КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391470 томов
Объем библиотеки - 502 Гб.
Всего авторов - 164397
Пользователей - 88970

Впечатления

Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Корн: Дворец для любимой (Фэнтези)

домучил и с удовольствием удалил.автору видно лень разрабатывать сюжетные ходы и посему его герой постоянно попадает в плен.в каждой книге его похищают и пленяют.блин,да его или убили бы уже давно,или поумнел бы.собственно вся серия посредственна и скучновата,достоинство у нее одно - она длинная.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Чистильщик online (fb2)

- Чистильщик online 855K, 221с. (скачать fb2) - Владимир Молотов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Чистильщик online Владимир Молотов

 Глава 1 Город контрастов. Вхождение

Черни в золоте, тесно в комнате,

Тесно в городе,

Мир — большая тюрьма,

Кутерьма.

Из песни «Брошенный Богом мир», гр. «Машина времени»

Когда меня выбросило в новую локацию, я оказался в идиотском положении: сам на корточках, а под ногами стена из чёрного стекла на уровне второго этажа. Тоже мне человек-паук! Конечно, при перемещениях случалось всякое, но чтоб такое!.. И всё же я вовремя сориентировался, ещё бы секунда и грохнулся бы башкой вниз!

Короче, приземлился я удачно, однако асфальт жёстко долбанул по кроссовкам, да так, что мурашки проскочили от пяток до макушки!

– Тьфу ты, чёрт! – выругалась невесть откуда взявшаяся бабушка в коричневой куртке и таком же берете. Она зачем-то перекрестилась и засеменила прочь.

Когда меня отпустило, я оправил свитер, защищающий от осеннего ветерка, подтянул ремень на джинсах, а затем осмотрелся. Что за город? Совершенно незнакомый! Мимо, по ярко освещённой ночной улице пронеслись байкеры, их кони взревели. Я поморщился. Проверил ментальные наручные часы. Всё нормально. Стрелки показали время, отмеренное на миссию – семьдесят часов.

– Кигред, ты меня слышишь? — вполголоса спросил я. – Чистильщик Игорь онлайн. Статус: «знаток». Прибыл на место.

В ответ – тишина.

Мимо продефилировала парочка маргиналов с фиолетовыми причёсками. На мою болтовню «тихо сам с собою» они не обратили внимания. Мало ли придурков в миллионном мегаполисе, подобных им самим! Ведь это же миллионник. По крайней мере, Кигред заверял, что…

Чёрт, почему он не отвечает? Ведь ментальные наручные часы в порядке! И какой же это всё-таки город? Название нужно выяснить в первую очередь! Я задрал голову. Так, башня, с которой я спрыгнул – настоящий небоскрёб, почти круглый в сечении. Гордо подпирает чёрное небо, слегка подсвеченное рекламным маревом.

Я, озираясь по сторонам, медленно зашагал по тротуару. Ну и что? В каждом уважающем себя мегаполисе с миллионом жителей есть небоскрёб. Что дальше? Вот через дорогу странный длиннющий дом в десять этажей с какими-то вычурными балконами. Вон на первом этаже аптека. В больших городах их всегда навалом. Ведь здесь каждый второй чем-то болен. А у каждого первого недомогает душа.

Я завернул за угол. Мне открылась платная автостоянка и длинная гостиница. Я прочитал огромные буквы на её венце: «Большой Урал». Ну вот, теперь хотя бы примерно ясно. Я либо в Челябинске, либо в Екатеринбурге, третьего не дано. Но оба города мне незнакомы.

А теперь надо найти салон сотовой связи, чтобы обзавестись дешёвым смартфоном с навигатором. Иначе как я найду адрес ночлега? Ведь Кигред, едва он выйдет на связь, укажет моё пристанище.

Лёгкий на помине, Голос — скорее, женский, чем мужской, и почти лишённый интонаций — наконец раздался в голове. Это напомнило вот что: будто бы во сне заговорил со мной некий объект моего сновидения. К сему явлению я до сих пор не привык. Потому в очередной раз вздрогнул.

– Чистильщик Игорь, ты уже сообразил, где находишься?

Я высказал предположение.

– Молодец. Уточняю – ты в Екатеринбурге. – Кигред никогда не предупреждает заранее, куда тебя забросит. — На какой ты улице?

Я метнулся в сторону, нашёл табличку на доме, примыкающем к небоскрёбу.

— На Малышева.

-- Отлично. Тут неподалёку есть квартирка. Но она не принадлежит нашим Игрокам. Хотя эта жилплощадь точно пустует, потому что я не чувствую там никакой мысленной энергии. Запоминай адрес.

Я несколько раз повторил про себя улицу и дом. Голос пропал, как будто и не появлялся. А вот и салон сотовой сети.

При перемещениях нельзя брать с собой любые приборы, связанные с электричеством или магнетизмом – смартфоны, планшеты и иже с ними, ибо эти земные гаджеты попросту выйдут из строя. Ведь пространственные каналы для мгновенных перемещений наполнены завихрениями полей, – таково туманное объяснение Кигреда. Запрет касается не только мобильника, но и банковского пластика, однако запрет не относится к ментальным часам на руке, помогающим услышать Голос в голове.

Именно поэтому при нынешнем перемещении в очередную локацию у меня в джинсовом кармане только две пятёрки с приятной шершавостью на ощупь – обе купюры ссудил сам Кигред. А в другом кармане – паспорт. Так, на всякий случай. Ну и ментальные часы на руке.

Кстати, они один в один похожи на обычные командирские. Стрелки показывают время, отмеренное на миссию в данной локации. Очевидно, мой демиург скопировал часы по образу и подобию. Но, правда, когда этот гаджет надеваешь на руку (я привык на левую), он ведёт себя странным образом. Ремешок из необычного розоватого материала, похожего на кожу, так сильно прилипает к запястью, словно пиявка! Кажется, что он просто врастает в кожу, впивается в нервные окончания.

И снять ментальные часы чужими руками почти невозможно. Если я прикоснусь к ним своей свободной рукой, ремешок легко расцепится. А вот враг или посторонний человек никогда не смогут избавить меня от ментальных часов. Данный факт доказан в многочисленных злоключениях – в различных локациях…

Внутри яркого киоска мобильного мира скучающий прыщавый юноша в белой рубашке оживился при моём появлении. И конечно, приклеив дежурную улыбку, он предложил помощь. Дружище, уж кому кому, а мне помощь не нужна!

– Нет, спасибо! – бросил я и выбрал нужный телефон с подключением.

Загрузив яндекс-навигатор, я нашёл дорогу к ночлегу. Но как я попаду в квартиру? Без открывашки тут явно не обойтись.

Следуя указаниям бездушного Сусанина из мобильника, я свернул в тёмный проулок. Количество прохожих резко снизилось. Зато поодаль нарисовалась уютная компашка пьяниц на лавочке, издающих громкие звуки, не то смешки, не то ругательства – фиг их разберёшь.

Вот без этой братии никогда не обходится. В какой город ни сунься, где ни окажись по воле Игры – они тут как тут! А ещё попади в чужой двор ранним утром, так глаза на лоб вылезут от ломящихся урн, набитых пивными ёмкостями, от вида дворовых скамеек, загаженных следами попоек!

Много в городах России «бухариков», я вас уверяю! Их тьма тьмущая! И выпивают они реки разливанные. И нет всему этому конца! И вся эта дребедень про спортивную Россию с запретами на продажу спиртного – всё это туфта. Пили, пьют и будут пить! Да и бог с ними, лишь бы окружающим не мешали.

Спокойно миновав пьяную компанию, я выбрел во двор, рядом с которым размещался искомый дом. Тут, как нельзя кстати, разродился Кигред.

– Знаток Игорь, думаю, ты уже рядом с предложенным пристанищем.

– Так точно! – усмехнулся я. – Нужна открывашка, иначе как я попаду на хату? Или где-то есть ключ?

– Открывашку найдёшь около нужного тебе дома. Рядом с заветной пятиэтажкой увидишь забор какой-то хозяйственной базы. Пройдёшь двадцать шагов от угла забора. Затем остановишься и под большим камнем обнаружишь ямочку. В ней и будет лежать открывашка, оставленная предыдущим Игроком.

Тут голос пропал. А я увидел и эту серую облезлую пятиэтажку, и этот ветхий деревянный забор, приблизился к нему и выполнил инструкцию. Как и пообещал Кигред, открывашка преспокойно очутилась под камнем.

Это такой гаджет, явно инопланетного происхождения. Мечта квартирного вора. Он отпирает любые замки. Достаточно просто приложить его плашмя к двери в районе скважины для ключа, а затем покрутить руками овальный чёрный корпус чудесного аппарата. Маленький такой корпус, напоминающий роутер для интернета. Только и всего!

Кстати, с замком домофона открывашка тоже легко справляется. Главное, проделать свои хитрые манипуляции по проникновению без лишних свидетелей. А то мало ли что – вдруг какая-нибудь бдительная бабулька в полицию позвонит!

Итак, с помощью открывашки я пробрался в квартирку, предоставленную мне в качестве ночлега. Эта однушка, собственно, оказалась своего рода машиной времени. Я имею в виду, что квартира частями сохранила первозданный вид с момента постройки дома, то есть со времён незабвенного СССР.

В узкой прихожей зиждился встроенный шкаф с мощными дверцами из ДСП явно старинного происхождения. Из прихожей же открывался путь в санузел. Его тяжёлая советская дверь запиралась со скрипом. Впрочем, унитаз и зеленоватый кафель радовали новизной, а вот бывалая чугунная ванна огорчала рыжеватыми пятнами.

В комнате, слава богу, хозяин додумался обклеить стены обоями, а на пол постелить линолеум. Зато на кухне входящего пугал своим утробным гудением древний холодильник «Свияга». Впрочем, гарнитур и плита казались относительно новыми.

В зашторенной комнате я вооружился пультом от небольшого плоского телевизора, стоявшего на простой тумбе, и завалился на диван. «Расслабиться бы минут на пять, – подумалось мне, – просто в себя прийти!»

На экране ожил какой-то сериал. Типичная картина – некие герои мечутся, что-то делают, хотя ведут себя чаще всего нелогично. И главное, заправляет всей этой ерундой примелькавшийся актёр.

Так у нас постоянно происходит: вытаскивают какого-нибудь актёра на экраны, и везде только он да он, как будто других нет. Однако потом его анфас надоедает, зато появляется другой звёздный мальчик. Так сначала Безруков приелся, который всех поэтов сыграл. Затем вместо него Петрова вытащили. Но и его смазливое личико уже надоело. Интересно, кто будет следующим?

Потеряв нить действия на экране, я плюнул на происходящее в телевизоре, встал с дивана и вышагал к балкону. Надо сказать, с моего третьего этажа вид открылся неплохой. С трудом справившись со скрипучей деревянной дверью, я выбрался на маленький открытый всем ветрам балкон.

Сбоку валялся какой-то неразличимый хлам. Бетонный пол был в пыли, но ноги натыкались на заботливо оставленные кем-то матерчатые тапки в довольно потрёпанном состоянии. Мне ничего не оставалось, как окунуть в них ступни, а уж затем обозреть город.

Но ночной пейзаж меня не обрадовал.

Внутри заныло. Что я здесь делаю? Здесь, в очередном чуждом мне мегаполисе? Вечно одинокий провинциал, без работы, без будущего? Всё, что у меня есть – это Игра, называемая неведомым демиургом как «Цивилизация». Но я никогда не узнаю, чем Она закончится. Мне даже неведомо, в чём её смысл. Некое идеальное незримое существо вторглось в мои мысли, овладело моей душой и втянуло в это странное действо.

Нет у меня ни ребёнка, как говорится, ни котёнка – и это в тридцать три года! Есть только цель, задача. И в каждом городе, куда меня с фантастическим усилием странным образом забрасывает эта невидимая совершенная сущность – новая цель, новая задача.

Стоило мне подумать о Нём, как Голос опять вторгся в мозг, конечно же – посредством ментальных часов, вросших в руку.

– Я так понимаю, ты уже разместился на ночлег, – утвердительно сказал Кигред. – Теперь запоминай, какая у тебя в этом городе миссия. Наши враги из лагеря моего соперника Когнита затеяли новые чёрные дела по всей вашей стране и в иных частях света. Я улавливаю недалеко от места твоего ночлега сильное скопление отрицательной мыслительной энергии.

– Вот как? – произнёс я вслух, машинально вглядываясь в открывающуюся вдали чёрную башню на Малышева.

– Да, именно так. Это скопление означает постоянные сборы группы людей, готовящих массовое убийство невинных граждан. Я подозреваю, что здесь как раз замешан человек Когнита. Это Игрок со статусом либо знатока, как у тебя, либо выше.

– То есть он может быть со статусом маэстро? – сказал я, потирая плечи (осенний ночной ветерок, блин).

– Да, скорее всего, маэстро, но не выше. Ты должен вычислить группу, готовящую массовые убийства, и желательно сделать это быстрее, чем главарь группы, он же и маэстро Когнита, вычислит тебя, обнаружив твою активность. Иначе, сам понимаешь…

– Ну а если я успею?

– Тогда ты соберёшь улики на преступников, а там посмотрим по обстоятельствам. Возможно, ты сам остановишь их. Но, в любом случае, если ты успешно выполнишь свою миссию, то повысишь собственный статус до уровня маэстро.

* * *

Ночью спалось плохо. Во-первых, место чужое, диван непривычный. А во-вторых… Я долго ворочался, вспоминал зачем-то свою сплошь непутёвую жизнь. Так бывает – ни с того ни с сего привязываются картины из прошлого, словно комары, хоть сквозь землю проваливайся!

Вспомнилось, например, как мне отказала милая худенькая блондинка с родинкой на щеке. Я познакомился с ней ещё студентом в коридорах универа, и с первого взгляда у меня,что называется, высеклась ярчайшая искра. Я так заболел этой блондинкой, что окружающий мир полностью изменил краски. Я решил тогда, что она моё всё – именно та, кого я искал так долго и безрезультатно!

Несколько бессонных ночей я грезил о ней. У меня пропал аппетит. Я отчаянно ударился в ухаживания, сразу спустил стипендию на розы, написал стих, даже в кино сводил. И вот, планируя четвёртое свидание, весь поющий в душе, счастливый, такой необычайно лёгкий, воздушный, я позвонил ей, чтобы развить, чтобы в кафе пригласить. А она, немного помолчав, вдруг сказала, что, мол, извини, но я поняла, что у нас ничего не получится.

Этот неожиданный удар, он как бы через органы слуха с замедлением просквозил меня всего, и как будто из меня выдернули стержень, а окружающий мир превратился в руины. «Но мы можем просто дружить» – прозвенело последним аккордом. Впрочем, через полгода я пережил ещё один подобный отказ, но только уже от кудрявой брюнетки.

А ещё вспомнилась последняя работа. И то, как я ненавидел копошащийся офис на первом этаже, с пятью окнами, десятком менеджеров, с манящим парадным входом слева от меня. Как я сидел в этом помещении, точно в заключении, перебирал бумажки. Как я то и дело косился на начальника, который, нахмурив белёсые брови, по обычаю напряжённо разговаривал по телефону за соседним столом. Как я радовался, когда заканчивался рабочий день!

А с каким наслаждением я написал заявление об уходе по собственному желанию! Тогда я уже получил статус новичка в Игре. Работодателей я вообще на дух не переношу. Меня смешат их странные желания – они хотят, чтобы ты за сущие копейки был и жнец, и чтец, и на дуде дудец…

Так я размышлял и вспоминал, всё время ворочался, и мне удалось заснуть только ближе к рассвету.

Поздним утром, отыскав на кухне завалявшийся чайный пакетик, я вскипятил чайник и зарядился любимым горячим напитком. После этого я сразу вышел в город.

Что мне открылось? Бомж, ковыряющийся в мусорных контейнерах во дворе, и тут же, чуть поодаль – типичный менеджер в костюме с сигаретой в зубах у чёрного входа в офис. Озабоченные прохожие, спешащие на работу, и скучающие одиночки на скамейках. Бешеные автомобили, постоянно сигналящие клаксонами, и неспешные звенящие трамваи. Сплошные противоречия.

Город контрастов давно проснулся. Старинные особняки соседствовали здесь с высоченными баррикадами офисных коробок. Хорошие дороги – с ямами и колдобинами. Красивые ухоженные места – с запущенными пятачками и стройками.

Пока я просто брёл по улице, в мой мозг прорвался Кигред.

– Скопление чёрной энергии организовал один из опаснейших Игроков Когнита со статусом маэстро. Да-да, я выяснил точно – он маэстро. Остерегайся его! Старайся избегать встреч с ним! Попробуй выполнить миссию без противостояния. А теперь координаты. Эпицентр отрицательной мозговой тучи находится по следующему адресу, запоминай…

Он назвал улицу и дом, затем снова пропал. Я достал телефон, и виртуальный Сусанин показал мне, куда надо двигаться. Оказалось – недалеко.

И наконец вот она – девятиэтажка в виде огромной свечи. Именно здесь обитает группа людей, замысливших жуткое действо. И всем заправляет неизвестный мне пока Игрок из вражеского лагеря. И мне надо вычислить его группу в кратчайшие сроки. А именно – за один день, за сегодня. Так сказал Кигред после озвучки адреса местонахождения дома.

Я присел на лавочку и принялся наблюдать: кто выходит, кто заходит. Благо, подъезд-то один единственный. Заодно погулял глазами по окнам, по балконам – нет ли где там чего подозрительного? Но поначалу ничего стоящего не отметил.

Во дворе, на детской площадке маленькие отважные мореплаватели осваивали стилизованную под парусник конструкцию. Их смешки и крики да возгласы молодых мамаш так умиротворяли, что работать совсем не хотелось. Но я сосредоточился через силу.

И вот – о чудо! – кое-что приметил. На втором этаже, на не застеклённом открытом балконе появились два странных типа. Они закурили и принялись возбуждённо о чём-то спорить. Один, невысокий со смолистыми кудряшками, стал что-то доказывать, размахивая рукой с дымящим окурком. Второй, худощавый и полностью лысый, начал отрицательно покачивать головой. Пару раз он односложно возразил.

Я даже расслышал несколько фраз. «Да иди ты на… Он ни фига не понимает… Завтра будет поздно». И главное – я увидел, как лысый «кощей» что-то подбросил в руке. Этот предмет промелькнул на пару секунд, но мне хватило. Я успел разглядеть нечто, напоминающее боевую лимонку.

– Ага! – пробормотал я под нос. – А вот за этой квартиркой стоит проследить.

Ждать долго не пришлось. Через полчаса, едва я прожевал шаурму и допил фанту, которые ещё по приходу купил за углом, оба типа вышли из подъезда и отправились восвояси. Я не захотел терять ни минуты. Тем паче, что открывашка грела грудь за пазухой.

Проникнув в подъезд, я подался к бетонным ступеням – лифты мне не по душе. Тут ни кстати заголосил Кигред, вроде даже рука зачесалась. Как будто ментальные часы завибрировали. Хотя этого никогда не случалось. Мне просто показалось.

– Наши враги, чёрные, кое-что задумали, – сказал этот мой то ли бог, то ли инопланетянин (он так и не выдал мне до сих пор свою истинную природу), – это стало понятно только теперь, так вот, наши враги… Они готовят масштабную акцию по всему миру, в России, Европе и Азии. По их плану во всех крупных городах должны произойти массовые убийства, взрывы и отравления. Большую часть этих преступлений просто припишут Игилу. Чёрные хотят посеять панику среди людей планеты, ввергнуть Землю в хаос, сделать так, чтобы людям почудился апокалипсис.

– Это весьма прискорбно! – Я покачал головой.

Сверху неожиданно сбежала по ступенькам девочка лет десяти, рябая, рыжеволосая, в сиреневой кофточке и серых брючках. Она едва замедлилась и удивлённо посмотрела на меня. Я мило улыбнулся, она хмыкнула и понеслась дальше.

Ну, вот и заветная квартира. А Кигред, между прочим, опять затих. Я приклеил ухо к двери и попытался уловить хоть какой-то звук из предполагаемого логова убийц. Ни-че-го. Могильная тишина! Что ж, это мне явно на руку.

Открывашка безупречно помогла проникнуть в квартиру. В прихожей, завешенной куртками, на меня дыхнуло чем-то отвратительным. Я поморщился: вроде бы и знакомая смесь запахов и даже что-то напоминающая. Но коварный состав весьма трудно распознать. Старая кожа и клопы? Обувь и новый линолеум? Мусор из кухни и какие-то поношенные вещи из коридорного шкафа?

Я прошелестел в сторону большой комнаты, судя по всему, единственной в этой квартире. Огромный угловой диван цвета кофе с молоком, обшитый дерматином, сразу бросился в глаза. Я присел на мягкий подлокотник и осмотрелся.

Обычная обстановка, характерная для съёмной хаты. Классическая стенка с плоским телевизором. Её древесный оттенок подходит к желтоватым обоям. На полках несколько книг по химии и детективы, рюмки и какие-то безделушки. В углу кресло. Дверь на балкон теперь плотно закрыта. Пластиковый стеклопакет. Ну и где тут тайники со взрывчаткой? Ладно, сначала надо изучить общую площадь.

Я встал и прошёл на кухню. Классический современный столик белого цвета, три стула с бежевой обивкой. Угловой кухонный гарнитур с оранжевыми фасадами. Всё как у людей. Я осмотрел внутренности навесных шкафов. Однако кроме тарелок, кружек и макарон ничего подозрительного не обнаружилось. Подобная история случилась и с нижними шкафами.

А вот дверцы под окном. Естественный холодильник – привет из советского прошлого. Я заглянул внутрь. Ничего кроме пакета с картошкой и запаха затхлости.

Я вернулся в комнату. Присел в кресло и пошарил рукой между мягким подлокотником и съёмной седушкой. Есть! Плотно запечатанный пакет с каким-то подозрительным серым материалом. На ощупь напоминает пластилин. Пластичная взрывчатка? Я сунул пакет обратно и метнулся к платяному шкафу, стоящему незаметно – сбоку от раскрытой межкомнатной двери.

Я порылся в куче белья на нижней полке и уже обнаружил там пистолет Макарова и две армейских лимонки, когда за спиной послышались шаги вошедшего в комнату. Меня охватил этакий приступ: сердце словно замерло на несколько секунд и снова забилось, а по спине, сверху вниз, проскочили мурашки. В такие секунды реально понимаешь суть выражения: «душа ушла в пятки»!

Но я за почти полугодовую практику в Игре успел привыкнуть к неожиданностям. Усилием воли мне удалось преодолеть ступор. Ватная рука машинально схватила найденный в грязном белье пистолет. Тело моё медленно повернулось.

– А я предчувствовал, что ты придёшь именно сейчас! – сказал незваный гость (или, точнее, хозяин), едва мы встретились глазами. – Так что я вовремя вернулся.

«Чёрт, кажется, я забыл закрыть замок!» – пронеслось в голове. А передо мной предстал в спортивном костюме худощавый тип с глазастым лицом, слегка напоминающим гоблина из «Властелина колец». Короткая стрижка соломенных волос, противная ухмылка.

– Ты Чёрный? Из лагеря Когнита? – медленно спросил я, пытаясь выиграть время.

– А ты догадливый Чистильщик. – Улыбка врага стала ещё гаже.

Я направил пистолет ему в лицо и снял игрушку с предохранителя.

– Хорошо, обещаю тебя не убивать, если дашь мне спокойно уйти, – проговорил я чуть дрогнувшим голосом.

Но когда ствол упёрся ему в лоб, выражение его глаз даже не изменилось. Совершенно бесстрашный тип! Может, под наркотой?

– Как бы ни так! – с усмешкой возразил он. – А я вот обещаю тебя прикончить здесь и сейчас.

И он неожиданно выбил пистолет из моей руки. Я даже не понял, как это произошло! К тому же, мгновенно последовавшим вторым ударом под дых он сделал мне очень больно. Я со стоном согнулся в три погибели и схватился за живот. Мне стало тяжко дышать.

– Ты знаешь, я с нетерпением ждал твоего появления, – заметил Чёрный, стоя надо мной и с хрустом выпрямляя пальцы одной руки пальцами другой руки.

– Да пошёл ты, ублюдок! – прошипел я.

А сам покосился в его сторону. И вовремя! Ибо я заметил, что он шагнул в сторону упавшего пистолета.

– Ай-ай-ай! – «Гоблин» покачал головой. – Ты так-то не базарь! Какой я тебе ублюдок? Я Игрок высшей категории. Мой статус – маэстро! И зовут меня Матвей. Запомни это имя, а то на том свете спросят, мол, кто тебя пристрелил? А ты не бум-бум.

И он наклонился за пистолетом. Я понял, что лучшей секунды уже не представится. К тому же, боль моя поутихла. Итак, собравшись с духом, я сделал немыслимый фортель. А именно: упёршись правой рукой в коричневый ламинированный пол, я принял на весу почти горизонтальное положение и занёс левую ногу, и со всей мочи ударил врага носком ботинка прямо в бедро.

Столь ловко предпринятый манёвр оказался для глазастого полной неожиданностью и, слава богу, принёс плоды! Глазастый отлетел в сторону и припал к полу.

– А меня зовут Игорь, – со значением вымолвил я. – Запомни и ты!

Не теряя больше ни секунды, я полностью перегруппировался и сделал выпад вперёд, стремясь нанести очередной удар и закрепить успех. Однако подлый «гоблин» весьма вовремя выставил блок. Из-за этого мой кулак не попал в цель, а костяшку запястья пронзила тупая боль. В то же время соперник, словно танцуя, ушло подсёк меня ногой, и я завалился на пол.

В следующую секунду, едва Матвей выпрямился, в его руке блеснул золотистым покрытием маленький предмет, похожий на шариковую ручку с кнопкой. «Нейтрализатор!» – напрягшись, подумал я. Этот внеземной гаджет, подброшенный его «то ли богом» Когнитом, способен отключить меня надолго, превратить в бесчувственную тушу без сознания. Стоит только коснуться остриём любой точки тела и нажать кнопку, почти такую же, как на авторучке.

Я решил, что ни в коем случае не допущу подобного прикосновения! Поэтому мне пришлось сначала кубарем откатиться назад. А затем я вскочил и ловким пинком умудрился сразу же выбить опасную штучку. Ручка-нейтрализатор, намертво усыпляющая любых млекопитающих, отлетела к стенке, клацнула об стекло дверцы и завалилась под диван. Сразу не достать – так что я вздохнул с облегчением.

Весьма разозлившись из-за такого поворота событий, «гоблин» со свирепым кличем («У-у-аха!») накинулся на меня, и мы принялись бороться. То есть я смело принял ближний бой. Его бешеные глаза, его хрип – вот что сразу врезалось мне в память.

Два раза отлетал в сторону пистолет – никому не удавалось прибрать оружие к рукам.

– Ах ты ушлёпок! – то и дело шипел Матвей.

– Ты, блин, чмо! – отвечал я.

Его руки напоминали упругие канаты. Мою шею то и дело сковывала мёртвая хватка. Но мне удавалось её ослабить. В какой-то момент я понял, что в пылу борьбы враг оттеснил меня к балкону – несколько раз мы перекатились, горячо дыша друг на друга. В комнате даже упал журнальный столик.

К тому же, Матвею удалось попутно высвободившейся рукой нанести мне парочку коварных болезненных ударов. Один угодил в ребро, и мне стало тяжело дышать. Я сообразил, что ещё один-два таких неудачных момента, и мой гроб заказан!

Однако около оконного блока мне вдруг чудом удалось вырваться из цепких объятий Матвея. Я выскочил на балкон и сразу, не размышляя, перемахнул вниз. Везёт мне в последнее время на вторые этажи!

Удачно приземлившись, я поднял голову и увидел, что Чёрный уже смотрит на меня, перегнувшись за ограждение.

Но прыгнуть он так и не решился. Слишком людно для продолжения банкета.

– Я дарю тебе жизнь, – бросил он. – А теперь вали домой, в свой город, и не возвращайся! Ты плохой Игрок.

Я сплюнул, а он качнул головой и растворился в злополучной квартире.

Мои ватные ноги двинулись по прямому пути – прочь из двора.

Глава 1.2 Маленькая передышка и Крис

Я всегда с удовольствием отправляюсь в новый неизведанный мегаполис, когда начинается очередной кон Игры. Хотя мой родной дом находится в маленьком провинциальном городке на Алтае, райцентре, где по жизни скучно, ухабистые дороги, унылые фасады, много безработных и пьющих.

Наверно из-за этой надоевшей убогости я люблю мегаполисы. Они кажутся мне вечным праздником. Мне нравится ходить по симпатичным людным улицам и засматриваться на монолитных великанов с причудливой архитектурой. Я с удовольствием втягиваю ноздрями подземные выдохи метрополитена, приправленные ароматом металла, и у меня что-то сжимается внутри, когда из туннеля выносится мой поезд. Меня влекут парки и тихие дворики, потому что они дают ощущение какой-то странной романтики. Я обожаю обедать в Макдоналдсе или ином фаст-фуде и попутно наблюдать за посетителями.

Вот и сейчас я поедаю гамбургер в подобном заведении и машинально слежу за движениями привлекательной брюнетки с соседнего столика.

Только что мой демиург Кигред сообщил мне, что всё провалено, что маэстро запомнил меня, а преступники сегодня же сменят квартиру, и поэтому бесполезно звонить в ФСБ или предпринимать какие-либо другие действия.

— Так что ты пролетел, не справился с простейшим заданием! Теперь нужно начинать всё сначала. Единственная твоя заслуга на данный момент, это то, что ты тоже узнал лицо врага и его имя. – Так завершилКигред свою уничижительную речь и отключился.

Меня взяло зло. «Да пошёл ты!» – прошептал я. Собственно, кто он такой? Сколько я ни выпытывал у него, он так и не сознался. «Это неважно», «узнаешь потом». Но пару раз он проговорился кое в чём.

Короче, единственное, что я знаю «на данный момент»: Кигред – это некая внеземная сущность, идеальное существо, обитающее где-то в атмосфере, но обладающее такими свойствами, что «несовершенная» земная техника не обнаруживает его обиталище.

Ах да. Ещё он умеет засылать необычные гаджеты типа открывашки. Надо бы попросить вдобавок тот самый нейтрализатор в виде авторучки. Это для новой встречи с Матвеем. Чтобы оказаться, так сказать, во всеоружии и первым применить дарующую победу игрушку.

Кстати, ещё мне известно, что соперник Кигреда по Игре – это Когнит, такое же идеальное существо. Только он вербует отнюдь не простачков, как я. В его лагере Чёрных люди без страха и жалости, отморозки, отъявленные мерзавцы, вот как Матвей.

Я вновь уставился на брюнетку за соседним столиком. Она уже дожевала свой ролл, элегантно подтёрла чуть напомаженные губы салфеткой, а на её маленьком планшетнике появилось нечто, вызвавшее искристую улыбку. Я отметил едва проступающие усики у неё над верхней губой.

Наконец она почувствовала мой пристальный взгляд, и её зеленоватые омуты вдруг обратились ко мне.

Что я поймал в этом коротком взгляде? Удивление? Пожалуй, да. Интерес? Если только самую малость. Отблеск укрытых в морских глубинах сундуков с кладами? Несомненно! Но красотка быстро отвела глаза.

Я в это время уже допил колу. От гамбургера ничего не осталось. От картошки фри — два стручка.

Конечно, я знал, что симпатичные девушки, которые сразу выжигают во мне искру, вот как эта, обычно ничего во мне не находят. Но я знал и другое: попытка не пытка, а одна из пяти таки разглядывает во мне изюминку.

Так что я, пересилив природную боязнь, заговорил.

– Девушка, извините за беспокойство, у вас есть сестра в городе Казани?

Это мой коронный ход. Я применил его уже два раза в разных мегаполисах. В первом случае до следующего свидания дело как-то не дошло, а вот во втором всё сложилось удачно, но об этом как-нибудь потом.

Брюнетка снова поглядела на меня, но теперь уже зеленоватые глаза её выразили явный интерес.

– Не поняла, – тонким голосом протянула она, — что за вопрос? У меня сестры вообще нет.

Я тут же подсел к ней за столик, но не близко. Зону радиусом в полметра личного пространства я не пересёк.

— Просто я недавно был в Казани, там пару раз общался с девушкой, так вот – она один в один похожа на вас. Прям как две капли воды! Вылитая копия!

Брюнетка свернула окно на планшетнике и прибрала к виску сбившийся на лоб локон. Её глаза принялись откровенно изучать мой внешний вид.

– Ну-у, – протянула она (я машинально уставился на едва проступающие усики). – И что, вы так хорошо её запомнили?

— О, у меня отличная память на лица. К тому же, такая неземная красота, как у вас, запоминается надолго.

— Ну, уж так и неземная? Спасибо, конечно, но… -- Комплимент попал в точку, девушка мило улыбнулась и спрятала глазки. – Мне кажется, что…

– Да, понимаю. – Я наклонился к ней ближе, поедая глазами её всю. – Это похоже на банальный подкат, но что если я и вправду так думаю? Ведь у каждого человека свои понятия о красоте. И вот именно вы кажитесь мне идеалом!

Она чуть покраснела, опустила зеленоватые омуты.

– Скорее всего, имя у вас тоже милое? – Я закрепил успех. – Может быть, Юля?

– Нет, не угадали! – Она искристо улыбнулась. – Кристина.

– Что ж, это имя ещё лучше. А меня зовут просто – Игорь.

– Очень приятно, просто Игорь.

И так как мы оба закончили обед, я предложил ей прогуляться по городу. К моей радости Крис не отказала. Да-да, отныне я стал звать её Крис.

В плаксивом осеннем городе, щедро бросающем к ногам золотистые купюры вместо слёз, под беспокойным хмурящимся небом, упорно заключающим солнце в темницы, – в таком огромном и чуждом городе именно в эту пору мне почему-то очень хочется любить. Не знаю, откуда это чувство, но оно не впервые.

И пока мы гуляли с Крис, я переполнялся этим странным уже знакомым мне томлением. Пока под нашими ногами шуршал палас из сухих листьев, а я то и дело искоса поглядывал на свою спутницу, моя душа потихоньку влюблялась. (Единственное, что мне мешало – это наплывами саднящая в ребро боль от удара Матвея.)

Мы с Крис отражались в мутных запятнанных зеркалах редких луж и смотрелись вместе в общем-то неплохо. Мы спускались по ступенькам к «знаменитой», по словам милой спутницы, «местной плотинке» и любовались шепчущей водичкой Исети. Мы гуляли и над речкой, и проходили мимо здания управы, и вышагивали по брусчатке около большого Ленина, и любовались пешеходным бульваром, и я открыл для себя в этом городе нечто необыкновенное, какое-то его необъяснимое естество.

Иной раз я касался хрупкой ручки Крис с тонкими пальчиками, и тут же какое-то необыкновенное тепло наполняло меня. Профиль лица моей спутницы с этими едва заметными усиками над верхней губой казался мне особенно прекрасным. А ещё чёрные брови вразлёт, и чуть вздёрнутый носик, и ровная смолистая чёлка на чистом лбу…

Так что я не солгал там, в кафе, когда сделал ей комплимент.

Крис рассказала мне, что живёт в этом городе с рождения и заканчивает университет. (Стало быть, она младше меня лет на десять!) А я поведал, что служу в «одной важной организации» и по долгу службы часто бываю в Екатеринбурге. Она как-то странно покосилась на меня, но я тут же добавил, что вообще хочу переехать в этот прекрасный город.

Конечно, лгать нехорошо, но рядом с такой милой девушкой любой бы на моём месте привирал. Хотя доля искренности присутствовала в моих словах – город мне на самом деле западал в душу, я уже почти влюблялся в него со второго взгляда.

Я узнал вдобавок ко всему, что Крис живёт одна с кошкой, учится на филолога, но это не мешает ей любить классическую рок-музыку. Я сообщил, что мне тоже нравится и Битлз, и Куин, но сам я поклонник группировки «Ленинград», а главное – я обожаю путешествовать. Я расписал ей краски других мегаполисов. Она искренне восхитилась, ибо мало где бывала – за границей вообще не довелось.

– Ну, в заграницу я тоже пока не ездил, – поспешил заверить я. – Если не считать страны Ближнего Зарубежья.

Несомненно, что-то такое произошло между нами. Как будто мы поняли одну и ту же истину. Точно встретились не в первый, а в сотый раз.

И когда пришла пора прощаться, когда мы невзначай подошли к автобусной остановке, Крис так странно посмотрела на меня. Этот взгляд, пожалуй, навечно врезался в мою память. Что он обозначил? Я не смог распознать.

И потом я сидел в старой квартире с захламлённым открытым балконом и долго гадал, что же выражал этот её взгляд? Неужели надежду на то, что именно я её половинка? Нет, не может быть! В личное счастье верится всегда в последнюю очередь.

Как бы там ни было, у меня в мобильнике забит теперь её номер, и я могу в любую минуту услышать этот завораживающий, тонкий, чуть вкрадчивый голос, который дополнил идеальный образ.

Кстати, с помощью телефона я вышел в сеть и открыл один форум, на котором тайно общались посвящённые – участники нашей Игры. Ведь Кигред так и не вышел на связь через ментальные часы, а мне стало грустно и одиноко.

На форуме обсуждали новые планы Чёрных. Участвовали только зарегистрированные пользователи. (Регистрацию, кстати, модераторы отклоняли, если человек не отвечал на секретные наводящие вопросы, например, как зовут «то ли бога» Чистильщиков.)

Супербой. Я нахожусь в Питере. Кто-нить из чистильщиков есть там ещё?

Джон. Я в Нижнем. А что в Питере? Чёрные тоже готовят массовые акции?

Супербой. Похоже на то. Тебе удалось пройти миссию?

Джон. Пока нет.

Дункан Маклаут. Парни, а я в Казани. Тут такая же байда по ходу намечается.

Супербой. Плохи дела.

Годзилла. Привет, чмушники! Я из лагеря Чёрных. Скоро вам всем придёт пипец! Ищите мыло и верёвки.

Пользователь Годзилла отстранён модератором от участия в обсуждении на 24 ч. согласно п. 3 правил настоящего форума.

Я едва удержался, уж так потянуло вставить предложение от себя. Например, спросить, есть ли кто из Чистильщиков в Екатеринбурге? Не исключено, кстати, что существуют Игроки и среди местных жителей. Но почему-то «то ли боги» их никогда не оставляют решать проблемы на Родине. Это как при наборе в армию: живёшь ты тут, а служить будешь там, за тридевять земель. Дурацкий принцип.

В общем, я удержался и ничего не написал. Решил не светиться лишний раз, не тратить попусту свой, так сказать, эмоциональный багаж.

Тут, наконец, раздался долгожданный женственный голос Кигреда.

– Знаток Игорь?

– Онлайн! – недовольно сказал я вслух.

– Слушай, план у тебя теперь один.

– Ну?

– Надо вычислить твоего врага Матвея. Это твой второй шанс. Матвей забрал своих парней из той квартиры. Теперь я не сразу почувствую их новое логово. Зато ты можешь быстрее меня найти Матвея и обезвредить.

– Но как я это сделаю? – Мои пальцы машинально потрогали ментальные часы на другой руке.

– Элементарно. Мне стало известно, что его родной город – Майск в Ленинградской области. Так что у тебя есть имя, лицо и название города. Через ваши социальные сети ты можешь выяснить всё остальное. Ну а дальше, пораскинь мозгами. Как быстро найти человека в мегаполисе, если про него всё известно?

– Хорошо, я пораскину, – пробормотали мои уста. – Вот только есть одна проблемка.

– Интересно, какая? – Мне показалось, что в его обычно бездушном голосе прозвучала усмешка.

– Я уже вроде бы говорил, что у Чёрного, у этого Матвея имелся нейтрализатор. Поэтому для новой встречи мне нужен именно такой же. Ты сможешь это устроить?

– Без проблем. После шести вечера по местному времени во дворе дома, в котором ты остановился, найдёшь на одном из деревьев старую кормушку для птиц на высоте своего роста. Это и будет тайник для нейтрализатора. Заберёшь прибор оттуда, надеюсь, как с ним обращаться, тебе уже известно.

– Ну конечно!

– Всё, до связи.

И мой «то ли бог» отключился. Ведь теперь у него наконец появилась какая-никакая работёнка.

Заслать свой волшебный гаджет по просьбе Игрока ему, наверно, не так-то просто. Я думаю, он пользуется каким-нибудь микроскопическим дроном или аэроботом размером со стрекозу или даже с комара. Возможно, он отправляет эту пташку со своего НЛО. Но всё это только мои предположения.

Интересно, а сколько у него Чистильщиков? Сотня? Как он успевает уследить за всеми? Ну конечно, у него же совершенный мозг, нечета нашим! На свете есть два существа, которые поражают своей универсальностью – это бог и Путин!

Я усмехнулся сам своей мысли. Затем сходил на кухню и поставил чайник (в магазин я заскочил по пути на квартиру). За окном замаячила башня на Малышева. Город контрастов, мать его! Кажется, здесь расстреляли последнего Российского императора? Надо бы сходить в какой-нибудь музей. Хоть что-нибудь тут посмотреть!

Мысли опять переключились на Крис. Сами собой. Ну что я с ней буду делать? Завтра позову на свидание. А потом что? Быть может, у нас закрутится роман. Но пройдёт максимум неделя, и мне придётся возвращаться домой. А то и сразу прыгать в новую локацию.

И как тогда быть? А что если я влюблюсь по-настоящему?! У меня и так нет никакого личного счастья! И вообще мне не интересны скоротечные романы. Я ведь не живу в браке сто лет, чтобы мечтать об иногородних приключениях. Всё, что мне нужно – это настоящая продолжительная любовь. Пусть звучит странно или наивно, или несовременно, или слишком романтично. Мне плевать!

Я словно содрал с себя паутину этих сложных мыслей и тут же занялся делом. Самое главное сейчас, сказал я себе: срочно поквитаться с Матвеем. Найти его в социальных сетях не составило труда. Единственное, о чём я пожалел – отсутствие ноутбука. На мобильнике экран маловат.

В одной из популярных соцсетей я набрал в окне поиска новых друзей имя Матвей и город Майск. Выпало, словно на игральных картах, несколько образов. С замирающим дыханием я принялся листать эти аккаунты.

До чего же я удивился, когда нарисовался этот чёртов Матвей собственной персоной. Его гоблинское лицо ведь я запомнил чётко, как портрет Иисуса Христа или Ван Гога.

– Ну вот же он, миленький! – радостно пробормотал я на всю комнату.

(Кстати, одинокие люди в четырёх стенах, наедине с собою, частенько роняют фразы вслух. Так что я тоже имею такой грех.)

Высветилась его фамилия – «Григорьев». На его страничке я нашёл также парочку личных фотографий и прочитал актуальный статус: Все люди как муравьи в муравейнике, а я – как бог!

Мне осталось лишь выбрать самую чёткую фотографию. Глазастый Матвей Григорьев, ещё больше похожий на гоблина из «Властелина колец», запечатлелся около дерева с какой-то плотоядной улыбочкой на округлом лице.

И тут меня осенило. Надо бросить клич во все местные новостные порталы. Мол, у вас в городе пропал человек, а дальше – полное описание этого Матвея и отобранная мною великолепная фотка, где видно каждую чёрточку на лице. И в конце: просьба всех, кто видел этого человека, откликнуться по телефону такому-то (с указанием моего номера).

Так я и сделал. Я потратил на это остаток дня. Даже съездил на телевидение и подал платное объявление. Даст бог, решил я, какая-нибудь бдительная сердобольная бабулька обязательно приметит Матвея на новом месте жительства и сразу со мной свяжется.

На обратном пути с телецентра, прежде чем окунуться в подъезд, я заглянул во двор и осмотрелся. Все местные деревья уже сдались осени и неуклюже сбросили с себя медно-золотистые кольчуги, оставив на ветках кое-какие лохмотья. На одном из таких бедолаг-тополей и вправду повисла кормушка на верёвочках, сооружённая из фанерок. Я приблизился, убедился, что незаметен никому, и втиснул руку.

Есть! Вывозив пальцы в птичьих испражнениях, я таки завладел заветной «авторучкой». Только она оказалась неразборной, с каким-то сиреневым напылением корпуса, на ощупь металлического. А вместо кнопки я обнаружил единый с корпусом кончик, вдавливающийся внутрь.

Тут мне приспичило вернуться на злополучную квартиру и убедиться, что Чёрный со своими приспешниками уже освободил её. А вдруг нет? Тогда – новая схватка! И я двинулся в путь, даже не заглянув домой.

Однако, прибыв на место, я отметил наглухо закрытый балкон. А когда поднялся и смело отпёр дверь с помощью открывашки, то сразу обнаружил характерную пустоту. Ни сумок, ни одежды, ни пистолета, ни лимонок…


Ночью опять спалось плохо. Снова одолевали назойливые воспоминания. Передо мной всплывали картины моего первого задания. Я тогда всего лишь имел статус новичка, а в качестве наставника около меня крутился маэстро Санкья.

Это он так себя величал. Хотя на самом деле его имя Александр. Высокий, худощавый, со шрамом на подбородке, с вечно лохматой соломенной макушкой, он всё время меня поправлял: «Да не Саня я, а Санкья, запомни! Меня Саней только мама зовёт. А для вас для всех, тем более для таких школяров, как ты, у меня особый статус и… мнэ… ну, короче, типа, игровой ник Санкья, понял?» Я виновато кивал: «Ладно, ладно, как скажешь!»

А вспомнилось, главное, вот что: мы уже второй день обитали в Питере. Миссия вроде несложная. В Северную столицу инкогнито прибывал американский миллиардер, член тайного Бильдербергского клуба, один из тех, кто за кулисами управлял Землёй.

Так вот, идеальная субстанция Чёрных – Когнит решил устранить этого ферзя. Последний, дескать, мешал «то ли богу» влиять на какой-то задуманный только им поворот в развитии человечества, ни больше ни меньше. (Завербовать этого миллиардера, конечно, не получилось.)

С нами в сцепке, правда, в другом районе города приработались ещё два Чистильщика. Им удалось выяснить, что у Чёрных три варианта уничтожения объекта: автокатастрофа, прямое покушение и сердечный приступ. Маэстро Санкья по указанию Кигреда взялся за миссию по предотвращению автокатастрофы.

Ну и пришлось же нам потрудиться! А ведь даже на второй день я не смог полностью отойти от стресса после перемещения в Питер, но наставник наплевал, он загрузил меня по полной! Меж тем первое в жизни мгновенное перемещение в пространственном канале – это серьёзнейшее испытание – как физическое, так и моральное!

Подобное случается – хотя сравнение неудачное – в самом крутом аквапарке, когда ты впервые катишься по самой жуткой горке. Ощущения потом не оставляют тебя долго. Однако когда ты возвращаешься через год, снова окунаешься в трубу этой горки, тебе уже гораздо проще на душе.

«Чёрные получили от Когнита особенный гаджет, – сказал тогда Санкья, по обычаю сильно жестикулируя длинными ручищами. – Они называют его излучатель. Эта штука на расстоянии выводит из строя любую сложнейшую электронику. Достаточно направить её на бронированный джип объекта, напичканный суперсовременными системами, и нажать кнопку, как тот сразу потеряет управление и выкатится на встречку! Кстати, этот джип прилетел вместе с нашим миллиардером».

«Ну и что нам теперь делать?» – спросил я.

«Слушай, Игорёк, ты разве не догадался? Это же проще пареной репы! Нам нужно выкрасть у Чёрных излучающую хреновину!» – Санкья усмехнулся мне в лицо. И, не дав даже перекусить, погнал в предполагаемое логово врагов. А там нам пришлось вступить в рукопашный бой с двумя верзилами.

В тот день встреча с врагами прошла удачнее, чем моя нынешняя стычка с Матвеем. Правда, мне тогда сломали нос, а лицо Санкья «украсилось» парочкой фингалов, но зато излучатель удалось отобрать.

Вспоминая подробности той схватки, я долго ворочался на чужом и холодном диване, кутался в незнакомое пуховое одеяло. Неизвестно чья квартира словно давила на меня своими стенами. А на кухне то и дело пугающе взбрыкивал старинный холодильник «Свияга», подобно спящему деду, выдающему симфонии храпов. И всё же я незаметно провалился в сон.

* * *

На удивление солнечный тёплый денёк начался с того, что я встретился с Кристиной. Я позвонил ей, с какой-то тревогой, со сдавливающим грудь волнением, но она тут же согласилась прогуляться вместе, к моему огромному облегчению. Меня даже охватила радость, близкая к восторгу.

А, между прочим, нет ничего прекраснее солнечного октябрьского денька, наполненного счастливыми мгновениями желанного свидания! Одетый в золото мегаполис словно выстилает для тебя и твоей избранницы приятно шелестящие дорожки.

Мои проблемы терялись где-то на задворках сознания. К тому же, ментальные часы прятались пока в кармане, чтобы Кигред не отвлекал. Мы с Крис говорили о фильмах, о книгах, о музыке. И я всё больше влюблялся в мою спутницу. Я ощущал её хрупкую кисть (мы держались за ручки), и такое убаюкивающее тепло распространялось по моему нутру!

Кристина, облачённая в элегантное бежевое пальто, плюс чёрные сапожки и чёрные колготки, и распущенные смолистые волосы, – эта сражающая Кристина явно хорошо подготовилась к свиданию. Между делом она показала мне Храм на Крови и прилегающую площадь – сиё место воодушевило меня. Потом мы забрели в очень уютную кафешку с розовыми абажурами, повисшими над белыми овальными столиками. Я заказал две пиццы-мачете и два бокала красного вина, ну и какой-то десерт.

– Я смотрела «Город ангелов» три раза, – сообщила Крис, загадочно глядя на меня искристыми зелёными глазами, когда мы заговорили об этом фильме. – Мне вообще нравятся все картины с Николасом Кейджом. Он такой милый.

«Ах, если б ты меня погладила по чёлке и сказала бы так же ласково, мол, какой ты милый!» – так я помечтал про себя, разглядывая её едва проступающие усики.

– Я тоже смотрел «Город ангелов» три раза, – честно сказал вслух, – хотя, не во всех фильмах Николас так прекрасен. Но… Мне, например, нравится ещё «Пророк».

– О да, «Пророк» я тоже, наверно, раз пять посмотрела. – Крис слегка улыбнулась.

Её ручка лежала на столе, я медленно накрыл её своей кистью – банально, но меня потянуло на это почти подсознательно. И тут Крис так посмотрела на меня, как вчера, и я опять задумался: что означает этот взгляд, в котором тонешь весь без остатка?

– Знаешь, мне кажется, – начал я, – мне кажется, что мы… Что я…

И тут мою сбивчивую речь прервал мобильник. Я поморщился.

– Извини! – И нехотя вытащил аппарат из кармана.

Но руку спутницы я не освободил.

На экране мобильника высветился незнакомый номер. А что если кто-то нашёл Матвея?

Я соединился. Так и есть!

– Здравствуйте, вы сообщали везде, что потеряли молодого человека? – прозвучал старческий голос какой-то бабушки.

– Да, я.

– Так вот же он, тут проходит каждый день. И на балкон всё время выходит. Если хотите, приезжайте, посмотрите, вдруг я обозналась.

– Сейчас приеду, говорите адрес.

Она старательно продиктовала, и я запомнил.

Крис выжидающе и вопросительно поглядела на меня.

– Ты не договорил, – тихо заметила она своим вкрадчивым, нежным голоском.

– Да. Я… Я хотел сказать, что… Понимаешь, ты-ы… Ты мне очень нравишься! – наконец выпалил я.

– Ой, как мило ты это сказал! – Крис загадочно улыбнулась, её глаза округлились, а я, наверное, сильно покраснел, точно школьник какой-то, ибо ощутил жар в висках. – Это очень хорошо, что ты так сказал! – странно добавила моя визави.

И здесь я набрался смелости и уставился в её бездонные глаза. И я увидел в её взгляде какую-то особую нежность, поразившую меня до самой глубины души.

– Ну, ты ведь мне тоже очень нравишься, – тихо проговорила Кристина.

Я мысленно полетел к облакам. Я сжал её руку крепче, притянул к себе и прикоснулся губами к маленьким тёплым пальцам. Затем я вновь посмотрел в глаза Крис, и зеленоватый омут потянул меня вглубь, к илистому дну с золотистыми сундуками!

Какое-то время мы молчали, не решаясь поцеловаться. Но первый поцелуй свершился-таки спустя ещё несколько ударов моего участившегося сердца.

– Ты уж прости, но сейчас мне пока нужно срочно бежать, – сказал я, чувствуя невероятный подъём в душе и одновременно тревогу. – Это по работе. Это ненадолго. Мы обязательно скоро увидимся вновь!

– Что ж, я понимаю. – Крис повела плечом.

Я потянулся к ней, к этому милому личику с чуть проступающими усиками над верхней губой. Я прикрыл глаза и впился в её сладостные податливые губы. Крис с готовностью ответила на мой порыв. При этом мои руки обняли её где-то в районе хрупких плеч, обтянутых тканью вязаного свитера.

Поцелуй получился коротким, но переворачивающим всю мою душу. И этот первый поцелуй потом долго обжигал мои уста, пока я, после порывистого прощания у крыльца кафе, уже в одиночестве бежал к автобусной остановке, проверяя в кармане наличие нейтрализатора.

Глава 1.3 В логове врага и снова Крис

В те дни, когда меня в статусе новичка только-только посвятили в Игру, находясь со мной в холодном весеннем Петербурге, маэстро Санкья часто любил повторять:

— Тебе выпала большая честь, Игорёк! Ну, вспомни, кто ты был? Безработный? Бывший офисный планктон? Короче, обычный обыватель, которых пруд пруди, из тех, кто слоняются по гипермаркетам да пивко попивают. А теперь ты кем стал? Человеком, от которого, ни много ни мало, зависит развитие цивилизации Земли! Если поднимешься до статуса знатока, будешь сам решать судьбы мира!

– Каким образом? Ведь мы только пешки в руках (или что у них там?) этих непонятных сущностей! – возражал я. – Ведь именно они направляют нас.

– Во-первых, мы не пешки, а важные фигуры, — отвечал Санкья, потирая длинными пальцами угловатый подбородок со шрамом.

– А во-вторых?

– А во-вторых, – говорил он, — мы не тупые исполнители чей-то божественной воли. У нас своя голова на плечах. Мы можем и не выполнять указания этого незримого Кигреда. Но мы делаем это и по своей воле. А всё потому, что нам повезло: мы играем за белых, ну, то есть, мы за хороших, и наши цели святые! Так что, хочешь не хочешь, а сделаешь всё, что попросит Кигред.

— Понятно, – кивал я. – А как ты думаешь, Санкья, кто они вообще такие – эти демиурги Кигред и Когнит?

– А мне вообще насрать! — На его продолговатом лице появлялась улыбка. — Я даже не заморачиваюсь на эту тему. Главное, что у меня есть смысл жизни. И у тебя теперь он есть. Ты посмотри вокруг: все люди, как быдло, ходят на работу, таскаются по магазинам -- это же такое убогое существование! А чем мы занимаемся, а?! Вот то-то же! – И он приглаживал свои лохматые волосы.

Вспоминая подобные разговоры, я двигался с остановки по указанному бдительной бабушкой адресу. Боль в ребре уже почти не напоминала о себе. Я наполнялся решимостью поквитаться с Матвеем.

Сказать, что я не боялся – значит, соврать. Страх то и дело подступал волнами. Нормальный человек перед решительным испытанием всегда немного трусит. Или много. Ничего никогда не боятся только отморозки, шизофреники или одурманенные химией люди.

Но я умею бороться с проявлениями трусости. Я просто напрягаю мозги. Поэтому я стал думать, как буду отвечать на характерные приёмы и выпады Матвея. Ведь я хорошо запомнил его стиль драки – в котором присутствуют такие черты: исключительная хитрость, бесстрашие и неожиданная внутренняя сила.

Приблизившись к указанному дому, я осмотрелся. Новостройка с красивой архитектурой. Цветные балконы, башенки на крыше, красный, оранжевый и белый кирпич в сплетении мозаик. Современные россияне любят такие дома. Они поголовно мечтают заселиться в новостройку, если ещё не сделали это.

Многим кажется, что коли ты живёшь в красивом свежем доме, и у тебя просторная кухня с модным гарнитуром со встроенной варочной панелью, и если ты при этом ещё и менеджер среднего или высшего звена, а по вечерам, как бонус, тебя ждут красавица жена и лапочка дочка, то жизнь твоя состоялась!

Люди нынче обожают красивые интерьеры. Чтобы всё блестело, ладно сидело, сквозило уютом. Какая-то обывательская жилка. Но я-то теперь точно знаю, что настоящее счастье не в этом. Прав был Санкья! Настоящее счастье, когда у тебя есть цель. Когда ты на сто процентов уверен в том, что и зачем делаешь. А где и как ты живёшь – это вообще неважно!

Я остановился около первого подъезда. «Знаток Игорь, ты нашёл Матвея?» – Кигред неожиданно влез в мозг. Весьма кстати! Я машинально потрогал ментальные часы.

– Как раз сейчас добрые люди должны показать мне его новое место обитания, – бормоча под нос, отчитался я.

«Отлично! Действуй по ситуации. Надеюсь, что ты возьмёшь реванш».

– Я тоже… Надеюсь, – тихо сказал я, но сущность уже отключилась.

Что ж, спасибо за беспокойство о моих делах! Тут, не долго думая, я наконец соединился по мобильнику с бдительной бабулькой.

– Здрасте. Вы звонили недавно насчёт пропавшего человека. Я подъехал.

– А! Да-да. Вы поднимитесь ко мне в семьдесят вторую квартиру во втором подъезде, а то у меня ноги плохо ходят.

– Конечно, я сейчас.

И я поднялся на пятый этаж во втором подъезде и позвонил в дверь.

– Проходите, открыто! – Такой возглас, чуть приглушённый, услыхал я из глубин квартиры.

Металлическая дверь скрипнула. И вот я ступил в длинную узкую прихожую, хранящую полумрак. Именно в эти секунды я почувствовал неладное. Но, как оказалось, – слишком поздно! Лёгкий шорох за спиной, комариный укус вбок и… Я почувствовал лишь, как необычайно ослабло тело, и пол поплыл из-под ног. А затем я провалился в небытиё.

– Ну что, очнулся, ушлёпок? – раздалось где-то над головой, когда сознание моё как бы начало подниматься из чёрного провала.

Я почувствовал своё ноющее тело, лежащее на твёрдом полу. В голове застучал тяжёлый молоток. Одновременно я ощутил, как онемели руки, и понял, что они чем-то стянуты за спиной. Я с трудом поднял веки, ибо тупая боль одолела глазные яблоки, точно как с глубокого похмелья. Перед моим носом нарисовалось гоблинское лицо Матвея.

– Ты? – вымолвил я. – Но как… где же бабушка?

– Видишь это? – Матвей показал странный прибор, напоминающий маленькую серую звуковую колонку от компьютера. – Мне его Когнит подогнал. Стоит захотеть, и ты можешь подделать любой голос при помощи такого вот супер-модулятора, хоть болтовню бабушки, хоть базар дедушки, да хоть матерки чёрта лысого!

– А, понятно, – пробормотал я, разглядывая чудесную колонку.

– Хм, понятливый придурок! – усмехнулся человек где-то сбоку.

Я с трудом перевёл взгляд. На стуле, находящемся в углу полумрачной комнаты, обосновался совершенно лысый тип. Я смутно признал в нём того парня, одного из двух – с балкона их прежней квартиры.

У этого лысого грубо выделялись на лице чёрные брови. Большой нос с горбинкой дополнял нелицеприятную картину.

– Да, наш чёртов Чистильщик весьма сообразительный, – сказал Матвей, покосившись на напарника.

– Хкгм, – покряхтел я.

– Учти, мы не прикончили тебя сразу только ради того, – заметил Матвей, снова глянув на меня со знакомой плотоядной улыбкой, – чтобы немного с тобой поболтать.

– Ну-ну, и о чём же вы хотели со мной поговорить? – спокойно спросил я, собравшись с духом.

Чёрный качнул головой.

– Ты, конечно, сделал умный ход, когда объявил мои поиски по всему городу, – сказал он. – Вот только ты не учёл, что люди-то нынче равнодушные, им наплевать, кто там где пропал. Так что я оказался первым, кто позвонил тебе.

– Печально, – заметил я, проверяя руки за спиной.

Оказалось, что они стянуты не так уж и крепко – и, судя по липкости и плотности, – стянуты банальным скотчем.

– Кстати, когда я тебя прикончу, то сразу получу высший в Игре статус гроссмейстера, – осклабившись, заявил Матвей, затем он выпрямился и шагнул в сторону. – По крайней мере, так мне пообещал Когнит.

– И что даст тебе сей статус? – Я решил потянуть время.

К этой минуте мой мозг уже достаточно прояснился, и я начал активно соображать, как бы выпутаться из такой жуткой задницы.

Матвей прошёлся по комнате. Его напарник посмотрел на меня мутными глазками. «Уколотый или обкуренный?» – мелькнуло у меня в голове.

– Ну, первое, это то, что я получу много денег на личный счёт. Когнит, как дьявол, способен скинуть любую сумму. – Матвей остановился у зашторенного окна и повернулся ко мне.

– А второе? – вставил я.

Меж тем мои глаза пробежались по окрестностям комнаты. Два высоких шкафа в чёрно-белом стиле. Два небольших диванчика. Полураскрытая коричневая сумка на полу, до отказа набитая какими-то шмотками. Огромная плазменная телевизионная панель на стене, как раз сбоку от лысого идиота.

– У меня появится власть над частью Чёрных, – ответил Матвей, – я смогу командовать целой группой знатоков, а не одним новичком, как сейчас. (Матвей кивнул в сторону лысого). Но самое главное даже не это.

– А что?

Я смекнул, что лысый тоже в Игре. Ещё я отметил одну важную деталь в окружающей обстановке – опять же неподалёку от лысого – это серый электрический обогреватель в виде металлического масляного радиатора.

Я понял, что сей агрегат, как ни странно, может сослужить мне хорошую службу. Особенно меня порадовали почти острые на вид, тонкие, как картон, рёбра этого обогревателя, слегка напоминающего гармошку. Сверху прямые рёбра переходили в полукружья, а спереди имелись ручки для регулировки, электрический же провод болтался на полу.

Конечно, мне повезло, решил я. Этой штуки здесь могло и не быть. Однако же отопление в квартирах дали только на днях, ведь у осени пока молодость. Поэтому аппарат убрать не успели. В общем, я с удовольствием взял его на заметку.

– Самое главное – Когнит пообещал, что я получу магический диск долголетия, – неожиданно заявил Матвей.

– Что за хрень? – слегка удивился я.

– Это гаджет, продляющий жизнь человека до ста пятидесяти или даже до двухсот лет. Он сильно замедляет старение… Теперь ты понимаешь, как важно мне убить тебя?

И он вернулся ко мне. Только я не потерял времени даром. К этому моменту я уже сел прямо на полу и, превозмогая нытьё во всём теле, как смог, размял плечевые мышцы. Хотя все эти мои движения, в общем-то, даже не удивили глазастого «гоблина».

– Послушай, Матвей, – быстро заговорил я (в голове уже родился кое-какой план), – скажи мне, а каково это – убить человека? Ты ведь уже наверняка проделывал подобное. Просто меня всегда интересовало: что движет такими, как ты? Ведь жизнь даёт бог, и, стало быть, не тебе, простому смертному, её отнимать. Ты не задумывался над этим?

– Чо он несёт, а?! – Лысый встал со стула и тоже приблизился ко мне. – Философ грёбаный! Матвей, давай быстрее кончим его, надоело уже!

– Да уж, ты прав, Киря, пора кончать эту демагогию, – согласился Чёрный, склонившись надо мной.

Только сейчас я заметил, что у Матвея карие глаза. Злобные и бездушные. Как у волка.

– А на твой вопрос я одно отвечу, – добавил маэстро «гоблин», – ни тебе меня судить. Я просто люблю убивать, такой кайф никакая наркота не даёт, и этим всё сказано!

– Ладно тебе, Матвей, лучше скажи, как будем с ним кончать? – спросил Киря, слегка пнув меня ногой.

«Даже не больно», – подумалось мне.

– Да не канючь ты! Нам надо инсценировать его самоубийство, чтобы менты не докопались. Ведь нам пока не нужны лишние проблемы. Короче, сейчас снова вколю ему нейтрализатор, потом вытащим его на двенадцатый этаж в подъезде и сбросим.

Благодаря столь милой беседе, у меня, повторюсь, оказалось прилично времени, чтобы осмотреть комнату и придумать план спасения. Последние слова моего врага лишь помогли нарисовать окончательную картину действий.

Тут я слегка почувствовал дежавю – в руке Матвея блеснула знакомая авторучка. Интересно, а мою прибрали?

– Ну что, ушлёпок, прощайся с жизнью! – усмехнулся Чёрный и занёс руку с нейтрализатором.

Дальнейшее врезалось мне в сознание с каким-то заторможенным темпом, точно передо мной прокрутили кадры замедленной киносъёмки. Я отработал, как автомат, все движения, чётко в соответствии с намеченным планом. Ведь я понял, что иначе смерть моя неизбежна.

Первое, что я сделал: опережающим манёвром резко впился зубами в запястье Матвея, да так крепко, как только смог, точно взбесившийся зверёныш. И поскольку сделал я это впервые в жизни, то постарался на совесть! Кажется, я прокусил его волосатую кожу до крови. Чёрный взвыл – он даже не сразу понял, что произошло. А нейтрализатор шмякнулся на пол и покатился под шкаф. Что-то мне это напомнило.

В следующий миг я вскочил на ноги и, развернувшись вокруг себя, со всей мочи поразил ногой лысого, отчаянно моргающего удивлёнными глазами. Тот отлетел в сторону и упал. По-видимому, мой удар пришёлся в нужное место.

Третье мгновение. Я подскочил к масляному радиатору и резкими движениями потёрся об одно из острых рёбер. Скотч, слава богу, разъехался с третьего раза, и мои руки, к моей огромной радости, обрели свободу.

Четвёртое мгновение. Я схватил этот самый обогреватель и со всей мочи запустил его в приходящего в себя, свирепеющего Матвея. Однако железяка громко жахнула по шкафу, а затем клацнула о пол, а шкаф угрожающе зашатался. Оказалось, что подлый Чёрный просто ушло увернулся. «Как он умудрился?!» – промелькнуло у меня в голове.

– Ну всё, ушлёпок, – зашипел глазастый «гоблин» и двинулся на меня. – Теперь я тебе череп раскрошу!

Итак, к сожалению, мой план сорвался, и всё пошло не по сценарию. Я начал судорожно размышлять. К тому же, где-то позади уже отчаянно полился трёхэтажный мат встающего лысого новичка.

Я вспомнил, что рукопашный бой, переходящий в борьбу с катанием по полу, для Матвея – просто козырь. К тому же, этот его напарник как затычка. Удар сзади по моей голове – и капут!

Что ж, я опять принял единственно правильное решение. Я сделал немыслимый фортель: подпрыгнул и ухватился за люстру. И до того, как она с треском оторвалась от потолка, я успел с размаху заехать ногами в лицо Матвею.

Чёрного хоть и несильно, но отбросило к шкафу, и этот мой главный соперник присел рядом с раскорячившимся обогревателем. Люстра, заметно понизившись, закачалась на неожиданно появившемся проводе, но не упала.

Сзади уже подступил лысый новичок. К счастью, я вовремя обернулся. Он, со своим мутным, но злобным взглядом попытался изобразить боевую стойку и начал как-то странно переминаться с ноги на ногу.

Одним обманным манёвром я вывел этого явного слабака из равновесия в переносном и в буквальном смысле. Я сделал вид, что занёс для удара правую, а удар нанёс левой ему под дых. Он согнулся, утробно замычал, покачнулся и припал к дивану. Из его кармана выпал мой нейтрализатор.

– Ого, какая удача! – просветлел я и тут же схватил игрушку, а дальше, не думая ни секунды, воткнул её в новичка. Тот моментально обмяк. Бог везения до сих пор со мной!

Однако в этот момент Матвей уже вновь, как Ванька-встанька, нарисовался со свирепым лицом в боевой стойке в шаге от меня.

– Ты, блин, охренел, что ли, в конец?! – прохрипел он.

– Да, извини, сегодня не твой день! – отчеканил я, угрожающе выставив нейтрализатор жалом вперёд.

Матвей качнул головой. Он, видимо, только теперь понял, что ситуация уже круто изменилась, и что его победа крайне не очевидна. Я сделал шаг вперёд. Он отступил. Теперь я увидел в его глазах сожаление, но не страх.

В следующий миг случилось нечто, чего я не смог предугадать. Матвей демонстративно сплюнул вбок, сам отступил ещё на два шага и, прошипев, что «мы ещё встретимся», резко выскочил из комнаты. Хлопнула входная дверь.

Я бросился было его догонять, выскочил в подъезд, но его и след простыл. Лишь слабое гудение лифта. Я тут же ощутил нехватку воздуха. Уставшие лёгкие дали о себе знать. Я сделал паузу и немного отдышался. «Глупо нестись по подъезду! – подумалось мне. – Чёрт с ним! Пусть уходит».

Я вернулся в квартиру и нашёл то, чего мне не хватало. Мой мобильник оказался невредимым. Я нашёл его брошенным на тумбу в коридоре. Осталось лишь набрать «112».


Какое-то время, пока ехал наряд полиции, я ещё сидел в комнате, на диване, около тела лысого Кири, сидел и размышлял о превратностях судьбы. Жизнь – странная штука, думалось мне. Ещё несколько считанных минут назад я находился на волоске от смерти.

Да, я мог бы уже лежать там, за окном, на холодном асфальте, с раскроенным черепом и отбитыми органами. Но стоило мне пару раз схватиться за нужную ниточку – и всё обернулось иначе. Поистине, человек сам творец своей судьбы!

Когда я выглянул в окно, как раз подкатила характерная машина. Из неё высыпали трое оперативников. Я сунул нейтрализатор в карман и покинул квартиру. Когда я вышел в подъезд и спустился по ступенькам на один пролёт ниже, полицейские уже выбрались из лифта. Я вздохнул с облегчением. Дверь нараспашку – не ошибутся.

По пути домой я связался с Кигредом – ментальные часы оказались на руке. Он ответил сразу, как только я его позвал.

– Ну, вот и всё. Я выполнил миссию. Сейчас новичка Чёрных пеленают полицейские. Они же обыскивают квартиру с боеприпасами. Однако маэстро Матвей умудрился улизнуть. Я ничего не смог поделать! Мне ведь и так пришлось противостоять против двоих.

«Что ж, в целом, это неплохая работа, – бездушно заметил Кигред своим почти женским голосом. – Как тебе удалось её провернуть?»

Я вкратце поведал все те моменты, которые только что пережил в злополучной семьдесят второй квартире на пятом этаже.

«Ты избрал исключительно правильную тактику, – прокомментировал Кигред. – Теперь я могу присвоить тебе статус маэстро».

– То есть, я уже маэстро? – уточнил я. – Именно с этой минуты?

«Да, именно с этого мгновения ты получаешь статус маэстро. Теперь ты имеешь право обучать одного новичка, а твои премиальные в рублях увеличиваются вдвое».

– Отлично. – Я усмехнулся.

Мне вспомнились привилегии гроссмейстера у Чёрных, которые ещё недавно так красочно расписал Матвей. Что ж, нет предела совершенству! К тому же, Кигред как-то обмолвился, что если я стану гроссмейстером, то он поведает мне несколько внеземных теорий и технологий, то есть я получу доступ к неким особым знаниям, которые сделают меня… Каким? Об этом чуть позже!

«Сегодня можешь пока отдохнуть – до утра, – продолжил Кигред. – Матвеем займётся другой Игрок. А уже завтра ты приступишь к исполнению новой миссии в совершенно иной локации, – пообещал Кигред. – Твоё перемещение на новое место состоится прямо из Екатеринбурга».

– Что, даже дома не побываю? – расстроился я.

«Ситуация в Игре в последнее время складывается не в нашу пользу. Поэтому у нас крайне мало времени в распоряжении», – объяснил мой то ли бог, то ли инопланетянин.

– Всё понятно. Скорее всего, придётся вычислять новую группу террористов в другом мегаполисе, – предположил я.

Но Кигред промолчал.

– Ау, ты где? – побеспокоился я.

Но тут мне на глаза попался прохожий, бородач средних лет, в плаще и кепке. Он так посмотрел на меня, вот, мол, очередной псих, что я быстро засеменил прочь.

Кигред больше не вышел на связь.

Вечер я провёл наедине с собою в пустынной квартире, к которой успел немного привыкнуть. Телевизор работал, как фон для успокоения. Хотя там постоянно копошились все эти бесконечно пошлые комики из «Камеди клаб» или шли какие-то фальшивые передачи с орущими из зала подсадными утками.

Хотя в один момент начались местные новости. И тут же пресс-служба областного МВД отрапортовала, что буквально сегодня, благодаря удачно разработанной операции, удалось задержать организованную группу, готовившую теракты в нашем городе. Жаль только, не показали квартиру. Видно, не успели снять.

Я покачал головой. Затем сходил на кухню и заварил доширак.

Я не привереда, по ресторанам не хожу. Премиальные, о которых упомянул Кигред, просто как зарплата, помимо «командировочных». Надо же Игрокам на что-то жить. Они поступают на счёт. И они неплохие.

Просто я всегда жил скромно. Мне не мечталось об отелях, курортах и ресторанах. Я по жизни довольствовался малым. Моей основной пищей были книги, самые разные. Вот только читать удавалось нынче всё реже. Скорее, я сам становился героем тех историй.

После скромного ужина я задумался о Кристине. Завтра мой крайний день в этом городе. Что я ей скажу? Как попрощаюсь? А ведь я успел влюбиться! Тем более теперь, когда чуть не погиб, я с ещё большей силой захотел увидеть её, обнять, прижать к себе, снова поцеловать в губы.

Я вспомнил наш первый поцелуй, его горячий и влажный вкус. С тех пор прошла словно вечность. А ведь он состоялся сегодня утром! И я бы отдал полжизни, чтобы он повторился ещё не раз!

Ладно, утро вечера мудренее! Так благоразумно сказал я себе и устроился на ночлег. Странно, но сон одолел меня сразу.

Утром мы встретились с Крис около пресловутой башни. Небоскрёб Высоцкого, кажется, такое название дал кто-то этому сооружению. Не знаю, сколько раз великий поэт и бард перевернулся в могиле. Ведь «лучше гор могут быть только горы», а не небоскрёбы.

А просто дело в том, что я прознал о смотровой площадке. Она расположилась на одном из самых верхних этажей башни. Реклама пообещала превосходный вид на столицу Урала с высоты птичьего полёта. Именно на эту площадку я и решил провести свою девушку.

Кристина не пришла в назначенное время. Что ж, это просто в стиле симпатичной брюнетки, успокоил я себя. А главное, у меня появилось дополнительное время, чтобы отрепетировать в уме прощальную речь.

Впрочем, я не собирался прощаться. Я был уверен, что обязательно вернусь в этот город на поезде, на самолёте, да на чём угодно! Через месяц, а может, через два. И всё это только ради Крис.

Я стоял у главного входа в небоскрёб. Меня пригревало осеннее солнышко. Хотя и ветерок тоже успевал приглаживать мне чёлку. Поблизости паслись накаченные охранники в костюмах, не боящиеся простуд. Стеклянные двери у меня за спиной то и дело отворяли самые различные люди – компания школьников, вылитый бизнесмен с расфуфыренной блондинкой, парочка студентов с наушниками, какой-то турист с рюкзачком.

Великолепный город, подумалось мне. В тебе много контрастов, несуразностей и даже забавностей. Но у тебя есть изюминка. Ты по-своему красив. Я знаю, мы ещё встретимся, обязательно встретимся!

Я прищурился. Далеко впереди шли к небоскрёбу какие-то люди. Но фигурки Крис среди них не наблюдалось.

Тогда я прошёлся немного в сторону и поглядел вбок. «Вот она, та самая стена, на которой я впервые появился здесь!» – улыбнулся я сам себе. «Именно отсюда началось моё нынешнее путешествие, здесь оно и заканчивается!»

Я вернулся ко главному входу и вновь вгляделся в отдалённых прохожих. В груди резко потеплело. Кристина летящей походкой уже приближалась ко мне. Я увидел, как светится её лицо, как лучезарная улыбка не сходит с её уст.

Я двинулся ей навстречу.

– Ну, привет! – сказала она своим тонким голосом, поравнявшись со мной.

Я слегка обнял её за тонкую талию, ощутил пальцами ткань бежевого пальто. Глаза Кристины засияли ещё больше. Меня в который раз втянуло глубоко в зеленоватый омут.

Господи, ну как я ей скажу правду?!

– Я рад тебя видеть, – банально проговорил я.

– Что будем делать? – Она осмотрелась.

– У меня есть идея: давай сходим на смотровую площадку. Это здесь, ты же знаешь.

– Ух ты, отличная идея!


Я взял хрупкую ручку Крис, и мы окунулись внутрь небоскрёба. На лифте мы переместились на нужный этаж, я заплатил, и вот оно – чудо!

Мы уставились на город с высоты птичьего полёта. Крис тихонько прильнула ко мне, я обнял её за плечо. Какой-то необычайно приятный, странный, ягодный аромат повеял от девушки.

– Вон там центральная площадь и памятник Ленину, видишь? – Тонкий пальчик Крис ткнул в стекло. – А во-он там железнодорожный вокзал. В той стороне район ВИЗ, ну, он так называется. А где-то там, в другой стороне, наш аквапарк.

– Жаль, что мы не птицы, – вырвалось у меня.

Но я уже налюбовался. Мне захотелось иного. Я наклонил голову к спутнице и коснулся кончиком носа её шелковистых прядей, чёрных, как смола. Я втянул их аромат. Он показался мне сводящим с ума: какая-то необычайная смесь душистых летних трав и ванильных пирожных.

Кристина вдруг притихла и резко повернулась ко мне. Вместо пряди волос я увидел полные таинства глаза. Тысячи вопросов я заметил в этом взгляде. Компания студентов где-то сбоку отдалилась от нас и загалдела. Тогда я прижал Крис к себе, потянулся к её сочным губкам с едва проступающими усиками.

Новый поцелуй обжёг меня ещё больше, чем первый. Кристина отдалась ему вся сполна. Он растянулся чуть ли не на целую вечность! Мы прервались только потому, что студенты притихли. Я понял, что кто-то из них уставился на нас.

– Ну что, идём отсюда? – спросил я.

Крис закивала. Я взял её за ручку и мы покинули смотровую площадку.

А пока спускались, я вспоминал только что подаренный мне взгляд. «Ведь он же был влюблённый! – самоуверенно говорил я себе. – Ведь он же был такой преданный!» – говорил и не верил.

А в груди у меня словно птица вырывалась из клетки.

Мы отправились пообедать в какую-нибудь популярную забегаловку, и в это время уж очень ни кстати вторгся в мой мозг Голос Кигреда. Ментальные часы я надел заранее, ибо ждал этого момента, ждал сообщения о грядущем перемещении.

– Маэстро Игорь?

Я забеспокоился. Мне пришлось прервать наше с Кристиной движение по тротуару. А поскольку я привык отвечать Кигреду вслух, то дабы не шокировать девушку, мне понадобилось ещё и уединиться.

– Слушай, Крис, – сказал я, – ты знаешь, честно говоря, мне срочно надо в туалет. До кафе недотерплю. Ты постой тут, пожалуйста. Я сейчас, я быстро!

И тут же я метнулся на крыльцо какого-то офисного здания. А она вопросительно посмотрела на меня, но затем кивнула.

– Маэстро Игорь? – уже громче повторил Кигред, едва я проскользнул за дверь.

– Онлайн, – прозвучал недовольный ответ вслух.

Охранник на ресепшене уставился в мою сторону, так что я отошёл в дальний укромный уголок.

– Ты готов к переходу в новую локацию?

– Нет, я не готов, – вырвалось у меня.

Чтобы не вызывать лишний интерес у охранника, я притворно приставил к уху мобильник.

– Интересно, почему? – без интонации осведомился Кигред.

Тут мне вспомнились слова Санкья: «у нас своя голова на плечах, мы можем и не выполнять указания этого Кигреда».

– Понимаешь, у меня открылись личные обстоятельства. Так что я хочу задержаться в этом городе хотя бы ещё на один день.

Кигред помолчал. Я услышал биение своего сердца.

– Тебе повезло, – наконец сказал незримый всевышний (или пришелец). – Это тот редкий случай, когда твои желания совпали с моими.

– То есть? – удивился я.

– Появилась необходимость прикрепить к тебе новичка, едва вступившего в Игру. Он местный житель. Ты станешь его наставником. Он отправится в следующую локацию вместе с тобой.

– Вот как? – Я скривился. – Чудесно!

– Но сначала его надо адаптировать, ввести в курс дела, просто морально поддержать. Ну, я думаю, ты понимаешь, о чём речь.

– Да-да, я понимаю. – Мои кивки заметила женщина, двигающаяся к дверям.

– Однако на эту акцию у тебя есть только одни сутки. Завтра в это же время я переправлю вас обоих в новую локацию.

– Сутки, – задумчиво протянул я. – Это то, что мне нужно.

– Новичок находится по адресу: улица Терская, дом двадцать семь, квартира пятьдесят два. Всё, действуй!

И Кигред отключился.

Просветлев, я вернулся к своей спутнице. Крис улыбнулась, и мы двинулись дальше. Однако мысли о новичке так увлекли меня, что девушка даже заметила моё замешательство.

– Игорь, что-то случилось? – спросила она в один момент.

– А? Не-не, всё нормально!

Больше всего меня мучил вопрос: зачем этот напарник, неужели новая миссия гораздо сложнее? Но я взял себя в руки и сконцентрировался, наконец, на милой спутнице.

Глава 1.4 Новичок и прощание с Крис

После совместного обеда в фаст-фуде я сообщил Кристине, что мне нужно отлучиться по работе, но мы можем встретиться вечером. Она согласилась. Я посадил её на автобус, — на остановке мы коротко поцеловались в третий раз, и это уже получилось не так ярко, как раньше, а порывисто, словно наспех. Она уехала, а я, немного грустный, побрёл по направлению к дому новичка.

«Ну ничего, у нас впереди ещё длинный романтический вечер!» – так успокаивал я себя, отгоняя тяжёлые мысли о неизбежности расставания с Кристиной.

Адрес, указанный моей высшей сущностью, я нашёл быстро, но не без помощи мобильного навигатора. Дом новичка оказался обычной серой девятиэтажкой, какие строили на рубеже заката советской эпохи.

Я позвонил в домофон. (Открывашку сегодня не прихватил за ненадобностью.) Мне ответил грустный молодой голос.

– Кто?

– Это Игорь, участник тайной Игры.

Парадная дверь с писком поддалась. Когда же я прилип к кнопке звонка у входа в квартиру, новичок не заставил себя ждать. Едва он открыл, я окунулся в прихожую и почувствовал характерный запах картофельной кожуры и морковных очисток. Худощавый хозяин квартиры с козлиной бородкой и неряшливыми каштановыми волосами, с мутными глазами и острым носом, вяло протянул тонкую руку.

– Здорово! — Я почувствовал эту вялость и в рукопожатии.

Он кивнул.

В общем, я застал парня в ужасном положении. Судя по всему, он находился в некоторой прострации.

Сначала мы молча проследовали в единственную комнату в этой квартире. Огромные фотообои с видами Парижа и книжные полки с томиками фантастических книг меня порадовали. Я уселся в широкое мягкое кресло, а он пристроился на краешке укрытого коричневым пледом дивана.

– Меня зовут Игорь, а тебя как? – дружелюбно сказал я.

– Егор.

— Ух ты, почти тёзка! — обрадовался я.

Парень (на вид я дал ему лет двадцать пять) кисло посмотрел на меня.

– Слушай, – тихо сказал он, – значит, я не сошёл с ума? Если ты пришёл, значит, Голос – это не мой сумасшедший бред?

Я увидел надежду в его глазах и поспешил поддержать столь важное зарождающееся чувство.

— Да. Голос в твоей голове — это не сумасшествие. Я тоже постоянно его слышу. С нами общается некое высшее существо, незаметное для любой земной техники. И это происходит только тогда, когда ты надеваешь на руку ниспосланные свыше ментальные часы.

-- Вот они! – Егор с уже просветлевшим взглядом протянул мне свою правую руку. – Так похожи на настоящие. Я их сразу примерил.

– У меня точно такие же.

И я показал свои – на левой руке.

– И мне их так же подбросили когда-то прямо в квартиру, – добавил я. – Прямо на подоконник. Ведь именно это произошло с тобой?

Он кивнул. Мне вспомнился период моего собственного посвящения в Игру с момента, как я додумался вот так же примерить красивые дорого смотрящиеся наручные часы и услышал Голос, напоминающий женский. Наверное, в тот первый день я выглядел настолько же глупо, как и этот остроносый парень с козлиной бородкой.

– Ты один здесь живёшь? – поинтересовался я, осматривая маленький бежевый стенной шкаф с плоским телевизором.

– У меня никого нет, – бросил Егор. – Родители умерли рано, а с бабами не везёт.

– Понятно, – протянул я. – Именно таких и вербуют в Игру.

– Каких – таких? – с вызовом спросил Егор.

– Ну-у… – протянул я, поёрзав в кресле. – Ты же сам понимаешь: одиноких, потерянных молодых людей.

– Я не потерянный! – с достоинством возразил он и принял более свободное положение на диване.

– А работа у тебя была? Или, может, и сейчас есть?

Он помялся.

– Да нет, я фрилансер. Сайты делаю, только заказов мало, а конкуренция большая. В наше время конкуренция – это бич, настоящее зло! Она порождает ненависть между людьми.

– Что верно, то верно, – покивал я со знанием дела.

– Но это всё неважно, – заметил «козлиная бородка». – Лучше скажи, в чём смысл Игры? И зачем Она нужна этому… ну, Кигреду.

– Слушай, может, угостишь кофе, а? Как-то бы нам взбодриться надо. – Я мягко улыбнулся.

– Ах да, конечно, сейчас сделаю! – Он сорвался с места и удалился на кухню.

Там побренчало. И уже через пару минут Егор вернулся с двумя кружками, источающими пар.

Я втянул ноздрями приятнейший аромат растворимого напитка.

– Вот спасибо! – Мой первый глоток, наверно, показался хозяину жадным.

Остроносый бородач вопросительно посмотрел на меня.

– Ну так что, может, ответишь про Игру?

– Послушай, мне известно немногим больше, чем тебе. – Я сделал ещё пару глотков и поставил кружку на полку стенного шкафа, так как не обнаружил в комнате столика. – Всё, что я знаю: Игру ведут две идеальные сущности. Они обитают где-то в атмосфере Земли, но незаметны для сил ПВО. Вот одна из этих сущностей и связалась с тобой.

– Но это же невозможно! – Егор почти не притронулся к кофе, он встал с дивана и прошёлся по комнате. – Это же чушь собачья!

– И тем не менее, – сказал я. – Факт налицо. Данная сущность, именующая себя как Кигред, руководит нами. А во вражеском лагере предводительствует Когнит. Его люди – чаще всего это отморозки или бывшие зэки. Его задача – отбросить человеческую цивилизацию в хаос, а лучше даже привести к апокалипсису. Мы всячески противостоим этим попыткам.

– Но зачем Им это надо? Кто Они такие, эти Кигред и Когнит, что за сущности? – Егор остановился у окна со спущенными жалюзи.

– Некоторые считают их богами. Лично я полагаю, что это просто инопланетные гости. – Сейчас я представил себя на месте Санкья.

Тут Егор промолчал. Сникши, он снова сел на диван. Я переместился поближе к нему и похлопал парня по плечу.

– Да не переживай ты так! – успокоил я. – Уже завтра мы с тобой отправимся в новую локацию. Это будет какой-нибудь российский мегаполис. А когда мы туда переместимся, причём, заметь, мгновенно, быстрее самолёта!.. (Парень удивился, но промолчал.) И вот тогда мы узнаем свою миссию от Кигреда. Поверь, всё это жутко интересно! Жизнь приобретает новый необычайный смысл. А главное, цели-то у нас благие: зачистка города от мрази и спасение человечества! Ну и без денег не останешься, ведь Кигред способен скидывать любые суммы.

– Интересно, как это ему удаётся? – Егор покосился на меня.

– Я пока не задавался данным вопросом, – прозвучал мой честный ответ.

– А это перемещение, – наконец осведомился остроносый, – которое быстрее самолёта… Как оно происходит?

– Давай так: я сейчас ничего не скажу. А завтра всё сам узнаешь! – отрезал я.

Он кивнул и учтиво промолчал. Тут возникла пауза. Но тишина продлилась недолго. Егор устало потёр осунувшееся лицо ладонями, затем, убрав руки, глянул на меня и спросил:

– А что если я откажусь? Что если я сразу выйду из Игры, даже не приступив? Обещаю, я никому ничего не расскажу. – Он сделал жалкий вопросительный взгляд.

– Не стоит отказываться от новой и необычайно яркой жизни, в которой хотя бы есть смысл, в отличие от серых будней, – ответил я. – Да, кстати, твоим рассказам никто не поверит!

– Ну а всё же? Я могу отказаться?

После небольшой паузы я ответил:

– Нет, – и помотал головой, – Кигред просто не оставит тебя в покое. Он устроит в твоей квартире настоящий полтергейст.

– Я всё понял! – Егор как-то странно скривился. – Ну ладно… Но почему именно я? Зачем этот Кигред привязался именно ко мне? Как он нашёл мои данные, каким образом выбрал меня?

– Всё просто. – Я развёл руками. – Интернет, социальные сети… Сейчас можно собрать сведения о любом из нас. Плюс слежка при помощи микроскопических дронов. Мы не видим эти устройства, но, по моему разумению, Кигред активно ими пользуется, а размер у них с комарика.

Затем я показал Егору нейтрализатор, который теперь всегда носил с собой. Я объяснил, что существует ещё много немыслимых фантастических гаджетов, которые то и дело подбрасывает нам Кигред. Не исключено, что он печатает их на устройстве по типу три-дэ-принтера.

Однако многие из этих штучек основаны на каких-то неведомых нам технологиях, пояснил я. Например, открывашка. Или вот даже явление мгновенного перемещения, как самое необыкновенное чудо. Всё это, собственно, лишний раз доказывает – Кигред не какой-нибудь сбрендивший миллиардер, который так развлекается, а всамделишное внеземное существо. И надобно смириться с наличием сверхъестественного в нашей личной жизни. Так заключил я.

Ещё в конце беседы я заметил:

– Послушай, Егор, тебе нужно остаток дня скоротать в одиночестве и ещё раз всё хорошенько обдумать. Ты должен свыкнуться со своим новым положением. А завтра поутру я приду и составлю тебе компанию вплоть до момента перемещения. Ведь это очень ответственный момент.

– Но почему он ответственный? – по-прежнему сидя на диване, Егор поднял глаза, ибо я уже встал над ним.

– Завтра, всё узнаешь завтра. И в новом городе я буду с тобой, и ты сам вникнешь в конкретику. Ты на своей шкуре всё испытаешь. А со своей стороны я обещаю ежеминутную поддержку!

Вот на этой оптимистичной ноте мы и распрощались. То есть он проводил меня в прихожую и уже активнее пожал руку. Когда я вышел за порог, заговорщически ему подмигнул. «Козлиная бородка» слегка улыбнулся.

– Ну вот, так-то лучше, – пробормотал я чуть позже, сбегая по лестнице.

Честно сказать, Егор мне не очень-то понравился. Субтильный какой-то, да ещё эта его козлиная бородка. Но в жизни нельзя самому выбирать коллег и родителей, и тех и других даёт высшая сила.

Когда я уже вышел на улицу, мне вспомнилось моё собственное вступление в Игру. Вот так же в те дни и я чувствовал себя потерянным, подобно Егору. Всё началось со странных ощущений. Каждое утро я стал просыпаться с чувством, будто бы за мной кто-то следит. Возможно, мой неведомый демиург уже забросил в мою квартиру незаметную микрокамеру, и некая незримая нить стала психологически душить меня.

Я вставал с постели, садился завтракать и… То и дело начинал оглядываться назад. Мне почему-то ощущалось, ровно кто-то стоит за спиной. Потом я уходил на работу. А когда возвращался, замечал какие-то изменения в обстановке.

Создавалось впечатление, что те или иные предметы поменяли свои места. Но я не мог дать себе отчёт, так это или нет. Ведь обычная рассеянность мешала мне запоминать, где и что лежало. Тогда я тоже, как Егор, испугался, что постепенно схожу с ума.

Но в один, как говорится, прекрасный день я нашёл ментальные часы. Они преспокойно лежали себе на кухонном подоконнике и поблёскивали золотистыми стрелками на белом циферблате. Была весна, окна приоткрыты, без москитных сеток. Так что подбросить соблазнительный гаджет высшему существу, очевидно, не составило труда.

И поскольку выглядели часы как настоящие командирские, причём, навскидку довольно дорогие, то я сразу их примерил. Мягкий ремешок безболезненно впился в кожу. Через пару секунд раздался Голос.

– Игорь, с тобой говорит разумная субстанция. – Я вздрогнул. – Только не пугайся, – спокойно предупредил Голос. – Всё, что ты услышишь, – истинная правда. Прибор, который ты вставил в волосы, служит передатчиком, ментальным усилителем, для общения между мной и тобой.

– Какого чёрта, – пробормотал я и бессильно присел на табурет. – Кто ты такой?!

– Можешь называть меня Кигред. Я высшее существо, совершенный разум в автоматической оболочке.

В тот раз долго мучить меня Он не стал. Зато к вечеру объявился в моей квартире будущий наставник Санкья. Незваный гость помог мне прийти в себя. Он подействовал тогда на меня примерно так же (да и говорил то же), как я сейчас в отношении Егора с козлиной бородкой.

Это было моё вступление в Игру. Но освоился я затем довольно быстро. А теперь вот дожил до наставничества.

* * *

Вечером я позвонил Крис, не имея в голове определённого плана встречи. И вдруг девушка сама разрешила проблему.

– Ты знаешь, у меня тут кран закапал, так что я сантехника жду. Ты приезжай пока ко мне в гости! Заодно посмотришь, как я живу.

Такое неожиданное и невероятное предложение, конечно, сильно меня удивило. Одновременно я, естественно, обрадовался, но сдержанно попросил адрес. Кристина продиктовала улицу и номер дома.

Моя душа запела птичьими трелями. Грудь переполнилась захлёстывающими волнами. Как будто и не осень вовсе всплакнула мне на волосы моросящим холодным дождичком, а словно пришла весна.

С намокшими волосами я спустился в метро. Ведь дом Кристины расположился, как я выяснил, недалеко от следующей станции.

Екатеринбургское метро, конечно, не чета столичным. Не очень-то и людное, неглубокое, но довольно уютное. Хотя и здесь оказалось народу немало. Впрочем, как я понял, наступил час-пик.

Я с удовольствием вдохнул аромат перрона и осмотрелся. «А в этом городе вообще много симпатичных девушек!» – подумалось мне.«Да их везде много, – возразил внутренний голос. – Просто мужчин в России меньше, чем женщин. Многие из сильного пола спились или погибли».

Покинув метро, я быстро нашёл дом Кристины – почти новую двеннадцатиэтажку из белого кирпича. Моросящий дождь остался над предыдущей станцией, а здесь только облака нахмурились прямо надо мною. Но у них не нашлось для меня слёз.

Я вновь воспользовался домофоном по прямому назначению. Ещё несколько секунд – и вот я уже на пороге. Кристина предстала предо мною в цветастом красно-розовом халатике, весьма элегантном. Но его ткань кончилась прямо над острыми голыми коленками. А около щиколотки девушки проскользнула шерстистая рыжая кошка.

– Привет, проходи! – Кристина оглядела насторожившуюся сожительницу. – Маша, не бойся – это наш гость.

Однако Маша не послушалась хозяйки и растворилась где-то в недрах квартиры. Меж тем в просторной прихожей я подумал о фигуре девушки. «Крис довольно стройная, однако у неё, наверняка, плотная грудь».

– Хочешь чаю? – улыбнулась девушка и провела на кухню.

Я вспомнил, что недавно пил кофе.

– А давай сначала посмотрю кран, – вдруг вырвалось у меня, – может, я починю.

Немного растерявшись, она указала на смеситель над мойкой.

– Да вот же он, видишь, подтекает.

И поскольку я имел некоторый опыт ремонта бытовых мелочей у себя дома, то разобраться с проблемой Кристины у меня не составило труда.

– Кажется, можно легко починить, – бросил я после беглого осмотра. – У тебя инструменты в доме есть хоть какие-нибудь? Например, плоскогубцы?

– Что-то вроде было, – озабоченно протянула девушка. – Надо посмотреть.

В этот момент мы встали посреди кухни, друг напротив друга, и я оглядел её всю, и внутри меня так обожгло: «Господи, как она всё-таки прекрасна!» Так что я не выдержал и обнял её, и поцеловал.

Её талия, особенно благодаря халатику, оказалась такой до изящества необычайно тонкой, что по моим рукам пробежал ток. Её губы так обожгли меня, что я даже почувствовал, словно пол начал уходить у меня из-под ног.

Мы с трудом оторвались друг от друга.

– Сейчас посмотрю инструменты, – вполголоса проговорила девушка и с облегчением выскользнула из моих объятий, после чего скрылась в прихожей.

Со смесителем я расправился примерно за полчаса. Тогда Кристина позвонила в управляющую компанию и отменила вызов сантехника. После этого мы сели на кухне пить душистый чай.

– Значит, ты одна тут живёшь, – утвердительно сказал я, прожевав плитку шоколада. – Если, конечно, не считать кошку Машу.

– Ну да, – чуть улыбнулась Крис. – Раньше я жила с мамой. Но потом она вышла замуж и переехала к своему новому мужчине.

Мне почудилось, что тонкий голос Кристины, а в особенности её манера как-то степенно, размеренно выговаривать фразы – всё это вызывает во мне чувства, подобные тем, какие появляются при прослушивании какой-нибудь гениальной классической симфонии.

– У тебя тут очень мило! – сказал я, оглядев приятные красные фасады кухонного гарнитура и свисающий с потолка розовый абажур лампы.

– Спасибо! – Крис слегка улыбнулась.

А когда мы закончили чаепитие, она пригласила меня в комнату.

– Тут жила мама, сюда не хожу, – сказала она, указав на запертую дверь с глухим стеклом. – А вот тут мои покои.

Мы прошли в небольшую милую комнатку, наполненную каким-то спокойным и неброским уютом. В углу стоял небольшой трельяж с разными кремами и косметикой. У стены справа разместился обычный красноватый диван, на задах которого, за подлокотником, спрятался огромный плюшевый пёс, похожий на рыжего добермана.

На стенах висели коллажи из фотографий – слева и справа. Я разглядел кое-какие снимки. На них Кристина представала то в летнем платьице, то в осенней куртке, то на пару с мамой, то с какими-то, видимо, коллегами или родственниками.

В другом углу, сбоку от окна, расположился светлый компьютерный столик с большим плоским монитором и спрятанным системным блоком. Над ним повисли округлые часы в виде сердца и три полки с книгами по филологии.

– Ты же вроде на последнем курсе? Значит, в этом учебном году будешь писать диплом по филологии? – догадался я.

– Да, я уже без пяти минут филолог, – не без гордости подтвердила Крис. – Правда, в универ я пошла не сразу после школы. Два года ещё работала менеджером по рекламе.

– Ага, понятно, – пробормотал я.

«Кстати, вот откуда эта утончённость, эти правильные ударения в речи и эта размеренная манера произносить фразы!» – подумалось мне.

Мы присели на диван, прижались друг к другу. В проёме межкомнатной двери на мгновение появилась рыжая Маша. Но, увидав хозяйку рядом со мною, кошка вновь быстро исчезла – видно, я ей не приглянулся в отличие от хозяйки! Слава богу, Кристина не обратила внимания на подопечную.

– А у тебя очень мило! – сказал я, оглядывая комнату.

– Ну да, наверно. – Кристина повела плечом.

Я повернулся к девушке.

Это получилось как-то само собой. Мы крепко обнялись и потонули в бесконечном поцелуе. Потом этот поцелуй с моей стороны как бы сместился и перерос в нечто иное. Я начал целовать Кристину везде – в шею, в чуть оголившееся тонкое хрупкое плечо, в мочку уха с маленькой золотой серёжкой, в угловатый подбородок, в едва проступающие чёрные усики над верхней губой.

Как мы оказались в положении Адама и Евы? Получилось так, словно мы оба только этого и ждали. Сначала я изучил каждую часть тела Крис, а она безропотно позволила это сделать. Наконец, мы слились с Крис в едином порыве, мы словно стали одним сросшимся плодом. Впрочем, мой разум затуманился и прояснился, лишь когда мы уже в изнеможении разлеглись на диване порознь.

Я восстановил дыхание только через несколько минут такого молчаливого лежания. То же произошло и с Крис. Она оторвала взлохмаченную голову от моей груди и спросила:

– Тебе было хорошо?

Я поглядел на неё с искренней любовью.

– Это бессмысленный вопрос, – сказал я. – Разве ты не поняла, как я сошёл с ума от твоих объятий.

– Хм. Да. – Кристина слегка улыбнулась.

Её нежные пальцы, напоминающие какую-то милейшую медузу, проскользнули по моей груди, пригладили щетину на подбородке, очертили линии носа и врезались в мою чёлку.

– Ты ведь скоро уезжаешь, да? – вдруг спросила она, снова приподняв голову, и уставилась на меня такими выразительными глазами, что я не смог выдержать этот взгляд.

– Начальство срочно отзывает меня в другой город, но… Я ни секунды не сомневаюсь в том, что как только я освобожусь, то сразу прилечу к тебе на самолёте.

Кристина помолчала.

– Ты это всерьёз? – наконец спросила она.

– Разве сейчас уместно шутить?

– Ну хорошо, я буду ждать, – вздохнула девушка и снова пристроила голову на моей груди.

Я ушёл на рассвете. Я не стал тревожить её отрешённый, сладостный сон, в котором она чему-то тихонько улыбалась. Я просто собрался, написал записку. Текст родился не сразу, в муках, и получился немного сумбурным:

Извини, не хотел тебя будить, мне надо срочно вылетать. Я люблю тебя и обязательно вернусь!

Эту записку я оставил на компьютерном столике. Моё признание показалось мне искренним. Я ни чуточку не пожалел о том, что написал слово «люблю». Пожалел лишь о том, что так и не смог произнести его вслух. После написания записки я ещё раз с болью в груди взглянул на Крис и быстро покинул квартиру. Входную дверь я тихонько захлопнул, благо, замок оказался с защёлкой.

Город ещё спал. Было зябко и влажно. Я направился на предоставленную мне квартиру, чтобы забрать кое-какие вещи.

Глава 2.1 Город мечты. Проект "Иисус"

Из песни группы «Город 312»

Когда я оказался в новой локации, мне не пришлось долго думать, что за город вокруг меня. Первая же подсказка открылась сразу. Едва придя в себя после перемещения (кстати, меня вынесло на аллею солнечного, застеленного купюрами листьев парка, благо, прохожих рядом не оказалось, зато кое-где встретились скульптуры), я выбрел на ближайшую улицу и увидел табличку «Крымский вал, 8к2». Вариантов не осталось!

– Ба, да это ж столица нашей Родины! – вслух воскликнул я.

Тут, как нельзя кстати, разродился в голове Голос Кигреда.

– Чистильщик Игорь, я так понимаю, ты уже на месте, – без интонации констатировало высшее существо. — Ты сообразил, в каком городе очутился?

– Ещё бы! – воскликнул я, радуясь осеннему солнышку. – Это же Москва!

— Отлично. Слушай новое задание. Тебе известно, что в вашем мире резко набирает популярность видеоблог некоего мужчины, именующего себя Иисусом Христом?

— Что-то слышал об этом, – поморщился я.– Но ничего не видел, не интересовался.

– А зря! Он выложил на Ютубе уже четыре видеоролика, каждый из которых собрал несколько миллионов просмотров. Там он рассказывает на русском и английском языках, что явился на Землю во второй раз, дабы начать Судилище.

– Очень интересно, — заметил я. — А как это связано с нашей Игрой?

-- Мы догадались, что Иисус – это всего лишь гроссмейстер Чёрных. По их плану он должен, так сказать, всколыхнуть огромные массы людей на планете и тем посеять мощный хаос, а также инициировать народные волнения по всей Земле. В итоге всё это должно привести к апокалипсису.

– А как же планы Чёрных по терактам в больших городах?

– Они не отменяются. Просто мой соперник Когнит счёл их не столь действенными. А вот на проект «Иисус» он, по-видимому, возлагает особенно большие надежды.

Тут я вспомнил давние слова Санкья. Мы гуляли с ним по Питеру, ожидая нового витка Игры. И мой наставник сказал мне (помнится, где-то около Фонтанки):

– Игорь, ну сколько можно спрашивать о целях Игры? Мне чётко известно только одно – у нашего высшего существа есть враг Когнит, его идея-фикс – привести Землю к скорейшему апокалипсису. А мы и Кигред этому мешаем. Вот и всё! Вот главная истина, ради чего мы бьёмся! Остальное неважно.

Теперь, здесь, в Москве, я глубоко вздохнул и спросил вслух у своего высшего существа:

– Ну а какая же у меня тут задача?

– Ты должен как можно быстрее встретить своего новичка, затем вам необходимо выйти на связь с уже действующей в Москве командой Чистильщиков, занимающейся поисками Иисуса. Нам доподлинно известно, что этот псевдо-мессия обитает где-то в столице. Более того, мы вычислили, что все видео наш Иисус выложил в сеть, находясь в Москве. Сделал он это при помощи мобильного интернета. Причём, сотовые операторы использовались каждый раз новые.

– Хорошо, – снова вздохнул я и присел на подвернувшуюся лавочку. – Сейчас найду напарника, а следующий шаг?

– Вместе с ним изучи выложенные видео нашего Иисуса. В ближайшее время я снова выйду на связь.

И здесь Голос пропал. Я же крепко задумался. Почему я до сих пор не посмотрел эти видео? Меж тем, я поднялся и сделал несколько шагов, ноги мои ступили на тротуар, по которому туда-сюда активно перемещались москвичи и гости столицы. Я глянул на прохожих: а вот и молодой негр, несомненно, чувствующий себя в своей тарелке, а вон тот пожилой мужчина явно приезжий, сильно озирается по сторонам…

Кстати, как далеко от меня оказался Егор? Ведь мы переместились сюда из разных точек Екатеринбурга в разные точки новой локации, поскольку каждый известный Кигреду пространственный канал впускает только одного человека. Но таких каналов, к счастью, в любом крупном городе имеется несколько.

Интересно, тяжко ли Егору после первого в жизни перемещения? Лично мне было ой как несладко! Теперь же я, очутившись в очередном мегаполисе, с усмешкой вспоминаю фильм про терминатора.

Правда, тот являлся совсем голый, а я хоть в одежде, только без электроники. Но, возможно, в первые секунды выгляжу так же идиотски. Ещё бы! Представьте: вас окунают в полнейшее ничто, которое открывается неожиданно. И тогда всё тело начинает «колбасить»: голова мутнеет, лёгкие как будто остаются без воздуха, да ещё становится жутко холодно, а в желудке – необычайно пусто. Руки и ноги пробирает ужасная дрожь, подобная смертельным судорогам.

Когда у меня случилось это впервые, после всего я заплакал, как в детстве… И слава богу, что оказался в классическом глухом дворике в Питере, где ни души. Короче, подобных испытаний врагу не пожелаешь!

Тут мне, наконец, попался на глаза салон сотовой связи. А ведь в кармане джинсов опять лишь две пятитысячные, да ещё несколько сотенных. Так что я окунулся в этот светлый мир мобильников и, не долго думая, приобрёл новый смартфон.

Двое продавцов оказались обычными рослыми парнями с приятными лицами, только их выдал характерный московский говор с некоторым оканьем. Они попытались, как и полагается, развести меня на кучу сопутствующих аксессуаров, но я вежливо отклонил их настойчивые предложения.

Едва я вышел на людную улицу и оживил свою новую игрушку, как сразу открыл браузер и активировал популярную социальную сеть. Со своей страницы я посмотрел статусы друзей. Недавно добавленный к их числу Егор оказался уже «онлайн». Я быстро набрал сообщение для него.

«Ты где?»

Ответ последовал незамедлительно.

«Нахимовский проспект, 42. Походу это Москва»

«Она самая!»

Дальше я написал ему, чтобы он сбросил свой новый номер телефона, и приказал ждать меня на месте.

Убрав смартфон в карман, я осмотрелся. Москва. Как много в этом звуке! Здесь и дома особенные, какие-то монументальные, что ли, и люди не такие, как везде. Каждый чётко знает, зачем и куда идёт. Или напротив – ни черта не знает! Третьего не дано.

Лет пятнадцать назад мне довелось познакомиться со столицей. С тех пор мы с ней не виделись. Тогда же, в такую же хмурую осеннюю пору я, будучи ещё студентом, добрался сюда дикарём на плацкарте. Разместился в окраинной дешёвой гостинице и пошёл гулять.

Что я запомнил с тех пор? Огромного лысого негра, разбирающего посреди мокрого асфальта столики закрытого на зимовку уличного кафе. Бесконечные улочки с иностранной речью в каком-то историческом районе, где ватные усталые ноги забредали к памятным табличкам. Желтоватый Ленин в Мавзолее, на аудиенцию к которому пришлось выстоять нешуточную очередь. Сквозящий ветер на Поклонной горе, до вершины которой я так и не добрался. Пустующие вагончики монорельса на ВДНХ, в одном из которых удивительно милая москвичка так славно мне улыбалась (словно я был герой детского старого фильма «Гостья из будущего», а она – та самая девочка из взлетающего шара). Хотя, может, она была и не москвичка вовсе!

С тех пор, несомненно, в столице многое переменилось. Исчезли бесконечные торговые ларьки, меньше стало тупой рекламы, город как-то похорошел, хоть и не избавился от пробок, таких забавных, когда ты пешеход. Да и как-то чище стало на улицах, и ещё что-то неуловимое появилось, ускользающее от меня, от моих напряжённых мыслей.

Отыскав ближайшую станцию метро, я погрузился в подземку. Людей здесь, само собой, оказалось больше, чем муравьёв в муравейнике. Аж в глазах зарябило. Это вам не Екатеринбург! И поразило меня огромное человеческое разнообразие: от неформалов с колечками в губах и носах до каких-то узкоглазых не то вьетнамцев, не то корейцев. Мой поезд подкатил быстро, остро дыхнув холодным металлом.

В вагоне места свободного, конечно, не нашлось. Я прижался к поручню, точно к любимой девушке, одной рукой сцепился с ним намертво, а второй активировал смартфон. Блог Иисуса я отыскал в сети довольно быстро. Выбрал видео под номером два. Его обозвали так: «Я – Иисус Христос. Второе пришествие. Проповедь № 2. 19 октября 2017 года, на русском языке».

Я запустил ролик – он загрузился без задержек. Предварялось видео, как обычно, рекламой. С нетерпением дождавшись ярлыка «пропустить рекламу», я кликнул на нём и с раскрытым ртом принялся смотреть ролик.

Сначала появился интерьер: плотно задвинутые зелёные шторы, за которыми угадались очертания подоконника, горшков с комнатными цветами и большое окно с дневным пасмурным небом. Снизу экрана обозначилась металлическая серебристая спинка стула.

Через несколько секунд спинку затмил севший человек в серой толстовке на голое тело. Его лицо оказалось каноническим: русые волосы, расчёсанные на бока по типу раскрытой книжки; соответствующая растительность в виде бородки и усов; длинный прямой нос и добрые серовато-голубые глаза со слегка сумасшедшим взглядом. На вид Иисусу было около тридцати лет.

– Братья и сёстры! – начал он мелодичным и приятным, но зычным голосом. – Люди Земли! Те, кто уже узнал меня, и те, кто впервые знакомится со мной! Меня зовут Иисус Христос, и нынче я вернулся на Землю, на территорию страны Россия. Я пришёл, чтобы начать праведный суд. Те, кто до сих пор совершал грехи, кто воровал, убивал, брал взятки или занимался казнокрадством, кто прелюбодействовал и ради наживы обманывал ближних своих – все получат теперь по заслугам!

Тут Иисус перевёл дух, чуть пошевелился и продолжил:

– Но прежде я, как и обещал, должен рассказать вам, почему я именно сейчас вернулся на Землю и что я думаю о церкви. Первое. Я досконально изучил вашу сегодняшнюю жизнь. Именно сейчас человечество, как никогда, погрязло в грехах. С экранов телевизоров постоянно льётся лживая информация с карамельным привкусом. Для вас вещают предвзятые новости. Вас дурманят рекламой. Вас смешат юмористы, вам показывают глупые комедии. И всё ради того, чтобы вы не замечали, как рушится мир!

В то же время каждую секунду на планете совершается насилие. Где-то на Земле именно сейчас издеваются над приёмным ребёнком или мучают невинную жертву для удовлетворения собственной похоти, а может, избивают немощного старика, чтобы отобрать у него последние деньги.

Миллионы людей в это самое мгновение совершают безнаказанные преступления. Кто-то обманным путём выкачивает деньги из простаков с помощью глобальной сети. Каждую секунду люди ради наживы предают родных, мать или отца, либо сестру и брата, из корыстных побуждений они идут против любого ближнего своего. Ведь современный человек потерял все духовные ориентиры. Секс, развлечения и деньги стали главным смыслом человеческой жизни.

Второе. В то же время я увидел церкви, которые совершенно не так истолковали моё учение, как я его исповедовал две тысячи лет назад. И многие служители в рясах, прикрываясь моим именем, живут в роскоши и разъезжают на дорогих джипах. Сами же храмы совсем не соответствуют духу моих заветов. Внутри них излишняя помпезность, бессмысленные купола и кресты венчают их – эта роскошь никому не нужна. Она ни на грамм не приближает человека к тому, чтобы он исполнял заповеди. Вы все их слышали: ни убий, ни укради, ни прелюбодействуй. Это главные.

Я огляделся и заметил, что мой сосед, прыщавый подросток, гусём вытягивает шею и заглядывает в мой смартфон. Я неодобрительно на него глянул, из-за чего он испугался и отвернулся, как будто был не причём. Я продолжил созерцание.

– Возможно, вы сейчас смотрите на меня, – сказал Иисус, – и думаете, что я какой-то самозванец. Теперь я докажу вам, что это не так.

Тут камера сместилась назад, увеличив изображение и показав босые ноги Иисуса в сером трико. Большие пальцы ног псевдо-мессии упирались в коричневый ламинат.Но вот произошло нечто.

– Сейчас я отрываюсь от пола, – известил Иисус. – Искусство левитации является лишь малой частью доступных мне чудес.

И вот тело новоявленного Христа воспарило над стулом, в неизменной позе, с согнутыми в коленах ногами, – и медленно поднялось к самому потолку. Гроссмейстер коснулся руками белоснежного натяжного полотна.

Но тут объявили мою станцию, и мне пришлось прервать столь увлекательный просмотр видео, от которого у меня аж перехватило дыхание. В бурном потоке людской реки я добрался до эскалатора, и тот размеренно повёз меня наверх. «Эту левитацию он наверняка делает при помощи какого-то внеземного гаджета», – подумалось мне, пока я машинально проел глазами рекламу вдоль эскалатора. Когда осеннее солнце ударило в глаза, я определил, что оказался на Профсоюзной улице.

Свернув на перекрёстке, я побрёл по Нахимовскому проспекту. На глаза мне попался универсам с буфетом, растянутый по первому этажу дома, и мне вдруг почему-то вспомнился Минск. Тогда было лето, и я впервые выполнял самостоятельную миссию, в одиночку, в статусе знатока, уже без Санкья. В том очередном коне Игры я должен был зачистить столицу Беларуси от шайки одного маэстро Чёрных, готовящей пожар во дворце спорта.

Подонки планировали устроить неожиданное и резкое возгорание с мощным задымлением. Должны были погибнуть сотни людей. В ту знойную пору Чёрные готовили крупные пожары по всей Земле, во многих мегаполисах, в местах массового скопления людей. По-видимому, как мне подумалось сейчас, эти акции задумывались как предупреждение перед последующим появлением Иисуса Христа, перед Вторым пришествием.

И вот в таком же, как сейчас, универсаме я устроился за столиком в буфете и принялся выжидать, когда появится на улице вычисленный мною Чёрный. Универсам находился на проспекте Победы, а Дворец Спорта – через дорогу.

Помню, сидел я долго. И меня постоянно отвлекали посетители. Позади балагурила подвыпившая компания из двух мужчин и девушки: худощавая брюнетка, постоянно поправляющая спьяну длинные волосы и громко говорящая и смеющаяся, то и дело забиралась на колени к тому мужику, что помоложе. У девицы были неприятно длинный нос и глуповатые подкрашенные глаза. Мужчина постарше глядел на неё со странным одеревеневшим выражением лица.

Потом появился молодой человек лет тридцати или меньше, с чёрной бородой и усами, как оказалось, тоже пьяный. Он сел прямо около меня, сбоку, разложил кулёчек с маринованными перцами из универсама, поставил под носом стаканчик с коньяком, оплаченный белорусской пятирублёвкой в буфете, и начал говорить сам с собою.

Он принялся нести какую-то ахинею – что-то про возраст, про отмеренное человеку время, про тщетность бытия и про любовь к самым разнообразным напиткам. В общем, типичный пьяный бред на грани горячечного помешательства. Мне подумалось, что при разговорах с высшим существом я, наверняка, выгляжу так же.

Но, поглотив сначала зеленоватые перцы, а уж затем и коньяк, этот чудной тип вскоре вышел на улицу, прикурил и побрёл восвояси. А сразу после него я узрел на тротуаре того самого Чёрного, которого ждал. Так я покинул примечательный буфет и ударился в слежку. Чуть позже Чёрного удалось изобличить.

Вспомнив эти моменты, я разглядел окна местного универсама. Странно, но здесь столики буфета пустовали. Может, час не тот. Так вскоре я добрёл до сорок второго дома по Нахимовскому проспекту, где ждал меня напарник. Его я узрел сразу – он стоял около этого желтоватого дома, как и обговорили по сотовой связи, – стоял у крыльца местного банка, переминаясь с ноги на ногу.

– Егор! – громко сказал я, оказавшись в шаге от новичка. – Наконец-то встретились! Ну, ты как?

Напарник пожал плечами.

– Знаешь, меня как будто через мясорубку пропустили! – Он вяло пожал мою руку.

– А куда тебя здесь вынесло? – поинтересовался я, оглядев просторный проспект с домами советской постройки.

Обычный пейзаж, сразу и не скажешь, что Москва.

– А вон, прямо к углу дома. – Егор указал рукой. – Там ещё школьники мимо шли, так они меня за какого-то супергероя приняли. Правда, я их послал куда подальше.

Мне не очень-то поверилось в его слова, даже не знаю, почему.

– А выглядишь ты неплохо для первого в жизни перемещения! – отметил я.

– Хм. Мне всегда так говорят после пьянки, – устало улыбнувшись, заметил Егор. – Ты неплохо выглядишь с бодуна!

– Молодец! – Я наставнически похлопал его по плечу. – Чувство юмора сохранил.

В ответ Егор лишь почесал свою козлиную бородку.

– Пойдём во двор, – предложил я. – Присядем на лавочку.

Пока обходили дом, я спросил:

– Ну, и как тебе столица нашей Родины?

– Нормально. Я здесь бывал лет десять назад, – спокойно сказал Егор.

– Мне тоже довелось… – протянул я.

В ухоженном дворе мы нашли лавочку и присели. Я попытался выйти на связь со своим божественным существом, предупредив об этом напарника.

– Кигред! – сказал я тихо, озираясь по сторонам. – Маэстро Игорь на связи. Встретил напарника.

– Отлично, – неожиданно быстро отозвался Голос. – Теперь вам необходимо добраться до места ночлега.

– И что это за место? – осведомился я, многозначительно переглянувшись с новичком. – Где оно находится.

– Это квартира одного из местных Игроков. Он ждёт вас. Именно он и введёт вас в курс дела – вы просто поможете ему и всей нашей команде в поисках Иисуса.

– Понятно, – вздохнул я. – Диктуй адрес.

* * *

Местный Чистильщик встретил нас в маленькой однокомнатной хрущёвке на юге Москвы. Мы прибыли туда на метро, проехав до станции «Калужская» – странно, но фактически все места нынешних локаций оказались как будто на одной линии, в юго-западном направлении.

Когда мы ступили на порог квартиры этого москвича, я обомлел. «Ну, вылитый Пашка!» – воскликнул мой внутренний голос. И даже когда хозяин протянул нам по очереди руку, когда я её пожал и ощутил тонкую костлявую кисть, я лишь ещё больше утвердился в схожести обитателя хрущёвки с Пашкой.

«И рука такая же костлявая!» – с изумлением подумал я.

С Пашей мы учились на одном курсе университета. Правда, потом наши пути разошлись, но периодически мы встречались, навещали друг друга. Однако в последние годы Пашка стал злоупотреблять спиртным, и наши встречи пошли на убыль.

И вот не так давно я узнал, что Паша в очередной раз потерял работу и ударился в запой – на несколько суток. В один солнечный весенний денёк он сидел на лавочке с каким-то собутыльником. И тут к ним пристали залётные гопники. Слово за слово, получилась драка, и Пашку случайно убили – одним неосторожным ударом. Всё это я узнал потом со слов нашего общего знакомого.

И вот теперь передо мной вновь стоял вылитый Паша, с таким же овальным чернобровым лицом, со впалыми щеками и с лёгкой небритостью. Даже волосы смолистые острижены точно так же – коротко. Вот только нос поменьше, чем у покойника, да глаза не серые, а зелёные. Ну и голос немного другой.

– Меня Вадей зовут, – представился ложный Пашка. – Мой статус в Игре – маэстро. Да вы проходите, располагайтесь, так сказать, чувствуйте себя, как дома!

Мы и прошли. И молча обозрели явно холостяцкую хижину.

Стандартный евроремонт – так это сейчас называется. Стены в фотообоях, а кое-где и с натуральной имитацией кирпичной кладки, элегантные полочки словно бы из толстых лакированных досок. Может, это у них в Москве сейчас так принято? На кухне тоже всё в ажуре – гарнитур розовенький, без ручек, с диодной подсветкой, и уютный обеденный уголок со свисающими над ним тремя белыми шарообразными лампочками.

– Кушать хотите? – осведомился Вадя, заметив наше внимание к обеденной зоне.

– Не откажемся, – ответил за меня Егор.

Нас тут же принялись угощать банальными варёными сосисками и стандартными спагетти. «Неужели у них в Москве так скудно кушают дома? – не унимался внутренний голос. – Обычно-то по кафешкам, наверно, шляются». Но сейчас, с голодухи, и сосиски чудились деликатесом. Ещё бы! Ведь после экзекуции в пространственном канале в желудке открывается такая вселенская пустота, что он весь будто сворачивается в трубочку!

В общем, на предложенный обед мы накинулись, точно бездомные собаки. Однако Вадик не удивился, а принялся рассказывать о новоявленном Иисусе.

– Этот самозванец уже прославился во всём мире, – сказал хозяин, развалившись на угловом диванчике (мы же скромно устроились на стульчиках). – Вы ешьте, ешьте, не стесняйтесь!

– Мне пока только один ролик удалось посмотреть, – сообщил я, с удовольствием прожевав обжигающую язык сочную сосиску.

– А я ни одного не видел! – с достоинством заметил Егор и запил чаем из кружки.

– А! – Маэстро Вадя махнул рукой. – Ничего путного. Сплошная критика человечества. У меня вай-фай есть, так что можете посмотреть ещё.

Мы и посмотрели – сразу после обеда, на Вадином ноутбуке.

Это был третий сеанс. В Ютубе он назывался так. «Я – Иисус Христос. Второе пришествие. Проповедь № 3. 20 октября 2017 года, на русском языке».

Ложный мессия на этот раз разместился в каком-то небольшом актовом зале, точно его пригласили в некий деревенский клуб. Он вышел на маленькую сцену и встал по центру. Позади него слегка колыхнулись чёрные шторы. На Иисуса упал луч света, чётко обрисовав проповедника посреди полумрака.

На Христосе был какой-то странный белый халат из парусиновой ткани. Ноги – опять босые. Из-под халата виднелись такие же парусиновые брючки. Его одеяние казалось лёгким и воздушным, как, впрочем, и он сам. Оглядев зал, Иисус начал говорить приятным и зычным голосом.

– Друзья мои, братья и сёстры! Сегодня я собрал здесь своих ближайших помощников. – Тут камера переместилась и показала с десяток разношёрстных людей в зале (однако большая часть мест пустовала). – Они поддерживают меня во всём. Это чрезвычайно честные и добродетельные люди. Никто из них никогда не воровал, не убивал, не занимался любовью с чужими жёнами и мужьями, старался никогда не лгать, хотя жить полностью без вранья мало кому дано!

Тут Иисус перевёл дух и через пару секунд продолжил:

– Их никак не коснётся предстоящее судилище. А вот вам, всем тем, кто находится по ту сторону экрана, необходимо срочно задуматься о своих грехах. Поэтому сегодня я поговорю о том, как будет проходить Страшный Суд.

Сейчас я обращаюсь к тем, кто стращает ядерной бомбой, кто организует кровавые революции, развязывает локальные конфликты, готовит очередные обстрелы мирных людей или теракты, или пытает пленных в застенках. Я также обращаюсь к тем, кто может всё перечисленное остановить, но не делает этого. И я здесь и сейчас обращаюсь к тем, кто разворовывает казну, кто постоянно берёт крупные или любые другие взятки, пусть даже они очень маленькие, пусть даже они за оценку в зачётной книжке – неважно… Я также обращаюсь к тем, кто готовит очередное ограбление, пусть даже это мелкая кража из гипермаркета, кто ненавидит врага своего и хочет его убить, кто, быть может, уже заряжает пистолет или ружьё, а также к тем, кто просто обманывает своих близких… И я обращаюсь также к людям, которые постоянно лгут клиентам ради того, чтобы заработать как можно больше денег.

Вам всем прежде нужно осознать, что вы делаете именно это грешное дело, признаться в первую очередь самому себе, что ваша жизнь греховна. И вы должны после осознания и прозрения покаяться в комментариях к данному видео. Я прочту каждый комментарий.

Те же, кто не покаялся, обязательно пройдут горнило Страшного Суда. Что это означает? Всё просто. Такого грешного человека, не желающего признаться в своём недостатке и покаяться, ожидает неизбежная скоропостижная кончина. Неважно, будет ли это нечаянная смерть под колёсами автомобиля, либо совершенно случайное падение с высотного этажа, или же гибель в результате одной из грядущих катастроф, сопутствующих моему второму пришествию…

А быть может, произойдёт несчастный случай во время какого-то мероприятия, либо просто остановится сердце в результате обширного инфаркта… В любом случае, вы погибнете в самое ближайшее время! Божья кара настигнет каждого! Это говорю вам я, настоящий, истинный сын бога, который вернулся на Землю спустя две тысячи лет.

Здесь Иисус перестал вещать и вновь приступил к сеансу левитации. Он без предупреждения оторвался от пола и медленно воспарил над сценой.

– Запомните мои слова! – сказал он, уже глядя сверху вниз на камеру. – Немедленно признайте свой грех и покайтесь!

Здесь ролик закончился, и Вадя захлопнул ноутбук.

– Ну что, поняли, чем пахнет? – с торжествующим видом оглядел нас хозяин квартиры, наш коллега.

– В смысле? – спросил я, поёрзав на просторном диване из коричневой экокожи.

– Ну, этот гроссмейстер, получается, вроде как читает наши проповеди, бьёт нашим же оружием. То есть он, типа, добренький Иисусик, он как бы за хороших, а между тем главная, настоящая цель ведь у него всё одна – массовые катастрофы с гибелью людей и в конечном итоге апокалипсис.

– Ничего себе, добренький! – воскликнул Егор, тоже поёрзав на диване. – Он ведь только что пригрозил, что его бог скоро прикончит миллиарды людей на Земле посредством несчастных случаев.

– Так уж и миллиарды? – слегка улыбнулся я.

– А что, без этих грехов, которые он перечислил, живут лишь жалкие несколько тысяч на Земле. Ну, может, миллиончик-другой наберётся. Не больше.

– А ведь ты прав, Егор! – согласился Вадя, восседающий на кресле за компьютерным столиком.

– Эк вы хватанули! – Я покачал головой. – Склонен верить, что честных и добрых людей на Земле гораздо больше.

– Наивный! – усмехнулся Егор. – Я более чем уверен, что под этим видео, походу, уже бесконечная лента комментариев в кавычках покаявшихся грешников, которые написали так, на всякий случай, а сами продолжают хапать и лгать.

– Да так и есть! Уже тысячи комментов. – Вадя встал с кресла и прошёлся по комнате. – А теперь давайте разберём, что нам нужно сделать сообща, – протянул он. – А именно: нам необходимо заняться метрополитеном. Почему, спросите вы? – Он остановился. – Сейчас всё узнаете. Но прежде вы должны посмотреть последний видеоролик лже-Христа, который выложили в сеть буквально накануне. Итак, смотрим.

И Вадя, оказавшись около столика, склонился над ноутбуком и включил самый свежий сеанс новоявленного мессии, стремительно набирающий миллионы просмотров.

На этот раз для появления Иисуса приготовили затемнённую комнату без окон. Сначала камеру направили на тёмно-серую стену, скорее всего, завешенную каким-то полотном. Затем на этой плоскости начали транслировать при помощи кинопроектора хроники людских бедствий – без звука. Например, обозначились плачущие над трупами взрослых дети, а также показались в панике бегущие от ядерного гриба женщины.

Наконец в комнату вошёл Иисус в белом балахоне, без штанов и босой, и сел на тёмный пол в позе лотоса. Изображение людских бедствий стало тут же проецироваться и на его одухотворённое лицо.

– Приветствую вас, братья и сёстры, люди Земли! – начал лже-Христос. – Почему здесь такой фон, спросите вы? Да потому что моё второе пришествие сопровождается множеством людских бедствий. Например, в самое ближайшее время в крупнейших столицах мира начнутся мощные землетрясения силой до девяти баллов. К моему глубокому сожалению, подобное ужасное бедствие коснётся также и Москвы.

Тут Вадя на пару секунд остановил видеоролик.

– Слыхали? – спросил он, оглядев гостей. – Хорошенько запомните этот момент!

Дальше, когда вещание продолжилось, Христос сказал:

– Те, кто читал опусы, названные человечеством Евангелиями, в которых с искажением изложены мои заветы – я сделал их две тысячи лет назад – так вот, те, кто читал эти Евангелия, должен знать, что моему второму пришествию сопутствует несколько признаков, и один из них – это землетрясения.

Вот, например, апостол Матфей так пересказал слова мои, обронённые с уст моих две тысячи лет назад: «ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам».

То, что сейчас на Земле народы враждуют – это ясно даже ребёнку. Украинский народ враждует с русским, американский с китайским и русским. Голод и мор – эти явления уже наступают, так же, как и землетрясения.

Здесь Вадя прервал ролик и вновь торжественно захлопнул ноутбук.

– Ну вот, это для нас самое главное, – протянул он, двинувшись из угла комнаты в другой угол. – Землетрясение в Москве. Чёрные готовят его всей толпой, и оно, по моим сведениям, должно состояться уже завтра.

– Так быстро? Но это же невозможно! – изумился Егор. – Как они вызовут землетрясение? Неужели…

– Да-да, вот именно! – Вадя остановился и резко повернулся к Егору. – Их высшее существо, Когнит, передал им некое сверхмощное тектоническое оружие. Это фантастическое для нас «изделие» способно вызвать подземные толчки силой до девяти баллов с помощью какого-то неизвестного нашей науке излучения. По моим сведениям устройство представляет собой небольшой контейнер с габаритами строительного шлакоблока. Чёрные образно назвали его ящиком Пандоры.

– Очень интересно! – заметил я, машинально подложив кисти рук под пятую точку. – И что же дальше?

– А дальше всё просто, – сказал Вадя, подойдя к окну и пристроившись у подоконника (черты его лица смазались из-за падающего сзади него света), – несколько людей из команды Чёрных, то есть часть их Игроков из Москвы, устроились работать в метро. Именно там они и должны установить ящик Пандоры, а также в нужное время его активировать. После чего начнётся мощное землетрясение, какого столица не видала за все свои сотни лет существования!

– Значит, наша задача – найти этот ящик и его нынешнего владельца, – сообразил Егор, потеребив козлиную бородку.

– Это ты верно подметил, – почему-то усмехнулся Вадя. – Такова наша общая миссия, и приступать нужно немедленно! – Хозяин квартиры глубоко вздохнул. – Итак, как видите, враг хочет убить двух зайцев – организацией землетрясения в Москве правдиво обставить второе пришествие, а заодно и осуществить давний план по катастрофам в крупных городах мира, устроив в Москве настоящее бедствие с многочисленными жертвами.

– Да уж! – Я покачал головой.

– Но как нам вычислить конкретных чуваков из метро с ящиком Пандоры? Это ж то же самое, что искать иголку в стоге сена. – Егор сделал характерный жест рукой.

– Резонный вопрос, – заметил Вадя, сцепив на груди руки в замок.

Прозрачная шторка позади него колыхнулась.

– Наверняка другие Чистильщики уже шастают по метро, – предположил я, поменяв точку опоры на диване.

– Да, и это верно, многие из наших собираются на ночь в метро. Однако и Чёрные тоже не спят, – заметил хозяин квартиры, переместившись на кухню, и уже оттуда приглушённо добавил: – Короче, ближе к ночи отправляемся в метро, на центральные станции. Резонно полагать, что ящик Пандоры эффективнее сработает именно из центра метрополитена, поэтому и установят его где-то там.

И он забренчал посудой в поисках термоса или чего-то подобного. Мы молча переглянулись.

– Сначала погуляем там, изучим обстановку, познакомитесь с другими Чистильщиками, а потом, после закрытия метро, начнём поиски. Пока же можете принять душ, а потом съездить посмотреть Кремль, там, или что-то в этом роде, не знаю, чего там приезжие смотрят... Короче, встретимся в одиннадцать вечера на станции «Библиотека имени Ленина»…

Глава 2.2 Город мечты. Ящик Пандоры и Московский метрополитен

Мы послушались Вадиного совета и махнули в Кремль, после чего посетили ещё пару знатных мест. По пути в Кремль мы живо обсудили всё изложенное Вадей. Однако осмотр главных достопримечательностей столицы не принёс нам особого удовлетворения. Не впечатлила нас Москва, мы ожидали большего.

Ну, Кремль и Кремль. Ну, бродят вокруг кучи людей, как рыба метается косяками в океане. Ну, стоят солдаты в почётном карауле, по струнке вытянутые, с каменными лицами. Ну, окучивают люди грот «Руины», что в Кремлёвской стене — пытаются засунуть монетки во все дырки. А на Красной площади красуется Мавзолей с белокожим трупом, на аудиенцию к которому после обеда не попасть. Всё это выглядит как на знакомых с детства лубочных картинках. Вот только слишком много суеты. Вот только к концу осмотра голова становится тяжёлой, а ноги – ватными.

Местные, москвичи, сюда и носа не суют – бывают в Кремле, наверняка, только раз в пятилетку. Зато приезжих здесь – точно муравьёв в муравейнике! И как бы ни говорили по телеку, что Москва – красивый город, что она — восьмое чудо света, никогда я, наверное, не смогу её полюбить!

Как бы ни хвастал мэр столицы наведением порядка, а в Москве по-прежнему неуютно. На площади трёх вокзалов вечная клоака, бомжи снуют то тут, то там. Мы в этом убедились, заглянув ради интереса на Комсомольскую. У парковки такси просил милостыню мужик с подбитым глазом, а около Ярославского вокзала бомжиха что-то пьяно орала своему импозантному дружку, облачённому в странную цветастую куртку с глубокими полами. Этакий зачинатель моды бомжей!

Но больше всего меня поразило, что отлить в Москве стоит пятьдесят рублей! То есть здесь, чтобы опорожниться или проехать на метро, нужен полтинник. А перекусить – пятьсот рублей. Как будто люди в Москве живут только для того, чтобы заработать, затем заплатить за нереально дорогое жилье, несколько раз сходить в туалет, покушать, поездить на метро, остаться ни с чем и снова заработать – и так по кругу! Боже, какая ужасная жизнь!

Кстати, на Старом Арбате мы решили перекусить в одном известном сетевом кафе. Там на раздаче, организованной по типу столовой, ковырялись знающие английский сотрудники – готовые раздать иностранцу. И всё бы ничего, и покушали мы вкусно, и заплатили не очень-то дорого, да вот беда — в моём блюде со шницелем последний кусочек жареной картошки оказался гнилым! И запашком он меня одарил отвратным — аж голова закружилась! Слава богу, не успел его съесть, вовремя одумался. И я даже расстроился, захотел книгу жалоб, но Егор отговорил…

И как бы ни хвастался мэр столицы своими новыми развязками, а борьба с пробками не нужна тем миллионам, которые ездят в метро. Им нужна низкая цена проезда! Хотя пробки-то никуда не делись – и в этом я тоже убедился! Машины копились то тут, то там. И повсюду кипели пыльные стройки. Нет, как бы там ни хвастался местный мэр, никогда я, пожалуй, не полюблю Москву!

Мне куда роднее настоящее, русское, а не лубочное. Люблю я знакомую с детства глубинку, такую спокойную, не суетную, без иностранной речи, с бесплатными туалетами и дешёвым проездом! Обожаю я мою тоскливую и запылённую провинцию, у которой своя, нерукотворная красота! Ведь на Родине, сразу за нашим скромным городком – лес с вековыми соснами, такой пахучий и величавый. И никогда не сравнится с ним величие Кремля!

Как бы там ни было, в одиннадцать вечера, когда столицу окутал холод, уже усталые, но взбодрённые двойными дозами кофе из автомата, мы погрузились в подземку – в нутро станции «Библиотека имени Ленина». Но сначала мы при помощи сотовой связи отыскали Вадю около кассы. Он предложил отправиться на эскалаторе к платформе.

Проехав достаточно долгий путь вниз, мимо встречного потока пёстрой массы людей, мы очутились в ярко освещённом восточном крыле под мощными сводами знаменитой станции. Я с интересом обозрел на стене мозаичный портрет дедушки Ленина.

– Сейчас прокатимся немного туда-сюда, — скомандовал Вадя.

Мы проехали одну остановку, потом вернулись назад — зачем, не знаю. Наконец Вадя встретил двоих парней.

-- Знакомьтесь, это Дамир и Костя. Они работают в метро, у них сегодня ночная смена, так что именно эти ребята помогут нам остаться здесь на ночь.

Дамир оказался худощавым долговязым юношей с классическими белыми проводками, торчащими из ушей, с азиатскими глазами и вечно наплевательским выражением лица. Костя, напротив, ростом не вышел, к тому же острые уши и почти лысая голова с особым рисунком бровей заставили меня внутренне усмехнуться. «Похоже, он слегка уродлив и смахивает на какого-то инопланетного гуманоида!» – подумал я. Парни пожали нам руки и посоветовали до поры до времени не светиться.

Мы сначала затерялись у перехода на другую станцию, затем пристроились в укромном уголке и поболтали о предстоящей волнительной ночи. Но через десять – пятнадцать минут нас нашли и незаметно завели в мало заметную потайную дверцу.

– Отсидитесь здесь до часу ночи, – сказал гуманоид Костя, указывая на затёртый кожаный диванчик около старого столика со стационарным телефоном. Хозяин служебной комнатушки, озарённой лампами дневного света, вяло кивнул нам. Он только что вышел откуда-то из-за шкафа.

– Это Арсений, – добавил в свою очередь Дамир, – Костя его сменит в ночь. А это Игорь и Егор, наши Игроки из провинции, на подмогу.

Арсений имел круглое лицо, обильно изрытое какими-то оспинками. С виду я дал ему лет тридцать – то есть записал себе в сверстники. А поэтому невольно проникся к нему симпатией. Тем более, он остался единственным местным завсегдатаем, а остальные нас покинули.

– Ну что притихли? – сиповато спросил он. – Садитесь на стулья, сейчас чайку сварганим.

Мы молча расселись, клацнув железными ножками казённых седушек. Арсений придирчиво осмотрел каждого из нас.

– Значится, вместе будем ящик искать?

– Угу, – сказал я.

– Что-то мне всё это напоминает, – протянул Егор.

– Что именно? – Я повернулся к нему.

– Да! – Он махнул рукой. – Кажется, это была игра «Метро 2033». Раньше я часто резался в плейстейшен.

– А я футбол люблю, – дружелюбно заметил Арсений, включив электрический чайник на тумбе. – Ну, игру с диска «ФИФА 2010». До сих пор джойстик дрочу.

– А здесь у нас, значит, настоящая Игра, в реальности, – вставил я для поддержания беседы.

– Ну да, вроде того, – кивнул Арсений, почесав тёмно-рыжую чёлку. – Моя-то смена кончается, но я всё равно останусь. А Костя обходчик путей. Пойдёте с нами в туннель.

– Так ты тоже пойдёшь? – осведомился Егор.

– Ну да, а как же? – Арсений повёл плечом.

– И что, будем искать ящик Пандоры в туннеле? – спросил я.

– В первую очередь, – ответил круглолицый с оспинками Арсений. – Кто его знает, где эти ублюдки своё грёбаное оружие установили. Не исключено, что где-то в глуби тоннеля. Они могли свой ящик ещё прошлой ночью спрятать.

– А что если кто-то из них работает и на этой станции? – спросил я.

Тут чайник, вскипев, отключился.

– Хм. Не исключено. – Арсений снова почесал тёмно-рыжие волосы. – Ты знаешь, сколько здесь людей ночью вкалывает?

Мы оба пожали плечами. Арсений со значением наполнил запятнанные кружки кипятком.

– Да откуда нам знать! – ответил я за двоих. – Мы ж неместные.

– Ну вот, то-то же. Скоро увидишь, – многозначительно сказал хозяин каптёрки.

И вскоре мы увидели. Никогда не думал, что в столичном метро по ночам столько народу! И каждый занят своим делом: кто-то устраивает душевую голове Ленина на стене станции, кто-то копошится у отключенного эскалатора, а кто-то и спускается в тоннель, вот как мы.

Костя и Арсений выдали нам форменные жилетки, а также липовые ксивы работников Московского метрополитена. Так что мы аккуратно влились в кропотливо копошащуюся на станции ночную армию в оранжевых формовках.

– Короче, давайте так, – распорядился гуманоид Костя, отведя нас в сторонку, подальше от любопытных глаз, – я с Егором обследую ту сторону туннеля, до станции «Охотный ряд», а вы с маэстро Сенькой (он указал на меня и Арсения) пойдёте в другую сторону, до станции «Кропоткинская». Каждая пара должна будет обследовать левую и правую стенки туннеля.

– Хорошо, – сказал я. – Идёт.

– Сегодня ни один тоннель во всей подземке не останется без внимания Чистильщиков! – заявил ушастый Костя.

– И даже на окраине города? На конечных станциях? – недоверчиво осведомился я.

– И даже там, – кивнул Костя. – Наши ребята нынче повсюду.

Тут откуда-то из динамиков раздался голос:

– Внимание! Можно приступать к работам!

– Ну всё, – прокомментировал Сеня. – Напругу с рельса убрали, теперь пора смело идти в тоннель.

– В смысле, ток отключили? – спросил я. – А почему с рельса?

– Ну как, тут же третий рельс питающий. – Арсений указал жестом вниз. – Из-за него и поезд работает. А ты разве не знал?

Я помотал головой и ничего не сказал.

Итак, через пару минут мы спустились вниз, и меня и Арсения поглотил тоннель. У моего напарника в руках заработал большой казённый фонарь. Впрочем, освещение и так подали, но оно оказалось тусклым.

Тоннель, остро пропахший креозотом, веществом для пропитки шпал, походил на огромное нутро гигантской трубы с ребристыми внутренними стенками. По ним тянулись бесконечные чёрные черви проводов. Вертикальные рёбра стенок перемежались небольшими нишами, тянущимися от пола до потолка. Вот в этих-то полостях, подумал я, очень возможно, что запросто спрятали ящик Пандоры.

– Вон, видишь, сбоку от трассы тянется железяка. – Сеня указал пальцем направо, и я кивнул. – Это и есть контактный рельс.

Сия электрическая шина, прикрытая защитным коробом, расположилась чуть выше основного пути.

– Ну что, будем осматривать каждую нишу между этими рёбрами? – предложил я, приблизившись к стенке с контактным рельсом.

Арсений как-то странно глянул на меня и повёл плечом.

– Да, пожалуй, – произнёс он.

И мы двинулись вперёд. Вместо необходимого по инструкции метро досмотра путей мы занялись визуальным изучением стенок тоннеля. Я отнёсся к делу со всей требуемой тщательностью, ни одна ниша или дырочка не ускользнула от меня. Меж тем, по дороге, едва мы приступили к миссии, Арсений заговорил:

– Игорёк, а ты слыхал что-нибудь о легендах московской подземки?

– Не-а. – Я отрицательно помотал головой. – Разве что читал какую-то ерунду про местных гигантских крыс.

Говор других работников, оставшихся на станции, с каждым нашим новым шагом ощущался всё глуше.

– Хм, – снисходительно усмехнулся Арсений, – крысы – это точно лажа, а вот послушай реальную историю. Одно время старые работники пугали, что по тоннелям метрополитена бродит Петрович. Это обходчик путей, который пропахал в метро почти всю жизнь. Он и окочурился прямо на работе от сердечного приступа. Усатый такой мужичок в робе и кепке. Говорят, его призрак появляется примерно после трёх ночи.

Я с усмешкой поглядел в сторону напарника. Мне показалось, что Арсений тихонько улыбается.

– Очевидно, и это всего лишь легенда, – заметил я.

– Ну да, – сказал он. – А ещё часто рассказывают про поезд-призрак, про привидения из числа сбросившихся на пути, про духов с московских кладбищ.

– Ну-ну, – сказал я.

«К чему всё это? – спросил внутренний голос. – Хочет развлечь, чтоб не скучно было?» Я и не заметил, как мы удалились от станции на довольно приличное расстояние. Говор рабочих с «Библиотеки имени Ленина» уже совсем стих. К тому же, оглянувшись назад, я с удивлением обнаружил, что свет от станции почти пропал, осталась лишь маленькая желтоватая точка. Видимо, наш тоннель слегка изогнулся.

Я переглянулся с Арсением.

– Ну что, Игорёк, как у тебя дела? – буднично спросил он.

– Пока безрезультатно, – доложил я. – Слушай, Сеня, а у тебя какой статус в Игре? Знаток или маэстро?

– Обижаешь! Я уже маэстро, – с гордостью сказал Арсений.

При этом его изрытое оспинками лицо оказалось в тени, и, быть может, из-за этого мне почудилась какая-то странная гримаса.

– Ну… Мне тоже недавно дали статус маэстро, – на всякий случай похвастал я.

Дальше мы преодолели ещё два или три метра. Я быстро их осмотрел и опять ничего подозрительного не обнаружил. И тут почему-то меня дёрнуло понаблюдать за напарником. Оказалось – не зря. Вдруг я увидел, что он как раз наткнулся на какой-то подозрительный предмет, но, как ни в чём не бывало, двинулся дальше – вперёд.

– Эй, Сеня, там же какая-то штука! – выкрикнул я своему спутнику.

Тот остановился и настороженно глянул на меня.

– Не понял, какая штука? – протянул он.

Я удивился. Да как же Сеня мог не заметить?

– Да вон же она! – воскликнул я и, вприпрыжку перемахнув через рельсы, перебрался на сторону напарника.

Так я оказался прямо около этой штуки. Теперь я смог разглядеть её во всех подробностях.

Небольшой контейнер необычного сиреневого цвета, имеющий форму идеально ровного параллелепипеда. Внешние стенки словно подёрнуты сеточкой, ячейки которой представляют собой маленькие ромбики. Никаких линий разъёма и никаких замочных скважин.

С раскрытым ртом я провёл пальцем по сетчатой стенке. На ощупь она напомнила поверхность рифлёного металлического листа, хотя здесь маленькие ромбики скорее вызвали ассоциацию с пчелиными сотами. А ещё мне вспомнилась вафельница из детства – у неё была такая же ячеистая поверхность для выпечки.

Тут я ощутил около уха горячее дыхание Арсения.

– Да это просто какой-то блок для электрической разводки, – произнёс он.

Я оглянулся. На его изрытое оспинками лицо упал свет от штатной лампы. Я заметил в его глазах какую-то неуверенность, что ли. И тут меня озарило.

– Блок, говоришь? – протянул я. – А мне что-то подсказывает, будто это и есть тот самый ящик Пандоры!

Выражение в глазах Сени поменялось, он сделал резкое движение, и я неожиданно и вероломно получил удар под дых. В животе родилась противная боль, дышать стало нечем, я согнулся в три погибели и застонал.

– Ой-я, ты чо, спятил? – шёпотом пробормотал я.

Но Арсений ещё и сильно толкнул меня прямо на рельсы. Я упал и больно ударился о шпалы. Тут он насел на меня, крепко надавив мне своей тушей на бёдра. А ведь его комплекция не по мне! Я увидел перед собой глаза, неожиданно ставшие какими-то сумасшедшими.

– Откуда ты только взялся? – процедил Сеня. – Я бы один без тебя справился. А теперь ещё тебя придётся убирать!

Я выпучил глаза.

– Так ты Чёрный?! Оборотень в наших рядах?! А там и вправду ящик Пандоры?!

– Заткнись, придурок! – сказал он и занёс руку для мощного удара мне по лицу. Однако я уже успел прийти в себя, и мне каким-то образом удалось очень ловко увернуться. Так что его кулак угодил прямиком в шпалу.

– Ф-аа! – от боли прошипел подлый Сеня, зажмурив глаза.

Я же воспользовался моментом и, активно задрыгав ногами, вырвался из плена Арсения и откатился по шпалам вбок, примерно на метр от врага, невольно втянув ноздрями острый запах креозота.

В следующую секунду я начал судорожно собирать себя, группироваться – то есть, попросту подниматься с пола. И мне захотелось, страсть как захотелось сделать это быстрее, чем Арсений вновь навалится на меня!

Слава богу, мне удалось. Мой несложный манёвр не занял более двух-трёх секунд. И когда я встал около крайней рельсы в боевую стойку, Арсений лишь тоже принял удобное положение на прямых ногах и занёс для удара другую, не ушибленную руку. «Он гораздо плотнее меня, тяжело с ним будет справиться!» – промелькнуло в голове.

– Вот ты ублюдок, а?! – вполголоса проговорил новоявленный враг. – Сидел бы в своей провинции. Зачем тебя только прислали сюда? А полез ты зачем, куда не просят? Ведь мог бы ты не заметить ящик, так нет же, угораздило и за мной пронаблюдать! Вот скажи мне, как я теперь буду прятать твой труп? Здесь, в метро, с этим огромные проблемы.

– Может, оставишь меня в живых? – с притворной серьёзностью спросил я, окончательно пришедши в себя.

– Нет, это невозможно. – Он легко поддержал столь странную беседу. – Теперь ты знаешь, где ящик. Едва выйдешь из тоннеля, сразу разболтаешь своим. Я должен тебя прикончить.

И с этими словами он ринулся в бой. Несколько его выпадов мне удалось отбить. Но чем дольше длилась эта похожая на бокс стадия схватки, тем труднее мне становилось. Да и неровный пол мешал перескакивать с места на место. Того и гляди, споткнёшься о рельсы! Арсений же словно свирепел, словно с каждой секундой в нашей реальной Игре ему незаметно прокачивали силу. Он становился всё напористее и коварнее. Мощь прибавлялась: + 10!

И один из ударов я всё-таки пропустил. Арсений не преминул этим воспользоваться. Поскольку его кулак только что угодил мне в грудь, меня слегка отбросило назад. К сожалению, я не смог удержать равновесия, и, несмотря на отчаянное своё балансирование руками, я таки припал на шпалы. Вот тут он и подскочил, и смял меня, и занёс руку для очередного удара.

Как известно, когда бой не на жизнь, а на смерть, лежачего бьют, да ещё как бьют! На этот раз мне не удалось увернуться, но я подставил руку. Таким образом, удар врага пришёлся мне по локтю. Однако следующий удар пришёлся чуть сбоку в висок, я ощутил острую боль в голове. Едва я понял, что затылок стукнулся о шпалу, как всё поплыло, и сознание моё провалилось в ничто.


Когда я очнулся, то ощутил неимоверную тяжесть в голове, точно с глубокого похмелья. Я понял, что лежу около рельсы. С жуткой болью в затылке я поглядел наверх и увидал сначала железное колесо, а затем и аппарат, похожий на дрезину.

– Давай, грузи его! – с тревогой сказал кто-то.

– А куда повезём-то? – спросил другой, судя по голосу, Арсений.

– В венткамеру спрячем до утра, а перед открытием на рельсы подбросим, как будто сам упал, – ответил первый. – Только надо его добить.

Я прикрыл глаза и сквозь подрагивающие ресницы рассмотрел своих врагов. С дрезины к Арсению наклонился усатый тип с хмурым лицом.

– Ладно, давай, – согласился оборотень.

И тут этот гадкий Арсений подхватил меня под мышки. В следующее мгновение я ощутил также помощь усатого – одновременно и он потянул меня за ворот жилетки.

– Ну, давай-давай! – натужно проговорил этот усач.

– Тяжёлый, блин, чмушник, – заметил Арсений, больно поднимая меня за подмышки.

Я зажмурился, едва сдержал стон. Наконец они погрузили меня на дрезину. Спина упёрлась в твёрдую поверхность. А в следующие секунды я ощутил, как началось плавное движение. Голова моя качнулась.

Мысли сбивались – боль в висках мешала думать.

«Что же делать? Неужели эти ублюдки смогут лишить меня жизни?!»

И, словно специально, усатый сказал в тему:

– Ну что, Сеня, ты его отключил, ты его и добьёшь, лады? Просто проломи ему голову или сверни шею. Сможешь?

– А может, ты займёшься? – Сеня почему-то пошёл на попятную.

– Не, я пас, – протянул усатый. – Это же чисто твой косяк!

– Хорошо, я его в венткамере грохну.

Я мысленно вздохнул. Ведь мне дали столь важную, жизненно важную отсрочку! Меж тем дрезина явно набрала ходу. Усатый что-то проговорил, но я не расслышал из-за дребезжания колёс.

И вдруг дрезина резко замедлилась. Скрипнула дверь. Меня взяли за ноги и за руки и заволокли в венткамеру. Да так, что я чуть не вскрикнул от боли.

В следующее мгновение я понял, что усатый остался около дрезины. Тогда как Арсений склонился надо мной – я чётко ощутил его горячее дыхание. Ну что ж, пора действовать. Сейчас или никогда!

Глава 2.3 Малая Родина. Забегая вперёд - два дня спустя

Всего сутки — много это или мало? Смотря в какой ситуации. Ведь время – лишь то, что мы ощущаем. Всего сутки высшее существо дало мне для пребывания дома. Оно перекинуло меня в родной городок утром, на рассвете – до следующего утра.

Ёжась от нападок осеннего ветерка, я прошёлся по милым сердцу убогим улочкам, в сторону знакомой с детства ветхой двухэтажки, где в первом подъезде моя квартира. Я с улыбкой бросил «здрасте» редким прохожим, семенящим по каким-то важным делам. Ведь здесь все, ну, почти все, когда-то уже видали друг друга.

Я с усмешкой глянул на двух алкашей, считающих мелочь около вечно неизменного «Продмага». С ними я здороваться не стал. Я с огромным удовольствием много раз глубоко вдохнул свежий воздух, приправленный хвойными ароматами. Сосновый лес выстроился прямо за углом.

Я с лёгкой грустью разметал ботинком ворох сухих листьев на поражённом язвами асфальте, а заодно спугнул дикую собаку со свёрнутым в калачик хвостом, и та унеслась прочь мимо старого памятника Ленину прямиком к местной бревенчатой церквушке.

Я с нытьём в груди откопал ключ от квартиры в почтовом ящике и поднялся по обшарпанным ступеням родного подъезда, оглядев до боли знакомые стены с нацарапанными надписями: «ВАСЯ ДУРАК» и «Людка шл…ха», с местами облупившейся краской.

О, новостройки мегаполисов с новенькими чистыми подъездами! Вам никогда не суждено наполниться тем славным обаянием с детства въевшихся стен! Вам никогда не стать кладезем самых лучших воспоминаний жизни! Разве что если внутри вас вырастет новое поколение. Но у него совсем другие интересы!

Гаджеты, гаджеты, гаджеты, будь они прокляты! Когда я был маленький, то вот в этом вот подъезде забирался на чердак с пацанами, заполненный голубиным помётом, и наблюдал наш маленький, уютный и тихий двор из выступающего окошка. Это было в сто раз лучше всяких виртуальных игр!

Улыбнувшись столь милому воспоминанию, я открыл дверь на втором этаже и с замиранием сердца ступил в прихожую.

Моя квартира ныне совершенна пуста. Родители умерли рано, отец от инфаркта, а мать от рака груди. Но это прошлое, это я уже пережил, проплакал. Теперь здесь ни души. Я прихожу в пустые стены.

Как всегда в первую очередь пробрался в любимую комнату со старым угловым диваном – одну из двух имеющихся. Сел на чуть морщинистую поверхность, с облегчением растянулся на спинке.

Вдруг сзади разразилась громкая музыка. Ну, как всегда! Соседи врубили Петлюру – обычное дело. Стены в доме — точно соломенные, слышимость на пятёрку! Я нехотя увлёкся старой песней.

Зачем ты это сделала –

Надела платье белое,

Кольцо – на руку нежную,

На голову – фату?

«Почему эти чёртовы соседи всегда слушают одни и те же песни, причём, на полной громкости?!» — в очередной раз спросил я себя. «Песни, которые родились, когда я едва вышел из детского сада». Видимо, там, за стенкой, поколение со сломанной молодостью. Поколение, которому в девяностых годах, в годину испытаний, в тяжелейшее время для страны, сразу после школьной скамьи, пришлось ой как несладко! Почти как ушедшим на войну в семнадцать.

И теперь они не могут этого забыть. А песни напоминают. И чем громче, тем лучше. И плевать, что стены соломенные!

Я прошёл на кухню, поставил чайник. Сейчас бы вкусно перекусить. Но в холодильнике, конечно же, мышь повесилась. И Макдональдсов за углом отродясь не бывало. Не только за углом, но и по всему городку.

Однако я откопал-таки в недрах холодильника пару яиц и быстренько сварганил классическую пищу богов — яичницу. Чайные пакетики отыскал в пещерах кухонного гарнитура.

Когда я вернулся в комнату, Петлюра затянул очередную печальную песню. Я включил телевизор и заглушил это надоевшее нытьё за стенкой. Но по телеку закрутилась ещё более отвратная белиберда.

Эстрадный концерт – лучше б я его не смотрел. Ни одного нормального человека нет на российской эстраде! Пародист и геронтофил, живущий в сказочном замке с почти семидесятилетней старушкой, и это в тридцать с мелочью! Звёздный король, который завёл двух детей без жены – ну разве нормальный мужик так сделает?! Третий вообще не поймёшь кто – гермафродит какой-то. А ещё карамельный блондин, от вида которого уже тошнит. Женщины тоже не лучше – длинноногие девицы, все на одно лицо, бездушные куклы.

Я выключил телевизор и лёг спать. Так воплотилась моя давняя мечта — крепкий сон в родном доме на любимом диване.

Вечером я сходил в местную кафешку, наполненную какой-то незнакомой гапотой, и культурно выпил водки. Слава богу, обошлось без эксцессов. Если не считать того факта, что сидя за барной стойкой, точно герой сериала, я уже под градусом позвонил Кристине и признался ей в любви. Она догадалась, что я пьян, и предложила перезвонить утром, на что я, конечно же, стыдливо согласился. А утром сильно пожалел о своём пьяном звонке и отложил новый разговор до вечера.

Когда же я вернулся домой после бара, то даже немного протрезвел. Ибо благотворно подействовал на меня чистый воздух, приправленный духом застывших моих великанов, тайных зрителей моего хмельного шествия — вековых сосен.

Я присел на диван и услышал Его Голос. Совсем ни кстати!

-- Чистильщик Игорь, ты готов утром отправиться в следующую локацию? – неожиданно спросил Кигред.

– Насрать, – вальяжно бросил я. – Всегда готов!

– Тогда примерно в девять утра встань на дежурное место за магазином около сосен начинающегося леса.

И тут меня спьяну понесло.

– Я-то встану, но вот ты послушай. Откуда ты всё-таки взялся? Что если я нынче навсегда забуду тебя и останусь жить здесь, дома, спокойной размеренной жизнью?!

– Ты же знаешь ответы на твои вопросы.

– Мне ещё раз хочется их услышать из ваших уст, – с некоторым сарказмом сказал я вслух.

Стены словно отразили слабым эхом мои звуки. Соседи как будто специально притихли, с целью подслушивания.

– Игорь, – без интонации ответил «то ли бог» в голове, – согласись, но ты сам уже не хочешь другой жизни – в стенах собственного дома. А я лишь тот, кто знает гораздо больше тебя.

– Что ты знаешь? Что ты знаешь о нас? Ведомо ли тебе, насколько люди прекрасны душой, как они умеют любить, ёрш твою медь?!

– Ты говоришь о себе и о малой кучке добрых людей. Большинство же представителей человечества думают лишь о материальном благе. Злость, жадность, тупое упрямство, ненависть, жажда мести, а главное – зависть… Вот чувства, которые владеют основной массой человечества. Близкий конец вашей цивилизации неизбежен! Но я хочу его отдалить как можно больше. Это и есть твоё основное знание обо мне.

– Господи, какой ты благородный! А ведь это для тебя всего лишь Игра! И все люди, в том числе и я – только пешки на твоей доске. Только не забывай, что эта доска – настоящая живая планета, у которой есть право на самостоятельное выживание. Да и все твои инсинуации о скорой гибели человечества – лишь досужие домыслы!

– Это не домыслы, а чёткий расчёт, основанный на глубоком опыте. На таком опыте, который тебе и не снился. И с его высоты я имею полное право вмешиваться в развитие вашей цивилизации. Ведь вы словно дети, посмотри вокруг, что творится в политике – идиотизм полнейший. Взять хотя бы этого вашего президента США или украинских политиков – идиот на идиоте. А сколько кругом потенциальных террористов? Сколько отморозков на Земле, ты в курсе? Именно такие люди, особенно под началом Когнита, ведут Землю к полному краху. И никто не может их остановить, кроме меня и моих фигур. Заметь, не пешек, а фигур – коней, ладей и ферзей.

– Значит, шахматы тебе хорошо знакомы, – протянул я вслух, развалившись на диване и подсунув под голову подушку. – Откуда же они взялись? Откуда вообще появился человек? Может, просветишь?

– Человек – это единственно возможная начальная форма высшего разума во Вселенной. Любые планеты, пригодные для жизни, порождают ваших собратьев. Не существует никаких необычных чужих. Но начальная форма высшего разума у человека должна совершенствоваться. Главный смысл развития человека – стремление к отделению разума от тела. Ведь тело со своими порочными наклонностями постоянно мешает мыслить.

– Вот оно как! – слегка удивился я. – Эк ты завернул.

– Теперь ты должен понять, что я высшая ступень разума, существующего без тела и свободно путешествующего по Вселенной.

Я усмехнулся.

– Твою мать, как всё просто! Я в ауте!

Потяжелевшие веки прикрыли глаза. Я представил некую почти прозрачную сущность, похожую на осьминога, мечущуюся внутри беловатого салона летающей тарелки. И пробормотав ещё несколько несвязных фраз, я отключился. Глубокий сон захватил меня всего без остатка.

Однако во сне я увидел странный мир. Это так удивило меня – я испытал настоящий шок. Да-да, ведь в сновидениях многие чувства ощущаются ещё реальнее, чем наяву. Мир оказался светлым и бесконечным.

Точнее, я увидел огромный мегаполис, растянувшийся на необъятном пространстве. Он имел фиолетовые, красные и желтоватые цвета. Однако заполнен он был весьма странными строениями, напоминающими огромнейшие кувшины.

То есть везде простирались причудливые здания, сужающиеся кверху в горлышки. Причём, привычного вида окна у зданий отсутствовали. Вместо этого я узрел странные фиолетовые и серые стены, все изрытые какими-то маленькими кругловатыми нишами.

Над городом светило обычное солнце, слепящее, жёлтое. Чистое небо тоже напоминало земное.

Я, словно у меня выросли крылья, пролетел над этим мегаполисом на высоте птичьего полёта. И я увидел каналы, обвивающие здания в местах утолщений и как бы висящие в воздухе. Внутри этих зелёных полупрозрачных каналов что-то передвигалось, похожее на змейки.

И долго так я летал, и это чувство полёта над необычайным миром крепко ощущал во сне. Оно охватывало меня, захватывало дух, и я испытывал настоящее неземное блаженство, несравнимое ни с чем ранее пережитым!

Но, к несчастью, этот странный сон быстро закончился. После него наступил провал. Меня просто окутала тьма. А утром я проснулся.

Глава 2.4 Проект "Иисус". Завершение

Я оказался в камере вентиляции метро — один на один с Арсением. Усатый остался на путях возиться с дрезиной. Мой враг склонился надо мной – я ощутил его горячее дыхание. Очевидно, он убедился, что я по-прежнему нахожусь в отключке. Мне удалось это изобразить, из меня получился бы отличный актёр! (Впрочем, лет десять назад я мечтал им стать.)

Наконец Арсений отстранился, и я приподнял веки, дабы оценить обстановку. Что мне открылось? Я с ужасом узрел, как подлый оборотень начал искать подходящий предмет для удара. Причём, чтобы наверняка.

И вот Арсений схватил внушительных размеров булыжник. Вполне способный проломить голову. Меня резко затошнило. Мне очень захотелось пожить, хотя бы для того, чтобы снова увидеть Кристину!

Что можно сделать? Этот насущный вопрос заполнил без остатка все клетки мозга. А руки предательски задрожали. Выход один, решил я.

И вот Арсений уже занёс камень над моей головой. Сквозь ресницы я увидел, как рука врага резко сорвалась вниз. Решали доли секунды. Я успел – неожиданно отпрянул вбок. И камень гулко ударился в бетонный пол.

Арсений выпучил глаза. Пару секунд его замешательства мне хватило. Я ударил рукой наотмашь ему в район шеи – ребром кисти. Это сработало. Мне удалось отключить подонка на несколько секунд, что вполне достаточно, и неимоверное облегчение, смешанное с радостью, охватило меня.

Хотя подонок успел вскрикнуть и тем привлёк внимание усатого.

– Эй, Сеня, чо там у тебя? — настороженно спросил тот. – Давай резче, кто-то по путям идёт сюда.

«Ага, это мне на руку!» – подумал я и тут же спрятался за узким входом в камеру.

В следующее мгновение усатый просунул голову, чего я, собственно, и ожидал. Аналогичный удар в шею, повторённый мной, в этот раз сработал хуже. Усатый лишь как-то странно гаркнул и выдернул голову обратно.

Я высунулся вслед за ним. Усатый упёрся задом в дрезину и принялся потирать шею. Его глаза бешено уставились на меня. Я глянул вбок и вправду увидал приближающуюся троицу людей с фонарём. Ещё несколько секунд, и они будут здесь, возликовал я!

– Эй, люди, — вырвался мой голос. — Быстрее сюда! Помогите!

Усатый испуганно глянул в сторону приближающихся, а те в свою очередь, заслышав мой крик, заметно ускорили движение. Тогда усач понял, что дело – дрянь. Я заметил по его глазам, как тревожные мысли промелькнули в его голове. И вот он уже бросился прочь по туннелю – в противоположную сторону, к другой станции.

Сил догонять его у меня не осталось. Когда подоспевшие люди поравнялись со мной, я узнал среди них ушастого Костю, остальные оказались незнакомыми.

– Что тут случилось? – начали они спрашивать наперебой.

— Увезите дрезину, я разберусь! — деловитым тоном приказал Костя.

И его спутники, как ни странно, послушались ушастого парня с внешностью инопланетного гуманоида.

Когда застучали колёса дрезины, когда мы остались с Костей наедине, я сбивчиво и торопливо рассказал, что со мной произошло. Одновременно мы заглянули в вентиляционную камеру и связали стонущему, но не приходящему в себя Арсению руки за спиной его же ремнём.

-- Так то будет лучше! – заметил Костя.

– Я не ожидал, что мне удастся отключить его надолго, – искренне сознался я.

– А ты молодец! – Костя похлопал меня по плечу. – Вовремя сориентировался. Да ещё ухитрился убрать бошку, когда бьют камнем. Не каждому дано!

Я повёл бровями.

– Кстати, а где мой напарник – Егор? – спросил я. – Почему он не с тобой?

– Остался в другом туннеле выполнять свою работу. Я же узнал, что в вашу сторону уехала дежурная дрезина, из-за этого сразу заподозрил неладное. Как выяснилось, не зря!

– Да уж, – кивнул я.

Мне ничего не осталось, как показать Косте, где находится ящик Пандоры. Он чрезвычайно обрадовался при виде артефакта. Ощупал его руками. Наконец, он осторожно подхватил ящик на руки и вразвалочку потащил вперёд – на станцию.

– Идём отсюда! – скомандовал он.

– А как же этот? – Я мотнул головой в сторону вентиляционной камеры.

– Куда он, нафиг, денется. Сейчас передам всем ребятам по рации. Уйти из метро безнаказанным ему всё равно не удастся.

И уже когда мы двигались по туннелю с ящиком Пандоры, я спросил:

– Интересно, как его накажут, ну, этого Сеню?

– К сожалению, с Чёрными приходится бороться их же методами. Этого Арсения очень скоро самого найдут с проломленной башкой.

«Слава богу, что это сделаю не я!» – подумалось мне.

* * *

Я по-новому взглянул на Москву в предрассветной мгле. Когда всё просыпается, когда появляются первые озабоченные прохожие, когда дворники уже шаркают, тревожа сухие листья, и те трепетно взлетают бабочками, когда разномастные автомобили вовсю штурмуют Садовое Кольцо, а небо набирается серости где-то там, за башнями Кремля – именно тогда начинаешь понимать, как всё же прекрасна столица, особенно осенью. «Может быть, очень скоро я всё-таки полюблю этот город!» – думалось мне по пути из метро.

Но не сейчас…

Уже засветло, едва вздремнувшие, мы начали совещание у Вади на кухне прямо за столом.

– Ну что ж, парни, поработали вы неплохо! – похвалил нас худощавый москвич, так похожий на моего покойного дружка Пашку, одновременно наполняя кружки крепким ароматным кофе из турки. – Чёрные круто обломались. Нам удалось выбить у них из рук главный козырь – землетрясение в Москве. Теперь ихний Иисусик, что называется, сел в лужу. Однако победу праздновать ещё рано.

– Я больше чем уверен, что Чёрные сильно обозлились, – вставил Егор, звонко помешивая сахар в кружке. – И у них наверняка появился какой-то запасной вариант или хотя бы план возмездия.

– Правильно мыслишь! – поддержал Вадя и, окончив разливать, сел с нами.

Я вдруг почувствовал, особенно из-за недосыпа, лёгкую волну раздражения. И я тут же понял, в чём причина – это реплика Егора. Что-то он оказался чересчур активным, вечно лезет высказать своё мнение. А ведь когда я первый раз пришёл к нему на квартиру, там, в Е-бурге, он выглядел довольно-таки плачевно!

Да и в конце концов, ведь это я нашёл ящик Пандоры, а не он! Впрочем, глупость сущая, тут же одёрнул я себя! Не стоит раздражаться по мелочам!

– Ну и какой у них запасной вариант? – обратился я к Ваде.

Тот сначала со значением намазал себе масла на хлеб, а уж после ответил:

– Ну, второй ящик Пандоры их высшее существо вряд ли напечатало на своём три-дэ-принтере. Или что там у него? Тем более, за такой короткий срок.

– А что наше высшее существо, молчит? – спросил я, надкусив свой бутерброд с маслом.

– У меня часы на руке были всю ночь – ни слуху ни духу, – сообщил Егор.

– Такая же история, – добавил я.

– Зато мне удалось пообщаться с Кигредом, – вдруг сказал Вадя и хлебнул кофе.

Мы с интересом уставились на него.

– И мне было сообщено, – с небольшой долей иронии сказал хозяин квартиры, – что к Чёрным сегодня присоединятся самые сильные игроки из других городов, которых перебросит Когнит в срочном порядке. Их задача – во что бы то ни стало вернуть себе тектоническое оружие. Так что нам придётся попотеть.

– Да уж! – вставил Егор, покачав головой.

– Но и нам Кигред предложил особый план. Мы должны именно сегодня нейтрализовать Иисуса, чтобы одержать окончательную победу. И тогда все усилия Чёрных окажутся никчёмными! Пока они будут бегать по Москве в поисках нового владельца ящика Пандоры, мы поймаем их Иисуса.

– Кстати, а где ящик? – спросил я.

– Не бойся, он в надёжном месте, – ответил Вадя, отставив уже опустошённую кружку.

– А что, есть какие-то наводки, где повязать Иисуса? – в свою очередь спросил Егор, затем надкусил свой бутерброд и отпил кофе.

– Есть хитрый гаджет, который предоставил нам наш бог, – известил Вадя.

Мы с Егором переглянулись.

– И что это за штука? – спросил я

– Помните главный фокус ихнего Иисуса? – спросил Вадя, потерев пальцами лёгкую небритость на впалых щеках.

– Он постоянно левитирует в конце проповеди, – сразу вставил Егор, едва прожевав бутерброд.

– Молодец! – Вадя тронул соседа, смекалистого новичка, за плечо. – Так вот, Кигред пообещал мне передать гаджет, который обнаруживает устройство для левитации в радиусе двух километров.

– То есть у Иисуса есть фантастическое устройство для левитации, и если мы его обнаружим с помощью нового гаджета, то найдём и самого мессию! – догадливо проговорил Егор.

Я промолчал. Мне стало всё ясно. И от чего-то паршиво стало на душе. Наверно, из-за недосыпа. К тому же, кофе не сняло усталость после борьбы в туннеле метро. Извинившись, я отлучился в уборную.

Уединившись в туалете, я набрал из головы номер Крис. Сердце моё забилось встревоженным голубем. «Сейчас или никогда!» – застучало в голове. Нужно позвонить именно сейчас, пока мне так плохо! Странная логика, но такое вот ощущение пришло!

Длинные гудки продлились долго, бесконечно долго. И вдруг, когда я уже решил, что она не ответит, раздался тонкий голосок Кристины:

– Алло?

Я выдохнул.

– Алё, кто это?

– Крис, привет, это Игорь, – наконец вымолвил я.

Но тут уж помолчала она. Во мне же перемешались тысячи чувств и тысячи мыслей. Что означает эта пауза? О чём Крис задумалась?

– Привет, – всё же произнесла она с лёгкой хрипотцой. – Рада тебя слышать.

Однако мне показалось, что в её голосе проскользнули нотки какого-то лёгкого холодка. И поэтому я выпалил всё то, что до сих пор крутилось в голове:

– Крис, я… я не по своей воле в чужом городе. Но каждый час я вспоминаю о тебе. Твоё лицо… Оно постоянно стоит передо мной. Мне очень плохо без тебя, поверь! И… Я, наверно, так неожиданно ушёл, но мне надо было перебираться сюда, срочно!

– Что ж, я понимаю, так получилось, – мягко сказала Крис. – А почему ты звонишь с другого номера?

– Дело в том, что у меня пропал телефон, – вынужденно соврал я. – Но твой номер запомнился мне наизусть. Поэтому и звоню с новой симки.

– Бедненький! В другой город послали, телефон украли…

Я почувствовал на расстоянии, как Крис искристо улыбнулась. И я в очередной раз ясно представил её всю, с ног до головы – с этой стройной фигуркой, с этими смолистыми чуть волнистыми локонами, с бездонной зеленой глаз, с чуть вздёрнутым носиком, с едва заметными усиками над верхней губой.

– Но это ничего! – сказал я. – Теперь мы поговорили, и мне сразу стало легче на душе. Я так счастлив, что услышал тебя!

– Я тоже, – очень тихо произнесла Крис.

– Правда? – обрадовался я.

У меня внутри подкатила тёплая волна.

– Да. – Крис, очевидно, кивнула.

– Ты сейчас дома?

– Ну да. – Девушка вздохнула. – Хожу, прибираюсь.

– А я на квартире у коллеги.

И тут она сказала:

– Ты написал в записке, что… ну, в общем, ты же помнишь.

– Да, и это правда! – твёрдо сказал я.

– Хорошо, – очень тихо произнесла Крис. – Мы скоро увидимся?

– Очень скоро, – живо пообещал я, – быть может, уже через пару дней я прилечу обратно в ваш город.

– Я могу позвонить тебе на этот номер? – спросила девушка, чуть подумав.

– Конечно, в любое время! Буду с нетерпением ждать твоего звонка.

– Ладно, сейчас запишу его.

– Ну всё, я целую тебя крепко-крепко!

– Я тоже.

Через несколько секунд я уже не смог дать себе отчёт в том, кто из нас первый разъединился. Но зато с души словно свалился груз.

Когда я вернулся на кухню, самодовольные коллеги уже убирали со стола. Точнее, Вадя гремел посудой в мойке, а Егор старательно вычищал тряпочкой следы нашего застолья. Я оказался не при делах и почувствовал себя лишним.

– Ну, что решили? – тем не менее, осведомился я.

– Сейчас едем забирать гаджет и ловить Иисуса, – с лицом, полным радостного возбуждения, заявил Егор.

Я заметил крошку хлеба на его бородке, и мне вдруг стало смешно. Еле-еле удалось сдержаться, чтоб не прыснуть.

Он не понял моего выражения лица и немного удивился. И тут мне пришло в голову, и я спросил:

– Подождите, а в каком районе хоть искать этого мессию? Москва, она ж огромная! – И я прислонился к входному косяку.

– Пока ты там сидел на толчке, пропустил самое интересное! – усмехнулся Егор, стряхивая с тряпки в мусорное ведро под столом.

– Вот как? – устало сказал я. – И что же ускользнуло от моего слуха?

– В последнем видео, которое мы так и не досмотрели, – с готовностью пояснил Вадя, водружая кружки на сушилку в шкафу, – гроссмейстер Иисус предупредил, что следующее его появление следует ожидать в церкви. Там он будет объяснять, что христианская вера глубоко заблуждается. По нашим прикидкам, съёмка должна состояться сегодня. – Вадя закончил с кружками и повернулся ко мне. – Так что районы поисков резко сужаются до конкретных храмов. Это при всём при том, что аналогичные гаджеты, определяющие близость прибора для левитации, достались, кроме нас, ещё нескольким группам чистильщиков.

– Кроме нас, – хмыкнул я. – Мы-то его ещё не раздобыли!

– Так за чем же дело стало! – Вадя приблизился ко мне вплотную, и я вновь поразился его сходству с моим покойным дружком. – Вперёд и с песней!

Хозяин квартиры тронул меня за плечо, и мы двинулись прочь из кухни.

– А на чём мы будем перемещаться? – поинтересовался Егор, проследовав за нами в комнату.

– С минуты на минуту подъедет Костик, – сообщил Вадя, присаживаясь на диван.

– Как, тот самый? – удивился я, сразу вспомнив толкового парня, похожего из-за больших острых ушей, лысины и некрасивого лица на инопланетного гуманоида. – Тот Чистильщик, который забрал ящик Пандоры?

– Да, – поморщился Вадя, – он тут один из самых главных. И статус у него, между прочим, – гроссмейстер!

Егор присвистнул.


Костя подъехал на маленьком Дэу Матизе красного цвета, больше подходящем для девушки, но никак не для парня. Вадя сразу бесцеремонно занял переднее сиденье, а мы с Егором забились назад. Впрочем, в салоне оказалось не так уж и тесно.

– Что смотришь? – Костя заметил, как я сную глазами туда-сюда. – Нормальная тачка, зато парковаться очень удобно.

– Ага, особенно для Москвы это актуально, – живо согласился Егор.

– Ну что, ты в курсе куда ехать? – спросил Вадя.

– Да, – блеснув лысиной, кивнул Костя. – «То ли бог» мне тоже сообщил.

– Отлично! – сказал Вадя.

И машина резво сорвалась с места. Мне подумалось, что Кигред, несмотря на свою божественную сущность, ведёт себя на уровне банального шефа из офиса! Он не считает нужным делиться важными сведениями со всеми подопечными в подряд. Он доводит важные сведения только до тех, кто главнее здесь и сейчас! Это мне показалось неприятным.

Костя повёл машину лихо, точно бывалый таксист. Он умело объехал первую же пробку на широкой улице, затем хитро выскочил на второстепенный проезд и, видимо, срезал дорогу. Меня как-то быстро укачало. Я прикрыл веки и незаметно провалился в сон.

Чёрт возьми, даже не в сон, а в дрёму, но до чего же сладкое пришло видение, смешанное с почти реальными ощущениями! Будто я лежу в лодке, а она плывёт по течению узкой реки. Рядом со мной – Кристина. Я чувствую её прикосновения, ощущаю её тело у себя под боком. Она начинает гладить меня по голове, ерошит волосы, я что-то говорю, типа: «слушай, а лодкой ведь никто не управляет!» А она отвечает, мол, успокойся, всё это неважно! И ещё сильнее начинает ласкать меня. Так что я просыпаюсь в сладкой истоме.

Да, придя в себя, я даже не понял, что произошло и где я нахожусь. И только через несколько секунд мозг смог распознать реальность.

Матиз уже застыл, и его двигатель замолчал – видимо, из-за этого я и проснулся.

– Ну вот, здесь и спрятан гаджет, – сообщил Вадя, вылезая из машины вслед за водителем. Я тоже выбрался из салона, размял мышцы и осмотрелся. Мы припарковались на краю леса около бетонного забора, огораживающего какой-то производственный участок электросетей. Я посмотрел налево – там были дорога и за осунувшимися, почти оголёнными деревьями – не крупные дома этажей в двенадцать.

– А где это мы? – спросил я.

– Битцевский лес, Балаклавский проспект, – равнодушно протянул Вадя.

Он двинулся вслед за Костей, а тот уже подобрался к бетонному забору.

– А, это тот самый лес, где маньяк какой-то нападал на девушек? – заговорил Егор, последним выбравшийся из машины.

Но ему никто не ответил.

Тем временем лысоватый Костя, в лёгкой серой куртке, без головного убора, выделяясь растопыренными заострёнными ушами, уже отсчитал нужное количество шагов вдоль наполненного ромбами бетонного забора и наклонился над каким-то бугорком. Вадя остановился рядом. Раскидав ворох листьев, «гуманоид» извлёк на свет небольшой предмет, похожий на рацию – корпус в виде параллелепипеда и трубка антенны. Всё серо-синего цвета.

Придирчиво осмотрев гаджет, Костя двинулся обратно к машине. Вадя опять увязался следом. По пути, съедаемый любопытством, он, можно сказать, выхватил прибор из рук Кости. Тот же спокойно приблизился к Матизу и облокотился на приоткрытую дверцу. Мы сгрудились около нашего гроссмейстера. Тут подоспел и Вадя, который вернул ему гаджет.

– Интересно, как он работает? – спросил Егор.

– Всё очень просто! – Костя чуть улыбнулся. – Если прибор для левитации, который я вообще-то называю антигравом, так вот, если антиграв окажется в радиусе действия, то наш гаджет запиликает. И тем громче будет сигнал, чем ближе мы подъедем к соответствующей церкви.

– Я так и думал! – вырвалось у меня.

– Ну что, едем дальше? – Вадя оглядел всю команду.

Мы дружно кивнули. Ещё мгновение – и все мы вновь погрузились в салон красненького Матиза. Гаджет, ниспосланный «то ли богом» свыше, нашёл своё пристанище между передними сиденьями. Вадя козырнул красивым и большим смартфоном.

– Так, сейчас забью на яндекс-карте запрос: «Церкви и храмы на юге Москвы».

Прошло несколько секунд в гробовой тишине.

– Ага, вот-вот, – наконец пробормотал Вадя и протянул смартфон водителю. – Тут почти всё по пути.

– Поехали! – бросил Костя и сорвал машину с места.

До первой церкви мы добрались довольно быстро – просто миновали Битцевский лес, какие-то дома, железную дорогу и оказались около Котляковского кладбища. Церковь едва появилась издалека одиноким куполом, однако новоиспечённый гаджет не выдал ни звука. Вадя покачал головой, а Костя молча сорвал машину с места.

Следующим пунктом Вадя назвал Храм Троицы. Туда мы добирались уже несколько дольше. Хотя – слава богу, что Костя хорошо знал Москву. Он даже навигатором не пользовался. Я искренне не понимал, зачем и куда он вообще поворачивает!

Но тут случилось неожиданное! Мы ещё даже не доехали до места, как вдруг прибор запиликал. Сигнал оказался неизменным и довольно сильным. Все оживлённо загалдели. Вот повезло, так повезло! И только Костя понял истинную суть происходящего.

– Вон тот фургон впереди нас едет, – сказал он. – Оттуда и сигнал.

Я поглядел в лобовое стекло. Там, опережая нас на два-три корпуса, двигалась небольшая машина типа Газели с цельным фургоном – почти без боковых окон. Однако очевидно, что внутри находились люди.

– Он туда же едет, в Храм Троицы, – предположил Вадя.

– Значит, мы на верном пути, – заметил я. – Что будем делать?

– Там у них наверняка целая команда, – вслух подумал Егор, горячо дыхнув мне прямо в ухо.

– Ну, и нас так-то четверо, – бодро напомнил Вадя, повернувшись назад.

Я случайно встретился с ним глазами. В его глазах блеснул огонёк.

– Значит, будем брать ложного Иисуса на парковке у церкви, – сказал Костя. – Я подрулю к их дверям ещё до того, как они остановятся. Мы выскочим и встретим ублюдков прямо на асфальте. Возможна рукопашная схватка, в которой мы обязательно должны одержать верх.

– Хм, легко сказать! – Егор почесал свою бородку.

– Ты драться умеешь? – вновь обернувшись к нам, спросил у моего напарника Вадя.

– Да я-то умею. А что если их шестеро или семеро?

– Фигня война, – бросил, крутанув руль, ушастый гроссмейстер, – главное, манёвры!

– Короче, не парьтесь, ребятушки, – вставил Вадя. – У меня так-то, если что, шестой дан по карате.

И он со значением поправил на себе чёрную кожаную куртку, приподнял ворот и покосился на водителя.

– Ладно, – вздохнул я после паузы.

Меж тем, наш гаджет не унимался и продолжал смачно пиликать. Я вдруг заметил маленький огонёк, периодически переливающийся где-то внутри корпуса. Тут водитель предупредил:

– Ну всё, скоро подъедем! Готовность номер один!

И надо ж было такому случиться, что именно в этот момент мне на сотовый телефон позвонила Кристина! Глянув на маленький дисплей, я узнал её номер.

«Что я ей скажу? – подумалось мне. – Неудобно как-то. Некогда мне сейчас разговаривать. Но не могу же я её отшить!»

Однако когда я включил соединение, из телефона почему-то раздался мужской голос, причём, отдалённо чем-то знакомый.

– Привет, как дела?

У меня внутри всё перемешалось. В первые секунды я подумал, что у Кристины неожиданно объявился какой-то брат, но зачем же он мне позвонил?

– Нормально, а ты кто? – выпалил я.

– Не узнаёшь? – усмехнулся он. – Ну как же, это я, Матвей. И твоя девушка в моих руках. Ведь я же обещал, что мы ещё встретимся! (До меня дошло – и, чувствуя, как что-то обрывается под сердцем, теряется, превращается в жар на висках, я весь напрягся!) Ты ведь помнишь, за тобой должок!

И ещё я теперь ясно представил перед собой этого Матвея – долговязого, глазастого, отдалённо похожего на гоблина из «Властелина колец», а он всё продолжал и продолжал говорить язвительным голосом.

– Ты думал, что выиграл у меня тот кон, ан нет! Теперь тебе придётся рассчитаться сполна, ушлёпок! Я отомщу тебе за всё! Твоя мелкая победа дорого тебе отрыгнётся. Короче, слушай сюда, если хочешь увидеть свою девушку живой, срочно возвращайся в Екатеринбург, на всё про всё я даю тебе восемь часов. Так что давай, с нетерпением жду нашей встречи!

– Что ты с ней сделал? – тихо проговорил я. – Где Кристина? Она рядом? Дай мне её услышать!

– Хах, ещё бы, ведь я с её мобилы звоню, – усмехнулся уральский маэстро Чёрных. – На, слушай.

Тут же что-то зашуршало, а через мгновение врезался плаксивый голос Крис.

– Игорь! Кто этот по… па? Он обманул… проник… и… и связал меня. Где ты? Приезжай быстрее!

Тут подлый Матвей, видимо, вырвал телефон у пленницы.

– Ну что, убедился?! Так что давай, не тормози, самолётами, пароходами… Как окажешься в Ёбурге, сразу приезжай на хату к своей ненаглядной! Адрес тебе точно известен. Да, и не вздумай притащить с собой ментов! Иначе и тебе, и ей – конец!

– Хорошо, понял, выезжаю! Жди! – твёрдо ответил я и отключился.

Виски мои пылали ещё сильнее прежнего.

– Что-то случилось? – спросил Вадя, повернувшись ко мне.

Я поднял глаза.

– Мне срочно надо в Екатеринбург, – медленно проговорил я. – Прямо сейчас!

– Ты чо, спятил! – засуетился рядом Егор. – А как же схватка с Иисусом и его апостолами?

– Нет-нет, с этим всё нормально, – опомнился я. – Покончим с делом вместе, и я прыгаю на такси в аэропорт. Хотя, может, «то ли бог» поможет…

– Это вряд ли! – заметил Костя. – Потом расскажешь, что случилось, я тебя в аэропорт подброшу. А пока… мы уже приехали!

Все уставились в окна машины. Показалась красивая большая церковь с несколькими куполами небесно-синего цвета, с золотистыми венчиками и крестами. Фургон, продолжающий издавать сигнал, завернул на парковку храма.

– Сейчас я прямо к его дверям подрежу! – прокомментировал Костя и вырулил вбок.

Матиз резко подкатил прямо к выдвижной двери фургона, когда тот едва затормозил. Мы высыпали на улицу. Двери Чёрной братии с металлическим скрежетом съехали вбок. Перед нами явили себя приспешники ложного Иисуса, а также и он сам собственной персоной.

Первым нарисовался удивлённый толстяк, стриженный под ёжик, в лёгкой расстёгнутой ветровке и без шапки, с выглядывающим из-под футболки пупком. Затем появился плечистый, почти лысый качок классического вида в парадном чёрном костюме. Его глаза скрыли чёрные очки. Далее на асфальт ступил суетливый худощавый парень во всём джинсовом, с большой профессиональной камеройв руках. Наконец на землю спустился и сам якобы Иисус.

– Ну, вот мы и встретились! – негромко проговорил Вадя.

– Кто такие? – бросил качок.

– А ты не догадываешься? – чуть выступив вперёд, сказал Костя.

Я помялся с ноги на ногу. Егор прокряхтел. Что ж, четверо на четверо – это уже неплохо. Так подумал я и уставился на Иисуса, впрочем, то же сделали и мои коллеги.

Этот самозванец, облачённый сейчас в белый балахон, выглядел точно так же, как на своих видеороликах. Длинные русые волосы, расчёсанные на бока, чуть вьющиеся; каноническая растительность в виде бородки и усов; прямой и длинный нос, серовато-голубые глаза смотрели на нас простым земным взглядом, выражающим явную досаду.

Я заметил, как сей ложный Христос облизнул тонкие губы.

– Это Чистильщики, – меж тем, заметил толстый моложавым голосом. – Надо их засунуть обратно в их машинёшку!

И он поглядел на качка, очевидно, выполняющего функции охранника. Тот, не долго думая, извлёк из-под пиджака газовый пистолет.

– Ну что, сами в свой драндулет вернётесь или помочь? – спокойно осведомился он, наведя ствол на Костю.

Тот не пошевелился.

Меня вдруг дёрнуло, и я попытался разрядить обстановку.

– Да вы что! – воскликнул я. – Как можно! Иисус Христос, сын божий, разве ты допустишь, что на безоружных людей да с пистолетом?! Ибо сказано же: не убий!

Все «апостолы» и сам ложный мессия изумлённо покосились на меня. Впрочем, ствол пистолета сделал то же самое.

В этот момент Вадя, не будь дураком, каким-то хитрым пинком умудрился выбить носком ботинка газовый аргумент из рук качка, пока тот отвлёкся на меня! Пистолет брякнулся об асфальт и рикошетом отскочил в сторону.

Качок сразу повернулся к Ваде и с чрезвычайно обозлённым лицом занёс левую руку для удара. Ещё мгновение – и его мощный кулак рассёк воздух, потому что Вадя успел ушло отклониться.

Мне подумалось, что групповая драка у церкви – это как-то нехорошо, некультурно и где-то даже комично. Однако, судя по всему, избежать рукопашного боя не удалось. А поэтому надо как можно быстрее его завершить. А то ещё, чего доброго, попы прибегут!

Да и факт пленения Кристины за полторы тысячи километров отсюда не оставлял меня в покое, и меня постоянно тянуло прочь из Москвы.

Поэтому я и внёс свою лепту. А именно: когда худощавый отвернулся, чтобы убрать дорогую камеру в машину, я схватил ложного Иисуса за шею сзади и крепко прижал к себе. Он захрипел и заёрзал. Но я оказался покрепче него.

В этот момент толстый накинулся на Костю и смял его прямо на асфальте, поскольку нашему «гуманоиду» не удалось увернуться от атаки гораздо превышающего в комплекции человека.

Качок же продолжил скакать около Вади, наступая вперёд, а Вадя, умело отклоняясь от ударов, к сожалению, отступил ближе к ограде. Правда, в один из горячих моментов московский маэстро отправил ногой подвернувшийся пистолет подальше – за деревце.

– Стойте! – заорал я. – Сейчас придушу Иисуса!

Услыхав мой крик, все замерли. Я сильнее сжал шею ложного мессии, воняющего потом. Он сильнее захрипел.

– Прекратите! – снова выкрикнул я. – Отошли к машине, быстро! Иначе я его придушу!

Качок первым отступил к фургону. Затем и толстяк встал с бедного Костика и приблизился к фургону. Оператор же припал на асфальт, только что сбитый с ног точным ударом моего напарника Егора.

С трудом поднявшись с земли и отряхнувшись, Костя на нестойких ногах подобрался к Матизу и сел за руль. Я понял его мысль в ту же секунду и резко дёрнул Иисуса вбок, а затем и просунул на заднее сиденье. Егор меж тем, метнувшись к деревцу, прихватил пистолет и навёл его на качка.

– Двинешься, стрельну! – выкрикнул он.

И вот мы все погрузились в Матиз, а Костя резко сорвал машину с места. И наш автомобиль помчался прочь от церкви. Иисус оказался сзади между мной и Егором.

Едва мы вынеслись на улицу, как фургон сел нам на хвост. Тут же запиликал наш гаджет. Началась погоня. Но юркий Матиз, проигрывающий в скорости, сразу ушёл в подворотню. Фургон, однако, оказался на высоте – и тоже проскочил по нашему пути.

Во дворах наш автомобильчик резво пробежал по кочкам. У фургона это получилось хуже, и он немного отстал.

Пока всё продолжалось, я разглядывал ложного Христа и пытался с ним заговорить.

– И кто тебя только надоумил влезть в шкуру мессии? – спросил я.

– Какая разница! – злобно бросил он.

– Отвечай! – скомандовал я и дал ему подзатыльник.

У него под глазом выступила слеза.

– Я сам это придумал! – истерично выкрикнул он. – Потому что я и есть настоящий сын божий! Однажды мне приснилось откровение.

Тут Егор откровенно захохотал.

– Чо за бред ты несёшь? – возмутился я. – Где твой антиграв?

– Он остался в фургоне.

И правда, наш прибор пиликал в начале погони, а теперь, когда мы немного оторвались, чуть притих.

Однако в этот момент нас сильно тряхануло – Костя проскочил по рытвине на дворовой дороге. Но вскоре страсти улеглись, ибо Матиз выбрался на небольшую улочку и активно набрал скорость.

Преимущество, завоёванное во дворах, сделало своё дело: нам удалось оторваться примерно на сто метров.

– Куда мы его повезём? – резонно спросил Егор.

– Давайте ко мне! – предложил Вадя, чуть обернувшись назад.

– Идёт! – бросил Костя.

На ровной дороге без пробок фургон начал сокращать разрыв. Гаджет снова запиликал. Тогда Костя снова свернул куда-то в узкий проезд. Умело петляя по каким-то производственным территориям, он, наконец, вывез нас вновь на городскую улицу с обычным движением. Так нам удалось окончательно оторваться от фургона. Все вздохнули свободнее, а ложный мессия заметно приуныл.

Наконец, мы добрались до дома Вади. Я и Егор вывели пленника под руки. Вадя отворил дверь. Все сразу проскользнули в подъезд. В лифте проехали молча.

На площадке мы практически втолкнули ненастоящего Иисуса в квартиру.

– Посидишь у нас, подумаешь над своим поведением! – сказал Вадя.

Сразу спрятавшись в туалете, я облегчился и чисто механически погладил на руке ментальные часы.

– Кигред, ты меня слышишь? – воззвал я.

– Чистильщик Игорь, я на связи, – неожиданно быстро ответил бесстрастный голос, как всегда больше похожий на женский, чем на мужской.

– Отлично, – сказал я, наклонившись к раковине и быстро сполоснув лицо. – Мы только что взяли ложного Иисуса. Он у нас в руках.

– Я уже в курсе, – бездушно заметил Голос.

– Прекрасно. – Я повёл бровью, глянув на себя в зеркало – оттуда на меня уставилось грустное продолговатое лицо с правильными чертами. – Но теперь у меня проблемы. Чёрный маэстро из предыдущей локации выкрал девушку, с которой я там познакомился.

– Не стоило заводить там знакомств, – вставил «то ли бог».

– Что ж, возможно, ты и прав, – процедил я. – Но теперь этот подонок хочет меня вернуть в ту локацию. Иначе он убьёт девушку. Ты поможешь мне?

– Это твоя проблема. Она выпадает из моего сценария Игры. Так что реши её сам. Ты можешь самовольно бросить нынешнюю локацию, но напарника оставь. И учти, в этом случае ты не получишь никаких новых плюсов за участие в проекте «Иисус».

– Я так и знал! – сказал я и закрыл воду.

– Когда освободишься, дай мне знать, – добавил Кигред, после чего Голос напрочь пропал.

– Ну что ж, ладненько! – вздохнул я и вышел из ванной.

Егор и Вадя уже окучивали Иисуса в комнате. Костя искал что-то в карманах подвешенной на вешалку куртки.

Я посмотрел на Костю.

– Ну что, отвезёшь меня в аэропорт?

Тот, немного подумав, махнул рукой:

– А, к чёрту, погнали!

– Отлично! – обрадовался я.

Осталось попрощаться с ребятами. Вернусь ли я ещё в Москву, по крайней мере, в ближайшее время? Это вряд ли. Ведь миссия тут почти выполнена. А на какие-либо бонусы, как заметил Кигред, лично мне рассчитывать бессмысленно. Я же самовольно бросаю локацию ещё до окончания важного кона Игры. В конце концов, до сих пор лишь высшее существо решало, когда мне менять город.

Я прошёл в комнату. Ложный Иисус бросил на меня затравленный взгляд и облизнул тонкие губы. Его длинные волосы как-то даже блеснули в свете из окна. Я пожал руку Егору.

– Ну всё, – сообщил я. – Мне надо срочно в Екатеринбург. Там маэстро, с которым я боролся и которого упустил, украл мою девушку.

– Как же я теперь один останусь? – спросил Егор.

– Ну, ты не один. Ребята поддержат. А в следующей локации наверняка встретимся!

Вадя согласно кивнул.

– А хочешь, я с тобой поеду? – вдруг предложил Егор.

Я похлопал его по плечу.

– Спасибо, это чисто моя проблема, и решать её мне одному.

– Ну что ж, как скажешь. – Он повёл бровями.

Когда мы с Костей покинули квартиру, у меня как будто что-то сжалось под сердцем, но я даже не оглянулся.


Пока ехали до аэропорта Домодедово, я прощался с Москвой. Мимо проплывали высоченные дома жилых комплексов, великаны с тысячами глаз. Я восхищался их вычурностью, они то выстраивались в букву «П», то опирались на колонны, то обрастали башенками и эркерами. А ещё проплывали грустные парки с павшими листьями, запутанные лабиринты дорожных развязок, бесконечные неоконченные стройки, станции метро.

И ощущался какой-то особенный дух, дух Москвы, дух неприветливого, в общем-то, города с вечностью строек, с засильем нерусского языка, с долгими блужданиями в поисках метро, с артериями железных дорог, с бомжами на площади Трёх вокзалов, с торговыми и рыночными клоаками, с очень симпатичными москвичками, спешащими домой, и неопрятными таджиками, спешащими на стройки.

Дух города с памятными местами и шикарными видами на остров небоскрёбов Москва-Сити, с Красной Площадью и висячим мостом, с милыми церквушками и старинными особняками, с монументальными памятниками и историческими музеями.

Прости, Москва! Прости за то, что я не успел как следует понять тебя и, быть может, даже полюбить! Прости за то, что я не прочувствовал твоего тепла, не ощутил твоего величия! Город мечты, твоя рукотворная красота пленила многих. И, видимо, не зря.

Глава 2.5 Должок

Билет на самолёт я заполучил без проблем — через кассу. Да ещё как раз прямо перед вылетом – все козыри выпали на руки. Уже через четыре часа после прибытия в Домодедово я ступил на Уральскую землю.

Денег осталось немного, но на такси хватило. Просто заказал недорогую машину через интернет – телефон-то в этот раз при мне! А вот звонить ублюдку не стал. Он, верно, не ждёт меня так скоро, попробую появиться неожиданно.

Я продумал план действий ещё в самолёте. Для начала мне пришлось детально набросать по памяти схему квартиры Кристины. Я сделал это на бумажке. Прихожая, кухня, комната съехавшей матери всегда заперта, комнатка любимой с диваном и столом. Где этот недоносок удерживает Крис? Очевидно, что в её же покоях. Один ли он? Вряд ли, наверняка, такой трус прихватил кого-то в помощники. Где в квартире находится дверь на балкон? Судя по всему, в комнате матери.

Я решил пробраться в жилище Кристины через балкон – то есть раньше времени появиться в неожиданном для врага месте.

На этот раз я не смог разжиться каким-нибудь спасительным сверхъестественным гаджетом. Ведь высшее существо отказалось мне помочь. Свои проблемы довелось решать самостоятельно. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Правила Игры запрещают заводить личные отношения во время плановых действий в локациях. А если завёл, выкручивайся сам. Ну и выкручусь! Ибо не с пустыми всё же руками! Нашёлся участливый человек, помог. По пути в Домодедово добрый малый — ушастый москвич Костя одолжил мне свой нейтрализатор.

– В самолёт пойдёшь – на досмотре подумают, что простая ручка, – заметил он.

— А ты как же? — спросил я.

Гуманоид Костя махнул рукой.

– Да ладно, я уж как-нибудь обойдусь без нейтрализатора. Тем более, ложного мессию мы уже взяли. Наша миссия почти закончена.

Я вздохнул и кивнул. Но через несколько секунд он ещё добавил:

– А всё-таки жаль, что мы не взяли этого Исусика после представления в церкви. Я бы с удовольствием посмотрел, как бы он развенчал там попов. А то служители церкви хуже чиновников – все на иномарках да на джипах ездят. Какая уж там вера в Христа! Бог-то ведь завещал скромнее быть! – И Костя усмехнулся.

Я снова покивал, чуть улыбаясь.

Распрощались мы с ним у стойки регистрации. Пообещали друг другу поддерживать связь. Я ушёл в самолёт с тёплыми чувствами. Вот, есть же отличные парни и в Москве! И кстати, чем уродливее внешность человека, тем прекраснее его душа. Это я уже давно подметил за свою недолгую, в общем-то, жизнь! Уж сколько людей встречалось — те, которые были некрасивыми, оставляли от себя самые тёплые впечатления. Особенно девушки.

Итак, я добрался на такси до дома Кристины, вышел на углу и отыскал заветный балкон. К счастью, соседский оказался рядом. И ещё один плюс — оба не застеклённые, что редкость большая!

Я подобрался к соседнему подъезду и дождался, когда кто-нибудь явится из дверей на свет. Ждать пришлось недолго. И вот я уже в подъезде. Лифт легко вознёс меня до нужного этажа, я сразу позвонил в дверь.

Открыл мне какой-то помятый пьяница средних лет в трико и футболке.

-- Ты кто? – спросил он, тряхнув сальными волосами. – Пристав, что ли? Так у меня брать нечего!

До этого я решил, что буду действовать по обстоятельствам. Так и вышло.

– Не-не, я не пристав, – поспешил заверить я. – Хочешь на водку дам?

– Ну, допустим, – насторожился он.

– Тогда пусти на балкон. Мне нужно к соседям перелезть.

Он, конечно, согласился.

Брать у него, и вправду, оказалось нечего – будь я пристав. Грязный пол из линолеума с надрывами, старый шкаф с покосившейся дверцей, ламповый телевизор на обшарпанной тумбе. Несколько пустых бутылок в углу, какое-то тряпьё в коридоре. Я сунул ему денег на бутылку водки и вышел на балкон, скрипнув тугой деревянной дверью.

А дальше – несколько ловких движений, и вот я уже у цели. Притаился, присел на корточки. Цыплёнком проковылял на цыпочках к двери квартиры Крис. Вдруг кто-то сидит на стрёме в материной комнате и поглядывает в окно балкона!

Оказалось – так и есть! Цыплёнок превратился в гуся: я по-гусиному вытянул голову и заглянул сквозь стекло в пластиковой раме. Какой-то хмурый тип, худощавый, со впалыми щеками, с жвачкой во рту, восседал в кресле и разглядывал потолок. Моё счастье, что он отвлёкся от балкона!

Что ж, этого и следовало ожидать. Матвей, не будь дураком, выставил пост и в комнате матери. Но этот приспешник Чёрного потерял бдительность. Интересно, что он там увидал на потолке? Замечтался? Как мне это на руку!

Я постучал в стекло двери и резко окунулся вниз, а также на корячках отступил назад. Парень, конечно же, среагировал. Он наверняка заглянул в стекло двери, но меня не увидел – ведь я же отступил, прижался к подоконнику. И он, к моему великому удовольствию, открыл дверь.

Едва он выставил ногу на балкон, едва высунул голову и опустил глаза, едва они нашли меня, как я всадил ему в костлявую икру сквозь ткань джинсов нейтрализатор Кости. Парень отрывисто вскрикнул и наклонился к ноге.

Он лишь прикоснулся к месту укола, однако его тут же отнесло назад. Его ноги подкосились, и он бочком завалился на зеленоватый ковёр в комнате. Не долго думая, я прошмыгнул в квартиру и склонился над поверженным.

Слуга Матвея уже отключился в скрюченной позе. Я прислушался. За прикрытой дверью раздался какой-то возглас Чёрного и сразу же жалобный вскрик Кристины. Моё сердце пропустило удар, а затем резко заколотилось. Я представил, как ублюдок ударил девушку.

Быстро ощупав нейтрализованного приспешника – джинсы, серый свитер, носки – я ничего не нашёл, за исключением одноразовой зажигалки и складного острого ножичка. Тут мимо прошмыгнула рыжая кошка Крис и застыла в углу, выпучив на меня круглые глаза. Я приставил палец ко рту. В этот момент раздались шаги.

– Котя, у тебя там всё в порядке? – спросил Матвей, встав за межкомнатной дверью, буквально в двух метрах от меня.

Я замер у косяка. Комната матери Крис, наполовину занятая старой стенкой и диваном, откликнулась Чёрному гробовой тишиной.

Тут Матвей явно насторожился. Вопреки моим ожиданиям, он не ступил на территорию моей засады, а вернулся в спальню Кристины.

– Кажется, твой ушлёпок приехал! – громко сказал Матвей. – Вот только он зашёл с балкона, а гости так не поступают. За это придётся тебя наказать.

– Не надо, пожалуйста, не надо! – плаксиво проговорила Кристина, и у меня внутри подступила боль.

Я услышал резкий хлёсткий звук и вскрик девушки. Затем раздался вздох Матвея, а Кристина всхлипнула несколько раз.

– Эй, оставь её в покое! – выкрикнул я и выдвтнулся из комнаты.

Вот что мне открылось. До боли знакомая девичья спальня с красноватым диваном, полками над компьютерным столиком и плюшевым рыжим доберманом. В офисном кресле около компьютерного столика – Кристина в серой водолазке и чёрных спортивных брюках. Её руки и ноги стянуты скотчем. Талия примотана к спинке кресла.

Крис уставилась на меня во все глаза.

– Игорь! – выкрикнула она. – Ты уже здесь?! Берегись, у него оружие!

–Заткнись! – Матвей легонько толкнул её в плечо. – А не то опять кляп воткну!

– Спокойно, Крис, – тихо сказал я и сделал два шага вперёд. – Сейчас я тебя освобожу, и всё будет хорошо.

– Как бы ни так! – усмехнулся похожий на гоблина из «Властелина колец», глазастый Матвей. – Это я тебя сейчас освобожу… от необходимости жить на Земле.

И в руке Чёрного блеснул банальный пистолет. «Боевой?» – с тревогой подумал я. Положение моё резко ухудшилось. А ведь я даже не вошёл в комнату. От вооружённого врага меня отделили метров пять пространства. Слишком много для хитрых прыжков.

Я заметил, как влажные зеленоватые глаза Кристины наполнились страхом. В то же время я заметил, как её опухшее от слёз лицо с расплывшейся около ресниц тушью глянуло на меня с жалостью и надеждой, как одна слеза докатилась до уголка рта, до едва заметных усиков над верхней губой. Как сбился на лоб смолистый локон.

Я перевёл взгляд на ухмыляющегося Матвея. В его карих глазках просквозила ненависть. Я понял, что он может легко меня убить, и что рука его при этом даже не дрогнет. Я решил поработать языком.

– Послушай, Матвей, – сказал я, – чего ты хочешь? Покончить со мной? Но за что? Чем я тебе насолил?

– Ты забыл? – слегка удивился Чёрный. – Именно из-за тебя я не получил сан гроссмейстера. Из-за тебя я не получил от высшего существа диск долголетия и тайные знания.

– Господи, что за бред! – с надрывом проговорила Кристина. – Игорь, о чём он?

– Спокойно, Крис. Потом объясню.

– Потом не будет! – вновь усмехнулся Матвей. – Кстати, что ты сделал с моим напарником?

– Ничего, я просто усыпил его, – ответил я и произвёл незаметный шаг в сторону врага. – А как вы вообще узнали про мою девушку? Как нашли этот дом? Как проникли сюда?

– Слишком много вопросов, ушлёпок! – Матвей упёрся задней точкой в край подоконника (я машинально глянул на спущенные жалюзи). – Но, так и быть, я тебе объясню, – добавил подонок, поиграв пистолетом, – поскольку это доставит мне наслаждения.

– Уж потрудись, – сказал я и сделал ещё один маленький шажок.

– Я вычислил квартиру, в которой ты останавливался в Екатеринбурге – это оказалось несложно, мой демиург мне помог. Когда я проник на эту хату, то нашёл оставленный тобою мобильник. Ты просто бросил его на столе перед очередным перемещением.

– Ну, допустим, – с досадой протянул я, помявшись на месте.

– Остальное – дело техники. – Матвей слегка улыбнулся. – Я отыскал в мобильнике номер твоей девушки – ты записал её как «Любимая Крис ЕКБ». Дальше я вычислил её координаты по сим-карте с помощью очередного специального гаджета. Выследил её, подкараулил в подъезде. Ну а дальше, я думаю, ты уже знаешь! – Он в который раз самодовольно ухмыльнулся.

Я хмыкнул.

– Хорошо, пусть так, – заговорил я, – но послушай, Матвей, я тебе вот что скажу: ты обязательно станешь гроссмейстером. Хочешь, я тебе помогу? (Я сделал ещё один шаг вперёд). Только не убивай нас, пожалуйста! Ну зачем тебе два трупа? Сам подумай, такую жуткую мокруху быстро раскроют, ни сегодня – завтра тебя повяжут менты, и тогда не видать тебе сан гроссмейстера никогда. Или хотя бы ближайшие пятнадцать лет!

Я заметил, как поменялось лицо Матвея. Мои слова заставили его призадуматься.

– Да ты гонишь! – ответил он. – Как ты мне поможешь? Твоя лучшая помощь – это твоя смерть.

Кристина снова не выдержала.

– О-о, боже, Игорь, сделай всё, что он хочет!

И она всхлипнула несколько раз.

– Я помогу тебе стать гроссмейстером, – повторил я, выдумывая на ходу, – у меня есть информация о планах Чистильщиков в Москве. Я только что оттуда. Ты всё узнаешь от меня. Я солью тебе инфу о секретной операции. Ты станешь героем Чёрных! Пожалуйста, я всё сделаю, и ты нас оставишь здесь. Обещаю, мы не обратимся в полицию.

– О чём ты, Игорь? – вставила Крис, но я предупредительно поднял руку.

Несколько секунд Матвей помолчал. Я заметил, как пистолет чуть отклонился вниз – кисть врага ослабла. Я сделал ещё один незаметный шаг вперёд.

– Ты просто пытаешься меня развести! – вдруг сказал Матвей. – Но не рассчитывай, я не верю в твою лажу. Ладно, пора кончать этот гнилой базар! Короче, прощайся с жизнью. Если я тебя убью, тогда уж точно стану гроссмейстером.

И он снова направил дуло мне в голову. Я поймал взгляд Кристины. И тут я увидел в её заплаканных глазах неожиданную решимость. Едва заметно я кивнул девушке.

И вот Матвей уже приготовился нажать на спусковой крючок. Но Крис как-то резко дёрнулась вбок вместе с креслом на колёсиках и всей массой наехала на Чёрного. Прозвучал оглушительный хлопок выстрела и почти одновременно – короткий визг Кристины. Однако в это мгновение Матвей, в которого врезалась Кристина, уже отклонился к стене. И пуля попала в плинтус, и ушла в бетонное перекрытие.

Поскольку мне к этому мгновению осталось до врага совсем немного, я сделал решающий прыжок. Одновременно я понял, что меня пронесло – пуля нашла другую цель. И вот я уже навалился на Матвея и со всей силы зажал руку с пистолетом.

– Ну ты и чмо! – захрипел он и матерно выругался.

Какое-то время мы валялись на полу и продолжали борьбу. Меж тем я изо всех сил сжимал запястье его руки с пистолетом. Но враг казался сильнее. Наконец, к моему огромному облегчению, Крис несколько раз наступила пяткой на предплечье этому ублюдку, и пушка таки выпала из его руки. Крис тут же умудрилась ещё и пнуть пистолет обеими стянутыми ногами. Боевая игрушка отлетела куда-то под отопительную батарею.

Ещё несколько мгновений, и мне удалось извлечь нейтрализатор из кармана и воткнуть его жало куда-то в рёбра сопернику. Матвей вскрикнул и сразу обмяк подо мной. Его объятия разжались. Выдохнув с облегчением, я встал и отряхнулся, как будто он меня замарал.

– Ты его убил? – Кристина уставилась на меня затравленным взглядом.

И этот взгляд, эта краснота около вздёрнутого носика из-за постоянных слёз – всё это обожгло меня изнутри.

– Ну что ты, только отключил! – добродушно сказал я и принялся освобождать Кристину от пут скотча. – Сейчас позвоню в полицию. Его заберут вместе с напарником и посадят в СИЗО. Вот и всё. Успокойся, всё кончено!

И тут Крис разрыдалась. Не успев размотать весь скотч, я остановился и похлопал её по хрупким, колыхающимся плечам. Её красный носик уткнулся мне в грудь. Мой вязаный свитер стал платком для её слёз.

– Ну не надо, что ты, успокойся, всё уже кончено, – повторил я.

Когда Крис немного успокоилась, я разодрал остатки скотча и окончательно высвободил её. Девушка ощупала себя, словно не веря в избавление от плена. Затем она села на диван и застыла в какой-то прострации.

Я не стал её трогать, не стал что-то ей говорить. Пусть придёт в себя. Я воспользовался своим мобильником и позвонил в полицию. Там меня внимательно выслушали и пообещали выслать наряд.

Что ж, нужно подготовиться, решил я.

– Крис, у тебя есть драгоценности? – Этот мой вопрос вывел девушку из прострации.

– Что? Какие драгоценности? О чём ты?

– Сейчас прибудет полиция, – сказал я, опустив руки на её хрупкие плечи. – Нужно выставить всё так, будто тебя хотели ограбить.

Она пристально глянула на меня – сейчас она сидела на диване, а я – на коленях прямо напротив неё. В её заплаканных глазах я увидел непонимание и боль. У меня сжалось сердце, но я повторил свой вопрос:

– У тебя есть драгоценности?

– Ну да, там, на полке стоит коробочка с кольцами и серёжками. – И она вяло указала пальцем направление.

– Отлично.

Я распотрошил коробочку и рассовал бирюльки по карманам недвижимого Чёрного Матвея.

Кристина с непонимающим взглядом пронаблюдала за мной.

– Что ты делаешь, Игорь? – наконец вполголоса проговорила она.

– Спокойно, – ответил я. – Так нужно.

– Послушай, – вдруг опомнилась она, – кто вообще этот ублюдок? Почему он напал на меня? Прямо в подъезде, когда я открывала дверь в квартиру? Они ворвались вдвоём. У меня был шок.

– Ты кричала? – с жалостью спросил я, обняв её.

Крис отстранилась.

– Я не успела, они сразу заткнули рот рукой. Это всё из-за тебя! Что он хотел от тебя? Что за диск долголетия? Кто такой гроссмейстер?

Я глубоко вздохнул.

– Понимаешь, я должен тебе кое-что объяснить.

Она прокашлялась. Я же помолчал. Затем я сходил на кухню и вернулся со стаканом воды. Крис жадно осушила его до дна.

– Я сейчас тебе всё объясню, – сказал я.

Но тут раздался звонок в дверь.

Наряд прибыл неожиданно быстро. Трое оперативников – женщина с азиатским типом лица, невысокая и некрасивая, с погонами старшего лейтенанта, два парня, рослых, хмурых, оба с правильными чертами лица, один в гражданском, второй – в форме сержанта. Чуть позже прибыла скорая, врачи осмотрели всех и убедились, что госпитализация никому не нужна, даже очнувшимся бандитам.

Бандитов, которые уже начали приходить в себя, другие полицейские забрали в машину. А эти трое, описанные выше, долго снимали показания. Я терпеливо объяснял им, что на мою девушку напали грабители с целью наживы, когда она пришла домой и начала открывать дверь квартиры (кстати, со слов Кристины ведь так оно и было).

И вот преступники втолкнули хозяйку в её же квартиру и вторглись сами. Наглые и беспощадные ублюдки! А дальше Кристину связали и позвонили мне. Но я сообщил полицейским, будто они её связали и начали выпытывать, где драгоценности. Кристина созналась.

Я известил полицейских, что Кристине повезло. Дескать, я как раз приехал к ней в гости и начал звонить в дверь. Когда мне открыл бандит, я вступил с ним в драку. Мне удалось отключить обоих, а потом я вызвал полицию.

Однако старший лейтенант, девушка с азиатскими чертами, записала всё с явно недоверчивым видом. Затем нам сообщили, что скоро нас обоих вызовут в участок, забрали с собой все улики, в том числе пистолет, и откланялись.

Я сел в злополучное офисное кресло напротив Кристины, которая опять разместилась на диване. Девушка подняла красные глаза и как-то странно, недобро поглядела на меня.

– Игорь, я жду твоих объяснений! Что же, блин, произошло? Почему меня в моей же квартире из-за тебя…

– Да, я-я…

– О какой игре говорил этот подонок? Что за сан гроссмейстера? Что за диск долголетия? Кто такие Чёрные?

– Послушай, Крис… – Я взял её холодные, ослабшие ручки, крепко сжал и согрел. – Послушай, я тебе не рассказывал, потому что в это невозможно поверить. Я боялся, что ты не поймёшь. Просто то, что происходит со мной, похоже на какую-то шизофреничную чушь!

– И всё-таки, может, расскажешь, – устало ухмыльнулась Кристина. – А то я так и не поняла, почему пострадала.

– Понимаешь, – начал я с тяжестью в душе, – однажды, не так давно, некие силы втянули меня в странную и страшную игру, которая происходит в реальности.

– Какие силы? – Я поймал недоверчивый взгляд. – Какую игру? О чём ты говоришь, Игорь?

– В это сложно поверить. Но это происходит. Некоторые люди участвуют в данной игре. Одни называют себя Чёрными. А другие – Чистильщиками. Вот, например, Матвей, этот подонок, он…

Я задумался. Я не смог с ходу подобрать слова. Я вдруг понял, что чем больше я углубляюсь в объяснения, тем хуже. Так я попал в тупик.

– Кто был этот Матвей? – нетерпеливо спросила Крис, высвободив руки и холодно отодвинувшись от меня. – Почему он напал? Объясни мне нормально!

– Я же говорю, – глубоко вздохнул я, – этот Матвей оказался Чёрным, моим врагом в игре, в которую меня втянули. А в этой игре такие отморозки, как он, убивают людей, закладывают бомбы и…

– Господи, как тебе только не стыдно, неужели ты меня совсем не уважаешь?! – воскликнула Кристина и, соскочив с дивана, в неожиданном истеричном порыве метнулась к окну. – В игру ты играешь, где все друг друга убивают?! Просто кино и немцы! Но даже если так, то… Слушай, да ты… Да ты… Да ты, оказывается, просто псих какой-то! Господи, с кем я связалась! О чём я думала раньше?! Это же уму непостижимо! – И она машинально приоткрыла жалюзи на окне с помощью верёвочки.

Я встал и приблизился к моей любимой, любовь которой ускользала прямо из её сердца. Я легонько обнял её сзади и прижался к ней, и горячо дыхнул ей в раковинку ушка.

– Крис, я понимаю, это всё звучит глупо, но-о…Тем не менее, это так. Это игра, и она происходит по всему миру.

«Господи, какой бред я несу, если послушать со стороны!» – промелькнуло в моей голове.

И вдруг Крис резко высвободилась из моих объятий и резко развернулась. И её зелёные глаза, полные какой-то горькой злости, стрельнули в меня снизу вверх.

– Уходи! – вдруг выкрикнула Кристина, и поначалу я не поверил своим ушам. – Оставь меня! Пожалуйста! Я больше не хочу тебя слышать и… видеть! Уходи!

Кристина стукнула меня в плечо кулачком, а затем тут же метнулась куда-то прочь из комнаты.

Я глубоко вздохнул. Это слово – «уходи», оно, словно ножом, врезалось в точку где-то под грудью, и теперь там ныло и давило, а самому мне хотелось провалиться. Сквозь дом, сквозь землю. И навсегда.

Я нашёл хозяйку плачущей на кухне. Я встал на колени – прямо на холодный пол.

– Крис, но я же люблю тебя. Я не могу уйти. Пожалуйста, не прогоняй меня! – Мою щеку защекотала слеза. – Прости меня, прости за то, что произошло с тобой по моей вине. Но я никак не думал, что этот подонок… Что он способен на такое…

– Вот именно: не думал! – выкрикнула Крис, оторвав заплаканное лицо от кухонного стола и со злостью глянув на меня. – Ты ни о чём не думал!

Откуда родилась эта злость? Почему Крис теперь на меня так смотрит? Мне стало ещё больнее.

– Ты не думал, не знал, – вырвалось у Кристины. – Ты занимался какой-то хренью, какой-то идиотской игрой. И теперь меня чуть не убили! Нет, я не знаю, я не могу, во мне что-то оборвалось. Я не хочу тебя больше видеть, понимаешь?

И она повторила по слогам:

– Не хо-чу!

Холод и обида в зелёных глазах, в которых я некогда тонул без остатка – вот и всё, что мне осталось теперь! К горлу подступила горечь. Все очертания кухни вместе с красными фасадами гарнитура поехали на моих глазах – слёзы, мои личные слёзы заполонили обзор.

– У-хо-ди! – повторила Кристина.

Весь какой-то сникший, я еле-еле встал с колен и на нестойких, на подкашивающихся ногах выбрел в прихожую.

Я ощупал карманы. Что ж, всё моё при мне. Ничего не забыл.

– Прости, если сможешь, – тихо сказал я и повернул ручку замка двери. – Я позвоню тебе. Позже, когда остынешь.

– И не вздумай звонить! – плаксиво воскликнула Крис из кухни.

Я покинул её квартиру.

И потом я долго куда-то вышагивал по улице, с чуть заплетающимися ногами, точно слегка пьяный, а в голове крутилось одно: «Ничего ещё не кончено! Мне опять не повезло. Я несчастный. Мой удел – вечное одиночество. Но ничего ещё не кончено! Я буду бороться за свою любовь. Я приду к ней завтра! Ну да! Ну конечно! Я приду к моей Крис завтра, и мы спокойно поговорим. И всё наладится!»

Так я повторял себе раз за разом.

Однако это самое завтра пришлось отложить – на долгий срок. Я добрёл до какого-то тихого парка и сел на скамейку. Осеннее солнце, неожиданно тёплое, пригрело меня. Мимо прошла мама с двумя мальчиками лет семи, и те звонко засмеялись чему-то. Мне показалось очень странным, что мир живёт своей беззаботной, независимой от меня жизнью.

И тут вдруг в голове раздался Голос. Ведь ментальные часы почти всегда на моей руке. Но именно сейчас я никак не ожидал внедрения противной автоматической речи! Именно сейчас Голос Кигреда оказался меньше всего нужным мне. И это странно. Когда надо – его не дозовёшься. А когда совсем не надо, он – тут как тут!

– Чистильщик Игорь, ты решил свои проблемы в предыдущей локации? – без вопросительной интонации осведомился Голос.

– Да, чёрт возьми, да! – выкрикнул я на всю округу.

Тут двигавшийся мимо меня парень с футбольным мячом в руках оглянулся и даже притормозил. Поняв, что я сумасшедший, он отвернулся и пошёл дальше. Кажется, ещё кто-то обратил на меня внимание. Поэтому я встал с лавочки и удалился в другое место.

– Я планирую отправить тебя вместе с твоим напарником в другую локацию, но не сегодня, а завтра или послезавтра, – спокойно сообщил Голос.

– Отлично, тогда можно, я здесь поживу? Просто моя девушка… – Шепча эти слова, я сделал несколько шагов по застеленной сухими листьями аллее. – Моя девушка сейчас очень расстроена. Мне нужно прийти к ней завтра и поговорить.

– Нет! – сразу отрезал Кигред в моей голове, и от этого мне даже стало плохо, ноги не захотели идти, и я опустился на очередную подвернувшуюся лавочку. – Нет, у тебя было достаточно времени, чтобы решить личные проблемы. Ночью я отправляю тебя в твой родной дом, чтобы ты остыл и пришёл в себя.

– Домой? – протянул я. – На кой чёрт?

– Для очередного кона, – сказал Голос, – в новой локации мне нужен хладнокровный Игрок, голова которого не забита всякими глупостями относительно женского пола. Дома ты легче придёшь в норму. А со своей знакомой придётся расстаться, хотя бы на время. А лучше всего – расценивай случившееся как повод, чтобы расстаться навсегда. Ведь я же неоднократно предупреждал тебя, что Чистильщикам категорически запрещено заводить личные знакомства в локациях с противоположным полом.

– Да мне наплевать! – выкрикнул я и тут же пугливо осмотрелся.

Слава богу, никто не заметил.

– Мне плевать, – повторил я уже гораздо тише. – Я не хочу жить по твоим правилам. Я хочу любить. Хочу быть счастливым.

– Любовь – это лишь потребность твоего тела, никому не нужный инстинкт. Разум, стремящийся к совершенству, должен освободиться от чувств. Бренное тело обычно причиняет только боль. А то, что ты называешь счастьем, весьма скоротечно, потому что это телесное наслаждение, то есть заблуждение твоего разума. Истинное счастье заключается в озарении разума, оно наступает только тогда, когда приходит новая гениальная идея.

– Что за дерьмо ты несёшь! – пробормотал я. – Разве ты не понимаешь, что истинное счастье в настоящей любви! Любовь – это самое лучшее, что есть у человека. Она делает его чище, благороднее, ради любви человек творит, ради неё совершает подвиги.

– Ты говоришь, как будто ученик на уроке, – заметил Голос. – Игорь, либо ты неисправимый романтик, либо ты глупее, чем я думал. Любовь в истории вашей цивилизации играла роль лишь в прошлые века. Сейчас вы дошли до той точки, когда любовь умерла. По крайней мере, она перестала быть душевным порывом. Сегодня у вас уже никто не согласится любить безответно, без обещания телесных наслаждений. У вас остался лишь суррогат любви, мерилом которого являются материальные блага, сексуальные вершины, комфорт и степени спокойствия. Ну вот скажи, ведь твоя девушка – она тоже захотела любви с комфортом, с материальными благами, а ты что ей дал? Угрозу смерти по своей глупости? Конечно, она этого не вынесла.

– Нет-нет-нет, всё это не так! – Я резко помотал головой.

– Ты можешь сколько угодно стоять на своём. Но факты, которые я изучил, доказывают обратное. Ваша любовь сильно замешана на материальных благах и телесных наслаждениях. Никто не согласен на самопожертвования. К тому же, любовь весьма скоротечна – максимум, один земной год и всё. После чего любовь перерастает в привычку. К тому же, у вас стираются различия между полами. Это естественный процесс. Прогресс цивилизации, которая избежала апокалипсиса, неизбежно приводит к стиранию любви. На первое место выходят разум и однополые отношения.

Я поморщился, как будто проглотил испорченную котлету.

– Всё это чушь собачья! Я не хочу даже слышать! – воскликнул я, с опаской оглядевшись по сторонам.

Слава богу, рядом никого не оказалось.

– Это не чушь, – спокойно возразил Кигред, – это часть истины, завесу над которой я приоткрыл тебе. Ты узнаешь гораздо больше и сможешь гораздо больше, если достигнешь совершенства в нашей Игре. И у тебя нет пути назад, ты же прекрасно об этом знаешь.

– К чёрту твою противную Игру, твою паршивую философию, твоё дурацкое знание! – тихо проговорил я.

Но мне подумалось, что отчасти он прав. Пути назад для меня нет. Как бы мне этого ни хотелось, я не смогу остаться здесь, в этом уральском городе навсегда! Или я ошибаюсь?! Или смогу всё бросить и осесть? Но ведь Крис, она вряд ли… Впрочем, ладно! Я махнул рукой.

«А может, мне стоит проверить своё чувство на расстоянии, не иссякнет ли оно через месяц, через два?» – спросил я себя в уме.

– Возможно, – вдруг врезался Голос. – В любом случае, прогуляйся и ночью приходи на знакомое тебе место перемещения. И я перенесу тебя домой. А оттуда – уже в новую локацию. В этот город ты сможешь вернуться в другой раз.

Я послушался высшее существо. Я с обречённо опущенной головой прогулялся по городу, скорбя о потерянной любви. И когда на мегаполис опустилась ночь, я пришёл в указанное место. Ранним утром я оказался дома, ибо у нас на Алтае другой часовой пояс. А о том, что было дома, в моём маленьком городке, я уже рассказал раньше.

Глава 3.1 Город романтиков. Новая миссия и метрополитен

Моя душа раскрашена, как крылья бабочек,

Сказки вчерашнего дня никогда не умрут,

Я могу летать, друзья!

А шоу пусть продолжается...

Из песни группы "Куин"

3.1 Новая миссия и метрополитен

По воле Игры бывая в разных городах, я давно отметил одну особенность. Люди повсюду в России стали злыми. Видно, трудная жизнь с ипотеками их испортила.

Например, достаточно сразу после перемещения в новый город зайти в салон сотовой связи, как видишь следующую картину. Злобный клиент, какой-нибудь агрессивный упитанный мужчина, лает на продавца:

— Да вы как вообще с покупателями разговариваете? Да вы с моих денег зарплату получаете! Вы будете ещё меня учить, как мне поступать?

Вот и после нынешнего перемещения я застал подобную картину.

А ведь солнечный осенний денёк с разгорячившимся послеобеденным солнцем располагал к хорошему настроению у людей. Но увы! Едва я заглянул в первый попавшийся салон сотовой связи с узнаваемым названием, как мне открылась прямо таки театральная сцена.

Продавцы – два молодых человека в форменных футболках – пытались впихнуть в служебную дверь за витриной металлический шкаф. В это время в салон сразу вслед за мной забрёл грузный тип с седыми висками и лёгкой небритостью, с нахмуренными густыми бровями.

– Мы не работаем, зайдите, пожалуйста, минут через десять! – громко сказал один из менеджеров.

— Что? – тут же возмутился грузный тип. – Вы почему на посетителей орёте? Вы как вообще с клиентами разговариваете?! Вас не учили вежливо общаться с людьми?

Тогда один продавец, тот, что повыше, оторвался от шкафа и спокойно сказал:

– Мужчина, мы нормально разговариваем, просто нас никто не слышит. Я же не рассказываю вам, как вам надо работать и как с людьми общаться!

— Что?! — Грузный сильно нахмурил густые брови. – Да ты мне ещё будешь объяснять, как мне надо работать?! Да я, к твоему сведению, следователь по особо важным делам, и уж я-то так работаю, как тебе и не снилось!

В общем, слово за слово, но благоразумный менеджер в конце спора просто промолчал. Побрызгав слюной, затих и грузный следователь. Я же покинул этот неработающий салон и отправился искать другой.

«Вот так вечно, – подумалось мне, – то в маршрутках орут, то в таких вот точках, то из автомобилей выскакивают с битой и начинают всё крушить! Люди, куда же вы катитесь?! Оглянитесь вокруг, ведь мир так прекрасен, а жизнь так коротка, чтобы тратить её на глупое выяснение отношений!»

И я оглянулся и посмотрел вокруг. Посмотрел на эти осунувшиеся серые деревья с редкими чешуйками старых листьев, на медно-жёлтые ковры, которые осень заботливо расстелила по тротуарам, на чистое синее небо, на мутные зеркала из лужиц, на странные дома. И я в очередной раз порадовался осенней красоте этого безумного мира и этого чудного непонятного мне мегаполиса.

Что же за город? И почему здесь преобладают такие несколько необычные панельные многоэтажки с закруглёнными эркерами на краю каждого балкона? И как далеко от меня оказался Егор? Ведь Кигред обещал переместить его из Москвы одновременно со мной.

Другой салон мобильной связи оказался примерно в десяти шагах от того самого, где произошла перепалка между грузным следаком и спокойным менеджером. Здесь клиенты ещё не успели осчастливить продавцов. Девушка за прилавком – приятная блондинка со стрижкой под мальчика — мило улыбнулась и поздоровалась со мной. Из-за её спины выглянул рябой парень, копошащийся в коробке в позе «сидя на корточках».

«Ну вот, совсем другое дело!» Я выбрал подходящий телефон с подключением (при мне опять лишь паспорт с двумя пятитысячными бумажками да несколькими мелкими купюрами). При этом девушка, как и полагается, попыталась сплавить мне в придачу к аппарату плёнку и страховку, но я, так же мило улыбаясь, вежливо отказался. Кстати, меня немного удивил её странный говор с некоторым оканьем.

Когда я выпростался из салона, то сразу на новом устройстве загрузил интернет. Егор уже оказался «онлайн». Я нашёл его знакомый мне аккаунт в одной из популярных соцсетей. Значок статуса загорелся зелёным.

— Ты где? -- написал я ему во внутреннем чате. – Что за улица?

Он ответил примерно через тридцать секунд (пока я отошёл за угол киоска, чтобы не отвлекать прохожих).

– Название улицы такое, какое в любом городе встретишь, – отписался Егор.

– Ладно, сообщи адрес, я сейчас приеду к тебе на такси.

И он передал мне номер дома и название улицы.

Я засеменил по направлению к стоянке такси, на которой красовалась яркая машина с характерной раскраской и шашечками (этот островок я обнаружил неподалёку от себя, рядом с небольшим торговым центром). По пути я присмотрелся к стрелкам ментальных часов на левой руке – на новую миссию они отмерили стандартные семьдесят часов.

– Чистильщик Игорь, маэстро, онлайн, нахожусь в новой локации, – пробормотал я себе под нос, так, чтобы не услышали прохожие.

В ответ – наглая тишина. Странно. Кигред упорно отмалчивался, как будто специально сохранял интригу. Ну и ладно. Чёрт с ним!

По дороге я оглядел прохожих.

Вообще люди везде в наших мегаполисах одинаковые. Однажды мне попалась книга, старая, из советского прошлого, под названием «Москва-Петушки». Так вот, там автор писал про советских прохожих что-то вроде: «какие глаза у моего народа… они постоянно навыкате. Полное отсутствие всякого смысла – но зато какая мощь! Эти глаза не продадут… ничего не продадут и ничего не купят».

А я бы теперь сказал на месте автора:

– Какие глаза у моего народа! Они постоянно смотрят в себя. Их всегда наполняют мысли о бесконечных проблемах и о недостижимом личном счастье. Эти глаза продадут всё, что угодно, кроме Родины, лишь бы искупаться в лёгких деньгах!

Они не смотрят исподлобья, как в мире чистогана, с неутихающей заботой и мукой. А глядя в себя, они одновременно взирают прямо вперёд, ища ответ на вопрос: в каком же вообще мире, чёрт возьми, мы теперь живём?!

Думая так, я сел в такси, ибо водитель кивнул на мой машинальный вопрос о его свободе. Я назвал улицу и дом, он лишь повёл чёрными бровями и обозначил цену:

– Двести пятьдесят.

– Идёт! – бросил я.

Небольшая чистая иномарка, в которую я сел, как любят у нас говорить – бюджетная, резво понеслась по широкой улице. За окном замелькали магазинчики, торговые центры, всё те же панельные дома с эркерами на балконах. Вот только у некоторых многоэтажек фасады неожиданно обновились.

– Ух ты, как много домов отремонтировали, очень странное дело! – заметил я, покосившись на водителя – бывалого парня лет тридцати трёх со смолистыми волосами и хитрыми глазами.

– Так это ж к мундиалю готовятся! – пояснил он. – А стоит свернуть на второстепенную улицу, и никакого тебе ремонта!

Я услышал в его речи опять это странное оканье, такое же, как у продавщицы из салона. Похожий говор, между прочим, я встречал в Москве. Но ведь здесь никак не столица, одёрнул я себя!

– А-а, понятно! Я просто приезжий. Первый раз у вас.

Водитель с интересом глянул на меня.

– Скажите, – протянул я, – а разве ваш город тоже принимает чемпионат мира по футболу?

– Ну конечно, а как же?!

– Да, вот ещё вопрос. – Мне пришло в голову, не мудрствуя, выпытать название города у таксиста. – А как называют местных жителей? Ну, в Пензе, например, пензенец, в Волгограде – волгоградец, а у вас?

Водитель повёл плечом:

– Можно самарец, а можно и самарчанин или самарчанка.

– Ах да, ну конечно! – обрадовался я. – Город Самара, самарец, самарчанка…

Таксист покосился на меня и как-то странно улыбнулся.

Итак, вот где пройдёт мой очередной кон Игры – в знаменитом городе на Волге! Что ж, здесь я тоже никогда не бывал.

Оставшееся в пути время шофёр не обронил ни слова. Я тоже затих. Меж тем Кигред так и не вышел на связь.

И вот, наконец, мы прибыли. Я быстренько рассчитался, выскочил из такси и сразу же увидал Егора.

Он стоял на углу здания и копошился, тыкая пальцами по экрану, в своём новом телефоне.

– Привет, давно не виделись! – сказал я, едва оказался рядом с ним.

Он оторвал глаза от смартфона и поглядел на меня. Едва заметный отпечаток муки и усталости сменился оживлением.

– Наконец-то! Я уж заждался.

– Ну что, ты прямо из Москвы? – с ходу спросил я.

– Блин, мне так скучно было без тебя, – протянул Егор, крепко пожав мне руку, и я ощутил тепло в душе. – Но там всё закончилось, по сути, ещё в день твоего отъезда.

– А что было-то? – спросил я, похлопав его по плечу.

– Представляешь, оказалось, что за ложным Иисусом уже охотились спецслужбы. Они тоже шли за ним по пятам. Только мы немного их опередили.

– Вот как? – удивился я.

– Ну да. Короче, каким-то образом эфэсбэшники вышли на нас, и мы тут же сдали им Иисуса. К нам, конечно, было много вопросов, но Костя помог выкрутиться, – заключил Егор, слегка жестикулируя руками.

– Понятно. – Я покивал. – Всё ясно. Ну а где же тут тебя выкинуло-то? – осведомился я, осмотревшись по сторонам.

Мы стояли посреди тротуара, недалеко от автобусной остановки. Рядом высился старый пятиэтажный дом с табличкой «улица Революции». Через дорогу красовался бутик модной одежды. Рядом с ним скучал дом сталинской постройки. Мимо нас проносились автомобили, изредка сигналя клаксонами. Прохожие спешили по своим делам, глядя в себя и вперёд. Типичный мегаполис.

– Меня выбросило во-он на угол того дома. – Егор указал пальцем в конец квартала. – Там как раз дедок мусор выносил, так он аж чуть в обморок не упал.

– Ну и как, всё-таки не упал?

– Да нет, поматерился и свалил.

– Ну хорошо. А ты уже понял, куда мы попали? – спросил я у новичка.

Тот помотал головой.

– Это Самара, брат. – Я наставнически похлопал напарника по плечу.

– Вон оно что, всё ясно, – спокойно отреагировал мой коллега.

Я глубоко вздохнул.

– Жаль, но мне не доводилось бывать в Самаре, – флегматично добавил коллега.

Я вообще успел заметить, что некоторая флегматичность моего напарника – она порой накатывает на него как-то неожиданно, что называется, редко, но метко, после моментов оживления.

– Увы, мне тоже не доводилось, – поделился я.

Тут, наконец, дал о себе знать Голос. Чёртов Кигред как будто пронаблюдал за нами с небес и подобрал самый подходящий момент для указаний.

– Маэстро Игорь, ты на месте?

– Да, уже давно, – по обычаю вслух ответил я.

– Сообразил, что за город? – спросила сущность.

– Самара.

– Молодец, – последовала похвала без интонации.

Егор озадаченно посмотрел на меня.

– Голос слышишь? – оправдался я.

Он помотал головой.

– Вам необходимо разместиться на квартире местного Игрока, – сообщил между тем Кигред. – Этот Игрок сейчас в Москве, решает проблемы там. Его квартира находится по следующему адресу.

И Кигред продиктовал улицу и номер дома.

– А какая у нас здесь миссия? – поинтересовался я.

– Об этом чуть позже.

И он отключился.

Мы добирались до указанной квартиры на автобусе минут двадцать. По пути, сидя на заднем кресле, я изучал горожан, входящих в салон. Большей частью они оказывались симпатичными девушками с торчащими из ушек проводками.

«А самарчанки довольно милые создания!» – подумалось мне. И я тут же вспомнил Кристину, её зеленоватые глаза, наполненные глубиной океана, её едва заметные усики над верхней губой, её манеру размеренно говорить, почти как у самарчанок! И зря я вспомнил свою любовь – в груди защемило, да так сильно, что я начал ёрзать на седушке.

Как жаль, что мне пришлось так мрачно распрощаться с Крис ! Как прискорбно, что она не захотела меня видеть! Интересно, что она думает обо мне теперь? А что если можно всё вернуть?! А вдруг она уже вычеркнула меня полностью?

Но нет, тут же одёрнул я себя. «Дай слово, – твёрдо сказал внутренний голос, – что сегодня же вечером ты ей позвонишь! Ведь ты помнишь цифры её телефона?»

И я повторил про себя наизусть заветный десятизначный номер. Но здесь меня отвлёк Егор, плечо которого коснулось моего. Напарник резонно поинтересовался, а как же мы попадём в квартиру местного Игрока?

Что ж, при себе у нас не имелось теперь ни открывашки, ни даже нейтрализатора, – все гаджеты в каждой локации нужно добывать вновь. А старые мы оставили в оговорённых с Кигредом тайниках перед самым перемещением.

Однако, назвав здешний адрес для ночлега, Кигред известил, что ключ от квартиры спрятан в электрическом щитке – банально, но факт! Только напарнику я об этом не сообщил сразу, решил повременить, просто так, для важности.

И вот когда мы пробрались в подъезд искомой девятиэтажки с приевшимися эркерами на балконах (просто набрали на домофоне какую-то квартиру и представились почтальонами), когда поднялись на нужный нам третий этаж, я с лёгкостью открыл не закреплённую дверцу щитка и сразу обнаружил ключ около счётчика.

И так мы проникли в квартиру. В прихожей, обклеенной современными обоями с какими-то коричневыми геометрическими фигурами, неожиданно вспыхнул свет.

– Тьфу ты, датчик движения! – пробормотал Егор.

Я двинулся на кухню, втягивая ноздрями странный запах, напоминающий аромат древесных опилок. Гарнитур оказался простеньким, с серебристыми ручками и зелёными фасадами. Плита – электрической, белой, с классическими чёрными конфорками. В окне открылся скучный вид с детским садиком. В высоком сером холодильнике нашёлся шматок сала. Я сорвал нож с настенного магнита, отрезал пару кусков свиной плоти и угостил вошедшего напарника.

– Блин, щас бы нормально пожрать! – жуя, заметил он.

Мы расселись по табуреткам.

– Узнаем миссию и сразу сходим в какой-нибудь фаст-фуд, – сказал я. – Тебя Голос так и не вызывает?

– Нет. Скорее всего, Он будет поддерживать связь только с тобой. Ведь ты же у нас главный, – сказал Егор с некоторой усмешкой.

– Не факт, – возразил я.

Тут, лёгок на помине, в мою голову вторгся Кигред со своим железным говором.

– Маэстро Игорь, слушай разнарядку на новую миссию!

Я многозначительно посмотрел на новичка и прижал палец ко рту

– Весь во внимании! – произнёс я.

– Здесь, в новой локации, задача совсем другая, в отличие от прошлого раза, – заметил Кигред. – Игрок Чёрных в статусе гроссмейстера работает в одиночку. Он получил от своего руководителя, Когнита, компоненты для химического оружия из ядовитых элементов, неизвестных на Земле. Этот Игрок должен подготовить активацию отравляющего вещества, смертельно опасного для человека. Для летального исхода достаточно вдохнуть химикат через рот или нос.

– Понятно, – выдавил я.

– Это химическое оружие безопасно до активации. Но сразу после – оно смертоносно. Активация произойдёт через пару дней в очень людном месте. Задача Чёрного гроссмейстера – произвести её и тем самым инициировать массовое отравление людей. Да так, чтобы об этом узнал весь мир. Погибнуть должны сотни человек. Это дополнит общую картину терактов по всем мегаполисам.

– Печально! – Я покачал головой. – Но как производится активация?

– Детали я сообщу позже. Ваша задача пока следующая. За сегодня-завтра нужно вычислить место, где будет активировано оружие, а также самого Чёрного. Известно, что он является штатным работником в этом людном месте.

– То есть, он туда устроился и носит какую-то форму? – предположил я вслух.

Егор поёрзал на табурете, многозначительно поглядел на меня.

– Форму, может, и не носит, – тут же ответил Кигред. – Но работником является.

– Этого мало, – сказал я. – Что ещё известно?

– Информации недостаточно, согласен. Но Когнит хорошо «закрывает» свои мысли. Мне удаётся услышать лишь отдельные обрывки.

– То есть вы находитесь в одном помещении и постоянно пытаетесь проникнуть в мысли друг друга, но это сделать гораздо сложнее, чем пробраться в мои мозги, я правильно понимаю? – так скороговоркой мне удалось поддеть Кигреда.

– Ты почти угадал, – легко согласился он. – Всё примерно так и происходит. А вот тебе ещё дополнительная информация, которая поможет вычислить Чёрного гроссмейстера.

– Я весь во внимании.

– Мне известно из давно прошедших туров Игры, что этот гроссмейстер Чёрных, прежде чем он заслужил свой высший статус, заполучил шрам в стычке с одним из моих Чистильщиков.

– На лице? Шрам на лице? – громко обрадовался я, испугав Егора.

– Не совсем, – разочаровал Кигред. – Шрам на шее, сбоку, под правым ухом.

– Ну, хоть что-то, – протянул я.

Когда Глас «то ли бога» пропал напрочь, я подробно изложил всё услышанное своему заждавшемуся напарнику Егору.

Затем мы прошли в единственную здесь комнату и дружно сели на простенький серый диван. При этом оба уставились на старое пианино напротив. Егор не вытерпел и пересел на коричневый винтовой табурет для пианиста.

По мановению его рук крышка инструмента призывно брякнула, приняв стоячее положение, и обнажились семейства белых клавиш среди чёрных собратьев.

– Однако местный Игрок ещё и музицировал, – усмехнулся я.

Егор прошёлся пальцами по клавишам.

– Умеешь играть на таком? – осведомился я.

– Самую малость, – флегматично бросил он.

И я услышал медленное: «Жили у ба-бу-си два весёлых гу-гу-ся».

Едва отзвучала последняя нота, Егор повернулся ко мне и спросил:

– Ну так что будем делать? Где будем искать этого грёбаного гроссмейстера?

– А ты как думаешь? – в ответ спросил я.

– Скорее всего, он работает в метро. Это самое людное место, и там легче всего отравить летучим химикатом кучу людей. Пространство ведь чрезвычайно замкнутое, да и вентиляция не ахти.

– Хорошо мыслишь! – похвалил я новичка.

В деле наставника ведь что главное – главное вовремя похвалить и по делу!

– Значит, для начала пожрём и прокатимся в метро? – Егор оживился.

– Идёт!

Перед уходом я ещё пощупал книжки на полках, висевших сбоку от пианино, ближе к окну с балконной дверью. Местный Игрок, как я понял, любил философию. Тут тебе красовались в корешках и Ницше, и Шопенгауэр, и Гуссерль, и Камю с Сартром. Отличное средство от бессонницы!

Покачав головой, я вышел из комнаты вслед за обувающимся уже Егором.

Перекусили мы в одном известном сетевом фаст-фуде. С жадностью поедая гамбургер, я опять вспомнил Крис, а именно – наше знакомство.

«Чёрт возьми, ну ведь десятки брюнеток, блондинок и шатенок приходят сюда каждый час, – подумалось мне. – Сюда и ещё в тысячи подобных заведений в разных мегаполисах. Так почему именно одна именно в определённом городе запала мне в душу? Почему я обратил на неё внимание? Почему судьба распорядилась так, а не иначе? Да просто что-то ударило в голову, когда увидел её, какое-то странное озарение. Вот, мол, та самая, которую ни в одном городе не встречал!»

За соседний столик как раз пристроились три симпатичных девицы, по виду студентки первых курсов. И они начали что-то бурно обсуждать меж собою, а мой напарник, что называется, «захлопал ресницами», глядя на них.

– Симпатичные здесь самарчанки. – Я подмигнул новичку.

Но Егор как-то странно посмотрел на меня и повёл плечом, типа, ничего, так себе. Я улыбнулся и сделал глоток колы.

Эта непонятная нам Америка, истинная обитель зла, это она привила нам любовь к булкам с котлетами. И теперь мы все дружно, с большим удовольствием поедаем все эти пахучие биг-кинги, шеф-бургеры и чикен-макнаггетсы, то и дело вытирая салфетками жирные губы.

Как так вышло, что на Родине солянки и пельменей, блюд, гораздо более питательных и вкусных, повально поедают пошлые бургеры, придуманные ненавистными американцами? Как так вышло, что любую мелочь, любой киоск, любое понятие мы с удовольствием называем английским словом? Кусок мяса именуем стейком, а не мясом, чемодан называем кейсом, стоянку – паркингом, а охранника – модным словом секьюрити.

Да просто мы, русские, любим соломку подстелить: обожаем то, что проще приготовить и проще съесть, то, что легче выговорить и приятнее на слух. Так что зря эти америкосы нас не любят, боятся и парафинят по всем каналам. Они должны гордиться, что мы с удовольствием поедаем их исконную еду и бездумно произносим тут и там их чудесные слова! Они не видят своего счастья, а мы не замечаем своего горя. Ведь это же горе – забывать о своём, родном!

Такие странные мысли посетили меня на сытый желудок, пока мы шествовали по направлению к ближайшей станции метро.

Однако когда мы с Егором спустились в удивительно неглубокую подземку, нас поразило вот что. На станции оказалось чрезвычайно мало народу. Мы подумали, что, быть может, данный пункт отправки просто не пользуется популярностью.

И мы проехали всю ветку. Мы вышли на каждой станции и осмотрели каждый раз незамысловатую архитектуру. Особое внимание мы уделили работникам метрополитена, попавшимся на глаза. Но ни один из них не оказался достойным хоть малейших подозрений с нашей стороны.

А самое главное, чем дальше мы забирались, тем метрополитен становился пустыннее. Как будто город наверху неожиданно вымер от апокалипсиса. Ну, или почти вымер.

– Что за ерунда? – то и дело спрашивали мы друг у друга.

И покачивали головами.

Лишь когда мы ехали обратно, на ту же станцию, с которой начали свою познавательную экскурсию, я догадался задать вопрос местной жительнице. По крайней мере, мне показалось, что она местная. Я понял это по её внешнему виду, интуитивно, по необъяснимым признакам. Она сидела в нашем вагоне прямо напротив нас.

– Извините, я вот приезжий, – обратился я к этой тётеньке, – и что-то ничего не пойму. Мне кажется, вы здесь давно живёте. Может, вы подскажете, почему у вас в метро так мало народу?

Эта женщина, приятная блондинка дет пятидесяти, облаченная, между прочим, в элегантный синеватый плащ, грустно улыбнулась.

– Вы знаете, молодой человек, этот метрополитен строился в советское время. И предполагалось, что по данной ветке будет уйма людей ездить на заводы, работающие на космос и оборонку. Ведь линия проложена именно к этим предприятиям.

Я начал кое-что понимать. Она переложила свёрнутый цветастый зонтик в другую руку и продолжила охотное разъяснение.

– А вот после развала страны, о которой вы наверняка слышали, то есть после краха СССР, заводы приказали долго жить. Так что линия метро потеряла свой смысл. Людям чаще всего надобно ехать совсем в другом направлении. Вот вы выйдете на Московское шоссе. Эта улица – главная артерия города.

После столь исчерпывающего монолога, разочарованные, мы вышли на поверхность и побрели обратно на квартиру. Наш первоначальный план провалился.

– Придётся вновь пораскинуть мозгами, – заключил я.

А сильный порыв ветра бросил нам под ноги кипу желтовато-серых осенних листьев, словно с укором, вот, мол, так вам и надо!

Я начал усиленно размышлять над очередным планом действий.

Глава 3.2 В поисках гроссмейстера

Я сидел на твёрдой лавочке на первом этаже огромного торгово-развлекательного центра и усиленно размышлял. А суть вот в чём. Вот уже битый час я искал гроссмейстера в этом крупнейшем молле, словно иголку в стоге сена.

После безрезультатного посещения метро мы с Егором поделили на двоих несколько торгово-развлекательных великанов. Начали с тех, что расположены в самом центре города, в сердце Самары, а значит, в наиболее людных местах. Я взял на себя ТРЦ Гуд Ок, а мой напарник — ТРЦ Айсберг.

И вот я сидел на лавочке и уныло размышлял о тщетности подобного рода поисков внутри молла. Ведь, говоря о здешнем мирке, где я только ни бывал! И в магазине бытовой техники, и в продуктовом гипермаркете, и в лучезарном магазине игрушек, и в многочисленных одёжных бутиках – всё бесполезно! Если и встречались мне работники мужского пола, то пищалка не издавала никакого звука. А это означало, что у парня не было при себе ментальных часов, в лучшем случае у него поблёскивали на руке обычные, и, стало быть, так и так – он вне Игры.

Принцип действия пищалки весьма прост: вблизи человека, носящего на руке или в кармане ментальные часы, она, подобно уловителю присутствия антиграва, выдаёт характерные звуки. Последние банально напоминают писки металлоискателя. При этом собственные ментальные часы надо, естественно, держать подальше от себя.

Я получил пищалку от Кигреда буквально час назад. То есть, когда высшее существо вышло на связь, я пожаловался на отсутствие хоть какого-нибудь гаджета для плодотворных поисков гроссмейстера. И тут Кигред сообщил, что уже заложил пищалку в тайник недалеко от железнодорожного вокзала.

Меня охватила радость, когда я сообразил, что нахожусь как раз поблизости. Ведь ТРЦ Гуд Ок расположен в нескольких сотнях метров от вокзала! А я уже приехал на автобусе к выбранному мной моллу.

Кигред сообщил мне конкретное местоположение тайника. Я добрёл до жэ-дэ-вокзала, вышел на третью платформу по подземному переходу, сделал пятьсот шагов от торгового киоска с обозначенной приметой и обнаружил гаджет прямо под урной с мусором.

Выглядел прибор незамысловато: маленькая палочка длиной около десяти сантиметров, прямоугольная в сечении, не имеющая никаких линий разъёма, следов пайки или клёпки, то есть, полностью глухая. Цвет – тёмно-серый, неброский. Тут мне вспомнилось, что именно такой гаджет когда-то заполучил Санкья, вот только воспользоваться прибором моему бывшему наставнику так и не пришлось – но это уже другая история. А сегодня на мои ментальные часы заполученная пищалка отреагировала очень живо, едва я поднёс её к левой руке.

Так что, оказавшись в торговом центре, я первым делом завернул в один из гипермаркетов и упрятал свои ментальные часы в ящик для хранения поклажи, пакетов, в общем, в ячейку с замочком, какие встречаются скопом у входа в большой магазин.

Связь с Кигредом мне пока всё равно не нужна, отметил я про себя. А выкрасть часы вряд ли кто сможет. Во-первых, вскрытие ячейки у всех на виду — чрезвычайная редкость. Во-вторых, я периодически возвращался и поглядывал на заветную дверцу – всё ли нормально?

В общем, изначально я сунул ключ от ячейки в карман, чуть выставил из кулака пищалку и отправился бродить по бутикам и магазинам с праздным видом. И при появлении работников мужского пола каждый раз подносил пищалку. Но – тщетно!

Мой напарник, позвонивший уже из Айсберга и доложивший обстановку, даже не заподозрил о наличии у меня столь хитрого гаджета. Ну и правильно! Новичкам необходимо ставить сложнейшие задачи, лишать их любой помощи и подсказок. Так они быстрее хоть чему-то научатся!

Но, повторюсь, несмотря на пищалку в руке, я не добился результата. Мне не удалось найти гроссмейстера!

Теперь я сидел и думал: а что же дальше? Что дальше-то делать? Что если вообще сегодня не его смена, и наш гроссмейстер сейчас преспокойно принимает тёплую ванну у себя дома, точнее, в чужой квартире? Эта мысль меня совсем расстроила.

Я машинально оглядел проходящих мимо посетителей молла. Попытался отвлечься от грустных мыслей. Тут тебе и стар и млад, отметил я, и семьи, и одиночки, и обеспеченные люди и почти бомжи.

Меня всегда беспокоило: а зачем вообще люди повально идут в торгово-развлекательный центр? Чтобы трезво отдохнуть душой? Получить не только материальное, но и моральное удовлетворение? Но это странно. Лет сто назад люди повально шли в церкви. Получается, что молл – это храм современного человечества.

Люди приходят сюда, чтобы под прозрачным куполом помолиться всем богам торговли, дабы те облагодетельствовали красными ценниками распродаж. Люди приходят сюда, чтобы вместо поджигания свечей оживить значки меню банкоматов и терминалов.

И здесь входящих с нетерпением ждут местные попы: продавщицы, менеджеры и промоутеры. И эти попы первыми здороваются с посетителями и одаривают лучезарными улыбками. Сосед с квартиры за стенкой с тобой не поздоровается, а эти — всегда поздороваются! И начнут свою светлую проповедь — рассказ о том, как прекрасен и необходим их товар.

Здесь мои мысли прервал неожиданный звонок на мобильный телефон. Номер определился незнакомый, я нахмурился и включил соединение.

– Алло, – сказал я.

– Привет! – произнёс добродушный мужской голос, несколько низкий и басовитый.

— Кто это? — спросил я.

-- Тот, кого ты ищешь.

– Не понял? – Мне стало жарко, я поёрзал на лавочке.

– Я гроссмейстер Чёрных, узнал, что тебя уже перебросили в Самару, и ты очень интересуешься мной.

Он сделал паузу, но я тоже промолчал, попытался собраться с мыслями, несмотря на растущее беспокойство.

– А я люблю поиграть в Игру по своим правилам, – заявил, наконец, гроссмейстер. – Уж очень хочется помочь тебе меня поискать. Так будет интереснее.

– Что ж, – протянул я. – Меня устраивает твоё странное стремление. Вот только как ты узнал мой номер мобильника?

– Пусть это останется пока моим маленьким секретом. – Так он уклонился от ответа.

– Хорошо, – смирился я. – Ну и… Как же ты хочешь мне помочь?

– А всё просто. Я подкину тебе загадочку. Отгадаешь – поймёшь, где меня искать. А если нет, то уж извини. На нет и суда нет! Да только смотри, времени у тебя мало: уже завтра в семь вечера я активирую вещество.

– Понятно. – Мой глубокий вздох, наверняка, его только порадовал. – Давай свою загадку.

– Слушай.

И он с соответствующим поэтическим выражением процитировал стих. Авторство осталось неизвестным.


Я там, где юг встречается с востоком,

Где вспоминается земля,

Увы, но остаётся мало срока,

Чтобы найти тебе меня!

Я также там, где слово совпадает

С названьем, живущим век до наших дней.

Так пусть же этот стих мой помогает

Тебе найти меня скорей!

После продолжительной паузы он снисходительно добавил:

– Что, сходу не запомнил? Ну, не расстраивайся. Сейчас я сброшу тебе весь текст смс-кой. Надеюсь, что ты умный парень и быстро разгадаешь мою шараду.

– А ты любишь умные загадки, да? Может, ты ещё и кроссворды сочиняешь? – съязвил я.

– Обещаю, что когда встретимся, мы это подробно обсудим! – добродушно сказал он. – Ну всё, пока, лови смс-ку. Да, не вздумай искать меня по номеру мобильного. Через пару минут он просто станет недоступным.

И на этом гроссмейстер отключился.

Сердце моё застучалось быстрее. Я соскочил с лавочки и прошёлся к эскалаторам. Телефон остался в руке. И вот упало сообщение – я быстро пробежал глазами. Стих, конечно, странный. Однако кое-какие догадки у меня появились сразу.

Вскоре я покинул торговый центр, не забыв прихватить ментальные часы, затем на ходу я связался с новичком и отозвал с объекта и его. Потом я попытался вызвать на сеанс связи Кигреда. Но высшее существо осталось глухим. Дальше мы с Егором встретились уже на квартире. Там я в первую очередь осведомился об его успехах.

– Ну что, рассказывай, есть какие-нибудь зацепки в твоём молле?

– Увы, ничего. – Егор развёл руками.

– Я так и знал!

Меня потянуло к музыкальному инструменту. Я сел за пианино, обнажил клавиши и бессмысленно потыкал в разрозненные ноты: «до», «соль», «фа»…

– Ты все магазины обошёл? – спросил я, перестав музицировать.

– Обижаешь! – Егор недовольно поглядел на меня с дивана.

– Ну хорошо.

– А у тебя что? – озабоченно спросил он.

И тут я рассказал ему о своём неожиданном контакте с гроссмейстером.

– Вон оно как! Ну-ка, перепиши стишок на бумагу, – оживившись, предложил напарник. – Сейчас вместе подумаем.

– Да, как говорится, две головы лучше, – кивнул я. – А вот гроссмейстер-то, похоже, пока не в курсе, что нас двое.

Я вышел из-за пианино, отыскал лист бумаги и переписал текст.

Я там, где юг встречается с востоком,

Где вспоминается земля,

Увы, но остаётся мало срока,

Чтобы найти тебе меня!

Я также там, где слово совпадает

С названьем, живущим век до наших дней.

Так пусть же этот стих мой помогает

Тебе найти меня скорей!

– Да, по ходу этот гроссмейстер немного шизанутый, – заметил Егор.

Я согласно кивнул.

Затем, сидя вместе на диване, мы долго думали над словами стиха, но ничего существенного не придумали. Я сказал, например, что название, живущее век до наших дней – это, наверно, слово «вексель». Однако ничего в Самаре, связанного со словом «вексель», с помощью яндекса мы не нашли. Наконец решили сделать перекур.

Я встал с дивана. В углу, у окна, разместился на тумбе пузатый сзади телевизор, какие ещё выпускали лет десять назад. Я не нашёл пульт и включил зомбоящик так, с помощью кнопок на панели.

Начались новости. Рассказали, как какой-то псих ворвался в офис радио «Эхо Москвы» и порезал ножом журналистку прямо в шею, но она, слава богу, выжила – и теперь в реанимации. Показали, как нападавший сознался, что эта журналистка установила телепатический контакт именно с ним и изводила его сексуально, чуть ли не до остановки дыхания. И это несмотря на то, что данный псих находился в Израиле, а она – в Москве!

– Вот те на! – Я покачал головой. – А что если это правда? Только ему в голову лезла не журналистка, а голос внеземного существа, такого как Кигред или Когнит.

– Но у него же нет ментальных часов, – резонно заметил Егор.

– Ну да, – кивнул я. – Мир сошёл с ума. Тяжёлая жизнь доводит людей до шизофрении. Посмотри, кругом одни психи. Взять того же гроссмейстера. Нет, это ж надо же было – специально сочинить для нас стишок!

– Тот еврей, чуть не зарезавший журналистку, он тоже был подходящим человеком для Игры? – Егор вопросительно посмотрел на меня с дивана.

Я подошёл к окну, взглянул на унылый двор с детским садиком, освещённый яркими фонарями. В лужах под ламповыми лучами отразилась шрапнель моросящего дождичка. Обездоленные деревья качнулись, сбросив последние позолоченные листочки. Холодная осенняя ночь встала у порога.

– Он был слишком стар для Игры, – сказал я. – Почти пятьдесят.

– Да, а вот мы как раз подходим по возрасту, – протянул Егор. – Слушай, кстати, ты говорил, что мне автоматически присвоен статус новичка, – вдруг напомнил партнёр.

– Ну, – сказал я.

– А что они дают, эти статусы? Вот ты маэстро, без пяти минут гроссмейстер. Что это тебе даёт?

– Как только я стану гроссмейстером, – начал я, повернувшись к собеседнику, – быть может, это случится уже после выполнения миссии здесь, в Самаре, – так у меня появится доступ к тайному знанию.

– Что ещё за знание такое? – Егор с интересом поглядел мне в глаза.

– Понимаешь, Кигред внеземной. – Я вернулся на диван и сел рядом с напарником. – Он – идеальное существо. Я верю, что мы для него, как для нас люди средневековья. Тем более, Кигред несколько раз намекнул мне о различных сверхзнаниях. Например, он сообщил, что наша физика сейчас топчется на месте и никак не может добраться до главной истины. Но, исследуя теорию струн, мы движемся в верном направлении.

– А ещё что он сообщил? – Егор поменял точку опоры.

– Он намекнул мне как-то, что можно обмануть земное время, что мы неправильно его понимаем, и что я могу получить знание о том, как правильно предсказывать события со стопроцентной гарантией. То есть, став гроссмейстером, я получу знание о том, как предвидеть будущее.

– А вот это уже интереснее! – оживился Егор. – Если всё так, как ты говоришь, то тогда Игра явно стоит свеч!

– Да-да, – согласился я. – Подобное знание лучше всяких миллионов долларов на электронный счёт. Я смогу срубить джек-пот в любой лотерее мира, если только понадобится. Однако деньги никогда не играли для меня главную роль.

– Ну-ну, – недоверчиво сказал новичок. – Так я и поверил. Деньги любят все!

– Я же не сказал, что я их не люблю! Просто когда ты будешь воспринимать деньги, как нечто сопутствующее, второстепенное, как приложение к духовному, тогда они к тебе и потекут сами. Это уже моя теория.

– Ладно, теоретик, – снисходительно бросил Егор. – Нам бы пожрать, да шараду гроссмейстера разгадать.

– Ты знаешь, – сказал я, вставая с дивана, – когда я шёл с остановки к дому, то заскочил в магазин и кое-чего купил.

– А именно? – Егор поднял голову, глянув на меня.

– Шаурма и чай в пакетиках, плюс пара булочек. Кажется, я видел на кухне микроволновку.

– Отлично, – обрадовался Егор и натурально потёр руками.

На кухне, поглощая столь нехитрую еду, мы склонились над чёртовым стишком.

– Насчёт земли вообще непонятно, – заметил Егор. – Где она может вспоминаться? Ведь не в космосе же находится этот грёбаный гроссмейстер!

– Да, мне тоже так подумалось. – Я вздохнул. – В смысле, насчёт космоса.

Я покончил со своей шаурмой очень быстро. Так что теперь я с некоторой завистью покосился на Егора, дожёвывающего собственную порцию. Но, к счастью, мне не пришлось завидовать долго.

– И как может юг встречаться с востоком? – спросил я, глотнув чая.

– Не знаю, – сказал Егор, проглотив последний кусок. – Ума не приложу.

– Ну ладно, давай тогда обратимся к другой части стиха, – предложил я и процитировал.

Я также там, где слово совпадает

С названьем, живущим век до наших дней.

– Ну и что за названье? – Егор задумчиво почесал свою бородку.

– Живущим век, то есть, сто лет, – протянул я. – Совпадает слово. Какое слово?

– Там, где он.

– Значит, название помещения, где он работает, совпадает с названием, живущим век, так получается? – Я покосился на партнёра.

– Ну да. – Егор отхлебнул из кружки. – Вроде того.

– Очень давнее название, – медленно проговорил я. – Тоже называлось что-то… Подожди-ка…

И тут меня осенило. Егор с интересом поймал мой просветлённый взгляд.

– Гудок, – произнёс я. – Гуд Ок. Так называется мой молл и… И так же называлась или до сих пор называется какая-то газета «Гудок».

– Точно! – воскликнул Егор.

Я откинулся на спинку кухонного стульчика.

– Давай проверим.

Мы взяли смартфон, вошли в сеть и почитали про газету «Гудок». Оказалось, что она и вправду дожила до наших дней, а образовалась почти сто лет назад – в декабре 1917 года.

– Та-ак, – радостно заключил я. – Значит, гроссмейстер всё-таки обитает в ТРЦ Гуд Ок! Наконец-то мы продвинулись! Что ж, теперь круг поисков резко сужается!

– И там же, в Гудке, гроссмейстер хочет активировать вещество, – заметил Егор.

– Да, это так, – кивнул я. – Значит, завтра, едва торговый центр откроется, мы должны вдвоём быть уже там.

– Естественно. – Егор повёл бровями.

– Ладно, мне надо это переварить, – сказал я и ушёл в ванну, чтобы всполоснуть жирные руки.

Чуть позже я уединился в коридоре и набрал из головы номер Крис. Сердце моё забилось встревоженным голубем. «Сейчас или никогда!» – застучало в голове. Нужно позвонить именно сейчас, пока моя душа на подъёме!

Длинные гудки продлились долго, бесконечно долго. И вдруг, когда я уже решил, что она не ответит, раздался тонкий голосок Кристины:

– Алло?

Я выдохнул.

– Алё, кто это?

– Крис, привет, это Игорь, – наконец вымолвил я.

Но тут уж помолчала она. Во мне же перемешались самые разные чувства, и сердце моё забилось сильнее. Что означает эта пауза? О чём Крис задумалась?

– Привет, – всё же произнесла она с лёгкой хрипотцой и осуждающе добавила: – Опять звонишь с незнакомого номера.

– Да, я в Самаре, у меня здесь дело.

– А, ну понятно, – многозначительно произнесла девушка.

В её голосе просквозил холод. И он только усилился с начала нашего разговора. И поэтому я поспешил проговорить всё, заготовленное накануне:

– Крис, я… я хочу ещё раз попросить прощения. Мне кажется, что ты… Что мы не должны рубить с плеча. Умоляю, позволь мне вернуться, прийти к тебе. И тогда мы обо всём поговорим. Позволь мне приехать.

– Знаешь, Игорь, – мягко сказала Кристина, чуть помолчав. – Я много думала о том, что произошло. И… я только утвердилась в мысли, что нам больше не надо встречаться.

У меня больно кольнуло под сердцем.

– Значит, ты так решила…

Я почувствовал на расстоянии, как Крис смотрит серьёзно и грустно. И я в очередной раз ясно представил её всю, с ног до головы – с этой стройной фигуркой, с этими смолистыми чуть волнистыми локонами, с бездонной зеленой заплаканных глаз, с чуть вздёрнутым покрасневшим носиком, с едва заметными усиками над верхней губой.

– Да, я так решила, – сказала Кристина, и я представил, как она это произнесла, сидя у себя дома на диване.

– Крис, мне кажется… – протянул я. – Впрочем, как знаешь!

Эти последние слова я бросил сгоряча, после чего отключился. Однако едва я убрал телефон, тут же пожалел о содеянном, сильно пожалел! Но перезванивать показалось несусветной глупостью.

Когда я вошёл в комнату, весьма грустный, Егор подмигнул мне:

– Ну что, амурные дела?

– Да так, ерунда. – Я отмахнулся.

Он хмыкнул. Я понял, что он весь в поисках пульта от телевизора. Очевидно, ему захотелось переключить канал, ибо началась жутко дурная передача.

Это шоу, в котором обсуждают какую-то чушь про каких-то опустившихся людей из глубинки, понаделавших каких-то глупостей. И эти герои, скорее всего, актёры-студенты, один за другим появляются в студии и высказывают свою версию событий. А потом кто-то специальный начинает орать из зала, создавая бузу.

Наше тупое телевидение непонятно на кого рассчитано. Иногда хочется крикнуть продюсерам: «Эй вы! А ведь люди здесь, по нашу сторону экрана, гораздо умнее, чем вы думаете там, внутри МКАДа! И нечего их постоянно оболванивать! Тупые тупее не станут, а умные смотреть это не будут!»

Однако я не стал ничего выкрикивать, а просто сел на диван и, пока напарник искал пульт, я принялся анализировать свой разговор с Кристиной. Кажется, она на меня не обиделась. Похоже, что всё хорошо. И теперь мне не стоит беспокоиться. Возможно даже, что она так же влюбилась в меня, как и я в неё. Только пока не сознаётся.

Безрезультатно поломав головы над первой частью стиха, мы решили, что утро вечера мудренее. Спать мы устроились так. Разложили диван и легли валетом. Постельное бельё нашли в одёжном шкафу, что у входа в комнату.

Каждый из нас несколько раз поворочался.

– Эта девушка, которой ты звонил, она из другого города, да? – вдруг спросил Егор.

Я посмотрел на его размытые очертания в мрачной ночной комнате. Разглядел козлиную бородку, торчащую из одеяла.

– Да, она из Екатеринбурга.

– Вот как? А имя у неё есть?

– Кристина.

– Ни разу не знал ни одной Кристины. И давно вы знакомы?

– Несколько дней. До встречи с тобой у нас состоялась лишь пара свиданий. Я познакомился с ней… впрочем, это уже неважно.

Егор помолчал.

– А у тебя была подруга? – спросил я.

– Нет, – кисло ответил он. – У меня вообще как-то не фонтан в этом плане. Какие-то гёрлы попадаются либо нервные, либо меркантильные.

– А, понятно. Ну ничего, это временно, – утешил я. – Это что в лотерее. Не везёт, не везёт, а потом как повезёт!

Егор зевнул.

– Твоими бы устами да мёд пить, – протянул он.

– Тебе есть к чему стремиться, – заметил я. – Когда станешь гроссмейстером, получишь тайное знание. А когда сможешь предсказывать события, легко познакомишься с любой нормальной девушкой.

– Как в фильме «Пророк», что ли?

– Ну да. Ладно, давай спать. Завтра тяжёлый день, а мы ещё первую часть стиха не отгадали.

– Завтра отгадаем. – Егор снова зевнул.

Я задумался над тем, как может юг встречаться с востоком. И так незаметно уснул.

А ночью ко мне пришёл уже знакомый сон. Я увидел странный мир. С высоты птичьего полёта показались мне вычурные здания, сужающиеся к вершинам в горлышки кувшинов. И в этот раз я решил опуститься как можно ниже и проникнуть в одно из необычайных строений. Или хотя бы в около зданий висящий полупрозрачный зелёный канал, по которому двигаются какие-то непонятные змейки.

Солнце по-прежнему сияло над этим удивительным неземным мегаполисом, а небо, синеватое небо не имело ни единого облачка. Мне удалось как бы сбросить высоту, и я очутился на уровне вершин зданий.

И тут я увидел на фиолетовой стене странные знаки. Они напомнили мне японские или китайские иероглифы. Но вместе с тем, я узрел в них нечто, нечто необычайно стройное, правильное и красивое.

Однако неожиданно нахлынул откуда-то мощный воздушный поток. И он оттолкнул меня обратно, ввысь. Я снова полетел, как птица. Я вновь испытал прекрасное, неведомое наяву чувство полёта.

Но здесь сон прекратился. И до утра я провалился в какой-то бесконечный мрак. Мне больше ничего не пришло, пока я не открыл глаза.

Глава 3.3 Схватка с гроссмейстером

В десять утра мы уже гуляли по лабиринтам помпезного молла под названием Гуд Ок. Это вычурное многоблочное строение необычной архитектуры, похожее на конструктор или головоломку-змейку, с двумя жуткими острыми угловыми выступами в шесть этажей, — честно сказать, это здание меня ещё вчера начало как-то угнетать.

Здесь торговая часть, по которой мы сейчас гуляли, плавно переходила и в офисные блоки, и в парковочные отсеки. Нас интересовали, конечно, именно торговые павильоны и гипермаркеты.

Мы разделились. Я отправил напарника исследовать первый этаж торговых площадей, а сам подался наверх. Встретиться решили чуть позже внизу.

А пока каждый из нас ходил и оценивал обстановку, разглядывал работников мужского пола. Причём я между делом безрезультатно проверял всех палочкой, реагирующей на присутствие ментальных часов, а также бубнил стишок, упорно пытаясь разгадать чёртову шараду.

– Я там, где юг встречается с востоком, где вспоминается земля, – бормотал, например, под нос себе я, вышагивая вдоль входов в бутики.

«Юг встречается с востоком, – мысленно протянул я. – Где в этом чёртовом молле юг встречается с востоком? Ну, вон там юг, а вон там — восток. И как они совмещаются? Что это вообще означает?»

Я остановился и задрал голову.

«Может, стороны света встречаются под этим стеклянным куполом, – подумал я с надеждой. – Только он вовсе не купол, а просто прозрачная крыша. И нет у неё центра, места встречи сторон света. Но тогда, может, имеются в виду острые угловые выступы здания, которые я узрел снаружи молла? Кажется, в них находятся офисы. Неужели гроссмейстер работает где-то там? Надо подумать».

Тут мои мысли неожиданно прервал Кигред. Я даже вздрогнул – впрочем, типичное для меня явление.

— Маэстро Игорь, что у тебя нового? Что ты сейчас делаешь?

— Не прошло и полгода, – вымолвил я вслух. – А ведь мне так хотелось поговорить с тобой ещё вчера вечером.

– У меня были веские причины не выходить на связь, – категорично заявил Кигред.

— А зря, — заметил я. -- Зато за это время со мной на связь вышел гроссмейстер Чёрных. Он сообщил мне некий стих, по которому я отгадал, что искать его надо в торговом центре под названием Гуд Ок. Вот в нём-то мы сейчас и находимся вместе с новичком.

– Мне всё понятно, – после короткой паузы произнёс Кигред. – Похоже, что гроссмейстер из команды Когнита начал свою собственную игру. То есть он захотел поиграть именно с вами, как кошка с мышками.

– Тебе известно, как ведут себя кошки с мышкой? – поддел я.

– Не ёрничай. Мне известно всё о вашей земной жизни. У меня было достаточно времени, чтобы изучить её. Но сейчас речь не об этом.

– Хорошо, поговорим об этом позже. Лучше помоги хотя бы советом, – недовольно сказал я, – как нам теперь быть. Что делать, если мы обнаружим гроссмейстера?

– Будь готов ко всему. Я заложил в тайнике для тебя два гаджета – нейтрализатор и блокиратор. Забери их немедленно.

– Ну, нейтрализатор – это хорошо. А что за блокиратор? – удивлённо осведомился я.

– Боюсь, что гроссмейстер Чёрных получил от Когнита способность читать мысли любого стоящего рядом человека. Насколько я знаю, Когнит снабжает этим свойством своих лучших Игроков. Это делает любого их врага полностью уязвимым. Блокиратор поможет тебе защитить свои мысли от телепатии гроссмейстера.

– Хорошо, – громко сказал я вслух, отчего проходящий мимо покупатель в сером плаще глянул на меня, как на психа, – и где же находится тайник?

– Гаджеты я заложил около монумента ракеты-носителя «Союз». Если встанешь под двигателями ракеты, повернёшься спиной к стене прилегающего музея, то увидишь небольшой парк с двумя фигурами инопланетян и дерево прямо за ними. Вот на нижней ветке этого дерева и обнаружишь гаджеты.

– Подожди, что за ракета? Что за фигуры инопланетян? – изумился я. – Бред какой-то!

– Это не бред, – без интонации возразил металлический голос Кигреда. – Действуй немедленно, у тебя мало времени. Предупреди новичка о возможных опасностях. Как только вооружишься приборами и встретишь гроссмейстера, я выйду с тобой на связь.

И с этими словами Голос исчез. Я глубоко вздохнул. Ну ладно, ракета-носитель – это, видимо, какой-то памятник. Ведь Самара всегда ассоциировалась с космосом. Здесь и специальное конструкторское бюро работало. Или ещё работает?

Но что за фигуры инопланетян?

Я присел на лавочку, достал смартфон, загрузил сеть и нашёл картинки с изображениями музея – выставочного центра. На многочисленных фото огромная, высоченная ракета-носитель, настоящая, пристроилась к стене маленького вычурного здания серого цвета с мотивами пирамиды. Найти адрес этого странного комплекса не составило труда.

И я сорвался с нашего объекта. Предварительно звякнул Егору и строго настрого наказал ему без меня никаких действий не совершать!

– Попей вон кофе в фастфуде, стишок поразгадывай. Но ни к кому подозрительному не вздумай приближаться, пока я не добуду нейтрализатор! Вернусь через часик, на такси обернусь быстро.

На что Егор бросил флегматичное:

– Ладно, как скажешь.

И я действительно взял такси, потому что время играло сегодня против меня. Машину подали через пять минут после моего заказа. Это меня порадовало. Я плюхнулся в старенький Марк и попросил как можно быстрее доставить меня к ракете «Союз».

Таксист ответил со знакомым мне самарским акцентом что, мол, «это уж как получится, ведь пробки же!»

– А вы уж постарайтесь! – проговорил я с заднего сиденья.

Водитель повёл плечами. Но после моего обещания доплатить он погнал юркого Марка быстрее мухи.

Так что около ракеты я оказался буквально через пятнадцать минут. Передо мной предстало настоящее рукотворное чудо, без слов говорящее о величии человека. Последний раз я испытал подобное изумление только в детстве!

Огромнейшая, выше среднего небоскрёба, белая с оранжевыми вставками, она уже оторвалась от земли и устремлялась в хмурое осеннее небо. Но ей не давала вырваться из своего цепкого плена такая же высоченная серая стрела-опора, вросшая толстыми стальными прутьями в почти пирамидальный тёмный домик стального цвета.

Таксист остался ждать в машине. Я встал под ракетой и задрал голову. Сопла своими чёрными зияющими дулами чётко дали знать, что допрыгнуть до них невозможно. Но меж двигателями я узрел линию корпуса и нос ракеты, протыкающий хмурое осеннее небо.

«Да это же не Самара, а просто город романтиков какой-то! – подумалось мне. – Ещё бы! Ведь как им пришло такое в голову? Выставить на улице настоящую космическую ракету из советского прошлого!»

Я посмотрел вперёд и увидал те самые фигурки инопланетян. Ими оказались всего лишь декоративные гуманоиды с пружинками в районе ушей. Руки и ноги – из белых шаров, головы – из зелёной травянистой материи. А за этими фигурками означенное Кигредом дерево. Мне подумалось, что мой небесный руководитель неслучайно выбрал столь необычное место для тайника.

Ведь если Кигред всё-таки существо инопланетного происхождения, следящее за нами откуда-то с неба, то Ему просто понравилась эта космическая композиция города романтиков. И он выбрал её для акта своей странной Игры.

Однако лично у меня не осталось времени ни насладиться зрелищем ракеты, ни сходить в пирамидальный музей, ни сделать селфи с инопланетными гостями-чучелами. Я метнулся к заветному дереву и быстро отыскал тайник. В свёртке из какого-то чёрного мягкого пластика оказались типичный нейтрализатор в виде шариковой ручки и ещё – некий обруч, напоминающий венок на голову.

Этот блокиратор, несомненно, так и надевался на голову – и прятался в волосах, точно мизерная расчёска. Выглядел блокиратор как некое тонкое кольцо диаметром около 20 см из однородной материи. Последняя напоминала металл типа циркония.

Когда же я надел блокиратор на голову, он неожиданно сам принял подходящий размер. При этом я не испытал никаких неудобств. Нейтрализатор сунул в карман, а обёртку выбросил в подвернувшуюся урну. Осталось лишь как можно быстрее вернуться в такси и унестись обратно к моллу.

Но я всё-таки опоздал! Едва я сел в машину, как позвонил Егор.

– Слушай, маэстро Игорь, я разгадал стишок! – торжествующе произнёс он.

– Вот как? Ну и?

– Гроссмейстер работает в продуктовом гипермаркете в отделе овощей и фруктов, – выпалил новичок, явно довольный собою.

– Интересно, почему же? – удивился я.

– Смотри: юг встречается с востоком – это значит, что здесь есть фрукты и с юга, и с востока, то есть и с Африки, и с Азии, и все они лежат в одном месте. Второе, «где вспоминается земля». Когда здесь берёшь в руки картофель или морковь, с них прямо осыпаются кусочки земли. Вот тут-то она и вспоминается!

– Ты гений! – признал я. – Но что значит «здесь»? Ты уже забрёл в отдел овощей и фруктов?

– Да, и жду, когда появится хоть один работник мужского пола.

– Послушай, Егор, – встревожено сказал я, – срочно уходи оттуда! Зачем ты туда пришёл? Ведь я же наказывал тебе… Короче, ничего не предпринимай до моего появления! Пожалуйста! Я вернусь уже через пятнадцать минут. Пойми, этот гроссмейстер очень опасен!

Но тут связь прервалась – телефон просто замолчал. Я снова попытался соединиться с Егором, однако он не ответил. Лишь бесконечные длинные гудки вырвались из трубки.

– Можно ещё чуть побыстрее! – строго сказал я таксисту.

Тот недовольно покосился на меня, однако газу прибавил.

Когда машина затормозила около главного входа, я бросил купюры на подлокотник водителю и выскочил, и побежал, точно какой-то герой-мент из телесериала. Однако едва я погрузился в суетливое пространство торгового великана, мой мобильник пощекотал меня через карман.

Резко выдернув смартфон на белый свет, я увидел на сенсоре незнакомый номер. Это меня насторожило, закралось недоброе предчувствие, и меня даже слегка замутило от волнения и беспокойства. Я соединился.

– А твой напарник толковый парень, – прозвучал уже знакомый голос. – Стишок мой отгадал. Только вот не предусмотрел он, что я взял его на мушку ещё тогда, когда он начал рассказывать тебе по телефону о своём успехе.

– Какого чёрта? Что ты с ним сделал? – остановившись около эскалаторов, громко сказал я.

Пол начал уходить из-под ног.

– Твой славный парнишка пока что прохлаждается в морозильной камере. Я прочитал его мысли и обманом приманил к холодильному отделению. Если выполнишь мою небольшую, довольно скромную просьбу, – противным голосом протянул гроссмейстер, – то, быть может, я, так и быть, выпущу твоего птенца из заморозки и дам ему отогреться.

Меня перекосило от ненависти к новому сопернику, вспыхнувшей заочно. Пол перестал уходить из-под ног. Накатившая злость помогла прийти в норму.

– Хорошо, – вымолвил я уже спокойнее. – Чего ты хочешь?

– А, сущая ерунда, – ответил гроссмейстер так, словно махнул рукой. – Мне всего лишь нужно, чтоб ты пришёл в назначенное место и сразился со мной в честном рукопашном бою. Я избрал полем боя крышу торгового центра.

– Вот как? – У меня внутри всё перемешалось, мне подумалось, что этот гроссмейстер и вправду ненормальный. Но пришлось ответить единственное: – Что ж, я готов. Только как мне попасть на крышу?

– О, это несложно. Где ты сейчас находишься?

– На первом этаже около эскалаторов.

– Отлично! – обрадовался он и проинструктировал: – Поверни налево, пройди несколько шагов и найди серую металлическую дверь с надписью «Посторонним вход воспрещён». Она открыта, отвори и войди внутрь, поднимись по лестнице на самый верх, до тупика. Там встретишь ещё одну небольшую дверь. Она тоже открыта – я позаботился. Через неё попадёшь на технологический этаж. Там увидишь красные метки, двигаясь согласно этим указателям, попадёшь на крышу. Я уже жду тебя там.

Мне ничего не осталось, как принять любые условия гроссмейстера. Предстоящей схватки я не испугался. Повторюсь, во мне проснулась ненависть к врагу, а это, как ни странно, помогло совладать с собой, подняло дух.

Единственное, о чём я начал думать, взбегая по служебной лестнице, – какую тактику применить в рукопашной схватке с этим коварным соперником. Между прочим, ему окажется непросто одолеть меня. Ведь он рассчитывает применить телепатию и тем самым предугадать все мои удары. А тут его ждёт разочарование!

Спасибо Кигреду за блокиратор!

У двери, ведущей на технологический этаж, я остановился и отдышался. Заодно проверил нейтрализатор в кармане джинсов. Всё в порядке. Я закрыл глаза и представил гроссмейстера. Предположим, это высокий человек в чём-то чёрном, брюнет с хитрым лицом, с большими кулаками. Как его одолеть? Думать о людях, которых он хочет уничтожить. О тысячах ни в чём неповинных душ, которые он хочет загубить! Сейчас их жизнь зависит целиком и полностью только от меня! Я должен, во что бы то ни стало, положить гроссмейстера на лопатки и вырвать у него признание о том, где заложено отравляющее вещество!

С замиранием сердца я приоткрыл дверь и протиснулся в тёмное нутро безлюдного технологического этажа. Повеяло холодным металлом. Красная метка попалась на глаза сразу. Это оказалась всего лишь стрелка, намалёванная на вертикальной бетонной колонне. Я провёл по ней пальцем – обычный ученический мел. И где только этот ублюдок его раздобыл?

С отвращением я оттёр испачканный палец о полы своей лёгкой куртки. Сделав около десяти шагов, я обнаружил очередную мелованную стрелку. Затем на глаза попалась третья, потом четвёртая. Наконец я очутился вблизи металлического трапа.

Эта маленькая сварная лестница вывела меня к небольшой стальной двери с пятнами ржавчины. Сия последняя преграда оказалась чуть приоткрытой, из-за чего веяло сквозняком. «Ну вот, осталось перекреститься и сжать кулаки» – подумалось мне.

– Кигред, ты меня слышишь? – тихонько спросил я. – Мне позвонил гроссмейстер и вызвал меня на схватку на крыше торгового центра.

В ответ – тишина. Не исключено, что Он и услышал, но не счёл нужным ответить. Что если у Него есть возможность пронаблюдать бой? Впрочем, мне от этого ни чуточку не легче. Увы, пора начинать!

Я натурально перекрестился и выбрался наружу. Неприветливо дыхнувший на меня ветер сразу взъерошил мне чёлку.

Здесь начинался бетонный участок крыши, застеленный морем из чёрного рубероида. Слева вдали открывался стеклянный остров крыши. Прямо по курсу, шагах в десяти от меня, маячил человек.

– Ба, какая встреча! – радостно воскликнул он. – Доблестный маэстро Чистильщик собственной персоной! Как тебя звать-то хоть по имени?

Человек оказался короткостриженым блондином среднего роста с овальным лицом, которое я ещё не успел толком разглядеть. Однако под свитером и синим жилетом работника гипермаркета отчётливо прорисовались накаченные мускулы. Гроссмейстер сделал несколько неспешных шагов мне навстречу.

– Игорь меня зовут, – сипло ответил я, в очередной раз сжав кулаки. – А тебя как величать? Чёртов подонок?

– Ну, зачем так грубо? – остановившись, он нахмурился.

Я отметил, наконец, что у гроссмейстера несимметричное лицо с большими глазами, светящимися каким-то неестественным блеском. Так смотрят обычно маньяки или психи, сказал я себе и приготовился к худшему.

– Я ведь тебе не грубил. А имя моё – Захар, – представился гроссмейстер и принял боевую стойку человека, явно знакомого с восточными единоборствами. Полы его расстёгнутого жилета приподнялись на ветру.

– Очень приятно! – бросил я с ухмылкой.

– Ну, давай, удиви меня. – Захар поманил пальцем. – Ты ведь должен победить, да? Что ж, посмотрим, как ты это сделаешь.

Его ухмылка на несимметричном лице вызвала только отвращение.

Я сделал несколько шагов навстречу этому Захару. На ходу я сказал:

– Мне лишь необходимо предупредить зло. А ты – его воплощение.

– Боже, какие высокопарные слова! – Захар размял плечевые мышцы.

– А разве не так? – спросил я и тут же сделал выпад, ибо расстояние до соперника оказалось подходящим.

Носок моей правой ноги едва коснулся кончика его несколько вытянутого носа – враг успел корпусом отклониться назад.

– Что ж, неплохо для начала, – заметил он.

И нанёс ответный удар с разворота – тоже ногой. При этом он издал странный клич:

– Йя-х-ха!

Но и я ведь не новичок, так что и мне удалось умело отклониться от коварного пинка. Носок кроссовка Захара даже не задел кончик моего носа. Лишь рассёк воздух.

Затем какое-то время мы в боевых стойках поскакали друг перед другом, точно горные козлы. Несколько раз Захар сделал обманный жест рукой, как будто собрался нанести удар. Но, тем не менее, он ни разу не решился послать кулак в цель.

Гроссмейстер, несомненно, уже понял, что не слышит моих мыслей. Ведь я дважды заметил на его лице какое-то странное удивление. То есть он как бы прислушался, попрыгивая в стойке, ничего не услышал и удивился. И так два раза.

– Что, проблемы с телепатией? – наконец усмехнулся я. – Никак не получается забраться в мои мозги?

– Откуда ты знаешь? – Тут он всё же послал кулак мне в лицо, но я вовремя выставил блок.

– Догадался, – бросил я.

– Догадливый лошок, – протянул Захар.

И тут он не выдержал и, явно раздосадованный провалом с телепатией, со своим коронным кличем – «йя-х-ха» – попытался сделать серию ударов. Мишенью послужили как моя голова, так и живот с пахом. Но, к счастью, каждый раз мне удалось ушло отбиться.

Однако эта серия слегка выбила меня из колеи, и мне пришлось отскочить назад. Я понял, что отступил почти к самому входу, к той двери, откуда пришёл.

– К чёрту телепатия, – с одышкой проговорил Захар. – Тебе и так пипец настал, без всякой телепатии!

Я уже отдышался, а он – ещё нет. Поэтому теперь пришёл праздник и на мою улицу – я ринулся в атаку. Ведь упущенные метры пространства потребовалось хотя бы вернуть. Я так же произвёл серию ударов. Но соперник спокойно выдержал это испытание – он не пропустил ни одного моего выпада.

Однако мне удалось оттеснить Захара ближе к стеклянной части крыши. Во время передышки он оглянулся и обнаружил этот факт.

– Послушай, – сказал я, – ты ведь хочешь убить сотни невинных.

– Ну и что? – Он как-то странно посмотрел на меня.

– Неужели тебе их не жаль? Это же люди, они чувствуют то же, что и ты!

– О, наш доблестный Чистильщик любит пофилософствовать? – Мой соперник попытался зайти сбоку.

Но я упредил этот нехитрый манёвр и тоже сделал несколько шагов в нужном направлении.

– Нет, – сказал я на ходу, – просто не могу понять психологию подонков.

– Ай-ай-ай-ай-ай! – Слегка улыбнувшись, блондин покачал головой. – Какой же ты всё-таки невежливый, Игорёк! Но ты должен понять: не существует никакой психологии, никакой жалости. Для меня важна лишь моя жизнь, только моя, понимаешь, и больше ничья?!

– Мне всё ясно, – бросил я.

И тут же накинулся на Захара, образно говоря, сделав ход конём.

А именно: неожиданно для врага я подпрыгнул чуть вбок и вперёд. Таким образом, оказавшись справа от соперника, но поравнявшись с ним, я тут же локтём нанёс ему удар под ухо. Именно туда, где у Захара красовался шрам.

Весь этот свой хитрый манёвр я проделал за пару секунд. Так что соперник не успел среагировать и отлетел на край стеклянного острова.

После этого я бросился на гроссмейстера с новой силой, но тут он каким-то непонятным образом подсёк меня ногой, я споткнулся и, балансируя, припал пятой точкой на рубероид. Не знаю, как это вышло, но в следующее мгновение его нога угодила мне в грудь. На какое-то время от резкой боли я потерял способность дышать.

И вот уже я лежу на холодном шершавом рубероиде, а гроссмейстер наваливается сверху и начинает меня душить.

– Вот и пришёл твой конец, придурок! – шипит он при этом, всматриваясь в меня безумными глазами.

Голова кружится. Меня словно сдавливают настоящие клешни. Мне опять нечем дышать. Глаза слезятся, мир вокруг мутнеет.

«Неужели всё?» – эта мысль словно бьёт по вискам.

Каким-то подсознанием я понимаю, что ещё секунда – и меня больше никогда, никогда не будет на этом свете!

Однажды в детстве я чуть не утонул. Тогда я испытал чувства, подобные родившимся сейчас.

Двое друзей переплыли пруд. Нам было лет по десять. Я держался на воде хуже, чем они. И я вслед за ними не доплыл – просто отказали силы.

И я начал погружаться в воду – почти до самого дна. Первый раз я ещё, быть может, не понял, что мне конец. Но во второй раз я уже испытал необычайную скорбь, величайшую вселенскую скорбь! Я представил свою мать, узнавшую о моей гибели, её слёзы. И когда меня почему-то подняло наверх самой же водой, я закричал. Глухо и слабо, но закричал. И меня услышали – после третьего погружения подхватили за руку и затащили на лодку.

И вот сейчас я тоже испытал необычайную скорбь. Эту тоску по уходящей неожиданно жизни невозможно передать на словах. Её можно только прочувствовать всеми фибрами тела, отчаянно теряющего свою жизнь, держащего её на волоске!

Но в тот далёкий день я боролся до последнего и не впускал воду в лёгкие. Вот и сейчас я тоже не собирался сдаваться!

Глава 3.4 Питер: воспоминание

А ещё был такой случай в пору моего становления в Игре. Полгода назад, когда я новичком работал в Питере под присмотром Санкья, я тоже оказался в шаге от смерти.

Это случилось уже после операции с Излучателем. Поскольку мы его отняли у Чёрных, то наши враги отказались от обустройства автокатастрофы и перешли, что называется, к плану «Б». Они затеяли операцию по умерщвлению объекта посредством сердечного приступа. Объект — это, конечно, тот самый американский миллиардер, инкогнито прибывший в северную столицу.

Не знаю, каким образом, но Санкья проведал, что группа Чёрных, ответственная за этот новый план, будет работать в ресторане, где ужинает знатный гость. Наши враги уже получили от своего высшего существа (забрали из тайника) капсулу смерти, легко растворяющуюся в бокале вина.

– На самом деле, – как пояснил мне Санкья, приглаживая длинной рукой соломенные лохмотья на макушке, – на самом деле это растворимая капсула, в которой содержится коварный нанобот. Наши учёные до такого пока не допёрли.

– А, знаю-знаю, я кое-что читал о наноботах, — сказал я, чуть наклонившись к наставнику (мы сидели на скамейке в парке около Заневского проспекта), – это такие управляемо движущиеся молекулы, они проникают в организм и…

– Вот именно! – перебил Санкья, щурясь от яркого весеннего солнышка. — А в капсуле смерти от Когнита содержится очень крутой нанобот. Сама капсула растворяется в вине, а он попадает в тело через пищевод и добирается до сердца, а потом устраивает сразу и обширный инфаркт, и разрыв сердца, и аневризму аорты, короче, шансов на спасение никаких! После чего нанобот элементарно растворяется в крови. Попросту заметает следы. На вскрытии ничего подозрительного не обнаружат!

— Н-да, серьёзная штука! – сказал я, машинально разглядывая шрам на угловатом подбородке Санкья. – И что же, как Чёрные планируют применить эту капсулу смерти? Тебе уже известно?

– Их Игрок в статусе маэстро каким-то образом умудрился устроиться официантом в ресторан, в котором ужинает наш дорогой гость. – Санкья повернулся ко мне в пол-оборота. — Сегодня вечером этот засранец должен подбросить капсулу смерти в бокал вина, предназначенный миллиардеру.

— То есть, ты уже знаешь, кто этот Игрок? -- улыбнулся я.

Санкья тоже чуть улыбнулся и кивнул.

– Ну и как же мы ему помешаем? – Я понизил голос, поскольку мимо нас продефилировала под ручку склонная к любопытству пожилая пара.

– Я знаю не только, кто он, – похвастал Санкья, – но мне известно даже и где он обитает! Так что нам нужно проникнуть в его квартиру. Эта хата находится на Васильевском острове. Беда в том, что Чёрный может и не находиться дома. Не исключено, что он уже в ресторане, и капсула при нём. Я ведь не знаю, когда он заступает на смену.

Тут Санкья похлопал меня по плечу.

– Так что нам, Игорёк, придётся разделиться, – заключил мой наставник. – Один должен поехать на хату, а второй – в ресторан. Ты что выбираешь? Или, может, жребий кинем?

Признаться, тогда я немного испугался. Ведь мне впервые предлагалось начать самостоятельную деятельность. Но я не подал виду и спокойно выбрал квартиру – уж очень захотелось посмотреть заодно и Васильевский остров.

Увы, мне не повезло.

По пути на объект я успел обозреть лишь стрелку Васильевского острова. А затем я пешком дошёл до нужного жилого дома. С помощью открывашки я проник в подъезд и поднялся на третий этаж, где находилось обиталище нашего врага, которого мы условно обозвали «официантом».

Несколько раз я надавил на кнопку звонка. План придумал такой: если официант откроет, прикинусь обычным продавцом входных дверей. А после того, как меня куда-нибудь пошлют на словах, просто спущусь вниз. Около подъезда я вызову Санкья и спокойно его дождусь. Затем уже вместе мы одолеем официанта.

Но сработал второй вариант – дверь никто не открыл, и я проник в квартиру с помощью внеземного гаджета. В четырёх стенах я почувствовал необычайный прилив адреналина – впервые за много лет спокойной обывательской жизни.

Более того, я неожиданно для себя нашёл капсулу. Счастливый, наполненный какой-то детской радостью, я позвонил Санкья. Тот похвалил меня и сказал, чтоб я хватал капсулу и быстрее «рвал когти». Я пообещал сделать это. Но не успел.

Едва рука моя машинально спрятала мобильник в кармане, как в квартиру заявился официант. Капсула осталась лежать на стеклянном столике прямо передо мной. Я опешил, у меня, что называется, задрожали коленки, потому что по глупости своей я не ожидал столь скорого появления врага.

Официант же быстро проник в комнату. Моё сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Едва взглянув на меня и на капсулу передо мной, официант моментально всё сообразил. В следующее мгновение он поразил меня мощным ударом с ноги в челюсть, издав странный короткий звук.

Я отлетел к стене и вдобавок больно стукнулся головой о край подоконника. Не успел я и опомниться, как почувствовал официанта верхом на мне. Рябое лицо с плотоядной ухмылкой и бешеные карие глаза пробудили во мне необычайную ненависть к этому человеку.

– Ты ведь Чистильщик, да? Что, очень понравилась тебе моя капсула смерти? – прохрипел он.

Я испуганно помотал головой.

– А ты знаешь, у меня есть ещё капсулы, – заявил официант, – так, на всякий пожарный. Для разных случаев. Вот эта, например, вызывает полный паралич.

Его тонкие пальцы поднесли к моему носу маленькую серебристую гильзу размером с обломок карандашного графита. Я обнаружил полное сходство с капсулой смерти.

– А знаешь что? Сейчас мы испробуем её на тебе! – заявил официант и силой принялся впихивать капсулу, вызывающую паралич, мне в плотно сжатые уста.

Я сопротивлялся, как мог, но ему удалось протолкнуть капсулу сквозь созданный мною замок из губ. Не помогли ни моё жалобное мычание, ни мой молящий о пощаде взгляд. Я ощутил на языке мизерный холодный предмет, напоминающий кусочек льда.

Капсула растворилась мгновенно. И подействовала тоже моментально. Сначала у меня внутри похолодело, а в следующую секунду онемели конечности, и какой-то утробный ужас охватил меня.

Так я лежал на полу, глядя в потолок, не имея возможности пошевелиться, и ждал смерти. Перед моими глазами пролетала вся моя никчёмная жизнь.

Впрочем, что хорошего было со мной до Игры? В школе только один друг, такой же затюканный, как и я сам. В университете – вообще одиночество, и постоянная борьба с ленью, и бессонные ночи над учебниками перед экзаменами, и глупые пьянки после сдачи сессии с такими далёкими по духу однокашниками. Отсутствие любви из-за постоянного страха и онемения в присутствии слабого пола. На работе – вечное презрение к начальству и постоянное давление тюремных стен офиса.

Бессмысленная заурядная жизнь! В которой трудно узреть хоть чуточку светлого, яркого, незабываемого! Почему нас изначально мир обрекает на эту серость будней? Почему у человека нет иного пути, если при рождении природа обделила его талантами?

Где все те необычные миры из книг, захлёбом прочтённых в юности? Где то светлое будущее, описанное братьями Стругацкими или Ефремовым? Почему кругом столько злобных, чуждых тебе людей, даже не считающих нужным с тобой поздороваться или улыбнуться тебе, готовых смачно плюнуть тебе в лицо или с удовольствием послать на три буквы? Почему во всём происходящем постоянно прослеживается стабильная несправедливость мира? Зачем вообще кто-то ещё уповает на какого-то бога?

Увы, на все эти вопросы я до сих пор не нашёл ответа.

Кстати, однажды мне удалось вывести моего «то ли бога» Кигреда на откровенную философскую беседу. Это произошло ночью, уже в статусе знатока. Я ещё не избавился от ментальных наручников на сон грядущий, а Кигред вдруг вышел на связь. Едва мы обсудили один момент Игры, как я спросил:

– Послушай, кем бы ты ни был, можешь ли ты объяснить мне, чем по-твоему так плох наш мир?! И можешь ли ты хотя бы намекнуть, как должен выглядеть в реальности другой мир, более лучший, гораздо более совершенный, чем наш земной?!

У меня тогда как раз случилась беспричинная депрессия. Но Кигред не стал, как обычно, уходить от ответа на вопрос, не касающийся Игры. Он начал с первого вопроса – с критики нашей реальности.

– Видишь ли, Игорь, тот мир, к которому люди пришли сегодня – это жалкое зрелище, глупый и никчёмный балаган! Чрезвычайно удивителен тот факт, что за необычайно короткий период человечество при резком техническом скачке невероятно сильно деградировало духовно!

Оно обзавелось кучей маленьких устройств и виртуальной сетью, что изменило его мир, хотя четверть века назад люди и не мечтали о многих этих технических новшествах. До неузнаваемости обновились автомобили. То же коснулось телевидения и фотографии.

Но при всём при этом души людские необычайно деградировали в большей своей массе, об этом можно уже говорить достоверно, без сомнения. Среди молодых людей, обучающихся в школах, например, стало нормой издеваться над сверстниками и выкладывать это в сеть интернет, чтобы собрать так называемые лайки – виртуальные знаки восхищения.

Среди зрелых же людей нормой стало, скажем, злобное отношение ко всем окружающим таким же людям. Каждый незнакомый человек для другого человека является потенциальным конкурентом или даже врагом в этом земном мире сумасшедших мегаполисов. Считается в порядке вещей плохо отозваться о ближнем, или пригрозить ему, или даже напасть на него с кулаками, а то и травматическим пистолетом.

Также современные люди Земли с некоторых пор полюбили комфорт и уют, им вдруг понравилось жить красиво. Они стали обустраивать свои жилища – кто во что горазд! Страсть к модным интерьерам, к симпатичным вещицам сделала их души ещё более обедневшими, исключительно нацеленными на низменное материальное благополучие.

Впрочем, всё бы ничего, но одновременно люди принялись как можно больше ограничивать общение с соседствующими по жилищу такими же людьми (опять же из-за потенциальной конкуренции). Окружающие соседствующие особи вдруг стали им сильно мешать. Дошло до того, что некоторые из людей, то там, то тут, достали ружья и начали стрелять по прохожим или соседям.

Особенно эта «местечковость», стремление к индивидуальности и неприятие соседства – всё это как раз один из главных факторов, губящих современную цивилизацию Земли. Вместо духовного объединения люди стремятся к индивидуализации и эгоистичному сугубо раздельному существованию. Они хотят окружить себя максимумом комфорта и минимумом людского присутствия.

Тут Кигред сделал паузу, а я прижал ладони к ушам, словно не захотел слушать Голос дальше.

– Ну всё, хватит, я понял! – пробормотал я.

Но он не послушался и продолжил:

– А ведь без стремления к объединению у цивилизации нет будущего.

Кроме того, деградация душ ещё проявляется в бесконечных увлечениях человечества неимоверными глупостями. К примеру, миллиарды людей повально увлечены глупейшим занятием, которое они называют «селфи».

То есть они устанавливают маленькое устройство, телефон с камерой, на специальную палку, поднимают гаджет и фотографируют себя стоящими, скажем, на краю крыши высотного здания или на поручне моста через реку, образно говоря, на краю пропасти. При этом уже несколько сотен людей погибли, делая «селфи» в экстремальном положении и оступившись.

Меня это особенно поражает! Ну, зачем вообще фотографировать себя, свою фигуру? Ведь человеческое тело лишь суть оболочка, выполняющая команды мозга. Главное в человеке – это именно ум, душа, которым не нужны никакие фотографии.

А ещё людскую глупость населения Земли ясно показывает телевидение. Мне достаточно было одного дня просмотра телепрограмм российских каналов, чтобы понять, насколько среди людей развито слабоумие.

Взять, например, сериалы, которыми наводнены каналы. Обычно это какие-то истории с одними и теми же героями, данные незамысловатые сюжеты призваны смешить зрителей. И каждый раз, с каждой серией, на экране происходит некое действо, где приевшиеся герои болтают между собой и как будто бы попадают в смешные ситуации. Короче, показывается простецкое и беззаботное людское существование.

При этом создаётся впечатление, словно все люди живут праздно и бессмысленно. И кроме каких-то мелких бытовых мелочей, их совершенно ничего не беспокоит. Словно вся их жизнь состоит из смеха и развлечений.

То же касается и различных телешоу. Телевизионный канал устраивает кастинг и подбирает глупейших молодых людей. Потом этих недоумков засылают на какой-нибудь тропический остров, где они якобы строят любовь, а на самом деле просто ведут жизнь, напоминающую существование стаи диких обезьян, жизнь с драками, сексом и кривляньями.

Лишь чрезвычайно малая часть телепередач, в том числе новости, мелкими порциями выдают духовную пищу. Возможно, всё это делается телеканалами специально для оболванивания людей, чтоб они оставались податливой серой массой. Но очевиднее второе, к чему склоняюсь и я, – просто телеканалами управляют такие же недалёкие личности.

Тут Кигред вновь сделал паузу.

– Да, чёрт возьми, всё, о чём ты говоришь, отчасти имеет место, – признал я вслух. – Вот только ты забываешь или не замечаешь, что у людей есть и нечто иное! Среди них много, очень много умных, талантливых, тех, кто создаёт произведения искусства или двигает науку. И есть вещи, много вещей, которые объединяют самых разных людей, например, музыка, или танцы, или театр, ну, короче, какое-то одно общее дело. А ещё люди могут помогать кому-то, когда этот кто-то в беде. Достаточно по тому же телевизору бросить клич, и люди начнут перечислять деньги на лечение смертельно больного ребёнка! Почему-то такие случаи тебя не трогают!

Тут Кигред заговорил вновь, не взахлёб, а размеренно, с минимумом интонаций, как это и было до сего момента.

– Да, конечно, у людей далеко не всё ещё потеряно. Я прекрасно понимаю, о чём ты говоришь. Но, к сожалению, хороших людей, создающих блага, о которых ты упомянул, гораздо меньше, чем плохих. На вашей планете семь с лишним миллиардов, но из них лишь единицы тех, кто реально двигает человеческую цивилизацию вперёд, кто создаёт реально ценные произведения искусства.

Тем более, что ваше искусство уже отмирает. Всё гениальное, в основном, вы создали ещё в двадцатом веке. Просто у каждой цивилизации рано или поздно настаёт момент, когда все ниши уже переполнены, все источники вдохновения и идей уже исчерпаны, и появляется избыток информации. Так вот, у вас такой момент уже настал. Количество гениальных произведений резко уменьшается в геометрической прогрессии и стремится к нулю. Увы, тут ничего не поделаешь.

– Ну, что-то в этом есть, – недовольно вставил я.

– И потом, эти твои случаи, когда все люди объединяются и помогают, например, сбрасывают деньги на лечение… Знаешь, обычно это просто продиктовано страхом перед смертью. Люди так сильно боятся смерти, что готовы хоть кому-то помочь её победить. А между тем, там, за гранью, нет ничего ужасного, там нет никакого Ничто. Возможно, когда ты станешь гроссмейстером, я поведаю тебе, что Там есть…

– Вот значит, как ты повернул, – протянул я.

А Кигред безучастно продолжил:

– Да-да, именно так. К тому же, во всех описанных мной отрицательных явлениях, во всех этих сетевых увлечениях, не было бы ничего страшного, если бы они не захватывали миллионы людских душ. Но уже безвозвратно развращённые человеческие души не могут остановиться. Поэтому меня удручает особенно тот факт, что ни один человек, за редким исключением, даже не задумывается об общей очевидной деградации душ!

То есть каждому отдельному среднестатистическому человеку глубоко наплевать на судьбу всей цивилизации. Вот это-то как раз самый убийственный факт из всех, которые я до сих пор отметил, изучая столь странную планету! (Здесь у Кигреда даже появилась кое-какая интонация).

Кстати, если уж ты заговорил об искусстве, о гениальных произведениях. Просмотрев несколько фантастических кинофильмов, созданных в последнее время людьми, я понял, что человечество всё-таки задумывается о своём будущем. Но это опять-таки заслуга лишь отдельных сценаристов и режиссёров, то есть нескольких единиц – выдающихся особей, выделяющихся из общей серой массы.

Казалось бы, мысль этих художников, заложенная в кинофильм, хотя и наполненный бессмысленными приключениями, должна кого-то увлечь. Но стоит среднестатистическому человеку выйти из кинозала, как он забывает о фильме и даже не начинает думать в направлении, заложенном сценаристом. Иначе говоря, простым людям просто лень думать.

Несколько лет назад ещё у человечества появлялись хорошие бумажные книги, в которых художественным языком излагалось много великолепных идей. К несчастью, в последние годы бумажные книги стремительно потеряли свою популярность, ибо их выместили резко прогрессирующие электронные устройства для игр.

Все гениальные бумажные произведения тоже уже написаны лучшими человеческими особями. Теперь, если даже что-то стоящее и появляется, его мало кто замечает. А в виде бумажных книг, в основном, выпускается какой-то бредовый хлам с глупейшими приключениями каких-то повторяющихся из книги в книгу картонных образов.

Бумажные книги стали для человека частью общей индустрии развлечений и перестали быть пищей для ума. Вообще эта самая индустрия развлечений достигла сейчас у людей немыслимых масштабов. И она всецело удовлетворяет любые желания человеческих тел, но ничего не делает для мозга и души.

Впрочем, я ошибаюсь. В индустрии развлечений в последнее время люди создали много такого, что уводит их мозги в иллюзорную реальность, поражает их души галлюциногенными суррогатами, даёт людям мнимый высший экстаз.

Однако доподлинно известно, что настоящий экстаз, имеющий смысл и рациональное зерно – это экстаз озарения от здравых идей и от их воплощений. Разум, по-настоящему испытавший торжество идей, никогда уже не захочет ничего иллюзорного и наркотического!

– Остановись! – не выдержав, вскрикнул я. – Хватит уже! Я всё понял! Вот только скажи… Ты ведь так и не ответил: каким тогда должен быть идеальный мир, тот самый, в котором отсутствует весь этот бред, всё это безумие? И есть ли у нас шанс?

– Конечная точка развития – это отделение разума от тела, – туманно заявил Кигред. – В обществе тотальной автоматизации душа существует без тела. Поэтому исключены любые пороки. Ведь все они рождаются от телесных желаний.

Однако путь к такому обществу тернист. Любая цивилизация совершает те или иные ошибки, грязнет в ярме мировых войн – одной или двух, проходит испытание гонкой ядерных вооружений.

Но рано или поздно наступает момент, когда цивилизация подходит к точке невозврата. И тогда у неё остаётся два пути – гибельный и правильный. Вы как раз вступили на грань. Именно сейчас ваше человечество проходит точку невозврата. Есть ещё шанс остановиться и пойти по другому пути. Но этот мизерный шанс безвозвратно тает с каждым днём!

А наша Игра под названием «Цивилизация» призвана либо быстрее подтолкнуть на первый, гибельный путь, как это делает вражеский лагерь, либо вернуть, так сказать, человечество на путь истинный.

– Вот значит, как ты всё хитро повернул! – усмехнулся я.

Но здесь Голос пропал. И больше Кигред не вышел на связь. Так продлилось день или два. А затем я не смог вернуться к данной беседе. Высшее существо почему-то стало избегать подобных дискуссий…

Глава 3.5 Страсти с гроссмейстером

Что же касается битвы с гроссмейстером на крыше торгового центра… Вся эта ситуация в Самаре напомнила мне тот случай в Питере, когда меня едва успел спасти Санкья. Он приехал на Васильевский остров, пробрался в квартиру и одолел официанта. Вызвал скорую, и меня откачали в больнице.

Теперь же я словно занял место Санкья. Теперь мне предстояло не только спасти себя, но и выручить своего новичка, умирающего в морозильной камере.

В какое-то мгновение в пылу схватки, поверженный, я понял вдруг, что клешни гроссмейстера на моей шее слегка ослабли. Этот шанс я не упустил! Продолжая брыкаться, как и раньше, до сего момента, я вытянул из кармана нейтрализатор и принялся тыкать им в душащие меня кисти врага.

Захар сделал изумлённые глаза, оторвал правую руку и выбил нейтрализатор. Воспользовавшись полным ослаблением хватки, я вырвался и откатился вбок, к самому стеклу. Тут же я жадно принялся глотать воздух.

— Ах ты тварь! – воскликнул рассвирепевший гроссмейстер. – Ты не в курсе, что эта фигня на меня не действует?

Он указал головой на валяющийся в чёрном море рубероида золотистый нейтрализатор.

– А вот за его применение я тебя накажу вдвойне!

И с этими словами гроссмейстер чёрных резко разогнался и налетел на меня всем своим телом. К сожалению, ошарашенный отсутствием воздействия нейтрализатора, я не успел среагировать.

Мы снова сцепились друг с другом. В пылу борьбы мы перекатились на стеклянный остров крыши. Прозрачный материал предупредительно захрустел под весом наших тел, превратившихся в единое целое.

Я сжимал Захара за локти, а он пытался вырвать руки и ударить меня. Затем, в какой-то момент он всё же высвободил руки и начал меня душить. Видимо, это действие стало его любимой фишкой в пылу упорной борьбы.

Однако мне удалось больно пнуть врага коленом в паховую область. Тогда Захар вскрикнул и резко и вероломно ударил меня головой – лоб в лоб. Меня пронзила острая боль, в мозгах помутнело. И ещё я услышал громкий хруст стекла.

В следующее мгновение я ощутил себя в свободном падении. Отцепившийся гроссмейстер полетел вслед за мной. Видимо, стеклянный остов крыши не выдержал нашей возни.

Приземлился я неудачно. Меня как будто ударило чем-то твёрдым со всех сторон, и сознание в тот же миг провалилось. И мне пришло нечто странное. Увидев это, мой разум решил, что я погиб и попал на тот свет.

Уж слишком необычный открылся мне мир, впрочем, уже довольно знакомый. Я увидел его явно не в первый раз. Он состоял из странных, вычурных строений белого цвета, похожих на прилепленные друг к другу пузатые кувшины, но очень громадные, ноздреватые, с какими-то порами.

Над этими громадинами сияло жёлтое солнце, синее небо отливало безоблачной пустотой и бездонностью. Но вскоре я понял, что вижу обычное облачное небо над собой — вижу небольшую дыру в стеклянном потолке и открывшийся кусок неба.

Тут же ко мне вернулись ощущения моего тела. Я почувствовал, что у меня болит каждая мышца, каждая моя кость как будто сломана. Я повернул тяжёлую голову и увидел, что метрах в двух от меня валяется гроссмейстер Чёрных – Захар, в груде осколков. И он недвижим.

А дальше я увидел, как надо мной склонились какие-то люди, и кто-то закричал, а какая-то женщина завизжала.

– Я жив, господи, – прохрипел я. — Жив!

И попытался встать. Этот манёвр дался мне с огромным трудом. Но я как будто выкарабкался из дерьма! Я встал! И я стряхнул с себя грязь, пыль и мелкие осколки стекла. Один из них впился мне в запястье, и я поморщился от боли, но затем выколупал этот осколок пальцами, а кровь высосал пересохшими губами.

Тут я понял, что упал-то я на какой-то кожаный серый мат в зоне для детских игр. И до меня дошло: именно этот факт и спас меня от травм! А вот моему врагу повезло гораздо меньше. Он брякнулся прямо на плиточное покрытие, хоть и застеленное мягкой дорожкой. В следующие секунды я осознал, что теперь стою посреди ошарашенных людей. Они окружают меня, галдят, пытаются потрогать. Я отмахиваюсь.

— Спасибо, спасибо. Со мной всё нормально.

Я вновь глянул в сторону Захара. Его поза не изменилась. Около него тоже сгрудилась кучка людей. Кто-то даже приготовился делать искусственное дыхание.

– Вон тот человек. – Я указал пальцем на гроссмейстера. – Он хотел заложить в центре отравляющее вещество… Я решил помешать… Мы дрались и… упали сюда. Срочно! Срочно вызывайте полицию.

– Уже вызвали, — басовито сказал невесть откуда взявшийся лысый яйцеголовый охранник в чёрном костюме с рацией в мясистой руке. — Оставайтесь на месте.

Это предложение мне явно не понравилось. Я понял, что мне надо любыми усилиями ретироваться. Мне не нужно столь активное внимание. И тут на счастье появился напарник. Живой и здоровый, он неожиданно возник прямо около меня.

-- Игорь?

– Егор? С тобой всё в порядке? Ты не в камере?

– Ну конечно. – Он даже усмехнулся. – Я активно стучал в дверь камеры и меня выпустили сотрудники.

– Ладно, я покончил с гроссмейстером, – известил я и указал на лежащее поблизости тело. – Сейчас здесь будет полиция, надо сваливать.

Мы двинулись прочь через толпу.

Яйцеголовый охранник преградил нам дорогу.

– Эй, вы куда? – осведомился он, как-то глупо выставив перед собой руку с рацией.

Я машинально поглядел на чёрную палочку антенны, на большие обшлага его чёрного пиджака, на некрасивый губастый рот.

– Не видишь, человеку плохо? – Егор быстро сориентировался. – Скорую не дождаться, я его сам в больницу отвезу. А ты пока того карауль.

И напарник указал на гроссмейстера, который, наконец, пошевелился и застонал.

– Да, да! – Я дружески похлопал охранника по плечу. – Не дай ему уйти. Он хотел заложить бомбу с отравляющим веществом.

– Ну, так а вы свидетель. – Лысый охранник часто-часто заморгал.

– Хорошо, я сейчас смою кровь и вернусь, – проговорил я.

Он нехотя отступил. И тогда я, ведомый под руку Егором, заковылял к эскалатору. Причём, я попытался ускорить ход. Однако все члены тела заныли, ноги едва послушались, а каждый шаг отдался в висках покалыванием.

Кто-то что-то крикнул нам вслед, кажется, кто-то даже попытался нас остановить. Но, несмотря на боль, мне удалось ускорить ход. А Егор сделал то же самое.

Вскоре мы покинули торговый центр и на таски вернулись на квартиру.

***

Едва мы сели на кухне, я связался с высшим существом, и оно ответило. Я сообщил, что мы победили самарского гроссмейстера, что он так и не заложил устройство Когнита, что теперь он, вероятно, в больнице даёт показания следователям. Впрочем, эту информацию ещё оставалось проверить.

– Ты молодец, – неожиданно похвалил меня Кигред. – В последние три кона ты сделал очень многое. Даже в Москве победу добыли твоими руками. Я вижу, как ты растёшь. Проявляется твоя смекалка, ты поборол свою природную трусость, стал умнее. Ты достоин звания гроссмейстера и тайных знаний. Но чтобы окончательно достичь этой вершины, ты должен выполнить последнее задание Игры.

– Интересно, какое? – Я усмехнулся, как сумасшедший. – Мне бы для начала хотя бы отлежаться.

– Я устраню проблемы в твоём теле во время перемещения. Мне это под силу. Ты должен отправиться прямо сейчас.

– Вот ни хрена себе! А как же Егор?

– Твой напарник тоже молодец. Он уже прошёл, как говорится, курс молодого бойца. И теперь его можно отправить в самостоятельное плавание. Отныне он будет вести Игру в одиночку, пока не получит статус маэстро и не станет наставником очередного новичка. А пока он останется в Самаре и проследит за судьбой гроссмейстера Чёрных, а заодно отыщет и нейтрализует химическое оружие. Это будет его первым самостоятельным испытанием.

– Хорошо. Я всё понял, – вздохнул я.

Во время разговора с высшим существом я поглядывал на Егора. Тот моргал, делал заинтересованное лицо, приглаживал волосы на голове. Закончив сеанс связи, я сразу изложил стажёру всё услышанное мной.

– Ну что ж, – в свою очередь вздохнул он. – Как говорится, неисповедимы пути господни!

– Ладно. – Я похлопал его по плечу. – Давай пока чайку попьём.


Наше прощание прошло как-то не так. Мы расстались спустя час. Просто пожали друг другу руки.

– Ещё увидимся, – глупо сказал я.

А ведь в душе почувствовал – что успел прикипеть к этому новичку, своему первому стажёру. Быть может, он стал моим другом? Впрочем, нет, это вряд ли. Я прочитал в его глазах много всего. И одновременно – ничего не смог прочитать!

Он ответил мне просто:

– Ну да, конечно, обязательно увидимся! – И сильнее сжал мою руку.

Что ж, прощай неказистый напарник, сказал я про себя, худощавый, носатый одинокий фрилансер Егорушка! Дай бог или Кигред тебе счастья! И добавь мудрости в твою козлиную бородку! Так чтоб дёрнул волосок, и на тебе – пришло откровение!

– Почаще выходи в соцсети, будем переписываться, – сказал я.

– Обязательно, – ответил он.

Я ощупал карманы. Всё ли при мне? По крайней мере, наличка на месте. А это самое главное, остальное – ерунда. Затем я отвернулся к двери. Но тут же дёрнулся обратно, развернулся к Егору.

– Послушай, – сказал я, – ты не о чём не жалеешь?

– В смысле? – Он потеребил козлиную бородку.

– Ну, что ввязался в Игру. Что я тебя втянул.

– Да нет, – просто ответил он. – Прикольно всё. И жизнь стала веселее.

– Понятно. – Я слегка улыбнулся. – Ну всё, давай.

И мы снова пожали друг другу руки. А затем оба не выдержали и сцепились в объятиях. Я крепко прижался к Егору. Его тщедушное тело стало на эти секунды мне таким родным! Но увы! Так, несколько секунд мы простояли во взаимных объятиях, горячо дыша друг на друга. Наконец, я отстранился. Затем, уже не оглядываясь, не оборачиваясь, я покинул квартиру и вышел на улицу.

Самара окунула меня в мерзкий осенний дождь, противно хлещущий по щекам. Его собрат ветер с остервенением бросил в лицо несколько охапок влажного воздуха. Морщась от боли и от осенней непогоды, я заковылял по тротуару прочь – к месту перемещения. Вблизи зазвенел трамвай. Навстречу чинно проследовала симпатичная девушка с цветастым зонтиком.

Прощай, Самара-городок! Беспокойный я, и не успокоил ты меня! Прощай, город романтиков космоса, пасмурный и дождливый, наполненный какой-то угрюмостью и советской гордостью, растянувшийся непонятно куда, с колдобинами на асфальте и ремонтами фасадов, с людными торговыми центрами и милыми самаритянками. Прощай! Свидимся ли ещё?

«А мне суждено быть вечно одиноким, – сказал я себе. – Без любимой, без друга. Такова моя судьба. Необходимо смириться. В этом даже есть какая-то романтика, какое-то щемящее болезненное удовольствие – испытывать вечное одиночество!»

Глава 4.1 Последний уровень. Отщепенец

Итак, очередная локация — последний шаг на пути к высшей стадии, к завоеванию звания гроссмейстера и получению тайных знаний. Новый город, но на этот раз отнюдь не мегаполис – а маленький южный райский уголок.

Канал открылся в довольно странном месте. После того, как высшее существо переместило меня, я осмотрелся и обнаружил себя стоящим посреди узкой лестницы. Слева и справа – мелкие, но густо растущие деревья, опутавшие своими щупальцами старые перила.

Лестница оказалась очень крутой. Ступеньки с проклюнувшейся насквозь травой выполнены кое-где из досочек, а кое-где – пролётами – из металлических прутков. Лестница словно спускается в бесконечность и поднимается куда-то в заросли.

Меня выкинуло прямо на металлическую ступеньку. После холода и мрака я ощутил прыжок и встал. Металл прутиков больно ударил по пяткам. Мурашки пробежались по всему телу.

Я быстро пришёл в себя и освоился на новом месте. На это мне хватило минуты или чуть больше. И ещё я понял, что исчезли прежние болячки от падения в торговом центре. Словно мне, как герою Игры, добавили жизненных сил (+10)! Затем я решил спуститься вниз. Боль в ступнях от прыжка прошла. Шаг, другой, быстрее и быстрее — ноги в кроссовках пересчитали уже ни один десяток ступенек.

И вот я в самом низу. Лестница оборвалась в закоулке с двумя старинными бревенчатыми домами, а затем открылась улица.

Здесь тепло, даже жарко в моей ветровке – солнце радостно глядит с неба, несмотря на октябрь. Похоже, я в южных краях. Да и пейзаж соответствующий – узкая извилистая улочка, малоэтажные и одноэтажные домики, где тусклые и старые, советского покроя, а где современные и помпезные – с элегантными башенками и вычурными балконами.

Мимо по дороге, взметнув клубы пыли, пронеслась Газель. А за ней пролетел старый добрый ВАЗ «шестёрка» белого цвета. Я повёл головой вслед за ними. Улица поднималась постепенно. Там, вдалеке, виднелись горы, невысокие, покрытые большей частью какими-то деревьями. Кое-где в горах, в туманной дымке виднелись домики. Вершины возвышенностей соприкасались с чистым синим небом.

— Вот повезло, так повезло! — пробормотал я и посмотрел направо, в противоположную сторону.

Там виднелся ряд невысоких деревьев, ограждающий насыщенную автомобилями дорогу. А дальше угадывалось пустое необъятное пространство. Ого, да там же море! Так воскликнула моя душа.

Но тут в моё внутреннее «Я» вмешался Голос.

– Чистильщик Игорь, ты уже на месте?

– Да, и это какой-то городок у моря, судя по всему, в России или Абхазии, – протянул я вслух, оглядываясь по сторонам.

Мимо прошествовали двое брюнетов в лёгких олимпийках, о чём-то оживлённо болтающие с кавказским акцентом.

– Ты прав, — ответил Кигред. — И здесь ты вступил в самый важный этап. Тебе надо найти и обезвредить Игрока из вражеского лагеря. Но это не обычный Чёрный. Это очень сильный, самый лучший гроссмейстер Когнита, который вышел из-под его контроля.

-- Вот как? – удивился я и отошёл в сторонку – прислонился к стене небольшого продуктового магазина. – Очень интересно.

– Сейчас этот человек находится где-то неподалёку от тебя. Периодически я ощущаю его мысленную энергию. Причём, он не просто вышел из-под контроля. Он получил кое-какие тайные знания. Но самое главное, у него остались весьма опасные гаджеты. И что у него на уме, никому неизвестно, даже мне, даже Когниту. Этот человек больше не пользуется ментальными наручными часами.

– Кажется, я начинаю кое-что понимать, – протянул я, присев на корточки. – Какие ваши гаджеты остались в руках у этого человека?

– Главный аппарат, который представляет опасность, это авиаблокиратор.

– Что за штука? – нетерпеливо спросил я.

– Авиаблокиратор выводит из строя все электронные системы любого земного самолёта в радиусе один – два километра. То есть если прибор активировать на Земле, находясь под снижающимся самолётом, то… Любой аэробус может тут же рухнуть и разбиться. С авиаблокиратором работают в зоне около аэропорта.

Я поменял точку опоры. Мимо проследовала бабуля с котомкой, она с любопытством глянула на меня, и я помолчал. Когда она удалилась, я сказал вслух:

– А для чего у этого отщепенца был такой гаджет?

– Он имел задание от Когнита – совершить авиакатастрофу. Должен был упасть самолёт с сотней пассажиров на борту. Однако гроссмейстер не выполнил это задание и исчез. Но позже пару раз он появился в социальных сетях. Так удалось вычислить его примерное местоположение.

– Но как же мне-то отыскать его точное местоположение?

– Ты ведь не первый, кому поручена такая сложная задача, – заметил Кигред. – Я уже отправлял на поиски одного сильного игрока. Ещё не так давно он получил задание, идентичное твоему. Через несколько дней он перестал выходить на связь. Мне до сих пор неизвестно, жив ли он вообще.

– Н-да, это печально. – Мне стало немного не по себе. – А что за Игрок? Какой у него был сан?

– Поговорим об этом чуть позже. – Высший голос почему-то не захотел сразу раскрыть карты.

Впрочем, я не придал значения этому факту, поскольку решил, что Игрок мне всё одно неизвестен.

– Ладно, как скажешь. Но очень плохо то, что он пропал, – задумчиво протянул я.

– Брось, ты не должен огорчаться, – поспешил заверить Кигред. – Я возлагаю на тебя огромные надежды. Пока ты самый лучший мой Игрок. Я уверен, что у тебя всё получится удачнее, и ты выйдешь сухим из воды.

– Спасибо за доверие и… приятно слышать, но твои слова меня мало утешили! – громко сказал я, так что проходящая мимо девушка удивлённо глянула в мою сторону.

– Хорошо, мы ещё поговорим чуть позже, – заключило высшее существо. – Обещаю, что теперь всё основное своё внимание я буду уделять именно тебе. А пока отправляйся во временное пристанище.

– Хорошо, говори адрес.

И Кигред, вопреки устоявшимся правилам назвал город, а уж затем и адрес пустующей квартиры.

Вскоре предо мной предстала пятиэтажка, довольно милая, с маленькими балкончиками, с приятным салатным фасадом. Мне предстояло заселиться в маленькую квартирку под номером сорок семь. Открывашку я забрал из тайника на задах магазина «Магнит» – по координатам, указанным высшим существом.

Я легко проник в нужный подъезд и в искомую квартиру на третьем этаже. Меня принял уютный уголок с аскетической обстановкой. Мне показалось, что хозяева держат его лишь для возможности пожить здесь летом в отпуске. Я сразу вышел на открытый балкон и осмотрелся.

Русский южный городок на берегу Чёрного моря. Разве может Чистильщик пожелать лучшей доли? Здесь до сих пор припекает солнце, несмотря на октябрь. Тут даже люди, идущие мимо дома, радуются жизни. А какие хмурые они были в Самаре!

Я вернулся в комнату и присел на старый диван. Что ж, пора подвести кое-какой итог. Куда я иду? Куда катится моя жизнь? Да, чуть больше полугода назад я ввязался в эту странную Игру, похожую на какой-то бред сумасшедшего. Да, влезши в это ярмо, я добился немалых успехов. Вот, даже высшее существо меня похвалило! Оно оказало доверие и дало последнее, самое трудное задание.

Ну и что? К чему всё это? Обрёл ли я смысл жизни? Да. Стал ли я менее одиноким? Нет. Научился ли я чему-нибудь? Да, чёрт возьми, да! Я многое понял о людях и научился быстро ориентироваться в самых сложных ситуациях, когда твоя жизнь висит на волоске. Наконец, я тупо научился махать кулаками.

Ну и что с того? А в чём этот смысл жизни, который я нашёл? В том, чтобы бороться за идею, за победу добра над злом? Да, несомненно! Однако мне просто повезло, я попал в лагерь Добра, а не лагерь Зла. Ну и что. Должно же было мне когда-то повезти!

Неважно, как ты ввязался в борьбу. Неважно, какую область деятельности ты избрал. Неважно, куда тебя занесло на гребне судьбы. Главное – полюбить то, что ты делаешь. Понять, что именно оно и есть твой смысл жизни. Он вроде бы и разный у всех, но на самом деле единый – бороться за что-то и побеждать.

Под столь философский настрой я вышел из дома и побрёл по направлению к морю. Конечно же, мне не терпелось увидеть эту обворожительную стихию, услышать задумчивый шёпот прибоя, пощупать пенистую сущность огромного волнистого естества.

Я спросил у прохожего, невысокого мужичка, одетого по-летнему в шорты и майку, с чёрными очками на глазах – как пройти на море? Он усмехнулся. Мне почему-то подумалось из-за его загорелого, усталого и похмельного лица, что этот тип прожигает свою жизнь в местных злачных заведениях.

– Иди во-он туда прямо, не ошибёшься! – Тип показал рукой вдоль улицы.

Я последовал его совету.

Выход на набережную, как я заподозрил, уже не жил прежней активной жизнью. Поредел нескончаемый людской поток. Поубавилось торговых точек со всякой всячиной. Поутихли рекламные зазывалы.

Но всё ещё здесь было шумно и людно. Всё ещё светились улыбками лица. Всё ещё солнце совершало благотворительность и беззаботно рассыпало свои лучи тем и другим, туда и сюда. Всё ещё работали точки питания на свежем воздухе.

И вот я вышел к морю. Этот миг, тот самый, когда ты ожидаешь, что вот-вот оно появится, когда у тебя поднимается волнение в груди, когда душа замирает, и тут открывается впереди первый трепетный синеватый кусок, и ты ощущаешь прилив детской радости… Этот миг – один из самых необычайных моментов в твоей жизни. А затем ты делаешь ещё несколько нетерпеливых шагов. И вот Оно уже раскрывается тебе во всей своей красе. И вот ты уже слышишь его шум, его несмолкаемый разговор о вечности. Ты обозреваешь его необъятный горизонт. И улыбаешься маленьким забавным корабликам вдали.

Ступая по вязкой гальке, я быстро приблизился к самой кромке моря. Пенистая водичка лизнула носок моего кроссовка. Я наклонился и пощупал прозрачную сущность. Надо же, тёплая, как парное молоко! Ласкает мелкую цветастую гальку. Я выпрямился и осмотрелся.

Какие-то смельчаки ещё купались, несмотря на октябрь. Кто-то спокойно загорал на берегу. Пожилая дамочка в закрытом купальнике и соломенной шляпе с невероятно широкими бортами, сидя на зелёном полотенце, читала книжку Донцовой. Двое толстых мужчин в плавках, словно тюлени или морские котики, перекатывали свои туши, лёжа в водной стихии недалеко от берега.

Море слегка волновалось.


Не знаю, сколько я простоял у кромки мерно шепчущего царства, словно зачарованный. Искупаться так и не решился – испугался потенциальной простуды. Зато я опять обдумал своё нынешнее состояние и своё нынешнее положение.

Что меня ждёт впереди? Этого я не мог сказать. Я знал одно – мне предстоит тяжёлое испытание. Согласно заверениям высшего разума – самое тяжёлое за последние месяцы, да что там, за всю мою жизнь!

Я побрёл обратно. По пути завернул в уличную кафешку и заказал всё самое аппетитное. В этот сезон золотой осени я даже получил скидку на вкуснейший обед! Я с удовольствием съел южный чебурек, неудержимо длинный и жирный, с сочным, чуть недожаренным мясом и стекающей по подбородку жижей. Я промочил горло чудеснейшим холодным баварским пивом, которое чрезвычайно согрело мою душу. Я с удовольствием испробовал греческий салат. Я в обе щёки умял кровавый шницель, закусил креветками и заказал ещё пива.

По пути назад, на квартиру, я завернул в салон сотовой связи и приобрёл недорогой смартфон. Налички осталось – кот наплакал. Но Кигред заверил, что на моём сбербанковском счёте уже солидно прибавилось. Осталось лишь зайти с паспортом в отделение и получить наличку в кассе. Так я и сделал.

Вскоре мои карманы согрела приятнейшая сумма. Да уж, в наш век пластиковых карт и криптовалют наличные деньги, по-прежнему, самые надёжные активы! Они необычайно приятны на ощупь, именно они вызывают очень тёплые чувства надёжности и спокойствия!

Их можно хорошенько спрятать в тайную кубышку, в старую книжку, и ни о чём не беспокоиться! Никакие приставы их не найдут, не заморозят на счетах и не отберут! Никакие хакеры их не выкрадут из твоего электронного кошелька! Да здравствуют ощутимые кончиками пальцев банковские купюры!

Когда я вернулся в квартиру, то включил телевизор для фона. Придурки из Камеди корчили рожи в какой-то нелепой миниатюре. Из приоткрытой двери балкона веял солоноватый морской воздух. Я задумался о главном: как начать поиски отщепенца – так я назвал гроссмейстера Чёрных, вышедшего из-под контроля.

Кигред сообщил, что мой предшественник исчез бесследно. Что с ним произошло? Он вышел на след отщепенца, и тот убил Чистильщика? Но как мой предшественник отыскал отщепенца? Где находится этот гад? Должна же быть хоть какая-то наводка! Хоть какая-то зацепка!

Я потеребил на руке ментальные часы.

– Кигред, ты слышишь меня? – сказал я вслух, и это прозвучало как-то странно в пустой квартире.

Тишина… А ведь пообещал уделять мне особое внимание. Ну что ж, может быть, высший разум откликнется чуть позже.

Я откинулся на спинку кресла и уставился в синеватую стену. Да, Кигред прав. Я действительно сильно вырос за последние полгода. В переносном смысле, конечно. Я даже сам стал себе удивляться: откуда что взялось?

Ведь раньше, когда я протирал брюки в офисе, я даже драться-то особо не умел. Махать кулаками меня научил Санкья, мой наставник, ещё в Питере. Это он показал мне несколько хитрых приёмчиков. Это он в свободные минуты заставлял меня вступать в нешуточные спарринги.

Ведь раньше я не подозревал, что могу побороть в себе страх, что могу мгновенно принять правильное решение, что в силах выпутаться из самых безвыходных ситуаций. Не думал, что откроются во мне новые качества.

Но самое главное: я обрёл смысл жизни. А до вступления в Игру у меня его никогда не имелось. Я просто плыл по течению. Впрочем, как и добрая половина миллиардов жителей на Земле.

– Я слушаю тебя, Игорь, – вдруг разразился Голос.

– Наконец-то! Слава тебе, господи! – поёрничал я. – Помоги мне начать миссию. Как найти указанного тобой человека? За что зацепиться?

– Хорошо. Теперь, когда ты освоился на месте, я дам тебе кое-какую информацию. Впрочем, это всё, что мне известно.

– Что ж, я весь во внимании, – громко сказал я, поменяв точку опоры.

– Поиски нужно начать, исходя из данных о личности этого отщепенца, как ты его называешь. У него есть страница только в одной из социальных сетей. Он давно её не посещал, но оттуда можно почерпнуть кое-какую информацию. Этого человека зовут Владлен Сапчугов. Забей его имя и фамилию в окно поиска на яндексе или гугле, и будет тебе счастье.

– Надо же, как ты заговорил! И откуда только выучил наши коронные фразы? Из интернета понабрался?

– Мой разум, в отличие от твоего, работает двадцать четыре часа в сутки, – неожиданно сознался Кигред. – И я успеваю вместить за земную неделю такой пласт информации, который тебе и не снился!

– За земную неделю… – повторил я. – Ты уже много раз подтверждал мои домыслы о твоей инопланетной сущности. Как выглядел твой мир? Может, поделишься, наконец?

– Скажу только, что он был чрезвычайно похож на ваш, – почему-то охотно ответил Кигред, чего я от него никак не ожидал. – Над ним сияло такое же жёлтое солнце, а глаза выедало бездонное синее небо. Из поверхности росли похожие на огромные земные кувшины ноздреватые дома невероятной высоты.

Похожие на кувшины… Ноздреватые… Что-то мне всё это напомнило. Кажется, подобные строения я уже видел в странном сне. Или не во сне…

– Но зачем тебе эта Игра? – спросил я. – Чем тебе не угодил наш мир?

– Я же намекал: мой разум без тела, но ему также нужна пища. А Игра с её гениальными идеями – это пища для разума. Без питания он сойдёт с ума от скуки, бессмысленно мотаясь по просторам Вселенной. Впрочем, хватит демагогии, займись делом! – вдруг приказал высший разум. – Или ты забыл, зачем я тебя сюда переместил?

– Да нет-нет. – Я достал мобильник и загрузил браузер. – Сейчас поищу этого отщепенца в социальных сетях.

И Кигред на какое-то время замолк.

Страницу Владлена Сапчугова я отыскал быстро. Довольно занятный тип. Овальное лицо со впалыми щеками. Реденькие волосы землистого цвета. Серо-голубые глаза с умным взглядом. Чётко очерченный подбородок. В целом, приятные черты.

Семейное положение: холост. Возраст: 33 года. В друзьях – буквально три человека. Последнее появление в сети – месяц назад.

– Ладно, попробуем скакать от крайнего поста, – пробормотал я.

Верхняя запись в ленте Владлена гласила:

Окружающий нас мир является нам полностью таким, каким мы его создали и вообразили. Мы ходим-бродим по нему, спешим по каким-то там делам, не замечая истинного положения вещей. А на самом деле мы очень глупы. На самом деле все наши заботы – ничто для Вселенной, для вечности.

Мы глупы в своих тщетных поползновениях, в своих примитивных стремлениях, мечтах и желаниях. Но чтобы понять истинную ценность этого мира, чтобы коснуться краешка настоящей Истины, нужно раз и навсегда отречься от всего бытового, приземлённого, от безумного добывания денег, от семьи, от общения с обывателями, окружающими нас.

Этим обывателям, этому быдлу лень даже думать, что все их дела, вся их суета на самом деле никому не нужны, разве что, кроме них самих. И вся эта беготня ради какой-то пустой цели, ради производства, покупки или продажи какого-то продукта – всё это так глупо и призрачно, если только хоть ненадолго взглянуть на всё это с другой, казалось бы, недоступной точки.

Как ни странно, эта самая точка, обеспечивающая иной угол зрения, далеко не так недоступна, как кажется. Я вот её уже отыскал, с неё смотришь как бы свысока на всё происходящее, в буквальном и переносном смысле. А ещё помогают чистый воздух, край Света и наличие тайных знаний, которыми надо суметь правильно распорядиться.

Прочитав эту муть, я понял, что ничего толком не понял. Подобная белиберда в социальных сетях уже никого не удивляет – ибо люди с тараканами в голове с удовольствием сливают в интернет все свои мыслительные испражнения. Однако было в ней нечто, за что следовало ухватиться. По крайней мере, так мне показалось. Но пока я не мог понять, что именно.

– Послушай, Кигред! – громко сказал я.

Через несколько секунд Голос ответил.

– Я весь во внимании.

– Я посмотрел страницу отщепенца. Мне надо подумать.

– Отлично, – просто сказал мой демиург без всякой интонации.

– Но ещё я хочу знать, кого ты отправлял до меня? Кто тот человек из Чистильщиков, который исчез незадолго до моего появления?

– Это вполне логично. Я знал, что тебя это заинтересует.

Высшее существо сделало паузу.

– Ну и? – нетерпеливо вставил я. – Кто же этот Чистильщик?

– Ты его знаешь, – ответил Кигред. – Это Санкья.

Голос меня ошарашил. Передо мной сразу возник образ моего любимого наставника – длинные руки, вихры, шрам. В течение нескольких секунд я не смог произнести ни слова. Наконец, с моих уст сорвался вопрос:

– Что?! Санкья? Какого чёрта! Почему ты раньше-то молчал?! Почему ты скрывал от меня?

– Да, это Александр, знакомый тебе по Петербургу, – спокойно заявил безучастный внеземной разум. – Я решил не сразу шокировать тебя.

Дурацкое оправдание! У меня в душе как-то всё сникло.

– И когда же он пропал? – вполголоса осведомился я, наложив ладони на лицо.

– Две недели назад.

– А где Санкья ночевал? Здесь, в этой квартире? – предположил я, опустив руки на ляжки.

– Ты угадал, – ответил высший разум. – Возможно, от твоего бывшего наставника остались даже какие-то следы.

– Ладно, всё понятно. Поговорим позже!

Я соскочил с дивана и принялся бродить по квартире в поисках хоть каких-то намёков на недавнее присутствие Санкья. Теперь эти стены приобрели для меня как будто совсем другой оттенок, иной вид.

Вот здесь он спал, вот здесь он ел. Личных вещей на виду не осталось. А что если? Я наклонился и заглянул под диван. И вот – о чудо! – маленький карманный блокнотик затерялся около чёрной мебельной ножки. Я вытянул его на свет и ртом сдул пыль.

На первой же странице мне удалось обнаружить какие-то странные записи с зачёркнутыми числами.

Мир., 1, 3, 5 Энтуз., 5,2,4,7,10, 9 Револ., 3,2,5,7 Лен 2,4, 6

На второй странице записи продолжились:

Энтуз., 11, 17, 15 Лен 1,3

На третьей странице цифры не зачеркнули, а обвели в кружки:

Энт., 11, 10.

Я не мог поручиться, что эти странные записи сделал именно Санкья, однако почерк определённо напоминал его манеру писать какими-то скачками. Буквы и цифры словно чуть подпрыгивали.

И что это вообще означало? «Мир.», «Энтуз.» или «Энт.»… Ну, «Энтуз.» и «Энт.» – очевидно, одно и то же. Немного пораскинув мозгами, я пришёл к выводу, что эти странные сокращения есть не что иное, как самые обычные названия улиц.

Стало быть, Санкья искал отщепенца простым обходом домов, озарило меня! Ну да! А как ещё? Только где эти улицы, где эти дома? Здесь, в городке? Или, скажем, чуть выше, в горной деревне?

И почему при своём последнем уходе из квартиры Санкья не прихватил с собой блокнотик? Мало того, он его потерял и даже не удосужился поискать, пошарить под диваном! Интересно, почему?

На эти и другие вопросы мне ещё предстояло ответить.

А пока стоило закачать в мобильник хорошее географическое приложение с подробными местными картами. Чтобы каждый дом, одиноко стоящий где-нибудь на утёсе, каждая недостроенная лачуга в отвесных джунглях – чтобы всё оказалось нанесено. Ведь кто его знает, где этот отщепенец пристроился!

А уж укромных уголков тут хватало – это я помнил из прошлого.

Кстати. До сих пор я бывал на русском юге два раза. Первый – это в детстве – мы прилетели сюда с мамой и её знакомой на самолёте. Жили в Краснодарском крае, в какой-то станице, у родственников маминой знакомой. А на море, за двадцать километров, нас возил на жигулях хозяин дома.

Всё, что я помню с того давнего времени – как ловил в саду дома лягушек, и как мне однажды ночью стало плохо, как я выбежал в гостиную, едва успел сказать о своей проблеме, как меня вывели во двор и я начал блевать. И как мы приехали на море, а там шторм, небольшой, правда. И как я без спроса полез в воду, и меня захлестнуло волной, так что я чуть не захлебнулся.

Странно, но это все оставшиеся с того периода воспоминания.

А второй раз случился уже в сознательном возрасте. Я работал в большом нудном офисе, похожем на каторгу, и отпуск мне почему-то дали только в мае. А в то время были у меня сложные отношения с одной роковой девицей.

Довольно таки глуповатая блондинка со своей квартирой – я почти жил у неё – высасывала из меня все соки, постоянно оставляла меня сидеть с её двухлетним ребёнком, а сама куда-то пропадала надолго, мы часто скандалили и даже дрались до первой крови. Несколько раз я уходил, но быстро снова возвращался. Что называется: и вместе плохо, и порознь никак.

И вот эта блондинистая девица выпросила у меня поездку на Чёрное море. Я наскрёб по сусекам, и мы отправились на поезде. И так я попал в Геленджик, но мне даже не удалось искупаться – вода в море оказалась ледяной. Зато я несколько раз попил пива в кафешках у набережной, потанцевал на местной дискотеке и даже побывал со своей пассией в каком-то местечке с водопадом. Почти сразу после возвращения мы расстались – в который раз! Но уже навсегда.

Теперь я вспомнил то время с усмешкой. И вот что мне подумалось. Странно, проходят годы, и то, что когда-то казалось таким важным, и ты переживал сильнейшую трагедию своей жизни, в самый реальный миг, сегодня, сейчас, представляется таким призрачным, глупым и наивным! А порой и смешным.

Однако до Геленджика тут не близко, сказал я себе. Вряд ли я вновь увижу этот чудесный город.

Что ж, ладно: глубокий вздох. Я спрятал телефон, отключил телевизор и быстро покинул квартиру, чтобы прогуляться, развеяться, подумать. Блокнот остался на столике.

На улице уже вечерело. Я отмахнулся от вновь нахлынувших воспоминаний о роковой блондинке, словно от назойливых комаров. Но, слава богу, кусачих насекомых на юге почти нет! Я направился в сторону моря.

Солнце уже пряталось за невысокими домами. Но до сих пор тепло приятно окутывало тело лёгким одеяльцем. Беззаботные прохожие с шоколадными частями кожи прогуливались в поисках магазинов или баров.

Солоноватый воздух с берега залетел в ноздри. Я свернул на шумную пешеходную улицу. Сбоку открылся парк аттракционов. Смех, музыка, женские взвизги, мужские возгласы и радостные детские крики – вся эта какофония заполнила мой слух.

Чего здесь только не было! Цветастое царство, части которого то разбегались, то резко срывались вниз, то раскручивались, а то и взлетали вверх. Я ускорил ход. Потом потянулся бесконечный ряд бутиков.

Сувениры, шубы, одежда, обувь и даже книги – купить можно было всё, что угодно душе и телу. Потянуло ароматом шашлыка, и меня вдруг опять настигло чувство голода. Хотя вроде и обедал-то недавно. Однако шашлычные ароматы в прибрежных городках просто сводят с ума! Я завернул в открытую кафешку и выбрал свободный столик в уютном месте.

Официантка оказалась очень милой девушкой, стройной брюнеткой с молочно белыми зубами и обворожительной искристой улыбкой. Она напомнила мне Кристину, и в груди сразу заныло. Боль от потерянной любви вернулась ко мне с новой силой, словно наступили на старую мозоль. Так что я заказал водки.

Но после того, как я выпил две рюмки из графина, мне стало жечь в груди ещё сильнее – и в прямом, и в переносном смысле. Я загрустил. Радости отнюдь не прибавилось. Рука зачесалась – а вот взять да и позвонить Кристине! И я еле сдержался.

Но после третьей рюмки мне пришло в голову, что клин клином вышибают. И тогда я пересел за барную стойку и заговорил с какой-то одинокой темноволосой девицей. Она оказалась довольно симпатичной. Вот только нос почудился мне чересчур длинноватым. Но зато фиолетовая кофточка и синие джинсы выгодно подчеркнули её фигуру.

Я банально спросил, не скучает ли дама, на что получил оригинальный ответ:

– А ты умеешь развеивать скуку?

Я улыбнулся.

– Ну, я умею поддержать беседу и угостить хорошим напитком, – вымолвили мои уста как бы сами собой.

Девушка улыбнулась в ответ. Мне подумалось, что она тоже под хмельком. Я поинтересовался, какой напиток она предпочитает. Тогда дама заявила, что ей нравится коктейль Маргарита. Я заказал у бармена два бокала.

Дальнейшее пролетело как в тумане. Вскоре мы вдвоём очутились на квартире, в которой я остановился. Девушка назвалась странным именем Камилла. Впрочем, я не поверил в его правдоподобность.

Дома мы выпили вина, которое я купил по пути из бара, закусили фруктами, которыми я запасся ещё днём, возвращаясь с моря. Девица созналась, что завтра заканчивается её отпуск, и она улетает. Как мы легли спать – у меня выпало из памяти. Остались лишь короткие постельные сцены, во время которых мне ясно представлялась Кристина. Похоже, один раз я даже назвал эту Камиллу Кристиной, но точно не помню.

К тому же, девушка вела себя в постели – это ощущение у меня осталось – так же страстно, как Кристина. Но утром, когда я проснулся, наваждение прошло. Рядом оказался просто чужой, незнакомый человек – брюнетка с длинным носом и взъерошенными волосами.

Кроме всего прочего, она ещё и громко сопела, а местами даже храпела. Я наклонился к ней и рассмотрел все черты. И тут я понял, что совершенно нет никакого сходства с Кристиной, и я ровным счётом ничего к этой даме не испытываю. К тому же, она вроде бы обмолвилась, что сегодня возвращается домой – в Киров.

Что ж, скатертью дорога! Прихватив утерянный блокнотик Санкья, я собрался и вышел из дома. Брать у меня всё равно нечего. Я написал ей, мол, будешь уходить – захлопни дверь, но меня не жди, не вернусь.

Позавтракав в уличной забегаловке с романтичным видом на море, довольно спокойное с утра, я сбросил нападки похмельного синдрома и отправился в горы – в деревню. Почему именно туда? Да просто за кружкой кофе, ласкаемый лёгким ветерком, я вновь прочёл в смартфоне строки из последнего поста отщепенца.

Как ни странно, эта самая точка, обеспечивающая иной угол зрения, далеко не так недоступна, как кажется. Я вот её уже отыскал, с неё смотришь как бы свысока на всё происходящее, в буквальном и переносном смысле.

И до меня дошло: «свысока… в буквальном смысле» – это значит, с высоты гор. То есть он живёт где-то там, в тех домиках, виднеющихся вдали, у кромки неба. И в своём блокнотике Санкья указал тамошние адреса. А проверенные дома зачеркнул.

Перед выходом из кафе я скачал карту местности на смартфон. А по пути я заглянул в магазин и прикупил всё необходимое в дорогу: бутылку газированной воды, пирожки с картошкой, детский бинокль, рюкзачок для поклажи.

Кроме того, я машинально погладил на руке ментальные часы и вызвал высшее существо:

– Кигред, ты меня слышишь?

Голос откликнулся быстро.

– Чистильщик Игорь, как твои дела?

– Всё отлично! – бодро сказал я. – Нашёл блокнот Санкья, и это указало мне, что Владлена Сапчугова надо искать в домиках на горе.

– Хорошо, действуй. Только когда вычислишь нужный дом, сразу сообщи мне, прежде чем вступать в контакт с этим гроссмейстером Чёрных

– Ладно, договорились.

И Голос затих.

Я добрался до края городка и вышел к горам.

Глава 4.2 Лучше гор могут быть только горы

Идти наверх оказалось не так-то просто, как я себе представил изначально. Во-первых, сказалось вчерашнее употребление крепких напитков — сердце сильно застучало в грудь, да и одышка замучила. Во-вторых, не натренированные ноги быстро заныли в районе икр.

Мне пришлось сделать несколько передышек, прежде чем я добрался до первого домика. (Рейсового автобуса я не дождался.) Кстати, карта в смартфоне к моей радости подтвердила записи Санкья. В посёлке имелось четыре улицы, и три из них соседствовали друг с другом: Ленина, Энтузиастов и Мира. Революции находилась чуть в стороне.

Домики практически все выглядели так, будто я попал в прошлое: постройки из кирпичей и брёвен не обновлялись лет тридцать. Я вышел на улицу Энтузиастов и побрёл к домам с номерами 10 и 11. Ибо именно их Санкья в последний раз обвёл кружочками. Значит, поиски прервались на этих объектах.

Где-то за высокими старыми заборами залаяли собаки – наперебой. Улочка, словно подтверждая своё название, оказалась узкой, извилистой, лишь с грунтовым покрытием. Только энтузиасты смогли сюда заселиться. Нормальные люди – это вряд ли!

Ни кстати мне вспомнился Санкья – долговязый, с длинными ручищами, с лохматой соломенной макушкой, с маленьким шрамом на подбородке. Мы двигались по Невскому проспекту, выслеживая одного важного Игрока из вражеского лагеря.

Этот соперник имел миссию: совершить теракт на Дворцовой площади. Там, в сердце Северной столицы, намечалось какое-то праздничное сборище. Кроме того, туда должен был подъехать миллиардер, инкогнито прибывший из-за океана.

Мы вычислили, что компоненты взрывного устройства, которые прилетели с небес от Когнита в различные тайники, должны подобрать три человека. На одного из этих типов мы и вышли на Невском.

Он забрал компонент в тайнике около Казанского собора и направился в сторону Дворцовой площади. Там должны были состояться встреча с сообщниками и стыковка компонентов, а также, собственно, активация устройства. Но в какой-то момент Чёрный заметил, что мы его засекли. И тогда он куда-то позвонил по мобильнику, после чего резко ускорил ход.

Мы немного замешкались. Вдруг сзади неожиданно появился второй Чёрный и ткнул в спину Санкья каким-то прибором с иглой, наверно, нейтрализатором. Мой наставник закатил глаза, я едва успел его поймать при падении. Подонок, подступивший сзади, попытался ударить и меня, но я вовремя отскочил в сторону.

Обессиленное тело Санкья, словно кукла, припало к поребрику. Я отметил бешеные глаза врага и тут же метнулся в сторону – во второй раз. Его кулак просвистел под ухом. Тут неожиданно возмутился кто-то из прохожих, коих было много. Какая-то бабушка с огромной коричневой сумкой остановилась и воскликнула:

— Ты зачем их бьёшь? Люди, вызывайте полицию! – И неожиданно огрела Чёрного своей мощной сумкой по голове.

Кто-то ещё остановился и запричитал. Тогда тип испугался и бросился прочь. Я склонился над Санкья.

– Не упусти его, – пробормотал наставник и отключился.

Я глянул вперёд. Серая фигурка человека с компонентом бомбы промелькнула где-то в толпе прохожих далеко впереди.

Я оставил Санкья на попечение сердобольной бабули и ринулся в погоню. Помнится, в те минуты я тоже сильно запыхался. Но, тем не менее, мне удалось сократить разрыв. Второй Чёрный, отключивший Санкья, словно провалился сквозь землю, но наверняка тоже передвигался где-то рядом.

Наконец преследуемый заметил меня и изменил тактику. Он резко метнулся на дорогу, под сигналы клаксонов, и умудрился заскочить в последнюю дверь отчаливающего трамвая. Та сразу закрылась, и вагон, зазвенев, ринулся вперёд.

Я поначалу побежал было вслед, расталкивая прохожих. Но до меня быстро дошло, что это бессмысленное занятие — мчаться на своих двоих за ускоряющимся трамваем. Тогда мне подвернулся экипаж такси — просто на парковке. Я нагло влез в салон и сунул водителю серьёзную купюру.

– Пожалуйста, шеф, нужно просто обогнать вон тот трамвай.

Благо, таксист оказался молодцом – кивнул и поехал.

Итак, на следующей остановке я уже поджидал трамвай около рельсов.

Вагон подкатил, с замиранием сердца я забрался в последнюю дверь. И тут я ошибся. Подонок уже протиснулся сквозь толпу пассажиров в авангард трамвая. Судя по всему, завидев меня на остановке, он выскочил и метнулся к тротуару. Но я заметил его манёвр и тоже покинул трамвай в самый последний момент.

Дальше мы просто неслись друг за другом вдоль старинных питерских домов. Поняв, что я не собираюсь отставать, парень в сером свернул куда-то во двор. Я, естественно, метнулся вслед за ним. Двор оказался глухим и пустынным – ни души!

Всё это напомнило мне тогда классическую сцену из популярного серила типа «Улицы разбитых фонарей». Я осмотрелся и ничего необычного не обнаружил. Понятно было, что враг проскользнул в один из подъездов.

Но коли так, то он мог выскочить через чёрный ход, решил я. И тогда, не долго думая, я понёсся прочь из двора. Мне удалось вычислить, где примерно выскочил парень в сером. И мне повезло: я вновь заметил его фигурку.

Он двигался быстрым ходом, рассчитывая, очевидно, что оторвался от погони. Я не стал его разубеждать. Я спрятался за быстро двигающейся парочкой прохожих и тем самым поравнялся с преследуемым.

Схватка получилось недолгой. Парень, на удивление, на ощупь, оказался чересчур щуплым. Мне удалось скрутить его и сжать тонкое запястье. Так он потерял нейтрализатор. Его уста прошипели матерное ругательство.

Однако я ощупал Чёрного и отыскал заветный компонент бомбы. Он оказался странной штукой: какой-то чёрный параллелепипед размером со спичечный коробок, без вкраплений и линий разъёма. Лишь маленькая дырочка на одной из граней – очевидно, для присоединения к общей системе.

Если бы сотрудники ФСБ взяли парня с этим предметом, они бы вряд ли что доказали. Неземная конструкция как всех компонентов, так и самой системы, с не вскрываемыми корпусами, обеспечивала полную безнаказанность и стопроцентную выполнимость их смертоносной миссии. Если бы не мы. Если бы не я.

А потом, спустя примерно час, я снова увидел Санкья. Он оклемался и свалил с места начала нашей погони ещё до приезда Скорой, которую вызвала сердобольная бабушка. Действие нейтрализатора длится от получаса до нескольких часов. Всё зависит от индивидуальных особенностей организма человека.

Увижу ли я Санкья снова? Жив ли он? Куда он здесь пропал? Что с ним случилось? Неужели отщепенец его убил? На эти вопросы мне ещё предстояло ответить. А пока я заглянул за невысокий штакетник дома под номером десять на улице Энтузиастов.

Но вдруг у меня закружилась голова. От неожиданного прилива слабости я присел на корточки и прижался спиной к забору. Тот скрипнул. Я схватился за голову руками. «Что со мной происходит?» — пронеслось в уме.

И тут в мои мозги вторгся голос. Но совсем не такой, как у Кигреда — человеческий голос.

-- Спокойно, сейчас тебе полегчает. Я просто использую мощный излучатель. Я знаю, что ты пришёл по мою душу. Поэтому хочу предупредить тебя – уходи обратно и больше здесь не появляйся!

– Кто ты? – прошептал я.

– Я тот, кого ты ищешь. Но ты даже не представляешь, насколько мои знания и умения выше твоих. Ты передо мной просто мелкая сошка. Я могу стереть тебя в порошок.

– Это почему же? – прошептал я, приходя в себя.

– Мне удалось овладеть тайными знаниями и при этом выйти из Игры. К тому же, я обрёл кучу необычайных способностей, а ещё у меня остались кое-какие внеземные гаджеты, которые (тут голос усмехнулся)… которые я наглым образом выманил у высшего существа и не вернул. Кроме того, как видишь, я умею вторгаться в чужие мысли. Тебе такое и не снилось! Так что ехал бы ты домой.

– Ты где-то рядом? – Я наконец встал на ноги и осмотрелся.

Из окна дома номер десять по улице Энтузиастов выглянуло настороженное детское лицо – мальчишеское. Да уж, отщепенец явно не в этом доме.

– Допустим. – Голос вернулся через несколько секунд молчания. – И рядом и не рядом. Я вижу тебя, а ты меня нет. Но искать меня в посёлке нет смысла. Тебя ведь послало твоё высшее существо, верно?

– Предположим, – пробормотал я и двинулся к следующему дому.

– Послушай, разве тебе не надоело быть пешкой в его Игре, под его колпаком? Оно послало тебя на верную смерть, потому что я в сто раз могущественнее. Но я пока не хочу тебя уничтожать. Ты мне интересен.

– Вот как? – усмехнулся я и нашёл в себе силы сыронизировать. – И что же во мне такого необычного?

– В тебе есть стержень. Раз ты приблизился ко мне, ты не так глуп.

– Мне помогли записи Санкья – это мой бывший наставник. Куда ты его дел? Ты его убил, да?

– О, это сложный вопрос. Я не обязан делиться с тобой своими тайнами. Лучше, если ты уберёшься без лишних вопросов.

– Послушай, я не уберусь, пока не увижу тебя воочию, – сквозь зубы процедил я. – Так что ты зря стараешься!

– Хорошо, пеняй на себя! – ответил он в моей голове. – Ты сам подписал свой приговор!

– Дешёвые угрозы! – выпалил я и тут же сдёрнул с руки ментальные часы.

Я откинул их на метр от себя. Это помогло. Голос пропал. Теперь, по крайней мере, мне стало гораздо легче – в моральном плане.

Ментальные часы я подобрал на обратном пути и сунул в карман. Все не исследованные Санкья дома оказались с обычными жильцами. Те обнаружили себя, едва заметили мой интерес к их жилищам.

Стало ясно, что обиталище отщепенца – не в посёлке. Быть может, где-то выше в горах? К тому же я понял, что если не использовать ментальные часы по назначению, то Владлен Сапчугов не сможет вторгнуться в мои думы.

Пока же я вернулся на квартиру, чтобы передохнуть и собраться с мыслями. Камиллы уже и след простыл. Ну и слава богу, обрадовался я!

Ментальные часы вернулись на мою руку только в четырёх стенах уютной квартирки. Я вызвал на связь высшее существо.

– Кигред, ты меня слышишь?

Голос ответил спустя несколько секунд.

– Можешь сообщить, как твои дела, Чистильщик Игорь – я жду.

– Мне не удалось найти Владлена Сапчугова в горном посёлке. Но произошло нечто необычное. Этот отщепенец вторгся в мои мысли. Как выяснилось, он обладает искусством активной телепатии.

– Что ж, я ожидал чего-то подобного. Какие мысли передал тебе этот Чёрный?

Я вкратце изложил суть произошедшего.

– Просвети меня, – сказал я в конце, – почему Владлен Сапчугов считает себя таким могущественным? Какие ещё способности, кроме телепатии, могут оказаться доступными для него? Мне нужно знать, к чему стоит быть готовым.

– Я понимаю тебя. Попытаюсь помочь, – без интонации вызвался Кигред. – Итак, наиболее опасное, чем может обладать Владлен – это способность управлять предметами на расстоянии.

– Ты имеешь в виду телекинез? – вслух вставил я.

– Да, эту способность у вас называют телекинезом. Потому ты должен, например, помнить, что при встрече с отщепенцем один на один тебе не следует вставать под массивными предметами, не имеющими крепкой опоры. Владлен может убить тебя так – он просто своим воздействием на расстоянии сдвинет тяжёлый предмет, какой-нибудь строительный блок, и тот преспокойно упадёт тебе на голову.

Я нахмурился.

– Но как он получил эту способность? Почему ты не можешь дать мне такую же силу телекинеза?

– Он участвует в Игре гораздо дольше тебя – с самых истоков. Как ты знаешь, наша Игра началась примерно один земной год назад. Мой антипод Когнит завербовал Владлена в лагерь Чёрных одним из первых. Этот отщепенец из ряда пионеров. Поэтому у него было достаточно времени, чтобы достигнуть больших высот и получить такие способности. Однако для владения телекинезом мало помощи высшего существа. Нужны упорные тренировки самого человека.

– Допустим, – вздохнул я. – Сколько по времени нужно тренироваться? Смог бы ты мне помочь?

– Сейчас это уже не актуально. Времени у нас нет. Нужно брать чем-то другим, то есть твоё преимущество должно заключаться в иных вещах.

– Например, в каких? – недовольно сказал я, машинально переместившись на кухню для приготовления крепкого чая с бутербродами.

– Предлагаю тебе переключиться на его личность. Мне известно, что у отщепенца имеется какая-то личная трагедия. Подробностей я, к сожалению, не знаю. Но ты покопайся в сети, может, чего-нибудь найдёшь. Например, текст из приговора мирового суда с упоминанием фамилии Сапчугова или что-то в этом роде. Если тебе удастся раскопать такой пунктик, то ты сможешь наступить врагу на больную мозоль.

А ещё я только что приготовил набор из кардинально новых гаджетов, которые помогут тебе. Ты сможешь забрать их в тайнике. Его координаты следующие. Тайник в виде чёрного ящичка найдёшь под мостом через впадающую в море речку, у самой крайней западной опоры. Этот мост найдёшь, если пройдёшь на дальний пляж мимо нового парка развлечений. Ориентир прохода – высокое колесо обозрения.

– Хм, ладно, этих координат вполне достаточно, ну, предположим, отыщу я твою коробчонку. А что там за гаджеты-то? – резонно осведомился я.

– Поскольку стандартный нейтрализатор на тренированного гроссмейстера не действует, я приготовил нейтрализатор другого типа, запускающий паралитический нанобот в организм. Выглядит прибор точно так же, как и предыдущие нейтрализаторы подобного типа. Второе. Это небольшой обруч на голову для защиты от телепатии, подобный ты уже получал в Самаре. Ну и третье. Это моя новая задумка – генератор смеха.

– Генератор смеха? – удивился я, нарезая колбасу на кухне.

– Да, – бездушно подтвердил Кигред. – Это хитрое средство. Оно выглядит как игрушечный синий шарик. Твоя задача – метко бросить его и попасть в любую часть тела врага. Этот гаджет при соприкосновении с телом распадается на кучу микророботов, которые целенаправленно начинают щекотать человека в самых подходящих для этого местах.

– Что, щекотать? – Я, едва налив себе чаю, остолбенел от удивления. – Ну и ну!

– Да, как ни странно, смех от щекотки блокирует все активные центры человека – мозговой, нервный. Твой враг сразу лишается возможности принимать решения, думать и действовать Он просто падает на землю и начинает бессмысленно смеяться.

– Ну, это всё в теории, – заметил я.

– Нет, средство на днях успешно опробовано в другой локации.

– Понятно, – заключил я и покачал головой. – Просто бред какой-то! Представляю, насколько забавно это выглядит со стороны.

Высшее существо на мою последнюю реплику никак не отреагировало. Я получил ещё несколько незначительных инструкций.

Уже заедая чай бутербродом, я посетовал:

– Почему я здесь один? Почему ты не отправил Егора вместе со мной?

Голос, не задумываясь, ответил:

– Твой новичок успешно прошёл курс молодого бойца. Совсем скоро он получит статус Знатока. Перед ним теперь стоят другие задачи, а отправлять его к тебе рискованно. Кроме того, если ты справишься со своей новой миссией в одиночку, то однозначно достигнешь высшего статуса…

Мне от этих Его слов легче не стало!

Позже я тщательно порылся в глобальной сети в поисках сведений о Сапчугове. И вот что мне удалось отыскать.

Оказывается, этот отщепенец когда-то, ещё до вступления в Игру, увлекался литературными опытами. Точнее, он делал кое-какие автобиографические графоманские записки на литературном сайте.

На том портале все, кому не лень, публиковали любую чушь. Интересных, талантливых, а главное, безошибочно написанных текстов там встречалось крайне мало – как благородных грибов в протоптанном лесу. В наше время ведь каждый считает себя гением.

У нас кругом певцов, писателей и блогеров развелось, как собак не резанных. Почти каждый, кто себе на уме, считает обязательным либо спеть, либо написать книгу, либо завести блог. И неважно, что пение его невозможно слушать, книгу по доброй воле мучительно читать, а блог навевает жуткую скуку. Зато этот человек может гордо именовать себя модным словечком – писатель, певец, блогер.

Не знаю, кем там возомнил себя пару лет назад Владлен, но он выложил в сети несколько опусов под псевдонимом Влад Сап. Я точно установил, что это именно он – по адресу электронной почты в профиле.

Так вот, в одной миниатюре Влад Сап описал, как «нечаянно угробил» собственную мать. Её схватил инсульт в то время, когда он где-то поздно вечером выпивал с друзьями, отключив мобильник – чтобы мать не докучала. И когда он вернулся домой далеко за полночь, то застал её уже при смерти. Вызвал скорою, но спасти женщину не удалось. В конце опуса Влад скупо раскаивался.

Весь этот неприятный эпизод жизни отщепенец описал так живо, так прочувствованно, что я отбросил сомнения – это точно произошло именно с ним. Что ж, решил я, при удобном случае – козырь неплохой.

Глава 4.3 Отшельник

Поутру я посетил море. Оказалось, что оно давно проснулось. Я подступил к его кромке, и молочно-белые пенистые языки лизнули меня. Солнце едва только выбралось из-за горизонта и холодно улыбнулось мне.

Я довольно долго пребывал вблизи шепчущей, слегка волнующейся водной стихии. Я медитировал. Твердил только что придуманную мантру: море, дай мне силу, море, дай мне силу!

Мимо пронеслась, нагнав ветерок, бегунья в спортивном трико и футболке. Мне почудилась Кристина из-за смолистых волос, прибранных сзади, и характерного носика. Но наваждение тут же развеялось.

Когда я повернулся к морю спиной, мне стало как-то легче. Затем под пешеходным мостом через речку я отыскал обещанные гаджеты. Чёрный короб, напоминающий маленький чемоданчик, я обнаружил под серо-зелёным кустом.

Вскрыть посылку удалось при помощи известного всем Чистильщикам кода — трёхразового поглаживания линии разъёма. Внутри оказались важные предметы: нечто похожее на очень маленькую шариковую ручку (то есть модель нейтрализатора, сравнительно очень маленькая), синий мячик из странного материала, напоминающего дерматин, совершенно твёрдый и цельный, обруч в волосы для защиты от телепатии, подобный полученному в Самаре, и наконец – несколько капсул.

Последние Кигред прописал мне накануне, когда я уже застелил диван ко сну. Две красные капсулы при приёме внутрь дают много дополнительной энергии, две чёрные залечивают раны, две белые улучшают работу мозга.

Рассовав все полученные гаджеты по отделениям рюкзака, приобретённого вчера, а также спрятав обруч против телепатии в волосах – на голове, я оставил пляж и двинулся в сторону своего пристанища. Вернувшись в квартиру, я сложил нехитрый обед из мороженого сала и сухарей, термос заправил крепким чаем.

Снарядившись, я вновь двинулся в горы. На моей виртуальной карте я предварительно отыскал два домика, отстранённых от посёлка. Оба обнаружились в разных местах, почти на вершине горы, далеко друг от друга. Их предназначение на карте никак не описывалось.

Пятьдесят на пятьдесят, решил я и выбрал один из домиков. К нему и направился. Когда я миновал посёлок, ноги уже заныли. Да и непривычно тёплое солнце припекло. Я сделал привал.

Чуть перекусив, проглотил красную капсулу и запил горячим чаем. Никакого привкуса при этом я не почувствовал. А вот энергии прибавилось буквально через пару секунд – едва мелкая пулька провалилась по пищеводу.

Это вам ни какой-то там энергетический напиток, от которого ноль ощущений и масса вреда! И даже не алкоголь, дурманящий мозги. Я реально почувствовал невероятное облегчение. Резко исчезла тяжесть в ногах, тело словно приготовилось взлететь, а разум очистился! Подобного мне никогда не приходилось испытывать. Даже сравнить не с чем! Жизненная энергия +10.

Я закинул рюкзак за спину и скачущей походкой направился дальше вверх на гору – продираясь через заросли, ступая по тонким тропинкам. Ментальные часы я по пути предусмотрительно спрятал в рюкзак.

Обруч против телепатии по-прежнему приятно сидел на голове, одновременно выполняя лёгкую массажную функцию.

И тут, как на зло, по моей непокрытой голове, по моим волосам застучали капли. Они посыпались с неожиданно потемневшего неба, словно холодные и мягкие камешки. Я и не заметил, как промок до нитки.

Задрав голову, я рассмотрел грозные чернильные недра невесть откуда взявшейся тучи. Об этом я как-то не подумал! Но деваться некуда. Так, весь мокрый, прикрывая голову сдёрнутым с плеч рюкзаком, я преодолел ещё несколько сотен метров.

Наконец, впереди, среди кустистых деревьев, замаячил маленький домик. Воодушевившись, я ускорил ход. Ещё немного, ещё чуть-чуть! И вот уже я смог разглядеть заветную избушку во всех подробностях. Сложенная из бруса, она венчалась старой шиферной крышей. Одно единственное окошко наглухо занавесили серой шторой.

Домик окружала покосившаяся изгородь из тёмно-серого грязного штакетника. Дождь косыми нитями выставил туманный заслон. Земля вмиг намокла, мои ноги в кроссовках начали вязнуть.

В какой-то момент я остановился и призадумался (рюкзак вернул на плечи). С какой стороны подойти? С заднего двора? Избушка-избушка, повернись ко мне задом, а к вершине горы передом!

И едва я расслышал сквозь шуршание дождя какой-то шорох за спиной, едва начал оборачиваться, как нечто массивное резко ударило мне по макушке. Избушка поплыла перед глазами, ноги подкосились, и меня словно магнитом потянуло к мокрой земле.

Сознание провалилось в какую-то беспросветную чёрную яму. Однако провал продлился, видимо, недолго. Очнулся я в тёмной комнате, связанный по рукам и ногам чем-то крепким, напоминающим простую толстую верёвку.

— Ну что, как ты себя чувствуешь? – Надо мной склонилось овальное лицо со впалыми щеками, с реденькими мокрыми волосами землистого цвета – без сомнения, лицо Владлена.

– Более менее, — пробормотал я.

— Отлично! – Он выпрямился и отошёл к небольшому деревянному столику в стиле ретро.

Над столиком, на стене из бруса, тикали навесные круглые часы, вполне современные, на батарейках. В углу стоял обычный комод. В другом углу имелась русская печь, отделанная известью. Теплом от неё не веяло.

Промокший, я начал подрагивать от холода. Осмотревшись, я понял, что лежу на полу, на коврике, посреди какого-то тряпья.

– Рад такому драгоценному гостю! – сказал Владлен и отошёл к печке.

– Что-то мало верится, — заметил я, поёрзав. — Гостей так не встречают и не связывают. Чем ты меня огрел?

-- Это уже неважно, – чуть улыбнулся Владлен и, закатав рукава серого свитера, растопил дрова в печи с помощью обычных спичек. На его виске отразились языки пламени.

– А что важно?

– Скоро узнаешь, – туманно произнёс хозяин лачуги и наклонился к лежащему рядом моему рюкзаку. – А для начала давай посмотрим, с чем ты пожаловал.

Он принялся нагло ворошить мои вещи. Я пошевелил ногами и руками – тугие связки сделали мне больнее.

– Так-так, – протянул Владлен. – Что тут у нас? О, сало, это очень вкусно! (Он отложил шмат в сторону). Так, а это что? Мячик. Что за странный мячик? Наверняка какой-то хитрый гаджет от твоего божка? – догадливый мерзавец усмехнулся, просверлив меня тёмными глазами.

Я не отвёл взгляда и соврал:

– Да нет, это так, для тренировки ловкости.

Владлен недоверчиво попытался сжать длинными пальцами артефакт с микророботами для генерации щекотки.

– Какой-то твёрдый у тебя мячик. – И он отложил гаджет на тумбочку.

– Чего ты хочешь? – спросил я, поменяв точку опоры.

– Ты пришёл поговорить? – задал он встречный вопрос и вновь пристально поглядел на меня.

Я молча кивнул.

– Отлично, давай поговорим. Что ты хотел узнать?

– Зачем ты здесь живёшь? Чего ты добиваешься? Какие у тебя планы? Что ты сделал с Санкья?

– Ну, сразу так много вопросов! – Владлен бросил мой рюкзак, отошёл от печки и сел на табурет около стола, закинув ногу на ногу.

Я машинально уставился на его серые брюки и грязные чёрные ботинки. Он же с наглой улыбочкой принялся меня разглядывать.

– Отвечай по порядку, – бросил я.

– Хорошо, начну с первого…. Ты спросил, зачем я здесь? Изволь: тут, на краю света, я лучше вижу, как безумие охватывает людей Земли! Посмотри на окружающий мир – он сходит с ума. Человечество сейчас в полной заднице. Нашей цивилизации нужна тотальная перезагрузка. Вот только сделать её должны не какие-то залётные демиурги, диктующие нам, куда пойти и что предпринять… Перезагрузку мира должны сделать мы сами, мы с тобой, лучшие люди на Земле!

– Неужели?

Я ухмыльнулся, он же слегка удивился:

– Что? Я непонятно излагаю?

– Да нет-нет, всё понятно, продолжай. – Я принял сидячее положение и упёрся спиной в стену.

– Хорошо. Многие люди даже не замечают очевидных вещей. А ведь они на поверхности. – Владлен встал и, двигаясь по комнате, продолжил: – Первое. Человек деградировал. У него незаметно подменились ценности. Ну, глянь вокруг! (Он указал на окно). Если ещё лет пятьдесят назад люди поголовно интересовались чем-то духовным: сильными книгами, умными фильмами, красивой поэзией, классической музыкой, изобразительным искусством, то сегодня они хотят только одного – денег и зрелищ.

Большая часть из семи с половиной миллиардов, живущих на Земле, думает лишь о том, как бы без лишних хлопот раздобыть побольше бабла и разбогатеть, и ещё – чтобы такое посмотреть в интернете, чем себя развлечь. Другая часть думает о том, как прославиться, и размещает в глобальной сети идиотские видеоролики или откровенные фотографии. (Тут Владлен приблизился и наклонился к печи и подбросил дров).

Люди поглупели, очерствели и стали корыстными. (С этими словами он снова двинулся по комнате). Последний всплеск такого безумия был во времена Второй Мировой войны. Но тогда хотя бы половина мира, противостоящая фашизму, боролась за доброту и человечность. А сейчас эта пропорция гораздо меньше. Хотя, стоит отметить, что и число истинных неонацистов нынче довольно мизерное для воздействия на мир.

Владлен вернулся к столу и снова сел на табурет, закинув ногу на ногу.

– Ну и что, допустим, всё так, как ты говоришь, – вставил я. – Но я не понимаю, к чему ты ведёшь?

– Всё очень просто. Дослушай меня и поймёшь.

– Ладно, уговорил.

– Как думаешь, в чём же заключается вторая очевидная проблема людей?

– Не знаю. – Я пожал плечами.

– Она заключается в том, что человечество не в силах справиться с надвигающимися вызовами. Не сегодня-завтра искусственный интеллект и роботы поставят людей в тупик. Появятся сексуальные андроиды, и тогда люди просто перестанут размножаться. Искусственный интеллект начнёт всё делать сам, и тогда люди просто перестанут работать, они заразятся тотальным вирусом под названием «лень». Ленью уже сейчас страдает большая масса молодого поколения.

Игра, которую затеяли наши демиурги, как нельзя кстати, вскрыла все эти пороки. Она обнажила главные проблемы людей. Многие обрадовались возможности ввергнуть человечество в хаос и с удовольствием вступили в ряды Чёрных. Когда-то и я оказался среди первопроходцев, среди творцов Апокалипсиса.

– А что теперь? – спросил я, воспользовавшись передышкой в речи Владлена. – Почему сейчас ты вышел из Игры?

– О, вот тут мы и подходим к самому главному, так сказать, к корню нашей с тобой беседы. Дело в том, дорогой мой Игорёк, что я хочу сам решить, как перезагрузить человечество. Мне противна одна мысль, что перезагрузку хотят сделать демиурги, какие-то ложные боги, которые решили просто поиграть.

Разве ты не понимаешь, что мы для них лишь подопытные кролики? Ну? (Владлен подался вперёд). Ты никогда не задумывался, почему эти Кигред и Когнит не вступили в нормальный Контакт с людьми? Почему они не связались с ведущими учёными, с президентами влиятельных государств, с военными чинами, наконец?! Почему они не вступили в классический Контакт? В тот самый, о котором у нас написаны тысячи книг и рассказов, поставлены десятки фильмов? Почему они не захотели хоть что-то обсудить с нами? Поделиться тайными знаниями? Невероятными технологиями? Почему они не захотели сделать человечество чище и добрее, умнее, наконец? Нет, не задумывался?!

Или почему они просто не остановились на том, чтобы продолжить наблюдение за Землёй? Почему они начали вербовать каких-то одиночек, не учёных, не политиков, а каких-то простачков вроде тебя? Ради какой-то странной Игры?

– Не знаю, не задумывался, – вздохнул я, поёрзав.

– Да потому что вступать в Контакт с отсталыми, алчными и кровожадными людьми Земли бессмысленно! Посмотри на тех же политиков. Придурок на придурке, если не говорить про Россию. Возьми Президента США или всех этих олухов с Украины, или этого драчуна из Северной Кореи. Разве с такими есть смысл вступать в Контакт, если ты в сто раз умнее? Ведь это же балаган. То, что творится сегодня на Земле – это сущий балаган, цирк, посмешище!

(Тут Владлен снова встал и прошёлся по комнате).

А посмотри, чем интересуются люди. Разве нужны знания и технологии таким недоумкам, которые для сбора лайков в глобальной сети фотографируются голыми или прыгают с моста? Разве можно давать знания и технологии военным, которые разжигают новую гонку вооружений? Да ты что – они же сразу угробят Земной шар! Разве нужны знания и технологии политикам, которые несут чушь? Какой там – они же сотрут с лица Земли ненавистных соседей! Разве нужны знания и технологии телевизионщикам? Да ты что – им нужны сенсации о том, как некий известный актёр трахнул поклонницу и завёл ребёнка на стороне. Вот это важно, а какие-то там инопланетяне – кому они на хрен сдались?! От них никакого рейтинга!

И разве нужны знания и технологии учёным? О да, им-то как раз нужны! Но учёные – это ноль. Их слово на Земле никого не интересует. Да и в последнее время они лишь облегчают человеку жизнь – делают нас более ленивыми. Вот и всё. (Тут я тайком попытался ослабить верёвку на руках – ничего не получилось!)

Вот поэтому-то нашим демиургам играть людьми, как пешками, куда интереснее и разумнее! Апокалипсис ведь всё равно неминуем, люди сами себя губят, они сами себя ведут к нему прямой дорожкой, даже не задумываясь о своей скорой гибели. Но они идут к развалу естественным путём, своим ошибочным путём человечество идёт к геймоверу медленно, впереди, в запасе ещё лет пятьдесят. А вот ускорить – самое то. Или помешать. Кто кого, а?! Победят разрушители, силы зла, или чистильщики, созидатели, силы добра? Очень интересная Игра, не правда ли?

Только теперь в неё хочу поиграть я, именно я, настоящий человек, самый разумный и достойный! А от тебя мне нужно, чтобы ты составил мне компанию. Вместе мы устроим свой апокалипсис, ведь вдвоём гораздо интереснее! Но это будет необычайный апокалипсис.

Я назвал бы его перезагрузкой. Мы должны встряхнуть человечество и крайне уменьшить его численность. И всё это, чтобы направить нашу цивилизацию на путь истинный! Понимаешь? – закончил хозяин лачуги и с горящими сумасшедшими глазами склонился надо мной.

– Хорошо, я понял тебя, – спокойно произнесли мои уста. – И даже готов выслушать план.

– План? – удивился он и чуть отклонился от меня. – Какой план?

– Ну, у тебя же есть какой-то сценарий. С чего начинать эту самую перезагрузку человечества? Каковы первые шаги?

– Ты это всерьёз? – Он недоверчиво посмотрел на меня.

– Да-да, я… твои слова очень впечатлили меня, поверь.

– Что ж, я знал, что тебе это понравится! – Он успокоился и снова сел на табурет.

– Какие конкретные действия ты намерен предпринять? И что хочешь поручить мне?

– У меня есть гаджет, с помощью которого можно крушить самолёты, – загорелся Владлен. – У меня много чего есть. Я получил от своего божка богатое наследство. Ха-ха, я просто кинул его, обвёл, что называется, вокруг пальца! Я получил от него всё, что хотел, а затем просто перестал выходить на связь! И как только тебе не пришло такое в голову, а? (Я пожал плечами). Единственное, чего у меня нет – это способности мгновенного перемещения в пространстве. Жаль, что управлять пространственными каналами могут только наши внеземные демиурги! И это знание нам, увы, недоступно.

– Да, очень жаль, – искренне поддержал я.

– Но зато всё остальное у меня есть, – сказал Владлен. – В том числе прибор, выводящий из строя всю аппаратуру приближающегося к земле самолёта.

– И ты хочешь уничтожить какой-то определённый борт? – догадался я.

– Вот именно! – Хозяин лачуги облокотился на стол. – И ты должен мне помочь.

– Что это будет за самолёт?

– О, это очень важный борт. Но прежде чем я расскажу о своих планах, мне нужно удостовериться, что ты согласен поучаствовать.

– А если я откажусь? – Мне удалось чуть-чуть растеребить повязку на руках, и от этого стало как-то легче.

– Если ты откажешься, я тебя уничтожу, – спокойно сказал Владлен, глянув на меня улыбчивыми глазами. – Если же ты согласишься, но сделаешь что-нибудь подозрительное, я подумаю, уничтожить ли тебя.

– Предположим, я соглашусь, но мне нужно знать, что ты сделал с моим бывшим наставником Санкья. Куда он пропал? Ты его тоже уничтожил?

– Если ты станешь со мной заодно, я расскажу тебе о Санкья, обещаю.

– Хорошо, тогда мне остаётся только согласиться, – выпалил я.

– Отлично. Вот твои ментальные часы. – Владлен вытащил откуда-то мой прибор для связи с высшим существом, ремешок часов качнулся на весу. – Они тебе больше не пригодятся.

С этими словами отщепенец переместился к печке и закинул мои любимые командирские наручники в топку. Я внутренне расстроился. Не сгорит, конечно, но… С Кигредом теперь точно больше не поговорить!

Выпрямившись, Владлен внимательно поглядел на меня и продолжил:

– Ну а теперь послушай наш с тобой план.

– Может, сначала развяжешь меня? – предложил я. – А то сильно жмут твои верёвки, кровотоку мешают.

– Хорошо. Так и быть.

Он преодолел разделяющее нас расстояние, склонился надо мной сбоку и принялся ослаблять стягивающие путы. Я ощутил его мерное горячее дыхание у себя под ухом. И ещё – какую-то смесь ароматов дождя и человеческого пота.

Наконец верёвки ослабли, я с облегчением высвободил руки и, словно не веря своему счастью, осмотрел на ладонях все линии жизни в свете окна. Затем хозяин лачуги освободил мне и ноги. Я с удовольствием поднялся, немного размялся и присел на свободный табурет.

– Ну вот, а теперь послушай, – сказал Владлен и вернулся к печи.

Там он присел на корточки и отразил своей загорелой кожей весёлые языки пламени.

– С интересом, – бросил я.

– Итак, нам надо перебраться в Адлер, ведь там аэропорт. – Он помешал металлическим прутиком горящие угли.

– Ты хочешь угробить пассажирский рейс? – забеспокоился я. – Но с какой целью? Что это даст?

– Не перебивай! – слегка возмутился он. – Бери глубже. Скоро в Сочи слетаются лидеры нескольких государств Европы и Азии для встречи с президентом России. Их самолёты ни с какими другими не спутаешь. Мы должны уничтожить три или четыре борта.

– Вот ты хватанул! – искренне изумился я.

– Да-да! А что, собственно, тебя смущает? – Владлен отстранился от печки и прошёлся в мою сторону. – Именно от политиков идёт основное зло нашей планеты. Это именно они ведут свою гнусную и грязную игру, из-за которой страдает всё человечество! Мы должны уничтожить лидеров сразу нескольких стран, чтобы запустить перезагрузку.

Владлен прошёлся к двери и обратно.

– Это будут невиданные доселе катастрофы. Мир всколыхнётся. Мы уничтожим сразу кучку лидеров, и другие политиканы подумают, что началась мировая война. Что какая-то страна завладела суперсекретным оружием, выводящим из строя самолёты перед посадкой.

– И что дальше? – спросил я, устало поёрзав на табурете.

– А дальше начнётся та самая Третья Мировая. И тогда произойдёт желанная перезагрузка, о которой я давно мечтал – выживут только сильнейшие, такие, как я. Ну, или ты. И политики перестанут править и творить своё чёрное зло. Вернётся община. Мы построим новый мир на основе равноправия и справедливости, похожий на распределённый реестр криптовалютных систем. Это гениальный сценарий, даже Кигреду такое не пришло в голову! А мне пришло.

– Понятно. Революционный план, – без интонации протянул я. – Но ведь политики тоже люди, тебе их не жалко?

– Они это заслужили. Ты же видел их в телевизоре – клоун на клоуне! Ну, вспомни: одни только их лохматые рожи чего стоят! А их поведение – сущий примитив! Обезьяны с гранатами. Если бы не они, человечество давно бы стало единым и шагнуло вперёд. Они лишь сеют разлад и международную вражду. Ну и отбрасывают цивилизацию назад.

– Допустим, – сказал я, поднявшись с табурета, – но ты хорошо обдумал возможные последствия их уничтожения? Что если события пойдут по иному сценарию? Ведь ты же, в конце концов, не бог.

– Я почти бог, – усмехнулся Владлен. – Можешь не сомневаться – всё произойдёт именно так, как я задумал… Давай, идём загружаться в мой джип. Как раз пора начинать – именно сейчас.

И он, оказавшись у входа, принялся отпирать дверь. Тем временем я незаметно шагнул к печи и подобрал металлический прутик – в надежде извлечь из топки заветные ментальные часы.

– А вот это ты зря! – услышал я и ощутил, как прутик против моей воли выскользнул из руки. Переведя взгляд с брякнувшей о пол ржавой железяки на хозяина лачуги, я заметил странный блеск в его глазах. – Зря ты так. Я могу выбить у тебя любой непотребный предмет всего лишь силой взгляда.

– Ты прям рыцарь Джедаев, – усмехнулся я, не потеряв самообладания. – Научишь меня, как ты это делаешь?

– Если станешь искренним напарником, то научу, – сказал он, – но пока что ты меня разочаровал: зачем ты цепляешься за своего божка? Ведь он ровным счётом ничего тебе не дал. А наша судьба, судьба человечества интересует его меньше всего!

– Прости! – Я развёл руками. – Это был бессознательный порыв.

– Хорошо, я даю тебе шанс исправиться. Идём со мной.

И он, наконец, отворил дверь своего пристанища.

– У тебя есть попить? – спросил я, чтобы сбросить напряжение, ну и заодно – промочить пересохшее горло.

– Там, на столе – чайник.

Я сделал несколько жадных глотков, а затем выбрел из лачуги вслед за хозяином.

– Идём. – Он махнул рукой.

До сих пор он стоял и ждал меня.

Мы двинулись вперёд, по узкой тропке, мимо зарослей каких-то южных деревцев. Дождь уже почти успокоился, лишь редкие мелкие капли то и дело напоминали о былой непогоде и тщетности бытия.

Едва я отсчитал несколько шагов, как перед нами возник маленький кирпичный сарай тускло красного цвета. На ржавых металлических воротах не оказалось замка, хозяин со крипом отворил их – перед нами предстал чёрный внедорожник Ниссан с открытым кузовом.

– Садись! – Владлен указал на переднее пассажирское место.

Я погрузился в машину. Но мой новый напарник что-то замешкался. Наконец позади открылась дверь и что-то бухнуло на сиденье. Я обернулся.

– Вот, – сказал Владлен, отпустив большую штуку, – это и есть тот самый излучатель или блокиратор авиационной аппаратуры.

На заднем диванчике теперь красовался зеленоватый предмет, напоминающий большой пульт от радиоуправляемого дрона. Корпус имел закругления. Сверху, на плоскости зиждились две крупных кнопки чёрного цвета. Их невозможно было не заметить. По бокам торчали антенны, по одной слева и справа – точно толстые усы грозного жука.

Я потрогал гаджет руками: на ощупь он оказался металлическим. Но определить, что за металл, я так и не смог. На пальцах появилось какое-то странное ощущение едва заметной шершавости, что ли.

– Принцип работы прост, – пояснил Владлен, уже устраиваясь за рулём, рядом со мной. – После нажатия левой кнопки прибор улавливает волновые структуры ближайшего самолёта. Гаджет сканирует оборудование борта и производит необходимую подготовку. В это время человек смотрит за работой индикаторов, вот здесь, сзади гаджета… Как только они загораются зелёным, значит, пора переходить к главному действу. А именно: при нажатии правой кнопки ты активируешь процесс уничтожения самолёта – гаджет начинает выводить из строя управление бортом.

– А если пилоты сажают машину вручную? – осведомился я.

– Ну и что, эта адская машинка воздействует не только на автопилот, но и на все датчики управления самолётом. Показания приборов сбиваются, лётчики путаются, это приводит к входу в пике или к чему-то подобному.

– Эту адскую машинку уже испытали, да?

– На маленьком спортивном самолёте, – бросил Владлен и запустил двигатель джипа.

Сердце Ниссана застучало ровно и тихо. Даже не дав джипу разогреться, отщепенец выдавил газ. Внедорожник резко сорвался с места, да так, что меня качнуло на сидении. Однако я вовремя схватился за ручку.

– Погнали. Скоро начнут прилетать делегации, мы можем опоздать, – заметил водитель, вырулил на горную дорогу и прибавил ещё газу.

– А как я помогу? – возник у меня вопрос. – Неужели один человек не справится с этим излучателем?

– Нет, в моём случае – нет. – Владлен протянул мне командирский бинокль. – Необходимо, чтобы ты наблюдал, какой именно самолёт подлетает – наш клиент или не наш. Ведь я не могу на это отвлекаться, мне надо следить за работой индикаторов на гаджете.

Я уложил приятный на ощупь бинокль себе на колени.

Наш джип быстро вынесся к посёлку. Мимо проплыли те самые дома, которые недавно я обошёл в поисках отщепенца. Прошло ещё какое-то время, и Владлен вырулил на центральную дорогу, ведущую в Адлер.

Здесь он не смог разогнаться, ибо попал в небольшую пробку. Но затор вскоре кончился, и мой спутник вновь прибавил газу.

Всё это время мы молчали. Наконец не выдержав этой паузы, я спросил:

– Послушай, Владлен, ты же получил какие-то тайные знания от своего демиурга?

– Ну и что? – отщепенец вяло покосился на меня.

– Поделись. Приоткрой завесу. Что известно тебе о нашем мире такого, чего не знаю я?

– Наш мир, – усмехнулся напарник. – Это огромное вместилище иллюзий и миллиарды заблуждающихся людей. Он соткан из бесконечной лжи. Ложь – это нить, соединяющая жалкие кирпичики мира, похожие на игральные карты. Дунешь – и они распадаются! Но чем больше лжи, тем крепче связующие нити.

– Вот как? – Я крепче схватился за ручку двери, ибо джип метнуло в сторону: Владлен лихо объехал очередной затор.

– А ты разве сам не замечаешь? Ложь окружает тебя со всех сторон. С экрана телевизора льются тонны лжи, в интернете – то же самое, да и люди, даже самые близкие, постоянно тебе лгут, порой из лучших побуждений, но лгут. Да и к тому же, этот мир наполнен иллюзиями, за которые дураки платят деньги. А лживые крадут эти деньги у глупых и честных. Ложь, нажива, секс, зрелища – вот четыре кита, на которых держится окружающий тебя мир.

– А как же любовь? – спросил я. – Разве на ней не держится мир? Ведь она точно существует.

Владлен откровенно засмеялся надо мной. Джип вырулил на серпантин. За окном проплыл последний домик прибрежного городка и потянулись высокие сосны.

– Какая любовь, Игорёк! Очнись! Любви уже давно не существует. Её заменили деньги и секс. А лет через пятьдесят люди вообще перестанут размножаться естественным путём! Любая женщина сможет получить ребёнка из специального инкубатора. Достаточно лишь спермы из хранилища. Ей даже не надо будет ходить на сносях. А мужчина уж точно не понадобится! Тем более, что вместо жены ему гораздо удобнее будет содержать сексуального андроида.

Я увидел странный блеск в его глазах. Конечно, его слова встали мне поперёк слуха. Но я решил не спорить. Ведь Владлен похож на сумасшедшего, а разубеждать психов бессмысленно!

– Хорошо, – сказал я, – пусть так.

И вздохнул. Меня переполнила ненависть к сидящему рядом человеку.

– А что ты всё-таки сделал с моим наставником Санкья? – вдруг спросил я. – Может, наконец расскажешь?

Он как-то странно покосился на меня и даже улыбнулся.

– Твой бывший напарник действовал так же, как ты. Он нашёл меня. И я, так же, как тебе, предложил ему составить мне компанию.

– Ну и? – насторожился я.

– Твой Санкья не захотел подчиниться моей воле. Он решил, что сможет совладать со мной. Я не хотел ему зла, но он первым вступил в борьбу со мной. Он сам напал на меня.

«Санкья заранее знал, на что идёт, – промелькнуло в моей голове, – и специально бросил блокнот в квартире, вдруг потом кто-нибудь да найдёт и пойдёт по тем же следам! Вот я и нашёл! И пошёл…»

– Что ты называешь борьбой? – спросил я дрогнувшим голосом, потому что машина резко вильнула на серпантине.

Владлен мастерски выкрутил руль и выровнял курс.

– Он напал на меня, – повторил отщепенец. – Мне пришлось сопротивляться. Но я, естественно, оказался сильнее. Я не хотел убивать его, извини, так получилось.

И отшельник глянул на меня безумными глазами.

– Так получилось? – протянул я. – Ну ты и… А где же тело Санкья?

– Я похоронил его недалеко от своего домика. Если хочешь, покажу тебе могилу, когда вернёмся обратно. Можешь даже купить цветочки.

Эти последние слова вкупе с его противной улыбочкой вывели меня из себя. Я понял, что именно сейчас могу всё прекратить. Именно сейчас я могу уничтожить этого ублюдка – другого шанса не представится. Но всё, что я смогу сделать – это уйти вместе с ним.

Я осознал сей факт, увы, с грустью, со скорбью. Но так же ясно я осознал, что у меня просто нет другого выхода, что жизнь моя, по сути, если и оборвётся именно в эти секунды, то всё же не зря. Что лучшее, что я смогу сделать в этой жизни – устранить этого подонка, лишить его существования ценой, возможно, собственной гибели.

Едва он перестал улыбаться, я (отметив краем глаза приближение крутого обрыва) задал ему вопрос, который он явно не ожидал:

– А мать свою ты тоже нечаянно убил, да? Она умерла от приступа, пока ты где-то шатался!

– Что ты несёшь?! – Отшельник округлил глаза. – Откуда ты это взял?

И он отвлёкся от дороги и уставился на меня. Именно этого я и ждал!

– От верблюда!

И, поколебавшись пару секунд, я резко схватился за руль сбоку и резко выкрутил его в сторону обрыва. Я увидел, как глаза моего спутника наполнились ужасом. Такая моя выходка, конечно, стала для него полной неожиданностью.

В следующие мгновения автомобиль вылетел в пропасть, которая здесь оказалась в самой близости, перескочив через низкую ограду. Владлен что-то гулко выкрикнул, кажется, какие-то ругательства, и попытался выкрутить руль, но оказалось – уже поздно. Я молча схватился, что есть силы, за поручень и согнулся в три погибели, словно вжался сам в себя.

А дальше я почувствовал, как меня сильно качнуло, потянуло в сторону, я понял, как автомобиль начал переворачиваться – ещё раз, и ещё раз, и ещё… Затем меня больно ударило в бок, потом спереди – в лоб, наконец, острая боль пронзила грудь. И я потерял сознание.

Глава 4.4 Финал Игры

Минула словно целая вечность. Я не очнулся, но что-то со мной произошло. Во всяком случае, я подумал, что попал в потусторонний мир. То есть я не ощутил своего тела, однако увидел как бы сверху сам себя. Точнее, сначала в глаза ударил яркий белый свет, настолько яркий, что я ослеп. В обычной реальности ни одна лампа так не светит! Но я не смог точно ответить себе: открыл ли я глаза?!

Потом я увидел, как моё тело с кровоподтёками на груди, точно отражённое в зеркале, лежит на чём-то сером и узком, напоминающем продолговатый столик. А вокруг туманная дымка. Она заволокла всё обозримое пространство.

Но после этого акта я как бы вернулся в себя и ощутил свои фибры. И тут же надо мной склонились какие-то тени, но их я увидеть уже не смог, ибо мои сомкнутые веки какая-то необычайная сила превратила в одеревеневшие сущности.

И вот словно ветерок погладил мне волосы. И что-то произошло, поскольку я почувствовал необычайную лёгкость, как будто воспарил в облаках. Но в то же время я начал получать информацию. То есть мой мозг наполнился неким озарением, тогда как по телу пробежали мурашки.

Я вновь увидел себя сверху, увидел, как странного вида манипуляторы что-то там химичат надо мною. И я снова «вернулся» в тело. И мне даже стало немного щекотно. Но вскоре это ощущение прошло, и я всецело отдался поступающему знанию.

И меня постепенно окутало Отчаяние. Оно переполнило меня. Я вдруг всей своей жалкой душою осознал, как велико на самом деле настоящее Отчаяние. Я понял, что Отчаяние — это то, чем дышит наш бренный мир, если приоткрыть над ним завесу повседневности.

Я понял, что Отчаяние означает беспросветную мглу в душе, возникшую из-за осознания жуткого, ужасного факта. И в Отчаянии нет, совсем нет места надежде. И оно походит на щемящее детское чувство, испытанное мною много-много лет назад.

Помнится, я чуть не утонул. Вода поглотила меня, я погрузился на дно, я потерял силы для борьбы за жизнь. Да, это было, и я уже вспоминал об этом недавно, в Самаре. Тогда, в детстве, я познал суть Отчаяния.

Оно окрашено чёрным. У него очень грустная оркестровая мелодия с преобладанием низких нот. Оно разрывает твою душу изнутри. Ты просто не знаешь, куда деться. Тебе не остаётся даже надежды. Ты как будто впитываешь в себя губкой всю скорбь мира.

И вот именно сейчас, именно в эти секунды я словно впитал в себя всю скорбь нашего мира. Ко мне вернулось то самое смертельное отчаяние из детства. Но почему? Да потому что я, благодаря лишь одному акту озарения, понял, до чего же несчастны люди, населяющие наш мир. Вернее, мне кто-то показал эту горечь.

Я вдруг понял (или мне внушили), что люди Земли потеряли цель и смысл существования, что наша жалкая планета словно камешек летит в бездну, где её ждут всепоглощающая тьма, позднее разочарование и гибельное разрушение.

Однако Отчаяние отпустило меня так же быстро, как и пришло. И я услышал странный звук, напоминающий жужжание пчелы. Он появился сначала над одним ухом, затем над другим, а после этого слился в одно странное урчание, похожее на урчание недовольного пса. При этом я по-прежнему не смог разомкнуть веки – как ни старался!

Вместо Отчаяния я испытал опустошение. Я как будто превратился в опорожнённый сосуд, высушенный и брошенный. Я ощутил полное отсутствие желаний. Едва-едва появились какие-то мысли в моей голове.

И тут я вдруг увидел необычайный мир из моих снов. Это было нечто, похожее на тот самый мегаполис, огромный город, растянувшийся на сотни километров. Весь он был занят причудливыми домами, похожими на пузатые кувшины с ноздреватыми стенками.

Над этим городом проплывали синие облака, а в просветах сияло жёлтое солнце с кровавыми пятнами. Верхушки странных зданий опоясывали нити-каналы, по которым перемещались непонятные чёрные змеиные предметы.

От города веяло совершенством и разумностью. Он обладал неземной, непонятной красотой, идеальностью геометрии форм, шпили некоторых домов пронзали облачные острова. Город источал отдалённый гул.

И вдруг город исчез, а в мой мозг тут же вторглось чьё-то воспоминание, чей-то весьма странный диалог, из которого я поначалу ровным счётом ничего не понял. Но постепенно, по мере того как двое неизвестных существ вели беседу, стало приходить кое-какое понимание.

Вот что я услышал внутри себя, слово в слово.

Когда наступил последний день моего присутствия на родной планете, Согмидну необычайно погрустнела. Я заметил это по изменившемуся выражению её лица и по странной молчаливости моего друга.

– Почему ты так печалишься, Согмидну? – осведомился я. – Понимаю, что мы больше никогда не увидимся. Однако чувства не могут быть выше разума. А то, что должно произойти — моя отправка в скитание – в высшей степени разумно.

– Я признаю разумность происходящего, милый, однако ещё ты должен понять, что те, у кого осталось тело, своё плоть от плоти, такие, как я, не могут жить одной лишь тягой к разумному, они не могут так предаваться играм разума, как ты, у кого от плоти остался один только мозг.

Говоря это, Согмидну присела на кресло около меня (я стоял у окна). Зеленоватое небо, на которое я то и дело поглядывал, уже манило меня в пучину космоса. Хотя то было не ощущение – то была лишь страсть разума к неизведанному.

— Это так, — согласился я. – Но ведь всем нам ещё с детства преподавали практики, помогающие чётко контролировать свои чувства и эмоции. Почему же ты не можешь сейчас себя контролировать?

– Может быть, это прозвучит странно, – сказала Согмидну, – но именно сейчас я просто не хочу сдерживать свои чувственные порывы.

— Но почему, Согмидну? Разве тебе доставляет удовольствие печалиться по поводу моего отбытия в бесконечное странствие?

— Я не знаю, как это объяснить. -- Мой оставшийся в теле товарищ немного поёрзал в кресле. – Мне просто хочется пребывать в этом состоянии. Ведь много лет мы провели, общаясь друг с другом. И вот теперь осталось всего несколько минут, и мы расстанемся навсегда. Нас разделит вечность.

– Хм, – задумчиво произнёс я и отошёл от окна, и прошёлся вдоль комнаты.

– Неужели тебя совсем не беспокоит этот факт, дорогой? – Согмидну подняла глаза и уставилась на меня.

Мне показалось, что в углу одного из глаз появилась слезинка. Но я быстро отбросил это наваждение.

– Мне тяжело осознавать, что мы больше никогда не увидимся, Согмидну, – с трудом сказал я.

Такие слова моего речевого аппарата частично повторили мои мысли.

– Хотя бы это, – протянула Согмидну и отвернулась к двери. – Что ж, приятно слышать. А если бы ты оставался в своём теле, то наверняка осознавал бы разлуку гораздо тяжелее.

Теперь я заметил лёгкую улыбку на лице Согмидну, но не понял смысла этой мимики.

– Возможно, – согласился я.

– Ну ладно, что мы всё об одном и том же, – сказала Согмидну, снова повернувшись ко мне. – Расскажи лучше, как ты приготовился к отлёту.

– Я сегодня познакомился со своим напарником, – признался я. – Именно его по жребию присоединили в мой экипаж. Это некто Когнит, также недавно прошедший процедуру преображения. Его мозг инсталлировали в автоматическую оболочку на день раньше, чем это сделали со мной. Только у него другого вида манипуляторы и чуть больше камер.

– Вот как. Значит, вас будет только двое?

– Да, двухместный межзвёздный корабль имеет наиболее удачную конструкцию для достижения скорости выше световой, – пояснил я. – При этом перегрузки никак не действуют на наши автоматические оболочки.

В ответ последовал лишь кивок Согмидну.

– О чем вы говорили с этим Когнитом? – помолчав, спросила она.

– Естественно о предстоящем отлёте. О том, что нам надо будет сразу направиться к системам, где есть планеты, пригодные для жизни. И если нам повезёт, если мы сразу встретим достаточно развитую цивилизацию гуманоидов, то появится огромный запас пищи для разума.

– Да уж, можно годами изучать чужую историю, – оживлённо покивала Согмидну.

Я заметил, что она просветлела и даже, казалось бы, перестала грустить.

– Дело не только в изучении иной системы. – Я приблизился к другу и сел рядом, прямо на пол (моей новой оболочке с механическими манипуляторами явно не требовалось соблюдать никаких приличий). – Само постижение основ инопланетной жизни, я думаю, займёт не так уж много времени. Главное, можно будет заняться Игрой.

– О чём ты, милый? – удивился мой собеседник.

– Когда освоение встреченной высокоразвитой жизни закончится, разуму опять станет скучно просто существовать, без телесных мук, без мнимых удовольствий чрева. Вечная жизнь в автоматической оболочке имеет одну важную проблему – рано или позлно скука начинает сводить с ума. И тогда появляется необходимость сделать нечто, нечто, дающее озарения, от которых сам разум испытывает экстаз!

– И? – Согмидну склонила голову набок.

– И тогда мы с Когнитом начнём Игру. Найденная цивилизация станет ареной для воплощения наших необычных идей. Мы попытаемся воздействовать на ход истории обитаемой планеты. Мы вычислим и завербуем подходящих нам для Игры обитателей планеты. Они будут выполнять наши приказания, будут действовать в согласии с нашими планами, с нашей тактикой и стратегией. Поверь мне, я не сомневаюсь, что от таких действий можно получить незабываемые озарения!

– Что ж, кажется, о чём-то таком кто-то из преображающихся уже говорил. Не вы первые придумали. Но меня смущает нравственная сторона вопроса, – задумчиво протянула Согмидну, погладив моё композитное плечо.

– Имеем ли мы право вторгаться в чужую жизнь? – быстро отозвался я.

– Да, именно.

– Если она не достаточно развита, если в ней есть какие-то изъяны, у неё много путей развития. Мы вполне можем лишь помочь встать ей на один из путей. Ведь, так или иначе, она всё равно изберёт какое-нибудь направление. И дай бог, чтоб оно не оказалось губительным.

– Да, – задумчиво протянула Согмидну. – У любой цивилизации много соблазнов. И большая часть путей обычно ведёт к гибели. Трудно избрать верную дорогу, как человеку, так и всему обществу. Надеюсь, вы поможете в этом отсталым цивилизациям.

– В том-то и дело. Мы просто поможем, – заключил я.

И наступило молчание. Считанные минуты остались до нашего окончательного расставания.

Голос исчез так же неожиданно, как появился. Это не был Голос моего высшего существа. А может, это был он. Вот только прозвучал в другой тональности, с иными, незнакомыми мне нотками.

Когда Голос стих, что-то вновь зажужжало под ухом. Я поморщился, веки опять не раскрылись. Мне пришло в голову, что я только что услышал всё-таки откровения моего божка, того самого, который до сих пор направлял меня в Игре. Как его там? Киг… А чёрт, забыл! Почему-то забыл!

Пауза продлилась недолго. Мой мозг точно накрыла новая волна. Я неожиданно стал получать массив необычайной информации. Без слов, одними мысленными актами. И тогда вдруг многое с рождения непонятное мне превратилось в нечто явственное и простое.

Я получил ответы на все вопросы. Мне стало ясно как дважды два, почему вокруг именно такие законы природы и почему мы вообще существуем и живём. Мне стала ясна суть пространства и материи, а также суть высшего разума. Я вдруг осознал, что наша Земля просто напичкана пространственными каналами, с помощью которых можно одним махом перескочить на другой конец планеты.

И ещё я вдруг осознал, что каждый разум каждого человека – лишь ячейка в огромной паутине, сотканной из этих рождённых разумами информационных полей. И что настоящему Богу в любой миг доступна любая ячейка. А мой демиург – он не Бог, он всего лишь бывший человек.

И ещё я получил Знание о Времени. Я вдруг увидел, что на самом деле Время – это река, у которой видны и начало, и конец. И что если сильно захотеть, если долго стремиться к этому, то можно войти в реку с другой точки. Главное, изначально суметь попасть на берег, чтобы обозреть реку…

Но когда мой мозг переполнился, когда он оказался неспособным принимать больше столь губительную для него информацию, идущий в мозг поток прекратился. И здесь я ощутил тошноту и головную боль. Но всё же постепенно отпустило.

Через ещё несколько секунд меня как будто начали щекотать. Вместе с тем, я почувствовал облегчение, и я понял, что на мне больше нет кровавых ран, а внутри нет сломанных костей. Но в этот момент меня окутал сильный холод.

Новые ощущения показались знакомыми. Вскоре я понял, что меня решили переместить в пространстве. Мои коленки, мои пальцы – они задрожали. Звуки стихли. Я наконец открыл глаза, но увидел лишь густой мрак.

Мне стало плохо, и я на несколько секунд вновь потерял сознание. Но это уже оказалось болью от перегрузок, связанных с перемещением.


Когда я пришёл в себя, меня бросило в жар. Увиденное мною поразило до глубины души: улица, сосновый бор, продмаг, господи, да это же мой родной городок! А я лежу на чём-то мягком. Вот только запахи кругом неприятные.

Глянув вниз, я увидел под собой седушку от дивана, запятнанную, вонючую, с надрывами ткани и торчащими кое-где пружинами. Обернувшись назад, я заметил ржавый мусорный контейнер.

– А чёрт! На свалку выбросили! – пробормотал я.

Немедленно поднявшись на ноги, я отряхнулся – ещё и ещё раз. Ну ладно, подумалось мне, дойду до дому и сразу в душ!

Почему на свалку? Что это – издевательство демиурга Кигреда или его странный намёк на какие-то обстоятельства? В любом случае, самое прекрасное – это то, что я жив. Ура! Я снова вижу этот мир! Я снова двигаюсь, дышу, чувствую! Стало быть, меня забрали с места аварии, подлечили и выбросили на Родину.

Но что значит, подлечили? Ведь я наверняка получил смертельные травмы. Как им удалось вернут меня к жизни? С помощью робота-хирурга?

Я выбрел на улицу и двинулся в сторону своего дома, шаркая ногами по сухим ковровым дорожкам из палых листьев. Осеннее солнышко ослепило мне глаза, и я сощурился. Но тепла оно подарило мало, так что я поёжился.

Маленький уютный городок, опять я с тобой! Какое это счастье иногда возвращаться домой! Вот знакомые алкаши у продмага: «дружище, добавь десять рублей на опохмелку!» Вот бездомные собаки из подворотни, как всегда, какофония из их тявканья. Вот памятник Ленину, который здесь сто лет стоит.

Что-то мышцы побаливают, как будто марафон пробежал. А позади и вправду марафон. И кажется, я добрался до самой вершины. Я прошёл много конов Игры. Я был новичком, стал мастером. А теперь что? Теперь я определённо должен получить сан гроссмейстера. Но у меня нет даже ментальных часов – они сгорели в топке.

Зато теперь у меня в голове есть Знание.

Я ступил в до боли знакомый подъезд, откопал в почтовом ящике свой ключ от квартиры, отмерил шаги по ступенькам, с усмешкой прочитал надписи на стенах, добрался до родной двери.

В квартиру я вступил, как всегда, с замиранием сердца. В ноздри ударил затхлый запах: чёрт, забыл в прошлый раз вынести мусор! Всего-то дней прошло! А сколько воды утекло с тех пор! Последний раз я попал домой сразу после миссии с ложным Иисусом и после расставания с Крис.

Я скинул обувь, прокрался в комнату и сел на диван, расслабился, закинул руки за голову. Тишина. Слава богу, соседи не включили своего Петлюру.

Тишина – это то, что мне сейчас нужно. Дабы осмыслить последние события и предположить, что меня ждёт впереди. Дабы переварить все те странные Знания, которые я получил во время возвращения к жизни.

Что мне делать с этим багажом? Куда двигаться? Будет ли продолжение Игры? Как я получу связь с божеством? Как меня спасли? Забрали в летающую тарелку? А потом переместили домой?

На все эти вопросы я нашёл ответы, и они меня устроили. Немного успокоившись, я вдруг ощутил пустоту в желудке.

В холодильнике нашлось пару яиц, и я с удовольствием перекусил яичницей. Затем вскипятил чайник и заварил кофе. Помешивая сахар в кружке, я ощутил какую-то пустоту в душе. Немного подумав, я машинально осмотрелся.

Когда я глянул на подоконник, то вздрогнул. Новые ментальные часы преспокойно расположились в центре белой поверхности. Розоватый ремешок, золотистые стрелки, поблёскивающие на белом циферблате. Я дотянулся до подоконника, осторожно взял гаджет в руки.

– Ну что, начнём? – сказал я вслух.

И привычно застегнул ментальные часы на левой руке – ремешок безболезненно впился в нервные окончания.

Прошло несколько секунд, и я услышал Голос.

И я испытал странную радость.

Голос опять со мной! И я снова знаю, что живу не зря.

Ура!


Оглавление

  •  Глава 1 Город контрастов. Вхождение
  • Глава 1.2 Маленькая передышка и Крис
  • Глава 1.3 В логове врага и снова Крис
  • Глава 1.4 Новичок и прощание с Крис
  • Глава 2.1 Город мечты. Проект "Иисус"
  • Глава 2.2 Город мечты. Ящик Пандоры и Московский метрополитен
  • Глава 2.3 Малая Родина. Забегая вперёд - два дня спустя
  • Глава 2.4 Проект "Иисус". Завершение
  • Глава 2.5 Должок
  • Глава 3.1 Город романтиков. Новая миссия и метрополитен
  • Глава 3.2 В поисках гроссмейстера
  • Глава 3.3 Схватка с гроссмейстером
  • Глава 3.4 Питер: воспоминание
  • Глава 3.5 Страсти с гроссмейстером
  • Глава 4.1 Последний уровень. Отщепенец
  • Глава 4.2 Лучше гор могут быть только горы
  • Глава 4.3 Отшельник
  • Глава 4.4 Финал Игры