КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591507 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235415
Пользователей - 108146

Впечатления

vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Краски новой жизни (СИ) [KJIEO] (fb2) читать онлайн

- Краски новой жизни (СИ) 452 Кб, 72с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (KJIEO)

Настройки текста:



========== Глава 1 ==========


Молодой кудрявый блондин склонился над полотном картины, что лежала перед ним на столе. Глубокие глаза цвета лазури внимательно изучали полотно, безошибочно отмечая участки, которые нужно подправить, чтобы картина вновь обрела былое величие, ведь она была написана не один век назад и краски на ней со временем стали выцветать и тускнеть. Рядом на столе лежали кисти разного размера, краски и эмаль – все, что может потребоваться для работы над произведением искусства.

Комнатка, где работал молодой человек, находилась в подсобном помещении самого известного музея Франции – Лувра. Именно тут работал мужчина в должности реставратора. И работа его ему очень нравилась. Вот и сейчас он весь был сосредоточен, по привычке вертя между пальцев правой руки наточенный карандаш. Так сосредоточен, что не заметил, как дверь открылась, и в комнату зашел другой молодой мужчина, шатен с карими глазами. Увидев товарища за привычной работой, он только слабо улыбнулся и, пройдя внутрь помещения, закрыл за собой дверь.

- Привет, братишка. – Поприветствовал он блондина. Тот только что-то неопределенно промычал, не отрывая взгляда от картины. – Ну-ну. - Усмехнулся вошедший. – Обедать идешь?

- Да, чуть позже.

- Слушай, Франц, ты уже полдня эту картину изучаешь. – Недовольно скривился шатен. – Может, перерыв сделаешь? Это полотно от тебя все равно не убежит.

- Ты же знаешь, что мне надо сдавать картину через пару дней. – Ответил Франциск, поднимая голову. – А я еще и полдела не сделал.

- Может, ты заболел? – Усмехнулся друг, подходя к столу и тоже склоняясь над картиной. – Или снова творческий кризис? Кстати, как ее на этот раз зовут?

- Может, хватит уже напоминать? – Поморщился, как от зубной боли, блондин. – Тогда просто была минутная слабость. Но я вернулся в работу.

- Да, но не в ту. – Поднял вверх одну бровь шатен. – Ты же художник. Прекрасный художник. И что теперь? Вместо того чтобы рисовать, ты исправляешь то, что до тебя нарисовали другие.

- Баш… - Вздохнул Франциск, догадавшись по раздраженному тону товарища, что назревает очередное «промывание мозгов».

- Да что Баш? – Взорвался Себастьян, выпрямляясь. – Франциск, ты мой брат, пусть и сводный, и мне далеко не безразлична твоя судьба. Ты же хоронишь себя здесь. А можешь сам выставляться. У тебя же талант, каких мало. Тебе не кажется, что твой творческий кризис затянулся?

- А тебе не кажется, что это мне решать? – Прищурил глаза блондин, желая поскорее закончить этот неприятный для него разговор.

Песенку под названием «ты великий художник, а гробишь свой талант на реставрацию», которую Себастьян затягивал стабильно пару раз в неделю, порядком надоела Франциску. Да, блондин действительно раньше не вылезал из своей студии, где творил искусство и даже презентовал одну выставку своих работ, но потом он встретил одну роковую красотку, которая так вскружила ему голову, что он совсем забросил свою работу. Франциск влюбился без памяти и уже планировал совместное счастливое будущее со своей избранницей, как все его мечты рухнули. Изабелла, как звали возлюбленную, изменила блондину с другим мужчиной. А когда Франциск узнал и потребовал объяснений от девушки, та только рассмеялась и, обозвав бездарностью и ничтожеством, порвала отношения. Предательство любимой настолько подкосило блондина, что тот устроил настоящий погром в своей мастерской, уничтожив почти все свои работы, некоторые из которых были портретами бывшей возлюбленной. Потом блондин впал в депрессию, полностью прервав все связи с окружающими. Вернул его к нормальной жизни Себастьян. Он накричал на сводного брата, упрекая его в эгоизме и глупости. И ему удалось «докричаться» до Франциска. Убедил, что никакие роковые красотки не стоят того, чтобы ради них убиваться и ставить крест на своей жизни. Доводы Себастьяна заставили брата задуматься, и вскоре Франциск покинул свое жилище. Правда, кисть в руки он так и не решился взять. Вдохновение, коим для блондина была любовь, исчезло вместе с роковой красавицей. Но такой гениальный художник не мог надолго остаться без работы. Жить на что-то было необходимо, а деньги, вырученные от продажи последних работ, закончились, и Франциск с помощью своего брата и его связей устроился в Лувр на должность реставратора. Себастьян иногда навещал брата на работе и очень надеялся, что кризис в творчестве минует, и блондин снова возьмется за кисть. Но работа Франциску очень понравилась. Настолько, что он и не думал снова начинать творить. Несмотря ни на какие увещевания сводного брата.

- Я просто не могу смотреть, как ты тут чахнешь. – Выпалил Баш.

- Слушай, я тебя не заставляю сюда приходить. – Тоже начал раздражаться блондин. – Ты только мешаешь. Конечно, я тебе благодарен за то, что ты меня вернул и все такое, но ты уже начинаешь переходить границы. Не хочу я писать картины, понимаешь? Не хочу. Оставь меня уже. Если появиться желание, я обязательно тебе сообщу, а пока отстань. И пошли обедать.

Как всегда оставив за собой последнее слово, Франциск обошел стол и вышел из комнатки. Себастьян прикрыл на минуту глаза, успокаиваясь, а потом обреченно выдохнул и последовал за братом. Сам он никакими выдающимися способностями не обладал – он был бизнесменом, имеющим свою фирму, занимающимся архитектурой. Фирма досталась ему от их общего с Франциском отца после его смерти. Блондин, будучи творческой личностью, отказался от доли в деле отца, полностью отдавшись искусству. И Себастьян полностью взял на себя все заботы, иногда спонсируя гениальность брата. Но шатену это даже нравилось – он всегда гордился своим талантливым братом и даже не думал его упрекать в том, что у него нет постоянной занятости. Именно поэтому Баш так переживал, когда Франциск забросил искусство. И очень хотел все вернуть в привычное для них русло. Потому что он искренне верил в то, что такой талант, как у его брата просто обязан быть выставлен на всеобщее обозрение, как другие картины в Лувре. Он даже был уверен, что работы блондина заслуживают самого почетного места в музее, наравне с «Моной Лизой» и другими великими произведениями. Вот только либо Франциск был очень скромным, что не разделял взглядов брата, либо для него его талант был не более чем хобби, и относился он к нему соответствующе. И Себастьян не знал, как вернуть брата на его истинный путь. Франциск всегда был своевольным. Все, что оставалось шатену – это периодически «напоминать» брату, в чем его истинное предназначение в жизни. Но он также понимал, что пока сам Франциск не захочет, он его никак не заставит. И это Баша очень расстраивало.


- Знаешь, я думаю, что тебе необходима смена обстановки. – Уже более веселым тоном проговорил Себастьян, наслаждаясь послеобеденным чаем. Франциск, сидящий напротив него, вяло ковырял вилкой в салате. Предложение брата он встретил с тяжелым вздохом. – Доделаешь эту картину и отправляйся куда-нибудь отдохнуть. – Воодушевленно продолжал шатен. – Мне кажется, это тебе необходимо. Вот когда ты последний раз отдыхал от работы?

- Ох, кто бы говорил. – Хитро прищурился брат. – Ты сам-то когда?

- Ты же знаешь, у меня много работы. Бизнес не терпит лентяев.

- Ага, таких лентяев еще поискать надо. – Фыркнул Франциск. – И кто еще себя гробит на работе. У меня, в отличие от тебя, работа творческая, почти хобби, а вот ты в своем кабинете за бумажками точно скоро задохнешься.

- Отлично. – Довольно хлопнул в ладоши Себастьян. – Тогда вместе в отпуск и отправимся.

- Что? – Блондин отложил вилку в сторону и посмотрел на брата, как на душевнобольного.

- А что? – Недоуменно распахнул глаза Баш. – Мы оба давно не отдыхали. И нам обоим необходима смена обстановки. Ты прав: я устал от своих бумаг и бесконечных проектов. Ты тоже застрял на месте. Другая страна, новые ощущения. Ну, пообещай, что хотя бы подумаешь.

- Не знаю. – Засомневался Франциск, но идея брата куда-нибудь поехать и вправду показалась ему достойной внимания. – И куда ты хотел бы поехать?

- Я давно мечтал о швейцарских Альпах. Неплохо было бы прокатиться на лыжах с горы.

- Я уже лет сто на лыжи не вставал. – Усмехнулся блондин, но мысленно уже представил, как свежий воздух бьет в лицо, когда едешь вниз по лыжному спуску.

- Вот и вспомним. – «Загорелся» идеей Себастьян, радостный, что почти уговорил брата. – Решено. – Он стукнул ладонью по столу и наклонился вперед. – Ты заканчиваешь с этой картиной, я с нынешним проектом, а потом достаем лыжи и летим в Швейцарию. Белоснежные горы нас ждут, брат.

- Ну, только если ты отстанешь. – Прищурился Франциск.

- Ай, один черт, заставить я тебя не могу. – Махнул рукой шатен. – К тому же я почти уверен, что вернувшись, ты сам возьмёшься за кисть.

- Все может быть, Баш. – Как-то отстраненно проговорил брат. – Все может быть.

Себастьян довольно улыбнулся и, откинувшись на спинку стула, продолжил наслаждаться чаем. Он знал, что как любому творческому человеку, Франциску просто необходимы новые впечатления. И надеялся, что проветрившись на снежных склонах, блондин сможет настроить себя на нужный лад.


========== Глава 2 ==========


- Знаешь, Кен, это была самая ужасная из всех твоих гениальных идей.

Мария, вцепившись мертвой хваткой в лыжные палки, с ужасом смотрела на склон, с которой ей предстояло скатиться на лыжах. И почему-то девушка была абсолютно уверена, что скатится она с него снежным комом вверх тормашками. Ее подруга жизнерадостная и постоянно блещущая идеями, как расшевелить брюнетку Кенна стояла рядом. В отличие от Марии она лучилась счастливой улыбкой, в нетерпении шаркая лыжами.

- Может, поменьше горку найдем? – С опаской попросила девушка, с надеждой смотря на подругу.

- Послушай, Мэри, ну, с каждым бывает. – С трудом подавив в себе порыв закатить глаза под веки, ответила Кенна. – Да, падение было неприятным, но это было давно. Пора уже забыть. Подумаешь, упала, ногу сломала. Что ж теперь вообще никогда на лыжи не становится? Просто сейчас будь осторожнее.

- Я-то, может, буду. – Неуверенно проговорила брюнетка. – Но вот я тут не одна. – Продолжила она, смотря на других любителей спуска, что на лыжах рассекали по снежному склону.

На такой скорости люди едва успевали лавировать, избегая столкновения с другими лыжниками. И Мария боялась, что либо она, либо кто-то врежется в нее, и все снова закончится печально. И, возможно, даже хуже, чем в прошлый раз.

- Побольше оптимизма, дорогая. – Подмигнула ей Кенна. – Если что, я подстрахую. Поехали. Ты первая, я за тобой.

Тяжело вздохнув, Мария поняла, что у нее нет выбора и спускаться придется. Кенна, тоже это поняв, еще больше развеселилась и, поправив теплую шапочку на голове, поудобнее перехватила в ладонях лыжные палки. Одновременно оттолкнувшись, подруги покатили лыжи по спуску с горы. Ветер ударил в лицо, пришло ощущение легкости, и вскоре Мария забыла все свои страхи, счастливо улыбаясь. Подруга, заметив улыбку брюнетки, тоже расслабилась и отдалась во власть ветра. Она вырвалась вперед, призывая девушку догнать себя. Мария, весело засмеявшись, приняла эту игру в догонялки и, оттолкнувшись палками, увеличила скорость. Возможно, будь у нее больше времени для лавирования, она бы успела избежать столкновения с другим лыжником, который среагировал в последний момент, но окатил девушку снежными брызгами, отчего Мария на время лишилась возможности нормально видеть. И тут же врезалась в кого-то. Все произошло так быстро, что девушка пришла в себя уже лежа на ком-то. И, судя по недовольным стонам этого человека, он явно не хотел служить подушкой для брюнетки. Подвигав конечностями и удостоверившись, что травм нет, Мария медленно поднялась на ноги. Временной подушкой безопасности для нее послужил симпатичный блондин, который тоже с трудом поднялся, с радостью отмечая целостность своих частей тела.

- О, Боже, Мэри, ты в норме?

К подруге подлетела Кенна и стала обеспокоенно ее ощупывать. Убедившись, что девушка в норме, шатенка повернулась к тому, с кем столкнулась Мария. Но прежде чем она открыла рот, чтобы разразиться гневной тирадой, к ним присоединился еще один молодой человек. Он помог товарищу окончательно подняться на ноги, и они повернулись к девушкам.

- Между прочим, правила движения нужно соблюдать. – Придав себе грозный вид, произнесла Кенна. – Вы чуть не убили мою подругу.

- Это еще вопрос, кто кого не убил. – Проговорил Франциск, отряхивая свой лыжный костюм.

- На самом деле, это я виновата. – Встала на его защиту Мария. – В меня кто-то чуть не врезался и обдал снегом, что он попал в лицо, и я не видела ничего перед собой. Так что простите, что так вышло. Вы не ушиблись?

- Нет. – Улыбнулся блондин, мысленно благодаря того, кто подстроил это знакомство. Девушка ему сразу понравилась.

- Ну, вот и отлично. – Встрял Себастьян, весело улыбаясь. – Тогда предлагаю считать инцидент исчерпанным. И, так как участникам ДТП нужно прийти в себя, предлагаю угоститься горячим шоколадом или чем покрепче, типа глинтвейна.

- Что ж, почему бы и нет. – Кокетливо пожала плечиком Кенна. – Мэри, ты не против?

- Вовсе нет. – Ответила Мария, с улыбкой смотря на Франциска. Ей тоже блондин сразу понравился.

Сняв лыжи, новые знакомые покинули территорию спуска и следом за Башем отправились к кафе неподалеку, где посетители могли насладиться угощениями. Заняв один из столиков, они сделали заказ подоспевшему официанту.

- Итак, вы британки? – Спросил Себастьян, завязывая разговор.

- Это так очевидно? – Удивилась Кенна его проницательности. – Акцент подсказал? По вашему акценту я бы сказала, что вы из Европы.

- Франция. – Подсказала Мария.

- Браво. – Заулыбался Баш. – Меня зовут Себастьян, а это мой сводный брат Франциск. А как зовут наших обольстительных незнакомок?

- Я Кенна. – Представилась шатенка. – Моя подруга Мария.

- Вы здесь в отпуске? – Продолжал любопытствовать Себастьян.

- Всего на неделю. – Ответила Кенна. – А вы?

- Хотели на пару недель задержаться. Может, и вас уговорим продлить отдых. – Обаятельно улыбнулся Баш, игриво подмигивая девушке.

- Все может быть. – Уклончиво ответила шатенка, хитро улыбаясь. – А чем вы занимаетесь? – Как всегда практичная девушка решила «прощупать» почву на предмет обеспеченности потенциального ухажера.

- У меня своя архитектурная фирма. – С готовностью похвастался Баш. – А мой брат художник.

- Можно сказать в «отставке». – Добавил Франциск.

- А вот и ничего подобного. – Фыркнул Себастьян. – Бывших не бывает. Как считаете, девушки? – Обратился он за помощью к новым знакомым.

- Если человек талантлив, то это навсегда. – Уверенно поддержала его Кенна. – И вам, Франциск, нельзя прекращать творить. По-настоящему одаренных людей мало, и если они и сами будут лишать нас, простых смертных, своего дара, то это очень печально. Подумайте сами, что бы было, если бы Микеланджело не захотел рисовать. Мы бы потеряли одного из самых выдающихся художников.

- Ну, до таких величин мне далеко. – Рассмеялся блондин.

- Тогда вы покажите нам какую-нибудь свою картину, чтобы мы сравнили, правда, Мэри? – Улыбнулась шатенка, обняв свою подругу за плечи.

- Ну, это только вы приедете к нам в Париж. – Усмехнулся Франциск. – С собой у меня картин нет.

- Так в чем проблема? – Тут же ухватился за эту возможность Баш. – Нарисуешь.

- Баш, мы, вроде, уже обсуждали это. – Недовольно скривился брат, поняв, что это тонкий ход со стороны родственника, чтобы опять начать склонять того к творчеству.

- Так при чем тут я? – Обезоруживающе улыбнулся Себастьян. – Публика просит. – Игриво подмигнул он девушкам.

- Просит, просит. – Снова поддержала его Кенна. – Не откажите, Франциск. Возможно, мы с Мэри станем преданными почитательницами вашего таланта. Мэри даже готова вам позировать. – Неожиданно выпалила она, и подруга округлила глаза, смотря на нее ошеломляющим взглядом. – А что такого? – Непринужденно повела плечом шатенка. – У каждого «Леонардо» должна быть своя «Мона Лиза».

- Кен, мне кажется, что некрасиво так навязываться. – Грозно свела брови к переносице Мария, испугавшись, что подруга практически сосватала ее малознакомому мужчине.

- Отчего же сразу навязываться? – Вступился за девушку Себастьян, переглянувшись с не менее удивленным таким предложением блондином. – Брату особенно удаются портреты. Особенно красивых девушек. Знаете, нам необходимо обменяться номерами телефонов, и у наших «Лео» и «Лизы» будет возможность обсудить будущее сотрудничество.

- Да, обязательно. – Обрадовалась Кенна и, подцепив пальчиками салфетку, подозвала официанта, чтобы тот снабдил ее пишущим средством.

Франциску с Марией оставалось только подчиниться своим деятельным друзьям, которые уже активно обменивались не только своими номерами телефонов, но и, решив все за своих брата и подругу, добавив и их контакты. Впрочем, для самого блондина такое «навязывание» было скорее приятным, чем наоборот. Он уже профессиональным взглядом художника присмотрелся к Марии, отмечая красивый изгиб бровей и тонкую изящную шейку. Впервые, после столького времени «затишья» ему захотелось вновь взяться за кисть и краски.


========== Глава 3 ==========


- Что ты устроила? – Накинулась на подругу с обвинениями Мария, едва девушки переступили порог своего номера в отеле. – Нельзя же быть такой наглой? Возможно, у них были планы, а ты практически обязала их нас развлекать. И им было неудобно нас посылать. Если запала на Баша, так и скажи, но не нужно было и меня «прицепом» брать.

- Ой, будто я для себя одной стараюсь. – Недовольно фыркнула Кенна, расслабленно падая на поверхность своей кровати, предварительно сняв теплый полушубок. – Сама-то от блондинчика глаз не отводила.

- Вовсе нет. – Вспыхнул румянец на щеках брюнетки, словно ее застали за чем-то непотребным. – Конечно, Франциск симпатичный… - Пробормотала она под насмешливым взглядом подруги. – Но ты все равно не права.

- Брось, Мэри, мы весело проведем отпуск. – Отмахнулась от нее шатенка. – К тому же я всегда мечтала побывать в Париже. И приглашение мы уже получили.

- Вовсе нет. Ты сама практически заставила Франциска нас пригласить, настояв на демонстрации картины. Честное слово, Кен, ты слишком напориста.

- Мэри, я твердо уяснила в этой жизни одно простое правило. – Поднявшись, серьезно посмотрела на подругу Кенна. – Если ты сама не приложишь усилия, то ничего не добьешься в этой жизни. Да, мне понравился Себастьян, и да, возможно, я была напориста. Но именно потому, что он мне понравился, я не собираюсь упускать его, поддавшись каким-то устаревшим веяниям, что мужчина должен сделать первый шаг. Мне не сложно и я могу сделать это первой. Вот увидишь, ты еще благодарить меня будешь, что я оказалась такой вовремя настойчивой. Если бы не я, тебе с твоей скромностью еще долго придется ждать.

- И вовсе нет. – Снова вспыхнула от незаслуженного обвинения Мария. – У меня были отношения, ты знаешь.

- Ага, больше года назад. – Фыркнула подруга. – Помнится, расстались вы не очень хорошо. Ты вообще не могла на мужчин потом смотреть. Но ты была молода и неопытна, а плохие мальчики всегда, нас, девочек, привлекают. Впрочем, это тоже своеобразный опыт.

- Ой, вот только давай Скотта вспоминать не будем. – Поморщилась брюнетка, тоже упав на свою кровать. – Он тогда серьезно запал мне в душу и тем больнее было расставание. Это только тебе так просто даются переживания от неудачных отношений. Кажется, что ты вообще «стрессовоустойчивая». В любом случае, еще рано о чем-то говорить. Сама знаешь, у этих «курортных» отношений редко когда бывает будущее.

- Ну, если только вздыхать и сокрушаться, то да. Но лично я настроена на более продолжительные отношения, чем на пару недель. Кстати, нужно будет сдать наши билеты или переоформить на более позднюю дату и продлить номер.

- Вот ты, такая деятельная, всем и займешься. – Быстро сбросила Мария все формальности на плечи подруги. – А мне, музе талантливого художника, о таких бренностях бытия нельзя заморачиваться.

- О, смотрю, кто-то уже даже не прочь. – Весело поддела ее Кенна. – А то все строила из себя скромницу. Наконец, и ты поняла, что эта встреча на руку нам обеим.

Девушки весело засмеялись, вспоминая своих новых кавалеров. И, словно услышав их мысли, раздалась трель мобильного телефона шатенки. Потянувшись к полушубку, девушка достала аппарат из кармана и посмотрела на дисплей. Радостно улыбнувшись, она провела пальчиком по дисплею, принимая звонок:

- Привет, Баш. – Поздоровалась она, подмигивая подруге.

Весело махнув рукой, Мария поднялась с кровати и отправилась в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок после прогулки. До нее доносилось радостное щебетание Кенны, которая флиртовала с новым ухажером, назначая на завтрашний день свидание. И уже не удивилась, когда подруга и о ней не забыла, уточняя, когда «талантливый художник готов взяться за кисть». У брюнетки в предвкушении забилось сердце, когда она представила, как будет позировать Франциску. Молодая женщина придирчиво осматривала свой посвежевший после душа образ в небольшое зеркало над раковиной. Мария считала себя довольно привлекательной особой, но она никогда бы не подумала, что ее облик кто-то захочет перенести на полотно. Но, как и любой представительнице прекрасного пола, ей очень это желание импонировало, и она с радостной улыбкой ожидала этого момента.

«Нужно только одеть что-то привлекательное». Тут же загорелась брюнетка, перебирая в уме наряды, что взяла с собой. «И попросить Кен меня преобразить. Нанести легкий макияж, сделать прическу. Я должна быть неотразима».

С такими наполеоновскими планами на ближайшее будущее Мария покинула ванную комнату и застала подругу по-прежнему лежащей на своей кровати, счастливо улыбающейся и игриво накручивающую на свой указательный палец локон своих волос. Поняв, что Кенна сейчас «недоступна», брюнетка переоделась и решила спуститься в зал отеля, чтобы подкрепиться.


К началу вечера, подруги подошли к апартаментам новых знакомых. Не любитель отелей по причине неизвестных людей и возможных нежелательных соседей, Себастьян снял для себя и брата просторную квартиру с парой комнат, большой гостиной и кухней. Будучи обеспеченным человеком, Баш не любил себя ограничивать, мучаясь потом от неудобств. Франциск в этом его очень поддерживал. Ему, как творческой натуре, тоже не нравились шумные отели с большинством постояльцев. Дверь открыл Себастьян, полностью одетый к выходу. Вежливо поздоровавшись, Баш пропустил внутрь Марию, а Кенну ухватил за локоток и вышел из квартиры.

- Не будем вам мешать. – Таинственно сказал он, подмигнув брюнетки и закрыв перед ее носом дверь.

Девушка даже не успела что-то возразить, понимая, что все пошло не так, как они с подругой планировали. Повернувшись, она обнаружила себя посреди гостиной. Франциск, поднявшись из-за стола, за которым сидел и пил чай, подошел к молодой женщине и помог ей снять свое пальто. На нем была одета обычная футболка темно-синего цвета и кожаные штаны. Судя по всему, братья заранее договорились, кто идет гулять со спутницей, а кто остается «творить». Глубоко вздохнув и выдохнув, Мария позволила снять с себя верхнюю одежду и обворожительно улыбнулась блондину. Повесив пальто на крючок вешалки, Франциск осмотрел гостью с ног до головы, что брюнетка неосознанно покраснела, гадая, угадала ли она с выбором наряда. Блондин одобрительно усмехнулся, и Мария облегченно выдохнула, что ее бордовое платье до колен, струящееся и подчеркивающее стройность ее фигурки было оценено по достоинству. Длинные волосы она подняла в высокий хвост, и кончики завила, выпустив так же пару прядей у висков.

- Проходи. – Вежливо пригласил Франциск. – Не возражаешь, если мы перейдем на «ты»?

- Нет, так даже лучше. – С радостью согласилась брюнетка, осматриваясь.

Гостиная была очень просторная и совмещала в себе закуток с кухней, которая угадывалась за перегородкой из высокого шкафа с посудой и сервизом. От гостиной уходил вглубь квартиры коридор, и там, как догадалась Мария, находились комнаты братьев и уборная. В гостиной особое место занимал диван в виде буквы «П», посреди которого стоял стол со стеклянной поверхностью. Напротив дивана на стене висел огромный телевизор. Не считая дивана со столом и длинного стола, наподобие барной стойки, за которой до прихода гостьи сидел Франциск, более из мебели ничего не было.

- Чего-нибудь желаешь? – Гостеприимно спросил блондин. – Может, бокал вина?

- Да, вино будет кстати. – Согласилась Мария, понимая, что ей нужно немного расслабиться, чтобы унять дрожь в руках и ногах. Франциск кивнул и, указав на свободное место за столом-стойкой, достал с нижней полки два бокала и открытую бутылку вина, закупоренную пробкой. Пока мужчина, ловко выдернув пробку, наполнял красной жидкостью два бокала, брюнетка смогла взять себя в руки. – Слушай, я должна извиниться за свою подругу. – Осторожно начала она. – У вас с братом, наверно, были свои планы, а тут мы, как снег на голову.

- Ты не хотела идти? – Спросил Франциск, отставляя в сторону бутылку и пододвигая к гостье один из бокалов. – Прости, но ты выглядишь, словно тебя заставили.

- Мне просто неловко. – Призналась Мария, действительно, ощущая себя школьницей на первом свидании. – Мы вам практически навязались.

- С чего ты взяла? – Удивленно вскинул одну бровь блондин, поднимая свой бокал. – Лично я рад нашему знакомству. Предлагаю за него и выпить.

- Я тоже рада. – Улыбнулась брюнетка и взяла подушечками пальцев свой бокал за ножку. Хрустальные бокалы издали звонкий звук при соприкосновении, и новые знакомые пригубили напиток. – Ох, очень вкусное. – Восхитилась Мария, чувствуя приятный терпкий вкус на своем языке.

- Ну, я все-таки француз. – Довольно усмехнулся Франциск. – Знаю толк в хорошем вине. Приступим?

- К чему? – Сначала не поняла Мария, ставя свой бокал обратно на стол. – А, да, конечно. – Поняв, что это мужчина о картине, брюнетка смущенно улыбнулась. – Прости.

- Пустяки. – Сделав еще один глоток из своего бокала, блондин вышел из-за стола и, попросив гостью подождать пару минут, скрылся в глубине коридора.

Оставшись одна, брюнетка быстро расправила платье на коленях, пригладила волосы и одним глотком осушила бокал. Когда мужчина вернулся в гостиную, Мария повернулась к нему, облокотившись спиной о стойку, и закинула ногу на ногу. Франциск прошел к середине гостиной, держа в руке обычный карандаш с резинкой и несколько альбомных листов. Положив их на стол-стойку, он подошел к гостье и протянул ей руку, словно хотел пригласить на танец. Удивляясь такому странному поведению, брюнетка вложила свою руку в протянутую ладонь и послушно поднялась со своего стула. Франциск подвел ее к дивану и усадил на него.

- Вы с подругой действительно застали меня врасплох, поэтому ни мольберта, ни красок у меня нет. – Признался блондин, отпуская руку молодой женщины. – Придется начать с обычного «черновика». Потом перенесем все на холст, договорились?

- Когда потом?

- Когда ты приедешь в мою студию, конечно. – Обворожительно улыбнулся Франциск, хитро подмигивая. – Баш сказал, что мы вместе едем в Париж. Твоя подруга тебе не рассказала о планах?

- Что? – Глупо вылупив глаза и открыв рот, воззрилась на него Мария, даже не подозревая, что ее подруга настолько деятельная, что уже все устроила и ей даже не сказала.

Видимо, к вчерашнему «щебетанию» Кенны по телефону брюнетка не прислушивалась, и сейчас поняла, что зря. Мужчина же весело рассмеялся, радуясь, что шокировал гостью. Воспользовавшись тем, что сейчас брюнетка находилась в прострации, Франциск принялся создавать ее образ.

- Сядь в пол-оборота и положи руки на спинку дивана. – Попросил он, отойдя в сторону, чтобы со стороны посмотреть, как все выглядит. Мария выполнила его просьбу, подогнув под себя ноги и положив руки на спинку дивана, скрепила пальцы в замок. – Ты позволишь? – Спросил блондин, подходя ближе и едва касаясь кончиками пальцев ее скул.

Но даже это легкое прикосновение заставило женщину вздрогнуть, и она шумно выдохнула, смотря в голубые глаза мужчины. Франциск слегка повернул ее лицо вбок и чуть вскинул подбородок, словно не замечая, какой эффект произвело на гостью его прикосновение. Снова отойдя на шаг, он чуть прищурился, отмечая, что еще сделать. Мария почти не дышала, боясь пошевелиться. Ей впервые приходилось быть натурщицей, и она боялась сделать что-то не так. Положив ей на плечи несколько локонов, блондин остался довольным полученным результатом и вернулся к столу, где его поджидал рабочий инструмент. Устроившись за столом, он взял карандаш и, прокрутив его между пальцами, как барабанщик, принялся быстрыми профессиональными движениями наносить штрихи на бумагу.

- А ты чем занимаешься? – Спросил Франциск, боясь, что гостья застыла каменным изваянием, и оттого решив ее немного отвлечь разговором.

- Мы с Кен держим бутик модной одежды в центре Лондона. – Рассказала Мария, поворачиваясь к нему и забывая о своей роли, о чем тут же ей напомнили, недовольно сдвинув брови. – Ой, прости. – Виновато улыбнулась брюнетка, снова принимая нужную позу. Но, видимо, она не смогла в точности повторить нужный поворот головы, и блондин, соскочив со своего места, все исправил, уже более увереннее прикасаясь к ее лицу. – Прости, из меня никудышная натурщица. – Еще раз извинилась Мария, когда мужчина вернулся к своему занятию, бросая на нее мимолетные взгляды и тут же перенося ее черты на бумагу.

- Тем интереснее. – Ответил Франциск.

- Почему ты бросил писать? – Поинтересовалась брюнетка, чувствуя, что спина начинает затекать спустя несколько минут без движения, да еще и в такой неудобной позе в пол-оборота. Но признаться в этом мужчине она не могла. «Видимо, такова участь всех натурщиц». Со вздохом подумала она.

- Неудачный роман. – Признался блондин. – Моя бывшая пассия почему-то напрочь отбила у меня желание творить. Поэтому я решил сменить должность на реставратора. Как говорится, вдыхаю новую жизнь в старые творения.

- Наверно, захватывающе. – Восхитилась молодая женщина, внутренне ликуя, что мужчина одинок на данный момент.

- Мой брат так не считает. – Усмехнулся Франциск. – Он постоянно «пилит» меня, что я растрачиваю свой талант на то, «что уже написано до меня». Я же не могу ему объяснить, что мне после разрыва с Изабеллой на холст даже не посмотреть. Не могу себя заставить снова начать писать.

- Она серьезно обидела тебя?

- Она меня предала. – Зло выплюнул блондин.

- Прости. – Поняв, что задела в душе мужчины старые раны, Мария сглотнула, виновато вздохнув.

- Нет, ты меня прости. – Успокоившись, Франциск тоже выдохнул, откладывая в сторону карандаш и, взяв бутылку, наполнил свой бокал. – Не хочешь сделать перерыв? – Спросил он у брюнетки.

- Если ты не против. – Согласилась Мария, с удовольствием поднимаясь с дивана и стараясь незаметно потянуться, чтобы размять отекшие мышцы.

Блондин согласно кивнул и наполнил еще один бокал. Гостья заняла прежнее место, надеясь заглянуть в набросок мужчины, но тот перевернул лист рисунком вниз, и Марии пришлось смириться, что до окончательного штриха своего портрета она не увидит. Взяв свой бокал, она с удовольствием пригубила уже понравившийся ей напиток, позволяя тому разлиться внутри ее приятной негой наслаждения. Да, все-таки ее новый знакомый знает толк в хорошем вине. Откинув скованность, брюнетка наслаждалась приятным обществом и напитком. За разговором она даже не заметила, как одна бутылка опустела и на ее месте возникла другая бутылка. Немного захмелев, Мария стала делиться своими переживаниями от последних неудачных отношений со Скоттом, обиженно «наградив» бывшего ухажера нелестными эпитетами. К своему удивлению в лице Франциска она нашла благодарного слушателя, забыв, что по сути, он для нее еще недостаточно близкий друг, чтобы «изливать ему душу». Но блондина, казалось, тоже такие условности не беспокоили. «Перерыв» затянулся на неопределенное время, и о начатой картине оба знакомых забыли, делясь друг с другом своими увлечениями. Они даже не заметили, что за окном уже сгустились ночные сумерки, а Себастьян с Кенной так и не вернулись.


========== Глава 4 ==========


Мария всегда считала себя довольно серьезной и рассудительной женщиной, но новые отношения, как цунами поглотили ее. Она словно заново училась дышать. Думая, что этот отпуск будет одним из самых ужасных в ее жизни, ведь Кенна практически заставила ее ехать в Швейцарию, теперь же она считала, что согласиться ехать сюда было самым правильным решением в ее жизни. К слову именно с подругой она практически не виделась. Впрочем, та тоже не скучала в обществе Себастьяна. Лишь пару раз они вместе вчетвером ужинали в апартаментах братьев. Кенна, узнав, что готовил все Баш, не могла остановиться, рассыпаясь в комплиментах «шеф-повару», и тот с гордостью делился своими «секретами». Но в основном Мария проводила время в компании Франциска. Каждый вечер, а иногда и день брюнетка мчалась, как на крыльях, на встречу к возлюбленному. Рисовал Франциск лишь отчасти. Да, с этого начиналось свидание, но очень быстро мужчина откладывал в сторону карандаш и предлагал заняться чем-нибудь другим. Они много говорили, рассказывали друг другу разные ситуации из жизни, и спустя несколько дней Мария могла точно сказать, что знает о блондине все, будто была с ним знакома всю жизнь. Давно ей не было так легко и комфортно с кем-то.

- С нетерпением жду, когда увижу твою мастерскую. – Проговорила Мария, лежа на кровати Франциска.

Ее наготу едва скрывала простыня, соблазнительно очерчивающая изгибы брюнетки. Она лежала на боку, подперев ладонью голову и смотря на мужчину, который сидел рядом и срисовывал сей образ на бумагу. Франциск был так увлечен занятием, что сначала не услышал ее слов, а потом улыбнулся.

- Я сам там давно не был. – Признался он. – Моя мастерская в Лувре, где я работаю.

- Но теперь же ты вернешься к написанию картин? – С надеждой спросила Мария, надеясь, что возлюбленного снова посетит вдохновение. – Неужели ты все еще не можешь из-за Изабеллы?

- Долгое время творчество было синонимом моей бывшей. – Признался блондин, откладывая альбом в сторону. – Мне сложно себя переломить.

- А я? – Осторожно посмотрела на него женщина. С момента знакомства они не говорили о чувствах, и брюнетка боялась, что для Франциска их отношения не значат так много, как для нее.

- С тобой все иначе. – Ласково улыбнулся блондин и, наклонившись, запечатлел мягкий поцелуй на ее губах. Запустив пальцы в ее волосы, он притянул ее голову к себе, придерживая ладонью затылок. Приподнявшись, Мария потянулась к его губам, позволив простыне соскользнуть с ее тела. – Я пока не могу сказать, что я испытываю рядом с тобой, но мне определенно не хочется, чтобы это прекращалось. – Прошептал мужчина, нежно очерчивая другой рукой изгибы женского тела. – Я увезу тебя в Париж и больше не отпущу.

Брюнетка довольно улыбнулась, вовсе не прочь поддаться власти возлюбленного. Она и сама уже не хотела возвращаться в Лондон, к прошлой жизни, ведь там не будет Франциска, а, значит, и ей она уже не нужна. Ее не удивил тот факт, что мужчина уже все решил за них обоих, даже не спросив ее мнения, словно знал, что возражать она не будет. Привыкшая все решать в своей жизни, сейчас Мария была готова безропотно слушать и делать все, что ей говорит возлюбленный. Не зря говорят, что любовь лишает рассудка. И не важно, что слова любви она так и не услышала, главное, что и сам мужчина не хотел с ней расставаться. И пусть, возможно, это не продлится долго, главное, это сейчас. А сейчас нежные ласки уносили ее в мир наслаждений, и брюнетка счастливо улыбалась, перебирая пальчиками блондинистые кудряшки любимого.

К вечеру влюбленные вылезли из кровати, ведь одной любовью сыт не будешь. В гостиной обнаружились Себастьян и Кенна. Баш снова был занят приготовлением ужина, а шатенка наслаждалась бокалом вина, с нежностью смотря на профиль мужчины.

- О, наши голубки выпорхнули из гнездышка. – Хитро подмигнула она подруге, что та тут же залилась стыдливой краской.

- Давно вернулись? – Спросил Франциск, подходя к стойке и доставая еще два бокала для себя и Марии. Сама брюнетка скромно подсела на соседний стул с Кенной, которая не сводила с нее насмешливого взгляда.

- Нет. – Ответил Себастьян. – Франц, я купил билеты для наших спутниц. Отель заказывать не стал, ведь итак понятно, что Кен будет со мной, а Мэри с тобой.

- Да, ты прав. – Кивнул блондин, отпивая из своего бокала.

Подругам оставалось только удивленно переглянуться: их кавалеры все ловко решили за них.

- К тому же через неделю мы все равно вернемся в Лондон. – Пожала плечом Кенна, возвращая себе непринужденный вид.

- Мария не поедет. – Спокойно возразил Франциск.

- Как это «не поедет»? – Повернулась к подруге шатенка. – Мэри, а наш магазин? Одной мне не справится.

- Найдешь помощницу. – Ответил блондин, не дав Марии и рта раскрыть.

- Зачем мне помощница? – Вспыхнула Кенна, обвинительно смотря то на подругу, то на Франциска. – Это наш общий бизнес.

- Больше нет. – Снова опередил брюнетку Франциск. – Мария переезжает в Париж.

- Судя по всему, это твое решение. – Предупредительно прищурила глаза Кенна, смотря на мужчину.

- Почему же? – Вскинул одну бровь блондин. – Общее. Правда, милая? – Очаровательно улыбнулся он Марии, и та, как загипнотизированная, кивнула.

- Ну-ка, подруга, отойдем. – Поняв, что в присутствии Франциска, Мария не может здраво мыслить, шатенка схватила за руку подругу и скрылась с ней в коридоре. – Мне нужны объяснения. – Потребовала она, сложив руки на груди. Подруга тяжело вздохнула и подняла на Кенну виноватый взгляд. – Я тебя просто не узнаю, Мэри. Франциск словно мозги тебе промыл. Ты скоро так на него молиться будешь. Я понимаю, ты влюбилась, обрадовалась, что счастье есть, но, дорогая, ты же растворилась в этих отношениях. Мы почти не видимся с тобой. И магазин… ты готова вот так все бросить? Это же наша мечта.

- Кен, все так, но… ох, это сложно объяснить. Я не могу вернуться в Лондон к прошлой жизни. Я не могу без Франциска. Мне ничего не нужно без него.

- Он любит тебя? Предложил выйти за него?

- Нет. Мы и не говорили о чувствах. Точнее, я говорила, что люблю, но…

- Он, видимо, не отвечает тем же. – Фыркнула Кенна. – Тогда какого черта, подруга? Я поняла бы еще, если бы он тебе в неземной любви клялся. А если для него это просто приятное развлечение? Если через месяц ты ему надоешь? Люди искусства, они, дорогая, очень непостоянные.

- Пусть так. – Упрямо ответила Мария, хотя слова подруги больно кольнули ее. – Но я верю, что это надолго. Навсегда. Просто его бывшая причинила ему боль. Предала. Потому он и не торопиться открывать свое сердце снова. Но я верю, что завоюю его доверие. А ты? Разве у вас с Башем не все прекрасно?

- В отличие от тебя, подруга, я еще помню, что помимо отношений, у меня есть работа. – Снова фыркнула шатенка. – Я согласилась немного продлить отпуск, но все бросать и сжигать мосты я не готова. Я не привыкла кому-то передавать бразды правления своей жизнью. И, раз уж ты меня бросила, то теперь мне нужно заниматься нашим магазином одной.

- Кен, я не бросала, просто… - Чувствуя себя эгоисткой, Мария виновато вздохнула.

- Да, у тебя все действительно просто. – Ответила Кенна и, бросив на подругу разочарованный взгляд, вернулась в гостиную.

Подойдя к Себастьяну, она извинилась, что на ужин остаться не сможет и, быстро одевшись, вышла. Баш выбежал за ней, но вскоре вернулся. Мария села за стойку и, взяв свой бокал, осушила одним глотком. Франциск взял ее за руку и, ободряюще сжав, ласково улыбнулся.

- Не понимаю. – Сказал вернувшийся Себастьян, подходя к кухонному столу и возвращаясь к готовке. – Она сказала, что вообще не поедет. Что у вас произошло? – Посмотрел он на брюнетку.

Мария неопределенно повела плечом, показывая, что не хочет отвечать. Поняв, что здесь ответа он не дождется, Баш решил после спросить об этом возлюбленную. Так в молчании, они накрыли на стол и, рассевшись на диване вокруг стола, приступили к ужину. Из головы Марии не выходили слова подруги. «А если, действительно, для него это развлечение?» Думала она. «Что, если он так и не сможет из-за бывшей подружки снова решиться на серьезные отношения? Я ведь, правда, все бросаю ради него, ничего не требуя взамен. И когда все это кончится, именно я останусь ни с чем. С разбитым сердцем и с сожжёнными мостами за спиной. Нет, Кен права: я не могу просто перечеркнуть свою прошлую жизнь. Я поговорю с ней, извинюсь за свой эгоизм. Мы вместе вернемся в Лондон и займемся делами магазина. Это же действительно наша мечта. Мы вместе это начинали, вместе и должны продолжить. Я объясню Франциску, что должна вернуться. Я вернусь к нему через месяц-другой. Или он приедет ко мне. Я не могу позволить, чтобы из-за того, чтобы была счастлива я, Кенне придется расстаться с Себастьяном, чтобы заниматься всеми делами одной. Еще бы найти в себе силы уехать от него». Вздохнула она, поднимая взгляд на Франциска. И тот, словно предполагая, какие мысли роятся в голове брюнетки, нежно улыбнулся ей. Его взгляд говорил красноречивее слов: никуда ты от меня не денешься.


========== Глава 5 ==========


После ужина, как Франциск ее не уговаривал остаться, Мария все же вернулась в номер отеля, что делала с подругой. Кенна в этот момент как раз выходила из ванной комнаты, замотанная в полотенце и соорудив чалму на голове. Шатенка гневно глянула на подругу и прошла к своей кровати. Мария села напротив и принялась просить прощение, корясь в своем эгоизме.

- Давай все же поедем в Париж, как планировали, а потом вместе вернемся в Лондон. – Сказала она, заканчивая свою тираду. – Баш очень переживал, когда ты отказалась.

- Думаешь, я не хочу все бросить и забыть обо всем с ним? – Вздохнула шатенка. – В Баше сошлось все, о чем я мечтала. Он красивый, состоятельный, внимательный. Но именно эта идеальность и заставляет меня сомневаться. Ну, не бывает все так замечательно. Я боюсь поверить в это, а потом снова получить пыльным мешком по голове.

- Кен, может, хватит уже искать в каждом ухажере Эрика? – Улыбнулась Мария, беря руки подруги в свои ладони. – В Баше нет ничего от него. Он полная противоположность. Я не говорю кидаться в омут с головой, но и ждать, когда придет разочарование тоже нельзя. Ожидая несчастье, ты его зовешь. Мне кажется, Баш любит тебя. Знаешь, давай попробуем построить свое счастье. Наймем помощниц, чтобы они работали в магазине, ведь мы можем и отдаленно его содержать, приезжая иногда, когда наше присутствие необходимо.

- Не знаю. – Засомневалась Кенна. – Ты знаешь, я люблю все лично контролировать. А удаленно можно что-то упустить, недоглядеть.

- А здесь ты не упускаешь? – Усмехнулась брюнетка. – Ты сама сказала, что Баш это то, о чем ты мечтала. И какие это будут отношения? Ты в Лондоне, у него бизнес в Париже. И никто из вас не может бросить работу. Придется чем-то пожертвовать. Просто реши, что важнее.

- Ты, видимо, решила. – Парировала подруга. – Не думала, что вечно собранная и рассудительная Мария может так потерять голову от любви.

- Да, я и сама с себя удивляюсь. – Улыбнулась Мария. – Просто, когда Франциск смотрит на меня, я словно тону в его голубых, ка море, глазах. Я уже не принадлежу себе. Я готова идти за ним, куда бы он не повел. Делать все, что он говорит. И, возможно, ты права, и это не навсегда, но я точно знаю, что даже если это закончится завтра, я не прощу себе, если остановила это сама.

- Да, это уже не лечится. – «Поставила» диагноз Кенна, смотря на влюбленную подругу. – Что ж, давай попробуем дать себе шанс на счастье. Проведем неделю в Париже, а потом займемся делами магазина, готовя дела к удаленному руководству.

Радостно вскрикнув, брюнетка подскочила к подруге и, благодарно чмокнув ее в щеку, упорхнула в ванную, чтобы тоже привести себя в порядок перед сном. А Кенна, улыбнувшись, достала свой телефон, чтобы позвонить возлюбленному и извиниться за неожиданный уход.


Две недели отпуска пронеслись для подруг, словно на лыжах с горки: стремительно и незаметно. Не успели они толком разобрать свои чемоданы, как снова складывали вещи. Кенна при этом прикидывала, сколько новых вещей сможет вместить ее чемодан. Мария, смотря на подругу, весело ответила, что лучше просто купить еще один чемодан специально под обновки. В назначенный час подруги с помощью портье спустились в холл отеля, где их уже ожидали Франциск и Себастьян. Не желая ютиться в маленьком такси, Баш арендовал машину, чтобы с комфортом добраться до аэропорта. Уместив в багажнике все чемоданы с вещами, четверо друзей забрались в машину и двинулись в путь.

Кенна, сидя на заднем сидении вместе с Марией, «делала запросы», что она хотела бы посмотреть в Париже и куда, по ее мнению, нужно обязательно сходить, «иначе ты не был в Париже». Себастьян с Франциском, сидящие впереди, насмешливо пересматривались, но с шатенкой спорить не стали, напоминая, что им, как французам, лучше знать, где стоит побывать, чтобы составить о Париже полное мнение. Мария в разговоре почти не участвовала, только когда разговор перешел в модельное русло, где Кенна строила планы, в каких модных бутиках нужно побывать, брюнетка, почувствовав себя в своей стихии, как и подруга, тоже присоединилась к обсуждению. А вот мужчины, естественно, не уставали тяжело вздыхать, уже предвкушая, что вести по этим многочисленным магазинам, придется своих спутниц именно им. Впрочем, подруги быстро заверили, что «эскорт» им в этом деле не нужен, «все равно от мужчин в таком деле мало толку». Братья даже не стали обижаться на такой нелестный отзыв со стороны Кенны, так обрадовались, что их присутствие не потребуется.

В аэропорту, пройдя все необходимые стойки регистрации и сдав багаж, друзья решили скоротать время до посадки в кафе, тем более что позавтракать никто и не успел, не считая наспех выпитой чашки кофе, что купили в холле отеля, где проживали подруги. Насладившись свежей чашкой кофе с пирожным, четверка влюбленных потянулась к входу, когда объявили посадку. Подруги уже даже не удивились, что их места были в вип-зоне. Себастьян предпочитал не стесняться в деньгах, когда дело заходило о комфорте. Заняв свое место, Баш потребовал у стюардессы бокал шампанского для себя и друзей, чтобы выпить «за удачную поездку».

Кенне всегда нравились самолеты. Ощущение полета, когда весь мир у твоих ног. Едва «железная птица» стала набирать ход, как шатенка буквально прилипла к иллюминатору, наблюдая, как земля медленно отдаляется. У нее на лице было выражение неподдельного детского счастья, а ее глаза сияли. Можно было подумать, что вся ее любовь к путешествиям сходится именно на возможности перелетов между странами. Только когда в окне потянулось пушистое покрывало облаков, Кенна «отлипла» от иллюминатора и вспомнила, что рядом есть люди и общение с ними не менее интересно, чем лицезрение небесной выси за стеклом. Правда, когда была объявлена посадка, шатенка снова повернулась к окну, чтобы «приветствовать» землю.

- Так, друзья, давайте определимся. – Себастьян, уже привычно взяв на себя роль старшего, стал делиться своими соображениями на счет ближайшего времяпровождения. Четверка друзей покинула пределы Парижского аэропорта и теперь направлялась к стоянке с такси. – Сейчас расходимся по домам, приводим себя в порядок с дороги и встречаемся через пару часов за обедом. Франц, помнишь «Ля Суаре»? Отлично, там и пообедаем. – Решил он, дождавшись согласного кивка от брата. – Познакомим девушек с настоящей французской кухней.

- Надеюсь, знакомство не начнется с улиток и лягушачьих лапок? – Поежилась Кенна, считая французскую кухню самой непривлекательной и опасной для жизни.

- Вот они туристы. – Фыркнул Себастьян под веселый смешок Франциска. – Считают, что больше ничем мы не питаемся. А, между прочим, милая Кенна, лягушачьи лапки не пользуются спросом у французов. Улитки, да, иногда, в качестве редкого деликатеса, но в основном французская кухня ничем не отличается от привычной европейской.

- Ох, ты меня успокоил. – Облегченно вздохнула шатенка, и друзья весело рассмеялись.

Договорившись о месте и времени встречи, они погрузили свои вещи в две авто с «шашечками» и разъехались в разные стороны. Кенна и Мария с нетерпением ожидали, когда они смогут увидеть жилье своих избранников, а пока подруги одинаково не сводили взглядов с пролетающих мимо автомобильных окон улиц. Обе первый раз оказались в самом красивом европейском городе и с жадностью всматривались в вывески, здания и парки.

Мария следом за Франциском поднялась на пятый этаж обычной непримечательной высотки. А вот убранство квартиры полностью отражало характер хозяина. Гостиная, совмещенная с кухней, была просторная и светлая. Брюнетка даже подумала, что именно здесь удобно писать картины, ведь помещение имело два огромных окна, не знавшие штор. Но, как она не оглядывалась, она не увидела ни мольберта, ни полотен, прислоненных к стенам и заботливо прикрытых тканью. Тогда она вспомнила, что Франциск говорил, что он и сам давно не был в своей мастерской. Значит, «творил» он в другом месте, и женщине не терпелось там побывать.

Осматриваясь, Мария сняла верхнюю одежду и, ведомая Франциском, направилась к единственной двери, что находилась в этой квартире. Она уже хотела спросить мужчину, где, собственно, ванная комната, но, зайдя в спальню, этот вопрос отпал сам собой. Помимо огромного высокого матраца, лежащего прямо на полу и устланного постельным бельем темно-синего цвета, в комнате находился только высокий вещевой шкаф, а по левую сторону от входа в стене находилась прозрачная дверь, за которой и находилась не менее просторная ванная с вместительной ванной, душевой кабинкой и санузлом за раздвижной перегородкой. Над раковиной висело необычное зеркало в виде цветка.

- Нравится? – Спросил Франциск, опираясь плечом о дверной косяк, пока Мария осматривала ванную, считая, что она вполне при желании может стать полноценной жилой комнатой.

- Да. – Коротко ответила брюнетка. Она уже поняла, что возлюбленный любит простор, оттого мебели в его квартире мало. Только самое необходимое. Но творческим личностям и не нужны мебельные захламления. Простор – это то, что необходимо для вдохновения.

Довольно улыбнувшись, блондин подошел к Марии и, обняв одной рукой за талию, притянул к себе. Подняв вторую руку, он медленно провел костяшками пальцев по ее лицу, спускаясь к шее и ключице. Брюнетка, как завороженная смотрела в его глаза, отмечая расширенные от желания зрачки.

- Какая же ты красавица. – Одними губами прошептал мужчина и, наклонившись, страстно поцеловал ее, запуская пальцы в ее волосы и бережно придерживая затылок.

Мария запрокинула голову, отвечая на его поцелуй и чувствуя, как ласка уносит ее в мир блаженства. Прерываясь изредка, чтобы глотнуть воздуха, Франциск с упоением целовал ее, пока снимал с нее и с себя лишнюю, по его мнению, одежду.


Такой по-настоящему волшебной и насыщенной недели у подруг не было давно. Себастьян и Франциск проявили себя очень радушными хозяевами в своем городе, стараясь показать избранницам все значимые места. Мария и Кенна не уставали удивляться и восхищаться всеми красотами. Днем четверка друзей гуляла по осеннему городу, а вечерами девушки охотно делились своими впечатлениями от увиденного. Пару дней из насыщенного экскурсионного плана подруги выделили на прогулку по магазинам, и здесь они впервые столкнулись с языковым барьером. Пока с ними всюду были мужчины, подруги только заслушивались, как между собой разговаривают французы, даже не пытаясь выделить из их быстрой речи отдельные слова, чтобы разобраться, о чем разговор. Теперь же женщины чувствовали себе едва ли не дикарками, пытаясь общаться с консультантками, что работали в модных бутиках. Конечно, в сфере своей деятельности француженки владели хотя бы начальными навыками английского, но при этом они так кривились, словно у них всех разом заболели все коренные зубы. Естественно, приятному шоппингу это не способствовало. Прикупив пару новых блузок и платьев, Мария и Кенна разочарованно «свернули» прогулки по магазинам. А вечером за ужином подруги «жаловались» своим возлюбленным на «снобизм» француженок. Они были уверены, что деньги «помогут» им в общении и недоумевали, почему это не свершилось по мановению волшебной палочки. Мужчины не стали им возражать или объяснять, решив просто выслушать и отделаться сочувственными кивками голов. Ни Мария, ни Кенна не могли понять, что французы крайне недолюбливают англичан и только тогда радушны, когда услышат хотя бы пару фраз на своем родном языке. Исключая эту неприятность, подруги провели в Париже очень приятное время и с крайней неохотой собирались в родной Лондон.

- Я думал, мы решили, что ты останешься. – Недовольно протянул Франциск, смотря, как Мария пакует свой чемодан и небольшую сумку. Зная такую реакцию, брюнетка до последнего момента не говорила ему, чтобы не омрачать отпуск скорым расставанием.

- Я же ненадолго. – Улыбнулась женщина. – Мы с Кен утрясем все дела с магазином, найдем, кому заниматься бутиком в наше отсутствие и тут же примчимся обратно.

- Почему просто не закрыть ваш магазин и все? – Удивленно вскинул мужчина одну бровь. – Продать бизнес и проблема решена. Все равно, когда вы сюда переедете, магазин в Лондоне будет вам не нужен.

Мария тяжело вздохнула и опустилась на кровать. Она не могла сказать, что просто не хочет, как выразилась Кенна, сжигать мосты. Франциск по-прежнему избегал прямого разговора о чувствах, а когда брюнетка в пылу страсти или нежности произносила слова любви, мужчина либо улыбался, либо прибегал к проверенному способу, как поцелуй и нежные объятия. К тому же, как Мария не просила, блондин так и не отвел ее в свою мастерскую, из чего женщина делала вывод, что любимый просто не хочет впускать ее в свою жизнь. И это рождало в ней сомнения, что Франциск не испытывает к ней такие же сильные чувства. Правда, в его разговорах иногда проскальзывали планы на совместное будущее, но это были лишь слова, и все могло поменяться в любой момент. Пару раз Мария хотела вывести возлюбленного на серьезный разговор, чтобы определиться, а стоит ли ей возвращаться, ведь она действительно все бросала на алтарь любви в то время, как мужчина ничем не рисковал и оставлял себе так называемые «пути отступления», если их отношения не выйдут на новый уровень.

- Мы много сделали, чтобы наш бизнес процветал. – Ответила Мария. – Просто обидно все в одно мгновение прекратить. К тому же это просто скучно ничем не заниматься.

- Вы можете найти занятие здесь. – Усмехнулся Франциск, подходя ближе. – Начните с изучения языка, чтобы не чувствовать себя туристками и всюду вас будут встречать с объятиями. Как освоитесь, можете и в Париже открыть магазин. Я не хочу, чтобы ты уезжала. Даже ненадолго.

- В любом случае, даже для того, чтобы закрыть бизнес, нужно присутствие. А на счет того, чтобы открыть здесь магазин, это стоит обдумать и посоветоваться с Кен. Думаю, она будет рада.

- Баш может помочь, если захотите. У него почти везде есть связи. И для того, чтобы закрыть бизнес достаточно присутствия одного человека. – Сказал блондин, наклоняясь к ее лицу и прикасаясь к ее губам в нежном поцелуе. – Пусть это будет твоя подруга. – Прошептал он, обхватывая лицо брюнетки ладонями и страстно обхватывая ее нижнюю губу своими губами.

- Мы совладелицы. – Проговорила Мария, чувствуя, как приятные мурашки пробежали по ее спине, а с губ, помимо ее воли, сорвался стон наслаждения. «Господи, что же он со мной делает?» Подумала она. «Кен права, он имеет надо мной какую-то странную власть, граничащую с гипнозом. Я просто не могу ему противиться». – Я не могу ее бросить и свалить на нее все заботы. – Вяло сопротивлялась она, запрокидывая голову и позволяя губам любимого переместиться на ее шею, а рукам настойчиво уложить ее на поверхность кровати. – Франциск, мне нужно закончить с упаковкой вещей.

- Мы потом вместе их распакуем. – Соблазнительно прошептал он, нависая сверху и начиная расстегивать пуговицы на блузке брюнетки.

- Я не могу. – Простонала Мария, чувствуя, как тело предательски отвечает на каждое прикосновение любимого. – Я должна.

- Конечно, можешь. – Хитро усмехнулся Франциск и завладел губами женщины, не давая ей больше возможности возразить.

Брюнетка в очередной раз поддалась его власти, чувствуя себя беззащитной под его напором. Ее руки уже жили своей жизнью, обнимая мужские плечи и путаясь в волосах.

И вот когда она уже была готова в очередной раз признать поражение, раздался «спасительный» звонок в дверь.

- Нас нет. – Сказал Франциск, продолжая покрывать тело брюнетки сладостными поцелуями и лишая ее одежды.

- А вдруг что-то важное? – Ухватившись за возможность все-таки «отвоевать» свое право на принятие собственного решения, спросила Мария.

- Все важное сейчас здесь. – Ответил блондин и, сильнее придавив возлюбленную к кровати, если она надумает выскользнуть из его объятий, жадно впился в ее губы, запуская руку под ее юбку. – А гости скоро поймут, что их здесь не ждут и уйдут сами.

Но, вопреки его словам, пару раз помучив дверной звонок, «кто-то» заскрежетал ключом в замке. Недовольно ругнувшись на французском, Франциск оторвался от нежной кожи любимой и, бросив злое «Баш», поднялся с кровати. Мария облегченно выдохнула, как никогда радостная, что сводный брат любимого пришел так вовремя. Пока брюнетка приводила свою одежду в надлежащий вид, мужчина вышел из спальни, чтобы «поприветствовать» гостя. А Мария продолжила сборы, проверяя, что еще взять с собой.

- О, молодец, уже собралась. – Весело влетела в спальню Кенна, закрывая за собой дверь. Мария удивленно посмотрела на нее, не ожидая ее прихода. – Считай это дружеской интуицией. – Заговорчески подмигнула шатенка, подходя к подруге. – Я как чувствовала, что Франциск снова попытается тебя остановить и не даст уехать.

Брюнетка только вздохнула, признавая правоту подруги. Действительно, еще немного, и Мария была готова остаться с любимым, послав все заботы к черту. Довольная собой, Кенна помогла подруге упаковать последние вещи и, убедившись, что та не забыла необходимые документы, вышла вместе с ней из спальни. Братья что-то обсуждали между собой на родном языке, стоя посреди гостиной. Судя по недовольному лицу Франциска и активным жестикуляциям Себастьяна, разговор был не о приятном. Но, заметив подошедших подруг, Баш расцвел в счастливой улыбке, а блондин бросил злой взгляд на Марию, отмечая чемодан в ее руке. Себастьян вызвался отвезти девушек в аэропорт и, подхватив вещи брюнетки, направился к выходу. Кенна, подмигнув подруге, отправилась следом.

- Не злись. – Взмолилась Мария, подходя к Франциску. – Мы с Кен постараемся быстро все решить и вернемся. И обещаю, больше я не уеду.

- Больше я тебя и не отпущу. – Многообещающе ответил блондин и, притянув любимую к себе, страстно поцеловал. Мария прильнула к нему всем телом, обхватывая руками его шею. – Позвони, как доберешься. – Шепнул мужчина, целуя ее за ушком.

Получив согласный кивок головы, Франциск еще раз поцеловал ее в губы и с неохотой отпустил. Боясь, что он передумает, Мария быстро покинула его квартиру.


========== Глава 6 ==========


Лондон встретил подруг холодным ветром. И если в Швейцарских Альпах, а после и в Париже осень не так ощущалась холодом и моросью, что именно Британская столица всегда славилась самыми «мокрыми» осенними месяцами. Поежившись, женщины плотнее укутались в свои пальто и, подхватив свои чемоданы и сумки, поспешили к стоянке такси. Прибыв уже вечером в родной город, подруги решили сегодня отдохнуть с дороги, а делами магазина заняться назавтра.

Поднявшись в свою квартиру, что подруги держали на пару, Мария с Кенной поспешили избавиться от мокрой одежды и принять горячий душ. Уступив первой привести себя в порядок брюнетке, Кен решила озаботиться ужином, набрав на телефоне номер доставки из ресторана. Когда Мария, облачившись в теплый халат и замотав мокрые волосы полотенцем, вышла из ванной, шатенка передала ей, чтобы ожидала курьера, а сама скрылась за дверью уборной. Достав из сумки свой сотовый телефон, Мария набрала любимый номер, чтобы «отчитаться» о прибытии на Родину.

- И как тебя встретил Туманный Альбион? – Спросил Франциск и, судя по тону, иронично усмехнулся, словно зная ответ на свой вопрос.

- Холодно. – Пожаловалась брюнетка, садясь на диван перед телевизором и беря с журнального столика пульт управления. – Я даже не думала, что успею отвыкнуть от родного климата.

- Уверяю тебя, когда вернешься, снова привыкать к холодному Лондону тебе не нужно будет. – С улыбкой ответил мужчина.

Мария улыбнулась, но ответить ей не дал звонок в дверь. Догадавшись, что это курьер с доставкой ужина, брюнетка сказала любимому, чтобы тот подождал и, отложив аппарат, направилась к входной двери, по пути достав из сумки кошелек, чтобы расплатиться за доставку. Открыв дверь и отсчитав курьеру нужную сумму, Мария приняла у него пакет и вернулась к дивану. Переговариваясь с возлюбленным, брюнетка стала выкладывать контейнеры из пакета на стол. Из ванной вышла Кенна и, улыбнувшись, что к ее приходу все готово, подошла к столу. Взяв с Марии обещание, что она позвонит ему перед сном, Франциск пожелал подругам приятного аппетита и сбросил звонок.

- Больше не злится? – Спросила Кенна, приступая к ужину. – Слушай, Мэри, конечно, это твое дело…

- Кен, я и в тот раз тебя услышала. – Прервала ее подруга, обреченно вздохнув. – И я прекрасно осознаю власть Франциска надо мной и мою слабость перед ним. Со мной такого раньше не происходило. Он словно «околдовал» меня. Я просто не могу ему сопротивляться. Он это знает и бессовестно пользуется своей властью. Если бы вы с Башем не пришли, я бы не уехала с тобой. Я полностью и безраздельно попала в его влияние. Но столько требуя от меня, Франциск так и не спешит отвечать мне тем же. И все мои попытки «прощупать» почву на предмет его чувств ко мне, заканчиваются ничем. И его мастерская, которую он не хочет мне показывать. Мне кажется, там остались еще картины его бывшей. Она так жестоко предала его, что теперь он боится любить, думая, что ему снова сделают больно.

- Но, Мэри, ты не можешь всегда только отдавать и ждать, когда он поймет, что ты не она. – Воскликнула шатенка. – Вы провели вместе прекрасный месяц, и за это время уже можно понять, что ты чувствуешь к человеку. Себастьян не раз говорил мне о любви, мы даже строили планы на будущее. Милая, я так хочу, чтобы и ты была счастлива. Франциск требует, чтобы ты все бросила, была с ним, но не говорит, каким он видит ваше будущее. И видит ли вообще. Потому я не хочу, чтобы ты обрубала за собой все концы. Рушить всегда проще, чем строить. Ты должна быть абсолютно уверена, что тебя ожидает, прежде чем отказываться от всего ради надежды, что дальше будет лучше.

- Я знаю. – Вздохнула Мария, прикрывая глаза. – Но я боюсь настаивать, боюсь завести серьезный разговор. Как всякий властный человек, Франциск не любит, когда от него что-то требуют. Я хочу показать ему, что я всем душой и сердцем люблю его, и он может довериться мне. И однажды я услышу эти три заветных слова: Я люблю тебя. Как только он увидит, что я всецело с ним и никогда не предам, он ответит мне, я знаю. К тому же, чтобы показать, что ты любишь, не обязательно говорить об этом. Я вижу все в его глазах. И пусть он пока не решается произнести этого вслух, это видно. Кстати, он предложил нам открыть магазин в Париже и заняться освоением языка. Говорит, что у Баша много связей, и он сможет помочь нам открыть бизнес. Разве это не намек на будущее?

- Да, ты права. – Улыбнулась Кенна. – Сжигая одни мосты, можно начать строить другие. Думаю, что открыть в Париже магазин - это прекрасная идея. И язык необходимо выучить, иначе не сыскать нам славы во Франции. Эти французы тебе улыбаются, только если слышат свою речь. Весь мир считает английский международным и общедоступным для общения, и только французы упрямятся и носы воротят, стоит им услышать английскую речь. И чтобы завоевать их расположение, и наш бизнес процветал, как и здесь, нам придется говорить с ними на одном языке. Но перед этим нам нужно продуктивно поработать здесь. Так, я жутко устала и хочу отдохнуть, ведь завтра нас ждет куча забот. – Сказала она, вытирая губы салфеткой и поднимаясь из-за стола. – Спокойной ночи, дорогая. – Пожелала шатенка, целуя подругу в щеку.

- И тебе. – Улыбнулась Мария, тоже поднимаясь со своего места.

Убрав контейнеры с едой в холодильник и выкинув пустые, брюнетка тоже перебазировалась в свою спальню, чтобы тоже набраться сил перед тяжелым предстоящим днем. Растянувшись на кровати, она забралась под одеяло, и вскоре сон сморил ее, что Мария забыла, что обещала позвонить Франциску.

Следующая неделя прошла у подруг, действительно, в куче забот. Пока Мария взяла на себя работу в магазине и встрече потенциальных сотрудниц, Кенна занималась официальной частью, сопряженной с подготовкой бизнеса к удаленному руководству. К вечеру подругу приходили домой уставшие и, ужиная, заваливались спать. С Франциском брюнетке удалось поговорить всего пару раз, ведь свободной минуты у нее почти не было. Клиенты и собеседования с будущими сотрудницами лишали ее возможности пообщаться с возлюбленным, который настойчиво пытался выяснить, когда же Мария вернется и «почему бы все это просто не бросить, раз уж так сложно решить все сразу». Брюнетка, итак еле находя в себе силы, чтобы принять перед сном душ и поесть, даже не возражала, а просто обещала, «что осталось совсем немного».

Наконец, все бумаги были подписаны, в магазин были приняты три девушки, проявившие себя настоящими профессионалками своего дела, билеты в Париж куплены и вещи собраны. Подруги, счастливо предвкушая долгожданную встречу с возлюбленными мужчинами, заняли свои места в самолете, что должен доставить их в Париж. И очень напрасно Мария не стала звонить Франциску, чтобы сообщить о своем приезде. Она хотела сделать ему сюрприз своим неожиданным возвращением, но оказалось, что сюрприз ждал ее. Поднявшись на нужный этаж, брюнетка встала перед дверью и, счастливо улыбаясь, нажала пальцем на дверной звонок. Дверь вскоре открылась, являя взору Марии стройную блондинку с распущенными волосами и одетую в одну рубашку, что едва прикрывала ее наготу. Не ожидая такого явления, Мария распахнула глаза, отказываясь верить, что любимый, боясь предательства со стороны брюнетки, сам оказался предателем.

Блондинка, осмотрев гостью с ног до головы, бросила вопросительный взгляд на чемодан, а потом что-то сказала на французском, видимо, спрашивая, с какой целью сюда пришла брюнетка.

- А где Франциск? – Стараясь не заплакать, спросила Мария.

- А ты кто такая? – С ужасным акцентом спросила в ответ блондинка, пренебрежительно кривя пухлые губки. – Франц еще на работе. Я скажу, что кто-то заходил. – Фыркнула она и, даже не уточнив имя гостьи, захлопнула перед носом брюнетки дверь.

Мария еще пару минут в шоке смотрела на закрытую дверь, а потом взяла свой чемодан и направилась к лифту. Жестокое разочарование тугой болью накатило на нее, когда она вышла из лифта на первом этаже. Поставив чемодан у стенки напротив входной двери, брюнетка без сил опустилась на чемодан и заплакала в голос. Перед глазами стоял полуобнаженный вид блондинки, и она не могла поверить, что не далее, как два дня назад она говорила с Франциском, и тот говорил, что с нетерпением ожидает ее возвращения. Оказалось, что мужчина все это время обманывал, потому и не говорил о любви. Просто ее нет. Осознание этого выбило из брюнетки почву из-под ног. Достав из сумки свой телефон, Мария решила позвонить подруге, чтобы сообщить, что возвращается в Лондон. Кенна взяла трубку не скоро и, судя по ее запыхавшемуся голосу, шатенка уже пребывала в счастливых объятиях любимого, который в отличие от своего сводного брата, действительно, ждал возвращения избранницы. Брюнетка поняла, что не имеет права мешать подруге в обретении счастья, а потому, вытерев слезы, сказала, что просто не застала Франциска дома. Кенна сказала, что если Мэри хочет, пусть приходит к ним с Башем, чтобы не ждать возвращения блондина на лестничной площадке, но подруга сказала, что позвонит Франциску, чтобы тот быстрее вернулся домой. Пожелав удачи, шатенка отключилась, а на Марию накатила обида с новой силой.

Медленно поднявшись на ноги, брюнетка взяла свои вещи и покинула дом. Необходимо было снять номер в отеле, чтобы оставить вещи и заказать билет до Лондона на ближайший рейс.

Ни о чем не подозревая, Франциск вернулся домой под вечер. Как обычно он засиделся над очередным творением и мечтал скорее вернуться домой, чтобы за ужином пообщаться с любимой и все-таки настоять, чтобы та скорее возвращалась. Только в разлуке мужчина понял, как ему не хватало Марии. Он засыпал с мыслями о ней, решив, что когда она вернется, он обязательно напишет ее портрет, а набросок, который он сделал в Швейцарии, Франциск бережно хранил в тумбочке у кровати. Засыпая, он доставал его и с улыбкой любовался возлюбленной, мечтая, когда же он увидит ее воочию. Разбитое после предательства Изабеллы сердце блондина вновь училось любить, и мужчина пообещал себе, что даст, наконец, себе шанс снова быть счастливым.

Зайдя домой, Франциск снял пальто и повесил его на вешалку. И тот его взгляд упал на накрытый к романтическому ужину стол, что крайне его озадачило. Ключи от его квартиры были только у Баша и, хотя старший брат всегда заботился о блондине, но все же накрывать таким образом стол было со стороны шатена странно. Но долго теряться в сомнениях Франциску не дали. Из спальни выплыла блондинка, по-прежнему не обременяя себя лишней одеждой.

- Изабелла? – В шоке распахнул глаза блондин, так и замерев у входной двери. – Какого черта ты забыла здесь? И откуда у тебя ключи?

- Я тоже тебя рада, Франциск. – Кокетливо улыбнулась блондинка и, подойдя к мужчине, смачно чмокнула его в губы.

- Ты что творишь? – Этот пошлый поцелуй вернул Франциска «на землю», и он отскочил от бывшей подружки, стирая помаду со своих губ. – Как ты здесь оказалась, я спросил. – Выкрикнул он. – И какого черта ты напялила на себя мою рубашку? Мне теперь ее только сжечь осталось. Немедленно переодевайся и вали, откуда пришла.

- Фи, какой ты грубый, любимый. – Недовольно надула губки Изабелла. – Не делай вид, словно не рад мне. Я же знаю, что ты мечтал обо мне. Понимаю, ты обиделся на меня, но я поняла, какую ошибку совершила, уйдя от тебя, и теперь пришла просить прощение. Ты же помнишь, как хорошо нам было.

- Хорошо тебе было с тем, с кем я тебя застал в моей же собственной кровати. – Прошипел блондин, в ненависти прищуривая глаза. – Твое предательство мне сердце разбило, дрянь. Из-за тебя я перестал писать картины, потому что творчество ассоциировалось у меня с тобой. Я верил тебе, любил тебя, а ты растоптала все светлое и чистое, что во мне было. И теперь ты смеешь вернуться, как ни в чем не бывало и просить, чтобы я все забыл? Изабелла, немедленно переодевайся и убирайся сама, иначе я вышвырну тебя на улицу в одной этой рубашке. Походу мне придется еще одну свою кровать выкинуть следом за тобой.

- Я самое лучшее, что было в твоей скучной жизни. – Фыркнула Изабелла и направилась в спальню. – И лучше меня тебе все равно не найти.

Дефилируя по гостиной, блондинка специально сняла рубашку на глазах у Франциска, чтобы тот увидел ее обнаженные привлекательные формы. Но, вопреки надеждам, в мужчине ее откровенный вид побудил только новый всплеск ненависти. Уже почти забытые чувства обиды от предательства некогда любимой женщины сковырнули старые раны. И сейчас все, о чем мечтал Франциск это выпроводить бывшую подружку, избавиться от такой же бывшей своей рубашки и выкинуть в мусорное ведро все, что Изабелла выставила на стол, чтобы впечатлить мужчину. Ожидая, когда блондинка покинет его жилище, Франциск решил воплотить в жизнь последний пункт.

- Ты вернешься ко мне, Франц. – Уверенно сказала Изабелла, подходя к входной двери уже полностью одетой. – И тогда извиняться придется уже тебе.

- Пошла к черту. – В сердцах выплюнул Франциск, захлопывая за ней дверь и не зная, что каких-то пару часов назад блондинка сделала тоже самое перед лицом Марии.

Сама блондинка, конечно, не стала ему говорить, кто к нему приходил в его отсутствие. Мстительно улыбаясь, Изабелла уже представляла, какой скандал ему устроит брюнетка. Да, она не надеялась, что Франциск все забудет и кинется в объятия бывшей подружки, но этот неожиданный приход, видимо, нынешней избранницы мужчины, сейчас оказался очень кстати. И пусть блондин к Изабелле не вернется, но и доказать нынешней пассии о том, что бывшая оказалась в его квартире в таком провокационном виде случайно он тоже не сможет. Что называется: не доставайся же ты никому.


========== Глава 7 ==========


Мария сидела на кровати своего номера в отеле и смотрела на свой смартфон, лежащий перед ней. Франциск названивал уже, наверно, третий раз подряд, но брюнетка не могла заставить себя принять вызов. Не желая слушать трель звонка, она даже отключила звук, но это все равно не отменяло того факта, что телефонный аппарат ни на секунду не успокаивался. Билет она уже забронировала, правда, ближайший рейс назначен только на завтра. Конечно, можно принять вызов, послушать, как будет оправдываться возлюбленный, но Мария даже не могла заставить себя услышать его голос, а ведь раньше он казался ей самым чарующим и прекрасным звуком, какой она когда-либо слышала. Не могла она и без боли вспомнить и глубокие голубые глаза, и пленительные губы. Сейчас, вспоминая все объятия и ласки, Мария едва сдерживала стон отчаяния, что все это было лишь ложью. Зачем тогда просить остаться, когда не успела брюнетка уехать, как он упал в объятия другой женщины?

В очередной раз дисплей смартфона погас, отправив этот вызов в папку «непринятых». Мария судорожно сглотнула, и очередная слеза прокатилась по уже «прочерченной» дорожке на ее щеке. Дисплей снова загорелся, возвещая хозяйку о входящем сообщении. «Привет. Почему не отвечаешь? Я волнуюсь. Неужели ты так занята?»

Да, она очень занята. Оплакиванием своей прошедшей любви. И как он может спрашивать, словно ничего не произошло? Конечно, он думает, что Мария еще в Лондоне, а потому еще не в курсе его измены. Но она очень даже в курсе. И этот образ полуголой девицы еще долго будет преследовать ее, напоминая ей о глупости влюбленной без ума женщины. Не слушала, ох, какая же она была глупая, что не слушала Кенну. А подруга ее предупреждала, когда просила задуматься, почему Франциск никогда не отвечал ей на слова любви. Наверно, мысленно он упивался своей властью, милостиво позволяя себя любить, и ничего не обещая. И как наивно было со стороны Марии просто принять выжидательную позицию, надеясь, что однажды мужчина все-таки «прозреет» и впустит возлюбленную в свое сердце и душу. «А вдруг для него это лишь увлечение?» Да, эти слова Кенны оказались, как никогда пророческими. «Художники, как всякие творческие личности, очень непостоянны». И тут подруга оказалась права. Но тогда влюбленная Мария лишь отмахивалась, даже на секунду не допуская, что любимый способен на такое жестокое предательство.

«Мэри, в чем дело?» С каждым сообщением, приходящим на телефон брюнетки, волнение Франциска вся явственнее ощущалось. «Возьми трубку».

- Больше я не поддамся твоим чарам, Франциск. – Усмехнулась Мария, смотря на дисплей смартфон, который снова возвестил хозяйку о новом вызове. – Больше я не буду тебя слушать и безропотно выполнять все, что ты скажешь. И не смей мне приказывать.

«Черт, Мария, что случилось?» И несколько смайликов, которые отражают злость, недоумение и удивление. Брюнетка только усмехнулась. Она уже протянула руку, чтобы написать что-то вроде: «Вот и иди к черту» или «Ненавижу, подлый обманщик», но в последний момент она отдергивала руку. Она не хотела даже объяснений слушать. Что мог сказать Франциск? Какие оправдания придумать, чтобы извиниться? Слишком сильна обида и боль, чтобы выслушать и простить. А раз прощение невозможно, то зачем слушать банальные отговорки, типа «ой, ты неожиданно приехала, и я не успел выпроводить любовницу» или «она ничего для меня не значит». Все ложь. И никакие оправдания не склеят разбитое сердце.

«Если ты немедленно не возьмешь трубку, я сам к тебе прилечу» Пять восклицательных знаков и три смайлика «злость».

- Давай еще посоревнуемся, кто быстрее прилетит. – Снова усмехнулась Мария. – Будет смешно, если мы встретимся в салоне самолета.

Не в силах больше наблюдать за сменяющимися картинками на дисплее смартфона, брюнетка решительно поднялась со своего места и, прихватив сумочку и ключ от номера, вышла за дверь с огромным желанием дождаться рейса в ближайшем баре. Оставленный на кровати смартфон еще отреагировал пару раз на входящий звонок и очередное гневное сообщение от Франциска, а потом замолк на несколько минут, чтобы разразиться входящим вызовом от Кенны. Подруга, удивленная звонком от блондина, сообщила, что они уже в Париже и Мария должна быть сейчас с ним. Теперь уже шатенка стала «атаковать» аппарат подруги, не понимая, куда могла та деться. Узнав, что любимая прибыла неожиданно, Франциск понял, что Мария, должно быть, застала Изабеллу. Поняв, как его «подставила» бывшая подружка, блондин был готов убить ее. Но главное, мужчина не знал, где ему теперь искать брюнетку.

- Как эта дрянь вообще проникла к тебе в квартиру? – Сокрушался Себастьян, когда Франциск пришел к старшему брату за помощью.

Кенна практически не переставала названивать на телефон подруги, но и ее звонки оставались без ответа. И это рождало в голове подруги самые ужасные картинки. Если на входящие звонки от Франциска Мария могла не обращать внимания по причине злости и обиды, то почему брюнетка игнорировала лучшую подругу, Кенне было не понятно. «Только бы с ней ничего не случилось». Мысленно молилась она всем возможным богам. «Она же совсем одна где-то в городе. Почему она ничего не сказала, когда звонила?» Разговор между братьями шатенка не слушала, да и они все равно говорили на французском.

- Почем мне знать? – Сжимал от злости кулаки Франциск. – Как-то не до разговоров было. Я торопился ее вышвырнуть из дома. И, как оказалось, опоздал.

- Ладно, дверной замок мы твой позже поменяем. – Отмахнулся Баш. – Сейчас необходимо найти Марию.

- Да где же ты? – Воскликнула Кенна и, отбросив в сторону бесполезный телефон, спрятала лицо в ладонях и зарыдала.

Себастьян подбежал к любимой и, обняв за плечи, прижал к себе, нашептывая слова утешения и нежно целуя ее макушку. Франциск был готов рвать и метать. То, что Мария не отвечала даже на звонки подруги, могло означать только одно: любимая в опасности.

- Баш, я возьму твою машину. – Сказал он, направляясь к двери.

- Погоди, Франц, что ты хочешь сделать? – Повернулся к нему брат, разрываясь на две части.

С одной стороны он не мог оставить расстроенную возлюбленную, а с другой стороны младший брат мог натворить в пылу гнева необдуманные и оттого опасные поступки. И тогда шатену придется бежать спасать и его тоже.

- Буду ездить по городу, пока не найду ее. – Ответил Франциск, доставая из кармана пальто Себастьяна ключи от его авто. – Заходить во все отели по дороге, может она где-то остановилась. А ты посмотри, когда ближайший рейс до Лондона. Скорее всего, Мэри захочет вернуться домой.

- Держи меня в курсе. – Крикнул Баш вслед закрывшейся двери.

Обреченно вздохнув, он крепче прижал к себе рыдающую любимую, надеясь, что Франциск не натворит глупостей.

Не подозревая о беспокойствах, которые вызваны ее исчезновением, Мария сидела за барной стойкой ближайшего к своему отелю бара, выпивая уже третий по счету стакан с виски. Раньше брюнетка не употребляла ничего, крепче коктейля или вина, но сейчас ей было так плохо, что чем выше был градус, тем привлекательнее он казался. С непривычки она морщилась и кашляла, но упрямо продолжала буквально «давиться» обжигающим горло напитком. Бармен и посетители удивленно и с некоторым уважением смотрели на одинокую женщину, понимая, что только серьезное горе могло заставить ее пойти на такие «жертвы». Когда Мария и в четвертый раз потребовала обновить ее стакан, бармен спросил, не желает ли дама перейти на более щадящие напитки, но брюнетка уверенно замотала головой и потребовала продолжать «общение» с виски. Бармен тяжело вздохнул, но желание клиента закон, а потому ему оставалось только повиноваться.

- Простите мне мою настойчивость, мадмуазель, но я просто не могу смотреть, как такая прекрасная дама тоскует.

Мария едва не подавилась напитком, когда услышала рядом мужской голос с французским акцентом. «Ненавижу французов». Со злостью подумала брюнетка, отрывая взгляд от содержимого своего стакана и поворачивая голову вправо, откуда и донесся до ее уже затуманенного выпитым спиртным слуха посторонний голос. С огромным трудом Марии удалось сконцентрировать взгляд на мужчине, который явно набивался в ненужные собеседники. Им оказался кареглазый брюнет с легкой щетиной. Он улыбнулся, обнажая ряд белоснежных зубов.

- Чего надо? – Грубо отозвалась Мария, не способная сейчас вести светскую беседу.

Француз на мгновение опешил, не ожидая такого приветствия, но смог взять себя в руки и снова улыбнуться. Наверно, он старался улыбнуться, как можно обворожительнее, чтобы обаять понравившуюся ему незнакомку, но брюнетка, надеясь, что такая недружелюбная реакция должна отпугнуть мужчину, отвернулась и вернулась к прошлому занятию.

- Вас кто-то обидел? – Догадался брюнет, не желая так просто сдаваться.

- А если и так, вам какое дело? – Огрызнулась Мария, удивляясь непонятливому собеседнику. – Бармен. – Кликнула она, указывая на свой опустевший стакан.

Вышеназванный снова вздохнул, но покорно подошел с бутылкой в руке. Отмерив ровно половину по сравнению с предыдущими дозами, бармен заявил, что «мадмуазель достаточно». Брюнетка справедливо возмутилась, сказав что-то обидное про «невыносимых французов», но бармен только обиделся и заявил, что больше не нальет, как бы его не уговаривали. Нелестно послав бармена к черту, Мария достала кошелек и, бросив несколько бумажных купюр на стойку, опрокинула в себя остатки виски и едва не упала, пытаясь слезть с высокого стула.

- Я помогу. – Тут же подлетел к ней прилипчивый и непонятливый брюнет, подхватив ее под локоть.

- Я сама. – Попыталась вырвать свою руку Мария, но мужчина оказался сильнее, да и трезвее ее. – Ай, черт с тобой. – Отмахнулась она и больше не сопротивлялась.

Злость на предателя-возлюбленного постепенно уходила и наступала следующая ступень обиды – равнодушие. Мария, едва передвигая ногами и стараясь балансировать на каблуках своих полусапожках, покинула помещение бара. Француз крепко держал ее, обхватив за пояс и прижимая к себе. Выйдя на улицу, брюнетка шумно втянула в себя воздух, удивленно осматриваясь по сторонам, словно пытаясь вспомнить, что она здесь делает. Повернувшись к незнакомцу, она потребовала продолжить пьянку в другом баре.

- По-моему мадемуазель достаточно. – Улыбнулся брюнет. – Давайте я отвезу вас домой.

- Далеко везти придется. – Усмехнулась Мария, снова пытаясь вырваться, чтобы пойти туда, куда она хочет, раз уж случайный незнакомец не хочет «великодушно» ей помочь добраться до места назначения.

- И все же. – По-прежнему цепко держал ее мужчина. – Куда вас отвезти?

Брюнетка уже хотела сказать свой адрес в Лондоне, но запнулась и вдруг рассмеялась. Незнакомец удивленно смотрел на нее, и его обескураженный взгляд еще больше рассмешил Марию. Этот смех постепенно перерос в истерику, и француз стал с опаской коситься на женщину, боясь, что она повредилась рассудком. Но все же, несмотря на это оставить нетрезвую «мадмуазель» ему не позволяло воспитание. Надеясь, что это просто побочный эффект от выпитого спиртного, мужчина решил отвезти ее к себе домой, потому что в таком состоянии она точно не вспомнит, где ее дом. А потом, когда она проспится и алкоголь выветрится из ее головы, можно либо попытаться все-таки попытаться завести знакомство, либо отвезти домой. Придерживая все еще смеющуюся Марию, которая что-то лепетала сквозь смех, типа «вот и он не знает, где я живу», француз повел ее вдоль тротуара. Его квартира находилась неподалеку, и мужчина любил иногда пропустить стакан-другой в ближайшем баре. Мария прекратила смеяться так же быстро, как и начала. Подходя к лифту, она прислонилась к плечу незнакомца, и ее ноги подкосились. Успев подхватить ее на руки, брюнет увидел, что женщина уснула. Тяжело вздохнув, мужчина вошел в подъехавшую кабину лифта и нажал кнопку с номером своего этажа.


========== Глава 8 ==========


Мария медленно, а главное мучительно приходила в себя. Первое, что она почувствовала, это ужасная головная боль, которая заставила ее пожалеть о знакомстве с крепким алкогольным напитком накануне вечером. Простонав, брюнетка медленно открыла глаза. Ее взгляд устремился за окно, где открылся вид на улочку Парижа, которая заканчивалась верхушкой Эйфелевой башни. Не припоминая такого вида из окна номера своего отеля, Мария решила продолжить осмотр места, где она оказалась, одновременно вспоминая, чем, собственно, закончился прошлый день.

Перевернувшись на спину, брюнетка обнаружила себя лежащей на незнакомой кровати. Ощупав себя, она облегченно выдохнула, обнаружив на себе вчерашнюю одежду. Хорошо, значит, вчера ничего страшного не произошло. В памяти всплыло расплывчатое лицо брюнета, а следом недовольный бармен, который отказался продолжать «спаивать» клиентку. «Вот гад». Почему-то недовольно подумалось Марии, пока она пыталась принять сидячее положение. Голова отозвалась новым всплеском боли, и брюнетка обхватила свою голову руками. Но необходимо было встать и добраться до отеля, где остались ее вещи, а еще билет на самолет, до которого тоже предстояло добраться.

Коря себя за желание отправиться в какой-то бар, а не напиться спокойно в номере отеля, чтобы исключить из своей невыполнимой миссии хотя бы один пункт, Мария для начала доползла до двери, за которой, наверно, находился вчерашний незнакомец. «Придется и перед ним извиняться». Сокрушенно подумала она. «Какой благородный. Привез пьяную женщину к себе домой, а не бросил где-то на улице. И ведь не воспользовался моим состоянием. Стыдно-то как».

Брюнет обнаружился за обеденным столом, жующим яичницу и смотрящим новости по телевизору. Обернувшись на звук шаркающей походки – незнакомец даже сапожки с Марии не снял, укладывая на свою кровать – мужчина приветливо улыбнулся. А вот женщина виновато вздохнула. Ей стало очень стыдно, и при других обстоятельствах она бы восхитилась таким благородством, но сейчас ей хотелось провалиться сквозь землю.

- Кофе будешь? – Спросил незнакомец, вставая из-за стола и подходя к кухонному столу, где стояла кофеварка. – Как спалось? – Продолжал непринужденно общаться он. – Может, аспиринчику? – С понимающей улыбкой спросил он.

- Ох. – Только и вымолвила Мария, замерев посреди гостиной. С одной стороны она хотела сейчас уйти и как можно скорее, но с другой – это было бы верхом неблагодарности с ее стороны.

- Присаживайся. – Пригласил француз, ставя на стол чашку с ароматным свежим кофе, а также стакан с водой и упаковкой таблеток. – Я Ренард. – Представился он, возвращаясь на свое место.

- Мария. – Ответно представилась брюнетка, выдавливая из себя улыбку.

- Очень приятно познакомиться, мадемуазель. – Обворожительно улыбнулся Ренард.

- Правда? – Недоверчиво покосилась на него Мария, сомневаясь, что их знакомство такое приятное. – Извини, мне жутко неловко, но могу я воспользоваться твоей ванной?

- Конечно. – Согласно кивнул мужчина и, объяснив, где она находится, вернулся к своему завтраку, словно он каждый день приводит к себе домой нетрезвых незнакомок и такое поведение для него обычное дело.

Брюнетка быстро скрылась за указанной дверью и, закрывшись на защелку, шумно выдохнула, прислонившись к двери. «Черт, вот я попала». Сокрушалась Мария, прикрыв глаза. Подойдя к раковине, женщина посмотрела на свое отражение и едва не отшатнулась в ужасе. С поплывшей косметикой и всклокоченными волосами брюнетке сейчас только непослушных детей пугать. А брюнет еще ей улыбался. Другой бы заикой до конца жизни остался, а этот вел себя непринужденно.

Прокрутив вентиль крана, Мария стала быстро приводить себя в порядок. Из ванной она вышла, только когда убедилась, что все последствия вчерашнего недоразумения были нейтрализованы. Ренард по-прежнему сидел за столом и смотрел новости. Когда женщина вышла из ванной, он повернулся к ней и снова улыбнулся, но теперь уже одобрительно.

- Прости, мне ужасно стыдно. – Как провинившаяся школьница, Мария опустила голову, не решаясь подойти ближе. – Я пойду, пожалуй. Спасибо тебе за все, но мне пора. Я сегодня улетаю в Лондон.

- Так ты британка? – Почему-то обрадовался брюнет, и эта реакция очень удивила женщину, ведь до этого ей встречались французы, исключительно недовольные тем, что она говорит на английском. А этот мужчина почему-то легко говорил с ней на ее родном языке, конечно, с жутким акцентом, но все же губы презрительно не кривил. – Хорошо. Выпей кофе и я отвезу тебя в аэропорт.

- Нет, я не могу. – Замотала головой Мария и поморщилась от новой волны боли. – Слушай, ты, конечно, замечательный и очень милый, но я не могу пользоваться твоей добротой. Понимаешь, я только недавно рассталась с мужчиной. Он, кстати, тоже француз. В общем, я понимаю, но, прости, я не могу.

- Слушай, мы же не все такие плохие, как твой бывший. – Улыбнулся уголками губ Ренард. – Он идиот, если упустил такую девушку. И я не хочу давить на тебя. Поэтому ни о чем большем, чем номер телефона я мечтать не могу. Понимаю, тебе нужно пережить болезненный разрыв. Я готов ждать. Просто не говори сразу «нет», ладно?

- Это было бы верхом неблагодарности после того, что ты сделал для меня. – Криво улыбнулась брюнетка, подняв на мужчину виноватый взгляд.

- Тогда садись за стол и выпей кофе. – Повторил приглашение француз. – А потом я отвезу тебя, куда скажешь.

- Спасибо. – Ответила Мария и, подойдя к столу, уселась на свободный стул, с благодарностью и благоговением беря в руки чашку с ароматным напитком.

Сделав живительный глоток, после которого в голове, наконец, стало проясняться, брюнетка угостилась таблеткой «Аспирина». Когда она закончила с чашкой кофе, головная боль уже отступила, и жизнь снова предстала перед Марией в насыщенных и не раздражающих красках. Ренард терпеливо дождался, когда новая знакомая закончит со своим завтраком, а потом поднялся из-за стола и направился к входной двери.

- Кстати, я не обнаружил твоей верхней одежды. – Сказал он, одевая на себя куртку.

- Наверно, я без нее вышла из отеля. – Проговорила Мария, припоминая, что в расстроенных чувствах ей не были важны такие мелочи. – А моя сумка? – Вспомнила она, не обнаружив поблизости от себя столь необходимого аксессуара всех женщин.

- Она, наверно, осталась в спальне. – Ответил мужчина и направился по указанному направлению. Вскоре он вернулся, действительно, держа в руке небольшую сумочку, принадлежащую брюнетке. Та с благодарностью приняла ее и забросила на плечо. Ренард быстро обулся и, прихватив связку ключей от квартиры и машины, открыл входную дверь, пропуская вперед сначала Марию. – Итак, куда тебя отвезти? – Спросил мужчина, выходя вместе с новой знакомой из здания, где располагалась его квартира.

- Мне сначала нужно в отель. – Ответила брюнетка. – Но, правда, Ренард, ты итак много сделал для меня. Я…

- Нет-нет, не отказывайся. – Остановил ее брюнет, подходя к синему Пежо, припаркованному неподалеку. – Я отвезу тебя в отель, потом с вещами в аэропорт, а ты по дороге оставишь мне номер телефона, и потом позвонишь, когда приземлишься в Лондоне. Я должен убедиться, что ты в целости и сохранности доберешься до места назначения.

Мария улыбнулась на такое проявление заботы и сказала название своего отеля. Прибыв к месту, Ренард остался в холле гостиницы, пока Мария поднималась в свой номер за вещами. Брюнетка зашла в номер и первым делом подошла к кровати и взяла в руку смартфон, чтобы посмотреть, сколько еще звонков и сообщений прислал Франциск. Но аппарат не реагировал на манипуляции своей хозяйки, и женщина поняла, что телефон не выдержал такой активности и разрядился. Решив, что это даже к лучшему, Мария убрала смартфон в сумку и, подхватив свой чемодан, вышла из номера. Спустившись вниз, она сдала на стойке администратора ключ от номера и подошла к новому знакомому, который с готовностью поднялся навстречу, чтобы забрать у брюнетки чемодан. Вместе они покинули отель и, убрав вещи в багажник Пежо, забрались в салон авто. Заведя мотор, Ренард направил свою машину в сторону аэропорта.

- Франц, послушай, ты бы отдохнул немного. – С грустью смотрел на младшего брата Себастьян.

Братья и Кенна сидели в зале ожидания аэропорта, специально выбрав места, чтобы не пропустить ни одного пассажира, который подходил к стойке регистрации, чтобы подтвердить свой вылет. Франциск весь прошлый вечер, ночь и утро колесил по городу, по дороге навещая больницы и отели, но если служащие первых заведений к радости блондина отвечали, что к ним не поступала женщина описанной мужчиной внешности, то администраторы отелей вообще отказывались отвечать, ссылаясь на конфиденциальность. Пару раз Франциск ругался и пытался даже подкупить неразговорчивых администраторов, но те были непреклонны и грозились вызвать полицию, если мужчина не прекратит «хулиганить». Позвонив брату и сообщив о своих неудачных поисках, блондин узнал, когда рейс до Лондона и договорился встретиться в здании аэропорта. Это был последний шанс найти Марию, и Франциск боялся, что и здесь его ждет неудача. Так и не сомкнув глаз, блондин, как мог гнал от себя ужасные мысли, что с любимой случилось что-то ужасное. Кенна, которая сейчас посапывала на плече Баша, смогла уснуть только под утро, а потом, когда уже не было сил всматриваться во всех прохожих, кто хоть отдаленно напоминал подругу, шатенка не заметила, как уснула, устав от переживаний.

- Отдохну, когда Мария объявится. – Ответил Франциск, не сводя со стойки регистрации практически немигающего взгляда. – И когда разберусь с Изабеллой. Эта стерва меня еще не знает. Я ее жизнь в Ад превращу, чтобы она проклинала тот день, когда мы познакомились. Мало ей, что она практически уничтожила меня своим предательством, так она и после разрыва портит мне жизнь. Ну, теперь настал мой черед уничтожить все, что дорого ей. Если из-за этой твари с Марией случилось что-то плохое, я ей сполна «отплачу».

Себастьян вздохнул, прекрасно понимая состояние младшего брата. Изабелла действительно перешла все грани дозволенного. И какого черта она неожиданно снова появилась в жизни блондина, да еще и так не вовремя, еще предстояло выяснить. Вряд ли она прознала о новой возлюбленной Франциска, скорее всего, просто совпадение. И от этого было еще хуже. Баш помнил, с какой самоотдачей младший брат «окунулся» в свои отношения с Изабеллой, забыв обо всем на свете. Тогда Себастьяну хотелось верить, что блондинка делает его брата счастливым. Но именно из-за слепого обожания Франциск не разглядел истинной гнилой натуры своей избранницы. Он даже начал присматривать обручальное кольцо, чтобы сделать возлюбленной предложение руки и сердца. Окрыленный любовью, он строил планы на совместное будущее, и Баш был искренне рад за младшего брата. А потом этот гром среди ясного неба, когда Франциск пришел домой раньше, а там, как в банальном анекдоте, его избранница в постели с любовником. Она даже не стала оправдываться и пыталась убедить блондина, «что он все не так понял». Выпроводив изменницу, Франциск заперся у себя в мастерской, уничтожая все полотна, где была запечатлена Изабелла. Потом он напился до умопомрачения, и если бы не вмешательство Себастьяна, блондин бы самостоятельно не оправился от предательства бывшей возлюбленной. Потом, придя в себя и сумев перевернуть эту неприятную страницу своей жизни, блондина словно подменили. Он стал жестким и, казалось, обозлился на весь женский род. В каждой он видел Изабеллу и подсознательно ожидал предательства. Долгое время Франциск не мог решиться на серьезные отношения, и встреча с Марией стала, как благословение за прошлое. Себастьян видел, с какой любовью и обожанием брюнетка смотрела на его брата. Со стороны могло показаться, что в нем она нашла смысл своей жизни. Баш тогда поговорил с братом, чтобы узнать о его намерениях относительно англичанки. Но в сердце Франциска еще было живо предательство прошлой пассии, потому он не торопился отвечать на чувства новой возлюбленной. И вот теперь, когда с таким трудом блондин снова решил открыться новой любви, ужасное прошлое напомнило о себе.

- Обязательно позвони, как доберешься, ладно? – Проводив Марию до стойки регистрации, Ренард встал рядом с новой знакомой, вручая ей чемодан.

- Ладно. – Рассмеялась брюнетка и, наклонившись, нежно поцеловала мужчину в щеку. – Еще раз спасибо тебе за…

- Мария.


========== Глава 9 ==========


Мария медленно повернула голову на оклик и увидела, как к ней подбегает Франциск. Не успев ничего понять, она оказалась в его крепких объятиях. За его спиной маячили Себастьян и Кенна, которые облегченно улыбались, видя, что с их подругой все хорошо.

- Господи, ты в порядке. – Радостно выдохнул Франциск, прижимая любимую к своей груди и с наслаждением вдыхая запах ее волос. – Я так волновался. Столько всего передумал.

- Неужели? – Злость снова проснулась в Марии, и она с огромным трудом вырвалась из объятий. – А мне вот показалось, что ты не скучал без меня.

Ренард, все еще стоящий рядом, с ревнивым прищуром смотрел на соперника, поняв, что именно блондин стал «причиной» вчерашней пьянки его новой знакомой. Пока он решил не встревать в выяснения отношений, предоставив брюнетке самой «разобраться» с бывшим возлюбленным.

- Мария, послушай, все не так, как ты подумала. – Принялся объяснять Франциск, снова предпринимая попытку обнять любимую, но Мария, зная, как нее действуют его ласки, отпрянула назад, с болью смотря на некогда самого любимого и близкого человека. – Я сам не знаю, как Изабелла оказалась в моей квартире.

- Ах, эта та самая Изабелла? – Еще больше вспыхнула Мария. – Та, что предала тебя. И теперь ты предал меня с ней.

- Да нет же. – Воскликнул блондин.

- Послушайте. – Подошел к ним Себастьян. – Извините, что прерываю, но это не то место для выяснений отношений.

Мария с Франциском оглянулись и только сейчас заметили, что вокруг них образовалась толпа зевак вместе с работниками аэропорта, которым ссора возлюбленных показалась очень интересной, что они оставили свои занятия и сосредоточенно смотрели на молодых людей. Блондин был вынужден согласиться с братом и, схватив любимую за руку, потащил ее за собой в сторону, где зрителей не было. Себастьян и Кенна, подхватив вещи подруги, направились за ними, но так, чтобы не мешать влюбленным объясняться. Ренард, тяжело вздохнув, направился к выходу из здания. Если Мария все же не простит бывшего возлюбленного, она сама свяжется с брюнетом, а если наоборот, то ему оставалось только пожелать новой знакомой счастья.

- Дай мне объяснить, пожалуйста. – Умоляюще попросил Франциск, вставая напротив Марии.

- Мне не нужны твои жалкие оправдания, Франциск. – Пыталась сдержать новый поток слез брюнетка. – Я все видела своими глазами.

- Для меня ее приход был не меньшим шоком, чем для тебя. – Попытался взять ее за руки мужчина, но она отпрянула от него. – Я клянусь тебе, милая, между мной и Изабеллой уже давно ничего нет. – Вздохнул блондин, с нежностью смотря на возлюбленную. – Я понятия не имею, как она проникла ко мне в квартиру, но, клянусь тебе, я пришел домой после работы и, обнаружив ее, тут же выгнал. И я понятия не имел, что ты побывала у меня раньше. Выпроводив Изабеллу, я тут же набрал тебя, но ты не брала трубку и не отвечала на сообщения. Я даже представить себе не мог, почему ты не реагировала. Я думал, что ты занята в своем магазине. Потом я позвонил Башу, чтобы узнать номер Кенны, но брат сказал, что вы уже прилетели, и я понял, что ты пришла раньше, без предупреждения. Господи, милая, я места себе не находил. Ты не брала трубку. Даже, когда Кен тебе звонила. Мы подумали, что с тобой что-то страшное случилось. Я исколесил на машине Баша весь Париж, тебя выискивая. Я штурмовал больницы и отели, но нигде тебя не находил. Потом я попросил Баша узнать, когда ближайший рейс до Лондона, подумав, что если ты в норме, то решишь вернуться домой. Любимая, я думал, что не переживу этот день, если и здесь тебя не найду.

Выговорившись, Франциск выдохнул и опустил голову, устало прислонившись плечом к стене. Только сейчас, когда он увидел, что с возлюбленной все в порядке, она жива и здорова, на него накатила вся усталость за почти сутки, проведенные в напряжении. Мария, услышав последнее обращение, удивленно распахнула глаза. Неужели она наконец услышала подтверждение своих чувств? Блондин говорил так уверенно, объясняя появление бывшей пассии, и его глаза лучились такой нежностью, что Мария поверила ему и подошла ближе. Заглянув в лицо мужчины, она увидела, что проведенные несколько часов оставили на нем свой отпечаток. Его глаза потускнели, и под ними залегли круги, свидетельствующие о бессонной ночи.

- Если ты опять врешь, я…

- Я люблю тебя. – Выдохнул Франциск, и сердце Марии забилось с удвоенной силой. – Прости, что не говорил этого раньше. Но я так боялся снова полюбить. Господи, Мэри, ты представить себе не можешь, через что я прошел. Изабелла растоптала меня. Даже дважды. Но я ей отомщу. Тогда я вычеркнул ее из своей жизни, но теперь, после того, что она сделала, я сам ее уничтожу. – Пообещал он, с ненавистью сжимая кулаки.

- К черту ее. – Улыбнулась брюнетка, беря его лицо в свои ладони и прижимаясь своим лбом к его лбу. – Не будем тратить на нее свое время. Она того не стоит.

- Не стоит. – Повторил за ней мужчина, обнимая ее за талию и, наклонив голову, нашел ее губы своими губами, сливаясь в таком долгожданном и страстном поцелуе.

Мария обхватила его шею руками, с готовностью отвечая на его ласку и снова попадая в такой желанный плен любимых рук и губ. С упоением целуясь, влюбленные не увидели, как из-за угла выглянули Себастьян и Кенна, чтобы узнать, помирились друзья или нет. Убедившись, что у них снова полное взаимопонимание, Баша с Кен обнялись и тоже поцеловались.


- А что за тип был с тобой? – Спросил Франциск, заходя следом за Марией к себе в квартиру.

Разойдясь по парам, четверка друзей решила немного отдохнуть, чтобы восполнить силы, а завтра встретиться за обедом и поделиться между собой произошедшим накануне. К тому же подруги готовились к тому, чтобы окончательно перебраться из Лондона в Париж, и хотели узнать на этот счет мнение своих возлюбленных.

- Просто знакомый. – Неопределенно повела плечом брюнетка. Она, конечно, ожидала этого ревнивого вопроса, но очень надеялась, что любимый сделает вид, что не заметил случайного ухажера женщины. Хотя и надежды на это было все же мало.

- И что за знакомый? – Встал перед ней мужчина, давая понять, что ей от ответа не отвертеться. – Я вот оправдался перед тобой, хотя ни в чем не был виноват, а может, это ты должна извиниться?

- Франциск, я ни в чем не виновата перед тобой. – Вспыхнули праведным гневом глаза Марии. – Я и спала-то даже в обуви. В смысле… - Поняв, что проговорилась, брюнетка виновато посмотрела в голубые глаза возлюбленного. – Застав твою Изабеллу здесь, я решила уехать, но перед этим сняла номер в отеле, чтобы дождаться рейса. Ты стал названивать, я не хотела говорить, считая тебя обманщиком, который предал меня. Билет, что я купила, был на рейс следующего дня, поэтому я отправилась в бар, чтобы банально напиться с горя. Телефон я оставила в номере, потому не слушала и когда Кен звонила. В общем, я никогда не пила ничего, крепче вина, потому с виски меня быстро разнесло. Ко мне подошел Ренард, видимо, решил познакомиться с одинокой и нетрезвой девушкой, как это бывает. В общем, он вызвался подвести меня до дома, дальше я ничего не помню, наверно, отрубилась. Проснулась я в его кровати, с головной болью и полностью одетая, даже в обуви, как я сказала. Ренард оказался настоящим джентльменом, несмотря на то, что француз.

- Это почему, если француз, так не может быть джентльменом? – Оскорбился Франциск.

- Да нет, это я… - Улыбнулась Мария, заметив, что это единственное, что его задело. А то, что возлюбленная напилась и могла натворить глупостей, даже не осознавая этого, почему-то не так его расстроило. Впрочем, может, узнав, что все закончилось благополучно, и любимой, действительно, повезло со случайным знакомым, его немного успокоило. – В общем, он меня даже кофе напоил и «Аспиринкой» угостил, чтобы я в себя пришла. Потом подвез до отеля, чтобы я забрала вещи, та я, кстати, заметила, что мой телефон разрядился, потому я не видела, что Кен тоже мне звонила. Я была уверена, что она счастливо проводит время с Башем и мешать не хотела. Потом с вещами Ренард привез меня в аэропорт. Он хороший. – Вздохнула брюнетка, заканчивая рассказ. – Не знаю, чтобы со мной было, если бы он не помог мне. А я с ним даже не попрощалась.

- Я уверен, что он понял, что здесь ему ничего не светит. – Спокойно ответил Франциск, пренебрежительно скривившись.

- Ты не прав. – С сожалением вздохнула Мария. – Ренард поступил благородно, ничего не требуя за свою доброту. А ведь мог бросить где-нибудь и забыть. И неизвестно, нашли бы вы меня. Может, кто-то другой бы нашел. И отнюдь не с благими намерениями.

- Не будем драматизировать. – Поежился блондин, действительно, испугавшись, что с возлюбленной могло случиться что-то страшное. И вина была бы на нем. – Прости за то, что тебе пришлось пережить. Обещаю, Изабелла ответит за все, что сделала.

- Я думала, что мы договорились, что она не стоит нашего времени. – Напомнила женщина.

- Мэри, я не могу ей такого спустить, чтобы она дальше спокойно жила и радовалась. – Прищурил зло глаза Франциск. – Изабелла перешла все грани дозволенного. Я уже однажды «отпустил» ее, не став наказывать. Она вернулась и второй раз попыталась сломать мне жизнь. Мы снова простим, она вернется и в третий раз. Нет, ее нужно остановить.

- Но месть не выход. – Взмолилась Мария и, протянув руку, нежно коснулась его щеки ладонью.

- Есть вещи, которые нельзя просто забыть и простить. – Безжалостно ответил блондин. – Прости, милая, но я этого ей не спущу. И пока она живет и радуется, я не буду счастлив. Я уничтожу ее. Отниму все, что ей дорого, и вот когда она будет растоптана, как я когда-то, тогда я буду считать, что отомщен. Ты права: неизвестно, чтобы с тобой было, если бы тебе встретился не такой, как Ренард. И виновата Изабелла. Из-за ее возвращения ты убежала, обозлилась на меня, не зная, что я вообще не был в курсе, кто в моей квартире. Все могло закончиться очень печально. А эта тварь жила бы дальше и упивалась тем, что в очередной раз «убила» меня. И это ты предлагаешь мне просто простить и забыть? – Процедил он сквозь зубы. – Ты понимаешь, о чем просишь, Мария?

- Я просто не хочу, чтобы ты дал ей выиграть, став жестоким и мстительным. – Вздохнула брюнетка. – Таким, как она.

- Дать ей выиграть – это в очередной раз простить. – Парировал мужчина, отходя в сторону. – И ждать, когда она снова явиться, чтобы напомнить о себе. Или ты, правда, надеешься, что она больше не появится в нашей жизни? Ты ошибаешься, Мэри. Такие, как Изабелла, не могут успокоиться, пока другие счастливы. И я больше не позволю ей вернуться в мою жизнь. В нашу жизнь, милая. Я покончу с ней раз и навсегда.

Мария только вздохнула, поняв, что любимого ей не переубедить. Он настроен более чем решительно расправиться со своей бывшей подружкой. Брюнетка только надеялась, что эта жажда мести не навредит самому мужчине. Будучи натурой доброй и отходчивой, Мария не признавала злость и насилие. Да, Изабелла без сомнения поступила ужасно, но какой бы она не была жестокой, брюнетка не желала ей такой ужасной мести, жаждой которой сейчас пылали голубые глаза ее избранника. И главное было не позволить, чтобы эта жажда поглотила Франциска, сделав ее смыслом его жизни. Мария надеялась, что у нее получится удержать возлюбленного, чтобы он не погряз в своей ненависти к бывшей, а попытался жить дальше счастливо ей назло.


========== Глава 10 ==========


Обед у друзей прошел в апартаментах Себастьяна, который и приготовил угощения. Кенна в лицах рассказывала, как она вместе с мужчинами искала пропавшую подругу. Мария при этом виновато краснела, прося прощение за то, что заставила поволноваться за нее. Шатенка для успокоения совести пару раз обвинила подругу в том, что та сразу не сказала, что не обнаружила Франциска дома, но в основном Кенна была рада, что с брюнеткой не произошло ничего плохого. И, конечно, она мысленно благодарила Ренарда за то, что тот оказался там, где был нужен и позаботился о Марии, которой была необходима помощь. Закончив тему с приключениями Марии, подруги поделились со своими возлюбленными новостью, что магазин в Лондоне может прекрасно функционировать и без постоянного надсмотра со стороны женщин, и они вполне готовы начать строить свою жизнь в Париже. Конечно, иногда придется наведываться на Родину, чтобы решить некоторые бумажные проблемы, но когда все сложится в Париже, магазин в Лондоне можно будет закрыть, а бизнес продать. Себастьян, узнав, что подруги надумали открывать магазин в Париже, очень обрадовался и пообещал помочь женщинам в их начинаниях. Теперь было необходимо заняться освоением местного языка, и именно этим подруги обещали заняться в самое ближайшее время. И пока подруги между собой договаривались, когда и куда им записаться на языковые курсы, Баш поднялся со своего места и ушел на кухню, чтобы заняться приготовлением чая. Этим воспользовался Франциск, решив поговорить с братом наедине.

- Баш, мне нужна твоя помощь. – Сказал блондин, переходя на французский язык.

Братья всегда наедине общались на родном языке, и не всегда, потому что хотели что-то утаить от своих возлюбленных, а потому что так было привычнее. Правда, в данный момент был именно первый вариант. Себастьян тоже это понял и повернулся к брату, оставив воду в чайнике закипать.

- Знаю я, о чем ты хочешь меня попросить. – Вздохнул он, как и Мария не поддерживая идею Франциска мести своей бывшей пассии. – Франц, послушай, Изабелла, конечно, не права и та еще гадина, но, брат, не позволяй ей и дальше манипулировать собой. Эта жажда мести, что тебя переполняет, тоже своего рода зависимость. Будь выше этого. Просто будь счастлив с Марией. А Изабелла пусть подавиться своей желчью, видя, как ты счастлив, что бы она не предпринимала.

- Я просил помощи, а не советов и нравоучений. – Разозлился блондин, предупредительно сужая глаза. – И я вчера от Марии целую речь выслушал, что всех надо прощать и забывать все обиды. И тебе я скажу тоже, что и ей: такие поступки, что совершила эта дрянь, нельзя простить. Я уже однажды простил и забыл. Захотел снова быть счастливым, но эта гадина, как почувствовала, что я готов жить дальше, и снова объявилась, чтобы опять попытаться уничтожить меня. Она и дальше будет появляться снова и снова, не давая мне жить спокойно. Я должен ее остановить.

- Хорошо. – Ответил Себастьян, облокачиваясь о стол бедром. – Ты ей отомстишь, она отомстит в ответ. Потом ты отомстишь ей за то, что она отомстила и так по кругу. Ты сам разрушишь все, что с таким трудом строил. И вместо того, чтобы жить дальше, быть с Марией, которая по-настоящему любит тебя и от всего отказалась ради тебя, ты будешь зациклен на своей ненависти к бывшей. Думаешь, это сделает ее счастливой? Или она будет ждать, когда ты насытишься своей местью?

- Не будет никакого круга. – Усмехнулся Франциск. – Я уничтожу Изабеллу, чтобы она уже никогда не навредила ни мне, ни Марии. Это удача, что с ней ничего не случилось, но я передумал уже столько разных ужасов, пока искал ее, что думал, поседею и инфаркт заработаю. Я даже думал, чтобы искать ее в морге, понимаешь? Вот что сделала Изабелла. И я ей не прощу, того что произошло. Короче, Баш, ты поможешь или нет?

- Помогу. – «Сдался» шатен. И пусть он был против этой вендетты, но в одиночку младший брат мог натворить глупостей и ужасных поступков, которые окончательно растоптали бы его. А, участвуя в этом «мероприятии», Баш хотя бы мог контролировать своего младшего брата. К тому же, он просто по-родственному не мог оставить блондина. Как и в тот раз, когда Изабелла в первый раз появилась.

- Отлично. – Обрадовался Франциск. – Мне нужно знать, чем дышит эта тварь, чтобы этого воздуха ее лишить.

- Но я именно помогу, слышишь? Ты ничего не делаешь сам. Мы вместе продумаем план твоей вендетты. И расправимся с Изабеллой быстро и окончательно. И ты больше даже не подумаешь, чтобы это продолжать. Пообещай мне, что когда Изабелла получит по заслугам, ты сосредоточишься на своих отношениях с Марией и забудешь о бывшей.

- Обещаю. – Согласно кивнул блондин. – Спасибо, брат. Я всегда знаю, что могу на тебя рассчитывать. Пойми, я просто не могу быть счастливым, пока эта тварь…

- Хорошо. – Ответил Себастьян, ободряюще кладя ладонь на плечо Франциска. – Может, ты и прав, и Изабелла не успокоиться, пока ее не остановить. И, знаешь, вернись к написанию картин. Уверен, Мария только этого и ждет. Все-таки ты обещал ей портрет.

Франциск снова кивнул, и Баш расплылся в довольной улыбке. Потом братья разлили по чашкам чай и, разложив по тарелочкам пирожные, вернулись за стол к своим избранницам. О своих планах мести мужчины благоразумно не стали рассказывать, чтобы не расстраивать подруг.


Распрощавшись с Себастьяном и Кенной под вечер, Франциск с Марией направились в квартиру к блондину, который к тому времени все же сменил дверной замок, чтобы избежать «нежелательных» гостей. Франциск так и не выяснил, как Изабелла попала к нему в квартиру, но больше склонялся к предположению, что бывшая подружка просто сделала дубликат ключей, прежде чем вернуть их хозяину. Значит, уже тогда, расставаясь с возлюбленным, Изабелла не планировала оставить в покое мужчину, и это злило и заставляло того ненавидеть блондинку еще больше.

А сейчас, гуляя по вечерним улицам Парижа, Мария счастливо улыбалась, держа за руку своего возлюбленного. Франциск специально не стал вызывать такси, чтобы насладиться прогулкой с избранницей. Идея свернуть с намеченного пути пришла к нему неожиданно. Брюнетка еще не очень ориентировалась в незнакомом городе, а потому не поняла, что они уже не направляются домой к мужчине. Франциск привел ее к какому-то обшарпанному зданию с кованными черными выездными воротами, в которых угадывалась дверь.

- И где мы? – Удивленно спросила Мария, осматриваясь в незнакомом месте.

- Идем, я все покажу тебе. – Ответил блондин и, достав из кармана связку ключей, вставил один из них в замочную скважину в двери.

Повинуясь его жесту, дверь открылась, и мужчина пропустил избранницу внутрь. Брюнетка попала в просторное помещение, похожее толи на гараж, толи на ангар. Было темно, но когда Франциск нажал на выключатель у входа, на потолке зажглись лампы, помещенные в специальные квадратные выемки, и в помещении стало даже слишком светло. От неожиданно зажмурившись, Мария не сразу привыкла к такой перемене освещения. Но когда ее глаза смогли адаптироваться, она ахнула от восхищения, проходя внутрь помещения. Это была мастерская художника. Брюнетка поняла это по нескольким полотнам, прислоненным к стене помещения, по мольбертам и столу с палитрами и тюбиками красок с множеством разных кистей. Из мебели здесь находился сложенный мягкий диван с пледом и парой подушек, а также пара стульев.

Осматриваясь вокруг, Мария была счастлива, что возлюбленный, наконец, решился показать ей свою «святыню». Она сразу подошла к уже готовым полотнам разного размера и принялась их изучать. И не уставала восхищенно вздыхать, потому что картины были по-настоящему прекрасны. Здесь были чарующие пейзажи, реалистичные натюрморты и виды на вечерний и утренний Париж. Было место здесь и портретам разных людей, судя по всему случайных прохожих, что встречал блондин в разных местах города. Теперь Мария смогла воочию оценить, какой талантливый у нее избранник.

Франциск, все это время стоящий у входа, чтобы не мешать любимой осматривать его мастерскую, довольно улыбнулся, что смог произвести на женщину должное впечатление. Медленно подойдя со спины, он обнял ее за пояс и ласково обхватил мочку уха губами. По спине Марии пробежали уже забытые мурашки от его ласки.

- Я хочу тебя написать. – Прошептал блондин, крепче прижимая ее к своей груди. – Прямо сейчас.

Мария счастливо улыбнулась и согласно кивнула. Она была даже готова часами сидеть без движения, радуясь, что смогла снова вернуть любимого и побудить его снова взяться за кисть. Поцеловав ее в плечо, Франциск выпустил ее из объятий и, взяв за руку, подвел к дивану. Остановившись перед ним, брюнетка позволила снять с себя пальто и предстала перед любимым в легком летнем серебристом платье до колен. Мужчина помог ей устроиться на диване, и Мария, облокотившись о его спинку, поджала под себя ноги, предварительно скинув сапожки, положила одну руку на подлокотник дивана, а вторую оставила покоиться на своем бедре. Франциск отошел в сторону, оценивая принятую любимой позу, как в апартаментах братьев в Швейцарии. Брюнетка терпеливо ожидала его решения, с обожанием смотря на мужчину. Оставшись довольным, блондин метнулся к одному из мольбертов, что стояли рядом с уже законченными картинами. Взяв один из них, он поставил его у стола с красками и закрепил «спину» специальным шурупчиком. Потом достал из-под стола чистое полотно и водрузил его на мольберт. Мария смотрела на него, как на фокусника, который сейчас будет вершить великое волшебство, и оттого она жадно ловила каждый его жест, боясь упустить хоть что-то из поля своего зрения. Франциск взял со стола невысокий стаканчик, весь в размывах красок, и подошел к небольшому умывальнику сбоку. Наполнив стаканчик водой, мужчина вернулся к столу и выдавил на палитру несколько оттенков красок из тюбиков. Выбрав подходящую для начала рисования кисть, блондин смочил ее в стаканчике и посмотрел на Марию, решая с какого штриха начать. Потом решительно перевернул полотно, кладя его поперек мольберта. Еще раз глянув на брюнетку, Франциск взял в одну руку палитру, а в другую кисть. Брюнетка едва не дышала, ожидая, когда же начнется чудо, но мужчина не торопился. Он смотрел на белое полотно, не решаясь нанести на него другие цвета. Мария понимала, что он борется с собой, все же он очень долго не брался за работу, и сейчас он заново переживал все потрясения, которые лишили его возможности творить. Словно прося у нее помощи, блондин посмотрел в ее глаза. Женщина ободряюще улыбнулась, стараясь вложить в свой взгляд всю любовь и нежность. Решительно выдохнув, Франциск окунул щетину кисти в краску бежевого цвета и нанес первый штрих на белое полотно. И только сам мужчина знал, как тяжело дался ему этот простой жест. Сцепив зубы, он принялся водить кистью по полотну, изредка обновляя краску и смачивая кисть в воде. Но подзабытая радость от любимого занятия вскоре охватила блондина. Сверяясь с «оригиналом», мужчина двигал кистью все увереннее. Вскоре на полотне стало угадываться овал лица, а потом разрез глаз. Мария мысленно ликовала, смотря, как возлюбленный работает, словно и не было тех двух лет перерыва в творчестве. Теперь она по-настоящему увидела мужчину таким, какой он есть на самом деле. Она даже старалась не замечать, как ее тело затекло от долгого положения без движения. Ей не хотелось «спугнуть» любимого. Франциск, казалось, тоже забыл и о времени, и обо всем остальном. Для него это сродни вдохнуть полной грудью воздух, вынырнув из воды после долгого задерживания дыхания. И он был, как никогда благодарен Марии, что именно она вновь научила его «дышать».


========== Глава 11 ==========


Так ведут себя дети, которым после продолжительного времени, наконец, разрешили снова поесть сладостей. Так и Франциск, снова взявшись за кисть, уже не мог остановиться. Днем он с явной неохотой ходил на работу, но если раньше реставрация старых полотен своих «коллег» еще нравилась ему, то сейчас он каждый раз заставлял себя взяться за уборку погрешностей, что нанесло время на великие произведения искусства. По вечерам мужчина скрывался в своей мастерской, с удовольствием погружаясь в свои собственные работы. И все чаще он ловил себя на мысли, чтобы окончательно уволиться из Лувра и посвятить всего себя творчеству.

Мария, конечно, радовалась, ведь любимый практически ожил. Она воочию наблюдала, как преображается Франциск, стоит ему взять кисть в руку. Но, как всякий творческий человек, блондин полностью погружался в свои картины, и брюнетка стала замечать, что она ему нужна только для написания ее портрета. Каждый вечер они приходили в мастерскую, – днем Мария с Кенной ходили на курсы изучения французского языка, пока их возлюбленные были на работе – блондин вставал у мольберта, а женщина покорно присаживалась на диван и принимала нужную позу. Как бы Мария не была рада за то, что возлюбленный вернулся в привычную для себя среду и забыл, как она считала, о своей бывшей пассии, но Франциск в пылу работы напрочь забывал обо всем. И даже не обращал внимания, с какими мученскими гримасами брюнетка поднималась с дивана, ведь мышцы после нескольких часов без движения отказывались снова нормально функционировать. Мария только надеялась, что блондин, так много времени проводя за написанием ее портрета, быстрее с ним закончит.

Но Мария наивно полагала, что Франциск забыл об Изабелле. Даже если днем и вечером он был занят, но он с нетерпением ожидал, когда Себастьян выполнит свою часть уговора. Баш должен был «изучить» всю жизнь бывшей пассии брата, чтобы, как выразился блондин, «уничтожить» ее раз и навсегда. И Себастьян скрупулёзно выполнял свою часть уговора, взяв с младшего брата слово, что он сам не начнет действовать первым и даст возможность шатену тщательно продумать план мести. Башу пришлось «подключить» почти все свои связи, чтобы узнать, где Изабелла живет, с кем дружит и кто ей дорог, а так же как она зарабатывает себе на жизнь. Франциск не торопил брата, понимая, что тому нужно «изучить» блондинки со всех сторон, но все же Себастьян понимал, что долго младший брат ждать не будет, и излишняя задержка будет воспринята им, как отказ в содействии. Баш надеялся, что снова взявшись за кисть, блондин захочет жить дальше, не оглядываясь на прошлое, но его чаяния не оправдались. Он и не представлял, что Изабелла настолько «глубоко» проникнет в душу своего бывшего избранника, что его вендетта станет его смыслом жизни, по-прежнему отодвигая на второй план его любовь к творчеству. И даже присутствие рядом Марии не могло полностью удовлетворить Франциска. Наверно, как он и утверждал, только полное «уничтожение» бывшей пассии принесет блондину то желанное счастье, о котором он мечтает.

- Как я тебе и предлагал до этого, я могу сделать тебя со-акционером нашей фирмы, чтобы ты не думал о деньгах и получал стабильный постоянный доход. – Ответил Себастьян, когда Франциск рассказал ему о том, что собрался окончательно уволиться из музея. – В конце концов, эта фирма и твое наследие тоже. А ты, не думая, как заработать себе на хлеб, сможешь полностью окунуться в свой талант. Снова будешь выставляться. Ты знаешь, я всегда хотел, чтобы ничего не отвлекало моего гениального брата от творчества. Позволь мне взять на себя все организационные вопросы, а ты…

- Ты уже взял на себя одну организационную работу. – Неожиданно разозлился Франциск, с вызовом смотря на старшего брата. – И я не понимаю, почему эта тварь еще спокойно дышит.

- Франц, не все так просто… - Вздохнул Баш.

- Да нет, брат, все проще некуда. – Огрызнулся блондин. – Уже давно можно было выяснить все о человеке, но ты, видимо, думаешь, что я передумаю, если ты будешь тянуть время. Спешу тебя разочаровать: я не откажусь, и если ты мне не поможешь, я расправлюсь с ней сам.

- Ты обещал. – Напомнил брат.

- Ты тоже обещал. – Парировал Франциск. – Поэтому прекрати оттягивать неизбежное. Я жду от тебя план действий в самое ближайшее время, иначе я буду действовать один.

- Хорошо. Видимо, Изабелла имеет над тобой слишком большую власть до сих пор, раз ты сам не хочешь ее отпустить.

- Ты понятия не имеешь, что говоришь. – Прошипел блондин, предупредительно прищуривая глаза. – Эта тварь слишком много боли мне причинила, чтобы я просто так ей спустил ее поступки с рук. Дело не во власти, а в чувстве морального самоудовлетворения. Пока эта тварь где-то живет и радуется, после того, как почти не сломала мне дважды жизнь, я не могу успокоиться. Я не жду, что ты и Мария это поймете. Но просто не мешайте и не пытайтесь отговорить. Это бесполезно. Я не откажусь от своего плана мести.

- Надеюсь, что именно Мария не в курсе, что ты все еще лелеешь свою вендетту? Не думаю, что она в восторге продолжать «делить» тебя с твоей бывшей.

- Конечно, она не знает. – Отмахнулся Франциск. – Она, так же, как и ты, считает, что я должен «простить и отпустить». Но я, как вспомню, с каким трудом я пережил тот день, ища Марию по всему Парижу, боясь ее никогда не найти в здравии, просто не могу простить Изабеллу. Вы слишком многое от меня требуете. Так что, Баш, прекрати тянуть время и дай мне такую желанную месть. – Закончил он фразу, снова обвинительно смотря на старшего брата.

- Хорошо. – Вздохнул Себастьян, окончательно убедившись, что блондин не откажется от своей вендетты. – Потерпи еще пару дней. Обещаю, скоро ты сможешь отомстить. И на этом все. Ты обещал. После Изабеллы тебя должен интересовать только твой талант и Мария.

- Да, я тоже не забуду о своем обещании, когда ты выполнишь свое. – Довольно улыбнулся Франциск. – Как только мы разберемся с этой тварью, я согласен стать со-акционером нашей фирмы, буду творить и выставляться, и женюсь на Марии.

- О, это приятный бонус. – Тоже улыбнулся Баш. – Кстати, ты уже закончил ее портрет?

- Почти. Как раз к реализации нашего плана закончу. – С намеком ответил блондин.

- Да понял я. – Поморщился, как от зубной боли, Себастьян. – Надеюсь, после всего Мария еще тебя дождется. – Добавил он тихо, когда младший брат покинул пределы его офиса.


Вечером, когда Мария уже мысленно готовилась к своей тяжелой участи натурщицы, Франциск, к ее величайшему удивлению, не стал заходить в помещение мастерской, а, ведя любимую за руку, направился в сторону. Там, обогнув здание, блондин подошел к лестничному пролету, ведущему на крышу. Все еще держа возлюбленную за руку, мужчина стал подниматься по чугунным ступенькам. Радуясь, что сегодня мучения ее, судя по всему, не ожидают, Мария со счастливой улыбкой поднималась следом, держась другой рукой за перила.

- Господи, Франц, здесь так красиво. – Восхищенно выдохнула брюнетка, когда влюбленные поднялись на крышу.

Перед Марией открылся просто поразительный вид на вечерний, горящий огнями, Париж. Отсюда было видно даже Эйфелеву башню, переливающуюся огнями. Неосознанно женщина подумала, что именно из такого открывшего вида, можно сотворить самую красивую картину.

- Хочу отблагодарить свою «музу». – Улыбнулся Франциск, подходя к любимой сзади и обнимая ее за пояс. Нежно поцеловав ее за ушко, блондин положил подбородок на ее плечо и тоже посмотрел на открывшийся вид. – Я люблю иногда сюда приходить именно вечером или ночью.

- Почему ты не перенесешь этот вид на полотно? – Спросила брюнетка, облокотившись спиной о грудь возлюбленного и накрывая его руки своими ладонями.

- Не знаю. – Честно признался мужчина. – Наверно, перенеся его на полотно, я словно поставлю «галочку», и это место перестанет так вдохновлять или умиротворять. Оно станет «изведанным» и уже не будет так мне нравиться. Но сюда я часто приходил именно в поисках вдохновения или чтобы над чем-то подумать.

- Я рада, что ты поделился этим со мной. – Улыбнулась Мария, поворачивая голову и смотря на любимого. – Это важно для меня.

- Я готов разделить с тобой жизнь. – Неожиданно даже для самого себя ответил Франциск, смотря брюнетку. – Ты согласна?

- Ты делаешь мне предложение? – На всякий случай уточнила женщина, не веря своим ушам.

- Да. – Уверенно ответил блондин.

Мария ответила не сразу. Она была несказанно шокирована таким неожиданным откровением. И были еще сомнения. Пусть они жили вместе, как семья, а ночи были наполнены страстью и нежностью, брюнетка не была уверена, что у возлюбленного относительно нее самые серьезные намерения. Даже когда Кенна делилась с ней своими планами об открытии магазина в Париже и закрытии бизнеса в Лондоне, Мария просила подругу не торопиться. Она и сама не заметила, как поменялась с шатенкой местами. Ведь не так давно именно Кенна не хотела прощаться со своей жизнью в Лондоне, а теперь и не помышляла о том, чтобы хотя бы ненадолго вернуться туда. Подруга была счастлива здесь в Париже, рядом с избранником, и не хотела разлучаться. Но если Баш активно делился с любимой своими грандиозными планами на совместное будущее, отчего и Кенна не хотела возвращаться к прошлой жизни, то Мария так и не слышала от своего любимого каких-то намеков на будущее. Франциск либо так и не был уверен, что брюнетка будет с ним всегда и не обманет его, как сделала бывшая пассия, либо он и сам не любил смотреть далеко вперед. И вот сейчас, когда прозвучало долгожданное предложение, Мария просто растерялась.

- Ты уверен? – Переспросила она, смотря в глубину его глаз.

- Я точно знаю, что не хочу тебя отпускать. – Пояснил свое решение Франциск, ласково улыбаясь. – Хочу, чтобы ты всегда была со мной. Хочу любить тебя и наслаждаться той любовью, что ты даришь мне. Благодаря тебе, я снова пишу. Мир вокруг меня снова обрел краски. Ты моя муза, Мария, мое вдохновение. Скажи «да», и обещаю, мы будем, как никогда счастливы.

- Да. – Как зачарованная, повторила Мария, не смея противиться его влиянию.

- Спасибо. – Прошептал блондин и поцеловал свою избранницу.

Влюбленные с упоением наслаждались своим единением, стоя перед огнями города, и счастливее их сейчас, пожалуй, не было никого на свете. Потом, сидя в крепких объятиях возлюбленного, Мария наблюдала, как встает солнце над ночным Парижем, и тогда он ей стал роднее Лондона. Брюнетка решила согласиться на увещевания подруги, чтобы отказаться от бывшей жизни ради прекрасного будущего с любимым мужчиной. В любимых голубых глазах Мария видела отражение своего счастья. А ведь больше ничего и не нужно. Для нее жизнь тоже обрела краски.