КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479947 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 223022
Пользователей - 103624

Впечатления

Валерий Тузов про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Муть дошкольника. Язык убогий, рояли сломаны.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Иванов: Императрица Фике (Историческая проза)

Недавно просматривая сайт очередного «блошиного магазинчика» обнаружил (по мимо прочего) и данную книгу. Ну а поскольку до заказа (что бы набрать «как следует» вес) пару книг не хватало — я решил взять и это произведение (благо когда-то «совсем давно» я читал что-то из данной серии — кажется «Распутина»).

И хотя я отнюдь не являюсь ярым сторонником исторического романа (прочно ассоциируемого мной со всякими «книгами про Лубоффь» с полуобнаженными красотками на обложке), под влиянием «ностальгии», да и (признаюсь)) частично просмотренного мной (от скуки и на работе)) сериала «Екатерина» (с М.Александровой в гл.роли), решил взять именно ее.

Сериал сериалом — однако было интересно сравнить «показания», да и … в целом (просто) было желание все это перечитать. Купив же книгу, я обнаружил что в ней не один, а несколько вариантов «истории», в которых главный персонаж выглядит совсем не так, как «у соседа» (по сборнику))

Плюс, неожиданно при начале чтения я чуть «не нарвался», на «огромный спойлер», представленный в виде небольшой статьи из энциклопедии)) Вы серьезно! Это же «какой облом» мог бы выйти)) Но я мигом просек «сию каверзу» и … просто тупо (ее) не читал)) А что? В виде послесловия — это я еще могу понять)) Но так... сразу? Нет товарищи — это не дело!))

Что же касается самой (комментирумой) повести «Императрица Фике», то в ней (вдумчивый читатель) найдет «первые впечатления» Екатерины от приезда в Россию и … то что я бы назвал «первой частью сезона» (искомого сериала). Однако если период «акклиматизации» передан ярко и подробно, последующие (после смерти Елизаветы) события переданы весьма скупо... и завершают данную повесть на моменте коронации (данного персонажа).

Помимо жизни самой ГГ, автор очень неплохо показал и других соперсонажей (тетку, мужа и прочих «сановников»), единственно — сама Екатерина (по автору) получилась совсем не такой «наивной дурочкой» (как в сериале), а особой весьма хитро... продуманной прям в стиле (небезызвестной ныне характеристики) «иностранный агент» (в данном случае Пруссии), который терпеливо «ждет и дожидается своего часа»))

Плюс — помимо жизни самой героини, (как не странно) немалая часть отдана «политической обстановке» того времени (в виде вполне обоснованных претензий к немцам, которые начиная от Ломоносова, немало «гадили в меру своего влияния». Что ж — учитывая время написания повести (1967 год) в этом нет ничего удивительного)) И не смотря на кажущийся «агитпроп», считаю что он вполне обоснован. А если учесть (что оказывается) русские брали Берлин в 1945-м «отнюдь не впервые», то так и вообще)) Вполне патриотично — если (конечно) не считать, чем все (при смене «главнокомандующего») тогда в итоге «обернулось»...

А так... что сказать... конечно «первый вариант» не «вышел комом» и (как оказалось) вполне удачно смотрится на фоне второго романа (написанного как оказалось гораздо лучше версии первой), поскольку именно здесь (в части первой) так ярко и образно были раскрыты переживания «первоначального этапа» долгой дороги по «обретению трона и 3-х корон»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Лукьяненко: Застава (Боевая фантастика)

Вообще-то начиная с «Ночных дозоров» мой интерес к автору как-то поугас... И дело вовсе не в том что «дозоры» были плохим СИ)) Просто очень разрекламированным (в свое время). Поэтому и... (как ни странно), данный факт сработал (лично для меня) в совсем обратную сторону... Но «все течет и все меняется», и вот я наконец-то (!!!) спустя ...надцать лет, все же открыл новую книгу автора (случайно купленную мной, как и всегда по уценке)).

Что сказать? С одной стороны — данный мир практически калька с мира «Земли лишних», правда все эти «порталы» и прыжки «туда и обратно» поначалу сперва несколько напрягали... но все же «этот фактор» (на мой субъективный взгляд) все же не обесценил СИ (как я вначале боялся). В остальном же (если не считать полное отсутствие магии, и наличие некоторого вида «нелюдей») данный мир очень напоминает Перумовский «Не время для дракона»! Блин...!!! Он жен и написан совместно с Лукьяненко)) Вот жешь... Ну будем считать (тогда) что эта не вторая, а третья книга автора, которую я прочел за последнее десятилетие))

В остальном читается легко, хотя по факту здесь всего одна (почти детективная) развязка и «долгий, долгий путь к финалу»... Как я понял, данная СИ представлена довольно таки в обширном виде, однако (все же отчего-то) я пока сделаю (в ней) «перерыв» и не буду «просить добавки»)) Хотя со временем — при наличии бумажного «носителя» , почему бы и нет?))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Ищенко: Черный альпинист (Боевик)

Давным давно ещё в школе, зайдя к знакомому домой — увидел «стройные ряды» книг серии «Черная кошка» и «иже с ними»)) Разумеется, что заценив такую шикарную коллекцию, я просто не мог не выпросить кое что «на почитать» (поскольку денег все это покупать у меня тогда естественно не было, а «хотелки» никуда не делись). В итоге (помню) что я много что перечитал тогда — хотя что именно сейчас и не вспомню (хоть убей)) Единственно (как ни странно) в памяти всплыло именно это произведение. Не помню чем конкретно оно меня тогда «так зацепило», но увидев «знакомое название» я не смог пройти мимо и взял книгу чисто что бы «воскресить былые впечатления»...

Итог повторного чтения через ...надцать лет получился не таким уж и плохим. С одной стороны вначале ГГ не особо и впечатлил (будучи своего рода «удачливым неудачником»)) Уже после попав «в обстоятельства» ГГ начинает преображаться и «вызывать сочувствие»... А вначале — это все казалось лишь несколько нудной историей про очередного «хитро...сделанного индивида» (нерусской национальности). К финалу же стало видно что все его хитрости и (без кавычек) справедливая борьба обернулась большим разочарованием и провалом. И вот — избежав одной проблемы, ГГ невольно «влипает в другую»... И начинает «волей-неволей» разгребать «завалы своего прошлого». Финал же «данной пьесы» заставит покраснеть от зависти любого «Скалолаза» (со Сталлоне тех времен) будь он экранизирован...

А если же убрать всю «прочую шелуху», это роман о том как сильно может измениться человек и о том как все его «хотелки» (желания, принципы и пр) могут резко измениться под давлением обстоятельств... Плюс что ещё понравилось — это раскрытие «восточного калорита», где под маской улыбчивых дядьев скрываются местами «хитрые и уродливые карлики» (мечтающие всеми вокруг помыкать).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Михеев: Гильдия наемников. Курьер (Фэнтези: прочее)

да, эта книга получше первых написана

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Мяхар: Ведьма на задании (Юмористическая фантастика)

Что означает (скачать исправленную)???
НЕ Уважаемый "автор", Вы бы хоть грамматические ошибки исправили!!!
Стыдно! Мне стыдно читать Ваш безграмотный "опус". Таких ошибок не делают даже 5-тиклассники.
Word подчёркивает ошибки. Или Вы не знаете КАК их исправлять?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Беличенко: Помещик. Книга 1 (СИ) (Альтернативная история)

одно непонятно - если всё так хреново, то вали нафиг с этой страны! туда, где оценят

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Путь Пустой Руки [Денис Кащеев ] (fb2) читать онлайн

- Путь Пустой Руки 1.26 Мб, 248с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Денис Георгиевич Кащеев

Настройки текста:



Денис Кащеев Путь Пустой Руки

ПРОЛОГ

«Ниппон Будокан», Токио, Япония

— На третьем татами состоится полуфинальный бой в категории «Мужчины, вес до восьмидесяти пяти килограмм». Красный шлем: Белов Артур, Россия. Белый шлем: Ямада Кэйсукэ, Япония!

Турнир – Открытый Кубок Азии – проходил в Токио, и все объявления здесь делались исключительно по-японски. Даже по-английски не дублировались. Так что понять, кого вызывают на татами, было той еще задачкой! Особенно учитывая, как судья-информатор коверкал наши русские имена. «Бирофу Ар’туру» – так вполне могли бы звать какого-нибудь африканца – вроде того малийца, что двадцать минут назад я вынес в четвертьфинале. Хиленький оказался негритенок – я даже вспотеть толком не успел, как рефери на площадке зафиксировал иппон — чистую победу. С японцем, небось, посложнее будет…

Мой следующий соперник стоял у противоположного края татами, заложив пальцы за верхний край кирасы — кожаного защитного нагрудника, используемого у нас в косики каратэ. Ростом он был ничуть не ниже меня с моими ста восьмьюдесятью сантиметрами — вообще, пресловутая низкорослость японцев, по ходу, не более чем миф – да и в плечах нисколько не ýже. Задумчивый взгляд Ямады Кэйсукэ был устремлен куда-то сквозь вашего покорного слугу, в необозримую даль.

Пояс у японца был черный. Впрочем, об этом, пожалуй, и упоминать не стоило — такое впечатление, что мастерскую степень каратэ-до – первый дан — здешним ребятам присваивают просто по факту рождения в Стране Восходящего Солнца. Я утром видел на трибуне двух местных девчушек — пигалиц лет десяти-двенадцати, не старше – обе с черными поясами, прям под цвет их задорных косичек! Вот как так?! У нас в этом возрасте хоть в лепешку расшибись — выше синего не поднимешься! Я свой синий пояс в шестнадцать получил, после целых семи лет упорных тренировок, коричневый – в восемнадцать, а на черный вот только по окончании этого турнира сдавать собирался. И дело тут вовсе не в каком-то неимоверном уровне мастерства бойцов с родины каратэ — побеждают наши «цветные пояса» сверстников-японцев за милую душу: и дети в своих категориях, и взрослые спортсмены. Не всегда, конечно, но как правило. Сэнсэй мой так и говорит: бьют, мол, не по поясу… Но все равно обидно.

Секундант протянул Ямаде белый шлем, одновременно Пашка Иванов, свои сегодняшние бои уже благополучно завершивший, нахлобучил мне на голову красный и принялся возиться с шнуровкой на затылке. Шлем для косики каратэ -- штука любопытная. Сам кожаный, с прозрачным пластиковым забралом, как говорят, выдерживающим прямой удар бейсбольной битой. Может, и правда – я не проверял, но что знаю точно, от нокаута он вовсе не спасает – надо лишь хорошо попасть. Вон, давешний малиец не даст соврать.

Пашка покончил с завязками и легонько хлопнул меня ладонью по плечу. Повернувшись к своему секунданту, я поблагодарил его коротким поклоном. Иванов поклонился в ответ. Каратэ начинается и заканчивается рэй – вежливостью, уважением. Наипервейшее правило!

Снова обратившись в сторону татами, я принялся неспешно разминать кисти. Никаких перчаток: каратэ-до так и переводится с японского – «путь пустой руки». На внутренних турнирах мы иногда используем матерчатые накладки – скорее, из гигиенических соображений – но на международных соревнованиях с этим строго. По мне, так оно и правильно: голую руку лучше чувствуешь.

Тем временем, в центр площадки вышел поджарый рефери в широких штанах-юбке хакаме, судя по флажку с кленовым листом на рукаве куртки – канадец. Мельком посмотрел в мою сторону, потом перевел взгляд на японца – убедился, что спортсмены готовы – и скомандовал:

– Ака, сиро – нидзё! – то есть: «Красный, белый – выходите!»

Поклонившись, я двинулся вперед. С противоположного края татами навстречу мне пошел Ямада Кэйсукэ.

Не доходя пару шагов до центра площадки, мы оба остановились, по жесту канадца приветствовали рэй судейский столик, самого рефери и друг друга. Последовала команда:

– Сёбу иппон хаджимэ! – и бой стартовал.

Японец сразу же ринулся в атаку, очевидно, сделав ставку на яростный натиск. Но не тут-то было! Отступив всего на полшага, я благополучно избежал прямого удара в голову, выброшенную соперником ногу ловко принял на правое предплечье и тут же контратаковал. Моя передняя, левая рука скользнула по шлему противника – звук контакта, на который нередко ориентируются не самые опытные судьи, был отчетлив, но, признаться, сам удар вышел плохонький. Зато повторный – правой рукой – получился хоть куда – сильный и точно в центр стеклянного забрала японца. Комбинацию завершил звонкий маваши[1] в край кирасы незадачливого Кэйсукэ.

– Ямэ! – остановил бой рефери. – Мотоно ичи! – велел он нам вернуться на исходную позицию. – Ака: дзёдан цки – ваззари, чудан гери – ваззари! – скороговоркой выдал затем канадец и показал столику три пальца на ближней ко мне руке.

Понятно: мой первый кривенький удар рукой судья справедливо не засчитал, за второй – «цки» в верхний уровень «дзёдан» присудил очко, за попадание ногой в средний уровень «чудан» – еще два. То есть счет сразу же стал три-ноль в мою пользу.

– Тсудзукитэ хаджимэ! – дал канадец команду продолжить поединок.

Теперь японец действовал осторожнее. Чуть дернулся вперед – тут же отпрянул, притопнул ногой, имитируя атаку, но на меня не пошел. Не ведясь на эти пританцовывания, я спокойно ждал – время теперь работало на меня. Наверное, добрую четверть минуты мы неспешно кружили по татами, не предпринимая активных действий. Наконец рефери это надоело, он вернул нас в центр площадки и сердито отчитал обоих по-английски за пассивность. На упрек я ответил вежливым поклоном. Мой соперник сделал то же самое, но как-то порывисто, нервно. Мне оставалось лишь усмехнуться.

– Тсудзукитэ хаджимэ!

Бой снова возобновился.

Ямада продолжил действовать в прежней манере, то чуть приближаясь, то отскакивая – не делая даже попытки обмена ударами, словно это он, а не я, вел в счете. Можно было бы, наверное, пропрыгать так до самого конца трехминутного поединка, но это, пожалуй, выглядело бы просто несолидно, и, улучив момент, когда японец в очередной раз качнулся на меня, я пулей метнулся ему навстречу и подсек неосторожно выставленную вперед опорную ногу. Беспомощно взмахнув руками, Кэйсукэ с грохотом рухнул на спину, я же, подскочив, обозначил добивание – работать по лежачему в полный контакт у нас запрещено правилами.

– Иппон! – крикнул с первого ряда трибуны кто-то из наших, русских, требуя присудить мне чистую победу. – Иппон давай!

Канадец, однако, расщедрился лишь на очко – как за обычный удар рукой. Ну и ладно, зато красиво было!

Таким образом, разрыв в счете вырос до четырех баллов, и моему сопернику уже ничего не оставалось, как только искать счастья в атаке. Едва прозвучала команда «хаджимэ», он, отчаянно молотя по воздуху руками, попер вперед, как танк – и даже ухитрился слегка достать меня кулаком в корпус – но и сам пропустил в голову, да еще и дважды, причем второй мой удар явно его потряс. Японец потерянно попятился, и я погнал его к краю татами, который он вскоре и переступил ногой. За это нарушение с его стороны, называемое «дзюгай», мне полагалось дополнительное очко – если, конечно, судьи решат, что Кэйсукэ совершил его умышленно.

– Ямэ! – выкрикнул рефери, словно шлагбаум ставя вытянутую руку между мной и моим противником.

Прекратив атаку, я скосил глаза на помощника арбитра – показывает ли тот белым флажком «дзюгай» – лишь на долю секунды потеряв из вида японца. В этот-то самый миг Кэйсукэ и нанес удар – бесчестно, из-за пределов площадки, после команды «Стоп!», ногой с разворота – точно мне в висок.

Защититься я не успел, и свет в токийском «Будокане» разом погас.


[1] В японском языке есть несколько слогов (азбука у них слоговая), точно передать звучание которых в иных наречиях затруднительно. В русском языке существует аж два способа транскрибирования японских слов (и оба неидеальны). Первый – передача «спорных» звуков как «си», «дзи» и «дзу». Второй – как «ши», «джи» и «джу». Проблема в том, что некоторые слова достаточно прочно вошли в нашу речь с тем же «ши» (например, «суши», «Тошиба»), а другие – с «си» («хаси», «годзаимасита», «Синдзюку»). Это касается и терминологии каратэ. Если круговой удар ногой называют и «маваси» и «маваши», то его разновидность – с разворота – все-таки обычно с приставкой «уширо», а не «усиро». В этой связи автор вынужден отойти от единого принципа транскрибирования и будет употреблять тот вариант, который покажется ему наиболее подходящим в том или ином конкретном случае. По умолчанию, в прямой речи – «си», а авторской – «ши».

1. Неожиданное предложение

— Ямэ!

Послушно подчинившись команде, на этот раз бдительности я не потерял. Японец делано-неуклюже переступил левой ногой, словно пытаясь восстановить потерянное при покидании татами равновесие – и, внезапно развернув корпус, стремительно выбросил правую вперед и вверх. Я спокойно сделал шаг назад, и пятка коварного Кэйсукэ вхолостую просвистела перед стеклом моего шлема. Ямада промахнулся.

В сотый, если не в тысячный раз подряд.

Я открыл глаза.

Увы, ловкий уход от предательской атаки раз за разом повторялся лишь в моем одурманенном лекарственными препаратами мозгу.

Я лежал на неширокой кровати, укрытый тонким бежевым одеялом. Под потолком прямо над моей головой на ажурной конструкции из металлических прутьев с загнутыми концами была подвешена пластиковая емкость, формой напоминавшая перевернутую грелку, из горлышка которой вниз, к моему левому предплечью тянулась гибкая серая трубка. Ниже места, где она скрывалась под аккуратным прямоугольником пластыря, запястье украшал белоснежный бумажный браслет с черными полосками штрих-кода. Кажется, нечто подобное недавно я уже видел… Точно! Это все и видел. Я уже приходил в себя. Тогда здесь, рядом, еще доктор был. Японец. В белом халате, шапочке и очках – наверняка доктор. Что-то, помнится, мне пытался объяснить на нещадно коверкаемом английском, совал под нос какие-то бумаги с иероглифами, но я почти ничего не понял. Разве что кроме того, что дело мое – швах. С башкой нечто до ужаса серьезное, и спортивная страховка такого не покрывает. Ну и что теперь?!

Я возмущенно дернул головой, и затылок тут же пронзила адская боль. Не сдержав стона, я невольно зажмурился, а когда снова сподобился приподнять резко отяжелевшие веки, плотная занавесь, отгораживавшая мою печальную обитель не то от остальной палаты, не то прямо от больничного коридора, оказалась бесцеремонно отдернута, и рядом с кроватью стояли трое.

Одного из нежданных гостей, усача, державшегося позади прочих и возвышавшегося над ними на добрую голову, я узнал сразу. Мой Сэнсэй. Владимир Александрович, тренер по каратэ, у которого я занимался с девяти лет. И это не спутники его были такие низенькие – это он являлся сущим исполином. Шутка ли – чемпион мира в абсолютной категории!

«На автомате» я дернулся, порываясь подняться навстречу Учителю, и мозг тут же снова нещадно прострелило.

— Лежи спокойно, Артур, — негромко проговорил Сэнсэй, и от звука его уверенного голоса боль из-под моего черепа тут же испуганно отступила.

— Что со мной? – кое-как собравшись с силами, выговорил я. Собственные слова эхом отдавались в голове, будто царапаясь там острыми коготками — было неприятно, но терпимо.

– Врач тебе не объяснил? Лопнул сосуд в мозгу. Кровоизлияние. К счастью, дежурные медики в Будокане сработали быстро и четко. Не сориентируйся они вовремя — все могло закончиться куда печальнее…

— Тот японец… – виновато выдохнул я. — Ямада… Он после «Ямэ!» ударил…

– Давай сейчас не будем об этом, — слегка поморщился Сэнсэй, и от этих его слов сделалось окончательно ясно, что положение мое пропащее -- будь иначе, тренер уж не преминул бы выговорить мне за потерю концентрации в бою. Мало ли, что удар последовал после остановки поединка! Команда была «Стоп!», а не «Расслабиться и считать ворон!». – Тем более, господин Окада здесь как раз из-за этого, – добавил внезапно Владимир Александрович, кивнув сверху на одного из своих спутников.

Только теперь я удосужился их рассмотреть. Оба явно были японцами. Тот, на которого показал глазами Сэнсэй – постарше, с сединой в волосах, другой – лет, наверное, двадцати пяти, щуплый, с узким, показавшимся мне неприятным лицом. Заметив, что я, наконец, обратил на них свое внимание, первый японец произнес длинную фразу на своем языке, сопроводив ее коротким поклоном. Дождавшись, пока его соотечественник закончит, второй японец заговорил по-русски, причем, весьма чисто:

– Бирофу-сан, моя фамилия Ито, я переводчик господина Окада-сама. Окада-сама сердечно приветствует вас на японской земле и приносит свои глубочайшие извинения за прискорбный инцидент, происшедший на турнире. Грубо нарушив правила соревнований, его недостойный ученик покрыл несмываемым позором не только самого себя, но и возглавляемую Окада-сама школу каратэ-до. Негодник уже изгнан из додзё навсегда.

На фоне остальной пафосной речи это игривое «негодник» прозвучало довольно забавно, но невольная попытка усмешки кузнечным молотом отдалась у меня в висках – чем и завершилась.

– Господин Окада – сэнсэй этого Ямады? – зачем-то уточнил я.

– Увы, это так, – последовал ответ. – Поэтому Окада-сама и считает, что все случившееся – целиком и полностью его вина. Ему нет и не может быть прощения.

– Да ладно, чего уж там… – миролюбиво выговорил я, но Сэнсэй за спинами японцев тут же сурово сдвинул брови к переносице и слегка качнул головой. – Хотя оно и нехорошо, конечно, получилось… – поспешил добавить я.

– Очень, очень нехорошо, – охотно согласился японец. – Разумеется, Окада-сама оплатит ваше лечение – это меньшее, что он может для вас сделать, Бирофу-сан. Но дело в том, что традиционные методы не дают в вашем случае гарантии полного исцеления. Однако, к счастью, как раз сейчас госпиталь, в котором вы находитесь, и принадлежащая Окада-сама компания ведут совместный, новаторский проект. Разработанная в его рамках методика показала исключительную эффективность! Обычно иностранцы не имеют к ней доступа, но в вашем случае, учитывая обстоятельства, может быть сделано исключение.

Японец умолк, вероятно, ожидая, что я начну его благодарить или хотя бы поинтересуюсь, что это за такая чудодейственная методика, но тяжесть, внезапно возникшая в моем затылке и быстро распространившаяся по всей голове, не позволила мне выговорить ни слова. Когда же приступ наконец отступил, так и не дождавшись от меня никакой реакции, переводчик Ито уже снова заговорил:

– Вероятно, вы слышали о камерах виртуальной реальности, Бирофу-сан? Они производятся как раз компанией Окада-сама. Не секрет, что изначально это была разработка в интересах министерства обороны, но военного значения она так и не приобрела. Зато совершила подлинный переворот в индустрии многопользовательских ролевых онлайн-игр!

О камерах, или как чаще называли их по-русски, РПГ-капсулах, я, конечно, слышал. Появились они пару лет назад и поначалу, вроде бы, были встречены публикой довольно скептически: в первую очередь из-за весьма высокой цены. Игровое устройство по цене люксового автомобиля – смешно же, право слово! И это еще не считая стоимости подписки на сами игры, тоже не маленькой! Тем не менее, постепенно камеры виртуальной реальности завоевывали популярность. В Москве их сперва установили у себя крупные игровые клубы – и, говорят, очередь на них сразу же оказалась расписана на месяцы вперед. А потом РПГ-капсулы принялись покупать и частные лица. Что до меня, я от всего этого действа оставался достаточно далек – и в обычные-то компьютерные игры никогда особо не играл, предпочитая проводить все свободное время в спортивном зале, что уж говорить о дорогостоящей новинке!

– Должно быть, Бирофу-сан, вы задаетесь вопросом, при чем здесь онлайн-игры? – продолжал между тем вещать японец. Признаться, сам я об этом подумать еще даже не успел. – Дело в том, что при такой серьезной травме головы, как у вас, в мозгу происходят опасные нарушения. Он словно забывает, как должен работать – полностью или частично. И исследования показали, что лучшим способом «напомнить» ему забытое является виртуальная реальность. Те самые популярные онлайн-игры с полным погружением. Не всякие, конечно, игры, но некоторые отвечают целям терапии просто идеально. Какие-нибудь две недели таких процедур – и мозг, перенастроившись, начинает работать, как новенький! Компания Окада-сама установила в этом госпитале несколько камер виртуальной реальности, и одна из них как раз сегодня освобождается. Вы можете занять ее – если, конечно, пожелаете. Как уже было сказано, лечение оплатит Окада-сама. Ну, что скажете?

– Вы говорите, две недели? – вычленил я из услышанного, как мне показалось, самое очевидное препятствие. – У меня виза всего на десять дней, из которых, по крайней мере, половина уже прошла… Какое сегодня число, кстати?

– Пятое июля.

Пятое?! Турнир же был второго! Это что же, я провалялся без сознания целых три дня?!

– Все консульские формальности будут урегулированы надлежащим образом, – заверил тем временем японец. – Об этом не беспокойтесь.

– Вот как… – шарики в моей голове вращались со страшным скрипом – не иначе мозг и правда слегка подзабыл, как должен работать. – Ну, если виза будет… – я перевел взгляд на Сэнсэя, адресовав ему безмолвный вопрос. Не задумываясь, Владимир Александрович выразительно кивнул – для верности даже дважды. – Тогда я, наверное, согласен, – облегченно выговорил ваш покорный слуга – радуясь, что не нужно гадать о верном выборе. – Давайте эту вашу камеру… Аригато[1], – все же сподобился я благодарно улыбнуться господину Окаде, расплатившись за вежливость очередным приступом тупой боли.

– До итасимаситэ[2], – склонив голову, коротко ответил тот.


[1] Спасибо (на самом деле, в данной ситуации не очень вежливая форма, но иностранцу простительно; яп.)

[2] Не за что (яп.)

2. Загрузка

Слышать-то о РПГ-капсулах я слышал, но вот видеть их раньше воочию мне не доводилось. Внешний облик камеры виртуальной реальности, впрочем, ничуть меня не удивил — что-то подобное я себе, наверное, и представлял: огромное стальное яйцо, разрезанное вдоль на две равные половинки. Верхняя – крышка, нижняя – дно. В просторном зале без окон, куда меня прикатили прямо на кровати – как выяснилось, внизу у нее как раз на такой случай имелись специальные колесики – таких «яиц» стояло семь. Шесть в ряд – наглухо закрытых, и одно, с самого краю — распахнутое, подобно голодной пасти какого-нибудь древнего ящера. Сходства с последней добавляла череда треугольных зубчиков, идущих по всему срезу каждой из половинок.

А вот внутри этой разверзнутой пасти меня ждал в некотором роде сюрприз. Я почему-то вообразил, что там должно стоять что-нибудь наподобие кресла, но нижняя половинка РПГ-капсулы оказалась до краев заполнена какой-то непрозрачной, даже с виду вязкой жидкостью.

Сдернув утлое одеяльце, два дюжих японца-санитара ловко подхватили меня с моей койки-каталки (попутно выяснилось, что лежал я на ней в чем мать родила) и окунули прямиком в эту жижу (и в самом деле густую и очень теплую, почти горячую), оставив торчать на поверхности одну лишь голову — там, под липкой массой, как видно, располагалось наклонное ложе. Как ни странно, уровень жидкости в «яйце» при этом ничуть не повысился и через зубчатые борта она не плеснула. Вот бы старина Архимед поразился!

Из троих пришедших давеча навестить меня гостей со мной теперь оставался лишь переводчик Ито-сан. С господином Окада мы распрощались еще в палате, Сэнсэй же прошагал рядом с каталкой через весь госпиталь, и только уже в зал с РПГ-капсулами его не пустила вежливая, но непреклонная охрана. Перед уходом Владимир Александрович крепко, но аккуратно пожал мою вялую кисть.

— Сэнсэй! – не удержался я напоследок от давно уже мучавшего меня вопроса. — А когда все это закончится… Я смогу, как планировалось, сдавать в сентябре на черный?

Лицо моего Учителя омрачилось тенью.

– Пусть сначала закончится, — хмуро буркнул он в густые усы. — Не торопи события, Артур!

– И все же, — не унимался я. – Просто скажите: да или нет? Для меня это важно!

— Еще вчера, до того, как господин Окада сделал нам свое щедрое предложение, вопрос стоял о том, сможешь ли ты хотя бы самостоятельно ходить! -- выдержав долгую паузу, с мрачным видом покачал головой Владимир Александрович. – Скажу так: дан-тест в сентябре никто не отменял. Если будешь готов и врачи дадут допуск – сможешь сдавать на черный пояс. Но сейчас, по-любому, рано об этом думать!

– Спасибо, – выдохнул я, тем не менее весьма обнадеженный.

– Спасибо господину Окаде скажешь… Если доведется.

Этот наш с ним недолгий разговор снова и снова прокручивался у меня в голове, пока цикл не разорвал приблизившийся к моей РПГ-капсуле Ито-сан.

– Вам ранее приходилось пользоваться камерой виртуальной реальности, Бирофу-сан? – задал он вопрос.

– Нет, никогда, – ответил я, не без труда вынырнув и трясины собственных мыслей.

– Тогда слушайте внимательно. Когда крышка опустится, вы увидите установочное меню. Так как вы у нас необычный игрок, по большинству позиций выбор за вас уже сделан. Так необходимо в целях терапии. Тем не менее, аккаунт у вас будет стандартный, и вся последовательность настроек должна быть пройдена. Чтобы перейти к очередному пункту, мысленно нажмите на кнопку – чаще всего, она там окажется единственной. Если же кнопок будет несколько – выберете одну из них на свое усмотрение.

– А как их нажимать? – не нашел ничего лучше, как только спросить я.

– Просто вообразите нажатие – этого будет достаточно.

– Вообразить… Окей… – неуверенно пробормотал я.

– Тогда если у вас больше нет вопросов…

– Есть! – забыв об осторожности, почти выкрикнул я, испугавшись, что собеседник сейчас уйдет – в голове тут же громыхнула небольшая ядерная бомбочка, и продолжить я сумел не сразу. Ито-сан, надо отдать ему должное, терпеливо ждал, пока я вновь обрету способность говорить. – Я главное не понял: что я вообще должен там, в игре, делать? – удалось, наконец, мне задать свой вопрос.

– Полагаю, то же самое, что и в обычной жизни, – неопределенно развел руками переводчик.

– В смысле – то же самое? Есть, спать, тренироваться?

– Есть, спать, тренироваться, – по разу кивнул на каждое слово японец.

– Ну а цель-то у меня будет какая?

– Ваша главная цель, Бирофу-сан – успешно пройти курс терапии, – назидательно проговорил Ито-сан. – Что же до цели в рамках онлайн-игры – она не столь важна и, в принципе, может быть абсолютно любой. Поставьте ее себе сами, какую сочтете нужным.

– Понятно… – протянул я, хотя на самом деле давненько не пребывал в подобной растерянности. – Тогда, если позволите, последний вопрос. Меня что, в этой капсуле на все две недели закроют?

– Полный курс терапии рассчитан на пятнадцать дней. И да, все это время вы будете находиться внутри капсулы. Питание станете получать внутривенно. Атрофия мышц вам также не грозит – любая виртуальная нагрузка, полученная вами в рамках игры, автоматически будет передаваться вашему физическому телу, стимулируя соответствующие органы. Бывало, пациенты покидали камеру в куда лучшей физической форме, чем в нее ложились! С другой стороны: если в рамках игры вы получите рану, травму или умрете, в реальности этого, конечно же, не произойдет. Транслируются лишь положительные факторы, отрицательные жестко отфильтровываются.

– А там, в игре, что, можно умереть? – не скрыл я своего удивления.

– Разумеется. Но за смертью неизбежно последует воскрешение – пусть и с потерей части опыта и навыков.

– Опыта? Навыков?

– Разберетесь, это несложно, – уже нетерпеливо заверил меня японец. – А сейчас прошу меня извинить: камеру пора закрывать. Удачной игры, Бирофу-сан! И, главное: скорейшего выздоровления!

– Спасибо, Ито-сан, – поблагодарил я.

Переводчик отступил на шаг, и почти сразу на мое лицо упала тень – начала опускаться верхняя половинка «яйца». Десяток секунд – и створки сомкнулись, погрузив мир вокруг меня в непроглядную тьму. Что-то мягко коснулось моих волос на затылке, скользнуло к вискам. Защекотало под носом. Я попытался было поднять руку, чтобы почесать там – и понял, что не в силах пошевелиться. Однако ни удивиться, ни испугаться толком не успел: прямо перед моими глазами вдруг появился прямоугольный экран с крупной надписью по-русски:


ВВЕДИТЕ ИМЯ


Чуть ниже, собственно, все уже было введено:


Имя: Белов Артур


Рядом располагалась квадратная кнопка с изображением залихватской «галочки». Ее-то, очевидно, и следовало нажать.

Машинально я снова дернул рукой – и лишь еще раз убедился, что собственное тело мне более не подчиняется. Как там говорил Ито-сан? «Вообразите нажатие»? Сосредоточившись на кнопке, я постарался представить, как она медленно погружается в недра экрана – и она в самом деле будто бы слегка продавилась! И через секунду прежние надписи перед моими глазами исчезли, сменившись новыми:


ВЫБЕРИТЕ ПОЛ ПЕРСОНАЖА


Единственный доступный мне вариант был «Мужской» – что меня более чем устраивало.

Уже знакомое нажатие кнопки – и очередная надпись:


ВЫБЕРИТЕ ВНЕШНОСТЬ ПЕРСОНАЖА


И снова один-единственный вариант:


«Оригинальная внешность игрока»


Что ж, не быть мне в виртуальной реальности ни ушастым эльфом, ни могучим орком… Ладно, не очень-то и хотелось!

Вдавленная мысленно кнопка – и на этот раз мне наконец-то предоставлен выбор, да еще какой:


ВЫБЕРИТЕ СВОЙ ПУТЬ


И предложенные варианты:


«Традиционное жесткое каратэ»

«Каратэ Сётокан»

«Гармония Ки (Айки)»

«Мягкость и Гибкость (Дзю)»

«Меч (Кэн)»

«Лук (Кю)»


Еще три или четыре пункта ниже были неактивны и прочесть их названия оказалось невозможно.

Надо признать, размышлял я недолго. Косики каратэ, которым я занимался с девяти лет, и которое, в конечном итоге, и привело меня сегодня сюда, в РПГ-капсулу – это ведь и есть каратэ «традиционное жесткое». Пусть уж хоть что-то в предстоящей игре окажется знакомым!

Таким образом, мой выбор пал на первый пункт.


ВЫБЕРИТЕ ЛОКАЦИЮ


В этом разделе вариант снова был единственный: «Россия». Что ж, так тому и быть.


ВЫБЕРИТЕ СТАРТОВЫЙ БОНУС


Из предложенного:


Сила +2

Ловкость +2

Удача +3

Боевой дух +1

+1 случайный навык


Ну и как тут определиться, не зная правил игры?!

Что ж, попробуем порассуждать. Последний пункт отпадает сразу – лотереи ни разу не моя фишка. На боевой дух мне как-то никогда не приходилось жаловаться. Смею надеяться, что так будет и далее – хотя, понятно: игра есть игра… Сила? Ловкость? Удача? Что из этого может оказаться важнее в виртуальности? В зависимости от обстоятельств, как говорится… Но первые два предлагаются по «+2», а Удача – аж «+3»!

Это в конечном итоге и определило мой выбор. Удачу в студию!

Последнее (как оказалось) нажатие кнопки – и на экране высветилось:


Добро пожаловать в игру, Белов Артур!


Тип вашего аккаунта: стандартный


Избранный Вами Путь: традиционное жесткое каратэ


Ваш текущий уровень: не присвоен

Необходимый Опыт до нового уровня: 0/35


Базовые характеристики:

Здоровье: 50

Бодрость: 50

Сила: 1

Ловкость: 1

Выносливость: 1

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 1

Удача: 4


Добродетели: нет


Общие навыки: нет


Боевые навыки: нет


Достижения: нет


Провисев перед глазами где-то с минуту – за это время я успел перечитать все трижды, но понял ненамного больше, чем если бы текст шел, например, на японском – табличка исчезла, ненадолго сменившись кроваво-красной надписью:


ЗАГРУЗКА ЗАВЕРШЕНА


и затем экран передо мной погас.

3. Игра началась!

Открыв глаза (и когда это только я успел их закрыть? Совершенно такого не помню!), я обнаружил себя сидящим на тростниковой циновке в углу совсем крохотной — метра два на два, не больше – комнатки. Вся ее обстановка состояла из соломенного тюфяка (сам не знаю, почему я вдруг решил, что длинный плоский мешок, занимавший около трети помещения, был набит именно соломой – но как выяснилось позже, эта догадка оказалась абсолютно верной), низенького – стоящему человеку не выше колена будет – столика на четырех изящных ножках и аккуратной подушечки подле него. Одна из стен комнаты была деревянной, и в ней имелась широкая ниша, в глубине которой одиноко висела не то художественная гравюра, не то план эвакуации при пожаре. Три остальные стены выглядели едва ли не бумажными – приглушенный свет проникал в комнату прямо сквозь них. Ни дверей, ни окон заметно не было.

Что до меня самого, то на мне было белое каратэги — костюм для тренировок, состоящий из широких штанов и куртки, в просторечье у нас, в России, обычно называемый «кимоно». Не то чтобы совсем уж неверно называемый — в широком смысле слова под «кимоно» японцы понимают вообще любую одежду неевропейского фасона. Но все же классическое кимоно — это нечто вроде халата. А штаны с курткой для занятий боевыми искусствами правильно именовать «доги». Ну или конкретно для каратэ – каратэги.

Моя куртка была подвязана поясом — как и она сама, девственно белым. Похоже, Путем Пустой Руки – каратэ-до — мне предстояло идти с самого что ни на есть начала.

Никакой обуви — ни у меня на ногах, ни вокруг в комнате – не нашлось.

Поднявшись с циновки, я еще раз пристально оглядел помещение — уже с высоты собственного роста. Взгляд снова зацепился за гравюру в нише, и я шагнул к ней, чтобы рассмотреть внимательнее. Более всего изображение напоминало карту, значительная часть которой, впрочем, оставалась скрыта серым «туманом войны» – несмотря на всю поверхностность моего знакомства с компьютерными играми, о таком термине я слышал. Четко прорисованы были лишь пара строений в самом центре, одно над другим, и извилистая дорожка между ними. На нижнем из объектов красовался значок в виде заключенного в красную перевернутую каплю черного кружочка, так и кричавшего: «Вы находитесь здесь!»

Что ж, уже неплохо. Два здания, в одном из них я, к другому ведет тропинка — значит, вероятно, мне нужно туда пойти? Или нет? Может, и нет, но никаких иных идей о том, как вести игру, у меня все равно не было.

В любом случае, прежде, чем искать обозначенное на карте здание, следовало как-то покинуть эту комнату -- как я уже упоминал, ни окон, ни дверей в ней я не видел. На пробу легонько толкнул рукой заднюю стенку ниши с картой – безрезультатно. Пожав плечами, я перешел к другой стене. Выглядела она довольно хлипкой – тонкая, охотно прогибающаяся под пальцами бумага, натянутая на деревянный каркас. Стоило же мне коснуться одной из его реек, как добрая половина стены почти сама собой плавно отъехала в сторону, открыв широкий проход наружу.

За раздвижной дверью оказался длинный пустой коридор, справа заканчивавшийся тупиком, а слева – каким-то светлым помещением. Туда-то я, не долго думая, и направился и, преодолев десяток метров, оказался на открытой веранде. В кристально-голубом небе весело светило солнце. Лестница передо мной вела в нечто наподобие зеленого сада с ручьем и водопадиком, окруженного невысокой каменной стеной. В стене имелись воротца.

Все это выглядело как-то очень… по-японски!

– А говорили, будет Россия… – пробормотал себе под нос я, спускаясь по лестнице в сад и ставя ногу на выложенную белым гравием дорожку. Ступню ощутимо кольнуло – безобидные с виду камешки на поверку оказались довольно острыми. Недовольно поморщившись, я сделал шаг к воротам.

– Что, так босиком и пойдешь? – послышался вдруг сзади насмешливый голос.

Я резко обернулся: на веранде за моей спиной стоял парень примерно моего возраста – лет девятнадцати-двадцати. Ни разу не японец – с типично рязанской физиономией – открытым ширококостным лицом, носом картошкой, густыми русыми волосами… Да и говорил он по-русски так, что сразу было ясно: язык для него родной.

Одет незнакомец был в такое же, как и у меня, каратэги, но с яркой красно-белой эмблемой на груди.

Пояс на нем был желтый. Какая бы система здесь ни применялась (а как известно, в разных стилях каратэ-до используется разная последовательность цветов) – всяко круче моего белого.

Не очень пока понимая, чего ждать от этой встречи, я предпочел укрыться за надежной броней этикета, коротко, по-японски, поклонившись незнакомцу. Усмехнувшись, тот ответил мне довольно небрежным кивком.

– Говорю: так босиком и собираешься идти? – с ухмылкой повторил он затем свой вопрос.

Я лишь развел руками:

– А что, есть варианты?

Вместо ответа незнакомец проделал замысловатый пасс рукой – и откуда ни возьмись в ней появилась пара сандалий. Почему-то я вообразил, что он сейчас отдаст их мне, и даже уже дернулся было за ними, но, неспешно спустившись по лестнице, парень бросил обувку наземь и сунул в нее собственные ноги. Потом все же шагнул ко мне и протянул освободившуюся руку:

– Егор!

– Артур, – в свою очередь представился я, пожимая его ладонь. После чего спросил: – Научишь меня этому трюку с обувью?

– Какому еще трюку? – кажется, искренне удивился он.

– Ну… – я попытался скопировать его давешний жест. Вышло кривовато.

– Просто лезешь в Инвентарь и берешь, что нужно… – все еще непонимающе пожал плечам Егор.

– В Инвентарь? – пришел мой черед недоуменно переспросить.

– Ну, в Хранилище… В Карман… Кто как называет.

– В карман?! – спокон веку у каратэги не было никаких карманов.

– Придуриваешься, да? – нахмурился мой собеседник.

– И не думал, – мотнул головой я. – Просто я тут новенький… Первый раз.

– Что первый раз – это понятно, – кивнул Егор, как мне показалось, на мой белый пояс. – Но просто ты про такие вещи спрашиваешь… Совсем уж элементарные.

– Ну, извини, – всплеснул я руками. – Для кого-то они, может, и элементарные, а для меня, вот, в новинку!

– Почитал бы тогда хоть мануал перед загрузкой… – с оттенком высокомерия – хотя, может быть, это мне лишь почудилось – прищурился он. – Я уже не говорю о гайдах на форуме…

– Мог бы – почитал бы, – начав понемногу заводиться, несколько, пожалуй, резковато бросил я. – Но ничего такого в больнице мне не выдали! Сунули в капсулу – и все, сайонара[1], «удачной игры!»

– В больнице? В капсулу? – эстафетная палочка удивления снова перешла к моему собеседнику.

– Это такой новый способ терапии после черепно-мозговой травмы, – пояснил я. – Японцы придумали.

– Ох уж эти японцы – чего только не придумают! – покачал он головой. – И где же у нас такая крутая больница – аж с РПГ-капсулами?

– Говорю же: в Японии. В Токио.

– Так ты японец, что ли? – снова нахмурился Егор.

– Сам ты японец! Из Москвы я. Просто башкой ударился, когда в Японии был… – о том, что не просто «ударился», а «ударили», я почему-то решил умолчать.

– А, ну, понятно тогда… Ладно, учись, пока я жив. Инвентарь – это место, где у тебя лежит все, что удалось собрать в ходе игры. Ну или что изначально дано при загрузке аккаунта – как обувь, например. Физически он расположен как бы за поясом кимоно, но чтобы что-то достать оттуда – или, наоборот, положить – нужно сначала вызвать меню. Дай угадаю: как вызывать меню, ты тоже не знаешь?

– Не знаю, – признал я.

– Да уж, прикололись твои японцы… Короче, закати глаза, как будто хочешь посмотреть вверх – но голову при этом не задирай. Видишь табличку?

Я сделал, как он велел – и тут же прямо в воздухе передо мной в самом деле возникла таблица игрового меню с многочисленными кнопками.

– Глаза можешь опустить, она теперь не исчезнет, пока не закроешь, – продолжил руководить Егор. – Кнопка «Инвентарь» – слева, ближе к верху. Подписи у тебя там, надеюсь, не на японском?

– На русском… Нашел кнопку, – сообщил я.

– Нашел – нажимай. Что там видишь?

Мысленно утопив кнопку – как уже делал в ходе загрузки данных аккаунта – я открыл окошко с восемью ячейками. Пять из них были пусты, три – заполнены.

– Вижу сандалии! – радостно воскликнул я. – Еще, судя по подписям, дневную порцию риса в мисочке и палочки для еды!

– А карту? – уточнил Егор.

– Карту? Карты нет…

– А, понятно, – кивнул мой собеседник. – Карту нужно было в комнате со стены снять, к вечеру бы она загрузилась, а до того болталась бы в Инвентаре – но ты же у нас не читал гайд…

– Могу вернуться, – виновато предложил я.

– Не стоит, – отмахнулся Егор. – Кроме додзё тебе все равно пока никуда не нужно, а оно там уже и так обозначено. А если вдруг еще что-нибудь за день разведаешь – на ней автоматически отрисуется. Не к спеху, короче. Доставай сандалии и пошли!

– Как доставать-то?

– Сосредоточь взгляд на нужной ячейке – она начнет светиться. После этого проведи рукой над поясом – словно нужный предмет заткнут за него… Ну, давай! – поторопил он, заметив, что я медлю.

Четко выполнив полученную инструкцию, через секунду я уже сжимал в руке пару прорезиненных сандалий. Бросив их по примеру Егора на землю, поспешно обулся.

– Ну вот, другое дело, – удовлетворенно кивнул мой новый знакомый. – Меню закрывай – и пошли! Чтобы закрыть – на крестик в правом верхнем углу нажми – все, как на обычном компе!

Отыскав глазами крестик, я мысленно надавил на него – свернулось окошко Инвентаря. Чтобы закрыть само меню, пришлось найти и нажать еще на один крестик.

– Готово! – доложил я.

– Тогда идем, – немедленно шагнул мимо меня по гравийной дорожке Егор.

– Э… а куда? Идем – куда? – спросил я уже ему в спину.

– На тренировку, куда же еще! – не оборачиваясь, бросил он. – В додзё – постигать священное искусство каратэ!


[1] До свидания (яп.)

4. Правила игры

Ведущей к воротам извилистой дорожкой мы шли молча, и я воспользовался паузой, чтобы прислушаться к своим ощущениям. Ровным счетом никаких отличий от оффлайновой реальности пока не наблюдалось — ни внутри меня, ни вовне. Сердце в моей груди привычно-размеренно постукивало, свежий воздух вдосталь наполнял легкие, глаза щурились на яркое солнце, ремешок сандалии болезненно давил на палец ноги – так, что пришлось дважды его поправлять на ходу. Вода в ручье, через который мы перебрались по узкому горбатому мостику, когда, на секунду присев, я опустил в нее руку, как ей и положено, оказалась мокрой (сюрприз, да?) и при этом обжигающе ледяной. Капли остались на кисти и еще какое-то время там сохли, задорно поблескивая в солнечных лучах. Разве что сорванная придорожная травинка выглядела немного странно – будто не вполне живой, резиновой какой-то – но, может, это просто тут сорт такой рос?

Увлекшись исследованием окружающего виртуального мира, я не сразу заметил идущего нам навстречу человека, и, только когда Егор вдруг замешкался – уже у самых ворот – вскинул голову. К «нашему» садику направлялась молодая женщина. Определенно японка, в цветастом кимоно (на этот раз самом настоящем, никаком не доги) с широченным, искусно расшитым поясом. Не доходя пары метров до моего спутника, она шагнула в сторону, явно намереваясь нас пропустить, и, склонившись, застыла в вежливом поклоне.

Проходя мимо, Егор коротко ей кивнул. Я счел за благо в точности последовать его примеру — он тут старожил, ему виднее.

— Кто это? — спросил я спутника, когда, миновав японку, мы удалились от нее на десяток шагов.

– Непись — видно же, – пожал он плечами.

— Непись? Видно?

— Черт, все время забываю, какой ты у нас нуб, – слегка скривился Егор, останавливаясь и оборачиваясь. Замер на полушаге и я. — Посмотри на нее внимательно. Точнее, не на нее, а прямо над ее головой. Видишь подпись?

Я повернулся к японке. Женщина уже вошла в садик, но все еще была хорошо видна в проеме ворот. В первый момент никаких «подписей» на ней я не заметил, но когда перевел взгляд чуть выше заколотой длинными спицами черной блестящей прически, в воздухе над головой японки и правда высветились буквы.

– «Азуми-сан, — прочитал я вслух. -- Уровень 6». Круто! Ну и что это значит?

– Подпись какого цвета? – задал казавшийся ему, как видно, наводящим вопрос Егор.

– Ну, синего.

– А у нас с тобой какая?

– У нас?! – я недоуменно уставился на собеседника, затем, сообразив, посмотрел поверх него.

Над русой макушкой парня явственно значилось: «Черных Егор, Уровень 2 (9-й кю)». Надпись была зеленой. Зеленая же линия по всей длине подчеркивала ее снизу.

«Все правильно: желтый пояс – как раз 9-й кю», – мелькнула у меня в голове вроде бы посторонняя мысль.

Как известно, ученические ранги в каратэ-до – эти самые «кю» – считаются как бы сверху вниз. Низший уровень – 10-й кю, высший – 1-й. А вот мастерские степени – дáны – идут наоборот. Сначала первый, потом второй – и так далее, до десятого.

– Зеленые подписи – у игроков, таких, как мы с тобой, – пояснил тем временем Егор. Егор Черных. Забавно: если вспомнить, что моя фамилия – Белов! Совпадение? Ну-ну… Взгляд мой скользнул вниз, на лицо собеседника, и буквы исчезли. – Синие – у неписей, – закончил между тем он.

– Так что еще за неписей-то?

– Ты и этого не знаешь? Non-player character, сокращенно NPC, «непись» – неигровой персонаж, значит. Точнее, персонаж, управляемый не кем-то из игроков, а самой программой. Их тут полно таких.

– А зачем? Просто для антуража? – понял я. – Типа ручейка с мостиком, только в виде людей?

– Не обязательно в виде людей. Еще зверей, птиц, рыб и даже фантастических монстров. И вовсе не только для антуража. Некоторых можно убивать – и зарабатывать таким образом дополнительный Опыт и прочие полезные ништяки. Обычно, конечно, не людей – монстров или животных-вредителей. А у других неписей – как правило, как раз у людей – нужно брать специальные задания – квесты. Выполнишь – получишь награду. У Азуми-сан, например, – кивнул он вслед грациозно удалявшейся мелкими шажками японке, – можно получить задание на защиту гостиницы от разбойников-хитакири. Но для этого хотя бы 5-й кю нужно иметь в активе. С такими, как мы с тобой сейчас, она даже разговаривать не станет – только и будет, что кланяться и улыбаться.

– А откуда ты тогда знаешь про задание, если она с тобой не разговаривает? – недоверчиво прищурился я.

– Оттуда же, откуда и все остальное – из гайдов на форуме. Добрые люди, кто здесь уже играл, дают новичкам советы, как и что лучше проходить. А мы читаем – и учимся.

– И как на этот чудо-форум попасть? – с равнодушным видом поинтересовался я.

– Из игры – никак, – развел руками Черных. – Кнопка «Форум» в меню есть, но почему-то заблокирована. Я сначала думал, только у меня – хотя и непонятно было, за какие такие грехи – но, как выяснилось, и у всех остальных точно так же. Чтобы почитать гайды, нужно в оффлайн вынырнуть – и уже ручками через обычный комп зайти на сайт игры.

– А-а-а, – разочарованно протянул я.

– Да, собственно, какая проблема выйти? – пожал плечами Егор. – Я тоже круглосуточник – и выхожу на время сна. Тем, кто играет без перерыва, положены раз в день четыре часа неактивности – типа, спишь. Правила такие. Но никто не заставляет торчать во сне в игре. Поэтому, ложишься – а сам программируешь выход через минуту. А за минуту до пробуждения – вход. Очень удобно.

– Я же в больнице на самом деле, – напомнил я. – Мне, наверное, нельзя выходить. Да и выйду – из РПГ-капсулы меня все равно никто не выпустит. Хотя, попробовать, наверное, стоит…

– Конечно, стоит, – кивнул Черных. – Тут все четко. Чего нельзя – того и не сделаешь. Что получилось – то и было разрешено.

– Понятно, – кивнул я. – А ты почему круглосуточник – если не секрет, конечно? И правильно я понимаю, круглосуточник – это тот, кто круглые сутки в игре?

– На самом деле, для любого, кто в игре больше четырнадцати часов подряд, правила те же самые. А что касается меня – секрета особого нет. Хочу в одном ивенте принять участие, а для этого сильно прокачаться нужно. Вот и арендовал в клубе капсулу сразу на три недели – так, чтобы с запасом.

– Ивенте?

– Ну, турнире редком. С призами. Но там не ниже коричневого пояса нужно иметь. Вот и кручусь, как могу, чтобы по-быстрому прокачаться.

– За три недели – до коричневого пояса? – недоверчиво покачал головой я. – Шутишь?

– Я все рассчитал, – с оттенком гордости в голосе заявил Черных. – Реально – если не терять времени попусту. Кстати, именно этим мы с тобой сейчас и заняты. Пошли-ка, скоро тренировка начнется!

Мы снова двинулись вперед по дорожке. Теперь пейзаж вокруг не отличался разнообразием – справа сплошная стена зелени, слева сплошная стена зелени. Поняв, что ничего примечательного все равно не увижу, я снова обратился к спутнику с вопросом:

– Ты сказал, что для круглосуточников тут какие-то особые правила? Насчет обязательного сна я понял – а еще что?

– Еще еда, – отозвался Егор. – Раз в день нужно съесть порцию – иначе, типа, с голоду помрешь. Видел у себя в Инвентаре? Вот такую. Первая дается при загрузке, все следующие нужно заработать.

– Заработать?

– Ну да. В каком-нибудь квесте. Или, бывает, из убитого монстра-непися с лутом выпадет. Но там еда редко бывает. Обычно за нее приходится задания выполнять. Впрочем, заодно и Опыт капает, так что все на пользу. Еще можно еду купить – у другого игрока, если кто-нибудь согласится продать, или в специальной лавке. Но там деньги нужны. Золото.

– Золото?

– Оно самое. Деньги тоже можно заработать, но размениваться на это не советую – невыгодно: дают обычно мало, и Опыт при этом получаешь мизерный. Еще из монстров золото можно выбить – чаще, чем еду. Но вообще экономика тут так себе прописана. Или не развилась еще просто. Кроме как еду, ничего полезного на золото не купишь. Или запросят столько, что и за год не накопишь… В общем, не заморачивайся с золотом, лучше сосредоточься на прокачке.

– Прокачка – это повышение Уровня? – на всякий случай уточнил я.

– Ну, да. И еще характеристик, которые с Уровнем напрямую не связаны – таких, как Боевой дух и Удача.

– Я в качестве стартового бонуса выбрал «Удача +3», – сам не понимая, зачем, похвастался я.

– Ну и зря, – мотнул головой Черных. – В начале игры – самый бесполезный из бонусов!

– Это почему еще? – нахмурился я.

– Удача повышает вероятность нанесения в бою «крита» – критического удара. Такого, то есть, от которого урон в несколько раз больше, чем от обычного. Но, как говорят знающие люди, работает это дело довольно непредсказуемо, и закладываться на Удачу особо не советуют. Короче, Боевой дух нужно было брать – так все делают.

– Там, по-моему, всего «+1» было, – с сомнением заметил я.

– Да, но эти «+1» – куда надо «+1»! Боевой дух – это коэффициент, на который умножается твоя Сила при ударе. Вот, допустим, значение Силы у тебя – «3»…

– У меня, кажется, «1», – вспомнил я.

– Не важно. Я сказал, «допустим». Ладно, не у тебя – у меня «3». Я наношу удар ногой. Его базовый урон – «2». Будь у меня минимальный Боевой дух, «единица», это самое «2» тупо умножилось бы на Силу «3» – и реальный урон противнику получился бы «6». Конечно, если четко попасть, но это уже детали… Но у меня Боевой дух – «3». Один балл стартовый, один – бонусный, и еще один – вот за это, – ткнул он пальцем в эмблему на своей куртке. Поэтому полученное «6» смело умножаем на «3». В итоге имеем сколько? Восемнадцать! – сам же и ответил он на свой вопрос. – Восемнадцать баллов реального урона – одним единственным ударом! Удача твоя несчастная просто нервно курит в сторонке!

– Поня-ятно… – протянул я, отметив про себя ни в коем случае не подставляться Егору под удар ногой – да и вообще ни под какой удар – по крайней мере, пока сам не разовью Боевой дух хотя бы до его «тройки». – А другие показатели?

– Что другие показатели?

– Ну, Выносливость там, Ловкость, Интеллект. Они что дают?

– Выносливость влияет на скорость потери Бодрости. Вот открой меню, – предложил мне он. Я закатил глаза, и вызвал уже знакомую табличку. – Базовые характеристики там с самого верху, – продолжил Черных. – Посмотри: сколько у тебя сейчас Бодрость?

– 49, – считал я показатель.

– А изначально было «50». Балл уже списался – и это мы с тобой всего лишь прогулочным шагом идем. А если бы бегом бежали? Упадет Бодрость до «15» – едва с места сможешь сдвинуться. До «5» – тупо ляжешь. А до нуля растратишь – вообще можешь умереть. Но не бойся: здесь стоит ограничитель – ниже «тройки» Бодрость и Здоровье не опустятся. Разве что в бою на турнире или в специальном квесте… Так вот. Это у тебя Выносливость на «единице» и Уровень нулевой. Поднимешься выше – повысится и предел Бодрости. А прокачаешь Выносливость – грубо говоря, не так станешь уставать. Ну, например, как у меня: Выносливость – «4», вот и тает Бодрость в четыре раза медленнее. А она у меня и так не «50», как у тебя, а «70». Уяснил?

– Ну, вроде да… – не слишком уверенно выговорил я. – А если Бодрость просядет – что нужно делать? Сидеть и ждать, пока восстановится? Вроде как отдыхать?

– Можно отдыхать – но тогда кучу времени потратишь. Еда помогает – но это один раз за день, не чаще. Лучше выпить местного зеленого чая – он как раз для поднятия Бодрости предназначен.

– А где его взять? Купить, как еду?

– Нет, – мотнул головой Егор. – Чай бесплатный. При додзё имеется специальная комната – там можно себе налить. Ну и в других местах… Есть, правда, ограничения: нельзя пить во время тренировки, во время боя на турнире – тоже, кажется, нельзя, только в перерывах. При выполнении квеста – лишь в специально оговоренных случаях… Ну и так далее. И, главное – в Инвентарь чай не положишь.

– Ясно, – кивнул я. – А Ловкость что дает?

– Ловкость – она ловкость и есть. Отскочить, по узкой жердочке пройти, от удара уклониться, в цель метко попасть – это все Ловкость. Честно говоря, я сам пока не до конца понимаю, как она считается – нужно просто на себе почувствовать. Что можешь исполнить, а что нет…

– А Интеллект?

– Интеллект для овладения навыками нужен. К примеру, для получения оранжевого пояса – 7-го кю – необходимо выучить некое ката Да-Йон-Кё. Что такое ката знаешь? – я кивнул – еще бы мне этого было не знать! – Так вот, чтобы выучить это дурацкое ката, требуется Интеллект «2», с «единицей» не получится. То есть, в общем-то, чисто технический показатель. Но без него Уровень не поднять… На самом деле, все это только звучит так запутанно, – поспешил заверить Черных, как видно, заметив мою растерянность. – Постепенно, шаг за шагом – во всем сам разберешься!

– Будем надеяться, – пробормотал я. Показатель моей Бодрости в табличке упал еще на единичку – до сорока восьми баллов, и, рассердившись на свою хилость и недогадливость (ну, что мне стоило взять в качестве стартового бонуса Выносливость?), я раздраженно закрыл меню. – А вот ты упоминал турнир с призами… – начал было затем.

– Так, все, хватит пока вопросов, – внезапно перебил меня Егор. – Пришли!

Дорожка как раз сделала крутой поворот – и из зелени выступило мое будущее додзё.

5. Место, где ищут Путь

На русский язык японское слово «додзё» переводится как «место, где ищут Путь». Вот так вот, ни больше ни меньше. Сэнсэй рассказывал мне, что изначально так именовалось место для медитаций у буддийских монахов. Позднее, когда боевое искусство Японии, Будзюцу, развившись, превратилось в Будо — Путь боя – и совершенствование воинами своего духа стало считаться едва ли не более важным, чем тренировка тела, для места, где они этим занимались, какого-то нового названия консервативные островитяне придумывать не стали.

Додзё, к которому вышли мы с Егором, представляло собой одноэтажное здание под ярусной черепичной крышей с длинными свесами. С широкого фасада кровлю подпирало не менее дюжины резных деревянных стоек. К невысокому крыльцу вели три ступеньки лишенной перил лестницы. Перед первой из них мой спутник остановился, разулся и спрятал сандалии в Инвентарь. Я поспешил сделать то же самое. Вышло у меня это лишь со второй попытки – не сразу сообразил, что прежде, чем выпустить из рук обувь, нужно подсветить взглядом свободную ячейку в хранилище.

Поднявшись по лестнице, мы оказались на некоем подобии терраски – тесноватой и пустой. В трех направлениях отсюда вели раздвижные двери – все открытые настежь.

– Кажется, мы все же рано, — вполголоса проговорил Егор. — Тем лучше — будет тебе время осмотреться. Вот там, – показал он рукой направо, — раздевалка. Нам туда не нужно – это точка входа для тех, кто подключается к игре только на время тренировки. Но если тебе вдруг потребуется экстренно выйти оффлайн, а возможности добежать до гостиницы почему-то не окажется — раздевалка подойдет. Покидать игру где попало нельзя — то есть можно, но срежется весь неизрасходованный Опыт.

– Понятно, — с умным видом кивнул я.

– Там, — повернулся между тем Черных влево, -- чайная комната. Помнишь, я рассказывал? Для восстановления Бодрости.

– Может, зайдем? – тут же предложил я. – Если, ты говоришь, время имеется…

– А сколько у тебя сейчас Бодрость? – встречно спросил он.

Уже привычно я поднял глаза к меню:

– «48».

– Не стóит, – покачал головой Егор. – Пока ждем, жалкие два балла наверняка и сами собой восстановятся. А вне зоны квеста чай в одном и том же месте можно брать не чаще, чем раз в четыре часа.

– А, ну хорошо…

– А вот там – собственно, зал, – продолжил экскурсию Черных, делая шаг вперед. – Но туда нам еще нельзя – видишь, контур двери красным подсвечен? – он остановился перед самым входом. – За пять минут до начала занятия цвет рамки сменится на зеленый – тогда войдем. Пока же можно отсюда посмотреть.

С любопытством – и почему-то с заметным волнением – я догнал своего провожатого и из-за его плеча заглянул в дверной проем.

Зал для тренировок был довольно велик – в нем легко разместилась бы пара стандартных спортивных татами десять на десять метров, да еще и осталось бы немного места для зрителей. На противоположной от входа его стене в квадратной нише висели два флага – России и Японии – под ними же располагалась круглая красно-белая эмблема – похоже, такая же, как и та, что была нашита на куртку Егора. Покосившись на своего спутника, я наконец рассмотрел ее внимательнее. Эмблема представляла собой изображение поставленного вертикально кулака, опоясанного надписью «Виртуальная федерация традиционного жесткого каратэ-до». Невольно усмехнувшись такому названию, я снова обратился в сторону зала.

Он не был пуст: в углу, справа от почетного места с флагами и эмблемой, стояли и о чем-то беседовали двое – высокий широкоплечий мужчина, исполинскими габаритами немного напоминавший моего Сэнсэя – разве что без усов – и миниатюрная девушка явно восточной внешности. Оба были одеты в белые каратэги с такими же, как у Черных, эмблемами на груди, но помимо этого на гиганте имелись широкие черные штаны-хакама.

Пояс у мужчины был черный, мастерский, у девушки – коричневый.

Посмотрев поверх голов парочки, я не без удивления обнаружил, что мастер-гигант – непись: его имя и ранг были выведены синим. Звали его при этом Аркадий Андреевич, и был он аж тринадцатого уровня – третий дан, если считать по поясам.

А вот насчет девушки я поначалу не разобрался, что к чему. Подпись над ее головой, гласившая: «Наката Миюки, Уровень 10 (1-й кю)», была почему-то ярко-желтой.

– Аркадий Андреевич – наш тренер, – шепнул мне на ухо Егор. – Точнее, как принято тут говорить, учитель – сэнсэй. Но с новичками обычно занимается кто-то из старших учеников. Им – старшим – это нужно для набора Опыта. Так-то у них тренировка почти сразу после нашей. Последние дни помогать сэнсэю приходит Миюки. Скажи: красотка?!

– Ну, так… – неопределенно протянул я. На мой взгляд, ничего особенного в девушке не было. – Я только не понял: она тоже непись?

– Сам ты непись! – аж повысил голос от возмущения прозвучавшим кощунством Черных. – Игрок, покруче нас с тобой!

– Что покруче, это и так ясно, – хмыкнул я, имея в виду коричневый пояс девушки. – Но почему тогда у нее надпись не зеленая?

– Почему, почему… По кочану! – буркнул Черных, но все же снизошел до объяснения: – Потому что у нее такой аккаунт.

– Какой – такой?

– Называется «пробный». Все, кому в реале нет восемнадцати лет, получают такие.

– А ей нет восемнадцати?

– Ты слушаешь, что я тебе говорю? Пробный аккаунт! Понятно: нет восемнадцати!

– А она в самом деле Миюки? Японка? Или это у нее просто такой игровой ник? – продолжил спрашивать я.

– Последний раз, для тех, кто на бронепоезде: у человека пробный аккаунт! Там нельзя произвольно выбрать ни имя, ни внешность – только взять оригинальные!

– Так бы сразу и объяснил, – пожал я плечами.

В этот момент красный контур входа в зал мигнул – и сделался зеленым.

– О, можно заходить! – обрадовался Егор, но сам почему-то с места не сдвинулся. Не придав этому значения, я поставил ногу на порог и по привычке, выработанной годами тренировок в настоящем, не виртуальном зале, поклонился додзё:

– Рэй! – и в следующую секунду был буквально ослеплен – в лицо словно разом сотня фотовспышек сверкнули.

Когда же я таки сумел кое-как проморгаться, перед глазами зажглась яркая надпись:


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы приобрели свою первую Добродетель: РЭЙ (почтение, вежливость)

Усвоен навык: Этикет додзё

Опыт: +5

Ваша награда:

Удача: +1, Боевой дух: +1


– Грац, – с кислой миной буркнул Черных, в свою очередь с поклоном входя в зал.

– Что? – не понял я.

– Поздравляю, говорю… А еще гнал, что гайды не читал, – с неприкрытым возмущением добавил он.

– Так я и не читал…

– А про поклон на входе откуда узнал?!

– Так додзё же, – развел я руками. – Входишь – поклонись, выходишь – поклонись…

– Фигёдзё! – сердито передразнил он. – Знаток, понимаешь… А я вот в свое время поклониться не догадался! И гайд про это как-то проморгал. А если в первый раз без поклона войдешь, потом, когда сэнсэй укажет на ошибку, наград уже не дадут – только Опыт…

– А что ж ты тогда… – начал я.

«Что ж ты тогда меня не предупредил – а если бы я тоже не в курсе оказался?!» – хотел было спросить я у него, но аккурат в это время в зал вошел еще один ученик, судя по подписи – Миранчук Сергей, Уровень 4 (7-й кю), обладатель оранжевого пояса, и Егор от меня отвернулся, чтобы с ним поздороваться. Они обменялись рукопожатиями. На меня вновь прибывший особого внимания не обратил – лишь скользнул равнодушным взглядом поверх головы. Мой робкий приветственный кивок ответом удостоен не был.

Между тем, в дверях словно плотину прорвало – ученики хлынули в зал сплошным потоком. Чисто белых поясов, как у меня самого, я насчитал только три – все остальные оказались хоть на полосочку, но круче. Обладателем самого высокого уровня – пятого – и, соответственно, оранжевого пояса с красной поперечной полосой была единственная в группе, если, конечно, не считать несовершеннолетней Миюки, девушка – Антонова Мария. Имя, может, и настоящее, а вот внешность – едва ли: с такими формами, как у нее, только в фильмах для взрослых сниматься – я аж загляделся! Как они ей только на тренировке не мешают?! И это покрой каратэги еще многое сглаживает и прячет!

С Егором здоровались почти все, моя же скромная персона мало кого заинтересовала. Пара-тройка человек, не потрудившись представиться (да и зачем, если над головой все русским языком написано?), протянули ладони для рукопожатия, еще двое или трое коротко кивнули издали. Возможно, для того, чтобы заслужить здесь признание, следовало подняться хотя бы на начальный, первый Уровень?

Так или иначе, времени на то, чтобы переживать по сему поводу, мне было не дано: едва в помещение вошел последний, двадцатый (я считал!) ученик, к нам через зал решительно направилась Наката Миюки.

– Начальная группа, построились! – с полдороги скомандовала она звонким, высоким голосом, словно острым кинжалом-танто срезав стебельки шепотков, витавших в нашей толпе.

Настало время приступить к поиску Пути.

6. Начало Пути

Предшествующая занятию церемония мало отличалась от той, к которой я привык «наверху» (почему-то свою прежнюю жизнь вне игры мне хотелось называть именно так: наверное, из-за аналогии с «погрузился-вынырнул»). Мы выстроились по поясам — старшие впереди, младшие – «в хвосте», где со своим белым и оказался я. Больше того, из четверых учеников, еще не заслуживших Уровня, я стоял последним – у троих других это была уже не первая тренировка, и накопленным игровым Опытом меня превосходили даже они.

Егор – я заметил краем глаза – затесался примерно в середину строя. Фигуристая Мария Антонова стояла самой первой, но некоторые особо выдающиеся части ее тела были видны даже с моей «камчатки».

Построившись, по команде звонкоголосой Миюки-сан мы опустились на колени, закрыв глаза, просидели полминуты в тишине, после чего трижды поклонились – сначала стоявшему у противоположной стены зала Учителю Аркадию Андреевичу (именовать его сэнсэем, даже про себя, у меня упорно не получалось: Сэнсэй в моей жизни уже был, пусть он и не смог «спуститься» со мной сюда), затем додзё и, наконец, вроде как друг другу — хотя и все равно в сторону ниши с флагами и эмблемой. Покончив с этим нехитрым ритуалом, по команде же поднялись на ноги.

В моей родной секции «наверху» каждое занятие начиналось с короткой пробежки. Однако носиться кругами по такому пафосному додзё, вероятно, считалось невместно, поэтому мы сразу рассредоточились по залу и приступили к разминке. Начали со стоп, потом перешли к коленям — и так далее, снизу вверх, до самой шеи. Все упражнения были мне хорошо знакомы, но вот странность: пока Миюки-сан не продемонстрировала каждое из них, самостоятельно приступить к выполнению у меня не получалось: конечности вдруг отказывались гнуться в суставах, внезапно уходило равновесие, на ровном месте сбивалось дыхание… Стоило же увидеть образец — и все тут же шло как по маслу.

Завершилась эта часть тренировки интенсивными прыжками – на одной ноге, на двух, вперед-назад, влево-вправо — и высветившимся передо мной сообщением – спасибо хоть не сопровождавшемся давешней ослепительной вспышкой:


Усвоен навык: Разминка

Опыт: +5


Надпись погасла, и на смену ей тут же зажглась новая:


Разминка завершена.

Ваши мышцы достаточно разогреты.

Разрешено перейти к основной части тренировочного занятия.


— Белые пояса, нулевой уровень, подошли ко мне! — громко распорядилась как раз в этот момент Миюки-сан. Более продвинутые ученики уже собирались вокруг гиганта Аркадия Андреевича.

Мы же четверо приблизились к юному тренеру.

– Постройтесь в шеренгу, — велела она нам. – На вытянутую руку друг от друга.

Мы сделали, как было сказано.

— Кое у кого из вас это уже не первая тренировка, -- смерив нас испытующим взглядом, проговорила Миюки-сан. – Не знаю, чем вы занимались на предыдущих – усвоенных боевых навыков что-то ни у кого не вижу!

– Там сплошное ОФП[1] было, – буркнул рослый парень, стоявший слева от меня – судя по подписи, некий Руслан Тищенко. – Силу и Выносливость качали!

– Что ж, догадываюсь, кто вел у вас то занятие, – усмехнулась девушка. – На будущее, – тут же посерьезнела она. – Я вас ни о чем не спрашивала. Не нужно отвечать, если не был задан вопрос. Это ясно?

– Да, сэнсэй, – виновато кивнул Руслан.

– Сэмпай, – поправила его Миюки. – В этом додзё я такой же ученик, как и вы – только более опытный. И этим самым опытом собираюсь сегодня поделиться с вами. Все вы люди взрослые и, надеюсь, понимаете, зачем пришли на тренировку, поэтому обойдемся без долгих вступлений. Отмечу лишь, что каратэ-до – это Путь. А по Пути, ясное дело, положено идти. Но прежде чем идти, сперва нужно научиться стоять. Вот с изучения стоек мы с вами и начнем. Правильная, четкая, не побоюсь «масляного масла», устойчивая стойка – залог успешного осуществления любого технического действия. Итак, приступим! Первая базовая стойка, которую вам предстоит сегодня освоить – мусуби дачи. Она очень проста: пятки вместе, носки разведены под углом 90 градусов, вес тела равномерно распределен на обе ступни, корпус выпрямлен…

Что из себя представляет эта элементарнейшая из стоек, я, конечно же, прекрасно знал, но на практике повторилась та же досадная история, что и недавно с разминкой: знать – одно, выполнить – совсем другое. Едва Миюки-сан упомянула мусуби дачи, я тут же попытался ее принять, сведя вместе пятки – но вышло у меня столь криво, что я даже покраснел от стыда. Стоило же девушке продемонстрировать стойку самой – как все мы без труда ее скопировали.

После мусуби дачи пришел черед хейсоку дачи (стопы вместе), потом хейко дачи, хачиджи дачи… В общем, где-то через четверть часа я праздновал заслуженный успех:


Усвоен боевой навык: базовые стойки (11 элементов, нажмите, чтобы открыть список[2])

Опыт: +5


– Теперь, когда вы более-менее научились стоять – попробуем потихонечку ходить, – заявила Миюки-сан, почти не дав нам времени насладиться своим маленьким триумфом. – Начнем с классического шага полумесяцем – хангетсу хоко. Пока без рук – ими вы еще работать не умеете…

Полчаса проходов по краю зала – так, чтобы не мешать старшим ученикам, отрабатывавшим в парах удары – и перед глазами уже привычное оповещение:


Усвоен боевой навык: перемещение в стойках

Опыт: +5


Начал я это читать, как и положено, стоя в рост, а закончил неожиданно для себя – сидя на полу, недоуменно взирая исподлобья на участливо склонившуюся надо мной девушку-тренера.

– Бодрость? – деловито поинтересовалась она.

– Что? – не понял я, безуспешно порываясь встать.

– На сколько у тебя упала Бодрость? – уточнила свой вопрос Миюки-сан.

– А… – понял я наконец, что от меня хотят, и поспешно вызвал меню. – 7 баллов… – не без удивления считал я просевший показатель. И когда только успело столько растратиться?!

– Выносливость – «1»? – хмыкнула девушка – но не презрительно, скорее даже с некоторым сочувствием. – К вопросу о пользе ОФП… Ладно, посиди пока. Вот, почитай, чтобы зря время не терять, – в руке у нее появился какой-то желтый свиток. – Для сдачи на 10-й кю потребуется…

Кое-как перевалившись с задницы на колени, я взял из ее рук скрученный в трубу лист бумаги и, сгорая от стыда, отполз к стене зала. Казалось, все додзё занято тем, что насмешливо наблюдает за этой моей позорной одиссеей, но, когда я все же осмелился приподнять глаза, выяснилось, что почти все спокойно продолжают заниматься своим делом. Впрочем, пару коротких взглядов ваш покорный слуга на себе все же поймал – Егора и Марии Антоновой. Последнее, правда, вполне могло оказаться лишь плодом моей фантазии, но понимание этого ничуть не помешало краске еще гуще залить мое лицо.

Что касается свитка, то в нем оказалась краткая выжимка из истории каратэ-до – начиная со знаменитого визита буддийского монаха Бодхидхармы в шаолиньский монастырь и заканчивая учреждением Виртуальной федерации. Про последнюю я узнал, что оная имеет игровые локации для всех шести континентов – есть даже отдельный сервер Антарктиды. Ответа на вопрос, кто там, в районе южного полюса, тренируется – полярники-зимовщики или, может, местные пингвины – в свитке не содержалось. Зато уже в самом его конце под заголовком «Актуальные мероприятия федерации» нашлось следующее:


Международный турнир для бойцов уровней 10 и 11 (1-й кю и 1-й дан).

Главный приз: камера виртуальной реальности с поставкой в любую точку мира и годовой оплаченный аккаунт.

Дней до начала мероприятия: 12


Что? Что?!!

Мои глаза вылезли на лоб – фигурально выражаясь, конечно: подобных кунштюков игровая механика скорее всего не предусматривала.

«Наверху» наше каратэ было спортом сугубо любительским. Победители соревнований, даже самых престижных, со всей возможной торжественностью награждались разного рода блестящими медальками, красочными дипломами, иногда – красивыми кубками… И все. Никаких тебе денежных призов. И это в реальной жизни! А тут, в какой-то дурацкой игре-имитации – этакий невероятный джекпот?!

Свернув свиток, я решительно поднялся на ноги, нетерпеливо отмахнувшись от «+5» Опыта, прилетевшего мне от щедрот системы за изучение истории, и даже не проверив, на сколько восстановилась Бодрость.

Похоже было на то, что у меня появилась цель. Даже не так: Цель. С о-о-очень большой буквы.


[1] Общефизическая подготовка

[2] Список: мусуби дачи, хейсоку дачи, хейко дачи, хачиджи дачи, учи-мато-дзиго-хонтай дачи, дзенкутсу дачи, кокутсу дачи, неко-аши дачи, шико дачи, киба дачи, санчин дачи

7. Кииоши-сама

— Учитель, а можно мне остаться и на вторую, старшую тренировку? – с поклоном поинтересовался я у Аркадия Андреевича.

Тренер-непись посмотрел на меня с удивлением:

– Нет, разумеется. А откуда такая странная идея?

– Я бы хотел быстрее прогрессировать, – разочарованно пробормотал я. Зачем спрашивать о причинах – если все равно уже отказал?

— Для первого занятия, Белов, ваш прогресс и так весьма неплох, — покачал головой Аркадий Андреевич, показав глазами на красную поперечную полоску на моем поясе, которую сам же минуту назад и прочертил.

Всю вторую половину тренировки я работал как заведенный, с максимальной пользой расходуя каждый драгоценный балл пресловутой Бодрости, и успел-таки изучить еще два боевых навыка: основные блоки (7)[1] и прямой удар рукой (2)[2]. За каждое из этой пары умений мне пришло по «+5» Опыта, и почти одновременно с командой «Построиться!» перед моими глазами высветилось долгожданное сообщение:


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 1, 10-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья повышено до 60!

Здоровье восстановлено до максимального уровня: 60/60.

Максимальное число очков Бодрости повышено до 60!

Бодрость восстановлена до максимального уровня: 60/60.

Начислено 4 свободных балла.

Распределение свободных баллов между базовыми характеристиками будет доступно после приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем.

Для приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем обратитесь к Учителю.


Что я и сделал, едва завершилась церемония построения — подошел к Аркадию Андреевичу и попросил «привести в соответствие». Непись внимательно посмотрел – не столько даже на меня, сколько куда-то сквозь меня, затем, протянув руку, коснулся пальцами моей левой скулы. Там у меня была небольшая ссадина — в очередной раз растратив в ходе тренировки Бодрость, я довольно неудачно упал – прямо на кулак Руслана Тищенко, отрабатывавшего в тот момент то ли блок, то ли удар. Крови и тогда-то почти не выступило, но сейчас на подушечке мизинца тренера невесть откуда появилась алая капелька. Ее-то Аркадий Андреевич и перенес вниз, на мой пояс. Капля послушно стекла на белую ткань — и превратилась в красную поперечную полоску.

От мысли о том, где бы тренер взял нужную краску, не окажись я недавно столь неуклюжим и не разбей в кровь несчастную скулу, меня отвлекло появление нового сообщения:


Пояс приведен в соответствие с полученным Уровнем (Уровень 1, 10-й кю)!

Необходимый Опыт до нового уровня: 0/50


Базовые характеристики:

Здоровье: 60/60

Бодрость: 60/60

Сила: 1

Ловкость: 1

Выносливость: 1

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 2

Удача: 5


Нераспределенные очки: 4


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 2 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: нет


Немного ошарашенный массивом свалившейся на меня информации, в первый момент я даже забыл о том, что собирался спросить у тренера насчет дополнительной тренировки — принялся торопливо раскидывать полученные 4 балла. Я догадался, что их можно доначислить к одной из строк в таблице, и даже понял, как это сделать – если выделить взглядом строчку «Нераспределенные очки», рядом с характеристиками появлялись плюсики — оставалось лишь выбрать, какой из них нажать. Здесь, правда, меня ждало небольшое разочарование: я сразу решил, что добавлю два балла к Выносливости и два – к Боевому духу, но, увы: возле последнего плюсика не оказалось. Улучшить Силу, Ловкость, Интеллект, ту же Выносливость — это пожалуйста. Что-то другое -- нет.

Вздохнув, я влил сразу три балла в Выносливость (не хочу больше падать от усталости посреди тренировки!), последнее же очко приплюсовал к Силе.

И лишь покончив с этой бухгалтерией, вспомнил о придуманном мной плане по достижению Цели.

…– Для первого занятия, Белов, ваш прогресс и так весьма неплох, – заметил мне Аркадий Андреевич.

– Вы правы, Учитель, но я все же стремлюсь к большему, – хмуро буркнул я. – Так или иначе, в игре я круглосуточно – и хотел бы потратить время с пользой!

– Похвальное желание, – и не подумал спорить тренер. – Но ученики из старшей группы тоже стремятся к прогрессу – каждый по-своему. Я не смогу работать с ними – и одновременно возиться с вами, новичком. Впрочем, если ваше намерение твердо…

– Да! – перебивать Учителя было, конечно же, невежливо, но, получив намек на возрождение надежды, я просто не сдержался.

– Миюки! – не обратив внимания на мою дерзкую выходку, подозвал непись свою юную помощницу.

– Да, сэнсэй, – тут же подошла к нему девушка.

– Белов хочет заниматься дополнительно. Отведи его к Кииоши-сама.

Тонкие черные брови сэмпая сдвинулись к переносице:

– Учитель, к Кииоши-сама как раз идет Черных. Пусть Белова проводит он!

– Черных пока недостаточно авторитетен, чтобы составить Белову должную протекцию у Кииоши-сама, – с усмешкой покачал головой Аркадий Андреевич.

Уже не в первый раз я поймал себя на мысли, что говорит и действует он ну совсем как живой человек, игрок! Ничуть не похоже на компьютерную программу. «Наверху» у меня в планшете «жила» Алиса от Яндекса – вообще никакого сравнения!

– Прошу меня простить, сэнсэй, – упрямо поджала между тем губы Миюки. – Я польщена, что вы считаете достаточно авторитетной меня – но я хотела бы принять участие в тренировке… Не одному Белову нужно двигаться по Пути – мне тоже!

– Великий Гичин Фунакоси говорил: «Не думай, что каратэ-до занимаются только в додзё»! – менторским тоном заявил непись. – Короткая беседа с Кииоши-сама продвинет тебя по Пути больше, чем иная тренировка! Не стоит упускать эту возможность! Все ясно?

– Да, Учитель! – учтиво поклонилась тренеру девушка – все с тем же, впрочем, кислым выражением лица. – Я сделаю, как вы велели.

– Простите, Миюки-сан, что я невольно лишил вас тренировки, – счел за благо извиниться я, когда мы с ней вышли из зала. – Честное слово, я ничего такого не хотел…

– Вне додзё можно просто Миюки и на «ты», – буркнула девушка. – Разумеется, я понимаю, что ты ни при чем, – добавила она едва на градус теплее. – Да и вообще, сэнсэй прав: поговорить с Кииоши-сама дорогого стоит… Просто обидно менять планы: я сегодня собиралась новое ката выучить. Нидзюсихо – если тебе это, конечно, о чем-то говорит.

– Представь себе, говорит, – бросил я почти ей в тон, но развивать эту тему не стал.

«Наверху» я ката – формальные комплексы движений, этакий «бой с тенью» – не особо любил, не видя от них никакой практической пользы в реальном поединке на татами, но минимум, необходимый для сдачи на очередной пояс, учить был, конечно же, вынужден. Кудака-но-Нидзюсихо, как называлась практикуемая в нашем стиле каратэ-до версия этого знаменитого ката, я как раз готовил к запланированному на сентябрь дан-тесту.

– А кто такой этот Кииоши-сама? – решил я сменить тему разговора, параллельно ища глазами Егора. Черных нигде не было видно. Уходить, не обмолвившись с ним и словом, казалось мне не совсем удобным… С другой стороны: да и черт с ним! С поклоном при входе в додзё он меня, можно сказать, подставил. Ладно, пусть не подставил – но и не помог же! Конечно, свою награду я все равно получил – но то уже не его заслуга!

– Самый крутой Мастер в этой локации, – последовал между тем ответ Миюки на мой вопрос.

– Он непись или игрок?

– А тебе-то какая разница? – пожала плечами моя спутница.

– Ну… – что на это сказать, у меня не нашлось.

Выйдя из здания, мы спустились по лестнице и обулись. Я шагнул было на гравийную дорожку, но Миюки меня остановила, указав на утлую тропку, ведущую направо:

– Нам сюда!

Обогнув широкий фасад додзё, мы оказались на пестром от бесчисленных цветов лугу. Тропинка, и до того едва заметная, здесь исчезла окончательно.

– Похоже, к этому Кииоши-сама нечасто ходят гости, – заметил я, следуя за своей провожатой. Густая трава поднималась мне почти до пояса.

– Черных теперь, почитай, каждый день ходит, – качнула черной макушкой Миюки. – Только старец запрещает ему пользоваться короткой дорогой.

– Старец?

– Ну, Кииоши-сама. Или ты думал, что он юноша с горящими глазами?

– Ничего я не думал, – проворчал я. – А почему он не разрешает Егору ходить напрямик? И вообще, зачем Черных к нему ходит?

– Затем же, зачем и ты – к турниру прокачивается.

– Я про турнир вообще ничего не говорил! – ощетинился я.

– А разве не ясно, что это ты вдруг так загорелся? – пожала она плечами. – А насчет окольной дороги – наверное, чтоб Выносливость развивать. Или Ловкость – он там, я слышала, по таким буеракам пробирается… Но точно не знаю.

Какое-то время мы шагали молча.

– А можно личный вопрос? – набравшись смелости, спросил затем я.

– Ну, рискни, – усмехнулась Миюки.

– А ты реально японка?

– А что, не похожа? – хмыкнула девушка.

– Наоборот, похожа, но…

– Папа у меня японец, – не дав мне толком договорить, сообщила она. – А мама русская. Он живет в Токио, она – в Питере. А я девять месяцев в году провожу в России, а лето – у отца в Японии. Там я для всех русская, а в России – типа, японка… Хотя чаще за узбечку принимают или казашку – пока по имени не представлюсь. Да и тогда не все верят.

– Понятно, – кивнул я.

Высокий, сложенный из разноразмерных камней забор впереди я приметил еще издали. Ворота в нем были распахнуты, но сразу за ними начиналась зелень сада, и, даже приблизившись, разглядеть скрытое за ней строение мне не удалось.

– Подожди здесь, – деловито велела мне Миюки. Она как-то вся подобралась – словно боец перед жестким спаррингом.

– Хорошо, – ее напряжение, похоже, передалось и мне – аж во рту вдруг пересохло – и ответ прозвучал несколько сипло. Впрочем, девушка меня уже и не слушала, скрывшись в воротах.

Отсутствовала Миюки довольно долго – никак не менее получаса. Надо сказать, следить за временем оказалось не так просто: солнце в вышине стояло неподвижно, словно гвоздями прибитое к небесной тверди. Я это еще выйдя из додзё заметил, но тогда мне несколько не до того было, а теперь вот задумался: а здесь вообще ночь бывает? А утро с вечером? Или один лишь вечный полярный день?

От нечего делать я вызвал игровое меню и принялся его внимательно изучать. Первым делом нашел кнопку «Выйти из игры» – но, как и подозревал, она у меня оказалась наглухо заблокирована. Что ж, не читать мне вместо сна мудрых гайдов… Потом обнаружил, что в «Настройках» можно устанавливать разного рода фильтры: например, отсекать звуки природы и неписей, оставляя слышимыми лишь голоса игроков – и, соответственно, наоборот. Или притушить освещение – вот вам, кстати, и импровизированная ночь! Еще оказалось возможным убрать запахи – точнее, в моем случае, подключить: этот фильтр у меня был почему-то активирован изначально. Сдвинув бегунок, я выяснил, что луг пахнет мятой, полынью и еще чем-то, названия чему мне подобрать не удалось – но довольно приятным.

Увлекшись, я не заметил, как кто-то подошел ко мне сзади, и, лишь когда чужая ладонь звонко хлопнула меня по плечу, вздрогнув, обернулся: за спиной, ухмыляясь, стоял Егор – кстати, ничуть не походивший на человека, добиравшегося сюда непроходимыми буераками. Впрочем, уровень его Бодрости я видеть не мог – возможно, Черных сейчас и пребывал на последнем издыхании, кто знает?

– Что, заблудился? – насмешливо спросил он меня. – Наша гостиница совсем в другой стороне!

– Сам знаю, – буркнул я, отходя от мимолетного испуга.

– А что тогда делаешь здесь? – осведомился Черных.

– Жду Миюки.

– Миюки?! – глаза Егора удивленно распахнулись. – Она что, тоже тут?

– Пошла к здешнему старцу договариваться, чтобы тот меня тренировал, – неохотно пояснил я.

– Тренирует Аркадий Андреевич, – назидательно проговорил Черных. – А Кииоши-сама… Тут другое… А что это ты вдруг решил ускоренно качаться? – с подозрением поинтересовался он, так и не доведя свою мысль до конца.

– А чем тут еще заниматься? – с простодушным видом развел я руками. Упоминать про турнир – мою сокровенную Цель – мне почему-то не захотелось. – Я ж круглосуточник поневоле…

– А, ну да, – ответ, похоже, моего собеседника удовлетворил. – Ладно, ждешь – жди, а я пойду, доложусь Учителю… – он шагнул к воротам – и вдруг замер, согнувшись в поклоне. Я обернулся – и поспешил поступить так же: по саду в сопровождении Миюки к нам шел седовласый старик в украшенном пятью строгими эмблемами – хотелось сказать, гербами – бежевом кимоно и темно-бордовой хакаме. Исподлобья я попытался рассмотреть надпись над его головой – но движение глаз вверх сработало как команда вызова игрового меню, тут же напрочь заслонившего мне весь вид.

Не дойдя до нас с Егором с полдюжины шагов, старец остановился и коротко кивнул. Черных распрямил спину. Убрав, наконец, с глаз долой капризную табличку с кнопками, поднял голову и я.

Кииоши-сама все-таки оказался неписем – его имя было начертано синим цветом. А вот Уровень почему-то не просматривался – вместо числового значения в воздухе висел лишь выразительный знак вопроса.

С полминуты никто из нас не произнес ни слова. Непись задумчиво смотрел на меня, я кротко изучал деревянные сандалии на его ногах. Из-за этого потупленного взора я не сразу понял, что Кииоши-сама что-то говорит – догадался по движению Миюки, но и подняв глаза, увидел лишь беззвучно открывавшийся рот старца. «Фильтр! – молнией пронеслось у меня в мозгу. – Проклятье! Должно быть, забавляясь с настройками, я случайно отключил голоса чертовых неписей!»

Похолодев, я торопливо вызвал меню. «Настройки» открылись не сразу – от волнения я ухитрился сперва мысленно нажать не на ту кнопку.

–…рисовое поле, – услышал я, наконец, скрипучий голос Кииоши-сама. – Возьми, это поможет тебе обрести нужный навык, – достав из рукава кимоно перевязанный алым шнурком свиток, старец протянул его мне и умолк.

Что ж, ничего не оставалось, как только взять с поклоном сей загадочный дар.


Предложено задание «Рисовое поле»

Принять? Да / Нет


Почти машинально я выбрал «Да».

– Приступай, мой новый ученик, – бросил напоследок непись. – А вы оба – идите со мной! – велел он Егору и Миюки.

Считанные секунды – и я снова остался у ворот в гордом одиночестве. Без малейшего представления о том, что и как мне делать дальше.


[1] Список: аге укэ, сото укэ, учи укэ, шуто укэ, нагаши укэ, отоши укэ, гедан барай

[2] Удар передней рукой – ои цки, удар дальней рукой – гьяку цки

8. Рисовое поле

В полной растерянности я развернул свиток: тот был сплошь исчерчен ровными столбиками иероглифов. Красивых таких — однако не несущих для меня ровным счетом никакого смысла. Может быть, моя задача – оперативно освоить навык «Чтение японских крокозябр»?


Маршрут построен


высветилось внезапно у меня перед глазами – не на бумаге, прямо в воздухе.

Что? Какой еще маршрут?

Я бросил новый взгляд на свиток – тот ничуть не изменился: если речь в нем и шла о каком-то свежепостроенном маршруте, то прочесть этого мне было не дано.

Только затем я сообразил открыть меню. Кнопка «Карта» в его левом нижнем углу, до сей поры неактивная – я же не забрал в гостинице ту дурацкую гравюру из ниши в стене – теперь явственно подсвечивалась золотистым. Не долго думая, я на нее нажал, и открылась… Ну, карта, не карта — скорее беглый набросок плана. Уже знакомая мне перевернутая капля — мое местонахождение. Квадратик рядом — это, наверное, жилище старца, больше тут поблизости ничего нет. Уходящий в сторону пунктир – очевидно, тот самый «маршрут». Стрелочка на другом его конце упиралась в нечто бесформенное — дети часто в такой манере рисуют облако. Вот, собственно, и все.

В уголке карты помимо уже привычного крестика – типа, «свернуть» — был еще треугольничек, над которым под моим пристальным взглядом всплыла подсказка: «Понизить приоритет». Я нажал на него — и изображение поблекло, почти растворилось, перестав мешать обзору, но стоило мне «на автомате» снова сконцентрировать на нем внимание – тут же послушно обрело былую четкость.

Еще пару раз переключив обнаруженный режим туда и сюда, я в последний раз оглянулся на ворота, за которыми скрылись Миюки, Егор и Кииоши-сама — словно еще надеясь, что из садика придет какая-то помощь. Но, разумеется, не дождавшись таковой, пожал плечами и зашагал в указанном картой направлении.

Идти пришлось недолго. Уже минут через пять пунктирный указатель вывел меня к месту, которое я сперва принял за заросшее осокой озерцо. Присмотревшись к нему, я не без удивления заметил, что весь водоем был расчерчен на аккуратные квадратики невысокими земляными дамбочками – выглядело это так, словно на водную гладь накинули координатную сетку. В одну из прибрежных ячеек этой сети и уткнулась острым носиком стрелка на моем плане.

По-прежнему не понимая, в чем, собственно, состоит мое задание, я решил еще раз взглянуть на свиток — и стоило мне его развернуть, как пришло сообщение:


Усвоен навык: прополка риса

Опыт: +5


Картина перед моими глазами тут же предстала совершенно в новом свете. Озеро оказалось вовсе не озером, а залитым водой полем. «Координатная сетка» -- межами на границах участков. Осока же – никакой не осокой, а молодыми побегами риса. Впрочем, и осокой тоже. А еще тростником, камышом и стрелолистом – коварными и ненасытными сорняками. Защитить от них хрупкие культурные росточки и было моей задачей.

Да уж, не совсем так представлялось мне обучение у величайшего из здешних Мастеров каратэ-до!

Ну да делать было нечего: задание принято – придется его выполнять.

Обреченно вздохнув, я развязал и положил на траву пояс, скинул куртку и старательно засучил широкие штаны – практически превратив их в элегантные шорты. Несколько секунд размышлял, снимать ли обувь: по этому вопросу обретенный навык почему-то ничего мне не подсказывал. В итоге все же решил не разуваться, о чем и пожалел, едва вступил в воду: нога тут же по щиколотку увязла в топком илистом грунте, и при первом же рывке сандалия с нее благополучно соскочила. Выудить ее мне удалось буквально чудом – при этом едва не потеряв вторую.

До кучи, провалилась попытка убрать снятую обувь в Инвентарь: оставив пояс на берегу, я, оказывается, утратил и доступ к своему хранилищу. Первой мыслью было просто швырнуть сандалии на сушу – и я уже даже было замахнулся ими – но, передумав, выбрался из воды и повязал пояс прямо на штаны, без куртки. Инвентарь открылся.

Порадовавшись этой маленькой победе, я вернулся в воду. С энтузиазмом – отчасти деланым – выдернул первый сорняк, длинный стебель тростника – и тут же задался новым вопросом: а девать-то его теперь куда? Бросить в воду? Нести на берег?

Проблема, как выяснилось, была типичной:


Выбор способа утилизации сорняков:

Сбор для последующего компостирования / Автоматическое уничтожение


Подумав, что «сбор», вероятно, рациональнее, а значит, не исключено, что такой способ может в перспективе сулить некое поощрение, я выбрал первый пункт.


Невозможно реализовать «Сбор для последующего компостирования»: у вас отсутствует Емкость для сбора сорняков.

С вопросом о приобретении Емкости обратитесь к Учителю.


– А что тогда было спрашивать? – сердито буркнул я, выделяя «Автоматическое уничтожение».

Нет худа без добра: теперь, стоило их извлечь из воды, вырванные сорняки просто растворялись в воздухе, не требуя от меня никаких дополнительных усилий.

Следующие два часа (в меню я нашел часы и таким образом получил возможность следить за ходом времени) ваш покорный слуга провел по колено в теплой, мутной воде, согнувшись в три погибели. Худо-бедно прокачанная при обретении 1-го Уровня Выносливость не давала моей Бодрости таять слишком уж быстро, но порог усталости – 15 баллов – застал меня примерно на середине делянки. Плюхнуться в это болото без сил показалось мне плохой идеей, и я уже всерьез подумывал об отдыхе, когда с берега меня задорно окликнули:

– Эй! Веселей! Веселей работай, ленивый крестьянин! Солнце еще высоко, до заката далеко!

Не без труда распрямив затекшую спину, я обернулся: возле поля стоял Егор.

– А он тут вообще бывает, закат? – проворчал я, решительно направляясь на сушу: не хватало еще лишиться последних сил на глазах у этого насмешника!

– Чего не бывает – того не бывает, – охотно ответил Черных. – Я думаю, так специально сделано для удобства игроков из разных часовых поясов – во сколько бы ты по своему реальному времени в игру ни зашел – здесь всегда день.

– Логично, – машинально кивнул я. Мне эта мысль в голову как-то не приходила.

– На вот, выпей, – дождавшись, когда я устало выберусь на берег, протянул мне Егор изящную фарфоровую чашечку, которую, как оказалось, все это время держал в руке – я и не заметил.

– Что это?

– Зеленый чай – я же рассказывал. Восстанавливает Бодрость. Выпьешь – и с новыми силами за работу!

– А тебе-то что до моей работы? – угрюмо буркнул я, принимая чашку, но все же добавил: – Спасибо.

– Это не мне – это Кииоши-сама, – усмехнулся Черных. – Постебался он, конечно, над тобой с этим рисовым полем жестко! Но надо отдать ему должное: заданий не по силам старец обычно не дает. Поэтому и прислал чай.

– Почему сразу постебался – задание как задание… – сам не зная почему, вступился я за Учителя.

– С сорняками воевать? Ну, не знаю…

– А тебе он обычно что поручает? – спросил я, не чувствуя вкуса, прихлебывая едва теплый напиток из чашки.

– По-разному. Но всегда со смыслом.

– Например, разносить чай другим ученикам? – хмыкнул я, попытавшись в свою очередь хоть как-то его задеть.

– Чай он меня просто по пути попросил прихватить, – ничуть не смутился Егор. – А вообще, я сегодня амбар от крыс зачищаю. Там их полчища просто – только успевай бить! Я же говорю: по профилю задание! И техника отрабатывается, и Ловкость с Силой качаются. А еще, бывает, из убитых крыс лут сыплется!

– Лут? – не понял я.

– Ну, трофеи всякие. Сегодня вон что добыл, – ткнул он пальцем в левый рукав своей куртки. Там, чуть ниже плечевого шва, теперь красовался небольшой российский флажок. – Дает «+2» к Боевому духу! Скажи, круто?

– Круто, – признал я, всеми силами пытаясь не дать зависти разгореться в сердце. Будут еще и у меня свои крысы, будут! И флажки с эмблемками на каратэги – не хуже Егоровых! В конце концов, он здесь уже сколько играет, а я только первый день!

– Ладно, заболтался я с тобой, – опомнился вдруг Черных. – Амбар сам себя от злобных вредителей не очистит – так что нужно завершить начатое. Ну, счастливо оставаться! Увидимся у старца после квеста!

С этими словами он забрал у меня пустую чашку и торопливо зашагал прочь.

Проводив его задумчивым взглядом, я проверил уровень Бодрости – чай не подвел: 60/60 – и вернулся к своим недодерганным сорнякам.

Вторая половина делянки далась мне как будто бы легче: то ли навык мой усовершенствовался (хотя никаких бравурных сообщений на этот счет и не приходило), то ли дело было еще в чем-то, но с остатком порученной работы я разделался часа за полтора. Исчезновение в моих руках последнего выдранного сорняка ознаменовалось появлением красочного баннера:


Задание «Рисовое поле» выполнено!

Опыт: +5

Ваша награда:

Выносливость: +1

Дневная порция риса: 1

Чудесное рисовое зерно: 1


«Выносливость – это отлично!» – мелькнуло у меня в голове. Две остальные награды ждали меня на берегу: мисочка с белым вареным рисом, даже с виду весьма аппетитным, и рядом с ней – одинокое коричневое зернышко, я бы и не заметил его на земле, не окружай его слабое сияние.

С порцией в миске все было более-менее понятно, а вот к зернышку я присмотрелся внимательнее, тут же получив о заработанном призе массу ценной информации:


Предмет: Чудесное рисовое зерно

Класс: Необычный

Свойства: Удача +1, Боевой дух +1

Срок действия свойства: в течение 24 часов после активации

Способ активации: прием внутрь

Суммирование свойств при активации нескольких экземпляров предмета: не производится

Необходимый уровень: ограничения не установлены


Ничего себе! 24 часа – это, конечно, не навсегда, но если, например, сжевать такое зернышко непосредственно перед турниром… Неизвестно еще, что окажется круче: этот мой трофей или хваленый флажок Егора!

Спрятав добычу в Инвентарь, я попытался вызвать карту, но ее кнопка снова оказалась неактивной: должно быть, отключилась с завершением мной задания. Впрочем, дорогу, что привела меня сюда, я отлично запомнил и так. Приведя штаны в подобающий вид, надев куртку и перевязав пояс поверх нее, я обулся и в превосходном настроении направился к Учителю с докладом о выполненной работе.

9. В гостях у старца

Дом, где, как я предполагал, следовало искать Кииоши-сама, располагался в глубине сада, у ворот которого четыре часа назад мы расстались со старцем. Высокие деревья, заслонявшие своей зеленью жилище Мастера каратэ-до от посторонних глаз, росли здесь лишь вблизи забора, дальше же сразу начиналась широкая открытая площадка, по которой тут и там были хаотично разложены (чуть не сказал «разбросаны») серые каменюки самых разнообразных форм и размеров. Почти всю свободную от них территорию устилал расчерченный извилистыми параллельными бороздками белый песок. Ступить на него ногой, даже босой — тем самым непременно нарушив покрывающий его замысловатый узор – казалось просто святотатством.

К счастью, в саду имелась засеянная аккуратно подстриженной травой дорожка, ведущая в обход сего дизайнерского шедевра – к крыльцу довольно скромного с виду одноэтажного строения под покатой камышовой крышей. Я сперва даже усомнился – может, это всего лишь какая-нибудь хозяйственная постройка, а дом Кииоши-сама прячется где-нибудь еще дальше? Но, заглянув за угол здания, убедился, что никакого такого «дальше» просто не существует: непосредственно за задним фасадом снова шел глухой забор.

Ну, нет так нет. Разувшись и спрятав сандалии в Инвентарь, я поднялся по дощатым ступенькам в дом.

Первая попавшаяся мне на пути комнатка оказалась тесной прихожей. В два шага миновав ее, я остановился у стены, в которой, как полагал, могла находиться сдвижная дверца. Задумался: что делать-то? Постучать? Куда: в узкую деревянную рейку каркаса? Или попросить разрешения войти? А что: стены тонкие, считай, бумажные – услышат! А может, тупо сдвинуть створку – и банзай? Или это будет невежливым?

Так и не приведя ни к какому выводу, размышления мои оказались внезапно прерваны: дверца в стене нежданно отворилась сама. Но отнюдь не по волшебству: перегородку отодвинула изнутри Миюки.

— Входи, — негромко проговорила она, отступая назад.

Я шагнул в комнату.

Помещение, как и предыдущее, было не слишком просторным, и все же в нем нашлось место для невысокого квадратного столика, возле которого на подушечках восседали хозяин дома и Егор. Перед каждым из них стояла мисочка с рисом, еще одна порция, с третьего краю стола, очевидно, принадлежала Миюки. Четвертое место — аккурат напротив старца – пустовало.

Пол в комнате устилали тростниковые циновки, в нише за спиной Кииоши-сама в низенькой вазочке притулилась подчеркнуто-скромная композиция из пары желтых полевых цветочков и сухой изогнутой веточки — вот, собственно, и весь интерьер.

Несколько секунд я с любопытством изучал сию небогатую обстановку, затем, опомнившись, поклонился.

– Присаживайся, мой младший ученик, — лишь мельком взглянув в мою сторону, указал мне старец на свободную подушку. — Ты хорошо потрудился – теперь восстанови свои силы!

Еще раз поклонившись — словно в компенсацию за былое промедление – я подошел к столику и уселся на указанное мне место, скрестив ноги. На соседнюю подушку опустилась Миюки.

— Рис и о-хаси у тебя есть, -- проговорил между тем Кииоши-сама. – Достань же их – и насладись пищей!

Кивнув, после секундного колебания я извлек из Инвентаря миску с едой. Короткая заминка была вызвана тем, что я задумался: какую порцию взять из хранилища? Ту, что была при мне изначально или полученную у озера в качестве награды за работу? В итоге остановился на первой: кто его знает этот виртуальный рис – может, он портится со временем, и если оставить его надолго лежать – пропадет?

Кстати, в описании ничего на этот счет не сказано?

Выставив миску на стол, я сконцентрировал на ней взгляд и прочел:


Предмет: Дневная порция риса

Класс: Заурядный

Свойства: Восстановление Здоровья 100 %, Восстановление Бодрости 100 %

Способ активации: прием внутрь

Необходимый уровень: ограничения не установлены

Примечание 1: активация возможна не чаще 1 раза за 20 игровых часов

Примечание 2: при непрерывной игре подлежит активации не реже 1 раза в сутки (24 часа), нарушение (просрочка более чем на 2 часа) карается применением штрафных санкций


Про срок годности не было ни слова – вот и ладушки.

Оторвавшись от изучения описания, я заметил, что Егор делает мне лицом какие-то загадочные знаки. Демонстрируя непонимание, я вздернул брови. В ответ Черных чуть приподнял правую руку: его пальцы сжимали пару тонких деревянных палочек.

Точно, палочки для еды! Старец же их тоже упомянул, назвав по-японски – хаси!

Я снова полез в Инвентарь.


Желаете усвоить навык «Обращение с палочками для еды»?

Да / Нет

Внимание: данный навык относится к боевым и приравнивается к навыку владения видом оружия.

Число навыков владения видом оружия, которые можно усвоить на вашем текущем Уровне: 1

Осторожно: впоследствии обнулить изученный боевой навык будет невозможно!

За дополнительными разъяснениями обратитесь к Учителю.


Ну, раз они сами настаивают…

– Прошу меня извинить, Учитель: можно задать вопрос? – поднял я взор на Кииоши-сама.

– Спрашивай, мой младший ученик, – благосклонно кивнул седой головой старец.

– Почему обращение с хаси приравнено к владению оружием? – выпалил я. Честно говоря, уточнить я собирался несколько иное: на каком Уровне сколькими видами оружия можно научиться владеть? И, соответственно: не променяю ли я сейчас на обращение с палочками для еды что-то более полезное?

Но сформулировалось у меня почему-то только вот так.

– Выслушай одну историю, мой младший ученик, – степенно отложив собственные палочки на специальную подставочку, скрипуче проговорил Кииоши-сама. – Вы тоже послушайте, – выразительно посмотрел он сперва на Миюки, затем на Егора. Оба почтительно склонили головы в знак готовности впитать высшую мудрость. – В стародавние времена в Японии жил непревзойденный Мастер меча по имени Синмэн Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Гэнсин, более известный как Идзуми Миямото Мусаси, – убедившись во всеобщем внимании, начал рассказ старец. – Однажды во время одного из своих странствий по стране, проголодавшись, он зашел на некий постоялый двор. Устроившись в углу, Мастер положил рядом свой меч и попросил хозяина подать обед. В этот момент в комнату ввалилась компания бродяг, с ног до головы увешанных оружием. Это были разбойники. Заметив одинокого посетителя и, очевидно, не узнав в нем знаменитого фехтовальщика, но обратив внимание на великолепный меч в драгоценных ножнах, бродяги принялись оживленно шептаться, явно обсуждая нападение. Тогда Мастер, даже не посмотрев в их сторону, взял свои хаси и четырьмя четкими движениями поймал четырех круживших над столиком мух. До глубины души пораженные увиденным, незадачливые разбойники в страхе бежали…

Кииоши-сама умолк и обвел нас долгим взглядом, очевидно, ожидая какой-то реакции на услышанное.

Пока я соображал, что бы такое подобающее моменту промолвить, меня опередил Егор:

– Простите Учитель… А этот знаменитый Мастер… Тех четырех мух – он их съел? – осведомился он с совершенно серьезным выражением лица.

Я уж было подумал, что сейчас Черных нарвется на резкую отповедь – и это еще в лучшем случае – но Кииоши-сама лишь заразительно расхохотался.

– Не знаю, мой ученик, – проговорил он почти через минуту, вдоволь насмеявшись. – Таких подробностей история не сохранила. Но если обед долго не несли – мог, наверное, и съесть… Однако полагаю, прислуга на постоялом дворе, без сомнения, видевшая все случившееся, была в тот день на редкость расторопна…

После этого встревать в разговор с чем-то претенциозным, пожалуй, никакого смысла уже не имело, и я лишь молча выбрал «Да» в запросе об усвоении навыка «Обращение с палочками для еды».

В дальнейшем наша трапеза протекала в молчании. Когда же миски на столике опустели, старец, не поднимаясь с подушки, на которой восседал, повел из стороны в сторону рукавом кимоно и извлек на свет три одинаковых с виду свитка. Первый Кииоши-сама протянул Миюки, второй – Егору, третий, последний, достался мне. Новое задание?

Впрочем, как тут же выяснилось, не такое уж и новое…


Предложено задание «Рисовое поле – 2»

Принять? Да / Нет


– Поле не из одной делянки состоит, мой младший ученик, – поймал, как видно, старец мой слегка разочарованный взгляд. – Работы на нем еще много – так займись же ею, не мешкая!

Поспешно сделав каменное лицо, я учтиво склонил голову и, сдержав так и рвущийся вздох, обреченно нажал кнопку с ответом «Да».


* **


В этот день, прежде, чем получить от Кииоши-сама позволение вернуться в гостиницу для обязательного короткого сна, я очистил от сорняков еще целых три рисовых делянки, заработав на этом в общей сложности «+15» к Опыту, «+3» к Выносливости, две золотые монеты непонятного достоинства и левый (отнюдь не только в смысле «на левую ногу») башмак, теоретически дающий «+2» к той же Выносливости, и при этом, как обещалось, непромокаемый и не спадающий с ноги. Проверить это, правда, возможности мне не представилось: замечательные свойства ботинка активировались только при надевании его в паре с правым собратом, которого у меня, увы, не было. Ни с обычной сандалией, ни с босой второй ногой башмак не работал.

По-настоящему же полезных предметов – вроде давешнего зернышка – к немалому моему разочарованию на этот раз среди наград не оказалось.

Одна была радость: восстанавливающий Бодрость чай мне в поле приносил не насмешник-Егор, а сдержанная Миюки – в одном из перерывов, отдыхая от трудов праведных, мы даже довольно мило с ней побеседовали о смысле ката в каратэ-до. Ничего принципиально нового для себя я, правда, не услышал – все те же хорошо знакомые бла-бла-бла о кладезе техники, энциклопедии стиля и все такое. Свое скептическое отношение ко всему этому, выработанное в реальных спаррингах «наверху», я, впрочем, предпочел оставить при себе. Кто знает, может, здесь, в игре, и правда, что-то устроено иначе?

Уже под конец разговора, сменив тему, я задал давно уже занимавший меня вопрос:

– А почему, если локация считается российской – все здесь такое подчеркнуто-японское?

– А что ты думал тут найти? – усмехнулась Миюки. – Кремлевские башни с красными звездами и маковки церковные?

– Нет, но…

– Язык игры – русский, контингент игроков – в основном, русский, даже порядки в додзё – и то, полагаю, во многом русские, – принялась перечислять девушка. – По крайней мере, не чисто японские – я была в паре залов в Токио – там многое иначе организовано. А антураж… Ну так каратэ-до не на Русской равнине родилось и не в Сибири… Была бы игра по самбо или по какой-нибудь там системе Кадочникова – был бы, наверное, русский или даже советский антураж…

– Ну, да, наверное, – согласился я.


* **


В итоге, с учетом «+5» Опыта, начисленного мне за навык ловли мух палочками для еды имени Миямото Мусаси, опробованный пока только на малоподвижном клейком рисе из миски дневной порции, основные показатели моей статистики к концу дня выглядели так:


Уровень 1, 10-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 30/50


Базовые характеристики:

Здоровье: 60/60

Бодрость: 60/60

Сила: 2

Ловкость: 1

Выносливость: 8

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 2

Удача: 5


Если задуматься, не так уж и плохо для начала!

Назад от дома старца мы возвращались вдвоем с Миюки – Егора Кииоши-сама снова послал кружным путем. Впрочем, у додзё неутомимый Черных нас нагнал – как раз успел попрощаться с девушкой. Затем Миюки направилась в раздевалку, чтобы выйти из игры – по ее словам, в этот день она и так превысила все свои лимиты зависания в виртуальности – а мы двое неспешно двинулись по гравийной дорожке к гостинице.

С полминуты шагали молча, но потом мой спутник заговорил:

– Слышь, Артур… Я тут это… Типа, хотел перед тобой извиниться…

– За что? – вздрогнул я, подсознательно насторожившись.

– Ну, за то, что не предупредил тебя тогда насчет поклона при входе в зал. Не знаю, что такое вдруг на меня нашло… Ты, понятно, молодец – сам справился, но меня-то это не оправдывает…

С моей души словно свалился вдруг гигантский камень – вроде тех, что украшали странный сад Кииоши-сама. И как только все это время я не замечал на себе его безжалостного давления?!

– Да ничего, бывает… – несколько смущенно пробормотал я. – Все же хорошо закончилось… В общем, извинения приняты!

– Спасибо, – широко улыбнулся Егор. – Больше такого не повторится, обещаю!

Не придумав ничего лучше, я просто кивнул, улыбнулся ему в ответ и протянул руку. Черных ее пожал – порывисто, но крепко.

10. Разум подобен воде. Ну, или пламени

На следующее утро (ну, как утро — это я только проснулся, а часы в меню, для удобства преобладающих в локации российских игроков выставленные по московскому времени, показывали 19:00) Миюки на младшую тренировку не пришла. Вместо нее Аркадию Андреевичу помогал рослый смуглый парень по имени Алан, обладатель коричневого пояса и длинной, замысловатой фамилии – ни одна моя попытка дочитать ее до конца так успехом и не увенчалась. Сразу же после разминки он забрал себе всех, кто был не выше третьего Уровня – 8-го кю – включая, разумеется, и меня с Егором, и объявил, что, по его глубокому убеждению, главная характеристика для настоящего бойца – это Сила, а в нас, мол, она едва теплится, и пока каждый не заработает к ней хотя бы «+1», будет сегодня заниматься ОФП – общефизической подготовкой.

Я, собственно, был вовсе не против такого подхода — мои жалкие два балла Силы и в самом деле смотрелись не очень презентабельно, а вот Черных даже попробовал спорить: у него на нынешний день были, похоже, какие-то иные планы. Однако суровый Алан его и слушать не стал: «Порядок один для всех!» — сказал как отрезал. «Получите необходимый прирост — занимайтесь, чем хотите, хоть медитируйте сидите, а сейчас – ОФП!»

Ну, и началось. Отжимания, приседания, пресс… Короткий перерыв — и снова по кругу: отжимания, приседания, пресс… И еще, и еще – пока Бодрость не уйдет ниже плинтуса.

С Бодростью, кстати говоря, дело у меня на общем фоне обстояло довольно неплохо — спасибо рисовому полю Кииоши-сама — так что отдыхать, восстанавливая растаявшие баллы, мне приходилось меньше и реже многих. В итоге свои «+1» к Силе я заработал первым – даже раньше Егора. После чего с чистой совестью подошел к Алану, как положено, поклонился, доложил о результате и попросил обучить меня ударам ногами и первому в списке ката — именно этих навыков, как утверждал перечень аттестационных требований, найденный мной в недрах игрового меню, мне не хватало для перехода на следующий Уровень.

Сэмпай попытался было прочесть мне лекцию о том, что «Сила: 3» – это все еще очень мало, но я напомнил ему его собственное обещание насчет «занимайтесь, чем хотите», чем, неожиданно для самого себя, убедил. Правда, лично учить меня базовой технике Алан, как видно, посчитал ниже своего коричневопоясного достоинства — вместо этого, с разрешения Аркадия Андреевича, он подозвал… Кого бы вы думали? Марию Антонову! Ту самую… Ну, вы поняли.

Урок сразу же заиграл новыми красками!

С ударами мы с ней разобрались достаточно быстро -- каким-то чудом мне удалось сохранить концентрацию внимания исключительно на технике, и не прошло и пяти минут, как высветилось сообщение:


Усвоен боевой навык: удары ногами (3 элемента, нажмите, чтобы открыть список[1])

Опыт: +5


А вот когда перешли к ката…

Дай-И-Кё – первая из пяти простейших, базовых форм, «наверху» ее и за полноценное ката-то многие не держат. Одни и те же несколько движений – ударов, блоков и коротких переходов – повторяются в четыре стороны… Скука!

Но только не в исполнении фигуристой Марии.

Работала мой инструктор на загляденье: резко и четко – энергия так и рвалась из нее наружу. И не только энергия. Незаурядные формы – что под курткой, что под штанами – при каждом движении Марии буквально взрывали каратэги, норовя обрести свободу…

В общем, к собственному стыду, временами смотрел я не совсем на то, на что требовали интересы урока, и ни после первой демонстрации девушкой ката, ни после второй, повторить его не смог. Только с третьей попытки что-то такое кривовато изобразил – и то под конец сбился. Снисходительно усмехнувшись, Мария обошла вокруг меня, встала сзади вплотную и принялась сама водить моими руками, насильно ставя их в правильное положение. Ощутив ее спиной – да и пониже тоже – я уже было подумал, что теперь и вовсе конец моей учебе, но, вопреки опасениям, методика сработала:


Усвоен боевой навык: Ката Дай-И-Кё (разум подобен воде, тело – тигру)

Опыт: +15


Сколько-сколько Опыт?!

Сразу «+15» – за какое-то несчастное недо-ката?! Пожалуй, и в самом деле следует пересмотреть мое скептическое отношение к этим формальным комплексам…

Впрочем, время как следует поразмыслить над этим у меня еще будет, а сейчас пришла пора торжествовать:


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 2, 9-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья повышено до 70!

Здоровье восстановлено до максимального уровня: 70/70.

Максимальное число очков Бодрости повышено до 70!

Бодрость восстановлена до максимального уровня: 70/70.

Начислено 4 свободных балла.

Распределение свободных баллов между базовыми характеристиками будет доступно после приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем.

Для приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем обратитесь к Учителю.


Учитель – Аркадий Андреевич – правда, оставался пока занят оранжевыми поясами, и отвлекать его во время тренировки вряд ли стоило. Ну да это уже было и не к спеху…

Пока я наслаждался созерцанием системного сообщения, к нам подошел Егор, также наконец разделавшийся с ОФП. Сославшись на Алана, он попросил Марию показать второе базовое ката, Дай-Ни-Кё – соответствующий навык требовался ему для получения 8-го кю. Девушка охотно согласилась помочь, и я стал свидетелем нового захватывающего шоу. Как ни странно, на этот раз мне почти удалось сохранить хладнокровие, и успех мы с Черных отпраздновали одновременно – повторить свою демонстрацию Марии пришлось лишь дважды.


Усвоен боевой навык: Ката Дай-Ни-Кё (разум подобен пламени, тело – журавлю)

Опыт: +15


Тут, собственно, и тренировка завершилась.

На построении Аркадий Андреевич объявил, что на завтра вместо обычного занятия запланирован небольшой, внутриклубный турнир по кумитэ, то есть по боям, среди новичков – обладателей белых, желтых и оранжевых поясов. Награда четверым призерам – внеочередное повышение Уровня с автоматическим усвоением всех необходимых навыков. Тем же, кто займет первое и второе места, непись посулил некие особые призы, о сути которых, правда, умолчал.

Известие это вызвало в наших рядах немалое оживление: похоже, событие предстояло неординарное. Причем, чем выше был Уровень игрока в строю, тем больший энтузиазм этот человек демонстрировал. Наверное, и не удивительно: если «наверху» цвет пояса лишь косвенно свидетельствовал о мастерстве бойца (вспомним Сэнсэево: «Бьют не по поясу!»), то здесь, в игре, связь между ними была куда крепче.

Иными словами, шансы на награду у ребят, стоявших во главе строя, были несравнимо выше, чем у замыкающих, вроде меня…

Хотя это мы еще посмотрим!

Дождавшись разрешения разойтись, я тут же направился к Аркадию Андреевичу за новым, желтым поясом, но вездесущий Егор меня опередил: подошел к неписю первым. Где тренер взял для него алую краску, я не понял – вроде бы, никаких кровоточащих ран на теле Черных не было – но через считанные секунды, когда мой товарищ повернулся, на его желтом поясе уже красовалась красная поперечная полоса.

Настала моя очередь, и я с поклоном приблизился к неписю.

Окинув меня оценивающим взглядом, Аркадий Андреевич внезапно взмахнул перед моим лицом рукой. Непроизвольно я дернул головой, и тоненькая струйка пота сорвалась у меня откуда-то из области виска. Капли упали на пояс – и тот, словно по волшебству, перекрасился в желтый цвет. Полоска, нанесенная на него вчера моей кровью, растворилась, как не бывало.

Пояс приведен в соответствие с полученным Уровнем (Уровень 2, 9-й кю)!

Необходимый Опыт до нового уровня: 15/70


Базовые характеристики:

Здоровье: 70/70

Бодрость: 70/70

Сила: 3

Ловкость: 1

Выносливость: 8

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 2

Удача: 5


Нераспределенные очки: 4


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 3 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: нет


Поблагодарив тренера поклоном, я отошел, на ходу раскидывая свободные баллы по строчкам: «+1» к Силе и «+3» – к Ловкости, а то она у меня совсем что-то не прокачанной оставалась. Теперь грустная единица горела в табличке только напротив характеристики Интеллекта. Ну, что поделать: не Платоны мы и не быстрые разумом Невтоны…

Или Ньютоны? Не помню… Ладно, не суть: все равно и не те, и не эти. Пока что. А как там будет дальше – время покажет!

С этими мыслями я вышел из зала.


[1] Список: маэ гери (прямой удар ногой), маваши гери (круговой удар) передней ногой, маваши гери (круговой удар) дальней ногой

11. Утиная охота и бестолковый ученик

Будучи снова отправлен старцем на прополку поля, я уже нисколько этому не удивился. Хотя, признаться, и не обрадовался: как ни крути, хотелось разнообразия, новых впечатлений, необычных навыков. За них, навыки эти, кстати, тут и Опыт какой-никакой дают!

Ну да делать было нечего, и, скинув куртку, перевязав пояс, разувшись и подвернув штаны, я приступил к работе.

Уже через минуту я вошел в ритм. Руки монотонно дергали сорные побеги, ноги механично делали шаг, когда требовалось чуть продвинуться вперед — участие мозга ни первым, ни вторым, по сути, не требовалось, и тот принялся искать себе занятие сам. И не нашел ничего лучше, как развлечься воспоминаниями о недавнем коротком, но ярком уроке техники под руководством незабвенной Марии Антоновой. Одна за другой перед моим мысленным взором стали вставать картины, все более и более пикантные – и из того, что и вправду было на тренировке, и из того, чего в строгом додзё, конечно, произойти никак не могло, но вот в другое время и в другом месте…

Из пучины грез меня выдернула серия быстрых хлопков и последовавший за ними громкий всплеск, словно от брошенного в воду булыжника. Тряхнув головой, разгоняя затейливые мысли, я обернулся на звук: нет, то был не камень – по поверхности водной глади скользила птица, видом напоминавшая утку-крякву, но размером с доброго гуся. Судя по синему цвету лаконичной надписи у нее над головой – только лишь «Уровень 2», ни имени, ни названия – непись (ну, ясное дело – а кто же еще, не игрок же?!).

Не обращая на меня никакого внимания, боевым кораблем птица подрулила к уже прополотому мной участку, ловко ухватила серым клювом тонкий рисовый росток и бесцеремонно его выдернула!

— Эй, ты что делаешь?! — вырвалось у меня.

Проигнорировав обращенный к ней вопрос — даже голову в мою сторону не повернув – утка жадно заглотила добычу и тут же потянулась к следующему зеленому стебельку.

— Перестань, говорю! – шагнул я в сторону наглой незваной гостьи.

Охрана поля от голодных неписей в мою задачу, вроде как, не входила, и, реши утка отобедать на соседней делянке, пожалуй, мне не было бы до нее никакого дела. Но только не на той, где я работал! Пожрет весь рис — глядишь, мне и результат не зачтется: какой смысл в прополке, если поле опустело?!

— Кыш! – крикнул я вредительнице, взмахнув для убедительности руками.

Соблаговолив наконец одним глазом посмотреть на меня, птица отрывисто, прямо-таки сердито, крякнула — отстань, типа – и, спокойно вернувшись к своей трапезе, выдернула из воды еще один росток.

— Кыш-ш-ш! Пошла прочь! -- заорал я уже во всю глотку, наступая на непись.

Как видно, поняв, что так просто от меня не отделаться, утка лениво развернулась ко мне, вытянув вперед шею, еще раз грозно крякнула и, раскинув крылья, с шумом заколотила ими по воде.

– Кыш-ш-ш! – в третий раз повторил я.

В ответ непись внезапно взлетела – прямо на меня. Я отшатнулся, едва не потеряв равновесия, но до конца уклониться не успел – оказавшийся весьма острым птичий клюв болезненно чиркнул меня по голому плечу. Выступила кровь.


Вы получили ранение в бою!

Основной ущерб: – 5 очков Здоровья.

Внимание: открыто легкое кровотечение. Дополнительный ущерб: – 1 очко Здоровья в минуту в течение следующих 5 минут.


Почему-то подумалось: «А вот когда вчера в додзё я нарвался на кулак Руслана Тищенко, ничего подобного мне что-то не писали!»

Или просто то глупое ранение не было боевым, а потому не достойным особого упоминания?

Впрочем, мысль эта промелькнула в моей голове словно фоном – что была, что и не было.

– Ах так?! – рявкнул я, оборачиваясь вслед пролетевшей птице.

Заложив в воздухе крутой вираж, та явно готовилась к новой атаке.

Что ж, на этот раз я был готов. Даром что ли осваивал в додзё боевые навыки?

Подпустив злобную непись поближе, я резко шагнул в сторону – вода и топкое дно, как смогли, постарались замедлить мои движения, но серьезно мне помешать им не удалось – и выбросил навстречу птице крепко сжатый кулак. Гьяку цки, прямой удар дальней рукой. Полетели перья, и синяя полоса, подчеркивавшая надпись над головой утки, разом укоротилась почти на половину. Сбитая непись камнем рухнула вниз, но еще прежде, чем ее трепыхающееся тельце коснулось поверхности воды, с ним встретился подъем моей правой стопы – маваши гери, круговой удар ногой. Мгновение – и утка исчезла, даже не крякнув на прощанье.


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы одержали свою первую победу в бою!

Опыт: +10

Получено Достижение: Охотник на уток

Бонус за Достижение: +5% вероятности получения трофея класса «Необычный» при уничтожении мобов 1-2 Уровня


А между тем на месте, где непись так и не упала в воду, появился небольшой белый матерчатый кругляш. Выудив его оттуда и перевернув, я узнал эмблему Виртуальной федерации каратэ-до.

Высветившаяся подсказка разъяснила все окончательно:


Предмет: Нашивка на куртку «Эмблема Федерации»

Класс: Необычный

Свойства: Боевой дух +1

Срок действия свойства: ограничения не установлены

Способ активации: нанесение на одежду

Суммирование свойств при активации нескольких экземпляров Предмета: не производится

Необходимый уровень: не ниже 2 (9-й кю)

Примечание: одновременно может быть активно не более трех видов нашивок на одежду


Поспешно выбравшись на берег, я поднял с травы свою куртку и приложил нашивку к ее ткани. Самостоятельно сдвинувшись на пару сантиметров – как видно, на строго установленное для нее место на груди – эмблема села как влитая. На пробу я попытался подцепить ее ногтем – безрезультатно.

Выведя на глаза табличку характеристик, я проверил Боевой дух – но тот, к моему удивлению, так и остался на «двойке». Нахмурившись, я повторно изучил описание нашивки (рядом с названием Предмета у нее теперь значилось в скобках: «Активирован»). Свойства твердо обещали «+1» к Боевому духу. Вернулся к табличке – никакого тебе «+1». Может быть, я невзначай ухитрился где-то потерять балл, и мои нынешние «2» – это уже с учетом «+1» за нашивку? Так вообще бывает в этой игре? Да еще чтобы втихаря?

Все это время я так и продолжал растеряно вертеть в руках куртку, и вдруг, осененный догадкой, накинул ее на плечи. И даже в рукава не успел нырнуть, как соответствующая строка в таблице изменилась:


Боевой дух: 3 (2 + 1)


Получив таким образом искомый ответ и удовлетворенно сбросив куртку, я вспомнил о поврежденном плече. Кровь из ранки еще сочилась, унося с собой очки Здоровья, всплывшая надпись уточняла, что продолжаться так будет еще три минуты. Я машинально посмотрел на рукав куртки: не запачкался ли алым? Тот сохранил первозданную белизну. То, что в игре к каратэги не пристает никакая грязь, я еще вчера заметил. Вот и кровь, значит, тоже не оставляет на нем следов. Эх, «наверху» бы так – а то, бывало, замучаешься приводить в порядок форму после какого-нибудь жесткого спарринга!

Оставив украшенную новенькой нашивкой куртку на траве, я вернулся на делянку.


* **


В дом Кииоши-сама на, похоже, ставшую уже традиционной совместную дневную трапезу я припозднился: по расчетам старца, при моей нынешней Выносливости, Бодрости мне должно было с лихвой хватить на всю делянку, и чудодейственного чая он мне сегодня в поле не прислал. Но вмешалась проклятая утка. Из-за потери в схватке с ней 10 баллов Здоровья у меня пропорционально просела и Бодрость – и, чтобы благополучно завершить порученную работу, в какой-то момент мне пришлось устроить себе небольшой перерыв на отдых.

Добравшись наконец до жилища Учителя, я ожидаемо застал у него за столом Егора и, что стало для меня сюрпризом – Миюки. После того, как ее не оказалось на нашей, младшей тренировке, я было подумал, что сегодня в игру девушка уже вовсе не зайдет – но, вот: ошибся.

Приветствовав поклоном честную компанию, я опустился на подушку и достал из Инвентаря миску с палочками. На этот раз выбирать мне не пришлось: порция в моем хранилище лежала всего одна, наградой за сегодняшнюю работу в поле послужила лишь очередная монетка.

– …Так вот, начал я ему возражать, – продолжил между тем Черных, как видно, прерванный моим появлением разговор. – Однако все было бесполезно… Но скажите, Учитель: я же был прав? Сила, конечно, важна – но разве все сводится только к ней?

Последняя его фраза навела меня на мысль, что Егор ведет речь о своем недавнем споре с Аланом, случившемся в зале.

– Ты был не прав, мой ученик, – покачал седой шевелюрой Кииоши-сама. – Уже потому не прав, что затеял в додзё спор с сэмпаем. При следующей встрече с ним непременно попроси прощения за свою дерзость!

– Да, Учитель, – послушно склонил голову Черных. – И все же, – снова поднял он глаза на старца. – Что скажете о Силе вы? Разве можно рассчитывать на нее одну?

Несколько секунд Кииоши-сама не отвечал, задумчиво разглядывая миску на столе перед собой.

– Жил когда-то на острове Окинава великий Мастер боевых искусств по имени Мацумура, – заговорил он затем. – У него было бесчисленное множество учеников, один из которых слыл среди товарищей совершенно бестолковым. Он был неспособен запомнить простейшие комбинации ударов, выучить тактические приемы, тем более – освоить ката… Знай себе колотил с утра до вечера кулаками по соломенной макиваре. Однако, к удивлению других учеников, Мастер не гнал неумеху прочь, позволяя тому делать то немногое, что было ему доступно. Прошли годы, Мастер Мацумура состарился и умер, его некогда многолюдная школа в Сюри опустела – при ней осталось лишь несколько человек, в том числе этот бестолковый ученик. И вот случилось так, что объявился в тех краях непобедимый доселе боец по имени Осима Хитоси – и вызвал представителей знаменитого додзё Мацумуры на поединок. Лучшие ученики покойного Мастера давно разъехались кто куда, основав собственные школы, те же, что остались, долгое время не решались принять брошенный им вызов. На бой с готовностью выступил лишь тот самый бестолковый неумеха. Сначала из жалости к убогому ему даже не хотели позволить сразиться, но других желающих так и не нашлось, и в конце концов разрешение было дано. Поединок, как все и предполагали, завершился очень быстро – вот только с результатом, противоположным ожидавшемуся. Когда приезжего бойца едва живого унесли с поля боя, некогда служивший всеобщим посмешищем увалень объяснил секрет своей невероятной победы: «Учитель мне всегда повторял, что я сильный – а значит, должен сполна использовать свою силу. Если меня бьют рукой – перебить эту руку. Если бьют ногой – перебить эту ногу. Все как на макиваре…»

Старец умолк. Хранили молчание и Егор с Миюки – первый, похоже, пристыженно, вторая – почтительно.

Мне же не давала покоя одна мысль. Человек – тем более опытный боец – это вам не статичная макивара. Он движется, и движется непредсказуемо! Попасть ему по бьющей руке или ноге – та еще задача! Так что сила силой, но, возвращаясь к терминам нашей игры, потребуется еще как минимум Ловкость!

Да и если так важна Сила – что же тогда мудрый Кииоши-сама второй день гоняет меня в поле за одной лишь Выносливостью?

Вслух, впрочем, не произнес ни слова и я – сказано же было недавно: не спорить со старшими!


* **


За остаток дня я расправился еще с тремя рисовыми делянками, помимо тривиальных «+15» к Опыту и «+3» к Выносливости получив в награду миску еды (которой весьма обрадовался: теперь не придется ломать голову, где достать порцию на завтра), золотую монету (уже четвертую на моем счету, к счастью, все их можно было сложить в одну ячейку Инвентаря) и второй ботинок, типа того, что достался мне вчера – но, словно в насмешку, снова левый.

В итоге, ко сну я отошел в следующем статусе:


Уровень 2, 9-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 45/70


Базовые характеристики:

Здоровье: 70/70

Бодрость: 70/70

Сила: 4

Ловкость: 4

Выносливость: 12

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 3 (2 + 1)

Удача: 5


Прогресс налицо!


12. Турнир новичков

Не знаю, случайно так вышло или явилось следствием чьего-то точного расчета, но в день турнира новичков в додзё явилось ровно шестнадцать бойцов. Идеальное количество для заполнения сетки при соревнованиях «на вылет»: восемь пар сойдутся в первом раунде, их победители составят четыре пары четвертьфиналистов, четверо оказавшихся лучшими по итогам ¼ финала выйдут в полуфинал, двое оставшихся последними разыграют между собой главный приз.

Таким образом, для занятия одного из четырех призовых мест (оба спортсмена, уступившие своим соперникам в полуфинале, согласно правилам, считались бронзовыми призерами, дополнительный бой между ними за третье место предусмотрен не был) требовалось одержать победу как минимум в двух поединках — первом и четвертьфинальном.

Посреди зала было постелено современное спортивное татами, мы, будущие участники турнира, расселись вдоль одного его края, у противоположного занял позицию Аркадий Андреевич, взявший на себя роль рефери. Справа и слева от площадки встали по два сэмпая, в числе которых оказались Миюки и Алан – им была отведена роль секундантов сходящихся в поединке бойцов.

Волею жребия программу соревнований открывал именно мой бой. В противники мне был определен Руслан Тищенко – Уровень 1, 10-й кю, белый с полосой пояс. Со своим вторым Уровнем и 9-м кю ваш покорный слуга явно смотрелся на его фоне фаворитом.

Защитного оборудования, к которому я привык «наверху» – кирасы-нагрудника и шлема – здесь предусмотрено не было. Секунданты лишь повязали нам на головы цветные повязки: мне – красную, Руслану — белую. Да, я не сказал: секундировала мне Миюки! Специально обошла вокруг татами и забрала меня у Алана, уже занесшего было надо мной руки с повязкой. Тот, впрочем, ничуть не возражал.

— Красный — готов? – поинтересовался со своего судейского места Аркадий Андреевич.

Я ответил коротким поклоном.

— Белый – готов? — повернулся рефери к моему противнику.

Поклонился и Руслан.

Синхронным жестом обеих рук арбитр пригласил нас выйти в центр площадки. Очередная серия взаимных поклонов — и прозвучала команда «К бою!» – «Сёбу иппон хаджимэ!»

Признаться, мало что могу рассказать про этот свой поединок. Явственно помню лишь цунами волнения, нежданно накрывшее меня с головой, едва бой начался, и не отступавшее до самого его завершения — «наверху» со мной уже давненько ничего подобного не случалось. Кажется, Руслан работал одними руками, ногу не поднял ни разу – должно быть, вовсе не обладал нужным навыком. Удары наносил редкие — но чувствительные, забирая у меня с каждым по 2-3 балла Здоровья и вызывая перед глазами тревожную красную вспышку. Я отвечал чаще и точнее, к тому же пару раз неплохо попал ему в корпус с ноги. В итоге, когда зеленая полоса под именем моего противника сжалась до крохотной точки (неснижаемый остаток Здоровья в 1 балл -- умереть на нашем турнире, вроде как, никому не грозило), и он без чувств рухнул на татами, соответствующая характеристика у меня составляла уверенные 51/70.

– Ака но кач! – торжественно взметнул Аркадий Андреевич вверх свою правую, ближнюю ко мне руку. – Красный победил!

Не промолчала и игровая система:


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы одержали свою первую победу в поединке с другим игроком!

Опыт: +15

Получено Достижение: «Не в бровь, а в глаз!»

Бонус за Достижение: +1 к Боевому духу в течение 24 часов с момента получения


Отвесив все подобающие случаю поклоны, я, как положено, спиной вперед отступил за край татами, где тут же попал в заботливые руки Миюки.

– Молодец! – похвалила она меня, сдергивая с моей головы повязку. – Но дальше будет труднее!

– Знаю… – прохрипел я.

Мы отошли в сторону, чтобы не мешать другому секунданту готовить к бою своего бойца.

– На, выпей для восстановления, – протянула мне девушка белую керамическую чашечку без ручки.

– Чай? – уточнил я, заглядывая внутрь. – Странный какой… – жидкость была почти прозрачной – и странно пахла.

– Чай Здоровье не лечит – только Бодрость поднимает, – покачала головой Миюки. – К тому же, в зал его вносить запрещено… А это нихонсю. Сакэ.

– Сакэ? – немало удивился я. – Серьезно? Сакэ – это же японская рисовая водка, разве нет? Уверена, что сейчас подходящее время для пьянки? Мне еще биться вообще-то, один раз – как минимум…

– Сакэ – не водка, – улыбнулась девушка. – И в игре не пьянит. Пей, говорю! Только неторопливо и небольшими глотками. Давай, не спорь с сэмпаем!

– Ну, как знаешь, – пожал плечами я, поднося чашку ко рту.

Напиток оказался теплым и чуть горьковатым, но характерного привкуса алкоголя в нем, и правда, не ощущалось. При этом самочувствие мое в самом деле улучшалось с каждым новым глотком, когда же чашка в моей руке опустела, Здоровье и Бодрость вернулись на максимум.

– Отлично! – кивнул я, бегло проверив их показатели. – Что теперь?

– Жди вызова на следующий бой, что же еще? – пожала плечами Миюки, забирая у меня чашку. – А я пошла другим ребятам помогать.

– А, ну да… – пробормотал я. В самом деле: бойцов в зале – вон сколько, а секундантов всего четверо…

Попивая в стороне целебное сакэ, ваш покорный слуга, как выяснилось, пропустил кое-что интересное – бой Марии Антоновой. Когда я вернулся к татами, рефери уже объявлял ее победу над каким-то «желтым поясом». Зрители у площадки разразились бурными аплодисментами. Кстати, а моему выигрышу хлопали? Совершенно не помню…

Поединки пошли своим чередом, при этом обладатели более старших поясов неизменно одолевали тех, кто стоял на построении ближе к концу шеренги. Единственное исключение из этого правила сотворил Егор (ему, кстати, как и мне, секундировала Миюки), с огромным трудом, но расправившийся с Сергеем Миранчуком, у которого был 7-й кю против 8-го у Черных.

В итоге среди прошедшей в четвертьфинал восьмерки я со своим 9-м кю и желтым – даже без полоски – поясом оказался самым младшим.

Приуныть меня, однако, заставило отнюдь не это обстоятельство: сильных соперников я никогда не боялся.

Сильных – нет. Но чтобы таких…

– На татами вызываются: Белов – красная повязка, Антонова – белая повязка! – громогласно объявил Аркадий Андреевич.

Тут-то я в осадок и выпал.

– Да, не повезло: сразу в четвертьфинале попасть на единственного здесь бойца с 6-м кю… – по-своему считала кислое выражение моего лица Миюки.

– Да при чем тут кю! – хмуро всплеснул руками я.

– А в чем тогда дело? – недоуменно вздернула брови мой секундант.

– Разве не ясно? Она же… ну… девушка! Женщина… Не суть! Как я буду…

– Что?

– Я просто не смогу ее ударить, – убито пробормотал я.

– Почему?

– Ударить женщину… – «Да еще такую!» – Это… – нужных слов у меня не нашлось, и я лишь беспомощно развел руками.

– Это татами, – пожала плечами Миюки. – Здесь нет мужчин и женщин – только бойцы!

– Как видно, не для меня, – снова развел я руками.

– Слушай, хватит пороть чушь! – неслабо так пнула она меня кулаком под ребро. Кажется, еще чуть-чуть – и снялось бы очко Здоровья. – Соберись давай!

– Не могу… – в полном отчаянии прошептал я.

– Ну ладно… – состроив зверскую рожу, Миюки зачем-то по-быстрому огляделась по сторонам. Рядом с нами никого не было. – Вообще-то я не должна тебе этого рассказывать… Но, похоже, другого выхода у меня нет. Перед тем, как идти на младшую тренировку помогать Учителю, мы в обязательном порядке знакомимся с профилями игроков, с которыми нам предстоит иметь дело. Там, кроме всего прочего, есть реальные паспортные данные. Обычно доступ к ним закрыт, но тут то ли системный сбой какой-то был, то ли мой допуск по ошибке завысили… В общем, слушай: никакая она не женщина! И, тем более, не девушка! На самом деле это мужик, ему под пятьдесят. Живет в Киеве… Но это уже не важно.

– Что?! – только и сумел выговорить я.

– Что слышал! Надеюсь, против битья старперов, косплеющих юных сексуальных девиц, у тебя никаких предубеждений нет?

– Нет…

Подняв голову, я посмотрел на своего противника совсем иными глазами. Поймав на себе мой взгляд, но, конечно же, не в силах прочесть мысли, лже-Мария тут же лукаво мне подмигнула. Меня аж передернуло от отвращения.

– Нет, – еще тверже повторил я, сжимая кулаки. – Никаких предубеждений!

– Тогда иди – и надери ей – то есть ему – задницу! – бросила Миюки.

– С удовольствием! – ответил я ей в тон.

В этот момент рефери пригласил нашу пару на татами.

Какого бы пола и возраста ни был противостоящий мне игрок, 6-го кю его персонажа это никак не отменяло. Едва начался наш бой, как я пропустил плотное маваши в корпус слева, с трудом, но ушел от такого же удара со второй ноги, а вот от прямого рукой в голову – не смог. Мое Здоровье разом просело почти на треть. Ответить я сумел лишь одиночным цки, которого «Мария», кажется, толком даже не почувствовала, отступил – и оглянуться не успел, как оказался за границей татами, за что автоматически был оштрафован еще на 10 баллов Здоровья.

Рефери вернул нас в центр площадки и возобновил поединок. «Мария» снова танком поперла вперед, я попытался встретить ее правым маваши, но угодил в выставленный блок, правда, тут же достал рукой – однако и сам пропустил в ответ. Размен вышел отнюдь не равноценный – попадания моего противника «стоили» дороже моих, да и по части Здоровья более высокий Уровень давал ему значительную фору…

Поняв, что победа становится лишь вопросом времени, «Мария» и не подумала снизить активность – наоборот, пошла на меня еще решительнее. Рука, рука, нога, еще рука… Что-то в блок, но все равно чувствительно… В глазах у меня начало темнеть: как говорят, верный признак того, что Здоровье упало ниже «десятки». Уже почти не видя ничего перед собой, я едва ли не наугад выбросил вперед кулак…

Первой мыслью было, что это зазвенело у меня в ушах, но нет: торжественный сигнал гонга услышали все, кто находился в зале.


Вами нанесен Критический удар! Причиненный урон увеличен в пять раз!


Прошел крит?! Неужто Удача сработала?!

Сработала, да еще как!

– Ака но кач! Красный победил! – провозгласил судья.


Вы одержали победу в поединке с другим игроком!

Опыт: +15


Остатка Бодрости мне едва хватило на ритуальные поклоны.

Секундант деловито подхватил с татами поверженную лже-Марию и вынес ее из зала. Пошатываясь и мечтая лишь о том, чтобы не упасть, я отступил к Миюки. Первый глоток сакэ той пришлось вливать мне в рот самой – удержать в руках чашку я был просто не в состоянии.

Пока я приходил в себя, свой четвертьфинальный бой выиграл Егор – на этот раз ему секундировал Алан.

Едва мы с Черных поздравили друг друга с победами, настало время полуфиналов. И вот тут-то равнодушный жребий подкинул нам новый сюрприз:

– На татами вызываются: Белов – красная повязка, Черных – белая повязка! – провозгласил Аркадий Андреевич.

– Ну, держись, гроза девчонок! – как-то совсем невесело усмехнулся Егор, направляясь к татами. Сначала я подумал, что это он про побитую мной лже-Марию, но перехватив взгляд товарища, исподлобья брошенный им на Миюки – та стояла с красной повязкой в руках на моей стороне площадки – усомнился в этом.

Бой наш начался в весьма неспешной манере. Черных явно осторожничал – как видно, помятуя о незавидной судьбе моей предыдущей противницы и опасаясь непредсказуемого крита. Я тоже особо вперед не лез. За добрую минуту мы обменялись едва парой точных ударов – я попал Егору ногой в корпус, он мне – рукой в голову. Силой и Боевым духом Черных меня превосходил, но базовый урон от удара ногой считался вдвое против руки, так что вышло приблизительно то же на то же.

На исходе этой самой минуты Егор внезапно взорвался и провел две удачные атаки подряд, разом ополовинив мне Здоровье. Затем снова сбавил обороты, держась на почтительной дистанции и уверенно пресекая все мои попытки ее сократить. Попробовал я к нему подступиться так, попробовал этак – в итоге снова пропустил удар в голову. А затем… Черных отпрянул, я выбросил ему вслед левую маваши, но не достал… Уронив бьющую ногу, я заступил ею правее, перенес на нее вес и, крутанувшись вокруг оси, нанес с разворота сокрушительный удар правой – в голову Егору.

Был уверен, что нанес…

Моя стопа прошла через висок противника, словно сквозь дым.


У вас отсутствует боевой навык «Удар ногой с разворота (уширо маваши гери)».

Для усвоения навыка обратитесь к Учителю.


Что?!

Не встретив на пути ожидаемого препятствия, я провалился в пустоту, и Егор, в какой-то момент, казалось, растерявшийся не меньше меня, своего шанса не упустил. Встречный цки в голову, тут же еще один, и на отходе – финальное маваши – мой противник отработал комбинацию, как автомат. Получи подобную возможность, я бы на его месте постарался сделать то же самое.

Итог, увы, оказался закономерен:


Вы потерпели поражение в поединке с другим игроком!

Опыт: +25

Штраф: – 2 от Боевого духа в течение следующих 24 часов


На этом нерадостном сообщении турнир для меня и завершился.

13. Ловкая обезьяна

Победителем турнира Егор не стал — проиграл в финале некоему Максу Юрченко, «оранжевому поясу». Помимо повышения Уровня до 7-го кю, в награду за занятое второе место Черных получил чистый свиток. В него можно было самому вписать три любых навыка – на выбор владельца – и тут же их усвоить.

С заполнением свитка Егор решил не спешить, спрятав его до поры в Инвентарь.

Какой приз вручили занявшему первое место Юрченко, я, признаться, упустил.

Что же до меня, то единственной моей наградой оказалась красная полоска на желтом поясе. При том, что Опыта для ее получения у меня и так уже хватало с избытком, нахаляву мне досталось лишь развитие уже имевшегося у меня набора боевых навыков: остававшиеся неизученными стойки, несколько хитрых блоков, полдюжины ударов рукой, включая апперкот и уракен учи (внешней стороной кулака), и пара ударов ногой – ёко гери (ребром стопы в сторону) и хиза гери (коленом).

Предательски подведший меня в поединке с Егором круговой удар ногой с разворотом корпуса вокруг оси – уширо маваши гери – для получения 8-го кю знать не требовалось, и он так и остался у меня не изучен.

Зато к списку моих Достижений добавилось гордое «Третье место на внутриклубном турнире новичков».

Традиционно полученные при повышении Уровня 4 свободных очка я разделил пополам между Силой и Ловкостью, и в итоге моя игровая статистика приняла следующий вид:


Уровень 3, 8-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 30/90


Базовые характеристики:

Здоровье: 80/80

Бодрость: 80/80

Сила: 6

Ловкость: 6

Выносливость: 12

Интеллект: 1


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 2 (2 + 1 + 1 (осталось 23 часа) — 2 (осталось 23 часа))

Удача: 5


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 3 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


Еще «+5» Опыта и «+1» к Выносливости мне принесла прополка очередной рисовой делянки — при выдаче мне задания Кииоши-сама оказался неоригинален. За работу я также получил золотую монету — и… второе Чудесное рисовое зерно («+1» к Удаче и «+1» к Боевому духу на 24 часа)!

В Инвентарь (число ячеек в котором с выходом мною на Уровень 3 увеличилось до двенадцати) я убирал его в смешанных чувствах. С одной стороны, конечно, хорошо, что дали. Очень хорошо! С другой же… Знай я об этом заранее, не стал бы дрожать над первым зернышком, словно Скупой Рыцарь над златом, а благополучно сжевал бы его перед турниром – глядишь, и результат вышел бы получше!

Всю дорогу до дома старца я нещадно корил себя за неуместную бережливость, и, увлекшись самобичеванием, к концу пути почти уверился, что только Чудесного зерна мне сегодня для победы и не хватило. Должно быть, эти мрачные мысли явственно отразились на моем лице, потому что Миюки, встреченная мной у самых ворот жилища Кииоши-сама, едва взглянув на меня, принялась сбивчиво бормотать что-то утешительное про «великолепный результат», «отличный опыт» и «никто не спотыкается, лежа на футоне». От этих ее увещеваний мне сделалось лишь еще тоскливее, и отчасти я даже обрадовался, когда уже в саду нас нагнал Егор — и девушка умолкла.

На крыльцо мы втроем поднимались в тишине – не будь я столь погружен в свои тягостные думы, пожалуй, счел бы ее несколько неловкой.

Комнатка, в которой мы обедали два последних дня, оказалась пуста, но в ее дальней стене была открыта сдвижная дверь еще в одно помещение. Там-то и ждал нас сегодня старец. Заслышав наши шаги, он буркнул, чтобы мы заходили.

Размерами задняя комната превышала «трапезную» почти вдвое, но мебели в ней не было вовсе — если не считать подушечки у стены, на которой и восседал Кииоши-сама. На руках при этом старец держал симпатичную пушистую обезьянку. Уже привычно я посмотрел поверх нее, желая прочесть подпись, но той там почему-то не оказалось — имелось лишь отдаленно напоминающее нимб серебристое свечение.

Не могу сказать, что сильно удивился этому обстоятельству – ну, нет подписи, значит, так положено — а вот мои более осведомленные о местных реалиях спутники внезапно замерли с такими лицами, словно увидели привидение.

– Ками! — ошеломленно выдохнула Миюки, кажется, даже забыв поклониться Учителю.

-- Верно, – невозмутимо кивнул на это Кииоши-сама. – Перед вами ками. Сегодня он поможет мне преподать вам один интересный урок – подобный тому, что когда-то великий Такуан Сохо дал при дворе сегуна Иэмицу.

– Учитель, но если это в самом деле ками, почему мы все его видим? – задал вопрос Егор. – Я читал, что обычно ками являют свой образ лишь кому-то одному…

– Потому, что это нужно для нашего урока, – проскрипел старец. – Но я смотрю, что мой младший ученик, – указал он кивком на меня, – пребывает в пучине невежества. Миюки-сан, будь добра, расскажи ему коротко о ками.

– Ками – это духовные сущности, божества Неба и Земли, – проговорила, повернувшись ко мне вполоборота, девушка – глаза ее при этом продолжали косить на обезьянку. – Их роль в игре точно неизвестна. Некоторые утверждают, что это гейм-мастера, управляющие всем процессом изнутри. Другие – что это особые, редкие неписи с уникальными свойствами. Многие вообще не верят, что ками существуют…

– Как видите, ками вполне себе существуют, – усмехнулся Кииоши-сама. – Вот, например, этот… Он очень быстр и ловок! – словно в подтверждение его слов обезьянка молниеносно запрыгнула ему на плечо, сиганула оттуда на колено и затем снова уселась на руках. – Настолько стремителен, что мало кому под силу тягаться с ним в скорости! Чтобы убедиться в этом, я попрошу каждого и вас попытаться стукнуть его. Любой известный вам удар – на ваш выбор. Начнем с тебя, мой младший ученик, – старец снова посмотрел на меня. – Подойди и попробуй! У тебя три попытки.


Предложено задание «Ударить ками»

Принять? Да / Нет


Поклонившись, я, разумеется, выбрал «Да» и приблизился к Учителю. Ками повернул ко мне свою увенчанную серебряным нимбом голову, скорчил умильную рожу, на мой взгляд совершенно не подобающую духовной сущности, каковой он, якобы, являлся, и ловко перескочил старцу на макушку. Кииоши-сама и бровью седой не повел.

Я занес руку для удара. Обезьянка махнула из стороны в сторону длинным гибким хвостом, съехала старцу на плечо и свесилась оттуда ему на грудь. Я выкинул вперед кулак, но ками, как видно, этого ожидавший, скользнул вниз, на колени моему Учителю. Я едва успел остановить свою руку, чтобы не ударить старца в область ключицы.

Вторая моя попытка оказалась столь же неудачной – вне всякого сомнения, обезьянка была для меня слишком быстра. Не сумел я выполнить задание и с третьего раза.

– Результат печальный, но ожидаемый, – меланхолично заметил на это Кииоши-сама. – Что ж, попробуй теперь ты, мой ученик, – обратил старец туманный взор на Егора.

Пристыженный, я отошел к дверям, и мое место перед Учителем занял Черных.

Не стану тянуть: не преуспел и он.

С третьего, последнего раза, как мне показалось, Егор ками почти достал – демонстративно замахнувшись правой рукой, и вдруг ударив левой – но неимоверно шустрая обезьянка все равно увернулась.

– Твоя очередь, Миюки-сан, – сказал старец девушке.

Та шагнула вперед – и внезапно ками спрыгнул на пол и простерся перед Миюки ниц, словно умоляя о пощаде.

– Он сдается, – улыбнулся явно довольный происшедшим Учитель. – Признает свое поражение. Как вы считаете, Миюки-сан – почему?

– Возможно, он способен видеть уровень моей Ловкости – и посчитал, что удар наверняка достигнет цели, Учитель? – неуверенно предположила девушка.

– Нет, – разочарованно мотнул головой старец. – Ловкость здесь совершенно ни при чем! У обоих моих учеников ее достаточно, чтобы поразить ками хотя бы один раз из трех! Но, очевидно, осознанно или нет, они беспокоились о том, что, метя в сидящую на мне обезьянку, могут случайно задеть меня самого – из-за этого их действиям недоставало решимости. Ты же вышла, отбросив ненужные сомнения, верно?

– Да, Учитель, – кивнула Миюки.

– Ками почувствовал это. Урок прост, – обвел старец взглядом нас троих. – Чтобы добиться успеха, нужно очистить свой ум от всего лишнего. Нанося удар – просто наносите удар. Ничего более… Ты желаешь возразить, мой младший ученик? – резко подался вдруг Кииоши-сама в мою сторону.

Тоже почувствовал, как ками?

– Не возразить, Учитель, – показательно-смиренно покачал я головой. – Уточнить. На сегодняшнем турнире я, по-моему, именно так и поступил. Просто нанес удар, не думая ни о чем лишнем. В результате – проигрыш. Если позволите, я расскажу…

– Я знаю, что произошло с тобой на турнире, – нетерпеливо перебил меня старец. – Ты в самом деле не видишь разницы между случившимся в додзё, и тем, что продемонстрировала нам только что Миюки-сан? – едва заметно скривился он. – В сегодняшнем проигранном бою ты отнюдь не освободил свой ум от лишнего. Наоборот, привнес в него это лишнее – воспоминание о некоем навыке, которым владел в ином месте, в иное время и в иных условиях. Отсюда и неудача… Поразмысли об этом на досуге, мой младший ученик!

Единственное, что мне оставалось – почтительно склонить голову.


* **


Урок с участием обезьянки-ками вовсе не стал заменой очередному этапу моей войны с сорняками – после обеда я снова отправился по проторенной тропинке к рисовому полю. Итогом десяти часов праведных трудов по колено в воде явились уже классические «+3» к Выносливости и «+15» к Опыту, третий по счету левый башмак (издеваются они там, что ли?!) и две монетки – шестая и седьмая. А вот порции еды на этот раз мне не досталось.

Последнее обстоятельство теоретически могло завтра вылиться в проблему…

14. Разум подобен земле, Интеллект жалок, как земляной червь

На первую после турнира младшую тренировку помогать Аркадию Андреевичу снова пришла Миюки. А вот Мария Антонова — или как там ее на самом деле? – в додзё не появилась. Расстроилась из-за поражения? Вернее, расстроился?

Как бы то ни было, отсутствию своего незадачливого соперника по четвертьфиналу я только порадовался: для получения нового Уровня мне позарез нужно было изучить очередное ката, а брать урок у извращенца, спрятавшегося в женском теле – да еще таком теле! – мне претило. Другое дело – поработать с Миюки!

До ката, правда, дело дошло далеко не сразу. После традиционной разминки тренер вывел нас всех на задний двор додзё, где оказались расставлены макивары – вкопанные в землю вертикально толстые доски в человеческий рост, обмотанные в верхней части несколькими слоями рисовой соломы. Кому как, а мне сразу вспомнилась давешняя притча Кииоши-сама о «бестолковом» воспитаннике покойного Мастера Мацумуры.

Расставив учеников перед снарядами, Аркадий Андреевич велел нам отрабатывать на них удары. Всем разные. Мне, например — почему-то простейшие цки, расположившемуся по соседству Егору — более сложные.

Лупить по макиваре нам было велено до тех пор, пока не заработаем «+1» к Силе.

Прозвучала команда «Хаджимэ!» — «Начинайте!» – и задворки додзё огласились сосредоточенным стуком двух десятков кулаков, жалобным скрипом избиваемого дерева и хрипом дыхания бойцов. Целая эскадрилья птиц-неписей, до этого момента, похоже, считавших густые окрестные кусты удобным и надежным убежищем, в панике взмыла в воздух и с неистовым гомоном разлетелась во все стороны.

Возможно, в нашей группе я был и не первый, кто сумел получить искомые «+1» (в комплекте с ними шло «+5» к Опыту и «-15» от Здоровья за сбитые в кровь костяшки пальцев), но Егора ваш покорный слуга точно опередил. Когда с разрешения Аркадия Андреевича я направился за наукой к Миюки, Черных все еще исступленно молотил по своей макиваре.

При помощи девушки-сэмпая я довольно быстро усвоил необходимые мне навыки.

Начали мы с остававшейся до сих пор мной неохваченной группы ударов рукой — по-своему экзотических и в реальном бою почти не применяющихся, по крайней мере, «наверху». Таких как нукитэ – кончиками сжатых пальцев открытой ладони (так называемая «рука-копье») — и хайто учи — внутренней стороной сложенных вместе пальцев.

Затем перешли к ударам ногами, среди прочих, разделавшись, наконец, с пресловутым уширо маваши гери.

Продолжили техникой падений. Ничего смешного: крайне необходимый навык! Даже удивительно, что в игре овладение им требовалось так поздно – «наверху» мой Сэнсэй, бывало, говаривал новичкам: «Смысл учить тебя стоять, если ты еще даже падать правильно не умеешь?!» — и давал его раньше, чем переходил к стойкам, блокам и ударам.

Венчало наш короткий урок ката – Дай-Сан-Кё — даром, что третье по счету среди базовых, но, на мой взгляд, самое простое из них.

И вот, наконец, итог:


Усвоен боевой навык: Ката Дай-Сан-Кё (разум подобен земле, тело -- быку)

Опыт: +15


С учетом еще «+15» к Опыту, полученных мной за изучение трех предыдущих навыков, до вожделенных 90 очков, дающих право на 7-й кю и оранжевый пояс, мне недоставало теперь всего лишь 5-ти баллов!

Здесь, однако, у нас с Миюки возникла нежданная загвоздка.

– Давай, что ли, пройдем следующее ката? – предложил я девушке.

– Дай-Йон-Кё? – переспросила она. – Не получится: ты его не выучишь.

– Почему это? – не понял я.

– Для него уже требуется Интеллект не ниже «двойки». А у тебя пока всего «единичка», – пояснила сэмпай.

– Ну… Ну, не ката… – несколько растерялся я от такого оборота. – Какой-нибудь другой навык. Что там у меня еще не усвоено? Подсечки, например. Или освобождение от захвата…

На миг закатив глаза, Миюки полезла в меню – уточнить аттестационные требования.

– Для 7-го кю ты уже все изучил, – сообщила она через четверть минуты.

– Сам знаю, – нетерпеливо отмахнулся я. – Но малости Опыта все же не хватает. Давай что-нибудь из программы на 6-й пройдем!

– А на 6-й у нас все только с Интеллектом «2», – виновато развела руками девушка.

– И… Что же делать?

– Добрать Опыта на какой-нибудь рутине, – неуверенно предложила она. – На той же макиваре… Но до конца тренировки, конечно, не успеешь…

– Погоди, – хмуро мотнул головой я. Откладывать повышение Уровня до следующего раза мне совершенно не хотелось. Каждый день же на счету! – Должен быть какой-нибудь способ… Придумай что-нибудь! – взмолился я. – Время еще есть!

– Совсем мало… Самоходом «+5» к Опыту никак не накачать… А все боевые навыки у тебя уже есть…

– Ну, может не боевой… – мой, увы, не отягощенный высоким Интеллектом мозг отчаянно искал выход. – Любой, чтобы только Опыт пришел…

– Слушай, а это идея! – просияла внезапно Миюки – и от сердца у меня тут же отлегло – по лицу девушки я понял, что решение в самом деле найдено. – Только чтоб сэнсэй не видел!.. – настороженно покосилась она в сторону Аркадия Андреевича – тот был занят своими делами и в нашу сторону не смотрел. – А то не положено на тренировке… Так, что тут у меня есть… О, вот! – в ладони у нее появился тоненький свиток. – Не Бог весть что, и вряд ли тебе когда-нибудь пригодится, но если только ради Опыта…

– Давай! – почти вырвал я у нее из протянутой руки бумагу и, постаравшись, как смог, загородить ее собственной спиной от посторонних глаз, торопливо развернул.


Желаете усвоить навык «Гребля веслом в плоскодонной лодке»?

Да / Нет


«Да»! Разумеется, «да»! Хоть черчение вилами по воде, только Опыт дайте!


Усвоен навык «Гребля веслом в плоскодонной лодке»

Опыт: +5


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 4, 7-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья…


Дальше я читать не стал, рассыпавшись в благодарностях перед Миюки.

Через какие-то десять минут тренировка завершилась, и, смешав пролитый мной сегодня пот с успевшей натечь из затянувшихся при восстановлении Здоровья ран на разбитых руках кровью, Аркадий Андреевич окрасил мой пояс в ярко-оранжевый цвет.

Из четырех бонусных баллов два – так, чтобы вышло с запасом – я тут же загнал в едва не подведший меня Интеллект, еще два разделил между Силой и Ловкостью.

В результате вышло у меня вот что:


Уровень 4, 7-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 0/110


Базовые характеристики:

Здоровье: 90/90

Бодрость: 90/90

Сила: 8

Ловкость: 7

Выносливость: 16

Интеллект: 3


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 3 (2 + 1)

Удача: 5


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 4 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 10 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


Теперь настала пора подумать, где и чем перекусить, чтобы не растерять ничего из с таким трудом набранного – из-за нелепого штрафа за нарушение правил: Путем Пустой Руки положено идти на полный желудок – это вам не голодные игры!

15. Искусство торговли

— А в чем проблема? – не понял Егор. Впервые за время нашего знакомства на нас были одинаковые пояса – оранжевые – в отличие от меня, повысить Уровень Черных сегодня не сумел. Из-за чего, похоже, пребывал в далеко не самом лучшем расположении духа. А тут еще я со своими глупыми вопросами… – У тебя же есть золото? – уточнил он у меня.

Я кивнул:

— Семь монет.

— Ну вот, на целых семь мисок риса хватит! Иди и купи!

— Так куда идти-то? – всплеснул я руками.

— В деревню, в лавку.

– В деревню?

— Ты что, так и не загрузил карту? — недовольно скривился Егор.

– Загрузил еще в первый день, вечером. Но у меня там видны только гостиница, додзё, дом Кииоши-сама и мое чертово рисовое поле…

— А, ну, да, правильно, ты же на форум не ходишь – там народ время от времени постит ссылки на выложенные фрагменты карты… — понимающе -- и вроде как даже с неким сочувствием – кивнул Черных. – Ладно, не беда: дорога до деревни – не то место, где можно заблудиться. Как дойдешь до гостиницы – перед самыми воротами будет дорожка налево. Иди по ней – она тебя выведет прямо на деревенскую улицу. Лавка стоит по правой стороне, третий или четвертый дом. Не перепутаешь – он там единственный двухэтажный…

– Слушай, а тебе там случайно ничего не нужно прикупить? – с надеждой спросил я.

– Да нет… – не понял намека Егор. – Еды у меня на три дня, а больше там покупать и нечего. Ну или денег просят неадекватных… Ты только как в лавку войдешь – главное, сильно не смейся. А то хозяева обидятся.

– А что, будет повод посмеяться?

– Будет, – заверил Черных. – Какой – не скажу. Не хочу портить тебе удовольствие!

– Ну, хорошо, – кивнул я. – Предупредишь старца, что я задержусь?

– Это не вопрос. Насчет лавки он, кстати – с пониманием. Типа, еды купить – это святое. Не блажь какая-нибудь. Да и не сильно ты опоздаешь скорее всего…

– Будем надеяться… – пробормотал я.

Хода от гостиницы до обещанной Егором деревни оказалось не более десяти минут. Дорога вела под уклон через поле, засеянное, правда, не рисом, а какой-то незнакомой мне пока культурой с высокими прямыми стеблями, широкими стреловидными зелеными листьями и мелкими белыми цветочками. Вытянувшиеся за ним двумя параллельными рядами аккуратные домики под соломенными крышами были видны еще издали. Крытое коричневой черепицей двухэтажное здание, где, очевидно, и находилась лавка, возвышалось над соседними строениями словно пароход над крестьянскими лодчонками.

У входа я слегка замешкался: задумался, нужно ли разуваться. Крыльца перед домом не имелось, и пол первого этажа, насколько он просматривался снаружи, был земляным. Интуиция подсказывала мне, что, раз так, снимать сандалии не требуется – и все же какое-то время я колебался. Все сомнения разрешил хозяин, кругленький бритый наголо коротышка, выглянувший наружу и с любезной улыбкой пригласивший меня войти. Лавочник оказался обут. Звали его Тояма-сан, и был он неписем с Уровнем 6.

Внутри, за широким пустым прилавком, ожидал еще один непись. В противоположность своему собрату, тощий и длинный, как бамбуковая жердь. 4-го Уровня. По имени… Токанава-сан.

Серьезно?!

Тояма-Токанава?

Кажется, я понял, выходцем из какой страны был программист, работавший над этой частью игры! Ну или, по крайней мере, какой язык был для него родным.

Не то чтобы я забыл о полученном от Егора предупреждении – но смешка сдержать не сумел. Словно на контрасте, оба непися синхронно помрачнели.

– Прошу меня извинить, – усилием воли сгоняя с лица ехидную улыбку, выговорил я с глубоким поклоном – последний был еще одним способом спрятать в тени непослушное лицо. – Просто я некстати вспомнил одну смешную историю…

– Возможно, вы окажетесь столь любезны, что поделитесь ею с нами? – сухо проговорил Токанава-сан.

Блин! Токанава!..

– С удовольствием, Токанава-сан… – сам удивляюсь, как мне удалось не заржать пьяным конем на всю лавку. – Одну секунду… – все мало-мальски подходящие случаю анекдоты как на зло начисто выветрились из памяти. В голову лезло лишь что-то про японского снайпера Токосо Томимо, но рассказывать сейчас нечто подобное было явно не лучшей идеей. – Представьте: висит объявление: «Секция каратэ проводит набор учеников в младшую группу – для подготовки к соревнованиям учеников старшей группы»… – вспомнилось мне, наконец, хоть что-то относительно нейтральное.

– И что же в этом смешного? – недоуменно пожал плечами Токанава-сан. – Разумеется, старшие ученики должны делиться усвоенными навыками с младшими – тем самым они увеличивают и свой собственный опыт, прогрессируют. Непонятно только, почему в качестве цели упомянуты соревнования? Возможно, это лишь иносказание, и имеется в виду победа над самим собой, выраженная в повышении Уровня?

– Очевидно, вы правы, – прикусив губу, смиренно проговорил я.


Осторожно!

Вы нанесли себе ранение!

Ущерб: – 1 очко Здоровья


– Полагаю, наш гость заглянул в нашу лавку не затем, чтобы развлекать нас историями, смешные они или нет, – вмешался тем временем Тояма-сан.

– Совершенно верно, – поспешил подтвердить я. – Я бы хотел купить дневную порцию еды…

– Тогда вы пришли по адресу! – снова перехватил инициативу в разговоре Токанава-сан. – Можем предложить вам сет из десяти порций! Цена – десять монет!

– Прошу прощения, мне не нужно так много, – покачал я головой. – Всего одну… Ну, или две, – тут же поправился я – пусть будет одна миска про запас, на всякий случай.

– В свою очередь прошу прощения, – поклонился в ответ лавочник, – но сегодня по приказу нашего покровителя, ками с горы Хаку, – последовал еще один поклон – на этот раз куда-то в сторону, – порции у нас продаются только сетами по десять. Если приобретете десять сетов – лавка готова предоставить вам скидку в размере десяти процентов.

– Да не нужно мне десять! – чуть повысил я голос. – Ни процентов, ни сетов, ни порций! Нужно одну, максимум – две мисочки!

– Весьма сожалею, но приказ ками с горы Хаку никак не может быть нарушен, – вежливо, но строго заявил Токанава-сан. – Одну порцию можно было приобрести у нас вчера, завтра мы также с радостью продадим ее вам, но сегодня – только сет.

– Но у меня даже нет столько денег! – сделалось мне как-то уже совсем не смешно.

А может, в этом все и дело? Нет никакого приказа злобного ками – просто лавочники обиделись на мой глупый смех – и теперь мстят?

Для верности я заглянул в Инвентарь. Золотых монет там лежало ровно семь.

– Возможно, вы примете в качестве платы вот это? – озарила меня вдруг идея. Я достал из хранилища и выставил на прилавок бесполезный для меня левый ботинок. Лавочники посмотрели на мой «товар» с нескрываемым скепсисом. Под их едва ли не презрительным взглядом я (возможно, излишне торопливо) извлек из Инвентаря еще два башмака.

На полминуты в лавке повисла тишина.

– А правого нет? – нарушил ее, наконец, Тояма-сан.

– Увы, – развел я руками.

– За пару – правый и левый – мы, пожалуй, могли бы вам дать сто монет, – задумчиво заметил Токанава-сан. – А эти… – лавочники переглянулись. – Эти готовы взять три за один золотой, – закончил он.

– Всего за один? – опешил я.

– Себе в убыток, – кивнул Токанава-сан.

– Возможно, у вас найдется еще что-нибудь для обмена? – склонил голову на плечо его напарник.

Поколебавшись, я со вздохом выложил на прилавок одно из Чудесных рисовых зерен.

– Если добавите второе такое же – дадим за них золотой, – поразмыслив, предложил Тояма-сан.

– Э… – на это у меня даже слов не нашлось. Одна монета – за оба драгоценных зерна?!

Впрочем, даже и тогда у меня не хватит денег на их пресловутый сет…

– Давайте хотя бы две монеты за два зерна? – пробормотал я.


У вас отсутствует навык «Торговый спор»

Для усвоения навыка обратитесь к Учителю или освойте самостоятельно методом проб и ошибок. Сделано ошибок: 1/4


– Одна монета за три зерна, – нагло понизил в ответ свое предложение непись.

Твою камасутру!..

Этак пока сделаю четыре ошибки – еще и должен останусь!

Впрочем, трех зерен у меня так или иначе не наберется…

Что еще можно продать? Палочки для еды? А как потом есть рис – руками? Боюсь, Кииоши-сама такого не потерпит… Сандалии? И ходить босиком?

Больше у меня в Инвентаре ничего не было.

– Сколько всего у вас монет? – снова взял слово Токанава-сан.

Один за другим я выложил на прилавок пять золотых и поднял на непися «честные» глаза.

– Не лукавьте, – сурово посмотрел на меня лавочник.


Торговый спор.

Сделано ошибок: 2/4


Вздохнув, я добавил две последние монеты:

– Теперь все.

– Итого – семь! – радостно подсчитал Токанава-сан. – Это – заберите, – брезгливо пододвинул он ко мне выставленные в ряд три левых башмака – едва не столкнув ими на пол зернышко. – Но еще нужны три монеты. И если пожелаете, можете их заработать!

– Как это – заработать? – не понял я.

– Выполнив задание, разумеется.

– И… что за задание?

– О, весьма несложное! В пруду за лавкой плавают карпы. Поймайте и принесите нам трех – и получите по монете за каждого. Беретесь?


Предложено задание «Три пескаря»

Принять? Да / Нет


Почему пескаря? Вроде, речь шла о карпах? Снова шуточки веселых русских программистов? Впрочем, какая разница?!

– Берусь! – твердо заявил я, выбирая «Да».


Торговый спор.

Сделано ошибок: 3/4


Э… А сейчас-то в чем ошибка?

– Отлично, – расплылся в улыбке Токанава-сан. – Здесь все, что вам потребуется, – непись протянул мне свиток. – Пойдемте, я провожу вас, – поманил он меня за прилавок, чтобы вывести через заднюю дверь к пруду с карпами.

16. Чудо-Юдо-Рыба-Намацу

Токанава-сан довел меня до самого пруда, который оказался не так уж и близко от лавки — метров через сто, не меньше. Да и сам водоем был, мягко говоря, не маленький – набреди я на него без предупреждения, прудом бы точно не назвал. Скорее – морем: противоположный берег едва просматривался у самого горизонта. Даже странно, что, подходя к деревне, я не заметил столь обширную водную гладь.

Именно гладь – ни малейшего намека на волнение. При этом вода была совершенно прозрачной. Даже на удалении десятка метров от берега, где уже явно начиналась немалая глубина, отлично просматривалось серо-черное каменистое дно с понатыканными кое-где немногочисленными пучками зеленых водорослей. А вот рыб что-то заметно не было, ни одной.

– Ну, вот, – указал непись на водоем. — Приступайте к работе. А меня ждет лавка… — он повернулся, чтобы уйти, но, сделав несколько быстрых шагов, вдруг оглянулся. — Да, совсем забыл предупредить: опасайтесь рыбы-намацу! – и с этими словами продолжил свой путь.

— Какой рыбы? – нахмурился я.

Но долговязого лавочника уже и след простыл.

— Ладно, разберемся по ходу пьесы, — пробормотал я, разворачивая полученный от непися свиток.


Желаете усвоить навык Ловля рыбы?

Да / Нет


Разумеется, «Да».


Выберите предпочтительный способ реализации навыка:

1) ловля рыбы при помощи остроги;

2) ловля рыбы сетью;

3) ловля рыбы руками.


Рассудив, что острога – это своего рода оружие, а значит, такой навык вполне может как-нибудь пригодиться мне в дальнейшем, я сразу же выбрал первый пункт.


Текущее значение вашего Интеллекта недостаточно для усвоения данного подвида навыка!

Повысьте Интеллект до значения «5» либо выберите иной способ реализации!


Проклятье! Снова ни за что ни про что дураком обозвали! А сразу не видно было, что Интеллект у меня на «тройке»?!

Насупившись, я переключился на пункт 2.


Для усвоения варианта «Ловля рыбы сетью» необходимо наличие в Инвентаре Предмета «Рыболовная сеть».

Для приобретения Предмета «Рыболовная сеть» за 100 монет обратитесь в Лавку.


Сто монет?! Да они там точно издеваются! Стал бы я вообще связываться с этой чертовой рыбалкой, будь у меня сотня золотых!

Ладно, за собственные руки они, надеюсь, не попросят меня приплатить?..


Усвоен навык Ловля рыбы способом «Ловля рыбы руками»

Опыт: +5

Ловкость: +1


Ну, хоть на Ловкость расщедрились — и то хлеб. И Опыт не зажали…

Оторвавшись от свитка, я перевел взгляд на пруд и обомлел: вода, полминуты назад совершенно пустая, буквально кишела рыбой! В основном, правда, не заслуживавшей внимания мелочью, но немало было и заказанных мне карпов – усвоенный навык позволял мне с легкостью отличить их от прочих обитателей пруда. Довольно крупные, от тупоносой головы до кончика хвоста они достигали едва ли не метра — даже с учетом того, что в воде все всегда кажется большим, чем есть на самом деле. Расцветка моей будущей добычи поражала разнообразием: встречались экземпляры, окрашенные равномерно -- желтые, оранжевые, коричневые – прям как наши пояса! Попадались с замысловатыми пятнами, любая русская Буренка увидит –утопится от зависти! А одна из рыбин так и вовсе словно обернулась в японский флаг: была белой с аккуратным красным пятном на спине.

А вот никакой такой рыбы-намацу, о которой упоминал Токанава-сан (забавным мне его имя давно не казалось – как и полученное предупреждение), в пруду пока не просматривалось. Ну и к лучшему, наверное?

Действуя по выработанной еще на рисовом поле схеме, я скинул куртку, перевязал пояс на штаны, сами их подвернул как можно выше и, разувшись, вступил в воду. Рыба тут же бросилась от меня врассыпную. Что помельче – в панической поспешности, гордые карпы – в солидной неторопливости, и все же достаточно быстро, чтобы оказаться вне доступа для моих загребущих рук.

Ничего другого я, впрочем, и не ждал. Зайдя как можно глубже – но так, чтобы все же не замочить свои импровизированные «шорты», я опустил руки и замер неподвижно. С минуту население пруда продолжало огибать меня дальней стороной, потом одна самая смелая – или просто самая глупая – рыбка-малютка по-быстрому прошмыгнула рядом. Я не шелохнулся.

За первой смельчачкой (или смельчихой? Как по-русски будет «смельчак» в женском роде?) последовала вторая, потом третья… Я по-прежнему не двигался.

Наконец приблизиться ко мне сподобился карп – тот самый, с флагом Страны Восходящего Солнца на спине. Сперва, как бы невзначай, прошел на некотором расстоянии, словно испытывая. Затем вернулся – уже ближе. Создавалось впечатление, что страх и осторожность борются в нем с любопытством, до поры более или менее уравновешивая друг друга.

Но вот любопытство победило. Окончательно осмелев, карп подошел ко мне почти вплотную и попытался попробовать, каков на вкус свисающий к самой воде конец моего оранжевого пояса. Тут-то, резко нагнувшись, я и схватил рыбину руками. Штаны обдало волной и осыпало брызгами, щедро разбрасываемыми отчаянно затрепыхавшимся карпом (и толку их было подворачивать?). Холодная чешуя скользнула под моими пальцами, и добыча едва не вырвалась на свободу, но я уже распахнул Инвентарь и успел закинуть улов в свободную ячейку.


Выполнение задания «Три пескаря»: 1/3


Пристроив пойманного карпа в хранилище, я огляделся: вода вокруг меня снова опустела. Причем, на этот раз зона отчуждения оказалась даже шире, чем когда я только зашел в пруд. Ну да ничего, навык подсказывал мне, что это ненадолго.

Так и оказалось. Все повторилось: сперва мелюзга-разведчик, потом его более осторожные собратья и – финальным аккордом – карп, на этот раз гладко-оранжевого окраса. Стремительный бросок – и еще одна ячейка моего Инвентаря оказалась занята.


Выполнение задания «Три пескаря»: 2/3


Похоже, не обманул Токанава-сан: поручение и в самом деле совсем не сложное…

Третью жертву пришлось подождать несколько дольше, но настал и ее черед. На этот раз карп был светло-бежевый с затейливыми оранжевыми пятнами по всему тельцу. Прежде, чем подойти вплотную, он почти минуту бродил вокруг меня кругами, то чуть приближаясь, то снова удаляясь, но вот, наконец, оказался на расстоянии броска. Я внутренне подобрался, приготовившись к решающей атаке…

В первый момент мне показалось, что качнулось, придя в движение, само дно водоема, и, только когда оно вздыбилось, метнулось к поверхности и разом поглотило «моего» несчастного карпа, я понял, что это огромная, почти не отличимая бурым окрасом от камней под моими ногами рыбина. На миг ее обрамленная чем-то вроде длинных усов гигантская разверзнутая пасть с мелкими и редкими, но многочисленными и явно очень острыми зубами, в которой, как в пещере, исчез пятнистый карп, показалась на поверхности. Крохотные, широко посаженные глазки злобно зыркнули на меня.


Рыба-намацу, Уровень 10


Рыба-намацу! По-нашему, сом! Гигантский сом! По меньшей мере, трехметровый!

Прежде, чем я опомнился, отвратительная усатая морда снова скрылась под водой, подставив моему взору гладкое, напрочь лишенное рыбьей чешуи тело. Мгновение – и там, внизу, челюсти чудовища тисками сомкнулись у меня на голени левой ноги. Нечеловеческая сила рванула вашего покорного слугу от берега, и, заорав во всю глотку, я плюхнулся в воду.

Перед моими глазами услужливо замельтешил калейдоскоп тревожных сообщений:


Вы получили ранение в бою!

Основной ущерб: – 10 очков Здоровья

Внимание: открыто кровотечение средней интенсивности. Дополнительный ущерб: – 2 очка Здоровья в минуту в течение следующих 10 минут


Вы лишены доступа к воздуху.

Предельное время нахождения без воздуха: 1 минута.

Начат обратный отсчет.

0:59

0:58

0:57…


Попадание воды в легкие.

Ущерб: – 10 очков Здоровья


Я затрепыхался – подобно тому, как недавно это делал в моих собственных руках пойманный карп – и примерно с тем же результатом. Пару раз мне удалось лягнуть своего врага свободной ногой, а потом, извернувшись, дотянуться до него и рукой, но сом воспринял мои яростные брыкания стоически, неуклонно таща меня дальше, на глубину. Вовсе перекусить мою ногу ему, похоже, оказалось не под силу, но и вырваться из мертвого хвата его зубастых челюстей я не мог, как ни старался.


0:42

0:41

0:40…


Время играло отнюдь не на моей стороне. Скоро я задохнусь – и окончательно стану добычей этого водного монстра. Потом, конечно, воскресну – это же всего лишь игра – но, во-первых, не сразу, а во-вторых – со значительной потерей навыков и характеристик. День-два трудов насмарку. Эх, навыки… Будь у меня развит Интеллект и сумей я освоить обращение с острогой, я бы сейчас эту тварь… Хотя не факт: небось, острогу мне тоже предложили бы купить – монет этак за сто…


0:31

0:30

0:29…


Навыки, навыки… Что толку от них, даже так называемых боевых, если мои удары этой неписи как слону дробина?

Что у меня вообще есть боевого, в соответствующей строке, вон, аж целых десять пунктов значится – что, все бесполезные?! Техника падений? Ха! Да я сейчас и без нее прекрасно паду на самое дно! Стойки? Перемещения в них? Блоки? Еще три раза «Ха!»! Удары руками и ногами? Не помогает! То ли вода ослабляет урон, то ли чудо-юдо такое живучее… Целых три формы базовых ката? Тут и тридцать три не спасут! Обращение с палочками для еды… Ну, это и вовсе… Стоп! Палочки для еды!


0:24

0:23…


Пара секунд у меня ушла на то, чтобы выхватить из Инвентаря хаси. Еще секунда – чтобы с размаху вогнать одну из них точнехонько в глаз сома. Чудовище яростно завертелось волчком, закружив и меня, из-за чего второй палочкой я попал в цель не сразу, а лишь с третьей попытки. Но все же попал, окончательно ослепив водяного монстра. В следующий миг его челюсти безвольно разомкнулись.

Замолотив руками, словно гребным винтом, я отчаянно рванул к поверхности, успев, правда, с ужасом подумать: «А плавать-то я умею?» Или все равно тупо утону? Но, похоже, способность держаться на воде входила в навык «Ловля рыбы» (ну а куда еще? Не в греблю веслом же – там вроде речь о лодке шла, а больше ничего хоть как-то связанного с водоемами я не изучал…). Как бы то ни было, не дав роковому таймеру начать отсчет последних пятнадцати секунд, я пробкой вылетел из омута на живительный воздух.

Как я оказался на берегу – не помню. Первая осознанная картина: пошатываясь и хрипло дыша, стою на твердой земле, затравленно гляжу в сторону пруда и отчетливо понимаю, что ни за какие коврижки не сунусь туда снова, даже на мелководье.

А задание, между тем, так и не было мной выполнено! Два карпа плещутся в Инвентаре – но надо-то три!

Нет! Ни за что!

Водная гладь внезапно взорвалась фонтаном, и я машинально отпрянул, вообразив, что это вынырнул, ища реванша, изувеченный мной намацу – или, хуже того, на помощь калеке явился его целый и невредимый собрат – но на поверхности появился лишь заполненный воздухом пузырь в переливчатой оболочке, внутри которого что-то покачивалось из стороны в сторону. Разглядеть это «что-то» как следует мне помешало высветившееся сообщение:


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы одержали свою первую победу в бою над мобом, Уровень которого превышает ваш более чем на 5 ступеней!

Опыт: +20

Получено Достижение: Рыбак-сомятник

Бонус за Достижение: +5% вероятности получения трофея класса «Редкий» при уничтожении мобов 1-10 Уровня


То есть, рыбке все-таки хана? Вот и ладушки! Но в воду все равно не полезу!

Лезть, впрочем, и не пришлось: когда сообщение перед моим взором исчезло, пузырь – как видно, с заслуженными мной трофеями – уже прибило к берегу. Лопнув с громким хлопком, он изверг свое содержимое на сушу. К немалой моей радости там оказался пятнистый карп – как видно, тот самый, что стал добычей злобного сома до меня. Еще обнаружились мои верные палочки – чистые, словно и не втыкались никогда ни во что такое гадкое – и толстая книга в кожаном переплете.

Последняя, вероятно, заслуживала особого внимания, и все же сначала я спрятал в Инвентарь хаси и карпа.


Задание «Три пескаря» выполнено!

Опыт: +5


Только после этого я взял в руки книгу.


Предмет: Книга «Цукахара Бокудэн: Жизнь и Путь фехтовальщика»

Класс: Редкий

Свойства: информация

Срок действия свойства: ограничения не установлены

Способ активации: прочтение

Необходимый уровень: не ниже 4 (7-й кю), при Интеллекте не ниже «2»

Владелец: Белов Артур, Уровень 4 (7-й кю)


Вероятно, весьма ценная вещь (редкая же!), но чем именно ценная – пока было не очень понятно. Возможно, что-то прояснится при прочтении?

Пожав плечами, я спрятал пока книгу в Инвентарь. Затем раскатал мокрые насквозь штанины, поднял с земли свою куртку, обулся и, прихрамывая – прокушенная намацу нога побаливала, пусть и не так сильно, как было бы от подобной раны «наверху», зашагал к лавке.

17. Чтение – лучшее учение! Но это не точно

Когда я ввалился в лавку с уловом, неписи Тояма с Токанавой не смогли скрыть своего удивления. Не ждали меня так быстро? Или… вообще не ждали?

За расплатой, впрочем, дело не стало: за каждую из выложенных на прилавок рыбин я получил по золотой монете и, добавив к ним семь своих, стал счастливым обладателем сета из десяти дневных порций риса.

Тут, правда, возникла новая неувязка: двенадцать ячеек моего Инвентаря просто не могли вместить столько Предметов! Считайте сами: первая уже была занята палочками-хаси, вторая — трофейной книгой, три следующие – левыми башмаками, две – зернышками (несмотря на скромный размер, поместить оба в одну ячейку не получалось), и, наконец, еще одну требовалось зарезервировать под сандалии… Итого, свободных мест в хранилище оставалось всего четыре. Ну, пять – с учетом, что сандалии у меня пока были на ногах.

Плюс две руки – но удержать в каждой за раз более одного Предмета, даже крохотного зернышка, было невозможно. Специфика игры…

– Помнится, вы предлагали купить у меня эти башмаки? — попробовав так и этак и поняв, что три Предмета, по-любому, лишние, поднял я глаза на лавочников.

— Три за золотой, — кивнул Тояма-сан.

– Идет, — быстро ответил я.


Торговый спор.

Сделано ошибок: 4/4


Собственно, ваш покорный слуга уже и сам понял, в чем ошибка (даже помимо того, что я наверняка продешевил): места для полученной в обмен на башмаки монеты в Инвентаре не было!


Методом проб и ошибок усвоен навык Торговый спор

Опыт: + 10

Открыта новая характеристика: Деловая репутация

Текущий уровень Деловой репутации: 1

За разъяснениями о вновь открытой характеристике обратитесь к Учителю.


Во взглядах, которыми теперь смотрели на меня неписи, и в самом деле будто бы появилось нечто вроде уважения.

– Насколько я помню, Бирофу-сан, у вас имеется Чудесное рисовое зерно? — учтиво поинтересовался Токанава-сан. — Если пожелаете его уступить, мы готовы дать вам за него золотой.

О как! А раньше предлагали одну монетку за два или даже три зернышка!

Впрочем, у меня уже имелась идея получше.

– Извините, но нет, — покачал я головой.

– Три золотых, — вступил в торг Тояма-сан.

-- Нет.

– Пять золотых, Бирофу-сан, – снова подал голос Токанава-сан. – Это наша последняя цена. И поверьте, она весьма хороша!

– Верю, – сдержав ехидную ухмылку, кивнул я. – Но прошу меня простить: зерно не продается.

– Вы все равно не сможете унести все свои Предметы с собой, – заметил Тояма-сан. – Оставите лишнее здесь? Лавка, конечно же, не покусится на ваше имущество, но не станет и охранять его от посторонних… Бесплатно не станет. А вот за одну монету в день…

– Благодарю, – несмотря на все усилия, улыбка все же выползла на мое лицо. – Возможно, я и воспользуюсь вашим любезным предложением… когда-нибудь в другой раз. А сейчас, надеюсь, вы не возражаете, если я у вас здесь отобедаю? – в моей руке появились палочки. – Впрочем, если возражаете, я охотно устрою пикник на соседней лужайке…


* **


Перед крыльцом дома Кииоши-сама, вынужденный разуться, я снова столкнулся с проблемой лишнего Предмета. Поразмыслив, оставил у входа сандалии. Ну а что, не миску же с рисом?! Еще склюет какая-нибудь залетная птаха!

– Прошу простить меня за поздний приход, Учитель, – начал я с заготовленных извинений. – Я потратил время на поиск еды…

– И, вижу, потратил его с пользой, – добродушно заметил старец со своей подушечки.

– Да, Учитель. В деревенской лавке мне пришлось купить сразу десять порций, но одну из них я был вынужден съесть на месте, так как…

– Я о книге, что ты принес, мой младший ученик, – перебил меня Кииоши-сама. – Ее изучению ты и посвятишь остаток этого дня. Выйди в сад, выбери место, которое покажется тебе наиболее подходящим, сядь там и читай.

Это явно звучало как задание, но стандартный запрос о его принятии с вариантами «Да» и «Нет» передо мной почему-то не высветился. Получается, выбора мне не предлагалось – только безоговорочное послушание?

Впрочем, отказываться ваш покорный слуга, разумеется, и не собирался.

– Хорошо, Учитель, – поклонился я и направился в сад.

Особенно заморачиваться с выбором места я не стал: просто сел так, чтобы не оказаться на дороге от ворот к крыльцу. Положив на землю пару Чудесных зерен и тем самым освободив руки, извлек из Инвентаря книгу, раскрыл ее на первой странице и углубился в чтение.


* **


Не знаю уж, может, место оказалось выбрано неправильно (вдруг это было важно?), но по прошествии долгих часов книгу я закрыл в твердом убеждении, что с момента загрузки в РПГ-капсулу бесполезнее время еще не тратил. Нет, история жизни Мастера меча Бокудэна была по-своему интересной, «наверху» я о ней не слышал и, пожалуй, не преминул бы ознакомиться на досуге, но здесь, в игре, я уже привык оценивать все затраченные усилия цифрами прироста характеристик. Так вот, за прочтение этой толстенной книги я не получил НИЧЕГО. По буквам: Николай, Иван, Харитон, Родион, Егор, Николай, Анна! Ни очков Интеллекта (на которые почему-то рассчитывал – ну, интеллектуальный же труд, нет?), ни даже минимального Опыта. Правда, теперь я, к примеру, знал, что свое знакомство с высоким искусством Меча некий Цукахара Бокудэн начал со школы Тэнсин Сёдан Катори Синто-рю – и что?! Нет, как говорится, если вдруг пацаны спросят – будет что ответить, но на том же постылом рисовом поле за это время я заработал бы как минимум «+10» к Опыту и «+2» к Выносливости, да еще и пару монет в придачу… Вот уж не думал, что стану тосковать по дерганью сорняков из болота!

Похоже было, что Кииоши-сама все же осерчал на меня за опоздание – и наказал таким вот изощренным образом…

Единственным утешением мне послужило то, что, будучи прочитана, дурацкая книга без следа растаяла в воздухе, и у меня снова появилось место для сандалий. Так что, отправляясь спать, оставлять обувь на улице перед гостиницей мне не пришлось.

18. Когда рушится гармония

Наутро, отправляясь на тренировку, я по максимуму разгрузил Инвентарь, решив оставить в комнате гостиницы восемь мисок с рисом и одно из Чудесных зерен. Не обошлось без очередного курьеза: наилучшим местом, чтобы сложить Предметы, мне показалась ниша, в которой раньше висела гравюра-карта. Однако стоило туда попасть первой же порции еды, как миска взяла, да и растаяла в воздухе!

Пока я недоуменно хлопал глазами, перед ними высветилось сообщение:


Вами совершено Малое Подношение ками гостиницы

Получено Покровительство: +1 к Удаче в течение 1 часа

Следующее Подношение может быть совершено не ранее, чем через 6 часов


Абсолютно бессмысленный бонус — если, конечно, в течение ближайшего часа я не сойдусь ни с кем в поединке. Найти, что ли, по-быстрому кого-нибудь, чтобы подраться?

Могли бы, кстати, и поинтересоваться: хочу ли я сделать это самое Подношение! Типа, «Да» или «Нет»… Или ками гостиницы ублажаются по умолчанию?

Так или иначе, остальные «лишние» Предметы я выставил уже на столик и, убедившись, что исчезать оттуда они вроде бы не собираются, покинул комнату.

Не все гладко прошло у меня и на тренировке. Потратив две трети времени занятия на нудное ОФП и заработав этим банальные «+1» к Силе, затем под чутким руководством Миюки я все же выучил два ката – Дай-Йон-Кё[1] и Дай-Го-Кё[2] (на круг «+30» к Опыту). После «распечатал» навык освобождения от захватов[3] («+10» к Опыту) и освоил технику подсечек[4] («+10» к Опыту). По-хорошему, далее требовалось естественным образом перейти к подножкам и броскам, но оказалось, что с показателем Ловкости ниже «10» ловить там, увы, нечего. А у меня, если вдруг кто забыл, она, Ловкость эта, была всего лишь на «восьмерке».

Между тем, для выхода на новый, 5-й Уровень мне все еще недоставало добрых 20 баллов Опыта!

Попытка провернуть уже опробованный нами с Миюки накануне трюк с «левыми» навыками также провалилась: едва в руке у моего сэмпая появился посторонний свиток, тут как тут рядом нарисовался Аркадий Андреевич. Выговаривать девушке за нарушение правил он, правда, не стал – просто забрал ее у меня, отправив помогать другому ученику. Причем, не кому иному, как «Марии Антоновой»! Да, лже-девица снова «явилась, не запылилась» на тренировку! А теперь еще и стала косвенной причиной моей неудачи с Уровнем!

Словно в утешение, Аркадий Андреевич наскоро обучил меня азам техники работы против бойца, вооруженного мечом. Чтобы полноценно овладеть ею, требовались какие-то совсем уж немыслимые для моего Уровня показатели Ловкости и Интеллекта, но недостача их, как видно, компенсировалась высоким мастерством непися-инструктора. Впрочем, даже под его мудрым руководством до конца этот хитрый навык мной так освоен и не был – в таблицу статистики тот добавился с невнятной пометкой «условно» – но свои «+15» к Опыту я все же получил, на чем тренировка и закончилась.

«+15». А нужны-то мне были как минимум «+20»!

В итоге впервые за все время игры визит в додзё не завершился для меня переходом на новый Уровень.

А вот Егор, в отличие от вашего покорного слуги, в этот день преуспел – заработал поперечную полоску на свой оранжевый пояс и снова оторвался от меня на один полноценный «кю».

Впрочем, мозолила мне эта его плоска глаза недолго: сразу же после получения от тренера обновленного пояса Черных едва ли не бегом покинул додзё — сославшись на некое необычное задание, полученное им накануне от старца. Миюки, ясное дело, осталась на свою, старшую тренировку, я же, вдоволь повздыхав про себя о превратностях Пути Пустой Руки, в гордом одиночестве отправился к прокатившему меня накануне с Опытом Кииоши-сама.

Вопреки обыкновению, Учителя я застал в саду. Сидя на земле — почти на том же самом месте, где вчера я нещадно убивал время чтением историй о похождениях Мастера Бокудэна — старец задумчиво созерцал свою каменную композицию. Какое-то время я скромно простоял у ворот, не уверенный, стоит ли нарушать уединение Кииоши-сама, но наконец тот поднял голову, обернулся и жестом пригласил меня подойти.

Приблизившись, я поклонился.

– Присядь, мой младший ученик, — указал мне старец на место возле себя.

Я повиновался.

С минуту мы провели в возвышенном молчании. Кииоши-сама глубокомысленно всматривался в холодные камни сада, словно надеясь углядеть в их построении нечто для себя новое. Я смиренно делал то же самое – нисколько, впрочем, не рассчитывая ни на какое озарение.

— Благословенна гармония, — проговорил наконец старец. – И печальна судьба места, откуда она уходит — будь то целая локация или одно-единственное рисовое поле… С другой стороны, не случайся такого, мир, пусть даже по-своему совершенный, застыл бы навсегда, уже не получая шанса ступить на новый Путь. Тернистый Путь к новой гармонии…

Он снова умолк. Я терпеливо ждал, когда Учитель скажет что-то по существу.

– Я предполагал, — продолжил Кииоши-сама через полминуты тишины, что сегодня ты завершишь прополку риса, мой младший ученик. Однако произошло непредвиденное: дамба, удерживавшая воду в поле, дала течь. Если не устранить ее -- урожай погибнет, и все предыдущие труды окажутся напрасны… – поведя рукой из стороны в сторону, старец выхватил из воздуха свиток и протянул его мне. – Займись этим, мой младший ученик!


Предложено задание «Прорванная дамба»

Принять? Да / Нет


Разумеется, «Да»…

– Я должен починить дамбу, Учитель? – на всякий случай уточнил я.

– Починить дамбу не сложно, – покачал головой Кииоши-сама. – Но если не установить и не устранить причину, из-за которой гармония была нарушена, прорыв неизбежно произойдет снова. Вот это, мой младший ученик, ты и должен сделать в первую очередь: понять, чем именно вызвано случившееся – и попытаться восстановить гармонию! Сейчас мне неведомо, с чем связано ее нарушение, и я могу лишь гадать, какой навык может тебе понадобиться для исправления ситуации. Когда поймешь это – впишешь его в свиток самостоятельно. Постарайся не ошибиться с выбором!

– Э… Хорошо, Учитель, – счел за благо нейтрально ответить я.

– А теперь ступай, – одобрительно кивнул мне старец. – Верю, что ты справишься!

– Благодарю, Учитель.

Поднявшись на ноги и поклонившись, я направился к воротам.

Дамба, подпиравшая дальнюю сторону поля – так и не добравшись за дни работы до непосредственно примыкавших к ней делянок я, признаться, и не подозревал до сего момента о ее существовании – и в самом деле протекала. Сразу в трех местах. Два тонких ручейка огибали ее справа и слева, третий, куда более мощный, струился почти по центру, обрушиваясь вниз с верхотуры настоящим водопадом. Там, где он промыл себе русло, из глиняного тела плотины беспорядочно торчали ветки, должно быть, служившие конструкции арматурой – словно ребра из полуобглоданной хищниками звериной туши.

Уровень воды в поле заметно понизился, но дно еще не обнажилось.

В задумчивости я развернул полученный от старца свиток. Прямо в воздухе возле него тут же появились кисть и чернильница с красной тушью. Что ж, по крайней мере, не придется задаваться вопросом, как и чем писать (а мысли на этот счет подспудно в моей голове уже успели прокрутиться: уж не начертания ли собственной кровью от меня ждут?).

Это, впрочем, никак не отменяло главной проблемы: а что писать-то? Какой-такой навык позволит мне справится с заданием Учителя? Это явно не могло быть чем-то тривиальным, типа «Починить дамбу» – иначе старец сам бы и внес его в свиток. Но что тогда?

«Установить причину», – так, кажется, сказал Кииоши-сама. На первый взгляд, причина очевидна: вода размыла грунт. Или это следствие? А что тогда причина? Низкое качество глины, из которой сделана плотина? Ошибка проектировщиков? Плохая работа строителей? Дождь, прошедший где-то выше, по ту сторону поля, в горах? Локальное землетрясение? Чей-то злой умысел – почему бы и нет, кстати?..

Как угадать?

Или что нужно знать и уметь, чтобы угадать?

А может, и это все – не причины, а лишь следствия? К примеру, Кииоши-сама кому-то здорово насолил (Ха: например, заставил целый день читать какую-нибудь бесполезную книгу!), и этот кто-то решил таким образом ему отомстить? И проковырял дырку в дамбе? Или подсунул неверно рассчитанный проект?

Но я-то как это пойму?

Пожав плечами, я свернул свиток (кисточка и чернильница тут же исчезли; испугавшись, как бы не навсегда, я на миг снова растянул бумагу – нет, появились). Убрал его в Инвентарь, чтобы не мешался в руках. Затем неспешно двинулся вдоль плотины и скоро обнаружил еще один, четвертый ручеек, только-только начавший пробивать себе путь сквозь преграду. Нет, непохоже на искусственно проделанное отверстие – скорее, стоит грешить на качество материала: дамба-то сразу в нескольких местах разрушается! Да, уж, воистину печальна судьба места, откуда уходит гармония!

Я сделал еще несколько шагов и вдруг услышал впереди, почти из-под самого основания дамбы, слабое поскуливание. Нагнувшись и раздвинув руками высокую траву, я с удивлением обнаружил на земле здоровенный охотничий капкан, сомкнувший свои зубастые клешни на теле крохотного рыжего лисенка. Он-то – лисенок, угодивший в западню не лапой, как, вероятно, произошло бы с более крупным зверем, а перехваченный мощными железными дугами аккурат поперек спины – и издавал расслышанные мной жалобные звуки.

Машинально я глянул поверх прижатых ушек зверька – и аж присвистнул: никаких подписей, только серебристый «нимб» над головой!

Попавший в ловушку лисенок являлся ками.

Но самым поразительным было даже не это, а незамедлившее высветиться системное сообщение:


Установлена причина нарушения гармонии:

Ранение ками, Покровителя поля

Желаете приступить к устранению причины?

Да / Нет


[1] Разум подобен ветру, тело – змее

[2] Разум подобен воздуху, тело – дракону

[3] Список: освобождение от захвата за кисть, освобождение от захвата двух рук, освобождение от захвата за отворот одежды, освобождение от захвата корпуса сзади

[4] Список: передняя подсечка, задняя подсечка, боковая подсечка

19. Целебный отвар

«Да», — разумеется, ответил я.

Ничего не произошло.

Все так же жалобно поскуливал в ловушке несчастный лисенок-ками, все так же крепко держали его смертоносные дуги капкана.

Ухватившись за сомкнутые железные клешни, я попытался развести их в стороны руками, но, несмотря на все мои усилия, те не разошлись ни на миллиметр.


У вас отсутствует навык «Установка и снятие капкана»

Для усвоения навыка обратитесь к Учителю


услужливо подсказала система.

Учитель, увы, находился сейчас далеко, а вот полученный от него пустой свиток был под рукой. Но этот ли навык следует в него вписать? Ну, допустим, освобожу я ками из ловушки – так он же ранен! Как его потом лечить? Хотя, у меня же есть рис, он восстанавливает Здоровье! Для себя припас, ну да ничего, в крайнем случае, сбегаю до гостиницы за новой порцией. Вот только едят ли лисы рис? Не факт… А ками? Эти, судя по исчезнувшему утром в нише Подношению – едят…

Ну что ж… Достав и развернув свиток, я взялся за услужливо предложенную кисть, обмакнул ее в чернильницу и коряво – как уж сумел – вывел на бумаге алой тушью:


«Установка и снятие капкана».


Усвоен навык: Установка и снятие капкана

Опыт: +5


тут же увидел я перед глазами.


И следом, почти без паузы:


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 5, 6-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья повышено до 100!

Здоровье восстановлено до максимального уровня: 100/100.

Максимальное число очков Бодрости повышено до 100!

Бодрость восстановлена до максимального уровня: 100/100.

Начислено 4 свободных балла.

Распределение свободных баллов между базовыми характеристиками будет доступно после приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем.

Для приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем обратитесь к Учителю.


Нетерпеливо отмахнувшись от не ко времени пришедшей новости, я снова склонился над ловушкой, слегка потянул за неприметный рычажок на ее корпусе – и зубастые дуги с лязгом расцепились. Лисенок дернулся всем тельцем, будто бы намереваясь встать — но, наоборот, обмяк.

Выхватив из Инвентаря миску с едой, я поднес ее к мордочке зверька. Тот слабо втянул носиком аппетитный аромат — да и только. Скатав пальцами рисовый шарик, я попробовал сам запихнуть его в рот ками — но челюсти лисенка оказались крепко сжаты. Попытка покормить раненого малыша при помощи палочек-хаси (а что: вдруг брать еду непосредственно с рук для ками унизительно?) также не принесла результата.

Похоже было на то, что без помощи Учителя здесь все же не обойтись…

Спрятав в Инвентарь свиток, палочки и миску, я аккуратно поднял лисенка на руки. Тельце его было теплым и почти невесомым. Дыхание – совсем слабым, сердцебиения я не уловил вовсе.

Уже сделав шаг от дамбы, я вспомнил о злополучном капкане. Не стоило, пожалуй, оставлять его здесь!

Вернувшись, я присмотрелся к грозному приспособлению внимательнее:


Предмет: Безотказный капкан

Класс: Редкий

Свойства: 100 % вероятности поимки добычи (использовано: 1/3), надежное обезвреживание добычи

Срок действия свойства: ограничения не установлены

Способ активации: установка на предполагаемом пути жертвы

Необходимый уровень: не ниже 4 (7-й кю)

Владелец: Хозяин Предмета предпочел скрыть свое имя


Бережно положив лисенка на траву, я попытался поднять капкан, чтобы спрятать его себе в Инвентарь, но не сумел даже от земли его оторвать.


Внимание!

Предмет Капкан относится к классу Редкий и принадлежит игроку «?»

Желаете присвоить Предмет?

Да / Нет


— Да, черт возьми! – буркнул я, вдавливая соответствующую кнопку.


Смена владельца Предмета класса Редкий.

Основание: присвоение по праву захвата.

Новый владелец: Белов Артур, Уровень 5 (8-й кю) (Уровень не подтвержден поясом)


В миг полегчавший до веса лебяжьего перышка капкан был незамедлительно водворен в Инвентарь, а я с лисенком на руках поспешил к жилищу Кииоши-сама.

Когда я вошел в дом старца, хозяин сидел возле столика в компании Миюки. Егора с ними не было.

Не забыв поклониться, я прошел на середину комнаты и положил лисенка на подушку, на которую обычно садился сам.

— Ками? — не столько спросил, сколько констатировал Кииоши-сама, не успел я еще разогнуть спину. – Так я и думал…

— Ками? – подняла точеные брови девушка. — Вы видите его, Учитель?

-- Нет, – покачал седой головой старец. – Он не позволяет мне – но я вижу промятую подушку и чувствую боль. А вот мой младший ученик – он видит ками.

– Да, Учитель, – поспешил подтвердить я. – Кто-то поставил капкан у дамбы – и ками в него попался…

– Ками? Попался в капкан? – еще больше удивилась Миюки.

– Бывают такие капканы, избежать которых не в силах даже ками, – проговорил Кииоши-сама. – Ты правильно поступил, присвоив его, мой младший ученик, – добавил он уже мне.

– Ками ранен, Учитель, – сообщил в свою очередь ваш покорный слуга. – Я пытался накормить его рисом из дневной порции, но он не стал есть…

– Раны ками не исцелить обычным рисом, – со знанием дела кивнул старец. – Помочь здесь может только отвар чудо-травы ашитаба со склона горы Хаку, приготовленный на живой воде из озера Мизууми.

– Э… А у вас есть эта чудо-трава, Учитель? – без особой надежды уточнил я.

– Будучи сорвана, она теряет свои свойства в течение считанных часов, – покачал головой Кииоши-сама. – Нет, мой младший ученик, у меня нет запасов чуда-травы. Их ни у кого нет. Если хочешь спасти ками – тебе придется отправиться за ней самому. Как и за водой к озеру Мизууми. Отвар, так уж и быть, я приготовлю.

Если хочешь? То есть вылечить несчастного лисенка – это только мне надо? А помрет ками от ран, и дамба так и продолжит течь – чей урожай погибнет в поле?

Ну да ладно, как говорится, раз уж взялся за гуж…

– Я готов, – буркнул я. – Куда нужно идти?

– Возьми карту, – протянул мне старец ловко извлеченный из рукава свиток. – Она тебя выведет.

– Но Учитель! – подавшись вперед, проговорила внезапно Миюки. – Гора Хаку и озеро Мизууми находятся в противоположных сторонах! И туда, и туда идти не один час! Вы сами сказали, что трава ашитаба долго не хранится. Я слышала, что и вода Мизууми, будучи набрана из озера, быстро утрачивает чудодейственную силу. Как Артур успеет принести и то, и другое?

– А он и не успеет, – невозмутимо развел руками старец. – Если вдруг не найдется кто-то, кто пожелает ему помочь.

– К этому я и веду! – поднялась с подушки Миюки. – Если позволите, Учитель, я пойду к горе Хаку – я знаю, как выглядит трава ашитаба. А Артур принесет воды из озера.

– Спасибо!.. – только и сообразил, что пробормотать, я.

– Это не твое задание, – сухо заметил между тем старец девушке. – Ты не получишь за него награды!

– Я знаю, Учитель, – кивнула она. – Я просто хочу помочь. Вашему ученику. И ками.

– Что ж, тогда идите, – пожал плечами Кииоши-сама. – У озера съешь свою дневную порцию, – повернулся он ко мне. – Как раз настанет крайний срок для ее приема – заодно и Бодрость восстановишь. В освободившуюся миску наберешь воду. Тебя, полагаю, учить распределять силы не нужно? – снова обратил старец свой взор на Миюки.

– Я уже ходила на гору Хаку, Учитель, – ответила девушка. – Если устану – на обратном пути сжую лист ашитаба.

– Тогда идите! – повторил Кииоши-сама, отворачиваясь к икебане в нише.

О четырехчасовом путешествии к озеру Мизууми рассказывать мне особо нечего. По сторонам я почти не смотрел – все больше на карту, дабы не сбиться с пути, ну и под ноги, чтобы не споткнуться. Единственное, на что обратил внимание – по мере моего удаления от деревни (а идти пришлось через нее, аккурат мимо лавки Тоямы с Токанавой) солнце будто бы спускалось все ниже и ниже по голубому небосводу, и когда, наконец, я добрался до цели – зависло почти над самым горизонтом. Так что, похоже, закаты здесь все же бывают – просто осуществляются вручную. Вернее, «вножную»: утопал подальше – вот тебе и закат. Повернул обратно – восход.

Бодрости у меня оставалось еще почти половина от нового максимума (47/100), но, как и предупреждал Кииоши-сама, со времени моего предыдущего обеда истекал двадцать пятый час – первый, еще ненаказуемый час просрочки. Тратить время на еду было немного жаль, но проверять на себе, какой именно штраф будет наложен за игру на голодный желудок, я не собирался. К тому же, мне нужна была пустая миска, чтобы набрать воды из озера, поэтому я торопливо, почти не жуя, проглотил питательный рис, для скорости помогая палочкам второй рукой – благо, не видел никто.

Быстренько разделавшись с дневной порцией, я зачерпнул из водоема прозрачную, ледяную на ощупь воду, спрятал миску в Инвентарь, чтобы не пролить на ходу ни капли, и двинулся обратной дорогой, навстречу восходящему солнцу.

Судя по карте, выпавший Миюки путь до горы Хаку был несколько длиннее, чем мой до озера Мизууми, и все же девушка каким-то образом сумела меня опередить: когда я вернулся в дом старца, она уже находилась там. Без слов забрав у меня чудодейственную воду, Кииоши-сама удалился, оставив нас в комнате с ками. Лисенок был еще жив (это я проверил первым же делом), но выглядел еще более ослабевшим – если только такое вообще возможно. Зачем-то поправив под ним подушечку, я присел на соседнюю, ту, что обычно занимал Егор. Интересно, пока нас с Миюки не было, Черных здесь появлялся?

– Как все прошло? – задала между тем вопрос девушка, не дав мне додумать эту, в общем-то постороннюю, мысль.

– Да без проблем, – несколько рассеянно пожал я плечами. – Закат вот почти увидел… – я умолк, соображая, как бы перейти к словам благодарности за оказанную мне помощь, и, воспользовавшись возникшей паузой, Миюки заговорила снова:

– А на меня на горе змея напала! Неслабая такая – 15-го Уровня!

– Прости, – вырвалось у меня. – Это было мое задание, ты не должна была…

– Да я не жалуюсь, я хвастаюсь, – усмехнулась девушка. – Непись меня, конечно, знатно потрепала, но лист ашитаба все тут же исправил. А лишние «+30» Опыта на дороге тоже не валяются! Трофей, правда, какой-то странный из нее выпал… – проведя рукой над своим коричневым поясом, моя собеседница извлекла из Инвентаря… правый ботинок!

– «+2» к Выносливости? – узнал башмак я. – Но не работает без пары?

– «+2», но к какой-то Деловой репутации, – мотнула головой Миюки. – Не знаю, что это такое, у меня в меню вообще нет такой характеристики! Но без пары не работает, это верно. Не знаешь, случайно, где можно достать левый?

– Только вчера отдал такой в лавку Тоямы-Токанавы, – виновато улыбнулся я. – Но он был на Выносливость.

– Левый – на одно, правый – на другое, это нормально, – заметила девушка. – Много хоть выручил? – осведомилась она затем.

– Одну монету, – окончательно смутился я.

– В самом деле? Всего одну монету?! За Предмет класса Необычный?!

– Ну, так получилось… – о том, что за оную монету от меня ушло аж три Предмета, я стыдливо смолчал.

– Ладно, бывает, – повела она плечами. – Лавочникам этим палец в рот не клади…

В это время из задней комнаты с испускающим густой белесый пар котелком в руке вернулся Кииоши-сама.

– Целебный отвар готов, мой младший ученик, – проговорил он, протягивая мне свою ношу. Обжигающе пахнуло горечью. – Напои им ками!

– Если только он сможет пить… – пробормотал я себе под нос, осторожно поднося котелок к мордочке лисенка. – Да еще такой кипяток… – я перехватил проволочную дужку в другую руку – пальцам было горячо. – Может быть, сначала остудить отвар, Учитель?

– Холодный он сделается бесполезен, – обронил старец. – Напои ками, не медли!

Послушно наклонив котелок, я неуверенно качнул жидкое зеленоватое варево к самому носу зверька. Отпрянь тот назад, заверещи от ожога или просто останься недвижим, я бы, наверное, ничуть не удивился, но ками вдруг подобрался и судорожно потянулся к отвару. Затем, вывалив длинный розовый язычок, зверек сложил его ложечкой и принялся лакать, окуная в кипяток и засовывая обратно в пасть – сперва медленно, потом все быстрее и быстрее…

Через какую-то минуту котелок был пуст, а лисенок уверенно стоял на подушке на всех четырех лапах – кривоватых, но крепких. Неспешно оглядев комнату, ками задержал взгляд сперва на Кииоши-сама, затем на Миюки и, наконец, повернулся ко мне.

– Благодарю, Артур, – проговорил он самым что ни на есть человеческим голосом. – Теперь я твой должник. Трижды можешь рассчитывать на мою помощь…


Задание «Прорванная дамба» выполнено!

Опыт: +5

Особая награда за восстановление гармонии (исцеление ками):

Удача: +5

Опыт: +100


Сколько?!!

Ошарашенно закрыв сообщение, я опустил глаза на лисенка, но ками на подушке уже не было.

20. Правофланговый

Утром на тренировку едва не опоздал Егор — прибежал взмыленный и явно чем-то недовольный, почти к самому построению. К этому моменту я уже успел переговорить с Аркадием Андреевичем и получить от него полоску на свой оранжевый пояс. Условия для повышения Уровня, если кто вдруг забыл, были мной выполнены еще накануне, у дамбы. Когда же эпопея с ками наконец завершилась, я попросил Кииоши-сама формально подтвердить мой прогресс – сказано же было: «Обратитесь к Учителю»! Не именно «к тренеру в зале»! Старец, однако, сухо заявил, что поступить так будет неэтично по отношению к моему наставнику из додзё – что с его, Кииоши-сама, стороны, что с моей – и вожделенной полоски мне не дал.

Подходя же перед занятием к Аркадию Андреевичу, я ждал иного затруднения: где непись возьмет кровь для «украшения» пояса? Тренировка-то еще не началась, и свежих ран я получить не успел! Но выяснилось, что проблемы как таковой нет: в руках у тренера появились кисть и чернильница (точно такие же, как были у меня вчера, только мои исчезли после выполнения задания вместе с заполненным при их помощи свитком). Короткий взмах – и полоска обретена.

Из четырех свободных баллов 2 я тут же влил в Ловкость, 1 – в Интеллект и 1 — в Силу, получив в итоге:


Уровень 5, 6-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 105/130


Базовые характеристики:

Здоровье: 100/100

Бодрость: 100/100

Сила: 10

Ловкость: 10

Выносливость: 16

Интеллект: 4


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 3 (2 + 1)

Удача: 10

Деловая репутация: 1


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 7 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 14 + 1 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


Особенно в этой табличке меня порадовали Опыт «105/130» (считай, без пяти минут зеленый пояс!) и Удача аж «10» (ну, это на перспективу). И за то, и за другое — спасибо доброму ками!

Когда, поблагодарив Аркадия Андреевича, я отошел от тренера, в зал как раз ввалился угрюмый и при этом какой-то суетливый Черных, но перекинуться с ним до начала занятия даже парой слов я не успел — прозвучала команда на построение. Здесь меня, кстати, ждал сюрприз – из разряда приятных. В этот день на тренировку пришло четверо учеников с 6-м кю — помимо меня и Егора до оранжевого пояса с полосой к сему моменту успели дослужиться Сергей Миранчук и пресловутая «Мария Антонова» – и нежданно мои «105/130» Опыта (еще раз спасибо ками!) оказались лучшим показателем! Нет, видеть Опыт друг друга мы не могли, но, занимая место в строю рядом с товарищами по Уровню, получали подсказку, верно ли встали или же следует сдвинуться вправо или влево. Так вот, меня сегодня система поставила впереди всех! Да еще и поощрила дополнительно:


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы впервые возглавили строй учебной группы!

Получено Достижение: Правофланговый

Бонус за Достижение: +1 к Боевому духу


— Грац! — томно шепнула мне прямо в ухо стоявшая в строю второй лже-Мария.

Не без труда не позволив своему лицу скорчиться в брезгливую гримасу, я вежливо кивнул и скупо обронил:

– Благодарю.

Неугомонная «Антонова», однако, не успокоилась — повернулась ко мне этак вполоборота, словно бы невзначай ткнулась в локоть своими «буферами» и игриво подмигнула.

– Уймись, — уже почти не сдерживаясь, процедил я. Даже просто стоя рядом с ней, я и то сам себе казался каким-то извращенцем, а тут уж и вовсе… -- Я знаю, кто ты на самом деле!

– В смысле? – непонимающе захлопала ресницами моя соседка.

– В смысле – оффлайн. Я все про тебя знаю. Так что лучше не лезь!

– Ты не можешь ничего знать… – изменившись в лице и разом побледнев, пробормотала «Мария».

– Могу, как видишь!

– Нет… – словно не веря услышанному, покачала она белокурой головой. – Нет! – и, внезапно сорвавшись с места, пулей вылетела из зала – даже без традиционного поклона родному додзё.

– Чего это она? – удивленно спросил Миранчук, пододвигаясь на нежданно освободившееся место. – Что ты ей такого сказал?

– Да ничего особенного, – развел руками я – сам несколько обескураженный таким оборотом. «Антонову» мне было ничуть не жаль – но не подвел ли я ненароком Миюки, показав, что в курсе доверенного мне секрета?

Мои размышления прервала команда «Суваттэ![1]», по которой строй опустился на колени – начался положенный ритуал.

После разминки, оставив большую часть группы на попечение Миюки, Аркадий Андреевич взял троих старших – меня, Черных и Миранчука – и отправился с нами на лужайку на задворках додзё, где принялся лично обучать подсечкам, подножкам и броскам – элементам, обычно относимым к епархии дзюдо, но активно использующимся и в традиционном каратэ. Подступился к этой науке я еще накануне, под руководством Миюки, но тогда не сумел продвинуться далеко из-за низкого показателя Ловкости. Теперь с этой ключевой характеристикой у меня было все в порядке, и мой арсенал боевых навыков последовательно пополнился передней, задней и боковой подножками («+10 к Опыту») и броском с захватом ног, одной или обеих (еще «+10» к Опыту).

Отрабатывая в паре последний прием – сложный, но при правильной постановке весьма эффективный – сперва Егор хорошенько приложил меня затылком о земную твердь, а после уже сам нарвался при «нырке» на мое «на автомате» выставленное вперед колено. После этого Аркадий Андреевич счел за благо вмешаться и ненадолго посадил нас обоих отдыхать. Кое-как отдышавшись, мы смогли, наконец, коротко переговорить.

– Что мрачный-то такой? – для затравки поинтересовался я. – Крысы в амбаре закончились?

– Крысами больше не занимаюсь, – буркнул Черных.

– И что, соскучился?

– Да иди ты!.. – резко мотнул он головой.

Пожав плечами, я умолк, но через минуту-другую тишины Егор заговорил уже сам.

– Понимаешь, какое дело… Уже несколько дней меня не покидает ощущение, что против меня тут кто-то играет!

– Поздравляю! – не сдержал я саркастической усмешки. – На третьи сутки индеец Зоркий Глаз заметил, что у сарая, в котором он заперт, отсутствует стена!.. Мы в игре – ты не знал? Здесь все играют.

– Нет, – раздраженно скривился Черных. – Именно против меня. Тормозят, не дают развиваться. Сделаю я что-то – не важно, сам или по заданию старца – а кто-то вмешивается, и результата нет.

– Ками колдуют, – хмыкнул я.

– Может, и ками…

– А ты с ними подружись, – уже без тени иронии предложил я. – Вот, например…

– Так, бойцы, хватит прохлаждаться, встали! – так и не дал мне поведать о своих вчерашних приключениях нависший вдруг над нами сверху гигант Аркадий Андреевич. – Работаем над освобождением от захватов!

На этот раз непись поставил меня в пару с Миранчуком, сам же взял в оборот Егора.

Искусство освобождения от захвата я начал изучать еще с Миюки, теперь же с санкции тренера – самовольно этот номер у меня бы не прошел – познакомил партнера с тем, чему успел научиться сам. С обоюдной выгодой: Миранчук получил новый боевой навык и «+10» к Опыту, ваш же покорный слуга в какой-то момент узрел следующую череду сообщений:


Освоен навык: Начальная педагогика

Опыт: +25


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы впервые успешно выступили в роли инструктора!

Получено Достижение: Начинающий тренер

Бонус за Достижение: +1 к Интеллекту


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 6, 5-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья…


Ну, тут я чтение до поры оборвал – и так было ясно, что там написано – и тренировка продолжилась своим чередом.

За оставшееся время, уже вместе с Егором, под руководством Аркадия Андреевича я успел познакомиться с техникой освобождения от захватов за шею и волосы – приемов, в спортивном поединке запрещенных и «наверху» оставленных мной без внимания. Вылилось это для меня еще в «+10» к Опыту, а уже перед самым концом занятия система наградила меня еще и «+1» к Ловкости – как видно, по совокупности затраченных усилий.

За новыми, зелеными поясами мы втроем (Черных и Миранчук на очередной «кю» также благополучно наработали) подошли к тренеру одновременно, и на этот раз Аркадий Андреевич начал процедуру с меня. Возможно, правда, потому лишь, что именно у вашего покорного слуги после многочисленных сегодняшних падений за отворотом куртки застрял пучок травы. Ловко выудив его двумя пальцами, непись провел им вдоль моего пояса, и, послушно впитав в себя изумрудный сок, тот получил подобающий Уровню сочный зеленый окрас.

Из бонусных баллов на этот раз 2 у меня досталось Силе, по 1 – Ловкости и, на всякий случай, Интеллекту. Результатом стало вот что:

Уровень 6, 5-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 30/150


Базовые характеристики:

Здоровье: 110/110

Бодрость: 110/110

Сила: 12

Ловкость: 12

Выносливость: 16

Интеллект: 6


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 4 (3 + 1)

Удача: 10

Деловая репутация: 1


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 8 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 16 + 1 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


В завершение Аркадий Андреевич предупредил, чтобы с завтрашнего дня мы трое приходили уже на старшую тренировку.

Я все боялся, что он начнет расспрашивать меня о давешнем инциденте с «Марией Антоновой» – ведь не сбеги взбалмошная «девица» с занятия, сейчас наверняка тоже перевелась бы в продвинутую группу – но непись о ней словно и забыл вовсе.

21. «…мой порядковый номер на рукаве…»

По окончании тренировки Егор сразу же удрал «на задание», и к старцу я снова пошел один.

Как выяснилось, гармония гармонией, а грязь никакой уважающий себя ками сам месить не станет — так что следующие четыре часа я был занят восстановлением дамбы. Вбивал в местах прорывов бамбуковые колья, оплетал их ивовой лозой, после чего обмазывал принесенной в корзинах глиной и засыпал слоем грунта. Нет, ками, должно быть, тоже не филонил: возводимые мной запруды повторно уже не размывались, надежно удерживая воду в поле.

Таким образом, к обеду дамба стояла, как новенькая, я же получил традиционные «+5» к Опыту за новый навык[1], «+10» к нему же – за ударную работу, а также по баллу к Силе и Выносливости.

Оттрапезничали мы вдвоем со старцем – ни Егор, ни Миюки к столу не явились. Ели в тишине – делиться драгоценной мудростью с одним-единственным учеником, да еще и младшим, Кииоши-сама, по всей видимости, счел расточительным. Покончив же с едой, я вновь отправился к полю – завершать прерванную аварией на плотине прополку.

И к концу дня таки завершил.

Почему-то я ждал, что исчезновение последнего сорняка не останется неотмеченным – Достижение там какое-нибудь дадут или ценный бонус — но, к немалому моему разочарованию, ничего подобного не произошло. Три примыкающие к восстановленной дамбе делянки совокупно принесли мне лишь «+15» к Опыту, «+3» к Выносливости, две золотые монеты и стандартную миску риса.

С учетом того, сколько Опыта мне требовалось для перехода на очередной Уровень — прямо скажем, совсем не густо.

Завершив работу, я вернулся в дом старца — и вот теперь застал там и Миюки, и Егора. Выслушав мой немногословный доклад, Кииоши-сама напоил меня бодрящим чаем и отпустил восвояси. Черных и девушка свои дела на сегодня также уже заверили, и до додзё мы шли втроем: похоже, задачи бегать закоулками перед Егором более не стояло.

Сперва мы шагали молча и словно в некотором напряжении – казалось бы, беспричинном. Но потом Черных о чем-то спросил Миюки, та ответила — и мало-помалу между ними завязался разговор – не особо предметный, прыгающий с темы на тему, однако вполне себе живой. Я же — как-то само собой так получилось — оказался от беседы отрезан. Пару раз попытался было вставить реплику – но сперва сам промедлил, потом Егор меня перебил… Словом, пусть не такой уж это был и праздник жизни, но лишним я себя на нем успел почувствовать сполна.

Между тем речь у моих спутников зашла о луте — выпадающих из побежденных мобов Предметах. Мне бы тут, кстати, тоже нашлось что рассказать – одна книга о Мастере Бокудэне, редкая в своей бесполезности, чего стоила — но как-то снова не сложилось. А вот Черных разливался соловьем (в детали я, признаться, не особо вслушивался), а в какой-то момент сунул руку в Инвентарь и торжественно извлек на свет небольшой серый прямоугольничек.

-- Вот! – гордо продемонстрировал вещь собеседнице Егор. – Если приложить его к куртке, он превратится во флажок. Как этот, – ткнул он пальцем в трехцветную нашивку на своем левом рукаве, которой, помнится, хвастался передо мной еще в первый день. – И даст целых «+2» к Боевому духу! Жаль, несколько одновременно нельзя носить! Короче, у меня такой уже есть, а у тебя, смотрю, до сих пор нет. Хочешь, подарю?

– Нет, спасибо, – с вежливой улыбкой покачала головой Миюки. – Я уж как-нибудь сама себе добуду.

– Они довольно редкие, хотя и считаются всего лишь Необычными! – и не думал отступать Черных. – Вдумайся: «+2» к Боевому духу! Но мне второй не нужен. Бери, мне не жалко!

– Спасибо, но как-нибудь обойдусь, – все с той же сдержанной улыбкой ответила девушка. – Раз самому не нужен – продай на аукционе. Или в лавку сдай. А то, вон, Артуру подари, – кивнула она в мою сторону.

– Перебьется, – в свою очередь покосился на меня Егор – беззлобно, скорее с хитринкой во взгляде. – Он и так уже впереди меня в строю стоит! Дело это мы, конечно, скоро поправим, но факт остается фактом…

– Так я тем более впереди, – хмыкнула Миюки. – Еще пара дней – и, глядишь, до черного пояса дорасту…

– Вот именно, – вопреки всякой логике подхватил Черных. – Без пяти минут черный пояс, а флажка на рукаве так и нет! Интересно, кстати, какой у тебя проявится – российский или японский? Это же не от локации зависит, и даже не от того, откуда в игру заходишь! По-моему, не от гражданства даже – то ли от внутреннего настроя, то ли вообще непонятно от чего…

– Ни разу не интересно, – буркнула девушка уже без улыбки.

– А мне безумно интересно! – словно на контрасте, растянул губы до ушей Егор – и внезапным движением прислонил свой хваленый трофей к рукаву куртки собеседницы.

Миюки отшатнулась, взмахнула рукой, но было поздно – нашивка уже встала на положенное ей место.

– Не благодари! – сияя, брякнул Черных.

Судя по выражению лица его собеседницы, чего-чего, а уж благодарить его она точно не собиралась – скорее, готова была прибить на месте! Не исключено, что учинить расправу над наглецом ей помешала лишь занятость рук: вцепившись правой в левый рукав, девушка принялась судорожно отдирать непрошенную нашивку.

Флажка я там, кстати, не заметил: ни нашего, ни японского. Прежде, чем пальцы Миюки скрыли нашивку от моего, что греха таить, любопытного взгляда, я успел разглядеть на прямоугольничке лишь какие-то серые, почти неразличимые на сером же фоне цифры. Возможно, цвета флага проявляются не сразу?

– Ну, кто тебя просил?! – не переставая яростно, но, похоже, безрезультатно, скоблить ногтями рукав, почти прокричала девушка в лицо Егору.

– Да что такого-то? – несколько растерялся от столь бурной ее реакции Черных. – Ты мне здорово помогаешь в додзё, да и вообще… Маленький подарок хотел сделать…

– Сказано же было: не надо!

– Какой хоть флажок высветился? – спросил все же Егор – ненавистную нашивку Миюки загородила не только от меня, но и от него.

– Еще слово о флажке – и раскрашу кому-то рожу в его цвета! – прорычала девушка.

Тут мы как раз подошли к додзё и, бешено сверкнув напоследок глазами – лезвие ее ледяного взгляда полоснуло не только по Черных, но за что-то и по мне, хотя я-то с этим дурацким флажком был вовсе не при делах – Миюки скинула сандалии (проявив при этом чудеса ловкости – забросив обувь в Инвентарь без помощи рук, прямо с ног) и стремительно взбежала по ступеням крыльца.

Некоторое время мы ошалело смотрели рассерженной девушке вслед.

– Что это она? – развел затем руками Черных.

– Гордая? – неуверенно предположил я. – Сама всего хочет добиться…

– Может быть, – пробормотал Егор. – Может быть… Но не настолько же… Ты случайно флажок не рассмотрел? – попытавшись выдавить улыбку – вышло, надо признать, так себе – спросил он после короткой паузы.

– Не успел. Она его сразу рукой закрыла.

– Может, стесняется японского флага? Хотя с чего бы вдруг? Или, наоборот, русского?

– Не похоже на нее, – покачал я головой.

– Вот то-то и оно! – многозначительно заключил Черных.

От додзё до гостиницы мы брели в молчании – каждый думал о чем-то своем.


[1] Навык: Ремонт гидротехнических сооружений IV класса

22. Разбойники

За рутиной работы в поле и последовавшим за ней скандалом с участием Миюки и Егора я совершенно забыл о необходимости перестроиться на новый режим: старшая тренировка, на которую я теперь должен был ходить, начиналась на добрых три часа позже младшей, проснулся же я, как и в прошлые дни — аккурат к занятию для новичков. Поднялся, собрался и только уже на пороге комнаты осознал, что идти мне покамест некуда. «На автомате» все же открыл раздвижную дверь – и едва не налетел на склонившуюся в глубоком поклоне фигуру в цветастом кимоно.

«Азуми-сан» – это имя всплыло у меня в памяти даже прежде, чем я прочел его над головой неписи. Точно: «Азуми-сан, Уровень 6». Та самая японка, что встретилась нам с Егором у гостиницы в мой первый игровой день.

– Э… Доброе утро… – пробормотал я, тут же, впрочем, вспомнив, что в локации пошел аккурат седьмой час вечера.

– Доброе утро, Бирофу-сан, — покладисто поддержала мою версию времени суток Азуми-сан, совершенно не торопясь при этом распрямить спину. И вдруг добавила печально: — Если, конечно, его можно назвать добрым…

— А есть основания сомневаться? – внутренне подобравшись, нахмурился я. — Что случилось?

– Беда, Бирофу-сан, беда! — тут же запричитала непись. — Злые разбойники снова вспомнили о нашей бедной гостинице! Если мы не заплатим им сто золотых монет, они обещали все здесь разнести, покалечить постояльцев, а меня… Будда свидетель, со мной они грозятся сотворить нечто и вовсе ужасное!

– Вам нужны деньги? — как видно, спросонья я не слишком хорошо соображал. – У меня есть всего три монеты, но если они могут как-то помочь…

— Три монеты не помогут, Бирофу-сан! Но я знаю, что вы ученик великого Кииоши-сама, у вас 6-й Уровень… У меня тоже 6-й, но я, увы, не воин. В отличие от вас. О, если бы вы согласились избавить нас от разбойников, уж мы бы в долгу не остались…


Предложено задание «Защитить гостиницу от разбойников»

Принять? Да / Нет


Ага, вот в чем дело! Это такой квест!

-- Через три часа у меня тренировка в додзё, – неуверенно проговорил я. – А потом мне нужно быть у Кииоши-сама… Боюсь, что не смогу долго охранять гостиницу…

– Долго и не придется! – горячо заверила меня Азуми-сан. – Злодеи уже здесь. Всего-то и нужно, что расправиться с ними! Уверена, что у такого опытного воина, как вы, Бирофу-сан, это не займет много времени!

– Ну, если вы так считаете… – на ее примитивную лесть я не купился – честное слово, не купился! – но делать мне в ближайшие часы все равно было нечего, а тут, глядишь, и Опыт в копилочку капнет, и награду непись, вроде как, обещала… – Хорошо, я берусь! – заявил я, нажимая кнопку «Да».

– Благодарю вас, отважный Бирофу-сан, – еще ниже склонилась Азуми-сан, и затем, наконец распрямившись, повернулась и прокричала вдоль коридора: – Убирайтесь прочь, подлые негодяи! Наша гостиница находится под защитой доблестного воина, ученика самого Кииоши-сама – славного Бирофу-сана!

Поторопившись проследить за ее взглядом, я шагнул из комнаты в коридор и посмотрел налево: на веранде со свирепым видом стояли двое неписей в потрепанных серых кимоно. Ни много ни мало – десятого и одиннадцатого Уровней. До кучи, с заткнутыми за пояса длинными мечами.

Несколько секунд мы пристально смотрели друг на друга, затем первый из разбойников – а это, без сомнения, были именно они – притопнув, сделал шаг вперед и демонстративно возложил ладонь на рукоять меча. Азуми-сан сдуло, словно божественным ветром-камикадзе, и я остался против злодеев в гордом одиночестве.

– С дороги, глупец! – несколько театрально прорычал разбойник. Имен у них, видимо, не имелось, и я про себя стал называть их по Уровням. Этот – Десятый, тот, что пока остался у него за спиной – Одиннадцатый.

– Валите прочь из гостиницы! – в тон ему ответил я, старательно разминая пальцы.

– Отступись, и мы не тронем тебя! – непись приблизился еще на шаг и стремительным движением обнажил меч. Впечатляюще блеснула полированная сталь.


Внимание!

Боевой навык Работа против меча усвоен вами условно!

Для стабильно-эффективного применения навыка необходим Уровень 10.

Вероятность эффективного применения навыка при вашем текущем уровне (6), без учета влияния фактора Удачи, составляет 33%!


– А с учетом Удачи? – машинально спросил я вслух.

Система многозначительно промолчала.

Хм, обещанные ею 33% как-то не воодушевляли…

– Ты совсем глуп, гайдзин[1]? – презрительно бросил между тем Десятый. – В последний раз предлагаю тебе отступить подобру-поздорову!

Не стоило, пожалуй, брать этот идиотский квест. Ох, не стоило!.. Но что уж теперь-то…

И как назло – ни одной мухи вокруг! Сейчас поймать бы несколько палочками, как легендарный Миямото Мусаси – глядишь, и все проблемы разом бы разрешились…

– Дело твое, несмышленыш! – как видно, устав ждать от меня ответа, Десятый грозно занес над головой удерживаемый обеими руками меч и с пронзительным криком ринулся в атаку.

Все мое существо требовало сдать назад, но вместо этого, выждав, когда дистанция между нами сократится, я резко метнулся навстречу разбойнику, вскинул скрещенные в запястьях руки и принял на них начавшие уже движение вперед предплечья противника – моротэ укэ, мощный блок двумя руками. Затем, захватив сжимавшую рукоять меча кисть нижней, левой руки Десятого, качнул ее вниз и в сторону – отчасти используя инерцию движения самого разбойника – и что было сил насадил злодея на свое выброшенное вперед колено.


Вами нанесен Критический удар! Причиненный урон увеличен в пять раз!


Благословенна Удача!

Непись глухо крякнул – и исчез, растворился в воздухе, из-за чего я сам едва не потерял равновесия, провалившись во внезапно возникшую пустоту. Выроненный разбойником меч – вообще-то, по уму прием предполагал, что оружие останется в моих руках, но удержать его я не сумел – со стуком упал на деревянный пол коридора.


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы одержали свою первую победу в поединке с вооруженным противником!

Опыт: +25

Получено Достижение: «Рука крошит отточенную сталь»

Бонус за Достижение: +1 к Боевому духу в поединке с вооруженным противником в течение 24 часов с момента получения


Что ж, Боевой дух мне сейчас очень пригодится!..

Праздновать, однако, было некогда: выхватив из ножен меч, на меня бросился Одиннадцатый.

Увы, 33% есть 33%. То, что как по маслу прошло у меня только что против Десятого, с Одиннадцатым повториться отнюдь не пожелало. Началось с того, что я неверно рассчитал дистанцию – не так уж и велика была ошибка, возможно, на считанные сантиметры, но их оказалось достаточно, чтобы блоком мне к рукам противника пришлось тянуться, из-за чего тот вышел недостаточно жестким, и разбойник своим богатырским ударом его попросту продавил. Толчком в сторону мне все же удалось избежать немедленного знакомства лба с лезвием меча, но ни о том, чтобы отобрать оружие, ни о том, чтобы толком встретить врага в корпус, речи уже не шло. Мое колено лишь скользнуло по бедру разбойника, не причинив тому особого вреда. Не состоялся и крит – ну да его я, признаться, второй раз подряд и не ждал.

Напоследок я еще попытался подсечь Одиннадцатого под выставленную вперед ногу, но и тут не преуспел. Противник устоял и, отступая, рубанул меня мечом по голени.

Заорав от боли, я рухнул на пол.


Вы получили ранение в бою

Основной ущерб: – 20 очков Здоровья

Внимание: открыто кровотечение высокой интенсивности. Дополнительный ущерб: – 4 очка Здоровья в минуту в течение следующих 20 минут


Торжествующе оскалившись, разбойник занес клинок для решающего удара. Защититься от него я не мог уже никак.

Что произошло затем, я даже не сразу понял: возможно, из-за того, что в ожидании неизбежной гибели на миг зажмурился. Что-то белое, подобно неудержимому ледяному вихрю, пересекло коридор и врезалось Одиннадцатому в грудь. Тот подался назад, лихорадочно махнул мечом – скорее ловя баланс, нежели пытаясь ударить – но уже в следующее мгновение оружие оказалось вырвано из его выкрученной кисти. Свистнул, рассекая воздух, клинок – и голова разбойника слетела с плеч. Пола она, впрочем, так и не коснулась, исчезнув еще в полете. Пропало и остальное тело злодея.

Только после этого я смог наконец рассмотреть своего спасителя. Точнее спасительницу. Посреди коридора с трофейным мечом в вытянутой в сторону руке в грациозной позе замерла Миюки.

Тут же, впрочем, отшвырнув не нужное ей более оружие, девушка метнулась ко мне:

– Ты тут как?

– Нога… – кривясь, простонал я. – Этот гад меня задел…

– Это называется не задел, – хмуро покачала головой Миюки, опускаясь рядом со мной на колени. – Это называется: почти перерубил ногу! Рис есть? Съешь скорее порцию, пока совсем кровью не истек!

– Есть… – я послушно сунул руку в хранилище за поясом. – Только ведь двадцать часов еще не прошло… – сообразил затем. – Со вчерашнего обеда… Порция не активируется!

– Ну что с тобой делать?! – всплеснула руками девушка. – Ладно, держи! – она извлекла из Инвентаря какую-то склянку и протянула мне. – Смажь рану – хотя бы кровь остановится! А в додзё попросишь у сэнсэя сакэ – поправишь Здоровье…

– Что это? – спросил я, беря у нее пузырек. На его дне плескалось нечто зеленое.

– Какая разница?! – яростно сверкнула она глазами. – Целебный бальзам! – все же ответила затем. – Все не трать, по чуть-чуть бери – он, зараза, редкий… А, давай лучше я сама – у тебя руки дрожат, расплескаешь еще!

– Ничего и не дрожат! – буркнул я, но Миюки уже отобрала у меня склянку, с хлопком выдернула зубами пробку, нагнувшись над моей искалеченной ногой, задрала на ней штанину и принялась обрабатывать рану.

Боль исчезла почти сразу, и ко мне наконец вернулась способность хоть как-то ворочать мозгами.

– Спасибо, – пробормотал я, проверив показатель Здоровья: 81/110 – ладно, жить можно… – И за бальзам, и вообще… Вовремя подоспела… Как ты здесь, кстати, оказалась? Тебя ками прислал?

– Ками? – искренне удивилась девушка.

– Ну, тот лисенок, что мы позавчера лечили у старца. На прощанье он обещал, что трижды мне поможет…

– Не слышала такого, – пожала плечами Миюки. – Как бы то ни было, здесь он едва ли лапу приложил. Просто я решила немного поиграть в круглосуточном режиме. Время появилось, да и прокачаться к турниру нужно… Вот и проснулась в гостинице. Слышу: шум. Выглянула в коридор – а тебя тут на фарш рубят. Ну, и пришлось вмешаться.

– Спасибо, – повторил я.

– Это квест был? – уточнила девушка. – От старца?

– Нет, – мотнул головой я. – То есть да, квест, но не от старца. От Азуми-сан, она тут при гостинице крутится… Похоже, кстати, я его провалил: сообщения об удачном завершении не было. Наверное, потому, что не сам убил второго разбойника…

– Ну извини, – усмехнулась Миюки.

– Я не в этом смысле…

– А задача была какая? – осведомилась она.

– Защитить гостиницу от злодеев.

– Тогда должны засчитать, – убежденно заявила девушка, поразмыслив. – Задача-то выполнена… А вот и твоя Азуми-сан, – посмотрела она вдруг куда-то мне за спину. – Сейчас у нее и спросим.

Я оглянулся: по коридору к нам и в самом деле семенила японка.

– Примите мои поздравления, Бирофу-сан, – совершенно проигнорировав присутствие подлинной героини квеста – Миюки – произнесла она с низким поклоном. – Вы спасли нашу гостиницу от злых разбойников! Прошу принять от меня эту, безусловно, недостойную вашего подвига награду – но увы, больше у нас ничего нет…


Задание «Защитить гостиницу от разбойников» выполнено!

Опыт: +20

Ваша награда: Нашивка на куртку «Государственный флаг»


Я взял из рук неписи небезызвестный уже мне серый прямоугольничек.


Предмет: Нашивка на куртку «Государственный флаг»

Класс: Необычный

Свойства: Боевой дух +2

Срок действия свойства: ограничения не установлены

Способ активации: нанесение на одежду

Суммирование свойств при активации нескольких экземпляров предмета: не производится

Необходимый уровень: не ниже 3 (8-й кю)

Примечание: одновременно может быть активно не более трех видов нашивок на одежду


– Только не вздумай предлагать его мне в подарок! – фыркнула Миюки. – А то будет как вчера!

Лишь теперь я заметил, что ее каратэги девственно чистое – отсутствует не только навязанный Егором флажок, но и эмблема на груди. Не иначе, отчаявшись содрать нашивку с рукава, сэмпай попросту завела себе новую куртку! Радикальный подход, ничего не скажешь…

– Эту ты точно заслужила, – осторожно заметил я.

– Разве что половину, – покачала она головой. – Разбойников же было двое? Если хочешь поделиться наградой – лучше отдай мне их мечи, – кивнула она на оставшееся от убитых злодеев оружие. – Тем более, что один из них я уже ненароком присвоила – по ходу дела. Тебе они все равно не по Уровню, да и навыков нужных у тебя нет.

– Бери, – не задумываясь ответил я и только затем присмотрелся к валявшимся на полу клинкам.


Предмет: Меч хитакири без ножен

Класс: Редкий

Свойства: ?

Срок действия свойства: ?

Необходимый уровень: не ниже 10 (1-й кю)

Владелец: Наката Миюки, Уровень 10 (1-й кю)


Описание второго отличалось от первого лишь последней строкой:


Владелец: отсутствует


– Бери, – повторил я. – А почему у них в графах свойств вопросительные знаки? – не удержался затем от вопроса.

– Потому что кое-кому рано о них знать.

– А ты что видишь?

– Говорю же: кое-кому знать об этом рано!.. Извини, таковы правила, – все же добавила она, насладившись выражением моего лица. – Так я присваиваю второй меч?

– Присваивай, – в третий раз разрешил я.

Отойдя от меня, моя спасительница склонилась над мечом, я же пока приложил к рукаву полученную от Азуми-сан нашивку (непись, кстати, уже снова успела незаметно исчезнуть из коридора). По прямоугольнику пошли серые разводы – должно быть, подобные я и принял вчера на руке у Миюки за цифры – и через несколько секунд проступили цвета – красный, синий и белый: мою куртку украсил российский флаг.

В этот момент к нам в очередной раз вернулась Азуми-сан.

– Бирофу-сан, у вас порез на штанах, – проговорила она с поклоном. – Если позволите, я могла бы его зашить…

– Соглашайся, – не отворачиваясь от меча, бросила мне Миюки. – В рванье тебя сэнсэй в додзё не пустит!

– Чего это сразу в рванье? – проворчал я. – Боевая утрата!.. Охотно воспользуюсь вашим любезным предложением, Азуми-сан, – ответил я уже неписи.

– В таком случае, прошу за мной, Бирофу-сан, – поклонилась мне та.

Я наконец поднялся на ноги.

– Подождешь меня? – спросил у Миюки.

– Куда ж я денусь, – развела она руками. – До старшей тренировки еще полно времени, а на младшую я сегодня и не собиралась… Только смотри, веди себя там прилично… Без штанов! – с усмешкой добавила она.

Не найдя, что бы такого остроумного ответить, я молча двинулся вслед за уже успевшей удалиться от нас на десяток коротких шажков Азуми-сан.


[1] Иностранец (иногда – уничижительно) (яп.)

23. Старшая тренировка

Вопреки заверениям Миюки и, соответственно, моим надеждам, налить мне перед тренировкой сакэ Аркадий Андреевич отказался. Отмахнулся небрежно:

— После занятия!

– Но Учитель, – не понял такой категоричности я. – Подтянуть Здоровье мне нужно именно сейчас! После занятия я и рисом смогу обойтись…

– Вот и отлично: целее будет сакэ, – равнодушно пожал плечами непись.

— Прошу прощения, Учитель, — не отступал я. — Разве всем не будет только лучше, если я начну тренировку на максимуме показателей и не стану тормозить других?.. Если хотите, могу отдать за сакэ дневную порцию еды… – зачем-то добавил я.

— Вы что, торгуетесь со мной, Белов? – нахмурился — и одновременно с этим усмехнулся — Аркадий Андреевич. Вышло, надо признать, весьма выразительно. – Не стоит — мы с вами не в деревенской лавке! – если моя хваленая Деловая репутация и произвела на собеседника впечатление, то сугубо негативное. — Прийти на занятие в оптимальных кондициях -- ваша задача, никто за вас решать ее не обязан – и не станет. В том числе ваш тренер. Запомните это.

В общем, в строй я встал со Здоровьем 82/110 – один балл все-таки восстановился «самоходом», но все равно это было менее трех четвертей от максимума.

Впрочем, мысли об этом очень скоро ушли у меня на второй план.

Сначала я понял, что в зале нет Егора. Сергей Миранчук, переведенный в старшую группу вместе с нами, на тренировку пришел – он-то сейчас и замыкал строй – а Черных отсутствовал! Я даже было подумал, что он каким-то образом сумел перескочить через пару-тройку Уровней, и, подавшись вперед, постарался высмотреть его справа в шеренге. Но нет, за редким исключением (Миюки, Алан, еще пара человек, приходивших помогать на турнир новичков) там оказались сплошь незнакомые лица! Обнаружились, кстати, две девушки – одна с синим поясом, другая аж с черным – но Егора в строю не было.

Но и об этом, без сомнения, странном обстоятельстве задуматься надолго мне не удалось. Слово взял Аркадий Андреевич и сказал буквально следующее:

– Надеюсь, все помнят, что через пять дней у нас международный турнир? Из федерации наконец прислали Положение о нем. Кому нужно, загрýзите себе после тренировки, пока же тезисно. Участвуют коричневые и черные пояса. Из черных – только первые даны, – именно при этих его словах я сообразил, что только первые даны и присутствуют в зале из черных – если, конечно, не считать самого тренера. А где же старшие? В каком-нибудь другом додзё? Или для игрока первый дан – это потолок? – Категорий всего две, деление идет по аккаунтам: первая – стандартные, вторая – пробные, – продолжал между тем непись. – Но это, кто интересовался, и так знает. Теперь что пишут нового. Установлено ограничение: не более одного бойца от додзё в каждой категории!

По строю прокатился недовольный гул. Мощный в начале шеренги, по мере приближения к ее «хвосту», где стояли те, кому пробиться на турнир скорее всего и так не светило, он постепенно затухал, снова выйдя на пик на вашем покорном слуге – я не смог сдержать разочарованного возгласа.

– А как вы думали? – развел руками Аркадий Андреевич. – Превратить турнир во внутриклубный междусобойчик они не позволят – ни нам, ни японцам – никому! Да и число участников, как вы понимаете, ограничено. А вообще, как я слышал, из-за этого безумного приза составчик там соберется – мама не горюй! Хорошо, если хоть по одному бойцу пропихнем в каждую категорию!

– А гарантированного представительства у додзё нет? – спросил из строя кто-то из старших учеников – кажется, это был Алан.

– Гарантированного – нет. Насчет пробных аккаунтов я, признаться, почти не сомневаюсь – кто-то из наших точно пройдет: не Вадик, – кивнул тренер куда-то в начало шеренги, – так Миюки, – снова кивок, на этот раз понятно кому. – А вот тем, у кого стандартный – то есть подавляющему большинству – придется напоследок попотеть!

– А какой основной критерий отбора? – задал новый вопрос Алан – теперь это точно был он. – Опыт?

– Нет, иначе у коричневых поясов не было бы шансов, – покачал головой непись. – Совокупность характеристик. Не только Базовых – всех. Даже Достижения будут учитываться.

– А Достижения-то как учитывать? – спросил кто-то из девушек – не Миюки, другая. – Да и зачем? Они же и так уже что-то принесли в другие строки!..

– Кому интересно, в Положении есть формула расчета рейтинга. Скачаете – посмотрите. Но это после тренировки. У кого остались вопросы – тоже после тренировки! А сейчас: суваттэ!

Старшая тренировка, по крайней мере эта, первая, на которой мне довелось присутствовать, разительно отличалась от всего того, что я видел в игре раньше. Вся ее первая половина оказалась посвящена отработке связок и комбинаций. Разбившись на пары (меня тренер почему-то поставил не с Миранчуком, а с неким синим поясом по имени Юрий и фамилии Юрьев – всегда удивлялся таким сочетаниям: это какую же бедную фантазию нужно иметь родителям такого ЮЮ! А если еще и отчество «Юрьевич»… Хотя, может, это я чего-то не понимаю? Тогда пардоньте…), мы принялись осыпать друг друга заранее оговоренными сериями ударов. «Наверху» это также было распространенной практикой, но там обычно мы либо лупили по «лапам» – своего рода специальным ручным макиварам, надеваемым на кисть и подставляемым под удар – либо работали в оборудовании – шлеме и кирасе – и били «в защиту». Удары «в кость» почти не использовались, так как это неизбежно вело бы к травмам.

Другое дело – в игре. Здесь, как и на недавнем турнире, мишенью для наших рук и ног служило непосредственно тело партнера. Да, он знал, как именно его собираются бить – комбинация, как я уже упоминал, обсуждалась заранее – и, как мог, защищался. Блокировал, отступал, а в конце обязательно контратаковал. Но, во-первых, даже идеально исполненный блок стоил его автору по крайней мере нескольких баллов Здоровья, а во-вторых, блок этот еще нужно было успеть поставить. А если противник окажется быстрее? Или, тупо, сильнее – и пробьет защиту?

Те, у кого показатель Здоровья падал ниже 15, выбывали, отправляясь сперва на короткий отдых, а потом – в дальний конец зала, учить ката. Узнав об этом, я внутренне усмехнулся: все-таки и здесь к пресловутому «бою с тенью» относятся как к уделу слабых! Пока можешь биться – бьешься, когда уже нет… Ну, не сидеть же тебе без дела? Отрабатывай ката!

С другой стороны, одна чашка сакэ – и «выбитые» могли бы спокойно вернуться к своим парам, но нет, «только после занятия»!

К некоторому моему удивлению, несмотря на изначальный дефицит Здоровья и «синий пояс» в напарниках, почетную когорту бойцов я покинул не первым, не вторым и даже не третьим – где-то ближе к середке. Даже мой партнер ЮЮ вылетел раньше, и заканчивал я работу над связками уже с Аланом. Он-то меня благополучно и добил.

Зримым показателем отдачи от пролитых пота и крови выступили «+15» к Опыту и по «+1» к Силе, Ловкости и Выносливости. Казалось бы, неплохо…

А вот два ката – Пинан Шодан и Косики Найханчин, которые я успел выучить до окончания тренировки, нежданно принесли мне по «+25» к Опыту каждое! Конечно, это уже были не базовые формы, вроде тех, что я освоил раньше – посложнее и подлиннее – но целых 25 баллов! За ката! Пожалуй, мне все же стоило еще раз хорошенько подумать над расстановкой приоритетов!..

Таким образом, произошло то, на что я, признаться, и не надеялся: на первой же своей старшей тренировке я выполнил норматив очередного Уровня! Заодно и Здоровье восстановилось «автоматом» – пусть теперь жадный непись подавится своим драгоценным сакэ!

Внесла свой вклад, конечно, и недавняя победа над разбойниками, и тем не менее! Егор узнает – обзавидуется!

Почему же, все-таки, он не пришел?..

Крови, чтобы нарисовать полоску на поясе, на этот раз в зале было в избытке, и прибегать к суррогату в виде красной туши Аркадию Андреевичу не пришлось.

2 бонусных балла я добавил к Силе, 1 – к Ловкости, последний забросил на Интеллект.

Ну и вышло:


Уровень 7, 4-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 20/170


Базовые характеристики:

Здоровье: 120/120

Бодрость: 120/120

Сила: 16

Ловкость: 14

Выносливость: 21

Интеллект: 7


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 7 (3 + 3 + 1(осталось 19 часов))

Удача: 10

Деловая репутация: 1


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 9 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 18 + 1 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


С этим весомым багажом, не забыв напоследок скачать у тренера Положение о турнире, я и отправился к старцу – в приятной компании Миюки.

24. Мудрость Мастера Бокудэна

— Сегодня у тебя будет особое задание, мой младший ученик! – торжественно сообщил Кииоши-сама, когда я расправился со своим рисом. Именно с трапезы началось мое сегодняшнее посещение старца: время поджимало, с момента окончания вчерашнего обеда шел полновесный двадцать четвертый час.

Особое? Главное, чтобы Опыта за него отсыпалось по-особому, а не как за какую-нибудь прополку!

Между тем Учитель звонко хлопнул в ладоши, перегородка, отделявшая от нас заднюю комнату, бесшумно отошла в сторону, и перед моим взором предстала девочка лет восьми-девяти в светло-сером кимоно с мелким, почти не бросающимся в глаза розовым узором и широченным розовым же поясом. Чертами лица – без сомнения японка, но при этом с пламенными, ярко-рыжими волосами.

Непись, Уровень 2.

– Это Кохэку-тян, – представил девочку старец, впрочем, я и сам уже прочел это кудахчущее имя над ее склоненной в почтительном поклоне головой. – Внучка одного из моих старых учеников. Нужно отвезти ее к родителям — этим ты сегодня и займешься.


Предложено задание «Сопровождающий»

Принять? Да / Нет


— Как скажете, Учитель, — не дрогнув ни одним мускулом лица, я покорно нажал «Да».

Задание особое, тут не поспоришь! Нянчиться с рыжей малявкой – это же сколько Опыта привалит! Да и без новых боевых навыков наверняка не обойдется!

Шутка, если кто вдруг не понял. Грустная шутка — по ходу, еще один день ками под хвост…

Нет, конечно, если вести юную спутницу придется через какой-нибудь дремучий лес, полный диких зверей и злобных разбойников… Но уже следующие слова старца развеяли всякую надежду на это:

– Ее дом находится в рыбацкой деревне на противоположном берегу пруда — того самого, где тебе, мой младший ученик, довелось выполнять задание лавочников Тояма-сана и Токанава-сана, — сообщил Кииоши-сама. – Чтобы попусту не терять времени, до пристани доедете на дзинрикися. Он уже ждет вас у ворот. По прибытии на место заплатишь ему золотой. Еще два золотых нужно будет отдать лодочнику за переправу через пруд — но за эти деньги он перевезет тебя и назад. Вот, держи, – старец протянул мне свиток с заданием и три монеты.

Что ж, добро хоть из своих платить не придется…

— Ступайте, -- указал повелительным жестом на входную дверь Кииоши-сама. – Если опоздаете к отплытию, лодочник не станет вас ждать!

– Идемте, Кохэку-тян, – обреченно кивнул я девочке, поднимаясь из-за стола, и, провожаемый взглядом присутствовавшей при всей этой сцене Миюки – чуть насмешливым, но все же, скорее, сочувственным – направился к выходу.

Обещанная старцем загадочная дзинрикися оказалась ничем иным как рикшей – одноосной повозкой с человеком в оглоблях. Причем, к немалому моему удивлению, «запряжен» в одноколку оказался не какой-нибудь там непись, а вполне себе игрок – некий Сыч Богдан, Уровень 3. Хм… Качает таким оригинальным образом Силу и Выносливость, что ли? Не, на фиг такое счастье: лучше уж сорняки в поле дергать!

В коляску юную спутницу мне пришлось подсадить: безусловно, красивое, но невероятно узкое внизу кимоно никак не позволяло ей задрать ногу на высокую подножку. Ощущение было такое, словно поднимаю фарфоровую куклу – хрупкую, но бездушную. В каком-то смысле, впрочем, так дело и обстояло: непись же.

– Домо аригато годзаимасита![1] – кукла все же оказалась говорящей.

Забегая чуть вперед, замечу, что это была ровно половина слов, произнесенных ею за всю сухопутную часть нашего путешествия – спутница мне попалась не особенно болтливая.

– К пруду, на пристань, пожалуйста, – обратился я к Богдану, в свою очередь устроившись на сиденье. Признаться, чувствовал я себя при этом несколько неловко: ездить на живом человеке мне еще не доводилось, ни в игре, ни «наверху».

Молча кивнув, Сыч тронул повозку с места.

Путь до цели занял у нас около четверти часа. Повозка катилась не по узким извилистым тропкам и дорожкам, а напрямик через луг, потом – краем поля, и только уже перед самой деревней вывернула на главную улицу. На скорость движения это, впрочем, никак не влияло: несся Богдан как угорелый – то ли условности игры, то ли прокачался он с этой своей одноколкой уже изрядно и бездорожья просто не замечал. Чего, к слову, нельзя сказать о нас с Кохэку-тян: на любом бугорке, коих выпадало едва ли не по штуке на каждый второй оборот колеса, нас нещадно подбрасывало и мотало, так и норовя вышвырнуть прочь из коляски. Мертвой хваткой вцепившись левой рукой в утлый бортик, правой я, как мог, пытался страховать спутницу, временами ловя ее в добром полуметре над сиденьем. Без сомнения, минимум по бонусному баллу к Силе и Ловкости за эту поездку я заслужил – но увы, система на них не расщедрилась. Все, что получил ваш покорный слуга, было повторное «домо аригато годзаимасита» от Кохэку-тян – это когда я уже ссадил ее по приезде на твердую землю.

Пристань являла собой скрипучий деревянный причал, возле которого была пришвартована остроносая лодка – одна единственная. Довольно большая – метров десяти длиной – с бамбуковым навесом над средней частью. На перекинутых от борта к борту скамьях сидело с полдюжины пассажиров – в большинстве своем неписи, но затесался среди путешественников и один игрок. Имя его оказалось скрыто (очевидно, благодаря специальной дорожной накидке с капюшоном – обычное дело на квестах, Егор мне о таких как-то рассказывал) – но Уровень просматривался четко – 6-й.

Заплатив дежурившему на причале неписю-лодочнику две монеты, я аккуратно перенес Кохэку-тян через слишком высокий для нее борт, получив в незримую копилку небулькающих благодарностей еще одно «домо аригато годзаимасита». Не успели мы еще толком устроиться на свободной, второй от кормы скамье, как наш бравый капитан и матрос в одном лице ловко запрыгнул в лодку и оттолкнулся от пристани длинным веслом. Плавание началось.

Никто из пассажиров не вел разговоров, и тишину нарушал лишь мерный плеск тревожимой веслом воды за кормой (оставалось лишь удивляться, как щуплый лодочник ухитрялся в одиночку управляться с такой нехилой «посудиной»). Прильнув к борту, моя юная спутница с любопытством вглядывалась в голубые глубины пруда, где водили свои нескончаемые хороводы рыбьи косяки. Я тоже их видел – спасибо навыку рыболова – и с удовольствием составил Кохэку-тян компанию в «зрительном зале». Но, в отличие от девочки, мной двигал не один лишь праздный интерес. Помятуя о хищной рыбе-намацу, я с опаской высматривал в толще воды именно ее. Едва ли сом, даже гигантский, мог серьезно угрожать нашей лодке, но все же я предпочитал оставаться начеку.

Заглядевшись за борт, я не сразу заметил, как кто-то из пассажиров впереди поднялся на ноги и, перешагивая через скамьи, двинулся на корму. Лишь когда этот кто-то оказался рядом, обернулся: это был тот самый единственный из моих попутчиков игрок. Опустившись на лавку напротив меня – спиной к носу лодки, лицом к корме – он скинул капюшон… И я узнал Егора.

– Что, не ожидал? – усмехнулся Черных, наслаждаясь произведенным эффектом.

– Честно: нет, – ошеломленно признал я. – Э… А что на тренировке не был? – спросил о первом, что пришло мне в голову.

– Занят был, – скривился Егор, на миг покосившись на свежую полоску на моем поясе, но тут же снова поднимая глаза. – Выяснял, кто же все-таки против меня так упорно играет.

– Ну и как? Выяснил?

– Выяснил.

– И кто же этот злодей?

– Ты.

– Что? – не понял я.

– Против меня играешь ты, – чеканя каждое слово, ледяным тоном выговорил Черных.

– Я? Что за бред?! – воскликнул ваш покорный слуга в искреннем недоумении – тут же, однако, сбавив тон, чтобы не потревожить Кохэку-тян. Девочка, впрочем, продолжала спокойно любоваться своими рыбками и на нашу беседу внимания не обращала.

– Я сперва тоже решил, что бред, – нехорошо прищурившись, сухо проговорил Егор. – Но нет, все сходится. Это же ты снял капкан, поставленный у дамбы? Ведь так?

– Ну, так… – по-прежнему в недоумении подтвердил я. – По заданию старца. А при чем здесь это?

– При том, что установил его там я! – как видно, устав сдерживаться, почти выкрикнул мне в лицо Черных. – И тоже по заданию старца! Место для ловушки, правда, выбрал сам, но это уже детали. Старец меня подставил – теперь-то мне ясно – но это отдельный вопрос. К нему я еще вернусь. Но сейчас речь о тебе…

– Ничего не понимаю, – пробормотал я, окончательно запутавшись. – С чего бы старцу нас стравливать?

– Не думаю, что он собирался именно стравливать, – процедил Черных. – Просто из двух перспективных учеников он почему-то выбрал тебя. Тогда как на грядущий турнир от додзё попадет лишь кто-то один…

– Откуда знаешь? – «на автомате» спросил я. – Тебя же не было на тренировке, когда Андреич об этом говорил!

– Положение о турнире с утра висит на форуме, – презрительно поморщившись, отмахнулся Егор. – Но старец, по ходу, все предвидел заранее. И решил качать тебя. За мой счет. Что ж, пришла пора положить этому конец!

– Что ты намерен делать? – нахмурился я. Вечер (а по времени локации так, считай, уже и вовсе ночь) определенно переставал быть томным.

– Отправить тебя на перезагрузку, – нарочито-развязно хмыкнул мой собеседник. – Проще всего, конечно, было бы не разговоры тут разговаривать, а тупо столкнуть тебя за борт, но ты у нас, говорят, теперь пловец – выгребешь еще к берегу и разве что квест сорвешь – маловато будет. К тому же, это выглядело бы подленько, а за такое с моей Добродетелью Рэй можно и на системный штраф нарваться – ничего не попишешь, ноблес оближ… Если уж тогда, в твой первый день, с меня списали целых «10» Опыта – всего лишь за то, что не предупредил тебя о поклоне на входе в зал… И потом снимали по баллу в час, пока не извинился… – он тряхнул головой, словно гоня прочь неприятные воспоминания. – Короче, будем драться. Все честно: Уровень у тебя теперь даже выше моего, так что за избиение заведомого нуба мне счет не предъявят. Но особо не обольщайся, полоска полоской, а по характеристикам я прокачан ничуть не хуже твоего! Так что отрывай задницу от скамьи – начнем!

– Что, прям здесь? – не веря своим ушам, выговорил я.

– А что, ждать пристани? Сбежишь еще…

– Но… – растерянно озираясь, я ненароком повернул голову в сторону Кохэку-тян и окончательно выпал в осадок: вместо рыжеволосой девочки на скамье, умильно сложив лапки, сидел не менее рыжий лисенок-ками.

Я покосился на Егора: Черных никаких перемен в моей юной соседке, кажется, не заметил.

– Ты?! – одними губами прошептал я лисенку. – Что ты здесь делаешь?

– Явился на помощь, как и обещал, – смешно сморщив мордочку, проговорил в ответ тот. – Но, признаться, я удивлен, что ты сам еще не нашел очевидный выход из ситуации.

– Очевидный? Биться, что ли? Уровнем я сильнее…

– Ваши шансы в поединке я бы оценил как 51 на 49 в твою пользу, – качнув из стороны в сторону хвостиком, рассудил зверек. – Но даже если сумеешь победить, едва ли у тебя останется достаточно Здоровья, чтобы успешно завершить квест. А бросать без защиты юную Кохэку-тян негоже!

– Это же ты – Кохэку-тян!

– Кохэку-тян – это Кохэку-тян, внучка старого ученика почтенного Кииоши-сама. А я – это я. И я говорю тебе: подумай! Ты же читал книгу о жизни Мастера Бокудэна! Как в точно такой ситуации поступил он?

– Как, как… – я задумчиво обвел взглядом окрестности нашего суденышка. Справа по курсу виднелся одинокий скалистый островок. История из «бесполезной» книги тут же предстала у меня в голове во всех деталях. – Я знаю, как нужно поступить! – просиял ваш покорный слуга. План действий и в самом деле враз сделался мне очевиден.

– Вот и чýдно! – удовлетворенно кивнул лисенок. – Это был первый раз, когда я помог тебе! Осталось еще два… – миг, и ками исчез – справа от меня снова сидела, всматриваясь в воду за бортом, рыжая девочка.

– Что ты там бормочешь?! – не выдержал так ничего и не заподозривший Черных. – Вставай и дерись! Или кишка тонка?

– Устраивать поединок в лодке будет крайне невежливым по отношению к ее хозяину и другим пассажирам, – холодно улыбнувшись, выговорил я, воззрившись на нахала. – Не боишься схлопотать новый штраф от Добродетели Рэй?.. Мне неловко отрывать вас от работы, почтенный Мастер весла, – повернулся я к лодочнику, не дав Егору времени не только ответить – даже обдумать ответ. – Мой глупый попутчик желает затеять драку. Не могли бы вы любезно подвести нас вон к тому острову, чтобы мы с ним смогли разрешить наш спор? – показал я вперед и направо. – Полагаю, это не займет много времени.

– Я сделаю это, господин, – охотно кивнул лодочник.

– Что ж, остров – так остров! – в ярости процедил Черных, отнюдь не пропустивший мимо ушей обидный эпитет «глупый» – как я и рассчитывал. – Но не смей отплывать, пока победитель – то есть я – не вернется на борт! – злобно зыркнул он на непися на корме.

Улучив момент, я покосился на Кохэку-тян – та по-прежнему оставалась безмятежна.

Едва борт лодки коснулся каменного берега, Егор в нетерпении перемахнул на ближайшую скалу.

– Давай, Белов, – крикнул он мне уже оттуда, размахивая руками. – Давай, иди сюда! Иди – и я убью тебя!

– Знаменитый Мастер меча Цукахара Бокудэн утверждал, что уровень бойца определяется не тем, скольких противников он убил, а тем, из скольких поединков он вышел непобежденным, – спокойно проговорил я, неспешно поднимаясь и переступая через скамейку. – Позволите, любезнейший? – протянул затем руку к веслу в руках лодочника. – Всего лишь на пару секунд!

Тот безропотно отдал мне свое орудие труда, и, уперев его широким концом в скалу, я что было силы оттолкнул лодку от берега.

– Эй, ты чего это?! – истошно заверещал Егор.

Плавать он, в отличие от меня, почти наверняка не умел.

Добавив для верности пару гребков – полученный от Миюки «левый» навык оказался как нельзя более кстати – я с поклоном вернул весло лодочнику.

– Продолжайте, Мастер! Победитель на борту!

Не обращая внимания на вопли и проклятия Черных, непись положил лодку на курс прочь от острова.


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы показали себя достойным последователем самого Мастера Бокудэна!

Получено Достижение: Не сжимая кулаков

Бонусы за Достижение:

Опыт: + 100

Удача: + 1

Открыта новая характеристика: Мудрость

Текущий уровень Мудрости: 1

За разъяснениями о вновь открытой характеристике обратитесь к Учителю.


Да уж, к Учителю обратиться за разъяснениями придется.

Мне явно найдется о чем расспросить Кииоши-сама и помимо свойств характеристики Мудрость.


[1] Спасибо (ОЧЕНЬ вежливо, яп.)

25. Два меча и два Пути

— Мастер Мурамаса был искусным кузнецом. Мечи его работы отличались невероятной остротой и прочностью. Владеть ими почитали за честь многие выдающиеся самураи. Сам Мастер был суров и вспыльчив, не признавал компромиссов. Таковы же были и его мечи. Говорили, что, раз обнаженный, клинок Мурамасы не вернется в ножны, пока не изведает вкуса крови…

Кииоши-сама ненадолго умолк, пристально вглядываясь в стоявшую перед ним на столике чашку с остатками чая – словно пытаясь прочесть в ней продолжение истории. Потом заговорил снова:

– В противоположность ему, Мастер Масамунэ имел кроткий нрав. При этом он являлся не менее опытным кузнецом. Утверждают, что Мастер Масамунэ никогда не подписывал свои клинки, так как подделать их было невозможно. Мечи его изготовления, помимо незаурядных боевых качеств, были на редкость красивы и считались атрибутом спокойного и невозмутимого воина.

Старец вновь выдержал небольшую паузу, но на этот раз взор его был устремлен мне в лицо. Я глаз не опустил.

– Легенда гласит, – продолжил Кииоши-сама, словно так чего-то и не дождавшись от меня, – что однажды некто решил сравнить остроту мечей этих двух величайших Мастеров. Для этого клинки воткнули в дно горного ручья. Дело было осенью, по воде плыли опавшие листья. Те из них, что прикасались к мечу Мастера Мурамаса, тут же оказывались рассечены надвое. А меч Мастера Масамунэ не рассек ни одного листа — все они огибали его, избегая контакта… Невежды, вообразившие, что постигли истину, делают из этой истории вывод, будто мастерство Масамунэ неизмеримо выше оного у Мурамаса. Чушь! — внезапно повысил голос старец. — Неимоверная чушь! Оба, и Масамунэ, и Мурамаса – великие, непревзойденные Мастера! Но к своему величию они шли разными Путями. Каждый — тем, что лучше отвечал его внутренней сути, также неодинаковой. Мурамаса не достиг бы вершины, не потрудись он вложить в свои клинки собственную ярость, Масамунэ навсегда остался бы безвестен, попробуй он делать упор на отбирание мечом жизни, а не на защиту таковой. Возможно, оба Мастера выбрали свой Путь неосознанно, возможно – как плод долгих размышлений, проб и ошибок, но вероятнее всего, у каждого из них был Учитель, направивший начинающего кузнеца. Так же, как и я пытался и пытаюсь направить на верный Путь тебя и Егора. Каждого из вас — на свой. Не с целью столкнуть вас лбами — что за глупость?! С этим вы и сами прекрасно справитесь. Нет, единственно с целью дать каждому то, к чему он изначально склонен. А когда мечи все же встретятся сталь к стали – не в мирном ручье, а в поединке не на жизнь, а на смерть — это не будет спор о том, чей Путь оказался правильным, а чей ошибочным. Только о том, кто сумел дальше продвинуться по своемý.

– Это же вы скажете и Егору? — хмуро поинтересовался я, несколько смущенный, но далеко не убежденный всей этой восточной витиеватостью. -- Когда он придет требовать от вас ответа?

– Для него мне понадобились бы иные слова, – устало – и как будто бы печально – покачал седой головой старец. – Ты так пока и не понял, мой ученик: дать каждому свое – вот истинная мудрость. Однако Егор сюда не придет. В додзё Аркадия-сана он также больше не появится: полчаса назад мой бывший ученик перерегистрировался в другой локации. Впрочем, не сомневаюсь: ваши Пути еще пересекутся. Со своей стороны, обещаю сделать все возможное, чтобы должным образом подготовить тебя к этой встрече. Егора также будут готовить, но это теперь не моя забота…

– Эта наша встреча… Она случится на турнире? – быстро спросил я, пытаясь вычленить в услышанном что-то конкретное. – Ведь теперь, когда Егор перешел в другое додзё, мы оба можем туда попасть?

– Турнир – не цель Пути, а лишь этап его, – назидательно заметил Кииоши-сама. – Возможный, даже важный, но отнюдь не обязательный этап. Неверно мерить Путь турниром, сводя все к последнему. Подумай об этом, мой ученик.

Когда Учитель говорит тебе: «Подумай!» – стоит так и поступить. А вот соглашаться в итоге или нет – это уж как получится. В конце концов, это же мой Путь – и только мой. Верно? И тогда кому, как не мне, определять его цели?

26. Синдром Марии Антоновой

С учетом «+10» к Опыту, полученных мной по итогам передачи рыжей Кохэку-тян ее соскучившемуся по дочери отцу-неписю — собственно за выполнение задания – до нового Уровня мне оставалось добрать всего каких-то 40 баллов. Задача, казалось бы, вполне решаемая.

Тренировка в додзё, как и накануне, началась с работы в парах, но на этот раз в партнеры мне Аркадий Андреевич определил не кого иного, как Миюки. Тут-то и вышла незадача. Ударить девушку у меня категорически не получалось. И не потому, что она так ловко уходила от моих атак или блокировала их – нет, просто в какой-то момент я сам останавливал бьющую руку или ногу, помимо воли не допуская жесткого контакта.

– Эй! – нахмурилась сэмпай, когда одна и та же история повторилась в третий раз. – Ты что, не выспался сегодня? Работать собираешься, или где?

— Да работаю я… — недовольно скривился ваш покорный слуга — и снова толком не ударил.

– Это не работа, — покачала головой Миюки, останавливаясь и опуская руки. – Это издевательство какое-то! Давай, бей уже!

— Руки подними, — буркнул я, и, когда девушка вернулась в стойку, заставил-таки себя пробить – в блок и едва в половину силы.

Отрабатываемая мной комбинация состояла из серии ударов. От второго Миюки легко ушла, третий — ногой – достиг бы цели, нанеси я его как положено, но я вновь сам остановил стопу на подлете. И сразу же оказался на полу в созерцании россыпи ярких звездочек перед глазами — по плану за моей связкой следовала контратака партнера, и тут уж не склонная к сантиментам сэмпай приложилась мне в лоб кулаком от души.

-- Так не пойдет, – сокрушенно покачала она головой, протянув руку и помогая мне подняться. – Только время зря теряем! Включись уже наконец! Ты же не только себе, ты и мне тренировку срываешь!

– Извини, – виновато пробормотал я. – Не могу!

– Что не можешь?

– Ударить тебя не могу! – сердясь – в первую очередь, конечно, на самого себя, но и на ее непонимание тоже – бросил я.

– Та-ак, – протянула Миюки. – Синдром Маши Антоновой?

– Ну, типа того, наверное, – потупился я. – Ну, не привык я бить женщин!

– Я, кажется, это уже говорила: тут нет женщин! – сурово отчеканила девушка. – Только бойцы!

– Скажи еще, что ты на самом деле тоже мужик из Киева! – поморщился я.

– Сказала бы, да пробный аккаунт меня выдаст…

– А, ну да…

– Короче, или работаем, как положено, в полную силу, или иди погуляй, а мне сэнсэй подберет кого-нибудь посерьезнее, – мрачно заявила Миюки. – Я на тренировку пришла Опыт зарабатывать, а не сопли тебе утирать! Давай, последняя попытка! Ну?!

– Работаем… – пробормотал я, занимая позицию для начала атаки.

Пару секунд помедлил – это время ушло у меня на то, чтобы вообразить перед собой вместо Миюки кого-нибудь другого. Наскоро перебрав в уме варианты, я остановился на образе Егора, и когда девушка уже, кажется, приоткрыла рот, чтобы высказать свое возмущение моим бездействием, практически «на автомате» сделал короткий подшаг и стремительно выбросил вперед руку.


Вами нанесен Критический удар! Причиненный урон увеличен в пять раз!


Что? Крит?! Зачем?!!

Закатив глаза, Миюки рухнула, как подкошенная.

Я бросился к ней, но каким-то невероятным образом меня опередил Аркадий Андреевич. Опустившись на колени рядом с девушкой и приподняв ей голову, он всмотрелся в ее лицо, как видно, считывая показатели характеристик – как у тренера у него был к ним доступ.

– Она… жива? – едва ворочая языком в мигом пересохшем рту, ошалело выговорил я.

– На тренировках не погибают, – обернулся ко мне непись. – Ниже «тройки» Здоровье здесь не опустить… Как правило… Но сегодняшнее занятие для нее, похоже, окончено.

– А если… Учитель, а если дать ей выпить сакэ?

– Сакэ в зале – для церемоний, для турниров и для чрезвычайных ситуаций, – покачал головой Аркадий Андреевич. – Крит на тренировке – гость, конечно, редкий, но все же не повод плодить исключения из правил.

Тренер отнес Миюки приходить в себя в дальний конец зала, меня же поставил в пару с неким Вадимом Бабаевым, щуплым с виду пареньком с пробным аккаунтом – и черным поясом. На то, чтобы отправить меня вслед за своей предшественницей (не до «тройки», конечно, «раздеть», как вышло с девушкой – всего лишь до положенных заданием 15 очков), новому партнеру потребовалась от силы десять минут.

Опыта в итоге я получил всего «+5» – против «+15» на вчерашнем занятии за то же упражнение. Ловкости и Выносливости не заработал вовсе, но почему-то словил «+1» к Силе.

После четверти часа отдыха (немым укором мне, Миюки еще продолжала лежать без движения на татами в углу) я ощутил себя готовым приступить к отработке ката. Сумей я выучить новую форму – Кудака-но-Ванкан – получил бы как раз столько Опыта, сколько мне сейчас недоставало – 35 баллов (да-да, ставки за ката росли с усложнением формы!). Но выяснилось, что условием для усвоения данного навыка является не только Интеллект «7» (о чем я позаботился заранее), но и Ловкость «15». А у меня она из-за скомканной первой половины тренировки так и не поднялась выше «14»!

Вообще не думал, что для ката окажется нужна Ловкость! Никогда раньше не требовалась!

С таким подорванным Здоровьем, как было у меня, о том, чтобы прокачать Ловкость даже на балл, оставалось лишь мечтать!

Нет, я, конечно, попытался. Подошел к тренеру, объяснил ситуацию, и потóм до конца тренировки (с неизбежными перерывами на отдых) «развлекался» тем, что отбивал ударами рук и ног небольшие, с теннисный размером, мячики, вылетающие под разным углом из специального отверстия в стене. После попадания ли, промаха ли, снаряды тут же исчезали, так что другим ученикам в зале мои пострелушки не мешали.

И усилия мои даже оказались вознаграждены: свои «+1» к Ловкости я заработал! Вот только время занятия истекло аккурат с пришедшим об этом сообщением, и вернуться к ката я уже не успел.

Таким образом, второй раз за время игры ваш покорный слуга покинул додзё без вожделенного повышения в ранге.

27. Звездопад или Кому помогает Небо

— Сегодняшнее задание вам предстоит выполнять вместе, – сообщил нам с Миюки Кииоши-сама за трапезой.

Сама по себе девушка не оправилась даже к концу тренировки, и по завершении занятия Аркадий Андреевич все же расщедрился для нее на чашку сакэ. Сперва аккуратно смочил живительной влагой бледные губы, затем, когда те жадно приоткрылись, влил в рот первые несколько капель. Дальше Миюки пила уже без посторонней помощи.

По дороге к жилищу старца я сбивчиво попытался принести ей свои извинения и как-то оправдаться.

– Сам не ждал, что пройдет крит, – развел руками. – Это невозможно предугадать!

– Не за то прощения просишь, — хищно прищурив свои и без того не слишком широкие глаза, едко заметила девушка. — То, что дала себя вырубить — сама виновата! Если бы вовремя ушла или хотя бы сблокировала – осталась бы на ногах. Но расслабилась и прозевала удар — будет мне уроком!.. А вот предшествовавший спектакль – это ты, конечно, учудил!

— Это был не спектакль! — взвился было я, но, напоровшись на ее ледяной взгляд, тут же осекся. – Извини, — буркнул сконфуженно. – Сам понимаю, что был не прав. Больше такого не повторится!

— Очень на это надеюсь, -- саркастически хмыкнула она, но глазами уже потеплела.

И вот теперь нам снова предстояло работать в паре.

Не то чтобы я был этому не рад – скорее, наоборот – но толику смущения испытывал.

– Пойдете к горе Хаку, – приступил между тем к объяснению задания Кииоши-сама. – Но по склону подниматься не будете, обогнете ее долиной ручья Осуториму. На закате увидите холм. Взойдете на него и станете ждать, пока с неба не начнут падать звезды. Поймаете по одной и принесете их мне.


Предложено задание «Звездопад»

Принять? Да / Нет


Принести Учителю звезду с неба? Почему бы и нет? В смысле – «Да», разумеется.

Получив от старца положенные случаю свитки, мы с Миюки отправились к закату.

Путь нам предстоял неблизкий, и в дороге мы почти не разговаривали, экономя силы. Моя спутница, уже бывавшая в этих краях, шагала спокойно и уверенно. Я же все подспудно ждал какого-нибудь подвоха – как уже успел убедиться, в безобидных на первый взгляд квестах ему самое место – а потому держался настороже, напряженно озираясь по сторонам, с подозрением вглядываясь в каждый встречный камень, каждый куст или дерево. Но в итоге только зря расходовал запас Бодрости – до самого заката никто так и не попытался преградить нам путь, настичь или напасть из засады.

Ничего принципиально не изменилось и после того, как солнце позади нас скрылось за горизонтом и на небе зажглись звезды. К этому моменту мы уже достигли подножия упомянутого старцем холма – невысокого, особенно в сравнении с грузно нависавшей над ним оставленной нами в стороне горой Хаку, но довольно крутого.

Подъем на него в полумраке звездной ночи нежданно оказался самой трудной частью нашего путешествия. Подошвы сандалий предательски скользили по влажной от росы траве. Казавшиеся с виду надежными россыпи камешков под ногами вдруг, словно по команде, дружно съезжали вниз – вместе с зазевавшимся путником. Торчавшие тут и там изогнутые корни и побеги исподтишка ставили подножки, а при попытке ухватиться за себя рукой безжалостно вонзали в ладони специально припасенные на такой случай острые шипы и иглы… Тут уже не только за Бодрость, тут уже за Здоровье приходилось переживать!

Пару раз я едва не сорвался, во втором случае лишь чудом удержавшись за какую-то корягу и хорошо так распоров себе при этом руку от запястья до локтя – «кровотечение средней интенсивности, минус 2 очка Здоровья в минуту в течение следующих 10 минут». А вот спутница моя и вовсе однажды полетела вниз кубарем – к ее счастью, аккурат на меня. Вашему покорному слуге это стоило еще 10 баллов Здоровья за удачно подставленное под удар плечо.

Как бы то ни было, на холм на этот мы вскарабкались. Остановили при помощи остатков бальзама Миюки кровь, мне – из раны на руке, девушке – из расцарапанного при падении лица и ссадины на затылке, после чего, как и велел Кииоши-сама, уселись на вершине – восстанавливать Бодрость и ждать звездопада.

Звезды, впрочем, падать нам на головы пока не спешили – должно быть, ответственно подходя к своей роли единственного источника света в царстве тьмы: луны на небе почему-то не было. Стояла тишина, нарушаемая лишь задорным стрекотом неугомонных ночных насекомых. Легкий, чуть прохладный ветерок ненавязчиво остужал разгоряченное альпинистскими подвигами тело. Острое плечо Миюки упиралось в мое…


Тишина кругом.

Проникают в сердце скал

Голоса цикад, –


продекламировала вдруг девушка шепотом.

– Это… стихи? – неуверенно уточнил я.

– Хайку, или как раньше их называли, хокку, – ответила Миюки, рассеянно вглядываясь куда-то в темную даль. – Это написал Мацуо Басё, японский поэт семнадцатого века.

Услышав «семнадцатого», я успел подумать, что сейчас она скажет «Уровня». С ума сойдешь с этой игрой!

– По-русски, конечно, многое теряется… – добавила девушка.

– Все равно красиво, – покачал я головой. – И к месту.

– Это да…

Устало склонив голову, Миюки положила ее мне на плечо и прикрыла глаза. Что-то такое стрельнуло у меня в груди, и, следуя внезапному порыву, я подался к спутнице…

Мои губы прошли сквозь лицо девушки насквозь, не встретив сопротивления – как некогда на турнире нога через голову Егора. Я испуганно отпрянул.


Вы предприняли попытку реализовать взаимодействие Инь и Ян.

Условия взаимодействия не соблюдены: сторона Инь представлена пробным аккаунтом (несовершеннолетний пользователь).

Найдите Инь со стандартным аккаунтом и повторите попытку.


Густо покраснев – благо, в ночи цвет моего лица едва ли можно было разглядеть со стороны – я втянул голову в плечи, словно надеясь спрятаться, как рачок в раковине.

Миюки же, кажется, случившегося конфуза просто не заметила – глаза она открыла, но, к моему счастью, поздно.

– Гляди, звезда падает! – воскликнула моя спутница почти в ту же секунду, вскакивая на ноги.

Я вскинул голову: небосвод и в самом деле бесшумно пересекал яркий огонек. Земли он достиг в дюжине шагов от нас – так и не издав ни малейшего звука – и, коснувшись ее, тут же погас.

Девушка метнулась к месту падения звезды, я поспешил последовать за ней. Упав на колени, мы принялись шарить руками в траве – там ничего не было.

– Растаяла? – предположил я.

– Старец сказал, что их нужно ловить! – вспомнила Миюки. – Наверное, что упало – то пропало!

Мы оба посмотрели на небо – оттуда уже летели еще две звезды. Дружно подорвавшись с травы, мы бросились в стороны, без слов поделив добычу.

Свою звезду я едва не упустил: стал ловить растопыренными пальцами, и она благополучно просочилась между ними. Машинально я подставил ногу – и на этот раз не промахнулся. Возможно, по отношению к ночной гостье это было и не очень учтиво, но, подбросив ее стопой, словно футбольный мяч при чеканке, я все же подхватил звезду руками, не дав ей коснуться травы.


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы поймали звезду!

Получено Достижение: Ловец звезд

Бонус за Достижение: не предусмотрен


Вот так вот: ловишь, ловишь, а бонус у них, видите ли, не предусмотрен!

Закрыв сообщение, я рассмотрел свою добычу. Утратив былую ослепительную яркость, совсем звезда все же не погасла, прерывисто мерцая серебристым светом – словно вдыхая и выдыхая его. Была она небольшой – легко помещалась в горсти. При этом плоской, с семью длинными острыми лучами. Не горячей и не холодной и совершенно невесомой.


Предмет: Серебряная небесная звезда

Класс: Редкий

Свойства: ?

Срок действия свойства: 24 часа

Способ активации: ?

Необходимый уровень: не ниже 7 (4-й кю)

Владелец: Белов Артур, Уровень 7 (4-й кю)


Пока было не очень понятно, в чем тут ценность. Вроде Уровень соответствует – почему вопросы?

Ладно, старцу виднее…

– Поймал? – подбежала ко мне Миюки. – Молодец! Я тоже поймала! – с гордостью продемонстрировала она мне собственный трофей. Доставшаяся ей звезда была золотистой и десятилучевой – если, конечно, я не обсчитался.

– Отлично! – кивнул я. – Ну что, идем назад?

– Назад? – она чуть нахмурилась. – У тебя сколько Бодрость?

– Чуть меньше половины, – сверился я с показателями.

– У меня едва треть, – с грустинкой сообщила она. – Давай по пути зайдем на гору Хаку, сжуем по листу ашитаба? Заодно и Здоровье поправим!

– А змей там на нас не нападет? – вспомнил я ее рассказ о прошлом визите к горе. – Не то чтобы я избегал драки, – поспешно уточнил ваш покорный слуга, дабы не прослыть трусом. – Просто время потеряем…

– Не змей – змея, – поправила меня девушка. – Едва ли она уже возродилась – такие высокоуровневые неписи обычно умирают надолго. Но если что, вдвоем мы с ней быстро управимся!

– Ну, как скажешь, – кивнул я.

Змея и в самом деле возродиться не успела – ну, или просто не рискнула напасть на нас двоих. Миюки показала мне, как выглядит чудодейственная трава-ашитаба и как ее правильно срывать, попутно наградив навыком «Травник» и одарив «+5» к Опыту.

Последнее обстоятельство навело меня на одну интересную мысль.

– А у тебя еще много всяких навыков в запасе? – осведомился я у спутницы, сосредоточенно жуя горький лист ашитаба. – Может, поделишься? А я тебя тоже чему-нибудь научу. Ставить и снимать капканы, например? Пригодится, конечно, едва ли – но Опыт капнет…

– А что у тебя с Педагогикой? – ответила она вопросом.

– Есть «Начальная педагогика»! – гордо сообщил я, уточнив в меню.

– Если Начальная – делиться навыками можешь только по прямому указанию Учителя, – покачала головой девушка. – У меня Продвинутая – для обучения боевым навыкам мне тоже нужна санкция. А небоевые, если хочешь, передам. За них, правда, больше чем по «+5» не получишь… Но, как говорится, море потому велико, что и мелкими речками не брезгует.

– Это точно! – подхватил я. – Десять старушек – рубль…

– Только не сейчас, да? – продолжила между тем Миюки. – Как-нибудь на досуге.

– Заметано! – кивнул я.

Обратный путь прошел без приключений, и через четыре часа, усталые, но довольные, мы уже стояли перед старцем.


Задание «Звездопад» выполнено!

Опыт: +10

Ваша награда:

Выносливость: +1

Ловкость: +1


Всего-то – за целый убитый день?! Ну-у, не знаю…

Пока я сокрушался по поводу столь низкой оценки своих трудов, Кииоши-сама забрал наши звезды, поместил обе в фарфоровую ступу и тщательно растолок. Затем развел полученный порошок водой и, велев нам с Миюки приблизиться, обмакнул в полученную жидкость кисточку и вывел ею на наших поясах по три замысловатых иероглифа.

– Быть моими учениками непросто, – проговорил старец, закончив работу и удовлетворенно взирая на ее результат. – Я много требую… Но, бывает, что и даю немало!

Не очень пока понимая, к чему он ведет, я опустил глаза на надпись и прочел… Нет, конечно, не сами иероглифы – высветившееся описание:


Предмет: Автограф Учителя

Класс: Уникальный

Свойства: Сила +2, Ловкость +2, Выносливость +2, Интеллект +2, Удача +2, Боевой дух +2

Дополнительные свойства: ?

Срок действия свойства: пожизненно

Способ активации: активировано Учителем

Необходимый уровень: ограничения не установлены

Владелец: Белов Артур, Уровень 7 (4-й кю) (не может быть передано)


Вот это уже, я понимаю, награда так награда!

Сияя, я посмотрел на Миюки: а вот на лице девушки почему-то не было особой радости. Все-таки есть подвох?

– Учитель, вы же не просто так дали нам это, – не столько спросила, сколько заявила девушка.

– Если знаешь – скажи, – кивнул старец.

– Пока на нас пояса с вашим автографом, мы… Мы не можем причинить вам прямого вреда, – выпалила Миюки.

– Верно, – невозмутимо подтвердил Кииоши-сама. – Но это лишь половина ответа. Ты объяснила «зачем» – теперь объясни «почему». Не мне – ему, – показал он глазами на вашего покорного слугу.

– Предсказано, что Кииоши-сама будет убит одним из своих учеников, – повернувшись ко мне, бесцветным голосом – словно робот – проговорила девушка.

– В самом деле? – только и сумел вымолвить я.

– В каком-то смысле, нас можно поздравить, – без малейшего энтузиазма продолжила Миюки. – Мало кто способен – даже теоретически – быть угрозой самому Кииоши-сама. Автограф на поясе – признание того, что нас следует брать в расчет. И… не стоит доверять.

– На самом деле, что касается «брать в расчет» – это пока аванс, – как ни в чем не бывало улыбнулся старец. – Но Небо помогает лишь тем, кто помогает себе сам. Или, по-русски: береженого Бог бережет! А теперь, мои преданные ученики, давайте выпьем чаю!

Чашки с напитком уже стояли на столике в центре комнаты.

28. Черное сакэ

Менее всего мне хотелось снова попасть на тренировке в пару с Миюки. С кем угодно иным — пожалуйста! Пусть это будет Вадим, пусть Алан, да пусть, наверное, даже одна из двух других девиц!

Но суровый вердикт тренера оказался безапелляционен:

– Наката-сан, работаешь с Беловым!

Что ж, по большому счету решение непися было верным: эту часть своего Пути мне следовало пройти до конца.

«Чтобы добиться успеха, нужно очистить свой ум от всего лишнего, – звучал у меня в голове скрипучий голос Кииоши-сама, когда я занимал место в зале напротив Миюки. – Нанося удар – просто наносите удар!»

Очистить от лишнего. Просто удар. То есть, в нашем случае – серия ударов. Просто серия ударов. Ничего лишнего…

— Хаджимэ! — громогласно дал команду к началу работы Аркадий Андреевич.

Я оторвал ногу от пола. Ничего лишнего. Просто подшаг. Просто удар. Серия. Рука — рука – нога. И уход назад — на всякий случай с блоком. Ничего лишнего!

– Вот это дело! — несколько кривовато усмехнулась моя напарница, интенсивно потирая ушибленное предплечье. Очков 10 Здоровья я из нее только что наверняка выбил. — Давай так же дальше – только еще быстрее, без пауз! Пока готовится и летит твоя правая маваши, можно успеть чашку чаю выпить!

— Чай в зале запрещен! – строго заметил я, вновь двигаясь на нее.

Ничего лишнего. Просто удары…

Мое Здоровье все же просело первым — упало до 15, когда у Миюки, по ее словам, оставалось еще выше 20. Но переводить ее к другому партнеру Аркадий Андреевич не стал, отправив нас обоих отдыхать. За напарницу с уверенностью не скажу, но самим собой я мог быть более чем доволен: в дальний конец зала шел, получив по «+1» к Силе, Ловкости и Выносливости и целых «+20» к Опыту. И как закономерный итог -- сообщение о выполнении условий для получения нового Уровня. Одновременно у меня весьма кстати восстановились до нового максимума Бодрость и Здоровье, так что, не теряя времени, я взялся за ката.

Успешное освоение не давшегося мне вчера Кудака-но-Ванкан принесло вашему покорному слуге 35 баллов Опыта и по «+1» к Ловкости и Интеллекту, но на этом я не остановился. Имея теперь благодаря чудесному автографу Кииоши-сама хороший запас во всех базовых характеристиках, я «замахнулся» на ката Сейсан, считавшееся, по крайней мере, «наверху», слишком сложным для моего скромного 4-го кю – и благополучно его выучил, заработав еще 50 очков Опыта и, на сей раз, по «+1» к Выносливости и Силе.

И даже после этого у меня еще осталось достаточно Бодрости, чтобы под руководством Аркадия Андреевича овладеть равно эффектными и эффективными ударами ногой в прыжке – тоби маэ гери и тоби йоко гери, принесшими в мою виртуальную копилку Опыта еще «+20».

На итоговое построение я вышел, сгорая от нетерпения – хотелось уже скорее получить заслуженный синий пояс. Однако вместо традиционной команды «Суваттэ!» неожиданно для всех тренер вызвал к себе Миюки, после работы в паре как-то потерянную мной из виду. Непись и девушка обменялись поклонами и опустились на колени лицом друг к другу. Затем в руках у Аркадия Андреевича появилась пузатая фарфоровая бутылочка и под стать ей две маленькие белые чашечки. Подав одну из них Миюки, тренер неспешно, по капле, наполнил емкость черной, как смоль, жидкостью.

– Черное сакэ! – прошептал парень, стоявший справа от меня в строю. – Кажется, я знаю, что сейчас будет!

Догадался о предстоявшем событии и я, хотя о черном сакэ слышал впервые в жизни.

Тем временем бутылочка перешла девушке, и уже та поднесла ее горлышко к чашке в руках непися. Булькнула наливаемая жидкость.

Миюки отставила бутылку в сторону, и они с тренером синхронно сделали по глотку, затем обменялись чашками – и уже осушили их окончательно. Последняя черная капля сорвалась вниз, упала на конец пояса девушки – и окрасила его под стать себе, весь. Только начертанные Кииоши-сама иероглифы продолжали сиять все так же ярко, теперь – на густо-черном фоне.

Аркадий Андреевич и Миюки поднялись на ноги. По знаку тренера строй согнулся в поклоне уважения к новоиспеченному Мастеру. Поклонившись в ответ, девушка вернулась в шеренгу, и, наконец, последовала команда «Суваттэ!».

После этой красивой церемонии о процедуре очередного повышения в Уровне вашего покорного слуги и рассказывать-то неловко. Здесь все прошло до отвращения рутинно. Взявшись рукой за зеленую ткань моего пояса, непись выжал на пол пропитавший ее насквозь желтый пот. Потеряв желтизну, зелень обернулась прямо-таки небесной синевой. Не поменял цвет лишь вычурный автограф старца – как и недавно на поясе у Миюки.

Из четырех бонусных баллов 2 я направил в Ловкость, 1 – в Силу и 1 – в Интеллект.

С учетом успевшей немного откатиться от максимума Бодрости, моя актуальная статистика приобрела теперь следующий вид:


Уровень 8, 3-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 105/190


Базовые характеристики:

Здоровье: 130/130

Бодрость: 85/130

Сила: 22 (20 + 2)

Ловкость: 22 (20 + 2)

Выносливость: 26 (24 + 2)

Интеллект: 11 (9 + 2)


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 8 (3 + 5)

Удача: 13 (11 + 2)

Деловая репутация: 1

Мудрость: 1


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 10 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 20 + 1 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


Не черный пояс, конечно, но, пожалуй, и тут найдется чем гордиться!

29. Путь Мудрости

Старец уже держал в руке свиток с очередным моим заданием, когда из прихожей в приоткрытую дверь комнаты, где мы сидели у стола, с поклонами протиснулся тощий лавочник Токанава.

— Мое почтение, уважаемый Кииоши-сама, – пробормотал нежданный гость, когда мой Учитель жестом позволил ему заговорить. – Вы разрешите мне войти?

– Ты уже вошел, Токанава-сан, – усмехнулся старец. – Осталось выяснить, что привело тебя сегодня в мой дом. Не думаю, что причиной стали интересы торговли — тебе отлично известно, что я не из тех, кто совершает покупки в деревенской лавке…

— И напрасно, кстати! — от таких слов жердеподобный непись аж кланяться перестал. – Как раз сейчас нам завезли… Впрочем, вы правы, Кииоши-сама, — сам же себя и сбил на взлете увлекшийся было лавочник. – Вы всегда правы — и именно поэтому я здесь. Видите ли, у нас возникло одно затруднение… — внезапно запнувшись, Токанава умолк.

– Вижу, — кивнул старец. – Но едва ли смогу вам помочь, если ты и дальше будешь останавливаться через слово.

— Да, да, сейчас я все расскажу! -- торопливо заверил торговец. – Дело в том, что наша лавка организовала небольшое соревнование среди художников, местных и заезжих. Ну, вы же понимаете: реклама и все такое… Отсеять совсем уж негодные работы не составило для нас особого труда, но теперь осталось всего две картины, и автор одной из них должен быть признан победителем. Ошибка в выборе недопустима: прознав о ней, люди станут говорить, что наша лавка не заслуживает доверия, и вся польза от задумки обернется убытком. Но мы в замешательстве: на наш скромный взгляд оба полотна равно великолепны! Чтобы определить лучшее, необходима истинная мудрость, которой, увы, не обладаем ни я, ни почтенный Тояма-сан – и которая, как всем известно, есть у вас, уважаемый Кииоши-сама. Вот поэтому-то я и здесь. Не будете ли вы столь любезны отправиться со мной в деревню и выступить судьей? Наша с Тояма-сан благодарность не будет иметь границ!.. В пределах разумного, – все же уточнил хитрый непись после короткой паузы.

– Нет, разумеется, – к некоторому моему удивлению, непреклонно покачал седой головой старец. – Я не стану тратить свое время на подобную ерунду!

Ошеломленный столь безапелляционным отказом, Токанава-сан переменился в лице, но прежде, чем он успел что-то сказать, Кииоши-сама спокойно продолжил.

– Однако я могу послать с тобой своего ученика, – небрежно кивнул он в мою сторону. – Недавно ему открылся Путь Мудрости. Твоя задача – как раз для такого, как он!


Учитель дал вам рекомендацию!

Деловая репутация: +2


Где же ты был раньше, Учитель?!

– Ну, если вы считаете, что ваш ученик справится… – неуверенно косясь на меня, пробормотал лавочник.

– Сама по себе его Мудрость ничем не хуже моей, – развел руками Кииоши-сама. – А высоких показателей твой случай и не требует!

– Что ж, очевидно, вам виднее, Кииоши-сама, – счел за благо согласиться лавочник. – Так вы позволите вашему ученику пойти со мной в деревню?

– Разумеется, – кивнул старец. – Только не забудь должным образом отблагодарить его за труды! А сейчас, Токанава-сан, не соблаговолишь ли обождать в саду? Я должен дать своему ученику подобающее напутствие.

– Домо аригато годзаимас[1], Кииоши-сама, – в последний раз поклонился лавочник и, пятясь, отступил за дверь, плотно притворив ее за собой.

– Понимаю твои сомнения, мой ученик, – повернулся ко мне старец, когда торговец вышел вон. – Вероятно, ты не считаешь себя знатоком изобразительного искусства?

– Это мягко говоря, Учитель, – смущенно улыбнулся я.

– И напрасно! – сурово сдвинул брови Кииоши-сама. – Миямото Мусаси – тот самый знаменитый Мастер меча, что однажды победил разбойников при помощи хаси – утверждал, что прошедший Путем Стратегии, может практиковать любые искусства и техники, не прибегая к помощи учителей. Мудрость – это и есть Путь Стратегии в высшем его проявлении! Да, ты только вступил на него – но многие другие не сделали и этого. И никогда не сделают. Задание лавочника Токанавы станет для тебя своеобразным экзаменом – в самом ли деле ты достоин идти этим Путем. У меня на сей счет нет сомнений – но они есть у тебя, тебе их и разрешить…

Спрятав в рукав ранее приготовленный для меня свиток, Учитель извлек вместо него другой и протянул мне его через столик.


Предложено задание «Турнир художников»

Принять? Да / Нет


Принять, что же еще делать…

Соревнование художников проходило на заднем дворе лавки Тоямы-Токанавы.

К моменту, когда в сопровождении тощего торговца я появился там, большинство картин, не прошедших отбор, было уже убрано с глаз долой, но где-то полдюжины еще стояли рядком у стены на траве. Посреди же двора, на, как видно, специально сколоченном для турнира стенде висели два полотна-финалиста. Толпа зевак – как неписей, так и игроков – почтительно расступилась, давая мне проход (посторонись, мудрец пришел!), и с самым умным видом, на который только был способен, я приблизился к шедеврам, один из которых мне предстояло предпочесть другому.

Как я и боялся, стоявшая передо мной задача выглядела совершенно нерешаемой. Обе картины оказались пейзажами – один, по всей видимости, вечерним, второй – написанным при полуденном солнце. И там, и там – холм, ручей, мостик, поле… Чем-то даже похожие. И очень красиво перенесенные на холст. Я бы даже сказал, живо – если, конечно, признать живой игровую реальность. При этом изображения вовсе не выглядели банальными скриншотами – художники явно вложили в них частицу своей души… Я покосился на авторов полотен – они стояли рядом, чуть в стороне от прочих зрителей. Игроки. Федоров Антон и Горецкий Олег. Уровень у обоих от судейского взора скрыт – таково условие турнира.

Я снова перевел взгляд на полотна на стенде. По мне, так оба выглядели великолепно. Хуже того, ранее отбракованные картины у стены казались мне ничуть не менее совершенными! Путь Стратегии, говорите?..

– Нужна помощь? – раздался вдруг голосок откуда-то снизу.

Вздрогнув, я опустил глаза: у моих ног сидел лисенок-ками.

– Да, – «на автомате» кивнул я. – То есть нет, погоди! – поспешно мотнув головой, я вернулся к созерцанию картин. Можно, конечно, ткнуть в одно из полотен наугад – кто посмеет оспорить выбор Мудреца?! Вот только этого ли ждет от меня старец? «Экзамен», сказал он. Даже если я вдруг угадаю, он наверняка поймет, что выбор был сделан «от балды»… С другой стороны, почему не назвать это мудрой интуицией?

– Я не намерен вершить суд за тебя, – заметил между тем снизу зверек. – Но могу дать совет. Не стал бы предлагать его, если бы не видел, что ты готов свернуть не туда.

– Не туда? – нахмурился я.

– Совет? – лукаво взмахнул хвостом лисенок. – Должен же я потихонечку расплачиваться со своим долгом…

– А, давай! – решился я.

– Ты пытаешься оценить картины, – веско проговорил ками. – Это ошибка – они равно безукоризненны – или равно убоги, это как посмотреть. Но разве это соревнование картин? Это турнир художников! Оценивай авторов!

– Как же мне их оценить, если я даже не вижу их Уровня? – недоуменно пожал плечами ваш покорный слуга. – И разве не картина должна говорить о мастерстве художника?

– О сиюминутном уровне его мастерства – без сомнения, – кивнул острой мордочкой лисенок. – Но стоит ли мыслить категорией момента, точки? У художников – у них ведь тоже есть Путь… Все, я сказал достаточно, – демонстративно зажал он себе пасть передней лапкой. – Дальше ты должен дойти сам…

С этими словами ками исчез.

Но сказал он и впрямь достаточно – теперь я знал, как следует поступить. Ну, или думал, что знал…

Я повернулся к художникам. Толпа вокруг нас мигом затихла, ожидая мудрого вердикта.

– Уважаемые Мастера, – проговорил я с коротким поклоном. – Ваши картины великолепны. Признаю, что не вижу в них никаких изъянов. Поэтому прошу каждого из вас честно оценить собственную работу. Начнем с вас, господин Федоров!

Первый из живописцев – рослый русоволосый парень – уверенно выступил вперед. С минуту он добросовестно смотрел на свое полотно – это оказался дневной пейзаж – после чего оборотился ко мне.

– Господин судья, я прошел долгий Путь – прежде, чем сумел создать эту работу. Я вложил в нее все, что узнал и чему научился. Она безупречна. Как и вы, я не вижу в ней изъянов!

– Хорошо, – кивнул я. – Теперь вы, господин Горецкий.

Перед своей картиной встал второй художник – загорелый кудрявый брюнет с узким треугольным лицом.

Минула минута, за ней вторая, пошла третья – но автор вечернего пейзажа так и не проронил ни слова.

– Вы тоже не видите недостатков у своей картины, Горецуки-сан? – не выдержал наконец Токанава.

– Увы, – смущенно развел руками парень. – Сказано же отвечать честно, да?.. Вижу во множестве – просто никак не могу решить, с какого начать…

Толпа разочарованно загудела – но тут же умолкла, услышав мой приговор:

– Господин Горецкий, я объявляю вас победителем!

– Эй, что за нафиг?! – не столько даже возмущенно, сколько растерянно, вскинул голову опешивший Федоров. – Он же сам только что сказал, что в его картине куча недостатков!

– Он так сказал, – охотно подтвердил я, окончательно обретя уверенность в своей правоте. – Ваши картины равно хороши. Но, как заметил один башковитый ками, здесь соревнуются не картины, а их авторы… Мастер, который не видит изъянов в своей работе, очевидно, достиг предела отпущенного ему таланта. Тот же, кто замечает недостатки там, где их не нашли другие – будет совершенствоваться и впредь!

– Как это мудро! – возможно, с несколько утрированным энтузиазмом воскликнул Токанава-сан. – Браво, Горецуки-сан! Браво, Бирофу-сан! Вы и впрямь достойны своего Учителя, великого Кииоши-сама!


Задание «Турнир художников» выполнено!

Опыт: +30

Ваша награда:

Мудрость: +1


Внимание: значение Мудрости является коэффициентом, на который с этого момент будут умножаться приобретенные вами очки Опыта и Базовых характеристик!


Что?! То есть теперь, когда у меня Мудрость «2», например, за то же ката Сейсан я бы получил целых 100 баллов Опыта?! И по «+2» к Выносливости и Силе?!

Вот что нужно было сразу начинать качать, не размениваясь на мелочи!

– Благодарим вас за помощь, Бирофу-сан, – приблизился между тем ко мне колобок-Тояма-сан. – Покорнейше прошу принять от нашей лавки этот скромный дар, – протянул он мне с поклоном какой-то свиток. В отличие от тех, что я уже видел в игре раньше, этот не просто был перевязан толстой бечевкой – концы ее стягивала круглая восковая печать.


Предмет: Обучающий свиток

Класс: Редкий

Свойства: изучение навыка на выбор

Срок действия свойства: реализуется разово

Способ активации: указание наименования навыка

Необходимый уровень: не ниже 10 (1-й кю)

Владелец: Белов Артур, Уровень 8 (3-й кю)

Примечание: вы можете владеть данным Предметом, но не можете его использовать до достижения необходимого Уровня (10, 1-й кю)


А, ну так вот почему на свитке печать! Не дорос я еще до него… Что ж, пусть пока ждет своего часа в Инвентаре…

Вежливо поблагодарив непися, я спрятал награду в хранилище, попрощался с хозяевами лавки, зрителями и художником Горецким (расстроенный проигрышем Федоров к этому моменту уже куда-то по-тихому слинял) и с чувством исполненного долга направился назад к дому Кииоши-сама.


[1] Спасибо (достаточно вежливо, яп.)

30. Дебафф

В додзё новый день начался для меня с полоски на синий пояс.

Да, именно так: накануне, когда я вернулся к Кииоши-сама с турнира художников, почивать на лаврах старец мне, конечно же, не позволил, отправив добывать Опыт… Куда бы вы думали? Правильно: на рисовое поле. Но на этот раз не на прополку, с которой было давно покончено, и даже не на возню с дамбой — хранимая ками, плотина стояла прочно, как никогда. Пришла, однако, новая напасть: саранча. Туча крылатых вредителей атаковали беззащитные посевы, грозя уничтожить грядущий урожай прямо на корню. Мне была поставлена задача этого не допустить.

Нужно признать, работа оказалась не слишком трудной, пожалуй, даже веселой и главное, как когда-то выразился Егор Черных – «по профилю». Ненасытных насекомых следовало сбивать ударами прямо в воздухе. Промахнуться было сложно: саранча, отдельные представители которой достигали размера нахохлившегося воробья, над полем просто кишмя кишела. При том сами неписи были совершенно не агрессивны – ничего, кроме сочного риса, их, похоже, в жизни не интересовало – так что получался, в общем-то, даже не бой, а сущее избиение.

Единственным неудобством был дикий шум, издаваемый тысячами и тысячами маленьких крыльев – на пике он был вполне сравним с грохотом хорошего рок-концерта.

Каждые сто метких ударов приносили мне по 5 баллов Опыта, которые за счет Мудрости тут же удваивались, превращаясь в 10. Параллельно понемногу качалась и Ловкость. К тому же, время от времени из поверженных вредителей что-нибудь да сыпалось. В итоге к моменту, когда стая насекомых как по команде поднялась и покинула поле битвы, я успел заработать целых «+70» к Опыту (тем самым с лихвой выполнив условия для перехода на новый Уровень), «+ 6» к Ловкости, тринадцать золотых монет и новую нашивку на каратэги.

За последнюю мне все же пришлось сразиться – как видно, с королевой саранчи. Тварь была величиной с ворону и имела на конце брюшка длинную острую сабельку, которой успела нанести мне несколько достаточно глубоких порезов.

Собственно, после гибели своей «королевы» вредители и убрались с вверенного моим заботам поля подобру-поздорову.

Нашивку — Предмет класса Необычный — в виде пары иероглифов, означающих в переводе «удача» и дающих (сюрприз!) «+2» к этой самой Удаче, я прикрепил на рукаве под флажком, монеты засыпал в Инвентарь, а набранный Опыт наутро перед тренировкой предъявил Аркадию Андреевичу, получив от того заслуженную полоску на пояс.

Все четыре бонусных очка я добавил к Силе, выйдя на следующие показатели:


Уровень 9, 2-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 15/210


Базовые характеристики:

Здоровье: 140/140

Бодрость: 140/140

Сила: 26 (24 + 2)

Ловкость: 28 (26 + 2)

Выносливость: 26 (24 + 2)

Интеллект: 11 (9 + 2)


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 8 (3 + 5)

Удача: 15 (11 + 4)

Деловая репутация: 3

Мудрость: 2


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 10 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 20 + 1 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: (нажмите, чтобы открыть список)


Таким образом, до коричневого пояса, уже позволявшего претендовать на участие в турнире, мне оставалось сделать всего один шаг.

Что до самой тренировки, то в этот день бóльшая ее часть была посвящена приемам дзюдо. Я овладел любимым мною «наверху» броском через бедро, напротив, нелюбимым и никогда толком не получавшимся у меня оффлайн броском через плечо и, в качестве вишенки на торте — броском с упором стопы в живот противника (в обиходе – «пистолетик»). Опыта, правда, мне это принесло всего «+30» (это уже с учетом удвоения), но без усвоения сих навыков коричневый пояс было бы не получить. А вот сложное и красивое ката Нидзюсихо, изучению которого я посвятил остаток времени (на 1-й кю его знать не требовалось — только на 1-й дан – но благодаря своим высоким характеристикам я смог без опаски к нему подступиться), дало мне сразу «+100» к Опыту (без Мудрости вышло бы «всего» «+50»).

Не удивительно, что занятие я завершал в превосходном настроении: при моих нынешних темпах «роста над собой», недостающие 65 баллов Опыта ваш покорный слуга рассчитывал добрать уже сегодня, на каком-нибудь новом квесте от Кииоши-сама.

И поначалу казалось, так все и произойдет: в поле удачно прилетела новая стая саранчи, и старец отправил меня на борьбу с ней. Первых сто вредителей я выбил, толком даже не вспотев — уже «+10» к Опыту, не считая пары золотых монет! Но едва разменял вторую сотню, как вдруг насекомые взяли — и пропали. Не улетели всей дружной стаей, как это случилось с ними накануне, а просто исчезли! Воцарившаяся при этом мертвая тишина ударила мне по ушам почище иного набата.

Какое-то время я недоуменно озирался по сторонам, затем взгляд мой случайно скользнул вниз, и внутри у меня словно что-то оборвалось: иероглифы, нанесенные Кииоши-сама на мой пояс, прямо на глазах осыпались с синей ткани в воду серебристым прахом. Несколько ужасных секунд – и от них не осталось и следа!

По-прежнему ничего не понимая — кроме того, что что-то явно пошло не так – я поспешно выбрался на берег, подхватил с травы куртку и, даже забыв обуться, со всех ног бросился к жилищу старца.

У ворот я нагнал Миюки, подобно мне спешившую с задания, и, едва она повернулась, увидел, что пояс девушки тоже лишился автографа. Не говоря друг другу ни слова, мы вбежали в дом Учителя.

Кииоши-сама внутри не было. Ни в трапезной комнате, ни в той, что находилась за ней, ни в трех других, куда до этого дня мне и заглядывать-то не доводилось. Осмотрели мы и сад — он также оказался пуст.

-- Что все это значит? – сподобился я на вопрос, когда мы окончательно убедились, что находимся в доме совершенно одни.

Ответ пришел незамедлительно, но не от Миюки – системным сообщением:


НАШИ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ!

Вы лишились Учителя.

Следствие перенесенного горя:

Сокращение приобретаемого Опыта в 8 раз в течение следующих 48 часов.

Боевой дух: – 5 в течение следующих 48 часов.


– Что значит, лишились Учителя?! – воскликнул я.

– Старец мертв, – на этот раз мне ответила уже Миюки. – Я сразу это поняла – но на что-то еще надеялась…

– Как он может быть мертв? – все еще не верил я.

– Убит скорее всего…

– Убит? Кем?!

– Очевидно, как и было предсказано – кем-то из его учеников. У него их было немало…

– Егор! – молнией осенило меня.

– Что – Егор?

– Это Егор его убил! – убежденно выпалил я. – У него же не было автографа на поясе! И он считал, что старец его подставил – вот и отомстил!

– Егору такое было бы явно не под силу, – после недолгих раздумий покачала головой Миюки. – Какой там у него был Уровень, когда он ушел? 6-й? Ну, поднялся он в своем новом додзё еще на два-три… Да пусть даже до черного пояса поднялся! Старца ему было нипочем не одолеть!

– В открытом бою – не одолеть, – кивнул я. – Но если он напал исподтишка? Пришел – типа, мириться – и ударил в спину?

– Кииоши-сама почувствовал бы угрозу, – упорствовала девушка.

– Значит, не почувствовал!

– Или, что скорее, Черных здесь ни при чем!

– Слишком странное совпадение, – упрямо настаивал я. – Жил-жил старец, не тужил, учеников растил… А как поссорился с Егором – вдруг взял и умер…

– Совпадение странное, – нехотя согласилась хоть с чем-то Миюки. – Но это ничего не доказывает!

– Значит, нужно доказать… Тут вообще есть какая-нибудь полиция? Кто расследует преступления?

– В игре нет преступлений, – развела руками девушка. – Все, что удается здесь сделать – по определению разрешено.

– И убийство – тоже?

– Убивать неписей – неотъемлемая часть игры.

– Саранчу, зверей – да, но не людей же!

– Ты сам убил одного разбойника – тогда, в гостинице, – напомнила Миюки.

– Так то разбойника…

– Для игры нет разницы…

– И… что же тогда делать? – потеряно задал я вопрос.

– А вот это как раз понятно: качаться на всю катушку, – решительно заявила моя собеседница. – Кииоши-сама не вернешь – со временем он сам возродится, но едва ли это случится скоро. А у тебя все еще синий пояс…

– С полосой, – «на автомате» поправил я.

– Да хоть с крестом! Главное, что даже не коричневый! И дебафф по Опыту на ближайшие 48 часов – ведь так? У меня так.

Я кивнул:

– И у меня.

– Сколько тебе оставалось набрать до 1-го кю? – деловито осведомилась она.

– 55 баллов.

– А навыки нужные все в наличии?

– С запасом!

– Это хорошо. До отборочного квеста перед турниром есть еще почти двое суток… – задумчиво проговорила девушка. – 55 очков наскрести реально – даже с учетом дебаффа. Но придется поднапрячься…

– А то мы тут обычно расслабляемся, – пожал плечами я. – Но вот как все-таки быть с Кииоши-сама?..

– Забудь пока о Кииоши-сама! – раздраженно всплеснула она руками. – Это игра: думай о прокачке! Помнишь, ты просил меня поделиться посторонними «пятиочковыми» навыками? Предлагаю начать немедленно!

– Хорошо, – кивнул я, помедлив лишь самую малость. – Но потом я все же намерен найти Егора – и вытрясти из него душу! – добавил решительно.

– После турнира – на здоровье, – кивнула Миюки. – Сама с удовольствием составлю тебе компанию. Но это – потом. А пока – работаем!

– Работаем, – согласился я уже без всяких колебаний.

31. Бункай

Восемь навыков, полученных мной от Миюки (таких как искусство заваривания чая или игры на музыкальном инструменте сямисэн), принесли мне с учетом пресловутого дебаффа всего 10 баллов Опыта. Освой я их пару дней назад — получил бы полновесные 40, выучи после турнира художников, но до смерти старца, на пике Мудрости – целых 80… Ну а теперь – вот так.

Очередная тренировка в додзё также не сильно приблизила меня к цели. Занятие было целиком отдано бункай – анализу ката. «Наверху» мы тоже посвящали этому время, но, по большей части, с прицелом на своего рода шоу – отдельным видом соревновательной программы у нас было так называемое ката-бункай-кумитэ, когда команда из трех спортсменов (двое атакуют, один защищается и контратакует) демонстрировали свое видение применения того или иного ката в бою. Выглядело это довольно эффектно и неизменно привлекало к татами восторженных зрителей, но, признаться, достаточно далеко отстояло не только от реалий свободного поединка, но, зачастую, и от «расшифровываемого» ката.

Здесь же все оказалось несколько иначе. Аркадий Андреевич и ассистировавшая ему Миюки делали упор не на конкретные, кажущиеся очевидными приемы, а пытались раскрыть спектр возможностей, открывавшийся за каждым движением того или иного ката. Например, там, где я привык видеть банальный цки – прямой удар рукой — следовало, по мнению тренера-непися, рассматривать движение рукой вперед вообще. Там, где применялась стойка неко-аши дачи, значение, якобы, имел лишь перенос веса тела на дальнюю от противника ногу… Ну и так далее.

Аркадий Андреевич сразу оговорился, что такого рода анализ — лишь один из множества возможных подходов к ката, и значение «боя с тенью» для Пути каратэ им отнюдь не исчерпывается. Но мне он как раз понравился. Думаю, ничуть не преувеличу, если скажу, что за три часа этой тренировки я узнал о ката больше, чем за всю свою прошлую карьеру в области боевых искусств, что в игре, что «наверху».

Увы, в баллы статистики полученный урок конвертировался все с тем же печальным дисконтом. Навык «Бункай» принес мне завидные «+2» к Интеллекту — и лишь жалкие «+10» к Опыту. Так что к концу занятия от коричневого пояса меня все еще отделяли добрых 35 баллов – по нынешним временам, может, и не необозримая пропасть, но вполне себе крепостной ров.

Договорившись с тренером о том, что приду на следующий день помогать ему на младшей тренировке — что сулило навык «Продвинутая педагогика» и 40 баллов Опыта (для меня, увы, всего 10), по совету Миюки я отправился по округе в поисках неписей, раздающих квесты. Но и здесь не то чтобы преуспел. Так, в гостинице милейшая Азуми-сан радостно сообщила, что после предыдущего моего подвига злые разбойники еще долго будут обходить ее заведение стороной. Тояма с Токанавой не нуждались ни в свежей рыбе из пруда, ни в мудром судье для рекламного конкурса – да и вообще ни в чем не нуждались. Правда, один встречный крестьянин с дальнего конца деревни все же попросил меня перетаскать со двора в сарай какие-то тяжеленные мешки — работа заняла у меня час и принесла — смешно сказать – «+1» к Опыту! Правда, еще и «+2» к Силе.

Попытка потренироваться самостоятельно — подходить в неурочное время к установленным во дворе додзё макиварам никто не запрещал – дала еще «+2» к Силе — и никакого Опыта вовсе. При этом вымотала меня в ноль -- пришлось снова идти к Тояме с Токанавой – купить чая, чашка которого обошлась мне в одну монету.

Спать в этот день я завалился пораньше – требовалось вылежать норму перед завтрашней ранней тренировкой.

Ни малейшего представления о том, как за оставшееся время набрать 34 очка Опыта, у меня не было.

32. Оружие победы

Почти половину младшей тренировки мы с Миюки вели занятие вдвоем: Аркадия Андреевича в зале не было вовсе. Непись заранее предупредил, что опоздает, но я как-то не думал, что настолько. Впрочем, судя по всему, мы справились. Точнее, справилась Миюки — тренера заменяла она, я же под ее общим руководством нянчился с белыми и желтыми поясами.

К исходу часа напряженной муштры мои подопечные начали более или менее уверенно бить руками, а я усвоил навык «Продвинутая педагогика», получил Достижение «Тренер», «+2» к Интеллекту и, увы, всего лишь «+10» к Опыту.

Аккурат с появлением перед моими глазами сообщения обо всем этом великолепии порог зала и переступил Аркадий Андреевич.

– Ямэ! – звонко скомандовала Миюки ученикам прекратить работу. – Сэнсэй-ни Рэй!

Все находившиеся в зале дружно повернулись лицом к неписю и согнули спины в поклоне.

Поклонившись нам в ответ, Аркадий Андреевич нежданно поманил меня пальцем к себе.

– Белов, там вас спрашивает какой-то крестьянин из деревни, – сообщил мне тренер, когда я приблизился. — У него для вас квест — или что-то вроде этого…

— Квест?! – не сдержал я радостного возгласа, однако тут же осекся. — Но я тут занятие веду, Миюки помогаю… В смысле, Миюки-сан…

– Свой Опыт по части педагогики вы сегодня уже получили сполна, — считал мои недавно обновившиеся характеристики непись. — Можете идти – с Миюки-сан продолжу я.

— Спасибо! – выпалил ваш покорный слуга и, даже не простившись с напарницей по нелегкому тренерскому ремеслу, спешно выскочил из зала.

Крестьянин ждал меня у крыльца. Непись шестого уровня по имени Ичиро. При моем появлении он кулем бухнулся на колени и уткнулся лбом в основание нижней ступеньки додзё.

— В чем дело, Ичиро-сан? -- не до конца понимая, как следует реагировать на такое его поведение, осведомился я. Затем счел нужным добавить: – И поднимитесь! Уверен, там, под крыльцом, нет ровным счетом ничего интересного!

– Просто Ичиро, господин, просто Ичиро – не «сан», – крестьянин задрал вверх голову, но встать на ноги при этом не спешил. – А в чем дело… В беде дело!

– И что же у вас за беда? – спросил я.

– Ох, беда, беда!.. – заголосил крестьянин, явственно напомнив мне причитания Азуми-сан, когда та собиралась подсунуть мне своих пресловутых разбойников. – Дракон, Бирофу-сан!

– Дракон? – нахмурился я.

– Дракон приполз из пруда в деревню, Бирофу-сан! Ввалился к бедному Ичиро и заявил, что забирает его единственную дочь, юную Фумико-тян! Ичиро плакал и умолял Дракона отступиться, но все, чего смог добиться – это короткой отсрочки, чтобы подобающим образом собрать девочку в скорбную дорогу! Дракон согласился и уполз, но обещал вернуться через два часа. И полчаса из этого времени уже прошло! Ичиро не знал, что делать, и тут его сосед, почтенный Сэберу-сан вспомнил, что недавно великий Бирофу-сан, победитель злобных разбойников и храбрый защитник добродетельной Азуми-сан, спрашивал в деревне о достойном его задании. И вот Ичиро здесь – и умоляет вас о помощи!


Предложено задание «Избавить деревню от Дракона»

Принять? Да / Нет


– Идем, – не задумываясь согласился я – терять мне, в общем-то, все равно было нечего. – Посмотрим, что это за Дракон.

– Сейчас он уполз, – напомнил крестьянин, наконец поднимаясь во весь свой невысокий, как выяснилось, рост – когда я сошел с крыльца, «ежик» на макушке непися достал мне едва до плеча. – Но скоро вернется, и тогда вы все увидите!

Жил Ичиро на дальнем краю деревни, его упомянутый сосед Сэберу, должно быть, являлся тем самым крестьянином, у которого я вчера самозабвенно ворочал мешки за балл Опыта. Что ж, хотелось надеяться, что победу над Драконом система все же оценит подороже. Впрочем, ее, победу эту, еще лишь предстояло добыть.

Не стоит думать, будто я бросился на задание, словно в омут головой. План у меня имелся – составленный еще накануне, когда я метался по локации в поисках хоть какого-нибудь самого завалящего квеста, он не был рассчитан именно на Дракона (откуда мне было тогда знать о таковом?), но теоретически должен был сработать против любого непися. Теоретически – да. А вот как все обернется на деле…

Так или иначе, для начала мне следовало обзавестись оружием, мало-мальски превосходящим убойной силой мои верные палочки-хаси.

Проходя с Ичиро по деревенской улице, я остановился у лавки и, попросив спутника обождать, зашел внутрь.

– О, мудрейший Бирофу-сан! – как родного приветствовал меня Тояма-сан.

– Желаете почтить нашу скромную лавку покупкой? – слащаво вторил ему Токанава-сан.

– Возможно, – сделал я неопределенны жест. – Что у вас есть из оружия? Хорошего оружия?

Торговцы многозначительно переглянулись.

– На ваш Уровень… – с извиняющейся улыбкой проговорил затем Тояма-сан. – Поймите меня правильно, Бирофу-сан, 2-й кю – это весьма и весьма достойный ранг, особенно с учетом того, как быстро вы его достигли… Но владением многими Редкими Предметами, к которым относятся и лучшие образцы оружия, доступно лишь Мастеру, от Уровня 11 и выше… И все же, думаю, у нас есть то, что подойдет вам.

– Вот, например: дайсё! – ловко нырнув куда-то вниз, его партнер достал уложенную на ярусную подставку пару изогнутых мечей в черных деревянных ножнах, длинный и короткий, и торжественно водрузил ее на прилавок. – Изумительные катана и вакидзаси! Доступны уже на Уровне 8. Буквально вчера покупатель предлагал нам за них пятьсот золотых, но мы отказались. Вам, почтенный Бирофу-сан, уступим за двести.

Я по-быстрому пересчитал свои капиталы, хотя и так прекрасно знал их размер – ровно семнадцать монет.

– Мечи, должно быть, великолепны, – с делано-равнодушным видом проговорил затем. – Но я бы, наверное, предпочел что-нибудь попроще… И подешевле.

– Тогда вот это! – отлучившись на пару секунд в подсобку, Тояма-сан вернулся с длинным копьем наперевес. Его бамбуковое древко венчал длинный плоский наконечник, сам по себе похожий на клинок обоюдоострого меча. – Су-яри, – с гордостью представил торговец свой товар. – Необходимый Уровень – 5-й. Только для вас, Бирофу-сан – сто золотых.

– Не могли бы вы подыскать мне что-нибудь монет за десять? – прямо спросил я, начиная подозревать, что напрасно теряю драгоценное время.

Лавочники снова переглянулись – на этот раз с гораздо меньшим энтузиазмом, нежели в первый раз.

– На такую сумму, боюсь, у нас ничего подходящего не сыщется, – покачал головой Токанава-сан.

– Можем предложить кинжал-танто за пятьдесят золотых… Или разделочный тесак мясника – за двадцать… – широко разведя руками, выговорил Тояма-сан.

– Беру тесак за тринадцать монет – если вы приложите к нему свиток с навыком, – быстро заявил я.

– Пятнадцать золотых за тесак и один – за свиток, – тут же среагировал Токанава-сан.

– Договорились, – кивнул я, запуская руку в Инвентарь – за монетами.

Таким образом я стал обладателем самого нелепого из ножей, что мне когда-нибудь приходилось видеть: с широченным, почти квадратным лезвием на короткой ручке – словно стальной флаг на деревянном древке. Ну и не забудем о «+1» к Опыту за овладение навыком мясника – что там Миюки говорила о море, которое не брезгует мелкими речушками, и оттого столь велико?

– Прошу меня извинить за мое любопытство, уважаемый Бирофу-сан, – подал голос колобок-Тояма, когда, расплатившись и забрав покупку, я уже собирался уходить. – Что именно вы намерены разделать при помощи этого во всех отношениях замечательного орудия?

– Дракона, – небрежно бросил я через плечо и вышел на улицу, ожидаемо оставив за спиной звенящую тишину недоумения.

33. Драконье додзё

— Дракон пришел оттуда, – дрожащей рукой указал Ичиро в сторону пруда вдали.

Догадаться было нетрудно: траву взрывал отчетливый след чудовища – отпечатки трехпалых когтистых лап и, между ними – волочившегося брюха. А может, хвоста.

– Думаешь, он вернется точно тем же путем? – задумчиво поинтересовался я. С точки зрения моего плана, вопрос был принципиальный.

— Не знаю, Бирофу-сан, — виновато захлопал глазами крестьянин.

— Жаль…

Я еще раз огляделся. Драконий след шел к воротам во двор дома Ичиро – специально к ним поворачивал. Если монстр не стал ломиться прямиком через стену в первый раз — с чего бы ему вдруг делать так при возвращении?

– Спрячься как следует, — велел я крестьянину, приняв решение. — И дочери вели спрятаться!

– Дракон распорядился, чтобы Фумико-тян ждала его на крыльце! — плаксиво пролепетал Ичиро. – Если ее там не окажется, он сразу заподозрит неладное!

— Хорошо, пусть так и будет, -- махнул рукой я, покосившись на замершую чуть поодаль дочку непися. Выглядевшая лет на тринадцать девочка стояла, с ног до головы укутанная в невероятно длинное для нее белое кимоно. Голову Фумико-тян покрывал высокий кокон из белой же ткани. Пепельно-белым было и лицо несчастной жертвы – застывшее, словно маска. – Но с крыльца – ни шагу! – строго добавил я, повысив для убедительности голос. – Что бы ни случилось!

Оба – и Ичиро, и его дочь – послушно кивнули.

Посвятив еще несколько минут необходимым приготовлениям и убедившись, что крестьянин благополучно убрался со двора, я шмыгнул за батарею пустых бочек, выставленную у стены дома, и затаился.

Ждать пришлось недолго: должно быть, Дракону так не терпелось заполучить юную Фумико-тян, что обещанных Ичиро двух часов он в своем пруду не высидел. Сперва ощутимо задрожала земля, после до моего слуха донесся топот тысячи слонов, и лишь затем в щель между бочками я увидел приближавшееся к воротам чудовище. Черный, сплошь покрытый поблескивающей на солнце чешуей Дракон был размером с трамвай. Длинный трамвай – двух или даже трехсекционный. Что ж, примерно таким я его себе и представлял. А вот уже нарисованных моим воображением перепончатых крыльев, пусть даже сложенных, у монстра не оказалось. Передвигался он на четырех кривых лапах, подобно гигантскому варану. Продолговатая голова с парой пылающих адским огнем глаз была увенчана развесистыми рогами, под нижней челюстью торчало нечто наподобие козлиной бороды.

Уровень чудовищного непися был нарочито выставлен напоказ – двадцатый, а вот имя отсутствовало.

Не доходя до ворот полдюжины шагов, Дракон вдруг остановился, пару раз смачно пыхнул из ноздрей черным дымом, затем задрал голову к небу и громогласно, утробно пророкотал человеческим голосом:

– Вот и я! Выйди ко мне!

Ноги мои сами собой сделали шаг из укрытия, но, вовремя опомнившись, я тут же подался назад, для верности вцепившись рукой в торец бочки. А вот Фумико-тян, низко поклонившись чудищу, торопливо сошла с крыльца и, словно загипнотизированная, покорно засеменила навстречу незваному гостю.

– Куда? Стой! – ошалело прошептал я.

Никакого эффекта.

– Стой! – уже во всю глотку заорал я, но девочка уже была почти на середине двора – и как ни в чем не бывало продолжала идти.

Делать было нечего. Выскочив из-за бочек, я стремглав метнулся к зачарованной неписи, схватил ее за руку и поволок назад. Девчонка при этом еще и сопротивлялась! Как заведенная, принялась колотить меня свободной рученкой, упиралась ногами в землю…

– Как смеешь ты, несчастный глупец, дотрагиваться до того, что предназначено Небом мне? – скорее удивленно, нежели зло поинтересовался из-за забора Дракон. – Поди прочь и отдай мне мое!

– Приди и возьми! – огрызнулся я, едва ли не волоком затаскивая Фумико-тян на крыльцо.

– Предложение приемлемо! – рявкнул монстр и, переваливаясь, направился к воротам. Еще шаг – и его передняя трехпалая лапа угодила аккурат в поставленной мной в проходе капкан! БЕЗОТКАЗНЫЙ капкан, из клещей которого я когда-то освободил лисенка-ками.

Дракон нетерпеливо дернул лапой, потом, когда не смог ее поднять, недоуменно посмотрел вниз и в следующую секунду осел на землю – словно исполинская надувная игрушка, из которой вдруг выпустили воздух. «Надежное обездвиживание добычи» – так ведь, кажется, значилось в свойствах использованного мной Предмета?

Фумико-тян в моих руках тут же перестала трепыхаться, и, оставив ее на крыльце, я осторожно приблизился к попавшему в западню чудовищу. Недвусмысленно блеснуло лезвие свежеприкупленного разделочного тесака.

Обойдя поникшую голову Дракона стороной, я примерился к могучей черной шее чудища, замахнулся и нанес удар. Острие тесака со звоном вошло между чешуйками – углубившись, правда, едва на полсантиметра. Что ж, лиха беда начало!

– Позвольте поинтересоваться, отважный герой, вы в самом деле намерены порубить меня на кусочки этой забавной детской игрушкой? – явно с трудом ворочая языком, прохрипел с земли монстр – совсем уже другим тоном, нежели прежде. И с обращением на «вы».

– Почему бы и нет? – пожал я плечами, занося руку для нового удара.

– И как вы думаете, сколько времени это дело у вас займет? Хотя бы приблизительно?

– А что, змеюка, ты куда-то спешишь? – хмыкнул я. – Капкан удержит тебя столько времени, сколько потребуется.

– С капканом – понятно, – печально согласился Дракон. – Весьма глупо с моей стороны было соваться к воротам. А вот что касается времени… Я-то не особо спешу. А вот вы, дорогой мой герой, находитесь в очевидном цейтноте!

– С чего бы это? – поинтересовался я, нанося очередной удар.

– Через считанные часы окончательно определятся участники предшествующего турниру отборочного квеста, – выказав завидную осведомленность в делах Пути Пустой Руки, выговорил Дракон. – И если к этому моменту на вас все еще не будет хотя бы коричневого пояса…

– Что ж, постараюсь успеть, – скривился я, увеличивая темп работы. Поторопиться мне и в самом деле стоило.

– А ну как все же не получится? – не унимался Дракон.

– Получится, – отрезал я. – А нет – так тебе, гадина, это никак не поможет.

– Вот-вот, – подхватил монстр, проигнорировав «гадину» так же, как до того пропустил мимо ушей «змеюку». – Все идет к тому, герой, что мы оба с вами проиграем. Я – жизнь, вы – пояс. Нелепо выйдет, не находите? Но есть ведь и иной вариант…

– И какой же? – спросил я, не переставая молотить тесаком. Первая чешуйка, наконец, откололась и улетела куда-то вниз, но под ней оказался лишь еще один слой крепкой брони.

– Сделка, разумеется. Вы меня отпускаете восвояси, а я отказываюсь от всех претензий на Фумико-тян и обязуюсь навсегда покинуть эти негостеприимные места. Свой квест вы выполните – деревня от меня избавится. Я же в долгу не останусь: превращу ваш пояс в черный!

– В черный? – нахмурился я. – Мне в лучшем случае будет положен коричневый!

– Какой пояс положен ученику, решает Учитель, – назидательно заметил Дракон. – То есть, в данном случае, я.

– Какой же ты мне Учитель, ящерка? – пожал я плечами.

– Ничем не хуже уважаемого Аркадия-сана! – как смог пылко заверил Дракон. – Достаточно сказать, что когда-то покойный Кииоши-сама был одним из моих учеников!

– Кииоши-сама был твоим учеником? – не скрыл на этот раз своего удивления я.

– Конечно, он пришел в мое додзё уже сложившимся Мастером, но все же я немало ему дал, – с нескрываемой гордостью заявил Дракон.

– У тебя и додзё есть?

– Разумеется. Ну так как? Мы договоримся?

Вторая чешуйка было закачалась, но упрямо вернулась на место.

В одном эта разговорчивая тварь была бесспорно права: провозиться так можно ох как долго…

И дело даже не в обещанном черном поясе – мне вполне хватило бы и законного коричневого. Но успею ли я на него наработать?

А если уж сторговаться с Драконом – то почему бы тогда и не сразу на черный?

– Деревне не будет причинено никакого вреда? – уточнил я.

– Ни малейшего!

– Ни теперь, ни после?

– Истинно так!

– А я получу черный пояс?

– Чернее ночи!

– А если ты обманешь?

– И захочу – не смог бы: сделка свяжет меня накрепко. Вы что, герой, правил не читали?

– И все же, в чем подвох? – спросил я скорее себя самого, нежели Дракона – прекратив до поры кромсать тесаком неподатливую чешую.

Чудовище лишь вяло дыхнуло дымом.

– Я могу позвать на помощь крестьян, – пришла мне в голову мысль. – Вместе мы живо тебя разделаем!

– Никто из здешних жителей не посмеет ко мне приблизиться, даже сейчас, – возразил Дракон. – Хотите – проверьте!

Я проверил: тварь не наврала. Ни сам Ичиро, ни его соседи в помощники мне, увы, не годились: от идеи даже просто подойти к обездвиженному Дракону, тем более ударить его, у крестьян сразу же начиналась падучая.

– Итак, ни малейшего вреда деревне, – повторил я, разочарованно вернувшись к капкану. – Уйдешь навсегда. Ну и черный пояс для меня… Так?

– Добавьте сюда еще отрубленную вами чешуйку! – предложил Дракон. – Не смотрите, что она маленькая – если держать ее наготове в ладони, в нужный момент она обернется щитом, способным отразить любой удар. На турнире, конечно, этот номер не пройдет – запрещено: пустые руки, все дела – но в отборочном квесте – незаменимая вещь!

Я скосил глаза на с таким трудом отковырянную бляшку:


Предмет: Чешуйка с шеи Дракона

Класс: Редкий

Свойства: абсолютный щит

Срок действия свойства: реализуется разово

Способ активации: спонтанно, при существенной угрозе жизни

Необходимый уровень: не ниже 7 (4-й кю)

Владелец: Белов Артур (Уровень 9, 2-й кю)


– Так она и так уже моя! – хмыкнул я, разгадав немудреную хитрость.

– Да, тут вы правы, – не стало спорить чудище. – Хорошо, тогда с меня еще что-нибудь… – кажется, Дракон крепко задумался. – К примеру, хотите мой коготь? Этот проклятый капкан и так его почти уже отломал. Но если коготь просто отвалится – или даже вы его отрубите – никакого толку от него не будет. Если же я сам его отброшу, добровольно – во тьме он станет давать свет. Для квеста, часть которого наверняка будет проходить в какой-нибудь темной пещере – устроители такое страсть как любят – просто находка! Ну, соглашайтесь же! Время тикает! Меня, между прочем, тоже дома ждут!

– Ну… – неопределенно протянул я, но подспудно, похоже, уже стал склоняться к предложению Дракона, так как перед глазами высветилось:


Желаете заключить сделку с Драконом?

Да / Нет

Внимание: оговоренные условия сделки будут обязательны для обеих сторон на вечные времена!


То есть, чудище не врет: договор он выполнит, и свое я получу… Что ж, да будет так!

Выбрав «Да», я нагнулся к капкану и снял его с пальца Дракона.

Встряхнувшись так, что закачался каменный забор, чудовище грузно поднялось на все свои четыре обретшие былую мощь лапы.

– Условия сделки священны, – прорычал монстр вновь восстановившимся голосом. – Я ухожу, и никогда сюда не вернусь. Трофей твой, герой. – Дракон качнул пальцем, и длинный изогнутый коготь, оторвавшись, упал на траву. – Теперь пояс… – с шумом втянув воздух, чудовище от души дыхнуло на меня едким дымом, заставив на миг зажмуриться. На каратеги, как обычно, не появилось ни пятнышка, а вот пояс мгновенно почернел. Как, вероятно, и мое лицо. – Вот только я не обещал, что грязь пепла на поясе как-то скажется на твоем Уровне, мой глупый ученик! – не останавливаясь, продолжил вещать монстр. – И не давал клятвы, что, освободившись, не трону тебя – в отличие от крестьян деревни. Убивать, так и быть, не стану – ты же меня не убил – но, как и положено строгому Учителю, уму-разуму научу…

И прежде, чем я успел толком осознать, что происходит, только что лишившаяся одного из когтей трехпалая чешуйчатая лапа наотмашь ударила меня в правый висок.

34. Новый Учитель

Казалось, что непроглядная тьма теперь будет длиться вечно, но внезапно ее бездну разорвал яркий свет. Свет череды системных сообщений:


Вы повержены Драконом!

Опыт: +20 (80 х 2 : 8)

Штраф: — 2 от Боевого духа


Задание «Избавить деревню от Дракона» выполнено!

Опыт: +20 (80 х 2 : 8)

Получено Достижение «Драконоборец»

Бонус за Достижение: +4 к Боевому духу


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 10, 1-й кю) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья повышено до 150!

Здоровье восстановлено до максимального уровня: 150/150.

Максимальное число очков Бодрости повышено до 150!

Бодрость восстановлена до максимального уровня: 150/150.

Начислено 4 свободных балла.

Распределение свободных баллов между базовыми характеристиками будет доступно после приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем.

Для приведения пояса в соответствие с полученным Уровнем обратитесь к Учителю.

Внимание: в связи со сменой додзё вы не можете обратиться к Учителю вашей прежней школы. Учитель вашей новой школы в настоящее время в локации отсутствует.


Первое, что я увидел, открыв глаза, была растекшаяся белесая маска лица Фумико-тян. Склонившись надо мной, девочка беззвучно плакала. Мой взгляд «на автомате» скользнул вниз, куда, размыв белила на щеках, капали слезы неписи: они щедро орошали собой мой пояс, легко смывая с него копоть, оставленную дыханием Дракона.

Чудище дало мне то, что обещало: черный цвет для пояса, но, не подкрепленный повышением в Уровне, тот оказался лишь краской-обманкой.

На мне был не черный пояс Мастера.

И даже не коричневый старшего ученика.

На мне был синий с полосой пояс, испачканный в черной грязи.

Заметив, что я пришел в себя, Фумико-тян тут же перестала плакать, просияла, затем вскочила на ноги и стремглав убежала в дом. На дворе я остался один.

Нужно было что-то делать… И делать было нечего.

Условия для повышения в Уровне я, вроде как, выполнил, но, поддавшись на уговоры сладкоречивого Дракона, неосторожно отрекся от ставшего уже родным додзё. Судя по всему, Аркадий Андреевич больше не мой Учитель и пояс мне не даст. А новый Учитель – Дракон – ушел. Поэтому, собственно, мне и засчитали выполненное задание.

Вот только, если верить последнему сообщению, Дракон убрался не только из деревни – вообще из локации. И где его теперь прикажете искать? И сколько времени займут эти поиски?!

И главное, если, паче чаяния, новый Учитель вдруг найдется: соизволит ли он подтвердить полученный мной Уровень? Почему-то мне казалось, что скорее нет, нежели да.

Так или иначе, лежать пластом посреди крестьянского двора было глупейшим из доступных мне занятий. Поднявшись на ноги, я подобрал с земли свой верный тесак и сунул его в Инвентарь. Следом отправились оба моих немудреных трофея: чешуйка и коготь. Последним я убрал в хранилище капкан, заметив по ходу, что одна из цифр в его Свойствах изменилась. Теперь там значилось: «Использовано: 2/3». Впрочем, какая теперь разница?

В последний раз оглядевшись вокруг и убедившись, что ни Ичиро, ни его спасенная от Дракона дочь, ни кто бы то ни было еще никакого желания со мной попрощаться не испытывают – нигде не было видно ни души – я вышел за ворота и побрел куда глаза глядят.

Глаза мои, как выяснилось, глядели все больше на знакомые, не раз хоженые тропки, потому как довольно скоро я обнаружил себя аккурат возле гостиницы. Куда я собирался двигаться дальше — войти внутрь или направиться к преданному мной додзё — теперь уже не узнать никогда, потому как возле самых ворот меня окликнула Миюки.

В голове у меня словно граната разорвалась. Вот кого нужно было звать на помощь при разделке Дракона! Не трусливых неписей-крестьян, а Миюки и других игроков! Как раз закончилась младшая тренировка, желающие бы наверняка нашлись… Почему мне это не пришло в голову тогда, в деревне?!

А почему в нее не пришло потребовать у Дракона неприкосновенности и для себя любимого, а не только для неблагодарных селян? Все потому же, наверное. Уболтало меня хитрое чудище… Хорошо еще, если это следствие специфики игровых реалий, а не по жизни я такой идиот!..

— Ну, как прошло? – подбежав ко мне, спросила Миюки — неуверенно косясь при этом на мой перепачканный пояс.

– Как тебе сказать… — угрюмо пробормотал я. — Есть две новости. Одну из них при некотором желании можно даже посчитать хорошей.

– Говори, не тяни, — нетерпеливо нахмурилась она. – Ты Опыт набрал?

— До нового Уровня? Набрал, -- буркнул я. – Это, собственно, и есть хорошая новость.

– А какая тогда плохая? – сразу успокоившись, пожала плечами девушка. – Какой-нибудь новый дебафф подцепил?

– Круче. Я сменил додзё.

– Сменил додзё? – округлились ее, вообще-то не слишком расположенные к подобным метаморфозам, японские глаза. – На какое? И зачем?!

– Так случайно получилось, – развел я руками. – А на какое… Честно говоря, сам до конца не понимаю. Знаю только, что теперь мой Учитель – непись-Дракон и что я изгнал его отсюда на вечные времена – понятия не имею куда.

– Та-ак, – снова нахмурилась Миюки, уже озабоченно. – Давай-ка, выкладывай все с самого начала, и со всеми подробностями! Время разобраться у нас еще есть…

– Время есть, а денег нет и в гости некуда пойти… – пробормотал я. – Ладно, слушай…


* * *


– Да-а… – протянула девушка, когда я закончил свой невеселый рассказ. – Дела-а…

– Короче, иди на старшую, не трать на меня больше время, – со вздохом заключил я. – Почти не опоздаешь.

– А как же ты?

– А что я? Сам начудил, сам и буду выкручиваться… На турнир уже, конечно, не попадаю. А так мне по-любому всего несколько дней осталось здесь играть – курс лечения закончится, и из больницы меня выпишут. Как-нибудь уж перекантуюсь тут оставшееся время. Может, попробую отыскать этого паразита-Дракона – а может, и не стану…

– Нет, погоди, – прервала она меня резким жестом. – Есть же выход!

– Какой? Вернуться в старое додзё? Это невозможно: когда ушел Егор, я специально уточнил правила: обратно дороги нет!

– Вернуться в старое нельзя, – согласилась Миюки. – Но это не значит, что нельзя перейти в иное, третье!

– Третье? – о таком варианте я как-то не думал. – В какое еще третье?

– Ни в одно из существующих не успеем, – похоже, соображая прямо на ходу, после короткой паузы выговорила девушка. – Это нужно в другую локацию бежать – слишком долго выйдет. Нет, точно не успеем… Но можно создать новое – прямо здесь! – воскликнула она, похоже, сама поверив, что нашла решение.

– Как это – создать? – не понял я.

– Так и создать. Я – Мастер, пусть и без году неделя! – оправила она концы своего черного пояса. – И сегодня получила «Полную педагогику» – то есть теперь могу заводить собственных учеников! Вот я и создам додзё! А ты в него поступишь!

– А так можно?

– Конечно! Еще и дополнительный бонус получишь: при отборе на турнир конкурентов внутри школы у тебя не будет! Останется только войти в число абсолютно лучших – по итогам квеста – но это и так требовалось. А если Алан или еще кто-то из наших тебя опередят в рейтинге – это уже в счет не пойдет!

– Погоди, – остановил ее я, по обыкновению ища подвох (и где только была эта моя, безусловно, полезная привычка во время давешней беседы с Драконом?!). – Если это такой шикарный способ, почему все остальные им не пользуются? Понаделали бы себе додзё…

– Ну… – Миюки будто бы слегка замялась. Но почти тут же ответила. – Редко кто у нас уже с первым даном получает Полную педагогику… Обычно это происходит Уровнем выше, а для таких игроков уже свои условия и правила. Додзё они покидают автоматически, как и вообще локацию. Ну и в предстоящем турнире, как известно, не будут участвовать… Есть и иные причины, но давай не будем сейчас углубляться в детали? – заглянула она мне в глаза. – Просто поверь: это выход, и, похоже, единственный! Ну, что, я учреждаю школу?

– А, учреждай! – устал сомневаться я.

– Готово! – почти тут же заявила она. – Вот Вадик Бабаев обрадуется: я ему теперь не конкурент! – Лови приглашение!


Вам поступило предложение о смене додзё

Принять? Да / Нет

Внимание: недавно вы уже меняли додзё. Частая смена додзё исключает получение Добродетели ТЮГИ (преданность)


Что ж вы, гады, меня в прошлый раз так прямо не спросили?! Спрятали условия в недрах сделки…

Ну а теперь уж не до Добродетелей. «Да».


Внимание: в данной локации у вас снова есть Учитель! Обратитесь к нему для приведения пояса в соответствие с полученным уровнем!


Засмотревшись на сообщение, я даже не понял, что именно сделала Миюки с моим поясом – то ли просто размазала полуразмытую слезами Фумико-тян грязь, то ли что-то к ней добавила, но к моменту, когда я опустил глаза, цвет его уже сменился на коричневый – подобающий 1-му кю.

Бонусные баллы я распределил едва ли не машинально: 3 – в Ловкость, 1 – в Силу, уравняв показатели этих характеристик между собой.

В результате статистика единственного пока ученика новоиспеченной школы каратэ-до предстала следующей:


Уровень 10, 1-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 17/500


Базовые характеристики:

Здоровье: 150/150

Бодрость: 150/150

Сила: 29

Ловкость: 29

Выносливость: 24

Интеллект: 13


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 3 (5 + 3 – 5(осталось 5 часов))

Удача: 13 (11 + 2)

Деловая репутация: 3

Мудрость: 2


Добродетели: 1/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 20 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 23 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: 11 (нажмите, чтобы открыть список)


– Спасибо! – опомнившись наконец, выговорил я. – Домо аригато годзаимасита!

– До итасимаситэ, – улыбнулась мне мой новый Учитель.

До старта отборочного квеста оставалось менее пяти часов.

35. Пять стихий. Земля

Предложено задание «Пять стихий»

Принять? Да / Нет

«Да».

Одновременно рядом со мной точно такой же выбор сделала Миюки, и плечом к плечу мы шагнули в высоченные ритуальные ворота-тории.

То, что задания отборочного квеста нам предстоит выполнять вместе, в некотором смысле, явилось для меня приятным сюрпризом — почему-то я был уверен, что каждый из нас пойдет сам по себе. Оказалось – нет. В «данж» – специальную изолированную от прочих квест-локацию – входили группами. Минимум – вдвоем: Учитель и ученик. Максимум же, как я понял, был ограничен только числом черных и коричневых «поясов» в соответствующем додзё – то есть тех игроков, кто хотя бы теоретически мог претендовать на участие в грядущем турнире.

Сперва такое положение дел показалось мне на редкость несправедливым: ясно же, что количество выставленных бойцов даст крупным школам значительное преимущество! Но потом Миюки мне объяснила, что не так уж тут все и однозначно. Ведь столкнуться в данже друг с другом представители разных додзё по определению не могут — локации хоть и идентичные, но у каждой команды своя. А бонусы, заработанные группой в ходе отборочного квеста, делятся на всех ее участников поровну. То есть, если, например, команда из десяти игроков заработает на некоем этапе тысячу очков Опыта, все ее бойцы получат по «+100». А паре, вроде нашей, чтобы добиться такого же результата, достаточно наскрести на двоих всего двести баллов. Аналогично — с лутом: каждый добытый группой трофей, если тот не использован непосредственно в данже, после завершения квеста случайным образом присуждается системой одному из участников, и (это важно!) является с этого момента неотчуждаемым. То есть не получится так, что локацию пройдет толпа, а все вкусности соберет кто-то один.

Другое дело, что туда, где боец из крупной группы будет довольствоваться своей малой, но верной долей, малочисленная команда может попросту не добраться, погибнув на подходе или тупо отступив.

Перед началом квеста мы с Миюки заскочили в гостиницу и оставили в комнатах подношения местному ками, получив взамен по «+1» к Удаче — правда, всего на 1 час. Уже у самых ворот, ведущих в данж, я разгрыз давно припасенное Чудесное рисовое зерно (еще «+1» к Удаче и «+1» к Боевому духу, уже на целые сутки), второе же протянул спутнице. Отказываться от «угощения» девушка благоразумно не стала.

И вот, наконец, выбрано решительное «Да», и, миновав пафосные тории, мы вступили в данж.


Стихия первая. Земля. Удачного покорения!


Яркая вспышка, затем секунда мрака – и квест начался.

Ничего подобного обещанному Драконом темному подземелью за воротами не оказалось — пройдя их, мы очутились на вольном просторе, посреди убранного поля, словно густой золотой щетиной усеянного остатками срезанных стеблей какого-то злака. Впереди, почти на горизонте, призывно светилась алым арка тории выхода – при фокусировании на ней взгляда всплывала соответствующая подсказка. Солнце стояло в зените.

— То есть мы просто должны дойти вон дотуда? — на всякий случай уточнил я у напарницы, указав рукой на ворота вдалеке. – И все?

— Все, – кивнула Миюки. — Вот только сомневаюсь, что это окажется так уж просто…

-- Что ж, скоро мы это проверим, – заявил я, делая шаг вперед.

Первая крыса выскочила на нас уже через десяток метров – из какой-то ямы или норы, почти незаметной со стороны. Непись, Уровень 2. Серая, здоровенная, с хорошую дворнягу размером. Разинув зубастую пасть, она яро бросилась на Миюки. Прежде, чем я сообразил дернуться зверюге наперерез, та оказалась уже совсем рядом с девушкой. А после метаться уже было поздно: короткий пинок – даже не удар – и убитая крыса растворилась в воздухе.

Что-то мелкое и блестящее вывалилось из исчезнувшей на наших глазах тушки, упало в солому – и тоже сгинуло.

– Э, а лут-то почему пропал? – удивился такому обороту я.

– Все добытые трофеи будут ждать нас в специальном сундуке у выхода, – пояснила Миюки. И тут же крикнула: – Осторожнее!

Я обернулся: по стерне на нас опрометью неслись еще две крысы.

Разделались мы с ними без труда, но это оказалось только начало. За двумя выбитыми злобными шушарами пришли еще четыре, за теми – восемь, и дальше крысы повалили уже всесметающей лавиной.

Сперва мы с Миюки как-то держали оборону каждый по отдельности, но затем, окончательно захлестнутые этим серым цунами, вынуждены были пробиться друг к другу и встать спиной к спине. Крысы перли на нас, словно одержимые, особо бойкие из них расталкивали своих менее шустрых соседок, карабкались на спины и головы впереди стоящим, прыгали оттуда, норовя вцепиться нам аж в лица или плечи… Каждой из этих тварей сполна хватало одного единственного удара, рукой или ногой, но на место поверженной тут же заступали две-три новые, еще более свирепые…

Прекратилось это побоище столь же резко, как и началось. Подмога к шушарам вдруг перестала поступать, и, отправив в небытие очередную непись, в какой-то момент я с искренним недоумением не обнаружил перед собой следующей цели. На сколько хватало взора, поле вокруг вновь выглядело пустым, мирным и безопасным.

Нужно признать, победа далась нам далеко не даром. Добрых 40 баллов Здоровья у меня как не бывало, и еще очков 15-20 должно было уйти в ближайшие минуты из-за вызванных крысиными укусами легких, но многочисленных кровотечений. Остановить их было нечем: весь запас своего целебного бальзама Миюки истратила еще в день, точнее, в ночь Звездопада, да и запрещено было брать в данж такого рода снадобья. Лекарство – точнее, сакэ – дозволялось приобрести в специальных пунктах на выходе с очередного этапа квеста – у той самой алой арки вдалеке – но туда нам еще предстояло как-то добраться!

– Ну что, с почином? – бодрясь, проговорил я – не забывая при этом озирать окрестности на предмет появления новых агрессивных неписей. – Сколько у тебя откусили? – будучи моим Учителем, показатели вашего покорного слуги девушка могла считывать прямо из игрового меню, а вот я ее данные – нет.

– Шестьдесят пять, – как-то неохотно сообщила Миюки. – Из трехсот.

– Из трехсот?! – мой максимум был «150».

– Черный пояс дает некоторую фору, – развела она руками.

– Надо будет поскорее его получить, – буркнул я.

– Ну-ну, вперед, – хмыкнула девушка.

Вперед мы и двинулись.

Где-то с четверть часа бодрого марша никто нас не тревожил, а затем на золотом фоне жнивья появились две темные точки. Быстро – очень быстро – увеличивающиеся в размерах.

– Что-то они крупноваты для крыс, даже для здешних переростков, – пробормотал я, напряженно всматриваясь в новую угрозу.

– Это кабаны, – подсказала Миюки, разминая пальцы рук. – Дикие вепри.

Теперь и я видел: по полю на нас неслись галопом два бурых клыкастых секача, каждый – размером с малолитражку.

– Они быстрые, но неповоротливые, – проговорила девушка. – Я как-то с одним таким сражалась, еще когда с зеленым поясом ходила. Правда, тот помельче был… раза так в три. Короче, подпускай ближе, отскакивай и бей на пролете!

– Понял, – кивнул я.

Предложенная моей спутницей тактика оказалась действенной… ровно наполовину. Кабаны, и правда, были довольно неуклюжими, и увертываться от того, что выбрал жертвой меня, вашему покорному слуге до поры удавалось без особого труда. А вот что касается собственных ударов – тут все складывалось совсем не так радужно. Нет, бить-то раз за разом стремительно проносящегося мимо меня непися (промахнувшись, тот тут же шел на новый заход) я бил – сперва рукой, потом наловчился и ногой – но как-то все вскользь, вдогонку и без толку: синяя полоса под обозначением Уровня твари (кстати, одиннадцатого) почти не убывала. Попытка же ударить четче и акцентированнее привела лишь к тому, что отскочил я недостаточно далеко, и, мотнув на бегу тяжелой клиновидной головой, вепрь чиркнул меня по ноге острым клыком.


Вы получили ранение в бою!

Основной ущерб: – 5 очков Здоровья

Внимание: открыто легкое кровотечение. Дополнительный ущерб: – 1 очко Здоровья в минуту в течение следующих 5 минут


тут же «обрадовала» меня система.

Припав на раненую ногу, я проводил влекомого инерцией непися злобным взглядом и в этот момент услышал позади истошный вопль Миюки:

– Берегись!

Я успел лишь оглянуться: второй кабан, то ли промахнувшись мимо девушки, то ли просто решив, что я для него буду более легкой добычей, тараном врезался мне в спину.


Вы получили ранение в бою!

Основной ущерб: – 20 очков Здоровья

Внимание: открыто кровотечение высокой интенсивности. Дополнительный ущерб: – 4 очка Здоровья в минуту в течение следующих 20 минут


Поддев меня на изогнутые клыки, остановиться зверюга все же не сумела, промчавшись дальше, но, по большому счету, делать больше ей уже ничего и не требовалось: при таком раскладе – с необработанными ранами – жить мне оставалось не более четверти часа.

Однако дать мне спокойно истечь кровью в планы неписей явно не входило: едва не столкнувшись один с другим и дружно развернувшись, оба снова потрусили в мою сторону, с каждым шагом набирая скорость для атаки. Кое-как поднявшись на ноги, в качестве последнего довода я выудил из Инвентаря драконью чешуйку и крепко сжал ее в кулаке. Что ж, если описание Предмета не врет, на один раз щит у меня будет. А потом… А потом, похоже, все.

Пара треугольных пятачков были уже в считанных метрах от меня, когда над жнивьем вдруг пронесся неудержимый белый вихрь. Однажды мне уже довелось видеть такой – в гостинице, во время схватки с разбойниками. Как и тогда, в бой вступила Миюки, нанеся твари убийственный удар ногой в прыжке.

Торжественно звякнул гонг, возвещающий о крите.

Непись, в которого пришелся удар, исчез, помноженный на ноль, и, пролетев через место, где еще миг назад был первый кабан, девушка достала ногой и его дальнего от себя собрата. Крит на этот раз у Миюки, правда, не прошел, но попадание вышло достаточно сильным, чтобы завалить огромного зверя на бок. Не дав твари времени подняться, мой юный Учитель обрушилась на бурую тушу сверху. Несколько насыщенных секунд – и второй кабан отправился в свой кабаний ад вслед за первым.

– Что у тебя со Здоровьем? – тут же метнулась ко мне девушка. – А, сама вижу: шестьдесят пять…

– И еще пять утекает каждую минуту, – уточил я.

– Плохо, – буркнула она.

– Да чего уж хорошего…

– Выход уже недалеко, – посмотрела он мне за спину. – Если никого больше не встретим по дороге… О, черт!

Я обернулся: со стороны финишных ворот, до которых и в самом деле оставалось уже пусть не рукой подать, но минут за пять добежать – вполне, к нам в уверенной неспешности брел исполинский бык. Доставившие нам столько неприятностей кабанчики, пожалуй, легко смогли бы пройти у него под брюхом, не пригибая коленей. Роскошные рога непися достигали в размахе полудюжины метров.

Оставалось только гадать, где этот гигант прятался посреди голого поля минуту назад.

– Что такое «не везет» и как с ним бороться… – пробормотал я.

Миюки судорожно извлекла из Инвентаря отвоеванный у разбойника в гостинице Меч хитакири, задумчиво на него посмотрела, затем, сокрушенно покачав головой, по-быстрому убрала назад:

– Нет, не годится…

– Капкан! – словно резаный заорал вдруг я – так, что вздрогнула не только стоявшая рядом девушка, но, кажется, и подступающий к нам рогач-непись. – У меня же есть Безотказный капкан! – торопливо сунув руку за пояс, я выдернул из хранилища названный Предмет. – Поставим у него на пути…

– Ставь! – решительно поддержала мою идею Миюки: сомневаться нам было уже некогда. – Ставь – и валим!

Разведя в стороны стальные дуги, я воткнул капкан среди соломы и как мог споро отступил от него на несколько шагов. Прекрасно видевший мои манипуляции с ловушкой бык приостановился, словно дивясь такой наглости. Окажись на его месте сообразительный Дракон – мой план бы, конечно, с треском провалился, но, к счастью, это оказался всего лишь глупый зверь, пусть даже и семнадцатого Уровня – все, должно быть, ушло в рост и вес. Уже через секунду бык снова невозмутимо шел на нас, грозно опустив рога, а через пять – опустился наземь весь, угодив в неизбежную западню.

Испустив неразборчиво-самурайский победный вопль, я кровожадно выхватил из Инвентаря свой бывалый тесак, но Миюки жестом меня остановила: в ее ладони уже лежал более подходящий случаю кинжал-танто. Решительно шагнув к обездвиженному рогачу, девушка вонзила лезвие ему в шею.

Умер непись далеко не сразу – для того, чтобы вычерпать запасы его Здоровья до дна, Миюки потребовалось нанести ножом по меньшей мере полтора десятка ударов. Перед последним бык вдруг приподнял голову и пронзительно замычал – словно маневровый тепловоз дал гудок над самым ухом, я аж присел (впрочем, виной слабости в ногах могло быть и мое стремительно уходящее Здоровье). На миг мне почудилось, что волшебство капкана иссякло, продавленное этой невообразимой мощью, и сейчас недобитая зверюга восстанет на ноги и рассчитается с нами за все, но в действительности это была уже всего лишь агония могучей твари. Бычий рев резко прервался, и непися не стало.

А потом мы с Миюки бежали к воротам. Ну, как бежали – я худо-бедно ковылял, девушка пыталась тащить меня за собой на буксире, но ей и самой уже было несладко.

У выхода, перед самой аркой, возле двери крытой соломой лачуги – местной лавки – обнаружился сундучок с нашими трофеями. Даже не заглядывая под крышку, Миюки подхватила его обеими руками и нырнула в дом.

Уже через четверть минуты она вылетела назад, неся в каждой руке по чашке сакэ.

– И сколько это удовольствие стоило? – поинтересовался я, сделав первый глоток и остановив им кровотечение. После этого с лечением можно уже было и не спешить.

– Всё, – коротко обронила моя спутница, в свою очередь жадно отхлебывая живительный напиток.

– Что – всё? – не понял я.

– Все наши здешние трофеи.

– Ничего себе у них тут цены! – ошалело присвистнул я, «на автомате» отпивая еще сакэ. – Надеюсь, ничего особо ценного в том сундуке не было!.. – добавил с вымученной усмешкой.

– Ну, как не было, – столь же невесело хмыкнула она, осушая свою чашку. – Пара незаполненных свитков, рыбацкая острога – для следующей стихии, воды, вполне могла бы пригодиться – ну и так, по мелочи. Это не считая ста с лишним золотых монет… Прежде, чем принять плату, торговец все добро выложил на прилавок и тщательно рассмотрел. Из-за этого, собственно, я так долго.

– Мне не показалось, что долго, – заметил я.

– А мне вот показалось… Ну что, восстановился? Идем дальше?

– Идем, – кивнул я, бросая на землю пустую чашку.

Мы повернулись к арке.

36. Пять стихий. Вода

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вам покорилась стихия Земли!

Опыт: + 60 (30 х 2)

Сила: + 4 (2 х 2)

Получено Достижение «Повелитель Земли»

Бонус за Достижение: доступ к стихии Воды


И тут же новое сообщение:


Стихия вторая. Вода. Удачного покорения!


Бодрые и здоровые, мы с Миюки стояли на узкой косе, очертанием напоминавшей лезвие самурайского меча, бесцеремонно воткнутого сушей в голубую водную гладь озера (хотя, по меркам игры, может, и всего лишь пруда — как знать?). Прямо перед нами на белом песке лежала тупоносая плоскодонная деревянная лодка, узкая и короткая – едва разместиться двоим. В туманной дали, на противоположном берегу, путеводной звездой сияла арка выхода.

Сделав несколько шагов, я заглянул внутрь утлой посудины и обнаружил там две поперечных доски-скамьи и широкое весло на длинной рукояти.

Что от нас требовалось, в принципе, было ясно и без лишних пояснений.

Понимающе переглянувшись, мы с Миюки вытолкнули лодку на воду – та оказалась совсем не тяжелой. Затем, переступив через низкую корму, девушка уселась на скамью и взяла в руки весло. Разувшись и как можно выше подвернув штаны, я зашел в озеро, отводя плоскодонку подальше от берега, после чего осторожно, чтобы не опрокинуть наше сразу же показавшее себя не слишком устойчивым суденышко, перевалился животом через борт и, подтянув ноги, заполз на вторую, переднюю лавку.

Штаны от намокания все-таки не уберег. Как, впрочем, и куртку – аккурат когда я забирался внутрь, Миюки щедро плеснула на меня водой из-под весла.

– Ой, прости, – смутилась девушка. — Я не нарочно.

— Ничего страшного, — пробормотал я. – В стихии Воды — и не вымокнуть?

– А я вот до сих пор надеюсь, что обойдется, — серьезно заметила моя спутница. — Если что, плавать я не умею!

– Так давай я тебя научу! — с энтузиазмом воскликнул я. – Я умею!

— В данже нельзя учиться напрямую друг у друга, -- тут же охладила мой пыл Миюки. – К тому же, ученик не может обучать Учителя…

– Правда? Жаль… Мне, собственно, плавание почти случайно досталось – в комплекте с навыком рыболовства… – зачем-то поведал я. – Что-то тут, кстати, рыбы не видно… – добавил, с любопытством заглядывая за борт.

– Еще как видно! – бросила внезапно Миюки. – Ну вот, начинается!..

Я поднял глаза: смотреть, оказывается, нужно было не под воду, а выше: над голубой гладью крылатой ракетой неслась… я сперва подумал, птаха, но нет – летучая рыба. Непись 3-го Уровня. Широко раскинув две пары длинных полупрозрачных плавников и подруливая гибким хвостом, она уверенно заворачивала точно на нашу лодку.

Подняв весло – и снова ненароком окатив меня при этом фонтаном брызг – Миюки ловко сшибла незваную гостью на подлете. Уже понимая, что будет дальше, ваш покорный слуга поискал глазами других рыбешек: так и есть, еще две как раз стартовали из воды. Расставив ноги и уперев колени в борта лодки, я попытался занять на скамье как можно более устойчивую положение и изготовился к отражению налета.

По сравнению с недавней крысиной бойней, лично мне схватка с летучими рыбами далась значительно легче – возможно, из-за того самого рыболовного навыка. Уже на второй минуте атаки неписи сыпались на лодку градом, но каждым взмахом руки я разом сносил по три-четыре, а то и полдюжины тварей, успевая не только защищать себя, но и немного помогать Миюки. За что, правда, поплатился, когда, привстав с лавки, попал под ее нерасчетливый удар веслом и едва не вывалился из лодки.

Ущерб, нечаянно причиненный при этом мне спутницей – ни много ни мало 10 баллов – составил ровно половину потерянных мной в этом сражении очков Здоровья: крохотные челюсти немногочисленных прорвавшихся сквозь мою оборону рыбешек были неспособны прокусить плотную ткань каратэги, а царапины, которые неписям все же удавалось нанести мне на открытые части тела – кисти рук и лицо – за серьезные раны системой, как видно, не считались и даже кровотечения не вызывали.

Миюки, которой помимо битвы нужно было еще как-то успевать править лодкой, пришлось хуже – даже несмотря на мои назойливые попытки ее прикрыть. Одна рыбешка вцепилась ей зубами в ухо, и сорвала ее оттуда девушка вместе с мочкой – кровь хлестнула минимум на среднюю интенсивность, минус 2 очка Здоровья в минуту в течение десяти минут. Еще одна непись угодила моей спутнице точнехонько в левый глаз, который почти тут же заплыл. Третья наглая тварь – это Миюки мне уже после рассказала – ухитрилась нырнуть ей за пазуху куртки и от души там порезвилась, пока девушка ее не раздавила прямо на теле.

Долго ли, коротко ли, но рыбий навал начал стихать, и я уже предвкушал долгожданную передышку, когда из пучины вод вынырнула и устремилась к лодке рыбеха, в несколько раз превосходившая размером развлекавшую нас до той поры мелочь. Во всем остальном точно такая же: распростертые плавники-крылья и руль-хвост, но в длину добрых метра полтора, не меньше. Ну и Уровень под стать – 12-й.

Верный навык и тут меня не подвел: уклонившись от удара острозубой морды, я поймал тварь руками за брюхо, словно карпа в пруду, после чего, должно быть, «на автомате», сунул в Инвентарь.

А вот у моей спутницы нужного навыка не было.

Пока я возился с добычей, другая такая же непись атаковала Миюки. Видимо, вдохновившись моим примером, девушка выпустила из рук весло и тоже попыталась перехватить рыбину в полете, но та ловко вывернулась и ударила хвостом. Приподнявшаяся ей навстречу Миюки потеряла равновесие и с громким плеском выпала за борт.

«Она же не умеет плавать!» – молнией сверкнуло в моей голове, и в следующий миг я уже тоже был в воде.

Несмотря на отчаянные барахтанья – а может быть, наоборот, именно по их вине – девушка быстро, буквально камнем, уходила в глубину. Коварная рыбина, столкнувшая ее с лодки, неотвязно крутилась рядом, вплотную не подплывая, но и не удирая – словно контролировала процесс погружения.

Интенсивно заработав руками и ногами, я бросился в погоню за почти состоявшейся утопленницей.


Вы лишены доступа к воздуху.

Предельное время нахождения без воздуха: 1 минута.

Начат обратный отсчет.

0:59

0:58…


И это с моим хваленым навыком? А сколько тогда времени отпущено Миюки?!

Дна у озера словно не было вовсе – только непроглядная тьма далеко внизу. Настигнуть девушку мне удалось на глубине метров десяти-двенадцати. К счастью, повышенное давление, которое, по идее, должно было здесь наблюдаться, никакого дискомфорта мне не доставляло – навык или условность игры? – и от дела не отвлекало.

Ухватив Миюки за шиворот каратэги – за волосы, как, вроде бы, положено в таких случаях, не решился, да и не вышло бы: те расплылись широким веером, поди собери в кулак – я поволок ее к поверхности. Должно быть, поняв, что спасение близко, девушка тут же перестала трепыхаться. А вот до сбившей ее с лодки рыбины, наверное, тоже что-то такое дошло: сперва просто сузив круги, непись вдруг пошла в атаку. Я лягнул ее пяткой, и, как видно, попал удачно: сообщения о крите не было, но тварь беспорядочно заметалась и ушла куда-то вниз.

А мы тем временем вынырнули. Я с наслаждением вздохнул полной грудью, однако Миюки хватать ртом воздух что-то не спешила. Глаза ее оставались закрыты, лицо – бледным…

– Так, вот только этого сейчас не надо!..

Уговаривая себя не паниковать, я торопливо поискал глазами лодку – та дрейфовала метрах в двадцати. Вверх дном – должно быть, прыгая в воду, я нечаянно ее опрокинул…

Зато желанный берег виднелся уже рядышком – нет, до него было дальше, чем до лодки – раза в два-три – но зато его не придется переворачивать, прежде, чем воспользоваться гостеприимством!..

Что ж, так тому и быть: старательно удерживая голову девушки над водой, я поплыл к суше.

Отогнанная мной на глубине рыбина настигла нас где-то на полпути к берегу. При том, зараза, явилась она не одна, а в компании старшей подружки – здоровенной серой акулы. Я даже Уровень новой неписи не успел рассмотреть, как та разинула пасть – и напала. Я дернулся, уворачиваясь, но тварь, как выяснилось, охотилась не столько на меня, сколько на Миюки, достав и тяпнув ту за безжизненно болтавшуюся ногу.

Вода густо окрасилась кровью, в миг совершенно утратив прозрачность.

Продолжая одной рукой удерживать за шиворот девушку, я поднырнул под нее и почти наугад засадил акуле кулаком в нос. Злодейка разжала челюсти и лязгнула ими в сантиметрах от моей кисти, которую я каким-то чудом все же успел отдернуть. Едва ли не рефлекторно я сунул руку в Инвентарь, собираясь выхватить тесак, но тут меньшая из неписей коварно толкнула меня хвостом под локоть, и вместо оружия из хранилища вывалилась недавно пойманная мной ее близняшка – уже полузадохнувшаяся. Не особо задумываясь о том, что делаю – да, собственно, и не имея уже никакого выбора – я судорожно сунул вялую тушку прямиком в пасть акуле. Челюсти жадно захлопнулись, попутно стесав мне кожу на тыльной стороне кисти.

Дальше все завертелось как-то само собой. Должно быть, обидевшись за участь сестры-близнеца, меньшая из неписей тут же ринулась в драку – но не на нас с Миюки, а на не в меру прожорливую акулу. Несколько ошеломленная таким оборотом, та ненадолго забыла о барахтавшихся рядом людишках, предоставив в мое распоряжение драгоценные секунды. Когда же, благополучно схарчив и вторую принцессу летучих рыб, хищница таки сподобилась возобновить погоню, я уже выволакивал девушку на спасительный каменистый берег. Напоследок тварь все же куснула меня за ногу, но совсем уже на мелководье, и удерживать не стала – теперь уже неизвестно было, кто кого, если что, утянет в родную стихию. Впрочем, свое законное кровотечение средней интенсивности я на прощанье получил.

Миюки не дышала – но все еще была жива, иначе ее тело сразу исчезло бы из локации, как это бывает с убитыми неписями. Как оказывать первую помощь при утоплении, должно быть, знает любой рыбак. По крайней мере, в этой игре. Положив девушку на спину, я запрокинул ей голову и зажал пальцами нос. Затем набрал в легкие побольше воздуха, обхватил губами губы Миюки (успев испугаться, не поймет ли меня система неправильно – какой-нибудь Инь и Ян там, пробный аккаунт, все дела – но нет, обошлось) и что было сил выдохнул. Прием пришлось повторить еще дважды, затем грудь девушки порывисто всколыхнулась, Миюки закашлялась, обдав меня не то слюной, не то подтухшей озерной водичкой, и распахнула глаза. То есть один глаз, правый – левый, подбитый, у нее пока так и не открывался.

– Что у тебя со Здоровьем? – быстро спросил я, облегченно выпрямляясь.

– Тридцать пять… – хрипло выдавила она, тут же снова зайдясь в приступе кашля. – Еще пара кровотечений… Но минут семь-десять у меня еще есть… Мы доплыли?

– Доплыли, – кивнул я.

– Отлично… Сейчас куплю сакэ… – она рванулась встать, но я остановил ее жестом.

– Сам куплю. Во-первых, я целее, а во-вторых, уж извини, торгаш из тебя – тот еще! Лавка возле ворот?

– Да… Наверное… Там же должны быть наши трофеи… Возьми расплатиться…

Из-за нагромождения береговых скал, с того места, где я приводил в чувство Миюки, арка выхода не просматривалась, но стоило мне пройти три десятка шагов, как я оказался прямо возле нее. Сундук стоял на положенном ему месте. Как и торговая точка.

Подхватив под мышку заслуженную добычу, я вбежал в лавку.

– Добро пожаловать, Бирофу-сан, – с поклоном приветствовал меня хорошо мне знакомый хозяин.

– Тояма-сан? – не скрыл я своего удивления. – Вы-то какими судьбами в данже?

– Лавка в деревне дохода почти не приносит – приходится как-то крутиться, – развел руками колобок-непись. – Наш покровитель, ками с горы Хаку, не возражает… Токанава-сан торгует при стихии Земли, я – вот, у Воды…

– А дальше тогда кто? – зачем-то спросил я. – Ну, в Огне или что там за следующими воротами?

– Это последняя лавка на вашем пути, Бирофу-сан, – ответил торговец.

– Да? – слегка нахмурился я. Новость меня не обрадовала – до сих пор без лавки нам было не обойтись. – Ну да ладно, – махнул рукой затем. – К делу. Время не терпит. Мне нужны две порции сакэ.

– Время как раз терпит – пока вы в моей лавке, оно для вас почти не идет, так что Миюки-сан застанете в том же состоянии, в каком оставили, – заверил Тояма-сан. Признаться, для меня это было новостью – но, скорее, доброй. – А что касается дела… Только для вас, Бирофу-сан – две чашки лучшего сакэ – за половину трофеев, добытых вами у стихии Воды.

– Четверть трофеев, – тут же выпалил я.

– Вы даже не знаете, что там, – усмехнулся лавочник, кивнув на сундук в моих руках.

– Ну так давайте посмотрим вместе – раз уж, говорите, время у нас есть, – предложил я, водружая свою ношу на прилавок и поднимая крышку.

Содержимое оказалось вовсе не таким богатым, как я ожидал, исходя из рассказа Миюки о прошлом сундуке. Никаких ученых свитков, никакого оружия. Всего двадцать четыре золотые монеты. Две одинаковые нашивки на каратэги, в виде государственного флажка, пока непроявленного – у меня на рукаве уже такая имелась, а спутница моя, помнится, была не особо ярым фанатом этого вида украшений. Левый ботинок с «+2» к Выносливости. Ну и единственный Редкий Предмет – браслет, дающий на двенадцать часов «+3» к Мудрости, но при этом срезающий на тот же срок до стартовой «единицы» все четыре основные характеристики. Тоже, своего рода, бессмыслица – кому нужна Мудрость за счет ВСЕГО остального?

Должно быть, скудость улова была вызвана тем, что босса стихии Воды мы так и не убили – просто удрали от него на берег.

Честно говоря, я без особого сожаления отдал бы торговцу все эти трофеи, но Деловая репутация требовала держать марку.

– Браслет и золото мне – остальное вам, – предложил я.

– Насчет браслета согласен, но золото пополам, – хитро улыбнулся Тояма-сан.

– Договорились! – с чувством исполненного долга кивнул ваш покорный слуга, складывая обратно в сундук нашу с Миюки долю монет (браслет хранилище трофеев не покидал) и пряча его в Инвентарь.

Тем временем непись уже выставлял на прилавок приобретенные мной чашки с сакэ.

– Кстати, если у вас вдруг есть на продажу какое-нибудь оружие… – начал было я, протягивая руки к покупке.

– Помилуйте, Бирофу-сан, какое оружие в лавке данжа? – искренне удивился торговец. – У меня тут только два вида товара.

– И какой же второй? – уточнил я.

– Карты безопасного пути к резервному выходу из локации, конечно – для тех, кто не готов идти дальше. Кстати, случайно не желаете приобрести экземпляр? Всего за пятьдесят золотых.

– Нет, – покачал я головой. – Мы пойдем до конца, – кроме всего прочего, столько золота у меня при себе и не было.

– Так я и думал, – кивнул Тояма-сан – понимающе и будто бы даже чуть виновато. – Но не предложить не мог…

Простившись с лавочником, я вернулся к Миюки, из любопытства поинтересовавшись, сколько времени меня, на ее взгляд, не было. Оказалось – всего полминуты. Затем, уже не размениваясь на пустые разговоры, мы дружно осушили наши чашки и двинулись к воротам – прочь от Воды.

37. Пять стихий. Огонь

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вам покорилась стихия Воды!

Опыт: + 40 (20 х 2)

Выносливость: + 4 (2 х 2)

Получено Достижение «Повелитель Воды»

Бонус за Достижение: доступ к стихии Огня


Стихия третья. Огонь. Удачного покорения!


А вот это уже действительно было нечто наподобие пещеры. Правда, ничуть не темной — огней в ней горело более чем достаточно. Огня.

Мы с Миюки стояли на краю просторного сводчатого зала, в центре которого на высоте метров семи от пола парил широкий квадратный помост. С нашей стороны на него вела пологая деревянная лестница, такая же спускалась с противоположной – к тории выхода. В отличие от предыдущих, алым арка не пылала – мерцала холодным (чтобы не сказать «ледяным») голубым светом. Как видно, для контраста с остальным залом – по всей его площади, за исключением двух тесных пятачков на входе и выходе, задорно плясали языки жаркого бело-оранжевого пламени. Что именно горело, видно не было – возможно, сам пол.

Единственный путь вперед вел вверх по лестнице – туда мы с моей спутницей и направились.

Преодолев четыре десятка шатких ступеней, мы взошли на помост. На нем оказалось расстелено спортивное татами. Пересечь зависшую над огнем платформу можно было только по нему.

Грядет поединок? Но никакого противника по ту сторону пока что-то не наблюдалось…

Несколько долгих секунд мы провели в терпеливом ожидании, однако ни на помосте, ни внизу ровным счетом ничего не происходило — если, конечно, не считать так и продолжавшего полыхать пламени под платформой.

— Может, нужно тупо пройти на ту сторону? — неуверенно предположил я наконец – почему-то шепотом. — Как там было у Кииоши-сама? Отбрось все лишнее. Просто бей. Почему не «просто иди»?

– Не думаю, — с сомнением покачала головой девушка. — Хотя, не попробуем – не узнаем…

Она нагнулась, чтобы снять с ног сандалии — выйти на татами в обуви означало покуситься на святое, как вдруг откуда-то из-под высокого купола громогласно и хрипловато, словно говорили в видавший виды микрофон, прозвучало:

– Для демонстрации ката Нидзюсихо на татами вызывается Наката Миюки! Приготовиться — Белов Артур!

-- Вот и ответ, – немного нервно усмехнулась моя спутница, распрямляя спину. – Чтобы пройти, нужно выполнить ката!

«Всего лишь?» – чуть не вырвалось у меня, но язык я прикусил – было уже недавно: «всего лишь дойти», «всего лишь переплыть»…

Спрятав сандалии в Инвентарь, Миюки вышла на середину площадки.

– Хаджимэ! – скомандовал голос свыше – и в тот же миг татами обрушилось вниз – прямо в огонь.

Нет, не все татами, как было почудилось мне сперва – в неприкосновенности сохранился самый центр, где находилась Миюки, и несимметричная россыпь небольших – на иных едва уместится стопа – фрагментов пола вокруг.

Я ахнул, невольно попятившись к лестнице, а вот девушка на татами – точнее, на том, что от того осталось – вопреки всему сохранила полную невозмутимость. Чинно поклонившись незримому рефери, она спокойно начала работать, четкими шагами переносясь над пламенеющей пропастью и ступая в точности туда, куда требовала демонстрируемая форма – и неизменно находя там опору. Лишь однажды мне показалось, что Миюки промахнулась – ее вдруг заметно качнуло, и стопа пошла мимо, но в последний момент девушка все же зацепилась – буквально пальцами – за надежный край, по-быстрому переступила ногами, чуть сбив темп исполнения, но от падения каким-то чудом удержавшись.

Случилось это уже в самом конце ее выступления, на финальной «дорожке». Опомнившись, я поймал себя на самом краю бездны – должно быть, машинально бросился к пошатнувшейся Миюки и едва не шагнул в пропасть сам – а тем временем девушка в несколько коротких движений вернулась в центр площадки и замерла. Татами вокруг нее разом восстановилось.

Я выдохнул.

– Оценка за исполнение – пятьдесят четыре балла, – объявил из-под купола рефери. Много это или мало, было не очень понятно. На мой искушенный взгляд, если не считать единственной досадной помарки, выступление было близким к идеалу.

Поклонившись, Миюки спиной вперед покинула татами – вернулась назад, ко мне.

– Э… может быть, все же нужно было на ту сторону перейти? – спросил я нахмурившись.

– Ты после ката обычно куда уходишь? – тяжело дыша, отрывисто выговорила она.

– Ну, назад…

– Вот и я ушла назад!

– Смотри, как бы еще раз делать не заставили, – покачал головой я.

– Еще раз я не выдержу… – выдохнула девушка. – Все, что было, отдала… Это не на четкость формы задание – «рисунок» ката в игре у всех правильный, – добавила она после короткой паузы. – Это на твердость духа… Главное, вниз не смотреть!

– Понял, – сосредоточенно кивнул я.

– Для демонстрации ката Сейсан на татами вызывается Белов Артур! – бесцеремонно прервал нашу увлекательную беседу сухой голос рефери.

Сейсан? Черт, я уже настроился на Нидзюсихо… Впрочем, какая разница? Миюки права: «рисунок» однажды выученного ката в игре передаешь безошибочно. Навык не подведет. А вот то, что она назвала твердостью духа… Не пресловутый Боевой дух – одна из стандартных Дополнительных характеристик – а нечто, не имеющее в игровом меню специальной строчки…

Главное: не смотреть вниз!

– Хаджимэ! – дал команду приступить к исполнению голос, и я… закрыл глаза.

Зачем вообще куда-то смотреть, если тело само знает, что делать?

Без малого две минуты, что длилось исполнение, я провел во мраке и тишине. Может быть, это и значит «отбросить все лишнее»?

Ката закончилось. Я распахнул веки. Жив! И стою точно в центре площадки! Да здравствует навык!

Вот только почему татами вокруг меня по-прежнему выглядит, словно после бомбежки?!

– Исполнение не засчитано, – хрипло поведал рефери.

Что?!

– Не продемонстрирован взгляд бойца, – невозмутимо продолжил вещать глас. – Оценка – «ноль». Предоставляется вторая попытка, с демонстрацией иной формы. Ката Ванкан – хаджимэ!

Во рту у меня разом пересохло, сердце провалилось куда-то вниз, спина похолодела, глаза застлал бордовый туман. Руки и ноги словно одеревенели. Не чувствуя их, я судорожно дернулся, с невероятным трудом заставляя себя начать движение – времени на переживание нежданной неудачи у меня не было.

Не перепутать бы еще теперь. Не СейсанВанкан

Одно хорошо – Ванкан раза в полтора короче…

Главное: не смотреть вниз…

Как и что я делал в течение следующей минуты – не помню. С уверенностью могу лишь сказать, что в конце исполнения меня хорошо так повело, нога ушла в сторону, и не случись это почти в центре татами, где уцелевшие фрагменты площадки зачастую примыкали один к другому вплотную – лететь мне вниз, в пекло. Но обошлось.

Когда я наконец застыл в шизентай камаэ – стойке ожидания – Бодрости у меня оставалось едва 15 баллов. Просело и Здоровье – с полных «150» до «сотни» – словно я и в самом деле только что выдержал напряженный, кровопролитный бой.

Татами между тем восстановило целостность. Зачет?

– Оценка за исполнение – двадцать баллов, – сообщил судья.

Не «баранка»! Живем…

Как положено, поклонившись, на негнущихся ногах я покинул площадку – спиной вперед, к Миюки. Даже не задумался о каком-то ином варианте ухода с татами.

Едва мы с девушкой оказались рядом, как помост под нашими ногами пришел в движение, плавно поворачиваясь вокруг центральной оси. Лестница, по которой мы сюда недавно попали, неспешно уплыла назад и налево, а на смену ей справа подъехала другая – ведущая к выходу.

Платформа остановилась. Мы обулись и, поддерживая друг друга (в большей степени, наверное, Миюки меня, а не я ее), принялись спускаться к воротам.

Как и предупреждал Токанава-сан, лавки здесь не было, как, впрочем, и сундука с трофеями – не заработали. Зато, к немалой нашей радости, возле арки обнаружились две чашки с сакэ. Бесплатные!

Испив целебного напитка, мы без малейших сожалений оставили Огонь позади.

38. Пять стихий. Ветер

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вам покорилась стихия Огня!

Опыт: + 74 (37 х 2)

Ловкость: + 4 (2 х 2)

Интеллект: + 2 (1 х 2)

Получено Достижение «Повелитель Огня»

Бонус за Достижение: доступ к стихии Ветра


Так вот куда пошли баллы, полученные за исполнение ката! Сложившись, конвертировались в Опыт, после поделенный поровну…


Стихия четвертая. Ветер. Удачного покорения!


Перед нами снова была лестница — на этот раз каменная, вырубленная в склоне высокой горы. В буквальном смысле слова, открытая всем ветрам – ступив на первую же ее ступень, мы с Миюки были вынуждены крепко сцепиться руками, чтобы поодиночке нас не сдуло порывом в пропасть. Точно так же, помогая друг другу, несколько минут назад мы спускались с помоста в зале Огня, но там главной причиной была просевшая ниже плинтуса Бодрость, ныне, вроде как, восстановленная до максимума…

Эти максимумы, впрочем, и тут недолго нас радовали. Каждый очередной лестничный марш из дюжины высоких ступенек, отделенный от следующего не слишком просторной площадкой, отъедал у меня от Бодрости верный балл. Девятьсот ступеней (я их в самом деле начал было считать, но быстро сбился, однако потом нашел данные в архиве меню), семьдесят пять маршей – «минус 75» от Бодрости, отдай – не греши…

Нещадно треплемые ветром (приносящим с собой то ледяную крошку, от которой ступени под нашими ногами сразу же делались предательски-скользкими, то сухой песок, выцарапывающий глаза и противно скрипящий на зубах, то вовсе какой-то белый пух, забивающий нос), во время подъема мы, по сути, оставались совершенно беззащитными. Вздумайся каким-нибудь злобным тварям (кого там можно было ждать из воздуха? Птиц? Или, может, пчел?) нас атаковать – сбросить едва державшихся на лестнице путников вниз, в бездну, им, пожалуй, не составило бы большого труда. Но нет – никто не пикировал яростно с неба, не выныривал коварно из-под ступеней и не скатывался отчаянно со склона. Нас ждали наверху.

Вершина горы была словно аккуратно срезана ударом меча какого-то великана-самурая — лестница вывела нас на идеально ровную круглую площадку диаметром метров в пятьдесят. В самом ее центре возвышалась пятиярусная башня-пагода, увенчанная длинным, напоминающим футуристическую антенну шпилем. Главное строение обрамляла крытая галерея, покатая черепичная крыша которой поддерживалась многочисленными деревянными колоннами. У крыльца башни круг галереи размыкался, и там, в широком проходе, спиной к нам стоял какой-то человек.

Замерев на верхней ступени лестницы — ваш покорный слуга уже собирался сделать последний шаг и ступить на площадку, но, выразительно вращая глазами, Миюки меня удержала — я пригляделся к незнакомцу. Непись по имени Тэтсуя-сан, Уровень 20. Облачен в серый доспех, материал которого невозможно угадать за покрывающей его плотной шнуровкой – но явно что-то труднопробиваемое. На голове шлем, как у киношного Дарта Вейдера, только еще с какой-то раздвоенной блямбой впереди — со спины толком не рассмотреть. Два меча в ножнах – короткий и длинный. Вроде бы, заткнутые за пояс, но, опять же, с этого ракурса не особо видно — может, и просто подвешены как-то.

Некоторое время моя спутница также пристально всматривалась в широкую спину непися, затем сунула руку в Инвентарь и один за другим извлекла оттуда оба Меча хитакири. Один протянула мне, почти беззвучно шепнув:

— Присвой!

– Так у меня же… — я хотел было сказать, что для владения таким Предметом у меня недостаточный Уровень, но тут же считал в свойствах:


…не ниже 10 (1-й кю)…


Ну да, точно: с момента той схватки в гостинице я малость подкачался!..

Раскрыв ладонь, я по-хозяйски положил ее на рукоять меча.


Предмет Меч хитакирибез ножен относится к классу Редкий и принадлежит игроку «Наката Миюки»

Желаете присвоить Предмет?

Да / Нет


Да, разумеется – что бы иначе я за него хватался?!


Смена владельца Предмета класса Редкий.

Основание: добровольная уступка прежним владельцем.

Новый владелец: Белов Артур, Уровень 10 (1-й кю)


— Только навыка работы с таким у меня нет… -- опомнившись, виновато прошептал я спутнице.

– Свойства посмотри внимательнее! – буркнула она.

Так я и поступил:


Предмет: Меч хитакири без ножен

Класс: Редкий

Свойства: наделяет своего владельца симулякром навыка «Мечник»

Срок действия свойства: 2 минуты

Необходимый уровень: не ниже 10 (1-й кю)

Владелец: Белов Артур, Уровень 10 (1-й кю)


– В общем, у нас две минуты, чтобы завалить этого бугая, – мотнула Миюки головой в сторону непися. – Потом мечи превратятся в тыкву.

– В тыкву?

– Мультик про Золушку не смотрел? Волшебство закончится, короче. Навык испарится – возможно, даже вместе с мечом, но тут я не уверена.

– Значит, уложимся в две минуты, – уяснив, решительно заявил я.

– А я о чем?

– И как его активировать? – уточнил я, кивнув на меч.

– Сам активируется – как только начнется бой… Как я понимаю – едва мы сойдем с лестницы, – добавила она почти без паузы, упреждая мой следующий вопрос. – Собственно, ждать нам особо нечего – Бодрость на этом ветру сама по себе не восстанавливается…

Последнее я уже и сам заметил.

– Тогда – вперед! – бросил я, воинственно занося над головой еще спящий меч и поднимая ногу для шага.


Вы вступили в открытый бой с противником Уровня 20.

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы приобрели Добродетель: Ю (мужество)


И даже никакого бонуса за это «Ю»? Хоть бы песню спели безумству храбрых…

Стоило нам с Миюки вступить на площадку, как Тэтсуя-сан тут же повернулся к нам. Дарт Вейдер из него оказался так себе – лицо с парой злобно прищуренных глаз никакое забрало не закрывало. Но, похоже, это была единственная незащищенная часть его тела – все остальное надежно хранили доспехи…

Которые, впрочем, ничуть не мешали неписю двигаться с легкостью и, я бы даже сказал, с изяществом. Навстречу нам он словно не пошел – воспарил, влекомый попутным ветром. Длинный меч выплыл из черных ножен подобно невесомому птичьему перу.

Мужество мужеством, но сердце у меня в груди скакало так, словно намеревалось выпрыгнуть оттуда наружу и спрятаться где-нибудь в безопасности – переждать приступ безрассудства, некстати поразивший хозяина. Двигаясь вперед, мы с Миюки немного расступились, но не сильно – должно быть, для того, чтобы не позволить противнику разделаться с нами поодиночке. Почему «должно быть»? Признаться, я не вполне понимал, что и для чего делаю. С момента схода с лестницы не я нес меч – тот вел меня, руководя каждым движением. Уверен, пожелай я вмешаться и поступить по-своему – сумел бы, но, пожалуй, стоило пока довериться навыку.

Когда между нами и неписем оставалось всего шагов семь, Тэтсуя-сан ураганом рванулся вперед, в мгновение ока сократил это разделявшее нас расстояние и стремительно нанес два удара – вправо и влево. От предназначенного ей Миюки уклонилась, я же встретил вражеский меч клинок в клинок. Радостно звякнула явно соскучившаяся по сече сталь. Непись отскочил, мы попытались контратаковать – и битва закипела.

Потекла она в той же манере, что и началась. Будь у меня время задуматься – решил бы, что наши с Миюки мечи (а ведь сражались не столько мы сами, сколько они) имеют собственные, неодинаковые характеры. Девушка в основном уворачивалась от атак, но и ее собственное оружие по большей части рассекало в ответ пустой воздух. Я же чаще парировал удары. В нападении, правда, был не успешнее напарницы.

Поначалу Тэтсуя-сан неудержимо теснил нас к лестнице, но по мере удаления от башни напор непися, как будто бы, понемногу утрачивал прежнюю мощь. В пяти шагах от ступеней мы с Миюки уже вполне уверенно защищались, более не отступая. В скорости, правда, Тэтсуя-сан нас по-прежнему превосходил на голову, без видимых усилий успевая противостоять обоим.

В какой-то момент мы с моим юным Учителем, не сговариваясь, поднажали, вынудив противника попятиться, но, словно подзарядившись энергией от пагоды за своей спиной, Тэтсуя-сан почти тут же восстановил статус-кво, еще и зацепив слегка при этом кончиком меча мое плечо: «минус 5» от Здоровья и легкое кровотечение. Не страшно, но неприятно.

Время, однако, работало против нас с Миюки: как раз пошла вторая минута схватки. Еще немного – и магия наших мечей безвозвратно уйдет! Да и банальной Бодрости запасы не вечны…

Мы с девушкой снова попытались активизироваться, отыграв пару шагов – и опять непись с легкостью отжал нас обратно, наградив на этот раз порезом Миюки. Нет, он точно был запитан от этой проклятой башни, как русский богатырь от Матери-сырой-земли! По-современному – бесконтактно. Но чем ближе оказывался к источнику – тем свирепее становился наш враг!

А чем дальше…

– К лестнице! – крикнул я напарнице, осененный идеей. – Отступаем!

– С какой еще стати?! – процедила девушка сквозь напряженно сжатые зубы, в очередной раз уклоняясь от смертоносного клинка непися.

– Просто поверь! Три шага назад! Давай!

– Ну-у… – при толике фантазии это ее «ну» можно было принять и за согласие. Главное, чтобы напарница сама это поняла…

Сказать, правда, оказалось куда проще, чем сделать. Гордый навык мечника сопротивлялся, не желая отступать там, где не видел в этом нужды, пришлось его продавливать, отвлекаясь и тратя силы – но результат того стоил! Всего каких-то три лишних шага от пагоды – и движения Тэтсуя-сана ощутимо замедлились! Он провалился, атакуя Миюки и не успел толком парировать мой удар – клинок Меча хитакири скользнул по доспехам непися, рассекая шнуры, и хоть и не нанес врагу ощутимого урона, это была моя лучшая атака за все время схватки! Повернувшись ко мне – снова далеко не столь быстро, как считанными секундами ранее – Тэтсуя-сан ткнул в мою сторону острием своего оружия, но тут на него стремительно налетела уже моя напарница, нанесшая сокрушительный удар по запястью удерживавшей катану кисти. С треском лопнула разрубленная броня, и от правой руки непися осталась лишь фонтанирующая кровью культя. Меч наш противник все же удержал – одной левой рукой – и даже успешно отразил им мою новую атаку, но клинок Миюки уже устремился к шее покалеченного врага… и вдруг исчез, растворившись в воздухе.

Та же участь сей же миг постигла и мой меч. Сказка закончилась.

Истошно завопив – не то от боли, не то в предвкушении скорой победы – непись с разворота всадил Миюки меч прямо в живот. Попытался тут же выдернуть оружие, но судорожным рывком выбросив вперед обе руки, раненая – скорее всего, смертельно – девушка, уже падая, вцепилась враз побелевшими пальцами в овальную гарду.

Еще секунду или две Тэтсуя-сан безуспешно пытался высвободить застрявший в теле жертвы клинок, затем, выругавшись по-японски, выпустил рукоять, несколько неуклюже (делать это левой явно было ему несподручно) выхватил из ножен за поясом короткий меч-вакидзаси и рубанул им – уже меня.

Оружие ударило в щит – воспользовавшись дарованным мне напоследок Миюки мигом, я успел рвануть из недр Инвентаря драконью чешуйку. Подарок самозваного Учителя не подвел: ударившись о внезапно возникшую на пути преграду, клинок вакидзаси с жалобным лязгом переломился пополам.

Обломок в руках обескураженного непися, вероятно, еще представлял собой немалую угрозу, но в моей правой руке уже был мясницкий тесак. Удар по сочленению доспеха – и левая кисть Тэтсуя-сана разделила печальную судьбу своей правой сестры.

Уже не останавливаясь, я подлетел к обезоруженному противнику вплотную и что было сил вогнал широкое лезвие своего не-совсем-таки-оружия в его незащищенное броней лицо.

Убить непися столь высокого Уровня одним точным ударом – даже таким – оказалось, конечно же, невозможно, но израненный и лишенный мечей, он более не сопротивлялся. Я же словно впал в исступление – выдергивал клинок и бил им снова и снова, пока тесак не рассек, наконец, пустоту.

Без сил выронив ненужное мне более орудие, я обернулся к лежащей на земле Миюки – и тотчас мир вокруг меня перестал существовать.

39. Пять стихий. Пустота

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вам покорилась стихия Ветра!

Опыт: + 90 (45 х 2)

Боевой дух: + 1

Удача: + 1

Получено Достижение «Повелитель Ветра»

Бонус за Достижение: доступ в Пустоту


Пустота. Пожелания излишни!


Я пребывал во тьме. Не стоял, не лежал, даже не висел — просто находился в ней. Опоры под ногами не чувствовал, но все же, перебирая ими, мог двигаться. Из Ничего в… Куда? Единственной зримой целью был контур арки выхода. Черный в черноте. Тем не менее, я точно знал, где тот находится.

Вот только выходить отсюда я пока не собирался. Сначала мне нужно было отыскать Миюки.

Запустив руку в Инвентарь, я извлек оттуда Драконий коготь, и окружавшая меня тьма сменилась полумраком. Густым – но все же проницаемым для взгляда.

Сначала я увидел сундук – должно быть, с трофеями. И лишь затем – тело девушки неподалеку. Катана, пронзившая Миюки, исчезла вместе с убитым мною ее хозяином-неписем, раны от меча и заметно-то не было – так, небольшой разрез на куртке. Белую ткань не пропитывала кровь – каратэги не пачкается. Не было бурых потеков и на открытых участках тела девушки. Их и самих почти не было — участков этих. Лицо, кисти и стопы моей павшей в бою напарницы размылись, словно утратив плотность, начав растворяться, исчезать — и почему-то не закончив.

Игрок Наката Миюки не умерла. Но и не была уже жива.

Но главное: не умерла же!

Встрепенувшись, я торопливо завертел головой в поисках… сам толком не зная, чего. Например, чашки сакэ — почему нет? Каждый раз ранее нам удавалось получить целебный напиток. После прохождения стихии Огня – так даже бесплатно. Почему теперь должно оказаться иначе?

Увы: сакэ не было. Ничего не было — только зависшая между жизнью и смертью Миюки, черная арка вдали и сундук… Сундук!

Я бросился к хранилищу трофеев и откинул крышку. Внутри одиноко стояла стеклянная бутылочка с серой этикеткой на продолговатом горлышке. Лекарство?!

Моя рука нырнула в сундук.


Предмет: Бутылка рисового пива

Класс: Уникальный

Свойства: Сила +7, Выносливость +7, Ловкость +7, Интеллект +7

Срок действия свойства: в течение 48 часов после активации

Способ активации: прием внутрь

Необходимый уровень: не ниже 10 (1-й кю)

Владелец: отсутствует

Внимание: данный Предмет не может быть присвоен в Пустоте!


Не лекарство.

Нет в этой чертовой Пустоте лекарства!

Тогда, может быть, оно отыщется где-то еще? Например, за аркой?

Я поспешно вернулся к Миюки, склонился над ней. Зажав драконий коготь в зубах, завел обе руки под полупрозрачное тело – на что бы оно там ни опиралось, мои ладони свободно прошли сквозь это — и попытался приподнять. Однако не смог даже с места стронуть — только сам просел куда-то вниз. Теперь тело девушки оказалось на уровне моей груди, и можно было даже к нему пристроиться, словно держишь на руках, но только не отнести к арке ворот – расстояние между тории выхода и Миюки не сокращалось, как бы отчаянно ни сучил я в Пустоте ногами.

Оставив наконец эти бесплодные попытки, я еще раз осмотрел все вокруг — с тем же невеселым результатом – затем вновь повернулся к девушке: лицо ее как будто бы еще сильнее развеялось, почти уже слившись с фоном сумрака. Миюки уходила! Медленно, но неуклонно, умирала!

— Ками! -- в панике выкрикнул я, не зная уже, за что ухватиться. – Ками, помоги мне!

Хитрый лисенок на зов не явился – несмотря на то, что должен был мне еще одну услугу.

В третий раз затравленно оглядевшись – в Пустоте ничего не изменилось – я сунулся в меню (понятия не имею, что надеялся там отыскать!), скользнул взглядом в Инвентарь – и едва снова не заорал, от нечаянной уже радости. В самой дальней ячейке моего хранилища – нарочно убранный с глаз, чтобы не мешался – лежал Обучающий свиток, некогда полученный мной от лавочников за судейство на турнире художников! Тогда этот Предмет пришелся мне не по Уровню, но теперь-то я до него дорос – как дорос до Меча хитакири!

Я яростно рванул свиток из Инвентаря. Защищавшая его печать рассыпалась в прах, и бумага сама собой развернулась. Рядом возникли кисть и чернильница.


…Свойства: изучение навыка на выбор


Навык на выбор. Навык… Что вписать, чтобы не прогадать?

Стиснув пальцами кисточку и щедро обмакнув ее в красную тушь, я вывел максимально подробно, чтобы уж точно не промахнуться: «Воскрешение и лечение игрока Миюки с восстановлением показателей Здоровья и Бодрости до максимума, а также…»

Впрочем, дописать мой трактат мне не дали.


Указанного вами навыка не существует!

Возможный аналог: «Исцеление раненого».

Желаете заменить на аналог?

Да / Нет


Помедлив лишь мгновение, я выбрал «Да».


Усвоен навык: Исцеление раненого

Опыт: в Пустоте не приобретается


Я протянул руку к Миюки. Ну же! Лечись! Трах-тибидох!


Желаете исцелить раненого?

Пациент: Наката Миюки.

Да / Нет


Любят же они идиотские вопросы! «Да»!


Исцеление пациента без использования лекарственных средств возможно при помощи энергии Ки.

Желаете воспользоваться энергией Ки?

Да / Нет


Да хоть «Пи»! «Да», желаю!


Для использования энергии Ки требуется значение Мудрости «4».

Повысьте Мудрость до «4» и повторите попытку!


Что?! Как я вам ее повышу?


Возможные способы повышения Мудрости:

1) прохождение специального квеста (доступно: 0);

2) использование свойств Предметов (доступно: 1).


И что же это за такой «1»?!

Ваш покорный слуга лукавил. Я сразу понял, какой Предмет имеет в виду бесстрастная система.

Вот только использование его свойств напрочь обесценивало все, через что мне пришлось пройти и чего довелось достичь до сих пор. Не только в данже – вообще в игре, если рассматривать в качестве ее Цели предстоящий турнир, будь он неладен!

Обесценивало для меня – но не для Миюки.

А без нее я до этой проклятой Пустоты просто не добрался бы! Да что там, вообще не был бы допущен до отборочного квеста! Это кроме всего прочего!

Что ж, долг – он красен платежом…

Выудив из Инвентаря сундук, сбереженный мной от загребущих рук Токанава-сана в царстве Воды, я открыл его и коснулся покоившегося на дне браслета.


Предмет Браслет мудреца относится к классу Редкий и не принадлежит ни одному игроку.

Данный предмет может быть присвоен в Пустоте.

Внимание: присвоение данного Предмета снижает ваши шансы на присвоение других Предметов класса Редкий по итогам отборочного квеста!

Желаете присвоить Предмет?

Да / Нет


«Да».


Смена владельца Предмета класса Редкий.

Основание: первоначальное приобретение.

Новый владелец: Белов Артур, Уровень 10 (1-й кю)


Все же дрогнувшей в последний момент рукой я пристроил браслет на свое левое запястье. Щелкнул, запираясь, изящный замочек.


Свойства Предмета Браслет мудреца активированы

Мудрость: +3 (осталось 12 часов)

Понижение Силы: до 1 (осталось 12 часов)

Понижение Выносливости: до 1 (осталось 12 часов)

Понижение Ловкости: до 1 (осталось 12 часов)

Понижение Интеллекта: до 1 (осталось 12 часов)


С такими «блестящими» показателями никакой турнир мне, конечно же, уже не светил.

Ну и ками с ним!


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы приобрели Добродетель: ДЗИН (сострадание, великодушие)


Да не пошли бы вы со своими добродетелями?! Что там с лечением?


Вы можете использовать энергию Ки для исцеления пациента Наката Миюки.

Внимание: повторное использование энергии Ки станет возможным не ранее, чем через 12 часов!

Желаете использовать энергию Ки?

Да / Нет


Нет, блин, это я просто так себе показатели обнулил, чисто по приколу!

Подавитесь: «Да»!


Вы впервые использовали энергию Ки!

Получено Достижение: «Просветленный».

Бонус за Достижение: в Пустоте не начисляется


Сверкнула молния. Грянул гром. Миюки открыла глаза.

– По ходу, система сбоит, – были первые слова, сорвавшиеся с ее утративших прозрачность губ. – Показывает мне, будто у тебя все Основные характеристики на «единице»!

– Так и есть, – отрешенно выговорил я.

– Что значит, так и есть? – непонимающе сдвинула черные брови к переносице воскресшая девушка.

– Махнул не глядя. На Мудрость.

– Зачем?! Хотя, погоди… Я же вижу логи… Ты что, влил в меня Ки? Зачем?!

– Ты умирала, – развел руками я. – Другого способа не было…

– Ты с ума сошел?! – резко села она в Пустоте. – Ну, умерла бы – и что? Получил бы дебафф за потерю Учителя – плевать, на турнир ты уже явно по рейтингу проходил! А что теперь?

– А теперь на турнире выступишь ты…

– Черт! – в сердцах стукнула она кулаком в Пустоту. – Черт!

– Что не так? – дурацкий, конечно, вышел вопрос – но уж больно иной реакции ждал я на свой, может, и глупый, но видевшийся мне единственно возможным поступок.

– Все не так! – тихо, в сторону проговорила Миюки. – Твою Яп-понию наперекосяк! – уже в голос выкрикнула она, но продолжила вновь едва слышно: – Я не сказала сразу, не хотела сбивать тебя с Пути… А потом как-то к слову не пришлось… Учитель не может принять участие в турнире. Он вообще много чего не может из доступного обычным игрокам, но, в частности – выступать на подобных соревнованиях. Это одна из причин, почему все подряд не учреждают собственные додзё…

– То есть, получается… – нахмурился я, не веря своим ушам. – Получается, что мы оба в пролете?

– Как первый снег над онсэн[1], – выдохнула девушка.

Вокруг по-прежнему была Пустота. Но теперь точно такая же возникла и внутри меня.

А затем нас с Миюки бесцеремонно затянуло в арку выхода.


[1] Горячий источник (яп.)

40. Отсрочка

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы познали Пустоту!

Получено Достижение «Познавший Пустоту»

Персональный бонус за Достижение: Мудрость +1


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вам распределен Предмет класса УникальныйБутылка рисового пива!

Теперь вы вправе его присвоить!


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Вы завершили прохождение отборочного квеста!

Ожидайте подведения итогов!


Было бы чего ждать…

Мрак развеялся.

Мы с Миюки находились в светлом помещении, оформлением весьма похожим на трапезную комнату в доме покойного Кииоши-сама. Бумажные стены, устланный тростниковыми циновками пол, невысокий столик… На столике — две чашки сакэ. За столиком… За столиком на мягкой подушечке сидел маленький рыжий лисенок. Ками.

– Ты?! – вырвалось у меня почти сердито.

– Ты это кому? – вздрогнув от резкого звука моего голоса, недоуменно осведомилась Миюки.

– Прошу меня простить, что сразу не пришел на зов, — качнув из стороны в сторону пушистым хвостиком, проговорил между тем зверек. — Я старался — но не сумел проникнуть в Пустоту… Вот – явился при первой возможности! — гордо вздернул он носик.

– Да, но опоздал, — развел я руками.

— Ты с ками, что ли, говоришь? – наконец догадавшись, выдохнула рядом со мной девушка.

Не отрывая взгляда от лисенка, я кивнул.

— Лучше поздно, чем никогда, – философски заметил тем временем зверек. — Я все еще могу помочь тебе, Артур.

-- Снять с меня дебафф? – быстро спросил я. – Восстановить характеристики?

– Снять не могу… – погасил разгоревшееся было в моей душе пламя надежды ками. – Но могу отсрочить его, – тут же добавил лисенок под аккомпанемент вздоха разочарования вашего покорного слуги. – Характеристики восстановятся и будут в полной мере учтены при финальном отборе на турнир, но потом дебафф вернется…

– Делай! – не задумываясь, выпалил я. – Скорее!

– Есть один нюанс, – невозмутимо продолжил мой рыжий собеседник. – Я не знаю, на какой именно срок сместится период дебаффа. Может быть – на час, а может быть – на целые сутки. Это вне моего контроля.

– Делай! – повторил я.

– Может статься, что дебафф наложится как раз на время завтрашнего турнира, – заметил ками.

– Делай! – в третий раз потребовал я. – Будем решать проблемы по мере их поступления!

– Как скажешь, – потупил мордочку лисенок. – Сделано!

Таблица характеристик сама вывалилась мне на глаза – уверен, что не вызывал ее:


Уровень 10, 1-й кю

Необходимый Опыт до нового уровня: 281/500


Базовые характеристики:

Здоровье: 140/150

Бодрость: 22/150

Сила: 33 (отсрочка временного снижения)

Ловкость: 33 (отсрочка временного снижения)

Выносливость: 28 (отсрочка временного снижения)

Интеллект: 15 (отсрочка временного снижения)


Дополнительные характеристики:

Боевой дух: 9 (6 + 3)

Удача: 14 (12 + 2)

Деловая репутация: 3

Мудрость: 3 (отсрочка временного повышения)


Добродетели: 3/7 (нажмите, чтобы открыть список)


Общие навыки: 21 (нажмите, чтобы открыть список)


Боевые навыки: 23 (нажмите, чтобы открыть список)


Достижения: 17 (нажмите, чтобы открыть список)


– Что ж, Артур, вот мы с тобой и в расчете, – дав мне вдоволь налюбоваться на восстановившиеся значения, проговорил со своей подушечки ками. – Насколько я могу судить, на турнир ты отобрался. Но для верности все же выпей выигранное пиво, – показал он глазами куда-то мне под ноги. Я опустил взгляд: там стояли оба наши сундука с трофеями. Рядом с ними валялся тесак, оброненный мной еще в царстве Ветра. – А теперь – прощай!

Забавно поклонившись, лисенок исчез.

Я поспешно нагнулся – не в ответном поклоне: к сундуку – за трофейной бутылкой.

41. Киай!

— Все, что могла, я сделала, – нарочито-спокойно проговорила Миюки, вернувшись ко мне от судейского столика. – Не спрашивай, чего мне это стоило, но начало поединков на нашем татами задержится минут на пятнадцать. Дольше нельзя никак – начинается прямая трансляция на официальном видеоканале. Твой бой – седьмой по счету. Должен был идти третьим, но удалось поменять… На круг это еще порядка двадцати пяти минут, а то и все полчаса. Минут пять украдем перед самым выходом – затею небольшой скандальчик, уже придумала повод… Ничего серьезного, просто время потянуть. В худшем случае получу дисквалификацию, но скорее всего отделаюсь предупреждением… Итого — сорок минут у нас есть. А вот где взять еще десять — ума не приложу!

Я машинально бросил взгляд на часы: до объявленного заранее времени начала турнирных поединков оставалось семь минут. До снятия с меня дебаффа — пятьдесят семь.

Ками не ошибся – ни в своей уверенности, что я пройду отбор, ни в сопутствовавших ей опасениях: отсроченное им снижение характеристик догнало меня ровно за одиннадцать часов до старта соревнований. Нахлест получился не такой уж и большой — всего-то пятьдесят минут – но, по-хорошему, за это время я вполне мог успеть провести два полноценных боя. Если бы, конечно, победил в первом из них, а не вылетел уже в самом начале. Вот только как тут не вылететь, когда вокруг «черные пояса», а у тебя и Сила, и Ловкость, и Выносливость — на «единице»?!

Откровенно говоря, насчет стартового поединка одна идейка у меня имелась — чисто умозрительная, практикой не проверенная и уже потому надежности сомнительной – но дважды подряд она бы точно не сработала. С этой точки зрения успех усилий Миюки не стоило недооценивать — пусть ей и не удалось оттянуть мой первый выход на татами до момента снятия дебаффа, задержка давала надежду, что хотя бы ко второму бою я вернусь в норму.

– Спасибо, — поблагодарил я своего юного Учителя. -- Это больше, чем можно было ждать. Я говорил: у меня есть план…

– Да, я помню… – без особого энтузиазма кивнула девушка. За несколько часов до турнира она выходила из игры: уверен, как раз затем, чтобы прошерстить форум на предмет оценки моей идеи. И, судя по всему, не нашла ни одной зацепки в ее поддержку. Но, похоже, и явного опровержения не встретила – иначе наверняка бы мне рассказала… Или нет? Решила бы не расстраивать напоследок?

Так или иначе, я продолжал пестовать веру в успех. Иначе не стоило и близко к татами подходить.

– Кстати, знаешь, кто твой первый соперник? – сменила тему Миюки.

– Нет – откуда? – пожал я плечами.

– Вот óн, – кивнула она направо.

Уже полчаса как мы находились в зале, размером не уступавшем токийскому Будокану – даром, что виртуальном – куда прибыли прямиком из родной локации через персональные ворота-тории. Стояли возле первого ряда постепенно заполнявшейся зрителями трибуны, полностью отданного в распоряжение бойцов и их секундантов. Слева от нас, через четыре свободных сиденья, располагались, судя по флажкам на их рукавах, представители какого-то австралийского додзё – тренер и два спортсмена, один со стандартным, второй с пробным аккаунтом. При встрече мы с ними вежливо раскланялись и даже обменялись парой ни к чему не обязывающих фраз – на больше моего английского не хватило. А вот место справа, также через четыре пустых сиденья, оказалось выделено команде Аркадия Андреевича. Бойцов у непися также было двое: «пробник» Вадим Бабаев и Алан, успевший, к слову, за время моего отсутствия в школе обзавестись черным поясом. На нас с Миюки недавние соученики поглядывали косо, с плохо скрываемой неприязнью. Бывший Учитель так и вовсе смотрел, как на пустое место.

– Алан? – все же уточнил я, хотя и так ясно было, что речь не о тренере-неписе и не о несовершеннолетнем Вадике.

– Алан, – подтвердила девушка. – А еще я знаешь кого тут видела?

– Машу Антонову? – почему-то спросил я.

– Нет. Егора.

– Что? – вздрогнув, я принялся вертеть головой. – Где?

– На той стороне зала, отсюда не видно.

– Он бьется, или просто так приперся, на других посмотреть? – помедлив, поинтересовался я.

– Бьется. Я посмотрела турнирную сетку: если оба пройдете двух своих первых соперников – в третьем бою сойдетесь между собой. Это, кстати, уже будет четвертьфинал.

– Поня-а-атно, – протянул я, чувствуя, как внутри меня зарождается буря. – Что ж, сама понимаешь, такого шанса спросить с него за старца упускать нельзя. Считай, Алану – и кто там у меня сегодня в меню на второе – не повезло…

– Второй – японец, – сообщила Миюки. – Имени не помню.

– И не важно. Никто его не запомнит.

Я не хорохорился. И не шутил.

В то, что говорил – верил. Вопреки всему.


* * *


– Сёбу иппон хаджимэ! – подал команду рефери – не непись, а игрок, обладатель третьего дана, и соответственно, тринадцатого Уровня, чернокожий тунисец.

Алан начал бой аккуратно – сразу вперед не пошел, выжидая. Не полез сходу на рожон и ваш покорный слуга – не с моими нынешними показателями! Все, что было возможно, я подготовил заранее, оставалось лишь не прозевать удобный момент…

Легко сказать!

Первую атаку моего противника, последовавшую после десяти секунд монотонного перетоптывания на месте, я бездарно проворонил. Левый кулак стремительно сократившего дистанцию Алана, пробив вялый блок, молотом врезался мне в грудь, сразу правый – в голову, а последовавшего за ними удара ногой я избежал лишь потому, что сам испугавшись собственной удали, соперник выбросил его уже на отходе. Почти треть моего Здоровья – как корова языком слизнула!

Все, что успел сделать я в ответ – это махнуть рукой в пустоте.

Приятно удивившись такой моей беспомощности, Алан почти тут же повторил атаку – впрочем, с не меньшей осторожностью: ногой снова не достал, но руками отработал на славу – еще добрая треть Здоровья мне в минус. Я же опять лишь бездарно ударил по воздуху: большего мне, увы, не позволила урезанная до минимума Ловкость.

Вадик Бабаев, секундировавший моему противнику, расплылся в широченной улыбке, уже предвкушая победу товарища по додзё. Решив не откладывать расправу надо мной в долгий ящик, Алан вновь рванулся вперед.

Для меня это был последний шанс.

Я не поставил блок, не попытался уйти, даже не ударил навстречу – просто выставил вперед руку, и когда соперник вошел с ней в контакт, готовясь с легкостью снести, нажал глазами кнопку «Да» в заранее вызванном запросе.


Желаете использовать в бою энергию Ки?

Да / Нет


Важно было лишь верно подгадать миг для этого «Да». Я подгадал верно.

Не знаю, видел ли ослепительную вспышку и слышал ли громовой раскат кто-то еще в зале, но отлетающее за пределы татами тело Алана наблюдать могли все. Еще в полете оно утратило плотность и исчезло, растаяв – ограничения утраты Здоровья правилами турнира предусмотрены не были, бои велись до ПОЛНОЙ победы.

Растерянно попятившийся Вадик Бабаев побледнел, слившись цветом лица со своим каратэги. Трибуны ахнули.


Вы одержали победу в поединке с другим игроком!

Опыт: +90 (15 х 6)


Вы впервые использовали энергию Ки в бою!

Получено Достижение: «Киай!»

Бонусы за Достижение:

Сокращение времени накопления энергии (возможность использования Ки 1 раз за каждые 8 часов)

Опыт: +60 (10 х 6)

Мудрость: +1


В отличие от беспристрастной системы, рефери объявил меня победителем далеко не сразу: какое-то время организаторы и судьи скрупулезно изучали логи, пытаясь разобраться, что именно произошло в нашем с Аланом бою и как это следует расценивать. Зрители непонимающе гудели, ожидавшие свой очереди бойцы и их тренеры шумно переговаривались, а Вадик Бабаев в какой-то момент даже крикнул мне злобно, что за голимое читерство меня сейчас дисквалифицируют. Все это время я спокойно стоял на татами в шизентай камаэ, ожидая оглашения уже известного мне вердикта и любуясь неумолимо утекающими минутами. Когда же наконец тунисец вернулся на площадку и поднял руку в знак моей победы, пресловутому дебаффу осталось довлеть надо мной всего каких-то три с половиной минуты.

– Ты сделал это! – по-детски восторженно встретила меня у границы площадки Миюки. – Честно: я до последнего не верила! Про Ки на форуме вообще мало информации, но на официальных турнирах ее точно никто до сих пор не использовал! И ведь сработало! Какой ты молодец!.. Дебафф снялся?

– Вот-вот снимется, – ответил я, с наслаждением прихлебывая заслуженное сакэ.

– Отлично! А ты, кажется, не особо рад? – спросила она вдруг.

– Как не рад – рад… – нужно признать, отчасти девушка была права. – Жаль только, что под раздачу попал Алан, а не Егор…

– Да уж, с Черных придется справляться без читерства! – усмехнулась Миюки.

– И ты, Брут?! – едва не подавился я последним глотком сакэ.

– Шучу. Судьи же признали, что все было чисто… А до Егора тебе еще того Ямаду Кэйсукэ пройти надо…

– Кого?! – вытаращил я глаза на девушку.

– Я уточнила имя твоего следующего соперника. Его зовут Ямада Кэйсукэ… А что не так? – нахмурилась она, глядя на мою реакцию.

– Да нет, ничего, – пробормотал я, шаря взглядом по залу. – Мало ли в Японии Ямад…


* **


Много в той Японии Ямад или мало – ками их ведает – но это был тот самый. Боец, бесчестным, запрещенным приемом отправивший меня «наверху» в больницу. Я его косую рожу навсегда запомнил!

Ну а что удивительного? Если, как сказал Окада-сама, моего недоброго знакомца с позором выгнали из школы – тот вполне мог начать игру здесь! А может, поигрывал и раньше, параллельно с тренировками оффлайн…

Внешность и имя Кэйсукэ оставил без изменений, а вот пояс сумел заслужить лишь коричневый, до своего прежнего, неигрового ранга пока не добравшись. То ли дело ваш покорный слуга: наверху 1-й кю – и в игре 1-й кю. Стабильность!

Узнал ли меня японец в свою очередь или нет, так и осталось для меня загадкой, но если узнал, должно быть, посчитал за полного идиота. Едва прозвучала команда к началу боя (судил нас на этот раз какой-то непись), Ямада протянул мне руку – вроде как для приветствия. Протоколом это предусмотрено не было (рукопожатиями обмениваются ПОСЛЕ поединка), однако некоторые бойцы так поступали – и «наверху» (по мнению моего Сэнсэя – не от большого ума), и здесь, в игре. Но я-то знал, с кем имею дело! Сразу же насторожился – и не ошибся! Крепко схватив мою левую кисть своей правой – стойки мы успели принять зеркальные – Кэйсукэ тут же попытался другой рукой нанести мне удар, по его расчетам – неожиданный. Но не тут-то было! Готовый к подвоху, я нырнул под направленный мне в лицо кулак, шагнул навстречу противнику, бесцеремонно приобняв его, ухватил свободной рукой за пояс и, резко повернувшись, бросил через бедро на татами.

Моей левой ладони японец так и не выпустил, что несколько смягчило его падение, но удар оземь вышел достаточно сильным, чтобы ненадолго ошеломить Кэйсукэ и не позволить ему защититься от последовавшего добивания (в игре его следовало производить в полный контакт). Правый кулак вашего покорного слуги врезался в грудь Ямады… под торжественный аккомпанемент гонга. Крит!

Должно быть, так и не поняв толком, к чему привела его очередная гнусность, японец канул в небытие.


Вы одержали победу в поединке с другим игроком!

Опыт: +60 (15 х 4)


Утратив из-за внезапного исчезновения противника равновесие, я упал было на колено, но тут же вскочил на ноги, празднуя успех в, кажется, не продлившемся и пяти секунд бою. Победно обвел взглядом зал – и уперся глазами в Егора. Скрестив руки на груди, Черных стоял в десятке шагов от татами, напряженно следя за происходившим на площадке.

Пояс на нем был черный.

Первый бой Егора на турнире я видел – мельком: непростая, но уверенная победа. Второй ему еще только предстоял. Но почему-то меня не покидала уверенность, что и в нем Черных одержит верх. А значит, скоро мы с ним сойдемся лицом к лицу – и закроем все накопившиеся вопросы непосредственно на татами…

42. Черное и белое

Мы стояли, разделенные квадратом татами.

У меня за спиной суетилась Миюки, затягивавшая узел красной опознавательной ленты на моей голове, тут же, чем-то недовольная, его распускавшая и перевязывавшая заново. Секундант Егора — коренастый непись с азиатскими чертами лица, но немецким флажком на рукаве куртки – свои аналогичные манипуляции уже давно завершил и теперь что-то энергично втолковывал подопечному. Черных слушал, время от времени рассеянно кивая, но смотрел при этом исключительно вперед – на меня. Как и я – на него.

Девушка наконец справилась с повязкой, и я вынужден был повернуться к ней, чтобы, как положено, поблагодарить поклоном. Контакт взглядов лопнул, словно не выдержавший напряжения туго натянутый канат – мне почудилось, что я даже услышал резкий, похожий на выстрел звук. Кажется, Егор на той стороне покачнулся – будто потеряв на миг опору.

— Ака, сиро — нидзё! — отрывисто пригласил нас на татами рефери – игрок-канадец.

Мы с Егором синхронно двинулись вперед.

— Просто бей! – догнал меня уже на площадке громкий шепот Миюки. — Помнишь: отбрось лишнее! Просто бей!

Три традиционных поклона, последний из которых — сопернику – вышел у меня несколько куцым, и прозвучала команда к бою:

— Сёбу иппон хаджимэ!

Едва судья убрал руку, отмашкой которой дублировал сигнал к началу поединка, как мы сшиблись.

Левый кулак Егора чиркнул по моей скуле, правый угодил в грудь. «Минус 35» Здоровья. В свою очередь, первый мой удар не достиг цели вовсе, сбитый локтем противника, зато второй пришелся точно в челюсть оппоненту. Мы с Черных синхронно подались назад, каждый попытался пробить на отходе маваши, и наши ноги столкнулись в воздухе. Еще «минус 5».

Как мне показалось, я бил сильнее и точнее Егора, но стартовым запасом Здоровья тот, со своим черным поясом, превосходил меня вдвое. Таким образом, примитивный обмен ударами явно был не в моих интересах!

Должно быть, Черных подумал о том же, потому что незамедлительно попытался повторить атаку. На этот раз я ушел назад и в сторону, но он все же достал меня – несильно, всего на «минус 5», но сам не пострадал вовсе!

Егор проворно отскочил, прыжком поменял стойку и снова попер вперед — начав с другой руки. Я снова сумел уйти -- и тут же контратаковал. Все три моих удара – два рукой и один ногой – достигли цели, Егор же смог ответить только одним, но весьма чувствительным – его кулак попал мне в глаз, разом лишив 30 баллов Здоровья.

Впрочем, как видно, и оппоненту моему досталось неслабо – зеленая «полоса жизни» над его головой подсократилась почти на треть (моя, должно быть, потеряла уже половину цвета) – и с десяток секунд он выжидал, не предпринимая активный действий. Дав тем самым перевести дух и мне.

Перевести настолько, что вместо удара я, не побоявшись сбить дыхание, выплюнул вопрос:

– Зачем ты это сделал?

– Что из того, что я сделал, «зачем»? – осклабился Черных и атаковал.

Я был готов: от первого удара уклонился, второй блокировал, сам ткнул кулаком в лицо сопернику – Егор почти успел убрать голову, и мой кулак скользнул по его виску – максимум очков 5, но все хлеб! В следующий миг мы сцепились в клинче. Ухо Черных оказалось прямо у меня под носом: хоть вцепись в него зубами! Но нет: укусы, конечно же, были запрещены правилами, попытайся я сделать что-то подобное – провалился бы насквозь, как уже бывало со мной не раз (причем, не только в бою), да еще и замечание бы схлопотал…

– Зачем?! Зачем ты убил старца?! – проорал я в ухо Черных вместо этого. Кричать в бою регламентом не возбранялось.

– Какого еще старца? – «включил дурачка» Егор.

– Кииоши-сама!

– Ты чё, сбрендил? – почти правдоподобно возмутился Черных.

– Ямэ! – поспешил расцепить нас рефери. – Мотоно ичи! – вернул он нас в центр татами. – Тсудзукитэ хаджимэ! – велел возобновить поединок.

– Кииоши-сама мертв? – задал вопрос Егор, неторопливо наступая. – Я не знал.

– Врешь! – прокричал я, делая выпад.

Злость плохой помощник. То самое лишнее. Противника я достал, но нарвался при этом на сокрушительный встречный удар, разом лишивший меня 40 баллов Здоровья. От бóльших неприятностей меня уберегло лишь то, что, когда, потрясенный, я отпрянул, броситься меня добивать Черных не рискнул.

– Я не знал, что Кииоши-сама мертв, – проговорил он вместо этого. – И уж тем более – не убивал его. Я вообще не возвращался в ту локацию после твоего трюка с островом!

– Врешь! – повторил я.

– С чего бы мне? А вот ты тогда на озере поступил бесчестно, – хмуро заметил Егор, возобновляя наступление и неспешно поджимая меня к краю татами. – По-своему, остроумно, но мерзко. Впрочем, что ни делается, все к лучшему! Тот случай многое заставил меня пересмотреть… В результате я лишь стал сильнее… Сейчас сам убедишься!

С этими словами он ринулся вперед. Прижатый к углу площадки, уйти от атаки я не мог, но все же как-то увернулся от кулака, блокировал ногу – но затем пропустил удар рукой в корпус. Ответил – и снова пропустил, уже в голову. Показатель моего Здоровья рухнул до жалких 10 очков – цена одного попадания, даже не особо сильного…

Руки мои уже опускались от усталости, но я заставил их снова взметнуться и даже отвел левой кулак Егора, все же потеряв на этом пяток драгоценных очков. Черных слегка провалился, но даже здесь мой вялый встречный удар едва ли представлял для него серьезную угрозу…

А тут еще какое-то левое сообщение заслонило обзор…


Вы нанесли 10.000-й удар рукой за все время Пути!

Получено Достижение: «Имя им Легион».

Бонус за Достижение: Опыт + 40 (10 х 4)


Условия для получения очередного Уровня (Уровень 11, 1-й дан) выполнены!

Максимальное число очков Здоровья повышено до 300!

Здоровье восстановлено до максимального уровня: 300/300.

Максимальное число очков Бодрости повышено до 300!

Бодрость восстановлена до максимального уровня: 300/300.

Начислено 4 свободных балла…


Еще не веря в то, что произошло, я сбросил сообщение. Егор по инерции продолжал наседать, парой попаданий лишив меня еще 25 баллов, но даже с учетом этой потери мое Здоровье теперь находилось на просто небывалой высоте!

Догадавшись наконец, что нечто пошло не так, Черных приостановился, недоверчиво глядя куда-то поверх моей головы – должно быть, на внезапно выросшую из точки зеленую «полосу жизни». Дав ему сполна насмотреться на это чудо, я перешел в контрнаступление.

Нет, расслабляться было рано: случайный крит, и все мое внезапно возникшее преимущество окажется нивелировано… Но ставки на Удачу самоуверенный Егор никогда не делал. Пожалуй, напрасно – сейчас это могло бы дать ему шанс…

Однако все местные ками были в этот час, похоже, на моей стороне. Критом бой завершил я – когда он, в общем-то, был мне и не особо нужен: максимум очках при 30-ти Здоровья у Черных (судя по его куцей «полосе жизни») против моих полновесных 230-ти. Завершил красиво – тем самым ударом с разворота – уширо маваши гери – который не сумел исполнить на турнире новичков. Гонг – и, если не считать рефери, на татами я остался один.


* **


Потому как мой Учитель, Миюки, сама имела лишь 1-й дан, черный пояс мне вручал игрок-тунисец, судивший наш бой с Аланом – он оказался какой-то шишкой в Виртуальной федерации каратэ-до.

Торжественную церемонию провели на центральном татами, специально устроив перерыв между боями (в моей категории полуфинальные и финальный поединки были запланированы на второй соревновательный день, сегодня же предстояло еще выявить четверку лучших среди «пробников»).

Не обошлось без неувязки: сперва организаторы вновь добрых четверть часа судили да рядили, верно ли мне присуждена победа. Но против игровой системы не попрешь: та меня поздравила сразу, едва тело Егора исчезло с площадки.

Черное сакэ оказалось на вкус неимоверно горьким – сделав глоток, я едва не закашлялся и лишь чудом не выплюнул его на татами. Одна капля все же сорвалась вниз – не то с моих губ, не то с края чашки. Ее, капли этой, оказалось достаточно, чтобы окрасить пояс.

Поблагодарив поклоном тунисца, я покинул площадку и, сияющий, направился к Миюки – готовясь принимать поздравления… как вдруг зал вокруг меня пришел в движение. Не люди в нем – само помещение, вместе с людьми. Трибуны, татами, судейские столики – все внезапно завертелось, стремительно ускоряясь и через считанные секунды смешавшись в неразборчивый переливчатый фон… Голова моя закружилась, и, несмотря на все усилия, не удержавшись на ногах, я повалился навзничь. Но не на пол – в какую-то странную вязкую жижу…

А затем сверху ударил ослепительно яркий, всепроникающий и всепожирающий белый свет.

43. Добро пожаловать в реальный мир!

Погруженный по шею в непрозрачную густую массу, я возлежал в разверзнутой пасти РПГ-капсулы. Снаружи, из-за зубчатого бортика, на меня смотрели трое японцев: два бугая-санитара и узколицый худой переводчик… Как его? Без уже привычной надписи-подсказки над головой так сразу и не вспомнить… А, Ито-сан!

— Как вы себя чувствуете, Бирофу-сан? – поинтересовался у меня как раз он.

– Голова кружится, – «на автомате» ответил я.

– Это нормально и скоро пройдет, – заверил меня Ито-сан. — Поздравляю вас! Курс терапии завершен! — торжественно заявил он затем.

— Вы же говорили, пятнадцать дней… – растерянно выговорил я. — Прошло только тринадцать, я считал…

– В продолжении лечения никакой необходимости нет — вы совершенно здоровы! — искренне-радостно провозгласил мой собеседник.

– Но как же… — пробормотал я. – У меня турнир…

— Свой главный турнир, Бирофу-сан, вы только что выиграли! Приз за победу -- здоровье!

– Но…

– Выбирайтесь из камеры виртуальной реальности, – уже нетерпеливо прервал меня переводчик. – Одежда для вас приготовлена, – коротко кивнул он куда-то в сторону. – Оформление документов, конечно, займет еще какое-то время, но уже завтра вы сможете вылететь домой!

– Домой… – машинально я попытался вызвать на глаза карту – та, разумеется, не появилась. – Домой… Но если только завтра, нельзя ли мне пока ненадолго вернуться в игру? – почти само собой вырвалось у меня. – Мне нужно там кое-что доделать…

– Игра окончена, Бирофу-сан, – строго проговорил Ито-сан. – Как говорится, добро пожаловать в реальный мир! И поторопитесь: камеру ждет другой пациент!

Обернувшись к санитарам, он что-то быстро сказал им по-японски, один из бугаев шагнул к бортику капсулы и требовательно подал мне руку. Помедлив лишь самую малость, я оперся на его мозолистую ладонь. Плотоядно чавкнув на прощанье, нутро капсулы выпустило меня из своих теплых вязких объятий – в реальный мир.


* * *


Больницу я покинул только часов через шесть-семь – оформление документов на выписку оказалось делом совсем не быстрым. Бумаги на этот раз были с переводом на русский, и, по совету Ито-сана, прежде чем подписать, я все их внимательно прочел. Понял, откровенно говоря, немногое – медицинская и юридическая терминология даже на родном языке зачастую выглядела для меня как те же японские иероглифы, но тут уже ничего было не поделать.

Успокаивало, что физически я себя чувствовал и в самом деле великолепно. Голова больше не кружилась и совершенно не болела, тело реагировало, как после хорошей разминки – хоть сейчас на татами выходи! Настоящее, не виртуальное.

Мысль об упущенном шансе завоевать ценный приз, конечно, сидела где-то внутри занозой и нещадно саднила, но я старательно уговаривал себя, что Ито-сан прав: главный мой трофей – восстановленное здоровье! А турниры мне еще покорятся! Пусть и не с многомиллионной наградой, зато всамделишные! А там, глядишь, виртуальное каратэ, прославив, потянет за собой и реальное – тогда, может, и здесь, «наверху», станет разыгрываться что-то стоящее…

Хотя, конечно, все равно жаль, что не удалось довести начатое в игре до конца!

Что уж греха таить, безумно жаль…

Перекинув через плечо ремень громоздкого спортивного баула, в который, поверх вещей, я спрятал свежеподписанные документы, сунув в карман авиабилет на вечерний рейс, паспорт с продленной на полмесяца (и действительной еще два дня) японской визой и пару денежных купюр, врученных мне Ито-саном уже в самый последний момент, я вышел на улицу.

В сонном летнем токийском пригороде едва зарождалось утро, солнце еще не успело подняться в чистое синее небо из-за крыш невысокой, двух-трехэтажной застройки – оставленное мной за спиной здание, в котором я безвылазно провел последние две недели, являлось тут явной архитектурной доминантой, причем единственной. Несмотря на ранний час, воздух казался очень теплым – особенно на контрасте с щедро кондиционированным больничным холлом. И весьма влажным – спина моя почти тут же взмокла.

Не слишком уверенно потоптавшись у стеклянного подъезда, я свернул направо и двинулся было вдоль улицы – где-то там, за видневшимся вдали перекрестком, по словам Ито-сана, должна была располагаться станция метро, как вдруг меня настиг пронзительный окрик:

– Артур! Артур, стой!

Я обернулся: из распахнувшейся двери припаркованного у тротуара такси, желтого с широкой красной полосой вдоль борта, высунулась… Миюки! Точь-в-точь такая же, как была в игре, разве что одетая не в перетянутое черным поясом каратэги, а в банальные джинсы с футболкой.

Почему-то я даже не удивился.

– О, привет! – выговорил, шагнув навстречу.

– Что так долго? – задала неожиданный вопрос девушка.

– Что – долго? – не понял я.

– Не выходил долго. Я тут уже, по ходу, суточную выручку таксисту обеспечила, кукуя у тротуара!

– Так это… Пока бумаги оформлялись… – развел руками я.

– Ладно, не важно! – порывисто мотнула он головой. – Садись скорее, поехали!

– Куда? – машинально поинтересовался я.

– Сюда, на заднее сиденье – я подвинусь!

– Да нет, в смысле, поехали куда?

– Ко мне домой! Доигрывать игру!


* * *


– Твой аккаунт еще рабочий, – сообщила мне девушка уже в дороге. – Выдернуть тебя они выдернули, но блокировать его не стали.

– Кто – они? – уточнил я.

– Те, кто все это устроил, – «пояснила» Миюки. – Кто не хотел, чтобы ты победил… Турнир, дорогой приз – это же все не просто так! – продолжила она после некоторой паузы. – Как оказалось – я сама только сегодня узнала – в игре отмываются деньги якудзы! Выиграть должен был их ставленник – а тут ты со своими критами и энергией Ки. Поэтому тебя и убрали после четвертьфинала. Кто-то весьма влиятельный надавил на Окада-сама, тот связался с госпиталем – и тебя выписали досрочно.

– То есть погоди, – похолодев, нахмурился я. – На самом деле, курс был прерван раньше положенного? До конца меня не долечили?

– Долечили. Тут Окада-сама уперся, но врачи заверили его, что с тобой уже все в порядке.

– А ты-то откуда обо всем этом знаешь? – переведя дух, недоверчиво спросил я.

– Откуда, откуда… Откуда надо!.. Окада-сама приходится мне двоюродным дедом! – объяснила все же Миюки.

– Я-а-асно… – протянул я, снова не особо удивившись. – А не мелко для этой вашей якудзы – заморачиваться с каким-то турнирным призом? – спросил затем, сообразив, что еще меня смущает во всей этой полудетективной истории. – Это для меня он огромен, а для серьезных людей…

– Море потому столь велико… Ну, ты понял. Ну и там же не только наш турнир задействован – параллельно еще несколько идет. По дзюдо, по айкидо, по кэндо – это только те, про которые я точно знаю. Но как раз потому, что именно у нас, в каратэ, деньги замешаны не столь большие, еще можно попробовать за них побороться. А потом сразу улетишь домой, в Россию – кто тебя там будет искать?

– А тебя? Ты же останешься здесь?

– А что я? Я просто секундант. На моем месте даже непись мог быть. Собственно, и будет: ты же из моей капсулы в игру войдешь. Мне придется оффлайн остаться. Можно было бы, конечно, из какого-нибудь клуба параллельно подключиться, но вот это как раз уже рискованно.

– А из твоей – не рискованно?

– Боишься? – прищурилась она.

– Нет, просто пытаюсь разобраться…

– Не нужно разбираться, все уже разобрано до тебя. Впрочем, если, конечно, ты предпочтешь сдаться… – выразительно повела Миюки плечами. – Можем прямо сейчас сказать таксисту, чтоб разворачивался и ехал в аэропорт. Рейс вечером – ну да ничего, подождешь, в транзитной зоне потусуешься, «дьюти-фри» посетишь… Что, поворачиваем? Или все-таки играем до конца? Не знаю, как тебе, а лично мне обидно, что кто-то – будь он там хоть трижды якудза – вертит правилами, как хочет. И не в призе дело!

– Мне тоже обидно, – кивнул я. – В том числе из-за приза – скрывать не буду. Оффлайн мне таких денег еще долго не заработать… Но ты права, тут еще и вопрос принципа… В общем, играем! – выпалил я, решившись. Но все же уточнил: – А на самолет-то я успею?

– В крайнем случае, поменяем билеты, – пожала плечами девушка. – Делов-то?


* * *


Квартира Миюки находилась на двадцать втором этаже – по меркам дома-небоскреба, в котором она была расположена, еще и, можно сказать, невысоко. Увешанный зеркалами скоростной лифт вознес нас наверх в считанные секунды. Миновав массивную металлическую дверь, мы оказались в просторной прихожей, откуда, разувшись, прошли в зал, посреди которого красовалось узнаваемое серое яйцо РПГ-капсулы.

– Целая история была ее сюда впихнуть, – не без гордости поведала мне девушка. – В двери не проходила, в лифт не помещалась. Поднимали снаружи краном – к окну – полрайона сбежалось смотреть на это шоу. А тут еще потом пришлось внутренние стены разбирать… Зато теперь в любое время дня и ночи – в моем полном распоряжении. Летом. Осенью, зимой и весной я в России – играю мало и только из клубов. Есть у меня один любимый – на Литейном… В Питере, – пояснила она мне, москвичу. – А она здесь простаивает, скучает, наверное…

– Почему простаивает? Или ты одна тут живешь? – спросил я, неторопливо обходя «яйцо» кругом.

– Квартира отца, но он здесь почти не бывает. Так что живу одна, да… Ладно, к делу, – тряхнула Миюки головой. – До возобновления турнира еще несколько часов. Там, на кухне, – показала она на стеклянную дверь, – в холодильнике есть какая-никакая еда. Диванчик, если захочешь отдохнуть. Туалет тоже там, увидишь. А мне нужно зайти в игру – найти тебе надежного секунданта.

– Хорошо, – кивнул я, продолжая зачарованно любоваться на РПГ-капсулу. Если повезет, скоро и у меня будет такая же!

– Что «хорошо»? – усмехнулась Миюки. – Марш на кухню! Мне раздеться нужно!

– А, ну да, – сообразил я. В камеру же голышом ложатся! – Прости…

– Я всего на полчаса, может, на час – не дольше, – прикинула девушка. – Заодно узнаю, какой на тебя повесили штраф за несогласованный выход из игры. Скорее всего, ничего серьезного – но мало ли…

– Ах да, штраф, – вспомнил я. – Главное, чтобы пояс не отобрали…

– Пояс за это не отберут, – заверила Миюки. – Но характеристики могут подрезать. Посмотрим, в общем. Ну, иди уже! – взявшись обеими руками за нижний край футболки, она потянула ее вверх, но тут же остановилась. – И смотри, через дверь не подглядывай!

– Не буду, – обещал я и покорно направился на кухню.

44. Высшая Лига

Кухня в квартире Миюки оказалась весьма специфической. Помимо небольшого закутка, как-то вместившего раковину, двухконфорочную электроплиту, холодильник, микроволновку, стол с двумя стульями и дверь, ведущую в санузел, она представляла собой пустой застеленный татами квадрат добрых пять на пять метров. Справа от входа — гигантское окно во всю стену, от угла до угла и от пола до потолка, прикрываемое жалюзи из горизонтальных реек – ныне поднятым. По обе стороны от стеклянной сдвижной двери на полированных опорах стояло деревянное тренировочное оружие: по одну – три длинных шеста-бо, по другую – два коротких шеста-дзё и деревянный меч-боккен. У стены напротив в небольшой нише покоились на трехъярусной подставке пара уже явно настоящих мечей в видавших виды потертых ножнах – катана и вакидзаси – и оформленный в том же стиле кинжал-танто.

Все говорило за то, что с боевыми искусствами хозяйка квартиры была тесно связана отнюдь не только в виртуальности игры.

Обозрев все это великолепие и даже взвесив в руке боккен — дотрагиваться до пирамиды в нише я не решился — ваш покорный слуга направился… прямиком к холодильнику. Ну, а что? Не стоит забывать: кое у кого целых две недели маковой росинки во рту не было! Особого голода я, правда, не испытывал, а вот пить — хотелось…

С маковыми росинками, однако, и не сложилось. Обещанная Миюки «какая-никакая еда» оказалась скорее именно что «никакой». Тарелка подсохших роллов – я и свежие-то их терпеть не мог — и кастрюлька с неким… наверное, супом, но не уверен: выглядело густое темно-коричневое варево странно, и еще страннее пахло. Зато на полочках дверцы холодильника красовалась целая галерея самых разнообразных напитков – от вполне узнаваемой кока-колы до чего-то совсем непонятного в беспорядочно усеянных иероглифами жестяных банках. Нашлось, среди прочего, и пиво, также в баночке — что характерно, рисовое — в Москве я как-то такое тоже видел, правда, пробовать не доводилось.

Не то чтобы моя мятущаяся душа жаждала с утра алкогольного допинга, но из всего найденного именно пиво внушило мне хоть какое-то доверие: чего-то приторно-сладкого, вроде той же кока-колы, мне не хотелось сейчас вовсе, а простой, негазированной воды в холодильнике, увы, не оказалось.

Не долго думая, я взял с полочки серую в черных надписях банку, откупорил и сделал пробный глоток. Ожидаемой горчинки не почувствовал. «+7» к Силе или Интеллекту также не получил – а ведь машинально дернулся глянуть в таблицу показателей! Куда деваться: приобретенные в виртуальной реальности привычки, похоже, еще долго будут давать о себе знать! Ну да сейчас, по-любому, избавляться от них рано: игра еще не закончилась!

Усмехнувшись, я сделал второй глоток.


* * *


Звук открывающейся РПГ-капсулы застал меня за разглядыванием кинжала-танто — разделавшись с банкой пива, я все же осмелился взять его в руки. Поспешно вернув оружие на подставку, я двинулся было в сторону зала, но уже у самого порога сообразил, что покидать кухню мне пока не стоит: едва ли выбирающаяся сейчас из «яйца» в чем мать родила Миюки будет рада моему появлению. Уже взявшись за холодную металлическую дверную ручку, я остановился, торопливо отворачиваясь, но все же успел заметить сквозь стекло возвышавшуюся возле капсулы темную фигуру. Без сомнения, одетую. И совсем не девичью.

Поколебавшись миг, я решительно распахнул дверь. Одновременно рядом с «яйцом» что-то сверкнуло, и послышался громкий хлопок.

Я шагнул в зал.

Рядом с распахнутой настежь капсулой стоял человек в широких черных штанах и свободной черной футболке с длинными рукавами. Японец, чем-то похожий на недоброй памяти Ямаду Кэйсукэ, разве что ростом пониже да в плечах пожиже. В руке незнакомец держал какой-то темный предмет, рассмотреть который я сумел, лишь когда нежданный гость обернулся ко мне на звук. Это был пистолет с массивным длинным глушителем на стволе.

«Что же он тогда так громыхает?!» – мелькнула у меня в голове нелепая мысль.

«А есть ли у меня навык работы против такого оружия?» — тут же последовала за ней другая, не менее несуразная.

К счастью, пока мой разум растеряно блуждал, тело действовало: отпрянув, я метнулся под прикрытие кухонной стены -- благо, не бумажной, как в традиционных японских домах, а вполне себе бетонной. Грянул выстрел, пуля свистнула у моего уха и со звоном ушла в окно, оставив на память о себе по окруженному ломаными лучами трещинок отверстию в обоих слоях двойного стеклопакета.

Вжавшись в стену, я почти инстинктивно схватил единственное оружие, до которого сумел дотянуться – ближайший шест-бо. При подготовке к сдаче на черный пояс – не в игре, в реале – мне приходилось с таким тренироваться. По большей части – помогая товарищам по клубу осваивать работу ПРОТИВ шеста, но понимание общих принципов бо-дзюцу у меня имелось… Вот только никогда раньше от его, понимания, глубины не зависела моя жизнь!

Незнакомец сунулся в дверь – вооруженный, уверенный в себе. Пожалуй, даже несколько самонадеянный. Пистолет он держал обеими руками, впереди. Едва ствол показался в проеме, я обрушил конец шеста на кисти стрелка. Оружие выпало из них, глухо стукнулось о дверной косяк и отлетело, куда – я не видел. Да и некогда мне было смотреть – разворачиваясь, я уже заносил дальний конец бо, целя незваному гостю в голову.

Тот, однако, на этот раз не сплоховал – ловко нырнув под шест, кубарем перекатился мимо меня – вперед, через кухню. Вскочив, по-быстрому огляделся – и рванул с подставки в нише катану. Ножны полетели в сторону, и в руках у японца оказался обнаженный меч.

Прокрутившись по инерции вокруг оси, я замер лицом к противнику. Как учили: ноги чуть согнуты в коленях, шест удобно лежит в ладонях, передний его конец нацелен в горло оппоненту. Японец тоже принял боевую стойку – длинную, правый локоть отведен назад, левый ориентирован вниз, удерживаемый обеими руками меч смотрит острием точно на меня. Я заметил, что на левой кисти у моего противника не хватает двух пальцев, мизинца и безымянного. Якудза? Кажется, это у них, японских мафиози, заведено рубить – не то друг другу, не то самим себе – фаланги пальцев в случае проступка?

Несколько секунд мы пожирали один другого яростными взглядами, затем японец издал пронзительный вопль и бросился вперед, одновременно разворачивая меч для удара – в плоскости, параллельно полу: явно намереваясь единым махом снести мне голову с плеч. Сделав глубокий выпад навстречу противнику, я поддел его руки концом шеста, сопроводив их вверх и вправо от себя. Тут же, перенеся вес тела на переднюю ногу, попытался наотмашь поразить врага вторым, ситуационно – нижним, концом бо в пах, но дерево ударило в сталь – прочертив в воздухе дугу, катана японца успела опуститься, преградив путь моему шесту.

На мгновение мы с противником застыли лицом к лицу, затем синхронно отпрянули назад, вернувшись на исходные позиции.

Состроив зверскую рожу, японец что-то отрывисто прокричал – не думаю, что это была лестная оценка моего мастерства бо-дзюцу. В ответ я коротко, но емко объяснил по-русски, где предпочел бы видеть своего оппонента. Недослушав, тот сделал шаг вправо – я переместился соответственно, не позволяя зайти на себя сбоку. Японец сдвинулся еще – я снова повторил его маневр.

Так, шажок за шажком, мы прошли по комнате четверть круга. Теперь у меня за спиной было окно, позади японца – собственно, кухня с плитой и холодильником. На этом моему противнику, как видно, кружить наскучило, и он ринулся в атаку – на сей раз молча.

Я метнулся навстречу врагу, за счет шага меняя стойку. Задний конец моего шеста, стремительно переместившись вперед, ударил японца снизу по запястьям сжимавших рукоять катаны рук – уже начавших опускаться. Треск ломающегося дерева слился с криком боли моего противника. Выбитый из его рук меч отлетел к холодильнику. Обломок превратившегося теперь в заостренный кол бо – врезался в микроволновку, пробив ее дверцу насквозь…

Вот тут-то я и допустил непростительную ошибку. Благополучно лишив врага меча, забыл, что оружие бойца – это не только то, что у него в руках, но и сами руки (их я ему, впрочем, должно быть, неслабо покалечил). А еще ноги. И те были целехоньки…

Пока я заносил остатки шеста для решающей атаки, японец развернул корпус и нанес мне мощнейший удар ребром обутой в не по-летнему тяжелый ботинок стопы в живот – классическое йоко гери. Подавившись вдохом, я отлетел назад – и врезался спиной в простреленное окно.

Однажды мне довелось слышать под ногами треск подтаявшего льда на весеннем озере – когда тот, вроде бы, еще не ломается, но уже близок к этому. Ощущение, должен сказать, не для слабонервных… Похожий звук издало сейчас, проседая под нежданным напором, оконное стекло.

«Хруст. Хруст-хруст. Дзынь!.. Хруст-хруст-хруст. Др-р-р-р… Дзынь!..»

В панике выпустив из пальцев бо, я судорожно вцепился рукой в леску, служившую для опускания жалюзи и, повиснув на ней, рванулся прочь от окна. Ни вдохнуть, ни выдохнуть при этом я по-прежнему не мог… Как не смог и толком встретить японца, коршуном накинувшегося на меня и вцепившегося пальцами в горло. Чего это ему стоило – с почти наверняка сломанными запястьями – было не моей заботой. А вот как высвободиться из яростного захвата – таки да…

Сложив ладони «лодочками», я со всей дури засадил японцу по ушам, затем резко опустив руки, сбил клешни ошеломленного противника со своей шеи. Тут же, не давая врагу времени прийти в себя, ухватил его за широкие длинные рукава и, вскинув правую ногу, уперся стопой в живот оппонента. Затем завалился на спину, увлекая за собой японца, и в момент, когда тот пролетал надо мной, резко выпрямил ногу. Бросок с упором ноги в живот – томое-наге.

Дальнейшее действо предстало передо мной, словно видео в замедленном воспроизведении. Воспарив в воздухе, японец плашмя врезался в стекло окна. Первый слой, уже сплошь покрывшийся паутиной трещин после близкого знакомства с вашим покорным слугой, продавился сразу. Второй затрещал, повторяя недавно слышанный мной мотив – но громче и куда надрывнее. Какое-то время мой противник так и висел вниз головой, миллиметр за миллиметром опускаясь к полу – и одновременно с этим погружаясь вовне, словно сливаясь с толщей испещренного замысловатым рисунком разломов стекла…

И тут время вдруг вернуло себе привычную скорость бега. С оглушительным звоном разлетевшись на тысячу осколков, второй слой стеклопакета распался, и японец рухнул за окно.

Сумев, наконец, заставить бастующие легкие принять в себя первый жалкий глоток воздуха, я перекатился на живот и на четвереньках подполз к разбитому окну. Улетел японец недалеко – его недвижимое тело лежало среди крупных кусков стекла на сетчатом карнизе, натянутом вокруг фасада здания парой этажей ниже. Несколько секунд я ошалело созерцал эту картину, затем, опомнившись, вскочил на ноги и, немного прихрамывая на самоотверженно отправившую японца в полет и, должно быть, при этом неудачно вывернувшуюся ногу, бросился в зал, к «яйцу».

Миюки неподвижно лежала за зубчатым бортиком в жиже, заметно подкрашенной чужеродно-бордовым. Голова хозяйки квартиры неестественно свешивалась на бок, лицо было бледным, веки – опущены.

Сунувшись в недра капсулы, я выудил из смешавшейся с кровью жижи руку девушки, дрожащими пальцами попытался нащупать пульс, но уловить не сумел. Попробовал поймать его биение на шее – будто бы что-то такое различил, но едва-едва. Не зная, что делать, подхватил Миюки под мышки, потянул из «яйца» – из жижи показалась обнаженные острые груди, и под правой – аккуратная круглая дырочка. Входное отверстие от пули?

Едва рана оказалась над поверхностью, кровь, до того, похоже, едва сочившаяся, хлынула из нее потоком, за пару секунд залив мне руку до локтя.

Решив, что жижа «яйца» как-то сдерживает кровотечение, я аккуратно погрузил девушку обратно в капсулу.

Затравленно огляделся. Что делать? Вызвать врачей? Как? Мой мобильник давно разрядился, да и денег на нем почти не оставалось. Телефон Миюки? Должен же он у нее быть?! Я еще раз осмотрелся, уже зная, что ищу. На виду мобильника не нашлось. Где искать? В одежде? В какой-нибудь сумочке? Была у нее с собой сумка в такси?

Стоп. Ну а найду я телефон… И там даже не окажется пароля на входе… Куда звонить? По какому номеру? Как у них тут, в Японии, вообще организованы экстренные службы?!.

Я снова повернулся к «яйцу». Нужно что-то делать, и срочно! Но что?! И как?!


Желаете исцелить раненого?

Пациент: Наката Миюки.

Да / Нет


Что?!! Но я же не в игре! Точно нет!

Я словно раздвоился. Одна половина моего сознания впала в оторопь от очевидности происходящего абсурда, но вторая уже привычно заставляла нажаться кнопку «Да».


Исцеление пациента без использования лекарственных средств возможно при помощи энергии Ки.

Желаете воспользоваться энергией Ки?

Да / Нет


Нелепость. Бред. Вздор. Сюр.

До кучи – шизофрения…

И тем не менее – «Да»!

Молния не сверкала. Гром не гремел. Просто к моему животу, в район солнечного сплетения, словно приставили трубу промышленного пылесоса и включили тот на полную мощность, в миг выкачав из меня прямо сквозь кожу что-то обжигающе-горячее.

Миюки вскинула голову, открыла глаза и слабо мне улыбнулась.

– Что?! Что это было?! – одурело дыхнул я на нее льдом – тепло у меня внутри еще не восстановилось. Восстановится ли оно вообще когда-нибудь?

Ответа я не ждал – я вообще не понимал, чего и от кого теперь ждать – но он, ответ, пришел. В некотором роде:

– Добро пожаловать в Высшую Лигу, Артур, – тихо проговорила девушка. – Теперь ты тоже в ней играешь.


ЭПИЛОГ

Синдзюку, Токио, Япония

Ресторан, расположенный на пятьдесят втором этаже высотного здания отеля «Парк Хаятт Токио», славился не только своей кухней, но и великолепным видом на город. На недостаток посетителей здесь никогда не жаловались, но в этот вечер в просторном зале с огромным панорамным окном был занят один-единственный столик. Два человека — мужчина-японец в годах и юная, лет восемнадцати, девушка с заметной примесью европейской крови – неспешно пили чай, и никто, кроме услужливого официанта, не смел нарушать их уединения.

– Ты рисковала, девочка, – проговорил мужчина, отставляя чашечку. Кажется, это были первые слова, произнесенные им с момента прихода сюда сегодня.

– Разве что самую малость, учитель, – мгновенно откликнулась его юная спутница. — Он был готов, требовалась лишь последняя капля. Я провела его по всем ключевым точкам — как вы мне и велели. Если ему и суждено было пробудиться — то именно тогда. Остальное явилось делом техники.

– Если было суждено, — подчеркнул мужчина голосом слово «если».

– Вы сами указали мне на него, учитель, — пожала плечами девушка.

— Мне случалось ошибаться.

– К счастью, не в этот раз.

— К счастью, не в этот раз… – задумчиво повторил мужчина. — Он покинул страну?

-- Да, учитель. Как вы и велели, я отвезла его в аэропорт и отследила отлет. Он на пути в Москву. По прибытии его встретят.

– Он не пытался после пробуждения вернуться в прежнюю игру?

– Моя домашняя камера виртуальной реальности пострадала от выстрела того якудза… Так я ему сказала. А о том, что для входа в игру камера ему больше не нужна – он пока не знает… Он о многом еще не знает. О своих новых возможностях. Об истинных целях игры в Высшей Лиге. О ключах от Неба…

– Кстати, о ключах, – мужчина снова взялся за чайную чашечку. – Как тебе удалось подобраться к неписю?

– Я ввалилась к нему в дом, истекая кровью. Раны были необычными – традиционному воздействию не поддавались. Непись сам снял с меня пояс с автографом, чтобы осмотреть их. Опасаться меня ему и в голову не пришло – я была едва жива… В одной из ран были спрятаны шипы с ядом. Противоядие я, конечно же, приняла заранее. Как и лекарство от самих ран… Непись умер мгновенно. Мне оставалось только забрать выпавший с лутом ключ и ретироваться – чтобы снова вернуться в дом, уже с Артуром.

– Не нужно имен, девочка, время для них еще не пришло, – покачал головой Окада-сама.

– Простите, учитель, – спрятала глаза Миюки.

Беседа прервалась – все необходимое было уже сказано – так что чай они допивали в тишине.


* * *


Новый Арбат, Москва, Россия

Автоматические входные двери игрового клуба распахнулись, и в холл вкатилась коротко стриженная девушка в самодвижущемся инвалидном кресле. Несмотря на стоявшую на улице летнюю жару, ноги гостьи были тщательно прикрыты плотным клетчатым пледом.

Сергей, менеджер на ресепшн, ничуть не удивился: добрая половина их клиентов имела серьезные проблемы вне игры – кто физические, кто психологические (неизвестно еще, кстати, какие хуже!). Виртуальная реальность давала им возможность начать новую жизнь – или воскресить прежнюю, некогда утраченную.

– Добрый вечер! – любезно улыбнулся он бедолаге в кресле-каталке. – Желаете поиграть? Какую игру предпочитаете? У нас…

– Нет, – перебила его девушка. – Я хочу удалить свой аккаунт, – протянула она менеджеру клубную карту.

– Удалить аккаунт? – а вот это уже было редкостью. – Нет, как вам будет угодно… – требование клиента – закон, но скрыть своего недоумения Сергей не сумел. Зачем удалять аккаунт? Не хочешь играть – не играй, а учетка-то чем тебе мешает?

Забрав карту из пальцев гостьи – и заметив при этом, что те мелко подрагивают – менеджер вставил ее в считывающее устройство. Появившаяся на экране информация смутила его окончательно.

– У вас проплачено еще полтора месяца, – заметил Сергей, поворачиваясь к девушке. – Вынужден напомнить, что при удалении аккаунта внесенная сумма возврату не подлежит! Однако я могу временно зачислить деньги на депозитный счет. Если в течение недели вы заведете себе новую учетную запись…

– Не заведу, – раздраженно мотнула головой гостья. – Стирайте, не тяните!

– Как вам будет угодно, – повторил менеджер заученную фразу. Его пальцы заплясали по клавиатуре.

Быстро заполнив положенную форму, Сергей развернул экран к клиентке.

– Согласно правилам, вы сами должны нажать кнопку, – пояснил он в ответ на ее недоуменный – и отчасти даже возмущенный – взгляд.

– Хорошо, – буркнула девушка, неохотно поднимая руку к сенсорному экрану.


Удалить аккаунт «Антонова Мария» без возможности восстановления?

Да / Нет



Москва, 2019




Приложение

Иерархия ученических рангов («цветных поясов»)

Виртуальной федерации традиционного жесткого каратэ-до


Уровень 1 — 10-й кю – белый с полосой пояс

Уровень 2 – 9-й кю – желтый пояс

Уровень 3 – 8-й кю – желтый с полосой пояс

Уровень 4 — 7-й кю — оранжевый пояс

Уровень 5 — 6-й кю – оранжевый с полосой пояс

Уровень 6 — 5-й кю – зеленый пояс

Уровень 7 — 4-й кю — зеленый с полосой пояс

Уровень 8 – 3-й кю — синий пояс

Уровень 9 – 2-й кю — синий с полосой пояс

Уровень 10 -- 1-й кю – коричневый пояс


Примечание: игрок, достигший Уровня 11, признается Мастером. Ему присваивается 1-й дан с правом ношения черного пояса.




Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • 1. Неожиданное предложение
  • 2. Загрузка
  • 3. Игра началась!
  • 4. Правила игры
  • 5. Место, где ищут Путь
  • 6. Начало Пути
  • 7. Кииоши-сама
  • 8. Рисовое поле
  • 9. В гостях у старца
  • 10. Разум подобен воде. Ну, или пламени
  • 11. Утиная охота и бестолковый ученик
  • 12. Турнир новичков
  • 13. Ловкая обезьяна
  • 14. Разум подобен земле, Интеллект жалок, как земляной червь
  • 15. Искусство торговли
  • 16. Чудо-Юдо-Рыба-Намацу
  • 17. Чтение – лучшее учение! Но это не точно
  • 18. Когда рушится гармония
  • 19. Целебный отвар
  • 20. Правофланговый
  • 21. «…мой порядковый номер на рукаве…»
  • 22. Разбойники
  • 23. Старшая тренировка
  • 24. Мудрость Мастера Бокудэна
  • 25. Два меча и два Пути
  • 26. Синдром Марии Антоновой
  • 27. Звездопад или Кому помогает Небо
  • 28. Черное сакэ
  • 29. Путь Мудрости
  • 30. Дебафф
  • 31. Бункай
  • 32. Оружие победы
  • 33. Драконье додзё
  • 34. Новый Учитель
  • 35. Пять стихий. Земля
  • 36. Пять стихий. Вода
  • 37. Пять стихий. Огонь
  • 38. Пять стихий. Ветер
  • 39. Пять стихий. Пустота
  • 40. Отсрочка
  • 41. Киай!
  • 42. Черное и белое
  • 43. Добро пожаловать в реальный мир!
  • 44. Высшая Лига
  • ЭПИЛОГ
  • Приложение