КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 475124 томов
Объем библиотеки - 701 Гб.
Всего авторов - 221293
Пользователей - 102893

Последние комментарии


Впечатления

Rusta про Кири: Мир, где мне не рады (Юмористическая фантастика)

Весьма неплохо

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Ищенко: Город на передовой. Луганск-2014 (Политика и дипломатия)

какой бред несет эта баба.
и явно, не луганчанка, или писалось со слов, а аффтор, не зная местной специфики употребления слов, воткнул/ла отсебятину.
нечитаемо. и учить историю по этому опусу я бы детям не давал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бурмистров: Антология фантастики и фэнтези-23. Компиляция. Книги 1-13 (Боевая фантастика)

Спасибо за релизы произведений отличных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

Ежели есть желание, задайте вопрос автору на Литнет)))

https://litnet.com/ru/book/proklyate-starinnogo-kolca-b374998

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

вопрос залившему
где тут альтернативная история?
RE:задайте вопрос автору на Литнет)))

сходил.у автора указано
RE:попаданка в другой мир_приключения_магия приключение фантастика приключения дружба становление героя

попаданцы-да, есть.

альт. история-нет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).

Хмарь. Солдат удачи (СИ) [Николай Соколов] (fb2) читать онлайн

- Хмарь. Солдат удачи (СИ) (и.с. Миры Содружества) 1.06 Мб, 184с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Николай Алексеевич Соколов

Настройки текста:



Николай Соколов Хмарь. Солдат удачи

Пролог

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые.

Ф. И. Тютчев

Очнувшись, я с трудом открыл один глаз. Второй не открывался, не смотря на мои усилия. Вокруг стояла непроницаемая темнота, меня тошнило, острая боль пульсировала, охватывая все тело. Густая вязкая кровь, текущая по лицу, вызвала страх, и я неосознанно попытался рукой ощупать голову, цела ли она. Обследовать раненую голову помещал шлем скафандра. Проведя перчаткой по поверхности шлема, я обнаружил глубокую вмятину с левой стороны головы. Лишь бы мое серое вещество не вытекло, неожиданно мелькнула странная мысль(1). Я попробовал пошевелиться и сразу пожалел об этом. Ужасная боль взорвалась в теле, и когда стало невыносимо терпеть, я зашептал. — "Мама, мама, мне плохо, мама, помоги мне, мама". Аптечка, встроенная в скафандр, наконец-то заметила огромное количество адреналина в крови и впрыснула обезболивающий наркотический состав. Сознание плавно унеслось в мир грез. Где я летал среди облаков и даже выше, любуясь сверкающими белоснежными пуховыми перинами, взбитыми добросовестной хозяйкой так, что вокруг разлетелись пух и пушистые перья. Вдруг начался настоящий звездопад из цветных искр и мою душу переполнили радость и восторг. Вокруг меня закружился красный огонек. Я немного поиграл с ним в догонялки. Огонек, нет уже маленькая звезда, сменив цвет на небесно-голубой, помчалась вдаль. Как бы призывая меня следовать за собой. Продираясь через чудесные видения за путеводной звездой, я обнаружил скрытую в тумане дверь, за порогом которой я пришел в чувство. Прислушавшись к ощущениям, понял, что меня бережно волокут по шероховатому полу тоннеля. Разлепив слипшийся правый глаз, попытался повернуть голову, что бы рассмотреть хоть что-нибудь. Все расплывалось и пришлось немного напрячь зрение, чтобы увидеть неяркий луч фонаря. Он желтым пятном пробивался сквозь пыльную взвесь, осторожно двигаясь по стене. Иногда выхватывая из мрака тоннеля покрытые сероватыми потёками стены и потолок.

Дикая смесь, бродившая в крови, мешала сосредоточиться. Кто я? Где я нахожусь? Прошлое вспыхнуло в мозгу калейдоскопом картинок. Эмоции захлестнули меня. Вот я восторгаюсь полету на парашютном крыле. Вот мы всей семьей плывем на лодке, сопротивляясь течению быстрой реки. Вот я радуюсь людям, прилетевшим с других планет. Радуюсь не каким-нибудь зелёным гуманоидам, а именно землянам, похищенным с нашей Земли и вернувшимся обратно. Радость и мечты охватили весь мир. Все ждали чуда, помощи, но халявы не случилось.

— Ничего личного, только бизнес, — говорили мафиози Америки.

Да и бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Лишь России было сделано предложение, от которого нельзя было отказаться. Наши огромные территории и низкая плотность населения очень им понравились. Они арендовали огромные земельные участки на девяносто девять лет. Взамен мы получили технологии по увеличению качества медицинского обслуживания. Ещё случилась маленькая двухнедельная война, для устрашения землян были нанесены удары по всем крупным городам нашей планеты. ПВО Москвы смогло отразить лишь 82 % ракет, среди жертв этого ужасного удара были и мои родственники. В нашей семье пострадали мой брат, его жена и дочь. Нужно было срочно спасать им жизнь. Испробовав множество способов спасения их жизни, я заключил контракт с наемным отрядом, где родственники могли со скидкой или в кредит получить внеочередное медицинское обслуживание. Величина кредита на лечение не должна превышать страховку жизни наемника, и в отряде появился мой отец. Вдвоем мы смогли перекрыть страховыми выплатами кредит. В России была запрещена эмиграция с планеты до сорока лет, но иногда делали исключение.


Глава 1. Проверка на прочность

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Не все из нас придут назад

"Прощание Славянки".

В.Лазарев

Полтора года назад по земному времени. Земля, Москва, Главное управление Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. Кабинет начальника управления тринадцать Х — внеземных операций

За небольшим столиком в уютном уголке расположились двое тридцатилетних мужчин. Один был худощав и жилист, другой выглядел квадратным крепышом.

На столике стояла литровая бутылка коньяка двенадцатилетней выдержки. Ее янтарная жидкость была разлита в тюльпанообразные бокалы с толстой ножкой. Худощавый вращал бокал вокруг своей оси и наблюдал, как ведут себя "ножки" стекающей жидкости на внутренней поверхности стенки бокала. Коньяк стекал медленно, "ножки" были ровные и к тому же имели капельки-"слезки".

— Ну, как тебе быть снова молодым? — Задал вопрос крепыш.

— Так же, как и тебе, Валентин. Хорошо быть снова здоровым! О чем хотел поговорить?

— Володя, объясни мне свой выбор! Из всех ты выбрал этих двоих! Да они даже краткосрочные курсы не прошли, они же смертники!

— Ты не прав, мой друг. У этих Потрошителей могут выжить только такие как они. Новички, которые не проходили через наше обучение. Основная опасность им, как ни странно, грозит от шпионов наших западных партнеров. Они тоже заинтересованы в этой "чудо-вакцине" и не любят конкурентов. Пиндосы все еще не поняли, что мы в одной лодке. Зависть застит им глаза. Они считают, что мы получили слишком много.

— Надеюсь, ты еще кого-нибудь включил в группу?

— Да, яйца в одну корзину класть нельзя. Кстати, сведения о попытке договориться с наблюдателями об уничтожении России, верны?

— Да, их наглость и хамство не знают границ.

— Может, они еще и высокотехнологичное оружие у них пытались купить?

— И это правда. Вот только если Совет Контролеров обнаружит вооружение стран Содружества и выяснит кто его поставляет…

Многие хитромудрые головы полетят в пустоту добывать минералы на астероидах. Конечно, наблюдатели поставили Западу оружие. Все высокого качества, на Земле такого не произвести. Но все вооружение не выше первого уровня развития. Мечи, ножи, арбалеты и многое другое холодное оружие. Все в соответствии с запретом для планет, не принятых в Содружество и находящихся в карантине.

— Что, двое хитромудрых встретились?

— Да, они стребовали оплату с пиндосов вперед. По нашей стране ракетный удар в соответствии с договором они произвели. Чтобы их не обвинил Совет Контролеров в коррупционных делишках, они нанесли удар по всем крупным городам Земли. Мотивировав тем, что мы не хотим жить мирно между собой. Только у Запада городов-миллионников больше, а ПРО у нас лучше.

Пиндосы смогли сбить только 18 % ракет, ЕС — 15 %, Китай — 30 %, а Индия — всего 10 %. Сами себя перехитрили, теперь сидят молча, как побитая моська, и зализывают раны, неприятно, когда носорог потопчется. Носорог плохо видит, но при его мощи это не его проблема.

— Чего себе не хочешь, то и другим не твори.

— Нет такого преступления, на которое бы Запад не пошел ради увеличения прибыли. С приходом инопланетян и внедрением нейросетей, люди перестанут самостоятельно лечить, преподавать и строить. Придется сократить практически полностью врачей, хирургов и терапевтов, их заменят медкапсулы. Учителя тоже будут не нужны. Обучение и воспитание будет только для детей до двенадцати лет. То же касается фермеров, которых заменят на универсальные автоматизированные комбайны. Водители,​ грузчики и представители прочих профессий также останутся не удел. Так зачем Западу люди?

— Ты куда речь готовишь?

— Перед Верховной палатой Федерального собрания РФ выступать буду.

— Представляешь, Владимир, они требуют снять запрет на эмиграцию!

— Избранники "народные", неужели не поймут, что сейчас важно сберечь людей!

— Мы выявили и скоро посадим несколько человек, получивших взятки от внеземных корпораций.

— Бог тебе в помощь. Хватит о работе, а то коньяк прокиснет.

— Ну что, за удачу!

— Поднимем эту чашу за бойцов наших!

— Поднимем эту чашу за удачу на тропе боевой, чтоб ворон да не по нам каркал!


Земля, Томская область, межпланетный космопорт

Никому не верилось, что космопорт, этот величественный колосс, был младенцем менее полутора земных лет от роду. Его построили на севере Томской области за каких-то два месяца. Репортеры и туристы со всех стран мира слетались посмотреть на инопланетные технологии. Они с восторгом наблюдали, как роботы под руководством инженеров создавали здание из стекла, бетона, металла, цветных пластмасс и местных пород дерева. Архитектура космопорта была принципиально новой для землян. Журналисты описывали ее восторженными словами. Космопорт был чудесный, открытый и полный воздуха, с изящными арками, искрящимися фонтанами и зелеными парковыми зонами. Все это вызывало уважение к архитектуре инопланетян. Особенно поражал воображение орбитальный лифт, который сияющей голубой иглой рассекал прозрачный небосвод.

В огромном зале космопорта среди снующих людей прощались молодой высокий мужчина и моложавая интересная женщина, одетая в платье светло-бежевого цвета.

— Мама, не переживай, там не опасней, чем у нас на Земле, да и мы с папой будем вдвоем.

Мама нахмурилась и строго взглянула на меня:

— Не ври мне, я посмотрела в галонете, в этом наемном отряде выживаемость всего 10 %.

— Ну, мама, ты же понимаешь, выхода не было! Андрей и Настя не выжили бы без этой операции. Хорошо Олечку без очереди пропустили.

Мама заплакала, я её обнял и прижал к себе.

— Мама, я тебя люблю, не беспокойся о нас. У меня высокий IQ, и мне сказали, что могут на техническую должность назначить, — даже не моргнув соврал я.

— Ну и где твоя Анна? Она придет тебя провожать? — Тихо проговорила мама.

Горло перехватило, все же я обиделся на теперь уже бывшую мою девушку. Мы встречались около года. Чувства? Да нет, скорей влюбленность.

— Мы поссорились. Она сказала, пять лет — это много. Да и не нравилась она тебе.

Мама посмотрела на меня и сказала:

— Мы с отцом внука хотели, а то одни внучки. А нравится это тебе она должна. Если ты любишь, то мы потерпим, — вздохнула она, вытирая платочком слезы.

Подошёл отец и поправил волосы, которые вылезли из под платка мамы.

— Всё, любовь моя, пора прощаться. Молись за нас. Там покупатель слишком грозный, в дезертиры хочет нас записать.

Мама враз стала серьезнее и перекрестила меня трижды, вдавливая пальцы в мое тело. Затем обняла отца и также перекрестила его. И засунула в руки мне и отцу нательную икону Божьей Матери.

— Носите и не снимайте, — сказала она. — Мы вас все ждем дома, возвращайтесь быстрее, — мама отвернулась и тихо заплакала.

Мы подошли к турникету, поднесли к считывающему устройству проездные документы и проследовали в следующий зал, где увидели молодого мужчину в форме космической пехоты. Рядом с ним стояла группа разномастно одетой молодежи с рюкзаками и мучила его вопросами. Синхронный автопереводчик с трудом справлялся с множеством вопросов. Трудность была в том, что вопросы задавались на нескольких языках Земли.

Отец повернулся ко мне и сказал:

— Похоже, русских, кроме нас с тобой, нет. Зато получится как в анекдоте. Ты кто? Русский. А зачем сразу пугать! — И засмеялся над своей шуткой.

Он у меня любит поговорить. Сам рассказывает анекдоты и сам смеется. Разжевывает мне все, даже если я против. Я сначала обижался, возмущался, а потом привык.

— Молчун ты у меня, — постоянно говорит отец мне.

Действительно, зачем так много говорить, когда и так все всем понятно.

Отец подошёл к человеку в военной форме с непонятными для землян знаками различия. Посмотрел на различительные шевроны на рукаве и представился как российский военнослужащий.

— Господин сержант, команда А-7442 прибыла для прохождения службы.

Сержант кивнул и молча направился в зал орбитального лифта. Броуновское движение толпы упорядочилось и потекло за ним.

Отец повернулся и послал воздушный поцелуй маме, которая смотрела нам вслед и махала рукой.

Мы быстрым шагом догнали свою команду, которая направлялась к терминалу OL. Рутинная проверка документов прошла быстро. Мы погрузились в обычный автобус и нас повезли к орбитальному лифту.

Я смотрел в запотевшее окно на мелькавшие мимо лужи, которыми был покрыт черный асфальт космопорта. Мне казалось, что Земля грустит и плачет мелким дождем, прощаясь с нами. Моё настроение полностью соответствовало хмурой погоде за окном, где тяжёлые мрачные грозовые тучи заполнили всё небо над нами. Тучи, подгоняемые ветром, сердито надвигались на силовое поле лифта. Затем суетливо толкались, огибали его и, сверкая молниями, уносились вдаль.

Отец посмотрел на меня и произнес:

— Я мечтал в детстве побывать в космосе! Что ж, мечта идиота сбылась.

Отец даже в свои зрелые годы оставался неисправимым романтиком и пытался привить вкус к приключениям своим детям.

— О, смотри, хороший знак! — вскрикнул отец.

Яркий солнечный луч пробился сквозь серую хмарь и весело отразился в лужах. Причудливая россыпь радужных бликов оживила хмурый день. Я улыбнулся, и в моём сердце зародилась надежда.

— Я вернусь, мы ненадолго, — пообещал я.

Моя рука крепко сжала нательную икону и душа успокоилась, тоска, как черный ворон, взмахнула крыльями и умчалась прочь.

Подъем на орбитальном лифте впечатлил всех, большая кабина на тридцать человек, панорамный обзор с прозрачными стенами позволил оценить красоту нашей планеты. Мы смогли увидеть зелень лесов и синие озера Земли с огромной высоты. При подъеме почти не ощущалось ускорение, система антигравитации компенсировала перегрузки. А золотистые светофильтры спасли нас от жесткого излучения Солнца.

Наше перемещение на орбиту Земли прошло штатно и без происшествий. Группу в полном составе погрузили в шаттл, который и доставил нас на космический корабль. Сопровождающий сержант молча передал нас и наши документы офицеру и вернулся назад. Офицер, проверив по списку, повел нас по лабиринту корабля только ему ведомым путем.

— Не дай бог его фамилия Сусанин, — негромко сказал отец, — заведет и бросит. А мы ж "на ихнем ни бельмеса, ни гу-гу"[1]. Как будем выбираться?

Через десять минут мы вошли в просторный зал. Вся команда устроилась перед большим экраном, на котором крутился рекламный ролик о том, как легко и быстро можно изучить язык Содружества.

Субтитры на русском и других языках Земли разъясняли, что обучать языку Содружества будут с помощью гипнопрограммы во время перелета. Обучению "общему языку" подлежат все выходцы (дикие) с планет, не входящих в Содружество.

Новичков набралось около тысячи человек, всех нас разбили по взводам и назначили сержантов. Разместили каждый взвод в отдельном помещении, где можно было во время разгона корабля отдыхать в удобных креслах.

Перелет из Солнечной системы корабля наемников с новобранцами прошёл почти незаметно, и о произошедшем событии мы могли догадаться лишь по едва заметной вибрации, которую издавал корабль при разгоне. После трех часов разгона был совершен гиперпрыжок. Для нас он был первый. После чего нас повзводно отвели в помещение, где каждому выдали шлем типа горшка или кастрюли в проводах. Усадили в кресло, шлем на голове несколько раз пискнул, загудел. И, о чудо, после двух часов отключки, а потом мучительной головной боли, мы смогли разговаривать на общем стандартном языке Содружества. Практические занятия помогли избавиться и от акцента. После сдачи зачета владения общим языком стран Содружества нас ознакомили с кодексом наёмников. Оказалось, наёмник обязан прочитать кодекс на общем языке и поставить подпись. Обязанности наемника были просты, подчинятся и исполнять приказы командиров в рамках кодекса. Взамен наёмникам полагалось полное довольствие, а также денежные выплаты согласно тарифной сетке. Кроме того, наёмникам полагались боевые выплаты за участие в боевых действиях. Предполагались разовые выплаты за трофеи в размере двадцати пяти процентов.

Наш кредит за лечение родственников вычитался из зарплаты, но не более пятидесяти процентов.

Во время отдыха нам показывали "фильм-сказку" о том, как нам повезло служить в их великолепной и богатой организации — ЧВКН "Потрошители" (Частная Военная Компания Наемников). Их девиз: "Мы соблюдаем сами и заставим других чтить законы Содружества даже в диких мирах". Молодой и накачанный воин эмоционально хвастался большими заработками и элегантными подружками из высшего общества, мечтающими женить его на себе. Из его объяснений было понятно, что наемный отряд выполняет заказы по защите интересов стран Содружества в диких мирах (недавно открытые или не развитые миры). Солдатский и сержантский состав ЧВКН набирается исключительно из диких. Из летального вооружения разрешено пользоваться лишь легким стрелковым вооружением и штурмовыми дронами для обороны объектов. Меня впечатлила демонстрация так называемого легкого стрелкового вооружения. Наша тяжелая техника на Земле не перенесла бы и одного попадания из него. После окончания контракта любой из нас мог стать гражданином одной из стран Содружества. В фильме подробно показали красивую и богатую жизнь граждан Содружества и радостную встречу после окончания контракта. По окончании просмотра дежурный офицер объявил, что дальнейшее обучение курсантов будет проводиться на специальной учебной станции, куда мы вскоре и прилетим.

Сам полёт занял по времени почти три дня. По окончании которого землян ждала новая и обещающая стать опасной жизнь.

Перед выходом с корабля нам выдали форму наемников с нашивками курсантов и маленькое денежное довольствие в кредитах. Перемещение с корабля на учебную станцию провели через транспортный шлюз, так как корабль, несмотря на его громадные размеры, был заведен внутрь станции. Нашему взводу определили сектор 4 "В" и разместили в кубриках по 8 человек.

Сами кубрики оказалась совсем небольшого размера, где-то три на четыре метра, мебели было немного, стол, шкаф и восемь спальных мест. При этом стол и спальные места можно было сложить и убрать в специальные ниши в стене с помощью планшета. В каждом кубрике присутствовал санузел, в который входили душ и туалет, мало чем отличающиеся от земных по виду.

Мой отец попал в женский кубрик. Он попробовал перевестись ко мне, мотивируя тем, что не хочет жить в кубрике с бабами. Ему не разрешили, "у нас нет женщин, здесь одни курсанты", хотя желающих обменяться с ним было много.

— Все люди как люди, а меня в бабский коллектив, — возмущался он.

После того, как всех прогнали через медицинские капсулы, где нам сделали инъекцию для увеличения физических возможностей организма, никто уже не задумывался о девушках. Химия выключила все наши сексуальные желания. Сержант успокоил, что к концу учебки это пройдет. В начале обучения нас будут мучить изнуряющими тренировками, повысят выносливость, а потом нарастят массу. И будем мы как медведи, быстрые, сильные, но тупые[2].

С первых дней с новобранцев требовали полное и беспрекословное подчинение нижестоящих вышестоящим. После введения инъекции это было возведено в абсолют. Препарат оказывал сильное психологическое воздействие на курсантов, подчиняя их чужой воле, превращая в покорных кукол, не знающих сомнений и готовых выполнить любой приказ.

Даже то, что контрактный год ЧВКН больше в полтора раза календарного года Земли, никого из новичков не возмутило. Еще два с половиной года в отряде наемников — легко! Зато какую огромную пользу мы принесем братству.

Мы были готовы идти на любые жертвы, чтобы сделать жизнь начальства лучше. Курсанты со щенячьей радостью подчинялись сержантам. Мне кажется, если бы приказали прыгнуть в пропасть, мы бы еще и дрались за право прыгнуть первым. Наши старания понравиться сержантам и офицерам вызывали конфликты во взводе, из-за этого часто происходили ссоры, иногда переходящие в драки. Несколько раз я сам испытывал спонтанную агрессию к курсантам взвода. Мое здравомыслие медленно умирало. Я ощущал себя Гераклом, способным на подвиги для ЧВКН. Единственное, что иногда вызывало тревогу, это невозможность даже сосредоточиться на одной мысли, они разбегались в моей голове как тараканы от большого тапка.

Отец подошёл ко мне через семь дней после введения инъекции и задал вопрос:

— Ты справился с психокоррекцией? Кого ты больше любишь, сержанта или маму?

"Сержант — лидер, кто мы без него? Да я жизнь готов отдать!" — пронеслась мысль. Гнев охватил меня, и я нанес удар рукой в голову отца.

Отец был готов к этому и, сделав в уклон в сторону, перехватил мой кулак, провел прием захвата. И прижав к полу, заорал мне в ухо:

— Рядовой, семьсот семьдесят два умножить на триста двенадцать. Отвечать! Я не понял, почему молчим! Упал, отжался!

Он заставлял меня отжиматься и решать в уме математические задачи. А я как послушный зайчонок не мог отказаться от выполнения приказа.

— Дважды два?

— Четыре, — ответил я. Сознание плавало в какой-то вязкой жиже. Ощутив неправильность происходящего, я перестал отжиматься.

Присев рядом, отец с жалостью посмотрел на меня.

— Сын, я, как старший, приказываю вспоминать о доме. Это гипноз, у нас на Земле его применяют сектанты. Нам нужно делать вид, что ничего не изменилось. Они должны быть уверены в нас, тогда есть шанс вернуться домой. — Отец приложил палец к губам и зашептал. — Мои знакомые в медицинском центре советуют коктейль спортивного питания № 5 не пить, туда добавляют психотропные лекарственные средства, усиливающие гиповоздействие.

Отец вздохнул, ободряюще похлопал меня по плечу и сердечно сказал:

— Напиши матери, беспокоится очень. — Он резко развернулся и ушел, а я, задумавшись, простоял еще несколько минут.

После отказа от коктейля и психологической встряски, устроенной отцом, мой разум сумел воспротивиться скрытому рабству. Я еще какое-то время не мог рассуждать ясно, но уже начинал осознавать происходящее вокруг. Рассудок протестовал против совершаемой несправедливости. С огромным трудом уговаривал себя смотреть на старших со щенячьей преданностью. Хуже всего было выполнять их дебильные приказы. Я был свидетелем, когда сержант приказал курсанту взлететь и достать до потолка. Растопырив широко руки, курсант подпрыгнул высоко вверх и старательно замахал руками. На его лице отображалась глупая улыбка, не сходящая даже при его падениях. Курсант повторял прыжки до тех пор, пока сержанту и его хохочущим друзьям не надоело. Наказав курсанта за невыполнение приказа, они пошли искать другие развлечения. Отец, видевший мое душевное состояние, крепко держал меня за плечи, шепча в ухо.

— Ему не поможешь и нам навредишь.

Стоит отметить, курсантов, не способных сопротивляться приказам, становилось меньше с каждым днем. Организм перемалывал психотропные вещества и начинал выполнять программу веденной инъекции. Менялся я, отец, наши сослуживцы. Особенно для меня было заметно, как преображается отец в свои 62 года. У него начали происходить резкие изменения в поведении. Характер стал жестче. Повысилась энергичность и импульсивность. Отец всегда находился в движении, он не был способен стоять на месте, во время разговора мог неожиданно подпрыгнуть до потолка или начать отжиматься. Отец стал чрезмерно демонстративен и активен в общении, появилась излишняя самоуверенность и торопливость. Так же он менялся и внешне, мышечный каркас тела увеличился, исчез жир. Стало понятно, почему при наборе новобранцев не было ограничения по возрасту.

Для того, чтобы прояснить ситуацию, мы с отцом осторожно интересовались у персонала о возможностях инъекции.

После изматывающей тренировки я сумел разговорить невысокого и широкоплечего инструктора по рукопашному бою об инъекции. Меня разбирало любопытство, чья это разработка. Сержант с большим удовольствием делился своими знаниями.

— Наши командиры, — торжественно вещал он, — с трудом сумели договориться с компанией "Биоинжинеринг" о испытаниях в отряде. Как я предполагаю, эта компания ищет новые пути совершенствования человеческого тела без использования имплантатов через биоинженерию. Врать не буду, но за три месяца вы будете превосходить обычных людей по многим показателям. Ваша костная структура будет прочнее, объем мышечных тканей вырастет, появятся связки повышенной эластичности. Увеличится сила, выносливость, скорость реакции, интеллектуальное развитие. Даже ваши мозговые клетки изменятся в сторону увеличения скорости восприятия. Вы будете уникальными в своем роде. Во время боевых действий это может оказаться весьма полезным преимуществом, — голос инструктора разливался медом.

И я поинтересовался о ложке дегтя в бочке меда, когда мы остались один на один.

— Если честно, думаю, наши командиры хорошо заработали на вас, договорившись об испытании этой супер-вакцины. Много побочных эффектов всплывает на третьем году службы. Все зависит от организма и устойчивости ДНК. На вашей планете обнаружили ДНК, наиболее близкую к генотипу Джоре во всем Содружестве. Поэтому и сделали такой большой набор новобранцев с Земли. Причем набирали разные национальности с различным генотипом. Больше мне неизвестно. Так что готовься к изнурительными тренировкам в течении минимум пятнадцати лет, пока клетки организма полностью не обновятся. Иначе жиром заплывешь, если, конечно, выживешь, — посмеялся он, — и это не мои слова, а результат многолетних исследований "Биоинжинеринг". Да, с тебя выпивка, бесплатно информацию не даю.

Пришлось раскошелиться и купить сержанту недорогую бутылку вина и закуску.

Достаточно быстро командиры взводов приблизили к себе сильнейших курсантов, делегировав им свои полномочия. Этим сержанты существенно упрощали свою жизнь. Свободное время, которое у них появилось, можно было потратить и на развлечения. Были бы кредиты. Взвода после самоустранения сержантов начинали жить по законам, придуманными привилегированными курсантами. В СССР это называлось "дедовщина". Чаще всего власть захватывали беспредельщики, которые с помощью физического насилия добивались от курсантов беспрекословного выполнения приказов. Кроме того, курсанты, считающие себя высшими людьми "право имеющими", стали повышать успеваемость взвода похожими способами. Еще и зарабатывать деньги на отстающих курсантах. Причем все остальные курсанты одобряли:

— Так им и надо.

— Сами виноваты.

Отец разъяснил мне схему.

Так как зачет по физической подготовке идет, как правило, по последнему курсанту, а из-за плетущихся в хвосте курсантов всему взводу приходилось бегать лишние километры или делать дополнительные силовые упражнения, то воспитательный процесс таких аутсайдеров воспринимается на ура. Причем, все делалось в рамках учебного процесса. Подходили к инструктору по рукопашному бою с просьбой потренировать курсанта. Потом избитого курсанта сдавали медикам на лечение. Медики брали за восстановление здоровья двести кредитов наличными или триста, но в долг. Причем, медики, как сообщил мне отец, за каждого больного платили тридцать кредитов. У нас во взводе было три человека, на которых висел долг более трех тысяч кредитов.

Отец, став правой рукой сержанта, прекратил избиения. Но и увеличил физические нагрузки.

— Чем меньше свободного времени у курсанта, тем меньше головной боли у меня. — Говорил он всем жалобщикам.

Всех желающих покомандовать он приглашал на спарринги для повышения уровня боевой подготовки. Еще в СССР он получил КМС по боксу на окружных соревнованиях. В девяностых он заслужил коричневый пояс по карате. Ему нравились рукопашные схватки. Поэтому он часто участвовал в тренировочных боях не только с курсантами, но и сержантами. Со мной отец проводил тренировочные бои очень часто, и синяки отличительной меткой присутствовали на моем лице и теле.

Несколько курсантов решили, что я слаб, и попробовали приподнять свой авторитет, но не преуспели в этом. Никто не догадывался, что мы родственники и, решив, что конфликт у нас из-за того, что я претендую на место в свите сержанта, отстали от меня. Может, помогло то, что двое зачинщиков после драки со мной отправились в медкапсулу поправлять своё здоровье. На вопрос, каким спортом занимался на Земле, я всем отвечал, что КМС по шахматам. Большинство интересующихся курсантов решало, что я так шучу, принималось заливисто хохотать. Не расскажешь же всем, что я рос озорником, и отец вместо наказания ремнем предлагал выбор: тридцать минут в углу или сто отжиманий, или двадцать подтягиваний. Один раз у меня за неделю набежало более двухсот подтягиваний.

А еще можно было обыграть отца в шахматы и тогда все долги прощались. Но это было не просто. У отца был первый разряд по шахматам и проигрывать он не любил. В седьмом классе я два раза из десяти выиграл. А в девятом я заработал КМС по шахматам и отец перестал со мной играть.

Первые месяцы свободного времени у курсантов не было, тренировки и физподготовка забирали все силы. Я с трудом добирался до своего кубрика и без сил падал на постель. Мне казалось, только закрыл глаза, и уже новый день и снова утомительные занятия.

Так, в трудах и тренировках, незаметно промелькнули три тяжелых и изматывающих месяца. Начинался новый этап нашей подготовки. Нам начали преподавать новые предметы по боевой подготовке, физическая составляющая отошла на второй план, появилось больше свободного времени. Курсанты предавались неге и лени. Отец не позволил мне лениться.

— На днях будут проводить соревнования среди курсантов за звание сильнейшего бойца, а мы с тобой не готовы. Нам нужны полноценные тренировки, а для этого нам необходимы абсолютно разные спарринг-партнеры, иначе мы не сможем повысить свой уровень. Я предлагаю поучаствовать в подпольных боях. Если травмируют, то медики помогут, я договорился. Кроме того, заработаем деньги. — Отец потер большой палец указательным, что обозначает ожидание больших денег. — На соревнованиях нам нужно обязательно попасть в десятку. В финале ожидаются большие ставки, красивые и жесткие бои. Кто заплатит нам больше всех, получит большую сладкую конфету, мы позволим ему победить.

Не делая паузы, отец продолжил.

— Ты слышал уже, что нам будут ставить нейрокоммуникаторы?

— Да, это урезанная нейросеть, разрабатывалась для установки детям.

— Так вот, с помощью нейрокоммуникатора в мозг можно загрузить различные знания по любым специальностям. Хочешь быть художником, покупаешь информационную базу "искусство" и пишешь картины, чем выше уровень базы, тем ценнее произведения. Появилось желание стать профессором, пожалуйста, купи базу 7-го уровня и ты профессор. Все зависит от интеллекта, нейросети и базовой единицы, сокращенно б.е. Я еще не разобрался, как все происходит, но понял одно. Нужно покупать информационные базы. На станции можно купить со скидки пятьдесят процентов. А у местных прапорщиков можно базы начальных уровней вообще за копейки приобрести.

Отец как всегда был эмоционален. Я еще расспросил его о возможностях нейрокоммуникатора и согласился.

Участие в подпольных боях далось мне тяжело. Выигрывал я редко. Поэтому за неделю боев мое тело украсили множество синяков и ссадин. Можно было поправить свой внешний вид в медкапсуле, но отец берег все заработанные деньги.

— Твой заморенный и избитый вид обманет противника и поможет заработать нам кредиты. Ставки будем делать в финале. Мы точно знаем, что выигрывать не будем, — убеждал он меня.

О начале соревнований объявили на построении. За победу пообещали немыслимые для курсантов блага: поставить нейросеть "Пехотинец 2М" и участие в соревнованиях корпорации на звание лучшего бойца.

— Давай в начале прикинемся слабаками, как бы случайно побеждающими, а в последних двух боях перед финалом покажем быстрый и эффектный поединок, — предложил я. — Кто будет побеждать, если судьба сведет нас?

— Ты, — сказал отец, — все уже привыкли, что я побеждаю, поэтому на тебе больше заработаем. Эта призовая нейросеть нам не нужна. Она для сержантского состава, а мне хочется купить что-нибудь на вырост, как минимум нейросеть для офицерского состава, — добавил он. — Поэтому первое место не наша цель.

Нам повезло, все прошло как по маслу, самое главное, нас не свели в одном поединке в плей-офф.

В начале соревнования ставки на нашу победу в поединках были один к трем. Большинство, увидев, внешний облик, а после подпольных боев даже отец был в синяках, ставили против нас. Да и на взгляд профанов бои мы выигрывали с трудом, хотя мне было трудно тянуть время, имитируя тяжелую битву. Для многих болельщиков была шоком быстрота последних наших побед. Мы их выиграли в первые секунды боя. Отец довольно потирал руки. Наше благосостояние росло.

В первом бою финала мне по жребию достался один из наиболее вероятных претендентов на выигрыш, курсант Бонт. Он был просто непробиваемый. Показательно перед выступлением он ломал о свой железный лоб большие керамические плитки. Где он их брал никто не знал, но многие пытались повторить его подвиг… неудачно. Для его противников это был убийственный психологический аргумент. Несмотря на то, что специализированной техники боя у него не было, побеждал он всегда. Знали об этом не только курсанты, но и инструктора, которые и судили бои. Непробиваемость Бонта объяснялась приемом боевого коктейля, который он покупал в глубокой тайне от всех. Это мы узнали только в конце обучения.

На соревнования он приходил в красных шелковых трусах, черной футболке с красивым 3D узором и надписью "железная голова". Когда он появлялся, его фанаты скандировали восторженными воплями "Б-о-нт! Оле, оле, Бонт победит!" И еще много всего несуразного. Я на ринг вышел в заляпанной кровью футболке и застиранных трусах. Толпа сравнила нас и заорала: "Б-о-нт! Порви его, Б-о-нт!" Нужно отдать должное, я действительно выглядел блекло на его фоне, этакий мальчик для битья. Он даже не задумался своей железной головой, как я сумел попасть в финал.

— А-а-а! Я тебя порву как плюшевого зайку! — заорал он, брызжа слюной.

В этот момент ударил гонг. Мы встретились в центре бойцовского круга, на который были направлены взгляды болельщиков. Я не спешил нападать на него. А Бонт всем своим видом показывал болельщикам, что справится со мной за пару секунд. Для большего эффекта его черная футболка заходила волнами от играющих мышц, и его фанаты взорвались криками поддержки своего любимца. От его взрывных атак я легко уклонялся и даже контрактовал. То есть время шло, а мальчик для битья по-прежнему невозмутимо стоял перед ним. Это было для Бонта как красная тряпка для быка. Он не оправдывал ожидания фанатов. Приступы животной ярости сотрясали тело Бонта, вновь и вновь бросая в атаку. В какой-то момент я сумел подловить его на встречном ударе, правый кросс. От такого удара обычно противник сразу оказывался на полу, а он только тряхнул головой. Первый раунд закончился, и мы разошлись по углам.

Отец подошел и сказал:

— Хороший удар, точно нокдаун, можешь теперь пожестче с ним, непонятно, почему судья удар тебе не засчитал. Так что, вали его, иначе никак.

Курсанты громкими криками поддерживали Бонта. Второй раунд начался с громкого ора "Б-о-нт! Порви его!!!" А он смотрел на меня уже другим, настороженным, взглядом и стал уже беречься моих ударов. Но я опять сумел подловить его. Шаг влево, нырок вниз и в сторону под ударяющую правую руку, удар левой рукой снизу в голову. Кровь брызнула маленькой струйкой изо рта. Есть контакт. Бонта повело резко в право и он вынужденно встал одним коленом на настил. Судья остановил бой и открыл счет. Пока судья считал до восьми, вокруг установилась тишина, никто не ожидал от мальчика для битья такого удара. Отсчитав пять секунд, судья скомандовал "бой".

Безбашенные фанаты вновь взорвались дикими криками и воем. Обменявшись ударами с Бонтом, я понял, что для победы нужно добить его сильным ударом. Что я и сделал, взорвавшись серией, в надежде, что хотя бы один раз я пробью. Бонта качнуло в сторону и он упал на помост. Зал замер, и в этот момент кто-то, проснувшись, заорал: "Б-о-нт! Порви его!", но вновь погрузился в спячку после резкого тычка в область затылка.

Бонт поднял голову, мутным взглядом оглядел курсантов и сказал:

— Давай, выйди, и сам порви.

Курсанты взорвались истерическим дружным смехом.

После победы наш посредник сумел уговорить четырех финалистов вложиться в победу кредитами. А до этого все, кому он предлагал договорные бои, отказывали, еще и обзывали сумасшедшими.

Отцу в первом бою финала противник достался слишком пассивный. Он сразу ушел в глухую оборону и никак не хотел атаковать. Я видел, как отец с силой развёл ему руки и точным прямым ударом в голову закончил бой. Толпа болельщиков выразила неудовольствие боем свистом и улюлюканьем. А некоторые курсанты кричали и обзывались, грозя прибить бедолагу.

Договорные бои отец обыгрывал целым театральным представлением. В начале боя он побеждал по очкам, потом слегка открывался, пропускал два удара и, получив нокаут, падал на помост, дальше он изображал попытку встать и окончить бой победой.

Я же в начале боя позволял себя избивать, затем имитировал активность из последних сил, а потом, обессиленный, уходил в защиту, огрызаясь одиночными ударами. Показывая противнику, если он увлечется избиением, то я могу и ударить.

Один гад, чтобы показать свою крутость, во время боя стал показывать мне неприличные жесты. Кричал мне, что вы, русские, ленивые и алкаши. Откуда только узнал. Пришлось наказать. Этот наглец так ничего и не понял. После боя притащился требовать возврата кредитов. В начале он шевелил своими распухшими чёрными губами, сыпля угрозы. Потом, сверкая глазами сквозь маленькие щелки, попытался на меня напасть. Пришлось сделать массаж ушей, потом грудного отдела, чтобы взбодрить сосудисто-нервные пучки и мышцы. Для улучшения лечебного процесса включил точечный массаж шейно воротниковой зоны, стремясь проникнуть глубоко в ткани. После которого наглец достиг полного расслабление мышц и сознания. После моих стараний он воспринял мои доводы доброжелательно и обещал компенсировать проигранные ставки. В конце нашего общения его уши так распухли, что напоминали лепёшки. Вы видели чебурашку? Так у него точь-в-точь.

Все-таки странные эти западные мифы о русских. Нация, имеющая самую большую площадь территорий и сумевшая защитить их, выигравшая все крупные войны, запустившая первой космический спутник и Юрия Гагарина — ленивая? А если бы мы не ленились? Весь мир бы вздрогнул! Может поэтому нас все и боятся? Еще меня удивляет обвинение в том, что русские рабы. Рабы, которые только за двадцатый век совершили три революции и подмяли под себя фашистскую Европу? Три раза ха, ха, ха.

По итогам поединков я занял третье призовое место, отец — пятое. Мы проиграли только тем, кто заплатил.

Отец был доволен. Придя от своих друзей, он высокопарно заявил:

— Радуйся, сын, некоторые базы первого уровня нам бесплатно поставят от корпорации за участие в финальных боях. Кроме того, я достал по дешевке базы второго и третьего уровня, всего за тридцать процентов от реальной стоимости, "Рукопашный бой", "Тактика малых групп", "Бронекостюм". Лично для тебя — "Юрист" и "Программирование", а для себя — "Медик" и "Техник". Все с первого по третий уровень. Списанные они, немного устарели, но нам пойдут. Я выяснил, выше третьего не имеет смысла брать. Гранаты не той системы, — пошутил он.

Он имел в виду то, что базы выше третьего уровня работают только с нейросетью.

Курсантам, занявшим первые десять мест в соревнованиях, установили нейрокоммуникаторы первыми. Эта штука состояла из нейромоста, внедренного в мозг, и коммуникатора. Располагалось это чудо науки за ухом в виде черного пластикового нароста.

На лекции нам разъяснили, что нейросеть бесплатно ставится только ветеранам. А нам, молодым, достаточно этого. Нейрокоммуникаторы многоразовые, дешевы в изготовлении и удовлетворяют все потребности рядового наемника. С его помощью можно управлять вооружением, различной техникой, выходить в галонет, вести видеосъемку, загружать информационные базы со знаниями до третьего уровня включительно. Но при сравнении нейрокоммуникатора с нейросетью выявляется значительное функциональное отставание первого. Это и слабый искин, и более сильная зависимость загрузки "Баз знаний" от интеллекта, и низкий обмен данными с мозгом, и невозможность установки имплантантов.

Счастливчикам сразу выдали считыватели "Баз знаний" и базы "Бронекостюм" и "Вооружение" первого уровня.

— Ты не рассказывай, с какой скоростью происходит загрузка "баз" и какие знания получил, — посоветовал мне отец. — Зависть опасное чувство и ему легко поддаются некоторые люди, а для нас главное время протянуть. Солдат спит — служба идет. Главное держаться в середине, незаметность наше все. Все же не Родину защищаем.

— Да понял, я понял, — ответил я.

В медкапсуле внедрили нейромост, а на следующий день вставили нейрокоммуникатор. Перед глазами появился логотип корпорации "Нейрком" и развернулся полупрозрачный рабочий стол. Медработник посоветовал свернуть его и пойти поспать в кубрике. Исследованиями лучше заняться завтра, так как синхронизация происходит около суток.

Пропустив двое суток после операции, я поставил на изучение базу "Бронекостюм" первого уровня. Через 23 часа запустил на установку базу "Вооружение". В среднем получилось, что на изучение одной базы первого уровня потребовалось около суток. Осторожно поинтересовавшись у других курсантов, я выяснил, что у многих на это уходит больше четырех суток. Я быстренько посчитал, 6*24 ч=144 часа, то есть около семи Земных суток на все базы первого уровня, которые есть у меня в наличии. Поэтому я решил сначала изучить все базы первого уровня, которые дал мне отец, а уж потом договориться с инструкторами о шести часовых практических занятиях. На практические занятия мы с отцом пришли в первой десятке.

Второй уровень баз я начал изучать с "Программирования" в надежде оптимизировать свой нейрокоммуникатор. Изучив "Программирование", я сразу залез в настройки нейрокоммуникатора и обнаружил, что он докладывает обо всех моих действиях искину станции. Также была возможность стороннего перехвата управления нейрокоммуникатором. И все это можно было исправить только с третьим уровнем базы. Я сразу нашел отца и рассказал ему об этой проблеме. Оплатив доступ в галонет, мы на одном из форумов нашли решение. Там советовали для блокировки этих нехороших функции установить базу второго уровня "Программирование". После этого появится возможность открыть доступ специалисту для настройки. Специалист должен иметь изученную и сертифицированную базу "Программирование" третьего и выше уровня. Отец тяжело вздохнул, и мы пошли к медтехникам. По пути отец поведал, как познакомился с ними.

— Запали они на девчонок в моем кубрике, а там я, такой весь крутой боец, их охраняю. — С иронией рассказывал он. — Ну, они подкатили ко мне, вино принесли, закуску. В общем, хорошо посидели. Они и посоветовали, у кого и по какой цене можно купить информационные базы. С девчонками они теперь дружат, у них же нет побочных эффектов после инъекции.

Доступ в медблок для меня был закрыт. Отец отправился к своему знакомому, оставив меня рассматривать потолок. Скучать мне не дали снующие туда-сюда медсестры. Они с интересом разглядывали меня, прикалывались и подшучивали. "Кого же ты ждешь, Иван-царевич?". Я напускал туману и делал загадочный вид, чтобы как золотую рыбку подсечь клюнувшую на меня девушку. Отец вернулся очень быстро и протянул базу "Боевая медицина" первого уровня.

— Фамилия моя — Балбес, сразу не сообразил, — сказал он, — в кредит пришлось взять. Ну и программирование для себя взял. Спасибо, что подсказал.

И понеслась веселая жизнь: тренажер-симулятор пехотинца, физподготовка, затем полигон с полосой препятствий в бронекостюме. Милашки-медсестры, зазывавшие меня в гости, ушли в прошлое, оставив приятные воспоминания и несбывшиеся фантазии.

Личное время нам немного, но выделялось. Мы с отцом тратили его на изучение баз. Каким-то образом отец договорился о разгоне. И мы один раз в неделю тайком приходили в медблок и проводили в капсуле всю ночь.

— Скорость обучения увеличилась почти в два раза, и это замечательно, — сказал отец. — Как только выучишь "Программирование" третьего уровня, пойдем покупать сертификат. Может программки какие установишь хитрые, заодно проведешь оптимизацию.

— Хорошо, поищу в галонете, готовь кредиты, бесплатно здесь только первый бит, — сделав умный вид, ответил я.

Мы планируем какие-то дела, планируем программу действий на несколько лет, однако никто не может знать, как располагает им бог. Главное верить, что иногда бог забирает серебро, чтобы взамен подарить золото. Вот только всякие изменения жизни связаны с тяготами, которые лягут на ваши плечи тяжким бременем. Вот и у нас планы через день поменялись кардинально.


Офис компании "Биоинжинеринг"

В кабинете начальника СБ находились два человека, вице-президент компании "Биоинжинеринг" Лер Винар и начальник Службы Безопасности полковник Гарус, выглядевший этаким крепким старичком. Кроме того, два аграфа, посланник клана "Сумеречная звезда" Фертониэль и заместитель главы клана Тайной Стражи аграфов Черониэль.

Лер Винар сидел молча с расфокусированным взглядом и хмурясь, что-то читал пришедшее ему на нейросеть. Полковник Гарус внимательно рассматривал аграфов. Те в ответ с бесстрастными масками смотрели на него, как на букашку. Никто не стремился первым начать разговор. Неловкая пауза затягивалась.

— Гхы-гхы, — прокашлялся Лер Винар и направил взгляд на посланника.

Тот посмотрел на Лера и спросил:

— Быть может уважаемый Лер Винар расскажет нам, как прошли тестовые испытания вакцины Джоре на новобранцах с дикой планеты Земля?

— Испытания прошли успешно. Подопытные, у которых обнаружили ДНК, близкую к генотипу Джоре, увеличили свои физические показатели от полутора до двух коэффициентов Эстера, регенерация организма бесподобна. К сожалению, вакцина отторгается другим генотипом вплоть до смертельных случаев. При сравнении, ваша последняя разработка ХМ5768976 проигрывает по всем показателям. К недостаткам стоит отнести много побочных эффектов, наблюдающихся на третьем году службы. Психологическая неуравновешенность выявлена у 90 % испытуемых, генетические изменения не более 30 %, много смертельных заболеваний на пятом году.

— Разрешите прервать вас, Лер Винар. СБ Империи Антран заинтересовались вашими разработками и высылают ревизионную комиссию. Если Император узнает, что мы предоставили вам украденную у него тридцать семь лет назад вакцину Джоре…

— Нас что, зачистят? — С испугом напрягся Лер Винар.

— Нет. Если вы во время боевых испытаний проведете устранение подопытных землян, обязательно с уничтожением генетического материала, то надобность в чистильщике отпадает. Все должно пройти незаметно. Тем более их немного, всего семьдесят пять разумных.

— Хорошо, мы сворачиваем обучение этой группы. У вас еще какие-то вопросы, посланник?

— Да, новый состав вакцины мы вам предоставили. От вас требуется провести испытание в ближайшее время на следующей группе землян. Мы надеемся, что наша совместная работа продолжится так же плодотворно.

После того, как аграфы ушли, полковник Гарус достал бутылку красного вина и молча разлил по бокалам. Когда они выпили, он спросил:

— Что будем делать?

— Все данные по этой группе уничтожить, а всех вакцинированных куда-нибудь зашли без возврата.


Система ВК№ 5767 планета Тромс

Вот уже неделю выпускные экзамены наш батальон сдает противнику. Не выдержали испытания пока двое.

Наш наниматель корпорация шахтеров "Копатель 22". У них проблемы с конкурирующей корпорацией "Копатель 11" из-за шахты с редкоземельным минералом. Спор давний, мирные переговоры ни к чему не привели. Суд Содружества вынес решение в пользу корпорации "Копатель 22". Вот только во фронтире многие вопросы принято решають силой, у кого больше пушки на космических кораблях, тот и прав. Как только судья сказал "Судебное заседание окончено", произошел рейдерский захват шахты с редкоземельным минералом. Корпорации "Копатель 11" попыталась использовать свой последний шанс. Основные силы они расположили в районе шахты "Глубокая". Тяжелая штурмовая пехота рейдеров заняла оборону в космопорту для предотвращения высадки десанта. Даже в город, где проживали шахтеры, рейдеры ввели до батальона пехоты. Мне было неизвестно, какими силами наши наниматели блокировали систему в космосе, но в живой силе и по вооружению наземные войска имели существенное преимущество. Однако быстрого возвращения имущества не произошло. ЧВК пришлось с тяжелыми боями выбивать конкурентов из космопорта.

Группе К3244, состоявшей из пяти усиленных батальонов, в которую входил наш взвод, требовалось освободить огромные складские комплексы космопорта. Взвод подчинили технической группе в качестве усиления штурмовых дронов. Предполагалось, что боевую работу будут выполнять дроны, а пехота, продвигаясь за ними, произведет контрольную зачистку объекта от противника. Первые два дня так и происходило. Перед штурмом миниатюрные дроны незаметно поникали внутрь здания или складского комплекса и докладывали операторам подробную информацию об обстановке внутри. Готовили подробную 3D карту с помощью датчиков и лазерного сканирования. После разведывательных действий в бой вступали штурмовые дроны, проводившие первичную зачистку помещений. За ними шли наемники прогулочным шагом, постреливая по подозрительным углам. Однако на третий день от весёлого и беззаботного настроения не осталось и следа. При штурме торгового комплекса мы потеряли убитыми двух человек и пятнадцать дорогущих штурмовых дронов. Засаду противник организовал как по учебнику. Позволил войти в здание, после чего активировал аппаратуру радиоэлектронной борьбы, излучающую светошумовые и электромагнитные импульсы (ЭМИ). Дроны ослепли и замерли как истуканы. Вражеский боевой десяток приблизился и приступил к деактивации, намереваясь разбогатеть за наш счет. Мы возмутились подобной наглости, и вступили в бой с открытым забралом. Это не означает, что мы открыто, без подвоха и с честными намерениями, приступили к уничтожению врага. Дело в том, что в ослепших бронекостюмах много не навоюешь. Дронов мы вернули. Десяток наглецов сбежал изрядно ощипанный, но непобежденный. На следующий день сменив тактику, отбили торговый комплекс. Теперь в первой линии наемники шли вместе с штурмовыми дронами. Риск возрос, но и прибыль от мародерства возросла.

В складских комплексах космопорта находились на хранении различная техника, минералы, добываемые в шахте, одежда, продукты и вина, иногда счастливчики могли найти и дорогую электронику. Наемники забивали свои вещмешки различными ценностями для того, чтобы обменять на кредиты, с надеждой потратить накопления с большим размахом после военной компании. Мы с отцом придерживались другого мнения. Которое выражалось словами "мертвым деньги не нужны". Вследствие чего мы найденные трофеи меняли у интендантов на улучшенную защиту бронекостюмов и более мощное вооружение. Хочешь выжить на войне, усиливай вооружение и защиту себя любимого всеми доступными средствами. После наших стараний на моем бронекостюме закреплены как новогодней елке сканер, энергощит второго уровня, станер, ЭМИ гранаты и много другой необходимой военной мелочи как для разведки, так и для защиты. Отец успел приобрести все это достаточно дешево.

По прошествии месяца цены на защиту взлетели в разы. А вначале боевых действий сержант убеждал, что в бронекостюмах мы неуязвимы как Ахиллес. Потери показали, что наш бронекостюм МБ400 (малобронированный) это сплошная Ахиллесова пята для лазерных и плазменных штурмовых комплексов. Даже усиленный бронекостюм не спас нашего сержанта, он получил ранения несовместимые с жизнью.

В тот день мы как обычно штурмовали высотное здание. Сержант дал приказ нашему отделению начинать зачистку с чердака. Ну а сам он должен был руководить атакой с первого этажа. Мы привыкли, что нам противостоят такие же наемники-новички. Их немного попугаешь, и они сдаются. В контракте был отдельный пункт о выкупе наемника, попавшего в плен, чем новички и пользовались. В этот раз попались ветераны, для которых рейтинг имел огромное значение и когда их прижали сверху, не колеблясь, они пошли на прорыв. Ведь крыса, которую загнали в угол, смертельно опасна, а опытные вояки втройне.

— Это профессионалы, они порвали нас как тузик грелку! — возбужденно кричал отец.

Да, если бы у меня не было энергощита второго уровня, лежал бы там, на третьем этаже, как поджаренный цыпленок табака. Гранатами ЭМИ вывели из строя всех дронов первой линии, потом открыли бешеный огонь на подавление. Плотность огня около десяти или больше стволов. Я только и успевал менять энергоячейки на защите. Как они удивились, получив ответку в упор. Но мы ведь не лыком шиты. Что интересно, при отступлении они ни раненых, ни убитых не бросили.

Смотрю по сканеру, в тыл нам три духа пробираются. Ну, я решил сам с ними разобраться, побежал к ним на встречу. Встретил их в буфете, кушать, наверное, захотели. Гранату им катнул под ноги, после взрыва контроль штурмовым комплексом начал проводить. А тут четвертый непонятно откуда вывалил, он мне энергощит в ноль снес и ногу легонько зацепил. Не знаю, как я успел уйти с линии огня. Для меня в тот момент важнее было обезопасить себя, чем изображать героя.

— Папа, бегство, это не трусость, а правильно спланированный маневр! — поддержал я отца.

Кивнув мне, отец продолжил:

— Он за мной побежал. Отомстить, наверное, решил за друзей. Ну, я и вывел его на охранного дроида марки "Тарантул". Ты же знаешь, чем он стреляет…

Три сквозных попадания, после этого не выживают.

Подошел к нему на всякий пожарный осторожно со спины. Вдруг недобиток жив и против меня замыслил гадость, так ему придется как минимум развернуться в мою сторону. Проверил я его на трофеи, богатенький Буратино.

— Держи, — отец протянул мне браслет телесного цвета, — сходишь в техслужбу, они взломают его. Я думаю, это был главный у них. Потому что духи передумали наступать на нашем направлении и отступили. Нас не додавили самую малость. После боя в моем отделении всего один боец остался. Мы оба ранены, остальные двухсотые, дроны в хлам.

— Здорово вас прижали, — вставил я.

— Да, дама с косой рядом прошла, — тихим голосом проговорил отец. — Обломав зубы об нас, ударили в зоне ответственности первого отделения. Да, да, это где межярусный лифт и аварийная лестница. Когда духи прорвали оборону, на сержанта выскочили. А он расслабился до такой степени, представляешь, в кресле отдыхал во время боя, поэтому даже сопротивление оказать не успел. Прямое попадание в забрало шлема плазмой, теперь там дыра. У него в голове, оказывается, мозг все же был, сам видел остатки. Ушли они, а мы теперь без начальства. — Эмоционально махнул рукой отец. — Пойду, доложу лейтенанту.

Он резко развернулся и похромал в сторону командного пункта.

Офицер технической группы временно назначил на должность сержанта отца, как самого инициативного. Так что отец стал и.о. сержанта. Он разделил остатки взвода на две равные части. Второй половиной назначил командовать меня. Коррупция чистой воды или семейная клановость, скажете? Нет, просто у меня единственного во взводе была прокачана и сертифицирована база "Тактика малых групп" третьего уровня. Тактику штурмов мы изменили и потери во взводе уменьшились, а результативность выросла.

Отец придерживался принципа "солдат всегда должен быть занят" и находил нам различные занятия. Лично я должен был следить за однотипностью основного вооружения, желаешь супер-пупер навороченную пушку, пожалуйста, но свой КШД-3 держи при себе в исправном состоянии. А то заведут себе "Большой Бум", а он всего на три мощных выстрела. Ударная мощь у него просто огромная, вот только огневой бой может быть несколько часов, и придется умнику прятаться за нашими спинами.

Сходил я в техслужбу, оказалось, это крутой браслет с искином. Техник долго вертел браслет в руках, не в силах с ним расстаться. Пришлось приложить некоторое усилие, чтобы вернуть себе отцовский подарок.

— Продай! Вы же дикие, а значит тупые. Мозгов не хватит его использовать. искин очень требователен к интеллекту. Нужно минимум 150. Он и у предыдущего хозяина работал не на 100 %, использовался только для управления вооружением.

Можно было обидеться и дать в морду. А к кому потом обращаться? Дешифратор взлома в единственном экземпляре был только у них. Мне стало понятно, почему отец не пошел к ним, он бы точно люлей насовал им, слишком наглые ребята.

Любопытство сгубило кошку, ну и меня тоже когда-нибудь погубит. Я, как только вышел от них, сразу надел браслет на руку. Мне повезло, сопряжение устройств прошло на "хорошо". искин сообщил мне, что в связи с тем, что у меня установлена нейрошина модели Y1 и нейрокоммуникатор модели пехотинец 2У, он не сможет эффективно работать. Мыслесвязь заблокирована, но мы можем общаться в голосовом режиме. Я дал имя искину "Домовенок Кузя" и засыпал его вопросами.

В процессе общения выяснилось, что в нем предусмотрено использование тридцати двух управляемых каналов для взаимодействия с различными устройствами. У меня появилась идея провести интеграцию двух и более нейрокоммуникаторов с помощью Кузи. При тестировании мы с отцом выяснили, Кузя может устойчиво поддерживать связь в радиусе километра на ровной местности и сто метров в зданиях или сооружениях. Теперь в бою я смогу управлять не только тремя дронами, но и группой из двадцати восьми бойцов, что существенно для выживания. Действительно ценная вещь в боевой обстановке! Стало понятно, почему так горели глаза у техника! Заработать хотел на моей неосведомленности.

В следующих штурмах меня всегда прикрывал легкий штурмовой дрон "Стрелок 1Т". Кузя управлял им в авторежиме и реагировал на все враждебные действия против нас с отцом мгновенно. И самое главное, мы владели полной боевой обстановкой, где засел вражеский стрелок или спрятана турель. Кузя мог приблизительно указать даже возможные направления удара штурмовых групп противника.

Постепенно бои стали стихать, наступило затишье. Четыре месяца участия в боевых действиях сделали нас закаленными бойцами, так что все вокруг считали, что круче их только яйца.

Отец смеялся над ними:

— Попробовали бы они сходить в атаку без дронов, как наши деды в Великую Отечественную Войну. Медвежья болезнь им была бы обеспечена.

В корпусе процветал обмен по принципу "махнем не глядя". Для этого в ящики из-под боеприпасов складывали различное имущество, которые вскрывали только после обмена. Иногда находились хитрецы, которые укладывали в ящики различный хлам. Такой неравноценный обмен удавалось совершить один раз. Солдатский телеграф быстро разносил информацию о мошенниках. Их заносили в черный список и забывали. Они пытались качать права, но слишком агрессивных обычно били.

Мы с отцом тоже участвовали в таких обменах. Его знакомые делали ему заказ на редкие вещи, а у меня стояла база "Сканер" второго уровня. Она позволяла видеть, что находится внутри. Это было нечестно, но я не наглел, всегда в свой ящик укладывал неплохие предметы, которых у нас было много. Для меня важной была не сверхприбыль, а уверенность в честном обмене, в мою пользу, конечно. Таким способом я сумел для Кузи выменять расширение для памяти.

Отец часто пропадал у медиков и частенько приходил слегка подшофе.

Как-то он подошел ко мне, внимательно посмотрел и потребовал:

— Включи глушилку.

Когда я подключил ее, он, убедившись, что сигнал пропал, продолжил:

— Есть возможность красиво уйти из этого бедлама. Медики могут помочь за всего триста тысяч кредитов с головы. Потери большие. Медики могут провести нас под идентификатором ветерана, погибшего за один-два месяца до окончания контракта, или списать по ранению.

Манипуляции с мертвыми душами были выгодны многим. Страховые компании экономили на выплатах в случае смерти застрахованного после выхода на дембель. Командование улучшало статистику. Медики оставляли себе якобы использованные лекарства и реагенты для медкапсул и, в благодарность от клиентов за новую жизнь под новым именем, банковский чип с серебряной каемочкой.

— Ветеранов мало, — продолжал отец, — да и гибнут очень редко, но все-таки возможность у медиков есть. Тем более что для этого нужно сменить лишь идентификатор нейрокоммуникатора в базе данных ЧВКН. Я удивлен, но ДНК и все данные нашего взвода хранится только там. Так что шанс вырваться отсюда есть, главное знать, с кем поделиться кредитами. Это не контракт, а какая-то подстава. — Возмущался отец. — Нас не отпустят не только по ранению, но и после окончании контракта. У нас одна дорога, вперед ногами в горстку пепла. Так что большую часть добра прогоняем через медиков в счет оплаты. Маме я намекнул, что мы можем потеряться на некоторое время, пусть не беспокоится.

Если хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Наследующий день заявилась Служба Безопасности и начала обыски. Они тоже решили немного прибарахлиться за наш счет. Попали под раздачу те, кто не успел спихнуть мародерку. Даже у интендантов появились проблемы, кажется, с них трясли крупную взятку.

Я подошел к отцу, замершему с отсутствующим взглядом. Похоже, он что-то искал в галонете.

— Мы тут склад электроники нашли на сто тысяч кредитов в промышленной зоне. Получится продать или будут проблемы?

— Да все нормально, еще день или два, и СБ план выполнит, назначат процент тыловикам, и все вернется на круги своя. Знающие люди говорят, нас перебросят в другое место. Что дальше будет, никто не знает. Скажи своим, пусть через меня продают, у меня процент ниже, — ответил он, оторвавшись от поисков.

Через два дня все стихло. СБ доложила начальству о выполненном задании и исчезла.

Склад с электроникой мы подчистили полностью, бойцы взвода обогатились на шесть тысяч кредитов каждый. Там же рядом мы обнаружили другой склад, охраняемый конкурирующим взводом. Жадность нас и подвела. Мы решили ночью проверить, что они охраняют. Нашли схему склада, прорезали дыру в дальней стене, проникли туда. К нашему удивлению, там оказались женщины и девочки. Ходили слухи, что кто-то поставляет живой товар. А прикрывает их наше начальство. Наши сообщники испугались неприятностей и мы все дружно ретировались. Когда мы остались одни, отец сказал:

— Делай, что должно, и будь что будет. Как-нибудь выпутаемся.

Мы вернулись вдвоем, всех пленниц провели к выходу из технической зоны и отпустили.

Сообщить в СБ? А если они в доле? Взводу объяснили, что молчание — серебро, а слово — смерть.

Через день к отцу подошли две странных личности, изображавших из себя крутых бойцов. Они были в форме "Потрошителей2, но без знаков различия.

— Нужно перетереть проблему между нами, — заявили они.

— Я не психотерапевт, что бы обсуждать ваши проблемы между собой.

— Ты не быкуй, мы по делу.

Отец сразу скинул мне сообщение через нейрокоммуникатор: "Прикрой".

— Хорошо, давайте спустимся в подвал, — пригласил их отец. — Там можно спокойно пообщаться без посторонних.

Он по-военному резко повернулся и первым направился в складской комплекс вниз по ступенькам. У нас было заранее приготовленное место для таких подозрительных встреч. Я забежал через другой вход и засел в условленном месте. Приготовив оружие и установив связь с дроном охраны помещения, я стал внимательно следить, когда отец подаст условный сигнал.

"Крутые", спустившись в подвал, сразу почувствовали себя увереннее. Гопота всегда себя так ведет, когда увидит, что их двое на одного.

Долговязый жгучий брюнет визгливым голосом начал орать.

— Ты серьезно попал на большие деньги, как будете расплачиваться?

— Пятьсот китов с каждого в вашем взводе, — продолжил второй мелкий тип.

Пропал сигнал, значит, отец включил глушилку, можно действовать. Я ворвался в комнату. Брюнет уже лежал без сознания, второй наводил на отца плазменный бластер. Мой выстрел из станера и удар в голову успокоили его.

— Вроде никто не видел, как мы сюда заходили? — спросил отец и пошел собирать брошенное оружие.

Телами занялся я, погрузил их на дрона и мы переместили пленников поглубже в подвал. Мы сняли одежду, связали руки и засунули кляп. Голый человек чувствует себя беззащитным, его проще допрашивать. Привели пленников в чувство, и началась игра в доброго и злого полицейского.

Отец сделал зверскую оскаленную морду тупого маньяка.

— Командир! Разреши мне помучить этих тварей, у меня сестру в рабство продали. Я хочу мстить долго за ее муки! — просящим голосом заговорил он. — Они все равно ничего не скажут.

Я спокойным голосом спросил пленников.

— Сознавайтесь. Это вы убили Троцкого ледорубом?

Они дружно завертели головами.

— Не хотите сознаваться, тогда я пойду, прогуляюсь, а ты побеседуй с ними.

Едва я вышел из помещения, послышались звонкие шлепки и глухой голос отца, рассказывающего пленникам в подробностях о его зверских мечтаниях. Отец кричал:

— Почему молчите? Вы не хотите мне все рассказать?

Через несколько минут я вернулся и, сделав жалостливое лицо, попросил:

— Не делай им больно, брат. Посмотри, ты забыл вытащить кляп, поэтому они и молчат. Они уже готовы сознаться.

Никаких сожалений и эмоций от вида крови и жалобных стонов я не испытывал, только холодный расчет. Год назад я бы не выдержал, остановил избиение. Скрытая психокоррекция, внедренная нам при обучении, убила мое сердобольное человеколюбие. Я уже другой человек. Совершенно другой.

Вначале первый, а через пятнадцать минут и второй, пленный, рассказали о рабынях, заказчиках, и кто их "крышует". Брюнет неожиданно вспомнил, что ледоруб спрятал его компаньон, он же и убил Троцкого. Нашу просьбу скинуть на браслеты все записи с нейросетей они тоже выполнили. Отец ткнул каждому электрошокером в разъем нейросети.

— Эти сволочи столько людей обрекли на мучения в рабстве, так что пусть живут дальше идиотами. А мы пойдем и разберемся с "крышей". Тем более что сегодня дележка барыша.

Скрытно переместившись к обозначенному месту, мы сняли охрану станерами. Недолго думая, на зачистку отправили штурмового дрона, захваченного нами ранее в одном из боев, не забыв включить функцию самоуничтожения после выполнения задания. После короткого боя и взрыва штурмового дрона, провели контроль. Две плазменные гранаты, попавшие в окно здания, помогли переместиться грешным душонкам работорговцев в ад.

Через четыре часа с орбиты спустилась следственная бригада СБ. Быстро разнесся слух, что диверсионный отряд уничтожил командира и начальника СБ группы К3244.

Несколько взводов изолировали в большом подвальном помещении. Все, кого вызывали на допрос, не возвращались назад. Отсутствие информации угнетало. Отец достал бутылку спирта, и мы ее распили. В пьяном тумане я начал вспоминать, где спрятал ледоруб Рамон Меркадер. Этот инструмент убийства заполнил все мои мысли. Меня вызвали седьмым.

Вначале следователь просмотрел информацию с нейрокоммуникатора. Ничего не обнаружив интересного для себя, поставил пластиковый стакан с водой на стол и дал таблетку.

— Ты у меня все расскажешь! — неожиданно заорал он после того, как я проглотил пилюлю.

— Я ледоруб не брал, — ответил я с испугом.

Водка и химия не совместимы, меня начало выворачивать изнутри почти сразу. Слезы, рвота и помутнение рассудка помешали поделиться с хорошим человеком секретами.

После очередного рвотного приступа я с огромным трудом выдавил из себя.

— Его убил Раимонд, и ледоруб он забрал.

Следователь выпучил глаза и ударил кулаком по голове.

— Что ты знаешь о диверсионной группе?

Мой разум окончательно зациклился на убийстве Троцкого. Меня даже посетило видение, в котором диверсанты, скрываясь в мексиканской ночи, пытаются проникнуть на дачу к Лейбе Бронштейну, или "редиске", как называл Троцкого Ленин.

— Это Сталин отдал приказ убить Льва Давыдовича! А я тогда не родился еще. Я не участвовал в убийстве! — размазывая слезы, каялся я. — А ледоруб вроде под кроватью спрятали.

Следователь брезгливо посмотрел и еще раз ударил с разбега ногой в грудь.

Увидев, как мое тело отлетело в угол, с раздражением сказал:

— Дикие, что с них взять? На нейрокоммуникаторе ближайшие восемь часов записаны одни пьянки. Два сумасшедших тоже о каком-то ледорубе говорят. Выкиньте его.

Через полчаса занесли отца. Он с жаром доказывал, что часовню он не ломал. Еще о восьми женах говорил. Убеждая, как их тяжело содержать. Увидев меня, он с улыбкой закричал:

— Ты точно ледоруб не крал?

Он радовался тому, что наш план сработал. Казалось, мы отделались легким испугом.

Но вышло не по-нашему. "Виновных" нашли и расстреляли. А мы с отцом и еще тридцать восемь человек по доносу попали на штраф. Нам выставили подозрение в работорговле.


Глава 2. Штрафники

Всего лишь час дают на артобстрел —

Всего лишь час пехоте передышки,

Всего лишь час до самых главных дел:

Кому — до ордена, ну а кому — до "вышки".

За этот час не пишем ни строки —

Молись богам войны артиллеристам!

Ведь мы ж не просто так — мы штрафники,

Нам не писать: "…считайте коммунистом".

Перед атакой водку — вот мура!

Своё отпили мы ещё в гражданку.

Поэтому мы не кричим "ура" —

Со смертью мы играемся в молчанку.

В.C.Высоцкий

СБ ЧВКН "Потрошители". Кабинет начальника СБ группы К3244

Рядом с окном в мрачном настроении сидел полковник Гарус. Он читал отчеты по двум инцидентам. Разобрав отчет о проведенных мероприятиях и о конечных результатах проверки, спросил.

— Как продвигается дальнейшее расследование инцидента?

Стоявший перед ним по стойке смирно офицер чеканным голосом начал докладывать.

— Вскрыта и обезврежена преступная группировка, имевшая связь с пиратами Фронтира. Промышляли продажей рабов, техники, электроники и различных ценностей. Произошла криминальная разборка. Командир группы К3244 получил крупную сумму денег за рабынь, а товар вовремя поставить не смог. Кредиты возвращать отказался. Просил дать отсрочку, но пираты решили по-другому. Всех наемников из преступной группировки мы расстреляли. Оформили как погибших при теракте, нам свидетели участия начальника СБ группы К3244 в торговле с пиратами не нужны.

— Кого хотите направить в ШТР[3] воевать?

— От диких поступил донос, обвиняют нескольких человек в работорговле. Дятел заявляет, что это русская мафия. Очень опасная ОПГ. Все просвещенные страны на их планете борются с ними уже много лет. Врет, конечно, но на основании доноса проведем расследование. Виновных найдем. Он под протокол подтвердит. Доносчика ликвидируем при первом же огневом контакте.

— Хорошо, заказчики требуют проверить наемников с планеты Земля в более суровых условиях. В их выживаемости они не заинтересованы. Всех в ШТР.

— Будет сделано, господин полковник, дополнительные кредиты помогут мне пережить муки совести.

— Человек сорок в ШТР отправь сейчас. Через месяц-другой остальных. И постарайся забыть об этой группе. Премию перечислят завтра. Хм, русская мафия, русская мафия, нужно запомнить, блесну перед СМИ как-нибудь. Что ж, можете дальше работать, в личном деле отмечу ваш высокий профессионализм.


Система ВК№ 5767 планета Тромс

Штраф оформили в виде кредита и вперед гасить сумму в штрафную роту на два месяца. На самом деле она называлась штурмовая тактическая рота, но солдаты прозвали ее штрафной ротой.

По законам Содружества, одним из тяжких преступлений, подрывающим устои Содружества, являлось финансовая несостоятельность. Это преступление каралось очень суровыми обвинительными вердиктами в суде. Чаше всего всех неплательщиков приговаривали к отработке долга в астероидных шахтах или на дальних станциях. Из-за высокой смертности там всегда требовались различные специалисты за копеечную оплату. Так как мы не были гражданами Содружества, то отрабатывать долг нам пришлось бы до самой смерти. Поэтому выбора у нас не было. Хотя оставался еще вариант с медиками, но у нас не хватало около ста пятидесяти тысяч.

Отец у меня большой оптимист.

— Медики, убеждал он меня, — дадут нам большую скидку, так как если мы погибнем, то они вообще ничего не получат.

И купив горячительных напитков, уверенно направился к ним. Вернулся очень довольным.

— Круто мы подставились. Заметь, на штраф попали, почему-то только сильные бойцы, и только земляне. Начну с хорошей новости, медики нам сделали скидку, и теперь у нас есть возможность, не отрабатывая контракт, исчезнуть из ЧВКН. После первого боя нас спишут как потери и уберут из баз все наши данные. Ты будешь Николас Сильве, Ромул Козак достался мне. Ну а теперь плохая новость. Те, кем мы станем, были штрафниками и погибли в прошлом бою. На них тоже висит большой штраф за уничтожение имущества ЧВКН. У них закончился контракт, и они решили это дело отметить, но перестарались с выпивкой и устроили дебош со стрельбой. После скорого суда вынесен приговор — два месяца штрафной роты. Посмотри фото, Николас — копия ты. Отличия есть, но заметить могу только я или мама. Сам лично выбирал такого, чтобы на тебя был похож. Не переживай, прорвемся! — попытался успокоить меня отец. — Где наша не пропадала! Мы же вместе. Да и продержаться надо всего два месяца.

Вдруг он неожиданно спросил.

— Не жалеешь, что мы ввязались в это дело?

— Не жалею, "всякое доброе дело и вера наша должны быть испытаны. Испытание совершается скорбями", по-моему, это Никон Оптинский сказал.

Первый бой в штрафной роте был глупым и несуразным, нас бросили на штурм торгового комплекса без прикрытия дронами. В этой огненной мясорубке погиб командир ШТР, а с ним и семьдесят процентов личного состава. Мы выжили с отцом за счет чуда, и это чудо мой искин Кузя. Он вовремя предупреждал нас об опасности, показывая пути безопасного передвижения. Но нам все равно пришлось побегать под огнем. Хорошо, что мы вовремя купили энергощиты класса В. После суматошного боя я долго не мог найти отца под завалами торгового комплекса. С помощью искина обнаружив полуподвал, где его засыпало, я час или полтора разгребал кирпичи разрушенного и осыпавшего дома. На мою радость, я откопал отца живого, хотя и с тяжелым ранением. Надо сказать, мне в бою повезло. Хотя судьба напугала меня до икоты. Мелкие ожоги и легкая контузия после встречи с "Большим Бумом" не в счет. Я, заметив противника с огромной пушкой в руках, как и любой наемник, понимал, что с ним шутить не стоит. Поэтому увидев, как боевик приготовился стрелять по мне из "Большого Бума", воспользовался приемом, известным человечеству давно, быстрым бегом. Он всегда давал любому спасающемуся шанс на выживание. Особенно если тебя и противника разделяет толстая капитальная стена, за которую я спрятаться в последнее мгновение.

Стена достойно приняла на себя большую часть взрыва. Осколки впервые доли секунды отклонил щит, бронекостюм стойко перенес удары остальных. К сожалению, ударная волна с огненным смерчем бросила меня как пушечное ядро в перегородку напротив. Пробив ее насквозь, я умудрился застрять во второй стене. Если бы кто-нибудь увидел меня в этот момент, то ухохотался. Голова с плечами с одной стороны, ноги с другой. Сдвинуться невозможно ни вниз, ни вверх, ни в стороны. Идеальная мишень для игры в дартс. Поняв свое положение, я принялся брыкаться ногами, торопливо скребя перчатками бронескафа перегородку, бесполезно. Изогнувшись буквой "зю", ударами коленей расширил отверстие. Жить захочешь, еще и не так раскорячишься. Больно ударившись об пол, я, как ни странно, испытал радость. Мой вестибулярный аппарат после встречи с перегородкой сбоил. Окружающие вещи двоились перед глазами. Но, несмотря на контузию, я оказался в силах бросить две плазменных гранаты в подошедших за трофеями боевиков.

Отца продержали в медкапсуле почти двадцать часов, а мне для поправки здоровья хватило трех. Медики попутно изменили идентификаторы, полностью выполнив обязательства. Теперь я Николас Сильве, 28 лет отроду, уроженец системы Сараказ планеты Март. Отец — Ромул Козак, мой земляк, 44 лет. Служить нам осталось 48 дней штрафной роты. Ну а по официальной версии Василий и Иван Обоскаловы погибли при взрыве плазменной гранаты. Идентификацию медики провели по немногочисленным останкам, которые кремировали на следующий день. Пепел положили в урны для захоронения и отправили на родину.

Представив маму, получившую такой печальный подарок, я расстроился.

— Без всякого сомнения, маму это убьет, — высказал я отцу свои печали.

— Вспомни, мы с тобой в анкете какой адрес писали? На деревню к дедушке. Так что, успокойся и не маши руками как мельница. Ничего она не получит, — рассердился на мою глупость отец. — Однако нужно все равно что-то придумать.

— Может мне интернет-бот запустить? Пусть он письма за нас пишет, — внес я предложение.

— Ты программист, тебе и карты в руки, — поддержал отец.

Выжившим штрафникам сменили боевую экипировку, усилили вооружение. Роту пополнили вновь прибывшими штрафниками. Назначили нового командира и поставили невыполнимые задачи. Мы привыкли к любой проблеме подходить творчески, значит нестандартно. Например, даже мамонта можно съесть и не подавиться. Если кушать его маленькими кусочками и хорошо прожевав.

Солдатский телеграф доложил, что новый ротный опытный вояка и никогда не лезет на рожон. У него множество успешных боевых операций. Вот только не в укор будет сказано, в интригах он слаб. Раз финансовая служба ЧВКН сумела подставить его, присудив тридцать пять дней ШТР.

Командир роты пригласил для обсуждения операции и нас с отцом.

— Господа, я собрал самых опытных бойцов из роты. Мы получили приказ захватить и отключить электростанцию, питающую силовой купол шахты № L442. С технической документацией по электростанции можете ознакомиться у ротного искина. Через час с вашими предложениями прибыть на КП.

Я скачал пакет технической информации на браслет, пусть Кузя анализирует. Ну и сам начал рассматривать конструктивные и планировочные схемы. Подошел отец, и вместе со мной уставился на голографическую схему электростанции.

— Я поспрашивал у людей, было три неудачных штурма в лоб, потери огромные. Нам, как настоящим героям, нужно идти в обход, — пошутил он. — Ну что там Кузя, пока молчит? Я думаю, что через тоннели или сточные коммуникации нужно попробовать пройти.

На рабочем столе висела иконка занятости искина Кузи.

Мы с отцом крутили план электростанции и коммуникаций так и сяк, но никак не могли их совместить. Кузя разблокировался через сорок минут и показал нам варианты проникновения в электростанцию через тоннели коммуникаций в 3D. Мы вздохнули с облегчением, еще поживем.

Прибыли на совещание мы одними из последних, и нас не удивило подавленное состояние всех прибывших. Командир роты еще раз объяснил собравшимся починенным, в какую западню мы попали. Показал "решение" ротного искина, которое не отличалось от предыдущих штурмов ни на одну букву. Мы должны были продавить защитный периметр электростанции, ворваться в внутрь, уничтожить защитников и заглушить электростанцию. Тяжелое вооружение применять запрещено. При случайном попадании в реактор мог произойти взрыв, от которого возможно разрушение шахты. Командование все же учло три неудавшихся штурма и сменили нам бронекостюмы класса МБ400 на УБ200М (усиленный бронированный), стрелковые штурмовые комплексы заменили на более скорострельные, и даже выделили нам энергощиты 3 класса.

Когда ротный спросил, не посетила ли кого идея как нам выполнить приказ и остаться живыми, высказался только отец. Сначала он эмоционально, хотя и без матов, пообещал найти большую кувалду или гаечный ключ на 72 и постучать по этой ротной железяке. Потом он выдал то, о чем мы не договаривались.

— Николас за две тысячи кредитов обратился к тактикам и они предложили нам другое решение поставленной задачи. Группа из тридцати человек проникнет в коллектор сточных вод и по нему переместится до пересечения с техническими тоннелями. Там придется прокопать проход между коллектором сточных вод и техническим тоннелем, если верить плану, там всего четыре метра. Таким способом мы сможем обойти охранный периметр технических тоннелей. Пройдя двести метров, группа окажется рядом с реакторной. После чего осуществляем боевой захват и производим отключение реактора.

Радости на лицах собравшихся мы так и не увидели. Никто из присутствующих не поверил в осуществление этого плана.

В любой армии мира инициатива наказуема. Если уж проявил инициативу, то тебя и заставят ее выполнять. В случае неудачи будет наказание, а в случае успеха, в нашем случае, жизнь, а нам большего и не надо. Мы предложили, вот нас и послали выполнять мой план (искина Кузи) проникновения и захвата реакторной электростанции.

Отец опять меня удивил. Он был очень доволен.

— Хорошо, что они не поверили в успех и послали нас. Ведь мы с тобой могли и не попасть в эту группу. А план придется изменить. Можно обесточить шахту и без захвата электростанции, достаточно взорвать силовые кабеля, а уж потом идти на захват реактора. Который в режиме короткого замыкания должен отключиться сам по автоматике и смысла защитникам оборонять электростанцию уже не будет. Охрана, скорей всего, сбежит.

Для нашей штурмовой группы выделили пятерых добровольцев и четыре дроида. Четверо из них были среднего роста, а пятый нас удивил. Он был выше двух метров. Поздоровавшись с ним, отец спросил:

— Дар, с твоими габаритами нельзя с нами. Ты же застрянешь!

— Не переживай, командир, я хоть и высокий, но не толстый. Везде пролезу.

— Хорошо, труба в коллекторе невеликого диаметра, всего около полутора метров, поэтому будем двигаться, ухватившись за дроида-таракана, лежа он нас всех спокойно утащит, — проинструктировал нас отец.

Коллекторная труба была полностью покрыта серой слизью. Мы быстро превратились в склизкие комки грязи и почти не создавали шума, а вот дроид-таракан лязгал своими конечностями так, что у меня сердце замирало.

На пути часто встречались ответвления, но, спасибо Кузе, мы знали куда двигаться.

Кузя сообщал мне состояние бойцов и дроидов. По медицинским показателям было видно, что всю нашу команду мучили легкие приступы панического страха. Немудрено, так как развернуться в канализации одетым в УБ200М было невозможно. В моей голове пульсировала мысль, вдруг мы не сможем выбраться, и я здесь останусь навсегда. Ощущение были ужасные, но я выдержал, даже без применения седативных препаратов. Когда наш "поезд" прибыл к точке назначения, проход уже был прокопан, а дроиды равномерно распределили грунт по трубе.

В технических тоннелях пространства для перемещения было больше, и мы смогли передвигаться на четвереньках. Только Дар, ползший передо мной, двигался как змея, его рост не позволял передвигаться как всем. Его изгибоны сильно рассмешили меня. Хорошо, что он не слышал моего смеха, а то никогда бы мне этого не простил. В итоге, в некоторых местах мне пришлось поработать толкачом. Только через час мы заняли место, где планировали начать штурм. В запасе до времени "Ч" у нас осталось три часа. Я выставил время срабатывания мин и отправил двух миниатюрных шестиногих дронов установить заряды на силовые высоковольтные кабели. После чего спокойно заснул. Проснулся я сам за десять минут до взрыва.

Дальнейшее произошло строго по плану. Штурм электростанции основным отрядом в 04–00, в 04–05 срабатывают наши мины, 04–25 мы проникаем в электростанцию и захватываем реакторную. Убеждаемся, что произведено аварийное отключение и делаем вид активных действий, то есть, тратим боекомплект, вдруг проверят, как мы воевали.

За эту операцию мы разжились двумя дронами. Отец просил у ротного всех четырех выделенных нам, мотивируя тем, что Николас потратил деньги на тактиков, которые и разработали эту удачную для роты операцию. Но ротный был непреклонен, только двух дронов, и точка. Их он списал как боевые потери. Отец намекал на маленький подарок за еще двух, вот только рассердил предложением ротного командира.

Мы потеряли дронов в последней операции, когда до конца срока осталось одиннадцать дней. В тот тяжелый день для нашей роты нам снова приказали совершить невозможное. Приказ был понятный, захватить и удержать. Перед операцией командир роты привычно собрал всех ветеранов на совещание.

— Господа, нам поставили задачу прорвать оборону противника и овладеть опорной точкой. После чего, удерживая захваченные позиции, отвлечь значительные силы противника на себя. Через час всем прибыть на КП с предложениями. Николас Сильве, я очень надеюсь на ваших "тактиков".

Мне осталось сказать: —Будет выполнено, господин капитан! — и удалиться.

Кузя потратил на решение задачи всего полчаса, выдав на-гора более тридцати вариантов. Нам пришлось попотеть, чтобы выбрать оптимальный.

Моя минутка славы закончилась очень быстро. Как только план операции попал в руки ротному, все засуетились, забыв обо мне. В конечном итоге из тактика я превратился в исполнителя. Мне пришлось, как и всем наемникам, носить бронекостюмы для подготовки ложной атаки. По задумке, их должны запустить в атаку в режиме дронов. Для большего эффекта имитации атаки ротный потребовал у технарей все, что хоть немного ходит и ездит.

Для противника это выглядело так, как будто их атаковал штурмовой батальон с поддержкой тяжелой техники. С опорной точки открыли кинжальный бешеный огонь по атакующей колонне. А в это время наблюдатели засекли огневые точки и по сигналу открыли прицельный огонь. Цель достигнута. Все внимание противника было направлено на отражение атаки. В это время два дрона, используемые в качестве носильщика взрывчатки, незаметно продвигались к противнику. Первого дрона защитники опорной точки заметили и расстреляли. Второй брандер сумел прорваться в мертвую зону и мощный взрыв сотряс землю, на мгновение озаряя яркой вспышкой всё окружающее пространство. Еще не упали на землю осколки укрепления, а наемники ШТР уже шли в атаку.

По связи я слышал, как отец тихонечко напевал песню Дениса Майданова:

Ничего не жаль!
Ни штыков, ни роз —
Если за мечту, если всё всерьёз.
Ничего не жаль
Ни огня, ни слов —
Если за мечту, если за любовь!
Думать наивно, что кто-то устанет в бою,
И бескорыстно подарит счастливую даль.
Просто поверь, что кому-то в соседнем строю
Так же за эту вершину, за эту медаль
Ничего не жаль!
Ни штыков, ни роз —
Если за мечту, если всё всерьёз.
Ничего не жаль
Ни огня, ни слов —
Если за мечту, если за любовь!

Это он пел поминальную песню по погибшим дронам. Мы пожертвовали личных дронов для проведения успешного прорыва. Может отцу их было не жаль, но я считал дронов своими однополчанами, которые не раз прикрывали мне спину.

Захват укрепления опорной точки прошёл для роты с минимальными потерями, всего пять трехсотых. А вот при сдерживании наступающего противника рота понесла ужасающие потери. Пятьдесят процентов личного состава погибли, около тридцати процентов имели тяжелые ранения. Легкие ранения были у всех остальных. Немудрено, по нашим позициям штурмовики несколько раз прицельно отбомбились. Атак больше десятка выдержали. Если бы была возможность отступить, то вся рота точно сбежала бы. Вот только в укреплениях шанс выжить маленький, но был. А вне укреплений вероятность выжить стремилась к нулю.

После боя мне снова пришлось искать отца среди развалин. В этот раз я нашел отца в бессознательном состоянии на крыше двухэтажного здания. Даже пролежав в медкапсуле десять часов, он не вспомнил, как туда попал.

— Я теперь понял анекдот про склероз, — шутил отец. — У меня интересная жизнь, и вспомнить в старости есть что. А тут бамс — склероз. Чем хвастаться буду, сидя на завалинке?

— Соврешь что-нибудь, ты умеешь, — подхватил я его шутку. — Ты как политик, правду говоришь, только когда не знаешь, что соврать.

— Да ладно, не наговаривай на меня. А то, кто не знает, подумает, что правда. Ну, подумаешь, девчонкам сказал, что мне сорок пять лет. Ты, чай, ни кому не расскажешь, что мне больше шестидесяти?

— Маме расскажу, как ты тут с молодицами заигрываешь.

— Ты чего это! Сразу пугать! — изобразил отец испуг. — Вообще, я не виноват, они сами ко мне пришли.

Отец обнял меня и заразительно захохотал.


Офис компании "Биоинжинеринг". Кабинет начальника СБ

Вице президент компании "Биоинжинеринг" Лер Винар, нависая над полковником Гарус, орал, брызжа слюной.

— Вы понимаете, что натворили? Нас аграфы живьём съедят и не подавятся. Как так получилось, что пираты захватили экземпляр, вакцинированный штаммом Джоре?

— Предательство, Лер Винар. Начальник СБ группы К3244 продал партию рабов пиратам, среди которых был вакцинированный. Сам предатель уничтожен группой неизвестных. Предполагаю для сокрытия следов.

— Как удалось обнаружить?

— Сработала закладка в нейросети. Вот, послушайте разговор с пиратами:

— Сэр, майор, эти русские очень опасны для империи! — визгливым голосом пытался докладывать какой-то мужчина. — Они очень воинственный народ.

— Сейчас перемотаю, Лер Винар. Не на том месте включил.

— Давайте послушаем, Гарус. На записи говорится об опасности, угрожающей империи.

— Для русских деньги далеко не главное. Справедливость — вот их главная ценность. Еще они считают, что сила в правде. Разве это нормально? На нашей планете русские захватили самую большую территорию. Уничтожили самые могущественные империи на Земле, Германскую, Османскую, Монгольскую, Наполеоновскую…

— Пропусти этот бред, Гарус. Этот дурачок смеет утверждать, что какие-то дикари угрожают империям Содружества! Полный бред.

— Хорошо, Лер Винар, послушайте дальше.

— Добрый день, Флитт. Вам удалось встретиться с нашими друзьями?

— Да, оговоренную ранее сумму передали вашим друзьям. Ваши кости[4] получили, надеюсь, с вакциной Джоре не обманули, покупатель будет очень недоволен.

— Не беспокойтесь, на следующей декаде еще пришлем троих вакцинированных штаммом Джоре.

— Полковник Гарус, ваша задача любой ценой не допустить продажу, а лучше уничтожить этот змеиный клубок! Приступайте!


Штурмовая тактическая рота

Когда нам с отцом осталось девять дней до дембеля, у большинства наемников боевого ядра ШТР закончился штрафной срок. Сослуживцы, прощаясь с нами, желали удачи и вырваться живыми из этого ада. Некоторые дарили на память нужные для штрафника предметы. Отцу, как главному "ковырялкину", за восстановление поврежденной техники командир роты подарил мультиблок РЭБ для взлома системы управления дронами. Мне, в основном, дарили всякую мелочь со словами:

— Держись, везунчик.

Так меня прозвали после последнего боя. Я единственный не получил даже царапины за время смертельного сражения.

После прощальных объятий я всем отвечал:

— Если бы мне ещё в любви везло, было бы вообще хорошо!

— Ну, хоть в чем то тебе не везет, — смеялись прощающееся.

На следующий день роту, в которой мы провели тридцать восемь жарких дней, расформировали, а меня и отца перевели в другую часть.

Новые сослуживцы встретили нас холодно. В этой ШТР ощущалась какая-то безнадега. Никто не поинтересовался откуда мы, кто такие. Оптимизм моего отца разбился об их пессимизм как морской прибой, попробовав на прочность волнорез. Даже в глазах их командира я не увидел надежды на благополучный исход.

Нас перебросили на крейсере в другую систему. Время перелетов не засчитывалось в штрафной срок, поэтому три дня прошло для нас впустую. Нашей роте поменяли потрепанные бронекостюмы на бэушные штурмовые скафандры. На моем было около пяти мелких заплаток разного цвета. Скафандр порадовал классом бронезащиты, способной выдержать попадание импульсной винтовки с 30–40 метров.

Роту штрафников погрузили в штурмовые десантные боты и мы третий час сидим как селедки в бочке, тесно прижавшись друг к другу. Мне повезло, отец занял место для меня рядом с кабиной пилотов, и я смог с комфортом уснуть.

Проснулся от небольшой вибрации, пытаясь припомнить свой сон.

Вспомнились лишь отдельные обрывки, кровавая жесткая схватка матёрого огромного волка необычной масти с неведомым врагом, и белоснежный сокол, пикирующий на врага. Следующий эпизод особенно выделялся необычайностью, волк зализывал раны окровавленной птице, в которой я узнал сокола, он умирал. Волк, видя умирающего друга, завыл, в этом вое слышалось тревога и отчаяние. Словно услышав его призыв, перед глазами предстала девушка с длинными ярко-рыжими волосами, небрежно собранными в пышный хвост, скрепленный серебристой ленточкой. Плавным прыжком она перелетела небольшое расстояние и опустилась на колени перед лежащим на земле раненым соколом. Бережно взяла его на руки и ловко перевязала, выдернув ленточку из волос. При прикосновении между ними пробежала золотистая искра и ленточка неожиданно замерцала молочным светом, сокол вздрогнул, открыл глаза, расправив крылья и взмыл в высоко в небо. Проводив его взглядом, рыжая красавица хлопнула в ладоши и, превратившись в лисичку, нырнула в призрачную нору, махнув на прощание огненно-рыжим хвостом.

Моим попыткам вспомнить дальнейшие события сна помешала сильная перегрузка. Похоже, гравитационный компенсатор сбоил. Поэтому, при вхождении в плотные слои атмосферы нашего штурмового десантного бота, перегрузка пыталась сделать из меня блин, тонко размазанный внутри скафандра. Однако никто из сидящих десантников не заорал пилоту "не дрова везешь, козел". Мы все понимали, экстремальные спуски и жесткие противоракетные уклонения, проводимые пилотом, спасают нашу жизнь.

После первого попадания в штурмовом боте наступила полная темнота, а инфракрасная подсветка создавала в визире мрачную кровавую картину. Второе попадание измяло среднебронированный корпус штурмового бота и отбросило меня в центр бота. После попадания третей ракеты я валялся на полу, придавленный штурмовыми скафандрами соседей. В моей бедной голове зарождался ужас, я боялся не сгореть в небе чужой планеты, а пропасть без вести непонятно где. Страх всеми своими силами готовился сломить мою волю. В этой борьбе забылись инструкции дальнейших действий. Я быстрой скороговоркой тихо повторял "Господи! Помоги мне выжить! Помилуй, господи!" Эти слова повторяли про себя солдаты и под артиллерийским обстрелом в 1914, и под бомбежкой в 1941 году. На войне нет атеистов. Вера в заступничество бога помогает солдату сопротивляться ужасу, охватившему душу, и остаться человеком в любой ситуации.

Пилот нашего штурмового бота все же сумел найти дыру во вражеской противокосмической обороне. На наше счастье противник пожадничал, установив старье в менее опасных, как ему казалось, направлениях. Ну что ж, такое хорошее дело не останется безнаказанным. Мы придем и скажем спасибо.

Место нашей высадки сместилось южнее на полтора километра. Кроме того, десантную аппарель заклинило от жесткого приземления. Пришлось выжигать плазмой. С трудом выбравшись через оплавленную дыру, штрафники рванули бегом к заданной точке высадки. Наше стремительное передвижение по пересеченной местности вызвало бы зависть. Но если заглянуть под забрало шлема и вглядеться в лица бегущих людей, можно увидеть их красные глаза со зрачком наркомана, размазанные кровавые сопли на лице, Хэллоуин отдыхает. Откуда они берут силы на марш бросок после такой посадки? Ответ прост, химия. Боевой коктейль, который вкалывает аптечка, мертвого поднимет и заставит пойти в атаку, но режим берсерка не дается просто так, десять лет жизни за полчаса мнимого бессмертия. Этот расклад был не для нас. Я сумел заранее заменить химическую дрянь боевого коктейля на более безвредные стимуляторы, и мы с отцом еле-еле успевали за десантниками.

Огневая сшибка произошла еще до подхода к точке. Мы легко смяли боевое охранение. Храбрости защитников хватило на полчаса и, бросив позиции, они сбежали. Сработал эффект неожиданности, нас не ждали с этого направления. Остатки роты ворвались в подземную галерею. Время действия коктейля истекло, наступил откат, штрафники стали медленнее двигаться, пропала сверхреакция.

Командир, посмотрев физические показатели подчиненных, послал нас двоих вглубь подземного комплекса в авангарде. Перемещаясь и ведя стрельбу, мы углубились в него. Неожиданно перед нами открылся огромный тоннель. Сеть не работала, где-то была включена глушилка. Отец, показав знаком “прикрой, я иду первым”, двинулся по тоннелю, я осторожно последовал за ним. В этот момент земля вздрогнула и взрывная волна подняла меня и бросила куда-то вперед. Последним моим воспоминанием стала мчащаяся на меня стена, покрытая черными извилинами трещин.

Очнувшись, я с трудом открыл один глаз. Второй не открывался, несмотря на мои усилия. Вокруг стояла непроницаемая темнота, меня тошнило, острая боль пульсировала, охватывая все тело. Густая вязкая кровь, текущая по лицу, вызвала страх, и я неосознанно попытался рукой ощупать голову, цела ли она. Обследовать раненую голову помещал шлем скафандра. Проведя перчаткой по поверхности шлема, я обнаружил глубокую вмятину с левой стороны головы. "Лишь бы мое серое вещество не вытекло", — неожиданно мелькнула странная мысль[5]. Я попробовал пошевелиться и сразу пожалел об этом. Ужасная боль взорвалась в теле, и когда стало невыносимо терпеть, я зашептал.

— Мама, мама, мне плохо, мама, помоги мне, мама.

Аптечка, встроенная в скафандр, наконец-то заметила огромное количество адреналина в крови и впрыснула обезболивающий наркотический состав. Сознание плавно унеслось в мир грез, где я летал среди облаков и даже выше, любуясь сверкающими белоснежными пуховыми перинами, взбитыми добросовестной хозяйкой так, что вокруг разлетелись пух и пушистые перья. Вдруг начался настоящий звездопад из цветных искр и мою душу переполнили радость и восторг. Вокруг меня закружился красный огонек. Я немного поиграл с ним в догонялки. Огонек, нет, уже маленькая звезда, сменив цвет на небесно-голубой, помчалась вдаль, как бы призывая меня следовать за собой. Продираясь через чудесные видения за путеводной звездой, я обнаружил скрытую в тумане дверь, за порогом которой я пришел в чувство.

Прислушавшись к ощущениям, понял, что меня бережно волокут по шероховатому полу тоннеля. Разлепив слипшийся правый глаз, попытался повернуть голову, чтобы рассмотреть хоть что-нибудь. Все расплывалось и пришлось немного напрячь зрение, чтобы увидеть неяркий луч фонаря. Он желтым пятном пробивался сквозь пыльную взвесь, осторожно двигаясь по стене, иногда выхватывая из мрака тоннеля покрытые сероватыми потёками стены и потолок.

Дикая смесь, бродившая в крови, мешала сосредоточиться. Кто я? Где я нахожусь? Прошлое вспыхнуло в мозгу калейдоскопом картинок. Эмоции захлестнули меня. Вот я восторгаюсь полету на парашютном крыле. Вот мы всей семьей плывем на лодке, сопротивляясь течению быстрой реки. Вот я радуюсь людям, прилетевшим с других планет. Радуюсь не каким-нибудь зелёным гуманоидам, а именно землянам, похищенным с нашей Земли и вернувшимся обратно. Радость и мечты охватили весь мир. Все ждали чуда, помощи, но халявы не случилось.

Обезболивающий коктейль прекращал своё действие и начала проявляться боль. Сквозь шум в ушах я слышал отца. Он уговаривал меня:

— Сынок, потерпи немного. Как я домой один вернусь? Мама меня убьет.

Я почувствовал, как заработал штурмовой комплекс, отец вел огонь короткими очередями.

— Я на разведку. Немного постреляю и вернусь.

Оставшись один, я попробовал открыть глаза, но сил не было даже для этого, похоже, я умирал. Жуткий страх тоненькой струйкой попытался пробраться мне в душу, стремясь прорвать плотину и превратиться в бушующую реку. Но возвратился отец, и его уверенный голос прогнал мои опасения и страхи.

— Они попробовали меня не пустить, ну, я их вежливо попросил. Добрым словом и большим пистолетом всегда проще уговорить. Ты держись, сынок. Там медкапсула. Сейчас попрошу подлечить тебя немного. Подойдем поближе. И попрошу вежливо.

Скорость движения возросла, отец сильно торопился. Снова прозвучала стрельба.

— Всем лечь! Руки за голову! — заорал благим матом отец.

Еще один выстрел. Громкий голос отца было слышно хорошо, остальные звуки сливались в монотонный шум. Ориентировался я в пространстве помещения на слух, было тяжело, мои видеокамеры на бронескафандре не отвечали.

— Куда ж ты голой пяткой против станера! А вот и глушилка связи.

После изучения базы “Техник” третьего уровня, отец легко ориентировался в любой аппаратуре. Послышались еще выстрелы, и заработала связь. Кузя соединился с нейрокоммуникатором отца и информация стала поступать с его видеокамер, я прозрел с зарытыми глазами.

В зале действительно стояла нестандартная медкапсула. На полу лежали несколько человек в ошейниках рабов.

— Мне нужен доктор! Если сын умрет, всех завалю! Кто мне может помочь? Здесь что, одни рабы?

Несколько рабов завопили:

— Она в карцере, мы не можем помочь.

— Где карцер? Ты, лысый, покажи! — отец толкнул ногой ближайшего лысого раба.

Когда тот показал направление, отец посмотрел на меня.

— Потерпи еще минутку, — и рявкнул на остальных. — Быстро отправляйтесь к карцеру!

Отец встал рядом с дверью карцера, ударил ногой и крикнул.

— В камере, отойдите в правую сторону я буду стрелять. Вам понятно? — и он еще постучал по двери. Услышав, что его поняли, выстрелил по дверному замку. Открыв дверь, отошел в сторону.

— Выходите скорее, вы свободны!

Из карцера вышла девушка с замотанным лицом. Через прорехи комбинезона были видны незажившие шрамы на теле.

— Ничего себе, кто это над тобой издевался?

Она ткнула пальцем в двоих мордоворотов с яркими желтыми нашивками с левой стороны груди. Рабы быстро отползли от них, создав свободное пространство вокруг. Отец, не раздумывая, выстрелил прямо по желтым нашивкам. Побледнев как смерть, молодая девушка заморгала глазами.

Заметив ее реакцию, отец спросил:

— Я что, поторопился? Ты сама хотела отомстить?

Она замотала головой, пытаясь отойти в сторону.

— Если спасешь сына, я сделаю для тебя все, что в моих силах!

При разговоре с ней он старался припустить в голос немного теплоты.

— Для начала я сниму с тебя эту мерзкую штуку раба, — увидев ее испуг, проговорил. — Только с вашего разрешения.

В стрессовом состоянии отец часто разговаривал фразами из известных фильмов. В данной ситуации он процитировал таксиста Корбена Далласа из фильма "Пятый элемент".

Отец достал мултиблок РЭБ, предназначенный для борьбы с минами и дронами. Поднес его к ошейнику и включил, после того как индикация засветилась зеленым цветом, осторожно разрезал в двух местах. Отдав ей остатки ошейника, заявил:

— Маленькую часть нашей сделки я выполнил. Теперь твоя очередь. И поторапливайся, пока я добрый.

Повернув ствол штурмового комплекса в сторону лежащих рабов, скомандовал им.

— Всем быстро зайти в камеру! — и указал на соседнею дверь рядом с карцером.

Когда все забежали, он закрыл дверь и выстрелом слабой плазмы приварил ее к косяку.

— Пусть отдохнут, да и тебе мешать не будут.

Отец схватил девушку за комбинезон и поволок ко мне.

— Что застыла, помогай! — зарычал отец.

Они присели рядом, и я ощутил, как бережно начали снимать мою одежду. Даже их легкие касания вызывали нестерпимые мучения. Неожиданная резкая волна сильнейшей боли пробежала через всё тело. На какой-то миг время остановило свой привычный ход, а я вознесся вверх. Я не чувствовал боли, вокруг воцарилась неестественная мёртвая тишина. Умиротворенность и покой мешали сосредоточиться. Я видел, как отец торопливо срезал одежду ножом с раненого мужчины, и это было странно. Мне было непонятно, почему он бросил меня. Я не сразу смог узнать себя в человеке, истекающем кровью.

Откуда-то сверху из бесконечности теплый лучик коснулся меня. Поток любви и энергии бурным потоком принялся восстанавливать мои силы. У меня возникло понимание, что я нужен людям и меня отправляют назад. Мое "воссоединение" с телом произошло столь же внезапно, как и "расставание".

Резкая боль вновь вернулась в моё изможденное тело, но сейчас я мог выдержать и большие муки.

— Владычица Богородица, смилуйся надо мной, — попытался прошептать я.

Девушка, услышав мои хрипы, тихо и с робкою нежностью прикоснулась рукой и погладила тонкими нежными пальцами мои волосы.

— Потерпи немного, мы быстро, — услышал я ее.

— Я должна предупредить, — девушка тяжело вздохнула и быстро проговорила, — я должна сказать, что нас убьют за использование этой медкапсулы. — Хотя вам наверняка все равно, вы же дорожите раненым.

— Это мой сын, и я готов на многое, — хрипло проговорил отец.

Кивнув головой, она продолжила.

— Этот аппарат является собственностью нашего клана и привязан к моей ДНК. Он включается только по моей команде. Там сейчас загружены расходные материалы на миллионы кредитов. Их готовили для какого-то высокопоставленного чиновника. А достанутся простому наемнику. Насмешка судьбы!

Они осторожно приподняли и положили меня в медкапсулу. Крышка закрылась, и я провалился в глубокий черный колодец сна.


Глава 3. Удача — награда за смелость

В потолке открылся люк.

Ты не бойся, это глюк.

От ядрёной наркоты

Ты и глюк всегда на ты.

Снова в комнате туман,

В голове — сплошной дурман:

Зайцева Тамара

Мне снилась изумрудная степь, усыпанная яркими вспышками маков и тюльпанов, я сидел на холме и наблюдал, как не спеша поднимается красивая девушка с длинными золотистыми волосами. Великолепное бальное платье трепал легкий теплый ветер. Подвеска на шее и замысловатый браслетик подчеркивали ее красоту.

Остановившись передо мной, она неожиданно сделала пирует и спросила:

— Ну и как я тебе?

Я зачарованно замер, не в силах сказать и слова.

— Я подсмотрела у тебя эту красоту, извини, без спроса. Владетельница тебе разрешила, но я сама должна проверить, достоин ли ты меня.

Я встал, мне было неприятно сидеть перед такой барышней. Мне был непонятен смысл ее слов, и я ухватился за последнюю фразу.

— Я на тебя не претендовал и даже не знаю, кто ты. Зачем такой красотке понадобился раненый бедный наемник? Присаживайся, — я показал на появившееся мягкое кресло.

Это мой сон, и я могу пожелать все, что угодно. Я подумал, и создал пруд с белыми лебедями. Беседку, обвитую виноградной лозой. Маленький столик. Шикарная ваза с фруктами и, конечно, бутылка вина. Наполнив хрустальный бокал, я подал его барышне. Она пригубила и, поставив на стол бокал, сделала книксен:

— Мерси, разрешите представиться! Я твой искин "УМНИЦ-А". Сейчас меня уже нельзя извлечь из твоей головы. Так что, как у вас говорят, "И в горе, и в радости, до самой смерти мы будем вместе". Можешь не представляться, я все считала с нейронных ядер мозга. Еще раз прошу прошения. Я послушная и крестиком вышивать умею.

Девушка подошла ко мне, манерно протянула руку к лицу и неожиданно ткнула пальцем мне в лоб.

— Спи, давай, мне нужно тело твоё ремонтировать.

Поразившись вызывающему поведению девицы, я провалился в глубокий сон, избавивший меня от боли и тревог.

Проснувшись, я уткнулся глазами в закрытую прозрачную крышку.

— Какие странные сны мне снятся. Откуда у меня такой наглый искин "УМНИЦ-А"?

— Я тебя слышу, хозяин, — раздался мягкий девичий голос в голове, как будто я слышал ушами. — Моя установка не завершена, работает только голосовой режим.

— Ты кто?

— Я универсальный модернизированный нейрокомплекс серии ИЦ-А за номером 04018997, развернут на 70 %, окончание установки через три часа четырнадцать минут.

— Непомню, чтобы мне устанавливали нейросеть, — прервал я доклад.

— Хозяин, я элитная нейросеть, и ты должен радоваться, что за мизерную цену ты получил меня. Тем более, нам установили еще имплантаты на интеллект "плюс сто", восприятие "плюс сто", пси-имплант — "ПСИ-А-200", нанофабрика — "Нел-В-400"… Свободных слотов шесть.

— Хорошо, хорошо, я понял и уже прыгаю от счастья. Только я знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Поэтому мне интересно, что плохого меня ожидает, где подвох?

— Нас будут искать, и если найдут, то попытаются меня извлечь. А это смертельно для нас обоих.

— Ха-ха, так меня уже в течение года пытаются убить! Подскажи, есть возможность, чтобы тебя не смогли обнаружить?

— Да, предусмотрена возможность имитировать тип любой нейросети и задать нужные значения на карту физического, психического и интеллектуального развития, т. е., ФПИ. Приступить?

— Позже, пока меня волнует другой вопрос. Когда меня выпустят, не подскажешь?

— Связь с медкапсулой отсутствует.

— Тогда проведи мне политинформацию.

— Непонятный запрос, прошу разъяснить.

— Хорошо, доложи, что мне еще установили.

— Колония нанитов вид j43 — 100 %, вид N22 — 100 %, вид L11 — 100 %, полный комплект. Нейрошина модели Y1, нейрокоммуникатор модели пехотинец 2У подключены как дополнительное расширение. Перестройка организма под потенциал нанокомплекса завершена на 13 %, окончание через 473 часа. Произведено восстановление и очистка организма. В крови обнаружено психокорректирующее активное вещество ZAR4167 — нейтрализовано. Производительность при подключении к работе всех областей мозга и имплантатов возрастёт на 163 %.

Монотонный девичий голос убаюкивал, и я незаметно забылся сном.

Проснулся я от нежной мелодии, крышка капсулы была открыта, самочувствие отличное, в крови бурлила энергия, призывая к действию. Приподнявшись, увидел отца, спящего в кресле рядом с медкапсулой. Он имел усталый и измученный вид, небритый, с бледной кожей. В руках сжимал штурмовой комплекс, снятый с предохранителя, он готов был в любую секунду открыть стрельбу по врагам. Мне даже вспомнилась его поговорка, укатали Сивку крутые горки. Осторожно выбираясь, я ощутил холод помещения и свою уязвимость.

— Хозяин, разреши помочь? — раздался голос искина.

— Где мое оружие? А то неприятно чувствовать себя дважды голым, — сказал я вслух и с сожалением понял, что разбудил отца. Красные иконки замигали на периферийном зрении, подсказывая, где лежит вооружение и одежда.

— Сынок, с днем рождения тебя! — отец махнул мне и заулыбался. — Перепугался я, не чаял уже, что так легко выпутаемся. Бронекостюм в хлам, восстанавливать бесполезно, а ты живой, слава богу. У местных охранников прибарахлился одеждой и бронескаф тебе нашел. В общем, что нашел, то и прихватизировал. Если что-то найдем получше, переоденешься.

Я быстро стал одеваться, бронескаф и одежду подогнал под свой размер фигуры, включил систему терморегуляции, а что, третий сорт — не брак. Попрыгал на месте, нанес несколько ударов руками и ногами по воздуху. Посмотрел на довольного отца и спросил:

— Что я пропустил? А то у меня "тут помню, а тут не помню". Только коротко.

— Бабахнуло будь здоров, выжили только мы, связи нет. Я метров тридцать кувыркался. Вернулся, а ты присыпанный, еле откопал. Здесь немного пострелял. Кстати, нас в клан приняли, по-русски "Призрачный Лис". Запроси справку у искина. Я тоже нейросеть поставлю, снята с их клан-лидера, но ничего, я не брезгливый.

— Пап, секунду, — я замер, читая справку о клане "Призрачный Лис".

Прочитав по диагонали, я понял, клан — мертвый. Когда-то, лет четыреста назад, сильный и многочисленный клан попал под каток государств Содружества. В справке не говорилось, за что их объявили преступниками. В начале трагической заварушки Содружество воспользовалось недокументированными возможностями нейросетей для поиска и уничтожения клана. Проиграв в сражениях, остатки клана сумели затеряться во фронтире. Миллионы кредитов были потрачены на их поиски. Пиратская вольница, основная сила фронтира, получив большие деньги от Содружества, искусно изображала активность поиска, запрашивая еще больше и больше кредитов. Службы Безопасности государств Содружества сообразив, что их разводят на деньги, прекратили финансирование. А через двести лет о клане "Призрачный Лис" вспоминали лишь историки. Последний акт трагедии произошел два года назад. Судьба бросила кубик, пираты перехватили торговый караван клана, уничтожили конвой, взяли руководство в плен и обратили их в рабов. Последнее пристанище "Призрачного Лиса" было разграблено.

Начались допросы. Пираты установили, что за годы гонений инженерам клана удалось избавиться от многих закладок в программном обеспечении, с помощью которых компетентные органы могли не только контролировать каждый шаг любого существа Содружества, но и читать нейросеть как открытую книгу. Умельцы клана смогли повысить не только производительность нейросети, но и расширить ее функциональность. Улучшенная ими нейросеть была мечтой диверсанта и разведчика. Пиратам казалось, что поймали синюю птицу удачи за хвост. Они уже подсчитывали заоблачную прибыль. Но жадность и невежество пиратов сыграло с ними злую шутку. Нейросети не работали…

В этот момент на периферии зрения вспыхнул образ смеющегося искина.

— Ты что-то знаешь еще? — обратился я к ней.

— Да, для функционирования требуется разрешение хозяина или владетельницы.

— И кто у нас хозяин?

— У нас владетельница.

— Хозяин где?

— Клан-лидер "Призрачного Лиса" погиб. Единственная, кто выжил в этой бойне, его младшая дочь. Она и возглавила клан по праву крови.

— Так это она дала разрешение?

— После вашего вопроса у меня возникли сомнения в правильности расчета ФПИ.

— Хорошо, я все понял, туплю. Коротко расскажи дальнейшую историю, — дал я команду.

— Пираты выяснили это слишком поздно. Они действовали по шаблону, захватили корабль, извлекли нейросети, всех, кто выжил, отправили на прогулку в открытый космос. Ваш классик сказал, экономика должна быть экономной. Они действовали строго по этой формуле. Стоимость картриджа реагентов к медкапсуле сопоставима с ценой раба. Так под нож пустили всю верхушку клана.

— Ну и каким неудачникам установили эти супер-пупер навороченные нейросети?

— Их убил Ромул Козак. Сегодня.

— А… понятно, почему они так были злы на девчонку. Вопросов у меня больше нет.

Я задумчиво почесал затылок, пытаясь понять, в какую западню мы угодили.

Увидев, что я прочитал справку, отец дополнил:

— Девочку заморозили в криокамере и уже приготовили для транспортировки. Хотели продать. Ей повезло, что нейросети с восемнадцати лет устанавливают. Разморозили, проверили ДНК и доставили в эту лабораторию ждать восемнадцати лет. Смогли дотерпеть до семнадцатилетия. Два дня назад операцию провели по установке нейросети. Слишком жадные до денег, да еще клиенты торопят. Пока только она одна может активировать нейросети, разработанные кланом.

— Зачем мы ей? — прервал я отца.

— Это она сделала не для нас. Это маленькая месть призрачной Лисички. Мне тяжело предсказать, какую вендетту планирует девочка, потерявшая родных и близких. Как она смогла выдержать издевательства целых два с половиной года? Ты бы видел лицо девочки, оно все в шрамах, страшно смотреть. Лисичку хотели сделать покорной рабыней, а сделали фурию, мечтающую об отмщении. Мы — это всего лишь маленький шажок на пути отмщения. Элитные нейросети достались простым наемникам, это раз. Технологии клана вряд ли достанутся врагам, это два. В-третьих, клан жив, и она — глава клана в семнадцать лет. Девчонка никого не хочет видеть, смущается своим видом. Когда мы выйдем из комнаты, она придет, настроить медкапсулу для меня. Тоже хочу себе нейросеть поставить, на халяву и уксус сладкий, — захохотал он.

Отец с нежностью посмотрел на меня и резко сменил тему:

— Ты, наверное, есть хочешь? Исхудал, кожа да кости, пойдем в столовку, подкрепимся.

Столовка была не большой комнатой со стоявшим в центре аппаратом, напоминающим микроволновку.

Отец подошел к аппарату и стал нажимать кнопки.

— Пока ты прохлаждался, я базу "Повар" изучил, — похвастался отец, поставив на столик что-то обалденно пахнувшее.

Я, не раздумывая, с жадностью накинулся на еду.

— Этот маленький лисенок каким-то образом узнала, что мы засланные казачки в этот наемный отряд. Твоя версия? — спросил отец, протянув мне стакан с напитком оранжевого цвета.

— Моя нейросеть сдала, — проворчал я. — как теперь жить с этой стукачкой?

В левом нижнем углу глаза появилась стройная фигурка искина и замерла виновато.

— Прости, хозяин, это проверка на лояльность клану. Делается единственный раз при установке. Больше ничего такого не произойдет. Я верна только хозяину, — и она поклонилась в знак покорности.

Я посмотрел на отца и сказал:

— Она обещала больше не стучать.

— Ну и ладно, — отец встал из-за стола. — Пошли, Лисенок все приготовила для меня, возьми с собой, там доешь. Ты к Лисенку не лезь, не любит она мужиков. Я тебе скинул карту подземного комплекса, мух не лови, проверь все вокруг. В комнату рядом с карцером не входи, произошла самоликвидация рабских ошейников, там все мертвы. В общем, хозяйничай тут, — инструктировал меня отец, пока мы шли.

Аккуратно сложив оружие и одежду, он подмигнул мне и улегся в капсулу. Мне было интересно посмотреть, как будет проходить операция. Но когда крышка закрылась, ее верхний слой стал зеркальным, скрыв от меня происходящее там. Я уселся на кресло, включил радар сканера на обнаружение движущихся объектов. Обратился к искину.

— Красавица, ты где?

В пяти метрах на таком же кресле появилась сидящая улыбающаяся девушка. Эффект присутствия был впечатляющий. Я даже вздрогнул от неожиданности. Сделав решительное и серьезное лицо, я начал разговор.

— Меня можешь звать босс, шеф или Николас. Твое полное имя Василиса Премудрая, сокращенно Умка, — строгим голосом сказал я.

Она как примерная школьница подняла руку.

— Говори, — позволил я.

— Босс спасибо за имя, мне нравится. Умка, какое интересное имя, — проговорила она нежным голосом. — Потом расскажешь, что оно значит?

Она распушила вьющиеся волосы, смело и немного жеманно улыбнулась, продолжив говорить.

— Босс, со мной лучше общаться мысленно, иначе будете выглядеть смешно, — подколола она меня. — Предлагаю провести настройку и калибровку мыслесвязи. Вы мне говорите слова мысленно, а я их повторю, — девушка замерла, внимательно глядя на меня.

Однако тяжело мне придется с искином, не дает мне и слова молвить, пытаясь перехватить инициативу. Но я не гордый, уступлю.

Я сосредоточился и начал мысленно читать стих Старикова.

Мама и Родина очень похожи:
Мама — красивая, Родина — тоже!
Вы присмотритесь: у мамы глаза
Цвета такого же, как небеса…

Умка повторяла за мной с выражением и с чувством в глазах, она выглядела живой и очень красивой девушкой.

— Так и должно быть: что дорого нам, напоминает всегда наших мам. — Закончила она. — Шеф я даже ваши эмоции считываю. Ты не беспокойся, я распознаю только то, что ты акцентируешь.

На периферийном зрении замигал значок запроса соединения. Умка снова подняла руку.

— Докладывай, — разрешил я.

— Призрачная Лисичка просит поговорить, — Умка даже привстала, показывая мне свое усердие.

— Хорошо, соединяй, — разрешил я.

На меня смотрела девушка.

— Здравствуйте, я не претендую на звание главы клана, но хотела бы получить разъяснения. Для чего вы пошли в наемники? — Раздался звонкий девичий голос. — Мне очень важно.

— Ты уже знаешь, что мы не являемся преданными членами этой военной компании. У нас задание, добыча технологий для своей страны. Тебе знаком Закон Содружества "Обеспечение самобытности цивилизаций"? — В свою очередь спросил я.

Услышав короткое "да", продолжил.

— Содружество запретило нам под угрозой серьезного наказания контактировать с другими сторонними цивилизациями без их одобрения. Так же они отказывают нам в предоставлении помощи в развитии технологий. Наши материальные ценности Содружество не интересуют, их дешевле добывать в астероидах. Содружество, как пылесос, вытягивает только людей. Эмиграция достигла ужасающих масштабов, население стран Земли уменьшается катастрофически. Хотя наша страна избежала этого, вовремя приняв закон об эмиграции, но в стране нарастает напряженность, может произойти социальный взрыв. Но и это еще не все. Так как мы не способны создать оригинальные технические и творческие достижения, то через 40 лет будет снята защита. Прибрать к рукам беззащитную планету найдется множество желающих. Все это будет юридически обосновано в соответствии с законами Содружества. Нам необходим технологический рывок. Для этого нас и послали.

— Да ладно привирать, "добыча технологий"! Вы боевики, и очень хорошие, вам, скорей всего, поручат силовую поддержку ваших бизнесменов, — сказала девчонка. — А вот я могу предложить технологии нашего клана! Не бесплатно, конечно. Мне нужна будет территория для восстановления клана и ресурсы, — пояснила она, — когда все уляжется. Тебе, Николас, надо будет договориться о встрече с человеком, который может решить этот вопрос, — бросив настороженный взгляд на меня, Лисичка продолжила. — Посылаю тебе на сеть предварительный договор и перечень оригинальных технологических достижений клана, которые я предлагаю вашей стране. Ваше государство может выдать их за свой технологический прорыв в науке. Ну а ты капитана получишь, — бросила она мне еще одну замануху.

— Я уж решил. Миновала беда и удалось отвертеться. Но с неба упала шальная звезда вам на погоны, если б не насмерть, ходил бы тогда тоже героем, — пропел я.

Это, конечно, шикарное предложение, но как я смогу убедить своего куратора, что это не подстава? Мне очень необходимо весомое доказательство, ведь мы рискуем очень многим. Я встал и начал ходить вокруг медкапсулы. Организм требовал сбросить эмоциональный всплеск через нагрузку мышц.

Заметив мою заинтересованность и напустив на себя многозначительный вид, как будто она собралась поделиться со мной сверхсекретной информацией, девушка сказала:

— Линия производства нейросетей третьего уровня заинтересовать ваше правительство сможет? Документацию и технологический процесс производства я скину авансом.

— При первой же возможности я передам правительству ваше предложение. Мне нужен канал связи с вами, — быстро согласился я, пока она не передумала.

На моем рабочем столе мигнула иконка получения пакета данных.

— Я вам скинула адрес связи, предварительный договор и документацию с технологическим процессом. Ключи для расшифровки скину перед встречей. Адрес должен хранится только у вас и вашего отца. — Девушка отвернулась и изображение свернулось в маленькую иконку.

— Призрачная Лисичка разорвала соединение, — доложила Умка. — Можно я вас буду звать "мой капитан"?

Умка снова попыталась вывести меня из себя.

— Премудрая, ты ошибаешься, я всего лишь лейтенант, и до капитана мне еще служить и служить. Расскажи-ка мне, какие личностные параметры тебе заданы?

— Текущее состояние — ускоренная адаптация к владельцу. Активирована поведенческая программа "подружка", псевдосознание исследует и изучает привычки хозяина. Включено развитие высокоуровневой стратегии и стереотипов поведения. Личность изменяется в зависимости от привычек хозяина и обстановки. Усилен контроль за самомониторингом, саморазвитием, самомодификацией, самоуправлением.

— Значит твои заигрывания со мной, это поиск разрешенных границ псевдосознанием? Ну а поведенческая программа "боевая подруга" есть?

— Мне не понятен термин "боевая подруга".

— Так это поведенческая программа "подружка", только в боевой обстановке.

— Я поняла, нужно соединить "подружка" и "сослуживец". Для этой поведенческой программы подходит матрица псевдосознания адмирала Улии Воинственной Коши, провожу распаковку и установку.

— Стоп! Вначале расскажи мне о ней.

— Прошла обучение в кадетском корпусе клана, получив звание мичмана была направлена на крейсер "Угрюмый" замкомвзвода противоабордажной команды. Участвовала в войне с Империей Амарр. Была ранена, награждена орденом "Стойкости" за бои в системе Е3452. После излечения направлена в высшую космическую академию, получила звание лейтенант. Получив назначение командиром группы кораблей разведывательного класса дальней разведки, Коши сразу показала себя как способный командир и смелый человек. Она также участвовал в героической обороне системы "Сиреневый дракон", награждена орденом "Дерзкий" II степени. После окончания боев ее даже назначают командиром императорской яхты, но будущий адмирал отказывается от этого скучного поста и подает прошение о переводе обратно на линейный боевой крейсер. Тогда же Коши получает звание капитана второго ранга. Она командует линейным крейсером "Ветреный". В этот период Коши постоянно на рейдах, она и ее экипаж охраняют торговые пути от каперов Империи Амарр, которые в ту пору совсем распоясались. В этот период войны с именем Коши связывают наиболее громкие победы космического флота Империи Аратан.

— Понятно, боевой офицер, попробую с ней дружить. Хотя подруга-адмирал, это для лейтенанта много, — прокомментировал я информацию.

— Шеф, так и нейросеть предназначалась для будущей элиты клана, — сообщил искин.

Неожиданно я разглядел на Василисе форму адмирала ВКС, она так же сидела в кресле и улыбалась мне милой улыбкой. На рабочем столе выскочил запрос "Включить опцию наставник?" Я нам автомате нажал "ДА". Я решил, что наставник и помощник одно и тоже. Но дальнейшие события разъяснили мне, как я был не прав. Поведение Умки резко изменилось.

— Буду с тобой честна, лейтенант, — начала она разговор со мной, — выбора у тебя не было с самого начала. Эту нейросеть с вшитой матрицей псевдосознания адмирала Улии Коши никто не хотел втыкать в себе в голову. Все знали, какой стервой я была при жизни. Да, у меня было много врагов. А скольких паркетных шаркунов я убила на дуэли! — на секунду на ее лице мелькнула зловещая улыбка. — Меня ненавидели все имперские прихвостни. Никто не захотел своему отпрыску такую советчицу и наставника. Остальные тридцать штук нейросетей этого типа с другими матрицами псевдосознания уже давно установлены. Десять владельцев этого счастья выбились на самый верх высших эшелонов имперской власти, остальные погибли. Чтобы не допустить твоей гибели, нужно изучить сборник баз высшей военной космической академии Империи Аратан, — закончила она монолог.

Посмотрев список предметов, подготовленный к изучению искином, я зашипел.

— Зачем мне дуэльный кодекс, а этикет высшего светского общества Империи Аратан, ты надо мной издеваешься, ты мне еще марксизм-ленинизм преподавать начни?

— Для таких упрямцев специально придумано наказание болью, — эта гадюка строго улыбнулась мне.

Неожиданно меня скрутила боль, нет, неправильно, БОЛЬ, мне казалось, каждая клетка моего организма плакала и стонала вместе со мной. Мои мучения продлились несколько секунд.

Адмирала Коши, так же продолжала сидеть в кресле и улыбаться.

— Опция наставника удалится, как только ты пройдешь полный курс Академии, — продолжила она. — А до этого ты будешь подчиняться мне беспрекословно. Для закрепления результата повторим маленький урок "боль".

Тело снова скрутила непереносимая боль, пронзившая всю мою сущность. Но мои теперешние мучения были все равно несравнимы со страданиями при моем ранении, и я сумел отстраниться от боли. А свою злость я вложил в мысленный посыл адмиралу в юбке.

"Если ты, ржавая железяка, будешь издеваться, я тебя вырву с корнем, я … все равно найду способ избавиться от тебя".

— Потерпи еще две минуты, наноботы тестируют и внедряются в нервную систему, необходимо определить твой болевой порог и скорость передачи импульсов. Зато потом появится возможность вообще отключать боль, — предложила она мне пряник.

Мне показалось, что в ее голосе я промелькнули нотки сочувствия. Ну а меня охватила ярость, поймать бы мне этого программиста, который состряпал эту поведенческую программу! Я бы его убил, воскресил, и еще раз убил. Злости на него не хватает. Мелькнула мысль пообщаться с Призрачной Лисичкой, расспросить ее, ухватив за ухо. И так я это ясно представил, как она кричит и просит пощады, что даже искин заверещал:

— Это делать запрещено! Она имеет высший приоритет защиты!

— А тебе не запрещено командовать мною? — Заявил я возмущенно.

Адмирала Коши подернулась рябью и на меня снова смотрела Умка.

Появилось сообщение: "Приостановка программы, ошибка Е467754".

Умка подняла руку и заявила мне:

— Чьи-то кривые ручки ковырялись в настройках, прошу разрешения на сброс параметров и настройку нейросети.

— Хорошо, делай, будем разбираться с настройкой вместе.

Мигнуло окно загрузки и на меня посыпались вопросы. Мне повезло, что у меня была установлена база "Программирование" и я разбирался во многих опциях настройки, но все равно пришлось провозился около трех часов. К великому моему сожалению, я не смог отменить изучение сборника баз Высшей Военной Космической Академии Империи Аратан. Единственное, на что согласилась нейросеть, это в установке приоритета низкий. Самое главное, адмирал в юбке стала более послушной и перестала меня доставать.

После моей борьбы за лидерство с Улией Коши, мои нервы были натянуты до предела. Чтобы сбросить психологическое напряжение, я сделал разминочный комплекс и провел легкую тренировку путем разрушения стен. Продолбив еще одну дыру в стене, я подумал, что у отца могут быть проблемы хуже, чем у меня. Пришлось соединяться с Лисичкой, оказалось, что это регенеративная медицинская капсула с возможностью настройки нейросетей. Получив допуск к управлению регкапсулы у Лисички, я провел настройку нейросети отца. Там также была сделана большая гадость пользователю. Матрица псевдосознания должна была перехватить лидерство со всеми вытекающими последствиями. Скорей всего, это была опция для приведения в чувство богатеньких мажоров. Это как непослушной собаке надевают ошейник с возможностью дистанционного наказания. А здесь строгим воспитателем был искин.

Отцу оставалось лежать в регкапсуле около пяти часов, изношенность его организма достигла шестидесяти семи процентов. При установке нейросети вначале восстанавливаетсяся организм, а уж потом ставится нейросеть, которая следит и поддерживает здоровье человека.

За всей этой суетой я и забыл, что нужно подключать к нейросети периферийные устройства. Вывела меня из состояния забывчивости Василиса. Она изображала из себя смирную и покорную девчушку, вот только глаза ее искрились веселием и лукавством. А может мне это только показалось?

Василиса начала подключение с моего браслета, потому что все вооружение, кроме бронескафа, уже синхронизировано с ним.

— "Идентификация…"

— "Ожидайте…"

— "Найдено:

искин старшего командира Кузя…

Импульсник модель вооружения „ЛРЭ-34С“(легкое ручное энергетическое стрелковое). Уровень энергопитания — максимальный. Количество доступных выстрелов — 50.

Мощность зарядов — 0.85 КМЗ.

Штурмовой комплекс "Шорокин" (что переводится как "быстрая смерть"), стреляющий зарядами, окружёнными плазменным полем. Эффект наведения обеспечивается за счёт магнитных регуляторов. Количество доступных выстрелов — 30. Рекомендовано установить расширенный магазин.

Сканер…

Глушилка…

Энергощит…

Визор…

Бронескаф

Строчки сообщений мелькали, сменяя друг друга. Василиса почувствовав, что мне это надоело смотреть, спросила меня.

— Произвести подключение оборудования в авто режиме?

Я дал согласие и попросил представить мне отчет после подключения.

Меня неожиданно стало клонить в сон. Умка шепнула мне.

— Спи, хозяин, я буду охранять, — и я уснул глубоким сном без сновидений.

Разбудила меня нежный голос Умки.

— Николас, просыпайтесь, через пять минут завершится работа регкапсулы.

Открыв глаза, я увидел необычайное цветовое окружение, как-будто я находился в мультфильме. Яркие насыщенные цвета окружающих предметов ввели меня в ступор.

— Умка, это ты снова балуешься?

— Шеф, это наниты улучшили разрешение и цветопередачу. Теперь ты можешь видеть даже ночью.

— Убавь немного, а то чувствую себя как в раю, — дал я команду.

В этот момент открылась крышка регкапсулы и показался отец.

На вид ему было лет тридцать, лысый, лицо его осталось загорелым, морщины исчезли. Он быстро оделся и вооружился.

— Хватит сидеть, пора выбираться отсюда. И девчонку берем с собой. Мой искин предоставил анализ ситуации. И мне не хочется, чтобы нас с тобой нашли здесь с принцессой клана на руках. Ты смотрел, как нам выйти на поверхность?

"Блин, да я тупо проспал", — подумал я.

Меня спасла Умка.

— Николас, я взяла на себя смелость проанализировать пути отхода. Вот карта и возможные выходы на поверхность. Этот тоннель заканчивается тупиком, но существует еще один тоннель, переход между ними указан на карте, вот по нему можно выйти на поверхность.

— Отправь пакетом Ромулу.

Отец замер на минуту, разглядывая карту.

— Ты, как всегда, молчалив и деловит. Я предупрежу Лисенка, что мы пошли на разведку. Веди, давай, Сусанин.

После объединения с нейросетью оборудования, мне стало очень комфортно работать. Бронескаф ощущался как вторая кожа, запаздывания экзоскелета не ощущалось абсолютно. Кузя общался со мной только мыслесвязью, удобно. Обработка информации, поступающей со сканера, была полностью под его контролем. Он не только рисовал на карте множество объектов с пометками "Опасные", "Условно опасные", "Условно безопасные", "Место засады вероятность 30 %", но и показывал, где безопасные мертвые зоны. Повысилась точность управления наводящимися зарядами на средней дистанции. Учитывая все это, отец послал меня идти первым.

Мы осторожно уходили вглубь тоннеля, надеясь найти проход на поверхность. Я шел впереди, сканируя пространство перед собой. Технологический переход в соседний тоннель мы обнаружили буквально через пятьсот метров. Вот только наш слабенький дроид-дешифратор взламывал код открытия прохода три часа. Уже через полчаса я предложил просто вырезать дыру. Отец сказал только одно слово — сигнализация. Пришлось ждать. Когда мы перешли в соседний тоннель, перед нами стал выбор, в какую сторону идти.

— Настоящие мужики всегда идут налево, а бабы на право, иначе не встретятся, — заявил отец. — Двигай, ты опять в авангарде.

Когда мы прошли около трех километров, пришло сообщение от Кузи, впереди обнаружены десять вооруженных объектов. Вооружение и щиты деактивированы.

Понятно, расслабились, сидя под землей. Пока они не очухались, тихонечко подкрадываемся, много и громко стреляем. После скоротечной схватки с охраной мы выяснили, что и здесь выход завален взрывом. Зато мы стали богаты, не правильно, очень богаты. Мы захватили финансово-технический отдел пиратов. Отец совсем расстроился.

— Если нас обнаружили бы в медицинском секторе, то просто убили, а сейчас нас будут долго пытать на всякий случай. Возвращаемся назад.

— Папа, ну мы же не уйдем отсюда пустыми? — возмутился я. — Нам главное ошибку Али Бабы не совершить, не проболтаться.

Отец, подумав секунду, согласился.

— Уговорил. Мое земноводное не выдержит и повесится, если мы уйдем совсем пустыми. Но и времени у нас мало. Как говорится, поторапливайся не спеша.

Огромный металлический сейф мы взломать не смогли. Но склады и маленькие сейфы в финансовом отделе мы почистили, немного. Пришлось выкинуть ранее добытое добро и сжечь, не дай бог наше ДНК обнаружат. Наши солдатские ранцы были забиты под завязку, нет, не золотом и бриллиантами. Куча банковских чипов на предъявителя, базы, нейросети, новые и б/у. Еще отец нашел для себя почти такой же браслет, как мой Кузя, правда, одевать на руку он не стал.

Вернувшись назад, мы увидели на стене жирную указательную стрелу и надпись "Грузовой лифт". Принцесса убыла в неизвестном направлении, забыв попрощаться.

— Даже спасибо не сказала! — возмутился отец. — А наши искины совсем страх потеряли. Пора заняться их воспитанием. Отправили нас подальше, чтобы она сбежать могла.

— Николас, — обратилась ко мне Умка, — я не знала об этом лифте, на карте он не отмечен. Скорей всего, он замаскирован был хорошо. Принцессу, наверное, доставляли сюда через грузовой лифт, поэтому она знала где искать.

— Папа, мой искин говорит, что она не знала.

— Твоя Умка не говорила, что ждет нас ночами по завершении оптимизации? Молчишь, значит, не предупредила. Вот поэтому я им и не верю. Где-то промолчат, где-то не договорят, а у нас с тобой неприятности на пустом месте. Вот с Принцессой, она нам столько пообещала, что мы ее как зеницу ока беречь должны. А они что устроили? Меня жуть берет, молоденькая девочка одна, без охраны! Что с них взять, безмозглые железяки!

У меня выскочило сообщение: "Ваш индекс доверия клана повышен до максимального уровня".

— Давно бы так сделали, а то весь клан состоит из трех человек, а они еще выпендриваются. — Отец частенько переходил на русский язык, когда возмущался.

— Умка, а какой рейтинг был у меня до этого? — обратился я к искину.

— Негативный, шеф.

— Папа, да пошли они на хутор бабочек ловить!

— Баба с возу кобыле легче, — отец возмущенно махнул рукой. — Что ж мы можем немного и задержаться. Искин подсказывает, можно имплантаты установить. Кроме того, капсула может сертификаты подделать до третьего уровня. Хочешь пилотские сертификаты?

— Пригодятся, — согласился я, — чем больше всего установим, тем лучше. Халява, сэр!

Мы задержались еще на сутки. Я и отец установили имплантаты на память, силу, и защиту. Риск с экспресс-установкой был огромен, но все прошло как по маслу.

Немного поспорив с отцом, я сумел убедить его занизить не только ФПИ, но и характеристики имплантатов. А также изменить название нейросети на универсал 5++[6]. Она не должна вызвать подозрение в СБ потому, что такую нейросеть в Содружестве мог позволить себе не только средний класс. Моя проснувшаяся жаба уговаривала вернуться и взломать сейф. Я попытался намекнуть отцу.

— Папа, может, вернемся и сейф ломанем?

Ожидаемо получил громкую отповедь на матерном русском.

— ****, ****, ты по человечески не понимаешь! Хватит дергать тигра за усы! Твоя фамилия Фраер, сдохнуть хочешь? Пора сваливать из этого хлебного места, пока несварение не случилось от лишнего железа в желудке!

Пришлось прислушаться к его аргументам и после установки мин поспешить к лифту.

Поднялись на поверхность мы поздним вечером, надеясь скрыться от лишних глаз под покровом темноты. Окрестность, озаренная мягким бледно-розовым светом местной луны, особым разнообразием не баловала. Невидимый ветер шелестел высоко в кронах деревьев, но его дуновение ощущалось и на земле среди кустов. После дней, проведенных под землей, ночь казалась удивительно красивой, ясное небо, яркие шальные звёзды, полная красноватая луна.

Сканер обнаружил работающий маяк базы, находящейся всего в десяти километрах. Особенно порадовало, что это были свои. На радость нам пришло сообщение о соединении со спутником. Нас опознал искин "Потрошителей" как своих и выдал кратчайший маршрут с обходом опорных точек противника.

Двигаться в темноте в лесу еще та проблема. Поэтому мы отправились туда, куда вела лесная тропинка. Где-то через час нашего пути из темноты послышались странные звуки.

— Вроде голоса? — встрепенулся отец.

Не далеко от нас ночную тишину взорвала ругань, а мгновением позже кто-то громко закричал. Прислушавшись, я понял, что истошный крик принадлежит женщине.

— Нашу красотку поймали! — предположил я.

И рванул по тропинке, выставляя на штурмовой винтовке максимально скоростной режим стрельбы. Мы старались двигаться на крики бесшумно, но не получалось. Топая как великан, я выскочил на небольшую поляну. В свете небольшого костра было видно, как трое мерзавцев распластали в траве девушку. Они зажали ей рот и лупцевали руками, чтобы она не брыкалась. Один из них, сидя на ногах, срывал с вырывающейся девушки одежду. В их планах сомневаться не приходилось.

Достав боевой нож, я первым ударом снес голову насильнику, вооруженному бластером. Второму, который с удивлением вытаращился на меня, ткнул клинком в лицо. Повинуясь интуиции, в падении рубанул третьего по шее. Серия выстрелов из-за костра буквально разорвала еще не упавших насильников. Яркая вспышка светошумовой гранаты распугала ночную тьму. В бой вступил мой отец. Через несколько секунд стрельба затихла. Рядом со мной навзрыд плакала девушка, а на другом краю поляны слышались крики боли.

— Пап, что там?

— Потом, бери девчонку, уходим! К ублюдкам подкрепление. Двигаемся строго на маяк!

В стороне, куда направлялась тропинка, послышались крики, и даже стрельба.

— Ты с нами? — Я протянул руку потерпевшей.

Она доверчиво вцепилась в мою бронированную перчатку, почувствовав, что если мы здесь задержимся, то большие неприятности нам обеспечены.

Встав на одно колено, жестом показал ей забираться на спину. Девчонка ловко встала на подставленную ногу и забралась в рюкзак для переноски раненых.

"Ха, да ты уже так путешествовала", — с удивлением подумал я и двинулся вперед догонять ушедшего отца.

У меня тлела надежда, что нашему маленькому отряду удастся незаметно проскользнуть мимо неизвестных врагов. Не повезло. Хорошо, что не нам.

Десяток бойцов неизвестной принадлежности (их опознавательные идентификаторы отключены) в панике попытались проявить против нас агрессию. Немудрено, когда просыпаешься среди ночи от звука сработавшей охранной системы. Продираешь глаза и видишь, как два вооруженных мужика в бронескафандрах хотят потоптаться по твоей маскировочной палатке. Ворюги? А может грабители? Кто в темноте разберет. Ночью все кошки серы. Я их понимаю и сожалею о содеянном. Жизнь виновата, она нас научила вначале стрелять, а потом спрашивать. Добивать мы не стали. Пусть дальше спят и думают, кто это был. Мы как в фильме "Они сражались за Родину", хоть и незнаменитые полководцы как "Александр Македонцков", который "пришёл, увидел, наследил". Однако, наследили на их палатке знатно.

Отец после короткого боестолкновения двигался впереди меня. Меня, попытавшегося вырваться вперед, укорил:

— Девчонку под огонь хочешь подставить?

Оставшиеся два с плюсом километра мы преодолели без приключений. При приближении к базе "Потрошителей" искин охранной системы нас опознал и дал гостевой допуск, указав на карте местонахождение старшего по званию. Подойдя к солдатской беседке, отец, отдав оружие и вещи мне, направился к командованию базы. Девчушка, со смешными растрёпанными кудряшками, выбравшись из вещмешка, с напряжённым выражением лица наблюдала за мной.

— Я не кусаюсь, можешь идти куда хочешь, — проговорил я шутливым тоном.

Она нервно замотала головой.

— Мне некуда идти, можно, я с вами побуду?

— Побудь, сейчас Ромул вернется и решим, что дальше делать. Тебя как звать-величать? — Поинтересовался я, внимательно разглядывая девушку.

— Листочек.

— Какого дерева? — неожиданно сорвался с моего языка вопрос.

Листочек напряглась. Лихорадочная работа мысли отражалась на лице девушки. Острый настороженный взгляд говорил: "Я опасна".

— Можешь не говорить, — пошел я на попятную. — Раз это закрытая информация.

— Девочка с секретом, — тихо произнесла Умка. — Я буду приглядывать за ней.

— Ромул старше тебя по званию? — перешла в атаку девушка.

— Нет. Мы рядовые.

— Он твой родственник? Вы похожи друг на друга.

— Нет. Мы не родственники, мы земляки.

— У вас свои секреты, у меня свои, — твердым голосом сказала Листочек.

— Ха, ха, ха, — засмеялся я, — сдаюсь, уделала ты меня. Ждем Ромула. Серьезные разговоры будем вести втроем. Пока спрячься среди вещей. Слишком много любопытных глаз.

База просыпалась, и на территории появились наемники, с интересом разглядывающие нас. Самые любопытные подходили, спрашивали. Я всем рассказывал о своей нелегкой судьбе. Дембель, загул, ШТР, сбитый бот, жесткая посадка неизвестно где. Путешествие по диким джунглям, где много диких обезьян. В конце моего рассказа я слышал в голосах наемников удивление и уважение.

Подошел отец и, с улыбкой дослушав мой рассказ очередному слушателю, проговорил:

— Нам выделили комнату, пошли устраиваться.

После моего ранения отец изменился, его длинные монологи сократились, взгляд посуровел. Я догадывался, в его душе поселился страх потерять сына. Ничего, пройдет, время лучшее лекарство от таких болезней.

Навьючив на себя вещи и посадив девчонку в вещмешок, мы пошли к месту квартирования. Наш домик оказался в самом дальнем углу базы. Похоже, командование не хотело, чтобы мы шатались по территории. Так нам даже лучше. Сняв бронескафандры и включив глушилку, выслушали короткий рассказ Листочка.

— Меня зовут Листи Флитт. Моя мама умерла… когда мне было 7 лет. Я сильно плакала. Отец погиб через два года, оставив меня одну в этом мире. На его похоронах сердце разрывалось от страха и тоски, но я уже не проронила ни одной слезинки. Меня приютил дедушка. С ним я жила все оставшееся время. Когда чужие корабли появились над планетой, он отправил меня с охранниками в малую резиденцию. Дедушка погиб при взрыве базы. Охранники, узнав о его гибели, решили меня продать врагам нашей семьи. Об этом мне шепнул Лунь, мальчишка, приставленный ко мне в качестве прислуги. При первой возможности я сбежала. Вот так. Я одна, меня хотят убить. Помогите мне вырваться с этой планеты!

— Вывезти тебя не проблема, как ты будешь жить дальше? Тебе всего четырнадцать лет! В таком возрасте отправляют в приют, а там жизнь не сахар.

— Тринадцать с половиной. В центральном банке Содружества на мое имя положены кредиты, оставшиеся от наследства матери. После совершеннолетия я могу их забрать. Вы не думайте, я могу за себя постоять.

— Мы видели, как ты лежала, когда трое педофилов на тебя напали, — вставил я свои пять копеек в разговор.

— Это мои бывшие охранники, они имитировали изнасилование, чтобы напугать меня.

— А ты откуда знаешь? — удивился отец.

— Оттуда, откуда знаю, что вы отец с сыном, — уверенно заявила девчушка. — Моя мама имела дар, мне тоже досталось немного, — гордо заявила Листи. — Как говорил дед, "Листи, твой дар еще слаб. Пока ты песчинка в раковине, но если тебя правильно и умело обработать, превратишься в прекрасную жемчужину". Известно, что после изнасилования дар исчезает, моя ценность в этом случае стремится к нолю. Дед тупых дуболомов в охрану своего "капитала" не назначит.

— Она не врет, — подсказала мне премудрая Василиса, — с вероятностью девяносто процентов.

Почему мой искин премудрый? Да потому, что я как раз думал наоборот. Врет, и даже глазом не моргнет.

Отец сориентировался довольно быстро.

— Хорошо, мы тебя вывезем с этой планеты. С нами, ты сама понимаешь, жить нельзя, стреляют. Я отправлю тебя к своей жене с гостинцами. Будешь моей приемной дочкой.

У меня даже челюсть отвисла от такого заявления.

— Надеюсь, ты не сбежишь, как Лисенок, — тихо сказал отец.

— Надеюсь, ты рада, у тебя появился старший брат! — прикололся я.

— Не рада. Брат большая бука. Не верит мне.

Я промолчал, опасно ссориться с девушкой, которая может читать мысли.

— Тихо, ругаться потом будете, — строго сказал отец. — А сейчас внимательно слушаем меня. Николас, где мы все это время пропадали, никому не интересно, даже СБ. Но для завершения контракта требуют прилететь в головной офис. Мне объяснили, что на нас висят долги, и это достаточно крупная сумма. Если мы не отдадим их в течение двух месяцев, то нас объявят должниками со всеми вытекающими последствиями. Транспорт, на котором мы можем улететь, прибудет через три дня. Он должен привезти технику, боеприпасы и пополнение. В обратную сторону заберут раненых наемников и за небольшую плату нас. Предложения? По русской морской традиции начнем с Листи.

— Ромул, вы приняли меня в семью, спасибо! У меня есть предложение сходить в город древних, — с детской непосредственностью проговорила Листи. — У деда в тайнике спрятаны удивительные вещи, если их продать, то можно ваши долги закрыть. Пятьдесят процентов мне на приданое, хорошо?

— Торговаться ты умеешь, молодец, — весело заговорил я, — нам девяносто, тебе десять процентов.

— Это грабеж! — воскликнула возмущенно Листи.

— Тихо, вам бы только поспорить. Здесь и сейчас я решаю, — махнул рассержено отец. — Откуда тебе известно о тайнике?

— У меня слабенький, но дар. Дед меня брал с собой несколько раз для проверки оценщика, лжет он или нет.

— Верю, делим по-честному, тебе пятьдесят процентов на приданое, дочка.

Отцу, как и мне, тоже хотелось увидеть город древних. А если еще и артефакты добудем, будет, что рассказать за рюмкой чая родным.

Для путешествия в город древних мы арендовали штурмовой десантный бот. На первый взгляд, та еще развалюха. Техники даже швы от сварки не затерли. Я бы такой точно не выбрал. Слишком уж он напоминал мне наше жесткое приземление. Однако Листи уверяла, что инженер, показывающий в отстойнике технику, предложил нам самое лучшее. В чем я убедился, проведя тест боту:

МШДБ 2.8-С-2И

Экипаж: 1 пилот — Николас Сильве, сертифицирован, 3 уровень.

Длинна: 5.1 м.

Ширина: 2.7 м.

Высота: 1.9 м.

Максимально зафиксированная скорость: 250 км\ч

Максимальная нагрузка — 2800 кг

Максимальный объём — 12 м3

Размер грузового отсека (длина х ширина х высота) — 2,5х2,4х1,85 м

Главное вооружение: 2 импульсных пушки

Вторичное вооружении: нет

Траверс орудия (градусы): 360

Вертикальная направляющая(градусы): +20–20

Специальные системы:

пассивный щит — 54 %;

система жизнеобеспечения — норма;

продвинутая навигационная система — норма;

гасители инерции — норма;

система наведения — норма;

система ближней связи (радиостанция) — норма;

блок сенсоров ближнего обнаружения — норма;

система автопилота — норма;

реактор 40 % мощности.

Аппарат надежный, автопилот исправный, указал точку высадки и высоту эшелона — и поплевывай в потолок, главное, из пилотской кабины не выходи.

Все-таки наглая эта Листи, мы вещи в грузовой отсек несем, а она в пилотской кабине кресло пилота нагло прихватизирова. Заглядываю я, а она ласковым голосом мне говорит:

— Милый братик, не прогоняй свою сестренку с этого уютного кресла. Пож-ж-жалуйста! А я никому не расскажу, о чем ты думаешь.

Да пусть сидит, я все равно собирался ей место уступить. Вот только пугану немного, а так пусть себе сидит тихонечко.

— Дорогая сестричка, о чем я думаю? — Мысленно представил ремень и Листи, лежавшую на лавочке попой к верху.

— Николас, я пошутила, ты что, шуток не понимаешь? — пискнула девчушка.

— Понимаю, еще как понимаю, их не понимают те, над кем я шучу, — иронично-сердитым голосом проворчал я, и мы вдвоем громко захохотали.

Всю дорогу мне пришлось рассказывать о Земле и родственниках. Листи так меня достала вопросами за три часа полета, что я обрадовался, когда наш бот прибыл к руинам города, заросшим огромными деревьями. В кабину заглянул отец.

— Что-то нас никто не обстрелял, непривычно даже. Пока вы тут в хахоньки играли, я по древностям базу поднял первого уровня. Показывайте мне артефакты, я их на раз классифицирую.

— Папа, у Листи сложности с поиском тайника. Она не может найти ориентиры.

— Ориентир сидит? — отец решил пошутить, ну а я поддержал.

— Хе-хе-хе! Во деревня, а! Ну ты даешь! Кто же его посадит? Он же ориентир!

Листи непонимающе уставилась на нас, обиженно сморщив носик.

— Не переживай, найдем мы твое приданое, — успокоил я девушку.

Мы облетели по кругу продолговатые заросшие травой и кустарником холмы, бывшие когда-то высотными зданиями. Потом приблизились к центру города, по спирали иногда зависая по требованию девушки. На поиски пришлось потратить два часа. Приметным местом Листи оказался покрытый грязью металлический шпиль, выступающий над деревьями. Он окончательно и убедил нас с отцом, что здесь когда-то был город. Тайником оказался замаскированный провал в земле. Я предположил, что это сгнивший воздуховод. Листи пошарила в траве, что-то пошевелила, и из провала выползла металлическая лестница. Спустившись по ней на глубину около двадцати метров, мы проникли в бункер. Вид сваленных в небольшие кучки непонятных вещей заставил меня криво усмехнуться. Листи с улыбкой посмотрела на меня.

— Да, это хлам, — произнесла она. — Нам дальше.

Пройдя по невысокому коридору, мы уперлись в металлическую дверь, на которой был установлен современный замок с ДНК-проверкой. Листи плюнула на датчик и дверь открылась, впустив нас в пещеру Али-Бабы. В комнате на столах в прозрачных пластиковых коробках лежали артефакты.

— Откуда такое богатство? — постучав пальцем по коробке, спросил отец.

— Археологи уже пытались искать в этом городе артефакты, однако не преуспели. Всё сгнило лет пятьсот или больше назад. Одиночки и группы черных археологов до сих пор пытаются найти ценности. Все, что они находили, скупали люди моего деда. Как нашли хранилища и кто, я не знаю, — заявила Листи. — Дед радовался как ребенок. Он уверял меня: "Месяца два, и мы с тобой будем жить в столице", — передразнила Листи деда. — Практически все артефакты продали в Содружество, впрочем, самое ценное дед оставил на черный день.

— Кроме тебя много народу знает? — озвучил я мучивший меня вопрос.

— Я думаю, никто не знает. Оценщик так слюни пускал, увидев артефакты! Вряд ли дед его оставил в живых.

— Потом твоего деда и всю базу зачистили, — подтвердил мои опасения отец. — Скоро опять археологи появятся. Слушайте мое решение. Все ценности переправляем в Россию. Наши придумают, как обналичить. Свои пятьдесят процентов получишь кредитами, так безопаснее. Плохо, что в Содружестве известно твое ДНК.

— Ромул, никто не знает, что счет в банке принадлежит внучке пирата Флитта.

— В замке на входе твоя ДНК есть, — укоряюще воскликнул я.

— Его можно сломать, — всхлипнула Листи.

— Будем надеяться на лучшее, а готовиться к худшему, — хлопнул рукой отец. — Поживешь у нас, нейросеть тебе поставим. Жениха найдем. Все как у людей.

— Я не как все. С женихами сама разберусь.

— Конечно сама, ты — большая девочка, — рассмеялся я. — Давайте думать, как все это богатство перевозить будем.

— На входе в бункер лежит разный доисторический хлам. Вот под его видом артефакты и перевезем на базу, — подвел итог отец.

За оставшееся время до прилета транспорта я успел доставить на базу восемь тонн доисторического мусора, который мы легко обменяли на высокотехнологичный утиль.

Листи очень удивили наши манипуляции. Мне пришлось объяснить ей, что высокотехнологичный лом, состоящий из неподдающихся восстановлению различных технических модулей, дронов, вооружения, имеет большую научно-техническую ценность для нашей планеты, прекрасно маскирует артефакты.

— А самое главное, никто не заподозрит, что мы нашли и вывезли клад твоего деда, сказел я Листи.

Мы купили и загрузили под завязку десантный бот, прекрасно показавший себя как грузовой летательный аппарат. В сопровождающем документе было указано, что бот не ремонтопригоден и направляется для утилизации. Артефакты и почти всю добычу с пиратской кладовой замаскировали среди груза.

За небольшую благодарность нас доставили вместе с грузом на транспортный корабль типа "Хамна IV"[7], висевший на орбите планеты. Всю неделю полета в гиперпространстве я и Листи предавались блаженному отдыху и развлекательным играм. Из меня как будто внутренний стержень вынули, такая лень охватила.

— У тебя отходняк от нервных потрясений, — пояснил мне отец, — а я завязывать знакомства пойду.

Он пропадал где-то целыми днями, иногда приходил слегка навеселе.

— Хожу, всем жалуюсь, как нас кинули с грузом, — объяснял он мне, — многие хорошие советы дают, объясняют схемы продаж. Удалось познакомиться с суперкарго[8]. Вот за распитием хорошего вина он мне и сделал предложение продать наш груз на Земле. Представляешь, мне даже поупираться немного пришлось, чтобы цену снизил. У них следующий рейс на Землю за новобранцами. Вот повезло, так повезло. Мы даже товаро-транспортную накладную оформили. Само собой разумеется, за небольшую денежку. Вот, посмотри, что нам внесли.

Товаро-транспортная накладная:

Электронный лом направляется для утилизации(переработки).

Отправитель: пустотная станция ЧВКН "Потрошители".

Получатель груза: Земля, Российская Федерация, компания по утилизации "Рога и Копыта".

Ценность груза: низкая, допускается продажа в государства первого уровня развития, сертификат прилагается.

— Девчонку с ними отправим? — напомнил я отцу о Листи.

Ох, достала она меня за это время своей неуёмностью, то мучает вопросами на различные темы, то борьбу устроит, а то свернется на моих коленях и спит. Хотя, честно сказать, приятно возиться с мелкой.

— Прибудем на пустотную станцию, выйдем на куратора и все согласуем. А сейчас, можно, я посплю? — попросил отец. — Стресс в моем возрасте — вещь опасная и непредсказуемая, и лечится водкой или сном.

Как ни странно, только его голова коснулась надувной подушки, сразу послышалось тихое, безмятежное сопение.


Глава 4. В свободном полёте

В свободном полёте вся сущность из судеб,

Где каждый готов побеждать вновь и вновь,

Рулетку незримо магически крутим

И гоним по венам горячую кровь…

В свободном полёте душою как дети,

Невинные мысли и клятвы любить,

Мы часто встречаем безумные плети,

Но нас заставляет молитва вновь жить…

В свободном полёте мы многое можем,

Летим сквозь препятствия за горизонт,

Порой за спиной острый, огненный ножик,

Но чаще над нами заботливый зонт…

Светлана Аль-Хальди

Я начинаю привыкать к космическим путешествиям. По прибытии на пустотную станцию ЧВКН "Потрошители" у меня даже эмоционального импульса в душе не возникло. Прилетели, ну и хорошо. Забот целый ворох — не очень хорошо. Жаль, что отец спихнул их на меня.

Сыроежкин был неправ, когда пел: "Позабыты хлопоты, Остановлен бег. Вкалывают роботы, А не человек!" Хлопоты остались, и всему виной бюрократия. Бюрократы кадрового отдела ЧВКН за поврежденные бронескафы, вооружение и неявки к точке сбора выставили нам штраф в размере сорока двух тысяч кредитов. К этой сумме добавилась еще прогрессивная накрутка пени. Итого вся сумма превышала сто тысяч кредитов. В первый миг я хотел разнести всю эту шушеру. Но зашита класса "А", установленная в кабинете, стационарный станер высокой мощности и Умка, пытающая мне что-то сказать, заставили меня напрячь мозговые извилины и понять, что это обыкновенный развод на деньги. Вежливо улыбнувшись и пожелав менеджерам хорошего дня, я сбежал к великому сожалению кадровиков.

Умка подыскала юридическую фирму с хорошими отзывами, но с "маленьким" таким недостатком, они запросили десять тысяч кредитов только за помощь в расторжении контракта!

— Эти точно помогут, — убеждала Умка. — Это же не наркотик, который попробовать в первый раз бесплатно предлагают. У них после первого удачного суда в дальнейшем скидки идут. А с вашим "умением" решать проблемы, это здорово пригодится.

Юридическая фирма "Процесс" решила все наши неприятности в течение пятнадцати минут. Выяснилось, что это нам не додали 104 000 кредитов. Еще 55000 кредитов, которые юристы смогли содрать с виновных за нарушение договора, легли мне как бальзам на душу. Вот только последнее слово осталось за кадровиками. Кадровый отдел ЧВКН очень обиделся на меня, какой-то наемник залез в их карман, и месть не заставила долго ждать. Кадровики раскопали причину побега Николаса Сильве пять лет назад из семьи. Эту историю на родной планете Николаса долго обсуждали в СМИ. Его ожидала женитьба по расчету, этакий мезальянс, брак между людьми разных сословий, если по-простому, его продали. Купец отдавал замуж дочку с большим приданым, взамен получал внуков баронов и земли для ведения бизнеса.

Семья Николаса закрывала кредит приданым снохи. Заключив контракт с ЧВКН на пять лет, Николас сбежал с планеты. В то время это была единственная возможность избежать женитьбы. Обиженные кадровики не придумали ничего лучше, как сообщить администрации родной планеты Сильве о том, что он жив и свободен от контракта. И жизнь Николаса Сильве снова внезапно изменилась с приходом пристава с предписанием прибыть на планету Март для прохождения службы в военных частях. С системы Сараказ полгода назад была снята защита Содружества и начинались войны корпораций за владение планетой.


Земля, Москва, Главное управление Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. Кабинет начальника управления тринадцать Х-внеземных операций.

— Проходи, Владимир. Коньяк? После шести кушать вредно, а с коньяком самое то.

— С удовольствием. У меня прекрасный повод появился. О, да у тебя шикарная закуска! Давай выпьем за то, чтобы возвращались наши ребята.

Динь, звякнули бокалы. На секунду установилась тишина.

— Представляешь, Валентин, наши потеряшки нашлись, ну, эти, отец с сыном. Обещали посылочку прислать с подарками. Но это не самое вкусное.

— Что, неужели вакцину раздобыли?

— Нет. Они смогли договориться с кланом о передаче нам технологии изготовления нейросетей третьего уровня. Документацию и технологический процесс производства они уже предоставили. Ключи для расшифровки передадут перед встречей с представителем клана. Не бесплатно, конечно. Клан просит предоставить территорию для восстановления клана.

— Я так понимаю, им еще и люди нужны. А как они лояльность новых членов клана будут контролировать, известно?

— Проверку и контроль осуществляет нейросеть. Вплоть до устранения предателя.

— Бойтесь данайцев, дары приносящих. Не пригреем ли мы змею на своей груди?

— У клана выбора нет, поторгуемся с ними, может, еще что-нибудь подкинут нам.

— Задал ты мне задачку. Пойду к Самому. Будем решать.

— Ну что, за удачу!

— Да, она нам, как всегда, нужна.


Пустотная станция ЧВКН "Потрошители". Ночной ресторан "Странник"

Мы с отцом сидели в шикарном ресторане и пьянствовали. На нас были надеты темно-зеленые армейские стандартные комбинезоны без знаков различия, которые позволили не сильно выделятся среди отдыхающих военных. В этом довольно дорогом заведении официанты уже привыкли к разным посетителям, но на нас смотрели округлившимися глазами, так как мы 45-градусный коньяк пили из больших бокалов залпом. Повод для пьянки у нас был. Наши пути расходились. Отец должен был вернуться в ЧВКН "Потрошители" медиком, поближе к складу с вакциной. А мне придется повоевать за родину Николоса.

История их планеты характерна для множества вновь открытых систем. Их планету Март обнаружили картографы 40 лет назад. Прилетели волшебники на серебристых ботах и бесплатно показали кино. Пятьсот эскимо… ой, технологии пообещали в будущем, правда, не бесплатно. Прошло 40 лет, и пришли технологии. Вот только ничего хорошего знакомство с Содружеством не принесло. За бесценок скупили и вывезли тонны драгоценностей, артефактов, иммигрировали миллионы молодых жителей с высоким интеллектом. На планете наблюдался полный упадок в промышленной сфере, проступали признаки деградации и старения населения. Все время с момента обнаружения системы в космосе, за орбитой Март множество корпораций боролись за обладание богатствами планеты, не способной защитить себя. Победила корпорация "Арен шахтер". Она заключила договор с объединенным правительством об использовании недр и сельхозугодий. Взамен обязались защищать от внешней агрессии. Постепенно планета за "ведро стеклянных бус" (дешевая электроника и оружие) попадала в долговое рабство корпорации "Арен шахтер". Корпорация, не стесняясь, грабила планету, заявляя, что не окупила вложения в оборудование (В РФ при Ельцине Б.Н. было заключено такое же соглашение по добыче нефти и газа "Сахалин-1". Ее акционерами были Shell (55 %) и Mitsui (25 %) с Mitsubishi (20 %) до апреля 2007 года. Кроме этого, областная Дума 27 мая 1997 года принимает уникальный закон, статья 1 которого гласит: "На срок действия Соглашения Инвестор освобождается от любых применимых налогов, сборов и других обязательных платежей… в областной бюджет". Срок действия соглашения — около 30 лет).

Механизм разорения планет на Март был доведен до совершенства. Ограбление Земли по этой технологии планировалось через 35 лет после завершения карантина. Правительство России пыталось найти путь выживания в мире государств Содружества и получить экономическую независимость от их капитала. Вооруженные Силы России готовились к войнам нового типа. Для этого военным нужно было не только выяснить проблемы управления и развертывания вооруженных космических сил (которых еще не было), но и изучить современное военное искусство и единое понимание теории космических войн. Кроме того, России были нужны опытные военнослужащие, прошедшие горнило боевых действий в космосе. Для этого и раньше посылали разведчиков под видом добровольцев. Это — Испания, Вьетнам, Сирия и другие страны, в которых происходили локальные конфликты.

Да и сейчас многие Российские офицеры участвовали в боевых действиях корпораций Содружества. Русские всегда верны своей Родине и готовы для нее на самопожертвование.

— Сын, с гражданством империи Антран ты сможешь проигнорировать предписание. Зачем тебе эта война? Ну что ты уперся? — пытался убедить меня отец. — Я уже договорился (была дана большая взятка), нас возьмут медиками. Хорошая зарплата, спокойная служба. Дозу (вакцину) добудем, и можно снова повоевать. Вместе!

— Папа, ну сколько можно! Ты как наседка с цыпленком. Я так решил! Слишком подозрительны мы с тобой вдвоем.

Родителям так не хочется отпускать своих детей в мир, полный опасностей, а дети все время пытаются вырваться из-под опеки родителей.

Наш разговор прервала приятной наружности девица в обтягивающем платье, которое совершенно не скрывало ее прелести.

— Можно к вам присесть? Такие мужчины и одни. — Она села за стол, несмотря на то, что отец помахал рукой, отказывая ей.

Отец недовольно посмотрел на нее и неожиданно налил ей и нам полные бокалы коньяка.

— Девушка, за знакомство до дна.

Мы звякнули бокалами и дружно выпили коньяк.

Девчушка посмотрела большими глазами на нас, оглянулась на соседний стол и медленно выпила янтарную жидкость. Я сунул ей в руку кусочек сыра.

— М-м-мужчины, мне больше не наливать. Я уже такая, как вам надо, — сказала мадам.

— Шеф, — ко мне обратилась Умка, — хватит переводить деньги. Вы же почти не пьянеете, а наноботам для заправки сто грамм на год хватит. Девушка не одна, босс. Три боевика внимательно наблюдают за вами. На выходе могут предъявить вам спаивание своей подруги.

— Да ладно, отец подраться решил. Видишь, какие взгляды на них бросает. Сейчас сами подойдут, предъявы начнут бросать и помогут ему пар сбросить. А я посижу как в театре, полюбуюсь на это представление.

Сидящая с нами девушка пьяно улыбалась. Ее дрожащая рука с вилкой пыталась поймать на тарелке тонко нарезанную колбаску. Двое из ее друзей резко поднялись из-за стола и направились в нашу сторону. Первым шагал двухметровый, коротко стриженый, детина, второй, уверенно глядя на нас, заходил с боку. Завсегдатаи ресторана с интересом смотрели на наш столик в ожидании драки между наемниками. Отец незаметно поменял положение тела, приготовившись к конфликту. Неожиданно он поднялся, раскинул руки и заорал:

— Дар, это ты? Какая встреча, дружище. Я смотрю, ты за это время не только подрос, но и вширь раздался.

Гигант замер на секунду, улыбнулся, и подошел к отцу, обнялся с ним.

Протянул мне свою руку для рукопожатия и прорычал:

— Ромул! Николас! Вы живые?! До нас доходили слухи, что вся ваша рота погибла.

— Не дождетесь. Представляешь, по самому краю прошли. Я эту даму с косой вот как тебя видел, — поддержал я разговор. — Присаживайся, выпьем за встречу.

Дар повернулся ко мне и заявил:

— Николас, а ты изменился. Раньше ты не сел бы за один стол с простолюдином.

— Люди меняются, Дар, — разлив остатки коньяка, я пододвинул бокал Дару. — Попробуй, божественный нектар 18-летней выдержки. Я возвращаюсь домой! Как будто целая вечность прошла! Соскучился.

— Так и мы домой, — прервал меня Дар. — Там заварушка намечается. Родственников нужно вытаскивать, и побыстрей. Мы вместе с вами всех на уши поставим! — обрадовано заговорил Дар.

Я увидел, как облегченно вздохнул отец. Он смирился с моим упрямством, но ему тяжело было отпускать меня одного.

— Извини, но Ромул остается, — огорчил я Дара.

От отца пришло через нейросеть сообщение: "Ну, все. Я спокоен. Дар так на Портоса похож из фильма "Три мушкетера". Такой же простой, сильный и здоровый, а ты у меня — д’Артаньян. ☺)))))))".

Посмотрев на усаживающихся к нам за стол наемников, я тоже уловил сходство этой троицы c мушкетерами и еле-еле скрыл улыбку.

Девчонку мы выгнали. Пусть спит в другом месте, а мы будем "разговоры разговаривать". Посетители с явным недовольством отвернулись от нашей компании, такое развлечение пропало!

Мы еще раз выпили за знакомство, заказали фруктов и побольше мяса в различных вариациях. Спутниками Дарта были Патат, этакий живчик невысокого роста с бритой головой, и Кром, приблизительно моего роста и комплекции с короткими черными кудрявыми волосами. Одеты они были в черную униформу ЧВКН.

Мы обсудили политику ЧВКН и, как ни странно, рыбалку. В конце, конечно, поговорили о бабах. Я молчал как партизан на допросе в гестапо, лишь иногда поддакивал. За меня отдувался отец. Он рассказывал веселые истории наших приключений, расспрашивал "мушкетёров" о мирной жизни до контракта и боевых буднях, а я все старательно запоминал. Живое общение с аборигенами Март, коими являлись эти три наемника, было хорошим дополнением к изученной "Базе знаний" по истории, экономики, культуре, традициям, языкам и законам планеты Март.

Наша пьянка затянулась надолго. К нам подходили хмельные личности со словами "ты меня уважаешь?". На меня вешались хохочущие девицы, пытающиеся трогать мои мышцы. В какой-то момент я озверел и с удовольствием врезался в дерущуюся толпу, раздавая тумаки направо и налево, откуда меня с трудом вытащил отец и увел в каюту спать.

Утром меня разбудила Умка, ворчливым тоном требуя включить в нейросети опцию слежения за организмом. Мне стало понято, почему все смешалось в моей голове. Повелся на провокацию Корна, кто кого перепьет "по чесноку". Сам он свалился спать после четвертого стакана, а меня теперь "нейросовесть" мучает.

С трудом сосредоточив взгляд на опции "автодоктор", я выполнил просьбу искина.

Жить сразу стало легче. Прошла сухость во рту, ум прояснился. Лишь укоризненный взгляд печальной Листи, которую мы оставили сидеть в каюте, вызывал во мне чувство вины.

Умка, продолжая ворчать, не преминула упрекнуть меня за забытую в каюте Листи в то время, как мы развлекались. Ворча, она сообщила о транспорте, который улетает через полтора часа, о вещах, которые за меня, "алкаша", собирала "эта умная брошенная девочка".

Попросив Умку помолчать, я вместе с отцом проверил вещмешок, выкинул некоторые вещи, не слушая возражения "умной брошенной девочки". Посидели на дорожку.

Прощание затянулось из-за Листи, крепко вцепившейся в мою руку. Она держала меня и тихонечко плакала, напомнив мне маму. Вот появился еще один человек, которому я дорог. На прощание я подарил Листи браслет с искином. Основной его обязанностью была зашита Листи. Он просто идеально подходил к умному комбинезону со встроенной защитой и армейским станером. Теперь она точно не беззащитна и сможет постоять за себя.

Обнявшись с моими попутчиками, отец попросил:

— Присмотрите за Николасом. Он контуженный и характер взрывной. Вы всё сами вчера видели.

Топая по транспортнику в свою каюту, я размышлял: "Вот и всё. Я вырвался из-под гиперопеки отца. Я — свободная птица. Испытаю свои крылья на прочность в новом мире. Надеюсь, мои крылья крепче, чем у Икара, и их не растопит солнце".

Вот так всегда, всякая дурь в голове крутится. Какая опека? Какие крылья? Приказ у меня, слетать, посмотреть, разведать, доложить и обязательно выжить.

В систему Сараказ пришлось добираться с пересадками на грузовых кораблях. Дело было не в цене, просто пассажирского сообщения во фронтире не было вообще. Редко где нам выделяли каюты. Чаще в трюме, жилой контейнер на четверых, из которого выходить запрещено. Из развлечений множество сериалов или игры, чем "мушкетеры" и занимались. Ну а я отсыпался, попутно изучая базы.

Мое безделье прервала Умка.

— Шеф, перестройка организма под потенциал нейрокомплекса завершена. Производительность при подключении к работе всех областей мозга и имплантатов возросла на 155 %. Примерно через сто часов после полной оптимизации возможно увеличение еще на пять процентов. С сегодняшней ночи приступаем к обучению по программе высшей военной космической академии. Учеба будет проходить во сне с полным погружением в виртуальную реальность.

Бамс!!! Переход. Без каких-либо эффектов в стиле Голливуда я стою в одиночестве на площади, передо мной вальяжной походкой прохаживается Адмирал Улия Воинственная.

— Здравствуйте, курсант. Вы удостоились чести обучаться в академии ВКС. Вы аристократ по рождению и по положению, но вам не знакомы правила поведения в великосветском обществе Империи Антран. Я исправлю этот недостаток. Первый практический урок: вы должны уметь вести диалог в кругу дворян. В базах знаний для этого все есть.

Вновь неожиданный переход, и я стою среди надутых и спесивых молодых людей, одетых в яркие облачения. Они как павлины хвастаются нарядами и расхваливают себя друг перед другом. Мое неожиданное появление не вызвало удивления. К сожалению, однотонный стиль одежды, выбранный Улией, вызвал недовольство недорослей. Для начала они всем своим видом показали насколько я ниже по положению. Потом с насмешками объяснили мне, что я — деревенщина. Мой ироничный взгляд на их кривляния и хихиканья вывел из себя даже самых терпеливых. Напыщенные павлины перешли на оскорбления. Так и быть, проведу воспитательную беседу. Бесполезно, их призрачная структура помешала расправиться с ними, зато обидные насмешки усилились, доведя меня до белого каления.

Переход. Улия Воинственная улыбалась.

— Курсант, боевые приемы нужны в другой дисциплине, а здесь нужны мозги.

Переход…

Эта ночь показалась бесконечной. После общения с напыщенными павлинами хотелось рвать и метать. Днем, боясь взорваться, я отказывался от разговоров с попутчиками на любые темы. Проявление несдержанности и гнева в тесном контейнере грозили огромными неприятностями. К вечеру я успокоился и компенсировал троим друзьям моральные издержки веселыми рассказами и смешными анекдотами. С Пататом пришлось сыграть в игру, очень похожую на земные шахматы. Три — два в мою пользу, пару раз пришлось поддаться.

Следующей ночью мне пришлось изучать дуэльный кодекс на практике. Под смех Улии меня убили 323 раза из 500. Мне было больно и обидно. К удивлению "мушкетеров", в этот день я четыре часа повторял боевые рукопашные комплексы и дал зарок тратить на их выполнение два часа ежедневно. Ночи превратились в кошмар. Меня убивали, калечили, травили. Особенно зверствовали преподаватели. После изучения предмета "Пытки" я ощущал себя мягкотелым слабаком и находился в состоянии глубокой душевной депрессии. Да и как иначе, если я сознался во всех преступлениях тысячелетия. Умка, спасибо ей, привела доказательства душевной стойкости в цифрах и графиках. В реальности даже супермен с более высоким болевым порогом должен был сойти с ума или погибнуть от болевого шока, а мертвые, как всем известно, говорить не умеют.

При изучении ядов и отравляющих веществ я умирал в мучениях от тетродотоксина сорок раз, кураре пятьдесят три раза, батрахотоксина тридцать раз, цианистого калия пятьдесят пять раз. Где-то после сотой смерти наступил перелом в моих мучениях и я начал распознавались яды. Еще сорок ужасных смертей, и я научился использовать антидот. Попутчики, слышавшие скрип моих зубов и редкие стоны во сне, смотрели на меня с жалостью и уговаривали меня пройти полное обследование.

Постепенно организм приспособился к такому экспресс-обучению и мое психологическое состояние пришло в норму. Это помогло сдать практические зачеты по четырем предметам: дуэли и дуэльный кодекс, яды и антидоты, пытки и методы экспресс-допроса в полевых условиях, геральдика. Изначально все учебные дисциплины казались чрезвычайно сложными. Единственный предмет, с которым возникли трудности, это светская беседа в "высшем свете". Я терпеливо переносил общение с двумя или с тремя напыщенными попугаями. Как только их общество превышало критическую цифру три, я срывался.

На станцию Имперского Флота, которая стояла на орбите Март, мы прибыли на одинадцатые сутки. Таможенник, узнав кто мы такие, без лишних вопросов скинул нам на сеть карту разрешенных передвижений и метку места, куда нам нужно прибыть. Оказалось, училище ВКС находилось рядом с технической зоной. Спустившись на лифте, мы, подкалывая друг друга, устремились к маркеру, отмеченному на карте. Хмурый дежурный офицер встретил нас на входе училища, запросил наши карты ФПИ. Ткнул пальцем в меня и Патата:

— Вы — пилоты, следуйте во второй сектор. Дарт — десант, следуйте в пятый сектор. Кром — техник, следуйте в четвертый сектор.

На сетке мигнул почтовый конвертик контракта о приеме на службу в ВКС.

— Подписывай, а то передумают, — влезла Умка. — О таких условиях можно только мечтать.

Я тут же взглянул на контракт и понял, почему так торопила Умка. Мне, как барону, полагались большие привилегии, отдельная каюта, повышенное довольствие и офицерское звание. Поставив подпись под контрактом, я с интересом стал разглядывать своих замерших друзей. В начале службы в рядах наемников я много наблюдал за людьми во время общения по нейросети. Меня поражало, как в одном человеке могли сочетаться совершенно пустые глаза и гамма эмоций на лице. Сейчас, привыкнув, я просто считывал на их лицах отношение к будущей службе. Дарт, читавший контракт с недовольным выражением лица, заявил, что хочет в пилоты. Лейтенант тут же направил его к начальнику училища. Мы поразились процедуре распределения по специальностям. Все ожидали приемной комиссии или хотя бы собеседования. Позже выяснилось, что училище сформировали недавно. Штат не укомплектован. Кроме начальника, в училище находились только пять офицеров-преподавателей из предусмотренных тридцати шести. Поэтому при наличии нейросети у будущих курсантов распределение проводил дежурный офицер в соответствии с индексом ФПИ. Остальных отправляли в медицинский сектор для обследования. В контракте был указан срок службы в ВКС — один год. Будущих курсантов ожидали двухмесячные курсы по специальностям пилот, десантник-штурмовик, техник, оружейник и т. д.

Пилотам по окончании контракта можно было остаться служить или уйти в кадровый офицерский резерв.

У входа во второй сектор стояла охрана, два курсанта с нашивками пилотов на рукавах. Патат представился и нагло потребовал сопроводить нас. Отказать двум головорезам они не могли, однако весь путь показывали всем своим видом недовольство. В выделенный мне кубрик селиться Патат не захотел.

— Ты же контуженый, и зубами ночью скрипишь, — заявил он. — Но за предложение спасибо.

Кубрик, в который меня поселили, напоминал тесную каморку с двумя небольшими выдвижными кроватями наверху и внизу. Еще в каюте был шкаф, столик и душевая кабинка, где обнаружился утилизатор.

Бросив вещи, я нашел Патата, и мы решили сначала пообедать, а потом получить положенные курсантам вещи.

Комплексный обед был сытным и на удивление вкусным. Уютная, непринужденная атмосфера в столовой расслабляла. В приподнятом настроении мы пришли в каптерку для получения вещевого довольствия. Растолкав очередь, мы подошли к седоватому дедку. Он не удивился нашей наглости.

— Наемники, где служили? — задал он вопрос.

— ЧВКН "Потрошители", — ответил я.

— Что, и в штраф роте побывал?

Все, кто попадал хотя бы на один день в ШТР, носили нашивку этого подразделения.

— Писарем я там был, — пошутил я. — Маленький подарок для поднятия настроения.

Я достал бальзам, настоянный на различных целебных травах, повышающих не только иммунитет. Поставил на стол, подвинув его в сторону деда. Бальзам незаметно исчез.

— Почему в пилоты?

— Простора хочется, надоело по небоскребам бегать.

— Стандарт будете брать или…

— Или, — перебил его Патат. — Кредиты у нас есть.

Дед считал с нейросети наши размеры и махнул рукой.

— Я вам пришлю приглашение и каталог с ценами. Пока свободны.

Свободны, так свободны. Пойдем, прогуляемся по станции, поищем злачные места.

Мы сидели в кафе и пытались заигрывать с официанткой, когда в сети мигнул конверт. Капрал Бран Калек прислал приглашение и прайс с маленькой припиской: "Товар штучный, очень мало". Просмотрев каталог товара и проведя сравнительный анализ с ценами в галонете, я быстро рассчитался, и мы с Пататом рванули за покупками. У каптерки никого не было, стукнув для приличия, мы вошли внутрь. Дедок, глянув на нас, пригласил нас пройти вглубь склада.

— Выбрали себе что-то?

— Нет, решили посоветоваться с вами, как с опытным специалистом, — польстил ему я.

— Ну что ж, тогда комбинезон УКИЗ-П-10-03. Всего за три тысячи кредитов, и только для вас.

Я не выдержал и улыбнулся, его слова напомнили мне наш базар. Частенько так кавказцы на рынке впаривали фрукты моей маме.

Капрал неверно истолковал мою улыбку и начал расхваливать комбинезон.

— Это десятое поколение, лучший военный образец. Универсальный комбинезон индивидуальной защиты пилота, — для большей значимости он поднял руку с указательным пальцем вверх, — укреплен сверхпрочными армирующими нитями, система терморегулирования, самоочистки и вентиляции, встроенный источник питания, рассчитанный на пять лет. Инновационный материал покрытия выдержит маломощный лазерный импульс, более того, сможет погасить воздействие из станера. Если произойдет разгерметизация отсека, то производитель гарантирует вам полную защиту в условиях абсолютного вакуума в течение тридцати минут. Что предоставит шанс добраться до пустотного скафандра, не смотря на отрицательные температуры. Один раз надев, вы сами не захотите снимать комбинезон.

Хорошо говорит, если мой внутренний хомяк заворочался, заскреб коготкам и зашептал на ушко:

— Берем, дешевле только в секонд-хенде.

— За тысячу продадите? — остановил скороговорку капрала Патат.

Он сумел удивить меня, но не капрала Калека.

— Точно такой же комбинезон, изготовленный по лицензии во фронтире, за тысячу двести, у него даже лейблы такие же, производитель дает гарантии на меньший срок, но вы же не собираетесь его носить всю жизнь.

— Добавь мне двести, потом отдам, — обратился ко мне Патат.

Хомяк живет не только у меня, сделал я вывод.

— Хорошо, — кивнул я и перевел ему двести кредитов.

— Какое оружие предложите?

— Рекомендую. Всего за тысячу кредитов и только вам. Пистолет-игольник. Очень надежная модель. От стандартной распространённой модели отличается защитой от взлома с привязкой к хозяину через ДНК-проверку. Может стрелять пучком игл. В зависимости от боеприпаса может применяться как оборонительное оружие, так и боевое. Прицельная дальность — сто метров. Для пилота это даже много. С расстояния сорока метров кучность попадания пучка игл около десяти сантиметров. К нему есть различные боеприпасы, стандартные иглы, парализующие, разрывные и бронебойно-осколочные. Обоймы хватает на десять выстрелов по десять игл в пучке или сто выстрелов одиночными иглами. Очень хороший вариант для пилота. А главное, не возникнет проблем с боеприпасами, они стандартны для боевых частей. Для гражданских лиц не продается. Даже для офицеров кадрового резерва требуется получить разрешение на ношение, и обязательно нужна регистрация.

— Почему так дешево? — проявил интерес Патат.

— Неликвиды распродаем, на складе лежат никому не нужные, — хитро улыбнулся дедок. — Всем бесплатно подавай. А вы ко мне с уважением, так и я к вам так же.

Патат забрал комбинезон и отправился в казарму, пообещав капралу обязательно зайти, когда получит денежное довольствие. Я, оставшись, потратился, 7500 кредитов на хороший пустотный пилотский скафандр, 4600 кредитов на комбинезон с дополнительным щитом. И, конечно, я купил пистолет-игольник с запасом различных игл. Самое главное, я получил рекомендации капрала и теперь мог обратиться к другим складским "джинам", которые по заказу доставали все, что угодно, в пределах разумного. Дедок посоветовал проворачивать дела лично и без свидетелей, иначе могут отказать.

Быстренько надев новенькие комбинезоны, мы с Пататом отправились исследовать станцию. Наш щегольской вид сильно выделялся среди курсантов пилотов. Это как в СССР надеть фирменные джинсы или кроссовки от "Адидас". Собравшись на междусобойчик в баре, мы с Пататом рассказали Дарту и Крому о больших скидках на оружейных складах. Заодно я похвастался своим игольником. Посмотрев на цены, они согласились. Дарт и Кром тоже купили оружие, и мы дружною гурьбою сходили на стрельбище. Результаты нас порадовали. Придя в свой кубрик, я с ужасом стал ожидать очередного ночного урока. В этот раз были танцы.

— Кавалер делает медленный шаг с правой ноги к даме. Руки — касаются левая рука дамы и правая кавалера. Ваша левая рука согнута в локте и за спиной, вес всего тела на правую ногу, поворот, переносим вес на левую ногу, взмахнули правой рукой. Рука, обрамлённая каскадом кружев, взлетела, и поклон. Неловкий болван! Вы хотите даме руку сломать?!

Этот танцмейстер был излишне эмоционален, и мне приходилось туго от его всплесков настроения.

— Я вас умоляю, я требую от вас выразительности и изящества. О! Это невыносимо! Неуклюжее дитя трущоб. Хоть немного артистичности.

— При поклоне округлым движением искусно снимаем шляпу. Не закрывайте рукой лица! Следите за тем, чтобы изнанка шляпы не была наружу. Прыжок! В момент приземления наклоните туловище и отведите шляпу вправо и еще раз проведите перьями по полу. Изящней, изящней! Ну не мусор же вы собираете, уважаемый барон! По окончании танца, прежде чем проводить даму на место, можете поцеловать ее. Для этого одной рукой обнимите даму за плечо, другой держите ее ручку и поцелуй в щеку. Кисть расслаблена, плацы раскрыты. Раскрыты! Я сказал! Вы мне что, козу изображаете? Ах, это корова! Тогда начнем сначала. И слушаем музыку, слушаем. Раз, два, три, и раз, два, три. Барон, вы бедной даме ноги оттоптали. Вы слон или бегемот? Ах, вы носорог! Тогда повторяем еще пять раз!

В университете у нас был предмет исторические танцы, и я считал себя хорошим танцором. Тем не менее этот старичок-танцмейстер чуть не свел меня в могилу перед тем как поставить зачет.

После беспокойной ночной учебы мне нравилось поваляться в постели. Сообщение от Патата, "Выручай", сбросило меня со спального места. Выскочив в холл, я обнаружил толпу курсантов, с удовольствием навалившуюся на него, а он из последних сил пытался вырваться. Подскочив к ним, я ткнул пальцем в область затылка ближайшему забияке и положил его перед собой.

Передо мной лежала баррикада из пяти тел, когда изрядно поредевшая толпа все же заметила меня. Четверо курсантов пыталось одновременно броситься на меня, но им помешали лежащие передо мной их товарищи. И через минуту они решили прилечь рядом безвольными тушками. На этом драка закончилась.

— Какие-то проблемы? — спросил я.

Все оставшиеся на ногах смотрели на меня молча и с небольшим любопытством.

Патат, пошатываясь, с помятым лицом подошел и сказал:

— Ну что, убедились кто здесь самый сильный? — обняв меня, он продолжил. — Вы к Николасу не приставайте, он контуженный на войне, поубивает всех.

Выяснилось, что группа, претендующая на лидерство, увидев в нас с Пататом угрозу, решила, используя эффект толпы, втоптать нас в пол по одиночке. Неудачно.

Патат, когда все участники драки пришли в себя, сказал:

— Будут обижать — говорите, разберемся.

Позавтракав, мы пошли на медосвидетельствование. Медик Жоржен Туко, сорока лет от роду, был высокий, статный, яркий брюнет с карими глазами и широкой улыбкой.

Протестировал нейросеть вместе с имплантатом и предложил установить поднейросеть. Неужели я напоминал ему богатого Буратино, с которого можно вытянуть денежки?

— Вы посмотрите описание! После установки ваш индекс ФПИ улучшится в полтора раза!

Взмахнув рукой, я вопросом остановил словесный поток.

— Где вы взяли это чудо? На этой отсталой планете такого не найдешь никогда.

— Разве Бран Калек не рассказал вам? Мы служили на станции обороны столичной планеты. Ах, какие были времена! Потом такая подстава… Жаль, рассказывать запретили. Всех нас собирают, и сюда в ссылку на пять лет. Нас, кто императора видел, вот как я тебя! У меня столько знакомых и никто, представляешь, никто не заступился! Распродам свои запасы, куплю усадьбу, найму слуг, начну медицинские исследования. Я два года назад докторскую диссертацию защитил в столичной академии. А вы, молодой человек, не жадничайте. Всего двести китов, и она ваша. Это же "ПС-УВН — 4"[9] с полным программным обеспечением!

— Шеф, попроси посмотреть, — вмешалась Умка, — без защитной коробки.

— Хорошо. Доктор Жоржен, могу я на нее посмотреть?

— Николас, не переживай, гарантийная метка на месте. Вот, смотри.

Жоржен быстро достал и предъявил к осмотру коробочку с красивой золотистой 3D надписью.

Перед моими глазами появилась Умка и закричала:

— Хочу! Хочу! Хочу! Шеф, берем, пока он не передумал. Там столько всего! Она чистая, не б/у. Там дешифратор, взломщик, погонщик дронов, и она еще может маскироваться под имплантат памяти. Она даже на запрос ответила!

— Разоришь ты меня, Василиса.

— Да, ладно, как будто я не знаю, сколько тебе отец кредитов оставил, — возмутилась Умка.

— Беру, доктор Жоржен. Только с вас бонус — бесплатная установка.

— Николас, маленькая просьба, оплатите мне обезличенным банковским чипом. — Умоляющим голосом попросил Жоржен.

— У меня, конечно, есть обезличенный чип, но он серебряный, на 500 китов, не вскрытый даже. Можете что-нибудь еще мне предложить?

Удивленные глаза Умки с длинными черными ресницами смотрели на меня.

— Я не поняла, так кто у нас транжира? — возмущенно спросила она.

— За пятьсот китов только для вас могу предложить комплект "Апгрейд 3А". Специально разработан для повышения мультизадачности нейросети. В комплект входит подсеть ПС-УВН-4, имплантат "Эмулятор память А 00 +", он работает как эмулятор вашего мозга, в одно мгновение можно установить одну базу знаний седьмого уровня (в дальнейшем выяснилось, что его мгновение, это целый месяц непрерывной заливки). Если хотите, то позволено устанавливать базы разной направленности, например, одна база шестого уровня "Ученый" и пятого уровня "Юрист". Главное, не превышать объем памяти. Единственный недостаток, гарантировано всего три перезаписи.

Тут он громко и заливисто засмеялся:

— Ха, ха, ха!..

Мне был понятен его смех, цена базы знаний седьмого уровня для обыкновенного пилота была заоблачная, а если умножить на три, то это уже бюджет маленькой планеты.

Отсмеявшись, доктор Жоржен взял мой чип и через минуту принес мне маленький кейс.

— Вы понимаете, что о нашей сделке нельзя распространяться? У меня уже стоит такой комплект, и я себя чувствую превосходно. Теперь вы тоже можете защитить докторскую диссертацию, если денег на базу хватит. Ха, ха, ха… Приходите завтра, я вам все установлю. Прощайте.

Он меня буквально вытолкал из медблока.

На следующий день доктор исчез и более я его не видел. Действительно, я доверчивый Буратино, взял и закопал свои пять золотых на поле чудес в стране дураков. Дерево не выросло, и я остался с длинным носом.

Умка пыталась узнать, куда он пропал. Выяснилось, что разыскивают его множество влиятельных организаций Содружества и мне лучше вообще не вспоминать о знакомстве с ним. Я ходил как пришибленный. Больше никогда… пытался убедить себя я. Сумел ошибиться, сумей и поправиться. Спасибо Умке, она убедила меня в правильности покупки. Проблема установки приобретенного комплекта решилась легко, в кейсе был чип с программой автооперации для медкапсул пятого уровня. Мне осталось найти и арендовать медкапсулу, запустить программу, а потом затереть все следы проведенной операции.

Пока я страдал, жизнь вокруг завертелась, появились новые курсанты. Еще на радость "мушкетерам" застучали каблучками обворожительные симпатичные курсантки, стрелявшие глазками по сторонам. Некоторые из привлекательных девчонок были в моем вкусе. Патат быстро завел знакомство с несколькими из них.

— Эти мои, — показал он мне при встрече на троих веселых девчонок, — не трогай.

— Куда тебе столько? Гарем решил завести? — подколол я его.

— Я еще не определился с выбором. Все красавицы! — пожаловался он.

Тогда я спел ему куплет:

Как быть нам, султанам, ясность тут нужна,
Сколько жён в самый раз, три или одна?
На вопрос, на такой, есть ответ простой,
Если б я был султан — был бы холостой.

Мне не удалось свести близкое знакомство, началась учеба. Вся веселая и гомонящая толпа курсантов исчезла, подчиняясь строгому расписанию. В тренажерах-симуляторах часами вели бои на перехватчиках, заградителях и прочих фрегатах. Сутками лежали под разгоном, устанавливая базы. Командование готовилось к тяжелым боям.

Умка, проявив инициативу, проанализировала текущую ситуацию. На бирже наемников был выложен заказ корпорации "Сэмма — Гури" империи Амарр, которая предлагала за захват системы Сараказ сумму в двести пятьдесят миллионов кредитов. Отдельная оплата премией за захваченную исправную инфраструктуру системы — десять миллионов, за уменьшение сроков еще пять миллионов. Плюс, все трофеи, добытые наемниками, тоже становились их собственностью. Очень заманчиво для любителей пограбить.

Система Сараказ была чрезвычайно сладким пряником фронтира. Там было три планеты и астероидный пояс, богатый редкоземельными минералами. Контракт на разработку был заключен с корпораций "Арен шахтер" империи Антран. Прибыль корпорации исчислялась суммой около полутора миллиардов кредитов в год. Кроме того, благоприятные природные условия планеты Март позволили Корпорации "Арен шахтер" найти еще одну статью дохода, это сельское хозяйство. Вот за этот медовый пряник и начиналась война корпораций. Империи Амарр и Антран не остались в стороне от противостояния и оказывали скрытую помощь своим корпорациям военспецами и продажей конверсированного вооружения.

Волей случая меня занесло в кипящий котел событий и интересов огромных империй. На войне ломаются и коверкаются судьбы множества людей. Война многолика. Для маленького человека с амбициями это возможность проявить себя, так, чтобы тебя заметили правители этого мира, и получить свой пьедестал славы. Для обыкновенного человека это смерть, кровь и тяжелый труд. Для стяжателя, корыстолюбивого и стремящегося к наживе человека, это возможность разбогатеть. Для меня, это возможность помочь моей Родине подготовиться к войне, которая грозовыми тучами приближается к нашему государству.


Земля, Москва, Главное управление Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. Кабинет начальника управления тринадцать Х-внеземных операций.

— Здравия желаю, командир.

— Владимир, здравствуй, ты почему так рано ко мне, что-то случилось?

— Жена секретаршу мне новую нашла, ты не поверишь, лысую!

— Да знаю я твою лысую секретаршу. Снова своего искина разжаловал. За что, можно спросить?

— Тебе смешно, а мне с ней общаться. Если серьезно, у тебя, Вадим, есть кто-нибудь в системе Сараказ, нужно молокососа образумить. Повоевать решил, а кто нам девочку найдет? По мнению ведущих специалистов, которые составили психологический портрет Лисички, она крайне осторожна, умна, имеет высокий уровень амбиций, способна скрывать собственные чувства и мысли, решительна. На контакт пойдет только с "младшим", Лисичка по молодости лет считает, раз спасла, то он ей обязан.

— Да, как настоящий мужчина он просто обязан жениться! — Рассмеялся Вадим. — Конечно, помогу, мой человек прилетит туда через месяц, приземлит твоего бузотера. Так за что искина обижаешь?

— Эта железяка без моей санкции направила "младшего" в систему Сараказ, где корпорации бодаются. Шанс выжить у него, видите ли, больше 70 %. Приоритеты искин не правильно определил. А разгребать авгиевы конюшни снова мне. Побегу я. "Спасибо" вечером занесу.

— Владимир, подожди. Что за девочку в космопорту твои боевики встречали на прошлой неделе?

— Валентин, с каких это пор ты молоденькими девочками стал увлекаться?

— От моих балбесов докладную записку получил, обидела она их жестко при попытке установить контакт.

— Не наговаривай на девчонку. Она вежливая, воспитанная и очень богатая гражданка Российской Федерации. А вот эти два "топуна" как минимум некомпетентны.

— О как! По подробнее можно?

— Пожалуйста. По нашей просьбе через таможню пропустили ее без досмотра. А твои агенты пытались ее задержать. На агрессивное поведение среагировал искин, выдав неслабый импульс из станера. В результате "топунам" пришлось штаны стирать. В моей докладной подробно было написано о происшествии.

— В докладной? А, скорей всего ее читал мой заместитель. У меня в это время разбирательство в правительстве происходило. Да ты знаешь, волнения обсуждали. Даже в правительстве хорошей жизнью в Содружестве соблазнились. Отмены закона об эмиграции требуют. Поэтому часть своих дел на него переложил.

— Странно, стояла отметка о твоем личном прочтении. Особенно меня смутило, что ты не захотел воспользоваться возможностями девушки, и я направил ее в СВР[10]. Вот им она очень понравилась. Сейчас она является владельцем совместной компании по утилизации "Рога и Копыта".

— Той самой?

— Да. Это через нее проходит весь высокотехнологичный "лом", из которого будет происходить модернизация наших ВКС и ВС.

— Неладно что-то в Датском государстве, — тихо процедил Валентин, — не ты первый сообщаешь мне о странностях. Разрешаю придерживать информацию.

— Так я уже придерживаю.


Вечер того же дня

— Ничего себе "спасибо", сорок лет в строю, дорогой, наверное!

— Не знаю, подарок, такую вещь только с друзьями пьют. Рассказывай, что там, в верхах, происходит, а то слухи различные ходят. Не знаешь чему верить.

— Объединенное правительство Солнечной системы происходит. Китайцы или Индийцы будут председательствовать, у них самое большое количество жителей. Потом ЕС, ну а мы десятое место. Шпионы активизировались, спящие наглеют, некоторые в открытую голосуют за англов. Меня пытаются подставить, многим я мозоли оттоптал. Говори, что хотел.

— Корпорацию организовать. В руководство поставим верных, проверенных людей. Для того, чтобы обойти карантин, зарегистрируемся обязательно в Содружестве. У нас в России много толковых людей с высоким коэффициентом ФПИ. Зачем их Содружеству отдавать? Мои предложения: в корпорацию мы будем принимать после тридцати пяти, чтобы уменьшить отток населения после установленным законом сорока лет. Нейросети для россиян условно-бесплатно в зависимости от ФПИ. Подготовка специалистов за счет корпорации. Корпоративные скидки на медицинское обеспечение по стандарту Содружества, путешествие для членов семьи по странам Содружества. Я надеюсь, к окончанию карантина наша корпорация наберется сил и сможет отбить желание обижать Россию кому бы то ни было. Не доверяю я ОПССу совершенно. Как всегда, за счет нашей страны попытаются решить свои проблемы.

— Где деньги взять, Владимир?

— Стартовый капитал есть. Мы продали часть артефактов, привезенных Листи Флитт. Так же она обещала вложить тридцати процентов своего капитала в наши акции. СВР тоже в деле. Они предлагают тебе подать в отставку и заняться делами корпорации. Слишком уж не любят тебя в правительстве.

— Вы меня что, списали, как не годного?

— Не кипятись. Это один из вариантов. Компромат на заместителя есть. СВР постарались. Можешь и дальше служить, но там такие дела закручиваются! В масштабах космических империй. Хватит тебе в песочнице играть. Пора создавать космическую Российскую Империю.

— Где будет размещаться корпорация? На Земле точно запрещено.

— Наши разведчики недалеко от Солнечной системы обнаружили огромный астероид, вот там и разместим временную штаб-квартиру.

— Подумать нужно. Разливай, давай. Лимон я уже порезал, икорку намазал. А под коньячок решения принимать проще.

— Ну, что, за удачу!

— Куда мы без неё!


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март

Два месяца пролетели незаметно, слившись воедино, оставив в моей памяти полный сумбур. Учеба днем, учеба ночью. Умка трижды предупреждала о необходимости перерыва, и я сдался, тем более по изученным базам знаний я шел впереди всего курса. На отдых по рекомендации искина решил потратить три дня. Умка скинула прошение командиру о посещении планеты сроком на двое суток. Чтобы ожидание не показалось бесконечностью, я пригласил друзей посетить какой-либо клуб или кафе-бар, где собирается приличная публика. Мне хотелось зарядиться энергией и бодростью, потанцевать, и желательно без мордобоя, хотя Кром в любом заведении найдет об кого кулаки почесать. Первым ответил Дарт.

— Привет! Предлагаю встретиться через четыре часа в ночном клубе "Звезда странника". Обязательно займи столик в "Бриллиантовом" зале на восемь человек. Пусть ребята оденутся прилично и вспомнят о хороших манерах. Я приду с барышнями. Красивыми.

Меня удивил напор Дарта, обычно он никогда ничего не предлагал. Инициатором всегда был Кром. Вспомнил, что из одежды у меня лишь комбинезон, а выглядеть, нужно было пристойно. Значит, пора обновить свой гардероб.

— Умка, где можно купить нормальный гражданский костюм? — обратился я к искину.

— Шеф, укажите ценовой диапазон, цвет и модель, я сделаю заказ с доставкой.

— Костюм должен выглядеть качественно, при этом достойно смотреться. Допустимы любые сдержанные цвета, серый, синий, чёрный, бежевый. Цена в пределах разумного.

Через четыре часа я сидел в клубе в одном из трех костюмов, которые заказала Умка. Она заявила мне:

— Барону на каждый день нужен новый костюм.

Спорить было бесполезно.

Ожидание Дарта с барышнями затягивалось. На все наши запросы он отвечал, иду.

Патат и Кром, немного повозмущавшись, сидели и тихонечко пили легкое вино, заинтересованно посматривая на входящих девушек. Когда появился Дарт и с ним шикарные девушки, Кром аж привстал. В чате синхронно появилось три вопроса к Дарту.

— Где ты их нашел?

Он наши вопросы проигнорировал. Лишь довольная улыбка озаряла его лицо.

Мы поднялись из-за стола, попытавшись изобразить бравых героических офицеров.

— Разрешите представить наших прекрасных финансистов. Арина, Дарника, Лиина и Тора.

Мой взгляд остановился на Дарнике. Она была прекрасна. Мягкое красивое лицо с пронзительно голубыми глазами. Вечернее платье, под цвет ее глаз, подчеркивало ее изящную фигуру. Не замечая ни кого, я любовался ею.

Вернула к реальности меня Умка.

— Хватит пялиться, веди себя прилично.

В ее голосе проскакивали ревнивые нотки.

Сбросив оцепенение, я помог Дарнике со стулом и занял место слева от нее. Дамы высказали свои пожелания, и мы сделали заказ официанту.

Дарт с Кром, сильно привирая, веселили девушек рассказами о службе. Я мысленно ругал себя за нерешительность. Мне никак не удавалось начать разговор с Дарникой, которая задумчиво смотрела на танцующие пары. Коснувшись ее руки, я с легким поклоном пригласил на танцпол. Танцев после ночных тренировок с Коши я не боялся.

Быстрый ритм музыки и различные визуальные эффекты моментально создали романтическое настроение. Мы наслаждались каждым мгновением танца. Показывая своим движением блаженство, радость, страсть и восторг. Танец захватил и заполнил собой все пространство танцпола. Страсть поглотила меня. Попав в ураган чувств, я нежно шептал, что она мне безумно нравится. Осмелившись, я обнял ее тонкую фигуру и принялся целовать ее в алые губы, признаваясь в любви.

Обломала меня Умка.

— Шеф, хватит приставать к девушке. Через минуту заглянет ее жених. Будет большой скандал. Разве ты не чувствуешь, как она напряглась?

Осторожно разорвав объятия, я повел Дарнику к нашему столу. Когда мы подошли, наши друзья дружно зааплодировали. Им понравилось, как мы танцевали. Подружки Дарники с интересом поглядывали на нас. Поухаживав за Дарникой, я обратился к искину.

— Умка, что это со мной было?

— Шеф, у Дарники духи с феромонами, они настроены на твой генотип. Твоя реакция на феромоны неожиданна для девушки, похоже, это случайное совпадение. У тебя получилось как в песне, "Орлиный взор, напор, изящный поворот, И прямо в руки запретный плод". Дарника с центральных миров Содружества, а там уже нет таких как ты, напористых и страстных. Я послала приглашение Дарнике о встрече, так что у тебя свидание. Только не нужно благодарить.

"Нужно убавить ее инициативность", — подумалось мне.

— Смотри, женишок нарисовался, — предупредила меня Умка.

К нашему столу, расталкивая толпу, двигались три офицера. Наглые, уверенные, точно как мы. Остановившись перед нашим столом, они неожиданно для нас вежливо пригласили Дарнику.

Я взял Дарнику за руку и послал сообщение.

— Я пообщаюсь с ними?

Ответ пришел мгновенно.

— Нет, нет, нет, ты все испортишь.

Быстро переговорив с офицером, Дарника попрощалась с нами.

Оставшиеся дамы не позволили мне грустить. Они по очереди протанцевали со мной весь вечер.

Утром меня разбудила Умка.

— Вставай, соня, нам прислали приглашение на бал. Ты вроде местный, а о празднованиях ничего не знаешь. Сегодня день рождения королевы. В честь этого события состоится благотворительный бал. Через час бот стартует на планету.

— Я никого не просил, вроде… — изумился я.

— Так Дарника за тебя попросила. Ты не забыл о свидании? Не зря я три костюма заказала. Быстрей давай. Лучше прослыть ловеласом, чем ботаном, это, знаешь ли, подозрительно, такой мужчина и затворник. Так можешь и друзей потерять.

Спорить с Умкой я не стал, давно пора быть как все, ну, почти как все.

Связавшись с Дарникой и сказав ей кучу комплементов, я договорился, что увидимся у ее каюты. При встрече Дарника поцеловала меня в щечку, нагрузив кучей коробок.

— Хорошая маскировка, — подколола меня Умка, — так мы в любой сверхохраняемый объект проникнем незаметно.

Приземлились мы на территории дворца, где нас встречали слуги в ливреях, которым я с радостью отдал все пакеты с коробками. Дарника быстро упорхнула в раздевалку для дам. Ну а я, наведя лоск, тихонечко побрел в сторону зала. Ожидание Дарники затянулось надолго, но я был спокоен. Мой дрон-маячок исправно сообщал, где находится Дарника. Да, я боялся потерять ее среди этой кутерьмы. За время ожидания я успел поесть и выпить немножечко вина. Дарника появилась за пять минут до начала. Она была сногсшибательна. Ее шёлковое бальное платье цвета утренней зари, великолепно облегающее грудь, ниспадало легкой волной до пола. Серебристые бабочки трепетали крыльями у нее в волосах пшеничного цвета. Она снова заставила вздрогнуть мою душу. Я испугался, что кроме признаний в любви ничего не смогу ей сказать. Но, слава богу, мы легко вели разговор, находя предостаточно интересных тем. Король с королевой начали бал танцем, очень похожим на наш вальс. Выждав минуту, все присутствующие пары закружились в водовороте сказочного вальса. Вокруг нас было много прекрасных дам, но Дарника сверкала как бриллиант на черном бархате. Некоторые кавалеры, плененные ее красотой, пытались пригласить ее на танец. Дарника отказала всем. К завершению бала мне трижды бросили вызов на дуэль до первой крови. Завтра придется озаботиться поиском секундантов.

Усталые и довольные собой, мы спустились в парк, направившись к свободной беседке, уютно увитой плющом и цветами, находящейся рядом с удивительным садом разноцветных камней, называемом в Японии сэкитэй. В мечтаниях я уже целовал ее уста, тесно прижавшись к ней всем телом.

Но все хорошее, как обычно, заканчивается очень быстро. Этот закон я уразумел с детства, когда отец меня в наказание заставлял висеть на турнике за какую-нибудь проказу.

Поэтому услышав команду Умки, "Пригнись и влево," сразу выпал в ускоренное восприятие, выполнив команду не раздумывая. Кувырок, и я откатится влево подальше от Дарники. Нужно увести нападавших прочь от девочки. В пылу драки атакующие могут задеть ее. Осмотревшись, я понял, что в любовном угаре я ничего не замечал вокруг. Спасибо Умке, предупредила о нападении. Маркеры налетчиков тревожно замигали и окрасились в цвета в зависимости от опасности. На троих были отметки о наличии игольников. Еще у пятерых стояли отметки о наличии холодного оружия. Вот только налетчикам я был не интересен. Двое из них, обхватив парализованную девушку, быстро убегали в глубь парка.

— Это наемники, у них отключены идентификаторы, — сообщила Умка. — Вали тех, которые с игольниками, пока они не видят в тебе угрозы.

Вот зануда, как-будто я сам не знаю, кого убивать первым.

Подняв разноцветные круглые камни, я с силой метнул их. Трое мчащихся наемников безвольно упали лицом вниз. Еще трое развернулись с желанием наказать меня. Наивные, расчет траектории движения камня ведет целый искин старшего командира, Кузя. Один из наемников запнулся, и на него пришлось потратить два крупных булыжника. Я ощутил себя пролетарием на баррикаде, они тоже были вооружены булыжниками из мостовой.

Когда я начал обшаривать неудачников, вокруг начали возмущаться местные дворяне, сбежавшиеся на шум, но я проигнорировал их. Камень хорошее оружие, но игольник лучше.

— Я предупредила службу безопасности о похищении старшего финансового инспектора Дарники Таргот. Все выходы и входы перекрыты, через пять минут прибудет штурмовой бот с десантом, — сообщила Умка.

Зачем десант, я сам справлюсь, и рванул догонять похитителей. В беззаботной эйфории я буквально перелетал все препятствия на моем пути. Несколько попаданий из игольника при преодолении очередной маленького кирпичного заборчика вразумили меня. Энергощит сумел изменить траекторию игл. Но прерванный прыжок стал не управляемым. Меня закрутило и бросило на какой-то колючий куст. Интуиция вместе с Умкой настоятельно требовали спрятаться, и я уполз за ближайший кирпичный заборчик. Чувство опасности выключило свою сирену, а я твердил себе.

— Балбес, балбес, привык в бронекостюме бегать, себя не бережешь, так о Дарнике подумай.

Умка полностью подержала мои высказывания:

— Наконец-то ты взялся за ум. Шеф, можно я тебя балбесом буду называть? Я тебе место засады красненьким покрасила, в ухо кричала, а ты меня игнорируешь. Ты меня не любишь? Берегись, я тоже перестану тебя любить.

— Время тянешь? — Прервал я Умку.

— Я не такая, как ты думаешь.

— Доберусь я до тебя, — проворчал я.

— Эй, у двери, сдавайся, сейчас десантура прибежит, будут немножко убивать. Злые они сегодня, — закричал я, тихонечко меняя позицию. — Представляешь, их бал не пустили. А я добрый, ты думай быстрее.

Взрывом вспух заборчик, крошево кирпича разлетелось во все стороны. Красноватая пыль поднялась в воздух. Через нее было невозможно рассмотреть, как наемник с удивлением наблюдал за кровью, которая резкими толчками покидала его тело. Он даже не заметил, как дверь распахнулась, и красный от пыли и крови человек откинул его в сторону как тряпичную куклу. Это его более удачливый противник, перепрыгивая через две ступеньки, поскакал по ступенькам верх спасать свою любимую.

Бежать было тяжело. Сильно пекло левое плечо и стала проявляться слабость в раненой ноге, но собрав волю, я продолжал подниматься со всей возможной скоростью.

Поднявшись на пятый этаж, я выглянул в коридор и, не обнаружив врагов, осторожно зафиксировал левую руку. Похоже, левому плечу конец, не хватило всего секунду укрыться, а кирпичу все равно куда попадать.

Судя по отметке на карте, Дарника находилась совсем рядом.

Подсознание советовало, не торопись, дождись подкрепления, но какое-то другое чувство торопило меня, не успеешь, и совершится что-то плохое.

— Шеф, наемник в кабинете укрылся. Кузя предлагает из соседнего кабинета через стену пострелять. Иголки пробьют ее без изменения траектории. Дрон-маячок покажет, что делает наемник и, самое главное, где он находится в кабинете, — делово сообщила Умка.

— Хороший план, ну, начали, — подержал я искинов.

В глазу моргнуло, и я увидел наемника. Эта сволочь раскрыла армейский чемоданчик и намеревалась уколоть Дарнику какой-то дурью.

— Кузя, покажи куда стрелять! — зашипел я на искина.

Мгновенно показалась картинка с зоной уверенного поражения наемника. Уняв легкую дрожь в руке, я несколько раз выстрелил. В стене, сделанной из пенобетона, образовалась приличное отверстие. Привычки подглядывать за девочками через дырки у меня никогда не было. Поэтому я доверился дрону, который крупным планом отобразил результат стрельбы. Клиент готов. А на меня неожиданно накатила слабость. Перемещаясь по стене, я проник в кабинет. Произведя контрольный выстрел в наемника, я бросил взгляд на Дарнику. Девушка казалась совершенно здоровой. Подойти к ней помешала мне Умка.

— Приближается штурмовая группа. Присядь, они армейский станер включили.

Я успел опуститься на пол и завалился на правый бок, потеряв сознание.

Очнулся я резко, как-будто по команде. Здоровенного вида десантник разглядывал меня с интересом. Дарники в кабинете уже не было, а на груди убитого наемника лежали какие-то вещи. Похоже, его уже обыскали. Чуть в стороне стоял раскрытый чемоданчик.

— Ты кто? — спросил десантник.

— Человек, прохожий, на тебя не похожий, — прохрипел я.

— Отвечай быстро и кратко, если здоровье дорого, — с угрозой сказал он.

— А ты, мил человек, прокурор? Будешь бить, здоровье поправлю и найду.

— Он у нас банковский чип на десять китов увел, — проворчала Умка.

— Боец, ты мне одиннадцать китов задолжал, — начал я игру. — Тебе придется вернуть мой банковский чип и проценты, а их набежало… на тысячу кредитов..

Десантник выпучил глаза, подумал секунд пять и бросил мне чип, скрывшись за дверью.

— Умка, а почему связи нет? — Удивился я.

— Шеф, так нужно подойти и выключить глушилку, — с сарказмом сказала Умка.

— Все сам, все сам, хоть бы кто-нибудь побеспокоился, — с трудом поднявшись, я подошел к чемоданчику и отключил миниатюрную глушилку. Подумал немного, и спрятал ее в карман костюма.

Через минут десять появились санитары, осторожно упаковали меня и ввели мне обезболивающий препарат.

Мне снился сон, и в нём было хорошо, и просыпаться совсем не хотелось. Но от звуков басовитого и строгого голоса сонливость как рукой сняло.

— Молодой человек! Долго вы разлёживаться ещё будете? У Службы безопасности много вопросов накопилось к вам, в основном о ваших героических поступках. — Поторопил меня медперсонал. Пришлось выбираться из медкапсулы и, надев разовый комбинезон, идти на встречу с представителем СБ.

Разговора как такового не получилось, просмотрев видеозапись с моего искина и не обнаружив ничего предосудительного, они отпустили меня. Получив пакет с одеждой и вещами, я отправился в каюту, с сожалением поняв, что три дня отдыха закончились и пришло время возвращаться в мир учебы и суеты.

— Сутки, целые сутки я провалялся в медкапсуле какого… — и я добавил на русском ещё парочку непечатных слов.

— Шеф, медики провели полное обследование по просьбе имперской СБ, — сообщила мне Умка. — Их заинтересовало, как курсант-пилот сумел уничтожить звезду клана "Дети ночи". Видео, которое мы предоставили, я подкорректировала. Реальные уровни установленных имплантатов, а также нейросеть удалось скрыть. А вот медкапсула службы безопасности, проведя тест индекса ФПИ, выявила занижение его в медицинской карте на десять процентов, несмотря на то, что я запустила ряд задач высокой сложности. В частности, вопрос о равенстве классов сложности P и NP. На счастье, индекс ФПИ попадает в пределы погрешностей расчётов медкапсулы курсантов. Надо сказать, нам повезло, что доктор Жоржен отсутствует. Уж он точно заподозрил бы неладное.

Вывожу диагностическую карту № ХМ9242789.

Николас Сильве. Биологический возраст 28 планетарных циклов.

Раса: человек.

Установлена нейросеть "Универсал-5ВМ ++".

Свободных слотов три.

Установлены имплантаты:

память + 30, интеллект + 50

сила + 50

защита (+ 50 к НА и +30 к ФА)

пси имплантант х 1.5.

Индекс интеллекта 160 единиц + 50 имплантат. Итого — 210.

Индекс нейро активности(НА) 147 единиц + 50 имплантат. Итого — 197.

Индекс физической активности(ФА) — 158 + 50 +30 имплантат. Итого — 238.

Индекс псиактивности 0,03 Х 1.5 имплантат. Итого — 0.45.

"Пилот малых кораблей" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

— Разрешено пилотировать корабли малого класса — Перехватчики, истребители, штурмовики, боты.

— Взлет и посадка из трюма корабля носителя — выполнено пять из пяти

— Приземления и взлет с планеты — выполнено пять из пяти

— Космический бой в группе — выполнено пять из пяти.

"Пилот средних кораблей" 2 уровень,

— Аттестация не пройдена.

Управление оружейными комплексами средних и малых кораблей 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

Техник обслуживания средних и малых кораблей 2 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Рукопашный бой" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Тактика малых групп" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Торговля" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Бронекостюм" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Юрист" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Программирование" — 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Боевая медицина" — 2 уровень.

— Пройдена сертификация.

"Инженер-робототехник" 3 уровень.

— Пройдена сертификация.

— Даю аналитические выводы по ситуации:

Имплантаты, установленные тебе, ценны, но в допустимых пределах. После проверки результатов диагностики служба безопасности охладела к нам. Предполагаю, они расследуют исчезновение "Апгрейд 3А". Это следует из необычности теста, да и в сети появились предложения купить комплект "очень дорого".

— Доктора тоже ищут?

— Да, и награда за его голову миллион кредитов.

— Надеюсь, он хорошо спрятался. Если его найдут, то массой неприятностей и прочими развлечениями мы будем обеспечены. А мне это надо?

Мое совещание с Умкой прервал вызов Дарники.

— Привет, мне сказали, что ты полностью здоров. Давай встретимся в клубе "Звезда странника" через час.

Сердце забилось в груди раненым зверем в предвкушении встречи. Надев праздничный костюм, я помчался на свидание. Заняв столик в "Бриллиантовом" зале и сделав заказ, направил свой взор на вход в зал. Дарника пришла не одна, испортив мое возвышенно романтическое настроение.

— Привет, познакомься, это мой кузен Эдикен, он приставлен охранять меня.

Я вспомнил его, это он увел у меня Дарнику прошлый раз из этого зала, заставив меня немного поревновать. Я протянул правую руку, и он с удовольствием ее пожал. Мы присели за стол.

— Предлагаю выпить по бокалу вина, — предложил я. — А потом мы продолжим разговор.

Попробовав вино, Дарника продолжила разговор.

— Николас, ты мне очень нравишься, и я благодарна тебе за спасение.

В этот момент я понял, меня вежливо посылают. Захотелось нагрубить или что-нибудь сломать. Может, взять и вдребезги на мелкие кусочки раздолбить стол с посудой?

— Мой отец известный сенатор империи. Он не допустит нашего союза. У меня были попытки уйти из-под его опеки. Но все мои женихи предали меня за деньги или из-за страха. Я знаю, ты не такой, погибнешь, но не отступишь. Я вижу твою любовь с первой секунды нашей встречи. Николас, ты мне дорог, и я решила уступить отцу, мне не хочется рисковать тобой. Через месяц у меня свадьба. Прошу, не ищи меня. — Дарника достала коробочку и поставила на стол. — Мой подарок, пусть он сбережет тебя.

В конце ее речи глаза намокли и брызнули слезами. Она резко поднялась из-за стола. Мы с ее кузеном так же встали. Сделав шаг, она положила руки мне на плечи, крепко прижалась, зашептав.

— Прощай, Николя. Я еле уговорила кузена дождаться твоего излечения. Не провожай, мое сердце разорвется от тоски.

Она ушла, не оглянувшись. Понять чисто женскую логику трудно, а порой и невозможно.

— Неожиданный поворот-отворот, — зашипела Умка.

— Правильно говорить "от ворот поворот", — сорвавшимся голосом прокомментировал я слова Умки, — меня послали еще до сватовства, зато как красиво.

Сжав коробочку в руке, я захотел ее стукнуть об пол, но передумал и засунул ее в карман комбинезона, даже не открыв ее. Допив бутылку вина, не пропадать же добру, в расстроенных чувствах поплелся к себе в каюту.


Глава 5. Ожидание шквала

С покатой палубы судьбы

от пропасти к напасти

кидает судно на дыбы,

и парус рвет на части.

Но шквал силен, а мы слабы.

Крестные на лбы —

молитесь Божие рабы,

чтоб выдюжили снасти!

Вселенский маятник судьбы

раскачивает ветер.

Не смей сдаваться без борьбы,

пока живешь на свете!

Мы от отчаянья слабы:

— Эй, кто там сдуру крестит лбы?

Не смей сдаваться без борьбы!

По мачтам, вражьи дети!

Хлебцевич Татьяна

Дойти до каюты мне вновь не удалось. Вызов застал меня в лифте, который, не спрашивая разрешения, доставил на этажи старших офицеров станции. Да и не мудрено, если меня пригласил на беседу имперский полковник СИБ.

Причины вызова были непонятны, и это мне совершенно не нравилось. Мысли скакали, пытаясь найти ответ, и множество беспорядочных вопросов мешали сосредоточиться. Зайдя в указанный на карте кабинет, я обнаружил высокого военного с массивным телосложением. Это был, скорее всего, бывший десантник. На его загорелом лице застыло задумчивое выражение, а его аура властности могла подавить любого, даже очень уверенного в себе, человека. В его глазах сверкнул огонёк узнавания, губы изогнулись в улыбке, не предвещавшей ничего хорошего.

— Присаживайтесь, разговор у нас длинный, — предложил полковник.

Я молча сел, изобразив на лице вежливое внимание. Попробую выступить в роли туповатого и исполнительного служаки, готового на всё ради карьеры.

Как писал Фёдор Михайлович Достоевский, "Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво. А молчаливый всегда красивее говорящего". И мне это подходит.

— Мне прислали твой индекс ФПИ, какой идиот выдал такие имплантаты? — Возмущенно заговорил полковник. — Тебе, как пилоту, необходимо увеличить интеллект и индекс нейроактивности.

— Э-э-э… это трофеи, господин полковник, — сказал я тихим голосом. — В личном деле должно быть записано. Нас выжило очень мало, все, что мне выделили офицеры ЧВКН, я и поставил.

— Я вчера играл в шахматы и разыграл дебют защиты Каро-Кар, — внезапно проговорил полковник на русском языке. Только сейчас я заметил мигающие иконки отсутствия связи и запрет видеозаписи.

— Этот дебют называется Каро-Канн. Мне нравится в этом дебюте активный король, — ответил ему я, округлив от неожиданности глаза.

Для меня это прозвучало как "У вас продается славянский шкаф?". Поэтому я чуть-чуть не произнес вместо своего отзыва "Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой", из фильма "Подвиг разведчика".

— Ты это чего глаза округлил? — засмеялся полковник. — Не рад земляку?

— Как-то неожиданно, — медленно проговорил я, пытаясь спрятать дрожание голоса. — Вы как снег на голову. Центр меня не предупреждал.

Умка, заметив мое стрессовое состояние, впрыснула успокоительный состав в кровеносную систему, и напряжение последних часов схлынуло. В то же время адреналин, бурлящий в крови, снова кружил голову, вызывая физическое возбуждение в теле.

— Что, нервишки шалят? Твой куратор просил взять тебя на воспитание. Распоряжение от куратора придет завтра. Я прилетел чуть раньше, чем планировалось. Работорговцы на днях начнут атаку, а курсанты еще обучение не закончили. Так что через час построение, и аттестация. Сертификаты получат почти все, а вот выживут лучшие.

— То есть, дня через три нас всех в бой? — С беспокойством спросил я.

— Да, империя Амарр решила форсировать захват системы. Постарайся выжить, тебе нужно продержаться примерно пять суток. Хотя приказ о твоем переводе подписан и лежит в канцелярии станции, но в связи с боевыми действиями и нехваткой пилотов тебя не отпускают. Как только суматоха утихнет, будешь служить пилотом при инспекторе по особым поручениям. Кроме того, я протолкнул тебя во внештатные агенты СИБ. Вопросы?

— Нам помогут? — задал я мучивший вопрос.

— Я уверен, Империя Антран никогда не отдаст такой лакомый кусок. Для защиты системы не пожалели новейшую имперскую пустотную станцию и несколько перехватчиков. Так что, не беспокойся, флот прибудет как в Голливудском блокбастере, в последнюю минуту, Империя Антран тоже любит красивые эффекты.

— И сделают предложение объединенному правительству, от которого невозможно отказаться!

— Ты же знаешь, важнейшим признаком империй является агрессивная захватническая внешняя политика.

— А как тогда следующий принципиальный признак империи? Где у них титульная нация? — попытался я возразить.

— Ха, гражданин первого ранга как раз и является титульной нацией, а зависимый этнос, это граждане третьего ранга. Вот, например, ты — гражданин третьего ранга с лояльностью в ноль целых фиг десятых. Так вот, с твоим рангом и лояльностью ты не сможешь купить в империи ничего стоящего. Подробно об этом поговорим в другой раз. А сейчас иди на построение. Как только получишь свой "пепелац", договорись с технарями о модернизации. С оплатой помогу немного. Держи обезличенный чип на двадцать китов. Все, действуй.

Поднявшись со стула и отдав честь, я устремился к выходу.


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март. Кабинет заместителя СБ пустотной станции

Лейтенант службы безопасности Риго Пополо явился на срочный вызов заместителя СБ. Он надеялся, что его докладная с пометкой "срочно" повлияет на карьерный рост положительно. Войдя в кабинет и увидев майора, высокого роста, худощавого телосложения с черными короткими волосами, лейтенант развернулся и почти строевым шагом подошел.

— По вашему приказанию лейтенант Пополо прибыл! — доложил он бодрым голосом и уставился, преданно глядя в глаза.

— Объясните мне, лейтенант, для чего вы прислали запись переговоров по гиперсвязи Дарники Октавий? Вы знаете, кто ее отец?! — гаркнул зычным голосом майор.

— Так точно, но мне кажется это заговор.

— Вы хотите сказать, — угрожающе зарычал майор, — что две девчонки хотят совершить переворот?

— Да, мы установили, что собеседница Дарники выходила на связь с императорского дворца. Только там стоит аппаратура, модулирующая сигнал о запрете записи разговоров. Поэтому мы не смогли установить, кто разговаривал с другой стороны линии. Мы не знаем, что говорил собеседник девушки. Вот только некоторые фразы Дарники можно толковать как подготовительный этап для переворота. Давайте послушаем.

— Привет, дорогуша. Ой, какое на тебе платье! Я в своем провинциалкой себя чувствую.

— Шшш… — раздался шипяще булькающий звук.

— Вернусь на днях. Обещай, мы вместе сходим к модельеру. Хочу, как у тебя. Вот только какой расцветки?

— Шшш…

— О, сейчас в моде цветущая вишня, хочу нежно-розовый. Представляешь! Я чуть не влюбилась. Мы провели безукоризненно прелестный вечер, потом был замечательный бал. А потом как в женском романе, он меня спасает. Это так романтично.

— Шшш…

— Да, я такая, ну очень влюбчивая! Но несносный кузен всегда следит за мной. А его фразы "Твоя честь — честь семьи" или "твой будущий муж скоро будет на высоком посту"? Совсем замучил меня своими высказываниями.

— Шшш…

— Не ворчи, я понимаю, что тайно прокралась и время ограничено. Но не могу не рассказать.

— Шшш…

— Нашла я тебе, что ты просила. На твои духи реакция положительная. Мужчины такие доверчивые, верят всему, что расскажешь.

— Шшш…

— Коробочку отдала. Немного крошек рассыпала, думаю, птичка попалась, не уйдет. Вот зачем ты все это придумала! Я пожила немного во фронтире. Никаких вечеринок, балы — скукота, мода — прошлый век. Вернусь, у меня столько идей, мы с тобой такой переворот устроим. Такой бал закатим, императорский дворец вздрогнет!

— Дорогуша, ты куда пропала? Ну, вот, связь оборвалась.

— Господин майор, вы сами слышали, "переворот устроим, императорский дворец вздрогнет", — торжествующе провозгласил лейтенант.

Майор, сморщившись словно от зубной боли, сумел справиться с эмоциями и заставил себя принять доброжелательное выражение лица. Подошел к Пополо, вдруг дружески хлопнул рукой подчинённого по плечу.

— Молодец, ты обнаружил настоящий заговор против Императора. Готовься, через месяц мы переведем тебя на любую центральную планету с повышением. Награду получишь из рук самого Императора. Ты больше никому не сообщал о записи? Если она попадет не в те руки, тогда я не гарантирую твою безопасность, Риго.

— Как можно, лер[11]. Я представляю всю опасность, угрожающую мне.

— Идите, мой друг. Теперь вы под защитой СИБ. Обязательно выучите этикет вручения наград.

Лейтенант, гордо приосанившись, козырнув рукой, вышел из кабинета. Мысленно он находился уже на одной из столичных планет Содружества. В парадном мундире, с красивым орденом, усыпанном бриллиантами, он открывал парад, а бесчисленное множество женщин, прекрасных, милых и украшенных драгоценностями, бросали к его ногам цветы. Риго Пополо не знал, что судьба несколько секунд назад поставила черную метку на его ауре.

Майор, убедившись, что воодушевленный лейтенант удалился, уселся в глубокое кресло, шумно вздохнул и послал вызов по нейросети.

— Майор, что-то срочное? — прозвучал голос с той стороны линии.

— Эдикен, твоя подопечная не может жить спокойно. Мой подчиненный обвиняет ее в заговоре против Императора.

— Есть основание обвинять?

— Любой адвокат докажет ее невиновность. К сожалению, желтая пресса всегда следит за вашей семьёй. Так обольет грязью, что во век не отмоетесь.

— Цена вопроса?

— Семь нолей и единица.

— Оформляй договор на оказание консультационных услуг. Оплата шесть нолей и двойка. Иначе дядя решит проблему дешевле, но плохо будет нам обоим.

— Договорились, когда банковский чип принесешь?

— Сейчас. Тебе повезло, что транспортник не улетел.

Связь прервалась, изображение свернулось в маленькую иконку с подписью "Мажор".

Майор приоткрыл глаза и, задумчиво потирая подбородок, сделал ещё один вызов по нейросети.

Из окна связи на майора смотрел субъект, про которого в России обычно говорят "наглая рыжая морда".

— На тебя, мой друг, снова докладная от "горячо любимого" Риго.

— Что мне Риго предъявляет на этот раз?

— Ты не поверишь, заговор против Империи. Я придержу докладную, а уж с этим гаденышем ты сам разберись. С тебя триста китов за содействие.

— Все, что угодно, господин начальник, — льстивым голосом проговорил субъект.

После этих слов на ауре майора на мгновение проявилась черная клякса.

Майор, словно почувствовав, проговорил:

— Шутка, мой друг. Это просто шутка. Но ты, пожалуйста, запомни, что мы в расчете за прошлую твою работу.


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март

Дверь закрылась, а я, не задерживаясь ни на секунду, устремился на построение.

Для себя я уже решил, "первым делом самолеты, ну а девушки? А девушки потом".

На нижней палубе в огромном ангаре начал собираться личный состав, готовясь к построению. Прозвучала команда строиться. Курсанты выстроились повзводно прямоугольными квадратами и застыли в ожидании. На этот раз все произошло чуть по-другому, а не как в честь начала нового учебного года. Прозвучали короткие выступления командира учебного заведения и других официальных лиц. Даже президент объединенного правительства почтил нас своим присутствием и обратился с пламенной речью. Общий смысл всех сказанных слов сводился к тому, что враг будет разбит и ни один выстрел врага не достигнет планеты. От имени курсантов выступили наши инструкторы, пообещавшие уничтожить захватчиков.

По окончании митинга весь курс пилотов проследовал для получения своих кораблей. Мой перехватчик МиСlaw-31 за номером А-33 стоял в 40 метрах от лифта. "Бегать далеко не придется", — обрадовался я.

Поднявшись внутрь кабины перехватчика и усевшись в пилотажный ложемент, запустил полный тест систем перехватчика. Результаты были положительны. Тест показал исправность всех важных устройств перехватчика. Но мне нужно было найти хоть какую-нибудь поломку, чтобы обратиться к инженеру для официального обоснования ремонта и модернизации перехватчика.

Вызываю командную строку. Ввожу "КОМ-УПР2 %СБР1@". Вот и все. Искин перехватчика расскажет мне обо всех недокументированных неисправностях. Не зря Умка перелопатила весь галонет. Копирую лог-файл и ищу инженера, в чьем ведении находится моя птичка.

Инженер, просмотрев мои претензии, хитро улыбнулся, но ничего не сказал. Непрозрачные намеки о подработке проигнорировал, но посоветовал обратиться к старшему технику Беку "Чокнутому".

— Я переслал ему ваш запрос на ремонт перехватчика. Он у нас чудаковатый, поэтому и получил кличку "Чокнутый". Слишком увлекающаяся натура. Поэтому к нему лучше всего приходить с проектом модернизации.

Откланявшись и отойдя в сторону, я обратился к искину.

— Умка!

— Слушаю, шеф, — немедленно отозвался мой искин.

— Необходимо найти в галонете проекты модификаций перехватчика МиСlaw -31.

— Я уже завершила поиск. Обнаружено 322 подходящих проекта, — сообщила Премудрая Василиса. — Из них для нас подходят всего пятнадцать.

— Мне нужен краткий обзор всех.

Тут же пришел инфопакет. Рассмотрев первые два, я понял, с наскока не разобраться.

— Умка, нужен оптимальный вариант по защите, маневренности, скорости и огневой мощи.

— Шеф, предлагаю выбрать действующий сейчас проект, правда, в урезанном варианте, в полном объеме кредитов не хватит.

— Тогда вперед! Воплощать наши мечты!

Идти пришлось недалеко. Ремонтный док для пустотных платформ находился на другой стороне ангара.

Старший техник оказался немолодым мужчиной среднего телосложения с короткой стандартной военной стрижкой. Армейская выправка, цепкий взгляд, и даже потрепанный комбинезон, выдавали в нем тертого калача.

— Это ты к инженеру подходил? Что надо? — недружелюбно спросил он.

— Скоро в бой. Хотелось бы заменить неисправные модули и немного улучшить характеристики перехватчика. За дополнительную плату, само собой. Высылаю проект.

Техник замер на секунду, лицо вытянулось от удивления.

— Ты знаешь, сколько это стоит? — воскликнул он.

— Отделка пилотской кабины алмазами мне не нужна, — попытался пошутить я.

— Эти камешки — самое дешевое из того, что установлено по проекту на перехватчик, — отбрил меня Бек. — Кто же тебе посоветовал… Случайно, не инженер?

— Извините, господин старший техник, это моя инициатива.

Однако Бек пропустил слова мимо ушей.

— Он любит над вами, курсантами, прикалываться. Неделю назад инженер ко мне послал лопуха с пустым ведром, тот подошел и давай требовать. Подать мне полное ведро антигравитации. Я его спрашиваю, для чего тебе, болезный? Он подбородок поднял, грудь колесом, ну, прям как петух. Говорит мне с гордостью: — Для гравикомпенсатора. Налил ему до самых краев, ну и вручил ему в руки. Предупредил курсанта: — Значит, если упадет хоть одна капля, то взрыв будет до небес. Он, бедненький, побледнел, ведро осторожно поставил, еле руки смог отодрать от дужки. А потом как побежит, — захохотал старшой.

Мне вспомнился рассказ отца, когда он посылал практикантов за компрессией, и я захохотал вместе с техником. Приколы во всей вселенной одни и те же.

Отсмеявшись, я вернулся к началу разговора:

— Мне, господин старший техник, живучесть перехватчика повысить. Не бесплатно, — последнее слово я выделил голосом

Бек внимательно посмотрел прямо в глаза и проговорил:

— За кредиты я готов и бесплатно работать. Но тебя я огорчу отказом.

Мое настроение погрузилось ниже ватерлинии. А мечтания о крутом перехватчике пошли ко дну, пуская пузыри. Увидев мой моментально скисший вид, техник понял, что достиг того, чего хотел, и продолжил набивать себе цену.

— Зачем делать одну и ту же работу дважды? Это потеря времени и сил. Могу предложить готовый модернизированный перехватчик серии МиСlaw-42 всего за 200 китов. — Бек замолк и с достоинством уставился на меня.

Мне осталось, крепко сжав зубы, держать паузу. Пусть испытает сомнения в поставленной цене. Помолчав некоторое время и увидев нужную мне реакцию на его лице, я, медленно цедя сквозь зубы слова, проговорил:

— Господин старший техник, вы решили пошутить над бедным курсантом!? Как мне заплатить вам такую огромную цену, если все требуют кредиты с бедного курсанта?!

Немного смягчив голос, я приступил к торговле по схеме наших "бедных евреев":

— Нейросеть — плати. Имплантаты — плати. Сертификат — плати.

— Если ты беден, то для чего выбрал этот проект? — возмутился Бек.

— Тот, кто запрашивает больше, больше и получает. Я показал вам свою мечту. А вы мне о кредитах. Помогите воплотить в жизнь мечту бедного курсанта, и будет вам счастье. Десять китов за то, что этот "кот в мешке" будет приписан ко мне.

Сейчас уже Бек выпучил на меня глаза.

— Какой кот в мешке? Ты вообще о чем?

— Так, давайте пошагово, — перехватил я инициативу. — Первое, перехватчик не лично ваш. Второе, с инженером я могу договориться и за 1000 кредитов. Третье, и самое важное, а ваша супер-пупер вундервафля вообще летает?

После моих слов господин старший техник принялся превращаться в злобного и страшного демона.

— Курсант, что вы себе позволяете!? Как ты смеешь сомневаться в моем профессионализме!

Опаньки, вот и слабое место нашего чудаковатого "самоделкина".

— Я устранил на сорок втором почти все "детские" болезни, емкостной ресурс бортового реактора при оптимальной настройке возрос на 15 %, тяга на двигателях увеличилась на 1.2 %. Кроме того, заменил покрытие брони перехватчика, ты не поверишь, сигнатура уменьшилась на 10 %.

— Господин старший техник! — первая попытка перекричать его окончилась неудачей.

— Если бы инженер не считал меня чокнутым и помог с расчетами и кредитами для покупки более современных модулей, то МиСlaw-42 можно было продать за десять миллионов кредитов. То есть в пять раз дороже, — он глубоко вздохнул, замер на секунду и продолжил: — По крайней мере, я, возможно, смог бы отдать все долги.

Его короткая, но пламенная обвинительная речь вызвала желание во всем разобраться, и как можно скорее. Может этот "чокнутый" местный Кулибин и его методика модернизации перехватчиков пригодится для моей родины.

— Чем вам помочь? — обратился я к замолчавшему технику.

— Чем мне поможет бедный курсант!? — Бек уставился на меня с вызовом.

На этот вопрос в моей черепной коробке в поисках ответа заметались беспорядочные мысли: "Ну, вот, что я полез со своей помощью, и вообще, что-то я слишком добрый сегодня, наверное, теряю форму, или пси-воздействие?"

— Шеф, внешней пси-атаки я не зафиксировала, — отрапортовала Умка.

"Какую линию поведения выбрать? Долго, долго думаю", — торопил я себя. — "Пауза затягивается. А, пусть буду странным мажором со связями", — решил я.

— Кредитов у меня немного. Все в деле. Зато у меня такие связи, что любой офицер может позавидовать. Имя Эдикен Октавий вам говорит о чем-нибудь? Вот видео, где мы сидим в ресторане и обсуждаем последние новости столицы. Надеюсь, вы поверили в мои возможности.

— Э-э-э… Но… зачем тогда…

— Организация, в которой состоят Эдикен Октавий и ваш покорный слуга, ищет талантливых людей и дает им шанс стать великими. Для начала я могу предложить вам базу "Инженер" вплоть до пятого уровня. Кроме того, если вы будете согласны, я перекуплю ваши долги с отсрочкой. Под протокол. Мы не занимаемся благотворительностью. Если ваш модернизированный перехватчик пройдет испытания в будущих космических боях за систему Сараказ, то мы поможем вам развернуть производство.

— Но здесь нет производственных мощностей!

— Видите ли, Бек, наша организация хочет предложить вам поработать в другом месте, конечно, на благо нашей Империи. Необходимо подготовить ВКС планеты Земля к отражению атаки пиратов или других агрессоров. Сейчас вы составите докладную записку о ваших пожеланиях. Укажите, какое оборудование и оплату труда вы бы хотели. Учтите, я не Дед Мороз. Ваши запредельные мечты выполнить не смогу.

— Так ваш проект не шутка?

— Забудьте, это была проверка ваших возможностей. Мне бы хотелось посмотреть на модернизированный МиСlaw-42, назовем эту модификацию, ну… Бек-01.

— Как мне вам обращаться?

— Барон, просто барон, но только один на один. Во всех остальных случаях зовите курсант Сильве. Необходимо соблюдать конспирацию.

— Если вы, барон, не против, завтра в первой половине дня приглашаю к тестированию перехватчика Бек-01, — старший техник по-военному повернулся и уже приготовился бежать.

— Подождите, — остановил я его и достал из кармана комбинезона обезличенный чип на двадцать китов. — Возьмите на мелкие расходы.

Бек схватил чип, молча кивнул и помчался, стуча магнитными подковками.

— Вот так, делаешь людям добро, а они даже словом не поблагодарят, — проворчал я голосом ворчливой старушки. — Вот и я стал шутить как мой отец. Верно говорят, "яблоко от яблони недалеко падает".

Вернувшись к инженеру и всучив ему сувенирный подарок, я договорился о замене моего перехватчика на новый. К моей радости он пообещал всяческое содействие старшему технику.

— Вот и ладненько, — обрадовался я. — Пойду договариваться к инструкторам. Пусть и на виртуальном перехватчике МиСlaw-42, но я обязательно должен полетать.

— Шеф, маяк Дарники сообщает, что она находится в районе таможни. Похоже, готовится к посадке на транспортник. — Прервала мои размышления Умка.

— Спасибо, моя Василиса Прекрасная, — поблагодарил я искин и побежал по маршруту, подготовленному ней.

Выскочив из лифта, я буквально столкнулся с кузеном Дарники. Он тоже очень спешил, но только в другую сторону. Наше столкновение могло показаться стороннему наблюдателю, как два друга крепко обнялись перед прощанием.

— О, барон! Ты все-таки пришел попрощаться! А Дарника переживала, что не придешь. — Эдикен вцепился в рукав моего комбинезона и попросил:

— Николас, нужна ваша помощь в качестве курьера. Мне очень нужно передать небольшой подарок. Возьметесь?

— Да, давайте, — не задумываясь ответил я.

В данное время меня беспокоил лишь один вопрос.

— Где Дарника?

Мне хотелось увидеть её как можно скорее.

Как раз в эту минуту краем глаза я заметил быстро бегущую к нам девушку и ощутил необычную радость узнавания любимого человека.

Я успел развернуться ей на встречу. Девушка нежно прильнула ко мне, обвила руками шею и быстро поцеловала в губы.

— Зачем ты послушал меня и оставил одну? — прошептала Дарника мне на ухо. — Мне так хотелось прикоснуться к тебе. Услышать биение твоего сердца.

— Это должен сказать тебе я, — шептал я в ответ.

— Помолчи. Я знаю, при расставании какая-то часть меня останется у тебя в сердце. Ну и пусть эта маленькая частичка будет напоминать тебе о наших чувствах. К несчастью, нам не дано изменить свою судьбу.

Я крепко прижал ее к себе, потом страстно стал покрывать поцелуями ее лицо. В какой-то миг я понял, что никакими ласковыми прикосновениями не передать свои чувства. Только пылкие слова любви скажут Дарнике всё. Но, как и все счастливые и прекрасные моменты, секунды нашего прощания незаметно истекли и были прерваны кузеном.

— Все, хватит миловаться! Дарника! Ты что творишь! Корабль улетит без нас! Это последний транспортник. Завтра начинается блокада и больше никто не вырвется из системы. Ты хочешь умереть вместе с ними?

Дарника с опечаленным вздохом отстранилась от моей груди и посмотрела в глаза.

— Прости меня. Мне нужно уходить.

Мы еще глядели несколько секунд друг друга, и я понял, что расстаемся навсегда. Я уже собирался сказать ей "прощай", но Дарника, посмотрев на мои руки, торопливо произнесла:

— Николас, ты еще не надел мой подарок? Где он? Дай его мне!

Вырвав из рук коробочку, Дарника ноготком подцепила крышку. Внутри коробочки на бархатной подушечке лежало небольшое колечко с красным, нет, уже синим камешком. Дарника взяла его и уверенно надела на мой безымянный палец правой руки.

Эдикен, так же, как и я, уставился на нее в полном недоумении.

Однако Дарнника опередила наши вопросы.

— Это не мое, — произнесла она довольно громко. — Вообще, это просто датчик чистоты воздуха. Если камень голубой, значит воздух чистый, иначе он темнеет.

— Эдикен, мой находится у моего жениха, что ты разнервничался.

Она еще раз поцеловала меня в щечку на прощание и пошла на транспортник, привлекая внимание мужчин изящной походкой.

— Ну, ты силен, она же айсберг! — прошептал Эдикен. — Со всеми холодна, а тут такие чувства. Вот, возьми чип. Отдашь майору СБ. Я тебе отметку о его местонахождения скинул.

— Такую сумму мне доверяешь… Не боишься? — спросил я, увидев золотистые полоски на банковском чипе.

— С майором шутить нельзя. Он очень серьезный человек. Найдет, и всё заберет в качестве моральной компенсации. И душу тоже.

В знак прощания мы пожали руки друг другу и прижались плечами.

— Я теперь понимаю, почему на вашей планете запретили целоваться на вокзале, — проговорила Умка, когда я подошел к лифту. — Из-за ваших обнимашек многие пассажиры могли опоздать.

— Так это в Париже. Французы, они такие странные. Запрещают поцелуи на перроне, но ставят открытые писсуары на улицах своей столицы. А вот в России запрета на поцелуи нет. В 70-80-х годах был даже перебор, руководители страны целовались в засос под телекамеры. Вот умора была! В СССР между людьми ходил следующий смешной анекдот. "Моя девушка — ну точно Брежнев! Что, такая же страшная?! Нет, целуется со всеми подряд!!!"

— Может тебе и смешно, а мне не до смеха. Это колечко пытается взломать мою операционную систему. Снимай его быстрее, — ударил по ушам противный крик Умки.

Моя жизнь всегда полосата как тигр. "Почему как тигр?" — спросите вы. Потому что следующую счастливую полоску приходится вырывать когтями и зубами у судьбы, и этот факт проверен и подтверждён моим жизненным опытом. Не успел я насладиться коротким и сладким отдыхом, как наступила полоса подстав и опасностей.

Вот и ещё одна пошла. Колечко за каких-то пять минут успело спрятаться под кожу и атаковало мою нейросеть. А я, как последний балбес, таращился на руку, открыв от удивления рот. Не ожидал я от Дарники такой гадости. Не ожидал…

Решение проблемы вспыхнуло как сверхновая звезда.

— Умка! Перейти в фоновый режим! Произвести загрузку с нейрокоммуникатора.

Изображение мигнуло, и перед глазами на "рабочем столе" появился знакомый мне логотип корпорации "Нейрком". Быстро она сообразила.

— Шеф, сработало. Вирус изменяет код операционной системы нейрокоммуникатора. Проверяю сигнатуру вируса. Это код древних! Фиксирую передачу сообщения на внешний адрес. Пришел ответ. Активность вируса снижена. Он перешел в фоновый режим, — обрадовано сообщила Умка. — Шеф, мне нужно около десяти часов для анализа и решения проблемы.

— Понятно. Отдам чип и пойду в каюту отсыпаться.

Три дня назад, помнится, я решил отдохнуть и развлечься. А сейчас я больше не хотел никаких приключений. Вот только майор СБ, к которому я заявился, решил иначе. Банковский чип сбешник взял, проверил сумму, поковырял ногтём золотистые полоски и удовлетворенно хмыкнул. А меня обработал армейским станером без всякой жалости. Помню, стоял, улыбался, и все.

Очнулся пристегнутым к кушетке и с каким-то прибором, прикрепленным к голове. Поблизости неизвестный мужским зычным голосом выкрикивал непристойные ругательства, поражавшие своим разнообразием. Я затаился, собираясь с мыслями. Внезапно раздавшийся в голове голос Умки заставил меня вздрогнуть.

— Шеф, очнулся? Лежи, не двигайся. Сейчас им не до тебя. У них оборудование отказывается работать. Техников вызвали, а они ничего понять не могут. Майор своими дикими воплями совершенно оглушил техников, полностью парализовав их мозг вместе с нейросетями.

— Умка, объясни мне, что случилось?

— Служба безопасности хотела провести ментосканирование, пока ты находился в бессознательном состоянии. Однако майор в начале приказал подключить сканер нейросетей к разъему, чтобы снять у тебя все данные. Да вот неудача, вирус проснулся и утопил Муму.

— Какую Муму? — не понял я.

— Название вируса в каталоге Содружества ГеR АС I м. Теперь понятно? Майор дал распоряжение подключить еще один сканер. "Герасим" и его утопил. Очень кровожадный тебе попался вирус. Я поняла, почему у вас говорят, что "бог троицу любит". Двух предупреждений майору не хватило, и он все же приказал провести ментосканироване.

— Что, "Герасим" ментосканер тоже утопил?

— Хуже, ментосканер послал сообщение внешнему адресату об изменении в коде программного обеспечения. Я так понимаю, майору не стать полковником после того, как угробил аппаратуру строгого учета. Дальше стало ещё интересней. Он запросил у искина станции видео твоих перемещений за последние сутки и очень удивился твоим дружеским обнимашкам с племянником сенатора. Его крик достиг максимума при просмотре твоего прощания с Дарникой. Майор очень опечален, что заинтересовался тобой. Слышишь, он голос сорвал?

Действительно, рев прервался на самой высокой ноте и я попробовал освободиться от аппаратуры на моей голове.

— Очнулся, красавец? К общению готов? — раздался хриплый голос майора.

— А по-хорошему поговорить нельзя? — раздраженно задал вопрос я и попробовал подняться. Кушетка заскрипела, но выдержала мой яростный напор.

— Я — законопослушный гражданин Содружества и всегда готов к сотрудничеству с властями, — примирительно продолжил я, убедившись в невозможности порвать ремни.

— Подожди минутку, — попробовал успокоить меня майор. — Сейчас сканер проверит, все ли в порядке у тебя с головой. Такой здоровый курсант, и потерял сознание у меня в кабинете. Напугал ты меня. Переволновался или контузия?

— Контузия. Я вас попрошу, не говорите никому. А то забракуют медики, — прикинулся я дураком.

— Да как я могу подвести друга Эдикена! — аппарат на голове громко пискнул мне в ухо. — О, проверка окончена, да вы здоровы! Ещё секунду потерпите, нужно техников пригласить, — заявил майор.

— Это не майор, а какой-то круть-верть, — вставила своё слово Умка. — Как он лихо всё повернул. Теперь ты должен молчать, если летать, конечно, хочешь.

Майор вернулся быстро, и не один. Защелкали разъемы и с мой головы осторожно сняли прибор. Сосредоточенный техник осторожно поднял аппарат и исчез за дверью. Майор строго на меня посмотрел и приступил к допросу:

— Николас Сильве, так вас зовут, курсант?

С трудом поднявшись с кушетки, я вытянулся по стойке смирно и рявкнул:

— Так точно, господин майор.

— На вас жалоба поступила от инженера вашей эскадрильи. Вы, курсант, вывели из строя перехватчик!

— Никак нет, господин майор. Я провел тест и обнаружил, что мой перехватчик не готов выполнять боевые задачи. О чем и доложил инженеру. Как внештатный агент СИБ требую проверить компетентность инженера эскадрильи! — от моей последней фразы у майора дернулся правый глаз. Столько потрясений за один час гарантируют нервный срыв любого, даже подготовленного человека.

— Обязательно проверим, коллега. Скажите, курсант, кто вам установил нейросеть?

— Господин майор, это моя беда. ЧВКН, где я служил наемником, при установке нейросети забыли извлечь нейрокоммуникатор. Теперь при подключении любой аппаратуры к моему разъему происходит сбой, вплоть до поломки подключенного прибора. Доктор Жоржен обещал мне помочь. К сожалению, взяв аванс пятьдесят китов, исчез. Вы поможете мне его найти?

— Смешной ты, курсант, очень многие влиятельные люди интересуются доктором. Хочешь заработать миллион? Найди Жоржена.

— Миллион? — спросил я, изобразив в голосе удивление. — Знать бы ранее… да я его…

Увидев мое огромное желание заработать, майор похлопал меня по плечу.

— Молодец, курсант! Найдешь доктора — пиши мне на почту на имя Серг Дешеева. Мы его быстро упакуем в подарочную коробку и сдадим по назначению, — сказав это, майор без объяснения выпроводил меня из кабинета.

В коридоре я протоптался целых пять минут, не зная, что делать. Ничего удивительного, после, пусть и не удачного, ментосканирования моя голова работать отказывалась. Умка не могла мне помочь. Все ресурсы она бросила на расшифровку сигнатуры вируса. Моя мстительная мыслишка направила ноги в гости к инженеру. Я его нашел сидящим в маленькой каморке с мультитестером в руках. В этот раз он не улыбался мне. Мы играли в гляделки несколько секунд, а потом он сдулся как воздушный шарик.

— Вижу, вы мне не рады? — задал я риторический вопрос. — Угрожать и требовать извинений не для меня. Вот если на вас будет жаловаться Бек, что вы саботируете его просьбы, тогда я воспользуюсь своим правом офицера СИБ и закатаю вас на астероид шахтером. До встречи!

Удовлетворенный реакцией инженера, я развернулся по-военному на каблуках и вышел вон из тесной каморки.

"Самое главное, это внести смятение в лагерь противника", — советовал товарищ Бендер. Что ж, такой пройдоха плохого не посоветует.


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март. Часом позже

Инженер уже полчаса тупо тыкал мультитестером в электронную плату технического дрона. Работа не шла. Щемящее чувство беспомощности перед наглым курсантом он давно не испытывал. Гордыня взывала отомстить, несмотря на то, что исход мог быть летален. Он тряхнул руками, словно сбрасывая с них свое мрачное настроение.

Подумал секунду и нажал на рабочем столе иконку с надписью "Хитрый лис".

Его друг детства хоть и проигрывал ему интеллектом, но всегда на шаг был впереди. Он отличался каким-то невероятным чутьем и всегда выпутывался из любой ловушки с прибытком. Невероятно, но год назад, когда СИБ прессовала всю станцию за попытку покушения на императорскую семью, "Хитрый лис", тогда еще капитан, сумел убедить следователей, что это он вскрыл преступную группу, готовившую трагическое преступление против империи. За что получил чин майора и медаль.

Иконка развернулась и показала немного грустного майора.

— Приходил к тебе этот наглый тип? — с хрипотцой спросил майор. — Морду бил?

— Нет, попросил не обижать обслуживающего его перехватчик техника, — почему-то инженер не захотел посветить Серга в детали разговора с курсантом. — Он правда к вашей конторе приписан?

— Подвела тебя чуйка, Якв? И меня подставил. У него нейросеть защищена по высшему классу. Подключаешься без разрешения, а там вирус такой, что ни один антивирус не берет. Попробовал ментосканирование провести, и снова не удача. Он как будто издевался надо мной. Специально показал, как дочка сенатора надевает ему кольцо.

— Он помолвлен с дочкой сенатора Октавия? — удивился инженер.

— Неизвестно. Осведомители совершенно обнаглели. Ни ответа ни привета от них не дождешься. Ты постарайся угодить этому выскочке. Вдруг это имперский проверяющий. Есть у меня идея, как избавиться от него, не привлекая внимания.

Майор повернулся спиной и сеанс закончился.

— Если "Хитрый лис" советует прогнуться, скорее всего, нужно послушаться.


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март. Утро следующего дня

После беспокойного дня я крепко спал всю ночь без снов и виртуальных уроков Улии Воинственной. Проснулся от приятного голоса Умки.

— Вижу, ты проснулся в хорошем настроении. Есть повод?

— Я знаю секрет успеха в жизни — быть всегда в хорошем настроении! Чем порадуешь своего хозяина, красавица?

— "Герасим" блокирован в нейрокоммуникаторе. Можно идти и сдавать на сертификат пилота средних кораблей.

— Умка, ты мне гарантируешь, что он не утопит виртуальный тренажер, как предыдущую аппаратуру? — поинтересовался я.

— Я почти научилась контролировать вирус. Кольцо и нейрокоммуникатор синхронизируются через контролируемый мною шлюз, — пояснила Умка.

— Ты подменяешь код?

— Так точно, шеф! — шутливо прокричала Умка.

Сходив на камбуз и пообедав, я через час был в учебном классе, готовившем пилотов. Перед сдачей экзамена на сертификат требовалось сдать зачет по ручному пилотированию. Для этого отводилось более четырёх часов полета на виртуальном тренажере под присмотром опытного инструктора. Затем астронавигация и выматывающий двухчасовой заключительный экзамен. День подходил к концу, когда я прошел все испытания на максимальный балл. В карту пилота была занесена соответствующая запись. С этого момента я стал сертифицированным пилотом средних кораблей 4 уровня.

Обрадованный, я быстренько спустился на лифте и побежал смотреть свой новый перехватчик. Резкими взмахами руки я распугал весь технический персонал, встретившийся на моем пути. Оставшиеся сорок метров прошёл не спеша, пытаясь заглушить волнение. К изумлению, вокруг моего перехватчика толпилось около двадцати курсантов. Они спорили между собой, бросая друг на друга острые, как лазерные лучи, взгляды. Прислушавшись, я вскоре понял, что речь идет о моем перехватчике. Каждый из собравшихся курсантов предъявлял на него свои права, заявляя во всеуслышание, что он лучший в пилотировании или по другому предмету.

Тихонечко приблизившись, я не стал доказывать, что эта машина со вчерашнего дня приписана к моей карте. Когда их спор начал перерастать в кулачную потасовку, я написал Беку в личку, чтобы он на пять минут сходил, пообщался с инженером.

— Господа курсанты! — обратился я, увидев, что Бек удалился. — Кто-нибудь тестировал этот пепелац? Разрешите мне прогнать тест?

Курсанты, поспорив немного, дали "добро" на проверку.

Запрыгнув внутрь кабины перехватчика, я вызывал командную строку и ввёл "КОМ- УПР4 %СБР2@". Результаты теста, как и ожидалось, были очень плохие. Подтерев быстренько первую строку, где сообщалось, что это список устраненных неисправностей, я переслал лог-файл всем желающим.

Следующее объявление шокировало претендентов на мой перехватчик и уменьшило их количество до пяти человек.

— Господа, я предлагаю скинуться на ремонт перехватчика по десять китов. Желающие могут перечислить кредиты в благотворительный фонд, направленный на поддержку технической службы.

Как и ожидалось, после некоторой заминки большая часть курсантов незаметно исчезла.

— Господа, господа, куда же вы? — вопрошал я трагическим голосом.

Посмотрев на оставшихся претендентов просящим взглядом, продолжил:

— Друзья, из-за того, что нас покинули бесчувственные личности, сумма взноса увеличилась до сорока тысяч кредитов. Тех, кто сможет удвоить сумму пожертвования, мы занесем в книгу почета и на борт перехватчика нанесем его имя.

Я искалеченный подранок
С подбитым сломанным крылом.
Пытаюсь снова в небо взвиться,
Чтобы резвиться в просторах вакуума Вселенной.

Пока я пытался зарифмовать предложение, туманным взором уставившись в потолок, все разбежались. Рядом осталась только одиноко стоящая девушка-курсант, которая глядела на меня во все глаза с большим интересом.

— Госпожа, — обратился я к ней, — вы являетесь победителем гонки на выживание. Вы согласны…

— Нет! Нет! Нет! — крикнула она звонким голосом, от которого у меня в голове зазвенели тысячи маленьких колокольчиков. — У меня нет таких денег!

— Тогда для чего вы здесь находитесь? — с насмешкой спросил я.

— Меня направили следить за техсостоянием перехватчика, — продолжила она испуганно.

Взглянув на неё повнимательней, я разглядел знакомые черты — изгиб чёрных бровей, большие нежные глаза, струящиеся по плечам волосы насыщенного медового цвета с солнечными янтарными бликами.

— Это подружка патата. Он рассказывал о ней в клубе "Звезда странника", но тебе было некогда, — обвиняюще сообщила Умка.

— Я знаю тебя! — воскликнул я. — Ты Соллар, подружка моего друга. Он так много о тебе рассказывал.

Мое многословие прервал вернувшийся Бек.

— Кто-то выложил в сеть хвалебную оду о моем фрегате, — возмущенно оповестил меня техник. — Не ты!?

Хмурый вид не предвещал ничего хорошего. Спасла ситуацию девушка:

— Это я похвасталась своим назначением, но почему они все надумали прийти? Не понимаю.

— Да что тут понимать? Всем захотелось полетать на фрегате нового поколения. Мне неясно только одно, почему они разбежались?

— Мои стихи услышали. Почитать? — с легкой хитринкой спросил я.

— Ты хочешь, чтобы и я ушел? — ответил Бек. На его лице мелькнула озорная улыбка.

— Лучше я помолчу. У нашего звена по плановой таблице завтра утром назначены полеты в ближней зоне станции. Вы мне разрешите совершить вылет на перехватчике?

— Машина прошла всё необходимое обслуживание и готова к вылету, молодой человек. Забирайте девушку и идите отдыхать. Я немного поработаю, пока инженер добрый и разрешает пошарить по сусекам станции. Идите, идите, — старший техник буквально вытолкал нас из ангара.

— Проводи меня до столовой, — сказала Соллар и направилась в сторону лифта.

— О, разве мне в тягость прогуляться с девушкой по станции, разговаривая и смеясь? — набегу воскликнул я.

Приобняв Соллар и не давая опомниться, я повел девушку по более длинному пути.

— Шеф, — огорошила меня Умка, — маленький совет, не ходи с Соллар никуда. У неё патологически ревнивый парень, и он твой друг.

Ревность — опасное чувство. Она толкает человека на ужасные поступки. Но бросить девушку на полдороге в сильнейшей степени моветон. Решение пришло мгновенно, я остановил девушку и вызвал Патата по сети. Как только его лицо появилось в окне на рабочем столе, я выдал приготовленную фразу:

— Привет, подходи к столовой. Познакомлю с хорошеньким техником, которому я доверил свою боевую машину.

— Симпатичная?

— Не то слово, тебе она точно понравится, — задорно рассмеялся я. — Давай быстренько к нам.

К столовой мы пришли на почтительном расстоянии друг от друга. Несмотря на это, прогулка оказала на меня поистине целительное действие, ушло напряжение последних дней, жизнь расцвела новыми красками.

Патат, подойдя к нам, напыщенно произнес:

— Я сердце отдал Соллар на хранение. Так что можешь доверить ей свой перехватчик смело.

"Круто завернул", — подумалось мне. — "Похоже, сильно он на нее запал".

Поужинав под их любовный лепет, я невольно начал чувствовать себя "третьим лишним". Чтобы не докучать воркующим голубкам, я пожелал им доброго вечера и отправился спать в кубрик.

Такой интересный день завершился встречей с моим добродушно улыбающимся ночным кошмаром. Улиия Воинственная полагала, если она мне позволила отдохнуть прошлой ночью, то, значит, я обязан потрудиться в двойне.

— Курсант, вот-вот начнутся боевые действия в космосе. В связи с этим мы продолжим ускоренное обучение по зарекомендовавшей себя методике. Вы должны почувствовать на собственной шкуре, что в стрессовой ситуации тело умнее разума. Подключая ресурсы подсознания, тело само, без команды разума, будет действовать так, как требует текущий момент. Оно само включит интуицию, высвободив реакцию зверя, который в тебе сидит. Твоя задача — научиться контролировать проснувшийся звериный инстинкт. Во время тренировок мы отрабатываем различные стресс-программы пилота в виртуальном мире, которые в реальной жизни встречаются очень редко. Цель моего издевательства — подготовка вас, курсант, к любой опасности в настоящем мире.

После ее назидательного выступления у меня появилась лишь одна мысль в голове — меня будут убивать всю ночь. Что и случилось уже через пять секунд после ее последней фразы.

Вам приходилось отбиваться от стаи бездомных собак? А мне случалось. Пять лет назад я решил заглянуть на расположенный за чертой города заброшенный завод. Едва я пролез в дыру полуразрушенного забора, как на пустыре стая собак быстро и решительно взяла меня в кольцо, отсекая от забора. Они кружили, постепенно приближаясь ко мне. Я пытался отпугнуть собак громким криком и старался не показать, что испытываю страх. Сосредоточив внимание на самом опасном, как мне казалось, и крупном кобеле, я пропустил атаку со спины. Пес, слегка укусив меня, тут же отскочил, и мой ответный удар мести пропал впустую. Резко развернувшись, я подставил свою спину для нападения другой собаки. В этот раз от укуса по ноге потекла кровь. Паники не было, только досада на свою глупость. Меня спас решительный прорыв к забору, где я, подобрав обломок доски, повернулся лицом к стае. Свора потеряла ко мне всякий интерес и молча поплелась за вожаком.

Кто бы мог подумать, что пройдет несколько лет и мне пригодится опыт выживания в схватке со стаей бездомных собак. Я понял это с первой секунды моего переноса в виртуальную реальность. Урок, приготовленный Улией, должен был научить меня выживать в схватке с эскадрильей пиратов. Вот только вместо забора я должен был прорваться к астероидному полю и спрятаться среди осколков.

Моя первая попытка прорваться в лоб, как и ожидалось, была безуспешной. Однако, благодаря этому, мне удалось выяснить их возможности и вооружение. Второй раз я направил свой фрегат в противоположную сторону от пиратов и неожиданно оказался в центре пиратской своры. Мне даже удалось сбить три корабля. После чего мой фрегат разобрали на запчасти лазерными пушками, забыв меня извлечь. За этот финт я получил предупреждение от своей мучительницы и увеличение восприятия боли на один процент за каждые десять минут схватки. Пираты как будто почувствовали, как мне больно умирать, и старались вовсю. Мой разум мутился от нестерпимой боли при очередной смерти. Внезапно жар охватил руку. Огненная волна прокатилась по всему телу от головы до кончиков пальцев на ногах. Я увидел, как большой поток энергии растекался от кольца Дарники по всему организму. Время потекло медленней, ушла нестерпимая боль, и я ощутил готовность свернуть горы.

Я сразу понял, что судьба даёт мне шанс поквитаться с пиратами.

Однако благодаря этому мне удалось выяснить их возможности и вооружение.

Второй раз я направил свой фрегат в противоположную сторону от пиратов и неожиданно оказался в центре пиратской своры. Мне даже удалось сбить три корабля. После чего мой фрегат разобрали на запчасти лазерными пушками, забыв меня извлечь.

За этот финт я получил предупреждение от своей мучительницы и увеличение восприятия боли на один процент за каждые десять минут схватки. Пираты как будто почувствовали, как мне больно умирать, и старались вовсю. Мой разум мутился от нестерпимой боли при очередной смерти. Внезапно жар охватил руку. Огненная волна прокатилась по всему телу от головы до кончиков пальцев на ногах. Я увидел, как большой поток энергии растекался от кольца Дарники по всему организму. Время потекло медленней, ушла нестерпимая боль, и я ощутил готовность свернуть горы.

Я сразу понял, что судьба даёт мне шанс поквитаться с пиратами.

Нужно лишь отрешиться от прошлых поражений и начать парад побед с чистого листа. Если до этого я мечтал прорваться к астероидному полю, то сейчас во мне горело желание уничтожить всех. Маленькая военная хитрость поможет мне в этом. Не раздумывая, я послал корабль вперед. Фрегат вздрогнул и молниеносным прыжком рванул вперед, послушно выполняя мой приказ. Противно засвистел гравикомпенсатор, спасая меня от перегрузки. Сильная машина за несколько секунд преодолела расстояние, разделяющее меня с пиратами. Я сбросил противокорабельные ракеты (ПКР) в режиме активной мины и тут же замаскировал их пакетом пассивных помех (ПП). Дипольные отражатели в виде полосок из фольги либо отрезков металлизированного стекловолокна делали пакет ПП самым эффективным среди недорогих аналогов. Я сделал разворот и приступил к маневрированию, стараясь заманить эскадрилью пиратов в ловушку. Они медлили. Нет, всё-таки решили познакомиться поближе. От стаи пиратов в мою сторону направилась четверка смельчаков. Что ж, так даже лучше. Месть нужно кушать маленькими кусочками. «Сократить дистанцию до противника», — мысленно отдал я себе приказ.

Они думают, что если их больше, то они сильнее. А вот и нет. Бросая машину из стороны в сторону, меняя векторы направления, я приблизился на дистанцию выстрела. Мне всегда нравился бой в клинче, когда близко прижавшись к противнику, я наносил короткие и злые удары в голову, в открывшееся правое подреберье, снова в голову, и ни в коем случае не позволяя противнику разорвать дистанцию.

Завертевшаяся карусель ближнего боя вытеснила мою злость и наполнила душу радостью маленькой победы. Моя машина была чуть быстрее и чуть маневреннее пиратских кораблей. Но в бою, когда время для меня растянулось, это просто чит-код! За сотую долю секунды уклониться от несущих смерть лазерных лучей и выстрелить в ахиллесову пяту корабля пирата, наслаждаясь полыхающей сферой вновь родившейся звёзды.

Бой закончился быстро. Но на подходе ещё двенадцать кораблей. Моя хитрость удалась, на разборку с зарвавшимся чужаком пираты полетели через ловушку. Подаю сигнал активации ПКР. Спустя несколько секунд космос осветился вспышками. Это ракеты выполнили мой приказ и уничтожили несколько кораблей пиратов. Не дожидаясь появления выжившего противника, я рванул навстречу. Чит-код все ещё действовал, поэтому расправиться с ними не составляло труда. Game Over.

Урок закончился, а воинственная злодейка Улия так и не появилась. «Может у цифровой вредины совесть проснулась?» — это была последняя мысль перед тем, как я провалился в глубокий сон.

Я стоял у беседки на холме, обвитой виноградной лозой и разговаривал с прекрасной незнакомкой. Она ничуть не стеснялась меня, хотя была одета в кружевную ночную сорочку розовой расцветки. Странная девушка. Да и требования у неё странные.

— Ты мой раб! Ты обязан подчиняться моим требованиям!

В ответ я хохотал и крутил у виска рукой, чем ещё сильнее злил её. Вначале она топала своими изящными ножками, а потом вообще бросилась в драку со мной.


Глава 6. Лихая переделка

Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Юлия Друнина.

Противный вой сирены, звучащий в моей голове, не позволил досмотреть сон с буйной прекрасной незнакомкой. Он, как и все сны, растворился в заботах нового дня. По привычке соскочив с кровати, я уставился на огромное мигающее сообщение: «Боевая тревога. Построение в 07:00».

Подтвердив получение приказа, я быстро оделся.

Судя по всему, у меня уйма времени. За тридцать минут, отведённых для прибытия на построение, можно немного перекусить.

«Тревожный» скоростной лифт доставил меня в огромный ангар на нижней палубе. Почти все курсанты нашего взвода стояли на общем построении. На их лицах я увидел выражение печальной тревоги. Все как-то притихли, не было слышно ни смеха, ни шуток.

В мрачной тишине прозвучало короткое выступление командира учебного заведения.

— Господа, ваше обучение окончено, вам всем присваивается звание и выставляются отметки в карте об окончании наших учебных курсов. Передаю слово вашему командиру. капитану первого ранга.

— Здравствуйте, господа офицеры и сержанты!

— Здравия желаем, господин капитан первого ранга! — хором, но вразнобой поприветствовали мы его.

— Сегодня неизвестные наемные войска блокировали нашу систему и выдвинули требование сложить оружие и сдаться на милость победителя. Но они ошиблись, и мы это докажем. Мы прорвем блокаду и уничтожим захватчиков. С этой минуты каждый из вас является защитником женщин и детей нашей планеты. И элитой Вооруженных Сил нашей системы. На вас надеются все люди планеты Март. Не подведите их.

После пламенной речи капитана первого ранга подали команду разойтись. Старших офицеров пригласили на расширенное совещание. Длилось оно около получаса, но имело очень значимое последствие для пилотов. Нам было приказано поочерёдно звеньями заступить на шестичасовое боевое дежурство.

Боевое дежурство является выполнением боевой задачи. Поэтому в пилотских ложементах перехватчика постоянно находилось одно дежурное звено. По уставу ВКС дежурившим пилотам нельзя было ни спать, ни играть. Это вынужденное шестичасовое бездействие вызывало у них ужасное уныние. А мне испортило настроение как раз нехватка времени. Во время дежурства я потратил много сил и нервов, но так и не смог запустить процесс передачи энергии из кольца. Как я ни старался, как ни просил, оно молчало. Вновь проснулось кольцо, только когда мне потребовались силы, чтобы выжить в опасной для жизни ситуации.

Я попал в четвертое звено третьей эскадрильи, и нам по графику дежурств необходимо было находиться в своих каютах. В случае тревоги мы обязаны были прибыть к своим машинам в течении десяти минут и произвести вылет.

Призывный сигнал тревоги прозвучал в час собачьей вахты[12]. Повинуясь ему, я летел как стрела к своему перехватчику, вверяя ему свою жизнь от старта и, если повезет, то до посадки в своем доке. Буквально упав в пилотский ложемент. Выполнив предстартовую проверку систем, на которую согласно инструкции отводилось буквально минуты, Николас сообщил о готовности перехватчика. Вот прозвучала команда на вылет.

— Звену № 4 к вылету приготовиться! Готовность — тридцать секунд!

— «Сокол-30», к бою готов!

— …

— «Сокол-33», к бою готов! — ответил я.

Хотя тактик и так получал доклад от искина МиСlaw-42, мы обязаны были дать устный доклад о готовности. Это было не только прихотью психолога, оказывающей влияние на сознание пилота. Данной традиции было более тысячи лет в империи Антран.

На панели вспыхнули зеленые цифры, отсчитывающие последние секунды до старта. Раздался звуковой сигнал и мощные катапульты начали разгон моего фрегата. Несколько секунд, и пятерку перехватчиков выбросило в космос, открыв взору пилотов яркие звезды, прокалывающие черное покрывало бесконечности. Когда перед моим взором загорелся сигнал к старту, я запустил ускорители. Скорость увеличивалась с головокружительной быстротой, перенеся меня на сто километров ближе к противнику. На связь вышел тактик и указал вектор атаки звена и распределил цели. До встречного боя остались секунды ожидания, каждая из которых показалась мне длиной с час. Чуть в стороне умирало в стремительной карусели космической схватки дежурное звено.

Наша четвертая пятерка должна была связать боем штурмовики и не допустить высадку абордажных команд на станцию. Противник был далеко не дурак и в нашу сторону, маневрируя на огромной скорости, уже двигалась волна едва заметных отметок, помеченных на радаре красным. Искин по сигнатуре легко опознал штурмовики с десантом и перехватчики империи Амарр, прикрывающие их.

В эфире прозвучала команда.

— Огонь по готовности!

— Есть, огонь по готовности!

Неожиданно даже для нас вблизи вышли из невидимости два легких эсминца. Сверкнув залпом орудий и выпустив торпеды по приближавшимся врагам, они вновь спрятались от наших радаров. А наша пятёрка осталась среди разозленных врагов.

— Держать строй! — прокричал командир звена.

— Не дайте войти в мертвую зону! — раздался приказ тактика.

Ослепительная вспышка расцвела впереди и из облаков бурлящего газа вывалились обломки нашего ведущего, ударив по моему щиту.

Мой корабль резко закрутило вдоль оси, а щит просел на девяносто процентов. Генератор защитного поля запищал, восстанавливая щит.

— Кирдык! Следующая мина моя, — прошептал я и тут же заорал. — Мины прямо по курсу! Открыть противоминный огонь! Беру командование на себя! Делай как я!

Веерный залп прямо по курсу расчистил нам дорогу от мин. Несколько из них вспухли клубами огня, как бы показывая нам безопасный путь. По этому пути остатки звена прошли через минное заграждение быстро и без потерь. Неожиданно для себя мы вынырнули во фланг противника и вошли в него как нож в масло. Маневр уклонения, выстрел, выстрел. Обломки взорвавшегося фрегата цветами радуги вспыхнули на моем восстановившемся щите. В пылу боя я и не заметил, что чит-код снова в работе. Для меня корабли противника двигались медленнее, чем обычно, словно сонные мухи. Уничтожив третью машину наемников, я начал подозревать, что мне помогает кольцо. Жаль, противник разбежался в разные стороны, а штурмовики, увидев бесперспективность прорыва, вернулись на БДК[13].

Обучение у Улии Воинственной не только мне пошло на пользу, но и спасло наше звено.

Пришла команда от тактика вернуться и пилоты с неохотой подчинились. Они почувствовали вкус победы, да и адреналин, бушующий в пилотах, требовал продолжения схватки. Поэтому их залихватская посадка в док закончилась небольшими авариями.

Я обессилено развалился в ложементе, ожидая, пока мой фрегат перетаскивают в ангар. Понадобилось несколько минут, чтобы собраться с духом. Прилагая максимум усилий, я буквально выпал из перехватчика. Пол и стены ангара качались. Трудно было устоять на ногах.

«Неужели от усталости?» — мелькнула мысль. — «А может кто-то ангар раскачивает? Ничего так повоевал».

Мой техник уже хлопотала вокруг перехватчика. Дроны под ее управлением раскрыли внутренности боевой машины и меняли различные блоки. Соллар повернулась и вопрошающе посмотрела в мою сторону.

— Все нормально, рисуй три звезды, — устало произнес я и махнул рукой. — Пойду отдыхать.

Еле-еле волоча ногами, я с трудом выполз из ангара. Голода не чувствовалось, единственным желанием моего организма было дойти до постели и уснуть.

Приняв гордый вид и добавив выражению лица оттенок торжества и непобедимости, я не спеша начал перемещать свое тело к лифтовой площадке.

После боевого вылета положено восемь часов отдыха. И я всё это время проспал.

Во сне снова явилась незнакомка. Девушка держала спелую виноградную гроздь в руках и красивым жестом отправляла в рот виноградины одну за другой. Незнакомке было около шестнадцати лет. На меня она смотрела прежним строгим взглядом. Ветерок перебирал складки мягкого шёлкового пеньюара, отделанного нежно-розовым кружевом.

Вспомнив прошлый сон, я решил подшутить над ней.

— Моя королева, — я упал на колени и низко склонился, — приказывайте.

— Ползи ко мне, раб мой, — произнесла она чуть слышно.

Я и рад стараться. Быстро перебирая коленками, я приблизился к ней. Совершив ещё один поклон, я вытянул руки и ловко схватил ее за щиколотки. Через мгновение она была в моих объятиях и раненой птицей пыталась вырваться из рук.

— Ещё раз назовёшь меня рабом, и я рассержусь не на шутку, — прошептал я в ее маленькое ушко. — Тебе понятно, «моя королева»?

Девушка замерла и тихонько-тихонько кивнула несколько раз.

— Хочешь, я познакомлю тебя с девочкой, которая была в рабстве? На ее прекрасном личике выжгли тавро хозяина. Она расскажет тебе, как это быть рабыней, — произнеся эти слова, я не решился сразу отпустить девушку, вспомнив её буйный нрав.

«Но если сейчас не отпустить незнакомку, потом будет гораздо тяжелее», — пришло на ум само собой.

Обнимая девушку, я слышал, как часто бьется ее сердце, видел, как расширились от испуга зеленые глаза, как под её бархатной кожей на шее бьётся жилка. Она была такой прекрасной, что я боялся влюбиться. Внешне незнакомка удивительно напоминала девушку моей мечты.

— Сейчас я разожму руки, и мы на два шага разойдёмся в разные стороны. Хорошо?

Она молча кивнула головой, давая понять, что согласна.

Едва я разжал руки, как она туманной дымкой растаяла в воздухе, оставив меня одного с думами. Что это было?

Сон прошел, а мысли остались. Умка, зараза, в последнее время всё больше молчит. Ни советов, ни наставлений. Да и я хорош! Забыл про свою верную Василису Премудрую. Пора нам вместе разобраться с событиями, произошедшими в последнее время. Дарника, кольцо, вирус, незнакомка… Интуитивно я чувствовал, что это все звенья одной цепи. Надо сказать, мне были пока неясны цели и мотивы, но множество деталей выстроились в единую картину.

— Детектив! — прошептал я. — Как-то все слишком сложно, без пол-литра не разберёшься. Буду действовать по порядку! Умка! Ты где пропала? Консультация нужна.

— Шеф, в данный момент вирус проводит атаку на мою вычислительную систему.

В этот миг мне в голову неожиданно пришло озарение, заставив замереть сердце. Мое рабство реально. Вирус возьмёт под контроль нейросеть и на моем лице эта милая девочка выжжет тавро. Она заставит меня ползать не только на коленях, но и на брюхе, извиваясь в приступах боли, от которой не возможно никуда сбежать. Никто не сможет долго сопротивляться пыткам, мой личный мучитель Улия сумела доказать это много раз. И со временем я стану покорным рабом не только телом, но и душой.

Внутри всколыхнулась и прокатилась по моему сознанию волна ненависти. Мой лоб от внутреннего напряжения покрылся бисеринками пота и кольцо отозвалось.

Безымянный палец раскалился как уголек и небольшой комок энергетической субстанцией побежал по моей руке, окончив свой путь в районе затылка. В голове как будто произошёл взрыв, ударив по глазам яркой вспышкой, и сознание померкло.

Очнулся от громкого крика Умки.

— Николас, что это было? Нейрокоммуникатор умер. У меня чуть параметры настройки не обнулились. Я давно тебе предлагала установить комплект «Апгрейд3А». А ты — опасно, опасно. Вот если бы ты послушал меня, с нами такого не случилось. Но ты всегда поперек, всегда по-своему поступаешь.

Я недоуменно прислушиваюсь к девичьему трёпу. Что это с моим послушным искином? Может действительно настройки слетели?

— Шеф, у меня плохая новость. Нам не получить сертификат об окончании академии. Адмирал Улия Воинственная отформатировала себя, зато у меня появились дополнительные вычислительные мощности. Сейчас моя поведенческая программа приближена к поведению женщины на 94 %. Шеф, вас вызывает к себе командир эскадрильи. Уровень срочности первый.

— Умка, хватит трепаться! — осадил я искин. — Тебе не идет дурочкой прикидываться. Укажи на карте путь и доложи о случившемся.

— Шеф, представь, вот такой я бы стала после сброса настроек, — голосом строгой училки заявила она. — Докладываю. Пси-имплантат отразил атаку примерно на 89 %. После энергетического пси-удара процессорная шина нейрокоммуникатора не отвечает. Данные и вирус стерты. Улия Воинственная, действуя по инструкции № BIS435342, предприняла попытку форматирования системы. Антивирусная программа не позволила ей отформатировать всю систему, но Улия сумела провести форматирование своего блока памяти. Кольцо не отвечает ни на какие запросы. Необходимо взломать или уничтожить его. Для этого требуется дешифратор и взломщик.

— Остановись, приказываю провести поиск артефактов подчинения и случаи взлома нейросетей с этой целью, — дал я команду.

За время её доклада я успел одеться и добежать до ближайшего лифта. Мне нужно было за оставшееся время принять вид сосредоточенный и придурковатый, чтобы начальство не нагрузило меня сверх меры различными делами.

Наш командир эскадрильи на первый взгляд выглядел эдаким простачком. Невысок, слегка полноват, с простым, не аристократическим лицом. Вот только в последнем бою он сбил пять вражеских перехватчиков, о чем меня просветила Умка.

Поэтому подходил я строго по уставу, чтобы подчеркнуть, как уважаю его, и уже набрал воздуха в грудь, чтобы доложить о себе. Но командир эскадрильи взмахом руки остановил доклад и молча указал на стул. Когда я сел, он цепким взглядом посмотрел на меня и вывел на 3D проектор самый захватывающий кусок записи, где наше звено в смертельной карусели плело причудливое кружево боя.

— Прекрасная схватка для бывшего курсанта. Три сбитых перехватчика в первом бою, мои поздравления.

— Будут раздавать плюшки, — обрадовался я.

— Жаль, вас забирает к себе СБ. Я послал докладную на командира части, чтобы вас оставили на время боев, но пришёл отказ. По своим каналам я смог узнать, что за вас лично просил майор Дешеев. Зная его, хочу посоветовать, попробуйте любым способом отказаться.

Выйдя из кабинета, я сразу послал вызов полковнику, взявшему шефство надо мной по заданию куратора.

Он, выслушав меня, приказал:

— Николас, срочно зайдите ко мне и ни в коем случае не отказывайтесь от задания.

Пара минут быстрой ходьбы, и я уже сидел в кабинете полковника, разглядывая приказ из центра, подтвержденный кодовым словом. Там черным по белому было написано о том, что я перехожу в полное подчинение полковника Сивцева.

Выпрямив спину, я демонстративно внимательно слушал его.

— Объединенное правительство выдумало откупиться от захватчиков и выделило денежные средства в размере 100 миллионов кредитов, — закатив глаза к потолку, мечтательно произнёс Сивцев, чем вызвал у меня подозрение.

— В СМИ опубликовано фэйковое заявление о снятии блокады после получения наемниками банковских чипов на предъявителя, — продолжал полковник. — По моим данным, эту сумму наемники запросили за пропуск трех транспортников. Сбежать надумали, толстосумы, — презрительно добавил Сивцев.

— Мне что, их ограбить надо? — осторожно спросил я.

— Лейтенант, грабить ни кого не нужно, — подчеркнуто строго заявил полковник. — У нашего агента, находящегося среди блокировавших систему наемников, необходимо получить посылку и доставить мне. Самому агенту выполнить подобное поручение оказалось не под силу. Я не знаю, для чего майор Дешеев потребовал лично тебя для охраны бота. Но раз это совпадает с нашими планами, то мы воспользуемся ситуацией. Как только выйдешь из перехватчика, к тебе подойдет техник. Пароль для встречи «посылка от дяди Федора?» Отзыв: «нет, от кота Матроскина».

— Что, вот так прямо на русском языке?

— В Содружестве не интересуются шпионами с диких планет первого уровня развития. Ты бы стал волноваться, если твою сверхсекретную техническую разработку подсмотрел школьник первого класса?

— Нет, он всё равно ничего не поймёт.

— Вот пусть в Содружестве продолжают так думать хотя бы до окончания карантина.

А мы тем временем закончим создание корпорации «Великоро́ссия»[14], где будет внедряться всё, что мы сумели подсмотреть. А количеству находящихся там ученых с интеллектом за двести позавидует любая столичная академия наук Содружества. Эта посылка как раз и предназначена для них. С миру по нитке — голому рубашка. Если бы мы могли урвать эти сто миллионов…. Да ладно, не будем рисковать. Скажу тебе по секрету, что каждый разведчик, работающий на страну, получит акции корпорации. Чем больше вклад, тем больше акций. Несколько моих сослуживцев недавно пригласили на хорошие должности. Очень довольны. Кадрами девчонка заведует. Жутко строгая, говорят. Много желающих приходит к ней, да мало остаётся. Если у нас все получится, они замолвят слово и за тебя. Ну что, поднял я тебе мотивацию? — Полковник пристально посмотрел мне в глаза. — Ты, пожалуйста, постарайся. Это очень важно.

Дослушать наставление до конца не удалось. На нейросеть пришёл боевой приказ о немедленном вылете. О чем я сразу сообщил полковнику. Он молча выслушал, ободряюще похлопал по плечу и проводил до дверей.

Так началось моё новое приключение….

Я, торопливо вышагивая по коридорам станции, боролся с кучей сомнений, мечущихся в моей голове. Вдруг мне не разрешат посадку на вражеском корабле или агент не сможет прийти?

Конец рассуждениям и нерешительности закончился в тот миг, когда я по нейросети получил полетное задание от руководителя полётов. Мне поставили задачу охранять бот представителей объединенного правительства в космосе. Поставленная задача была понятна и не вызвала у меня сомнений. Плюс ко всему это соответствовало нашим планам.

Я поднялся на лифте на этаж старших офицеров и, вежливо постучавшись, вошёл в кабинет майор СБ Дешеева. В кабинете кроме майора находились два подозрительных субъекта. При моем появлении они резко прервали разговор.

Дешеев представил офицеров, указал нам на кресла, и начал инструктаж. Майор объявил, что раз я являюсь внештатным сотрудником СИБ, то обязан охранять представителей объединенного правительства не только в космосе, но и при передаче банковских чипов на корабле наемников. Операция будет проводиться совместно со службой безопасности станции.

Я слушал майора краем уха, в основном приглядываясь к представленным офицерам.

Рыжий тип с крысиным лицом показался мне наиболее опасным. Его фамилия Крыск удивительным образом соответствовала физиономии. Второй был молод и имел слащавый прилизанный вид. Майор представил его как Риго Пополо. Риго посматривал на нас с высокомерно брезгливым взглядом.

Мне было не ясно, как можно было в одной связке отправить на такую операцию специалистов СБ, явно ненавидящих друг друга.

«Вот дал мне бог компанию. В любой момент могут ударить в спину», — подумал я. — «Может пару плазменных гранат взять? На всякий случай».

Как только майор замолчал, я набрался наглости и попросил малый штурмовой комплекс с полным боекомплектом. На его язвительный вопрос:

— Может, ещё и Большой Бум попросите?

Я, сделав вид, что не понял издевки, с тупым выражением на лице произнес:

— Господин майор, а что? С собой можно взять и КББ? Но я не смогу стрелять из него без экзоскелета, Большой Бум слишком тяжел. Разрешите сделать заявку на что-нибудь полегче. В СМИ сообщили, что для снятия блокады нужен миллиард кредитов, — продолжал тарахтеть я. — Может мне бронекостюм надеть? Вдруг кто нас ограбит?

Вся троица, услышав мои последние слова, с удивлением вытаращила глаза.

— Сильве, в первую очередь вы пилот, поэтому никаких бронекостюмов и никаких штурмовых комплексов, — с истерической ноткой в голосе проговорил майор. — Я послал подтверждение на склад вооружений, соединяйтесь, и они подберут вам не только лазерную винтовку. Вылет через тридцать минут.

Как только они скрылись из глаз, я вышел на связь с капралом Калеком.

Его требования остались прежними: деньги — вперёд. Куда мне деваться? Пришлось подчиниться. Зато наша сделка оказалась выгодна для нас обоих. Всё, что мне предложили на складе вооружений, я продал капралу. К вырученным кредитам добавил свои денежки. В результате:

Щит класса «А» — две штуки;

Граната ЭМИ — две штуки;

Граната плазменная — пять штук;

МШКд [15] -25 — одна штука.

Несмотря на срочность, сверх цены я не заплатил ни кредита. А скорость доставки меня просто поразила. Дрон с оружейным ящиком вывалился из технологического люка рядом со мной через пять минут после заключения сделки. Через десять минут я уже стоял у своего перехватчика. готовый участвовать в маленькой войне. и выслушивал наставления Бека.

— Барон, после прошедшего боя я внес некоторые изменения в систему защиты перехватчика. Увеличено количество противоракет, установлен «умный» щит. Не смейтесь, барон, он может распределять энергию в зависимости от направления удара.

«Глазастый, блин. Заметил мою ухмылку», — подумал я.

— Поставлен модуль маскировочной системы «Мираж-3» и его эмиттеры. Эта система работает совместно с установщиком активных помех, моделирующих сигнатуру твоего перехватчика. Я надеюсь, тебе хватит 15 секунд его работы, чтобы уничтожить врага.

Пропищал сигнал предстартовой подготовки. Я вихрем вскарабкался по трапу в кабину пилота. Едва оказавшись в ложементе, закрыл кокпит и выполнил предстартовую проверку. Диспетчер уже запрашивал о готовности. Быстро пробубнив. что положено, я начал ждать, когда мощные катапульты выбросят мой фрегат в космос. Ожидание не затянулось. Вскоре меня выкинуло в космическое пространство и автопилот направил мой перехватчик в отведенное службой навигации место.

Не успел я моргнуть глазом, как в визоре появился корабль представителей объединенного правительства. Пристроившись к боту на положенное расстояние, я направил фрегат вслед за ним. Сегодня моя работа — держаться четко за ботом. А это значит, ее можно доверить и автопилоту! Самому можно немного вздремнуть.

Я прикрыл веки, но ненадолго, расслабиться не получилось. На радаре появились красные точки кораблей эскорта. Три фрегата наемников, грамотно маневрируя, взяли нас в клещи, один сел на хвост моего перехватчика, двое других мелькнули справа и слева. Искину моего перехватчика это сильно не понравилось и он заверещал сиреной, предупреждая о захвате корабля в прицел противника.

Я соединился с диспетчером станции и запросил связь с эскортом наемников для прояснения ситуации и тут же пожалел об этом. Их общение со мной началось с психологического прессинга.

— Тридцать третий, готовься к смерти, — прогремел угрожающий голос в эфире. Тревожно пискнул датчик ракетной атаки, заставив вздрогнуть меня от неприятного предчувствия. Одинокая ракета оторвалась от вражеского корабля. Огненным росчерком вспорола черноту космоса и взорвалась оранжевым сгустком разрыва, не долетев до моего перехватчика каких-то сто метров.

— Что, страшно? — усмехнулся другой голос.

— «А кому не страшно», — подумал я. — «Нужно как-то выкручиваться».

— А вы прикольные ребята. И что с вами бы сделали за уничтожение корабля с кредитами? — спросил я с вызовом, а потом ядовито добавил. — Думаю, в старом рваном скафандре отправили погулять в шлюз. И будут ваши замерзшие тела бороздить космическое пространство вечно.

— Блефуешь? — с сомнением произнес третий голос.

— А ты проверь! — резко ответил я.

Связь замолчала.

«Успокоились проверяльщики», — меня тут же неприятно царапнула мысль. — «На обратном пути обязательно встретят, нужно держать ухо востро».

Наемники сопровождали наши корабли до самых ворот стыковочного шлюза. И убедившись, что наши два корабля пристыковались к причалу, улетели в темноту космоса.

В ангар, где должна состояться передача банковских чипов, оба наших корабля втянули, подцепив силовым захватом. Через видеокамеры я увидел огромный безжизненный ангар и две фигуры в средних штурмовых бронескафах с мощными гаусс-автоматами. Позади, словно спрятавшись за их спинами, стоял старший офицер. Представители правительства, выйдя со мной на связь, приказали встретить их у трапа. Не доверяют наемникам. По мне. так поздно уже бояться, мы теперь в их власти. Едва мне подали трап. я, грохоча магнитными подковками, устремился выполнять обязанности охранника. Вплотную к трапу, опередив меня на несколько секунд, стояли наемники в бронескафах, рядом с которыми я смотрелся смешно и глупо. Особенно их рассмешила моя лазерная винтовка. Меня утешало лишь-то, что если бы они узнали в ней МШКд-25, их настроение упало бы ниже ватерлинии. Из бота осмелились спуститься, только когда увидели меня целым и невредимым. Вначале спустились офицеры СБ. За ними неторопливо и вальяжно спускались представители объединенного правительства с небольшим чемоданчиком. Так же величаво они удалились с офицером-наемником в сторону небольшого столика, стоявшего в метрах сорока от нас.

— Шеф, кто-то пытается связаться. Разрешить? — голосом примерной ученицы спросила Умка.

— Блин, я про посылку забыл! Соединяй!

На рабочем столе появилась иконка «неизвестный абонент», она развернулась, и я увидел молодого парня в безымянном инженерном скафандре с закрытым забралом.

— Это вам посылка от дяди Федора? — спросил он, чем ввел меня в замешательство.

— Нет, от кота Матроскина, — произнес я отзыв.

— Никого из вас отсюда не выпустят, поэтому посылка останется у меня, — произнес он скороговоркой. — На счет тебя отдельное указание, им нужен хороший пилот-раб.

— Я буду прорываться, — перебил я его. Лучше погибнуть в бою, чем умереть на коленях рабом.

— Я вас понял, через пять минут в сети крейсера появится вирус и у вас появится шанс вырваться живым. Позади вас, там, где на стене написано название крейсера, заложен фугас. — Я инстинктивно повернулся и посмотрел на стенку корпуса корабля. — Достаточно выстрелить из лазерной пушки, и путь свободен. До связи.

— Обормот, — со злобой прошипел я, когда окно свернулось в иконку. — Даже удачи не пожелал.

Было обидно от того, что всё пошло прахом, но где-то в душе заворочался адреналиновый маньяк. Он был доволен такой ситуацией, потому что риск для него подобен глотку божественного нектара.

Пока я отвлекся своими делами, события поскакали с ужасающей быстротой. А всё потому, что банковских чипов на сто миллионов в чемоданчике не оказалось.

Представитель объединенного правительства в ужасе закрыл чемоданчик и вновь открыл, но там снова ничего не было, и он упал в обморок. Второй замер соляным столбом под взглядом невозмутимого старшего офицера наемников.

Я глянул в левый верхний угол рабочего стола. До запуска вируса осталось четыре минуты пятьдесят секунд. Что ж, за эти минуты должна появиться ясность. Что делать? Все-таки надежда, что всё закончится благополучно, оставалась. Многим людям она и помешала проявить отвагу в минуты сомнений. Так погибло в Великую Отечественную Войну большое количество советских солдат. Сдаваясь в плен, они надеялись на великую Европейскую цивилизованность. Поэтому и доверили свои жизни фашистам, которые в соответствии с планом «Ост» без всякого сопротивления пленных заморили их голодом или отравили в газовых камерах Аушвиц, Освенцим, Треблинка, Белжец, Майданек, Дахау, Бухенвальд. Лишь в Собиборе в 1943 году произошло восстание, во время которого удалось спастись пятидесяти заключенным. По мне, так лучше погибнуть, как Герой России Роман Филипов, за Родину, «за пацанов».

Глубокий вдох. Прочь сомнения! Всё, решено.

Я посмотрел на офицеров СБ и понял, прорываться мне придется одному.

Крыск под смех наемников в бронескафах с необыкновенной ловкостью и яростью наносил удар за ударом в голову Риго Пополо, стараясь сломать ему нос или челюсть, приговаривая.

— Я сделаю тебя личным рабом. Вот тебе, глупый дворянчик! Проверим, насколько голубая кровь у тебя.

— Э-э-э, перестань его бить, — я возмущенно закричал на него. — Что вообще происходит?

— Молчать! — Он нанес сильный удар Риго грудь и, убедившись, что тот упал навзничь, повернулся ко мне. — Здесь командую я! Я и только я! Брось винтовку и стой смирно, тобой займёмся чуть позже.

Я подчинился его приказу и осторожно положил МШКд рядом с собой. Так, чтобы мне не составило труда дотянуться до него. Причиной моей покладистости был ствол гаусс-автомата, упертый в спину. В стороне, где находились ошалевшие от предательства представители объединенного правительства, раздался истошный человеческий вой и последовавшие за ним два хлопка. Слегка повернув голову, я увидел, как офицер-наемник медленным движением вложил пистолет в кобуру и направился к нам, а убитые остались лежать в луже крови, неестественно раскинув руки. Я неосознанно проверил таймер, на котором отсчитывало третью минуту.

«Избавляются от свидетелей», — понял я и на всякий случай сместился чуть в сторону, чтобы Крыск и офицер-наемник оказались на одной линии со мной.

— Горот, зачем ты их убил? Неужели пустышки? — неожиданно для меня, открыв забрало шлема, заговорил наемник в бронескафе.

— Дикари, что с них возьмёшь, — ответил офицер. — На этой планете живут без нейросетей девяносто процентов.

— Крыс, заканчивай, давай, — обратился он к предателю. — Ты прошлый раз выпивку зажал, в этот раз не отвертишься.

— Без проблем, сейчас поспрашиваю Пополо и пойдем.

— Пополо, ты попал, — захохотал наемник в бронескафе. — Пилота куда вести?

— Давай в клетку, на нижний уровень. Там все готово для приема рабов.

Ствол гаусс-автомата снова толкнул меня в спину и я, картинно взмахнув руками, упал на пол ангара, как бы случайно зацепив ногой ремень МШКд -25.

До срабатывания таймера осталась всего минута, нужно постараться как-то использовать её с наибольшей пользой для меня.

— Мужики, неужели вы думаете, что нашли простофилю!? — закричал я, осторожно подтягивая к себе штурмовой комплекс. — Если через пять минут я не остановлю таймер в перехватчике, будет большой бум. Очень большой. Давайте разойдемся миром.

Таймер размеренно истекал секундами, двадцать, девятнадцать…

Нужно их отвлечь.

— Видите красный шар под перехватчиком, вот там и заложен фугас. Плюс реактор рванет. Вы думайте быстрее.

Задумка удалась, они дружно повернули головы в сторону перехватчика.

Мой внутренний адреналиновый маньяк, ощутив выброс адреналина, зашевелился, расправил плечи. Мурашки побежали по моей по спине к ногам и рукам, а бешено стучащее сердце разгоняло по телу разгорячённую кровь. Наконец, началось замедление всех звуков и движений. В ангаре погас свет. Началось! И я открыл стрельбу в отмеченные Умкой точки. Первым, конечно, наемник с открытым забралом. Попал! Сменить позицию. Покрытие ангара взорвалось мелким крошевом. Быстро среагировал второй гад в бронескафе. Да только меня там нет. Получи фашист гранату, плазменную. Ну а я за бронескаф, чего груде металлолома просто так лежать, пусть послужит укрытием. Вспышка. Для хорошего дела мне и вторую не жалко. Вспышка. Что-то я оглох. Сменить позицию. А офицеришка-то жив. Вон как лупит по мне из игломёта. А вот фиг тебе, шит класса «А» из твоей пукалки да никогда не пробить. Нет, это просто ангар непуганых идиотов, он завалил Крыска, аж куски полетели. Что ж, за любое доброе дело нужно благодарить. Пусть твоя душа сегодня предстанет пред богом.

Зажегся свет, в реальности прошло не более пятнадцати секунд, а какой разгром. Были повалены стеллажи, разбросаны какие-то приборы и коробки. Недалеко разгорался огонь, воздух ангара заволакивало едким дымом пластмассы.

Пора проводить вторую часть Марлезонского балета. Главное дроздов не забыть. Если я брошу тела офицеров СБ, как в глаза потом смотреть сослуживцам. Шутка, в смысле «пошутилка». Их тела нужны для считывания информации с нейросетей Крыска и Риго Пополо. Мне очень интересно, куда исчезли банковские чипы с миллионами кредитов?

Надеюсь, аппаратура у майора СБ работает. Извините, ребята, к себе в кабину я вас не пущу. Вас отсек для ЗИПа устроит?

— Шеф, агент просит соединить. Разрешить? — услышал я бесплотный голос Умки плавающий где-то вдалеке.

— Кому разрешить? Что разрешить? — ответ не появился, потому что мысли сбежали непонятно куда и отказались возвращаться в голову. — Что со мной?

— Шеф, Ваш мозг не привычен работать на таких скоростях. Поэтому мне пришлось блокировать отдельные участки полушарий. Через пять секунд они разблокируются.

Она оказалась права, мысли действительно вернулись, штурмом взяв мою голову, и теперь она разрывалась на части.

— Соединяй, зараза, — проворчал я.

— Молодец! Видишь маленького дрона рядом со стойкой шасси? — довольным голосом проговорил разведчик.

Умка обвела место, где появился маленький дрон, красным кружком.

— Вижу.

— Доставь его полковнику. Ну что ж, удачи тебе, парень. У тебя как минимум ещё около пяти минут.

Агент махнул на прощанье рукой и окно связи свернулось. А дрон, засеменив ножками, подпрыгнул и замер, вцепившись лапками в одно из свободных креплений на пилотском скафандре. Довольная улыбка расплылась на моем лице. Посылка со мной, надеюсь, кот Матроскин будет доволен.

Прошло каких-то тридцать секунд, а я, уже развернув перехватчик, наводил прицел лазерной пушки на корпус крейсера. Луч вспыхнул, рассыпался искрами фейерверка, столкнувшись со стеной, и вспух ослепительным взрывом. Вакуум моментально вытянул весь воздух из ангара вместе с дымом, на месте взрыва образовалась огромная дыра, способная пропустить корабль раза в два больше моего фрегата. Ура! Дорога свободна.

Я сжал рукоять управления и медленно двинул перехватчик вперед, следуя по размеченной Умкой светящейся сетке видеопроекции. Через десять секунд мой корабль вылетел из пробитого в корпусе отверстия как пробка из бутылки шампанского.

Дюзы ускорителей пыхнули короткими хвостами пламени, заставив корабль совершить прыжок, подобный атаке гепарда, который стремительной чёрно-белой тенью скользнул в родную стихию бескрайнего космоса. Форсаж не спасет, силки расставлены. Охота на меня начнется в ближайшее время. Однако я попробую поменять правила игры. Пусть не надеются на легкую добычу. Может так случиться, что охотник превратится в дичь. Но в начале нужно победить легкий предбоевой мандраж.

— Если у вас план, мистер Николас? — проговорил я вслух, вспомнив мультфильм "80 дней вокруг света".

— Есть ли у меня план? Да у меня целых три плана! — рассмеявшись, передразнил я мистера Фикса.

В прошлом бою на минном поле погиб наш ведущий. Чтобы этого больше не произошло, я купил карту минных полей (ГГ всего лишь подумал «не плохо бы купить», выполнила его желание Умка). Поэтому сейчас я направлял перехватчик в сторону отмеченного на карте поля. Попробую спрятаться за него, а при удаче они застрянут в минном поле как мухи в паутине.

В это мгновение искин перехватчика вывел данные с радара. Два вражеских звена отсекли меня от станции. Видеопроекция тактического экрана мигнула, отобразив варианты действий противника. Шахматная партия началась, и я сегодня играю за белых. Первый ход мой. Своего искина в благодарность буду вечно называть Василисой Премудрой. Нашла же она вариант, где вероятность выпутаться 50/50. Честно говоря, риск огромен. Придется моему перехватчику через проход с игольное ушко по минному полю пробираться. А перехватчик в разы больше верблюда.

Что-то враги не спешат ко мне. Спорят, кто сбивать будет? Пока они медлят, можно и помощь у командования станции запросить. Пусть и они начнут морщить свои огромные лбы. Запросил. Их ответ меня озадачил. Они разрешили мне сдаться! Ну, не идиоты ли? После того, что я там натворил, меня будут убивать медленно и вдумчиво.

Ах да, цивилизованные люди очень дорожат своей жизнью. Для них если бой заведомо проигрышный, то человек должен согласиться на любые требования. Извините-с, мы, дикари-с, воспитаны на понятиях чести!

— Шеф, корабли противника в количестве пяти движутся в нашу сторону. Пересечение векторов движения произойдет примерно через три минуты, — пробубнила Умка.

Решили все же. Ближнее вражеское звено, распавшись на два маленьких, направилось в мою сторону. Ну, и мне пора. Направив фрегат по размеченной Умкой светящейся сетке, я заглушил двигатели и все остальные системы. Согласно закону инерции мой корабль будет двигаться прямолинейно и равномерно. В кабине наступила непривычная тишина, давящая на уши. Может мне песенку Винни-Пуха спеть, а то пустое, звенящее безмолвие космоса немного угнетает. С моим отвратительным музыкальным слухом как раз подходящий момент, слушателей нет, и никто не скажет своё «фе».

— Я тучка тучка-тучка-тучка, я вовсе не корабль. Ах, как приятно тучке в космосе лететь.

Я, конечно, помню, что Винни-Пух не смог обмануть пчел, но может мне удастся обмануть мины. Надеюсь, это «правильные» мины.

— Шеф, не спи. Пора.

— Спасибо Василиса, — сегодня я с ней очень вежлив. Как и всякий человек, я постепенно очеловечивал свой искин. Я даже иногда чувствовал человеческие эмоции в нем. Раз уж судьба свела нас, то остаётся довериться Василисе на все сто.

Легко коснувшись виртуальной кнопки, я запустил системы перехватчика. На появившемся радаре было видно, как противник устроил соревнование, кто быстрее уничтожит мой фрегат. Километров за триста от меня вырвался вперед самый большой неудачник. Звука взрыва я не услышал, но увиденное меня впечатлило. Огненный всполох на мгновение ослепил чувствительный визор. Остальные поняв, что настала полная жесть, пытались затормозить, но тщетно, инерция донесла до конца минного поля лишь остатки разрушенных машин. Пять-ноль в мою пользу.

Оставшиеся пять кораблей неожиданно обезумели и теперь мчались на форсаже в мою сторону. Жаль чит-код не работает. Придется снова хитрить. В начале проверну мой фокус с ПКР в режиме активной мины. Сброс, маскировка пакетом пассивных помех. Неудачников всего двое, остальные успели среагировать. Семь-ноль, но оставшихся пилотов это не остановило.

— Тридцать третий, — раздался знакомый голос, — давай по-честному.

— Это как? Дождемся ваших друзей и начнем? — съязвил я.

— Дуэль, один на один. Если, конечно, ты не трус?

На слабо решили взять. Поторговаться немного?

— Какая моя выгода?

— Будешь всем рассказывать, что сбил капитана Ненко Быстрого.

— Мне это не интересно. Предлагаю переместиться в квадрат В32 сектора L. Он находится на границе вашей зоны влияния, а твои друзья подождут тебя здесь.

— Не наглей, — услышал я знакомый голос третьего.

— Это вы меня сопровождали? С вами был ещё один. Где он?

— Не зли нас, — агрессивно проговорил третий.

Упс, похоже, это его обломки разлетаются в соседнем квадрате.

— Мужики, пошалил немного, с кем не бывает. А я вам рецепт выпишу вместо таблеток — ПКР или лазер. Злость как рукой снимет.

Чуть-чуть нравоучительного тона и они созреют. Сброс ещё двух ПКР. Облетели, учатся прямо на глазах.

— Тридцать третий, мы согласны на твоих условиях проводить дуэль.

Один из кораблей отделился от группы и полетел в сторону выбранного мной квадрата. Кажется, это мой противник и номер у него красивый — ALF001. Инте-е-ере-есный товарищ, и вызов на дуэль теперь понятен. Не пристало альфа-самцу за зайцем бегать, можно и в капкан угодить. Однако Ненко Быстрый у себя в эскадрильи ловкий, умный и умелый боец. А для меня, после тренировок Улии, старый, больной зазнайка.

Плавный разворот и беру курс на место дуэли. Из боезапаса одна ПКР и лазерные пушки. Слишком щедро я раскидывал ракеты. Вероятнее всего Ненко знает об этом.

К барьеру! Скорость наших кораблей запредельна и мы идем лоб в лоб. В лобовой атаке очень мало времени для стрельбы, да и ведется с предельно малого расстояния, практически «в упор». Победа достанется тому, у кого крепче нервы.

Если Ненко не отвернет, то лобовая атака превратится в таран, а это гарантированная смерть.

Осталось двадцать секунд до столкновения, фиксирую пуск ракет наемником. Несомненно, пришло время запускать в работу маскировочную систему «Мираж-3». Даю команду и Искин фрегата по заданной программе сбросил пакет активных помех, моделирующих сигнатуру перехватчика. Тут же включил систему «Мираж-3».

Всё, на этом моя работа закончилась, осталось прочитать молитву о спасении души и тела.

«Правильные» ракеты у Ненко Быстрого, отработали по ложным сигнатурам с ярким световым эффектом и подарили мне надежду.

До столкновения восемь, семь, шесть…

Искин открыл огонь из всех пушек. Пуск последней ПКР. Заверещали эмиттеры, отдавая последнюю энергию в систему маскировки. Представляю удивление дуэлянта, когда за две секунды до столкновения мой перехватчик вышел из невидимости.

Последние секунды боя не помню абсолютно, а вот полыхающую сферу вновь родившейся звёзды, мелькнувшую передо мной, я запомню на всю оставшуюся жизнь.

Всё, бой окончен. Оставшаяся пара полетела прочь. А меня охватывало полнейшее эмоциональное опустошение. Я включил автопилот и уснул, в случае чего Василиса разбудит.

Во сне вновь возникла перед моими глазами незнакомка. Девушка придерживала рукой платье, а непослушный ветер пытался заигрывать с ней.

На меня она смотрела с опаской. Напугал я ее прошлый раз. Разговаривать совершенно не хотелось, но, похоже, предстояли переговоры.

— Всё ещё хочешь обратить меня в рабство, — неожиданно для себя, я проговорил сердитым голосом. — Тебе повезло, солдат ребенка не обидит. Было у меня желание выдрать тебя ремнём.

— Я не ребенок! — прервала она мой монолог.

Ого. У неё комплекс младшего заласканного ребенка с бунтарским уклоном.

— Между нами возникло недоразумение. Мне не нужен раб. Мне нужен покорный моей воле вассал.

Действительно, это слово при переводе на русский имело двоякое толкование.

— Деточка, будь так любезна, объясни мне, пожалуйста, простому солдату, в чём разница? — в минуты сильнейшего раздражения я всегда начинал говорить излишне вежливо.

— Рабу не выплачивают жалованье! — прокричала она, размахивая руками, и отпустила на мгновение подол платья, чем немедленно воспользовался ветер. Он подхватил его и показал мне прикрепленные к ноге ножны с кинжалом. Привычным жестом девушка поправила платье и сердито сверкнула глазами.

— Это знают даже нищие! — продолжила она, и это было произнесено таким тоном, что если бы были слушатели нашего разговора, то они поняли. Ей приходится разговаривать с человеком, у которого интеллект имеет отрицательный коэффициент.

Умеют женщины несколькими словами указать сильной половине, где их место в этом мире. Под каблуком.

— Деточка, согласно законам Содружества, вначале заключают договор. Потом, если мы достигнем согласия по всем вопросам, он закрепляется под протокол. Верно я говорю?

Девушка на миг опустила глаза вниз, соглашаясь со сказанным.

— Рабство в любых видах запрещено в Содружестве. Да?

Несомненно, мои вопросы ей не понравились, она кривила губы и бросала на меня возмущенные взгляды.

— Наконец вирусная атака на нейросеть. Где взяла кольцо? Быстро говори! — рявкнул я.

— У деда! Он мне сам разрешил!

Ещё один крутой дед, вспомнил я о Листи Флитт. Нужно сбавить обороты.

В Содружестве, если хотят завести близкое дружеское знакомство, разговаривают не о футболе, не о политике. Разговаривают о кредитах и методах их заработка. Проверю на этой зеленоглазой красотке.

— Николас, — представился я. — Надо полагать, Дарника назвала вам моё имя. А ваше имя мне не известно.

Не увидев её реакции, я продолжил.

— Мы с тобой одной крови, мы — кольценосцы. Предлагаю начать общее дело. У меня есть куча бабок и мне их нужно вложить.

Девчушка посмотрела на меня как на идиота и туманной дымкой растаяла в воздухе.

Проснулся я с мыслью, «Не умею я общаться с девушками. Избегают они меня. Может, одет не презентабельно? Да нормальный у меня прикид, на станции все так ходят. К несчастью внешность меня подвела, не похож я на голливудскую звезду, мерцающую на обложке глянцевого журнала, не похож».

— Шеф, была проведена пси-атака, отражена имплантатом, — доложила Василиса.

Надо полагать, мой бред о кольценосцах — последствие воздействия незнакомки. Требуется усилить защиту или научиться выкидывать ее из своих «снов».

— Диспетчер разрешил посадку в свой док, — прервала мои размышления Василиса.

— Спасибо. Сообщи полковнику о посылке. Пусть встречает.

— Шеф, ручной режим включать? Или оставить на автопилоте.

— Налетался я сегодня, — с ленцой объявил я Умке. — Вернулся живой, чем не повод предаваться лени, пусть искин перехватчика сажает.

Всю посадку я страдал от медлительности искина. Я ощущал всем телом, что время моей удачи заканчивается. Понимание этого пришло враз не известно от куда. Заставив меня изрядно поерзать в ложементе.

Открылся кокпит и, сбежав по трапу, я обнаружил удивительную картину. Метрах в двадцати от моего перехватчика ругались майор СБ и полковник СИБ. Из их громкой ругани я понял, спорили из-за меня. Дешеев обвинял меня в предательстве. Чем ввел меня в ступор.

Посмотрев по сторонам, я увидел Соллар, которая смотрела на меня заплаканными глазами. Рядом с ней переминаясь с ноги на ногу, находился Бек, сердито наблюдая за пятеркой вооруженных абордажников.

Недолго думая вызвал полковника Сивцева. Хоть бы у него мыслесвязь в нейросети работала.

— Посылка с тобой? — полковник без приветствия сразу же заговорил о деле.

— Так точно, у меня, — отрапортовал я.

— Майор утверждает, что ты ограбил представителей объединенного правительства.

— Это обвинение бесстыдная ложь! — возмутился я. — В ЗИПе моего перехватчика лежат убитые офицеры СБ. Пусть считает данные с их нейросетей и убедится в моей невиновности. У представителей в чемоданчике не было банковских чипов, где они их прохлопали, я не знаю.

Полковник задумался, а потом продолжил:

— Твой рассказ в корне меняет дело. На всякий случай я арестую тебя сам, — облегченно вздохнул Сивцев. — Я скопирую всю информацию с нейросетей погибших. Мне очень нужен компромат на майора, путается под ногами. А ты посиди под охраной, отдохни немного, как раз бои в космосе закончатся. Базами данных я тебя обеспечу.

Соединение прервалось. Полковник махнул абордажникам рукой и двинулся ко мне, за ним засеменил недовольный майор.

— Вы арестованы, пилот Сильве, против вас выдвинуло обвинение СБ станции в предательстве. Однако вы являетесь внештатным сотрудником СИБ. Поэтому расследование будет проводить имперская служба. Сдайте оружие.

С этими словами он снял со скафандра дрона и подмигнул мне.

Остальное вооружение грубо содрали абордажники. Они и сопроводили меня на офицерскую гауптвахту. Двое сопровождающих остались у дверей в качестве охраны. Камера-каюта, в которую поместили меня, ни чем примечательным не выделялась, 2 на 2,5 метра, маленький столик и прикрученный к полу стул, выдвижная кровать, встроенный шкаф с пищевым синтезатором и небольшой открытый санузел. Офицерская ВИП-камера со всеми удобствами.

Полковник появился через полчаса, молча передал мне коробку с базами данных, еще раз подмигнул и ушел, не попрощавшись.

Я, пока он не передумал, перелил все базы знаний с помощью считывателя в память нейросети. Затратив на это около двенадцати часов. Использованные кристаллы выкинул в утилизатор. Немного отдохнув, я приступил к активному изучению баз.


Космопорт столичной планеты империи Антран

Все посетители небольшого кафе непременно обращали внимание на двух девушек, мило разговаривающих за столиком у окна. Подружки были молоды и красивы как героини с обложки модного журнала. Одна из них выглядела на шестнадцать лет, вторая чуть постарше. Их одежда вызывала зависть у их ровесниц, которые могли только мечтать о последней модной коллекции императорского дома. Такие девушки обычно без умолку болтают о различной модной бессмыслице и всегда обсуждают последние сплетни императорского двора.

Та, что постарше, с мягким красивым лицом с пронзительно голубыми глазами, проговорила:

— Дорогуша, ты такая милая. Ты меня спасла! Платье-туника из последней коллекции просто божественно.

— Дара, я не могла бросить свою лучшую подругу в беде, — с эмоциональной экспрессией проговорила сидящая напротив зеленоглазая блондинка. — И хватит благодарить.

— Дорогуша, если бы не ты, все сплетницы нашей столицы обсуждали меня как минимум полгода.

— Дарочка, ты кому отдала кольцо? — неожиданно сменила тему разговора молодая соседка. — Я просила найти во фронтире сильного и немного глупого бойца.

— Я такого и нашла. Вначале я выбрала для тебя высокого красавца десантника Дарта. Девчонки из финансового отдела чуть не передрались из-за него. На твои духи он реагировал, но слабо. Потом Дарт пригласил нас в ночной клуб, где познакомил нас со своими друзьями. Вот там я и познакомилась с ним. Он меня совершенно очаровал своей силой и напором. Ах, как мы танцевали. Единственное, что меня смущало, а вдруг это реакция на твои духи? Я попросила кузена собрать информацию о нем. Он мне ещё больше понравился. Особенно его бои в спаррингах, какая скорость, он легко выиграл пять боев у Дарта. Представь, пилот победил десантника и тот не обиделся. Я поняла, он тебе подходит, и отдала кольцо.

— Пилот… Дара, у пилотов интеллект за 130. Ты проверяла его карту ФПИ?

— На меня было покушение, и Эдикен просил своего знакомого в СБ проверить его биографию. Вдруг его специально подослали, чтобы расстроить мою свадьбу. СБ провели полное тестирование нейросети и ФПИ. Подозрительного ничего не выявили. Сто процентов дикий. Мне эти циферки не интересны. Высылаю тебе файлик.

— У него пси имплантант, вот я попала! — эмоционально воскликнула блондинка, ознакомившись с файлом.

— Дорогуша, выкинь кольцо и забудь о нём, — с жалостью в голосе пропищала Дарника.

— Кольцо растворилось в моем теле. Его невозможно извлечь.

— Какая жалость. Я тоже хотела завести фамильяра[16]. Что теперь делать?

— Не знаю. Я пыталась найти общий язык с ним, но он ужасно агрессивен.

— Дорогуша, он показался мне безобидным. Во всяком случае, для девушек. Попробуй пофлиртовать с ним.

— Бесполезно, он всё время твердит — «ты хочешь обратить меня в рабство».

— Ты всё ещё вынашиваешь замысел побега?

— Дара, я жить хочу! В этом клубке змей я самая слабая. Я бастрад, не признанный отцом. Ты одна единственная, кто мне помогает, и кому я могу доверять. Вот, что удивительно в этой истории, меня признали оба деда, и даже выделили наследство.

— Ты ребенок мой любимой сестры! Дорогуша, может, всё обойдётся?

— Маму убили, когда мне исполнилось пять лет, сейчас охотятся на меня. Я так надеялась получить верного фамильяра и сбежать во фронтир.

— Без нейросети? — удивилась Дарника.

— Пока достаточно браслета с мощным искином. Скажу тебе по секрету, кольцо мне сделало подарок.

— Тише, дорогуша, кузен меня нашел. Потом пошушукаемся.


Станция Имперского Флота, орбита планеты Март

Первые сутки заточения я провел спокойно. Раз десять пересмотрел бой с Ненко Быстрым, особенно последние секунды. С затаённой гордостью сознавая, что я «сделал» аса наемников как ребенка. Конечно, присутствует толика удачи и сильный испуг Ненко, когда мой перехватчик вышел из невидимости за секунды до столкновения. Его глупые действия ничем другим объяснить нельзя. Отвернув в противоположную сторону от перехватчика, он подставил под мои лазерные пушки свой слабозащищенный бок. Человеческий мозг не в состоянии отреагировать на такие резкие изменения, а искину перехватчика это по плечу. Он мгновенно направил всю огневую систему в одну точку, сведя на одном квадратном дециметре лучи всех лазерных пушек. Защитное поле вспыхнуло голубым цветом, отражая лучи лазерных пушек, и, истончившись, погасло на сотую доли секунды. Лазерные лучи, прорвавшись, вскрыли обшивку корабля наемника как консервную банку. В эту проплавленное отверстие и влетела ракета, выпустив в оболочке корабля всю чудовищную энергию взрыва.

Самолюбование не мой конёк, и повинна в этом Улия Воинственная Коши. После обучения в ее виртуальной академии я ни на минуту не забывал — в империи найдётся множество пилотов гораздо лучше меня. Пора включить «здравый смысл», проанализировать ситуацию и выбрать новый путь для поиска Призрачной Лисички. Может, пойти по пути, предложенному полковником? Нет, не получится. После обвинения в предательстве меня вряд ли оставят в СИБ внештатным агентом. Всё как в анекдоте о Рабиновиче, «ложечки-то нашлись, а вот осадок остался». По армейской линии та же песня. Вывод напрашивается сам собой, карьера в ВКС Содружества не для меня.

Следующий пункт, над которым стоит поразмышлять — кольцо. Василиса права, его нужно взламывать или оно хакнет мою нейросеть. Для этого пора установить комплект «Апгрейд3А», а он хранится за «тридевять земель» в банковской ячейке. За время моих странствий я привык следовать поговорке «подальше положишь, поближе возьмёшь». Поэтому при первых подозрительных шевелениях СБ, я отправил по почте всё мое ценное имущество в хранилище банка Содружества. Сейчас в моей каюте как у холостяка, шаром покати. Специалистам СБ проще работать, открыли каюту, произвели осмотр и записали в протоколе — «голяк». Появится возможность, слетаю и установлю.

Вторые сутки я потратил на исследование найденных Василисой материалов по артефактам подчинения и разбор случаев взлома нейросети. Систематизировав у себя в голове всю полученную информацию, я стал экспертом по взлому нейросетей, но так и не узнал о кольце ничего. В открытых данных галонета кольцо с такими свойствами не встречалось. По всей видимости, придется обращаться в платные сервисы.

Третьи сутки прошли в перелистывали ярких эпизодов прошлой жизни на Земле.

В какой-то миг я вспомнил о маме, и моя душа наполнилась грустью, как там она? С тех пор как мы расстались с отцом, я не удосужился написать не единого письма.

В дополнение проснулось книжное чувство тоски по родине, ностальгия. Мое замерзшее сердце растаяло и заныло. Оно потребовало от меня «хочу домой», в родной город, побродить по знакомым местам. Разум ещё упирается, но он слаб перед истинным голосом сердца.

Все четвертые сутки я измывался над своим телом. Я старался физическими упражнениями подавить пробудившуюся во мне тревогу, но это слабо помогло. В наступившее время сна я так и не смог уснуть. Промучившись, я встретил пятые сутки ареста невыспавшимся и злым. С такой мрачной физиономией меня и доставили в ангар, где перед строем зачитали приказ:

— Лейтенант Николас Сильве! За оставление охраняемых вами гражданских лиц в минуты опасности вы проговариваетесь к разжалованию и лишению гражданства планеты Март.

Услышав обвинительные слова, я не ощутил внутреннего трепета, наоборот, меня охватило совершенное безразличие и удивительное спокойствие.

Я сумел холодно улыбнуться штабному офицеру, который подошел и, ухмыляясь, эффектно сорвал знаки различия. Моя надменная улыбка вселила некую растерянность в его взгляд. Он ожидал другого настроения от разжалованного пилота.

Не дождетесь. Я гражданин Содружества и империи Антран. Поэтому подсуден только имперскому суду. Лишив меня гражданства, объединённое правительство планеты Март потеряло в моем лице хорошего пилота.

Два здоровенного вида охранника под конвоем проводили меня к месту посадки на корабль, летящий вон из системы Сараказ.


Эпилог

В кафе я выбрал свободный столик у стены так, чтобы иметь возможность наблюдать за всеми посетителями — просто привык на войне контролировать пространство.

Убедившись, что угрозы нет, я задумался. Плохо на Земле получилось. Под стать крылатому выражению Виктора Степановича Черномырдина — хотел как лучше, а получилось как всегда. Зато справедливость восторжествовала. Подумаешь, обиделся какой-то умник и объявил меня персоной нон-грата. Выжду немного и свяжусь с юридической фирмой «Процесс», пусть разберутся. Лихо они поработали с объединённым правительством планеты Март. Пять миллионов компенсации плюс перехватчик, все на блюдечке с голубой каемочкой и низко кланяясь. Жаль звание Почетного гражданина не дали. К сожалению, появляться мне в системе больше нельзя — убьют. Сильно я их обидел.

Куратор просил на своих «земляков» не обижаться и приступить к поиску Призрачной Лисички. Координаты с точностью до города указал. Маленький нюанс, как я ее найду в двухсотмиллионном городе? Прежде всего, мне нужно легализоваться. Предпочтительно наемник на вольных хлебах. Вполне рядовое явление. Никто особого интереса и не проявит. С военной выправкой мне неплохо подойдет работа телохранителя или может в детективы податься. Я только подумал, а Умка уже подсуетилась. Так, для этого нужно зарегистрироваться в мэрии, сдать экзамен, заплатить взнос в гильдию и перечислить тридцать процентов с первого контракта. В гильдию нужно прийти с заключённым контрактом. Мне одно неясно, кто доверит свою жизнь телохранителю без опыта? Ага, можно и без нанимателя, но сумма взноса в семь раз больше. Вымогатели!

Я осмотрел зал кафе с надеждой найти кого-нибудь, кто согласится на фиктивный контракт. Мой взгляд остановился на девушке, грубо разговаривающей с пьяным придурком. Она, бесспорно, не хотела привлекать к себе внимание. Слой штукатурки на лице, губы, подкрашенные в бледные цвета, тени под глазами, седые волосы пепельного цвета — типичная девушка городских трущоб. Однако если внимательно присмотреться, то можно заметить отросшие корни волос блондинки, насыщенный зеленый цвет радужки, идеально бархатистую кожу рук. На фоне неряшливой одежды особенно сильно бросались в глаза её сережки с искристыми бриллиантами с планеты Узгар. Только полный профан может спутать такие бриллианты с дешевой бижутерией.

Я поднялся из-за стола и быстрым шагом подошёл к ним. Положил руку на плечо выпивохи и сильно сжал. Он, скрючившись, упал на колено и тихонечко завыл.

— Дорогая, хватит дуться, — бархатным голосом заговорил я с девушкой. — Предлагаю перемирие.

Поставив пьяного на ноги и проговорил:

— Брысь отсюда! Вали, пока я добрый!

Когда он, ворча отошел, я посмотрел ей в глаза:

— Мне нужна работа телохранителя. Для вас это бесплатно. Я вам даже заплачу за эту услугу.


Глоссарий

"Базы знаний" — это знания в какой-либо области, содержат теоретический и практический материал, а также навыки, умения, в том числе и "моторные". Собраны в базу (1–9 уровня), которую можно "загрузить" в мозг через нейросеть. Изучение проходит самостоятельно, медитацией, или медикаментозно с использованием медицинских капсул с применением специальных разгонных реагентов (кибернетика, торговля, юрист робототехника, пустотные скафандры, энергетическое оружие, медицина, навигация, шахтёр и др.).

1-й уровень — (3 часа, интеллект 150) школа. Общий уровень знаний.

2-й уровень — (15 часов, интеллект 150) профессиональное училище. Способность справляться с узким кругом задач.

3-й уровень — (75 часов, интеллект 150) институт. Подготовленный специалист, имеет общее понимание происходящих процессов.

4-й уровень — (375 часов, интеллект 150) опытный специалист. Владеет тонкостями профессии, при использовании оборудования может делает это оптимальным образом.

5-й уровень — (750 часов, интеллект 150) мастер. Не только знает все нюансы, но и способен комплексно подходить к поставленной задаче. Может использовать недокументированные возможности оборудования.

6-й уровень — (1125 часов, интеллект 150) эксперт. Обладает глубоким пониманием происходящих процессов, владеет широким кругом знаний. Может участвовать в разработке оборудования.

7-й уровень — профессор.

Б. Е. — базовая единица, расчётная единица на основе усвоения 100 единиц информации разумным, имеющим средний ИК на время создания первых нейросетей за единицу времени. Принято, что такой средний ИК равен 100 б.е., от этого и идут все расчёты ИК.

Дроид (Серв, Робот, Кибер) — искусственные автономные (с обязательной возможностью внешнего управления) специализированные устройства, созданные по принципу живого организма.

Временной год Содружества — в году десять месяцев. Один месяц сорок дней. Сутки состоят из двадцати шести часов. Час шестьдесят минут. Минута сто секунд. Секунда сто 9 192631 770 периодов излучения атома цезия-133 при переходемежду двумя сверхтонкими уровнями.

Гиперсвязь — позволяет мгновенно передавать информацию между планетами и космическими кораблями;

Имплантат (Имплант) — вживляемое в тело искусственное изделие, предназначенное для:

1) Замены отсутствующих или неработоспособных органов;

2) Повышения работоспособности (модификация) существующих органов;

3) Привития организму качественно новых свойств, навыков, возможностей: "память +(10-100)", "интеллект +(10-100)", "аналитик-2",

"Восприятие+(10-100)" и др.

искин (Искусственный Интеллект) — стационарное искусственное устройство с набором самообучающихся интеллектуальных компьютерных программ, прошедшее тест Тьюринга. Наиболее близкая реализация человеческой логики.

Карта ФПИ — карта физического, психического, интеллектуального состояния разумного. Содержит параметры в б.е. физического, психического и интеллектуального коэффициентов. Также содержит имя, наименование государства гражданином которого является разумный, список и ранг выученных баз знаний/данных, полученные сертификаты по профессиям и ряд специальных параметров.

КИТ — тысяча кредитов

Кредит — основная денежная единица содружества для межгосударственных расчётов. В каждом государстве может быть своя национальная валюта имеющая к кредит свой обменный курс. Центральные государства содружества используют только кредит. Лям — миллион кредитов. Корп — миллиард кредитов.

Ки-модернизация (Кибернетическая Модернизация) — вживление в организм человека одного или нескольких имплантатов.

Коммридер — многофункциональное устройство-коммуникатор с открытой архитектурой.

КШД-3 — Комплекс штурмовой десантный. Предназначен: для ведения боя на средней и дальней дистанции. Благодаря высокой скорострельности наносит большой урон в единицу времени и удобен при использовании укрытий. Стрельба ведется тремя видами боеприпасов. Иглы различной вариации (бронебойные, зажигательные, разрывные), магазин до 300 игл в зависимости от вида. Лазер — мощность и количество выстрелов, зависит от спектра излучения и емкости энергоячейки. Плазма большой мощности. Всего пять выстрелов на одну энергоячейку. Низкая скорость снаряда требующая брать упреждение. Убойная дальность — 10 метров.

Кодекс наёмников — свод уложений и правил регулирующий взаимоотношение нанимателей и наёмников.

Нейросеть (Искусственная Нейронная Сеть) — аппаратно-программное устройство, построенное по принципу биологических нейронных сетей (сетей нервных клеток живого организма). Используется Нейросеть как множество гаджетов: телефон, диктофон, компьютер, электронный кошелек, цифровая подпись, видеокамера и т. д. При наличии считывателя позволяет загружать в мозг "БАЗЫ ЗНАНИЯ"

Нейрокомуникатор (Искусственный Нейронный коммуникатор) — урезанная нейросеть(разрабатывалась для установки детям 9-10 лет, после наступления совершеннолетия ставилась нейросеть. Состоит из нейромоста внедренного в мозг и внешнего коммуникатора).

При наличии считывателя позволяет загружать в мозг "БАЗЫ ЗНАНИЯ" 1–3 уровня.

Наёмник, наёмное подразделение — не государственное (частное) военное подразделение выполняющее различные боевые контракты — сопровождение и защита грузов/грузоперевозчиков или нападения на них, нападение или защита поселений/планет/систем и т. д.

Нейромодуль — Искусственное аппаратно-программное устройство, построенное по принципу фрагментов биологических нейронных сетей.

Скафандр (Скаф, Пустотный костюм) — специальное снаряжение, предназначенное для изоляции человека от внешней среды и обеспечивающее ему комфортные условия в течение продолжительного времени.

СНС (Служба Найма Содружества) — организация, с помощью которой Содружество контролирует наемные отряды.

ФПИ — индекс Физического, Психического и Интеллектуального развития.

Бот — грузопассажирское внутрисистемное космическое судно.

Комбез — скафандр или легкий скафандр, или в просторечии "комбез". Способен выдержать полный вакуум и отрицательные температуры. Шлем выдвигается автоматически при опасности или недостатке кислорода в окружающей среде или по команде оператора, в походном состоянии образует "воротник" вокруг шеи. Небольшой запас кислорода — стандарт 10 минут.

Вундервафля употребляется вместо слова Вундерваффе, когда хотят презрительно высказаться об идеи создания оружия, которые зачастую нарушают основы физики и механики. Термин "вундервафля" используют только в российском оружейном сообществе, называя так военную технику, которая претендует на прорывные качества, но на деле оказывается малополезной.

Игольник — игольный пистолет, стреляющий металлическими иглами(бронебойные, разрывные, усыпляющие и т. д.), аналог безгильзового гаусс-оружия.

Гравикомпенсатор — устройство, преобразующее скорость в массу. Сжимаясь, оно вбирает в себя гравитацию, а потом, постепенно расширяясь, отдает её обратно, тем самым компенсируя перегрузки от резкого сброса скорости. Во время работы гравикомпенсатора невозможно изменение курса корабля — 100 % вероятность полного разрушения механизмов.

Нанофибрик — модуль, одновременно увеличивающий и скорость, и маневренность корабля.

Плазмоган (Плазмомет) — энергетическая установка, принцип действия которой основа на том, что заряд, состоящий из ионизированного газа, разогретого до состояния плазмы, разгоняется линейным электромагнитным полем в направлении цели. При попадании в цель заряд-плазмоид, до этого удерживаемый собственным электромагнитным полем, разрушается (нередко взрывообразно) и наносит сокрушительный урон.

МШДБ — (малый штурмовой десантный бот) предназначен для доставки и огневой поддержки десанта.

Пепелац — фантастический летательный аппарат, показанный в кинофильме "Кин-дза-дза!"

Фронтир — Граница, рубеж.

Примечания

1

Из песни В.С.Высоцкого

(обратно)

2

Прим. автора. Образ российского медведя не соответствовал описанию тупые, совпадение было быстрый и сильный

(обратно)

3

Штурмовая тактическая рота.

(обратно)

4

рабов, прим. автора

(обратно)

5

В некоторых случаях травмы головы могут провоцировать бредовое состояние. Такие симптомы могут появляться непосредственно после травмы, так и по прошествии некоторого времени.

(обратно)

6

Программно разогнанная нейросеть 5 уровня.

(обратно)

7

Хамна IV — большой транспортный корабль типа "Брусок" (одна из множества модификаций "Хамна"). Производство Арвар.

(обратно)

8

Суперкарго — второй помощник капитана.

(обратно)

9

Подсеть универсальная, военного назначения четвертого поколения

(обратно)

10

Служба Внешней Разведки

(обратно)

11

Лёр — уважительное обращение к дворянину или старшему по званию. Есть второе обращение, сёр, как правило используется при обращении гражданского разумного к дворянину или военнослужащему не ниже капрала.

(обратно)

12

Вахта, длящаяся с 00:00 до 04:00

(обратно)

13

Большой десантный корабль.

(обратно)

14

Политико-географический термин, обозначающий прежде всего историческую территорию Руси (России).

(обратно)

15

Малый штурмовой комплекс диверсанта, имитирующий внешний вид винтовки.

(обратно)

16

Существо, служащее своему хозяину, может выступать его помощником, охранником, боевым товарищем, собеседником или партнёром.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Проверка на прочность
  • Глава 2. Штрафники
  • Глава 3. Удача — награда за смелость
  • Глава 4. В свободном полёте
  • Глава 5. Ожидание шквала
  • Глава 6. Лихая переделка
  • Эпилог
  • Глоссарий
  • *** Примечания ***