КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415270 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153498
Пользователей - 94597

Впечатления

Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Сваха. Фиктивный брак (fb2)

- Сваха. Фиктивный брак 306 Кб, 78с. (скачать fb2) - Наталья Королькова

Настройки текста:



Наталья Королькова Сваха. Фиктивный брак

Карина.


— Добрый день. — Поприветствовала нас Изольда Карловна. Я, Арина и Вениамин, как и в прошлый раз, стояли посреди зала, ожидая свою очередную экзаменационную пару. То, что в этот раз будет сложнее соединить две половинки воедино, никто из нас не сомневался.

Как я себя не успокаивала, коленки у меня все равно дрожали, а тело лихорадило, надеюсь, что не очень заметно. Я никогда прежде так не нервничала. Хотя чему я удивляюсь? Я впервые сдаю выпускные экзамены, и сдать мне их хочется на отлично, только вот одного моего желания мало, мне бы еще удачи и чуточку везения. С первой парой у меня получилось не все так гладко как хотелось бы. Значит на этот раз я должна постараться и выложиться по полной, для того чтобы получить наивысший бал.

— Итак, дорогие мои студенты, мы переходим ко второму экзамену, — громогласный голос Изольды Карловны, отражался от стен, и казалось, звучал отовсюду. — В прошлый раз вы определились с планетами, которые теперь закреплены за вами.

"Мне "посчастливилось" выбрать одну из самых сложных планет. Почему? Почему мне досталась курирование Земли? Почему именно эта планета? Почему мне так не везет? И почему нельзя поменять ее на какую-нибудь другую? Изольде Карловне об этом лучше не заикаться, по крайней мере сейчас, иначе экзамены я не сдам и о дипломе можно забыть".

— Выпускники, в этот раз, задание будет чуточку сложнее. — Изольда пробежалась по всем нам взглядом. — Пару, которую вы в этот раз должны соединить, мы для каждого из вас уже определили.

В очередной раз глядя на нас, директриса выдержала продолжительную паузу, не иначе для того чтобы мы прониклись моментом. Только вот мы этим моментом уже прониклись, причем сразу же, как только переступили порог этого зала.

— Пары в этот раз непростые. Для каждого из вас мы подобрали закоренелых холостяков, и именно их вы должны будете соединить. На все про все, как и в прошлый раз у вас две недели. У вас так же есть одна возможность вмешаться в ход событий и помочь вверенной вам паре. У кого-то этих возможностей две.

"У меня одна. В прошлый раз свою возможность вмешаться и помочь, я использовала, а вот Арина и Вениамин, нет, и теперь они могут дважды помогать своей паре. Везет же некоторым".

— По истечении отведенного вам времени, вы все вернетесь сюда. Мы разберем ошибки и выставим вам баллы. Внимание. В этот раз, разрешается, не показываясь вверенной вам паре, подталкивать их друг к другу, столько раз, сколько сочтете нужным. Ограничения сняты. Но, после того как они встретятся, вы только наблюдаете и лишь единожды, а кто-то дважды можете оказать помощь или перенаправить свою пару. Всем все понятно? — Изольда Карловна в очередной раз пробежалась по нашим лицам глазами.

"Чего же здесь непонятного? На словах все гладко выходит, а по факту… Вот чувствую, что я со своей парочкой еще намучаюсь".

— Раз всем все понятно, напоминаю, что за две недели, ваши пары должны не только встретиться, но и запечатлеть союз и только после этого второй экзамен засчитается.


Как только Изольда Карловна закончила свою речь, я сразу же оказалась в матовом коконе, который и перенесет меня на Землю. Сев, подтянула к себе колени. Ближайшие две недели будут непростыми. Мало того что парочку каким-то образом надо соединить, так они еще и свои отношения должны оформить, а это уже проблематичнее и на все про все у меня всего лишь две недели. М-да, не пуха мне ни пера, как говорят на Земле.


— Как такое возможно? — схватившись за голову, я все еще смотрела в зеркало.

Оказавшись на Земле в снятой для меня квартире, я уже несколько часов наблюдала за своей парой. Хотя какая пара? Оба трудоголики и кроме своей работы ничего вокруг не видят. Спят по пять — шесть часов в сутки, а иногда и меньше и о личной жизни ни один, ни вторая не помышляют. Никто из них в ближайшее время вообще не планирует обзаводиться семьей. И вот что мне с ними делать? Они же часами безвылазно сидят в своих офисах.

Я не знала, что делать: ругаться, кричать, плакать или же завыть в голос? Изольда на этот раз постаралась на славу. Ладно, если бы, кто-то один из пары был непробиваемым и неготовым к отношениям, так у меня оба закоренелые, не помышляющие о семье, холостяки, и это еще полбеды. Они живут в разных городах, за сотни километров друг от друга. Ну, Изольда, ну услужила. Как? Как мне их познакомить?

Отойдя от зеркала, прошлась по комнате. Как мне их соединить? Как подтолкнуть друг к другу, если ни тот, ни другая, не намеривались в ближайшее время покидать пределы своего города?

— Думай, Карина думай. На то тебе и голова.

Завалившись на кровать, уставилась в потолок. Решение должно быть, в противном случае мне бы это задание не дали. Решение есть, только вот я его пока что не находила.

— Ладно, — сев, хлопнула ладонями по коленям. — У каждого из моих подопечных на первом месте работа, значит, от нее и будем отталкиваться. Подойдя к зеркалу, глянула на девушку. — Ну и что у нас здесь? Стремления, амбиции, желания.

Благодаря своим способностям и зеркалу, я читала людей как раскрытую книгу, только вот их поступки порой предугадать не могла.

— Итак, что мы имеем? Желание вырваться вперед и получить долгожданный контракт на работу за границей. Неплохо. А что мне это дает? Пока ничего. Теперь он. — Зеркало услужливо показало мне молодого мужчину. — Готовится к крупной сделке и к слиянию компаний, больше его в этой жизни ничего не заботит. М-да.

А что тут скажешь? Если только: "Они были бы великолепной парой, если бы встретились". Только вот, похоже, не судьба им встретиться, не судьба. Я их последний и возможно единственный шанс, стать счастливыми, но я не знаю, как их соединить, и ко всему прочему я еще и во времени ограничена.

Упав на кровать, закрыла глаза. Если я сейчас не знаю, что делать, то на третьем экзамене я точно завалюсь. Карина, только без паники, попыталась себя успокоить. У меня все получится. Я соединю эту пару, чего бы мне это не стоило.

Интернет. Подскочив, открыла глаза. Я познакомлю их через интернет. Ура. Я ухватилась за ниточку, только бы она не оборвалась. Главное не торопиться, притормозила себя, потому что мне не терпелось их соединить.

Сев перед зеркалом, стала прорабатывать, зародившийся в голове план. Итак, Вероника (моя подопечная), получает контракт на работу за границей. Великолепно, поставим ей условие, все кто едет в Норвегию, должны быть семейными, холостякам выезд закрыт. И время ограничим, дам ей на все про все две недели.

У Николая намечается подписание долгосрочного договора, отлично. Почему бы его партнеру, мужчине в годах, не высказаться на счет того, что он больше доверяет семейным людям, они, по его мнению, более надежные.

— Замечательно, — В предвкушении потерла ладони. — Процесс пошел. Осталось дело за малым.

Парочку требовалось соединить. И я уже даже знала как. Только сразу нельзя. Надо хотя бы несколько часов выждать. Мои подопечные должны были проникнуться и смириться с мыслью, что им в ближайшее время требуется обзавестись парой.


Вероника.


— Все. О контракте и поездке в Норвегию, можно забыть. — Я как подкошенная рухнула в рабочее кресло. — Все усилия были напрасны.

— Ника, ты что? — Оля развернула к себе мое кресло. — Шеф-то что сказал?

— Он сказал, что поедут семейные.

— Ну и? — не отставала подруга.

— Что ну и? — сидя в кресле, подалась вперед. — Где я мужа за десять дней найду? Если я его за двадцать семь лет не нашла, то шансов у меня уже никаких. Я давно поставила на себе крест. Да и было бы за кого замуж выходить. — Не в силах больше сидеть, стала ходить по кабинету. — Оль, мужики нынче измельчали.

— Протестую, ты просто не в ту сторону смотришь.

— А с другой стороны, напыщенные снобы, которые мне не по зубам. Да и зачем мне они, одной спокойнее. Нервы не тратятся, и отчитываться ни перед кем не нужно.

— Ника, все же что сказал шеф? — Оля за меня беспокоилась, иногда даже больше чем я за себя.

— Сказал, что шансы поехать у меня есть, более того, он мне даже отпуск дал, для того чтобы я вплотную занялась поисками своей второй половинки. Оля, — перестав метаться по кабинету, присела напротив подруги. — Не мне тебе говорить, как сильно я хочу поехать, сколько я к этому стремилась и как долго к этому шла. И что теперь? Выйти на улицу и первому встречному предложить взять меня в жены? Ты представляешь себе эту картину и реакцию мужчины, которому я это предложу? В лучшем случае он пальцем у виска покрутит или пошлет куда подальше.

— Ники, раз ты не собираешься замуж, то тебе необходим фиктивный брак. Тебе же, по сути, только штамп в паспорте нужен.

— Ну, да, — тихо произнесла, пытаясь переварить полученную информацию.

— Давай я тебе помогу. Думаю, что в интернете такого добра навалом.

— Только умоляю тебя, не предлагай мне приезжих, а то вначале потребуют себя прописать, а потом и полквартиры отсудят. — Ольгина затея мне не особо понравилась, а что делать, в Норвегию-то хотелось.


Карина.


Пока все шло по плану. Рыбка попалась на крючок, ну или вот-вот попадется. Создала от имени Николая заявку на поиск невесты и подкинула ее Ольге, которая зашла на сайт знакомств.

Теперь Николай. Переключилась на молодого человека. Он уже был в курсе того, что его гипотетический партнер предпочитает иметь дело не с холостяками, а договор Николаю необходим как воздух и он не хочет рисковать, вот теперь сидит, думает, что ему делать?

— Сайт знакомств, — подсказала ему, щелкнув по зеркалу, для того чтобы информация дошла до адресата.

Дошла, вот уже и нужную страничку открыл, а там все данные о Веронике и ее фотография.

— Именно с этой девушкой тебе необходимо заключить фиктивный брак, — четко произнесла, делая щелчок по зеркальной поверхности. О настоящем браке речи на данный момент быть не могло. Обоим моим подопечным, нужен фиктивный брак. А раз он им нужен, они его получат. На данном этапе мне их необходимо свести вместе, а там посмотрим.

Николай залюбовался Вероникой. Еще бы она же его вторая половинка.

— Давай, напиши ей и попроси приехать к тебе, — в очередной раз щелкнула по зеркалу. А то бы Николай так и сидел, любуясь ее фотографией.

"Вероника, готов встретиться и обговорить детали. Приезжайте по адресу… Жду".

— Молодец, — Похвалила Николая и переключилась на Веронику.


Вероника.


— Ника. Я тут тебе одного кандидата приличного нашла. Представляешь, он хочет с тобой встретиться. Приглашает в гости.

— Оля, ты что, ему написала? — Подлетев к подруге, уставилась на монитор.

— Да ничего я ему не писала, — возмутилась она.

— Тогда откуда он знает мою электронную почту? Оль, а что фотографии нет?

— Как видишь.

— А что если он урод или старик? Оля, что-то мне разонравилась вся эта затея.


Карина.


— Не, не, не. Как это разонравилась? Еще ничего и не начиналось. Ты же суженого в глаза еще не видела, а уже отказываешься от него. Э, нет. Так дело не пойдет.

Девушка пошла на попятную, и уже была против даже фиктивного брака. У нее стресс, я ее понимаю, отчасти сама виновата. Толи я сайт не тот выбрала, толи еще толком не разобралась в Земной технике, фотография Николая не проявилась. Как можно знакомиться неизвестно с кем?

— Только вот, Вероника у тебя, как и у меня нет выбора. За меня все Изольда Карловна решила, а за тебя я. Вероника, ты едешь на встречу с Николаем и у тебя нет никаких подозрений и никаких сомнений. — Щелкнула по зеркалу, внушая девушке нужные мысли. Вот так-то лучше.

— Прости, по другому никак, я ограниченна во времени, поэтому уже завтра ты отправляешься к своему суженому. Ты мне потом еще спасибо скажешь. Хотя не скажешь, мы не знакомы. Обидно. Ну, ничего, это издержки профессии. Ладно, похандрить я еще успею. Надо девушке билеты на завтра заказать.


Вероника.


— Ники, ты что? — Оля с беспокойством вглядывалась в мое лицо. — Не хочешь ехать, не надо. Силком тебя никто не потащит.

— Нет, Оль, я поеду. — Откуда взялась эта уверенность, не знаю, но вот чувствовала, что этот вариант стоило попробовать. Мистика какая-то, меня словно тянуло к этому Николаю. В конце концов, что я теряла? Только вот все же как-то боязно было. А вдруг этот Николай маньяком окажется? Что если он таким вот способом жертв к себе заманивает? Наивные дурочки в виде меня ведутся, а потом без вести пропадают.

"К Николаю надо ехать", пришло осознание. Да что со мной происходит?

— Ника, с тобой все в порядке? Ты как-то странно выглядишь, — забеспокоилась Ольга.

— Как я выгляжу? — полюбопытствовала, взглянув на подругу. Чувствовала я себя действительно странно, словно у меня раздвоение личности началось.

— Ты какая-то бледненькая стала, словно привидение увидела и того и гляди в обморок свалишься.

— Да нет, я крепкая, — заверила подругу, садясь в кресло и обхватывая голову руками. — Только вот мне как-то боязно. Посуди сама. — Повернула голову в сторону Ольги. — Ехать в другой город для того чтобы познакомиться с предполагаемым фиктивным мужем. Бред.

— Может быть, но все же давай попробуем. Ты ведь так хотела работать в Норвегии, столько времени, столько усилий потрачено. Неужели, когда до заветной мечты тебе остался один единственный шаг, ты готова вот так вот легко все бросить и сдаться? Кажется, не в твоих правилах отступать.

— Оль, я не знаю.


Карина.


Идеальный план грозил рассыпаться и развалиться. Я тут стараюсь, из кожи вон лезу, пытаюсь соединить Веронику с ее второй половинкой, а она сомневается. А что если вот эта вот ее нерешительность подведет и ее и меня? Рисковать нельзя. Перевела взгляд на ее более бойкую и решительную подругу. Что ж, группа поддержки Веронике не помешает.

— Оля ты обязана поехать с Вероникой. Ей без тебя не обойтись, да и тебе и ей так спокойнее будет. — Стукнула по зеркалу, вкладывая в Ольгину голову свои слова.


Вероника.


— Ника, я с тобой поеду.

— Оль, я двумя руками "за". Только ведь шеф тебя не отпустит.

— Тебе он отпуск дал, а я с завтрашнего дня больничный возьму.

— Оля, но как же?…

— Ника, поверь мне, здесь без нас за две недели ничего не развалится, так что я с тобой подруга и можешь меня не отговаривать.

— И не подумаю, а вот телефон завтра на всякий случай отключу, а то вдруг шеф решит меня вместо тебя на работу вызвать.

— Наш может. Поедем-то когда? Надо билеты заказать.

— Добрый день, — к нам на огонек заглянул щупленький паренек. — Кто из вас Соколова Вероника Сергеевна?

— Я, — поднявшись с кресла, сделала несколько шагов навстречу парню.

— Получите и распишитесь, — Он вложил мне в руки конверт.

— Что это?

— Билеты. — Ничего толком не понимая, все же поставила автограф и отпустила курьера, после чего вскрыла конверт.

— Ничего себе, — присвистнула.

— Что там? — Оля встала у меня за спиной.

— Билеты на утренний поезд на твое и на мое имя. Двухместное купе.

— А мне этот Николай уже нравится.


Карина.


— Ольга и Вероника ехали в поезде, и оставалось совсем немного времени до того, как мои подопечные встретятся. И мне больше нельзя будет вмешиваться в ход развития событий. Даже ускорить или подтолкнуть их друг к другу, я смогу только лишь один единственный раз. Второй возможности у меня уже не будет.

Мельком взглянув на пассажиров поезда, заметила парочку, едущую в одном из плацкартных вагонов. И вот смотрю я на них, и мне плакать хочется. Они созданы друг для друга. Судьба дала им шанс познакомиться, а что в итоге? Один уткнулся в планшетник, другая в телефон. Они даже толком друг на друга и не взглянули.

Третий час, наблюдая за парочкой, прикидывала, что же мне сделать? Не имея на руках диплома Свахи, вмешиваться и соединять пары я не могла, не имела права. Если не дипломированную Сваху поймают за руку, мало ей не покажется, а за мной к тому же еще и наблюдают, пусть и не постоянно, но все же.

Глядя на этих двоих у меня сердце кровью обливалось. Как так можно? Разве это дело часами напролет смотреть в эти электронные штуки и ладно бы еще по работе, так ведь нет, оба развлекаются, а потом локти себе кусать будут и на судьбу уповать, упрекая ее, что не дала возможности встретиться с тем единственным и единственной, а ведь сами во всем виноваты.

Не могла я на них смотреть равнодушно и мимо пройти тоже не могла. Если не вмешаюсь и не помогу, то потом всю жизнь себя упрекать буду. И пусть Изольда Карловна вынесет мне выговор (более строгое наказание она не имеет права ко мне применить, так как до этого я еще ни разу не выходила за рамки дозволенного).

Выговор я переживу, а вот эти двое, сидящие напротив друг друга, больше никогда не встретятся. Судьба дала им последний шанс обрести свое счастье и наконец-то стать счастливыми, а они друг друга в упор не видят и не замечают. А ведь эта их последняя встреча, как оказалось, они уже сталкивались и не раз. У них последний шанс познакомиться, а они…

— Горячий чай, что ли на кого-нибудь из них вылить? — Стала размышлять вслух, глядя на несостоявшуюся парочку и сразу же отказываясь от нелепой идеи. Калечить никого я не собиралась. Я намеревалась если не соединить, то хотя бы познакомить этих двоих. — Может поезд резко остановить? Не вариант. А вот… — коварная улыбка заиграла на моих губах, только кроме меня ее никто не видел. — Попались голубчики.

Приблизив объект, стукнула пальцем по зеркалу и планшетник в руках у парня, без видимых причин, тут же отключился. Ой, как паренек забеспокоился. Тычет пальчиком, нажимает на кнопочки, пытаясь включить вещицу, крутит ее.

— Ну — ну, удачи, — пожелала, глядя на его бесполезные трепыхания. Теперь планшетник включится только тогда, когда создастся пара.

С полминутки понаблюдала за парнем, после чего отключила мобильник у девчонки. Теперь уже она в недоумении крутит свою игрушку.

Наблюдая за парнем и девушкой, поняла из-за чего Земля считается одной из самых тяжелых планет. Люди, населяющие Землю непредсказуемы. Думают об одном, хотят другого, а делают третье и часто поступают вопреки всему. Они редко принимают спонтанные решения, а чувства у них либо спят, либо наблюдается полное их отсутствие. Зато преобладает разгул гормонов. Ужас.

Это я все к чему, девушка, потряся и покрутив телефон, достала из сумочки плеер и стала разматывать провод у наушников. Если она начнет слушать музыку, то на этой парочке можно поставить крест.

— Э, нет. Так дело не пойдет. — Я вплотную приблизилась к зеркалу. — Какой симпатичный парень сидит напротив.

Приняв мои слова за собственные мысли, девушка впервые взглянула на сидевшего напротив парня.

— Какая красивая девушка, надо познакомиться, — произнесла, вкладывая слова в парня. Вот и он на девушку свои глазки поднял, и между ними пробежала искра, только вот девушка, испугавшись проснувшихся и нахлынувших на нее чувств, опустила взгляд и стала поспешно разматывать провод от наушников.

Легкое прикосновение к зеркалу, и наушники теперь можно выбрасывать.

— Что поделаешь, техника имеет свойство ломаться, — усмехнулась глядя на то, как девушка с недоумением уставилась на свои наушники. — Помоги ей. — Подтолкнула парня.

— Вам помочь? Что случилось?

— Кажется, наушники сломались, — тяжело вздохнув, девушка глянула на парня из-под полуопущенных ресниц.

— С ними такое бывает.

— Да, но до этого беспричинно отключился телефон, — пожаловалась девушка.

— А у меня планшетник накрылся. Может здесь какая-то аномальная зона?

— Аномалия на Земле, это я. — Естественно кроме меня этой фразы никто не услышал. Глядя на создающуюся парочку сердце наполнилось радостью. Со Свахами так всегда происходит, всегда, когда соединяются две половинки одного целого.

— У меня наушники есть, давай попробуем, может быть, они еще в рабочем состоянии?

Их пальцы на несколько мгновений соприкоснулись, пуская по телу электрический разряд, глаза в очередной раз встретились, и между ними зародилась незримая связь, пока еще слабенькая, но все же.

— Один наушник себе возьмешь, а второй ему отдашь, — посоветовала девушке, зная, что она беспрекословно последует моим указаниям. — Вот так-то лучше.

Теперь эти двое до конечной станции будут общаться и мне оставалось только надеяться на то, что у них хватит ума не расставаться друг с другом. Я итак для них много сделала, дальше они должны уже сами развивать свои отношения, а мне лишь оставалось надеяться на то, что именно в данный момент за мной никто не наблюдал и никакого выговора за мое своеволие не последует. Только вот зная Изольду Карловну…

Отойдя от зеркала, завалилась на кровать. До завтрашнего утра не будет ничего интересного. Наверное, надо было билет не на поезд, а на самолет брать, целые сутки можно было бы сэкономить. Зато парочку бы не соединила, утешила себя.


Вероника.


Чем ближе мы подъезжали, тем страшнее мне становилось. Оля как могла поддерживала и даже пыталась шутить. Ей-то хорошо, не она на смотрины, пусть и ненастоящие, ехала. Зря, я, наверное, все это затеяла, но отступать было уже поздно. Если вдруг мне что-то не понравится, мы с Ольгой сразу же уедем. Этой мыслью и утешилась.

Напрягало и нервировало, то, что в интернете не было выставлено фотографии Николая, хотелось бы заранее на него посмотреть. Хотя с другой стороны, какая разница как именно он выглядит, если мне с ним не жить, и детей от него не рожать. Мне нужна от него всего лишь печать в паспорте, причем не на всю оставшуюся жизнь, а всего лишь на пару лет.

— Ника, мы приехали. Заканчивай мечтать, пошли навстречу с реальностью.

Ольга уже стояла с сумкой наготове, а мне как-то резко нехорошо стало. Сердце оборвалось и провалилось куда-то в пятки, в довершение ко всему еще и трясти стало.

— Может, не пойдем никуда?

— Вероника не дури, поздно трепыхаться. Вот скажи мне, что ты так распереживалась? Пусть Николай переживает. Ники, у тебя есть я. Ты можешь вообще молча стоять рядышком.

Мне было страшно, меня трясло, но потом вдруг резко отпустило. Внутри растеклась уверенность оттого что все будет хорошо и что я поступаю правильно. А еще стало спокойно.

— Пойдем Оль. — Поднявшись, перекинула через плечо спортивную сумку с вещами.


На перроне сразу же бросился в глаза молодой мужчина: темные коротко стриженые волосы, густые смолянисто-черные брови и ресницы. Высокий, в белоснежно белой рубашке с расстегнутым воротом, с темно-карими глазами и эти глаза смотрели на меня, а я, застыв в дверях вагона, казалось, разучилась дышать. Глядя в эти глаза, у меня дыхание перехватило. Никогда ни с кем на улице не знакомилась, а теперь была близка к тому, чтобы подойти и не только познакомиться, но и назначить свидание.

— Вероника, очнись и спускайся. Долго ты там еще стоять собираешься? — Ольга стояла на перроне и ждала, когда же я наконец-то спущусь.

Нехотя отведя взгляд от привлекательного молодого человека, от одного взгляда на которого у меня сердце в два раза быстрее забилось, стала спускаться.

— Вероника, добрый день, я за Вами. — Молодой человек, тот самый который мне так приглянулся, подойдя, протянул мне руку, помогая спуститься.

Когда моя ладонь легла в его, по телу разлилась волна тепла, душа затрепетала, а сердце запело. Взгляд вновь встретился с его. Все, я пропала. Никогда не думала, что со мной может произойти нечто подобное, да я вообще не верила в любовь с первого взгляда, я и в любовь-то особо не верила, а тут готова была пойти за первым встречным, если, конечно, он меня позовет.

— Любезный, — да, да я к Вам обращаюсь. — Вас же прислали нас встретить? Вы шофер? Возьмите наши сумки.

Мужчина явно растерялся, он с недоумением смотрел на Олю, только вот та, растерянности мужчины не замечала.

— Вероника, ты что замерла? Пошли. Видишь, за нами любезно машину прислали.

— Здравствуйте, — поздоровалась с мужчиной. — Я Вероника.

— Это я уже понял, а я Ник. — Он все еще продолжал удерживать мою руку в своей.

Мы смотрели в глаза друг другу, и я почувствовала, как меня затягивает в омут его глаз. Никогда ничего подобного не ощущала. Во рту разом пересохло, сердце затрепетало, а душа замерла в ожидании чего-то волшебного, необычного, невероятного.

— Ну и долго вы так стоять собираетесь? — Ольгин голос вернул в действительность, рассеивая охватившее меня наваждение. — Может, мы уже к машине пойдем?

— Да, конечно, — Ник с неохотой отвел от меня взгляд и выпустил мою ладошку. А может мне это только показалось?

С шумом выдохнула скопившийся в легких воздух. Прежде я была не подвержена столь сильным эмоциям. Старею что ли?


— Вероничка. Вот это я понимаю, — Крутя во все стороны головой, Ольга ерзала по сидению. Ник сообщив, что ему требуется отзвониться, усадив нас в машину, отошел. — Шикарная тачка. Может мне тоже объявление кинуть или подождать, когда ты со своим Николаем разведешься?

— Прежде чем развестись, надо вначале замуж выйти, — охладила ее пыл.

— Ника, — Ольга всем корпусом развернулась ко мне. — Куда он денется, влюбится и женится.

— Мне бы твою уверенность. — Переживания нахлынули с новой силой. Меня опять стало трясти, о предстоящей встрече думать не хотелось, только вот она занимала все мои мысли.

— Ники, не переживай. — Ольга похлопала меня по плечу. — Это не нам, а мы сейчас смотрины Николаю устроим. Ника — богиня победы, так что подруга прорвемся, если не взорвемся.

Ольга наслаждалась. Ну, да, ей-то какой смысл переживать, а я, похоже, пока доеду, вся изведусь. Зря я, наверное, во все это ввязалась. А может, ну его все? Может, стоит сбежать пока еще не поздно?

— Ника, отступать поздно. — Словно прочтя мои мысли, Ольга приободряя, похлопала меня по плечу. — Расслабься подруга, что ты сидишь, как на иголках? Ну, не съедят же тебя, в самом деле?

— Съесть не съедят, а вот косточки могут пообглодать?

— Ника, отставить хандру. В конце концов, даже если он тебя изнасилует, постарайся получить от этого процесса удовольствие.

— Ну и шуточки у тебя, — зло зыркнула в сторону подруги. Мне и без того плохо, а она тут еще обстановку нагнетает.


Карина.


— Идиот, — другого слова я подобрать не могла. — Зачем? Зачем понадобился обман? Зачем надо было представляться другим человеком? Зачем лгать? Ну, подумаешь, девушки перепутали, надо было им сразу все объяснить.

Николай, тот самый, который составляет истинную пару Вероники, воспользовался тем, что Ольга приняла его за водителя и теперь решил побыть им. Он только что позвонил своему другу, которого так же как и его зовут Николай, и с которым они к тому же соседи. Ник (нужный мне Николай) дал соседу инструкции. А потом обзвонил прислугу и попросил, чтобы они его не выдавали.

Сползя по стеночке, уселась на пол. Мне оставалось только рвать на себе волосы, скрипеть зубами и ругаться. Теперь я могла вмешаться только единожды, и сейчас был явно не тот момент.

Почему мне досталось курировать Землю? Почему? Почему именно мне? Почему именно мне выпало "счастье" выбрать ее? Люди непредсказуемые существа. Сложно предугадать то, как они поступят в той или иной ситуации. Люди поступают вопреки, наступают на горло своим чувствам, не замечают очевидного, противятся влечению… Зачем? Зачем так усложнять себе жизнь?

Глянула в зеркало. Теперь мне оставалось только наблюдать и надеяться на то, что они сами разрулят ситуацию и разрулят ее правильно, а то ведь мне придется собирать и склеивать осколки.

Накрылся мой второй экзамен медным тазом. Я мечтала о своем агентстве? Ха-ха-ха. Мне крупно повезет, если мне хотя бы диплом специалиста дадут. Почему же мне так не везет? Вот почему фотография Николая не отобразилась на сайте? Если бы Вероника получила фото Николая, то сейчас бы не было никакой путаницы. Почему фотография не загрузилась? С запозданием озадачилась. С моими способностями, не должно было быть никаких накладок, а значит… Вывод напрашивался сам собой. Экзаменаторы подсуетились, тем самым усложняя задание.

— М-да, — а что тут еще скажешь? Склонив голову, запустила пальцы в волосы. Оставалось только надеяться на то, что они больше не будут вмешиваться.


Вероника.


Мы подъехали к роскошному двухэтажному дому. Всю дорогу, я сидела, как на иголках, намереваясь сбежать при первом же удобном случае, если вдруг что-то пойдет не так.

Несколько раз ловила на себе взгляд Ника, он наблюдал за мной через зеркало. Надо будет спросить какое у него полное имя. Редкое совпадение, в сокращенном виде наши имена оказались одинаковыми.

— Вероника, — Ольга дотронулась до меня. — Приехали. Выходим.

— Да, — кивнув головой, вздохнула поглубже и задержала дыхание, как перед прыжком в воду.

— Добрый день. Как добрались? — Из дома к нам вышел высокий плотный мужчина лет тридцати пяти. В дорогом костюме, в начищенных ботинках, с добродушной улыбкой на губах, он всем своим видом излучал радушие. Глядя на него захотелось улыбнуться в ответ, и я бы обязательно улыбнулась, если бы так не нервничала. Темные волосы, уложенные волосок к волоску, серые внимательные, все подмечающие глаза, средние губы и волевой подбородок. Как я собираюсь общаться с этим человеком? Мы же с ним из разных миров. Мне одного взгляда хватило для того чтобы понять, что Николай весьма состоятельный, обеспеченный мужчина. Зачем я ему?

— Добрый день, — Ольга стрельнула в Николая глазками. Ну-ну, удачи. С радостью уступлю подруге данный мужской экземпляр. — С Вашей стороны было весьма любезно отправить за нами машину с водителем. Спасибо. Я Оля, подруга, а это Вероника, — махнула она в мою сторону, а мне захотелось провалиться сквозь землю. Зря я Ольгу послушала и, поддавшись на ее уговоры, приехала сюда, ничем хорошим наша затея не закончится.

— Николай, — подходя, представился мужчина, протягивая мне руку. Пришлось протянуть в ответ свою и вложить ее в мужскую ладонь. — Добро пожаловать в мой дом.

Я могла поклясться, что в серых глазах промелькнули веселые искорки, а лукавая улыбка, на несколько секунд задержавшаяся на губах, была лишним тому доказательством. Он развлекался. И вся эта ситуация доставляла ему удовольствие. Завладев моей ладошкой, он поднес ее к губам и поцеловал.

— Пойдемте в дом, я вам покажу ваши комнаты. — Не выпуская моей руки, Николай направился в дом. Я была вынуждена последовать за ним. Как только мы оказались в доме, Николай выпустил мою руку, давая мне возможность осмотреться.

Нас встретил холл с десятком статуй. Мне почему-то сразу представился играющий в мяч мальчишка. Я явственно представила, как мяч попадает в одну из статуй, как та падает и при этом задевает другую, третью. Звон, грохот…

— Вероника, — Ольгин локоть прошелся по моим ребрам. — Притуши зловещую улыбку. Ты сейчас на маньячку похожа. Ты часом с собой холодное оружие для самообороны не прихватила?

— Вот где ты раньше была? — упрекнула подругу. — Мне бы сейчас ножечек ой, как пригодился бы.

Сковавшее меня до этого напряжение, потихонечку стало спадать, а видя Ольгино испуганно-озадаченное лицо и настроение подниматься стало.

— Девушки поднимайтесь. Ваши вещи уже отнесли, — надо же какой шустрый. Из-под полуопущенных ресниц глянула на стоящего на лестнице Николая. Надо постараться так же, как и он получать от происходящего удовольствие, а не замыкаться в себе. Николай вроде как адекватный, даже симпатичный. Надо с ним поговорить насчет брачного договора, а еще неплохо бы узнать, зачем ему вообще понадобилось жениться. Хотя последнее знать не обязательно.

Поднявшись на второй этаж, нам показали две рядом стоящие комнаты.

— Это ваши. Располагайтесь, обживайтесь. Через полчаса я к вам загляну и сопровожу в столовую. К обеду можете не переодеваться.

Вот так вот. Не больше, не меньше. Николай вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь, а я так и продолжала стоять глядя в пустоту. Я не привыкла переодеваться ни к завтраку, ни к обеду, ни к ужину. Да, я взяла с собой парочку вечерних платьев, предполагала, что будут выходы в свет и что надо будет постараться не ударить в грязь лицом, но разве я могла предположить, что надо будет переодеваться к каждому приему пищи. Ужас. Я не была к этому готова и мне здесь резко разонравилось.

— Ник, ты, что в дверях застыла? — Донеслось до меня радостно-возбужденное щебетание подруги. — Иди, взгляни и оцени, какую тебе шикарнейшую кровать предоставили.

— Кто о чем, — тяжело вздохнув, направилась в соседнюю комнату.

Что сказать? К ремонту и дизайнерам никаких претензий. Светлая в голубых тонах комната, в центре которой расположилась огромных размеров кровать под балдахином, впечатляла и одновременно пугала и настораживала. Телевизор, аппаратура, меховой коврик для ног, кресло и прикроватная тумбочка, все гармонично вписывалось в комнату. Взгляд вернулся к кровати.

— Ну как тебе? — полюбопытствовала Ольга.

— Никак, — еще раз равнодушно оглядев комнату, вернулась в ту, где у шкафа осталась стоять моя сумка.

— Вероник, ты что? — Ухватив за рукав, Ольга вынудила меня остановиться и развернуться. — Что за хандра на тебя напала?

— Не знаю, — пожала плечами. — Как-то мне здесь не по себе. Не мое все это. Не привыкла я…

— Не привыкла и не надо. И это действительно не твое, — Ольга насильно усадила меня в ближайшее кресло. — Представь себе, что ты приехала на курорт, что тебя разместили в пятизвездочном отеле.

— А Николай?

— А что Николай? — Заняв свободное кресло, Ольга откинулась на спинку. — Николай это курортный роман. Легкая ни к чему не обязывающая интрижка. Отдохнешь, развеешься. Напоминаю, у тебя отпуск, подруга. Так что наслаждайся.

Бери от жизни все что можно,

Все что прекрасно и светло.

Ведь жизнь на жизнь не променяешь,

И дважды жить не суждено.

— Чьи это стихи?

— Не знаю. — Ольга едва заметно качнула головой. — Прочитала где-то, понравились, запомнила. Вероник, — глядя на меня, Ольга села на самый краешек кресла. — Разожми сжатую внутри себя пружину. Тебе бы пришлось напрягаться, если бы ты взаправду желала окрутить и женить на себе Николая. Вот тогда бы дергание твое было бы оправданным, потому что удержать такого мужчину, это надо постараться. Вокруг ведь полным-полно молоденьких, прытких, зубастых и загребущих представительниц женского пола.

— Что ты предлагаешь?

— Развлечься. Что же еще? Подумай сама, когда нам еще такая возможность представится, да еще и бесплатно? Мы с тобой попали в отель, где все включено. Давай отдыхать и наслаждаться жизнью.

— Вообще-то я не за этим сюда приехала, — хотя чего скрывать, Ольгина идея мне понравилась. Если так как она смотреть на вещи, то и не страшно совсем.

— Ника, Ника, как ты не понимаешь, что от тебя по большому счету ничего не зависит. Если Николай захочет, то он сам предложит тебе поставить печать в паспорте, потому что он, как и ты в этом заинтересован, в противном случае нас бы с тобой здесь не было. А если он не захочет этого сделать, то ты хоть на ушах стой, а печати в паспорте тебе не видать. Так что забей на все и плыви по течению, наслаждайся моментом, а там будь что будет. Ты свой шаг уже сделала, приехала сюда. Теперь нам придется ждать шага от Николая.

— И все-таки мне как-то не по себе, — призналась.

— Ты самое главное губы не раскатывай, слюни не пускай, не строй воздушные замки, чтобы потом не было никаких разочарований. И вообще, лучше сразу настроиться на худшее. — Ольга слегка подалась вперед. — Ну не поедешь ты по контракту в Норвегию. Обидно, конечно, досадно, но это же не конец света.

— Хочешь сказать, что мне даже намекать и торопить Николая зарегистрировать наши отношения не стоит.

— Не торопи события, а там посмотрим.


Легкий стук в дверь, пробежался по нервам.

— К вам можно?

— Да, Николай заходите, — дала позволение Ольга, при этом расправляя плечики и выравнивая спину.

— Оля, вы, что к себе так и не заходили? — Николай остановился в центре комнаты.

— С чего Вы взяли? Может я там уже была, после чего вернулась к Веронике. — Ольга заигрывала с Николаем. Она кокетливо ему улыбалась, строила глазки, впору было приревновать, а я вот радовалась, потому что, несмотря ни на что мне было страшно и хорошо, что Ольга часть внимания Николая перетянула на себя.

— В таком случае, прошу к столу. Там для нас уже все накрыли.


В интерьере столовой сочетался классический дизайн с современной отделкой. Роскошная столовая, задекорированная шелками, камин, люстра, в сочетании с убранством оконных ниш и правильным световым решением, поражала глаз своим великолепием.

Обеденный стол был накрыт на четыре персоны.

— Николай, кроме нас еще кто-то будет? — полюбопытствовала Ольга.

— Да, с ним вы уже знакомы. Ник не только мой водитель, но еще и лучший друг. Он живет со мной, в этом доме, и обедаем мы вместе.

— Извините, что заставил себя ждать, — в дверях столовой появился Ник, и мое сердце тут же сбилось с привычного ритма. Вот казалось бы, что в нем такого особенного? Симпатичный, но не красавец, в нем чувствовалась внутренняя сила и уверенность, а еще он излучал магнетизм, и меня тянуло к нему. Наши глаза встретились, и у меня перехватило дыхание. Взгляд поспешно отвела, чувствуя, как заполыхали щеки. Что со мной? Чувствую себя как школьница, стоя перед мировой знаменитостью.

— Ник, мы сами только что спустились. Так что ты не опоздал.

— Это радует, а то перед нашими гостьями как-то неудобно. Разрешите за Вами поухаживать. — Ник, услужливо отодвинул для меня стул и, дождавшись, когда я присяду, устроился рядом.

— Как доехали? — любезно поинтересовался Николай.

— Хорошо. Николай, а чем вы занимаетесь? — Оля решила сразу взять "быка за рога". Я, конечно не против информации, но нельзя же так сразу и судя по усмешке Николая, он тоже так считает.

— Оленька, неужели для Вас это имеет значение?

— И еще какое, — в тон ему ответила Ольга. Как же хорошо, что она поехала со мной. Ее нисколечко не смутил насмешливый взгляд Николая. — Если Вы связаны с криминалом, то нам с Вероникой лучше держаться от Вас подальше.

— Что так? — Одна из бровей Николая поползла вверх.

— Где криминал, там большие деньги, а значит, и жизнь может подвергаться опасности. Знаете ли, хотелось бы еще пожить.

— Так я не против, живите, — подцепив на вилку кусок мяса, Николай отправил его в рот.

— Ника, прими к сведенью, — взгляд Ольги переместился на меня. — Если Николай, не захочет делиться с тобой информацией, то ты ее из него не вытащишь. Он будет тебе улыбаться, уверяя, что все замечательно, даже если у него земля под ногами гореть будет. По натуре он одиночка, привык все делать и решать сам и решения принимает, лишь десять раз все перепроверив. Амбициозен, но в тоже время неприхотлив и может довольствоваться малым. И еще, — Ольга слегка прищурила глаза. — Такие как он, как правило, являются собственниками. Если в его руки попадет что-то ценное, он ни за что это не отдаст.

Слушая Ольгины рассуждения, пыталась понять, что именно своей речью она добивается? Все это она могла сказать, оставшись со мной наедине. Так нет же, решила обсудить Николая при нем же. Знать бы еще зачем?

— И что нам это дает? — Чтобы Ольга не затеяла, решила ее поддержать. На Николая принципиально не смотрела, потому что с одной стороны от стыда я готова была провалиться, а с другой стороны, понимая всю нелепость ситуации, хотелось рассмеяться в голос. Театр абсурда.

— А дает нам это основание задуматься о целесообразности, пусть и фиктивного, но все же брака с данным представителем мужского населения.

— Девушки, а я вам не мешаю? Ничего, что я здесь сижу? — полюбопытствовал Николай. По интонации его голоса невозможно было определить, сердится он на Ольгу или нет?

— Что Вы, Николай, разве Вы можете помешать? — Повернув голову в сторону Николая, Ольга невинно похлопала глазками. — Вы кушайте, кушайте, не обращайте на нас внимания.

— Не получается, — Николай как-то странно смотрел на Ольгу. Он словно пытался загипнотизировать ее. Ну-ну, успехов. Ольга относилась к тем немногим представителям человечества, на которых гипноз не действовал, а вот я полная ее противоположность. У меня пальцами перед глазами щелкни, и можно делать со мной все что угодно. Ольга говорит, что я безотказная, бесхребетная и что такой быть нельзя.

— А Вы тренируйтесь. — Оля прервала зрительный контакт с Николаем и переключилась на меня. — Итак, вернемся к нашим баранам.

Я закашлялась, подавившись, и не я одна. Ну, Ольга, надо будет с ней провести разъяснительную беседу, причем сразу же, как только останемся наедине.

— Оля, Оля, — глядя на девушку Николай покачал головой. — Разве так можно?

— Как так и почему нельзя? — Е-мое. Она что с ним действительно заигрывает? А ничего так, что это мой гипотетический жених, пусть и фиктивный. Тоже мне подруга называется.

— Девушка должна быть скромной, ласковой, отзывчивой…

— Ну, да, чтобы удобнее было по ушам ездить.

— Фу, как грубо.

— Зато правдиво, — эти двое не замечая ничего вокруг поедали друг друга глазами. Ничего себе. Вот это поворот. Похоже, в конечном итоге ни я, а Ольга печать в паспорте поставит.

Слушая, наблюдая и переваривая информацию, я доедала то, что мне положили, совершенно не ощущая вкуса.

— Придерживаетесь того, что мужчина и женщина помимо того что должны дополнять друг друга, они не должны иметь никаких тайн.

— Скелеты в шкафу так же нежелательны.

— А в случае измены? — разговаривая с Ольгой, Николай даже вилку отложил.

— Если до этого дошло, то ни о какой семье не может быть и речи.

— А как насчет ошибки? Что если взыграли гормоны, и страсть вскружила голову, а потом все улеглось и забылось?

— Хочется верить, что я в такой ситуации не окажусь, — Оля тоже отложила от себя вилку.

— Тем не менее, от этого никто не застрахован. — Напирал на нее Николай. Зря. Загнать себя в угол Ольга не позволит.

— Для этого вначале надо выйти замуж, а я в ближайшее время туда не собираюсь.

— Что так? Кандидатов достойных не нашлось? — Я замерла, для Ольги это больная тема. Она давно уже хотела выйти замуж, но она была слишком разборчива, к тому же по одному из образований она психолог и прекрасно разбираясь в людях, она в последнее время даже на свидания ходить перестала, заявив, что мужики нынче измельчали.

— Что поделаешь, — я заметила, как настроение у Ольги резко упало. — Если в округе одни козлы, бараны, да самовлюбленные нарциссы.

— А как насчет продолжения рода? — захотелось в рот Николая засунуть кляп, вот что он к Ольге пристал? Пусть она первая начала разговор, но он же мужчина, мог бы и на тормозах спустить, к тому же мы его гости.

— Замуж для этого выходить не обязательно, достаточно одной единственной проведенной с понравившимся мужчиной ночи.

— А если подходящего мужчину не найдете?

— У нас существует множество центров репродукции. Согласитесь женщине в этом плане намного проще, чем мужчине.

Около минуты Николай испепелял Ольгу глазами, после чего, пожав плечами, вернулся к трапезе, и за столом повисло молчание.

— Я всегда считал, что все женщины стремятся к замужеству, пытаясь всеми правдами и неправдами окольцевать мужчину.

— Зачем? — Уткнувшись в тарелку, Ольга на Николая уже не смотрела. — Если нет доверия, понимания и любви, такой союз обречен.

— Позвольте с Вами не согласиться.

— Позволю. У нас полным-полно союзов, где только поддерживают видимость отношений, при этом каждый из супругов живет своей жизнью. Я ни в коем случае никого не осуждаю. Каждому свое.

— А как же насчет фиктивного брака?

— Это немного другое. Здесь каждый получает определенную выгоду. Все предельно ясно и честно. Спасибо за вкусный обед. С Вашего позволения, пойду прилягу.

— Что так? Только не говорите, что это я Вас так утомил, — вслед за Ольгой Николай поднялся из-за стола.

Ольге было плохо, я это видела и чувствовала, только вот не могла понять, что случилось? Что именно могло вывести ее из равновесия?

— Не льстите себе.

— Тогда в чем проблема? — Николай ухватился за Ольгину руку, и я заметила, как она вздрогнула, после чего тут же освободила свою ладонь от захвата.

— Это все гормоны. С беременными и не такое бывает.

Хорошо, что я все еще сидела, а то бы рухнула на пол от такого известия. Ольга солгала, потому что будь она взаправду беременна, я бы уж это точно знала.

— Может еще и муж есть? — Николай злился, хотя казалось бы с чего?

— А зачем мне муж? Одной спокойнее, — еще немного и Ольга, либо разревется, либо глаза Николаю выцарапает. Да-а, не так я себе представляла нашу встречу с Николаем, похоже, придется собирать вещи.

— Я ее провожу, — поднявшись, поспешила на помощь к подруге.

— Я сам провожу Ольгу и помогу устроиться, — осадил меня резкий тон Николая, и я совершенно по-другому взглянула на этого мужчину.

Властных мужчин я всегда старалась обходить стороной, с моим мягким характером, ничего кроме подчинения мне не светило, а хотелось бы сохранить себя как личность. А вот личность моя рядом с Николаем умрет. Я бы за Николая замуж не пошла, хотя о чем я?

— Ник, пока я занят, развлеки Веронику, покажи ей сад. Чуть позже я к вам присоединюсь.

— Он всегда такой? — проводив взглядом скрывшихся за дверью Ольгу и Николая, развернулась к Нику.

— Я его первый раз таким вижу, — Ник казался обеспокоенным. — Не знаю, какая муха его сегодня укусила. Пойдемте, я покажу Вам сад.

Ник направился к другой двери, через которую мы вышли на просторную веранду. Помимо плетенного стола и стульев, здесь еще в самом углу расположились садовые качели. Идти никуда не хотелось. Какой бы Ольга ни была храброй и бойкой, я за нее переживала. Что если она будет звать на помощь? Все-таки в чужом доме, наедине с мужчиной, кто знает, что может Николаю прийти в голову? Зря, мы, наверное, все же сюда приехали, все равно толку из этой затеи не будет.

— Вероника, Вы загрустили. У Вас какие-то проблемы?

— Зря мы, наверное, сюда приехали, — озвучила свои мысли, направляясь к качелям.

— Это вы из-за Николая и Ольги? Расстроились, что он обратил внимание на нее, а не на Вас? — Ник присел на качели рядом со мной.

Карие глаза завораживали, хотелось окунуться в них, утонуть и забыться. С ужасом осознала, что меня тянет к сидящему рядом со мной мужчине. Там, за столом, прислушиваясь к разговору Ольги и Николая, я нервничала, не замечая, нашего с Ником притяжения друг к другу, а теперь, когда мы остались наедине, я явственно ощутила эту связь. Захотелось поднять руку и прикоснуться к Нику. Никогда прежде со мной ничего подобного не происходило.

Влечение. Сильнейшее влечение грозящее перерасти в безудержную страсть, и поглотить меня целиком. Что со мной происходит? Как я могла докатиться до такого? Дыхание стало учащенным, температура крови резко повысилась, а во рту пересохло. Взгляд от глаз переместился на губы Ника, такие зовущие и манящие. Захотелось ощутить их мягкость, попробовать на вкус.

Словно слыша мои мысли, губы Ника, стали медленно приближаться к моим. Нельзя. Кричал мозг, а почему бы и нет? Возразили гормоны. Всего-то один единственный разочек поцеловаться, ни от кого не убудет, зато потом будет что вспомнить.

Пока я решала, отстраниться мне или все же принять поцелуй, губы Ника прикоснулись к моим. Нежно, едва ощутимо, заставляя замереть сердце и чувствуя, как кровь превращается в огонь, в огонь который готов был спалить меня всю без остатка.

Что же я делаю? Губы Ника не встретив сопротивления, стали более настойчивыми, и я ощутила на спине руки, которые притягивали меня к мужской груди.

— Не надо, — вывернувшись из объятий и прервав поцелуй, соскочила с качелей.

— Это из-за того что я всего лишь водитель? — Ник стоял у меня за спиной, мне надо было всего лишь развернуться, слегка приподнять голову и… нет, нет, нет. На корню оборвала свои мысли. Так дело не пойдет, а если пойдет, то уже к вечеру мы с ним окажемся в одной постели. Томление внизу живота свидетельствовало, что я совсем не прочь такого исхода. Вот что значит долгое воздержание.

— Прости, все слишком быстро, — обняла себя за плечи, боясь повернуться и встретиться с Ником взглядом.

— Согласен. — Меня развернули. — Вероника, я никогда и ни к кому прежде не испытывал такого влечения. Ты же чувствуешь, ты не можешь не чувствовать как нас тянет друг к другу. — Приподняв мой подбородок, Ник вынудил взглянуть ему в глаза, в которых полыхала неприкрытая страсть. — Еще там, на вокзале, когда наши глаза впервые нашли друг друга, уже тогда между нами пробежала искра. Ты же ее ощутила, да? — Его подушечки пальцев едва ощутимо поглаживали мою щеку, обнимающая меня рука, прожигала насквозь, а глаза… Глаза приближались.

Поцелуй опалил губы. Ни о каком сопротивлении речи не шло. Я никогда прежде не ощущала ничего подобного. Что это взрыв гормонов? Долгое любовное голодание или же своеобразная реакция организма на недавнее нервное перевозбуждение? Не знаю. Да и какая разница?

Отдавшись на волю чувствам, обняла Ника, прижимаясь к нему сильнее и отвечая на поцелуй. Что я творю, что делаю? Но мне так нравилось охватившее меня безумие. Я упивалась им, купаясь в чувствах, растворяясь в эмоциях, душа блаженствовала, она пела, паря над землей. В голове пустота, в теле легкость.

— Ника, какая же ты сладкая… Какая восхитительная, — губы Ника, уже блуждали по шее, а мои пальцы зарылись у него в волосах, таких мягких и притягательных. — Пойдем ко мне.

— Не надо торопиться, — постаралась охладить его пыл. Мы встретились с ним всего несколько часов назад.

— Обещаю, что, несмотря на раздирающую меня страсть, торопиться не буду, обещаю быть внимательным и осторожным, если ты, конечно, сама не попросишь меня об обратном.

Положив руку на поясницу, Ник с силой обнял меня, позволяя почувствовать всю силу его возбуждения. Не знаю, какого эффекта он добивался, но меня сей факт охладил.

— Не сейчас. — Попыталась отстраниться, и к моему разочарованию, Ник меня отпустил.

— Не надо со мной играть.

— Я и не собиралась. Прости. Я, наверное, пойду к себе. — После произошедшего чувствовала себя неловко.

— Ну, уж нет. — Тяжело выдохнув, Ник ухватил меня за руку. — Я обещал показать тебе сад.

— Может в другой раз? — предложила, лелея надежду спрятаться в комнате и посидеть в одиночестве.

— А вдруг я в следующий раз буду занят, и у нас не получится с тобой прогуляться и пообщаться? Лично я такую возможность упускать не собираюсь.

Ник оказался великолепным собеседником и замечательным слушателем. Как ни странно у нас с ним было много общего. В какой-то момент появилось чувство, что я знаю Ника уже давным-давно, что мы знакомы с ним уже целую вечность.

— Скажи, а зачем Николаю понадобился фиктивный брак?

— У него крупная сделка намечается, а тот от кого она зависит, предпочитает иметь дело с семейным человеком, а не с заядлым холостяком. Вот Николай и решил подстраховаться.

— Это, по меньшей мере глупо, — выйдя из дома, где мы совсем недавно поужинали, я направилась вдоль по дорожке.

— Согласен, мало ли человеку не повезло повстречать свою вторую половинку, разве должен от этого страдать бизнес? Только вот Игорю Алексеевичу этого не докажешь. У него на этот счет свои тараканы и ничего с ними не поделаешь.

— А что Николай?

— Хочешь спросить, не боится ли он брать в жены первую встречную?

— Что-то вроде того.

— Существует брачный договор, в котором можно прописать все что угодно.

— Как твое полное имя? — Сменила тему.

— Николай.

— Коля значит.

— Вероник, умоляю тебя, не называй меня так. — Остановившись, Ник поймал мой взгляд.

— С раннего детства ненавижу, когда меня называют Колей. Меня это бесит и раздражает. Называй Ником, можешь Николаем, только не Колей.

— Хорошо, — кивнула головой, пытаясь сдержать и не выпустить на волю улыбку. — Теперь я знаю, как к тебе обращаться ели вдруг разозлюсь или же ты сделаешь что-нибудь не так. И не смотри на меня так, сам дал мне против себя оружие.

— Как так? — Глаза Николая светились необычным внутренним светом. Хотелось смотреть в них, не отрываясь, и они стали приближаться.

— Здесь есть беседка? — Отойдя в сторону, продолжила путь по дорожке. Мне нестерпимо хотелось, чтобы Николай меня поцеловал, но все же меня удерживало то, что мы с ним только-только познакомились.

— Да, здесь совсем недалеко есть беседка. — Завладев моей ладонью, Николай, как ни в чем не бывало, продолжил экскурсию.

— И все же это удивительно.

— Что именно? — оторвав взгляд от цветка, перевела взгляд на Николая.

— То, что тебя подруга называет Ника, а я Ник. Мне кажется это знак.

— Да ладно, — усмехнувшись, присела на корточки и втянула в себя аромат розы.

— Это определенно знак свыше.

— Ай, — палец налетел на шип и поранился.

— Покажи. — Я не успела и ахнуть, а мой раненый палец уже оказался у Николая во рту. Возбуждение прокатилось по телу лавиной, грозя поглотить меня в пучине страсти.

— Это не гигиенично, — тихо произнесла, не узнавая свой голос, и не пытаясь освободить пострадавшую руку.

— Это "скорая помощь". — Ну-да, ну-да, так я ему и поверила. Язык Николая заскользил по пальцу, а у меня по спине от его прикосновения, сотня мурашек пробежалась. Еще немного и я сама брошусь к нему на шею.

— И все же я предпочитаю перекись водорода, — палец все же освободила, только Николай мою руку из своей так и не выпустил, теперь он надумал подуть на ранку, словно я маленькая девочка, готовая в любую секунду расплакаться из-за царапины.

— До свадьбы заживет.

— До настоящей или до фиктивной?

— А ты, как я погляжу в курсе планов хозяина, — сей факт неприятно царапнул. Освободив руку, пошла дальше по садовой дорожке.

— Зачем тебе все это? Раздалось тихое за спиной.

— Хочу поехать по контракту в Норвегию.

— А причем здесь замужество? — Несмотря на то, что дорожка была узкой, Николай ухитрился пристроиться рядом.

— Шеф четко дал понять, что на контракт могут рассчитывать только семейные.

— Что за бред? На такой долгий срок за границу надо ехать либо всей семьей, либо одиноким, а то, что за семья получается, один здесь, другой там?

— Вопрос не ко мне. — Поддев ногой камушек, проследила, как он покатился по дорожке.

— Хочешь поехать? Хотя о чем я спрашиваю, если бы это было не так, то тебя бы здесь не было. Какие у тебя шансы, если появится печать в паспорте?

— В этом случае контракт у меня в кармане. Шеф меня даже в отпуск отправил, заявив, чтобы я за две недели нашла себе супруга, уверяя, что если я захочу, то могу окрутить любого.

— Сколько ему лет? — Интонация Николая мне не понравилась, и я через плечо покосилась в его сторону. Ревнует что ли? Бред. Какая ревность? Мы едва знакомы, хотя это мне не помешало с ним целоваться. — Так сколько ему?

Николай вынудил меня остановиться. А ведь и правда ревнует, взгляд колючий, челюсть сжата, желваки на скулах бегают.

— Что такого смешного я сказал? — Ну вот, теперь он злится.

— Ничего, — покачала головой. — И разве я смеюсь?

— У тебя глаза блестят. Что у тебя с твоим шефом. Почему он именно тебя хочет отправить в Норвегию? Он тоже едет? Зачем ему понадобилось твое замужество?

Сколько сразу вопросов и ведь ждет, что я на них отвечу. Душу ему наизнанку выверну, а может даже и поплачусь. Пусть и дальше ждет. Исповедоваться перед ним я не собираюсь, тем более что и каяться мне не в чем.

— Отвечай, — схватив за плечи, меня слегка тряхнули.

— И не подумаю, — вырвавшись из захвата, быстрым шагом направилась к дому. Погуляли и хватит.

— Вероника подожди. — Обогнав меня, Николай преградил дорогу. — Прости, если обидел. Не хотел. Действительно, не важно сколько твоему шефу лет и что тебя с ним связывает, это же все было до меня, а значит, в расчет не берется. Слушай, а может, ты больше не вернешься в свою контору?

Закатив глаза к небу, стала считать до десяти, пытаясь успокоиться и дышать глубоко и ровно, потому что захотелось поорать и вправить некоторым мозги. Если в контору не возвращаться, то какой был смысл приезжать сюда? И вообще, что он лезет, куда его не просят?

— Тема закрыта, — ответила спокойно.

— Выходи за меня замуж и оставайся здесь со мной, — огорошил меня Николай.

— Ты что серьезно?

— Более чем. — Думала, он шутит, но глядя в карие сверкающие решительностью глаза, поняла, что он говорит серьезно. А оно мне надо? На непродолжительный роман на время отпуска, я бы еще согласилась, на фиктивный брак с ним (ради заветной печати в паспорте) тоже, а вот замуж и бросить карьеру, к таким кардинальным переменам — нет. Карьера для меня всегда была на первом месте, на первом и останется.

— Прости, это не для меня, — попыталась обойти Николая, но не получилось.

— Почему? Ты не веришь в любовь с первого взгляда? В таком случае отвернись и посмотри на меня еще раз.

— Не в этом дело.

— А в чем? Или лучше сказать в ком? У тебя есть любовник? — Тон у Николая изменился, стал жестким, властным и требовательным. Надо же, в тихом омуте… Внутренне собравшись, приготовилась к противостоянию.

— Соблаговолите меня пропустить. — Перешла на официальный тон. А нечего так со мной разговаривать.

Поединок взглядов прервал Николай, притянув к себе, он сжал меня с такой силой, что вырваться не представлялось никакой возможности, и все же я предприняла несколько попыток.

— Пусти, — дернувшись, попыталась освободиться.

— Нет. Привыкай, характер у меня не сахар. Вспыльчивый, я не привык, что мне перечат. А еще, как оказалось, я ревнивый. Ужасно ревнивый. Я не хочу тебя ни с кем делить.

— Отпусти, — попросила.

— Не могу, да и не хочу. — Стальные объятья, слегка ослабли, но меня из них так и не выпустили. — Со мной никогда такого прежде не происходило и, наверное, больше не произойдет. Я чувствую, что ты моя, что принадлежишь мне. Только мне и никому больше. Я боюсь тебя потерять, боюсь, что ты исчезнешь. Открою утром глаза, а тебя рядом нет. Мне хочется тебя защищать, хочется тобой обладать, до безумия хочется, я ни одну женщину еще так не хотел как тебя.

— Наверное, они сами тебе на шею вешаются, а тут я решила подумать, прежде чем прыгнуть в твою койку, тебя это и зацепило. Эго задето. Как же, посмели тебе отказать. — Говорить об этом было неприятно, и я в очередной раз попыталась высвободиться. Только где там. Весовые категории у нас явно разные.

— Не пущу. Я тебя никуда не пущу. Ты принадлежишь мне, — категорично заявил Николай, и объятья его стали на порядок сильнее. Если так и дальше пойдет, то он мне скоро все кости переломает. — А я тебе. И чем быстрее ты это поймешь, тем лучше.

Вот так вот, не больше, не меньше. Я должна понять и принять. А где же равноправие? А кто будет учитывать мои чувства и желания? Стало обидно. В глазах защипало. Не хватало еще разреветься на глазах у Николая. Не дождется. Раны я привыкла зализывать в одиночестве, а плакать исключительно в подушку.

— Мне надо побыть одной, — произнесла тихо и спокойно, не предпринимая ни единой попытки высвободится. Несколько минут мы стояли в тишине, слышалось только наше дыхание, да под моей ладонью неистово билось сердце Николая, того и гляди готовое выпрыгнуть.

— Я слишком на тебя напираю, да? Давлю, подавляю личность, пру напролом, да? — Молча кивнула в знак согласия. — Прости. Я не привык ухаживать. Привык брать все и сразу. — Почувствовала, на макушке поцелуй. — Боюсь, что ты исчезнешь. Еще вчера я о тебе ничего не знал, а сегодня боюсь оставить тебя хотя бы на минуту, при этом веду себя как медведь в посудной лавке. Не хочешь выходить за меня по настоящему, выходи фиктивно. Тебе же все равно какую фамилию носить, — Замерев, Николай напрягся.

— Вообще-то я хотела свою оставить, — я ощутила, как обнимающий меня мужчина вздрогнул.

— Пусть так, — пошел он на уступки. — Пойдем завтра заявление подадим и через неделю распишемся.

— Что привязать к себе не терпится? — приподняв голову, встретилась с его лазами, а потом взгляд опустился на губы, и я непроизвольно облизала свои.

— И привязать и первую брачную ночь никто не отменял.

— Но… — хотела сказать, что случись что, ни один штамп в паспорте не удержит. Не сказала, так как мне закрыли рот поцелуем.

Что же я творю, что делаю? Чувствовала себя распутной девкой, только они так ведут себя и прыгают в койку к первому встречному, но с другой стороны, так замечательно я себя еще ни разу в жизни не чувствовала.

Руки обняли Николая, прижимая к себе, хотя казалось, куда уж ближе? Рубашка определенно была лишней. Захотелось ощутить под пальцами его кожу, провести по спине Николая ладонями… Стоп. Мысли явно потекли не в ту сторону. Надо останавливаться, в противном случае, мы с Николаем даже до кровати не дойдем, и все случится прямо здесь и сейчас.

— Николай, не сейчас, — попыталась его остановить.

— Где и когда? — горячие губы блуждали по моему лицу, периодически спускаясь на шею и поднимаясь обратно.

— Мне нужно время, — выставив между нами руки, попыталась отстраниться.

— Что же ты со мной делаешь? — Перестав меня целовать лоб Николая уткнулся в мой. — Я никогда себя так не вел, и каким бы сильным не было желание, я его сдерживал, а тут, — Ник тяжело выдохнул. — Вероник, я готов был завалить тебя на спину прямо здесь. Да и сейчас хочу.

Карие глаза, полыхающие страстью и желанием стали практически черными. Я тонула в них. Я хотела, чтобы эти глаза на меня всегда так смотрели, будоражили кровь, заставляя мучиться предвкушением, и захлебываться восторгом обладания. Глядя в карие глаза я уже готова была сдаться. Я уже не в силах была держать оборону, да и не хотела противостоять натиску этих глаз и губ.

Меня спас звонок мобильника. Он подействовал на меня как ушат холодной воды. Глядя на меня Николай не брал трубку, но поняв, что момент упущен, запустив пальцы в волосы и не спуская с меня глаз, все же принял входящий вызов.

— Что? — рявкнул он в трубку. Разве так можно? А если звонит работодатель? Ник как-никак наемный работник.

— Я все понял, — сказал он более спокойно. — Скоро буду.

— Вызывают? — полюбопытствовала, хотя это и без того было очевидно.

— Да, прости. — Губы опалил горячий поцелуй. — Ты только не исчезай, ладно? — Не дожидаясь ответа Ник размашистым шагом направился к машине. Я слышала, как он ее завел, видела, как он тронулся и выехал за ворота. Постояв еще минут пять, отправилась в дом искать Ольгу.

Дверь в Ольгину комнату оказалась закрытой, странно. Если она спит, то зачем закрываться, а если нет, то могла бы хотя бы позвонить для того чтобы я не беспокоилась. Зайдя в отведенную мне комнату, не найдя чем заняться включила телевизор и стала переключать с канала на канал.

Прошло около двух часов (я успела посмотреть фильм), когда услышала настойчивый стук в дверь.

— К тебе можно? — в дверях стоял Ник, а время-то уже позднее.

— Да ты уже вроде итак здесь.

— Раз ты не спишь, пойдем, сыграем партию в шахматы.

— Ну, да, самое то чтобы потом крепко спать, — выключив телевизор, подошла к Нику, я по нему уже успела соскучиться. — Готов проиграть?

— Хочешь сказать, что хорошо играешь? А я-то надеялся утешить тебя после проигрыша.

— Лично я тебя утешать не собираюсь.


Сидя в гостиной, мы уже более часа не могли доиграть одну единственную партию. Было уже двадцать три часа, когда к нам вниз спустился Николай. Я его конечно особо не знала, и общались мы с ним совсем мало, но все же мне он показался каким-то всклокоченным и взволнованным.

— Что-то с Ольгой? — забеспокоилась, поднимаясь с кресла.

— С ней все в порядке. Она отдыхает, и просила тебя, ее не беспокоить. — Звучало как-то странно и совсем не походило на Ольгу. Я с подозрением уставилась на Николая.

— Почему она так долго не выходит из комнаты?

— На то есть свои причины, — взгляд Николая стал рассеянным. — Она просила передать, что завтра тебе все объяснит. А теперь извините меня, я должен немного поработать.

Посеяв в моей душе семеня сомнений, и беспокойства Николай ушел, а я присела на краешек кресла. Что же такого могло произойти? К Ольге непременно надо будет зайти.

— Вероника, ты где летаешь?

— А? — повернула голову в сторону Ника.

— Спрашиваю, где ты летаешь?

— Думаю, что могло произойти с Ольгой. Надо к ней зайти.

— Николай же сказал, что с ней все в порядке и что она завтра тебе все объяснит.

— Мало-ли что он сказал. Я с ним менее суток знакома. — Приняв решение, сделала ход ферзем. — Шах.

— Не может быть.

— Еще как может, — я старалась не дать расползтись губам в улыбке. Ход матча предрешен. Теперь чтобы Николай не делал, я ему поставлю мат в три хода. Проигрывать и поддаваться намеренно я не собиралась. В душе порхали бабочки. Люблю выигрывать.


— Можно к тебе? — Ник любезно проводил меня до комнаты, а теперь вот напрашивался в гости. А я и хотела и боялась его у себя оставить. Что скрывать, я хотела его, но все же была еще не готова перейти к более близким отношениям, да к тому же еще и за Ольгу беспокоилась.

— Как-нибудь в другой раз.

— Ловлю на слове. В другой раз ты от меня так легко не отделаешься. Сладких тебе снов. — Слегка склонив голову, Ник подарил мне легкий поцелуй. — Показать где меня искать, если вдруг будешь мучиться бессонницей?

— Обойдусь, — положив руки на грудь Ника, оттолкнула его от себя, а ведь хотелось обнять и притянуть к себе. — До завтра. — Поспешила укрыться в комнате. Прижавшись к двери, обратилась в слух. Ник еще какое-то время стоял подле двери, не иначе ждал, что я передумаю и приглашу его к себе, и я уже была готова это сделать, но тут услышала удаляющиеся шаги, оставляющие в душе разочарование.

Постояв еще немного, вышла в пустой коридор и на цыпочках подошла к Ольгиной двери. Странно, она опять была закрыта. Делать нечего, вернулась к себе.

Приняв душ и расположившись на огромной кровати, быстро заснула.


Новый день для меня начался уже в десятом часу. Потянувшись, поднялась, умылась, оделась, причесалась и спустилась в столовую.

— Доброе утро, — поприветствовала меня женщина, а ведь мы с ней так и не познакомились.

— Утро доброе. Простите, как к Вам можно обращаться?

— Людмила, — представилась она. — Завтракать будите?

— Да, если можно, — женщина, кивнув, удалилась, а я, выдвинув ближайший к себе стул, села за стол.

— Пожалуйста, — передо мной поставили молочную рисовую кашу, омлет, кучу булочек, масло, джем и тосты. — Вы что на завтрак больше предпочитаете чай, кофе или же какао?

— Черный кофе если можно.

— От чего же нельзя? Сейчас принесу, — и Людмила вновь оставила меня в одиночестве.

Мужчины, наверное, уже позавтракали, а меня соню будить не стали. Позавтракаю и пойду Ольгу будить и неважно спит она или нет. В конце концов, я за нее волнуюсь.

— Пожалуйста, — Людмила поставила рядом со мной чашку дымящегося кофе.

— Спасибо. Я, наверное, самая последняя проснулась.

— Да, нет, Ваша подруга еще не спускалась.

— А Николай…

— Николай Аркадьевич, уехал, просил передать, что скоро будет. Вам что-нибудь еще нужно?

— Нет.

— Тогда с Вашего позволения, — Людмила ушла, оставив меня в одиночестве.


Я уже заканчивала завтрак, когда в столовую зашла Оля.

— Доброе утро соня, — поприветствовала ее. — Проходи, садись.

— Привет, — пробубнила она, присаживаясь на один из свободных рядом стоящих стульев. Выглядела она не очень. Какая-то разбитая, помятая и подавленная.

— Я жду объяснений.

— Ждешь, будут, только не здесь и не сейчас, — странно, Ольга в мою сторону даже головы не повернула.

— Оль у тебя все в порядке? — забеспокоилась, потому что подруга сама на себя не походила.

— В физическом плане да. Чашку кофе, пожалуйста, и что-нибудь мучное к нему. — Попросила Ольга у Людмилы. Женщина, которой было определенно за пятьдесят, молча кивнув, вышла.

— Оль, не пугай меня.

— Вероник, дай мне спокойно попить кофе и привести мысли в порядок, — она бросила на меня мучинически-страдальчиский взгляд. — Потерпи чуть-чуть.

— Как скажешь, — со вздохом произнесла. Терзаемая беспокойством и любопытством в голову лезли самые невероятные догадки и в первую очередь об Ольгиной беременности. Если она все же действительно беременна, то кто отец? И почему Ольга мне о нем раньше ничего не говорила?

— Вызови такси, — внезапно попросила меня Ольга.

— Зачем? — удивилась, косясь в ее сторону.

— Поедем в центр, там прогуляемся и в каком-нибудь кафе посидим.

— И все же я не понимаю зачем? — А сама уже полезла за телефоном.

— У любых стен есть уши, — Оля в задумчивости крутила в руках чашку с остатками кофе.

— Мы можем по саду прогуляться, и ехать никуда не придется, — предложила.

— Здесь наш разговор в любой момент могут прервать, а я бы этого не хотела.

— Уговорила. — Вызвав такси, которое обещалось приехать за нами через семь минут, убрала телефон.

— Что-нибудь еще желаете? — Вот как удается этой женщине с ее комплекцией ходить столь бесшумно?

— Нет, спасибо. Людмила, за нами сейчас такси приедет.

— Вы уезжаете? — на лице женщины отразился явный испуг, — но Николай Аркадьевич просил…

— Мы немного погуляем и к обеду вернемся, должны же мы местными достопримечательностями полюбоваться.

— Конечно, но может, вы все-таки останетесь, а потом Николай Аркадьевич вам экскурсию по городу проведет.

— Людмила, что были какие-то распоряжения насчет нас? — Женщина молчала, но судя по выражению ее лица, ей дали четкие инструкции и указания. Уж не шпионить ли за нами?

— Людмила, говорите уж, — Ожила Ольга. Ну, да ни что человеческое ей не чуждо, особенно любопытство.

— Да ничего такого, — пошла на попятную Людмила. А-га, так мы ей и поверили.

— И все же, — стала дожимать ее Ольга.

— Меня всего лишь попросили попытаться задержать вас в доме, в том случае, разумеется, если вы соберетесь куда-то поехать. Особенно Вас, — Людмила кинула виноватый взгляд на Ольгу.

— Даже так? — Подруга опять замкнулась в себе.

— Да и попросили меня сразу же звонить…

— Как только мы уедем, так Вы сразу и звоните, — дала я свое царское разрешение.

— А может, вы все же никуда не поедете? — взмолилась Людмила. Чисто по-человечески ее было жаль, только вот теперь в свете открывшихся фактов, покинуть дом и мне захотелось.

Послышался сигнал подъехавшего такси.

— О-о, — подскочив, указала на окно. — За нами приехали. Не вежливо заставлять водителя нас ждать.

На Людмилу не смотрела, а то во мне не ровен час, проснется жалость, и я останусь, а потом сама же себе локти кусать буду, потому что Ольга на вид мягкая и покладистая, но если упрется рогами и копытами (она в год козы родилась), не чем ее с места не сдвинешь. Если она сказала, что в этих стенах слова не проронит, значит, будет как партизан молчать и чтобы я не делала, как бы ее не упрашивала, а слова я из нее на интересующую меня тему не вытащу.

— К обеду постараемся вернуться, — пообещала Людмиле, чуть ли ни силком выталкивая Ольгу на улицу, похоже, что подруга уже и ехать-то никуда особо не хотела. Зато хотела я. Мне не терпелось узнать, что с ней такое произошло.

До центра, доехали молча. Выйдя, направились в ближайшее кафе.

— Рассказывай. — Потребовала, усаживаясь. Любопытство меня уже всю изглодало.

— Вероник, я в дамскую комнату, а ты нам пока что-нибудь закажи, — я не успела и рта раскрыть, а Ольга уже пулей выскочила из-за стола.

Сделав заказ, достала мобильник, намереваясь позвонить Ольге, ее уже минут пятнадцать не было, но тут мое внимание привлекла парочка за соседним столиком. Они явно ссорились.

— Виталик, — белокурая девушка, модельной внешности, не спускала глаз со своего спутника.

— Алина, я тебе уже сказал, что мне не нужен этот ребенок и если ты хочешь быть со мной, избавься от него. — Мужчина сидел ко мне спиной и его лица я не видела.

— Виталечка, я не могу.

— Денег я, тебе дам, — судя по движениям, вытащив из кармана деньги, мужчина швырнул их на стол.

— Виталик, — слезливо пропищала девушка. — Если бы дело было только в деньгах.

— Сколько тебе надо? — проскрежетал мужчина. Судя по голосу, сидящая напротив него худощавая блондинка его раздражала, только вот, похоже, девушка этого не замечала.

— Если сделаю аборт, я больше не смогу иметь детей, — выпалила она, замерев.

Вот никогда не любила ничего снимать, а тем более на телефон, а тут, как черт дернул нажать на запись. Вот лежал бы мобильный в сумочке ни за чтобы его доставать не стала бы, а тут, он как назло в руках оказался, да и тема такая, что Ольге показать захотелось, особенно в свете того, если она беременна. Только вот как я ни старалась, Ольгу на месте блондинки не представляла.

Вот плюнуть бы такому мужчине в лицо, она бы запросто смогла, вылить что-нибудь или запустить в мерзавца первой попавшейся под руку вещью, тоже, а вот чтобы вот так унижаться… Я бы тоже не стала. Лучше одной растить ребенка, чем с таким вот папашей. Хотя каждому свое и кто я чтобы судить? Не дай Бог самой оказаться в такой ситуации. Между тем за соседним столиком страсти раскалялись.

— Если ты не сделаешь аборт, то обо мне можешь забыть.

— Виталь, но это же твой ребенок, — из глаз девушки потекли слезы.

— Он мне не нужен, а ты, Алина, вольна поступать, как посчитаешь нужным. На этом тема закрыта. — Мужчина поднялся, а девушка порывисто подскочив, бросилась к темноволосому мужчине на шею.

— Не уходи. Не бросай меня. Виталик, я всегда любила только одного тебя.

— Прекрати сейчас же, — прорычал он, отдирая от себя девицу. От его голоса даже у меня мурашки по спине побежали. — Это только твоя проблема, и пока ты с ней не разберешься, ко мне не приближайся.

Оттолкнув от себя девушку, мужчина покинул кафе, а я прекратила съемку, но все еще продолжала наблюдать за Алиной. Ведь молодая, стройная, красивая и фигура и лицо, все при ней, зачем так унижаться? Да ей надо только пальцем поманить и у ее ног сотни мужиков валяться буду. Выбирай, не хочу. Как можно позволять кому бы то ни было вытирать об себя ноги? Где гордость?

Правду в народе говорят: "Не родись красивой, а родись счастливой", а все и сразу случается у одной на миллион, а то и на десять.

Забрав со стола деньги и утерев салфеткой слезы, девушка около минуты глубоко дышала, из-под полу-опущенных ресниц, я видела, как опускаются и поднимаются ее плечи. А потом, нацепив на губы улыбку, девушка приложила к уху мобильный.

— Але, дорогой. Я по тебе так соскучилась. Нам обязательно надо встретиться…

Вот ведь… У меня не было слов. В том, что она звонит другому мужчине, а не тому который только что отсюда ушел, я была больше чем уверена.

— Извини, что заставила тебя так долго ждать. Вероник, ты меня только не перебивай, а то у меня нужный настрой спадет, и тогда я тебе точно ничего не расскажу. Не смогу.

Ольга замолчала. А я, приготовилась слушать.

— Прости меня. Прости, если сможешь, — Ольга вцепилась в чашку с кофе, которое я для нее заказала, как в спасательный круг.

— Ну, и? — попыталась добиться продолжения, после того как взятая Ольгой пауза затянулась.

— Я переспала с Николаем, — выпалила она, вскидывая голову и пронзая меня взглядом, наблюдая за реакцией. Только вот реакции от меня не последовало. Нет, я, конечно, удивилась, но не более того.

— С тем, к которому мы приехали? — на всякий случай решила уточнить, а то вдруг окажется, что Ник нам обоим голову морочит.

— Да с ним, с кем же еще? — Ольга нервничала, костяшки пальцев, которыми она держала чашку с кофе, побелели, не хватало еще, чтобы она у нее в руках разбилась.

— И что? Я никак не пойму, прощать-то мне тебя за что надо? — Подперев кулаком щеку, уставилась на подругу. Забавно было наблюдать, как у нее округляются глаза, и вытягивается лицо.

— Так я же у тебя жениха увела, — Ольга слегка подалась вперед, вглядываясь в мои глаза. Вот что она там пытается отыскать? Ревность что ли? Так было бы к кому ревновать. Мне этот Николай сразу же не понравился. Нет, мужчина может он и ничего, но не мое. Вот если бы Ольга с Ником переспала, я бы еще и задумалась, что лучше глаза лучшей подруге выцарапать или же спасибо сказать за то, что она до свадьбы глаза на благоверного открыла. А тут даже и думать нечего.

— Оль, Николай мне никакой не жених. Он мне даже печать в паспорте не обещал, потому что мы с ним так и не поговорили.

— Но ты же только ради него сюда приехала, а тут я…

— Оль, чего ты добиваешься?

— Твоего прощения. Ты не представляешь, как мне паршиво и какой гадиной я себя чувствую, только вот я не смогла устоять. Пыталась. Ник, я честно пыталась, но после того как он до меня дотронулся, я рассудок потеряла. Никогда не думала, что такое может произойти, да еще и со мной.

— Удовольствие-то, хоть получила? — усмехнувшись, откинулась на спинку дивана.

— Еще какое. — Ольга заметно расслабилась и, следуя моему примеру, тоже откинулась на спинку дивана. — Вероник, у меня от Николая, конкретно крышу снесло. Принесите-ка нам, пожалуйста, бутылочку шампанского, — попросила Ольга подошедшего к нам официанта. — Надо бы конечно покрепче, чтобы мои взвинченные нервы утихомирить. Ну, да ничего. Напиваться нельзя, так что обойдемся шампанским.

— А тебе можно? Ты же в положении.

— Вероник, я тебя умоляю. Только не говори, что ты поверила, — Ольга отодвинула от себя остывший кофе.

— Да вообще-то нет, — качнула головой, глядя на подругу, — но после того как ты полдня носа из комнаты не показывала, а вечером Николай заявил, что ты плохо себя чувствуешь и что ты легла отдыхать, каюсь, закрались сомнения.

— Я однозначно не беременна.

— Тогда зачем?

— Так получилось. Сболтнула первое, что в голову пришло. Хотела, чтобы Николай от меня подальше держался. Кто ж знал, что все так получится?

— Предлагаю выпить, — нам как раз принесли заказанное шампанское. — А потом ты мне расскажешь все с самого начала.

— За любовь, — провозгласила Ольга, приподнимая свой фужер.

— За любовь, — дотронулась своим фужером до Ольгиного. Послышался мелодичный перезвон, словно свадебные колокольчики зазвучали. Глупо, одернула себя, пробуя шампанское на вкус. Ничего так.

— Повторим? — Оля, выпив свою порцию, налила себе еще игристого напитка.

— Ты только не увлекайся. Я тебя на себе тащить не собираюсь.

— Оставишь здесь, — Ольга выпила до дна еще один фужер.

— Не дождешься. Давай, рассказывай.

Крутя в руках ножку фужера, наблюдала, как Ольга подливает себе шампанского. Она вообще-то не пьет. Пара рюмок на праздники не в счет. Я ее только один раз пьяную видела. Это произошло тогда, когда она рассталась со своим бывшим. Ольге тяжело дался этот разрыв. Она долго страдала и именно в тот роковой день напилась, впервые, как она говорила, до поросячьего состояния. Она специально заливала в себя горючую смесь. Хотела забыться, хотела притупить боль раздирающую ее изнутри. Только вот, как впоследствии выяснилось, вино не лечит, а лишь создает лишние проблемы.

— А что тут рассказывать? — глядя на пузырьки в фужере, Ольга как-то горестно усмехнулась. — Один единственный взгляд его серых глаз на меня, и я пропала. Окончательно и бесповоротно пропала.

— Что все так плохо?

— Хуже не придумаешь. — Одним глотком Ольга допила все то, что еще оставалось в бокале, после чего махнула официанту. — Повторите. — И она отдала ему пустую бутылку.

— Оль, может хватит? — попыталась вразумить подругу, только вот похоже она сегодня решила напиться, а значит ее никто не остановит.

— Мне надо забыться.

— Завтра наступит быстрее, чем ты предполагаешь.

— Зато сегодня я буду спать спокойно, а завтра мучаясь головной болью, не вспомню о нем. Не смей меня останавливать, — пригрозила мне пальцем Ольга. Выпитый на голодный желудок алкоголь уже начал оккупировать Ольгино тело. Ей всегда было достаточно понюхать пробку из бутылки, для того чтобы ее развезло, а тут она одна практически всю бутылку уговорила и уже на вторую покусилась.

— И не подумаю, себе дороже. Только давай, ты сначала мне все расскажешь, а уж потом продолжишь напиваться, а то ведь сползешь под стол, а я умру от любопытства.

— Хорошо. — Ольга отодвинула в сторону, поднятый было бокал. — Хочешь все знать? Пожалуйста, — положив руки на стол, Ольга сцепила пальцы. — Я влюбилась.

— Прям так сразу?

— Прям так и сразу. Не смотри на меня так, сама в шоке. — Ольга опять схватилась за фужер, но к губам его так и не поднесла.

— Хочешь сказать любовь с первого взгляда?

— Ничего я не хочу сказать. Только вот, — Ольга как-то устало потерла лицо руками. — Гляну на него и готова у ног его валяться лишь бы он со мной был рядом. Презираю себя за это, а сделать ничего не могу. Готова пойти за ним на край света. И ведь чтобы не попросил, все сделаю. Это какое-то наваждение, как зараза какая-то от которой еще не изобрели противоядия.

— Может тебе стоит домой уехать? — осторожно предложила.

— Я уже думала об этом, — Ольга, уйдя в себя, несколько раз кивнула головой. — Вероника, если бы ты только знала, как я хочу его снова увидеть. Обнять его, прижаться к нему. Мне ведь ничего больше не надо, лишь бы он был рядом. Ника, я стала зависима от него. Такое ощущение, что я дышу им и ради него.

Что тут скажешь? Мне, конечно, Ник понравился, и меня, бесспорно, тянуло к нему, и хотелось, чтобы он ко мне и прикасался и целовал, но не до такой же степени. Бокал в моей руке незаметно опустел. Интересно и когда это я успела выпить все его содержимое?

— И что ты собираешься делать?

— Не знаю. Может, ты что подскажешь? — Подруга бросила на меня страдальческий взгляд.

— Вы с ним разные.

— Тоже мне открыла Америку, — Ольга откинулась на спинку дивана и прикрыла глаза. — Я и без тебя знаю, что я ему не ровня, что мы с ним птицы разных полетов, что нам никогда не быть вместе, и самое большее на что я могу рассчитывать это на место его любовницы, если повезет, то буду постоянной, а нет, то при первом удобном случае, он меня заменит на другую, более эффектную и молодую.

— Если ты это понимаешь, то тогда зачем?

— Ника, я не питаю никаких иллюзий, — открыв глаза, Ольга устроилась на самом краешке дивана. — Мне всего лишь хочется хотя бы еще один разок ощутить то, что я испытала вчера. Почувствовать его губы на своих, ощутить его кожу своей. Хочу сгорать и плавиться в его объятьях. Вероник, — Ольга слегка облокотилась на стол. — Я словно к эликсиру жизни на мгновение прикоснулась. Я впервые почувствовала вкус жизни, а до этого я не жила, а существовала. И знаешь что самое обидное?

— Что?

— То, что я ни с кем другим ничего подобного не испытаю. И вот у меня на одной чаше, — Оля раскрыла ладонь, словно та являлась упомянутой чашей, — возможность пусть и недолго побыть с любимым и насладиться им, а после остаток жизни рыдать над осколками разбитого сердца, а на другой, — Оля раскрыла вторую свою ладошку. — А на второй, возможность, собрать осколки все того же сердца и уехать. Забыть я Николая как бы ни старалась все равно не смогу, а вот сделать расставание менее болезненным, пока еще можно. Только вот как ни крути, я все равно уже пропала. Николай ухитрился за столь короткое время стать частью меня, и я себе уже не принадлежу. Я окончательно и бесповоротно пропала. — Замолчав, Ольга пригубила шампанское. Последовала ее примеру. Комментировать, а уж тем более давать советы, не рискнула.

— Оль, а ты Николаю скажешь, что пошутила насчет беременности?

— Если случай представится, то, скорее всего, да. Представляешь, он мне сегодня с утра заявил, что станет отцом моему ребенку, и что вырастит его как своего.

— Сегодня? — почувствовала, как одна из моих бровей поползла вверх.

— Ну, да, а что в этом такого? — Ольга отвела взгляд. — Мы как одержимые всю ночь напролет и сегодня с утра любили друг друга. Николай даже на запланированную встречу уходить не хотел, я его еле уговорила, апеллируя тем, что его ждут, что он не должен никого подводить и если он отменит встречу, то мое мнение о нем резко упадет. Последний аргумент возымел действие. Пообещав, что скоро вернется, Николай ушел. А я еще немного полежала, потом приняла душ и пошла на твои поиски. Нам надо было поговорить, а вот чувствуя за собой вину, разговаривать с тобой мне не хотелось.

— Со мной все путем, — слегка похлопала подругу по руке. — А что касается Николая, то я даже не знаю, порадоваться за тебя или же посочувствовать?

— Наливай, а там разберемся, — скомандовала Ольга, указывая на бутылку. — Закусить бы надо. — Пока я разливала остатки шампанского, Ольга махнула официанту. — Еще шампанского и шоколадку.

— Оль, ну, ночью и с утра понятно, а пол дня-то вчера…

— Не завидуй, — отмахнулась от меня Ольга. — Сказала же, крышу снесло. Ее сразу ветром сдуло. Шить, — Ольга махнула рукой, демонстрируя полет.

— Было бы чему завидовать. Меня, между прочим, тоже чуть было в койку не уложили.

— Это Ник что ли? — Подавшись вперед, Ольга смотрела на меня выпученными глазами.

— А что в этом такого? Тебе значит можно, а мне нет?

— Чуть было не считается, — Ольга улыбнулась мне открытой улыбкой, и я почувствовала, как что-то сдерживающее ее изнутри отпустило. — Попробуй мальчика, может и тебе понравится?

— Ну, тебя, — отмахнулась от подруги, поудобнее устраиваясь на мягком диване. — Он что мороженное, чтобы его пробовать?

— А ты представь и надкуси, — посоветовала подруга. Она смотрела на меня, я на нее. Я не знаю кто из нас первый засмеялся, скорее всего алкоголь.

— Вот вы где, — тон голоса Ника не предвещал нам ничего хорошего. — Я их нашел мы в кафе. — Отчитался он, убирая мобильник и присаживаясь к нам за столик.

Трезвый пьяному не товарищ, это я поняла сразу, краем глаза глянув на перекошенное лицо Ника, и хотя мы с Ольгой до кондиции еще не дошли, но дошли до той стадии, когда уже от любого произнесенного слова было весело, мы переглянулись, без слов поняв друг друга и весело рассмеялись.

— Вот полюбуйся. Мы с тобой их по всему городу ищем, а они тут сидят и пьют.

— Совершеннолетние право имеем, — осадила я Ника. А что он ябедничает?

— Оль, Оля, зачем ты пьешь, тебе же нельзя. — Николай присел рядом с Ольгой, а та от него отодвинулась. А говорила, что противостоять этому мужчине не может. — Оля.

— Отстань от меня, что хочу, то и делаю, — ощетинилась подруга, не иначе заняв оборонительную позицию, ну да это лучше чем кидаться к нему на шею и спрашивать где он так долго пропадал.

— Вероника, что произошло? — Николай не нашел ничего лучше, чем обратиться ко мне.

— Ничего, — качнула головой. — Зашли, выпили, поговорили.

— О чем разговаривали? — устроил он мне допрос, сверкая своими серыми глазищами. Только я его не боялась.

— О вас и о мужиках в целом, — сообщила, не отводя взгляда.

— Тогда все ясно, — Николай как-то тяжело вздохнул, а я почувствовала на своей коленке ладонь Ника, повернув голову, встретилась с ним глазами и утонула в них. Неужели я тоже влюбилась? Пытаясь прогнать эту мысль, стала трясти головой, только вот мысль так и не уходила, застряв в голове, словно заноза.

— Сколько уже выпили?

— Эта третья. Мы ее только начали, — призналась.

— Значит не все так плохо.

— Я бы так не сказала, — не глядя на Николая, Ольга попыталась подняться. — Наверное, нам пора.

— Сядь. — Скомандовал Николай, и попробуй его ослушайся, вон, как глазки сверкают. На рожон лезть не хотелось, хотя с другой стороны, что он нам может сделать? — Тебе обязательно надо что-нибудь поесть. — Тон мужчины стал более спокойным, было заметно, что он сдерживается.

— Спасибо, я не голодна.

— Сама не хочешь, о ребенке подумай. — Николай пронзил меня сталью своих глаз. Ну, да, нашел крайнюю. Теперь я виновата в том, что Ольга напилась, а ничего так, что это не я а она споить меня надумала? Это я мысленно.

— Нет никакого ребенка и думать я буду только о себе, — Ольгины слова прозвучали как выстрел. Я покосилась в сторону Николая, заметив, как он побледнел.

— Ты избавилась от малыша? — Тихий спокойный тон Николая, ни обманул никого.

— Не было никакого малыша, я тебя обманула, думала, что узнав о ребенке, ты будешь держаться от меня подальше. Не получилось.

Около минуты Николай смотрел на Ольгу, а она на него. Противостояние взглядов. Наблюдая за ними, я даже дышать громко боялась. Выхватив из Ольгиных рук фужер с шампанским, Николай одним глотком влил в себя все его содержимое, а потом налив себе до краев, выпил еще.

— Надо бы конечно что-нибудь покрепче, но ничего и это сойдет, а поесть все же надо. — Подозвав официанта, Николай нам всем заказал обильный обед. Ольга сидела нахохлившись, уткнувшись в стол она ни на кого не смотрела. Николай делал вид, что все нормально, что именно так все и должно быть. А мы с Ником, пользуясь случаем, поели. Разговор не клеился.

— Вероник, как ты смотришь на то чтобы прогуляться по городу? — Перестав ковыряться вилкой в гарнире, Ольга с мольбой в глазах уставилась на меня.

— С удовольствием, — я действительно была не прочь прогуляться.

— Отлично, — оживилась Ольга, отодвигая от себя тарелку. — Пошли.

Наивная, кто ж нас с ней без охраны отпустит? Вон как у Николая глазки сверкнули, похоже, решимости и упрямства ему не занимать. Куда бы мы не пошли, ребятки последуют за нами.

— Вы никуда одни не пойдете, — в голосе Николая звучал металл. Ну, что я говорила?

— Я не маленькая и опекать меня не надо, — похоже Ольга обиделась, вон какой злющий взгляд на Николая метнула.

— Ты не в том состоянии чтобы в одиночестве гулять по городу, — Николай говорил тихо и спокойно в то время когда Ольгу данная манера его поведения распаляла.

— Я в нормальном состоянии, — прошипела она, сузив глаза. — Вероник пойдем.

Выскочив из-за стола, Ольга быстрым шагом направилась к двери, я вприпрыжку за ней. Ее сейчас оставлять одну нельзя.

— А как насчет того чтобы заплатить за шампанское? — Ольгу я догнала только на улице.

— Ничего, расплатится, не обеднеет. Как думаешь, у нас есть шанс сбежать от них?

— Никакого, — сообщила Ольге глянув через плечо, и заметив идущих следом за ними Николаев.

— Может, машину поймаем? — Похоже, подруга разрабатывала планы побега, только вот и место и время выбраны неудачно.

— Все так плохо? — тихо спросила у нее.

— Да. Ловлю себя на том, что мне хочется обвиться вокруг его шеи.

— И придушить, — закончила я за нее.

— Скорее уж зацеловать до смерти. Вероник, я сама не своя становлюсь, когда он рядом. Чувствую, как себя теряю, а сделать ничего не могу. Да и не хочу. Нет никакого желания сопротивляться, зато есть желание отдаться.

— А разве сейчас ты не сопротивляешься?

— Если бы только знала, каких усилий мне это стоит. Я спиной чувствую на себе его взгляд, от которого у меня мороз по коже и одновременно огонь в крови разгорается. Вот я иду сейчас с тобой, а перед глазами Коленька, мой и только мой Коленька. Я его обнимаю, провожу подушечками пальцев по его обнаженной коже, чувствую его ответные прикосновения на себе. Вероника, что мне делать?

Нашла что спрашивать. Если б я знала…

Мужчины к нам не приближались, предпочитая идти за нами на незначительном расстоянии.

— Все, — Ольга остановилась, разворачиваясь ко мне. — Какой смысл и самой мучиться и его мучить? Зачем терять драгоценные минуты?

— Это ты сейчас о чем?

— О сексе, о чем же еще? У меня все тело в предвкушении ломит, дам ему насладиться в последний разок.

— Оль, что ты задумала? — схватила ее за руку.

— Я тебе завтра все расскажу, и ты мне поможешь, а сейчас прости, у меня каждая секунда на счету, обратный отсчет начался.

— Оля, — попыталась вразумить подругу и предостеречь от возможной глупости.

— Ты ничего не изменишь, я все для себя решила, — на ее губах появилась грустная улыбка.

— Что-то случилось? — ребята все же рискнули подойти к нам.

— Случилось, — вздернув подбородок, Ольга встретилась взглядом с Николаем. — Поехали к тебе.

— Ты в этом уверена? — Мне показалось или голос Николая все-таки дрогнул?

— Более чем.

Они стояли в полуметре друг от друга, и я чувствовала, как между ними разряды молний летают.

— И долго ты тут стоять собираешься? Если не хочешь, так и скажи, в таком случае мы с Вероникой еще немного по городу погуляем. — Прервав зрительный контакт, Ольга глянула в мою сторону.

— Хочу, только вот не думал, что ты сдашься так быстро и приготовился к долгой осаде.

— А оказалось, что меня можно брать голыми руками. Ник, в какую сторону идти? Машина, где припаркована? — Ник пребывая в таком же недоумении, что и я молча указал направление.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — тихо произнесла, позволяя Ольге тащить меня за руку.

— Всего лишь поддалась влиянию бушующих гормонов. Садись со мной на заднее сидение, — попросила Ольга.

— А если откажусь?

— В таком случае и ты и Ник посмотрите кино для взрослых. Вероник, Николай так же как и я на взводе, нам достаточно одного единственного прикосновения друг к другу и уже неважно будет, где мы и кто за нами наблюдает.

— Не думала, что у тебя все так запущено.

— Сама в шоке, но самое паршивое то, что мне нравится мое нынешнее состояние.

На Николая Оля старалась не смотреть, хотя он постоянно поворачивал голову и прожигал ее глазами. В салоне звучала музыка, но ее никто не слушал, я кожей ощущала повисшее напряжение.

Машина остановилась, и Николай вылетел из нее как ошпаренный. Обежав ее, он открыл дверцу с Ольгиной стороны и протянул руку, помогая ей выйти.

Ольга не преувеличивала, как только их руки встретились, для этих двоих мир перестал существовать. Они замерли друг напротив друга, глядя в глаза и казалось, даже не дышали. Я даже по-доброму позавидовала подруге. А потом Николай подхватил Ольгу на руки и понес в дом. Сегодня я Ольгу навряд ли увижу. Из груди вырвался горестный выдох.

— Не завидуй, — прижав меня к машине Ник склонился надо мной. — Хочешь, я тебя тоже на руках до кровати донесу?

Чуть было не сказала: "Надорвешься". Вовремя язык прикусила, а то ведь отнесет и, что самое ужасное, я даже сопротивляться не буду.

— Трусиха. — Наклонившись, Ник едва ощутимо дотронулся до моих губ.

Мало, пронеслось в голове, когда его губы оторвались от моих.

— Может, ты все-таки передумаешь?

Его пальцы едва ощутимо пробежались по щеке, после чего зарылись у меня в волосах.

— Ты такая притягательная, меня неудержимо тянет к тебе. Ничего не могу с собой поделать. Сегодня, как никогда торопился добраться до дома, представлял, как снова увижу тебя, а оказалось, что в доме тебя нет. Я запаниковал. Что если вдруг, ты сбежала, и я тебя больше никогда не увижу.

Его глаза были совсем рядом от моих, и я видела полыхающую в них страсть и желание. Его пальцы едва ощутимо, но так чувственно поглаживали мой затылок, вызывая в теле трепет, а обнимающая меня за талию рука с каждой секундой прижимала меня к Нику все сильнее, позволяя ощутить жар мужского тела. Я и сама уже горела, дыхание стало прерывистым, мысли покинули голову, а грозившие выйти из-под контроля чувства просили уступить и податься сжигающему изнутри желанию.

— А Николай?

— А что Николай? — Ник словно вышел из гипнотического транса.

— Как отреагировал Николай, когда узнал что его гости ушли погулять?

— Тебе это так интересно?

— Да. — Не говорить же ему, что я пыталась найти отвлеченную тему, для того чтобы не прильнуть к его таким пьянящим и манящим губам. А еще они такие нежные, мягкие и сладкие, что так и хочется попробовать.

— Николай обезумел, он словно "с катушек слетел". Наорал на прислугу, а потом скомандовал вести его в город. Он как одержимый заходил во все магазины и кафе, глаза его беспрестанно перебегали с одного лица на другое, пытаясь отыскать вас в толпе безликих прохожих. Он тебе нравится?

— Кто? — спросила, хотя прекрасно знала о ком именно шла речь.

— Николай. — Глаза Ника потемнели, а на скулах я заметила бегающие желваки. Нервничает.

— Он нравится Ольге.

— Это не ответ. — Я чувствовала, как Ник напрягся, как замер, ожидая ответа.

— Мне нравишься ты, — ответила тихо.

Он расслышал, но не шелохнулся и еще несколько бесконечно долгих секунд искал в моих глазах подтверждение произнесенных мною слов, а потом нагнулся и поцеловал. Сначала нежно и трепетно, а потом жадно и страстно. Безумие, меня охватило безумие, захотелось уступить и предаться ласкам, но я не могла переступить через себя. Слишком все быстро у нас с Ником закрутилось. Я боялась обжечься.

— Ник, — выдохнула, прерывая поцелуй. — Прошу, не торопи меня.

— Я постараюсь, но ничего не обещаю.

Прижавшись к моему лбу своим, Ник пытался успокоиться, я чувствовала как дрожат обнимающие меня руки, как бешено колотится под моими руками его сердце.

— Пойдем, прогуляемся по саду, — предложила.

— Раз ничего другого не остается…

Чмокнув в нос и ухватив за руку, Ник повел меня по садовой дорожке. Остаток дня мы разговаривали о музыке, о книгах, об увлечениях, кто где отдыхал, вспоминали забавные случаи из жизни. Все это время, мы постоянно держались за руки.

Мне было так невероятно спокойно и в тоже время волнительно, ощущая трепет от иногда мимолетных прикосновений, душа парила над землей, сердце пело, а с губ не сходила улыбка. Мне казалось, что мы с Ником уже тысячу лет знакомы, хотя и встретились только вчера.

Вечер плавно перетек в ночь. Расставаться не хотелось.

— Может пригласишь к себе? — Мы стояли возле моей комнаты.

— Ник… — начала было я.

— Я все понимаю, просто мне так не хочется от тебя уходить. — Легкий поцелуй в губы и Ник меня от себя оттолкнул. — Иди, а то я передумаю. — Он подтолкнул меня к двери.

Оказавшись в комнате, меня стало раздирать двоякое чувство. Я хотела открыть дверь и позвать Ника. Воображение тут же нарисовало, как именно в этом случае пройдет эта ночь, а с другой стороны почему-то было страшно. Страшно от тех чувств, что уже во мне бушевали, еще немного, и они выплеснутся через край и выйдут из-под контроля.

— Вероника, — Ник без стука зашел в комнату и прикрыл за собой дверь. — Прости меня. Ты можешь орать, можешь кричать, можешь звать на помощь, топать ногами и даже побить меня, только я все равно от тебя не уйду. Я хочу тебя. Хочу до умопомрачения. Хочу так, что ни о чем другом не могу думать. Ты как наваждение. И я бы мог держаться от тебя подальше если бы не чувствовал ответного влечения. Ты, так же как и я хочешь меня. Хочешь так же сильно и страстно, только почему то постоянно сопротивляешься. Почему-то себя сдерживаешь и останавливаешь меня. Сегодня у тебя это не получится, потому что я намерен дойти до конца, до финального конца.

— Зачем ты мне все это говоришь? — я и не собиралась ему сопротивляться. Тело жаждало ласк, и я до безумия хотела стоящего рядом со мной мужчину. Только от осознания того что сегодняшнюю ночь мы проведем вместе, меня бросило в жар, а сердце забилось с такой силой, что его стук казалось даже Ник слышит.

— Говорю я это тебе лишь для того чтобы ты не сопротивлялась. — Он стоял всего в шаге от меня, не делая ни единой попытки, ни обнять, ни приблизиться. Не смотря на свою браваду помимо страсти и нетерпения, я разглядела в его глазах страх и не уверенность. Чтобы он не говорил, он боится моего отказа, и если я начну сопротивляться, он отступит. Осознание данного факта пролилось бальзамом на сердце.

— А если я буду сопротивляться? — не могла не спросить, решение я уже приняла.

— Придется тебя долго-долго уговаривать. Уговаривать тебя до тех пор, пока ты не согласишься. — Воображение тут же нарисовало, как именно он собирается это делать и я, сделав разделяющий нас шаг, обняла Ника за шею.

— Попробуй, — я сама потянулась к его губам.

— Ты не пожалеешь, — услышала тихое на выдохе, а потом наши губы соприкоснулись и весь мир для меня перестал существовать…


— Мне надо идти, — солнце вовсю светило в окошко.

— Иди, — лежа на боку, провела ладошкой по обнаженному плечу Ника, ощущая гладкость его кожи. Отпускать его никуда не хотелось.

Ночь пролетела как одно волшебное мгновение. Как будто мне приоткрыли дверь в сказку, позволив побыть в ней некоторое время и ощутить себя принцессой. Теперь пролетевшая ночь останется лишь воспоминанием светлым и трогательным.

— Не хочу от тебя уходить, — опрокинув меня на спину, Ник навис надо мной. — Меня терзает какое-то странное чувство, — Николай смотрел в мои глаза так, словно пытался найти в них ответы на все свои вопросы. — Даже не чувство, а предчувствие.

— И какое же? — вскинув руки, обняла Ника за шею.

— Мне почему-то кажется, что ты исчезнешь. Исчезнешь так же внезапно из моей жизни, как и ворвалась в нее и я тебя больше никогда не увижу. У меня камень на сердце.

— Булыжник, да? — улыбнувшись, притянула его голову к себе и поцеловала. Ник не сопротивлялся, более того перехватил у меня инициативу. Мой мужчина, промелькнуло в голове. Несмотря на то, что мы с ним познакомились всего три дня назад, я готова была провести с ним всю оставшуюся жизнь.

— Вероничка, ты же не уйдешь от меня? Не исчезнешь, как Золушка в полночь?

— В лохмотьях-то меня узнаешь? — поправила ему свисшую на глаза челку.

— Узнаю. Вероник, пообещай, что дождешься меня, — Ник стал серьезным.

— Такое впечатление, что ты не на работу на несколько часов уезжаешь, а тебя в армию на несколько лет забирают.

— Просто пообещай дождаться. Не езжай сегодня в город, дождись меня.

— Хорошо, раз это для тебя так важно, — и что это Ник так разнервничался?

— Вот и умничка. — Поцеловав меня, Ник поднялся и быстро одевшись вышел, бросив на прощание, что он уже сильно опаздывает.

Повалявшись еще минут двадцать в постели и поняв, что я больше не засну, поднялась.

— Надо подумать, чем себя сегодня занять, — произнесла вслух, одеваясь.

— Ника, — в комнату влетела Ольга. — Помоги. У меня надежда только на тебя.

— Что случилось? — подруга выглядела взволнованной. — Что произошло? — усадила ее рядом с собой на койку.

— Я себя потеряла, вот что произошло, — глядя в пол, Ольга обхватила себя руками. — Меня с первого взгляда к Коленьке тянуло, а вчера еще и выпитое шампанское со мной злую шутку сыграло. Я отпустила все тормоза. Зная, что прошедшая ночь с Коленькой последняя, я себе позволяла такое… — Ольгин судорожный вздох, раздался в тишине комнаты. — Для меня этой ночью не было слова нельзя. Ты знаешь, — Ольга кинула в мою сторону какой-то затравленный взгляд. — Коленьке все понравилось, он был без ума от меня, а я от него. Мы растворялись друг в друге. Ника, мы были с ним одним целым.

— Оль я не пойму в чем проблема?

— Мне надо уехать.

— Зачем? — недоумевала. — Если как ты утверждаешь у тебя с Колей все замечательно.

— Ника, будь реалисткой, — соскочив с кровати, Ольга встала напротив. — Кто он и кто я? Твой Ник обычный шофер, и ты можешь быть с ним счастлива, а в Колиных руках огромное предприятие, тысячи людей.

— И что с того?

— А ты не понимаешь? — Ольга была вне себя. Я ее прежде никогда такой не видела. — Не хочу быть игрушкой, а никем другим я для него не стану. Ты только посмотри на этот дом с прислугой, на дорогущий автомобиль, денег на который мне за всю свою жизнь не заработать, Ника, рано или поздно охватившая нас страсть уляжется и что потом.

— Оль перестань себя накручивать, никто не знает, что нас ждет в будущем, — попыталась успокоить подругу.

— Я знаю. Разбитые надежды и мечты.

— Зачем же сразу вдаваться в крайности? — Поднявшись, подошла к подруге и обняла ее за плечи, — а вдруг тебе улыбнется удача?

— Обязательно улыбнется сразу же, как только я отсюда выберусь. — Ольга вцепилась в мои плечи. — У входа три охранника, там не прорваться.

— Оль, я не могу тебя понять. Зачем все это? Не проще ли поговорить с Николаем? Не будет же он удерживать тебя здесь насильно?

— Он меня не отпустит, — качнув головой, Ольга отошла от меня. — Он одержим страстью ко мне. Я его сегодня еле выгнала из комнаты. Пришлось пригрозить, что уйду, если из-за меня он отменит назначенную встречу. Ника, у меня от силы два часа, а у меня еще толком план побега не проработан.

— И все же я тебя не понимаю.

— Я и сама себя не понимаю, но если я сейчас от Николая не уйду, то превращусь в коврик, об который вытирают ноги.

— Ты себя недооцениваешь.

— Ника, это ты меня переоцениваешь. За эти несколько дней я изменилась, я стала зависима. Я ловлю каждое произнесенное Николаем слово, я уже сейчас, готова есть из его рук, делать то, что он мне скажет. Представь, что будет дальше.

— А дальше если ты уедешь, то всю оставшуюся жизнь будешь зализывать раны, — подойдя к окошку, села на подоконник.

— Если мне повезет, то я вскоре утешусь.

— И как? — через плечо глянула на Ольгу.

— Есть шанс, что я забеременею. Жаль, конечно, что я вчера пила…

Ольгину позицию, я не понимала. Зачем убегать? Зачем это бегство и зализывание ран, которые неизвестно затянутся ли вообще? Я бы на ее месте рискнула и попытала счастья.

— Ника, я могу на тебя рассчитывать? — услышала за спиной напряженный Ольгин голос.

— Всегда и во всем. Хотя признаюсь, я тебя не понимаю.

— Время все расставит на свои места…

— Оль смотри, — указала рукой, куда именно. — В увитой плющом стене, открылась неприметная для глаз калитка и через нее на территорию участка прошла пожилая женщина.

— Скорее всего, это уборщица и на ключ она калитку не закрыла. Ника, это мой шанс. — Ольга развернула меня лицом к себе. — Деньги телефон и документы у меня уже с собой. Сейчас мы спускаемся в столовую. Просим подать нам завтрак, а потом я, сославшись на то, что забыла в комнате мобильник, покидаю столовую, а ты в это время, должна хотя бы минуты три удержать подле себя Людмилу. Пойдем, — Потянула меня за собой Ольга.

— Что прямо сейчас? — опешила я.

— А что тянуть? Потом может так не повезти. Калитку закроют или же Коленька вернется. Если что звони, я буду на связи. А вот Коле ни под каким видом не говори мой адрес и номер мобильного тоже не давай. Вообще-то в идеале надо бы и тебя с собой прихватить, так надежнее было бы. Только вот если свою судьбу я имею право ломать, то твою нет.

— Это ты правильно подметила, ты именно намеренно ломаешь свою судьбу, а я почему-то собираюсь тебе в этом помочь.

— Помогаешь, потому что ты подруга. Настоящая подруга.

— Доброе утро, — раздалось справа. Людмила не повышала голоса, но так как я совершенно не ожидала ее увидеть, к тому же нервы мои были взвинчены, я вздрогнула.

— Доброе утро Людмила, — на Ольгиных губах расцвела улыбка. — Нам бы с Вероникой что-нибудь поесть. Все равно что, мы с ней не привередливые.

— Присаживайтесь, — махнула Людмила нам в сторону стола. — Я вам сейчас все принесу.

— Ника, ты должна отвлечь Людмилу всего лишь на три минуты. Три минуты, о большем я не прошу.

— Не всего лишь, а целых три минуты. О чем мне с этой Людмилой разговаривать? — Прошипела Ольге на ухо.

— Думай. Даю тебе на это целых пять минут.

— Добрая, — фыркнула, начиная прикидывать в уме варианты, только вот их не было. Мне не о чем было разговаривать с этой женщиной, кроме как спросить ее о том, как давно она работает в этом доме. И на это у меня уйдет секунд десять. Можно, конечно попросить ее что-нибудь принести, но в этом случае она выйдет из столовой.

Нервы, бедные мои несчастные нервы. Меня трясло. Я сидела на стуле, как сжатая пружина. Сердце колотилось в груди, как сумасшедшее, время бежало, тема для разговора не найдена, а Ольга сидит и овсяную кашу в себя закладывает. Как она вообще в нее лезет? Признаться, я ее не особо люблю, а тут еще и перенапряжение, а что если у нас ничего не получится? Ольга, конечно, не собиралась делать ничего предосудительного, всего лишь собралась уйти по-английски, не прощаясь. Даже если ей затея с побегом удастся, мне же допрос устроят, а я девушка слабая, на уговоры падкая, меня же, как нечего делать, любой уломать может. Я же против Николая, если он меня к стенке прижмет, не выстою.

— Вам что-нибудь еще принести? — Сложив на переднике руки, Людмила стояла возле стола.

— Е-мое, телефон в комнате оставила. Вот балда. Я сейчас. — Оля поспешно вышла из-за стола.

— Подожди, — подскочила следом. Рука зацепила чашку и та, встретившись с полом разбилась. — Простите. — Это я Людмиле. Не знаю, как так получилось, — стала оправдываться, чувствуя как от стыда, и собственной неуклюжести начинают полыхать щеки.

— Ничего, я сейчас все уберу, — краем глаза заметила, как Ольга выскользнула из столовой. Теперь мне любыми способами надо продержаться три минуты.

— Я Вам помогу, — присев, стала складывать в руку осколки.

— Вы что? — женщина присела рядом со мной и поспешно выхватила осколки у меня из рук. Неудачно выхватила. — Простите.

Глядя на мою порезанную ладонь, у женщины глаза наполнились слезами, а нижняя губа затряслась.

— Простите, я не хотела… Я не должна была…

— Да не переживайте Вы так, жить буду. Рана не смертельная. До свадьбы заживет, а может и не успеет, — уже тише практически себе под нос произнесла. У меня максимум десять дней осталось для того чтобы поставить печать в паспорте и стать замужней женщиной, а ведь мы с Ником на эту тему еще не разговаривали. А надо бы. Согласится ли он на фиктивный брак со мной? Что если нет? В душе заскребли кошки. Надо будет непременно сегодня поговорить с Ником.

— М-да, — все эти мысли промелькнули у меня в голове, в то время когда глаза наблюдали за расползающейся полоской крови.

— Не говорите, пожалуйста, ничего Николаю Аркадьевичу, — перевела взгляд с руки на женщину, а у нее в глазах паника. Но не тиран же Николай, не убьет же он Людмилу за разбитую чашку, хотя по сути это меня наказывать следует, это же я виновница происшествия.

— Чашка из сервиза и, наверное, очень дорогая, да? — И все же не могла она стоить баснословных денег, чтобы из-за нее так страдать и убиваться.

— Я не знаю, — слезы все-таки покатились из ее глаз.

— Тогда в чем проблема? — с удивлением уставилась на Людмилу.

— Я Вас поранила, если Николай Аркадьевич об этом узнает, он меня рассчитает, а я кредит в банке взяла, мне никак нельзя терять работу.

— Хотите сказать, что из-за какой-то ерунды Николай способен рассчитать опытного, ценного преданного и незаменимого работника?

— Скажете тоже, у нас нет незаменимых. А насчет Вас Николай Аркадьевич дал четкие указания.

— И какие же? — Полюбопытствовала?

— Слушаться Вас, так же как и его, ни в чем не отказывать и ни в коем случае, не обижать, а то уволит.

— Что прямо так и сказал?

— Ну, да, — закивала головой Людмила, — а тут такой конфуз, — женщина кивком головы указала на мою сжатую ладошку.

— Не переживайте, я Николаю ничего не скажу.

— Так заметит же, — всхлипнула женщина.

— Так я и не собираюсь скрывать. Скажу, что пила чай, чашка разбилась, а осколком я поранила себе руку. Скажу, что Вы прибежали на шум и убрали учиненный мной беспорядок.

— Вы действительно так скажете?

— У Вас есть на этот счет какие-то сомнения?

— Прислугу обычно не жалуют и при каждом удобном случае указывают на недостатки и провинности, — Людмила на меня не смотрела.

— Хотите сказать, что Николай Аркадьевич постоянно к Вам придирается? — Если так обстоят дела, то Ольга молодец, что вовремя сбежала от деспота и тирана.

— Да что Вы, Николай Аркадьевич золотой человек, таких как он еще поискать надо. Он всегда отпускал меня, когда я просила, ни к чему никогда не придирался, не то, что некоторые, послушаю знакомых, так от их рассказов волосы дыбом на голове встают.

— Тогда почему Вы сейчас так испугались?

— Не мое это дело, но Вы же и сами прекрасно знаете, что не безразличны Николаю Аркадьевичу, а влюбленный мужчина способен на многое. Не хотелось бы попадаться под его горячую руку.

Глядя на Людмилу, я поняла, что ничего не поняла. Николай активно ухаживает за Ольгой, тогда причем здесь чувства ко мне? Может Ольга что-то узнала и именно поэтому решила сбежать? Решила не мешать? Только вот мне теперь этот Николай Аркадьевич и даже ради печати в паспорте не нужен. Так, надо позвонить Ольге, и во всем разобраться. Глянула на часы. Мы с Людмилой целых пятнадцать минут общались и, судя по тому, что Ольга не вернулась, ей удалось покинуть территорию Николая.

— Пойду-ка я к себе, рану обработаю, — миссия моя была выполнена.

— А у Вас есть чем?

— Да, — кивнув, поспешила в свою комнату.


Как я и предполагала, рана оказалась неглубокой, но находилась в районе сгиба, а значит, заживет не так быстро, как хотелось бы. Промыв рану и залив ее антисептиком, подошла к окну и присев на подоконник, позвонила Ольге.

— Ты где?

— Пока еще в городе, — Ольга тяжело дышала.

— Бежишь?

— Пытаюсь, а ты меня отвлекаешь. Коля еще не появлялся?

— Пока нет.

— Замечательно. Чем дольше не придет, тем лучше. Ника, давай чуть позже созвонимся.

— Как скажешь. — Прервав связь. Стала смотреть в окно.

Ничего интересного там не было, и я решила пойти немного прогуляться по дому. Дом большой, комнат много, интересно, а есть ли здесь бильярдная? Сколько себя помню, всегда мечтала научиться играть в бильярд.

Спустившись на первый этаж, отправилась обследовать левое крыло.

— Зачем ты сюда пришла? — донеслось приглушенное из-за двери. Вздрогнув, подумала, что это меня отчитывают.

— Тебя хотела увидеть, — а вот теперь я замерла. За закрытой дверью находился Ник, его я по голосу сразу же узнала.

— Я тебе русским языком сказал, что между нами все кончено, — Ник злился.

— Обстоятельства изменились, — девушка говорила тихо, пришлось на цыпочках подойти поближе к двери.

— Знаю я все твои обстоятельства. Что деньги опять выпрашивать пришла?

— Не без этого, они мне теперь понадобятся, а ты обязан меня содержать.

— С чего бы это?

— Я жду от тебя ребенка. Не признаешь сам, после его рождения обращусь в суд и подам на алименты.

Я услышала более чем достаточно. Отойдя от двери, пулей бросилась в свою комнату. Сердце. Я никогда не думала, что сердце может так сильно болеть, а еще душа ныла, она скулила побитым щенком. Не думать. Приказала себе. Потом. Все потом. Я не собиралась становиться камнем преткновения. Чтобы у Ника не случилось с той девушкой, это было до меня и ревновать я не вправе. По сути, я вообще ни на что не имела права, а вот ребенок имел право родиться в полной семье.

Покидав вещи в сумку, благо их было мало. Выскочила из комнаты. Пусть кто-нибудь только попробует меня остановить, я находилась в таком состоянии, что меня лучше было не трогать. И ведь не тронули. Оба охранника лишь покосились в мою сторону, но ни один, ни другой мне так ничего и не сказал, не остановил, так что и драться ни с кем не пришлось. Это я так храбрюсь. Хотелось плакать, обычная защитная женская реакция, но я сдерживала себя. Еще не время. Позже. Вот встречусь с Ольгой, сядем с ней рядышком и поплачемся друг другу в жилетку. А счастье было так возможно… Предательские слезы все же навернулись на глаза.


Карина.

У меня не было слов. Как? Как можно было уйти, не дав возможность другому объясниться? Хотелось стукнуть по зеркалу, только что мне это даст?

Люди. Непредсказуемые, импульсивные, эмоциональные, как же с ними тяжело.

Я смотрела, как Вероника удаляется от дома, где живет ее вторая половинка, и думала, что можно предпринять? У меня одна единственная возможность вмешаться. Если я просчитаюсь или же Вероника в последний момент по какой-либо причине пойдет на попятную, второй экзамен будет провален, а еще есть Ольга, которая, так же как и Вероника сбежала от своей второй половинки. Глупость. Самая настоящая глупость.

Видите ли ей страшно. Разбитого сердца побоялась. Можно подумать, что сейчас оно у нее не разбито. Зеркало мне услужливо показала плачущую девушку. Как же тяжело работать с людьми. Непредсказуемые существа. Произойдет чудо, если я, работая с ними, ухитрюсь получить диплом Свахи.

Что же делать? Ольгу, как и Веронику, необходимо было соединить с их половинками. Если они сейчас уедут из города, то сломается сразу же четыре жизни, никто из них не будет счастлив. Мужчины будут пытаться утешиться в чужих объятьях, но, но, но…

Чтобы такого придумать, чтобы сразу и всем хорошо было?

Задумавшись не сразу заметила, что картинка в зеркале изменилась. А заметив, двумя руками вцепилась в зеркальную раму, боясь пропустить хоть слово.


Вероника.


— Стой. — Тяжелая рука, сзади опустилась на плечо. Сердце дрогнуло, а ноги остановились. — Ты куда это собралась?

Меня остановил Николай. Откуда он здесь взялся? Одет с иголочки, в темно-сером костюме, при галстуке, в начищенных ботинках и с охапкой бордовых роз.

— Где Ольга? — Лицо мужчины напряглось, взгляд потяжелел.

— Не знаю, — ответила чистую правду.

— Что произошло? — Его рука по-прежнему лежала у меня на плече.

— Ничего особенного, уезжаю. — Опять же не слова лжи.

— А Ольга? — мужские пальцы весьма ощутимо сжали плечо.

— Смею Вас заверить, что со мной только мои вещи. Задерживать меня Вы не имеете никакого права или Вам показать содержимое сумки, дабы вы удостоверились, что я из Вашего дома ничего не вынесла? — Меня понесло. Я нервничала, потому что Ник в любую минуту мог обнаружить, что я убежала, а я не хотела ни разговаривать, ни объясняться с ним. Зачем? К чему, понапрасну сотрясать воздух, если я все равно останусь при своем мнении? Долгие проводы, лишние слезы.

— Зачем ты так?

— Извините, я тороплюсь, — попыталась освободиться от мужской руки, но не тут-то было. Отпустив плечо, меня ухватили за руку.

— При всем моем уважении, Вероника, отпустить я тебя не могу.

— Почему? — зло сверкнула на него глазами, прикидывая, как можно избавиться от захвата и в какую сторону лучше бежать, перекресток находился в десятке метров от меня. А может броситься под колеса проезжающей мимо машины и попросить помощи?

— Даже не думай. — Прозвучал над ухом зловещий голос Николая. Бросив цветы на землю, Николай вцепился в меня мертвой хваткой.

— Рассказывай, — потребовал он.

— Мне нечего рассказывать. Отпустите меня, — я уже кричала.

— Прости, но ты не оставила мне выбора.

Николай нагнулся и, подхватив меня, перебросил через плечо.

— Что вы делаете? Немедленно поставьте меня обратно, — завопила.

— Можешь сколько хочешь кричать, — подхватив и перекинув через свободное плечо мою сумку, Николай потащил меня в сторону дома.

— Я туда не пойду. Слышите меня, не пойду.

— А ты и не идешь, если ты не заметила, я тебя несу, — я слышала, как Николай усмехнулся.

— Остановитесь, прошу Вас, остановитесь. — Мне нельзя было возвращаться в дом нельзя, а вот аргументов для того чтобы Николай скинул меня с плеча и оставил в покое я не находила.

— Скажешь где сейчас Ольга, я подумаю над твоим предложением, — все же решил поторговаться со мной Николай, заметно сбавляя шаг.

— Я, правда, не знаю. Отпустите меня. — В очередной раз попросила.

— Она в доме?

— Нет, — нехотя выдавила из себя. Остановившись, Николай все же поставил меня на землю.

— И где же она? — Мужчина старался казаться спокойным.

— Я Вам уже сказала, что не знаю.

— Хорошо, допустим, — Николай продолжал удерживать меня. — Знаешь, почему она убежала?

— Почему сразу убежала? Она ушла, — попыталась высвободиться, но добилась лишь противоположного эффекта, руку сжали стальные тиски пальцев, теперь, скорее всего синяки на коже останутся.

— Вернется?

— Навряд ли, — ответила после продолжительного молчания. На Николая не смотрела, а зачем? Я даже не глядя на него чувствовала как его "колбасит" и не удивлюсь, если он сейчас вцепится мне в плечи и начнет трясти, выпытывая правду.

— Она объяснила причину? — я молчала. Говорить о том, что Ольга струсила, не хотелось. — Вероника, не молчи. В конце концов, я имею право знать, — Меня все-таки тряхнули. — Я ее все равно найду, только с твоей помощью будет намного быстрее.

— И как же собираетесь искать? — Я все же рискнула встретиться взглядом с Николаем, зря. Из своих рук он меня не выпустит, пока всю интересующую его информацию не вытрясет.

— Я знаю, когда вы приехали, на каком поезде, и в каком вагоне. Для меня не составит труда, зная ваши имена узнать и фамилии, а потом пробить адрес. Так что, как понимаешь, умалчивая информацию, ты всего лишь отсрочишь неизбежное.

— С одной стороны Вы правы, а с другой стороны, за это время можно успеть спрятаться, да так, что никто не найдет.

— Зачем? — Желваки на скулах Николая заходили ходуном, пронзительный взгляд убивал. — Зачем все это? Зачем, почему она убежала? Нам же было хорошо вместе. Мы же с ней половинки одного целого и Ольга не может этого не понимать. Должна быть причина. Вероника, — Николай понизил голос и у меня от его тона мурашки по спине побежали. Он ведь не отступится и не успокоится, пока всю душу из меня не вытрясет. — Я хочу знать причину, — процедил он сквозь зубы, вгоняя меня в благоговейный страх. — Ну, — рыкнул он, а я смотрела на него как кролик на удава и ничего не могла сказать.

— Я, я, — тихо промямлила.

— Вероника, я люблю Ольгу. Вот шел к ней предложение делать. Если она не захочет принимать столь поспешного решения, мы все же с ней каких-то несколько дней знакомы, я не буду настаивать, я подожду. Я умею ждать, но я от нее не откажусь и я не позволю ей совершить ошибку.

Звонок мобильника слегка привел меня в чувства, но я все еще находилась под впечатлением. Слова Николая проникли в душу и, как бы мне не была дорога подруга, обещание данное ей я, скорее всего не сдержу. Пусть хотя бы у нее с Николаем все сложится. Ольге не стоило рубить с плеча.

— Это она звонит, да? — Николай меня отпустил, давая возможность достать мобильник. Я видела, как мужчина переменился в лице. Он так сильно нервничал, что на лице отражались все его переживания.

— Она ведь не захочет со мной разговаривать, и если я отвечу на звонок, она, скорее всего, отключится?

— Скорее всего, да, — кивнув головой, приняла входящий звонок, одновременно указательным пальцем показывая Николаю, чтобы он стоял молча. — Ты где? — сразу же спросила у Ольги, а потом взяла и включила громкую связь.

— Вероник, тебе лучше этого не знать, в этом случае тебе и врать не придется.

— Оль, тут кое-что изменилось, — говоря, бросила быстрый взгляд на Николая. Тот стоял в метре от меня, ни жив, ни мертв.

— Ника, я рассчитываю на тебя, если тебя прижали к стенке, молчи. Ты одна, или нас слушают? — врать не хотелось, и отвечать на поставленный вопрос тоже.

— Я сбежала. Собрала вещи и сбежала, — сменила тему.

— Как?

— Спрашиваешь, как сбежала? Ножками, как же еще?

— Но почему? Зачем? — тема была больная, и обсуждать ее тем более при посторонних не хотелось.

— Это не телефонный разговор. Ты где?

— Вероник, а ты меня не обманываешь? — ни с того ни с сего насторожилась Ольга.

— Прости, твои вещи не взяла, я вся на нервах, прихватила только свое, а о твоих пожитках даже и не вспомнила. Предупреждаю, как бы ты меня не умоляла, я за ними в дом не пойду.

— Да Бог с ними. Там не было ничего ценного.

— Так ты где? А то я тут стою на перекрестке и не знаю в какую сторону поворачивать. Ты на вокзале? — Это было бы логично.

— Я на автовокзале. В кафе, решила с пересадкой ехать, так надежнее, меньше шансов что найдут.

— Во сколько рейс, я успею до тебя добраться?

— Думаю, что да, отправление через сорок пять минут.

— Тогда до связи, — трясущейся рукой отключила мобильный.

— С твоего позволения, я его у тебя на время заберу. Это только в целях предосторожности. Только для того чтобы ты Ольгу не предупредила. А теперь пошли.

— Куда? — опешила.

— Сдам тебя, а то ведь ты подобно своей подруге сбежишь, и мне потом тебя с Ником искать придется.

— Не смейте ко мне прикасаться, — Далеко убежать не смогла, всего лишь пара шагов и меня вновь перебросили через плечо.

— Я Вам это еще припомню, — зло прошипела, стукнув мужчину по мягкому месту. — Я для Вас, а Вы.

— Я тоже, между прочим, для тебя, потом еще спасибо мне скажешь.

— Это вряд ли, — меня уже пронесли через калитку. — Отпустите, я ногами пойду.

Представив, как я выгляжу со стороны, стало стыдно, кровь прилила к лицу, или это из-за того что я вишу верх ногами?

— Так быстрее, — Николай и не собирался скидывать меня со своего плеча, намереваясь таким вот образом транспортировать и дальше. Если бы Ник был в комнате один, это было бы полбеды, но ведь там же еще и его пассия. Они там разговаривают, отношения выясняют, а тут меня в виде подарка доставят.

— Николай, отпустите меня, — пропищала жалостливым голоском.

— Пожалуйста, — неожиданно согласился он, останавливаясь и ставя меня на крыльцо, в дом мы так и не вошли. Повезло, хотела было перевести дыхание, только вот рано радовалась.

— Николай, что происходит? — Расслышала за спиной, взволнованный голос Ника.

— Да вот, беглянку изловил, подумал, что, так как мы живем в России, уходить от гостеприимных хозяев по-английски, как минимум неприлично, так что принимай, сдаю с рук на руки и предупреждаю, что больше ловить ее не буду. — Отодрав от себя мои руки, (теперь уже я его отпускать не хотела и готова была еще на нем покататься), Николай перепрыгнув через ступеньки, чуть ли не бегом помчался к калитке. К Ольге побежал. Может предупредить ее? Рука полезла в карман, а там пусто. Е-мое, мобильник-то у Николая, а значит позвонить и предупредить Ольгу не получится. Хотя можно у Ника телефон попросить, Ольгин номер я наизусть знала. Только вот, наверное, не стоит. Николай ее любит и Ольга его тоже.

— И как это понимать? — Услышала совсем рядом. У меня от этого вкрадчивого голоса все внутри сжалось. Захотелось развернуться, броситься Нику на шею, прижаться к нему и попросить, чтобы он меня никогда и никуда от себя не отпускал.

Сжав челюсть, и глядя в том направлении, где скрылся Николай, пыталась настроиться на разговор.

— Вероника ты не хочешь ничего сказать? — Он меня все же развернул к себе лицом. Один взгляд. Всего один единственный взгляд таких родных и взволнованных карих глаз на меня и я понимаю, что не уйду от него. Чтобы мне сейчас не наговорил Ник, какой бы лапши на уши не навешал, я поверю, или сделаю вид что поверила, лишь бы была возможность остаться с ним, хотя бы еще на некоторое время. Я таяла глядя на него. С восхищением глядя на ставшими такие родные черты лица, к которым так и тянуло прикоснуться. Пальцы пришлось сжать в кулаки, для того чтобы они не наделали глупостей.

— Вероник, — тихий, ласковый голос и завораживающий бархат глаз…

— Так ты из-за этой девки, решил отказаться от собственного ребенка? — Звонкий женский голос, прозвучал пощечиной, а глаза тут же глянули на соперницу.

Высокая, стройная блондинка в коротком кроваво-красном платье, на высоченных каблуках, взирала на меня с презрением. Я бы, наверное, смутилась от такого взгляда, и возможно бы даже не стала ломать зарождающуюся семью, если бы стоящая напротив меня девушка, не оказалась той самой блондинкой из кафе.

— Как я погляжу, у некоторых не стыда не совести нет.

Все то же самое я могла сказать в отношении ее, только не стала. Зачем? Я смотрела на стоящую передо мной Алину, кажется, именно так обращался к ней парень в кафе, только сейчас понимая какую ошибку я чуть было не совершила. Мне действительно Николая поблагодарить надо будет.

— Милочка, Вы в курсе, что из-за Вас семья разрушается? — болотного цвета глаза смотрели на меня с вызовом.

— Вероник, не слушай ее, ничего ты не разрушаешь. Алина, тебе лучше уйти, — голос Ника стал резким и грубым.

— Не смей меня прогонять, — взвизгнула блондинка. — Я будущая мать твоего ребенка и у меня больше прав, чем у этой, — в мою сторону взметнулась рука. — И можешь не мечтать о спокойной жизни. Я тебя на весь свет ославлю.

— Алина прекрати, это уже всякие границы переходит, — попытался Ник успокоить свою бывшую подружку. — И не стоит попусту угрожать, ты же понимаешь, что ничего мне не сделаешь.

— Ошибаешься, — оскалилась Алина. — Сюда через час пожалуют твои деловые партнеры, я их лично пригласила на нашу свадьбу. А заодно и выездную регистрацию заказала. Как думаешь, Игорь Алексеевич захочет с тобой сотрудничать, если узнает, что ты практически у самого алтаря бросил беременную влюбленную в тебя девушку причем без каких бы то ни было средств к существованию?

— Стерва, — зло глядя на блондинку, выплюнул Ник. — Сколько же в тебе яда и как же я раньше этого не замечал?

— Ничего милый, — проворковала Алина и на ее губах застыла голливудская улыбка. — Стерпится, слюбится. Решай Ник, что для тебя дороже и предпочтительнее я с малышом и долгосрочным договором или же эта девчонка. Предупреждаю, что выбрав второй вариант, ты останешься без штанов, я так тебя перед всеми ославлю, что никто не захочет иметь с тобой дело.

Все, меня эта наглая, беспринципная девица достала.

— Алина, не стоит рыть яму другому, — начала издалека.

— А тебя вообще никто не спрашивает, — заткнула меня Алина, вернее попыталась это сделать. — Бери свою сумку и можешь возвращаться к себе. Поверь, плакать по тебе здесь никто не будет.

— Вероника, не слушай ее, — Ник ухватил меня за руку. — Я тебе сейчас все объясню…

— А что тут объяснять? — Алина приблизилась к нам.

— Позвольте с Вами Алина не согласиться, — Ника я решила отвоевать, а девицу эту отвадить, чтобы и духа ее здесь больше не было.

— Не позволю, — Девица подошла ко мне практически вплотную.

— А вчера в кафе, общаясь с Виталиком, вы вели себя совершенно по-другому. Вы же в ногах у него валялись, при этом утверждая, что именно он отец вашего ребенка.

— Что за чушь? Ник, что она такое говорит? Что за бред?

— Так уж получилось, что я сидела напротив Вас, поэтому все видела и все слышала. Виталику ребенок не нужен и он дал Вам денег избавиться от него, но если Вы так сделаете, то детей у Вас больше не будет. Как погляжу, Вы решили и себя пристроить и ребенка. Мудрое решение, но вам, Алина придется поискать другого отца для своего чада.

— Чушь, — Алина испепеляла меня глазами. — Ник не верь ей, она специально клевещет на меня. Ник, она хочет нас с тобой поссорить и занять мое место.

— Ничего я не хочу, и даже готова была уступить. А насчет доказательств, не беспокойтесь, они у меня есть. Так уж получилось, что я засняла вашу вчерашнюю встречу на телефон. Вот думаю, может выложить ее в интернет? Надо только заголовок придумать. — Не сводя с меня напряженного взгляда, Алина побледнела. — Например: "Никогда так не унижайтесь перед мужчиной".

— Стерва, — прошипела девица, делая выпад вперед. Наверное, она хотела мне в лицо вцепиться, накладные ноготочки-то у нее ого-го какие, да Ник собой меня загородил. После чего, последовав примеру Николая, перебросил Алину через плечо и понес ее в сторону калитки. Она дергалась, кричала и даже била Ника, который донеся девушку до ворот, выставил ее на улицу, после чего на несколько секунд задержавшись у охранников, поспешил ко мне.

— Мой телефон у Николая, так что показать тебе вчерашнюю запись пока не смогу.

— Да Бог с ней, — Ник, тяжело дыша, остановился напротив. — Сбежала-то почему? Ты же пообещала мне не уходить и дождаться.

— Так я тебя дождалась, а потом ваш с Алиной разговор услышала, в том числе и про ее беременность, — призналась, теперь не было смысла это скрывать.

— Решила не мешать, да? — И без того темные глаза Ника потемнели.

— Ребенок не должен страдать…

— Только вот неизвестно где именно ребенку будет лучше, в полной семье, где родители ненавидят друг друга или когда они живут порознь и видятся с ребенком в определенные дни.

— Я хотела как лучше, — на Николая старалась не смотреть.

— Ну, да, как лучше. Ты мне даже единого шанса не оставила, все за нас обоих решила. Ведь если бы ни Николай…

— А почему он шел пешком, а не на машине к дому подъехал? — сменила тему на более безопасную.

— Потому что он шел от своего дома к моему. Вероника, этот дом мой. Я его хозяин, я не работаю водителем, — замерев, Ник напряженно всматривался в мое лицо.

— А Николай?

— Он мой сосед и друг. Мы с ним с института вместе. Когда Оля приняла меня за водителя, — Ник судорожно вздохнул. — Не знаю, что на меня нашло. Решил изобразить из себя водителя. Позвонил Николаю, благо мы с ним тезки и попросил его изобразить меня, а когда он согласился, предупредил прислугу, а дальше ты все знаешь.

— Знаю, — едва заметно кивнула. Ник стоял всего в паре шагов от меня, взволнованный, слегка растерянный, такой родной, любимый и желанный. Как? Как я могла сбежать от него? Он же за эти несколько дней стал для меня всем. Я смотрела на него, а у меня внутри разливалось тепло и нежность, захотелось запустить пальцы в его волосы, притянуть к себе… Стоп. Остановила себя. Если я сейчас к нему прикоснусь, то мы так и не поговорим. — Какие еще у тебя скелеты в шкафу имеются?

— Никаких, вроде, — Ник стоял, как натянутая струна.

— Что за деловые партнеры, про которых говорила Алина?

— Я тебе уже рассказывал для чего мне нужна печать в паспорте, — облокотившись о перила, Ник запустил пальцы в волосы.

— Ты рассказывал про Николая имея ввиду себя?

— Да, — тихо выдавил из себя Ник.

— Если заключишь договор, уедешь?

— Филиал планируется открыть в Норвегии, — Ник не сводил с меня глаз.

— Даже так? — Надо же какое совпадение.

— Вероника, — Ник преодолел разделяющее нас расстояние. — Я не согласен на фиктивный брак. — Глаза его лихорадочно блестели, грудная клетка тяжело поднималась и опускалась. Он стоял совсем близко от меня, так близко, что я ощущала исходящий от его тела жар.

— Так я тебе вроде, как и не предлагала заключить со мной фиктивный брак или я чего-то не помню?

— Выходи за меня замуж, — выпалил Николай и ухватил своими ладонями мои. — Предупреждаю, если согласишься, развода я тебе не дам, а если откажешься, то я стану твоей тенью и готовься к тому, что я буду следовать за тобой повсюду. Я тебя не отпущу.

Не отпустит он, как же. Как показала практика, нет ничего невозможного, и побег еще никто не отменял. Меня сегодня только по чистой случайности поймали…

— Вероника, — пальцы Ника дотронувшись до моего подбородка, приподняли голову, вынуждая встретиться с ним глазами. — А что означает твоя загадочно-коварная улыбка?

— Ничего, — качнув головой, теперь уже открыто улыбнулась.

— Предупреждаю, чтобы ты не задумала, тебе от меня не избавиться.

— Николай Аркадьевич — тут к Вам пришли, говорят, что выездная регистрация. — Один из охранников, остановился на дорожке недалеко от нас. Ник перевел взгляд с него на меня?

— Безобразие, — постаралась состроить негодующее выражение лица. — Даже времени на то чтобы подумать не дали.

— Ты соглашайся, а потом подумаешь, — предложил Ник. — Впускай, — это он уже охраннику, — не вежливо так долго держать людей у закрытых дверей, а мы уж после разберемся, что с ними делать.

— Если я соглашусь выйти за тебя замуж, ты меня с собой в Норвегию возьмешь? — полюбопытствовала. Работа работой, там меня в любой момент могли заменить кем угодно, а в Норвегию хотелось.

— Для этого Николаю Аркадьевичу вначале необходимо заключить со мной долгосрочный контракт.

Рядом с нами стоял представительный мужчина лет шестидесяти в черном строгом костюме, а рядом с ним еще четверо. И когда это они успели подойти?

— Добрый день, Игорь Алексеевич, Ник протянул руку для приветствия. — Знакомьтесь, это Вероника.

— Шантажируешь? — Прищур бледно-голубых глаз Игоря Алексеевича пронзил насквозь. Брр-р, от колюче-ледяного взгляда, захотелось поежиться.

— Еще и не пыталась. А вы пришли группой поддержки поработать?

— Вообще-то меня пригласили, — теперь уже голубые глаза усмехались.

— Это Ник явно поторопился.

— А разве меня приглашали не Вы? — одна из бровей Игоря Алексеевича поползла вверх.

— Не я, но могу предположить, что это была бывшая пассия Ника, у нас тут с ней перед самым вашим приходом разговор состоялся.

— Вероника, — Ник попытался заткнуть мне рот.

— Пусть рассказывает, интересно же, — осадил Ника Игорь Алексеевич. — Продолжайте Вероника.

— А что тут продолжать? — пожала плечами. — Мужчина который говорит, что без тебя не может, что жизни без тебя не мыслит. Мужчина который проводит с тобой страстную ночь, оказывается завел на стороне ребенка. Узнав такое, психанула, собрала вещи и ушла.

— И что дальше? — Игорь Алексеевич заинтересовался историей. — Как вы опять здесь оказались?

— По чистой случайности. — Тяжело вздохнула, вспоминая момент. — Друг Ника, заметив меня с сумкой, даже не разбираясь, перекинул меня через плечо, принес сюда и вручил Нику.

— А что же бывшая пассия?

— Оказалось, что Ник с ней расстался еще до моего появления в его жизни меня, а ребенок не его, а другого мужчины и я чуть было своими руками не разрушила свою жизнь, да и жизнь Ника.

— Допустим, а что насчет Норвегии? Почему вы желаете попасть именно в эту страну?

— Давняя мечта.

— А если так случится, что Николай Аркадьевич вынужден будет жить и работать там, а вам придется ждать его возвращения здесь?

— На работе стукну кулаком по столу и получу контракт в Норвегию.

— Даже так? — Игорь Алексеевич явно удивился. — А если Николай вынужден будет остаться? — перевела взгляд с Игоря Алексеевича на Ника и поняла, что мое место там, где находится он.

— Я останусь с ним, — Ник встрепенулся, и наши глаза встретились. Норвегия может подождать, а от Ника я теперь уже отказываться не хотела.

— Ты выйдешь за меня? — я не видела ничего кроме его бездонных глаз.

— Выйду, но у меня есть просьба.

— Какая?

— Дай телефон, — попросила, протягивая руку, — мой мобильный остался у Николая.

— Это и есть твоя просьба?

— Нет. Дай мне пару минут, — попросила.

— Пару минут дам.

Набрав свой номер, замерла в ожидании ответа, а что если Николай проигнорирует звонок?

— Я Вас слушаю, — Ольгин голос я узнала сразу.

— Оль, это я. Николай с тобой?

— Да, а что?

— Передай ему телефончик.

— Алло.

— Николай Вы уже сделали Ольге предложение?

— Да и она согласилась.

— Отлично, давайте к нам, у нас выездная регистрация, сразу вместе распишемся, а вечером где-нибудь посидим, отметим, — предложила.

— А как же белое платье? Гости? — озадачился Николай.

— Ольгу я беру на себя, Вы согласны?

— Более чем.

— Отлично, отдайте ей телефон.

— Оля, к нам тут выездная регистрация приехала, давай вместе распишемся.

— Ник сделал тебе предложение? Поздравляю.

— Спасибо. Так как насчет росписи?

— Хотелось бы конечно, что-то более существенное чем банальный штамп в паспорте. Сейчас подожди. Коленька, ты как относишься к венчанию? — донеслись до меня ее слова. — Отлично. Ника, ты еще здесь?

— Конечно здесь, куда же я денусь?

— Мы будем у тебя минут через пятнадцать — двадцать. Согласна на скоропалительную роспись и штамп в паспорте, но при условии, что мы чуть позже все вместе обвенчаемся и там все будет как у людей и платье и гости.

— Ник, как ты относишься к венчанию? — глянула на возлюбленного.

— Что прямо сегодня? — Глаза у него округлялись, нервничает.

— Нет в обозримом будущем, с белым подвенечным платьем, с гостями.

— Я не против, и даже двумя руками "за".

— Отлично. Оль ты слышала?

— Да, ждите и без нас не начинайте, — Ольга отключилась.

— У тебя кольцо-то есть? — поинтересовалась, возвращая Нику мобильный.

— Вчера купил.

— Вот ведь, — встав на цыпочки, чмокнула Ника в губы. — Пойду, приведу себя в порядок, а ты займись гостями, что они у тебя на крыльце столпились? В дом приглашай.

— Николай, подумай пока не поздно, Вероника женой еще не стала, а уже командует и распоряжается, а что дальше будет? Скажет к ноге, и придется бежать, — Игорь Алексеевич развлекался. И пусть, мне не жалко. Я чувствовала себя самым счастливым человеком на Земле.

— А я побегу, и служить буду и все команды выполнять в обмен на ласку и заботу, — при этом Ник так на меня смотрел, как будто я центр его вселенной и кроме меня для него никто и ни что не существует. Надо уходить иначе я подойду к нему обниму и никакие штампы в паспорте мне будут не нужны и гости, которых мы, к слову сказать, не приглашали, могут заниматься чем угодно ожидая нас, а освободимся мы не скоро.

— Так, все, — Игорь Алексеевич встал между нами. — Нечего вам при посторонних так друг друга глазами пожирать. Между прочим, мне завидно. Вероника, Вы, кажется, решили сходить переодеться. Идите, — Игорь Алексеевич практически затолкал меня в дом.

— Только посмей еще раз убежать, — услышала сзади.

— И что тогда? — развернувшись, лукаво улыбнулась.

— Тогда из самого счастливого человека я превращусь в самого несчастного.

— Ладно, — смилостивилась и, подмигнув Нику, скрылась в доме.

То, что я чувствовала, не передать словами, какое-то приподнято-возвышенное настроение, я не бежала по лестницам, направляясь в свою комнату, а парила над ними. Мыслей не было вообще и никаких. Причесываясь, и глядя на себя в зеркало никак не могла избавиться от блуждающей по губам улыбки.

Ольга появилась у меня в комнате с такой же улыбкой.

— Как же хорошо, что я поехала с тобой, а ведь могла бы сейчас работать, а Коленька бы обо мне ничего не знал.

— Вы бы у нас на свадьбе встретились.

— Это только в том случае, если бы ты с Ником осталась.

— Оль давай не будем о грустном в такой знаменательный для нас день.


Саму регистрацию помню плохо, она прошла тихо, быстро и осталась в памяти смазанным пятном. Зато я помню глаза Ника, которые следили за каждым моим движением, в которых светилось восхищение, желание и любовь. Его пальцы переплелись с моими, и я поняла, что не желаю их расплетать. Душа пела, а сердце при взгляде на Ника, каждый раз замирало и трепетало сотней пойманных бабочек.


Карина.


Я, как и обе невесты, ощущала трепет, волнение, а еще разливающуюся по телу силу от их взаимной любви. Свахи живут именно такими моментами. Чем больше их, тем мы сильнее и могущественнее, а если созданная нами пара распадается, то и мы становимся слабее. Но распадаются, как правило, только неидеальные пары, а у меня целых две идеальных пары образовалось, и мне даже вмешиваться в их судьбу не пришлось. Как же здорово, и быстро. Я уложилась раньше срока. Пары сформированы, и отношения узаконены и у меня еще куча свободного времени. Невиданное везение. А ведь если бы ни Николай…

Не будем о грустном, когда все так замечательно закончилось. Коля и Оля, Ника и Ник практически одинаковые имена. Лучше и не придумаешь.

Я наблюдала за парами через зеркало и умилялась, правда недолго. Начавшийся сгущаться в комнате туман, свидетельствовал о том, что я справилась со вторым экзаменом и меня возвращают. Скоро я буду дома. Жаль, конечно, я бы еще за парочками понаблюдала, питаясь их эмоциями, только вот не дали, и ведь не поспоришь.


С Ариной и Вениамином встретиться нам удалось только спустя неделю.

— Карина как у тебя? — спросила Арина вместо приветствия.

— За неделю пара соединилась, и даже вмешиваться не пришлось

— Везет же, — сев напротив Арина горестно вздохнула. — А я на этот раз целых два раза вмешивалась. Такая непробиваемая пара попалась, ужас.

— Кто бы говорил об ужасах, — с грохотом выдвинув стул, Вениамин на него практически рухнул. — Я все прошедшие две недели на нервах провел, оба своих права на помощь вверенной паре использовал и уже думал, что провалил экзамен, если бы не случай…

Мы провели вместе целый вечер и разошлись далеко за полночь, и уже сегодня мы все в очередной раз предстанем перед очами Изольды Карловны, и нам дадут задание соединить третью пару. На этот раз у меня в запасе будет лишнее вмешательство в ход судьбы и это не могло не радовать так как, по словам предыдущих выпускников, третий экзамен самый коварный и его из тысячи проходят лишь единицы.


Декабрь 2016


Оглавление

  • Наталья Королькова Сваха. Фиктивный брак