетел к стволу дерева и ударился спиной. Он усиленно попытался подняться, цепляясь за кору дерева. Когда яд начал действовать, боль сковала тело парня, и его мгновенно парализовало.

Юми, распахнувшая глаза, лежала на земле как маленький беззащитный зверёк: впервые ей довелось столкнуться с реальными противниками, оказавшись втянутой в самый настоящий бой. С повседневной тренировкой сравнивать даже глупо — это две совершенно несовместимые вещи. Девушка с трудом заставила себя подняться, смыкая трясущиеся колени. Она не знала, что ей делать, не понимала, чем поможет Ятаро в такой непростой ситуации. Несмотря на то, что ещё минуту назад Юми его проклинала, сейчас она воистину боялась за его жизнь, но признавала свою беспомощность и никчёмность.

Безудержная, ледяная волна страха и тревоги окатила её с головой. Мелкая дрожь промчалась по коже, и кончики пальцев похолодели, пока сердце как отбойный молоток колотило внутри, который приостановить сейчас было невозможно. Подойти ближе к раненому брату напуганная девушка так и не решилась. И сказать что-либо не могла: все оставшиеся слова встали поперёк горла сдавливающим комком.

С момента последней атаки миновала минута, и оппонент, увеличив число клинков до семи, направил их в оцепеневшее, дрожащее тело Ятаро. Пейзаж мрачного леса в его синих глазах смазался, и всё вокруг куда-то поплыло. Кислорода не доставало. Тяжело дыша, он зловеще шикнул, но сдвинуться с места, как бы ни пытался, не мог — кажется, это конец. Ятаро зажмурил глаза, предчувствуя скорую смерть, но, услышав короткий, отчётливый вздох, приоткрыл тяжелеющие веки. Перед его исказившимся от боли лицом стояла она, приняв последний, решающий удар на себя.

«Нет», — пронеслось в его голове.

Из груди девушки сочилась кровь, смешанная с ядом, а в области глубоких ран вспыхнула жгучая боль, словно был задет каждый, даже самый мельчайший нерв. Глухо кашлянув, она почувствовала во рту тошнотворный металлический привкус и усиленно подавила рвотный рефлекс. К такому сражению она явно была не готова, тело не выдерживало болевого шока, да и кровь она никогда не теряла, но ей было наплевать. Она болезненно улыбалась, думая лишь о том, что поступила правильно. Ятаро пропустил несколько бранных фраз в голове и, поймав почти онемевшей рукой падающую на него Юми, рухнул на землю вместе с ней.

Преступник скрылся, явно не ожидая, что девчонка прикроет собой жалкого шиноби, вышедшего из игры, который был им больше не нужен. Но, так или иначе, несмотря на незначительные раны, яд распространится по каждой клетке тела Ятаро за считанные минуты, а оттого ему точно не выжить.

Как и его глупой младшей сестре…

— З-зачем ты… — Ятаро был поражён настолько, что жаждал завалить её нравоучениями и даже ударить за её опрометчивость и безрассудство, но, будучи при смерти, был не в состоянии. Как она могла? Как только осмелилась? Ведь она же кричала, что ненавидит, готова была собственными руками прикончить его, даже сейчас могла закрыть глаза и позволить неизвестному шиноби убить его за секунду. Но вместо этого прикрыла собой.

На лице Юми, неподвижно лежащей рядом с братом, по-прежнему мелькала улыбка — ему не понять.

— Я в-всё рав-но л-люблю те-бя, иди-от… — прошептали её губы, едва шевелясь. Досталось ей куда больше, да и мощные удары пришлись прямо на жизненно важные органы, когда как у Ятаро были ранены только ноги. Однако яд… — И я не смо-гу так… ж-жить с этим. И без… тебя, — она остро ощущала, как остатки сил мгновенно покидают её.

— Дура. Я ведь всё равно… умру.

— Тогда… умрём вмес…те, — только и успела вымолвить девушка, прежде чем её дыхание не прервалось и глаза не закрылись.

***

Мико обнаружила их тела после полуночи, примчавшись на место их стычки с врагом, задыхаясь от настигшего её чувства опасности. Накануне она, завершив переговоры с Сандайме, не нашла Юми в доме и на полигоне, поэтому побежала искать её по деревне, но слишком поздно поняла, что её ученица отправилась на встречу с ним. В одиночку.

И теперь предсказательница, повергнутая в неописуемый ужас, лишь безмолвно с распахнутыми глазами смотрела на её безжизненное, окровавленное тело. Стояла в оцепенении, неподвижно, словно приросла к одной точке, осознавая никчёмность и полнейшее бессилие. Она в первую очередь проклинала себя за потерю бдительности, что не уберегла девочку и позволила ей столько страдать. Проклинала и Ятаро за его подлую и мерзкую натуру, за бессовестный обман и манипуляции. И, в конце концов, проклинала Кэтсу и его союзников, нарушивших договор: Мико точно знала, что это они приложили руку к убийству её соклановцев и каких-никаких родственников. А это означало, что отныне они точно ничего не получат, и Мико ни за что, ни при каких обстоятельствах не прогнётся под ситуацию. Пусть хоть её лично убивают. Пусть хоть она десяток раз мучительно умрёт…

Никогда!

И на этот раз она действительно осталась одна. Одна из проклятого клана, который она всем сердцем ненавидела всю свою жизнь. Но избавиться от этого клейма было невозможно. Невозможно смыть с себя эту невидимую метку, разрушить ложное представление окружающих о способностях её клана, которого нет.

Смирившись, собрав себя по микрочастицам, нужно как-то жить с этим.

Или не нужно вовсе?

Ей казалось, что она окончательно обезумела — медленно сходит с ума, теряет остатки здравого рассудка, позволяя себе рассуждать о подобных вещах. Очередная потеря близкого человека выбила её из колеи окончательно, оставила тёмный след в душе, несмотря на то, что куноичи морально готовилась к любому исходу. Но поверить в утрату было очень непросто. Этого не должно было случиться! Юми не должна была умереть вот так!

И во всём виновата лишь она.

Она считала, что это очередной кошмар, что она вот-вот в страхе откроет глаза и вскочит в постели в холодном поту, задыхаясь, а после будет ещё долго восстанавливать циркуляцию чакры. Что Шисуи, будучи рядом, поможет ей вылезти из этого дерьма и оклематься. Но это был не сон: суровая, жестокая реальность диктовала свой устав, призывала её опомниться, выплеснуть всю горечь, а затем всё же принять и отпустить. Навсегда.

Смирись, смирись… Смирись! И живи.

Объятая ломающей болью и ненавистью куноичи, стиснув зубы, яростно вонзила в ствол дерева кунай и, до боли сжимая рукоятку, лезвием рассекла кору, что было сил. Подавляя рвущийся поток слёз, Мико безжалостно вцепилась в волосы и рухнула на колени прямо перед мёртвым телом.

«Прости, Юми. Прости меня…»

Комментарий к Глава 15. Скрытое во мраке

Накануне своего дня рождения дарю вам эту грустную главу)

Ятаро: https://sun9-51.userapi.com/c205820/v205820233/7515f/4mCW4PwY65o.jpg

Юми и Ятаро: https://sun2.ufanet.userapi.com/DU9d-JTLz6qd0dlCOAT6CwIdMpU1k68wE6EzXg/Ya4aR-ctFdI.jpg

Смерть Юми и Ятаро: Yasuharu Takahashi — Shirobae.

Сцена с Мико: Yasuharu Takahashi — Shitsui

Глава писалась почти месяц, постоянно корректировалась. Сил ушло на немерено.

Брат и сестра. С этой мыслью я жила дооолго. Это могло вызвать у вас неоднозначные чувства — понимаю, я совершила весьма неожиданный ход, ведь намёков ранее вообще не было! Но с самого начала было ясно, что Ятаро не просто так бегал за Юми. У него были мотивы. И всё вполне обосновано.

Концовку же я откладывала до последнего, мне было морально тяжело писать о смерти. Не скажу, что Юми/Ятаро мои любимчики — хорошие, бесспорно, но убивать всё-таки персонажей непросто (я этого не делала 5 лет!). Особенно, когда рисовала Ятаро, сама себя ругала, что сливаю такого красавчика, и вообще сделала его каким-то гадом :D Порывалась изменить ход их истории, но взяла себя в руки: так надо!

Положительный ли персонаж Ятаро? Я задаюсь этим вопросом, мне дико интересно ваше мнение. Какой он? Правильно ли поступил? Ведь он всё-таки в конце отсрочил смерть Юми.

Она была готова умереть, т.к. слабохарактерная и долго не протянула бы, да и разлюбить бы не смогла. Однолюб)

Я, когда писала концовку, изредка ладонями лицо закрывала, переводя дух, и… даже плакала — вот такие эмоции у меня))

========== Глава 16. Воссоединение ==========

Время шло мучительно долго. Казалось, тот день никогда не наступит, и она не сможет отомстить за близкого человека. Именно мести жаждала её душа, ведь они нарушили договор первыми. Множество раз Мико порывалась найти их преждевременно, но брала себя в руки и останавливалась, запрещая себе даже думать об этом. К тому же оставшиеся две недели были на пользу, так как следовало тщательно подготовиться прежде всего физически. В течение этого времени она старалась улучшить навыки, чтобы выстоять, а в идеале — победить. Предстояла нелёгкая битва. И проигрывать она не намерена после такого удара.

Мико винила себя за проявленную слабость: не смогла уберечь Юми только потому, что всегда полагалась лишь на свои силы, взваливала на хрупкие плечи неподъёмный груз, не могла попросить о помощи. И если бы поступила иначе, поделилась с Шисуи и послушала Хокаге, Юми была бы жива. Но, отбросив в сторону гордыню, поняла это слишком поздно. Да и воспитание… Отец при жизни всегда учил её действовать решительно и, главное, самостоятельно. Мир шиноби слишком суров и порой непредсказуем, а потому доверять кому-либо опасно, нужно быть начеку.

«Нет смысла думать об упущенном и сожалеть о содеянном, нужно лишь отныне не повторять былых ошибок», — с этими мыслями она пыталась жить дальше.

В свой день рождения, восьмого августа, Мико неспешно шла мимо торговых лавок, прикупив немного продуктов. Настроения готовить что-то особенное не было, другое дело, если бы Шисуи пришёл на праздничный ужин, но его миссия продолжалась, а значит, оставалось лишь горько вздыхать, вспоминая о проведённом времени вместе. Остановившись у очередной лавки, она обратила внимание на стеллаж с напитками, и её внимание привлёк ягодный коктейль. Давно она не пила его, хотя очень любила, а значит, самое время порадовать себя такой, казалось, банальной мелочью. Вежливый продавец протянул баночку в руки девушки взамен на денежную купюру и короткую улыбку.

По возвращении домой она получила послание от Шисуи, в котором он поздравил её с днём рождения и обещал скоро вернуться. На душе стало гораздо теплее, а воспоминания о нём только больше согревали и приводили в чувства, не позволяя окончательно впасть в депрессию.

Мико присела за стол и, взглянув на настенный календарь, нахмурилась: два дня, и решится судьба. С этими мыслями куноичи открыла баночку с напитком, желая расслабиться и немного взбодриться, и сделала пару мелких глотков. Сладковатый вкус ягодного коктейля оказался настолько отвратительным, что она поморщилась и прикрыла рот рукой. Девушку, держащую баночку на весу, накрыла смута. Мотнув головой, чтобы прогнать навязчивые, нелепые мысли, она поднялась из-за стола, подошла к раковине и нещадно вылила всё содержимое баночки, не забыв после выбросить её в урну.

Мико нервно усмехнулась, накрыв ладонью лицо:

— Нет, я не заслуживаю семью. Ведь я никого не могу защитить, даже себя…

Очередная карусель унылых дум остановилась окончательно, когда к ней пришло новое послание, что не могло не удивлять. Казалось, кроме Шисуи некому писать ей, да ещё и в день рождения. Однако данный адресат вызвал лишь негодование и чудовищную злобу, когда Мико прочла корявые иероглифы — это её как следует встряхнуло.

Это был он. И он поторопился напомнить ей о сделке, да ещё и место встречи назначил. Яростно сжав клочок бумаги, Мико швырнула образовавшийся комок в мусорку и в порыве чувств решила срочно написать Шисуи с просьбой о помощи.

***

Мико вглядывалась в собственное отражение, стоя напротив зеркала в ванной комнате с кунаем в руках. Острый взор опустился на лезвие оружия, поблёскивающее на свету. Куноичи, схватив волосы за концы, резко взмахнула кунаем и отсекла отросшие пряди до подбородка — последний штрих, и теперь-то она готова отправиться туда. В одиночку.

Предварительно сообщать Сандайме об отправке на миссию Мико не стала, поскольку считала, что её и Шисуи там будет более чем достаточно. Однако встретившие девушку на посту у главных ворот Котэтсу и Изумо доложили об её уходе Хокаге по его же просьбе, о чём она, конечно, не догадывалась. Вслед за куноичи выдвинулся отряд АНБУ — Сарутоби попросту не мог отправить её на верную смерть.

Бегущая через густой лес Мико была преждевременно перехвачена врагами, которые не позволили ей добраться до назначенного места.

Двое в масках напали сбоку с танто в руках, а третий, чьи ладони обволакивала чакра, — со спины. К счастью, Мико вовремя успела подменить себя на клона, потому сумела избежать смертельных ударов.

— Вот как вы встречаете гостей?

Непривычно было наблюдать на её хмуром лице нахальную ухмылку, особенно после смерти Юми. Но она, тщательно взвесив всё за последние два дня, пришла сюда с намерением скорее отвлечь, заговорить врагов, а не сражаться с ними — по веским причинам. Битву она собиралась доверить Шисуи, который уже должен был отправиться на место встречи. Она знала, что он придёт. Вот только они здесь, а он…

— Если притащила хвост, убью, — прошипел Кэтсу, не отрывая взгляда от Мико, что стояла на прочной ветви дерева, упираясь рукой о шершавую кору. — Свиток, живо! — приказал он и вытянул руку навстречу, оставаясь на месте в ожидании.

Предсказательница неспеша выудила чёрный свиток из сумки и, немного помедлив, чтоб отвести лишние подозрения, бросила его в руки врага. Внутри всё сжалось в комок от волнения, а вдоль виска скатилась капелька — ответственный и решающий момент, которого ждали они все. Поймав свиток, мужчина с предельной осторожностью открыл его под лукавый взгляд предсказательницы, губы которой сложились в ухмылку. Куноичи сорвалась с места в то мгновение, когда искажённое ужасом лицо Кэтсу озарил яркий свет — мощный взрыв был слышен в радиусе нескольких сотен метров.

Удовлетворённая результатом Мико ушла от эпицентра, прекрасно понимая, что их, как шиноби из спецотряда, таким способом точно не убить. И она не ошиблась. Откуда-то сверху на устремляющуюся вперёд куноичи напал один из оппонентов, но всё его метательное оружие было вмиг отражено танто: будто шиноби и не знал, что подобные атаки её не остановят. Собравшись напасть, он выскочил из пушистой кроны дерева, наблюдая, как Мико завершила комбинацию печатей, и рухнул на землю парализованный, когда ей всё-таки удалось коснуться его груди в свободном полёте.

В ту самую секунду подключился и второй, пока Кэтсу оставался где-то позади, и нанёс удар по куноичи. Послышался лязг металла: раненая в правое предплечье Мико наступала на оппонента, уворачиваясь от атак и старательно избегая тесного контакта с ним. Она проклинала себя за упущенный момент, когда всё вдруг пошло не по плану…

И всё-таки стратегически мыслить она так и не научилась.

Отскочив в сторону, Мико сложила печати и направила образовавшийся сгусток энергии в сторону врага, которому увернуться от шаровой молнии не удалось, а потому он улетел вглубь леса.

Внезапно появившийся позади Кэтсу, сосредоточив чакру в ладони, вцепился в шею обернувшейся на него куноичи, из рук которой выскользнуло оружие и ударилось о почву.

— Обманула, дрянь, — прохрипел мужчина, возвышая её над землёй. — Я знал.

— Ты… первый нарушил договор, — задыхаясь, прошипела Мико. В глазах резко помутилось из-за нехватки кислорода.

— Девчонку я не убивал. Она сама себя обрекла на смерть, встав перед Ятаро. Они жалкие, — Кэтсу сильнее сжал пальцы, вдавливая их в кожу, — как и ты.

— Т… тварь.

Он шикнул и яростно отбросил Мико в сторону, и та, ударившись о дерево, повалилась на траву и схватилась за шею, лихорадочно закашляв.

— Мне плевать на них. И на Коноху. И даже на Учиха.

— Тогда… зачем? Зачем ты?..

— Убедив не всех, но многих, что ты должна поплатиться за смерть лидера, привлёк их к мести. Но не это главное. — Теперь-то куноичи многое понимала. Хуже лишь, что она ошибочно считала его близким человеком и доверяла на время службы. — Я знал, что для тебя важно в жизни: Шисуи, связи и Коноха. — Кэтсу в подробностях вспоминал, как Мико узнала правду о смерти отца, её реакцию и самобичевание. Как он был рядом и помог ей оправиться от такого удара. А она бессовестно растоптала все его чувства… — Я не собирался щадить тебя после того, как ты предала меня и Корень. Я хотел, чтобы ты терзала себя и мучительно страдала. Ты и только ты.

— Упивался моим отчаянием, пока мстил мне за Шисуи? — холодными пальцами она сжимала траву, прожигая ухмыляющегося Кэтсу яростным взглядом и не веря своим собственным ушам. — Глупо.

— Ты держала меня за идиота, пока встречалась с ним… всё время прикрываясь миссией!

Мико тяжело поднялась, едва держась, чтобы не рухнуть обратно.

— Данзо назначил меня, — поспешила напомнить куноичи. Её окружило ещё четверо словно взявшихся из ниоткуда шиноби в масках и плащах. Мико считала, что избавилась ото всех, но внезапно их оказалось больше, чем она ожидала. Девушка на пару секунд зажмурилась, надеясь, что это всё-таки мираж, но нет. — «Чёрт».

— Данзо… — усмехнувшись, задумчиво протянул Кэтсу. — Ты так старалась скрыть ваше с ним родство. И что ты — предсказательница.

«И это ты знаешь».

— Моя бабушка обманула его, заставила поверить, забрать меня в Коноху. Спасти. И использовать… Чтобы я с ним разобралась. Пусть слишком жестоко с её стороны, но она… всё сделала правильно.

— Данзо не верил никому, особенно тебе.

— Неважно. Он сыграл свою роль, — уголки губ Мико дрогнули в полуулыбке от осознания, что всё сложилось весьма удачно, несмотря на многие неприятности, коснувшиеся исключительно её. — Это не я была его пешкой. Это он был пешкой в руках моей покойной бабушки. — От этой мысли хотелось лишь неистово рассмеяться.

— Она обрекла тебя на смерть, — мужские пальцы складывали печати. — Твоя чакра почти на исходе, — он довольствовался положением предсказательницы, что едва могла держаться на ногах и по-прежнему старалась восстановить дыхание. — Но какая разница, если ты почти труп?

За прошедший год он насладился её страданиями и вселенским отчаянием сполна и мог бы продлить это удовольствие, но всё зашло в тупик по вине свалившегося на их головы Ятаро. В том числе некоторые планы сорвали и их с Юми семейные разборки. И вот теперь Кэтсу по-настоящему наскучили все эти забавы.

Мико вдруг почувствовала окутавший тело жар и резкий упадок сил, и отнюдь не из-за опустевшего резерва чакры. Куноичи выставила перед собой танто и попыталась сдвинуться с места, но лёгкая тошнота и чудовищная слабость не позволили ей сделать ни шага вперёд. Лесной пейзаж обратился в смазанные бледно-зелёные и бурые пятна. Земля из-под ног стремительно уползала, а реальность куда-то уплывала и постепенно растворялась.

На окружающих её шиноби напали сверху, но Мико не могла этого увидеть, падая на землю практически без чувств. В это же время её подхватили крепкие руки, спасая от встречи с землёй. Куноичи, чуть повернув голову левее, сквозь гущу тумана уловила горящий шаринган и закрыла тяжёлые веки.

Учиха проверил пульс девушки — жива. Он облегчённо выдохнул и смерил обмякшее тело тревожным взглядом. К счастью, он вовремя сменил направление и, ориентируясь по источнику шума и чакре Мико, обнаружил их достаточно быстро.

Всё закончилось мгновенно, не успев начаться, потому как шиноби АНБУ отлично справились с миссией, и Шисуи даже не потребовалось применять силу додзюцу.

— Мико, — его тёплая ладонь легла на её щёку и бережно погладила кожу. Он внимательно рассматривал её короткие, обрезанные накануне волосы и хмурил брови. — Зачем ты всегда так рискуешь собой? Не делай этого больше, — Шисуи переживал за состояние куноичи, надеясь на её скорое восстановление. — Теперь я не оставлю тебя.

— Шисуи, порядок? — за его спиной появился Итачи, получивший в ответ кивок друга.

— Немного ранена.

— Кровь, — как в бреду прошептала куноичи, понемногу приходя в себя. — Противно.

— Мико, ты… — Её разбитый взгляд встретился со смятённым взглядом Шисуи.

— Слишком… резкий запах крови, — Мико поморщила нос и взглянула на Итачи, выстраивая в голове цепочку событий и сопоставляя их с увиденной картиной после пробуждения. Ей казалось, что с тех пор прошла целая вечность, но на всеобщее удивление Мико быстро очнулась. — Отряд АНБУ? — недоверчиво вопросила она.

— Мы здесь по приказу господина Хокаге, — пояснил Итачи.

— Он всё-таки решил подстраховать… — куноичи было стыдно, что она ушла без предупреждения. Наверняка Сандайме отчитает её за опрометчивость, но главное, что всё завершилось благополучно. Она попыталась привстать, но Шисуи, сурово взирающий на неё, не позволил ей совершить очередную глупость. — Я в порядке, — по-привычному лгала Мико, усердно собирая себя по крупицам.

— Ничего подобного, — Учиха был настойчив: он поднялся с девушкой на руках, что лишь недовольно поджала губы и получила от него укоризненный взгляд. Разве у неё был выбор в такой ситуации? — Ты можешь на меня положиться. — Мико подарила мужчине ответную улыбку, наконец согласившись с его решением.

Заключительная часть миссии осталась на АНБУ: угроза ликвидирована, трупы преступников непременно будут доставлены в деревню. Но это Мико, к счастью, уже совершенно не беспокоило.

Шисуи стремительно бежал через густой лес по направлению к Конохе, изредка любуясь утомлённым лицом Мико. Былое чувство волнения его не сопровождало оттого, что ей больше ничего не угрожало. Он поклялся оберегать её и защищать до конца.

— Спасибо, что пришёл, — невзирая на слабость и ноющую рану, она улыбалась, будучи расслабленной в его руках.

— Это мелочи. Если бы я мог сделать больше… — Шисуи прекрасно помнил о словах из строчек Мико: «Они убили Юми, потому что я проявила слабость и безрассудство. Я не уберегла её». Он знал, как ей тяжело сейчас, хорошо понимал её чувства и сожалел, что не был рядом с ней в те минуты. Что не смог предотвратить это.

— Ты и так многое сделал для меня. Есть ещё кое-что… — сладкая зевота не позволила куноичи озвучить важную мысль до конца. Веки как назло тяжелели, а в уголках глаз выступали слезинки. Остатки сил стремительно покидали её — окатила очередная волна слабости.

Учиха не мог сдержать улыбки:

— Поспи, тебе нужно отдохнуть.

***

Мико, сидящая в постели одной из палат госпиталя, встретила вошедшую Сакуру с улыбкой. Ирьёнин ответно улыбнулась и остановилась рядом, чтобы подвести итоги небольшого обследования и лечения:

— Пока ты спала, я вылечила твои раны, к счастью, ничего серьёзного. Шисуи-сан рассказал мне о твоём состоянии всё, что знал. Я взяла анализы и получила результаты из лаборатории.

— Анализы? — как бы Мико ни старалась, а скрыть смятение не смогла. — «Чёрт».

— Ты, похоже, знаешь?.. — Сакура поняла это лишь по тревожному взгляду пациентки, который она опустила на укрытые одеялом ноги.

— Знаю, — тяжело вздохнула Мико: скрывать от ирьёнина всё, что касалось здоровья, было бессмысленно. Вдобавок её теперь точно не выпустят отсюда до определенного времени. Лежать в душной палате просто так, теряя кучу времени… Это была одна из причин, почему она не любила больницы и всё, что связано с медициной. — А Шисуи… здесь?

— Он ждёт в коридоре. Я позову его.

Куноичи безмолвно кивнула, борясь с настигшим её негодованием и тщательно скрывая его. Она совершенно не понимала, откуда оно взялось, а когда Учиха переступил порог светлой палаты, то и вовсе обострилось. Тело вздрогнуло, и на спине задержались мурашки.

«Спокойно».

Мужчине было отрадно от мысли, что его любимая в полном порядке, но по-прежнему какая-то бледная даже после продолжительного сна, будто и не восстановилась вовсе. Мысленно он списал это на переутомление и стресс, даже не догадываясь…

Он присел на край кровати и взял девушку за руку, поймав её усталый и тревожный взгляд:

— Как ты?

— С нами всё нормально, — данное заявление, сопровождённое вялой, но искренней улыбкой, ввело мужчину в ступор.

Тёмная бровь приподнялась в недоумении:

— С нами?.. — он решил, что сходит с ума, или не расслышал, а потому огляделся вокруг: в палате не было никого больше. Или, может, это у куноичи после пережитого потрясения с восприятием было не в порядке?

К лицу Мико, что на несколько секунд отвела взор вбок, подкатил жар. Сердечный ритм набрал обороты и застучал отбойным молотком так звонко и шумно, что в ушах чуть не заложило. Робко улыбаясь, предсказательница взяла его руку, притянула к себе и положила на свой плоский живот, отчего Учиху накрыло изумление, граничащее с неподдельной радостью. Ведь, судя по всему, он правильно понял, если верить счастливому лицу любимой девушки, которое сияло ярче солнца, хоть и выглядело утомлённым.

— Мы с тобой будем родителями, анализы подтвердили, — она и вздохнуть не успела, как ощутила лёгкие поцелуи на обнажённом животе, и, вздрогнув от приятной щекотки, тихонько засмеялась.

Шисуи целовал мягкую кожу с нескрываемой любовью и нежностью, чуть поглаживая, но вскоре вспомнил одну маленькую, но очень важную деталь и поднял серьёзный взгляд на Мико:

— И как тебе только в голову пришло пойти туда в одиночку? В таком-то положении.

Она знала, что этот разговор обязательно состоится и что Шисуи молчать не будет. Предсказательница волнительно вздохнула, настроившись серьёзно:

— Прости, но я должна была, ведь они угрожали нам. И они убили Юми. А про беременность я узнала в свой день рождения, когда любимый коктейль оказался мне противен. Оставалось два дня, и я не могла пустить всё на самотёк, ведь достаточно того, что я не смогла уберечь Юми, — во взгляде было столько мрака и печали, что ругать её вовсе не хотелось, а потому мужчина лишь глубоко вздохнул и положил ладонь на её плечо.

— Отныне никакого риска для вашего здоровья. Теперь всё закончилось, я буду рядом и не позволю тебе уйти в депрессию, загнать себя в угол. Помогу абсолютно всем. Вместе мы справимся.

— Д-да, но…

— Знаю, что сейчас не самая подходящая обстановка, но… я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, потому что я люблю тебя, — твёрдо объявил Шисуи, наблюдая за тем, как её взгляд меняется, оживая и загораясь. Он буквально вспыхнул в лучах заходящего за горизонт солнца.

Мико знала, что однажды придёт время для этого, а в связи с беременностью оно и вовсе значительно приблизилось, однако она всё равно оставалась в потрясении и заливалась краской от смущения. На миг она вспомнила, какой путь они проделали, сколько трудностей, горечи, счастья и прочих чувств пережили. И сколько ещё всего предстояло впереди… А оттого на душе становилось радостно и немного волнительно.

Мико чуть наклонила голову и нежно поцеловала Шисуи, думая лишь о том, что счастлива. И несмотря ни на что, она будет рядом.

— И я этого хочу, — прервав поцелуй, робко прошептала Мико и искренне улыбнулась, — потому что люблю.

Комментарий к Глава 16. Воссоединение

Мне безумно радостно и грустно, потому как история подошла к концу. Впереди вас ждёт приятный эпилог, который выйдет в ближайшее время)

Возможно, какие-то моменты были не совсем понятны. Всё дело в том, что я взялась полностью переписать первую часть истории. Пришлось подстраивать концовку под неё, разумеется. И в первой части будет много интересного и романтичного. Надеюсь увидеть вас там. Работа в процессе.

Для первой части рисовался Кэтсу (здесь его возраст 25 лет): https://sun1.ufanet.userapi.com/8JF4p79VAvBq_dxOM_Jc8UDWJoULB5csau7ZgA/GQ_0DAm7pKs.jpg

========== Эпилог ==========

К центральному входу полицейского участка по лестнице поднималась девушка и жмурилась от ослепляющих лучей весеннего солнца. Приложив руку ко влажному лбу, Мико бросила утомлённый взгляд на появившегося перед ней Фугаку, что секундами ранее покинул здание. Он ответно взглянул на девушку и заметил полуулыбку на её розовых губах.

— Добрый день, господин Фугаку.

Глава клана кивнул:

— Ты к Шисуи? — он давно не встречал Мико в этих краях, будучи занятым, да и она почти не появлялась здесь, лишь за редким исключением.

— Да, он говорил, что опять задержится сегодня. Вот, — она приподняла руку с бенто, — ужин ему принесла.

— Но он не в участке, — заметил Фугаку, а это немного расстроило её.

— Тогда, позвольте, я оставлю вам. Передадите? — Мико протянула бенто в руки капитана, когда тот лишь кивнул в ответ.

Девушка заметила, как губы мужчины дрогнули в полуулыбке, а взгляд переметнулся левее:

— Ты сможешь отдать ему лично.

Она обернулась.

— Просил же тебя не напрягаться, — покачал головой Шисуи, сократив расстояние между ними, и перенял бенто из рук жены, которая лишь виновато улыбнулась. Как всегда она не заметила его внезапное появление, будто шпионил за ней до этого момента. — Спасибо за заботу, — улыбнулся он и приобнял девушку за плечи.

Мико было немного неловко от мысли, что она напрасно потревожила главу клана своими пустяковыми просьбами, поэтому в её взгляде Фугаку заметил толику сожаления. Он коротко улыбнулся и оставил пару наедине, отправившись патрулировать улицы деревни.

Мико поспешила вернуть внимание мужу:

— Дома сидеть надоело. К тому же ребёнку нужен свежий воздух и положительные эмоции. А они положительные тогда, когда я вижу тебя, — предсказательница улыбнулась так тепло и нежно, отчего Шисуи мгновенно смягчился. Он волновался за них как никогда, а потому был строг и чересчур заботлив.

— Срок уже большой, — вздохнул мужчина и ласково погладил живот беременной жены, склонившись к нему. — Присматривай за мамой, малыш, а то она в последнее время часто чудит, — приговаривал Шисуи, а Мико тихонько смеялась.

— Всё будет хорошо, у нас ещё целых полторы недели, — подмигнула она и поцеловала любимого мужа в щёку.

— Вот именно: самые ответственные. Ты домой сейчас?

— Сначала пройдусь по деревне, куплю яблок, а потом домой — буду ждать тебя.

— Извини, что задерживаюсь. Это временные трудности.

— Работай спокойно, — Мико помахала рукой на прощание, хоть и вовсе не хотела оставлять его. — До вечера.

Шисуи проводил её взглядом и волнительно выдохнул.

***

Мико прикупила немного зелёных яблок в лавке у уже знакомой женщины, часто интересующейся её здоровьем и самочувствием. От неё предсказательница всегда уходила в хорошем настроении, и сегодняшний случай не был исключением. Госпожа Такано приободрила молодую маму, поддержав накануне родов, на что та лишь поблагодарила её и тихим шагом направилась домой.

Весенний ветерок приносил свежесть и лёгкость, Мико радовалась, что последний месяц выпал именно на вторую половину марта и начало апреля, когда погода значительно облегчала её положение. Будучи расслабленной, она улыбнулась своим мыслям и тут же вздрогнула от неожиданности: семилетние мальчишки промчались мимо, звонко смеясь, отчего у Мико из рук выскользнул пакет и упал под ноги — яблоки рассыпались по земле. Предсказательница нервно усмехнулась:

— Ну, детки… Создали же вы мне проблему. — Она озадачилась: как же теперь собрать все яблоки? Наклоняться нельзя, да и не получится.

Девушка решила всё же осторожно присесть на корточки и, тяжело вздохнув, сложила фрукты обратно в пакет. А вот встать на ноги — это уже другая проблема. Пыхтя, предсказательница с трудом поднялась, но в последний момент резко согнулась, ощутив, как ребёнок своими странными движениями вызвал волну неприятных ощущений и даже боль. Разогнуться пока совсем не получалось.

«Что за?.. — распахнула глаза подвергнутая в шок Мико, когда по ноге потекла тёплая струя воды. — Воды? — не на шутку запаниковала она, придерживая рукой большой живот, и бросила испуганный взгляд на ноги. Вскоре она заметила, как прозрачная жидкость тонкой струйкой спускается по ним, а значит, ошибки нет. Её утешало лишь то, что это была не кровь, однако волнение вперемешку с паникой всё равно нарастало с каждой секундой — это неизбежно. — Чёрт!».

Она стояла неподвижно на одном месте, словно молнией поражённая, чувствуя лёгкую, вдруг возникшую боль внизу живота, на этот раз точно не связанную с движениями ребёнка. Давление потихоньку нарастало, и поясницу начало тянуть. Мико непроизвольно переложила руку на неё, но продолжила стоять так ещё пару минут, надеясь, что это пройдёт, и она спокойно продолжит идти. Но теперь не домой, как планировала, а прямиком в родильное отделение госпиталя Конохи. В голове промчалась вереница разнообразных, тяготящих мыслей, ведь она морально не подготовилась рожать преждевременно, хоть и срок уже вполне считался нормальным для родов, однако…

Паника набирала обороты до тех пор, пока её не окликнули, что с первого раза она не смогла уловить. Но когда знакомая пара появилась перед ней как нельзя кстати, Мико частично выдернуло из этого состояния. Тревожный взор поднялся и смерил недоумевающих Итачи и Изуми, чьи образы она с трудом смогла распознать среди гущи тумана в разуме.

— Что с тобой? — взволнованная Изуми заметила затруднительное положение предсказательницы и её побледневшее лицо. — Опять ложные схватки?

Девушки довольно часто общались в последнее время, и Мико жаловалась на это явление, по вине которого ей приходилось обращаться в ненавистную ей больницу. Но врач успокаивала, приговаривая, что настоящие схватки она точно сможет отличить от тренировочных. И, замечая тревогу беременной пациентки, предлагала ей госпитализацию, полежать до родов на сохранении под пристальным наблюдением ирьёнинов. Но Мико вдруг мгновенно возвращалась в реальность, утверждая, что ей гораздо лучше находиться дома, с мужем, что её, на самом деле, эти временные неудобства и боли не сильно беспокоят. И продолжала терпеть, желая уже родить как можно скорее.

— Нет. Воды отходят, поясницу прихватило. Кажется, скоро начнётся.

— Уже? — всполошилась Изуми.

Итачи обратил внимание на мокрые обнажённые щиколотки беременной девушки и маленький участок влажной земли под её ногами:

— Скорее, в больницу.

***

Итачи не хотел волновать друга преждевременно, но Изуми отправилась в полицейский участок, чтобы сообщить Шисуи о произошедшем, аргументировав это тем, что он является отцом и мужем, а потому обязан знать всё. Шисуи был поражён рассказом друзей, ведь он виделся с Мико всего час назад и всё было отлично, но, видимо, не зря он чувствовал. Он не на шутку взволновался, желая сорваться в больницу сейчас же, но его остановила Изуми, сказав, что пока он жене ничем не поможет, остаётся только ждать. А сколько — неизвестно. Да и обратной дороги у неё нет: всё равно родит.

Шисуи с тяжестью на сердце согласился с её заключением и до конца рабочего дня метался в волнении, постоянно думая о Мико и малыше, и надеялся, что роды пройдут гладко. После десяти вечера он покинул участок и наспех направился не домой ужинать и отдыхать, а в больницу. Мужчина знал, что часы приёма давно закончились, и его попросту никто не пустит, тем более в родильное отделение, а потому он пробрался в нужную палату через окно, заранее обнаружив Мико.

Девушка металась из стороны в сторону, придерживая живот рукой, словно он куда-то безвозвратно убежит. По её искажённому от боли лицу было очевидно, что сейчас ей точно не сладко, и лучше вообще не приближаться, если хочешь жить. Она, тяжело дыша, сделала разворот на месте и столкнулась со встревоженным взглядом тёмных глаз.

— А ты что тут… д-делаешь? — по её тону было очевидно, что видеть кого-либо сейчас она не намерена — не до того ей. Наконец боль её временно отпустила, и теперь она старательно вбирала воздуха в лёгкие, почти задыхаясь. Лоб был усыпан маленькими капельками, а измученный, усталый взгляд прикован к мужу.

— Я ведь волнуюсь, — не побоялся проявить сочувствие и заботу любящий муж. На это он даже успел получить в ответ полуживую улыбку. Такой он видел Мико впервые и уже надеялся отныне никогда не увидеть её в столь отвратительном состоянии, которое, увы, отражалось и на нём.

— Всё будет хорошо. Пусть не одиннадцатого, а второго апреля… Уверена, завтра рожу.

— Лишь бы с вами всё было в порядке! Это самое главное.

— Не причитай вот только. Ты же не за этим пришёл, — предсказательницу в таком положении вывести из равновесия было легче всего. Она была эмоционально неустойчива настолько, что могла с лёгкостью убить кого угодно не задумываясь.

— Чем же тебе помочь? — у мужчины сердце в ком сжималось, в то время как у Мико буквально голову сносило от пережитых ранее схваток. И даже сейчас, во время интервала мозг заставлял её совершать то, чего в здравом рассудке кто-то вряд ли бы делал. Она, едва перебирая ногами, подползла к стене и спиной примкнула к ней, в предвкушении закрыв глаза:

— Холодненькая стеночка, хорошо. Как же хорошо-о-о, — она тёрлась спиной о стену и наслаждалась долгожданной прохладой, ведь из-за крови, бешено бегающей по организму, и приступов боли всё тело неистово горело. Хотелось срочно потушить его. — Ничем не поможешь, — обратилась она к застывшему на месте мужу, который был поражён поведением жены, заключив, что ей не просто плохо, а невыносимо плохо.

Мико снова накрыло от очередной схватки так, что теперь прекрасную стену хотелось в порошок стереть, хоть та и не была виновата в её боли… Девушка неистово рычала и, чуть сгибаясь и упираясь о стену локтями, топталась на месте, чтобы как-то прогнать эти приступы, избавиться от них. Было просто жизненно необходимо добиться этого долгожданного, чёртового облегчения, которое всё же не наступало. Шисуи не мог спокойно наблюдать за её мучениями, хотелось облегчить её ношу, но он не знал, каким образом. Учиха подошёл к скорчившийся девушке и заботливо провёл по спине ладонью, на что она ударила его по руке.

— Не надо, — прошипела предсказательница, уставив помутневший взгляд на оторопевшего Шисуи и сильнее согнулась, зажмурившись. — Боль… такая боль, что… на стену лезть хочется, — прерывисто шептали её губы как в бреду. — Иди домой. Я не хочу ч-чтобы ты… видел меня в таком состоянии. Придёшь завтра.

Она хотела в одиночку пережить всё это, чтобы до конца процесса все оставили её в покое и не тревожили. Ей никто не был нужен сейчас.

Поэтому он ушёл.

***

Дома Шисуи не мог расслабиться, то и дело думая о жене и ребёнке, а потому пролежал в холодной постели до самого утра, так и не сомкнув глаз. Ночь ожидания была мучительна, и как назло минуты растягивались, словно не приближая, а наоборот отдаляя заветный час. Несмотря на смятение и вереницу различных дум в голове, он улыбался и предвкушал скорую встречу.

На рассвете Шисуи позавтракал и вышел на крыльцо насладиться утренней прохладой. На душе было по-особенному прекрасно и тепло, но по-прежнему немного тревожно. Лёгкий ветер приносил цветочный аромат с осыпающимися лепестками цветущей сакуры, которые подолгу кружились в воздухе, а потом беспорядочно устилали землю. Солнце озаряло почти каждый уголок квартала Учиха, наполняя его лишь большей живописностью. Район потихоньку просыпался и оживал, улицы наполнялись людьми, в основном — шиноби или служащими. Сам же Шисуи взял выходной на день, чтобы по возможности провести его с семьёй. И пусть ночь была бессонной после длительного рабочего дня, Шисуи ощущал какой-то особенный прилив сил, расслабляться совершенно не хотелось, потому он предпочёл скоротать время за небольшой уборкой.

В госпиталь он отправился через пару часов, дождавшись начала приёма. Объятый волнением, Шисуи переступил порог главной больницы Конохи и поспешил в нужном направлении, на необходимый этаж. Одна из медсестёр на посту сообщила мужчине, что его жена уже родила и сейчас находится в палате, расположенной в другом конце коридора. Сердце Шисуи встрепенулось от приятной новости: неужели дождались?

Долго не думая, Учиха добрался до палаты и, войдя внутрь, вдохнул полной грудью и выдохнул, унимая трепещущее сердце. Мико, отдыхающая в постели с новорождённым малышом на руках, встретила его усталой, но ласковой улыбкой. Шисуи бесшумно приблизился, присел на край кровати и взглянул на личико завёрнутого в одеяло, спящего ребёнка.

— Наша доченька, — прошептала девушка и прижалась к груди светящегося от счастья Шисуи, что приобнял её за плечи.

— Она красавица, как и её мама, — с теплотой на сердце он рассматривал каждую линию, каждую черту лица малышки, её ресницы и тёмныё волосы, и тихонько восхищался. Крохотное, родное чудо — вот оно, счастье.

— Но похожая на тебя, — усмехнулась Мико и посмотрела в окно. — Какая же сегодня погода хорошая… Солнце яркое и небо чистое. Как будто специально для неё.

Шисуи так же взглянул на улицу и, чуть помолчав, задумчиво предложил:

— Может быть, Сора? — Девушка подняла вопросительный взгляд на улыбающегося мужа. — Как тебе такое имя?

— Очень красивое, — согласилась Мико и опустила глаза на сладко спящую в её руках дочку, прижимая её ближе к груди. — Я думаю, подходящее имя. Учиха Сора…

Комментарий к Эпилог

Учиха Сора: https://sun2.ufanet.userapi.com/geangYjR2R4uNWP4-lx_ImSXt6n59gAVX8ENqQ/zNnbXqy1eDg.jpg

Рада приветствовать тех, кто дочитал. Спасибо огромное всем, кто прошёл этот длинный путь со мной до конца, и тем, кто присоединился недавно. Благодарю за всяческую поддержку, оценки, комментарии и ждуняшки. Я безумно люблю каждого своего читателя! Даже самого молчаливого :D

Отдельная благодарность моей любимой бете и по совместительству гамме, которая так же внесла посильную лепту в эту историю. Kaminari_, дорогая моя, ты мне всегда помогала, абсолютно в любое время, давала советы и вдохновляла. Я очень ценю тебя и твою помощь! <3 И я жажду работать с тобой и дальше)) С твоего позволения :D

И история именно благодаря моей бете стала такой. Изначально планировался жёсткий джен, стекло, боль, слёзы, убийственно-грустный финал. Но Каминари меня вовремя вернула на землю)) а это здорово. Как ты и сказала: история вышла такой, какой должна быть.

А теперь я приложу усилия для написания первой части, там постараюсь сделать всё достойно, дать жизнь моим персонажам в очередной раз, дать себе шанс исправить уйму недочётов (изначальная версия вышла такой себе). И там я не поскуплюсь на романтику. Если здесь её было мало, то обещаю исправить ситуацию там. Приглашаю всех заглянуть!

В планах на будущее написать школьное AU по Шисуи/Мико.

Буду счастлива видеть от вас комментарии.