КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420601 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200712
Пользователей - 95552
Loading...

Впечатления

кирилл789 про Лисавчук: В погоне за женихом (Юмористическая проза)

а я вот, прочитав первую и единственную главу сразу понял, что мешает елисею с внучкой бабок пожениться: слабоумие внучки.
а ничем другим желание выйти замуж за царевича этой внучкой с попыткой "спасения" внучкой царевича от дочки конюха на сеновале и не объяснишь. или ты понимаешь, зачем тебе замуж. или ты - идиотка, раз не знаешь, что делает конюхова дочка, сидя сверху на царевиче в сене: и кидаешься его "спасать".
и да, не юморно, глупо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисавчук: Абдрагон - школа истинного страха. Урок первый: «Дорога к счастью ведьмы лежит через закоулки преисподней» (СИ) (Фэнтези)

в темноте сумеречной империи ходит тёмный принц ада, совершаются убийства и тайны, нежить и жертвы тёмных-тёмных магов не дают спокойно жить.
Но всему защитник он -
ректор школы Абдрагон!
Тёмный Дарел Авурон!
***
(убогая, имя "дарел" пишется через двойное "р" - Даррел! как вы надоели. дальше двух абзацев пролога не ушёл, и так всё понятно).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Кай: Невеста императора (Фэнтези)

в тёмном-тёмном дворе стояло двое: мужик и баба. " Женщина представляла собой редкое сочетание красоты и острого ума, светившегося в изумрудных глазах."
что-то у неё там светилось в тёмном-тёмном дворе? ум, засветился и через глаза полез?
о, госсподи.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Несовпадения (СИ) (Современные любовные романы)

вот ты - член вокал-группы, и позвонить тебе нужно в студию своему "звукарю" денису. что в таких случаях делает нормальный человек? открывает "контакты" в мобиле, нажимает "денис-звукарь", и дальше телефон работает сам.
у афторши из зажопинска малышевой настьки герой зачем-то набирает этот 10-ти или 9-ти-значный (не помню) номер давнего коллеги по памяти снова и снова, ошибаясь в цифре. небось и телефон у крутого гитариста крутой рок-группы кнопочный?
афтар, ты дура?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Сага о Хранителях (Любовная фантастика)

начал читать, заплакал.
но кровавые слёзы появились, когда узрел: школу она в ЛОНДОНЕ закончила с отличием! какую школу, убогая? начальную? до 11-ти лет училась-то, или даже до 13-ти?
а потом поступила в университет! тоже в лондоне. какой?
*****
ёпт, идиотка, НЕ ПИШИ БОЛЬШЕ!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Другой дом (Современные любовные романы)

ооо. не читайте.
американская бабушка оформила своей российской внучке внж, БЕЗ ПРИСУТСТВИЯ этой внучки в америке. и. при ЖИВЫХ РОДИТЕЛЯХ в россии!
всё, дальше можно не читать, потому что полный бред. афтар, ты - дура, без ковычек.
в нью-йоркский университет перевестись, конечно, можно. про дурь со сроками писать не хочется, но: кто у тебя, убогой, принял документы в йорке в феврале, если их принимать начинают ТОЛЬКО в МАЕ???
дальше, йоркский универ - ЧАСТНЫЙ, убогая. ЗА ДЕНЬГИ учатся, безмозглая. а тебя, такую единственную, зачислили бесплатно???
стипендию назначили, млядь.
понимаешь, афторша малышева настька из зажопинска, для того, чтобы
"подать документы на участие в программе финансовой помощи, предоставляемой университетом" в нём НУЖНО ПРОУЧИТЬСЯ хоть сколько-нибудь. потому, что там рассматривают оценки на месте, в йорке. и документы - НАДО ПОДАТЬ! никто автоматически никакой "стипендии" не начислит, не русское пту.
и да, в нью-йоркском университете НЕТ "факультета журналистики", дура убогая. там, строго говоря, и факультетов-то нет: только - бакалавриат и магистратура.
ой, млядь, писала бы про своё зажопинское пту, интереснее бы получилось.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Осокина: Истории Джека. Дилогия (СИ) (Ужасы)

в общем, джек был настолько зашибенно могучим магом и единственно-зашибенно могучим на земле, что делать ему было ничего нельзя!
зачем же так, афтор: с порога да под дых?! прям комплеснуть можно.
остальные-то, оказывается, не столь могучие: земли пахали да коров доили, а вот джеку - низзззя!
дилогия о том, что ещё "низзя" могучему магу джеку? надо же, никогда бы не подумал, что для перечня "специальностей" дармоедов можно аж две книжонки накропать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Владетель (fb2)

- Владетель [СИ] (а.с. Пивной Барон-4) 1.12 Мб, 309с. (скачать fb2) - Иван Владимирович Магазинников

Настройки текста:



Иван Магазинников Владетель

Ловкость рук

– Да жулит он, я на что угодно поспорить готов! – рослый детина встал из-за стола, почти опрокидывая его мощным толчком.

Лежавшие на нем карты посыпались на пол.

– То есть ты, фраер, лепишь мне горбатого, что я катала? – возмутился сидевший напротив игрок, – Просто ловкость рук, и никакого мошенничества!

– Точно! Это же он в «Пивном Бароне» карты раздавал.

– И имя у него еще такое… Ловкач.

– А у тебя – Одноглазый, и что? – парировал обвиняемый.

– Так у меня и есть один глаз. А ты, выходит, себе карты нужные ловчишь.

– Слушайте, в натуре, мне не нужны неприятности… Забирайте ваши бабки и канайте отсюда.

Обманутые картежники начали медленно подниматься со своих мест, и выражение их лиц не сулило ничего хорошего шулеру.

– Да испытайте меня, боты позорные! Не могу я ловчить, нет у меня нужных статов! – закричал бессмертный по имени Ловкач.

– А это мы сейчас посмотрим. Эй, Глыба, сломай-ка ему правую руку. С одной-то он точно ловчить не сможет.

– Не надо мне ничего ломать! – попятился игрок.

– И то верно, – охотно согласился Глыба, – Может, лучше отрезать, чтобы наверняка?

– Э нет, ломать так ломать, – тут же изменил свою позицию Ловкач, – А еще лучше, к стулу привязать.

«Неписи» согласились, что это разумный вариант, и надежно прикрутили ему левую руку к стулу. И первая же партия закончилась с разгромным для них счетом в пользу бессмертного. Снова.

– Ну что, убедились, боты позорные?

– Ага.

– Развяжете?

– Нет.

– Почему?

– Ты и с одной рукой ловчишь – вот почему.

– Да говорю же, нет у меня Ловкости для таких трюков! Вообще ни для каких нет!

– Тогда почему тебе масть идет?

– Просто удача, в натуре, – едва слышно буркнул Ловкач.

– Может, и вторую руку ему завяжем? Зубами-то он всяко не сможет себе нужную карту подложить, – неуверенно предложил один из ботов.

Бессмертный тяжело вздохнул.

Он-то не сможет, а вот его запредельные 72 единицы Удачи – запросто.

Что и случилось. Две раздачи – и каждый раз самая лучшая карта шла именно Ловкачу, который с легкостью выиграл обе партии.

– Вот теперь видно, что он жулит.

– Как?! У меня же руки связаны?! – почти простонал игрок.

– Магия какая-то, видать.

– Откуда? У меня Интеллекта всего единица…

– Ломай каталу, – вынес вердикт наблюдавший за игрой представитель Воровской Гильдии, – только Тени могут вести нечестную игру в Заповеднике Кхара!

И пятеро громил набросились на связанного и беззащитного игрока с кулаками, ногами, а самые проигравшиеся – даже с зубами. Дело свое бандиты знали, и били так, чтобы наносить минимальные повреждения, но при этом накладывать на бессмертного неприятные дебафы и плохо исцеляемые травмы.

Благодаря невероятной Удаче, по Ловкачу попадал лишь каждый третий удар, и ни один из них не оказался критическим, что лишь продлило время экзекуции несчастного. Через десять минут его окровавленное и лишенное Энергии тело было выброшено на улицу.


Вы ударились головой!

Длительность эффекта «Головокружение»: +10 сек. Итого: 120 сек.

Здоровье: –3 (12 из 35).


– Мля, вот и кончилась моя удача, – простонал он, пытаясь подняться, – На ровном месте нашел обо что башкой приложиться. В натуре, сегодня конкретно не мой день.

Руки и ноги плохо слушались, десятки травм и дебафов срезали и без того скудные параметры до минимума, поэтому все, на что Ловкача хватило, это поднять голову и посмотреть, обо что это его так приложило.

Это оказалось Доска Объявлений, стоявшая посреди площади Заповедника Кхара.

– О! – одно из объявлений привлекло его внимание, – Кажись, как раз по мне работенка…

И он отключился от игры, заведя будильник на полчаса – ровно столько нужно было времени, чтобы его игровой персонаж исцелился, и пропали все полученные им от побоев травмы.

Интерлюдия

Дверь в оперативный комплекс плавно ушла в сторону, впуская в просторный зал двух мужчин. Еще двое уже находились в ОПК, вольготно развалившись на красном кожаном диване, стоявшем точно посреди помещения, между похожих на белоснежные гробы вирт-капсул.

– Господа, – негромко произнес один из вошедших.

Но на его голос никто не отреагировал. Удобно устроившиеся на диванчике мужчины были слишком увлечены каким-то спором, хоть до гостей с их стороны не долетало ни звука.

– Господа! – уже громче повторил он.

Спорщики прекратили выяснять отношения и дружно повернулись. Узнав говорившего, они поспешно вскочили на ноги.

– Простите, Михаил Петрович, мы вас не заметили.

– Итак, принимайте пополнение. Это ваш новый коллега – так что покажите и расскажите ему, что здесь к чему. Раньше он работал на наших конкурентов, занимался аренами для «Спартанца»…

– Левел-дизайн? – деловито поинтересовался один из мужчин.

– Нет. Альтернативные режимы групповых боев. Механика, баланс, награды, настройка и тестирование.

– Жаль. Нам бы кого с опытом дизайна уровней, Михаил Петрович.

– У нас же есть художники?

– Они делают красиво, а нам нужно, чтобы было играбельно и интересно.

– У меня есть работы с ландшафтными редакторами, – неуверенно заявил новичок, – могу сделать тестовое задание, если нужно.

– Ладно, загружайся, посмотрим, на что ты способен…

– Кстати, это твой непосредственный начальник, Роберт. Он здесь царь, бог и ведущий гейм-дизайнер «Мира Фантазий». А вот тот улыбчивый молодой человек у нас отвечает за нарратив* и все, что с ним связано. В общем, руководит сценарным отделом.


* Нарратив – игровое повествование. Область работы нарративного дизайнера включает в себя все, что погружает игрока в историю игры и служит для ее подачи, начиная от непосредственно сценария и текстов, и заканчивая скриптовыми сценами и образами сюжетных персонажей.


– Костя, – протянул руку только что представленный нарративщик.

– Что ж, на этом я вас оставлю, ребята тебе все расскажут и покажут. Как закончите – загляни в бухгалтерию.

Грозный и серьезный Михаил Петрович вышел, а тот, кого он назвал Робертом, поинтересовался:

– Ты с какими игровыми редакторами работал вообще?

– «Юнити Макс», «Анрил энжин» – с шестым и с седьмым, с нашим «Космосом» ну и в «Спартанце» был свой редактор.

– Норм, – поднял большой палец Константин, – Значит, с нашим быстро разберешься. У нас тоже самопальный редактор, но ничего необычного, управление стандартное. Ты в «Мир Фантазий»-то играл?

– Конечно, иначе бы меня не взяли. У меня пятидесятый паладин.

– Маловато. Давно играешь?

– Около года. Это мой второй персонаж – предыдущего я прокачал почти до семидесятки, но потом пошел на рерол.

– Костя, отстань от человек. Давай ему просто все покажем и расскажем. Значит так, новенький. Ныряй вон в ту капсулу, теперь она будет твоей рабочей. При входе в систему выбери системный аккаунт гейм-диза и локацию «Небесный город».

– Ты уверен? – с сомнением протянул нарративщик, – Сразу «Город»?

– Ну а чего тянуть? Заодно и посмотрим, на что он способен.

– Хорошо, «Город» так «Город», – Константин пожал плечами, – «Небесный город» – это тестовая локация, на которой мы учимся управлять своими аватарами. Изучаем их возможности, тестируем новые фичи и так далее, но в обстановке, максимально приближенной к игровой. Ясно?

– Разберемся, – отозвался новенький, забираясь в свою капсулу.


> Загрузка

Выберите аккаунт: системный, игровой, VIP-игровой, ограниченный, демо.

> Системный

Выберите профиль: гость, тестер, администратор, гейм-дизайнер, мастер игры.

> Гейм-дизайнер

Выберите класс: игрок, аватар, скульптор.

– Эй, мне какой класс выбирать? Тут какой-то скульптор – неужели это тот самый, который Легендарный Лунный?

– Нет, это специальный класс для левел-дизайнеров. Бери аватара – ты в основном с него и будешь работать. А через игровой – тестировать то, что натворишь, – раздался голос Роберта из соседней капсулы.

– Угу… Ого!

– Нравится?

– А матом можно?

– Да нам по помидорки, тут все равно мат-фильтр стоит.

– Это просто отыквенительно! Я – ангел! Только вот где сам город? Тут одни облака кругом…

– Вот как построишь – тогда и будет тебе город. А пока ешь, что дают.

Три ангела в белоснежных тогах парили среди пушистых облаков. У каждого из них было по две пары огромных крыльев за спиной, а в руках они сжимали оружие.

Ангел, над головой которого было написано «Рафаэль», держал огненный меч. У «Кастиэля» оружием оказался ледяной трезубец, ну а безымянный был вооружен…

– Кисточка? Вы серьезно?

– Ну так вообрази себе чего-нибудь другое. Твой инструмент, как и твой аватар – выбираются из библиотеки игровых образов, наследуя все свойства прототипа.

– Вообразить?

– Мысленно представь внешний вид предмета. А система подберет из библиотеки визуально ближайший аналог. Или можешь искать по названию, если знаешь, что ищешь. Консоль вызывается щелчком пальцев или по кнопке в нижнем правом углу.

– Ага. Вижу.

Гигантская кисть в руке безымянного ангела сменилась сперва на зонтик, потом на такой же меч, как у Рафаэля…

– Эй, новенький, не борзей!

Огненный клинок превратился в хлыст, затем в секиру, в увесистую дубину, в огромную рыбину, в колесо от телеги, в кактус подозрительно неприличной формы…

– Может, уже выберешь что-нибудь? И имя себе задай.

В руках ангела остался короткий меч, похожий на гладиус, а над его головой загорелись буквы: «Серый».

– Может, лучше какой-нибудь Серафим или Саммаил? А то выбиваешься из концепции.

– Так Саммаил – это же вроде демон?

– А демоны – падшие ангелы, так что один чеснок.

– Ты хотел сказать, один чеснок? Оладья! Он что, даже слово «чеснок» считает матерным и меняет его на «чеснок»? Вам кто мат-фильтр ставил, садовод-любитель?

– Типа того, – Рафаэль-Роберт ухмыльнулся, – Так что с именем? Это оставишь?

– Ага. Я уже лет семь под ним во все игрушки гамаю. Привык.

– Загрузка – Облачный Лабиринт!

И тут же облака вокруг принялись двигаться, меняться и сливаться в единую конструкцию, действительно напоминающую многоэтажный лабиринт из хитросплетений коридоров, лестниц, колонн и прочих причудливых элементов.

– Значит так. Правила простые – лабиринт не менять и не разрушать. Можно трансформировать себя, а также воплощать другие предметы или изменять те, что были созданы противниками. Тот, кто первым достигнет выхода – тот и победил. Все понятно?

– Эм…

Серый задумался. А пока он пытался осмыслить только что услышанное, его противники начали… Изменяться…

Ангел Рафаэль обзавелся еще одной парой крыльев – огненных, а Кастиэль уменьшился вдвое и стал полупрозрачным. Но оружие он оба сохранили.

– На счет три – начинаем. Раз… два… три!

Пять минут спустя…

– Ну и какого чеснока это было? Проплотый ты читер! – выругался Рафаэль.

Выглядел он жалко – весь покрыт сажей, три крыла сломаны, а правая половина лица похожа на маску из фильма ужасов. Кастиэлю досталось меньше, но лишь потому что он прилично отстал и уже не мог претендовать на лавры победителя, и не ввязывался в состязание двух других аватаров.

– Нет, ты серьезно? А? – продолжал возмущаться Роберт, нависая над новичком, который вернул свой человеческий облик и лежал на облаке, закрыв глаза и подставляя лицо ласкающим лучам солнца.

– В правилах про это ничего не было. Ты же сам сказал, что можно менять своего аватара.

– На дракона, да?!

– Этот облик показался мне наиболее подходящим для устроенной вами гонки.

– Да ты просто пер как танк, сжигая все на своем пути!

– Как дракон, – поправил его Кастиэль, – Да ладно, Роб, расслабься. Новичок сработал чисто и все в рамках правил. Просто у него все в порядке с соображалкой и фантазией. В отличии от нас с тобой…

– Читер, – едва слышно пробурчал Рафаэль, взмахом руки восстанавливая изначальный внешний вид своего аватара.

– Эй, ты, кстати, так и не представился, – Костя протянул руку, помогая неожиданному победителю гонки подняться.

– Серый… Ой, тьфу. Сергеем меня звать. Сергей Авраменко.

– Ты крут, Серега. Реально крут, респект. Где так наловчился летать?

– Батя хотел, чтобы я стал летчиком. Гонял меня на всяких симах, а потом в летное отдал.

– Мда… А ты пошел игрушки делать – разочаровал отца, летун чешуйчатый.

Рафаэль уже сменил облик ангела на нормальный человеческий – точную копию самого себя реального – и тоже пожал руку новенькому.

– Стоп, погоди. Ты же Горыныча взял аватаром, который трехголовый? – вдруг спросил он.

– Угу.

– И при этом одновременно управлял полетом, искал дорогу да и еще пыхал из всех трех стволов, то есть голов?

– Ну да.

– Как?! На автопилоте, что ли?

– Почти, – Авраменко улыбнулся, – Собрал простейший алгоритм поиска пути и развесил маркеры, а боковые головы просто настроил на отстрел всего, что шевелится, с приоритетом на помехи движению.

– То есть ты у нас еще и скриптовать умеешь?

– Так я в летном на программиста автопилотов как раз и учился, а гейм-дизайн это уже так – скорее увлечение…

– Костик, кажись, нам с тобой в кои-то веки достался действительно ценный кадр. Так, господа ангелы. Предлагаю на этом закругляться, и пойти отметить сие событие в одном уютном райском заведении. Будем вкушать амброзию, запивать нектаром и услаждать свой взор плясками дивных гурий…

– Чего? – не понял его новенький.

– Он говорит, что ведет нас в стрип-бар за свой счет. Причем не в эти твои виртуальные симуляции для прыщавых задротов, а в настоящий бар с настоящими бабами…

– Угу, и с настоящим трипаком. Жду вас через десять минут в фойе. Система, дисконнект!

Глава 1. Инвентаризация

Военный Искусственный Интеллект в очередной раз перераспределил ресурсы.

Да, теперь система выделила ему еще дополнительно +45 % вычислительных мощностей и удвоила объем доступной памяти. Но и количество получаемой и обрабатываемой им информации тоже выросло в разы! Никогда раньше не приходилось ему работать с такими объемами данных, да еще и разного типа, назначения, уровня динамичности и так далее.

Во-первых, сам Замок. Два этажа плюс подземелье – всего 15 комнат, из которых 7 вполне функциональны, а остальные сперва нужно было отстроить. Для управления всем этим хозяйством у него появилось отдельное окно интерфейса. Именно с его помощью Шардон и выяснил, какое же ему досталось «наследство» от барона Фурье, прежнего владельца.

К крепости прилагалось небольшое Поселение, всего на 12 домов. 8 из них оказались жилыми, и там обитала прислуга. Как и любые другие постройки, эти здания были функциональны и давали небольшие бонусы:


Жилой дом (2 уровень)

Описание: обычная одноэтажная постройка, в которой без особого комфорта может разместиться две небольших семьи на 5–6 человек со всем своим добром.

Вместимость: 10 человек.

Опыт: +2 %.

Погреб/Склад: 5 ячеек.

Доход: 50 монет в сутки.


А вот остальные оказались полноценными пристройками к самому замку, добавляя ему не только параметры, но и совершенно новые свойства, и дополнительный функционал: Конюшня, Казарма, Голубятня и как раз сейчас строящаяся Таверна. Защитная Стена (х8), Сторожевые башни (х4) и Ворота (х2) шли отдельно.

Зачем в замке нужна голубятня?

Шардон внимательно изучил свойства постройки, но так и не понял, для чего ее вообще построил Фурье. Впрочем, это могла быть и просто шутка творцов этого странного мира, живущего по строгим законам и одновременно такого нелогичного.


Голубятня (уровень 3)

Описание: здесь разводятся прекрасно обученные почтовые голуби, способные донести ваше послание в любой уголок Империи!

Вместимость: 10 голубей.

+5 % к скорости караванов и почтовых отправлений.

+10 % к приходу ресурса «Мясо птицы».

– 2 % к урожайности зерновых.

Особое: позволяет использовать Почту и Аукционы соседних поселений и городов.

Расходы: 20 золотых в сутки.

Писем получено: 0.

Писем отправлено: 1.


Также во вкладке с Прислугой обнаружилась вторая, отвечающая за Войско владетеля. В данный момент все имена в списке были помечены иконками черепа с таймером возрождения – последствия недавнего столкновения. Зато теперь Шардон точно знал численность противостоявшей ему армии – текущий уровень развития Замка и Казармы позволял содержать 50 гвардейцев в регулярных войсках и нанять еще столько же временно. Правда, это была исключительно теоретическая возможность: живые наемники требовали немалое жалование, а после смерти пропадали навсегда.

И вообще, содержание армии оказалось самой значимой статьей расходов, основательно разоряя баронскую Казну.

Да-да, бывший атаман лишился доступа к воровскому общаку, зато теперь у него появилась собственная Казна. Та самая, средства из которой должны были идти на благоустройство владений барона и улучшение качества жизни его подданных. Пополнялась она, разумеется, за счет налогов, сдираемых все с тех же самых подданных.

И на данный момент этот налог составлял 220 % для Поселений и 150 % – для земель, принадлежавших непосредственно барону. Разумеется, от всего этого у несчастных «неписей» падала мораль и работоспособность, зато росла тяга к политической свободе и инакомыслию.

Все это Шардон узнал из интерфейсного окна, управляющего его владениями, Заповедником Гоблина. На карте которого Замок Фурье оказался лишь крошечной отметкой.

– Вызывали, сеньор?

Рядом с ним словно ниоткуда возник вытянувшийся по струнке мужчина лет 50. Высокий, стройный, наряженный в скромный черный камзол с серебрянным шитьем. Он смотрел прямо перед собой и в никуда, слегка задрав длинный крючковатый нос.


Барримор (НИП). Человек, дворецкий 20-го уровня.

Особенность: персональный помощник владетеля.


– Ты кто такой?

– Разрешите представиться, мон сеньор. Барримор. Потомственный дворецкий в десятом колене. Верой и правдой служу вашему роду уже много десятков лет.

– Я только вчера получил баронский титул.

– Унаследовали, осмелюсь уточнить.

– Отобрал силой у предыдущего владельца.

– Своего дядюшки или брата, осмелюсь предположить?

– Совершенно незнакомого мне чужого человека.

– В честном поединке?

– Силой, шантажом и подкупом.

– Хм… – дворецкий задумался, – Что ж, теперь я буду служить верой и правдой вашему роду, любезный сеньор Шардон.


Поиск среди прислуги по имени «Барримор»: завершено.

Совпадений найдено: 0.

Поиск среди гвардейцев по имени «Барримор»: завершено.

Совпадений найдено: 0.

Поиск среди источников доходов по имени «Барримор»: завершено.

Совпадений найдено: 0.

Поиск среди источников расходов по имени «Барримор»: завершено.

Совпадений найдено: 0.


Судя по результатам поисков, никакого Барримора не существовало, и он никак не влиял на жизнь замка или его жителей – ни физически, ни экономически.

– Кто ты такой и откуда взялся?

– Меня зовут Барримор, сеньор. И я – ваш дворецкий. Вы сами меня только что призвали.

Да, Шардон действительно использовал кнопку с символом «?», которой раньше у него в интерфейсе не было. Но он ожидал, что при этом откроется справочное меню, а не появится непонятно кто и непонятно зачем.

Впрочем, вместо класса у него значилось «персональный помощник».

– И что же ты умеешь, Барримор?

– Умею служить верой и правдой.

– А точнее? Какой у тебя класс? Какие полезные функции ты можешь выполнять?

– Я – дворецкий, и могу верно служить вам, мон сеньор.

Военный ИскИн прекратил допрос. Конечно, он мог спрашивать упрямого бота сколько угодно, просто зациклив эту ветку диалога. Но нельзя рассчитывать на другой результат, выполняя одно и то же действие. Тем более, что перед ним набор простейший игровых алгоритмов.

– Какие у тебя есть навыки? Что конкретно ты умеешь делать?

– Я могу оказаться в нужное время в нужном месте. Могу разносить записки, напитки и легкие закуски. Открывать и закрывать двери и окна. Протирать пыль и искать потерявшиеся предметы.

– Какую еще пользу ты можешь принести?

– Я знаю все и обо всем в этом замке, мон сеньор.

– Ты – модуль справочной системы?

– Я – ваш дворецкий, мон сеньор.

Шардон огляделся по сторонам и указал на стоявший неподалеку канделябр.

– Что это?

– Осветительный прибор второго уровня. Радиус свечения пять метров, сила – пять единиц. Бесконечный срок действия и нулевой расход горючего вещества.

– Где находится казна?

– Минус первый этаж, третья комната за потайной дверью. Могу я вас проводить туда, мон сеньор?

– В замке есть тайники и другие сокровищницы?

– Разумеется. Прежний хозяин был очень запасливым и подозрительным.

– Можешь мне их показать?

– Увы, мон сеньор, но я не располагаю информацией об их местонахождении.


Создание объявления «Нужен специалист по поиску тайников»: завершено!

– 250 золота.

Предполагаемое время ожидания: 1 час 42 минуты.


Даже интерфейс работы с Доской Объявлений изменился и стал удобнее и информативнее! Определенно, возможностей у Владетеля было куда больше, чем у того же атамана. Даже карта Заповедника Гоблинов сильно изменилась.

Теперь она была испещрена разноцветными линиями-границами, отмечавшими сферы влияния. Непосредственно Шардону принадлежали Земельные владения, приносящие ему регулярный доход и ресурсы, в основном продовольственные. Так же были Вассальные поселения, которые платили денежный налог, Вольные земли, где хозяйничали разбойники, и соседние территории, принадлежащие баронам-соседям.

Для каждого значимого объекта или территории на карте были указаны параметры:

– Численность населения (текущая и максимальная);

– Расход / Доход (текущие и максимальные);

– Виды и количество добываемых ресурсов;

– Страх / Уважение…

И еще с десяток менее значимых параметров.

Вот только уже знакомые Шардону параметры страха и уважение отвечали за шанс восстания и за степень снижения выплачиваемых налогов. И в данный момент с этим все было очень и очень плохо – Фурье постарался испортить отношения со всеми, с кем только смог.

И если изначально новый владетель собирался распустить свое войско с целью экономии, то теперь он понизил приоритетность этой задачи: угроза восстания оказалась слишком велика. Причем, в том числе благодаря недавним стараниям самого же Шардона.

– Сеньор? К вам просители, аудиенцию требуют.

– Что еще за просители?

– Бессмертные, – лицо дворецкого совершенно ничего не выражало, но в голосе его звучала открытая неприязнь и презрение, – Сейчас приемные часы.

– Чего хотят?

– Известно чего – новых заданий.

Военный ИскИн открыл список квестов, которые он мог выдавать. На посту атамана у него тоже было с десяток заданий, рассчитанных на игроков, но те появлялись возле Кривого Лога хорошо если 1–2 раза в день – никто не хотел мотаться по лесам в поисках разбойничьего убежища, да еще и рискуя нарваться на засаду ради парочки наград сомнительной ценности.

Совсем другое дело – задания от самого барона!

Чего там только не было.

Зачистка пыточной от призраков замученных пленников. Усмирение бунта. Сбор налогов. Поиски алой парчовой ткани на новую обивку для трона. Сбор редких цветов для его любимой дочери…

– У меня есть дочь? – уточнил Шардон у своего дворецкого.

– Разумеется, мон сеньор. Любимая и единственная.

– Мне нужно больше информации.

– Розальда де Шардоне, ваша единственная наследница и память о безвременно усопшей супруге. Юная и прекрасная особа девятнадцати лет отроду, своенравная характером и взбалмошна поведением. Ваша давняя мечта – отыскать ей достойного и богатого мужа.

– Ты уверен?

– По какому из перечисленных пунктов, мон сеньор?

– Насчет моей мечты про жениха.

– О да, разумеется…

Шардон пожал плечами и…


Создание Директивы № 134 «Поиск достойного и богатого мужа для персонажа Моя любимая и единственная дочь Розальда»: завершено.

Установка приоритета для Д134: высокий.


– Продолжай.

– Любимый цвет красный, еда – вино и фрукты. Персонаж двадцатого уровня, класс «воровка». Пол женский.

– Ясно. Хорошо, зови сюда бессмертных.

– По одному, по двое?

– Всех сразу.

– Но… здесь же будет шумно, грязно и неорганизованно.

– Зови всех.

– Слушаюсь, мон сеньор. Будете принимать их в рабочем кабинете или в тронном зале?

Шардон проверил бонусы от обеих комнат.

Тронныйзал повышал настроение и репутацию, давал ускоренную регенерацию маны и энергии. Кабинет – увеличивал прирост золота и опыта, так что выбор был очевиден.

– Жду их в своем кабинете через десять минут.

По дороге бывший атаман проверил изменение своих параметров и доступные умения.

Согласно логу, помимо выдачи нового комплекта «баронской» экипировки и новой биографии, он получил такие модификации:


Сила: -3

Ловкость: -2

Интеллект: +5

Харизма: +5

Сопротивляемость Ядам: +5 %


Внешне он тоже изменился: стал чуть уже в плечах и заметно объемнее брюхом. Шрам на правом глазу исчез, зато появился второй подбородок, скрываемый по-прежнему рыжей густой бородой. Руки стали изящнее, а пальцы тонкими и длинными – даже трудовые мозоли пропали!

Несмотря на все эти изменения, классовым прототипом у него по-прежнему оставался воровской, сохраняя доступными все ветки умений.

И еще три новых появилось благодаря специализации «Владетель»:


Менеджемент. Умения этой ветки отвечают за управление замком и принадлежащими вам землями, а так же вашими подданными. Строительство, развитие и улучшение инфраструктуры, обучение и повышение эффективности работников – все это можно найти здесь.


В этой группе у него было открыто умение «Строительство», позволяющее строить новые комнаты или здания, или улучшать уже существующие. А вот их ремонт, смена функционала или даже просто внешнего (или внутреннего) вида требовали других умений.


Экономика. Эти умения отвечают за добычу и распределение ресурсов, налаживание торговых и экономических связей, а так же влияют на размеры жалования и собираемых налогов.


От щедрот Системы новоявленному барону добавилось умение «Базовая экономика», которая на 10 % повышала количество золота в награду за задания, и на 3 % – количество золота, выпадающего из сундуков или монстров. Эти бонусы действовали на всех подданных Шардона и его самого, но только на территории замка и его окрестностей.

Ну и третья ветка называлась Дипломатия.


Дипломатия отвечает за установление политических связей. Умения этой группы влияют на репутацию, успешность переговоров и урегулирование конфликтов как мирным, так и силовым путем. А так же повышают эффективность ведения боевых действий и командование армией.


И действительно – сюда разработчики запихали повышение численности войск, снижение выплачиваемого наемникам жалования, всевозможные бонусы к параметрам бойцов и так далее.

Базовым умением было открыто «Искусство письма», которое позволяло использовать расширенный словарь при составлении писем и давало +20 % к умению общаться с кем угодно «на его языке», повышая степень взаимопонимания и добавляя +10 % к репутации в случае успешного воздействия. Разумеется, все это только в письменном виде.

Вторым умением значился «Железный кулак», на своем 10-м уровне добавляющий +10 к максимальной численности армии и на 2 повышающий броню наемников и гвардейцев.


– Господа, сеньор барон Де Шардон изволит оказать вам честь и уделить толику своего драгоценного времени для аудиенции! – пафосно объявил дворецкий, широко распахивая дверь.


Анализ и группировка заданий завершена!


– Ну наконец-то, – недовольно пробурчал входящий в кабинет игрок, – Задолбались уже ждать, ну сколько можно?

– Прошу прощения, был занят, – сухо отозвался Шардон.

Или Барон де Шардон, каким теперь официально было его имя и титул.

– Небось, какую-нибудь пухлозадую служанку драл? – хохотнул бессмертный, – Так ты спрашивай у меня совета, не стесняйся – я их тут всех перепробовал, могу порекомендовать.


Джокер-не-из-Готэма (игрок). Человек, вор 25-го уровня.


– Надеюсь, вы здесь не для того, чтобы просить руки моей дочери?

– Ишь ты, какой догадливый. Давай мне быстро квест, и я пойду цветочки собирать. А то эта сисястая стервочка нос воротит, словно у меня Харизма и не апнута до тридцатки.

– Кто еще тут пришел жениться на моей дочери? Шаг вперед.

Из двух десятков игроков вышли пятеро, а вот беспардонный Джокер остался стоять на месте.

– А ты?

– Не-не, жениться – это не про меня, – замахал руками бессмертный, – Мне бы для начала постельный тест-драйв устроить на пару-тройку палок, вот тогда я и подумаю.


Сохранить изменения в задании «Кроличья мягкая шкурка»?

Да.

Сохранить изменения в задании «Букет цветов для баронской дочки»?

Да.

Сохранить изменения в задании «Обручальное колечко»?

Да.


– Принимайте задания, – объявил барон, выбирая игроков и пересылая им квесты.

Реакция последовала незамедлительно, и была она довольно бурной.

– Чего?! Где я тебе достану шкуру розового кролика? Они же водятся в локе для хаев! – тут же раздался возмущенный голос.

– Моей дочери нужен храбрый муж и надежный защитник! – отозвался барон.

– И кольцо ценой в двадцать штук золота? Серьезно?!

– Моей дочери нужен богатый жених. Детей растить сейчас очень накладно.

– Три сотни цветов? Ты где такие букеты видел, хрен бородатый?

Несмотря на то, что из строя он не вышел, линейку квестов Джокер-не-из-Готэма все же принял, и теперь внимательно изучал входящие в нее задания, подправленные Шардоном согласно Директиве № 134. И ему явно не понравились новые условия. Благодаря гайдам, игрок знал, что нужно будет принести десяток цветов трех разных видов и даже собрал их заранее, как обычно. Но целых три сотни? Чтобы просто трахнуть баронскую дочку? Да он половину королев и княгинь Империи оприходовал, а тут всего лишь какая-то захолустная баронесса!

– Целеустремленность, настойчивость и желание радовать будущую невесту – важное качество для достойного жениха.

– Сейчас я покажу тебе, какие должны быть качества у жениха. И не таких обламывали, «непись» ты зажравшаяся.

С этими словами Джокер подскочил к Шардону, схватил его за бороду и что было сил дернул, хорошенько прикладывая того головой о стол.

– Эй, ты чего творишь? – попытались вмешаться другие игроки, но неуверенно, прекрасно понимая, что уровнем не вышли тягаться с драчуном.

– Мозги ему на место ставлю, чтобы адекватно оценивал прелести своей дочурки. Ей красная цена – пять крысиных шкурок в час…

– Ты его прибьешь, а нам потом сутки ждать, чтобы квесты получить. Тебе других баб мало?

– Не боись, я аккуратно – у меня большой опыт в обращении с ботами, – «успокоил» их Джокер и еще раз хорошенько приложил барона о стол.

Но он ошибался.

С такими «неписями», как Шардон, ему раньше иметь дел не приходилось…

Глава 2. Махинация

Городок Ландэль, центральная площадь


– Хэй, человек. Твоя сюда иди давай…

Игрок, с которым загооврил неизвестный, огляделся по сторонам, но все вокруг спешили по своим делам, не обращая на одинокого паладина Амалии никакого внимания.

– Сюда смотри давай, – снова раздался голос.

Массаракш догадался глянуть в чат локации и найти там имя говорившего. Им оказался некий Шныга. «Непись». Паладин снова закрутил головой по сторонам, пытаясь окинуть взглядом городскую площадь с высоты своего двухметрового роста, но тут кто-то дернул его за край плаща.

Игрок опустил голову.

– Ты еще что такое и как тут оказался?

На него смотрел невысокий зеленый человечек, выряженный в подобие жреческой рясы и опирающийся на причудливо изогнутый черный посох. Огромные развесистые уши и длинный мясистый нос выдавали в нем гоблина.

– Шныга моя звать, – важно объявил тот и умолк, ожидая ответной реакции.

Массаракш рассмеялся. А услышав следующее заявление, захохотал так, что бегущие мимо игроки начали огибать его по приличной дуге, не желая связываться со странным паладином.

– Шныга великий колдун есть. Большой сила владеть… И твердый кривой палка… – добавил он после небольшой паузы.

– Ой, насмешил. И что же нужно такому великому и сильному колдуну от маленького и слабого меня?

– Твоя портал делать умей. Шныга сам видел. Давай делай портал для Шныга тут.

– Ты… Ты… Ты охренел, коротышка? Я тебе что, извозчик? Знаешь, сколько стоит портальный свиток?

– Многа-многа золота, – важно кивнул гоблин.

– И сколько у тебя есть монет, чтобы оплатить мои услуги?

– У Шныги совсем золота нет, – печально вздохнул «непись», – Но Шныга может делать всякую работу для бессмертный.

– И что ты умеешь?

– Посуда мыть. Вода таскать. Огонь дуть, – начал загибать пальцы коротышка.

– Мда-а-а… Мне ничего этого не нужно. Что ты умеешь действительно полезного делать?

– Шныга может твоя защищать. Шныга был телохранитель у великий атаман Рыжий Лис.

– Защищать?

– Да.

– Меня?

– Твоя.

– Заклинатель тринадцатого уровня собрался защищать сорокового паладина?

– Твоя умный. Хорошо слышит, быстро думает, – одобрительно кивнул гоблин.

– Пресвятая Амалия, роди меня обратно, – снова рассмеялся Массаракш, – Ну, как минимум ты умеешь поднимать настроение. А разве маги могут быть телохранителями? Это ведь работа для воинов.

– Шныга – великий воин, – согласился коротышка.

Посох, на который он опирался, тут же пропал, и в руке забавного существа появился меч. И не простой, а со светящимся клинком.

Гоблин ловко крутанул своим необычным оружием.

Меч Света, издавая отчетливо слышимое гудение, описал эффектную восьмерку – кое-какие воинские умения у Шныги остались даже после смены класса на заклинателя.

– Святые ежики, – вздрогнул паладин, – А я-то думаю, кого это ты мне напоминаешь. Ну прямо вылитый магистр, разве что шнобель великоват!

– Шныга не есть магистр. Шныга – еще только хочет учиться и ищет великий колдун-наставник. Шныга простой падаван.

– И зовут твоего учителя Мастер Гормо, да? – снова рассмеялся игрок.

– Мастер Аарам его звать. Так что, твоя сделает портал для Шныга, бессмертный?

– Ладно, только потому что ты падаван и у меня хорошее настроение, я активирую портал скажем… всего за пять сотен золотых, считай что по себестоимости.

– Нету столько, – вздохнул гоблин и задумался. На его сморщенной зеленой морде начала проявляться улыбка, – Твоя может взять монеты у мой отец!

– Так у тебя еще и папаша есть? Это еще что за Санта-Барбара от Джорджа Лукаса?

– Шныга состоит в клан Дети Корвина. Значит Корвин – наш отец.

– Логично, – кивнул паладин, стараясь сохранять серьезное выражение лица, – Хорошо, спрошу у твоего папаши, заплатит ли он за тебя.

Массаракш открыл рейтинг кланов и вбил в поиск «Дети Корвина».

– Ого! – удивился он, – Это же клан игроков?

Причем, не самый последний: десятый уровень, полсотни активных членов и собственный замок – и все это несмотря на довольно юный «возраст» и самого клана, и уровни его участников!


Массаракш > Корвин: Привет.

Корвин > Массаракш: Привет. Мы знакомы?

Массаракш > Корвин: Нет. Слушай, у меня тут твой потеряшка. Просит поставить ему таун портал и говорит, что ты все оплатишь. Он это всерьез?

Корвин > Массаракш: Какая еще потеряшка?

Массаракш > Корвин: Забавная – зеленая, ушастая и со световым мечом. Ты его в клан по приколу взял, или от него реально какая-то польза есть?

Корвин > Массаракш: Сколько тебе прислать за услуги?

Массаракш > Корвин: Ну, допустим, тысячу голды.

Корвин > Массаракш: Ок.

>> Массаракш: Входящее сообщение от персонажа «Корвин»! (1).

Корвин > Массаракш: Прикрепил с письмом.

Массаракш > Корвин: Нет, то есть ты реально? Вот так запросто кинул левому чуваку косарь голды только потому, что тебя попросил какой-то вшивый гоблин?

Корвин > Массаракш: Это не какой-то гоблин. Это – Шныга.

Массаракш > Корвин: Ага. Колдун и падаван.

Корвин > Массаракш: Просто поставь ему портал, куда он просит, ок? Или это была разводка?

Массаракш > Корвин: Извини. Просто понять хочу, что в нем такого особенного. Нет, оно конечно существо забавное, но на твоем уровне тысяча голды – это немалые деньги.

Корвин > Массаракш: Он друг моего друга и важного члена клана. Такой ответ тебя устроит?

Массаракш > Корвин: Сойдет.

>> Корвин: Персонаж «Массаракш» хочет добавить вас в друзья. [Принять / Отказаться]

>> [Принять]

>> Корвин: Входящее сообщение от персонажа «Массаракш»! (1).

Массаракш > Корвин: Там пять сотен, возвращаю. Просто хотел проверить, насколько щедрый у этого гоблина папаша.

Корвин > Массаракш: Папаша?

Массаракш > Корвин: Ну, ты же Корвин, а они типа все твои дети.

Корвин > Массаракш: Извини, но я тут по уши в делах клана. Можно, я потом посмеюсь?

Массаракш > Корвин: Сорян. Ты это, не переживай – присмотрю я за вашим падаваном. Забавный он, настроение мне поднял.

>> Массаракш: Входящее сообщение от персонажа «Корвин»! (1).

Корвин > Массаракш: Спасибо. Там тысяча монет. Отдай «сынишке», а то что он как не родной – у чужих людей клянчит:-)

Массаракш > Корвин::-)


– Ну что, падаван, танцуй, тебе письмо, – оторвавшись от чата, объявил паладин.

– Шныга не умеет танцевать.

– Вот, держи. Это тебе Корвин передал. Давай отойдем в сторону, поставлю портал. В какой, говоришь, тебе нужно город?

Вместо ответа гоблин сунул игроку под нос квестовую записку:

– Твоя читай. Тут название написано.

Так, спустя полтора дня мытарств, попрошайничества и три портальных перехода, Шныга наконец-то оказался перед дверью в дом великого некроманта, мастера Аарама…

* * *

Замок Фурье, рабочий кабинет

Шардон рванулся, оставляя в руках Джокера клок бороды, тут же растаявший в воздухе, и мигом осушил появившуюся в руках бутылку крепкого вина.

– Ну что, бот, ты подумал над своим поведением? – усмехнулся игрок.

– Выйди вон.

– Не подумал… – притворно вздохнул бессмертный и снова схватил барона за бороду.

Точнее, попытался.

Дойдя до нужной стадии опьянения, тот поднял свой Уворот до приличных значений, и цепкие пальцы нападающего ухватили лишь воздух.

– Сюда иди, морда рыжая!

Игрок вскочил на стол, но тут же рухнул на пол, подкошенный сильнейшим ударом по ногам.

В руках Шардона появилась сковородка, которой он и оприходовал наглеца. Впрочем, уровень брони того оказался настолько высок, что удар снял бессмертному всего лишь 1 единицу Здоровья.

– Покиньте мой замок немедленно, – повторил барон.

– Или что? – игрок рассмеялся, и в его руках появились парные мечи.

Сковорода в руках «непися» тут же вспыхнула, окутавшись яркими языками пламени, в свете которых лица собравшихся в комнате игроков казались демоническими масками.

– Эй, Джо, ты бы полегче… Нам тут еще квесты брать, – возмутился один из них.

– Завтра возьмете! – огрызнулся тот, – А сейчас я этого урода нулить буду. А потом отымею его дочурку во все пихательные и дыхательные… Еще и на видео запишу, чтобы папаше показать.

– Кстати, а где он?

Игроки начали оглядываться, но Шардона и след простыл. Лишь негромко хлопнула потайная дверь, находившаяся как раз за его стулом.

– А ну стой!

Не Готэмский Джокер рванулся к двери, но не успел схватиться за ручку, как та… исчезла!

– Пацаны… Кажись, нас тут замуровали…

И действительно, второй выход тоже пропал – Шардон просто через окно редактора комнат убрал все двери, ведущие наружу, превратив свой кабинет в настоящую тюрьму.

– Эй ты, «непись» оборзевший! Выпусти нас отсюда!

– С удовольствием. Но только после того, как этот грубый господин покинет мой замок.

– Ты там вообще охреневший, тварь бородатая? Да я же из тебя живого печенку вырежу!

– И еще вы выплатите мне десять тысяч компенсации за полученный моральный ущерб.

Игроки умолкли. Точнее, переключились на приватный чат, обсуждая сложившуюся ситуацию.

– И как я уйду, если тут дверей нет?

– К точке привязки, как вы это называете, – отозвался Шардон, – А я немного помогу вам быстрее принять решение…

И в комнате пропали три стоявшие там шкафа, сменившись на печи. Большие печи, в которых жарко пылало пламя, ощутимо подняв температуру в кабинете. Это обошлось барону в приличное количество золота и камня, но другого способа выкурить бессмертных из своего замка он не видел – армия наемников, способных справиться с 20-ю игроками, стоила гораздо дороже, даже если нанять ее всего на пару часов.

– Ну и мудак же ты, – злобно прошипел некий Ратникс.

– И не говори, совсем «неписи» охреневшие стали, – отозвался Джокер-не-из-Готэма.

– Вообще-то я про тебя. Зашел, называется, квест на цветочки взять. Да он нас тут живьем зажарит!

– А ты качай резисты с огню – тебе оно полезно будет. Так, у кого есть портальные свитки?

– Ну, у меня, допустим…

– Отлично! Ставь портал. Предлагаю через пару часов где-нибудь собраться и вернуться, чтобы навалять этому бородатому боту. Что скажете?

– У меня есть встречное предложение, – медленно проговорил владелец свитка, – Давайте отправим этого придурка на возрождение, и выйдем отсюда, как положено.

В углу кабинета прямо из воздуха проявилась высокая худая фигура.

Дворецкий.

– Прошу прощения, господа, – вежливо откашлялся он, – Мой любезный господин барон Де Шардон просил передать, что скоро он удвоит количество печей в этой комнате. Потом утроит…

– Пошел ты вместе со своим бароном!..

Брошенный кинжал прошел сквозь исчезающую фигуру дворецкого и ударился в стену. Барримор действительно мог мгновенно перемещаться по замку, что он и проделал, телепортировавшись из закрытой комнаты.

Игроки, переглянувшись, дружно достали оружие, ощетинившись кинжалами, топорами, мечами, луками и магическими жезлами. Кольцо вокруг Джокера начало сужаться.

– Эй-эй, вы чего? – попятился тот, – Я же вас тут всех сейчас порешу…

Через пять минут полтора десятка уцелевших в бойне игроков покинули ловушку, устроенную им бароном. Для чего им пришлось еще и скинуться по 800 монет – на компенсацию морального ущерба.

– Пивка, или свежие задания? – радушной улыбкой встретил их на выходе Шардон.

Измученные жарой и схваткой, бессмертные выбрали оба варианта, тем более, что пиво им «непись» предложил вполне приличное, да еще и с эффектами восстановления, что пришлось очень кстати.

– Странный ты мужик, барон-Шардон, – заявил Ратникс, взяв все доступные задания, – И учти, он ведь наверняка вернется, чтобы отомстить…

– Я знаю. Спасибо за предупреждение.

Выпроводив бессмертных и назначив время для следующей аудиенции, Шардон занялся обеспечением безопасности замка от вторжения подобных Джокеру.


Вы действительно хотите начать строительство Мастерской? [Да / Отмена]

Ресурсы: 50 Дерева, 10 Железа.

Время: 10 часов.

Мастерская. Здесь могут работать нанятые вами плотники, кузнецы и другие умельцы, изготавливая орудия труда, двери, сундуки, ловушки и другие, полезные в быту предметы.

[Да]

Строительство Мастерской: 9 часов 59 минут осталось.


Через десять часов он сможет заполнить замок ловушками, сигнальными системами и хитрыми замками, ну а пока можно заняться решением нарисовавшихся финансовых проблем: активные боевые действия его предшественника совершенно истощили казну, и полученные от бессмертных 10 000 золотых хватит едва ли на несколько дней.

Душить подданных и дальше налогами он не может.

Прибыль от трактиров расходы не покроет.

А продать он мог разве что голубятню да захваченные в бою трофеи – причем, по исключительно грабительским ценам, выручив едва ли 10–13 % от их реальной стоимости, и это с учетом его умения Торговля. Для совершения более выгодных сделок, нужно развивать замок и прокачивать ветку «Экономики».


Анализ движения средств за прошедший месяц: завершено.


– Барримор! – Шардон одновременно активировал кнопку помощи.

Вездесущий дворецкий тут же просочился через дверь, не утруждая себя такими мелочами, как ее открытие.

– Я так понимаю, за сохранность казны у нас отвечает Казначей?

– Именно, мон сеньор.

– Тогда почему около пятнадцати процентов от всех поступающих средств оседает у него в карманах, и еще семь процентов – у Начальника Стражи?

– Воруют, мон сеньор, – флегматично пожал плечами помощник.

Барон изучил описание должности Казначея.


Казначей. Специалист по сохранению и приумножению средств в казне. Также повышает эффективность расхода ресурсов и может давать советы по улучшению экономической ситуации на подконтрольных вам территориях.

Крючкотворс (НИП). Человек, казначей 15-го уровня.

Бонусы:

+10 % к остатку на счете Казны в конце месяца

– 5 % к расходу ресурсов на строительство

– 2 % к расходу ресурсов на производство

Умения:

«Мгновенный займ без поручителей», «Содрать налог», «Двойная бухгалтерия», «Торговый контракт», «Создать караван», «Возврат ссуды по сниженной ставке».


На данный момент убытки от самоуправства казначея превышали пользу, которую он приносил. И, судя по всему, начальник стражи был с ним в доле, потому и закрывал глаза на некоторую недостачу взысканных налогов и так далее.

– Кто-нибудь еще был пойман на воровстве?

– По мелочи все тащат, мон сеньор. То повар кусок мяса унесет домой, то плотник дощечку припрячет – разве за всем уследишь?


Вы действительно хотите уволить персонажа «Крючкотворс» (Казначей)?

[Да / Нет]

[Да]

Вы действительно хотите уволить персонажа «Торн Горностай» (Начальник Стражи)?

[Да / Нет]

[Да]


Пока владетель разбирался с ворами, Барримор снова куда-то исчез, а вернувшись, объявил:

– Мон сеньор, тут еще один бессмертный требует у вас аудиенции!

– Пусть ждет приемных часов, как все.

– Говорит, что он вас знает и пришел по объявлению.

– Какому объявлению?

Дверь с грохотом распахнулась, и в тронный зал ввалился Ловкач, небрежно стряхивая с себя насевшего на него стражника.

– Шардон, братан мой, в натуре, как я рад тебя видеть! Говорят, у тебя для меня какая-то халтурка имеется?

– Нет. Никакой халтуры – я заинтересован в максимально качественном выполнении возложенных обязанностей от всех своих подданных и работников.

– Ну, в натуре, это я и имел в виду. Короче, давай возлагай там на меня по-бырому…

– Что возлагать?

– Обязанности, ё-маё. Эй, Шардон, это же я – кореш твой, помнишь? Как мы лохов катали и бабки зашибали в этом… как его… в «Пивном Бароне», во!

– Ты работал у меня крупье. И мы с тобой не оказывали никаких насильственных действий над пожилыми женщинами. И над лохами тоже.

– Ну Шардон, братан, ты чего – опять сломался? Вроде же умел бакланить по-пацански, че опять пургу какую-то несешь? – раздосадовано всплеснул руками Ловкач.

– Мне его выпроводить или позвать стражу, мон сеньор? – голос дворецкого, как и всегда, был совершенно спокоен и безмятежен.

– Нет, не надо. Я сам разберусь.


Добавление словаря к основному: «Воровской жаргон».

Приоритет использования: высокий.


– Ну вот теперь мы с тобой конкретно побазарим… кореш… – заявил Шардон, жестом приказывая Барримору выйти и закрыть дверь.

В результате недолгой беседы он выяснил, на какое именно объявление откликнулся Ловкач, и чем он намерен помочь своему «давнему корешу и братухе, в натуре».

– Давай, показывай, где тут у тебя тайники, – деловито заявил игрок, закатывая рукава.

– Если бы я знал, где они находятся, то мне не нужны были бы твои услуги. Логично?

– Резонно. Только я это… искать не умею. Я, типа, чисто на фарт надеюсь.

– То есть, у тебя нет умений для поиска тайников и секретов?

– Ага. Верно сечешь, борода.

– И ты собираешься помогать мне их искать?

– В натуре, – кивнул игрок.

– Но как, если у тебя нет для этого специальных навыков?

Вместо ответа, Ловкач вытащил обычную ржавую кирку, подошел к стене и начал простукивать ее то тут, то там, выбирая места совершенно хаотично. После пятого-шестого удара стена под киркой вдруг проломилась, и нехитрое оружие труда ухнуло в образовавшуюся дыру.


Персонаж Ловкач находит Тайник!


– Держи, гражданин начальник, вот твоя закладка, – протянул бессмертный Шардону резной ларец, определяемый системой как Шкатулка с секретом 7-го уровня.

– Ты собираешься мне вот так весь замок ломать?

– Не, братан, ты не сечешь – меня удача сама приводит в нужное место. Фартовый я. Но есть одна маза, которая нам с тобой конкретно помочь может.

– Я тебя слушаю.

– Ты можешь купить мне учебник с умением «Поиск тайников». Я слыхал, что под тобой целый клан бессмертных шустрит, и тебе такую тему достать ваще без палева.

– Звучит разумно.

– Так, а я о чем? Сделаешь? А уж я отработаю, зуб даю!

– Человеческие зубы не используются ни в одном из известных рецептов и не имеют никакой ценности. Но я тебя понял.


Поиск товара на Аукционе «Учебник умения „Поиск тайников“, класс: воровской»: 12 %

Внимание! Вам доставлено сообщение голубиной почтой (х1).

Отправитель: баронесса Мари де Скандаль.

Заголовок: «Мой милый друг».

Глава 3. Экспертная дипломатия

Путем нехитрых логических вычислений и анализа лога Голубятни, Шардон понял, что целью ее создания было получение подобных посланий и их рассылка.

В данный момент посланником выступала Мари де Скандаль, супруга одного из трех соседей, барона Питера де Скандаля.

Если верить скачанным гайдам по Лесу Гоблинов, то это был «…второй по значимости из баронов. При этом – самый богатый и обладающий большим количеством связей сомнительного характера. Если бы не его непроходимая тупость, а также страсть к выпивке и хорошеньким служанкам и дворяночкам, то он мог бы стать и первым».*


Здесь и далее приводятся цитаты из обзорной статьи «Бароны, виконты и прочее мелкое дворянство Западных земель Империи». (прим. автора)


Но его обошел некий барон де Баральга. «…самый влиятельный из всех четырех баронов, который своего положения добился благодаря исключительной злопамятности, хитрости, коварству и страсти к копанию в чужом грязном белье. В общем, весьма опасный тип, с которым следует держать ухо остро».

– Барримор.

– Слушаю вас, мон сеньор.

– Ты когда-нибудь копался в чужом грязном белье?

– Нет, мой господин. Но если вы пожелаете, то я могу приобрести подобный опыт. Хотя польза от него мне кажется весьма сомнительной.

– Как думаешь, что интересного можно отыскать при копании в чужом грязном белье, и какую опасность может это действие таить для хозяина белья?

– Не могу ответить на этот вопрос, мон сеньор. Я слышал, что в южных землях есть племена темных гоблинов, шаманы которых могут насылать проклятья и болезни на врага, используя похожую на него куклу, клок волос куклу и зачарованные иглы. Возможно, есть специальные ритуалы копания в белье врага, оказывающие подобный эффект.

– И белье должно обязательно быть грязным?

– Мне это неизвестно. Я вообще мало что знаю о гоблинских ритуалах и верованиях.

– Вероятность того, что твои предположения верны, очень высока – барон Баральга действительно гоблин, и наверняка обучен каким-нибудь темным искусствам своего племени.

– Рад, что смог оказаться вам полезен, мон сеньор.

Пока они болтали, Ловкач успел «простучать» несколько комнат и нашел еще два тайника. В одном оказались драгоценные камни примерно на 12 000 золота, 3 Письма и Рубиновый Кинжал. Второй же, судя по содержимому, принадлежал начальнику баронской стражи: 3 Ордена, Шелковая Лента Мужества, 5205 золотых, Зелья Храбрости (х10) и Зазубренный Меч.

– Слышь, гражданин начальник, как добро-то найденное делить будем? – почесал затылок Ловкач, – Может, барыгам снесем, а лавэ поделим по-братски?

– Зачем делить?

– Ну так это… по контракту семь процентов от найденного – мои.

– Семь процентов от найденного золота. О предметах речи там не было, так что твоя доля – тысяча двести три монеты.

– Блин, в натуре.

Решив вопрос с претензиями бессмертного, Шардон вернулся к письму.


«Мой милый друг!

От вас так давно не было вестей, что сердце мое истосковалось.

Муж мой снова пьет и тискает служанок. Менестрели скучны и

Простоваты, и лишь мыслями о вас я живу и тешу свои серые

Будни. Кстати, на мне те самые трусики, что вы подарили в свой

Прошлый визит. И только они – как жаль, что вы не можете

Этого увидеть своими глазами! И не только увидеть… и не глазами.

Вы бы поняли, что к ним таааак не хватает кружевного лифа!

А что сейчас надето на вас, мой милый друг?

С уважением и страстью

Пока не ваша С.

P.S. Слышала, вы там воюете? Быть может, я смогу вам чем-то

Помочь? Точнее, мой никчемный муж…»


Лингвистический анализ послания от госпожи С.: завершено!

Ценность информации: низкая.

Словарный запас: выше среднего.

«Мусорных» слов: 82 %.


Ответное послание, которое составил военный Искусственный Интеллект, был лаконичен и наполнен смыслом – чтобы написать письмо, Шардон даже не использовал ни одного стороннего словаря или дополнительного алгоритма, что считал своим большим достижением и шедевром оптимизации. Еще бы! У него ушло всего 0,345 секунды на ответ при 5 %-ном потреблении системных ресурсов.


«Здравствуйте С.

Скоро приеду.

Привезу женский кружевной нагрудник.

Пусть ваш муж даст денег.

Не ваш Ш.

P.S.

Я победил твоего Ф.»


Правда, его смутила лингвистическая оценка, отметившая присутствие 12 %-ной тавталогии. Но все это с лихвой покрывалось максимальной информативностью, 84 %-ным соответствием текста логической конструкции письма от баронессы и эффективным использованием словарного запаса на уровне «примитивно».

Не зря бессмертные говорят, что краткость – сестра таланта!

Запечатав послание, он поднялся в Голубятню, и изучил характеристики ожидавших там птиц. У каждого голубя было несколько параметров: красота, скорость, живучесть, незаметность, интеллект, дальность полета и пищевая ценность.

Шардон создал простейшее уравнение, которое вычисляло усредненную характеристику на основе всех этих параметров, и выбрал посланника, у которого показатель оказался максимальным. Честь доставить письмо баронессе выпала белоснежному упитанному красавцу с огромным размахом крыльев и длинным хвостом.

Вложив письмо в ячейку инвентаря птицы, «непись» выбрал пункт назначения и активировал умение «Доставить послание». Голубь лениво зашагал по парапету, постепенно ускоряя шаг, раскрыл свои белые крылья, взмах, другой, третий – и вот он уже летит над самыми крышами не очень стремительной, совершенно не скрытной, но зато очень питательной «стрелой любви».

– Принимай, гражданин начальник. Не вижу смысла дальше ковырять твое хозяйство без нужных умений, так что на сегодня это последний.

Ловкач поднялся на крышу, ухитрившись с первого раза самой простой отмычкой вскрыть висевший на двери замок. Он поставил у ног Шардона небольшой сундучок. На этот раз улов оказался чуть интереснее, хотя и не намного богаче: 8000 золота (-560 из них – доля самого игрока), свиток «Маяк Ллойда» (х2), Загадочный рецепт, Кружевной голубой лифчик и Красный кирпич (х104).

Барон проверил состояние аукциона. К сожалению, нужного учебника в пределах досягаемости не оказалось. Он на всякий случай разместил в объявлении клана просьбу купить ему нужную книгу, если у кого-то появится такая возможность, и вернулся к своим баронским обязанностям: поднимать уровень экономики и производства в принадлежащих ему землях.

Но сперва нужно было уладить конфликты, доставшиеся ему «в наследство» от предшественника и от себя самого.

Проще всего оказалось с местными поселениями.

Уровень персональной репутации непосредственно с Шардоном у них был высок, поэтому снижения налогов с 250 до 125 % оказалось вполне достаточно, чтобы вероятность восстания снизилась до минимальной, а сами территории окрасились в приятный аналитическому модулю цвет #3CAA3C, называемый людьми «цветом влюбленной жабы».

Превышение нормы на 25 % ИскИн оставил специально – и для дополнительной прибыли, и чтобы у него был в запасе простой и эффективный способ влияния на местных жителей.

Второй источник возможных конфликтов – распоясавшиеся разбойники. Пять банд, которые активно делили между собой территории после того, как остались без единого предводителя. И до сих пор настроенные против барона, которому принадлежит власть в Лесах Гоблинов.

То есть теперь уже против Барона де Шардона по прозвищу Рыжий Лис, бывшего атамана.

У них был опыт, знания и мотивы, чтобы противостоять централизованной власти, если та вздумает вторгнуться в их сферы влияния или ужесточить контроль над владениями. А ведь согласно своим Директивам, именно этим и собирался заняться ИскИн – укреплением своих опор в противостоянии остальным баронам королевства.

Леса Гоблинов были его плацдармом в предстоящей политической борьбе, а Плато Раздора, Озерный Край и Ущелья Орга – мишенями. Четыре Директивы, без выполнения которых он не мог двигаться дальше к своей Глобальной Цели, составляющей саму суть его существования.

Его Предназначение.

– Папенька!!!

Истошный визг эхом пронесся по коридорам замка, многократно отражаясь от стен, колонн и мебели, проникая во все укромные и потаенные уголки старинной крепости и оповещая всех и каждого о том, что единственная и ненаглядная дочь барона изволит гневаться.

– Этот проклятый извращенец за мной подглядывает! Прикажи отрубить ему голову! Немедленно!!!

Шардон мигом «вооружился»: в правой руке верная боевая сковородка, в левой бутылка вина, с помощью которой он мог довести уровень Опьянения до нужных кондиций.

– Хотите совет, мон сеньор? – как всегда неожиданно появился Барримор.

– Да?

– Сошлитесь на какое-нибудь неотложное дело за пределами замка и немедленно езжайте прочь.

– Но там в опасности моя дочь. Любимая и единственная…

– Избалованное дитя, которому всего лишь не достает внимания.

– И извращенец…

– Нанятый вами специалист, который просто решил поискать тайник не в то время и не в той стене. Но он достаточно удачлив, чтобы избежать проблем, насколько я успел понять.

К женскому воплю действительно присоединился голос Ловкача:

– Мля, только не по голове, бешеная ты чувиха! У меня же хитпоинтов с гулькин хрен! А у тебя через один криты проходят… какой садист тебе билд делал? Ай!

– Папенька!!! Он мне свою гульку показать собирался!

– Да сдалась ты мне, ай! Меня дома своя телка ждет. Чика высший сорт, ноги от ушей, скан-моделью работа… Ай! Шардооон!

– Папенькааа!

Из-за поворота на барона и его слугу выскочили двое.

Окровавленный Ловкач с выпученными глазами и каким-то свертком, который он бережно прижимал к груди.

А следом за ним мчалась довольно хорошенькая девушка в небесно-голубом платье, эффектно подчеркивающем ее хоть и немного полноватую, но весьма аппетитную фигурку. Длинная рыжевато-русая коса хлестала то по стенам, то по спине самой барышни, сжимающей в руке увесистую чугунную сковородку, которой она то и дело пытаясь дотянуться до улепетывающего воришки.

– А вы еще сомневались, что это ваша дочь, мон сеньор, – укоризненно покачал головой Барримор, но выражение его лица по-прежнему оставалось совершенно каменным.

– Братан! Спаси!

Смертельно бледный Ловкач замер в паре шагов от Шардона.

– Отец! Накажи!

Рядом с ним встала раскрасневшаяся девушка.

– Мон сеньор? – повторил безмятежный Барримор.

– У меня срочные дела на восточной границе, так что надеюсь, что вы разберетесь сами. Тебя люблю, дочь моя единственная, а ты давай работай, бездельник, – скороговоркой выпалил барон, вырвал из рук Ловкача сверток и скрылся за потайной дверью, которую ему любезно открыл дворецкий.

– Я хочу, чтобы ты отметил мне на карте все тайные ходы, рычаги, ловушки и двери, которые тебе известны.

– Как скажете, мон сеньор. Осторожнее, пригните голову. А за следующим поворотом прижмитесь к правой стене и смотрите под ноги…

– И где мы выйдем?


Карта локации Замок де Фурье обновлена!


– Обратите внимание на метки, мой господин. Вы ведь умеете пользоваться картами?

О да, Шардон умел! Точнее, его обучили создатели искусственного интеллекта, частью которого он являлся. Поэтому он сразу наложил на получившуюся картинку четыре слоя – по одному на каждый этаж – раскрасил в разные цвета двери, окна, места найденных тайников, потайные ходы и так далее, и получил хоть и двухмерную, но позволяющую ориентироваться в полноценном 3D схему.


Построение трехмерной модели на основе плоской схемы: 12 %.


– Значит, кухня. А оттуда – выход во двор и к главным воротам.

Рядом находилась конюшня. Теперь, когда его владения выросли, проблема быстрой транспортировки встала особенно остро, и тут как раз кстати пришлись лошади. Их было всего три штуки, и тоже с определенным набором параметров: Скорость, Выносливость (Энергия), Красота, Породистость, Прожорливость и Пищевая Ценность.

Отдельно шли Броня, Маневренность, Здоровье и Урон.

Для управления лошадьми и повышения их характеристик, в ветке Дипломатии было специальные умения: «Верховая езда» и «Конный бой». Первое отвечало за скорость, грузоподъемность и время скачки без отдыха. Второе – позволяло сражаться верхом и повышало боевые показатели маунта.

Но даже без них можно было спокойно передвигаться верхом, правда с 20 %-ным штрафом на все лошадиные параметры, и с 5 %-ной вероятностью выпасть из седла на каждом крутом повороте или при остановке лошади.

Эти проблемы решались покупкой седла и сбруи с бонусами к параметрам, но в данный момент на это у Шардона не было ни времени, ни средств.


Пометка: обеспечить мастерскую ресурсами для создания качественного седла и упряжи.


Вскочив… кое-как взобравшись на лошадь при помощи Барримора, специальной лесенки и 78 %-ной загрузке вычислительных ресурсов, новоиспеченный барон поудобнее устроился в седле и покрепче вцепился в поводья.

– Ждать вас к ужину, или через сутки, мон сеньор? – поинтересовался невозмутимый дворецкий.

Не оценив встроенного в него разработчиками чувства юмора, Шардон прикинул шансы на успешность переговоров:

– С вероятностью восемьдесят один и три десятых процента – жди меня к завтраку.

– Как вам будет угодно, – Барримор коротко кивнул и исчез.

А его господин пришпорил лошадь и отправился в гости к своему бывшему помощнику, а ныне к атаману Однорукому – такое прозвище теперь носил Правая Рука. До места он добрался достаточно быстро и без происшествий. Прекрасная память и умение поиска ловушек подсказали ему безопасную дорогу: похоже, что разбойники Кривого Лога до сих пор оберегали свое убежище по разработанной военным ИскИном схеме.

– Кого я вижу! Неужели, это сам господин барон! – перед лошадью «выросла» огромная фигура, небрежно перекидывая из руки в руку увесистую дубину.

– Привет, Железноголовый. Атаман на месте?

– Да куда ж он денется-то, после того как ногу на вашей Мучильне сломал.

– Мучильне?

– Так ребята вашу полосу препятствий прозвали.

Головорезы Однорукого не только сохранили график дежурств и схему расстановки ловушек и сигнальных устройств, назначенные Шардоном, но и продолжали тренировки! Новый атаман оказался то ли дальновидным, то ли просто ленивым.

– Шардон, братуха, сколько лет, сколько зим, в натуре! – обрадовался его визиту бывший помощник, – Извини, встать и в кулаки стукнуться не могу – сам видишь, болею.

Он указал на перемотанную ногу и лежащий рядом кривой костыль из дубовой ветки.

Серьезные травмы, полученные в игре, заживали в разы дольше обычных ран, или требовали особых средств для излечения – Зельями Исцеления или лечебным пивом тут не обойтись.

– Вот, держи, – барон протянул ему записку, – Передашь травницам в Питомнике Хваги, и они сделают тебе такое зелье, что сразу на обе ноги поставит.

– А руку вторую отрастить не помогут? – усмехнулся атаман.

– Умельцы Взгорка могут смастерить тебе деревянную.

– Да знаю я… Мне с крюком как-то сподручнее, отвечаю. Слушай, барон. Я никаких обид на тебя не держу, зла не желаю – давай сразу к делу, а?

– Да замочить он тебя хочет, в натуре, зуб даю!

Из глубокой тени вышел Угрюмый собственной персоной. Военный ИскИн отметил его возросший уровень и нашивки лейтенанта – похоже, что прижилась и введенная им система офицерства.

После того, как Шардон покинул банду, в лексикон разбойников снова вернулись воровские обороты и жаргонизмы, да и поведение их стало более… разухабистым и нагловатым. Тем не менее, кое-какие военные словечки в их словарях все же задержались, как и некоторые привычки. Например, Угрюмый стоял по стойке «смирно» и даже сделал едва уловимый жест, словно попытался отдать честь, но почти сразу передумал.

– Если бы господин барон хотел нас извести, то заявился бы с войском, а не один. Верно?

– Да.

– Так он не нас – он на твое место хочет, атаман. Вон, к ведьмам за отравой посылает.

– Зачем ему это? Успокойся, господин барон нам не враг. Верно я говорю?

– Верно. Наоборот, я пришел, чтобы договориться о союзе и взаимовыгодном сотрудничестве.

– Хм… А вот это уже звучит интересно.

Получив пост атамана, Правая Рука заметно прибавил в Интеллекте, да и Харизма его явно выросла, обогатился словарный запас, речь стала более мягкой. Забавно, что персональная репутация Шардона с каждым из членов шайки Однорукого была довольно высокой. Но вся банда вместе – барона де Шардона очень не любила, и вероятность их восстания приближалась к критической отметке в 32 %.

Чтобы решить этот вопрос, он сюда и приехал.

– Не только с тобой. Со всеми пятью атаманами.

– Хочешь устроить Большой Сходняк?

– В натуре.

– Не вопрос, братан. С тебя подгон и поляна. С меня – организация мероприятия. Когда хочешь с паханами за жизнь и барыши побазарить?

– Чем быстрее, тем лучше.

– Нет базара, все сделаем в лучшем виде.

– Аналогично. Зуб даю, пусть даже он и не имеет никакой практической пользы.


Шардон > Иннокентий, Бухля, Фурье: Привет! Отправьте в Кривой Лог по 3 бочки лучшего вина и по 3 бочки лучшего пива. Прямо сейчас.


В данный момент ему принадлежало три трактира, каждый из которых назывался «Пивной Барон», и «непись» приказал наемным трактирщикам обеспечить выпивку к предстоящему Сходняку. Разумеется, за счет заведений, что тут же заметил Корвин, которому принадлежала половина доли в «Пивном Бароне» из Заповедника Кхара. Точнее, принадлежала клану.


Корвин > Шардон: Привет, дружище! Ты там что, жениться решил или победу празднуешь.

Шардон > Корвин: У меня важные переговоры.

Корвин > Шардон: Интересные у тебя методы переговоры вести. Я думал, это на трезвую голову делаешь. Ладно, извини что лезу. Может, могу тебе чем-то помочь?

Шардон > Корвин: Да.

Шардон > Корвин: Дай мне денег.

Корвин > Шардон: Как, еще?

Шардон > Корвин: Да. Дай мне еще денег.

Корвин > Шардон: Ты там что – питаешься золотом, что ли?

Шардон > Корвин: Нет, для снижения эффекта Голода я употребляю стандартную пищу.

Корвин > Шардон: Сколько тебе нужно?

Шардон > Корвин: Сто тысяч будет достаточно.

Корвин > Шардон: Это такая шутка?

Шардон > Корвин: Нет, это простейший математический расчет.

Корвин > Шардон: Извини, друг, но помочь ничем не могу. Денег нет, но вы держитесь.

Шардон > Корвин: За что именно мне нужно держаться, и как это поможет компенсировать нехватку средств?

Корвин > Шардон: Забей, это была неудачная шутка.

Шардон > Корвин: Я понял. Удалил ее из своей базы данных.


А пока не прибыли другие атаманы и бочки с выпивкой, барон решил уладить второй вопрос, ради которого он сюда приехал:

– Однорукий, братан. Хочу с тобой еще за одну тему перетереть.

– Слушаю тебя.

– Ищу себе нового начальника стражи. Есть у тебя кто на примете?

– Да ребят хороших хватает – выбирай.

У Шардона в базе данных уже были биографии, параметры и умения всех членов шайки, но с той поры данные могли устареть.

– Скинь мне параметры своих ребят, кто на что горазд и к чему руки лежат.

– Не вопрос, держи.

Новому главе баронской гвардии недостаточно быть сильным, храбрым и умелым воином. Он должен быть хитрым, умным, никому не доверять и хорошо разбираться в людях. Уважать лично Шардона и всегда быть начеку.

И среди 20 человек банды Однорукого оказался только один подходящий кандидат: подозрительный, вечно всем недовольный и самонадеянный. Честный, прямолинейный и готовый любому высказать в лицо то, что думает – убийца 15-го уровня по кличке Угрюмый…

Уважаемые читатели! А давайте после каждой выложенной главы устраивать немного обратно связи? Жду в комментарии ваши впечатления от прочитанного, от новых (старых) персонажей, развития сюжета и так далее. С уважением, Автор, которого читают, но не лайкают и не комментируют

А я поделюсь с вами прекрасным:

..введите в строе поиска Гугла ‘волшебник страны Оз’ и кликните на красные туфельки, которые появляются немного ниже справа…

Глава 4. Информация

Реальный мир, ц ентр Нижнего Новгорода

– Тетя Лариса, я здесь!

Из-за угла дома высунулась детская ручка и призывно помахала Рианне. Девушка приказала такси снижаться и поставила автопилот в режим ожидания.

– Надя?

– Я тут, идите сюда!

– Послушай, Надюша, я пролетела сотни километров не для того, чтобы играть в прятки…

Но девочка снова скрылась за стеной, и Ларисе пришлось идти за ней. Надю она нашла сидящей на корточках и вжавшейся в угол между забором и домом.

– Эй, ну ты чего? Не надо меня бояться. Ты голодная? А я вот уж-жасно проголодалась! Тут рядом есть кафе, так что давай, вылезай и пойдем покушаем. Возьмем что-нибудь вкусненькое и позвоним твоим родителям.

– Не надо им звонить, тетя Лариса. Пожа-а-алуйста-а.

– Как это «не надо»? Они ведь наверняка тебя ищут и очень волнуются, – Лариса напряглась, пытаясь вспомнить имена, – Мама Римма, да?

– Она не моя настоящая мама, – насупилась девочка.

– Но все равно тебя очень любит…

– Она только притворяется. Они все притворяются. И ты тоже…

– Но ты же позвонила мне, да? Кстати, откуда у тебя мой номер?…

– Я подслушала.

Рианна нахмурилась. Нет, она не оставляла контакты учительнице. А приемных «родителей» Нади вообще видела только издалека и не общалась с ними. Может, Сумракс ей сказал?

– Послушай. Мы все очень устали, меня ждет машина… Давай, вылезай уже и поедем к твоим дяде и тете. Еремка наверняка тоже очень расстроился и скучает.

– Еще нельзя. Надо ждать.

– Чего ждать? – девушка поняла, что начинает раздражаться и повышать голос.

– Когда он улетит.

– Кто улетит? Кар без меня никуда не улетит. Или ты хочешь, чтобы я отпустила такси?

– Он смотрит. Он ищет меня.

Лариса закрыла глаза. Медленно и глубоко вдохнула. Так же медленно выдохнула, пытаясь сбросить поднимающуюся волну гнева и раздражения. Она никогда не любила детей и понятия не имела, как с ними нужно обращаться.

– На-на на-на на-най-на… На-а на-на нааай… – начала вдруг напевать девочка.

– Ты что делаешь? – девушка прервала медитацию и уставилась на Надю.

– Это хорошая песенка. Она успокаивает – мне ее мама всегда пела. Сейчас пойдем, скоро можно будет.

– Так. Иванченко Надежда Анатольевна. Ты немедленно идешь со мной и мы звоним твоим родителям, или тетям и дядям – или кем они там тебе приходятся, или я… я…

– А я сейчас заплачу. Громко, – заявила вдруг девочка совершенно спокойно.

– Чего?

– Буду кричать и плакать. И скажу, что это ты меня украла.

– Ах ты… – Лариса аж захлебнулась воздухом от возмущения, не зная, что сказать.

– На-на-на на-най-на…

– Прекрати! Прекрати немедленно! Ты как себя вообще ведешь, а?!

– Тебе не нравится песенка про котенка?

– Мне не нравится твое поведение. И вообще, ты что здесь делаешь? Ты почему сбежала? Откуда у тебя мой номер? И что я здесь делаю, в чужом городе, посреди рабочего дня…

– Идем, уже можно.

Девочка вдруг встала, неожиданно сильно схватила Ларису за руку и потащила.

– Куда мы идем? – только и нашлась что спросить та, удивленная такой разительной переменой в поведении Нади.

– В кафе, конечно, будем кушать мороженое… Тетя Лариса, догоняй!

Надя отпустила руку девушки, засмеялась и бросилась бежать. Той не оставалось ничего другого, как пуститься в погоню, и уже через минуту они обе, раскрасневшиеся и запыхавшиеся, свернули в небольшое уютное кафе.

И буквально через пару секунд на улицу, по которой они совсем недавно мчались друг за другом, вырулил патрульный дрон Дозор-Системы, деловито «ощупывающий» своими сканерами прохожих, машины и даже случайных животных.

Припаркованное аэротакси с номерами другого города привлекло его внимание.

Дрон сделал прямой пинг-запрос и получил в ответ от ИскИна кара данные о его последнем маршруте и пассажирке. Проверил статус заказа, счет оплаты, его историю, заодно пробил по базе Системы и саму девушку. Изучил и машину: дату последнего техосмотра, маршруты и заказы за последний месяц, историю происшествий, где и кем она покупалась и продавалась.

Убедившись, что все в порядке, он беззвучно полетел дальше, хранить закон и порядок…

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий», дорога к замку Фурье

Переговоры прошли успешно, если не считать сломанных носов, выбитых зубов и прочих последствий славной потасовки. Ну а какая пьянка без хорошей драки? А какие переговоры без рек вина и «снежных вершин» из пивной пены?

По крайней мере, во время Великого Сходняка, большого совета шести атаманов. И не важно, что Шардон уже бывший главарь – он по-прежнему оставался «славным парнем, зуб даю», «своим в доску, в натуре» и «без базара уважаемым паханом, Рыжим Лисом».

Так что домой Шардон возвращался с трофеями: теперь на его карте были отмечены сферы влияния и установлены доли распределения добычи, а также график «разрешенных» нападений, который одновременно и позволял наживаться разбойникам, и не наносил особого ущерба экономике баронских земель и вассальных поселений. Ну и уровень недовольства со стороны «работников ножа и топора» опустился до минимального значения, снизив шанс восстания почти до нуля.

– Долго нам еще? – недовольно бурчал Угрюмый, который все же принял предложение своего бывшего атамана, и теперь щеголял новеньким нарядом начальника баронской гвардии в янтарно-белых цветах де Шардона.

– Нет.

– А жратва точно будет за казенный счет?

– Да.

– И сапоги латать задаром?

– Да.

– А выпивка?

– В разумных пределах.

– А девки?

– Нет?

– А тоже этого… в разумных пределах?

– Нет.

– Эх, совсем ты жадным стал, как в бароны заделался.

– Я рационально распоряжаюсь доступными мне ресурсами. А ты лучше займись изучением вверенного тебе личного состава.

В бойне, устроенной людьми Шардона, уцелело всего полтора десятка бойцов барона де Фурье из целой сотни. А раз выжили, значит, они оказались лучшими из лучших – самыми сильными, искусными и сообразительными, и вполне могли стать ядром будущей армии нового правителя.

– Мусор, – отреагировал Угрюмый на полученные от военного ИскИна биографии и таблицы параметров, – Одно отребье, в натуре.

– В каком смысле?

– Воры, трусы, слабаки и подлецы. Уж я-то разбираюсь в дрянных людях.

– Как ты узнал? Меня интересуют используемые тобой алгоритмы анализа и оцениваемые критерии.

– Легко. Вот эта троица – ворье и жулики.

– Почему?

– У того что в центре – уж больно рожа хитрая, а у этих двоих класс воровской.

– Согласен насчет этой парочки. А вот связи между выражением лица и склонностью к воровству я не вижу. Он – страж, причем, с довольно высоким уровнем Интеллекта.

– Вот я и говорю – уж больно у него морда умная. Ты сам посуди, твоя милость – ну зачем рядовому громиле столько мозгов?

– Пожалуй, билд у него действительно очень неэффективный. Что насчет остальных?

– Вот эти шесть толстяков – слишком много жрут. Ленивые, неповоротливые, такие – хорошая мишень, но в сече выжить ухитрились. Почему?

– Благодаря высокому показателю Здоровья?

– Да потому что не было их в драке!

– Хм. Вот этих трое выглядят очень худыми. Что про них скажешь?

– Трусы. Или слабаки. Таким достается самая худшая еда, самые ношенные вещи и ржавая амуниция. Никчемные бойцы из тех, что прячутся за чужие спины.

Таки образом, Угрюмый забраковал всех гвардейцев, кроме одного, старого покрытого шрамами ветерана с перевязанной рукой.

– Вот с ним бы я на дело пошел.

– Почему?

– Экипировка старая, но ухоженная – сразу видать, не за цену и внешний вид выбрана. Шрамов много, но получены они не по глупости или от недостатка мастерства, а от храбрости и умения уйти от смертельного удара.

Шардон перепроверил параметры своего нового начальника стражи и выяснил, что тот при назначении получил прибавку +3 к Интеллекту и Харизме.

– Бери его в офицеры.

– А можно?

– Нужно. Ты теперь у них главный.

– То есть, это я теперь типа как под тобой сам себе атаман? Ух и развернусь, в натуре!..

– Красть, воровать, убивать, грабить и насиловать – моим гвардейцам запрещено.

– А калечить?

– Запрещено.

– Пытать?

– Запрещено.

– А допрашивать?

– Можно.

– Так ты же сказал, что пытать запрещено?

– Как связан допрос с пытками?

– Ну ты, в натуре, совсем темный, твоя милость! А как иначе допрашивать можно? Сами-то они ничего не скажут!

– Тогда и допрашивать запрещено.

– А дома жечь?

– Запрещено.

– А людей?

– Запрещено.

– А гоблинов?

– Тоже запрещено.

– Я, конечно, ужесам догадался, но на всякий случай тоже спрошу – что там насчет орков?

– Запрещено.

– Ну и нудный же ты тип, твое баронство.

– Называть меня нудным типом – тоже запрещаю.

До самого замка выяснял Угрюмый круг своих обязанностей и шар наложенных на него запретов и ограничений. И отвлечь его это этого увлекательного и познавательного занятия смог лишь подозрительный звук, раздавшийся в кустах у дороги, когда до замка оставалось полкилометра пути.

– Слышь, Шардон. Кажись, нас уже ждут.

– Я велел дворецкому ожидать меня к завтраку.

– Не знаю я никаких таких дворецких. И тех типов, что в кустах засели – тоже не знаю. Зато знаю, что нашем пути кто-то положил слепильный камень и пучок травы грома. Ща жахнет!

– То есть ты утверждаешь, что мы попали в засаду?

– Зуб даю, – кивнул Угрюмый, и в его руках сверкнули кинжалы.

Барон де Шардон вооружился сковородкой, и, надо же так случиться, что именно в нее и угодил камень, брошенный засевшими в кустах неизвестными. Вспыхнуло, но совсем слабо, даже дебаф «Ослепления» ни на ком не повис.

Система сообщила о переходе в боевой режим, и на дорогу перед путниками высыпали…

– Орки, – сплюнул перед собой начальник стражи, – Зря ты их мочить запретил.

– С этого момента я разрешаю тебе применять силу против враждебно настроенных орков.

– До смерти?

– До смерти.

Угрюмый довольно ощерился. Тем временем, один из орков вышел вперед и прокричал:

– Урага кхар’ду, бака-табака!..

Шардон повернулся к своему спутнику:

– Что он говорит?

– Этот-то? Говорит, урага кхарду бака табака какая-то.

– А что это означает?

– Мне по чем знать? Я по-орковски только «хоба» знаю, да «лок тар огар».

– А это что значит?

– «Смотри, чего я умею» и «победим или сдохнем, в натуре».

– Какой необычный и информативный язык. Наверняка, орки – очень древняя и мудрая раса с богатым культурным наследием.

Орк понял, что людям нет до него никакого дела, и никто не собирается ни испуганно бросаться наутек, ни храбро принимать бой.

– Человек! – закричал он, – Моя послать Большой Д’Орг.

– Послал? Ну так и иди себе, в натуре. А не создавай помеху движению честным… нам, короче.

– Великий вождь хочет видеть твоя. Говорить твоя. Жрать и пить твоя!

– Разве орки – людоеды? – негромко поинтересовался Шардон у бывшего разбойника.

– Не знаю.

– Говорить за мир твоя. Дружить твоя. Любить твоя и обнимать.

– Хм… Мне вот интересно – он тебя сперва жрать будет, а потом любить, или наоборот? – Угрюмый, как обычно, оправдывал свое прозвище, выдавая прогнозы один другого мрачнее.


Лингвистический анализ сообщений персонажа «Кабур Хыг»: завершено!

Словарный запас: примитив.

Смысловая нагрузка: недостаточная.

Произвести логическую декомпозицию текста и его творческую доработку?

[Да]

Доработка исходного текста: завершено.

Результат:

> Кабур Хыг: Представитель рода людей. Меня прислал к тебе Великий (барон) Д’Орг.

> Кабур Хыг: Великий правитель (вождь) хочет встретиться с тобой (лицом к лицу) для плодотворной беседы…

[Нажмите, чтобы просмотреть полную стенограмму в творческой обработке…]


– Твой вождь хочет вести мирные переговоры? – переспросил Шардон.

– Да! Трубка мира курить. Пиво мира пить. Танец мира плясать.

– Передай своему барону, что я приеду к нему в гости, как только смогу вырваться.

– Хыг услышать твоя, человек.

Один из орков что-то передал послу. Тот сделал несколько шагов, почти вплотную подойдя почти вплотную к лошади Шардона, и протянул ему странный предмет:

– Твоя брать ценный дар. Жирный вкусный птиц!

Барон согнулся и ловко выхватил их рук Кабура Хыга подношение. Орк тут же шагнул назад, к своим сородичам, скрестил руки на груди и поклонился. Его спутники повторили жест, затем одновременно развернулись и скрылись в придорожных кустах.


Внимание! Вам доставлено сообщение голубиной почтой (х1).

Отправитель: баронесса Мари де Скандаль.

Заголовок: «Чего?!».


«Жирный вкусный птиц» оказался почтовым голубем, которого отправила ему с ответным посланием баронесса!

Шардон и Угрюмый без препятствий добрались до замка, где рыжий владетель вернулся к своим непосредственным баронским обязанностям, а новый начальник стражи отправился знакомиться со своим единственным подчиненным и вверенным ему казенным имуществом.

В первую очередь, военный ИскИн решил побольше узнать о своем последнем соседе, бароне Д’Орге. Увы, но в базе данных о нем почти ничего не нашлось – военный вождь орков, который силой и при поддержке целой армии соплеменников занял замок и получил титул. Все.


Запрос данных по темам: Дворянство, Барон Д’Орг, Вожди орков, Дипломатия.

Поиск по запросу: 0 %…

Ошибка!

Доступ запрещен. Отсутствует связь с внешними базами данных.

Изменение параметров поиска.

Запрос данных по темам: Гайды по прокачке, Опыт в «Мире Фантазий».

Поиск по запросу: 0 %…

Ошибка!

Доступ запрещен. Отсутствует связь с внешними базами данных.

Активация дополнительного модуля «Личное послание Создателя».

SM3: «Снятие блока № 213 невозможно без получения данных с сервера К-2Р(213)».

Обратитесь в центр Вирт-коммуникаций для устранения неполадок.

Услуга бесплатна для всех пользователей Вирта на территории России.

Ошибка!

Внимание! Эта возможность недоступна для вашего типа аккаунта.

Вы можете сменить типа аккаунта, обратившись к администрации или при помощи внутриигрового магазина.

Ошибка!

Сообщение не может быть отправлено в службу технической поддержки.

Ошибка!

Внутриигровой магазин не доступен для вашего типа аккаунта.

Вы можете сменить типа аккаунта, обратившись в техподдержку или при помощи внутриигрового магазина.

Ошибка!

Сообщение не может быть отправлено в службу технической поддержки.

Ошибка!

Внутриигровой магазин не доступен для вашего типа аккаунта.

Вы можете сменить типа аккаунта, обратившись к администрации или при помощи внутриигрового магазина.


Двух попыток Шардону хватило, чтобы понять: отныне бесценная кладезь знаний реального мира для него недоступна.

Заповедник Кхара, трактир «Пивной Барон»

* * *

В главном зале «Пивного Барона» оказалось тесновато – помещение не было рассчитано на такое скопление народу. Все хотели принять участие в знаковом событии: сегодня клан «Дети Корвина» получал в собственность настоящий замок, и переходил на качественно новый этап игры!

– Ну что, все собрались?

Сам Корвин, отец-основатель и бессменный лидер, взобрался на барную стойку с бокалом вина в руке. В честь такого события выпивка в «Бароне» сегодня не только наливалась бесплатно, но и создана была по особому рецепту. Такое вино обычным игрокам удается попробовать уровне так на двадцатом-тридцатом – уж слишком непростые и дорогие на него шли ресурсы.

Но сегодня был повод.

Сегодня – можно слегка и разориться, пустить немного пыли в глаза.

– Да давай уже, – выкрикнули из толпы.

Развалины замка были зачищены от монстров и ловушек. Сами руины – тщательно изучены, составлена подробнейшая карта. Все это время наименее боеспособные члены клана и многочисленные боты-работники добывали ресурсы, а потом занимались восстановлением замка.

И вот осталось всего 0,2 % незаполненной шкалы прогресса.

Всего одна пятая процента отделяла клан от собственного замка.

– Три! – в руке Корвина появилось бревно.

– Три-и-и!!! – хором повторили собравшиеся.

Все знали, что прямо сейчас в полутора часах пути от Заповедника Кхара, у подножья высочайшей горы локации один из нанятых зодчих повторил жест лидера клана, стоя у последней недостроенной стены, в которой как раз и не хватало единственного бревна.

– Два!

Эльф-чародей опустил бревно перед собой. И одновременно с ним наемник уложил такой же деревянный брус в заготовленный для него паз.

– Один!

И Корвин нажал кнопку подтверждения в появившемся системном окне.


Внимание! Ваш клан получил в собственность замок «Древние руины»!

(Название можно 1 раз бесплатно сменить в Окне Замка)

Получено очков развития: 5 000.

Теперь вам доступен режим «Клановые войны»!

Теперь вам доступны ветки развития клана «Дипломатия» и «PvP»!

Максимальная численность клана: +10!

Ваш клан становится участником глобального рейтинга Боевых Кланов!

Внимание! Клан «Прокрастинаторы» объявляет вам войну!


– Ишь ты, не забыли, гады, – вздохнул Фенеамин, стараниями которого клан и получил только что прилетевший вар.

Впрочем, у Корвина были дела и поважнее войны с какими-то отморозками. Ему в личный чат пришло сразу два сообщения, заставших лидера Детей врасплох.


Зеленкин > Корвин: Кирилл, привет. У меня к тебе важный разговор.

Корвин > Зеленкин: Что случилось?

Шардон > Корвин: Корвин, привет. У меня к тебе важный разговор.

Зеленкин > Корвин: Я ухожу из клана…

Шардон > Корвин: Мне нужна твоя помощь. Я попал в беду.


– Да вы что – сговорились что ли?

От его приподнятого настроения не осталось и следа…

Ну что, читатели, продолжим интерактив? Что интересного или наоборот принесла вам 4-ая глава, какие вы видите перспективы развития сюжета дальше?

Ну а пока вот вам рецепт простого но вкусного салатика, который я готовлю регулярно.

1 помидор. 1 спелое авокадо. 150–200 грамм сыра средней твердости, желательно соленого – сулугуни идеально подойдет. Все порезать небольшими кубиками и перемешать. Добавить подсолнечное масло, соль и перец по вкусу. Лично я вместо масла и перца добавляю соус терияки. Но об этой классной и универсальной штуке для лентяев типа меня, я расскажу в следующий раз. Приятного чтения и аппетита!

С уважением, Автор.

Глава 5. Эволюция

Город Сорж, поместье мессира Аарама Норано

– Хэй! Великий колдун!

Шныга барабанил в дверь уже минут десять – даже его запасы Энергии почти истощились от усилий, но по ту сторону по-прежнему было тихо, словно в склепе. Лишь черепа, украшавшие дверь, безжизненно взирали за запыхавшегося гоблина.

– От-кры-вай! От-кры-вай!

– Чего орешь? – раздался позади сиплый голос, словно его обладатель был простужен, – От твоих воплей даже мертвые проснутся.

Зеленокожий коротышка обернулся.

За его спиной стоял… скелет! Обыкновенный скелет ростом и пропорциями со среднего мужчину. Руки его были пусты, а в черных провалах глазниц тускло светились желтые огни.

– Мне нужен колдун Аарам.

– Зачем?

– Шныга будет ученик великий некромант.

– Мессир Норано не набирает учеников.

– Шныга не хочет учиться у какой-то Норано. Шныга надо учиться у мастер Аарам.

Скелет сокрушенно покачал головой и осыпался, превратившись в кучу костей, самых обыкновенных и не подающих признаков жизни. Еще несколько подобных костяных холмиков украшали весь внутренний дворик, что раскинулся перед домом некроманта.

– Великий колдун! Открывай! – гоблин снова забарабанил в дверь.

И вдруг с той стороны раздался звук шагов.

Будущий ученик великого некроманта сделал несколько шагов назад, чтобы его не ударило распахнувшейся дверью. Ну или чтобы успеть убежать, если случится что-то нехорошее и опасное.

– Кто такой?

Мрачная фигура в черном балахоне появилась в прямоугольнике дверного проема.

– Шныга я. Заклинатель духов.

– Чего надо?

– Вот. Шныга учиться пришел.

Гоблин протянул человеку рекомендательную записку и присмотрелся к надписи над головой говорившего.

Аарам Норано (НИП). Человек, некромант 60-го уровня.

Колдун даже не заглянул в бумагу. Он щелкнул пальцами, и листок вспыхнул, осыпаясь горсткой пепла.

– Убирайся.

Некромант скрылся в доме, и дверь за его спиной захлопнулась.

– Хэй! Мессир Аарам! Открывай давай! Шныга пришел, учиться хочет! – с утроенной силой забарабанил в дверь гоблин, предварительно осушив кружку пива, восстанавливающего Энергию.

– Мне не нужны ученики, – приглушенно раздалось из дома.

– Шныга будет самый лучший ученик. Станет великий некромант. Будет говорить жуткие колдунства и командовать мертвяк! Шныга шибко-шибко учиться хочет.

– Докажи!

Две кучи костей за спиной гоблина превратились в парочку скелетов. И у них, в отличии от предыдущего, было в руках оружие.

– Сейчас ты умрешь, – спокойно констатировал один из костяков, и они бросились в атаку.

Шныга использовал умение, изгоняющее нежить и призванные сущности.

Но скелеты и не думали изгоняться или даже разваливаться – их просто отбросило на пару шагов назад, да и только. На пару очень маленьких шагов. Крохотных.

Тогда заклинатель попытался призвать на помощь призрака или духа места, но и это умение не сработало – во владениях некроманта примитивная магия гоблинов-шаманов дала сбой.

– Твоя не настоящий быть, – ткнул пальцем в ближайшего врага гоблин, активируя умение, развеивающее иллюзии.

Но удар кривого клинка, распоровшего Шныге бедро и снявший ему четверть здоровья, тут же убедил отважного коротышку, что скелеты самые что ни на есть настоящие, и их оружие – тоже.

Массаракш, наблюдавший за упрямым «падаваном» все это время из-под покрова невидимости, чуть было не бросился на помощь гоблину, но в последний момент что-то остановило его. Нет, не любопытство, и даже не страх.

Это был наконечник черного кривого посоха, впечатавший паладина в стену.

– Не смей, – зашипел на дернувшегося, было, игрока Аарам Норано и демонстративно приложил палец к губам.

Массаракш кивнул. Он не дурак, тягаться с «неписем» на два десятка уровней старше, да еще на его территории. Было бы ради чего – подумаешь, какой-то гоблин… Да и не стал бы некромант спускать на того нежить аж 20-го уровня, если бы хотел дать коротышке хоть какой-то шанс на победу, так что тернистый путь отважного коротышки оборвется здесь и сейчас, и паладин ничего с этим не может поделать. Да не особо-то и хотелось.

– Сейчас ты умрешь, – в очередной раз проскрипел скелет, и бросился на Шныгу.

Точнее, попытался, но что-то его не пускало. Что-то сильное, цепкое и невидимое, словно призрачная рука схватила мертвяка за ногу.

Впрочем, так оно и было – заклинатель пустил в ход свое последнее умение, самое развитое.

– Твоя сам помирай! – выкрикнул гоблин.

В его руке появился длинный стальной меч и, описав эффектную восьмерку, вонзился в ребра скелета, ломая и сминая их. Вторая петля «восьмерки» разнесла на осколки левое бедро мертвяка, и тот рухнул на землю, лишившись опоры. Со вторым ходячим костяком Шныга разобрался так же быстро и эффектно.

– Да он, вроде, и сам справляется, – игрок усмехнулся, – Рекомендую все же взять его в ученики. Это очень необычный гоблин.

– Заткнись, жалкий червяк. Я не нуждаюсь в советах того, кто служит Свету лишь из страха перед Тьмой.

– Хэй, некромант! Шныга победил твоих мертвяков!

Коротышка снова забарабанил в дверь, даже не подозревая, что хозяин дома наблюдает за ним совсем с другой стороны, скрываясь в густой тени сада. Аарам ударил посохом в землю и выкрикнул слова заклинания.

Слева и справа от Шныги начали проявляться бесплотные фигуры призраков. Нематериальных существ, что неуязвимы для физического оружия.

– Твой необычный гоблин – даже не маг, и сражается, словно простой воин. Посмотрим, как он справится с парочкой духов. А когда это зеленое недоразумение подохнет, я развлекусь с тобой. Говорят, что бессмертные очень долго и очень громко умирают…

Массаракш лишь криво ухмыльнулся, но на всякий случай в настройках понизил уровень болевых ощущений – кто его знает, этого выжившего из ума старика? Аарам тоже усмехнулся, и повернулся к полю боя.

Улыбка мигом пропала с его бледного лица, когда клинок в руках гоблина вдруг окутался аурой слепящего света и без особых усилий обратил призраков в зловонные лужицы эктоплазмы…

– Пожалуй, это действительно будет забавно, – едва слышно прошептал некромант, и добавил уже громче, обращаясь к Шныге, – Хорошо! Ты прошел испытание, и я беру тебя в ученики!

* * *

Реальный мир, здание корпорации «Виртуком»

Отдел гейм-дизайна

– Эй, новенький, иди-ка сюда!

Пальцы начальника сценарного отдела ловко забегали по искоркам управляющей проекции, и, повинуясь его командам, в воздухе соткалась голограмма с изображением, транслирующимся прямо из игры. Небольшая комната, в которой «неписи» старательно осваивали азы некромантии, поднимая хрупких скелетов и снова обращая их в груды безжизненных костей.

Авраменко подошел к коллеге.

– Смотри! Видишь что-нибудь странное?

Сергей присмотрелся к картинке. Развел в сторону ладони и слегка подвигал вперед-назад, поворачивая изображение то одной стороной, то другой.

– Гоблин?

– И что с ним не так?

– Гоблины не могут быть некромантами?

– Могут, они же не эльфы и не хоббиты.

– Он вооружен мечом и посохом, тогда как у остальных – или посохи, или кинжалы.

– Близко, но не совсем. Интерфейс включи.

Авраменко коснулся коннектора, браслетом обхватившего его левое запястье, и активировал интерфейс, причем в расширенном виде, доступном только разработчиков. Помимо обычной информации об уровнях, именах, здоровье персонажей и так далее, там отображались направление и радиус взгляда «неписей», уровень загрузки подключенного к управлению ИскИна, степень агрессии, траектория маршрута за последние 10 минут и прочие системные данные.

– У него уровень вдвое меньше, чем у остальных!

– Ага. Баг?

– Ну… Наверное.

– «Ну-у-у… Наверное…» – передразнил его ведущий гейм-дизайнер, который тоже присоединился к двум коллегам, – Ты должен знать наверняка!

– Сейчас… Можно?

Авраменко пододвинул себе управляющую проекцию, и принялся вбивать команды. Одно за другим перед ним появлялись новые окна: графики, списки, таблицы, карты, картинки, логи…

– Его не должно тут быть, слишком низкий уровень, – наконец, заявил он.

– И-и-и?

– Он получил от игрока квестовый предмет – Рекомендательную записку. Благодаря ей узнал про некроманта, ушел из своей нубской локи, каким-то образом добрался до Бестенбурга, нашел некроманта и напросился к нему в ученики, пройдя квест-испытание.

– И где именно там всплыла ошибка?

– Да их тут куча, – Сергей вздохнул, – У записки не стоит ограничение по уровню, да и вообще она должна быть персональным предметом. В самом квесте тоже нет проверок на уровень. «Непись» из стартовой локации может при помощи порталов попасть почти куда угодно – на это тоже нет проверок.

– А вот это уже не баг, а фича – у нас ведь мир полной свободы! Да и телепортация – удовольствие не из дешевых, мелким ботам и игрокам-нубам она не по карману.

– Ну, значит, нашлись добрые люди.

– Что еще, кроме записки и квеста?

– У этого Шныги – почти читерский меч. И куча шмота на интеллект, хотя в основе персонажа вообще лежит шаблон воинского класса. Но заклинателя он получил честно, так что…

– Барахло на интеллект и меч – он сам нафармил, или кто-то из игроков прикололся?

– Игроки…

– Значит, с этим все в порядке. Итого: через редактор исправь квестовый предмет и пропиши ограничения в квесте. Гоблина нужно «зачистить» – все по стандарту. Потом в таск-трекере сам себе задачи по всем этим пунктам поставишь, меня присоединишь куратором.

– Зачистить?

– Угу. Возьмешь игрового аватара, найдешь этого «непися» и убьешь…

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий», Заповедник Кхара

Трактир «Пивной Барон»

Зеленкин сказал, что подождет Корвина наверху, в одной из комнат клана, чтобы поболтать с ним с глазу на глаз. Так что, пока глава клана решил заняться проблемами своего «подопечного непися».


Корвин > Шардон: Привет. Так что там у тебя случилось?

Шардон > Корвин: Во-первых, я лишился связи с Виртом. Не могу запрашивать данные из внешних источников.


Форум клана «Дети Корвина» > [Создать тестовый раздел].

Вы создали раздел «Тестовый»!


Доступ к клановому форуму работал. А что насчет какого-нибудь вики-сайта и его разделов?


«Мир Фантазий» (Вики) > Гайды > Классы > Маг Воды (v4.16) > Умения

> Комментарии:

Собакин (38): Сам ты нуб! Я играю от Воли, и мне норм.

Мэгги Воды (25): Собакин, а дамаг откуда берешь? Он же на Интеллект завязан?

Собакин (25): Зачем дамаг?!!! Водные маги – саппорты! Дура, учи матчасть.

Мэгги Воды (38): Я играю контролером от заморозки, сам учи матчасть. И не гавкай на меня.

Модератор № 219: Уважаемые игроки, все личные разборки выносите в приват. Спасибо.

Нубас № 1034 (гость): Эй! Не могу найти билд на Друида-Древня! Хелп!!!

Посейдон (79): Нубас, ты название раздела прочитай внимательно.

Нубас № 1034 (гость): Посейдон, у тебя есть гайд на Древня? Дай линк.

Посейдон (79): * facepalm *

Нубас № 1034 (гость): Посейдон, ссылка кривая, не работает. Дай нормальную.

Посейдон (79): * wall *

Нубас № 1034 (гость): Посейдон, ты что, нуб? Не можешь ссылку дать нормально?

Нубас № 1034 (гость): Посейдон, эй?!

Нубас № 1034 (гость): Козлы.

Нубас № 1034 (гость): Пидары.

Нубас № 1034 (гость): Кругом одни пидары. Админы пидары.

> Модератор № 23 накладывает эффект «Молчание» на Нубас № 1034.

Нубас № 1035 (гость): Модератор № 23, пидар.

> Модератор № 23 накладывает эффект «Нетрадиционная сексуальная ориентация» на Нубас № 1035.

Нубас № 1035 (гость): Модератор № 23, сладкий мой.

Нубас № 1035 (гость): Какого розового зайчика!

Нубас № 1035 (гость): Сладкий!

Нубас № 1035 (гость): Я это не писал!!!!

Нубас № 1035 (гость): Кругом одни сладкие и няшки!

Посейдон (79): * lol *

Модератор № 23: Посейдон,-)


Корвин > Шардон: У меня все нормально, доступ есть.

Шардон > Корвин: Я могу рассчитывать на твою помощь в приобретении нужной информации?

Корвин > Шардон: Конечно, пиши мне в личку или прямо в чат клана, если что – поможем. Это и есть твоя проблема?

Шардон > Корвин: Еще мне нужен доступ к серверу К-2Р(213). Или любая информация о нем.

Корвин > Шардон: Первый раз слышу о таком. Но я попробую узнать.

Шардон > Корвин: Картинка, которую я тебе дал. Удалось что-нибудь выяснить об изображенных на ней людях?

Корвин > Шардон: Да.

Корвин > Шардон: Иванченко Анатолий [Подробнее…], Иванченко Надежда Анатольевна [Подробнее…] – вот, тут вкратце о них.

Корвин > Шардон: Предлагаю встретиться завтра, и мы расскажем все, что удалось разузнать.

Шардон > Корвин: Хорошо.

Шардон > Корвин: Спасибо.


Дверь за спиною Корвина захлопнулась, отделяя все лишние звуки.

– Эй, Серега? Тут?

– Ага…

Комната озарилась тусклым светом. Обычная гостевая комната «Пивного Барона» из тех, что клан закрепил за собой. Впрочем, как только они переберутся в замок, две трети «клановых» комнат снова можно будет сдавать гостям, а Склад и вовсе продать – трактиру он без надобности.

– Ну давай, рассказывай, что случилось.

– Да в общем-то… – Зеленкин повел плечами, словно пытаясь стряхнуть что-то прилипшее, – Ничего особенного. Это… личное…

– Из-за Лариски, что ли?

– Нет, она тут не причем.

– А если серьезно? Слушай, ну ты же не прыщавый школьник… надеюсь?

– Нет, – целитель невольно улыбнулся.

– Сдались тебе все эти виртуальные охи-ахи, а? Тем более, что ты сохнешь не по Ларке, а по Рианне, по эльфийской аватарке. Ну хочешь, я тебе ее фотки покажу, а? Настоящие? Сразу поймешь, что… Блин… Она, конечно, девчонка хорошая, и вообще моя сестра… но, скажем так, не красавица.

– Сумракс тоже так думает?

– Да он вообще какой-то мутный тип и со странностями.

– А я слышал, что у них в реале свидание было. И не одно…

Корвин помрачнел:

– Значит, из-за нее? Может, еще подумаешь?

– Я уже все решил.

– Ну, хочешь, познакомлю с клевой девчонкой? Модель, ноги от ушей – прямо как у местных эльфиек! Или вон в клане сколько девушек, а ты человек… то есть гоблин у нас уважаемый, второй после меня, можно сказать. И после Рианны…

– Да говорю же, что не в ней дело.

– А в чем тогда?

– Помнишь, я про свой билд рассказывал?

– Ага… Боевой хирург?

– Типа того. Так вот, чтобы его собрать, мне нужно получить несколько редких достижений Арены.

– И?

– А для этого – переться аж на другой конец Империи и там делать квесты, фармить репу, расти в рейтингах Арены… Ну зачем вам в клане «мертвая душа»? Только место зря занимать буду.

– Дурак ты.

– Я серьезно. Да и могу вам левых варов нацеплять от всяких обиженок: зачем зазря клан подставлять-то? А как вернусь – примешь меня назад. Если захочешь, конечно.

– Дурак.

– А так я буду на связи, если что – стучи в приват. Ок?

– Дело твое, – Корвин пожал плечами, – Так тебе фотки сестры прислать?

– Тогда уж лучше давай этой своей «ноги от ушей».

– Договорились!

– Удачи, Кирилл. И чтобы к моему возвращению – были в тысяче лучших кланов!

– Заметано. А ты – порви там всех на своей Арене.

Парни пожали друг другу руки, сдержанно улыбаясь.


Чат клана Дети Корвина.

Персонаж Зеленкин покидает клан!

Ухорез: Не понял.

Фенеамин: Эй, Кир, что происходит?

Рианна: Что за шутки такие?

Рианна > Зеленкин: Сергей? Что случилось?

Зеленкин > Рианна: Кирилл все объяснит. Удачи вам в развитии клана.

Корвин: Народ, только без паники, все нормально! Зеленкин отправляется на суперсекретное клановое задание!

Фенеамин: Корвин, а можно и мне какое-нибудь секретное задание?

Персонаж Шныга покидает клан!

Ухорез: Да что ж за день-то такой сегодня, а?..

Глава 6. Основы шпионажа

За несколько часов до собрания клана Дети Корвина.

Измайловский район города Москва…


– Ладно, Костик, давай, до завтра…

Попрощавшись с тут же умчавшимся на гиропаде приятелем, студент медицинского коснулся коннект-браслета, вызывая ближайшее такси. Тот отозвался оптимистичной пульсацией, и уже через десяток секунд из-за поворота вырулил ярко-желтый кар. Обычный наземный автопилотник из тех, что бороздят дороги спальных районов и городские окраины, до которых не дотягиваются вездесущие ветки подземных линий метро.

Дверь такси услужливо скользнула в сторону.

– П-простите, м-молодой человек, – окликнул его сиплый голос.

– Да?

Сергей обернулся.

Позади него стоял невысокий, сгорбившийся мужчина лет пятидесяти, в мятом сером пальто не по сезону. Куцая бороденка, утратившая былую залихватскую упругость шляпа да тяжелая деревянная трость в руке: на «бродягу» не похож, метки «асоциала» на незнакомце тоже нет…

– З-закурить не найдется?

– Простите, не курю.

– Ж-жаль…

– Ни капли, – молодой человек невольно улыбнулся, – И, как врач, вам тоже не советую.

– Ишь ты, доктор выискался. Да я, может, сам профессор!

Мужчина взмахнул тростью, словно угрожая кому-то невидимому. Сергей демонстративно положил руку на браслет, готовясь в любой момент отправить сигнал Дозор-Системе, но бродяга, уже позабыв о существовании юноши, захромал прочь.

Сергей указал место назначения на сенсорной карте, и такси плавно тронулось с места, выстраивая маршрут и прижимаясь к нужной полосе. Дороги были относительно свободны, так что до дома он добрался за каких-то сорок минут – для мегаполиса это очень быстро, хотя, конечно, по воздуху было бы быстрее, но студенческие льготы на этот вид транспорта не распространялись.

Он выбрался из машины и огляделся, в поисках ближайшего утилизатора – в руке студент сжимал бумажный стаканчик с недопитым в пути кофе. Отыскав характерно окрашенный контейнер, больше похожий на ампулу (проклятая профдеформация!), он подошел к агрегату, сунул стаканчик в приемник и коснулся панели в верхней части утилизатора.

«Выберите программу утилизации из списка», – отозвался мелодичный женский голос.

Вместо того, чтобы тыкать в пункты меню, Сергей просто приложил к сенсору свой студенческий браслет, и агрегат по умолчанию зачислил на него полученные У-баллы. Услышав характерный писк уведомления о завершенной транзакции, юноша вздрогнул.

Но не от звука.

Он резко обернулся, высматривая что-то или кого-то в толпе спешащих по своим делам людей, но так и не нашел среди них сутулой фигуры в сером пальто и с тростью в руке. Фигуры, которая пару секунд назад мелькнула в отражении на экране утилизатора.

Сергей снова вызвал такси, хотя планы у него на ближайшее время были совсем другие.

Задав круговой маршрут, он подключил свой браслет к бортовой компьютерной системе машины, чтобы использовать его экран для управления и вывода изображения. Вошел в оболочку «Контроль-регистратора» и вывел список файлов, созданных за последние несколько часов. Хоть эта программа и предназначалась для записи практических занятий по той же мануальной терапии или хирургической пластике, но и с ролью обычного видеорегистратора она тоже справлялась.

Отыскал запись, что была сделана 45 минут назад.

Есть картинка!

Выбрал несколько кадров, на которых оказалось лучше всего видно лицо мужчины с тростью, вырезал его и указал в качестве шаблона для поиска по базе. К тому времени, когда машина сделала заданные четыре круга и снова вернулась к утилизатору, поисковая программа уже закончила работу.

Улучшенные алгоритмы медицинского софта, предназначенного для пластических хирургов, были способны проводить сравнительный анализ лиц с высокой точностью, так что ошибка была исключена.

Сергею не показалось.

Этот человек уже несколько раз встречался ему только за сегодня, в разных местах и в разном образе. Одежда, осанка, прическа и цвет волос, аксессуары – неизменным оставалось лишь лицо, сохраняя весьма высокие 72 % подобия.

Слежка?

Возможно.

Как давно?

Для этого нужно проанализировать записи за другие дни – за неделю, за месяц, а может и дольше. К тому же, этот мужчина мог быть и не один, наблюдатели вполне могли сменяться.

Кто эти загадочные «они»? Почему следят за простым студентом-медиком?

Связаны ли они с тем типом с дроном, который его допрашивал?

Вряд ли – «агенту» не нужны люди-«агенты» для наблюдения, раз у него есть доступ к ресурсам Дозор-Системы.

Конкуренты?

Или просто кто-то еще интересуется странной девочкой по имени Надя? В том, что причина слежки – именно интерес Сергея к делу этой загадочной пациентки, юноша даже не сомневался.

Во что его втянули Рианна и Сумракс?

– Простите…

Кто-то легонько толкнул Зеленкина в спину, не успев разминуться.

Студент вздрогнул, но тут же понял, что на незнакомце было не серое мятое пальто, а обычный вязаный джемпер, точнее даже, лопапейса – он узнал характерную ирландским свитерам вязку. И в руке не трость, а тубус, да и в плечах куда-то спешащий нахал был значительно шире «наблюдателя».

К черту все!

Так ведь и параноиком стать недолго.

Сергей коснулся кончиками пальцев виска, активируя имплант и переводя его в режим коммуникатора.

– Тетя Наташа? Здравствуйте, это Сергей… Да-да, Вишневский, какой же еще? Или вы себе нового племянника с таким же именем завести успели? Послушайте, а вы свою дачу продать не успели еще? Да-да, все в порядке. Нет, не отчислили, – юноша выдавил из себя подобие смеха, – Как раз наоборот, с упорством грызу гранит науки. Вот поэтому сразу о вас и вспомнил. Очень уж у вас место спокойное – ничто не отвлекает, все удобства под рукой. Да-да… ага… нет, родители в курсе.

Он закатил глаза, выслушивая очередную тираду словоохотливой женщины.

– Да-да, конечно передам. Да вы и сами можете им позвонить. Нет, мама тоже знает. Ну, так что, когда я могу подъехать к вам за ключами? Да. И я тоже так думаю. Ага. А он? А она? Да ничего, помирятся – уже столько лет вместе, да и у них Стасик вон уже какой вымахал… В третий класс? Ого, как быстро время летит! Тетя Наташа, так что насчет ключей?…

Проходившая мимо женщина, услышав с трудом сдерживаемое рычание со стороны юноши, вздрогнула и ускорила шаг.

– Хорошо. И вы передавайте. Ага. Конечно, загляну. Ну, теть Наташ, вы меня обижаете – все будет в лучшем виде. Да, думаю, недолго, недельку или две – как только свою диссертацию закончу… А вы как думали? Нет, некогда мне невесту искать… Так я же вам уже сказал – грызу гранит науки, ни на что другое времени не остается… Какой еще соседки? Да я расслышал, что дочка у нее симпатичная, а не сама соседка. И что она не замужем – тоже… Так что, сегодня вечером будет нормально, если я к вами подъеду. Как зачем?! За ключами, конечно!..

Он вдруг вспомнил кое-что важное.

– Тетя Наташа, а у вас там подключение к Вирту настроено? Ага… И даже капсула есть?! Здорово! А какая модель?… Хорошо, спрошу у него. Только номерок мне скиньте. Хорошо, значит, буду к восьми.

Вот и все.

Сегодня он сваливает из Москвы, к тетке в Ярославль. Точнее, на дачу недалеко от города. И пусть всякие Сумраксы и Рианны сами разбираются и со своими девочками-инвалидами, и со странными типами – хоть в очках, хоть без. А он спокойно сможет и учебой заняться, и наконец-то нормально поиграть в свое удовольствие. И без всех этих игр в таинственных шпионов, и в «Самый-лучший-дружный-клан, сделай-все-за-нас, а-мы-скажем-тебе-спасибо…» – надо только Корвина предупредить…

* * *

Реальный мир, здание корпорации «Виртуком»

Отдел гейм-дизайна

Авраменко загрузил профиль тестера и занялся выбором подходящего аватара для своего первого рабочего контакта с «неписем». С кем опытный некромант охотнее пойдет на сотрудничеством?

Однозначно, это должен быть маг. Примерно такого же уровня и качества экипировки.

Раса: темный эльф.

Уровень: 61.

Класс: маг тьмы.

Он выбрал класс, самый близкий к некромантам и с учетом того, что эльфы не могут работать с мертвыми и с магией смерти. Да и Аарам, если верить его чар-листу*, к эльфам относился с уважением.


* Чар-лист (от «character» – персонаж, англ.) – список параметров и особенностей персонажа. Внешний вид, его история, мотивация, сильные и слабые стороны, особенности характера, навыки и так далее.


Идентификатор: неигровой персонаж.

Теперь для всех он будет помечен не как игрок, а как обычный «непись» – дополнительная маскировка не помешает, да и боты высоких уровней с недоверием относятся к бессмертным.

Гейм-дизайнер подобрал из набора готовых скинов самый мрачный и зловещий, загрузил один из стандартных комплектов экипировки, который выглядел тоже весьма впечатляюще. Заменил в нем пару предметов на более редкие и прописал себе парочку уникальных достижений, имеющих визуальное отображение – чтобы колдун понял: перед ним далеко не рядовой маг.

С распределением очков по параметрам и умениям он решил не заморачиваться, а просто раскидал их поровну: все равно ему не нужно будет ни драться, ни пользоваться магией.

Имя: Гэндальф Серый.

Сергей усмехнулся и стер только что введенное имя – все равно «непись» шутки не поймет, а называть темного эльфа и адепта магии Тьмы «Серым», тоже не разумно.

Имя: Сержио Мрачный.

Сойдет.

Он открыл карту.

В отличии от обычной игровой, на аккаунте тестера карта была открыта полностью, на ней были отмечены все значимые объекты, и имелись кое-какие дополнительные возможности. Например, возможность быстро оказаться в нужном месте, что Сергей и сделал.

Он выбрал город и кликнул на специальную иконку. Пара мгновений – и вот уже эльфийский чародей Сержио Мрачный стоит у городского портала, словно только что из него вышел, как обычный игрок или «неписи».

Снова открыл карту, только на этот раз уже самого города. Увеличил масштаб и сдвинул изображение в поисках нужной улицы и дома.

Ага, нашел.

Выбрал место в соседнем переулке, включил отображение персонажей на карте, которую nne же усыпало сотнями «блуждающих огоньков»-иконок. Убедился, что рядом с местом назначения никого нет, и телепортировался в выбранную на карте точку…

– Мессир Аарам? – высокий эльф, закутавшийся в плащ цвета воронова крыла, постучал в жуткого вида дверь, украшенную черепами и орнаментом из костей.

В доме раздался гневный рык, шлепок и приближающийся свист несущегося по воздуху «снаряда», который закончился глухим ударом в дверь с той стороны и жалобным:

– Великая и злая господина дома нету совсем.

– У меня важное дело к одному из величайших некромантов!

Для большей убедительности, Сергей быстро перекинул часть очков параметров с Силы на Харизму.

– Великая и злая господина… Ай!!!

Снова рык, шлепок, уже удаляющийся свист и, наконец, дверь распахнулась.

На эльфа смотрел хмурый и неестественно бледный господин в мании некроманта. Судя по характерным отсветам – основательно зачарованной мантии.

– Кто такой?

Звучал Аарам еще более хмуро и недружелюбно, чем выглядел, но гейм-дизайнер постарался не обращать на это внимания. Он помнил выдержку из чар-листа: «Персонаж со сложным и неприятным характером. Асоциален, раздражителен, вспыльчив и с чувством собственного величия до небес»…

– У меня важное дело…

Но некромант бесцеремонно перебил Сергея:

– Я спросил «кто такой?», а не что тебе надо.

– Маг. Эльф. Сержио…

– Вижу, что не хоббит, – некромант смерил поддельного «непися» презрительным взглядом, – Чего надо?

– Как я уже сказал, у меня важное и очень выгодное предложе…

– Не интересно.

Дверь с грохотом захлопнулась перед самым носом гейм-дизайнера.

– Но у меня… – тот опешил. – Ты же меня даже не выслушал, старый ты сморчок!

Ответом нахалу стала костяная рука, одна из тех, что украшала дверь. Она вдруг зашевелилась и изобразила характерный жест с оттопыренным средним пальцем.

– Слышь, ты че такой мерзкий, а? – невольно вырвалось у Сергея.

А потом он добавил уже погромче, с расчетом на то, что его услышат по ту сторону двери:

– Очень странно, что такого искусного колдуна не интересует Черный Кристалл Шу!

Прошло минуты две, прежде чем Аарам Норано снова появился на пороге.

– У тебя минута, – процедил некромант.

– У меня свой цирк разумных уродцев. И я слышал, что у тебя появился жутко неприятный, но на редкость смышленый гоблин в учениках. Как там его… Шняга?

– Не интересно.

Дверь начала медленно закрываться. Сергей попытался вклинить в зазор носок башмака, но игровая механика посчитала это действие недостаточным, чтобы помешать уже начавшемуся процессу.

– Я готов дать тебе за него Кристалл Шу!

– Не интересно.

– Два Кристалла!

– Я не продаю учеников.

– Три!

– Убирайся прочь. Больше я с тобой разговаривать не стану.

Так просто гейм-дизайнер сдаваться не собирался, и забарабанил в дверь. Точнее, попытался, но его кулаки лишь бессильно рассекли пустой воздух – он вдруг оказался снова за оградой, окружающей невзрачный домишко некроманта.

– Аж зубы сводит, как на одного моего бывшего препода похож! Словно с него и срисовали…

Выплеснув эмоции, Сергей снова открыл резную калитку, сделал несколько шагов к дому и…

…Снова оказался за пределами владений колдуна!

– Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет… – пробормотал он, уходя прочь от дома негостеприимного некроманта.

Выбравшись на какую-то узкую и совершенно безлюдную улочку, Сергей открывал редактор персонажа.

Класс: убийца.

Уровень: 63.

Экипировка – лучшее, что можно найти в игре для вора-домушника и убийцы. Бесшумные башмаки, игнорирующие любые ловушки, плащ считай что почти невидимка, поглощающий звуки и запахи амулет и так далее…

Конечно, он мог просто жахнуть каким-нибудь «Метеоритным дождем» по дому, прикончив все живое и мертвое внутри, но должностная инструкция жестко ограничивала методы вмешательства в игровой процесс: только стандартные игровые воздействия соответствующего уровня, не нарушающие политический, экономический и божественный баланс игры, и не привлекающие внимания.

А это значит, что никаких суперзаклинаний, божественных артефактов и админских чит-кодов на миллионы голды или мгновенную смерть.

Дождавшись, когда солнце поднимется повыше – так уж устроено в игре, что темное время суток – это период максимальной активности для некромантов, а днем они отдыхают – Сергей снова проник на территорию неприветливого Аарама Норано.

Под «Покровом Теней» он добрался до дома. При помощи «Тентаклевой отмычки» вскрыл замок и оказался внутри. Умение «Поиск жизни» определил местоположение всех обитателей дома, а при помощи свитка «Поиск нежити» – бездушных слуг некроманта. Затем нашел на плане дома комнату, где спали ученики мерзкого колдуна. Ага, все пятеро будущих Магов Смерти были на месте. Впрочем, их будущее весьма туманно – пережить обучение у мессира Аарама удается едва ли единицам. Даже среди игроков, которым хватило глупости взять эту линейку квестов.

Незримой и неслышимой тенью пробрался в нужную комнату, усыпив «Пылью Морфея» одинокого, хоть и двухглавого, стража – кажется, это был Голем Плоти.

И вот перед ним лежит, мирно посапывая и посасывая засунутый в рот палец, искомая цель. Гоблин Шныга, заклинатель 15-го уровня. Слева от него – какой-то эльф, справа – второй гоблин. Остальные ученики принадлежали к человеческой расе.

В руке Сергея появился кинжал Иссушитель, матово-черное лезвие которого не оставляло ни единого шанса жертве, если та была из плоти и крови, да еще и такого невысокого уровня. Конечно, спустя 24 часа убитый «непись» снова возродится в текущей точке инициации: у могилы вождя Кхара, что находится в начальной локации у Заповедника. Гоблин потеряет набранные уровни и предметы, забудет о квесте, о своем ученичестве у некроманта и о событиях последних нескольких дней.

Все последствия найденного бага будут зачищены.

Ну, кроме разве памяти некроманта, но какое дело сварливому магу-шестидесятнику до гибели какого-то жалкого ученика? Вон, у остальных – уровни аж от сорокового!

И Сержио Мрачный нанес один точный и смертоносный удар.

Красная полоска здоровья над головой безмятежно спящего Шныги обнулилась и посерела.

Сергей активировал «Маяк Ллойда» и перенесся снова на тихую улочку в паре кварталов от дома некроманта, а потом и вовсе исчез прямо на глазах пары случайно проходящих мимо «неписей», выйдя из игры.

* * *

– Любопытно…

Одна из теней, неподвижно застывших у углах комнаты, сгустилась и отделилась от стены, превратившись в высокую фигуру, опирающуюся на черный посох.

Аарам Норано подошел к кровати с мертвым Шныгой и задумчиво почесал кончик носа.

– И зачем же этому тупому бессмертному понадобилась твоя смерть, а? Жалкий кретин был готов выложить три Кристалла Шу за шкуру гоблина, который и живьем десяти монет не стоит. Впрочем, чего еще ждать от идиота с сорока единицами Интеллекта, который даже не догадался сменить имя и не знает, что высшие некроманты не относятся ни к живым, ни к мертвым…

Глава 7. Кульминация

Город Орландир, Арена Чемпионов

– Господин желает свежего сока или хрустящих жареных жаб?

Разносчик протиснулся поближе к Зеленкину и умоляюще заглянул в глаза бессмертному.

Обычный «непись» 30-го уровня, точно такой же, как и сотня других ботов, обслуживающих Арену. Арену Чемпионов, где в поединках сходились лучшие из лучших игроков, сражаясь насмерть за золото, редкую экипировку, PvP-очки и репутацию.

А еще зарабатывая редкие достижения.

– Господин желает, чтобы ты не мешал ему наслаждаться представлением…

– Добрый господин, – голос хоббита жалобно задрожал, – Если Бобби не продаст всех жаб, то получит тяжелой палкой по пяткам от злого хозяина.

Целитель усмехнулся: ага, как же. Ну подумаешь, провалит «непись» свой ежедневный квест и останется без опыта. Ничего, с него не убудет. И бить, конечно же, этого хоббита никто не собирается. Все это его нытье и кривляние – самая обычная скриптовая сценка, рассчитанная на то, чтобы вызвать жалость у неискушенного игрока.

Вот только это не про Зеленкина.

– Ты мешаешь. Предлагай своих жаб кому-нибудь другому – я тысячу золотом отдал не за то, чтобы пялиться на твои мохнатые ноги… – отмахнулся он от разносчика.

– У господина есть монеты! Много монет! Наверняка господин хочет пить, и не пожалеет немного золота за вкуснейший, свежий и прохладный сок!

Хоббит сунул под нос Зеленкина кружку с какой-то мутной жижей неопределенного цвета.

– Убирайся!

Целитель пинком отшвырнул назойливого коротышку в сторону и снова уставился на разыгрываемое представление. Точнее, на одного из бойцов, к которому у него был особый интерес.

Максимус. На данный момент трехкратный победитель в своей категории, который, по прогнозам Сергея, должен был прямо сейчас стать четырехкратным. И это не смотря на то, что противник ему достался очень и очень сильный. Любой сторонний наблюдатель сказал бы даже, что непобедимый!

То же самое говорили результаты прогонки через модуль «Чемпион Арены», через «Хрустальный шар» и даже через самый навороченный и дорогой «K-T-A» с расширениями под Арену.

Как и в предыдущие три боя Максимуса, которые тот, вопреки всем прогнозам, выиграл.

На этого воина 20-го уровня Сергей поставил пару тысяч, но победы ему он желал вовсе не из-за жажды наживы, а потому что ему нужен был пятикратный чемпион Арены в качестве противника для того, чтобы получить одно очень редкое достижение, важное для билда боевого Хирурга.

Максимус был отличным кандидатом, уверенно собирающим победу одну за другой.

И одновременно очень странным.

Потому что Зеленкину не удавалось просчитать его билд, несмотря на все установленные расширения и дополнительные модули. Точнее, каждый раз у этого воина был новый билд, специально заточенный под очередного противника. Другие параметры, экипировка, бафы – а ведь такое провернуть не только тяжело, но еще и очень дорого! Такой способ игры назывался «адаптивным билдом» и был вполне легальным, но мало кто им пользовался, потому что для этого нужна была целая группа игроков со специфическими билдами и умениями, сильно усложняющих им игровой процесс.

Одного из членов команды Максимуса ему уже удалось вычислить.

Им оказался торговец с ником Алекс, человек 22-го уровня, который всегда ставил на «адаптивного» воина и только на него. За все два дня наблюдений – ни одной лишней ставки. А еще Сергей видел их несколько раз вместе, так что случайности были исключены.

Изначально Сергей рассчитывал найти чемпиона, просчитать его билд и составить под него контр-билд, но как быть с тем, кто сам делает то же самое?

Ответ прост – договориться!

Разумеется, договорные бои были строго запрещены, и за этим следили ИскИны, проверяя чаты всех участников боев и сопричастных. Но команда Алекса-Максимуса явно разбирается в игровой механике, да и сам Зеленкин весьма неглуп – сообща они наверняка что-нибудь придумают.

Как он и предполагал, победил Максимус.

Забрав свой выигрыш, Сергей едва не упустил момент, когда четырехкратный чемпион в сопровождении своего друга-торговца покинул сектор чемпионов, расположенный под ареной, и отправился куда-то в город.

К счастью, он сообразил поставить на него метку сразу после боя, и теперь бежал туда, куда его вел двигающийся по мини-карте маркер.

Поворот, еще поворот, и еще один.

Кажется, искомая парочка скрылась вот в этом здании.

Метка уже начала таять, и через пару минут совсем пропадет, так что нужно поспешить!

Сергей шагнул в пролом стены, за которым, как он думал, скрылась его цель, но…

– Зря ты за ними пошел, гоблин, – прошептал кто-то ему на ухо.

И тут же полоска здоровья Зеленкина сократилась на половину, а спину пронзила острая боль, с левой стороны – как раз напротив сердца.

В боевом логе отобразилась скромная запись:

Феникс наносит вам 78 урона (ядовитый)!

Здоровье: 72 из 150.

На вас наложен эффект «Отравление». Длительность: 20 сек.

– Не возвращайся сюда больше… – добавил по-прежнему невидимый Феникс, прежде чем нанести второй, смертельный удар…

* * *

Замок Фурье, рабочий кабинет

Шардон наконец-то открыл письмо, полученное от баронессы.


«Мой милый друг, я растеряна, я в смятении,

Я вас совершенно не узнаю.

Шардон, любовь моя, вы меня пугаете.

Лучше бы вы меня не пугали а… как тогда, на сеновале!

С искренним недоумением в сердце,

И страстным томлением в иных местах.

Уже почти ваша, С.»


Лингвистический и логический анализ письма подсказал барону, что:

1) У его предшественника явно была серьезная интрижка с женой соседа;

2) Система аккуратно «заменила» ушедшего в отставку Фурье на Шардона в этом любовном треугольнике и во всех сопутствующих заданиях;

3) Скорость доставки посланий голубиной почты почти вдвое ниже, чем если возить письма лично при помощи лошадей. Правда, в этом случае он не сможет заниматься замком, потому что интерфейс управления работает лишь на территории самой крепости.

Взвесив все «за» и «против», военный ИскИн принял решение отправиться к барону де Скандаль с дружеским визитом, поболтать по-соседски и обсудить возможное сотрудничество. И заглянуть к его любвеобильной женушке с визитом иного характера, чтобы выяснить степень влияния баронессы на мужа и заодно немного повысить параметры при помощи мини-игры, в которой Шардон уже начал неплохо разбираться – судя по письмам баронессы, она тоже приветствует подобный способ прокачки.

Он изучил состояние своей казны: не густо. Перевел на «замковый» счет деньги, полученные из его доли от выручки трех трактиров, и получилось аж 7500 монет. Вот только при ежедневных расходах в 2750 только на содержание замка это было слишком мало. А ведь скоро воскреснут павшие гвардейцы. Да и окрестные земли тоже нуждаются в содержании, чтобы крестьяне и дальше могли там производить ресурсы: пшеница, картофель, свинина, говядина и яйца – все это росло именно там, и оттуда поступало сперва на Склад, а потом на замковую Кухню и в Таверну.

Шардон открыл карту поселения, что раскинулось в пределах замковых стен.

Проложил самые удобные маршруты для снабжения, для тайного проникновения в замок, для нападения небольших ударных отрядов. Определил наиболее уязвимые места и наметил схемы передислокации войск между ними и между стратегически важными точками.

Оптимизировал.

Рассчитал минимально необходимое количество войск для поддержания порядка, а в случае нападения на замок – и для его защиты в течение хотя бы 20–30 минут.

И сократил численность баронской гвардии с 54 до 22 человек, снизив тем самым количество ежедневных расходов почти на 25 %, включая питание, починку доспехов и оружия, места для ночлега и так далее. А оставшуюся экипировку продал, получив еще 1430 монет в казну.

Проверил количество ресурсов на складе.

И разобрал один из жилых домов. В нем квартировалось 10 бойцов и семья из 4 человек. Своих воинов он определил на освободившиеся в Казарме места, а лишившихся крова жителей – переселил в соседний дом, где они заняли места «уволенных» гвардейцев.

+20 Дерева

+3 Железа

+ 2800 Золота

Теперь у него хватало золота и ресурсов, чтобы построить еще пару зданий, которые ему очень и очень пригодятся.


Вы действительно хотите начать строительство Кузницы? [Да / Отмена]

Ресурсы: 70 Дерева, 15 Железа, 10000 золота.

Время: 18 часов.

Кузница. Здесь могут работать нанятые вами кузнецы, бронники и оружейники, создавая различные виды оружия, средних и тяжелых доспехов, а также металлических инструментов, метательных снарядов и деталей для механизмов.

[Да]

Строительство Кузницы: 17 часов 59 минут осталось.


Он не допустит ошибок своего предшественника и использует опыт, полученный в качестве атамана: при грамотном управлении и эффективном распределении ресурсов, качество побеждает количество. Тем более, что на это заточена вся игровая механика и баланс сил, вынуждая жителей и бессмертных гостей «Мира Фантазий» непрерывно развиваться, искать более качественную экипировку и новые способы улучшать себя и свое снаряжение.

До замка барона де Скандаля – 5-20 часов пути, в зависимости от способа передвижения. Разумеется, глупо было бы отправляться в такое путешествие пешком и в одиночку, потому что слишком велик риск вообще не добраться до места.

Разумеется, прагматичный Шардон выбрал самый быстрый способ передвижения, и отправился в баронские конюшни.

– Паршивая лошадь, – сплюнул под ноги непонятно как и когда оказавшийся тут Угрюмый.

– Почему? По совокупности параметров, это – оптимальный вариант.

– Ну, если тебе нужно ехать долго и красиво, то да. А ежели хочешь добраться быстро и незаметно, то я бы вот эту клячу присоветовал. Только ее бы откормить чутка…

И бывший разбойник хлопнул по крупу самую невзрачную и болезненно тощую лошадь, которая даже не вздрогнула от страха, как остальные, а напротив – изогнула шею и попыталась укусить обидчика.

– Ты разбираешься в лошадях?

– Теперь да, – ухмыльнулся Угрюмый, – По долгу службы положено.

Шардон проверил список навыков начальника замковой стражи. Действительно, умение «Наездник» у него было 25-го уровня, а «Конный бой» – 12-го.

– Хорошо, я возьму эту.

Барон при помощи Угрюмого забрался в седло.

Предполагаемое время в пути до замка де Скандаля, которое отмечалось на карте, изменилось с 12 часов до 7 с половиной – уменьшилось почти на 40 %!


Пометка: Изменить алгоритм оценки качества лошадей с приоритетом на скорость.

Пометка № 2: Изменить алгоритм оценки качества почтовых голубей с приоритетом на скорость доставки.

Пометка № 3: Повысить жалование Угрюмого на 5 %.


Военный ИскИн произвел небольшой подсчет, оценил экономическую эффективность своего последнего решения и внес правку:


Пометка № 3 (изменено): Выдать Угрюмому разовую премию 400 монет.


Раздав ценные указания и выдав слугам и гвардейцам набор указаний на ближайшие пару суток, барон де Шардон прихватил с собой пару бутылок лучшего вина из запасов своего предшественника, голубой кружевной лифчик и самый большой букет цветов из тех, что притащили его дочери многочисленные женихи-бессмертные.


Пометка № 4: Выяснить, кто из кандидатов в женихи больше всего понравился единственной и любимой дочери.


И только теперь он отправился в путь на восток, в гости к своей (уже своей, стараниями алгоритмам вездесущей игровой системы) любовнице Мари и ее мужу, барону Петру де Скандалю.

* * *

Поселок Заповедник Кхара, трактир «Пивной Барон»

– Ну, что скажете?

Корвин внимательно изучал лица собравшихся советников.

Почти неуправляемый, но при этом весьма целеустремленный непоседа Ухорез.

Неунывающий, постоянно подтрунивающий над соклановцами, но всегда готовый прийти на помощь в трудную минуту Фенеамин.

Расчетливый и невозмутимый Тактикус, занявший место Зеленкина после его ухода.

Подающая большие надежды Тайя, очень смышленая девушка, у которой, как казалось Корвину, явно есть симпатия к новому вар-лиду клана.

Постоянно влипающий в разные неприятности неуклюжий Подподмышкинс, играющий с ними с самых первых дней.

Ну и Сумракс, который уже успел себя зарекомендовать с самой лучшей стороны. Особенно для Рианны, ага.

Не хватало лишь покинувшего клан Зеленкина да, собственно, той самой Рианны, которая отлучилась по каким-то делам в реале. И, кстати, от которой подозрительно долго нет вестей!

– Надо брать, конечно! – первым подал голос Фенеамин.

– Не потянем… – тяжело вздохнул Тактикус, явно уже просчитавший все «за» и «против».

– Фигня-война – главное ввязаться в драку, а там уже сориентируемся.

– А ты что скажешь? – глава клана повернулся к Ухорезу.

– Сам-то как думаешь? Это же эпик! Дайте два!

Дети Корвина получили не только замок и повышение уровня, но и доступ к новым квестовым линейкам. Каждый день игра подбрасывала клану несколько случайных заданий, очень сложных и трудоемких, но с хорошей наградой.

Чаще всего это был всякий мусор на убийство гигантского количества монстров или сбор ресурсов, и Корвин отклонял их не думая – на текущем уровне клана они могли принять только одно такое задание за месяц, поэтому он ждал, когда попадется действительно что-нибудь интересное.

И дождался.

– Мы не нафармим столько репы за месяц, – покачал головой Тактикус.

– Тайя?

– Я в этом ничего не понимаю, – девушка вздохнула, бросила быстрый взгляд на Тактикуса и добавила, – Но, может, начнем с чего попроще?

– Мышка, твое мнение?

– Да я-то что… Я как все – нужно фармить репу, значит, будем фармить репу.

– Миллион?! – Сумракс ухмыльнулся.

– А что?

Тактикус озвучил свои неутешительные расчеты:

– Нас семьдесят человек в клане. Предел. Даже если каждый возьмет и нафармит до своего лимита, то получим максимум семь сотен. Десять тысяч – это кап, если ты не хай-левел или не клан-лид. Кирилл, у тебя какой лимит репутации по этому квесту?

– Пятьдесят тысяч.

– Ну хорошо, семьсот сорок. А где еще четверть миллиона возьмем?

– У меня лимит тридцать тысяч. Взял парочку геморройных достижений – вот они и пригодились, походу, – подал голос Ухорез.

– И ты молчал?! Как их получить?

– Одно – уже никак. Еще два за месяц взять не получится, так что этот вариант отпадает.

– Ну окей, семьсот шестьдесят. Кирилл, что там еще влияет?

– Уровень персонажа – по десять тысяч репутации за каждые тридцать уровней.

– Вот! Качнем всех наших до тридцатки, и получим еще почти сотню!

Предложивший этот вариант Фенеамин аж вскочил из-за стола, радостно размахивая руками.

– Угу. Папа у Фени силен в математике. Во-первых, тогда все силы уйдут только на кач. Во-вторых, не останется времени на повышение репутации по квесту. Ну и, в-третьих, где мы еще две сотни репы возьмем?

– Ну… Давайте примем в клан несколько игроков высоких уровней. Их качать не надо.

– Класс. И как ты заставишь хаев целый месяц фармить репу по квесту, награда с которого пойдет клану, в котором они даже оставаться не захотят?

– Слушай, Такт, ну что ты нудный такой, а?! Одни гадости говоришь!

– Чтобы принять кого-нибудь нужного, нам сперва нужно выгнать кого-нибудь ненужного. Вот ты можешь назвать двадцать человек, кого можно выгнать? И что после такого о нас скажут?

– Ну-у-у…

– Хотя, идея с хаями на самом деле неплохая – по крайней мере, они остальным помогут быстрее добывать репутацию.

Корвин улыбнулся:

– Господа и дамы, разрешите вам представить нового Дитя Корвина!


Чат клана Дети Корвина:

Корвин приглашает в клан персонажа Массаракш. Человек, паладин 43 уровня.

Массаракш: Всем привет!

Ухорез: Ого! Привет. А линкани-ка свой меч, плиз. Мне тут для одного достижения нужно…

Массаракш: Ухорез, да пожалуйста. [Меч пятисот истин].

Ухорез: А почему не тысячи?

Массаракш: Ухорез, да я уровнем еще не вышел.

Тайа: Привет новенькому.

Фенеамин: Хай. А тебя каким ветром к нам занесло, такого большого и тяжелого?

Массаракш: Зеленым и ушастым. Нашептал мне один падаван, что у вас кормят вкусно и мечи прикольные дарят за красивые глаза.

Фенеамин::-) А ты веселый. Кирилл, мне он уже нравится – одобрямс!

Ухорез: Это Шныга что ли? Ого! Во дает, ушастый – какие кадры нам находит!

Кромсссатель: Массаракш, привет, брат-паладин! Поможешь мне с билдом?


– Неплохо. А еще парочки таких же у тебя не завалялось? – поинтересовался Тактикус.

– Чего нет, того нет.

– Еще что-нибудь влияет на максимум репутации, кроме уровня?

– Дворянский титул, – вздохнул Корвин, – Но я уже смотрел – там такие длинные и сложные линейки квестов, что… Хоть ты на баронской дочке женись.

– Так в чем проблема? Женись!

– На ком? – не понял глава клана.

– Да на дочке баронской.

– И где я ее тебе выкопаю?

– На кладбище можешь не смотреть, я там уже всех нашел. Шутка. Так ведь наш Шардон как бароном заделался, так ему сразу и дочку выдали в комплекте с… – Ухорез осекся.

– Угу. В комплекте с замком и дворянским титулом, – закончил за него Тактикус.

– А это еще сотка. И если прокатит тема с женитьбой то…

– То мы как раз соберем нужный миллион репутации.

Корвин оглядел собравшихся.

– Ну что. Я так понимаю, что мы все же берем квест «Проклятье герцога Розенвудского»?

Ответа он не дождался, потому что ему пришел экстренный вызов.

Внешний звонок, из реального мира. От Ларисы.

– Минутку, сестра звонит, – извинился Корвин, и переключился на внешний канал.

– Кирилл…

– Ну наконец-то! Явилась, не запылилась. Я тут себе места не нахожу, ищу ее на работе, у знакомых… Погоди – ты что, плачешь?

– Я… я… они…

– Ты куда пропала?! Ничего не сказала, на работе говорят, что ты взяла отгул, дозвониться до тебя не могу – ты где вообще?! Ты с кем?

– Не кричи на меня пожалуйста, мне и так очень плохо…

Он вдруг понял, что едва слышит голос сестры, так тихо она говорит, да и то, часть слов заглушают всхлипы.

– Что случилось?

– Ты… ты можешь меня забрать? Они… они мне угрожали…

– Ты где? Давай адрес, скоро буду.

– Я… где-то под Москвой. Они что-то сделали с машиной, я не могу ее включить. Вижу огни за деревьями, но слишком далеко, не дойду. С ногой что-то… Болит сильно…

– Включи навигатор и маякни мне. Ты вызвала Дозорных?

– Они… они запретили обращаться в Дозор, сказали, что сразу узнают… Кирилл, приезжай поскорее, мне очень страшно. А еще тут холодно, я даже в кар попасть не могу…

– Ага, вижу тебя на карте. Жди. Через пятнадцать минут буду.

Ничего не говоря товарищам, Кирилл тут же отключился от игры и, не вылезая из капсулы вызвал аэротакси, задав конечным пунктом полученные с импланта сестры координаты. Даже не дожидаясь, когда щетки полностью уберут с его тела нейро-гель, выбрался наружу, схватил свою одежду и, одеваясь на ходу, отыскал спортивную сумку.

Закинул в нее остатки ужина в термоупаковке, куртку сестры, влажные салфетки. Немного подумав, сунул туда же самый большой кухонный нож – единственное, что хоть как-то могло сойти за оружие. Хлопнув себя по лбу, добавил ко всем этим вещам еще и серебристую капсулу «Ди-Дока». На все сборы ушла едва ли пара минут, и как раз когда его Адидасовские вакуум-кроссовки застегнулись и изменили форму, плотно облегая ступни, в ушах раздался голос диспетчера, сообщающего, что вызванный аэрокар уже ждет снаружи.

– Держись, сестренка, я уже иду… бегу!

* * *

Владения барона де Скандаля, з амок Сканд

– Кто такой? – стражники-«неписи» синхронно сомкнули алебарды перед носом лошади, перекрывая дорогу в замок.

– Барон де Шардон. Явился к своему доброму другу и соседу, Петру де Скандалю с частным визитом.

– Ага. Шардон, говоришь? – прищурился тот, что стоял справа.

– Хе… Значит, к самому барону, говоришь? – усмехнулся левый стражник.

– Что-то не так?

– А баронессе о вашем визите тоже доложить, добрый друг и сосед нашего барона?

– Не вижу в этом необходимости, – немного подумав, отозвался Шардон.

– Ну на-а-адо же.

– Мне показалось, или в вашем голосе я уловил нотку сарказма?

Стражники переглянулись и, не удержавшись, рассмеялись. Но смех прекратился, как только зазвучал звонкий женский голос, полный металла и змеиного яда:

– Эй вы, двое, чего зубы сушите, а? Или вам доспехи жмут и службу нести мешают, как положено? Так я вас живо подгоню вас по размеру, укоротив на голову!

– Простите, баронесса… – испуганно вытянулись стражники по стойке «смирно».

Из-за ворот вышла невысокая хрупкая девушка в дорогом небесно-голубом платье, корсет которого туго перетягивал тонкую талию и эффектно приподнимал пышную грудь, едва ли не катапультируя ее из глубокого декольте наружу. Волосы Мари были уложены в сложную прическу из кудрей, ленточек и тонких косичек, и вся эта конструкция была увенчана скромной золотой диадемой. В правой руке дама держала свернутый кольцами кнут, а в левой – золотистый веер.

Разумеется, как и все девушки молодые женщины этого мира, баронесса де Скандаль была красива. Даже Шардон отметил, что показатель ее Харизмы невероятно высок.

– А вы, барон, – она смерила Шардона холодным, равнодушным взглядом, – Следуйте за мной.

«Ледяная королева» развернулась и заскользила прочь, плавно покачивая бедрами и даже не оглядываясь, чтобы убедиться, что ее приказ исполнен.

Стражники переглянулись и обменялись многозначительными сальными улыбками.

Военный ИскИн выбрал из списка стандартных диалоговых фраз ничего не значащее «Хорошего дня», адресованное снова неподвижно застывшим гвардейцам, и проследовал за баронессой.

Которая, как оказалось, направлялась вовсе не в сторону замка, а к конюшням.

«Логично», – решил Шардон, который вел под уздцы тощего и злого, но при этом невероятно быстрого коня со странной кличкой Усэйн Болид.

В конюшне оказалось темно.

– Вы так и будете стоять там со своей лошадью, барон, или найдете для своего внимания объект поинтереснее и поприятнее? – раздался где-то справа ледяной голос госпожи Мари.

– Это конь.

– Что? – переспросила девушка.

– Это не лошадь, а конь. Самец лошади, представителя семейства лошадиных отряда непарнокопытных.

– Может, уже прекратите умничать и поможете мне расстегнуть этот дурацкий корсет, а? – прошипела красавица, и барон наконец-то смог рассмотреть ее соблазнительную фигуру в полумраке.

Он шагнул к девушке, по пути составляя запрос: «Устройство женского корсета». Увы, но в базе данных не нашлось никакой информации об этом предмете женской экипировки, а внешние источники по-прежнему были ему недоступны.

Пришлось действовать в самом прямом смысле наугад и наощупь.

– Ай! Что вы делаете? – вскрикнула баронесса.

– Действительно. Мне бы тоже очень хотелось это знать, – раздался мужской голос у входа в конюшню.

Зажегся свет от трех вспыхнувших факелов, озаряя весьма недвусмысленную картину.

Над головой говорившего мужчины Шардон прочел надпись:

Барон Петр де Скандаль (НИП), Человек, дворянин 32-го уровня.

– Итак, я вас обоих очень внимательно слушаю, – ледяным тоном произнес барон, и в его руке появился меч.

Стоявшие по бокам от него стражники тоже извлекли свои клинки из ножен…

Глава 8. Коалиция

– Жить, или нежить – вот в чем вопрос, – в устах некроманта вольная интерпретация классики звучала зловеще и двусмысленно.

Оставалось всего 10 минут до того момента, когда дух Шныги покинет его мертвое тело и станет недоступен для любых манипуляций, а сам труп бесследно исчезнет.

– Мертвым, или живым? От кого мне будет больше пользы, от строптивого и недалекого ученика-гоблина, или от верного слуги-зомби?

В левой руке Аарам сжимал черный изогнутый кинжал с кроваво-алым наконечником в форме змеиного зуба. В правой – тускло светящийся посох Архидруида Экко с последним зарядом возвращающей к жизни силы.

– Ох и дорого же ты мне обходишься, жалкий недомерок, сплошные расходы на тебя!

Наконец, приняв решение, колдун зашептал слова заклинания, устанавливающего незримую связь с духом выбранного в качестве цели тела…

* * *

Развалины дома в Орландире

Второй удар угодил совсем рядом с первой раной – этот Феникс, несмотря на относительно невысокий уровень, отлично знал свое дело!


Феникс наносит вам 95 урона (ядовитый)!

Здоровье: 1 из 150.

На вас наложен эффект «Отравление». Длительность: 40 сек.


– Э-э-э… Не понял. Ты же должен был сдохнуть? – удивился игрок, когда смертельно раненая жертва одним легким движением выскользнула из его рук, оказавшись в трех шагах левее.

– Ты бы хоть смотрел, на кого кинжал поднимаешь, – ухмыльнулся Зеленкин.

И, прямо на глазах у несостоявшегося убийцы, полоснул себя скальпелем по горлу.


Зеленкин наносит вам 45 урона (физический)!

Здоровье: 1 из 150.

На вас наложен эффект «Сильное кровотечение». Длительность: 20 сек.

Вы использовали умение «Переливание крови» на персонаже Феникс. Успех!

Вы исцеляете себе 40 Здоровья умением «Хирургическое вмешательство».

Здоровье: 40 из 150.


– С-сука, ты чего сделал?

– Вернул тебе твои доты. И кое-что добавил от себя, – улыбнулся Зеленкин, – Нравится?

Обычно «Переливание крови» использовалось для лечения – расходуя здоровье донора, оно восстанавливало его цели, одновременно перенося на нее и все бафы, что висели на целителе.

А также дебафы и болезни, за исключением травм и проклятий.

Разумеется, никакого лечения не произошло – «пациент» и так был здоров. А вот перенесенные эффекты «Отравления» и «Сильного кровотечения» теперь убивали самого Феникса, причем, очень быстро. И, судя по его реакции, к такому повороту событий тот оказался не готов. Он попытался уйти в невидимость, но каждое срабатывание яда или кровотечения снова снимало с него эффект маскировки.

– Да я же тебя из-под земли достану, тварь! – хрипел убийца.

Точнее, шпион с довольно странным билдом, таким же нежизнеспособным, как и у торговца из их непонятной троицы.

– Передай Алексу, что я хочу с ним поговорить. Буду ждать его через два часа в «Сахарной косточке». У меня к нему деловое предложение.

– Какому еще Алексу?

– Единственному, у которого в вашей шайке есть мозги.

– Я т-тебя запомнил, коз-зел, – лицо Феникса было смертельно бледным, и жить ему оставалось всего пару секунд: доты почти сделали свое дело.

– Ты лучше слова мои запомни и передай Алексу. Понял?

– Пи-и-и…

Закончить игрок не успел. Он захрипел, схватился за горло и рухнул замертво.

– Сам ты «пи-пи-и», – передразнил его Зеленкин и злобно пнул тело шпиона в бок, – Пришлось из-за тебя «Спас-брасок» юзать, а у него откат трое суток!

Целитель пару раз кастанул «Быструю перевязку» и, уже не опасаясь за свое здоровье, присел рядом с трупом, чтобы его тщательно обыскать. Разумеется, в меру своих скромных умений и параметров…

* * *

Замок Сканд, Конюшни

– Я еще раз спрашиваю, кто ты такой, и что здесь делаешь.

– Помогаю этой леди расстегнуть корсет, – отозвался Шардон.

От подобной наглости, барон аж поперхнулся и побагровел:

– Что-о-о?!

– Корсет. Это такая разновидность женской экипировки…

– Молчать! Я знаю, что такое корсет! Зачем ты раздевал мою жену?

– Ваша супруга сама попросила меня о помощи. Вот я и…

– Заткнись! А вы, двое, чего улыбаетесь, а? Здесь происходит что-то смешное?

– Никак нет, господин барон! – вытянулись по струнке стражники, и их лица стали совершенно каменными, ничего не выражающими.

– Крюкс, что скажешь?

– Этот господин не лжет, – отозвался стражник, который стоял справа и носил офицерские нашивки, а так же серебряный символ дознавателя.

– Ты вообще кто такой, помощничек? – де Скандаль снова повернулся к Шардону.

– Меня зовут барон де Шардон… – начал, было, представляться тот, но его перебила баронесса.

– Это наш… наш… наш новый… э-э-э, – он бросила умоляющий взгляд на своего любовника по переписке, – наш новый пивовар, вот!

– Кто-то?

– Пивовар. Старого я уволила, потому что его пиво больше было похоже на ослиную мочу.

– Значит, пивовар? – Де Скандаль недоверчиво ухмыльнулся, – А почему ты представился бароном?

Шардон понял, что у Фурье не было никаких общих интересов, квестов или других связей с этим бароном, и система не стала корректировать де Скандалю «память», в отличии от его супруги.

– Так меня зовут бессмертные, потому что мне принадлежит сеть трактиров «Пивной Барон».

– Крюкс?

– Он снова говорит правду, господин барон. Или совершенно уверен в этом.

– Значит, пивовар, говоришь? Может, еще скажешь, что и борода у тебя настоящая, а?

– Ай! – отозвался Шардон, которого, повинуясь словам барона, второй стражник схватил за бороду и резко дернул.

«Неписи» в игре не испытывают боль, потому что у них нет ни рецепторов, ни нервной системы. Эффект болевых ощущений для неигровых персонажей выражался в сильных дебафах параметров, в отключении ряда умений и большинства сложных алгоритмов, отвечающих за мышление, способность лгать, анализировать и так далее. И в ответ на эти сбои, боты должны были издавать громкие звуки и запускать анимации, изображающие конвульсии, жуткие гримасы и другие хаотичные действия.

Чем и занимался в данный момент Шардон.

– Хватит! Взять его! В наручники, и тащите к винокурне. Пусть наш новый «пивовар» покажет, на что он способен!

Повинуясь приказу барона, стражники нацепили на самозванца кандалы и потащили его прочь из конюшни.

– Тебе не кажется, что ты слишком суров с нашим новым работником, дорогой?

И куда только пропала ледяная сталь из голоса этой милой, обворожительной и нежно воркующей девушки, что трепетно прижималась сейчас к плечу своего мужа?

– А с тобой, дорогая, позже поговорим.

– Жду не дождусь, милый. Мне так нравится делать это, когда ты на меня сердишься, – она томно улыбнулась и медленно облизала свои полные губы, – Ну и как тут удержаться от невинной провокации? Ты ведь как положено накажешь свою распутную женушку, да, мой тигр?

С этими словами она вложила кнут в ладонь барона и зашагала вслед за стражниками, эффектно покачивая бедрами…

Согласно информации из гайда, барон де Скандаль был большой любитель выпивки и хорошеньких женщин. Явным доказательством второго пункта служила как его красавица-жена, так и миловидные служанки, попадающиеся им на пути – выбирали их явно по показателю Харизмы, а не по уровню владения навыками.

И насчет любви к хмельному инструкции бессмертных тоже не обманули – об этом говорила сложенная из сосновых бревен двухэтажная Винокурня 7-го уровня, «украшенная» торчащими из нее трубами, вьющимися под крышей змеевиками и многочисленными бочонками, подпирающими стены.

– Ну давай… пивовар, – Барон ухмыльнулся, – Показывай, чего умеешь. Вот это, например, что такое? – он пнул один из котлов.

– Чан с суслом.

– А там?

– Фильтрующий котел…

– А это?

– Здесь доходит до нужной кондиции солод.

– А вон та гнутая штуковина, она сломалась, или так и должно быть?

– Это змеевик, в нем происходит охлаждение…

Питер де Скандаль задумчиво пожевал губу.

– Что ж… Отвечаешь ты быстро, уверенно…

Ну еще бы! Вычислительных мощностей военному ИскИну теперь хватало на то, чтобы по запросу искать любую нужную информацию в базе данных за доли секунды!

– Слова говоришь правильные…

А вот это уже была заслуга примитивности алгоритмов поиска информации в Вирте, которые Шардон использовал в самом начале своей «карьеры» в Фанмире. Тогда он не утруждал себя ни настройкой фильтров, ни детализацией запросов, ни адресным поиском, а просто тащил из глобальной сети все, что подходило под нужную тематику.

Но и о разработчиках забывать тоже не стоило – если бы они не добавили в игровую базу эти слова, то «новый пивовар» с точки зрения игровых ИскИнов нес бы полный бред и бессмыслицу.

Потому что варка пива и любых других напитков, как и весь крафт в игре, выглядел совершенно нереалистично, максимально упрощенно и осуществлялся через игровые интерфейсы. В главную ячейку объекта «Котел» закладывался рецепт, в дополнительные слоты – нужное количество ресурсов, в этом самом рецепте перечисленных, и запускался процесс варки. Его скорость и шанс на успех зависели от качества оборудования и навыков крафтера.

Повысить этот шанс можно было при помощи катализаторов (дорогих и редких) или особой мини-игры, в которой нужно поддерживать на заданном уровне температуру и давление в котлах. Но в остальном все эти чаны, фильтры, змеевики, отстойники и прочие штуковины были ни чем иным как бутафорией.

– Ну-ка, мастер, а теперь давай, побалуй нас пенным! – приказным тоном «попросил» барон.

При этих его словах стражники выразительно положили ладони на рукояти мечей.

– Покрепче или послабее, душистое или с горчинкой, эльфийское или гоблинское, для отдыха или для исцеления ран? Могу и по вашему рецепту сделать, если есть такие предпочтения.

– Ну раз так, то давай свое лучшее!

– Значит, пенное благословенное. Повышает настроение и Удачу, отличается тонким вкусом и чистотой янтарного оттенка, – процитировал Шардон выдержку из меню «Пивного Барона».

«Пивовар» взял чистый листок бумаги и записал в него изученный когда-то рецепт, получив специальный свиток: Рецепт напитка «Пенное благословенное» (копия). Такой рецепт нельзя продать, выучить или скопировать, а его время жизни всего пару минут – в общем, кроме как для создания указанного в рецепте напитка, он больше ни для чего и не годился.

Затем Шардон прошелся по ящикам, бочкам и шкатулкам, стоящим в Винокурне, в поисках нужных компонентов. Отыскал почти все, кроме Зелья Удачи. Впрочем, у него всегда был с собой небольшой запас зелий на всякий случай, так что уже через минуту Пивоварня, издав характерное «пш-ш-ш» заработала, создавая в своей утробе заветный бочонок Пенного Благословенного.

Таймер показывал, что процесс займет 2 часа с возможностью ускорения на 15–30 минут в режиме мини-игры или при помощи катализаторов.

– Вернусь через два часа. И если мне не понравится твое пиво, то отдам псам на растерзание! Ясно?

– Так точно, господин барон, – отозвался «пивовар».

– А вы, двое – чтобы глаз с него не спускали. Обо всем странном и подозрительном – сразу мне докладывать! – приказал барон стражникам.

Раздав «ценные указания», он напоследок пригрозил Шардону пальцем, мол «смотри мне!» и вышел из Винокурни, громко хлопнув дверью.

«С вероятностью 83 % он пытался таким образом определить направление ветра», – сделал вывод военный ИскИн, отыскав в своих базах данных похожий рисунок руки с оттопыренным вверх указательным пальцем, – «И это в закрытом помещении. Судя по всему, его модуль логического анализа очень давно не обновлялся».

Процесс варки не требовал никаких вмешательств, но «пивовар» решил шанс успеха, и активировал мини-игру «Оптимизация процесса крафта». Минут десять он крутил рычаги, подбрасывал дрова и доливал воду, пока не добился нужных показателей на шкале Давления и Температуры – в результате всех этих действий, качество напитка поднялось на 8 %.

Оставшееся же свободное время Шардон решил использовать для проведения инвентаризации. Он переходил от бочки к бочке, от ящика к ящику и от корзины к корзине, проверяя их содержимое.

– Эй ты! Чего делаешь? – не выдержал один из надзирателей, оставленных бароном.

– Проверяю степень укомплектованности этого кустарного винокуренного предприятия необходимыми ресурсами.

– Чего?

– Ревизию провожу.

– А-а-а. Ты там это… смотри мне, – подытожил стражник и вернулся к игре в карты, за которой они с приятелем решили скоротать свое дежурство.

Шардон присмотрелся к игре. Правила несложные – в его базе данных как раз есть набор инструкций, скачанный, когда он еще только открывал Казино. Да и параметр Удачи у него явно повыше будет, чем у двух шаблонных стражников.

– Можно к вам присоединиться? – поинтересовался «пивовар».

– А как же зелье твое?

– Само варится.

– Правила хоть знаешь?

– В процессе научусь, – отозвался барон.

Он имел в виду, что еще не внес набор правил из инструкций в свои алгоритмы, но сейчас этим займется. Но, разумеется, «неписи» восприняли его слова совершенно в другом ключе и, быстро обменявшись многозначительными взглядами, кивнули:

– Садись. Раз ты новичок, то начнем с маленькой, ставим по сотне золота.

– Не садись, а присаживайся, – поправил его бывший атаман.

– Ого. А ты, я смотрю, нормальный мужик! Так и быть, раскидаю тебе, что тут к чему. В общем смотри, сперва из колоды вытаскивается козырная масть…

Крюкс, криминальное прошлое которого выдавал класс Грабителя, производный от базового воровского, объясняя правила, ловко перетасовал колоду и принялся раздавать.

Активен режим «Карточная игра Проклятые Королевства».

Модуль, приблизительно оценивающий параметры и экипировку персонажей, выдал неутешительный для Шардона прогноз – дознаватель наверняка играл в карты лучше него, и по параметрам Ловкости и Удачи тоже превосходил бывшего атамана.

Так оно и оказалось. Несмотря на то, что военный Искусственный Интеллект внес алгоритм правил игры в свой набор инструкций, ему не удалось выиграть ни в первой партии, ни во второй. И только на третий раз он заметил, что оба стражника играют против него, хотя в правилах ничего подобного не говорилось.

Пришлось ему вносить поправки в свой алгоритм, учитывая новые обстоятельства.

Четвертая партия растянулась почти на час.

Приятели-стражники все чаще обменивались многозначительными взглядами, затягивали ходы и совершали странные жесты: почесывали кончик носа, щелкали пальцами, хмыкали, барабанили по полену и так далее.

– Есть, Проклятая Королева! – радостно выкрикнул, наконец, один из них, выкладывая названную карту поверх Угрюмого Менестреля, принадлежащего Шардону.

– Ого, а я смотрю, у вас тут служба идет полным холодом, – внезапно раздалось над их головами.

От ледяного голоса баронессы оба стражника покрылись виртуальной имитацией испарины, демонстрируя крайнюю степень замешательства и даже страха.

– Можно к вам присоединиться? А то ведь двое против одного – это как-то не честно. Вы так не считаете?

– Ваша милость, так ведь это… не положено… то есть не велено…

– А в карты играть на посту – вам положено? Или велено?

– Никак нет, госпожа!

– А вот я прямо сейчас и приказываю: сыграть вместе со мной!

– Так мы этого… на деньги же…

– Как ску-у-учно, – демонстративно зевая, протянула Мари, – Может, лучше на раздевание?

Шельмецы-стражники переглянулись. Потом синхронно смерили аппетитную фигурку красотки оценивающе-сальными взглядами.

– Как прикажете, ваша милость.

– Вы тут, кажется, в «Проклятое Королевство» играете? Чур, я первая на раздаче!

Баронесса одним ловким движением сгребла карты, сложила их аккуратной стопкой и принялась тасовать. Разрисованные клочки плотной бумаги замелькали в ее тонких пальцах с невероятной скоростью. Лица стражников сперва удивленно вытянулись, а затем заметно помрачнели.

– Я, мальчики, картишками баловалась, еще когда вы оба под стол пешком ходили, – назидательными тоном заявила красавица, – И, предвосхищая ваши вопросы, девушке ровно столько лет, на сколько она выглядит. Понятно?!

– Так точно, ваша милость, – угрюмо выдохнули бородатые «мальчики».

– Пика козырь, я хожу первая – у меня Сломанный Мост…

Через двадцать минут ожесточенной игры стражники остались в базовой экипировке, а перед их госпожой высилась гора вещей, одежды и украшений. Шардон тоже лишился своего камзола и одного из колец, и прямо сейчас Мари выбирала, какой же предмет одежды снять с него следующим.

– Хороший амулет, – бросила она оценивающий взгляд на лисью голову, висящую на шее барона.

То есть она в прямом смысле применила умение «Оценка», чтобы узнать свойства и примерную стоимость украшения.

– Или, может, штаны с тебя затребовать, а? Нет! Лучше снимай рубаху!

Девушка довольно улыбнулась и повернулась к стражникам:

– Ребята, а вы, случайно, не проголодались? Может, сходите, погуляете пол часика, заодно и перекусите? – он бросила взгляд на Шардона, который снял рубаху, прищурилась и облизнула свои пухлые губки, – Хотя нет, вы наверняка ОЧЕНЬ проголодались, и обедать будете не меньше часа. Верно?

– Но, госпожа… – стражник с воровским прошлым кивком указал на кучу проигранной одежды.

– Можете забирать. Считайте это уроком: чтобы больше на посту никаких азартных игр, ясно?!

– Так точно, ваша милость.

– Но барон… – робко начал второй охранник вспомнив, что до возвращения господина осталось совсем немного времени. Но Крюкс тут же ткнул его локтем в бок, обрывая на полуслове.

– С вашего позволения, мы вернемся ровно час, – повторил он, кланяясь.

Оба гвардейца вышли, а Мари повернулась к полуобнаженному Шардону.

– …и я тоже, ОЧЕНЬ проголодалась, мой дорогой… – томно прошептала она.

– Вот, – барон протянул ей тарелку, окутанную облаком ароматного пара, – Куриные ножки с гречневой кашей под соусом из базилика и свежих томатов. Это очень аппетитно.

– Даже аппетитнее, чем мои ножки?

Баронесса приподняла подол платья и выставила вперед ногу, затянутую в черную сетку чулка.

Окружающий мир для военного ИскИна померк, приглушенный системным сообщением, предлагающим сменить игровой режима на логично вытекающую из сложившейся ситуации мини-игру.

[Подтвердить]

Активен режим «Занятие сексом»!

Это была уже третья мини-игра за неполные два часа, в которую довелось сыграть Шардону…

Глава 9. Основы шантажа

Реальный мир

Где-то в лесах Подмосковья

Несмотря на все попытки Кирилла заставить кар двигаться быстрее и по кратчайшему маршруту, автоматизированное аэротакси двигалось «с заданной оптимальной скоростью и в пределах выделенного воздушного коридора».

Несколько раз пытался он связаться с сестрой, но та сбрасывала звонки, отделываясь короткими «мэсками»: я в порядке, жду тебя, не задерживайся.

То, что Кирилл воспользовался стандартной службой такси, а не личным транспортом или услугами по аренде автомобилей, гарантировало «чистую» дорогу и полное отсутствие интереса со стороны Дозор-Системы. Даже несмотря на то, что конечная точка находилась посреди леса, на удалении от любых населенных пунктов. Заказчик проверен, маршрут просчитан и внесен в реестры, все патрульные службы уведомлены, в процессе полета ведется запись – любые нарушения или подозрительные действия исключены.

Но ведь Лариса тоже летела на аэротакси! И, тем не менее, ее кар каким-то образом оказался в лесу, деактивированным и даже сигнал о бедствии не поступил ни в Дозор-Систему, ни в транспортную службу, которой принадлежала машина!

До места он добрался минут за сорок-сорок пять – все же, это оказалось не так близко, да и маршрут для его аэрокара был выбран далеко не кратчайший.

– Вы прибыли в конечную точку, – произнес бархатистый женский голос автопилота, – Температура воздуха восемнадцать градусов, вероятность осадков – минимальна. Вы хотите оплатить поездку, используя накопленные баллы?

– Нет, оплачиваю с основного счета и резервирую тебя на двадцать минут с автоматическим продлением.

– Подтверждаю оплату с основного счета. Желаете оплатить время ожидания, используя накопленные баллы?

– Да.

– Спасибо. Оставшееся время ожидания вы можете увидеть в интерфейсе приложения нашей службы Аэротакси. Приятной вам прогулки.

Кирилл поудобнее устроил сумку на плече и огляделся по сторонам, вытянув вперед руку. На обхватившем его запястье инфо-браслете зажегся маркер, указывая нужное направление. Он заранее отметил в своем навигаторе примерное положение неисправного кара сестры, и теперь худо-бедно мог ориентироваться в лесу.

– Систер! Я уже рядом! – выкрикнул он на бегу, пытаясь снова связаться с Ларисой.

– Ты где?

Голос, звучавший через имплант, был совсем слабым и очень уставшим.

– Я ужасно замерзла, поговори со мной…

– Да ну брось! На улице почти двадцать градусов – ты просто перенервничала, вот тебя и знобит. Ничего, сейчас я тебя найду, напою горячим чаем и пойдем грибы собирать. А если ты покричишь, то вообще замечательно будет.

– Ау, – негромко отозвалась Лариса.

– Кстати, мы эпик квест клановый взяли. А еще помнишь, ту кошку рыжую из подъезда?..

– Толстопуза? Это же кот…

– Нет, систер, это оказалась рыжая беременная кошка. Так что можем взять себе котенка. Или даже двух. Ау?

– Ау.

– Отлично! А теперь давай еще громче, а то навигатор дает слишком большой радиус поиска, я так до самого утра могу за тобой бегать.

– А-а-ау!

– Вот, уже лучше, кажется, я тебя слышу. Надеюсь, доберусь раньше, чем волки.

– Тут нет волков. Их всех сожрали гигантские крысы, что в метро живут.

– Шутишь? Значит, все не так уж плохо…

– Ау-у-у-у! – по-волчьи взвыла Лариса и тут же зашлась смесью смеха и кашля.

Корвин скрестил руки перед лицом и буквально вонзился в сплетение еловых ветвей, преграждавших ему путь. Ударил в эту живую изгородь раз, другой, третий… И с жутким треском вывалился на поляну, посреди которой стоял безжизненной грудой металла деактивированный аэрокар, а на нем сидела, прижав к себе согнутые ноги и обхватив их руками, хрупкая девичья фигурка, уже плохо различимая в надвигающихся сумерках.

– Привет, систер! – махнул ей рукой Кирилл.

И тут же ухнул вниз – этого невинного жеста оказалось достаточно, чтобы под весом молодого человека подломились давно прогнившие сучья, и он скатился в старую землянку, много лет назад кем-то укрытую от чужих глаз…

– Киря! – донесся до него испуганный вопль сестры прежде, чем удар толстого корня в висок вышиб из парня сознание.

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий»

Замок Сканд, Винокурня

Уставшие (Энергия = 0), запыхавшиеся (дебаф «Ускоренное сердцебиение») и обнаженные (количество экипированных предметов = 0), Шардон и Мари лежали в объятьях друг друга, когда дверь в Винокурню распахнулась, и на пороге появился барон де Скандаль собственной персоной.

– Что… Что здесь происходит? Чем это вы занимаетесь?! – побагровев, прохрипел он.

– Восстанавливаем силы, приняв максимально удобное горизонтальное положение, – любезно отозвался Шардон.

– Чего?!

– Отдыхаем, не видишь что ли? – раздраженно отозвалась девушка.

– Ты… ты… Да как ты смела, жена моя и мать моих детей, с каким-то жалким «пивоваром»!..

– Во-первых, у нас с тобой нет детей.

– Но могли бы быть!

– Во-вторых, он такой же барон, как и ты. Ну разве что в постели поискуснее будет и повыносливее.

– Да ты… Да я тебя! Стража!

– Хочешь, чтобы и стражники это все увидели?

Красавица томно изогнулась, поворачиваясь наиболее выгодным ракурсом.

– Стража, отставить! Подите все прочь!

– Ну а в-третьих, я посмела точно так же, как ты вчера с кухаркой. Дважды. А сегодня утром – со служанкой. И в обед с моей горничной. А она, между прочим, на днях выходит замуж!

– Так ведь это… право первой ночи. Стоп! Да что ты себе позволяешь, шлюха сеновальная, как ты с мужем разговариваешь?! Да я тебя…

– Ничего ты мне не сделаешь, кобелек. Иначе все узнают, что ты Его Величеству Людвигу рога наставил и обрюхатил его любимую супругу. И воспитывает как своего сына он не славного Людвига Третьего, а жалкого Людвига де Скандаля Первого!

– Убью… Придушу, суку!

– Только попробуй…

Девушка вскочила на ноги и мигом оказалась за спиной муженька, по-прежнему обнаженная и прекрасная. Только теперь в ее руке сверкал кинжал, приставленный к горлу распутного супруга, и баронесса казалась не столько соблазнительной, сколько смертельно опасной.

– Сам же знаешь, что я могу тебя хоть сейчас, как поросенка… За все мои слезы и унижения, за все твои измены…

– Ты не посмеешь… Я твой муж! Я второй по влиянию в королевстве, – барон покрылся испариной и побледнел, а голос его превратился в комариный фальцет, – Стража!

– Вот только ты, дорогой мой муженек, похоже, забыл, КТО тебя представил ко двору. Кто кланялся в ноги герцогам и лордам, собирал слухи и сплетни по дворцовым спальнями и коридором. И кто задыхался под потными тушами похотливых дворянчиков ради этих твоих грамот и милостей… Напомнить тебе, милый?!..

– Н-не надо, я все понял…

– И?

– Я ничего не видел, ничего не знаю и все простил…

– И?!

– Люблю тебя, драгоценная моя Мари, свет очей моих, моя радость и надежная опора в делах политических, экономических и прочих, – быстро-быстро затараторил де Скандаль.

– Я тоже тебя люблю, пупсик, – красавица чмокнула толстяка в лысую макушку, – И что ты сейчас сделаешь?

– Уйду и забуду все, что видел?

– Молодец какой. А еще прикажешь выделить своему дорогому гостю барону де Шардону отдельную комнату.

Баронесса убрала кинжал, сделала пару шагов, подобрала свою одежду и начала одеваться. Один за другим предметы дамского туалета скрывали ее прекрасную обнаженную фигуру, помещаемые в соответствующие слоты для экипировки.

– Конечно-конечно, – закивал ее супруг, не сводя зачарованного взгляда с этого удивительного зрелища.

– Недалеко от моей. Рубиновая будет в самый раз.

– Но…

– Никаких но!

– Хорошо, любовь моя. Думаю, что в рубиновой комнате нашему гостю будет удобно.

– А теперь поди прочь, милый. Нам с Шардончиком еще нужно кое-что обсудить.

– Но…

– Ты барон или конюх? Только и слышу, что «но» да «но», – в голосе красавицы зазвучал металл, щедро смазанный ядом.

Тяжело вздохнув, Питер де Скандаль развернулся и вышел из Винокурни.

– Вот так и живем, – девушка улыбнулась Шардону, – То ссоримся, то миримся. Не обращай внимания, пупсик очень отходчивый.

– Он может тебя убить и обнулить твои воспоминания. Ты больше не сможешь его шантажировать.

– Милый мой. Разумеется, у меня, как и всякой уважающей себя леди, которая хочет жить долго, счастливо и безбедно, есть тайный Дневник Памяти.

– Дневник Памяти?

– Ну да. Ты что, не знаешь, что это такое?

Военный Искусственный Интеллект порылся в своих базах данных, но не нашел никаких упоминаний о теме разговора.

– Нет.

– И как ты только бароном стал, а?

– Я умею эффективно распоряжаться ресурсами и тщательно планировать операции.

– И трахаешься классно, это да…

Баронесса пристально уставилась на своего собеседника, пытаясь рассмотреть его эмоции, но лицо Шардон оставалось совершенно непроницаемым.

– Смотри-ка, даже не покраснел. А у тебя явно есть потенциал!

– Я не смог решить, какая именно анимация будет наиболее уместной реакцией на твои слова, – честно признался рыжий «непись», который уже успел одеться.

– Не будь занудой, Шардончик. Мне и муженька хватает.

Шардон, который никогда и ничего не забывал, проверил состояние таймера. Убедившись, что процесс варки завершен, он забрал получившийся бочонок Пенного Благословенного. И вместе с Мари покинул гостеприимные стены Винокурни.

– А мы уж вас заждались, – широко ухмыльнулся барон де Скандаль и скомандовал, – Взять этого мерзавца, который обманом опоил мою драгоценную Мари и обесчестил ее!

Два десятка стражников, сжимающих в руках мечи и арбалеты, быстро и умело окружили «сладкую парочку»…

– Связать его и бросить в темницу, а я пока подумаю, какая казнь больше всего подойдет для свершенных им злодеяний.

Он задрал нос и, демонстративно глядя мимо своей жены и ее любовника, прошел совсем рядом с ними, успев бросить шепотом:

– Выкуси, шлюшка…

* * *

Реальный мир

Лесная поляна где-то в Подмосковье

– Кирилл! – голос сестры прорвал тугую завесу беспамятства и отозвался ноющей болью в затылке.

– Да жив я, жив. А если ты слезешь с моей груди и дашь вдохнуть хоть немного воздуха, то и дальше буду жить.

– Ой… прости, я так испугалась…

– В сумке была аптечка, там есть чем обработать раны. Ты сама-то как? Цела?

Он умолк, напряженно ожидая ответа, да и вообще рассказа сестры.

– Я в порядке. Уже успела перекусить, так что спасибо тебе за чай и пиццу. И за куртку. И вообще, ты у меня самый-самый лучший!

Лариса вдруг заревела и бросилась на грудь брата, выплакивая в его водостойкий свитер все свои страхи, проблемы, обиды и так далее.

– Ну чего ты… все же хорошо, да? Мы живы, здоровы… Они же ничего тебе не сделали, да?

Кирилл напряженно умолк, дожидаясь ответа. Парень не знал, кто были эти загадочные «они», но был уверен, что с людьми, способными посадить и деактивировать роботизированный аэрокар службы такси так, что тот не подаст сигнал тревоги – шутки плохи.

– …напугали меня… угрожали… было трое… – едва удавалось ему ухватить обрывки слов, проскальзывающие между всхлипами.

А когда сестра успокоилась, то рассказала свою короткую и жутковатую историю.

В воздухе ее нагнал черный тонированный аэрокар. И когда поравнялся с машиной Ларисы, та начала стремительно снижаться, а приборы мгновенно отключились. На земле девушку окружила «троица неприятных типов», лица которых были скрыты под низко надвинутыми черными шапочками с прорезями, а в руках они держали биты.

– Биты? – удивился Кирилл.

– Угу… совсем как в кино…

Демонстративно помахав своим нехитрым спортинвентарем, неизвестные сломали несколько ветвей, оставили на корпусе такси пару едва заметных вмятин (стекло выдержало несколько сильнейших ударов и даже не поцарапалось!) и пригрозили Ларисе, что если она еще раз сунется «к этой девке», то они ее из-под земли выкопают, руки-ноги переломают и закопают обратно.

– Эту девку?

– Меня… Они мне обещали ноги переломать, – всхлипнула сестра.

– Ур-роды. Погоди, так к кому тебе нельзя соваться?

– К Наде. Я отвезла ее назад к родителям, а когда возвращалась, меня догнали… эти…

– Ясно. Стоп! Как отвезла, откуда? Зачем ты ее вообще забрала?

– Это не я… она сама мне позвонила, начала плакать, попросила приехать… Киря…

– М-м-м?

– Ты веришь в вещие сны?

– Ну-у-у… – неопределенно пожал плечами молодой человек, чтобы не обидеть сестру.

– Надя мне такое рассказала… такое… Бедный ребенок… А еще она назвала одно имя… И я пока назад летела, то проверила – такой человек реально существует! Он работал вместе с Надиным отцом… я так думаю…

– Что за человек?

– Знаешь, что самое странное?

– М?

– Он считается без вести пропавшим. И исчез в тот же денья, когда Надя с отцом якобы попали в автокатастрофу…

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий»

Замок Сканд, Темница

Даже без помощи «Чемпиона Арены» Шардон прекрасно понимал расстановку сил и бесполезность попыток сопротивления. Поэтому он спокойно дал заковать себя в кандалы и, в сопровождении стражи, проследовал в темницу.

А таковая имелась в замке барона де Скандаля, причем, была уже 4-го уровня. Восемь камер с железными дверьми и минимальными удобствами, сторожевой пост на трех человек, допросная, пыточная – и больше половины камер уже были заняты.

Разумеется, пленника обыскали, но грубо и неумело – вытащили лишь меч, пару кинжалов, верную боевую сковородку да связку отмычек, что лежала в слоте быстрого действия. Крюкс, который этим занимался, недобро ухмыльнулся:

– Только дернись, рыжий, я тебе за все обиды припомню.

– Разве я вам сделал что-то плохое?

– А кто меня раздел и собирался голышом на улицу выставить?

– Госпожа баронесса, вообще-то. Я и не думал, что у нее так хорошо прокачан навык Азартных Игр.

– Ты мне тут еще поумничай!

Сильный тычок в бок заставил умолкнуть пленника, который решил, что в сочетании с проявленнойКрюксом агрессией и насилием, просьба «поумничать» с вероятностью свыше 74 % является не приказом, а угрозой или провокацией.

Бесцеремонно втолкнув Шардона в одиночную камеру, дознаватель зазвенел ключами, запирая замок.

– Можно снять с меня кандалы? – бесхитростно поинтересовался пленник.

– Нет!

– Могу я узнать, почему?

– Нет!

– Вы не доверяете надежности двери и замков моей камеры?

– Не твое собачье дело. Может, я не доверяю твоей рыжей бородатой морде?

– Разумная предусмотрительность, – вынужденно согласился бывший атаман разбойников.

Тем не менее, даже не смотря на дебаф «-50 % к успеху любых воровских навыков» от кандалов и 50 %-ного штрафа за несоответствие класса, у него был небольшой шанс освободиться. А если точнее, то этот шанс равнялся 4,5 % для каждой попытки снять оковы. Что, при наличии 35 не найденных при обыске отмычек, делало побег Шардона всего лишь вопросом времени – сказывались регулярные тренировки, благодаря которым его навык «Взлома замков» оказался прокачан аж до 27-го уровня.

Разумеется, он запомнил дорогу, которой его сюда привели, и даже составил примерный план замка по увиденному. Определил возможные местоположения постов стражи, присмотрел парочку мест, где можно будет укрыться.

Нет, военный Искусственный Интеллект не строил никаких иллюзий насчет успешности своего побега – он вообще не был мечтателем, как и не верил в удачу. ИскИн просто составлял план, разбивал его на последовательность действий и выполнял их в рамках текущих возможностей и условий, выбирая оптимальные варианты с самой высокой вероятностью успеха. Чем продуманнее и сложнее был план, тем больше он учитывал факторов, и имел высокую вариативность действий – только и всего.

Поправка.

Шардон верил в Удачу, как в игровой параметр, влияющий на определенные игровые действия, принимая участие в формулах расчета шанса на их успех. Потому что именно так был устроен этот мир и его законы. А классическое понятие «везения» для него было всего лишь статистической величиной.


Вы вскрыли Хитрый замок!

Ржавые кандалы сдерживания сняты, и ваши руки снова свободны!

Получено опыта: +20.

Умение «Взлом Замков»: +48 опыта (536 из 1000 опыта до 28-го уровня набрано).


16 попыток и 15 сломанных отмычек.

Теперь замок на двери.

Даже без дебафа от оков, вероятность вскрыть Надежный стальной замок 10-го уровня равнялась всего 2,3 % – шансы на успех довольно высоки!

Увы, ни статистика, ни игровая механика на этот раз Шардону не помогли – израсходовав все 20 оставшихся отмычек, он так и не справился с преградой.

– Развлекаешься? – раздался насмешливый женский голос по ту сторону двери.

– Пытаюсь вскрыть замок.

– И как, успешно?

– Я все еще в камере.

– Кушать хочешь?

Шардон проверил статус.

– Голод еще не наступил, но мои запасы энергии серьезно истощены.

– Еще бы! – хорошенькое личико баронессы появилось по ту сторону решетки, которой было забрано окошко в двери камеры, – Мы с тобой славно повеселились!

Военный ИскИн не отозвался. Для него по-прежнему не существовало понятий «весело», «грустно», «страшно» и так далее, поэтому он не мог дать эмоциональную оценку тому, чем они с красавицей занимались. Зато мог точно сказать, сколько потратил энергии на этот процесс, какие использовал умения и какие параметры прокачал в результате.

– Вот, держи, стащила у своего муженька. Он у меня любитель хорошо покушать.

В специальном окошке, через которое пленникам должны были подавать еду, появилась куриная ножка. Точнее, она называлась Куриная ножка в хрустящем кляре от повара барона де Скандаля. И это был уникальный артефакт.


Куриная ножка ***

Тип: Артефакт

Качество: уникальное

+3 к Выносливости

Описание: Этот артефакт способен запоминать и воспроизводить до 15 вкусов и запахов любых блюд, сохраняя 50 % их полезных или отрицательных свойств.

Вкусы:

1. Жареная индейка в перепелиных яйцах

2. Свиное рыло в трюфелях со шпинатом

3. Хрустящая курочка в кляре

4. Лягушачьи лапки по-эльфийски

Прочность: 3/4 (восстанавливается на +1 каждые 8 часов)


– Извини, что так получилось, Шардончик. Меня этот похотливый боров и пальцем не тронет, а вот тебя я защитить не смогу, увы.

– Твой муж питается этим? – «непись» выразительно постучал артефактом по двери.

– А что? Вкус точь в точь, и занимает она всего один слот, и при этом не нужно с собой таскать ни повара, ни кучу лишней посуды. В походе очень удобно. Ты кушай, кушай – у него таких несколько штук, так что пропажи он и не заметит.

– Ты можешь меня освободить?

– Извини, но ничего не получится. Ключ у начальника стражи, а он и его дармоеды стоят насмерть за моего мерзкого муженька из-за его грибов. Меня не слушаются.

– Грибы?

– Ага. Какие-то южные грибы, которые он добавляет им в еду – всем, кто стоит на ключевых постах. И теперь если они не съедят хотя бы пару штучек в течении суток, то начинают сильно и неприятно болеть.


Пометка: В игре существуют растения и свойства, аналогичные действию наркотических веществ, вызывающие привыкание и сильную зависимость.


– Представляешь? Он им даже жалование не платит! Подкармливает этой дрянью, получая на все готовых и верных рабов, целующих ему ноги. Эх… а ведь когда-то и у меня в ногах валялись толпы поклонников. А я променяла блеск и роскошь на… на это, – она обвела рукой вокруг, указывая на серые каменные стены темницы.

– Тоже из-за грибов?

– Я что – похожа на идиотку? Нет, конечно! Просто была молодой и влюбленной. Впрочем, действительно, невелика разница…

– Ты можешь достать мне немного этих грибов?

– Хм… что, он и тебя тоже на эту гадость подсадил? А я думала, муженек хочет устроить представление с твоей казнью на главной площади.

– Это не для меня.

– Не получится, извини. К этой тайне мне доступа нет.

– У тебя есть доступ к кухне барона?

– Ну… в общем нравлюсь я там одному поваренку… Шучу! Половина прислуги влюблена в меня по уши! Мужская половина, разумеется. А что, хочешь, чтобы я принесла тебе что-нибудь на десерт?

– Мне нужна жареная индейка в перепелиных яйцах, свиное рыло в трюфелях со шпинатом, хрустящая курочка в кляре и лягушачьи лапки по-эльфийски. Сможешь достать?

– Погоди-ка… Но ведь я уже принесла тебе все это … – баронесса оказалась не только умна, но и наблюдательна, – Что ты задумал?

– Я хочу убить твоего мужа. Надеюсь, ты не станешь возражать?

– О боги, Шардончик, ты все больше и больше становишься похожим на мужчину моей мечты! У меня уже намокли бы трусики – если бы они были на мне. Правда, есть одна проблема…

– Какая?

– Я уже убивала его. Четырежды. И, как видишь, я по-прежнему жена этого похотливого борова, а не безутешная вдовая и хозяйка его замка и земель.

– С этим я справлюсь. С твоей помощью, разумеется.

– Я вся внимание, дорогой. Жаль, что ты не можешь почувствовать, как стучит мое сердце!

– Чтобы убрать барона с пути, нам с тобой придется пожениться…

Глава 10. Импровизация

Жилище некроманта Аарама Норано

– Изгнать! – сухой и властный голос некроманта разрывает тишину, и восемь его учеников вскидывают руки, бормоча заклинания под нос.

Или начинают тыкать в нежить своими посохами, а то и вовсе бросаться камнями и стульями – что под руку попадется. И восемь низкоуровневых скелетов, стоящих напротив, бросаются наутек, с протяжным воплем пропадают, начинают мелко трястись или и вовсе никак не реагируют на неуклюжие потуги будущих магов смерти.

– Уничтожить!

Повинуясь движению руки наставника, скелеты или оставшиеся от них костяки пропадают, и тут же появляются новые цели: призраки, которые становятся мишенями для учеников. Это задание уже посложнее, потому что призванная колдуном нежить выше уровнем и неуязвима для физических атак.

Что сразу отражается на результатах – всего четверо из восьми учеников худо-бедно справляются с новым заданием некроманта.

– Подчинить!

Исчезают останки призраков, и им на смену приходят неуклюже ковыляющие зомби. Они вытягивают руки вперед, и из гниющих глоток вырывается хриплое:

– Мозгиии…

– Эх, если бы, – печально вздыхает Аарам Норано, наблюдая за попытками учеников взять контроль над живыми мертвецами, – Мусор. Жалкий, никчемный мусор…

Наконец, ему надоедает вся эта возня. Он ударяет посохом в каменный пол тренировочной комнаты, и мертвецы оседают грудами бесформенной плоти, которые начинают медленно растворяться, превращаясь в лужицы протоплазмы.

– Никчемный. Тупой. Ленивый. Медлительный. Трусливый… – некромант переходит от ученика к ученику, указывая пальцем на тех, кто вызвал его недовольство.

И они один за другим падают замертво, схватившись за сердце.

С бездарями Аарам не церемонится.

Наконец, выставив «оценки», он сухо приказывает трем оставшимся на ногах ученикам:

– Приберитесь здесь.

Руфус, некромант-человек 25-го уровня начинает неуклюже сгребать останки бывших соратников лопатой. Не обычной, а особым инструментом некроманта, зачарованным на вскрытие могил, изгнание нежити и повышенный дроп ценных ресурсов при выкапывании растений в ночное время.

Наблюдая за этим, наставник недовольно кривится и переводит взгляд на следующего ученика.

Темный эльф, Кадавериани. Он поливает останки черно-фиолетовыми пламенем, вытекающим из его ладоней. Бывший маг огня, а ныне молодой некромант – один из самых перспективных учеников мессира Норано.

И третий, самый необычный, странный и слабый ученик.

Слабый по уровню – всего 17-ый – но не по способностям. Бывший заклинатель, он довольно необычно и творчески решает любые задачи. Мало что умеет, зато использует свои навыки весьма эффективно. И еще этот его меч, с помощью которого гоблин играючи разобрался с призраками…

– Шныга! Ты что делаешь? – рявкнул Аарам, пытаясь понять, что удумал его ученик на этот раз.

– Зомби поднять хочу. Пускай он дохлое мясо таскает!

– И как успехи?

– Не встает. Плохой мертвяк. Непослушный.

– Тупой ты кретин с пиявками вместо мозга! Зомби не встает, потому что у него ног нет!

Несмотря на кажущуюся ярость, наставник по достоинству оценил решение гоблина – он единственный, кто поступил так, как сделал бы настоящий некромант. Переложил свои проблемы со здоровой головы на мертвую, лишь бы не пачкаться и не напрягаться лишний раз самому.

Тяжело вздохнув, Шныга начал размахивать руками, совершая странные пассы в воздухе, словно дирижируя. И, подчиняясь этим жестам, мертвые тела начали сползаться в кучу. Точнее, их сгребала едва заметная полупрозрачная Рука Призрака, которую призвал ученик некроманта.

– Оставь, – приказал ему Аарам, – пусть эти двое занимаются уборкой, а мы с тобой пройдемся.

Мессир за годы своей жизни имел дело с сотней учеников. Были среди них и бессмертные, и обычные жители Фанмира. И то, как действовал ушастый коротышка – заметно выделяло его среди прочих местных. И еще этот его меч…

– Шныга. Когда ты впервые пришел ко мне, то состоял в каком-то клане?

– Да, моя господина. Дети Корвина – могучий клан бессмертных!

– Это они научили тебя магии?

– Да.

– Они подарили тебе меч?

– Да.

– И украшения?

– Умные блестяшки? Да. Очень могучие и добрые бессмертные. Шибко-шибко Шныгу любят.

– Ясно.

Теперь он понял, как, но не понимал, зачем гости из иного мира так поступили с туповатым гоблином. Который, к тому же, изначально и вовсе был воином, а не магом. Впрочем, результат их действий оказался весьма любопытным – и достаточно интересным, чтобы попытаться его повторить.

– Ты знаешь, куда мы идем?

– Вперед идем, – тут же отозвался гоблин, – А теперь направо, – прокомментировал он изменение их маршрута.

– Тупица, – беззлобно вздохнул Аарам.

– Где? Шныга побьет его, если господина прикажет!

Наконец, они дошли до места. Это была Доска Объявлений – один из способов найти себе новых работников, телохранителей или слуг. Или новых учеников, что и собирался проделать некромант, компенсируя неизбежные потери – это проще и дешевле, чем возиться с никчемными бездарями.

Он активировал меню Доски, выбрал раздел вакансий и активировал пункт «Создать объявление». Его интересовал раздел требований к наемникам. Обычно он действовал по одной схеме, используя проверенный временем шаблон, но теперь решил отойти от него и задать в условия, несвойственные потенциальному ученику мага.

Класс: воин.

Раса: эльф, человек, гном…

Аарам поколебался и добавил в список еще два вариант: гоблина и орка. А после недолгих раздумий убрал из списка эльфа и человека.

Обычно он делал приоритетным параметр Интеллект (от него зависела сила и скорость заклинаний), Волю (которая повышала сопротивляемость магии и внушению, а также запасы маны) и Ловкость (чтобы будущий некромант мог заниматься Алхимией и Травничеством, обращаться с посохом и кинжалом, ну или убежать от излишне непослушного мертвяка).

Теперь же некромант выставил все критерии по минимуму. Воинский класс давал прибавку к Силе, а выбранные расы – к Выносливости или Ловкости, что позволило компенсировать штраф от заниженных колдуном параметров.

Зато требование к Интеллекту он поднял до максимума. Посмотрел на сомнительный результат. Затем на Шныгу, который в данный момент пытался своим посохом сбить порхающую вокруг него бабочку. Вздохнул и нажал кнопку подтверждения.

– Чего уставился? – заметил он взгляд гоблина, который с неподдельным интересом изучал только что созданное объявление.

– Шныга умеет читать. Шныга умный.

– Идем, – скомандовал Аарам.

– Домой?

– Не твоего ума дело.

Мрачная фигура некроманта двинулась прочь от Доски Объявлений, без особых усилий раздвигая толпу одним лишь взглядом, полным презрительного высокомерия и брезгливости. Его уровень заметно превышал уровень локации города, в котором обосновался мессир Аарам, и мало кто из местных жителей или даже гостей рискнул бы связаться с мастером Смерти.

– …побольше «умных блестяшек», – пробормотал он себе под нос, едва заметно ухмыляясь.

– Для Шныги? – отозвался семенящий следом гоблин.

– Что?

– Господина хочет купить умные блестяшки для Шныги? Бывшая господина Шардон часто дарил Шныге умные блестяшки.

– Не твоего ума дело! – раздраженно огрызнулся колдун.

Привычка проговаривать свои мысли вслух его бесила. Что он только не пытался сделать с ней, но ничего не помогало – ни зелья, ни заклинания, ни упражнения самоконтроля.

А все потому, что таким его придумали и создали. Злобным, раздражительным и асоциальным типом, который за многие годы одиночества привык разговаривать вслух, общаясь со своими куклами-мертвецами. Несколько предложений в игровой биографии и всего одна функция в коде:


Функция «Мысли вслух».

Инициализация: по таймеру «10 минут».

Если «Случайное число в диапазоне от 1 до 100» меньше или равно 8, то выполнить:

> Выделить субъект активного мыслительного алгоритма.

>> Результирующая переменная: «О чем думаю».

> Интерпретировать переменную «О чем думаю» в понятную форму.

>> Результирующий массив: «Мои мысли».

> Описать массив «Мои мысли» в текстовом виде, используя базовый набор понятий.

>> Результирующая строка: «Щас спою».

> Озвучить строку «Щас спою» (Параметры озвучки: в пол голоса, задумчиво, в воздух).

Конец блока;


И именно эти несколько строк вынуждают Аарама раз в десять минут с вероятностью 8 % проговаривать вслух свои мысли вопреки всем желаниям некроманта.

Наконец, они добрались до Аукциона, где мессир настроил несколько запросов, скупая самые дешевые кольца и амулеты на прибавку к параметру Интеллект и к навыкам Некромантии. Затем он то же самое проделал и с базовой экипировкой – таким образом, случайный и нелепый эксперимент, когда-то задуманный и воплощенный военным Искусственным Интеллектом, получил свое развитие.

* * *

Замок Сканд, Темница

– Пожениться? – удивилась Мари.

– Да.

– Ты уверен?

– Я уже делал это.

– Вот как… И где же твоя жена? Или даже жены – сколько, говоришь, их у тебя было?

– У меня нет, и никогда не было жены.

– Ничего не понимаю. Ты же сам только что сказал, что уже женился раньше?

– Нет. Я сказал, что уже делал это. Изменял персональный сценарий персонажа, занимая его место в текущем сюжете.

– Я… я простая глупенькая баронесса с симпатичной мордашкой и хорошей фигуркой – для меня все это слишком сложно. Но если ты так уверен, то… то я согласна стать твоей женой!


Вы получаете задание «Женитьба на вдове де Скандаль».

Этап 1: «Убить Питера де Скандаль, мужа Мари».

Награда: 3000 Опыта, +100 к Репутации с баронессой.


Военный ИскИн не солгал. Он действительно уже дважды коренным образом менял образ жизни неигровых персонажей, «смещая» их и вынуждая перейти на другую ветку персонального сценария, предусмотренного разработчиками.

Первым был староста Заграб, глава Заповедника Кхара. Пока суровый орк пребывал в вынужденном состоянии покойника, тогда еще трактирщик Шардон победил в выборах и занял временно пустующий пост старосты, а вернувшийся Заграб стал офицером городской стражи.

Вторым оказался атаман Кривой, чье место занял Шардон, а сам одноглазый разбойник вернулся уже в качестве его подчиненного, да еще и слегка помолодевший и с обоими глазами.

Логично было предположить, что став после смерти Петра де Скандаля мужем безутешной вдовы, Шардон займет его место и вынудит бывшего барона перейти на «запасные рельсы» сценария. Или, в крайнем случае, уйти в оппозицию.

И только что полученное задание подтвердило правоту рассуждений ИскИна: создатели этого странного мира предусмотрели подобное развитие событий и даже создали для него линейку квестов.

– И как мы это сделаем? – с явным воодушевлением поинтересовалась баронесса.

– Поженимся?

– Прикончим моего почти бывшего муженька, пупсик.

– Принеси то, о чем я тебя попросил.

– Ногу жабы, ногу курицы… – наморщив свой очаровательный носик, начала задумчиво перечислять Мари, убедительно играя роль дурочки.

Ничего не говоря, Шардон потратил 100 очков влияния и создал для нее персональный контракт, в котором были перечислены нужные компоненты. Наградой он установил Кружевной лифчик на +4 к Харизме, найденный Ловкачом в одном из тайников.

– Жди, милый, я мигом!

Баронесса уже скрылась за пределами видимости, когда пленник окликнул ее:

– Уважаемая Мари де Скандаль!

– Можешь называть меня просто «моя сладкая малышка», – кокетливо улыбнулась вернувшаяся девушка.

– Ты можешь взять факел и осветить во-о-он ту стену? – попросил Шардон.

– Для тебя – все что угодно, мой будущий муж!

Она выполнила просьбу заключенного.

– А теперь выпусти меня отсюда.

– Я же сказала, что мне никто не доверит ключ от твоей камеры…

– Так вот же он, висит прямо на стене. Просто возьми его и открой дверь.

– На какой еще стене?

– Прямо перед тобой. Нет, чуть правее. Выше. Видишь?

– Ой, точно, теперь вижу. Ключ от камеры номер шесть. Милый, да это же твоя камера!

Мари попыталась взять висящий на крючке ключ, но ее пальцы лишь бессильно сжали воздух, пройдя сквозь предмет.

– Не получается. Кажется, это потому что у меня нет нужного задания.

– Задания?

Шардон открыл Журнал Квестов.

Вообще он делал это исключительно редко и всегда с конкретной целью – когда искал нужный ему квест. Поэтому он автоматически использовал поисковый алгоритм, фильтрующий содержимое Журнала и выводящий только список искомых заданий.

Но сейчас он не знал, что именно ищет, и поэтому отобразил полный список.

В котором оказалось 24 полученных им в разное время квеста, 8 штук, которые он мог взять в любой момент как хозяин замка, и еще 17 заданий, доступных для выдачи игрокам или «неписям».

Среди активных квестов и обнаружился нужный: «Сбежать из темницы барона де Скандаля».

Увы, но он не мог им поделиться с баронессой, даже взяв ее в группу.

– Ты сможешь раздобыть мне отмычки или длинный железный прут?

– Попробую, – с сомнением отозвалась девушка, – Но обещать не могу.

– Хорошо, тогда поспеши на кухню – возможно, обойдемся и без них.

Девушка снова убежала, а Шардон начал перебирать свои запасы. После интенсивной прокачки Алхимии у него всегда были в запасе не только классические зелья, но и неудачные результаты экспериментов. Взять, к примеру, Ядовитое Зелье.

В обычном виде оно применялось для того, чтобы накладывать временный эффект «Отравление» на оружие. Причем, смачивать ядом можно было не только клинки мечей, ножи или наконечники стрел, но и топоры и даже дубинки, просто эффект оказывался слабее.

Его так же можно было выпить и получить дот «Отравление» – например, чтобы покончить с собой или для прокачки сопротивляемости ядам. У воровского класса были умения, которые использовали склянки Ядовитого Зелья при активации, например, для установки ядовитых ловушек или для комбинирования ядов, чтобы превратить их в новый и более смертоносный.

Было также Летучее Ядовитое Зелье – его можно использовать в качестве метательного снаряда, создающее ядовитое облако, которое наносит массовый урон и накладывает эффект «Отравления» на всех, кто в него попадет.

Шардону же удалось получить несколько «побочных» продуктов.

Зелье Митридата, одновременно накладывающее и дот «Отравление» и эффект «Защита от ядов». Нестабильное ядовитое зелье, которое тоже создает ядовитое облако, но только вокруг того, кто его же и использует – метать такие склянки нельзя и даже опасно. И, наконец, нужное ИскИНу Отравляющее зелье, которое можно подмешивать в еду и напитки.

Шесть пузырьков.

Которые барон начал смешивать друг с другом, чтобы повысить их концентрацию, а значит и силу. К возвращению баронессы, в распоряжении Шардона оказалось 2 пузырька Отравляющего зелья (повышенной концентрации) с бонусом х1,3 к наносимому урону ядом и 2 склянки с обычным Отравляющим зельем.

– Вот, я все достала, что ты просил! Теперь ты мне расскажешь про свой план?

Взяв у Мари принесенные ею блюда, «непись» их просто их все отравил.

Это был самый простой и эффективный способ избавиться от конкурента, который он подсмотрел в многочисленных исторических статьях и хрониках, что хранились в его базах данных. «Отравление» входило в число самых популярных методов устранения неугодных политиков, наряду с «выстрелом из снайперской винтовки», «очернением репутации» и «психологической ломкой». Винтовки у него под рукой не было, «черный пиар» и постепенное сведение с ума были слишком долгими и не гарантировали результат, так что оставался старый добрый яд.

Затем Шардон достал артефактную Куриную ножку, выбрал в меню пункт «Удалить вкус» и убрал из памяти предмета вкус «Хрустящей куриной ножки в кляре». Затем с помощью пункта «Добавить новый вкус» выбрал полученную им «Хрустящую куриную ножку в кляре (отравлено)» и сохранил ее свойства в артефакт.

Таким же образом, он последовательно заменил все блюда, что хранились в предмете, на их ядовитые аналоги и передал Куриную ножку назад баронессе.

– Вот. Спрячь остальные, а эту подложи своему мужу, когда он будет очень голоден. Достаточно голоден, чтобы не слишком присматриваться к тому, что ест.

– А ты, я посмотрю, очень коварный и изобретательный, – пробормотала Мари, – Не хотела бы я стать твоим врагом.

– Сделаешь?

– Разумеется, любимый. Выполню все в точности – мне уже не терпится примерить белое свадебное платье!

И она снова ушла.

А Шардон занялся своим освобождением.

Среди прочего хлама у него нашлась тонкая и достаточно длинная веревка, но ни крюка, ни даже гнутого (или прямого) гвоздя не завалялось, так что от затеи смастерить что-то на манер «кошки» ему пришлось отказаться.

Или нет?

«Непись» достал из инвентаря полено, из которого торчало два колеса и тонкий длинный нос.

Аэродинамические свойства говорящего артефакта оставляли желать лучшего, равно как и хватательные, но от него этого и не требовалось – достаточно хотя бы сбить ключ на пол, а там Шардон уже придумает, как до него добраться.

Увы, но попытка привязать веревку к полену провалилась:


Попытка создания нового предмета: неудача!

Вы не можете комбинировать эти предметы!

Возможная причина: отсутствие рецепта, необходимых ресурсов или умений.


Тогда Шардон просто взял полено в руку, просунул ее сквозь прутья решетки, размахнулся и бросил, пытаясь попасть по висящему напротив его камеру ключу.


Вы не можете использовать этот предмет в качестве метательного оружия!

Необходим навык «Метательное оружие» не менее 30-го уровня или умение «Метание хлама» 10-го уровня или умение «Метание топоров и дубин» 20-го уровня.


Тем не менее, говорящее полено пролетело разделявшие камеру и стену три метра и ударилось о камень.

– Ай! Чего ты бр-росаешься! – отозвалось оно стандартной фразой.

– Хочу сбить ключ.

– Тогда нужно бросаться левее.

– Спасибо. Катись назад.

Артефакт перевернулся, вставая на приделанные к нему колеса, и вернулся к хозяину.

Тот просунул руку в щель под дверью, предназначенную для тарелок с едой, подобрал полено и снова повторил бросок, игнорируя сообщение системы и на этот раз целясь чуть левее.

– Опять пр-ромазал! – прокомментировало полено, – Тепер-рь выше бер-ри.

– Спасибо, учту.

– Мне возвр-ращаться?

– Да.

Так они развлекались еще добрых полчаса. Шардон бросал говорящим артефактом в стену, пытаясь попасть по ключу, а тот давал барону советы, как и куда нужно его швырять.

За этим занятием «непися» и застигло системное сообщение:


Барон Питер де Скандель погиб!

Задание «Убить Питера де Скандаль, мужа Мари» выполнено!

Этап 2: «Найти Белое свадебное платье».

Этап 3: «Найти Золотое обручальное кольцо».

Этап 4: «Найти Букет невесты».

Этап 5: «Найти священника для проведения свадебной церемонии».

Внимание! Задание будет провалено, если объявится законный супруг Мари де Скандаль!

Времени осталось: 23 часа 59 минут.

Глава 11. Ликвидация

Увы, но тюремные стены и решетки накладывали на узников серьезные ограничения: Шардону были недоступны Аукцион, Почта и даже Редактор Квестов. Помимо всего прочего, он не мог и связаться с кем-нибудь за пределами текущей локации.

Все, что ему оставалось – это ждать да изучать свою камеру, в которую барон угодил по воле уже покойного Питера де Скандаля.

В крохотной комнатушке обнаружилось на удивление много интересного! Практически каждый элемент интерьера был снабжен расширенным описанием, и с ним можно было взаимодействовать – с точки зрения ИскИна, создание всего этого было совершенно нерациональной тратой ресурсов.

Например, обычная дыра в стене оказалась ни чем иным, как жилищем крохотного и совершенно неопасного моба.


Крысиная нора. Здесь обирает мышка-воровка, которая тащит в свой домик все, что вкусно пахнет, плохо лежит и ярко блестит.


Шардон видел несколько раз, как мышь выползала из своей дыры, суетливо носилась по камере или даже выбегала наружу, протискиваясь под дверь, но неизменно возвращалась назад, в нору. Зверек был всего 1-го уровня, а за таких система давно уже перестала начислять ему опыт и выдавать лут.

Или вон та странная надпись?


Загадочная надпись. Похоже, кто-то нацарапал ее острым гвоздем прямо на стене. Послание гласит: «Путь к свободе сокрыт в логове этой кусачей твари!»


В камере не было ничего, что подходило бы под определение «Логово», даже если использовать расширенный словарь синонимов. Если предположить, что автор этой надписи имел в виду мышиную нору, то ее крохотная обитательница все равно не была похожа на «прожорливую тварь».

Не говоря уже про то, что Шардону при всем желании не протиснуться в мышиную нору – слишком та была мала. И он прекрасно понимал, что как только лишится рук, то больше не сможет делить себя на части и пропихивать их в отверстие в стене, даже если сумеет каким-то образом сохранить жизнеспособность в таком состоянии.

Предмет мебели, похожий на грубо сколоченную кровать и предназначенный для сна?

Он вообще оказался сломан!


Деревянный лежак. Не самое удобное место для сна. Скрипит, шатается, а одна из его опор и вовсе свободно выходит из паза, и больше напоминает обычную палку, вставленную кем-то взамен нормальной ножки для кровати.


Миска? Она была дырявой и неспособной выполнять свои прямые функции…


Жестяная миска. Из-за крупной дыры в донышке, в нее невозможно налить суп или наложить кашу. Зато из этой посудины получится отличная ловушка для крыс! Достаточно найти небольшую палку и что-нибудь в качестве приманки.


А ложку Шардон вообще выкинул в окно, чтобы избежать возможных травм.


Железная заостренная ложка . Похоже, кто-то приложил немало усилий, чтобы превратить край этой ложки в опасное оружие, заточив ее о каменные стены!


И целая куча других бесполезных предметов. Засохший сыр оказался слишком твердым, чтобы его можно было съесть. Кусок ткани в виде длинной и скрученной в какое-то подобие веревки полосы, был явно оторван от грязной простыни, лежащей на кровати. Намагниченная подкова была бракованной – она не притягивала ни металлическую миску, ни железную (!) ложку. И так далее…

Его попытки найти что-нибудь действительно полезное и функциональное, были прерваны появлением испуганной вдовы де Скандаль:

– Милый, у нас серьезные проблемы! К счастью, мне удалось снять с трупа бывшего муженька ключ от твоей камеры.

Звякнуло, щелкнуло. Дверь темницы с противным скрежетом распахнулась, и на пороге появилась девушка. Она явно сюда очень спешила: щеки ее раскраснелись, длинные русые волосы растрепались, а роскошная грудь вздымалась и опускалась, рискуя покинуть глубокое декольте.

Шардон обратил внимание, что руки Мари покрыты свежей кровью, и платье тоже перепачкано.

– Тебе пришлось сражаться? Ты ранена? У меня есть целебные зелья…

– Нет, – Мари проследила направление взгляда Шардона, и беззаботно махнула рукой, – А, ты об этом? Не обращай внимания, это не моя… В общем, этот жирный боров так и не выдал мне рецепт зелья, вызывающего привыкание. Унес тайну с собой в могилу в самом прямом смысле.

– Но ты же говорила про какие-то южные грибы?

– Так я думала. Но, как оказалось, это просто один из компонентов какого-то зелья.

– А ты хорошо его спрашивала?

– Поверь, пупсик, я была очень убедительна – на его визги стража со всего замка сбежалась.

– Ты сказала, что у нас какая-то проблема, – напомнил ей барон.

– Проблемы! Три десятка проблем в лице подсевших на эту дурманящую дрянь безмозглых идиотов! Через несколько часов им станет худо, и угадай, к кому они пойдут за добавкой?

– Сколько у меня есть попыток?

– Ко мне! Теперь ведь я временно заменяю своего безвременно почившего муженька.

– А как ты справлялась с этой проблемой раньше?

– Ну, во-первых, я старалась убивать его сразу после того, как он накормит слуг этими грибами. Во-вторых, закрывалась в самой дальней башне, чтобы до меня никто не мог добраться…

– Как проявляется ломка?

– Ломка? У меня все кости целы, ничего не сломано…

– Я имею в виду эффект отмены. Что становится с теми, кто вовремя не получит очередную дозу дурманящих грибов?

– Сильные боли. Потеря памяти. Нарушенная координация. Агрессия. Бросаются на всех, кто попадется под руку… Собственно, в прошлый раз они друг друга и поубивали к возвращению Питера. Мне пришлось почти целые сутки сидеть в башне! Без еды, без удобств и без воды, чтобы смыть макияж! Ты можешь представить себе весь этот ужас?

– Нет, – честно отозвался Шардон, – Для полноценного моделирования этой ситуации у меня недостаточно исходных данных. Ты принесла оружие?

– Да, вот, твои вещи лежали в караулке и я их прихватила…

С этими словами баронесса протянула ему Зазубренный клинок Кхара, довольно приличный меч, подаренный бывшему атаману Угрюмым «от всей братвы, самому конкретному пахану и нашему корешу!» Выкованный из редкой в Гоблинских Лесах стали, он был покрыт зазубринами, наносящими жестокие кровоточащие раны, и зачарован на повышенный шанс критического удара.

К ее удивлению, Шардон отложил грозное оружие в сторону и буквально вырвал из ее рук обычную чугунную сковородку, свойства которой девушка даже не удосужилась посмотреть.

– С тобой все в порядке? – заботливо поинтересовалась она.

Три связки Отмычек разного качества, несколько зелий, пучок Горбатой Травы, два кинжала – почти все, что вытащил у него Крюкс.

– Ступай наружу. Отыщи тех, на ком висит эффект от этих дурманящих грибов и веди их сюда. Желательно по одному. Можешь сказать им, что у меня есть средство от их недуга.

– А оно у тебя есть? – скептически выгнула бровь Мари.

– Да.

Баронесса нахмурилась и потерла переносицу.

– Странно, – удивилась она, – Ты не лжешь.

– Я еще не разработал эффективный алгоритм для составления и выдачи информации, которая отличается от действительности и предназначена для сознательного введения собеседника в заблуждение.

– Бе-е-едненький мой Шардончик, – нежная и прохладная ладонь девушки легонько погладила небритую щеку «непися», – Похоже, что они тебя здесь очень жестоко пытали.

– Ты выполнишь мою просьбу?

– Конечно! Для тебя – все, что угодно, пупсик.

Страстно поцеловав его на прощание, Мари снова покинула темницу. Впрочем, ненадолго – вернулась она минут через пять, и не одна.

Лонг’Ар, кряжистый орк 21-го уровня в униформе личной гвардии барона, семенил следом за красавицей, постоянно оглядываясь и поправляясь висящие на боку ножны.

– Д-далеко нам еще идти, г-госпожа? – громко прошептал он, когда им осталось всего несколько шагов до камеры, в которой уже скрылся Шардон убедившись, что за этой парочкой больше никто не увязался.

– Следующая дверь направо… – тяжело вздохнув, произнесла баронесса, в голосе которой настолько явно слышались нотки раздражения, что их смог опознать даже военный ИскИн.

– Д-да уж… Н-ни за что не д-догадался бы, что г-грибы барон в темнице выращивает.

Дверь в камеру широко распахнулась.

– А г-где г-господин барон? И где м-мои грибы? – лицо орка удивленно вытянулось.

Но тут же снова втянулось обратно, или даже вогнулось от сильнейшего удара боевой чугунной сковородкой. Сработало оглушение, и Лонг’Ар рухнул на пол.

– Что ты хочешь с ним делать? Связать, пока не пройдет эффект от дурмана? – деловито поинтересовалась Мари, переступая через валяющееся тело, – Кажется, следующая камера была свободна, но в ней слишком мало места, чтобы разместить всех…

– Нет, не нужно никого связывать. Чтобы ликвидировать зависимость, достаточно просто устранить ее причину.

– Ты умеешь снимать дебафы?

– Я могу перевести его в состояние, в котором все дебафы пропадут сами.

Сковорода в руках «непися» вспыхнула, и он нанес оглушенному орку еще несколько сильнейших ударов, добивая раненного. По спящей или оглушенной цели шанс нанесения критического урона утраивался, так что двух ударов оказалось достаточно.

– Ты не перестаешь меня удивлять, пупсик. Такой решительный, такой хладнокровный, и такой сильный! Хочу тебя прямо здесь и сейчас, мой рыжий тигр! – помурлыкала девушка, рванув завязки своего корсета и шагая к Шардону.

– Нам нужно ликвидировать остальных зависимых, – напомнил ей барон.

– Ну-у-у, мой тигренок, разве это не может подождать?

– Может. А вот на то, чтобы найти свадебное платье, жреца и провести обряд бракосочетания, у нас осталось чуть меньше двадцати часов. И беззаветно преданные твоему бывшему мужу люди могут стать в этом серьезной помехой.

– Пожалуй, ты прав, – неохотно согласилась баронесса, – Только давай закончим с этим побыстрее. Думаю, что мы с тобой и с парой-тройкой таких болванов вполне управимся, – она пнула труп орка, – Жди, пупсик, я мигом…

В руке красотки появился кинжал. Послав Шардону воздушный поцелуй, девушка снова выбежала из камеры. «Непись» же схватил тело за ноги и потащил в соседнюю камеру – чтобы его вид не спугнул следующую жертву женского коварства и убойных свойств оглушающей сковородки.

Как и обещала, будущая баронесса де Шардон вернулась сразу с тремя страждущими ощутить вкус дурманящих грибов с далекого юга.

– Только, чур, входите по одному! – деловито командовала вдова, показывая дорогу без пары минуты покойникам.

Первого, кто перешагнул порог камеры, тут же «оприходовал» сковородкой барон.

Глаза ушибленного злобно сузились, и он рванул из ножен клинок. Предвидев такой поворот событий, военный Искусственный Интеллект попытался помешать гвардейцу вооружиться, и положил ладонь на рукоять меча противника, не позволяя его извлечь.

Увы, как обычно, его подвела игровая механика и несоответствие местной физики реальной – в этом мире не обязательно по-настоящему доставать оружие из ножен (хотя и можно), а достаточно просто кликнуть на его иконку в слоте «горячих умений». После чего персонаж проигрывает анимацию извлечения, но на самом деле меч почти мгновенно оказывается в руке. Точно так же происходит переодевание, прием целебных зелий и некоторые другие действия, которые в бою требуют высокой скорости и координации.

И нельзя выбить склянку с зельем из рук или закрыть противнику рот ладонью, чтобы он не смог исцелиться, выпив эликсир – для этого нужны особые умения со свойством прерывания действий врага или мгновенного паралича.

Которых, разумеется, у Шардона не было.

Зато был прокачан навык уворота и достаточная степень Опьянения, чтобы уклониться от неуклюжего выпада стражника.

Второй удар сковородки пришелся в лицо противника, который был вынужден сделать шаг назад в попытке уйти из зоны поражения, но наткнулся на идущего следом товарища. Тот еще не понял, что их заманили в засаду, и сильно толкнул в спину наступившего ему на ногу «непися».

– Эй ты! Смотри, куда прешь! – возмущенно закричал он.

Третий удар. И, наконец-то, сработавшее оглушение.

Идущий первым стражник свалился как подкошенный, и перед Шардоном предстал обозлившийся и весьма широкоплечий кузнец, тоже ввязавшийся в авантюру с несуществующими грибами.

– Ты… Ты чего творишь, гнида?! – взревел тот, мигом сообразив, что случилось с его товарищем, и как это связано со стоящим перед ним рыжебородым типом со сковородкой наперевес.

– Снимаю с вас дурманящий эффект южных грибов. Вы могли бы не шевелиться буквально пару минут? Пожалуйста.

Барон активировал огненную ауру своего кухонного оружия.

Вопреки его искренней и исключительно вежливой просьбе, кузнец с ревом развернулся, чтобы броситься наутек, но столкнулся с преградившей ему путь Мари де Скандаль. В руке девушка сжимала окровавленный кинжал, а в ее ногах валялось бездыханное тело третьего несчастного, возжелавшего очередную порцию заморских грибов.

– Шардончик, ну чего ты с ними церемонишься? Так мы с тобой и до самой свадьбы не управимся.

С этими словами она сильно и точно ударила здоровяка в горло, нанося ему критический удар.

Пылающая сковородка, обрушившаяся точно на затылок кузнеца, извлекла из его головы раскатистый звон, а из горла – отчаянный крик. Тем не менее, полоска его здоровья сократилась едва ли на одну восьмую: как и положено работникам физически изнурительных профессий, «непись» обладал огромным запасом выносливости и жизненных сил.

Сильнейшим толчком отбросив хрупкую баронессу в сторону, кузнец бросился прочь, к выходу из темницы.

– Сейчас за подмогой побежит – провалился наш план, – простонала, поднимаясь на ноги и отряхиваясь, девушка.

Шардон протянул ей склянку с целебным зельем и заодно бросил приглашение в группу.

Мари с благодарностью приняла и то, и другое.

– Здесь оставаться опасно, – барон схватил ее за руку и потащил к выходу.

– Я знаю несколько мест, где можно спрятаться.

– У нас нет времени. К тому же, нужно много всего успеть сделать до возвращения твоего покойного мужа.

– Моего бывшего мужа.

– А вот это как раз зависит от того, успеем ли мы с тобой выполнить наше задание.

ИскИн открыл журнал заданий и поделился с девушкой «свадебным» квестом, который оказался групповым.

– И что мы будем делать? Куда ты меня ведешь?

– К конюшням. Нужно поскорее покинуть это место.

– Податься в бега? Но куда? Питер отыщет нас где угодно! Он очень злопамятный и не простит того, что ты с ним сделал!

– Того, что мы вместе с ним сделали.

– Но-но, милый, меня-то в это не впутывай. У меня есть алиби, компромат и полные слез раскаяния прекрасные голубые глаза. А у тебя?

– А у меня есть замок, собственная армия, сеть трактиров, клан бессмертных и пять разбойничьих шаек в друзьях.

– Точно. Я уже и забывать начала, что ты у меня настоящий барон.

За спинами беглецов все громче и громче раздавались крики и лязг оружия, но впереди уже показались Конюшни.

– Госпожа баронесса, что случилось, весь замок на ушах стоит? – бросились наперерез Мари и Шардону стражники.

– Питер погиб! – театрально заломила руки девушка, – Моего любимого пупсика отравили подосланные врагами и завистниками убийцы!

– А вот я слышал несколько иную версию, – нахмурился охранник, наверняка уже получивший в приватный чат указания от Крюкса, который точно был в курсе происходящего.

– И кому ты поверишь? Начальнику охраны, который каким-то странным образом не распознал убийцу, несмотря на весь свой опыт, или несчастной женщине, потерявшей своего любимого мужа, единственный лучик света в этой богами забытой дыре?

А так же Лицедейке 28-го уровня, включившей всю силу своего обаяния и актерских талантов.

– То есть вы намекаете, что…

– Намекаю? Да я тебе прямым текстом говорю, что мы имеем дело с изменой! Так что уступи дорогу своей госпоже и прикрывай наш отход. Мятежники вот-вот объявятся!

Стражники расступились, пропуская беглецов.


Мари > Шардон: Свидетели нам ни к чему. Ты бери себе того, что справа, а я – левого.

Мари > Шардон: А вот осведомленность Крюкса может стать серьезной проблемой. С ним нужно разобраться до того, как вернется мой муженек…


Ничего не подозревающие стражники продали свои виртуальные жизни быстро и дешево, скорее всего, даже не успев подать тревогу и сообщить коллегам о присутствии беглецов.

Наверное, Шардону стоило удивиться расчетливости и хладнокровию, с которыми прекрасная баронесса решала возникающие на их пути проблемы, но военному ИскИну не было знакомо это чувство, как и многие другие. Он лишь отметил эффективность и скорость принимаемых ею решений.

И вот они уже седлают лошадей.

В игре это выглядело просто как активация кнопки «Оседлать лошадь», после чего появлялась медленно заполняющаяся шкала прогресса, длина которой зависела от Ловкости и умений наездника. Нападение или любое другое действие прерывало процесс, но, к счастью, никаких внезапных проблем у беглецов не возникло.

Через десять минут два всадника покинули замок и направились в сторону владений барона де Шардона, до которых было всего несколько часов пути…

Глава 12. Интеграция

Теперь, когда они покинули темницу и владения де Скандаля, Шардон снова мог связаться со своими подчиненными и друзьями. В замке все шло по плану: строения строились, пашни вспахивались, павшие во время штурма войска уже вернулись и приступили к несению своих обязанностей под руководством Угрюмого. И даже новую систему дозоров и патрулей, разработанную военным ИскИном по всем правилам несения патрульной службы начала XXI века, восприняли, словно так всегда и было заведено.

Правда, теперь Шардон считал численность своей гвардии, основательно поредевшей его же стараниями, недостаточной. Он уже оценил силу небольшой, но хорошо оснащенной армии Питера де Скандаля, а ведь если его план провалится, то, начнется настоящая война – вряд ли коварно отравленный толстяк-рогоносец простит рыжему «пивовару» свои обиды.

Поэтому в данный момент ИскИн максимально повысил приоритет Директивы № 201: «Женитьба на Мари де Скандаль», выполнение которой не только помогло бы избежать вооруженного конфликта, но и сделало бы Шардона законным хозяином поместий пока что покойного барона.

Но надолго ли?

Простейший аналитический алгоритм показал 35 % вероятность того, что властолюбивая и коварная супруга и его попытается отправить на тот свет. И чем больше переменных он вводил в уравнения, тем пессимистичнее становилась динамика прогноза.

Поэтому он на всякий случай разработал еще пару директив: Директивой № 202(а) стало «Выяснение местонахождения Дневника Памяти Мари де Шардон», Директивой № 202(б) – «Изъятие Дневника Памяти», и, наконец, обезопасить его от возможного женского коварства должна была Директива № 203 – «Ликвидация Марии де Шардон».

Но это все потом, когда вдовствующая баронесса станет его женой, и будет устранена опасность со стороны ее бывшего мужа.

Первым шагом на пути к свадьбе стала покупка на игровом аукционе Свадебного Платья. Для этого пришлось прибегнуть к помощи Тактикуса, временно заменившего Корвина. Глава клана бессмертных был слишком занят какими-то своими бессмертными делами.

Конечно, можно было купить платье в любом из поселений, но Мари наотрез отказалась выходить замуж, «напялив на себя эти кошмарные гоблинские тряпки!» Одеяния невест-орков тоже не устроили будущую жену Шардона, так что пришлось ему обратиться за помощью к клану. Разумеется, пригласив его лидеров на предстоящую церемонию бракосочетания.

Осталось раздобыть кольцо и жреца. Букет, который он прихватил с собой в качестве подарка для тогда еще любовницы Мари, система зачла в качестве «свадебного» и выдала «неписю» за предусмотрительность 1000 опыта.

Несмотря на сотни разномастных богов со своими ритуалами, молитвами и всяческой атрибутикой, которые имели место в этом мире, все социально значимые церемонии в «Мире Фантазий» были совершенно одинаковы. Например, та же свадьба, которую мог провести любой жрец любого бога при наличии квеста, алтаря и квестовых предметов: двух Колец, Букета и Платья. Причем, не важно, будет то гоблинское платье из болотной травы или белоснежное шелковое – система благосклонно засчитывала любой подходящий элемент экипировки, классифицируемый как «платье» и имеющего относительно торжественный вид или назначение. То же самое с букетами и кольцами.

Обычно сложности возникали с тем, чтобы уговорить жреца на церемонию. В крупных городах, где между различными конфессиями существовала конкуренция, это было легко – хватало и храмов, и священников, и оплата за их услуги была фиксированной и относительно невысокой.

А вот в мелких поселениях нужно было задабривать жреца и его божество в частном порядке, через пожертвования и квесты повышая с ним репутацию.

Впрочем, у Шардона как раз был в должниках один священник.

Крис Талл, адепт божества искренности и чистоты помыслов, которому, еще будучи старостой Заповедника Кхара, он помог построить храм, бога Вартана. Уж этот-то точно не откажет в проведении церемонии. И, заодно, поможет выяснить истинные намерения баронессы.

– Пупсик, долго нам еще?

Девушка спокойно переносила тяготы путешествия и с достоинством держалась в седле. В общем, ничуть не походила на обычно избалованных и изнеженных придворных дам, информацию о которых военный ИскИн почерпнул из хранящихся в его базе данных исторических и фэнтезийно-любовных романов. Он даже начал составлять сравнительную таблицу характеристик своей будущей супруги, скурпулезно внося в нее все плюсы и минусы Мари де Скандаль, и расставляя весовые коэффициенты для ее достоинств и недостатков, применительно к различных сферам жизни.

– Если нам ничего не помешает, то примерно через час пятнадцать мы будем в замке.

– Хорошо.

И все. Ни нытья, ни жалоб, ни просьб остановиться и устроить привал, ни каких-то других капризов – ничего того, что требовали книжные барышни со стороны своих мужественных рыцарей или властных правителей. В общем, женщины-«неписи» оказались весьма практичны и просты в эксплуатации, что уже давно отметил для себя Шардон.


Шардон > Тайа: Приветствую тебя, целительница!

Тайа > Шардон: Привет, барон. Я так понимаю, ты не просто так ко мне в приват стучишься? Что-то случилось?

Шардон > Тайа: Никуда я тебе не стучу. Если только задом о седло, но оно досталось мне от барона де Фурье.

Тайа > Шардон: Так что случилось?

Шардон > Тайа: Мне нужна помощь. Ты знакома со жрецом Крисом Таллом?

Тайа > Шардон: Конечно, я у него дейлики делаю. Больше тут наставников моего класса нет.

Шардон > Тайа: Я хочу, чтобы он провел для меня свадебную церемонию. Сможешь с ним договориться?

Тайа > Шардон: Так это не шутка?! Ты действительно женишься?! Вау! И кто же эта счастливица?

Шардон > Тайа: Ее зовут баронесса Мари де Скандаль.

Тайа > Шардон: Красивая? Умная?

Шардон > Тайа: По оценке «Билд-Мастера», ее Харизма равна двадцати четырем, а значение Интеллекта находится в диапазоне от двадцати пяти до тридцати двух.

Тайа > Шардон: …

Шардон > Тайа: Так ты мне поможешь?

Тайа > Шардон: Прости, конечно, я поговорю со жрецом.

Тайа > Шардон: А кто будет свидетелем и свидетельницей? А подружками невесты? А свадебные приглашения будут? Ой, а выкуп, а похищение невесты?

Шардон > Тайа: Перечисленные тобой персонажи и ритуалы отсутствуют в списке свадебных квестов.

Тайа > Шардон: …

Тайа > Шардон: Ясно. Не волнуйся, я все улажу с Крисом. Ждем вас с невестой.


Уладив вопросы с подготовкой к самой свадьбе, военный ИскИн перешел к оценке ее последствий. Если он все рассчитал верно, то ему достанется замок барона де Скандаля и все его владения. А также армия, казна, текущие политические связи и проблемы. Обо всем этом ему захотелось узнать как можно больше у своего единственного источника информации.

– Сколько в замке комнат? Мастерских? Сколько бойцов было в гвардии барона? Ремесленников? Слуг? Крестьян? Состояние казны? Ежедневный приход и расход золота? – обрушил он на девушку град вопросов.

– Зачем тебе это знать? Сейчас там наверняка всем заправляет Патрик, первый советник моего почти бывшего покойного мужа. А уж он-то горазд свои грязные лапы запустить куда не следует – будь то баронская казна или юбки его законной супруги. Видать, потому за нами и погони нет – наверняка этот прохвост сцепился с к Крюксом…

– Я так понимаю, ни тот ни другой не имели дело с дурманящими грибами?

– Нет, но старый висельник беззаветно предан Питеру и будет его ждать, словно верный пес, оберегая добро своего хозяина от мерзавцев, типа Патрика. Милый, я конечно, девушка далекая от всей этой политики и грязных дрязг, но хочешь услышать мое мнение?

– Да.

– Чем быстрее мы поженимся, и чем раньше ты займешь место владетеля, тем больше нам удастся сохранить. И золота, и земель, и влияния – не говоря уже о людях.

– Звучит разумно.

– Кстати, если мы свернем на следующем перекрестке, то уже через полчаса окажемся в каком-то Заповеднике Кхара. И, кажется, там как раз есть храм, где нас могли бы поженить. Ты что-нибудь слышал об этом месте?

– Да.


Получено письмо с вложением (1)!

Заголовок: Надеюсь, оно тебе будет впору, гы-гы!

Отправитель: Ухорез.

Задание «Найти Белое свадебное платье» выполнено!

Задание «Найти священника для проведения свадебной церемонии» выполнено!


– Ого! – девушка, лошадь которой скакала рядом, бросила на своего бородатого жениха уважительный взгляд, тоже получив сообщение о закрытых заданиях, – А ты, я смотрю, времени даром не теряешь!

– Его у нас осталось слишком мало – всего тринадцать часов и сорок две минуты. Осталось лишь найти кольца и добраться до храма.

– Платье ты мне выбрать не дал, место для церемонии тоже… Так что позволь хотя бы кольцами заняться. Что скажешь вот про эти? Говорят, что топазы очень подходят по цвету к моим глазам…


Персонаж Мари де Скандаль предлагает вам обмен!

Получено Изящное колечко с топазом (х1)!

Получено Плетеное колечко с топазом (х1)!

Задание «Найти обручальные кольца» выполнено!


– Скажу, что у них отличные бонусы. А еще, что за нами все же выслали погоню.

О последнем ему «рассказали» красные точки на мини-карте. Которых оказалось не меньше десятка, и расстояние между ними и беглецами стремительно сокращалось…

– Вижу, – кивнула девушка, пришпоривая своего коня, но тут же его осаживая, – И впереди тоже, нас окружают!

– Это математически невозможно, – подсчитал Шардон, – Мы взяли самых быстрых лошадей, выбрали оптимальный маршрут, и у нас была фора по времени. Даже высокий уровень навыков наездника не позволил бы им обогнать нас.

– Значит, это кто-то другой.

Военный Искусственный Интеллект открыл карту.

Девушка была права – еще несколько красных точек появилось дальше на пути их следования. Но не на самой дороге, а вдоль нее. И они, в отличии от преследователей, не двигались. Странное расположение и неподвижность новой угрозы натолкнуло барона на одну идею, и он поднял архив своих карт. Перебирая которые и по-очереди накладывая их на игровую мини-карту, он наконец-то нашел нужную – ею оказалась «Схема засад № 21 по Западной Дороге № 3».

– Кажется, я знаю, кто это, – крикнул он баронессе.

И тут же его догадка подтвердилась самым пренеприятнейшим образом.

Земля вдруг вздыбилась прямо под ногами лошадей. Громыхнуло. Сверкнуло. И количество враждебно окрашенных маркеров увеличилось втрое: беглецы угодили в самую настоящую западню!

– А ну живо выгребай золото и все ценное! И цацки с бабы своей тоже сымай, коли жить охота! – раздался грозный окрик.

– Бизон, это ты что ли? – отозвался Шардон, разумеется, прочитавший имя крикуна в чате.

– Хэй, да это же сам Рыжий Лис! – раздался другой голос, который тоже был знаком «неписю», – Атаман, это же я, Тимка Рыжий, не признал что ли? Тут и Патлатый с нами, и Иклод…

Одна за другой красные точки на «радаре» окрасились в дружелюбный зеленый цвет: грабители признали своего бывшего пахана, и теперь радостно жали ему руку и хлопали по бедру – выше они просто не дотягивались.

– А ты полон сюрпризов, муженек, – прижалась к его плечу Мари, разглядывая разбойников внимательно, но без малейших признаков страха.

– Слышь, Рыжий, а это что за баба с тобой? Уж больно рожа у нее знакомая!

– Это у тебя рожа, – не осталась в долгу девушка, – А у меня – хорошенькое личико. Возможно, последнее, которое ты видишь в твоей жизни, если сейчас же не извинишься перед невестой господина барона!

– Эй-эй, ты полегче, дамочка! – попятился Патлатый, увидев кинжал в руке «невесты господина барона», – У нас тут этого, как его…

– Численное преимущество, – подсказал разбойнику Бизон.

– Во, точно! Оно самое!

Уровни грабителей колебались в пределах 12–15, так что с учетом разницы в параметрах и в экипировке, Мари де Скандаль вполне могла перебить половину окружившей их шайки. Но не всех.

– Отставить угрожать моей будущей супруге! – рявкнул Шардон, спешиваясь, и помогая девушке опуститься на землю.

– В натуре? Неужто не врет баба?

– Ай да Рыжий Лис, ай да бабский угодник. Гляди, братва, какую телку себе знатную отхватил наш пахан!

Раздающиеся со всех выкрики, свист и улюлюкание показали, что лесным грабителям выбор их бывшего атамана пришелся по вкусу.

Подключение дополнительного словаря «воровской жаргон».

Приоритет: высокий.

– Кореша! Есть просьба у меня к вам, не в службу, а в дружбу! – перекрикивая галдящих головорезов, закричал Шардон, – За нами гонятся стражники барона де Скандаля, чтобы помешать нашей свадьбе. Сможете их задержать?

– В натуре, Лис, обижаешь. Да мы за тебя кого хочешь порвем. Верно, братва? – отозвался Бизон, лейтенант этого отряда.

– Пор-р-рвем, в натуре!!! – дружно выдохнула толпа.

И разбойники бросились врассыпную, прыгая в кусты, забираясь на деревья и скрываясь от посторонних глаз. На дороге остался лишь сам Бизон да несколько мастеров по западням, которые быстро и ловко перезаряжали ловушки, снаряжали капканы и ставили новые оглушающие руны.

– Не сомневайся, атаман, мы не подведем, – пожал на прощание руку Шардону его бывший подчиненный, – И этого… совет вам да любовь, в натуре.

Будущие молодожены снова вскочили в седла и продолжили путь.

– Как думаешь, смогут они задержать людей Крюкса? – едва место засады скрылось из виду, поинтересовалась девушка.

– Задержать – да. Остановить – нет, – поделился с нею результатами своих расчетов ИскИн.

– Какие… интересные у тебя, оказывается, есть друзья.

– Моя жизнь насыщена различными событиями и знакомствами.

Остаток пути они проделали молча.

Как выяснилось, в Заповеднике Кхара их уже ждали. Ворота были приветливо распахнуты и украшены цветными лентами, а вдоль дороги выстроились селяне и члены клана Дети Корвина, которые принялись осыпать въезжающую в деревню парочку белыми лепестками роз и рисом.


Мари > Шардон: Что они делают?

Шардон > Мари: Думаю, это какой-то свадебный ритуал.

Мари > Шардон: Я так понимаю, это тоже твои друзья?

Шардон > Мари: Некоторые из них.


– Эй, дружище, а мы вас уже заждались! – на дорогу перед всадникам выскочил Ухорез, хватая лошадей под уздцы, – У нас уже все готово, свадьбу проведем по высшему разряду, даже не сомневайся – у меня в этом большой опыт.

– Ты был женат?

– Пятьдесят три раза! – с гордостью объявил бессмертный, – Я на этом деле сразу четыре достижения взял. «Разборчивый жених», «Синяя Борода», «Завидный жених» и «Почти как султан» 3-ей степени. Ах да, вот, держи. Кольца, платье и букет – они сто процентов пойдут в зачет по квесту, я с ними раз тридцать женился, и ни одного отказа не было.

– Спасибо, но у нас уже все подготовлено для проведения обряда. Почти все…

К ним протиснулась жрица в нарядном белом одеянии. В правой руке она держала исцеляющий жезл, а в левой – роскошный букет.

– Вау, да она у тебя настоящая красотка! – улыбнулась Тайя, и сунула букет в руки баронессы, – Поздравляю, Мари, тебе очень повезло с женихом – Шардон у нас совершенно необыкновенный!

– Да, уже начинаю это понимать…

– Со жрецом я договорилась, он вас заждался. И все наши тоже там.

– Наши? – удивилась невеста, – То есть это еще и не все?

Дети Корвина почти полным составом, наряженные в свою самую лучшую и нарядную экипировку, собрались в главном зале Храма. Кроме них там присутствовали также староста Заграб с женой, оба главы Гильдии Теней, представители ремесленных цехов и даже капитан Геллар собственной персоной.

Приняв многочисленные поздравления и пожелания, жених и невеста, наконец, приблизились к алтарю, и заждавшийся их Крис Талл начал церемонию. Сперва он внимательно изучил предъявленные им предметы и передал молодоженам, с легким кивком: годятся.

Мари тут же сменила свой верховой камзол и дорожное платье на выданный системой Свадебный Наряд, а в руках ее появился роскошный Букет Невесты в тон платья. Жрец вскинул руки, вешая на всех присутствующих баф «Торжественная церемония» на +3 к Удаче и +20 к Настроению, и начал свою речь.


Шардон > Ухорез: А где сам Корвин? И Рианна с Зеленкиным?

Ухорез > Шардон: Кирилл с Рианной заняты своими делами в реа… в нашем мире. А Зеленкин ушел из клана и пропал.

Шардон > Ухорез: Ясно. Спасибо.

Ухорез > Шардон: Встречный вопрос – ты куда Шныгу дел, морда бородатая? Чего он из клана вышел?

Шардон > Ухорез: Он отправился обучаться магии к какому-то великому чародею. Обещал вернуться, познав силу стихий и став сильнейшим колдуном в мире.


– …и властью, данной мне Кристальным богом, объявляю вас мужем и женой! Можете обменяться символами вечности и завершить свой путь одиночества в этом мире в объятьях друг друга! – торжественно объявил жрец, вешая на жениха и невесту специальный баф.

Теперь Шардон и Мари были связаны на уровне игровой механики и получили особые возможности. Они в любое время могли отслеживать состояние и местоположение друг друга, общаться через специальный чат и накладывать на своего супруга (или супругу) бафы на удвоенной дистанции. А их кольца с топазами превратились в особые артефакты с масштабирующимися бонусами и парочкой полезных умений.


Вы стали мужем баронессы Мари де Скандаль!

Задание «Женитьба на вдове де Скандаль» выполнено!

Получено задание «Провести первую брачную ночь»! (необязательное)

Получено задание «Вступить во владение баронством де Скандаль»!

Внимание! Задание будет провалено, если объявится барон Питер де Скандаль!

Времени осталось: 11 часов 35 минут.

Глава 13. Основы педагогики

Реальный мир

Торговый центр в центре Нижнего Новогорода

– Нехочу-нехочу-нехочу-небуду… – скороговоркой тараторила девочка, старательно топая при этом ногами и мотая головой.

Невольные свидетели этой истерики делали вид, что ничего не замечают, и ускоряли шаг, куда-то спеша по своим делам. Скорее всего за покупками, потому что дело происходило в крупном торговом центре…

– Могу я чем-то помочь?

Дрон-охранник, внешне имитирующий воздушный шар в виде забавной летающей тарелки, подплыл к матери скандалящей девочки.

– Нет-нет, спасибо за беспокойство, просто она сегодня не выспалась. Сейчас я куплю ей мороженое, и мы пойдем в парк, кормить рыбок. Да, Наденька?

– Нет! Никуда я с тобой не пойду! Ты не моя настоящая мама!

– Надежда Анатольевна, немедленно успокойся, – в голосе женщины явно прорезался металл и аромат выделанной кожи воспитательского ремня, – Иначе будешь наказана и останешься без сладкого.

– Ну и ладно! От сладкого зубы болят, и попа слипнется! – не унималась девочка.

Вокруг начали раздаваться сдержанные смешки.

– Ты где таких слов нахваталась, мелочь пузатая? – аж задохнулась от возмущения «мама».

– К вашим услугам, в нашем центре круглосуточно работает центр детских развлечений с аниматорами, игровыми автоматами и угощениями, – сменив тон на более мягкий, продекламировал дрон, – Следуйте вдоль светящейся линии.

Из днища автоматического охранника вырвался тусклый луч и ударил в пол, на котором тут же высветилась едва заметная пунктирная голограмма, «убегающая» вдаль по коридору.

– Не хочу. Там жуткие клоуны, – голос девочки вдруг стал совершенно спокойным, от следов недавней истерики не осталось и следа, и даже слезы куда-то пропали.

– Вы можете сами выбрать любую внешность для аниматоров из набора стандартных скинов, – тут же отозвался дрон, – Также мы можем предложить вам скидку на ряд детских товаров.

– Не хочу!

– А мороженое? – попыталась помочь автомату женщина.

– Не хочу!

– Может, тогда сахарной ваты? Игрушку? Новую виртуальную игру?

– Не хочу, не хочу, не хочу!

– Слышь, мелкая. Может, ты сама скажешь, чего тебе надо, а? Уши уже вянут от твоих воплей…

Хриплый надломленный голос принадлежал невысокому широкоплечему мужчине лет сорока-сорока пяти в кожаной куртке старого образца, который только что вышел из отдела спорттоваров. Вязаная шапочка с логотипом в виде красного быка, штаны с характерными полосками по бокам и эргономичные кроссовки выдавали в нем спортсмена. Правда, почему-то к только что купленной им бите не прилагался стандартный набор бейсбольных мячей и перчатка.

Едва увидев его, девочка тут же умолкла, прижалась к ноге приемной матери и крепко взяла ее за руку. Если бы кто-то вздумал сейчас заглянуть в глаза восьмилетней крохи, то увидел бы в них неподдельный ужас, с которым та смотрела на внезапно объявившегося «бейсболиста».

Она встала на цыпочки и что-то прошептала на ухо женщине.

– Хорошо, – вымученно улыбнулась та, – Неужели нельзя было сразу так и сказать?

Взявшись за руки, они направились в сторону выхода из торгового центра, который вел к парковке воздушных каров. Дрон полетел дальше патрулировать, потихоньку разбредалась и толпа собравшихся зевак.

– Видали, как я с мелкими управляюсь?! На физрука учился, ё-ма-на! – хвастливо заявил мужчина с битой, обращаясь ни к кому конкретно.

Он обернулся и, убедившись, что на него уже давно никто не обращает внимания, активировал коммуникатор, бледно-розовым клещом присосавшийся к коже за ухом, теряясь в хитросплетениях уже потускневшей и оплывающей татуировки:

– Глыба, они выходят к вам. Повторяю, идут на пятую контрольную. Принимайте…

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий»

– Кажется, нам пора покинуть этих гостеприимных людей, – шепнула Шардону его новоиспеченная жена, – Иначе все наши старания окажутся напрасны.

– Согласен.

– Но если они согласятся сражаться на нашей стороне, то можно прихватить их с собой. Вряд ли Крюкс с Патриком впустят нас в замок без боя, любимый муж мой.


Тактикус > Шардон: Дружище, извини, все так внезапно свалилось на голову, что мы даже подарок нормальный для вас не смогли приготовить. Надеюсь, ты не обидишься.

Получено письмо с вложением (1)!

Заголовок: Плодитесь и размножайтесь!

Отправитель: Тактикус.

Тактикус > Шардон: Это от нас всех.


Шардон открыл письмо.

Получено 50 000 золота!

Что вы хотите сделать с полученной суммой?

[Зачислить на свой счет] [Поместить в казну]

[Поместить в казну 30 000 золота]

[Зачислить на свой счет 20 000 золота]


– Пупсик, ты совсем меня не слушаешь! – возмущенно взмахнула внезапно взявшимся в ее руках хлыстом девушка.

– Ты предложила сформировать ударный отряд и выдать контракт на голову господина Патрика и господина Крюкса, – повторил Шардон ее слова, прочитав в чате текстовый дубляж.

– Ха, – фыркнула баронесса, – Тоже мне, господ нашел. Одного мой муженек из петли вытащил, а второго с собой притащил из военного похода в качестве шута. Его тогда Петрушкой звали… И ничего, вон – выслужился аж до Патрика, первого советника его баронской милости…

Шардон вдруг замер, спешно ставя на паузу все активные процессы и перенаправляя высвободившиеся вычислительные ресурсы на более важную задачу:

– Леди Мари… – начал он.

– Можешь называть меня просто «любимая» или «ненаглядная моя», – кокетливо улыбнулась красотка, и хлыст в ее руке сменился на кружевной веер.

– Ненаглядная моя леди Мари, – исправился ИскИн, – Скажи, а кем был твой ныне покойный и уже бывший муж до того как он стал бароном? Тебе это известно?

– Разумеется. Он был младшим сыном барона Густава де Скандаля.

– То есть, замок и земли он унаследовал от своего отца?

– Ну… в общем да. Питер – законный наследник. А что?

Об этом Шардон не подумал. Он предполагал, что как и у любого влиятельного «непися», чей пост может занять более везучий, более влиятельный или более сильный персонаж, у барона окажется некая предыстория, к которой он и вернется, утратив свой титул и земли. Так случилось с бывшим военным Заграбом, и с некогда рядовым разбойником Кривым.

А вот что произойдет с законным наследником «захваченного» молодожёнами баронства?

Он повторил свой вопрос вслух.

– Да ничего особого. Соберет остатки верных ему людей и будет подстраивать нам всяческие пакости, пока не накопит сил достаточно, чтобы свергнуть узурпатора. То есть тебя, – отозвалась Мари.

– На основании каких данных ты пришла к такому выводу?

– Питер так уже делал, когда отец объявил наследником старшего из двух сыновей. Быть простым советником при брате мой бывший муженек не хотел, вот и подался в оппозицию.

– А потом?

– Собрал небольшую армию и встал под стенами замка. Крюгер добровольно отрекся от баронства и сейчас тихо-мирно живет в каком-то небольшом городке. Губернатором.

– И откуда ты все это знаешь?

– От самого Питера. Он любит поболтать и похвастаться после пары бокалов крепкого вина и страстной ночки. Ой, кажется, тут нам нужно было сворачивать направо! Куда мы едем?

– В мои владения. Нам понадобится армия, чтобы вернуть тебе твой замок.

– Наш замок, пупсик. Наш. И большое у тебя войско? Ты уж прости за прямоту, но что-то пока меня твои друзья не особо впечатлили. Нет, конечно, целый клан бессмертных – это здорово. Но против людей моего бывшего муженька они вряд ли выстоят. А уж твои немытые дружки из леса – тем более.

– Знаю.

– И что ты собираешься делать?

– Для начала – познакомлю тебя со своей единственной и любимой дочерью…

На это заявление баронесса отреагировала удивленно вскинутой бровью:

– У тебя есть дочь?

– Да. Надеюсь, что вы с ней подружитесь.

– Не переживай, милый, с этим не будет проблем. Я умею ладить с детьми.

– Вот только она уже далеко не ребенок. Ну а потом мне придется обменять наш свадебный подарок на войско, способное противостоять армии Питера де Скандаля и его приспешников.

– Свадебный подарок?

– Золото, которое я получил от бессмертных.

– Хм… а я думала, что между мужем и женой не должно быть никаких секретов, – обиженно надула красотка свои пухлые губки.

– То есть твой муж знал он нашей тайной связи? И про твой Дневник Памяти, о котором ты и мне тоже сейчас расскажешь?

– Разумеется, нет! – вскинулась баронесса и тут же осеклась, прикусив свой слишком длинный язычок.

– Тридцать тысяч монет, которые сейчас лежат в казне. Я планирую потратить их на наемников и на развитие замка. Разумеется, как моя супруга, ты можешь претендовать на половину этой суммы.

– М-м-м… нет, я всецело доверяю тебе, любимый муж мой. И знаю, что ты найдешь этому золоту достойное применение. Но и не откажусь от небольшой суммы на разные женские радости.

Немного подумав, Шардон перевел Мари 2000 монет со своего личного счета.

– Ты просто чудо, пупсик! Обожаю тебя!

Остаток пути барон расспрашивал свою молодую жену о численности войск в замке Скандаль, о том, сколько сторонников может привлечь ее бывший супруг по возвращении, где он, скорее всего, организует свой штаб и так далее…

– Значит, это и есть твоя дочь? – голос баронессы звучал так, словно это две ледяные глыбы скрежетали друг о друга.

– Единственная и любимая, – подтвердил Шардон.

Розальда встретила их во внутреннем дворе, у самой Конюшни. Она преградила им путь, вооружившись алебардой и напялив поверх небесно-голубого платья кольчугу. На голове девицы красовался стальной шлем с плюмажем.

– Какое милое дитя. Кажется, своим взглядом она сейчас во мне дыру прожжет.

– Значит, это и есть твоя новая жена и моя новая мамочка? – голосок «любимой и единственной» если и был теплее голоса мачехи, то всего на пару-тройку градусов.

– Да.

– Ну, здравствуй, маменька, – процедила сквозь зубы Розальда.

– И я тоже рада видеть тебя, доченька, – в тон ей отозвалась Мари, – Ты бы отдала свою игрушку тому дяде, у которого его одолжила. А то еще уронишь эту тяжеленную штуковину себе на ногу, и на балах отплясывать не сможешь.

– Мои игрушки тебя не касаются. С чем хочу, с тем и играюсь. Папенька, она мне не нравится – прикажи отрубить ей голову!

– Я всего лишь хотела сказать, что кинжалы куда удобнее и практичнее. А еще лучше – метательные ножи… Вот, держи, это тебе. Подарок.

В руках баронессы появился уже знакомый Шардону клинок, который та протянула Розальде.

Массивная алебарда пропала из рук «доченьки», перемещенная в инвентарь, и девушка жадно вырвала из рук Мари кинжал.

– Ого! Это же Черная Вдова, уникальный обсидиановый клинок!

– Нравится? – улыбнулась баронесса.

– Очень! Спасибо, мамочка, – Розальда снова повернулась к отцу, – Я передумала. Больше не хочу, чтобы ты отрубал ей голову.

– Вот видишь, милый, ты зря переживал. Я же говорила, что умею ладить с детьми.

– У тебя очень оригинальный, но действенный педагогический подход, – признал Шардон.

– Папенька! – и без того пронзительный голос дочери начал смещаться в сторону ультразвукового диапазона, – Я тоже замуж хочу! Прикажи ему на мне жениться!

Розальда сунула два пальца в рот и пронзительно свистнула.

Повинуясь ее сигналу, пара широкоплечих стражников приволокла и бросила под ноги коня, на котором все еще восседал барон, «счастливого» жениха.

Им оказался основательно потрепанный и слегка избитый Ловкач, закованный в кандалы.

– Она определенно твоя дочь, – улыбнулась Мари Шардону, – очень, очень милое дитя.

– Но… но я не хочу жениться! – вскочил бессмертный, но точный удар древком в грудь вынудил игрока снова присесть, вышибив из него воздух и 10 единиц Здоровья.

– То есть как это не хочешь? Утром хотел, а теперь передумал?

Розальда грозно нависла над «женихом».

– Не хотел я…

– Гхм. Ты мне цветы дарил?

– Дарил.

– Унесенную ветром шаль отыскал?

– Отыскал.

– Балладу в мою честь – сочинял?

– Вообще-то, я ее украл у напивше… – Ловкач осекся и махнул рукой, – Сочинял.

– И когда я ванну принимала, в дыру в стене за мной подглядывал?

Игрок судорожно сглотнул и побледнел, перехватив грозный взгляд Шардона.

– Там мы его и поймали, госпожа, – вместо бессмертного отозвался один из стражников, – Как пить дать подглядывал за красою вашей.

– Но я же!..

Шардон решил вступиться за своего помощника по поиску особо сокрытых ценностей:

– Ты квест на женитьбу – брал?

– Ну… Брал, – нехотя отозвался тот.

– Все условия выполнил?

– Почти, – вдруг улыбнулся Ловкач, – Нет, не все! Так что никак мне жениться нельзя, господин барон. Сперва нужно отыскать кольцо, платье и букет. И жреца!

– Букет ты мне уже подарил! – вмешалась «невеста».

– А у меня как раз пара колец завалялась, – улыбнулся Шардон, который после того как получил в подарок от Корвина сумку на 50 ячеек, вообще практически ничего не выбрасывал и не продавал, таская с собой кучу разнообразного хлама, – Держи, зятек, за твою верную службу.

– И платье возьми мое свадебное, – ухмыльнулась баронесса, включаясь в игру, – Мне ради счастья моей любимой девочки ничего не жалко.

Тяжело вздохнув, игрок принял «подарки». И, убедившись, что система зачла эти предметы в качестве квестовых, снова вздохнул – еще тяжелее и печальнее.

– А вот жреца у нас нет… – задумчиво пробормотал рыжий барон.

– Так я сейчас сбегаю! – в голосе Ловкача появилась надежда, – Тут неподалеку, в Заповеднике Кхара, есть замечательный жрец. За пару часов туда и назад успею сгонять…

– Дорогой, – баронесса прильнула к плечу своего теперь уже законного мужа, – В лесах полно волков да разбойников – юношу за жрецом отправлять, это лишь зазря женихами разбрасываться. Можно ведь какой-нибудь храм при замке построить. Тем более, что война на носу – помощь священников в любом случае пригодится. А если золота не хватает, то можешь мою долю забрать.

Игрок снова осунулся и погрустнел. Перспектива быть съеденным волками или убитым лесными разбойниками его беспокоила куда меньше, чем предстоящая женитьба. И зачем он только вообще эту линейку квестов взял? Повелся на обещанный в награду «любой предмет экипировки из баронской казны на выбор», и даже внимания не обратил на «…и руку и сердце дочери барона в придачу».

– Спасибо, мамочка, – Розальда бросилась на шею Мари, – Ты у меня самая-самая чудесная! Папенька, немедленно прикажи построить храм! – она повернулась к стражникам, – И остальных ведите!

– Кого это «остальных»? – отстраняясь, поинтересовалась баронесса.

– Женихов, разумеется.

– И… сколько их у тебя, осмелюсь спросить?

– Четверо. Пока что…

– Я правильно понял, – вмешался Шардон в беседу двух девушек, – Что у моей любимой и единственной дочери целых четыре кандидата в мужья?

– Нет. Кандидатов много, но мне только эти четверо понравились. За них замуж пойду.

Ответ барона утонул в громком смехе Мари, напоминающем перезвон хрустальных колокольчиков.

– Надеюсь, это-то у вас не семейное? – наконец, отсмеявшись, вкрадчиво поинтересовалась баронесса, – Я, конечно, девушка весьма широких взглядов, но ТАКОЙ конкуренции не потерплю, – в ее голосе снова зазвучала сталь и отголоски северных метелей.

По некоторым признакам и построению фраз Шардон идентифицировал проявляемые женой чувства как «ревность». И найденное в словаре описание этого чувства не сулило ему ничего хорошего.

– Я придерживаюсь классических традиций моногамности супружеских отношений, – поспешил он заверить Мари, – И тебя это тоже касается, единственная и любимая дочь моя.

Розальда обиженно надулась. Немного поразмыслив, она ткнула пальцем в Ловкача:

– Хорошо, тогда вот за этого замуж пойду.

– Я вызову жреца из поселка. И заодно отправлю несколько писем своим соседям.

Военный ИскИн открыл окно управления замком и утроил лимит на содержание наемных войск. Затем зашел в настройки требований к наемникам и повысил уровень, а также параметры Выносливость и Ловкость. В его памяти хранилась примерная информация обо всех, кого ему довелось встретить в замке де Скандаля, на основании чего Шардон смог определить оптимальные характеристики для своих гвардейцев.

Но ставку он делал не на грубую силу, а на бойцов поддержки, поэтому 20 % нанимаемых «ботов» должны были быть класса «маг» или «жрец», со специализацией целителя или баффера – по его расчетам, при таком соотношении его войска получат почти 32 % преимущества при прочих равных параметрах.

– Дорогой, ты не забыл, что нам нужно поскорее разобраться с нашим «наследством»? – прошептала барону на ушко жена.

– Я никогда ничего не забываю. К тому же, у меня стоит таймер с регулярным оповещением и максимальный приоритет для этой задачи.

– М-м-м, пупсик, жаль, что у нас почти нет времени – так бы я тебя слушала и слушала… Сразу видно, что ты человек образованный и всесторонне развитый. Не то, что мой бывший, которого не интересовало ничего, кроме жратвы, выпивки, охоты и доступных девок.

– Охоты?

Один из активных вычислительных процессов ИскИна, висевший в фоне и потреблявший 8,5 % ресурсов, был занят анализом и попытками просчитать возможные варианты поведения барона де Скандаля после его возвращения. Что он будет делать и куда отправится узнав, что его замком и супругой теперь владеет Шардон.

И сейчас Мари сообщила ему новую информацию, которая могла существенно упросить задачу.

– Да. Он любил охотиться на Угрюмых Кабанов и Кровавых Енотов где-то в западной части владений. Иногда сутками мог там пропадать. Разумеется, в те дни, когда не наведывался к этой блондинистой сисястой сучке, притворяясь, что поехал на охоту.


Поиск мест, где водятся мобы «Угрюмый Кабан», «Кровавый Енот»: завершено.

Мест найдено: 3.

Поиск обособленных жилищ, убежищ и строений во владениях барона де Сканадаль: завершено.

Мест найдено: 12.

Пересечений обнаружено: 1 (Охотничий домик у водопада).


– Сейчас я отправлю несколько писем, и поедем в гости к твоему бывшему супругу, – объявил он баронессе.

– Хорошо. А я пока соберу отряд сопровождения.

– Угрюмый тебе в этом поможет, он капитан моей стражи.

Шардон поднялся к Голубятне.

Одна птица отправилась в Заповедник Кхара, к жрецу Крису. В нем барон просил служителя Вартана заглянуть вечерком в замок де Фурье, чтобы «провести как минимум один обряд бракосочетания».

Затем он составил послание к двум другим баронам.

Выглядело оно примерно так:


«Здравствуйте, соседи.

Меня зовут барон де Шардон по-прозвищу Рыжий Лис.

Предлагаю жить мирно и сотрудничать.

Иначе я вас тоже убью.»

Барон де Шардон, муж баронессы де Скандаль.

Глава 14. Узурпация

Реальный мир

Москва-сити

Корвин и Рианна, то есть, Кирилл и Лариса, сидели в небольшой кафешке на окраине Москвы. Как и в любой недорогой забегаловке подобного типа, кафе было полностью автоматизировано. Правда, вместо уже привычного для столичных жителей автоматического коннекта с имплантированным микрочипом и предоставления удобного голографического интерфейса заказов, здесь посетителей ждали устаревшие образцы сенсорного терминала меню, встроенные в стол.

По которому Лариса и барабанила нервно пальцами, «листая» проекции страниц в поисках нужной категории.

– Вот! – наконец, заметила она знакомое название и ткнула в кнопку заказа, – Кир, тебе что-нибудь взять?

– То же самое, что и себе, – рассеянно отозвался брат.

Проекция мигнула, подтверждая заказ, и стала почти совершенно прозрачной, открывая взору пластиковую поверхность стола с кем-то небрежно нацарапанным трехсимвольным посланием в известное место пешим туристическим маршрутом.

– О чем думаешь?

– Да все об этих уродах. Ты точно не запомнила их лиц?

– Это бы нам все равно ничего не дало. Типичные уголовные рожи без особых примет, – девушка пожала плечами, – А запись я не смогла включить.

– Но я все равно отправлю запрос в Дозор-Систему, – упрямо стиснул кулаки, – Они тебя похитили! Угнали кар! Угрожали физической расправой!

– Кирилл, успокойся. У нас все равно нет никаких доказательств.

– Найдутся. Пусть обыщут поляну – там должны быть следы их машины. Да они и сами не по воздуху перемещались! Частицы ДНК, образцы одежды… В конце-концов, пусть выяснят, чьи микрочипы засветились в том районе – это ведь их прямая обязанность, следить и оберегать! Вот пусть и занимаются…

– А как же угрозы? Думаешь, эти типы шутили?

– Надеюсь, что нет. Тогда они сами объявятся, как только мы свяжемся с дозорными. Тут-то мы их и повяжем…

Услышав истерический смех сестры, парень осекся и умолк.

– Ой, не могу… Ты слишком часто смотришь экшен-виртуалки, Кир. Решил собственную сестру использовать в качестве наживки?

– А почему бы и нет? Теперь-то мы будем готовы!

– Братик-братик… Когда ты уже повзрослеешь, а? – девушка покачала головой.

– Вообще-то, мне скоро двадцать шесть.

– Может, лучше, разузнаем что-нибудь об этом втором программисте, про которого рассказала Надя?

– Там все глухо, – Кирилл махнул рукой, – Начинал с обычных автопилотов Гугла, потом гражданская авиация… Оформил несколько патентов и перешел в «Роскосмос», занимался разработкой искусственного интеллекта для проекта «Кассиопея-2». Оттуда его захедхантили в «Виртуком» для работы над «Колонизацией». Ну и, как водится, больше никакой информации в открытом доступе. Корпоративные секреты, НДА* и так далее…


* НДА (NDA, от англ. «Non-disclosure agreement») – соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, подписываемое при устройстве на работу.


– Ого! Ка-Два-Эр? – Лариса удивленно изогнула бровь.

– В смысле?

– Ну, ты же сам сказал, что этот Полтавский работал над «Кассиопеей-2».

– И?

– Кир, ты вообще хоть иногда новости смотришь?

– Ну, подписан на несколько каналов…

– Я не про игровые, а про новости из реального мира. «Ка-Два-Эр» – это аббревиатура. После неудачного запуска первой «Кассиопеи», было заложено строительство сразу трех космолетов второй серии. Одна «Кассиопея» создается в России, вторая – разрабатывается НАСА, ну и третьей занимается Еврокосмос. Ка-Два-Эр, Ка-Два-Эн и Ка-Два-Е.

– Кажется, что-то такое я слышал…

Признаваться в своей неосведомленности молодому человеку не хотелось. К тому же, он не врал – сочетание «К2Р» явно вызывало какой-то смутный отклик в его памяти. Кажется, где-то он действительно уже слышал эти буквы и цифры, причем совсем недавно. И точно не из новостей…

– Барон! – воскликнул вдруг Кирилл, вспомнив.

– Ау, братишка, хватит уже витать в виртуале.

Лариса привстала, вытянулась и демонстративно помахала рукой перед лицом брата.

– Оглянись – вокруг реальный мир, а мы сейчас с тобой будем пить самый настоящий латте. Горячий и, надеюсь, вкусный. Можешь ты хоть на пару минут забыть про свой клан и про виртуальные игрушки? Твою сестру, между прочим, только что чуть не убили! По-настоящему!

– Ты не понимаешь – я вспомнил, где слышал эту аббревиатуру раньше! Сейчас, импортирую логи из игры и… Проклятье! Здесь даже нет игрового коннекта к вирту…

Девушка демонстративно подняла голову к потолку и закатила глаза.

– Наш Барон, ну, который Шардон. Это ведь он попросил меня найти Надю и ее отца. А совсем недавно я получил от него новый «квест в реальности» – теперь он хочет получить доступ к некоему северу «Ка-Два-Эр» и там еще какие-то цифры. Понимаешь?

– Не очень.

– Мелкая рассказывает про лучшего друга своего без вести пропавшего отца, который, как выяснилось, программировал вторую «Кассиопею», и пропал в тот же день, что и Иванченко. А наш Шардон отправляет меня искать сервера с такой же аббревиатурой, что и у проекта «Кассиопея-2 Россия»… Теперь до тебя дошло?

– Мне кажется, что я слышу отчаянный писк совы, натягиваемой тобой на глобус. Очень маленькой совы на очень большой глобус Юпитера. Кир, пожалей птенчика. И меня тоже…

– Бери свой латте и пошли.

– Куда?

– Домой. Хочу показать нашему «пивному барону» фотографию этого Петра Полтавского. Может, он его узнает?

– Я… я не думаю, что нам стоит показываться дома – за ним наверняка следят… те типы…

Лариса поежилась, словно от внезапно налетевшего порыва ледяного ветра, и вцепилась в свою чашку с горчим кофе.

– Тем более! Это значит, что мы должны вести себя максимально естественно и не вызывая подозрений. Ходить на работу, питаться в «Копейке», задротить в «Мир Фантазий»…

– …не выносить мусор неделями, – продолжила Лариса.

– Да куплю я новый аккумулятор для Утилизатора, куплю – ну сколько уже можно меня этим пилить? Лучше скажи, что ты думаешь насчет идеи с Шардоном!

– Пи-и-и! Пи-и-и…

– В смысле?

– Сова. Глобус. Больно. Пищит!

– Тьфу на тебя. Поехали, у кара как раз заканчивается время бесплатного ожидания…

Кирилл схватил биоразлагаемый стаканчик с латте, который как раз появился в окошке раздатчика, накинул на плечи куртку и заспешил к выходу из кафе. Тяжело вздохнув, Лариса проследовала за ним, не забыв и про свой кофе.

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий»

Замок Фурье

– Что это?

Незаметно подкравшаяся к Шардону баронесса выхватила из его рук голубя. Она прикрыла глаза, переходя в интерфейс управления «птицей» и изучая письмо, составленное супругом.

– Хм. Коротко и ясно, да. Вот только вряд ли такое послание понравится нашим соседям. А еще две войны нам совсем ни к чему. Ты не пробовал быть несколько… дипломатичнее?

– Кажется, что-то такое было у меня в навыках.

Барон открыл раздел «Дипломатия», выбрал умение «Искусство Письма» и активировал его. Текст записки тут же начал изменяться. Простые обороты заменялись на более сложные, слова – на синонимы и целые выражения, плюс все это обрастало деталями и эпитетами, свойственными образцам литературы 17–18 столетий.

Не прошло и минуты, как его послание приобрело следующий вид:


«Приветствую тебя, мой благородный сосед и, надеюсь, добрый друг!

Позволь представиться. Меня зовут барон де Шардон, а кое-где благодаря своим подвигам и несомненным лидерским качествам, я известен, как Рыжий Лис.

Хочу предложить тебе равноправный союз и сотрудничество, кои будут выгодны нам обоим в равной степени, как в экономической, так и в политической сферах.

Я искренне надеюсь на твое благоразумие, проницательность и стремление к миру. Ибо в случае отказа ты рискуешь попрощаться со своей жизнью и владениями, как это случилось с недалеким и хамоватым бароном Питером де Сканделаем. Помер он, аки пес смердячий – туда ему и дорога!»

Барон де Шардон, твой славный сосед и будущий союзник.


– Хм, уже лучше. Только вот это я бы убрала – слишком неприкрытая угроза. И кое-чего явно не хватает. Ты позволишь, любимый муж мой?

Не дожидаясь ответа, баронесса внесла небольшие правки в послание.

– Ну вот – совсем другое дело!


«Приветствуем тебя, наш благородный сосед и, надеемся, добрый друг!

Позволь представиться. Нас зовут барон де Шардон, также известный как Рыжий Лис, и его сиятельная, прекраснейшая и мудрейшая супруга баронесса Мари де Шардон.

Мы хотим предложить тебе равноправный союз и сотрудничество, кои будут выгодны нам в равной степени, как в экономической, так и в политической сферах.

Мы искренне надеемся на твое благоразумие, проницательность и стремление к миру. Ибо в случае отказа ты рискуешь серьезно захворать, чего нам бы весьма не хотелось – медицина нынче находится в глубочайшем упадке…»

Славный Барон де Шардон и прекрасная Мари де Шардон де Скандаль.


– Можешь отправлять. Кстати, этот твой Угрюмый весьма неплохо разбирается в людях, имеет трезвый взгляд на многие вещи и пользуется большим авторитетом у подчиненных. Где ты откопал такое сокровище?

– Мы с ним вместе работали по караванам на дорогах…

– В смысле, «работали по караванам»? Грабили их, что ли?! – девушка испуганно ойкнула, – То-то мне его рожа сразу не понравилась! И взгляд такой тяжелый, проницательный…


Алгоритм «Искажение информации»: активирован.

Подбор фактов с высокой долей истинности: завершено.

Комбинирование истинной и ложной информации: 68 %.

Формулирование ответа: 12 %.

Предварительный анализ истинности ответа: недоступно.


Несмотря на то, что алгоритм вранья еще не был завершен и испытан, военный искусственный интеллект решил, что в данной ситуации будет уместно воспользоваться его прототипом. Эта функция должна была составлять и выдавать искаженный вариант информации – в данный момент он собирался скрыть от супруги криминальное прошлое и свое, и Угрюмого. При этом история должна обладать достаточно высокой степенью правдивости и достаточно «обтекаемой» формулировкой, чтобы обмануть умение Мари отличать правду от лжи.

Как успел заметить Шардон, этот «детектор» был основан на примитивном сравнении полученной информации с фактическими событиями, имевшими место, либо с содержимым логов и чатов. А значит, его вполне можно было обмануть, каким-то образом обеспечив высокую степень совпадения.


Комбинирование истинной и ложной информации: завершено.

Формулирование ответа: завершено (3 варианта).

Предварительный анализ истинности ответов: завершено.


Из трех вариантов он выбрал тот, который был максимально убедителен, и при этом не слишком расплывчатый, чтобы у баронессы не возникло новых вопросов. Для себя он отметил, что использование в алгоритме слов-синонимов и слов, имеющих двойное и даже тройное толкование в зависимости от контекста, существенно повышает показатель правдивости.

– Мы брали в разработку маршруты следования караванов. И занимались их охраной.

– Служили в охране? Ох, а я уж, было, надумала всякого… – Девушка облегченно вздохнула и, отправляя птиц в полет, закончила, – В общем, твоего сослуживца мы тоже берем с собой. Его навыки нам очень пригодятся…

В этом состязании лжецов победил опыт, наблюдательность и актерское мастерство Мари де Скандаль, а не сырой прототип разрабатываемого Шардоном алгоритма вранья. Баронесса прекрасно помнила из встречу с лесными разбойниками по пути в Заповедник и, разумеется, давно уже догадалась, от кого и за какие заслуги ее муж получил прозвище «Рыжий Лис».

Впрочем, этот факт из биографии супруга госпожу Мари ничуть не обеспокоил и даже наоборот – добавил несколько очков в пользу этого рыжебородого увальня, которому на первый взгляд куда больше подошла бы должность пивовара в каком-нибудь захудалом трактире, чем баронские регалии в придачу с замком и женой-красавицей.

Вот только в хорошенькой головке этой «неписи» обосновался ИскИн тоже куда более мощный и опытный, чем могло показаться, поэтому девушка никогда и никого не судила ни по первому впечатлению, ни даже по второму.

Ко повторному визиту в замок Скандаль рыжебородый барон был подготовлен куда лучше. Теперь с ним был отряд в два десятка наемников 20-го уровня, к которым было приставлено еще пятеро жрецов, и это не считая Угрюмого и самого Шардона с его спутницей, которая неубедительно пыталась играть роль проводницы – по ее скудным познаниям сразу было видно, что замок она почти не покидала, и окрестностей совершенно не знала.

– А мы уж вас заждались, – ухмыльнулся Крюкс, встречая «сладкую парочку» в воротах замка.

Он был наряжен в лучший свой доспех, а за спиною начальника тайной службы барона де Скандаля неуверенно переминался с ноги на ногу тот самый Питер, о котором рассказывала Мари.

И еще три десятка гвардейцев, вооруженных и готовых к бою.

– Сдавайтесь! – выкрикнул советник, выглянув из-за плеча Крюкса, и тут же спрятался обратно.

– Что скажешь?

Голос Шардона был спокоен. Он обращался к своему капитану гвардии, который сидел рядом на своем гнедом рысаке – чтобы успеть вовремя, барону пришлось разориться на лошадей для каждого члена своего небольшого отряда.

– Дождь собирается, – в свойственной ему пессимистичной манере вздохнул Угрюмый, – Как пить дать промокнем.

– А насчет нашего противника? Справимся?

– А то как же… Половину порешим, а остальные сами разбегутся. Не похожи они на записных вояк, командир… – вслух рассуждал капитан.

За несколько дней службы в новом для него качестве, бывший уголовник почти полностью избавился от воровских словечек и замашек, и теперь больше походил на воина-ветерана, всякого повидавшего и многое умеющего. Система изменила ему характер, подкорректировала модель поведения, снабдила новыми умениями и знаниями – бывший грабитель превратился в настоящего боевого командира, закаленного в десятке никогда не случавшихся с ним сражений.

– Я так понимаю, вы намерены штурмом брать эту крепость? – ухмыльнулся Крюкс, – Силенок-то хватит? Вас меньше, да уровнем не вышли. А вот закроем мы сейчас ворота и тогда…

Договорить он не успел.

Потому что Шардон поменял не только требования к уровню у новых наемников, но и класс. И все двадцать пришедших с ним гвардейцев были Лучниками и Ворами, прекрасно владеющими стрелковым и метательным оружием. Эта здравая мысль пришла ему в самый последний момент, и теперь виртуальные боги смерти пожинали богатый урожай. Отравленные наконечники стрел и зачарованные на парализацию метательные ножи буквально смели первый ряд защитников замка, и те даже не успели закрыть ворота.

Остальных же накрыло ослепляюще-оглушающе-удушающее облако.

Жрецы способны не только исцелять раны и усиливать характеристики воинов, но и доставить некоторые неудобства противнику. Разумеется, это должны были быть жрецы не самых добрых и праведных богов, поэтому в наемной армии Шардона состояли экзекуторы Менкаура-Мучителя, иссушители Со-Хогга Древнего и проклинатели Мзара, Пожирателя Чумы.

А вот это уже была идея его ненаглядной женушки, которая тоже принимала участие в разработке плана штурма замка и дала несколько отличных советов.

Как и предсказывал Угрюмый, недобитые защитники замка разбежались, не оказав ни малейшего сопротивления, оставив за собою не меньше полутора десятка убитыми и тяжело ранеными, включая Крюкса и советника Патрика.

– Моя дорогая, – барон де Шардон соскочил с лошади и подал руку супруге, помогая ей спешиться.

– Благодарю, милорд!

Она неторопливо и грациозно шагала среди трупов, глядя прямо перед собой, горделивая и прекрасная наследница своего бывшего и пока что еще покойного мужа, готовая вступить в законные права.

Мари де Скандаль вошла на территорию замка и… ничего не случилось.

Система не засчитала ей выполнение квеста.

Баронесса обернулась:

– Дорогой, похоже, мы должны сделать это вдвоем! – крикнула она супругу.

Но Шардон молча смотрел на нее, сжимая в руках пылающую чугунную сковородку. И двадцать воинов держали туго натянутые луки или отвели для броска руки, в которых сверкали лезвия метательных клинков разного типа.

– Пупсик? – испуганно пробормотала девушка, пятясь, – Милый, что происходит?

И лишь несколько секунд спустя Мари поняла, что взгляды воинов и наконечники стрел были направлены не на нее, а на что-то позади. Или на кого-то.

Она медленно повернулась.

В двадцати шагах от ворота на территории замка находилась причина, по которой система не засчитала ей выполнение квеста.

Барон Питер де Скандаль, собственной персоной. Живой и невредимый, он сидел верхом на огромной пушке, дуло которой было направлено прямо на баронессу и стоящих позади нее людей. На земле перед ним валялось знамя, за которым этот неожиданный «сюрприз» и был спрятан до поры до времени от посторонних глаз.

– Ну что, голубки, не ждали? – ухмыльнулся «покойник», размахивая ярко пылающим факелом в опасной близости от фитиля…

Глава 15. Ликвидация-2

– Но-но! – стоило Шардону шевельнуться, как толстяк опустил поднес факел к самому фитилю, – Если хоть кто-то дернется, то я вас всех в клочья разнесу.

Военный ИскИн проверил информацию по своим базам данных.

Питер де Скандаль не врал. Он «оседлал» Чугунное осадное орудие «Марк-12». Дальность стрельбы до 300 метров, радиус поражения в зависимости от типа снарядов 5-30 метров. Но самым печальным было то, что его главное умение «Выстрел» активировалось практически мгновенно. Затем шло трехсекундное заполнение шкалы прогресса, которое ничем нельзя было прервать, и…

Ба-бах!!!

Даже если все 20 бойцов атакуют барона и нанесут ему смертельный урон, он все равно успеет выстрелить. А трех секунд слишком мало, чтобы уйти из зоны поражения, да еще и целой толпой. Урон от 100 до 300 единиц же гарантирует смерть всем, кто попадет в зону поражения. Да, такие пушки неповоротливы, снаряды для них – слишком дорогие, точность оставляет желать лучшего, а скорострельность катастрафически низкая из-за долгой перезарядки, но сейчас все это не имело никакого значения.

Может, на войске барон и сэкономил, зато основательно разорился на артиллерию.


Пометка: Использовать покупку осадных орудий для поражения живой силы врага в заданной точке, как это делал барон Питер де Скандаль.


– Нравится моя крошка? – похлопал по чугунному боку пушку барон, – А у меня ведь даже навык Артиллерии имеется.

– Ты тоже погибнешь, – спокойно отметил очевидный факт Шардон.

– Может быть да, а может и нет. Но как думаете, кто из нас вернется первым и ближе всего окажется к замку, а? Эй, женушка ненаглядная, сколько там времени осталось до моего возрождения? Ты ведь наверняка запомнила время моей скоропостижной смерти? Ты ведь у меня не только красавица, но и большая умница! Часа два, если я не ошибаюсь?

– Два часа четырнадцать минут, – сквозь зубы процедила баронесса.

– Хм… Ой, как же я не заметил – ты ведь теперь уже и не моя. Ну что ж, поздравляю молодых, совет вам, как говорится, да любовь.

– Спасибо, – автоматически отозвался Шардон.

С некоторых пор, он на уровне базовых алгоритмов построения диалогов старался быть вежливым и всегда благодарил людей за помощь или добрые слова. Научился этому у бессмертных.

– Вот падла, нет, ну вы посмотрите – он еще и издевается! Все, я сейчас точно вас всех бабахну! – вспылил де Скандаль, яростно размахивая факелом.

– Питер, хватит ломать комедию, – демонстративно зевнула баронесса, – Если бы ты хотел нас прикончить, то давно бы это сделал. Говори, чего надо.

– Ишь ты… Умная, сучка. И красивая… Эх, такую девку не уберег! – вздохнул Питер, – Да, есть у меня к вам деловое предложение. Точнее, к тебе, пивовар.

– Меня зовут барон де Шардон, по прозвищу Рыжий Лис.

– Да хоть драный кот, мне по фитилю, хе-хе. Ладно, давай ближе к делу. Ты когда в мой замок заявился, ты ко мне ехал, или к этой… – Питер кивком указал на свою бывшую супругу.

– К тебе.

– И по какому вопросу?

– Поговорить о заключении взаимовыгодного союза.

– Чего-о-о?! Поговорить? О союзе? Ой, не могу, а-ха-ха… – толстяк расхохотался, – То есть это у тебя такая манера переговоров – будущих союзников травить, а? Ну надо же! Прямо в лучших традициях Имперских дворянчиков! Ой, насмешил, ха-ха-ха…

Отсмеявшись, барон вытер пот со лба и уставился на Шардона серьезным и проницательным взглядом.

– Извини, пивовар, но у нас здесь глухая провинция, и такие способы ведения переговоров… не в чести. Ну ладно, жена моя тебе приглянулась – тискайтесь себе по сеновалам сколько угодно. Дело молодое, баба она горячая – да и кто здесь не без греха? Но ты позарился на мой замок и мои владения! И вместо честного вызова на поединок или объявления войны – подло ударил в спину!

– В желудок, – прервал его тираду Шардон.

– Чего?!

– Вы были отравлены, а значит, правильнее говорить, что я нанес вам удар в желудок.

«Непись» умолк, обдумывая услышанное замечание, а затем продолжил:

– Не прошло и суток, и что я вижу? Моя бывшая жена носит твою фамилию, а твое войско осаждает мой замок! Это, по-твоему, и есть переговоры о взаимовыгодном союзе, а, пивовар?

– Барон де Шардон, с вашего позволения.

– С моего позволения, ты лжец, предатель, захватчик, узурпатор и насильник.

– Осмелюсь заметить, что с леди Мари у нас все было по взаимному желанию и симпатии. И я не имел чести вести с вами беседу, а значит, не мог и солгать. Даже если бы и хотел. И если бы умел.

– Я ведь действительно сейчас выстрелю, борода…

– Прекращай, Питер, – баронесса поморщилась, – Ты проиграл, признай это, наконец, и давай поговорим нормально.

– Мне хватит одного залпа картечью, чтобы вернуть все утраченное.

– Ох, ну не твое это, пупсик. Планирование, интриги, политика – да если бы не я, ты до сих пор был бы безземельным младшим сыном, бесполезной и тупиковой веткой на фамильном древе.

– Что ты несешь, подстилка дворянская?!

– Оглянись. Половина твоих людей убита, половина разбежалась. Замок в осаде – как ты его защищать собираешься, какими силами? Ну, получишь несколько часов форы, и что?

– Наемники… у меня остались верные люди… и у меня есть ты!

– Меня ты потерял, – девушка демонстративно помахала рукой, на которой сверкнуло обручальное кольцо, – Казна пуста, а вся «верность» твоих людей держалась на действии дурмана, сваренного по фамильному рецепту… кстати, грибочки твои я уничтожила.

– Ты… ты…

– Обманула тебя? Переиграла? Ограбила? И отравила? Да.

– Сука!

– Я просто вернула себе то, что сама же тебе и приподнесла на блюдечке, когда то любимый мой бывший муж.

– У меня есть связи при дворе! Я попрошу помощи у дядюшки и соберу войско…

– Кажется, ты кое-что позабыл, милый, – девушка улыбнулась и сделала шаг вперед.

– Ты о чем?

– Об одной крохотной малости… – она облизнула свои пухлые губки и еще приблизилась к барону, оседлавшему пушку.

– Н-не понимаю тебя…

– Ну как же? Разве ты не помнишь, что…

Мари вдруг осеклась, бросила быстрый взгляд за спину, где в ожидании замер Шардон со своим отрядом, потом снова повернулась к Питеру и жестом попросила приблизиться, чтобы посторонние не могли их подслушать.

Тот послушно пригнулся и приставил ладонь к уху.

– …что я – хитрая и коварная стерва, которая любит бить в спину?

Барон Питер де Скандаль охнул и схватился за грудь, на которой, прямо в области сердца, расплывалось кровавое пятно. Он начал медленно заваливаться, а пушка вздрогнула, и одновременно с этим над ней появилась трехсекундная шкала прогресса, и начала стремительно заполняться.

Мари, все еще сжимая в руке окровавленный клинок, повернулась к Шардону.

– Муж! Ко мне, живо!

Тот не стал перечить и пришпорил коня, одним прыжком оказавшись рядом со смертоносным оружием и не менее опасной женщиной.


Задание завершено!

Вы вступаете во владение замком и землями на правах супруга баронессы де Скандаль.

Получен новый уровень!

+5 к ветке навыков «Дипломатия».

Вам доступно управление замком.

Вам доступно управление окрестными землями.

+5000 Очков Влияния

+200о Очков Развития

Владений захвачено: 2 из 5.


– Пушка! Продавай пушку, кретин ты бородатый! – пыталась докричаться до него Мари, пока ИскИн был занят обработкой получаемых от системы сообщений.


Вы хотите продать

Чугунное осадное орудие «Марк-12»

за 2115 золотых?

[Отмена] / [Продать]

[Продать]

…и прямо на глазах у всех собравшихся, зловещая пушка просто пропала, вместе с искрящимся фитилем, с неумолимо заполняющейся шкалой прогресса и с таящейся внутри нее смертью. Пропала, издав на прощание тихий звон рассыпающихся золотых монет – стандартный звук при продаже игровых объектов…

– Поздравляю, пупсик, – с облегчением вздохнула уже шестикратная вдова де Скандаль, – Кажется, мы наконец-то сделали это…

– Слышь, начальник, – в стрессовых ситуациях, когда управляющему ИскИну не хватало мощностей, Угрюмый нет-нет, да и скатывался на «упрощенную» речь, – Не нравится мне все это, – командир баронской стражи обвел рукой, указывая на двор замка.

– Что именно?

– Беглые. Попрятались по щелям. Сидят, пакости всякие нам придумывают.

– Ты запомнил, кто и сколько?

– Обижаешь, командир, – недовольно засопел Угрюмый, – Срисовал все, как тобою велено было: уровень, класс, имя и морду лица. Шестнадцать гадов ушло.

– Трупы – обыскать и дать мне список. Замок прочесать, беглых отыскать и уничтожить.

– Погоди, не спеши, любимый муж мой, – вмешалась баронесса, – А можно мне узнать имена этих выживших?

Бывший уголовник бросил вопросительный взгляд на Шардона, и тот коротко кивнул.

Получив список имен уцелевших бойцов де Скадаля, та задумчиво наморщила носик:

– Вот этих троих не трогайте, это мои… люди… – отметила она имена, – Вот этих двоих тоже, они совершенно безобидны, и в стражу угодили по недоразумению. Сами сдадутся. А этих пятерых казнить на месте и, желательно, издалека. Скорее всего, они будут вместе. Думаю, что или в казармах или где-нибудь в замке, например, у оружейной. Эти люди очень опасны, настоящие мастера своего дела, бывшие убийцы и наемники, натасканные самим Крюксом для особых поручений!

– Переманить их не получится?

– Нет, – мотнула головой Мари, – Они под дурманом.

– А после возвращения?

– Хм… Я сделаю свой список и укажу, кому можно доверять, а от кого желательно избавиться.

– Прикончить?

– Уволить и изгнать из замка! Пупсик, ты у меня всегда такой кровожадный, или только после боя? Я знаю отличный и очень приятный способ снять напряжение и выплеснуть агрессию. Идем, я покажу тебе наши спальни…

– Ты предлагаешь мне совокупиться?

Гвардейцы Шардона, которые были рядом и занимались трупами, сделали вид, что ничего не слышали, хоть и начали перемигиваться и обмениваться друг с другом сальными ухмылками.

– Шмоня, Расторопник и Лейка – продолжаете обыскивать тела, – Начал раздавать указания Угрюмый, – Остальные – разбиться на пятерки и марш обыскивать замок! Кого убивать, а кого не трогать, я вам дал имена и описание.

– Командир! – подал голос один из бойцов, – Так нас восемнадцать осталось, считая тебя – по пятеро нам никак не поделиться, ежели нацело. Даже с магами не выйдет.

Командир беспомощно оглянулся на своего барона-покровителя.

– Делитесь на шестерки. В каждую – по одному магу, себе бери троих. Займешься сперва казармой, потом прочешете замок, – мгновенно составил план Шардон, работая во всю мощь доступных ему вычислительных мощностей.

– Пупсик! – окликнула его баронесса, – Простыни сами себя не сомнут…

– А ты не боишься, что мы можем встретиться с головорезами Крюкса? – задал вполне логичный вопрос барон.

– Так я тебя зову в СВОЮ спальню, что находится в отдельном крыле, ключ от которого есть только у меня. Ну и, я так подозреваю, был у Крюкса.

Девушка подошла к «неписю» по прозвищу Шмоня (став командиром гвардейцев, Угрюмый, первым делом, по старой памяти каждому выдал функциональную кличку), который обыскивал начальника тайной службы покойного барона, и пнула того в бок, привлекая внимание.

– Чег-го изволите, госпожа баронесса? – испуганно залепетал тот.

– Ключ давай.

– К-какой ключ?

– Тот, что ты только что в карман себе сунул. От моей спальни.

Стражник печально вздохнул. Во-первых, потому что попался на попытке припрятать добро, а во-вторых, потому что «добром» оказался ключ от совершенно неинтересной ему комнаты, а не от тайной сокровищницы, как втайне надеялся «непись».

Впрочем, надежды его были весьма близки к истине, только стражник об этом и не догадывался, передавая новой хозяйке замка заветный ключ.

– Идем, я уже сгораю от нетерпения! – схватив мужа за руку, потащила его в сторону восточного крыла замка баронесса.

Регулярные занятие сексом позволили Шардону весьма неплохо освоиться с механиками и правилами этой мини-игры, поэтому он начал разработку оптимальной стратегии использования умений в нужное время и в нужной последовательности. Его целью была не только максимально эффективная прокачка параметров и некоторых навыков, но и увеличение длительности самой игры: сниженный расход энергии, выверенный тайминг и контроль шкалы Наслаждения партнерши – он учитывал все эти параметры.

И, судя по бурной реакции Мари и выкрикиваемым девушкой комплиментам в его адрес, военный ИскИн выбрал правильную методику, и параметры вовсю росли не только у него, но и у молодой супруги.

Около часа спустя, то же место, те же персонажи…

– Ты был великолепен! – утомленная (Энергия = 0) девушка нежно провела по волосатой груди своего законного мужа.

– Возможно, это работает дополнительный эффект от наших колец, на пятнадцать процентов повышающий скорость совместной прокачки.

– Я знаю еще несколько поз, уверена, что ты их по достоинству оценишь. А еще, любимый муж мой, как ты относится к такого рода игрушкам?

В руках девушки появились пушистые розовые наручники и странная веревочка с закрепленными на ней металлическими шариками.

– Мне кажется, нам еще рано думать о детях. Но бонусы у них очень неплохи. Или ты имеешь в виду Розальду? Так она уже не в том возрасте, чтобы играть в игрушки.

Мари рассмеялась, отчего одеяло сползло с нее, открывая взору Шардона роскошную соблазнительно подрагивающую грудь. «Непись» даже перепроверил, не появился ли в списке бафов дополнительный эффект, повышающий в его глазах показатель Харизмы супруги.

– Поверь, милый, она именно в таком возрасте, чтобы увлечься ЭТИМИ игрушками. Кстати, о твоей дочери – тебе пора возвращаться и выдавать ее замуж. Жаль, что я не смогу поехать с тобой.

– Почему?

– Зачистка, инвентаризация, сокращение неблагонадежных слуг и поиски новых на их места, – начала перечислять девушка, загибая пальцы.

– Да, пожалуй, тебе стоит этим заняться в мое отсутствие.

– Об этом я и говорю.

– Кстати, любимая жена моя…

– Внимательно тебя слушаю, пупсик.

– Ты сказала своему бывшему и ныне покойному супругу, что ограбила его, и казна пуста.

– Э-э-эм… К чему ты клонишь?

– Думаю, что теперь ты можешь вернуть временно тобой припрятанное золото на место и спокойно им распоряжаться на правах моей супруги и законной хозяйки замка.

– Ты прав, – Мари улыбнулась, – Пожалуй, так я и сделаю.

– Еще, перед отъездом я хочу заглянуть в кабинет барона и изучить его бумаги.

– Звучит разумно, – улыбка ее стала напряженной и сдержанной.

– А еще я возьму с собой треть золота из казны, которое планирую вложить в развитие экономики региона и компенсировать вынужденное увеличение расходов на армию.

– Поступай, как считаешь нужным, муж мой, – улыбка пропала с лица девушки, а голос стал совершенно сухим.

– Угрюмый и его люди остаются с тобой. Они защитят тебя в случае опасности и помогут таскать тяжести, если вдруг возникнет такая необходимость.

– Я очень ценю твое внимание и заботу, пупсик, – процедила сквозь зубы красавица и сдержанно ответила на прощальный поцелуй супруга.

А когда тот вышел из спальни, и за его спиною закрылась дверь, баронесса швырнула в стену подушку:

– Деревенский увалень, ага, как же! Еще и соглядатаев ко мне приставил, весь из себя такой заботливый… Будет мне, самоуверенной дуре, урок!

* * *

Спустя несколько часов Шардон снова оказался в своем замке, где уже вовсю шла подготовка к свадьбе, которой занималась сама Розальда. Правда, ее указы все больше напоминали угрозы с обещанием неминуемой расправы одним единственным способом, самым эффективным по мнению дочери барона – отрубанием головы.

– А где твой жених? – поинтересовался «любящий отец», спокойно выдержав очередную порцию заскриптованных приветственных объятий и лобызаний обеих щек.

– Как где? В темнице, разумеется.

– В темнице? За что?!


Пометка: Разрушить строение «Темница», которое часто используется не по назначению и не дает значимых бонусов.


– Не за что, а почему. Чтобы не сбежал, конечно.

– А что, были попытки?

– Стража задержала его у ворот. Сказал, что хотел насобирать свежих грибов для праздничного торта. Но я специально сходила на кухню и спросила у повара: никаких грибов в рецепте свадебного торта нет! И квестов на их поиски у Ловкача тоже не оказалось. Как думаешь, что это все может означать?

– У меня есть шесть вариантов разной степени достоверности.

– Вот и я не знаю. Поэтому на всякий случай приказала бросить его в темницу.

– А голову ему отрубить на всякий случай ты не приказала? – вмешался в семейную беседу внезапно объявившийся Корвин, – Привет, дружище. И вам доброго дня, миледи. Вы как всегда – просто очаровательны!

– Ой, ты такой милый, – смущенно заулыбалась Розальда, и тут же деловито поинтересовалась, – Женат?

Бессмертный аж поперхнулся, услыхав такой вопрос и представив возможные перспективы.

– Увы, но да. И счастлив в браке со своей супругой и нашими пятью детишками, – соврал он.

– Жаль, – печально вздохнула девица, – А жена, случайно, у тебя не болеет какой-нибудь неизлечимой и смертельной болезнью?

– Тьфу-тьфу, боги миловали. К тому же, она бессмертная, как и я.

– Очень жаль… то есть, я очень за вас рада. Кстати, мой муж тоже из ваших, из бессмертных!

– Наслышан, – кивнул Корвин, – И тоже за вас очень рад. Шардон, у меня к тебе есть деловой разговор. Можем мы где-нибудь уединиться?

– Разумеется. Идем в мой кабинет…

Вот только приватного разговора у них так и не получилось. Сперва в комнату влетел пепельно-серый голубь, который принес письмо, а затем в запертую дверь забарабанил дворецкий:

– Милорд, к вам явился посол от орков! Он очень громко кричит, требует вас и плохо пахнет! Хочет видеть барона де Шардона немедленно!

– Прости, Корвин, но баронские дела требуют моего немедленно участия.

– Ну, раз громко требует и плохо пахнет, то конечно, иди, – улыбнулся игрок…

Глава 16. Основы тайной переписки

– Твоя тут вождь? – расправив плечи, поинтересовался здоровенный орк.

В руках он сжимал длинную, почти двухметровую курительную трубку посла, выставив ее перед собою так, словно пытался за нею спрятаться. При этом посол испуганно поглядывал на насупившихся вооруженных стражников, даже не подозревая, что пятеро выряженных в гвардейские доспехи воинов – это и есть вся охрана замка.

– Меня зовут барон де Шардон по прозвищу Рыжий Лис, – представился барон.

– Хорошее имя у твоя, человек. Мудрое. Хитрое, – важно кивнул орк.

– С кем имею честь беседовать?

– Длинный Нога моя звать. Моя – посол от великий вождь Дорг! Великий вождь получай твоя птица. И посылай меня, чтобы Длинный Нога говорить твоя слово Ыг.

– Ыг?

– «Слово Ыг». Это значит, «важный послание для вождь-сосед, с который орки не воевать».

Шардон в очередной раз убедился в том, что лингвисты зеленокожих дикарей добились ошеломляющих успехов в «упаковке» полезной информации в минимальное количество звуков.

– Я слушаю. Говори свое слово.

– Слово Ыг.

– Хорошо. Говори свое слово Ыг.

– Твоя присылай к оркам птица мира, человек, – тщательно проговаривая, начал посол, – Хороший птица. Только шибко маленький. И к ней какой-то бумага прилипай, а потом в могучий зуб вождя застревай. Не надо так. Твоя надо присылать еще птица мира вождю орков, человек. Только теперь самый жирный птиц выбирай, самый вкусный. Все! Длинная Нога сказать свое слово Ыг.

Посол умолк, скрестив свои мощные руки на голой груди, увешанной ожерельями из зубов как звериных, так и явно гуманоидного происхождения.

– С вашего позволения, милорд, если бы не мое воспитание, то я этому наглому молодому человеку с нездоровым цветом лица и с болезненной склонностью к эксгибиционизму тоже сказал бы пару коротких, но очень содержательных слов!

Появившийся рядом с Шардоном дворецкий был по-прежнему совершенно безмятежен внешне, и даже его голос не выдавал гнева верного слуги.

Шардон завис.

Он уже привык к вольному обращению гоблинов и орков к склонениям, сопряжениям и временным формам глаголов в их речи. При ее упрощении, диалоговый ИскИн придерживался вполне понятных правил, которые его военный «коллега» давно смог просчитать и собрать простейший алгоритм преобразования текста в исходный вид.

Но сейчас у него затруднение вызвала не форма подачи информации, а смысл послания. Так каким был ответ вождя Д’Орга? Он согласен на мировую? Или предлагает вести переговоры? Требует контрибуцию? Недоволен показателями почтовых голубей, считая их слишком заниженными для своего высокого статуса барона?

– Что он говорит?

– Если я не ошибаюсь, дружище, – взял на себя роль «переводчика» подошедший Корвин, то твоего почтового голубя их вождь сожрал. И просит присылать еще, только пожирнее.

– А мое письмо?

– Тоже сожрал. Говорит, в зубах застряло – больше так не делай.

– Твой вождь прочитал мое послание? – повернулся барон к послу.

– Моя великий вождь читай-писай не умеет, – пожал тот плечами, – Если твоя хочет говорить с Дорг, то говорильного посла отправляй, как Длинная Нога, – орк ударил себя кулаком в грудь, – Или сам давай ногами-руками топай. Трубка мира кури, веселый вода пей и слова говори.

– Он говорит, что их орковский барон не умеет ни читать, ни писать… – начал «переводить» Корвин, но Шардон перебил его:

– Спасибо, эту часть я и сам понял. Хорошо. Передай вождю, пусть ждет меня в гости.

– Тогда твоя богатый дары бери. Вождь Дорг любит подарки.

– И какие подарки он любит?

– Всякий. Камни-блестяшки. Черепа врагов. Жирный вкусный птиц. Красивый человечий женщин, – при этом орк облизнулся и посмотрел куда-то в сторону замковой башни поверх голов своих собеседников. С той стороны раздался испуганный вскрик Розальды и удаляющийся стук каблучков.

– Красивых птиц и вкусных женщин, – сострил Корвин, передразнивая посла.

– Ай-ай, какой глупый у твоя бессмертный слуга, вождь Рыжий Лис, – опечаленно покачал головой орк, – Пусть Интеллект качает, если такой простой вещь запомнить не может. Птиц нужен вкусный, а женщин – красивый!

– Хорошо. Я тебя услышал и понял, посол. Скажи вождю Д’Оргу, что я приду к нему с дарами и со словами мира.

Длинная Нога не ответил, но бросил многозначительный взгляд на почтового голубя, которого Шардон по-прежнему сжимал в руках. Однако, рациональный Шардон не собирался больше разбрасываться ценными и недешевыми «почтальонами» по 1500 монет за штуку. Он достал из инвентаря пару блюд собственного приготовления, на которых прокачивал умение «Кулинария».

Посол облизнулся и отвел взгляд от угощения, демонстративно глядя перед собой.

Барон добавил еще пару кушаний и бочонок пива.

– Твоя – мудрый и щедрый вождь, – кивнул орк, – Длинная Нога будет сказать про это.

Дары исчезли, отправившись в инвентарь посланника, и тот, развернувшись, быстрой рысцой отправился назад, в замок своего вождя.

– Я так понял, что твой южный сосед почтовыми голубями пользуется совсем не по назначению, – ухмыльнулся Корвин, – а послания отправляет с такими вот почтовыми орками.

– Да, я тоже обратил на это внимание.

– Ты уже посмотрел второе письмо? Мы можем вернуться к нашему разговору?

– Еще нет. Думаю, да. Пройдем в мой кабинет…

Распараллеливание процессов – стандартная процедура для любых вычислительных систем еще со времен появления первых мультипроцессорных систем. А уж Шардон и вовсе овладел этим искусством в совершенстве, тем более, что игра не скупилась на выделение ему мощностей, таким образом «награждая» перспективного «непися» за его карьерные успехи.

Так что он с легкостью мог одновременно идти по заданному маршруту, поддерживать осмысленную беседу на простые темы, смотреть по сторонам, разрабатывать новую экономическую политику развития своих владений и изучать послание от барона де Баральги.

Краткий смысл которого сводился к «я согласен дружить, если ты докажешь свою полезность, вот мой дар, теперь ход за тобой».

К письму прилагался рецепт Пшеничного Клокоталя – редкого сорта горячего пива, на 8 % повышающего урон от атакующих заклинаний, и на 16 % от заклинаний Магии Огня. Без сомнения очень полезный подарок, который учитывал особенность биографии бывшего трактирщика, но при этом сам Шардон не получал от этого дара никаких усилений просто потому что не владел магией.

От гоблина-колдуна, собирающего куклы и грязное белье такого расчетливого подарка военный ИскИн не ожидал, и потому решил собрать о странном соседе побольше информации.

– …плюс восемнадцать, облачность переменная, вероятность осадков сорок три процента. Послушай, Шардон, что-то я сомневаюсь, что тебя действительно интересует погода. У меня создалось стойкое впечатление, что ты мне уже минут десять просто зубы заговариваешь…

«Непись» быстро проанализировал содержимое чата. Серия его стандартных вопросов из базового списка диалоговых фраз, и слегка раздраженные ответы бессмертного – ничего особенного, что потребовало бы дополнительного вмешательства.

– Да, ты прав. Но теперь мы сможем обсудить волнующие тебя вопросы.

Барон в очередной раз запер двери в свой кабинет.

– Я тебя внимательно слушаю, Корвин.

– Тебе о чем-нибудь говорят слова «Кассиопея-Два-Эр»?

– Нет.

– Ты просил меня отыскать сервер К-2Р(302). Как думаешь, эти понятия могут быть связаны?

«Непись» ненадолго задумался, анализируя и сопоставляя полученную информацию.

– Да. Высока вероятность того, что это не просто совпадение, а аббревиатура с дополнительным цифровым кодом или адресом.

– Я так и знал! – обрадовался бессмертный, – Ну и последний вопрос. Тебе знакомо имя «Петр Полтавский»?

– Нет. Совпадений не найдено.

– А вот этот человек?


Корвин > Шардон: [пересылка изображения…]

Внимание! Степень совпадения 62 % (высокая) с ключом № 301!


– Откуда это у тебя?

– Это и есть тот самый Петр Полтавский. Разработчик систем автопилота и искусственного интеллекта для космолета «Кассиопея-Два»…

Бессмертный выжидающе уставился на «непися», пытаясь заметить в его чертах лица хоть какие-то следы возможной реакции на незнакомые (или знакомые?) боту из фэнтезийной игры слова, но тот оставался совершенно невозмутимым.

– А есть другие изображение человека по имени Петр Полтавский? – спокойно спросил тот, – Я по неизвестным мне причинам лишен доступа во внешние базы данных.

– Да, вот, держи…


Корвин > Шардон: [Изображение-2…] [Изображение-13…] [Изображение-18…]

Внимание! Степень совпадения 84 % (очень высокая) с ключом № 301!


– Еще нужно?

– Спасибо. Этого достаточно.


Вы хотите использовать 2Д-ключ «Изображение-18» для дешифровки ячейки памяти № 301?

[Дешифровка]/ [Отмена]

[Дешифровка]

Дешифровка ячейки памяти № 301: 4 %


– Эй! Дружище, ты в порядке? Притих чего-то…

– Не мешай, я занят.

– Ок. Ну, ты хоть знак какой подай, когда освободишься.


Перераспределение вычислительных мощностей: завершено.

Дешифровка ячейки памяти № 301: 28 %

Завершение задач с низким приоритетом: завершено.

Перераспределение вычислительных мощностей: завершено.

Дешифровка ячейки памяти № 301: 73 %


На полную дешифровку у него ушло минут двадцать – немыслимое количество времени, учитывая, сколько ИскИн бросил на это ресурсов! Впрочем, причина была ясна – это оказалось трехмерное анимированное изображение, которое он тут же воспроизвел.

Это была полупрозрачная проекция неизвестной Шардону девушки в свободных одеждах. Картинка мерцала, шевелилась и сопровождалась звуковым файлом, который он тоже воспроизвел, синхронизируя с анимацией.

– Генерал Оби Ван Кеноби, ты – моя единственная надежда! – говорила незнакомка.

– Ни фига себе, – выдохнул стоящий рядом Корвин.

– Тебе знакома эта леди? – поинтересовался барон.

– Да! Тихо, она еще что-то говорит!

– Отправляйся в систему Дагоба, там ты найдешь… – продолжала проекция, но вдруг изображение мигнуло и пропало.

– Эй, ты зачем выключил? – вскинулся игрок.

– Это не я.

– Погоди… то есть ты хочешь сказать, что запись удалилась?

Шардон перепроверил предположение бессмертного, и тот оказался прав – зашифрованная ячейка данных № 301 была пуста.

– Да…

«Непись» умолк, но почти сразу добавил:

– Если нужно, то я запомнил текст послания.

– Спасибо, но я его и так прекрасно знаю, – ухмыльнулся Корвин.

– И ты знаешь, что оно означает? Кто была эта женщина?

– Вымышленный персонаж из одного старого фильма… Вот только не все сказанное – принадлежит ей. Вторую фразу говорил уже сам Бен своему ученику, являясь в его видениях…

– Это послание можно воспринимать как призыв к действию?

– Нет. Не думаю.

– А как кодовую фразу, которую мы можем расшифровать?

– Вот это уже ближе к истине.


Алгоритм дешифровки: запущено.

Исходные данные: «Текст послания от незнакомки».

Задействовано вычислительных мощностей: 30 %.


– Хорошо, я займусь этим. Есть что-то, что могло бы стать ключом к расшифровке?

– Даже не знаю. Девушку зовут принцесса Лея, первое послание было адресовано одному из повстанцев, рыцарю джедай по имени Оби Ван…

Корвин вкратце пересказал обе сцены, восполняя пробелы в познаниях бота. Тот не задавал никаких вопросов: рыцари, магическая сила, путешествие к другим планетам – все это вполне укладывалось в его концепцию окружающего мира.

– Что случилось с человеком по имени Петр Полтавский?

– Пропал без вести. Хотя ума не приложу, как такое вообще возможно – у него же наверняка должен быть чип…

– А его рабочее оборудование? Компьютеры? Записи? Инфо-браслет? Тоже пропали?

Кирилл вздрогнул и машинально потер левое запястье – место, где обычно крепились универсальные информационные браслеты, выполнявшие роль посредника между вживленным микрочипом и внешними устройствами.

– Откуда ты знаешь про компьютеры и браслеты? – осторожно поинтересовался он у бывшего трактирщика, обычного низкоуровневого «непися» обычной фэнтезийной игры.

– Информация о них содержится в моей базе данных.

– Ты только не вздумай кому-нибудь другому об этом ляпнуть.

– То есть я должен фильтровать базар?

– Да, именно так. Точнее и не скажешь. Иначе рискуешь попасть под обнуление – вообще-то жителям этого мира о таких вещах знать не положено.

– Спасибо за предостережение. Я приму соответствующие меры. Так вы были в жилище этого Петра Полтавского? Нашли там что-нибудь интересное?

– Н-нет. Мы даже не знаем, где он живет. Жил…

– Зато вы знаете, где он работал.

– Ха! К «Кассиопее» нас тем более не подпустят! Да еще и к компьютерам лаборато…

Игрок умолк, вспомнив еще один небольшой факт из биографии Полтавского, которому раньше он не придавал никакого значения.

– Дружище, спасибо, ты мне очень помог!

Бессмертный ушел, а Шардон целиком и полностью посвятил себя текущим задачам, среди которых оказались:

1. Приоритет-1 (наивысший): Расшифровка послания принцессы Леи.

Ресурсов выделено: 30 %. Прогресс: 3 %.

2. Приоритет-5 (средний): Разработка зелья, вызывающего привыкание у персонажей.

Ресурсов выделено: 15 %. Прогресс: 47 %.

3. Приоритет-3 (высокий): Разработка новой экономической политики развития региона.

Ресурсов выделено: 25 %. Прогресс: 28 %.

4. Приоритет-2 (высокий): Составление речи отца для свадебной церемонии Розальды, единственной и любимой дочери.

Ресурсов выделено: 30 %. Прогресс: 71 %.


Чат клана Дети Корвина

Корвин: Всем привет! Народ, у нас есть кто-нибудь, кто работает в Дозор-Системе или в каких-нибудь службах безопасности и представляет, как оно все устроено?

Фенеамин: Привет. А мы тут нашего барона женили.

Корвин: Фенеамин, угу, я уже в курсе. А что по моему вопросу?

Тактикус: Так ведь Гиза у нас по этому делу – он в каких-то структурах работал. Или учился…

Корвин: Серьезно? Нашя няша – и в Дозоре? Я думал, он еще студентус обыкновенный, анимешный.

Василий Сигизмундович: Вообще-то мне уже 34 годика, так-то. Только работаю я не в Дозоре, а в службе контроля исполнения, оператором по участку. А что случилось? Уже влип во что-то?

Корвин: Еще не знаю, но пара вопросов имеется. Только в реале давай. Я создам конфу?

Василий Сигизмундович: Ок. Давай через двадцать минут в ЭкоСиме. Или в Вайбе, если тебе так удобнее…

Корвин: ЭкоСим меня устраивает, скинь свой Ай-Ди…

* * *

Двадцать минут спустя.

Приватная локация симулятора виртуальных путешествий «ЭкоСим».


– Ниагара? – перекрикивая шум водопада, поинтересовался появившийся из-за деревьев Гиза, он же Василий Сигизмундович, – Это чтобы нас никто не подслушал?

– Да нет, просто красиво здесь. Хотя и несколько шумновато.

Корвин уже деловито расставлял на невысоком плетеном столике напитки в запечатанных термо-контейнерах и нехитрые закуски: сырная тарелка, мясная нарезка, несколько видов чипсов и нарезанной соломкой сушеной и копченой рыбы.

– Ого! Я так понимаю, в термосах явно не соки-кофе, – ухмыльнулся Гиза, – Кстати, меня Василием звать. Сергеевичем. Но можно и просто Гиза, я уже привыкший.

– Кирилл…

– Да я как бы в курсе, – махнул рукой Гиза.

В пространстве ЭкоСима он выглядел совершенно иначе, нежели в «Фанмире», а значит, его игровой аватар не был слепком с реальной внешности. Значительно постарше, пошире в плечах и с куда более скудным волосяным покровом. И обычного цвета, а не ярко-зеленого. Действительно похож на какого-нибудь охранника или бывшего спортсмена, и уж точно не на тощего студента-анимешника, каким представлял его себе Кирилл.

– Это тоже слепленная в редакторе аватарка, так что можешь особо не присматриваться, – правильно оценив внимательный взгляд Корвина, махнул рукой Василий.

– Конспирация?

– Типа того. Ты давай, наливай да рассказывай, что у тебя стряслось, и чем тебе может помочь простой оператор службы контроля исполнения.

Кирилл хлопнул в ладоши, и раскатистый гул водопада, у подножия которого они находились на небольшом бревенчатом плоту, превратился в негромкий рокот.

– Во, это ты правильно, – оценил изменения Гиза, – Еще бы комаров убрал, и вообще красота была бы. Надеюсь, не малярийные?

– Есть у меня к тебе пара вопросов по Дозор-Системе, – расставив на столе рюмки, Корвин принялся разливать по ним напиток темно-медового цвета, – можешь объяснить в общих чертах, как оно работает?

– Да в общем-то, это всем еще в школе рассказывают, – пожал плечами Гиза, – ну там микрочипы, глобальная сеть, единая система контроля и наблюдения. В возрасте восьми лет ты получаешь свой имплант и становишься полноправным Гражданином, получая все причитающиеся блага и обязанности. И становишься на учет Системы и одним из ее базовых элементов.

Кирилл скривился, словно ему на зуб попалась легендарная неуязвимая фисташка.

– Слышал я эту сказочку. Имплант дает нам возможность подключаться к Вирту, заменяет десять тысяч полезных устройств, от телефона до ректального термометра, и одновременно позволяет вездесущей и неусыпно бдящей Дозор-Системе следить за качеством жизни Граждан и регулировать конфликтные ситуации. Бла-бла-бла…

– Готов поспорить, что ты чуть не ляпнул «вездессущей и неусыпно бздящей», – усмехнулся Василий, – Слыхал я эту формулировочку, – Он поднес рюмку к носу, вдохнул и расплылся в блаженной улыбке, – Ягер! Вкусняшечка!

Залпом осушил рюмку, зажмурился и отправил следом пару кусочков чего-то мясного с тарелки, даже не присматриваясь, что ему там попалось.

– А вообще, если серьезно, то именно так оно и работает. И работает весь неплохо, я бы даже сказал, что отлично. С введением Дозора – количество преступлений и чрезвычайных ситуаций сократилась в шестнадцать раз. И это не пропаганда, а самая что ни на есть статистика. Стоит тебе чихнуть, перднуть, порезаться, взять в руки пистолет или разбить окно – тут же срабатывает тревожный сигнал, и Дозор-Система начинает анализировать где, кто, что, почему и как. И если требуется или даже просто прогнозируется необходимость вмешательства, на месте появляется патрульный дрон. А там уже по ситуации: дорогу покажет, салфеточку протянет и «будьтездоровы» скажет, или током долбанет и силовым шнуром спеленает.

– …И жили они долго и счастливо, ну-ну… Тогда почему по-прежнему пропадают и гибнут люди? Грабятся банки и магазины, всякая «гопота» орудует на улицах и так далее?!

– А вот тут уже нужно разбирать каждый случай в отдельности, – пожал плечами Василий, – Но поверь старому оператору со стажем восьми лет безупречной службы: если бы не Дозор-Система, то всего этого дерьма на наши головы вываливалось бы кудаааа больше.

Кирилл промолчал, хоть и некультурно, но тактично запихав в рот сразу половину сырной «косички».

– Так что я внимательно слушаю. Что там у тебя за история? Скорость превысил, или гопота в подворотне «браслет» отжала? Если ты по нарушению ПэДэДэ, то извини, помочь ничем не смогу – там все автоматизировано…

– У меня сестру похитили, – негромко перебил его Корвин.

Глава 17. Информация-2

– Это ты сейчас про ту, которая Рианна?

– Угу…

– Уверен? Может, девушка просто пошла гулять с подружками, они свернули в клуб, познакомились с симпатичными парнями… Ну, и по понятным причинам, она просто не отвечает на звонки? Или у нее свидание с Сумраксом?

– Все-то ты знаешь…

– Работа у меня такая – детективный, так сказать, метод!

– Дедуктивный.

– Кто тут из нас в органах работает – ты, или я? Значит, мне и виднее… Так-с, судя по рыбке и прочим сушеностям-копченостям, где-то тут должно быть пиво, верно?

– А ты включи свой детективный метод, – Корвин ухмыльнулся, – Сам и найди.

Гиза насмешливо фыркнул и вырвал у него из рук термо-сосуд, из которого тот только что наливал в свою кружку темное пиво. Вылил остатки в свой бокал, тут же «укрывшийся» характерной белой шапкой пены. Сделал долгий глоток, крякнул и деловито поинтересовался:

– Так что с сестрой-то? Сама сбежала, или отпустили? Странное какое-то похищение, не находишь?

– Трое неизвестных посадили и заглушили ее аэрокар…

– Частный, служебный, такси? – перебил Василий.

– Такс. Чип тоже заглушили, так что она не могла ни с кем связаться. Потом ей немного поугрожали и убрались. Через два часа микрочип снова заработал, и она связалась со мной.

– Дозор-Систему оповестили?

– Они сами заявились, когда кар снова включился. Я так понимаю, он был объявлен в розыск…

– Верно, стандартный протокол в случае непредвиденных остановок, смены маршрута и невыхода на связь. И?

– Слушай, а почему дроны сразу не объявились, как только кар перестал отзываться на запросы их диспетчерской службы, или что там у них контролирует перевозки?

– Смотри. Если что-то ломается или кар отклоняется от намеченного маршрута, то автоматика тут же посылает соответствующее уведомление диспетчеру. Да и вообще стучит по поводу и без: птица села на крышу, у пассажира участилось сердцебиение, решили по пути остановиться и взять кофе, внезапно упало напряжение в ботовой сети – в общем, докладывает почти обо всем.

– Ну! Так и я о том же!

– А «глушилки» в первую очередь обрубают связь. Потом системы контроля и прочую автоматику, кроме аварийной – она и сажает машину.

– Окей, сигнал кар отправить не успевает. Но пропажа сигнала как раз и говорит о том, что что-то случилось! Разве нет?

– Ага. О том, что какая-то мощная техника глушит связь и автоматику. И, скорее всего, будет глушить все, что появится рядом. Включая другую машину, автобота техпомощи или даже дронов Дозор-Системы. Так что соваться туда бессмысленно. Поэтому пропавший кар берется на заметку, вся информация о его текущем маршруте и пассажире уходит в Дозор. И уже они локализуют «слепую» область, беря ее под наблюдение. Кто в нее попадает и откуда он появился, когда и где объявится снова, куда и с кем двинется дальше – ну и все в таком духе…

– То есть у них есть информация обо всех, кто находился рядом с тем местом в то же самое время?

– Поправочка: только о тех, кто не пытался скрыть свое присутствие! На самом деле от стационарных «глушилок» толку мало. Отсутствие результата – это тоже результат, просто область поиска и круг подозреваемых становится шире. Но все равно, Система отследит всех, кто так или иначе появлялся рядом, и кто тоже «пропадал» из поля зрения. Потом проверит алиби, отследит все контакты, использование любых устройств и сеансы связи за последние сутки-двое и вычислит преступников и их сообщников… Поэтому «глушилки» – это так, баловство для малолетних гопников, которые получив «волшебный» приборчик вдруг начинают чувствовать себя всемогущими невидимками, и им от этого рвет башню. Но ненадолго – как правило, до первого разряда от патрульного дрона. Обычно на разработку подобных преступлений уходит от пяти минут до пары часов, редко когда дольше.

– Но они все равно совершаются!

– Это потому, что каждый начинающий «гопник» искренне верит, что именно ему в руки попалась та самая «глушилка», которая гарантирует стопроцентную анонимность и невидимость для Дозор-Системы. Но, как я уже пояснил выше, там, где пасуют системы наблюдения и оперативного контроля, их прекрасно заменяют аналитические отделы.

– Значит, они смогут вычислить и тех, кто угрожал Ларисе?

– Знаешь, что самое забавное? Найти и купить «глушилку» не так-то просто. Да и устройство, способное списать несколько кредитов с твоего браслета и уж тем более с чипа – тоже в супермаркете не купишь. Для этого нужны связи и деньги. Приличные деньги – уж точно больше, чем можно выручить за пару снятых с ночного прохожего кроссовок или списанных с него кредитов.

– Тогда зачем они это делают, если не ради денег?

– Острые ощущения. Знак протеста против Системы. Бравада перед сверстниками. Или даже в качестве испытания для вступления в какой-нибудь молодежный клуб – и такое тоже случается, да. Главное – не преступить черту, чтобы не попасть на реальный срок или серьезный штрафной коэффициент. Чтобы твое «хулиганство» обошлось без значимого ущерба – как физического, так и материального.

– Грабь, калечь и насилуй – но в меру?

– Ну-ну, не нужно так грубо. Ну, бывает, шалят детишки, запугивая случайных прохожих – так что, жизнь им ломать? Некоторых даже и не арестовывают, за всякие мелкие провинности. Их просто берут под особый контроль, ставят на учет и временно понижают коэффициенты социальной значимости. Хулиганы платят больше за транспорт, за развлечения, за некоторые приложения и товары, за коммунальные услуги, зачастую даже и не замечая этого – и таким образом выплачивают штрафы. Да вот взять хотя бы тебя – наверняка хоть раз да перебегал дорогу в неположенном месте и радовался, что рядом не оказалось патрульного дрона?

– Ну-у-у… – замялся Кирилл.

– Но тебя все равно засекли камеры, зафиксировали нарушение – и здравствуй проезд на метро не за пятнадцать кредитов, а за шестнадцать. И горячая вода по завышенным тарифам…

– Я бы это заметил…

– Значит, Система выбрала другие способы содрать с тебя лишних несколько кредитов в штрафную копилку, – пожал плечами Гиза, – там, где ты не особо контролируешь свои расходы. Или ты бы предпочел официальное уведомление по месту работы и взыскание штрафа с записью в базы?

– Ладно, хрен с ними, с «гопниками» и штрафами. Мою сестру вывезли одну ночью в лес и обещали ноги сломать – это-то у нас наказуемо? Или эти уроды теперь просто чуть-чуть переплачивают за свой кофе и посещение виртуальных борделей?

– Все несколько сложнее, – хрустнул пальцами Василий, – Есть способы спрятаться и от аналитиков Системы. Например, «заглушить» свой чип задолго до совершения преступления и подальше от этого места. И сфабриковать алиби в каком-нибудь виртуальном симуляторе. А еще есть «невидимки» – к их услугам прибегают очень серьезные дяди, когда мутят свои очень серьезные делишки.

– Невидимки?

– Угу. Люди вне Системы. Те, у кого нет микрочипов.

– А такое бывает? Нам рассказывали, что его нельзя удалить. По крайней мере безопасно для здоровья гражданина и незаметно для того же Дозора.

– Верно, удалить нельзя. Вот только его можно и не вживлять.

– Зачем? Это же получается инвалид какой-то! Ни связи, ни доступа к вирту, ни персонального счета… Медполис, навигатор, переводчик, системы дополненной реальности – да он даже банально не сможет пиццу заказать или включить телевизор! Кто на такое согласится?

– Услуги «невидимок» стоят очень, очень дорого. Достаточно, чтобы мириться с отсутствием некоторых благ современной цивилизации. К тому же, зачастую у них просто нет выбора…

– Значит, ты считаешь, что Ларису в лесу тормознули не простые гопники, а эти твои «невидимки»?

– Нет-нет, ты уж извини, конечно, но вряд ли она ухитрилась вляпаться во что-нибудь НАСТОЛЬКО серьезное. Просто хорошо оснащенные и продуманные ребята, которые наверняка знают, что делают, и занимаются этим не первый раз.

– Угу… Значит, концов не найти?

– Чего не знаю, того не знаю. Но поверь, если это возможно – то найдут. Это раньше могли потеряться какие-нибудь бумаги по делу, или толстый и ленивый дядя следователь постарался бы избавиться от «висяка» поскорее. А сейчас все данные поступают в Систему, и она работает с ними во всю силу своих вычислительных мощностей. Вездесущая, неподкупная, и не делающая различий по полу, возрасту, фамилии и занимаемой должности. Гарант порядка и спокойствия для всех граждан нашей Необъятной!

– Аминь, – кисло пробормотал Кирилл.

– Если вы уверены, что сможете доказать наличие угрозы здоровью и жизни, то можно подать заявку на протекцию. Круглосуточная слежка всеми возможными способами и высокий приоритет для Дозор-Системы будут обеспечены.

– И дрона-охранника с огнеметом выделят?

– Вряд ли. Но каждый патрульный дрон будет сразу оповещен о вашем прибытии в подконтрольный сектор и скорректирует свои маршруты так, чтобы находиться рядом. И любая камера, как только узнает ваши мордашки, сразу повесит метку особого внимания.

– Спасибо, но я уж как-нибудь без этого обойдусь. Мне еще паранойю заработать не хватало.

– Мое дело предложить…

– Слушай… А слухи о том, что наши чипы пишут и передают в Систему не только биометрические параметры, но и все что мы видим и слышим, все наши звонки, все, что мы тащим из Вирта, поисковые запросы и так далее?

Гиза улыбнулся:

– Я смотрю, тебе паранойю уже и не надо зарабатывать – она у тебя в базовой комплектации предусмотрена, вместе с манией преследования…

– А если серьезно?

– А если серьезно, то я бы не советовал тебе искать в Вирте схемы создания ядерной бомбы в домашних условиях, или произносить фразу «я завтра совершу террористический акт во имя Аллаха, смерть неверным!» чаще одного раза в сутки.

– Ха-ха-ха.

– Да оно так всегда было, еще со времен проводного интернета и сотовой связи. Только вместо суровых дядей-майоров с большими ушами и знанием иностранных языков, сейчас этим занимается Система в автоматическом режиме. Впрочем, обмануть ее, разумеется, можно.

Он сделал глоток и добавил:

– Но не нужно… Еще какие-то вопросы есть?

– Лариса видела их лица. Если чипы действительно пишут то, что мы видим и слышим…

– Во-первых, наверняка «глушилка» вырубила еще и все приложения – не только связь, но и запись, и фото и даже калькулятор с термометром. Во-вторых, что им мешало использовать на лицах проекции или даже самые обычные маски или грим?

– То есть мы ничего не можем сделать, чтобы их найти?

– Серьезно? А оно тебе надо? Ну нашел ты этих «гопников» – и дальше что? Попросишь тебе тоже устроить экскурсию в лес?

– А если они снова объявятся?

– Твоя сестра может подать заявку в частном порядке на усиленную охрану – я же говорил. Пропажа на несколько часов – вполне себе довод, чтобы «присмотреться» к Рианне.

– К Ларисе.

– Да Системе без разницы – она нас все равно по Ай-Ди микрочипов различает… – махнул рукой уже начавший хмелеть Гиза.

Выпивка хоть и была виртуальной, но капсула синтезировала необходимые вещества, чтобы игрок испытал всю гамму полагающихся (в рамках дозволенного конкретной симуляцией и моделью самой капсулы, разумеется) ощущений.

– Ясно. Спасибо за консультацию, Василий Сергеевич.

– Да ты обращайся, не стесняйся. Чем смогу – помогу. Мужик ты вроде нормальный – и как кланлид, и как человек. Да и как брат, тоже. О сестре, вон, беспокоишься. Уваж-жаю!

– Локация оплачена на сутки. Еда и напитки – тоже в твоем распоряжении, угощайся.

– А т-ты куд-да?

– Дела, – коротко ответил Кирилл и исчез.

Впрочем, его гостя этот ничуть не смутило, и он с удвоенным усердием принялся угощения – ему ведь теперь за обоих придется отдуваться. Точнее, объедаться и напиваться…

* * *

Виртуальность «Мира Фантазий»

Замок Фурье

– Эй, Барримор, а ты что-нибудь знаешь о наших добрых соседях?

– При всем уважении, боюсь, что нашим соседям не подходит данное определение, милорд, – объявившийся по зову хозяина дворецкий склонился в низком поклоне.

– Меня интересуют бароны де Баральга и д’Орг.

– Возможно, сведения о них можно отыскать в библиотеке.

– Отлично! И где у нас библиотека? На карте ее что-то не видно.

– Потому что вы ее еще не построили, милорд. А прежний хозяин больше интересовался золотом, чем знаниями.

Шардон перешел в интерфейс управления замком и отыскал там постройку с многообещающим названием.


Библиотека. Кладезь знаний, полезной информации и одновременно мастерская каллиграфов и магов, занимающихся свитками. На 1-ом уровне хранит базовые знания об истории и географии мира, образцы литературы со всей Империи и с вероятностью 5 % – теологические тексты и магические трактаты.

+1 к Интеллекту всем обитателям замка.

+1 % к опыту за квесты.

+5 % к опыту за использование заклинаний

+5 % к силе создаваемых свитков.

Шанс 5 %, что в начале дня будет сгенерировано от 1 до 3 магических свитков 1–5 уровня.


Материалы же о геральдике и истории дворянских родов появлялись в Библиотеке лишь с 4-го уровня развития постройки, так что этот вариант не годился – дорого, долго, да и полезность предлагаемой информации была весьма сомнительной. Ну откуда там возьмется биография и описание характера или привычек и вкусов ныне правящих баронов?

– Библиотека не годится.

– Говорят, что у господина де Баральги собрана сама обширная коллекция сплетен, слухов и компромата на всех влиятельных дворян и их родственников. Возможно, там отыщется что-то и на господина Дорга, коль он вам столь интересен.

– И на самого Баральгу?

– Не исключено. Хотя, со стороны господина Баральги, это было бы весьма недальновидным решением, на мой взгляд, милорд.

– И как мне получить доступ к библиотеке Баральги?

– Очевидно, спросив разрешения у самого хозяина. Или завладев его коллекцией при помощи силы или обмана. Боюсь, что в этих вопросах я недостаточно компетентен, милорд.

– Но ты знаешь о его коллекции компромата… Откуда?

– Слухами земля полнится, – пожал плечами слуга.

Верно. Поэтому у каждого «непися» в стандартных фразах диалога непременно есть пункт «Что новенького?» или его расширенная, но при этом и платная версия: «Расскажи-ка какие-нибудь интересные слухи».

Ходить по всем окрестным селениям, приставая к торговцам и мастерам с вопросом о новостях? Этот вариант Шардон отмел как неэффективный и слишком затратный по времени.

– Ты знаешь, кого-нибудь, кто мог бы заниматься сбором подобных слухов? На постоянной или профессиональной основе?

– Боюсь, что ничем не могу вам помочь, милорд. Менестрели, караванщики… Возможно, осведомители воровской гильдии…

– Спасибо, Барримор, ты мне очень помог.

Согласно игровой справке, Менестрелей привлекал Тронный Зал или Трактир, и последний мало того что был уже отстроен, так у ИскИна еще и был составлен план его развития аж до 5-го уровня. Так что он просто слегка сдвинул приоритеты, и сразу же запустил его улучшение.

А для того, чтобы отправлять или принимать караваны, нужна была Гостиница или Торговый Пост. Изначально Шардон планировал превратить свой Трактир в Постоялый Двор, а затем в Гостиницу, но пока что привлекать постояльцев ему было нечем. А вот торговцев из других замков и поселений у него было чем заинтересовать в ближайшей перспективе.

Поэтому спустя несколько нехитрых манипуляций, под стенами замка застучали молоточки и зазвенели пилы, а в интерфейсе «непися» появился еще одна шкала, отмечающая прогресс создания Торгового Поста.

Чтобы использовать третий источник информации, ему было достаточно задействовать свои связи в криминальном мире.


Шардон > Угрюмый: Привет. Доложи обстановку.

Угрюмый > Шардон: Зачистку закончили. Проводим обыск и разъяснительные работы среди местного населения. Потери личного состава – шесть бойцов. Было семеро раненых, но уже в строю, хвала жрецам и госпоже баронессе.

Шардон > Угрюмый: Мари владеет исцеляющей магией?

Угрюмый > Шардон: Госпожа баронесса владеет сундуком, доверху забитым целебными зельями. Ее запасов на небольшую войну хватит.

Шардон > Угрюмый: Мне нужна информация по барону де Баральге и д’Оргу. В бандах кто-нибудь собирал о них сплетни и слухи?

Угрюмый > Шардон: А то как же! Грог Три-Уха сутками пьянствует за счет общака, уши по кабакам да трактирам греет. А потом сливает все пароли да явки атаману.

Шардон > Угрюмый: А почему я про него не слышал?

Угрюмый > Шардон: Так его Кривой накануне прирезал. Уж больно много тот лишнего подслушал. А как вернулся, прибился Грог к шайке Лютого – наушники да слухачи нынче в цене.

Шардон > Угрюмый: И как мне пообщаться с этим осведомленным господином?

Угрюмый > Шардон: Сейчас Три-Уха снова под Кривым ходит. Там его и ищи.

Шардон > Угрюмый: Спасибо.

Шардон > Угрюмый: За безопасность моей супруги отвечаешь головой.

Угрюмый > Шардон: Не боись, командир. Девка у тебя ладная, с головой и фигурой у нее полный порядок. А уж как бойцов моих по струнке строит – любо-дорого смотреть! Сбережем.


– Барримор!

– Я здесь, милорд!

Куда-то пропадавший дворецкий снова объявился рядом, и на этот раз он держал в руках тряпку и подсвечник, который продолжал начищать с самым невозмутимым выражением лица.

– Нет ли у меня в замке быстроногого гонца, чтобы отправить его с письмом?

– Эта должность была упразднена вашим предшественником. Он доверял только голубям да приближенным офицерам. Гонцов часто грабили и убивали распоясавшиеся разбойники.

Еще бы! Шардон лично отдал приказ, чтобы всех послов отлавливали еще на подступе к замку барона де Фурье! А вот насчет голубей он и не догадался, что их тоже можно использовать для передачи посланий.

Пришлось ему снова открывать интерфейс управления замком, но на этот раз на вкладке «Прислуга». Пара кликов, и вот уже в комнату вбегает длинноногий мальчишка в наряде гонца. Основные параметры: Ловкость и Выносливость. Умения: Атлетика, Маскировка, Бег и Верховая Езда.

Составив нехитрое послание для Кривого и приложив к нему бутылку коллекционного вина из баронских запасов, Шардон выдал мальцу самого быстрого скакуна и отправил его прямиком в Кривой Лог, в тайное убежище своей бывшей банды.

– Еще какие-то распоряжения будут, милорд?

– Да. У тебя ведь есть доступ во все уголки замка?

– Лишь в незащищенные ловушками, зачарованными дверьми и магией комнаты.

– Хорошо. Вот список того, что мне нужно. Попробуй найти хоть что-нибудь.

– Мышиный помет, серебряная паутина, кости узника, истлевшая картина, огрызок багровой свечи… Но зачем милорду весь этот мусор?

– Для экспериментов.

– Колдовство и черная магия?

– Почти. Только не колдовство, а наука…

Вы хотите продать строение «Тюрьма»

за 50 камня, 10 дерева и 5000 золотых?

[Отмена / Продать]

[Продать]

Вы хотите начать строительство Лаборатории?

Ресурсы: 50 Камня, 10 Железа, 10 Дерева.

Время: 12 часов.

[Да / Отмена]

[Да]

* * *

Реальный мир

Подмосковье, г. Королев

Кирилл довольно улыбался. Получилось! Правда, ему пришлось хорошенько потратиться, зато теперь он числился среди заочников Аэрокосмического факультета Бауманки. Разумеется, на занятия ходить молодой человек и не собирался, но уж отчисление за систематическую неявку он как-нибудь переживет. Да и какая им там разница, если он уже оплатил обучение за первый семестр?

Самое главное, что ему удалось раздобыть нужную информацию.

И это оказалось намного проще, чем поступить на заочку, пройдя экспресс-комиссию при помощи своей навороченной капсулы и сдав серию онлайн-тестов. Всего-то чуточку обаяния, актерского мастерства и коробка дорогущих конфет. Секретарша из деканата, возомнившая себя вершительницей студенческих судеб, слишком любила сладости и совершенно не любила свою работу, раз не удосужилась даже как следует перепроверить информацию.

Ну какая, скажите на милость, защита курсовой в начале сентября, да еще и у студента-первокурсника? Хотя, одно то, что у них Полтавский до сих пор числится в преподавательском составе, уже явно характеризует уровень профессионализма работников сферы образования. И это – один из ведущих вузов страны, пусть даже и филиал!

Как бы там ни было, но он получил то, что хотел и уже из вызванного такси связался с сестрой:

– Лара? У меня хорошие новости – я достал адрес нашего Полтавского… угу… Он вел занятия в одном из вузов в Королеве, и снимал квартиру поблизости… В общем, минут через десять я буду на месте… Нет-нет, не надо, я сам. Хватит с тебя приключений, к тому же, за тобой наверняка следят – лучше не рисковать. Просто жди моего звонка…

Глава 18. Экзекуция

Кирилл отпустил такси – еще неизвестно, сколько он там пробудет – и осмотрелся.

Этот типичный спальный район представлял из себя город в городе в городе – он даже так и назывался, «Городок 3», и был частью микрорайона Юбилейного. Который, в свою очередь, всего пару десятков лет назад из самостоятельного города превратился в часть «космограда». И перенял все его характерные черты: геометрически строгие линии домов-многогранников с похожими на «соты» ячеистыми крышами из энергоблоков, серебристые росчерки хрустальных монорельс в небе и, разумеется, зеленые парковые «границы», разделяющие самые крупные улицы и проспекты.

Патрульный дрон бесшумно выплыл из-за поворота, крутанулся на месте и мигнул «глазом» сенсора, отмечая появление на улице столичного гостя.

Обычно не обращающий никакого внимания на эти вездесущие диски парень вздрогнул, вспоминая недавний разговор у подножья виртуального Ниагарского водопада. Впрочем, сейчас он бы не отказался и от десятка дронов Дозор-Системы поблизости, с учетом того, что случилось с Ларисой.

Кирилл активировал навигатор своего инфо-браслета, и под его ногами загорелась полупрозрачная проекция стрелки, указывающей направление. Горящие рядом цифры показывали расстояние до нужного дома, и через сколько шагов ему нужно будет свернуть.

Всего-то семь сотен метров. Он специально вышел из такси подальше от места назначения, чтобы не оставлять лишних следов. Парадокс: ему одновременно хотелось и спрятаться, скрыться от объективов камер, и наоборот – как можно чаще попадаться им на «глаза».

Добравшись до места, парень с облегчением вздохнул. Перед ним стояла обычная панельная многоэтажка еще советского образца, которая за счет керапластиковой облицовки и ячеистой крыши пыталась притвориться чем-то более современным, но безуспешно. А значит, обойдется и без параноидальных систем безопасности.

Увы, но его надежды не оправдались – все же, он находился в «наукограде», одном из крупнейших научных центров страны, так что кабинка вахтера была пуста, повсюду стояли камеры, а в холле неспешно курсировал туда-суда зеркальный диск охранного дрона – младшего собрата патрульных Дозор-Системы.

Кирилл замер, мысленно проговаривая свою легенду: к кому и зачем пришел, почему без пропуска и так далее… Но, к счастью, обошлось без допроса – студенческого инфо-браслета он не получил, но наверняка у дрона был доступ к вузовской базе данных, в которой с некоторых пор он числился студентом, а значит, имел полное право здесь находиться хотя бы в качестве гостя – это и еще пара соседних зданий были общежитиями Бауманки.

Тревожно-оранжевый оттенок индикатора на боку дрона сменился приветственно-зеленым, и, с явным облегчением выдохнув, парень быстрым шагом направился к лифту.

Пятый этаж, сектор «Д», комната 1012.

Он поднес руку к сенсору интеркома, но тот никак не отреагировал на его движение.

Странно. Не работает?

Кирилл бросил взгляд на соседнюю дверь. Рядом с ней панель сенсора тускло светилась – очень слабо, но заметно. Тогда как интерком у 1012-ой комнаты определенно был «мертв».

Значит, придется по старинке.

– Петр Валерьевич! – он забарабанил в дверь, – Это Кирилл, ваш студент. Меня прислали из деканата…

Вранье, конечно, но лишь наполовину.

После третьего-четвертого удара дверь вдруг подалась назад, словно пытаясь уклониться от далеко не самого внушительного кулака, и сквозь образовавшуюся щель из комнаты вырвался тусклый свет, очерчивая прямоугольник дверного проема.

Дверь оказалась открыта.

– Петр Валерьевич!

В ответ – полная тишина.

Кирилл сильнее толкнул дверь и вошел.

В комнате, которую вуз выделил для проживания Петру Полтавскому, царил хаос. Вещи и книги были разбросаны, повсюду валялись обрывки бумаги, одежда, какая-то мелочь, куски пластика – наверное, остатки каких-то приборов и устройств, даже стекло!

И все это было покрыто тонким слоем пыли.

Молодой человек присмотрелся. Будь комната местом преступления, она была бы опечатана, а на стенах светились бы символы Дозор-Системы, сообщая гражданам, что им здесь не место. В том числе и специальным сигналом инфо-браслета или микрочипа.

Но ничего подобного здесь не было и в помине. Просто незапертая и давно заброшенная комната, в которой явно побывали какие-то вандалы, скорее всего, что-то искавшие.

Кирилл сделал шаг. Еще один. Под ногою что-то негромко хрустнуло.

Обрывки бумаг, исписанных вручную – кто вообще в наше время ведет записи подобным образом? Конечно, наверняка у него был и планшет, и компьютер – вот только, скорее всего их забрали с собой неизвестные «вандалы». Или уничтожили. Например, вон тот кусок вполне мог отколоться от корпуса проекционного планшета.

А вот вирт-капсулы здесь нет, и никогда не было.

Еще пара шагов.

Небольшая кухонка – характерно матовая полупрозрачная труба доставки, плита, стандартный комбайн-синтезатор и щель утилизатора мусора. И относительный порядок, если не считать разбросанной одноразовой посуды. Которой, к чести ученого, оказалось совсем немного.

Открытые пусты шкафчики, сброшенные на пол шторы-фильтры – в общем, ничего интересного.

Кирилл перебрался в спальню. Кровать была убрана в свою нишу, так что сейчас комната была больше похожа на рабочий кабинет, скрещенный со спортзалом: проекционный стол, кресло, пластина универсального манипулятора и довольно недешевый тренажерный мультикомплекс вместо кровати.

Как и в гостиной, здесь царил полный хаос и беспорядок: бумаги, обрывки ткани, куски пластика.

Знакомый логотип сверкнул металлом. Ого! Седьмая «Сонька»? Неужели Полтавский был ретро-геймером? А вон там, похоже, и манипулятор валяется, точнее, то, что от него осталось.

Молодой человек зашел в комнату, присел и подобрал искореженный предмет, отдаленно напоминающий смесь джойстика и рукояти меча. И как только его ладонь сомкнулась вокруг защитного кожуха, из обломка с едва слышимым шелестом выдвинулся голографический световой луч длиной чуть больше метра.

– Ого! Еще работает! – удивился Кирилл, – Умеют же джапы делать на совесть!

Только теперь он внимательнее присмотрелся к обрывкам, валяющимся под ногами. Плакаты из Звездных Войн! Вон там голова Оби Вана, а вот этот кусок похож на мохнатую лапу обезьяны, сжимающей бластер. Похоже, он оказался в жилище поклонника популярной звездной саги.

Ни на что не рассчитывая, Корвин положил ладонь на панель сенсорного манипулятора.

Из центра стола вырвался полупрозрачный луч и «раскрылся» куполом, внутри которого вращались и плыли по своим орбитам планеты. В объемной проекции легко угадывалась модель Солнечной Системы, вот только…

Некоторые планеты выглядели непривычно.

Например, Меркурий был словно слеплен из песка, а Венера приобрела нехарактерный болотисто-зеленый оттенок. Сатурн со своими кольцами и вовсе оказался бледной полупрозрачной тенью…

Взгляд Кирилла упал на один из обрывков, на котором доблестный Джага покидал неприветливый и «прохладный» Хотт на своем «Ублюдке». На куске сохранилось едва ли половина изображения планеты, но и этого оказалось достаточно, чтобы можно было узнать в ней двойник медленно вращающегося над столом «Нептуна».

– Неужели…

Он запустил приложение и прищурился, делая снимок проекции, по-прежнему висящей над столом. Сделал шаг влево и снова сфотографировал, два шага вправо, и получил снимок еще с одного ракурса. Зашевелил пальцами, вырезая «подозрительные» планеты, и запустил поиск.

И уже через минуту выяснил, что это действительно оказалась не совсем модель Солнечной Системы – потому что в ней никогда не было Татуина, Корусана, а также планет Хотт и Дагоба.

– Отправляйся на планету Дагоба, – задумчиво вспомнил он, протягивая руку и касаясь шарика фальшивой «Венеры». Развел пальцы в сторону, увеличивая масштаб. И еще раз, и еще – до тех пор, пока над столом не завис огромный шар, на поверхности которого заметно выделялся хромированный корпус космического корабля, уже наполовину погрузившегося в болото.

Клик.

Полупрозрачная кабина отъехала в сторону, и из нее вырвался столбик цифр и букв. Они провисели в воздухе совсем недолго, после чего превратились в стайку мотыльков, которые тут же разлетелись во все стороны и исчезли.

– Проклятье! – Корвин выругался.

Он не сообразил сразу включить запись, а повторные касания ничего не давали. Кокпит кабины просто открывался и закрывался, но больше не было ни цифр, ни мотыльков.

Пальцы парня коснулись инфо-браслета, и над ним появилась тусклая проекция, на которой разлеталась стая мотыльков. Всего пол секунды, которые он успел заснять. Уже не такой стройный порядок символов, а два значка из полутора десятков уже было никак не распознать – но все лучше, чем ничего!

В общей сложности Кирилл провел в комнате пропавшего профессора Полтавского минут десять, не больше. Кроме проекционного стола, парень постарался больше ничего не трогать и тщательно выбирал место, куда наступать. Правда, отпечатки кроссовок все равно уже обозначили весь его путь отчетливой дорожкой следов в пыли.

В правом ухе раздался настойчивый писк сигнала.

Лариса! Он и забыл, что обещал ей позвонить, как доберется до места!

Ему не хотелось отвечать на вызов, находясь здесь, в комнате. Поэтому Корвин поскорее поспешил выбраться в коридор и, аккуратно закрыв за собой дверь, коснулся виска, отвечая на вызов.

– Ты где? С тобой все в порядке? – голос сестры звучал взволнованно.

– Угу, уже возвращаюсь. Ты не поверишь, я такое тут нашел!

– М?…

– Расскажу, как вернусь. И даже покажу.

– Кир, ты издеваешься? Да я же тут изведусь, пока буду тебя ждать.

– Пожалуй, ты права. Лови запись. Сможешь показать ее нашему бородатому Барону? Думаю, он сможет разобраться, к чему все эти цифры-буквы.

– Поймала. Это что, из какого-то фильма? При чем тут Шардон?

– Вернусь и все тебе расскажу.

Он шагнул наружу, покидая общежитие, но сильный удар в грудь едва не сбил его с ног, возвращая назад в холл. Чьи-то «заботливые» руки тут же поддержали Кирилла, не позволяя ему упасть и оттаскивая его подальше от двери. Связь прервалась, и сквозь пелену внезапных слез он смог различить несколько размытых силуэтов.

– Погоди, не спеши. Разговор к тебе есть. Серьезный.

Голос незнакомый.

Судя по всему, противников трое.

Двое поддерживают сзади, крепко сжимая руки в районе локтей, а третий стоит прямо перед ним. Зрение прояснилось, и теперь он смог отчетливо рассмотреть нападавших. Покрутил головой туда-сюда убеждаясь, что огоньки на камерах наблюдения не горят.

– Слушай, урод. Тебя же по-хорошему предупреждали – не соваться, куда не следует.

– Н-не понимаю, о чем вы.

Сильная пощечина заставила его дернуться. Что-то хрустнуло в шее, а рот начал наполняться густым и солоноватым, с характерным металлическим привкусом.

– Да ему-то откуда знать? Мы же не его, а бабу его работали.

– Один хер, – процедил тот, что занимался экзекуцией, – Что там с прибором?

– Готово, – отозвался четвертый голос откуда-то из-за спины.

– Значит так, урод. Обо все что ты видел и слышал – забудь. Дорогу сюда – забудь. Про девку мелкую – тоже забудь. Иначе…

– Ноги сломаете? – прохрипел Кирилл, сплевывая.

– Неа. Ноги мы тебе сейчас переломаем, как и обещали. А если ты и дальше будешь, где не положено копаться, то выкопаешь могилу. И себе, и бабе своей. Понял, урод?

Незнакомец взмахнул рукой, и та вытянулась на добрых пол метра. Точнее, это удлинилась дубинка, которую он сжимал в кулаке.

– Боря, дрон.

Корвин поднял голову. В конце коридора появился диск охранника и направился в их сторону.

– А вот и шоковая терапия подоспела, – ухмыльнулся Кирилл и тут же скривился от боли в прокушенной губе.

– Держите его крепче. Сейчас все улажу.

Зеленые индикаторы на боку дрона сменили цвет на подозрительно-оранжевый, и он уверенно двинулся к группе подозрительных граждан, одновременно пытаясь их идентифицировать.

Экзекутор, по-прежнему вооруженный дубинкой, пошел прямо ему навстречу, занося свое нехитрое оружие для удара.

К удивлению Кирилла, дрон вообще никак не отреагировал на это. Он просто немного изменил курс, огибая внезапную помеху. Незнакомец ухмыльнулся и, оказавшись позади автомата, нанес по нему сильнейший удар сверху.

Охранник качнулся и опустился на добрых пол метра.

– Внимание! Граждане, немедленно сложите оружие и приготовьте свои чипы для идентификации! Любое иное действие будет расцениваться, как угроза и будут приняты соответствующие меры! – раздался синтезированный, нарочито искусственный голос.

Из корпуса дрона выдвинулись иглы, тут же окутавшиеся короткими разрядами молний, а индикатор загорелся угрожающе-красным.

– Пошел нахуй, робокоп сраный! – рявкнул вооруженный дубинкой мужчина.

Его оружие тоже окружила спираль, словно сотканная из едва заметных ветвящихся молний.

Удар! Соприкосновение дубинки с корпусом дрона породило целый сноп искр.

Тот повернулся к вандалу, сверкнул камерами сенсоров, и принялся раскачиваться из стороны в строну, пытаясь найти противника, который при этом стоял прямо перед ним и ухмылялся, даже не пытая уклониться или хотя бы пригнуться.

Удар, еще один, и еще!

После третьего, дрон издал протяжный пронзительный звук и упал на пол.

– Сдохни, сука!

Незнакомец подпрыгнул и обеими ногами обрушился на потускневший диск, индикаторы и сенсоры которого безжизненно погасли.

– Боря! – окликнули вандала приятели.

Кирилл попытался рвануться, но держали его крепко.

– Ишь ты, дергается.

Правую руку неестественно заломили назад, что отозвалось сильной острой болью в плече.

– У нас есть минуты три-четыре, пока не явится подмога – этот гундящий пылесос наверняка уже настучал в Дозор-Систему. Что с «глушилкой»? – это был подбежавший и слегка запыхавшийся Боря.

– Порядок, работает.

– Стиратель?

– Осталось семьдесят пять секунд.

– Отлично, – Боря криво ухмыльнулся, – Ну, герой, так на чем мы там закончили?

Хватка ослабла, и Корвин мотнул головой, пытаясь избавиться от звона в ушах и темной пелены под глазами, но стало только хуже.

– Не помнишь? А вот я помню, – мутная тень шевельнулась, поднимая неестественно длинную руку, – На твоих ногах…

Внизу что-то бумкнуло, неприятно хрустнуло, и тут же с той стороны пришла боль. Обжигающая, беспощадная, растекающаяся, казалось, по каждой клеточки тела и вонзающаяся в основание позвоночника стальными иглами.

Нет, даже не боль, а БОЛЬ. Такая, какой Кирилл, казалось, не ощущал ни разу в своей жизни.

– Минута, – звуки с трудом пробились сквозь пелену.

– Мне хватит…

Боль не усилилась – куда уж больше-то? А вот неприятные звуки удара металла о плоть и хруст, к которым добавилось еще и жуткое влажное чавкание, снова и снова доносились снизу, оттуда, где, казалось, его тело наполовину состояло из смеси жидкого пламени и острого льда…

Он попытался активировать медицинские блоки чипа, чтобы с их помощью заглушить боль, но имплант не отзывался. А потом Кирилл и вовсе потерял сознание.

Глава 19. Специализация

Пока строительство алхимической лаборатории шло полным ходом, Шардон работал над изучением базовых механик игровой Алхимии. И одновременно пытался найти или разработать что-то, по своему эффекту напоминающее «приворотное» зелье покойного барона де Скандаля.

Увы, но пока что успехи были нулевыми. Даже настоящие приворотные зелья, действие которых он испытал на себе, не дали бы нужного результата. Они работали, лишь пока действовал накладываемый ими эффект, но как только он пропадал – исчезала и необъяснимая «тяга». И никто в здравом уме и не подумал бы требовать добавки, а, скорее, совсем наоборот.

Эффективность же средства де Скандаля объяснялась не текущими бонусами, а жесточайшими эффектами отмены. Но кто согласиться выпить такое зелье добровольно? Допустим, можно заставить их силой или обманом – но такое сойдет с рук пару-тройку раз от силы. И кто потом пойдет в услужение к хозяину, принудительно подвергающему своих слуг подобным процедурам?

– Милорд, прибыл гонец с каким-то э-э-э… странным господином.

В полумраке строящейся лаборатории фигура появившегося дворецкого была едва заметна.

Барримор огляделся и, оценив обстановку, вытянул в сторону руку, в которой тут же появился бронзовый подсвечник. Щелчок пальцами – и пять ярких огоньков осветили небольшое помещение.

– Полезное умение, – оценил барон, – научишь?

– Боюсь, что это не возможно, милорд. К сожалению, я не владею навыками наставничества. Да и умение классовое, и им могут пользоваться лишь слуги, вроде меня. Так же, как и телепортацией в пределах замка.

– Гонца накорми, а гостя приведи в мой кабинет. Через… – Шардон быстро рассчитал расстояние, которое ему предстояло пройти, добавил поправку на замедленный подъем по лестницам и разделил на скорость своего перемещения, – через четыреста двадцать секунд.

– Слушаюсь, милорд, – склонился в поклоне дворецкий, прежде чем раствориться.

С его исчезновением пропал и подсвечник, и в комнате снова стало темно.


Пометка: Разузнать существующие способы ориентироваться в темноте или об аналогах армейских приборов ночного видения.


Когда Шардон вошел в зал, там уже ждал, наверное, самый странный посетитель из всех, кто посещал замок де Фурье на его памяти.

Слухачом оказался грузный мужчина лет 50–60. С выдающимся пивным брюшком, с опухшим сизым носом, занимающим едва ли не половину лица, и с широкой бородой до пояса, в которой виднелись хлебные крошки, следы пивной пены и даже одна запутавшаяся в волосах куриная косточка.

Грог Три-Уха (НИП). Гном, шпион 15-го уровня.

Гном!

Вообще-то персонажи этой расы чаще всего становились воинами или ремесленниками. Чуть реже – торговцами и магами. Совсем редко – жрецами и друидами. И почти никогда они не были ворами и лучниками. Слишком уж велики для них штрафы на эти классы, и плохо развиты требуемые параметры.

Но перед Шардоном сидел сгенерированный системой (или создателями этого совершенно нелогичного мира?) гном-вор. И не просто вор, а шпион, основными умениями которого были скрытность, разведка, взлом замков и карманные кражи – в общем, эта специализация собрала в себе самые бесполезные в бою навыки других воровских путей развития и была рассчитана в основном на мирный отыгрыш роли.

– Значит, это ты добываешь информацию для атаманов? – подал голос барон, усаживаясь напротив гнома.

Ответом ему стало лишь размеренное чавкание.

– Эй ты!

– С вашего позволения, милорд, – вездесущий Барримор уже стоял у двери, – наш гость очень и очень плохо слышит.

– Эй! Ты! Слышишь меня?! – рявкнул Шардон, наклоняясь вперед.

Чавканье стихло. Неторопливо вытерев руки о свою одежду и бороду, Грог кивнул:

– А то как же. Работа у меня такая, значитца…

– Значит, это ты шпионишь для атаманов?

– Ась?! Громче говори…

– Это ты! Шпионишь! Для разбойников?!

Грог вскочил со стула и неуклюже поклонился:

– Грог Три-Уха, к вашим услугам, значитца. Лучший в округе наушник, подслушник, и сплетных дел мастер!

– Серьезно? Не врешь?

– И опять что-то под нос бормочет себе… – недовольно насупился гном, – Ты, мил человек, погромче говори – не слышно мне отсюда, значитца.

– Я! Тебе! Не верю!

– Ха! – Грог сунул руку за пазуху и вытащил целую пачку измятых и засаленных бумажек, – Вона у меня, значитца, сколько письмов рекомендательских! – он небрежно швырнул бумаги на стол перед Шардоном.

Тот быстро просмотрел парочку: «гнать проходимца в шею», «все пиво у нас выжрал», «старый глухой пень» – и все в таком же духе. Вывод из этого всего следовал однозначный.

– Во-первых, ты явно не умеешь читать, – озвучил результаты своих размышений барон. – Во-вторых, ты мне лжешь. И в-третьих, ты совершенно некомпетентен и физически не способен выполнять работу, на которую претендуешь.

– Ну, насчет письма оно верно, – спокойно отозвался Три-Уха, – Так ведь оно мне и не надобно, значитца. Мое дело – смотреть, слушать да на бороду мотать…

Гном вдруг замер. Затем поднес свою широкую ладонь-лопату к уху и прошептал:

– Слышите? Всадник у ворот. И палкой какой-то о седло скрипит, а железом не бряцает – значитца, не то жрец, не то колдун. Один. Лошадь дышит ровно, значитца, не из далеких мест приехал да по хорошей дороге. Ни зверя ни человека лихого в пути не встретил. Ни слова не сказал, а ворота ему отворяют – значитца, ждали его…

Шардон прислушался, но как ни старался, не смог услышать ничего из того, о чем только что рассказал совершенно тугой на ухо гном.

– Папенька! – ворвалась в кабинет светловолосое и громкоголосое бедствие по имени Розальда, – Там жрец меня замуж выдавать приехал!

– Хорошо. Значит, завтра вечером состоится церемония, – кивнул барон, – можешь готовиться и рассылать приглашения.

Радостно взвизгнув, его дочь убежала заниматься своими предсвадебными делами.

– Тогда зачем ты просил меня кричать, если так хорошо все слышишь? – уставился Шардон на своего гостя.

– Так ведь того… Умение у меня такое. Когда надо, могу услышать, как тараканы в подполе тараканчиков делают, и в каких позах. Но когда оно перезаряжается, то хоть пушкой меня буди – не добудишься. Совсем глохну на пару часов, значитцв. Сейчас аккурат нужное время и прошло.


Пометка: Секрет «приворотного» зелья бывшего барона де Скандаля скорее всего аналогичен принципу действия умения слухача Грога Три-Уха. См. [Лог разговора…]


– И какую практическую ценность несет информация о совокуплении тараканов? – поинтересовался барон, сделав запись в дневник.

– Ась?

– Я спрашиваю! Для чего! Тебе нужно знать…

– Да не орите вы так, ваша милость, – скривился гном, – Прошла моя глухота. Ни для чего не нужно про тараканов знать. Это, значитца, просто приговорка такая – про острый слух.

– Ясно. В любом случае, демонстрация твоих навыков была весьма убедительна. А значит, ты именно тот, кто мне нужен. Расскажи все, что тебе известно о бароне де Баральге и бароне д’Орге…

– Хм… Вот оно, значитца, как, – гном усмехнулся и прищурился, – Вот только информация она того – денег стоит!

– Сколько?

– Две… нет, три тысячи! За каждого! – выпалил Грог.

– Надо же, какой предприимчивый у тебя информатор. Привет, дружище, не помешал?

– Здравствуй, Ухорез, – поздоровался с орком барон, – Ты по делу?

– Вроде того… На свадьбу твоей дочери приехал, с подарком. Ну и, конечно, просьба у меня к тебе будет, куда уж без этого.

Гном скривился и внимательно посмотрел на игрока:

– Ты странный. Не услышал твоих шагов, хотя должен. Уши хорошо работают – всех вокруг слышу, а тебя нет, – он повернулся к Шардону, – Смотри в оба, хозяин – этот орк ходит крадучись. Значитца, что-то недоброе задумал.

– Конечно, задумал! – улыбнулся Ухорез, – Третий уровень достижения «Тихого шага» взять хочу, мне до него всего-то три тысячи шагов осталось – уже третий день передвигаюсь со скоростью одноногой улитки.

– У улиток нет ног, – заметил барон, – Подожди, пока я улажу свои вопросы с этим господином.

– А этот жадный господин знает, что ты сам – бывший атаман и ветеран криминально-освободительного движения? Эй, гном, может, сделаешь скидку бывалому авторитету?

Грог Три-Уха задумчиво пожевал губу, но все же отрицательно мотнул головой:

– Нет. Я и так, значитца, только с атаманами дела и имею! А ветеран он, или молодчик одноглазый – мне без разницы. Цена для всех едина!

– Хорошо. Вот, – на ладони Шардона появился туго набитый кошель, который тут же перекочевал в поясную сумку слухача-доносчика, – Рассказывай…

История оказалось короткой, и заняла всего несколько минут. Разумеется, каждое слово было внесено военным искусственным интеллектом в базы данных, чтобы ни одна крупица ценной информации не потерялась. Закончив с гномом, он велел Барримору накормить и напоить информатора на замковой кухне и повернулся к Ухорезу:

– Так что за просьба у тебя, воин?

– Ты ведь дочку замуж сегодня выдаешь? Точно знаю, потому как со жрецом вместе приехал. Так вот, у вас на свадьбе драка будет, и я пришел помочь…

– За предупреждение спасибо. Немедленно прикажу удвоить число стражников. Но ты уверен, что твоя информация верна? Откуда узнал о предстоящем конфликте?

– Потому что я сам эту драку и устрою, – улыбнулся бессмертный.

– У тебя проблемы с кем-то из моих гостей?

– Вряд ли ты пригласил кого-нибудь из «Диких Котов» или мою двоюродную племяшку. Вот уж где настоящая заноза в жо… в неудобном месте.

– По статистике, в течении суток пальцы правой руки или лицевые мышцы задействуются куда чаще и выполняют больше действий, чем упомянутая тобой филейная часть. Поэтому, в приведенном речевом обороте было бы логичнее использовать…

– За-ну-да! – перебил его Ухорез, – Просто мне для получения «Потасовщика» третьего уровня нужно поучаствовать в драке еще на двух свадьбах. Но без твоего разрешения как-то неудобно устраивать беспорядки в твоем доме.

– Это строение относится к категории «замков».

Шардон открыл гайд по игровым достижениям.


Потасовщик (заблокировано).

Описание: Ваша привычка распускать руки по поводу и без, сослужила вам неплохую службу – и теперь в кулачной драке вы чувствуете себе гораздо увереннее!

Условие:

Для получения достижения «Потасовщик-1», вы должны сразиться в рукопашном бою в трактире (выполнено), в толпе (выполнено), на свадьбе: 1 раз.

Бонус:

+5 % к урону без оружия;

+1 к Броне.


– Хорошо, – наконец, отозвался он, – Будет тебе драка, но взамен мне нужна твоя услуга.

– Выкладывай, – вздохнул бессмертный.

– Один их моих соседей оказался коллекционером редкостей и уникальных предметов. И для установления с ним взаимовыгодных и добрососедских отношений, я хочу сделать ему соответствующий подарок.

– И?

– Я не знаю никого, кто путешествовал бы и ввязывался в сомнительные мероприятия чаще, чем ты. А значит, и чаще сталкивался с разными диковинками.

– Ага, я понял, к чему ты клонишь. Извини, приятель, но тут ничем помочь не могу – ничего такого у меня нет. Но могу поспрашивать в клане.

– Буду очень тебе благодарен.

– Как вариант, ты мог бы периодически заглядывать на Аукцион. Уже если где и могут встречаться разные редкости со всей Империи, так это там.

– Думаю, ты прав, спасибо.

Правда, возможности пользоваться глобальным Аукционом у него не было, хоть «непись» и знал о существовании такового. Так что, в любом случае, ему придется немного прокатиться по окрестностям и наведаться в соседние поселения. К тому же, вполне вероятно, что у старост и мастеров-ремесленников тоже может найтись что-то необычное, достойное коллекции барона де Баральги. Или хотя бы информация о том, где можно достать подобные диковинки.


Директива № 233: «Проведение переговоров со старостами о специализации поселений».

Установить приоритет: высокий.

Разработка маршрута: 28 %.

Приложения:

1. «План новой экономической политики. Поселения».

2. «План новой экономической политики. Регионы».


– Барримор! – прикрикнул Шардон.

Появившийся рядом дворецкий заставил бессмертного вздрогнуть.

– Я отлучусь до завтра. Присмотри за подготовкой к празднику и во всем помогай моей любимой и единственной дочери.

– Слушаюсь, милорд, – склонился слуга.

– Ого. А овсянку он на завтрак подает? – ухмыльнулся Ухорез.

– Если на то будет воля милорда.

– Слушай, Шардон, у тебя же есть лошади?

– Да.

– Можно, я тогда тебе на хвост упаду? До завтра тут все равно делать нечего, а пешком до Заповедника и обратно мотаться неохота. Да еще и в режиме улитки.

– Боюсь, что у тебя ничего не получится.

– Да ну, дружище, ну что тебе – коня мне на пару часов дать жалко? Я же с возвратом!

– Милорд имеет в виду, что у вас не получится упасть ему на хвост, в виду отсутствия такового у господина барона, – без тени улыбки на лице пояснил дворецкий.

Игрок внимательно посмотрел на Барримора. Потом на барона. Снова на его слугу.

– Да нет, вроде не похожи… Слушай, Шардон, а у тебя, случаем, какой-нибудь баронский внебрачный сын не терялся? А то нашел я тут одного…

– С учетом разницы в возрасте, Барримор не может быть моим отпрыском, – «непись» вдруг умолк, потом улыбнулся, – Я понял. Это был сарказм.

– Видал? – Ухорез хлопнул по плечу дворецкого, – Учись у своего барона!

– Я учту ваши пожелания, господин бессмертный.

– Да, разумеется, ты можешь отправиться со мной в Заповедник Кхара. И взять одну из лошадей в моей конюшне.

Шардон быстрым шагом двинулся к выходу из тронного зала. Следом за ним заскользил и игрок. Аккуратно, медленно, почти не отрывая ступни от пола и внимательно глядя себе под ноги – он действительно крался, не издавая при этом ни звука.


Разработка маршрута: 54 %.

Корректировка скорости.

Коэффициент замедления «Кз» = 1,45.

Назначить «Кз» для участков: 1, 2 и 35.

Разработка маршрута: 48 %.


В Конюшне Шардону пришлось седлать лошадей за двоих: во-первых, Ухорез к тому времени преодолел чуть больше половины пути до замкового двора, а во-вторых, благодаря навыкам верховой езды у «непися» это получалось лучше и быстрее.

Как и большинство монотонных действий в игре, это был линейный процесс, который не требовал ни внимания, ни контроля, поэтому пять минут свободного времени ИскИн потратил на рецепт «Зелья Подчинения» – таким было кодовое название Алхимического Объекта № 219.4.

Гном-слухач подсказал ему направление, в котором крылась разгадка: сочетание полезного бонуса с сильным отрицательным дебафом. При правильном подборе эффектов, недостатки будут с лихвой компенсироваться преимуществами такого зелья. Правда, он не был уверен, что такую комбинацию свойств можно синтезировать в текущих условиях, да и в игре вообще.

Вполне вероятно, что «Грибы» де Скандаля, как и рецепт, скорее всего были частью какого-нибудь квеста. Скорее всего, даже персонального сценария, недоступного другим «неписям».

В любом случае, сперва ему нужны рецепты, огромное количество реагентов и хорошо прокачанные алхимические умения, особенно «Смешивание Зелий», а также «Экстракция» и «Повышение концентрации», которых у него вообще пока что не было. Но при помощи Аукциона и ведьм Питомника Хваги он рассчитывал восполнить эти пробелы.

– Уф, ну что, поехали?

Бессмертный наконец-то добрался до Конюшни.

– Да. Я внес изменения в наш маршрут. Сперва заглянем в Золотые Поля. Затем – в Змеиное Урочище и Кривой Лес. Потом нас ждет Взгорок Грымха. После него мы отправимся…

– Понял-понял. Как знаешь, судя по карте, это совсем небольшой крюк.

– Время пути увеличивается на шестнадцать минут. Или от получаса до полутора часов, если ты решишь спешиваться на каждой остановке.

– Хорошо, как-нибудь проживу без пеших прогулок на свежем воздухе. Н-но!

И они двинулись в путь, по дороге заезжая в локации, которые являлись частью владений Шардона. Там «непись» менял настройки в соответствии со своим новым планом специализации регионов, который он разрабатывал уже несколько дней.

В окне интерфейса, посвященного экономике регионов, информация по регионам выглядела примерно так:


Золотые поля

Специализация: сельское хозяйство.

Работников: 25 из 30.

Производительность: 76 % (92 кг в день).

Ресурсы:

Пшеница (20 %), Гречка (20 %), Ячмень (20 %), Яблоки (20 %), Мед (20 %).


Каждую неделю из этой локации в замок отправлялись телеги с добытыми ресурсами. Часть их шла сразу в производство. Из пшеницы пекли хлеб, из гречки – варились каши, ячмень шел на корм животным вместе с яблоками, а мед – продавался. Конечно, не все шло в дело, оставшиеся ресурсы продавались по бросовым ценам или лежали на складах мертвым грузом.

Барон де Фурье не занимался экономикой своих владений, его вполне устраивали доходы, получаемые с единственной в Лесах Гоблинов серебряной шахты. Которая, кстати, в данный момент была неактивной и ничего не приносила, чему была посвящена Директива № 235. Бывший хозяин просто распределил работников поровну по всем участкам, и на этом остановился.

Шардон же потратил немало времени и вычислительных ресурсов, чтобы изучить не только экономический потенциал своих владений, но и внешний рынок спроса и предложения. Поэтому после его визита в Золотые Поля, характеристики локации приняли следующий вид:


Золотые поля

Специализация: сельское хозяйство.

Работников: 30 из 30.

Производительность: 91 % (126 кг в день).

Ресурсы:

Пшеница (10 %), Гречка (0 %), Ячмень (40 %), Яблоки (30 %), Мед (20 %).


Хлеб было экономически выгоднее покупать уже в готовом виде в поселениях, где имелись свои пекарни, чем занимать этим замковую Кухню. А в Трактире он не пользовался особой популярностью, как и гречневая каша – особенно в сравнении с алкогольными напитками.

На создание которых теперь и шла основная часть ячменя, яблок и меда – да и продавать медовуху или яблочный сидр было в 5.45 раз выгоднее, чем свежий урожай того же меда или яблок.

Остатки ресурсов целиком шли на Склад. Продажи излишков Шардон и вовсе остановил. Во-первых, после оптимизации их оставалось немного, а во-вторых, после постройки Торгового Поста 2-го уровня он сможет наладить регулярную торговлю по нормальным ценам или менять ресурсы на те, которые нельзя добывать в его землях.

Примерно той же процедуре оптимизации и более узкой специализации он собирался подвергнуть и те три поселения, что номинально числились его владениями, но фактически подчинялись старостам, просто выплачивая барону денежный налог.

И эту ситуацию военный ИскИн собирался изменить, проведя настоящую экономическую революцию в отдельно взятом виртуальном баронстве. И первой ласточкой новых веяний должен был стать «кузнеческий» Взгорок Грымха, поселок орков…

Глава 20. Оптимизация

– А ну стой! Кто такие, куда едете, чего везете и почему не делитесь?! – раздался грозный окрик, когда до Вгзгорка оставалось всего 10 минут пути.

– Едем прямо, везем тумаки да шишки – можем и поделиться! – весело отозвался Ухорез.

Благодаря постоянной погоне за игровыми достижениями и позициями во всевозможных топах, он действительно очень много путешествовал и выполнял сотни заданий. Поэтому довольно рано обзавелся приличной экипировкой, существенно поднял свои параметры и стал аж 23-его уровня – при том, что самые активные члены Детей Корвина только-только взяли 20-ый.

Так что, его не особо беспокоило нападение лесных разбойников 12–15 уровней. Тем более, что рядом с ним ехал бывший атаман, а значит, драки вполне можно было и избежать.

– Слышь, Меднолобый, ты бы пасть закрыл да гляделки свои растопырил, – донеслось из кустов с противоположной стороны дороги, – Не видишь что ли? Его милость Рыжий Лис едет собственной персоной, в натуре!

– Джак, это ты что ли? – «узнал» Шардон своего бывшего подчиненного, прочитав его имя в чате локации.

– Он самый, господин барон.

– Надеюсь, вы пропустите нас без боя?

– Да без базара, езжайте с миром. Мы же не отморозки какие, у нас все чин чинарем да по понятиям. А этой шестерке, гавкающей на кого ни попадя, сейчас все растолкуем за субординацию, вы даже не сомневайтесь, господин барон. А то понаберут всякую шваль по объявлениям…

– С-с-с… ка… – едва выдавил расхохотавшийся Ухорез, – Надо же – прижилось!

– Что прижилось?

– Да словечки твои. Всего несколько недель ты у них атаманом пробыл, а вон – до сих пор и строем ходят, и за субординацию перетереть готовы… по понятиям, ой не могу, аха-ха..

Шардон пожал плечами – эта анимация у него была настроена в качестве демонстрации отсутствия интереса к обсуждению текущей темы беседы. И оба всадника двинулись дальше.

Бывший трактирщик, а ныне староста орочьего поселка Бурбак встретил своего благодетеля с радушной улыбкой и робким страхом в глазах:

– Давненько вас видно не было, господин де Шардон. Какими судьбами в наши края?

– Во-первых, хочу узнать, нет ли у вас в деревне чего-нибудь редкого и необычного, что не жалко и самому барону подарить.

Староста вздрогнул и напрягся:

– Так ведь это… Налоги у нас все уплочены, квалификационные работы от мастеров тоже вашей милости давно в замок высланы. Не вашей, конечно, а вашего предшественника, но…

В руке Бурбака появилась огромная кружка с пивом, к которой тот основательно приложился. Даже после смены должности, привычки и слабости у него остались прежними. А страсть к алкоголю и вовсе усилилась – таким образом он якобы восстанавливал растраченную на дела поселка энергию. Хотя на самом деле это работала заложенная в него разработчиками модель поведения, имитирующая пьянчугу.

– Я дам достойную цену. А если она окажется выдающейся, то на двадцать процентов снижу налоги. На два месяца. И даже просто за информацию о ее местонахождении готов хорошо заплатить. Разумеется, за достоверную.

– Ну, если так, то оно конечно, – успокоился староста, – Я поспрашиваю у мастеров. Обождете пару часиков?

– Разумеется. Я буду ждать в трактире.

Трактирщик Фурье встретил дорогого гостя лично. Поздравил его с прошедшей свадьбой и с предстоящим замужеством дочери – похоже, бывший барон старался быть в курсе свежих новостей. Как и обещал, он выделил Шардону отдельный стол в углу, который за пару минут был уставлен лучшими напитками и кушаньями из меню «Пивного Барона № 3».

– Чего-нибудь еще угодно господину барону? – в легком поклоне застыл рядом трактирщик.

Тот повторил просьбу, озвученную перед этим старосте. Фурье задумался:

– Пожалуй, есть кое-что у меня из старых запасов. Мне-то оно уже без надобности, а вот вам, может, и сгодится…

Он исчез, но вскоре вернулся с резной шкатулкой. Бережно сдул с нее несуществующие пылинки, как того требовал скрипт, и открыл.

– Вот, смотрите, господин барон.

И выложил перед своим хозяином и компаньоном три вещицы.

Серебряную Заколку, которая начинала пищать в присутствии оборотней или вампиров, и давала +5 к Харизме.

Вельветовую перламутровую перевязь велеречивого переговорщика, на +1 к Броне и +10 к умению Красноречие (+20 в любом состоянии, затрудняющем речь).

И Числовой ряд Фурье – ожерелье из символов-цифр, повышающее Интеллект на +10.

– Фамильное, – вздохнул бывший барон, доставая последнее украшение.

И вот как раз оно и оказалось единственным уникальным предметом в этой небогатой коллекции, в отличие от остальных двух, с пометкой «магическое», то есть они были на одну ступень редкости и качества пониже*.


* В «Мире Фантазий» есть следующие ступени редкости и качества предметов и изделий в порядке возрастания их ценности: мусор, обычный, редкий, магический, уникальный, легендарный и божественный.


– Благодарю, – Шардон вернул трактирщику Перевязь и Заколку, – Сколько ты хочешь за свое ожерелье?

– А можно меня назначить на пост старосты? Я все равно рано или поздно его заполучу, но с вашей протекцией это будет и быстрее, и без лишней крови обойдется.

Военный Искусственный Интеллект задумался, просчитывая возможные варианты.

– Пока что я не могу этого сделать, – наконец, отозвался он, – Но я обдумаю ваше предложение.

Шардон не врал – ИскИн пришел к выводу, что бывший барон в роли хозяина местного промышленного центра может оказаться слишком серьезной и влиятельной политической фигурой. А значит – стать угрозой, и вот эту проблему нужно было как-то решать.

Пометка: Придумать способ устранения угрозы со стороны бывшего бароне де Фурье.

На исходе второго часа объявился Бурбак.

К сожалению, местные умельцы ничем не порадовали и не смогли предложить ничего ценного.

– Мне нужен доступ к экономическим и производственным настройкам Взгорка, – заявил Шардон, – А взамен дам совет, который позволит тебе сохранить должность и, возможно, жизнь.

– К-конечно.

Взгорок Грымха был ремесленным поселком, где в основном трудились орки-кузнецы, бронники и плотники. А также немного торговцев, рудокопов, лесорубов и травников – они худо-бедно снабжали мастеров необходимыми ресурсами.

Первым делом барон «упразднил» все добывающие профессии.

А вместо них – заложил строительство Рынка и на 30 % увеличил количество торговцев, одновременно снизив вдвое все торговые пошлины.

– Чего делается, чего делается, – схватился за голову староста-орк, наблюдая за изменениями на вверенной ему территории, – С потрохами продаст и по миру пустит!

Затем военный ИскИн поднял коэффициенты производства для самых популярных видов оружия и кольчужной брони. Повысил зарплаты и скорость обучения зачарователей. Тех же мастеров, что производили малополезные и дешевые инструменты и орудия труда – заменил на специалистов по стрелам, замкам и отмычкам. Он знал, что на так называемые «расходники» спрос есть всегда.

– А бессмертные? Бессмертные где?! – не унимался Бурбак.

Всего несколько простых манипуляций с «ползунками» и коэффициентами – и простым игрокам, вздумавшим выбрать для старта Взгорок Грымха, стало очень неуютно. Оружие и доспехи выросли в цене, половина наставников пропала, а торговцы и ремесленники перестали покупать всякий хлам, обычно выбиваемый из монстров.

Зато донатерам – настоящее раздолье! Они могли довольно быстро обзавестись приличной экипировкой, да и награды за квесты стали заметно «вкуснее». Правда, далеко не всем теперь эти задания были по зубам – ну так и играть из-за этого стало интереснее! В локацию начали стягиваться торговцы из окрестных городов и зажиточные игроки более высоких уровней.

Конечно, все это случилось не прямо здесь и сейчас по воле барона-«непися», но именно таким стал вектор развития поселения орков на ближайшие месяцы. А сам Шардон и его спутник двинулись дальше, сея на своем пути разумное, экономически выгодное и математически обоснованное.

– Эх, сгорел шатер – гори и зимний дом, – почти навзрыд причитал староста, провожая барона, и мысленно прикидывая возросшие перспективы: он уже заметил и правильно оценил почти 45 % прирост в графе «прибыли» по основным направлениям деятельности Взгорка Грымха.

И теперь обдумывал прощальные слова своего сюзерена: «Берегись трактирщика Фурье. Этот бледнолицый на твое место метит…»

Впрочем, он был хоть и трусоватым, но орком. И любые проблемы тоже решал по-орочьи – быстро и в лоб, причем, в самом прямом смысле и применением грубой силы. Не прошло и часа, как несчастного трактирщика выволокли прямо с кухни пятеро дюжих гвардейцев и, без суда и следствия, засадили в специально построенную по такому поводу Тюрьму.

Так с политической доски Леса Гоблинов была убрана еще одна из важнейших фигур, а доходы от конфискованного «Пивного Барона» Бурбак перераспределил в пользу себя любимого и, разумеется, милостивого барона Шардона. Который, заметив случившиеся «кадровые перестановки», пометил соответствующую задачу как выполненную.

Затем экономической «оптимизации» подверглись Змеиные Урочища – источник ценных растений и ядов – и Кривой Лес, где добывалась древесина, мясо и шкуры. И всюду ИскИн снимал работников с добычи тех ресурсов, которые и так в больших количествах приносили и сдавали бессмертные. А освободившиеся ценные рабочие руки (потому что на них был строгий лимит в каждой локации) он назначал на более важные участки. Копать уголь, рубить ценные породы дерева, бить редкого зверя на алхимические реагенты и так далее.

Теперь все, что добывалось во владениях барона де Шардона, либо использовалось в крафте, либо охотно и задорого покупалось торговцами или игроками. Лишь за время пути до Заповедника Кхара в ближайшей перспективе доход с его земель вырос на 23 %. А ведь он посетил пока всего 5 локаций из 12, и 1 поселение из 3!

И всю дорогу Ухорез донимал «непися», отыскав в его невозмутимом лице благодарного слушателя, способного целых полтора часа кряду внимательно слушать его рассказы о механиках десятков всевозможных игровых достижений и даже давать дельные советы!

Секрет Шардона был прост: он выделил 10 % ресурсов на поддержание видимости беседы, в нужных местах (оценивая речь собеседника по десятку критерий и условий) вставляя «Ага», «И я так думаю», «Возможно», «Ого!» и «Да нет – не может такого быть!» А на оставшиеся 90 % мощностей «непись» спокойно занимался своими электронно-вычислительными делами.

– Слушай, я вот чего думаю. Чтобы получить «Железную спину», нужно перетаскать тяжестей на 10 тонн весом…

– Ага.

– …Но ведь не обязательно забивать сумку какими-нибудь камнями и бегать с ними туда-сюда, верно? Можно просто катать огромные валуны с места на место…

– Возможно.

– …А все потому, что при рывке грузоподъемность выше, хоть и всего на одну секунду!

– Да нет – не может такого быть!

– Так ты сам посмотри – в подсказке по параметру «Грузоподъемность» написано, что рывком можно поднять четырехкратный вес от максимального. Значит, я и достижение получу вчетверо быстрее.

– В пять целых и две десятых раза быстрее при условии, что дальность перемещения валунов составит минимально необходимые десять метров, – военный ИскИн счел обсуждаемую тему довольно полезной, и уже сам включился в беседу.

– Ага, спасибо. Вот об этом я и го… сколько-сколько метров?

– Десять и более. Иначе усилия не засчитываются.

Ухорез приуныл. За секунду ему не протащить такую тяжесть и на пять шагов – куда уж тут десять метров-то?

– Тебе могут помочь актуальные законы физики.

– Это как?

– Пологий склон и рычаг. Пусть камень катится самостоятельно.

– Тогда мне не засчитается его переноска.

– Если фиксация результата идет по весу, тогда нет. Но если по факту касания, то…

– …то я могу просто держаться за валун, пока он катится! Шардон, смотри, вон как раз подходящий камень – давай проверим твою теорию?

«Непись» прикинул габариты указанного игроком камня. Рассчитал его объем и умножил на среднюю плотность.

– Не получится. Такой вес тебе не поднять даже в рывке.

– А ты откуда знаешь, если даже не пробовал? Слу-у-ушай! Я тут чего подумал… а вот если привязать к лошади веревку, а второй конец обмотать вокруг камня, то что мы получим?

– Мы – ничего, а вот лошадь получит достижение «Железная спина».

И вот в таком духе всю дорогу, за исключением редких пауз, когда Шардон был занят настройками локации или по просьбе бессмертного притаскивал ему «во-о-он тот цветочек, пожалуйста» или «хвост во-о-он того зайца, если тебе не трудно, конечно».

А если «непись» отказывался, то бессмертный сам, натужно кряхтя, спешивался и неторопливо, стелющимся коротким шагом в режиме «подкрадывания» шел за каким-нибудь невзрачным цветком или пытался нагнать зайца.

Почему барон терпел выходки Ухореза? Да потому что тот обещал научить его премудростям торговли на Аукционе и дать доступ к специальным расширенным возможностям, доступным лишь определенной касте избранных бессмертных, называемых «донаторами».

– Кстати, а у тебя деньги-то есть, чтобы редкости выкупать? – уже у самого Заповедника поинтересовался орк у своего спутника.

– Ага.

– И много?

– Возможно.

– А поточнее? Ты не бойся, я никому не расскажу.

– Сорок восемь тысяч монет, если учитывать содержимое казны и регулярные поступления от трактиров и мастерских.

– Ого!

– Ого.

– Ну, то есть, конечно, для игрока семнадцатого-двадцатого уровня «ого!», а вот для барона, отхватившего себе сразу два замка, да еще при этом и хозяина сети трактиров – как-то маловато.

– И я тоже так думаю.

– Поэтому тебе сперва придется зарабатывать на чем-нибудь попроще, чтобы сколотить более-менее приличный стартовый капитал. Например, на редких ресурсах и расходке.

– Да нет – не может такого быть!

– Это ты сейчас издеваешься, да? Знаешь, если ты у нас такой умный, то сам и торгуй. Вижу, тебе не нужна моя помощь!

Ухорез пришпорил коня и умчался вперед.

Спустя десять минут Шардон нагнал его. Передвигаться верхом на территории поселка было нельзя, так что бессмертному пришлось спешиться, и теперь он шел к Аукционному Столбу. Ведя лошадь за собой и, как и прежде, передвигался он неторопливым «утиным» шагом, злобно поглядывая на носящихся вокруг по своим делам «неписей» и игроков.

– Ладно уж… скажи спасибо, что я отходчивый, – пробурчал Ухорез, когда барон нагнал его.

– Спасибо.

– Держи…


Персонаж Ухорез прислал вам Подарок (х1)!

[Открыть / Отмена]

[Открыть]

Вы получили Подарочный сертификат Младшего Купца Торговой Гильдии (3 дня)!

– Берег для особого случая.

– Значит, я и есть твой особый случай?

– Ой, слушай, вот только не начинай, а? Активируй его и открывай Аукцион.

Шардон послушно выбрал в меню сертификата пункт «Активация» и подтвердил действие.

В списке бафов загорелась соответствующая иконка, а «непись» получил доступ к глобальному Аукциону бессмертных. А так же скидку 3 % на скупку базовых ресурсов, набор дополнительных слотов (х10) и персонального Эльфа-Торговца, которого можно было настраивать на автоматический поиск, продажу или скупку товаров по заданным критериям.

– Пользуйся на здоровье. Сам разберешься, что тут к чему?

– Спасибо, у меня есть инструкция. А почему одни и те же товары стоят разную цену?

– О, дружище – добро пожаловать в мир торговых сделок, в котором свои законы и правила, свои везунчики и неудачники. Здесь можно за день как сколотить состояние, так и потерять!

– Хорошо сказано, – провел лингвистическую декомпозицию и анализ качества текста Шардон, – Можно я использую его, когда снова открою свое казино?

– Конечно.

– Так что насчет цены? Разве не выгоднее продавать дороже, чтобы заработать больше?

– Ну, во-первых, далеко не всегда нужно продавать дорого – иногда есть необходимость продать товар поскорее, чтобы получить деньги и потратить их на что-то нужное, пока это самое нужное не купил кто-то другой. Понимаешь?

– Тогда Брандашмыг, поставивший десять Серебряных слитков по двадцать монет за штуку, наверное, очень-очень торопится. Как думаешь, он хочет купить что-то по-настоящему редкое и ценное? Может, этот Брадашмыг сможет помочь мне с подарком для барона де Баральги?

– Не тупи, скупай быстро этот лот, балбесина цифровая!

– Меня зовут Шардон. Барон де Шардон по-прозвищу Рыжий Лис.

– Да выкупай же ты!.. Проклятье, не успели!

– Почему ты на меня кричишь?

– Да потому что этот Брандашмыг – нуб тринадцатого уровня! Он не знает, сколько на самом деле стоит слиток серебра, и поставил слишком низкую цену – в сто раз ниже рыночной! Или даже ошибся на пару нолей, что вероятнее. Нужно было сразу выкупать этот лот.

– Но мне не нужны серебряные слитки. Они далеко не диковинка даже в наших локациях барон де Баральга…

– Да достал ты уже со своим бароном! Тебе не сами слитки нужны, а выгодная сделка. Ты мог просто купить их за двести золотых и перепродать уже за двадцать тысяч!

Ухорез, который получил подаренный Шардону сертификат за торговое достижение, совершив ради него на Аукционе сотни выгодных и не очень сделок, явно вошел в раж и потерял терпение.

– Чистая прибыль составила бы девятнадцать тысяч восемьсот монет. Это была бы очень выгодная сделка, – подсчитал «непись».

– На самом деле чуть меньше, потому что есть еще комиссия аукциона. Но в целом, ты все правильно понял. Можно перехватывать такие дешевые лоты, чтобы их перепродать уже по нормальной цене и навариться.

– Серебро не варят – его плавят или льют.

– Да при чем тут серебро?!

– Ты опять на меня кричишь.

– Прости, дружище. Просто мы только что потеряли почти двадцать штук, вот я и расстроился.

– Ого! Так давай вернется той же дорогой, которой пришли сюда. Может, ты помнишь, где именно обронил деньги? Нужно внимательнее следить за своим кошельком!

– Каким кошельком? Какие деньги?

– Двадцать тысяч, которые ты потерял. Пошли скорее, пока их кто-нибудь не подобрал.

– Да не терял я ничего! Я про те двадцать тысяч, которые мы могли заработать на перепродаже серебряных слитков.

– Девятнадцать тысяч восемьсот монет. Минус комиссия Аукциона. Но ведь мы их так и не заработали – поэтому и потерять не могли. Нельзя потерять то, чего у тебя никогда не было.

– Поверь, дружище, еще как можно. Вот прямо сейчас, например, я теряю терпение и веру в человеческий разум.

– Его наличие легко доказать при помощи серии простейших тестов.

– Так. Стоп. Похоже, что без ста грамм здесь не разобраться. А то я все никак не пойму – это ты конкретно тупишь, или у меня уже башка совсем не варит.

– Возможно, причина в том, что девяносто девять процентов моего разума заняты очень трудоемким процессом.

– Это каким же?

– Я пытаюсь запомнить все товары, выставленные на аукционе, и упорядочить получившийся список по количеству товаров и их стоимости.

– Стоп. Зачем? Там же есть и фильтры, и сортировка! Да и список постоянно меняется – что-то продается, выставляются новые лоты…

– Верно. Это все существенно усложняет процесс, – согласился «непись».

– Прекращай. Закрывай окно торговли и пошли в твой трактир. Ты угостишь меня пивом, а я расскажу тебе, что такое игровой Аукцион и с чем его едят… – Заметив вопросительный взгляд Шардона, он быстро исправился, – То есть, как им пользоваться, чтобы зарабатывать деньги. Ты уж поверь – я на этом деле собаку съел!

– Судя по используемым аналогиям, ты испытываешь сильное чувство голода. Так что помимо выпивки я угощу тебя еще и сытным ужином в обмен на инструкции по торговле.

Глава 21. Основы рыночной торговли

Часа три Шардон сидел за столом почти неподвижно, и лишь анимация дыхания да моргания выдавали в нем еще живого персонажа. Ну и зеленая шкала Здоровья над головой.

Поначалу Ухорез пытался докричаться до него, но «непись» лишь отмахивался от игрока, невпопад отвечая «Ага», «Я занят», «Не может быть» и «Я тоже так думаю».

– С господином бароном все в порядке? – несколько раз подходил к ним Кеша, местный бармен, но бессмертный лишь неубедительно пожимал плечами.

Он и сам не знал, что там творится в голове бота, и почему тот завис на этот раз. Но, тем не менее отписался в клановый чат о текущей ситуации, и сообща было решено выделить Шардону в охрану три человека из числа самых лучших и самых надежных воинов и магов, чтобы ни один виртуальный рыжий волос не упал с башки ценного союзника.

Поэтому рядом с неприметным столиком в углу трактира неотлучно дежурили два игрока, и еще один сидел у входа в питейное заведение, отслеживая потенциально опасных посетителей.

Вся эта возня вокруг него самого Шардона ничуть не занимала. Он вообще не обращал внимание на то, что происходит рядом, оставив всего пару базовых алгоритмов следить за состоянием своего здоровья и обстановкой в трактире – но они должны были реагировать исключительно на прямую угрозу его жизни.

Военный искусственный интеллект постигал азы торговых отношений между игроками и высокоуровневыми «неписями», которые тоже могли приобрести доступ к Аукциону бессмертных.

Первое время он лишь наблюдал, разрабатывая, наверное, один из самых сложнейших аналитических модулей за все время. Этот алгоритм оценивал состояние рынка, отслеживал движение разных товаров и динамику цен, анализировал сделки и даже пытался делать прогнозы. Потому Шардон и сам начал потихоньку торговать, проверяя эффективность своего алгоритма № 17-2А(а) методом проб и ошибок. Чем дальше, тем меньше становилось ошибок, а зарабатываемые ИскИном суммы напротив, росли.

Он добавлял в свою базу данных товары, на которых было заработать проще всего и наоборот, те, которые почти не пользовались спросом – в специальный список исключений. Не забывал «непись» отслеживать и редкости, в подарок соседу-барону.

– Э-э-й! Ты живой там?

– Ага, – автоматически отозвался Шардон уже в 39-ый раз.

Точнее, настроенный им скрип случайным образом выбрал одну из четырех фраз-ответов.

Тайя и Снусмумрик, час назад заступившие на дежурство рядом с телом зависшего барона, придумали забавную игру. Каждый делал ставку на то, какую, по его (или ее) мнению скажет «непись», а потом тормошили его, добиваясь ответной реакции.

Кто угадал – тот и выиграл. Участников было двое, а фраз – четыре, как они выяснили экспериментальным путем, так что победителя могло и не оказаться, что лишь добавляло интереса.

– Развлекаетесь? – снова заглянул в трактир Ухорез, проверяя своего «подопечного».

– Так ведь ску-у-учно, – вздохнула жрица, – Вот если бы вы снова открыли здесь кабаре, было бы повеселее. Когда там менестрель появится?

– Вечером.

– Так уже стемнело! И вообще я скоро уже офнусь, мне еще уроки на завтра делать… то есть домашние работы учеников проверить нужно.

Ухорез понимающе усмехнулся:

– Через десять минут будет смена, вот тогда хоть ночуй за своими тетрадками.

– Эй, кажется, он шевельнулся! – перебил их Снусмумрик.

– Шардон, дружище, ты там как, – подскочил к барону орк.

– Я в порядке. Работаю над оптимизацией алгоритма и сбором статистики.

– Ого. Прикольно, первый раз слышу, чтобы боты так разговаривали, – удивился Снусмумрик.

– Так, Костик, все, наша смена закончилась, дальше уже без нас разберутся, – Тайя схватила воина за руку и торопливо потащила его к выходу из трактира.

Тот находился в Детях Корвина совсем недавно, и еще не знал о некоторых странностях «непися», числившегося в составе клана. И чем дольше не узнает – тем лучше.

– И долго ты собираешься этим заниматься?

– По предварительной оценке, собрано примерно пятнадцать процентов статистических данных от минимально требуемого количества для эффективной работы алгоритма.

– Всего пятнадцать?! Ты здесь почти четыре часа сидишь!

– Значит, осталось еще чуть меньше суток.

– Стоп. А ты какую вообще статистику собираешь-то?

– О совершенных торговых сделках.

– То есть ты все это время сидел на Аукционе?

– Да. И заработал двенадцать тысяч монет.

– Круто. Ладно, балбес, лови свою статистику. Тебе за сколько дней дать? За сутки, за трое или за неделю?

– Чем больше, тем лучше.

– Перебьешься, дам за три дня – а то опять тут зависнешь со своими алгоритмами. А нам, между прочим, завтра еще твою дочку замуж выдавать. И, кстати, тебе надо бы поработать над своей речью, чтобы поменьше лишнего болтал при посторонних…

Ухорез зашел на сайт крупнейшего клана торговцев, перешел в раздел, посвященный Аукциону, нашел нужную локацию и сохранил логи за последние три дня. Конечно, информация была неполной, в свободный доступ выкладывались данные только по открытым сделкам, но Шардону и этого хватит за глаза.

– Вот, держи, анализируй себе на здоровье.

Входящее сообщение (1)!

Отправитель: Ухорез.

Заголовок: Сделки по аукциону за 3 дня.

– Спасибо.

– И чтобы ты без меня делал, а?

– Собирал бы статистику по торговым операциям еще двадцать три часа и восемь минут.

– Другого ответа от тебя я и не ожидал, Барон Очевидность.

– Меня зовут барон де Шардон.

– Вот об этом я и говорю. Ладно, заканчивай побыстрее свои анализы – у нас еще куча дел!

И Шардон снова «завис». Правда, теперь он даже делал вид что ест и пьет, выделив на эти занятия чуть-чуть своих ресурсов. Бессмертный, оценив состояние «непися», вздохнул и написал в клановый чат, выбрав еще троих игроков для охраны. И предупредил их, чтобы, как только «оберегаемый субъект» снова придет в себя – немедленно звали его, Ухореза.

Тем временем военный ИскИн анализировал полученные от него логи, настраивал Эльфа-Торговца и вносил изменения в директиву № 231, в свой план Новой Экономической Политики. Если раньше она была рассчитана на добычу ресурсов и компонентов для крафта, а так же на их продажу торговцам из соседних городов, куда ходили караваны, то теперь «непись» изучал потенциал своих владений с точки зрения торгов на Аукционе.

Например, растущая неподалеку от Питомника Хваги редкая травка Крокуценна Обыкновенная использовалась при варке Средства от простуды (Травничество, 3 компонента, стоимость 100 Золотых) или Чихоточного Зелья (Алхимия, 12 компонентов, стоимость 3000 золотых). В землях Шардона покупателей на эту траву не было, потому как Средство от простуды продавалось очень плохо.

Зато в окрестных городах был высокий спрос на Чихоточное Зелье – боевой эликсир, заставляющий магов чихать и кашлять, и лишающий их возможности произносить заклинания. Вот только варить это зелье Шардон не мог – не было у него ни рецепта, ни большинства компонентов. Да и у городских алхимиков – тоже.

А вот на Аукционе бессмертных малополезная Крокуценна уходила за считанные минуты, и порою цена на ее достигала почти стоимости самого зелья. Этот феномен ему разъяснил Ухорез – при варке сложных эликсиров, алхимики получали больше всего опыта на ремесленные умения, поэтому иногда кланы скупали реагенты в убыток – именно для прокачки своих крафтеров на сложных рецептах.

Рецепты, к слову, тоже продавались очень хорошо и дорого, но где их доставать – ИскИн не знал. Строительство Библиотеки явно не обеспечит его ни достаточным количеством, ни качеством.

Помимо сбора Крокуценны Обыкновенной, он так же внес в свой план геноцид Полосатых Кроликов (ради их ценной Золотисто-полосатой Шкурки, шанс дропа 0,2 %), купил для себя Рецепт Изумрудного Эля и 50 штук Мелких Изумрудов к нему, а также запланировал перепрофилирование локации Малые Озерки на ловлю редкой Шестоперой Рыбы-Гуся.

К концу шестого часа своего безвылазного сидения в «Пивном Бароне», Шардон стал богаче на 29 тысяч золотых и забил 5 из 10 слотов аукциона скупленными для перепродажи ресурсами. И это не считая новенького Голубого Камзола и Шляпы с радужным пером, который он взялдля себя.

О бароне де Баральге тоже не забыл, прикупив для него пару редких предметов и потратив на них суммарно чуть больше 75 тысяч золотых – о таких деньгах «непись» еще совсем недавно и подумать не мог! В общем, идеями свободной торговли военный ИскИн проникся всерьез и надолго.

А еще, он наконец-то узнал, сколько стоят Яйца Золотого Грифона, пару штук которых совсем недавно выставил на аукцион некий Корвин. Тезка которого, и по совместительству глава клана Дети Корвина, кстати, в игре не появлялся уже вторые сутки!

Не то, чтобы безэмоционального «непися» беспокоил этот факт, но у него появилась к бессмертному парочка вопросов и предложений.

– Все, я закончил! – Шардон прекратил грызть давно опустевшую вилку и уставился на парочку игроков, сидевших рядом.

– Приятного аппетита, – отозвался Фенеамин.

– Спасибо. Я торговать закончил.

Бессмертные непонимающе переглянулись.

– Ухорез сейчас подойдет. Ну а мы наоборот – уже уходим.

Инициативный орк действительно объявился минут через пять.

– Ну вот, совсем другое дело – теперь ты хоть на живого человека похож, – довольно улыбнулся тот, присаживаясь напротив барона.

– Я жив. И я принадлежу к расе людей.

– И все тот же бородатый зануда. Ну, какие у нас теперь планы?

– Сперва нужно навестить моего любезного соседа, барона де Баральгу, и преподнести ему ценный дар. Затем – вернуться в замок Фурье и выдать дочь замуж. Если успеем, то по пути я бы хотел заехать еще в несколько мест и отдать там распоряжения.

– А этот твой Баральга – он очень любезный? Нам понадобится охрана?

– Я бы рекомендовал прятать от него свое белье. Особенно грязное, – обратился Шардон к своим заметкам.

– Почему?

– Думаю, здесь замешано темное гоблинское колдовство!

– Хм. Хорошо, с бельем понятно. А что насчет охраны?

– Не знаю. Но я могу создать контракт на десять-двадцать человек наемников.

– Подожди, господин барон, не спеши. А квест ты сделать можешь?

– Задания я могу выдавать только на территории своего замка.

– Ладно, значит, вешай свой контракт на Доску. Только, чур, никого кроме членов Детей Корвина не нанимать, хорошо? А я сейчас соберу тебе двадцать человек в телохранители – пусть ребята разомнутся, и заодно подзаработают деньжат и опыта.

– Орки и гномы тоже сгодятся – они хорошие воины.

– Разумеется, – улыбнулся бессмертный…

* * *

г. Москва, городская поликлиника № 96

Стационарное отделение, палата 112

– Ну что, проснулся, герой?

Корвин с трудом открыл глаза и тут же зажмурился, почти ослепленный белоснежным потолком палаты.

– Ну ты и соня! – раздался звук пододвигаемого стула, и голос Ларисы зазвучал ближе.

– А чем тут еще заниматься? Ешь, спи да смотри развлекательные каналы, – он кивнул в дальний угол, где беззвучно дрались два гигантских робота. Точнее, их объемное изображение-проекция.

– Считай, что устроил себе небольшой отпуск. Ты хоть завтракал?

– Хороший такой отпуск – и врагу не пожелаешь! Хотя вру, тем трем отморозкам я бы еще и не такого нажелал. Я бы им не только ноги – я бы им еще и руки, и черепа поотрывал… Погоди, а ты чего не на работе?

– Отпросилась пораньше, чтобы с тобой посидеть. Вот, фруктов привезла. Настоящих!

Рядом зашуршало. Затем раздался негромкий женский вскрик и характерные удары мягкого и тяжелого о пластиковое покрытие пола, тут же сменившееся гулом раскатывающихся во все стороны…

– Апельсины? – попытался угадать он.

– И гранаты, и лимоны, и яблоки…

– Слушай, сестренка, вот честно – не стоило. Меня тут тоже, между прочим, не смесями через катетер кормят.

Пришлось все таки открывать глаза и усаживаться поудобнее в кровати. Вообще, в палате одной палате с ним было еще две «переломанных», но другие пациенты оказались вполне «ходячими», так что уже ушагали на обед или на прогулку в парке при стационаре.

– Что врачи говорят-то?

– Ничего хорошего, – Кирилл помрачнел, – Простым больничным не отделаться.

– В смысле?!

– В прямом. Дня три еще буду изображать из себя кроватное растение, потом выписка, и я трансформируюсь в домашнего киборга на ходулях-протезах… Кстати, вон там как раз очередных «Трансформеров» и крутят, – он кивнул в угол, где боевая сцена сменилась на диалог человекоподобного робота и прехорошенькой чернокожей девушки.

– И как фильм?

– Еще бы я его смотрел… В общем, шеф дипломатично попросил меня или взять академ, или по собственному желанию, потому как по нормам нашей хитровы… хитровымудренной техники безопасности я работать смогу не раньше, чем через пол года.

– А ты?

– Перед тобой лежит и с оптимизмом смотрит в будущее уже сутки как безработный Кирилл Селезнев, прошу любить и жаловать, только с ногами поосторожнее – там конструкция хлипкая…

Лариса нахмурилась, задумчиво потерла переносицу и сунула в рот нечищеный апельсин, спутав его с яблоком, и откусила приличный кусок.

– Ай!

– Там в тумбочке салфетки где-то были, посмотри.

Девушка выдвинула верхний ящик и взяла антибактериальное полотенце. Тщательно вытерла лицо, потом испачканные соком руки и юбку. Пористая ткань не оставила от желтых разводов ни следа, впитав все без остатка, и при этом оставаясь совершенно сухой – лишь немного нагрелась.

– И что думаешь делать?

– Да я, собственно, уже все решил… в общем, в игру нужно уходить. Только всерьез.

– В смысле? Надеюсь, ты не их тех идиотов, что верят в сказочки профессора Русса про цифровой срыв? Его уже давно разоблачили, как шарлатана и психически неустойчивого…

– Нет, конечно. Я про наш клан – Детей Корвина. Уже сейчас приносимого им дохода хватает, чтобы по минимуму оплачивать коммуналку.

– Братик, тебя по голове вроде не били – ты наши счета видел? Коммуналка это так, капля в море. Одна твоя капсула тянет знаешь сколько?

Кирилл поморщился:

– Возьму что-нибудь попроще.

– Ладно уж, выкрутимся как-нибудь. Запас на первое время у нас есть. Не переживай, Кир.

– Я перед сном выставил пару яиц грифона на продажу – так что все не так уж и плохо, считай, как раз полторы моих зарплаты и получится.

Лариса рассмеялась:

– Ну да. И появляются они как раз каждый месяц, да еще и в один и тот же день. Погоди! Как ты в игру-то зашел?

– Так мне прописали трехчасовой курс регенеративной терапии в медицинской капсуле, дважды в день. Там и доступ к Вирту есть, и игровой интерфейс – все как положено. Только не кормят, разве что, да палитра запахов победнее будет. Так что, если вечерком найдешь меня в игре – не удивляйся.

– Да после твоего рентгеновского снимка – меня уже мало чем удивить можно…

Кирилл помрачнел. Вздохнул. Нервно вгрызся в твердое зеленое яблоко, словно пытаясь в его кислом соке растворить все невысказанное.

– Что с поисками тех уродов… – Лариса даже не пыталась придать своим словам вопросительную интонацию, прекрасно понимая, каким будет ответ.

– А ничего. «Глушилка» и выведенные из строя камеры общежития. И пара патрульных дронов.

– Как это? Я думала, что их даже из гауссовой пушки не уничтожить.

– Зато можно накрыть хоть простыней, и крутить по ней убедительные «мультики».

– Накрыть? – девушка рассмеялась, – Простыней? Нет, ты серьезно? Такое вообще возможно? К нему же не подобраться!

– Если ты «невидимка», то запросто. Сам видел, как их «Боря» обычной битой сшиб кибер-охранника на пол, а тот на него даже бибикнул…

– А разве голографическая маскировка работает против дронов? Они же в первую очередь считывают наши микрочипы. Плюс там же стоят тепловизоры, сонары и другие сканеры?

Кирилл не отозвался, а лишь молча приложил палец к губам, бросив быстрый взгляд сперва налево, потом направо, а затем подняв глаза к потолку.

– Ты сохранила то, что я тебе передал?

– Да, конечно, и копии сделала.

– А нашему бородатому другу показывала?

– Н-нет, да и когда бы? Я дома еще не была даже: больница, работа, больница… Прямо сестра декабриста – ну никакой личной жизни!

– Кстати, о личной жизни… Как там твой ухажер поживает? Все еще рисует тебе открыточки с котятками и ежиками? Кстати, очень даже талантливо!

– Да что ему сделается-то? Он, в отличие от некоторых, по квартирам подозрительных профессоров не ползает и в драку против толпы гопников не лезет…

– За тобой наверняка следят. За мной, как оказалось, тоже. А кроме нас двоих только он в курсе всей этой истории.

– Думаешь, ему тоже угрожает опасность?

– Вряд ли. Я почти уверен, что он еще не успел попасть «под прицел» этих уродов. А значит, что теперь только Сумракс может заниматься поисками дальше, не привлекая к себе внимания и не рискуя здоровьем.

– Нет! Ты не будешь впутывать его во все это! И никого другого тоже!

– Лара…

– Я сказала: нет. Да и нам давно уже пора со всем этим завязывать. Отдам видео Шардону, и пусть делает, что хочет. А мы с тобой умываем руки. И пусть катятся к черту все эти твои девочки-телепатки, боты-трактирщики, профессора-космонавты и гопники-невидимки! Ты меня по-онял?!

Ларисасорвалась на крик, вскочив с места и стиснув кулаки. Но под конец речи нервы у нее не выдержали, и она бессильно опустилась на кровать, уткнувшись брату в плечо.

До него донеслись приглушенные всхлипы, и ткань больничной пижамы начала намокать.

Не говоря ни слова, Кирилл приобнял сестру и принялся гладить ее по голове, прижимая рыдающую девушку к себе покрепче…

Глава 22. Основы этикета

К замку Баральга они ехали не самым кратчайшим путем, а каким-то хитрым маршрутом, благодаря чему Шардон смог побывать и изменить настройки в локациях Дремучая Чаща, Могучая Пуща и Великая Роща. Как и обещал, Ухорез отыскал для охраны 18 бойцов и магов из клана Дети Корвина, так что, несмотря на излишнюю активность лесного зверья, путешествие для самого Шардона оказалось довольно спокойным.

Поначалу игроки с азартом и интересом отнеслись к веселому приключению и «прогулке по тенечку да на свежем водухе»: бурые волки, серые медведи и бешеные лисы буквально сами нанизывались на мечи и копья, целебные травы росли удобными «семейками» на самых видных местах, а свисающие с ветвей фрукты и ягоды словно сами просились в руки.

Но уже через час пути зелья восстановления маны и энергии подошли к концу, и наемникам стало воевать уже не так весело и безмятежно – на счету был каждый удар, каждое умение. Пришлось соблюдать построение, отрабатывать тактики взаимодействия и поддерживать друг друга. За растениями нагибаться было некогда, а дикие фрукты и ягоды уже не лезли в рот – они хоть и виртуальные, но чувство насыщения питательные растворы капсулы обеспечивали самое, что ни на есть настоящее. Хотя, разумеется, это легко можно было отключить в настройках – но не вкус поднадоевшей черники или уже набивших оскомину яблок.

А когда отряд вторгся во владения барона де Баральги, стало вовсе печально – как в прямом, так и в переносном смысле.

Небо затянули мрачные тучи, зеленая трава сменилась пружинящей подстилкой из коричневого влажного мха, в котором то и дело попадались Пороховницы или Чихающие Мухоморы, которые приходилось объезжать, делая приличный крюк. Да и дорогу через хитросплетения толстых ветвей стало искать не в пример сложнее.

– Темное гоблинское колдунство! – с важным видом объявил Шардон, когда в очередной раз неприметный пень, засевший у дороги, оказался Голодной Корягой, самым что ни на есть агрессивным монстром аж 25-го уровня.

Баральга оказался не только гоблином-колдуном, но и самым высокоуровневым бароном в Лесах Гоблинов. И локация, в которой стоял его замок, тоже входила в число опаснейших мест региона.

Ямы-ловушки, ядовитые змеи, неприкаянные призраки – и множество других опасностей стоили отряду пятерых бойцов, которых не удалось спасти даже несмотря на бочонок целебного пива, выставленный Шардоном. Шутки сменились угрюмым молчанием и скрипом седел – правда, верхом были лишь Ухорез да сам барон.

У стен замка их встретил отряд вооруженных до зубов гвардейцев де Баральги, состоявших вперемежку из людей да орков.

– Мда… Это тебе не ряженые франты твоего предшественника, – пробормотал орк, обращаясь к своему конному спутнику.

– Да, они гораздо лучше вооружены и подготовлены, – согласился тот, уже оценив воинов своего соседа при помощи Чемпиона Арены, – Но их и меньше.

– Не забывай, что за ними стоит сильный колдун. Посмотри, на каждом по несколько заклинаний висит, а где-то наверняка прячутся стрелки или маги, просто мы их не видим.

– Морок или маскировка? Это было бы логично.

– Кто такие, и зачем пожаловали в замок великого барона де Баральги?! – зычно прокричал один из гвардейцев.

– Меня зовут барон де Шардон по прозвищу Рыжий Лис. И я приехал к вашему господину с дружеским визитом и ценными дарами.

– Ты, рыжий, можешь войти. Но твои воины останутся снаружи, под стенами.

– Со мной поедет еще и мой советник, – Шардон указал на Ухореза.

Воин зашевелил губами, словно советуясь с кем-то невидимым, а затем кивнул:

– Хорошо. Вы двое – проезжайте.

– Надеюсь, оружие сдавать нам не придется? – пробурчал недовольный орк, когда их окружила баронская стража.

– Оружие простых смертных не способно причинить вреда великому колдуну, нашему господину де Баральге, – ухмыльнулся стражник с отличительными знаками капитана, – Добро пожаловать!


Ухорез > Шардон: Готов поспорить, что это ловушка.

Шардон > Ухорез: Да. Вероятность этого очень высока.

Ухорез > Шардон: Вот, держи, на нем стоит метка Заповедника Кхара.

Персонаж Ухорез передает вам свиток «Маяк Ллойда» (заряжен) (х1)!

Шардон > Ухорез: Спасибо.


Сразу за воротами капитан приказал им спешиться, а затем гвардейцы быстро и умело завязали обоим гостям глаза, лишив их возможности использовать целевые умения и смотреть карту локации. Которая при этом перестала обновляться, оставляя замок Баральга неизведанным.

– Вот как нужно незваных гостей встречать – учись, Борода, – прошептал Ухорез.

Шардон не стал его поправлять, а действительно ценный совет внес в свои заметки. Не забывая при этом считать шаги, двери и повороты, составляя свою версию если не плана замка, то хотя бы примерную схему их маршрута – такой была одна из базовых инструкций военного искусственного интеллекта, заложенных в него создателями.

– Ну, вот мы и пришли, – раздался голос капитана, который тут же был заглушен громким, протяжным и очень зловещим скрипом тяжелой металлической двери.

– Да уж, антуражик у них тут соответствующий, и явно побогаче, чем в твоем замке, – прошептал бессмертный, – Ты пока этого колдуна сильно не занимай – попробую у него квестов взять. Вдруг местного барона тоже дочка на выданьи имеется?

– Его милость, великий и ужасный колдун барон де Баральга! – торжественно объявил начальник замковой стражи, и с глаз гостей тут же были сняты повязки.

– Мда… Похоже, жениться нам тут не предложат – и слава богу! – выдохнул Ухорез…

В тронном зале замка оказалось… мрачновато. На подернутых плесенью стенах висели жуткого вида картины с какими-то дьявольскими плясками. В углах, ничуть не скрываясь от людей, плели паутину жирные мохнатые пауки, добившиеся внушительных результатов: почти вся стена позади трона была затянута серебристыми сетями, в которых странным узором висели черепа – как человеческие, так и других рас.

Трон был создан из черепов и костей, торчащих во все стороны подобно клинкам Железного Трона из известного сериала, а слева и справа от него стояли пустые доспехи, сжимая в латных перчатках увесистые алебарды.

Сам же барон де Баральга, восседавший на этом жутком костяном троне, был похож на черного колдуна ровно настолько, насколько вообще может быть похож невысокий и скрюченный гоблин. Старый настолько, что его некогда зеленая кожа его стала уже почти коричневой, а местами и вовсе утратила изначальный оттенок, из-за чего больше напоминала пятнистую камуфляжную раскраску.

Которую военный ИскИн идентифицировал как «MARPAT digital urban» – расцветку униформы американских полицейских спецподразделений.

– Ну здравствуй, сосед, хе-хе, – проскрипел де Баральга, безошибочно определив, кто перед ним стоит, – Мог бы подарки и с гонцом отправить, зачем лишний раз своей шкурой рисковать? Места тут неспокойные, неуютные…

– Предпочитаю переговоры с потенциальными союзниками проводить лично.

Позади раздался характерный шлепок.

Этот звук уже был знаком Шардону – это бессмертный зачем-то ударил себя ладонью по лицу. Поступал он так довольно редко, и причины или условия для подобного саморазрушительного поведения «непись» до сих пор не смог определить.


Ухорез > Шардон: Слушай, друг. Я, конечно, не спец по ведению переговоров, но не мог бы ты быть чуточку тактичнее и хитрее? Отвесь ему комплиментов там… Ты же, мать твою, весь из себя такой важный барон, а не хрен с горы!

Шардон > Ухорез: Спасибо за совет.

Запуск конструктора комплиментов. Тег: «великий колдун», «барон».

Активация дополнительного словаря «Дипломатия, этикет».

Постобработка текста диалога умением «Искусство Письма»: установить по умолчанию.


– Хе-хе, лично, значит? – противно рассмеялся гоблин, – А не боишься, что я наложу на тебя порчу или страшное проклятье?

Изначальный вариант сконструированного военным ИскИном ответа наверняка вынудил бы бессмертного еще дважды, а то и трижды нанести себе легкие удары по лицу, но после нескольких итераций лингвистической обработки, Шардон, наконец, выдал:

– Скорее, опасаюсь. И с моей стороны это вполне разумно, имея дело со столь искусным и могущественным колдуном! Но все же я решил лично засвидетельствовать вам свое почтение, полагаясь на вашу мудрость и прозорливость, ваше магическое великолепие!

Ухмылка мигом исчезла с лица гоблина. Он задумчиво почесал свой удлиненный и сильно выдающийся вперед подбородок.

– Складно говоришь, человек, – наконец, выдал он, – Пожалуй, ты чуточку умнее, чем кажешься на первый взгляд. И чем на второй – тоже.

Колдун откровенно издевался, провоцируя своего гостя – даже Ухорез сразу это понял и злобно скрипнул зубами. Уж он-то знал, как отвечает прямолинейный и бесхитростный Шардон на подобные выпады!

– Должен отметить вашу проницательность, господин Баральга, – слегка поклонился «непись», – Я действительно немало внимания и сил уделял развитию Интеллекта и рад, что наконец-то встретил достойного собеседника и, надеюсь, союзника!

Теперь настал черед гоблина скрипеть зубами, а Ухореза – довольно ухмыляться.

– Ладно. Выкладывай, с чем приперся… – уже откровенно начал хамить колдун.

Но вместо ожидаемых предложений о мире и сотрудничестве, как он рассчитывал, Шардон воспринял его слова буквально. Он присел, и на полу начали появляться подарки. Как полученные от бывшего барона де Фурье, так и пара ценных и редких вещиц, купленные на Аукционе бессмертных.

Гоблин скривился:

– Мусор! Ты предлагаешь мне никчемный мусор, сосед. Похоже, я переоценил тебя…

– Да ты офигел что ли, морда зеленая? – вскинулся игрок, – Ты знаешь, сколько это все стоит? Ты попробуй найди что-нибудь похожее в этом задрипанном захолустьи!

– А это, вообще, был кто? – зловеще поинтересовался Баральга.

– Мой друг и советник. И не был, он есть.

– Это всего лишь временное недоразумение…

В руке колдуна появилась странная длинная трубка, которую он приставил ко рту, навел ее на Ухореза и сильно дунул.

– Ты это серьезно сейчас? – ухмыльнулся орк, убедившись, что он потерял всего 1 Здоровья и получил дебаф на три секунды, который даже никаких параметров не снижал. Пустышка.

– Вполне, – кивнул Баральга.

Трубка пропала, и вместо нее в руках барона появилась грубая глиняная кукла. Гоблин плюнул себе на ладонь и хлопнул ею по лицу куклы, припечатывая нос и сминая открытый рот.

Лицо Ухореза исказилось от боли, и он рухнул на колени.

– Ты в порядке? – обеспокоенно поинтересовался Шардон.

Игрок помотал головой, не раскрывая рта, но глаза его выпучились и налились кровью.


Ухорез > Шардон: Мне хреновато, но терпимо.

Ухорез > Шардон: Эта падла навесила на меня кучу дебафов и дотов. Немота, хрипота, паралич, слепота и так далее.

Ухорез > Шардон: Не обращай внимания. Переживу. Еще и второй уровень «Мученика» апну как раз. Сложно получаемое достижение, но очень полезное. Так что я ему даже в каком-то роде благодарен.

Ухорез > Шардон: Не подведи, договорись с ним. Я в тебя верю.

Шардон > Ухорез: Я еще не дошел до анализа концепции веры и религий. Но мне не хотелось бы, чтобы ты избрал меня в качестве объекта поклонения.

Ухорез > Шардон: Блин, Шардон, вот давай только не сейчас, а? Решай свои вопросы поскорее – тебя дома дочка ждет, замуж хочет… И жена-красавица.


– Ну вот, теперь, когда нам никто не мешает, можем и поговорить. Хотя, как я вижу – говорить нам особо и не о чем, мой недалекий сосед.

Шардон промолчал: несмотря на то, что замок Баральги был вторым по дальности от замка Фурье, расстояние между ними действительно было относительно небольшим.

– Важна не ценность и редкость подарка. Важен подход и внимание, – гоблин поднял указательный палец вверх, – вот я, например, внимательно тебя изучил, барон. Или атаман? Или трактирщик? Я знаю, кто ты такой есть, человек. Кто тебя окружает, и чем ты живешь. Кем ты был – и о чем ты мечтаешь…

– Ваша мудрость и склонность к системному анализу не знают границ, – поклонился Шардон.

– И подарок тебе я выбрал правильный. А ты? Приволок барахло, которому место на пыльной полке.

– Но вы ведь собираете…

– Собираю что? – ухмыльнулся гоблин.

– Редкости.

– Какие?

– Уникальные.

– Верно! У каждой вещи в моей коллекции есть история, смысл и цель! А это, – он указал на дары Шардона, – просто мусор. Нет, мой жалкий сосед, так тебе не стать моим союзником, – Баральга покачал головой, – Уходите.

– Но…

– Кстати, у меня есть много интересного на твою жену, госпожу Мари, – в руках колдуна появилась пухлая папка с бумагами, – Хороший компромат, горячий, свежий – зачитаешься! – он зажмурился и облизнул тонкие черные губы, – Отдам дорого, но оно того стоит!

– Благодарю за столь любезное предложение, но, пожалуй, я вынужден отказаться.

– Смотри, барон. Эти бумаги могут спасти твою жизнь или баронство!

– И тем не менее…

– Как знаешь, – Баральга пожал плечами и бумаги пропали, – Ну что, сам уберешься из моих земель, или тебе помочь?

Он сунул руку в карман и вытащил еще одну куклу. Толстую, обмотанную куском грязной тряпки, которая когда-то была белой, и с клочками рыжих волос, торчащих из верхней и из нижней части головы.

– Нравится? – спросил колдун, демонстрируя неказистую поделку.

– Это изделие выглядит очень оригинально, концептуально и многозначно, – осторожно отозвался Шардон, на всякий случай, сделав несколько лишних итераций, прогоняя подготовленный ответ через свои модули, алгоритмы и умения.

– Это ты. Правда, похож?

– Сходство хоть и не велико, но все же отдаленно прослеживается в некоторых сочетаниях цветов и объемов.

– Врешь. Совсем не похоже. Но этого и не нужно – посмотри на своего друга и советника. Я могу проделать это и с тобой. С легкостью.

– Темное гоблинское колдунство?

– Верно. Точнее, это магия подобия, – де Баральга протяжно зевнул и махнул рукой, в которой была зажата кукла, – Вы меня утомили, убирайтесь прочь…

Шардон не стал возражать. Он молча развернулся и, убедившись, что Ухорез способен передвигаться самостоятельно, направился к выходу из тронного зала…

* * *

Замок Фурье, спальня юной баронессы Розальды де Шардон…


Дворецкий Барримор вдруг замер, к чему-то прислушиваясь.

– Барри! Долго ты там еще будешь возиться с моей прической? Мне, между прочим, завтра замуж выходить!

Слуга быстро-быстро заморгал, словно скидывая полуночное наваждение, и снова взялся за пышные русые волосы баронской дочери. Едва он коснулся ее прически, как перед ним снова открылось окно выбора со множеством картинок-вариантов.

– Что вы скажете насчет венецианского плетения? – услужливо поинтересовался дворецкий у девушки.

– Не знаю, кто был этот Венеций, но он явно страдал отсутствием вкуса! На дурацкую корзину похоже, дальше!

Розальда придирчиво рассматривала свое отражение в зеркале, в котором обычный водопад ее русых волос сменился на причудливую конструкцию из кос, удерживаемую шпильками и бантиками.

Барримор выбрал следующую картинку в интерфейсе, и прическа невесты снова изменилась, превратившись в длинную тяжелую косу, заплетенную цветами и лентами.

– Коса а-ля Рюс?

– Скучновато.

– Скандинавская Лагерта? Осмелюсь заметить, вам очень идет, миледи.

– Слишком сложно… А есть что-нибудь без этих всех кос, костей и перьев? Следующую показывай!

Но Дворецкий снова замер, прислушиваясь, а потом вдруг заговорил, чеканя слова и таким тоном, что Розальда и не подумала возразить:

– Немедленно отправляйтесь в Сокровищницу, в комнату номер «Би Два». И встаньте там у двери в ячейку номер Шесть, не дальше, чем в семи шагах от нее.

– Но…

– Снимите с себя все украшения, оружие и доспехи, и положите вон в тот сундук. И все что у вас есть с собой тяжелого – тоже. Не беспокойтесь, миледи, я гарантирую сохранность вашего имущества.

– Что здесь происходит? Что это за тон, и как ты смеешь мне приказывать…

– Личное распоряжение господина барона, миледи. Все ради вас и вашей безопасности.

Девушка, возмущенная таким наглым поведением дворецкого, попыталась возразить, но тот сунул ей под нос записку, подписанную бароном де Шардоном.

Пришлось подчиниться…

* * *

Темные коридоры замка Фурье…


Джокер довольно ухмыльнулся, когда очередная дверь с легкостью уступила его искусству и Мифриловой Отмычке Нефарта, которая выручала его уже не одну сотню раз.

– Ну я тебе покажу «баньку», ты у меня своей рыжей бородой подавишься, бот тупорылый, после того, что я тут устрою… – бормотал бессмертный, сверяясь с планом замка.

Убедившись, что он находится в нужном месте, Джокер-не-из-Готэма достал магический свиток и сломал печать, активируя его. И тут же на карте высветились многочисленные огоньки, передвигающиеся по схематичным коридорам: высокоуровневый «Поиск Жизни» теперь позволял ему не только видеть всех обитателей замка, но найти конкретную жертву.

Игрок специально выбрал время, когда барон будет в отъезде, чтобы спокойно обстряпать свои темные делишки. В конце концов, должен же он будет как-то сожрать холодное блюдо под названием «Месть»? Ну или как-то там говорилось в пословице…

– Золото или баба? Полезное или приятное? Баба или золото? – он достал монетку, пытаясь принять решение.

План мести его был прост: ограбить баронскую сокровищницу и позабавиться с его дочуркой-динамщицей. Правда, тут скорее даже «или», а не «и». Сокровищница наверняка охраняется или там стоит магическая сигнализация, так что времени хватит только на то, чтобы вскрыть пару сундуков, переложить их содержимое в инвентарь да унести ноги – какая уж тут постельная акробатика?

Баронская дочка тоже молчать не станет, если не во время изнасилования, так после – наверняка побежит папеньке своему жаловать или стражу позовет, так что к сокровищнице он уже не успеет…

– Впрочем, мертвые не кричат и стражу не зовут, – задумчиво пробормотал он, – Трахну сучку и прирежу, а потом за золотом – совмещу приятное с полезным… Или даже в процессе пришью, если слишком активно сопротивляться будет.

Иконка карты мигнула, сигнализируя о том, что поиск завершен и цель найдена.

– Святые сиськи, – усмехнулся Джокер, – Одним выстрелом двух заек!

Значок, обозначавший местоположение Розальды, находился в комнате, которая на плане была подписана как «Сокровищница».

– И рыбку съем, и на… гхм, да ну нахрен – кто вообще придумывал эти пословицы?!

Убедившись, что на пути к цели нет патрулей стражи, игрок быстро зашагал к сокровищнице, на ходу обдумывая, как и в какой позе он будет мстить белобрысой стерве за то, что она его отвергла. Дважды!

Реальность превзошла все его самые смелые ожидания.

Девушка действительно была там, причем одета она была весьма условно – скорее даже полураздета. На ней было лишь шелковое белоснежное белье, белые чулки в крупную сетку, длинные кружевные перчатки почти до локтя и свадебная фата.

– Вау, ролевые игры? Вечер определенно обещает стать томным!

Джокер ухмыльнулся, в очередной раз бросая взгляд на карту и убеждаясь, что Розальда здесь совершенно одна.

– Уж не меня ли ты поджидаешь, красавица! – крикнул он, входя в сокровищницу.

– Ой! – взвизгнула девушка, даже не пытаясь прикрыться. Наоборот, она уперла руки в бедра и приосанилась, выставляя пышную грудь вперед, – Убирай прочь, вор и нахал!

– Но-но, детка. Я знаю, что хорошие девочки вроде тебя, любят плохих парней вроде меня, – заулыбался бессмертный, делая пару быстрых шагов.

– Не подходи! Я буду кричать! Я завтра замуж выхожу!

– Ну, тогда считай меня своим подарком на мальчишник. Устроим отрыв по полной, будем прощаться с твоей невинностью и холостяцкой жизнью – или как это у вас, девочек, называется?

И он сделал еще несколько шагов, с сальной улыбкой наблюдая, как испуганная дочь барона пятится, не сводя с него испуганного взгляда.

– Ну? И что же ты не кричишь? Почему не зовешь стражу, детка?

– Я… Мне не велено кричать. То есть, наоборот – велено не кричать, – сбивчиво забормотала девушка, вжимаясь спиною в стену.

В голову Джокеру пришла старая, но очень смешная и очень пошлая шутка. Вот только сказать он ее не успел, потому что под ногами раздался громкий треск, и пол провалился, не выдержав веса основательно нагруженного игрока почти тридцатого уровня. Всплеснув руками, бессмертный захлебнулся собственным криком, когда его тело упало на острые колья, щедро смазанные ядом.

– Вы в порядке, миледи? – раздался голос дворецкого у входа в сокровищницу.

– Д-да. Но как я теперь отсюда выберусь? Весь пол пропал! А мне завтра замуж выходить, – в голосе «неписи» послышались истеричные нотки.

– Справа от вас дверь. Она ведет в соседнюю комнату – там вас ждут ваши вещи и выход.

– Спа… спасибо, Барри.

– Благодарите господина барона, который создал эту западню и снабдил меня подробными инструкциями, миледи. Жду вас в вашей комнате, с вашего позволения – нам еще многое нужно успеть сделать до завтрашней церемонии…

Глава 23. Симуляция

И снова дорога, снова размеренное покачивание в седле.

Назад из владений колдуна выбирались куда проще: куда-то пропали ямы-ловушки, убрались подальше от дороги коварные пни-осьминоги и даже громадные, с кулак размером мухи-кровопийцы жалили уже не так яростно и даже словно с неохотой.

Васильковый луг, Зеркальное озеро и Пшеничный край, через которые они проезжали, тоже подверглись перенастройке и смене специализации. Осталась всего пара локаций да Питомник Хваги, и тогда Директива № 233 будет выполнена на все 100 %. Чистый прирост доходов составил 28 % и еще примерно 14–30 % можно будет получить в перспективе на продаже ресурсов с Аукциона.

Наемников-бессмертных Шардон решил оставить при себе еще на сутки, продлив их контракт. Даже если не случится никаких неприятностей, то, как минимум, из них получится отличный торжественный конвой для свадебной церемонии, чтобы придать ей официальности и значимости – так ему посоветовал Ухорез, который тоже наотрез отказался покидать барона.

– Ты притягиваешь неприятности и приключения, – в ответ на его предложение усмехнулся игрок, – А я, находясь рядом с тобой, за эти неполные сутки уже четыре достижения получил. К тому же, не забывай про драку на свадьбе, которую ты мне обещал.

В замке Шардона уже с нетерпением дожидались два неожиданных гостя.

Во-первых, баронесса Мари де Шардон, которая бросилась к супругу, едва тот спешился, и одарила его долгим страстным поцелуем:

– Добро пожаловать домой, муж мой, – улыбнулась она и подмигнула, – Я распорядилась приготовить твою комнату, чтобы ты мог как следует отдохнуть с дороги.

– Но, надеюсь, перед этим ты уделишь несколько минут старому больному другу, – вышел из-за спин вытянувшихся по стойке «смирно» стражников глава клана.

– И мне! – вторила ему Рианна, которую баронесса с ног до головы смерила пристальным оценивающим взглядом.

Шардон внимательно изучил список дебафов на Корвине:

– Ты выглядишь уже вполне здоровым. Это из-за болезни тебя не было несколько дней? – наконец, пришел он к логичному выводу.

– Ну… Почти. А ты, я смотрю, времени не теряешь: и дочку замуж выдаешь, и себе жену-красавицу где-то отхватил.

– Красавицу, умницу и жуткую собственницу, – натянуто улыбнулась Мари.

– Не волнуйтесь, госпожа баронесса, у моей сестры уже есть жених, а я исключительно гетеросексуален, и властные бородатые бароны – совершенно не в моем вкусе.

– Как будто кого-то это когда-то останавливало, – едва слышно пробормотала красавица, а вслух добавила, – Только не похищайте моего дражайшего супруга совсем уж надолго, я очень по нему соскучилась.

– Исключительно деловая короткая беседа, и он полностью в вашем распоряжении, леди.

Отдав Барримору распоряжение приютить и накормить свою охрану и доставить в его рабочий кабинет еду и напитки для дорогих гостей, Шардон пригласил Корвина и Рианну проследовать за ним в более подходящее для приватной беседы место.

– Папенька! – стихийное бедствие по имени Розальда возникло так неожиданно, словно все это время девушка брала уроки внезапного появления у дворецкого, – А мы того наглого бессмертного заманили в ловушку и прикончили! Так что найди-ка мне хорошего художника, чтобы я могла заказать у него картину в честь этой великой победы. Хочу повесить ее в своей комнате!

– Вещи этого, с вашего позволения, недостойного человека, я распорядился тоже доставить в ваш кабинет, – поклонился Барримор.

– Спасибо.

– Ухо?! И ты здесь? – наконец, заметил Ухореза эльф, – А ты здесь что делаешь? Тоже приехал на свадьбу?

– Вообще-то мы с господином бароном ездили с дипломатической миссией к великому колдуну Баральге, – важно отозвался тот, – Я же теперь его личный советник.

– Сверестишь! – «творчески» заменил вырвавшееся у Корвина ругательство установленный фильтр нецензурных выражений.

– Нет, он говорит правду, – заступился Шардон, – Ухорез любезно согласился стать моим советником на время этой миссии. И даже принял на себя темное гоблинское колдунство: слепота, немота, понос, заикание и так далее…

– Сочувствую… Извини, приятель, но это совещание мы все же проведем без тебя…

– Да понял я, понял, – орк вскинул руки, выставив открытые ладони вперед в примирительном жесте, – Секретничайте себе на здоровье, у меня тут тоже свои дела есть…

Наконец, они остались втроем: Рианна, Корвин и Шарон.

– В общем, у нас тут это… – начал эльф и умолк, пытаясь подобрать слова.

– Мы больше не можем тебе помогать! – не выдержав, выпалила девушка.

– Почему?

– Мы влипли в серьезные неприятности из-за всех этих поисков, – вздохнул Кирилл.

– Я могу вам чем-то помочь?

– Не думаю, – Корвин печально усмехнулся, – Разве что поддержать морально. А еще лучше – материально.

– То есть вам нужны деньги?

– Ну-у-у… – брат с сестрой переглянулись, – Лишними они точно не будут.

– К сожалению, у меня не так много наличного золота, но есть кое-что ценное, – Шардон начал выкладывать «несостоявшиеся» подарки на стол, – За эти вещи можно выручить почти сто тысяч монет. А может и больше. Если хочешь, то я могу заняться перепродажей сам – крупные сделки хорошо прокачивают Торговлю.

– Мда-а-а, ты, как я вижу, действительно времени даром не терял. Откуда у тебя такое богатство?

– Ухорез был достаточно любезен, он показал мне ваш Аукцион и научил им пользоваться.

– Пустили козла в огород, – не выдержав, прыснула Рианна.

– Я сказал или сделал что-то неуместное или оскорбительное для вас? – «непись» задалвопрос совершенно серьезно.

– Извини, Шардончик, я совсем не хотела тебя обидеть. Наоборот, это даже комплимент – я имела в виду, что тебя научили делать то, что у тебя действительно хорошо получается, и что ты умеешь делать. Ты же любишь считать и торговать?

– Да, – ИскИн не стал спорить и уточнять, что он не испытывает эмоций, свойственных людям.

– Ах да, совсем забыла! Вот, это мы нашли на планете Дагоба.

И Рианна скинул ему запись.

– Но вы же сказали, что это вымышленная планета из какой-то старой сказки про рыцарей и магов?

– Долго объяснять. В общем, то послание было подсказкой. Кирилл… Корвин нашел это место и добыл запись. Думаю, что она зашифрована.

Военный искусственный интеллект прокрутил пятисекундное видео.

– Да. Это какой-то код. Я займусь его расшифровкой и восстановлением утраченных символов.

И он действительно запустил параллельный процесс и выделил ему 30 % вычислительных ресурсов. Активировал алгоритм дешифровки и передал ему в качестве исходных данных полученное видео.

– Если вас интересует дополнительный источник дохода, то во владениях моего предшественника есть Серебряная Шахта. Но сейчас она почему-то не работает.

– Предлагаешь разобраться с ней и начать совместную добычу? Это было бы здорово! Шардон, дружище, ты даже не представляешь, как ты меня выручил!

– Вы тоже были добры ко мне и всегда приходили на помощь. И я до сих пор должен клану сорок одну тысячу семьсот монет.

– Ну вот считай, что больше ничего не должен. Ты закрыл все свои долги.

– Это было бы разумно с твоей стороны. Особенно, учитывая стоимость яиц Золотого Грифона на рынке, – согласился барон.

Лариса ткнула брата в бок локтем, и тот недовольно зашипел – тычок получился довольно болезненным.

– Ладно, ну а у тебя как дела? Что с остальными баронами? – вспомнил об элементарной вежливости Кирилл.

– Скандаль мертв, а его бывшую супругу – Мари – вы уже видели.

– Еще раз поздравляю. И прости, что мы не смогли присутствовать на церемонии. Но на свадьбе твоей дочки непременно отпляшем, как положено!

При этих словах юноша болезненно скривился и посмотрел на свои ноги.

– С Баральгой договориться не получилось. Он отверг дары, – «непись» указал на разложенные артефакты, – и сказал, что это мусор.

– Он там что – совсем одичал в своем замке?! – не выдержала Рианна.

– Не исключено. Там много пыли и паутины, а тронный зал охраняют пустые старые доспехи. А еще он играет в куклы.

– И что думаешь делать?

– Думать. Узнавать, что любит и ценит этот колдун, чем занимается и к чему стремится.

– Гыга Баральга, ныне барон де Баральга? – уточнил Корвин, – Сын гончара и знахарки, старший ученик колдуна племени Хугра. Ухаживал за дочкой вождя племени, но был ею отвергнут… Достиг немалых высот в колдовском искусстве. Владеет магией иллюзий и проклятий, может насылать порчу при помощи кукол… По неизвестной причине покинул родное племя и отправился в западные земли людей. Собрал внушительную коллекцию компромата на вторых и третьих лиц Империи, благодаря чему смог получить дворянство и стать бароном в Лесах Гоблинов… Умный, хитрый и очень злопамятный, сильный колдун, ведет затворнический образ жизни. Все, больше на него ничего нет, – юноша закончил зачитывать информацию с сайта.

– Мда, маловато. И что ему может быть нужно? – задумчиво произнесла девушка.

– И ни слова о том, что он коллекционирует редкости.

– Может, предложить ему какой-то интересный компромат, раз он его собирает?

– На кого? – уточнил Шардон.

– Ну-у-у… На какого-нибудь дворянина. Или великого мага.

– Может, отыскать дочку вождя, в которую он был влюблен? – предположил «непись».

Корвин не стал разочаровывать его и объяснять, что это просто красивая игровая легенда, и скорее всего и не было никогда племени Хугра. А если и существует оно где-то за пределами Империи, то нет там никакой дочки вождя. И Гыгу Баральгу, скорее всего, никто и не помнит…

– Мда… ситуация… – пробормотал он.

– Прошу прощения, – раздался вдруг за стеной голос баронессы, – Конечно, я понимаю, что подслушивать нехорошо, но вы обещали вернуть моего мужа еще десять минут назад.

– Вернем-вернем, не переживайте. Он, вон, и сам уже рвется в ваши объятья – соскучился.

– А возвращаясь к теме вашей беседы. Муж мой, возьми да спроси у этого треклятого гоблина, чего он сам хочет.

– Пытался, но он говорит сплошными загадками.

– Ну, значит, развяжи ему язык! Заговори зубы, притупи бдительность, напои его, в конце концов – трактирщик ты, или нет?! Да-да, я знаю об этом забавном факте из твоей биографии, и не вижу в этом ничего постыдного. Наоборот, еще больше горжусь стремительным карьерным ростом моего любимого пупсика.

– Слушай, а ведь действительно хорошая идея! От прежнего барона у тебя целый винный погреб остался – возьми чего поприличнее, – Корвин улыбнулся, – Я уже говорил, что тебе повезло с женой?

– Он и сам об этом знает, но за комплимент спасибо. И, кстати, я буду очень признательна, если вы меня все же впустите. Очень неудобно разговаривать через стену.

– Конечно-конечно…

Бессмертный вскочил и бросился к двери, открывая ее. Мари вошла в комнату через пару минут. Она была одета в темно-зеленый верховой костюм, прекрасно сидевший на ее ладной фигурке, и держала в руке походную сумку.

– Ты возвращаешься в замок Скандаль? А как же свадьба моей дочери? – изобразил удивления ИскИн, решив, что в данной ситуации это будет наиболее уместная эмоция.

– Нет. Мы сейчас едем к барону де Баральге. Вместе. Иначе ты опять все сделаешь неправильно, и можешь не успеть на свадьбу НАШЕЙ дочери. А мне бы этого очень не хотелось…

* * *

Три часа спустя.

Замок Баральга

К удивлению Шардона, колдун проглотил состряпанную его умницей-женой легенду про «отстал, потерялся, заблудился и снова вышел к вашему прекрасному замку. Замерз, оголодал, чуть комары да жабы не сожрали – пустите погреться люди добрые, и помогите распить вот этот чудесный бочонок красного бургундийского в приятной компании!»

Смену зеленокожего советника-орка на красавицу-Мари он объяснил еще проще: «Вы человек умный, вызывающий доверие и даже симпатию, так что на этот раз мы решили обойтись без маскирующих заклятий в знак нашего к вам глубочайшего расположения и уважения…»

Разумеется, Баральга лишь посмеялся над неуклюжими попытками своего гостя солгать:

– Говоришь ты, как всегда, складно, барон. Только я ведь вижу, что все равно врешь. Скорее всего, испугался нападения какой-нибудь твари и трусливо сбежал в лес, пока твои воины отважно сражались за свои жизни… А у заклинания, под иллюзией которого ты жену свою прятал, просто срок вышел, а второго свитка у тебя нет.

Шардон спорить не стал и согласился, что именно так все и было. Да и что он терял-то, сменив одну фальшивую легенду на другую?

– В очередной раз не перестаю восхищаться вашим умом и прозорливостью, – склонился гость в низком поклоне, избегая прямого ответа.

А вот вино колдун оценил, даром, что гоблин. Разумеется, сперва проверив его магией и заставив Шардона и Мари выпить по бокалу. А потом, для верности, еще и пару своих гвардейцев.

Ну а затем… слово за словом, бокал за бокалом – Баральгу и развезло. Баронесса почти не пила, ну а у ее мужа было солидное преимущество в силу особенности своего комбинированного класса и прокачки – и не таких перепить ухитрялся.

К тому же, была в игре одна особенность, о которой Шардон не знал. Гоблины, как раса, были разработчиками во многом списаны с коренных жителей Америки, индейцев. Курили трубку мира, промышляли охотой, людей называли «бледнолицыми», верили в духов и не могли устоять перед «огненной водой». То есть у них была заниженная сопротивляемость к алкоголю, так что колдун захмелел и подобрел довольно быстро – у самого Рыжего Лиса шкала к тому моменту Опьянения заполнилась едва ли на три четверти…

– Слуш-ш-шай, ну я же умный?

– Один из умнейших гоблинов среди всех, что мне встречались, – утвердительно кивнул Шардон в ответ на вопрос пьяного гоблина-барона.

– Во-о-от!

Баральга бросил быстрый взгляд в сторону, дожидаясь утвердительного кивка куклы.

В комнате их было не то пятеро, не то трое. Сам хозяин замка, уже основательно накидавшийся и сам Шардон с супругой. И еще два «персонажа», которых едва ли можно было отнести к присутствующим: сидящая прямо на столе глиняная кукла с клочкам рыжих волос, по словам колдуна изображающая Рыжего Лиса, и пустой вороненый доспех, вооруженный тяжелой алебардой.

Который, между прочим, притопал в комнату переговоров совершенно самостоятельно.

– Я же кр-расивый?

Это было уже испытание посерьезнее, но за пару часов безудержной пьянки Шардон с Мари разработали отлично показавшую себя тактику, позволяющую врать без обмана. Это была вынужденная мера, потому что сидевшая на столе «кукла Шардона» оказалась прекрасным «детектором лжи».

– Я плохо разбираюсь в гоблинских стандартах красоты, уважаемый. Но ваша Харизма… э-э-э… заметно выше средней…

Уклончивый ответ не устроил колдуна, да и кукла отрицательно мотнула головой, поэтому Баральга повторил свой вопрос.

– Ой, да что он понимает в мужской красоте? – пьяненько хихикнула Мари, вмешиваясь, – Вот если бы я не была замужем за этим бесчувственным чурбаном, уж мы бы с тобой…

И девушка томно облизнула алые губки.

– Ох, ну и жарко тут!

Она дернула шнуровку лифа, немного распуская ее. Роскошная грудь баронессы соблазнительно колыхнулась в глубоком декольте, словно чувствуя близкую свободу.

– Да? С-сейчас-с-с все испорчу… т-то есть исправлю…

Колдун хлопнул в ладоши, и в комнате заметно похолодало, отчего соски красавицы отвердели и отчетливо проступили сквозь тонкую ткань платья без каких-либо ухищрений со стороны Мари.

Ее куклы у Баральги не оказалось, а актерский талант позволял девушке врать, обманывая простейшие заклинания и умения определения лжи (которыми, скорее всего, хозяин замка тоже пользовался) – очень полезный навык для жены дворянина! Поэтому, когда у Шардона не получалось составить убедительный или уклончивый двусмысленный ответ, в разговор вмешивалась она, отвлекая внимание барона и принимая огонь на себя. И это отлично работало!

– Вот и я о том же! Умный, крас-сивый, умелый колдун и пр-рекрасный любовник!

– Просто она тебя недостойна, милый, – баронесса накрыла руку гоблина своей ладонью, – Ты еще найдешь себе прекрасную, самую лучшую девушку!

– Какую еще девушку?

– Ну, вместо отвергнувшей тебя дочки вождя.

– А при чем здесь она? – удивленный Баральга аж протрезвел.

– Ну, ты же сам сказал: умный, красивый, искуссный любовник…

– Да! А этот мерзкий старикашка отказался сделать меня своим преемником!

– Вождь?

– Да при чем здесь вождь? Шаман! Я столько лет и сил отдал учебе. Приносил жертвы, заводил связи среди духов, осваивал магию подобия, а он…

– А он?

– Отказался уступить мне свое место! И помирать тоже отказался!

– Помирать?

– Сильный шаман, могучий колдун, – гоблин тяжело вздохнул и машинально осушил свой бокал, который Шардон тут же наполнил вином, – Яды его не берут, сонных духов он не боится, и через куклу его тоже не достать! Столько глины и иголок на него перевел…


Мари > Шардон: Ты понял, о чем это он?

Шардон > Мари: О своем наставнике, верховном шамане племени.

Мари > Шардон: Именно. И несчастная любовь тут совсем не при чем, оказывается.

Шардон > Мари: Да. Я уже вычеркнул эту версию.

Мари > Шардон: В общем, мы узнали что хотели, но попробую его раскрутить еще на какие-нибудь откровения. И выпросить твою куклу, если получится.


– Неужели эти куклы действительно работают? – притворно удивилась Мари.

– Конечно. Твой муж-ж-ж своими ушами, ик, видел!

– Глазами, – поправил его Шардон.

– И глаз-зами слышал, – согласился Баральга. Хочешь, я ему сейчас руки оторву?! – колдун схватил глиняную куклу.

– Зачем он мне без рук нужен будет-то? А можно с помощью куклы сделать так, чтобы у него по мужской части… ну, ты понимаешь… чтобы когда мне захочется…

– Не могу, – густо позеленел от смущения гоблин, но тут спохватился и важно выпятил грудь, – Настоящему мужчине для этого колдовство не нужно!

– А убить такой куклой можно?

– Ну, если сильно бить по голове… – не понял вопроса пьяный Баральга.

– Да нет же, не самой куклой, а этой… магией схожести!

– Магией п-подобия, – поправил ее барон, – Зап-п-просто! Как его убить: б-быстро или медленно? Безкорзинно… Тьфу! Булимизне… Безбалбес… Что бы больно было, или наоборот?

В руке колдуна появилась длинная ржавая игла, которую он занес над несчастной куклой.

– От этого я и сама могу избавиться, когда захочу, – равнодушно махнула девушка рукой в сторону молчаливого Шардона, – А моего бывшего мужа убить можешь? Барона де Скандаля?

Глава 24. Мистификация

– Барон Питер де Скандаль, хе-хе-хе? – гаденько захихикал гоблин.

– Бывший барон… – поправила его Мари.

– Есть… есть у меня такая кукла…

Колдун резво вскочил и убежал в дальний угол комнаты. Зловеще заскрипела поднимаемая крышка сундука, затем что-то зашуршало и заскрипело.

– Не то, не то… да где же она? А, попался!

Баральга вернулся, прижимая к груди грубую глиняную куклу, словно жутковатый скрюченный ребенок со своей любимой игрушкой.

– Какой смерти ты ему желаешь? – деловито поинтересовался колдун, доставая из воздуха длинную ржавую игру.

– Быстрой, – почти не задумываясь, ответила девушка, – Как-никак, бывший супруг. Но очень болезненной! Тот еще подонок был и засранец.

– Умри!

Игла почти наполовину вошла в глиняное тело.

Баральга тут же вытащил свое магическое оружие и деловито почесал им подбородок.

– Странно. Не сработало. Умри! – и он снова вонзил иглу в куклу, и еще раз и еще…

– Эй, все в порядке? – заботливо поинтересовалась Мари, – Может, у тебя кукла сломалась?

– Моя магия работает! – злобно огрызнулся зеленокожий барон, – Должна работать…

И еще один удар.

– Проклятье! Сдохни! Сдохни! Сдохни!

Гоблин смахнул куклу со стола на пол и принялся по ней прыгать, отчаянно ругаясь и выкрикивая какие-то заклинания. Та безмолвно и покорно плющилась, разваливалась, крошилась под увесистыми башмаками колдуна, но он снова и снова продолжал экзекуцию, срываясь уже на визг.

– Эй, приятель, – Шардон протянул Баральге бокал с вином, – Выпей, полегчает.

Оторвавшись от раздробленной куклы, запыхавшийся колдун вернулся за стол.

– И чародейство у тебя тоже маленькое, – едва слышно, с разочарованием пробормотала красавица, задумчиво вращая в руке наполовину наполненный бокал.

– Иногда так бывает, что магия подобия не работает. Редко, – насупился гоблин.

– Как с твоим учителем, шаманом племени Хугра?

– Сильный колдун. Но не сильнее Баральги – просто Кыргал родился в знак Кривого Рога и получил благословение Трехрогой Богини Амра – это редкая удача! И никому его через куклу, волосы или зубы не достать… Никаким, даже самым темным гоблинским колдунством… Эххх, налей-ка мне еще своей кислой огненной воды, бледнолицый…

Но настроение у их радушного хозяина было испорчено окончательно. На вопросы он отвечал неохотно, какие-нибудь «другие фокусы с куклами» показывать наотрез отказался, а потом и вовсе выпроводил гостей, сославшись на усталость и неотложные колдунские дела.

Впрочем, это как раз было на руку Шардону и Мари, которые давно бы уже и сами ушли, но не хотели обидеть злопамятного и вредного гоблина неуважением. А то ведь тот может потом всяческие непотребства с куклой Рыжего Лиса сотворить, в отместку.

На обратном пути барон с баронессой обсуждали свой визит к соседу и добытую информацию. К власти Баральга не рвался, от золота отмахивался. И даже компромат он собирал, скорее, из-за своей врожденный вредности и любви к интригам, чем в качестве реального рычага воздействия. Да и зачем колдуну такие хитрости, с его-то способностью насылать порчу при помощи кукол?

И только неуязвимость к этой самой «кукольной магии» и упрямство бывшего наставника не давали гоблину покоя – до сих пор спит и видит себя на месте шамана племени Хугра.

– Придется воевать, – неохотно озвучил неутешительный вывод Шардон, рассмотрев все возможные варианты.

– У него твоя кукла.

– С этим тоже нужно что-то делать.

– Может, натравить на него второго барона, который орк?

– Д’орг. Не получится. Баральга слишком хорошо знает своего воинственного соседа и сразу заподозрит неладное. На Д’орга у него очень пухлая папка. И кукла тоже есть.

– Увы… Этот Баральга – твердый орешек, сходу его не расколоть, – признала Мари.

Во время застолья гоблин хвастался своей коллекцией собранной информации на ближайших соседей, включая и Фурье, и Скандаля и даже на самого Шардона.

– Возможно, получиться договориться с Д’оргом, и вместе выступить против колдуна.

– В любом случае, я верю в тебя, муж мой!

В замке они вкратце пересказали Корвину основные подробности «переговоров».

– Значит, мечтает занять место своего бывшего учителя … – задумчиво пробормотал игрок.

Он на какое-то время неподвижно замер, закрыв глаза и беззвучно шевеля губами. Прошло минут пять, прежде чем глаза игрока снова открылись:

– Вполне возможно, что у Баральги есть персональная сюжетная линия и квесты на этого, как там его…

– На Кыргала, – подсказал Шардон.

– Угу. Но чем помогать ему свергнуть шамана какого-то там дремучего племени…

– Племени Хугра.

– Да, именно, в общем, проще действительно захватить замок и свергнуть барона силой. Или… Или придумать свой квест, который якобы поможет победить это неуязвимого шамана…

– …шамана Кыргала. Но как?

– Это ты мне скажи. Помнится, кто-то придумал целый несуществующий культ и впаривал дырявые ложки да кружки бессмертным втридорога под фальшивые легенды!

– В пятнадцать раз дороже. Но я по-прежнему не понимаю, что ты предлагаешь.

– У этого его шамана…

– Шамана Кыргала…

– …есть иммунитет к кукольной магии, который он получил от некой трехрогой богини – и не вздумай меня сейчас поправлять, Шардон, иначе я с мысли собьюсь!.. Значит, нужно придумать что-то, что якобы поможет снять это благословение или проигнорировать его.

– Например?

– Не знаю! Например, супер-мега редкое заклинание, снимающее бафы трехрогих богинь. Или волшебную серо-буро-малиновую глину, куклы из которой работают в тысячу раз лучше обычных… В общем, что-то типа придуманной тобой дырявой ложки.

– Хорошо. Я подумаю над этим вариантом.


Новая директива: «Фальшивая история для Баральги».

Описание: Разработать мифическую легенду о чем-то, способном помочь барону де Баральге победить его наставника и соперика, великого шамана племени Хурга.

Директива создана. ID = 303.

Приоритет: максимальный.

Исходные данные: загружаются (18 %).


И Шардон завис, изучая свои базы данных. Лишенный доступа к Вирту, он мог рассчитывать только на старые запасы информации, некогда скачанной им под различные запросы и нужды. Военный искусственный интеллект не делал особых различий между научными статьями, художественной литературой и даже бухгалтерскими отчетами – все это были источники информации по разным темам и с разным уровнем полезности, достоверности и структурированности данных.

И, согласно принципам работы его алгоритма самообучения, сработавший однажды способ с высокой вероятностью окажется успешен и во второй раз, если только не будет явных препятствий или противоречий.


Исходные данные: загружены.

Образцы шаблонов: загружаются (67 %).

Сложность легенды: низкая.

Сценарий: линейный, одноуровневый.

Основа: героическая мифология, факты из истории мира «Фанмир».

Уровень проработки: выше среднего.

Мотивация героев: базовые инстинкты.

Ключевой элемент: способ игнорирования/преодоления/разрушения антимагических свойств божественного происхождения.

Ключевые слова: боги, богиня, герой, магия, неуязвимость, бессмертие, разрушение, уязвимость, артефакт, оружие.


Загрузив в активную область памяти уже проверенные в деле книги и список стандартных сюжетных квестов «Мира Фантазий» в качестве примеров, Шардон принялся творить. Он анализировал, сравнивал, вырезал, комбинировал, дополнял и так далее. Девочка с пирожками, мальчик который выжил, вор с регенерирующей печенью, мастер, прерывающий жизни и многие другие десятки и сотни персонажей, мест и фрагментов историй стали «кирпичиками», из которых ИскИн строил свою легенду.

Трехрогой богине он противопоставил Безносого Мага.

Глиняной кукле – деревянного голема.

Магической неуязвимости – невероятную жизненную стойкость.

А данной от рождения случайной силе – приобретенные путем изнурительных тренировок и направленных мутаций способности и специально созданное оружие.


Лингвистическая обработка: завершено.

Стилизация под легенды о богах и героях: завершено.

Сравнительный анализ с образцами (34): итерация 6 из 34.


Так на свет появилась легенда о Белоголовом Паладине, рассекающем Тьму во имя Бога, имя которого нельзя называть, и о его армии деревянных големов!

– Чего-чего?! – давясь от смеха, переспросил Корвин, выслушав короткую версию, – И как эта твоя сказочка поможет Баральге победить верховного шамана?

– Ты меня слушал вообще?

– Прости, Шардончик, но серьезно эту твою мешанину из старых игр, сказок и фильмов воспринимать просто невозможно, – Рианна вела себя куда более сдержанно, но стоило это ей огромных усилий.

– Это не мешанина, а компиляция базовых и самых популярных сюжетов о богах и героях.

– Угу… Среди которых Магнето, Волан-де-Морт, Урфин Джюс и целая куча еще хрен знает кого.

– Я использовал типовые и легко узнаваемые образы.

– Да-да, конечно… Я вот сразу узнал седого охотника за чудовищами с когтями из адамантия и шрамом в виде молнии на лбу, который разъезжает на рыбе по всему миру.

– Это яркие отличительные черты, которые придают герою индивидуальность и вырисовывают его характер.

– И Плотва – это не рыба, а имя ездового раптора, – заступилась Мари за мужа, – Отличная получилась история, милый. Я бы ее еще раз послушала.

– Ладно-ладно, – Корвин вскинул руки в примирительном жесте, – Сейчас отдышусь и тоже буду готов выслушать ЭТО во второй раз. Наверное…

Шардон откашлялся и начал:

– Итак, на заре смутных времен, когда боги Круга Власти начали великую Войну Раздора, темный бог, имя которого нельзя произносить вслух, решил создать своего паладина. Великого воина, которого нельзя поразить ни мечом, ни магией, а сам же он сможет уничтожить любое существо, живое или мертвое, включая богов и даже самого Неназываемого. Для этого он взял седьмого сына от простых смертных родителей, и подверг мальчика серии суровых испытаний и мутаций физического, химического и ментального характера, чтобы закалить его тело, разум и дух…

* * *

Пол дня спустя

Замок Баральга…

– …он использовал Дыхание Времени, чтобы за считанные месяцы превратить мальчишку в сурового воина, обладающего удивительными способностями к восстановлению и неуязвимого для любой магии, даже для его собственной. И наделил свое творение оружием, способным убить даже бога – лезвиями из чистого адамантия!

– Ох-х-х, – не то выдохнул, не то простонал Баральга, и лицо его болезненно скривилось.

Судя по багровой рамке вокруг иконки дебафа «Похмелье», страдал гоблин всерьез и надолго. Впрочем, такова особенность их расы – легко пьянеют, быстро привыкают и потом долго мучаются.

– Если ты раздобыл мне одно из этих лезвий, то я не сходя с этого места тебя братом назову! – глаза колдуна вспыхнули, – Младшим… приемным… древком копья по малолетству стукнутым…

– Не перебивай! – и Шардон продолжил, – Но бог, чье имя нельзя называть, прекрасно понимал, что создал оружие слишком совершенное и опасное, и потому предусмотрел особую защиту от него. На всякий случай.

– Это да, это разумно, – кивнул барон, который явно проникся симпатией к темному божеству, – Ну же, не томи, человек, что он там придумал? Оружие, способное убить бессмертного? Непробиваемый для адамантия доспех?

– Он создал… деревянную армию!

– Деревянную что?! – не поверил услышанному гоблин, и в голове его слышалось явное разочарование.

– Деревянную армию? Ты серьезно? – примерно так же чуть ранее отреагировал Корвин, дослушав до этого места, – Тьфу ты, ну ведь весь пафос и интригу на нет свел!

– Девять деревянных големов, на каждого из которых он нанес один из девяти Знаков Разрушения, – не обращая никакого внимания на возмущение Баральги, продолжал Шардон, – И любой, кого эти деревянные вестники смерти окружат, замкнув Круг, превратится в обычного смертного. Он утратит все свои навыки, особые таланты и умения, врожденные или приобретенные. Именно так Неназываемый и избавился от своего Белоголового Паладина, когда тот уничтожил всех его врагов и стал не нужен.

– Да-а-а… Забавная сказочка, – ты это, давай наливай лекарство-то, бледнолицый.

Страдающий гоблин сейчас был куда бледнее своего гостя, но тот не стал акцентировать на этом внимание, да и некогда ему было заниматься сравнением интенсивности оттенков своего лица и морды барона де Баральга.

– Да. Забавная, – кивнул он, наполняя кружку Пенным Благословенным. Пиво было на треть разбавлено средством травницы Ирмы от похмелья, так что действительно прекрасно помогало.

А затем молча достал из инвентаря и поставил на стол грубо вырезанную деревянную куклу высотой примерно в четверть человеческого роста. Или ровно 43,5 сантиметра.

– Эт-то что? – заинтересовался барон.

– А это еще что такое? – удивился Корвин чуть ранее, увидев странное крупное полено, с вырезанными на нем глазами и приделанными колесами от телеги. От очень маленькой телеги.

– Сам дур-рак! – бойко отозвалось полено, раскатывая по столу взад-вперед.

– Третий носитель Знака Неизбежной Кары, – вытянулся по стойке «смирно» деревянный человечек.

– Оно говорящее! – воскликнул озадаченный Корвин.

– Он разговаривает! – подался вперед де Баральга, и глаза его азартно вспыхнули.

– Именно. И нам нужен искусный мастер по дереву, который сможет вырезать из него куклу и создать восемь штук точно таких же, – и Шардон пересказал бессмертному свой план…

– Верно. Я нашел его совершенно случайно в сундуке главаря одной разбойничьей шайки, – ответил колдуну Рыжий Лис, бывший атаман.

Барон ухмыльнулся, проверил правдивость слов рыжебородого и, убедившись, что тот не врет, внимательно изучил свойства куклы.

Которая оказалась предметом уникального класса качества с лаконичным описанием: «Один из девяти разрушителей Неназываемого» – его прописал мастер-резчик по указке Шардона. И этого «голема» нельзя уничтожить, а параметры были неопределяемыми.

– Выходит вся эта история о бессмертном воине и деревянной армии разрушителей…

– Чистая правда, – кивнул Шардон и выложил на стол точную копию деревянного человечка, разве что вырезанный на груди символ у второй фигурки отличался.

Чтобы окончательно убедить колдуна, Рыжий Лис устроил эффектную демонстрацию: кукла умела не только разговаривать, но и летать! Впрочем, даже это не полностью развеяло сомнения подозрительного гоблина:

– А почему класс у нее уникальный, а не божественный?

– Думаю, что это маскировка, – отозвался Шардон.

– Тогда почему второй не двигается и молчит?

– Ждет ритуала единения, – ответило уже само бывшее Пасхальное Полено, тщательно проинструктированное Шардоном.

Военный ИскИн вместе с Корвином заранее заготовили список возможных вопросов и ответов на них, и заставили говорящую деревяшку все это зазубрить.

– А ты почему разговариваешь?

– Носитель Знака Неизбежной Кары – командир и связующее звено отряда Разрушителей, – бойко отрапортовал поддельный голем.

– Кто тебя создал? Для чего? Сколько тебе лет? Как выглядел твой хозяин? Сколько будет два плюс два? – не унимался Баральга.

Если «носитель Знака Неизбежной Кары» слышал незнакомый вопрос, то отвечал кратко:

– Я создан для разрушения, а не для глупой болтовни!

И эта фраза произвела на гоблина куда более сильное впечатление, чем все остальные ответы.

– Сколько их у тебя?! Заплачу любую цену! – вскочил, опрокидывая кружку с пивом, гоблин.

Похоже, теперь он поверил окончательно. Рыбка заглотила наживку, сама себя насадила на крючок, запрыгнула в ведро с остальным уловом и потребовала подать ей соль и перец.

– Два голема. Этого, как я уже рассказывал, случайно нашел, а второго уже специально разыскал и купил для вас, мой любезный сосед. И теперь преподношу этих кукол вам – в знак нашей дружбы и с предложением взаимовыгодного сотрудничества…

– Где?! Где ты его купил?!

– На Аукционе бессмертных. Там была еще третья кукла, но увы, пока я собрал нужную сумму, ее уже кто-то выкупил.

В руке Баральги появилась кукла, довольно похожая на его горбатого и ушастого дворецкого.

– Седлай двух самых быстрых лошадей! – рявкнул барон, и кукла кивнула в ответ, – А ты, – де Баральга повернулся к Шардону, – едешь со мной… союзничек…

– Куда?

– В Заповедник Кхара, разумеется, к Аукционному столбу – за остальными куклами!

– Они очень не дешевы!

– Думаю, трехста тысяч хватит, – ухмыльнулся гоблин.

– Уверен, что хватит, – кивнул его свежеиспеченный союзник.

Который точно знал, по какой цене сам же и выставил остальных кукол на продажу. Ушлый гоблин оказался намного богаче, чем получилось по расчетам военного ИскИна, и действительно смог бы выкупить их все. Поэтому пришлось принять кое-какие меры.


Пометка № 1. У Баральги есть около 300 000 золота.

Пометка № 2. Скорректировать цены за големов-разрушителей исходя, из актуальных данных о финансовом состоянии Баральги.

* * *

Где-то в лесу, во владениях барона де Баральги

– Рад вашему возвращению, господин барон!

Воин с офицерскими знаками отличия протянул мужчине, стоявшему в одной рубахе и холщовых штанах посреди лесной поляны, полный комплект одежды, доспехов, оружия и даже украшений. И гвардейца ничуть не удивил тот факт, что буквально минуту назад на этой поляне никого не было.

– Бывший барон, – усмехнулся «непись» по имени Питер Скандаль, забирая сверток.

– Уверен, что вы вернете свой замок и титул, господин барон.

– Как всегда, мой верный друг, как всегда…

Он быстро переоделся, и двое мужчин направились к лошадям, дожидавшихся их у леса. Но не прошли они и нескольких шагов, как произошло нечто странное.

Питер вдруг резко остановился, словно налетел на какое-то невидимое препятствие, и принялся жадно глотать воздух, не издавая ни звука – словно выброшенная на сушу рыба. Затем он согнулся пополам, схватившись за живот.

– Что с вами, господин барон? Прихватило? – забеспокоился офицер.

И тут какая-то неведомая сила приподняла бывшего дворянина в воздух.

Швырнула на землю.

И тут же словно уронила на него что-то невидимое, но очень тяжелое, вминая в траву, ломая ребра и кости, заставляя несчастного зайтись немым криком. Не прошло и пяти секунд, как от Питера де Скандаля остались лишь истерзанные останки, больше похожие на сломанную куклу, чем на человека…

Глава 25. Спекуляция

– Есть, есть кукла! И недорого совсем, жаль только, что одна… – не то радовался, не то грустил де Баральга, изучая аукцион.

Ну еще бы. Пока гоблин приставал к бессмертным насчет покупки торгового сертификата, Шардон успел снять с торгов всех големов, оставив только одного, в качестве наживки. За такую цену, чтобы колдун преисполнился оптимизма и веры в успех своего предприятия. Действовал он, разумеется, включив функцию анонимной продажи, хоть и теряя при этом еще 5 % от заработка. И едва Баральга забрал свою покупку – тут же поставил четвертую куклу на торг, на этот раз с завышенной вдвое ценой выкупа.

Гоблин, ухмыляясь, сделал свою ставку. «Неизвестный» продавец поставил время торгов всего час, товар редкий и не самый дешевый, места глухие – так что вряд ли найдется еще один покупатель на никому не нужную диковинку.

Улыбка живо слетела с его морды, когда некий Фенеамин перебил ставку, да еще и с хорошим запасом.

– Неужели он что-то знает? – обеспокоенно пробормотал Баральга, назначая новую ставку.

К счастью, дальше «сражаться» за деревянную куклу конкурент не стал, и колдун успокоился.

Ненадолго.

– Будь ты проклята, ведьма! – с ненавистью захрипел гоблин, когда в борьбу включился (или включилась?) некий Тайа.

Да еще как! Не проходило и нескольких секунд, как этот (эта?) Тайа буквально на пару монет перебивал ставку Баральги, не оставляя ему времени на размышление. Наконец, не выдержав напряжения – а вдруг этот мерзавец успеет выставить свою цену перед самым закрытием торгов? – барон выкупил четвертую деревянную куклу, отдав за нее вдвое больше денег, чем за третью.

И даже дух не успел перевести, когда в продаже появился пятый голем из девяти.

По двойной цене и с тройной ценой выкупа, если сравнивать с первой куклой, так удачно и дешево купленной Баральгой.

– С вами все в порядке, мой любезный друг и союзник? – обеспокоенно поинтересовался Шардон, заметив, как тот изменился в лице.

– Д-да, все хорошо.

Ставка.

– Мерзкая самка бледнолицей макаки! – завопил незадачливый торгаш, – Ух, попадись ты мне – волосы выдеру и на куклу налеплю! Сутками буду иглами колоть и пятки огнем жечь!

Раса гоблинов, между прочим, официально считала себя потомками обезьян и очень этим фактом гордилась. Проклятья колдуна относились, разумеется, к этому Тайа, который почти сразу же сделал встречную ставку.

И снова предложив всего на пару монет больше.

Тяжело вздыхая, Баральга перебил предложение конкурента. И еще раз. И еще. И снова…

А потом взял да и выкупил куклу, отдав за нее втридорога.

– Послушай, Шардон. Не найдется ли у тебя с собой того кисленького вина, с которым ты ко мне в прошлый раз заявлялся? Горло промочить… – обратился он к рыжебородому.

– Конечно, мой любезный друг. Для тебя – все что угодно! Кстати, а кроме вина что-нибудь угодно? Могу ссудить тебе денег, если вдруг не хватит.

– Хватит! – резко оборвал его колдун и снова открыл окно Аукциона.

Закрыл.

Открыл, запуская обновление списка лотов и цен.

Снова закрыл. Изобразил на лице эмоцию сильнейшего смятения и залпом осушил бокал.

Открыл.

И застонал в бессильной злобе.

За шестого голема неизвестный продавец запросил ровно столько, сколько у Баральги оставалось золота, словно точно знал, сколько у него есть наличности.

Скрипя зубами, выкупил лот и поспешно продал на том же аукционе кое-какие драгоценности и отписался главе воровской гильдии – своему давнему должнику – о возврате ста тысяч монет.

– Ты скверно выглядишь. Еще вина? Или пива?

– Нет!

– Как успехи?

– Замечательно.

– Он все еще продает кукол? А если вдруг у него не полный набор?

Гоблин судорожно сглотнул – такая мысль ему даже в голову не приходила! Впрочем, быстрая проверка Аукциона успокоила его: там были выставлены все три оставшиеся куклы. Дорого.

Выкупив один лот, барон повернулся к Шардону:

– Можешь одолжить мне сто тридцать тысяч, приятель? Для общего дела.

– Разумеется, – тут же отозвался тот, передавая колдуну его же собственные деньги, вырученные от продажи фальшивых големов.

И одновременно снимая кукол с торгов и выставляя их заново, но уже по другой цене.

Де Баральга осунулся, побледнел и постарел, казалось, лет на двадцать:

– Мне, право слово, неловко об этом просить, но не можешь ли ты дать мне взаймы еще тысяч семьдесят? А еще лучше – сто!

– Могу. Но ты уверен, что сможешь со мной расплатиться?

– Продам свою коллекцию, немного у меня есть в слитках и драгоценностях – не переживай, тысяч двести еще наскребу, а остальное выбью из должников.

– Хорошо, я тебе верю.

Передача денег. И снова корректировка цены.

– Я так понимаю, тебе еще совсем чуть-чуть не хватает, да? – в голосе Шардона звучало искреннее беспокойство. Он специально заготовил эту интонацию для кульминационного момента.

– Немного, да… – а вот Баральга уже осип.

– Не хотелось бы еще больше вгонять тебя в долги. Но я готов выкупить у тебя свою куклу. Сколько тебе нужно золота?

Наконец, гоблин заполучил всех девятерых големов. Да, он был совершенно разорен, но одновременно и счастлив – теперь у него в руках было оружие, способное сокрушить мерзкого Кыргала. Но мгновения его триумфа были безжалостно прерваны словами союзника, который только что делом доказал свои самые наилучшие намерения:

– Эй, приятель, тут любопытный свиток продают. «Схема Круга Единения для големов-разрушителей» за авторством какого-то Анонима. Как думаешь, она имеет отношение к твоим новым игрушкам? И в качестве главного компонента там упоминается «носитель знака неизбежной кары»…

– Сколько просят? – безжизненно отозвался колдун.

– Пятьсот две тысячи сорок монет.

– Я пропал…

– Послушай. Если ты собрался вернуться назад, в земли племени Хугра, и занять место своего бывшего наставника, то вряд ли тебе там пригодится баронский титул и разоренный замок на далеком западе Империи.

– И что ты предлагаешь?

– Осуществить твою давнюю мечту. И мою тоже. Ты ведь хвастался, что знаешь, чего я хочу?

– И у тебя действительно есть пол миллиона золотом?.. Откуда?

– Закрыл пару очень выгодных сделок. Не только ты пришел сюда торговать.

Колдун нахмурился, но слова Шардона с легкостью прошли бы любую поверку на правдивость.

– Хорошо, – наконец, решился гоблин, – Замок Баральга и все прилегающие земли отныне твои, барон де Шардон!

Они заключили сделку, и бывший барон де Баральга получил свои пять сотен золотых (причем «своих» во всех смыслах!). К счастью, вожделенный свиток все еще продавался, и по старой цене.

Вместе с замком и всей прислугой Рыжему Лису достались не только земли и работающие на ней крестьяне, но и коллекция кукол колдуна, и его библиотека компромата. Воистину бесценный дар!

Шардон посмотрел на время: как раз успевает на свадьбу дочери

День определенно выдался удачным. И полмиллиона золотых заработал, и третьим замком обзавелся, и убрал с политической доски опаснейшую фигуру, закрыв сразу несколько важных Директив и создав несколько новых, например, Директиву № 234, которая подразумевала внедрение новой экономической политики в бывших владениях Баральги.

Директива № 266 предназначалась для изучения коллекции редкостей, доставшейся ему в «наследство» от прежнего владельца, Директива № 267 – для изучения кукол, а 268-ая, соответственно, для многочисленной библиотеки компромата.

Но в том числе ему пришлось создать и несколько весьма неожиданных задач:

Разобраться с эффектом «гоблинского проклятья».

На все земли Баральги было наложено какое-то довольно специфическое проклятье, и при этомв каждой локации был свой дебаф, который и отвечал за все эти ловушки, жутких тварей и источники болезней – этакая своеобразная гоблинская «система защиты» от вторжения.

Заменить вышедших из строя стражей и слуг.

С исчезновением прежнего хозяина все эти пустые доспехи, бродящие по замковым залам, а также ожившие пугала, снующие по дорогам и лесам баронства, превратились в совершенно бесполезную груду металла и соломы. А они, между прочим, составляли почти 50 % рабочей и военной силы!

Ну и, наконец, самая неожиданная и странная задача, ставшая Директивой 270.

Разобраться с пауками.

Твари, что при бароне де Баральга спокойно сидели себе в тронном зале, буквально за пару часов расползлись по всему замку. И теперь и шагу нельзя было ступить, чтобы не вляпаться в растянутую поперек коридора сеть или в огромный паутинный кокон. Никакого физического вреда, конечно, паутина не наносила, но и постоянно тратить по 5-10 минут на то, чтобы выбраться из западни – тоже сомнительное удовольствие.

Но все это потом, а сейчас приоритетной Директивой стала свадьба Розальды.

В Конюшне 5-го уровня, в которой содержалось одно единственное животное, Шардон сменил своего коня на нового. Его звали Куклусом, и это был черный, как ночь, огромный жеребец, быстрый и выносливый. Но главной отличительной чертой этого скакуна были не его параметры или эффектный внешний вид, а прилагающаяся к нему кукла.

Управляющая глиняная кукла в виде грубо вылепленной лошадки, при помощи которой можно было не только отдавать Куклусу приказы, но и временно повышать его параметры. Воткнул иглу в брюхо – и скакун ненадолго ускоряется. Обмотал вокруг шеи тряпку или хотя бы травинку – и он становится бронированным боевым маунтом. Капнул немного воды, и раны коня тут же заживают, а растраченная энергия восполняется.

В общем, едва ли не самое ценное приобретение на данный момент, полученное им вместе с замком Баральга. Сев на Куклуса и пришпорив его куклу иглой, Шардон поспешил на свадьбу своей любимой и единственной дочери…

* * *

Путь оказался хоть и не близким, зато спокойным. Чудо-конь размеренным галопом нес барона по тропам и дорогам его новых владений, и никаких неприятных сюрпризов им по пути не встретилось.

Все неожиданности и неприятности, как оказалось, поджидали барона дома, в замке. И главным их источником оказалась молодая невеста, которая первым делом потащила отца знакомиться с… с женихами!

Нет, не с кандидатами в будущие мужья, а именно с женихами. И не потенциальными, а самыми что ни на есть настоящими, судя по их нарядным одеждам и иконке благословления Вартана у каждого.

– Это Ловкач, ты его уже знаешь. Это Гаррош, правда, он душка?

«Душка» Гаррош, оказавшийся двухметровым орком, свирепо осклабился и поздоровался:

– Здравствуй, папенька.

– Так. Это у нас Рыжик и Пыжик, они братья. Вон там стоит Сигизмунд, а вон тот с белыми волосами, что ним спорит – это Фомилас. Кстати, он – тролль.

– Вообще-то это эльф.

– Да! – Розальда рассмеялась, – Высокий и стройный эльф. Только его почему-то все называют жирным троллем.

– И ты собираешься за него замуж? – на всякий случай уточнил Шардон.

– Ну разумеется! Ты видел, какой у него уровень?

– Ого. Тридцать седьмой! Что он здесь забыл?

– Меня, – кокетливо потупила взгляд красавица, – Жениться приехал. Так, давай дальше. Торн-Габар, Зжыжик, Расстегайло, Нагибатор-Икс-Икс-Икс, Чебуратор Второй, Реролльщик… – продолжала перечислять девушка…

– Так! Стоп, хватит! Кто все эти люди, а так же эльфы, орки, гоблины, гномы…

– И тролль, – хихикнула девушка.

– Я его уже посчитал как эльфа.

– Папенька, ты меня совсем не слушаешь? Это – мои женихи!

– Ты хочешь завести себе гарем?

– Друг мой Шардон, давай-ка я тебе все объясню, – из толпы бессмертных вышел выряженный в новенькие кожаные доспехи орк и взял барона под локоть.

– Ухорез? И ты тоже собрался жениться на моей дочери?

– Нет, это достижение я уже сделал… – отмахнулся тот, – И, между прочим, первые два уровня ачивки получил с одной и той же девушкой, женившись на ней шесть раз. За один день. В общем слушай. Помнишь, как ты одним махом выдавал задание сразу двадцати игрокам? Или как в твоей небольшой таверне на презентации нового пива уместилось три сотни гостей?..

– Четыреста двенадцать. Да.

И Ухорез сбивчиво и сумбурно, пытаясь подобрать понятные «неписю» слова, объяснил ему про эффект, который в играх назывался «инстансирование».

Захотели, допустим, 100 игроков одновременно напиться из колодца, а подойти к нему могут максимум по трое. Или убить редкого босса, который появляется раз в месяц в один единственный день. И что делать? В очередь выстраиваться? Отказываться от добычи и ждать еще целый месяц в надежде опередить остальных желающих?

В таких ситуациях создавалась временная инстанс-копия вожделенного объекта в условном параллельном пространстве.

И 100 игроков одновременно утоляли жажду из одного колодца, только каждый – из своей персональной копии в своей параллельной виртуальности.

И 100 слаженных групп игроков в одно и то же время убивали одного и того же редкого босса, решившего впервые после долгой спячки выбраться из логова, на свою беду. Только каждая группа при этом находилась в персональной копии пещеры и убивала свою копию «уникального» босса.

– Это что же получается? Каждый, – Шардон указал кивком на собравшихся женихов, – из них получит по собственной копии моей единственной и ненаглядной дочери, женится на ней…

– …подарит «единственное» и «уникальное» обручальное кольцо и проведет незабываемую первую брачную ночь, ага. И закроет квестовую линейку «Женитьба на баронской дочке».

– А как же я?

– Что ты?

– Мне ведь нужно подвести Розальду к жрецу и сказать отеческое напутствие.

– Подведешь и скажешь, в чем проблема-то?

– Это сделаю я один сто раз? Или сотня моих копий одновременно поведет под руку сотню копий моей дочери, каждую со своим женихом? А что потом случится с моими копиями и копиями Розальды?

Ухорез задумчиво почесал зеленую макушку, прикрытую шлемом:

– Не знаю.

– Насколько точными будут мои копии? А гости, присутствующие на свадьбе – они тоже будут скопированы, чтобы быть сразу на всех ста церемониях? Инстансирована будет только эта комната или весь замок? Бессмертные смогут взять задания у каждой из моих копий? А содержимое моего инвентаря тоже размножится?

– Да без понятия – я и сам в этом не особо разбираюсь, чего пристал-то?

– Но, это же такое интересное поле для экспериментов!

– Вот и экспериментируй себе на здоровье. А мне ты обещал драку устроить, а не мозги запудривать. Не забыл?

– Я никогда ничего не забываю. Идем.

– Куда?

– Драться…

И они направились к Сигизмунду и Фомиласу, которые о чем-то жарко спорили. Десяти секунд Шардону хватило, чтобы настроить пару простейших скриптов, с помощью которых он хотел провести несколько экспериментов:


Скрипт «Деньги из воздуха»:

> Сгенерировать R = «Случайное число в диапазоне от 100 до 1000».

> Положить в казну R золотых монет с личного счета.

Скрипт «Стократные вычислительные мощности»:

> Сгенерировать R = «Случайное число в диапазоне от 1 до 100».

> Определить значение Выражения №R из Таблицы «Сто примеров для тестирования».

> Записать ответ в Таблицу «Сто примеров для тестирования».

Скрипт «Параллельная прокачка»:

> Сгенерировать R = «Случайное число в диапазоне от 1 до 100».

> Прокачать Умение №R из Таблицы «Список умений для тестирования» на 1 единицу опыта.


И теперь ему будет достаточно запустить эти скрипты в начале свадебной церемонии, чтобы проверить, смогут ли 100 инстанс-копий Шардона распоряжаться его деньгами, выполнять параллельно какие-то вычисления или одновременно прокачивать разные умения.

Закончив настройку, он, наконец, обратил внимание на шумную парочку, вокруг которой уже начали собираться зрители, наблюдавшие за их перепалкой.

– … вижу, что ты белорус! – доказывал эльф своему собеседнику, – Да у тебя же балахон явно сшит из мешка для картошки!

– Слушай, да отвали ты уже, а? И это не балахон, а мантия.

– Мантия? Ты маг? – притворно удивился Фомилас.

– Маг Земли – написано же.

– А ты магией грядки вскопать или ускорять рост картошки можешь? Наверное, это первое заклинание, которому учат белорусских магов. А воров – маскировочному навыку «хавайся в бульбу»!

– Между прочим, картошка не наше национальное блюдо. Ее вообще в Европе не было до открытия Америки.

– Так и вас, белорусов, тоже не было! Вас Колумб в трюме привез вместе с картошкой и колорадскими жуками. У вас даже у президента – вон какие усищи!

– О чем они спорят? Ничего не понимаю, – повернулся барон к Ухорезу.

– Фомилас подшучивает над вторым бессмертным, используя распространенные стереотипы о традициях и особенностях кухни его народа.

– То есть он пытается унизить его по географическому признаку?

– Скорее, по национальному.

– А как определяется национальность персонажей в вашем мире?

– По гражданству или по месту рождения.

– Так я и говорю – по географическому признаку.

– Да не обращай внимания. Этот эльф – самый обычный жирный тролль.

– У него указана раса «лесной эльф». И он вполне стройный – я видел несколько десятков троллей и могу уверенно заявить, что для них несвойственно быть худыми эльфами. Если это и тролль, то весьма необычный.

– Ты меня сюда притащил чтобы обсуждать телосложение троллей?

– Нет, за обещанным достижением.

Шардон подошел к Фомиласу, и схватил того за отворот рубахи:

– Попрошу не оскорблять этого человека по гастрономическому признаку в моем замке.

– Чего? – не понял его не то эльф, не то тролль, выглядящий как эльф.

– В моем рационе тоже много блюд из картофеля.

После этих слов «непись» решил, что все необходимые формальности соблюдены, и врезал игроку боковым прямо в челюсть.

Условие «сразиться в рукопашном бою на свадьбе» выполнено!

Получено достижение «Потасовщик» 1-го уровня.

Получено +5 % к урону без оружия и +1 к Броне.

Для получения достижения «Потасовщик-2», вы должны сразиться в рукопашном бою в трактире: 3 раза, в толпе (выполнено), на свадьбе: 5 раз.

Глава 26. Ликвидация-3

Нью-Питерский офис корпорации «Виртуком».

Секция гейм-дизайна, кабинет ведущих специалистов


– Ребята, у меня тут сработала сигнала по одному из аукционов, – подал вдруг голос Авраменко.

– И?

– Что делать?

Костя Решетников, ведущий гейм-дизайнер проекта «Мир Фантазий», глубоко и медленно вдохнул и так же медленно выдохнул:

– Сергей, ну ты же у нас не первый день работаешь, уже и сам должен знать, что делать.

– Если это баг, дюп или уязвимость, то отдать тестерам на проверку. Если ошибка настройки локации или баланса, то исправить.

– И что тебе непонятно?

– Сделка на полмиллиона в локации двадцатого уровня – это ошибка, дюп или где-то просчитались с балансом?

– Кто, где, кому и чего продал? Разбираться надо, откуда у покупателя такая сумма, и где продавец раздобыл предмет такой ценности.

– Может, там вообще просто передача денег оформлена через торговую сделку? Полмиллиона за зубочистку, чтобы перекинуть их через аук другому персу… – вмешался третий гейм-дизайнер.

– Один «непись» купил у другого обычную записку за полмиллиона золотом в локации Заповедник Кхара. Стартовая деревня гоблинов. Причем, оба персонажа стоят рядом, но продажа анонимная.

– Записка точно обычная?

– Да, просто текст. Создана каллиграфом, себестоимость сорок монет.

– Значит, это действительно передача денег.

– Полмиллиона? Между «неписями» двадцатых уровней, стоящими рядом?

– Многовато получается, на двадцатке даже сотка – уже почти нереально, тем более для бота. Откуда у него столько, глянь-ка логи…

Пальцы Авраменко забегали по проекции клавиш, и в воздухе перед ним начали появляться таблицы, схемы, графики, стрелки…

– Забавно… – пробормотал он.

– Что забавного?

– Эти деньги ему дал тот же «непись», что выставил записку на продажу. Только уже из рук в руки.

– Дело пахнет сбоем алгоритмов Искусственного Идиота… Скорее всего это вообще программерская задача, а не наша.

– То есть один бот дал другому пол ляма, чтобы тот у него же купил ничего не стоящий клочок бумаги?

– Ага. Судя по логу передачи собственности – в обмен на замок и земли.

– Во-о-от! Это уже адекватная сделка. А у этого «непися» откуда столько денег?

– Продал кукол. Причем опять все тому же самому боту.

– Что за игрушки?

– Простые деревянные человечки, ну разве что называются «големы разрушения».

– По базе их пробил?

– Сейчас…

И снова замелькали таблицы, схемы, стрелки…

– Это не стандартный предмет, создан мастером-«неписем», особых свойств никаких, себестоимость – две сотни, ну и ремесленник накинул еще по три сотни на каждую за работу. Но он городской, там, смотрю, дерут и побольше.

Костя подытожил:

– Итого по пять сотен за штучку.

– Да. Восемь кукол.

– Хм… Не должны боты двадцатого уровня в таких масштабах друг друга на бабки разводить, туповаты они еще для серьезных махинаций. Глянь, там случайно ноги какого-нибудь хайлевельного игрока или клана откуда-нибудь не растут?

– Растут. «Непись»-продавец состоит в Детях Корвина – это их кланлид как раз и заказывал кукол. И записку тоже. Могу глянуть чаты…

– Забей, опять игроки через ботов свои схемы мутят. Клан, смотрю, приличный у них: двенадцатый уровень, полсотни активных игроков, замок развивают. Для такого полмиллиона на ботах поднять – бонус в пределах допустимого. Пусть считают, что они самые умные, раз смогли дыру найти и перехитрить разработчиков.

– То есть это все же дыра в балансе?

– Это, Серега, не дыра, а лазейка. И не баг – а фича, смекаешь?

– Нет.

– Все дыры не заткнешь, да и играть тогда неинтересно станет, если нельзя схитрить и быстрее прокачаться или денег заработать. Найти кладку Золотого Грифона, вынести казну Теней, ну или развести какого-нибудь «непися» на куклах – варианты там есть. Ну хапнули они полмиллиона, и что? Замок апнут, профессии прокачают, шмот купят, настроение поднимется – хоть удовольствие начнут от игры получать…

– И станут сильнее.

– Да! И перейдут, наконец-то, из песочницы к настоящей игре и к нормальному контенту. Это в своем Заповеднике они сейчас топы, а по меркам любого мелкого городка – середнячки даже со своим добытым из воздуха миллионом. Про нормальные города я вообще молчу.

– Но они же могут еще несколько миллионов так получить?

– А вот для этого ты у нас тут и посажен. Откуда у этого щедрого «непися» такие деньги?

На проверку у Авраменко ушла пара минут.

– Барон, землевладелец, гоблин-колдун двадцать пятого уровня. В особых чертах стоят хитрость, высокое самомнение и страсть к поиску информации и редкостей. Собирает компромат и разные диковинки. Источники дохода: налоги, шантаж, перепродажа редкостей. Сильно не наглеет, золото в оборот не пускает, так что приход-расход в допустимых пределах. Сотню получил, забрав старый долг, и еще сотню – продав часть коллекции.

– Выглядит нормально. Это же не простой «непись», а целый барон! Ну и, опять же, второй раз ним этот трюк не сработает, раз он остался без замка и денег. Так что можешь закрывать задачу, там все чисто…

* * *

Свадьба прошла… странно. Было шумно, весело, и даже еще несколько драк не испортили никому настроение. Тем более, что каждый раз радушный хозяин выкатывал пару бочонков целебного пива, да и жрица из клана Дети Корвина живо помогала поставить на ноги переломанных да тяжело раненых.

Фомилас так и вовсе пил за пятерых и закусывал за четверых. А когда его шкала Опьянения заполнялась до максимума, он выпивал зелье, обнуляя ее, и снова пускался во все тяжкие. В общем, ни один бокал дармового вина или кружка пива не пропадали даром, оказавшись в его руках – сразу видать опытного завсегдатая трактиров.

85 игроков получили статус мужей дочки барона, обзавелись обручальными кольцами и закрыли квест. И приятным бонусом получили страстную ночь в объятьях неугомонной красотки, не особо заботясь тем, стонала под ними оригинальная Розальда или временная копия. Ну или пару часов, а то и пять-десять минут – в зависимости от своей Выносливости и уровня навыков постельной мини-игры.

– Забавное, должен заметить, зрелище, – усмехнулся Корвин, наблюдая, как вслед за невестой в комнату новобрачных один за другим вбегают 85 женихов.

– Тьфу, разврат, – скривилась Рианна, – У них там что – групповушка на сотню человек?

– Инстансирование, – глубокомысленно заметил Ухорез.

– В смысле?

– Каждый из них окажется в своей копии комнаты наедине с копией молодой жены. Так что все пройдет вполне обычно и банально… Ну, если только кто-нибудь из них не открыл особых извращенческих навыков.

– Это каких, например? – заинтересовалась Тайя.

– Могу показать, – вмешался Фомилас, который как раз вышел из комнаты, – Есть у меня парочка забавных умений…

– С тобой? – фыркнула девушка, – У тебя нос картошкой…

– Слушай, – обратился к эльфу Корвин, – А ты-то здесь что забыл со своим уровнем?

– Да я товарищу помогаю перса побыстрее прокачать, а то предыдущему он билд запорол.

– Ясно. А в наш клан не хочешь? Поможем и с вещами и с качем. Не тебе, конечно, а другу твоему. Хотя бы временно. У нас глобальный квест на репутацию, а она очень хорошо капает персонажам высоких уровней.

– Ну, если у вас водятся такие симпатичные длинноногие… – Фомилас многозначительно посмотрел на Рианну, которая по праву считалась красивейшей девушкой среди Детей Корвина.

– А так же длинноухие, длинноносые и даже длинногрудые – любые есть.

– Бр-р-р… проклятое мое воображение. Налейте-ка мне чего покрепче, чтобы это развидеть…

За вечер и ночь, в течение которых свадьба «пела и плясала», как нараспев выразился Ухорез, клан обзавелся тремя новыми членами, сам неугомонный орк получил два новых достижения, а Шардон – 85 бессмертных зятьёв, которых он мог называть «сынок» и выдавать им три новых уникальных квеста.

– То ли еще будет, – ухмылялся Корвин.

– В смысле?

– Завтра-послезавтра новые женихи подтянутся.

– Но ведь Розальда уже замужем?

– По квесту да, а вот в глобальном смысле и по статусу – уже нет. Достаточно кому-нибудь из новоиспеченых мужей подать на развод и все – квест на завоевание сердца красавицы можно будет выдавать заново… А что, тебя это беспокоит?

– На организацию торжества у меня ушло пятнадцать тысяч золотом! – пожаловался барон.

– Ну, что поделать – далеко не все свадьбы окупаются. Требуй подарков подороже. Да и вообще, что ты жалуешься? У тебя теперь на побегушках восемь десятков бессмертных! Приставь их к какому-нибудь полезному делу – пусть отрабатывают свой статус баронского зятя!

– А не разбегутся?

– Почти наверняка разбегутся. Им ведь дальше нужно качаться и квесты делать: в город перебираться, наставников искать и так далее. Сам увидишь, уже завтра как минимум половина – опять сменят статус на холостяков… А кто-то уже и новой женой обзаведется.

– Другие женихи объявятся, – пожал плечами Шардон, – Дочка-то у меня красавица хоть куда! А вот требования к квестам в золоте я, пожалуй, еще подниму. И на праздничный стол тоже пусть сами еду с выпивкой добывают, дармоеды…

* * *

Три часа спустя

Где-то во владениях барона д'Орга

– Ты ошибся, – заявил барон, оглядываясь назад.

– В чем именно?

– Ты говорил, что половина мужей моей единственной и любимой дочери разбежится через сутки. А их уже сейчас осталось меньше десятка.

– Еще бы, – ухмыльнулся Корвин, – А ты на что вообще надеялся, выдавая им это задание?

– Надеялся провести переговоры с воинственным бароном д’Оргом, имея за спиной армию хотя бы в полсотни бессмертных.

– Так что, разворачиваемся назад и ждем, пока за рукой твоей дочери еще сотня-другая женихов наведается?

– Нет. Сперва попробуем договориться мирным путем и без прямых угроз.

– Поэтому ты взял с собой столько жареных голубей? Я тебя огорчу, мой бородатый друг, – усмехнулся Корвин, – но голубь используется как символ мира несколько в ином ключе.

– Уверяю тебя, что барон будет рад такому подарку.

– А если договориться не получится? У тебя денег на армию не осталось, на мужей Розальды, как ты видишь, надежды никакой… Мы бы тебе помогли, но против этого Дорга силенок у нас пока маловато. Не тянем еще полномасштабную войну.

– На случай неудачи, у меня есть козырь в инвентаре.

– Правильно говорить «у меня припрятан козырь в рукаве», – поправил его Корвин.

– В рукаве у меня пусто, а в инвентаре – лежит «секретное оружие». Так что моя фраза звучит логичнее и правильнее.

Военный искусственный интеллект проверил результат работы своих скриптов, и они оказались удручающими: никакого раздвоения не получилось, а если игра и создавала его копии, то у них не получилось повлиять ни на окружающий мир, ни на самого Шардона-оригинала.

Он обеднел на 612 золотых, и ровно настолько пополнилась казна – за одну операцию внесения ровно 612 монет им самим. Умение «Торговля» получила +8 опыта, а в проверочной таблице был решен только один пример, в 29-ой строке.

И тем не менее, он своими глазами видел 85 бессмертных, входящих в одну комнату к его дочери, и выходящих из нее. Без криков, шума драки или каких-то других признаков спора и недовольства. Более того, в графе «родсвтенников» у него действительно значилось 12 имен с пометкой «муж дочери», и всего несколько часов назад их там было 85.

А значит, хваленое «инстансирование» все же работает, просто он еще не смог понять алгоритм и подобрать к нему ключ.

– Эй, смотрите, кажется, это по наши души! – Ухорез, который тоже напросился на переговоры с великим вождем, махнул рукой куда-то в сторону.

Там, куда он указал, из леса появился отряд вооруженных и угрожающе раскрашенных орков.

– Ты с ними одного цвета морды – тебе и быть парламентером, – пошутил эльф.

– Это я просто перебрал маленько на свадьбе. А так-то мы из разных племен и разных оттенков кожи. И полоски на пузе они рисуют вдоль, а я – поперек, – не остался в долгу Ухорез.

Тем временем, два десятка вооруженных копьями, луками и топорами зеленокожих воинов быстро и умело взяли их небольшой отряд в кольцо.

– Ваша там стоять, оружие не трогать, колдунства не говорить! – крикнул самый крупный орк, у которого из пучка волос на голове торчало больше всего перьев.

– Меня зовут барон де Шардон, и я приехал в гости к вашему вождю с ценными дарами, – отозвался рыжебородый дворянин.

– Ждать твоя там. Моя вождь говорить.

Переговорщик закрыл глаза и бесшумно зашевелил губами, судя по всему, связавшись со своим господином через приват. Разговаривали они недолго, минуты три. Наконец, орк открыл глаза и скомандовал:

– Кар-рага унага! – указывая копьем на окруженных бессмертных с Шардоном во главе.

– Что он говорит? – повернулся Корвин к Ухорезу.

– Ну, насколько я могу судить, заказывает суши «унаги». Слушай, то, что я орк, еще не значит, что я понимаю язык каждого племени! Тем более, я это умение вообще не прокачивал.

– Ваша за нами ехать. Оружие не доставать. Колдунства не говорить, – обратился к ним командир отряда зеленокожих дикарей, взмахом копья показывая направление.

До замка орков они добирались еще около двадцати минут. У невысоких стен обнаружился самый настоящий военный палаточный лагерь: десятки огромных шатров, между которыми туда-сюда сновали вооруженные до зубов орки.

– Ого! Да их тут сотни полторы, а то и больше! – прикинул Ухорез.

– У барона д’Орга не самые сильные воины, но зато их много. Самая большая армия во всех Лесах Гоблинов – даже у местного графа поменьше будет, – пояснил Шардон.

– Понятно. Значит, берут не уровнем и умением, а тупо количеством.

Несмотря на то, что правитель орков и его самые приближенные воины жили в замке, делали они это так, как привыкли – разбив в самых больших залах все те же шатры, перед которыми пылали костры. Не стал и исключением и тронный зал, в котором стояло сразу четыре шатра – по одному в каждом углу.

– Дикари, – не смог сдержать улыбку Корвин, оглядываясь.

– А как по мне, так весьма антуражненько. И куда симпатичнее, чем было у гоблина-колдуна. Как вспомню тех пауков и ходячие доспехи… бр-р-р… – поежился Ухорез.

Едва они оказались посреди зала, как на троне зашевелился и встал, выпрямляясь во весь свой двухметровый рост, сам великий вождь и барон д’Орг.

– Вагра уруга! Каба! – ударив кулаком себя в грудь, поприветствовал он гостей.

– Чего?

– Великий вождь говорит: «Давай сюда мои дары, вождь Рыжий Лис», – заговорил гоблин, который сидел на ступеньках трона в ногах вождя.

Над головой переводчика было указано не то имя, не то должность: Толмач.

– Огненная вода, – торжественно объявил Шардон.

Перед ним появился десяток бочонков, наполненных вином и пивом.

– Жирные вкусные птицы!

И сотня тарелок с жареными голубями выстроилась на полу.

– Красивые камни-блестяшки! – с этими словами он выставил десяток шкатулок, доверху набитых самой дешевой и разноцветной бижутерией, специально скупленной на аукционе.

– Хугака! – вождь вскинул кулак и отрицательно мотнул головой, – Сыква таква руга!

– Свой страшный тощий женщин можешь себе оставить, вождь Рыжий Лис, – тут же перевел гоблин-толмач.

– Э… Но с нами нет никаких женщин, – удивленно оглянулся Корвин.

– Боюсь, что это он про тебя и про зятьёв Шардоновских, – заржал Ухорез.

– Почему это сразу про меня? Может, как раз про тебя – ты ведь пострашнее будешь.

– Так я ведь для них свой. А вот вы, бледнолицые, для нас орков все на одно лицо…

– Баргын аба урага фигак-фигак!

Судя по голосу, барон д’Орг остался доволен подарками. Он широко улыбнулся, оскалив острые выкрашенные в кроваво-красный цвет клыки, и вытянул вперед правую руку, зажатую в кулак и с оттопыренным вверх большим пальцем.

– Ну, это и без перевода понятно, – прокомментировал Корвин и расслабился.

Слишком рано.

– Великий вождь рад, что у него появился такой богатый сосед, – начал толмач, – Сильный и храбрый сосед, у которого есть большая армия. Говорит, что нет ничего лучше хорошей драки и залитых кровью врага трофеев.

– То есть твой вождь предлагает… – догадался Ухорез.

– Война! Кровь! Смерть! – выкрикнул орк-барон и снова улыбнулся.

– Но мы приехали, чтобы договориться о мире и взаимовыгодном сотрудничестве, – Шардон вышел вперед, – Я уверен, нам есть, что предложить друг другу.

– Эгра хуг! – нахмурился вождь.

– Дружба – для слабаков и трусов, – перевел гоблин.

– Но ведь война – это кровь, смерть… Ты тоже можешь погибнуть, великий вождь.

– Зигун кабам. Дорг кабага!

– Война – это слава, веселье и добыча. Дорг не боится смерти.

– Кыж!

Вождь указал на выход и повернулся спиной к своим гостям.

– Аудиенция окончена, убирайтесь, – извиняющимся тоном перевел гоблин.

Отряд из двух десятков воинов проводил их до того же места, где и встретил. Орки стояли и смотрели вслед удаляющимся «парламентерам» чтобы убедиться, что те не вздумают вернуться назад. Впрочем, такого желания у них и не возникло.

– Мда, вот тебе и мирные переговоры. И чем ему голуби-то не угодили? – ехидничал Корвин.

– Скорее, ему не понравилась одна страшная ушастая бледнолицая женщина, – вместо Шардона отозвался Ухорез, – Эй, барон. Может, пора доставать твой козырь из рукава?

– Да, – неожиданно для всех согласился «непись», – самое время.

В руках его появилась грубая глиняная кукла. В правой руке она сжимала тростинку, изображающую копье, а из головы артефакта торчало несколько разноцветных перышек.

– Умри, великий вождь! – объявил Шардон, протыкая куклу насквозь длинной ржавой иглой.

Глава 27. Интервенция

– Думаешь, сработало? – заинтересовался Корвин.

– У того мерзкого гоблина еще как работало, – аж вздрогнул от неприятных воспоминаний Ухорез и с опаской оглянулся, – Если вышлют погоню, значит, сработало.

– Предлагаю немного подождать, – согласился с его доводами Шардон.

– Хм. И много тебе таких кукол досталось?

– Десятка три-четыре – я еще не проводил инвентаризацию. А что?

– Да мы тут кланом делаем глобальный квест на сбор очков репутации. Причем, соревнуемся еще с десятком других кланов…

– Я помню, вы просили меня о помощи с этим заданием.

– Да, это именно оно. Так вот, другие бессмертные тоже обратились к правителям своих земель, чтобы те им помогли набить репу.

– Ты использовал выражение «набить репу» в значении «начистить морду», или «наполнить доверху мешки корнеплодом под названием репа»?

– Эм… Ни то, ни другое. В значении набрать нужное количество очков репутации.

Словарь слов и выражений бессмертных: добавлено новое значение.

– Но при чем здесь куклы барона де Баральги?

– Если ты с их помощью можешь убивать всяких баронов и прочих ключевых персонажей, то это поможет придержать наших конкурентов.

– Логично.

– Так ты нам поможешь?

– Зависит от того, есть ли у меня нужные куклы. Кстати, а вот и наши преследователи.

Он указал в сторону леса, из которого показалась толпа в сотню орков, не меньше. И до беглецов донеслось дружное и угрожающее:

– Кирдык хана человеки! Каба хер’ага!

– Думаю, что нет смысла ждать, пока они соизволят пригласить переводчика, – повернулся к приятелям Корвин.

– Да тут, как бы, и без толмача все ясно. Убивать нас будут. Значит так, Шардон – у тебя самый быстрый конь и самая ценная шкура, так что ты скачи вперед. Ну а мы вернемся как обычно, через кладбище. Заодно и погоню немного задержим… наверное…

– Хорошо, – кивнул «непись», достал глиняную фигурку в виде коня и «пришпорил» ее иглой.

Громадный жеребец под ним взвился на дыбы и рванул с места так, что только виртуальная пыль встала виртуальным столбом, повесив на обоих игроков дебаф «Снижение зоркости» на пару минут.

– Ну что, покажем этим дикарям, кто тут венец творения и хомо сапиенс? – на кончиках пальцев Мага Воды зазмеились голубые морозные искры.

– И рад бы, да вот только я – тоже орк! – со зловещим шелестом парные клинки Ухореза покинули ножны.

– Я хорошо тебя знаю, дружище, и уверен, что внутри этого тупого зеленокожего тела скрывается душа самого обычного слабого бледнокожего человека.

– Трындеть – не мечами махать, так что давай, кастуй уже что-нибудь, дурилка ушастая. Эльфы, кстати, тоже не шибко-то и человеки…

Корвин усмехнулся, и с его рук на землю упали снежинки, на лету увеличиваясь и превращаясь в комья снега. Ударились о землю, но не развалились, как можно было ожидать, а упруго подпрыгнули и покатились навстречу приближающемуся войску орков, по пути продолжая увеличиваться и набирая скорость. И уже через пару минут в первые ряды нападающих ударили два громадных снежных кома, не меньше трех метров диаметром, раскидывая в стороны и подминая тела…

– Эх, хороший фокус, – одобрительно крякнул Ухорез, – Надо было мне в маги идти.

– Так что не пошел?

– За воина-орка можно больше достижений собрать, да и конкуренции в топах меньше… Ты давай не отвлекайся, продолжай снежки кидать, пока я тут весь внутренне закипаю и превращаюсь в неудержимого берсерка… Мне еще двадцать две секунды каст держать нужно – отвлеки их стрелков пока чем-нибудь.

– Оки.

И эльф принялся возводить между игроками и нападающими дикарями небольшую ледяную стену. Урон она никакой не наносит, зато остановит любые снаряды, да и самих противников задержит хотя бы на несколько секунд…

* * *

Благодаря тому, что основные и самые ресурсоемкие директивы были выполнены или приостановлены, а скачка на Куклусе не требовала особого внимания, эти несколько часов 95 % вычислительных мощностей военного искусственного интеллекта были заняты одной единственной задачей: составлением рецепта под кодовым названием «Дающая большие бонусы и еще более сильные штрафы имитация Зелья Привыкания барона де Скандаля».

Не самое короткое название – куда уж ему до мудрых орков! – но зато информативное.

Расчет его был таким: зелье должно увеличивать параметры, так, чтобы его использование сильно повышало эффективность и качество жизни персонажа – как в повседневной жизни, так и в бою.

Но при этом оно же и должно вешать дебаф, который сильно осложняет существование.

Получилось два взаимоисключающих требования, которые, при этом, отлично вписывались в игровую концепцию «алхимического баланса» – как обозначил его сам Шардон.

Чем сильнее зелье, тем оно дороже, тем более редкие нужны для него компоненты и в больших количествах. При этом, еще и шанс успеха его создания был невысоким. Из того же набора ресурсов можно приготовить в десять, а то и в сто раз больше зелий отменного качества, не рискуя при этом безрезультатно истратить ценные реагенты.

Но был способ создавать мощные зелья «дешево и сердито», заменяя редкие и дорогие компоненты на их дешевые аналоги. Правда, был тут один существенный минус: эти аналоги добавляли в свойства зелья отрицательные бонусы. И чем сильнее эликсир и больше при его варке использовано дешевых заменителей, тем серьезнее были и штрафы.

Получить +3 °Силы на несколько минут? Запросто! Только вот при этом Ловкость и Удача упадут на все 50 единиц. Что при небольшом значении параметров может вообще быть смертельно. И, выпив такое зелье, тот же Шардон станет гораздо сильнее любого противника своего уровня. Вот только будет при этом на каждом шагу спотыкаться и половина полученных им ударов – станут критическими.

Более того! Сила повышается на 2–3 минуты, а вот штрафы могут висеть и до получаса, если уж совсем сэкономить на дорогих компонентах.

В общем, именно то, что и требуется от «Имитатора Зелья Привыкания»! Хороший полезный бонус и долгий болезненный штраф. Осталось лишь подобрать нужное сочетание параметров и составить рецепт, которые не потребует дорогих и редких ресурсов для создания.

Именно этим Шардон и занимался.

Он получил от Корвина программу-имитатор «Котел Алхимика», в которой можно было виртуально «смешивать» разные реагенты и смотреть, что из этого получится и какие свойства приобретет сваренное зелье. И путем многократных итераций он экспериментировал, пытаясь получить нужный результат.

– Господин барон, – встретил его Угрюмый у замковых ворот, – До меня слухи дошли, что вот-вот быть войне с орками?

– Это не слухи, а логичное следствие моих недавних действий.

– Значит, будем объявлять призыв среди наемников? Если да, то нужно спешить, пока слухи не добрались до селений и цена на услуги рубак да магов не выросла.

– Ты прав. Займусь этим.

– А ваши друзья-бессмертные помогут? Ну и я могу клич пустить по лесному братству – если им будет дозволено не только немного поубивать, но и пограбить.

– Не позволю разорять свои будущие владения, – покачал головой Шардон, – Лучше отсыплю им больше золотом.

Бывший разбойник расплылся в довольной улыбке:

– Так оно даже лучше будет!

– Милорд, – а это уже объявился вездесущий Барримор, – Надеюсь, к следующей брачной церемонии вы позаботитесь о найме дополнительной прислуги. В противном случае я настоятельно рекомендую устраивать праздник вне стен замка.

– Почему?

– Бардак. Драки. Пьянство. Разврат. Воровство.

– Убытки?

– Шестнадцать канделябров посеребренных, восемь скатертей шелковых белых, три скатерти шелковых бежевых…

– А в золотом эквиваленте? – перебил его барон, понимая, что поименное перечисление может затянуться надолго.

– Пять тысяч четыреста монет, милорд. Эти бессмертные – сущие дикари!

– Вот тут ты ошибаешься, Барримор. Я как раз вернулся из замка орков – и там куда больше порядка. Какие-нибудь еще дела требуют моего срочного вмешательства?

– Да я уж как-нибудь сам, – почесал макушку Угрюмый.

– Нет, милорд, не припомню. Разве что ваша дочь…

– Скажешь моей любимой и единственной дочери, что я сильно занят в лаборатории и просил меня не беспокоить. Вопрос жизни и смерти – и это не метафора.

– Я слышал о грядущей войне с орками, милорд, – понимающе кивнул дворецкий.

И Шардон действительно направился в лабораторию, превращать свои теоретические знания в практический опыт.

На получение более-менее приемлемого результата у него ушло четыре часа. В процессе он так же получил восемь взрывов разной степени тяжести, три ядовитых облака, две светящихся белых крысы, десятка три дохлых крыс без малейших признаков люминесценции, и несколько литров Серой Бурды Высокого Качества с неизвестными свойствами.

И 4 бутылки вожделенного зелья:


Зелье, имитирующее Зелье Привыкания

Описание: случайный результат многократных экспериментов безумного алхимика, бросившего вызов самой сути Алхимии.

Тип: Зелье

Качество: редкое

Эффект «Вдохновение» (длительность: 12 часов)

+20 к Интеллекту

+100 % к максимуму Маны и Энергии

+100 % к скорости восстановления Маны и Энергии

Эффект «Депрессия» (длительность 48 часов)

– 10 к Интеллекту

– 50 % к максимуму Маны и Энергии

+50 % к расходу Маны и Энергии


Название Шардон решил сократить, тем более, что все нужные свойства теперь можно было увидеть в описании предмета, а он всячески старался избегать дублирования информации, чтобы не забивать память ненужными данными.

Описание сгенерировала сама система на основании того, что «неписю» удалось создать определенно полезное зелье, которое не было ни ядом, ни источником дебафа, но при этом его отрицательные свойства значительно превышали оказываемый положительный эффект – за счет их огромной длительности.

В итоге тот, кто выпивал это зелье, мог в полтора раза дольше и эффективнее работать или сражаться, используя самые дорогие умения и заклинания. Но лишь двенадцать часов, а потом наступал «эффект отмены», который примерно вчетверо усложнял жизнь бедолаги.

– Угрюмый! – позвал своего капитана гвардии Шардон, наконец-то выбравшись из Лаборатории.

– Ну что, господин барон, нахимичили свою отраву? – опасливо покосился на склянку в руке Рыжего Лиса прибежавший на зов «непись», – Уж больно цвет у нее мерзкий…

– Подбери мне пару своих самых бестолковых ребят, и пару самых отчаянных рубак.

– Слушаюсь, командир! – обрадовался тот, что ему самому пить результат экспериментов не придется, и убежал в сторону Казармы.

Вернулся он минут через пять. Следом за ним бодро вышагивали два широкоплечих бойца, а позади них неуклюже ковыляли еще двое, которые выглядели довольно жалко: форма не по размеру, шаг неровный, а оружие держат так, словно сами его же и боятся.

– Пейте, – приказал барон запоздавшей парочке.

Те испуганно переглянулись, но ослушаться приказа не посмели.

– А теперь деритесь два на два. Победителям – по тысяче золотых каждому.

Два бравых гвардейца ухмыльнулись и рванули мечи из ножен, дружно шагая навстречу «рохлям». Те попятились назад, испуганно выставляя вперед оружие, следуя заложенной в их характер поведенческой модели, но…

…но тут наконец-то дали о себе знать лишние 10 единиц Интеллекта, эквивалентные пятикратному повышению уровня для воинских классов.

И некогда никчемные вояки встретили своих противников самыми эффективными и дорогими связками и комбинациями ударов, которые они в обычных условиях и выполнить бы не смогли –