КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385494 томов
Объем библиотеки - 483 Гб.
Всего авторов - 161827
Пользователей - 87191

Впечатления

Шорр Кан про Раули: Вэнг (Научная Фантастика)

Лучший цикл автора, «Хвостолом», особо не впечатлил. Автор гениально описывает иную цивилизацию – ведущую хищнически-паразитический образ существования. Одно описание процесса вселения Вэнга в тело человека уже вызывает отвращение.
Если в первом романе «Звездный молот» К.Раули описывает противостояние двух гуманоидных цивилизаций, тут и подавление (рабство) одного биологического вида другим, и происки спецслужб, и интриги, и супероружие и прочие атрибуты боевой фантастики. Только в конце романа мы сталкиваемся с Боевой Формой, то в следующих романах Вэнги проявят себя во всей красе. Роман, если честно, так себе на твердую тройку с жирным плюсом за Вэнгов.
Боевая Форма: Сюжет схож с фильмом «Чужой» и «Чужие», тем более написан в конце 80-х годов, на волне популярности этих фильмов. В романе автор делает ставку на противостоянии двух цивилизаций. По ходу повествования К. Раули становится, то на сторону Людей, то на сторону Вэнгов, как бы предлагая выбрать читателю сторону, на которую встать. В «Боевой Форме» показаны не лучшие стороны человечества, жажда наживы и коррупция, взяточничество и предательство. В итоге колония погибает под ударом космофлота, и лишь горстка уцелевших беглецов, спасается бегством. Что самое удивительное, среди них нет особо святых. Счастливый билетик повезло вытянуть не лучшим представителям рода человеческого. Но и цивилизация Вэнгов не лишена изъянов, стоило появиться на свет, высшим формам как паровой каток империи Вэнгов пошел под откос, мелкий каприз Высший формы лишил всех их шансов выжить. Бюрократы везде одинаковы.
Мастер Боя: Лучший роман трилогии сбрендивший на почве личного обогащения, обедневший аристократ, раскапывает на отдаленной планете нечто, очередную форму Вэнгов , кошмар Сэскатча повторятся, но Вэнг - Мастер Боя превосходит Вэнга - Боевую Форму как в тактическом, так и в стратегическом плане. Все действо происходит на фоне гражданской войны, зачисток мирного населения, страшной коррупции и прочих прелестей человеческой цивилизации. Главной героине Л. Чанг придется столкнуться с предательством подчиненных, коррупцией в высших органах власти планеты и командования космофлотом, тупости и глупости подчиненных и многим другим. Неожиданные повороты сюжета, напряженное повествование, яркие герои, такие как Л. Чанг, К. Риз, да тот же капитан Качестер, редкий мерзавец, запомнятся надолго. Причем в конце романа Мастер Боя, опять обыгрывает человечество, хотя и с фатальным для себя результатом.
P.S.
Трилогия, заслуживающая внимания и прочтения, современным авторам, стоило бы поучиться, у К. Раули, как надо писать боевую фантастику. Хотя автор и скупо описывает мир будущего, это только плюс, все-то же огнестрельное оружие в эпоху сверхсветовых звездолетов, те же термоядерные ракеты, те же штурмовые вертолеты, те же наркотики и коррупция, те же дрязги в высших сферах власти, люди не изменились. Прошло много лет (читал в далеком 1995 году), но я до сих пор помню и сюжет и главных героев (поименно). А еще ненавижу хризантемы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Панов: Красная угроза (Героическая фантастика)

Ну, после очередного обращения к россиянам президента, читать про приключения фюрера красных шапок Кувалды как-то скучновато. Реал превзошёл фантазии.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Аксёнов: Вигнолийский замок (Героическая фантастика)

Когда боги исчезнут, заботу о человечестве возьмет на себя дьявол. Ну и его верные слуги, попы и чиновники...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Кудряшов: Кому на Руси жить (Альтернативная история)

Центром древнерусского бокса был Полоцк...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Выбор, которого не было (СИ) (fb2)

файл не оценён - Выбор, которого не было (СИ) (а.с. Огребенцы-2) 1964K, 586с. (скачать fb2) - Денис Юрьевич Петриков

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Огребенцы 2: Выбор, которого не было

Огребенцы 2: Выбор, которого не было. Вступление

Старшая судья звёздной федерации Силанция Онтари с содроганием и отвращением наблюдала за выводом заключённого из состояния особой реальности. По полусотне тонких трубочек, что хищными иглами впились в его вены, одни физиологические жидкости покидали тело, а другие занимали их место.

Прикованного к анатомическому креслу человека, прошедшего девять кругов ада лишь затем чтобы умереть, звали Аринтон Сит. Всего минуту назад автоматический захват снял с его головы подобие военного штурмового шлема, от которого к большому шару под потолком тянулась длинная коса проводов и шлангов. Судья критично оглядела мужчину: кода-то очень крепкий и мускулистый, сейчас он выглядел иссохшим и пусть кожа не обтягивала кости, впечатление Аринтон производил откровенно жалкое.

«Пути творца неисповедимы, — размышляла Силанция, вглядываясь в когда-то отточенное и волевое лицо заключённого, — триста лет назад от одного имени этого зверя содрогались Тантурианские производственные колонии, а сейчас он разве что слюни себе на грудь не пускает».

— Он точно не сможет напасть на нас? — обратилась женщина к прозектору особых состояний, который внимательно следил за множеством информационных панелей показывающих концентрации препаратов и общее состояние преступника.

Судья не доверяла металлическим захватам что приковывали приговорённого к его ложу: из личного дела Аринтона следовало, что он пси-боец высочайшего класса. Впрочем, у неё и прозектора первый класс сопротивления подобному воздействию. Именно поэтому вооружённая до зубов группа судебных приставов дожидается сейчас в соседней комнате, а не находится за её спиной.

— Исключено, — поиграв губами, ответил стройный суховатый мужчина в белоснежной робе, — в его кровь вводятся парализующие волю химикаты, активными будут только сознание и логический аппарат, да и тело… — доктор на секунду задумался, подбирая точное описание. — Всё, кроме речевой и мимической функции будет заблокировано. Вот только это не сильно необходимо, я очень сомневаюсь, что испытуемый 418 вернётся к нам в здравом рассудке.

Судья поморщилась от слова «испытуемый».

— Кто вообще придумал это мракобесие? — спросила она прозектора и кивнула на шар под потолком, но в то же мгновение пожалела о своём вопросе, так как хотела побыстрее закончить со всем этим и не обременять свой разум лишними подробностями.

— Ну… — задумчиво протянул доктор, — как вы, надеюсь, знаете, Тантуриане, что напали на нас триста сорок лет назад, использовали кремневые вычислительные системы и мы, в противостоянии с ними, быстро переняли эту технологию, вот только нашли её малоэффективной, реализовав нечто подобное при помощи биологических вычислительных модулей. С помощью полученных мощностей и некоторых побочных открытий, активно и весьма успешно, велись разработки психического подавления врага путём захвата его восприятия в иллюзорный сценарий на основе реального мира. Как итог, была разработана технология, позволяющая создавать неотличимый сознанием фантом реальности. После войны её попытались использовать в медицине и сфере организации досуга граждан, однако медицинское использование сильно уступало медитативным состояниям, а использование в сфере досуга зарубила служба контроля общественного развития. Разработку уже хотели закинуть на «дальнюю полку», но на неё обратила внимание служба принуждения и исполнения наказаний. Действительно, зачем тратить на преступника нервы и ресурсы, когда можно создать ему персональный ад на необходимый срок.

Прозектор хотел было продолжить, но здесь его внимание привлекла одна из панелей, и он замолчал, полностью переключившись на неё.

— Поразительно, — забормотал доктор, — как такое вообще может быть!? — он прижал к вискам указательные пальцы и применил технику активизации памяти, быстро вспомнив прочитанное много лет назад личное дело заключённого.

— Да, да, конечно, — залепетал доктор, — Аринтон Сит, командир карательного спецподразделения под личным началом ныне покойного командующего космическим ударным флотом Косиопея Зинтариса. Теперь понятно откуда такая невероятная воля.

— Не связывайте имя этой мрази, — судья кинула презрительный взгляд на заключённого, — с именем великого героя войны!

— Ох, я заговорился, простите, — искренне расстроился прозектор.

— Если бы это животное выполняло поставленные приказы не задействуя свои садистские наклонности, то не оказалось бы в этом кресле. Всё это утомляет, выдерните уже из него все эти трубки, я зачитаю этому овощу приговор, после чего его, наконец, можно будет выкинуть в открытый космос.

Здесь по позвоночнику Силанции пробежала холодная дрожь, женщина резко повернулась и встретилась глазами с яростным, наполненным насмешливым презрением взглядом заключённого.

«Конвой в помещение! Поле блокировки пси воздействия на максимум!» — не растерялась судья и телепатически вызвала конвоиров, что находились в соседнем помещении. Тут же двери распахнулись и во внутрь ворвались весьма серьёзные ребята в защитных псевдохитиновых экзоскелетах, что молниеносно направили на заключённого стволы аннигиляторов.

— Ха, — презрительно хмыкнул пришедший в себя Аринтон и обвёл присутствующих изнурёнными, но уже наливающимися блеском глазами. — Знаете в чём разница между мной и Косиопеем?.. Он убил шесть миллиардов человек, а я всего пару тысяч. Пару тысяч… Маловато чтобы стать героем, не находите? — как-то грустно скривился прикованный к креслу-кровати.

Но судья, казалось, пропустила эту тираду мимо ушей. С ледяным спокойствием она обратилось к заключённому:

— Я вижу Аринтон вы порадовали нас ясным рассудком, это хорошо. Вы избавили меня от пятна на репутации, в виде заключённого которому я не смогла произнести смертный приговор в глаза.

— Оставьте этот фарс судья, я не намерен в нём участвовать, — утыканный трубками и явно полуживой человек, попытался изобразить на своём лице презрение, но на это у него не хватило сил. Ненавистью и обидой пылали лишь его глаза. — Участвовать… — как-то потерянно пробормотал он. — Сколько я пробыл там? — задал заключённый немного не ясный вопрос.

— Двести семьдесят лет, — спокойно ответила Силанция.

— Вывели на тридцать лет раньше, да вы сама доброта… — устало протянул Аринтон.

— Аринтон Сит, вы обвиняетесь в неподчинении приказам, самоуправстве, убийстве мирных граждан, уничтожении трофейного имущества… — казалось ничто, и никто не могло остановить или прервать судью, но, тем не менее, она замолчала. Подсудимый спокойно взглянул на неё и этот вроде бы обычный взгляд заставил женщину замолкнуть.

— Не было никаких мирных граждан Судья, был только враг. Такие как я марали руки в крови, чтобы такие как вы смогли жить дальше, — твёрдо произнёс заключённый и бросил усталый взгляд на присутствующих. На лицо Аринтона отразилась волевое напряжение, а после он как-то недосказано уронил голову на подбородок. В помещении возникла гнетущая тишина.

— Он мёртв, душа покинула тело, — весьма буднично произнёс прозектор, не отрывавшийся всё это время от информационных панелей. — Какие ценные данные…

Судья смерила его испепеляющим взглядом, от которого доктор захотел провалиться сквозь пол.

— Покиньте помещение, мне необходимо завершить регламент, — строго обратилась Силанция к Капитану приставов. Тот кивнул и вывел аннигилятор из боевого режима, загасив пляшущий огонёк смерти на стволе оружия.

Капитан с подчинёнными вышел прочь, а судья продолжила зачитывать приговор, вот только подопытному номер 418 он был не сильно интересен.


Часть 1: Белая полоса. Глава 1: «Улей»



Огребенцы: Выбор, которого не было.


Часть 1: Белая полоса.


Глава 1: «Улей».


***


Глава, в которой Юра проживает один среднестатистический день.


***


Если бы Юру спросили, как он докатился до такой жизни, то он, вполне вероятно, ответил бы с ходу: «так играть бросил, вот и докатился». Правда за такой ответ его скорее всего попросили бы подумать головой, а не чем обычно. И подумав, Юра наверняка выдал бы: что да, докатился потому что умер и потому, что катиться в другую сторону в этом мире не дозволялось.

Загробная жизнь, как и полагалось, имела весомую долю мистики, но к мистике этой, некто совковой лопатой накидал не меньшую долю идиотизма. Ведь играть то Юра давно бросил. И заодно, не только компьютера, но и электрической лампочки больше полугода не видел. Вот только сегодня ему предстояло хорошенько покачаться. А чем ещё прикажете заняться в выходной день? Но это потом, позже, а конкретно сейчас зевающего попаданца волновало другое:

«Где Эрита? А, да, точно, туплю…»

Юрина девушка, или технически правильнее женщина, вставала сильно раньше молодого человека, который, как ни старался, в шесть утра проснуться не мог. В оправдание ему стоит сказать: причина долгого сна крылась не в позднем засыпании, а в том, что упахивался он за день обычно эпически.

Покрутив глазами, проснувшийся остановил взгляд на большом, занавешенном бархатной шторой окне и довольно точно определил:

«Около семи часов».

Определив, понял, что, хотя пока не опаздывает, но поторопиться стоит.

Одеваясь и собираясь, Юра в который раз принялся завидовать себе прежнему. Как замечательно было жить в мире победившего прогресса: вот ты натянул на свои пухлые ляжки удобные джинсы, сокрыл выпирающий пузень безразмерной майкой, а после надел заранее выглаженную матерью рубашку. Но всё это после того, как в одних трусах включил компьютер и загрузил любимого игрового персонажа, дабы тому капали пассивные бонусы за пребывание в онлайн.

Вздохнув по былому, он принялся мотать на ноги тонкие портянки, поверх которых предстояло надеть добротные кожаные сапоги. Трусы в представлении местных являлись штукой глупой и не нужной, что не значило, что они — местные, сильно дикие и неразумные. Вместо трусов и, кстати, майки, молодой человек надел нательное бельё, предусмотрительно усиленное дополнительными слоями ткани, в местах которым предстояло тереться о броню. Броня эта была одета следом и вопреки стереотипам не превратила Юру в «железного дровосека, так как представляла собой довольно удобную кожаную куртку и штаны с прошитым между слоями кожи войлоком стойким к разрубанию. Поверх брони попаданец надел специальную разгрузку с множеством бутыльков, коробочек, баночек, моточков и прочего, понижавшего шанс досрочно помереть снаряжения. Из-за этой разгрузки он моментально начал казаться немного полноватым, пусть и очень далёким от себя прежнего.

Ещё в процессе надевания нательного белья, Юра переместился из спальни в помещение, название для которого в его прежнем опыте отсутствовало. Так уж сложилось, что при жизни ему не приходилось держать дома холодное оружие, броню и всякое полезное снаряжение для убийства монстров.

Собравшись, молодой человек накинул на плечи собранный с вечера рюкзак и открыл дверцы одного из шкафов. На лице его моментально отразился тот вихрь сомнений, метаний и раздумий, что возникает, когда надо выбрать между чем-то очень желанным, но, тем не менее, очень разным. В шкафу, на специальных держателях, висели два арбалета. Посторонний наблюдатель немедленно заявил бы, что арбалет с левой стороны более крут чем тот, что висит справа. Пусть в правом присутствовали своя красота и изящество, но по сути это был массивный «кусок» блестящего металла, покрытый узором тёмных завитков. А вот левый — агрегат! Немного больше правого, с плечами собранными из множества разных материалов, со специальным рельсом взводящим тетиву, со множеством трубок пронизывающих корпус, удобными хватами для рук, прикладом из благородного дерева, что покрывала замысловатая резьба и металлические вставки в форме разных магических тварей.

Деньги у Юры водились, вот только позволить себе этот арбалет он не мог. Он стоил дороже всех его с Эритой сбережений, дороже их уютного двухэтажного особнячка в престижном районе Озоторга. Этот арбалет молодому человеку дал в пользование один знакомый демон, чьи возможности были куда зубастее Юриных и который, по местным законам жанра, должен был Юру немедленно убить, а после растворить труп в кислоте. А лучше убить методом растворения ещё живого попаданца в кислоте. А ещё лучше, путём медленного опускания в кислоту в течении часов, скажем так, сорока. Но не убил, а дал ценное техно-магическое устройство. Демоны они в общем-то не злые, но им положено. Однако при всей своей удивительности и ценности, левый арбалет являлся полным мусором по сравнению с правым. Однако правым арбалетом Юра сегодня пользоваться не хотел.

Сняв с держателей «Кошмар троллей», так называлось оружие, из которого, как ни странно, не пристрелили ни одного интернет-срачера, молодой человек закрепил его на удобных креплениях сбоку рюкзака. Бегло пробежав в уме по снаряжению, он оглядел всё ли убрал за собой: Эрита не терпела беспорядка. После достал из другого шкафа свободный походный плащ с капюшоном, надел его поверх брони и рюкзака и накинул капюшон на голову, отчего немедленно начал напоминать улитку — мутанта. В прошлой жизни арбалетчик был невысоким и очень толстым, а в этой стал невысоким и очень квадратным. Сначала жир вышел из него всякими разными способами, а после наросло такое количество мышц, что почти тридцать килограмм снаряжения не чувствовались совершенно.

Войдя на кухню, Юра торопливо выпил стакан воды, после выскочил в прихожую, спешно отворил дверь и вышел на площадку, что отделяла дом от красивого сада, окружавшего особняк.

— Молодой мастер всегда скрывал от посторонних своё место жительства, но последний месяц осторожен как никогда… — раздался спокойный мягкий голос из-за тени высоких кустарников.

— Здравствуйте дедушка Ритер, вы, как обычно, ни свет, ни заря, — уважительно поприветствовал молодой человек пожилого садовника.

— Солнце светит не для того чтобы под ним дрыхнуть, — хмыкнул садовник и подмигнул Юре, что замялся, размышляя пуститься ли в объяснение по поводу своей маскировки или не стоит.

Но прозорливый старик понял его затруднение и изобразив потерю интереса, защёлкал секатором.

— Иди уже, — посмотрел он на солнце одним глазом, — вы — молодёжь вечно куда-то опаздываете. Знаешь, что надо чтобы никуда не опаздывать?

— Знаю, — кивнул попаданец, — в первую очередь надо никуда не торопиться… — ответил Юра и торопливо направился через сад к калитке, оставив старика, что задумчиво и удивлённо смотрел ему вслед.

Сад и особняк от дороги закрывал не сколько забор, сколько стена плотного, вечнозелёного плюща, что этот забор покрывал. Выйдя из калитки, которую в отличии от двери в дом он открыл и запер за собой замысловатым ключом, Юра попал на просторную мощёную мостовую с широкими тротуарами по обе стороны. Здесь было людно, по тротуарам спешили по своим делам солидно одетые горожане, а по дороге сновали запряжённые лошадьми кареты и экипажи. Молодой человек проводил взглядом одну из карет, что имела особо хитрую рессорную систему и натянув капюшон на глаза, поспешил к «Старому городу».

На самом деле никакого Старого города не было, весь Озоторг был построен, а точнее сотворён одномоментно около ста пятидесяти лет назад. И творили его не талантливые камнетёсы, а всесильные Администраторы. Хотя Администраторами их называли только попаданцы, местные использовали определение Боги, и Юра с этим определением полностью соглашался. Так как возможности этих сущностей заставляли шевелиться волосы от страха и восхищения не только на голове.

Так называемый «Старый город» был выполнен в фантазийном стиле, а именно в некоем романтическом средневековье с узкими улочками, что тонули в уютной тени от мансард и балконов нависающих над дорогой, с перепадами рельефа, что компенсировались архитектурно, создавая множество лесенок, мостов, подъёмов и переходов. Имелся даже настоящий замок, в котором, правда, по разным причинам так и не завелось положенного короля, а заседал городской совет и располагались всякие хозяйственные управления. Стоит отметить, что так выглядел лишь центр, который и называли «Старым городом». Обширные окраины состояли в основном из утопающих в зелени уютных двухэтажных особняков, но и их разрывали контрастными линиями главные улицы, что широкими мощёными дорогами прорывались к центру.

Закутанный в плащ молодой человек напоминал личность скорее сомнительную, чем приличную и хотя местные привыкли ко всяким странностям связанным с попаданцами, определённое внимание спешивший в сторону центра вызывал. Юра, решив наконец, что удалился от дома достаточно далеко, сбросил капюшон и немного расслабился.

Дорога из района особняков затекла в «Старый город» и спустя пару кварталов вывела его к большому заданию гильдии искателей приключений. Строение гильдии резко выделялось на фоне куда более скромных двухэтажных зданий и имело форму круга метров восьмидесяти в диаметре. Этакий местный Пентагон, что строил свои коварные планы исключительно против монстров. Что-бы попасть в какое-либо из отделений гильдии, необходимо было сначала зайти в просторный внутренний двор через вход — туннель и лишь там открывался доступ к дверям разнообразных секций или отделений.

У входа во внутренний двор царило оживление. Если бы в это место сейчас попал гость города, что до этого прожил недельку-другую где-нибудь на окраине, то он, очень возможно, ущипнул бы себя за мягкое место на предмет реальности происходящего. Так как народ в ранний час сюда стекался не только разновозрастной и весьма пёстро экипированный, но и предельно многонациональный — белые, жёлтые, красные, черные, узкоглазые, темноволосые, низкие, высокие, худые и широкие. У входа в упомянутый туннель Юра опять накинул капюшон и стараясь не привлекать внимания, затерялся в массе попаданцев спешивших в гильдию по своим самым разным делам.

Попав во двор, он первым делом подошёл к гудящей разговорами толпе, что собралась напротив посольского представительства. В этом загадочном месте обитал самый настоящий администратор, что осуществлял координацию с властью Виринтела. Виринтелом звалось королевство, невольным гражданином которого молодой человек стал примерно полгода назад. Вот только пообщаться с админом лично никто не спешил, так как среди попаданцев ходило множество баек о тех, кто решил без весомой причины заглянуть за массивные двустворчатые двери. Обычно, смельчаков в этих байках Ксен, так звали местного администратора, телепортировал в логово особых — сексуально всеядных троллей, где несчастных, после «первичной обработки», долго и с аппетитом потребляли в виде ценного деликатеса. Как итог, проверять правдивость баек никого не тянуло, но вот посмотреть на громадный щит чёрного цвета, что висел над дверьми посольства, собравшиеся были очень не прочь. На этом щите, затейливыми белыми буквами, выводилась разная, касающаяся попаданцев информация.

«Жители деревни Ридман отселены на сто двадцать километров севернее, — водил молодой человек глазами по белым, похожим на меловые, надписям. — Хм, Ридман… Это же всего в пятидесяти километрах от Озоторга, — вспомнил он и принялся читать дальше. — На месте деревни основано большое гоблинское поселение, уровень монстров 20+».

«Мне там пока ловить нечего, да и какого они заделали подобную локацию? Гоблинов вокруг Озоторга и так как грязи…» — пробурчал молодой человек под нос и принялся читать дальше.

«Бла, бла, бла, группа «Снежная рысь» покинула этот мир в полном составе. Ну, я их не знаю, так что хрен с ними».

«Команда «Чумового инвалида» зачистила секцию шестнадцатого уровня до 4 волны».

«Ого, — приподнял брови Юра, — а красавчик держит темп, хотя наверняка всё делали Анастасия с Ольгой, а Атрурчик только руками махал».

У хранителей, а попаданец не сомневался, что писали на доске они, а не администраторы, имелось своеобразное чувство юмора. «Чумовым инвалидом» именовали знакомого Юры — Артура. При жизни тот был прикован к инвалидному креслу и в этом мире, обретя подвижность и здоровье, навёрстывал недожитое стахановскими темпами, вечно влезая в приключения и неприятности. Ещё Артур был очень красив и поэтому вокруг него постоянно крутились девушки, да и его команда состояла из них полностью, за исключением самого капитана. Тот, однако, любовными делами интересовался мало, предпочитая осложнять себе жизнь тем, что искал конкурентов, которых с остервенением догонял и перегонял. Одним из таких конкурентов был назначен Юра…

«Это мне не надо, — водил попаданец глазами по щиту, — до этого я не дорос, а на это стоит положить половой орган горного тролля…»

Закончив изучать доску, молодой человек направился в «Гильдийскую секцию» или центральное отделение гильдии искателей приключений города Озоторга. Зайдя в двери и пройдя небольшой коридор, он попал в просторное помещение напоминающее отделение банка. Но вместо предложений продать душу и тело за ипотеку, на стенах висела информация сильно другого толка. Одна из стен была отделена стойкой с окошками, перед которыми стояли стулья. Толкучка и принятые в очередях нервы отсутствовали. Оно и хорошо, ведь две трети собравшихся в зале вооружены холодным оружием… В общем, когда подходит твоя очередь, ты на стул перед окошком садишься и с работником гильдии общаешься, а до этого полагалось ждать в стороне, не зевая и поглядывая за очередью в своё окошко. Несмотря на обилие попаданцев во дворе, тесноты здесь не ощущалось: в здании гильдии располагалось много всего, и основная масса народа приходила сюда за другим.

— Кто последний к первому окошку? — не громко спросил Юра на местном наречии, сняв капюшон.

Ему махнул рукой широкоплечий мужчина в рабочем комбинезоне.

«Наверно берёт жетон на ближайшие дни, а сейчас побежит на работу. Работает скорее всего полный день, посменно», — сделал вывод Юра, неназойливо осмотрев мужчину.

Некоторое время назад он вряд ли бы стал заморачиваться подобными наблюдениями и построением выводов и предположений. Задачу по развитию наблюдательности перед ним поставил Кассиопея, что по мере сил и возможностей попаданца натаскивал. На что натаскивал пока было непонятно, но натаскиваться Юре приходилось, мотивировать демон умел.

Очередь перед Юрой состояла человек из семи и, примерно зная скорость движения, он прикинул, что минут десять в запасе есть, поэтому принялся изучать вывески и объявления, что обильно покрывали стены и стоячие информационные щиты. Читал на местном языке Юра всё ещё плоховато, так что скоро это занятие бросил, да и очередь его наконец подошла.

Сев за стул, он тепло посмотрел на конторскую служащую напротив. Та, между делом, являлась его девушкой и сожительницей.

Ну тут молодой человек немного расстроился, так как на практике серьёзные отношения с противоположным полом сильно отличались от версии создаваемой при жизни экраном телевизора. Имелись в этих отношениях не только удовольствия, но и необходимость налаживать компромиссы и разумное сотрудничество. К тому же, до попадания в этот мир, практических навыков общения с женщинами жирный семнадцатилетний задрот не имел и его первый, и возможно последний опыт сидел сейчас на против. Последний, потому что на других женщин Юру почему-то не тянуло. Телевизор бы конечно заявил на такое — «нормальный мужик должен покрывать всех встречных самок!», но в данный момент бывший задрот предложил бы телевизору сходить на х@#. Но несмотря на тёплые чувства, разговор сейчас предстоял сложный.

— Отстойник… — виновато произнёс Юра и посмотрел на Эриту.

— Юр, ну возьми пятнадцатый этаж, — начала бесплодную попытку убеждения девушка.

— Милая, я за день набиваю в отстойнике опыта, как за три захода на пятнадцатый…

— Вспомни, как ты неделю не давал мне спать, от химического ожога, что получил от серой плесени, — начала атаку на бастион мужского безрассудства его половина.

— Тогда я не знал всех тонкостей, сейчас всё будет хорошо, — вынул «шестёрку» из колоды аргументов Юра.

Далее последовала пятиминутная словесная дуэль в которой проиграла женщина, но проиграла только потому, что была не дурой и знала, когда стоит выигрывать у близкого мужчины, а когда нет.

— Будь осторожен! — строго произнесла она, выдвинула один из боковых ящиков и достала из него фиолетовый жетон похожий на большую монету. Пометив что-то в толстом журнале, Эрита со вздохом передала артефакт молодому человеку.

— Так точно «товарищ командир», — отрапортовал тот, принял жетон и тепло кивнул, вставая со стула. — Приготовишь вечером цыплёнка? — закинул Юра удочку на прощание.

— Салатом перебьёшься, — получил он в ответ порцию коварной женской мести.

Не задерживаясь более, Юра мазнул взглядом по изображающему безразличие народу и выскочил из зала гильдии в круглый двор, где опять накинул на глаза капюшон. Не задержавшись и здесь, он вышел в арку туннеля и направился в западную часть города. Пройдя по широким людным улицам несколько кварталов, попаданец заскочил по пути в приветливую застеклённую булочную.

От вида восхитительной выпечки болезненно заныл затылок. Кассиопея — так звали Юриного наставника, владел особым умением. Имя ему — «Лещ 100 уровня». Не тот лещ, который из семейства карповых, а мозгодробительный подзатыльник. И вместо того, чтобы обучить бывшего геймера «Искусству похитителя эльфийских девственниц», Кас в первую очередь сурово причесал его питание. И стоило Юре отвлечься от подробной лекции о том почему белки не следует мешать с углеводами, следовал подзатыльник эпической мощности.

В небольшом, но уютном зале булочной стояло пол десятка столиков, за которыми бодрились утренним кофе несколько человек. За длинным прилавком во всю стену, что отгораживал от посетителей необъятный стеллаж заполненный вкусностями, стояла плотно сбитая женщина средних лет.

— Доброе утро тётя Омелия, — можно два рулета с капустой с собой, — обратился к ней молодой человек.

И после начал заниматься странным: облокотившись на прилавок, он принялся внимательными взглядами простреливать улицу на предмет нежелательных преследователей.

— Доброго, доброго, — кивнула ему продавщица, взяла с одной из полок запрошенное покупателем и принялась упаковывать румяные «бочонки» в пропитанную воском бумагу. После закинула в бумажный пакет пару слоек с шоколадным кремом и положила их на прилавок рядом со свёртком.

— Тебе, как обычно, на счёт?

— Да, это, сладкого не надо, — пролепетал растерявшийся от подобной щедрости посетитель.

— Да ладно Юра, опять небось на весь день идёшь, проскочит, — одарила его лучезарной улыбкой женщина. — За счёт заведения, — важно подняла она палец в воздух.

После произошло странное. Продавщица взглянула на улицу и глаза её сверкнули. Полгода назад попаданец этого блеска в жизни бы не заметил, но в последнее время стал куда наблюдательнее.

— Чисто, — подмигнула ему женщина, достала из-за прилавка большой журнал и принялась что-то помечать в нём.

— Спасибо, — выпалил Юра.

Многие местные от рождения владели магией и «боевыми навыками», но далеко не все пускали их в дело, предпочитая более мирные профессии.

Упаковав «сухпаёк», молодой человек выскочил из булочной и очень скоро свернул с центральных улиц, начав петлять вдоль живых изгородей небольших жилых особняков. Хрущёвок в этом мире не строили, а если бы и строили, вряд ли бы кто-то согласился в них жить. Это в чём-то упрощало восприятие местной архитектуры — если вы видите представительное трёх — четырёхэтажное здание, то оно точно административное или какое хозяйственное, но никак не жилое. И вот сейчас, проскочив энное количество улочек и перекрёстков, Юра вышел к трёхэтажному зданию гостиницы, не сильно большому, но на несколько порядков вместительнее домиков вокруг.

Вот только направился он не к двойным резным дверям под навесом, что поддерживала пара пузатых колонн, а обошёл здание с торца и нырнул в подвальное помещение таверны или точнее кабаре. Заведение было приличным, но было для взрослых. Однако в честь раннего утра ничего такого, что местные предпочитали скрывать от взора молодёжи, здесь не происходило. Да и сидящий в углу на стуле мужчина, что читал свежую газету, раннего посетителя узнал, отчего лишь лениво проводил вошедшего взглядом.

Зал заполняли удобные круглые столики, имелась небольшая сцена, где по вечерам пели, играли и танцевали что-то приличное и не особо. Сейчас несколько симпатичных молоденьких девушек придавали паркетному полу состояние зеркальной поверхности. Одна из них вытерла пот и чуть недовольно покосилась на раннего посетителя, что уселся в самом углу, так чтобы видеть происходящее в зале. Девушка по щелчку пальца переквалифицировалась из уборщицы в официантку и подошла к таинственной горбатой тумбочке, на которую Юра всё ещё походил.

— Тебе чего? — чуть развязно спросила она и уставилась на молодого человека, что капюшон снял и слегка замялся.

— Мне, это, чая. Я не долго, с Колей встречусь и уйду.

Девица моментально сменила гнев на милость и заулыбалась. Причин её поднявшегося настроения имелось несколько. Первое, с некоторым мистическим ужасом, Юра не так давно обнаружил, что нравится женщинам. Да, он метр шестьдесят ростом, да его голова имеет форму головы робота из советских фильмов шестидесятых годов, Но при этом у него довольно приятное мужественное лицо и есть в нём что-то ещё, вот только что, самому Юре было не ясно.

Вторая причина лежала в мистической вибрации, что звучала как «Коля», пусть работала вибрация локально, точнее особую силу имела именно в Озоторге.

Из-за перечисленного свой чай он получил неприлично быстро, а девица что-то сообщила подругам и те, работая тряпками, на одинокого посетителя поглядывали и улыбались, чем смущали его неимоверно.

Юре было 18 лет, но можно сказать, что ему было полгода. Так как выяснилось, что во время прижизненного впяливания в монитор личностного роста отчего-то не происходило, а в этом мире он ох как требовался.

И вот «сверкнул свет, грянула молния», хлопнула дверь и вошёл он — Коля!

— Ай, мля, больно… Отпусти мразь! — стенал суховатый низенький мужчина похожий на изголодавшего грызуна, которого Коля тянул за ухо. И так как ноги объекта при этом волочились по полу, то оставалось лишь поражаться волшебной крепости ушей стенающего.

Вместе с Колей в помещение таверны вошёл низенький, румяный и лысоватый мужчина в очень приличном клетчатом пиджаке и серых брюках. Этот, второй, которого за уши никто не тянул, создавал впечатление благодушное и очень приличное. Коля же, в отличии от этого, приличного мужчины, был облачён с кожаный комбинезон и уже слегка намётанный Юрин глаз определил, что комбинезон не прост, а с прошитой между слоями кожи кольчужной сеткой. На Колином поясе весело два кинжала, причём один — довольно большой, был зачехлён полностью, а второй радовал глаз матовой костяной рукоятью. На груди мучителя чужих ушей болталась медаль светлого металла сантиметров десяти в диаметре.

Коля был гопником. Если уважаемый читатель уже закончил вторичное перечитывание Критики чистого разума Иммануила Канта, то он должен прекрасно понимать содержание понятия «Вещь в себе». Так вот, Коля был гопником не по причине только, что он бухал, отбирал мобильники у зазевавшихся граждан и носил лучший на деревне спортивный костюм. Всё это осталось в прошлом. В Коле обитал сам дух гопоты, некое Cause sui гопников, что не мешало ему в данный момент трудиться в местном уголовном розыске.

Наконец отпустив чужое ухо, что по всем законам физического мира уже должно было быть размером с эльфийское, гопник дал своей жертве смачного пендаля, перехватил за руку, смёл два стула в охапку, выхватил из одного из карманов своего комбинезона наручники и перехватив этими наручниками стулья за спинки, сноровисто соединил их с неудачливым гражданином в единую конструкцию.

Охранник, что опустил свою газету, смотрел на происходящее лениво и даже одобрительно, а девушки в своём репертуаре перешёптывались и хихикали, но тряпки не выпустили.

— Привет Юрик, — коротко бросил молодому человеку гопник, — ты извини за цирк, я знал, что времени у тебя не вагон, так что пришлось прихватить это тело за компанию.

— Я ничего не крал, это клевета… — завсхлипывал повязанный со стульями элемент.

— Вскрытие покажет… — не добрым голосом рявкнул ему недавно испечённый хранитель порядка. — Знакомься Юра, мой начальник, старший инспектор Иридий, запомнить легко, если помнишь в русском так металл называется. Редкого ума человек — местный Шерлок Холмс.

Коля редко хвалил кого-то и если хвалил, то залужено.

— Здрасте, — чуть поклонился Юра румяному мужчине. Тот улыбнулся и приветливо кивнул в ответ.

— А ты, сел на стул и не дёргаться, а то колени назад повыкручиваю! — обратился гопник к скованному наручниками человеку.

После он и инспектор подсели за стол к молодому человеку.

— Ты нас, если что, не жди, — пояснил Коля, — мы с трёх ночи караулили эту гниду, чифирнём коли зашли, а после в управление.

Юра знал: местные полицейские народ тактичный и культурный, и дело сейчас совсем не в том, что, Коля гопник 100 левела, в переносном смысле конечно, текущая Колина специализация звучала как Ассасин и был Коля 10 уровня. Просто понятия либерализма в головах местных не водилось и по обращению с пойманным можно было сделать вывод, что тот замечен за делами противоправными далеко не в первый раз. А если человек ворует постоянно, никакой тактичности и культуры в отношении него не предполагалось.

— Сучары… — внезапно взвыл пойманный, вскочил, рванул стулья и бросился ко входу.

— «Паралич», — устало выдал Коля и зыркнул на волочащего за собой стулья человека. Казалось некто невидимый нажал кнопку на волшебном пульте, отчего убегавший моментально застыл на месте, успев пробежать по дорожке между столами лишь несколько метров.

— Шебутной элемент попался… — вздохнул гопник и принялся отстёгивать один из кинжалов от своего пояса.

Юра с лёгкой завистью вздохнул. У него с момента попадания в Озоторг не появилось ни одного нового навыка. Хотя на горизонте маячил 10 уровень, на котором появлялась специализация, но и это не являлось залогом обретения новых умений. Поначалу ему казалось, что полезные плюшки сыпятся обильным потоком, только ведро подставляй. На деле всё оказалась далеко не так, новые навыки у местной системы «РПГ» приходилось буквально вымучивать и выцарапывать. Просто Юрино с товарищами приключение в этом мире началось довольно бурно и хранители, что систему попаданцев регулировали, навыдавали им всякого полезного — необходимого чтобы с накрывшим компанию трандецом справиться. И как выяснилось позже — навыдавали с большим авансом.

— Получите — распишитесь, — положил Коля на стол большой кожаный «свёрток», — людей не резать, вымажешь в кишках — протереть со спиртиком, но спиртик на тряпочку, а не во внутрь, — выдал мужчина тираду в своём репертуаре.

Юра вздохнул и приоткрыл чехол, взглянув на чёрную словно гудрон рукоять кинжала.

— Ну и это, аккуратнее там, — закончил наставления гопник.

— На какой уровень сейчас ходит твой товарищ? — с интересом обратился к Коле инспектор.

— Этот непоседливый коротыш чистит отстойник, — кивнул гопник на Юру, что пристраивал кинжал к поясу под плащом.

— Я слышал это довольно опасное занятие… — с любопытством посмотрел Иридий на молодого человека.

— Опасное, опасное, — закивал Коля, — но, когда бог распределял шила в одно место, для Юры не хватило, поэтому ему «выдали» танковый лом… — ехидно прыснул гопник.

Мужчинам принесли чай. Молодой человек быстро дохлебал свой, уже солидно остывший, раскланялся с хранителями порядка, оставил им деньги за свою порцию и осторожно обойдя немую статую скованного магией воришки, покинул подвальное помещение таверны.

Город, в котором попаданец появился в этом мире назывался Митунг. И он создавал впечатление города 19 века. Озоторг был другим, здесь главенствовал дух начала века 20, вот только машины отсутствовали и редкие городовые ходили не с пистолетами, а с булатными саблями на поясе. Пистолеты местные делать умели, но не делали и причины подобного неделания крылись в сферах религиозных, а религию здесь чтили строго. Это у Юры дома Боженька, в представлении большинства, являлся наивным хмырём на облачке, что дал какие-то там заповеди, за несоблюдение которых возможно… когда-нибудь… пожурят. Да и то наказание под большим вопросом, ведь Бог, он вроде как мужик всепрощающий и излишне добрый. В этом мире было не так. С местными богами приходилось считаться. Если вы конечно не хотите, чтобы ваш родной город превратился в живописное пятикилометровое озеро. Вместе с вами превратился…

Покинув жилой район особняков, попаданец снова вынырнул в суетливый мир центральных улиц. Здесь он поймал свободного извозчика и ловко запрыгнув в шуструю двуколку, коротко произнёс:

— В «Улей»…

Вообще нужное ему место называлось по-другому и носило слегка пафосное и непонятное название — «Катакомбы тридцати ступеней к силе». Но попаданцы — десятники, в смысле те, кто попал в этот мир за последние лет десять, навесили данному инсту название «Улей», в честь подземной лаборатории забитой зомби, из забугорного фильма про некий аццкий вирус, что плодил живых мертвецов стройными рядами. Название это обрело успех и очень скоро прижилось и среди местных.

Извозчик подхлестнул лошадь и направил её к центру города, а пассажир принялся изучать поведение прохожих, проверяя не подцепил ли где «хвост».

Хвосты за Юрой цеплялись трёх видов. Первые представляли собой наёмников которых подсылал Кассиопея, который, после занятий теоретических, переходил к занятиям полевым. А именно, нанимал людей, что должны были Юру выследить и принести заказчику какую-либо из частей его тела. Пока пытались отрезать в основном уши. Но так как демон подбирал наёмников соразмерно силам своего падавана, уши пока занимали положенное им место.

Далее шли попаданцы, в основном не высоких уровней, что стремились раскрыть тайну Юриных успехов. Ведь тот периодически умудрялся отхватить какое-нибудь достижение, да и вообще за полгода в этом мире заимел девятый уровень, что являлось весьма недурным результатом. Секрет успеха правда был предельно прост: хорошее снаряжение, помощь товарищей и упомянутый Колей лом. Вот только страждущие великих тайн местного мободроча в подобное не верили и считали, что есть что-то ещё, от них скрываемое.

Существовал ещё третий вид хвостов, вот только их объект преследования скорее всего самостоятельно обнаружить бы не смог, но которые, судя по отсутствию в его жизни глобальных неприятностей, сейчас отсутствовали. Некоторое время назад, за Юрой начала охотиться местная религиозная организация «Культ презрения» — весьма серьёзные ребята, что ставили своей задачей портить жизнь администраторам и попаданцам. Но так как до первых они не могли достать даже в самом высоком прыжке, доставалось в основном вторым. Но тогда в ситуацию вмешался Кассиопея и ряды культа прорядились. После чего, видимо, Юру из списков особо неугодных попаданцев исключили. Пока исключили…

— П-р-р, приехали, — грубым голосом сообщил извозчик и зыркнул на пассажира тёмными глазами из-за густых бровей.

— Благодарствую служивый, — кивнул ему Юра и подал не молодому мужчине среднюю монету, после чего бодро выпрыгнул из двуколки.

Ко всему прочему, Кассиопея учил бывшего задрота и обращению с людьми. Точнее задача стояла определить тип человека и постараться настроить его к себе положительно.

Извозчик довольно прокряхтел, убирая деньги, что показало — Юра попал в точку. Что удавалось не всегда.

«Улей — что за глупости», — пронеслось в голове у попаданца, когда он оглядел текущую цель своего пути.

Администраторы знали, что двигать людей к высотам духа можно не только жестоким прессингом, но и величием архитектуры. Представительные трёхэтажные дома обступали собой большую площадь. Её смело можно назвать центральной, так как располагалась она ровно в центре города. Вот только митингов здесь не проводили и голосовать за очередной локомотив светлого будущего не призывали. Вряд ли бы подобное вышло: это место одним своим существованием заставляло задуматься о вечном.

Отступая от домов метров на сорок, на высоких постаментах, кольцом стояли огромные тридцатиметровые статуи. Всего их имелось тридцать три. Прекрасные крылатые женщины вытянули перед собой руки и над их раскрытыми ладонями парили планеты. Не сильно большие относительно самих статуй, всего по паре метров в диаметре. Но выглядели они словно живые, словно смотришь на голубые, розовые и зелёные шарики из космоса, с борта какой-нибудь космической ракеты. Одна из планет, как знал Юра, являлась точной моделью той, на поверхности которой он сейчас стоял, а другая, с другой стороны кольца, точной копией земли. Прозорливый Женя предположил, что это модели планет, с которых на эту прибывают попаданцы, а может и не так всё, кто знает. Но выглядел архитектурный комплекс величественно и завораживающие.

За кругом статуй возвышалась четырёхгранная стела, похожая с одной стороны на кристалл или ракету, а с другой на средний по высоте небоскрёб. Коля, когда увидел стелу впервые, заикнулся было о фаллизме. На это Женя безапелляционно заявил, что фаллосами забита в основном его голова, и что кристалловидная форма есть символ молодых, развивающихся душ. Что в принципе в назначение стелы вписывалось.

Попаданец вздохнул и направился к стеле, в который раз разглядывая статуи и изучая непонятные письмена на их пьедесталах. Стела, за исключением символического, имела и вполне практическое назначение: у её основания располагалось помещение с порталом в «Улей». В него-то, спустя некоторое время, и попал молодой человек.

«Портал…» — подытожил увиденное непонятно с чего растерявшийся Юра, чем заработал достижение «Капитан очевидность».

Из-за этой непонятной растерянности, он не стал заходить в переливающуюся поверхность портала, похожую на подсвеченную изнутри воду, а снял капюшон, задумчиво достал из кармана полученный в гильдии жетон и держа его в руке, устроился на одну из красивых каменных скамеек, что во множестве стояли вдоль стены помещения.

Усевшись, он закрыл глаза и вызвал окно статуса. Не уделив внимания давно заученным наизусть умениям и характеристикам, попаданец направил внутренний взор на так называемые статусы наблюдателей. В последнее время он смотрел их редко. По началу наблюдатели писали всякую полезную и не очень всячину по три раза на дню, на после седьмого уровня начали делать это на много порядков реже. Причина изменений молодому человеку была известна: оказалось, что чем дальше в лес, тем толще партизаны. Точнее с повышением уровня надзор и контроль со стороны хранителей постепенно ослабевал. Но сейчас, тем не менее, комментарии обновились:


**


Чёрный наблюдатель: — Сегодня предвидится занимательная история…

Белый наблюдатель: — Дождись старых знакомых.


**


«Вот только историй мне не хватало, — пробурчал Юра на первый комментарий и расслабившись, устроился на скамейке поудобнее, следуя второму.

Прошло минут двадцать, в помещение периодически входили люди, иногда по одиночке, иногда группами. Почти все в броне и со снаряжением, но знакомых среди них не попадалось, да и к сидящему они интереса не проявляли. Зайдя, все как один, вошедшие тонули в «зеркале» портала. Постепенно молодой человек погрузился в свои мысли, а после мысли пропали, и он почти задремал.

— Ммм, простите, вы ведь Толстый мальчик, верно? — раздался рядом неуверенный девичий голос. Вырванный из внутреннего безмолвия, Юра ошарашенно взглянул на вопрошающего. Он узнал её: девушку звали Алиса, и она работала в посольской секции. Сейчас на ней была надета непримечательная стёганная броня похожая на комбинезон, а в руках она держала простецкий деревянный посох.

«У них что там в посольстве, платят плохо? — подумал Юра, разглядывая снаряжение. Но тут же осёкся. На Алисе было надето лучшее, что можно было приобрести, двигаясь вперёд «естественным» путём. Те бешеные деньги, обладателями которых по воле судьбы стали Юра и КО, у обычных попаданцев водились редко.

Но здесь произошло нечто простое и непостижимое одновременно. Из-за спины Алисы высунулось застенчивое корейское личико и заставило Юрину память провернуть шестерни.

— Туен? — удивлённо уставился молодой человек на давнюю, пусть и не близкую знакомую.

— Привет, — поздоровалась та, конечно-же на местном, — не расскажешь нам про второй уровень. Мы первый раз… — почти с мольбой произнесла она и улыбнулась.

Встреча конечно была знаменательной и чем-то удивительной, с Туен он виделся в Озоторге всего один раз, через месяц после прибытия сюда. Но тогда ни он, ни она по-местному нормально ещё не говорили, а после кореянка из его поля зрения выпала. Вот только конкретно сейчас было не до этой встречи. Юра прикинул время, оно не поджимало, но и рассиживаться не стоило. Однако…

— Левел? — строго и с задоринкой, рявкнул он девушкам.

— Пятый, четвёртый, — отрапортовали те.

— Что, совсем в первый раз?!

Попаданки яростно закивали.

— Ладно, слушайте, — вздохнул молодой человек и начал свой рассказ.


**


— Представьте себе болт — начал Юра и тут же засомневался имеет ли слабый пол представление о болтах. Видимо имел, так как непонимания в глазах слушательниц не возникло.

— Так вот, — продолжил он, — подземелье под городом напоминает собой гигантский болт, а город сверху можно смело сравнить с накрученной на него гайкой.

Рассказчик не ставил целью произвести впечатления, да и сказанное обычно знали, но он его произвёл: девушки охнули.

— Такое огромное? — выпалила Алиса, — а мы не заблудимся?

— Заблудиться можно, но вот беды из-за этого не случится, — поспешил успокоить их молодой человек. — Так вот, всего имеется тридцать этажей, поделённых на три яруса или уровня — «зелёный», «жёлтый» и «красный». Первые десять этажей — «зелёные», в них монстры не проявляют агрессии вообще, но и ждать, пока вы их прихлопните, не ждут. Главная задача найти добычу, скрытно подкрасться или убить издалека, опасность почти нулевая, но и опыта с трофеями с гулькин нос. Хотя на этажах с 7 по 10 нормально, но сложно найти цели без поисковых навыков. Ярус с 11 по 20 — «жёлтый», искать и гоняться там ни за кем не надо и монстры встречаются довольно опасные, но нападают они исключительно в целях самозащиты. Первый ярус ориентирован на 1 — 6 уровни, второй на 4 — 11, а третий на 9 — 15. Выше пятнадцатого будьте добры в поле или в данжы вне города. Ах да, монстры на третьем уровне агрессивные и нападают лишь только вас увидят. Из послаблений, они никогда не нападают скрытно, ну из невидимости там и всё такое. Есть ещё отстойник, но вам туда не надо. С любого уровня, в любой момент можно телепортироваться наверх при помощи жетона, но в отстойнике телепорт доступен только из зала с выжигателем. Вы куда взяли жетоны?

— На второй ярус, — чуть сомневаясь в своём выборе, ответила Алиса.

— Ну и правильно, — кивнул Юра, — нечего истуканить на первом, вы вдвоём и снаряга вроде позволяет, — кивнул он на их стёганые комбинезоны. Также рассказчик приметил, что Туен держит в руках короткий металлический скипетр. — Вас всё одно телепортирует на верхние этажи второго яруса, строго под ваш уровень. Вы кто по профе?

— Целительница, — застеснявшись, ответила Алиса.

— Боевая магия, — побелела Туен.

— Так, девушки, — внезапно не узнал себя Юра, — что это за сопливый настрой, вы основные курсы прошли?

Попаданки закивали.

— Со вторым ярусом у вас никаких проблем не будет, если только вы сами их себе не создадите. Особенно с ДПСным магом в пати. Находите одиночного монстра, максимальная дистанция и жарите. Барьеры или отталкивание есть? — обратился он к Алисе.

Та замотала головой.

— Паралич есть… — почему-то указала она на сумку на своём боку.

— Ещё лучше! Так что соберитесь и настройтесь. Помните, с помощью жетона можно в любой момент телепортироваться наверх, так что «шире шаг», — сделал серьёзное лицо молодой человек. — И это, вы меня извините, надо многое успеть до вечера. Если хотите, давайте завтра в районе обеда встретимся в «Гендальфе», я расскажу вам всяких полезностей, а вы расскажете о своих приключениях, — обратился Юра в основном к Туен.

— Один вопрос, — взмолилась Алиса, — а какие там типы зон?

— Запомните, — стал ещё серьёзнее Юра, — в местных инстах существует пять основных типов зон…

Портал посреди зала представлял собой круг в металлической раме метров пяти в диаметре, что стоял не на камне пола, а на большом чёрном диске сантиметров десяти высотой. Внезапно раздался звук похожий на шуршание воздуха и над диском возникли клочья тумана, что очень быстро сгустились и собрались в троих мужчин в доспехах. Рядом с ними материализовались пузатые рюкзаки, мечи и небольшие щиты. Что интересно, плащ на одном из появившихся почти полностью сгорел а кожаная броня, усиленная металлическими щитками была местами подпалена. На лице обгорельца виднелись свежие ожоги, но в целом повреждения выглядели пустяковыми. Кряхтя, мужчины, на вид лет по двадцать с копейками, европейцы, поднялись, подобрали снаряжение и помогая недожаренному товарищу, поковыляли к скамейкам, не обращая на Юру с девушками никакого внимания.

— Так вот, — продолжил молодой человек, отвлекая заволновавшихся слушательниц от спасшихся бегством при помощи телепорта мужчин, — вы можете попасть в большие залы с городскими кварталами, и здесь, к гадалке не ходи, будет нежить. Часто встречаются локации похожие на подземные… Или не подземные, в общем словно бродишь по залам и подвалам старого замка или какого большого особняка. Дальше идут пещеры, как естественные, так и похожие на шахты и напоследок климатические зоны вроде лесов и джунглей. Есть ещё нечто, что можно назвать «геометрическим безобразием», но это редко. Здесь подобное только в отстойнике.

— А почему в отстойник никто не ходит? Туда же можно жетон взять.

— Чем вы слушаете? — вздохнул Юра, — жетон взять можно, но оттуда нельзя в любой момент при помощи жетона телепортироваться, а в остальном весьма любопытное место. Собственно, в этой телепортации по желанию главная суть и читерство «Улья».

Помещение, в котором сейчас беседовали попаданцы, было заполнено ровным, приглушенным светом, что заполнял пространство без всяких источников. В этом мире подобное встречалось не редко, если не сказать — являлось нормой. При этом арка входа сияла куда ярче. И сейчас свет в ней померк, так как проход заслонила группа людей.

— Толстожопый! — раздался крик от входа.

Юра направил свой взгляд на источник крика и увидел тонкого высокого парня, если уж копаться в подробностях — Армянина. За Артуром следовали несколько девушек.

— Завтра, в «Пендальфе», то есть в «Гендальфе», — шепнул Юра собеседницам, сорвался со скамьи и понёсся к порталу.

— Стой задротина! — заорал Атрурчик, — Колись, как ты поставил тот рекорд с саламандрами!?

— Сосни тунца! — кратко разъяснил суть рекорда Юра и рыбкой залетел в колышущуюся структуру портала, оставив ни с чем разгневанного конкурента, группу смеющихся девушек и обалдевших от такого панибратства мужчин на скамейке.


***


Улей был огромен и отстойник являлся лишь малой его частью, хотя при этом превосходил по размеру любой из этажей. Сейчас Юра находился в сердце этого места и занимался делом весьма странным. Крайне волнуясь, он пристально смотрел на светящийся столб — колонну, что соединял пол и потолок большого цилиндрического зала. В стене, по кругу, зияло множество темнеющих проходов, если точнее, ровно тридцать.

«Уже хорошо…» — заключил он про себя, не отводя взгляда от столба и сжимая в руке полученный в гильдии жетон, которому требовалось или дать ясную мысленную команду, или же громко произнести «телепорт» обращаясь к предмету, и вот, ты уже отходишь от лёгкой контузии на тёмном диске перед кольцом портала.

Колонна ярко мигнула, осветив весь зал слепящей вспышкой.

— Один, два, три, четыре… — начал мерно считать Юра, отмеряя секунды, — …шестьдесят семь, шестьдесят восемь, — яркая вспышка повторилась.

— Уф, — молодой человек выдохнул и расслабился: апокалипсис местного масштаба в ближайшие двенадцать часов не предвиделся, а задерживаться в этом месте дольше он не собирался. Здесь крылась одна из сложностей отстойника. Срок пребывания на любом из этажей равнялся двенадцати часам, а после следовала принудительная телепортация на поверхность к порталу или в одну из точек «респа», что были во множестве разбросаны по городу. Но тут подобного не происходило, будь добр дойди до центрального зала и в нём дай команду на телепортацию, либо же жди импульса выжигателя, что расщепит тебя на энергию. Но это, по многим причинам, было вариантом нежелательным…

«Улей» являлся замкнутой, саморегулирующейся системой и раз в нефиксированный промежуток времени от светящегося столба в центре по всему отстойнику пробегал импульс, что сжигал в этом месте всё «лишнее». Определить начало следующей «дискотеки» можно было по вспышкам, которые столб излучал. Если интервал составлял менее двадцати секунд, следовало немедленно уносить ноги. Эту, и массу другой информации по отстойнику, молодой человек получил от одного своего знакомого, которого по градусу суровости он ставил сразу за Кассиопеей.

— «Когда количество глюченых монстров превышает определённое количество… Ты меня вообще слушаешь? Чем ты занимался этой ночью?» — щурил свои карие глаза Чингисхан и морщил строгое лицо с аккуратно подстриженной бородкой.

— «Не отвлекайся, ты сейчас получаешь на халяву невероятно ценные сведения, — тормошил слушателя Чингиз, — в Озоторге другие правила, получение новой информации одна из целей «игры» и никто тебе ничего действительно важного просто так не расскажет! Я, между прочим, в процессе выяснения всех этих тонкостей разок сгорел!»

От воспоминаний Юра ненадолго помрачнел: умирать в этом мире было очень не приятно. Если бы перед ним сейчас возник Админ и с садисткой улыбкой спросил: «На респ или Серая плесень?», Юра бы, да и любой попаданец, что местную смерть переживал, упал бы ниц и заорал:

— Плесень!

И не важно, что плесень эта имела способность причинять невероятно болезненные химические ожоги и заодно впрыскивала в кровь токсин, многократно усиливающий любую боль.

В общем, около трёх месяцев назад, Чингисхан передал Юре вагон полезных данных по отстойнику, который в своё время с остервенением чистил от глюченых монстров, коих система контроля подземелья сбрасывала сюда со всех этажей. Именно с этого момента еженедельное посещение этого места стало для Юры обязательной программой: получать жетон чаще возможности не имелось, однако местная неделя насчитывала пять дней и на эти пять дней полагался один выходной.

Отстойник содержал в себе огромное количество возможностей и опасностей: мирный пугливый моб с первой секции здесь запросто мог оказаться агрессивной фурией, равно как и наоборот. Иногда встречались откровенно багнутые монстры. Например, упомянутая Артуром саламандра при первой смерти раздваивалась на две и уже они умирали как положено. Юра недавно наткнулся в отстойнике на саламандру, что при получении арбалетного болта в голову не раздвоилась, а из неё вылезло два десятка клонов. А так как саламандра являлась монстром редким и опасным, имелось очень мало тех, кто умудрился убить за день более пяти — шести экземпляров. На следующее утро арбалетчик узнал, что его имя мелькнуло на любимой попаданцами чёрной доске.

Убедившись в отсутствии опасности, молодой человек снял плащ, освободил плечи от рюкзака и начал окончательную экипировку. Из поклажи были извлечены — довольно массивный металлический браслет на запястье, небольшой медальон, плащ — более тонкий и лёгкий, чем был надет на Юре до этого, шлем похожий на помесь шапки — ушанки, шлема танкиста и мечты металлиста, две ленты дротиков для арбалета, отдалённо напоминающие пулемётные и в завершение по паре наколенников и налокотников.

Порой бывший геймер люто завидовал своему игровому персонажу, что в виде куска цифрового кода цветёт и здравствует на другом конце космической бездны. У того магическими свойствами обладало всё, за исключением, разве что, вставной челюсти. Но в этом мире имелась возможность таскать с собой лишь пять созданных Системой предметов, при превышении лимита, магические побрякушки выключались как свет. Существовали, однако, «местные» магические предметы, что позволяли это правило слегка обойти, но встречались они редко и были весьма дорогостоящими.

Браслет извлечённый из рюкзака занял положенное место на запястье, после чего мир вокруг изменился. Колонна, что до этого светилась ровным светом, замерцала, из одного из проходов в стене начали доноситься слабые звуки. С миром, конечно, всё было в порядке, просто солидно обострилось Юрино восприятие. После браслета попаданец надел на шею медальон, а ленты с дротиками закрепил на бёдрах. В этих лентах, в отдельных кожаных кармашках ютились тридцать болтов — дротиков, по пятнадцать на каждую. Дротики выглядели довольно толстыми — почти два сантиметра толщиной в передней своей части, а далее, примерно с середины, следовал более тонкий хвост с раскладывающимся после выстрела оперением. «Кошмар троллей» можно охарактеризовать скорее, как многофункциональную метательную установку, нежели арбалет.

Пошаманив со свёртком, что передал ему Коля, точнее отстегнув от него кожаный щиток закрывающий рукоять, Юра превратил этот свёрток в ножны с большим чёрным кинжалом, что прицепил к поясу. Далее он принялся надевать наколенники.

— Зря ты снаряжаешься здесь, а не в предбаннике… — раздался спокойный голос, вещавший на великом и могучем.

Юра вздрогнул и обернулся. К местной телепортации имелось много вопросов, например, зачем вообще нужны порталы и чёрные круги, когда всё прекрасно может работать и без них. На это всезнающий Женя вполне логично предположил, что вся эта «аппаратура» служит для экономии энергии, на которую в системе попаданцев много что завязано.

Узнав внезапного гостя, молодой человек расслабился: стоящего рядом звали — «Индеец». Точнее не индеец, а Иван и был Иван с Костромы. Но имелось в высоком тридцатилетнем мужчине что-то от гордого вождя краснокожих и из-за этого Иваном его называли редко. Ещё Юра догадывался, что индейцу не тридцать и даже не пятьдесят. Нечто подобное присутствовало и в Коле с Женей — его сопартицах. Те покинули прежний мир в возрасте около полтинника.

Ещё индеец был крут. Общаясь с крутыми парнями, бывший геймер понял важный признак настоящей крутости — её не надо было защищать или кому-то доказывать. Да и её истинные обладатели занимались этим в самую последнюю очередь.

— Это, — замялся Юра, — боюсь палить снаряжение перед местными.

Индеец кивнул, после дождался вспышки выжигателя и лишь потом перевёл взгляд на множество выходов с этого места.

— Нигде не написано, что монстры не могут входить в этот зал, — задумчиво обратился он к колдующему со шнурками завязок попаданцу. — Я уверен, что те, которые не заперты, не суются сюда лишь из-за страха перед выжигателем. Это место вообще не предназначено для охоты, вон, даже выхода портала нет, — кивнул мужчина на сероватый пол вокруг. — Снаряжайся лучше наверху, местные не могут зайти в зал с порталом, это точно.

— Что, правда? — поразился Юра.

— Сто процентов, — уверенно подтвердил собеседник.

Жизнь попаданцев в этом мире сложно назвать радужной, пусть имелось в ней много хорошего, но и неприятностей хватало. Местное население дружило с головой, более того, люди здесь жили добрые и отзывчивые, но по закону распределения имелось среди них некоторое количество личностей тёмных и бессовестных. И эти личности частенько направляли свою бессовестность на попаданцев. Этому сильно способствовали местные законы, в которых, к гадалке не ходи, покопались Администраторы. По общей философии попаданства этого мира следовало: если ты попал в неприятности, то лишь потому, что был невнимателен и не приложил достаточные усилия к освоению необходимых навыков. Оно — может и правильно, вот только местные воры не гнушались обворовывать попаданцев, ведь сидеть за это в случае провала полагалось вдвое меньше чем за кражу у соотечественника. Да и местная религия записывала подобные кражи в ранг мелких прегрешений. Заодно, убивать аборигенов без самой крайней причины запрещалось, кара за это полагалась не моральная и даже не анальная, а самая что ни на есть чудовищно — мистическая.

— Ты сегодня куда? — спросил Индеец.

— Как обычно, на троллей и гоблинов, — ответил Юра.

— Знаешь, надоела мне тридцатая секция, схожу сегодня с тобой, но не за компанию, а дальше, километра на пол, там уровни повыше.

Молодой человек уважительно оглядел мужчину, тот, в отличии от него, своё тело надёжной бронёй не закрывал. Он был облачён в плотный, пропитанный негорючим составом комбинезон. От плечевого сустава до предплечья, руки мужчины закрывали положенные внахлёст металлические пластины. На самих руках были одеты изящные латные рукавицы из множества звеньев, а пальцы рукавиц заканчивались острыми когтями — иглами. На этом, за исключением небольшого рюкзака за спиной, снаряжение заканчивалось.

Индеец являлся большой тайной для большинства попаданцев, но Юра с ним немного общался и знал, что по профессии тот ассасин и сражается не оружием, а редкой боевой магией, уровень имеет 14 и в «Улей» всё ещё ходит лишь по причине отсутствия постоянной группы. Вообще в одиночку в отстойник совались лишь попаданцы с высокими навыками сокрытия и сопротивления обнаружению. Если выражаться игровой терминологией, это локация была заточена для стелс персонажей. Хотя конечно глупости всё это, но без упомянутых навыков лезть сюда было занятием глупым, особенно в одиночку.

Юра закончил со снаряжением, набросил на плечи маскировочный плащ, взял арбалет и переглянулся с Индейцем, после они вдвоём направились к одному из выходов.

У темнеющей полумраком арки, с благоговением и чувством бесконечной благодарности, мужчины уставились на выцарапанную сбоку от прохода надпись: «Я люблю тебя, Нюра!»

Неизвестно являлась ли надпись искренним излиянием или же проявлением чувства юмора Хранителей. Но известно одно, без этой надписи хоть как-то сориентироваться в тридцати совершено одинаковых выходах не имелось ровно никакой возможности. Исходя из опытов, поцарапать или как-то повредить стены центрального помещения доступными средствами было невозможно, а любая нанесённая пометка или оставленный на полу предмет, сгорали во время импульса выжигателя.

Индеец хмыкнул и произнёс:

— Готов поставить 10 серебра, что эту надпись сделал кто-то из сотников с помощью предмета из финального комплекта и, судя по написанному, наш соотечественник…

«А он шарит…» — согласился про себя бывший геймер.

Отсчитав от выхода с надписью пять проходов налево, спутники зашли в шестой.

Здесь Юра перестал чувствовать присутствие Индейца, но и тот должен был потерять ощущение временного компаньона. У обоих имелся навык сокрытия присутствия и оба этот навык задействовали лишь только шагнув в коридор. К тому же на груди у Юры висел медальон, упомянутый навык усиливающий. А если прибавить к этому плащ, что постоянно мимикрировал под окружение, заметить попаданца издалека сейчас было сложной задачей.

— Дядь Вань, — обратился молодой человек к Индейцу, — а что на вас плаща то маскировочного нет?

На лице мужчины отразилась тысячелетняя печаль.

— Был у меня простенький, но я его сильно изодрал на одной из вылазок за город, он из-за этого работать перестал. Сейчас коплю на плащ среднего уровня, вроде твоего. Это Юр, ты уж извини, что не в своё дело лезу. Подозреваю что у тебя деньги водятся, но откуда такой арбалет? Если не секрет конечно.

Совесть у Юры зашевелилась. Она вообще в этом мире шевелилась неприлично много, что-то ей спать мешало.

— На этот арбалет моих денег не хватит, — вздохнув, начал излагать легенду Юра, — Чингисхан дал в пользование, подозреваю что в постоянное. Этот тяжёлый для него, он предпочитает лёгкий стрелкомёт, а продавать особого резона нет, его команда на «финишной прямой».

Высокоуровневые команды частенько брали под покровительство начинающих, заодно Чингиза не знал только глухонемой: слухи, байки и истории относительно попаданцев, среди самих попаданцев, в связи с отсутствием информационной перегруженности ходили обильно и пользовались большим спросом. Да и чёрная доска способствовала. Заодно, спроси кто бравого кавказского парня об истинности сказанного Юрой и тот спокойно кивнёт в ответ. Подобная договорённость была возможно по причине того, что молодой человек выполнял роль некоего секунданта между командой Чингисхана и Косиопеем, или как демон просил называть себя в этом мире Кассиопеей. Пока, как знал Юра, произошло одно сражение, которое Чингиз и КО проиграли, лишившись одного из двух своих предметов финального комплекта.

— Моё ответвление, — шёпотом обратился Юра к Индейцу, кивнув на чёрную арку в стене туннеля, по которому спутники неторопливо и настороженно шли уже добрые десять минут.

— Давай, удачи тебе там, — кивнул мужчина, — я в двенадцатый, направо.

— А что там? — поинтересовался Юра.

— Да те же гоблины с троллями, ну и по мелочи, только с этажей пониже, уровень 14+.

Индеец махнул рукой в прощальном жесте и не задерживаясь более, направился дальше, очень скоро утонув в полумраке, что заполнял туннель. Юра проводил его взглядом и достал из разгрузки небольшой бутылёк, открутил крышку и морщась от лёгкой горечи, выпил содержимое.

«О где ты — «Ночное зрение»…» — с грустью подумал он.

Имейся в арсенале упомянутый навык, настойку ночного видения можно было бы и не пить, а выпить, например, снадобье повышающее реакцию. Конечно в крайней случаем можно выпить и два и даже три препарата, но спустя некоторое время похмелье от дикой пьянки покажется напившемуся зелий детским приключением. А после одного, нормально, только пить хочется.

Очень скоро царящий вокруг полумрак превратился в ясный день, а тьма бокового прохода развеялась, открыв мрачные серые стены, похожие на бетонные.

Юра взялся рукой за рукоять кинжала и проверил легко ли тот выходит из ножен, после достал из одного из кармашков разгрузки с десяток небольших красных горошин и по одной вплавил их в раму арбалета. Непостижимым образом горошины размягчались и быстро втягивались в холодный металл, хотя по своей природе имели крепость калёного стекла. И только после этого он взвёл тетиву нажатием одного из курков. Взвести оружие руками было нереально по причине немыслимо тугих плеч. Далее Арбалетчик достал из чехла не бедре тяжёлый ударный дротик и вложил его в направляющую канавку, защёлкнув держателями.

Его основной арбалет «Четвертое сокровище тьмы» имел похожий принцип работы, но стрелял металлическими «гвоздями» восьми миллиметров в диаметре. При выстреле имелась возможность заряжать их разрушительной силой, но пока для этого катастрофически не хватало Ярости и Сосредоточения, что являлись неким местным аналогом маны для физических классов.

Войдя в коридор, Юра начал продвигаться вперёд, очень внимательно осматривая стены и потолок, с которых запросто могло напасть нечто не совместимое с жизнью. Идти пришлось довольно долго, но вот, спустя метров двести, коридор закончился тупиком. Попаданца это не смутило, он снял рюкзак, обмотал одну из лямок вокруг сапога, сосредоточился, став невидимым, лёг на живот и заполз в квадратное отверстие где-то шестьдесят на шестьдесят сантиметров, что имелось в стене тупика у самого пола.

Полз шахтёр-любитель выставив перед собой взведённый арбалет, работая локтями и коленями словно маленький шагающий танк из научной фантастики и полз торопливо, пусть даже торопливость не играла на руку тишине. Торопился он по причине того, что невидимым Юра мог оставаться лишь три минуты, после ментальная сила, или по рабоче-крестьянски мана, заканчивалась. Имелась у местной маны одна особенность, если «не сливать» её больше трети, то буквально за полчаса она восстанавливалась до максимума, а если «слить», требовалось либо отдыхать сутки, либо хорошенько вздремнуть.

Преодолев десять метров «вентиляции», молодой человек покопался в разгрузке, достал и надел самые настоящие тёмные очки, от чего моментально начал напоминать укороченную и утолщённую версию агента Смита из фильма Матрица. Надобность в очках имелась огромная, впереди сиял яркий свет, который, при отсутствии затемняющих очков, причинял обострённому зельем зрению некоторые неудобства.

Преодолев последний метр лаза, Юра вынырнул в необъятный зал. Бегло оглядевшись и убедившись, что троллей по близости нет, он торопливо отцепил рюкзак от ноги и более не уделяя особого внимания содержимому огромного помещения, пробежал вдоль стены до угла, повернул, поднялся по выступающей из стены лесенке, что поднималась метров на десять и после нырнул в лаз, к которому эта лесенка вела и который являлся копией лаза, по которому арбалетчик приполз в это место.

Оказавшись в новой «вентиляции», он отменил невидимость и теперь уже толкая рюкзак перед собой, преодолел метров тридцать нового туннеля из которого попал в слабо освещённый отрезок коридора похожий на тот по которому попаданец шёл к этому месту — арочный туннель около двух метров шириной и трёх высотой. В туннеле этом имелась одна странность, он, словно товарный вагон изнутри, замыкался тупиками с обеих сторон. Хотя нет, тупики имели лазы очень похожие на те, которыми воспользовался молодой человек до этого.

Попав сюда, Юра немного расслабился и начал заниматься странным: снял очки и движением бывалого педанта убрал их в кармашек на разгрузке, после вынул из рюкзака дорожный плащ, постелил его на камне пола и уселся на плотную материю в позе лотоса. Следом из рюкзака появилась маленькая походная плитка, литровая железная чашка, фляга с водой, мешочек с чайной смесью, купленные утром рулеты с капустой, шоколадные слойки, палка колбасы и палка какой-то тёмно-зелёной массы.

Плитке была отдана мысленная команда заработать и центр небольшой пластинки стал красным. Молодой человек сыпанул в кружку заварки из мешочка, вылил туда пол фляги воды и поставил кружку на плитку. Минуты через три вода закипела и чай был убран в сторону настаиваться. «Загасив» нагревательный элемент и достав из разгрузки небольшой нож, попаданец отрезал от рулета с капустой ломтик и положил его на остывающую, но всё ещё очень горячую плитку. Зашипело и запахло жаренной капустой и выпечкой. Взяв чашку с горячим чаем, Юра принялся на чай дуть, периодически пробуя напиток пить, но обжигался и опять принимался работать системой охлаждения. Наконец чай остыл и позволил собой насладиться.

Впереди раздался шорох. Неприлично спокойно молодой человек отставил чашку и взял в руки арбалет, направив его в сторону отверстия перед собой. Оттуда, переваливаясь и переставля лапы, выполз «крокодил». От земного собрата он отличался главным образом передней частью: морду имел короткую, больше похожую на змеиную, а глаз у него имелся целый ряд, точнее два и все они, казалось, жили своей жизнью. Длина «крокодила» составляла метра два, а толщина сантиметров пятьдесят. В общем ровно под туннель, из которого он выполз.

Юра спокойно отложил арбалет, взял чашку с чаем и принялся чай допивать. Монстр подполз к нему, остановился буквально метра за три и начал крутить глазами, заодно раздувая с пол десятка меленьких дырочек на конце тупой морды. После «крокодил» подполз ещё ближе, из его пасти словно змеиный высунулся длинный язык, этим языком он осторожно потрогал кусок рулета на плитке и убедившись, что тот не сильно горячий, аккуратно обмотал кусок языком и отправил в усеянную мелкими зубами пасть. Глаза монстра наполнились блаженством.

Спустя секунд десять, эти глаза, все как один, уставились на попаданца. Тот указал на проход из которого выполз, после раскрыл ладонь показывая пятерню, прибавил к ней ещё два пальца другой руки, получив в сумме семь и в завершение сделал жест изображающий что-то расширяющееся. Закончив с жестикуляцией, переговорщик положил перед монстром рулет с капустой от которого, собственно, и был отрезан первый кусочек. Монстр отрицательно замотал головой, на это Юра изобразил задумчивость. Выждав паузу, он положил рядом с рулетом две шоколадные слойки. «Крокодил» пораздувал ноздри и наконец закивал. На эти кивки кивнул теперь уже и Юра.

Эластичный язык вытянулся, обмотал слойки и те исчезли в пасти монстра, который принялся их, не торопясь и со смаком пережёвывать. После произошло чудо, которое, на фоне происходящего, на чудо особо то и не тянет. «Крокодил» открыл пасть, почти целый рулет поднялся в воздух и в эту пасть залетел.

Погибнуть в отстойнике без каких-либо шансов на спасение можно было двумя способами — попасть под импульс выжигателя и наехать на «Часовщика», так «крокодилов» называли бывалые исследователи подземелья. Когда настроение у смачно жующего рулет с капустой монстра портилось, он окружал себя расщепляющим материю силовым полем и заодно мог выбрасывать перед собой гравитационные импульсы чудовищной силы. При этом встретить их на этажах было равносильно чуду, а вот в отстойнике «Часовщики» довольно смело шли на контакт, при условии, что вторая сторона знала, что такой контакт возможен. Также это создание не являлось монстром в полном понимании этого слова, а играло роль персонала обслуживающего «Улей».

Дожевав рулет, монстр довольно покрутил глазами, посопел и растворился в воздухе. Но усиленное артефактом Юрино восприятие сообщило, что, судя по тихому шуршанию, «крокодил» обходит его стороной и направляется в туннель, из которого Юра сюда попал. Молодой человек, зная, что торопиться некуда и минут двадцать в запасе у него есть, принялся поочерёдно отрезать ломтики от двух палок колбасы, одной сделанной из мяса, а второй из специй и разных местных трав и кстати, не менее вкусной чем первая.


**


«Фу, гадость! — рассматривал «агент Смит» пятерых троллей. — И блин, что-то их много за неделю набралось…»

Сейчас Юра серьёзно рассматривал возможность отказа от поставленной программы или же сокращение её до минимума.

Попавшие в этот мир люди, очень быстро начинали понимать, что вся система РПГ есть некий костяк, ширма для чего-то более весомого и важного. И что монстры далеко не просто собранные из крови и плоти объекты для умерщвления. Что они также проходят в этом мире свои задания, имеют ступени роста, пусть и скованы куда более жёсткими рамками. Обитатели этажей «Улья» попадали сюда не на вечно, вероятно они путешествовали по «оболочкам», рано или поздно покидая подземелье. Но всё это были Юрины (или точнее Женины) предположения, не более того. Ясно было одно, обращалась Система с мобами очень жёстко. Если они переставали играть отведённую им роль, сильно калечились или делали какие-то глупости, их телепортировало в отстойник, где их, рано или поздно, настигал импульс выжигателя. Что происходило с ними дальше, неизвестно…

И сейчас, между кучами стволов мёртвых деревьев, поломанной мебели, растрёпанных книг, разной утвари, битого кирпича, металлического хлама и всего того, что после импульса выжигателя превратится в чистую энергию, истуканили пятеро троллей, распотрошённый труп ещё одного лежал среди нагромождения хлама.

Приблизительно, но метко, всю ту нечисть, что противостояла попаданцам, можно было разделить на две категории — монстры и магические твари. Последние, конечно, также являлись монстрами, но имели сильно отличный от человеческого метаболизм, завязанный на более тонкие виды энергии нежели тот, что имели люди. Но вот тролли и гоблины, как и многие другие монстры, для нормального существования, должны были регулярно есть и пить. В подземелье проблем с этим у них не было, так как обитали они на этажах что, либо представляли собой огромные участки леса нескольких километров в диаметре, либо бесконечные пещеры, усыпанные мхами, грибами и прочей съедобной и не очень растительностью. Там же имелись ручьи и речки не лишённые рыбы и разных ракообразных. Некоторые попаданцы умудрялись приносить с этажей не только карцибел и камни ментальной силы, что от убитых монстров оставались, но и по паре вёдер раков в придачу. Которыми бойко торговали на местном рынке. Надо ли говорить, что эти «некоторые», все как один, говорили на русском языке…

«Что их сюда столько накидало? — дивился Юра, — обычно за пять дней набирается по паре калек или свихнувшихся на голову, а эти выглядят вполне вменяемыми. Разве что вон тот, с покалеченной челюстью, слюни пускает, а, и тот в стороне какой-то исхудалый сильно…»

Тролли имели гуманоидное строение и походили на массивных людей двухметрового роста. В башне обитали в основном серые тролли, самые слабые из всех, но даже у них все преимущества троллей имелись в полном объёме — очень быстрая регенерация тканей, дикая сила и невероятно крепкие кости. Чтобы убить тролля наверняка, необходимо было пробить ему череп или разорвать сердце, не повредить, а именно разорвать. На троллей попаданцы ходили небольшими группами, в основном отлавливая их по одному.

«Рисково, стоит всё-таки их прозвонить», — решил замаскировавшийся в куче мусора диверсант, после сосредоточился на ближайшем монстре и закрыл глаза. Почти сразу перед внутренним взором появилась рамка с яркими белыми буквами:


«Серый тролль. Уровень — 11. Статус — агрессивный.

Защита — низкая*.

Атака — высокая.

Способности/Особые характеристики — ускоренная регенерация*, «алмазные» кости.

Сопротивления — холод, светлая магия, ментальная атака, режущее оружие.

Слабости — огонь, кислота.

Примечание: Низкий интеллект, трудолюбие, гурман.

Особые примечания: Монстр катакомб тридцати ступеней к силе, награда и характеристики понижены».


«Ничего нового. И всё-таки чем он им не угодил?» — принялся рассматривать молодой человек исхудалого и скорее всего избитого тролля, лежавшего в куче мусора метрах в пятнадцати от «коллег». Остальная компания скучала, но не бездельничала. Один из троллей сидел на пустом ящике и пытался заточить куском кирпича здоровенный железный прут. Прут Юру с одной стороны порадовал, а с другой подпортил настроение. Два других монстра сидели на полу чуть позади и видимо играли в какую-то игру, кидая то ли игровые кости, то ли камушки и передвигая по полу самодельные фигурки. В стороне от них, сидя на куске бревна, пустыми глазами в пол смотрел четвёртый монстр. Пятый валялся в куче мусора чуть в стороне, и валялся неудобно, голова его была закрыта от возможного выстрела разным хламом.

«Не такие они и тупые, уж очень усреднены примечания», — подумал Юра и принялся изучать происходящее дальше.

Недалеко от «колдующего» с железным прутом тролля лежал труп ещё одного, плоть на трупе частично отсутствовала и попаданец весьма быстро сообразил куда она делась.

Хранители наградили бывшего геймера весьма специфической способностью, что называлась «Пожиратель плоти», скорее всего недвусмысленно намекая, что нечего было при жизни жрать всякую гадость. Данная способность позволяла препятствовать исчезновению тел монстров, дабы сделать с этими телами что-нибудь хорошее или не очень. Способность эта по началу попаданцу скорее мешала, но сейчас он с этим навыком освоился и научился давать трупам команду на «утилизацию», впрочем, как и на «сохранение». Подобным навыком владели почти все монстры.

«Он не захотел жрать своего!» — внезапно родилась мысль в Юриной голове, и он ещё раз посмотрел на изуродованный труп шестого тролля, а после на лежавшего в куче хлама исхудалого монстра.

С монстрами в этом мире не всё было ладно. Они, порой, вместо положенной им тупости и агрессии выкидывали странное. Вот только выкидывали не в отношении попаданцев, с попаданцами у них всё было просто, как и у попаданцев с монстрами. И сейчас арбалетчик, давил в себе клокочущую ненависть, что возникала у таких как он, стоило лишь на монстра взглянуть. Однако Юра так и не смог изгнать из себя нотки жалости и уважения к исхудавшему монстру.

«Пять троллей — многовато, но с другой стороны, сколько у меня там часов настреляно…»

Последние полгода Юриной жизни сложно назвать разнообразными, но ещё сложнее назвать скучными. Рано утром он вставал, ел и уходил на двухчасовые языковые курсы. После шёл в тир, где около трёх часов стрелял из арбалета, тренировочного конечно. Отстрелявшись, обедал в одной из облюбованных попаданцами таверн, набираясь слухов и общаясь с товарищами, далее следовало ещё два часа владения холодным оружием и, после небольшого перерыва, два часа рукопашки или курсов по выживанию. Часов так в шесть, он «вползал» в объятия своей девушки. Эрита работала с утра до шести вечера, но через день. Стоит отметить, что в пересчёте на «наши» в местных сутках было 26 часов, неделя пяти дневная с одним выходным. Но говоря кому-то из собратьев по несчастью: «Я здесь чуть более полугода», Юра имел ввиду свои, земные, полгода.

Выходные выглядели по-другому. Он либо спускался в «Улей», либо получал весточку от Кассиопеи, с которым шёл тренироваться за город. Одна из последних тренировок как раз была посвящена троллям.

«Хорошо быть монструозным монстром», — хныкнул про себя молодой человек.

Кас не стал утруждать себя выслеживаниями и хитростями, а просто взял и запёрся в деревню троллей. Троллям такое конечно не понравилось и не понравился в основном Юра, так как к демонам монстры нейтральны. И тролли, конечно, тут же попытались его убить. Но Кассиопея вдумчиво объяснил троллям, что Юра хороший и нападать на него надо только по одному и только без одной руки. Которую он троллям, перед сражением с Юрой, самолично отрезал и кидал в гору трупов, в которых превратилась половина живущих в деревне монстров в процессе убеждения.

Благо классические сны попаданцам в этом мире не снились, и врождённая к монстрам ненависть помогла оставить увиденное и пережитое за спиной. Однако Кас своего добился: Юра перестал воспринимать троллей как непобедимых, и его голова при их виде работала холодно и чётко. Сейчас он лежал, слившись с грудой хлама за счёт напитанного магией плаща и наблюдал за монстрами. К арбалету был прицеплен специальный ремешок, что позволял носить оружие на боку, освобождая руки. Вот только время для наблюдений закончилось.

Нажав на балке арбалета специальный рычажок, снайпер выщелкнул тяжёлый ударный дротик и вернул его в чехол на бедре, заменив на кислотный. Перед выстрелом он проверил насколько хорошо вытаскиваются остальные четыре дротика, корпуса которых имели небольшие дырочки и хрупкую колбу с сильной кислотой внутри снаряда.

«Не полный выдох, расслабление…»

Дистанция до троллей составляла сорок метров, ближе Юра подкрадываться не решился, как и стрелять с большей дистанции. Попасть в голову неподвижной цели он легко мог и с шестидесяти метров, по крайней мере из этого арбалета, но вот начни монстры двигаться, шанс успеха сильно падал и вернее было стрелять в корпус. И здесь дротики с кислотной начинкой творили чудеса, нехорошие такие чудеса…

«Щёлк»!

Голова возившегося с металлическим прутом монстра дёрнулась, и он медленно завалился набок.

«Ну тупые…» — пронеслось в голове стрелка.

Тролль, что сидел до этого на стволе дерева и пускал слюни, не пожелал сменить занятие и даже не взглянул в сторону сражённого товарища. Но два любителя азартных игр своё занятие оставили и бросились к убитому, склонились над ним и принялись рассматривать торчащее из его черепа оперение. Голова одного из них дёрнулась, и он завалился на труп первого. Последний из вменяемых наконец сообразил, что происходит неприятное для него явление под названием «весёлый тир», отчего выпрямился во весь рост и начал вертеть головой, которую спустя пару секунд пробил новый болт. Остался сидящий на полу тролль-идиот и исхудалый и неподвижный, стрелять по которому из данной позиции было не сильно удобно. Прокрутив в голове сценарии и варианты, Юра растворился в невидимости.

Мусор на полу зашуршал. Прошли секунды и из груди тролля-идиота показался кончик тёмного лезвия, одновременно за спиной монстра материализовался Юра. По местному балансу, любая атака невидимость отменяла, как у монстров, так и у попаданцев. Возникнув из воздуха, молодой человек выдернул из туши врага длинный чёрный кинжал с волнистым лезвием и отскочил в сторону убирая оружие в ножны. Пронзённый кинжалом враг его уже не волновал, по установившейся ментальной связи попаданец знал — тот уже мёртв и превратился в нежить. Волновал его последний, лежавший на куче мусора тролль, на которого он молниеносно направил поднятый от бедра арбалет.

Валяйся враг неподвижным мешком, Юра прострелил бы ему голову, напади на него с боем, сделал бы тоже самое. Но монстр уставился на стрелка полными усталости и какого-то нездорового безразличия глазами. Ненависть в молодом человеке не утихла, но отступила на второй план. Её место заняли благородство, жалость и сила, та сила, что гордо прошептала: «Я могу себе это позволить». Но и превращать своё благородство в глупость арбалетчик был не намерен, посему начал пятится назад, к куче поверженных монстров.

«Утилизация»

Раздалось слабое бульканье, трупы троллей побелели и впитались в камень пола, оставив после себя красные и зелёные горошины и…

«Возьми трубу, защищай меня», — отдал молодой человек команду троллю-нежити, что тот немедленно и проделал.

Имелся в «Улье» один недостаток: карцибел и камни ментальной силы здесь «падали» самые низкосортные, даже с троллей, что считались монстрами неслабыми. Попаданцам настойчиво намекали, что задерживаться в этом месте не стоит и пора «в лес». Однако! Сейчас рядом с горошинами лежал чёрный шарик размером с мячик для гольфа. Это явление настолько поразило Юру, что он от истощённого тролля отвлёкся. Опомнившись и не доверяя полностью нежити, стрелок направил на врага арбалет, но обнаружил лишь добавившиеся к безразличию — страх и любопытство.

Тролль — нежить, созданный одним из свойств Колиного кинжала, послушным истуканом стоял рядом, сжимая в руках здоровенный металлический прут.

«Отлично, — оглядел миньона попаданец, — а то вечная проблема подобрать им нормальное оружие».

«Защищай меня!», — повторил он нежити мысленную команду, торопливо подошёл к горошинам и шарику, собрал их и уложил в один из карманов разгрузки. Отвлекаться на получение информации о предмете пока не следовало. А после Юра, поддавшись некому порыву, сделал нечто, возможно очень глупое. Отойдя от исхудалого тролля подальше, он внимательно огляделся, снял с плеча ремень арбалета, после снял плащ и рюкзак, достал сэкономленный в торге с «Часовщиком» рулет с капустой, одел снаряжение и подойдя к лежащему, бросил оголодавшему монстру кулинарное творение тётушки Омелии.

«Она бы одобрила, — мелькнуло в голове у Юры, — жаль моб всё одно сгорит, но это уже не моё дело. Опыта с них всё одно с гулькин нос…»

— За мной, — отдал он мысленно — словесный приказ троллю-нежити и пятясь от оставленного в живых монстра, направился в сторону просторного туннеля в одной из стен, не забывая при этом поглядывать по сторонам. Туннеля, которого час назад в этой стене не было, но который для него открыл «Часовщик».

Монстры в отстойнике запирались в подобном этому зале и в большей массе выхода их своих «камер» не имели. Но благодаря волшебной силе рулета с капустой, Юра имел просторный проход в зал, в который сбрасывали «глюченых» гоблинов. Тех гоблинов, которых очень скоро будет превращать в фарш тролль-нежить, экономя попаданцу дорогостоящие дротики, что по местному балансу исчезали вместе с трупами монстров.

«Охранять, идти позади», — отдал он нежити новый приказ, а сам, стараясь создавать поменьше шума, пошёл впереди, выставив перед собой арбалет и готовый в любой момент уйти в невидимость, предоставив троллю помахать тяжёлым предметом.

Коридор имел стандартные для отстойника размеры. Один из недостатков зелья ночного видения заключался в том, что оно, как и навык «Ночное зрение», не работало в кромешной тьме. Однако сейчас Юра видел стены и пол коридора очень ясно, следовательно, либо хватало света, доносившегося сюда из залов впереди и позади, либо некоторое освещение всё-таки присутствовало.

Первыми до идущего по туннелю донеслись звуки торопливых шаркающих шагов. Чужих шаркающих шагов.

«Стоять».

Нежить — она трандец тупая, в первые свои опыты управления «Франкенштейном», Юра солидно огрёб от гоблинов из-за того, что не знал, что команды необходимо постоянно обновлять. Благо отделался он тогда сломанной рукой, а не пробитой головой.

«Охранять».

Арбалетчик отошёл чуть назад и прижался к стене, отчего слился с ней совершенно.

К звукам шагов добавилось тихое сопение, спустя короткое время источник звуков стал различим: ему навстречу ковыляла молодая женщина, заливая пол слезами, соплями и кровью, так как ровно половина её лица представляла из себя кровавое месиво.

Тролль зарычал, поднял металлический прут и двинулся навстречу раненой. Та явно ничего не видела и от рычания этого всхлипнула и застонала.

— Стоять! — рявкнул Юра нежити, после волнуясь и путаясь в карманах, принялся вырывать из разгрузки перевязочный пакет.

В голове его закрутилось много всякого, первой возникла мысль: «Ну почему со мной…», возникнув, мысль поняла, что отвертеться не удастся и уступило место искреннему желанию помочь. К которому немедленно стали примешиваться мелочные мыслишки, что придётся использовать дорогой восстанавливающий состав и стоит ли его использовать вообще. На это какой-то другой Юра заявил, что использовать конечно стоит, иначе можно солидно подпортить себе сон, да и своим надо помогать. Заодно, ко всему этому добавилось стойкое ощущение, что его обычный день закончился и начался день необычный…


Глава 2: Паразит



***


Глава, в которой Юра «летит на огонь».


***


«Успокоиться, главное успокоиться. Как там говорил «Человек-топор…»

— «Лучший способ успокоить другого человека — уверенность и чёткие действия. Дайте пострадавшему почувствовать, что вы владеете ситуацией и с этого момента его неприятности закончились…» — вещал перед внутренним взором молодого человека мужчина лет тридцати пяти, одного взгляда на лицо которого хватало чтобы понять: с помощью перочинного ножа и известной матери, он может собрать посреди леса космическую ракету и улететь с этой планеты на землю. Вот только не сильно хочет.

«Вашу мать, у неё походу ещё и рука сломана!..» — волновался Юра, пренебрегая ценным советом своего инструктора по выживанию.

Лишь только женщина услышала человеческий голос, в ней словно что-то сломалось. Она обхватила одной рукой другую, прислонилась к стене и сползла по ней на камень пола, оставляя за собой кровавый след. Здесь, ко всему прочему, молодой человек понял, что раненая буквально залита кровью с ног до головы. Свернувшись на полу калачиком, она залепетала что-то, вероятнее всего на французском.

Юра был уже не тем Юрой, который попал в этот мир полгода назад, тот Юра скорее всего обосрался бы и убежал. Но этого Юру не один раз водили в местный морг, где на трупах показывали, как возникают травмы и как их лучше устранять. Поэтому он собрался, прикусил губу и уверенно направился к женщине.

«Охраняй нас обоих», — не забыл отдать попаданец команду троллю.

Тяжело в учении, легко в бою, ты лучший — «Человек-топор»! Так попаданцы называли Сергея Леонидовича, что проработал лесником в затерянном на сибирских просторах городке добрый полтинник лет. При жизни стрелял браконьеров, гонял матом медведей со своей пасеки, слыл травником, целителем, мог выжить где угодно и в чём угодно и заодно имел среди местных баб репутацию самого горячего мужика на три райцентра вокруг. А уж как он вбивал в попаданцев свои знания! Хотя нет, «Лещ» Кассиопеи круче… В том числе благодаря этому вбиванию, молодой человек не растерялся и примерно знал, что необходимо делать.

— Успокойтесь, — металлическим голосом произнёс он на местном языке и подивился своей же твёрдости.

Женщина не успокоилась, но это, по словам инструктора, пока было не сильно важно.

Отложив перевязочный пакет, Юра достал из одного из кармашков металлический цилиндр, отвинтил крышку и вытряхнул на ладонь свёрток похожий на большую таблетку, после, пережив миг душевных терзаний, вытряхнул вторую. Не раздумывая более, он слегка сжал таблетки: тонкая оболочка порвалась и ладонь ощутила на себе вязкую мазь. Преодолевая брезгливость, попаданец грубо схватил хныкающую женщину под подбородок и стараясь не причинять сильной боли, провёл рукой по исполосованной чем-то острым плоти, нанеся полоску мази.

Раненая вскрикнула от боли и задёргалась, но Юра уже отпустил её и отступил на шаг.

«Глаз цел, только распух сильно», — волновался про себя внешне спокойный молодой человек.

Местная медицина ставила своей задачей не только лечить людей, но и излечивать их, а здешние составы для экстремальных ситуаций так вообще творили чудеса и сейчас бальзам «Звёздочка++» быстро впитывался в место ранения, обезболивая, стерилизуя и запуская ускоренный процесс регенерации тканей.

По доступному взору глазу пострадавшей Юра понял: дело не только в ранах физических. Француженка, или кто она там, увидела и пережила такое, что видеть и переживать не следовало.

«Если она полезла в отстойник, то не должна быть совсем «зелёной», то есть язык знает. Да и судя по виду в этом мире не первый день… Хотя, что вид, здесь и опытные парни огребают частенько», — размышлял Юра, выжидая и разглядывая женщину.

«А фигура ничего так», — мелькнула в голове положенная мужчине мысль.

— Соберитесь, я нанесу остаток мази, у неё широкий спектр действия, — спокойно произнёс попаданец на местном, — «не пропадать же пятнадцати серебра…» — дополнил он про себя на русском.

Женщина посмотрела на него более осмысленно и попыталась дотронуться левой рукой до лица, правая же висела плетью. Коснувшись раны, она вздрогнула и всхлипнула.

— Валентин умер, — застонала она, — Люсан, надо спасти Люсана! Оно утащило его, но он ещё жив… Да, жив!

Юра, слушая всё это одним ухом, присел на корточки и осторожно нанёс остаток мази. Раненая не сопротивлялась, лишь тело её напряглось от боли, сейчас, видимо, терпимой.

Закончив с мазью, молодой человек взял перевязочный пакет, раскрутил его и принялся накладывать марлевую подушку на лицо француженки, попутно разглядывая её.

— Голову от стены, — строго произнёс он, мотая бинт.

Женщина выглядела на двадцать с копейками, но точно была старше. Броня добротная, кожаная, сильно изодранная — популярная в этом мире многослойка. Верхний слой грубой кожи пропитывался специальными составами, предохраняющими от горения, далее следовал войлок с вкраплениями волокна похожего на металлическое, но очень эластичного и невероятно крепкого, а после уже шла мягкая подкладка. Оружия при раненой не оказалось, как и рюкзака или разгрузки. Женщин в этот мир попадало меньше чем мужчин, пусть в последние годы статистики выравнивалась. Ещё Система плевала с высокой колокольни на феминизм и равенство полов, обычно выдавая нежному полу роль поддержки.

Тем временем раненая немного пришла в себя и чуть путаясь, залепетала на местном:

— Рядом монстр, там… — хлюпнула она в сторону тролля.

— Это нежить, она под контролем, — коротко ответил Юра, — что с тобой произошло?

Глаза женщины остекленели, она завсхлипывала и затряслась.

Если верить «Человеку-топору» и прочим инструкторам по выживанию, успокаивающие препараты в обстановке повышенной опасности следовало давать лишь тогда, когда психическое состояние пострадавшего не позволяло оказать необходимую помощь или пострадавший сам себе вредил. В случае обычной паники инструктора советовали пострадавшему разок врезать, а не переводить ценные медикаменты. Однако, все как один, заканчивали наставления необходимостью следовать из обстановки.

«Пожалуй, можно», — решил молодой человек и извлёк из разгрузки небольшой флакончик. Открутив крышку, он задержал дыхание и быстро поднёс флакон под нос раненой. Точнее под бугор под повязкой. Та встрепенулась от резкого запаха.

Зная, что эффект наступает не сразу, Юра бутылёк убрал, чуть отошёл от сидящей спиной к стене женщины и принялся настороженно оглядываться.

Имелся у Юры один полезный навык, что звался «Ощущение цели» — он позволял получить приблизительные данные о состоянии и силе интересующего объекта. Заодно оказалось, что способность вызывать табличку с информацией о монстре связана именно с этим навыком и что далеко не всем попаданцам подобное доступно. Работал навык не только на монстров, но и на окружающих людей. Благодаря этому навыку оказывающий первую помощь знал: жизнь Француженки вне опасности, но она сильно ослабела из-за потери крови. Вот только потерянного вряд ли хватит, чтобы залить всю её броню. Да и вообще следовало разобраться в ситуации, ведь он шёл туда, откуда раненая пришла. Молодой человек уже хотел задать первый вопрос, как женщина начала говорить сама:

— Мы пошли на гоблинов, в седьмой коридор налево. Я, Люсан и Валентин. Пошли во второй раз, — всхлипнула она, — в первый всё было хорошо: зачистили седьмой и восьмой залы, — здесь рассказчица повертела головой, видимо испытывая дискомфорт от того, что не видит собеседника. — Сегодня гоблинов в седьмом зале оказалось необычно много, штук тридцать. Сидели кучами или бродили среди хлама. Люсан — снайпер, вылез из лаза и убил ближайших, после мы окопались в углу и принялись отстреливать растерявшихся монстров. Они, правда, организовались и полезли кучей, но для нас это не проблема, всех их накрыло ловушками.

«Ага, — подытожил про себя Юра, — этот Валентин наверняка «Мастер» способный устанавливать наносящие высокий урон ловушки, Люсан — лучник, а это стонущее тело — баффер. Наверняка ещё и магией жахнуть может, иначе бы втроём не пошли. Главную роль в «окопе» играет лучник, что отстреливает всё вокруг, задача остальных «закрыть» его. В отстойнике лафа для подобной тактики, луков у здешних мобов обычно нет. Так что же у них не срослось?»

Рассказчица тем временем продолжала:

— Мы убили почти всех и пошли собирать кристаллы и добивать оставшихся. Нам сразу показалось странным, что гоблины держались подальше от северной стены зала, — захлюпала она, — но мы решили обойти его ве-е-с-с-ь-ь… — залилась слезами раненая.

Возникла пауза. Повсхлипывав, француженка успокоилась.

— Оно было невидимым… схватило Люсана, мы не успели и охнуть, как его затащило в один из лазов в стене. Щупальце, темно-фиолетовое, из лаза, — засопела женщина. — Обмотало ноги и волоком утащило. Мы расслабились, не почувствовали. Нам сказали, что в зале бывают только гоблины…

Возникла пауза, раненая собиралась с мыслями.

— Я и Валентин растерялись, лезть в лаз очень опасно, но и уходить нельзя, он жив, до сих пор жив, я чувствую, — застонала женщина. — Поставили ловушки напротив отверстия и стали совещаться, идиоты… Из лаза снова вылезли щупальца, быстро, много, ловушки на помогли. Схватили Валентина. Иглы, они покрылись иглами, я пыталась не дать затащить его, — затряслась раненая, — меня полоснуло по лицу, а после сильно ударило и отшвырнуло в сторону. Валентина обмотало и сдавило, он умер… Я попыталась выбраться из зала в коридор, но со сломанной рукой было очень больно ползти по лазу. Почти всё вспомогательное снаряжение носил с собой Валентин, но обязательные медикаменты имелись и в моей сумке, она слетела во время возни. Я вернулась назад, но не решалась подойти к лазу, здесь в одной из стен открылся туннель… — возникла пауза. — Нам везло, у нас никто ещё не умирал. Но Люсен жив, его надо спасти, — она закрутила головой, пытаясь найти собеседника не закрытым повязкой глазом.

Юра разрывался на части, не буквально конечно, душевно. Почти сразу после попадания в этот мир, он имел разговор с двумя высокоуровневыми попаданцами и тогда прозвучала фраза: «Возможностей в этом мире побольше, а вот свободы поменьше». То, насколько метко сказанное отражает происходящее, молодой человек понял за последние полгода. Пусть с ростом уровня рамки свободы сильно расширялись, но Некто настойчиво намекал попавшим в этот мир, как должны выглядеть правильные решения и если ты такие решения принимать не хотел, то будь добр — Страдай!

И сейчас что-то Юре подсказывало, что правильным решением будет попытаться спасти Люсана, однако «анальный детектор» настойчиво сообщал, что там, где «быстро и весело» огребла группа попаданцев 10+, он огребёт ещё быстрее.

«Ладно, нечего переживать, — рассудил про себя молодой человек, — действуем по принципу пресечения анальной кары — «сделать всё возможное, кроме глупостей», тупую доброту Хранители тоже не сильно одобряют».

Очередной раз вздохнув по незапланированным тратам, Юра извлёк на свет новый бутылёк, открутил его крышку, взял женщину за левую — здоровую руку и вложил в ладонь зелье.

— Выпей — восстанавливающий состав. А как помочь твоему товарищу, подумаем…

Злость от внезапно свалившегося на голову «подарка» в виде раненой француженки и нарушенных планов сделала молодого человека твёрже. Заодно, в голове проскочила мысль, что, когда у тебя есть любимая женщина, общаться с остальным противоположным полом становится как-то сразу проще и легче.

Француженка трясущийся рукой отправила содержимое бутылька в незакрытую повязкой часть рта.

Тем временем Юрин мозг смирился с тем, что придётся рискнуть функционалом, обеспечивающим его жизнедеятельность и включил вторую передачу. И включив, сообщил, что есть в этой истории одна нестыковочка, пусть даже история эта правдива от первого до последнего слова. Хотя тактическую ложь Хранители допускали, но вот за низкую наказывали нещадно, так что вероятность того, что раненая его обманывала носила минусовые значения.

«Таких мобов не должно быть в подземелье! — сообщила думалка, — По описанию это минимум 30+ и водится такая гадость только за городом. Даже самые суровые мобы с 28 и 29 этажей не нападают из невидимости. «Иглы, они покрылись иглами», — вспомнил попаданец услышанное минуту назад. — Что это вообще может быть такое?»

Юра в своё время поленился просиживать время в гильдийной библиотеке и купил недельные курсы по «Улью», которые, кстати, организовывали другие попаданцы, что улей переросли. На этих курсах была озвучена масса полезной информации и заодно подробно разобраны все 148 монстров и боссов, встречающихся на тридцати этажах подземелья. Конечно про любовь «Часовщиков» к рулету с капустой организаторы не знали и более того в отстойнике толком небыли. Однако о потраченных деньгах молодой человек не пожалел, первые три месяца он, как и большинство, ходил на этажи, где полученные знания сильно помогли.

Но не слышал он ни о чём подобном, ни на курсах, ни позже!

— Это монстр, какой у него радиус охвата зала?

— Не рискну утверждать что-то наверняка, но гоблины в зале держась подальше от северо-западного угла.

Француженке явно хватило сил взять себя в руки, после выпитого зелья она стала почти спокойной и начала проявлять некоторые способности к анализу ситуации.

— Дырка из которой эта тварь выпускала свои тентакли находится в западной стене в северном окончании комнаты.

«Да ты не умничай, ты рукой покажи, будто я знаю где здесь север и юг… — скривился про себя Юра, — А, ладно, на месте разберёмся».

Женщина продолжила:

— На глаз гоблины держались от лаза метров за тридцать. Когда тварь первый раз напала на Люсана, мы были от дыры метров за десять. А второй раз стояли за пятнадцать — двадцать. Весь зал она точно не достаёт, я какое-то время бродила около южной и восточной стены.

— Усиливающая магия есть? — поинтересовался практичный молодой человек.

— Магия есть, маны нет… — расстроилась женщина, — много потратила при зачистке, а после слилась в ноль пуляя огнём по дырке, из которой щупальца выползали, а им хоть бы хны…

Юра сделал пометку в памяти на счёт сопротивления огню.

— Идти можешь?

Раненая закивала и спросила:

— Мы пойдём за помощью?

«Слава яйцам! — воскликнул про себя молодой человек, — если бы она стала уговаривать меня сделать всё самому и ещё пыталась при этом помогать — это бы напрягало. Видать дама вменяемая. Впрочем, особо уговаривать меня не надо… — скривился про себя бывший геймер».

— Не совсем, — начал Юра, — за помощью пойдёшь ты, а я постараюсь что-нибудь предпринять и при этом не помереть, многого не обещаю. И ещё, в зале из которого я иду, убиты не все монстры, поэтому сейчас мы вернёмся в седьмой зал, ты кратко покажешь мне где и что, после я помогу тебе выбраться наружу и только потом подумаю, чем можно помочь твоему товарищу. Если моей думалки не хватит, дождусь помощи, выжигатель вроде пока не активен, справимся. И если можешь двигаться, давай поторапливаться.

— Как получилось, что лаз вдруг превратился в туннель? — кивнула приободрённая женщина на стены коридора.

— Тайна, — строго произнёс Юра, — и при том не маленькая…

Подробностей у него не попросили.


***


«Так, её сумка ещё не исчезла, она магическая, вроде той, что в моей группе владеет Марина, следовательно, исчезнет, как только француженка телепортируется к выходу. Раззява, благо хоть жетон не потеряла и её скипетр у лаза в коридор подобрали. А кровью всё солидно заляпано, после монстров она обычно пропадает… — рассматривал Юра интересующий пятачок пола и довольно улыбался.

Настроение у молодого человека солидно улучшилось, нет, Люсан всё ещё пребывал в смертельном плену, где его, вероятно, медленно ели, либо же превратили в питательную среду для взращивания нового поколения маленьких Ктулху, а возможно даже творили что-то ещё, о чём хорошо знают просветлённые героином японские аниматоры.

Причина приподнятого настроения заключалась в том, что Юра распознал тёмный шарик, оставшийся после одного из убитых троллей и распознав обнаружил, что стал владельцем пусть не редкого, но невероятно востребованного артефакта.

**

«Облегчение смерти».

Свойства предмета: Облегчает процедуру разборки, переноса и сборки. Предотвращает потерю уровня. Использование возможно только на объекты чуждые этому миру. Передача предмета — свободная.

**

Данный предмет стоил больших денег и был крайне желанным, ведь попавшие в этот мир очень скоро узнавали, что боль и душевные страдания не единственные из нежелательных состояний и далеко не самые худшие. Самым худшим становилось переживание местной смерти. Вот только использовать данный предмет на себя Юра не собирался, как, впрочем, и лететь сегодня на респ.

В двух десятках метров от лежащего на куче мусора попаданца что-то зашуршало. Осторожно обернувшись, он увидел бродящего среди навалов мусора гоблина. До этого наблюдателя отвлекали бесшумно появляющиеся из воздуха предметы, что довольно шумно падали на землю.

Гоблин напоминал тонкого, но жилистого низкорослого человека с большой головой, ртом и глазами. Этот, как и полагается гоблину, имел зелёный цвет.

Зал, в котором сейчас находился попаданец имел размеры весьма немалые — коробка где-то сто на шестьдесят метров с потолком метров так под сорок. Пространство заполнял довольно яркий свет, из-за которого Юра был вынужден опять надеть тёмные очки. И сейчас арбалетчик, убедившись, что гоблин не собирается подходить к опасному месту, вскинул оружие, прицелился и нажал на спуск. Словно под давлением, с противоположной от выстрела стороны, из головы монстра выплюнуло часть содержимого черепной коробки, а сам он осел на землю.

«Сохранение», — быстро отдал команду стрелок, сноровисто огляделся, тихо слез с кучи напротив «заветного» лаза и осторожными перебежками направился к трупу.

Морщась от специфического запаха, Юра тело гоблина подхватил, применил невидимость и максимально быстро приблизился к опасному месту. Держа дистанцию от стены метров так в двадцать пять, он опустил арбалет, оставив оружие болтаться на ремне, перехватил гоблина за ноги и крутанувшись, швырнул того в сторону лаза. Лишь только ноги монстра были отпущены, молодой человек побежал к своему «дежурному посту» и скрывшись за куском разбитой колонны, принялся наблюдать за происходящим.

Как выяснилось за беготнёй часть действа он уже пропустил: длинное щупальце сантиметров семи толщиной уже подтащило труп гоблина метров на десять к лазу, прошли считанные секунды и убитый монстр скрылся в дыре полностью.

Юра порой комплексовал по поводу своих способностей, которых ему, на его взгляд конечно, катастрофически не хватало. Взять ту же Эриту — играла, рисовала, фехтовала, да и вообще была умной и решительной женщиной. И не зависала, в отличии от своего парня, на каждом втором вопросе. Однако стоило делу дойти до убийства монстров, как молодой человек почему-то всегда знал, что делать. Или не знал, но делал…

Перебежав почти через весь зал, Юра поднялся по лесенке вдоль стены, что являлась копией подъёма из предыдущего зала. После, преодолев отрезок лаза, он оказался в подобном первому помещении. Так как второй рулет с капустой был расточительно отдан на добрые дела, сейчас попаданцу пришлось заниматься странным. Он достал из разгрузки небольшой нож и начал выстукивать по камню пола «Этот день победы…». Следующим по эффективности стоял ритм песни «Группа крови на рукаве» и уж совсем плохо «Часовщики» реагировали на разную попсу.

Повезло, так как стучать пришлось всего пару минут. Очень скоро из лаза появился «крокодил», что вопросительно уставился на попаданца рядами своих блестящих глаз. Переговорщик, торопясь, но чётко, принялся жестикулировать, рисуя в воздухе разные фигуры и играя маленькие драматические сценки, периодически поглядывая на «Часовщика». Тот на вопросительные взгляды крутил головой, показывая, что «кривляния» не понял. Тут молодой человек вспомнил кое-что, выхватил из чехла на бедре один из дротиков, отвинтил наконечник, вытащил из снаряда чёрный словно уголь стержень и совершил акт наскальной живописи, нарисовав приблизительную схему комнаты, обозначил на ней проходы и даже изобразил маленького злобного «Ктулху» у одного из лазов, напоследок дополнив «картину маслом» сценой, изображающей гибель всего живого и необходимостью создать проход по шире.

Наконец «крокодил» кивнул и вопросительно уставился на попаданца рядами своих инопланетных глаз. Юра вздохнул и отругал себя за излишнюю расточительность в виде рулета с капустой, после пошарил по разгрузке и извлёк оттуда камень ментальной силы среднего ранга — ярко синий кристалл, подсвеченный изнутри. В этот раз монстр кивнул без торга. Зная, что вторая сторона не подведёт, молодой человек положил кристалл на пол и буквально бегом бросился из замкнутого помещения. Выскочив из лаза в невидимости и убедившись в отсутствии новых гоблинов, он невидимость отменил и торопясь направился к куче мусора рядом с нехорошим лазом. Осторожно взобравшись на неё, арбалетчик выщелкнул из направляющей канавки оружия тяжёлый ударный дротик и заменил его на другой — особый, что препятствовал применению невидимости.

«Сумка исчезла, — подметил он, — француженка благополучно телепортировалась наружу, это хорошо. Начнём!»

«Щёлк» — болт ударил в пятачок перед лазом.

Удача! Снаряд не просто разбился о камень и распылил состав блокирующий невидимость, он пробил щупальце и уже после разлетелся на части, так как был сделан из довольно хрупкого материала.

«А француженка пипец удачливая!» — пронеслось в голове у Юры.

Лежащее волнами пятнадцатиметровое щупальце стало видимым, взвилось и разбрасывая мелкий мусор, по всей своей длине ощетинилось беловатыми лезвиями — шипами, не очень длинными, сантиметров по пять, но на глаз чертовски острыми.

«Ну это понятно, при толщине щупальца в шесть — семь сантиметров, сильно длинными шипы вряд ли будут, — подытожил попаданец, — но хватит ли у тролля силёнок противостоять им? Она говорила, что эти отростки очень сильные. Блин, я даже имени её не спросил. А ладно. Если что сделаю ноги, точнее дождусь помощи. То, что проход туда будет открыт уже супер хорошо для спасателей».

Дожидаясь «Часовщика» и размышляя о происходящем, Юра принялся ждать, наблюдая за яростно извивающимся щупальцем, что разбрасывало мусор на полу. Внезапно иглы втянулись, но щупальце не унялось и продолжило шарить в поисках добычи, более того, ему в подмогу выползли ещё четыре.

«Шанс!» — «вспыхнуло» в голове у наблюдателя.

На этом мысли закончились: взведя тетиву и молниеносно защёлкнув дротик в направлявшую канавку, Юра вскинул арбалет. Даже забыв подумать, что стреляет немыслимо дорогим снарядом за двадцать монет серебром.

Выстрел!

Снаряд залетел в лаз под косым углом, раздался громкий хлопок, пять щупалец превратились в оторванных от основного тела «червяков» и яростно закрутились на пятачке перед стеной.

С гранатами в этом мире было туго и строго. Хотя местные взрывчатку делали и о-го-го какую, но попаданцы могли пользоваться лишь теми гранатами, которые собирали с нуля сами. Со сборкой гранат дела у Юры обстояли не очень, но опытным путём он выяснил, что если таскать с собой несколько сделанных на заказ разрывных дротиков и не пользоваться ими слишком часто, то хранители по голове не били.

Оторванные взрывом щупальца покрутились и замерли на поверхности пола и здесь арбалетчик приметил странное.

«Почему они не исчезают?»

Он осторожно покрутил головой по сторонам, гоблины отсутствовали.

«Утилизация…»

Щупальца не реагировали.

С негромким скрежетом верхняя грань лаза поползла вверх, очень скоро образовав тонкий проём шестидесяти сантиметров шириной и около трёх метров высотой. После боковые грани этого проёма расползлись в сторону, открыв широкий проход. Из-за этого действа про странное поведение частей монстра молодой человек забыл и осторожно спустившись с кучи мусора, направился не в открывшийся проём, а ровно в противоположную сторону — к восточной стене зала. Здесь, в полумраке проёма стоял верный тролль-нежить, сжимая в руках внушающий уважение металлический прут.

«Следовать за мной, охранять», — дал команду Юра и осторожно оглядываясь, пошёл впереди мёртвого телохранителя. Ни о какой скрытности в компании с таким истуканом не могло быть и речи.

Метров за тридцать от проёма, попаданец вынул из кармашка разгрузки пузатую баночку, открыл её, достал изнутри свёрток и швырнул его в проём. В воздух поднялось облако серебристого порошка, что должен был развеять невидимость, подстраховав действие дротика. Щупальца отсутствовали.

«Подойти ко входу, стоять там, охранять».

Двухметровая туша тролля-нежити заслонила собой проход, а Юра тем временем принялся искать среди хлама на полу крупный белый кристалл с палец размером. Кристалл, что остался от товарища француженки и который следовало немедленно разбить. Ко всему, один из штрафов местной смерти заключался в длительном периоде слабости после, прервать который можно было лишь расколов концентрированную силу, которой лишился умерший.

Но кристалла на полу не оказалось.

«Хм, она говорила, что тело исчезло раньше, чем его затащило, наверно отбросило куда. Ладно, потом», — затрясся дрожью страха и предвкушения Юра.

Следовало поторопится и приступить к самой опасной и важной части операции.

Технические проходы в отстойнике имели самую разную продолжительность и назначение, как будет выглядеть начинка конкретно этого молодой человек не знал.

«Идти вперёд, нападать на всё постороннее», — дал попаденец команду и волнуясь последовал за шагнувшей в темноту проёма нежитью.

«Ага, тут недалеко, да и не километровыми же этим отросткам быть», — впереди, метров через пятнадцать виднелась стена поворота, а может развилка.

Пройдя за троллем метров десять, Юра сокрыл себя невидимостью и заодно поднял на лоб тёмные очки.

Нежить шла спокойно, никто не нападал.

«Может эта херня скопытилась от пяти оторванных конечностей, а может основное тело было мелким и сейчас уползло куда подальше?..»

Тролль зашёл в развилку, повернулся налево, зарычал, замер и выставил перед собой прут.

Юра прижался к стене, быстро подскочил к повороту, заглянул за него и обомлел: кусок коридора в который вывел проход оказался коротким, по крайней мере тупик справа начинался метров за десять за спиной тролля, а слева, примерно за те же десять метров, бурлило нечто.

Фиолетовая масса, что, облепив стену, заполняла весь тупик, бурлила, колыхалась и вздрагивала. Множество отростков — щупалец то тонули в ней, то показывались наружу.

«И что, этот француз где-то там? Да вы шутите!» — невольно застучал зубами Юра: бурлящая фиолетовая масса вызывала у него неизъяснимый страх.

Вдруг в центре этого нечта появился нарост. Вздувшись на фиолетовой массе словно быстро зреющий гнойник, он лопнул покрывавшей его плёнкой и открыл миру чёрный стекленеющий глаз размером со среднюю тарелку. И здесь произошло нечто неприятное, благо пока в основном для тролля. Словно растущий с невероятной скоростью бамбук или же выстеленные вперёд канаты, из массы вырвались с десяток щупалец и нанизали тролля- нежить словно тряпичную куклу, а нанизав, потащили к основному телу. С гулким звоном по полу запрыгал металлический прут.

Юра увидел достаточно, старясь не шуметь, он выскочил из коридора, отменил невидимость и поспешил отойти на безопасное расстояние.

«Подмогу, надо ждать подмогу, выбегу навстречу. Как только француженка выбралась на поверхность, ближайшей подходящей команде должен выдаться квест на спасение. Уверен часа через пол, а то и быстрее, они доберутся до этого места».

Что-то было не так, или точнее что-то стало не так с того момента, как попаданец увидел стекленеющий, налитый какой-то отвратительной тьмой глаз. Знакомое ощущение подсказало, что необходимо проверить статусы наблюдателей, но вдруг стало не до этого — яркий свет заполнявший зал на секунду погас и зажегся вновь. Не прошло и трёх секунд, как странное явление повторилось. После зал огласил внезапно приятный, но какой-то безжизненно механический женский голос. Вещал голос на родном этому миру языке, делая местами длинные, нервирующие паузы.

«ВНИМАНИЕ!

В секции 3… 1… 2… 4… 7… 1… обнаружена незарегистрированная в системе сущность!

Устройство обратного преобразования материи будет запущено через… 10… минут.

Немедленно покиньте залы в секциях с 3… 1… 1… по 3… 1… 3… 0…

В связи с немедленной эвакуацией проходы залов… будут… открыты.

Секция 3… 1… 2… 4… 7… 1… объявляется карантинной!»


Нет, не правда, кроме убийства монстров у Юры имелся ещё один талант — талант попадать!

Повернув голову в сторону туннеля из которого он пришёл в это место, попаденец увидел, как тот быстро и неотвратимо смыкается. Будь Юра спокойнее и внимательнее, то заодно заметил бы, как за кучей мусора возле туннеля прячется большой серый монстр, вот только сейчас его волновало другое.

Забыв об осторожности, он рванул в южную часть зала где находился лаз, с помощью которого можно было попасть в центральный коридор, но встретила его лишь гладкая стена, отсутствовало и отверстие в место где он общался с «Часовщиком». Оглядевшись, молодой человек понял, что открытым остался лишь один единственный проход в комнату с той фиолетовой гадостью, которую внезапно «ожившая» система контроля подземелья обозвала «незарегистрированной сущностью». Из Юриных глаз брызнули слёзы, он вынул из кармана чёрный шарик, сжал его до боли в руке и почти прорычал:

— Я сдохну, но он достанется ей! Она лучшее, что со мной было…

И лишь рычание это закончилось, закончились и слёзы. Жить Юре оставалось восемь минут и пусть смерть не означала забвение, а лишь бесконечный миг невыносимых страданий, он решил бороться до конца.

Спокойно и решительно попаданец направился к единственному открытому проходу, ненадолго остановился перед ним, проверил предпоследний разрывной дротик в ложе арбалета и растворившись в невидимости, шагнул внутрь.

«Эта гадость не атаковала тролля, пока не появился глаз. Надо стрелять в него или в место где он был».

Юра смело, но очень осторожно подошёл к углу. Не забывал он при этом смотреть и под ноги, но… Почти перед самым поворотом, ступня наступила на что-то мягкое и невидимое. Тут же это что-то взвилось, в мгновение ока обмотало его ноги и потащило в глубину. Сам процесс перетаскивания позу стоя не предполагал и с ног попаданца сбило.

Бабах! — раздался грохот. Дззииииууууу!» — зазвенело в ушах и голове.

Палец в процессе падения на спину нажал на спуск, выпустив в потолок разрывной дротик. Благо рвануло метров за десять и неудачливого стрелка лишь слегка контузило.

Тело «зацепилось» за поворот, щупальце дёрнулось, натянулось, перетащило добычу за угол и понесло его на финишную прямую к смерти.

Но помирать вредная добыча не хотела. Игнорируя звон в ушах, молодой человек выхватил кинжал и с напитываемой страхом силой, рубанул по отростку.

«Аааа!» — заорал Юра от боли.

Перерубить щупальце с одного удара не удалось и то выпустило иглы, броня помогла слабо. Невидимость слетела. Скорее на рефлексах, он рубанул по отростку второй раз, попадание, удача.

Освободившись, попаданец пополз в противоположную от монстра сторону.

«Невидимость» — панически подумал он и замер, и невидимость эта была применена.

Юра не дышал, казалось даже сердце не билось. Позади что-то шипело и булькало, раздался шорох, в его сторону поползли новые щупальца, судя по звуку медленно.

«Стрелять, надо стрелять…»

Осторожно перекатившись, он поднял арбалет и наставил его на шарящий по комнате чёрный глаз.

Первый курок… Ничего не произошло, оружие разрядилось!

«Всё из-за этой долбаной эвакуации, я всё забыл…» — простонал про себя арбалетчик и трясущейся рукой залез в один из кармашков на разгрузке. Довольно крупный красный кристалл был вплавлен в раму арбалета. Первый курок. Последний разрывной дротик. Юра направил оружие на чёрный глаз и в этот же миг невидимое щупальце обхватило его ноги.

Рывок тела. Выстрел!

По ушам ударила звуковая волна, из фиолетовой массы рядом с глазом вырвался фонтан ошмётков, образовав на теле монстра страшную рану. Вот только рана эта тут же начала медленно затягиваться.

Курок, болт.

Щупальце, что держало ноги, взвилось, с силой ударив свою добычу сначала о стену, а после о пол. Юра начал отключаться. Из разбитого носа текла кровь, в глазах помутнело. Спустя секунду ноги почувствовали погружение в вязкую массу.

Меркнущий взгляд увидел нечто странное, в помещение спокойно вошла высокая сероватая фигура, что-то подняла с пола, с силой размахнулась и словно копье метнуло это что-то в стену. Тут же фигуру сорвало с места и отбросило в противоположную сторону. Юра почувствовал, что его погружение в вязкую массу прекратилось. А после он вырубился.


***


Сознание вернулось спустя пару минут. Странно, но молодой человек знал это точно. Разлепив глаза, он обнаружил, что сидит на камне пола прислонённый к стене спиной. Перед, ним на корточках, сидел самурай в белоснежном кимоно и разглядывал фиолетовый кристалл размером с мизинец. Юра вздрогнул, что-то в этом кристалле пугало его.

«Луковица», — подумал Юра, взглянув на самурая.

Волосы того были туго убраны в короткий хвостик, что торчал из макушки.

— Сам ты луковица… — чуть обиженно произнёс самурай, подбросил кристалл в воздух и поймал его в кулак.

— А!? — не понял происходящего солидно контуженный попаданец.

— Хранители считают это твоей заслугой, но фиолетовый карцибел я тебе само собой не оставлю, — строго произнёс мужчина. — Зайди к Ксену за наградой, не затягивай.

После он провёл перед Юриным лицом рукой, отчего сознание Юру покинуло….


Глава 3: Второй уровень



***


Глава, в которой Юра знакомится со своими новыми инструкторами.


***


Команда — здесь группа, одобренная хранителями. Группа — обычно временное объединение попаданцев, хотя в повседневном разговоре группой могут назвать и команду.


***


Свет согревал, манил, ласкал и успокаивал. Свет говорил, что он всё сделал правильно. Сегодня он поднялся к свету ещё чуточку выше и подъём этот стоил всех тех злоключений, что случились с ним там, в месте, имя которому «моя текущая жизнь».

Внизу колыхалась тьма. Она напоминала о себе даже здесь. Она желала и мечтала, чтобы он оступился. Она жаждала насладиться его бесконечными страданиями, а после раздавить и сожрать. Но он не даст тьме такого шанса. Но это потом, после, сейчас он просто насладится тем, чем в этом мире являлся «сон».


***


Юра проснулся, протяжно зевнул и потянулся, жмурясь от удовольствия. Мозг, поняв, что пациент в себе, предъявил разуму парочку не самых лучших воспоминаний.

— Выжигатель! — заорал попаданец и подскочил на кровати, панически вертя головой по сторонам.

В окно лился яркий утренний свет, на стуле у стены сидел невозмутимый Женя и полностью игнорируя вопли товарища, спокойно листал какую-то книгу. А недобитый выжигателем молодой человек осознал, что сидит на большой двуспальной кровати своего дома.

— Юра-а-а-а-а-а-а! — раздался от дверного проёма оглушительный крик, стёкла в оконных рамах нехорошо завибрировали, но атаку выдержали.

В дверном проёме стояла Марина и с налитыми слезами глазами смотрела на ошарашенного попаданца.

— Мы так волновались! — затараторила она. — Что творилось вчера в городе, ты не представляешь!

— Снаряжение в порядке? — игнорируя заботу, обратился молодой человек к сопартийцам.

— Он считай чуть не помер, а его волнуют всякие железяки! — насупилась Марина.

Женя отложил книгу и поиграв губами в такт мыслей, обстоятельно выдал разъяснение:

— С твоим снаряжением всё в порядке. Вчера, ближе к обеду, был «эвакуирован» весь «Улей». Система, обеспечивающая работу подземелья, автоматически телепортировала заблудших с этажей по точкам воскрешения разбросанным по городу, к порталу под стелой переместились лишь те, кто находился в отстойнике.

— Стояла та-а-акая кутерьма! — сообщила с порога Марина. — Все бегали, волновались и не могли понять, что происходит.

— К вечеру гильдия сделала заявление, что в отстойнике был обнаружен Паразит, отчего система досрочно запустила выжигатель. А «Улей» от попаданцев очистили от греха подальше.

— Никто не сгорел? — уточнил Юра. — И это, — замялся он, — я не успел выбраться наружу, меня телепортировало, точнее телепортировали из зала где я находился. Как я вообще попал домой?

Женя кивнул и принялся отвечать:

— Не только тебя. Вместе с тобой в предбанник «Улья» выбросило другого попаданца, сильно истощённого и без сознания. И судя по всему наверх вас кто-то телепортировал, так как ни тебя, ни его никто из самостоятельно выбравшихся не вытаскивал. Ты, кстати, также был в отключке — сидел на скамейке и с твоих ног на пол натекала лужа крови. Народ конечно это быстро приметил и оказал первую помощь. А после Иван Кузнецов, ну тот, который Индеец, зашёл в городскую администрацию, нашёл меня и сказал, что ты лежишь на скамейке у портала. Я взял экипаж, заехал за тобой к стеле, после забрал Марину в храме культа, и мы привезли тебя домой. Ну а дальше Дело за нашей целительницей, — кивнул Женя на девушку, — и укрепляющей травяной клизмой. Хотя я подозреваю, Эрита давно видела все твои интимные места… — подмигнул мужчина молодому человеку.

— А где она и какой сегодня день? — встрепенулся Юра.

— Сегодня утро пробуждения, (день пробуждения — название местного понедельника). Эрита ушла с утра, будет поле обеда. Из-за инцидента в «Улье» в гильдии привалило работы, её попросили помочь. Мы с Мариной пришли совсем недавно, твоя половина просила покараулить тебя пока она будет отсутствовать.

— Скорее всего меня телепортировал из отстойника Администратор — самурай в белом кимоно, — собрался с мыслями Юра. — После того как тролль убил Паразита, этот самурай сказал мне что-то странное, про фиолетовый карцибел, и чтобы я зашёл к Ксену.

Женя от услышанного приподнял брови, Марина взвизгнула от любопытства. Молодой человек понял, что отвертеться от объяснений не удастся и принялся рассказывать о произошедшем, заодно надевая куртку и штаны, что были заботливо оставлены для него на комоде.


**


— Умеешь ты находить приключения, — подытожил рассказ философ, которым Женя являлся.

— Это они меня находят, — скривился Юра, — в известном месте я видел такие приключения. Эрита знает про «Облегчение смерти»?

Рассказчик конечно-же не стал скрывать от товарищей свою удачу.

— Вряд ли, — покачал головой Женя, — в твоей разгрузке пока никто не копался. Хочешь отдать его ей?

— Да, перед её встречей с матерью, — кивнул молодой человек.

— Разумный ход, — согласился мужчина, — но не ставь на него слишком много. Энрю говорил, что в её случае Хранители сильно облегчат обратный процесс, возможно тебе стоит оставить этот артефакт для себя.

— Я подумаю, — неопределённо ответил Юра.

— Интересно, что стало с тем троллем? — озаботилась судьбой монстра Марина. — Он такой молодец!

— Думаю отправился на респ, — почесал голову молодой человек, — прежде чем помереть, эта фиолетовая херня вогнала в него десяток своих отростков. И что это вообще было? Паразиты вроде другие?

На первых же инструктажах в гильдии, попаданцам рассказали о Паразитах. Правда рассказ ограничился строгим наставлением, что при столкновении с нетипично ведущим себя монстром, глаза которого абсолютно чёрные и не имеют зрачков, необходимо немедленно бежать, так как захваченные паразитами монстры невероятно сильны и опасны. И что такими захваченными скоро займутся администраторы.

— Паразиты разные, — задумчиво почесал короткую бороду Женя, — ты наткнулся на редкий вид и тебе невероятно повезло, как и тому французу. Вероятно, оно пыталось сделать из него Куклу, о Куклах мало кто знает, Админы обычно быстро пресекают подобное в зародыше. Главное, что с тобой всё в порядке. А к Ксену действительно стоит зайти. Хотя, зная Администраторов… Ладно, не буду настраивать тебя на плохое, всё будет замечательно.

— А может не ходить? — засомневался молодой человек, слышавший массу историй о своенравии местных богов.

— Ходит, ходить, — закивал философ.

Юра скривился и чуть обиженно посмотрел на мужчину. Женя явно толкал его в лапы опасности ради получения порции ценной информации, но, с другой стороны, сходить действительно следовало.

— Ох, блин! — воскликнул Юра, — сколько время?!

— Около одиннадцати, — сообщила Марина, что обладала очень точным чувством времени.

— Уф, — выдохнул молодой человек. — Я обещал кое-кому встретиться в обед в «Гендальфе», но это ерунда, главное до обеда успеть на встречу с мастером по второму уровню, надеюсь меня не отфутболят… И да, до вечера надо заглянуть в Посольскую секцию.

И попаданец принялся надевать сапоги, очень довольный тем, что судьба предоставила ему возможность переговорить с Алисой, которая в Посольском представительстве работала.


***


Пусть проснулся Юра бодрым и полным сил, однако очень скоро понял: магия — магией, а пост эффект от ранений никто не отменял: ноги болели и болели сильно. По опыту он знал, боль уйдёт через два — три дня. Попрощавшись с товарищами, которые по договорённости должны были покинуть особняк чуть позже, молодой человек надел свой серый плащ, накинул капюшон и прихрамывая направился в Старый город. Вот только через два квартала идти стало невыносимо больно, из-за этого, выйдя на центральную улицу, он поймал шуструю двуколку и коротко крикнул кучеру:

— В квартал Белых роз.

«Надо было послушать Марину и денёк отлежаться, — хныкал про себя Юра, растирая голени и ища взглядом возможный «хвост», — курсов сегодня нет, лягу пораньше. И вообще, я собирался отпраздновать этот день с Эритой, вчерашние события всё спутали…»

День сегодня выдался примечательный, а именно, в прошлую «пятницу» он закончил полугодовые основные курсы, на которых попаданцев обучили языку, дали основы выживания и умения постоять за себя. И что важно, курсы эти были бесплатными, а дальше, будь добр, крутись за свой счёт. Деньги у Юры водились, но найти хорошего инструктора являлось задачей не простой. Молодой человек хотел именно персонального тренера и не только потому, что подобное круто и престижно — этого требовал главный демонический «гуру».

«Если не выгорит, пойду в одну из платных школ, какую там Чингиз советовал, вроде «Три ступени к силе», Кас с этой своей «полевой передачей опыта» явно перебарщивает».

В Озоторге на сто пятьдесят тысяч местного населения, жило около семи тысяч попаданцев, поэтому хорошие инструкторы были нарасхват. Пусть при этом очень приличных школ воинского ремесла в городе имелось в достатке, вот только занимались в них группами до 12 человек, но и стоили такие занятия в разы дешевле чем персональные. Юре, который искал именно персонального тренера, в поисках помогли личные связи.

Иметь попаданцам половую или семейную жизнь Система не препятствовала, при условии, что жизнь эта не мешает личностному росту. Конечно, на практике семья слабо вязалась с жизнью попаданца, да и голова здесь была занята сильно другим. Но некоторые вполне удачно совмещали приятное с полезным. В этом смысле Юра в своей группе не являлся первопроходцем и первым обзавелся половиной Коля, что вопреки шаблонам оказался весьма ответственным в этом отношении мужчиной.

«Попробуй тут не быть ответственным», — залыбился про себя молодой человек, представив себе Жаклин — Колину женщину.

«Хотя наверно у него как у меня с Эритой, наедине мы совсем другие люди», — заключил он.

В Митунге Жаклин командовала местной стражей и получив перевод в Озоторг, заняла похожую должность, быстро обзаведясь знакомыми и подругами. Коля, зная, что жена крутится среди людей имеющих дело с воинским ремеслом, подрядил её поискать Юре инструктора. Что она и сделала, попросив одну из своих подруг Юру посмотреть и, если «смотрины» пройдут удачно, взять его в ученики.

«Женщина вообще может быть хорошим инструктором? — сомневался молодой человек, — а может из меня просто хотят вытрясти денег? Не… От Коли такой подставы прилететь не должно, да и жинка его человек серьёзный, не то слово».

— Прр, эй задумчивый, тебе в какую часть квартала? — вырвал Юру из раздумий молодой румяный парень — извозчик.

— Дойду, — коротко произнёс пассажир расплачиваясь. — Вчера сильно много работы было? — поинтересовался он у парня.

— Да, вчера ажиотаж в районе обеда возник: ваших всех по точкам воскрешения раскидало, но развезли быстро, город то не сильно большой.

Выпрыгнув из двуколки, Юра о своём решении пройти остаток пути пешком пожалел, ходить было больно.

«Цобако…» — прогундел про себя попаданец, разглядывая таблички на домах.

Его цель находилась в жилом квартале Старого города. Здесь главенствовали длинные многоквартирные дома, что зажимали в тиски своих тел узкие мощёные улицы. Дома в основной своей массе были двухэтажными и имели по четыре квартиры на подъезд. Несмотря на это с поиском нужного адреса возникли проблемы.

Местный год состоял из 480 дней, но, как и земной, состоял из двенадцати месяцев, каждый из которых носил имя определённого животного. Ровно те же имена носили и местные двенадцатилетки, которые играли здесь роль неких коммунистических пятилеток. Сорок дней местного месяца делились на восемь недель, каждая из которых носила имя цвета радуги + чёрный. Дни недели также назывались не по земному, пусть и довольно просто — пробуждения (иногда прорастания), развития (иногда набирающий силу), цветения, зрелости и отдыха. Вот только мы пока в эту тему сильно лезть не будем, пусть попаданцы за свои грехи мучаются. Важно другое. Местные улицы размечались при помощи названий месяцев — недель — дней, что для попавших в этот мир первое время становилось настоящим ребусом и Юра решил этот ребус своеобразно.

— Подскажите, где дом «набирающей силу красной змеи», — спросил он у прохожей.

Немолодая женщина мазнула взглядом по улице и указала рукой на длинный двухэтажный дом с красной черепичной крышей, что нависал над дорогой мансардами второго этажа.

«Ну хоть квартиры с подъездами нумеруются по-человечески», — порадовался попаданец разглядывая покрытые блестящей эмалью номера на дверях.

Зайдя в последний — третий по счёту подъезд, Юра поднялся по деревянной лестнице на второй этаж, и дёрнул за кольцо, торчащее из пасти металлической горгульи, что выступала из двери и поглядывала на визитёров подозрительным взглядом. До ушей донёсся мелодичный звон колокольчиков.

— Входите, не заперто… — донёсся из-за двери приятный женский крик.

Молодой человек повернул вниз массивную ручку в виде лапы той же горгульи и приоткрыл скрипучую деревянную дверь.

Просторная прихожая выходила в большую гостиную, у светлого распахнутого окна которой стояла женщина, что плотно сцепила руки на животе.

Первое, что осознал Юра — женщина была красива, второе, у неё очень чувственное тело. В голове молодого человека закрутился термин сексуальная, но был отвергнут. Не потому что женщина не была сексуальной, а потому что в этом мире данный термин использовался как мерило доступности женщины для секса и употреблялся в основном к проституткам. Стоящая у окна, при всей своей сексуальности, доступной не была. Высокая, черноволосая, тонкая, но не худая, заметная грудь, некоторая резкость черт тела, что не позволяла назвать красоту идеальной, но вносила свою изюминку. Одета женщина была в белое домашнее платье с чёрными манжетами и воротником. И сейчас хозяйка квартиры разглядывала слегка смущенного гостя полными коварства тёмными глазами.

«Женственна и похожа на актрису из фильмов Тарантино, или не похожа… — переживал под пристальным взглядом молодой человек.

Хозяйка отвернулась к окну, о чём-то задумалась, а после смерила молодого человека новым внимательным взглядом, от которого по спине попаданца пробежали мурашки. Но тут же Юра почему-то твёрдо понял, что принят.

— Снимай сапоги, тапочки с левой стороны и проходи, проходи, — произнесла женщина мягким голосом, не спуская с Юры глаз.

Молодой человек сел на принятый в местных прихожих меленький диванчик, стянул сапоги и надел нечто похожее на лёгкие ботинки, после вошёл в просторную гостиную замявшись от чего-то в проходе. Лишний раз смотреть на женщину не хотелось, поэтому Юра принялся рассматривать массивную лакированную мебель и заполненный книгами шкаф.

Посреди гостиной стоял овальный стол орехового цвета с несколькими стульями вокруг.

— Присаживайся. А что это мы хромаем? Неужели болят ножки? Ай-яй-яй, — заохала хозяйка. — Ну ничего, ничего, что будешь, чай, кофе, отвар синтгара?

— Чая, если можно, — пискнул совсем уже растерявшийся попаданец, что боялся лишний раз взглянуть на женщину, что невольно будила в нём мужские инстинкты. И дело было не только в Эрите, но и в каком-то незнакомом ранее отвращении к себе прежнему. Прежний Юра многое бы отдал чтобы пообщаться с этой женщиной, чтобы потом самоотверженно дрочить на неё перед сном.

— Ай-яй-яй, — протянула хозяйка, — что-то мы совсем растерялись, ну ничего, ничего, первые разы всегда так, — голос её понизился и внезапно стал очень строгим и почти гипнотическим. — При первой встрече мы ещё смотрим на собеседника, отмечаем детали, запоминаем, создаём его образ, а после общаемся уже не с этим человеком, а с его образом в своей голове, лишь изредка дополняя его деталями. Ты слышишь меня? Повтори сказанное…

Юра удивлённо взглянул на хозяйку, что расставляла на столе кружки.

— Создаём образ человека, а потом общаемся с ним… — промямлил он.

— Именно так, — кивнула женщина, — знание этой простой истины открывает огромные возможности, когда необходимо выдать себя за другого человека или создать у незнакомых людей определённое впечатление о себе. Но давай пока оставим эту тему, как тебя зовут?..

Голос её снова стал мягким и возбуждающим.

— Юра, — пискнул молодой человек.

— Ю-ррр-а, — протянула хозяйка, — у меня на родине таких имён не было. Подожди, я принесу кипяток и печенье, — и женщина вышла из гостиной на кухню.

Через пару минут она вернулась, поставила на стол корзинку со сладостями и принялась разливать чай. Здесь попаданец подметил, что хозяйка слегка прихрамывает, но не так как он, по-другому, словно у неё болели колени.

— О, ты заметил, что я хромаю, — внезапно произнесла женщина, хотя со стороны казалось, что она полностью занята подготовкой чаепития. — Людям очень сложно достичь завершённости, в этом наше счастье и наше проклятие. Вы — заблудшие не цените свои тела, воспринимаете их как должное на второй день в этом мире. Тем временем они удивительны, не говоря уже о том, что после смерти ваши оболочки как новые и более того, с каждым разом чуточку лучше. Что, ты не знал? Хотя я слышала это неописуемо неприятный процесс. Правда сейчас это не важно, важно, что человек не ценит то, что у него есть, но при этом он склонен завышать ценность того, чем не обладает и что хочет получить. Что я просила повторить тебя в первый раз? — строго произнесла собеседница.

Юра растерялся и закрутил глазами, наткнувшись на строгий ожидающий взгляд.

— Эээ, мм… Мы общаемся не с человеком, а с тем, что навыдумывали о нём. Не сразу, а после, — выпалил он.

— Ай-яй-яй, всё напутал и тем не менее попал, — вздохнула женщина, — додумываниями мы занимаемся позже, когда образ уже создан. Заметь, люди не только дополняют образ реальными деталями, но и выдумывают множество из них. И важно то, что этим процессом можно легко управлять — случайно оставленное письмо, брошенная невзначай фраза, откровенный разговор, — она подвинула Юре чашку. — Ты не ценишь своё тело, которое буквально впитывает магию, а моим коленям даже магия помогает слабо. И в этом вторая прописная истина сегодняшнего чаепития — мы не ценим то, что имеем в достатке, но обычно придаём излишнее значение тому, чего нам не хватает и что мы желаем заполучить. Это открывает огромное поле для манипуляции человеком. В первую очередь узнай, чего не хватает цели. Усиль эти потребности, в конце концов создай их.

Она сделала паузу давая растерянному гостю время переварить услышанное.

— Меня зовут Дариана, — хозяйка изобразила на своём приветливом лицо дружескую улыбку, — мне пятьдесят два года, тридцать из которых я убивала людей…

Здесь женщина задумчиво посмотрела в окно.

— Что, правда? — охнул Юра, главным образом по поводу возраста, так как выглядела Дариана на тридцать.

Подобное не являлась для этого мира чем-то удивительным, пожилые люди здесь редко умирали раньше ста, а лет так до девяносто являлись вполне активными членами общества. Люди же владеющие магией и уделявшие много сил духовному и физическому развитию, жили ещё дольше и выглядели в среднем вдвое моложе своих земных ровесников.

— Мы отметили лишь два присущих людям момента, но если ты решишь нанять меня в качестве наставника, то лишь двумя этими моментами мы будем заниматься не один месяц. Пока ты не прочувствуешь их на практике, пока не научишься создавать обстоятельства, управлять ими и в конце концов побеждать, всё сказанное не более чем сотрясение воздуха. А сейчас давай перейдём к главному… Дай мне клятву перед лицом Хранителей, что всё услышанное тобой останется между нами. Нет, — поймала она непонимающий взгляд попаданца, — я не о том, чему я буду учить тебя, мне необходимо «представить товар лицом», ведь в первую очередь мы входим в деловые отношения и налаживаем взаимовыгодное сотрудничество. Я должна создать у тебя представление о том, что могу предложить, поэтому вкратце расскажу о себе, и эта информация должна остаться между нами…

Юра сглотнул, давать подобную клятву следовало лишь в самом крайнем случае, но, если подумать, сидящая напротив женщина требовала её вполне разумно.

— Я обязуюсь не рассказывать посторонним ничего из услышанного и в случае нарушения этого договора готов по всей строгости ответить перед хранителями за своё малодушие.

— А ты хитрец… — скривилась Дариана, — понятие «посторонние» очень расплывчато, да и «малодушие» вставлено в твою фразу точно не зря… Ну да ладно, с вами — заблудшими всё просто, со всеми бы так, — вздохнула она.

Юра хитрецом не был, хитрецом был Женя, что вариант клятвы разработал.

В строгой академической манере, хозяйка довольно кратко поведала Юре свою историю. История эта оказалась с одной стороны банальна, а с другой поразительна. Пять лет назад Дариана являлась гражданкой Дризена — большого королевства на соседнем материке и заодно кадровой разведчицей, специализировавшейся на обольщении и убийстве мужчин. Карьера её началась с двенадцати лет, когда её — сироту из детского дома, забрали в специальную школу. Далее последовали годы обучения, тренировок и работы. На своём последнем задании она провалилась, однако по воле судьбы не погибла, но получила ужасные травмы ног. Если точнее, ей их переломали. После лечения стало понятно, что с карьерой ассасина придётся завязывать. Здесь начальство взвесило все за и против и решило отправить потерявшего ценность сотрудника на покой — «вечный покой».

— Ты не подумай, окружавшие меня люди не были столь уж кровожадными. Подобное решение вылилось из того, что я была довольно талантливым сотрудником и за годы работы узнала слишком много неприглядных тайн. Пока я находилась в границах системы, всех всё устраивало, но стоило за эти границы выйти, как ценного сотрудника уже нет, а есть «фактор риска», — вздохнула Дариана. — Поняв, что жить мне осталось недолго, я, не без помощи своих профессиональных навыков, села на корабль до Виринтела и спустя пару недель оказалась в Зораме, решив после уехать подальше от побережья. Разного рода большие начальники с соседних материков побаиваются заблудших и того, что с ними связано, особенно после последних событий, так что я выбрала Озоторг.

— О… — поймала Дариана удивлённый взгляд Юры, — с одной стороны заблудшим предписано сдувать пылинки с местного населения, но с другой, в случае большой несправедливости, Хранители развязывают вам руки и тогда вы превращаетесь в неумолимых, бессмертных ангелов мести. Но я отвлекаюсь.

— Поначалу я подумывала вернуться к прежней работе в том или ином виде, но за месяцы свободы поняла насколько устала от того, чем занималась раньше. Поэтому последние годы я просто жила в своё удовольствие, работая администратором в одном из местных кабаре и… недавно у меня закончились деньги, что я прихватила у начальства улепётывая с Дризена.

От слова «администратор» Юра вздрогнул.

— Поэтому я решила попробовать взять учеников. Нет, я не веду жизнь полную излишков, но всё ещё пытаюсь вернуть в норму свои ноги, а для этого зарплаты в кабаре не хватает, — вздохнула рассказчица. — Ах, и да, местная разведка в курсе кто я, но нравы в Вилларии другие, — мне позволено жить как я хочу при условии, что я не стану заниматься ничем противозаконным и буду оказывать некоторую поддержку в роли консультанта. В Дризене подобное отношение представить сложно, — поморщилась Дариана, — думаю всё дело в сильном влиянии Богов и «Культа вознесения».

При слове «культ» Юра вздрогнул во второй раз.

— А у вас сейчас есть ученики?.. — осторожно поинтересовался он.

— Нет, пока нет, — до тебя здесь побывали семеро претендентов, но не один из них не добрался до этого стола.

Попаданец вопросительно посмотрел на женщину.

— Я не знаю, — пожала та плечами, — чем-то они мне не понравились и дело даже не в том, что на меня смотрели как на тело с некоторым количеством отверстий, при желании я могу остудить подобный пыл очень быстро. Было что-то ещё, какая-то незрелость. Мне сложно представить, как устроено общество там — откуда вы пришли, но в нём явно не всё в порядке со нравами. У тебя ведь есть девушка?

— Юра кивнул.

Наверно дело в этом. Ты смотришь на меня, понимаешь, что я привлекательнее её, испытываешь возбуждение, но предавать её не хочешь. Ай-яй-яй, — внезапно воскликнула Дариана, тряхнув волосами и грудью, — я лезу в дела своих клиентов. Да и всё это не важно, важно другое, по вечерам я работаю и моя квартира не сильно приспособлена для определённого рода занятий, — хитро улыбнулась она Юре. — Поэтому ты будешь приходить сюда на подобие лекции лишь в день пробуждения, а в дни цветения и зрелости мы будем заниматься в другом месте. Мой хороший знакомый — учитель танцев, его дом в паре кварталов отсюда и вполне подойдёт для тренировок, там мы и будем встречаться, — почти заговорщицки прошептала женщина.

Но Юра уловил в её тоне какую-то подоплёку.

— Я встаю поздно, — продолжила хозяйка, — так что занятия будут начинаться в одиннадцать часов и до обеда или на сколько тебя хватит. Заметь, начинаться в одиннадцать, значить быть ты должен без десяти. У вас, заблудших, обычно плохо с чувством времени, но этот аргумент при опоздании я не принимаю. Начнём со следующей недели, мне необходимо продумать программу и достать кое-какое снаряжение. Жаклин сообщила мне основное о твоих навыках и специализации, и ты, надеюсь, уже понял, что стрельбе я тебя учить не буду. Ах да, весьма важное — оплата…

Молодой человек приготовился услышать внушительную сумму, однако Дариана озвучила цену слегка выше средней, что также явилось солидными деньгами.

Юра на это коротко кивнул.

— А на сегодня всё, — улыбнулась женщина, — почему ты не ешь печенье?

— У меня через час встреча в таверне, там поем. Мой наставник требует, чтобы я правильно питался…

— Ооо! — удивилась собеседница, — и часто ты с ним занимаешься? Мне стоит с ним пообщаться. Ай-яй-яй, я навязала тебе расписание, может стоит переставить дни?

— Он заблудший 100 уровня, его специализация, — Юра замялся, — «Нагибатор»… — не ожидая от себя, растянул он рот до ушей.

— Ох, это что-то связанное со сражениями заблудших друг с другом? — уточнила Дариана.

— Да, — придал себе серьёзный вид молодой человек, — но он занимается со мной от случая к случаю, обычно раз в неделю и обычно в день отдыха.

— Тем не менее мне стоит с ним пообщаться, магия вознесения для меня пусть не загадка, но и не открытая книга…

— Я передам, — потупился Юра, чуть помрачнев.

О том, что Кассиопея занимается с ним, знали все его сопартийцы и воспринимали эти занятия как явление положительное. Хитрожопый и обаятельный демон пообщался со всеми членами Юриной команды, убедив, что его наставничество пойдёт бывшему геймеру только на пользу. В общении с Мариной Кас выглядел много знающим «дедушкой», с Женей был энциклопедией мудрости и знаний, с Колей — рубаха-парнем с чешущимися кулаками и только с Юрой вел себя как безжалостный наставник.

Дариана явно уловила его настроение и улыбнулась.

— Не загружайся, — произнесла она, — мы начнём занятия лишь со следующей недели. Думай о том, что у тебя впереди четыре выходных…


***


Настроение у Юры было неоднозначным: с одной стороны, душу грели удачно проведённые переговоры, а с другой, он чувствовал себя сытой собакой, перед носом которой, тем не менее, будут махать весьма аппетитной костью.

«Уверен всё будет хорошо, «Ощущение цели» подсказывало, что она специально добавила женственности проверяя меня», — успокоил он себя.

Сейчас Юра не торопясь ковылял на встречу с Алисой и Туен, если те придут конечно. Встреча эта была назначена довольно спонтанно и поэтому запросто могла не состояться. Таверна «Гендальф» находилась не далеко от дома Дарианы, и даже не особо торопясь, Юра подошёл красивому кирпичному зданию раньше планируемого.

Изначально солидное двухэтажное здание с большими окнами и высокими потолками использовалось как одно из отделений местного почтамта. Однако в процессе налаживания административной жизни Озоторга, часть почтовых функций взяла на себя гильдия искателей приключений и здание перешло в свободный фонд. Сейчас его взял в аренду некий Ашот Едигарян, армянин, что при жизни мечтал потрудиться в роли хозяина таверны и поэтому получил столь специфическое задание пятидесятого уровня. Вопреки стереотипам, при жизни Ашот имел слабое отношение к торговле, точнее не имел его вообще, разве что очень любил готовить. При жизни он успешно трудился в должности профессора истории, однако с таверной у него получалось ни чуть не хуже, чем вбивать в студентов историю средних веков.

Задержав взгляд на красивых витражах и в очередной раз посочувствовав Фродо, что на этих витражах тащил кольцо к жерлу Ородруина, Юра натянул на глаза капюшон и толкнул тяжёлую, обитую металлическими элементами дверь, на которой висела табличка, извиняющимся тоном сообщающая, что вход разрешён только Заблудшим душам — так местные называли попаданцев.

В Юрины ноздри ударила волна приятных запахов, а уши заполнил гул разговоров и звон посуды. Впрочем, народу в большом зале таверны сидело не особо много, человек так двадцать пять. Не протолкнуться здесь будет к вечеру. Изначально таверна обслуживала всех желающих, но хорошая кухня и грамотный подход к созданию атмосферы сделал её довольно популярной среди попаданцев, поэтому хозяин, который, кстати, за прибылью не гнался, пошёл навстречу собратьям по несчастью и доступ для местных закрыл, чем вызвал ещё большую популярность этого места.

Углы и центр зала занимали разнокалиберные круглые столы, а вдоль стен стояли типовые прямоугольные. С потолка свисала огромная раскидистая люстра: хотя сам зал освещался магическим светом, но периодически люстру, гремя воронёной цепью, спускали и меняли в ней ароматные восковые свечи. Юра устроился в углу. Сев за подчёркнуто грубый деревянный стол, хитро вытесанный из отрезка ствола огромного дерева, он скинул капюшон и принялся осматриваться.

Люди с оружием и снаряжением отсутствовали, оно и верно, такие подтянутся сюда вечером, после вылазок в «Улей» или за город. Сейчас посетители пришли не за слухами и разговором, а в основном поесть, что не значило, что делали они это молча. Три компании человек по пять, вероятно знакомых, занимали отдельные столики. Несколько пар собеседников ели отдельно. На соседних с компаниями местах не торопясь попивали чай одинокие слухачи. Юра улыбнулся и подумал о продуманности и изощрённости Системы. Одно из местных правил, или точнее настойчивых рекомендаций, запрещало делиться общей информацией по миру с попаданцами ниже себя на пять и более уровней. Подразумевалось, что они должны заниматься поиском необходимых знаний сами. Однако при этом никто не мешал нужную информацию подглядеть или подслушать, не переходя нормы приличия конечно. Молодой человек и сам первое время просиживал здесь долгие вечера, ловя чужие разговоры.

Дверь распахнулась и вошёл худощавый паренёк лет шестнадцати, что принялся неуверенно и смущённо шарить глазами по залу. Одет он был в простые шерстяные штаны и кожаную куртку, на ногах красовались грубые ботинки. Уже с где-то с месяц в этом мире главенствовала осень и не сказать, что погода стояла особо тёплая.

«Жертва цифровых технологий», — без злости хмыкнул про себя Юра, разглядывая паренька. Занявшись развитием наблюдательности, он начал отличать подобных людей очень быстро, выдавал их довольно тонкий луч внимания.

«Одёжку выдали в общежитии культа, судя по глазам всё ещё охреневает с происходящего, но уже разок — другой побывал в улье, отсюда, кроме растерянности и столь знакомый блеск в глазах. Ну ничего, скоро освоится и рефлексы придут в норму».

Паренёк уселся рядом с шумящей разговорами компанией и принялся виновато оглядываться.

«Ага, нет денег на еду, — понял Юра, — сейчас его вряд ли прогонят, а вот вечером могут и попросить».

За стойкой о чём-то оживлённо беседовали облачённые в белоснежные фартуки парень и девушка лет семнадцати. Юра махнул им рукой, они прервали разговор, девушка осталась за стойкой, а официант сноровисто подскочил к посетителю.

— Игорь, привет, — поприветствовал знакомого по курсам Юра, — мне супа тарелку. И это, за мой счёт вон тому голодранцу чая и… у вас хашлама сегодня есть?

— Да, всё как всегда супер свежее, — отрапортовал знакомый.

— Ну и хашламы ему тогда, пусть испытает вкусовой оргазм.

— Ты что-то сегодня щедрый… — подозрительно ухмыльнулся Игорь.

— Ооо, отмечаю… — скривился Юра, — вчера чуть не сгорел в отстойнике к чёртовой бабушке.

— Да, кстати, что там было? Вроде с него вся кутерьма по «Улью» пошла, — поинтересовался у Юры знакомый.

— Без понятия, — расчехлил вральник молодой человек, — пускал слезу сочувствия выцеливая черепушку очередного гоблина, а тут бах и началось! Еле успел до центрального зала…

— Рассказывай «пацифист», все уже в курсе, что ты с перебитыми ногами отдыхал на скамейке перед телепортом в обнимку с недоеденным французом…

— Не было ничего… — протянул Юра и поднял ангельские глаза к потолку.

Товарищ хмыкнул, выпытывать подробности здесь было не принято, как и приставать с расспросами.

— Обожди пять мину, всё горячее, сейчас будет, — махнул он рукой и вернувшись за стойку, скрылся в проходе на кухню.

Юру заметили и узнали, компании зашептались, но подходить никто не стал. Но вот незадача, хотя приставать к людям за едой вроде как не принято, да и Хранители могут возмутиться, однако тактической хитрости никто не отменял. Нет, сейчас к попаданцу народ не повалил, однако его постоянно пытались подловить в разных местах и напроситься на разговор в таверне: «О привет, вижу, что занят, но тут вопросов пару, можно с тобой вечерком переговорить…»

Дверь открылась и вошла большая компания из семи человек и вошедшие, в отличии от присутствующих, по всем признакам, были «с поля»: в броне, с оружием и рюкзаками. Облюбовав стол рядом с Юрой, они направились в его сторону.

«Что-то рановато. В башне, да и за городом, обычно с раннего утра до вечера кукуют. Может с рейда?»

От компании отделились двое, что подошли к Юре и поздоровались.

— Привет Игорь, Ларс, — пожал им руки молодой человек. — Вы откуда?

— Да с 30 этажа, пробовали «Жидика» заковырять.

Жидик не имел отношения к ростовщикам, а получил своё прозвище в честь злого терминатора из второй части известного фильма. Убить здоровенного блестящего голема было неимоверно сложно, пусть и рубился он на ура, да и чрезмерную опасность не представлял. Отрубленные куски либо превращались в монстров поменьше, либо стремились торопливыми слизняками влиться в основное тело. Смерть Босса наступала лишь только после измельчения на определённое количество довольно мелких частей.

— И как?

— Да никак, по мане просели, нужно ещё одно тело с парализующими ловушками или маг с хорошей заморозкой.

— Семь человек максимум для временной группы, — вздыхал и сочувствовал знакомым молодой человек.

— Вы вроде с «Бобром» и «Чайками» в этот выходной на «Трёх лордов» собрались? — хитро щурясь, спросил у сидящего за столом Игорь.

Юра «вздрогнул» и хорошо так «вздрогнул».

Этот поход занимал его мысли всю прошлую неделю, но перед спуском в Отстойник голова переключилась на другое, а после событий с паразитом попаданец о предстоящем рейде забыл. А рейд тем временем предстоял сложный: последний раз «Трёх лордов» убивали лет так пять назад. После этого желающие имелись, но вот только удача им не сильно сопутствовала. «Лорды» заслуженно считались самыми сильными и злобными Боссами башни, из-за этого неудачливые фармеры частенько не успевали воспользоваться заветным жетоном, отправляясь в запоминающийся полёт на респ.

«Так, откуда ушла инфа?.. Да понятно откуда, кто-то слил хорошему знакомому, хороший знакомый шепнул за ужином в таверне и, сим — салабим, в курсе весь Озоторг…»

— Да, — кивнул Юра, — но этот «медведь» пока не убит, так что ничего путного рассказать не могу.

Знакомые с пониманием кивнули, хотя по их лицам было видно: они весьма довольны что удалось подтвердить слухи.

— Ты, говорят, вчера в «Улье» отличился? — поинтересовался Ларс, примешивая к местному лёгкий баварский акцент.

— Ай, — наигранно закипятился Юра, — на меня походу теперь будут всё непонятное вешать. Был там свой замут, подробностей не просите, но с эвакуацией он никак не связан.

— Понятно… — кивнул Ларс, — ладно, бывай, мы к своим. А, ещё момент, ты со школой определился?

— Нет пока, пару дней отойду от всего хорошего и вдумчиво поищу что получше.

— Мы тут с ребятами тоже думаем, хотим всем составом пойти в одну школу, ты присоединяйся если что.

— Буду иметь в виду, — кивнул молодой человек.

Подошёл официант с подносом и поставил перед Юрой тарелку супа, знакомые не стали более отвлекать его и вернулись к своим.

Благодаря Кассиопеи Юра точно знал, когда можно вводить собеседника в заблуждение, а когда это чревато ментальным пинком хранителя. Если ложь не несёт выгоды тебе и вреда окружающим, она не наказывалась. Конечно даже в такой лжи нет ничего хорошего. И за ложь безвредную можно запросто лишиться доверия и уважения окружающих. Поэтому «тактическим сокрытием информации» Юра пользовался лишь тогда, когда правда приносила ощутимый вред.

«Они вообще придут?» — размышлял он, не торопясь работая ложкой и прислушиваясь к разговорам соседей.

С соседнего стола тем временем доносился доступный уху разговор, в котором упоминалась и его персона:

— Юрик говорит, что действительно огрёб в отстойнике, но к Паразиту это отношения не имеет и что на него валят всех собак.

— Может не имеет, а может шифруется, — вставил Антон — лучник.

— Он ходит в «Улей» только «по воскресеньям», а эта хренатень с мобами началась уже с неделю, — произнёс один из сидящих, Юре незнакомый, — народ говорит, что число монстров на этажах последние дни сильно сократилось, словно их перебрасывают куда-то.

— Ты думаешь это как-то связанно с Паразитом? — сомневался Ларс.

— Сложно сказать… Но провести эту связь так и хочется. Может и не было никакого паразита, а мобов таким образом досрочно спалили и отправили куда-то.

Слово взял высокий мускулистый парень:

— Не, паразит был. Система она — «железная», врать не будет. А с монстрами всё просто: где-то рядом с городом скоро стартанёт новый данж, туда их и перебрасывают.

Компания одобрительно зашумела в пользу этой версии.

«Это логично, — подумал Юра, — если мобов стало больше в отстойнике, то наверняка их стало меньше на этажах. Хотя, уверен, со временем баланс восстановится».

Здесь двери таверны отворились и в помещение, неуверенно озираясь, зашли Алиса и Туен.

«А в платьях они выглядят куда симпатичнее, чем в стёганной броне», — подумал молодой человек и помахал вошедшим рукой, чем вызвал волну любопытных взглядов и перешёптываний.


***


— Что, правда никто не слышит?! — поразился Юра и огляделся вокруг: народу к обеду прибавилось, но особого внимания на их компанию никто не обращал, лишь сидящие за соседними столами напряжённо прислушивались.

По словам кореянки, сейчас вокруг них стоял барьер, что не пропускал звуки выше определённой громкости наружу, поэтому окружающим должно казаться, что они едят и тихо перешёптываются, но не более.

— Да, — кивала Туен, — мне достались довольно редкие навыки. Хотя, если подумать, они полностью вытекают из моей прошлой жизни. Я маг сокрытия, могу скрывать присутствие и накладывать невидимость не только на себя, но и на небольшие отряды. Я сказала тебе у портала, что боевой маг по специализации, но это не правда, просто не хочу отбиваться от приглашений в группы. Моя атакующая способность — контроль разума. Однако при всей ценности у моих способностей есть большой недостаток — очень большая затрата маны. Два — три заклинания, и я пустая, — сделала расстроенное лицо красавица-кореянка.

— Нее, — возразил Юра. — Тебе надо искать хорошую команду и заряжаться предметами на увеличение маны. Даже не сомневайся, после десятого уровня тебя с руками оторвут.

Собеседницы переглянулись.

— Мы не хотим в чужие группы или команду, мы хотим собрать свою… — уверенно заявила Алиса.

— Это не простой путь, — кивнул Юра, — у него есть свои преимущества и недостатки. Кстати, а как вы познакомились? На курсах?

— Нет, — замотала головой Алиса, — я начальные давно прошла. Ксен перенёс в посольскую секцию часть архива и нам понадобился архивный работник, им стала Туен, а после мы сдружились. Риригу создала под посольством вот такущие подземелье, — сделала девушка большой круг руками.

— Кто такая Риригу? — удивился Юра странному имени.

Собеседницы переглянулись, после, как по команде, закрыли глаза.

— Вроде можно, — согласились они, не разъяснив что именно. Алиса продолжила: — Ксен говорил нам не болтать о работе в посольстве, но мы как-то спросили можно ли рассказывать друзьям по мелочи, и он сказал, что можно. Риригу это Архитектор команды Ксена, очень добрая и милая женщина.

— А самурая у него в группе нет? — уточнил Юра.

— О! Ты его знаешь? — подивилась Алиса, — Это Индинго — Ликвидатор группы Ксена.

Энрю также просил Юру и КО не упоминать о том, что он администратор, но коли здесь собрались «кореша админов», то наверно можно — что-то такое прокрутилась в голове у молодого человека.

— С нашей командой частенько ошивается Тёмный ликвидатор — Энрю, — вздохнул Юра, — хотя нам от него ни тепло и ни холодно. Когда он рядом, то полностью обычный человек, разве что иногда рассказывает очень интересные штуки.

Девушки удивились сказанному, но не чрезмерно.

— Ага, — закивала Туен, — Ксен также всегда держит себя на человеческом уровне.

Здесь молодой человек решил «закинуть удочку».

— На самом деле я хотел расспросит вас о Ксене, но не от праздного любопытства. Вчера в подземелье я столкнулся с Паразитом и чудом не помер, — скривился Юра. — После появился луковица — самурай и сказал, чтобы я зашёл в посольство за наградой. Так вот, я откровенно побаиваюсь идти… Награда — это заманчиво, но зная Админов…

— Ты слышал байки про логово озабоченных Троллей? — захихикала Туен.

— Юра закивал и побледнел.

— Так вот, это конечно враки… Но непрошенных гостей Ксен действительно телепортирует километров за сорок от города. Но если Индинго пригласил, то иди смело. Ксен сама взвешенность и невозмутимость. Хотя, как награда будет выглядеть, я сказать не могу, иногда можно получить что-то весьма ценное, а иногда встреча с Администратором — начало новых неприятностей. Ну ты это и сам знаешь, здесь я тебе только слухи пересказываю.

— Знаешь Туен, а ты оказывается довольно бойкая девушка, — разглядывал кореянку молодой человек.

— Ага, — закивала та, — я, признаться, была сильно напугана попав сюда, да и умерла не лучшим образом, не будем об этом.

— Это, — замялся Юра, — а кем ты была при жизни?

Кореянка захихикала.

— Ты наверно думаешь, что фотомоделью?..

— Ну, типа того.

— Юра, я при жизни была такой уродиной, что детей пугать можно…

Люди за сорок попадали в этот мир в сильно помолодевших версиях, но при этом внешность и черты тела сохранялись.

— Нет, правда, — улыбалась девушка, глядя на сомнения написанные на лице собеседника, — ты видел когда-нибудь ноги корейских женщин? Поверь, они сильно отличаются от тех, что у меня сейчас. Хочешь покажу? — подмигнула она Юре и опять захихикала, явно заигрывая с собеседником.

Но чем чем, а стройными ногами Юру сейчас было взять не просто, особенно после фигуры Дарианы.

— Я понял, — кивнул молодой человек, — давайте о главном. Если честно, я не был ниже пятнадцатого этажа. Точнее был, но после пятнадцатого сразу полез в отстойник. Алиса, ты говорила, что целительница, а из атакующего у тебя что?

Целители и бафферы в этом мире обычно имели дополнительную атакующую специализацию, что делало их довольно сильными классами.

— У меня, как и у Туен, все хорошо и плохо одновременно, — вздохнула Алиса. — Моя вторая специализация «Символьная магия», я могу создать свиток с почти любой магией, но она будет примерно вдвое слабее аналога. Ну, например, владей я молнией на десятом уровне, сила магии из свитка будет примерно равна молнии, которая была у меня на пятом.

— Не, не, ты всё неправильно говоришь, — замотал головой Юра, — молния на пятом и на десятом уровне имеет примерно одну силу. Получи ты её на первом уровне, к сотому она станет сильнее лишь в четыре раза. Серьёзно усилить магию можно за счёт камней метальной силы и специализированных артефактов.

— Откуда ты всё это знаешь? — удивилась Туен.

— А это разве на курсах не рассказывали?

— Вроде нет, — засомневалась кореянка.

— Ладно слушайте, — перевёл тему Юра, — я не плохо излазил тринадцатый этаж — это который залы и подземелья старинного замка и придумал под ваши навыки читерскую схему. Бумага с карандашом есть? — заговорщицки шепнул он собеседницам.

Алиса закивала и достала из своей сумки стопку листов и несколько карандашей.

— Так вот слушайте…

На объяснение и разговоры ушло почти два часа. Юра рассказал девушкам массу своих наблюдений и заодно пересказал много из того, что узнал по «Улью» на курсах.

— Ладно, можно будет встретиться ещё разок через недельку, — закончил он. — Если вы не против, я приду со своей половиной. Туен, ты её возможно помнишь, Эрита с Митунга. А сейчас в посольскую секцию, лучше не затягивать до вечера, неизвестно чем всё это закончится, — вздохнул Юра, простился с девушками и таверну покинул.



***



Петляя по извилистым улочкам Старого города и желая в процессе «добра и здоровья» встреченному недавно Паразиту, молодой человек очень скоро вышел к «баранке» здания гильдии. У большого арочного входа во внутренний двор было пусто, лишь редкие попаданцы не торопясь заходили внутрь. Волна желающих сдать трофеи предвиделась часам к пяти, а сейчас здесь было весьма спокойно.

Юра накинул капюшон плаща и изображая беспечно хромающего прохожего, минул туннель, исподтишка оглядел присутствующих и зайдя за большую кадку с декоративным кустарником, растворился в невидимости и уже будучи недоступным чужим взглядам, проскочил мимо жиденькой группы людей, что читали информацию на щите над посольской секцией, осторожно приоткрыл массивную двойную дверь и оказался внутри перед широкой лестницей наверх. По бокам от лестницы имелись двери кабинетов, а слева, куда-то вниз, уходил спуск в полумрак.

Из общения с Энрю Юра знал, что логика и взгляды на мир Администраторов сильно отличаются от логики и взглядов попаданцев и Ксен вполне мог выдать награду вроде: «Молодой человек вам срочно надо стать сильнее, а не пробежать ли вам в одиночку Башню 12 испытаний…»

«Так, Алиса сказала, что его кабинет второй этаж прямо…»

Поднявшись по лестнице, Юра оказался на небольшой площадке перед резными двойными дверьми и с мыслью: «Была не была…» в дверь постучал, повернул внезапно холодную металлическую ручку и шагнул внутрь.

Молния не ударила, гром не грянул, лишь из-за необъятного рабочего стола на попаданца поднял взгляд мужчина лет тридцати пяти с приятными мягкими чертами лица и светло-каштановыми волосами. Одет сидящий был в дымчато-белую мантию. Мужчина взглядом пригласил визитёра сесть на один из стульев, что стояли перед столом.

Юра опасливо прошёл через кабинет, уселся на стул и в связи с занятостью хозяина кабинета, принялся оглядываться. Ничего особо примечательного в этом месте не оказалось. За спиной Ксена располагалось большое окно, у одной из стен стоял удобный диван рядом с которым расположился овальный чайный столик и несколько стульев, противоположную стену полностью закрывали застеклённые шкафы, заставленные папками и книгами. Чуть осмелев, молодой человек принялся изучать содержимое стола.

Администратор заполнял убористым почерком лист дорогой плотной бумаги. Раньше для Юры вся бумага делилась на три вида — А4, тетрадная и та — которая деньги. В этом мире всё оказалось сложнее и по письму или записке часто можно было узнать об отправителе куда больше чем сообщали буквы на пергаменте. Но внимание попаданца захватило другое: на столе был разложен большой, метра два на два, план Озоторга, прекрасно выполненный и подробно прорисованный. Буквально за пару минут сменив волнение на скуку, молодой человек принялся искать на этом плане свой дом, что располагался в юго-восточной части города. И дом этот он довольно быстро нашёл, принявшись дальше водить глазами по широким проспектам и окраинам, всё больше наполняясь ощущением, что что-то с этим планом не так и Юра почти осознал, что именно, как вдруг его вырвал из раздумий спокойный и какой-то естественно-строгий голос.

— Администраторы не обязаны выдавать награду заблудшим за помощь в уничтожении Паразитов, подобное делается исключительно по личному усмотрению Администратора или не делается вообще. Я вижу некоторый недостаток Системы в том, что основная мотивация сводится к получению награды или же наказанию. Запросто можно докатиться до ситуации, когда на верхнем этаже дома прорвёт трубу, а жильцы нижнего этажа откажутся её чинить по причине того, что им, видите ли, не выдадут за это награду… И как результат, через какое-то время затопит всех.

Юра, что опять разволновался и не сильно суть сказанного уловил, лишь пискнул:

— Ну, это, я тогда пойду?..

Ксен взглянул на сидящего с другой стороны стола как-то по-новому. Что-то изменилось и Юра понял, что на него используют нечто похожее на навык получения информации об объекте. Работу подобных навыков объекты обычно ощущали и не сказать, что считывание являлось процессом приятным — словно кто-то читает при тебе твой интимный дневник. Но сейчас происходило нечто другое, куда более мощное, но одновременно мягкое.

— Хм, — непонятно выдал Ксен. — Ну да ладно, не буду вредничать, — продолжил он, — на самом деле наша задача в подобных случаях выдать не столько награду, сколько компенсацию и порой она оказывается очень щедрой, поэтому приходящие за такой компенсацией надеются, как минимум получить предмет, что решит все их проблемы, отчего приходиться намекать, что проблемы решаются не волшебными предметами, а конкретными действиями. Но с вами молодой человек всё куда прозаичнее…

От волнения Юрин мозг перешёл в режим одноколейной железной дороги, по одной извилине которой гуляла мысль, что если его сейчас телепортируют за город, то он не успеет домой к ужину, отчего Эрита, конечно, расстроится…

Ксен выдвинул боковой ящик стола, вынул из него небольшой картонный бланк и около полуминуты что-то писал на нём автоматическим пером, после передал прямоугольник попаданцу и произнёс не очень ясную пока фразу:

— Он должен мне больше чем жизнь, но это не значит, что он согласится…

Показывая, что визит закончен, хозяин кабинета коротко кивнул на дверь и вернулся к бумагам.

— Спасибо, — пискнул Юра, поднялся со стула и выскочил из кабинета.

Сбежав вниз по лестнице, он думал лишь о том, что всё обошлось и пусть катятся в известное место всякие награды и компенсации, так как, что Хранители, что Администраторы спят и видят, как бы подбросить попаданцам порцию вредных для здоровья приключений.

Выскочив из дверей на улицу, молодой человек понял, что солидно облажался, так как на выходящего из дверей посольской секции уставилось некоторое количество глаз, среди которых имелись и знакомые.

«Едрён-батон!» — скривился про себя Юра, предвидя теперь кучу дополнительных расспросов. Чтобы избежать этих расспросов здесь и сейчас, он напустил на себя занятой вид и поспешил прочь от двери, торопливо выскочил из внутреннего двора и покинул гильдию, накинув на голову капюшон.

Спеша прочь, молодой человек размышлял над словами Жени о том, что на земле людям за день заливали в мозг огромное количество нужной и не очень информации, отчего к вечеру пациенты прибывали в состоянии коматозного пофигизма. Но в этом мире информации не просто не хватало, более того, от её получения часто зависела жизнь и благосостояние. Юра предвидел, что очень скоро ушлые умы получат сведения от группы француженки, сверят их с номерами залов и постараются Юру о произошедшем хорошенько расспросить, благо что без паяльника. А теперь к этому наверняка добавится слушок, что он побывал в посольской секции и вышел оттуда «естественным» путём.

«А пофиг, прорвёмся, — молодой человек решил не париться и решать проблемы по мере их возникновения. — Так, что мне дали то?» — бесцельно идущий по извилистой улице попаданец принялся разглядывать прямоугольник бумаги в своих руках. Написанное озадачило его.

*

«Улица каменотёсов, дом «отдыхающей оранжевой обезьяны».

«Выдерни руки из его жопы и прикрути их к плечам.

Ксен».

*

Далее шёл отрывок стихотворения о розах в вечернем саду и о том, что одна из них — тёмная и стройная, похитила чьё-то сердце. Красоту поэзии на не родном языке попаданец оценить не смог. Но вот предложение после адреса оставило у читающего смешанное впечатление. С одной стороны, выходило, что администратор подряжает кого-то Юру потренировать и имелась определённая надежда, что плохого Админ не предложит. С другой, из записки следовало, что Юрины навыки находятся где-то в районе уровня Озоторгской канализации и очень тесно связаны с тем, что по ней течёт. Что Юре уже не раз заявляли всякие серокожие личности, но внутренний червячок постоянно норовил шепнуть на ушко, что он первый парень на деревне и вообще супер…

«Улица каменотёсов» — это же на западной окраине города, в районе мастерских, я там рядом дротиками закупаюсь», — вспомнил молодой человек и решив не мучить себя и ноги, вышел на центральную улицу и поймал двуколку с возничим примерно своего возраста.

— Привет, — усаживаясь на сиденье, махнул Юра улыбчивому веснушчатому парню, — довези меня пожалуйста по адресу «Улица каменотёсов, дом отдыхающей оранжевой обезьяны», если получится поближе к месту, там район мастерских, дороги вроде позволяют, докину пару монет сверху и можешь сильно не торопиться.

Паренёк кивнули и ударил поводьями. Возничий оказался большим романтиком с зудящим в одном месте «Детектором приключений», моментально опознал в пассажире попаданца и закидал вопросами. Юра, вырванный этими вопросами из своих размышлений, отвечал сдержанно, но охотно, пытаясь, впрочем, слегка пригасить пыл паренька, объясняя, что без поддержки Системы, приключения штука не сильно выгодная для здоровья. За разговором двадцать минут пути пролетели как миг. И сейчас он стоял перед калиткой особняка, стены которого радовали глаз приятным желтоватым камнем.

Сам дом, толстая витая решётка ограды и пышный сад вокруг создавали впечатление достатка и основательности, однако присутствовало ощущение, что у владельца бывали времена и получше. Так саду заметно не хватало ножниц садовника, а крыша, покрытая не черепицей, а пластинами очень красивого красного камня, на стыках поросла зеленоватым лишайником.

Обычно, когда хозяева свой дом покидали, калитку сада запирали на ключ, как и делали это на ночь. Но будучи дома, её обычно держали открытой. И сейчас молодой человек повернул ручку калитки, отметив, что та смазана и не скрипит, минул дорожку из разноцветной плитки и подошёл к двери особняка.

«Надо сделать такую у себя, Эрита порадуется…»

Но тут же Юра расстроился, так как жить вместе им, судя по всему, оставалось не долго. Вздохнув, он постучал специальным молоточком, висящим на двери. Молоточек оказался с секретом и одновременно со стуком внутри дома раздался мелодичный звон. Прошло менее минуты как дверь отворилась.

«Может это не он?» — мелькнуло в голове у попаданца.

Молодой человек рассчитывал увидеть за дверью хотя-бы Чака Нориса, но на худой конец готовил удивлённую фразу «Сайтама, ты?»

Но ни первого, ни второго и даже третьего, за дверью не оказалось. На Юру смотрел суховатый мужчина среднего роста, на вид лет сорока, очень интеллигентный, но какой-то растрёпанный, тёмные волосы, лицо сухое, типаж крысиный, но не отталкивающий.

«Он школьный учитель, только очков не хватает», — непонятно от чего решил Юра.

Со зрением у открывшего дверь мужчины вероятно всё обстояло в порядке, как и с догадливостью и интуицией.

— Вы достали, я не беру учеников! — недовольно-расстроенно произнёс он и захлопнул дверь перед носом несостоявшегося гостя.

— Я от Ксена… — растерянно крикнул в уже закрытую дверь Юра.

Та спустя секунды распахнулась, хозяин ещё раз смерил его взглядом и сделав какие-то выводы, прошипел в зубы:

— Какой бред вы ещё выдумаете!.. — после захлопнул дверь снова, уже с ощутимым хлопком.

Юра потерялся и какое-то время растерянно стоял на пороге. Здесь на помощь пришёл другой учитель, правда в «виртуальном» виде. В голове возник образ Кассиопеи, что поучал бывшего геймера:

— «Юра, не ломись в «чужие двери». Если ты чувствуешь, что мир сильно сопротивляется твоим желаниям, оставь их, или попробуй обходной путь. И никогда не расстраивайся несбывшимся планам, далеко не факт, что их осуществление принесло бы что-то хорошее».

В коем веке поблагодарив в уме строгого наставника, Юра развернулся и пошёл прочь из сада, не оставляла правда надежду, что дверь откроется. Но не открылась. Он закрыл калитку и пошёл прочь по улице.

— Постой, — раздался голос мужчины позади.

Юра обернулся, тот вышел из сада и стоял на тротуаре.

— Похоже ты настоящий…

— А чем отличаются ненастоящие? — спросил молодой человек возвращаясь к калитке. Сейчас он осмелел от своей способности принять поражение.

— Своей назойливостью — скребутся в мою дверь до последнего. Ксен дал тебе что-то?

Юра протянул мужчине картонный прямоугольник.

Тот принял его, прочитал и внезапно глаза его стали влажными от слёз.

— Сукин сын… — буркнул он и быстро вернув себе прежний вид, убрал бумагу за лацкан пиджака.

— Извини что нагрубил, после смерти отца я был вынужден проработать пару лет инструктором в одной из местных школ, с тех пор меня периодически пытаются нанять в учителя. И ещё, я не могу уделить тебе время на этой неделе, здоровье жены ухудшилось. Когда ты сможешь подойти на следующей?

— В любой день кроме выходного, после обеда.

— Отлично, я как раз с утра и до обеда веду занятия в лицее. Не те занятия, я учитель литературы и не даю уроков воинского дела и вообще держусь от заблудших и сомнительных дел подальше, но сильно должен Ксену, поэтому отказать не могу. Да и…

Он ещё раз оглядел Юру.

— Отвращения ты у меня не вызываешь, больше всего не перевариваю в людях чванливость и самомнение.

Мужчина задумался.

— Я буду брать с тебя четыре кристалла карцибела среднего качества в месяц, оплата только ими и, если не сможешь добыть сам, будешь покупать.

— Смогу и сам, — кивнул молодой человек.

— Ясно. Пока всё, извини, дети остались дома, а жена спит. Подходи как договорились.

Он начал затворять калитку, но что-то вспомнил, отчего высунулся и внимательно огляделся вокруг на предмет посторонних ушей.

— Ах да, я не представился. Меня зовут Валд и мой уровень по системе заблудших душ 120…

Калитка захлопнулась, оставив Юру обдумывать услышанное.


Глава 4: В предвкушении битвы



***


Глава, в которой Юра готовится.


***


— О чём думаешь? — спросила Эрита молодого человека, поставив перед тем большую миску с салатом и сев за стол рядом.

Юра посмотрел на салат как на врага и перевёл на девушку полные печали и мольбы глаза.

Эрита вздохнула, вышла на кухню и вернувшись, поставила перед едоком банку пряной заправки или поземному майонеза, который, конечно, никаким майонезом не являлся.

— Я тут думал о вселенской несправедливости, — хитро улыбнулся Юра, примешивая к салату чудодейственную приправу.

— Да? И в чём же она заключается?

— Любому приличному попаданцу положена в спутницы принцесса с грудью от третьего размера и мозгом с орех, что под завязку забит плотскими утехами…

— Ты намекаешь, что я не соответствую ни одному из перечисленных пунктов?

— Ну, разве что последнему… — задумчиво оглядел Юра свою половину, — но совсем чуть-чуть…

Эрита встала и покрутилась, это была очень симпатичная девушка, однако не сказать, что сильно красивая. Стройные ноги сходились в весьма привлекательную пятую точку, далее следовала тонкая талия, но картину идеала разбивали узкие плечи и небольшая грудь. Лицо она имела чуть мальчишеское, но внимательные серые глаза придавали ему обаяние и женственность. Сейчас Эрита носила причёску шапочкой, что шла ей неимоверно. Однако Юре в ней нравилась всё до самой последней детали. Ну разве что она была выше его почти на голову.

— И этому мужчине я отдала свою девственность, подлец! — наигранно возмутилась Эрита. — Давай, давай, набивай свой желудок. Опять станешь толстым, и я выброшу тебя за ненадобностью!..

— Станешь тут толстым… — пробурчал попаданец и откинулся на спинку стула, — а думаю я о том: справлюсь ли с тем объёмом мудрости и умений портить чужое здоровье, что свалится на меня со следующей недели… Видимо в тир придётся ходить до одиннадцати, прощай — поспать подольше.

— А что изменится? У тебя будет ровно та же загрузка, что была полгода до этого, однако сейчас есть шанс выкроить посреди недели ещё один выходной. Твои инструктора вроде собираются заниматься с тобой три дня в неделю?

— Да нет, всё замечательно, — кивнул Юра, — разве что выходных в этом мире не бывает. Проваляешься день на диване, и следующая ночь превращается в ад, — вздохнул он.

— Ты другой? — внезапно произнесла Эрита.

— Что значит другой? — не понял Юра.

— Когда мы наедине ты напоминаешь мне отца: становишься старше чем есть и в тебе нет ни капли самоуверенности…

— Самоуверенности… — хмыкнул молодой человек. — Единственное что у меня хорошо получается это общаться с тобой и убивать монстров. Стоит мне начать сложный разговор с человеком старше себя, и я начинаю теряться. Оно то может и нормально в восемнадцать лет, вот только хранители назначили меня лидером группы, при том, что я вообще не представляю, как можно командовать людьми, которые опытнее и умнее чем я сам. Смешно! Какая тут может быть самоуверенность…

— Я уверена Юр причина в том, что ты рос без отца. Когда мне надо поставить кому-то задачу и добиться её выполнения, я вспоминаю как это делал он. А вообще нечего жалеть себя, иди и сражайся! Не возвращайся домой без туши оленя… (местная присказка вроде — мужчина иди и принеси в дом денег) — улыбнулась она. — И ты точно хочешь сам доставать карцибел? Монстры с которых падают кристаллы среднего качества довольно опасны для твоего уровня… Может продадим ещё один шарик элиса?

— Понимаю твои волнения, но перекупать карцибел среднего качества у других заблудших довольно расточительно. Заодно неприятности в этом мире необходимо искать самому, иначе тебе их назначат. Но вот стоит ли опять идти в посольство?..

— У тебя есть солидный шанс попасть к источнику карцибела минуя пыльную дорогу из города, — хмыкнула Эрита. — И доедай быстрее, я из-за тебя на работу опоздаю! — прикрикнула она на Юру.

Но прикрикнув, подошла к молодому человеку и прижала его голову к своей груди, от чего Юра почему-то расстроился.


***


Оттягивая момент, когда надо будет открыть одну из створок тяжёлой двойной двери Посольского представительства, Юра принялся изучать написанное на большом чёрном щите висящем над входом в посольство. Сегодня толпа вокруг него волновалась и перешёптывалась особо неистово и, признаться, имелось с чего. Буквами вдвое больше обычных, текст на щите венчало сообщение:

«Уровень оборонительных систем Белого города понижен до пятого».

«Если подумать, это невероятно важная информация, — размышлял он, — вот только лично я с этой информацией вряд ли что-то смогу сделать. Однако у попаданцев выше восьмидесятого очень скоро зачешутся руки и засвербит атомный буравчик в известном месте. Эх, права Дариана, как там она говорила: «Если у человека нет потребностей — создай их…» Хранители явно в курсе этой формулы».

Рядом волновались два китайца. Рассматривая их, Юра определил, что те 30+ и подивился тому, что они вообще делают в Озоторге, но чуть подумав, решил, что и для них здесь дела найдутся. Озоторг играл роль некого улья, куда попаданцы трудолюбивыми пчёлами сносили карцибел, камни ментальной силы и ценные материалы. Здесь добытое перерабатывалось в лекарства, топливные элементы, химикаты, магические предметы мирного и военного назначения, да и кучу всего кроме, чтобы после разойтись по королевству и далее, по соседним материкам. Правда из-за того, что здесь начинали свой путь попаданцы небольших уровней, у местных мануфактур существовал некоторый дефицит карцибела высокого и высшего качества. Из-за этого многие высокоуровневые команды специально заглядывали сюда, чтобы подороже сдать трофеи.

Попаданцы в Виринтеле так или иначе связывали свою жизнь с городами подобными Озоторгу. Всего таких города существовало три, и чем ближе к границе с демонами, тем большие уровни в них концентрировались. Однако при этом все три города играли роль начальных, но Озоторг был, пожалуй, самым спокойным и «нубским». Ещё молодой человек имел возможность убедиться, что в обычных городах королевства попаданцы скорее гости, нежели жители.

Юра приблизился к китайцам и принялся прислушиваться к их пылкому шептанию, благо говорили они на местном.

— «… да нефига, китайская стена, подобного! То, что оборонительная магия города находится на самом низком уровне, вовсе не значит, что приходи и «поднимай с земли». Он всё ещё под завязку забит высокоуровневыми демонами. Если хотя бы половина слухов о членах малого демонического совета правда, снижение защиты лишь рождение шанса взять город, но не более».

Юра хныкнул и схватился за печень. Но не от дружбы с зелёным змием конечно, просто Кассиопея обожал тыкать в неё тренировочным мечом, наблюдая как «юный падаван» белеет и хватая ртом воздух, опускается на землю. И заодно Кас являлся членом Малого демонического совета и Юра знал, что наставник чудовищно силён.

— «Ты прав, — кивал другой китаец, — с виду уменьшенная копия «очки н-н-надо», — и тем не менее, я считаю, что теперь вопрос взятия Белого города лишь вопрос времени. Сколько демоны уже владеют им? Получается десять лет. Не больно ли жирно для этих серозадых?! На что готов ты, чтобы месяц спать спокойно? Во, во, а представь какого это сотникам».

«Ладно, — приободрил себя молодой человек, — это всё очень занятно и важно, но я здесь не за этим. Сегодня вечером совещание по поводу «Трёх лордов», уверен тема Белого города на нём поднимется».

Пожелав себе удачи, Юра снял капюшон, направился к дверям Посольской секции и провожаемый доброй сотней удивлённых взглядов, вошёл во внутрь. Помаявшись на площадке, он уже готов был подняться наверх к кабинету Ксена, как на встречу ему начал спускаться сам хозяин, держа под одной мышкой стопку свёрнутых пергаментов, а под другой толстенную книгу.

Здесь попаданец растерялся и немного испугался, но не чрезмерно, он всё-таки пришёл по делу и полёт к оголодавшим во многих смыслах троллям был маловероятен.

— Иди за мной, ты вовремя, — коротко сообщил гостю Ксен и невозмутимо пройдя мимо, исчез на слабоосвещённой лестнице вниз. Этим приглашением удивлённый Юра поспешил воспользоваться, начав спускаться следом. Прямой пролёт завернул и превратился в винтовую лестницу, что погрузила спускавшихся метров на шесть в глубь земли.

«Ага, — понял молодой человек, — то что под гильдией огромное хозяйственное подземелье ни для кого не секрет, взять хотя бы мою ячейку в банковской секции, но сейчас мы находимся ещё ниже, наверно упомянутый Туен архив сделан нижним ярусом».

Предположение оказалось верным, однако попал Юра совершенно не в то место, образ которого рисовало воображение во время спуска по ступенькам.

«Ого, а тут уютненько…»

Лестница вывела не в сильно большую комнату метров так семь на семь, стены которой были обшиты приятным желтоватым панелями, имелось два письменных стола, удобный коричневый диванчик и несколько книжных шкафов, сейчас пустующих. Дальнюю от входа стену комнаты занимала небольшая кухня с плитой, раковиной, чайным столиком и массивным квадратным шкафом — «сейфом» тёмного дерева. Так в этом мире выглядели холодильники, что могли позволить себе лишь состоятельные граждане. В завершение в одной из боковых стен имелись две деревянные двери с набитыми на них специальными щитами, что позволяли вставлять и менять узкие таблички.

Вот только очень портили уютную атмосферу комнаты «небоскрёбы» книг и ящиков с пергаментами, что занимали почти всё свободное пространство. Алиса и Туен в пыльных зелёных фартуках занимались возведением, перестройкой и сносом этих книжных и коробочных навалов. Увидев вошедших, девушки немного удивились и сильно обрадовались.

Ксен, словно троих попаданцев в комнате и не было, положил книгу на стол, ссыпал пергаменты в один из ящиков, мазнул взглядом по куче книг и не произнеся ни слова вышел в дверь на лестницу.

«Каждая пара его шагов идеальная копия предыдущей, а голова при ходьбе не меняет уровня, — приметил Юра ненужные наверно детали, — инструктор по фехтованию говорил, что это признак подготовленных людей».

— Юра, — зазвенела Туен, — ты какими судьбами к нам?

Молодой человек расслабился и без приглашения уселся на внезапно удобный диван. Оставшись с девушками наедине, он внезапно почувствовал себя очень свободно.

— Я волновался, — честно признался он собеседницам, — и я конечно по делу.

— Может тебе чаю налить? — поинтересовалась Алиса.

— А я вас это, не сильно отвлекаю?

— Отвлекаешь, — в такт закивали девушки, — но твои широкие плечи просто обязаны поспособствовать ликвидации этого бардака, — требовательным тоном сообщила кореянка гостю и кивнула сначала на горы книг, а после на одну из дверей в стене комнаты.

— Обязаны, значит поспособствуют… — вздохнул Юра.


***


«А в чае они разбираются, да и поражаюсь их силе воли…» — размышлял Юра, которого напоили невероятно замечательным чаем, попивая который, он умял пол коробки божественно вкусных шоколадных конфет, притом, что сами девушки съели всего по паре. Окажись попаданец с этой коробкой наедине — жить ей не долго.

— К Ксену часто приходят всякие важные шишки, иногда даже с соседних материков, — рассказывала Туен за чаем. — Откуда-то взялся слух, что он любит сладкое, вот и несут всякое в виде подарков. Сладкого с чаем он конечно съесть может, но не столько, сколько тащат эти напомаженные павлины, поэтому часть перепадает нам, — заулыбалась кореянка.

Девушки убрали чашки со стола, после Туен открыла одну из дверей и с трудом выволокла из-за неё коромысло с двумя кадками вместо вёдер, далее работницы нагрузили кадки книгами и коробками и отошли, глядя на молодого человека.

«Гадают подниму или нет», — хмыкнул про себя Юра и конечно без труда ношу поднял.

Подумаешь пятьдесят кило… С увеличением уровня крепли не только мышцы, заодно тело напитывалось магией делавшей ткани крепче. Не чрезмерно, но ощутимо.

«Как дети, ей богу», — глядел Юра на девушек, что восхищенно прыгали от вида «самоходного бульдозера».

Молодого человека с его ношей направили в одну из дверей, и сейчас вели мимо бесконечных стеллажей, через необъятный, наполненный приглушённым светом зал.

— Да здесь можно ленинскую библиотеку уместить! — поразился попаданец.

Кореянка улыбнулась.

— Ксен, когда оглядел всё это, вздохнул и выдал: «Через тысячу лет придётся расширять…»

— Админы… — уважительно буркнул Юра.

— Так зачем ты к нам? — поинтересовалась Алиса: за чаем говорили о всяком, но не о деле.

— Мне необходим карцибел среднего качества, хотя-бы три кристалла. Радом с Озоторгом его проще всего добыть в деревне троллей, на северо-западе, это километров тридцать от северного выезда из города.

— А мы то тут причём? — удивилась Алиса.

— Как при чём… — не понял Юра, — поможете. Шести левелов разницы нет, а уровень монстров роли не играет, лишь-бы убить.

Ответом на сказанное стала гробовая тишина.

— Тролли не убиваемые! — наконец авторитетно заявила Туен. — На них раньше пятнадцатого уровня не ходят.

Молодой человек хмыкнул и не стал рассказывать, что недавно видел кучу из тридцати мёртвых троллей, на каждого из которых его заставляли использовать «сохранение». Но тогда Кассиопея разрешал ему взять лишь две пары кристаллов от тех одноруких монстров которых «падаван» смог убить самостоятельно. Три из них он уже продал, а последний — резервный, на случай серьёзных ранений, был вплавлен в арбалет во время встречи с Паразитом.

— Риск солиден, — спокойно начал Юра, — но он далёк от излишнего. Мой арбалет — «Убийца троллей» позволяет убить тролля любого уровня, только в черепушку попасть надо. Тролли 30+, я слышал, носят броню и используют укрепляющие тело навыки, но в том месте куда я хочу сходить монстры 15+ и только срам прикрывают.

Кореянка внесла новую порцию сомнений:

— На курсах нам рассказывали, что монстры за городом сильно отличаются от тех что сидят в «Улье». Те, что в подземелье частенько бродят вдали от своих поселений по одиночке, но лесные выходят лишь группами по три — четыре, из которых один постоянно занят дозором.

Закончив, она сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что в эту авантюру он их не втянет.

«Побежите как милые…» — без злости хмыкнул про себя попаданец.

— Давайте сначала дойдём до нужного стеллажа, вы расставите содержимое ящиков по полкам, а я не торопясь изложу вам свой план. Если найдете его неприемлемым, уговаривать не буду… — и Юра перебросил перекладину «коромысла» на другое плечо.

Компания дошла до нужного места и молодой человек опустил ношу на пол, вот только девушки не столько занимались толстыми учётными книгами и всякими планами, сколько внимательно его слушали.

— Интересующее нас поселение монстров находится недалеко от деревни Аитмир, тролли частенько носят туда всякие поделки и руду. Меняют в основном на инструмент, местным запрещено давать им оружие, да они и не просят. Руда после обмена попадёт в Озоторг, здесь её очень ценят, правда какая именно это руда я не знаю, но точно не железная.

— Откуда ты всё это знаешь? — удивлённо спросили Алиса.

— Я был там недавно с высокоуровневым попаданцем в виде стажёра — наблюдателя, — выдал заранее подготовленную легенду Юра, — но вы дослушайте. Поселение троллей огорожено довольно высоким частоколом, но ворота там — три телеги в ряд проедут и закрывают, точнее заваливают всяким хламом их лишь на ночь. И да, лесные тролли куда более сообразительные и продвинутые чем с третьего яруса «Улья». В племени есть два монстра владеющие навыками обнаружения и днём они обычно дежурят на воротах. У меня есть навык «чувство цели», правда его уровень слабоват и что-бы определить наличие навыков у монстров надо пялиться на них добрые минут двадцать, но для нас время не станет проблемой. Далее. Сразу за поселением находится спуск в рудники, здоровенная пещера, там они и добывают руду.

— Я боюсь пещер и темноты, — выдала Алиса, — и пауков.

— Тролль с двухметровой дубиной куда страшнее темноты и пауков, — вместо утешения выдал Юра и продолжил:

— В пещере тролли работают парами, «по крайне мере, когда Кас начал заварушку выбегали они оттуда по двое», — дополнил молодой человек про себя. — Мы подходим к поселению, я снимаю дозорных способных обнаружить нас в невидимости и быстро возвращаюсь к вам. Вы ждёте чуть в стороне от входа в поселение. Монстры поднимают панику, а после отправляют карательные отряды. Туен применяет групповую невидимость и под ней мы быстро заходим в поселение, минуем его и пробираемся в шахты. Вы сидите в каком нибудь закутке, а я зачищаю окрестности и создаю тролля-нежить. Далее устраиваем засаду на монстров, что пойдут из глубины пещеры или же наоборот — на работу. С меня зелья ночного видения и состав убирающий запах тела и снаряжения. Добытые кристаллы делим парами, одна мне — вторая вам на двоих. Нечётные кристаллы продаются — деньги пополам. Мне необходимо хотя-бы три кристалла карцибела, но в случае форс-мажора отступим немедленно…

— А почему ты не хочешь сходить сам? У тебя же вроде есть невидимость? — поинтересовалось кореянка.

— Ну, сначала я и хотел сходить один, более того, тащить вас туда, на первый взгляд, не самая умная затея, но прикинув планировку поселения и последовательность действий, вариант соло похода я отбросил. Моя невидимость весьма средничковая, под ней не побегаешь. Точнее бегать конечно можно, вот только тебя становится видно, ну, такой полупрозрачный силуэт возникает. От леса до ворот метров тридцать, до шахты ещё полтинник, в самой шахте также необходимо какое-то время двигаться скрытно. И это не по прямой бежать, а мимо шести десятков троллей… Максимум моего навыка со всеми прибамбасами где-то две с половиной минуты, это если не до истощения, а больше трети ману желательно не сливать. Ладно, не буду загружать вас расчётами, рисково мне туда одному идти. Твоя магия в этом смысле более специализированная и качественная, пяти минут нам хватит за глаза чтобы забраться в шахты и ещё остаётся два каста на случай непредвиденных обстоятельств. Не скажу, что нам особо нужен целитель, — кивнул Юра на Алису, — если спалимся лечить будет некого… Но вы, вроде, без пяти минут команда и сами говорили, что вам срочно нужен кач, — здесь молодой человек замялся. — Да и втроём как-то спокойнее и интереснее, что ли, — вздохнул он.

Собеседницы задумались.

— Я согласна, — внезапно кивнула Туен, стуча зубами от одной только своей смелости решиться на подобное.

— Это опасно, я боюсь, — захлюпала Алиса. — Может возьмём ещё кого?

— Нам больше никто не нужен, — спокойно произнёс Юра, — и ещё будет замечательно если ты сможешь создать свиток — «Вызов клона».

Алиса полная сомнений замотала головой, но не по поводу свитка, а в общем.

— Если мы сделаем всё четко и без ошибок, риск не более чем на третьем этаже подземелья. У меня довольно читерское снаряжение и поверьте я не поклонник излишнего риска, в моей копилке один полёт на респ, это в двести раз хуже, чем описывают… Но да, мы полетим туда если облажаемся… — вздохнул попаданец. — Ещё я возьму для вас маскировочные плащи и медальоны сокрытия, они минимизируют риск прохождения через деревню, да и в шахте очень помогут. На один раз… — строго подытожил молодой человек.

— Алиса, — внезапно строго начала Туен, — ты не выходила из города почти два с половиной года, и сама же плачешься каждый день, что твой сон на грани. Не выйдет вечно отсиживаться в городе…

— Я знаю, — почти плакала та.

Кореянка обратилась к молодому человеку:

— Юра, не обращай внимания, ей всего шестнадцать лет, и она всегда такая. Ровно ту же комедию я слышала перед походом в «Улей», но сутки переволнуется, а после делает всё как надо. И когда ты хочешь сходить за город?

— Либо завтра, либо на следующей неделе, но лучше завтра, у меня всё будет готово сегодня к вечеру. Мне необходим лишь ваш настрой… В день отдыха мне предстоит рейд на 30 этаж, — пояснил он, — сегодня уже день цветения, кристаллы мне желательно получить к «понедельнику», остаётся только день зрелости.

— Мы согласны, — внезапно спокойно и строго произнесла кореянка теперь уже за двоих. — Но у нас есть одно условие…

— Какое? — удивился молодой человек.

— С нами пойдет Виктор — это почти состоявшийся член нашей временной команды. От него не будет никаких проблем, он очень смелый, хотя немного флегматичный парень. И она, — Туен указала рукой на Алису, — рядом с ним чувствует себя спокойно… Нашу долю мы будем делить на троих, а моя магия, что два человека, что семь, расход маны один.

— Хм — наморщил лоб Юра. — Так, давайте я растащу вам все те книги в комнате к нужным стеллажам, а вы после уже расставите их без меня. А в процессе перетаскивания ещё раз подробно расскажите мне о своих навыках и навыках этого вашего Виктора. Нам желательно управиться за час, у меня сегодня ещё куча дел. И это, постойте, вы согласны на завтра? У вас же работа?

— Ксен сказал, что мы уделяем мало внимания битвам с монстрами и он, дополнительно к выходному, готов давать нам отгул в любой день недели. Правда мы должны отработать его после обеда, но это ерунда.

Ну что ж, приступим, — кивнул Юра на коромысло.

Сейчас он пусть и выглядел «Капитаном спокойствие», но внутри себя очень переживал по поводу смелой авантюры.


***


Выскочив из Посольской секции без всякой невидимости и капюшона, молодой человек мазнул взглядом по поредевшей толпе перед входом и сразу приметил двух знакомых по «Улью».

«Бинго», — щелкнул он про себя пальцами и направился к ним.

— О, Юр привет, а ты чё там делал? — ошарашенно смотрели на него двое рослых парней.

— Да там двое моих знакомых работают, ну в смысле обычные попаданки, заскочил договорился на фарм сходить, — без всяких шёпотов произнес молодой человек.

— Так что, все эти разговоры про телепортацию байки? — дивились знакомые.

— Про троллей конечно байки, а про то, что зеваки летают за город впереди поезда — чистая правда. Но я же по делу, только к своим заскочил, даже Ксена не видел. Ну ладно, бывайте, передавайте привет Алёне, я помчался.

— Давай, — кивали знакомые и смотрели вслед. Окружающие зеваки тем временем перешёптывались по поводу порции занятной информации.

«Контр слух, что я получил награду за паразита запущен», — удовлетворённо подумал попаданец, накинул капюшон и поспешил к арке выхода.

Вчерашний день, тот который прорастания или по земному вторник, Юра отлежался или точнее посвятил делам по дому. Сейчас ноги побаливали, но терпимо.

«Надо успеть кучу всего, если что-то не срастётся придётся поход за город откладывать», — размышлял он.

Попетляв по городу, Юра вышел к громаде белоснежного храма Культа вознесения, что радовал взор высокими, метров по сорок шпилями, невероятной красоты статуями в оформлении стен и множеством шикарных витражей. На одном из упомянутых витражей, пусть немного угловато, был изображен лысый бородач в белой мантии, с добрым и немного хитрым лицом. С бородачом этим Юра встречался, хотя при встрече, да и долго после, считал его не более чем глупым чудаком, что докопался до хлебнувшего лиха попаданца у обочины просёлочной дороги. Хотя встречи с высшими силами — они обычно так и проходят…

Зайдя в распахнутые сейчас ворота, он оказался в просторном внутреннем помещении храма и не тратя время на разглядывание прихожан и местной церковной кухни, торопливо направился к одному из неприметных боковых проходов. У прохода этого за небольшим столом сидел пожилой лысый монах и переносил содержимое толстенного фолианта на стопку листов хорошей желтоватой бумаги.

«Доброго дня, — поприветствовал Юра сидящего, разглядывая красивые письменные приборы на столе, — я к Марине, я член её команды. Буквально на секунду, перекинусь парой слов на вечер».

Мужчина осмотрел его внимательным взглядом и одобрительно кивнул.

— Знаешь куда идти?

— Да. Я не в первый раз, второй этаж, обучающий зал.

Монах кивнул повторно и вернулся к работе.

«Плохо без мобилы…» — вздохнул про себя попаданец.

Поднявшись на второй — административный этаж храма, Юра минул несколько коридоров и вошёл в довольно просторный светлый зал, заставленный конторками и большой, приподнятой над уровнем пола кафедрой перед необъятной учебной доской.

За конторками стояли с десяток женщин разных возрастов и слушали лекцию что излагал сгорбленный монах, по виду лет так на триста, что вполне могло оказаться правдой.

«Ага, сегодня лекция исключительно для жриц, в прошлый раз, помнится, я попал на рассказ о том, как принимать роды…»

Гостя заметили и перевели на него внимание, молодой человек виновато махнул Марине рукой.

«Всё-таки белая мантия ей невероятно идёт», — подумал Юра, разглядывая миниатюрную кареглазую девушку метр шестьдесят ростом со строгим круглым личиком, что поспешила подойти к нему.

— Марин, — с ходу зашептал попаданец, — прихвати пожалуйста на вечернее совещание медальон сокрытия присутствия и маскировочную мантию, я возьму их у тебя до выходных. Собственно, всё.

На этом общение закончилось, целительница кивнула и поспешила обратно к конторке, так как лекция встала. Пожилой монах тем временем внимательно изучал попаданца блестящими глазами и терпеливо ожидал отвлеченную ученицу.

Покинув храм, Юра направился в королевский замок, тот самый, что без короля. В представлении среднестатистического землянина, королевский замок обязательно должен быть чем-то большим, из камня, на горе и конечно окружённый кольцом внушительной крепостной стены. Впрочем, есть и такие замки, но они, обычно, выполняют роль крепости. Местный замок представлял из себя внушительное сооружение из красного кирпича, что здоровенным прямоугольником возвышался над приземистой застройкой старого города. Венчали замок две большие круглые башни добрых шестидесяти метров в высоту. И пусть красный кирпич являлся строительным материалом самой низкой степени эпичности, выполнено строение было просто восхитительно. Множество затейливой лепнины; разнокалиберные окошки и бойницы; замысловатые узоры; позеленевшая, крытая медью крыша — не замок, а загляденье. Будете в Озоторге обязательно посетите.

Внушительные арочные ворота охраняла местная стража, здесь же было налажено что-то вроде проходной. Проблем с проходом внутрь у молодого человека не возникло, он предъявил усатому стражнику в блестящей кирасе выписанный Женей пропуск и был беспрепятственно пропущен во внутренний двор.

Из внушительного прямоугольника замкового комплекса был «вынут» прямоугольник поменьше, создав тем самым просторный внутренний двор. Здесь журчал прохладный фонтан, стояли множество скамеек и некоторое количество кадок с вечнозелёными кустарниками. Система чем-то напоминала гильдийную, то есть попасть к нужному чиновнику можно было лишь со двора. Быстро сориентировавшись, Юра зашёл в один из проходов и пройдя несколько лестниц и коридоров, попал в небольшой зал ожидания. Здесь, на длинных резных скамьях, сидели несколько очень представительных мужчин. От серьёзности сидящих молодой человек растерялся.

— Я к секретарю, он член моей команды, перекинусь парой слов о снаряжении. Можно? — обратился он к мужчинам.

Сидящие строго и чуть недовольно оглядели его. Свой серый плащ попаданец снял во дворе замка и сейчас был одет в приличную осеннюю куртку и штаны местного фасона. Быстро поняв, что новый посетитель не врёт, мужчины сменили гнев на милость. Имелась у местных способность отличать таких как Юра: по словам Эриты, стоило какое-то время по изучать «пришельца», как внутри что-то «ёкало».

— Конечно, конечно, — кивнул мужчина в военном камзоле и с шикарными бакенбардами, — мы на приём к бургомистру, секретарь должен быть свободен.

— Спасибо, — выпалил Юра и скрылся за красивой дверью цвета старого золота. Сидящие проводили его любопытными взглядами.

Женя не особо рассказывал о своей работе, однако молодой человек знал, что философ медленно и неумолимо прибирает к рукам власть в городе. Вот только делал он это, не путём построения и воплощения коварных планов, какие положены любому приличному тёмному властелину. Происходил процесс естественным путём и кстати философа радовал слабо, пусть и не напрягал особо. Просто, когда людям надо решить проблему или получить свежий взгляд на ситуацию, они идут к тому, кто такое решение или взгляд имеет. У Жени упомянутое имелось в наличии всегда или почти всегда, поэтому сидя в должности секретаря бургомистра он имел внушительный объём власти, так как совет, от которого вопрошавший просто не мог отказаться, порой оказывался куда эффективнее жёсткого приказа. Впрочем, текущая ситуация всех устраивала — первое, потому что секретарь был попаданцем и имел естественный статус-кво, а второе, действовал он исключительно на благо общему положению вещей.

— О, привет Юр, какими судьбами, — поприветствовал мужчина товарища. — Не могу сказать что загружен, однако и много времени уделить не смогу, — вздохнул он и отодвинул в сторону стопку бумаг.

— Не, я даже не на пять минут, — в приветствии махнул рукой молодой человек, — я встретил Туен и познакомился с Алисой, это та милая девушка, что работает в посольской секции. А, да, у меня для тебя масса интересного, но это вечером, долго рассказывать.

— Портишься Юра, — хмыкнул мужчина, — полгода назад все милые девушки звались у тебя «чувихами».

Молодой человек развёл руками показывая, что да — «дурное влияние» и всё такое…

— Ну так вот, не мог бы ты вечером прихватить на совещание медальон сокрытия присутствия и маскировочный плащ, мы, с моей подачи, собрались на довольно рискованное предприятие. В меру рискованное конечно… Возьму само собой до выходного.

Женин рабочий стол располагался в небольшой секретарской, а далее, за представительной дверью тёмного дерева, находился кабинет бургомистра. И сейчас эта дверь распахнулась и на пороге показался низкий, чуть полноватый мужчина в идеально сидящем пиджаке цвета слоновой кости. Тут же Юра понял, что имеет в глазах отворившего дверь большой бонус лояльности, так как что он, что бургомистр, состояли в закрытом клубе широкоплечих низкорослых «тумбочек».

Бургомистр вздохнул и обратился к философу:

— Евгений, мы хотели бы услышать ваше мнение по вопросу субсидий близлежащих деревень.

— Я тебя понял Юр, всё будет, — кивнул философ молодому человеку, после убрал бумаги в ящик стола и направился в кабинет. А Юра коротко поклонился бургомистру и махнув на прощание товарищу, из приёмной выскочил, не забыв поблагодарить представительных мужчин в комнате ожидания.

«Так, остался Коля, — размышлял он, выходя из ворот замка, — с Колей сложнее…»

«ГопоКоп» мог находиться в трёх местах — дома, в управлении или на полевой работе где-нибудь в городе. Поразмыслив, молодой человек решил начать с дома, график у Коли был рваный, а дома можно было застать как его, так и его женщину — Жаклин, чего для передачи просьбы вполне могло хватить. Для экономии времени решено было взять извозчика, так как жил товарищ довольно далеко от Старого города.

Дойдя до центральной улицы и оперативно поймав двуколку, Юра назвал адрес, проделал ритуал поиска хвоста и принялся после размышлять о том, что ему необходимо купить в магазинах и забрать из мастерской. Список набегал солидный.

— Слышь коротыш, ты же вроде заблудший, а за вами тёмных дел не водится, — отвлёк его пожилой, лет за семьдесят извозчик.

— А, это, — растерялся Юра, — разве что монстры… — выдал он первую предоставленную мозгом мысль.

— Монстры — это понятно… Ты тут хвост глазенками своими простреливал и видать не дострелял, а он есть. Двуколка в сорока метрах от нас, вон, пятнистой кобылой запряжена.

— Спасибо, — пискнул попаданец и растерялся. Однако план действий на случай подобной ситуации был продуман заранее, поэтому растерянность быстро прошла.

Молодой человек оглядел возничего, тот излучал спокойствие и несмотря на возраст имел прямую как натянутая струна спину.

«Бывший военный, судя по всему не врёт, повезло», — заключил Юра и протянул старику двойную оплату.

— Я за улицу от нужного места выпрыгну в невидимости, а вы езжайте дальше хотя бы километр, а там как удобнее.

Старик на это одобрительно кивнул.

План был осуществлён без эксцессов и Юра, стоя на обочине в невидимости, проводил взглядом указанную извозчиком двуколку. В ней пассажиром сидел непримечательный мужчина средних лет, который действительно не спускал глаз с экипажа, в котором ехал попаданец. Вот только видеть, что цель выпрыгнула он пока не мог. Торопливо нырнув на боковую улочку, молодой человек невидимость отменил и направился к Колиному дому.

«Я кретин, — корил он себя за забывчивость, — выйдя из ворот замка, забыл накинуть капюшон! При моей комплекции плащ с капюшоном теперь не большое подспорье в маскировке. Придётся заниматься маскарадом и петлять по городу в невидимости, что запарно…»

Занятый подобными мыслями, Юра подошёл к приятному жилому особняку на углу улицы. Сада или ограды вокруг дом не имел и был довольно большим. Коля со своей половиной занимал второй этаж данного строения.

Зайдя во двор и поднявшись по лестнице пристроенной к торцу дома, молодой человек потянул небольшой рычаг выступающий из двери. Внутри раздался мелодичный стрекот.

Очень скоро дверь открыла высокая стройная женщина лет тридцати пяти, с идеальной фигурой, строгим красивым лицом и шикарными чёрными волосам. Фигуру, впрочем, немного портили мускулистые руки и довольно широкие плечи. От женщины исходила аура собранности и силы.

«Боже, как Коля с ней вообще справляется, — подумал Юра, имея в виду сферу интимную. — Она красивая, но у меня от неё приступ непреодолимой импотенции…»

Но тут же он вспомнил, что гопник как-то отвечал на похожий вопрос фразой вроде: «Жаклиночка умная женщина и знает прописную истину — Хочешь замуж, перестань быть «мужиком».

Однако суровость Колиной половины общению нисколько не помешала.

— Привет Юр, мой на работе, вы же вроде вечером встречаетесь?

— Здрасте, — немного смутился Юра, — я это, передайте пожалуйста, что мне нужен медальон сокрытия и маскировочный плащ до выходных, подробности я расскажу Коле вечером.

Женщина задумалась.

— Насколько я знаю, он собирался на встречу с вами сразу после работы. Давай поступим так, я сейчас иду по разным делам и зайду по пути в управление, если застану там своего, то передам твою просьбу, если не застану, то попрошу знакомых передать ему сообщение как он вернётся. Или ты хочешь обязательно увидеть его до вечера?

— Нее, — замотал головой молодой человек, — в крайнем случае я дойду с ним сюда после совещания…

— Вот и замечательно, — улыбнулась Жаклин. — Как прошла твоя встреча с Дарианой?

— Хорошо, будем заниматься. Ну, у меня всё, спасибо вам.

Женщина кивнула.

— Приходи на днях с Эритой на чай, расскажешь, как прошло.

— Спасибо, на этой неделе не обещаю, но на следующей обязательно зайдём… — произнёс Юра, заранее выделяя слюну на фирменные пироги этого дома. Жаклин не только виртуозно махала палашом, но и готовила ничуть не хуже.

Необходимые для получения снаряжения действия были выполнены. Однако программа всё еще предстояла богатая. Требовалось посетить пару магазинов и знакомого мастера в рабочем квартале. Но перед этим не мешало пообедать, да и до совещания, где планировалось обсудить предстоящий рейд, молодой человек хотел заскочить домой и поужинать вместе с Эритой. Определившись с планами, попаданец приступил к их выполнению, в процессе которого вечер настиг его стремительно и неумолимо.



***



Поужинать дома не удалось, зато удалось купить необходимое. Было восстановлено всё потраченное из-за встречи с паразитом снаряжение, приобретены дротики для арбалета и закуплены необходимые для вылазки на троллей зелья и реактивы. К тому же Юра приобрёл несколько хороших сухпайков, так как выяснилось, что у его временных компаньонов довольно туго с финансами, а тащить в предстоящий поход домашнюю еду представлялось делом сомнительным.

Туен и Алиса подробно перечислили ему своё снаряжение, чем заставили ещё раз задуматься о доле среднестатистического попаданца.

«Им же надо снимать жильё, покупать себе еду и одежду, оплачивать курсы и ко всему откладывать на снаряжение, — размышлял идущий к месту встречи молодой человек. — Пипец, если прикинуть мой месячный оборот, страшно становится… Один дротик для «Убийцы троллей» стоит около десяти серебра! Сколько там в Озоторге среднее жалованье? Около ста пятидесяти серебром в месяц вроде. Хотя, десять серебром — это дротик, который с начинкой, простые не такие дорогие. Вот только арбалет ещё карцибелом заправлять надо… Кристалл карцибела с гоблина стоит шесть серебром, камень ментальной силы пять, м-да, расточительно выходит. Но это «Ульевские», за городом с тех же гоблинов кристаллы уже вдвое лучше падают.

Далее Юра принялся размышлять о финансовых успехах своих знакомых и всё больше приходил к выводу, что для материального достатка требовалось идти на определённый риск. Если же ты постоянно старался обезопасить себя, выбирая монстров и задания попроще, то оказывался обречён на постоянную нехватку денег.

«Может не нехватку, на ужин в таверне попаданцу заработать как два пальца об асфальт. Но когда дело доходит до приличного снаряжения, ценники совсем другие. А без приличного снаряжения сложно нормально фармить… Короче замкнутый круг, из которого стараются выбраться маленькими шажками: рисковать через меру здесь тоже быстро отучают. А как местные большие деньги зарабатывают? Если подумать, они даже золотом и серебром особо не пользуются».

В Виринтеле существовало две денежных системы: местная валюта звалась Тиром и имела следующие достоинства — мелкий, средний, обычный, большой, платёжный, торговый и казначейский. Последние три разновидности представляли из себя бумажные банковские билеты. Параллельно с тирами ходило «серебро» и «золото» — небольшие красивые монеты из материалов похожих по цвету на золото и серебро, но при этом куда крепче титана. Серебряная монета примерно равнялась обычному тиру, а сто серебряных менялись на один золотой. Зачем такие сложности? «Серебро» и «золото» контролировалось гильдией искателей приключений и Культом вознесения и имело хождение по всей территории планеты, вне зависимости от региональной власти. Стабильность этой валюты обеспечивалась самой грозной местной силой — Администраторами. Во избежание негативного влияния на местную экономику, для крупных сделок серебром и золотом обычно вводился налог, от которого освобождались только попаданцы. Тиром же заведовала королевская банковская система, да и у соседних королевств деньги были свои — местные.

За размышлениями о делах финансовых, Юра вышел к большому овальному зданию городских бань. Париться сегодня он не собирался, однако в банном комплексе располагалась весьма недурственная таверна «Оазис грозового моря».

Поднявшись по широкой лестнице в холл заведения, молодой человек уже из холла вошёл в распахнутые двойные двери и оказался в просторном помещении таверны, создававшей впечатление скорее солидного ресторана. Полукруглый зал имел очень высокий потолок, однако пространство делил пополам хитро устроенный ярус, что держали на своих плечах каменные статуи полуобнажённых женщин. Ярус этот не был соединён со стенами и имел в себе множество «окошек», от падения в которые предохраняли специальные ограждения. В целом конструкция казалась неким «висячим садом» из-за больших кадок с красивой растительностью. По углам этого «второго этажа» имелись ниши, предназначенные для больших компаний. В одной из них уже собралось около десяти человек.

«Ну вот, — расстроился Юра, — моих ещё нет и америкосы не в полном составе. Что-то Бобёр какой-то мрачный, может стряслось чего? О, Пинг и Лисица здесь. Эх, надо постоянного баффера искать, Ксиаожи хороша, но что-то её хранители не одобряют…»

В этом мире существовало два типа команд — хранителями собранные и хранителями одобренные. Первый тип встречался реже и был отчасти принудительно-воспитательным. В таких командах сталкивались и были вынуждены срабатываться весьма разные по характеру и мировоззрению люди, заодно составы таких команд очень редко менялись на протяжении всего пребывания в этом мире. Со вторым типом дела обстояли проще: собирался коллектив, что успешно действовал и развивался и ему, в какой-то момент совместной деятельности, присваивался постоянный статус.

Получение статуса команды не только открывало новые возможности, но и заставляло по-новому думать. Примерно 90 % полученного членом команды опыта распределялось между соратниками и при этом вовсе не обязательно было находиться рядом. При сильном снижении уровня одного из членов, могла произойти балансировка. Появлялась возможность передавать товарищам «привязанные» предметы, пользоваться которыми посторонний не мог. И главное, доступ ко многим важным заданиям открывался лишь для постоянных команд. Однако при этом не существовало никаких ограничений на участие во временных группах или же совместных действиях с другими людьми, чем многие с удовольствием пользовались. Так в Юриной команде сейчас состояло двое временных членов — Пинг, коренастый китаец лет тридцати, которого вкупе навыков можно смело охарактеризовать как «Танк» и Ксиаожи, она же «Лисица» — отличный баффер и довольно неплохой маг холода — почтенная китайская бабушка, что сейчас «зажигала» в тридцатилетнем теле. Оба китайца были одиннадцатого уровня и оба являлись вольными стрелками. Впрочем с Юрой и КО, они ходили только на боссов.

«Вот бы с нами осталась Эрита… — вздохнул Юра, но тут же одёрнул себя: сейчас он не хотел для своей девушки судьбы попаданца.

Он подошёл к собравшимся, поздоровался и уселся с краю длинного стола рядом с Пингом и Лисицей.

— Беда… — с ходу начал Пинг.

— А ну цыц, — осадила его Лисица. — Юра, как дела? Как здоровье? Знаю, что для внуков рано, но вы там о детях уже подумали, а?

Пинг замолчал и принялся за чашку с чаем, так как знал, что пока «бабуля» не выполнит приветственный ритуал, унять её невозможно.

Юра убедил Лисицу в крепости своего здоровья и что внуки на подходе, а после вопросительно уставился на Пинга.

— Слышал про деревню Ридман? — начал китаец.

Проскрипев шестернями, Юра сначала вспомнил, что так называется довольно большая деревня, если не сказать городок, километрах в пятидесяти от Озаторга, а после, что совсем недавно читал на щите над Посольским представительством о превращении этого места в поселение монстров.

— Там же теперь гоблины, 20+?

— Ага, — Пинг кивнул на Бобра — дородного китайца с немного выступающими передними зубами и продолжил: — Половина его группы позавчера отправилась в это чудесное место в целях поживиться лёгкой добычей. Ну, обычно, пока монстры на новом месте освоятся, они довольно уязвимы, — пояснил китаец, — да и ребята у Бобра бывалые и непоседливые, постоянно норовят оттяпать кусок пожирнее.

— Да не томи ты уже! — волновался попаданец.

— Да я не томлю, — помрачнел Пинг, — их всех схватили, сутки допрашивали и пытали, а после перерезали как свиней… Вчера они прилетели на респ в Озоторг, но только сегодня оклемались до разговора.

Юра сжался. Уровни, магия, монстры, навыки, это конечно всё интересно и занимательно, вот только некоторые аспекты этого мира не давали «заиграться», так как отдуваться приходилось не пикселям на экране, а вполне живому и весьма чувствительному телу. И порой отдуваться так, что режиссёры фильмов ужасов нервно курили в сторонке, осознав слезливость и несуразность своих сценариев.

— Допрашивали? Не слишком ли для гоблинов? Они знают местный?

— Да слишком конечно, про язык не знаю, короче Ридманские гоблины — просто звери какие-то… В общем у Бобра прореха в группе.

— А что делать-то будем?

— Вероятно рейд отложится до следующего выходного, но не более. Бобёр, он у нас человек — электро-веник, найдёт желающих за неделю. Но его «летунам» теперь месяц отлёживаться.

— Что они туда вообще полезли со своими 13 левелами, сказано же было, гоблины 20+… - окончательно расстроился Юра.

— Ну ты же знаешь Юр, быстрый кач только на РБ и монстрах выше по уровню, вот народ и ищет лазейки. Я тебе вот что скажу: у людей без команды по-другому голова работает, они хотят побыстрее двадцатый уровень, а там, ко второму этапу, хочешь не хочешь Хранители команду подберут. Ты же в курсе, что Система одиночек больше «пинает»?

— Да херня все эти уровни! — переживал молодой человек услышанное, — Какой смысл в высоком уровне, если навыков и знаний не хватает? Вот теперь будут пару месяцев валяться на койках, время терять, не говоря про то, что они пережили! Хотя знаешь, это командное распределение опыта не всегда удобно, меня порой точит червячок, что отдуваюсь за всех.

— Что за глупости юноша! — проснулась Лисица, — то, что не сделает один человек, сделает команда, — здесь женщина хитро прищурилась. — Или у тебя самый большой уровень?

Хотя полученный членом команды опыт распределялся между всеми, однако небольшой личный бонус имелся. Вероятно, чтобы передовик-ударник был виден остальным: каких-либо шкал или циферок Система не предоставляла. В Юриной команде солил монстров бочками именно он, однако первым десятый уровень взял Коля: внезапно обнаружилось, что уголовные дела связанные с попаданцами Хранители считают «квестами» и дают за их раскрытие лютое количество опыта. Для повышения уровня вовсе не обязательно было убивать монстров, на начальном этапе вполне хватало обучения, но чем дальше, тем настойчивее Система требовала обратить внимание на фарм и задания. Однако пока у товарищей проблем со сном не возникало. Марина днями напролёт просиживала в храме культа, где училась и работала и кроме этого посещала курсы по фехтованию и магии. Женя работал секретарём в городской администрации, а после обеда просиживал за книгами, из курсов он посещал только основы владения мечом, учить его магии уже сейчас в Озоторге было просто некому. Гопник работал, фехтованию его учила жена и с первых недель он посещал персонального инструктора по воровскому делу. На данный момент товарищи собирались один — два раза в месяц, чтобы самостоятельно, или с другими командами, зафармить Рейдовых боссов, которых на тридцатом этаже подземелья имелось ровно тридцать. Эти фармы очень помогали держать Хранителей — местных «ментальных надсмотрщиков» в «хорошем настроении».

Также на практике выяснилось, что Хранители предъявляли разным людям очень разные требования. Для Марины их словно и не существовало вовсе, от Коли с Женей для комфортного бытия требовались лишь минимальные телодвижения, а вот Юра, дабы избежать превращения местного сна в один большой мистический кошмар, был вынужден с курсов не вылезать, да и признаться они ему нравились, хотя работать он не хотел ни в какую.

— О, янки идут, — вырвал молодого человека из раздумий Пинг. — Нет, ну ладно я офисный червяк, но их то какого сюда закатало? Может недовоевали…

— Делом надо было заниматься при жизни, а не продвигать пепси и доллар стволом винтовки, — подняла глаза на бравых калифорнийских парней Лисица, — теперь пусть учатся отличать добро от зла после смерти…

— Ладно, ладно, только не надо часовую проповедь про злых империалистов! — замахал руками Пинг. — Это всё в прошлом.

Четверо американцев поднялись по лестнице наверх, подошли к столу и приветливо поздоровались со всеми. Двое их товарищей уже сидели на другом от Юры конце стола. Янки были крепкие на вид парни лет двадцати пяти с военной выправкой и точёными красивыми лицами. Закон жанра гласит: если где-то собралось три американца, один из них должен быть чёрный, второй мексиканец, а третий китаец. Однако данная команда целиком состояла из коренных потомков Колумба. Хотя при жизни они имели слабое отношение к фентази, однако в этом мире взяли своей команде красивое имя «Серебряные ласточки». Ещё Юра знал, что «Ласточек» забросило сюда всех вместе и сходу объединило в команду, а перед попаданием в этот мир они занимались монтажом «счастья» и демократии в очередных бедуинских прериях, где их разом накрыло злобной нетолерантной ракетой, возможно даже, ижевской сборки.

Вслед за американцами поднялись две симпатичные девушки, но не попаданки, а официантки и обойдя собравшихся, спросили не желают ли те что заказать. Юра попросил чаю, запечённый в хлебе сыр и, выдержав миг душевной борьбы, салат.

Спустя минут десять подошли ещё два китайца из команды Бобра итого за столом присутствовали шестеро американцев — членов «Серебряной ласточки», шестеро китайцев, из которых Пинг и Лисица относились к Юриной группе. Отсутствовали Женя, Коля и Марина, которые пока не опаздывали, так как назначенное время ещё не пришло.

Молодой человек тем временем занялся едой.

— Привет широкозадым и желтолицым, — Коля положил на стол перед товарищем свёрток и поздоровался с китайцами. Те на желтолицых не обиделись, да и особо желтолицыми небыли.

— О, привет Коль, — поздоровался с гопником Юра.

Тот оглядел собравшихся:

— Так, америкосв вижу, у нас только Жени и Марины не хватает, а чё китаёзы не в сборе? (извиняющаяся лыба в сторону Пинга и Лисицы).

— Да тут такое дело…

Здесь молодой человек увидел, что в ресторан вошли Женя и Марина. При виде Жени все затихли, так как координировал рейд именно он.

— Подожди немного, всё соберутся, чтобы по два раза не пересказывать, — обратился Юра к гопнику. — У Бобровских беда приключилась.

Коля на это нахмурился.

Перездоровались и расселись, молодой человек получил ещё два свёртка с маскировочными плащами и медальонами.

Бобёр, он же Лао, встал, прокашлялся и пересказал услышанное Юрой от Пинга, подтвердив заодно предположение, что он до следующего выходного намерен найти желающих поучаствовать в рейде в составе его временной группы. Не успел китаец закончить, как коренастый работник таверны принес в нишу что-то вроде большого художественного мольберта.

Женя встал и вместе с Бобром подошёл к Стиву, так звали лидера американцев, втроём они принялись что-то обсуждать. Коля тем временем тараторил какую-то байку, связанную со своей работой.

«Так, — размышлял Юра, — поход на троллей однозначно с завтра переносим на день отдыха, а то всё как-то слишком спонтанно вышло. Хорошо, что мы такой вариант предусматривали и Алиса с Туен объяснили мне где живут, после совещания заскочу к ним. И что-то мне после рассказанного уже не сильно хочется на этих троллей идти… Не слишком ли самоуверенным я стал за последний месяц? Нет, отсиживаться в городе всё одно не выйдет и в отличии от китайцев я хорошо знаю куда иду».

Стив подошёл к доске, выпрямился и привлекая внимание собравшихся, громко произнёс:

— Внимания пожалуйста…

Запрошенное внимание он конечно тут же получил.

— Уверен, многие здесь знают подробности предстоящей операции, то есть рейда, но во избежание эксцессов начну сначала.

Янки взял белый мелок и нарисовал в центре «мольберта» круг, а после вокруг центрального родились ещё три круга поменьше. Далее, от внешней границы большого круга, он провёл три коротких луча, что соединили центральный круг с остальными. Нарисовав схему, американец продолжил:

— Всего на тридцатом этаже «Улья» имеется тридцать рейдовых боссов от первого до десятого уровня. На каждый уровень приходится по три РБ разной сложности — медный, железный и платиновый. «Платиновый лорд нежити» по многим причинам является самым сложным рейдовым боссом подземелья. Причина первая…

Взяв мелок синего цвета, Стив в каждом из кругов вокруг центрального поставил жирную точку.

— Прежде чем появится возможность сразиться непосредственно с самим Лордом необходимо… — здесь янки подвис.

— Необходимо надамажить его фантомы, чтобы те перешли в режим слияния, — пришёл на помощь Юра.

— Да, спасибо, — невозмутимо кивнул американец и продолжил. — Так вот, фантомы… — поднял он указательный палец верх, словно радуясь удачному определению, — в залах вокруг центрального нас ждут три фантома — лучник, маг и воин. Моя группа возьмёт на себя мага. У Сэма, — кивнул он на товарища, — «Барьер магического сопротивления» среднего уровня и у нас есть кое-какие предметы снижающие магический урон. Лао берёт на себя воина, даже если не удастся найти замену лучникам, с ним должны неплохо справиться и контактники.

«Вообще лучников лучше бросить на мага, — размышлял Юра, — вот только маг по опыту самый сложный из трёх фантомов, далее лучник, последним воин. Отдать воина солянке Бобра лучшее решение, а слаженные янки возьмут на себя мага. Правда не сказать, что лукарь меня сильно радует, но, если Пинг его «удержит», проблем не возникнет».

Под началом Бобра свои усилия объединили восемь человек — четыре лучника, целитель, баффер, мастер и танк. Однако в рейдовой зоне допускалось присутствие лишь семи человек и планировалось, что мастер китайцев на время фарма присоединится к американцам. Вот только сейчас двое лучиков и поддержка стонали на мягких постелях от потери жизненных сил, так что состав китайцев к началу рейда был не определён.

— Лучника возьмёт на себя команда Евгения, — продолжил американец, — будьте осторожны, он резок как понос гудзонского ястреба…

Юра про себя вздохнул: техническим лидером являлся он, а вот практически его на эту роль не хватало.

Стив ненадолго задумался:

— Так, пожалуй, я пропустил один момент, — выдал он.

После янки взял мел и провёл линию к центральному кругу.

— Телепорт выбросит наши совместные силы в центральный зал и уже оттуда отряды разойдутся по залам с фантомами. Стоит первому этапу сражения начаться, как доступ к центральному залу закроется, точнее нас всех запрёт в помещении с целями. Выходы откроются лишь после того, как все три команды уничтожат своего фантома. Узкое место предстоящей операции в том, что, если одна из команд начнёт терпеть поражение и воспользуется жетонами для телепортации, оставшиеся об этом не узнают и продолжат рискованное и уже бесполезное сражение. Здесь собрались достаточно перспективные отряды, однако сражаться до последнего я вас призывать не буду, настоятельно требую лишь полную самоотдачу и ответственный подход к делу. Так вот, по опыту сражений других групп скажу — битвы с фантомами довольно скоротечны, это вам не онлайн игрушки где боссов лупят по полчаса… Поэтому, расходясь по залам, мы начнём пятиминутный отсчёт, по истечению которого атакуем фантомов. Однако если ровно через три минуты после начала атаки вы со своим фантомом не справитесь, можете покидать боевую зону с помощью жетонов, исходя из того, что команды, дела которых пошли плохо, это уже сделали. Конечно, если вы свою цель убили, или в три минуты не укладываетесь, но у вас всё идёт хорошо, то можете подождать и подольше.

Закончив с этой частью, Стив взял красный мелок и нарисовал в центральном круге большую красную точку.

— Вы наверняка знаете, что убивают «Платинового лорда мёртвых» не особо часто, точнее очень редко… Это к тому, что с теми, кто этого босса убивал лично пообщаться не вышло. Кое-что удалось получить от торговцев информацией, но не густо, как итог, мы располагаем следующим: после уничтожения фантомов планировка центрального зала изменится, тип изменения случайный. Проскакивала информация, что может измениться даже размер зала, но подобное маловероятно. Сам босс имеет девять, а то и более разновидностей, какая выскочит опять же случайность.

Стив задумался, приуныл и что-то проворчал на английском.

— Так вот, — продолжил он, — точно известно, что может появится маг, воин или лучник, дальше мутнее. Воин скорее всего будет берсеркером, танком или ассасином. Лучник — штурмовиком, снайпером либо диверсантом. С магом непонятки, вероятно стихийный, тёмный или маг иллюзий. Подытожу, если нам удастся пройти первый этап, то собираемся у северной стены, вырабатываем план и только после вступаем в бой. Вопросы есть?

Вопросы отсутствовали, зато имелась масса организационных мелочей. Принялись обсуждать каким снаряжением можно обменяться на время рейда, советовали Бобру специализации на замену, решали необходима ли ещё одна встреча. Когда обсуждение непосредственно самого рейда закончилось, часть занятого народу раскланялась и отчалила: ушли Коля, Марина и часть китайцев. Янки остались в полном составе, у них имелся разговор к Жене и тема этого разговора сильно заинтересовала остальных оставшихся, пусть многое из сказанного они уже знали из бесконечных разговоров в местных тавернах.

Сейчас Женя посмеивался, слушая Стива, который рассказывал о своих первых месяцах в этом мире. Неизвестно чем американцы не угодили Хранителям, но они появились в этом мире в подвале безвестных древних руин на восточном окончании материка, более чем в ста пятидесяти километрах от обжитых мест. Оттуда, терпя умопомрачительное количество злоключений и приключений, бывшие коммандос начали пробираться к центру материка. Одна попытка взять и допросить «языка» в деревне гноллов стоила очень и очень многого. Янки всё ещё плоховато говорили на местном и у них имелось множество прорех по миру, а о Белом городе с самого утра судачил весь Озоторг.

— Гинтарион — материк на котором мы сейчас находимся, — начал рассказ Женя, — по форме он напоминает…

— Сосиску он напоминает, — хмыкнул Пинг.

Философ вздохнул.

— … длина материка одиннадцать тысяч километров при ширине около двух с половиной. Кстати, эта планета значительно больше Земли. Примерно половину территории материка, с севера на юг, занимает королевство Виринтел. Далее находится территория демонов и королевство людей Минтария, имя красивое, но политически и экономически там полный бардак, это даже не королевство, а кучка разрозненных герцогств. Демоны не дают им чересчур завоеваться, но вот в жернова кровавых интриг, которые крутит местная знать, серые не лезут. Если в Вирентеле порядок держится на трех столпах — королевской власти, Культе вознесения и гильдии искателей приключений, то в Минтарии его вроде бы должны поддерживать демоны, что выходит у них не очень. В отличии от Виринтела, Минтария занимает не половину материка, а где-то четверть: всю южную окраину континента занимает «Великая пустыня сит», если выражаться игровым языком — это высокоуровневая локация для разных вредных для здоровья заданий. Слышал немалая часть высокоуровневых предметов добывается именно там.

— А монстры и попаданцы есть на других материках? — поинтересовался один из американцев.

— Есть и те, и другие. Также я знаю, что заточенных под попаданцев материков несколько, но соседние к Гинтариону к ним не относятся и заблудшие на них скорее исключение. А вот монстров полно, но они имеют другой статус.

— Это как? — удивился в том числе и Юра.

— Здесь, чтобы монстр напал на местных, местным надо здорово постараться. А на соседних материках монстры имеют по отношению к местному населению агрессивный статус, но при этом близко к людям не живут. Однако учите, ситуация там сильно другая: жители соседних королевств не владеют всеми теми технологиями по обработке карцибела и камней ментальной силы, что имеются в Виринтеле. Ладно, вернёмся к Белому городу. Озоторг самый ближний к северному окончанию материка город попаданцев, далее, на юге, лежи Мириторг, а у самой границы с демонами Аинторг.

— А Военторга нет? — хмыкнул Стив, что немного знал русский язык.

— Нет, такого нет, — улыбнулся Женя и продолжил: — границу с демонами отмечает собой Белый город. Думаете Администраторы сильно старались создавая Озоторг? Судя по тем зарисовкам и описаниям, что я встречал, Озоторг лишь бледная тень Белого города. Но его красота не главное. Как вы знаете, стоит в этом мире расслабиться и тут же появляются некоторые ментальные неудобства. К высоким уровням они дополняются новыми, вроде чувства сильной ностальгии и печали по чему-то потерянному. Как там говорил Чингисхан: «Словно часть твоей души ждёт тебя где-то дальше…», ну да ладно, не будем о грустном. Важно не это. В местном годе 480 дней и каждый год ровно 40 из них можно прожить в Белом городе полностью избавленным от каких-либо негативных сторон этого мира…

Юра сказанное знал, а вот янки охнули.

— Так какого мы ещё не там? — возмутился Сэм — один из американцев и тут же ответил на свой вопрос: — Потому-что город в руках врага…

— Совершенно верно, — кивнул философ, — и чтобы город не мотылялся из рук в руки, после взятия одной из сторон, он получает серьёзный бонус к обороне. Постепенно этот бонус ослабевает от первого — максимального, до пятого — практически нулевого. Более того, на пятом уровне система обороны города словно приглашает взять его.

— Так может поучаствуем? — оживился Стив.

Женя вздохнул.

— Это развлечение для уровней выше девяностых, даже 80+ трижды взвесят свои силы прежде чем лезть туда. Ну и конечно малыми силами ничего не сделать, потребуется общее усилие команд со всего материка.

— Разрыв сил с небольшими уровнями настолько велик? — засомневался Стив, что с сотниками плотно не общался.

— Юра, расскажи ему как группа из четырёх попаданцев сотого уровня за пятнадцать минут разгромила небольшой флот, что до этого чуть не стёр с лица земли средний город…

— Ну ладно, — кивнул на это Стив, — но если оборона города на нуле, то его взятие лишь вопрос времени, так?..

Философ покачал головой.

— Демонов на континенте меньше чем заблудших, но они почему-то задерживаются в этом мире дольше и как итог имеют перевес бойцов уровня 100+. К тому же у них всегда было преимущество в талантливых командирах способных сверхэффективно управлять большими массами людей. Прибавьте к этому систему «Короля демонов» — правителя, который способен отдавать высокоуровневым демонам приказы, которым нельзя не подчиниться. Подпорчу вам настроение, до этого заблудшим удалось взять Белый город лишь через пять лет после снижения уровня обороны до минимального, а демоны отбили его назад всего через три года…

— Ну, может и нам там какое задание найдётся? У меня с ребятами за плечами пятнадцать лет реального боевого опыта… — не унимался Стив.

— Может и найдётся, — улыбнулся Женя, — но давайте для начала убьём «Платинового лорда»…


Глава 5: Не все тролли одинаково полезны…



***


Глава, в которой сначала всё шло как надо, а потом как обычно.


***


Ночью прошёл дождь, но к рассвету брусчатка мостовых и тротуаров уже впитала то, что не смогли поглотить ливневые стоки, однако холодный воздух наполняла пронизывающая сырость. Юра ёжился, переминался с ноги на ногу и уже почти начал корить себя за то, что пришёл сильно раньше остальных, как из предрассветного марева возникли Алиса, Туен и Виктор.

Компьютерные задроты бывают двух видов — жирдяи и дрищи, у остальных всё ещё впереди или же звание «задрот» у них можно смело отобрать. Виктор был дрищём, пусть за проведённый в этом мире год он окреп и приобрёл ощутимую жилистость. Худощавый, на вид лет семнадцати юноша, что постоянно порывался поправить отсутствующие с момента попадания в этот мир очки. Юре он понравился — спокойный, обстоятельный, без дешёвых понтов и умеющий слушать, пусть частенько витающий где-то в своих мыслях.

В окне статуса специализация появлялась лишь после десятого уровня, но по навыкам было ясно: Виктор — мастер. Мастера могут много всякого и обычно имеют пассивные навыки, ускоряющие обучение разным ремёслам и вообще руки у них золотые. Последнее, в девяти случаях из десяти, проявлялось ещё при жизни. Но пока «игровые» способности Виктора ограничивались установкой простеньких магических ловушек и, заодно, он весьма неплохо махал своим коротким мечом.

— Выспались? — коротко спросил Юра у временных компаньонов.

Туен с Виктором кивнули, а Алиса расстроено сообщила:

— От волнения всю ночь глаз не сомкнула.

Попаданец критично оглядел товарищей. На девушках были надеты подобия подпоясанных пальто, вот только не из дорогой шерсти, а из грубой стёганной ткани. Виктор носил куртку и штаны из того же материала. Все участники предприятия имели на головах шлемы местной конструкции из кожи, ткани и металлических пластин, что чем-то напоминали шапку танкиста. На плечах товарищей висели удобные рюкзаки, Алиса была вооружена длинным деревянным посохом, Туен коротким металлическим скипетром и кинжалом, Виктор носил короткий широкий меч и небольшой топорик с длинной рукоятью.

«Надеюсь наш бравый отряд не понесёт потери от банальной усталости», — подумал про себя Юра.

Молодые люди неуверенно переминались и вопросительно смотрели на зачинщика похода. Тот хотел было сказать что-то ободряющее, но думалку заклинило и ничего стоящего в голову не шло, поэтому Юра лишь коротко кивнул на дорогу, развернулся и потопал из города, увлекая за собой остальных.

Защитные стены вокруг Озоторга отсутствовали: к окраинам жилая застройка сменялась кольцом складов и амбаров, окружавших город, а уже они граничили с полями и огородами, что простирались на добрый десяток километров. Каких-либо проблем с монстрами или хищниками не случалось.

Разговор не клеился, поэтому шли молча. У Юры имелся соблазн завести беседу обо всём на свете, но Кассиопея с первых своих уроков предостерёг молодого человека от подобной болтовни, назвав её вредной и истощающей. Поэтому почти час двигались погружённые в свои мысли и в какой-то момент молодой человек почувствовал, что молчание вдохнуло в спутников куда больше уверенности, чем подбадривающие разговоры.

Наконец показался первый этап цели.

— Лес, — коротко произнес Юра, остановился, приподнял голову, прищурился и почесал подбородок, отчего тут же широко улыбнулся, так как один в один повторил один из любимых жестов Кассиопеи.

Размежёванные поля, сады и пастбища закончились, впереди густел готовящийся к зимнему сну лес. По карте они прошли по сырой от ночного дождя дороге около восьми километров, уже с час как рассвело, было около семи часов утра.

— А там не опасно? — задала довольно глупый вопрос Алиса.

Все оглядели стену леса, что состояла из больших раскидистых деревьев. Среди вполне земных дубов и осин встречались незнакомые деревья, кроны которых словно взрывы расходились из столбов-стволов. Стояла осень, лес отдавал мрачноватой серостью, выглядел сырым и неприветливым.

Здесь Юру ненадолго охватило волнение, он посмотрел на дорогу, что терялась в лесной чаще и после почему-то перевёл взгляд на свои руки.

«Это всё довольно серьезно, — поёжился он, — если подумать, сегодня я подвожу итог своему полугодовому обучению. Да и не только я. Это место конечно не сильно опасно для моего уровня и снаряжения, вот только волшебного жетона на входе не выдают…»

Нынешний Юра сильно отличался от Юры полугодичной давности: в течении последнего полугода строгие наставники учили его рубить и ломать чужие тела. Вернулось в норму покалеченное сидением у компьютера восприятие, не говоря уже о выносливости и физической силе. Вопреки законам жанра, шаолиньским монахом он не стал, но определённые представления и навыки приобрёл, да и кроме навыков, многое происходившее с его телом не иначе как магией не назовёшь. Для нынешнего Юры сбить выстрелом из арбалета виную бутылку с полусотни метров не представляло никакого труда, при условии правда, что бутылка никуда не спешила и дожидалась «смерти» спокойно».

«Вероятно Кас предвидел что-то вроде сегодняшней вылазки, поэтому заставил меня в одиночку разбираться с гоблинскими патрулями, — попаданец улыбнулся, вспоминая демона, что махал гоблинам руками и истошно орал: «там заблудший, убить гада!..» — Я тогда чуть не обделался, но сейчас кучки гоблинов не кажутся такими опасными. Эх… как меня помнится мутузили гоблины возле Митунга! Сейчас я бы их кулаками забил и не поморщился…»

— Послушайте, — строго обратился молодой человек к товарищам, — сейчас мы войдём в лес. Ничего сверхъестественного в нём нет, мы всё-таки рядом с Озоторгом, однако и скучать нам не дадут. По лесной дороге предстоит идти километров пятнадцать, после мы свернём с неё и пойдем через чащу, идти не проблема, заросли не сильно густые. Дорогу обычно патрулируют небольшие отряды гоблинов, по три — четыре монстра, редко пятеро. По моему расчёту, мы встретим два или три патруля. Кстати, обычно монстры к дорогам не подходят, однако с рядом с Озоторгом свои правила.

— Почему ты не сказал об этом раньше? — удивился Виктор.

Вчера, сидя в «Гендальфе», молодые люди обсудили атаку на деревню троллей во всех деталях, а вот вопрос о дороге через лес Юра опустил, не придав ему должного значения. Сейчас он корил себя за это, стоило затронуть этот момент подробно. Он лишь рассказал товарищам, что идти до леса безопасно: монстры в поля не суются и, что переодеться и снарядиться можно будет перед чащей. Поэтому от вопроса Виктора молодой человек растерялся, но взял себя в руки, оглядел товарищей и произнёс:

— Я говорю это сейчас… До этого не говорил, потому что оно просто не стоило внимания. За городом подобное всё равно что пыль на сапогах: выйдешь — обязательно будет. Не заморачивайтесь.

— Как не заморачиваться? — удивился Виктор. — А тактика?

Девушки на это взволнованно закивали и приняли вид говорящий: «нам пожалуйста разжевать всё как для идиотов…»

— Тактика простая: увидели гоблинов — Туен одного в паралич, я расстреливаю остальных, если добегут — руби… Встречаем отряд сильнее себя, хватаемся за руки и уходим от опасности в невидимости, но подобное вряд ли понадобиться.

И он принялся снимать рюкзак дабы достать плащ, щитки, ленты с дротиками и прочее снаряжение.

К удивлению Юры, товарищи на сказанное коротко кивнули, успокоились и начали переодеваться. Вероятно, они легко приняли сказанное, по причине спокойствия самого временного командира, которым Юра по логике вещей стал. Не сказать, что его одолевала бравада и уверенность, но с людьми младше и менее опытнее чем он сам, молодой человек чувствовал себя довольно уверенно.

На обстоятельное снаряжение ушло минут пятнадцать. Были надеты переданные на время плащи и медальоны, всё поправлено, притянуто завязками и трижды проверено. Юра вплавил в раму арбалета с десяток небольших кристаллов карцибела, товарищи наблюдали за процессом почти с восхищением, после он взвёл тетиву и защелкнул в направляющую канавку ударный дротик. Их сегодня взяли с запасом: кроме тех тридцати, что крепились на бёдрах арбалетчика, ещё сорок были распределены по рюкзакам спутников.

— Ну, в путь, — довольно улыбнулся Юра и накинул на голову капюшон плаща. — Очень скоро поймёте почему я забыл рассказать вам о гоблинах, — подмигнул он товарищам.

— Странное чувство, — зашептала Туен, — вас словно рядом нет…

— Это медальоны, — пояснил Юра, — я сейчас ещё и пассивный навык задействую. Вы главное старайтесь не шуметь, на дороге это легко. И пока идём молча.

Отряд вошёл в лес и какое-то время двигался по грунтовой дороге под сенью высоких раскидистых деревьев. Местами их кроны плотно смыкались и лесное полотно одолевала тень. Поверхность в таких местах была лишена всякой растительности и землю покрывал ковёр из опавших листьев, веток и перегноя. Но вот кроны редели и как по взмаху волшебной палочки появлялись заросли малины и ежевики, прогалины заполняли островки увядающей крапивы и кипрея с торчащими тут и там красными инопланетными зонтиками незнакомых растений.

Товарищи шли не торопясь, внимательно и настороженно поглядывая по сторонам. Вдруг впереди раздался скрип и непонятное чавканье.

— За мной, — тихо скомандовал Юра и увёл отряд с дороги.

Попаданцы сошли с пути и припали на колени среди жиденьких кустов.

Весьма скоро их взгляды различили среди деревьев вереницу из пяти телег и одного экипажа, которые не торопясь двигались в сторону города. На облучках сидели возничие в дорожных плащах, пешие отсутствовали.

Затаившиеся метрах в двадцати от дороги попаданцы стали походить на земляные кочки, сливаясь с землёй и кустами вокруг, заметить их со стороны без специальных навыков было почти невозможно.

— Крутые плащи, — прошептал Виктор, — средний уровень рулит. Чувствую нескоро у меня такой появится…

Туен кивнула на караван:

— А они не боятся ходить по лесу? Нет, я знаю, что монстры на них не нападают, но ведь и разбойники есть?

Виктор проводил взглядом процессию и произнёс:

— Я слышал, когда грабители начинают бедокурить рядом с городами попаданцев, Система выдаёт задание на их уничтожение. Правда подобные квесты получают отряды 50+… Вроде местные тоже бывают очень сильными…

— Ладно, двигаемся, — обратился к товарищам Юра. — Неплохо бы было узнать у них обстановку на дороге, но, когда монстры рядом, лучше держаться от посторонних подальше.

Остальные кивнули на это прописное правило.

— А гоблины могут устроить на нас засаду? — немного волнуясь, спросила Алиса.

— У меня есть знакомый попаданец сотого уровня, — начал Юра. — По его словам, он и его отряд пять раз отправлялись на репс так и не проснувшись. Монстры не просто устраивали засаду, а дожидались ночлега и расчётливо нападали на спящих. Дозор выставляли, не подумайте… Вот только дозорный умирал первым, а после все остальные. Но подобное ждёт нас уровня так после сорокового… — Точнее не ждёт, — скривился он от неудачного выражения, — а возможно…

Отряд вернулся на дорогу и двигался по ней минут десять.

Говорили шёпотом и зорко глядели по сторонам, поэтому и опасность заметили вовремя. Впереди, метрах в пятидесяти показались зелёные фигурки. В этом месте лес походил скорее на ухоженный парк: вокруг росли лишь большие раскидистые деревья, что уже сбросили со своих ветвей часть листьев, пополнив ими ковёр жухлой лесной подстилки.

— Туда, — коротко кивнул Юра на два ветвистых молоденьких дуба, что росли метрах в пятнадцати от дороги, — залезайте на них все трое! Действуйте по обстоятельствам, но не торопитесь. Пошли! — шикнул арбалетчик Виктору и девушкам и исчез в невидимости.

Брошенные товарищи растерянно огляделись, но Виктор быстро пришёл в себя и потянул за собой испуганных девушек.

— Быстро, — зашептал он.

Гуськом подбежав к близнецам-деревьям, молодые люди принялись взбираться на них, благо множество ветвей, что начинались почти у самой земли, этому способствовали. Здесь Виктор обернулся на дорогу и матюгнулся про себя: от дороги до дерева, на коричневом фоне шла тёмная полоса нарушенного ногами лиственного слоя. Тут не то что следопытом не надо было быть, только таблички «они там» не хватало. Подсаживая Алису и панически мотая головой, мастер думал, что можно предпринять, но толковых идей в голову не шло. Решив отбросить сомнения и действовать по обстоятельствам, он подал целительнице посох и полез на дерево следом. Радовало, что гоблины шли неторопливо и только приблизились к тому месту где товарищи свернули с дороги.

Девушки довольно ловко вскарабкались метров на пять от земли и затаились. Два дерева росли рядом и переплетались ветвями, залезть было плёвое дело. Виктор пристроился между ветвей поудобнее, указал пальцем на пятачок земли под деревом и сосредоточился. Спустя секунду на земле замерцал слабым светом круг размером около метра, но никто кроме мастера этого мерцания не видел. Убедившись, что ловушка поставлена качественно, попаданец затаился. И в этот же момент гоблины подошли к месту где товарищи свернули с дороги.

«Четверо, — переживал Виктор, — у двоих дубины, у двоих топоры — обычные, для рубки дров, но ишь ты какие рукояти заделали. Эти выше «Ульевских», где-то метр шестьдесят ростом. Интересно, они таких как мы ищут или добытчики? Наверно и то и другое. Вот блин…»

Гоблины дошли до того места, где отряд ушёл с дороги, точнее большая часть отряда. Монстры с ходу приметили след и принялись о чём-то шипеть и гоготать. Один из них, крупнее других, явно лидер, замахал руками по направлению дороги, туда, куда уехал караван. Монстры поспорили ещё немного и… пошли дальше.

«Хм, а почему нет, — рассудил сидящий на дереве мастер, — может решили, что это караванщики сходили по большой нужде».

Патруль двинулся по дороге и даже успел пройти метров пять, как вдруг голова одного из гоблинов дернулась и из неё выплеснуло фонтанчик тёмных брызг. Монстр осел на землю. Стоит отдать должное лесным гоблинам, они не стали стоять истуканами, а пригнулись, сноровисто огляделись и рванули к деревьям в противоположную от выстрела сторону. Вот только до толстого дуба, что стоял метрах в восьми от затаившихся на дереве попаданцев, добежали лишь двое, грудь третьего пробило снарядом ещё до укрытия. Монстры забежали за дерево и камнем рухнули на мокрую листву, прижимая к груди оружие и панически оглядываясь.

«Они так близко, а о нас даже не подозревают…» — рассматривал сидящий в ветвях мастер врагов.

Рядом зашуршала одежда, Туен осторожно направила в сторону гоблинов скипетр. Один из монстров дернулся и закатил глаза, произошедшее не ускользнуло от его соседа. Тот обернулся к товарищу и хотел было что-то сказать, но поздно, его череп раскроил топор. Подчинённый контролем разума гоблин-предатель послушно встал и вышел из-за дерева. Послышался шум листвы, внезапно грудь монстра пробило тёмное волнистое лезвие и тут же, после удара, за спиной врага вышел из невидимости Юра. Выдернув кинжал, он опасливо огляделся и негромко произнёс, обращаясь к сидящим на дереве:

— Слезаем, в путь…

После направился к убитому под деревом гоблину, но не успел дойти, как тот превратился в беловатую желеобразную массу и быстро впитался в поверхность леса.

«Ловок», — оценил действие товарища Виктор и торопливо направил руку на магическую ловушку, не только сняв её, но и вернув обратно часть маны.

— А этот? — пугливо уставилась Алиса на застывшего гоблина.

— Нежить, слушается меня, пока пойдёт с нами, — пояснил Юра.

— Откуда у тебя такие навыки? — поразилась Туен.

— Это не мой навык, это особое умение кинжала, — указал арбалетчик на темную рукоять у пояса.

— Ну у тебя и снаряжение! — восхитился Виктор.

— Это не у меня снаряжение, — сделал серьёзное лицо Юра, — это снаряжение моей команды… Ладно, в путь. Если мы будем праздновать каждую маленькую победу, то до троллей и до вечера не доберёмся.

И он направился к кристаллам, что лежали под деревом.

Молодой человек слегка кривил душой: гоблины навскидку имели седьмой уровень и не располагай попаданцы тактическим преимуществом, могли стать той ещё занозой в заднице. В этом мире высокий уровень не давал неуязвимости как монстрам, так и попаданцам, он лишь отражал совокупную характеристику навыков, физических и ментальных возможностей. Немногое мешало сотнику помереть от стрелы ловко пущенной мобом пятого уровня.

Товарищи быстро собрали кристаллы и сопровождаемые ковыляющим гоблином-нежитью двинулись по дороге. Спустя полчаса отряд нагнало новое происшествие и нагнало внезапно и бесшумно. Виктор скорее случайно обернулся посмотреть назад и лишь поэтому пять бегущих со стороны Озоторга фигур не стали для отряда внезапностью. Люди в серых маскировочных плащах двигались быстро и проворно, не успели попаданцы опомниться, как их нагнали.

— Привет нубасы, — бегло оглядел их улыбчивый парень с длинным составным луком позади. — Милая у вас зверушка, — кивнул он на гоблина.

— И вам не болеть, — проворчал Юра, оглядывая встреченных попаданцев.

В числе знакомых внезапные гости не состояли, но он точно видел некоторых из них в Озоторге.

— Это дорогостоящие нубасы, — просипел плечистый детина с длинным мечом на поясе и солидного размера шитом поверх рюкзака, — плащи то получше наших будут. Где взяли?

— Знакомые приобрели нам комплект в «Башне 12 испытаний», — без кривляний сообщил Юра, — в Озоторге такие вчетверо дороже.

— Хитро, одобряю, — кивнул лучник и кинул товарищам: — Надо продумать вариант, слышал гремлины качественно делают, но блин, торчать в башне напряг, надо поискать тех, кто пойдёт туда в ближайшее время. — После он обратился к встреченным уже более приветливо: — Вы на патрули?

— Не, — замотал Юра головой, — мы идём к гоблинской деревне в пяти километрах отсюда, там рядом речка течёт, хотим поохотится на гоблинов — рыбаков по её ходу.

— А, да, есть такое. Я к тому, что мы встреченные патрули выпиливаем или вам оставить?

— Выпиливайте, — кивнул молодой человек, — нам от них риска много.

— Хорошо, — кивнул лучник и поманил товарищей подбородком. После все пятеро сорвались с места, той же бесшумной трусцой двинулись дальше.

— 10+? — спросил Виктор.

— Нет, больше, — уверенно произнес Юра, — восемнадцатые — девятнадцатые, возмут двадцатый и свалят отсюда на юг.

— А для них здесь вообще места для охоты есть? — спросила Туен?

— Да, но значительно дальше чем идём мы, километров пятьдесят от города наверно. Там поселений меньше, но и уровни мобов выше.

— А ничего что они поубивают гоблинов, нам же убыток… — спросила быстро взвесившая прибыли кореянка.

— Ничего, я на самом деле рассчитывал на нечто подобное и то, что они убьют несколько патрулей вовсе не факт, что мы не встретим их вообще. А разбираться с каждым встречным — риски и потеря времени. Ладно, вперёд.

И действительно, следующий час товарищи двигались без всяких приключений.

— Нам скоро сворачивать, — указал Юра рукой на лежащий у обочины ствол дерева. — Осталось недолго, но будьте осторожны вдвойне и старайтесь не шуметь.

Все закивали в ответ на предупреждения. Метров через двести отряд приметил хоженую тропу примыкающую к дороге и свернул на неё, направившись в глубь леса.

— Не, так не пойдёт… — остановился Юра и кивнул на гоблина-нежить: тот производил шума куда больше чем четверо попаданцев. — Виктор, сделаешь?

Мастер кивнул, вынул воронёный меч и ловким ударом снял гоблину голову. Крови не было, из раны вытекло лишь небольшое количество чёрной как смола жижи.

Подобрали кристаллы и двинулись дальше, лес поредел и ковёр опавшей листвы сменился жиденькими кустарниками и зарослями орешника. Путь перегородил шумный ручей, что тёк в довольно глубоком овраге и около получаса товарищи двигались по его кромке. Пока не наткнулись на нечто…

Внизу пологая стена оврага была частично срыта и из неё торчал козырёк навеса. Пятачок перед выходом из норы, а может пещеры, покрывал слой полезного и не очень хлама, а у самого ручья суетились трое гоблинов.

— Убьём? — вопросительно обратился к командиру Виктор.

— Нет, — замотал головой Юра, — здесь можно здорово застрять. Неизвестно сколько гоблинов внутри и сколько из них бродит вокруг. Возьмём пещеру на заметку и вероятно вернёмся сюда в другой раз, надеюсь эта не последняя наша вылазка. Порой внутри таких нор можно найти много интересного, — ностальгически улыбнулся попаданец.

Товарищи кивнули.

— Обходим по дуге, — решил Юра и направился прочь от оврага.

С тремя гоблинами попаданцы столкнулись практически нос в нос. Отряд отошёл от оврага метров на сорок и стараясь не шуметь, начал обходить его вдоль зарослей неплотного кустарника. Здесь из прогалины между колючих низких кустов и вышли трое гоблинов, что направлялись в сторону своего жилища.

Один умер сразу. Закончив выстрел, арбалетчик по привычке ушёл в невидимость и тут же засомневался стоило ли это делать, так как внимание врага переключилось на товарищей. Однако делать конечно стоило: пока арбалет не взведён стрелок уязвим, да и в ближнем бою слабоват.

Гоблины показали завидную прыть. Их товарищ ещё падал на землю, как двое оставшихся набросились на Виктора и девушек. И ладно бы только набросились, так ещё не забыли огласить окрестности яростным воплем. Юра мгновенно понял, что Алиса и Туен растерялись и применить магию не смогут, а оставлять на мастера двоих противников опасно. Перезарядившись, он вскинул арбалет и метким выстрелом перебил одному из гоблинов позвоночник. Тот жалобно взвизгнул и упал, по инерции перекатившись по земле. Последний монстр замахнулся длинной палкой с закреплённом на конце обломком пилы и обрушил удар на Виктора, что заслонил собой девушек. Щуплый с виду юноша ловко встретил древко лезвием меча, перерубил его и уходя в сторону, сильно ударил гоблина сапогом в бок. Тот зашипел от боли и растерялся, панически глядя на обломок копья. Полсекунды позже его черепушку проломило чёрное лезвие.

«Вот это было опасно», — думал Юра, крутя головой по сторонам и особенно внимательно поглядывая в сторону оврага.

— Да чтоб вас! — прошипел он, — Соберитесь, не закончилось, — сообщил арбалетчик товарищам. — Алиса, Туен, к кустам и затаитесь. Виктор, ты приманка! Туен, не теряйся. Постарайся обязательно подчинить гоблина и заставь его атаковать своих.

Произнеся это, Юра растворился в невидимости, так как с кромки оврага уже высунулись и приметили попаданцев два гоблина, а следом показались головы ещё троих.


***


— Да не пыхтите вы так, — шикал на Алису и Туен молодой человек.

Сейчас «паровозик» попаданцев шёл вдоль всё того же оврага, оставив позади разорённое логово гоблинов. До цели было недалеко и попадаться на встречу патрулю троллей не хотелось, да и не следовало. Поэтому при первом подозрении на такой патруль, товарищи намеревались уйти в невидимость и обойти опасность стороной. У групповой невидимости кореянки имелось несколько недостатков: кроме высокого расхода маны, в момент применения требовался телесный контакт, лишь тогда магия накрывала всех членов группы. Поэтому сейчас Юра держал за руку Туен, Туен — Виктора, а тот — Алису. Девушки прибывали в большом волнении от прошедших событий, но, казалось, простое касание противоположного пола волновало их не меньше.

— Тридцать золотых! — почти распевала Туен, всё ещё не веря в свою удачу. — Такое вообще бывает?

— Бывает, — шептал Виктор, — в этом мире имеет оборот строго определённое количество золота и серебра. Если монеты где-то теряются или их хранят слишком долго, то они исчезают и переходят во владение монстров в виде подобных наград. Ещё я подозреваю, что Система может забрать денежки и у мобов, передавая их в случае нехватки в банк гильдии. Народ привык, что по игровой механике деньги должны падать с монстров, но здесь такого нет. Заодно подобные клады встречаются редко, поэтому не особо на слуху.

— Как так, — поразился Юра, — что значит «их хранят слишком долго, то они исчезают» и откуда ты всё это знаешь?

— Ты не знал? — удивился Виктор, — если Админские бабки лежат без дела больше пяти лет, они пропадают. Это здоровски способствует местной экономике, народ постоянно вынужден что-то приобретать или строить. А знаю, так как работаю мастером в гильдии. Не магическим, чиню по мелочи, вроде завхоза.

— Да в печь такие деньги! — недовольным шёпотом, возмутился молодой человек.

— Не скажи, — замотал головой мастер, — банк гильдии гарантирует их обмен на местную валюту, зерно или ценные материалы. Они — самая стабильная валюта на этой планете, только будь добр не держать их под периной слишком долго.

— Тридцать золотых… — «испаряла кипяток» Туен.

После внезапного столкновения с монстрами, попаданцы были вынуждены противостоять пятерым гоблинам, вот только трое из них прибежали на шум без оружия… о чём крупно пожалели спустя десяток секунд. Юра метко перестрелял самых проблемных, Туен сработала чётко и заполучила миньона, Виктор ловко зарубил безоружных. Вдохновлённые победой, товарищи направили очарованного гоблина ко входу в пещеру и после последовало пять минут явления под названием — «весёлый тир». Далее, сидя под покровом маскировочных плащей меж поросших травой кочек, попаданцы правдами и неправдами извели за пол часа с десяток гоблинов. В конце они осмелели настолько, что кореянка заставила миньона громко поорать на гоблинском-матерном, после чего с небольшим риском был уничтожен подоспевший на помощь отряд из шести гоблинов. В финальном бою случились потери — потерял голову от происходящего очарованный монстр, буквально потерял.

Гоблинское логово сильно отличалось от того, что как-то посетил Юра: укреплённый стволами и обожжённой лозой туннель, шёл в глубь оврага метров на пятнадцать и уже на третьем метре туннеля вбок уходило первое ответвление-грот. Далее подобных «гротов» нашлось ещё шесть штук, гоблинская коммуналка, не иначе. Засады попаданцы не встретили, как и не были атакованы со спины. Подземелье обследовал Юра, а товарищи дежурили у входа, закрывая своими спинами ослепительный свет фиала. Как и полагалось, в самой последней комнате, на дне старой бочки, был найден мешочек с золотыми монетками. А после заявления временного капитана о том, что он претендует лишь на третью часть найденного, настроение у товарищей поднялось неимоверно.

— Десять золотых, — не унималась Туен, что вероятно находилась мысленно в бутике фирменной брони от Стругачи.

— Вообще-то семь на нос, — постарался остудить её пыл Виктор.

— Я считаю с кристаллами… — парировала кореянка.

— При смерти карцибел и камни ментальной силы с заблудших обычно выпадают… — поднял этим простым замечанием дисциплину до 100 % Юра. — Тихо! Мы почти пришли, — и он смело направил «паровозик» в заросли крапивы, что в этом месте примыкали к оврагу и уже через пять минут от прежней эйфории не осталось и следа.

На этом участке леса грозные силы природы вытолкнули на поверхность выступы скальных пород, что за долгое время искрошились и выровнялись, оставив после себя лишь занесённые землёй и поросшие кустарником большие холмы. К одному из этих холмов и примыкало поселение троллей.

Ишь ты, как чинно сделали, — заметил Виктор.

Молодые люди затаились у границы зарослей и обдумывали следующий этап своего предприятия. Пространство перед поселением монстров было расчищено от всякой растительности метров на сорок, а после, формой обрезанного овала, начиналась сама деревня троллей, что примыкала к холму метров тридцати высотой. Двухметровый частокол защищал большие, обтянутые шкурами животных юрты, при этом выглядело всё очень чинно и аккуратно. Частокол — брёвнышко к брёвнышку, покрывавшие юрты лоскуты больших шкур словно подобрал знающий дело дизайнер, отчего смотрелись строения почти приветливо. Имелись две дозорные платформы метров семи высотой, одна высилась справа от «ворот», а вторая виднелась на вершине холма позади поселения. На обоих платформах сидели дозорные, но лишь по одному на каждую. У широкого прохода внутрь ошивалась пара троллей. Наблюдателям, что скрылись под покровом жухлой крапивы, обитель монстров показалась довольно безлюдной.

— Вокруг Озоторга довольно много поселений монстров, — пересказывал услышанное от Кассиопеи Юра, — но так как питаются они не святым духом, то рядом с городом дичи и всяких полезностей им не хватает. Поэтому с утра часть монстров уходит в глубь леса, подальше от города, охотятся и собирают припасы. Тролли и огры за милую душу готовы сожрать и попаданца, а вот гоблины за этим особо не замечены. Однако едят попаданцев мобы редко: если тело сожрать даже частично, то не останется кристалла энергии, а им он нужен не меньше нашего.

— Зачем? — удивился Виктор.

— Что-бы залезть в «шкурку» поуютнее… Мне это рассказывали, — пояснил молодой человек, — подробностей не знаю, продаю почём купил, но источник надёжный.

Алиса от услышанного разволновалась и начала хныкать, уговаривая всех вернуться обратно, Туен принялась её успокаивать и настраивать собраться и не расклеиваться. Юра и сам подумывал оставить затею, но карцибел среднего качества всё ещё был необходим, да и пока всё складывалось удачно: путь до подземного рудника был чист. До него вела хорошо вытоптанная полоска земли и лишь у самого входа фигурки гоблинов суетились над непонятным бревном.

— Те что с навыками обнаружения у ворот? — вывел арбалетчика из раздумий Виктор.

— Пока не знаю, они здесь четырнадцатого — шестнадцатого уровня, прежде чем я смогу что-то сказать, мне необходимо хорошенько изучить их, но уже сейчас есть ощущение, что мобы у ворот «чистые»… — сообщил товарищам Юра.

Из поселения вышла группа из трёх троллей, и направилась куда-то прочь. Молодой человек ещё раз огляделся: деревья вокруг поселения были вырублены метров на двести и земля поросла крапивой и островками малинника. После он принялся внимательно изучать троллей на воротах и ближней дозорной платформе.

— Те, что у ворот без навыков, зато монстр на ближней вышке вроде нужный, далековато, точно сказать не могу, — наконец сообщил Юра товарищам.

— Что предлагаешь? — спросил Виктор.

— Ждите здесь, я обойду поселение и холм и попробую распознать и снять дальнего дозорного, после с дальней вышки попытаюсь достать монстра на ближней. Только приготовьтесь что меня, возможно, не будет с полчаса.

Товарищи кивнули, Юра отошёл под прикрытие зарослей, снял рюкзак, спрятал арбалет под плащ и тихо начал пробираться через крапиву, намереваясь обойти поселение стороной. Очень скоро создаваемый арбалетчиком шум удалился и окончательно смолк.

Виктор принялся разглядывать дозорные площадки, что напоминали здоровенные табуретки с непомерно длинными ножками. Расстояние до дальней составляло метров так сто с лишком, и сероватая фигурка монстра на ней виднелась не чётко. А вот ближний дозорный был ясно доступен взгляду. Он лениво опирался на толстые перекладины и поглядывал то на юрты внизу, то водил сонным взглядом по окрестностям за пределами частокола.

Прошло минут двадцать, вдруг ближний тролль-дозорный встрепенулся, вытянулся в полный рост и принялся испуганно оглядываться. Не найдя источник тревоги поблизости, он пристально уставился на дальнюю вышку на холме. Здесь его голова дёрнулась, и он осел на перекладину, перевалился через неё и грохнулся вниз. И вот неприятность, не прошло и десяти секунд, как воздух наполнил протяжный гул рога — страшный и исполненный гнева.

Тролли на воротах ненадолго исчезли внутри поселения, а после на стражу входа встал отряд из шести монстров. Кроме внушительных дубин, четверо из них притащили здоровенные башенные щиты. В течении следующих трех минут в поселение торопливой рысцой вернулись из леса три небольших отряда монстров, а ещё через пару заросли рядом с затаившимися попаданцами зашуршали и появился Юра.

— Быстро, быстро, обрабатываем снаряжение реактивом от запахов, — зашептал он, надевая рюкзак, — очень скоро они начнут крупными отрядами прочёсывать близлежащую территорию, наверняка найдут наши следы, а после засидку и тогда несдобровать.

До Виктора и девушек внезапно дошло, что время осталось только на действия, а бездействие стало смертельно опасным. Туен достала из поклажи нечто похожее на небольшой сифон и принялась обрызгивать из него себя, а после Алису и остальных. Не успела она закончить с этим, как из ворот поселения, словно выбегающие на поле бейсбольные команды, начали вытекать две шеренги троллей, что быстро собрались в две большие кучи и после ринулись прямо на попаданцев, словно точно знали где те сидят.

Юра быстро понял, что происходит и заодно осознал свою ошибку как командира.

— Без паники, — рявкнул он, хватая Туен за руку, — они всего лишь начнут прочёсывать заросли с центра. Невидимость, быстрее!

Туен схватила Виктора, а тот Алису и лишь построение закончилось, кореянка применила групповую невидимость. С этого момента держаться за руки было не обязательно, однако хват не отпускали, так как друг друга не видели.

Юра решительно потянул «паровоз» к воротам, и не просто к воротам, а на встречу двум десяткам троллей. Он почувствовал, как Туен трясётся от страха и было с чего. Буквально за десять метров от попаданцев, монстры растеклись двумя потоками, создавая коридор метров трёх и после тараном врезались в озеро увядающей крапивы, вытаптывая и разгребая её руками. Ощущение было такое, словно по сторонам от попаданцев пронеслись потоки валунов, чудом не раздавив невидимых людей.

Переполненный как страхом, так и решимостью Юра втащил товарищей в промежуток между бегущих монстров. Он даже уловил, как Алиса тихо заскулила от страха, но гомон вокруг стоял такой, что на это не обратили внимания.

Однако опасный момент продлился секунды, монстры залетели в заросли, растянулись в две шеренги и яростно рыча, принялись прочёсывать заросли крапивы словно сеноуборочные машины, Дальше всё происходило для трясущихся от страха и волнения попаданцев как в тумане. Вот они заходят в ворота, опасливо прижимаясь вправо и осторожно обходя карауливших вход троллей, вот преодолевают бесконечные шестьдесят метров до входа в шахту. Но похоже волнения напрасны, лишь небольшая группа монстров совещалась у правого края поселения.

«А это ещё что за чудо?! В прошлый раз его не было!» — мазнул Юра взглядом по здоровенному троллю, закованному в чёрную пластинчатую броню. На его поясе в специальных держателях висел здоровенный тесак, довольно короткий для такой туши, но при этом ненормально широкий для меча. Выделявшийся снаряжением монстр что-то громко приказал собравшимся. Закончив раздавать команды, он напялил на голову горшковидный шлем с тонкими прорезями для глаз и направился к воротам.

«Только бы эта хрень не сунулась в подземелье!» — подумал арбалетчик и взглянул в направлении «ворот».

Удача сопутствовала попаданцам, призванные звуком боевого рога, в поселение вернулись ещё два отряда троллей и бегом бросились к командиру в чёрной броне.

Спустя секунды всё это осталось позади. Невидимый отряд заскочил в чрево штольни, что встретила вторженцев темнотой, прохладой и сухостью.

Забежав внутрь, товарищи остановились, осмотрелись и торопливо, но осторожно, начали продвигаться в глубь штольни. Очень скоро свет идущий от входа угас и темнота поглотила неровные каменные стены и покрытый землёй пол. Тяжело дыша, попаданцы прижались к стене. Виктор достал из бокового кармана своего рюкзака четыре эликсира ночного видения и на ощупь раздал бутыльки остальным. Их содержимое было торопливо выпито и очень скоро тьма вокруг превратилась в ясный день. Взору открылась извилистая пещера метров трёх в диаметре.

— Это не шахта и не штольня, — прошептал Виктор, — естественная пещера и вообще странно всё это.

— В смысле странно? — уточнил Юра.

— Ты говорил, тролли добывают здесь руду и наверно это так: справа от входа стояли какие-то ящики и корзины. Вот только положенной выработки нигде нет. Ну, куч отработанной породы. Да и не будет никто так криво рыть, разве что у них линейки кривые. Короче, мы сейчас в естественной пещере, это однозначно.

Юра хотел было возразить, что слишком удачно пещера и поселение троллей состыкованы, но решил подумать об этом на досуге.

— Э… ладно, — зашептал арбалетчик, — разберёмся. Давайте двигаться дальше: невидимость скоро упадёт, я не хотел бы встретиться здесь с толпой троллей.

Стоило Юре закончить фразу, как невидимость рассеялась, хотя положенных пяти минут не прошло.

— Мы бежали как угорелые, из-за этого время действия магии сократилось, — пояснила Туен.

— Ладно, в путь, — поторопил товарищей Юра, — и надеюсь она не вся такая кривая, — кивнул попаданец на извилистый проход, — так и ждёшь тролля из-за поворота…

Прижимаясь к стене и стараясь не шуметь, отряд медленно направился в глубь пещеры. Стоило молодым людям пройти около двадцати метров, как стены и пол прохода начала съедать темнота. Эликсир ночного видения не являлся волшебным зельем в классическом понимании, он лишь невероятно обострял световую остроту зрения. Однако, в кромешной тьме снадобье не работало. Но и здесь имелись свои хитрости.

Товарищи остановились и принялись копаться в рюкзаках и разгрузках. После, все члены отряда достали и закрепили на своих шлемах специальные подвески с крупными матовыми камнями. Темнота рассеялась. Вот только имели подвески и недостаток: пусть камни в них не излучали видимого света, но зоркий глаз мог различить в темноте их слабое мерцание. Получив видимость, попаданцы прошли по проходу ещё метров сорок. Пещера расширилась, впереди показался свет, вслед за светом до слуха донеслось слабое постукивание.

— Подойдём чуть ближе, дальше я один на разведку, — тихо скомандовал Юра.

Отряд приблизился к источнику света. Стало ясно что пещера резко расширяется и превращается в обширный подземный зал естественного происхождения. Виктор и девушки притаились у стены, а Юра направился дальше, пока без невидимости. Проход вывел его в большую пещеру, что имела форму половинки грецкого ореха. Здесь громоздились кучи камней, стояли большие плетёные корзины — пустые или заполненные породой. В центре зала стояла деревянная конструкция похожая на вешалку, вместо одежды на ней висели несколько стеклянных банок. Именно от них и исходил мягкий свет. В этом свете молодой человек приметил ещё два прохода, что вели из этого места куда-то дальше.

Под «люстрой» на грубых табуретах сидели два тролля и перебирали руду. Они брали её из больших корзин, осматривали, постукивали, иногда раскалывали молоточком. После изучения руда отправлялась в другую корзину, либо же её бросали в кучу отвала.

Тролли занимались рудой дотошно и увлечённо. Прошло около десяти минут и из дальнего прохода донеслись тяжёлые шаги, после в подземный зал вошли три новых монстра с плетёными корзинами на плечах. Подойдя к переборщикам, они перекинулись с теми парой простых фраз на непонятном языке. О чём-то договорившись, пришедшие сняли с плеч корзины и поставили их на каменный пол. Хотя назвать их ношу корзинами было не совсем верно: здоровые торбы из толстых прутьев укреплённые полосками кожи. Судя по всему, пришедшие принесли переборщикам новую порцию руды. После двое троллей взяли пустые корзины и принялись насыпать в них отбракованную породу из большой кучи, а третий монстр взял корзину с отобранной породой, надел её на спину с помощью верёвочных лямок и направился прямиком к затаившемуся арбалетчику.

Юра не мешкал. Он быстро вернулся к товарищам, схватил Туен за руку и скомандовал:

— Невидимость!

Молодые люди взялись за руки и тут же кореянка групповую невидимость применила.

— К стене, — зашептал Юра.

Попаданцы вжались стену пещеры.

Раздались шаги и в туннель вошёл сгорбленный от веса ноши тролль. Посапывая и принюхиваясь, он прошёл мимо притаившихся товарищей. Монстр двигался медленно, но уверенно.

«Он не видит в темноте, — понял Юра, глядя как тролль нащупывает ногами полоску земли, насыпанную по полу прохода. — Ага, землю насыпали специально, чтобы таким образом ориентироваться в темноте. Да и судя по всему пол основательно выровняли».

Монстр прошёл мимо. Молодой человек подождал с полминуты, отпустил Туен и направился обратно в зал. Вовремя: он успел увидеть, как два тролля с заполненными отвалом корзинами, направились теперь уже в третий — ближний проход.

«Надо ловить момент», — решил про себя невидимый арбалетчик и торопливо вернулся к товарищам. Схватив за рукав кореянку, он потянул за собой остальных:

— Два тролля, действуем по плану.

Невидимки зашли в подземный зал и спрятались за кучей больших камней у стены зала. Сейчас они находились примерно в пятнадцати метрах от своей добычи. Юра вскинул арбалет и направил его на одного из монстров. Свет исходящий от светящихся сосудов казался усиленному зельем зрению невероятно ярким, но до слепоты глаза не доводил.

«Вполне можно попытаться пристрелить обоих, но, если второй увернётся, он передавит нас в три секунды. Надеюсь Алиса сработает чётко».

В паре метрах от затаившихся попаданцев возникла милая худая девушка в небесно-голубом платье. Молодой человек невольно улыбнулся: созданная с помощью магического свитка копия Алисы слабо походила на по-походному снаряжённую целительницу. Не отвлекаясь боле, стрелок вскинул арбалет и просадил голову одному из троллей.

Второй монстр вскочил словно камень под его задом раскалился до красна. Яростно озираясь, он уставился на иллюзию, что встрепенулась и бросилась в сторону ближнего прохода. В два огромных прыжка тролль настиг «Алису» и сгрёб её в охапку огромными лапищами. Иллюзия растворилась словно клок потревоженного тумана. Монстр на миг растерялся и принялся водить глазами, вот только умер он в неведении, так и не увидев свою сливающуюся с серыми камнями смерть.

«Утилизация», — дал команду телам врагов Юра и не сводя глаз с проходов, осторожно направился поднять кристаллы.

Светящиеся склянки на «люстре» закачались и начали по одной исчезать. Очень скоро помещение заполнила темнота, что не была проблемой для Юры и товарищей. Секунды позже рассеялась невидимость.

— Юра, в жопу троллей! — зашептал Виктор, — мы богаты!

Предложение отправить монстров в эротическое путешествие командира не заинтересовало. Удивляясь своей же твёрдости, молодой человек начал командовать:

— Алиса, Туен, спрячетесь пока вон за той кучей камней. Виктор, твоя позиция возле выхода, следи чтобы к нам не пришли гости с поверхности.

— Юра, надо выбираться, мы уже перевыполнили план. Это — Литринг, в тех склянках, что служили светильниками. Особый минерал: его очищают и делают из него осветители вроде твоего фиала. Он очень редкий, изредка попадается попутно с другими рудами. В банках, что здесь висели, его килограмма два, это минимум пятьдесят золота. Хватит рисков на сегодня. Забирай оба кристалла с троллей себе, а мы возьмём деньгами с выручки.

Молодой человек принялся обдумывать сказанное и с каждой секундой находил слова мастера всё более разумными. С момента его визита в это место вместе с Кассиопеей имелись тревожные изменения: монстры вели себя более собрано и дисциплинированно, особое беспокойство вызывал тролль — командир в тёмной броне.

— Туен, — зашептал Юра, — как дела с маной?

— Ровно на один раз, — ответила кореянка, — а после я пустая на сутки…

— Ясно. Пожалуй, на сегодня и правда хватит, — согласился Юра, — выбира…

Из прохода, в который пару минут назад ушли тролли с наполненными отбракованной рудой корзинами, раздались неторопливые шаги.


**


Вожак троллей неторопливо расхаживал рядом со входом в деревню. Периодически к нему подбегали соплеменники, докладывали обстановку и состояние полученных ранее приказов. Пока картина выглядела следующим образом: несколько диверсантов подошли через заросли со стороны оврага, обошли поселение с запада, убили собрата — дозорного на вышке на холме, а после расправились с дозорным возле ворот.

Командир оглядел дежурный отряд из десяти троллей вооружённых дубинами и массивными копьями с металлическими наконечниками. Те почувствовали в его взгляде недовольство и принялись нервно переминаться с ноги на ногу.

Потеряв интерес к подчинённым, тролль — командир задумчиво оглядел вышки и деревню.

«Убить дозорного ради хиртамиса?.. Ладно, допускаю. Убили, забрали кристаллы, ушли. Но зачем сложности со второй вышкой? Хотят застать врасплох один из отрядов, что прочёсывает местность? Смысл? Легче убить собирателей. Эхертомес зорангес! Моё текущее тело лучше прежнего, но мозги этой твари не приспособлены думать! Ладно, нечего ныть, в том проклятом подземелье было в пять раз хуже. Я получил завидное повышение из-за того фиолетового куска гоблинского дерьма».

Из леса показалась группа троллей, которые торопливой рысцой направились к поселению. Внимательный командир приметил, что отряд прибыл не в полном составе — одного тролля не хватало. Очень скоро монстры приблизились к воротам.

— Потери?

Один из монстров что-то виновато пробурчал.

«Ничего, пару месяцев и будете у меня докладывать по форме», — подумал командир и продолжил:

— Оризонг матанес! Похоже удача повернулась к нам нужным местом!

Двое из монстров несли под мышками тела людей, судя по всему живых. С головы одного из пленников на землю капала кровь. Один из троллей припал на колено и протянул командиру белый кристалл размером с мизинец. Тот принял его, с довольным видом осмотрел и убрал в мешочек на поясе. После оглядел захваченных попаданцев.

«Совсем мелкие и выглядят слабыми, вряд ли это они».

Один из подчинённых держал в руках два рюкзака, лук и длинный тонкий меч. Командир взял лук в руки, осмотрел, подёргал тетиву, а после оценил взглядом расстояние между вышками.

«Сомнительно», — подумал он и дал пришедшим новые указания:

— Раздеть и закинуть в яму, оставить только плащи. Обыскать снаряжение, хиртамис разбить, хиртамис с собратьев — разбить и доложить. И чтобы волос с их головы не упал, завтра передадим пленных командующему Аринтону.

При упоминании этого имени по стоящим рядом монстрам прокатилась волна чего-то похожего на трепет и благоговение.

Здесь внимание командира привлекло нечто другое. Из пещеры на другом конце поселения вышел собрат и принялся ссыпать в ящики рядом со входом принесённую руду.

Монстра в чёрной броне посетила какая-то мысль и он неуверенно направился ко входу в штольню. Но прошёл лишь метров пятнадцать, после раздумал и остановился. Ещё раз посмотрел на спокойно работающего шахтёра и направился обратно к воротам. Но здесь взгляд его приметил нечто на сырой земле. Глаза в прорезях шлема вспыхнули и монстр, торопясь, пошёл по ясно видимой цепочке следов, что очень слабо напоминали ступни собратьев. Тролль выгружающий руду замер и уважительно уставился на командира.

— Там всё в порядке? — строго спросил тот шахтёра, на что получил утвердительный кивок. Однако кивок этот никак не повлиял на сделанные выводы. Тролль-командир снял с пояса большой рог и окрестности огласил гневный призывный вой.


**


— Виктор, твой выход, — прошептал Юра товарищу и спрятался за корзинами с рудой.

Очень скоро в одном из проходов показались два тролля. Они замерли у выхода в пещеру и слеповато щурились, растерянно глядели в темноту.

— Аригах охонтер? — довольно громко спросил один из них у темноты.

Щёлк! — ответил ему Юрин арбалет.

Монстр получил тяжёлый дротик между глаз и осел на землю. Второй не понял, что произошло и всё ещё неуверенно вертел головой.

Юра взвёл арбалет и взглянул на Виктора, товарищ отрицательно мотнул головой. Арбалетчик ответил ему кивком и уложил второго тролля метким выстрелом. Задумка со световыми гранатами не понадобилась.

— Кристаллы и уходим, — скомандовал молодой человек, — после, стараясь не шуметь, подобрал карцибел и камни ментальной силы, оставшиеся после троллей. Судя по пустым корзинам, убитые были теми монстрами, что унесли куда-то отбракованную руду. Закончив, товарищи направились к туннелю, что вёл на поверхность. Медленно и осторожно пройдя извилистый отрезок пещеры, они вышли на «финишную прямую» — ту часть пути с которого можно было видеть свет выхода.

«Пропал, пропали…» — мелькнуло в голове у Юры, что сделал торопливый шаг назад, вернувшись за поворот прохода. Остальные попаданцы испуганно выглядывали из-за его спины.

Им навстречу, выставив перед собой тяжёлые башенные щиты, стеной шли три тролля, далее следовали два монстра с яркими факелами в руках, а за их спинами мелькала голова в чёрном шлеме. Но это пол беды, молодой человек увидел, как другие монстры торопливо баррикадируют выход из пещеры решётками из толстых прутьев.

Сердце упало. В двери разума настойчиво постучалась паника.

«Соберись тряпка! — раздался в Юриной голове голос Кассиопеи. — Перед тобой тысяча вариантов, и все они готовы заключить тебя в свои страстные объятья, если только ты не вставишь свой член в тиски страха и глупости…»

— Сволочь! — хмыкнул попаданец и коротко обратился к оцепеневшим от страха товарищам. — Назад быстро!

Отряд торопливо вернулся в помещение подземного зала. Молодой человек оглядел товарищей, от их прежней собранности не осталось и следа: Виктор стучал зубами, у девушек наворачивались слёзы.

«Странно, а почему я так спокоен? — удивился Юра, — а, не важно, действовать надо быстро, менее чем через минуту они будут здесь».

Он практически затащил растерявшихся товарищей в проход из которого вышли два последних тролля и скомандовал:

— Стойте здесь, я быстро.

После Юра направился к третьему выходу из зала, зашёл в него и начал прислушиваться. До ушей донеслись приглушённые удары железа о камень. Но здесь слух уловил другой звук — топот приближающихся с другой стороны монстров. Юра выскочил из прохода, торопливо вернулся к остальным и произнёс:

— За мной!

— Может поставим ловушку перед входом? — простонал Виктор.

— Никаких ловушек, пока постараемся остаться для троллей загадкой, — тихо произнёс молодой человек увлекая за собой остальных.

— Куда мы идём? — взволнованно спросила Туен.

— Нам необходимо найти место, где можно отсидеться. Дождёмся пока монстры успокоятся — раз, у тебя восстановится мана — два и нам необходимо спокойно разобраться в обстановке — три…

— Но мы же не знаем куда идём?

— Из третьего прохода доносится стук кирок, а сюда мобы уносили отбракованную руду. Я надеюсь для свалки они выбрали место попросторнее…

Несмотря на опасность, двигались попаданцы медленно и осторожно, тревожно вглядываясь как в темноту впереди, так и прислушиваясь к происходящему позади. Юра выставил вперёд арбалет, Виктор ощетинился своим коротким тёмным мечом. Идти было легко, а звуки шагов гасила земляная дорожка, насыпанная по дну пещеры. Пещера, по которой сейчас шли товарищи, была более грубой и извилистой чем та, что привела их в подземный зал с поверхности. Она петляла и порой заставляла идущих пригибаться под резко опускающимся потолком. По стенам было видно — проход расширяли и выравнивали, но лишь в самых проблемных местах, основательно поработали лишь над полом. Вдруг позади раздалась тяжёлая поступь и лязг щитов, на миг идущих нагнало мерцание факелов на стенах.

«Какого они попёрлить именно сюда, — возмутился про себя Юра, — почему не пошли проверять как дела у шахтёров?»

— Следы!.. — пискнула Алиса.

— Какие следы? — спросил Юра ускоряясь.

— Мы оставляем следы, — указала девушка на пол.

На слое высохшей земли, что скорее походила на смесь песка и пыли, за идущими оставались ясные отпечатки сапог.

- *****! — простонал молодой человек. — Быстрее! — прошептал он и прибавил ходу.

От преследователей отряд отделяло всего метров двадцать извилистой пещеры, но и тролли шли медленно и осторожно.

Ускорившись, попаданцы быстро оторвались от преследователей. Внезапно туннель выпрямился и пошёл под откос. Около тридцати метров отряд шёл почти по прямой и немного вниз. Впереди замаячил довольно яркий для усиленного настойкой ночного видения огонёк. Замедлились. Юра вскинул арбалет, но очень скоро стало понятно, что на стене закреплена стеклянная ёмкость со светящимися минералами.

Свет оказался кстати, ведь имелся солидный шанс падать далеко и долго. Удивлённые увиденным товарищи остановились.

Они стояли перед бездонной шахтой около тридцати метров в диаметре, и что странно, шахтой очень правильной формы, уходящей в бездну исполинской трубой. Не было видно даже намёка на её дно. Но и тупиком шахта не являлась. Вдоль неё был вырублен довольно широкий серпантин. Поражённые попаданцы разглядели зияющие входы в три пещеры — напротив, слева и справа.

Позади раздался шум шагов и мерцание факелов: прямой отрезок туннеля ясно дал понять: преследователи никуда не делись.

— Песка нет… — кивнул Виктор на пол. — Что делаем, лампу забираем?

— За мной и ничего не трогать, — прошептал Юра и опасливо вышел на небольшую площадку перед бездной, а после, по идущему вокруг провала выемке-серпантину, начал обходить опасное место. За ним потянулись и товарищи.

— Туда, — указал молодой человек на зияющий темнотой проход с другой стороны провала.

Опасливо прижимаясь к стене, отряд минул вход в одну из боковых пещер и добрался до цели. Времени удивляться не было, однако все заметили, что теперь перед ними вовсе не вход в естественную пещеру, а довольно искусно вырубленный рукотворный туннель.

— Сидим здесь, наблюдаем, — скомандовал Юра. — Виктор пройди по туннелю метров десять и установи позади нас ловушку.

Мастер кивнул. Выставив вперёд меч, он осторожно направился по гладкому каменному полу вглубь туннеля.

Из прохода на другой стороне показались тролли. Трое монстров с башенными щитами вышли вперёд, остановились и сомкнули щиты, создав импровизированную стену. Монстры позади зажгли от старых факелов пару новых и подняли их повыше, отчего тревожный свет выхватил из темноты почти весь куполообразный потолок зала. Поверх щитов Юра заметил уже виденный ранее чёрный шлем. Монстры принялись о чём-то переговариваться.

«Попробовать снять командира… — размышлял лежащий на камне арбалетчик, — ага, так я его шлем и пробил… на вид броня недурная, в этом мире хватает материалов покрепче стали. Вот только если они направятся к нам стоит дать бой, ведь не ясно чем заканчивается туннель позади. Думаю начну с разрывного дротика. А может не стоит… Стоп, серпантин круговой, если они пойдут к нам всем отрядом, то можно попробовать обежать их по другой стороне. А смысл? Выход на поверхность закрыт. Ждать, однозначно ждать».

Однако неясная тревога внутри попаданца настойчиво нашёптывала: пусть торопиться не следует, но и задерживаться в этом месте тем более не стоит и что монстр в тёмной броне сумеет выдумать неприятности на их голову.

«Уходят?..»

И действительно, первым развернулся и пошёл назад командир, седом направились факелоносцы, последними, медленно пятясь, зал покинули щитоносцы.

Со стороны Алисы и Туен раздались облегчённые выдохи, а после девушки тихо расплакались.


**


Прошло около получаса, все немного успокоились. Даже Алиса и Туен, что поначалу хотели отдаться безысходности, почему-то не смогли насладиться самобичеванием на полную. Виктор задумчиво расхаживал перед выходом, поглядывая в бездонную темноту провала, а Юра думал бесплодные думы.

«Необходимо больше информации, — подытожил он, — место в котором мы сейчас находимся довольно глубоко под землёй, вряд ли отсюда найдутся выходы на поверхность, но вот пещеры, в которых тролли добывают руду, посетить очень стоит. Действия эликсира ночного видения закончится часа через два, с собой у нас ещё шесть бутыльков, но их не обязательно пить всем вместе, к тому же после третьего или четвёртого приёма эффект эликсира снижается почти до нуля, необходим недельный перерыв. Ладно, нечего рассиживаться».

— Тролли не стали обыскивать это место, но это не значит, что его не стоит обыскать нам, — обратился Юра к остальным и с благодарностью оглядел товарищей.

Как ни странно, но положенной истерики на тему: «из-за тебя нас теперь будут немного убивать и чуть-чуть резать на части!» пока не случилось, да и похоже не особо предвиделось.

Виктор кивнул и изложил свои соображения:

— Печально, но единственное с помощью чего мы можем убить тролля, это Юрин арбалет. Мои ловушки способны им разве что ступни подпалить. Сколько у нас осталось болтов?

По пути сюда товарищи периодически передавали Юре дротики, которые несли в своих рюкзаках.

— Дротиков у нас достаточно: осталось сорок два боеприпаса, двадцать семь из них ударные, пятнадцать с различной начинкой. Есть три разрывных, в крайнем случаем ими можно будет попробовать разрушить баррикаду на выходе и после проскочить в невидимости, но подобное — самый крайний случай.

— У меня с собой есть чистые свитки, я могу попробовать написать свиток групповой иллюзии, он может помочь, — слабым голосом сообщила Алиса.

— Увы, но тролля мне пока под контроль не взять, — вздохнула Туен, — я поняла это, как только увидела их.

— Хорошо, — произнёс Юра и встал с каменного пола на котором сидел. — Предлагаю следующий план действий: необходимо оперативно, но осторожно изучить содержимое коридоров. Что-то мне подсказывает, тролли не станут нас искать пока основательно не подготовятся, вероятно попытаются воспользоваться помощью других монстров. Второе, как закончим осмотр, вы отдохнёте, а я отправлюсь изучать подземелье. Мои навыки словно созданы для этого…

Виктор предложил:

— Давайте начнём осмотр отсюда, по крайне мере из этого туннеля на нас пока никто не напал. Я установлю на входе сигнальный барьер, если кто-то минует его, мы будем в курсе, вот только держится он всего два часа.

— О, отлично, — кивнул Юра, — действуем.

Неудачи неудачами, печали печалями, а то, что в пещерах могут таиться опасности и помимо троллей, молодые люди не забывали не на секунду.

Виктор закончил с барьером и отряд, держа оружие наготове, двинулся по просторному коридору метра три на три шириной. Название «пещера» с этим местом не вязалось. Пройдя около двадцати метров, товарищи остановились. То, что туннель познал резец камнетёса было ясно и до этого, но такое! Проход резко перешёл в прямоугольный коридор с идеально ровными стенами, потолком и полом.

— Это что угодно, но не кирка троллей… — подытожил Виктор.

— Может гномы? — предположила Алиса.

— Ага, с лазерными резаками… — провел мастер ладонью по идеально ровному камню.

— Нет в этом мире никаких гномов, тут и без гномов всякой шизы хватает, — проворчал Юра и направился дальше.

Опасливо ступая по гладкому полу, товарищи преодолели ещё метров двадцать ровного как полёт стрелы туннеля. После возникла новая остановка. Туннель закончился выходом в большой зал и попаданцы в нерешительности остановились. Излучения брошек, закреплённых на шлемах, не хватало чтобы разогнать темноту, но то, что место занятное, стало ясно сразу. Стоящие в проходе увидели два ряда массивных колонн, что начинались метров за десять от выхода, а после тонули во мраке. Массивные, более метра в обхвате, колонны поблёскивали опоясывающими их золотыми кольцами и темнели рельефом неведомых рун. К этому, на полу валялся непонятный, полуистлевший хлам.

Виктор снял рюкзак и принялся что-то доставать из него.

— Я думаю пользы от света будет больше чем вреда, — прокомментировал он и извлёк из рюкзака один из сосудов прозрачного стекла, что служил троллям светильником.

Минералы внутри давали не сильно много света, но для усиленного эликсиром зрения сосуд равнялся мощной лампе. Свет разогнал темноту и взору открылась большая часть подземного зала. После мастер извлёк на свет моток бечёвки и обратился к Алисе:

— Предлагаю задействовать твой посох не по назначению, — улыбнулся он.

Забрав у целительницы посох, Виктор принялся закреплять сосуд на одном из его концов, остальные тем временем оглядывались. Зал оказался большим, но не необъятным. По центру, на расстоянии метров пятнадцать друг от друга, шли два ряда колонн, словно приглашая проследовать в таинственное дальше. Там, ближе к полу, металлическими бликами засверкали непонятные пока кольца.

— Смотрите, на стенах фрески! Такие красивые! — восхищённо заметила Туен, когда Виктор поднял светильник над головами товарищей.

— Это не фрески, — это Церетели баловался, — оглядел Виктор огромные изображения.

Юру тем временем больше интересовал непонятный хлам на полу. Он прошёл немного вперёд и наткнулся на полуистлевшие человеческие останки. В стороне от них лежал ржавый зазубренный меч.

— Пойдём на ту сторону? — спросил Виктор?

— Да, пожалуй, там что-то странное в стене, — согласился Юра и указал арбалетом на непонятные блестящие круги.

Девушки позабыли об опасностях и восхищенно оглядывали изображения на стенах и колонны поддерживающие потолок. Ряды глубоких тёмных символов на камне колонн разделяли утопленные в поверхность кольца солнечного металла. Более практичные молодые люди изучали разбросанные по залу остатки людей и лежащее рядом оружие, щиты и шлемы.

— Некоторых словно разорвало на части? — заметил мастер. — Очень надеюсь, что это очередные Админские декорации…

Зал оказался не особо длинным, по крайне мере после тех огромных залов, что Юра во множестве повидал в «Улье». Пройдя метров шестьдесят, товарищи оказались перед чем-то странным. В ровную гладкую стену был встроен здоровенный металлический диск метров двух в диаметре. Состоял он из множества колец покрытых замысловатыми символами. Кольца поблёскивали металлами самых разных оттенков, от платинного до почти чёрного. Чуть отступая от круга, в стене виднелись три металлические блямбы с непонятными отверстиями с палец толщиной. А в самом центре, на металле был выдавлен отпечаток руки, словно кто-то надавил ладонью на остывающий после плавки металл.

— Ну, хуже ведь точно не будет, — произнёс Виктор и потянулся приложить руку к центру.

Юра в запрещающем движении схватил его руку своей.

— Давай для начала осмотримся, — чуть извиняясь за грубость, попросил он товарища.

Мастер кивнул.

Раздался голос Алисы, что внимательно изучала диск:

— Я узнаю некоторые руны, даже не некоторые, все. Например, на золотом диске нанесены символы абсолютных состояний и их переходов, а если читать от крайнего диска, сначала идут руны элементов — это вроде таблицы Менделеева, далее обедняющие силы, после основные жизнеобразующие, за ними свет разбитый на спектр. В общем, от края к центру идёт обобщение. Всего семь кругов. Предпоследний круг — свет и тьма, а под рукой в центре стоит руна «Целое».

Алиса дотронулась до одного из колец и потянула его. Кольцо с мелодичными щелчками прокрутилось по кругу. Товарищи охнули: все как один кольца поменяли свои цвета.

— Вот она — беспечность людей не летавших на респ, — вздохнул Юра, — когда-нибудь что-то покрутите и вылезет куча желающих крутилки повыдёргивать…

Алиса виновато потупилась и в оправдание сказала:

— Это точно ребус, диски вероятно надо выставить правильно и тогда что-то да откроется.

— Откуда ты всё это знаешь? — удивился Виктор, — про руны и прочее.

— Вечно ты всё пропускаешь мимо ушей, — вспылила Алиса, — я тебе двадцать раз рассказывала, что этими символами рисуются магические свитки. Я их, между прочим, год изучала!

— Ну, я же их никогда не видел, — насупился Виктор, — откуда я знаю, что это они.

— Я тебе их показывала! Просто ты никогда не слушаешь, что я говорю, вот и всё!

Молодые люди отчего-то принялись ругаться на ровном месте.

— Не обращай на них внимания, — прошептала Туен удивлённому Юре, — они уже полгода встречаются, но как-то безрезультатно, — хмыкнула кореянка.

Спор стих и попаданцы принялись обходить зал вдоль стен, рассматривая огромные фрески. Первая слева картина изображала коронацию молодого правителя. Действо происходило в огромном, заполненном людьми зале, вот только выглядел антураж как-то странно, не по земному, словно иллюстрация из научной фантастики. Заодно стало ясно, что изображения не нарисованы, а выложены разноцветными кусочками стекла и металла размером с мелкую монету. А может и не стекла, а самых настоящих минералов, до того красиво мерцали изображения в свете импровизированного светильника.

— Меня от этого морозит, — недовольно скривился Виктор на четвёртой фреске.

Что именно? — не понял Юра, рассматривая картину с бескрайним зелёным полем. На переднем её плане стояли смотрящие вдаль мужчина и женщина. Женщина держала на руках ребёнка, что повернул голову через её плечо и смотрел на попаданцев необычайно живыми голубыми глазами.

— Да от этого, — недовольно ткнул мастер в синее небо, и товарищи обратили внимание на летящую в высь космическую ракету. Впрочем, это была не первая фреска породившая много вопросов.

В углу зала попаданцы увидели полусгнившую конструкцию напоминающую строительные леса, край мозаики возле неё был разбит, или точнее целенаправленно сколот.

Вокруг лежало сразу несколько иссохших, похожих на мумии тел, что, впрочем, молодых людей не пугало совершенно. Местная нежить выглядела по-иному и полусгнившие трупы в этом мире за пивом не ходили.

— Я знаю, что здесь произошло, — произнёс Виктор. — Останки людей на полу вовсе не антураж. Фрески и сам зал творение Администраторов, а лежащие на полу — отряд Чёрных искателей приключений. Они пришли сюда ради ценных материалов, — мастер указал на испорченное изображение, — и по их душу заявился Инквизитор тени и вот они — иссохшие трупы… Судя по останкам, события эти произошли лет так пятьдесят назад.

— Что за Чёрные искатели приключений и Инквизитор тени? — подивился Юра.

— Ну, я удивлён, что ты не знаешь о первых… Чёрными называют искателей приключений, что действуют на грани дозволенного, а то и просто как последние вандалы, активно пользуясь некоторыми «багами» и допущениями системы относительно местных. Например, воруют предметы у монстров, промышляют вандализмом Админских творений, крысят лут у заблудших и том же духе. Им, кстати, многое сходит с рук. Однако, когда они сильно наглеют по их души может прийти Инквизитор тени. Что или кто это я не знаю, как-то слышал разговор двух работников гильдии — местных. Они разговаривали о подобном случае и упоминали «Инквизитора».

— Возможно всё так и было, — согласился молодой человек и поставил галочку обсудить услышанное с Женей.

Товарищи закончили осмотр фресок, их содержание с одной стороны поразило их, а с другой прояснило назначение зала и странного металлического диска.

История, поведанная прекрасными мозаиками, оказалась совсем не фантазийной. Попаданцы узнали страшную и печальную историю правителя, что единолично правил технически развитым народом и в течении всей своей жизни вёл его к процветанию. Этому периоду и была посвящена фреска с зелёным полем и счастливыми родителями. Но вот в дверь к правителю постучалась старость, да и смерть похоже была не за горами. Люди похожие на учёных предложили ему выбор — особый препарат возвращающий молодость и продлевающий жизнь. Требовалось малое — жизни людей, из тел которых этот препарат создавался. Правитель согласился, старость отступила. И вопреки законам жанра государство не стало жить хуже, лишь несколько сот человек в год гибли ради омолаживающего препарата. Прошли десятилетия и правителя сразила странная болезнь. Всё было бесполезно в её лечении. За несколько лет мучительной болезни он увял и умер. Предпоследняя фреска пугала. На ней сжавшийся от страха человек висел во тьме и наполненными ужасом глазами смотрел на чёрные силуэты что окружили его и были куда темнее тьмы вокруг. На последней фреске этот же человек, скованный цепями, что, казалось, стремились разорвать его тело на части, сидел на коленях посреди цилиндрического зала.

— Интересно, это фантазии Админов? — спросила Алиса.

— Да уж, фантазии… вроде тех, что забросили нас на эту планету или точнее мир, — скривился Виктор. — Я знаю, что за той дверью, — указал мастер на металлический диск в стене, — там, заключённый в тело РБ, мучается хрен, что не захотел помереть как полагается. А мы, волей случая, нашли бонусного босса…

— Что за бонусный босс? — удивилась Туен.

— Когда обычного босса убивают, — начал Виктор, — через некоторое время он возрождается. Бонусный босс умирает лишь один раз. Надо ли говорить, что подобные боссы редкие и обычно хорошо запрятанные. Один их поиск отдельный, весьма трудный квест.

Алиса возмутилась:

— Это всё ужасно, заставить кого-то страдать ради того, чтобы кто-то выполнил глупый квест!

— Не такой уж и глупый, — возразил мастер. — И передавая себя в руки тьмы, будь готовым, что она будет распоряжаться тобой как захочет…

— Бонусные боссы очень редкие, — засомневался Юра. — Но пусть даже он обычный, важно то, что рядом может стоять портал в город…

При слове портал, товарищи встрепенулись. Предположение имело право на жизнь.

— Это точно бонусный Босс, — скривился Виктор, — я уверен. Не будут ради обычного создавать подобное: я имею ввиду не зал с колоннами, а историю на фресках. Да и место в которое его упрятали… Хрен найдёшь. Мало найдётся дураков, что полезут в шахту к троллям. Хотя может и найдутся, но не в этом месте, уровни не те. Вот только подобные боссы могут быть как первого, так и сотого уровня независимо от места, в котором запрятаны, и они обычно до жопы сильные.

— Сильные, не сильные, убьём — посмотрим… — ехидно скривился арбалетчик. — Ладно, ладно, я шучу, — замахал Юра руками. — Пока поступим следующим образом. Первое, этот зал тупиковый, мы в нём уязвимы. Второе, пока действует настойка, необходимо осмотреть другие коридоры. После отдохнём и поедим у провала, так чтобы видеть вход в это место. Нам необходимо выждать хотя-бы четыре часа перед приёмом следующей порции зелья. И приму его пока только я… так как после пойду на разведку, посмотрю, что творят монстры, а вы пока попробуете открыть дверь к РБ. Будем цепляется за все шансы… Возражения — предложения?

— Нет возражений — предложений, — внезапно бодро отрапортовала Туен, словно забыла в какой заднице они находятся. — Ну, мы же ещё живы, да?.. — улыбнулась кореянка на вопросительные взгляды товарищей.

— Смерти нет, но ведь это не повод относиться к жизни спустя рукава… — вспомнил Юра слова Кассиопеи и улыбнулся.

После товарищи направились прочь из зала.


***


— Наша главная проблема — вода, — задумчиво произнёс Юра и отправил в рот кусочек шоколадки из сухпайка, — у нас всего по литру на человека. Поэтому пить и есть следует как можно меньше: ровно столько, сколько требуется чтобы сохранять бодрость и силу, но не крошкой больше.

— А почему есть меньше? — удивилась Алиса.

— Еда — палка о двух концах. Чем больше ты съешь, тем больше сил организм бросит на переваривание, короче бегать от троллей с полным желудком плохой вариант. Заодно, усвоение и переваривание пищи — цепочка сложных химических реакций для которых нужна вода. В повседневности оно не сильно важно, но в экстремальных ситуациях приобретает смысл.

— Откуда ты всё это знаешь, на курсах вроде такое не рассказывали? — удивилась Туен. — Наверно раньше увлекался здоровым питанием? — тут кореянка что-то вспомнила и хмыкнула.

Молодой человек скривился и осторожно потрогал затылок.

— И на курсах рассказывали, просто вы не запомнили. А мне объяснили отдельно и очень доходчиво…

Сейчас попаданцы устроились в большом зале с колоннами, обедая при свете конфискованных у троллей светильников. Полчаса назад они закончили осмотр проходов, попасть в которые можно было с парапета вокруг бездонного провала. Их содержимое товарищей озадачило, пусть и дополнило общую картину этого места. После Виктор с девушками вернулся в большой зал, а Юра отправился исследовать шахты. Вот только разведывательный поход продлился недолго и слегка подпортил настроение. Выяснилось, что монстры поставили в пещере — развилке караул и надёжно закрыли выход принесёнными с поверхности деревянными решётками.

Виктор поправил несуществующие очки и задумчиво произнёс:

— Рядом с труднодоступными рейдовыми боссами обычно стоит кольцо портала, вот только пока босс жив — портал неактивен. А боссы те ещё куски геморроя: им недостаточно повредить жизненно важные органы, в игровой терминологии необходимо надамажить и надамажить солидно…

— А какая награда с особого босса? — спросила Алиса.

— Без понятия, — пожал плечами мастер и посмотрел на Юру.

— Я со своими убивал семнадцать из тридцати рейдовых боссов «Улья» и ещё одного за пределами города. «Ульевские» в плане трофеев унылы: мы получили с них магические предметы низкого ранга, которые продали, так как наша стратегия снаряжаться предметами от средних и выше. С РБ за городом выпал кинжал, что висит у меня на поясе — высокоуровневый предмет с привязкой. В остальном знаю лишь то, о чём болтают в тавернах… — ответил молодой человек на вопросительные взгляды.

— А если мы откроем дверь, он на нас сразу нападёт? — спросила Туен.

— Не должен, — ответил Юра чуть подумав, — здесь вроде всё строго: РБ начинает атаковать либо в ответ на чужую атаку, либо, когда дистанция до него меньше чем десять — пятнадцать метров.

— Ну так что, пойдем покорять дополнительные залы? — спросил Виктор, доев галету.

Юра поёжился от воспоминаний об увиденном чуть ранее.

— Нет уж, — произнёс он, — давайте обыщем этот зал: третий ключ должен быть где-то здесь. Если он конечно есть…

Товарищи кивнули. Судя по всему, требовалось не только установить в правильное положение шесть колец, но и вставить в отверстия вокруг диска три специальных ключа. Один из этих ключей попаданцы совсем недавно видели, вот только лезть к нему пока не решились…

Алиса предложила:

— Может я и Туен займёмся дверью, а вы обыщите зал?

Юра возразил:

— Разумнее сначала получить все три ключа, установить их в пазы, посмотреть, что произойдёт, а уже после подбирать положение дисков.

Чуть подумав, товарищи кивнули. Настойка ночного видения с полчаса как закончилась, поэтому попаданцы вооружились светильниками троллей и принялись дотошно обходить зал, рассматривая и вороша полуистлевшие останки. Кожаная броня погибших много лет назад людей сохранилась довольно хорошо, однако была непригодна из-за хрупкости пересохшей кожи.

Очень скоро молодые люди осознали, что попали в весьма рыбное место, портило делянку лишь наличие «рыбинспекции» на выходе. Среди останков было найдено некоторое количество местных денег и три магических артефакта — два кольца обнаружения магических ловушек и браслет обострения восприятия. Кольца оказались низкого ранга, а вот браслет среднего, подобный сейчас носил Юра. Одно из колец представляло собой особую ценность, так как являлось предметом, созданным не Системой, а местными мастерами. Местный баланс позволял одновременно использовать лишь пять магических предметов, но посторонние Системе артефакты из этого ограничения выпадали. Поэтому арбалетчик кольцо у Туен конфисковал и немедленно надел на палец, очень скоро оно могло пригодиться. Браслет распределили на Виктора. Мастер, надев артефакт, немедленно начал ошарашенно оглядываться: мир заиграл перед ним новыми красками. Второе кольцо было отдано Туен, как более активному члену команды.

— Сколько он стоит? — восхищённо разглядывал серебристый браслет на своём запястье Виктор.

— Тридцать — тридцать пять золотом, — пояснил знающий цены Юра.

— М-да, — протянул мастер, — подобный браслет низкого ранга стоит всего две золотых монеты, но для нас и это огромные деньги. Мы просто обязаны выбраться из этого места и вынести трофеи без потерь!

— А сколько стоит подобный браслет высокого ранга? — поинтересовалась Алиса.

— Высокого — примерено тысячу золотых, высшего пять — шесть тысяч, — отрапортовал Юра.

— Сколько!? — охнули молодые люди.

— Вы не знали? — подивился Юра и после улыбнулся. — Целительнице из моей команды в один из первых месяцев в этом мире подарили посох — артефакт высшего ранга, точнее не подарили, а передали. Подобные жесты контролируются хранителями. Когда мы узнали сколько он стоит — охренели не по-детски.

— О, вот поясни мне, — «проснулся» Виктор, — я слышал, что артефакты высокого и высшего ранга в 99 % случаев имеют привязку, но ведь они продаются в магазинах магического снаряжения и на аукционе?

— Здесь нет особых проблем, — понял суть вопроса Юра, — важно понять логику хранителей. Если вещь тебе действительно нужна, никаких препятствий в её получении не будет, ещё и квестик денежный подкинут. Если же обладание пойдёт во вред — жди палок в колёса. Но и бросаться в крайности здесь не стоит, взять, например, мой арбалет: пользуюсь и бед не знаю. Однако, по первой набрал разрывных дротиков и устроил мобогеноцид на восьмом этаже — «совесть заболела» очень быстро. С тех пор больше трёх таких с собой не ношу… И, кстати, покупка — это ерунда, сложнее продать привязанный предмет. Ведь стоит пройти через кольцо портала, и привязная вещь материализуется рядом с тобой, где-бы до этого не находилась. Обычно, когда у тебя появляется более сильный аналог, Хранители привязку убирают, тогда и продают.

— Нашла! — раздался радостный крик Туен, что осматривала колонны рядом с беседующими молодыми людьми.

Девушка держала в руках чёрный металлический «гвоздь» сантиметров двадцати длиной. Он оканчивался шаром размером с мячик для гольфа — тёмным и покрытым серебристыми прожилками.

— Точно он, — удовлетворённо кивнул Юра, — шляпка напоминает расходные магические предметы. И это, Туен, не кричи так пожалуйста…

— Извини, — смутилась кореянка.

— Попробуем вставить? — спросил Виктор.

— Вряд ли один ключ что-то изменит, но попробовать стоит.

Товарищи подошли к двери. Ключ имелся один, а вот отверстия три… И этого оказалось достаточно чтобы вызвать у Юры паралич мозга. Остальные попаданцы какое-то время молчали, так как уже привыкли доверять своем временному командиру.

— Верхнее, — подсказал Виктор. — Могу предположить, что в левое отверстие следует вставить ключ из левого зала, а в правое из правого. По этой логике тот ключ, что сейчас у нас правильнее вставить в верхнее отверстие. Если конечно нет других версий…

— Да, пожалуй, — кивнул Юра и передал мастеру артефакт.

— Почему я? — удивился Виктор, подозревая подвох.

— А ты сможешь подсадить меня до верхнего отверстия?.. — хмыкнул Юра.

Девушки сдержанно засмеялись: низкорослый арбалетчик ощутимо не доставал до «замочной скважины».

Мастер вздохнул, встал на цыпочки и с трудом достав до цели, вставил ключ в отверстие.

Боммммм… — прокатился по залу раскатистый неземной звук.

Попаданцы напряглись, сжались и ощетинившись оружием, ожидали атаки неведомых тварей. Подобные звуки часто фигурировали в историях вроде: «Мы дернули то, раздался звук гонга и пришёл он — трандец!» Но вот прошла минута, а ничего не изменилась.

— Смотрите, свет! — указала Алиса на вставленный «гвоздь».

В тусклом свете светильников все заметили, что «шляпка» ключа слабо засветилась.

— Пятой точкой чую — вставили бы неправильно, сейчас бы отдувались от какой-нибудь штрафной хератени, — скривился Юра. — Ну что, вперёд, портить здоровье?

Девушки кивнули, Виктор вздохнул и полез в рюкзак за эликсирами ночного видения.


**


Чернеющая бездна провала вызывала невольный страх и уважение. Идя по краю, молодые люди не могли понять каким образом они столь смело бегали в метре от края не огороженного серпантина несколько часов назад. И вот сейчас отряд стоял у левого, если смотреть от входа с поверхности, прохода. Они уже побывали здесь примерно час назад и знали: после сравнительно короткого коридора, их ждёт зал примерно двадцать на двадцать метров. И всё прекрасно в этом зале, кроме покрывающей всё и вся липкой беловато-серой паутины. Она причудливыми переплетениями соединяла пол, потолок и стены и заодно тревожными незакреплёнными нитями свисала сверху.

Товарищи в нерешительности застыли перед переплетением натянутых нитей, с которых свисали лоскуты похожие на обрывки белых целлофановых пакетов. Виктор достал меч и кивнул Юре. Арбалетчик поднял оружие на изготовку, Алиса и Туен отошли за его спину. Мастер размахнулся и попытался разрубить одну из толстых нитей, но та и не подумала рубиться — она вытянулась, истончилась и заодно накрепко прилипла к острому лезвию. При попытке освободить оружие путём отступления и натяжения нити, выяснилось, что тянется нить до определённого предела, а после становится упругой и жёсткой словно стальной тросик. Резаться при этом паутина и не думала.

— Дела, — задумчиво произнес Виктор, кое как отодрав нить от меча. — Что делать то будем? — растерянно спросил он у товарищей.

Внезапно вокруг стало темнеть, казалось эффект эликсира ночного видения начал быстро сходить на нет. Виктор запаниковал, вставил меч в ножны и быстро вынул из рюкзака банку-светильник, что моментально резанула по глазам, но тьму при этом не разогнала. Юра взглянул на пол, казалось от него исходил тёмный туман.

«Я знаю, что это! — мелькнуло в его голове, — и хуже того, я знаю кто это…»

— Бежим? — стуча зубами от страха, спросила Алиса.

— Нет, — твёрдо произнёс молодой человек, — стоим, только отойдём немного назад.

Тьма тем временем сгущалась, неумолимо поглощая свет излучаемый минералами в стеклянной ёмкости.

— Виктор, убери банку, она не поможет. Что-бы разогнать эту гадость необходима вспышка очень яркого света. Чуть отойди и приготовь оружие к бою. Алиса, Туен, стойте за нами. А, главное! Виктор сигнальный барьер перед паутиной, как только сработает, кричи!

Мастер торопливо выставил вперёд руку. Проход перед ним закрыло натянутой матовой плёнкой, но видел созданный барьер лишь он один. Стоило чему-то или кому-то пересечь его, как заклинатель получал сведения о нарушителе. Имелся и недостаток. После создания этого барьера, исчез тот, что был установлен на выходе с поверхности.

Виктор посмотрел на Юру, которого неумолимо заволакивал чёрный туман. Секунду назад он перещёлкнул на смену ударного дротик с тремя белыми полосками на корпусе. Одной рукой арбалетчик держал перед собой оружие, а в другой сжимал фиал, пока закрытый. Прошла секунда и сцена погрузилась в неприятную, почти осязаемую тьму.

Раздался чуть дрожащий от волнения голос Юры:

— Когда Виктор закричит, все закрывайте глаза!

А после мир погрузился в темноту, которую разбавляло сопение и стук зубов четырёх взволнованных попаданцев. Время текло медленно. Но, тем не менее, когда Виктор вздрогнул от внутреннего толчка, сообщившего что барьер пересекает нечто, ему показалось, что с момента как погас свет, прошло мгновение.

— Барьер! — заорал мастер, делая шаг назад и выставляя перед собой меч.

Однако Виктор совершил ту же ошибку, что когда-то совершил в похожей ситуации Юра — позабыл, что необходимо зажмурится. В глаза ему ударил мощнейший световой поток, полностью лишив зрения. От шока он снял одну из рук с рукояти меча и принялся тереть глаза. Рядом щёлкнул арбалет, по залу покатился раскатистый треск молний, запахло озоном и чем-то палёным, следом за щелчком первого выстрела раздался второй, после в уши ударил крик Алисы. В лицо полыхнуло жаром, воротник мастера схватила чья-то рука и потащила его к выходу. Лицо закусал невыносимый жар. Как-то сразу перестало хватать воздуха.

Попаданцы пулей выскочили к провалу, повернули за поворот, отбежали подальше от входа и кашляя и отфыркиваясь, принялись приходить в себя.

— Виктор? — тряс товарища Юра, — Ты как? Ослепило? Надо восстановит барьер у спуска.

— Вот так полыхнуло, как бензин! — охала кореянка. — А эту тварь похоже прикончил ещё первый выстрел.

— Это вряд ли, — сомневался арбалетчик, — они живучие. Но теперь уже точно всё поглотило пламя.

Наконец глаза пришли в норму, и мастер виновато и чуть обиженно спросил:

— Так что там было?

— Паучища, — зашмыгала Алиса, — я чуть бельё не намочила… — призналась шокированная целительница и со страхом посмотрела на проход из которого валил дым, что собирался клубящимся облаком под сводом над провалом.

— Я надеюсь мы здесь не угорим, — трогая опаленные брови, произнёс Юра.

А произошло следующее. Стоило Виктору сообщить об опасности, как арбалетчик открыл крышку фиала и развеял враждебную магию. Контролируя процесс, он быстро загасил слепящий свет и всадил заряженный электричеством болт в тушу огромного паука, что крался к попаданцам, ловко раздвигая паутину. Однако одного болта стрелку показалась недостаточно, и он всадил в дергающуюся тушу второй — зажигательный. Стоило пламени появиться, как паутина в зале вспыхнула словно была пропитана селитрой.

— Дым перестал идти, — указал Юра на вход в туннель, — видать горело сильно, но быстро.

— А большой паук то был?

— Среднячковый, где-то полтора на метр, магическая тварь…

— Уясе средничковый! — скривился мастер.

— Барьер поставь, копуша, — улыбнулся Юра. — На самом деле всё прошло очень удачно, разве что слегка незапланированно…

Виктор сделал обиженное лицо и в сопровождении товарищей пошёл к выходу на круг.

— Я потратил больше трети маны, — сообщил он закончив с барьером, — желательно часок восстановиться. Может пока сходим в правый проход? — предложил он.

— Не, давайте сначала посмотри, что там внутри, любопытно очень, — запротестовала Туен.

Дым перестал валить из прохода совсем, товарищи выждали ещё минут десять и направились в пахнущий гарью и усыпанный хлопьями пепла туннель. Но чем дальше они продвигались, тем меньше становилось пригодного для дыхания воздуха и больше не выветрившегося дыма. Из-за этого пришлось выйти и устроить получасовой привал. Наконец попаданцы оказались в том месте, где примерно сорок минут назад проход перегораживала непреодолимая паутина.

Юра поднял кристаллы, лежащие у входа.

— Маленькие, но такие яркие, — подивилась Алиса кристаллам в Юриных руках.

Шарики чуть больше горошины, светились красным и синим огоньками.

— Карцибел и камень ментальной силы высокого качества, — пояснил Юра. — Ещё раз замечу, что нам повезло, этот паучина запросто мог задать нам жару…

— Смотрите, там ещё, — приметил Виктор новую пару светящихся горошин.

— Добро пожаловать на «Поле чудес», — проворчал арбалетчик, — в финальном раунде вам предстоит сразиться с шестью десятками разгневанных троллей…

— Это не поле чудес — это «Форт Бояр», не иначе, — поправил Виктор.

Попаданцы стояли в центре зала и оглядывали покрытый пеплом пол на предмет трофеев, но похоже зал охраняли всего два паука.

— Нам туда, — указала Туен на каменную стойку в конце зала. На ней действительно лежал второй заветный ключ.

Товарищи осторожно приблизились к цели.

— Виктор, возьми его пока себе, а то перепутаем ненароком, — попросил Юра.

Мастер кивнул и чуть повозившись, убрал «гвоздь» в рюкзак.

— Я боюсь идти во второй зал, — захныкала Алиса.

— Я тоже, — морщась произнёс Юра, — я, между прочим, насекомых ещё с детства боюсь…

— Вы просто не знаете, как их готовить… — улыбнулась Туен, глядя на кислые лица товарищей.

Те вздохнули и отряд направился покорять правый зал.


***


Второй зал походил на первый размерами, но отличался своей сутью. Сейчас молодые люди стояли на небольшом пятачке перед подобием бассейна, границы которого совпадали со стенами этого места. На другом конце зала виднелась каменная стойка, на которой лежал недостающий ключ.

Блестящей тёмной массой в бассейне копошилось несметное количество насекомых похожих на крупных сороконожек. Юра, Алиса и Виктор побледнели от вида копошащейся массы, а вот Туен смотрела на препятствие почти безразлично.

— И как нам добраться до ключа? — упавшим голосом спросил Виктор.

Товарищи уже думали над этим вопросом при первом посещении зала, но как пересечь двадцатиметровый бассейн, заполненный насекомыми, они не знали.

Молчание прервала Туен.

— Вообще обычные многоножки не сильно опасны, разве что место укуса может немного покраснеть.

— Где ты видишь обычных многоножек? Эти похожи на сколопендр, а у тех даже тело выделяет слабый яд… — с отвращением посмотрел Виктор на бурлящую массу насекомых сантиметров двадцати длиной. С их хвостов торчали небольшие иглы, а на голове виднелись вызывающие нехорошее предчувствие челюсти.

— Это вообще насекомые? — продолжил мастер. — Как они выживают здесь без еды? Жрут друг друга? Или это магические создания?

— На диете из попаданцев… — предположил Юра.

Туен вздохнула, взяла у Алисы её посох и подойдя к краю бассейна, осторожно погрузила его в живую массу. Полутораметровый шест скрылся почти полностью, на поверхности остался лишь набалдашник. Кореянка вынула посох из бассейна, внимательно осмотрела его, а после уверенно опустила в шелестящих насекомых руку.

Товарищи охнули и бросились ближе, но девушка вынула руку и преспокойно сообщила:

— Щекотно…

— Ты дура? — возмутился Виктор.

— Нет, но предпочитаю казаться глупее чем есть на самом деле — это лучший способ понравиться мужчинам, — подмигнула кореянка Юре. — Подумайте сами, здесь нет препятствий, которые нельзя преодолеть, только будь добр задействуй голову. С пауками это был огонь, а здесь надо просто взять и дойти до колонны. Наверно…

— Вот именно, что наверно… — кипятился мастер, может они только и ждут пока ты к ним залезешь.

— Вот сейчас и проверим, — заявила Туен, снимая плащ и рюкзак.

— Не делай этого! — побледнел Виктор.

— А кто это сделает? Ты? — да у тебя ноги дрожат от одного их вида…

Виктор, ища поддержки уставился на Юру. Арбалетчик, преодолевая страх и отвращение, подошёл к краю бассейна и опустил в шевелящуюся массу руку. Морщась, он держал её там около полуминуты.

— Вроде не кусают… — наконец сообщил молодой человек товарищам.

После все с замиранием сердца наблюдали как кореянка, опираясь на край бассейна, чуть волнуясь, опустилась в живую массу и медленно побрела к цели. Товарищи ежесекундно ожидали услышать страшный крик боли и увидеть сцену из второсортного фильма ужасов. Но ничего подобного не произошло, девушка осторожными шажками дошла до каменной стойки, взяла с неё ключ и благополучно вернулась назад. Приободрённые успехом, Юра и Виктор взяли её за руки и вытащили на площадку перед бассейном.

— Легче простого, — сообщила кореянка и запрыгала на месте, вытряхивая из-под подола брони извивающихся насекомых.

— Ну ты даешь, — уважительно произнёс Юра.

— Я не даю, пока… — захихикала кореянка. — А если серьёзно, выбор у нас был не велик. Не смотри на меня так, — шикнула она на Виктора. — В следующий раз полезешь сам…

Арбалетчик ещё раз поёжился, глядя на кишащий насекомыми зал и взглянул на трясущуюся от волнения Алису. Та, похоже не просто переживала за подругу, а прочувствовала каждый миг произошедшего.

— Ладно, пошлите отсюда, хорошо всё — что хорошо кончается.

Почему-то смелый поступок Туен вызвал не столько радость, сколько мрачные раздумья о рисках и сделанном выборе. Ко всему попаданцы почувствовали, что солидно устали.

В сдержанном молчании товарищи вернулись в основной зал.

— Рискнём здоровьем? — Виктор вынул ключ и вопросительно взглянул на Юру. Тот кивнул.

Мастер втянул воздух, словно собирался прыгнуть в ледяную воду. Собравшись, он плавным движением вставил «гвоздь» в отверстие.

Боммммм… — неописуемый звук заставил молодых людей вздрогнуть, пусть они и ждали его.

Головка ключа замерцала слабым беловатым светом

Выждав с полминуты, Юра достал ключ, переданный ему Туен и установил в положенное место.

Боммммм… — в третий раз ударил невидимый гонг.

Бззззжжж, щёлк! — крайнее кольцо диска резко провернулось и с щелчком остановилось на месте. Алиса подошла к нему и попробовала покрутить, но то стояло намертво, хотя до этого крутилось с мелодичными щелчками от самого лёгкого усилия.

— Дело за мной… — неуверенно произнесла целительница. Было видно, что она заранее боится неудачи.

Юра зевнул.

— Не могу понять куда улетело время, но уже вечер. Я хочу вздремнуть, — произнёс он и принялся размышлять о том, что Эрита, вероятно, будет очень волноваться и с утра примется перебирать списки прилетевших на респ.

«Типа морг обзванивать», — мрачно подумал про себя Юра.

— Ты сможешь заснуть в такой ситуации? — засомневался Виктор.

— Не смогу, а засну. А ты пока карауль Алису. Будите в случае успеха, опасности или как вам надоест и захочется поспать.

— Я тоже попытаюсь уснуть, — произнесла Туен и отчего-то посмотрела на товарища.

Арбалетчик направился к куче побитых временем кожаных курток, предусмотрительно снятых с полуистлевших трупов и принялся выкладывать из них лежанку. Кореянка занялась тем же. Сняв рюкзак и разгрузку, Юра закутался в плащ, улёгся на импровизированное ложе и моментально заснул.


**


— Юра проснись! — кто-то тормошил спящего за плечо.

— Открыли? — сонно спросил молодой человек.

— Просыпайся быстрее, враг пересёк барьер! — шептал Виктор.

Сон как рукой сняло. Юра огляделся, Туен была уже на ногах и вынув кинжал, испуганно смотрела по сторонам.

— Сколько я спал?

— Около трёх часов, где-то час назад, мы с Алисой ходили переустанавливали барьер.

— Ясно, — пролепетал арбалетчик и принялся торопливо надевать разгрузку.

Только здесь до него дошло, что вокруг царит непроницаемая темнота, и лишь вокруг металлического диска-двери разложены разгоняющие темноту банки-светильники. Здесь внутри попаданца что-то щёлкнуло и в голове родился спонтанный план действий, оценив который, он начал раздавать указания:

— Алиса, Виктор, хватайте светильники и выставите их на середину зала. Туен, срочно обработай наши плащи препаратом от запахов. После мы с тобой становимся в засаду за предпоследней колонной левого ряда, а вы, — обратился Юра к Алисе и Виктору, — за предпоследней правого. Ну же, быстрее, не тупите!

План был исполнен быстро и чётко, главным образом потому, что оказался простым и логичным. Действие настойки ночного видения закончилось и остался последний — решающий комплект эликсиров, тратить который пока не следовало. Сейчас товарищи видели лишь то, что освещали банки с минералами.

«А если они видят в темноте и обойдут нас со спины? — волновался молодой человек прижимаясь к колоннам. — Нет, всё должно быть хорошо, плащи и медальоны сделают своё дело, если подумать медальоны сокрытия и на запах влияют».

Прошла минута, вдруг до товарищей донеслось слабое рычание. К одному из разложенных кругом светильников подошёл здоровенный волчара и принялся обнюхивать светящуюся банку. Следом из темноты словно материализовался второй монстр. То, что это монстры попаданцы не сомневались из-за мгновенно возникшего к врагу чувства ненависти.

«Млядство, они где-то десятого уровня, — заволновался арбалетчик, — вопрос сколько их здесь сейчас…»

Туен присела на корточки и стараясь не шуметь, направила на ближнего зверя свой желз. Волчара дёрнулся, замер и с яростным рыком набросился на своего мохнатого товарища, сбил того с ног и вцепился в глотку. Завязалась схватка зубов и когтей. Тут же из темноты выскочили ещё два волка и набросились на очарованного кореянкой зверя.

«Придётся тратить!» — коротко мелькнуло в голове у Юры, и он сноровисто заменил ударный дротик на разрывной, а после всандалил его в кучу борющихся тел. Грохнуло знатно. Звуковая волна сотрясла стены и пошла гулять по залу. Волков разбросало в стороны.

«Сохранение!» — не зная пока зачем, отдал Юра команду одному из мёртвых волчих тел.

— Аааааа! — раздался звонкий женский крик от правого ряда колон. Не раздумывая, молодой человек выхватил фиал, открыл его крышку и бросил слепящий светильник на пол, а после молниеносно вскинул арбалет, осознав тут же, что тот разряжен. Пространство вокруг озарил яркий свет. Виктор лежал на полу, но уже пытался подняться на ноги. Алиса лежала недалеко от мастера, прижав к груди посох. Её горло пытался перегрызть здоровенный волчара и наверняка ему бы это уже удалось, но дерево посоха не давало как следует сомкнуть челюсть. Волк уже хотел было сменить тактику и протащить жертву по полу, но Юра быстро защёлкнул дротик и прострелил врагу корпус. Увесистого ударного дротика хватило, туша зверя опустилась на пол. Туен бросилась к целительнице.

— Алиса… — заплакала и запричитала она, оглядывая залитое кровью лицо подруги.

Целительница не отвечала. Юра взволнованно подскочил к поверженной, но тут же успокоился. Подбородок девушки и щёки был подраны волчьими зубами, но высокий жёсткий воротник брони защитил шею. Может из-за навыка, а может интуитивно, молодой человек понял, что целительница жива. Произошедшее конечно серьёзно, вот только сейчас имелись дела поважнее.

— Виктор, возьми фиал! Осмотрим зал! Да не парься ты, жива она, отключилась от шока. Туен, обработай раны.

Но мастер не услышал сказанное, а бросился к девушке. Лишь через пол минуты он чуть пришёл в себя и после повторения команды исполнил сказанное. Осмотрелись. Больше врагов в зале не оказалось.

Юра посмотрел на кореянку, та со знанием дела прослушала дыхание раненой, а после принялась смазывать разорванную кожу специальной мазью, останавливающей кровь и ускоряющей заживление.

— Пошли, — обратился арбалетчик к Виктору, — необходимо восстановить барьер. Товарищ кивнул.

— Я это, — зашмыгал носом мастер, — меня сбило с ног, даже дёрнуться не успел, засмотрелся на волков у светильников. А после он набросился на Алису. Пока свет не появился, я даже не понимал, что происходит. Какого этот полез на нас? Плащи же и всё остальное!

— Не надейся слишком на снаряжение, вероятно враг был выше вас уровнем и владел особыми навыками. Подобное не редкость у монстров. Все живы и это главное, — ответил Юра.

Он в нерешительности замер перед выходом из зала. Фиал ярко освещал всё вокруг. До этого он не использовал удобный светильник из-за настойки ночного видения, да и слишком уж он яркий. Вот и сейчас соваться с подобным освещением на круг не хотелось.

«Вероятно тролли пустили волков за баррикаду разведать ситуацию, а сами не пошли. Вот только волки не вернутся и вероятно враг предпримет новые действия. Что же делать? Надо срочно заканчивать с доступом к РБ и плясать дальше исходя из увиденного».

— Виктор, что с дверью к РБ? — спросил молодой человек товарища.

— А?.. А, дверь… — осталось три диска, когда сработала тревога, мы уже заканчивали. Алиса говорила, что выставить диски правильно можно было и без ключей, но пришлось бы солидно повозиться с точкой отсчёта. Ну это предположение конечно, там хитрая система.

— Ясно, отлично! Тогда ставь барьер здесь, не пойдём к провалу без эликсира. Попробуем по-быстрому закончить, а там ясно будет.

Мастер кивнул и применил магию.

Вернулись. Целительница пришла в себя и посапывала от боли и шока. Юра представлял каково ей, его шею также разок пытались перегрызть подобным образом. Правда тогда он был ещё зеленее Алисы.

— Алиса, — убедительно заговорил он, — соберись пожалуйста. Нам срочно надо открыть дверь, иначе произошедшее может оказаться цветочками…

Девушка повсхлипывала ещё немного, кивнула и поплелась к диску двери, Виктор посеменил за ней.

— Она не сможет исцелить себя пока не успокоится, — пояснила Туен. — Как ты оцениваешь наши шансы?

— Зависит от босса, но они не шибко высоки… — честно признался молодой человек. — Как у тебя дела с маной?

— Я немного поспала, хватит на две невидимости. До максимума ещё часов пять восстанавливаться.

Юра кивнул и пошёл подобрать карцибел с волков и заодно забрать банки-светильники. Заодно он осмотрел тушу скованного сохранением зверя.

— Дела наши плохи, — произнёс он, вернувшись к товарищам, — зато удача пока прибывает на нашей стороне. Не захвати Туен контроль, мы бы так легко не отделались…

Арбалетчик посмотрел на целительницу. Алиса выглядела жутковато, если не сказать страшно. Её подбородок и щёки были сильно изодраны, но целебная мазь быстро делала своё дело, даже бинтовать не стоило.

«Ходить ей со шрамами до самой смерти. Которая случится в этом мире весьма скоро, а после личико будет как новое и заодно мигом повзрослеешь лет на десять…» — грустно подумал Юра.

— Щелк… — третье от центра кольцо встало на нужное место, при этом кольцо через одно изменило свой цвет на приглушённо красный. Только сейчас попаданец наконец заметил, что этот, немного пугающий цвет, уже приняли два внешних кольца. Новый щелчок и ещё один пазл занял своё место. Чем ближе к центру, тем меньше символов содержали кольца и тем легче было выставить их правильно. Девушка трясущийся рукой повернула последнее кольцо, то, что располагалось вокруг центра с отпечатком ладони. Щелчок и вот уже на товарищей сморит двухметровый диск тёмно-рубинового металла.

Алиса хлюпнула носом и посмотрела на Юру.

— Ты молодец, спасибо… — произнёс арбалетчик, выполняя наставления своего «Гуру», что требовал обязательно хвалить подчинённых, когда те того заслужили.

Девушка хлюпнула ещё раз и слабо улыбнулась.

— Нажмёшь? — спросил командира Виктор.

— Нет, — молодой человек мотнул головой, — нажмёшь ты…

— Это ещё почему?..

— Ты шестого уровня, есть у меня одно соображение…

— Какое? — хором спросили товарищи.

— Что боссу присвоят уровень человека, который откроет дверь…

— Знаешь Юра, я начинаю тебе завидовать, — вздохнул мастер. — Как ты вообще можешь соображать в такой ситуации?

— Мы излишне ценим то, чем не обладаем, — скривился арбалетчик и улыбнулся, вспомнив источник этого знания. — А зависть прибереги до того момента, когда мы отсюда выберемся… Жми давай, а мы за тебя отомстим… — залыбился он.

Виктор слабо улыбнулся и прикоснулся к выдавленной в центре круга руке. На этот раз никаких ударов неземного гонга не последовало. Пугающе тихо дверь погрузилась в толщу стены примерно на полметра, а после плавно уползла в сторону, открыв перед отрядом просторный круглый проход-туннель. Из прохода тут же полился наполненный неким таинством свет, очень похожий на церковный.

Товарищи замерли. Содержимое цилиндрического зала дышало особым величием. Вдоль стен обширного помещения стояла круговая колоннада. Колонны белоснежного камня, её составляющие, светились мягким приятным светом. От колонн, словно нити тьмы, к центру тянулись чёрные как безлунная ночь цепи. Все они сходились к одной точке — обмотанному цепями рослому человеку, сидящему на коленях в центре зала. Его длинные спутанные и неухоженные волосы ниспадали почти до пола, скрывая лицо и покрывая плечи. Сквозь цепи проглядывалась тёмно-красная пластинчатая броня. Попаданцы почувствовали исходящую от босса ауру опасности и силы.

И вот неприятность… Ожидаемого портала в зале не наблюдалось!

Юра вздрогнул. В последнее время он не смотрел статусы наблюдателей, так как менялись они довольно редко. Он всё больше склонялся к мнению, что их первоначальная «болтливость» позволяла лучше и быстрей освоиться в новом мире, а после наблюдатели скорее играли корректирующую роль. Да и в последние месяцы он сразу чувствовал изменение статуса. И вот подобное изменение произошло мгновение назад.

— Момент, — отвлёк он товарищей от созерцания босса и закрыл глаза, быстро сосредоточив внимание на нужном месте статуса.


«Чёрный наблюдатель: — Нодес порвёт вас как тузик грелку…

Белый наблюдатель: — Дверь можно открыть изнутри».


Молодой человек присвистнул и подумал про себя:

«Что-то наблюдатели расщедрились, никак предвидят яркое представление…»

— Что говорят ваши наблюдатели? — спросил арбалетчик товарищей.

Те на какое-то время закрыли глаза.

— Мои говорят, чтобы я не жадничал, но как-то не конкретно, — сообщил Виктор.

— Белый сочувствует, чёрный издевается, — всхлипнула Алиса.

Туен отчего-то заслушалась и сообщила:

— Чушь всякую…

— Ясно, — твёрдо произнёс Юра. Он отошёл от входа, взял за задние лапы труп волка и потащил его ко входу. — Все за мной. — скомандовал он и смело шагнул в комнату с РБ.

Вызывающий страх и трепет человек находился метров за двадцать пять от входа, при этом колонны отступали от стен цилиндрического зала метров на пять — шесть.

Арбалетчик зашёл внутрь и поманил за собой товарищей.

— Не заходите за колонны, — уверенно произнёс он, — ну, скорее…

Товарищи пугливо зашли следом, не сводя взгляда со скованного цепями и, казалось, спящего человека.

Бросив труп волка, Юра оглядел стену с другой стороны и быстро приметил с краю от входа вмонтированный в камень блестящий диск сантиметров тридцати в диаметре. На нем красовался всё тот-же вдавленный в металл отпечаток ладони. Вздохнув и пожелав себе удачи, он уверенно нажал на него.

— Без паники, я знаю, что делаю… — сообщил он товарищам, чьи глаза наливались непередаваемым ужасом, а после улыбнулся и добавил: — Или хочу верить, что знаю…

Тяжёлый, тёмно-красный диск двери бесшумно закрыл проём, надёжно отрезав отряд от остального мира.


Глава 6: Косматый каннибал Нодес



***


Глава в которой делаются опасные ставки.


***


Юра очень ценил свой навык распознавания цели, пусть Кассиопея называл его версию умения убогой. Недовольство наставника можно было понять: демону хватало мимолётного взгляда чтобы узнать большую часть того, для чего «падавану» приходилось закрывать глаза и вызывать окошко похожее на статус. Но конкретно сейчас любимый навык молодого человека расстроил и расстроил не своей работой, а той информацией, которую выдал. Безрадостная оказалась информация:

** Косматый каннибал Нодес — высший вампир. Уровень — 6. Статус — отбывающий наказание.

Защита — средняя.

Атака — высокая.

Количество жизненной силы — высокое.

Особые характеристики — вампир, ускоренная регенерация, полное сопротивление тёмной магии, кровавый берсеркер, эксперт по оружию, высший вампир — безразличие к свету, консерватор трупов.

Способности — Повелитель туманов, Поднятие нежити, Крик безумия.

Сопротивления — ментальная атака, тёмная магия, магия хаоса.

Слабости — светлая магия, огонь.

Примечание: подвержен истощению, упорный преследователь.

Особенности: При виде вражеской крови рейдовый босс получает усиливающую способность «Кровавый берсеркер» и отрицательный эффект «Ослеплённый яростью». Способность «Кровавый берсеркер» значительно увеличивает силу рейдового босса, эффект «Ослеплённый яростью» лишает способности стратегически ориентироваться на поле битвы и ввергает в пучину низких инстинктов.

История: Нодес Осинтор Ловир Матор — правитель, предавший свой народ. Приговорён к году мучительных терзаний за каждого человека, к смерти которого сопричастен. Нодеса гложет доведённый до абсолюта ненасытный голод и бесконечная ненависть к людям, подтолкнувшим его на неверный путь. **

«Это трандец, а не РБ…» — простонал про себя молодой человек.

— Юр, ну что там, не томи… — волновался Виктор, стоящий рядом.

— Всё хреново, мы не убьём его в жизни… — и арбалетчик, не открывая глаза, принялся пересказывать остальным статус босса.

Закончив, Юра оглядел товарищей. По их лицам было видно: пусть последнее что они хотят делать — это связываться со скованным цепями заросшим человеком, но, тем не менее, причину почему конкретно с этим РБ связываться не стоит, толком не понимают.

— Первая проблема — количество жизненной силы, или попросту — жизни, — начал объяснять молодой человек. — Как упоминал Виктор, босс не умрёт от рассечённого сердца или пробитой головы, необходимо нанести ему определённое количество урона или фатальное повреждение. И чем выше жизненная или отрицательная энергия босса, тем больше этого урона требуется. Далее стоит смотреть на показатели защиты и атаки. Если защита низкая — есть шанс нанести необходимый урон в короткий промежуток времени. Либо же низкой может быть атака, тогда и повоевать с РБ можно подольше, так как есть возможность держать его напор. Ладно, лучше расскажу на конкретном примере. «Железный» РБ «Улья» Пантарион имеет низкую защиту и высокую атаку. В группу на него набирают шесть дистанционщиков и одного дебаффера. Задача за полминуты нанести необходимое количество урона, удерживая босса на месте корнями или замедляя скорость передвижения. Если за полминуты убить не удаётся — жетоны в зубы и наверх. Так как ровно через это время Пантарион использует сброс отрицательных эффектов и приобретает минутное сопротивление дебаффам. И если он добежит до тебя — ты труп.

— Это, — неуверенно начал Виктор, — у нашего получается защита средняя, а арбалет у тебя огонь, может рискнём?

— В проктологическое путешествие такие риски. Держите в уме, что это не игра, все эти характеристики очень относительны, и уровень также относителен. В первую очередь стоит смотреть на общее впечатление от РБ и на его статус. И ещё, запомните градацию Хранителей, защита бывает — Низкая — Обычная — Средняя — Высокая — Близкая к неуязвимости. Ладно, на чём я остановился? Ах, да. Если защита у РБ хорошая, но атака низкая, в группу берут человека способного сдерживать удары босса и пока такой танк держит РБ, остальные надамаживают.

— Тебя послушать, подобных боссов вообще не бьют, — засомневался Виктор.

— Ты не поверишь… — хмыкнул Юра, — по лесам, полям и огородам стоит немыслимое количество РБ с которыми никто не хочет связываться. А чтобы жизнь раем не казалась, Хранители периодически выдают квесты на их уничтожение, стимулируя дополнительными наградами или анальной карой. Задача группы, получившей подобный квест, в первую очередь раздобыть расходные предметы, что позволят такого босса убить, а не убиться об него.

— Какие, например? — заинтересовалась Алиса, что от интересного рассказа забыла о своих ранах.

— Офигенно редкие и дорогие, — вздохнул Юра, — например увеличивающие для врагов гравитацию или замедляющие время, призывающие сильных миньонов, снижающие урон по группе, наделяющие оружие специальными эффектами. Всё то, что даёт действительно солидное преимущество и то, что Админы исключили из умений, заключив в расходные предметы. Но давайте о нашем Гондонасе, — кивнул молодой человек на босса за светящимися колоннами.

Здесь собравшимся показалось, что человек в красной броне вздрогнул. Разговоры отрезало, попаданцы какое-то время испуганно смотрели на босса.

— Так вот, давайте о его многоуважаемом кровавом величестве… — шёпотом продолжил арбалетчик, — навыки у его величества полный ПЕ! Особенно меня смущает «Ускоренная регенерация» и «Повелитель туманов». Есть правда — «Подвержен истощению», но мы до этого не доживём. В общем опыта у меня не сильно много, вот только я уверен на двести процентов, без специально подобранного магического снаряжения, расходных предметов и полной группы, наши шансы минусовые. Как минимум необходимо сопротивление ментальной атаке и предметы отменяющие действие опасных зон. Уверен, «Крик безумия» — менталка. И напоследок «Кровавый берсеркер» — это точно особое условие…

— Что такое особое условие? — спросила Туен.

— В нашем случае, если в процессе сражения с РБ прольётся хотя-бы капля крови, фарм можно считать неудачным. Этот парень наверняка превратится во взбесившийся карьерный экскаватор, что будет крушить без разбора всё, что попадётся под «ковши».

— Но что нам тогда делать? — всхлипнула Алиса.

— Радоваться, — улыбнулся Юра, — мы получили куда больше чем кажется. Отсидимся здесь часов так двенадцать, после я сгоняю на разведку. Есть все шансы, что мобы решат, что мы зашли к боссу в один конец и вернутся к нормальному рабочему ритму. Конечно утверждать что-то наверняка нельзя, но солидный шанс есть. Так что пока отдыхаем.

— А ты уверен, что дверь откроется? — кивнул Виктор на «кнопку» с выдавленной рукой.

— Уверен, — кивнул молодой человек, — Хранители «нашептали».

— Ну, — улыбнулся мастер, — из жопы всегда есть минимум один выход — она так анатомически устроена… Я, пожалуй, попытаюсь поспать, устал. Плохо, что за временем здесь особо не уследишь.

— Надеюсь старина Нодес чутко реагирует лишь на кровь, — почесал Юра голову, взял в руки один из светильников и отправился куда-то вдоль стены.

— Ты куда? — испуганно спросили девушки.

— Куда, куда, в туалет… — скривился попаданец. — И заодно обойду зал по кругу. Решите повторить мой подвиг — смотрите под ноги…


***



Юра проснулся от звука громких ударов. Оглядевшись, он столкнулся с испуганными глазами товарищей. В дверь стучали с той стороны, после раздались мелодичные пощёлкивания, кто-то крутил кольца на металлическом диске.

«Интересно, когда дверь закрывается, головоломка сбрасывается? — размышлял вырванный из сна попаданец, — А не смогут ли они подобрать комбинацию? Блин! Может стоило вынуть ключи?.. Ладно, поздно раскаиваться, да и всё это под большим вопросом».

Однако ковыряния с той стороны продлились не долго, буквально через пару минут всё стихло.

— Что будем делать? — спросил Виктор.

— Спать, — буркнул Юра и поёжился: холод от пола за время короткого сна добрался до рёбер. — Кстати, сколько я проспал?

Ложился Юра один, товарищи пожаловались, что не смогут сомкнуть глаз от волнения и остались бодрствовать. Но сейчас попаданец заметил, что те расстелили на камне свои плащи и по-видимому до этого спали или дремали.

— Где-то часа три, — прикинув время, ответила Туен.

— Вот и ладно, запишем этот стук в копилку хороших новостей. Надеюсь тролли решат, что нас здесь уже нет и снимут решётки с проходов.

Со стороны Алисы раздались звуки всхлипываний.

«Ну вот, опять разнылась», — расстроилась про себя Юра и посмотрел на целительницу.

Жизненный опыт бывшего геймера сложился таким образом, что людей, плачущих от счастья он в своей жизни не видел, но, тем не менее, сразу понял, что на лице девушки именно такие слёзы.

«Помнится Туен говорила, что её тянет во тьму последние полгода. Ну да, после такого приключения местная система поощрений ещё и тортик по почте должна выслать…»

Забросив увиденное в копилку хороших событий, молодой человек зевнул и опять заснул и ему, как и целительнице, спалось исключительно хорошо.


***


— И вот Алиса, теперь ты знаешь секрет хорошего сна: берёшь раскладушку и ставишь её метрах в двадцати от кровожадного босса, поселение троллей рядом приветствуется.

Когда час назад Юра открыл дверь в зал с колоннами, Алиса ещё спала. Провожали его Туен и Виктор, что по договорённости должны были открывать проход каждые полчаса. Предположительно с момента временной прописки в логове РБ прошло около девяти часов.

Счастливая после хорошего сна целительница довольно закивала на сказанное, её раны почти зажили и выглядела девушка бодрой и отдохнувшей.

— Перейду к делу, а то вы ещё ненароком решите, что у нас всё замечательно, — вздохнул арбалетчик, что двадцать секунд назад переступил порог логова РБ. — Я был у выхода из пещеры, снаружи светло, судя по всему, недавно рассвело. Тролли сняли баррикады с зала-развилки и приступили к работе. Я побывал в шахте, точнее в пещере где добывают руду, она, кстати, находится довольно далеко от развилки. Место занятное — огромный подземный зал. Хотя какой огромный, метров пятьдесят наверно. Его стены изрыты углублениями, из которых монстры выбрали породу. Они стаскивают её в центр зала, где отдельная бригада дробит руду на мелкие кусочки и уже оттуда тащит в зал тонкой переборки. Виктор держись за колонну… те светильники, что мы стырили, десятая часть тех, что освещают пещеру — рудник…

— Нам бы эти вытащить, — скривился мастер.

— Это да… — согласился Юра. — Теперь главное — дела наши так себе, о чём вы догадывались и до этого. Выход на поверхность закрыт решёткой, земля перед выходом взрыхлена, так чтобы любой след был ясно виден. Радом крутится тролль-дозорный, да и кроме него мобов хватает.

— И что нам теперь делать? — расстроился Виктор.

Юра на этот вопрос задумался, а после выдал:

— Есть у меня одна идея, но её надо слегка провентилировать. Я, кстати, попал в этот мир окочурившись от чего-то вроде инфаркта, — хитро улыбнулся арбалетчик, — в смысле дома, при жизни. Налупился энергетика, разволновался у компа: выбил тогда убер шмотку и помер. Позорище да…

Товарищи посмотрели на временного командира удивлённо, в этом мире подобные исповеди были не приняты или приняты, но при куда более длительном знакомстве. Здесь явно было что-то другое, кроме желания излить душу.

— Э, не, — замотал головой Юра, — вы не подумайте, я не расклеился и не ушёл в сопливую драму. Просто помирать, так на бодрячке… У нас осталось не очень много воды, однако предлагаю забадяжить кофейку, наплевав на все правила здорового питания. Бадяжить поручаю Алисе, и чтобы не хуже, чем Ксену… а я пока хочу кое-что обдумать.

Оставив перешёптывающихся товарищей, молодой человек встал с пола, на котором сидел до этого и направился к колоннам, отделявшим от внешнего круга пространство с цепями и рейдовым боссом.

— Юра, ты там никаких глупостей не задумал? — осторожно спросила у молодого человека Туен.

Тот повернулся к товарищам и покачал головой.

— Нет, хочу ещё разок проглядеть его статус, но насчёт кофе был полностью серьёзен.

Товарищи успокоились. Местный кофе конечно же никаким кофе не являлся, хотя суть была той же — ароматный бодрящий напиток в употреблении которого стоило знать меру.

«Так, что я знаю о местных РБ? — размышлял попаданец. — Знаю не мало, вот только большинство моих знаний можно назвать информацией первого уровня. Ко второму отнесём разные тонкости, хитрости и особенности, их я знаю не сильно много. Одно точно, местные боссы имеют мало общего с боссами игровыми. Почему мало? Их считай слизали с последних… Наверно потому, что игровой опыт с ними почти бесполезен. Насколько далеко можно увести РБ от точки воскрешения или точнее ожидания? В игре подобное обычно ограничено. А здесь? Здесь зависит о босса. Очень многие из местных РБ расположены в особых зонах, стоит начать атаку, как двери в их обитель закрываются пока одна из сторон не помрёт. А те, что стоят по лесам и полям? Тут по-разному, от многих можно убежать если запахнет жареным и обратно их не телепортирует, сами возвращаются. Есть боссы — патрульные и боссы — странники, поговаривают и те, и другие тот ещё геморрой. Ладно, к какому типу относится старина Нодес? К зональному. Зональному? Такое слово вообще есть? Может правильнее говорить по-другому, с «А» вместо «З»… Так, не отвлекаться. Нодес наверняка привязан к помещению, в котором сидит, зал не маленький, дверь закрывающаяся. Ага. Тогда какого у него в статусе есть «Упорный преследователь»… Подобное подразумевает, что от нападающих он так просто не отвяжется. Зачем это, если дверь есть… Блин, так не хватает наблюдателей, но хрен же что скажут…»

Юра закрыл глаза и обнаружил, что окна статусов пусты.

— Что говорят ваши наблюдатели? — спросил он у товарищей.

— Без изменений, — сообщил Виктор. — И я, кстати, понял, что значит их «Не жадничай, а то плохо закончишь…» — намекают, что не стоит лезть за светильниками в рудниках.

— Пусто, — почему-то расстроилась Туен.

— Чёрный пишет, что без головы спалось бы ещё лучше, а белый пишет, чтобы я не слушала чёрного, — скривилась Алиса.

— Понятно, — кивнул молодой человек и принялся расхаживать взад и вперёд, периодически поглядывая то на босса, то на товарищей, колдующих с завтраком. Поглядывать на РБ было страшновато, прижатый к серому камню пола мужчина внушал уважение.

«Невидимость, многие боссы видят сквозь неё… Многие, но не все. И у тех что видят, это обычно пишется в статусе… И так, есть идея, но идея не однозначная. Хорошо, чем мы рискуем и что приобретаем? Если дело выгорит, выгоды ощутимые. А если не выгорит? Если не выгорит — мы трупы. Вот только прорываться через троллей с боем занятие не менее сомнительное. Надо посоветоваться с остальными. А смысл? Нет, обсудить стоит конечно, но Кас настаивает, чтобы я в подобных случаях не перекладывал ответственность на других. «Учись принимать ответственность как за удачу, так и за поражение». «Ответственность за удачу…» почему-то сейчас эти слова не кажутся мне глупыми…»

— У меня есть для вас интересное предложение, — обратился Юра к остальным, — но, что-то мне подсказывает, оно вам не сильно понравится…

— Ты всё-таки решил попробовать убить его? — кивнул Виктор на РБ.

— Нет, я всё ещё настаиваю на том, что нам это не по силам… Я предлагаю натравить его на троллей…

— Ты не поверишь, — скривился мастер, — я думал об этом, но местные РБ не такие тупые, иначе бы подобным занимались все, кому не лень.

— Согласен, — кивнул Юра, — но в нашем случае сложилось множество — НО. Первое — у нас есть дохлый волк…

— При чём здесь волк? — удивилась Туен.

— Ооо, — без волка никуда, — ухмыльнулся молодой человек, входящий в какой-то проказливый мандраж, — дохлый волк в подобном деле залог успеха. Второе — у босса нету статуса «Защитник территории», как и нету пометки, что он видит в невидимости. Зато у него есть особенность «Упорный преследователь», а у нас в наличии групповая невидимость. Дальше больше. Стоит только старине Нодесу учуять кровушку, он должен слегка озвереть и на поиски этой кровушки кинуться.

— До троллей на поверхности почти две сотни метров… — прищурившись, выдал мастер, — большой вопрос побежит он к ним или нет.

— И здесь, — в наполеоновском жесте поднял палец вверх Юра, — нам на помощь приходит он — дохлый волк. Вспорем ему брюхо и протащим до развилки…

Глаза мастера заблестели, в его голове сложились пазлы Юриной задумки, но тут же он неуверенно предположил:

— А дверь? Она же закроется, нам даже заклинить её нечем…

— Совсем не факт, я засандалю ему дротиком из зала с колоннами. И даже если закроется, что мы теряем?..

— А после мы уйдём в невидимость? — уточнила Туен.

— Нет, — закачал головой Юра, — в невидимость вы уйдёте заранее и спрячетесь за колоннами, а я воспользуюсь своей. Это даст вам дополнительные шансы, даже если меня отправят на респ…

— Думаешь дротик его сагрит? — внёс новое сомнение Виктор.

— Сагрить, то сагрит, вопрос как ввести его в режим берсеркера и заставить идти по кровавому следу наверх, но и здесь у нас есть подспорье.

Арбалетчик вынул из чехла на левом бедре один из дротиков. Приглядевшись товарищи поняли, что тот скорее всего керамический.

— Полый внутри, — пояснил молодой человек, — думаю, мы не будем излишне мучать бедного волка и на всякий пожарный зальём внутрь свежей попаданской кровушки. И добью вас последним аргументом, альтернатива предложенному плану — прорываться на поверхность с боем.

— Может просто стоит выжать сутки — другие? — всё ещё сомневался Виктор. — Или же отложить прорыв на эту или следующую ночь, тролли ведь тоже спят, у выхода останется только караул.

— Может и стоит, — кивнул Юра, более того, если босса не удастся выманить из этого зала, или дверь закроется, мы так и поступим. А ждать… С точки зрения Хранителей мы не в критической ситуации, надеется, что на наше спасение выдадут квест не стоит. Ещё я слабо верю, что тролли быстро расслабятся, пока они действовали довольно грамотно. Но не это главное, у меня нехорошее предчувствие, лучше поторопиться.

— Наблюдатели бы предупредили… — возразила Алиса.

Арбалетчик ответил ей такой ухмылкой, что в добросовестности наблюдателей Алиса засомневалась сразу и надолго.

Туен внесла свою лепту:

— Я тоже не хочу здесь задерживаться, меня тревожит ощущение приближающейся опасности.

— У вас есть время подумать, — кивнул на это Юра, — за время исследования пещеры, я солидно слил ману, мне необходимо часа два — три восстановиться. И я не понял, где мой командирский кофе?..


***


Тролль — командир сидел на коротком табурете и лениво ковырял прутиком землю. Рядом кипела работа: с десяток монстров копали ямы и остругивали толстые деревянные жерди.

«Не слишком ли рано я затеял строительство штабного шатра, это может нас выдать. С другой стороны, я чувствую — осталось недолго: разведчики докладывают, что гноллы подходят с севера, наверняка попытаются отбить одну из деревень Зелёной фракции под временную базу. Нежити пока не видно, но и она не за горами. Многое определит то, где будет выход подземного королевства мёртвых. Да может в этой пещере и будет… — бросил монстр взгляд на вход в шахту, — Боги, неделю назад мои заботы ограничивались поиском сытного обеда и попытками проломить голову зазевавшемуся заблудшему, а теперь я участвую в подобном…»

Сидящий взглянул на наспех собранную деревянную клетку, что стояла недалеко от жилищ. Хлипковата, но рядом расхаживает тролль — дежурный, заодно руки — ноги у пленников связаны. Приказ посадить заблудших в клетку он вчера отдал, да сажать оказалось некуда, пришлось давать указание наспех построить хоть что-то. Сейчас в клетке сидели парень и девушка лет восемнадцати, они кутались в тонкие серые плащи и стучали зубами от страха и холода.

Бросив на пленников презрительный взгляд, тролль-командир посмотрел на небо. Солнце поедали рваные облака, что торопливо ползли куда-то на запад.

«Время к полудню, скоро прибудет командующий Аринтон, плохо что нет ясности по-вчерашнему нападению. Враги зашли в зал к Симпариону и девять из десяти, что мы их больше не увидим. Но расслабляться не стоит…»

Здесь внимание командира привлёк тролль-шахтёр, что спешил к нему от входа в шахту. Тролль-охранник закрыл за ним деревянную решётку и принялся короткими граблями рыхлить свежевскопанную землю. Монстр подошёл и виновато уставился на начальство.

«М-да, этот «свежий», будет тяжко…»

— Эээ… Ммм… — гонял обрывки мыслей по закольцованным извилинам тролль-шахтёр.

Командир терпеливо ждал.

— Там, эээ, мы пошли высыпать руду и увидели мёртвого Варгана. Он, это, того… Ну, мёртвый…

— Как давно это было? — вскочил тролль-командир со своей табуретки и принялся торопливо надевать на голову шлем.

— Мы высыпали руду, потом посидели, поработали, а потом решили, что надо доложить. Там кровь и кишки до ямы и дальше…

От входа в пещеру послышался гортанный крик и треск ломающегося дерева. На пороге стоял высокий мужчина с длинными, ниже плеч, спутанными волосами. Его тёмно-красная пластинчатая броня была измазана чем-то тёмным, в руках внезапный гость держал чью-то голову, рядом лежало тело охраняющего вход монстра. Мужчина поднял оторванную голову над собой и начал ловить на язык капли крови с неё стекающие. Не удовлетворившись потоком, он отшвырнул оторванную голову в сторону и оглядел поселение монстров наполненными яростью глазами.

Боевые инстинкты тролля-командира кричали: ни он, ни кто либо из его соплеменников с вышедшим из пещеры Симпарионом — так монстры называли РБ, не справится. Но и сдаваться монстр не собирался, его «назначили» в это поселение не для красоты. По условиям своего назначения, он обязан защищать это место и обучать остальных монстров командной работе, не справится один — справятся все вместе. Очень быстро, командир начал применять доступные ему умения.

«Первая привилегия ведущего в битву — общий сбор!»

Монстры, что трудились рядом и так уже оставили свою работу, хватали оружие и спешили к командиру. А после использования особого навыка об опасности знали все соплеменники в районе трёхсот метров.

«Вторая привилегия ведущего в битву — поддержка командира!»

Тролли вокруг почувствовали воодушевление и прилив сил, воздух сотрясло яростное рычание.

«Личное усиление — увеличение физических возможностей»,

«Личное усиление — малое предвидение»,

Тролль-командир выхватил с держателей висящий у него на поясе здоровенный тесак, что скорее напоминал кусок метровой шпалы, перекованной в подобие широкого меча

«Усиление оружия — атрибут огня».

Две трети меча, начиная от скошенного острия, моментально сделались красными словно раскалённая лава. Вокруг командира уже собралось около трёх десятков троллей, ещё с десяток должны подоспеть в самое ближайшее время.

Дальше всё происходило быстро, РБ сорвался с места и в миг преодолел двадцать метров, что отделяли его от группы монстров. Его тёмное шероховатое лицо исказила маска ярости и безумия. Навстречу боссу выскочили два тролля с огромными дубинами, один бросился в лобовую, второй начал заходить сзади. Здесь Нодес показал, что безумие — безумием, а с боевыми навыками и рефлексами у него всё в полном порядке. Выставив скользящий блок, он одной рукой перенаправил летящую дубину переднего тролля в землю, а другой разорвал нападающему горло, тут же начав заталкивать кусок вырванного мяса себе в глотку. Отвлекаться на еду не следовало, на спину босса обрушился удар дубины второго тролля, раздался лязг доспехов. РБ полетел лицом в землю, но падение оказалась совсем не тем, что должно было произойти с человеком ударь его по хребту стволом молодого дерева. Перекувыркнувшись, Нодес умудрился подхватить упавшую на землю дубину первого тролля, в мгновение ока встал на ноги и буквально смёл двух ближних монстров, что были выше его на голову и заодно всели в три раза больше. После он ловко перехватил оружие и с чудовищной силой обрушил удар на голову подскочившему к нему троллю. Крепкий до безумия череп смялся в лепёшку словно тыква от удара биты. Дубина в свою очередь переломилась в месте удара и пришла в частичную негодность. Менее чем за пять секунд поселение потеряло шесть боеспособных жителей, погибли не все, но восстановление требовало времени.

Нодес мощным прыжком отпрыгнул метров на пять назад и пару секунд пожирал глазами противостоявших ему монстров, а после принялся издевательски медленно слизывать мозги с переломанной дубины.

Повисшую тишину прервал голос командира:

— Всем собраться вокруг назначенных десятников, не толпиться. Старайтесь свалить его на землю, пригвоздить копьями и забить до смерти.

Отдав указание, тролль-командир кивнул нескольким соплеменникам с пузатыми сумками на боку: те только что прибежали от расположенных вдоль забора жилищ и нерешительно переминались позади основной массы.

Тут же в голову Нодеса врезался увесистый угловатый булыжник, что метко швырнул один из подоспевших троллей, следом последовал настоящий артобстрел. Человеку хватило бы одного такого попадания в незащищённую голову, чтобы эта голова потеряла целостность, а то и просто перестала существовать. Но РБ человеком не являлся, он отбросил сломанную дубину и не особо разбирая цели, ринулся в атаку.

Удар раскалённого меча оказался страшен и стремителен. Тролль-командир со скоростью пушечного ядра сорвался с места, мгновение и здоровенный тесак соприкоснулся с руками Нодеса, что успел выставить их в хитром блоке. Тесак столкнулся с металлическими накладками на предплечьях, броня выдержала, но тело РБ сорвало с места и швырнуло на землю. Остальные монстры не зевали, полдесятка из них, вооружённые толстыми копьями, подскочили к врагу и со всей своей нечеловеческой силой вонзили металлические острия в доспехи Нодеса. Броня выдержала не везде. Не мешкая, ещё несколько монстров обрушили на лежащего на земле врага удары дубин и топоров.

— Рррррррррррааа! — сотряс воздух чудовищный рёв и рёв не простой. Шокированные ментальной атакой тролли отшатнулись от врага.

Подхватив оброненный топор, Нодес вскочил и снёс им голову ещё одного монстра. После занёс оружие для нового удара, но вместо того, чтобы отрубить очередную голову, был вынужден парировать меч командира-троллей. Рукоять топора не выдержала, переломилась и раскалённое лезвие ударило в красный нагрудник, оставив внушительную вмятину и отбросив РБ в сторону. Тролль-командир не мешкал, он решил попытаться закончить схватку своими силам и ринулся следом за шокированным на мгновение Нодесом. Раскалённое лезвие летело к шее РБ, но тот успел выставить блок одной рукой. Сила удара оказалась слишком велика, накладка погнулась, рука переломилась и Нодес отправился в новый полёт. Тролль-командир ринулся следом, стремясь серией мощных ударов завершить начатое, но здесь его чёрный шлем принял сильнейший удар дубины.

Опустившись на колени, шокированный командир обернулся: его собрат уже размахивался дубиной для нового удара, и то, что его голова походила на кровавую лепёшку, бунтаря не смущало. Завершить удар нежить не успела, вышедшие из ментального шока собраться сбили смутьяна с ног и повалили на землю. В этот момент из шахты на подмогу защитникам поселения выскочили шестеро троллей-шахтёров, вооружённых кирками и лопатами.

— Нежить, отрубите голову! — коротко скомандовал тролль-командир соплеменникам и переключился на босса, но было поздно, от врага по поселению пронёсся ментальный вихрь и землю на добрую сотню метров вокруг накрыл непроницаемый туман.


***


Держась за руки попаданцы подошли к выходу из пещеры. Как и предполагалось, решётка закрывающая выход отсутствовала, но присутствовало нечто другое — клубящийся, плотный словно молоко, белый туман.

Давай, — скомандовал Юра кореянке.

Туман туманом, а невидимость по расписанию.

Выйдя наружу, отряд повернул направо и на ощупь начал пробираться вдоль почти отвесной стены холма. Очень скоро невидимый «паровозик» уткнулся в стену частокола и начал двигаться вдоль неё к выходу из деревни. Видимость была почти нулевая, с центра поселения доносился лязг оружия и звуки ударов, периодически их разбавляли громкие крики ужаса и боли. Все эти нехорошие явления сильно подгоняли попаданцев, что как раз уткнулись в столбы дозорной площадки.

До выхода из поселения оставалось метров десять, стоило их пройти и рискованную операцию можно было считать закрытой «золотым ключом». Внезапно раздавшийся громкий женский крик внес резкие изменения в планы.

«Человек!? Этого ещё нахватало! Может ловушка?» — замелькало в голове у Юры.

Он остановился, за ним остановились остальные.

— Вы слышали? — зашептал арбалетчик.

— Да, там человек, — подтвердил Виктор.

— Может местный? — предположил Юра.

— Подобное близко к нулю, вероятно вчера тролли взяли кого-то в плен, когда искали тех, кто напал на деревню, — предположил мастер.

«******» — матюгнулся про себя Юра.

— Ну почему нам так не везёт!.. — простонал он.

Надо уходить, невидимость скоро закончится! — запротестовала Туен.

— Какой уходить! — почти зашипел от непонятной обиды молодой человек. — Ты хоть представляешь какого пистона нам впаяют Хранители если мы бросим других попаданцев в подобной ситуации… Необходимо хотя бы понять что происходит.

— Я хочу домой, — захныкала Алиса.

То, что дома куда лучше чем здесь, подтвердил очередной, наполненный болью крик монстра.

Юра принялся панически соображать, подходящий план родился в виде озарения — сразу и как-то в обход мыслительного аппарата.

— Так, лезем на вышку. Вы затаитесь на ней, а я на разведку. Если не вернусь через пять минут, применяйте невидимость и уходите.

Произнеся всё это, попаданец осознал какие они кретины: устроили совещание под дозорным пунктом, на котором вполне мог оказаться не участвующий в битве с РБ монстр. Но похоже все тролли сейчас находились в центре поселения, ближе к входу в шахту и слышать товарищей было попросту некому, да и невидимость всё ещё держалась.

— Всё, расцепляемся и лезем наверх, — прошептал арбалетчик и сноровисто полез первым. На высоте платформы туман стоял не столь плотно, поэтому высунувшись с лестницы, Юра убедился, что площадка пуста и лишь после торопливо соскользнул вниз.

— Наверх и ждите меня, — ещё раз шикнул он остальным и осторожными перебежками направился в сторону крика, очень скоро уткнувшись в непроглядном тумане в одну из юрт.

«Это полный ПЕ… — паниковал про себя молодой человек, — первое — как я найду пленных, второе — удастся ли их освободить и даже если удастся, смогу ли я найти после путь к вышке? Нафиг вышку, попробую пробраться к забору и вдоль него выйти из поселения. О… и заодно найду вышку…»

Вокруг царило сокрытое туманом кровавое безумие. Вероятно, тролли грудились в куче, а босс выдёргивал их по одному, пожирая или не торопясь наслаждаясь процессом убийства. Кровавое действо происходило в стороне от жилищ и Юра пока избегал каких-либо неприятностей. Невидимость упала, что при текущей видимости не смутило совершенно.

Попетляв с минуту между жилищами, попаданец отчаялся: крик был, но где находился его источник он не знал, а кричать самому ох как не хотелось. Юра уже подумывал повернуть назад, но здесь уловил слабые всхлипывания, что шли откуда-то справа. Стараясь держаться от криков и гомона монстров подальше, он начал практически на ощупь пробираться к предполагаемой цели.

Удача сопутствовала поисковику, не прошло и минуты, как он уткнулся в свежеотёсанные прутья в человеческую руку толщиной. Хныкали и посапывали совсем рядом, кто посапывал видно не было: содержимое деревянной клетки тонуло в молочной пелене.

— Эй там? — прошептал попаданец.

В ответ ему вскрикнули. Тут же к прутьям прильнуло заплаканное женское лицо, а за ним показался мужской силуэт.

Девушка начала что-то бормотать, путаясь в словах. Юра тем временем начал изучать конструкцию клетки: внизу прутья были вкопаны в землю, а сверху переплетены и связаны верёвками с другими жердями. Достав кинжал, он приготовился было рубить их.

— Не надо, — зашептал ему изнутри парень с огромным синячищем под глазом и слипшимися от крови волосами. — Перережь жгуты, там дырка с другой стороны…

Дырка? — не понял Юра. Но ему уже протягивали сквозь прутья две пары связанных кожаными жгутами рук.

Парень тем временем объяснял:

— Туша тролля прилетела и вырвала прутья, а после встала и ушла дальше биться с этим красным. Он — пипец! Тут до тумана такое творилось! Какая-то хрень вылезла из шахты и давай разбрасывать местных монстров как мальчиков для битья.

С руками было закончено, далее попаданцу предоставили две пары связанных ног.

Девушка очень волновалась, однако при виде спасителя хныкать перестала, парень так вообще оказался бойким малым.

— Ты как здесь оказался? Вы мимо шли, увидели туман? — спросил он Юру, подразумевая что тот конечно не один.

— Какой нафиг оказался! — рявкнул молодой человек, — быстро выбирайтесь и валим, разговоры потом!

Пленники кивнули и растворились в тумане, отойдя к другой стороне клетки. Очень скоро арбалетчик вёл их к забору, натыкаясь на юрты и молясь про себя всем известным богам об отсутствии встречи со случайным троллем. Вопреки ожиданиям ориентироваться оказалась не сложно: просто необходимо было идти прочь от криков ярости и боли. Очень скоро спасательная экспедиция уткнулась в забор. Дальше — дело техники и менее чем через минуту, Юра со спасёнными уже карабкался на дозорную платформу. Здесь произошёл обмен взглядами, что бывает между незнакомыми людьми, которые твёрдо знают — теперь они добрые знакомые на всю оставшуюся жизнь.

— Вввввуххх!

Казалось туман поглотил сам себя. Мгновение и перед взорами попаданцев открылась сцена страшной битвы. Тридцатиметровый пятачок перед входом в пещеру был усыпан растерзанными телами троллей, некоторые из них были живы, даже несмотря на то, что их внутренности валялись рядом вызывающими тошноту кучами. С десяток монстров всё ещё находились на ногах, среди них выделялся тролль в чёрной броне, что держал похожий на раскалённый меч. Ко всему, поразило наблюдателей то, что некоторые монстры сражались друг с другом. Тролль в броне подскочил к одному из собратьев и снёс тому голову своим здоровенным тесаком, раздалось шипение обожжённой плоти.

«Он правда раскалён!» — понял Юра.

Нодес стоял недалеко от входа в пещеру, он только что оставил лежащего на земле тролля, плоть которого секунды назад пожирал. Прошло мгновение и РБ сорвался с места, подхватил на бегу лежащую на земле дубину и набросился на тролля в чёрной броне, завязалась схватка.

На дозорной платформе рядом с арбалетчиком сидело пять тел и тела эти занимались совсем не тем, чем им следовало заниматься — зачарованно наблюдали за битвой.

Юра не подозревал в себе столь высокого таланта к построению трёхэтажных матерных выражений, с помощью которых он очень быстро завладел вниманием как новых, так и старых знакомых. Пусть даже произносились выражения полушёпотом.

— Слезайте вниз, применяйте невидимость и бегите из поселения. Если кто-то оторвётся, встречаемся у оврага, где вчера зачищали логово гоблинов. Некогда объяснять, — рявкнул он на удивлённые взгляды спасённых пленников, — быстро выполняйте!

— А ты? — удивилась Туен.

— Я за вами в своей невидимости, быстрее уже!

Товарищи подчинились и спешно начали спускаться вниз. Благо троллям было совершенно не до них. Туен на ходу рассказывала спасённым о групповой невидимости и тонкостях её применения. Не прошло и десяти секунд, как все кроме Юры стояли на земле.

Пока остальные слезали, молодой человек наблюдал за битвой. Тролль-командир разбил своим мечом дубину РБ и нанёс врагу несколько ударов. Нодес ловко уворачивался или же подставлял под раскалённый меч свою броню. Однако тролль проигрывал, арбалетчик сразу понял это. У троллей имелась одна слабость: несмотря на чудовищную силу, быструю регенерацию и крепчайшие кости, запас их выносливости был невелик. Тролль-командир устал и замедлился. Даже обладая высокой атакующей способностью, он не мог нанести противнику фатальных повреждений вроде отрубленных конечностей, рейдовый босс — это не шутки. Заодно весь полученный ранее урон Нодес свёл на нет за счёт пожранной плоти. Битва подходила к концу. Остальные тролли лежали убитыми, искалеченными, либо же были завязаны на бой с нежитью. РБ подхватил с земли копьё, ловко отскочил от удара противника и изловчившись, молниеносным ударом всадил наконечник в шею монстра, попав точно между нагрудником и шлемом.

— Юра поторопись! — взмолилась кореянка.

— Да бегите уже, я догоню! — рявкнул он.

Любопытство и уверенность в своих навыках соблазнили арбалетчика дождаться развязки. Товарищи растворились в невидимости и, судя по звукам, начали быстро удалятся.

Тролль-командир отпустил меч и упал на колени. Юра знал: полученная рана его не убьёт, однако временную потерю боеспособности от подобного ранения никто не отменял. Мощным пинком Нодес снял противника с острия копья и тот бухнулся спиной на землю. Казалось безумие наконец оставило высшего вампира: он неторопливо подошёл к поверженному и занёс копьё над его шлемом.

— Вввжжжуууххх!

Что-то рассекло воздух. Что-то летящее со скоростью пули, но куда тяжелее её. РБ перекувыркнулся словно тряпичная кукла и впечатался головой в землю.

В один миг Юра осознал: стоявшая на холме фигура была здесь ровно с того момента, как пропал туман. Да и пропал он скорее всего не случайно. Дистанция до стоящего на холме составляла не менее шестидесяти метров, но зоркий арбалетчик прекрасно рассмотрел нового участника битвы. Высокий, в тёмно-фиолетовой броне мужчина, с зелёным, словно кожа рептилии лицом. Кроме цвета кожи, он мало походил на монстра: пропорции тела правильные и статные, разве что голова немого угловатая и чуть больше человеческой.

«Орк! — вздрогнул попаданец, вспомнив многочисленные рассказы в тавернах. — Какого лешего он здесь делает?!»

В онлайн играх орки обычно низкоранговые монстры, что по силе следуют за гоблинами и в несбыточных мечтах желают достичь уровня огров. В этом мире дела обстояли не так: орки являлись одними из тех монстров, что портили жизнь заблудшим 90+. Если максимальный уровень попаданцев ограничивался 100, то уровень монстров упирался в 150. Но иметь подобную силу позволялось лишь двум видам — оркам и зверолюдям.

РБ поднялся на ноги.

«Да у него пол кумпола нет, а он живой!» — подивился наблюдатель.

Нодесу не просто сняло скальп, вместе с волосами прихватило и солидную часть его непробиваемого черепа.

Юра взглянул на стоящего на холме орка, тот потянулся рукой к бедру. Арбалетчик заметил, что на его бёдрах закреплены подобия обойм, из которых он что-то достал и сжал в руке, какого-либо оружия видно не было.

Нодес бросился к одному из поверженных троллей и впился зубами в его горло.

«Это шанс!» — мелькнуло в голове у Юры, а после дурные руки решили этим шансом воспользоваться.

Пусть пробитая черепушка босса повернулась к стрелку не сильно удачно, да и дистанцию в тридцать пять метров не назвать плёвой, но разве это причина не попытаться! Юра привстал на колено, вскинул оружие, выдохнул и успокоился, как заставлял себя успокаиваться тысячи раз до этого.

— Щелк.

Разрывной дротик ударил в проломленный череп и частично скрылся в его содержимом, а после голова Нодеса перестала существовать. Лишь только спустив курок, Юра сорвался с места и ринулся к лестнице. Смерть обожгла стрелку плечо. Доски настила взорвались щепками и там, где он находился мгновение назад, появилась аккуратная дырка сантиметров пяти в диаметре. Взвыв от боли, попаданец повалился на доски, перекатился и грохнулся с трехметровой высоты, упав спиной на землю. Воздух из лёгких выбило, в глазах помутнело. Отчасти падение смягчил рюкзак, да и земля оказалась довольно мягкой.

Собрав волю в кулак, Юра поднялся и доковылял до ближайшей юрты. Сейчас его не могли видеть, как с холма, как и из центра деревни. С плеча лилась кровь, разорвав броню, кусок плоти буквально сбрило непонятным выстрелом. Рыча от боли, раненый достал из разгрузки бытылёк, сорвал зубами крышку и вылил на рану тёмную пахучую жидкость. После он достал новую склянку и откупорив, торопливо выпил её содержимое. Боль поутихла, в голове прояснилось. Оказав себе первую помощь, молодой человек применил невидимость и торопливо поковылял к выходу из деревни. Выйдя к «воротам», он окинул взглядом поселение, ставшее местом жестокой битвы. Монстры обращённые в нежить попадали на земле и, как и прочие трупы, впитались в неё. На ногах осталось лишь несколько троллей, что суетились вокруг раненных товарищей. Двое из оставшихся на ногах монстров понесли тролля-командира к юртам.

Юра взглянул на стоящего на холме орка, спокойная фигура того вызывала непонятный трепет. Орк направил свой взгляд на сокрытого невидимостью арбалетчика и ухмыльнулся. Душа попаданца моментально провалилась куда-то в район пяток».

«Пропал! Он очень высокого уровня и видит меня!»

Но атаки не последовало, орк нахмурился и перевёл взгляд в центр деревни. Юра уже собирался бежать, как вдруг произошло непредвиденное. В том месте где закончил свой путь кровавый каннибал Нодес возникла человеческая фигура, она что-то подняла с земли и сейчас испуганно оглядывалась.

«Виктор! Кретин! Решил поднять дроп с РБ в невидимости! — застонал про себя арбалетчик. — Она же при этом отменяется, как и при атаке!»

— Ввввууухххх!

Юра не сразу осознал произошедшее: вот мастер стоит в центре поселения и панически оглядывается, собираясь броситься бежать, а вот тело его оседает на землю. С места, где мгновение назад находилась голова, бьёт кровавый фонтан.

Сердце молодого человека сжалось от боли. Нынешний Юра хлебнул лиха и твёрдо знал почему подобного не стоит испытывать другим. Его мгновенно наполнил вихрь из сочувствия и злости, что не оставили места для страха. Вместо страха из глубины души начала подниматься ярость. Но не успел он до конца поразиться произошедшему, как некая другая его часть холодно сообщила, что необходимо забрать кристалл, оставшийся от товарища. Душа и разум заметались в сомнениях, прервал которые липкий взгляд орка. Дистанция до врага превышала семьдесят метров, но попаданец знал — тот видит его и никакая невидимость, навыки и побрякушки не помогут.

Стиснув зубы, арбалетчик кинул наполненный бессилием взгляд на одинокую фигуру и направился прочь от злополучного места.


Глава 7: Обычное утро после необычного дня


***


Глава, в которой Юра встречается с товарищами.


***


«Кажется, это называется дежавю», — подумал Юра, глядя на сидящего в кресле Женю, который перелистывал страницы толстой книги.

Философ был поглощён чтением и пробуждение товарища не заметил. Юра же не стал сообщать о том, что проснулся и принялся восстанавливать в памяти вчерашний день. Неприятности начались ярко, но после гибели Виктора потекли размеренно и по убывающей. Прямо как в тот холодный день, когда в незамеченной вовремя луже набираешь в оба ботинка воды, а после топаешь домой с мокрыми ногами.

В полёте мастера на респ не было ничего хорошего от слова совсем, но к разряду непоправимых трагедий этот полёт не относился. Однако потеря ценного бойца перед предстоящей дорогой домой сулила вагон дополнительных сложностей, ведь отряд пополнился двумя безоружными и лишёнными маскировки членами. Ко всему, когда адреналин в крови поутих, Юра обнаружил, что левая — повреждённая рука слушается куда хуже положенного и о прежней меткости и темпе стрельбы не может быть и речи. То есть гоблины в один момент стали куда более опасными противниками. Не успели попаданцы собраться в условном месте и двинуться в путь, как напаролись на гоблинский патруль. Пришлось задействовать групповую невидимость и уходить от неприятностей под её покровом. На этом мана у Туен закончилась, а ведь до дороги было ещё далеко.

В этот сложный момент временный капитан проявил стратегическую смекалку и завёл отряд в заросли колючего кустарника, в них товарищи просидели почти до вечера, ожидая пока у кореянки наберётся «на один раз». Смекалка не подвела, скоротав время за разговорами и утешением понурой Алисы, попаданцы двинулись в путь и очень скоро им опять пришлось прибегнуть к групповой невидимости. Избежав стычки, они вышли на дорогу и вкусили плоды ожидания: буквально через десять минут их нагнал отряд коллег, возвращавшийся с рейда, с которым они благополучно добрались до города. Ну как благополучно… усталыми, подавленными неудачей Виктора, а Юра, ко всему, еле стоял на ногах от потери крови и горящего болью плеча.

В городе молодой человек поймал двуколку и первым делом отправил возничего в роли курьера к Эрите, сообщить что с ним всё в порядке. Имелась в Озоторге такая услуга. После он дал денег на дорогу Сисилии и Роману — так звали спасённых из лап троллей и тепло простившись, молодые люди расстались. От бывших пленников не стали скрывать, что причиной их пленения частично послужили Юра и КО, но те обиды не держали: ситуация вышла не лучшая, но вполне «рабочая». Да и частично оказались виноваты сами пленники: решив сократить путь, они опасно приблизились к поселению троллей. Далее Юра посадил на двуколку Алису и Туен, а сам поехал в местный госпиталь: плечо требовало внимания хирурга, так как были солидно повреждены мышечные ткани. Пусть целительная магия в короткое время могла излечить переломы и ранения, однако, например, рваные раны или переломы со смещением требовали некоторого исправления и только после следовало накладывать исцеление. Иначе имелся шанс стать обладателем неправильно сросшихся костей, связок или мышц. Как итог домой попаданец попал сильно за полночь, рухнул в объятия Эриты, был помыт, накормлен и уложен спать. На этом «понедельник» закончился.

«Точно дежавю…, сейчас на пороге появится Марина и начнёт корить меня за неосторожность», — подумал Юра и приподнялся на кровати, внезапно обнаружив, что действие это далось неожиданно легко.

— Ого, надо кровь из носу обучиться этим техникам, — произнёс Женя, поражённо глядя на товарища.

— Каким техникам? — не понял Юра.

— Биополевому восстановлению, деревня, — раздался от выхода в коридор насмешливый голос.

«Падаван» вздрогнул, вместо Марины на пороге комнаты стоял «Серый Йода» и хитро лыбился, держа в руках кружку чая.

«Вот гад, — скривился про себя молодой человек, — даже маскировку не применил!»

И действительно, демон щеголял сероватой кожей на своём круглом насмешливом лице.

— Повреждения тела, — продолжил Кассиопея, — это обычно и повреждения полевых структур. На этом основана местная целительная магия, она даёт биополю и тканям тела команду на ускоренную регенерацию. Часть фокуса кроется в подпитке ментальной силой заклинателя, а часть в поддержке Системы. Но есть и другой путь, восстанавливаем биополе, а оно подтягивает за собой ткани. Медленнее, но этот способ открывает более широкие возможности, например, можно отращивать отрубленные конечности. Местная магия подобного не позволяет.

— Такого не бывает! — возмутился Юра.

— У таких дуболомов как ты, ничего не бывает. У тебя хоть что-то бывает, а? Посмотрим, как ты запоёшь, когда через неделю у тебя восстановятся мышцы на плече. Только не накладывай исцеление, ограничься регенерирующим составом. С исцелением останется здоровенный шрам и повреждение мышц. И мне тут рассказали про вашу земную медицину, — кивнул демон на философа и изменив интонацию продолжил:

— Доктор, не надо отрезать мне руку!

— Зачем отрезать, мы вам таблеточки выпишем, сама отвалится…

Далее, своим обычным голосом Кас продолжил:

— Пока ты спал, я пошаманил над твоим энергетическим телом, как итог — времени только девять утра, а ты у нас как с конвейера… Я ненадолго приоткрыл тебе кундалини — это такой ядерный реактор в человеческом теле, доступ к которому обычно закрыт. К вечеру всё вернётся в норму, но до этого времени ты на «повышенных оборотах». Так что до вечера осторожнее, не залюби Эриту до обморока… — хмыкнул демон.

— Я не могу сегодня с тобой тренироваться, — взмолился Юра, пропустив подколку мимо ушей, — мне надо пообщаться со своими новыми наставниками. Я и так должен был сделать это вчера.

— Да общайся на здоровье. Мне, кстати, с ними также стоит пообщаться. Я здесь для встречи с Ксеном, точнее я с ним уже встретился, пока ты дрыхнул. А сюда зашёл сказать, чтобы ты приходил на развалины Северной крепости в следующий выходной. Будем вытряхивать из тебя оставшееся дерьмо.

— А вы давно здесь? — обратился проснувшийся к обоим мужчинам.

— Я, где-то с час, — ответил Женя. — Эрита прислала курьера ни свет, ни заря, с просьбой приглядеть за тобой — написала, что на тебе вчера лица не было. Сама она ушла на смену в гильдию. Кассиопея пришёл полчаса назад, — кивнул философ на демона, на что тот изящно поклонился, — и заявил, что ему некогда ждать пока ты отоспишься, поэтому он «поколдовал» над твоим самочувствием. Я, кстати, рад, что ты так скоро проснулся, чуть посижу и поспешу на работу. У меня конечно есть поблажка в её посещении, но не настолько, как вы, похоже, думаете.

— Ясно, — кивнул молодой человек и с любопытством обратился к демону, впрочем, не особо надеясь на ответ, — а зачем тебе к Ксену?

— Ты наверно слышал, что последние пятьдесят лет у заблудших имеются определённые трудности со взятием Белого города? — внезапно охотно начал отвечать Кассиопея.

Юра кивнул, Женя навострил уши.

— Так вот, одна из причин этих трудностей сейчас стоит перед тобой. И представь себе, Хранители запретили мне участвовать в предстоящей обороне Белого города… Система пыжится и тужится, подыгрывая вам в этом вопросе. Её можно понять, она не сильно любит подобные перекосы.

— А в чём перекос? — спросил философ. — Мне казалось всё работает как надо: у заблудших отбирают вкусную кость, и они выпрыгивают из штанов в поисках силы, что необходима чтобы эту кость вернуть…

— Всё верно, — кивнул демон, — отмечу только: с силой у вас всё в порядке, вам не хватает слаженности, словно вы приходите из мира обиженных одиночек… а что до подыгрывания — причина подобного поведения Системы кроется в том, что «кость» неприлично редко бывает в ваших «зубах», отчего кое-кто начал забывать её вкус. Точнее не знает его вообще, — кивнул Кассиопея на Юру. — Раскрою вам тайну, на текущий момент наши силы таковы, что город вам не взять даже на самом низком уровне обороны. Отсюда и палки в колёса со стороны Хранителей. А заблудшим, я подозреваю, очень скоро будут предложены ценные подспорья в этом вопросе. Не вам конечно, высокоуровневым командам.

— А ничего, что ты нам это рассказываешь? — удивился молодой человек.

— То, что я вам рассказываю, не изменит ровным счётом ничего, — пожал плечами демон.

— Тогда зачем вы встречались с Ксеном? — удивился Философ.

— Ну уж точно не восстановить справедливость. Точнее, как раз восстановить — выбивал для себя кое-какие преференции… Так, послание передано, не забудь о тренировке, деревня… — обратился Кас к молодому человеку. — На этом я отчаливаю, вот только чай допью…

— Ты на «Соколе»? — спросил Юра.

— Ага, — ухмыльнулся демон.

«Падаван» пребывал в состоянии бесконечного восторга от изящной воздушной яхты Кассиопея.

Женя было попытался расспрашивать демона о Белом городе, но тот только отшучивался и на тему предстоящей войны не проронил больше ни слова. Разговор пошёл на всякие не сильно интересные Юре темы, вроде континентальной политики и экономическим связям между двумя частями материка. Поэтому он торопливо оделся и пошел на кухню, где обнаружил на столе ненавистный салат. Кас не врал: чувствовал себя молодой человек необычайно бодрым и полным сил, разве что плечо болезненно ныло.

«Так, сегодня у нас день роста, и судя по солнцу где-то полдевятого. Можно неторопливо поесть и часам так к десяти попробовать встретиться с Дарианой. После, к обеду, зайду в посольство, повидаюсь с Туен и Алисой, надо забрать у них снаряжение и узнать, как дела у Виктора. Туен вроде говорила, что из-за вчерашнего прогула они сегодня задержатся до вечера. Ещё стоит определиться с трофеями, но это не срочно, кристаллы у меня, поэтому голова не болит. Ко всему, до вечера надо увидеться с Валдом, надеюсь не получу нагоняй за вчерашний прогул. Хм, времени хватает, заскочу для начала к Эрите в гильдию».

Процесс уничтожения салата ненадолго прервали Женя с Кассиопеем, что зашли на кухню попрощаться. Демон применил маскировку и превратился в румяную, помолодевшую версию Куклачёва. Юра порой содрогался, глядя на этого беззаботного с виду мужчину, твёрдо зная, что захоти тот и до вечера в городе останется очень мало живых попаданцев. Благо подобной резне имелось немало препятствий.

Закончив с ужином и не забывая о возможности подстроенных Касом козней, молодой человек под невидимостью выскочил из дома и окольными путями добрался до круглого здания гильдии. Первым делом он заскочил в гильдейскую секцию и повидался с Эритой, уверив ту, что с ним всё в порядке. Здесь Юру осенило, что ни она, ни дожидавшиеся его пробуждения мужчины, толком о его вчерашних приключениях не знают.

«Вот и хорошо, вечером всё спокойно ей расскажу», — решил он и выйдя из секции, направился к чёрной доске над входом в посольство. Толпа у главного местного источника информации волновалась, видать новости были горячие. И здесь Юра попался… Внезапно его взяли «в коробочку» три симпатичные молодые женщины и один разъярённый армянин, что схватил молодого человека за грудки и начал с остервенением трясти.

— Как, твою мать, ты умудряешься это делать! — лютовал Артур.

— Что делать? — растерялся попаданец.

— Как ***** что! Читай! — и Артур развернул молодого человека к доске. — Да потом про гноллов почитаешь, ниже читай.

«Рейдовый босс вне круга возрождения Косматый каннибал Нодес потерпел поражение и покинул Систему. Решающий удар нанёс Толстый мальчик».

Пусть физически Юра чувствовал себя прекрасно, но внезапно он понял насколько вымотался за эти дни морально. Перед ним махали флагом из славы, признания и подтверждения его командных качеств, но почему-то разум отнёсся к перечисленному неприлично холодно. Вчерашний предел мечтаний, стал чем-то неважным и даже вредным.

— Слушай Артур, — Юра устало посмотрел на держащего его молодого человека, — заходите сегодня вечером ко мне в гости. Я со своей вас чаем напою и заодно расскажу всё подробно. Там целая история.

Артур посмотрел на конкурента с большим удивлением, отпустил и мгновенно сменил режим вредного армянчика на высокого сына армянского народа. Он вообще был хорошим парнем, только местами чересчур увлечённым.

— С тобой точно всё нормально? — удивлённо спросил он.

— Ранен, устал, вчера были потери, — коротко сообщил ему Юра.

— Э… тогда сегодня мы точно не придём, давай может в конце недели. Если подумать, мы ни разу и не говорили нормально. Помощь никакая не нужна?

— Да нет, всё в рабочем режиме.

— Понятно, а в гости точно можно зайти?

— Да заходи конечно и своих прихвати.

— Тогда оставь мне сообщение в среду, через обменник гильдии.

— Так и поступим, — кивнул Юра. — Ладно, я побежал, а то меня похоже не только вы спалили.

Народ вокруг приметил "героя дня" и с любопытством на Юру поглядывал.

И попаданец торопливо ретировался из двора гильдии, так и не прочитав важную информацию над дверьми посольской секции. И пока он торопливо спешил прочь, Артур расстроенно сообщил трём своим спутницам:

— Ну вот и здесь он меня обскакал.

— В чём именно? — непонимающе улыбнулась Анастасия, одна из членов его команды.

Любой приличный попаданец — мужчина, при попадании в другой мир, немедленно должен обзавестись горячим гаремом, если конечно не нашлось развратной принцессы с четвёртым размером. Но в случае Артура гарем оказался неправильный. Красавец армянин обладал выдающимися командными качествами, хотя при охоте на монстров сильно не дотягивал до Юриной хитрожопости. Система зачем-то окружила молодого человека бывалыми волевыми женщинами за тридцать, пусть и выглядели они не старше двадцати. Ни о каких пошлостях речи не шло, да и не до них молодому человеку было: Артур жаждал побед, славы и приключений, а его команда следила чтобы он от этих приключений не скопытился.

— Под его последним взглядом я почувствовал себя малолетним идиотом, — скривился Артур, — похоже пора взрослеть…

— Да нет, ты неисправим и не надейся догнать крепыша в этом вопросе… — подколола его Ольга — другая из его спутниц и поторопила расстроенного капитана. — И хватит пускать нюни, идёмте уже. Надеюсь из наших трофеев что-то да продалось, и я сегодня буду с деньгами.

— Небось опять всё на шмотки спустишь?.. — скривился Артур.

— И на мужиков… — вставила Анастасия.

— Местные мужики только за монстрами бегают! — преувеличенно расстроилась Ольга.

Карина, последняя из девушек, вздохнула и молча направилась к цели.

И товарищи, споря и пререкаясь, поспешили за ней в секцию торгового представительства, а Юра тем временем петлял в невидимости по извилистым улочкам старого города.

До дома Дарианы было решено дойти пешком. Потратив таким образом около получаса, молодой человек добрался до квартиры наставницы ровно к десяти часам. Повезло, Дариана оказалась дома, но никаких занятий конечно не вышло. Молодого человека напоили чаем, а после проводили за два квартала к красивому двухэтажному особняку. Хотя говорить, что занятий не было совсем не верно. Бывшая разведчица и здесь умудрилась залить в попаданца порцию полезных знаний о человеческих взаимоотношениях.

— Бойся распущенных женских волос Юра, бойся не меньше чем их обладательниц, — неторопливо вела она под руку слегка растерявшегося попаданца. — У женщин много способов контролировать мужчину и горе тем, кто не знает, как они это делают. Впрочем, если ты доверяешь своей женщине, не лишай её этого контроля, он решит множество твоих проблем. Так ты доверяешь своей половине? Кстати, как её зовут?

— Эрита, — пискнул Юра, локоть которого Дариана прижимала к своему телу.

— Эрита… — протянула она. — Я говорила о волосах, о, сколько поэтов воспели женские волосы и сколь немногие из них обратили внимание на главное. Запах Юра, распущенные женские волосы распространяют запах женщины. Мужчины обречены реагировать на него. Ты никогда не замечал, что замужние женщины в Озоторге редко распускают волосы на людях? Обрати на это внимание. О, мы уже почти пришли. Видишь этот прекрасный особняк? Тебе необходимо прийти сюда завтра в десять часов. При себе иметь тренировочную одежду и не переживай, там есть где переодеться. Возможно тебе откроет мужчина, его зовут Георг, не пугайся — он учитель танцев. Скажешь, что ты ко мне. И так, чем же женщина контролирует мужчину?

— Волосами? — неуверенно произнёс Юра.

— А может всё-таки телом? — вкрадчиво спросила Дариана попаданца.

Молодой человек на это одобрительно закивал.

— Ты точно живёшь с женщиной? — с сомнением спросила наставница. — Телом женщина может привлечь мужчину, но не может удержать его надолго. Голосом Юра, голосом, мы делаем это голосом. И горе тем женщинам, которые не умеют пользоваться этим даром, они обречены на неверность. Ты никогда не замечал: вот ты приходишь домой усталый и раздражённый, а вот Эрита начинает что-то говорить тебе, и ты даже особо не улавливаешь суть её болтовни, но проходит полчаса, и вдруг ты обнаруживаешь себя спокойным и расслабленным, а после ты подходишь к ней, зарываешься своим носом её волосы и вдыхаешь их аромат, — Дариана говорила таким томным голосом, что Юра понял — секунда и пуговица на ширинке лопнет.

— Ай! — вскричал он.

Наставница болезненно ущипнула его за локоть.

— Ай-яй-яй, — замотала она головой, — соберитесь молодой человек и запомните этот дом. Я жду вас завтра к десяти. Я надеюсь ты не бросишь одинокую женщину так, как вчера…

— Нет, — выдохнул Юра и был отпущен из коварных объятий.

— Вот и хорошо, а мне пора на свидание с булочником и зеленщиком, оба замечательные мужчины, но увы, в них меня интересует лишь свежий хлеб и тепличный салат…

Вырвавшись из власти Дарианы, попаданец принялся обдумывать дальнейшие планы. С Алисой и Туен он собирался встретиться в начале первого. Сегодня они должны были работать целый день, но обещали выпросить лишний час обеда для встречи с Виктором. Теоретически мастер должен был находиться в одном из общежитий Культа вознесения. В каком именно, девушки обещали узнать в гильдии: система приёма прилетевших на респ в Озоторге была отлажена до идеала. Вот только конкретно сейчас имелось два с половиной часа, которые предстояло куда-то потратить. Чуть подумав, Юра решил отправиться в промышленный квартал, для того чтобы сделать заказ на изготовление потраченных дротиков и прикупить кое-что из снаряжения. Как итог, он не только скоротал время, но ещё и слегка опоздал на запланированную встречу.


***


Примчавшись к посольству, Юра обнаружил Алису и Туен сидящими на скамейке во дворе гильдии. Выяснилось, что Ксен не стал лютовать и отработку прогула назначил на завтра, поэтому молодые люди не торопясь зашли в кафе-булочную, перекусили, прихватили гостинцев и отправились в одно из общежитий культа, адрес которого девушки выяснили с утра. Здесь дежурный монах проводил их в маленькую, но светлую и опрятную комнатку с большим окном в одной из стен.

— Не пытайтесь утешать его, — наставлял Юра девушек на пути к цели, — и не удручайтесь его плохому настроению: когда ты словно выжатый лимон, радоваться не получается физически. Ведите себя как обычно, желательно побольше позитива.

Алиса всхлипнула.

— А он не уйдет от нас?

— Это зависит только от него, — вздохнул арбалетчик.

Отсутствие смерти не страховало от забвения. Хотя что ждёт там, после падения во тьму, не знал никто. Но уж точно ничего хорошего. Ясно было одно: после погружения в бескрайнее тёмное море из этого мира исчезали навсегда. И исчезнуть было не сильно сложно: стоило отчаяться и потерять волю к жизни, как тьма приходила за тобой, сметая в небытие словно отработанный элемент. Первую "смерть" в этом мире переживали не все. Бывало самые стойкие и жизнерадостные угасали после этого мучительного мистического процесса, а бывало, что люди неуверенные, слабые и пугливые, прикоснувшись к чудовищным тайнам космоса вспыхивали непоколебимой волей.

Виктор лежал на простой деревянной кровати и потухшими глазами смотрел в потолок. Юра бесцеремонно взял у стены стул, поставил его спинкой к кровати, уселся и положил на эту спинку руки. Девушки неуверенно переминались позади.

— Он не мой, — слабо произнес Виктор, — вам ещё предстоит сразиться за него…

— Кто немой и зачем с ним сражаться? — не понял Юра, подумав, что мастер бредит.

— Веер.

— Какой веер?

— После РБ остался лежать веер. Только я поднял его, как невидимость спала. Он прекрасен. Стоило мне прикоснуться к нему, как в сознании всплыла информация: пока один из вас добровольно не передаст его другому или же не подтвердит статус владения в битве, этот артефакт заблокирован.

Казалось у лежавшего с трудом находились силы говорить, после длинного предложения он замолк и ненадолго закрыл глаза.

— Так, Виктор, — заговорил Юра, — давай ты потом нам всё расскажешь. Я знаю, что первые дни даже говорить трудно. Ты главное не унывай…

— Да вот ещё, — скривился молодой человек, — не дождётесь. Жрецы говорят, что в моём случае всё не так плохо и что уже через месяц я смогу ходить на работу. Но до полного восстановления месяца два — три, не меньше.

Когда попаданец или монстр «умирал», он терял энергию, что концентрировалась в кристаллы. И бралась эта энергия не откуда-то, а из запаса жизненных сил. Восстановление утраченного занимало от трёх месяцев для низких уровней, до недель для 90+. Попаданцы сотого уровня начинали жизненную энергию накапливать и поэтому одну или даже две «смерти», могли пережить без энергетического штрафа.

— Это всё ерунда, — стонал Мастер. — До этого я не понимал толком, что кроется за терминами "разборка" и "сборка", никогда не мог подумать, что человек настолько ничтожен…

— Давайте не будем о плохом, — запротестовал Юра и вспомнил слова Кассиопеи: — Это не человек ничтожен, это мы обманываемся несерьёзностью происходящего. Так что отставить раскисания! Мы тебе пирожных принесли, Алиса даже готова кормить тебя с ложечки и утку менять… — не злобно хмыкнул арбалетчик.

Виктор слабо улыбнулся.

— Вы подняли уровень? — обратился он к товарищам.

Девушки замотали головой.

— А я вот поднял седьмой и сразу слился на шестой… Я это понял, после того как проснулся с утра и посмотрел статус. При «смерти» теряется один уровень, а я как был шестой, так и остался. На респ я вчера в сознании прилетел, но пока не поспал, вообще не до чего дела не было, — пояснил он.

— Навыков не дали? — спросил Юра.

— Дали, супер навык дали, вы даже не представляете насколько крутой! — оживился лежащий и попытался приподняться с кровати, но застонал и опустился обратно.

— Что за навык? — выразила общее любопытство Туен.

Мастер какое-то время молчал, словно собираясь с мыслями. После продолжил совсем о другом.

— Юра, тебе надо отбить этот веер, не сейчас, так на двадцатом. Он такой… — мастер замялся. — Чёрный, из длинных перьев. Не из птичьих, перья из металла. Я словно влюбился в него. Как Фродо в кольцо Саурона… — виновато улыбнулся Виктор.

— Ну вот с тобой и отобьём, как ты свой зад с кровати поднимешь, — скривился сидящий на стуле попаданец, — а после, так и быть, дам тебе помахать им на вечер…

Виктор закрыл глаза и затих. Товарищи уже было подумали, что он заснул, как молодой человек начал говорить, вероятно читая текст с окна статуса.

— «Экстренный возврат — вы способны создать точку выхода, в которую в любой момент можете вернуться телепортацией. Создание точки требует десять кристаллов карцибела от среднего ранга. После возврата ваша мана, ярость и сосредоточение сбрасываются на ноль. Дистанция работы умения ограничена сотней ваших шагов».

— Вы представляете, мне дали умение телепортации! Это же такая редкость! Я всегда комплексовал, что у меня лажовые навыки, а тут такое!

— Да, действительно круто, — удивлённо произнёс Юра, — хотя, стоит отметить — штрафы солидные. Но, если правильно использовать, цены ему нет…

Здесь Алиса, что всё это время стаяла за Туен, всхлипнула, бросилась к лежащему и обняла его.

— Хватит Алиса, — слабо засмущался Виктор, — а то люди подумают, что между нами что-то было.

— А что, не было!? — возмутилась девушка. — А как ты меня на лодке катал, а сколько мы вместе гуляли, я тебя… — здесь она замолкла, смутившись.

— Теперь я за него спокойна, — шепнула Туен Юре на ухо. — Пусть и немного завидую… — захихикала кореянка.

— Ладно, лодочники, — вздохнул Юра и замолк, что-то обдумывая. — Если ты в состоянии говорить, — обратился он к мастеру, — давайте обсудим, что делать с трофеями. Если нет, перенесём этот разговор на потом. И мне необходимо забрать у тебя плащ и медальон, я со своими в этот выходной иду на РБ в «Улей», без них никак.

— Давайте обсудим, — согласился Виктор. — Я как севшая батарейка, но при этом спать не тянет. Проснулся рано утром и уже солидно измаялся бездельем. Вы, это, навещайте меня если что. А плащ и медальон в ящике у спинки кровати. Монахи культа туда всё сложили. У них с этим строго. Я надеюсь ничего при «смерти» не выпало. Ты, что надо, сам забери и банки с минералами заодно прихвати.

— Будем каждый день приходить к тебе в обед и есть вместе, — успокоила лежащего Туен, и начала тараторить что-то о том, что после похода с Юрой, она твёрдо намерена найти в их группу лучника или арбалетчика.

Юра тем временем принялся перебирать снаряжение мастера, вероятно что-то и было потерянно при «смерти», но плащ и медальон оказались на месте.

После долго совещались. Банки с Литрингом — так назывались люминесцентные минералы, как и камни ментальной силы было решено продать. Весь добытый карцибел забирал Юра, его набралось примерно на десять золотых — шесть кристаллов с троллей: четверых убили попаданцы, а двоих растерзал Нодес по пути наверх. Арбалетчик отдал телам команду на утилизацию и подобрал трофеи. Два кристалла высокого качества были добыты с пауков, пусть самые маленькие из возможных, но стоили они немало. В завершение имелись кристаллы с гоблинов и варганов.

И это была лишь малая часть трофеев. Литринг по словам Виктора стоил около пятидесяти золотом, тридцать золотых монет попаданцы добыли в гоблинской пещере. Имелся браслет обострения восприятия и два кольца обнаружения ловушек, одно из которых оказалось не совсем обычным. Если для Юры перечисленное не являлось чем-то запредельным, то для Алисы, Виктора и Туен, сумма в более чем в сто золотых была на текущем этапе астрономической. Ещё-бы, солидное по местным меркам жалование гильдии составляло два золотых в месяц.

— Я хочу забрать это кольцо себе, — неуверенно начал Юра, — и, если по совести, мне придётся вам доплачивать.

— Почему доплачивать? — удивилась Алиса, — оно же низкого ранга.

— Низкого, то низкого. Это кольцо — предмет созданный местными магами до Вознесения. Вы конечно знаете, что одновременно можно носить с собой лишь пять магических предметов, однако предметы вроде этого колечка, к упомянутому правилу не относятся. Цена ему стольник по самым скромным подсчётам, — сообщил молодой человек и обвёл глазами остальных, словно ожидая протест.

— Вот и забирай его, — слабым голосом произнёс Виктор, — а мы затянем пояса и купим себе маскировочные плащи среднего ранга и медальоны сокрытия низкого. Я ещё в пещере троллей много думал, что без подобного снаряжения из города высовываться не стоит. Он вопросительно повернулся к Туен.

— Плакала моя новая мебель, — вздохнула кореянка и улыбнувшись, развела руками в знаке согласия.

Принялись обсуждать трофеи и прошедшие события. Добрались до смерти РБ и появления злосчастного орка на холме. Юра рассказал товарищам о том, что происходило после их ухода.

— И вот, теперь ты в курсе, что поднимать чужие трофеи в невидимости не стоит… — вздохнул он.

Виктор помрачнел и произнёс:

— Теперь я понимаю суть. Система разделила владение между тобой и тем троллем, — произнёс мастер. — Не последнюю роль сыграл чёртов орк, но он, вероятно, большого уровня, его вмешательство вряд ли учитывалось, может ещё и штраф впаяли… Кстати, невидимость спадает всегда или только когда пытаешься скрысить чужой дроп? — спросил тот.

— Точно не знаю, есть подозрение, что подобное происходит, когда рядом находится конкурирующая сторона. Я слышал о подобном пару раз.

— А я вот не слышал. И что меня дёрнуло… — помрачнел лежащий на кровати молодой человек.

— Ладно, ладно, хватит о грустном, — запротестовал Юра, — возможно не стоит об этом говорить, но пережитое тобой, рано или поздно, ждёт всех нас.

Разговор потёк дальше. Устав стоять, девушки уселись на край кровати. Спустя время в комнату зашёл монах и спросил не хочет ли кое-кто в туалет. Этот кое-кто с бледно-серого стал чуть розовым и сказал, что попозже.

— Ох, — глянул Юра в окно, — я засиделся!

Он извинился, простился и не забыв забрать тюк с плащами и медальонами, торопливо отправился на встречу с Валдом. Выйдя из общежития, попаданец пешком дошёл до центральной улицы. Здесь он поймал двуколку и назвал вознице адрес, после чего шустрый транспорт довольно скоро доставил его к утопающему в зелени особняку с тёмно-красной крышей. Встреча прошла гладко. Узнав, что Юра не пришёл из-за предприятия по добыче карцибела, наставник коротко кивнул, а когда узнал, что предприятие это закончилось удачно, худое лицо мужчины приняло довольный вид.

— Ну что ж, — произнёс Валд после обсуждения графика и времени занятий, — твое желание иметь выходной посреди недели я одобряю. Будем заниматься в день пробуждения, цветения и зрелости. Приходи завтра к трём часам, не опаздывай.

Простившись с мужчиной, Юра направился домой, совершив по пути ритуал сброса возможного хвоста. Утренняя бодрость исчезла, левое плечо сначала слегка заныло, а после начало сильно болеть.

«Повязку с восстанавливающим составом необходимо было сменить ещё в обед», — морщился от боли попаданец, переступая порог дома и радуясь, что наконец можно будет спокойно пообщаться с Эритой.

— Мы на кухне! — раздался голос его девушки.

«Кто это мы? Кого ещё принесло? Не Артур ли примчался впереди поезда? Этот чумовой армянин может».

Положив тюк со снаряжением на пол, молодой человек разделся и шагнул из прихожей в помещение кухни. Здесь он оторопел и обвёл взглядом членов своей команды, что по-хозяйски устроились за большим кухонным столом.

Коля держал перед собой кусок хлеба, намазанный толстым слоем сливочного масла и занимался художественной укладкой оливок. Женя откинулся на спинку стула и задумчиво слушал Эриту, которая рассказывала ему что-то о своей работе в гильдии. Марина сжимала огромную чашку с чаем и смотрела в её содержимое словно в хрустальный шар. Один только Энрю внимательно и с какой-то хитринкой, изучал вернувшегося хозяина.

— Рыжий, подай майонез, — обратился К Энрю гопник.

— Сначала стоит укрепить конструкцию слоем сыра и ветчины, — насмешливо прокомментировал рыжий разбойник, подавая Коле банку с заправкой.

— Сиживал за столами, сиживал… — не отрываясь от процесса, ответил гопник и начал поливать бутерброд майонезом. — Юра, да ты присаживайся, мы ещё не всё съели. И вообще, нас забросило в дикое место — сто пятьдесят тысяч населения, а ни одного круглосуточного!

— А вы, это, зачем пришли? — поразился молодой человек.

Коля, словно не услышав вопроса, затараторил:

— Кого ты там вчера в асфальт закатал? Мохнатого каннибала Фобоса? Это он тебе кусок плеча отгрыз? Да ты садись, садись, мы жаждем подробностей!

— Так вы за этим? — поинтересовался Юра.

— Нет, вы слышали да!? И этого лопуха нам назначили в командиры… — не унимался гопник. — Ты хоть, когда по большому идёшь, штаны не забываешь снимать?

В разговор вмешался Женя.

— У нас сегодня совещание по поводу Трех лордов. Мы же договорились на той неделе в «Оазисе грозового моря», что сегодня встретимся, заберём у тебя снаряжение и обсудим предстоящую схватку с рейдовым боссом.

Юра вспомнил всё и сразу, а вспомнив поблагодарил удачу, так как опоздал на запланированную встречу он совсем чуть-чуть.

— Ну это, — опять проснулся Коля, — рассказывай давай. Мне уже доложили, что ты сегодня на доске засветился. Что там было то?

— Да много всего было, — молодой человек устало плюхнулся на стул, — а плечо мне повредил не РБ, а орк.

— Орк! — как один охнули товарищи.

Три лорда были забыты целиком и полностью, больше часа Юра со всеми подробностями пересказывал свои вчерашние приключения. За это время Марина сделала ему перевязку, заодно предъявив всем суровый боевой шрам.

— У него точно не было никакого оружия? — уточнил Женя, когда товарищ закончил свой рассказ.

— Не-е, — замотал головой Юра, — до орка конечно было далеко, но рассмотрел я его неплохо и всё больше склоняюсь к мнению, что он швырял руками что-то вроде металлических шаров.

Гопник на это возмутился:

— Да быть такого не может! Это какую силищу надо иметь, он наверно 150…

— Вряд ли, я слышал, точнее читал, — вставил замечание Женя, — что из всей массы орков и зверолюдей, 150того уровня за всё время существования Системы, достигли единицы. А вот о силе, кто их оков знает…

— Не Жень, не мог он их руками швырять! — возмутился на это Коля. — Местный баланс такого не пропустит. Я скорее поверю, что он в Юру с полового органа стрелял…

Внезапно в разговор вступил Энрю.

— Встреченный тобой орк пятидесятого уровня, этот уровень стартовый для орков. Шары он кидал не руками, а чем-то вроде пращи: в его броню встроен хитрый механизм, позволяющий подцеплять шары из ментила к специальным магнитным захватам и сражаться ими словно кистенями или же швырять в противников.

— Ментил, это же вроде металл, что в десять раз тяжелее свинца? — уточнил Женя.

Администратор на это кивнул.

— Но в случае с этим орком, — продолжил Энрю, — я бы не смотрел на уровень. Он чудовищно силён. Его сила в его прошлом. Не вздумай пока соваться за тем веером, дождись пока всё закончится, — строго наставил арбалетчика Энрю, после чего замолк и подвинул к себе банку с вишнёвым вареньем.

— Знаете что, — закипел Коля, — это неправильное средневековье! Магнитные захваты и всё такое!.. Вы ещё мобам плазменные винтовки выдайте!

— Зачем винтовки, — хмыкнул Энрю, — лучше откроем глобальный ивент — «Сезон охоты на гопников».

— Эй, Рыжий? — возмутился Коля, — Ты сегодня чудовищно разговорчивый…

— Соскучился по твоей гнусной роже, — парировал Энрю.

— А что именно закончится? В смысле почему пока не стоит соваться за веером? — осторожно поинтересовался Женя.

— Скоро всё узнаете. Следите за новостями на доске, на ней напишут достаточно, чтобы понять то, о чём не написали… — и Энрю задумчиво уставился в потолок.

Товарищи хорошо знали этот жест — говорящий, что больше из рыжего разбойника ничего достать не удастся. Разве только если Марина примет недовольный вид и обиженно надует щёки, но подобное она делала очень редко.

— Кстати о доске, — заволновалась Эрита, — ты читал сегодня свежие новости? — обратилась она к Юре.

Тот на это замотал головой, и объяснил:

— С утра не дали, в обед забыл.

— С востока к Озоторгу подтягиваются гноллы, несколько больших племен, счёт идёт на тысячи, уровень монстров 20+. Они заняли территорию «Птичьего замка», выбив оттуда огров. Последние бродят сейчас по лесу в поисках нового жилья, ты там осторожнее…

— Это всё на доске написали? — удивился Юра.

— Нет, на доске написана только первая часть, остальное из разговоров в гильдии.

— Тысячи? — подивился Коля, они же выжрут всё вокруг.

— Не выжрут, — успокоил его Философ. — Если гоблины, огры и тролли живут собирательством и охотой, то гноллы ведут хозяйство, в основном держат яков, свиней и кур. Хотя и охотой промышляют, не без этого. Заодно Птичий замок находится почти в пятидесяти километрах от Озоторга, низкоуровневые попаданцы так далеко не ходят. И давайте напоследок о «Лордах».

Разговор потёк неторопливо. Внезапно Юра понял, что пусть с Виктором, Алисой и Туен он ощутил себя настоящим командиром, однако ни за какие блага не обменяет их на свою текущую команду.

«Интересно, как пройдут первые занятия с наставниками? — подумал он и тут же решил: — Да, что ломать голову, завтра всё узнаю».

И это завтра настало куда скорее, чем хотелось.


Интерлюдия: Меня зовут Аринтон Сит!



— Вы скоты, низшая раса. Вы нужны лишь для одного — своей смертью продлевать наше существование… — тантурианец исказил своё лицо тонкой злобной улыбкой.

Аринтон пропустил мимо ушей стандартное приветствие врага и оглядел относительно чистую площадку тридцать на тридцать метров.

Место кровавой битвы напоминало завод, точнее являлось развалинами завода — высокотехнологичного и сейчас бесполезного. Жесточайший бой шёл в этом месте с самого утра, тридцать четыре десантника первого диверсионного подразделения планеты Синтлария, против шестидесяти четырёх бойцов особого карательного батальона Тантурианской армии. В живых остались лишь два человека. Их спасли не только личные навыки, граничащие с магией, их снаряжение являлось пиком технологий. Тем, что обязано сохранить жизнь высококлассным командирам, от боеспособности которых напрямую зависит исход сражения.

Аринтон — плечистый мужчина с сосредоточенным волевым лицом отбросил генератор обратного синтеза эфира — оружие, что стреляло не энергией или материей, а эту материю или энергию аннигилировало. Его противник осторожно опустил на пол генератор высокочастотных колебаний — устройство заставлявшее материю разрушаться, будь то живые ткани или сверхпрочные сплавы. Отставив бесполезное дистанционное оружие, оба достали из-за спины короткие чёрные мечи, что были сделаны из самой обычной, пусть и невероятно крепкой керамики — тяжёлой и малопригодной для сложных изделий, но, тем не менее, способной пробить силовое поле вражеских экзоскелетов.

Стороны всё ещё плохо знали возможности друг друга, что послужило причиной во многом уникальной ситуации: штурмовые винтовки обеих сторон оказалось бесполезными против более продвинутой защиты командиров. Но старое доброе холодное оружие не подведёт: мощность генераторов силового поля ограничена, само защитное поле заточено на отражение нематериального воздействия и девять из десяти, не сможет расщепить или отразить массивные лезвия коротких мечей.

— Хорошая у тебя шкурка… — продолжил тантурианец, — не верится, что вы создали подобное за столь короткое время. Прекрасно! Я ждал такого противника последние пятьсот лет, — закончив тираду, каратель медленно пошёл по кругу, с каждым шагом сближаясь с Аринтоном.

Аринтон принял условия игры и также начал начал движение, постепенно сближаясь с врагом. Вступив в разговор, он произнёс:

— Твоя защита основана на создании резонансного поля, что работает как минимум в сорока частотных диапазонах. По крайней мере, твой экзоскелет отразил всё, что имелось в арсенале моего отряда. Уверен, хватило бы одного меткого выстрела пневматического гвоздомёта, жаль его у нас не оказалось.

На этих двоих не было шлемов, шлемы мешали раскачанному до сверхчеловеческих возможностей восприятию. Такому восприятию, какое не способна обеспечить ни одна электроника. Однако встроенные в массивные воротники брони генераторы создавали защитное поле, что защищало голову куда надёжнее сверхпрочных материалов.

Каратель с любопытством посмотрел на врага, что похоже умел не только нажимать на курок и после произнёс:

— Знаешь, были бы мы знакомы подольше, я бы предложил снять эти дерьмовые железяки и насладиться битвой на полную… Но… Обойдёмся без этого. Твой экзоскилет защищает по принципу поля поглощения, он буквально всасывает в себя все негативные воздействия, превращая их в заряд аккумуляторов. Гениально и просто, но, увы, мы не смогли реализовать подобное. Вопрос в том, как убить тебя минимально повредив эту замечательную шкурку. Вы ведь не встраиваете в свою броню систему уничтожения. Вы твёрдо знаете, что мы не сможем воспроизвести эту технологию. Времени на это уже нет: война продлится не долго, а после останется лишь одна сторона. Однако победа будет за нами — вы слишком мягки. Не ты, остальные. Мне стоит действовать с заделом на будущее…

Никто не болтает на поле боя. Однако болтать приходилось. Противники чудовищно устали, истощились и находились в крайнем напряжении. Оба обладали огромным запасом выносливости, вот только вся их выносливость за четыре часа жестокого боя куда-то улетучилась. И сейчас, схватке физической предшествовала схватка ментальная.

— Снять экзоскелеты? — скривился Аринтон. — Жить надоело? Хотя. Слышал смерть одна из составляющих мировоззрения прививаемого вашей военной системой. Плох солдат, который торопится умереть, но ещё хуже тот, чей разум сковывает страх смерти.

— Воистину так, а ты боишься смерти? — спросил тантурианец.

— Не нахожу в ней ничего хорошего. Время жизни ограничено и поэтому ценно.

— Хм. И, тем не менее, вы осуждаете наше стремление жить за счёт других?

— Мы или я?

— Ты? — уточнил каратель.

Дистанция с начальных двадцати метров сократилась до пятнадцати. Секунду подумав, Аринтон ответил:

— Я нахожу подобное нерациональным. Руководствуясь таким мировоззрением нельзя достичь единства, а не достигнув единства, нельзя достигнуть истинной силы.

— Сильная философия, — улыбнулся враг. — Мне сложно спорить с ней, ведь в начале боя нас было вдвое больше. Но в ней есть один изъян.

— Какой же?

— Твоя смерть… В итоге победит высшая индивидуальность. Она победит даже если я проиграю. Коллективизм и равенство хороши на начальном этапе. Позже они становятся тормозами, которые следует отбросить.

— Благодаря этим "тормозам" я всё ещё жив.

— Пока… жив…

Десять метров.

— Как тебя зовут? — спросил Аринтон.

— Эллегя Кастилос, — чуть кивнул каратель. — Я из высшей знати. Кстати, в моей броне также нет системы посмертного уничтожения. Я слишком хорош для такого.

— Высшей знати? И ты опустился до подобного? — кивнул диверсант на поле боя.

— Опустился? Хм. Многие из тех, кто равен мне согласятся с этими словами. Но скажи, чего стоит жизнь без сложностей и лишений?

— Она теряет краски…

— Истинно так.

Пять метров.

— Я знаю, что сейчас умру, — внезапно спокойно произнёс Эллегия.

— И это после тирады, что я — низшая раса? — скривился Аринтон.

— Это так: хищники выше травоядных, но не всегда сильнее. И ещё — удача не на моей стороне. Я почувствовал это во время нашего разговора. Ментально мы равны и ты не можешь победить меня пси способностями. Равно и наше техническое оснащение. Но я чувствую — у тебя есть какой-то козырь.

Аринтон взглянул на врага очень серьёзно, после лицо его на мгновение скривилось от душевной боли. Тридцать три его боевых товарища умерли за последние четыре часа. Не будь стоящего перед ним, этого бы не случилось. Он просчитался как командир, он не учёл возможности наличия подобного фактора. Плата оказалась чудовищной. Никогда ещё он не терял так много. Никогда не терял всех!

— Наше сражение оказалось мельче чем мы достойны, — высокопарно произнёс Эллегия и остановился, — если мне предоставят Выбор, мы ещё встретимся.

— Грешникам не предоставляют Выбор, — нахмурился Аринтон.

— Выбор есть всегда, — твёрдо ответил каратель — сильные не платят за грехи!

Внезапно из сочленений защитных пластин его экзоскелета показалось тёмное лезвие, разрезав позвоночник, оно ушло в строну и рассекло одну из цепей кругового потока питания. Защитное поле бесшумно отключилось. Эллегия осел на землю, в его затухающих глазах показалось изумление. Аринтон ударил со спины, а тот — второй, что находился до этого напротив, оказался иллюзией и сейчас медленно таял.

— Выбор? Плата? Посмотрим… Только помни — хищник здесь только я… — произнёс победитель и обойдя умирающего, посмотрел ему в глаза. — Ах да, меня зовут — Аринтон Сит.



***



Аринтон проснулся, с момента попадания в этот мир, он не видел снов. Да и увиденное сном не являлось — это была сцена из прошлого. Его предупредили. Ещё раз намекнули, что сценарий продуман и весьма интересен. Далее некое смутное знание обрело очертания, и он понял кое-что ещё, отчего задрожал от ярости и предвкушения.

«Сукин сын! Он здесь! Он был здесь все эти двести семьдесят лет! И выбор действительно есть, вот только не у меня… Эллегия Кастилос — ты командуешь Жёлтой фракцией и в этот раз ты значительно сильнее меня, иначе зачем меня предупредили? Нет! — внезапно решил проснувшийся. — Здесь что-то другое. Произошедшее излишне. Подобное слишком расточительно с их стороны».

Дверь шатра распахнулась, на пороге появился гоблин-адъютант, что чуть испуганно смотрел на командующего. Его морду исказила радость, что не он послужил причиной пробуждения командира.

— Командующий Аринтон! К вам человек!

— Человек? Вы схватили его?

— Нет, он пришёл сам и он не заблудший.

— Местный из ближайшей деревни? Свяжите его. Я допрошу его позже.

— Мы не смогли до него дотронуться, — без всякого чувства вины сообщил гоблин.

— Хм, тогда пусть войдёт, — Аринтон решил не ломать голову и посмотреть, что ему принесёт поток событий.

Гоблин исчез, спустя секунды в шатёр вошёл некто. Высокий представительный мужчина в чёрном словно ночь, идеально сидящем костюме и треугольником белоснежной рубашки на груди. Верхняя её пуговица была расстёгнута, и это невероятно подчёркивало красивое, отточенное, пусть и немного худое лицо. При всей красоте, в облике пришедшего проскакивала нескрываемая надменность и холодность.

«Он не человек!.. — мгновенно понял Артинон, — но почему? Мне дозволено общаться только с Тенями…»

— Меня зовут Хастел, — спокойно произнёс гость. — И у меня к вам деловое предложение…

«Черта с два, мой «сон» навеян не Тенями, — скривился про себя Аринтон, — мне только что выдали солидный «аванс»! Похоже, отказаться от предложения будет невероятно сложно…»


Глава 8: Уроки простоты



***


Глава, в которой Юра понимает, что учить его будут немного не тому.


***


Дверь открыл высокий худощавый мужчина в обтягивающих тренировочных штанах и свободном камзоле. Открыв, он какое-то время изучал Юру внимательными глазами, сверкая при этом отполированной лысиной и крутя пальцами педантские усишки.

— Ну-с, вы решили заняться танцами молодой человек? — вывел он попаданца из лёгкой растерянности. — С вашей комплекцией я бы посоветовал вам борьбу свободного стиля, у меня есть знакомый — прекрасный преподаватель этого высокого и сильного искусства.

— Я, это, к Дариане…

— А… а… конечно! Мне стоило догадаться! Заходите молодой человек, заходите, не заставляйте столь многих ждать. Есть ли у вас с собой сменная обувь? Нет?.. Ну, на первый раз простительно. Можете подобрать себе тренировочные тапочки вон в том ящике.

Впустив Юру в просторную прихожую — раздевалку, Георг вышел из неё в большой зал, откуда почти сразу донёсся его внезапно громкий звонкий голос, а после голоса детские и топот множества ног. Снимая сапоги и выбирая сменную обувь, Юра понял, что слегка облажался: необходимо было взять с собой хлопковые носки, которые в этом мире имелись, но с сапогами не носились и сейчас тренировочные тапочки из мягкой кожи пришлось надеть на босую ногу.

Из прихожей он попал в большую, метров пятнадцать на пятнадцать комнату, где пять мальчиков и пять девочек лет двенадцати — тринадцати, под точные окрики учителя накручивали изящные пируэты. При виде заблудшего кавалеры сбились с ритма и начали с интересом изучать молодого человека.

Георг кивком указал на проход в другой части зала. Войдя в него, Юра попал на лестницу по которой поднялся на второй этаж, очутившись после в просторном тренировочном зале. Этот зал отличался от нижнего, пол здесь покрывали мягкие маты, у одной из стен с потолка свисали канаты и гимнастические кольца. Другая стена была покрыта всякими разными выступами и углублениями. Включив мозг, Юра понял, что она служит для чего-то вроде альпинисткой подготовки. Взглянув наверх, он с удивлением обнаружил, что подобными выступами и углублениями покрыт и потолок. Третью стену закрывали разнокалиберные лестницы, а на четвёртой нашлось место для больших, закрытых решёткой окон. Возле одного из них, ближе к углу, стоял удобный раскладной стол и два стула, на одном из которых сидела Дариана.

— Ай-яй-яй, — произнесла она, — ты опоздал на целых пять минут!

— Извините, — из-за чего-то расстроился Юра.

— Извиняю, — улыбнулась женщина. — Сегодня ты выглядишь куда лучше, чем вчера, это радует. Присаживайся, — кивнула она на стул напротив. — Ты говорил, что позавчера тебя задержало некое приключение. Расскажи мне о нём. Твоя задача сделать это обстоятельно, не упуская детали, но и не усложняя рассказ излишние. Особенно важно сделать это интересно, в идеале настолько, чтобы слушатель позабыл обо всём на свете.

Юра не ожидал подобного начала занятий, но, почему-бы и нет, времени имелось три, а то и четыре часа. Слегка запинаясь и путаясь, всё более уверенно и складно, он пересказал недавнее посещение логова троллей. Дариана слушала его с искренним интересом и выглядела слегка удивлённой. На рассказ ушло около получаса.

— Знаешь, — начала наставница, когда молодой человек закончил, — у меня похоже появилась третья причина взяться за твоё обучение серьёзно. Здесь ты должен спросить меня, какие первые две…

— Какие?

— Причина первая — если я за что-то берусь, то делаю это качественно и с душой, если же так не выходит, стараюсь от задачи отказаться.

Юра удивлённо посмотрел на женщину и удивили его не её последние слова. Эта Дариана разительно отличалась от прежней — женственной и возбуждающей. Она говорила холодно и немного по-мальчишески, словно заправской товарищ. Только сейчас попаданец заметил, что её шикарные чёрные волосы убраны в косу позади.

— Вторая причина, — продолжила наставница, — вчера я познакомилась с твоим куратором — Косиопеем Зинтарисом. По крайне мере, он так назвался.

— Вы встречались с Кассиопеей?! — поразился Юра.

— Хм, да, он просил называть его так, — кивнула женщина. — Он подошёл ко мне почти сразу после того как ушёл ты. Удивительный человек или правильнее сказать демон… — с любопытством посмотрела женщина на молодого человека.

— И что вы о нём думаете? — спросил Дариану Юра.

— Я думаю, он чудовищно опасен… И ещё он рассказал мне почему занимается тобой. Признаться, я бы предпочла держаться от этого всего подальше. Но, похоже, пути назад нет, твой куратор пообещал решить несколько моих проблем, в обмен на то, что я возьмусь за тебя более серьёзно. Отказаться не в моих силах.

— Но вы же и без этого собирались учить меня? — удивился молодой человек. — И почему вы называете Каса куратором?

— Совершенно верно, но теперь моя задача сделать из тебя минимум хорошего разведчика, а куратором он назвался сам.

— А третья причина? Ну, что вы будете заниматься мной?

— Она в том, что для твоего пути понадобится куда больше, чем есть у тебя сейчас. Путь заблудшего это не только уничтожение монстров, на более высоких уровнях Хранители начнут ставить перед тобой и твоими товарищами весьма нетривиальные задачи. Ну да ладно, хватит отвлечённых разговоров. Вернёмся к твоему рассказу. Он интересен и удивителен сам по себе, но говоришь ты отвратительно. Запинаешься, перескакиваешь с момента на момент, пропускаешь детали. Вместо огненного бриллианта, ты подсунул мне кусок мутного горного хрусталя. Тебе необходимо научиться говорить лучше. Ты похоже не представляешь сколько проблем и задач можно решить хорошо подвешенным языком.

Дариана встала и ненадолго скрылась в одной из дверей, что вела из тренировочного зала. Юра приметил, что за дверью находится что-то вроде небольшой кухни. Вернувшись, женщина положила перед ним среднего размера яблоко. Урожай с плодовых деревьев собрали где-то с месяц назад и плод уже успел слегка подморщиться от хранения.

— Рассмотри его, изучи его, отметь его сильные и слабые стороны. Тебе необходимо убедить меня купить это яблоко за одну серебряную монету… А я пока сделаю нам чая, — и Дариана опять исчезла за дверью, вернувшись скоро с двумя чашками.

— Итак, — продолжила женщина, — опишите мне все преимущества вашего товара.

Имелся у Юры один коварный недруг. Сегодня он крался за бывшим геймером с самого утра и вот настиг — Юра схватил паралич мозга…

— Эээ… Ну, оно вкусное…

— Не верю! — скривилась женщина. — Судя по выражению твоего лица — кислятина ещё та… Ты явно хочешь впарить мне второсортный товар по завышенной цене…

Попаданец посмотрел на яблоко, что хотелось пожалеть и пристрелить и сделал ещё несколько неуверенных попыток убедить собеседницу в бесценности лежавшего на столе плода, что вышло неуклюже и неубедительно.

— Всё печально, — вздохнула Дариана. — У меня была припасена для тебя ещё одна задачка, но мы пока отложим её в сторону, не будем издеваться над ценным упражнением. Но не спеши расстраиваться. Есть и хорошая новость — умение говорить развивается достаточно легко. В нашем случае, тебе необходимо научиться отвечать быстро, остроумно и соразмерно ситуации. Также ты должен уметь убеждать собеседника и увлекать его интересным разговором. И лишь после мы возьмёмся за более сложную задачу — умение слушать и вытаскивать из болтовни других необходимую информацию. А пока мне придётся дополнительно нагрузить тебя, однако этой нагрузкой мы убьём сразу двух зайцев: подтянем твою общительность и дополнительно сблизим с Эритой, — подмигнула наставница Юре.

Закончив говорить, Дариана ненадолго вышла из зала и вернулась с листом бумаги, пером и чернильницей. Допив чай, она что-то написала на листе изящным размашистым почерком.

— Это рекомендация в труппу любительского молодёжного театра. И конечно ведёт занятия мой знакомый, я буду полностью в курсе твоих успехов и неудач. Они занимаются по вечерам, два — три раза в неделю. Я рекомендую тебе походить туда вместе с Эритой. Поначалу будет сложно, но, уверена, ты втянешься и получишь массу удовольствия. Итак, первую часть нашего занятия можно считать закрытой.

Внезапно наставница изменилась, в ней появилась та возбуждающая томность, от которой Юрина кровь в одно мгновение отринула от мозга и перетекла в другой орган.

— Иди переодевайся в тренировочную одежду, — кивнула женщина на одну из дверей. — А я пока подготовлюсь.

Попаданец встал и предвидя не ясный пока подвох, удалился в раздевалку. На переодевание ушло около пяти минут. Вернувшись в зал, Юра обалдел, обомлел и растерялся.

Дариана стояла посреди зала совершенно обнажённой.

Сглотнув слюну, молодой человек поражённо уставился на спортивное тело наставницы. Грудь оказалась меньше чем рисовало его воображение, что совершенно не лишало её привлекательности. Длинные прямые ноги, чуть резкие бёдра, тонкая талия, — всё в этом мире дело вкуса, но, казалось, тело Дарианы было идеальным дополнением к её кредо.

— Ну же, подойди, — протянула женщина, — здесь специальный двойной потолок, он пересыпан песком и опилками, нас никто не услышит… А Георг проследит чтобы наверх не поднялись посторонние… Чего же ты стесняешься?

Юра неуверенно и скорее от растерянности, сделал несколько шагов на встречу женщине и замер. В его голове закрутился вихрь мыслей, одна из них твердо заявила, что Эрите он изменять не будет, другая тут же парировала, что кто его будет спрашивать. Третья намекнула, что ему сказали надеть тренировочную одежду, а не снять её и здесь явно что-то нечисто… Дариана тем временем женственной походкой начала приближаться к молодому человеку.

Попаданец понял, что попал, пропал и всё вместе. Женщина приблизилась почти вплотную и здесь случилось то, что Юра не ожидал совершенно: нога наставницы вылетела вперёд резким хлёстким движением и ударила попаданца в живот. Внутренностям от этого удара стало в животе тесно, они приподняли диафрагму и вытолкнули из лёгких ценный воздух. Отлетев, молодой человек упал спиной на маты и захрипел от шока и боли.

Дариана удалилась в угол зала, взяла заранее подготовленные тренировочные мечи и вернувшись, кинула один из них на грудь пыхтящему ученику.

— Ай-яй-яй, — закачала она головой и обошла пытающегося подняться попаданца. — Вставай Юра, мы только начали. Таким скоротечным действом ты меня не удовлетворишь. Ты верно пытаешься понять зачем всё это? Очень просто, мы должны научить твой мозг не отключаться при виде аппетитной женской задницы. Ты должен научиться воспринимать противоположный пол в том числе, как источник смертельной опасности. Это поможет тебе не только в общении с эротичными красавицами, что возжелают отрезать тебе голову. Очень надеюсь ты таких не встретишь… Но тебе точно не удастся избежать встречи с монстрами, что попытаются выбить тебя из колеи сверхчеловеческой красотой и телесными прелестями.

Юра поднялся, взял с пола меч и трясущимися руками выставил его перед собой. Но как он не сосредотачивался на противнике, внимание невольно перескакивало на интимные подробности. Играющим выпадом Дариана треснула его по шее. После прошлась по рёбрам. Фехтовала она отменно, нынешних Юриных навыков не хватало для защиты совершенно. Закончив с ребрами, женщина принялась за его печень. Но и печень не заставила ученика перестать пялиться на её прекрасную грудь.

— Смотри на оружие или на центр моей груди, — наставляла его Дариана, — центр груди Юра, это центр грудной клетки, а не соски молочных желёз…

Деревянный меч ударил туда, куда бить мужчину не следует. Ударил не сильно, но достаточно. Хватая воздух, попаданец завалился на пол.

— Ай-яй-яй, — завздыхала наставница. — А ведь я нападаю ровно с той силой, какую ты способен сдерживать… От тебя требуется самое малое — не отвлекаться на меня как женщину. Вставай уже…

Всего через час Юра твёрдо знал — Фрейд козёл и не шарит. Ведь уже спустя час, основной инстинкт стал нифига не основным…


***


К дому Валда молодой человек подошёл побитым, но не сломленным и не просто не сломленным, а ещё и успевшим пообедать. Дарина била болезненно и со знанием дела, однако била так, что самой тяжёлой травмой оказалась травма моральная. Наконец поняв, что пациент скорее жив, чем мёртв, она отправила его в раздевалку, оделась сама и на прощание прочитала настрадавшемуся ученику лекцию о том, что мужчина подсознательно воспринимает женщину как объект для защиты и, если у мужчины с головой всё в порядке, вреда женщине он причинить не может, чем женщины, чья профессия мужчин убивать, весьма эффективно пользуются. Заодно наставница успокоила его, что пусть он пока обречён периодически видеть её прелести, но на ближайших занятиях этого не случится.

Размышляя о произошедшем и всё ещё не решив, как к подобным знаниям относиться, Юра постучал специальным молоточком в дверь особняка. Ждать пришлось довольно долго. Наконец дверь отворилась, и он увидел перед собой приятную бледную женщину, в длинном тёмно-зелёном платье. За его подолом прятался мальчишка лет трёх или четырёх, что пугливыми глазами изучал гостя.

Сложно сказать из-за чего, но Юра почему-то решил, что Валда нет дома или же его отвлекли какие-то срочные дела. А то и больше, заниматься он с ним раздумал.

— Заходи, — произнесла хозяйка приятным голосом и подхватила ребёнка на руки. — Валд ждёт тебя на нижнем ярусе.

«Нижнем ярусе?» — подивился попаданец.

Однако определение оказалась довольно метким: назвать подвалом место, в которое Юру проводили из просторной прихожей, язык не поворачивался. Правда не тянуло оно и на полноценный тренировочный зал, особенно мешали этому четыре массивных колонны, подпирающие потолок. Впрочем, то, что занятия будут происходить именно здесь, Юра не сомневался: на это намекал разнообразный тренировочный инвентарь, да и свободного места хватало.

Инвентаря оказалось внезапно много. Вдоль одной из стен стояли подобия манекенов, если не сказать хорошо выполненных восковых фигур, всего десять. Юра нехорошо вздрогнул, увидев среди них обнажённую женскую фигуру, рядом стояла другая фигура — мужская и также обнажённая. Мысль о том, что манекены служат для чего-то неприличного, при более тщательном их рассмотрении, пришлось отбросить. Вряд ли кто-то будет дотошно размечать расположение внутренних органов на куклах для плотских утех. Помимо этих двух, которым одежды не полагалось, здесь стояли модели людей в тяжёлых латах, пластинчатой броне, кольчужной рубашке, кожанке и несколько фигур в повседневной одежде. Далее взгляд попаданца привлекли несколько длинных столов и стоек на которых было разложено немыслимое количество боевого и тренировочного оружия — ножи, кинжалы, короткие и длинные мечи, кистени, топоры и булавы. Охапка разнокалиберных копий, алебард и пик стояла в углу. У той же стены уместились несколько грубых тренировочных чучел.

Третью грань этого любопытного места занимал огромный стенной шкаф с множеством разнокалиберных дверей и отделений, а вот четвертая стена оказалась абсолютно пустой и гладкой и в отличии от своих светло-серых сестёр, имела почти чёрный цвет.

Валд стоял у упомянутого шкафа рядом с распахнутыми дверцами одной из секций. Возле него волновался от любопытства худощавый мальчишка лет четырнадцати, что внимательно наблюдал за действиями отца. Подойдя ближе, Юра увидел, что секцию занимает хитрое подобие мини лаборатории с множеством соединённых между собой стеклянных ёмкостей, змеевиков и непонятных металлических цилиндров. На дверце были закреплены несколько шкал и реостатов, к которым тянулись самые настоявшие изолированные провода.

— Не переживай, — обратился к молодому человеку хозяин, что подливал в одну из емкостей какую-то жидкость, — это не запрещённые технологии. Более того, схема передана королевской власти Богами. Всё Латор, иди на верх, — обратился Валд к мальчику, — проследи чтобы братья выполнили свои задания. Если понадобишься, я тебя позову.

Паренёк кивнул, обиженно посмотрел на Юру и выскочил из подвала.

— Ты принёс карцибел? — спросил наставник у молодого человека.

Юра кивнул и протянул мужчине небольшой холщовый мешочек. Валд принял его и вытряхнул на ладонь два кристалла — светло-красный, размером с мизинец и красную светящуюся горошину.

— Ого! — мужчина взял карцибел высокого качества между большим и указательным пальцем и внимательно посмотрел на него. — Вижу времени зря ты действительно не терял. Но увы, он не понадобится: мой аппарат не сможет его переработать. А вот кристалл среднего качества просто замечательный.

Валд закинул карцибел с паука в мешочек и передал его молодому человеку, а кристалл с тролля был отправлен в одну из стеклянных емкостей, что заполняла прозрачная жидкость.

— Это перегонный куб, — пояснил Валд, — в нём, меняя реактивы, температуру и время растворения, можно получить эликсиры и составы самого разного назначения. Пока мы с тобой будем заниматься, это хитрое устройство создаст нам общеукрепляющий препарат.

— А карцибел может продлить жизнь? — поинтересовался Юра, пусть Женя и говорил ему как-то, что подобное невозможно.

— Скорее нет, чем да, — закачал головой Валд, — некоторые эликсиры на его основе придают силы и способствуют крепкому здоровью, что само по себе отодвигает старость. Но лишние годы эти эликсиры не прибавляют. Скажем так, они возвращают недостающие. Например, для меня или моих детей, препарат, который я сейчас готовлю, практически бесполезен: мы сильны и здоровы и без него. Но вот моя жена никогда бы не родила мне троих детей, не будь в нашем распоряжении подобного эликсира. В детстве она переболела Серой хворью и с тех пор у неё очень слабое здоровье, — пояснил мужчина.

Юра уже знал, что Серая хворь — болезнь вроде чумы, от которой обычно умирают. Так же он знал, что местная магия прекрасно восстанавливает повреждения тела, но при этом практически бесполезна против многих болезней. Здесь на помощь приходили различные настойки и эликсиры.

— Ну да ладно, — улыбнулся Валд, — ты платишь мне не за это. Кстати, где тебя уже успели так отлупить за сегодня? Ходил с утра в подземелье?

Настрадавшийся с утра попаданец вздохнул и отбросив стеснения, рассказал Валду о Дариане, а после спросил не приходил ли в нему вчера Кассиопея. Не упустил он и «интимных подробностей», так как имелась сильная потребность хоть как-то выплеснуть произошедшее.

Больше книг на сайте - Knigoed.net

Наставник явно получал удовольствие от Юриных переживаний, на его худом лице заиграла ехидная улыбка.

— Нет, нет, не обижайся, — замахал руками мужчина, увидев на Юрином лице некоторую досаду, — я просто вспомнил себя. Отец в своё время прогонял меня через подобный тренинг, но куда в более жестокой форме.

На вопросительный взгляд попаданца, Валд, посмеиваясь, рассказал:

— Лет в шестнадцать я начал пускать слюни на добрую половину проходящих мимо юбок. Отец, заметив это, заявил, что мне пора становиться мужчиной и повёл меня в публичный дом. Я, признаться, был в шоке от происходящего, однако и некоторая жажда приключений и удовольствий присутствовала. В заведении он сдал меня на руки двум редкостным красавицам, я до сих пор помню их имена, — Лалу и Разари. Меня отвели в номер, раздели, обласкали, а когда почти дошло до дела, вместо плотских утех избили и выбросили из окна второго этажа… — и рассказчик залился раскатистым смехом. — Но тобой, я вижу, занимаются более профессионально.

Юра, немного удивлённо посмотрел на наставника: до этого тот казался ему куда более мрачным и строгим. Но, похоже, Валд ко всему был ещё и редким весельчаком.

— А насчёт твоего круглолицего знакомого… Да, он был здесь вчера, — нахмурился мужчина, — но разговора не получилось: я послал его к чёрту. Хотя он, судя по всему, не обиделся и не расстроился. Не удивляйся, — уловил Валд сомнения на лице молодого человека, — я сразу понял, что этот парень непрост, вот только он мне не понравился и всё тут. Ладно, пошли, я познакомлю тебя с твоим самым главным наставником, — и мужчина кивнул на гладкую тёмную стену.

Закрыв отделение с перегонным кубом, Валд открыл другую дверцу и обзавёлся самым обычным куском мела. Подойдя к стене, он на секунду задумался, а после нарисовал на гладкой поверхности небольшой кружок.

— Что это? — обратился мужчина к молодому человеку.

— Точка, — неуверенно ответил Юра, — большая…

— Верно, — кивнул наставник, — однако сегодня эта точка станет кое-чем большим — она будет обозначать направление атаки. Представь, что это кончик лезвия меча. Встань напротив. Ага, вот так. Обозначу условия, лезвию дозволено гулять лишь в рамках этого кружочка. Сколько направлений атаки ты видишь перед собой? Только не усложняй.

— Два, — сообразил Юра, — которого уже кое-чему научили на основных курсах.

— Правильно, — кивнул Валд, — из точки возможен не только колющий удар вперёд, но и возвратное движение.

Мужчина опять воспользовался мелком и провёл две линии — горизонтальную и вертикальную, получился крест с первоначальным кружочком в центре.

— Сколько направлений атаки у нас есть теперь?

— Шесть, — сообразил Юра.

— И снова правильно, — кивнул наставник. — Сверху — вниз, снизу — вверх, справа — налево и с лева — на право. На твой взгляд, нам хватит или добавим ещё четыре направления по диагонали?

— Добавим… — кивнул попаданец.

— Я одобряю ваш выбор, — улыбнулся Валд и начертил ещё две линии по диагонали.

— Хватит? — хитро спросил он.

Юра задумался. На курсах его учили простым движениям и связкам в две — три комбинации, но и кроме демонстрировали разные хитрые выпады, обманные движения, отводы и контрудары.

— Хватит, не сомневайся… — прервал его раздумья Валд. — Всего существует десять направлений атаки. Да, это упрощение, не спорю, но разные сложные удары с лёгкостью по этим направлениям раскладываются. Из этого мы делаем вывод, что для эффективной защиты нам хватит всего десять блоков… Или не хватит?

На основных курсах давали мало теории, да и первые три месяца Юра толком на местном не разговаривал. Однако прокрутив в голове полученные на этих курсах знания, он понял, что в него как раз и вдалбливали десять основах ударов по упомянутым направлениям и с десяток блоков, чтобы эти удары блокировать.

— Хватит, — кивнул попаданец.

— И вот, — разочарованно развёл руками Валд, — мы с тобой выяснили, что в основе махания острыми предметами лежит всего двадцать телодвижений, которые ты, судя по всему, уже знаешь. Тогда объясни мне, какого чёрта разные неразумные люди учатся фехтованию десятилетиями и выдумывают разные сложности и хитрости?

— Они нарабатывают бессознательную моторику, — неуверенно произнёс Юра.

— Ага, под бессознательной моторикой ты имеешь в виду рефлекторные движения?

Попаданец закивал.

Валд изобразил на лице истинное удивление, взмахнул руками и запричитал:

— То есть, ты хочешь сказать, что твоё сознание настолько тупое, что неспособно поспеть за подсознанием? — произнеся это, он состроил поражённую гримасу и уставился на молодого человека, разве что рот забыл открыть от удивления.

Юра от такого наезда конечно же растерялся.

— Я шучу, — заулыбался наставник, — но в этой шутке есть доля правды. Одно из первых, чем мы с тобой займёмся — сделаем упомянутые двадцать движений осознанными на сколько это вообще возможно. Точнее не двадцать, десять: блоками займёмся после. И когда ты будешь точно знать сколько мышц напрягается при каждом из этих движений, тогда-то мы и позволим им опять стать бессознательными. Параллельно с этим мы разберём человеческое тело, как гениальную, но при этом простую систему рычагов и противовесов. Стоит осознать, что оно именно таким и является, как обнаруживается, что любое движение человека легко предвидеть. А теперь, с твоего позволения, перейдём к небольшой демонстрации. Латор, иди сюда! — громко крикнул Валд.

В подвал как вихрь влетел уже знакомый Юре мальчишка, что подбежал к отцу и начал вопросительно переминаться с ноги на ногу. Валд тем временем извлёк из шкафа два защитных нагрудника из толстого стёганого войлока. Один он вручил Юре, а другой сыну, для которого защита оказалась откровенно большой. Пока ученик снимал куртку и шнуровал защиту, мужчина выбрал со стойки два коротких тренировочных меча.

— Молодёжь жаждет действия, — вздохнул он, протягивая деревянные мечи молодым людям, — однако ближайшие пару месяцев тебе предстоит заниматься в этом подвале невероятно скучными вещами, — обратился Валд к попаданцу. — Очень важно, чтобы ты понимал зачем ими заниматься. Итак, мы договорились, что для победы над противником — гуманоидом, отметь этот момент Юра, я прекрасно знаю, что главными твоими врагами будут монстры, но начнём мы с людей. Так вот, мы договорились, что для победы нам за глаза хватит арсенала из десяти ударов, а для того, чтобы от ударов противника не помереть, вполне хватит десяти блоков. Хотя по мне достаточно и одного… Не веришь? Зря… Ну что, Латор, — обратился мужчина к сыну, — покажем ему тайный универсальный блок? Или пусть помирает невеждой?

Паренёк смерил попаданца взглядом и после великодушно кивнул.

Валд обратился к Юре:

— Твоя задача ткнуть его кончиком меча в грудь… — указал мужчина на сына. — Не стесняйся, он не дурно фехтует.

Юра оглядел худощавого паренька, примерно одного с ним роста. Рост — то был один, вот только нынешний Юра — это восемьдесят килограмм мышц не последнего качества. Да и от недавних курсов, где его учили основам фехтования, он взял не мало. Приняв атакующую стойку и подняв на изготовку деревянный меч, попаданец плавно ткнул своего противника в центр толстой войлочной зашиты. Тот не сопротивлялся. Под напором мальчик сделал шаг назад и вопросительно посмотрел на отца.

Валд вздохнул и кивнул сыну.

Удара Юра не увидел, что-то сродни выстрелу ударило его в солнечное сплетение, заставив отшатнуться и потерять ритм дыхания. Молодой человек поражённо взглянул на малолетнего оппонента, что расслабленно стоял напротив. Паренёк хитро, но при этом чуть виновато улыбнулся.

— Бей сильнее и резче, — обратился Валд к попаданцу, — иначе ты рискуешь никогда не увидеть секретный универсальный блок… Давай, прямой удар в грудь, не стесняйся.

Юра постарался ударить в пол силы, но со всей доступной ему скоростью. Ничего не вышло, мальчишка ловко отступил назад и в сторону. Удар проткнул воздух и ничего кроме.

— Поздравляю! — лицо Валда приняло очень серьёзный вид, — сейчас ты увидел нечто, что способно свети на нет самый изощрённый и хитрый удар. Зачем тебе десять блоков, если от удара можно уклонится?.. Ладно, продолжим, встаньте друг на против друга. Задача следующая, я буду щёлкать пальцами, — мужчина издал громкий щелчок, — а вы по этому щелчку должны выполнить всё тот же колющий удар в грудь. Суть упражнения — опередить противника. Начали.

— Щелк.

Казалось Юрины уши только услышали обговоренный сигнал, а в его грудь уже болезненно ударил конец деревянной палки. Уже на третьем щелчке молодой человек понял, что опередить Латора у него нет ни шанса.

— Знаешь в чём секрет? — хитро спросил Валд.

— В скорости?

— Да, конечно, но скорость лишь следствие. Тебе мешает твоё тело, ты не умеешь им пользоваться. Одни твои мышцы откровенно воюют с другими. Твой позвоночник — твой главный союзник в битве, пребывает в состоянии заклиненного намертво каркаса. И это в твоём возрасте! Чем ты занимался при жизни?.. Радует лишь, что до этого учили тебя не бездари и твоя опорная нога с горем пополам пытается передать руке вспомогательный импульс. Правда делает она это бессознательно, просто потому, что тебя так научили. Подытожу. Тебе как заблудшему необходима простая и эффективная техника и необходима здесь и сейчас. В ближайшие месяцы мы отработаем всего десять ударов по десяти направлениям, — Валд кивнул на графический рисунок на тёмной стене, — однако эти удары ты будешь способен нанести с вменяемой скоростью и ко всему будешь затрачивать на них очень мало энергии. Попутно я научу тебя от ударов уклоняться и не просто уклонятся, а удары предвидеть. И лишь после мы двинемся дальше.

— Ладно, приступим к самому простому, сложному и важному, — в глазах наставника мелькнуло предвидение титанической работы, — надо научить тебя расслаблять спину и плечи… Пока ты не научишься это делать, даже не мечтай о скорости и подвижности. Подозреваю в твоём рюкзаке тренировочная одежда, пора ей воспользоваться. Защиту можешь снять.

— Скажите, — с любопытством спросил Юра, — а вы правда 120 уровня?

— Я не знаю, да и нет у меня никакого уровня. Не подумай, я не обманывал тебя, просто ученика необходимо заинтересовать. Эту цифру озвучил Ксен, когда решал мою судьбу четырнадцать лет назад.

Валд, видя в глазах попаданца лютое любопытство продолжил:

— Мы тогда ждали первого ребёнка, но случилась беда — у жены резко ухудшилось здоровье. Признаться, врачи не рекомендовали ей иметь детей, но мы всё равно решились. Чтобы выправить ситуацию срочно понадобились серьёзные деньги, и так получилось, что их у меня на тот момент не оказалось. Я только закончил раздавать долги отца. Мой отец был искателем приключений, что тратил на снаряжение куда больше чем зарабатывал, — вздохнул мужчина и обвёл взглядом помещение. — От него я неплохо знал, как работает система заблудших душ, а именно, что убивать монстра ради карцибела занятие очень и очень сомнительное. Поэтому я решил схитрить и убить особого монстра или, как вы их называете — Рейдового босса. Отец говорил, что они не связаны с Хранителями, а контролируются отдельными, безличными сущностями. Но мне не повезло — выбранный мной монстр оказался очень сильным и замороченным, — Валд сделал кислое лицо и замолк.

— Вы не смогли убить его? — поинтересовался попаданец, после небольшой паузы.

— Нет, — улыбнулся Валд, — пришлось помучиться, но я его убил. Вот только он оказался важным звеном какого-то особого задания. В общем не успел я закончить, как примчался Ксен… Давай так, я расскажу тебе подробности, когда ты сможешь нанести Латору, — кивнул наставник на сына, — хоть один уверенный удар. Если будешь относиться к обучению серьёзно, через полгода у тебя появится шанс услышать занимательную историю…

Юра встретился взглядом с ухмыляющимся мальчишкой, вздохнул и принялся натягивать поверх кальсон тренировочные штаны.


Глава 9: Два диверсанта



***


Глава, в которой за Юрину нерешительность расплачиваются другие.


***


Выходной подкрался, накатил и захватил в свои объятья. И как полагается всякому приличному выходному, начался он с утра.

— Вставай соня! — расталкивала Юру Эрита.

— М-у-у-у, мне, м-м-м, ещё чуть-чуть… — бурчал молодой человек.

— Вы сегодня идёте на «Трёх лордов», в восемь часов ты должен быть у портала в подземелье, забыл?

Имелась в этом мире одна особенность — местный сон являлся вещью весьма специфической. Если сном вообще можно было назвать некий переход в особое состояние реальности, в котором сознание и восприятие работало сильно по-другому. Как следствие спалось в этом мире исключительно крепко. И вроде бы, просыпаться следовало как по щелчку выключателя, но то ли выключатели были эстонские, то ли существовала градация переходных состояний, на которых можно было подвисать, но утреннюю полудрёму никто не отменял. По крайне мере, когда Хранители — местные ментальные надсмотрщики, были тобой довольны. Когда они были недовольны, просыпалось резко, часто в пропитанном физиологическими жидкостями белье.

— От, блин! — подскочил с кровати Юра, до которого наконец дошёл смыл сказанного. — Сегодня же воскресенье!

Эрита поморщилась. Конечно она знала, почему воскресенье у заблудших называлось воскресеньем, только название это ей не нравилось. Ведь чтобы воскреснуть, для начала надо было умереть, что в этом мире являлось процессом не окончательным и чудовищно неприятным.

— Ты сегодня возьмёшь с собой «Четвёртое сокровище тьмы» или «Убийцу троллей»? — поинтересовалась она у Юры.

— «Убийцу», — не задумываясь выдал тот и принялся надевать нательное бельё, — для «Сокровища» я пока хиловат по ярости и сосредоточению. Да и признаться меня в дрожь бросает от мысли, что МО может вылезти.

По спине Эриты пробежал холодок. Когда куратор Четвёртого сокровища тьмы воплотился, она, Женя, Коля и Марина находились без сознания. Тем не менее с месяц после их преследовало ощущение непонятного страха и тоски.

— Возьми с собой недавний подарок Кассиопеи, — вкрадчиво обратилась девушка к молодому человеку. — Я понимаю, что твой наставник вряд ли так расщедрится в ближайшее время, но и чрезмерно беречь этот дротик не стоит. Сегодня ты рискуешь не один и не обязательно же его надо будет тратить…

— Юра хотел было возразить, но глаза Эриты светились таким настойчивым требованием и волнением, что он сдался и выдал:

— Хорошо, устрою аццкому артефакту экскурсию в нубскую локацию…

— А как дела с плащом у Коли? — спросила девушка и подошла к книжному шкафу, намереваясь выяснить значение слова «аццкий».

— Нормально, он часто использует его на работе, но на РБ не берёт — предпочитает магическое снаряжение. Правда говорит, что в этом плаще он чувствует непонятное одиночество, словно весь мир остаётся где-то далеко.

— Наверно так оно и есть, — кивнула Эрита, — этот артефакт не просто убирает присутствие, он исключает из ткани этого мира. Ладно, у тебя сегодня важный день, поэтому скажем салату — Нет! Могу пожарить тебе рыбы.

— Да ладно, «пусть живёт», — дал на салат добро Юра, — я к нему уже привык. Если всё пройдет удачно, предлагаю вечером отпраздновать в «Гендальфе». Да и что предлагать, все и так соберутся.

— А если не удачно? — скривилась девушка.

— Если не удачно, будешь месяц кормить меня с ложечки и менять горшок…

— Ты это оставь, — нахмурилась Эрита, — неизвестно, когда я встречусь с матерью, но чувствую времени у нас не сильно много. После этой встречи моё тело вернут в прежнее состояние, и второй раз отдать тебе свою девственность я не смогу: у меня есть серьёзные обязательства перед своим родом. Поэтому я хочу провести оставшееся время с толком, а не ухаживать за твоим обессиленным во всех отношениях телом…

— И это при двух братьях, — расстроенно вздохнул молодой человек. — Почему занять место отца должна именно ты?

— Юра, дело не в том, что мой отец лорд Митунга. И даже не в том, что он доверенное лицо короля в этих землях. У знати есть строгие традиции по продолжению рода. Я не знаю точно, как принято там откуда пришёл ты, но здесь старшая дочка Лорда не может раздвигать ноги по первому своему хочу. Я первенец своего отца — это накладывает серьёзные обязательства. До рождения двух детей от законного мужа — измена несмываемое пятно на репутации рода и фамилии. Однако ситуация сильно меняется после появления наследников, с этого момента на интрижки смотрят сквозь пальцы. Поразительно, что у нас вообще оказался подобный шанс провести время вместе.

Она хотела продолжить, но замолкла. Юра, помня, что в прошлый раз обсуждение возможных вариантов их совместного будущего закончилось слезами, немедленно начал уводить тему в сторону.

— Постой, — возмутился он, — если всё так строго, как получилось, что твоя мать — заблудшая, залезла в койку твоего отца, на тот момент — молодого, девственно-симпатичного лорда.

— В этом и заключалась сложность её задания. К тому-же мой отец далеко не дурак: он получил у Верховного понтифика Культа вознесения тайную индульгенцию. Тайная — это скорее название, все кому надо в курсе. Так как случившееся инициировали Хранители — оно фактически являлось в глазах окружающих волей богов. В конечном итоге это не только не испортило репутацию отца, но подняло родовой статус. Хотя официально моя мать скончалась при родах.

— Я всё понял, — окончательно закрыл тему Юра, — будем ценить то, что у нас есть. Кстати, твоему будущему жениху достанется нетронутая, но очень опытная невеста… — хмыкнул он, за что немедленно получил подушкой по голове.

«Помирившись», молодые люди переместились на кухню. Здесь они прикончили лёгкий завтрак, Юра облачился в комплект собранного с вечера снаряжения и покинув особняк, пара поспешила к гильдии искателей приключений.

— Как там говорится: «Хочешь сделать человека счастливым — забери у него всё, подожди полгода и верни половину», — улыбнулся Юра, приветливо улыбаясь прохожим.

— Звучит мудро, но как-то жестоко, — скривилась Эрита, — где ты набрался подобного?

— Отгадай загадку, — улыбнулся молодой человек, — серый, круглолицый, строит козни…

Вчера к вечеру на имя Эриты пришла срочная депеша. В ней Кассиопея коротко написал, что текущими Юриными наставниками очень доволен и на полгода снимает с «Падавана» нагрузку в виде различных тёмных личностей, что постоянно пытались отрезать Юре уши. Новость эта обрадовала молодого человека чрезмерно.

— А он точно не хитрит? — поинтересовалась девушка.

— Уверен, что нет. Моё здоровье он в грош не ставит, но посторонних подставлять не будет.

За разговорами обо всём и понемногу, молодые люди подошли к круглому зданию гильдии.

— Осторожнее там сегодня, — в сотый раз попросила Эрита и непонятно зачем принялась поправлять Юре воротник плаща.

В этот миг Юра почувствовал чьё-то враждебное намерение. Вздрогнув, он принялся оглядываться вокруг и столкнулся взглядом с Туен. Та, не сбавляя шага, приветливо улыбнулась, махнула рукой и заскочила в арку прохода во внутренний двор гильдии.

«Показалось», — подумал молодой человек и расставшись с Эритой, поспешил к центру города, решив сегодня воспользоваться своими двумя, да и время в наличии имелось.

Достигнув архитектурного комплекса, что окружал вход в «Улей», Юра подумал, что в позднем пробуждении есть свои плюсы. По белоснежной каменной дорожке к входу в подземелье спешило непривычно большое количество народа. Обычно он приходил сюда часам к девяти, а то и десяти, когда от утреннего потока оставались лишь крупицы.

Идя к цели и здороваясь по пути со знакомыми, попаданец буквально протиснулся в зал с порталом. Входящий сюда народ сильно не зевал и сходу нырял в играющее «водной гладью» кольцо, но, несмотря на это, в зале под стелой оказалось довольно людно.

— Юра! — прорезал шумиху громкий звонкий голос.

Кричала «Лисица». Проследив направление крика, молодой человек обнаружил в углу участников предстоящего рейда. Отличала собравшихся какая-то особая аура волнения и предвкушения. Подойдя к товарищам и коротко перездоровавшись с китайцами и американцами, он обратился к Жене:

— Первый раз вижу здесь столько народу.

Философ на это довольно безразлично заметил:

— В день отдыха подземелье посещает примерно полторы тысячи человек. Ты попал в самый «час пик», он длится недолго, от силы двадцать минут. Поток спадёт с мистической внезапностью, сейчас сам увидишь.

— Это да, — протянул Коля, — так рано мы сюда ни разу не приходили.

Юра оглядел участников рейда, не в полном составе оказалась лишь команда Бобра.

— Как у него дела с добором? — спросил попаданец товарищей.

— Говорил, что всё в порядке: он нашёл слаженную команду из четырёх человек, что взялась участвовать в фарме РБ. Уровень её членов 12–13, - ответил Женя.

— Узкоглазые? — уточнил Коля, не забыв кинуть извиняющуюся лыбу Лисице.

— Они самые, — кивнул философ.

— Марин, как настрой? — спросил Юра целительницу, что прижимала к груди красивый витой посох с вплетённым в навершие грубым искрившимся белизной кристаллом.

Марина на этот вопрос неопределённо пожала плечами. Как ни странно, хрупкая целительница чувствовала себя на рейдах довольно уверенно.

Бобёр — коренастый китаец с заячьими зубами, что-то прокричал в сторону входа. Товарищи обратили внимание на четырёх мужчин восточной внешности. На вид лет по тридцать пять, жилистые, подтянутые, двое в свободных плащах и с луками, один в пластинчатой броне, мечом на поясе и небольшим щитом. Под серым плащом последнего угадывалась длинная кольчуга, в руках он держал короткий чёрный посох.

— А это ещё что за «Дом престарелых»? — прогундел гопник. — Кстати Пинг, — обратился Коля к временному танку их группы. — Давно хотел спросить, как у тебя обстоят дела с длиной члена?

От внезапного вопроса обалдели все кроме самого Пинга: Лисица прыснула, Марина надулась, Женя заулыбался, Юра ждал развязки.

Китаец невозмутимо показал гопнику раскрытую ладонь.

— А что?

Коля кивнул на здоровенный щит Пинга.

— Да я всё думал, что компенсируешь в другом месте…

От очередного Колиного отмороза, товарищей отвлёк командный голос Стивена, что фактически командовал рейдом.

— Итак, мы в сборе. Жетоны на тридцатый этаж есть у всех?

Один из новоприбывших китайцев, поднял вверх руку и спросил:

— А есть шанс, что интересующий нас босс будет находиться в состоянии ожидания воскрешения?

Стив взглянул на Бобра, на лице американца возник немой вопрос: «Что за смертников ты нам привёл?»

Бобер на это растерялся и не нашёл что ответить.

Янки очень серьёзно обратился к пришедшим:

— Последний раз «Платинового лорда нежити» пытались убить два года назад, неудачно. Это самый сложный РБ «Улья»… Вы не в курсе?

— Чангминг предупредил нас, что враг силён, но этих подробностей мы не знали, — пояснил китаец, — мы не ходим в "Улей" — трофеи слабые. Мы сражаемся с монстрами за городом.

Стив оглядел добротное снаряжение китайцев, успокоился и кивнул.

— Хорошо, тогда телепортируемся. Разберёмся в «Сортировочном центре».

«Сортировочным центром» с острого языка неизвестного попаданца, назывался большой зал с промежуточным порталом. Из зала под стелой с помощью полученного в гильдии жетона, желающие сразиться с РБ попадали на тридцатый этаж и уже оттуда, с помощью дополнительного портала отправлялись в зоны с желаемыми боссами.

Поднявшись с холодного камня: процесс телепортации через стационарные порталы штука специфическая, Юра встал на ноги и принялся привычно оглядываться. В зале уже находилась группа из семи человек, что стояла у небольшого столика похожего на гриб и немного удивлённо смотрела на кучу народа, что внезапно материализовалась на тёмном каменном круге вокруг портала.

Участники рейда тем временем принялись переодеваться, снимая неприметные плащи и оголяя кольчуги, пластинчатую броню и кожаные доспехи. Из рюкзаков извлекались браслеты и медальоны, производилась проверка расходных предметов, редкие обладатели магического оружия вплавляли в него карцибел и камни ментальной силы.

Женя подошёл к группе людей, зависших у панели управления порталом, которым являлся стол — гриб и обратился то ли к корейцам, то ли к японцам:

— Помочь?

Те радостно закивали.

Философ сноровисто выставил в нужное положение механические ползунки и диски, усыпанные замысловатыми рунами и уверенно произнёс:

— Готово. Железный РБ «Кровавый предатель Тиратан».

— О, вы на Филипа Киркорова? — проснулся шнурующий к предплечьям щитки Коля.

Корейцы, а это были они, в непонимании захлопали глазами.

— Ну, я о Тиратане, мы на него ходили. Этот парень большой, волосатый и орёт на весь зал, словно ему гонорар не заплатили.

Женя на это пояснил:

— Опасайтесь ментальной атаки, она не очень сильная, но способна замутить восприятие. Мы спаслись тем, что наш арбалетчик повредил ему голосовые связки.

Корейцы поблагодарили за помощь и сказали, что особенности босса знают.

Юра закончил со снаряжением и посмотрел в тёмный проход, что зиял в стене промежуточного зала. Там, нарушая каноны величия и эпичности, располагался самый обычный туалет. Даже надпись: «Здесь был Вася» присутствовала. Правда туалетной бумаги не было.

Отцепив от рюкзака арбалет, он проводил взглядом корейцев «ныряющих» в «зеркало» портала и ещё раз оглядел участников рейда. Особенно впечатляли янки, они походили на отряд средневекового спецназа: все шестеро имели за спиной короткие луки, мечи и небольшие щиты, лишь Сем — «человек оркестр», в дополнение к перечисленному держал в руках короткий посох. Носили американцы кольчужные комбинезоны, усиленные металлическими щитками, шлемы предпочитали цельные, конусные. Поразило арбалетчика то, что янки поразительно напоминали в них русских витязей.

Китайцы же походили на отряд квалифицированных головорезов, особенно выделялся Бобёр с внушительной двуручной секирой. Юра и КО в своих кожанках смотрелись скромно, даже Пинг, что являлся танком, носил толстенную стёганую броню. Марина в своей серой мантии, что прикрывала высококлассную кольчугу, чем-то напоминала ангела — скромного и недовольного.

Женя подошёл к панели управления и принялся выставлять необходимые параметры. Собравшиеся смотрели на философа с искренним уважением: возможно он был единственным в Озаторге человеком, который действительно понимал, что сейчас делает. Все остальные вынуждены были доставать для каждого рейда специальные схемы.

«Женя бы точно выставил правильное положение дисков в подземелье троллей. Вот только Нодеса мы бы не убили даже полным составом», — подумал Юра.

— Готово, — обратился философ к собравшимся.

— С богом, — кивнул на это Стивен и уверенно направился к порталу.

Новая порция непередаваемых ощущений погружения в «сухую воду», короткая потеря сознания и вот участники рейда кряхтя и поминая Администраторов недобрыми словами, поднимаются с тёмного камня. В этом месте собравшиеся находились впервые.

Юру ослепил яркий свет. Жмурясь и прикрывая глаза ладонью, он начал оглядываться по сторонам. Раздался восхищённый голос Коли:

— Станция метро Киевская, следующая станция — Литовский вал… Литовский кстати после Киевской или нет? — уточнил гопник у товарищей.

Длинный арочный туннель уходил вперёд примерно на полусотню метров и, пожалуй, действительно напоминал станцию метро. Стены его сверкали белым мрамором и восхитительной позолоченной лепниной. Яркие кристаллы лили с раскидистых серебряных люстр ослепительный жёсткий свет. По левую сторону туннеля, перекошенными яростью лицами, на непрошеных гостей смотрели черные статуи каменных демонов. С этими пугающими тёмными изваяниями, вели безмолвный бой белоснежные статуи ангелов с пылающими мечами, что стояли напротив, по правую руку от попаданцев. Выполнены скульптуры были столь искусно, что казалась воздух туннеля трещал от немого противостояния. Участники рейда боязливо оглядывались и рассматривали оформление и крупные нефритовые плитки, покрывавшие пол. Общались шёпотом. Говорить громко почему-то не хотелось, словно это могло развеять атмосферу величия и какой-то неземной принадлежности. Испортил всё как всегда Коля:

— Не знаю, как у вас, а мой анальный детектор зашкаливает. Это какого калибра должен быть босс чтобы ради него такую ляпоту навели?.. Может ну его, а… Награда конечно заманчивая…

Гарантированной наградой за убийство Платинового лорда нежити являлся один расходный предмет на команду — участницу рейда. Случайным образом можно было получить от итема вроде недавно выбитого Юрой «Облегчения смерти», до артефакта, открывающего доступ к многоразовой телепортации. Кроме этого существовал шанс получения оружия и снаряжения наделённого магическими свойствами. И не галимых предметов низкого ранга, а самых что ни на есть среднего и высокого. Имелось и ограничение — участвовать в рейде можно было лишь один раз.

— Надо пробовать, — пресёк «панику на корабле» Стивен. По записям гильдии, лет тридцать назад «Лорда» убивали регулярно, а после народ измельчал и это дело забросил.

— Тридцать лет назад здесь и уровней никаких не было… — возразил Коля. — «Подняли» босса, к гадалке не ходи «подняли», вот народ и забил. А что до измельчали… Просто трушность мелких уровней упала, через один перваки — толстые задроты с арбалетами… — подмигнул гопник Юре. — Да я так, возмутился для порядка. Вперёд и с песней.

И Коля начал задорно насвистывать похоронный марш.

Женя на это неодобрительно покачал головой. Выдвинулись.

Минув холл рейдовой зоны, участники рейда оказались перед большими двустворчатыми дверьми тёмного металла. Стив и Бобёр схватились за массивные металлические кольца и потянули их. Многотонные железные створки лениво и абсолютно бесшумно распахнулись, открыв перед попаданцами огромный цилиндрический зал.

— М-да, — не унимался Коля, — как я понимаю, на дверях у админов деньги закончились…

Помещение около семидесяти метров в диаметре встретило гостей пустотой и приглушенным светом. Лишь в стене по кругу виднелись три прохода, ведущих, как можно было догадаться, в залы с фантомами.

Судя по добытой ранее информации фантомов имелось трое — лучник, маг и воин. На совещаниях вставал вопрос, как определить в каком из залов будет находиться каждый из них. Сейчас он благополучно разрешился. Над входами в широкие прямоугольные туннели были вмурованы металлические диски с изображёнными на них луком, посохом и мечом.

Закончив осмотр и собравшись в центре зала, лидеры команд, в Юриной группе эту роль выполнял Женя, достали хронометры — секундомеры. Механические часы в этом мире делать умели, но массово не делали. Книга вознесения — местный религиозный текст, рекомендовала ими не пользоваться. А уж к ней здесь прислушивались.

— Итак, — начал Стив, — сейчас мы разойдёмся по входам в залы с фантомами. После, я подам следующую команду, — янки помахал рукой над головой и резко опустил её вниз. — По этому жесту вы запускаете отсчёт хронометров. На то, чтобы определиться со стратегией боя, у вас двадцать минут. После истечения этого времени, мы начинаем синхронную атаку на цели, задача уложиться в три минуты. После действуйте по обговорённой схеме. Все готовы?

Женя с Бобром кивнули. Отряды направились ко входам в свои залы. По договорённости американцы брали на себя мага, китайцы — воина, Юра и КО — лучника. Подойдя к своему входу, товарищи дождались обговорённого знака, философ запустил хронометр и кивнул Ксиаоджи. Лисица закрыла глаза, подняла перед собой посох и четко, вкладывая в слова волю и намерение, произнесла:

Малое групповое усиление — «Увеличение физических способностей»,

Малое групповое усиление — «Поле нивелирования физического урона».

Юра ещё раз подумал, что китаянка невероятно крута: владение групповыми баффами до 30+ встречалось редко. Также он подумал о том, что, увы и ах, но Лисица сейчас слила две трети своей маны.

— Вперёд, — скомандовал Женя, — надо войти в зал и привести зону в боевой режим. И подготовьте жетоны.

Отряд минул примерно двадцать метров широкого туннеля. Стоило товарищам вступить в зал с РБ и чуть отойти от входа, как позади раздался глухой удар. Выход наглухо перекрыла массивная каменная плита. Осмотрелись. Рейдовая зона оказалась уменьшенной копией первого зала — цилиндрическое помещение около пятидесяти метров в диаметре. В центре этого места стояла она — первая проблема сегодняшнего дня.

«Прям как в игре, стоит себе и стоит посреди локации. Никаких тебе заморочек», — подумал Юра изучая противника и с трепетом вспоминая как убитый недавно Нодес разрывал в клочья массивные цепи.

Цель не выглядела грозной, не знай арбалетчик заранее, что это РБ, принял бы босса за обычного стрелка — нежить. Иссохший, похожий на мумию человек с коричнево-желтой кожей, вооружённый коротким луком. Тело нежити покрывала полуистлевшая кожаная броня, усиленная лоскутами ржавой кольчужной сетки, шлем отсутствовал, большой колчан со стрелами висел вдоль бедра. Никакого другого оружия кроме лука у противника не было.

— У этого дрыща очень тонкая шея, возможно удастся снять голову, — произнёс Коля и медленно потянул из ножен длинную кривую саблю из тёмно-фиолетового металла. Достав её, гопник нежно провёл рукой по серебристому эфесу, чем вызвал завистливый вздох Пинга. Сабля стоила лютые деньги, пусть и не была магическим предметом.

— И не надейся, — произнёс Женя, — что внимательно разглядывал босса, — ткани усилены магией, уверен он крепкий необычайно, Юра?

Молодой человек закрыл глаза и попытался вызвать окно статуса РБ, но почти сразу растерянно сообщил товарищам:

— «Третье воплощение лорда мёртвых — «напористость». Информация закрыта», — коротко озвучил арбалетчик прочитанное.

— Вот те на, — нахмурился Коля, — мы с таким ещё не сталкивались. Видать некое усложнение процесса. Какую тактику выберем?

Юра неуверенно оглядел товарищей.

— Давай, рожай уже Юра, — нахмурился гопник. — У тебя это лучше всех выходит.

Женя на это постучал пальцем по хронометру.

— Так, ладно, — начал молодой человек, «собрав с пола» осколки своей уверенности, — Марина, надевай маскировочный плащ, бережёного бог бережёт. Коля, отдай свой плащ Ксиаоджи, пусть наденет и держится в стороне. Женя, тебя также касается, — и Юра начал спешно доставать из рюкзака свой маскировочный плащ.

— А, я? — обиженно спросил гопник.

— Он вряд ли будет постоянно сидеть на Пинге, — пояснил Юра, — надо чтобы первый срыв был на тебя — вёрткого и ловкого.

— Не, ну это…

— Коля, блин, не спорь — шикнул на товарища Женя.

— Хорошо, хорошо, — проворчал гопник и начал причитать, что Жаклин расстроится и всё такое.

— Юр, — обратился к товарищу философ, — он нежить, может пусть начнёт Марина. Ударом белой магии она снимет ему немало жизни.

— Нет, — закачал головой молодой человек, — у Марины конечно есть её обруч, но я боюсь, если она начнёт, он с неё после не слезет. Её выход, когда мы немного подпортим боссу здоровье.

— Не переживайте, я знаю, что делать. Как только почувствую момент, сразу применю «Очищение нежити», — успокоила философа целительница.

— Дальше, — продолжил Юра, — его лук слишком короткий — это не снайпер. Либо диверсант, либо штурмовик. Если диверсант — попробует сразу уйти в невидимость и атаковать из неё, если штурмовик — применит умение уворота и усиления атаки. Первый выстрел будет трандец какой мощный. Пинг, я не уверен, что твой щит выдержит. Я знаю, что у тебя есть «Искривление пространства», но его желательно оставить для основного РБ.

— Обрадовал блин, — проворчал китаец.

— Поэтому, начинаем следующим образом: Коля, кидаешь в него «гранату» блокирующую невидимость, после используешь «Неприметность», что-бы уйти из под внимания босса. Пинг ты сближаешься с ним и глушишь щитом, это должно сбить с РБ навыки уворота, если такие на нём будут, далее он скорее всего какое-то время повисит на тебе. После закидываем его сковывающими умениями и смотрим, что пройдёт. Марина, ты на контроле слабых мест, в идеале попробуй закрыть Пинга от первого выстрела. Ксиаоджи очень неплохо бы было подморозить его, но это на самый крайний случай, надо экономить ману.

— Это высокоуровневая нежить, — развёл руками Женя, — я буду бесполезен.

— А, что дальше? — уточнила Марина.

— Дальше по обстоятельствам. Пинг висит на нём, мы с Колей дамажим, остальные стараются не помереть и берегут ману, так как это не РБ, а лишь прелюдия к нему.

— Надеюсь эта «Прелюдия» нас не перестреляет… — нахмурился Коля. — Сколько там, на курантах?

— Десять минут, — произнёс Женя.

— Готовимся и на позиции, — произнёс Юра, вжившийся в роль командира.


***


— Три, два, один, начали! — скомандовал Женя.

Стоило философу закончить фразу, как в корпус босса ударился брошенный Колей свёрток, что взорвался облаком серебристой пыли. Пинг, приняв обговорённый знак, выставил вперёд щит и ринулся в атаку.

Проснувшийся от атаки босс с завидной прытью оттолкнулся от земли и сделал сальто назад. В полёте он успел выхватить из колчана стрелу, положить её на тетиву и лишь только ноги его коснулись земли, как маленькие злобные глаза начали немедленно искать куда бы эту стрелу всандалить.

«Вот Блин!» — только и успел подумать Юра, который упустил ценное мгновение для выстрела.

Мысли странная штука. В словесной форме воплотились только эти два коротких слова, однако в сознании арбалетчика покрутились две бессловесных смысловых конструкции. Первая — РБ штурмовик и это очень плохо. Второе — какого чёрта половина его стрел высыпалась из колчана на пол в процессе сальто. Кроется ли за этим хитрая ловушка, баг, или же монстр откровенно тупанул.

Босс спустил тетиву. Пинга, что успел приблизиться к цели метров на семь, сорвало с места и отбросило назад. Короткая стрела пробила щит, из которого сейчас торчало лишь её оперение. А ведь Китаец был парнем далеко не слабым.

— Спокойно! — заорал Юра, — первый выстрел усилен умением, следующие будут обычные.

Босс молниеносно выхватил новую стрелу и спустя мгновение её кончик смотрел на решившего поголосить Юру, который решил не испытывать свою ловкость и защиту и быстренько ушёл в невидимость.

Марина бросилась к Пингу. За неё Юра не волновался: артефакт которым владела целительница, давал полную неуязвимость для одной первой атаки врага и заодно снижал приоритет своего владельца в глазах противника почти до нуля.

Потеряв цель, РБ перевёл прицел на Колю и спустил тетиву. Гопник резким перекатом ушёл в сторону, пусть это его не спасало, но, тем не менее, стрела цели не достигла. С громким лязгом она ударилась в невидимый защитный барьер, что успела выставить Марина.

Новая стрела, РБ нашёл глазами Женю, что припал на колено и серым бугорком сливался с полом. Но выстрелить босс не успел. Тяжёлый ударный дротик из Юриного арбалета ударил его в голову и сбил с ног.

Юра ненадолго упустил Пинга из вида. Китаец быстро оправился от первого удара и уже был на ногах. Подскочив к встающему с пола РБ, он с размаху впечатал тяжёлую грань щита в его черепушку. И не просто впечатал, но и усилил удар своим особым навыком, что превращал атаку щитом в удар пневматического отбойного молотка.

Это был минимум крит удар, но голова босса и не подумала превратиться в лепёшку, более того, он извернулся, ударил в щит ногой и отправил китайца в новый полёт.

Коля, подскочил к врагу и с яростным воплем опустил ему на голову острое как бритва лезвие. Хотя не будем оскорблять саблю гопника, выполненную из металла в разы крепче титана, сравнивая её с обычной бритвой. Но и рассечённый череп не смутил босса, он вскочил и применив навык разрыва дистанции, «отскользил» метров на десять в сторону.

Новая стрела и короткий лук целится в Колю.

Юрин болт попал в плечо монстра и сбил руку с тетивы.

— Благословение светом! — раздался громкий крик Марины.

Козырная карта отряда была применена исключительно хорошо. Заклинание имело довольно долгий каст, но время на него целительнице обеспечили. Тело РБ объял искрящий свет, и он бессильно упал на каменный пол.

Товарищи какое-то время стояли неподвижно, опасливо поглядывая на тело супостата. Останки РБ побелели, превратились в белую желеподобную массу, что быстро впиталась в камень пола, оставив после себя два небольших, светящихся синим и красным цветом кристалла.

— Пинг, ты как? — подбежал Коля к постанывающему китайцу.

— Я плохо, — простонал китаец, — то есть хорошо, но новый рекорд по ушибам и синякам поставлен.

Все собрались вокруг танка. Из толстой стёганной брони Пинга торчала обломанная стрела, вторая её часть осталась в виде трофея в щите.

— Ну что, ждём? — произнёс Коля, — теперь главное, чтобы другие не облажались.

Юра тем временем думал о том, что если финальный Босс окажется даже вдвое сильнее своей «Копии», если они с ним сегодня не встретятся, он не расстроится совершенно.


***


— И чё?.. — переживал Коля, — уже десять минут прошло, а «сим-сим» не открывается, — указал гопник на массивную плиту закрывавшую дверь.

— Ты куда-то торопишься? — невозмутимо произнёс Женя. — И вовсе не обязательно, что дверь откроется сразу после победы трёх отрядов.

— Х-м-м, — волновался Коля, — этот парниша был резок как понос Адольфа Гитлера. В америкосах я уверен, да и китаёзы выглядели тру парнями. Однако шанс помереть у нас был, особенно у меня, — скривился мужчина. — Хрен знает сколько физического урона в него надо было всадить чтобы он помер. Мариночка то его хорошо белой магией прижарила, вот только в других отрядах таких специалистов нет.

Пол вздрогнул, плита закрывавшая выход бесшумно поползла верх, открыв туннель ведущий в основной зал. Не задерживаясь, товарищи воспользовались им и очень скоро удивлённо замерли шокированные резкой переменой обстановки..

— Да вы шутите! — поразился гопник.

От чего поразиться имелось.

— У остальных зачёт, иначе бы зона не изменилась, — подытожил Юра, удивлённо разглядывая антураж.

— Когда мы вошли в этот зал, высота потолка составляла метров десять, а сейчас добрый полтинник, — подметил философ. — Хотя это, наверно, последнее чему стоит удивляться.

Вдоль стены зала шёл ободок ровного каменного пола, метра четыре, не более, на нём и стояли вышедшие из туннеля попаданцы. Сразу после этого ободка располагался небольшой канал, метров трех в ширину, что опоясывал зал и был заполнен сверкающей в магическом свете голубоватой водой. Но поражало не это. Сразу за каналом начинались «земли» маленькой пустыни. Мелкий золотистый песок лежал застывшими морскими волнами и, казалось, источали жар. То тут, то там из него торчали прямоугольные каменные плиты, не сильно большие, но достаточные чтобы укрыть за ними взрослого человека.

На этом чудеса не заканчивались, а скорее только начинались. В пространстве зала висело множество больших каменных чаш, правда держала в воздухе их не магия, а массивные цепи из светлого металла. Чаши были заполнены буйной зелёной растительностью, что напоминала морские водоросли. Они вились, переваливались через края и устремлялись к земле зелёными лентами.

Из отверстия в центре потолка лился поток воды. Он обрушивался в первую, закреплённую почти у самого потолка чашу и после, специальными каменными желобами — направителями, делился и переливался в три кадки поменьше и пониже. Так, единым зелёным каскадом, минуя все висячие зелёные островки, вода достигала кругового канала вокруг зала, вливалась в него пенящими струями и вероятно накапливаясь, уходила по незаметным желобам. При этом на золотистый песок пустыни не попадало ни капли воды.

— Неужели это всё материализовалось?! — поразилась Марина.

— Не думаю, — закачал головой Женя, — Администраторам подобное по силам, но они довольно экономно относятся к энергии. Скорее всего центральная зона представляет собой полую каменную трубку, разделённую на сектора. Она перемещается вверх или вниз относительно дополнительных залов, тем самым сменяя необходимые зоны.

— Ты хочешь сказать, что первоначальный зал сейчас либо под нами, либо над нами? — уточнил Пинг.

— Совершенно верно. Давайте подойдём к остальным, — кивнул философ на американцев, что вышли из другого прохода и удивлённо оглядывались вокруг.

Из третьего дополнительного зала уже вышли китайцы и также направились к команде Стивена. Юра заметил, что азиаты о чём-то спорят и эмоционально жестикулируют.

Стоило товарищам отойти от входа в дополнительный зал, как раздался скрежет и туннель перекрыла массивная каменная перегородка. Здесь Юра осознал, что выход в зал со статуями отсутствовал с самого начала.

— Мы заперты здесь? — возмутилась Марина, что также обратила на это внимание.

— Не переживай, есть жетоны, — успокоил целительницу Женя.

Отряды собрались и начали совещаться. Улетевших на воскрешение не было, но имелись слегка обгорелые американцы и двое легко раненых китайцев.

— Наш оказался хуже взбесившегося жеребца, поливал всё магией огня словно лич, — пожаловался Стив. — Мы справились лишь по счастливой случайности, точнее удаче. Уже хотели использовать жетоны, как на противника прошло «Магическое безмолвие» Дэвида. А дальше — дело техники.

Китайцы на это кивнули, но в подробности своего сражения с фантомом углубляться не стали. Бобёр обвёл взглядом песок, камни и водные каскады, а после спросил:

— Что вы думаете обо всём этом? И вы точно хотите продолжать? — и он почему-то кивнул на найденную на замену команду из четырёх китайцев. Вероятно, именно они выражали сомнения относительно разумности продолжения предприятия.

Стив ответил:

— Я уверен теперь всем понятно, почему данный босс не пользуется большим спросом, однако моя команда не намерена отступать. Но и уговаривать мы никого не будем, да и не имеем права. Если кто-то хочет ретироваться, лучше сделать это сейчас.

Китайцы посовещались.

— Но, если станет совсем туго, мы ведь бросим это дело? — спросил один из китайцев — лучник.

— Непременно, — подтвердил Стив, — но не бросим, а организованно отступим.

— Тогда мы пока в деле, — согласился китаец.

— А вы? — обратился Стив к Жене.

— Попробовать стоит, — кивнул философ, — есть вероятность, что самое сложное позади.

— Хорошо, — продолжил американец, — тогда выношу на повестку главный вопрос: где противник и с каким из рейдовых боссов нам предстоит сразиться?..

Все ещё раз оглядели диск пустыни с торчащими тут и там большими камнями. Попаданцы давно приметили три узких мостика, так что мочить ноги было вовсе не обязательно.

РБ полагалось стоять в центре этого места, но он там не стоял.

— Может он на одном из этих островков? — предположил один из американцев, указав взглядом на каменные чаши, — мы сунемся на песок, а он атакует сверху.

Все принялись изучать подвешенные на цепях островки зелени соединённые искрящимися потоками воды.

«Это всё неспроста, — закрутилось в Юриной голове, — во всём этом месте кроется какая-то задумка, но какая?»

— Так, внимание, — включил «второй командный» Стивен, — пока мы здесь болтаем, усиливающая магия тикает. Предложение следующее: разделяемся на группы и заходим с трёх направлений.

«Эти подвешенные островки необходимо разрушить! — непонятно почему решил Юра, и тут же засомневался. — А зачем их рушить, да и получится ли? — он ещё раз оглядел «висячие сады». — Ладно, разрушим мы часть из них и что дальше? Эту «пустыню» начнёт заливать водой, песок превратится в кашу, что в этом хорошего?» — и молодой человек неуверенно посмотрел на собравшихся.

Однако Стивен раздавал указания столь чётко и уверенно, что сомнения арбалетчика рассеялись.

«Не…, даже озвучивать свои мысли не буду, а то ещё дураком обзовут», — решил Юра.

Стив, один момент, — прервал американца Бобёр, — надо проверить, что это за песок. Может он зыбучий. Да и ловушки никто не отменял.

— Ловушки не проблема, — возразил Стивен, — в нашей команде есть специалисты по их обнаружению и устранению, да и в Жениной группе имеются специальные магические предметы, а у вас?

Один из китайцев на это кивнул.

— Понял.

— И всё же, стоит хотя бы проверить песок, — не унимался китаец.

Последовал небольшой спор стоит ли подобное делать, в результате которого решили, что стоит.

Юрина интуиция подняла тревогу во второй раз, пусть разум успокаивал, что до центра засыпанного песком круга примерно тридцать метров и с агрить босса, которого ещё никто не видел, проверка не должна. Заодно, остальные командиры были сильно старше молодого человека, которому почему-то чудовищно не хотелось что-то доказывать и объяснять. Особенно когда это «что-то» выглядело не сильно обоснованным. Надо бы рявкнуть, взять командование в свои руки, перебить эти чёртовы кадки, а после отправить закрытого защитными умениями Пинга как наживку, перед этим распределив дистанционщиков по периметру, — что-то такое крутилось в его голове в виде смеси мечтаний и «оно мне надо».

Но Юра молчал и поэтому действовали попаданцы совсем по-другому: они сместились вдоль стены к одному из мостиков, один из китайцев наложил на своего командира защитную магию вроде «Барьера сопротивления физическому урону», после Бобёр перехватил свою секиру за лезвие и не особо волнуясь, подошёл к границе песка. Ткнув в песок рукоять топора, он обернулся к остальным и сообщил:

— Мо…

В воздухе раздался свист. Шею китайца навылет пробил арбалетный дротик и с громким шлепком ударился в стену. Не помогла ни защитная магия, ни воротник брони. Глаза тяжелораненого вспыхнули ужасом, из горла хлынул поток крови. Пошатнувшись, он упал в воду канала, что немедленно начала окрашиваться в красный цвет.

— Защитное построение, — заорал Стивен и бросился в воду вытаскивать Бобра.

Послышалась крики, особенно громко кричал один из китайцев — из тех, что Бобёр нашёл на замену. Но Юра не понимал сказанного, так как кричали на китайском.

От увиденного молодой человек растерялся и начал завороженно смотреть как Стивен вытаскивает на камень пола тело хрипящего соратника. Кто-то схватил Юру за плечо и потянул назад.

— Проснись Юра! — кричал ему на ухо Коля, что тянул товарища к стене.

Раздалась серия громких хлопков, обернувшись, попаданец увидел, что китайцы воспользовались телепортом, из их группы остался лишь один из давних товарищей Бобра, что подбежал к Стивену, который осматривал шею затихшего командира азиатов.

— Оставьте его, он мёртв! — раздался внезапно громкий крик Марины.

Стивен повернулся к целительнице и тут же упал на пол. В его спине торчал чёрный арбалетный болт.

— Марина, закрой нас барьером! Используем жетоны! — закричал Женя.

Решение было верным. От крика товарища Юра стряхнул растерянность, выхватил из разгрузки жетон, сосредоточился на нём и отдал артефакту команду:

— Телепортация!

Ничего не произошло.

Из уст участников предприятия послышались возмущённые и наполненные паникой возгласы.

— Бах!

Новый чёрный дротик врезался в невидимый барьер, разбил его и упал в воду.

«Так стоп!» — отдал себе команду начинающий поддаваться панике Юра. Отдав, сделал то, что уже привык делать в чрезвычайных ситуациях — применил невидимость, покров которой моментально придал ему спокойствие. И стоило молодому человеку успокоиться, как голова заработала на «третьей передаче».

«Почему не работает телепортация? Мы же в «Улье» — месте где с нубов сдувают пыль и протирают влажной тряпочкой. Глюк? Вряд ли».

Закрыв глаза, молодой человек вызвал окно статуса и быстро раскрыл вниманием пункты «Прочая информация — Текущие эффекты». Там, кроме усилений Лисицы, оказалось нечто любопытное.

«Проклятие диверсанта — телепортация временно заблокирована».

Юра, как будущий диверсант, собирал сведения о своём классе, поэтому знал суть данного дебаффа. Умения блокировки вражеской телепортации встречались редко, да и саму телепортацию Хранители выдавали «по талонам». Она, как и умения её блокирующие, часто требовала дополнительных условий для своей активации. Босс такое условие выполнил — убив одного из участников рейда, он получил возможность заблокировать телепортацию противников. Теперь, с каждой новой смертью длительность дебаффа будет увеличиваться.

— Бах! — новый дротик ударился в защитное поле и разбил его.

«У Марины осталось четыре барьера! Нет, три… — подумал про себя молодой человек, посмотрев на целительницу, что торопливо вплавляла в посох кристалл ментальной силы. — Почему такой большой промежуток между выстрелами? Что-то около десяти секунд. Вероятно, РБ заряжает болты особым умением, недаром подстрелил Бобра как куропатку. Нет, неверно! Он стреляет из невидимости, после выстрела накладывается десятисекундный запрет на её применение. Но и зарядка болтов магией вполне возможна».

Янки припали на колени образовав клин и выставив перед собой щиты, закрыли тяжелораненого Стивена. Тот был жив, пусть и получил украшение в виде торчащего из спины болта. Сем — целитель и баффер американцев, наложил на него поддерживающее исцеление. Женя, Коля, Ксиаожи и Марина паровозиком прятались за Пингом, что закрылся от обстрела своим большим щитом.

Убедившись, что товарищи какое-то время вне опасности, Юра вложил в ложе арбалета разрывной дротик, вскинул оружие и выстрелил в самую верхнюю чашу — распределитель водного потока. С хлопком в нём образовалось прореха, а после островок зелени рассыпался словно тонкая фарфоровая чашка. На песок плюхнулись перемешанные с водой осколки и сплетённая корнями зелёная мочалка, а следом на поверхность обрушился поток воды, что быстро начал напитывать золотистый песок.

Спустив курок стрелок стал видимым, он бросился к остальным и пристроившись в самом конце «паровоза», начал объяснять:

— Это арбалетчик — диверсант. Он стреляет из невидимости, скорее всего чуть высунувшись из-за одного из этих многочисленных камней. После ныряет в песок и перемещается по локации.

— Так ты для этого разбил «кадку»? — спросил прижимающийся к полу Женя.

— Да, я уверен, это первое условие для победы.

— Какого мы не можем телепортироваться? — крикнул один из американцев.

— На нас дебафф блокирующий телепортацию, с каждым новым погибшим с нашей стороны, он будет продлятся.

— Бах! — новый дротик разбили защитный барьер.

— Я видел его, — вскричал один из американцев, — выстрелил из-за камня и сразу спрятался!

— Осталось три барьера, и я пустая! — взволнованно сообщила Марина.

Юра наблюдал как песок боевой зоны стремительно напитывается водой, что окрашивала его в серый цвет. И здесь все увидели босса.

«Мало того невидимость, так на нём ещё маскировочная накидка!» — понял Юра, ясно видя, как из песчаной жижи поднялась тонкая фигура с арбалетом и скрылась в невидимость.

«После выстрела невидимость нельзя применить около десяти секунд, — прикидывал в уме арбалетчик. — Маскировочные накидки низкого ранга теряют свои свойства при намокании, на боссе сейчас надета именно такая. Может он вообще перестанет атаковать?

— Бах! — новый арбалетный болт разбил магический барьер.

Теперь врага увидели все — иссохшая «мумия» с налипшим на тело плащом и большим арбалетом, пригнулась и совершив короткую перебежку, скрылась от взглядов за камнем.

— Я не могу бросить паралич, слишком далеко, — сообщил Коля.

«У янки та же история, — понял Юра, — эффективная дистанция дебафов — двадцать метров. При этом шанс прохождения на РБ процентов двадцать, не более. А ведь в него ещё надо всадить кучу урона!» — просчитывал про себя ситуацию молодой человек.

— Телепортация всё ещё блокирована, — сообщил один из американцев.

Из-за камня, за который забежал босс, показалось яркое свечение, словно кто-то решил быстренько поработать электрической сваркой.

«От ****»… — только и успел подумать молодой человек.

Барьер разлетелся с громким ударом, после попаданцев ударило звуковой и ударной волной. Разметав построение их отбросило на стену зала. Враг показал, что имеет в запасе тюки посильнее обычных выстрелов.

Марина, посапывая и утирая разбитую в кровь голову, взмахнула посохом и поставила последний из возможных барьеров. Юра понял, что время на слюнтяйство и неуверенность закончилось: командиры союзных команд выведены из строя, четкого плана действия нет, сколько ещё будет заблокирована телепортация неизвестно. Хотя почему плана нет, ведь стоило делу коснуться монстров и у Юры такой план имелся.

— Пинг, как только разобьётся последний барьер, используй «Искривление пространства» и беги к боссу. Женя, а ты накрывай всех «Проклятым туманом». Играем на все!

Пинг хотел было что-то возразить, ведь ему только что практически предложили совершить самоубийство. Но быстро обдумав ситуацию, китаец кивнул.

— Точно? — переспросил философ. — Все кроме меня останутся без маны и сосредоточения.

— Точно, точно, — уверенно подтвердил Юра. — Жетоны работают и без неё. Правда если моя задумка провалится, босс начнёт палить по вам наугад, осторожней!

Проклятым туманном назывался весьма противный дебафф, который Женя получил на восьмом уровне. Эта магия накрывала участок двадцать на двадцать метров непроницаемой мглой, что немедленно начинала вытягивать из живых существ ментальные и физические силы. Недостаток магии заключался в том, что действовала она как на врагов, так и на друзей.

— Бах! — последний барьер разбился. Вокруг Пинга возникло синеватое свечение, а после китаец бесстрашно ринулся навстречу боссу. Враг, потеряв невидимость, спрятался за одним из камней.

«Что за день!» — простонал про себя арбалетчик и вынул из набедренного чехла подарок наставника. Кассиопея имел специализацию баффер\маг хаоса и кучу всего по мелочи. Заодно демон был не дурным зачарователем, специализация баффер этому с определённых уровней способствовала. Если верить объяснению «Гуру» дротик был заряжен мощной магией хаоса и тратить его ох как не хотелось. Ведь в отличии от разрывных снарядов, гнева хранителей он вызывать не должен.

Юра, применил невидимость и смело направился вслед за Пингом. Перескочив через мостик, он погрузился ногами в песчаную кашу, передвижение в момент замедлилось. Скрипя зубами, молодой человек похлюпал вперёд. Пинг испытывал не меньшие проблемы в продвижении, но всё же уверенно приближался к боссу. Позади раздался хлопок, остальных попаданцев накрыло тучей чёрного непроницаемого тумана.

Болт летел в выглядывающую над щитом голову китайца, но вместо этого, снаряд изменил направление, обогнул цель и отправился куда-то в стену. Так работало умение Пинга «Искривление пространства». РБ, спустив спусковую скобу, вышел из невидимости и ринулся за очередной камень. Китаец бросился за ним. Юра же, преодолевая сопротивление разбавленного водой песка, торопливо заходил противнику во фланг. Он застал РБ взводящим тетиву арбалета.

— Пинг, беги от него! Быстро! — заорал Юра.

Китаец, что уже почти подскочил к босу и собирался хорошенько приложить ему щитом, выкинул редкий финт. Он плюхнулся на песок используя свой щит словно санки. Отталкиваясь от поверхности, Пинг применил третье своё умение «Напор», что выстрелило его вперёд словно пробку из бутылки. Скользя на щите по грязевой каше, он в один миг «уехал» от РБ метров на двадцать.

Босс понял, что у него имеется невидимая проблема и начал крутить своей иссохшей головой.

— Щелк! — Юра нажал на курок своего арбалета.

Решив не рисковать, он выстрелил в корпус противника. Дротик пробил броню босса и частично утонул в его теле. Вот только далее ничего особого не произошло…

Юра сжался и испугался. В его грудь смотрел тяжёлый металлический арбалет противника. Дистанция до врага составляла метров двадцать, но попаданец знал — враг не промахнётся. Жестокий наставник обманул: никакой магии в дротике не оказалось.

«Я труп…» — пролетела в голове короткая мысль.

Резкий вибрирующий звук наполнил зал. Вокруг босса образовался шар искажённого пространства примерно десять метров в диаметре. Мгновение и словно быстро сдувающийся шарик, его границы втянулись к центру в виде босса. Юре показалось, что тело врага начало раскаляться. А после взлетели в воздух сотни килограмм мокрой грязи, взлетело в воздух Юрино тело, заплясали от мощной ударной волны подвешенные на толстых цепях каменные чаши. Вот только Юру всё это волновало мало — от мощнейшего динамического удара, он потерял сознание.



***



Открыв глаза молодой человек увидел белый потолок. Он сразу понял, что не дома: воздух пах травами и какой-то неописуемой стерильностью. Тело болело, особенно ныла грудная клетка, левое плечо и левая же нога.

— Знаешь, — раздался голос откуда-то с боку, — всю свою сознательную жизнь я воевал с русскими. При жизни эта вражда казалась обоснованной, логичной и полной смысла. Но сейчас вся прежняя обоснованность попахивает откровенным маразмом. Зачем нужны были все эти войны, почему нельзя было жить в разумном сотрудничестве?..

Юра удивлённо повернул голову и увидел лежащего на соседней койке Стивена. Американец выглядел бледным и уставшим, на его лбу красовался здоровенный синячище.

— Ну, это, — не нашёлся, что ответить Юра. — Я при жизни не интересовался политикой, только впяливался с утра до вечера в компьютер… — наконец выдал молодой человек.

— Это вовсе не значит, что политика не интересовалась тобой, — улыбнулся Стив. — Ладно, не будем об этом, в этом мире вспоминать прошлое дурной тон, да и неважно сейчас всё это. Ты как?

— Скорее жив, чем мёртв, — подвигав руками и ногами, сообщил Юра.

— Поблагодари за это китаянку из своей группы: «Поле нивелирования физического урона» тем эффективнее, чем больше площадь воздействия. Оно слабо помогает против стрел и колющих ударов, зато прекрасно защищает от ударной волны. Не будь его, ты бы так легко не отделался. Мои заходили с утра, рассказали всё в подробностях, — пояснил американец, видя немой вопрос в глазах собеседника. Чем вообще ты в него выстрелил?

— Дротик заряженный магией хаоса очень высокой мощности, мне дал его в подарок один высокоуровневый попаданец, — чуть подумав, ответил молодой человек. — Сегодня понедельник? — внезапно встревожился он.

— Ага, если по-местному день пробуждения — вечер.

— Вот блин, — застонал Юра, — я опять пропустил занятия.

— Не переживай, — успокоил его американец, — заходил Женя и обмолвился, что всё уладит.

«Ну да, я оставлял адреса наставников Эрите», — подумал Юра.

— Как остальные? — встрепенулся он.

— В синяках с ног до головы, словно в босса попал томагавк, а не арбалетный болт, — улыбнулся Стивен. — Но живы и вполне здоровы. Из «погибших» только Чангминг или как вы его называете — «Бобёр».

— А трофеи? — загорелся любопытством Юра.

— О! — просиял американец, — Моя команда получила «Щит гравитации» — расходный предмет, что на десять минут создаёт поле, нивелирующее 50 % физического и магического урона. Особая крутость в том, что оно стыкуется с остальными защитными барьерами. Вам достался «Призыв демонических волков» — предмет, что на один бой призывает пять весьма нехилых по характеристикам зверей-миньонов. Товарищу Бобра досталась «Зона безопасности», предмет, что на некоторое время создаёт особую зону. В ней на группу или команду, которая использовала итем, нельзя наложить отрицательные эффекты. Из дропа — «Плащ мародёра» — высокоуровневый маскировочный плащ. Пока его решено продать, а деньги поделить, но Женя хочет выкупить его для тебя, он вроде не уничтожаемый, что-то такое. И мы готовы сделать солидную скидку… — подмигнул янки попаданцу.

— А те китайцы, что улетели телепортом? — поинтересовался Юра.

— Дезертиров лесом, не получат ни копейки и, уверен, Хранители одобрят, — скривился Стивен. — Но, так и быть, расстреливать из рогатки их не будем. Правда, когда мы оклемаемся, решено встретиться начальным составом и поделиться подробной информацией о фарме фантомов и самого босса — эта информация ценный источник прибыли. — Скажи, — внезапно стал серьёзным американец, — про те висячие клумбы ты сразу догадался или как началась вся эта катавасия?

— Сразу, — честно ответил молодой человек, — но не догадался, так, сомнения и догадки, — помрачнел он.

— Я понял это чуть позже, — сжал губы американец, — когда ты разглядывал обстановку, твоё лицо просто излучало сомнения. Но ты не удручайся сильно, уверенность приходит не сразу, с опытом. Я, став капралом, лажался не раз и не два. Да и начни мы как надо, это вовсе бы не гарантировало отсутствие жертв. Ах да! Жди внимания завистников, поклонников и красивых женщин, — улыбнулся мужчина, — мы весь день «провисели» на щите над посольством — ты герой дня!

Юра от этой новости почему-то застонал.

— Скромность украшает человека, — прыснул Стивен, глядя на кислое лицо соседа по койке. — Ладно, я спать, — сообщил он. — Сон сегодня обещает быть исключительно хорошим. Ах да — все участники рейда получили уровень! — на этом американец показательно отвернулся от собеседника и, как по щёлку выключателя, заснул.

«Уровень!» — не поверил Юра и моментально закрыл глаза, вызвав окно статуса.


***

«Уровень: — 10. Специализация: — Диверсант. Звание — Этот хитрожопый русский».

Ярость — начинающий. Сосредоточение — начинающий.

Физические характеристики — средние.

Ментальные характеристики — средние.

Удача: — высокая.

Навыки: — стрельба — опытный; скрытность — начинающий; ощущение цели — новичок.

Особое умение: — пожиратель плоти.

Особый бонус: — при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.

***Активные квесты***

***Прочая информация***

***

Временный бонус — Один выбранный вами выстрел обязательно достигнет цели. Бонус необходимо истратить в течении одного астрономического года или же до получения 20 уровня.

***

Чёрный наблюдатель: — Гранату обезьяне не давать…

Белый наблюдатель: — Так держать.

***

Сначала Юра обрадовался, потом расстроился, после пораскрывал вниманием подменю навыков — новые плюшки вполне могли прятаться именно там, но плюшек не оказалась: даже после получения специализации новых умений не прибавилось.

«Вообще, когда умения дают с ростом уровня, это скорее исключение, чем закономерность, — утешил себя попаданец, — зато новый уровень открывает возможность к получению новых умений, необходимо только попотеть…»

После нашлось место удивлению.

«Это ещё что за хрень такая — «Этот хитрожопый русский»! — возмутился Юра и сосредоточив на звании внимание, развернул подменю.

«Этот хитрожопый русский» — так, или очень похоже, вас назвало большинство людей, узнавшие о ваших заслугах».

«Здрасти, я ваша тётя… — расстроился попаданец, — скажи кому — засмеют».

После Юра опять обрадовался, так как до него внезапно дошло, что вот они — заветные плюшки, только он — «кусок контузии», не заметил их сразу.

«Ярость — начинающий. Сосредоточение — начинающий».

А до этого было — «новичок» и именно низкое значение этих характеристик не позволяло эффективно использовать «Четвёртое сокровище тьмы» — его убер арбалет и читерскую вундервафлю в одном флаконе. Ну, не такую читерскую, но свои плюсы в нём имелись.

Порадовавшись, молодой человек начал обдумывать преимущества полученного временного бонуса: «Один выбранный вами выстрел обязательно достигнет цели. Бонус необходимо истратить в течении одного астрономического года или же до получения 20 уровня».

Бонус звучал скромно и в тоже время весьма заманчиво.

«Над ним ещё стоит подумать»… — решил про себя молодой человек.

Но подумать не дали, дверь распахнулась и в помещение вошёл доктор, а далее начались расспросы о самочувствии, осмотр Юриных синяков и всякие скучные вещи, с которыми он был вполне знаком и по земным больницам.


Глава 10: Время испытаний



***


Глава, в которой белая полоса заканчивается.


***


Зима пролетела быстро. Казалось и не было вовсе этих промозглых ста шестидесяти дней, а были долгие зимние вечера у камина, посиделки в шумных тавернах, занятия у строгих наставников, весёлые репетиции в театре, вылазки за город с Туен и компанией, геноцид РБ на тридцатом этаже улья и много всего прочего, в основном хорошего. К хорошему относился и сегодняшний пятничный вечер, который, конечно, никакой не пятничный, а по-местному — день зрелости. И вообще, странные эти местные, давно бы ввели семидневную неделю и не морочили попаданцам голову.

За столом таверны, той самой, которая «Гендальф», собралась Юрина команда, присутствовала и Эрита, куда же без неё. Повод собраться и отпраздновать имелся: у молодого человека наконец появился новый, стол