КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615560 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243242
Пользователей - 112900

Впечатления

vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Движение молекул [Борис Борисович Кудрявцев] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




К ЧИТАТЕЛЮ

Ваши отзывы и пожелания о книжках «Научно-популярной библиотеки» просим направлять по адресу: Москва, Орликов пер., д. 3, Гостехиздат.

Редактор В А. Мезенцев, Текн. редактор Л А. Голубкова,

Подписан к печати 7.XI1 1950 г. 5v..ara 84х1081/3,0,625 буи. л. 2,04 печ. л.2.12 уч. — из. л. 41,540 тип. ьр. в печ. л. Тираж 100 000. Т-0Л70. Цена 65 коп. Заказ № 261.

3-я типография «Красный пролетарий» Главполиграфиздата при Совете Министров СССР. Москва, Краснопролетарская, 16.

Введение


Около двух с половиной тысяч лет тому назад у человека возникла гениальная догадка о том, что весь окружающий его мир состоит из мельчайших частиц. Одним из первых, кто высказал это предположение, был греческий философ Демокрит, живший за пять веков до нашего летоисчисления. Эти мельчайшие частицы Демокрит считал неделимыми и назвал их поэтому атомами (атом — по-гречески — неделимый).

Демокрит думал, что всё многообразие окружающего нас мира вызвано различным движением и различными сочетаниями атомов.

«Всё состоит из атомов… вещи отличаются друг от друга атомами, из которых они состоят, их порядком и положением…», — писал Демокрит.

Тем, что всё состоит из атомов, Демокрит объяснял многие хорошо известные свойства вещей. Так, например, запах цветов он объяснял тем, что вылетающие из цветка атомы попадают человеку в нос и вызывают ощущение аромата.

В древности взгляды Демокрита пользовались широким распространением. Но вот, проходит несколько столетий, и учение Демокрита забывается. Получившая в средние века огромную власть христианская церковь старается увести человеческую мысль от всего материального-. Искусство и наука древней Греции объявляются языческими. Интерес к ним церковь считает грехом.

Более того. В феврале 1626 года парижский парламент под страхом смертной казни запрещает распространение мыслей о том, что всё в мире состоит из атомов.

Однако прошло несколько лет, и именно в Париже с новой силой зазвучали мысли Демокрита. На этот раз последователем Демокрита явился французский философ Гассенди.

Восстав против невежества средневековой науки я авторитета церкви, Гассенди в своих сочинениях настойчиво пишет о том, что всё в мире состоит из мельчайших невидимых глазом частиц.

Но Гассенди не удалось сделать учение об атомах общепризнанным. Проходит ещё около ста лет, и атомное учение находит себе нового замечательного защитника — великого русского учёного Михаила Васильевича Ломоносова. М. В. Ломоносов не только признаёт справедливость атомного строения окружающих тел, он использует учение об атомах для объяснения различных свойств и превращений вещества. Атомы помогают Ломоносову правильно объяснить, что такое теплота, понять, почему газы сопротивляются сжатию, найти законы, позволившие в будущем строить более совершенные машины, и т. д.

После Ломоносова учение об атомах завоёвывает всеобщее признание.

Однако это происходит далеко не сразу. Ещё во второй половине прошлого столетия идеалисты разных мастей пытались всячески помешать распространению атомного учения. Многие горе-теоретики старались «изгнать» из науки атомы, этот, как они говорили, плод человеческого воображения.

Только в результате длительной и напряжённой борьбы, в которой мысли, высказанные впервые Ломоносовым, отстаивались передовыми исследователями различных стран, атомное учение сделалось общепризнанным.

В борьбе за атомное учение особенно велики заслуги австрийского физика Л. Больцмана, талантливого польского учёного М. Смолуховского и недавно умершего друга Советского Союза француза Ж. Перрена.

В этой книжке рассказывается о главном, неотъемлемом свойстве невидимых частиц вещества — об их движении и о связанных с этим свойствах тел.

1. М. В. Ломоносов

В истории человечества известно много величайших учёных, художников, поэтов. Однако вряд ли мы найдём среди них другого человека, столь богато и разносторонне одарённого природой, как М. В. Ломоносов.

Михаил Васильевич Ломоносов родился осенью 1711 года в деревне Денисовке, расположенной на острове Куростровском в устье Северной Двины, напротив города Холмогор.

В 1730 году, 19 лет от роду, Ломоносов уходит от родных в Москву и поступает в школу, называвшуюся «Славяно-греко-латинской Академией». Спустя четыре года Ломоносов, как один из лучших учеников, направляется в Петербург — в Университет, а ещё через полгода он командируется за границу для обучения металлургии и горному делу.

За пять лет, проведённых за границей, Ломоносов воспринял у своих иностранных учителей все знания, которые они могли ему передать. Однако учение у иностранцев не сделало Ломоносова подражателем. Проходит немного времени, и Ломоносов в ряде случаев становится учителем своих недавних наставников.

Трудно