КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391470 томов
Объем библиотеки - 502 Гб.
Всего авторов - 164397
Пользователей - 88970

Впечатления

Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Корн: Дворец для любимой (Фэнтези)

домучил и с удовольствием удалил.автору видно лень разрабатывать сюжетные ходы и посему его герой постоянно попадает в плен.в каждой книге его похищают и пленяют.блин,да его или убили бы уже давно,или поумнел бы.собственно вся серия посредственна и скучновата,достоинство у нее одно - она длинная.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Искупление (fb2)

- Искупление 1196K, 346с. (скачать fb2) - Анастасия Александровна Романова (IzMelery Dreamer)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Анастасия Романова Искупление

Глава 1


  Библиотека электронных книг и журналов

   http://knigi-skachat.org/

     Всегда есть новинки



24 апреля

Впервые за последний год тишина угнетала, и я не чувствовала должного спокойствия. А ведь светило солнце. Погода стояла хорошая, нежаркая. Да и ходячих не было видно. Надо же — ни души вокруг. Только я, пистолет на предохранителе и побитый автомобиль — не только транспорт, а надёжная защита от внезапного нападения мертвецов, ну или заблудших охранников, выбравшихся на разведку из Вудбери. При одной лишь мысли о ненавистном городе, я скривила губы и уставилась на заброшенную дорогу, попутно крепко сжав пальцы на потёртом руле. Гленн и Мегги. Несколько дней назад они отправились за детским питанием для малышки Джудит, но в лагерь так и не вернулись. Их схватили, насильно привели в Вудбери и оставили в заложниках. Да, по крайней мере, именно об этом нам поведала Мишонн. Неизвестная темнокожая женщина не вызвала особого доверия, но пришлось положиться на волю случая, ведь даже Дэрил заметно оживился, стоило лишь услышать новости о брате.

— Я смогу поговорить с Мэрлом, если удастся проникнуть в город и отыскать его прежде, чем Гленн и Мегги пострадают, — в сердцах заверил младший Диксон, взволнованно измеряя шагами небольшую столовую, неподалёку от «корпуса С».

— Бессмысленно тратить время на поиски Мэрла, учитывая положение, в котором оказались наши друзья. — Рик оперся руками о металлический стол и на мгновение прикрыл глаза, видимо, отчаянно соображая, как поступить и какое решение принять, чтобы избежать неотвратимых последствий.

— Он прав, — подхватила Кэрол, и я заметила, как её лёгкая ладонь опустилась на плечо Дэрила. — Все мы знаем Мэрла. Он ни за что не пойдёт на компромисс, — на мгновение женщина замолчала, а потом, поймав кроткий взгляд младшего Диксона, неуверенно пожала плечами, — даже ради тебя.

— И, тем не менее, мы не можем бросить своих, — вступил в разговор Майкл, потирая едва пробившуюся щетину на волевом подбородке. — Надо идти. Немедленно.

— Уже вечереет, — тут же подхватила я, поддержав родного брата и поравнявшись с остальными. — Рик, ты говорил с этой женщиной? Она действительно готова помочь?

— А какой у неё выбор?

Мы не доверяли Мишонн, не верили на слово, однако она не только назвала имена заложников и принесла питание для малышки. Эта женщина запомнила детали похищения, поведала о Мэрле, да и к тому же побывала в Вудбери, что значительно упрощало задачу с проникновением на закрытую и охраняемую территорию. У нас появился не только шанс спасти друзей, но и разведать обстановку в надежде, что никто и никогда не узнает о новом лагере.

— Вот чёрт! — громко выругалась я, пнув уже давно прохудившимся ботинком слабую дверцу старенького авто, в мгновение ока скрипнувшую от сильного удара. — Ну, где же вы?

И правда, на этот раз тишина не вызывала прежней неописуемой радости. Стоило лишь припомнить, как всего несколько месяцев назад, скитаясь по городам в компании брата, я мечтала осесть где-нибудь подальше от дороги и брошенных домов, местами переполненных мертвецами; окунуться с головой в чистый водоём, наконец, хорошенько отмыться и прополоскать длинные волосы, постоянно сплетённые в широкую косу. Надо же, а ведь я уже и вспомнить не могла, когда в последний раз расчёсывала их без крокодильих слёз на глазах.

— Правильно, отвлекись от дурных мыслей, — на одном дыхании выпалила я, выпустив руль и активно постукивая пальцами по довольно-таки потёртым джинсам, которые на днях одолжила Бэт — вполне себе дружелюбная девушка. — А волосы-то всё-таки пришлось остричь, — не успели слова сорваться с губ, как я громко усмехнулась, а затем бегло осмотрелась по сторонам, в надежде разглядеть знакомые черты среди деревьев.

Безрезультатно. Вот уже как девять часов прошло, а они до сих пор не вернулись!.. Я не хотела думать о плохом, не желала даже допускать ни единой мысли о провале, но чем дольше брат и остальные пропадали в Вудбери, тем отчётливее и ярче ощущались то и дело вспыхивающие зачатки неконтролируемого волнения. Меня оставили в машине. Рик и Майкл настояли. Внезапно группе понадобился человек с тыла. Наверное, таким образом, они решили позаботиться о моей жизни. Девушка — слабое звено. Однако никто не учёл одну немаловажную деталь: с детства отец брал меня на охоту. В то время как братец коротал минуты за видеоиграми и покачиванием скилла с очередной девчонкой на заднем сидении родительского автомобиля, я училась стрелять и вязать силки. Не такое уж и простое занятие! Отец всегда говорил, что будь я мужиком, заимела бы стальные яйца.

— Ну, да и к чёрту это теперь, когда мир погрузился в кромешный ад и невероятный постапокалипсис, — недовольно проворчала я, закинув голову на мягкую спинку водительского кресла.

И вновь на плечи опустилась ненавистная тишина, способствующая панике. А если они не вернутся до вечера? Что же делать в этом случае? Куда бежать? На выручку группе, или возвращаться в лагерь с пустыми руками? Нет, я бы точно не смогла объявить остальным о пропаже единственных верных защитников!.. Хершел и Карл остались за главных, но один был уже в слишком преклонном возрасте, а второй ещё даже не достиг своего совершеннолетия. Они по-прежнему нуждались в защите, впрочем, как и остальные обители нашего убежища — тюрьмы, вычищенной от ходячих и мало-помалу обустроенной для жилья.

— Придётся направиться следом за группой, — полушёпотом выговорила я в пустоту, задержав беглый взгляд на собственном отражении в стекле заднего вида. — Не время раскисать, идиотка! Возьми себя в руки и сделай хоть что-нибудь!

Не медля больше ни секунды, я распахнула неприятно поскрипывающую дверцу и вышла на улицу. Солнце уже поднималось над лесом, а время наверняка близилось к полудню. Если Рику и остальным удалось каким-то чудом вырваться из Вудбери, они должны были добраться до просёлочной дороги ещё несколько часов назад!

И снова громкий вздох вырвался из горла, заглушив едва различимый хруст веток где-то совсем неподалёку от припаркованного автомобиля. Недолго думая, я мгновенно напряглась и поспешила вытащить пистолет, надёжно запрятанный за пояс. Ходячие? Нет, обычно их жутковатый гогот можно расслышать и не напрягая слух, значит, без вариантов — это люди. Но свои или чужие? Разведчики из Вудбери или группа во главе со старым добрым дядюшкой? Ответа я не знала, но и рассчитывать на авось была не приучена. Пришлось действовать быстро, не задумываясь о последствиях.

Обогнув автомобиль, я пригнулась и выглянула из-за побитого бампера. Между частыми деревьями, примерно в метрах десяти от дороги, показались чьи-то головы. Пришлось привстать, чтобы лучше рассмотреть стремительно приближавшихся людей. Они спешили, передвигались кучкой, будто бы тянули за собой тяжёлую ношу. Не в силах рассмотреть что-либо ещё из-за неудачно выбранного ракурса, я пригнулась и отбежала чуть дальше, почти сразу завидев брата. С плеч словно камень свалился. Это были они. Наша группа возвращалась!

— Давай, скорее, Рик! — послышался голос Майкла, и я невольно вздохнула с облегчением, заметив Мегги. — За нами вполне могли пустить сторожевых «псов»!

— Держись, Гленн! — почти сразу раздалось громкое женское всхлипывание, мгновенно пробудившее, казалось бы, уже почившую тревогу. — Господи, нужно отвезти его в лагерь. Как можно скорее!

Я не стала дожидаться. Вскочила на ноги и бросилась навстречу, попутно разглядывая группу в поисках Дэрила, но его нигде не было видно.

— Шейлин! — охрипшим голосом позвал Рик, завидев моё появление. — Скорее, заводи мотор! Гленн сильно ранен!

— О, боже! — Я прижала пальцы к приоткрытому рту, разглядев окровавленные руки родного брата, взвалившего на себя обессиленного парня. — Что произошло? — тотчас же сорвалось с обкусанных губ. — И где Дэрил? Отстал, чтобы отвести преследователей в сторону?

За несколько недель, проведённых в лагере Рика, я успела хорошенько познакомиться с его обитателями и подружиться не только с женской половиной группы. Именно Дэрил настоял на моем участии в спасении ребят, и не могла же я попросту проигнорировать его внезапное исчезновение?

— Майкл?

— Он отстал, — скомкано объяснил брат, стиснув зубы, издали напоминавшие звериный оскал. — Мотор, Шей! Скорее!

— Вы бросили его? — выпалила я, не веря собственным ушам. — Отвечай, Майкл! Немедленно говори, где Дэрил?!

— А ты, что, его девчонка?

Обеспокоившись исчезновением единственного человека, впервые решившегося взять меня с собой на ночную охоту, я не сразу обратила внимание на совершенно не знакомого, перепачканного в крови, мужчину. Он расхаживал неподалёку от группы, выглядел нелюдимым и озлобленным, будто бродячая собака, прибившаяся к незнакомой стае: взор беглый, придирчивый, а походка изучающая, медленная. Незнакомец разгуливал поблизости, но явно не спешил помочь остальным, а также погрузить Гленна в автомобиль. Он будто выжидал, но вот чего именно? Молчаливый вопрос так и остался без ответа.

— Кто это? — на ходу спросила я, поравнявшись с Риком и по-прежнему не сводя глаз с подозрительного типа, маячившего неподалёку.

— Старший Диксон, — без особого энтузиазма отозвался мужчина, распахивая дверь и помогая Майклу осторожно уложить Гленна на заднее сидение автомобиля.

— Что? — искренне удивилась я, но обратив своё внимание на заплаканную Мегги, быстро позабыла об этом, поспешив обнять девушку и привести в чувство. — Эй, Мег, посмотри на меня. Что случилось?

Но она лишь покачала головой, прикрыв перепачканное лицо руками.

— Это брат Дэрила, — подхватил Гленн, чуть шевеля губами, и его голос донёсся слабым хрипом из салона автомобиля. — В семье не без урода.

— Ой, да брось, китайчик! — низкий, хрипловатый голос раздался совсем близко, и я невольно обернулась, уставившись на брата своего единственного друга. — Теперь всю жизнь будешь дуться?

Вопреки ожиданиям, он внешне даже издали не напоминал Дэрила: лицо в шрамах, весь грязный, будто совсем недавно искупался в помойной луже, а потом повстречал целое стадо ходячих, покрывшись не только сгнившими внутренностями, но и давно протухшей кровью. Вместо одной руки, некое подобие металлической биты, костяшки же здоровой ладони были полностью сбиты почти до мяса, но, казалось, это совсем не доставляло Мэрлу каких-либо неудобств. Несмотря на неприятное стечение обстоятельств, он продолжал улыбаться и будто исследовал своим охотничьим взглядом каждого из группы, размышляя над неведомыми мыслями.

Старший Диксон вызвал неприязнь почти с первого взгляда. Я даже не успела опомниться, как он медленно облизал свои губы, хрипловато добавив:

— Подумаешь, ударил пару раз. До свадьбы заживёт, — Мэрл скосился на заплаканную Мегги, — не так ли, сладкая?

— Ты чуть не убил его! — отчаянно воскликнула девушка, не поскупившись и плюнув Диксону прямо в лицо. — А потом натравил ходячего! — Она отпрянула в сторону, тем временем как Мэрл лишь хихикнул в ответ и стер слюну со щеки, вместе с кровавой жижей, стекавшей по квадратному подбородку. — Этого могло и не случится, и Гленн бы сейчас был в порядке, но ты, мразь, приложил к этому руку! Это ты привёз нас в Вудбери!

— Я предлагал решить проблему мирным путём, но вы не пожелали отвезти к брату! А ведь его пленение на вашей совести, ублюдки.

— Дэрил? — со стороны показалось, что это и не мой голос вовсе. — Его схватили?

— Ладно, достаточно! — поспешил вмешаться Рик, усадив Мегги рядом с Гленном и торопливо прикрыв дверцу. — Давайте разойдёмся. Сейчас необходимо доставить парня в лагерь. Ему нужна срочная помощь.

— А как же мой брат? — вознегодовал Мэрл, выступив навстречу Рику и Майклу. — Вы не бросите его, мелкие ублюдки, — процедил он сквозь зубы, сжав в здоровой руке пистолет, — иначе пристрелю вас, как падаль! — Я заметила, как мужские глаза почернели. Он был настроен решительно и не собирался сдаваться. — Я не оставлю брата в руках этого загребущего маньяка! И вам, мрази, не позволю, слышите?!

— Ты с нами не поедешь, Мэрл, — совершенно спокойным, равнодушным голосом, заявил Рик. — Поступай как хочешь, ведь твою задницу спасли.

— Губернатор знает, где вы прячетесь, — насмешливо протянул старший Диксон, и от его хриплого, пропитанного желчью, голоса, я невольно содрогнулась, осознав опасность положения, в котором оказались не только мы, но и вся группа. — И он придёт. Не сомневайтесь. Душа его чернее тучи. Вот кто настоящий дьявол.

— Мы знаем, — уверенно ответил Рик, кивком призывая Майкла, а потом и меня, сесть в машину, — поэтому и должны вернуться.

Брат не стал дожидаться согласия. Он крепко схватил меня за локоть и насильно потащил к машине, видимо, догадываясь о тайных намерениях во что бы то ни стало спасти Дэрила от верной гибели.

— Нет, отпусти! — недовольно воскликнула я, изо всех сил брыкаясь и сопротивляясь чужой воле. — Мы не можем бросить его!

— Ты не останешься! — строго, едва не скрипя зубами, заверил брат, и я впилась в него взглядом.

— Но Дэрил в беде, а я неплохо стреляю! — Майкл невозмутимо продолжал тащить к машине. — И ты знаешь об этом, дурья твоя башка!

— Нет! — Брат сильно встряхнул меня за плечи. Он был могучим и высоким, и, прежде чем продолжить, внимательно посмотрел в мои глаза. — Разве уже запамятовала, что стало с нашим отцом?!

Нет, конечно же, не забыла. Не проходило и дня, чтобы я не вспоминала о кровавой бойне во дворе родительского дома.

— Ходячие разорвали его на части, — голос Майкла обратился в камень, — прямо на глазах у нас. — Он покачал головой. — Нет, я не позволю, чтобы с тобой произошло нечто подобное.

— Майкл прав! — разумеется, Рик поддержал его без промедлений. — Вы чудом спаслись. Никто больше не потеряет родных, — я почувствовала его пытливый взгляд на своей коже, — слышишь?

— Нет, ни за что не уйду без Дэрила. — Я подняла глаза и упрямо замерла на месте, обратившись к брату: — Майкл, неужели ты забыл, что он спас наши жизни, когда обнаружил в лесу три недели назад! И за это время обучил меня не только безопасным ночным вылазкам, но и немного различать следы на земле! Я могу помочь!

Рик уже сел в автомобиль и завёл мотор, когда справа донёсся слабый хохот, следом за которым раздался насмешливый голос Мэрла:

— Ух ты, бабская красота расцветает не только в койке, если тёлочка брыкается, когда её пытаются насильно затащить в стойло. — Я быстро обернулась и столкнулась взглядом с этим нахальным и раздражающе — оптимистичным мужчиной. — Оседлать ещё никто не пробовал? — Он похотливо облизал губы, скользнув оценивающим взглядом по моей фигуре. — Не расскажите?

— Это моя сестра! — наконец, Майкл ослабил хватку, а потом и вовсе выпустил из своих рук, переключившись на Мэрла. — Ещё одно слово, сукин сын, и клянусь, не постыжусь принести Дэрилу твою голову!

— Ты для начала соберись с духом и вытащи его задницу из очередной передряги, в которую мой братишка попал, кстати, по вашей участи! — Мэрл направил пистолет на Майкла, и в этот момент я впервые сильно испугалась за возможную перестрелку. — Да и если юная девица жаждет приключений, почему бы не оставить её со стариной Мэрлом? — Он снова посмотрел мне прямо в глаза и едва заметно подмигнул, кивнув в сторону размашистых деревьев и заросших кустов орешника. — Уверен, что мы не только отлично проведём время, но и с успехом вызволим Дерилину на свободу.

— Ах, ты сволочь!..

Майкл хотел добавить ещё несколько увесистых ругательств, однако и на этот раз Мэрл ловко опередил его:

— Знакомы всего пару часов, а он уже обзывается, — мужчина расхохотался, намеренно распаляя своего противника. — Эй, Рик! Это у вас семейное, не так ли? — Он громко усмехнулся. — Помнится, при первой нашей встрече ты не повременил и хорошенько двинул мне в челюсть. До сих пор побаливает, старичок! — Мэрл шутливо погладил пальцем по щетинистому подбородку.

— Мы уезжаем. Немедленно! — Рик высунулся из окна. — Гленн слишком слаб, а оставаться без автомобиля уж очень рискованно! Вернёмся за Дэрилом ближе к ночи, а пока не будем тратить время зря.

— Я могу попытаться что-то предпринять, — предложил Майкл, хотя, скорее всего, и не имел особого желания провести в компании Мэрла даже несколько минут.

— Вдвоём мы не справимся.

Старший Диксон спрятал пистолет за пояс — это было последнее, что я увидела, прежде чем брат усадил в машину, рядом с Мегги и Гленном.

— Тебя никто и не приглашал! — рявкнул Майкл, даже не взглянув на мужчину.

— Он мой брат! — огрызнулся Мэрл. Я расслышала его хрипловатый голос и представила, как весёлые глаза вновь почернели. — И я его не брошу!

— Это не поможет, садись в машину, Майкл, — настаивал на своём Рик. — Сейчас мы лишь зря теряем время. Как только Гленн будет в безопасности, разработаем новый план. — Он повернулся ко мне и, заглянув в глаза, искренне пообещал: — Мы отыщем Дэрила.

— Хорошо.

Пришлось смириться. Но одному богу было известно, насколько сильно я желала выбежать из машины и отправиться на помощь человеку, однажды спасшему мою собственную жизнь. Майкл считал, что прошло слишком мало времени, — всего каких-то три недели, и мы не успели толком познакомиться и узнать друг друга, но душу не обманешь. Дэрил всегда был на моей стороне, а Рик доверял ему, как родному брату, погибшему полгода назад от сотен гнилых мертвецов. Они напали на ранчо внезапно. Сначала перебили скот, а потом принялись за выживших людей! Нам с братом чудом удалось спрятаться в доме. А потом, спустя несколько дней, Майкл раздобыл автомобиль и увёз меня восвояси. С тех пор мы остались совсем одни. Скитались по окрестностям в поисках еды, а когда чудом выжили после очередного столкновения с ходячими и встретились с родным дядей, радости не было предела!.. Верно! Мы были счастливы увидеться и воссоединиться, пока новая волна несчастий не постигла группу, но теперь уже в лице самых настоящих, выживших людей, не имевших ни совести, ни чести!

— Поехали.

Рик захлопнул дверцу, а из приоткрытого окна донёсся громкий голос Мэрла:

— Ну и катитесь, жалкие уёбки! — Я невольно обернулась и посмотрела на старшего Диксона, тем временем как автомобиль тронулся с места и медленно поехал вперёд по разбитой дороге. — Жалкие трусы! Я сам всё сделаю! В одиночку! Старина Мэрл и не таких мразей на кулак наматывал!

Он вышел на дорогу и некоторое время шёл следом за автомобилем, пиная камни и выкрикивая нецензурную брань, подкрепляя непристойными жестами, отчего-то вызывавшими на моем лице лёгкую улыбку. Надо же, какими разными могут быть братья. Я оперлась рукой о спинку сидения, а опомнилась, лишь когда автомобиль свернул за поворот.

— Жаль не выстрелил вслед, — недовольно протянул Майкл, — а то вон как разорался. И если не ходячие, так люди Губернатора его услышат. Толку-то от этого урода?

Никто не ответил. Промолчала и я.

— Дэрил продержится, — тотчас же пообещал Рик, обернувшись и взглянув на меня с ободряющей улыбкой, — он крепкий парень.

— Ты бы лучше подумал, как рассказать об этом Кэрол, — сбивчиво прошептал Гленн, уронив голову на плечо Мегги. — Она всегда за него переживает больше, чем остальные.

— Тише, милый, — взволнованно попросила девушка, и я невольно перевела взгляд на грязное окно, не имея ни малейшего желания мешать влюблённым. — Отдыхай. И не терзай себя за Дэрила. Это Мэрл виноват.

— Давайте уже забудем об этом престарелом говнюке, — чуть ли не взмолился Майкл. Он тоже отвернулся и протянул мне руку между сидениями. — Всё будет хорошо. Мы вытащим его. Это не обсуждается.

— Да, верно, — сорвалось с обветренных губ. — Я знаю.

Мы улыбнулись друг другу, ни капли не сомневаясь, что с помощью группы сможем вызволить Дэрила из Вудбери. Сплочённость — одно из лучших и дражайших качеств, заимевших ценность в совершенно новом, жестоком мире.

Глава 2

25 апреля

«Раньше я была другой: более добросердечной и мягкотелой, мнительной и восприимчивой к чужой боли. Никогда не разделяла людей, душой стремилась помочь нуждающимся. Одно время я даже посещала больницу в качестве волонтёра, частенько пропадала в домах престарелых, и делала это не только во время учёбы в колледже, но и уже после, когда впервые вышла на работу в младшую школу. По сути, моя жизнь никогда особенно не отличалась от других».

— Нет, это совсем не годится! — пришлось смять лист и отбросить в дальний угол своей мрачной камеры. — Хреновый из тебя педагог, Шейлин, раз уж и двух слов связать не можешь!

Я насупилась и, в расстроенных чувствах, отбросила тёмные волосы за спину, ощущая, как прохладная тишина вновь опускается на плечи. Мы прятались в заброшенной тюрьме уже несколько недель, былые беды миновали, но я до сих пор помнила, как оказалась у высокой решётки, окружённая ходячими мертвецами. Той пасмурной ночью мы, впервые за несколько месяцев, набрели на чей-то лагерь. Майкл издалека заметил яркий свет от прожектора, расположенного на одной из вышек для охраны, и мы, не теряя времени даром, поспешили навстречу собственной судьбе, даже не подозревая об опасности, подстерегавшей впереди. Ходячие. Они появились из ниоткуда. Выползли навстречу и довольно быстро разошлись по лесной опушке, невольно предупредив о своём приближении неприятным гоготом, который я всегда мысленно сравнивала с жуткими спецэффектами из фильмов ужасов.

— Бежим, скорее! — шёпотом позвал Майкл, прижимая к груди наше единственное оружие — «древнюю» отцовскую двустволку. — Сможешь забраться на дерево?

Старший брат. Удивительно, но в течение многих лет он не проявлял ко мне особого интереса. Наша родственная связь была оборванна лет десять назад, когда Майкл собрал вещи и покинул дом, взбунтовав и отказавшись поступать в медицинский колледж. В те далёкие времена я поддержала родителей. Наивная дурочка. И только Рик — родной брат нашего отца, согласился приютить беглеца, пристроив в полицейскую академию. Да, Майкл пошёл по стопам своего дяди, а отец со временем смирился. Однажды брат даже был приглашён на семейный праздник, и случилось это примерно чуть больше года назад, почти перед самым объявлением тревоги.

Я покачала головой и снова взяла ручку. Идея пришла внезапно. Прошлой ночью я долго мучилась от бессонницы, без конца раздумывала о Дэриле и его участи в Вудбери, вспоминала о своём чудесном спасении, и мысленно молила бога о снисхождении. Нет, мы просто не могли потерять его. Только не Дэрила, не человека, спасшего мою жизнь!..

Воспоминания той страшной ночи вновь пронеслись перед глазами, а в ушах зазвенел отчаянный голос Майкла:

— Скорее, Шейлин! Их слишком много. Не отставай!

Но проблема заключалась в том, что я была сильно истощена. Мы питались через день, и это в лучшем случае, а воду набирали даже из не самых чистых источников. Брат пытался защитить меня. Он боролся, раскидывал ходячих, используя рукоять двустволки, но вокруг было слишком темно, а мертвецов с каждой секундой становилось всё больше.

«Тогда я впервые и встретилась с Дэрилом. Он спас нас. Вовремя подоспел и спросил запыхавшимся голосом: «Стрелять умеешь?». Я кивнула, а затем получила заряженный пистолет. Вместе мы с огромным трудом, но расчистили себе дорогу к решетчатому забору».

Ах, нет, сочинения — точно не моё. Я снова покачала головой и решила отложить ручку на край стола. Воспоминания были очень яркими. Несмотря на трёхнедельный срок, я по-прежнему ощущала цепкие пальцы мертвецов. Ходячие хватали за ноги, тянули к себе и пытались оттяпать свежий кусок мяса. Они были совсем близки к своей цели…

— Дэрил, — безмолвно выпалила я в пустоту, а затем немедленно вскочила с жёсткого стула.

Он до сих пор оставался в заложниках. И хотя Рик и Майкл сдержали своё слово, отправились назад почти сразу, как передали Гленна в руки Хершела, мне стало неспокойно на душе. Возможно, это было связано с Мишонн, которой я не шибко доверяла. В прошлый раз она оставила группу, скрылась в неизвестном направлении, по крайней мере, именно об этом поведал Майкл, а потом внезапно вернулась в окровавленной одежде и снова вознамерилась помочь, но на этот раз в освобождении Дэрила.

— Мы должны довериться, — произнёс Рик, когда я напомнила о поступке Мишонн и предложила взамен свою кандидатуру, — и, нет, ты останешься здесь. Присмотришь за остальными.

— Но я умею стрелять и неплохо владею холодным оружием!

— Вот поэтому и побудешь в лагере, — подметил Майкл, строго взглянув на меня, будто отец на непослушную дочь.

— Не хочу нянчиться с людьми, в то время как Дэрил, возможно, умирает! — я пыталась говорить спокойно, однако вновь сорвалась на крик, отчаянно доказывая не только правоту, но свою значимость для группы.

— Это не обсуждается! — брат был непреклонен.

— Мы вернём Дэрила целым и невредимым, — пообещал Рик, попутно опустив свои ладони на мои плечи и доверительно заглянув в глаза. — Присмотри за периметром вместе с Кэрол и Карлом. Я могу доверить это только тебе, Шейлин.

Конечно же, это была ложь. Рик из кожи вон лез, чтобы я осталась. Он не хотел терять близких, особенно теперь, после гибели Лори. И мне ничего не оставалось, как только согласиться, молча кивнув. В его глубоких глазах таилось столько боли. Дядя Рик стремился защитить не только своих родственников, но и группу, а я никогда не отличалась особой эгоистичностью. Поэтому и согласилась.

Целый вечер и половину ночи я провела в раздумьях о прошлом, настоящем и будущем, а на рассвете села за стол, в надежде отвлечься и записать все невероятные события, которые приключились со мной и братом за последние полгода. Но ничего не вышло. Я не смогла и двух слов связать на бумаге. Без конца думала о Дэриле и вспоминала его рассказы об их «странствиях» в поисках надёжного укрытия. Выяснилось, что не только нам с братом зимой пришлось несладко. Группа Рика кочевала с места на место, пока однажды не наткнулась на эту самую тюрьму.

— Шейлин?

От неожиданности, я вздрогнула на месте, расслышав мягкий женский голос за спиной. Это была Бэт. Девушка нерешительно застыла в дверях, и я увидела, как её взгляд бегло скользнул по разбросанным кулькам бумаги.

— В чём дело?

— Джудит, — девушка приподняла уголки губ в слабой улыбке, — я подумала, что смогу посидеть с ней, а тебе лучше присоединиться к Кэрол на смотровой башне. Мегги не отходит от Гленна, а от меня в стрельбе толку мало.

— Да, — я, не раздумывая, кивнула, воодушевившись заманчивым предложением, — всё лучше, чем бездарно просиживать время взаперти.

— Хорошо, — Бэт заломила пальцы на руках, и в глаза невольно бросился рубец на её запястье, — надеюсь, Рик и остальные скоро вернутся.

Я приоткрыла губы, хотела ответить, но помедлила, невольно обратив внимание на тёмные круги, образовавшиеся под глазами Бэт. И гадать не пришлось: она не спала целую ночь и, наверное, провела бессонные часы вовсе не за чтением.

— Они скоро придут. — Мне захотелось немедленно подбодрить девушку, внушить веру в лучшее, но внезапно и это оказалось невозможным, ибо в глубине души я и сама не до конца доверяла собственным словам. — Ладно, спасибо, Бэт.

— Не за что.

С грустной улыбкой, она покинула камеру, и мы разошлись в совершенно противоположных направлениях, терзаемые общими бедами и непреодолимыми страхами однажды потерять не только близких, но и дорогих друзей.

***

На улице было спокойно. Ни ветерка. День уже клонился к закату, невольно напоминая, что прошли ровно сутки, как Рик, Майкл и Мишонн повторно покинули лагерь в попытке вернуть Дэрила «домой».

Мы с Кэрол вместе провели немного времени на смотровой башне, беззвучно оглядели периметр, а когда Карл поднялся, решили спуститься на землю и продолжить осмотр своим ходом. В тишине пролетали минуты. Мы почти не разговаривали, лишь изредка перекидывались парой ничего незначащих фраз. Каждый думал о своём. И я не исключение. Казалось бы, вот оно, спокойное место. Наконец-то нам удалось обрести дом и не только отыскать родных, но и познакомиться с совершенно новыми, но не менее интересными людьми, которые без промедлений и лишних прелюдий приняли в свою группу, поделились едой и чистой одеждой, медикаментами!.. А затем, всего несколько мгновений, и идиллия разрушилась. Случайная встреча привела к слишком пагубным, неотвратимым последствиям.

— Мэрл обмолвился о том, что Губернатору известно наше местоположение, — припомнила Мегги накануне вечером, собирая еду для Гленна. — Этот ублюдок не станет ждать.

— Ты о старшем Диксоне или о главаре Вудбери? — я попыталась пошутить, с грустью и нескрываемым волнением наблюдая за девушкой.

— О Губернаторе, хотя, да, согласна, Мэрл ещё тот мудак, — Мегги не смогла сдержать улыбку, — но все же он был лишь пешкой в игре настоящего дьявола.

— Думаешь, они явятся сюда? — с опаской уточнила я, взглянув на собеседницу исподлобья. — Мэрл вернётся в Вудбери?

— Возможно, если предложит Губернатору стоящую сделку.

— Например?

Мегги отодвинула нож, а затем подняла на меня свои глаза, но даже сквозь пелену усталости, оказалось несложно рассмотреть отчаянное волнение. Наверное, это чувство уже пустило свои корни в наши души. Мы засыпали в страхе и начинали день заново, в надежде дожить до заката.

— Нет, — я задержала взгляд на замученном лице девушки, — даже под страхом смерти, своей или брата, Дэрил не согласится остаться в Вудбери. Он не предаст нас.

— Конечно, этого не произойдёт, — спешно вмешался в разговор Хершел, медленно поднявшись из-за стола. — Совсем скоро мы снова будем вместе. Разберёмся с Губернатором и забудем о Вудбери, как о кошмарном сне.

В ответ, Мегги лишь покачала головой и, схватив поднос, молча покинула столовую. Она ушла, однако недвусмысленные намёки ещё долго не выходили из головы, мешали заснуть, тревожили и без того всклоченную душу, будто старый пластырь на подгнивавшей ране.

— Пойду, осмотрю забор слева, — голос Кэрол донёсся откуда-то издалека, прежде чем я окончательно оторвалась от мыслей и вернулась к реальности. — Сделаешь то же самое с противоположной стороны площадки?

— Да. — Я утвердительно качнула головой, ощутив лёгкое дуновение. Ветер поднимался. — Встретимся у ворот.

— Договорились.

И мы разошлись в разные стороны, точно как и с Бэт всего несколько часов назад. Никто не хотел разговаривать. Все словно замерли в немом ожидании вестей из Вудбери. И даже малышка Джудит вела себя тихо и почти не плакала. Я наблюдала за их прогулкой. Мегги проводила Гленна на улицу подышать и набраться сил для возможного столкновения с людьми Губернатора, а Бэт появилась следом с моей двоюродной сестрёнкой на руках. Они не отходили далеко от сектора, опасались ненароком попасть под пули. Да и не удивительно, раз уж главарю местной шайки стало известно о нашем лагере.

Внимательно осмотрев свою часть периметра, я перекинула винтовку через плечо и достала нож, решительно направившись к местами прогнувшемуся решетчатому забору. Мертвецы прибывали. И мы периодически приближались к границе лагеря, истребляли ходячие трупы с помощью подручных средств: заточенных палок, отломленных прутьев, а также использовали холодное оружие. Вот и на этот раз я не повременила, завидев с два десятка мертвецов, столпившихся у ограды, и спустя несколько минут всё было кончено. Зомби полегли друг за дружкой в одну неровную кучу, оставив на моих руках кровавые отметины, однако не прошло и мгновения, как на опушке показались новые ходячие мертвецы.

Я лишь усмехнулась, но оставаться не стала, припомнив слова Дэрила:

— Пройдёт не меньше часа, прежде чем они соберутся в стаю у ограды. А за это время можно и передохнуть.

Я не поверила, но вскоре и сама убедилась в точности его слов. Дэрил всегда был искренним. Наверное, если бы отец выжил и познакомился с ним, то непременно назвал славным парнем.

— Уф, — едва слышно выдохнула я, запрокинув голову к небу и подставив лицо вечернему солнцу.

На глазах тотчас же навернулись слёзы. Мы были слабы. Все, до единого, глубоко в душе. Но не страшились смерти. Нет, мы лишь боялись сдаться и оставить близких в одиночестве, наедине с этим новым, жестоким, мёртвым миром. И все, без исключения, задумывалась о будущем, не раз допускали мысль об утрате надёжного убежища. Ничто не вечно и, возможно, уже совсем скоро мы будем вынуждены бросить тюрьму во имя спасения.

— Шейлин! — громкий голос Кэрол эхом разнёсся по всей территории, и слёзы мгновенно высохли на глазах. — Они возвращаются! Скорее!

Я даже не поняла, какие именно чувства испытала, стоило лишь услышать заветные слова. Просто сорвалась с места и бросилась прямиком к воротам, по пути выглядывая из-за решётки и пытаясь хоть что-то рассмотреть, но видела лишь головы. Трое. Они вернулись ни с чем. Я поняла это почти сразу, как завидела приоткрытые ворота. Первым появился Рик. Он обхватывал Майкла за пояс, а тот едва держался на ногах, чуть не волочась по земле. И тут моё сердце не только ёкнуло, но и совершило двойное сальто в груди.

— Майкл!

Я подбежала к ним и опустилась на колени перед братом, обхватив руками его окровавленное лицо.

— О, боже… — раздалось позади, но я не обратила внимания, лишь смотрела на Майкла, а сердце колотилось как бешеное.

— Он жив, Шей, — наконец, выговорил Рик не слабо запыхавшись. — Мишонн спасла нас. Вытащила, когда Мэрл прикрыл свой тыл нашими спинами! — его голос заметно задрожал, впрочем, как и тело. — Ничего не вышло. Прости за это.

— Всё будет хорошо, — заверила Кэрол, помогая приподнять Майкла. — Отведём его к Хершелу. Он знает, что делать.

— Мне очень жаль, — вновь повторил Рик, опустившись на колени. — Если Дэрил и выкарабкался, мы уже ничего не сможем сделать.

Я больше не слушала. Страх за брата невольно охладил былой пыл и заставил взглянуть на вещи трезво. Мой самый близкий родственник едва не лишился жизни!.. На мгновение показалось, что сердце не выдержит. И прежде чем Мегги подоспела к воротам, мы с Кэрол уже потащили Майкла к сектору. Я не могла медлить. Руки дрожали. И от безысходности зуб на зуб не попадал. В какую-то долю секунды испуганное лицо отца промелькнуло прямо перед глазами, и я чуть не задохнулась. Огромный ком встал в горле. Нет, я не могла потерять ни брата, ни Дэрила, ни Рика…

— Шейлин… — хрипло простонал Майкл, и его веки задрожали.

— Я здесь, — вырвалось сквозь слёзы, — всё будет хорошо.

Брат промычал в ответ что-то бессвязное и протянул руку, будто бы ища опору. Я немедля обхватила его холодные пальцы и прижала к губам.

— Держись!

Все дальнейшие события проплыли перед глазами, будто в тумане. С помощью Рика и Мегги, мы затащили Майкла в корпус и уложили на кровать в отдельной камере. Хершел велел освободить место для Бэт. Девушка ассистировала вместо Мегги, поэтому немедля протиснулась между мной и Риком, передав малышку в руки испуганному Карлу, маячившему позади.

— Пойдём, — мягко позвал дядя, схватив ладонью за локоть, — мы только помешаем.

— Его же не укусили? — в отчаянии спросила я, обернувшись к родному дяде. — Умоляю, скажи правду!

— Нет, — он отвёл меня в сторону, а затем и вовсе вывел из камеры, — Майкл был ранен вблизи Вудбери. Это сделал сам Филип.

— Кто? — я растерянно уставилась на родственника, без конца теребя молнию на толстовке.

— Губернатор. Это был он. — Рик оперся рукой о белоснежную стену. — Не волнуйся сильно, пуля прошла навылет. Осколков не осталось. Хершел быстро поставит Майкла на ноги.

Я прижала пальцы к щеке и мигом стёрла слёзы, осознав, что паникой не решу ни одной проблемы.

— Ладно, хорошо. Ты сам в порядке? Не ранен?

— Нет, благодаря Мишонн. — Рик мельком взглянул в сторону двери, где я сразу заметила темнокожую женщину. Ту самую, что смогла выбраться из Вудбери. — Она не только тяжело ранила Губернатора, воткнув в глаз острие своего оружия, но и вытащила нас с твоим братом, когда Мэрл пропал из виду.

— Не понимаю, — я покачала головой, искренне недоумевая, — ведь Дэрил такой хороший человек… Как у него мог появиться настолько развязный и безрассудный брат?

— Родных не выбирают, милая, — Рик тяжело вздохнул. — Однажды я приковал Мэрла наручниками к трубе на крыше. Он каким-то чудом выжил и теперь, уверен, что не упустит своего.

— Думаешь, он пожертвует братом ради мести группе? — в нескрываемом ужасе спросила я, осознав, что Мегги отчасти была права.

— Шейлин, даже если Дэрил и жив, уверен, что он бы не пожелал нашей смерти во имя своего спасения. — Рик замолчал, и я отчётливо ощутила его боль, как собственную. Он не хотел терять друга. Мы не хотели. — Нужно смириться и двигаться дальше.

— Ты думаешь, что пустим всё на самотёк? — мой голос вновь задрожал, а на глазах снова выступили предательские слезы. — Дэрил погиб? Ты видел это?

— Нет, Шейлин, но мы не станем больше возвращаться, — Рик покачал головой, — извини.

Он опустил глаза на пол, а потом сделал шаг в сторону. Я не стала настаивать и убеждать в неправоте. В конце концов, это был его собственный выбор. Рик сдался не ради себя. В первую очередь он заботился о группе. И я была согласна, наверное, окажись Дэрил в подобном положении, поступил бы точно так же, но сердце всё равно обливалось кровью. И душу мою будто разрывало на части. Одной половиной я была рядом с братом, а второй стремилась во что бы то ни стало помочь Дэрилу.

— Шейлин! — из камеры показалась Бэт. Она окинула тёплым взглядом, прежде чем сообщить: — Папа зашил рану, а я дала антибиотик и лёгкое снотворное. — Девушка улыбнулась. — Обошлось. Майкл будет жить.

— Господи, — я рассмеялась и крепко обняла Бэт за плечи, — спасибо!

— Хочешь, можешь побыть с ним. — Девушка погладила по спине.

— Да, конечно же, и сделаю это прямо сейчас!

Я разомкнула объятия и немедля проскользнула через порог. Хершел как раз закончил с перевязкой.

— Так-то лучше, — произнёс старик, собирая с прикроватной тумбочки лекарства и осторожно складывая обратно в аптечку. — Жить будет.

— Как вас отблагодарить? — Я села на край кровати и, прежде, чем отбросить вьющуюся прядь со лба спящего брата, посмотрела на Хершела. — Мне никогда ещё не было так страшно. А вы спасли его.

— Твой брат родился под счастливой звездой, Шейлин, — мужчина ободряюще улыбнулся, а затем и вовсе поднялся на ноги и засеменил к двери, на ходу добавив: — И не нужно ничего делать, достаточно сердечного: спасибо.

— Спасибо, Хершел, — не скрывая искренней улыбки, прошептала я, провожая его взглядом. — Огромное спасибо.

— Берегите друг друга. Вы семья, а это главное.

И снова я приподняла уголки губ, прежде чем махнуть рукой вслед Хершелу. Он почти сразу скрылся в коридоре, и в камере наступила тишина, изредка прерываемая звуками голосов, доносившимися из столовой.

— Майкл, — сорвалось с моих губ прежде, чем взгляд вновь опустился на родного брата, — всё будет хорошо.

Я внимательно осмотрела его тёмные волосы, покрытое царапинами лицо, затем скользнула глазами по перебинтованной груди. Он дышал. Непередаваемое облегчение! А ведь на какое-то мгновение показалось, будто всё потеряно, и я больше никогда не увижу своего старшего брата!.. Надо же, теперь мы держались друг за друга, но, к сожалению, так было не всегда. Стоило лишь Майклу, ровно десять лет назад, переступить порог родного дома, и наше общение оборвалось. Отец долгие годы не желал ничего слышать о сыне. Он мечтал, что Майкл пойдёт по его стопам, однако этого не случилось. У брата не было ничего общего с медициной. Он хотел проявить себя, желал спасать людей, но иначе, без скальпеля и перчаток. И дядя Рик знал, поэтому и помог, оказал Майклу неоценимую поддержку. Я глубоко вздохнула, припомнив о большом скандале, разразившемся, стоило лишь отцу услышать, что его сын закончил полицейскую академию. Он едва ли не рвал на себе волосы в непоколебимом отчаянии, но со временем смягчился и даже пригласил Майкла на семейный праздник в честь сороковой годовщины свадьбы. Это случилось за сутки до первого репортажа о неизвестном вирусе, обрушившемся на город.

— Как хорошо, что мы остались живы, — тихо произнесла я, сжав обездвиженную ладонь брата в своём кулачке. — И впредь будем осторожнее. Теперь не только ты, но и я смогу защитить нас от неведомой опасности, будь это ходячие или люди Губернатора, неважно. — Я стёрла одинокую слезу, соскользнувшую вниз по щеке. — Мы с Риком. А он не подведёт. Никогда.

Глава 3

26 апреля

Я сбилась с пути. В сумерках не смогла уследить за тропой, хотя и старалась держаться ближе к обочине. И постепенно на лес опустилась темнота, изредка освещаемая белесой луной, то и дело выскальзывающей из-за неплотных облаков. Но я не боялась. Да, как бы странно это ни звучало, страхи остались позади. А вперёд меня вела непоколебимая надежда и вера в свои силы.

Путь был не близким и довольно опасным, однако за последние полчаса одинокого странствия по сумеречному лесу, посчастливилось наткнуться лишь на дюжину мертвецов. Я примерно запомнила дорогу, имела неплохой опыт за плечами, да и по рассказам Дэрила знала о безопасном передвижении вдоль путей. Размашистые кусты орешника и прибор ночного видения, отысканный в тюрьме, оберегали от встречи с людьми Губернатора, ну а винтовка с глушителем и острый кинжал, позволяли отбиваться от ходячих. На первый взгляд, я была защищена и подготовлена к любым неприятностям, но по-прежнему не знала — где и при каких обстоятельствах смогу проникнуть в Вудбери. Сначала я хотела спрятать оружие и попросить укрытия, прикинуться одинокой и несчастной девушкой, ищущей защиты, однако не была уверена, что не окажусь связанной в соседней камере рядом с Дэрилом… Но ведь лучше так, чем обнаружить его мёртвым, безжизненным трупом, жаждущим свежей плоти!.. Нет, сама мысль об этом не только пугала, но и устрашала. Он спас нас, привел к Рику. Нет, я не могла отступить даже не попытавшись помочь.

Нет, Дэрил не мог оставить нас. По рассказам Бэт, я была уверена, что он бы сделал всё ради своего спасения, ради нас, в конце концов! Дэрил же знал, как мы нуждаемся в помощи и защите; в друге, наконец!..

Я остановилась посреди высоких деревьев и внимательно осмотрелась по сторонам. Никого. А ведь Карл уже наверняка сообщил об умышленном бегстве, и Рик ринулся следом. Я боялась, что он отыщет меня раньше, чем получится воплотить свой шаткий и не до конца продуманный план в реальность.

«Безрассудный поступок», — пронеслось в голове.

Но что же ещё оставалось после рассказа Майкла? Дэрил по-прежнему мог находиться в плену или пасть храброй смертью, избежав страшной участи стать мертвецом… И вновь глубокий вздох вырвался из горла. Стоило убедиться. Я должна была знать, и решилась бы пойти на это даже под страхом собственной смерти. Однажды он спас мне жизнь, ну а теперь настал черёд вернуть должок.

«Ты подвела Рика, оставила Майкла. — Я прикрыла веки и разглядела отца перед глазами. — Он просил не делать глупости».

Совесть отчаянно взывала к разуму, и всякий раз мне приходилось бороться с душевными порывами. Ноги упорно несли вперёд, а мысли об освобождении Дэрила придавали невиданные силы. И всякий раз, вонзая острие кинжала в лицо очередному заблудшему зомби, я лишь сильнее убеждалась в верности принятого решения.

«Ты не справишься одна, — нашёптывало сердце, бешено колотящееся в груди, — не спасёшь друга, раз уж даже Рик, Майкл и Мишонн вернулись ни с чем».

«Только я знаю, что подвластно моим силам», — мысленно откликался разум, заглушая совестливые позывы.

Я сделала ещё несколько шагов, в надежде отыскать просеку и выйти к обочине, но луна снова скрылась за облаками. Пришлось действовать практически вслепую. Не отчаиваясь, я опустила на лицо прибор ночного видения и настороженно осмотрелась. Никого. Странно, показалось, будто я расслышала, как неподалёку хрустнула ветка. Возможно, это было какое-то мелкое животное, например, кролик. Но разве он бы смог издать настолько выраженный шум? Если только это не…

До ушей снова донёсся хруст, однако, на этот раз, он раздался в непосредственной близости от деревьев, за которыми я и решила притаиться. Душа тотчас же ушла в пятки. Нет, это было не животное, ведь следом за вновь повторившимся хрустом, послышались приглушённые голоса. Мужчины. Но кто? Рик и Гленн? Майкл? Но он бы не прошёл и десяти метров, ранение лишило всяких сил!..

Я выглянула из-за дерева, почти сразу разглядев двоих мужчин, пробиравшихся сквозь низкорослые кусты. Они находились примерно в нескольких шагах от меня и вполне могли разглядеть очертания в полумраке. Как ни кстати, бледная луна вновь озарила небосвод и отбросила свои тусклые лучи между листвой. Пришлось опять спрятаться за деревом и прижать пальцы ко рту. Они были совсем близко. Уже позади. И я застыла, будто приросла к толстому стволу, едва ли не дрожа от нахлынувшего ужаса, стоило лишь осознать, что это не Рик и уж точно не Майкл. Голоса. Я не узнала их. Это были чужаки, а, возможно, и люди Губернатора.

— Сюда, Стэнн, — позвал один из них. — Идём этой дорогой.

— Думаешь, они прошли тропой?

— Трава примята вот здесь. — Различив мужские слова, я прикрыла глаза и беззвучно выругалась. — Размер ноги небольшой, значит, это могла быть женщина. Она пришла вон оттуда, но не убежала далеко.

Я расслышала, как ветки хрустнули под их ногами, и мысленно приготовилась дать отпор, когда вдруг узрела, как мужчины проскользнули мимо деревьев и засеменили в противоположную сторону. Видимо, спутали направление в полумраке, подарили шанс ускользнуть незамеченной. Глубок вздохнув, я прижалась лбом к шершавой коре, ощутив, как на место страху приходит неведомое облегчение. Они ушли, скрылись в темноте, а я вновь осталась наедине с прерывистой тишиной. Всё закончилось. Беда миновала. Но отчего-то на душе было неспокойно. Больше я не ощущала прежнего воодушевления. Интересно, что скажет Дэрил, если узнает, насколько безрассудно поступила, отправившись ему на выручку?

Я приподняла уголки губ в слабой улыбке, вообразив, как мы встретимся и я задушу его в объятиях, попрошу больше никогда не попадать в неприятности и всегда быть начеку. Интересно, а он удивится, если увидит меня в Вудбери? Отблагодарит за помощь или разозлиться за самовольство и непослушание? Но ведь это стоило того! Риск был полностью оправдан! И я свято верила в свои убеждения, ровно до тех пор, пока кровь вновь не заледенела в жилах, а по телу не пробежал ощутимый холодок. Позади, совсем близко, раздались уверенные шаги, следом за которыми я почувствовала, как к горлу подступила лёгкая тошнота.

— И кто тут у нас? — грубый мужской голос заставил ноги подкоситься, а сердце мгновенно замереть в груди. — Заблудшая красавица?

Я не стала медлить, резко обернулась и направила дуло винтовки прямо в грудь рослому парню, на вид не старше Майкла. Он возвысился надо мной, и в свете блёклой луны, его глаза показались чёрными, чем-то напоминающими дьявольские впадины — такие же глубокие и пугающие. Мои ладони задрожали, но в то же время довольно крепко сжали рукоять винтовки. Я не собиралась сдаваться без боя, даже когда заметила ещё двоих рослых парней, окруживших по сторонам, продолжила стоять, не двигаясь с места.

— Ну, привет, — задумчиво протянул незнакомец, теснее прижавшись грудью к дулу винтовки, тем самым заставив меня прислониться к дереву. — Мы и не надеялись на такой чудесный улов, когда напали на твой след. Представишься?

Я похолодела, расслышав в неприятном вязком голосе открытую угрозу, и лишь отрицательно покачала головой, предчувствуя неминуемую беду, на которую напоролась по собственной глупости.

— Опусти-ка эту игрушку, — незнакомец медленно обхватил пальцами продолговатое дуло, силой потянув вниз, а я застыла как вкопанная. — Давай же, знаю, что не выстрелишь. — Он усмехнулся. — Ты хорошая девочка, не так ли?

— Отстаньте, — прерывисто пробормотала я, удерживая оружие и бросая беглые взгляды на незнакомцев. — Уходите.

— Отчего же ты столь недружелюбна, красавица? — нарочито медленно протянул самый высокий из них, по-прежнему надавливая на дуло. — Мы подружимся, накормим и отогреем тебя, а потом, может, даже и отпустим, мм? — Он сделал небольшой шаг вперёд, и я ощутила, как приклад винтовки больно уткнулся в грудь. — Ты совсем одна, а нас трое.

— Уходите! — я повысила голос, из последних сил удерживая оружие и сжимая палец на спусковом крючке. — Иначе выстрелю.

— Ты не посмеешь, — мужское лицо скрылось во мраке вместе с луной, вновь спрятавшейся за облаком, но я готова была поклясться, что он расплылся в ехидной улыбке. — Иди сюда, дай тебя потрогать.

Мужчина протянул руку к моему лицу, и я не нашла ничего лучше, чем нажать на спусковой крючок. Бесшумный выстрел на мгновение остановил нападавшего и повалил на землю.

— Чертова сука! — закричал незнакомец, обхватив рукой колено. — Ты чуть не ранила меня!

Я приоткрыла губы и в ужасе выронила винтовку на землю, прижавшись спиной к дереву и мысленно попрощавшись с жизнью. Не получилось. Я не только защититься, но даже ранить его не смогла! Из шквала ругательств в свой адрес, удалось разузнать, что пуля прошла навылет через штанину лишь слегка задев кожу. Всё пропало. Не теряя ни секунды, мужчина поднялся с огрубелой земли и схватил за грудки, по-хозяйски просунув руку под футболку.

— Я хотел развлечься с дружками, а потом позволить тебе сгинуть на радость ходячим, но внезапно передумал, — процедил незнакомец сквозь зубы, и я поморщилась, ощутив страшный смрад из его рта. — Давненько мы не встречали женщин, а ты ещё и хорошенькая… — Он стиснул одну из моих грудей, намеренно сильно сжав сосок, выкручивая в стороны. — Поживёшь с нами, пока не сдохнешь! Ты поняла, сучка?

Я лишь прикрыла глаза в ответ, осознав, что противостоять троим негодяям было бы не под силу даже Кэрол, окажись она без оружия вдалеке от дома, не то, что мне, в лапах похотливого ублюдка, возбуждение которого мгновение назад ощутимо упёрлось в пах.

— Пошли, прогуляемся до нашей палатки, — приказал незнакомец, наконец, убрав шершавые пальцы и толкнув вперёд, предварительно связав ладони за спиной. — Ты получишь своё.

Я не ответила, не нашла в себе сил и звука вымолвить, не только напуганная мужскими словами, но и съедаемая необузданным страхом, пробивавшимся откуда-то изнутри. Тогда я ещё и не подозревала, чему буду подвержена всего через несколько минут леденящего душу путешествия под конвоем из троих выблядков, отыскавших очередную жертву на радость неутолимой похоти.

***

Примерно десять часов назад.

Целую ночь я провела в камере Майкла, просидела на полу у его кровати, даже умудрилась немного подремать, опустив голову на одеяло. И, на удивление, утром почувствовала себя куда бодрее, нежели накануне. Мой брат спасся. Он пережил ночь, не температурил, и, по словам Хершела, подоспевшего на утренний осмотр, рана не кровоточила. Майкл пошёл на поправку, и я вздохнула с облегчением. Беда миновала. И больше я не паниковала, даже задумываясь о Дэриле и его участи. Сердце билось ровно.

— Шей, — слабым голосом позвал брат всего через несколько минут после пробуждения, — что это с твоим лицом? — Он хрипло рассмеялся. — Неужели не спала всю ночь?

— Майкл! — Я оторвала взгляд от книги и поспешила снова опуститься на колени, прямо перед братом. — Ты очнулся!.. Как себя чувствуешь? Хершел просил сразу узнать, не кружится ли голова.

— Рик и Мишонн, они в порядке? — встревоженно спросил он, а затем попытался сесть, но свежая рана сковывала движения.

— Да, — я закивала головой, прижав ладонь ко лбу брата, — они привели тебя в лагерь. Рик сказал, что Мишонн спасла вас, когда Мэрл сбежал.

— Так всё и было! — Майкл снова опустился на подушку и тихо попросил: — Я бы хотел увидеться с ними и Хершелом, это же он подлатал меня, не так ли? — Брат прикрыл глаза, видимо, от сильной боли.

— Хорошо, позову их, но сначала выпей вот эти таблетки, — я незамедлительно протянула несколько пилюль и, придержав Майкла за плечи, помогла запить водой. — Молодец.

— Обезболивающее? — слабо прохрипел брат, то и дело прикрывая глаза, должно быть, отчаянно пытаясь сфокусировать взгляд на моем лице.

— Да, Хершел проинструктировал, что делать.

— Хорошо.

Я посмотрела на брата с улыбкой, вновь порадовавшись его чудесному спасению, и уже хотела покинуть камеру, чтобы позвать остальных и сообщить радостную новость, когда Майкл внезапно попросил повременить и задержаться.

— Шейлин.

— Да? — Я вопросительно посмотрела на него. — Тебе нехорошо?

— Мы видели Дэрила, — негромко поведал брат, прямо перед тем, как сильно закашлялся. — Он был жив, но потом появился Мэрл. Попытался подстрелить Губернатора, тогда-то нас и заметили. — Прислушиваясь к словам Майкла, я на шаг отступила от двери.

— Он же не умер?.. — прерывающимся голосом просила я. — Рик сказал, что ничего такого не произошло.

— Нет, мы не видели его тело, — на выдохе продолжил брат, не отрывая от меня своих карих глаз, — но уловили выстрелы. Сразу, как Мэрл скрылся среди деревьев.

— Он жив, — еле слышно прошептала я, прислонившись спиной к прохладной стене, отказываясь верить словам родного брата. — Вы не видели тело, а, значит, Мэрл мог его вытащить…

— А если нет, Дэрил, скорее всего, обратился…

— Нет! — резко разразила я, почувствовав, как сердце вновь бешено заколотилось в груди. — Ты ошибаешься. Он мог спастись. Люди Губернатора не уследили, ну или снова приковали где-то.

— После стольких потерь, Шейлин, — голос брата прочистился и теперь напоминал прежнего Майкла, — мы должны оставаться сильными. Я знаю, вы сблизились, подружились, но теперь Дэрил ушёл. И сомневаюсь, что мы когда-нибудь увидимся, даже если он и выжил.

— Довольно терять друзей, родных и близких. — Слёзы снова заскользили по щекам, и я уже никак не могла это контролировать. — Дэрил жив. Он вернётся, — вырвалось из горла. — Вот увидишь, это произойдёт.

— Дай бог, Шейлин. — Майкл вновь посмотрел на меня. Я почувствовала. — Конечно, может и не следовало говорить, но ты должна знать правду, чтобы не тешиться ложными надеждами.

— Спасибо, — с трудом выговорила я и, завидев Рика в компании Хершела, поспешила стереть влагу с лица. — Они уже идут сюда. Пожалуйста, поправляйся. — Натянутая улыбка озарила мои губы, а сердце разрывалось на части в поисках успокоения. — Отдыхай, а мне нужно прогуляться. Мы увидимся позже.

Я сама не поняла, как оказалась на улице, выскользнула из-за тяжёлой железной двери и вздохнула как можно глубже, проигнорировав Бэт и Мэгги, прогуливавшихся неподалёку с Джудит на руках. Кажется, они что-то сказали и даже махнули, но я не расслышала ни слова, ведь голос брата гулким эхом разносился в голове и доставлял несносную боль. В последний раз я так сильно переживала смерть отца примерно семь месяцев назад.

А что, если это и действительно произошло? Вдруг Дэрил погиб? Я была уверена, что никто из Вудбери уж точно бы не стал облегчать его участь и пронзать голову, опасаясь обращения в ходячего монстра!..

Я должна была подумать. Сесть и успокоиться, а потом уже решить: жив Дэрил или мёртв. Так и поступила. Отдалившись как можно дальше от бетонных стен, я опустилась на траву и, обхватив ноги руками, прижалась подбородком к подогнутым коленям. Слёзы все ещё скользили по щекам, но дыхание выровнялось, а сердце постепенно вернулось к своему обычному ритму. Я успокоилась, и теперь могла мыслить здраво.

Время остановилось, точно как и после смерти отца. Для остальных оно до сих пор существовало, но я не могла воспринимать смерть близких людей, как нечто должное. Группа Рика привыкла терять друзей, родных и случайных знакомых; даже Майкл воспринял пропажу Дэрила, как одну из жертв, что пришлось принести во имя будущего лагеря. Но я не смогла. Последние полгода мы убегали. У меня не было друзей и собеседников. Только Майкл. И мы держались друг за друга, оберегали, дежурили посменно и передвигались днём, исключительно вблизи железнодорожных путей. Я потеряла многих, впрочем, как и брат, однако, когда снова оказалась в людском обществе и получила второй шанс, то, не раздумывая, накрепко ухватилась за руку первого, кто предложил помощь. Дэрил. Это он спас нас вблизи тюрьмы; оказался рядом, а потом и вовсе проявил дружелюбие и вывел за периметр на ночную охоту. Он был другом. Ничего большего я не испытывала, но и это не помешало привязаться к, казалось бы, малознакомому человеку.

Дэрил спас мою жизнь. Так почему не отплатить тем же?

Я поднялась на ноги, когда солнце уже склонилось к закату, и ни секунды не сомневалась в том, что должна сделать. Решение пришло внезапно, будто гром среди ясного неба, но на душе было спокойно. Я осознавала, что должна убедиться, увидеть всё своими глазами. Даже если Дэрил и погиб, то следовало отыскать его тело, а затем похоронить, или же помочь обрести покой, но уж точно не позволять расхаживать по округе в обличье кровавого мертвеца, вышедшего на охоту за свежим мясом.

Я поступила необдуманно, импульсивно, пошла на поводу у собственных эмоций, но ничего не могла поделать. Душа рвалась в бой, а ноги сами привели к оружейному складу. По пути я набрала воды в небольшую бутылку, сунула в рюкзак, вместе с консервированной фасолью, а затем вооружилась и, прихватив с собой глушитель, медленно побрела в противоположную сторону от ворот. Никто не заметил, не отправился следом. Наверное, Майкл попросил Рика оставить меня одну. Он волновался. Мой любимый старший брат. Почему-то я была уверена, что Майкл поймёт, а если и нет, то уж точно ничего не сможет сделать. Кто знает, а вдруг всё образуется? Дэрил окажется жив, и мы вместе вернёмся в лагерь?

— Шейлин? — послышалось за спиной. — Ты куда на ночь глядя?

Это был Карл. Скорее всего, он вновь засиделся на смотровой башне, откуда и заметил меня.

— Нужно убедиться, что Дэрил не вернётся, — спокойно объяснила я, медленно обернувшись и заглянув в глаза своему двоюродному брату, — понимаешь?

— Ты не должна идти одна. Там полно ходячих, и ещё кого похуже! — взволнованно напомнил Карл, сунув руки в карманы своих потёртых джинсов. — Останься. Мы вместе сможем исследовать территорию, как только Майкл поправится.

— Просто дай фору, хорошо? — Я подмигнула и двинулась в путь, больше не оборачиваясь, лишь добавив через плечо: — Скажи Рику, что когда он решит остановить, будет поздно. Я с детства охотилась вместе с отцом, поэтому умею заметать следы.

И он ушёл, нет, скорее, убежал. Карл поспешил в сектор, напрасно рассчитывая остановить меня. А солнце тем временем уже почти опустилось за горизонт. Оно скрылось за размашистыми деревьями как раз в тот момент, как я перелезла через забор и растворилась среди непролазных кустарников.

***

— Вперёд, пошла! — грубо потребовал один из мужчин, до этого сохранявший полное молчание, и не поленился пихнуть меня вперёд. — Спелая сучка, да вы только поглядите! — Он намеренно пристроился сзади и потёрся своим пахом о мои ягодицы, не позволяя нормально и шагу ступить.

— Я буду первым, это понятно? — угрожающе предупредил тот самый парень, что появился, словно из воздуха у деревьев, застав врасплох. — Девчонка стреляла в меня, поэтому это будет чем-то вроде привилегии! — Он больно схватил за локоть и потащил ещё быстрее.

— Да, Микки, — послышалось позади, — но не забывай про Стива и Марка. Уверен, они тоже захотят позабавиться.

Пятеро. Я прикрыла глаза и похолодела изнутри. Если до этого, по пути к стоянке, я ещё и раздумывала о побеге, то теперь и вовсе пала духом, осознав, что ничего не получится. У меня остался кинжал, прямо за пазухой, но разве это могло помочь в борьбе с пятью довольно увесистыми и коренастыми мужчинами? Нет, я не знала, как выглядят остальные, видела троих, однако и гадать не пришлось, что случится, как только мы окажемся на месте. Но буду ли я отбиваться? Одна против пятерых мужчин!.. Внезапно, перед глазами промелькнули неприятные воспоминания из детства: вот, я стою в душевой кабине, намыливаю голову и слышу отдалённый звук, будто кто-то пробрался в ванную комнату и наблюдает!.. Я задрожала, беззвучно всхлипнув и приготовившись к неминуемому. Да, этим отморозкам уж точно не составит особого труда не только изнасиловать по кругу, но и забить до смерти! Осознание наступило внезапно. Я поняла, что не смогу ничего изменить. Придётся подчиниться, проявить покорность, или умереть здесь и сейчас. Сдаться без боя!

— Мы на месте, кисонька, — ехидно протянул один из мужчин, и я увидела огромную палатку, разбитую на невысоком склоне. — Вот здесь и позабавимся!

— Отпустите, — сбивчиво попросила я, в надежде солгать как можно правдоподобнее, — сюда придут. Думаете, что одна брожу по лесу?

— Мы всех перебьём, — уверенно заявил другой, более низкий и пухлощёкий крепыш, а затем продемонстрировал свой длинный и острый нож, спрятанный за пазухой.

— А ещё лучше, будем забавляться по очереди! Сначала я и Стэнн, а потом уже и тебе, Мэтью, позволим насладиться её прелестями!

Мы почти подошли к палатке, и я заметила, как из неё вылез четвёртый мужчина. Пятого не было видно.

— Ну и где Стив прохлаждается? — громко спросил Мэтью, подталкивая к палатке. — Смотри, кого привели. — Он развязал мои руки, а затем стащил с плеч рюкзак, больно схватив за подбородок. — Сочная цыпочка. И вся в нашем распоряжении.

Я попыталась увернуться, но громила всё-таки лизнул щёку, больно ущипнув за ягодицу.

— Спелая, как вишенка…

Его огромная рука поползла выше, прямо под футболку. Мэтью явно увлёкся изучением моего тела и невольно ослабил хватку. Этим я и поспешила воспользоваться. Сначала ударила мужчину по голени, а затем, отскочив в сторону, выхватила кинжал. Острие блеснуло в лунном свете. Остальные встрепенулись, но, по неведомой причине, не поспешили схватить меня. Они застыли на месте, а самый высокий даже глухо рассмеялся. Сперва, я не поняла в чём дело, но потом, ощутив сильный удар по затылку, в какой-то миг осознала: пятый мужчина. Он вышел из леса и подкрался сзади.

Перед глазами резко потемнело. И вновь я оказалась посреди душевой кабины, отчётливо ощущая, как чьи-то руки обхватывают за бедра и прижимают лицом к мокрой плитке. Глаза мгновенно наполнились слезами. Нет, я не хотела вспоминать. Только не теперь, после стольких лет отчаянного самовнушения. Прошлое нереально? Или он действительно сделал это?

Я выронила кинжал и почти сразу потеряла равновесие, однако земли так и не достигла. Один из мужчин больно схватил за волосы и потянул на себя, попутно несколько раз пнув вслед, прежде чем затащить в палатку и швырнуть на пропахший сыростью тюфяк. Я упала на руки и попыталась перевернуться на спину, но кто-то силой прижал вниз, схватил ладони и заломил за головой так, что пришлось уткнуться лицом в вонючий матрас.

— Вот так, держи её, Стэнн! — похотливо заметил Микки, и я почувствовала, как его огрубелые пальцы потащили джинсы вниз вместе с бельём, обнажив ягодицы. — Ух, какая спелая попка. — Он быстро приподнял за бедра и поставил на четвереньки. — Выебем её как следует.

— Нет! — простонала я, попытавшись сомкнуть ноги, но в ответ получила лишь очередной удар в живот, да ещё такой силы, что перед глазами снова потемнело. — Пожалуйста… — По щекам потекли жгучие слёзы. — Не надо!

— Давай масло! — потребовал тот самый мужчина, что придерживал за руки. — Я не стану трахать её без смазки.

И вновь перед глазами замелькала мокрая плитка. Отчаянные, болезненные толчки и хрипы прямо над ухом. Неужели это произошло на самом деле? Почему я не вспоминала раньше? Или страх буквально вытолкнул из подсознания ужасные моменты моего, на первый взгляд, беспечного детства? Кошмары. Раньше я часто мучилась и просыпалась от собственного крика.

— О, боже… — сдавлено вырвалось из горла, стоило лишь почувствовать сильный толчок.

— Да, ты прав, — согласился другой, и я всхлипнула, осознавая, что реальность ничем не лучше страшных воспоминаний из прошлого, — она слишком сухая. — Он резко оторвал меня от тюфяка и, намотав волосы на руку, притянул к себе, прежде чем прижать набухший член к мокрой от слёз щеке. — Неужели тебе не нравится, а, сучка?

Я не ответила. Только громче разрыдалась, ощутив сильную боль внизу живота, а затем и неприятный запах, исходивший от пульсирующего члена, прижатого чуть ли не к моим губам. А мужчины лишь сильнее распалялись. Трое из них уже поснимали штаны, вовсю демонстрируя промежности, а двое других вышли на улицу, дожидаясь своей очереди.

«Не рассказывай, Шейлин, — мягкий, до жути лицемерный голос промелькнул в голове, и моё тело покрылось мурашками. — Это будет наш секрет».

— Ничего, сейчас завизжишь, как сучка под кобелём! — с широкой улыбкой пообещал мужчина, придерживавший за волосы. — Стэнн, хватай её.

— Нет! — воскликнула я, почувствовав жгучую боль промеж бёдер. Но было уже поздно. Здоровяк исполнил своё обещание, и со всей силы вошёл в меня. — Пожалуйста…

Я закричала, затем ещё раз, за что и получила первый удар по лицу.

— Заткни её, а то соберёт всех ходячих в округе! — приказал Стэнн, в то время как насильник наращивал темп, лихорадочно пыхтя и ударяя бёдрами о ягодицы.

— Давай, вишенка, — Мэтью встал прямо перед лицом и, силой приоткрыв мой рот, сунул свой член, — соси его.

Я едва не подавилась, но на этот раз не только горячими слезами. Рвота мгновенно подкатила к горлу, не оставив выбора.

— Сука! — заорал мужчина, стоило лишь опорожнить свой желудок прямо на его член. — Тварь, блядская мразь! — Он замахнулся и снова ударил по лицу. — Получай, потаскуха!

Я закашлялась и уронила голову на грязный и пропитый тюфяк. Палатка раздвоилась перед глазами, и на несколько минут сознание отключилось. Я ничего не чувствовала, только слышала вязкий, придирчивый голос человека, искалечившего детство. И это был не сон, не игра воображения, а самое настоящее прошлое. Реальность. Внезапно захотелось закричать. Поднять веки и разрыдаться, но темнота сгущалась. Беспросветный мрак. Он простирался перед глазами, а настигшая тишина сдавливала виски тупой болью, но ровно до тех пор, пока на голову не вылили ледяную воду.

— Очнись, тварь! — потребовал громкий мужской голос, — давай, открывай глаза, настала очередь остальных!

— Нет, — прерывисто взмолилась я, обнаружив себя уже лёжа на спине, — прошу…

— Теперь ты, Стив! Давай, мы уже её всю обкончали. Зайдёшь, как к себе домой!

Я снова попыталась сдвинуть ноги вместе, но светловолосый мужчина, похотливо облизнув губы, без особого труда развёл их в стороны, а затем рывком вогнал член в моё лоно. Жжение и сильная боль чуть было не разорвали тело на части. Я стиснула зубы и закрыла глаза, не желая смотреть на веселящихся мужчин. Они смеялись и подстёгивали своего друга брать резче и жёстче, но больше я не сопротивлялась. Не могла и пальцем пошевелить. А слёзы все стекали по щекам, оросив собой не только шею, но и плечи.

Наверное, это и был бесславный конец. Нет, меня не растерзали мертвецы, да и люди Губернатора не отправили на съедение своим голодным псам. Я попала в западню по собственной глупости!.. И воспоминания душили, преумножали физическую боль, делая её практически невыносимой! Но что же дальше? Они насытятся? Или так и будут сменять друг друга, пока я не испущу предсмертный стон?

«Господи, помоги…»

Но было уже поздно молить о спасении, лишь о пощаде. Быть может, когда они угомонятся и уснут, появится возможность ускользнуть? Но далеко ли я смогу уйти, побитая и изнасилованная, без одежды и оружия? Не эти мрази, так ходячие прикончат!.. Я прерывисто вобрала лёгкие в воздух и удивилась, что совсем перестала чувствовать. Пустота. Меня словно вывернули наизнанку, полностью лишили воли и сил для борьбы. Я была унижена и лежала на тюфяке, безжизненно уставившись на палатку. Бесславный конец. Он уже был так близок…

Наверное, спустя некоторое время, я снова провалилась в беспамятство, ибо, когда вновь приоткрыла веки, сначала увидела перед глазами море из бабочек. Они кружились и сияли бликами красок, летали над головой, и временами казалось, будто тело поднималось куда-то высоко, а затем плавно опускалось на прежнее место. Мои губы тронула лёгкая улыбка. Я даже вытянула руку, возжелав слиться с природной красотой. А вдруг это рай? Куда я направлялась? Что это за место?

— Не терпится снова осчастливить дружка Мэтью? — мерзкий мужской голос донёсся до ушей, и я очнулась, тотчас же разглядев неподалёку того самого пухлощёкого подонка. — Давай, ещё разок, пока остальные разбрелись проверять безопасность троп.

Я лежала на боку, неподалёку от входа, совсем без одежды. Горло першило, а промежность невыносимо саднила. Нет, мне было не выдержать ещё один раз. Я бы не смогла. Умерла бы, но не пошла на это дважды!

— Не надо, — вырвалось из горла. — Умоляю, я сделаю всё, что захотите…

— Я желаю трахнуть тебя как следует, вишенка, — пропел Мэтью. — Прямо сейчас. Может, попробуем в попку, как минувшей ночью? А то дырку-то заездили, теперь невозможно достичь оргазма, не помассировав эти сладкие титечки.

— Уходи! — жалостливо прошептала я, давясь слезами и соплями, стараясь прикрыться, но все попытки снова оказались тщетны.

Мэтью навис надо мной, прижался шершавыми губами к животу, а затем принялся расстёгивать штаны. Ну а я не желала смотреть, поэтому и повернула голову набок и зажмурилась, уже предвидев очередную порцию боли и унижения.

«Прости, Майкл, — пронеслось в голове. — Я подвела тебя и Рика».

Они не нашли меня, хотя наверняка отправились в лес практически следом. Должно быть, я забрела слишком далеко в чащу. Прирождённое чутье не сработало. Я не должна была уходить одна!

— Какого чёрта?.. — раздалось недовольное ворчание, а потом послышался лёгкий хлопок, и всё было кончено.

Мэтью рухнул на пол буквально в нескольких сантиметрах от меня, а из его приоткрытого рта потекла струйка алой крови.

— Боже…

Я пождала колени и приподнялась, инстинктивно прикрыв обнажённую грудь руками, прежде чем сориентироваться и осмотреться по сторонам. Кто-то выстрелил в него. Убил насильника…

— Так так, — послышался низкий, гортанный голос, заставивший в мгновение напрячься и обернуться. — Кто это тут у нас?

Я узнала его. Это был Мэрл Диксон, старший брат Дэрила. Он замер на пороге, придержав брезент и тихо присвистнул, с нескрываемым интересом разглядывая меня. Первая мысль, закравшаяся в голову, была самой логичной и ожидаемой: он пришёл следом за Мэтью и убил его, не желая дожидаться своей очереди. Наверное, поэтому я и прижала колени к груди, отодвигаясь как можно дальше, тихо всхлипывая, пока не свалилась с тюфяка и не оказалась на холодной земле.

— Так это что, подружка моего братца? — Он немедля прошёл внутрь и остановился всего в нескольких шагах, пристально разглядывая моё побитое тело. — Как ты сюда попала, милочка? — На секунду показалось, словно в его глазах промелькнуло сожаление, едва ли не сразу сменившееся решительностью. — Не бойся.

Мэрл опустил на землю свой пистолет и протянул руки вперёд. Я испуганно отпрянула в сторону, однако он и не думал приближаться. Вместо этого, старший Диксон приподнял бездыханное тело Мэтью, от одного вида которого, у меня снова засосало под ложечкой, и стащил с него футболку.

— Как же тебе повезло, что я решил поживиться в этой палатке, — мужчина бросил одежду в руки, прежде чем добавить: — Одевайся, пока дружки не воротились.

Я недоверчиво подняла на него испуганные глаза и осознала — это последний шанс. Если не послушаю, то непременно отойду в мир иной, и на этот раз, обнаружив мёртвого соратника, Микки и его люди не поскупятся душу из меня вытрясти. Подумают, что это я убила их друга!

— Давай же, — поторопил Мэрл, не отводя глаз от изгибов моего тела. Я не только видела, но и чувствовала его изучающий взгляд на своей коже. — А ты ничего. Теперь понимаю этих похотливых ушлепков.

— Что ты сделаешь со мной? — выпалила я, едва натянув удлинённую футболку на обнажённое тело. — Скажи, пожалуйста!.. — Мои руки задрожали, когда он сделал шаг навстречу, видимо, намереваясь помочь. Однако я восприняла этот жест, как явную угрозу, тотчас же кинувшись на мужчину с кулаками. — Не смей трогать меня!

— Эй, успокойся! — пропыхтел Мэрл, встряхнув за плечи, а потом и вовсе сжав подбородок в здоровой руке, точно как и Мэтью. И слёзы мгновенно оросили щёки. — Не смей кусать ладонь, что тебя кормит, поняла?!

Я молча кивнула, едва не рухнув на землю.

— Пожалуйста, помоги! Отведи к Рику.

Мне пришлось повиснуть на мужчине, чтобы хоть немного сохранить равновесие.

— Думаешь, за это боженька отпустит парочку грешков? — Мэрл кривовато усмехнулся, поддержав за талию. — Или твои дружки из тюрьмы смилуются и помогут вытащить Дэрила из передряги? — Я не ответила, уронив голову на мужское плечо, лишь почувствовала, как старший Диксон приподнял футболку, мгновенно изменившись в лице — Не хило тебе перепало. — Внезапно он стал серьёзным.

— Умоляю, — прошептала я, — помоги, и, клянусь, Рик и Майкл отблагодарят за это. Они сделают всё, что не попросишь.

— Идём, — протянул Мэрл, быстро подобрав оружие с земли и подхватив меня уже на полпути вниз. — Попробуем прорваться. И, надеюсь, что от твоего чудесного спасения перепадёт нечто стоящее.

Я вздохнула полной грудью и тотчас же сжалась от нестерпимой боли не только внизу живота, но и в области грудной клетки. Меня сильно избили, и Мэрл увидел это своими глазами, поэтому и решил помочь, или же понадеялся на приличную выгоду? Я не знала, не желала думать об этом. Послушно выскользнула из палатки и, ухватившись пальцами за чёрную мужскую рубашку, засеменила рядом, сильно прихрамывая и запинаясь на ровном месте. Не понятно, откуда во мне вдруг появилось столько сил, но мы всё шли, почти не останавливались; отдалялись от палатки, скрывались за пышными кустами, а я только и делала, что молилась о благополучном побеге и скорейшей встрече с братом и дядей. Только они могли защитить, избавить от ужасающих воспоминаний. И я стремилась домой с невероятной прытью, положившись на слово человека, ещё совсем недавно бросившего родного брата на растерзание Губернатору.

Глава 4

27 апреля

Мы шли уже довольно продолжительное время. Без передышки. Почти не останавливались, плутали среди деревьев, и иногда казалось, будто Мэрл намеренно уводит всё дальше от путей в совершенно противоположную сторону. Но я не сопротивлялась. Недавние силы, появившиеся, будто из воздуха, вскоре покинули тело. И я едва передвигала ногами, крепко вцепившись грязными ногтями в плечо своего спасителя.

В лесу было тихо. Никто так и не ринулся в погоню, и мне, наверное, стоило вздохнуть с облегчением и поблагодарить за помощь, однако общество старшего Диксона ни в коей мере не располагало к диалогу. И мы передвигались молча на протяжении часа или около того, прежде чем впервые остановились перевести дыхание. Мэрл усадил у дерева и поспешил раскурить сигарету, опустившись на корточки. Некоторое время он просто разглядывал меня своим цепким взором и не спеша вбирал никотин в лёгкие, а уже через мгновение беззвучно выпускал в воздух белоснежные клубы дыма. Неприятный запах неминуемо забивал ноздри. Я никогда не увлекалась вредными привычками и недолюбливала людей, которые, независимо от чужого мнения, выдыхали дым в присутствии некурящих. Однако, на этот раз, предпочла проигнорировать столь раздражающий факт, не желая заводить разговор с неприятным типом, ведь даже несмотря на чудесное спасение, я ни на секунду не забывала о том, что Майкл и Дэрил пострадали непосредственно по его вине.

— Так и будем играть в молчанку? — негромко поинтересовался Мэрл, сплюнув на землю, прежде чем ещё раз затянуться.

Я не ответила, предпочла проигнорировать его слова, настороженно осматриваясь по сторонам, одновременно натягивая футболку на колени, в отчаянном желании спрятаться от настойчивого мужского взгляда. Страшные события минувшей ночи, подкреплённые не менее ужасающими воспоминаниями из детства, не позволяли расслабиться, отпустить сомнения и тревоги, ведь Мэрлу действительно ничего не стоило повалить на холодную землю и повторить все издевательства, которым я была подвержена всего несколько часов назад. Дэрил упоминал о нём с долей грусти и братской любви, но остальные недолюбливали старшего Диксона, и на то были весомые причины.

— Да прекрати уже, красавица. — Я мельком взглянула на Мэрла и увидела, как он закатил глаза. — Пора бы успокоиться. За нами никого нет. — Мужчина снова выпустил пар, но на тот раз запрокинул голову. — Они ещё даже не вернулись. А когда это произойдёт, мы будем очень далеко.

И вновь я промолчала, прикусила язык до едва ощутимой боли, не в силах самостоятельно справиться с кошмарными воспоминаниями, то и дело проскальзывающими в сознании. До этой самой минуты, мне, каким-то немыслимым образом, удавалось сохранять несокрушимое спокойствие, но теперь слёзы градом покатились вниз по щекам, в мгновение оросив шею и ключицы. Ублюдки. Они не только насиловали, но и издевались, угрожали скормить ходячим!.. Но выбора не было, пришлось подчиняться. И я делала много вещей, таких, о которых и не то что говорить, а даже задумываться страшно. Они унизили, выпотрошили душу, раскромсали на куски, наблюдая за отчаянными попытками спастись!..

— Так что стряслось, красавица? — хрипловатый мужской голос вновь напомнил о своём неприятном обладателе. — Чего это ты забыла ночью в лесу, да ещё и в одиночестве? Неужто решила отыскать моего братца?

Я старалась не слушать. Дыхание заметно участилось, сердцебиение усилилось, и захотелось закричать, немедля исколотить Мэрла не только за весь ужас, что перенесли близкие, но и за собственные обиды, которые не имели к нему никакого отношения.

— Да ладно, давай поболтаем, — мужчина потушил сигарету и спрятал окурок в карман, — чего зря слёзы на кулак наматывать? — Он поднялся на ноги и протянул свою левую руку, но я никак не отреагировала. — Да ведь ты же сама виновата! Напоролась на группу одиноких ушлёпков. Неужели рассчитывала, что они с тобой беседу заведут?

И Мэрл был прав. Без преувеличений. Однако стало неприятно слышать эти замечания из уст человека, который совсем ничего не стоил не только в новом, но и старом мире.

— Ты мудак, Мэрл, — в сердцах выпалила я, будто выплюнув эти слова. — Дэрил говорил о своём старшем брате, но на деле ты ничем не лучше Губернатора!

— Оу, — весело протянул мужчина, и на его губах заиграла довольная ухмылка, — так вы болтали обо мне? — Он приподнял брови, поглядывая сверху вниз. — Значит, это правда, братишка уже попробовал тебя на вкус?

Я не стала дожидаться очередной колкости. Собравшись с духом, кое-как поднялась на ноги и оттолкнула Мэрла, но он лишь ещё шире расплылся в улыбке, с гортанным смехом наблюдая за моим приземлением на траву.

— Ты ужасный человек! — вырвалось из горла. — Бросил группу!

— Ой, да ладно, милочка, — он снова протянул руку, но я и не подумала хвататься.

Страшные воспоминания, нещадная боль в теле, ранение Майкла и пропажа Дэрила — всё это лишь сильнее распалило и без того уже давно полыхавшую душу.

— Из-за тебя пострадал мой брат!..

— Хм… — Мэрл, казалось, пропускал все обвинения мимо ушей, без стыда и стеснения разглядывая мои длинные ноги и местами окровавленные бедра. — А фигурка-то у тебя действительно ничего.

— И Дэрил! — я повысила голос, однако Диксон отреагировал мгновенно, стоило лишь добавить: — Его схватили из-за тебя!

Мэрл тотчас же поменялся в лице. Весёлые искорки в глазах померкли, а на место насмешливой улыбки пришёл воистину звериный оскал. Он скривил мужские губы, заставив невольно похолодеть от ужаса.

— Я не был идеальным братом, но старался заботиться о нём, — без малейшей доли насмешки и сарказма заявил Диксон. — Дэрил — всё, что у меня есть! — Он наклонился и, больно сжав пальцы на запястье, рывком потянул вверх, заставив подняться. — Ты поняла?!

Я поморщилась от жгучей ломоты в теле и едва не задохнулась, стоило лишь Мэрлу грубо прижать к себе и, поддерживая за талию, снова обхватить за подбородок, заставив насильно заглянуть ему в глаза.

— Не смей так разговаривать! Никогда! — его голос заметно похолодел и потерял прежнюю весёлость. — Пока что, я твоя единственная надежда на выживание! И стоило бы хорошенько отблагодарить за неоценимую помощь! — И снова Диксон оказался прав, чёрт его дери! — А то ненароком брошу прямо здесь и плюну на то, что тебе трахал мой братец.

— Мы с Дэрилом всего лишь общались, — впопыхах ответила я, заглянув в холодные мужские глаза. — Между нами никогда не было секса. Пора бы уже и понять это.

— Да ладно? — Мэрл ещё сильнее стиснул подбородок в своих пальцах, и я невольно вспомнила, как Мэтью прижимал член к моим губам. — Сколько вы знакомы? Месяц от силы?!

— Чуть больше трёх недель, — сдавленно протянула я, борясь с неконтролируемым приступом паники. — Отпусти!

— Что ты можешь знать о моём брате, идиотка? — Мэрл не сдвинулся с места, но всё-таки немного ослабил хватку. Он вопрошающе уставился на меня.

— Да хотя бы то, что за последний год Дэрил не превратился в конченого подонка, чего нельзя сказать о тебе!

Я уставилась на Диксона в ожидании оплеухи или очередного оскорбления, однако, вопреки всем опасениям, он ничего не ответил. Попросту проигнорировал мои слова. И мы оба замолчали, на несколько секунд погрузились в пугающую тишину. Мэрл смотрел исподлобья, слегка раскачиваясь в стороны, тем самым заставляя и меня двигаться против воли. Его здоровая рука по-прежнему сжимала подбородок до едва ощутимой боли, а глаза с нескрываемым любопытством разглядывали побитое лицо. Мужчина раздумывал о своём, в то время как я едва держалась на ногах. На какое-то мгновение удалось забыться, увлечься словесной перепалкой. Но стоило лишь выпустить пар, высказать хоть и малую, но часть своих обид, как неприятные ощущение в низу живота усилились, стали более ощутимы.

— А ты мне нравишься, — наконец, заговорил Мэрл, отняв пальцы от подбородка. — Дерзкая и аппетитная, даже несмотря на неприятности. — Он ловко перестроился и снова обхватил меня за талию. — Идём, а то местный шериф уже, наверное, все волосы на голове повыдёргивал.

Я недовольно посмотрела на своего спасителя, но возражать не стала, предпочла снова замолчать. И оставшуюся часть пути мы преодолели в тишине. Почти не разговаривали и не останавливались, лишь изредка замирали и осматривались, прислушиваясь к лесным звукам. Несколько раз навстречу выползали и ходячие, но Мэрл без особого труда натаскивал их на острие ножа, прикреплённое к железному основанию своего протеза. Мы не встретили ни одного человека, будь это насильники, жаждущие расправы, или солдаты Губернатора, удерживающие Дэрила в заточении. На радость, путь оказался свободен. Однако чем ближе мы подходили к тюрьме, тем больше я ощущала не только боль, но и безумное головокружение.

— Давай передохнем, — заплетающимся языком предложила я, не в силах больше и шагу ступить.

— Нет, милочка, — Мэрл отрицательно покачал головой, — осталось немного. Выдержишь. Хватит сопли разводить!

— Тропа двоится перед глазами…

Я снова запнулась и чуть не приземлилась на траву, невольно отдалившись от Диксона, но, благо, он успел подхватить за талию.

— Давай, не время отдыхать, — мужчина склонился надо мной, и его лицо расплылось, словно отражение в мутной воде. — Эй? — теперь хрипловатый голос доносился откуда-то издалека. — Чёрт, да ты бледная, будто Белоснежка… — Я хотела что-то сказать, но не смогла пошевелить губами. — Надо спешить…

Мэрл говорил, продолжал звать, но я почти ничего не слышала. Пустота и нескончаемый мрак окружили, заставили потерять счёт времени. И внезапно тело стало совсем невесомым, точно как и несколько часов назад, когда я провалилась в беспамятство во время изнасилования. Весь мир, целая вселенная — они закружились перед глазами, а затем метнулись в пустоту, бросив меня на растерзание кошмарным видениям и ужасающим снам.

***

29 апреля

Наверное, я не сразу пришла в себя, ибо стоило лишь дрожащим векам приоткрыться, как на меня, сверху вниз, уставились погибшие родители. Они стояли совсем рядом, прямо перед кроватью и с нескрываемым сожалением заглядывали в глаза. Я не только видела, но и чувствовала их боль. Родители страдали, и причиной тому являлся мой необдуманный поступок.

— Простите…

— Тише, — раздался мягкий женский голос, прежде чем родные лица растворились в ореоле слепящего света, а на их месте появилась Кэрол. — Отдыхай. Теперь ты в безопасности.

— Что происходит? — медленно спросила я, не переставая моргать, с трудом сфокусировав обрывистый взгляд на нечётком женском силуэте. — Мы вернулись?

— Мэрл принёс тебя к воротам, — спокойно рассказала Кэрол, невольно напомнив о минувших событиях.

— Можно воды? — тихо попросила я, бегло осмотрев камеру, а затем, отпив немного из предложенной бутылки, взволнованно уточнила: — Майкл, как он?

— Ты проспала чуть больше суток, и он вскочил, стоило только услышать о твоём возвращении. — Кэрол медленно завернула крышку и закинула ногу на подогнутое колено, с неподдельным сожалением посматривая на меня из-под опущенных ресниц. — Прежде чем Хершел и Гленн унесли тебя в сектор, Рик… — она запнулась, видимо, подбирая наиболее подходящие слова. — Рик был так зол, что сцепился с Мэрлом.

— О, господи, — я прикрыла веки, с трудом сдерживая слёзы. — Они подрались?

— Да, сильно, прежде чем Майкл затворил ворота перед лицом негодяя.

У меня не было желания разговаривать о Мэрле, даже несмотря на то, что он вытащил из палатки и исполнил своё слово — привёл домой, к родным и друзьям.

— Надеюсь, дядя в порядке?

— Его очень сильно расстроил твой опрометчивый поступок, впрочем, как и всех нас, — честно поведала Кэрол, прежде чем сочувственно добавить: — Мне очень жаль, что тебе пришлось пережить это.

— Ничего, — сдавленно ответила я, повернув голову в сторону и уставившись на белоснежную стену наспех вычищенной камеры, — всё в порядке.

— Не думаю, что это так, но Хершел уже осмотрел тебя. Сказал, что повреждения есть, но ничего смертельного…

— А Дэрил?.. — прошептала я, не сводя застывшего взгляда с однотонных стен.

— Не вернулся.

— Ясно.

Сердце предательски сжалось в груди, лишний раз напомнив о безвыходном положении, в котором я побывала по собственной глупости. И все попытки оказались тщетны. Дэрил не вернулся, не обнаружил себя ни живым, ни мёртвым. Он просто исчез, оставив пустоту в душе, которую я немедля заполнила страхом и отчаянием.

«Держи её, давай, пусть стонет, блядская сучка!» — Я снова услышала противный голос, который будто преследовал, навязчиво звучал в голове, пробуждая внутри неконтролируемую панику. Разумеется, я осознавала, что самое страшное давно позади, но никак не могла избавиться от ужасающих воспоминаний, ведь это было не впервые, или ночные видения не более чем игра воображения? Я тяжело вздохнула. Дикая ломота в теле всякий раз напоминала о самых страшных минутах, пережитых в палатке. За все двадцать пять лет, я ещё никогда не чувствовала себя настолько униженной и беззащитной, пока не вспомнила ещё куда более шокирующий случай, произошедший в той самой душевой кабине. Сколько времени прошло? Десять или пятнадцать лет? О, боже, да я помнила не только боль и удушающий страх, но и запах!.. Этот неприятный, тошнотворный аромат мужского естества. Он не просто испугал и заставил молчать, позабыть о страшных мгновениях, но и стал причиной будущих проблем с парнями.

Я всхлипнула и прижала руку к груди, прислушавшись к учащённому сердцебиению. Нет, это точно был не сон.

— Она проснулась?! — послышалось где-то в недрах коридора, и я, к своему удивлению, обнаружила себя в одиночестве. Видимо, настолько сильно углубилась в мысли и воспоминания, что не заметила, как Кэрол покинула камеру.

— Шейлин! — И секунды не прошло, как на пороге появился Майкл: такой испуганный, волосы растрёпанные, а рука на боку придерживала свежую повязку. — Чёрт подери, как же ты нас всех перепугала! — Он метнулся к постели и крепко обхватил руками мои плечи. — Зачем? — дрожащий голос отозвался эхом в голове. — Глупое создание!

— Прости… — только и смогла выговорить я, прежде чем брат обхватил моё лицо руками и заглянул в глаза, став совершенно серьёзным.

— Ты хоть понимаешь, что мы пережили за ту ночь? — Майкл тяжело вздохнул, прежде чем продолжить: — Совсем с ума сошла? После потери отца, мы обещали оберегать друг друга, а ты просто берёшь и отправляешься на поиски Дэрила, в одиночестве, ночью, через лес!.. — Брат строго посмотрел на меня, заставив содрогнуться. — Ты хоть осознаёшь, что он сделал? — голос Майкла снова надломился, а в глазах заблестели слёзы.

Впервые, со смерти отца, я увидела брата таким сломленным и опустошённым. Мой необдуманный поступок не только сильно расстроил, но и подкосил брата, заставил чувствовать вину.

— Майкл, — окликнул Хершел, застывший на пороге рядом с Риком, глаза которого тоже наполнились слезами, — будь мягче, бедняжка испытала не лучшие мгновения в своей жизни.

— Ладно, — сдавленно согласился брат, а потом снова посмотрел на меня. — Повезло, что он не убил тебя, а всего лишь покалечил.

Сначала я не понимала, о чём именно толкует Майкл, но припомнив рассказ Кэрол, тотчас же встрепенулась и отрицательно замотала головой. Неужели они решили, что это был Мэрл? Абсурд, да и только!

— Что? — Рик протиснулся в камеру и остановился у кровати.

— Это был не он, — я сжала ладонь брата в своих пальцах, — не Мэрл Диксон.

— Но ты была с ним, вся в крови, в одной футболке на голое тело! — сбивчиво возразил Майкл, бросив мимолётный взгляд на Рика. — Что произошло?

— А вы не спросили Диксона? — я искренне удивилась. — Разве он не рассказал?

— Нет, — брат покачал головой, и стало видно, как у порога собираются остальные, — мы не стали слушать. Подонок чуть не схлопотал пулю в лоб.

В душе стало не по себе. Только этого нам ещё и не хватало. Поубивать друг друга! Конечно же, я не раздумывала, чью сторону занять, но ведь и Мэрл, каким бы негодяем ни был, не бросил умирать. Он мог пройти мимо, оставить в палатке, на растерзание похотливым ублюдкам, однако не сделал этого. Разумеется, старший Диксон исходил из личной выгоды и действительно собирался отыскать поддержки у Рика и группы. Он хотел спасти брата и, точно как и я, рассчитывал увидеть Дэрила живым!..

— Что произошло? — ненастойчиво спросил Рик, сложив руки на груди. — Ты попала в беду, мы поняли, но кто сделал это?

— Не знаю, — честно ответила я, позабыв имена почти всех, кроме Мэтью, того самого подонка, которого и пристрелил Мэрл. — Это были мужчины.

— Сколько? — каменным голосом уточнил Майкл, и я почувствовала, как его пальцы сильнее обхватили мою дрожащую ладонь. — Ты разглядела их? Помнишь, что произошло?

Вопреки ожиданиям, я не смогла сразу же ответить на столь прямой и ужасающий вопрос. Да, они все уже давно знали, что именно произошло со мной две ночи назад, но не решались говорить об этом вслух. Брат ждал подтверждения, которого, по-видимому, оказалось недостаточно со стороны Хершела. Он обработал мои раны, провёл первичный осмотр, и уже наверняка прознал обо всех издевательствах, которым я была подвержена.

— Эти мужчины сделали то, о чём вы и так знаете.

Я опустила голову, не желая больше встречаться взглядом с кем-либо из присутствующих.

— Ну а Мэрл? — Рик опустился на кровать. — Что сделал он?

— Утром, когда остальные ушли, брат Дэрила решил поживиться в палатке и наткнулся на меня. Он убил одного из мужчин, а потом помог одеться и привёл сюда. Кажется, таким образом, он хотел уговорить вас вернуться за Дэрилом.

— Это исключено, — отрезал Майкл, выпустив ладонь из своих пальцев. — Мы не вернёмся в Вудбери. Никто не пойдёт на это в третий раз.

— Ладно, достаточно, — потребовал Хершел, протиснувшись в камеру. — Шейлин нужен отдых.

— Для начала, пусть пообещает, что больше никогда не совершит подобной ошибки, — сухо потребовал брат, и наши глаза встретились в молчаливой борьбе. — Мы не должны разделяться, особенно теперь, когда Губернатор и его люди в любой момент могут нагрянуть в лагерь.

— Я рисковала, потому что хотела отыскать Дэрила или убедиться в его смерти.

— Поэтому и оказалась в заложниках у шайки бродяг, пострадала сама, да ещё и сыскала помощи у предателя Диксона!

Майкл перенервничал, вышел из себя, поэтому я не приняла его слова слишком близко к сердцу, однако всё равно испытала боль от одного лишь воспоминания о случившемся кошмаре. Никто не смел винить других за беспокойство и тревоги, когда дело касалось родных и близких. В том числе и я.

— Хватит, Майк, — сдержанно попросил Рик, прижав сбитую ладонь к вздымавшейся груди племянника. — Остынь.

Майкл коротко кивнул и спешно покинул камеру, даже не обернувшись, а я так и осталась лежать в чистой постели, съедаемая изнутри собственными воспоминаниями.

— Шейлин, мы заперли оружие, на случай, если это повторится, — предупредил Рик, и только теперь я заметила кровоподтёки на его лице — память о встрече с Мэрлом Диксоном.

— Мы бы нашли Дэрила, — прошептала я, снова перевернувшись набок. — Вы можете попробовать ещё раз…

— Нет, Шейлин, — Рик отрицательно покачал головой. — Мы сделали всё, что могли. — Он отвернулся, но, прежде чем покинуть камеру следом за Майклом, спокойно добавил: — Отдыхай. Скоро нам понадобится твоя помощь, когда люди из Вудбери подберутся к нашему дому.

Я закрыла глаза, искренне рассчитывая забыться, погрузиться в сон и отдалиться как можно дальше, избавиться от дурных воспоминаний, как о жутком кошмаре, но на деле всё оказалось куда сложнее. Мир изменился. И где бы мы ни прятались, постоянно чувствовали себя в опасности. Прежние законы, нормы и правила больше не действовали. Я должна была вспомнить об этом прежде, чем покинуть лагерь, но, как известно, после драки кулаками не машут. Всё было кончено. Теперь лишь требовалось отыскать в себе силы и научиться жить с осознанием собственной никчёмности. Я не смогла защититься, самостоятельно спастись. Оружие не гарантировало безопасность, лишь бдительность и восприимчивый ум — вот что действительно имело смысл в новом мире.

Глава 5

4 мая

Я стояла неподалёку от решетчатой ограды и молчаливо всматривалась в даль, изучала опушку, с нескрываемым отвращением разглядывая полуразложившиеся, ходячие тела. Мертвецы выскальзывали из леса, собирались кучками по всему периметру, на первый взгляд, крепкого забора, изредка меняя своё местоположение. Мы не позволяли им приближаться и слишком сильно давить на ограду; расправлялись без лишнего шума, не прибегая к огнестрельному оружию. Пользовались удлинёнными ножами и заточенными палками, иногда железными прутьями; протыкали головы ходячих насквозь, и они падали на землю, прямо друг на друга, поэтому за оградой зачастую образовывались целые кучи мертвецов. Рик и Гленн без труда растаскивали тела и сбрасывали чуть дальше, в неглубокий овраг. Вот и тем тёплым днём, они отправились за ворота, прихватив с собой несколько винтовок с глушителем. Ну а я осталась наблюдать у смотровой башни, на которой дежурили Кэрол и Мэгги.

Рик сдержал своё слово и запер оружие на замок, дабы оградить меня от безрассудных поступков. Единственное, что удалось раздобыть, так это небольшой карманный нож, припрятанный за пазухой, да заточенную палку, используемую для истребления ходячих вдоль ограды. Я не расстраивалась, ведь, несмотря на предосторожность, Майкл и Рик волновались, постоянно наблюдали и не оставляли в одиночестве даже после заката. В течение дня мне поручали самые обыденные занятия, вроде приготовления пищи, прогулки за водой и дежурства на смотровой башне, без оружия, разумеется, с биноклем в руках и обязательно в обществе Мегги, Кэрол или, на худой конец, Бэт. Родные слишком опекали, не позволяли спокойно и воздуха глотнуть, ну а я, в свою очередь, самостоятельно боролась со страхами и внутренними переживаниями, с удовольствием выполняя все поручения, в надежде сгодиться и принести пользу. Воспоминания тяготили, и иногда казалось, словно я тону, стремительно иду на дно, уносимая сильным течением, но всякий раз чудом выбираюсь на поверхность, хватаю больше воздуха, а затем опять бросаюсь в пучину пугающих мыслей и ещё более беспросветного тёмного будущего.

Никто не знал, что ожидало впереди, но каждый догадывался, инстинктивно предчувствовал беду, в том числе и я.

— Как ты себя чувствуешь? — Откуда ни возьмись, рядом появилась Бэт. Она остановилась по левую сторону и с нескрываемым интересом посмотрела на меня, прежде чем продолжить: — Папа сказал, что ты неплохо справляешься.

— Стараюсь не пасть духом раньше времени. — Я повернулась к девушке. — Всё проходит, да мне и не пятнадцать лет, чтобы зацикливаться на прошлом.

— А ещё, он добавил, что ты отчаянно отрицаешь случившееся, и это напоминает посттравматический стресс.

Я нахмурилась, припомнив о странном забвении, в котором находилась многие годы, отчаянно пряча страшные мгновения из детства, заталкивая как можно глубже в подсознание. Сработало. Видимо, мне действительно удалось забыться, но, как выяснилось уже через некоторое время, отголоски психологической травмы отразились на личной жизни. У меня было всего двое мужчин. И ни с одним в полной мере так и не удалось постичь обещанного наслаждения. Я боялась секса, на интуитивном уровне, не могла расслабиться должным образом, поэтому зачастую испытывала неудобство во время полового акта. Меня манили объятия, поцелуи, ласки, но первые мгновения физической близости пугали. Возбуждение. Да, я испытывала его, желала лечь в постель, отдаться порыву и чувствам, но в процессе никогда не расслаблялась. Никогда!..

— Он думает, что не стоит подавлять прошлое. Нужно лишь отпустить.

— И поэтому ты здесь? — Я посмотрела на Бэт. — Хершел прислал поговорить? А, может, ещё и вразумить? Наставить на путь истинный?

— Почему же, нет, — Бэт мягко улыбнулась и неожиданно взяла за руку. — Все мы многое пережили, но это не повод замыкаться в себе, понимаешь?

— Ты об изнасиловании, — прямо поинтересовалась я, не скрывая своего негодования, — или о съеденных заживо родственниках? Что из этого, по-твоему, подкосило меня больше?

Однако, вопреки всем ожиданиям, девушка не только не отпрянула в сторону, но даже не изменилась в лице. Лёгкая улыбка вновь растянула её губы, а мягкий вдумчивый взор немедля заставил устыдиться собственных слов и поступков. Бэт выглядела спокойной и рассудительной, не то, что я, загнанная в угол собственными кошмарами.

— Несмотря на потери и потрясения, мы всё ещё живы, — она теснее сжала ладонь своими тёплыми пальцами, и на моих глазах навернулись слёзы. — Будущее не предрешено, Шейлин. Ты должна понять это прежде, чем нам придётся покинуть это место.

Наши взгляды встретились, и отчего-то захотелось выговориться, открыть душу человеку, готовому выслушать и поддержать без лишних упрёков. Я нуждалась в понимании, а Бэт оказалась единственным собеседником, способным достучаться до порабощённого разума. Она смотрела своими выразительными глазами, в искреннем желании помочь!

— Знаешь, мне давно не пятнадцать и даже не двадцать лет, поэтому я не была девственницей, разумеется. — Пришлось собрать всю волю в кулак и проглотить тяжёлые воспоминания из детства, прежде чем продолжить: — Эти мужчины… Они надругались, но не нанесли сильных внутренних травм. Несмотря на внешний вид — ссадины, кровоподтёки, синяки, я не слишком пострадала.

— Ну а как же этот опустошённый взгляд? — Бэт как будто читала мои мысли, и каждое слово буквально цеплялось за дурные воспоминания и обиды, вытаскивая на поверхность. И слёзы застилали глаза.

— Я справлюсь, благодаря вам, ведь в этой жизни есть какой-то смысл, верно? — Я прикрыла веки, проклиная себя за излишнюю эмоциональность. — Настал конец света, и люди пытаются выживать, любой ценой.

— Шейлин, ты же не знаешь, откуда появился этот шрам? — Девушка выпустила мою ладонь, а затем указала кончиком пальца на выпуклый рубец на своём запястье. — Много месяцев назад я отчаялась и попыталась покончить с собой. Знаю, как эгоистично это звучит, но на тот момент смысл испарился. Он исчез, и я не знала, как собраться с духом и продолжить борьбу. И это был единственный выход.

— Как же ты спаслась от внутренних демонов? — дрожащим голосом просила я, поражённая рассказом. — Что заставило двигаться вперёд?

— Родные: сестра и отец, сначала они, а потом и друзья. — Бэт натянула рукав на запястье. — Дэрил.

— Вы были близки? — Я заметила грусть в её глазах и поняла истину без слов, однако не решилась вслух озвучивать свои догадки. — Мне жаль…

— Все мы стали семьёй, понимаешь? — Девушка смахнула одинокую слезу, соскользнувшую вниз по щеке. — И больше не защищаем только близких. Дэрил и Рик тесно сдружились и стали напоминать настоящих братьев, Гленн и Мегги полюбили друг друга. А я… — Бэт улыбнулась. — Я привязалась к малышке Джудит, впрочем, как и к Лори, но её больше нет.

Настал и мой черёд проявить сочувствие и понимание. Оглянувшись на могилы павших, я проглотила ком, подступивший к горлу, а после, вобрав в лёгкие как можно больше воздуха, обняла Бэт за плечи. И, как ни странно, почувствовала себя лучше, осознав, что именно этого и не хватало — понимания и поддержки.

— Я знала её много лет, — слова сами выскользнули из горла. — Лори была женой моего дяди, матерью двоюродного брата, да и просто отличным человеком. Она умерла во имя жизни своей дочери. И мы сохраним светлую память в наших сердцах.

— Люди уходят, Шейлин, — Бэт прерывисто вздохнула. — Мы хороним близких и друзей, а некоторые пропадают без вести, как Дэрил…

— Он сильный мужчина и хороший следопыт, — напомнила я, погладив девушку по спине, попутно осознав, наконец, что не единственная столь отчаянно жаждала возвращения своего друга.

— Как думаешь, он выжил? — тихо спросила Бэт, подняв свои заплаканные глаза.

— Я не знаю.

И мы замолчали. Простояли в тишине с минуту, раздумывая о своём. Бедняжка Бэт. К удивлению, я только теперь поняла, насколько отчаянно она переживала за Дэрила, наверное, даже сильнее меня. Они провели бок о бок слишком много времени, успели породниться и проникнуться взаимными симпатиями. А мы с Майклом присоединились недавно — месяца не прошло. И за столь короткий срок, я умудрилась влипнуть в неприятности, на всю жизнь оставившие осадок на душе.

Мы были ранены, не физически, так морально; теряли близких, хоронили друзей, но, тем не менее, сохраняли былое рвение. Жажда жизни билась в наших сердцах, у одних сильнее, у других слабее, но в итоге каждый научился жить заново. Вот почему я и не пала духом, не забилась в угол, без конца перебирая страшные воспоминания. Бэт заставила увидеть разницу. И я хотела жить, больше всего на свете мечтала принести пользу своей группе, поэтому мысленно и поклялась двигаться дальше, независимо от бед, потерь и происшествий. Выжить любой ценой — единственное правило, возымевшее актуальность.

— Ворота!

Внезапно, громкий крик разлетелся по опушке, заставив нас встрепенуться и разомкнуть объятия.

— Что там? — воскликнула Бэт, привстав на цыпочки, должно быть, как и я, перепуганная не на шутку. — Ходячие? Люди Губернатора?

— Отсюда не разглядеть! — Я махнула рукой и сорвалась с места. — Бежим! Поможем, если понадобится!

Мы немедленно ринулись к воротам, по пути не переставая всматриваться в даль. Ходячие прибывали. Они облепили почти весь забор с южной стороны, но неожиданно стали разворачиваться и отдаляться в противоположном направлении. И гадать не пришлось: что-то или кто-то отвлёк их внимание. Но это были ни Гленн с Риком. Я увидела их чуть дальше, неподалёку от оврага. Мужчины стреляли в зомби и пробирались сквозь неглубокий ров, навстречу ходячим. Они специально заманивали мертвецов, будто расчищали дорогу к воротам…

— Скорее, открывайте! — потребовал громкий мужской голос, который я распознала с первых звуков. — Чего копаетесь, идиоты?!

— Мэрл?! — воскликнула Кэрол, бросившись к ограде, лишь подтвердив мои догадки. — Господи, он цел?!

Бэт оказалась проворнее, быстро выбежала на дорогу и едва ли не упала на гравий. Я заметила, как девичьи глаза распахнулись, а заплаканное лицо озарила счастливая улыбка.

— Что там? — выкрикнула я, сильно запыхавшись и поморщившись от боли в теле. — Бэт?!

— Это Дэрил, — девушка заметалась на месте, прижимая руки к груди, — Шейлин! Это действительно он!

Сначала я не поверила и, ещё не достигнув дороги, застыла на несколько секунд, будто приросла ступнями к прошлогодней траве, не в силах и слова вымолвить. Это было чудо. Иначе не описать следующие минуты, когда я лично ощутила непередаваемый всплеск эмоций, прокатившийся по всему телу, словно гигантская волна, подарившая неописуемое счастье. Дэрил. Я увидела его прямо за воротами. Он стоял рядом с родным братом и пытался отбиться от ходячих, наводнивших всю округу.

— Откройте замок! — закричала Бэт, когда мы уже почти достигли ворот, и от долгожданной встречи отделяла лишь железная ограда.

— Боже… — только и смогла выговорить я, ухватившись за решётку и потянув на себя. — Давай, Карл!

Совместными усилиями, нам удалось приоткрыть ворота, но напор со стороны ходячих был слишком сильным, поэтому надолго удержать не удалось. Благо, как раз в этот момент, подоспели Гленн и Рик. Они отвлекли мертвецов, позволив Мэрлу затащить Дэрила во внутренний двор.

— Он ранен? — Кэрол тотчас же обняла младшего Диксона за плечо, тем временем как я, Карл и Мегги из последних сил удерживали ворота, позволив остальным расчистить проход и протиснуться за ограду.

— Скорее выбился из сил, — пропыхтел Мэрл, похлопав брата по спине. — Жить будет.

— Пап! — Карл бросился к Рику и крепко обнял за пояс, стоило лишь воротам захлопнуться.

Мертвецы в мгновение оказались у ограды и потянули свои скрученные и ободранные пальцы сквозь мелкую решётку, однако никто не обращал на них совершенно никакого внимания. Группа была поражена возвращением Дэрила, и на мгновение мы все застыли. Я прижалась ко лбу тыльной стороной ладони, едва ли не задыхаясь от эмоций, заполнивших душу, позволивших на время позабыть о прошлых кошмарах. Дэрил вернулся, неминуемо попав прямиком в объятия Бэт, а затем и в мои собственные.

— Не могу поверить! — сбивчиво выпалил Рик. Я не видела его лица, пока разглядывала обессилевшего друга, но по голосу поняла, насколько дядя поражён случившимся. — Это ты вызволил Дэрила? В одиночку?

— А вы рассчитывали, что брошу родного братца на съедение ходячим? — отозвался Мэрл, но даже тогда я не оглянулась, не в силах поверить собственным глазам.

— Ты жив! — радостно заговорила Мегги, следом обхватив Дэрила руками за плечи. — Мы и не надеялись!..

— Стоило поднять свои сладкие жопки и попытаться ещё раз, когда просил, — напомнил старший Диксон, привлекая к себе всё больше внимания, — тогда бы тоже выглядели героями, а не мудаками, бросившими моего брата на верную гибель!

— Не нужно, — Дэрил поднял руку, отдалившись от Мегги и Гленна, — они пытались. И мы оба знаем об этом.

— Да, особенно она. — Не составило труда догадаться, о ком именно заговорил Мэрл. — Как самочувствие, Белоснежка?

Я обернулась, осуждающе уставившись на старшего Диксона. И не поспоришь, выглядел он паршиво: грязный, местами перепачканный в крови, собственно, ничего нового я не увидела, а, поначалу, даже захотела поддержать Дэрила, осознавая, насколько ему дорог брат. Но вновь почувствовав на себе придирчивый взгляд, невольно подумала об издевательствах. Мэрл проник на территорию лагеря, тем самым всколыхнув неприятные воспоминания.

— Что он здесь делает? — закричал Майкл.

Должно быть, брат покинул «Сектор С» вместе с Хершелом, и когда подошёл к воротам, с толпой ходячих было покончено. Гленн, Кэрол и Карл раскидали их вдоль забора, используя ножи и заострённые палки.

— Дэрил вернулся, Майк! — радостно сообщила я, обхватив брата под руку. — Мэрл привёл его несколько минут назад.

Однако Майкл не разделил всеобщей радости. И тело его заметно напряглось, стоило лишь завидеть человека, подставившего под пули. Я почувствовала, как брат занервничал, но не хотела очередной перепалки, тем более теперь, когда Дэрил вернулся живым и невредимым. В компании брата или в одиночку — не важно, ведь он снова был с группой.

— Что этот ублюдок делает на нашей территории? — громко осведомился Майкл, кивнув в сторону Мэрла, и я расслышала уже знакомый гортанный смешок.

— Вот она, благодарность, — саркастически протянул старший Диксон.

— Нам не за что тебя благодарить, уходи. — Брат был настроен решительно, поэтому я ещё теснее обхватила его руку, опасаясь, как бы они снова не сцепились.

— Неужели? — Мэрл окинул группу вопросительным взглядом, едва приподняв брови на морщинистом лбу. — А как же девчонка? — Он указал на меня, а затем и на родного брата. — И Дэрил? Этого не достаточно? А, может, ты по-прежнему считаешь, что это я изнасиловал Белоснежку?

Я немедля скривила губы, вновь расслышав неприятное прозвище. Старший Диксон одним своим присутствием напоминал о прошлом, и в глубине души, даже несмотря на родство с Дэрилом, я хотела, чтобы он испарился; вернулся в Вудбери, ведь подобное соседство не вело совершенно ни к чему хорошему. И все знали: Мэрл никогда не исправится, не станет одним из нас.

— О чём это вы? — встрепенулся Дэрил, протерев лицо мокрой тряпкой, предложенной Бэт всего несколько секунд назад. — Что произошло? — Он встревоженно окинул меня взглядом, расслышав слова брата. — Ты попала в беду?

— Я вытащил её из палатки в одной футболке на нагое тело, — поведал Мэрл, не скрывая напускной гордости за свой поступок, — и вот на этих руках принёс в лагерь! — Мужчина продемонстрировал протез, а затем и левую ладонь. — Привёл Дэрила, чего, кстати, никто из вас так и не смог сделать, даже ты, Белоснежка. А меня всё ещё выставляют? — Он громко рассмеялся. — Вот это справедливость!

— Ты покалечил Гленна, — в сердцах напомнила Мэгги, — и не можешь остаться, Майкл прав. — Она сочувственно посмотрела на угрюмого Дэрила. — Прости, но ты и сам знаешь это.

— Так, значит, вы вознамерились воспитывать меня? — Мэрл обвёл группу негодующим взглядом. — Думаете, что ткнув в дерьмо, будто котёнка, добьётесь своего?

Никто не ответил. Майкл, наверное, хотел вставить последнее слово, но я едва ощутимо толкнула его в бок, призвав сохранить молчание. Ни к чему нам было затевать ещё одну ссору. Да и не имело никакого смысла тратить силы впустую.

— Ну, бывайте, — протянул Мэрл, кривовато улыбнувшись.

Не медля больше ни секунды, он развернулся и направился к воротам.

— Нет, — младший Диксон покачал головой и повысил голос, — Нет, стой! Я тоже пойду.

— Дэрил… — Рик сделал шаг навстречу.

— Мэрл — мой брат. Он останется здесь, ведь неправильно выгонять за ворота после всего, что произошло. — Дэрил обвёл взглядом каждого из группы, в мгновение ока пробудив незримое сочувствие. — Рик, я, конечно, не вправе просить, но всем придётся смириться. Губернатор охотится не только на нас, но и на него. Теперь мы в одной упряжке.

Я почувствовала, как мышцы Майкла снова напряглись и чуть ли не окаменели под одеждой. Он был не доволен заявлением Дэрила, не желал мириться с неизбежным. Однако и решение за всех принять не мог.

— Я согласна, это неправильно, — прошептала Бэт, сжав ладонь Дэрила в своей руке, будто удерживая рядом и не позволяя отправиться следом за Мэрлом.

— Да ладно, братишка, не впервой! — громко оповестил Диксон, уже приоткрыв тяжёлые ворота и скрывшись за решетчатой оградой.

— Мэрл! — Дэрил снова сделал шаг навстречу, но Бэт не позволила отдалиться.

— У меня осталось дельце, которое должен сделать сам. — Мужчина скривил губы в неприятной улыбке, поймав мой взгляд. — Скоро вернусь. Вы даже и соскучиться не успеете, ребятки.

И он поспешил вперёд по протоптанной тропинке, вдоль деревьев, уже через несколько секунд скрывшись за размашистыми кустарниками. Некоторые ходячие, заметив движение, медленно засеменили следом за мужчиной, привлекая внимание остальных. Таким образом, нам удалось избавиться от небольшой кучки мертвецов. И снова стоило отдать должное старшему Диксону. Он знал, что делает, просчитывал наперёд, и вернулся в лес с тайной целью, которая вполне могла погубить группу или же спасти, назло недоверчивому Майклу.

Все разошлись, а я ещё недолго постояла на месте, поглядывая то на опушку, то на хмурое небо, в призрачной надежде однажды осесть на какой-нибудь отдалённой ферме, подальше от Вудбери и ходячих, вдалеке от страшных воспоминаний и потаённых страхов.

***

Оранжевое солнце вновь склонилось к закату, лениво отбрасывая свои длинные лучи прямо на лицо, заставляя щуриться и прикрывать глаза ладонью, осматривая опушку, вокруг нашего лагеря. Уже не первый день я поднималась на смотровую площадку с биноклем, но на этот раз компанию составил человек, возвращение которого не только обрадовало, но и воодушевило большую часть группы. Дэрил сидел неподалёку, прислонившись спиной к будке. Физически он был совсем близко, на расстоянии вытянутой руки, но морально слишком отдалился, стал каким-то нелюдимым, отреченным и постоянно о чем-то раздумывал, не произнося вслух практически ни слова. А я наблюдала, то за ним, то за периметром; хранила молчание, опасаясь помешать. И мы лишь, время от времени, в тишине переглядывались, и всякий раз я без труда улавливала мимолётную грусть, то и дело проскальзывавшую в его глазах.

Дэрил выглядел уставшим, но не пожелал отправиться в сектор и отдохнуть немного, прежде чем подняться на вышку. Он вызвался немедленно, и казалось, будто безделье давалось этому мужчине куда сложнее, нежели одиночество, подальше от камер, наедине со своими мыслями. Но, быть может, в этом и заключалась основная проблема? Дэрил не хотел оставаться в тишине, если только за компанию с таким же молчаливым человеком.

— Что случилось с тобой в лесу? — прямо спросил он, неожиданно заговорив.

— Встретила плохих парней, — быстро ответила я.

Обсуждать подробности не хотелось, как, впрочем, и вообще говорить на столь неприятную тему, однако я знала: вопросов не избежать, поэтому и попыталась уклончиво, но объяснить причины своего опрометчивого поступка.

— И что стряслось потом? — его голос был тихим, но вдумчивым.

Дэрил знал. Любой бы понял, особенно после громкого заявления Мэрла.

— Ничего приятного не произошло, но получилось справиться с этим. — Я сжала бинокль в подрагивающих пальцах, едва поборов слезы. — Твой брат действительно вызволил из беды. Он привёл сюда, и я благодарна, несмотря на хамское поведение.

— Мэрл не всегда был таким, — признался Дэрил, вытащив из кармана сигарету с зажигалкой. — Он не изменится, как бы твой брат не хотел, это не произойдёт. Характер не исправить, а у Мэрла он дурной, чего таить. Брат ещё тот ублюдок, но самый лучший из «плохишей», которые мне встречались.

— Мэрл вытащил тебя из передряги, — я качнула головой, — знаю. Вы, наверное, с детства были близки, да?

— Не совсем, — мужчина усмехнулся, раскурив сигарету и втянув никотин в лёгкие. — Детства у нас, считай, не было. Жили в доме, больше походившем на старый барак. — Он утроился поудобнее, и я мысленно порадовалась, что удалось наладить прежний контакт и найти подходящую тему для беседы. — Ну, наверное, видела такие районы: потрепанные временем двухэтажные дома и кучки подростков, шатающиеся без дела? — Дэрил посмотрел на меня. — Так, вот, Мэрл был одним из них, а затем и я присоединился. Мы вдвоём выросли с отцом, мать погибла при пожаре. Папаша был не особо любящим уёбком, который не стыдился до крови истязать ремнём. У нас остались шрамы, но чаще всего доставалось Мэрлу, пока мы жили под одной крышей. Потом, когда мне исполнилось восемь, брат загремел в колонию. А затем так и не вернулся. Мэрл не смог вновь переступить порог дома, а, может, и вовсе бросил меня. Не знаю, но и не осмеливаюсь судить. Только не брата. В своё время и ему пришлось не сладко.

— Отец сильно издевался над тобой? — сочувственно спросила я, наблюдая за непроницаемым лицом Дэрила. Он рассказывал о насилии, но ничуть не переживал, по крайней мере, внешне оставался совершенно спокойным и невозмутимым.

— Частенько Мэрл брал вину на себя, когда я был совсем мелким, а затем, да, отец воспитывал в строгости.

— Так жаль…

Дэрил улыбнулся, попутно затянувшись ещё несколько раз.

— Не стоит, это в прошлом. — Он отмахнулся свободной рукой, выпустив винтовку из пальцев.

Я мимолётно улыбнулась, задумавшись над рассказом, и мысленно согласилась с его мнением, припомнив слова родного отца: «Иногда самый страшный враг может превратиться в одного из преданных союзников». А ведь, и правда, Дэрил рассчитывал на поддержку Рика, и тот бы согласился, не появись Майкл у ворот в нескончаемом рвении свести счёты за былые обиды. Я никогда не выбирала сторону, и в дальнейшем не думала вмешиваться в мужские разборки, но исходя из положения, в котором мы все оказались, стоило прислушаться к Дэрилу и позволить его брату вернуться.

— Знаешь, Майкл не прав, — я посмотрела на мужчину и заметила, как его взгляд изменился, стал более внимательным и вдумчивым. — Мы много не хорошего слышали о твоём брате, но, как ни крути, он помог мне, а тебя и вовсе вытащил из Вудбери. Должно быть, всё, в чём нуждается Мэрл — это ты. И отчего бы не дать ему шанс проявить себя.

— Мой брат, повторю: тот ещё ублюдок, но, так или иначе, мы связаны и всегда будем бороться друг за друга. — Дэрил пожал плечами, прежде чем потушить окурок. — Полагаю, ты понимаешь, ведь сама держишься за Майкла.

— Да, — я кивнула, — но и ты однажды упомянул, сколько раз бывал у брата на «побегушках». Мне бы не хотелось, чтобы нечто подобное снова произошло, но если Мэрл действительно образумится, поговори об этом с Риком. Он примет верное решение.

В ответ, Дэрил промолчал, задержав на мне взгляд чуть дольше обычного. На секунду показалось, будто он прочёл все мысли, блуждавшие в голове, прежде чем вновь заговорить:

— Брат нашёл меня в лесу почти без сознания. Плохо помню, как всё было. Он протащил на себе несколько миль, а затем соорудил навес из веток. Там мы и пробыли пару дней. — Дэрил снова взялся за винтовку и принялся протирать рукоять. — Я сам выбрался из Вудбери. Воспользовался моментом и ускользнул; убежал в лес со связанными руками, а Мэрл помог. Он привёл к вам. Думаю, что брат хотел остаться. — И опять наши глаза встретились. — Он пригодится, если Губернатор явится к воротам.

Я ещё раз кивнула в ответ, беззвучно призвав Дэрила продолжить, и он немедля заговорил, открывая всё больше подробностей:

— Ты должна понять, брату легче оставаться говнюком, этаким задирой, ведь когда люди не ждут хороших поступков, не нужно никому соответствовать. Так было и со мной когда-то давно, ещё до встречи с твоим дядей. Я не пытался соответствовать, и в итоге чуть было не попался на мелком воровстве.

— Но многих ли убил?.. — мой голос дрогнул на последнем слове. — Ты делал это раньше?

— Нет, никогда, — уверенно ответил Дэрил и даже качнул головой для пущей убедительности.

— Значит, поэтому и заслужил второй шанс, открыл в себе ещё более удивительные качества, не так ли? — Я с неподдельным интересом посмотрела на мужчину, а затем перевела взгляд на опушку, наблюдая за ходячими, вновь столпившимися у ограды. — Ты научился работать в команде и стал незаменимым членом группы. Это заметно, даже несмотря на то, что мы с Майклом совсем недавно присоединились…

Я недоговорила. Не успела, потому что резко вскочила на ноги, разглядев движение среди деревьев, не характерное для ходячих. Это был человек, но кто решился приблизиться к лагерю? В одиночестве или группой? Я занервничала и схватила бинокль, отчаянно пытаясь разглядеть незнакомца, но солнце уже опустилось за лес, и в сумерках было крайне сложно уловить очертания.

— Он вон там! — воскликнула я, ткнув пальцев на опушку, неподалёку от ворот. — Мужчина!

— Спрячься за будку! — велел Дэрил, проследив за человеком через оптический прицел своей винтовки, прежде чем с облегчением выдохнуть: — Чёрт! Это Мэрл!

— Что?! — Я снова навела бинокль на опушку, где и разглядела старшего Диксона. — Он весь в крови…

— Пойдём!

Дэрил поспешил вниз по лестнице, я направилась следом, с нескрываемым ужасом обдумывая, что увидела всего несколько мгновений назад. Кровь. Очень много крови. Мэрл был едва ли не вымазан в багрово-алой жидкости, а за собой волочил непонятный мешок, судя по всему — тяжёлый. Интересно, что же могло произойти всего за несколько часов, и куда он отлучался на столь непродолжительное время?

Вопросы отпали сами собой, стоило лишь нам добежать до ворот и встретить старшего Диксона, без труда и чьей-либо помощи отбившегося от ходячих; оставив за собой дорожку из выпотрошенных трупов. Я обомлела рядом с Дэрилом, не в силах оторвать взгляд от окровавленного мужчины. Кэрол открыла ворота и позволила Мэрлу пройти на территорию лагеря прежде, чем Майкл или Рик воспрепятствовали этому, завидев приближение своего недруга.

— Брат? — настороженно крикнул Дэрил, вытянув руку и призвав мужчину опустить заострённый нож, прикреплённый к металлическому протезу. — Что за херня с тобой приключилась? — Он был напуган.

Мэрл улыбнулся, а меня невольно передёрнуло от настолько зловещей картины: свежие кровавые капли медленно сползали по осунувшимся щекам, попадали на ворот рубашки, окрашивали тело в пурпурный цвет, а глаза искрились недобрыми огоньками, внушали неосознанный страх. Я инстинктивно сделала шаг назад, а старший Диксон так и не ответил. Сперва, он схватился за мешок и пнул вперёд, прямо под ноги.

— Что это значит? — не выдержав, поинтересовалась я, на этот раз уставившись на пропитанную кровью ткань.

— Это мой бесценный дар, — Мэрл сверкнул глазами, по-видимому, до сих пор пребывая в запале, после расправы над мертвецами. — Можете считать этот мешок своеобразной платой, ну или данью за проживание. — Он сплюнул кровь, не сводя с меня своих, налитых ненавистью и злобой, глаз. — Не откроешь?

— Не думаю, что это хорошая идея, — промямлил Дэрил, вытянув руку в сторону, тем самым прикрыв меня от собственного брата.

— Ну почему же вы настолько бесхребетные?! — Мэрл рванул вперёд, немедля схватил мешок и вывалил его содержимое под ноги. — И не забудь сказать спасибо, милочка, — раздалось вдогонку, но голос разлетелся громким эхом, растворившись в сумеречной тишине.

Передо мной, на пыльной дороге, рухнули четыре окровавленные головы, а затем, ударившись о землю, раскатились в разные стороны. Но я успела разглядеть, оцепенев от непередаваемого ужаса. Вспышки из воспоминаний немедля замерцали перед распахнутыми глазами: похотливые взгляды, улыбки, грубые объятия и насилие… Принуждение и издевательства. Это были они, те самые парни, надругавшиеся не только над моим телом, но и истерзавшие душу. Мэтью я узнала без промедлений, а об участи других догадалась без каких-либо подсказок. Мэрл отправился на стоянку и перебил их. Он вымазался в крови и, скорее всего, рубил наотмашь, не жалея ни сил, ни своих противников!.. Тошнота резко подступила к горлу и меня тотчас же вырвало. Дикий спазм сотряс желудок, затем ещё один, несколько раз подряд, пока я не прикрыла глаза и не оперлась руками о подкосившиеся колени. Благо, Дэрил вовремя поддержал за плечи, не позволив свалиться на землю.

— И пусть это станет моим очередным искуплением, — хрипловатый мужской голос вновь пробудил на душе необоснованную тревогу. — Надеюсь, что порадовал тебя, Белоснежка. Можешь даже не благодарить. Не утруждайся.

Я не стала оборачиваться, но и на изуродованные головы смотреть была не в силах, поэтому и закрыла глаза, внезапно осознав, что Мэрл вполне мог оказаться неуравновешенным психопатом. Он убил насильников, отрубил им головы, но совершил это не ради поощрения. Старший Диксон во всём искал выгоду, даже в убийствах. Наверное, он бы сделал это ещё тем пасмурным утром, но моё появление спутало карты, и Мэрлу пришлось изменить свои планы, дабы не прогадать с ценником!.. Я прикрыла лицо руками, опустившись на колени, но в глубине души не испытала ни капли сочувствия, только боль и неконтролируемый страх. Насильники были наказаны, но не во имя моего благополучия. Мэрл сделал это лишь для того, чтобы добиться желаемого — попасть на территорию лагеря. И что бы ни рассказывал Дэрил, насколько бы сильно ни любил своего брата, сущность человека не изменишь. Животное навсегда останется зверем. И теперь я понимала это не хуже остальных.

Глава 6

8 мая

Мэрла заперли в отдельной камере, а ключи Майкл оставил у себя. Он не доверял чужакам, а старшему Диксону и подавно, однако, поговорив наедине с Риком, а затем и с Дэрилом, всё-таки сменил гнев на милость и недовольно согласился с друзьями. Они решили оставить Мэрла в корпусе до совета. И я часто видела его у решётки, окровавленного с мокрым полотенцем в руках, невозмутимого и равнодушного ко всем, кроме родного брата.

— Мэрл поможет свести счёты с Губернатором, — прошептал Дэрил, и я заметила, как мужчины собрались в углу столовой, подальше от камер. — Он слишком хорошо изучил его повадки.

Майкл снова занервничал, это стало заметно по напряжённым губам и чётко очерченным скулам. Видимо, он хотел возразить, но Хершел опередил, едва слышно согласившись с Дэрилом:

— В этом есть смысл. Нельзя исключать братскую верность. Мэрл вытащил его из беды, а потом привёл к нам.

— Ладно, потерпите до совета, — равнодушно попросил Майкл, и я удивилась сдержанности, которая, наверняка, далась ему с большим трудом. — Скоро мы это обсудим и решим, как поступить.

Остальные согласились, но мне всё равно довелось уловить недоверчивые взгляды. Не только Майкл, но и многие из мужчин, особенно Гленн, сомневались в преданности Мэрла, и только Дэрил кивнул, прежде чем подняться наверх и проведать родного брата.

— Что с обедом? — мимолётно поинтересовался Майкл, приблизившись к столу.

— Спагетти уже почти готовы, — миролюбиво отозвалась я, ласково улыбнувшись своему брату. — Не стоит так нервничать.

— Отложим до совета, — отрезал он, отрицательно мотнув головой. — Не затягивай с едой.

Майкл прошёл мимо и направился на улицу, так или иначе, по-прежнему съедаемый страхами и опасениями. Разумеется, я могла понять, прочувствовать, но мысленно постоянно обращалась к прошлому, вспоминая наши первые дни после гибели отца. Тогда брат сильно изменился. Не прошло и нескольких часов, как он собрал вещи, разблокировал дверь: раскидал мебель, сброшенную у входа в надежде не позволить мертвецам проникнуть в дом, а затем убил их всех. Майкл сделал то, на что не хватило сил у нашего отца. И этот момент отчётливо врезался в память. Мой брат изменился, всего за пару часов, и стал другим: решительным, смелым и рассудительным. Накануне трагедии он строил планы с отцом, который не собирался покидать дом, желал отстоять родовое поместье, но вдруг сорвался с места, поменял решение. Мы лишь предали тело погибшего к земле, а потом быстро уехали, немедля оставив прошлое позади. И не надеялись вернуться. Жажда жизни вела вперёд, и только благодаря поддержке и заботе мы выстояли и встретились с Риком. Судьба привела к решетчатому забору. Так было суждено, и теперь никто не смел сдаваться. Даже я. И прошлое вновь осталось позади. Мне пришлось похоронить отца и позабыть о былой боли, впрочем, как и неделю назад. Новый мир — иные правила.

— Я закончила с соусом, — мелодичный голос Бэт нарушил моё единение. — Ты справишься? — Она приблизилась к столу и поставила большую кастрюлю прямо на край, прежде чем бросить неуверенный взгляд на Дэрила, мирно беседующего с братом. — Отнесёшь еду? Мясо на плите.

— Да, — я уверенно качнула головой и ласково улыбнулась девушке, — не переживай.

— Тогда, пойду, позову Дэрила.

Бэт вздохнула с нескрываемым облегчением, а затем поспешила в сектор, попутно пригласив младшего Диксона пройти следом. А я лишь усмехнулась, осознав, что никто так и не возжелал отнести обед его старшему брату. Да и немудрено, учитывая агрессивное поведение Мэрла, частенько подкрепляемое острыми фразами и нецензурной бранью. А ведь он, и правда, сильно напугал меня несколько дней назад, когда явился из леса с «бесценным» подарком. И снова лёгкая усмешка тронула губы. Рик не раз говорил, что я сильная. Кто же знает, а вдруг он действительно был прав?

— Ну, ладно…

И следующие пять минут я провела за подготовкой к обеду, попутно раздумывая над рассказом Дэрила. Тем тёплым вечером, на смотровой площадке, он поведал немало о своей жизни. И мне, в отличие от остальных, посчастливилось не только понять, но и соприкоснуться с чувствами младшего Диксона. Несмотря ни на что, Дэрил любил своего неотёсанного брата.

Я улыбнулась мыслям, невольно согласившись, что именно в такие страшные и неспокойны времена, когда люди безнадёжно пытаются выжить, забывая о принципах и каких-либо правилах; именно теперь мы все отчаянно нуждаемся в любви и человеческой поддержке. Прогулки на волоске от смерти, в окружении ходячих мертвецов и людей-извергов!.. Но, тем не менее, никто из нас до сих пор не отступил, не забился в тёмный угол в ожидании конца. Да и какой же в этом смысл? Все умрут, это неизбежно. Однажды. Но сперва мы поживём.

— Ты принесла обед, красавица?

Я ответила не сразу. Сначала, поднялась по лестнице, а потом, бросив беглый взгляд на Мэрла, прильнувшего к железным прутьям, подошла ещё ближе к плотно закрытой камере. Он не отводил своих глаз. Смотрел прямо на меня, в упор. И было неуютно, даже слишком, но я решила не подавать виду, не смотреть в сторону мужчины, хотя и успела достаточно хорошо разглядеть его внешний вид, изменившийся до неузнаваемости. И мимолётного взора хватило, чтобы заметить чистую одежду и отмытую кожу. Мэрл приобрёл человеческий облик, но по-прежнему смотрел на меня глазами, переполненными весьма противоречивыми чувствами: злостью, неодобрением, похотью или сожалением. Я не стала разбираться. Да и не смогла бы вновь выдержать этот пытливый взгляд.

— Снова играешь в молчанку? — насмешливо поинтересовался Мэрл, довольно громко присвистнув, но я не повернулась, хотя и чувствовала его взгляд на своей коже. — Скажу честно, без одежды ты была куда привлекательнее. — На этот раз я невольно вздрогнула, и, наверное, Диксон заметил. — В память врезались твои сисечки, дорогуша.

Я ничего не сказала, даже прикусила кончик языка от досады. А перед глазами невольно промелькнули неприятные, душераздирающие картинки — воспоминания о самой страшной ночи в моей жизни. Зачем он сделал это? И чего добивался своими похотливыми фразочками? Неужели хотел привлечь внимание настолько низким и неподобающим образом?!

Я сделала несколько незаметных вдохов, безуспешно игнорируя взгляды Мэрла, умудряясь при этом нарезать мясо ножом для овощей, что было не так-то легко, учитывая мои скудные познания в кулинарии, но по-прежнему держалась молодцом, не проронив ни слова.

— Мм, спелые, будто персик, со вздёрнутыми розовыми сосками.

Мои щёки тотчас же вспыхнули. Я поняла это сразу, ощутив, как кровь прилила к лицу. Но это был ещё не конец. Реакция лишь раззадорила Мэрла. Он и не думал молчать или подбирать более приемлемые выражения.

— Интересно, а тебя когда-нибудь ласкали как следует настоящие мужские руки? — Я оторвала взор от, порезанного тоненькими кусочками, мяса и, наконец, перевела взгляд на смешливого Диксона. — Мм, какая же ты красивая. Вот с такими глазами. Сейчас.

— Замолчи, — недовольно выпалила я, сунув мужчине тарелку прямо под решётку. — Не смей говорить об этом.

— Какая горячая… — он замолчал, видимо, припоминая моё имя. — Как тебя величать, сладенькая?

— Шейлин, — грубо ответила я, выпрямившись у решётки. — Приятного аппетита.

— И что же, — Мэрл встал в позу, обхватив пальцами холодные и местами грязные прутья, — не хочешь пошалить. — Его язык едва заметно выскользнул изо рта и коснулся своим кончиком нижней губы. — Мы подружимся.

Я сделала шаг к подносу, оставленному на невысоком стуле неподалёку, однако на полпути замерла, осознав, что снова думаю о прошлом. Против воли, но всё ещё продолжаю съедать себя заживо всякий раз, при упоминании об издевательствах, даже после гибели четверых из пяти ублюдков!.. Сколько времени прошло? Полторы недели? Или чуть больше? Я была спокойна, долгие дни старалась не думать о той злополучной ночи, пыталась быть сильной, а с возвращением Дэрила и вовсе воспарила духом, поверив в лучшее будущее, а теперь всё разлетелось прахом! Стоило лишь Мэрлу открыть свой рот, как тошнотворные лица замелькали перед глазами, мразотный запах вновь забил ноздри, а мышцы невольно начало сводить в лёгких судорогах. Он говорил о сексе. Хотел повторить или, быть может, продолжить начатое мерзкими уёбками?!

Я разозлилась. Впервые вышла из себя и, не обдумав до конца последствия, схватила нож, уже через секунду приставив острие к шее Мэрла, чуть было не ранив.

— Лучше заткнись по-хорошему, слышишь?! — угрожающе потребовала я, стиснув зубы. — Не смей так разговаривать!

— Ух, да ты чертовски хороша, дорогуша! — Мэрл расплылся в довольной ухмылке, и я поняла, что это была всего лишь игра. Он добивался реакции. — Ты определённо в моём вкусе, сладкая.

И снова мужчина облизал свои губы.

— Как хорошо, что я ненавижу тебя за гнилой язык и пропитую внешность, ублюдок!

Потребовалось ещё несколько секунд, чтобы прийти в себя и отдалиться от камеры.

— Не стоит забывать, кто спас твою душеньку от мучительной смерти в сексуальном рабстве, Белоснежка…

— Не называй меня так! — снова выпалила я, пригрозив ножом.

— Ты могла сдохнуть, куколка, — голос старшего Диксона немного огрубел, а сам он выпрямился и заметно нахмурился. — Не стоит угрожать, ведь однажды мы можем оказаться наедине, и тогда придётся вымаливать прощение… — И вновь его глаза сверкнули в полумраке.

— Да пошёл ты на хуй, ясно? — Я подняла другую руку и вытянула средний палец.

— А, может, следовало плюнуть и оставить тебя там? — Мэрл приподнял брови, явно наслаждаясь словесной перепалкой, чем и выводил из себя сильнее с каждой секундой. — Но я не стал. Привёл тебя к брату и дядюшке шерифу, а затем ещё и головы ублюдков преподнёс в качестве подношения.

— Не стоило утруждаться! — с нескрываемым презрением отчеканила я, заглянув мужчине прямо в глаза. — К тому же их было пятеро, а ты принёс только четыре головы.

— Вау, так ты, оказывается, ещё и кровожадная, — он качнул черепушкой, снова улыбнувшись, — не довольствуешься некачественно выполненной работой… Интересно, какова вероятность встретиться с единственным уцелевшим насильником, хм?

Я хотела ответить, задетая очередной колкостью, но не успела. Только приоткрыла рот, как на лестнице появился Майкл. Видимо, он услышал перепалку, и непонятно сколько времени наблюдал, пока не решился, наконец, подняться и самолично отвести вниз. По крайней мере, так подумала я, завидев рассерженного брата, ринувшегося прямиком к решётке.

— А скольких изнасиловал сам? — сходу выпалил Майкл.

Я хотела ухватиться за его локоть и попытаться остановить, но вдруг передумала, позволив брату выпустить пар. Иногда мы все нуждаемся в отклике. Душевный порыв. А не поддалась ли я сама эмоциям всего лишь пару минут назад?

— Я, конечно, тот ещё подонок, и зачастую сам не понимаю, почему творю те или иные вещи, чего уж тут скрывать, но спешу заметить: женщины всегда добровольно ложились в постель.

От моего внимательного взгляда не ускользнуло, насколько серьёзным стало лицо Мэрла. На секунду привиделось, будто эта тема не столько задела его мужское достоинство, сколько оказалась болезненна сама по себе. Это было всего лишь мгновение. Бессмысленный миг, который, вопреки всем ожиданиям, отрезвил разум и заставил задуматься о прошлом братьев Диксонов. Дэрил наверняка не рассказывал всей правды. Я даже не знала, кем именно он был до того, как началось всё это безумие с мертвецами. Быть может, они с братом занимались воровством? Мне бы не хотелось думать о чем-то более ужасающем.

— Шейлин, ступай вниз, к остальным, — холодно попросил Майкл, и я побрела к лестнице, по-прежнему прислушиваясь, в надежде узнать, чем же закончится мужской разговор. — Остальные уже собрались в столовой. Начнём совет сразу, как вернусь.

— Ладно.

Я в последний раз посмотрела на старшего Диксона, а затем скрылась из виду, но не решилась уходить слишком далеко. Любопытство одолело здравый смысл. Я осталась на нижних ступеньках, дрожа в нетерпении услышать самое интересное, но, к глубокому разочарованию, мужской разговор продлился недолго.

— Не смей приближаться к моей сестре, — донёсся приглушённый голос Майкла, — иначе вспорю твоё брюхо.

— Начнём с того, что сладенькая сама поднялась сюда, поговори с ней, дружок, — тихий смех добрался до моих ушей, породив лёгкие волны дрожи по телу.

— Я всё сказал, Мэрл, — сухо добавил брат, и я расслышала шаги прежде, чем сорвалась с места и поспешила вперёд по мрачному тюремному коридору. — Не смей приближаться к Шейлин!

Это была последняя фраза, которую я расслышала чётко. О прошлом больше не вспоминала. Мэрл, вопреки всем ожиданиям, подкинул пищу для размышлений. И я не возвращалась к тревожным воспоминаниям, предвкушая не только долгожданный обед, но и разговор. Все собрались в столовой для того, чтобы решить участь старшего Диксона.

***

29 марта

Однажды я всерьёз задумалась о смерти. И это произошло ещё задолго до пресловутого «конца света». Нет, я никогда не говорила об этом. Не обсуждала тревожные, а иногда и вовсе пугающие мысли. Они хранились в голове, где-то глубоко в подсознании, а наружу повылезали лишь спустя много лет. Раньше слово «смерть» не пугало настолько сильно, как в последние четырнадцать месяцев. Но я всё чаще вспоминала и прокручивала в голове события той роковой ночи, когда впервые столкнулась с человеческой жестокостью. Моя лучшая подруга умерла.

В те далёкие времена я не вела дневников и не записывала все свои мысли, не выплёскивала страдания на бумагу, опасаясь, что однажды кто-то из родителей прочтёт и станет свидетелем людского равнодушия. Я никому не рассказала, но навсегда сохранила в памяти те страшные минуты. Мёртвая Ребекка. Её бледное лицо так и всплывало перед глазами, а я тонула, как безжизненный пакетик с чаем, погружалась всё глубже в кипяток, разъедаемая совестью!..

Очень похожие эмоции. Одно время я испытывала их постоянно, двадцать четыре часа в сутки, и даже когда просыпалась, первым дело ощущала, будто желудок выворачивает в тревожном предчувствии. Ребекка. Она по-прежнему была перед глазами…

— Скорее, Шейлин!

Это был Майкл. Мы бежали в потёмках, пробирались сквозь размашистые ветки кустарников, в призрачной надежде спастись, укрыться от мертвецов, но их оказалось слишком много. Брат вырвался вперёд. Я почти потеряла его из виду и остановилась, прижалась спиной к одному из деревьев. Наверное, следовало бежать, куда угодно, но ноги словно приросли к земле. Мне было не уйти.

— Шейлин?! — донеслось откуда-то издалека.

Майкл отдалился. Теперь мы потеряли друг друга. И я сдалась. Впервые за многие месяцы скитаний по безжизненным городам, наполненным мертвецами, позволила себе разреветься от безысходности. Мне было так страшно! Нос забивали неприятные запахи разложившихся тел, а уши будто разрывались на части от душераздирающих стонов и хрипов, издаваемых ходячими. Они были совсем близко. Но я не двигалась, почти не дышала. Просто стояла на месте, зажмурившись и приготовившись к самому страшному, когда в голове внезапно промелькнули первые воспоминания. Ребекка неподвижно лежала на асфальте. Багровые струйки растекались вокруг безжизненного тела, плыли по дороге, сливаясь в одну большую кроваво-алую лужу. А я стояла неподалёку, прикрыв рот дрожащими пальцами, точно как той ночью, в окружении мертвецов, и не могла пошевелиться. Мышцы отчаянно сокращались. Меня буквально выколачивало изнутри.

— Помоги, Шейлин.

Ребекка протянула руку и приоткрыла глаза, но ничего не изменилось. Я так и продолжила стоять, не сдвинулась с места, не пришла на помощь!.. На следующее утро родители наперебой уверяли, что смерть была мгновенной. Ребекку сбила машина, а я ничем не помогла. Вызвала скорую помощь — молодец, ты всё сделала правильно! Но, нет… Возможно, если бы мне хватило сил приблизиться, не только стоять на обочине, а подойти и позвонить в службу спасения незамедлительно… Наверное, в этом случае, Ребекка бы осталась жива.

— Шейлин?! — надрывной голос брата вновь привёл меня в чувство.

Ничего не изменилось, хотя, нет, что-то пошло не так. Сначала раздались выстрелы — Майкл использовал последние патроны, наверняка попытался воротиться, но не смог. А затем ходячие стали ускользать в темноту, проплывать мимо моего ненадёжного укрытия. Они сменили направление, засеменили, привлечённые громким звуком, раскачиваясь в стороны. Я различала их силуэты в темноте, и по коже бежали колкие мурашки. В последний раз подобные чувства накатывали много лет назад, когда пришлось впервые задуматься о смерти. Ребекка не погибла мгновенно. И я осмелилась признаться себе в этом только сейчас.

— Шейлин?! Выстрелы отвлекут их, беги!

И что-то произошло. Со мной, в ту самую секунду, как отчаянный голос брата разнёсся эхом по ночному лесу. Ноги сорвались с места и устремились в сторону, чуть дальше от основной тропы, которой мы придерживались в последние несколько суток. Я бежала куда глаза глядят, по-прежнему улавливая хруст веток, прислушиваясь к отдалённому гоготу, пока, в какой-то момент, не запнулась и не полетела на траву, к ногам незнакомца, расплывчатый силуэт которого промелькнул перед глазами. Человек. Я впервые встретила живых, не считая Майкла, разумеется.

— Вставай! — Мужчина поднял на ноги и, запыхавшимся голосом, спросил: — Стрелять умеешь?

— Что… — только и смогла вымолвить я, тщетно пытаясь разглядеть незнакомца.

— Говорю: стрелять умеешь?! — голос его заметно огрубел. — Сколько вас тут?

— Двое, — запинаясь, вымолвила я, заламывая пальцы на руках от безысходности. — Пожалуйста, помогите! У Майкла закончились патроны. Он там один! — На глазах навернулись слёзы. — Скорее!

— Держи, — я почувствовала, как незнакомец сунул в руки пистолет, — надеюсь, умеешь пользоваться.

— Да, — пришлось качнуть головой для убедительности, хотя мужчина и не смог бы рассмотреть жест в темноте, — конечно.

— Идём!

И на этот раз я не остановилась, не струсила, не осталась в стороне! А события завертелись с молниеносной скоростью, предвещая начало совершенно новой, не похожей на прошлое, жизни.

Это была наша первая встреча. Дэрил повёл за собой сквозь непролазную чащу. Он не только спас меня, а потом и вовсе помог отыскать брата. Дэрил, сам того не подозревая, подарил надежду, веру в собственные силы. Я не осталась на месте, не бросила Майкла в беде. И хватило смелости ринуться в бой, а также больше никогда ни отступать, ни отворачиваться и ни таиться от проблем. Я стала смелее и куда решительнее. Больше не пряталась за спину брата, вызывалась дежурить. Жизнь изменилась всего за каких-то несколько минут. И я поняла, наконец, осознала, что прошлое больше не гнетёт, не ранит душу. Ребекка умерла, но Майкл выжил. Дэрил спас нас, вернул к жизни, подарил бесценный шанс, воссоединил с близкими людьми. И я никогда не рассказывала об этом. Не делилась с другом своими страхами.

Он научил не оглядываться назад, а жить настоящим и, возможно, ближайшим будущим. Дэрил часто оставался нелюдимым и отстранённым. Он грубил, огрызался, однако всё равно брал меня с собой на охоту. Мы вместе очень часто проверяли силки и капканы, в тишине затачивали палки или приносили воду. Дэрил не возражал, хотя и не выказывал особого расположения к чьей-либо компании. Ну а я… хотелось отблагодарить его по-своему, разделяя уже привычную тишину на двоих. Это случилось внезапно. Никто и не предполагал, что однажды получится стать частью сплочённой команды.

Дэрил почти не улыбался. Я заметила лишь как-то раз, когда он взял на руки малышку Джудит. Лёгкая тень коснулась его лица, а затем рассеялась, подарив бесценную возможность увидеть младшего Диксона с иной стороны. Однако не прошло и минуты, как всё вернулось на круги своя. Дэрил редко разговаривал, но частенько напоминал о Рике, Майкле, Карле и Джудит. Он говорил, мне есть за что бороться. И оказался прав. Дэрил никогда не ошибался.

***

8 мая

Я едва успела проскользнуть в столовую и прислониться к стене, как Майкл вернулся. Встревоженный, весь на нервах, он подошёл к Рику и, что-то шепнув на ухо, коротко кивнул, а после уже отыскал меня взглядом, будто бы мысленно предупреждая держать язык за зубами. Интересно, к чему же мог привести так называемый «совет», если в итоге всё решалось узким кругом людей во главе с нашим дядей?

— Думаю, что нам лучше выпустить Мэрла, — без лишних слов заявил Дэрил, по-прежнему недовольный затянувшимся заточением своего брата.

— Большинство против, — напрямую объявил Гленн, следом за которым согласился и Майкл.

— Мы не можем выпустить его, — размеренным голосом добавил мой брат.

— Но ведь Мэрл спас не только Шейлин, — напомнил Дэрил, выступив в центр и осмотрев собравшихся негодующим взглядом, — но и меня вытащил. Привёл сюда.

— А потом приволок головы её обидчиков, чтобы загладить вину перед нами? — Майкл усмехнулся, опершись кулаком о стену. — Да он псих. Мы не можем знать, чего ожидать в ту или иную минуту. Я против.

— И я тоже, — вновь вставил своё слово Гленн. — Дэрил, ты же не хочешь, чтобы он спал в одном секторе с Мегги, Бэт, Джудит и Карлом, в конце концов? Верно?

Мне стало не по себе. С одной стороны, Гленн и Майкл были правы — Мэрл непредсказуем и опасен, но с другой — оставался Дэрил. Человек, благодаря которому я смогла измениться, воспарить духом и отыскать в себе силы для борьбы. Всего несколько дней назад он впервые открылся, перестал молчать и поделился не самыми приятными воспоминаниями из детства. И я выслушала, прочувствовала каждое слово. Дэрил любил своего брата. В этом мы и были похожи больше всего. Родная кровь… Я бы ни за что не бросила Майкла.

— Да он же мой брат, — Дэрил ударил кулаком себе в грудь, отчаянно доказывая правоту, — и в последние дни жил по совести.

— Приставая к Шейлин? — Майкл приподнял брови, не постеснявшись приплести и недавнюю перепалку, о причине которой я бы предпочла и вовсе промолчать. — Не много ли она перенесла до этого?

— Хватит…

Я попыталась вставить своё слово, но никто, похоже, не расслышал.

— У него нет совести, — добавил Рик, скрестив руки на груди.

— Да и где гарантии, что он не предаст при первой же возможности? — опасливо поинтересовалась Мегги.

Все переполошились, в напрасной надежде указать Дэрилу на его заблуждения, но мужчина не слушал. Стоял на своём, не принимая чьих-либо доводов. Разумеется, он хорошо знал брата, но не терял надежды. По крайней мере, мне так казалось. Дэрилу по-прежнему было за что бороться, как и нам в том числе.

Я растерянно взглянула на Бэт. Она сделала шаг назад, медленно качнув головой, наверняка, мысленно не соглашаясь с мнением большинства. И на сердце потеплело. Однажды и она помогла справиться с душевной тоской. Открытая, светлая девушка. Наверное, когда-нибудь я отплачу ей тем же — равносильной добротой.

— Ему больше некуда пойти, — угрюмо напомнил Дэрил, опустив голову и взглянув на своих друзей исподлобья. — Губернатор убьёт любого из нашей группы. И Мэрла в первую очередь. Он не сделает исключения, а лишние силы никогда не помешают.

— Твой брат не один из нас, — немедля подметил Гленн. — Без обид, но Мэрл подлец и ублюдок. Ему не место в группе. Ты и сам знаешь почему. — Парень кивнул в сторону Мегги. — Из-за Мэрла моя девушка едва не подверглась насилию. Это ты сможешь объяснить? Снова отыщешь слова, способные оправдать брата? Они вообще существуют?

Очередное упоминание об изнасиловании заставило невольно вздрогнуть. Я стиснула зубы, равнодушно выглянув в окно, задержала взгляд на облаках, спокойно проплывавших на голубом небе. Мир изменился до неузнаваемости — мертвецы заполонили планету, наводнили улицы и дома; пищи и воды не хватало, но в одном ничего так и не изменилось: мы оставались людьми. Добрыми, злыми, порочными, лживыми, бесчестными, воодушевляющими, понимающими и любящими!.. Мы все по-прежнему оставались в живых, загнанные в угол, опустошённые, каждый со своими потерями и разочарованиями…

— Задумайся, друг, — миролюбиво попросил Рик, переманив на себя внимание Дэрила, — теперь многое изменилось. Да и ты сам стал другим. Вспомни, сколько сил мы потратили в поисках Мэрла, и теперь он здесь, но принесёт ли это пользу? Узы крови не решат дальнейшую судьбу. Мы стали семьёй. И ты один из нас.

Я внутренне напряглась, краем глаза уловив, как уверенно младший Диксон выпрямился и посмотрел сначала на Гленна, а потом вновь перевёл взгляд на Рика. Никто не проронил ни слова. А эти двое лишь уставились друг на друга, и мне вдруг показалось, что он решил уйти. Дэрил топтался на месте, сдержанно кусал губы, но был готов сорваться, схватить брата и покинуть тюрьму. Я испугалась собственных мыслей. Неужели спор мог закончиться провалом?

— Нет, несогласен, — наконец, выговорил Дэрил, шагнув в сторону камер. — Вам придётся смириться. — Он прикоснулся пальцами к кончику носа, а потом, смахнув волосы со лба, схватил арбалет и перекинул за спину.

— Постой… — пробормотал Рик.

Наверное, он хотел остановить друга, а, может, добавить что-то ещё, но не успел. Неожиданно, сильный грохот пронёсся над головой, заглушив все посторонние звуки, а следом за яркой вспышкой, ослепившей глаза, пронеслась ударная волна. Это был взрыв. Я не поняла сразу, но когда приземлилась где-то позади лестницы и разглядела груды камней, перемешанных с осколками посуды и стекла, едва не задохнулась от нахлынувшего ужаса. Всё произошло внезапно. Пыль немедля забила носоглотку, заставив закашляться и прикрыть лицо руками, а веки инстинктивно сжались, стоило лишь расслышать выстрелы. На нас напали. Без предупреждения. Застали врасплох. Кэрол не успела подать сигнал!..

Глава 7

Где-то совсем близко послышался женский плач. Бэт. Я с трудом приподнялась на локтях, едва не взвизгнув от острой боли в области поясницы; попыталась приоткрыть глаза, но не разглядела ничего, кроме столба пыли и теней, мерцавших на месте когда-то крепкой стены. Мы оказались в западне. И я растерялась. Испуг прокатился по телу. Все ли живы? Где Рик и Майкл? Где Дэрил? Джудит, Карл?

— Уходите! — раздался громкий голос Хершела. — Немедленно!

Его крик был отчаянным и надрывным. Он не оставил мне выбора. Пришлось приложить усилия, чтобы, сперва, успокоиться, а потом уже и осмотреться в поисках остальных. Бэт. Я отчётливо слышала её крик, но уже через несколько секунд всё смолкло. Раздались отдалённые голоса, среди которых удалось без труда распознать Дэрила и Рика. Они суетились совсем неподалёку.

— Вот чёрт! — шёпотом выругалась я, обнаружив неглубокую рану чуть ниже правого предплечья. Кровь местами просочилась сквозь ткань рубашки.

— Шейлин?!

Это был Майкл. Я разглядела знакомые очертания на краю лестницы, ведущей к выходу. Он стоял на ступеньках и активно жестикулировал, параллельно раздавая оружие. С улицы вновь послышались выстрелы и приглушённые вопли. Мегги и Гленна не было видно, впрочем, как и Рика с Карлом. Они наверняка уже вышли на улицу, в надежде отвлечь врага и позволить слабым выбраться из здания, но ведь я не была помехой! Только не теперь, когда группа нуждалась в защите!

— Шейлин? Это ты?

Наверное, брат рассмотрел меня. Пыль немного осела, явив ужасающую картину: противоположная стена была вынесена взрывной волной, каким-то чудом не задев нас с Бэт. Девушка стояла неподалёку, у прохода, частично заваленного камнями и осколками. Мне удалось рассмотреть её испуганное лицо и даже поманить рукой.

— Шейлин?! — охрипший голос брата вновь заставил обернуться.

— Да, — звонко отозвалась я, осознав, наконец, что пора подниматься и бежать на помощь остальным.

— Ранена?

Майкл застыл на ступенях, и только теперь выяснилось, почему. Он не мог спуститься. От лестницы осталась лишь самая верхняя часть, ведущая во внутренний двор тюрьмы, где мы обычно и покидали здание. Брат мог лишь раздавать оружие. Прыгать было слишком рискованно: внизу валялись груды камней вперемешку со стеклянными осколками, а на сооружение опоры просто не оставалось времени! Проще было разделиться и покинуть здание через образовавшуюся дыру в стене.

— Нет, всё в порядке!

Я с трудом поднялась на ноги и, превозмогая боль, увидела, как из сектора, с Джудит на руках, выскользнул Дэрил. Заметив нас, он подбежал сначала к Бэт и вручил ей малышку, а затем быстро помог Хершелу протиснуться через пробоину, передав в руки Мегги, появившейся словно из воздуха.

— Вперёд, папа, — девушка обхватила старика ладонями за плечи, — ещё чуть-чуть.

— Где Рик? — тем временем спросил Дэрил, приблизившись к обрушившейся лестнице.

— Вместе с остальными прямо за корпусом! — громко отозвался Майкл, подбросив в воздух одну из винтовок. — Лови!

Дэрил изворотливо подхватил оружие, прежде чем спросил:

— Это Губернатор? — Он закинул арбалет за спину. — Здесь люди из Вудбери?

— Нам нужно бежать! — вмешалась Бэт, уже приблизившись к ненадёжному проходу.

Я обратила внимание на трещины, паутиной расползавшиеся вверх по стене. Эта часть здания могла рухнуть в любой момент, похоронив под собой самых слабых из группы, в том числе и меня.

— Давайте, скорее! — поторопил Майкл, и его лицо приобрело взволнованное выражение. — Нам не уйти всем вместе. Нужно разделиться.

— Там остался мой брат! — сбивчиво напомнил Дэрил, махнув рукой в сторону сектора, где и были расположены камеры. — Не проси хоронить его заживо!

— Ты нужен девушкам, — возразил Майкл, однако всё-таки сунул руку в карман и, не медля больше ни секунды, подбросил ключ в воздух. — Сам решай, но выведи их. Защити мою сестру.

— Нет, постой! — Я подбежала к оборванным перилам, не желая расставаться с родным братом. — Майкл!

— Не время спорить! — Он распахнул дверь и тотчас же столкнулся с группой ходячих. — Чёрт!

— Майкл!

Я ринулась вперёд, вытащила нож из-за пазухи, отчаянно вознамерившись помочь, но Дэрил вовремя схватил за плечи и буквально оторвал от камней, насильно утащив в сторону. И не прогадал. В этот самый момент, очередной оглушительный взрыв донёсся уже со стороны сектора. Здание задрожало, местами посыпались камни и створчатые решётки с окон. В ушах зазвенело въедливой болью. Я поморщилась, едва не задохнувшись от очередного столба пыли, но всё равно пыталась разглядеть Майкла. Он остался у двери, но теперь остатки лестницы обрушились прямо на камни, а брата нигде не было видно. Только тела мертвецов. Они свалились прямо нам под ноги, окровавленные и перемазанные в собственных внутренностях, растерзанные камнями и осколками, которые впивались в прогнившую кожу и разрывали ткани, демонстрируя почерневшую кровь.

— Майкл! — Я попятилась назад, чуть не наступив Дэрилу на ноги.

Он только что вернулся, скорее всего, за своим братом, ведь остальные уже выбрались на улицу. Я обернулась и видела Бэт. Джудит на её руках уже не было. Девушка стояла у пробоины в стене и махала ладонью, отчаянно призывая поторопиться. Но я не сразу смогла решиться, поэтому Дэрилу пришлось насильно схватить за руку, но не тут-то было. Один из мертвецов накрепко вцепился челюстью в ботинок и потащил вниз. Из горла тотчас же вырвался громкий вопль. Я упала на грязный пол, чуть было не угодив в объятия полуразложившегося зомби.

— Дэрил!

Это была Бэт. Я не видела, что произошло, но расслышала громкие крики и оглушительные выстрелы. Люди из Вудбери подобрались слишком близко.

— Там Шейлин! — отозвался младший Диксон.

Его голос донёсся отдалённым эхом. Я не обернулась. Вместо этого, стиснув зубы и сдерживая боль, подобрала нож и со всей силы ударила мертвеца прямо в лоб. Лезвие прошло насквозь, оросив моё лицо и одежду тёмными каплями крови. Картинка перед глазами раздвоилась, или это стены заходили ходуном? Я не поняла сразу, но когда почувствовала сильную вибрацию, не раздумывая отпрянула в сторону сектора, только и успев проскочить в коридор с камерами, приютившими нас чуть больше месяца назад. Стена рухнула, отрезав путь, едва ли не полностью завалив выход из сектора. Осталось лишь небольшое отверстие между камнями.

— Шейлин?! — взволнованно позвал Дэрил с противоположной стороны, и я вздохнула с некоторым облегчением, ровно до тех пор, пока очередной снаряд не угодил в окно неподалёку, едва не размозжив голову увесистыми камнями и осколками стекла.

Я прикрыла лицо руками, вовремя приземлившись прямо в камеру и захлопнув дверь. Булыжники ударились о металлические прутья, которые и уберегли от серьёзных травм, а где-то неподалёку раздался громкий крик. Пыль мгновенно поднялась в воздух и окутала белоснежным ореолом, заставив сильно закашляться. Я мало что видела перед глазами, но отчётливо осознавала: нужно бежать, спасать свою жизнь, как можно скорее подниматься и спешить на поиски выхода! Иначе будет поздно!..

— Шейлин?! — и снова громкий голос Дэрила вернул в чувство.

Я кое-как поднялась на ноги и, немного пошатываясь в стороны, отворила камеру, едва не прильнув к холодным камням, завалившим выход из сектора.

— Дэрил, — с трудом вырвалось из горла, прежде чем сильный кашель снова сотряс лёгкие.

— Ты цела? — Я приблизилась к небольшому отверстию между камнями, где и разглядела лицо своего товарища. Он был взволнован и по-прежнему оставался в опасности.

— Да, только плечо болит. — И вновь до ушей донёсся приглушённый вопль. — Здесь кто-то остался, — сбивчиво прошептала я, встретившись взглядом с Дэрилом. — Твой брат, верно?

— Именно, — он кивнул, и волосы упали на высокий лоб, едва прикрыв глаза. — Хватай ключ, освободи Мэрла. Он поможет найти нас.

Я ничего не сказала, лишь кивнула в ответ и схватила ключ, который Дэрил опустил на небольшой выпуклый камень. Мы молча посмотрели друг на друга, и тотчас же, не прощаясь, разошлись в разные стороны. Ничего не стоило отвернуться и поспешить вперёд по разрушенному коридору, навстречу неизвестности. Я не имела ни малейшего понятия, как именно мы выберемся из сектора, сможем ли вскарабкаться на высоту образовавшейся пробоины в стене, но ни на секунду не засомневалась в словах Дэрила, впрочем, как и в наспех принятом решении. Однажды Мэрл спас меня от, казалось бы, неминуемой гибели. И теперь настал черёд вернуть ему должок. Жизнь за жизнь — справедливый обмен.

— Эй! — послышалось уже совсем близко. — Кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?!

Я не стала мешкать. Быстро поднялась по уцелевшей лестнице, но не успела даже приблизиться к нужной камере, как вдруг, откуда ни возьмись, прямо навстречу засеменили мертвецы. Они заметили меня и потянули свои изуродованные, местами прогнившие до костей, пальцы, едва не касаясь вздыбленных волос. Я вскрикнула, немедленно попятилась назад, но, расслышав приглушённый гогот прямо за спиной, резко обернулась и приоткрыла рот в немом отчаянии. Ходячие. Не меньше двух десятков. Они появились из глубины тёмного коридора — единственный выход, на который мы могли рассчитывать!.. Но что же теперь?! Я закусила губу и быстро осмотрелась в поисках оружия — ничего. Пусто. Не единого пистолета или ружья, брошенного неподалёку от дежурного поста. Никто не мог предвидеть нападение, даже несмотря на то, что все мы и готовились к неизбежному финалу.

— Чёрт!

Мне ничего не оставалось, как только повернуться назад и ринуться в бой с четырьмя мертвецами. С одним или двумя расправиться было не трудно, но вот с кучкой куда сложнее. Однако я не стала ожидать их «подкрепления». Рванула вперёд и сразу же пронзила отвратительную женщину, вогнала нож прямо в горло, а затем, стиснув зубы, перебросила через перила ещё одного мертвеца.

— Добро пожаловать в ад! — вырвалось прямо из горла, и я вонзила острое лезвие в глаз третьему ходячему, отправив его следом. — Счастливого пути!

К тому моменту ненависть внутри почти охватила метавшуюся душу. Я была готова убивать. Без преувеличений, захотелось истребить не только каждого зомби, но и пристрелить всех людей Губернатора, а затем подобраться и к нему, размозжив ненавистное лицо о булыжники и осколки, разваленные по грязному полу.

— Эй, ты! — послышалось неподалёку. Это был Мэрл. Я узнала по хрипловатому голосу, но не сразу обернулась, собираясь с мыслями. — Белоснежка, ты пришла освободить меня?

Прежде чем ринуться на помощь брату Дэрила, я осмотрелась и придвинула старую тумбу к проходу, попытавшись хоть ненадолго, но сдержать толпу кровожадных зомби.

— Вот так-то лучше!

Отряхнув руки, я скользнула беглым взглядом по огромной дыре, образовавшейся в стене, на высоте примерно в два метра, и увидела Рика, затем Кэрол и Мишонн. Они отстреливали людей Губернатора, в то время как он прятался за танком. Ещё один выстрел в «Сектор С» и мы погибнем. Я даже не сомневалась, а безоговорочно согласилась с собственными мыслями, почти сразу сорвавшись с места и приготовив ключ.

— Ты вернулась за своим спасителем, — ехидно подметил Мэрл, сохраняя бодрое расположение духа перед лицом вполне себе настоящей опасности. — Давай, красавица, открывай, иначе мы оба станем добычей, не Губернатора, так вон тех жаждущих тварей.

— Здесь есть оружие? — наспех выпалила я, вставив ключ в замок и повернув несколько раз до ощутимого щелчка. — Майкл или Рик оставляли что-то?

— Нет, — отозвался мужчина, — прикрой-ка свои ушки. — И прежде чем я успела отворить дверь, он вытащил пистолет из-за пазухи и выстрелил.

Оглушительный звон заставил покачнуться. Я ухватилась пальцами за холодные прутья и почувствовала, как резко закружилась голова. Скорее всего, Мэрл толкнул решётку и снова выстрелил, наверное, несколько раз, но я не видела. Только почувствовала, как мужчина обхватил рукой за талию и затащил в камеру, звонко захлопнув дверцу.

— Ну, попросил же закрыть уши! — голос Мэрла звучал откуда-то издалека. — Будет обидно, если ты умрёшь, и все мои старания пропадут даром!

Я оперлась о стену и протёрла лицо ладонью, медленно приходя в себя. И чем быстрее разум освобождался от посторонних мыслей, тем громче и отчётливее становились гортанные хрипы мертвецов. Запах стоял невыносимый. Мне понадобилось примерно около минуты, чтобы осознать в какой западне мы оба оказались. Мэрл затащил в камеру, чтобы уберечь от ходячих, но их становилось всё больше, а патронов почти не осталось. Я поняла это, когда мужчина вытащил магазин и с силой засунул обратно.

— Вот суки, — процедил он сквозь зубы. — Блядские зомби!

— Откуда у тебя оружие? — спросила я первое, что пришло в голову, настороженно наблюдая за Мэрлом.

— Оно всегда было здесь, — мужчина усмехнулся, указав на пояс своих джинсов.

— Но почему ты не воспользовался им раньше? Не попробовал освободиться? — Я настороженно отошла в сторону и крепко сжала в кулаке рукоять острого ножа.

— Возможно, захотел остаться с братом, об этом никто не додумался? — Мужчина кривовато улыбнулся. — Освободи на час раньше, я бы смог помочь выбраться, но теперь, вижу, что остались только ты да я, наедине с жаждущими нашей плоти монстрами, не так ли?

— Дэрил должен вывести детей. Он дал этот ключ и попросил освободить своего брата.

— И ты ринулась сквозь трупы мне на выручку? — Мэрл рассмеялся. — Что-то с трудом верится.

— Выбора не осталось, — не мешкая больше ни секунды, я подошла к прутьям и вонзила нож в горло одному из ходячих, — да и сейчас не время обсуждать это. Нужно выбираться! Помоги!

— Прошлым вечером Дэрилина обмолвилась парой фраз о тебе, Белоснежка, — Мэрл не сдвинулся с места, в то время как я отчаянно пыталась расчистить проход и расправиться с мертвецами. — Мой братишка стал слишком привязчивым. За последние месяцы, что мы не виделись, он сильно изменился. Я сразу понял — это не к добру. Дэрил размяк и стал слюнтяем. Доверил моё спасение девчонке, которая и за себя-то постоять не может!

— Дэрил сказал, что вы отыщите друг друга. Он доверяет, верит в тебя! — Я на мгновение застыла на месте, с укором посмотрев на недовольного Мэрла. — Тебе есть чему поучиться у своего брата. Например, сдержанности и отваге.

— А ты, как погляжу, возомнила себе, будто знаешь всё о моём брате и его жизни до вашей судьбоносной встречи, — он в голос рассмеялся и, даже не прицеливаясь, прострелил одному из мертвецов голову. — Любовь ли это?

— Мы должны выбраться! — воскликнула я, недоумевая, к чему все эти разговоры, когда тюрьма в любой момент может взлететь на воздух. — Ну же, давай перебьём их, а потом отправимся в лес и отыщем временное укрытие!

— Я никуда не пойду без брата, — заявил Мэрл, схватив одного из ходячих за грудки и разбив его голову прямо о решётку. — Мы выберемся вместе.

— Но Дэрил сказал…

— Братец размяк! — Диксон приблизился ко мне и вдумчиво посмотрел сверху вниз, заставив сглотнуть и невольно отступить на шаг в сторону. — Не важно, что сказал Дэрил. Я не потеряю его. Не в этот раз.

— Хорошо! Ладно! — И без лишних слов стало ясно, что спорить с Мэрлом бессмысленно.

— И что же ты стоишь без дела? — Его губы изогнулись в пугающей улыбке. — Давай выберемся отсюда, а затем отыщем всю компашку. Я уверен, что после твоего триумфального возвращения в моем обществе, дядюшка шериф снизойдёт до благодарностей.

Я с презрением взглянула на мужчину, но снова предпочла промолчать. На языке вертелось довольно приличное количество колкостей, но оценив положение и, поразмыслив с минуту, стало ясно, что все разговоры и разборки мы отложим на будущее. Мэрл жаждал отыскать Дэрила, ну а я хотела воссоединиться со своей семьёй, обнять брата и Рика, расцеловать Карла и Джудит, вновь почувствовать себя в безопасности и оказаться как можно дальше от неуравновешенного и непредсказуемого психа, пронзавшего глотки мертвецов наточенным ножом, прикреплённым к основанию металлического протеза.

***

Мы выбрались из камеры. Одному богу было известно, каким чудом, но нам удалось очистить коридор от мертвецов и протиснуться к лестнице. Но именно там пришлось остановиться и ненадолго замешкаться, в тщетных попытках отыскать приемлемый выход из тупикового положения. Я прислонилась спиной к прохладной стене, едва восстановив дыхание, и, взглянув на свои окровавленные ладони, немедленно попыталась оттереть пальцы от вязкой и вонючей жидкости. Мне было противно. И, наверное, столь явное отвращение отразилось на лице, заставив Мэрла приглушённо расхохотаться. Но я не обратила внимания, предпочла проигнорировать, балансируя на грани собственного сумасшествия. Противный, сладковатый запах гнилой плоти вызвал непроизвольные сокращения желудка, однако удалось пересилить своё тело. Я вовремя собралась и выпрямилась, покрепче запахнув на груди пропитанный кровью кардиган.

— Проход завален, — сообщил Мэрл, прошмыгнув мимо и остановившись у перевёрнутой тумбочки. — У нас осталось только холодное оружие, а этот гогот вдалеке явно не предвещает ничего хорошего.

Поначалу я ничего не расслышала, но, спустя несколько секунд, до ушей донёсся приглушённый звук, больше напомнивший пчёл в улье. Шум исходил откуда-то издалека, изнутри здания; менял своё положение, будто бы перемещался, временами становился всё ближе, а потом вновь стихал, теряясь в недрах бесконечных коридоров.

— Мы сможем пройти? — Я с надеждой посмотрела на Мэрла. — Ходячие же ещё далеко?

— Те мертвецы, что напали на нас, откуда они пришли? — тихо спросил мужчина, едва ли не сразу прижав указательный палец к губам и замерев у тёмного коридора.

— Не знаю, наверное, пробрались из другого сектора, — я пожала плечами, ощутив прилив неконтролируемого страха, — оттуда…

Мэрл медленно повернул голову и заглянул в мои перепуганные глаза. Тишина опустилась на плечи. Она повисла тяжким грузом, словно утягивая вниз. А мы всё стояли на вершине лестницы и прислушивались, не в силах пошевельнуться. Был только один выход — через коридор, но гул доносился как раз из самого сердца здания, и мы оба понятия не имели, с чем придётся столкнуться в ту или иную минуту, если мертвецы выберутся на поверхность.

— Нужно отыскать другой выход, — прошептала я, облизнув губы. — Попробуем через окно. Что скажешь?

— Это отстойная идея, красавица, — протянул Мэрл, нахмурившись ещё сильнее. — Лучше пойдём через коридор.

— Это небезопасно.

— Лезть в дыру без опоры тоже не вариант. — Диксон качнул головой и сделал шаг навстречу неизвестности. — Пошли. — Он махнул рукой, и я, на ватных ногах, двинулась следом, с первой же секунды ощутив себя в безвыходной западне. — Люди Губернатора сюда не проберутся, поэтому единственная опасность, это трупяки. Но мы же справимся вместе, не так ли вы всегда говорите друг другу, Белоснежка?

Я не хотела идти с Мэрлом. Не желала разговаривать, вытаскивать из дерьма и просто спасать ему жизнь, но умом понимала — одной не выбраться. Да и к тому же Дэрил просил освободить своего брата. Мне пришлось втянуть в лёгкие как можно больше воздуха и попытаться собраться с духом для будущего рывка. Я даже и не сомневалась в том, что Мэрл заведёт нас в одну огромную задницу, из которой выбираться придётся сквозь пот, кровь и слёзы, но и иного выхода не представляла.

— Здесь, сразу за поворотом, должна быть комната, — тихо сообщила я, медленно обернувшись и разглядев вдалеке единственное пятно света — «Сектор С», который мы покинули всего несколько минут назад. — Там есть окна. Можно попробовать выбраться.

— А вдруг мертвецы пришли именно оттуда, красавица? — Мэрл сделал ещё несколько шагов, а затем остановился.

— Что такое? — всерьёз разволновалась я, выглянув из-за его спины.

— Тихо.

Мужчина снова прижал палец к губам и в полумраке его глаза показались совсем чёрными. Я притихла. Не проронила ни звука. Только прислушалась, уловив с трудом различимое движение, сопровождаемое глухим скрежетом. Жуткий гогот стих, но ненадолго. И вдруг раздался совсем близко, с противоположной стороны, из дополнительного коридора, отделённого от нашего едва прикрытой железной дверью.

— Скорее, захлопнем её! — зашептала я, но, видимо, было уже поздно.

— Беги, — крикнул Мэрл, подтолкнув в противоположную сторону. — И не оглядывайся.

— Но… — я хотела возразить, однако мужчина уже захлопнул дверь.

— Идём, живее! Это не удержит их надолго!

И мы ринулись в противоположную сторону. Я бежала впереди, поэтому только слышала, но ничего не видела. Каждый раз, стоило лишь обернуться, как перед глазами мелькала фигура Мэрла. Он подгонял, не позволял останавливаться, но я-то слышала страшные, пронзительные хрипы, шорохи, раздававшиеся ужасающим эхом по всему коридору. Сколько их было? Десятки или сотни? Я не видела. Только чувствовала, что если упаду, запнусь и растянусь на полу, то непременно окажусь разодранной заживо. Больше никакой поддержки. И даже несмотря на присутствие Мэрла, я понимала, что теперь могла рассчитывать только на себя.

— Заходи, скорее! — Диксон распахнул дверь и яркий свет неминуемо ударил в глаза, заставив тотчас же поморщиться и прикрыть лицо руками. — Стол! Тащи сюда, я держу!

Мэрл прислонился спиной к металлической двери, с грохотом отскакивающей от порога. А я, не мешкая, схватила стол и, надавив, что было мочи, потащила вперёд.

— Вот так! — похвалил Диксон, чуть отстранившись от двери и обхватив стол руками за края. — Ещё немного!

Я стиснула зубы, и когда до цели оставалось не больше полуметра, неожиданно увидела, как дверь слегка приоткрылась, явив взору коридор, наглухо забитый ходячими. Паника накатила с новой силой, не только застав врасплох, а будто захватив в свои незримые объятия. Никогда, даже в поместье родителей, я не видела столько мертвецов. Они тянули свои изуродованные руки, просовывали пальцы в щели, цеплялись ободранными фалангами за косяк, едва не пролезая за дверь, но Мэрл умудрялся сдерживать натиск. Он подтягивал стол всё ближе, сжимая зубы, и я невольно заметила, как на мужской шее выступили вены, выдавая сильное напряжение.

— Ну же, Шейлин! — процедил Мэрл, впервые обратившись по имени. — Почти!..

Я зажмурилась и что было сил толкнула стол. Дверь тотчас же захлопнулась, а мы осели на пол, прислонившись спинами к толстым ножкам.

— Боже, — вырвалось из горла, — получилось.

— Но ненадолго.

Я приоткрыла веки, старательно игнорируя шум и страшный скрежет, раздававшийся прямо за дверью. И первым, что бросилось в глаза, были отрубленные фаланги пальцев. Они валялись вокруг стола и источали тошнотворный запах гниющей плоти. Картина произвела ужасающее впечатление. Я сразу поднялась на ноги, следом за Мэрлом, и, почувствовав довольно ощутимый толчок в дверь, вздрогнула, испуганно уставившись на своего беспутного спутника.

— Мы в ловушке! Что же теперь делать?!

На лбу выступила лёгкая испарина. Я опять запаниковала. А ведь это бы всё равно произошло, рано или поздно. Мои руки задрожали, а ноги вновь стали ватными. Непередаваемое чувство страха нахлынуло откуда-то изнутри. Неужели мы не выберемся, и напоследок я увижу лишь насмешливое лицо Диксона, маячившего туда-сюда перед глазами?!

— Не бойся, сладенькая, дядюшка Мэрл тебя вытащит!

Хрипловатый смех наполнил помещение, позволив понемногу прийти в чувство. Я по-прежнему стояла у стола, опиралась руками о деревянную поверхность и пыталась удержать дверь закрытой, однако мысленно углублялась в собственный разум, представляла лица родителей. Они бы ни за что не возжелали такой жизни.

«Уж лучше смерть, нежели нескончаемое бегство», — излюбленная фраза, которую отец повторял не единожды за день, вплоть до своей трагической кончины.

Он бы не одобрил, но и не пожелал подобной участи.

— Вот так!

Неожиданно раздался звон стекла, и я резко обернулась на звук, но застала лишь осколки, разлетевшиеся по замызганному полу.

— Оставь дверь и вылезай! — Мэрл поманил рукой к себе, и я послушно приблизилась к пустой раме. — Погоди-ка. — Он вытащил последний осколок и отбросил за спину. — Сейчас, давай!

Тем временем как я ухватилась за подоконник и выглянула в окно, наспех соображая насколько высоко падать, шум в коридоре лишь усиливался. Мертвецы пребывали. Бескрайний поток из гнилых трупов. Но ведь мы очистили эту часть тюрьмы! Откуда же им было взяться?..

— Скорее, красавица! — впопыхах поторопил Мэрл, едва ощутимо подтолкнув рукой в спину. — Прыгай!

— Второй этаж!

Я вцепилась пальцами в оконную раму, поначалу струсив, позволив себе слабину, но уже через секунду собралась с духом и беззвучно соскользнула вниз, удачно приземлившись на корточки.

— Бежим! — Мэрл появился следом и, не мешкая, направился к лесу. — Мертвецы рассредоточились по всему периметру. Ещё немного, и они сожмут тюрьму в кольцо. В этом случае нам уже не выбраться!

Выстрелы доносились с противоположной стороны здания. Я вскочила на ноги и, прежде чем ринуться следом за мужчиной, бегло осмотрелась. И правда, ходячих было слишком много. Конечно, их вполне мог привлечь шум стрельбы и разрывавшихся снарядов, но прежде, когда группа вела себя тихо, мертвецы никогда не подбирались настолько близко к ограждению, а их количество редко превышало несколько десятков.

— Чертов Губернатор! — громко выругался Мэрл, когда мы уже почти достигли первых деревьев. — Ублюдок сбежал, но сначала приманил целое стадо в надежде, что все мы передохнем!

— Рик и Майкл, они наверняка остались у ограды и теперь не могут выбраться! — Я забежала за размашистый кустарник и остановилась перевести дыхание. — Надо вернуться и помочь!

— Моего брата там нет, — мужчина сплюнул на землю, — поэтому идём. Нужно переждать, пока всё не успокоится.

— Но я слышала выстрелы!..

— Эй, послушай! — Мэрл крепко схватил за локоть и довольно сильно сжал пальцы. Я даже поморщилась. — Дэрил где-то в лесу. Далеко они не ушли. Переждём и отыщем остальных.

— Откуда ты можешь знать? — поинтересовалась я, с вызовом заглянув ему в глаза.

— Поиграем в угадайку? — Мужчина скривил губы, но, видимо, заметив мой выжидающий взгляд, равнодушно поведал: — Во-первых, Губернатор добивался вашего бегства, за этим он и притащил сюда партию ходячих, прямо в фургоне. Я частенько наблюдал такую картину и прежде. Он выпустил своих мертвецов, а шум неминуемо привлёк остальных. Так, зачем оставаться? Губернатор и его люди рассредоточились по главным объездным путям, чтобы переловить вас поодиночке. Это определённая игра. — Мэрл перевёл дыхание. — Ну а во-вторых, ты сама обмолвилась: Дэрил напросился в няньки. Разумнее всего предположить, что первым делом, он помог слабым выбраться из тюрьмы. А возвращаться уже некуда. Сама видишь, что творится у проломленной ограды!

Я невольно бросила взгляд на противоположную сторону опушки и похолодела изнутри, наконец, осознав — Мэрл прав. Остальные разбежались кто куда. Дэрил наверняка остался с Бэт, Хершелом и Джудит, и, быть может, они отправились в чащу вместе с Гленном и Мегги. Ну а как же другие? Карл, Рик, Мишонн, Кэрол и Майкл?.. Что, если их уже схватили? Или, ещё хуже, укусили? И они медленно умирают где-нибудь неподалёку, трепеща от ужаса перед неминуемым обращением в зомби? Я тряхнула головой и постаралась избавиться от навязчивых мыслей. Это были лишь догадки, безумные страхи и предположения, не имевшие ничего общего с реальностью. Рик и Майкл — сильные, отважные мужчины. Они справятся. И не из таких передряг выпутывались. Всё наладится. И уже совсем скоро мы встретимся.

— Ты же ориентируешься на местности? — шёпотом спросила я, завидев небольшую кучу ходячих, внезапно направившихся в нашу сторону. — Сможешь попытаться отыскать остальных?

— Возможно, — без особого энтузиазма отозвался Мэрл, тоже заметив мертвецов, — но, для начала, нужно отыскать подходящее укрытие, — он качнул головой и ненадолго задержал на мне свой придирчивый взгляд, — для нас обоих.

Я молчаливо кивнула, а затем, обнажив нож и пригнувшись, двинулась следом за своим спутником, поспешившим скрыться среди размашистых кустарников и частных деревьев, в поисках надёжного укрытия. Там, где мы могли бы собраться с силами и обдумать план воссоединения с основной группой.

Глава 8

«Ты можешь сбежать, спрятаться, рассказать родителям, но ничего не изменится. Я скоро исчезну, но останусь в памяти навечно. И мы оба знаем об этом, не так ли, Шейлин?»

Язвительный, но в то же время мягкий голос проскользнул в голове, но я не остановилась; продолжила бежать, не разбирая дороги, куда-то вдаль, следом за Мэрлом. А за спиной хрустели ветки, и всё громче и отчётливее поднимался ужасающий гогот десятков, а, может, и сотен мертвецов. Привлечённые взрывами и грохотом, они собрались со всей округи в непролазное стадо, разбрелись по лесу, реагируя на каждый шорох. И бегство не стало исключением. Не все ходячие заметили, но некоторые отделились от общей кучи и пошли за нами. Сначала их было немного, но уже спустя минуты бегства, следом увязалось приличное количество живых трупов.

Шум стоял невыносимый. Мы были на волосок от ужаснейшей смерти, временами едва уворачивались от ухватистых пальцев, но не останавливались. Бежали вперёд, куда глаза глядят. Я то и дело запиналась о выступавшие корни, спотыкалась о собственные ноги. А сила духа так и норовила в любой момент покинуть тело, оставить один на один с пессимистичными мыслями. Что стало с Майклом? Жив ли он? Нет, я не оборачивалась, не видела изуродованных лиц, но отчётливо представляла ободранную, местами обвисшую, кожу, покрытую кусочками сгнившей плоти. Тошнотворный запах по-прежнему забивал ноздри, и куда бы мы не бежали, и как бы часто не петляли среди деревьев, оторваться от мертвецов оказалось непосильной задачей.

А между тем в лесу стремительно темнело. Первые сумерки опускались на землю, и солнце клонилось к закату. Близилась ночь, и нам стоило отыскать подходящее укрытие хотя бы до рассвета. Иначе не выжить.

— Быстрее! — обрывисто подогнал Мэрл, напомнив о стремительном бегстве из родительского дома. — Патроны остались?

— Нет! — на одном дыхании выпалила я, внезапно закашлявшись. Тревожные воспоминания терзали постоянно, не позволяли спокойно и воздуха глотнуть. — Только нож!

— Бесславная кончина! — выкрикнул Диксон, на ходу всплеснув руками. — Не об этом ты мечтала, Белоснежка?

Я нагнала мужчину и когда решила обернуться, обнаружила, что нам, каким-то чудом, всё-таки удалось оторваться от мертвецов. Нет, они не ушли в сторону. До ушей всё ещё доносились приглушённые хрипы и гортанное рычание, но впервые за продолжительное время нам посчастливилось перевести дух и остановиться. Несмотря на довольно прохладную весеннюю погоду, я ощутила, что футболка прилипла к телу. Пот выступил на лбу и висках, а грудная клетка то и дело содрогалась. Я не могла нормально вздохнуть и отдышаться. Во рту пересохло, а воды у нас не было, впрочем, как и еды.

— Нужно вернуться, — неожиданно выпалила я на одном дыхании. — Стадо разделило группу, но они не могли далеко уйти! Возможно, кому-то требуется помощь.

— Нет, это хреновая идея, — недовольно отозвался Мэрл, ловко застегнув рубашку на несколько пуговиц. — Вспомни, что сама говорила о Дэриле. Он наверняка увёл других подальше от стада — в противоположную сторону. Туда и отправимся.

— У нас нет ни еды, ни питья! — Я всплеснула руками. — А здесь, на многие мили вокруг, густой лес!

— Ничего, спрячемся, переждём, а потом отыщем живность на поздний ужин. — Мэрл был непреклонен и, с какой-то стороны, даже прав. — Я не могу перебить сотни зомби, уж прости, в герои не записывался! Да и Губернатор не уйдёт без «трофеев». А главными из них, несомненно, будем я и твой дядюшка-шериф. — Он проверил крепление своего ножа, а потом вновь вгляделся в темноту. — Мы должны выждать до рассвета.

— Но куда идти? — Я развела руки в стороны, но, расслышав хруст веток неподалёку, снова напряглась и приготовилась к очередному рывку.

— Куда глаза глядят, красавица.

— Но я устала. Больше не могу бежать! — пожаловалась я, впопыхах собираясь с последними силами. — Давай побудем здесь, спустимся чуть ниже по склону, у оврага будет спокойнее.

— Ты шутишь? — Мэрл приподнял брови и ехидно улыбнулся. — Да здесь мы будто на ладони. Это всё равно, что выйти навстречу к мертвякам или Губернатору, а потом сдаться без боя!

Мужчина не согласился, однако я и не думала отступать. В конце концов, он был лишним грузом, ненужным балластом. Я вполне могла вернуться, или затаиться у дороги. Скорее всего, мне бы ничего не стоило и в одиночестве проделать этот путь, но просьба Дэрила… Он хотел освободить брата. И я согласилась, без лишних слов. Просто сделала это. И Мэрл был на свободе. Однако толпа мертвецов по-прежнему сновала неподалёку, и я с прискорбием поняла: у нас не получится вернуться. Ничего не выйдет.

— В одиночку тебе не выжить, — подметил Диксон, будто проникнув в разум и прочитав тайные мысли, — впрочем, как и мне. Поэтому давай-ка отыщем подходящий куст и переждём. — Он поманил здоровой рукой, и я обречённо вздохнула. — Ну же, сладкая, не время сдаваться.

Не успели слова сорваться с мужских губ, а он уже сдвинулся с места и почти бегом направился в тёмную и непролазную чащу. Я ринулась следом, с тяжёлым сердцем и тревожными мыслями о судьбе брата. Мы разделились. Впервые за год оказались порознь, и я ни на секунду не сомневалась в том, что Майкл тоже ищет, старается пробраться через толпу ходячих, в несокрушимой надежде встретиться с остальными и воссоединить группу. Нет, я старалась не думать о плохом, даже не допускала мысли о потере кого-то из друзей, и уж тем более не желала даже задумываться о смерти близких.

***

Пронзительный, надрывный крик разверз тишину, проник глубоко в грудную клетку и прошёл через всё тело насквозь, обнажив каждый нерв, пробудив невиданный ужас, немедля охвативший разум. Отец. На него напали. Майкл выбежал на крыльцо немногим раньше меня и захлопнул дверь прямо перед носом. Он не позволил смотреть. Уберёг от страшных мгновений, которые, незримо, но, так или иначе, навсегда застряли в памяти. И боль драла изнутри, будто вырывала сердце, пронзала своими острыми клешнями. Я ничего не сделала. Не выбежала. Не решилась! И даже не подошла к окну. Не хотела смотреть. Опустилась на пол и закрыла лицо руками, не веря собственным ушам. И лишь когда вопли смолки, а брат совершил несколько выстрелов и перебил мертвецов, я оторвала голову от колен и отбросила влажные волосы за спину. Прислушалась — тишина. Ни звука на крыльце. Всё закончилось. Папу не спасли. Он погиб…

Немногим раньше мы потеряли маму. Её укусили. И я также не смогла взглянуть смерти в лицо. Не решилась остаться, когда она испустила свой последний вздох, а затем лично лишила страданий. Мама не мучилась. Нет, она ушла спокойно. Впала в беспамятство, пролежала с высокой температурой пару часов, прежде чем покинуть новый мир. Всё закончилось. Но даже тогда отец не захотел покидать родовое поместье. Быть может, он отчаялся…

Мы похоронили папу рядом с мамой. На заднем дворе. Закопали в землю то, что от него осталось: оборванна одежда с кусками мяса, и кости. Я не присутствовала, была не в силах; соскребла останки с крыльца и вернулась в дом. Обо всём рассказал Майкл, но лишь через несколько дней, когда мы покинули родительское поместье. Брат стал немногословным и замкнутым. Первое время нашего путешествия на автомобиле, он молчал и держался отстраненно. Да и я не настаивала на разговорах. Понимала — Майкл видел страшные вещи и уберегал от кошмаров. Наверное, поэтому и не лезла с расспросами. Брат скорбел молча. Переживал невыносимую утрату и курил. В те далёкие дни, он только и делал, что управлял автомобилем и выбрасывал пустые пачки из-под сигарет.

— О чём задумалась, Белоснежка?

Я невольно вздрогнула и оторвалась от мыслей. На улице уже светало. Солнце ещё не поднялось, но мы вполне ориентировались среди деревьев. Прошли примерно две мили, прежде чем сделать очередной привал и остановиться ненадолго. Мэрл сидел напротив, у самого костра, и наблюдал за моими тщетными попытками согреться.

— Не хочешь подвинуться ближе? — Диксон скривил губы. — Не нравится компания, не так ли?

— Вроде оторвались. Теперь в лесу тихо, — заметила я, проигнорировав не только вопрос, но и предложение. — Надо бы выбрать укрытие. Может быть, сарай или дом. Мы ушли далеко от дороги.

— Мысль неплохая, но сначала нужно разведать. — Мэрл поднялся на ноги и немного потоптался на месте, видимо, разминая затёкшие мышцы. — А мир сильно изменился, верно? — Он вытащил нож, и я инстинктивно напряглась изнутри, крепче обхватив руками колени. — Теперь любой может отнять жизнь и остаться безнаказанным. Правил больше не существует, впрочем, как и морали. Каждый сам за себя, ну а тебе, милочка, — Диксон прошёл мимо, — повезло, что не осталась в одиночестве. Цени это и сиди тут.

Мне захотелось немедленно спросить: а какой был выбор? Но я сдержалась. Не стала подниматься и заводить разговор с человеком, в компании которого хотела находиться в самую последнюю очередь. Вместо этого, я глубоко вздохнула и, придвинувшись ближе к огню, выставила руки в опасной близости от пламени, мысленно вновь углубившись в душевные переживания. Интересно, как там Майкл, Рик, Дэрил и остальные? Все ли целы? Есть ли потери? Сердце всякий раз обливалось кровью, стоило лишь представить чью-то гибель, особенно самых близких и родных людей. Никто не заслуживает участи ходячего. Каким бы человек ни был. Это не правильно. Отец часто напоминал об этом.

Я снова загрустила, на время запамятовав о насущных проблемах, и почему-то вспомнила о первых днях, что мы с братом провели в дороге. Ещё задолго до гибели родителей, по радио часто сообщали о надёжном укрытии для беженцев. Атланта — город выживших. Туда мы и устремились в первую очередь, но сильно просчитались. К тому моменту, как радиовещание прекратилось, сотни мертвецов заполонили улицы. Они захватили город, и мы попали в ловушку. Майкл рассчитывал дотянуть до заправки, но бензина не хватило, поэтому приняли решение оставить машину и спасаться бегством. От одного лишь воспоминания меня передёрнуло. Мы голодали, спали где придётся, но труднее всего было зимой. Холодные месяцы, проведённые в старых амбарах и полуразрушенных домах. Благо, люди покидали жилища с минимальным багажом. Нам посчастливилось отыскать несколько тёплых одеял и даже шерстяную одежду. Кардиган, что согревал меня у костра, был добыт в одном из брошенных домов, и стал незаменимой вещью, впрочем, как и толстый блокнот, исписанный лишь наполовину.

На глазах навернулись слезы, может от озноба или чрезмерной эмоциональности. Я не думала об этом. А в голове тем временем крутилась одна и та же фраза, которую очень любил повторять отец: «Ты сильная, Шейлин. Куда смелее брата. И всё переживёшь». А ведь он действительно так думал. Считал меня отважной и выносливой. Кто бы мог подумать, что это окажется неправдой? За последние полтора года мир сильно изменился, а я по-прежнему оставалась женщиной. Хрупкой на вид, но изнутри, будто высеченной из камня. Невзгоды не сломили боевой дух, а время подарило верных союзников и друзей. Я перестала страшиться, прошла через насилие и выжила. Вытащила Мэрла из камеры, а теперь должна была хотя бы попытаться выдержать несколько дней в его компании.

— Бу! — громкий голос заставил подпрыгнуть на месте. — Согрелась, красавица?

Из-за деревьев показался Мэрл, и мне пришлось прикусить кончик языка, чтобы не наговорить лишнего. Он вёл себя не лучшим образом, постоянно кривлялся и время от времени говорил неприятные вещи, однако оказался единственным человеком, способным отыскать Дэрила, а, значит, и остальных. Я должна была смириться. На время позабыть о конфликтах и настроиться на поиски.

— Это для тебя. — Он протянул довольно тяжёлый нож, и я, незадумываясь, взялась за рукоять, взвесив оружие в ладони. — Пригодится.

— Да, неплохая находка. Спасибо.

— Для защиты самое то! — отозвался Мэрл, с нескрываемым любопытством понаблюдав за тем, как я прикрепила нож к набедренной кобуре — подарок Рика. — Сексуально. — Его глаза блеснули.

— Идём.

Я поднялась на ноги и бросила недовольный взгляд на своего спутника.

— Не терпится воссоединиться с любимой семейкой? — Мэрл затушил костёр, предусмотрительно пропустив меня вперёд.

— Разумеется, но, прежде всего, хотелось бы перекусить.

— Ранний завтрак, — протянул Диксон, почти сразу поравнявшись со мной. — Готовить-то умеешь?

— Ты недооцениваешь своего спасителя, — гордо заявила я, краем глаза подметив, как мужчина изменился в лице: расплылся в ироничной улыбке, — более того, имею опыт в охоте.

— Ну, что же, — протянул Мэрл, внимательно оглядываясь по сторонам, — в таком случае могу лишь порадоваться, а в будущем и подивиться твоим скрытым талантам.

— Да уж, пожалуй, так и будет.

Я мысленно порадовалась своему остроумию и вздохнула с облегчением, осознав, что на этот раз последнее слово осталось за мной. Больше мы не разговаривали. Раздумывали о своём и медленно пробирались через пышные кусты, подолгу замирали на месте и прислушивались к отдалённым шорохам, а иногда и вовсе к выстрелам, доносившимся со стороны железнодорожных путей. В такие секунды сердце будто останавливалось, и я даже задерживала дыхание, мысленно представляя схватку между Майклом и Губернатором. Сколько людей он привёл и на всех ли дорогах расставил засаду? Мы не знали, лишь мельком переглядывались, а потом вновь выдвигались в путь, расчищая дорогу острыми ножами.

Время пролетало, а усталость, жажда и голод неизбежно напоминали о себе. Примерно через полтора — два часа бессмысленного плутания по лесу, я снова задумалась о еде и приготовила нож, вручённый Мэрлом, внимательно осматриваясь в поисках живности. Вскоре солнце поднялось над лесом, ветер зашелестел среди листвы, а по воздуху растворился ненавязчивый запах гари. Костёр — первое, что пришло в голову. Я оглянулась и посмотрела на Мэрла. Он кивнул в ответ. Видимо, мы подумали об одном и том же, ведь уже через мгновение я подбежала к довольно увесистому дереву, следом за мужчиной, и прижалась щекой к колючей коре, приготовившись наброситься на врагов, а, может, и наоборот — заключить в объятия друзей и близких.

— Здесь были люди, — прошептал Мэрл, осторожно выглянув из-за дерева, — вон на той поляне. — Он махнул рукой, и я разглядела три трупа, окружённые остатками тел. — Люди Губернатора.

Больше мы не медлили. Убедившись в безопасности, Диксон вышел из своего укрытия, я направилась следом, не теряя бдительности. Лёгкий запах гари по-прежнему витал в воздухе, но теперь мы точно знали, что произошло. На врагов напали, и, скорее всего, это были ходячие, отбившиеся от стада. Большинство валялись разодранными на части, внутренности были размазаны по траве, а кровавые следы тянулись в сторону опушки — тюрьмы, откуда мы и сбежали минувшим вечером.

— Что-то или кто-то переманил внимание на себя, — задумчиво протянул Мэрл, поделившись своими догадками. — Они не доели. Оставили один труп почти нетронутым.

— Это могли быть наши люди? — с надеждой поинтересовалась я, остановившись рядом с разорванной грудной клеткой, видимо, когда-то принадлежавшей одному из мужчин. Голова была оторвана. — Рик, Майкл или Дэрил?

— Или олень, например, — Мэрл пожал плечами, и я скользнула по его лицу недовольным взглядом. — К чему гадать? Давай-ка лучше соберём оружие, которое твои друзья уж точно бы не оставили, случайно заскочив на кровавое пиршество. — Он наклонился и взвесил в здоровой руке винтовку. — Что тут у нас… Чудненько. Патроны ещё есть.

Я молча наблюдала за мужчиной, попутно распинывая ботинком едва дымившиеся головешки. Ходячие ушли недавно, и тот, кто отвлёк их, был где-то рядом, совсем неподалёку. И от этой мысли мне стало страшно и не по себе. А вдруг это кто-то из группы? Что с ним стало? Мы ведь слышали выстрелы, примерно полчаса назад или чуть больше. Люди отбивались от ходячих, но проиграли. Солдаты Губернатора приняли заслуженную смерть.

— Стрелять умеешь? — Мэрл выпрямился и вопросительно приподнял брови.

— Конечно! — без лишних слов ответила я, гордо вскинув подбородок. — Отец обучил в юности. Справляюсь даже лучше Майкла.

— Ну теперь понятно как именно братец расположил тебя к себе, — мужчина иронично улыбнулся и провёл кончиком языка по своей нижней губе, отчего я немедля закатила глаза. — Ночные вылазки, охота — неистребимая романтика бродяг.

— Тебе есть к чему стремиться.

Наконец, настал мой черёд усмехнуться, однако неожиданный толчок заставил громко ахнуть и, пошатнувшись, свалиться на траву. Я приземлилась на локоть, больно зашибив колено, но не сразу обратила внимание на алые капли, пропитавшие светло-синюю ткань. Первое, что бросилось в глаза, так это мертвенно-белые пальцы, ухватившиеся за лодыжки. Один из солдат успел обратиться. Он лежал лицом к земле, издавая неприятные звуки. И я не стала медлить. Вовремя спохватившись, вытащила нож и вонзила острие прямо в голову. Кровь оросила не только руки, но и одежду. Багровые брызги попали на серый кардиган, местами запачкав шею и подбородок. Я невольно поморщилась.

— С посвящением, Белоснежка, — Мэрл медленно приблизился и протянул руку.

— Думаешь, что это первый ходячий, получивший по заслугам?

Я уставилась на своего насмешливого спутника, но от помощи не отказалась. Цепко ухватилась за огрубелую ладонь и, поднявшись на ноги, поморщилась от боли в колене.

— Да нет, каждый в новом мире хоть раз пробивал им череп, но вот этот, — Мэрл толкнул сапогом обездвиженное тело, — был ещё жив.

— Что? — Я отпрянула в сторону, едва не свалившись на пепелище от костра. — С чего ты решил?

— Сама посмотри.

Диксон перевернул тело, и я на время застыла на месте как вкопанная, не в силах оторвать взгляд от окровавленной головы, запачканной грязью и пеплом. Мужчина не солгал. Солдат действительно не обратился и был жив, когда острый нож пронзил глотку и вышел насквозь в области шеи.

— Но он схватил за ногу… — растерянно выпалила я, впервые осознав, что убила живого человека.

— Этот гандон бы пристрелил не задумываясь, так что нечего сопли разводить, — Мэрл был груб и прямолинеен, но, по сути, сказал верные слова. — Идём.

— Да.

Я в последний раз посмотрела на обездвиженное тело, а потом, встретившись взглядом с Диксоном, молча переступила через труп и, прихрамывая, уверенно миновала поляну, ни разу так и не обернувшись. Трава шуршала под ногами, иногда похрустывали ветки, солнце палило высоко над лесом. А мы не оглядывались. Шли и не останавливались. Я получила винтовку, и на протяжении всего пути так и не осмелилась разжать пальцы и перекинуть оружие через плечо. Страх преследовал по пятам. И мы были наготове. Каждый со своими мыслями. Убийцы. Я горько усмехнулась, осознав, что это первый раз, но уж точно не последний. Мир изменился. Мы все стали жертвами и охотниками. Выживание в Новом Свете требовало свою кровавую дань. И мы платили. Ради благополучия родных и близких, а ещё спокойного будущего. Все стали убийцами, во имя лучшей жизни, вдали от насилия, человеческой жестокости и ходячих мертвецов.

***

Мы шли без отдыха большую часть дня, с каждым шагом всё дальше углублялись в чащу, и только к вечеру выбрались на просеку, за которой разглядели невысокий амбар. Он таился среди хвойных деревьев и пышных кустов, будто намеренно спрятанный от чужих глаз. Туда-то мы и направились, рассчитывая отыскать не только укрытие, но и пропитание. Я молчаливо двигалась за Мэрлом, осматривалась по сторонам, прислушиваясь даже к отдалённым звукам. Мужское общество не гарантировало безопасность. Не ходячие, так люди Губернатора вполне могли выскользнуть из чащи, прямо за нами, и расстрелять или, что ещё хуже, увезти в Вудбери. Поэтому я мысленно согласилась с Мэрлом и порадовалась не самой лучшей компании. В одиночку было не справиться. Не выжить. И мы оба знали об этом.

— Подожди здесь, — тихо велел Диксон, прежде чем осторожно приоткрыть скрипучую дверь и скрыться внутри амбара.

И снова я не стала спорить. Просто замерла на пороге и повернулась к лесу, внимательно осматривая каждый куст и дерево, в поисках подвоха, засады или приближения мертвецов. Но, как ни странно, было тихо. Ветки не хрустели, ветер стих и не шелестел листьями, лишь только птицы щебетали, перелетали с ветки на ветку, невольно напоминая о давних странствиях в обществе брата. Одно время мы тоже искали укрытие. Надеялись обнаружить дом, укрепить изнутри и остаться. Майкл хотел обезопасить нашу жизнь, не то что Диксон, единственным желанием которого было спасти собственную шкуру.

— Всё чисто, — мужчина высунулся из амбара, — можешь заходить.

Так мы и отыскали временное пристанище. Внутри оказалось чисто и довольно просторно, правда никакой еды и в помине не было, зато крепкие стены, отсутствие окон и дверь, запиравшаяся на толстый засов. По правой стороне, неподалёку от выхода, валялся грязный тюфяк, забросанный одеждой, среди которой посчастливилось обнаружить не только плед, но и вполне себе приемлемые полотенца. А на противоположной стороне разместилось огромное кресло, на которое я и приземлилась, испытав непередаваемое блаженство. Веки невольно потяжелели, но времени для отдыха было слишком мало. Не успели мы осмотреть амбар, как Мэрл отправил за сухими ветками, а сам, прихватив с собой несколько помятых пластиковых бутылок, так же обнаруженных среди прочего хлама, повернул в противоположную сторону.

Мы мало разговаривали, чему я, несомненно, радовалась, но временами тишина угнетала, и хотелось вновь услышать родные голоса, посмеяться над шутками Хершела или послушать пение Бэт. Я скучала по остальным намного больше, чем только могла себе представить. И тоска проникала в каждую клеточку, наполняя тело уже давно привычной грустью.

Вопреки всем ожиданиям, Мэрл вернулся не с пустыми руками. Он отыскал воду и притащил несколько кроликов, что, в мгновение ока, воодушевило обоих. С наступлением темноты, мы закрылись в амбаре и даже опасались разжигать костёр, предусмотрительно выжидая. Но минуты шли, а вокруг сохранялась тревожная и в то же время успокаивающая тишина. Никто не пришёл. Внутри мы были в безопасности.

— Поделим дежурство, — предложил Мэрл, с аппетитом обгладывая кроличьи кости, попутно облизывая пальцы и издавая отвратительные чавкающие звуки чуть не на всю округу. — Ты пойдёшь первая. Я вздремну, а на рассвете поменяемся.

— Как предсказуемо, отправить девушку на улицу, а самому забыться сном на грязном тюфяке.

Я закатила глаза, но не удивилась. А чего же ещё следовало ожидать от бывшего преступника-психопата, склонного к расизму? Большую часть жизнь Мэрл провёл в обществе таких же неуравновешенных ублюдков. Ну а мне несказанно «повезло» сбежать из тюрьмы в его недооценённой компании.

— Я добыл еду и воду, обезопасил это место, милочка, — насмешливо напомнил Диксон, пальцами выковыривая остатки мяса из зубов, — поэтому выбился из сил и заслужил отдых. — Он поднялся на ноги, схватил плед и развалился на грязном матрасе, вызывая у меня неслыханное отвращение не только своим поведением, но и ужасающим внешним видом. — Будь благодарна за кров и пищу.

— Да ты, похоже, супер героем себя чувствуешь! — Я тоже поднялась на ноги, подрагивая от лёгкого озноба. На улице похолодало. — Мог бы хоть плед оставить.

— Приятная прогулка под ночным небом, переосмысление жизни, звёзды, свежий воздух — только посмотри, сколько незабываемых мгновений ожидает впереди. — Он снова рассмеялся, и мне захотелось немедленно сбить улыбку с наглого лица. — Тебе следует чаще проветривать голову. Поэтому бери оружие и иди. Посиди немного. Сбрось пыл.

Мэрл закинул руку за голову и отвернулся от огня, ну а мне ничего не оставалось, как только схватить винтовку и покинуть амбар. Прохладный воздух обласкал кожу. Пришлось потуже запахнуть перепачканный кардиган и прислониться к деревянной стене. Тишина и непроглядная темнота пробуждали на душе привычную тревогу, но я не стала поддаваться страхам. Вздохнула как можно глубже и медленно опустилась на траву, опасливо прижимая оружие к груди. Ни ветерка, однако весенний воздух был густым и холодным, казалось, вот-вот пойдёт дождь.

— Только этого и не хватало.

Я насупилась, прислушиваясь к ночным шорохам, в ожидании опасности, но всё было спокойно. За несколько часов, проведённых в одиночестве, никто так и не пришёл, не выскользнул из-за деревьев. Наверное, нам повезло, и мертвецы обходили стороной не только амбар, но и просеку. Ну а люди Губернатора, как предсказал Мэрл, скорее всего рассредоточились по объездным дорогам, рассчитывая переловить группу поодиночке. Я усмехнулась, внезапно осознав, что ничего не выйдет. У них не получится. Дэрил хороший следопыт. Он наверняка увёл Бэт и остальных как можно дальше от дороги и железнодорожных путей, а Майклу и Рику не занимать отваги. Они справятся и отыщут меня. Стоило всего лишь подождать и не терять надежды. Не время отчаиваться и сдаваться. И я знала, верила и мечтала о долгожданной встрече.

Глава 9

10 мая

Стоило лишь солнцу засиять на горизонте, как я немедля отворила тяжёлую дверь и беззвучно проскользнула в амбар. Внутри царил полумрак. Мэрл сипло похрапывал на тюфяке, а я едва волочила ноги, мечтая о беспробудном сне в ближайшие несколько часов. Глаза слипались, колени подкашивались, и тело отказывалось подчиняться. Я слишком устала для разговоров, язык буквально прилип к нёбу, поэтому и попыталась разбудить Диксона, легонько толкнув в плечо. Безрезультатно. Мужчина даже ухом не повёл, продолжил спать, беззаботно посапывая, чем и пробудил на душе очередную волну колкого негодования. Я опустилась на корточки, и некоторое время просто молча наблюдала за ним, раздумывая, каким образом привести «громилу» в чувство. Окатить водой? Не получится. Питья слишком мало. Быть может, щёлкнуть по лбу? Не проснётся. Я опустилась на дощатый пол и беззвучно рассмеялась, ощутив себя до ужаса нелепо.

— Эй, Мэрл?

Никакой реакции.

— Ладно.

Я прижала руки к мужской груди, а затем, сильно надавив, обхватила пальцами грязную рубашку. Казалось бы, ничего предосудительного, однако Диксон, очнувшись ото сна, отреагировал весьма странным и диким образом. Не успела я и глазом моргнуть, как он вскочил на ноги и повалил на пол, прорычав что-то нечленораздельное. Острие холодного ножа прильнуло к нежной коже вблизи ключицы, и я взвизгнула от неожиданности, упёршись руками в мужскую грудь.

— Ты что?! — вырвалось из горла. — Совсем очумел?! Слезь с меня, идиот!

Зрачки Мэрла расширились, и он будто бы очнулся от страшного сна или вышел из оцепенения. Мужская хватка ослабла, но острый нож так и замер в опасной близости от горла. И на какое-то мгновение показалось, словно он с самого начала задумал неладное. Решил позабавиться, развлечься, и выбрал для этого не лучший способ.

— Отойди, — едва слышно попросила я, испытав не самые приятные эмоции от мужской близости, — пожалуйста.

Захотелось закричать, заколотить по широким плечам и вырваться. Душераздирающие воспоминания вновь пронзили разум, породив сильную панику. А Мэрл смотрел не отрываясь и практически не моргая, прямо на меня; заглядывал в глубину испуганных глаз. Он чувствовал, наверняка ощущал весь страх и ужас, сдавливавший лёгкие, но не отпускал, не убирал нож ровно до тех пор, пока не расплылся в улыбке и не произнёс хрипловатым голосом:

— Прости, сладкая. Давненько рядом со мной не было такой молоденькой цыпочки. — Мужчина оперся на здоровую руку и опустил голову в опасной близости от моего лица. — Уж слишком ты хороша.

Я задержала дыхание, уставившись на Диксона в дурном предчувствии, но ничего не сделала. Наверное, просто оцепенела от неслыханного ужаса, а потом и вовсе оторопела. Мэрл прижался носом к спутанным волосам. Он вздохнул полной грудью, вобрав воздух в лёгкие, а затем, одним рывком, отстранился и вскочил на ноги. А я так и осталась на деревянном полу, с трудом справляясь с неконтролируемым приступом паники. Глаза его искрились множеством едва различимых, неуловимых искорок. Мэрл смотрел не сквозь меня. Нет, он знал, чувствовал! Мужчина ощутил потаённые страхи и даже не улыбнулся, покидая амбар. Вышел за дверь. И только тогда я смогла подняться и добрести до кресла, видневшегося в полумраке.

Тело покрылось неприятной дрожью. Я немедля прижалась щекой к мягкой обивке и обхватила ноги руками, отчаянно пытаясь согреться. Но озноб не проходил. Меня буквально выколачивало изнутри. Не только силы, но и нервы оказались на пределе. Я пугалась прошлого, страшилась настоящего и боялась за будущее. Однако ни на секунду не сомневалась в том, что должна перебороть удушающие страхи. Бэт говорила, она была права. Нужно жить дальше. Ради родных. И, несмотря на отчаяние и прошлые невзгоды, потрясения и болезненные потери, все мы спаслись, неспроста повстречались и разделили тяжёлый жизненный путь. Каждому была отведена своя роль. И мы играли. Исполняли чью-то прихоть, и даже не задумывались, не помышляли об этом.

***

В затхлом, густом воздухе витал неприятный запах гнили. Что это за место? Мой взгляд бегло скользнул по мрачному помещению, освещённому лишь двумя настольными лампами, а затем упал на мокрые ладони. Я почувствовала боль в запястьях и отчётливо ощутила вязкую жидкость на пальцах; поднесла руки чуть ближе и беззвучно ахнула. В тусклом свете ладони выглядели багрово-алыми. Тягучие струйки тянулись вниз по белоснежной коже, обвивали запястья и капали на пол. Голова медленно закружилась. Что это такое? Я попятилась назад, прислонилась к стене и, со слезами на глазах, попыталась остановить кровотечение. Безрезультатно. Две глубокие резаные раны украшали руки. Неужели решилась? И сделала это сама, без чьей-либо помощи?..

Отчаянная, дикая, глухая боль обняла лёгкие, заполнила собой без остатка. И я просто не смогла ни почувствовать, ни ощутить его присутствия. Человек. Нет, я не видела лица, но даже и не сомневалась — это он, тот самый мужчина из туманных детских воспоминаний. Незнакомец вернулся и заставил покончить не только с прошлым, но и с будущим. Я больше не могла жить с этой болью. Она вырывалась изнутри, рвалась наружу. Самовнушение не помогало. Больше нет. И, наконец, всему настал заслуженный конец.

Я закрыла глаза и медленно осела на пол в ожидании финала. Темнота сгущалась, вскоре и свет погас, а откуда-то издали донеслись приглушённые звуки выстрелов, тотчас же сменившиеся приторно-сладким мужским голосом: «Ты можешь рассказать, но когда люди узнают, забыть не получится. Мне приятна твоя покладистость. Всё будет хорошо. Боль скоро пройдёт. Первый раз всегда болезненный». Я покачала головой и громко разрыдалась. Нет, он был прав, и стоило забыть. Сделать это. Навсегда.

Тишина.

Я резко распахнула глаза и едва не подпрыгнула в кресле. Сон. Всего лишь очередной незамысловатый кошмар. Но слёзы были настоящими. Они оросили щёки и сползли вниз по неглубокой ямочке на подбородке.

— О, господи, — только и смогла выговорить я, осматриваясь по сторонам в поисках Мэрла.

Никого.

Должно быть, он до сих пор дежурил у амбара. Сколько времени прошло? Я мимолётно посмотрела на тлеющие угли и поняла: не меньше нескольких часов, раз уж Диксон умудрился развести костёр и, прежде чем уйти, обложить его камнями в целях безопасности. В помещении было не холодно. Я согрелась.

— Ладно.

Дурной сон. Только и всего. Но почему же тогда воспоминания вернулись? Я чувствовала столь ясно и отчётливо… И было страшно. Казалось бы, в мире, столкнувшемся с апокалипсисом, и удивляться-то нечему, однако я, с каждым разом, лишь сильнее убеждалась в обратном. И дело было не только в насилии и убийствах, и даже не в ходячих мертвецах, заполонивших улицы. Нет, больше всего на свете я страшилась собственных воспоминаний, будто пробудившихся ото сна, и теперь съедавших изнутри, раздиравших душу на множество неразличимых частей. Одиночество. Я была напугана прошлым на пороге неизвестного будущего.

Это, и правда, произошло? Десять или пятнадцать лет назад, когда я была совсем ребёнком?..

— Хватит!

Я вскочила с кресла и почувствовала, как с плеч, прямо под ноги, свалился тёплый плед; в замешательстве наклонилась и подняла плотную ткань, с изумлением разглядывая цветастый рисунок, местами застиранный и покрытый пятнами. Так вот почему озноб прошёл. Удивительно. Неужели Мэрл сам принёс его? Я приподняла брови, осознав, что кроме нас в амбаре точно никого не было. Но зачем? Наверное, я простояла на месте несколько минут, в полнейшем замешательстве. С чего это он расщедрился? Накануне сам не захотел делиться, отправил на дежурство в промозглую темноту, а теперь вдруг проявил внезапное сочувствие? Что это? Напускной прилив героизма? Я сначала рассмеялась, а потом резко изменилась в лице и нахмурилась. Нет, стоило лишь припомнить окровавленные головы моих обидчиков и бешеный взгляд Диксона, чтобы позабыть о каких-либо благородных посылах, запрятанных в глубине его почерневшей души. Нет, Мэрл не из тех людей, кто поступает по совести. И в этом я успела лично убедиться.

На улице вечерело. Стояла глухая тишина, изредка нарушаемая далёким пением птиц или шелестом листьев на близлежащих деревьях. Я вышла за дверь и с удивлением оглянулась по сторонам, в поисках своего несносного спутника. Никого. Только лес, амбар и моя собственная тень, вытянувшаяся вдоль дощатой стены. И куда же подевался Мэрл? Никаких следов борьбы, частей тел или крови. Мертвецы сюда точно не приходили, впрочем, как и люди. Мы были вдвоём. Непродолжительное время.

Я усмехнулась, с лёгкой долей сожаления задумавшись, а не решил ли Диксон слинять по-тихому? Поэтому, возможно, и отдал плед. Вещей у нас не было, только немного воды, но и она осталась не тронутой. Странно. С опаской осматривая деревья, я не спеша спустилась по скрипучим ступенькам и шагнула к опушке, предусмотрительно вооружившись ножом. На улице довольно быстро смеркалось. Стоило развести костёр, закрыться в амбаре и дождаться Мэрла. Несмотря на все страхи и сомнения, я надеялась, что мужчина отправился на разведку и вскоре вернётся. Мне так не хотелось оставаться одной. Что бы ни случилось, и какие бы препятствия ни ожидали впереди, больше всего на свете я боялась одиночества.

«Ты сильная, Шейлин. Наверное, даже смелее брата», — слова отца промелькнули в голове.

Они воодушевили, придали уверенности в себе. И следующие несколько минут я старалась ни о чём не волноваться. «Куда уж хуже?» — пролетело в мыслях. И казалось, что самое страшное осталось позади… Но до определённого момента.

Неожиданно я расслышала, как неподалёку хрустнула ветка и, первым делом, настороженно прислушалась. Тишина. Никаких хрипов и гортанного рычания. Это был не мертвец. Возможно, Мэрл вернулся. Да, именно так я и подумала, даже не подозревая, насколько сильно ошиблась. Поступила слишком легкомысленно, — точно, как и две недели назад, когда отправилась на поиски Дэрила, — ни на секунду не задумалась, ни капли не поумнела.

— Ты отдал плед, — насмешливо протянула я, уже и позабыв об утреннем инциденте с ножом. — Никак не думала, что так быстро размякнешь.

Улыбка озарила лицо, а с души будто камень свалился. Я порадовалась возвращению Диксона и его привычной молчаливости, пока неожиданно не услышала совсем чужой, но издали знакомый голос. Он прозвучал сипло, словно из леса, но на самом деле раздался прямо за спиной, и навеял неконтролируемую дрожь, мгновенно разошедшуюся по всему телу.

— Вот это встреча.

Хватило и секунды, чтобы обернуться, а затем выронить ветки себе под ноги от неожиданности и одичалого страха. Это был один из мужчин, пятерых насильников. Стэнн. Да, именно так его звали. Бесславный ублюдок, нанёсший мне несколько увесистых ударов по животу. Это был он. И одного взгляда хватило, чтобы в ужасе отпрянуть к деревьям, выставив нож перед собой в слабой надежде отбиться. Но разве смогла бы я побороть его? Самостоятельно защититься? Каково это — омыться кровью своего обидчика?

— Заплуталась, потаскуха? — Мужчина ринулся в мою сторону и вдруг резко замер на полпути, расплывшись в злорадной ухмылке. — Нет, не дрожи так, не стоит. — Видимо, он заметил нож, поэтому и повременил. — Как же долго я вспоминал тебя, сука.

— Уходи, — мой голос сильно задрожал, — здесь есть и другие люди. Они скоро вернуться.

— Да ну? — Стэнн шагнул вперёд. — Как и в прошлый раз, придут и убьют меня? — Мужчина ехидно скривил губы, а глаза его будто бы затуманились неприятными воспоминаниями. — Ты натравила на лагерь своих ублюдков, но я вернулся слишком поздно. Друзья уже истекли кровью. Эти уроды забрали их головы, а тела бросили в палатке, неподалёку отсюда. — Его лицо огрубело. — Знакомая история, не так ли?

Я была не в силах ответить. Молча замерла на месте и в ужасе уставилась на своего обидчика, мысленно припоминая, как он прижимался к телу, больно тискал грудь и подначивал остальных причинять как можно больше страданий. Ничтожная мразь. Я стиснула зубы и была готова в любую секунду наброситься на мучителя, испытывая непреодолимое желание раскромсать ненавистное лицо на части. Уму непостижимо, насколько тесным оказался мир, раз уж вновь «посчастливилось» встретиться с одним из насильников!.. Мэрл убил не всех. Он принёс только четыре головы. Я знала, но не допускала и мысли, что однажды пути вновь пересекутся. Мы бежали слишком долго, пока не наткнулись на амбар, всё это время таившийся в опасной близости от лагеря Стэнна!

— Убирайся, иначе этот нож окажется в твоей глотке, — сбивчиво выговорила я, подрагивая от страха и мнимой решимости наказать мужчину.

— Брось, давай-ка лучше развлечёмся, — Стэнн приблизился, — прежде чем скормлю мертвецам. — Он облизал губы и склонил голову набок.

— Не подходи, — я решительно рассекла ножом воздух, но голос предательски дрогнул и выдал с потрохами, — иначе убью тебя!

— И чего же до сих пор медлишь?

Мужчина намеренно запугивал, то делал шаг вперёд, то отступал, затем вновь возвращался, будто разминаясь перед схваткой. Он двигался резко, спонтанно, и постоянно наблюдал за мной; готовился сначала обезоружить, а потом напасть. Я знала, видела это по озлобленному взгляду и тесно сжатым кулакам, но не отступила. Да и бежать было некуда. Сумерки сгущались, а вокруг сновали не только люди Губернатора, но и ходячие. Далеко не уйти.

«Нужно защищаться».

И я прислушалась к внутреннему голосу. Сделала шаг вперёд и напала первой. Стэнн не ожидал, поэтому и повалился на землю, сначала прикрыв лицо руками, а потом и вовсе извернувшись таким образом, что я очутилась на молодой траве с зажатым горлом. Мужчина оказался куда сильнее и проворнее. Ему ничего не стоило выбить нож и стиснуть пальцами шею. Я тяжело задышала, попыталась ударить противника, но он лишь ехидно усмехнулся и насел сверху, придавив ноги к земле. Не прошло и секунды, как толстые пальцы зажали рот, а мерзкое лицо нависло надо мной, невольно напомнив события двухнедельной давности.

— Не сопротивляйся, не стоит! — сдавленно произнёс Стэнн, и я не нашла ничего лучше, как со всей дури укусить его за пальцы. — Сука! — взревел мужчина.

Он не стал церемониться. Просто замахнулся и нанёс несколько приличных ударов прямо по моему лицу. Жгучая боль пронзила тело выше поясницы, подобно дрожи, пробежала по каждой клеточке и собралась в единый ком в области подбородка. Губа лопнула. Я ощутила солоноватый привкус крови, но не отступила. И даже, когда Стэнн, не рассчитав силы, крепко стиснул горло, не издала ни звука. Дыхание сбилось, стало поверхностным и прерывистым. Откуда-то изнутри пошли первые спазмы. Я попыталась прокашляться, но пальцы все сильнее обхватывали шею, и внезапно перед глазами потемнело, всего на несколько секунд, за которые удалось вспомнить.

«Ты никому не расскажешь. И никогда не забудешь моё лицо».

И я увидела его, настолько отчётливо, слово мужчина действительно появился, приблизился из темноты. Пухлые губы, чётко очерченные скулы и едва заострённый подбородок. Он не носил бороды и всегда выглядел приветливым, улыбался моим родителям и даже бывал у нас в гостях!.. Я увидела его лицо, как собственное отражение, и боль, годами загнанная в глубины подсознания, постепенно начала выкарабкиваться наружу. Почему я промолчала? Почему не обратилась за помощью к Рику? А ведь даже и не помнила, сколько лет прошло с одного из ужаснейших дней в жизни. Не больше двенадцати. Я была уже подростком!..

— Какого чёрта?! — послышалось откуда-то издалека.

Я ощутила сильный рывок, но не сразу пришла в себя, всё ещё обдумывая внезапное открытие. На протяжении многих лет разум прятал эти воспоминания, но недавние события сильно повлияли, дали своеобразный толчок. И я вспомнила, но не испытала и доли облегчения, наоборот, стало только хуже. И слезы градом посыпались из глаз, дыхание перехватило. Внезапный приступ панической атаки затмил собой ужас, пережитый пару недель назад. И все, что я делала, так это лежала и всхлипывала, ровно до тех пор, пока не поняла, что свободна. Стэнн исчез. Его не было рядом, а до ушей доносились громкие звуки борьбы. Вот тут-то я и вскочила на ноги, слабо соображая, находясь во власти эмоций и душераздирающих воспоминаний.

— Ах, ты уёбок! — грозно пропыхтел Мэрл. — Ну-ка, иди сюда!

Да, я узнала его силуэт и хриплый голос даже в полумраке. На улице сильно стемнело, но кое-что всё-таки удалось разглядеть. Мужчины сцепились. Диксон вернулся и уже во второй раз спас от неминуемой гибели. Наверное, мне стоило отдать ему должное, сменить гнев на милость и перестать презирать за поганое поведение и былые проступки, но не смогла. Я лишь стояла, молча задыхалась от слёз и смотрела, как Мэрл, прижав Стэнна к земле, наносит тяжёлые удары, один за другим. Насильник уже не сопротивлялся, но Диксон не останавливался. Он продолжал избивать негодяя, но я была не в силах наблюдать. Больше нет.

Воздуха не хватало. На ватных ногах, я кое-как поднялась по лестнице, распахнула дверь в амбар и ползком добралась до тюфяка, едва не забившись в угол. Тело невыносимо ломило, мышцы выкручивало необъяснимой судорогой, будто опоясывавшей грудную клетку и поясницу. У меня занемел носогубный треугольник, а пальцы потеряли былую чувствительность. Приступы. Они вернулись. Я закусила нижнюю губу до ощутимой боли и закрыла глаза, пытаясь перебороть прилив панической атаки, но перед лицом мелькали ужасные воспоминания. Мне снова привиделась душевая кабина и мясистые пальцы на обнажённой коже. Боже, тот человек сделал это — изнасиловал!.. Я зарыдала, запрокинула голову и стиснула зубы, что было мочи, и вдруг впервые расслышала тяжёлые удары. Мэрл. Он по-прежнему добивал Стэнна. И я невольно вздрагивала от неприятного звука, ровно до тех пор, пока все не стихло.

Примерно около минуты на улице и в амбаре сохранялась удушающая тишина, а затем дверь с грохотом распахнулась, и на пороге появился Мэрл. Весь в крови, точно как неделю назад, одежда перепачкана алыми пятнами, лицо забрызгано частичками плоти. На секунду он напомнил мне дьявола. Да, так и было. Диксон походил на Хозяина Преисподней. Не произнося ни слова, даже не обернувшись в мою сторону, он, тяжело дыша, прошёл вперёд и остановился у кучи с одеждой, обнаруженной ещё накануне вечером. Я не отводила глаз, едва вбирая в лёгкие воздух, наблюдала за тем, как мужчина сбросил с себя окровавленную рубашку, а затем, не раздумывая, натянул первую попавшуюся вещь, издали напоминавшую футболку. Он сделал всё быстро, но от моего внимательного взгляда не ускользнули шрамы, украшавшие мужскую спину — следы от палки, ремня, а, может, и розог. Они выделялись на фоне бледной кожи.

Истерика закончилась внезапно, и припадок отступил. Слёзы застыли на щеках. Я так и осталась сидеть у тюфяка, с трудом вдыхая воздух. Страх испарился. Реальность пугала куда больше прежних обид и терзаний. Внезапно до меня дошло: мы снова остались вдвоём, по крайней мере, я не сомневалась в том, что Стэнн не выжил.

— Ты убил его?

Слова сами вырвались из горла, на что Мэрл отреагировал неоднозначно. Он обернулся и, прежде чем ответить, схватил окровавленную рубашку, а затем бросил мне под ноги.

— Постираешь.

Уверенное заявление Диксона тотчас же не только вывело из себя, а не на шутку взбесило. Я скомкала рубашку и бросила назад, презрительно выкрикнув:

— А не пойти ли тебе на хуй, Мэрл?!

— Да ты ещё и ругаешься, как последняя шлюха, сладкая! — на ходу высказался мужчина.

Я заметила, что он приближается, и быстро поднялась на ноги, в попытках защититься. Во всём мерещилась угроза.

— Давай-ка осмотрим твою губу. — Мэрл бесцеремонно ухватился пальцами за подбородок и опустил голову в опасной близости от моего лица. — Да не дёргайся.

Но я не послушала. Впервые ощутила колкую боль, будто до этого момента находилась в непонятной прострации, и ощупала кончиками пальцев напухшую кожу чуть ниже рта. И правда, губа оказалась разбита. Багровые капельки крови остались на ладони.

— И это благодарность? — Диксон протянул руку и обхватил за талию, насильно привлёк к себе. — Не подскажешь, который раз уже спасаю твою сладенькую задницу? — Я не успела и слова вымолвить, а его ладонь сползла чуть ниже поясницы. — Не пора бы ли отблагодарить как следует.

Глаза широко распахнулись, а тело вновь стало ватным, но, к удивлению, обрело несвойственную податливость. Что я должна была сделать? Оттолкнуть? Уже пробовала. А, может, согласиться? Мы все умирали. Скитались по амбарам, убегали не только от ходячих трупов, но и от людей! Теряли близких, и понятия не имели, здоровы ли они! У нас ничего не осталось! Ни жизни, ни будущего, ни надежды. Ничего!

Я крепко ухватилась пальцами за мужскую рубашку и почувствовала, как слезы снова заскользили по щекам. Сил не хватило, и если бы Мэрл проявил настойчивость, повалил на грязный тюфяк и взял своей напористостью, я бы не сопротивлялась. Но он не стал, не сделал ни единой попытки, всего лишь угрюмо всмотрелся в моё лицо, и вскоре напомнил:

— Я не насильник, и ты знаешь это.

Ничего не оставалось, как просто кивнуть. Слабость одолела тело, а пережитое потрясение сказалось на выносливости.

— Запрись и отдохни немного. — Мэрл заметил мою слабость и опустил на тот самый тюфяк, внезапно напомнивший о ночи издевательств в лагере Стэнна. — Я раздобуду еды и расставлю ловушки для внезапных гостей.

— Хорошо.

— Может, отыщу что-то для твоей губы, а пока приложи вот это.

Я, с нескрываемым удивлением, увидела, как мужчина подобрал ту самую окровавленную рубашку, оторвал от неё чистый кусок и, смочив в воде, сунул в руки.

— Сиди тихо.

— Спасибо…

— Забудь.

И он покинул амбар, оставив меня в полной растерянности на том самом тюфяке, наедине с удручающими мыслями и не менее поразительными открытиями. Впервые со дня нашей встречи, я всерьёз задумалась о Диксоне, как о человеке, а не ублюдке, готовом на все ради собственной выгоды. Но ведь было в его взгляде нечто знакомое. Возможно, сочувствие? Подобное я уже наблюдала у Дэрила. Он смотрел точно так же, как и родной брат. Надо же. Я глубоко вздохнула и, поморщившись, прижала мокрую ткань к опухшей коже.

На улице стемнело. День закончился, унёс с собой все неприятные мгновения, а внутри меня, наконец, забилась призрачная надежда. Быть может, если Мэрл проявит немного понимания, станет хотя бы чуточку похож на своего брата, всё получится. Мы бы попытались совместными усилиями отыскать остальных, объединились в команду, на время, ради общей цели. Да, я задумалась над этим, но чуть ли не сразу опустила руки, осознав, в какой передряге оказалась. Прошлое тяготило и приносило сильные душевные страдания, настоящее пугало неизвестностью, а будущее почти исчезло. И больше я не ведала счастливого конца.

Однажды все люди сгинут, растворятся в невидимом, неощутимом воздухе. Точно, так оно и будет. Впереди ожидала тяжёлая, возможно, непродолжительная жизнь и бесславная смерть. Все мы когда-то обратимся, а многие уже стали мертвецами, обречёнными на бесконечные скитания по свету в поисках единственной отрады — свежей человеческой плоти.

Глава 10

Мэрл вернулся через несколько часов, когда я уже немного успокоилась и даже умудрилась задремать прямо на тюфяке. Лежала, обхватив ногами плед, прижималась щекой к скомканному полотенцу, мысленно блуждая по запутанным коридорам своего воображения, и представляла, как мы спаслись, встретились с группой и нашли хорошее место, где и прожили остатки своих дней; у многих родились дети. И солнце согревало, оно снова было прежним: ласковым и воодушевляющим, а мир стал добрее. Мы спаслись, — моя семья: Майкл, Рик, Карл и Джудит, — снова были вместе.

Я вздохнула, расслышав лёгкий стук и, с большим трудом поднявшись на ноги, засеменила к двери. Голова немного кружилась, губа саднила, а конечности казались невесомыми, они будто существовали отдельно от тела. Неприятное, тягучее ощущение то и дело заполняло грудную клетку, и я страшилась неминуемых бед, предчувствовала неладное. Наверное, именно поэтому, прежде чем отварить засов, прижалась плечом к дощатой стене и тихо позвала:

— Мэрл?

— Открывай уже, ночью никому не набрести на этот прогнивший сарай.

Я обрадовалась. Впервые в жизни с облегчением вздохнула, расслышав его насмешливый голос. Мэрл вернулся. Слава богу, что не осталась одна.

— Успешно?

Не медля больше ни секунды, я проворно отодвинула деревянный засов и приоткрыла дверь, позволив мужчине протиснуться внутрь.

— Сама посмотри.

Он даже не взглянул на меня. Сунул в руки невзрачный свёрток, а сам прошёл вглубь амбара и шумно уселся на пол, подставив озябшие руки ближе к огню. Я озадаченно взглянула на мужчину, затем молча развернула пакет и обнаружила внутри два маленьких пузырька и один широкий бинт; было и ещё что-то, вроде таблеток и ватных шариков. «Перекись», — бегло прочитала я, с не меньшим изумлением вновь бросив задумчивый взгляд на Диксона. Он вернулся не с пустыми руками. Умудрился отыскать лекарства и, судя по всему, потрепанный рюкзак. Я не сразу заметила. Мэрл сбросил ношу с плеч только через несколько минут и, расстегнув молнию, вытащил на свет банку газировки, три пакета с чипсами, пачку сигарет и три маленькие бутылочки с выпивкой.

— Где ты раздобыл еду и лекарства? — Я присела неподалёку и принялась за обработку своих неглубоких ран.

— Поблизости стоит брошенная палатка. — Мэрл посмотрел на меня исподлобья. — Да-да, та самая, где…

— Не нужно уточнять, — вырвалось из груди, — и так знаю.

Обсуждать, впрочем, как и вспоминать о былых невзгодах не хотелось, поэтому я предпочла закрыть эту тему; смочила ватный шарик в перекиси и прижала к губе, тотчас же прикрыв веки от щиплющей боли. Прошлое осталось позади. Навсегда. И теперь я обязана была двигаться дальше, не оборачиваясь, не вспоминая об этом.

— Ну, так вот, там и обнаружил заначку, — продолжил Мэрл как ни в чём не бывало. — Угощайся. Скоро в путь.

— Я подумала, мы проведём здесь какое-то время…

— Казалось, что ты рвёшься встретиться со своей семейкой. — Мужчина призадумался, и взгляд его стал туманным и отстранённым. — Да и братца стоит отыскать.

Я беззвучно вздохнула и схватила пакет с чипсами, в то время как желудок неприятно заурчал, напомнив о голоде. Мы не ели с прошлой ночи.

— Дэрил сильный, — непонятно почему, но мне захотелось сказать это, — он справится.

— Ещё бы, ведь мы братья. — Мэрл усмехнулся, открыв бутылочку с алкоголем и в два глотка осушив её содержимое. — Как ты думаешь, кто научил его приспосабливаться и выбираться из дерьма?

— Жизнь? — Я приподняла брови, но стоило лишь отправить в рот кусочек чипсов, как веки самопроизвольно сомкнулись от удовольствия. — Боже, как же это вкусно!..

— Возможно, и это тоже, — отозвался Мэрл. — Мы весьма неплохо проводили время, пока не произошёл весь этот пиздец с зомби.

— Неужели? — Мне подумалось о том, что Дэрил бы не разделил его мнение. — Шрамы на твоей спине. Случайно заметила, когда ты… — я запнулась, припомнив о нападении Стэнна. — Ладно, так это сделал отец? Дэрил рассказывал, что в детстве вы были близки, пока ты не связался с плохой компанией.

Наверное, зря я затронула столь щепетильную тему, но это был единственный способ отвлечься и попытаться отыскать общий язык. Разговор по душам. Интересно, а Мэрл был способен на это?

Я запила чипсы газировкой и снова приложила вату к пульсирующей ранке на губе, невольно заметив, как Диксон изменился в лице, стал более угрюмым и серьёзным, хотя и не лишился былых искорок, то и дело проскальзывающих в глазах.

— Наша мать сгорела, когда я впервые загремел в колонию, — он заговорил внезапно, раскуривая сигарету, — вместе с домом. Отец ещё до этих событий поколачивал, брата трогал не так часто, но потом все изменилось. Я не вернулся. Знал, что если сделаю это, то убью нерадивого папашу, а Дэрил остался. Жил с ним, пока не повзрослел и не примкнул к моей компании. — Мужчина насупился. — Те шрамы на спине — воспоминания о буйной молодости и родительской любви.

— Вы не похожи, — тихо заметила я, внезапно распознав грусть в его словах, — ты и Дэрил.

— Братец всегда был мягкотелым, — Мэрл выпустил в воздух клубы дыма, и я поморщилась, уловив неприятный запах, — другим. Он пытался соответствовать, но за последние месяцы совсем размяк. А ведь когда-то мы вместе оставили папашу на его любимом кресле в полуразвалившейся лачуге, где-то на окраине города. Он даже не заметил, что Дэрил ушёл.

— И вы, то есть, ты… Ты убивал? — мой голос заметно дрогнул, но ведь стоило разузнать правду, ну или хотя бы попытаться сделать это. — Ты был преступником? И Дэрил?

— Не поверишь, но до всего этого апокалипсиса мы только и делали, что прожигали жизнь, гуляли, воровали, дрались почём зря, но, нет, не убивали. — Мэрл опустошил ещё одну небольшую бутылочку и отбросил в дальний угол амбара, заставив невольно вздрогнуть от неожиданности. — Мы жизнь не выбирали, но за последние полтора года я покалечил и убил немало людей. И, знаешь, не стыдно. — Он снова задержал на мне свой бесноватый взгляд. — Не о чем жалеть.

— Ты убивал из прихоти или был вынужден делать это ради выживания? — не унималась я, изо всех сил пытаясь понять его мотивы, выяснить, как долго мы сможем держаться вместе.

— Скорее из признательности Губернатору, — без особого энтузиазма ответил Мэрл.

— И теперь не испытываешь вину? Не жалеешь, что поступал так?

— Мне кажется, или ты, красавица, решила устроить маленький допрос? — Диксон нахмурился. — К чему столько вопросов?

— Дэрил рассказывал о тебе, — я пожала плечами, — плохое и хорошее; называл «самым лучшим ублюдком», которого только встречал в своей жизни. Дэрил любит тебя, Мэрл. Нельзя обманывать его доверие.

— Боишься, что брошу в одиночестве? — Диксон рассмеялся. — И поэтому так переживаешь? Расспрашиваешь?

— Дэрил был, наверное, первым, кто, в какой-то степени, понял мои чувства, — я обхватила колени руками и уставилась на огонь, изредка бросая мимолётные взгляды на мужчину, — понимаешь?

— Ты его не знаешь, — уверенно отрезал Мэрл.

— Иногда и нескольких дней достаточно, чтобы понять истину. — Я склонила голову набок.

— Ух, так ты, что, способна видеть людей насквозь? — Мужчина устроился поудобнее, опустив металлический протез на колени. — Давай, расскажи, что узнала обо мне за эти два дня скитаний по лесу. — Он махнул здоровой рукой. — Не стесняйся. Обещаю, что не стану капризничать и злиться на обоснованную критику.

Я немного помолчала, раздумывая над предложением, но, в конце концов, решила высказаться, порадовавшись подвернувшейся возможности.

— Ну, сначала ты получал от отца, потому что боялся его расстроить, затем подрос, собрал компанию и выбился в лидеры, а потом уже стал настолько зависим от пагубных привычек, что полностью забил на истину, которая всегда была внутри тебя.

— Да ладно? — Мэрл облизал губы, медленно раскачиваясь в стороны, явно заинтересованный в продолжении. — И что же это за истина?

— Ты редкостный мудак, но, несмотря на это, в душе почти такой же, как и брат. В этом вы с Дэрилом похожи, вот только он не побоялся распрощаться с прошлым и измениться в лучшую сторону. Тебе есть с кого взять пример, пока не стало слишком поздно.

— Да ладно! — Мужские губы расплылись в искренней улыбке, наверное, впервые со дня нашей встречи. — Это почти комплимент, Белоснежка. Смотри, а то ещё подумаю, что ты решила перевоспитать меня.

— А вдруг так и есть, — я внимательно посмотрела на Мэрла, застывшего с бычком в руке, — и это комплимент? Перевоспитать уже не получится, не в том возрасте, а вот сгладить неровности — вполне возможно.

— А ты смелая.

Я не сразу ответила. Кое-какое время молча наблюдала за своим спутником, ощущая, что подобралась слишком близко и смогла распознать истину. Каким бы ублюдком и идиотом Мэрл ни был, он неминуемо испытывал чувство вины за содеянное зло, хотя и отчаянно пытался это скрыть.

— Твоя рука, — я опустила взгляд на металлический протез, — как всё произошло?

— Давненько столько не разговаривал, — подытожил мужчина, прежде чем протянуть последнюю бутылочку с алкоголем. — Не хочешь выпить?

Наверное, следовало отказаться, но я не решилась нарушить контакт. Мы заперлись в амбаре, устроились у костра и разговорились. Кто бы мог подумать, что подобное произойдёт, после всех потрясений и невзгод, повстречавшихся на пути?

— Почему бы и нет! — Я открыла крышку и сделала один большой глоток, чуть не задохнувшись от жгучего напитка. — Ох, давно не выпивала. — Пришлось зажмуриться и изрядно поморщиться, прежде чем проглотить жидкость.

— И в старом-то мире довольно сложно было обойтись без алкоголя, а теперь и подавно, — Мэрл снова прикурил, наполнив помещение едким дымом, — со всеми этими трупами.

Я закашлялась, не то ли от крепкого напитка, мгновенно одурманившего сознание, не то ли от белоснежной дымки, просочившейся в воздух, но виду не подала, не стала возражать против курения и алкоголя. Только не ночью, стараясь всячески сбежать от страшных воспоминаний и бессмысленных размышлений о будущей смерти.

— Это сделал твой дядюшка, — Мэрл заговорил первым, помахав протезом, — точнее, он приковал меня на крыше здания, а сам слинял вместе с остальными. Пришлось отрезать руку, чтобы выжить.

— Рик бы никогда так не поступил, не будь ты редкостным придурком, — подметила я, глотнув ещё немного алкоголя. — Ты же хотел услышать обоснованную критику.

— Не надейся, меня это не трогает, — мужчина медленно покачал головой и снова затянулся сигаретой.

— И как же ты выбрался?

— Отрезал руку. Сам. — Не минуло и мгновения, как Диксон стащил протез и продемонстрировал криво зарубцевавшийся шрам, образовавшийся на месте чуть выше запястья. — Хочешь жить — умей вертеться, не правда ли, красавица? — Он опять посмотрел на меня исподлобья, и внутри всё перевернулось от внезапно нахлынувшего волнения. — Поэтому ты интересуешься. Просчитываешь наперёд, насколько далеко сможешь уйти с моей помощью? Боишься остаться в одиночестве, наедине с мыслями. И в этом мы похожи. — Его глаза сверкнули в полумраке. — Но заговаривать зубы не стоит. Как видишь, я и сам неплохо разбираюсь в людях.

— Нам всем нужна компания, какой бы неприятной она ни была.

Он догадался. Разумеется, рано или поздно это бы произошло, однако я надеялась продлить непринуждённую беседу, поэтому и попыталась вернуться к прежнему разговору:

— Помог Губернатор, да? Он приютил и за это ты стал вроде «зайчика на побегушках»?

— Я никогда и никому не прислуживал, — огрызнулся Мэрл, бросив недокуренную сигарету в тлеющий костёр.

— Поверь, прошлое уже не имеет значения. Главное — это настоящее и будущее, то, кем ты являешься и, возможно, станешь.

— Не сомневайся, подонка из меня не выбить! — Он откинулся на пол и подложил пустой рюкзак под голову. — Люди твоего дядюшки-шерифа всегда смотрели на меня как на демона. И это не изменится. Мне никогда не стать одним из вас. Я не Дэрил.

— Но ведь сейчас все по-другому, не так, как прежде, — и вновь появилось жгучее желание доказать собственную правоту, — или в моих глазах разглядел нечто похожее?

— Нет, ты смотришь как на убийцу и вероятного психопата, — Мэрл закинул здоровую руку за голову, — не одно ли и тоже?

— Но ведь тебя не волнует, что думают другие, верно?

Я с нескрываемым интересом уставилась на мужчину, ощутив непреодолимое желание узнать как можно больше. Мне хотелось понять, прочувствовать чужое горе, независимо от собственных страхов и сомнений. Это помогало отвлечься. И я была готова на что угодно, только бы подавить это неприятное щемящее чувство в груди.

— Верно.

— Знаешь, я благодарна за то, что ты помогаешь выжить, — в моих словах не было ни доли иронии или сарказма.

Кто знает, может, это алкоголь развязал язык. Учитывая, сколько времени я не пила спиртное, да ещё и на почти голодный желудок, могло произойти всё что угодно, в пределах разумного, разумеется.

— Мы оба ищем своих родных и делаем это не ради друг друга, по сути, плевать, что будет, но я должен отыскать брата.

— Знаю и, поверь, Дэрил оценит это. То, что ты сохранил мою жизнь…

— Так вы всё-таки трахались! — весело выкрикнул Диксон, приподнявшись на локтях и напрочь сбив столку своим бесцеремонным заявлением.

— Ты конченный мудак.

Я махнула рукой и, резко вскочив на ноги, едва заметно покачнулась, прежде чем медленно направиться к своему креслу, по пути подобрав плед и набросив на плечи.

— Да что в этом такого, сладенькая? Твои спелые маковки до сих пор так и стоят перед глазами.

Видимо, до Мэрла так и не дошло. Он был испорченным, гнилым человеком, внутри которого, за маской отчуждения и непреодолимого пофигизма, скрывались истинные эмоции и чувства. Я поняла это сразу, как он начал рассказывать о прошлом. Мэрл действительно любил брата, но никак не мог побороть пагубные привычки. Он матерился, говорил гадости, даже когда в этом не было совершенно никакой необходимости; мог обидеть простым взглядом, казался бесстрашным и вспыльчивым. Вот они, два безумных качества.

— Дэрил… мы и не друзья толком, — укоризненно напомнила я, присев в кресло и подмяв ноги под себя. — Но неужели, по-твоему, все только трахаются? И не существует искренних, безвозмездных поступков, дружеских чувств, никак не связанных с вагиной и членом?

— Вот это да, малышка! — Мэрл в голос захохотал, хлопнув здоровой ладонью по основанию протеза. — И кто тебя только воспитывал!

— В последний год — мать-природа, — отчеканила я, закутавшись по самое горло и уронив голову на мягкую спинку.

— И сколько же тебе лет, если не секрет?

— Двадцать пять. Уже выросла. Спасибо.

— Да не то слово, совсем взрослая и независимая!

Я не стала отвечать. Предпочла проигнорировать довольно колкое замечание и молча отвернулась, расслышав лишь, как мужчина поднялся и, хрипло посмеиваясь, покинул амбар. Возможно, он решил осмотреть периметр или попросту захотел охладить свой внезапно пробудившийся пыл. Да разве и имело это хоть какое-то значение? Нет, я не стала размышлять, обдумывать последние часы, проведённые в обществе Мэрла, впрочем, как и вспоминать о неприятной встрече со Стэнном. Алкоголь подействовал, и потянуло в сон. Впервые, за последние дни, я почувствовала, как прошлое словно растворяется, исчезает где-то позади.

И всё осталось лишь в воспоминаниях. Неожиданно началась совершенно новая глава в моей странной и непредсказуемой жизни.

***

12 мая

— Ты уверен, что это хорошая идея?

Я остановилась неподалёку от Мэрла, в сомнениях наблюдая за тем, как он вонзает в землю, прямо за размашистыми кустарниками, заострённые палки — результат многочасового труда.

— Ты спрашиваешь в третий раз, неужели я плохо объяснил? — Мужчина недовольно скосился в мою сторону, прежде чем с напором надавить на очередное «орудие», припрятав острый наконечник за пышными листьями.

— На эти палки могут напороться не только мертвецы, но и живые люди! — я попыталась доходчиво изложить свою точку зрения, однако Мэрл не слушал.

— Тогда их будет ожидать весьма неприятный сюрприз.

Диксон скривил брови и, схватив примерно с дюжину палок, зашагал в противоположную сторону. Целое утро он старательно вытачивал их ножом, а на все мои расспросы и волнения лишь отмахивался, предлагая не стоять столбом, а помогать с ловушками вокруг амбара, на время превратившегося в надёжное укрытие. Осознав, что спорить бесполезно, впрочем, как и доказывать собственную правоту, я принялась таскать палки к близлежащим кустам и сбрасывать на траву у деревьев, — то ещё занятие, однако выбора не было. Мне пришлось смириться и снова попытаться наладить общение с человеком, благодаря которому удалось не только выбраться из тюрьмы, но и спастись, затаиться в дремучей глубине непролазного леса.

Мэрл не старался и всё делал по старинке. Привыкший к бесконечным ссорам и потасовкам, упёртый, как баран, он лишь раздражал своим присутствием и расхаживал вокруг амбара с грозным видом, раздумывая, в каком бы месте наставить ещё больше заострённых палок. И на все мои опасения лишь отнекивался, махал левой рукой, игнорируя вполне здравые замечания.

— А если кто-то из группы случайно набредет на амбар и напорется на вот эти самодельные «копья»? — громко спросила я, сбросив на траву очередную партию заточенных веток. — А что, если это будет Дэрил, мм?

— Он не идиот, чего нельзя сказать о твоём дядюшке-шерифе, — пропыхтел Мэрл в ответ, со всей силы вдавливая орудия в сухую землю. — Уж поверь на слово, мой брат сообразит, что к чему раньше, чем подберётся к амбару.

Я снова прикусила кончик языка, расстроено притопнув ногой о примятую траву. Терпение. Мне стоило вобрать в лёгкие как можно больше кислорода и задержать дыхание хотя бы на несколько минут. Мы могли ужиться, временно, ну или попытаться сделать это ради спасения, но, увы, не всё было так просто. Диксон упрямо отказывался идти на компромисс и делал по-своему, а мне ничего не оставалось, как только проглатывать обиды и послушно следовать за ним, в неоспоримом желании выбраться и остаться в живых.

— Быть может, когда закончим с ветками, осмотримся немного? — вскользь предложила я, скрестив руки на груди и замерев в тени деревьев. — Вдруг наткнёмся на чьи-то следы или встретим кого-нибудь из группы?

— Ладно, — неожиданно согласился Мэрл, — почему бы и нет.

Я недоверчиво посмотрела на него из-под опущенных ресниц, в ожидании подвоха, но мужчина не собирался спорить и был настолько увлечён делом, что даже не обернулся на довольно громкий вздох, вырвавшийся из горла.

На этом и договорились, а остальное время, вплоть до вечера, провели в жалких попытках отыскать хоть что-то съедобное. Далеко от амбара не отходили, опасались оставлять насиженное место без присмотра, да и мертвецы то и дело появлялись, выныривали из-за деревьев, норовя схватить за одежду и полакомиться свежей плотью. Мы убивали их, без лишнего шума и особого труда. Пользовались ножами, но на месте каждого убитого, внезапно, будто из воздуха, появлялись новые мертвецы. Они выскальзывали из-за частых деревьев, и нам приходилось отступать окольными путями, чтобы ненароком не привести к временному пристанищу. Некоторые, наиболее проворные, всё же подбирались к амбару, но ловушки, расставленные Мэрлом, работали, останавливали незваных гостей. Зомби напарывались на заострённые палки и не могли протиснуться дальше заросших кустов орешника. Там-то мы их и добивали, пронзали головы и сбрасывали обездвиженные прогнившие тела вниз к оврагу.

Всё получилось, и Мэрл ходил довольный, постоянно напоминая о своей незаменимой персоне. Вот только мертвецы так и тянулись из леса. Они приходили со стороны тюрьмы, прямо с востока, откуда мы и прибежали несколько дней назад, поэтому, в спешном порядке, было решено, немедленно отправиться навстречу небольшой группе ходячих и отвести южнее, к железнодорожным путям. Мэрл не сомневался, что дорога поблизости, а я решила довериться и прислушаться, в надежде разузнать хоть что-то о своих родных.

— Держимся рядом, не теряем друг друга из виду, — предупредил Диксон, взмахнув рукой и вонзив острие в первого попавшегося мертвеца.

Я кивнула и тоже бросилась навстречу опасности, в противоположную сторону от Мэрла, ближе к деревьям, откуда и выползали ходячие. Их было немного, примерно две дюжины. И мы быстро справились, но не остановились на достигнутом. Перебить зомби, — тоже мне, проблема, — главное, отвести полуразложившиеся трупы с непролазной тропы, прямо к оврагу. Мэрл оказался прав: свалившись в вязкую топь, им будет уже не выбраться, да и вскарабкаться по отвесному склону не получится. Мертвецы попадут в ловушку и застрянут. Чем не выход из положения?

Вскользь переглянувшись, мы, не проронив ни слова, обогнули амбар и выбежали на просеку с восточной стороны. Мэрл прижал пальцы к губам и громко свистнул, едва не оглушив меня. И так несколько раз подряд. Старания не прошли даром. Мертвецы медленно потянулись с опушки и засеменили следом за нами.

— Далеко не пойдём? — негромко спросила я, поравнявшись с мужчиной.

— Нет, только до палатки, — отозвался Диксон, проигнорировав моё недоумение. — Там посмотрим, не наткнулся ли кто из группы на укрытие, а затем быстро оторвёмся от зомбяков и вернёмся в амбар.

Я не хотела приближаться к злополучному месту, снова вспоминать о пережитом ужасе, но судя по всему, выбора не было. Терпение и невозмутимость. Мне стоило попытаться проявить сдержанность и победить в себе забитую девчонку.

— Их всё больше, — подметил Мэрл, оглянувшись, — но нам не о чем волноваться. Уйдём без проблем.

— Как же всё это знакомо, — внезапно выпалила я, крепко сжав в ладони рукоять ножа, — будто бы и не было недель, которые мы с братом провели в тюрьме. Бесконечное бегство.

— Мир изменился, Белоснежка, — мужчина пожал плечами, — либо ты, либо тебя. Теперь работает лишь это правило.

— Знаю.

Смеркалось, а мы только добрели до невысокого склона, где и была оставлена палатка. Я завидела грязный тент ещё издалека и внутренне занервничала, волей-неволей, но на мгновение всё-таки мысленно вернувшись к страшным событиям. Благо, хрипловатый голос Мэрла не позволил углубиться в себя, а почти сразу вернул к реальности.

— Никого, — подытожил он, мельком заглянув внутрь. — Здесь не останавливались.

— Значит, не судьба нам встретиться, — с грустью промолвила я и резко отвернулась, смахнув одинокую слезу со щеки. — Неужели Рик и остальные ушли так далеко? Не могли же они…

— Не время, милочка, — грубо прервал Мэрл, бессовестно толкнув рукой в плечо, — пора возвращаться. — Я бесшумно втянула воздух через ноздри и на секунду прикрыла глаза. — Ну, или можешь остаться. Вернёшься, когда успокоишься.

— Нет, идём.

И снова мне пришлось проглотить обиду, комом вставшую поперёк горла, а потом и вовсе связавшую лёгкие в тугой узел. А Мэрл улыбался, ехидно и цинично, будто и не знал, что я пережила на этом самом месте.

— Отлично.

Он развернулся и быстро зашагал в противоположном направлении, в то время как я немного постояла на месте, почти не обращая внимания на гортанные хрипы мертвецов, выскользнувших из-за палатки. Большая часть ушла южнее. У нас получилось отвести ходячих подальше от амбара, но, видимо, некоторые снова отбились и расслышали голоса.

— Ладно…

Я тяжело вздохнула и, смахнув очередную слезу, решительно обернулась, в два счёта пронзив головы троих зомби, но на этом не остановилась. Опустилась на колени, схватилась пальцами за окровавленные волосы одного из мертвецов, а потом нанесла примерно с десяток глубоких ударов прямо по лицу и шее, раскромсав на множество частей. Я выпустила пар, но не ощутила должного облегчения, лишь сильнее расстроилась, беззвучно разрыдавшись над трупом.

Постепенно лес опустился во мрак. До амбара было рукой подать. Я хорошо знала направление, запомнила дорогу, но почему-то не спешила возвращаться. Так и просидела у палатки ещё несколько минут, в безмолвной тишине всматриваясь в ночное небо. Лёгкие, едва уловимые блики озаряли мрачные тучи, незаметно застлавшие звёзды; в воздухе запахло озоном, а ветер совсем стих, и вокруг стало так тихо и спокойно. Одиночество. Нет, я бы не хотела провести отведённое время в отшельничестве, но внезапно ощутила себя такой свободной. Неведомый груз свалился с плеч, и стало куда легче дышать.

Близилась буря. Да и оставаться в лесу было небезопасно, поэтому пришлось подняться и направиться назад, к амбару. Наверняка Мэрл не расстроился, когда вдруг обнаружил моё отсутствие, а, может, и вовсе порадовался, рассчитывая облегчить себе задачу. Однако, нет, я вернулась. Молча вышла на просеку и разглядела амбар в полумраке, тотчас же вздрогнув от лёгкого испуга, расслышав отдалённые раскаты грома. С детства гроза вызывала на душе неприятные ощущения. Я всегда стремилась зарыться с головой в одеяло и, свернувшись калачиком, переждать бурю в тепле и безопасности…

Неожиданно, громкий хруст ветки привлёк пристальное внимание, и я резко обернулась, всмотревшись в темноту, но ничего разглядела.

— Мэрл? — голос дрогнул.

Никто не ответил.

Я не стала дожидаться, сорвалась с места и быстро миновала просеку. Обернулась — никого. А тем временем задул сильный ветер, небо озарилось множеством ярких паутинок, которые осветили кусты и деревья; прерывистые раскаты грома становились всё ближе, громче и отчётливее. Природа разбушевалась и заглушила посторонние звуки, оставив меня совершенно беззащитной перед лицом неоспоримой опасности. Ходячие. Они появились словно из воздуха. Я не успела и глазом моргнуть, как у самого уха раздался гортанный хрип, чьи-то склизкие пальцы ухватились за шею и потащили вниз. Времени на раздумья не было, пришлось действовать наобум. Стиснув зубы, мне удалось вывернуться и ударить мертвеца ножом в шею. Кровавые брызги разлетелись во все стороны, оросив не только лицо, но и тело. Они стекли по коже до самого нижнего белья. Но и тут я не растерялась. Сначала несколько раз обернулась вокруг, осматривая просеку, благо, яркие вспышки ненадолго, но всё же озарили темноту, поэтому и удалось разглядеть остальных мертвецов. Они были совсем близко. Примерно с десяток, точно не увидела, но постепенно расслышала громкий гогот и поняла, что окружена. Бежать было некуда. Пришлось отбиваться наотмашь. Я махала ножом, отпихивала ходячих, а раскаты грома становились всё громче; молнии, будто праздничный фейерверк, рассекали небосвод, накаляли и без того напряжённую обстановку.

И было страшно. Безумно. Один из мертвецов подобрался слишком близко и повалил на землю. Я вскрикнула от испуга и попыталась вырваться, но их оказалось слишком много, куда больше, чем могла себе представить. В свете молнии, искажённое, местами изуродованное лицо, вселило бескрайний ужас, и я увидела зубы, разглядела их почти у самого носа, едва не задохнувшись от нахлынувшего страха. Наверное, это продлилось лишь мгновение, но мне показалось, будто вся жизнь пронеслась перед глазами. Резкий толчок, затем удар в грудь и мертвец затих. Я отчётливо ощутила, как по телу заструились кровавые ручьи, омывшие шею и плечи. Все закончилось, но гниющее лицо по-прежнему стояло перед глазами!.. Разгуливать по лесу в сумерках было очередной идиотской затеей. О чём я только думала?!

— Вставай! — рявкнул Мэрл.

Да, удалось распознать его голос, но тело словно приросло к земле. Я лежала и молча наблюдала за тем, как мужская фигура мельтешит перед глазами. Диксон стащил труп и отбросил в сторону.

— Эй, ты жива? — Он похлопал по щеке, и я моргнула, ощутив лёгкие прохладные капли, заморосившие по лицу. — Дура! Поднимайся! — Пошёл дождь. — Идиотка, да хоть представляешь, сколько бы проблем решилось разом, подохни ты от зубов ходячего?!

— Мог бы и позволить им разорвать на части, — равнодушно пробормотала я, кое-как поднявшись на ноги и уставившись на взбешённого Диксона. — К чему все эти напрасные приливы героизма?

Он впился в меня раздражённым взглядом и крепко стиснул пальцами локоть. Мы замерли на месте, в тишине, под проливным дождём, едва ли не в эпицентре природной стихии, но больше не произнесли ни звука, рассерженные и промокшие до нитки. Просто смотрели друг на друга. Застыли в молчаливой борьбе. И внезапно я впервые ощутила неуловимую, лёгкую дрожь, пробежавшую через всё тело и растворившуюся под коленными чашечками. Странное, щекочущее чувство пронзило кончики пальцев, и мне пришлось ухватиться за ворот мужской рубашки, в необъяснимом желании спрятаться от непогоды, уткнуться лицом в широкое плечо и выплакаться; вновь почувствовать поддержку и сочувствие. Но Мэрл был другим, не похожим ни на Майкла, ни на Рика, и даже на Дэрила. Грубый и неотёсанный мужчина, вот уже как в третий раз, спасший мою жизнь. Он не был приспособлен к ласке и, скорее всего, совсем не знал родительской любви.

— Нужно вернуться в амбар! — довольно громко предложила я, дрогнув плечами.

— Нет, тебе не помешает охладить свой пыл, да и смыть всю эту гадость. — Мэрл насильно приподнял мою голову за подбородок и заглянул в глаза.

— Мы здесь как на ладони! Нужно быть идиотом, чтобы оставаться под дождём!

— Или конченой дурой, шатающейся в потёмках, когда вокруг полно ходячих!

И снова я разозлилась не на шутку. Припомнила, как он оставил одну у палатки, сам предложил задержаться, а затем ушёл восвояси, и даже не обернулся, не дождался на просеке! Дэрил бы не поступил подобным образом. Никогда.

— Стой смирно, — добавил Мэрл, и я уловила настороженность в его глазах.

— Что…

— Помолчи!

Диксон силой одёрнул за руку и уставился на размашистые кусты, разросшиеся среди деревьев. Я немедля последовала его примеру, но не увидела ничего, кроме множества зеленеющих веток, то и дело клонящихся к земле под напором сильного ветра. Постепенно тучи уплывали, гром стихал, но молнии по-прежнему ярко озаряли просеку, а дождь всё лил как из ведра, омывая лицо, затем шею и плечи, вплоть до живота и бёдер.

— Здесь холодно!.. — промямлила я, почувствовав, как мышцы понемногу начинают сокращаться, а кожу покрывают неприятные мурашки.

Однако стоило лишь Мэрлу вновь заговорить, как страх вернулся. Всего три слова, и мужчина вооружился пистолетом.

— Мы не одни.

Я понятия не имела, каким образом Диксон умудрился разглядеть, а уж тем более расслышать присутствие посторонних, учитывая шумный дождь и ничтожную видимость в темноте, но вновь предпочла послушно замереть на месте и взволнованно оглядеть просеку. Никого. Ходячих не было видно, впрочем, как и людей.

— Стой здесь, поняла? — строго велел Мэрл, и я не нашла ничего лучше, как кивнуть в ответ, с опаской переминаясь с ноги на ногу.

Первым желанием было ринуться к амбару, запереться и переждать в тепле и безопасности, но я не смогла, не сдвинулась с места, боязливо наблюдая за тем, как Диксон медленно приближается к деревьям, направляя дуло пистолета в пустоту.

— Выходите! — громко потребовал он, взмахнув рукой. — Вас заметили.

Не дожидаясь появления неизвестных людей, я в отчаянии осмотрелась в поисках ножа, потерянного во время нападения мертвецов, но так и не смогла разглядеть лезвие в темноте. Гроза миновала. Молнии до сих пор сверкали на горизонте, но больше не освещали округу столь же ярко, как десять минут назад. А я осталась совсем без оружия.

— Вот так, медленно и спокойно.

Размеренный голос Мэрла снова заставил невольно поёжиться. Я обхватила плечи руками, окончательно продрогнув, как вдруг уловила очертания винтовки, показавшейся из-за кустарника, следом за едва различимым острым наконечником. Арбалет — я отчётливо разглядела оружие благодаря очередной неяркой вспышке, озарившей небосвод, а потом и мужскую фигуру, едва не подпрыгнув на месте от переизбытка внезапно нахлынувших эмоций. Это мог быть только он — Дэрил!

— Да ты меня разыгрываешь?! — раздался весёлый возглас старшего Диксона.

Он опустил оружие и ринулся навстречу мужчине, тем самым подтвердив догадки.

— Мэрл? — следом за размеренными шагами послышался и знакомый голос. — Это ты?

— Братец! Какая встреча!

Я не стала дожидаться особого приглашения. Сорвалась с места и ноги сами понесли через просеку, а уже через мгновение из леса вышел Дэрил, а следом за ним, — о, чудо, — показалась Бэт. Они выглядели измотанными и уставшими, промокли насквозь, точно как и мы, а ещё держались рядом, сжимали в руках своё оружие, будто единая команда.

— Шейлин?! — девушка первая заметила меня, и её лицо расплылось в счастливой улыбке. — Ты цела?

Бэт перекинула винтовку через плечо, — такая хрупкая и маленькая, примерно на голову ниже Дэрила, — а потом, уже приблизившись, крепко обняла за шею, чуть ли не сбив с ног. Я разделила её радость. Впервые, за последние дни скитаний, искренне улыбнулась, прижавшись лицом к девичьей щеке.

— Не могу поверить, что вы настоящие! — пролепетала Бэт, всматриваясь в моё лицо своими лучезарными глазами, переполненными неподдельным, искренним счастьем. — Мы уже отчаялись встретить кого-то из группы! — Она обернулась и смахнула волосы, прилипшие к лицу. — Дэрил, здесь Шейлин!

— Вижу! — Мужчина похлопал брата по спине и улыбнулся, заставив тело невольно содрогнуться от непередаваемой радости. — Вы живы.

Я отошла от Бэт, почти сразу же прильнув к промокшей рубашке Дэрила. Он был немногословен, как и всегда, но не поскупился на объятия, тесно прижав к себе за плечи и вскользь погладив по сырым волосам.

— Ты как? — младший Диксон обхватил рукой моё лицо, внимательно осмотрев чуть подсохшую рану на губе. — Всё в порядке?

— Да, — я кивнула, снова прижавшись носом к широкому плечу. — Рада, что вы нашли нас!

— Это было не просто! — заверила Бэт, в то время как мой взгляд замер на насмешливом лице Мэрла. — Перед грозой мы столкнулись с ходячими, а потом, когда пошёл ливень, услышали женский крик и сразу поняли, что это может быть кто-то из лагеря!

— Кричала Белоснежка, — уточнил старший Диксон, когда я уже выпустила его брата из объятий и заметно вздрогнула под довольно прохладным дуновением ветра. — Она наткнулась на кучку зомби. Мы расправились с ними.

— Правда? — Дэрил бросил беглый взгляд на своего брата, затем на меня, а потом лишь пожал плечами, попутно поправив арбалет за спиной. — Ладно, у вас есть укрытие? — Друг обернулся вокруг, и я заметила, как он взволнованно посмотрел на Бэт. — Мы почти не спали прошлой ночью. Ходячих было слишком много.

— Да, амбар за просекой, — Мэрл махнул здоровой рукой. — Девчонка покажет, правда ведь, сладенькая?

— Конечно. — Я одарила мужчину надменным взглядом, но он лишь скривил губы в ответ. — Идите за мной.

Дэрил и Бэт послушно направились следом, а Мэрл помедлил. Я отвернулась, но краем глаза заметила, что он не шелохнулся, исследуя пытливым взором наши спины. Да, ничего не стоило ощутить на коже обжигающий взгляд Диксона. Наверное, я уже привыкла к этому, но вот уже как несколько секунд, по неведомой причине, никак не могла позабыть о весьма странных и необычных ощущениях, пронзивших тело насквозь, стоило лишь Мэрлу дерзко оторвать от земли и крепко схватить за локоть. Дождь. Я до сих пор чувствовала крупные капли на своей коже и содрогалась изнутри от озноба. Странные ощущения. Удивительные. Они появились из воздуха и растворились в ночной тиши, оставив немало пищи для размышлений.

Глава 11

— Значит, всё это время вы были вместе? — спросил Дэрил, когда настала моя очередь спрятаться за креслом и, наконец, избавиться от мокрой одежды. — Выбрались и зашли так далеко?

— Ага, — охотно отозвался Мэрл, и я невольно представила, как мужское лицо исказилось уже привычной насмешливой улыбкой. — Белоснежка освободила из заточения, и мы вместе бежали из тюрьмы. Путь был не близким, но удалось отыскать этот амбар, а с ним и кучу ненужного барахла.

— Наверное, это была чья-то заначка, — угрюмо предположил младший Диксон. — Удача подвернулась как раз кстати.

— И нам пригодилась сухая одежда, — подхватила Бэт.

Она была рада очутиться в тепле, встретиться с нами, хотя, скорее всего, чуть-чуть побаивалась Мэрла, впрочем, как и многие из группы. Нет, я не видела лица девушки, но отчётливо различала нотки облегчения и едва уловимой грусти в словах. Мы смогли отыскать друг друга. И, несмотря ни на что, этот день закончился хорошо.

Я не хотела оставаться обнажённой слишком долго, поэтому сразу, как стянула с плеч мокрую ткань, схватила одно из полотенец и наспех промокнула кожу. Тёмно-серые ворсинки немедля приобрели грязный оттенок. Мне удалось без особого труда убрать с груди и живота большую часть крови, но местами пришлось постараться и натереть кожу до красноты, особенно в области шеи. Вот они, последствия встречи с мертвецами. Я беззвучно вздохнула и посмотрела на сухую одежду. Мы отыскали затасканные мужские майки и рубашки, в основном большого размера, а также несколько пар застиранных брюк и удлинённые шорты, которые идеально подошли Бэт. Да и выбирать было не из чего, пришлось довольствоваться малым. Возможно, завтра погода прояснится, одежда высохнет, и я смогу избавиться от бесформенного «мешка», насквозь пропахшего плесенью и сыростью.

— А мы бежали слишком долго, — вновь заговорила Бэт, когда я молча выскользнула из-за кресла и приблизилась к невысоким жердям у ворот, чтобы развесить мокрую одежду, — спали по очереди и совсем мало. Ходячие были повсюду. — Она заметно содрогнулась, наверное, припомнив о не самых приятных минутах, и подставила руки к огню. — Хорошо, что мы встретились, и вы живы.

— А остальные? — Я опустилась на пол между девушкой и Мэрлом, с надеждой взглянув на собеседницу. — Вы видели, что стало с Майклом или Риком? Они спаслись?

— Мы… — Бэт бросила беглый взгляд на Дэрила, который, в свою очередь, опустил руки на подогнутые колени, с тревогой уставившись на извилистые языки пламени. — Отец погиб, — её голос дрогнул, — от руки Губернатора. Он обезглавил его. Я увидела это и, не знаю, что произошло, но никак не могла сдвинуться с места, пока Дэрил насильно не увёл в лес.

— Ох, Хершел… — сбивчиво промолвила я, ощутив, как приставучее чувство тревоги снова одолевает грудную клетку. — Мне очень жаль!

— Ничего уже не поделаешь, — девушка пожала плечами и с грустью посмотрела на меня. — Все уходят, но я счастлива, что нам удалось отыскать вас.

Глаза её быстро наполнились слезами, но искренняя улыбка, появившееся на лице, с лихвой искупила все незаслуженные страдания. Бэт не лгала. Она была рада встрече и, наверное, даже не представляла, насколько в этом похожи наши чувства. Я смогла вздохнуть спокойно, хотя бы на непродолжительное время, пока известие об убийстве Хершела не подтопило уверенность в благополучии родных.

— Но как же Карл и Джудит? — взволнованно спросила я, изучая взглядом лица друзей. — Они были с вами. Что стряслось?

— Мы отдали Джудит в руки Кэрол, — на этот раз заговорил Дэрил. — Ей пришлось бежать вместе Гленном и Мегги. Не знаю, живы ли они. — Он виновато посмотрел на меня и снова опустил голову, спрятав лицо за спутанными волосами. — Прости.

— Ой, да хватит вам сопли разводить, — вставил своё слово Мэрл, вынудив брата выпрямиться и обратить на себя внимание. — Живы они или мертвы — без разницы. Вы больше никогда не встретитесь. Все разбежались, и пора двигаться дальше.

— Ты, наверное, хотел сказать: выживать? — недовольно подметила я, скривив брови. — И, да, мы встретимся с остальными. Рик и Майкл найдут нас, как сделали Дэрил с Бэт. Возможно, они сейчас где-то поблизости отбиваются от мертвецов.

— Не хочешь отправиться на поиски? — язвительно предложил старший Диксон, сознательно напомнив о былых невзгодах и необдуманных поступках.

— Мы все будем искать, — заверил Дэрил, тем самым чуть усмирив мой пыл. — Переночуем здесь, отдохнём, а завтра решим, как быть и в каком направлении двигаться дальше.

— Да ладно, брат! — Мэрл поднялся на ноги и с изумлением посмотрел на Дэрила. — И ты туда же? Что же произошло за последний год? Совсем размяк, а? Потерял не только достоинство, но и здравый смысл? — Мужчина сплюнул прямо в костёр. — Мы должны подумать о себе. Похуй на остальных. Это не наша забота.

— Раньше — нет, теперь — да.

Я незаметно переместилась на тот самый тюфяк, брошенный неподалёку от входа, и закуталась в тёплый плед, молчаливо наблюдая за негодованием Мэрла и невозмутимостью Дэрила. Постепенно болезненная пульсация в висках только усиливалась, пламя казалось слишком ярким; глаза увлажнились. Я прикрыла веки и попыталась согреться, но внутренняя дрожь стискивала мышцы, в то время как Мэрл всё не унимался.

— Так ты от доброты душевной? — воскликнул Диксон. — Решил перед смертью заняться благотворительностью, да? Этому тебя шериф научил, после того, как бросил меня подыхать на крыше?!

— Мы возвращались, брат, и все уже говорили об этом, — напомнил Дэрил, без особого энтузиазма, — а ты отрезал себе руку, сделал это сам, причём ещё до того, как они ушли. Напросился, иначе бы Рик не приковал к трубе наручниками. Уж я-то тебя знаю. Вспыльчивость и самолюбие ещё никому не приносили ничего хорошего. А ты только и ищешь повод, чтобы поорать и продемонстрировать презрительное отношение к окружающим. Но время изменилось, больше нет старых дружков, не перед кем красоваться. Успокойся, и давай лучше вместе решим, как быть дальше.

— А, знаешь, — медленно протянул Мэрл, зловеще посмеиваясь, — вы с шерифом совсем спелись, — он поднял здоровую руку и скрестил два пальца, прежде чем поместить их в рот и похотливо облизать, — сблизились, стали единым целым, как инь — янь. Дэрилина, ты по-прежнему уверен, что не потерял свои яйца?

— И что дальше? Будем перебирать все варианты, мм? — Дэрил поднял голову и посмотрел на брата. — Или, может, ты впервые за всю свою жизнь совершишь стоящий поступок и попытаешься поддержать?

— Да, — немедля отозвался старший Диксон, попутно схватив винтовку и широким шагом направившись к воротам, — пожалуй, обойду амбар несколько раз, соберусь с мыслями, прежде чем ты сообразишь, что к чему, и сгребёшь свои манатки до рассвета!

— Мы поможем Шейлин и Бэт отыскать родных, — невозмутимо заверил Дэрил, и я невольно улыбнулась, обратив внимание на побагровевшее лицо Мэрла, в ту самую секунду, как он вышел на улицу и с грохотом захлопнул ворота.

— Конечно, если не передохнем раньше времени!

Это были последние слова, которые мне удалось расслышать. За стенами всё ещё моросил дождь, поэтому глухой шум стремительно поглотил недовольное бурчание. Амбар опустился в тишину, лишь пламя догорало неподалёку и успокаивало своим ненавязчивым треском. Я заметила, как Бэт устроилась в кресле, зарывшись с лицом в одно из больших махровых полотенец, а Дэрил так и не сдвинулся с места, задумчиво изучая взглядом едва уловимые языки пламени. Он переживал не только за нас и группу, но и за брата. Я не сомневалась в своих догадках, однако не решилась лезть в душу с расспросами или утешением. Все мы устали, выбились из сил. Вот и Диксону следовало отдохнуть, хотя бы несколько часов.

— Он тебя не трогал? — неожиданно, тихий голос Дэрила заставил вздрогнуть.

— Что? — Я приоткрыла глаза и посмотрела на друга.

Он отвернулся от костра и опустился на локоть таким образом, что наши лица оказались примерно на одном уровне.

— Твоя губа, — Дэрил прикоснулся кончиком пальца к уголку своего рта, — вот здесь. Это сделал Мэрл?

— Нет, — я отрицательно покачала головой и положила руки под щёку, — ты его недооцениваешь.

— Разве? — Мужчина приподнял левую бровь.

— Твой брат мудак, но стоит отдать должное, ведь он не раз спасал мою жизнь.

— Мэрл успокоится, — заверил Дэрил, запрокинув голову к потолку, — и под утро сменю его, а вы отдыхайте. Завтра будем решать, что делать дальше.

— Договорились.

Я приподняла уголки губ в слабой улыбке, от чистого сердца, мысленно, отблагодарив Дэрила за неоценимое присутствие не только в амбаре, тем дождливым вечером, но и в моей жизни. Хороших, по-настоящему отзывчивых людей осталось немного, и мы были тому явным подтверждением. Ну а Мэрл оставался неотъемлемой частью своего брата, его тёмной стороной, с редкими проблесками света и надежды. Дэрил дорожил настоящим, он любил нашу группу, но и не мог отвернуться от Мэрла. Да, именно таким я видела своего друга, даже не сомневалась в его искренности и чистоте намерений. Прошлое уже не играло никакой роли, ведь мы все выживали в настоящем.

— Спокойной ночи, — послышался мелодичный голос Бэт.

— И тебе того же.

Я не смогла сдержать улыбку, с твёрдым ощущением, что теперь-то всё непременно наладится, и жизнь станет совсем другой, куда более приятной, в обществе уже полюбившихся людей. И мы обязательно отыщем остальных. Я обниму Майкла, возьму на руки Джудит и уложу её спать, а Рик опять воодушевит остальных своей речью о лучшем будущем, о новом доме и счастливой жизни подальше от людской тирании и ходячих мертвецов. Вместе всё получится. О, да, так оно и будет. Уже с завтрашнего дня. И навсегда.

***

16 мая

К сожалению, вопреки всем желаниям и надеждам, мы не двинулись в путь ни наутро, ни через сутки, и даже не спустя несколько дней. Остались на месте. Дэрил предположил, что покидать надёжное укрытие неразумно, по крайней мере, пока не удастся отыскать следы или какие-либо зацепки, касательно остальной группы. Он не согласился с братом, не стал отговаривать нас от затеи, но всё-таки попросил для начала осмотреться, побродить по окрестностям, понаблюдать, собрать припасы, а потом уже и двинуться в дорогу. Мы с Бэт не стали возражать и безоговорочно согласились с другом, а Мэрл лишь посмеивался в сторонке, прозвав Дэрила новоиспечённым Иудой. Младший Диксон отказался покидать амбар, но и брата не поддержал, не бросил в беде, за что и получил незаслуженное прозвище, в устах Мэрла прозвучавшее больше как глупая насмешка, нежели намеренное оскорбление и переход на личности. Он подтрунивал над Дэрилом, постоянно задирал, пытался соревноваться даже в таких мелочах, как добыча пропитания, частенько спорил о верности выбранного направления, а сопровождалось это немалой долей сарказма. Но Дэрил, видимо, привык. Он лишь усмехался в ответ и просил смириться с неизбежностью, постоянно напоминал о том, что все мы когда-то привыкали, и это не обойдёт стороной Мэрла, однако тот отнекивался и постоянно напоминал о своём ужасном характере.

Мы с Бэт часто переглядывались, но не обсуждали мужчин на виду, только наедине, слишком редко. Дежурили парами, в основном по ночам у амбара прогуливался Мэрл, а под утро эстафету принимал Дэрил; зачастую я выходила вместе с младшим Диксоном по вечерам. Мы вдвоём бродили по лесу, осматривали территорию вблизи просеки, но за все четыре дня так и не смогли обнаружить присутствия живых людей. Дэрил находил следы, принадлежавшие либо животным, либо мертвецам. А в остальном — пустота. Ни единой зацепки. Я неминуемо расстраивалась, но Бэт подбадривала, не позволяла пасть духом. И правда, она была лучом света в непроглядном тёмном царстве. Мы улыбались друг другу, и как ни странно становилось легче. Жаль, что ненадолго. Ночами я часто не могла заснуть, думала о Майкле и остальных, переживала и мысленно молила бога о снисхождении. Иногда мучили кошмары. Снилось, будто все погибли, и осталась только я, совсем одна, а призрак Мэрла бродил следом и нашёптывал на ухо о том, что был прав с самого начала. Все умерли. Больше некого искать.

По утрам меня переполняли надежды, но уже ближе к ночи, когда очередной день проходил безрезультатно, расстраивалась и грустнела на глазах, хотя и старалась не подавать виду. И мы жили вчетвером, по крайней мере, трое. Мэрл держался в стороне, особо не болтал, только поглядывал исподлобья, и каждый раз его взор менялся от иронии до глубокой ненависти. Он был странным — мужчина-хамелеон. Ежистый снаружи и вечно спорящий с собой в незримой борьбе. Да, именно таким я видела Мэрла, думаю, что и Дэрил считал так же, а вот Бэт попросту сторонилась мужчины. Она опасалась, и не зря, поэтому и не выходила на дежурство вместе с ним, только с Дэрилом. А у меня попросту не было выбора. За девять дней мы, мало-помалу, но привыкли к обществу друг друга. Я больше не реагировала на его придирки, садилась у амбара и всматривалась в ночную темноту, прислушивалась к каждому отдалённому звуку и молила бога пережить ещё один день; втайне наблюдала за старшим Диксоном, испытывая странное душевное волнение никак не связанное со страхом.

Мы добывали пищу: охотились. Я ставила силки, Дэрил проверял ловушки, а Мэрл подстреливал белок и другую живность подальше от амбара, собирал добычу и скрывался как можно быстрее, пока толпа зомби не наведывалась на громкие звуки. И дни шли своим чередом. Ничего не происходило. Мы сидели на месте, ночевали в амбаре, но я по-прежнему не ощущала себя в полной безопасности, чего нельзя было сказать о Бэт. Она не стала зацикливаться на прошлом, оставила позади свои потери и с улыбкой на лице приняла скорбь, как неотъемлемую часть себя. Люди уходили, исчезали, умирали, но неизменно оставались в наших сердцах. В этом Бэт была права. Они жили в сердцах, а тёплые воспоминания согревали душу, когда становилось совсем тоскливо. Но, ведь, и правда, в самые грустные и тревожные моменты я мысленно обращалась к отцу и матери, вспоминала приветливые голоса, и становилось легче. Теория работала.

— Мы найдём их, Шейлин, — твёрдо повторяла Бэт, и я верила.

— Конечно, однажды все встретимся.

Мы улыбались друг другу, поддерживали не только физически, но и морально. В такие моменты Мэрл выходил из амбара или тоскливо закатывал глаза, а Дэрил мельком поглядывал на Бэт, потом на меня, но сохранял молчание. Он думал о своём и частенько засиживался у костра, то в одиночку, то вместе с Бэт. Со временем я стала довольно часто видеть их вдвоём: у амбара, на просеке, а порой и на дежурствах, — интересное наблюдение. А я лишь молча улыбалась. Ничего не говорила и не расспрашивала, читала по их лицам, замечала по жестам, словам и интонациям. Эти двое сблизились, и произошло это не за несколько суток; намного раньше, ещё среди, как тогда казалось, безопасных тюремных стен. Я была рада, искренне, без тени зависти и обиды. Нет, только не на Дэрила и Бэт. Они понравились друг другу? «Малышке» Грин удалось залезть в душу Диксону? Прекрасно. Да и кто знал, возможно, чувства именно то, что и было необходимо в сложившихся обстоятельствах? Мы все нуждались в заботе, так кто бы осмелился осуждать? Только не теперь, когда мир изменился почти до неузнаваемости.

И я улыбалась. Часто лежала и смотрела в тёмный потолок по ночам, представляла будущий дом и мечтала; засыпала с мыслями о новом мире.

— Так жаль, что мы не смогли предать отца земле, — тихо поделилась Бэт одним солнечным днём.

Мужчины покинули лагерь и отправились на разведку, позволив нам, наконец, поговорить по душам наедине. Девушка сидела на коленях и осторожно нарезала мясо кролика на мелкие части, в то время как я разжигала небольшой костёр, впервые на улице, а не в амбаре.

— Уверена, что выбора не было, — участливо ответила я, сочувственно поглядев на Бэт.

В этом наши судьбы оказались похожи. Мы обе потеряли своих родителей.

— Да, но иногда мучает чувство вины. Знаю, надо жить дальше, и я стараюсь, но всё равно вспоминаю о тюрьме и об остальных…

— Мы найдём их, — вновь пообещала я, но больше себе, нежели девушке, — вот увидишь.

— Конечно, если уживёмся с Мэрлом. — Бэт улыбнулась и закатила глаза, изобразив старшего Диксона.

Я рассмеялась.

— Он уже сдался, поверь, ведь и по сей день остаётся, не уходит.

— Это только из-за Дэрила.

— Но он здесь ради нас, не так ли? — Я посмотрела на девушку. — Дэрил рядом, а Мэрл не бросит брата. Не в этот раз.

— Почему ты так считаешь? — искренне удивилась девушка, откинув белокурую прядь за плечо.

— Мэрл любит брата, поверь, это так.

— Но, как же… — она запнулась на полуслове, а потом, виновато взглянув на меня, тихо продолжила: — Как ты выжила вместе с ним? Мэрл же ведёт себя, как… кхм. — Бэт осеклась и облизала губы, опасливо осмотревшись по сторонам.

— Привыкла, — я, как ни в чём не бывало, пожала плечами, и невольно припомнила о проливном дожде, который застал врасплох после сражения с зомби, — и только.

Мы немного помолчали. Неловкая тишина, которая, благо, продлилась недолго.

— Рада, что вы пришли, — честно призналась я, искренне улыбнувшись. — Теперь живётся куда лучше, правда. На самом деле, пришлось привыкать, ну, ты видела, как Мэрл общается. Временами, конечно, хотелось врезать, но удалось сдержать себя в руках, ведь без него я бы не выжила, понимаешь?

Наши глаза встретились, и Бэт качнула головой.

— Да, как и мне бы не удалось выжить без Дэрила.

— Да, теперь Мэрл хотя бы не лезет со своими предложениями бросить нас на съедение ходячим, — смешок слетел с моих губ, — можно подумать, что Дэрил бы решился на такой поступок.

— Он совсем другой, не похож на брата: заботливый, отвечает за свои действия, старается делать добро и любит слушать, но, — Бэт закусила нижнюю губу, обронив едва различимый смешок, — иногда всё-таки чем-то напоминает Мэрла.

— Ну, они же братья.

И мы тихонько рассмеялись, опасаясь привлечь внимание ходячих или, что ещё хуже, людей Губернатора. В последние шесть дней всё было спокойно. Никто не проявлял интереса к старому амбару, не замечал ветхое строение за размашистыми деревьями и пышными кустами, а это, несомненно, было нам только на руку.

— Как думаешь, Рик и остальные смогут отыскать наше временное пристанище? — с надеждой спросила Бэт, когда костёр разгорелся, а мясо было порезано. — Или мы так и останемся вчетвером? Нет, я верю в лучшее, но хотелось бы узнать твоё искренне мнение.

— Мы можем только надеяться, — я пожала плечами и села прямо на траву, подставив лицо тёплому ветру.

— Иногда кажется, что нам стоит остаться здесь, Шейлин, — шёпотом призналась девушка, забросив маленькие кусочки мяса в воду, подогретую прямо в пустой банке из-под консервов, — состариться.

— Мы найдём место куда лучше, чем этот древний барак, — пообещала я, опустив руку на плечо своей собеседницы, — вот увидишь. Это не конец.

Бэт быстро закивала и смахнула одинокую слезу, скатившуюся по бледной щеке, а потом лучезарная улыбка вновь озарила её лицо и пробудила в душе непередаваемую теплоту. Я почувствовала себя лучше, намного, и воодушевление заполнило сердце наравне с благодарностью и родственными чувствами к своим спутникам. Без сомнений, мне посчастливилось встретиться и подружиться с невероятными, прекрасными людьми, и даже Мэрл не казался таким уж исключением. Я была признательна ему за присутствие и неоднократное спасение не только от ужасных людей, но и от ходячих мертвецов. В конце концов, все мы оказались не в самом лучшем положении, вот только многих это закалило, ну а остальные были вынуждены скитаться в поисках своего истинного «я».

— Ох, спасибо, Шейлин, — Бэт быстро собрала волосы в невысокий хвост и вернулась к обеду, попробовав бульон. — Мне бы тоже не мешало научиться охотиться.

— С удовольствием покажу, как ставить силки на кроликов, если появится желание.

— Да, — её глаза засияли, — конечно!

— Тогда договорились.

Я вздохнула с воодушевлением и совсем новым приливом всепоглощающей надежды. Вместе у нас получится. В этом не было сомнений, по крайней мере, в те спокойные минуты, когда мы сидели у амбара и болтали о всяких мелочах, как старые подруги, не имевшие ни разницы в возрасте, ни каких-либо иных причин для отчуждения. Мы были друзьями. Чем же не лучшее начало для длительных и плодотворных взаимоотношений?

***

17 мая

Накануне, Дэрил и Мэрл вернулись уже в сумерках. Обед давно остыл, а ужин мы не приготовили; были сильно взволнованы неожиданно затянувшимся отсутствием мужчин, но оставить амбар так и не решились, опасаясь, что братья столкнулись с людьми Губернатора и попали в засаду. Нашему появлению они бы точно не обрадовались, поэтому было решено ждать до темноты, а уже потом, если мужчины так и не вернутся, выдвигаться на поиски. Благо, самые страшные опасения не подтвердились. Диксоны явились на закате, взволнованные и уставшие. Они поведали о том, что в целом наши догадки оказались верны, и по пути не посчастливилось столкнуться с чужаками. Филипа среди них не было, впрочем, как и кого-то из группы. Странные люди, возможно приспешники Губернатора. Братьям пришлось затаиться и просидеть некоторое время в низине оврага. Оружия было мало, да и неизвестно, кого незнакомцы поджидали. Однако удалось выяснить, что неподалёку от амбара, ближе к дороге с восточной стороны, расположено заброшенное поселение, где чужаки успели неплохо поживиться.

Совпадение? Нет, я так не думала. Возможно, эти люди были каким-то образом связаны с насильниками, обжившими палатку и вдоволь поиздевавшимися надо мной, или же незнакомцы знавали местных, тех самых, кто сбросил вещи в амбаре. Стоило лишь нам попасть в подгнившее помещение, как с первого взгляда стало ясно — это чужая территория. Но выбора не было, пришлось остаться, подвергнуться риску!.. Повезло, что день выдался тёплым, и удалось переодеться в свои вещи. Не хватало только сорваться с места и бегать по лесу в непрактичной и неудобной одежде.

— А ведь говорил, нужно уходить отсюда, — недовольно пробурчал Мэрл, скосившись на брата. — Эти люди могут быть опасны.

— Мы будем вести себя тише, — невозмутимо отозвался Дэрил, отправив двумя пальцами сразу несколько кусочков мяса в рот, — будем чаще обходить амбар и меньше стрелять из винтовки по всяческой живности.

— Хочешь, чтобы я с ножом за белками гонялся? — вознегодовал Мэрл, и его лицо приобрело крайне озадаченное выражение. — А не проще ли свалить, пока не поздно, а?

— Мы уйдём, но только если обнаружим более подходящее место для жилья.

— Неподалёку есть поселение, ты сам слышал тех парней. Возможно, там отыщем транспорт, машину, например. Сможем свалить подальше!

— Мы не уедем без группы, не бросим остальных! — вставила своё слово Бэт.

— Конечно, это исключено, — подхватила я, мягко улыбнувшись девушке, а также не без удовольствия подметив, насколько изменилось выражение лица старшего Диксона.

— Да пошли вы, кучка идиотов.

Я прислонилась спиной к деревянной стене и приподняла уголки губ в слабой улыбке, вспомнив, как Мэрл стремительно покинул амбар.

«Он вёл себя слишком импульсивно, почти всегда шёл на поводу у безудержных эмоций, вспыльчивый и непредсказуемый. Иногда Мэрл даже умудрялся удивлять, приносить неплохой улов, но чаще только раздражал и вызывал очень много необъяснимых эмоций».

Я снова попыталась записать последние события хотя бы в двух словах, но, по неведомым причинам, стала замечать, что акцентирую больше внимание на старшем Диксоне; зачастую повторяю одни и те же слова, вроде: вспыльчивый, неуправляемый, идиот, и многое в этом роде. Стоило заметить, что и чувства во мне просыпались весьма противоречивые. С какой-то стороны, Мэрл не только отталкивал, но и привлекал к себе неоспоримое внимание. И я мучилась, переживала из-за бесчисленных противоречий, которыми, безусловно, страдала с далёкой юности, в то время как Бэт проводила минуты в компании Дэрила. Они о чем-то беседовали, сидели у огня, совсем неподалёку, но я не могла разобрать ни слова, лишь только различала улыбки на лицах и мысленно радовалась, что хоть кому-то повезло ощутить себя счастливым в ту прохладную весеннюю ночь. Нет, они не высказывали своих чувств, не говорили об этом, однако и слепому бы стало ясно, взглянув хоть раз, что эти двое обнаружили нечто общее. Бэт умудрилась понять Дэрила, пробраться в его потаённую душу, ну а он, в свою очередь, проникся к девушке искренней симпатией. Да, именно так мне виделись их близкие отношения, уже давно не имевшие ничего общего с дружбой. Наверное, поэтому я и решила покинуть амбар, хотя бы на некоторое время, позволив им провести минуты в приятном одиночестве.

На улице уже стемнело. Сиротливые облака застлали небо, скрыли звёзды и прибывавшую луну, даровав прохладу и лёгкий ветерок, мгновенно пробежавшийся по всклоченным волосам наспех собранным в высокий хвост на голове. Я дёрнула плечами, покрепче схватила винтовку и решила обойти территорию несколько раз, до возвращения Мэрла. Не хотелось снова сталкиваться с ним в потёмках и вместе заступать на ночное дежурство.

Тишина повисла в прохладном воздухе, и неожиданно я порадовалась своему внезапному уединению; направилась вперёд по протоптанной тропе, передвигаясь беззвучно и неуловимо, опасаясь привлечь внимание ходячих. И на душе было спокойно. Я словно уже смирилась со своей участью и мысленно радовалась очередному прожитому дню. Всё было спокойно. Мы жили вчетвером, лелеяли надежду отыскать и других, но в глубине души уже готовились покинуть обжитое место в поисках более надёжного укрытия. И так было понятно: амбар не простоит слишком долго, ведь многие балки прогнили, они рассыпались, местами трескались, а половицы то и дело хрустели под ногами. Да и опасная близость с чужаками настораживала. Однажды они, в конце концов, наткнутся на наше временное пристанище…

Я глубоко вздохнула, обошла вокруг амбара, а затем медленно вернулась к скрипучему крыльцу. Боже, ах эта благоговейная тишина. Мне захотелось немного посидеть на ступеньках и полюбоваться звёздным небом, иногда видневшимся из-за туч, но внезапно странный звук привлёк внимание, пришлось насторожиться, крепче сжать винтовку и обернуться вокруг, прежде чем разглядеть мужскую фигуру в полумраке.

Я не расслышала ни звука. Мэрл появился неожиданно, будто из воздуха. Он вышел к амбару, прямо из-за деревьев, и мне с трудом удалось разглядеть его лицо; узнала по голосу, а затем вздохнула с некоторым облегчением, осознав, что это не чужак забрёл на просеку. Всё было в порядке. Незачем дёргать остальных и звать на помощь.

— Тебя, что, выставили за дверь? — насмешливо, с присущей хрипотцой, поинтересовался Диксон, замерев совсем близко, всего в каких-то полуметрах от меня.

— Нет, захотелось осмотреться и убедиться, что мы все по-прежнему находимся в относительной безопасности.

Я пожала плечами, едва улавливая очертания мужского лица. Он смотрел прямо на меня, в этом не было сомнений, отчего лёгкая испарина мгновенно проступила на лбу, заставив почувствовать себя нелепо.

— Ну а что, не проще ли нам всем свалить из этого барака? Ты так не думаешь, красавица? — Мэрл склонил голову набок. — Ты вся продрогла. Неужто не согласишься и теперь оторвать свою сладенькую попку с насиженного места и поискать более подходящее укрытие.

— Мы не можем уйти без остальных…

— Ой, да что ты заладила? — Диксон опустил своё ружье на ступеньки, прежде чем вновь взглянуть на меня. — Они все либо мертвы, либо достаточно отдалились от дороги, ушли вглубь леса.

— Майкл не бросит меня. Ты не прав. — Я отрицательно покачала головой, в глубине души отчасти соглашаясь с мужчиной, но не разделяя его предвзятого мнения. — Рик не оставит нас.

— Если только не подумает, что вы мертвы.

И снова он ударил по больному, намеренно задевая старые раны.

— Почему нельзя было покурить где-нибудь подальше от амбара? — спросила я, всерьёз разволновавшись, но причиной тому стали не слова Мэрла и уж точно не сигарета, зажатая в его зубах.

Это было странное, зудящее чувство, свербящее где-то в области желудка. Мне сразу не понравилось это ощущение, поэтому пришлось покрепче обхватить винтовку пальцами и вздохнуть полной грудью, чтобы хоть немного унять внезапно нахлынувшее волнение.

— Тебе не нравится едкий дым или, быть может, всё дело в том, что наши голубки уже удовлетворяют друг друга? — Мэрл зажёг спичку и прикурил сигарету, а в свете лёгкого огонька, его глаза сверкнули дьявольскими искорками, заставив тело невольно содрогнуться, но уж точно не от страха.

Что это такое было? Чёрт возьми?

— Ты хоть когда-нибудь испытываешь угрызения совести? — несдержанно поинтересовалась я, отчаянно подавляя в себе необъяснимую дрожь и весьма странные ощущения в области грудной клетки. Казалось, будто все органы выворачивает наизнанку в предвкушении чего-то совершенно нового и настолько грандиозного. Нет, давненько я не испытывала ничего подобного, с момента апокалипсиса, это точно!

— А ты? — Мэрл выпустил в воздух белоснежные клубы дыма, тотчас же пронёсшиеся по моему лицу, а потом и по волосам. — Тебе бывает стыдно за собственные мысли, красавица?

— Иногда, — сдавленно ответила я, сильно поморщившись, — ведь не приходится так часто совершать необдуманные поступки.

— А хотелось бы?

Диксон вновь втянул никотин в лёгкие, я поняла это по едва различимым алым искоркам на тлеющей сигарете. Мы стояли слишком близко, в почти кромешной темноте, и только ощущали друг друга на расстоянии, с трудом различали очертания лиц, не видели глаз, только лишь темноту, которая будто бы ещё сильнее сгущалась и завлекала в свои объятия, пробуждала внутри совсем уж необъяснимые, потаённые желания. На мгновение я испугалась собственных мыслей, ибо явственно испытала непреодолимое влечение к мужчине, который молча наблюдал, будто выжидал чего-то. Напряжение. Я ощутила его в воздухе, между нами, словно множество невидимых нитей обвились вокруг тела, приковали к одному месту и не позволяли и шагу ступить.

— Ух ты, Шейлин, — протянул Мэрл, и голос его прозвучал куда мягче, чем прежде, — неужели пойдёшь на это?

— На что? — едва выговорила я, прерывисто вздохнув.

А тем временем Диксон бросил сигарету на землю и затушил сапогом, прежде чем прикоснуться своими огрубелыми пальцами к моему плечу и придвинуться ещё ближе. Я так и замерла на месте, подняла голову и уставилась на него вопрошающим взглядом. Мне стоило уйти? Да, наверное, следовало сделать это ещё несколько минут назад, до того, как воздух вокруг стал чересчур тяжёлым и тягучим.

— Ты чувствуешь? — прошептал Мэрл, лишив дара речи, едва ощутимо подтолкнув назад.

Я промолчала, послушно отступила и только через мгновение ощутила твёрдую опору за плечами. Амбар. Диксон прижал меня к деревянной стене и опустил руку на талию, скомкав ткань футболки в кулаке.

— И как же далеко ты готова зайти, сладенькая? — его голос был другим, не таким как прежде, более хриплым, надломленным и, на удивление, покладистым.

— Лучше вернуться, — сбивчиво вымолвила я, когда мужское дыхание опалило щёку, затем шею, а влажные губы коснулись ключицы и замерли в опасной близости от бешено вздымавшейся груди.

Это было откровением. Великим и неповторимым, истинным возбуждением. Я даже не вспомнила о насилии и потных лицах, издевавшихся над телом. Нет, не задумалась над этим, просто закрыла глаза, испытав неподдельное влечение. Мэрл, его горячее тело, дыхание и губы, пальцы, скользившие по обнажённой коже, обхватывавшие грудь, стискивавшие в своих объятиях. Да, я почувствовала желание и была готова воплотить их в жизнь, но во время остановилась, распахнула глаза и выскользнула из мужских рук; даже не обернулась, сгорая от стыда и досады, взбежала на крыльцо и скрылась в амбаре, едва не задыхаясь от неподдельного страха и чувства неудовлетворённости. Я хотела прикоснуться к мужскому телу, ощутить его внутри себя… О, да, влага между бёдер только лишь подтверждала собственные мысли. Мы едва не занялись сексом. Боже!..

Я обхватила плечи руками и, даже не взглянув в сторону Дэрила и Бэт, рухнула на тюфяк, зарывшись с головой в тёплый плед. Что это было? И по какой причине во мне пробудились все эти потаённые инстинкты? Мэрл Диксон. Это по-прежнему был он, неотёсанный, невоспитанный грубиян, лишённый всяческой морали!.. Да Мэрл бы не отказался спустить штаны и взять силой, но не сделал этого, дождался, пока я сама не захочу.

Невозможно. Только не с ним и не теперь, когда мир покатился в пропасть!

Я закрыла глаза и попыталась уснуть, но сон не шёл. Долгое время мучилась, ворочалась с боку на бок, пыталась побороть собственное тело, не могла себе позволить оступиться и пасть ещё ниже. Сначала изнасилование, потом секс с Мэрлом… И что же дальше? Когда я успела превратиться в шлюху? Но близость манила, глупо было отрицать. Я желала взаимной ласки больше чем когда-либо прежде. Это напоминало внезапно вспыхнувшее наваждение. Испытав единожды, мне будет не остановиться!..

Спустя какое-то мгновение, всё-таки удалось заснуть. Первое время вокруг царила пустота, темнота сгущалась, и было не разобрать очертаний и лиц, но потом, прямо из мрака, явилось необычное, туманное видение. Это был Мэрл. Да, мне снился странный сон. Сначала я бежала куда-то, не разбирая дороги, и пыталась догнать Дэрила и Мэрла. Они были далеко. Я слышала голоса, но никак не могла отыскать друзей. Запаниковала, закричала, а потом вновь рванула вперёд; запиналась, падала, раздирала джинсы об острые камни, местами пропарывая кожу, но не останавливалась. Понимала, что если решусь перевести дыхание — не выживу. Ходячие были совсем близко. Я отчётливо слышала их гортанное рычание, всякий раз, стоило лишь обернуться. Темнота. О, боже, как же я боялась!.. Неистовый, первобытный страх сковывал тело изнутри, и в один момент сил не осталось. Я рухнула на каменистую землю и закрыла лицо покоцанными руками, в надежде хоть как-то спастись, защититься, но было уже слишком поздно.

«Тише девочка, — раздалось совсем близко. — Не кричи, здесь ты в безопасности».

Картинка изменилась. В мгновение ока я ощутила мужскую близость и почувствовала крепкие объятия. Он был рядом, за спиной. Так близко, что затылка касалось горячее дыхание. Что это? Сон? Я не знала, лишь снова закрыла глаза и испытала лёгкую истому, прокатившуюся по всему телу, стоило только грубым пальцам расстегнуть ширинку на моих потёртых брюках, а затем осторожно, едва касаясь кожи, проскользнуть под нижнее белье. Я не двинулась с места, но сразу распахнула глаза, когда ощутила лёгкий поцелуй на собственной шее, и вдруг поняла, это — не видение, а реальность. Мэрл, должно быть, он заметил мои метания во сне. Но как осмелился? Решился на подобное безумие, когда поблизости, всего в нескольких метрах от моего лежака, располагалось то самое кресло, на котором мирно отдыхали Дэрил и Бет?

Я, наверное, ещё не до конца очнулась ото сна, иначе и сама никак не могла понять, почему не вскочила сразу, как пришла в себя, а решила затаиться и притвориться спящей. Почувствовал ли он? Я не знала, но не подумала и пальцем пошевелить, ведь именно об этом грезила последние несколько часов — крепкие мужские объятия. Безусловно, я нуждалась в разрядке, а рядом с Мэрлом, всякий раз, стоило лишь ему ляпнуть очередную колкость или прикоснуться к обнажённой коже, было весьма сложно сохранять самообладание. И я просила молча, вопрошала взглядом, как и минувшим вечером…

«О, боже» — пронеслось в голове, и я стиснула ладонью старый тюфяк, приоткрыв рот в уже давно знакомой безудержной жажде. Нет, его прикосновения к пульсирующей и влажной плоти не вызывали дурных воспоминаний. Совсем наоборот, я жаждала движений, внутренне молила о сладком наслаждении, которое вполне могли подарить эти умелые пальцы. И Мэрл не останавливался. Он почувствовал влагу и ощутимо надавил на клитор, подарив неописуемое томление.

Моё дыхание заметно участилось, а тело инстинктивно отозвалось на ласку. Господи, сколько лет прошло с последнего оргазма? Не меньше двух. Столько ночей я провела в одиночестве, воображая о страстном любовнике и прикасаясь к себе точно так же, как и Мэрл, вот только его пальцы и движения возбуждали куда сильнее даже самых смелых эротических фантазий. А когда мужские губы вновь прижались к затылку, показалось, будто земля задрожала под ногами. Внезапно мне захотелось обернуться, обхватить Мэрла руками, прикусить за нижнюю губу и отдаться, заняться сексом прямо здесь, под забитым досками, окном ветхого амбара, но капля здравого смысла удержала от столь необдуманного поступка. Мы могли разбудить Дэрила. А ведь никто не должен знать!.. Никто…

Я стремительно увлажнялась и едва не вскрикивала от удовольствия. Жаркие волны дрожи пробегали сквозь тело, напоминая лёгкие удары тока. И с каждой минутой мне становилось все сложнее контролировать собственное тело. Оно подрагивало, а бедра едва ощутимо скользили по тюфяку, иногда приподнимались навстречу гибкой ладони, и будто умоляли не останавливаться. И Мэрл знал об этом. Он все понял, и движения стали более быстрыми и резкими. Теперь пальцы не только теребили клитор, но и погружались в лоно, наверное, на всю длину, ибо я вздрагивала каждый раз, ощущая приятное свербящее чувство — предвестники оргазма. Наслаждение было уже так близко…

В какой-то момент я уже не могла себя сдерживать и сдавленно простонала, уткнувшись лицом в тюфяк и стиснув зубы. Мэрл незамедлительно отозвался, прикусив мочку уха, а затем и кожу на затылке, заставив прогнуться в спине от удовольствия. И я поддалась, прижалась к его широкой груди и задвигала бёдрами, бесстыдно надавив ягодицами на мужские чресла.

— Тебе нравится, сладкая, — послышалось у самого уха, и я чуть не прикусила язык, незаметно качнув головой. А Мэрл, словно прочитав мои мысли, поспешил едва слышно добавить: — Уже скоро, я чувствую.

И на этот раз он оказался прав. Не прошло и нескольких секунд, как непреодолимая волна обрушилась на тело. Мои внутренние мышцы содрогнулись, а бедра обильно увлажнились. Оргазм прошёл через каждую клеточку тела и растворился в коленях, озарив моё лицо утомлённой улыбкой.

Мэрл затих, но не сразу убрал руку. Несколько минут он лежал неподвижно, легонько поглаживая клитор, ну а я к тому времени уже восстановила дыхание, но так и не решилась обернуться. Наверное, взгляни я на своё отражение в зеркале, обнаружила бы щёки пунцовыми от удовольствия и стыда. Мэрл взял своё. Он пришёл и всего за несколько минут довёл до оргазма. А я позволила, но, по неведомым причинам, ни на секунду не пожалела об этом, по крайней мере, не поздней ночью.

— Спи сладко, Белоснежка, — пожелал мужчина, прежде чем подняться и приблизиться к двери.

Я не сдвинулась с места. Просто повернула голову и увидела, как в свете прибывающей луны, едва появившейся из-за туч, мужчина приоткрыл дверь и облизал пальцы, по-прежнему сохранявшие не только мой вкус, но и запах. О, боже, это казалось невозможным, но я снова испытала уже знакомую тяжесть, грузом повисшую между бёдер. Мэрл ушёл. Покинул амбар и, возможно, отправился в обход или на охоту, а, может, решил покурить и опустошить остатки виски…

— Боже…

Я с головой зарылась в плед, поджав ноги, с трудом борясь с необузданным желанием подняться и направиться следом за мужчиной. Что за дурацкая идея? На улице полно мертвецов, где-то поблизости бродят люди Губернатора, а мы по-прежнему находимся в самом эпицентре постапокалипсиса. Однако благодаря Мэрлу мне удалось хоть и ненадолго, но позабыть об этом.

«Кто же ты на самом деле, старший Диксон? — пронеслось в голове, прежде чем я, наконец, вновь смогла забыться, но на этот раз спокойным и безмятежным сном. — Зачем же прячешь в тени своё истинное «я»?»

Глава 12

18 мая

Солнечное утро. Я поняла это сразу, стоило лишь распахнуть глаза и сесть на тюфяке. Ярко-жёлтые лучи пробивались сквозь небольшие щели в деревянной стене, в то время как внутри амбара царствовал полумрак. Вокруг было тихо. Никого. Я осталась в одиночестве, а с улицы доносились приглушённые голоса, среди которых, без особого труда, удалось различить звонкие нотки — Бэт. Видимо, никто не стал будить. Интересно, с чего бы это?

Я протёрла заспанное лицо руками, припомнив о незапланированном ночном пробуждении, и едва не выругалась, вовремя сильно закусив нижнюю губу. Ах, нет, это глупо. И как только Мэрл осмелился? Но у меня не было ответов, впрочем, как и приличных слов, чтобы описать все свои эмоции и чувства, связанные с тем самым событием. Стыдно? Да! А понравилось ли?.. Очень. И в этом заключалась проблема. Я испытала неподдельное удовольствие и теперь понятия не имела, как себя вести в обществе Диксона. Лёгкий смешок отчаяния вырвался из горла. Да и любой бы запаниковал, совершив подобную непростительную глупость!

«Веди себя непринуждённо, как ни в чём не бывало», — подсказывал разум.

Так и поступила; решила не подавать виду и, при надобности, даже намекнуть Мэрлу о своей забывчивости. Никто не должен был узнать. Никогда.

За следующие минут десять, я наспех привела себя в порядок: с трудом распутала волосы, не расчёсанные уже как минимум неделю, натянула на плечи рубашку, прямо поверх майки и кое-как собралась с духом, прежде чем приоткрыть ворота и выскользнуть на свет. Все трое расположились неподалёку от ступенек. Дэрил сидел спиной к амбару, рядом с братом, и осторожно переворачивал сразу несколько палок, на которые были нанизаны уже вполне поджаристые мясные кусочки. Я лишь скользнула взглядом по затылку Мэрла, ощутив, как засосало под ложечкой, но вовремя собралась и улыбнулась Бэт. Девушка дружелюбно махнула рукой, поманила присоединиться, и ничего не оставалось, как только молча согласиться и, приблизившись к маленькому костерку, опуститься на траву, прямо напротив своего ночного гостя.

— Доброе утро! — задорно пролепетала Бэт и, выхватив у Дэрила одну из палок, протянула завтрак. — Пора подкрепиться.

— Спасибо, — сдержанно ответила я, хотя голос и показался слишком напряжённым.

— Как спалось? — продолжила девушка, видимо, беззаботно наслаждаясь утренней беседой. — Ночь прошла спокойно. И это радует!

Я хотела ответить, но Мэрл опередил, вставил своё слово:

— Да и не говори, уверен, что Шейлин выспалась, не так ли, сладкая?

И нескольких секунд хватило, чтобы сообразить, к чему клонит старший Диксон. Он намеренно задел за живое, подколол острым замечанием, ну а я даже ничего не смогла ответить, лишь метнула в сторону мужчины гневный взгляд и приступила к завтраку, в туманной надежде позабыть о минувшей ночи. Однако угрызения совести и полнейшее разочарование в себе не позволили отвлечься. Мэрл сидел напротив, всего в метре от меня, и казалось, будто грудную клетку выворачивает наизнанку, сжимает внутренние органы в нехорошем предчувствии. Но что же я могла? И ведь ничего не сделала, не воспротивилась мужским ласкам, а, наоборот, получила непередаваемое блаженство, а теперь корила себя за несдержанность. Я пошла на поводу у инстинктов. Боже, за отсутствием выбора превратилась в какую-то шлюху и даже была готова переспать с Мэрлом, заняться сексом на том самом тюфяке. Бредовые мысли! Ненормальные желания!

От злости или досады, я вцепилась зубами в мясо и оторвала немного, едва не прикусив кончик пальца. Интересно, как бы отреагировал Майкл, прознав о настолько постыдном поведении? Боже… Да что со мной не так?!

— Сегодня поищем новое место, — между делом сообщил Дэрил, облизнув сразу несколько пальцев, — и, возможно, в ближайшее время, покинем амбар. Больше здесь небезопасно.

— Да, стоит наведаться в то заброшенное поселение и поискать транспорт, — подхватил Мэрл, с аппетитом поедая свой завтрак. — Что скажешь, Белоснежка? Не хочешь прогуляться?

Я испуганно посмотрела на старшего Диксона. И едва не подскочила на траве, догадавшись о его намерениях.

— Пойду лучше проверю силки!

Мне следовало не присоединяться к совместному завтраку, а сразу же скрыться среди деревьев, как можно дальше от остальных, и подумать, пошевелить мозгами. Быть может, стоило согласиться и пройтись с Мэрлом? Объяснить неприятное положение, в котором мы оказались, но вряд ли бы он прислушался. Для мужчины это было отрадой, развлечением… Я поспешно покинула небольшую поляну и внезапно замерла на месте, призадумавшись над собственными мыслями. Откуда появился этот странный стыд? И, правда, что дурного в удовольствии, когда вокруг и так не осталось ничего приятного и воодушевляющего? Секс, оргазм, уединение — разве это плохо? Проявление чувств и желаний. Да и раз уж мы все были на волосок от смерти и могли погибнуть в любой момент, чего стоили все эти устарелые и больше никому не нужные принципы?

Нет, я не пыталась оправдать своё бесстыдное поведение, но и загоняться в угол не собиралась. Это было бессмысленно. Нас осталось всего четверо. Я верила в счастливый финал, надеялась встретиться с остальными, но до сих пор мы выживали, держались друг за друга, ну или пытались делать это.

— Ладно, вперёд.

И снова я отправилась навстречу неизвестности, обнажила нож и прижала к груди, настороженно осматриваясь по сторонам, а мысленно то и дело возвращаясь к прошедшей ночи. Это было наваждением, фееричным безумием, овладевшим не только телом, но и сознанием. А я настолько устала от вечного бегства и страха, что была готова броситься в омут с головой, в отчаянных попытках притупить боль и печаль минувших дней, встретить невзгоды, быть подготовленной к ним, с уверенностью в будущем. Да, за последние месяцы, моё мировоззрение претерпело колоссальные изменения. Я стала другой, более циничной и упёртой, но по-прежнему оставалась безрассудной и привязчивой к людям.

Мир изменился. И чем дальше ноги уводили в лес, тем отчётливее я это осознавала. Большинство людей из группы верили в лучшее будущее, мечтали о безопасном доме, впрочем, как и я, но с каждым новым днём становилось только хуже, и мы понимали: чтобы получить хорошее место, сначала нужно его отнять.

«Либо ты, либо тебя».

Мэрл часто повторял об этом. Ох, и снова мысли совершили круг и замкнулись на мужчине. Я прикрыла веки, а затем прижалась спиной к одному из деревьев, едва ли не изнемогая от физической тоски. Что за странные желания? Инстинкты, непонятные и стыдливые для многих, но знакомые совершенно каждому взрослому человеку!.. Да уж, ни о какой влюблённости и речи не было. Я рассмеялась, прикрыв лицо руками. Это точно. Ни о каких духовных чувствах мы и не задумывались. Только удовольствие. Слепая тяга. Уверена, что и Мэрл испытывал нечто подобное. И мне хотелось прикоснуться к нему, снова оказаться совсем близко, прижаться спиной и бёдрами к горячему телу, раствориться в удовольствии. Ох уж эта необузданная фантазия!..

Я прижалась щекой к грубой коре и медленно опустилась на корточки, с головой укрывшись среди пушистых кустарников. Желание, невыносимая тягучая истома, — приятная тяжесть, будто повисла внизу живота, распалив и без того взбаламученное сознание. И внезапно мне захотелось сделать это, испытать удовольствие, прямо здесь и сейчас, не задумываясь о ходячих. В лесу было спокойно. Тихо. Ни души вокруг. Только я и безмерное воображение. Мы будто слились во всепоглощающе неге. Развратные, пошлые мысли заполнили собой разум, даруя неописуемое возбуждение, в мгновение ока, подхватившее и растворившееся в сладких, непередаваемых минутах безмолвного, одинокого блаженства.

***

Мне было стыдно. И даже в сумерках, спустя несколько часов после своего возвращения, я никак не могла успокоиться, внутренне подрагивая от пережитого удовольствия. Внешне не подавала виду, не показывала свои чувства, и никто не знал, не догадывался о безмерной жажде, охватившей разум и тело с прошлой ночи. Я по-прежнему проводила время вместе с остальными: обходила территорию, готовила еду и занималась собирательством, непринуждённо общалась с Бэт и украдкой поглядывала на Мэрла, но никак не могла избавиться от сильного тревожного чувства и навязчивых воспоминаний. Наверное, поэтому и покинула амбар, решила обогнуть просеку и лишний раз подумать, пораскинуть мозгами. Старший Диксон оставил лагерь. Он ушёл ещё на закате, вооружился острым ножом и отправился за добычей, ну а мне так не хотелось вмешиваться в разговор Дэрила и Бэт. Они не проявляли открытых симпатий друг к другу, но, по неведомым причинам, именно тем вечером я почувствовала себя лишней в их компании.

На улице было свежо и прохладно. Я закуталась в свой любимый, местами порванный, кардиган и медленно прошлась вокруг амбара, прежде чем остановиться и присесть на одной из ступенек. На этот раз небо было чистым, звёздным, напоминало бесчисленную россыпь блёсток на моем выпускном платье. Тишина. Надо же, а ведь раньше я мечтала об этом, хотела уехать из большого города, подальше от шумных магистралей… Но теперь, вдруг, стало совершенно безразлично: с кем и куда, главное — выжить.

Я прикрыла глаза и невольно поддалась неприличным воспоминаниям, связанным не только с прошлой ночью, но и с утренней прогулкой. Это было неожиданное открытие, нет, не испытать удовольствие самостоятельно, без чьей-либо помощи, а ощутить сладостную негу с мыслями о старшом Диксоне. Внутри меня развернулась целая борьба. С одной стороны, было невообразимо приятно расслабиться и снять напряжение, а с другой, стыд и угрызения совести едва ли сдерживали в узде, постоянно напоминая о нравственных принципах, до которых больше никому не было дела. Я не думала о насильниках, ну или старалась жить дальше. И ведь получалось!.. Рядом с Мэрлом страхи отступали. Наверное, потому что меня влекло к нему на подсознательном уровне, с самой первой встречи. К чему было скрывать, к тому же от себя? Никто не знал, может, и сам Диксон не догадывался, но все мои мысли тем солнечным днём, так или иначе, были связаны с неотёсанным и нелюдимым мужчиной. Уму непостижимо!..

Я вздохнула и попыталась забыться, однако навязчивые мысли и образы так и заполняли собой разум, заставляли испытывать прежнее томление и почти неуловимое желание, лёгкими импульсами просыпавшееся где-то внутри, в области живота. И перед глазами пролетали волнующие воспоминания. Ласкать себя было не только приятно, но и действительно необходимо. Да и нечего стесняться, в конце концов! Ах, воспоминания… Я почувствовала, как снова погружаюсь в уже знакомое сладостное состояние и вовремя распахнула глаза, стиснув кулаки. Нет, это неправильно. Так нельзя, по крайней мере, не на крыльце дома и уж точно не во время дежурства. Мне хватилось сил, чтобы опомниться и отвлечься, пристыдив себя за развязный характер и неприличные мысли. Однажды Бэт сказала, что мы все должны двигаться дальше, вот я и пыталась, пряталась за собственными страхами, пока, прошлой ночью, не ощутила удовольствие в руках взрослого мужчины и не осознала, что, и правда, могу постараться не только спастись, но и обрести совершенно новую жизнь!

— Эгей! — послышалось вдалеке, и я вскочила на ноги, крепко сжав винтовку. — В сторону дороги! — громкое эхо разлетелось по лесу. — Они побежали туда! — Раздались выстрелы. — Скорее!

Я не на шутку испугалась, но быстро поняла: люди далеко и маловероятно, что кто-то набредет на амбар в кромешной темноте, ведь небольшой ночной костёр мы разводили прямо в стенах ветхого строения, да и не шумели, вели себя как можно тише, боялись привлечь внимание не только чужаков, но и ходячих. И тут я удивилась, осознав, что за прошедшие сутки не столкнулась ни с одним из мертвецов. Ловушки Мэрла работали. Зомби напарывались на заострённые палки, и мы очень быстро расправлялись с ними, сбрасывали в овраг.

— Эге-ге-ге-й! — снова раздалось издалека, и я внутренне успокоилась, но ненадолго.

Стоило лишь подумать о Майкле и Рике с группой, как волнение заполнило душу, начисто вытеснив все прежние желания и истомы. А вдруг это был кто-то из них? Что, если люди Губернатора отыскали наших друзей и родных? Я запаниковала и встревоженно затопталась на месте, заметалась в сомнениях. Насколько далеко эти люди ушли от дороги? О, боже, и снова мне захотелось ринуться на помощь, точно как и той памятной ночью, в поисках Дэрила! Нет, поддаваться панике не выход. Я знала об этом, но ничего не могла поделать!

И снова над лесом эхом разлетелись выстрелы. Далеко. Бесспорно. Они были слишком далеко!

Я беззвучно выпустила воздух из лёгких и, осмотрев небольшую поляну и прилегавшие к ней деревья, вдруг разглядела едва уловимые очертания. Это был не ходячий, — движения, не характерные для мертвеца, да и никаких посторонних звуков, — тишина. Значит, человек. Но свой? Мэрл? Или один из тех незнакомцев, которых братья встретили совсем недавно, неподалёку от просеки? Я незримо напряглась и прижала рукоять винтовки к плечу, готовая выстрелить, но, благо, всё обошлось. Из темноты показался Мэрл, и я вздохнула с неимоверным облегчением.

Он появился из-за деревьев, не спеша засеменил по тропе, едва освещённой луной, и в свете холодных лучей показался громоздким и даже немного зловещим. Завидев меня на крыльце, Диксон заметно прибавил шаг, скинул с плеча винтовку, а затем и мешок с уловом.

— Что стряслось? — всполошилась я, рассмотрев кровь на светлой рубашке. — Ты встретил кого-то? Ходячих или людей Губернатора?

— Эти пройдохи из Вудбери или откуда-то там. Они показались в миле отсюда, пришлось подраться немного,— размеренно сообщил Мэрл, попутно сбросив ношу к ногам. — Скоро придётся искать новое укрытие.

— Значит, это были их выстрелы? За кем они гнались?

— Сначала за мной, — Диксон сплюнул на землю и усмехнулся, — а потом за призрачной тенью. Удалось запутать этих идиотов. Они ушли в противоположном направлении. — Он протёр рукой окровавленное плечо.

— Ты не ранен? — Я и сама не поняла, зачем спросила, но реакция мужчины оказалась вполне предсказуемой.

— А ты, что, переживаешь, сладенькая? — Мэрл расплылся в самодовольной ухмылке, а затем скользнул взглядом по воротам прямо за моей спиной. — И чего это опять торчишь здесь, мм? — Его глаза сверкнули в полумраке. — Неужели Дэрилина снова шалит со своей подружкой?

Мужчина сделал шаг вперёд, и уже протянул ладонь к деревянной ручке, когда я встала прямо перед ним и отрицательно покачала головой, опустив руку на широкое плечо.

— Нет, оставь их в покое. Пусть побудут наедине.

Я думала, что он сразу ответит очередной колкостью. Невзирая на просьбу, немедленно распахнёт дверь и посмеётся над младшим братом, но, вопреки всем ожиданиям, этого не произошло. Вместо привычных пошлых шуточек и острот, Мэрл окинул меня каким-то странным, совершенно несвойственным ему, взглядом, отчего незримый холодок легонько пробежал по телу, заставив невольно поёжиться.

— А ты разве хочешь провести время в столь ненавистной компании? — Его брови медленно поползли вверх. — А, может, желаешь уединиться, как сегодня утром?

Игривый взгляд обжог кожу. Я будто почувствовала это кожей, мысленно устыдившись собственного поступка. Но откуда он узнал? Неужели следил и наблюдал? От одной лишь мысли, я оторопела и поспешила облизать в мгновение пересохшие губы, к своему ужасу осознав, что подобная картина получила незамедлительный отклик где-то чуть ниже живота, заставив кровь прильнуть к чреслам.

— Думаешь, я не понимаю, как это тяжело — не сломаться? — Мэрл не сдвинулся с места, приковав взглядом к деревянным половицам. — Я с детства жил в таких условиях, — он указал здоровой рукой на полуразваленный дом, — и привык к трудностям, но ты — нет. — Лёгкая улыбка тронула мужские губы. — Шейлин, ты девушка воспитанная, но жаждущая ласки, не так ли?

Я молча устремила вопрошающий взгляд на Мэрла, исследуя глазами его задумчивое и одновременно уверенное лицо. Он всегда знал, что делает. Никогда не шёл на поводу и высказывал мысли прямо в лицо, не скрывая ни единой мелочи. Возможно, именно это и привлекло меня ещё несколько недель назад, когда мы впервые встретились вблизи Вудбери. Заставить полюбить себя может каждый, а вот вызвать искреннюю ненависть — для этого нужен талант. И Мэрл до сих пор прекрасно справлялся с этой непростой задачей.

— Так я прав? — И секунды не прошло, как из моего горла вырвался лёгкий стон. Старший Диксон не стал дожидаться ответа. Вместо этого, он по-хозяйски обхватил рукой мою талию и прижал к себе настолько близко и резво, что дыхание перехватило. — Ты хочешь?

Я не смогла ответить. Губы приоткрылись, но ни звука не вырвалось наружу. Настолько я была поражена и сбита с толку. Наверное, стоило уйти, залепить Мэрлу увесистую пощёчину и упомянуть о прошлой ночи, но не смогла. В глубине души, всё естество по-прежнему стремилось в эти крепкие объятия. И я хотела. Он снова оказался прав! Больше всего на свете в ту самую секунду желала близости.

— О да, сладкая, — протянул Диксон, и его низкий, гортанный голос тотчас же подкосил колени, — твой запах… Хочешь узнать, как воспоминания о прошлой ночи заставляют подрагивать член? — Мэрл схватил за руку и требовательно прижал к своему паху. — Чувствуешь? — И я утвердительно качнула головой, ощутив набухшую плоть сквозь толстую джинсу. — Ты дрожала в моих объятиях, помнишь? — Он склонил голову к уху и едва слышно прошептал: — Теперь мы можем сделать это вместе. Лицом к лицу. Ты согреешь старину Мэрла?

Но вместо ответа, я лишь глубоко выпустила воздух из лёгких, а затем, не сводя глаз с огрубелого мужского лица, чуть сильнее сжала набухший член и начала осторожно поглаживать, прямо сквозь ткань, призывая Мэрла к ещё более откровенным ласкам.

— Хорошая девочка, — сбивчиво протянул он, уводя в темноту прохладной ночи. — Вот так, не останавливайся.

Не успела я опомниться и чуть сильнее сжать плоть, как Мэрл уже прислонил к одному из деревьев. Послышался тихий звон. Это он расстегнул ремень и спустил штаны, вернув мою ладонь на прежнее место.

— Давай, малышка, — его хриплый голос почти сразу лишил рассудка, следом за пульсирующим членом, набухавшим в моих пальцах, — не останавливайся.

— Боже… — безмолвно выдохнула я, с неподдельным удовольствием поглаживая головку большим пальцем, слегка надавливая и сжимая в ладони.

— Сегодня утром ты думала обо мне, малышка? — Мэрл тяжело задышал в шею, дерзко покусывая нежную кожицу, параллельно задрав футболку и стиснув в своей огромной руке мою маленькую грудь. — Скажи, когда твои пальчики ласкали клитор, ты вспоминала прошлую ночь?

Его слова не просто возбуждали. Я остро ощущала, как белье становится мокрым, а дрожь пробегает по телу все быстрее и интенсивнее. И хотелось одного: немедленно вобрать его в себя, напрочь позабыв о прошлом. Нет, я не волновалась, не боялась близости, не страшилась мужских рук. Наверное, инстинктивно всегда знала, что Мэрл никогда не возьмёт силой, поэтому и не пугалась, а лишь стремилась навстречу экстазу.

— Вот так тебе нравится? — Мужские губы скользнули вниз и замерли чуть ниже ключицы, как раз в тот самый момент, когда пальцы добрались до мокрого лона и принялись массировать набухший клитор.

Я активно закивала в ответ, ещё теснее стиснув пульсирующую плоть, водя пальцами вверх-вниз. И ему нравилось. Мэрл едва ли не мурлыкал мне на ухо, подкрепляя свои приглушённые вздохи непристойными словечками, возбуждающими не меньше, чем откровенные ласки.

Постепенно я начала заметно подрагивать и прижиматься лицом к мужским волосам, крепко цепляясь свободной рукой за ворот распахнутой рубашки. А он терзал не только клитор, но и жадно целовал плечи, прерывисто выдыхая и постоянно содрогаясь от смелых прикосновений.

— Неужели это все моих рук дело? — нежно, с придыханием, выпалил Мэрл, в ту же секунду приподняв меня на руки и прижавшись членом к пульсирующей плоти. — Ты такая горячая и мокрая… Хочешь?

Я незамедлительно кивнула и заглянула ему в глаза, переполненная решимостью запомнить будущую ночь на всю оставшуюся жизнь.

— Не слышу, сладкая, — прошептал он прерывающимся голосом.

— Да, Мэрл. О, да.

Я почти не видела его лица, только очертания, но готова была поклясться: Диксон улыбнулся. Он получил ответ, а потом с невероятной лёгкостью приподнял ещё выше, быстро насадив на свой член. Я невольно ахнула и прижалась губами к его волосам, довольно громко всхлипнув. В ответ Мэрл дёрнул бёдрами. Сначала он задвигался медленно, но не сохранил единый ритм надолго. И уже через несколько секунд оторвал меня от дерева, и какое-то время удерживал на весу, впервые позволив губам соприкоснуться в жарком поцелуе. И я целовала его. Упивалась каждым мгновением нашего страстного единения. Мэрл был сильным и увесистым. Ему ничего не стоило удержать меня на руках, но, в конце концов, мы вновь оказались у дерева, скрывшись под его листвой и отдавшись на волю пылающим чувствам.

С каждым новым толчком, я все громче всхлипывала, даже прикусывала губы, и на грани оргазма не теряла самообладание. А Мэрл лишь ускорял свой темп, изредка замирая, а потом снова наращивая толчки, доводя до исступления и слабого головокружения. Я кончила дважды, прежде чем он быстро опустил на землю и вновь прижался в поцелуе к моему приоткрытому рту.

— Малышка, — Мэрл прошептал прямо в губы, — я не могу кончить в тебя. У нас нет презерватива, а орущие дети уж точно ни к чему в этом и без того загаженном мире. — Он медленно надавил на мои плечи, и я сразу догадалась об истинном желании. — Давай, теперь твоя очередь. Сделай это. Возьми его в свой сладкий ротик.

Я не возражала. И не подумала отказать или воспротивиться желанию партнёра. Сама мысль о минете возбудила не меньше, чем мужские ласки, ведь Мэрл не солгал. Он вовремя остановился и предложил неплохой вариант. А мне, после двух ошеломительных оргазмов, так хотелось доставить ему настоящее удовольствие…

— Да, сладкая, вот так, — мягко, почти нежно, произнёс Диксон, поглаживая мои волосы, медленно направляя, время от времени теснее прижимая голову к своим бёдрам. — Не останавливайся. Я скоро.

Но мне бы и в голову не пришло оторвать свои губы от пульсирующей головки. Я с нескрываемым азартом и удовольствием ласкала его член, не притворялась ни секунды, и каждый вздох, вырывающийся из горла, был не наигранным, а настоящим. И Мэрл чувствовал. Я знала, с каждым лёгким рывком, он приближался к желанной разрядке. И плоть пульсировала в моих руках. А я настолько увлеклась, что с удовольствием, впервые в жизни, обхватила пальцами его яички, в то время как язык без устали скользил по мужской плоти, заставляя Мэрла ощутимо подрагивать. И когда он кончил, излил своё семя, я, не задумываясь, проглотила солоноватую жидкость и почувствовала себя неимоверно счастливой.

— Умница, — страстно зашептал Мэрл, оторвав меня от земли и наградив жадным, дерзким поцелуем, крепко сжав пальцы левой руки на моих упругих ягодицах. — Ты отлично справилась, Белоснежка.

Я не знала что сказать. Просто улыбнулась в ответ, без устали отвечая на глубокие, развратные поцелуи. Мэрл был резок в своих движениях, но всё ещё по-своему нежен и в какой-то мере заботлив. Спустя несколько минут, он помог подобрать одежду и, натянув джинсы, даже проводил до деревянных ворот, прежде чем отправиться в обход. Я замерла на пороге, по-прежнему немного подрагивая от мужских ласк, и всмотрелась ему вслед, не сразу решившись вернуться в амбар. Наверное, уже тогда, в глубине души, я осознала: возврата к прошлому нет ни для меня, ни для Мэрла, и даже ни для Дэрила с Бэт. Всё изменилось. И на этот раз — навсегда.

Глава 13

19 мая

С утра пораньше, не успела я открыть глаза, как в голову пришла одна весьма противоречивая и странная мысль. Мы вчетвером — может, это и есть своеобразное начало? Будущее? Да и если не вышло отыскать остальных, почему бы не попытаться создать совершенно новую группу? Мы старались, это правда! Никто не опускал руки, ни я, ни Бэт, ни Дэрил, но и чужаки, на которых наткнулся Мэрл, подходили всё ближе к просеке. Не сегодня, так завтра, но они обнаружат амбар. И что будет потом? Нас убьют? Подвергнут насилию? Бэт едва исполнилось восемнадцать, маловероятно, что она настолько сильна характером, чтобы пережить подобные издевательства, ну а я? Насколько хватит сил? Никто не знал. Вот и мне не спалось.

Я лежала на спине, уставившись в дощатый потолок, вспоминала жаркие поцелуи и ритмичные толчки, едва не облизывая губы от пережитого удовольствия. Мэрл. Да, последние несколько суток, все мысли были заняты мужчиной. Я даже на время позабыла о мертвецах и Губернаторе. Эмоции взяли верх над разумом, но всего лишь на несколько часов. Стоило только подняться на ноги и выйти на улицу, как жестокая реальность обрушилась на голову, едва не подмяв под собой хрупкое тело. Мертвецы — они были повсюду, столпились у деревьев и издавали жутчайшие звуки. Благо, ловушки старшего Диксона приносили пользу. Зомби напарывались на заточенные палки и не могли сдвинуться с места, а лишь привлекали остальных своим гортанным гоготом.

— Вот чёрт!

Я сбежала вниз по ступенькам и, обнажив острое лезвие, поспешила избавиться от незваных монстров. Ходячих было много, примерно два или три десятка, причём они рассредоточились по всему периметру амбара.

— Вот и поспали! — воскликнул Дэрил, почти следом появившись на крыльце. — Где Мэрла носит?!

— Ночью он ушёл в обход, — между делом сообщила я, вонзив острие прямо в глаз одного зомби.

— А ты откуда знаешь? — Дэрил выстрелил из арбалета и, прежде чем закинуть оружие за спину и вытащить нож, бегло посмотрел на меня.

— Осматривала территорию перед сном! Вот и увиделись.

Невразумительное объяснение, но другу и незачем знать правду. Мы выживали бок о бок, но не делились тайными секретами, а близость с Мэрлом стала своеобразным толчком к действиям. Я будто ожила, вновь получила шанс, обрела едва ли не потерянную надежду. И, нет, дело заключалось совсем не в чувствах. Об это не было и речи. Но мы нашли общий язык, поладили, пусть и весьма необычным образом. Однако добились взаимопонимания. Еда, питье, кров и секс — а в чём ещё мы нуждались? Прошлый мир исчез, все мечты рухнули, вот и выживали, как могли.

— Осторожно! — закричал Дэрил и вовремя оказался рядом, оттащив одного из мертвецов прямо из-за моей спины. — Будь внимательнее!

— Спасибо!

Я убрала растрепавшиеся волосы с лица и с благодарностью кивнула мужчине, на что тот лишь махнул рукой, молчаливо призвав переместиться к противоположной стороне амбара, туда, где столпилась остальная куча ходячих.

— Боже, откуда их столько?! — всполошилась Бэт, выскользнув из ворот и присоединившись к нам. — Почему Мэрл не предупредил?

— Потому что его здесь нет, — медленно процедил Дэрил сквозь зубы, вцепившись пальцами в волосы мертвеца и оттянув назад вместе с прогнившей кожей. — Это место больше небезопасно. — Он пнул ногой ходячий труп и, повалив на траву, пронзил череп острым лезвием. — Чертово доброе утро.

— Мы справимся! — воодушевлённо отозвалась я, вновь перепачкавшись в крови и омерзительных частицах плоти. — Немного осталось!

— Мэрл должен был следить за ходячими! — напомнила Бэт, без труда пробив голову мертвеца деревянным прикладом винтовки.

— Уже поздно говорить на эту тему.

Всем нам довелось узнать беспринципный и самовольный характер Мэрла, поэтому больше об этом не заговаривали, по крайней мере, последние минут десять, пока добивали оставшихся зомби.

Весь периметр вокруг амбара был усыпан телами. Смрад стоял нестерпимый, да и солнце припекало. Я прижала рукав рубашки к носу и сипло прокашлялась, в то время как Дэрил, повязав платок вокруг лица, пытался стащить трупы в одну кучу, прямо у просеки, намереваясь сбросить в уже знакомый овраг. Всё бы ничего, но Мэрла так и не было видно, и это обстоятельство не на шутку встревожило меня. Впервые стало не по себе от его столь длительного и явно незапланированного отсутствия. Невольно вспомнилось, как накануне вечером старший Диксон вернулся в окровавленной одежде.

— Вот, держи, — звонкий голос Бэт заставил немедленно прийти в себя и обернуться, — протри лицо и шею. — Она протянула мокрую ткань. — Кровь хорошо сойдёт, если не засохнет.

— Да, спасибо.

Я попыталась улыбнуться, а затем, прижав тряпку к лицу, слегка надавила, ощутив, как влажные капли заскользили вниз по шее и плечам, оросили грудь и живот, едва ощутимо смочив одежду. Однако легче не стало. Багровые кровоподтёки виднелись на запястьях и предплечье. Мертвецы постарались. Пришлось приложить немало усилий, чтобы очистить шею от размазанных алых пятен, а потом только притащить пакет с лекарствами и смазать неглубокие ранки перекисью, в надежде избежать заражения. Вокруг было тихо. Мы почти не разговаривали и в напряжении ждали возвращения Мэрла. Дэрил злился на брата, Бэт была взволнована нашествием мертвецов и сидела тихо на лестнице, затачивая новые палки, ну а я молча разгуливала по тропе вблизи амбара, опасаясь, как бы на былой шум уже безжизненных трупов ни сошлись новые мертвецы или, что ещё хуже, опасные люди, жаждущие чьей-то крови.

Но всё обошлось. Не минуло и часа, как на просеке появился Мэрл, и с моей души, будто тяжёлый камень свалился. Он был жив и невредим, да к тому же принёс небольшой пакет. Захотелось немедленно разузнать, что произошло, и по какой причине старший Диксон не вернулся в лагерь и не разбудил Дэрила, однако я повременила, молча застыла на месте и скрестила руки на груди, не отводя настороженного взора от своего новоиспечённого любовника. Он выглядел хмурым и задумчивым, но стоило лишь приблизиться к амбару, как на морщинистом лице заиграла уже знакомая ухмылка. Мэрл с интересом осмотрел трупы, даже перешагнул через некоторые, и только затем протянул брату чёрный пакет, распахнув у самого носа.

— Держи, это вам, — он сунул ношу прямо в руки Дэрила и беззаботно подмигнул мне, окончательно сбив с толку, — поешьте.

— Где ты прохлаждался? — поинтересовался младший Диксон, в недоумении проследив за братом, а затем уже и вытащив несколько сухих пайков и большую бутылку с колой. — Тебя совсем не волнует, что произошло?

— Я отыскал дорогу к заброшенному поселению, — Мэрл довольно ухмыльнулся, — там можно прошвырнуться и раздобыть что-то полезное. Дорога чистая. Никого.

— Видимо, все мертвецы пожаловали к нам, — подметил Дэрил, пнув носом своего ботинка обездвиженного зомби. — Хорошо, что Шейлин не спалось и она заметила весь этот балаган, иначе бы ты вернулся к нашему совместному обращению!

— И, правда, нам всем очень повезло с Шейлин, — Мэрл похотливо облизал губы, не стесняясь ни своего брата, ни Бэт. Ему попросту было плевать на чужое мнение. — Верно, милочка?

Я проигнорировала вопрос, укоризненно уставившись на мужчину, в то время как Бэт забрала у Дэрила еду и унесла в амбар, видимо, подальше от палящего и невыносимого солнца.

— Знаешь, это уже неважно, но впредь запомни: мы теперь одна команда, и ты не должен вот так просто уходить, когда вздумается, хорошо? — Дэрил подошёл к брату и опустил руку на его плечо. — Мы дорожим друг другом, ясно?

— Ну, да, конечно, — Мэрл плюнул на землю и качнул головой, взглянув на брата сверху вниз, — но вы и без меня неплохо справились.

— И теперь нужно оттащить тела к оврагу и сбросить вниз.

— Отлично, желаю вам, с малышкой Бэтти, искренней удачи, — Мэрл засучил рукава и, поправив ружье за своим плечом, медленно поманил меня пальцем, — а пока мы с Белоснежкой наведаемся в поселение и посмотрим, нет ли там какого транспорта.

— Вдвоём? — Дэрил на секунду замер, недоверчиво скосившись на брата, а затем снова ухватился руками за ноги мертвеца и потащил в общую кучу.

— А, что? Боишься, будто уведу твою подругу, Дэрилина? — мужчина в голос рассмеялся, и я ощутила едва различимый холодок, пронёсшийся по коже. — Мы даём вам уникальный шанс пошалить. Не теряйте зря драгоценные минуты! Ну, только после того, как расчистите тут все и избавитесь от трупов.

— Знаешь, иногда мне кажется, что Шейлин права, и ты действительно конченный мудак, — спокойно подметил Дэрил, даже не оглянувшись в сторону своего брата. — Не позволяй себе лишнего.

— Да, брось. Шейлин больше так не думает, верно, сладенькая? — Мэрл бесцеремонно обхватил меня за плечи и силком повёл к просеке.

— Отцепись уже! — вознегодовала я, отпрянув в сторону и поправив съехавший кардиган.

— Ты меня слышал, — повторил вслед Дэрил.

— Да без вопросов, братишка! — Мужчина кривовато улыбнулся, и я не поняла, что почувствовала: волнение или приятное томление, тотчас же пробудившееся в закромах души. — Она будет в безопасности.

Мы спешно покинули лагерь, миновали просеку и снова оказались посреди густого леса, заросшего не только кустами, но и травой едва ли не по колено. Ходячих не было видно, впрочем, как и людей. Солнце поднималось, близился полдень, и воздух медленно прогревался. На лбу и у корней волос выступила лёгкая испарина. Я быстро стёрла пот рукой, по-прежнему сохраняя неловкое молчание, сама не понимая, зачем согласилась и добровольно отправилась в неизвестность, оставила друзей и решилась провести время в обществе Мэрла. Возможно, это было напрямую связано с прошлой ночью и желанием обсудить нашу внезапную связь, или же мне просто захотелось развеяться, выйти из зоны «комфорта»?.. Неважно, ибо мы снова остались вдвоём. Амбар был далеко позади, а впереди простирался непроглядный лес.

— Не самое приятное пробуждение? — Мэрл заговорил первым и ткнул пальцев в окровавленную рубашку. — Зато освежает, не так ли?

— Да, нет, не очень, знаешь ли, — пробубнила я, расстегнув пуговицы.

— Ух ты, — мужчина снова расплылся в улыбке, заострив особое внимание на моей груди, едва видневшейся поверх майки, — не хочешь повторить, сладкие губки?

— Прекрати, — сдержанно попросила я, осознав, что не в духе обсуждать прошлую ночь, только не после схватки с ходячими.

— Ты хорошо делаешь минет, малышка, — не унимался Мэрл, видимо, намеренно подтрунивая.

— Лучше заткнись.

Я прибавила шаг и, уже спустя несколько секунд, оторвалась от своего спутника, умотав примерно на несколько шагов вперёд. Однако он не заставил себя ждать, быстро догнал и заглянул прямо в глаза. Мне не следовало поддаваться, снова вестись на мужское либидо, но Мэрл смотрел проникновенно, с усмешкой, будто в самую душу, ну или прожигал роговицу взглядом, заставляя кожу покрываться россыпью из мурашек. Непередаваемая картина. Ей-богу, это были глаза дьявола, желанного и привлекательного демона, совсем не следящего за языком и не заботящегося об окружающих, даже о собственном брате!.. Я не на шутку разозлилась за утреннее происшествие и впилась в мужчину негодующим взглядом.

— Ты же кончила, малышка, — медленно, растягивая слова, подметил Мэрл, — и эта благодарность?

— Да и ты тоже не остался неудовлетворённым, — буквально вырвалось из горла.

— О, да, милая, — мужчина наклонил голову и приблизился к моим губам, — ты постаралась на славу. — Он прикоснулся указательным пальцем к подбородку, и я едва не задохнулась, но непонятно, отчего именно: то ли от злости, то ли от желания. — Сладкий ротик.

Мэрл провёл ладонью вниз по нежной коже на шее, заставил буквально прирасти ступнями к траве, и в горле тотчас же пересохло. О, да, он умел, знал, как пробудить влечение в своей партнёрше, не зря же я столь открыто задрожала, громко выпустив воздух из лёгких.

— Не сопротивляйся, Белоснежка, — полушёпотом протянул мужчина, чуть коснувшись моих губ своим ртом. — Вот так, я знаю, какая ты, малышка. У нас много общего.

— Почему ты оставил амбар без присмотра? — неожиданно спросила я, ухватившись пальцами за его рубашку.

— Ну, всё, хорош, Шейлин, — Мэрл выпрямился и изменился в лице. — В чём дело? Это тебя волнует?

Он был явно недоволен вопросом, но, вопреки всем ожиданиям, подтвердил собственные слова, не стал принуждать даже к поцелую. Просто отстранился и приподнял брови в, казалось бы, искреннем недоумении.

— Тебе было хорошо, нет, нам было чертовски кайфово. Почему бы не повторить?

Мэрл снова протянул руку к талии, но я увернулась и обошла стороной, лишь вскользь обронив через плечо:

— Ты оставил нас одних. Ходячие едва не прорвались к амбару. Так нельзя.

— Ой, брось, Шейлин! — Диксон кинулся следом и крепко ухватился за локоть, резво потянув на себя.

Я даже ахнула от неожиданности, когда наши лица замерли в нескольких сантиметрах друг от друга.

— Недавно ты говорила, что мы должны держаться вместе, братец тоже обмолвился об этом, вот я и пробую сначала, — Мэрл обхватил пальцами за подбородок и буквально заставил посмотреть на него, — так сказать, решил отыскать новое место, для нас четверых. Пытаюсь быть ответственным за вас, что мне совсем несвойственно. Не стоит требовать невозможного, сладкая.

— Не нужно, сама справлюсь!.. — Я хотела вырваться, но мужчина не позволил.

Он накрепко прижал к себе правой рукой, да так, что показалось, будто острие ножа на протезе соприкоснулось с одеждой.

— Видишь ли, милочка, я мужчина, и, после вчерашней ночи, желаю продолжить наше близкое общение. Уверен, то и ты тоже, так что бросай своё самобичевание, отключи мозг, забудь о прошлом и шуруй вперёд, в новое будущее, где мы вчетвером попытаемся выжить.

— Мы занимались сексом, Мэрл! — вознегодовала я. — Это не будущее!

— Всё что нужно: это еда и сносный партнёр, разве не так? — Он приподнял брови, всерьёз разглагольствуя о сексе. — Мы выживаем и трахаемся. Это не запрещено. Вон братишка и то нашёл себе тёлочку, а мы чем хуже?

— Они симпатизируют друг другу! Разве не заметил?

— Да это и не важно, Белоснежка. Мы остались вчетвером, и теперь будем стоять друг за друга, вы ведь с Дэрилиной этого хотели? — Мэрл настойчиво заглянул в глаза. — Видишь, я мыслю иначе. Не брожу сам по себе, не бросаю вас на произвол судьбы, не увожу брата! Чем же ты недовольна?

— Всё дело в том, что ты понимаешь: одному не выжить! — выпалила я, наконец, высказав своё мнение. — И Дэрил не бросит ни меня, ни Бэт!

— Вот именно, раз уж будем жить вместе, пока смерть не разлучит нас, — Диксон приглушённо рассмеялся, снова опустив голову в опасной близости от лица, — позволим себе некоторые вольности… — его рот опалил мои приоткрытые губы, а язык медленно скользнул по нижней губе, заставив невольно вздрогнуть от невыносимого удовольствия.

Это был конец. Поражение.

— Но…

— Ты, сладенькая, и я. Мы теперь любовники, и придётся смириться, ибо я захочу ещё и уже совсем скоро, а ты будешь извиваться и умолять о продолжении, потому что не сможешь отказаться от очередной порции оргазма. — Я сглотнула, потеряла остатки самообладания и всё-таки ответила на пылкий поцелуй, прижавшись грудью к мужским плечам. — Мы зависимы друг от друга, милая. — Он лизнул языком мою верхнюю губу и похотливо улыбнулся. — Смирись, и пошли уже.

Мэрл отдалился и, как ни в чём не бывало, отвернулся, зашагал вперёд по непролазной тропе, оставив меня в некоторой растерянности. Он был прав, несомненно, нас влекло друг к другу, и неспроста, ведь прежде я не замечала особой тяги к мужчинам в возрасте, но, видимо, прошлая жизнь действительно осталась где-то там, позади. Мир изменился. Люди тоже стали другими, куда более сильными и выносливыми, ответственными и надёжными, по крайне мере, большинство из нас. И осталось ещё что-то хорошее в этой жизни. Я не сомневалась, поэтому и не сдавалась, искала нечто новое и непознанное не только в себе, но и в Мэрле Диксоне.

***

Мэрл не солгал, через четверть часа блужданий по лесу, мы вышли к старой дороге, впереди которой виднелись невысокие, максимум двухэтажные, дома. Посёлок оказался небольшим, всего три — четыре улицы, и первая протянулась прямо вдоль дороги. По обе её стороны располагались брошенные магазины. С побитыми витринами и выбитыми дверями, они вели в пустоту; были полностью разграблены, некоторые сожжены или подпалены мародёрами. Весьма неприятное зрелище. Я выхватила нож и прижала к груди, опасливо осматриваясь и приглядываясь к окнам в опустевших зданиях. Посёлок вымер, никого не осталось, и напоминал один из старых фильмов ужасов, о заблудших туристах, прибывших в опустевший город и заплутавших в лесу.

— Ты уверен, что те люди покинули это место? — бегло спросила я, взволнованная тишиной и пустотой улиц.

— Поверь, нас бы уже пристрелили, будь это не так. — Мэрл крепче сжал винтовку, умело управляясь с оружием всего одной рукой. — Не бойся, тут никого нет, ну, может парочка ходячих, не более. — Наверное, он заметил мой испуганный взгляд, иначе бы не стал уверять в контроле над ситуацией. — Все будет чики-пуки, доверься.

— Ладно.

Пустынные дома будто наблюдали за нами, провожали своими незримыми глазами, а ветер перебирал листья на деревьях, обдувал лицо и разносил мусор по разбитой дороге, создавая неприятные звуки. Я боялась, пугалась каждого шороха, опасалась встретиться с плохими людьми больше, чем наткнуться на мертвеца в подворотне, ведь, за последние полгода, ни разу не появлялась в заброшенных городах. Наш родной дом располагался в сельской местности, подальше от других строений, поэтому и удавалось некоторое время скрываться, жить уединенно, пока ходячие не добрались до устья реки и не спустились к роще. Вот тогда-то и начался самый настоящий кошмар…

— Эй, давай посмотрим здесь, — негромко позвал Мэрл, и я словно вышла из оцепенения, быстро ринувшись следом за мужчиной к небольшому дому на противоположной стороне улицы. — Прикрой сзади.

— Хорошо.

Я внимательно осмотрелась, и только убедившись в отсутствии посторонних, переступила через порог следом за Мэрлом, предварительно прикрыв за собой дверь. Мы оказались в узком коридоре, не внушавшем совершенно никаких надежд: обои ободраны, мебель в соседних комнатах перевёрнута, местами стены были запачканы кровью и остатками плоти. И правда, картина, достойна самого реалистичного фильма ужасов. Я невольно содрогнулась и зажала нос пальцами, разглядев прогнивший труп прямо под лестницей.

— Проверь вон в тех шкафах, — Диксон кивнул в сторону кухни, и ничего не оставалось, как только послушно отправиться на поиски. — Пока подожду здесь.

— Поступок, достойный джентльмена.

Я усмехнулась, а затем, приоткрыв лёгкую дверцу, протиснулась внутрь.

— Что есть, то не отнять, — донеслось вслед, — характер не изменишь, милочка.

— Оно и видно.

Я открыла первый попавшийся ящик и бегло осмотрела содержимое: пусто. Ничего стоящего, только паутина и залежи пыли. И не удивительно, учитывая, что с момента участившихся сообщений о заражении прошло почти полтора года. Стоило сразу догадаться — большая часть припасов уже давно разграблена, и мы мало что отыщем среди ободранных и обгорелых стен.

— Ну, что там?

— Пока ничего, — пришлось отодвинуть стол, дабы протиснуться к другим ящикам и подвесным шкафам, — здесь очень много пыли. Я надышалась этой гадостью.

— Трудовые будни бойца за выживание, сладкая! — Мэрл рассмеялся. — Привыкай!

Я покачала головой и поспешила распахнуть дверцы небольшого шкафчика, установленного под мойкой. И снова пустота.

— Ого, да тут просто залежи припасов!

— Ищи, что-то да попадётся.

Пришлось нехотя, но подчиниться. Я обшарила каждый угол, заглянула во все ящики, на свой страх и риск даже приоткрыла холодильник, едва не задохнувшись от смрадного запаха; залезла на стол, обыскала верхние полки, ни один раз прочихалась от пыли, забившейся в нос, а в итоге так и не нашла почти ничего стоящего или полезного.

— Только две банки с консервами, — подытожила я, выскользнув в коридор и протянув Мэрлу свой незначительный улов, — да мизерный пузырёк с чистящим средством.

— Всё пригодиться, давай сюда.

Диксон забросил банки в небольшой чёрный пакет, видимо, предназначенный для мусора, а затем внимательно осмотрелся и вдруг насторожился. Я поняла это по его глазам. Мужчина прищурился. Ну а следом послышался отдалённый звук. Больше напомнивший глухой стук, перекликавшийся с неприятным клацаньем.

— Ходячий? — шёпотом спросила я, всерьёз заволновавшись.

— Да, — мужчина уверенно качнул головой, — обойдём. Он один.

— Откуда ты знаешь?

Мэрл развернулся и направился в противоположную сторону от выхода. Я засеменила следом, попутно заглядывая в каждую комнату.

— Приноровился различать по звукам. Ты тоже сможешь, если перестанешь бояться любого шороха.

Я не стала отвечать, просто вышагивала следом, молча озарялась по сторонам, в надежде поскорее раздобыть что-то полезное и вернуться к остальным. Наверное, всему виной был страх. Мне стало не по себе в заброшенном месте, где так легко затаиться, скрыться от чужих глаз и остаться незамеченным. Люди Губернатора тоже могли спрятаться и выждать подходящий момент для нападения. О, да, тревожные мысли не покидали ни на минуту, и я действительно вздрагивала от каждого шороха, однако не сдавалась, пыталась перебороть страхи, и упорно двигалась вперёд, следом за Диксоном.

— Полезай в окно, — мужчина приоткрыл ставни и отошёл в сторону, — скорее.

— Ты кого-то заметил? — взволнованно спросила я, перекинув ногу через подоконник.

— Да, вон в том здании, напротив, на столе что-то лежит, кажется, коробки, — воодушевлённо поведал Мэрл и, дождавшись, пока я окажусь на улице, протянул пакет. — Посмотрим, вдруг осталось что-то стоящее.

— Ох, ладно.

Подивившись мужской дальнозоркости, я поправила рубашку на плечах и, не крепче сжав нож, бегло устремилась за Диксоном, то и дело оглядываясь. До ушей по-прежнему доносилась отдалённая возня, но мы не обращали внимания, ведомые лишь единственной задачей — отыскать нечто подходящее для выживания: еда, питье, транспорт. Да всё, что угодно! Поэтому коробки на столе и оказались немаловажной находкой.

— Смотри-ка, что здесь припрятали! — воскликнул Мэрл, расплывшись в победоносной улыбке. — Да это же целое богатство.

Нам потребовалось не больше минуты, чтобы проникнуть в дом и пробраться в комнату, где и располагался тот самый, заполненный коробками, стол. Диксон первым делом ринулся к своей находке и уже спустя несколько секунд продемонстрировал весьма неплохой улов. Несмотря на разграбленные стены и разрушенную мебель, нам посчастливилось обнаружить коробки, доверху забитые разнообразной едой: консервами, сухими пайками, колой и пепси, минеральной водой, чипсами, пакетами с макаронами и крупами, нашлась даже упаковка с мукой. Невероятно, но на столе уместилось одиннадцать коробок. И это могла быть лишь только чья-то заначка — ни пылинки на картонных сгибах.

— Надо поискать рюкзаки или сумки для всего этого добра! — заключил Мэрл, подкинув в руке банку с законсервированной свёклой.

— А вдруг люди, которые оставили коробки, вернутся? — взволнованно предположила я, настороженно выглянув в окно. — Нам не нужны проблемы, ведь никто не бросает столько еды без присмотра!

— Расслабься, Белоснежка, — Мэрл задумчиво закусил губу, прежде чем вернуть банку на место и прикоснуться пальцами к моему опущенному подбородку, — никто не придёт. Возможно, пропажу и обнаружат, но мы будем уже далеко.

— Откуда столько уверенности? — я настороженно посмотрела на мужчину исподлобья, не до конца доверяя его словам.

— Волков бояться — в лес не ходить, — и это было всё, что он ответил, прежде чем скрыться в коридоре, откуда донеслось вслед: — Нам нужна еда. Придётся дерзать, сладенькая.

И он был прав, чёрт возьми, мы должны рисковать! Я глубоко вздохнула и двинулась за мужчиной, по пути вновь заглядывая в комнаты, опасаясь засады или нападения ходячих. Но, вопреки тревожным предчувствиям, всё прошло гладко, без каких-либо происшествий. После двух-трёх минут блужданий по заброшенному дому, Мэрл отворил дверь и мы попали в гараж. Помещение оказалось тёмным, ворота были закрыты, и свет почти не проникал сквозь замызганные окна.

— Ничего не видно, — я спустилась следом за мужчиной по шаткой лестнице и замерла неподалёку от стены с инструментами, — есть что-нибудь подходящее для коробок?

— Сейчас узнаем!

Диксон вооружился плоскогубцами и присел у ворот. Я не решилась задавать лишних вопросов, не в этот раз, ведь всё и так стало понятно буквально через несколько минут. Мужчина сбил тяжёлый замок и приоткрыл ворота, впустив яркие солнечные лучи, мгновенно озарившие гараж приятным светом.

— Так-то лучше.

Мэрл прикрыл лицо и, прищурившись, осмотрелся, почти сразу обнаружив несколько вместительных мешков и три походных рюкзака.

— То, что надо, не правда ли? — Он повернулся и бросил находки прямо под ноги. — Соберёшь наши припасы, а я пока осмотрю гараж, кажется, здесь припрятано кое-что интересное.

— Хорошо.

Я не стала долго копошиться. Послушно взяла рюкзаки, вернулась в столовую и наполнила их содержимым из коробок. Последние бутылки и пакеты с макаронами заталкивала силой, молнии не сходились. Ну а поднять ношу показалось совсем непосильной задачей, с которой пришлось справляться в одиночку. Сначала я с трудом подхватила один рюкзак и дотащила до гаража, даже не взглянув на Мэрла, не попросив его о помощи, а затем вернулась за последним, уже почти без сил, едва не задыхаясь, сперва потянув за ремни через коридор, а потом и вовсе сбросив рядом с другим рюкзаком.

— Всё готово, — объявила я на одном дыхании, по-прежнему хватая ртом воздух, — но не знаю, как мы дотащим это до амбара!..

— Ты только посмотри, что за сокровища здесь спрятаны!

Мэрл пропустил мои слова мимо ушей, схватился за пыльный тент и стащил на пол, продемонстрировав свои находки: два здоровенных мотоцикла. Вот это да. Неужели снова повезло, и мы раздобыли транспорт? Оставалось только надеяться, что их можно завести и выкатить из гаража прямо на улицу.

— Кстати, — Диксон опустился на корточки, прямо перед чёрным мотоциклом, и я заметила, как его глаза сверкнули от неподдельной радости, — нашёл тут кое-что полезное! — Он усмехнулся и подбросил в воздух небольшую коробочку, уже через мгновение оказавшуюся в моих руках. — Теперь сможем и не отрываться от процесса, но это не значит, что откажусь от минета! Твои пухлые губки дарят слишком большое наслаждение.

— Презервативы. Замечательно!

Я закатила глаза, припрятав находку поглубже в карман джинсов.

— Рабочие! — радостно объявил мужчина, наспех проверив мотоциклы. — Сольём бензин и сможем вчетвером свалить из амбара. Подыщем новое укрытие. Вот только прихвачу некоторые инструменты и запчасти с этого стола, — он весело подмигнул, — на всякий случай.

— А, может, найдём Майкла, Рика и остальных? — с надеждой предположила я, обрадованная не такой уж и плохой новостью.

Теперь у нас появился транспорт. Чем не повод для улыбки?

— Кто знает, — Мэрл пожал плечами, не отрывая взгляда от своей находки. Я впервые увидела его настолько увлечённым и отрешённым ото всех былых забот. — Ты только взгляни! Этоте в идеальном состоянии! Идиоты даже не подумали осмотреть гараж! Лишились такой роскоши! — Мужчина поднялся на ноги и уселся на один из мотоциклов, внимательно осматривая руль. — С детства мечтал о таком, но свой первый раздобыл только после отсидки.

— Жаль, что вам с Дэрилом не повезло с родителями, — искренне посочувствовала я, пододвинув тяжёлые рюкзаки чуть ближе к выходу.

— Отцов и матерей не выбирают, — хмуро подметил Мэрл, и его лицо огрубело, — она много пила и сгорела заживо прямо в нашем доме, перед тем, как я загремел в тюрягу в самый первый раз. Дэрилу тогда было лет восемь или девять, точно уже не помню. — Он замолчал на несколько секунд, видимо, раздумывая над прошлым, а я мысленно пожалела о том, что вообще завела разговор на эту тему. — Знаешь, все мы люди. И я не самый лучший человек, которого неимоверно бесит этот напускной сентиментализм. Так что завязывай. Хватит сопли разводить. Прошлое не изменишь.

Я была не согласна, не собиралась мириться с несправедливым замечанием, поэтому и решила, наконец, высказать Мэрлу своё мнение по поводу его затянувшегося и, временами, невыносимого бурчания.

— Мы все меняемся. И ты можешь, нет, не стать другим, а открыть в себе совершенно новые неведомые качества. Мэрл, послушай. Ты не злодей, нет. В тебе живёт любовь к брату. Ты это не признаёшь, но истинных негодяев не тяготят узы крови и они уж точно не умеют сожалеть. Да, твоё воспитание не изменить, впрочем, как и вздорный характер, но вот отношение к жизни и к обществу может поменяться. Ты лучше, чем думаешь, Мэрл. И уж поверь, не злодей. — Диксон хотел вставить своё слово, но я отрицательно покачала головой, призвав дослушать до конца. — Большую часть жизни ты играл в негодяя, а пора успокоиться и осознать: прошлого не существует. Мы остались вчетвером. Теперь это наша новая группа, и мы, с горем пополам, но как то уживаемся вместе. И если повезёт, отыщем моего брата и дядю. И не смотри на меня так. Уверена, что ты сможешь заслужить место в группе.

— Оно уже давно со мной, милочка, — пробормотал Мэрл, не скрывая явного удивления, — а валяться в ногах и умолять не в моих правилах. Тем более у шерифа, бросившего подыхать!

— Ты не был таким до Вудбери, разве нет? — не отступала я, пытливо заглядывая мужчине в глаза. — Ты не убивал людей!

— Бля, нет, Шейлин, лучше закрой свой рот, — он махнул здоровой рукой, а затем произнёс внятно, чуть ли не по слогам: — Я не стану умолять.

— А ты считаешь, что Гленн, Дэрил, Мегги, Бэт и остальные вымаливали себе уважение и любовь у окружающих? Они все с недостатками, а Дэрил и подавно. Он твой брат, Мэрл. Он любит тебя несмотря ни на что, так почему бы и не попытаться хоть ненадолго сбросить броню и попробовать ужиться в новом обществе? Здесь, с Дэрилом, с Бэт, со мной…

— Всё дело в том, что я не могу так жить, сладкая, — мужчина развёл руки в стороны и пожал плечами, — уж извини, но не для этого был создан. Попытаться выжить — пожалуйста, а прибиться к стае… Нет. Это не для меня.

— Ты уже изменился. Стал более спокойным.

— Да неужели? — Мэрл приподнял брови.

— Да! — воскликнула я, сложив руки на груди. — И это заметно.

— Ну и как же, мм?

Диксон вопрошающе уставился на меня в ожидании исчерпывающего ответа.

— Знаешь, если не заметил, то я стою здесь, рядом с тобой. Мы команда. Запомни это, Мэрл, ведь и сам говорил: поодиночке не выжить. Так что сделай соответствующие выводы и перестань, наконец, вести себя, как упёртый баран.

В гараже повисла тишина. Диксон молча наградил меня задумчивым взглядом, но так и не ответил, ни звука не вымолвил на столь красноречивые слова. Сперва, он просто покачал головой, затем усмехнулся, ну а после поманил рукой и похлопал по заднему сидению своего нового мотоцикла. Мэрл предпочёл вовсе проигнорировать мои слова. Ничего удивительного. Этого стоило ожидать.

— Возьмём красавца и поедем, обрадуем братишку.

— А как же припасы из коробок? — Я не стала продолжать бессмысленный разговор, лишь угрюмо посмотрела на мужчину и водрузила один из тяжёлых рюкзаков на свои плечи. — Остальное сам возьмёшь?

— Оставь здесь, спрячь за брезентом. Мы вернёмся за провизией немного позже, как только сообщим остальным радостную новость.

И опять наступила тишина, но на этот раз замолчала я. Не хотелось разговаривать, пропал всякий интерес; в глубине души расползлось уже знакомое неприятное чувство. И мне стало не по себе.

— Отлично, — подметил Мэрл, стоило лишь сбросить рюкзак с плеч и натянуть поверх окровавленный тент, — а теперь, поедешь со мной или снова прозовёшь дьяволом?

— Я никогда не называла тебя так.

— Но явно думала, правда ведь? — Диксон приподнял уголки губ в ироничной улыбке, заставив невольно усмехнуться, прежде чем отрицательно покачать головой.

— Да, Мэрл, — тихо согласилась я, взобравшись на мотоцикл и крепко обхватив мужчину руками за пояс, — временами, правда.

По неведомым причинам, стоило лишь расслышать жужжание мотора, как вся грусть и напускные обиды рассеялись, уступив место спонтанному воодушевлению. Я подумала о Майкле. Теперь, раздобыв транспорт, мы могли объехать тюрьму и осмотреть некоторые места, подходящие для привала или временного лагеря. Рик и группа вполне могли затаиться в глуши, где-нибудь неподалёку от железнодорожных путей. Они искали нас, в этом я ни капли не сомневалась. И, возможно, расхаживали где-то совсем вблизи амбара.

Глава 14

29 марта

Я была обеспокоена, не знала, куда нас приведёт взбаламученный незнакомец, но сил почти не осталось, впрочем, как и еды, поэтому пришлось довериться. Майкл то и дело оглядывался по сторонам, наверное, пытался запомнить дорогу. Мы шли бок о бок, держались вместе, боялись оставить друг друга даже на секунду, напуганные, сначала, недавней схваткой с мертвецами, а потом уже и весьма заманчивым, но в то же время пугающим предложением чужака, неожиданного протянувшего руку помощи. Он не назвался, лишь махнул ладонью и молчаливо устремился в противоположную сторону от дороги, к которой мы направлялись, бросив через плечо всего одну фразу:

— Хотите выжить? Идите следом.

Я согласилась, не задумываясь, а вот Майкл немного постоял на месте и догнал только через несколько минут, настороженно прошептав:

— Ты уверена, что нам стоит идти?

— Этот человек спас наши жизни, — едва слышно отозвалась я, изучая глазами тёмную жилетку, тщетно пытаясь разглядеть незамысловатый рисунок, иногда видневшийся из-под арбалета, перекинутого через плечо. — Мы должны довериться, ну или попытаться. У меня почти не осталось сил, да и ты плохо на ногах держишься.

— А вдруг это ловушка? — не унимался Майкл.

— Нам больше нечего терять, — я устало пожала плечами и забрала грязные, местами спутанные волосы за уши.

Это была правда. У нас ничего не осталось: ни дома, ни еды, ни воды. Только собственные жизни и небольшой рюкзак с пледом и стопкой давно нестираной одежды. Вот уже как несколько месяцев прошло с гибели отца, а мы всё бежали, стремились как можно дальше, в самую глушь, но до сих пор так и не решили, куда именно. Не было ни цели, ни стремления, только жажда жизни, она вела вперёд, независимо от желаний и возможностей. Мы не сдавались и не бросали друг друга. Я и брат — вместе до конца.

— Почти на месте, — равнодушным голосом оповестил незнакомец, и перед взором открылось огромное поле, перекрытое чуть ли не по всему периметру решетчатым забором.

— Это что ещё такое? — громко осведомился Майкл, выскочив вперёд и нагнав мужчину. — Какое-то военное здание? — В темноте было сложно разобрать даже очертания. — Хранилище?

— Тюрьма, — сухо отозвался чужак, а затем махнул рукой неподалёку от ворот, где я впервые заметила свет и уловила присутствие других людей. — Опустите оружие и ступайте следом.

— Оно не заряжено, — пробурчал Майкл, в то время как я обхватила рукой его холодные пальцы и медленно повела за собой.

— Это неважно.

Мы послушно направились прямо за мужчиной, и только у ворот, при свете фонаря, мне удалось разглядеть тот самый рисунок на тёмной жилетке — крылья ангела, впрочем, как и незнакомца. Он произвёл весьма странное, двоякое впечатление: среднего роста, но выше меня примерно на голову, лицо осунувшееся, беглый взгляд и тёмные волосы. Мужчина сгорбился, перебросил арбалет и крепко обхватил руками, прежде чем позволил пройти за ворота.

— Дэрил! — Навстречу ему выбежала худощавая, но на вид приятная девушка с короткими, едва вьющимися волосами. — Кто эти люди? — Она остановилась неподалёку и вытащила пистолет, направив в нашу сторону. — Что всё это значит?

— Не думаю, что они опасны, Мегги, — мужчина опустил арбалет к земле, — лучше позови Рика, нужно спросить их.

— А разве ты не сделал это сам? — девушка опасливо осмотрела нас с ног до головы, прежде чем кивнуть и направиться вперёд по пыльной дороге, прямиком к невысокому зданию.

— О чём вы не спросили? — взволнованно поинтересовалась я, ещё крепче сжав ладонь брата в своей руке. — Мы встречали плохих людей, впрочем, как и хороших, иногда, но вы… Кто такие?

Мне было страшно. Разумеется, при желании, Дэрил, — так его назвала девушка, — мог убить нас обоих ещё в лесу. Верно! Не о чём переживать, ведь с какой стати ему вести чужаков к своему лагерю, если не из-за доброты душевной? Мужчина захотел помочь!.. Я рассчитывала на это, по крайней мере, до того момента, пока он громко не спросил:

— Сколько ходячих вы убили?

— Что? — прерывисто уточнила я, мельком взглянув на озадаченного брата.

— Число, общее количество на двоих.

Осознав, что Дэрил настроен решительно и в его вопросе нет и доли иронии, я вздохнула, прежде чем огласить:

— Много, сотню, за полгода точно!

— Ну а людей? — Мужчина обвёл нас изучающим взглядом прямо исподлобья.

— Одного, — не задумываясь ответил Майкл, и сказал правду.

— За что?

— Это была наша мать, — выпалила я, прижавшись плечом к груди брата. — Она обратилась, после своей смерти от колотой раны. Мы не знали, что оживают даже не укушенные люди!

— Все возвращаются, — задумчиво протянул Дэрил, переминаясь с ноги на ногу, — все инфицированы.

— Мы поняли это слишком поздно.

Я тяжело вздохнула и подняла глаза чуть выше, разглядев поблизости двоих мужчин. Они быстро шли по той самой дороге, во главе с Мэгги, и о чем-то тихо переговаривались. Фигура одного из них показалось призрачно знакомой, но на улице было темно, стояла глухая ночь, а свет от фонаря падал прямо на нас с братом, остальная часть территории была сильно затемнена. Ничего не разглядеть. Заметив ещё двоих незнакомцев, Майкл обхватил меня рукой и медленно завёл себе за спину, словно пытаясь закрыть своим телом от внезапной атаки, когда вблизи раздался до мурашек знакомый голос, который ввёл в некоторое оцепенение и меня, и брата.

— Майкл? — произнёс один из мужчин, наверняка хорошенько разглядев нас. — Шейлин?

— Чего? — Дэрил отступил в сторону и в недоумении уставился на своего друга, уже приблизившегося к нам и вышедшего на свет. — Ты знаешь их?

— Рик?!

Я сама не заметила, как выкрикнула его имя, ошарашенная непросто неожиданной, а фантастической встречей. Нет, это больше напоминало какой-то сказочный сон, нежели беспощадную реальность! Только что мы встретились с родным человеком, с братом нашего отца!.. Я на секунду застыла, как вкопанная, разглядывая черты его лица, а затем, едва сдерживая слезы, выбежала на дорогу и обхватила Рика руками за плечи, прижавшись лицом к серой рубашке.

— Боже, — вылетело из горла, — не может быть!

— Шей! — на одном дыхании промолвил он, оторвав от своей груди и обхватив руками моё лицо. — Но как?.. Откуда?!

— Он привёл сюда, — я кивнула в сторону Дэрила, который с неподдельным интересом наблюдал за нами.

— Где же Джеффри? — Следом за мной, Рик обнял Майкла, а потом кивнул Дэрилу, перед тем как вновь повернуться. — А как Алиса? Почему вы одни?

— Никто не выжил, — с немалой долей грусти рассказал брат, по-прежнему не отдаляясь ни на шаг. — Родители погибли, а мы почти полгода блуждали вдвоём по окрестностям в поисках других людей.

Рик заметно погрустнел, но не стал больше расспрашивать, вместо этого, он снова обнял нас обоих и вздохнул так громко и с таким непередаваемым облегчением, что у меня засвербело в груди. Семья почти воссоединилась, точнее всё то, что от неё осталось. Но ведь мы до сих пор выживали, искали друг друга, хотя мысленно уже давно отчаялись увидеться. Я всерьёз полагала, что дядя и его семья уехали из города при первых сообщениях о молниеносно распространявшемся вирусе, но, видимо, их что-то задержало, нам на радость!

— Ладно, — тихо проговорил Рик, широко улыбнувшись, и я заметила, как его глаза застлали слезы, — теперь вы в безопасности. — Он кивнул, будто в подтверждение своих же слов, а потом рукой пригласил следовать вперёд по дороге. — Пошли, познакомлю вас с остальными.

— У тебя свой лагерь? — заинтересованно спросила я, бросив любопытный взгляд на Дэрила, так и не сдвинувшегося с места, оставшегося у ворот.

— Небольшая группа, — Рик направился вперёд, вскоре присоединились и мы. — И вам здесь будут рады.

— Это место — новый дом? — слова как-то самопроизвольно вырвались из груди.

— Да, Шейлин, — подтвердил дядя, оглянувшись через плечо, — теперь это место станет для всех нас новым домом.

***

23 мая

Прошло всего несколько дней с того момента, как мы вчетвером покинули амбар и отправились в своё небольшое путешествие, в поисках не только надёжного укрытия, но и кого-то из группы. К собственному удивлению, я чувствовала себя хорошо, была преисполнена надежд, верила в лучшее и не опускала руки. Впрочем, как и остальные из нашей маленькой компании.

Известие о находке Мэрла заинтересовало Дэрила, поэтому, стоило лишь нам вернуться в амбар, как мужчины покинули убежище и направились за вторым мотоциклом и рюкзаками с провизией, спрятанными и оставленными в гараже, ну а мы с Бэт собрали кое-какие вещи и расположились на крыльце в ожидании их возвращения. Позднее, уже ближе к ночи, все расселись по мотоциклам и уехали подальше от дороги, едва ли не к самим железнодорожным путям, где впервые и заночевали. В темноте, посреди леса, было не по себе. Мне постоянно мерещились какие-то странные звуки. И всё-таки правильно говорят: у страха глаза велики. Мы спрятались в низине, за размашистыми ветками низкорослых кустарников, дежурили по очереди, были вооружены и, в случае необходимости, вполне могли постоять друг за друга, но даже несмотря на это я опасалась чужаков больше, чем ходячих мертвецов или диких животных. Хороших людей осталось слишком мало, и мы были тому живым подтверждением.

Первые два дня блужданий по округе не принесли совершенно никаких результатов. Мы старались избегать основных дорог, передвигались на мотоциклах по лесным тропам, петляли между деревьев, иногда даже пробирались через высокую траву, лишь бы не наткнуться на Губернатора и его людей. К нападению мы были не готовы, патронов не хватало, оружия тоже, поэтому бросаться в бой не планировали, по крайней мере, посреди леса. Дэрил сам выбирал дорогу, иногда выходил чуть вперёд и внимательно осматривал местами примятую траву, хмурил брови и отрицательно покачивал головой, сигнализируя о возможном присутствии людей. И всякий раз нам приходилось покидать насиженное место, ведь ночевать в одном и том же овраге несколько раз было слишком опрометчиво и опасно. Однако, несмотря на все трудности и тяжёлую дорогу, никто не унывал, даже мы с Бэт стали чаще улыбаться и болтать о всякой ерунде, вроде воспоминаний из прошлой жизни, которую шуткой называли «нормальной». Мэрл и Дэрил по-прежнему были немногословны, особенно младший Диксон, но чем скорее приближался новый вечер, тем более раскрепощёнными становились и мужчины.

Мы много разговаривали о будущих передвижениях, по пути подмечая даже самые незначительные мелочи, поэтому и не смогли пройти мимо огромного плаката, прибитого к доске прямо по пути железной дороги. «Терминус» — гласила большая надпись, под которой располагалась карта, а чуть ниже было подписано: «Каждый, кто придёт, обретёт надёжное укрытие и приют».

— Как вы думаете, Мэгги и остальные, они могли отправиться туда? — тихо спросила Бэт, с интересом изучая надписи и карту.

— Да, — подхватила я, обернувшись к братьям, — Рик и Майкл, если бы увидели это, то, наверняка, решили отвести группу туда, в безопасное место.

— Мы не можем быть уверены, — пробормотал Дэрил. Он опустил голову, попутно опробовал сцепление и вновь завёл мотор, усевшись на своём мотоцикле. — Давайте, времени мало, скоро стемнеет.

— Нужно обдумать это! — настойчиво продолжила Бэт, ткнув пальцев прямо в центр карты, видимо, нарисованной от руки. — Смотрите, все дороги ведут в одну точку! Думаю, что такие плакаты развешаны и на других путях. Рик не мог не заметить!

— Впрочем, как и люди Губернатора, — равнодушно подытожил Мэрл, вскинув подбородок, да так, что мне захотелось ударить его в грудь и попросить заткнуться. — Они могут быть заодно, нарочно заманивать глупцов, таких как вы, девчонок, на радость и потеху своим пошлым фантазиям и инстинктам.

— Ты не можешь знать наверняка, — громко отрезала Бэт, сложив руки на груди.

— Как и ты, деточка, — старший Диксон хмыкнул и поманил меня пальцем к своему мотоциклу, осторожно ладонью позади себя. — Давайте, братишка прав, нужно отыскать подходящее укрытие.

— Обещайте, что мы придумаем, как проверить: опасен Терминус или нет. — Бэт уставилась на Дэрила вопрошающим взглядом.

— Конечно, — ни на секунду не задумавшись, выпалила я, согласно кивнув, — это не обсуждается, ведь там могут быть наши близкие! Верно, да? — На этот раз мужчинам пришлось выдержать и мой пытливый взгляд. — Теперь, когда мы одна команда, стоит уважать мнение друг друга и прислушиваться, не так ли?

Мэрл едва не рассмеялся, но вовремя плотно сжал губы, и я проигнорировала это, предпочла не обращать внимания. Достаточно с нас глупых ссор и ничего не стоящих размолвок. Моя душа жаждала понимания, поддержки и встречи с родными, а Терминус внезапно стал самой последней надеждой.

— Ладно, обсудим это, когда найдём укрытие, — наконец, согласился Дэрил, и я, обрадованная новостями, улыбнулась Бэт, прежде чем запрыгнуть на мотоцикл. — Поехали.

Ночь мы провели в полуразрушенном сарае, где-то на задворках одного из поселений, дальше заходить не стали, а мотоциклы припрятали в кустах неподалёку. За последние семь дней на землю не упало ни капли, и к ночи всем уже было ясно, что без укрытия не обойтись. Нечто опасное словно назревало в воздухе ещё задолго до того, как огромная тёмная туча почти застлала собой весь горизонт с юга и, в свете последних солнечных лучей, пробуждала в душе лёгкий страх и неосознанную тревогу. Рваные, грозовые облака наливались тёмно-синим цветом, блестящие молнии рассекали небосвод, зигзагами расползались над лесом, а неторопливый гром стал одним из главных предвестников бури.

Мы засуетились, стали в спешке искать укрытие, но чёрная туча будто разрасталась над головой и по краям чем-то напоминала белоснежную вату; поднялся шквалистый ветер, он клонил ветви деревьев чуть ли не до самой земли и поднимал осевшую пыль, раздувал по дороге. На долю секунды я прикрыла глаза, а когда вновь распахнула, едва не вскрикнула от испуга. Яркая вспышка метнулась с неба, и оглушительный треск разнёсся над лесом. Молния ударила прямо в землю, неподалёку от нас, и Мэрл был вынужден свернуть с дороги к частым деревьям и кустарникам. Дэрил съехал практически следом.

— Давайте, спрячем наш транспорт и забросаем ветками! — громко заговорил он, метнув беглый взгляд куда-то в сторону.

— А дальше что?! — воскликнула Бэт, помогая стащить рюкзак с мотоцикла.

— Переждём непогоду вон в том сарае! — оповестил Мэрл, поправив огромную ношу на плече и уже отделившись от группы, пробираясь сквозь высокую траву прямо к небольшой низине, откуда и виднелась покосившаяся постройка. — Скорее!

— Давай сюда, — Дэрил забрал неподъемный мешок из рук девушки и взвалил себе за спину, довольно быстрым шагом ринувшись следом за братом.

Мы засеменили позади, схватившись за руки, в надежде спрятаться под крышей до того, как разойдётся дождь, но не успели. Ливень обрушился на землю внезапно, буквально за несколько секунд промочив одежду до нитки, и даже размашистые кроны деревьев не уберегли от непогоды. Пугающие раскаты грома раздавались непрерывно, сопровождались вспышками молний, мелькавшими одна за другой, и сильным ветром, но и это оказалось ещё не самым страшным. Когда до сарая оставалось примерно несколько шагов, с неба на траву посыпались небольшие градины. Я прикрыла голову руками, едва ли не из последних сил протиснувшись в небольшую дверь, и рухнула на колени, ощутив себя усталой и изнеможённой. Дэрил закрыл засов и, последовав примеру брата, сбросил рюкзак на землю и прижался спиной к деревянной стене, восстанавливая дыхание.

— Все целы? — сбивчиво спросила Бэт, медленно осмотревшись в полумраке.

— Вроде как, — тихо отозвалась я, усевшись посреди сарая.

— Сломаю вон тот ящик и разведу костёр, — следом оживился и Дэрил, — нужно высушить одежду.

— А переодеться и негде, братец. — Мэрл оттолкнулся от стены и, вслед за очередным оглушительным раскатом грома, добавил: — Да и к чёрту, здесь темно, да и девчонки не будут против.

Он немедля стащил с себя мокрую рубашку, а затем принялся за штаны. Я невольно заметила, как Бэт отвернулась и скрестила руки на груди и, во избежание вопросов, тоже поспешно отвела взгляд, мысленно усмехнувшись бестактностью и прямотой старшего Диксона. Никто не осуждал. Да ведь и выбора не было. Сарай оказался маленьким, не больше одной трети амбара, спрятаться негде, впрочем, как и уединиться. Пришлось выходить из положения именно таким образом.

К тому моменту, как Дэрил разжёг небольшой костёр, мы все переоделись в сухую одежду и, с помощью Мэрла, который натянул верёвку от засова к стене, развесили мокрые вещи. Погода не унималась. Дождь барабанил по дырявой крыше, ветер завывал, шелестел листьями, а гром временами заставлял меня вздрагивать и ещё теснее обхватывать себя руками, словно в поисках защиты. Никто не разговаривал. Дэрил вновь углубился в свои мысли, Мэрл улёгся неподалёку, а Бэт опустила голову на подогнутые колени, с неподдельной грустью наблюдая за беспорядочным пламенем, потрескивающим на обугленных досках.

— Дорогу размоет, — неожиданно пробормотал младший Диксон, подбросив немного скомканной бумаги в костёр, — придётся идти пешком, иначе застрянем где-нибудь посреди леса.

— Но куда же мы направимся? — встревоженно спросила я, осушив одну из бутылок с пресной водой.

— Идеи? — подал голос Мэрл.

В темноте было не разобрать, но почему-то показалось, будто он повернулся и посмотрел прямо на меня.

— Пойдём на север, там должно быть небольшое поселение, — предложил Дэрил.

— А мне показалось, что там лес лишь уплотняется, — задумчиво протянул старший Диксон. — А ты, братишка, случайно не подрастерял свои бесценные навыки следопыта?

— Можешь не сомневаться. Там есть городок.

— Я бы поспорил, но не на что и даже не на кого, — мужчина в голос усмехнулся, — девчонки не в счёт.

— Прибереги силы, пора бы отказаться от бессмысленных споров и наигранных соревнований.

— Хватит! — внезапно, звонкий голос Бэт заставил братьев замолчать. — Спите, подежурю первая.

— Составить тебе компанию? — тихо предложила я, но девушка лишь отрицательно покачала головой.

— Нет, это всего несколько часов, потом разбужу Дэрила.

Никто не стал настаивать и переубеждать. Вместо этого, все молча согласились и разбрелись по углам. Я устроилась чуть дальше от костра, неподалёку от Мэрла и повернулась набок, изучая взглядом его тёмный силуэт. Тело местами саднило, мышцы болели, впрочем, как и голова. Мы переутомились, спали слишком мало, всё пытались отыскать группу, в то время как Мэрл без устали настаивал на поиске нового, более подходящего укрытия и, в конечном счёте, оказался прав. Нам не следовало тратить время на возвращение в тюрьму, но Бэт настояла, да и я была не против убедиться собственными глазами в том, что на поле боя не осталось тел друзей или родных. И мы сделали это. Подъехали к раскуроченным воротам и увидели полуразрушенное здание. Однако не испытали должного успокоения. Странное свербящее ощущение забилось где-то в недрах грудной клетки, пробуждая тревогу и нехорошие предчувствия. Вокруг тюрьмы стояла непередаваемая тишина. Несколько ходячих до сих пор маячили на опушке, а вблизи поваленного забора валялись окровавленные гниющие тела. Встречались среди них и люди, но, к счастью, никого из группы мы не обнаружили. А это вновь породило изменчивую надежду. Несмотря ни на что, Бэт и я — мы верили в долгожданную встречу и ни на секунду не забывали о своих родных.

Тихий вздох вырвался из горла. Мне по-прежнему не хотелось вспоминать или думать о плохом. Неприятные мысли сами по себе забирались в голову и едва ли не душили своей навязчивостью. Терминус — что это за место? И могли ли остальные отправиться туда? Определённо, зная Майкла и Рика, я предполагала, что — да, они бы позаботились о группе и первым делом, прежде чем искать нас, попытались защитить женщин и детей!.. Я перевернулась на спину, отчётливо осознав: медлить нельзя. Нужно раздобыть машину и попытаться добраться в Терминус по безопасной дороге, в объезд главным трассам, что, по сути, было крайне сложно и почти неосуществимой задачей. Губернатор мог оказаться заодно с людьми из лагеря, да и нельзя было сбрасывать со счетов следы, на которые мы натыкались слишком часто. Филип разыскивал выживших с одной-единственной целью — уничтожение. Он хотел убить нас всех, без исключений.

— Холодает, Белоснежка, — Мэрл нарушил тишину и сел на землю.

Я заметила, как он зажал зубами карманный фонарик, тот самый, что отыскал в гараже вместе с презервативами, а затем открыл рюкзак и, покопавшись в нём с минуту, вытащил тот самый плед, захваченный из амбара, и несколько поеденных молью одеял.

— Держи, девчушка, — он повернулся и бросил кусок плотной ткани прямо под ноги растерянной Бэт, — свиснешь, если что услышишь.

Неожиданно, наблюдая за этой картиной и не менее странным поведением, совсем несвойственным Мэрлу, меня настигло непонятное чувство. Нет, оказалось крайне сложно познать всю его глубину, но поверхностные волны захлестнули и обрушились на плечи, омывая с головой. Я так и застыла на месте, пока не ощутила тёплый плед, свалившийся прямо на лицо.

— Отдыхайте.

Мэрл снова рухнул на землю и закинул руки за голову.

— Спасибо, — прошептала я, да так тихо, что он, наверное, и не услышал.

И снова тишина обволокла помещение, скорее всего, погрузив каждого в сонное состояние, и только отдалённые раскаты грома, да уже тихие, едва различимые, капли дождя, нарушали небывалое спокойствие, заполнившее мою душу впервые за последние месяцы. И, нет, это не было самовнушением. Я действительно почувствовала себя уютно, будто лежала в тёплой кровати, в родном доме, где всегда было так спокойно!.. Что-то изменилось, но, нет, не снаружи, не в этом прогнившем и изувеченном мире, а внутри, где-то глубоко. Внезапно появились новые силы, и я обрела давно утерянное спокойствие. Жизнь стала какой-то не такой, не настолько бессмысленной, или же это всё-таки и было настоящим самообманом, красивой картинкой, заполнившей спящий разум? Я не знала и не хотела думать, просто плыла по течению, словно невесомая песчинка, попавшая в самую пучину бескрайних океанских волн.

***

24 мая

Жара была невыносимой. Солнце ещё даже не успело подняться высоко над лесом, а дышать было практически нечем. После сильного дождя, влага стремительно испарялась, отчего воздух становился горячим и каким-то тягучим. Я с большим трудом шла вперёд по непротоптанной тропе, прямо через траву, временами достававшую до самых бёдер. Впереди двигался Дэрил, позади Бэт, ну а Мэрл завершал нашу процессию, сжимал в руке пистолет, а за плечами тащил один из рюкзаков. Мужчины разделили ношу, а мы с Бэт едва шевелили ногами, истощённые и измученные жарой. Тело нещадно чесалось, волосы были грязными и спутанными, свисали из хвоста и неприятно тёрлись о шею и доставляли сильный дискомфорт. Наверное, запах от нас исходил не самый лучший, но за столько дней скитаний, все уже привыкли и не обращали на это совершенно никакого внимания. Иногда на пути попадались ходячие. Тех, что были подальше, никто не трогал, мы старались не тратить силы зря, ну а самых проворных мертвецов приходилось убивать. Эту обязанность, как ни странно, я и Бэт взвалили на себя. Пожалели мужчин и попытались собственными силами справиться с отвратительными существами. И всё получилось. Со временем мы приноровились и без особого труда вонзали острые лезвия в прогнившие глотки, расчищая дорогу через лес.

И, примерно через три часа скитаний, наткнулись на тот самый заброшенный город, о котором накануне упоминал Дэрил. Он, как всегда, оказался прав. Мы выбрались из леса, но встали перед непростым выбором: рискнуть и отправиться вглубь поселения в поисках автомобиля, или же остановиться и перевести дух в одном из домов. Первый вариант Мэрл отмёл сразу, аргументировав это тем, что далеко нам всё равно не уйти, да и чужаки вполне могут слоняться где-то поблизости, ну а насчёт укрытия разговор был ещё более коротким. Братья согласились с этим, но отказались заходить в первый попавшийся дом. Наученные горьким опытом, они оставили нас в тени деревьев, а сами быстро осмотрелись. Не прошло и десяти минут, как Мэрл предложил несколько вариантов, но Дэрил оспорил и это, указав на заросли, неподалёку от дороги.

— Там есть дом, — с энтузиазмом поведал младший Диксон, — прямо за пышными кронами. Он незаметен с дороги, а ночью и вовсе становится невидимкой. Можно проверить, а потом и решить: оставаться или нет.

— Согласна, — без раздумий выпалила Бэт, медленно поднявшись на ноги, — уж точно лучше бессмысленных блужданий.

— Да, быть может, там есть чистая одежда и мягкая постель! — с надеждой подхватила я, повернувшись в сторону Мэрла.

Он скосился на брата и, громко хмыкнув, качнул головой.

— Ладно, идёмте, нытики, — пробурчал мужчина, снова взвалив на плечи огромный рюкзак, — посмотрим, безопасно ли это.

Я довольно улыбнулась и проводила Мэрла взглядом, с немалой долей удовлетворения подметив, что в последнее время он стал более покладистым, а иногда даже каким-то уступчивым. Не зря же говорят: с кем поведёшься, того и наберёшься. Мы все относились к старшему Диксону с пониманием, не смотрели свысока, не требовали внимания, только помощи и, видимо, постепенно мужчина смягчился, расслабился и стал отвечать тем же. Моя теория подтвердилась! Мэрл смог подстроиться под остальных и занял своё место в новой группе.

— Давайте скорее, — поторопил Дэрил, подогнав нас вперёд, а уже потом направившись следом.

Солнце высоко поднялось над лесом. На небе не было ни облачка, бескрайние голубые просторы. Жара усиливалась, с каждой минутой находиться под безжалостно палящими лучами становилось невыносимо, поэтому, стоило лишь нам приблизиться к дому, как я взобралась на крыльцо и почти без сил опустилась на дощатый пол, отыскав столь желанную тень. Бэт расположилась поблизости и с блаженством на лице вытянула свои длинные ноги, а в глаза невольно бросилось, насколько тяжело она дышит, с жадностью вбирая воздух в лёгкие. Духота. И правда, после дождя стало только хуже.

— Посидите тут, пока проверю здание, — попросил Мэрл уже из коридора.

Мы почти одновременно кивнули, и я запрокинула голову, разглядывая, наглухо заколоченные досками, окна первого этажа. Это место явно было чьим-то домом, но, похоже, хозяева покинули его, по крайней мере, до сих пор на крыльце никто так и не появился.

— Как ты думаешь, — тихо заговорила Бэт, отпив немного воды из бутылки, — Мэгги и остальные, они отправились в Терминус?

— Думаю, если Рик и Майкл увидят плакат, то, да, они поведут туда остальных, когда будут уверены, что лагерь безопасен.

— А это так? — Девушка заглянула в мои глаза, и её взгляд показался настолько жалостливым и доверчивым, что я без промедления кивнула.

— Наверное, да. Мы не можем знать, но непременно выясним.

Бэт слегка приподняла уголки губ и протянула руку, сжав мою ладонь в своих тонких, длинных пальцах.

— Спасибо.

Я хотела ответить, но не успела. Внезапно, громкий голос Мэрла раздался откуда-то из дома, и мы обе вздрогнули.

— Эй, детки, можете заходить!

— Наконец-то! — воскликнула Бэт, довольно живо вскочив на ноги и протянув руку.

— И тебе спасибо.

Я улыбнулась и приняла помощь, почти сразу протиснувшись в небольшой, опрятный коридор, следом за Дэрилом, предусмотрительно прикрывшим за нами дверь.

— Слишком чисто, — протянула Бэт, едва исследовав помещение, — ни пылинки.

— Точно, — подхватила я, настороженно оглядев стены и пол, прямо у широкой лестницы, ведущей на второй этаж.

— Здесь есть заначка, на кухне, — Мэрл выскользнул из-за соседней двери с банкой арахисового масла, — и даже вода течёт, вы не поверите, — он рассмеялся, — из крана.

— Да тут явно живут! — опасливо вымолвила я, обхватив пальцами рукоять ножа. — Не может быть, чтобы кто-то добровольно покинул это место!

— Или жил… — Бэт остановилась у небольшого столика, расположенного прямо под забитым окном, чуть ближе к гостиной. — Смотрите! — Она взяла в руки какой-то лист и громко прочитала: — «Любой, кто нашёл этот дом, теперь может воспользоваться его дарами, ведь нас уже нет в живых. Друзья, если вы добрые люди, пожалуйста, позаботьтесь о наших телах».

— Ну-ка, дай сюда, — Дэрил выхватил записку и ещё раз пробежался взглядом. — Нужно осмотреть дом. Внимательно!

Он опустил рюкзак на пол и поспешил вверх по лестнице, предварительно вооружившись арбалетом.

— На первом этаже чисто, — Мэрл пожал плечами, как бы невзначай ущипнув меня за ягодицу, в то время как мы быстро поднимались по ступенькам.

— Не сейчас! — шёпотом предупредила я, покачав головой.

— А когда? — Мужчина приподнял брови.

— Ночью!

Мэрл облизал губы, но я сдержала улыбку и, как выяснилось уже через секунду, сделала это вовремя. Не успели мы подняться на второй этаж, как обнаружили одну из дверей, распахнутую настежь и перемазанную не только в крови, но и человеческих внутренностях. Сначала я не поняла, что произошло, лишь сглотнула и прижала пальцы к губам, медленно приблизившись к комнате, однако стоило только заглянуть внутрь, как всё стало ясно. Это были непросто человеческие внутренности, а именно — мозги.

— О, боже… — в ужасе пробормотала Бэт, опершись рукой о детские обои. — Что здесь произошло…

— Он убил их, — догадалась я, рассмотрев достаточно подгнившего мужчину. Он сидел спиной к двери, в кресле, у подножья которого и валялся пистолет.

— Именно, — сухо подтвердил Дэрил, разглядывая остальных.

Запах стоял отвратительный. Я прикрыла нос рукой и посмотрела на два тела — это были женщина и ребёнок, наверное, девочка. Теперь и не понять, лицо оказалось изуродовано, видимо, мужчина выстрелил в упор, прямо в голову и, возможно, дитя обратилось раньше, чем он это сделал.

— Не было выбора?.. — шёпотом спросила Бэт, явно расстроенная подобной находкой.

— Он избавил свою семью от ненужных мук, — Дэрил снова пожал плечами.

— И оставил после себя неплохое наследство! — добавил Мэрл, чем и заслужил от меня укоризненный взгляд. — Да что такого? Чувак застрелил свою семью, да, бля, серьёзно! Он сам сделал это. Попросил похоронить и оставил неплохое место для нашего приятного времяпрепровождения. Чего тосковать по людям, которых и не знали?

Мэрл действительно не понимал. Он обвёл нас недоумевающим взглядом, прежде чем ринуться вперёд и подхватить мёртвого ребёнка на руки.

— Давайте исполним последнюю волю безумца. Я хочу есть!

С этими словами, мужчина быстро покинул комнату.

— Он прав, — уже через секунду согласился Дэрил, обернув женщину в простыни. — Спускайтесь, смотритесь тут. Мы все сделаем сами.

— Но я бы хотела помочь!.. — возразила Бэт, преградив ему путь.

— Мы все сделаем сами, — твёрдо ответил мужчина, отрицательно покачав головой, — тихо и без лишнего шума. Вы и так измучены. Отдыхайте.

Бэт вознамерилась поспорить, но я вовремя схватила её за руку и, мягко улыбнувшись, вывела из комнаты. Девушка вопросительно осмотрелась, но не стала возражать, позволив Дэрилу спокойно спуститься с мертвой женщиной на руках.

— Все будет хорошо, — тихо пообещала я, крепко обхватив Бэт за плечи. — Ты переволновалась, отдохни.

— Нет, — она мотнула головой, — дело не в этом, просто, в ту секунду, когда увидела окровавленного мужчину, представила, что остальные тоже погибли… — Девушка выпрямилась и немного отдалилась. — Это произошло неожиданно, само по себе…

— Ничего, — я провела рукой по её белокурым волосам, — совсем скоро, как только немного отдохнём и восполним силы, отправимся в Терминус и отыщем своих родных.

— Ты так думаешь? — с надеждой спросила девушка. — Они живы?

— Да, — без тени сомнений выпалила я, видимо, и сама поверив собственным словам, — так оно и есть. Мегги, Рик, Майкл, Карл, Джудит, Мишонн, Кэрол… Все живы.

Глава 15

Нет, давненько я не чувствовала себя настолько счастливой. Наверное, вот уже как полгода не испытывала ничего подобного! Стояла под напором горячей воды и едва не прыгала в достаточно просторной душевой кабине, намыливая то волосы, то тело, уже давно просроченным шампунем, используя чью-то мочалку, будто впервые оказалась в настолько комфортных условиях! Чудесно! Восхитительно! О, боже, как же я была рада ополоснуть лицо, смыть всю эту грязь не только с тела, но и с волос, изредка поглядывая на чистое белоснежное полотенце и пёстрый халат, найденные в одном из ящиков в огромной ванной комнате.

Примерно четверть часа назад, мужчины похоронили несчастную семью. Дэрил и Мэрл закопали их в землю, а мы с Бэт молча понаблюдали за этим с крыльца. Не произнесли ни звука, даже когда младший Диксон соорудил самодельный крест из двух палок, связал проволокой и воткнул в могилу. Да и слов не было. Мы не знали этих людей, ничего не слышали об их жизни, но, тем не менее, испытывали огромную благодарность за отличное убежище. Разумеется, не навсегда, но хотя бы на несколько спокойных дней и ночей, пока не восстановим силы и не отправимся на поиски остальных, в тот самый малоизвестный Терминус.

Я прикрыла глаза и подставила лицо под горячую воду. Тёплые струйки покатились вниз по коже, омыли шею, грудь, живот и постройневшие бедра. Приятные, особые ощущения.

— Какой чудесный день… — прошептала я себе под нос.

А потом снова открыла глаза и завинтила кран. Отлично. На этом удовольствие закончилось, но не навсегда, ведь я планировала вернуться в горячие водные объятия уже будущим вечером. Не так-то просто оказалось расстаться с душевой!..

Я вышла из кабинки, схватила полотенце и, промокнув волосы, успела лишь обернуть мягкую ткань вокруг груди и бёдер, как дверь ванной комнаты неожиданно распахнулась, и на пороге появился Мэрл.

— Ну, что, красавица, вижу, ты уже закончила, — он протиснулся внутрь и опустил руку прямо мне на талию, едва заметно потянув полотенце вниз. — Вкусно пахнет, — мужчина опустил голову к мокрым волосам и вздохнул полной грудью, — прекрасно.

— Как обстоят дела с ловушками у дома? — бегло поинтересовалась я, выскользнув из объятий и схватив халат, тотчас же крепко прижав к груди.

— Братец хлопочет над этим, пока мы восстанавливаем силы. — Мэрл снова попытался ухватиться за край полотенца, но я ловко увернулась и почти выскользнула за дверь. — Эй, ну что ты, Белоснежка. — Его губы растянулись в похотливой ухмылке. — Разве не хочешь присоединиться или посмотреть?

Диксон быстро снял с себя майку и бросил на пол, а затем принялся расстёгивать джинсы.

— Посмотрю, если отмоешься, — игриво отозвалась я, когда он спустил нижнее белье и остался полностью обнажённым, однако глаз не отвела.

— Ты поможешь с этим?

Мэрл кивнул в сторону душевой, но я лишь рассмеялась в ответ, а затем подтолкнула дверь, которая с глухим стуком захлопнулась. Солнце ещё даже не склонилось к горизонту. Слишком рано для уединения. Да и Дэрил с Бэт маячили где-то поблизости. Нет, это было слишком рискованно. Но я все равно улыбнулась и несколько секунд простояла на месте, пока не услышала шум воды. Мэрл всё-таки выполнил обещание. Он пошёл в душ. Отлично. С губ сорвался тихий смешок. О, господи, нет, давненько я не чувствовала себя настолько счастливой. И дело было не только в чистой одежде, горячем душе и укрытии. Нет, внутри просыпались самые настоящие чувства. Симпатия. Невероятно, но именно это я и испытывала к мужчине. Это не было влюблённостью или увлечением, всего лишь интересом, симпатией, тайным желанием. На удивление, нам стало хорошо и приятно проводить время в обществе друг друга, так почему бы не воспользоваться шансом? Не потратить драгоценные минуты с пользой? Вдвоём?

Я покачала головой, сбросила полотенце и быстро облачилась в лёгкую одежду, оставив халат нетронутым, но так и не смогла избавиться от странного чувства, будто будущий вечер станет последним светлым пятном в настолько переменной и непредсказуемой жизни. Это ощущение не покинуло даже внизу. Я спустилась на первый этаж и встретилась с Бэт, когда она хлопотала на кухне. Девушка расставляла тарелки и кое-что из заначки, отысканной среди множества подвесных шкафов: арахисовое масло, вафельные палочки и даже батончики с нугой, один из которых я немедленно стащила, дрожащими руками развернула цветастую обёртку и почти целиком сунула в рот, не доверяя собственному счастью. Боже, это было непередаваемое ощущение. Слишком вкусно! Я закрыла глаза и издала протяжный звук, на что Бэт незамедлительно рассмеялась и поспешила выключить чайник, продемонстрировав бесценный дар. Она нашла запакованную пачку с кофе, срок годности которого ещё целый месяц мог радовать нас свежим и бодрящим напитком!

— Вот это да! — выпалила я, выхватив небольшую жестяную банку из ладони девушки и повертев в руках. — Мы можем открыть прямо сейчас?!

— Почему бы и нет, — Бэт радостно улыбнулась и пожала плечами, отбросив свои ещё влажные, длинные волосы за спину, — не думаю, что запах привлечёт мертвецов.

— Верно! — Я сняла крышку и проткнула вилкой тонкую фольгу, тотчас же вобрав через нос приятный аромат молотых зёрен. — Великолепно! Как думаешь, Диксоны пьют кофе?

— Лично я предпочитаю крепкий алкоголь, — в дверях появился Мэрл. Он оперся локтем о косяк и медленно скользнул взглядом по столу, — но за неимением ничего сносного, не откажусь от кружки свежего кофе.

— А что Дэрил? — весело спросила я, рассыпая молотые зёрна по чашкам.

— Сейчас узнаем, — мужчина усмехнулся. — Эй, Дэрилина! Будешь кофе?

— Обойдусь водой, спасибо.

Дэрил переступил через порог и тотчас же метнулся к окну, взволнованным взглядом изучил забитые рамы, проверил доски, а затем, быстрым шагом, снова миновал кухню и устремился в столовую, располагавшуюся прямо напротив нас. Я застыла в дверном проёме, рядом с Мэрлом и в изумлении проводила младшего Диксона взглядом. Он по-прежнему был насторожен, в старой одежде, видимо, так и не решившись расслабиться и переодеться перед ужином.

— Что это с ним, — встревоженно спросила я и подняла глаза на Мэрла.

— Эй, братишка, — мужчина присвистнул, чтобы обратить на себя внимание, — девчонки грязнуль не любят! Подумай о бедной Бэтти! — Я немедля толкнула Мэрла рукой в бок, на что он лишь скривил губы. — Пора бы и расслабиться! Дом уже проверили. Всё чисто.

— Но это не значит, что к ночи мы не встретимся с незваными гостями, ну или хозяева вашего кофе не вернутся с охоты, например, — Дэрил недовольно скосился на брата и зашторил все окна, а затем вернулся к входной двери и забил несколько длинных гвоздей поперёк замка. — Это даст нам время покинуть дом, если что-то пойдёт не так.

— Да успокойся уже!

Мэрл оттолкнулся от стены и направился к брату, в то время как я осталась стоять в коридоре, сжимая банку с кофе в руках, с неподдельным интересом изучая взглядом широкую мужскую спину, спрятанную за чистой чёрной рубашкой, наброшенной на плечи поверх белой майки. Необъяснимо, но мне нравилось наблюдать за старшим Диксоном. Всё в нём привлекало, едва ли не завораживало! И казалось, что мир, среди этих ухоженных стен, изменился, стал более добрым и приветливым. Я впервые почувствовала себя в безопасности. Мы могли провести там не один день, дежурить посменно. Запас еды и воды позволял вообще не покидать дом в течение нескольких недель, а ведь каждый научился экономить! Вот только мысли о родных не позволяли до конца сойти с намеченной дороги. Я должна была отыскать брата и дядю с племянниками. Мы все собирались сделать это сразу же после непродолжительного отдыха в стенах гостеприимного дома.

— Ребята, солнце садится, — напомнила Бэт, высунувшись из-за угла и поманив рукой обратно в недра кухни, — пора ужинать!

— Да идём мы, верно братишка? — Мэрл стащил арбалет и, закинув оружие себе за спину, обхватил Дэрила рукой за плечо, одновременно потрепав пальцами по грязной голове. — Эй, да брось, расслабься уже, все свои.

— Заступлю на дежурство первым, — предупредил Младший Диксон, прежде чем они оба появились на кухне и расселись за столом.

— Как пожелаешь, милочка, — Мэрл усмехнулся и сделал небольшой глоток свежезаваренного кофе. — Мм, отлично, даже, мать вашу, вкусно.

— Ну вот, — Бэт улыбнулась и посмотрела на Дэрила, пододвинув тарелку с вилкой, — здесь макароны и тушёнка. Отыскала в шкафу. Должно понравиться, приятного аппетита.

— Спасибо, — буркнул мужчина, но всё-таки взглянул на девушку, и я заметила, как уголки его губ приподнялись в ответной улыбке.

Это был момент истины, весьма милый жест, знаменующий начало приятного вечера, который мы провели в тишине, вчетвером, с крышей над головой, впервые, за все дни, не опасаясь за свои жизни. А ведь это спокойствие, оно многого стоило, особенно в настолько страшное и неспокойное время, в которое мы все и встретились.

— Ух ты, Бэтти, а недурно получилось, — протянул Мэрл, с жадностью уплетая спагетти с тушёнкой и запивая все это большими глотками уже остывшего кофе. — Теперь я вынужден согласиться с остальными, твоё присутствие сыграло на руку. Не спорю.

— Благодарю, — девушка усмехнулась в ответ, схватив один из шоколадных батончиков, — как и твоё, Мэрл, хотя, по правде говоря, сначала я тебя побаивалась.

— Да ладно, — старший Диксон рассмеялся, в то время как Дэрил только-только немного пришёл в себя и развалился на стуле, с аппетитом облизывая пальцы, перепачканные в томатном соусе. — Это после того, как привёл Шейлин?

Он опустил руку на моё колено под столом и едва ощутимо сжал, поглаживая, ровно до тех пор, пока я не толкнула пальцем в плечо и молчаливо не попросила успокоиться. И так повторилось ещё несколько раз. Мэрл наелся, расслабился и, видимо, почувствовал себя в своей тарелке, совершенно комфортно, а ведь именно об этом я мечтала всё то время, что мы провели в амбаре, а затем блуждали по лесу — о единении. Мы сплотились и смогли, наконец, хотя бы немного, но открыться друг другу, почувствовали себя в своей среде, рядом с новоиспечёнными друзьями, готовыми постоять друг за друга в случае опасности.

— Или когда вывалил головы к её ногам? — ехидно поинтересовался Мэрл, облизав свои губы, да так, что я невольно засмотрелась, удержав чашку в воздухе, перед тем как сделать один большой глоток.

— Наверное, и то и другое, — вымолвила Бэт, выскользнув из-за стола и быстро наполнив опустившиеся кружки остатками горячего напитка.

На улице уже заметно стемнело. Солнце спряталось за деревьями, и мы были вынуждены зажечь несколько толстых восковых свечей, погрузившись в ещё более дружественную, даже какую-то семейную обстановку, по крайней мере, именно так мне и показалось, стоило лишь блёклым огонькам осветить довольно радостные и спокойные лица друзей. И даже Дэрил заметно смягчился, развалился на стуле, медленно попивая кофе.

— Знаешь, — неожиданно заговорила я, опершись локтями о стол, — мне всегда было интересно, но как-то не успевала спросить.

— И о чём это? — младший Диксон выпрямился и с неподдельным интересом уставился на меня.

— Почему ты привёл нас с братом в лагерь?

— Потому что хорошо разбираюсь в людях и могу отличить овцу от волка.

Дэрил пожал плечами и мельком посмотрел на задумчивую Бэт. Да таким взглядом, что на сердце потеплело. Нет, ни я, ни Мэрл, ни разу не заставали их слишком близко; они почти не держались за руки, не прикасались друг к другу. Нет, должно быть, Дэрил не решался делать это на виду у брата, ведь он был другим, не таким как Мэрл, поэтому и относился к Бэт с большей нежностью и невысказанным трепетом, совсем не так, как его брат относился ко мне. Но мы и не требовали друг от друга каких-то клятв и обещаний. Секс, и ничего больше. Простое наслаждение без претензий на глубокие чувства. Но это и к лучшему. Чтобы ожидало меня дальше, в обществе старшего Диксона? В прошлом уж точно ничего хорошего: наркотики, алкоголь, разбой и бесконечные драки — не самое лучшее место для порядочной девушки. Ну а теперь, когда весь мир перевернулся? Я задумалась над этим, украдкой наблюдая за Мэрлом и в тайне проигрывая в воображении будущую ночь. Так, какой она будет? Мы останемся вдвоём?

— Кстати, ты неплохо стреляла, — вдруг добавил Дэрил, и даже улыбнулся, а это показалось настолько необычным, ведь он так редко расслаблялся и позволял себе говорить откровенно, по душам, — защитила своего брата. Вот тогда и показалось, что мы поладим. Кстати, это было странно, ведь найти общий язык, тем более с девушкой, для меня не так-то просто.

— Наверное, всё дело было в том, что Рик оказался родным дядей, — я отодвинула тарелку, и вдруг снова ощутила тяжёлую мужскую ладонь на своём колене, однако на этот раз виду не подала, — и это обстоятельство сыграло немаловажную роль в нашем общении.

— Да уж, — вставил своё слово Мэрл, и его ладонь скользнула выше, прямо по джинсам, ощутимо сжимая внутреннюю часть бедра, — странное родство.

— Рик хороший человек, — возразил Дэрил, и я порадовалась, что никто так и не заметил едва прикрытого смущения, наверняка опалившего щёки, — и с этим не поспоришь.

— А ты стал таким же, позабыв о прошлом. — Мэрл оперся локтем о край стола и вытянул протез вдоль тарелки, беспрерывно поглаживая мою ногу сверху вниз. — Но это и неважно, теперь у нас своя группа.

— Жаль, что нельзя остаться здесь надолго, — неожиданно пролепетала Бэт, и я невольно оторвала взгляд от скатерти и посмотрела на неё. — Было бы здорово отыскать остальных и привести сюда, что скажете?

Дэрил бросил беглый взгляд на брата, затем на меня, и все мы ненадолго замолчали, осознав, что это невозможно. Здесь, почти у самой дороги, никто и никогда не будет в безопасности.

— Ну что, все набили брюхо? — вздохнув, осведомился младший Диксон, с неприятным звуком, отодвинув стул от стола и поднявшись на ноги.

— Да, — устало протянула я, и улыбнулась, стоило лишь Мэрлу оторвать руку от бедра и опустить на своё колено.

— Тогда лучше обойти дом ещё несколько раз, осмотреть территорию и заступить на дежурство. — Дэрил вышел из-за стола.

— Можно пойти с тобой? — Бэт поспешно поднялась со стула и замерла на месте, вопрошающе взглянув на мужчину. — Помощь пригодится, верно?

— Да, — он едва заметно кивнул, схватив арбалет с подоконника, — идём.

Я увидела, как воодушевилась Бэт, и в глубине души порадовалась за неё, ведь, несмотря на разницу в возрасте, — сколько там исполнилось Дэрилу, сорок два, — они вполне дополняли друг друга и испытывали взаимную симпатию. Ну а что же ещё требовалось в новом, забитом мире? Влечение и секс, симпатия и чувства — вот и всё. Этого, как ни странно, было достаточно.

— Сменю тебя через несколько часов! — бросил вслед Мэрл, тоже поднявшись на ноги и медленно опустив руки на мои плечи. — Теперь твоя очередь.

— О чём это ты? — Я в искреннем недоумении уставилась на него, однако всё же вышла из-за стола и повернулась к мужчине.

— Надеюсь, ты недалеко припрятала презервативы, — сходу, бесцеремонно проговорил Мэрл, подтолкнув к двери и уже через несколько секунд приподняв рукой за бедро, прижав к себе на самой первой ступеньке.

— Нет, — сбивчиво прошептала я, ощутив, как возбуждение засочилось по телу, едва ли не лишив голоса, — оставила в кармане грязных джинсов, на полке у кровати.

— Прекрасно, сладкая.

Он прижался губами прямо за ухом, пробудив целую волну мурашек, немедля пронёсшуюся через всё тело. Я невольно закусила губу и обвила ладошками крепкую мужскую шею, прямо перед тем, как Мэрл отыскал мой рот и наградил довольно глубоким, интимный поцелуем.

— Твой брат, — сдавленно прошептала я, лаская губами его щетинистый подбородок, — и Бэт. Они совсем рядом. Подожди немного…

— Ну, нет, сладкая, не в этот раз.

Наши губы снова встретились в весьма трепетном, влажном поцелуе, и колени тотчас же задрожали, соски затвердели, и я отчётливо ощутила влагу промеж бёдер, почти сразу слегка укусив мужчину за щёку, прежде чем оказаться полностью в его руках, обхватив свободной ладонью деревянные перила. Мы замерли на месте, окружённые темнотой, в объятиях друг друга, будто школьники, прячущиеся от родителей на лестничной площадке.

Внезапно захотелось вскрикнуть от восторга и признаться в этом Мэрлу, но я не решилась, не осмелилась и слова вымолвить, лишь закрыла глаза в немыслимом наслаждении, готовая без раздумий отдаться ему прямо на лестнице. Мужские губы опьяняли, напрочь лишали воли, и тело мне больше не принадлежало, оно отказывалось подчиняться разуму, который попросту отключился, позволив полностью отдаться чувствам и самым приятным ощущениям. Ах, нет, ещё никто и никогда не доставлял такого явного, неконтролируемого удовольствия. Оно напоминало волны, манящие и зазывающие, обволакивающие целиком, каждую клеточку тела, доводя буквально до экстаза. Не в силах больше сдерживаться, я впилась пальцами в широкие плечи прямо сквозь рубашку и чуть ли не силком потянула Мэрла выше. Он, не отрываясь от поцелуя, подхватил меня рукой под бедра и оторвал от ступенек, быстро вынес на площадку второго этажа и завёл в комнату. До ушей долетело тяжёлое дыхание, а потом послышался лёгкий щелчок — дверь захлопнулась. Теперь мы оказались наедине.

— Большая кровать, — прерывисто прошептал Мэрл, осторожно опустив меня на пол и быстро избавившись от ненужной рубашки.

— А ты неплохо справляешься с одной рукой, — нежно пролепетала я, опустив ладони на его твёрдую грудь, покрытую россыпью мягких волос; слегка погладила пальцами прямые плечи и обвила руками крепкую шею, с наслаждением ощущая, как мужская ладонь касается обнажённой кожи на пояснице.

— Ты позволила попрактиковаться, сладкая, — и вновь его голос стал слишком сиплым, гортанным и низким.

Желание. Я знала. Мы оба чувствовали это.

— Хочу взять тебя в этой постели, — шёпотом заявил Мэрл, толкнув назад. — Раздевайся, Шейлин, не заставляй рвать одежду, она тебе ещё пригодится.

Я упала на кровать и сразу же ухватилась за джинсы: быстро расстегнула ширинку и стянула бесполезную одежду вместе с нижним бельём, позабыв про стыд и смущение. О, да, приличия волновали меньше всего. Мне захотелось обнажиться, полностью, и сделать это самостоятельно, поэтому, следом за джинсами, с тела слетела и футболка. В полумраке моя кожа, должно быть, была едва различима, но это ничуть не повлияло на мужское желание. Мэрл без особого труда избавился от своей одежды и опустился на кровать, прямо перед моими ногами. Сначала, он наклонил голову и прижался губами к бёдрам, такой горячий и тяжёлый. Ах, я подумала, что не выдержу, настолько сильно возбуждение свербело внизу живота, чуть ли не до ощутимой боли. И дрожь волнами охватывала тело, заставляла инстинктивно выгибаться, приподнимать бедра навстречу, и Мэрл знал, он догадывался, поэтому и лизнул языком набухший клитор, а следом и вовсе вобрал его в рот и нежно обвёл языком, сначала снизу вверх, а затем по кругу, активно надавливая и массируя дрожащую плоть. Я громко всхлипнула и, спохватившись, стиснула зубы, сдерживая стоны, опасаясь, как бы нас не услышали. Оказалось, что даже во время самых интимных и развратных ласк мне вполне удавалось контролировать собственное тело, при желании, разумеется.

— Тебе нравится? — дерзко прошептал Мэрл, довольно громко причмокнув, а потом вновь обхватив клитор губами, активно массируя своим языком. — Скажи это.

— Да-да!.. — выпалила я, выгнувшись дугой и приподняв бедра. — Очень!.. — Мужчина проник пальцем во влагалище, и мои глаза распахнулись, стоило ему лишь слегка погладить верхнюю стенку влажного лона. — О, боже, ещё, сделай это снова!

— Вот так? — он опять припал к половым губам и проник пальцем чуть глубже, массируя податливую плоть.

— Да… — Я закрыла глаза и прикусила собственное запястье, скользя по простыне, едва не вскрикивая от странного, неизведанного ощущения, проскальзывавшего через кожу всякий раз, когда мужской палец соприкасался с незнакомой точкой внутри моего тела. — Господи, что это…

— Расслабься, малышка, сейчас ты все узнаешь.

Его голос был таким мягким и ласковым, почти нежным, и я поддалась уговорам, широко раздвинула ноги и отдалась на волю неведомым чувствам, а наслаждение не заставило долго ждать. Я была настолько возбуждена, что кончила почти сразу, как Мэрл принялся активно стимулировать влажное лоно. Оргазм был ярким, фееричным, и чем-то напомнил до одури приятную щекотку, прямо там, внутри моего тела. Нет, я не испытывала ничего подобного. В прошлый раз тоже было хорошо, но основное удовольствие нахлынуло при активных толчках, когда мужское естество тёрлось о клитор, но той ночью мой мир перевернулся. Это был первый вагинальный оргазм. И я не могла ни вскрикнуть, ни показать Мэрлу свою радость и все приятные ощущения. Ноги инстинктивно поджались, а неслыханное удовольствие расползлось по бёдрам и растворилось на кончиках пальцев, оставив за собой приятное послевкусие.

— Ну как, сладкая? — Мэрл приподнялся на локтях и уже через мгновение навис надо мной, обхватил здоровой рукой разгорячённое лицо, прежде чем лизнуть верхнюю губу, а затем и завладеть ртом в глубоком поцелуе. — Хочешь ещё раз испытать нечто подобно?

— Ты делаешь меня счастливой, — как-то само вырвалось из горла, да так громко, с придыханием, что мужчина на мгновение замер, и я увидела лишь его глаза, но так и не смогла рассмотреть в них хоть малейший намёк на взаимность.

— Сейчас, дорогуша, — Мэрл отстранился и быстро справился с презервативом, в то время как я лежала перед ним и молча наблюдала, томясь в неистовой муке ощутить всю тяжесть мужского тела. — Вот так, иди сюда.

Он осторожно приподнял за бедра и рывком вошёл в меня, да так резко, что губы невольно приоткрылись, а тело пронзило ещё одно странное чувство. Слишком приятно и одновременно невыносимо. Ах, сладостная мука! Я притянула его лицо как можно ближе к своему и жадно, почти развратно, поцеловала, обвела языком мягкие губы и запустила пальцы в мужские волосы на голове, вздрагивая от каждого толчка, всхлипывая и не выпуская из объятий. А Мэрл был тяжёлым и горячим. Мы впервые лежали в постели, вдвоём и занимались не то сексом, не то любовью, настолько близкие друг друга и такие разные… У меня голова пошла кругом. Чувство обострились, а тело стало мокрым и иногда скользило по простыням. Хотелось ещё. До конца. Как можно дольше. И Мэрл стал заметно подрагивать. Он тяжело дышал то в мои губы, то в шею, то снова прикасался ртом к подбородку и покусывал кожу до едва ощутимой боли. Такой горячий и близкий…

— Давай, милая, поднимайся, — в одно мгновение он выскользнул, а затем буквально насадил на себя, позволив нашим телам вновь соприкоснуться, но уже в более приятной позе, как мне показалось, позволившей ещё глубже погрузиться в лоно. — Вот так, — прошептал Мэрл, обхватив губами вздёрнутый сосок, — сегодня не хочу кончать слишком быстро.

И я не возражала, наоборот, с особым энтузиазмом принялась толкать бедра взад-вперёд, до боли прикусывая губы, чтобы не застонать и не наделать слишком много шума, такая счастливая и желанная, в объятиях едва ли не любимого мужчины. О, да, я подумала об этом не единожды, но, благо, не ляпнула вслух. Мы просто наслаждались, занимались сексом, то нежно, то резко, ворочались на постели, менялись местами, то и дело подминая друг друга и переплетая пальцы, сильно стискивая ладони. Это было… Нет, мне ни за что не подобрать подходящих слов, чтобы описать всю палитру чувств и эмоций, когда Мэрл настолько ускорил тем, что я едва соображала, всхлипывая и прижимая его к себе как можно теснее. Это был второй раз, оргазм накрыл моё тело, но далеко не последний, ведь мужчина не остановился. Он был сильно разгорячён и продолжал движение, даже когда вагинальные мышцы сократились, а ногти впились в мокрую кожу на крепкой спине. Я напрягла ягодицы и укусила его за плечо, испытав очередную волну экстаза, не такую яркую, но невыносимо прекрасную и сладостную, тягучую!..

— Я больше не могу, Мэрл, — сорвалось с опухших губ, — это выносить, так хорошо, что, кажется, вот-вот умру!..

— Расслабься, — он ненадолго замер и погладил пальцами подрагивающий живот, — вот так, — следом мужская ладонь прошлась вверх по груди и обхватила моё лицо, нежно отбросив влажные волосы со лба, — это не конец, ещё нет.

Я тихо всхлипнула и кивнула, в блаженстве ощутив новые, сначала спокойные, равномерные, а затем уже более быстрые и активные толчки. И вновь наше дыхание смешалось. Мы продолжили целоваться и прижиматься друг к другу, ровно до того момента, пока оргазм не засвербел неописуемо приятной щекоткой где-то внутри моего тела и не разверзся неудержимым пламенем. Мэрл содрогнулся, прикусил кожицу прямо за ухом и резко замер, подрагивая, но по-прежнему удерживая вес на локтях, видимо, опасаясь придавить меня.

Мы пролежали в тишине, наверное, минут десять, и только потом, спустя какое-то время, впервые заговорили, потеряв все свои силы.

— Хочу курить, — протянул Мэрл, присев на кровати и вытащив сигарету и спички из кармана джинсов. — Не против?

Это было неожиданно. Впервые он поинтересовался моим мнением, ну а я, не стесняясь своей наготы, отрицательно покачала головой, подогнув ноги в коленях.

— Отлично! — Он быстро раскурил сигарету и затянулся, заставив залюбоваться едва видимым облаком дыма, который, спустя мгновение, выпустил в воздух, перед тем, как вновь рухнуть на подушку. — Вот это я понимаю, настоящее, мать его, блаженство.

— Мне казалось, что ты попросишь сделать минет, а вместо этого решил продемонстрировать нечто совсем новое.

Я перевернулась на живот и подпёрла подбородок рукой, с непередаваемым наслаждением наблюдая за мужчиной.

— Нет, сегодня захотелось немного другой забавы, — он повёл плечами, а затем снова затянулся. — Тебе же понравилось.

— Это и пугает больше всего.

— С какой стати? — Мэрл повернул голову и посмотрел на меня.

— Этой ночью я впервые по-настоящему расслабилась, позабыла о том, кто мы и где находимся, и что за хаос творится за окном. Это пугает, Мэрл.

Он немного помолчал, видимо, задумавшись над словами, а затем поманил рукой к себе, и я незамедлительно прильнула щекой к мужской груди, даже не обратив внимания на едкий дым.

— Хочешь? — Мэрл протянул сигарету. — Ты пробовала когда-нибудь?

— Нет, — я покачала головой, но, очарованная моментом, поддалась и втянула никотин в лёгкие, сразу же сильно закашлявшись. — Гадость!

— А, по-моему, расслабляет, — мужчина тихо рассмеялся и затушил бычок прямо о прикроватную тумбочку.

— Ты самый настоящий негодяй, Мэрл, — ласково подметила я, невольно прикоснувшись губами к пульсирующей жилке на шее, и он вздрогнул.

— Это комплимент? — неожиданно, мужской голос обдал непередаваемым теплом.

Нет, раньше мы ещё не разговаривали так откровенно.

— Да, Мэрл, — сонно отозвалась я, уютно устроившись рядом с ним, в надежде, что не придётся засыпать в одиночестве. — Тебе не надо в обход?

— Нет, сначала дежурят наши голубки, забыла?

Он глубоко вздохнул, и я мысленно порадовалась, расплывшись в счастливой улыбке.

— Видимо, действительно забыла.

— Отдыхай, твоя очередь только рано утром.

— А ты? — тихо спросила я, прикрыв глаза.

— Мы пойдём вместе, Белоснежка, — едва слышно ответил мужчина, и сердце радостно сжалось в груди.

Мэрл сказал именно то, что мне так хотелось услышать. Вместе. И это означало только одно — больше он не сторонился ни меня, ни Бэт с Дэрилом, а в будущем вполне мог ужиться и с остальными. О, боже, а, ведь, и правда, стоило попробовать. В голове мгновенно нарисовался целый сценарий непередаваемого будущего. А что, если получится не только делить постель и вместе заступать на дежурство, но и сблизиться? Наверное, впервые со дня знакомства, мне захотелось по-настоящему попытаться, обрести нечто большее и продолжительное. И в жизни появился дополнительный стимул, оказавший неоспоримое влияние на все последующие события.

***

Он исчезал, растворялся в безликой дымке, а я ничего не могла сделать: не ухватиться рукой за оборванные куски одежды, не окликнуть по имени. Губы словно срослись, а язык прилип к нёбу, и сколько бы я ни кричала беззвучно, сколько бы ни билась в истерике и ни пыталась вырваться из оков, обвивавших запястья, ничего не получалось. Все усилия, так или иначе, завершались провалом. Майкл. Я не смогла спасти его. Не уберегла! И все они умерли, погибли жестокой смертью, оказались съедены, растерзаны не только ходячими, но и живыми людьми. Они убили Рика, вспороли живот Джудит и выпотрошили внутренности наружу, сделали из неё куклу, обезображенную и уродливую, со впавшими глазами, распахнутым ртом и огромным шрамом в половину лица. А я ничего не смогла сделать. Только стояла и смотрела, наблюдала, окутанная ужасом и отчаянной безысходностью.

Они умерли.

Все до единого! И остались только обглоданные кости, а местами, среди кровавого месива, виднелись волосы и отрубленные пальцы.

Они все умерли.

И я больше не боялась, не страшилась смерти, наоборот, хотела навсегда расстаться с жизнью, поэтому вытащила нож и ударила себя в живот, чуть не задохнувшись от непередаваемой, рваной боли, ударившей прямо в мозг. Да с такой силой, что я повалилась на землю и уставилась в почерневшее небо, дрожа всем телом в преддверии долгожданного финала. Но и это был ещё не конец. Расплывчатые лица закружили перед глазами, обхватили за ноги и потащили куда-то вглубь леса. Последнее, что я запомнила, так это непередаваемую боль, когда острые зубы вонзились в бедра и голень, а затем в области живота, плеч, груди и шеи. Мертвецы. Их было очень много. Громкий гогот доносился прямо до ушей, но тело отказывалось подчиняться. И я просто закрыла глаза, провалилась куда-то глубоко в подсознание.

Наступила тишина.

Нет, по ту сторону я не увидела ничего, кроме непроглядной темноты. А затем, вдруг, почувствовала слабый толчок в плечо и, вздрогнув, распахнула глаза, едва не заорав на весь дом от пережитого ужаса.

— Скорее, — раздалось совсем близко, но я никак не могла прийти в себя и осознать, что случилось, — одевайся, нам нужно уходить!

В комнате царил полумрак, а мне всё не удавалось сфокусировать взгляд. Перед глазами мельтешил Мэрл. Да, это точно был он, а остальное нереально, только сон, кошмар наяву, и никак иначе! Я отбросила одеяло в сторону и вдруг расслышала громкий стук в дверь, вслед за которым вновь донёсся голос старшего Диксона:

— Мы выходим! Соберите остатки еды!

— Что произошло? — сонно пролепетала я, ухватившись за майку, почти сразу натянув на тело. — Ходячие?

— Хуже, — мужчина выглянул в окно и пододвинул остальную одежду прямо к моим рукам, — это люди.

— Из Вудбери? — мгновенно всполошилась я, надев нижнее белье, а затем и джинсы, не позабыв о кардигане.

— Да чёрт их знает, Белоснежка, но они заметили дом, — он прижал палец к губам, призывая к тишине.

Я беззвучно кивнула и, приблизившись к окну, осторожно выглянула на улицу. Неподалёку от крыльца остановилась машина, из которой вышли шестеро мужчин. Они замерли у свежих могил, тех самых, что мы закопали накануне, и о чем-то оживлённо заговорили, без устали поглядывая на дом.

— Там нашли два мотоцикла, — послышалось снаружи, и я изнутри похолодела. — Незваные гости.

— Внутри смотрели?

— Дверь забита, наверное, там пусто, — промямлил один из крепышей.

— Всё равно идите, — велел самый высокий из мужчин, — немедленно!

Я отпрянула от окна и испуганно уставилась на Мэрла, но он, судя по всему, и не подумал растеряться, уверенно обогнул кровать, схватил меня за руку и, распахнув дверь, потащил за собой вперёд по коридору, навстречу Дэрилу и Бэт. Они стояли у открытого окна, ведущего в противоположную сторону от дома. У нас не осталось выбора, пришлось бежать, нельзя было возвращаться за вещами.

— Там пакеты, — шёпотом припомнила я, кивнув в сторону той самой комнаты, которую мы успешно покинули несколько секунд назад, — одежда и кое-какие вещи. Успеем забрать хотя бы это!

— Нет времени, — Дэрил отрицательно покачал головой, — нам и так удалось запутать их.

— Ты забил её? — впопыхах спросила я, а потом расслышала, как входная дверь с грохотом распахнулась. — Они выломали её!

— Спускайся следом за братом! — шёпотом попросил Мэрл, подхватив рукой за талию и опустив через подоконник, прямо на покатую крышу. — Держись крепко!

— Боже, скорее! — пропищала Бэт.

Она схватила меня за руку и осторожно повела за собой, едва перебирая ногами, наверное, опасаясь сорваться с подгнившей кровли. Я чувствовала, как дрожат её ладони, и сама никак не могла прийти в себя. Всё случилось так быстро и неожиданно! Вроде бы, вот он, незабываемый кошмар, мгновенно слившийся с реальностью. И снова мы бежали, напуганные внезапной встречей с неизвестными людьми, по неведомой причине, обнаружившими нас посреди ночи в безликом доме на самой окраине небольшого городка.

— Скорее! — Мэрл стремительно нагнал нас и, ухватившись за слив, осторожно спрыгнул на землю. — Давайте, шустрее, дамочки! — Он протянул руки и помог спуститься Бэт, а потом уже и мне.

— К тем деревьям! — позвал Дэрил, подкинув брату пистолет. — Заряжен! — Мэрл молча кивнул и подтолкнул меня вперёд, поправив рюкзак на спине.

И снова мы вынуждены были бежать. И суток не прошло, а в, казалось бы, тихом и богом забытом месте, вновь стало небезопасно. Все надежды и минутные радости остались позади. О ласках и уединении было забыто. Я больше не мечтала о поцелуях, не грезила о мужской близости. И всё, чего хотелось, так это спрятаться, скрыться незамеченными, без погони и ходячих, которые бы вмиг слетелись на громкие выстрелы. У меня совсем не осталось сил, и, даже несмотря на непродолжительный отдых, мышцы ног и рук сильно ломило.

— Тихо! — Дэрил вышел вперёд, бок о бок с братом, почти сразу, как только мы достигли деревьев и укрылись в ночной темноте, прямо под размашистыми кронами. — Оставайтесь на месте.

Я прислонилась спиной к шершавой коре и попыталась восстановить дыхание, не отводя глаз от дома, видневшегося вдалеке, у самой дороги, благо, в свете фар, его не так и сложно было рассмотреть, впрочем, как и мужчин, исследовавших территорию вокруг здания.

— Они не заметили нас? — с надеждой выпалила Бэт, и я почувствовала, как её пальцы сжались вокруг запястья.

— Нет, — Дэрил не сдвинулся с места, вооружившись арбалетом, готовый в любую секунду отразить удар, — и это нам на руку. Во время заметили фары на дороге, поэтому и смогли сбежать по-тихому, без лишнего шума.

— А теперь что будем делать? — не на шутку заволновалась я, ощутив едва уловимую дрожь, пробравшую всё тело.

— Заберём мотоциклы и поедем на север? — сбивчиво предложила Бэт.

— Нет, мы слышали разговор. Эти выблядки обнаружили нашу заначку в тех кустах и, каким-то невероятным образом, вышли на нас. — Мэрл повернулся и посмотрел сначала на меня, а потом и на Бэт. — Нельзя возвращаться.

— Возможно, среди них тоже имеется следопыт, такой же, как и Дэрил…

— Даже если и так, дела это не меняет, — старший Диксон покачал головой, — мы должны уходить, и чем скорее, тем лучше.

— Но куда? — в растерянности поинтересовалась Бэт, и на её лице отразился истинный испуг.

— На восток, — без раздумий ответил Дэрил, — выйдем к железнодорожным путям и отправимся вдоль, между деревьями.

Я в сомнениях посмотрела на мужчину, недоверчиво уточнив:

— Ты хочешь попробовать пробраться в Терминус?

— А какой ещё у нас выход?

Дэрил прошёл вперёд и спокойно зашагал по траве, Бэт немного постояла на месте, а потом тоже двинулась в путь, с поникшей головой направившись за мужчиной. Ну а я, по-прежнему гонимая страхом, засеменила следом, даже не обернувшись, не взглянув на Мэрла, да и он не поспешил догнать и поравняться, направился позади, видимо, наблюдая за лесом, всматриваясь в темноту, наготове отразить удар или заколоть одного из ходячих. Но вокруг было тихо. Ни души, ни мертвеца. Только мы вчетвером, немного отдохнувшие, но всё так же измученные неизвестностью и преследуемые собственными страхами.

Комментарий к Глава 15

Всем желаю счастливого Нового Года и отличных выходных!

Глава 16

14 марта

Бежать, только вперёд, не разбирая дороги, как можно дальше и, главное, не оглядываться, не останавливаться даже на секунду. И ни минуты покоя. Почти беззащитные, без крыши над головой, а вокруг, на многие мили, только один густой лес!..

Я почти выбилась из сил и едва держалась на ногах после продолжительной пробежки вдоль узкой просеки. Мы искали укрытие на ночь, попутно отрывались от небольшой кучки мертвецов и защищали друг друга. Майкл шёл впереди, волевой и внимательный, осматривался вокруг, ну а я присушивалась, старалась не отставать, стиснув зубы и сдерживая боль, то и дело, мельком поглядывая на небольшую рану чуть ниже бедра, перевязанную обрывком собственной рубашки.

— Как нога? — участливо спросил брат, обернувшись через плечо, но я лишь махнула рукой и попыталась улыбнуться.

— Ничего, почти не болит.

— Надо бы промыть рану и перевязать чистой тканью.

— Успеется, — мне так не хотелось напрасно тревожить Майкла, да и подходящее укрытие до сих пор так и не было найдено, — всё в порядке.

Мы очень мало спали прошлой ночью, наверное, всего несколько часов, не больше, а когда отправились в путь, ненароком натолкнулись на троих ходячих. Майкл взял на себя сразу двоих, а я решительно ринулась в бой и вонзила острое лезвие прямо в глаз уже почти разложившейся женщине, да с такой силой, что потом с неимоверным трудом вытащила нож и внезапно запнулась о труп, с грохотом рухнув на отсыревшую траву. К сожалению, на этот раз, везение обошло стороной, и не посчастливилось напороться на собственный нож, выскользнувший из пальцев во время падения. Я приземлилась рядом с омерзительным телом и, сперва, чуть не задохнулась от смрадного, сладко-тухлого запаха, а затем, только спустя минуту, отодвинувшись подальше, ощутила странное жжение чуть выше коленной чашечки. Ткань оказалась порвана и пропитана кровью. Весьма неприятное зрелище, благо, брат незамедлительно пришёл на помощь. Он почти не обратил внимания на мои слезы, а сразу принялся перебинтовывать рану, предварительно ополоснув водой.

— И всё-таки отец как знал, когда отправлял в медицинский колледж, — иронично подметил Майкл, остановившись и дождавшись, пока я доковыляю. — Начальные навыки могли бы пригодиться в сложившихся обстоятельствах. — Он осторожно обхватил рукой за талию и перенёс всю тяжесть моего тела на свои плечи. — Прости, что не среагировал вовремя.

— Тебе не за что себя винить, — без раздумий заверила я, с благодарностью взглянув на брата, — спасибо.

Майкл посмотрел на меня, и внезапно его лицо изменилось, стало более серьёзным и внимательным. Наверное, я выглядела слишком бледной. Точно, это и насторожило родного брата.

— Давай-ка, держи рюкзак и забирайся на закорки, донесу тебя до ближайшего оврага, там и заночуем. — Он скинул ношу с плеч, а потом уже и опустился на корточки, кивнув себе за спину. — Ну же, чего стоишь?

— Ты совсем из сил выбился! — возразила я, приподняв рюкзак с травы и забросив себе на плечи, но сама не заметила, как под тяжестью вильнула в сторону, чуть не свалившись на землю.

— А ты едва на ногах держишься! — выпалил Майкл, на этот раз вовремя спохватившись и поймав меня за локоть. — Давай же, Шейлин, забирайся, пока мы ещё можем уйти незамеченными.

— Ладно.

Пришлось согласиться, неохотно, но обхватить брата руками за плечи и запрыгнуть прямо на спину.

— Ну вот, умница, — похвалил Майкл, прежде чем резко подняться на ноги, и я чуть не вскрикнула от неожиданности, вцепившись пальцами в ткань его рубашки, — а теперь держись крепче.

Брат довольно быстро зашагал вдоль просеки. Он был высоким и отличался выносливостью, нёс меня, будто пушинку, впервые за последние годы настолько открыто проявив свою заботу. Раньше, в далёком детстве, ещё до разлада с отцом, брат частенько таскал меня на себе, изображал покладистого пони, развлекал младшую сестру, пока родители переживали не самый лучший период брака. Да, были времена, когда они совсем не понимали друг друга, часто ссорились и хлопали дверьми на втором этаже. Майкл всегда просил не обращать внимания, он пытался занять меня игрушками или даже прогулками на велосипедах. Наша семья была дружной и крепкой, но иногда и её стены буквально ходили ходуном, особенно когда отец оставил работу и стал больше времени проводить дома. Нет, родители никогда не повышали на меня голос, не запрещали оставаться с ночёвкой у подруги, баловали и покупали лучшие вещи, но между собой, наверное, как и в любой семье, конфликтовали по всяким пустякам. Возможно, поэтому Майкл и взбунтовался, отказался от медицинского образования и покинул родной дом?.. Раньше я не задумывалась над этим, и только спустя годы, как брат вернулся, осознала многое из того, что не в силах была понять ещё десять лет назад.

— Давай, спускайся, устроим привал здесь.

Майкл прошёл вглубь деревьев и остановился в небольшой низине, окружённой пышными кустами.

— Тут мы будем в безопасности? — осторожно спросила я, медленно опустившись на траву и вытянув больную ногу.

— Надеюсь.

Брат бросил рюкзак и ружье, а сам присел на корточки и осторожно взялся распутывать крепкий узел на окровавленном куске рубашки, обёрнутом вокруг раны. Я невольно вздрогнула и на секунду прикрыла глаза, ощутив, как кровь местами запеклась и пристала к ткани, отчего кожу сильно пощипывало, а временами даже саднило.

— Потерпи немного, — попросил Майкл, согнув больную ногу в колене и склонившись прямо над раной, видимо, чтобы лучше рассмотреть.

Он был осторожен, старался аккуратно стащить ткань, но не вышло. Я всхлипнула и прикусила кончик языка, тотчас же встретившись взглядом с братом.

— Ну вот и всё, — мягко заверил Майкл, потянув за края разодранных джинсов, тем самым полностью оголив колено, — сейчас промою рану и перевяжу чистым куском ткани. Порез не очень глубокий, затянется самостоятельно.

Я с благодарностью посмотрела на брата, отчётливо ощутив его заботу и откровенное волнение. Наша родственная близость чем-то издали напомнила детство, пробудив только самые приятные воспоминания, и улыбка незамедлительно озарила осунувшееся лицо.

— Спасибо, — выскользнуло из горла, прежде чем Майкл вновь посмотрел на меня встревоженным взглядом.

— Да ты что это, сестрёнка, — поинтересовался он, в искреннем недоумении исследуя моё лицо, наверняка разглядев застывшие слезы, навернувшиеся на глазах.

— Теперь всё как раньше, правда? — дрожащим голосом, едва слышно, спросила я, опустив лицо вниз и уставившись на его ладони, осторожно прижимавшие ткань к ране. — До того, как поругался с отцом. Все эти годы мы почти не общались. Казалось, что ты позабыл не только о родителях, но и о моем существовании.

— Прошлое больше не имеет значения, Шейлин, — спокойно отозвался брат, вновь приподняв колено и ловко перевязав порез, закрепив поверх тугим узлом, — мир изменился, а мы остались совсем одни, так как ты думаешь, неужели я переживу твою потерю, мм? — Он приподнял лицо за подбородок и доверчиво заглянул в глаза. — А ты моё внезапное исчезновение?

— Нет, — на одном дыхании выпалила я, смахнув предательские слезы, заскользившие вниз по щекам, — ты самый родной человек, Майкл. И мне ни за что не справиться в одиночку.

— Мы никогда не оставим друг друга в беде, — он протянул руку, и я немедля обхватила её грязными пальцами, — обещаю.

— Да, никогда.

Не прошло и секунды, как Майкл заключил меня в объятия и прижал голову к своей груди, попутно осторожно погладив по растрёпанным волосам. И слезы высохли на щеках, а отчаяние сменилось непоколебимой верой. Мы справимся. Вместе, рука об руку, пройдём весь этот путь, но не сдадимся. Никогда! И всегда будем защищать друг друга, ведь «мы» — единственное, что осталось от большой и дружной семьи. Брат и сестра, одни, против всего мира.

***

25 мая

На протяжении почти всего раннего утра и большей части дня, мы шли вдоль железнодорожных путей, но постоянно меняли дорогу, на просеке не появлялись, боялись, что чужаки заметят, поэтому всё время петляли между деревьев, а иногда и вовсе прятались за высокой травой и различали вдалеке не только силуэты, но и голоса. Нас преследовали, возможно, шли по пятам, о чём Дэрил не раз напоминал, прежде чем выбрать направление. Он был умелым следопытом и без труда мог отличить ходячего от человека даже по хрусту ветвей под ногами. В этом-то и повезло. Младший Диксон ловко передвигался по лесу, не сбивался с пути, и как бы далеко не заводил вглубь чащи, мы всегда, без особого труда, вновь появлялись на опушке и продвигались вдоль просеки, опасаясь выходить на железнодорожные пути. Дэрил сразу предупредил, что не подвергнет никого столь неосмотрительному риску, и все согласились, даже Мэрл прислушался к наставлениям брата и, точно как и ранним утром, замыкал нашу процессию, постоянно оглядывая каждый куст на пути к долгожданной встрече с группой Рика.

К счастью, прежняя жара спала, и небо полностью застлали перистые облака. Они прикрыли собой солнце, поэтому передвигаться стало куда легче, чем прошлым утром, однако меня ни на секунду не покидало приставучее предчувствие беды. Оно тянулось откуда-то изнутри грудной клетки и застилало собой почти все лёгкие, иногда вовсе не позволяя нормально дышать. Мне было страшно, ведь большую часть еды и пресной воды пришлось оставить в доме, мы просто не могли вернуться за одним из рюкзаков, а тот, что Мэрл прихватил с собой, не был и наполовину наполнен припасами. Чистая одежда, немного воды и несколько банок с консервами — всё, на что могли рассчитывать. Да и это не беда, ведь мы были сильными и держались друг за друга, по крайней мере, именно так и показалось прошлым вечером. Ах, я вспоминала минувшие мгновения с неподдельной грустью. Кто бы мог подумать, что нашему, с таким трудом обретённому, спокойствию не суждено будет продлиться даже сутки!..

— Вы это слышали? — воскликнула Бэт, резко обернувшись и уставившись куда-то в лесную даль.

— Что?

Я была задумчивой, витала где-то в своих мыслях, поэтому, сначала, и не поняла, в чём дело, пока не расслышала оглушительный выстрел, а затем ещё один, уже намного ближе. Ветер быстро разнёс эхо по лесу, и у меня засосало под ложечкой.

— Это они? — снова выпалила Бэт, а я и заметить не успела, как Дэрил схватил нас обеих за руку и завёл за ближайшие деревья.

— Тихо! — Он прижал палец к губам и вооружился арбалетом.

Мэрл застыл неподалёку с пистолетом в руке, и вдруг я поняла, что не только еду, но и винтовку пришлось оставить, на радость чужакам!

— Ты что-то видишь? — прошептала Бэт, осторожно выглянув из-за дерева.

— Нет.

Я прикрыла глаза и почувствовала, как сердце забилось прямо в горле, готовое вот-вот вырваться наружу и разодрать трахею. Скорее всего, чужаки столкнулись с кем-то. Да, разумеется, это могли быть не только мертвецы, но и живые люди! А вдруг кто-то из близких? Рик, Майкл, Мэгги или Карл?.. Холодный пот прошиб тело, выступил на лбу и висках, да так, что пришлось стереть капельки тыльной стороной ладони, прежде чем вздохнуть полной грудью и попытаться собраться с мыслями. Нас было слишком мало, чтобы вступать в бой, да и оружия недостаточно. Да, если эти незнакомцы догонят, нам с Бэт не выжить. Дэрил отобьётся, Мэрл и подавно, но только не мы, не я…

— Смотрите, что это? — девушка толкнула в плечо и указала пальцем в противоположную сторону, откуда, прямо в небо, поднимались густые, чёрные клубы непроглядного дыма.

Не прошло и секунды, как в воздухе сильно запахло гарью. Я даже была вынуждена прижать рукав к носу, чтобы сдержать внезапный приступ кашля. Откуда-то издалека вновь донеслись громкие голоса, перемешавшиеся с приглушённым визгом и треском. Пожар. Возможно, где-то неподалёку загорелся дом или сарай, и там были люди. Они кричали и просили о помощи!.. Отчаянные вопли разносились по всей округе, но среди множества голосов невозможно было различить знакомые нотки. Нет, я не услышала детский плач, если Джудит и выжила, её не было среди тех несчастных.

— Уходим! — решительно позвал Дэрил. — Шум неминуемо привлечёт всех мертвецов с округи! А нам почти нечем обороняться!

— Но там же люди! — возразила Бэт, видимо, как и я, сражённая внезапным и необъяснимым чувством вины.

— Ты не поможешь, никто из нас не сможет подобраться! — громко заметил Мэрл, схватив Бэт за локоть и насильно оттащив от дерева. — Не веди себя как дура! Уходим!

— Он прав! — вмешалась я, ринувшись в противоположную сторону от пожарища. — Мы ничем не поможем. Нужно спасаться!

Бэт вырвала руку и, потерев локоть, едва заметно качнула головой, поспешив за Дэрилом.

— Приготовь нож, — велел Мэрл, прежде чем двинулись следом за остальными, — не теряй бдительность. Мы не одни.

Я лишь кивнула, напуганная не только мужскими словами, но и собственными тревожными предчувствиями. А тем временем одинокие серые облака застлали небо, тёплый ветер зашелестел среди листвы, и на лицо упали первые лёгкие капли, предвещавшие начало дождя. Едкий запах дыма ещё сильнее разлетелся по лесу, забил ноздри, поэтому пришлось очень быстро передвигаться, прижав одну ладонь ко рту, а второй стискивая рукоять длинного ножа, вручённого Мэрлом несколько недель назад. Наверное, пламя довольно быстро разгоралось, возможно, даже перекинулось на ближайшие деревья. Я невольно содрогнулась, когда в голове пролетела одна весьма логичная мысль: нас будто загоняли в угол, намеренно вели в определённом направлении, и никто не догадывался об этом. Дэрил наивно полагал, что выбирал дорогу, но на самом деле всё это издали напоминало охоту из детства, вот только на этот раз добычей были не олени и даже не кролики, а мы.

— Быстрее, ну же! — подгонял Мэрл, иногда подталкивая меня прямо в спину.

— Давайте! — вторил Дэрил.

И мы пытались, бежали почти рядом, но то и дело отставали от мужчин. Бэт выглядела слишком хрупкой и усталой, однако выносливости в ней было хоть отбавляй. Девушка быстро перебирала ногами, и когда въедливый дым заполнил собой почти все пространство, на несколько секунд будто растворилась в сером облаке.

— Эй! — выкрикнула я, ощущая не только слабое головокружение, но и тёплые капли дождя, накрапывавшие с неба прямо на волосы. — Бэт? Мэрл?!

Голос эхом разошёлся по лесу, но в ответ послышался лишь треск веток. Мы, и правда, оказались в западне!.. Я протёрла лицо руками, вытащила из кармана джинсов кусок оборванной ткани, припрятанный ещё несколько дней назад, во время изнурительной жары, а затем приоткрыла бутылку с водой, подвязанную к поясу, и смочила тряпку, тотчас же прижав к носогубному треугольнику. Глаза неминуемо заслезились. Дым оказался слишком густым, но, благо, в минуту отчаяния, словно из пустоты, появился Дэрил. Он схватил за руку и одним кивком велел двигаться следом. Больше мы не разговаривали. Я крепко держала друга за руку, и мы медленно шли почти вслепую, пока не выскользнули на просеку и не оказались по другую сторону от железнодорожных путей. Там дышать стало свободнее, но тягучий дым догонял, быстро распространялся по воздуху, поэтому мы и ринулись со всех ног, уже почти нагнав Мэрла и Бэт. Они бежали чуть впереди, тоже прикрывали тканью нос, но внезапно остановились.

— В чём дело? — громко спросил Дэрил, сразу закашлявшись.

Но ответа не потребовалось. Прямо перед нами простиралась небольшая поляна, почти полностью заваленная трупами. Мертвецы, их было очень много. Одни лежали, без конечностей и едва передвигались на вывернутых локтевых суставах, другие расхаживали по округе, запинались о тела, издавали протяжные, мерзкие звуки, ну а остальные просто догнивали, валялись без движения. Несомненно, каждому из нас потребовалось не больше секунды, чтобы осознать, в каком ужасном положении оказались, ведь, спустя мгновение, ходячие заметили свежую плоть, и медленно засеменили в нашу сторону.

— Вернуться не получится! — подытожил Дэрил, обернувшись и мельком бросив взгляд на распространявшийся дым. — Придётся обогнуть! Вперёд!

И он повёл нас боком, вокруг поляны, но и мертвецы пошли следом, буквально наступая на пятки и вытягивая свои обезображенные руки, едва не касаясь одежды. Несколько раз мне каким-то чудом удалось избежать столкновения с ходячими, но в одну секунду их стало слишком много, и нас будто разбросало по округе.

— Шейлин! — послышался отчаянный вопль Бэт, но я даже не смогла разглядеть её.

Мертвецы были повсюду, не меньше трёх десятков, это точно! И примерно дюжина из них оказалась в опасной близости от меня. Пришлось отступать. Выставив нож вперёд, я обернулась вокруг и ринулась вправо, к центру поляны. К тому моменту въедливый дым уже достиг просеки, но по цвету отличался небольшими светло-серыми вкраплениями. Дождь сыграл на руку. Возможно, пламя утихло, но перед лицом замелькала совершенно новая опасность, поэтому пришлось собрать всю свою волю в кулак и буквально броситься в бой с ходячими.

Я стиснула зубы и ударила первого мертвеца ножом в горло, едва успев увернуться. Багрово-алая, вонючая кровь хлынула из артерии и оросила собой зелёную траву, а следом за одним ходячим, приблизились и остальные. Но и тут я не растерялась, отпрянула в сторону и вонзила острие прямо в щёку одному из мертвецов, громко вскрикнула и повалила второго на землю, нащупала рукой камень и нанесла множество хаотичных ударов по голове, не только оставив под собой кровавое месиво, но и омыв свежую рубашку рубиновыми каплями крови.

— Сдохни, мразь!

Я вскочила на ноги, подняла окровавленный нож с земли и уже приготовилась к очередной атаке, как вдруг, совершенно внезапно, сначала застыла на месте, а потом сделала небольшой шаг вперёд, едва не лишившись рассудка. Да, я погрузилась в весьма странное, необъяснимое состояние, напомнившее не только о прошлом, но и подтолкнувшее к необратимому будущему. Среди мертвецов, слонявшихся поблизости, набрасывавшихся то на Дэрила, то на Мэрла, промелькнул знакомый силуэт: тёмные вьющиеся волосы на затылке, широкие плечи, малиновая рубашка… Нет, в ту же секунду я покачала головой и потеряла расплывчатый образ из виду, вновь столкнувшись с одним из мертвецов. Однако неотвратимое чувство потери чуть ли не вывернуло душу наизнанку. Я не сомневалась и не грешила на пошатнувшийся рассудок. Нет, это не было видением или дурным сном. Родной брат. Я могла поклясться жизнью, что увидела его среди ходячих!..

— Майкл! — громко вырвалось из горла.

И я ринулась бегом через поляну, следом за фигурой брата, растворившейся где-то среди гниющих мертвецов. Голова по-прежнему кружилась, и лёгкая тошнота подкатывала к горлу, но какая-то неведомая сила неизменно уводила вперёд, следом за Майклом или же его видением!..

— Ты здесь? — снова выкрикнула я, ударив ходячего ножом в шею. — Майкл?!

Шум стоял невыносимый, или это всего лишь звенело в ушах. Я не понимала, уже не отличала видения от реальности, ибо, когда один из мертвецов повалился на землю, разглядела всю ту же высокую фигуру. Майкл. Это точно был он. Нет, я бы ни за что не спутала родного брата. Ни с кем и никогда. Это было невозможно! Но ведь он не двигался, будто замер на месте, застыл, как вкопанный, спиной ко мне, без эмоций и чувств!.. Заторможенный или чем-то расстроенный.

— Майкл? — тихо позвала я, медленно направившись к брату, однако цели так и не достигла. Не успела. — В чём дело?

Внезапно, как будто издалека, донеслось слабое гортанное рычание, больше напомнившее зловещий шёпот из старых кинолент, и мои колени задрожали, буквально подкосились под грузом собственного тела; дыхание сбилось, а ладони обильно вспотели. Нет, всё это больше напоминало довольно хорошо поставленный фильм ужасов, нежели самую настоящую, зверскую реальность. Я стиснула кулаки и едва не разрыдалась от судорожной боли, колкими нитями протянувшейся из глубин души; попросту не поверила своим глазам, издала странный, непохожий на голос, звук, прежде чем выронить нож и отшатнуться в сторону, будто получив сильную пощёчину от самого близкого и дорого человека. Майкл медленно повернулся, но это был не он. Боже, нет! Тело, волосы, одежда — всё это, бесспорно, принадлежало моему брату. Но вот лицо и кожа, хрипящие стоны, судорожная походка!.. Нет, он не мог!

— Майкл? — в слезах пробормотала я, позабыв не только об опасности, но и куске ткани, которым, время от времени, прикрывала рот от удушающего дыма. — Нет, господи, ты не мог!

Но он не слышал и не говорил, только хрипел и прихрамывал, весь посиневший, глаза огромные, совсем чужие, не те, что смотрели на меня с улыбкой и чистой добротой; лицо перекошенное, всё в выступающих венах, губы вздутые и едва заметно приоткрытые, обнажившие жёлтые зубы. Боже, он смотрел прямо на меня, но будто бы не видел, не замечал, не знал имени! Майкл позабыл. Он умер!.. Но, нет, я не верила, не могла даже мысли допустить, и мучительное горе обрушилось на голову с неистовой силой, да так, что я не могла пошевелиться. Просто стояла и смотрела, как брат тянет свои изуродованные руки, разглядывала засохшую кровь на его шее и подбородке, и ничего не делала. Не могла. Была не в силах закричать или ринуться назад, напуганная до смерти, шокированная невосполнимой потерей, до конца так и не осознав весь ужас, представший прямо передо мной.

— Нет… — Майкл ухватился рукой за плечо, и я оттолкнула его назад, но так и не сдвинулась с места. — Ты не мог бросить и умереть! — Слёзы градом полились из глаз, вслед за разбитыми надеждами. — Пожалуйста!

Но он не ответил, лишь озлоблено уставился и вновь схватил за плечо, уронив на мокрую траву. Я попыталась вывернуться, снова оттолкнуть брата, но не смогла. Нож был слишком далеко, рукой не дотянуться, поэтому пришлось стиснуть зубы и упереться пальцами прямо в окровавленный подбородок. А Майкл только клацал челюстью и тянулся к моему запястью. Он жаждал свежей плоти, точно как и мать, примерно год назад, родной брат хотел разорвать моё тело на части!

— Господи…

На какую-то долю секунды я отказалась сопротивляться, решила покончить с дерущей болью, раз и навсегда положить конец ежедневным терзаниям. Мы ничего не сделали, не уберегли остальных от мучительной гибели! Они все мертвы? Да какая к чёрту разница, если родной брат превратился в монстра?! Я зажмурилась и уже хотела ослабить хватку, как вдруг ощутила странную лёгкость. Где-то поблизости послышалась возня.

— Шейлин! — позвала Бэт, почти сразу обхватив за плечи и потянув на себя. — Ты цела?

Однако я не стала отвечать, мгновенно вскочила и громко закричала, ринувшись вперёд, под ноги Мэрлу, который, буквально секунду назад, вонзил клинок прямо промеж глаз моего брата.

— Нет! — Я накинулась на Диксона и начала колотить его руками, беспорядочно, то в лицо, то в грудь и шею. — Зачем ты это сделал?!

— Эй, милочка, совсем ошалела?! — заорал Мэрл, но я почти не слушала, только рыдала и, что было сил, била его кулаками, отчаянно, надрывно всхлипывая, чуть ли не на весь лес. — Очнись, идиотка! — Он встряхнул за плечи и довольно ощутимо ударил по щеке. — Хватит, кому говорю?!

— Ты убил его! — задыхаясь в истерике, вымолвила я, едва не заикаясь. — Майкл! Это мой брат!

— Он сдох, открой глаза и посмотри на это! — Мэрл грубо обхватил подбородок пальцами и насильно опустил мою голову вниз. — Он ходячий! И чуть было не отправил тебя, милочка, на тот свет! — Я сглотнула, со рвущимся сердцем взглянув на окровавленное лицо брата. — Нет, ты, что, не слышишь?!

— Оставь её, Мэрл! — раздался звонкий голос Бэт, но мужчина не послушал, а лишь ещё сильнее сжал мой подбородок, до ощутимой боли.

— Посмотри и запомни, что он труп.

Я стиснула зубы и, на эмоциях, ударила Диксона по лицу, тем самым освободившись и отпрянув назад, покачиваясь в стороны, но не отводя глаз от обездвиженного тела родного брата.

— Нет… — снова вырвалось из горла.

Ноги ещё сильнее задрожали, и я осела на мокрую траву, исследуя взглядом свои грязные, окровавленные ладони, постоянно прокручивая в голове момент убийства. Да, в те жуткие, непередаваемые, переполненные ужасом, минуты, показалось, что это Мэрл виноват.

— Мы одни остались? — шёпотом спросила Бэт, но я не взглянула на неё. — Майкл — ходячий, значит и остальные…

— Хватит! — рявкнул Мэрл, снова метнувшись в мою сторону. — Заебали со своим нытьём и, блядь, охуительными поступками! — Он рывком оторвал меня от земли и хорошенько встряхнул, заставив посмотреть прямо в глаза. — Никто не выжил, кроме нас! И я не собираюсь распинаться и уговаривать! Хватит вести себя как полнейшая идиотка!

Я уставилась на него равнодушным взглядом, молчаливо поджав губы и с трудом сдерживая слезы. Но и этого, видимо, старшему Диксону оказалось мало. Он резко опустил на землю и шагнул назад, обильно сплюнув себе под ноги.

— Идиотка! Дура несчастная!

— Довольно, Мэрл! — наконец, вмешался Дэрил, отпихнув брата подальше, наверное, испугавшись, как бы тот ненароком не вышел из себя и снова не набросился на нас.

Но я не боялась. Ни капельки. А после смерти брата, была готова разорвать на куски ещё вчера настолько близкого мужчину.

— Это ты виноват, — сквозь зубы выпалила я, метнув в сторону Мэрла озлобленный взгляд. — Нужно было идти с братом!..

— Тогда бы и нашли мы тебя шатающейся в его компании и вогнали острое лезвие по самые гланды! — свирепо выпалил старший Диксон, дёрнувшись вперёд, но Дэрил не позволил, крепко обхватив руками за пояс.

— Успокойся! — закричал он на брата, а затем отпихнул в сторону. — Или хочешь беду накликать?

— Я не трогаю женщин и малолетних девчонок! — Мэрл кивнул в мою сторону и махнул рукой. — Все в норме. Остыну. Сейчас. — Он сделал несколько шагов назад, но почти сразу продолжил разговор на повышенной ноте: — Они все сдохли. Эти мрази из Вудбери позволили шерифу и остальным обратиться, а потом выпустили на волю, себе на забаву! Чтобы мы посмотрели в лицо своему будущему! Вини их, а не меня, девочка! А если хочешь, можешь проваливать, вперёд! Губернатор только порадуется такому фигуристому улову, но тебе ведь не впервой, не так ли?!

Это был удар в самое сердце, прямое попадание в душу! И неотступная, ноющая боль волнами прокатилась по телу, смешалась с неиссякаемой ненавистью, которая в мгновение ока всколыхнула сознание, заставив кровь буквально закипеть в венах.

— Ты сам был там! — надрывно выкрикнула я, шагнув навстречу и ещё сильнее стиснув кулаки. — Ты во всём виноват! Сам привёл Мегги и Гленна в Вудбери! И всегда был таким, плевал на других и даже на родного брата!

— Твою мать, Шейлин! — Мэрл словно полетел ко мне и схватил за грудки, довольно ощутимо встряхнув. — Никогда не смей так говорить! — грозно предупредил мужчина, и в глазах его заплясали бесята. — Дэрил — всё, что есть! И только ради него я провожу с вами своё время!

— Да ведь никто и не сомневался, — хрипло согласилась я, отдалившись от Мэрла, — но они живы. И ты не смеешь убеждать в обратном! Никого! Я пойду в Терминус, отыщу Рика и остальных. Оставайся!

— Скатертью дорожка, пустозвонка!

Мэрл вытянул ладонь, будто предлагая как можно скорее покинуть поляну, ну а я не стала заставлять ждать. Смахнув жгучие слезы, громко всхлипнула и решительно направилась прочь, наверное, прошла даже несколько метров, прежде чем Дэрил остановил. Он крепко ухватился за локоть, притянул к себе, раскрыв объятия и на непродолжительное время прижав к своей груди.

— Ой, да ладно, к чему все эти нежности? — наигранно поинтересовался старший Диксон, но я не увидела его лица.

— Заткнись, Мэрл, — спокойно попросил Дэрил, — будто и сам не хотел сделать это.

Я отняла голову от мужской груди и молниеносно попала в объятия Бэт. Девушка строго посмотрела куда-то поверх моей головы, возможно на Мэрла, а затем улыбнулась, осторожно погладив по спине.

— Все будет хорошо, не вини себя, — шёпотом попросила она, и от тихого голоса стало ненамного, но спокойнее. — Никто не виноват, да и все уходят. Мы должны привыкать…

Быть может, Бэт и была права, но душа рвалась на части от зудящей, мучительной боли!.. Как будто в первый раз! Словно я и не теряла родителей, не была вынуждена убить мать, когда та обратилась, и не собирала останки отца по каменистой дорожке от дома, чтобы закопать в землю! Но Майкл, любимый брат, как же я надеялась увидеться с ним хотя бы в последний раз, но не так, не при таких обстоятельствах. Господи, перед глазами так и стояло его изуродованное лицо, и вся эта кровь на шее и подбородке… Он кого-то съел? Возможно, Карла или Джудит? Да что же произошло?! И как Майкл умер? Его убили люди из Вудбери или те головорезы, нагрянувшие в дом посреди ночи? Столько вопросов и ни одного внятного ответа!

— Остынь! — послышался требовательный голос Дэрила. — Подумай, что несёшь! Орали так, что если не люди из Вудбери, так те чужаки наверняка услышали и скоро будут здесь!

— А я их перебью! — самонадеянно заявил Мэрл, но уже более спокойным голосом. — Всех.

— Приди в себя! Ты подвергаешь опасности остальных. Теперь мы одна команда, или уже позабыл о собственных словах? Хватит себя вести, как конченный мудак.

— Для начала, пусть эта дура прекратит обвинять во всех смертных грехах!

— Её брат умер! — не выдержав, воскликнул Дэрил, и я как раз повернула голову, заметив, как они уставились друг на друга. — Возымей хоть каплю должного сочувствия!

— Не тебе учить уму-разуму, братец! — хмуро отозвался Мэрл, но всё-таки понизил голос и мельком посмотрел в нашу сторону. — Ну да чёрт с ним. Пусть делают что хотят. Не мои проблемы.

— Чего и следовало ожидать, — нарушила молчание Бэт.

Но я не стала усложнять и без того ужасную ситуацию. Постепенно злость угасла, и ненависть растворилась в незыблемой, непередаваемой боли, заполнившей почти всю грудную клетку. Мне было страшно идти дальше, принимать какие-либо решения, особенно теперь, когда и остальные могли расхаживать где-то неподалёку в обличье кровожадных и бесчувственных зомби. Однако, откуда ни возьмись, внутри проснулись новые силы, должно быть, последние остатки воли. Я отдалилась от Бэт, медленно приблизилась к телу Майкла и громко выпустила воздух из лёгких, едва сдерживая слезы.

— Нужно похоронить его.

— Верно, — подхватила Бэт, остановившись рядом и участливо обняв руками за плечи.

— Ладно, — снисходительно промямлил Мэрл, и мне так захотелось ещё раз влепить ему нехилую пощёчину, однако следующая фраза вовремя утихомирила пыл, — посмотрим, что можно сделать, но для начала стоит проверить, не расхаживают ли остальные среди зомбяков.

— И как же ты хочешь это сделать? — с вызовом поинтересовалась я, взглянув на старшего Диксона, но уловив в его глазах вину, почти сразу скрывшуюся за привычным равнодушием, прикусила кончик языка, осознав, что на эмоциях сама вывела Мэрла из себя.

— Осмотрим тела, — он пожал плечами и сразу отстранил взгляд, озираясь по сторонам.

— Но сначала похороним Майкла, — пообещал Дэрил, протянув руку и смахнув слезу с моей щеки. — Да, мы сделаем это.

— Спасибо.

Я улыбнулась и сама не заметила, как опять расплакалась, а потом опустилась на колени перед телом брата и прикрыла глаза в молчаливой скорби по невосполнимой утрате.

***

Когда я была маленькой, мир казался другим, не злым, а дружелюбным, светлым и наполненным чудесами. Наша семья жила обособленно и счастливо, никто ни в чём не нуждался, никогда не обижал младших и не попадал в неприятности. Брат был старше на целых десять лет, но никогда не подтрунивал надо мной и не обделял вниманием, возможно, потому что у мамы долгое время не получалось выносить второго ребёнка, не знаю, но Майкл всегда был рядом, и я обожала его, по-настоящему, сестринской любовью. И, в основном, поэтому потеря казалась настолько невыносимой, а боль неотступной и щемящей. За последний год мы очень сблизились, стали неразлучны, особенно после гибели родителей. И, нет, я не могла смириться, даже теперь, когда Диксоны вырыли могилу и закопали брата, забросали землёй, соорудив крест из подручных средств. Это было невозможно. Боль казалась слишком яркой, дерущей плоть изнутри. И каждое воспоминание о Майкле вызывало слезы, которые неконтролируемо стекали сначала по щекам, а потом и по шее.

Дождь прекратился, но солнце так и не показалось из-за плотных туч. Чёрный дым, ещё несколько часов назад застилавший горизонт, обратился в белесые клубы, поднимающиеся высоко над лесом. И природа будто замерла на мгновение, пока я безмолвно прощалась с братом, присев у свежей насыпи, обкусывая губы и беззвучно всхлипывая.

Дэрил не растерялся, почти сразу, не без помощи Мэрла, оттащил труп подальше от поляны и исчез примерно на четверть часа, а вернулся со старой, покорёженной лопатой. Все это время я провела в обществе Бэт, намеренно избегая уединения. Опасалась, что Мэрл снова ляпнет что-то неприятное, заденет за живое, но он молчал и постоянно курил, сигарету за сигаретой; расхаживал неподалёку и частенько запрокидывал голову к небу, словно пытался рассмотреть в серых тучах нечто, недоступное для наших глаз. Он нервничал. Это было заметно. И в глубине души я понемногу сожалела о словах, сказанных в гневе. Мы провели вместе не так уж и малоприятных мгновений, но после смерти Майкла, все они померкли и потеряли былой смысл. Прежде я надеялась на лучшее, мечтала отыскать родных и, возможно, продолжить наши близкие отношения, не скрываясь по углам, но, как оказалось, мечтам не суждено было осуществиться. Мы сильно повздорили, а внутренняя тоска и пустота заполнили собой сердце, не позволяя даже задуматься о чувствах, едва ли пробудившихся в душе.

— Спи спокойно, братишка, — беззвучно прошептала я, прежде чем опустить нательный крестик, принадлежавший Майклу, прямо на могилу. — Мы всегда будем вместе, вот здесь. — Я прижала ладонь к сердцу и быстро поднялась на ноги. — Прости за всё.

— Теперь он в лучшем месте, — с грустью промолвила Бэт, смахнув одинокую слезинку прямо с нижнего века, — и ты смогла его похоронить.

Я глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться, но вместо этого наверняка вышла какая-то несуразная гримаса. Сил почти не осталось. И не хотелось ничего: ни двигаться, ни заниматься самовнушением, ни верить в хорошее и даже разговаривать. Со временем всё забывается, да и все люди уходят, погибают или умирают. Наверное, Бэт была права, когда сказала о том, что пора уже и привыкать терять людей, но я не хотела, не желала мириться с жестокостью нового света! Да и не могла.

— Мы найдём остальных, — уверенно пообещал Дэрил, — живыми.

— Знаю.

Мне действительно не хотелось разговаривать, и друг понял это, без лишних слов кивнул и отдалился, но легче не стало. Чего же жаждала душа? Утешения? Воскрешения близких? А, может, мне хотелось, чтобы весь этот кошмар оказался сном? Да, наверное, так оно и было, но жестокая реальность дразнила счастливыми мгновениями, отнимая взамен только самое дорогое.

— Знаешь, — раздалось почти у самого уха, и я ощутимо вздрогнула, ощутив тяжёлую ладонь на плече, — слёзы — не всегда плохо. Станет легче.

— Ты не умеешь утешать людей, — быстро проговорила я, сбросив мужскую ладонь, а затем и обернувшись.

Мэрл стоял совсем рядом, не было и полметра расстояния, но отчего-то казалось, словно мы снова вернулись на несколько недель назад, когда намеренно избегали друг друга. Я лишь мельком взглянула на него и направилась к остальным, оттягивая промокшие рукава.

— Не вини за смерть брата, — бросил он вслед, совсем уж хриплым голосом, — Майкл едва не убил тебя.

— Понимаю, — я остановилась и снова обернулась, — но другие могли выжить. В конце концов, у меня ещё есть семья: Рик, Карл и Джудит. Ты не имеешь права ставить на них крест.

Показалось, будто он ухмыльнётся, расплывётся в улыбке и скажет очередную гадость, но этого не произошло. Видимо, радушное отношение и регулярный секс сыграли свою роль — старина Мэрл раздобрел, ну или пытался не выглядеть последним олухом, тем более в свете минувших событий.

— Слушай, Шейлин, — Диксон приблизился и замер на довольно приличном расстоянии, — если шериф и остальные живы, то я, наверное, впервые в дам обещание, что ты, Бэтти и даже Дэрилина — все воссоединитесь, идёт?

— Так, значит, поможешь добраться в Терминус? — недоверчиво уточнила я, приподняв брови в искреннем удивлении. — Правда?

— Не заставляй повторять, — сдавленно попросил мужчина, опустив голос до шёпота.

— Хорошо, — я пожала плечами и кивнула, с нескрываемым подозрением поглядывая на своего спутника, — ладно.

— Отлично, а теперь идём, — он поманил рукой в сторону остальных, уже немного углубившихся в лес, — они уже осматривают тела. Кто знает, быть может, там и нет твоих родных.

Мэрл прошёл вперёд, а я немного постояла на месте, с изумлением поглядывая ему вслед. Надо же, от вспыльчивого негодяя словно ничего и не осталось. Но не он ли тряс за плечи, как тряпичную куклу? Не он ли ударил по щеке, чтобы привести в чувство, а потом ещё и расхаживал по пустынной поляне, будто бы желая приблизиться и прожечь насквозь взглядом? Я протёрла зарёванное лицо руками и медленно двинулась следом, по пути несколько раз обернувшись и наблюдая за тем, как могила брата отдаляется, сначала то и дело прячется за высокой травой, а потом и вовсе растворяется среди деревьев и становится чем-то вроде самого ужасного и неприятного воспоминания. Нет, саднящая боль никуда не испарится, она никогда не исчезнет, возможно, затаиться, но непременно будет напоминать о себе до конца жизни, впрочем, как и потеря родителей.

Я не могла двигаться вперёд без поддержки, не умела, а теперь, лишившись единственной опоры, совсем потерялась. Майкл всегда был кем-то, вроде проводника. Он не только защищал от опасностей и с трепетом заботился обо мне, но и направлял, подсказывал, наставлял на путь истинный!.. Но неужели время действительно лечит? Однажды показалось, что после утраты родителей, улыбка больше никогда не озарит моё лицо, но потом мы встретили Рика и Карла, узнали о рождении Джудит и гибели Лори, обрели новых друзей, ну а мне, к стыду или счастью, было суждено принять своеобразную, непонятную и даже странную связь со взрослым мужчиной, на много лет старше родного брата. Не шутка ли это? Да и не играет ли судьба с нами в бесконечные «кошки-мышки»?

Никто не знал. Не догадывалась и я.

Глава 17

26 мая

Наверное, мне бы никогда не удалось выразить словами всю ту безнадёжную боль, навечно поселившуюся где-то между рёбер и саднившую невыносимым жжением, словно лёгкие выворачивало, сдавливало и выкручивало во все стороны. И я не могла вздохнуть полной грудью, дышала поверхностно, беззвучно, но в то же время с необъяснимым трудом, и казалось, что лес перед глазами то темнеет, то вновь приобретает весьма чёткие очертания. В одном кулаке я по-прежнему сжимала толстую рукоять ножа, а другой обхватывала своё тело, едва перебирая ногами, почти без передышки вышагивая вперёд по мокрой траве, следом за Дэрилом и Бэт.

Мы мало разговаривали. В основном, молчали, берегли силы для последнего, финального рывка. Судя по плакатам, которые всё чаще попадались на пути, до Терминуса оставалось совсем немного, примерно около пяти часов ходьбы, но мне не верилось, ведь за последние два дня, мы не слишком отдалились от злополучной поляны. Много времени ушло на осмотр мертвецов. Я очень боялась узнать в них Рика или Карла, поэтому двигалась медленно, осторожно перешагивала через обездвиженные тела, и каждый раз с замиранием сердца переворачивала ходячих, попутно выдыхая с непередаваемым облегчением. Нет, это были совсем незнакомые люди, не имевшие отношения к группе, но каким же образом Майкл попал в стадо? Мы и понятия не имели.

После изнурительного обследования поляны и ближайших территорий, не только я, но и Бэт немного успокоилась. Своих не обнаружили, а, значит, они вполне могли выжить, ну или отбиться от стада и отдалиться в противоположную сторону. Но мы старались не думать об этом и не затрагивать болезненную тему. Переночевали вблизи железнодорожных путей в кромешной темноте; побоялись развести костёр и согреться, а потом, стоило лишь солнцу выглянуть и пролить свет на горизонте, опасливо пробрались на просеку, не опуская оружия, готовые к бою. Но всё обошлось. Мы не встретили живых людей, только ходячих, незнакомых мертвецов, с которым довольно легко и быстро разделались. Несмотря на внутреннюю слабость, внешне я старалась сохранять львиное спокойствие и не отставать от остальных, держаться как можно ближе к Дэрилу и Мэрлу, приносить пользу своей новоиспечённой группе. Это помогало, отвлекало от страшных мыслей, зачастую подталкивавших к непроглядной пропасти.

— Пахнет пепелищем, чувствуете? — тихо пробормотала Бэт, шмыгнув носом.

И оказалась права. Внезапно, поднялся небольшой ветерок, который и принёс неприятный запах тлена. Пожар. Все мы вспомнили об удушливом дыме. Именно он привёл на ту самую поляну и пролил свет на судьбу моего брата. Майкл погиб. Я глубоко вздохнула и обмахнула лицо ладошкой, незаметно для остальных стерев несколько слезинок со щеки, в ту самую секунду, как мы, миновав неглубокий овраг, вышли на место пожарища. Картина предстала воистину ужасающая. Ветхое здание не выгорело полностью, обвалилась только передняя сторона сарая, которая и погребла под собой большую часть людей. Тела были изуродованы, многие сильно почернели от огня, кожа местами сморщилась и свисала с окровавленных костей чуть ли не до земли, усыпанной серым пеплом. А в воздухе, наравне с гарью, витал тошнотворный запах подгоревшей плоти.

— Ох, — я прижала ладонь к губам, едва сдержав рвоту, — боже, кто мог сотворить такое?!

— Те самые чужаки, что преследовали нас, — хмуро ответил Дэрил, ближе всех подобравшись к неустойчивому строению, осторожно подтолкнув одну из балок.

— Забавно до жути, — протянул Мэрл, задумчиво приблизившись к брату и уставившись на обвалившуюся кровлю.

— Что именно?

Я в недоумении посмотрела на мужчину, а затем с не меньшим интересом разглядела небольшую надпись, прямо на обгоревшей доске. Диксон указал на неё пальцем, чем и привлёк наше внимание.

— НДЖ… — шёпотом прочитала Бэт. — Что это такое? Послание?

— Да если бы знать!..

Буквы были корявыми, совершенно разного размера, наверняка начерченные наспех, и залиты уже подсохшей кровью, что могло означать только одно — тот, кто это сделал, уже давно покинул пепелище, оставив при себе тайну неизвестной аббревиатуры.

— Кто бы это ни был, стоит порадоваться удаче, ведь мы не оказались среди несчастных людей, сгоревших заживо. — Дэрил задержал взгляд на криво вычерченных буквах. — Пошли. Чужаки вернутся, и в этом случае нам уже ничто не поможет. — Он поманил рукой за собой. — Старайтесь обходить пепел стороной. Эта штука оставляет следы на траве. Так нас будет легко отыскать даже в полумраке.

— Хорошо.

Я внимательно осмотрела дорогу, а затем осторожно перепрыгнула через обломки досок и крыши, успешно миновав серую насыпь. Бэт и Мэрл прошли дальше, а Дэрил ненадолго задержался, видимо, решил немного замести следы, но вскоре тоже присоединился. И мы вчетвером, будто по привычке, направились вдоль железнодорожных путей, навстречу неизвестному сообществу, прямиком по указателям, в Терминус.

***

27 мая

Никто не оборачивался, все шли только вперёд, наверняка, точно, как и я, ведомые необъяснимыми тревожными чувствами, которые, возможно, были связаны с потерей близких и друзей или со страхом никогда больше не встретиться с ними. Питья почти не осталось, поэтому, после нескольких часов довольно медленного передвижения вдоль железнодорожных путей, было решено поискать воду. Как ни странно, но Дэрил не взял с собой Бэт, отправился в одиночку чуть выше по склону, прихватив лишь арбалет и рюкзак с пустыми бутылками, ну а мы остались в обществе Мэрла, да и то ненадолго. Диксон не мог отсиживаться на одном месте, поэтому и предпринял несколько попыток пройтись туда-сюда вдоль путей, высматривая возможных преследователей, однако вокруг было подозрительно спокойно. Это и настораживало больше всего. За последний день, мы преодолели примерно десять миль, и на улице заметно вечерело, солнце клонилось к закату, но до сих пор, на протяжении почти всего пути, не встретили ни одного ходячего, впрочем, как и людей. Дэрил даже обмолвился несколько раз, что в лесу слишком тихо. Никто не следил, не шёл по пятам, дороги были свободными, будто бы ловушка захлопнулась где-то позади, и смысла уводить нас куда-то дальше попросту не было.

До Терминуса оставалось всего несколько часов пути. Мы решили не рисковать и не отправляться на ночь глядя, а снова испытать удачу и переночевать вблизи путей. Погода стояла хорошая, нежаркая, но и дождя не было вот как уже более суток. Трава в глубине леса по-прежнему сохраняла влагу после обильных осадков, но у дороги почти просохла, тем самым позволив устроиться на ночлег без пледа и одеяла. Оно и к лучшему. При первой же опасности мы могли без промедлений вскочить на ноги и ринуться как можно дальше. Да, казалось, всё было продумано, едва ли не до мелочей, но и тут нас поджидал весьма неприятный и ужасающий сюрприз.

Дэрил вернулся в сумерках не с пустыми руками. Он нашёл воду, и мы вдоволь утолили жажду. Я даже улыбнулась, на мгновение позабыв о безмерной потере, взглянула украдкой на Мэрла и захотела присоединиться к общему разговору, но не тут-то было. Откуда ни возьмись, над лесом поднялся довольно шквалистый ветер. Нет, он не принёс тучи и бурю, погода не изменилась, однако из самой чащи леса докатились пронзительные гортанные хрипы. Мы переполошились, почти сразу сообразив, что к чему. Мертвецы, только они могли издавать настолько пронзительные, пугающие звуки.

— О, нет, — выпалила Бэт, метнувшись к Дэрилу и застыв неподалёку от Мэрла, — не может быть!

— Они далеко? — встревожено спросила я, обратившись к другу, который, нахмурившись, внимательно всматривался в даль, непонятно, что разглядывая в потёмках.

— У нас есть минут пять, прежде чем ходячие появятся из-за деревьев, — подытожил младший Диксон. Он взвалил на плечи рюкзак с водой. — Придётся немного пробежаться.

— Но куда ты собрался, а? — впопыхах поинтересовался Мэрл, поманив меня рукой и пропустив вперёд, как всегда, двигаясь позади всех.

— Видел одно место, может сгодиться на время, чтобы переждать.

— Но разве оторваться не получится? — Бэт уже метнулась следом за Дэрилом, громко добавив: — Далеко ли осталось до Терминуса?

— Не успеем, — мужчина отрицательно покачал головой, на ходу стащив арбалет со спины, — темнеет слишком быстро.

Я обернулась и различила слабое движение вдалеке. Это действительно были ходячие! Мертвецы снова сбились в стадо и, будто ведомые чьей-то волей, шли прямо на нас!

— Он прав! — воскликнула я, сорвавшись на бег. — Нужно где-то переждать! Ходячие пройдут мимо, если не заметят движения.

И мы со всех ног бросились через лес, резко свернув в самую чащу, левее просеки и железнодорожных путей. Деревья мелькали перед глазами, обращались в одно неразличимое пятно, а я не смотрела никуда, кроме заросшей дороги, лишь иногда оборачивалась и различала тени вдалеке. Шум стоял невероятный. Он пугал и одновременно подстёгивал двигаться ещё быстрее. Постепенно, деревья редели, и чем дальше мы углублялись в лес, тем ближе виднелась небольшая поляна, на которую до сих пор проникали лучи заходящего солнца, изредка выглядывавшего из-за облаков.

— Скорее, — поторопил Дэрил, поманив прямо к опушке, — уже почти на месте.

И правда, вблизи размашистых кустов показался низкий сарай, наверное, чуть больше телефонной будки. Видимо, это место использовали для хранения каких-то инструментов, ведь неподалёку, буквально в нескольких метрах, за деревьями, виднелись остатки дома или амбара. Так сразу и не разберёшь! Обгорелые балки обросли высокой травой и кое-где покрылись мхом. Возможно, когда-то, на этом самом месте жили люди, не иначе.

— Залезайте! — скомандовал Дэрил, внимательно осмотрев поляну.

— Но разве мы втиснемся? — в недоумении воскликнула Бэт, бегло осматривая крошечное помещение. — Здесь не то чтобы лечь, даже встать не получится.

— Придётся постараться, неженка, — иронично подметил Мэрл.

— Поторапливайтесь! Ну же!

Дэрил впопыхах распахнул шаткую дверцу, и мы забежали в тесное строение, чуть ли не вплотную прижавшись друг к другу, чтобы уместиться. А темнота сгущалась, будто завлекала в свои объятия. Ветер разносил ужасающий гогот по округе, и мертвецы приближались. Сквозь небольшие щели между досок, вполне можно было рассмотреть шатающиеся фигуры, медленно выплывающие из-за деревьев. У меня волосы на затылке встали дыбом. Мертвецов было очень много. Не пересчитать! И они шли, едва перебирали ногами, одни волочили за собой вывернутые или поломанные конечности, а другие расходились по округе, натыкались на сарай, царапали стены, пытались пролезть внутрь. Дэрил и Мэрл, стиснув зубы, изо всех сил держали дверь, чуть ли не прогибающуюся под, казалось бы, непреодолимым напором, ну а мы стояли слишком близко, но при этом никак не могли дотянуться до прохода. Внутри было не развернуться. Бэт толкнула меня в плечо и прижалась боком к пояснице Дэрила, упёршись сапогами прямо в противоположную стену, на которой висели фермерские инструменты, и я незамедлительно последовала её примеру, прижавшись спиной к Мэрлу, зажмурилась и закусила губу, в молчаливой борьбе за выживание.

— Сколько их? — сбивчиво спросила Бэт, в то время как мертвецов становилось всё больше.

Нет, я не видела, но зато хорошо различала хрипы и гортанное сопение, которое со временем лишь усиливалось, становилось все ближе и отчётливее.

— Много, — пропыхтел Мэрл, и я ощутила, как его рубашка чуть ли не насквозь пропиталась потом.

В сарае было душно, воздух поступал неравномерно, а из-за мертвецов, облепивших стены, дышать становилось труднее.

— Туда, скорее! — стараясь говорить как можно тише, велел Дэрил. — Они уйдут, просто не шумите!

Он вовремя спохватился, заметил, как на противоположной стене стали прогибаться доски, и я, незамедлительно, метнулась вперёд, прижалась спиной к инструментам, развешанным на гвоздях, испытывая вполне себе обоснованный страх перед возможной скорой смертью. Нас было слишком мало, отбиться бы не вышло, только не при таком раскладе. Оставалось надеяться на чудо и мысленно молить бога о спасении.

— Они чувствуют, что мы здесь? — выдохнула Бэт, дотянувшись до двери и упёршись одной рукой в плечо Дэрила.

— Не знаю, — беззвучно пробормотала я, лишь покачав головой и встретившись взглядом с Мэрлом.

Мужчина был сосредоточен и крайне напряжён, точно как и брат, пытался удержать дверь закрытой, но даже и его, такого высокого и громадного, как мне всегда казалось, то и дело отбрасывало назад. Ноги скользили по рыхлой земле, удержаться было просто невозможно, но мы старались. Смотрели друг на друга, стояли из последних сил, связанные одной-единственной целью: выжить, спастись любой ценой! И постепенно натиск стал ослабевать, а хрипы и гортанное шипение — отдаляться. В сарай начал проникать свежий воздух, и я, наконец, вздохнула полной грудью, но на протяжении следующих минут так и оставалась на месте, будто приросла к стене, опасаясь пошевелиться.

Мы молча исследовали взглядом помещение, тяжело дышали, то ли с облегчением, то ли с ещё большим ужасом, вздрагивая от каждого шороха. И было слишком жарко. По моей спине стекали капельки пота, а на лбу выступила лёгкая испарина; волосы, выбившиеся из хвоста, облепили лицо и щёки, доставляя безумный дискомфорт. Однако я больше не обращала на это внимания, обрадованная неожиданной удачей, нагрянувшей как гром среди ясного неба. Мертвецы до сих пор слонялись где-то поблизости, но больше не толпились у сарая, проходили мимо и терялись среди деревьев в сгущавшихся сумерках.

— Боже, — пролепетала Бэт, прильнув щекой к дощатой стене, устало прикрыв глаза.

— Дьявол, — парировал Мэрл, и я даже мельком улыбнулась, подивившись мужской стойкости и восприимчивости.

Любой бы сломался, но только не они, не братья Диксон.

— Побудем тут, — Дэрил вытащил кусок алой ткани из-за пояса и протёр потное лицо, — пока шум не стихнет, и ходячие не отдалятся на достаточное расстояние.

— Ладно, — я кивнула, уже едва различая черты лица своих спутников, — переждём.

— А куда деваться?

Мэрл устало опустился на корточки и облокотился о злополучную дверь, Дэрил последовал его примеру, ну а я присела на небольшую полку прямо за спиной и запрокинула голову, мысленно порадовавшись столь благополучному завершению настолько долгого и невыносимого дня. Интересно, как бы Майкл отреагировал, повёл себя в такой опасной ситуации? Наверное, помог Дэрилу и Мэрлу. Точно. Он бы ни за что не растерялся. Только не мой брат.

Стемнело довольно быстро, и усталость неминуемо окутала всех без исключения, даже выносливых мужчин. Лишённые последних сил, мы с Бэт кое-как устроились под старой крышей. Места было мало, поэтому улечься поудобнее не вышло, пришлось засыпать полусидя, окутавшись старыми одеялами. Но всё лучше, чем шугаться каждого шороха под открытым небом, особенно после пережитого ужаса. Да и мертвецы бродили где-то неподалёку. Однако, сначала, мы хотели уйти, вернуться к железнодорожным путям, но потом, после недолгих раздумий, пришли к единогласному решению дождаться рассвета, а затем уже и выдвигаться в путь, прямиков к Терминусу, на поиски родных. Ни я, ни Бэт, впрочем, как и сами Диксоны, не ушли бы слишком далеко. Ночь была не за горами, да и лес кишел ходячими.

— Безопаснее всего переждать, — донеслось из-за ветхой стены, чуть ли не у самого уха.

Братья расположились сразу за дверью и приглушённо разговорились между собой. Сначала я не особо прислушивалась, веки подрагивали, а темнота только способствовала стремительному погружению в манящее царство сновидений, но уже спустя пару минут облокотилась о стену и уставилась в непроглядный потолок, всерьёз задумавшись над словами Дэрила о Терминусе и чужаках.

— Задерживаться здесь не самая лучшая идея, — в тишине шёпот Мэрла издали напоминал приглушённое шипение. — Ты не хуже меня знаешь, что всё это неспроста. Нас будто намеренно уводят всё дальше. Сначала преследование, затем пожар, а теперь толпа ходячих.

Я затаила дыхание, прислушиваясь к словам старшего Диксона, припоминая и свои догадки насчёт возможной западни или намеренного заговора.

— Думаешь, что это дело рук Губернатора?

— И без него хватает ублюдков, уж поверь, — Мэрл закашлялся, видимо, раскурил сигарету.

Точно. Я почти сразу уловила неприятный, но уже настолько привычный запах никотина.

— Терминус небезопасен.

— Знаю.

И они замолчали, на минуту или чуть больше, пока Дэрил шумно не вздохнул, прежде чем добавить:

— Но у нас нет выбора.

— Да неужели? — лёгкие нотки недовольства проскользнули в голосе Мэрла. — Можно попытаться обойти, сначала выяснить, что из себя представляют эти «доброжелатели» и не заодно ли с чужаками, подпалившими амбар с людьми, а потом уже и бросаться во все тяжкие в поисках шерифа и компании.

— Считаешь, я не задумывался об этом?

— Иногда, кажется, что ты вовсе растерял все свои навыки, освоенные во время кемпинга с папашей. Мечешься по лесу, как ошпаренный, печёшься о едва знакомых девчонках, будто вы с пелёнок друг друга взращиваете, а в следующую минуту уже рвёшься навстречу неприятностям. Мы давно могли уйти, да и одни, если они так хотят воссоединиться с группой, скатертью дорожка. Да бля, не смотри на меня. Ага, ещё скажи, что не задумывался, а?

Слова Мэрла задели за живое, вновь растеребили чуть затянувшуюся рану. Он не желал помогать, по-прежнему мечтал спасти свою драгоценную задницу и утащить брата подальше от надоедливых малолеток. Я даже усмехнулась, прикрыла глаза, не проронив ни единой слезы, хотя была готова разрыдаться, но не столько от безысходности, сколько от неоспоримого одиночества. Да, мы занимались сексом и несколько раз даже неплохо проводили время вместе, однако всё ещё расползались по углам и молча зализывали свои раны, не имея ни малейшего желания делиться, выворачивать душу наизнанку; держали языки за зубами, особенно после недавней шумной ссоры. И никто не знал, чего ожидать от нового дня, который неминуемо придёт уже через несколько часов и, возможно, вместе с тревожным предчувствием, принесёт приятные мгновения воссоединения с родными и близкими людьми. Мэрл проиграет. Он окажется неправ. Мы выживем. Вместе.

— Иногда мне кажется, что они погибли, — внезапно признался Дэрил, заставив сердце замереть в груди, — ведь разве могла группа далеко уйти с младенцем на руках? — Он тяжело вздохнул. — Но потом я вспоминаю, насколько вынослив и самоотвержен Рик, как хорошо владеет оружием Кэрол, и сколько отваги и жажды к жизни бьётся в сердцах Гленна и Мэгги. Да, Майкл погиб, и мы не знаем при каких обстоятельствах, но это не повод хоронить остальных.

— Да ты, походу, тешишься напрасными надеждами, братец, — протянул Мэрл и снова закашлялся.

— Нет, всего лишь не теряю веры и стараюсь не строить из себя отвязанного говнюка, как это любишь делать ты.

— Судьба-матушка и не таких ставит на колени.

— Не нужно жить прошлым, пойми, наконец. Важно лишь то, кем ты станешь.

— Ух, нахапался пафосных фразочек от своих подружек? — Мэрл приглушённо рассмеялся. — Белоснежка впаривала нечто похожее пару недель назад.

— И не зря. Стоило прислушаться.

Это было последнее, что они сказали друг другу, а потом, если разговор и продолжился, я не уследила, сдалась и закрыла слипавшиеся веки, довольно быстро погрузившись в сон. Безмятежное спокойствие составило незримую компанию и пробыло рядом всю оставшуюся ночь. Тревоги и заботы остались где-то там, в реальности, но я не видела снов, не запомнила ничего, кроме непередаваемой безмятежности.

Мы лишились своего угла, чувства защищенности. И только сны по-прежнему даровали давно забытое умиротворение, затерявшееся среди привычного страха и бесконечных сомнений.

***

28 мая

«Терминус. Каждый, кто придёт, обретёт надёжное укрытие и приют».

Я остановилась напротив очередного плаката с точной картой местоположения лагеря выживших, до которого оставалось всего два — три часа пути по железнодорожной дороге. За последние минут сорок — пятьдесят нам навстречу попались уже целых четыре вывески, ну а эта стала пятой по счету. Видимо, Терминус действительно был не за горами, и многие дороги, тропы и остальные ответвления рельс, которые располагались неподалёку, неизменно вели к одной жирной точке, обозначенной на карте местом «Х». Однако вовсе не это привлекло моё пристальное внимание, а та самая странная аббревиатура, что была выцарапана на обрушившейся кровле сгоревшего сарая. «НДЖ» — гласила надпись в самом нижнем углу, выведенная все тем же кривым подчерком, будто наспех, второпях. Лёгкий морозец пробежал по коже, и тревожное чувство вновь зашевелилось внутри, всё чаще, за последнее время, заставляя задуматься о словах Мэрла, касательно чужаков и возможной опасности со стороны жителей лагеря. Рик и остальные вполне могли обратиться за помощью в Терминус и подвергнуться нападению, ну а Майкла, скорее всего, ранили во время противостояния, и он скончался. Только так я объясняла обращение родного брата, но старалась гнать прочь все воспоминания о недавней трагедии. Нет, Майкл навсегда останется в сердце и памяти. Я хотела вспоминать о нём, как о живом человеке, павшем защищая группу, навечно позабыв о кровожадном мертвеце, возжелавшем свежей плоти.

— А вот это уже настораживает, — незамедлительно протянул Мэрл, остановившись рядом и облокотившись здоровой рукой о плакат. — Вам так не кажется, мм?

— Если Рик и остальные попали в Терминус, то тут только два варианта: они либо спасены, либо находятся в ловушке.

— Или уже давно мертвы, — шёпотом добавил старший Диксон, и я со злости ткнула его локтем в бок, сознательно задев синюшный кровоподтёк, полученный ещё несколько дней назад, во время схватки с мертвецами на поляне. — Ай, больно же! — вознегодовал мужчина и в недоумении поднял на меня свои глаза. — Никто не любит хоронить близких, но стоит подготовиться к худшему, милочка!

— Они живы, — встряла Бэт, протиснувшись между нами, однако это не помешало Мэрлу сверлить меня взглядом, — и, надеюсь, никак не связаны с чужаками, лишившими жизней тех несчастных людей.

— Нам всем лучше подготовиться, поискать оружие, например, хотя бы патроны! — недовольно промямлил старший Диксон. — Да и, прежде чем обнаружить себя, стоит разведать обстановку, что да как в этом Терминусе.

— Конечно, никто и не собирался просто заваливаться в чужой дом, не выяснив о возможной опасности!

Я укоризненно взглянула на Мэрла, который лишь усмехнулся в ответ, а затем повернулся к брату и мгновенно изменился в лице. Стал серьёзным и внимательным, впрочем, как и сам Дэрил. Мужчины насторожились, скорее всего, что-то услышали или увидели кого-то, я не поняла сразу, не смогла сориентироваться, но уже через несколько секунд раздался тихий голос младшего Диксона, призвавший не разбегаться и держаться вместе.

— Это не мертвецы, — быстро оповестил мужчина, кивнув к опушке. — Скорее, без лишнего шума, уходим с путей!

Мы снова сорвались с места, неожиданно бросились к деревьям, напуганные возможным возвращением чужаков, скорее всего, имевшим прямое отношение к трём таинственным буквам, выведенным на карте. Но не успели даже скрыться среди размашистых кустарников, как вдруг, совсем близко, раздались предупреждающие выстрелы. Бэт громко вскрикнула и попятилась назад, наткнувшись на Дэрила. И он, в мгновение ока, сориентировался, завёл девушку за спину, выступил вперёд, а мы так и остались на месте. Я была напугана до слабой дрожи в коленях, но стоило лишь разглядеть людей, облачённых в военную форму, как всё стало понятно без лишних объяснений. Это были они, люди Филипа. Видимо, напрасно мы страшились Терминуса, опасность подстерегала поблизости и вовсе не со стороны жестоких чужаков. Нет, нельзя было расслабляться и забывать о старых врагах!

— Банди! — весело выпалил Мэрл, протиснувшись вперёд, да так быстро, что я лишь успела разглядеть пистолет, наспех запрятанный за пояс. — Вот это встреча.

— Диксон? — изумлённо вымолвил один из мужчин, которые, к тому моменту, уже вышли из-за деревьев и превосходили нас в численности. — Что за херня, ты вроде бы сдох!

— Как же славно сложились обстоятельства, ведь я выжил, не так ли?

Я с подозрением наблюдала за Мэрлом, а краем глаза подмечала, как мужчины расходятся по сторонам, окружают в невидимое кольцо. Их было семеро: один болтал, а другие, будто сговорившись, расположились вокруг нашей группы, прижимая к груди увесистые винтовки с глушителями. Они подготовились. Решили сделать всё по-тихому, без лишнего шума, опасаясь привлечь внимание мертвецов. Ну, что же, довольно умный ход. Губернатор наверняка проинструктировал своих приспешников, и, быть может, они проворачивали это уже не впервые. Майкл погиб. И не следовало забывать, каким образом.

— Опусти оружие, Банди, ну же, — вкрадчиво попросил Мэрл, медленно приподняв руки над головой, будто бы демонстрируя, что безоружен. — Ни к чему нам ссориться.

Но мужчина только скривил губы в ответ, а затем поспешил довольно громко осведомиться:

— Где остальные? — его голос был грубым и угрожающим.

— В смысле? — всё так же бегло уточнил Мэрл. — Мы ушли вчетвером. И, кстати, не желаем устраивать расправу. Разойдёмся мирно?

— Блять, да не пизди попусту, — не выдержав, выпалил другой мужчина, примерно на полголовы выше старшего Диксона, — мирно? Ты, видимо, уже позабыл, как едва не проткнул мне глотку! — Он вышел вперёд и направил удлинённое дуло винтовки прямо Мэрлу в грудь. — Отвечай, где остальные, а то умрёшь последним, в мучительных муках, скотина!

Я вздрогнула, но Диксон даже ухом не повёл. Он продолжил стоять на месте, не шелохнувшись, спиной к нам, но, наверное, почуяв неладное, внезапно обернулся. В ту самую секунду, как двое мужчин схватили меня и Бэт за руки и насильно оттащили в разные стороны, больно заломив запястья за спины. Подруга тихо всхлипнула, попыталась вырваться, но ничего не вышло, приспешник Губернатора пальцами ухватился за светлые волосы и силком потянул вниз, заставив запрокинуть голову назад и встретиться с ним взглядом.

— Отвали на хуй! — Дэрил прижал арбалет к плечу и прицелился в противника. — Отпустите их!

— Эй, Чакки, ты слышал? — захохотал мужчина, прикрывшийся мной, будто живым щитом. — Он требует отпустить этих сучек.

Мэрл беззвучно выругался. Я прочитала прямо по губам, мысленно воззвав к его разуму. Мы могли спастись. Ничего ещё не потерянно! Вот только о вспыльчивости Диксонов я знала не понаслышке. Братья были совершенно разными, но в одном сходились вплоть до мелочей — они ненавидели, когда кому-то из близких причиняли вред.

Дэрил медленно раскачивался на месте. Он был напряжён, внимателен и не на шутку разозлён, взгляд казался беглым, но в то же время цепким и пронзительным. Мужчина смотрел то на Бэт, то на меня и был готов немедля броситься на выручку, пронзить головы негодяев остроконечными стрелами, но, видимо, здравый смысл до сих пор удерживал от необдуманных поступков. Бойня только бы ускорила смерть. И мы все это понимали.

— Твой брат, верно? — размеренно поинтересовался Банди, с неподдельным увлечением наблюдая за Дэрилом, и страх лишь усилился, когда мужчина добавил: — Он умрёт первым.

— Как бы не так, мудила. — Мэрл вытащил пистолет и направил на своего бывшего союзника. — Иди на хуй.

— Эй, тише, приятель, — Банди рассмеялся, выставив руку вперёд и предупредительно покачав головой, — вы все равно сдохните. Даже если и не скажите о местоположении остальных, мы найдём их и убьём. Отправим на съедение ходячим!

Я не стала сопротивляться, в отличие от Бэт, наоборот, покорно отошла вместе с мужчиной и застыла на месте, с замиранием сердца осознав, что далеко не всё потеряно. Мы были первыми, кого люди Филипа встретили за последние недели, а это означало только одно — Рик и остальные вполне могли выжить и ожидать нас в Терминусе!

— В честном бою я бы тебя измолотил, сучий сын продажной шлюхи, — озлоблено пригрозил Мэрл.

Я не видела его лица, но зато отчётливо улавливала напряжение в теле, попутно уже почти дотянувшись кончиками пальцев до ножа, подвязанного к поясу джинсов. На лбу выступила неприятная испарина. Мне пришлось приложить все усилия, чтобы хотя бы попытаться отвлечь внимание на себя, позволить братьям улучить благоприятный момент для выстрелов, и старания не прошли даром. В то время как Банди растягивал удовольствие и намеренно тешил своё самолюбие, я обхватила рукоять ножа, а потом толкнула мужчину локтем в живот.

Всё произошло слишком быстро. Незнакомец матюгнулся, попытался схватить за волосы, но мне посчастливилось ловко увернуться и ударить ублюдка острым лезвием куда-то в область паха. Оглушительный ор быстро разнёсся по всему лесу и наверняка привлёк внимание ходячих, но никто не задумался над этим. Первым делом, я сунула нож за пазуху и схватила винтовку, не обратив ни малейшего внимания на раненого солдата, лишь с радостью подметив, что план сработал. Мэрл и Дэрил не стали медлить. До ушей донеслась громкая возня, потом звуки борьбы и приглушённые выстрелы. Я не видела, что произошло, потому что спряталась за деревом, а когда выглянула, Бэт уже скрылась из виду, наверное, последовала примеру и притаилась где-то поблизости.

— Ах ты кусок дерьма! — донёсся презрительный голос Мэрла.

Я выглянула из-за дерева и увидела, как мужчина сцепился с Банди, повалил того на землю и нанёс пару-тройку внушительных ударов по черепной коробке, но, судя по всему, противник оказался крепким и выносливым, ведь уже через мгновение взял верх и перевернул Мэрла на спину. У меня кровь заледенела в жилах. Ужас накатил внезапно, какой-то невиданной волной. Нет, раньше я не беспокоилась столь яро и открыто за жизнь этого несносного мужчины! Но внезапно, в тот самый момент, как двое солдат ринулись на помощь Банди, внутри что-то щёлкнуло. Я, не раздумывая, выскользнула из своего укрытия и сделала три точных выстрела, угодившие прямо в цель. Живые люди!.. Только что они рухнули на землю, убитые мгновенно. Наверное, они даже и не поняли, что произошло, просто упали, получили пули: кто в голову, а кто в грудную клетку. Мои руки задрожали, а колени тотчас же подкосились. Пришлось присесть на корточки, прежде чем Мэрл очухался и осознал, что произошло.

— Опусти оружие! — раздалось где-то поблизости, но будто издалека. — Бля, сука, вынесу ей мозги! Клянусь, тварь!

Я не шелохнулась, несколько секунд просто смотрела на окровавленные тела. Люди. Это был уже второй раз, когда мне пришлось убить, применить оружие против человека. Четверо. Теперь их стало больше.

Громкий женский визг словно разогнал туман, окутавший разум. Я глубоко вздохнула, сначала один раз, потом второй и внезапно подпрыгнула на месте, расслышав громкий хлопок. Нет, стреляли не из винтовки, а из пистолета. Мэрл!.. Пришлось быстро вскочить на ноги, но, завидев растерянного Диксона, мечущегося поблизости, я сильно удивилась. Выстрел был громким и отчётливым. Он эхом разнёсся по всей округе, но, видимо, мужчина потерял оружие, выронил во время схватки, и теперь замер всего в нескольких шагах от тел и настороженно уставился куда-то вдаль.

— Ты цел? — взволнованно выпалила я, быстро преодолев расстояние и остановившись рядом.

— Где они?

Мэрл был встревожен.

— Бэт и Дэрил? — севшим голосом уточнила я, внезапно осознав, что мы остались совсем одни, посреди опушки.

Но Диксон не ответил. Он прижал палец к губам, наверняка распознав движение среди размашистых кустарников. И снова я не прогадала и оказалась права. Дэрил! Слава богу, это были не солдаты. Вероятно, мы всех перестреляли!.. Но почему же тогда он медлил? Не выходил, раз уж показался на мгновение? Ах, нет, мне так и не хватило слов. Язык заведомо будто прирос к нёбу, а губы плотно сжались. Господи, нет, раньше я ещё никогда не сталкивалась с таким глубоким отчаянием, облепившим со всех сторон, принёсшим, всего за несколько дней, столько невыразимой боли и душевных терзаний!.. Нет. Мне не хотелось смотреть, но глаза широко распахнулись, явив разуму картину истинного человеческого отчаяния.

Дэрил вышел из-за пышных кустов, и раздался протяжный стон, будто со стороны, но на самом деле крик вырвался из моего горла и разлетелся по лесу незыблемым эхом. Бэт. Сначала я увидела её окровавленное тело. Дэрил прижимал девушку к своей груди, поддерживал за талию, но она не шевелилась, будто статуя, застыла в мужских руках, пепельно-белая и молчаливая. Бежевая кофта насквозь пропиталась кровью и грузом повисла на хрупких девичьих плечах, едва не оголив руки. А Дэрил не останавливался. Он шёл, прямо навстречу брату, тащил безжизненное тело на себе, слово не осознавая — всё закончилось. Бэт умерла. Я шагнула вперёд, но не смогла пошевелить губами, лишь приоткрыла рот в немом сочувствии, ощутив, как грудную клетку стиснуло в ознобе. Слезы немедля навернулись на глазах. Пустота заполнила лёгкие. Нас осталось так мало!.. Но Дэрил, его лицо, едва прикрытое спутанными, влажными от слёз, волосами, и дерущая боль, искрившаяся в глазах. Он потерял свою опору. Бэт умерла. Мы не успели спасти, не уберегли единственный луч света, озаривший его жизнь ореолом призрачной надежды.

— Дэрил… — только и смогла вымолвить я, ринувшись навстречу. — О, боже…

Но он лишь склонил голову и медленно опустился на колени, скорбя беззвучно, всей душой, прижимая бездыханное тело к своей рубашке. Я видела, как слезы стекали по мужским щекам, а плечи высоко вздымались при очередном глубоком вдохе, но так и не осмелилась приблизиться. Застыла на месте и прикрыла веки, борясь с незримой паникой, пробежавшей по всему телу колкой дрожью.

Нас осталось трое. Бэт ушла.

Мы потеряли её навсегда.

***

Рельсы мелькали перед глазами неразличимым пятном, расплывались вдалеке, а потом вновь принимали отчётливые очертания. Деревья постепенно редели, и тут и там появлялись небольшие просеки, вслед за которыми виднелись бескрайние поля, словно сливавшиеся с горизонтом. Оранжевое солнце клонилось к закату, отбрасывало длинные лучи на шероховатую землю под ногами, а я всё шла вперёд, опустошённая до последней капли, будто выжитая насквозь. Чувства притупились, эмоции уступили место глубокому равнодушию, а слёз и вовсе не осталось. Мне не хотелось разговаривать, обсуждать то, что произошло, даже с Дэрилом. Мужчины шли где-то позади, друг за другом, и тоже сохраняли тишину, от безысходности или отчаянной опустошённости…

Мы похоронили Бэт. Но остаток дня провели неподалёку от могилы. Все были начисто разбиты и сломлены, по крайней мере, именно так я себя и ощущала всякий раз, стоило лишь взгляду задержаться на самодельном кресте, сооружённом из веток. Дэрил замкнулся, так ничего и не рассказал о трагедии, намеренно отдалился и долгое время расхаживал где-то неподалёку, не приближался к могиле, не смотрел на свежую насыпь. Он был напуган происшедшим, и постоянно курил, почти без остановки. Я видела, как осунулось мужское лицо и насколько побелели щёки, а длинные пальцы дрожали, время от времени, да так сильно, что он не мог зажечь спичку, то и дело перебирая коробок в грязных руках. Дэрил не стоял на месте, видимо, никак не мог принять «свою ошибку». Да, он обвинил во всём себя, бросил перед уходом всего лишь одну фразу: «Прости, что не успел, не смог». И было слишком больно наблюдать за молчаливыми страданиями друга. Уж лучше бы он поделился, рассказал о чувствах, разрывавших насквозь, душивших изнутри!.. Я же знала, испытывала нечто подобное, ведь мы тоже сблизились. Бэт была хорошим другом, милой, солнечной девушкой, благодаря которой я отыскала в себе силы позабыть о прошлом, ещё там, в тюрьме. Мы тоже были близки!..

Я прикрыла глаза, припомнив о том, что рассказал Мэрл. Сразу после похорон, он прошёлся вдоль кустарников, чтобы убедиться в гибели своих бывших союзников, и обнаружил пистолет неподалёку от бездыханного тела Банди. Видимо, ублюдок был ранен, но каким-то образом схватил пистолет и выстрелил в Бэт.

— Мы больше никого не потеряем, — вздохнув, громко заявила я, перед тем, как отправиться в путь, — и выживем любой ценой.

Это больше походило на обещание, мысли, высказанные вслух, но внутри меня, внезапно, образовалась пустота. Чувства притупились, а эмоции поутихли. Я взвалила на плечи сразу несколько винтовок и молча двинулась в путь, больше не проронив ни слова. Дэрил направился следом, ну а Мэрл, как всегда, зашагал позади, молчаливо осматривая ближайшие деревья и кустарники. Я обернулась всего единожды, когда вышла на пути, и в течение часа, пока солнце не скрылось за лесом, направлялась вдоль рельсов, в несокрушимой решимости, даже несмотря на сомнения Мэрла, наконец, добраться до Терминуса и отыскать группу. Теперь, после стольких потерь, мне ничего не стоило пристрелить человека или вонзить нож в глотку мертвецу. Никто не встанет на пути. Не осмелится. Я убью их всех или же сама погибну, но не сдамся, не усомнюсь ни на секунду! Ни за что на свете!

Глава 18

Пламя мирно потрескивало, не шибко, но всё-таки успокаивало встревоженную душу, да так, что я невольно даже отвлеклась от удручающих мыслей и немного насладилась свежим запахом, исходившим от костра. Совсем недавно мы остановились на ночлег вблизи железнодорожных путей, по-прежнему молчаливые и подавленные. Дэрил отказался от ужина и сразу же улёгся отдохнуть, ну а мы с Мэрлом устроились поблизости, расселись вокруг костра и в тишине доели последние консервы. Я изо всех сил старалась позабыть окровавленные, безжизненные лица, принадлежавшие Майклу и Бэт, которые так и стояли перед глазами, без конца напоминая о невосполнимых потерях. И прошлое казалось сном, дурным видением. Они умерли, навсегда растворились в вечности…

Но как же мы позволили этому случиться?

— Жаль девчонку, — будто бы вскользь вымолвил Мэрл, облизав нож, вымазанный в остатках из-под консервов. — Она хоть и была глупой, но не заслуживала столь незавидной участи. — Я с недоверием посмотрела на мужчину. — Да и относилась по-человечески, не так, как другие из группы шерифа, не так, как остальные. — Он глубоко вздохнул и протянул бутылку с водой. — Жаль её. И брата тоже.

Я нахмурилась, схватила тару и сделала один большой глоток, нечаянно намочив майку.

— Знаешь, той ночью, после нашествия стада мертвецов, вы с Дэрилом обсуждали будущее группы. И я невольно услышала, как ты предложил ему уйти, бросить нас.

— Ну и что? — Мэрл приподнял правую бровь чуть выше левой, и в свете пламени, его лицо приобрело крайне серьёзное выражение.

— Не выйдет, — твёрдо заверила я, вернув бутылку на место, а потом и вовсе обхватив колени руками, — мы все равно попадём в Терминус, что бы там ни было. И даже если чужаки нападут — отобьёмся! Мне больше не страшно. Ни капельки. Понадобится убивать — сделаю это, без заминок и каких-либо сомнений. Пристрелю любого, кто посмеет угрожать моим родным или друзьям.

Воздуха не хватило, поэтому я сделала небольшую паузу, чтобы отдышаться и усмирить бешено забившееся сердце.

— А ты изменилась, — насмешливо подметил Мэрл, но в его голосе не прозвучало и намёка на сарказм или иронию, — стала сильнее. Передо мной совсем не та девчонка, что сбежала из тюрьмы.

— За эти несколько недель мы многое пережили, — ответила я, уже более спокойным и рассудительным голосом, подавив эмоции. — Майкл погиб. Родной брат!.. А ведь он так заботился обо мне с того самого момента, как начался весь этот кошмар. Отец не решился покинуть дом, и из-за этого погибла мама.

— Мертвецы, не так ли? — Мэрл скрестил ноги и оперся локтями о свои колени, внимательно прислушиваясь к моим словам.

— Да, она была укушена, но тогда мы ничего не знали о заражении и обращении. Маму убила сильная лихорадка, буквально за сутки. Она словно сгорела и умерла, а потом стала одной из них… — Я шмыгнула носом, припомнив самые страшные минуты, как будто это случилось вчера, а не много месяцев назад. — Это было ужасно. Пришлось убить родную мать, ведь она напала на меня и чуть не покусала!

— Иногда мы убиваем и живых, чтобы они не обратились. — Диксон пожал плечами, бесцеремонно выковыривая остатки ужина из своих зубов.

— Да, но, — я замешкалась, не сразу продолжив, — отец, брат Рика, даже после смерти жены не захотел покинуть дом. Он не слышал ни меня, ни Майкла, и в итоге погиб, пережив нашу мать всего на каких-то четыре месяца.

— Вы прятались в своём доме? — Мэрл раскурил сигарету. — Все то время, что мертвецы сновали по городу, а банды грабили опустевшие здания и убивали выживших? — он спросил таким голосом, будто бы мой рассказ не имел ничего общего с реальностью, был всего лишь выдумкой.

— Да, отец недолго прожил, его разорвали ходячие прямо на глазах у Майкла. Я не видела, но потом собирала руками остатки плоти и костей, которые были размазаны по каменистой дорожке у крыльца. — От одного лишь воспоминания, тошнота подкатила к горлу, заставив поёжиться. — Все родные умерли. Остались только мы. Майкл и Бэт ушли навсегда… — Я глубоко вздохнула, едва сдерживая слезы. — Что же это происходит, Мэрл? И кто на очереди?

— Ты сильная, Белоснежка, — тихо отозвался мужчина, после непродолжительной паузы, — выживешь, впрочем, как и мы с братом, но никогда не забывай одно простое правило: либо ты, либо тебя.

— Он раздавлен, — мельком посмотрела на спящего Дэрила, — боже, никто не заслуживает такой душевной боли.

Мэрл сдавленно хмыкнул.

— Люди вымирают, Шейлин.

Я хотела возразить, но встретившись взглядом со своим собеседником, внезапно поняла, что он совершенно прав. Так все и было. На самом деле, человечество достигло максимального развития, и природа, наконец, взяла своё.

— Планета очищается, — будто прочитав мои мысли, продолжил Диксон, — чтобы восполнить свои ресурсы и вновь зародить жизнь.

— Думаешь, что мы умрём?

Я затаила дыхание, прислушиваясь к ночной тишине.

— Однажды — да, безусловно, ну а пока все живы, и нужно бороться в любом случае.

И снова мы замолчали, попросту уставились друг на друга, наверняка, одновременно съедаемые изнутри противоречивыми чувствами. Стоило ли мне приблизиться к нему, попытаться поделиться невыразимой болью? Загнанная в угол и чуть ли не растоптанная последними событиями, могла ли я себе позволить проявить нежность к мужчине, если он был не готов открыться, отпустить своё напускное безразличие? Да и чтобы из этого вышло? Неуклюжая попытка сблизиться или вновь слиться в поцелуе, будто на прощание, словно навсегда, в последний раз? Тревожное чувство томилось в грудной клетке, и хотелось расплакаться, разреветься от безысходности и явного бессилия. Мы ничего не делали, не могли изменить не только прошлое и будущее, но даже взять под контроль настоящее. Я запуталась, потерялась в собственных эмоциях, хотя ещё совсем недавно, буквально несколько часов назад, не могла и слова вымолвить у могилы Бэт!.. Да, всё слишком сильно изменилось, а последние трагические события и невосполнимые потери в корне перевернули наши жизни, заставили по-новому взглянуть на мир.

— Спасибо, — неожиданно для себя, прошептала я, не отводя глаз от мужского лица, — за то, что неоднократно спасал жизнь и временами наставлял на путь истинный, давал мудрые советы. Во многом ты был прав, а я не слушала.

— Да, нет, сладкая, это тебе спасибо, — Мэрл впервые заговорил о чем-то подобном, и мои губы приоткрылись в немом изумлении, — ведь, несмотря ни на что, пристрелила тех ублюдков.

— А Банди выжил и убил Бэт! — на эмоциях, выпалила я, опустив глаза на беспорядочные языки пламени. — Возможно, поэтому все так и произошло. Стоило удостовериться, что они мертвы, прежде чем терять выдержку в самый ответственный момент!..

— В наше время нельзя привязываться к людям, милочка, иначе, если потеряешь, похоронишь… — Мэрл бросил окурок в костёр. — Это убьёт тебя.

Я с пониманием кивнула, а потом перевела взгляд на спящего Дэрила лишь догадываясь, что он испытал в тот самый момент, когда пуля разорвала белоснежную кожу на девичьей шее и прошла навылет через затылок. Бэт умерла на его руках. Я хорошо запомнила, как её жёлтая майка насквозь пропиталась кровью. Нет, такую потерю невозможно пережить, не вырвав сердце из груди и не растоптав ногами!..

Мэрл снова оказался прав. Любви и чувствам давно нет места в этом мире. Однако мы, вопреки здравому смыслу и логике, по-прежнему продолжали привязываться к окружающим, и спорить с настолько очевидным фактом было, по меньшей мере, слишком глупо.

— Тебе не кажется, что нам уже поздно говорить об этом? — шёпотом спросила я, в то время как мужчина молча поднимался на ноги.

— Да, — к огромному удивлению, он согласился, — ты права. И как раз по этой причине нужно защищаться.

Мэрл схватил винтовку и неспешно зашагал в темноту. Мы договорились дежурить по очереди — я следующая, и стоило отдохнуть, прилечь ненадолго, но непонятно откуда взявшаяся бодрость не позволила и с места сдвинуться. Пламя медленно догорало, а ночь сгущалась. Мэрл ушёл, растворился во мраке, но я всё не могла отвернуться, продолжала всматриваться в темноту, разрываясь на части от совершенно разных и несовместимых эмоций. С одной стороны, душу переполняли боль и отчаяние, а с другой, хотелось устремиться следом за Мэрлом и отыскать утешения. Он бы мог поцеловать, прижать к своему телу и доставить неоспоримое удовольствие. Но в этом ли я нуждалась?

— Ох!..

Весь мир рушился, летел в тартарары, но я желала, отчаянно хотела провести с Мэрлом как можно больше времени! Безумная тоска сжимала лёгкие в незримой борьбе. Нет, это не было влюблённостью, но, тем не менее, казалось непреодолимой тягой, сблизившей и будто заставившей нас привязаться друг к другу.

Я бросила на землю пустой рюкзак и, не поднимаясь с места, улеглась на спину, вдумчиво всматриваясь в непроглядное, застланное тучами, небо. Недомолвки. Да, наверное, именно так и стоило обозвать наши отношения.

И чем больше я думала о Мэрле, тем отчётливее припоминала слова Дэрила о своём несносном братце: «В этом мире ещё достаточно ублюдков, но не меньше и других, хороших людей, ну а Мэрл — он зачастую и сам не знает, за чьи ворота играет. Кажется, в Мэрле нет того самого баланса, или, как вы привыкли называть, осознанной грани. Он спокойно скачет туда обратно и поступает так, как не только велит разум, но и чёрное, с проблесками одиноких белых крапинок, сердце. Мэрл — другой. Он непохож ни на тебя, ни на остальных. Удивительная личность. За столько лет бок о бок я так и не смог полностью понять и изучить его характер. Мой брат, слишком странный и неуравновешенный человек. Его воспитывала улица».

***

30 мая

Эта была глупая затея. Я поняла почти сразу, однако намеренно не стала вмешиваться в мужскую беседу. Рано утром Дэрил, впервые за последние несколько часов, заговорил с братом и высказал непоколебимую решимость отправиться в Терминус, что, несомненно, сначала безумно порадовало, а затем сильно насторожило. На протяжении вот уже как двух месяцев я понемногу узнавала младшего Диксона, и с каждым днём всё больше убеждалась в его напускной непоколебимости. Однажды невзлюбив человека, Дэрил бы ни за что не смог изменить своё мнение; смягчиться — возможно, но не открыться, не обратиться всей душой. Он был замкнутым и мстительным, издали напоминал дикого зверя — льва с едва пробивавшейся гривой; слишком импульсивный, подверженный эмоциям… И, да, именно этого я и опасалась больше всего. Трагичная смерть Бэт неминуемо отразилась не только на его сознании, но и на поведении. Дэрил ещё больше замкнулся, но в его глазах то и дело проскальзывали яркие искорки гнева. Мужчина был зол, жаждал мести даже несмотря на то, что расправился с убийцей Бэт, но одновременно выглядел слишком забитым и непередаваемо угрюмым. Казалось, ничто на свете не сможет вызвать на огрубевшем лице хотя бы малое подобие улыбки. Дэрил лишь хмурился, настороженно прислушивался к словам брата и внимательно оглядывался.

Нет, уже через несколько минут мне захотелось вразумить мужчин, объяснить, что разделяться невыход. Но разве Мэрл когда-то всерьёз прислушивался к чужим словам, а Дэрил доверял кому-то больше, чем родному брату? Возможно, так случилось с Риком, но Диксоны с рождения были связаны кровными узами. И они слушали друг друга, пусть и через силу, но соглашались, точно как и в этот раз.

Мэрл выразил желание самостоятельно разобраться с Филипом, на что Дэрил, как ни странно, отреагировал спокойно, даже положительно кивнул. Невероятно. Я не верила своим ушам, но по-прежнему отмалчивалась, шла вперёд по заросшей дороге и мысленно негодовала. Они даже не удосужились узнать моё мнение.

— Как только приблизимся к Терминусу, осмотрю периметр, проверю всё ли безопасно, — бегло поведал Мэрл, направляясь рядом с братом, прямо следом за мной. — А вы двое подождёте немного в безопасном месте.

— Нужно отыскать Рика и Мегги, — решительно заявил Дэрил, чем и пробудил на душе ещё большее беспокойство, — ведь она должна знать, что случилось с её сестрой, — его голос осип, но всего лишь на мгновение, — впрочем, как и все остальные.

— Если они живы, — в уже привычной для нас манере парировал Мэрл. — Слушай, братишка, а не лучше ли в первую очередь позаботиться о собственных задницах? Да, помню, Белоснежка грезит воссоединением с шерифом, и мы подсобим, но только лишь подстраховавшись от неприятных неожиданностей.

— Не стоит начинать, договорились?

— Испугался, что намочишь штанишки?

Братья замолчали, должно быть, ненадолго, но я не стала дожидаться очередной бессмысленной перепалки. Только не теперь, когда мы потеряли Майкла и Бэт.

— Да что с вами такое? — возмутилась я, резко обернувшись и застыв на месте, да так неожиданно, что Диксоны едва успели затормозить. — Спорите и обсуждаете заведомо проигрышные стратегии, будто десятилетние мальчишки, заигравшиеся в войнушку! Очнитесь, ни вы, ни я — никто из нас не бессмертен. Ты, — я взмахнула рукой и ткнула Мэрла пальцем в грудь, — не перестреляешь людей Губернатора в одиночку и не защитишь от внезапной атаки, вспомни о том, что произошло с Бэт! Ну а ты, Дэрил, — я перевела взгляд на своего друга, — даже не удосужился поинтересоваться о моем мнении, ведомый внутренней злобой и отчаянными попытками притупить боль, с необузданным желанием ввязаться в очередную передрягу. Но это не поможет! Никому! Да и не только вы пострадали! И мне досталось. Мой брат мёртв! — дыхания не хватило, поэтому, прежде чем продолжить, пришлось прерваться на недолгую паузу. — Довольно. Мы не на тропе войны. Всего лишь выживаем, пытаемся выстоять и отыскать своих родных, которых и так почти не осталось…

Я больше не взглянула на мужчин, даже не удосужилась закончить монолог, просто соскочила с места и вновь зашагала по дороге, за считаные секунды оторвавшись от Диксонов на несколько метров, ведомая необъяснимыми страхами, словно загнанная в угол и едва не растоптанная собственными несбыточными мечтами!.. И правда, насколько наивной и глупой дурой я была, когда рассчитывала, что мы вполне сможем выжить вчетвером! Не вышло. Эта идея оказалась провальной с самого начала. Мэрл, несмотря на редкие проблески здравого смысла и понимания, никак не мог расстаться со своей гордыней и непреодолимым желанием выделиться на фоне брата, ну а Дэрил был настолько опустошён внезапной потерей Бэт, что едва сдерживался от неутомимого желания выплеснуть злость, по глупости спутанную с невысказанной болью!.. Безысходность. Каждым из нас, вопреки всему, овладело истинное отчаяние.

И мы молчали. Никто не мог заговорить вслух и открыто рассказать о своих переживаниях и внутренних терзаниях! О, да, как бы глупо это ни звучало, но мы все вели себя как последние эгоисты, зацикленные на собственных нуждах, на желаниях и физических потребностях. Так вот она какая, истина! И как бы больно ни было осознавать, но душа рвалась на части по совершенно разным причинам: смерть Майкла и Бэт, насилие, ходячие, жестокие люди и неоднозначные отношения с Мэрлом — всё это оказалось лишь вершиной айсберга, а в глубине души разрастался незыблемый ком из несвойственных противоречий. Хотела ли я узнать об истинной причине, по которой умер Майкл; надеялась ли однажды вновь оказаться в объятиях Мэрла и ощутить себя в безопасности? Да или нет?

Мир катился в пропасть, а я снова мучилась с вопросами! Однако стоило отдать навязчивым мыслям должное, ведь за размышлениями время пролетело быстрее. Я и сама не заметила, как дорога привела нас к высокому решетчатому забору, прямо за которым, на массивных окнах здания, были выведены гигантские буквы: «Терминус». Путь оказался закончен. Мы добрались, но вместо должной радости от возможной встречи с группой, я испытала неприятное волнение. Тревожное предчувствие овладело грудной клеткой, поэтому, даже когда Мэрл вышел вперёд, мне просто не хватило смелости воспротивиться этому. В тени деревьев было безопасно, по крайней мере, именно так и показалось.

— Придерживаемся плана, — совершенно ровным голосом напомнил старший Диксон, невозмутимо заточив острие своего ножа, умело прикреплённого к металлическому протезу, — вы ждёте здесь, пока осмотрюсь и оценю ситуацию.

— У меня дурное предчувствие, — невольно вырвалось из груди.

Я подняла голову и тотчас же наши глаза встретились.

— Не только у тебя, сладкая.

Мэрл прижал указательный палец к губам и, даже не усмехнувшись в ответ, молча развернулся, направившись чуть левее, к размашистым кустам, внимательно озираясь по сторонам. Я проводила мужчину настороженным взглядом, уже в который раз мысленно обеспокоившись за его жизнь. Но выбора не оставалось. Пришлось смириться с решением и, вобрав в лёгкие как можно больше кислорода, молча замереть среди деревьев в призрачной надежде на благоприятное начало столь странного и противоречивого дня.

— Шейлин, — как-то совсем тихо и неразборчиво заговорил Дэрил, приблизившись и замерев в нескольких шагах от меня, — ты в порядке? — в его голосе прозвучало неподдельное напряжение, тотчас же сменившееся лёгкой грустью.

— Да, всего лишь переживаю.

Я подняла глаза на мужчину и увидела, насколько озадаченным и задумчивым он выглядел, внимательно наблюдая за мной.

— Слушай, извини за всё, — бегло попросил Дэрил, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. — Да, совсем непривычно говорить об этом, но в последние дни слишком сложно справляться с непроизвольной вспыльчивостью. А ты тот самый человек, с которым приятно помолчать, то есть… — он сбился и опустил голову, видимо, соображая, как лучше всего высказать собственные мысли, даже и не подозревая о том, что я понимала, чувствовала его состояние. — Почему-то мы сразу поняли друг друга, да и слова иногда не приводят ни к чему хорошему: говорю одно, а люди растолковывают по-своему!..

Внезапно, я, без каких-либо предупреждений, сделала шаг навстречу и крепко обняла друга за плечи, а потом одной рукой обхватила за поясницу, а второй осторожно погладила по спине, затем по волосам. Просто так, без видимой причины, или ощутив его душевную тоску, ни разу так и не выскользнувшую наружу, по крайней мере, до этого момента. Мы потеряли многих, но, несмотря на это, осмелились сплотиться, не побоялись, не замкнулись! Я осознанно пошла навстречу, молча, без лишних слов и объяснений, да ведь и это было не к чему. Мы поддержали друг друга в тишине.

— Ты умеешь чувствовать, — прошептала я, опустив подбородок на мужское плечо и прикрыв глаза, — и должен помнить об этом. Всегда. Понимаешь?

Дэрил по-прежнему хранил молчание, лишь кивнул в ответ, однако я почувствовала, как мышцы на его спине сначала напряглись, а затем довольно ощутимо содрогнулись. И объятия стали крепче.

— Мне жаль, — едва слышно пробормотала я, без устали поглаживая мужчину по спутанным волосам, — но ты должен отпустить свою ярость, прошлого не вернуть, мы ничего не исправим, однако можем постараться не терять друг друга в будущем! Слышишь? Не смей меняться. Ты нужен брату. Ты нужен мне, Дэрил Диксон, впрочем, как и Рику, Кэрол и всем остальным. Знаю, сложно говорить о потерях, больно осознавать, что их нет… — Я глубоко вздохнула и зажмурилась сильнее, опасаясь предательских слёз, что уже подступили к глазам. — Позволь себе чувствовать, но не задыхайся от боли в одиночестве. Не забывай, что ещё остались люди, которым ты по-прежнему дорог.

Объятия и поддержка, наверное, именно в этом я так сильно нуждалась на протяжении последней недели. Мы пережили слишком много дерьма, протоптали себе дорогу и с трудом, но выбрались из замкнутого круга. И, как ни странно, не только посчастливилось хотя бы ненадолго успокоить Дэрила, но и ему тоже удалось привести меня в чувство. Дружба. Надо же, а ведь я не могла представить, что смогу отыскать в мужчине верного молчаливого слушателя, способного поддержать в трудную минуту. Мир саморазрушался, подталкивал людей к гибели, но одновременно преподносил необычайные сюрпризы, о которых никто из нас и мечтать не мог.

— Всё наладится, — добавила я после недолгой паузы.

Дэрил вновь кивнул в ответ и, наверное, хотел что-то сказать, но в один момент почему-то резко замер, словно застыл в моих объятиях, настороженный и взволнованный. Я хотела спросить, узнать, что случилось, но не успела и слова вымолвить, как ощутила довольно внушительный, резкий рывок. Кто-то намеренно подкрался со спины и схватил за талию, буквально вырвав из рук Дэрила. Из горла выскользнул громкий крик, глаза распахнулись, но не удалось разглядеть нападавших. На голову сразу же опустилась плотная ткань, видимо, мешок. Дышать стало сложно, но я по-прежнему пыталась вырваться, даже когда расслышала звуки борьбы и приглушённые удары. Дэрил. Он бы ни за что не сдался без боя, вот только силы оказались не равны. Судя по голосам, это были мужчины, не меньше четверых. Я сглотнула и едва не потеряла равновесие, ощутив болезненный удар в спину.

— Пошли вперёд, оба! — грозный голос раздался позади, и ничего не оставалось, как только послушно двинуться по тропе, опираясь лишь на собственное чутье.

Но недолго. Примерно через несколько минут я ощутила, как за предплечье ухватились горячие пальцы. Один из мужчин грубо потащил за собой, и я послушно двинулась следом, мысленно недоумевая, в какой момент мы потеряли бдительность настолько, что позволили недругам не только приблизиться, но и схватить, застать врасплох! И, о боже, я вспомнила о Мэрле, чуть не задохнувшись от внутреннего ужаса. Нет, он бы ни за что не стал молчать. Должно быть, эти люди упустили Диксона из виду, если только не расправились ещё до того, как подкрались к нам!.. Глупые, идиотские мысли! Но только об этом и думала на протяжении всего времени, что меня тащили в неизвестном направлении. Скрипнули ворота, послышались шаги и приглушённые голоса. Наверное, нас завели в какое-то помещение, но я так и не смогла понять, куда именно. Возможно, в тот самый лагерь, в «Терминус»? Но если эти люди опасны, что стало с Риком и группой? Живы ли они? И смогли ли спастись от Филипа и его людей?

Неизвестность. Она пугала сильнее, чем опасность в обличье мертвецов и вооружённых незнакомцев. Что с нами сделают? И куда приведут? Что им понадобилось? Я запаниковала, внутренне подрагивая от каждого незначительного толчка, то в спину, то в бок. Мы плутали по коридорам, постоянно сворачивали и спускались по лестницам, пока вновь не оказались на улице. Я поняла это по свежему ветерку, проникшему сквозь плотную ткань, и ещё раз вздохнула полной грудью, мысленно моля о пощаде. Умереть в неизвестности, так и не встретившись с группой, не улыбнувшись Рику на прощание!.. Ах, нет, мне до сих пор не доводилось испытывать большего страха перед людьми. И даже изнасилование показалось не стоящим бредом в сравнении с тем, чему нас с Дэрилом могли подвергнуть неизвестные люди.

Громкий грохот раздался совсем близко, и я снова вздрогнула, прежде чем расслышала прямо у самого уха:

— Заходи, что встала?!

Низкий мужской голос зазвенел в голове, а тяжёлые руки толкнули вперёд. Меня снова невольно мотнуло, едва удалось удержать равновесие. Под ногами послышался глухой стук, сменившийся лёгкой вибрацией. Так я и догадалась, что поднимаюсь куда-то чуть выше привычной дороги, по какому-то подвесному мосту или довольно шаткой лестнице, так сразу и не поняла, пока грубо не затолкнули в какое-то прохладное помещение и не стянули мешок с головы. Темнота — первое, что увидела. Дэрила завели практически следом. И сначала, он приблизился ко мне и схватил за руку, бегло погладив по плечу.

Дверь закрылась. Мы оказались почти в кромешной темноте, посреди старого вагона, без оружия и какого-либо шанса на спасение.

— Ты в порядке? — участливо спросил мужчина, и по взволнованному голосу сразу стало ясно, насколько он растерян.

— Да.

Я прикрыла глаза и попыталась немного расслабиться, подумать и хотя бы постараться отыскать выход из затруднительного положения, но не тут-то было. Неожиданно в противоположном углу послышалось какое-то странное движение. Оно привлекло внимание не сразу, но Дэрил насторожился и выступил вперёд, попытавшись закрыть меня собой от возможной угрозы, благо, не пришлось прибегать к решительным действиям. Навстречу, прямо из темноты, показалась мужская фигура, в которой, даже в полумраке, удалось разглядеть дядюшку Граймса.

— Рик?! — удивлённо выговорил Дэрил.

Ну а я не стала тратить время на бессмысленные приветствия. Просто бросилась на шею Рику и крепко обняла, испытав при этом давно позабытое облегчение. И всё-таки чутье не подвело, сердце подсказало верное направление! Нас всех схватили, бросили в общую камеру, видимо, даже не догадываясь о дружественно-родственных связях! О, боже, как же сильно я обрадовалась! Улыбка озарила осунувшееся лицо. Да я уже позабыла, что это такое: ликовать, находиться рядом с родными и близкими людьми! Издали столь неожиданная встреча напомнила долгожданный глоток воды после изнурительного дня, проведённого под палящим солнцем! К тому же за спиной Рика показались и другие. Нет, я не видела лиц, в помещении было слишком темно, но знала наперёд — это наша группа! Наконец, мы встретились, прошли этого долгий и изнурительный путь, не без потерь, но вынесли всю тяжесть на своих плечах; оказались в заточении, но вместе, и былые силы немедля возвратились. Жажда жизни забилась где-то глубоко внутри, постепенно выскальзывая наружу вместе с искренней радостью и надеждой на спасение. Теперь я не сомневалась. Мы выкарабкаемся. Не только своими силами, но, возможно, и с помощью извне. Мэрл был жив. Я чувствовала это. А если так, то он вернётся за Дэрилом, не бросит родного брата на растерзание озверевшим чужакам! Надежда до сих пор была жива, впрочем, как и все мы, захваченные в плен.

Глава 19

— Вы живы! — точно как и я, не доверяя собственным глазам, пробормотал Рик, выпустив из объятий и быстро похлопав Дэрила по плечу.

— Не может быть! — следом за дядей из темноты выскользнула Мегги. — Господи, как же мы рады вас видеть! — Она подалась вперёд и крепко обняла. — Рик опасался худшего!

— Да, точно как и мы.

Я задумчиво качнула головой, до конца не осознавая, не веря собственным глазам. Группа воссоединилась, но вот ни Майкл, ни Бэт уже никогда не узнают, не встретятся с остальными. Наверное, поэтому радость от столь долгожданного события была немного неестественной и в какой-то степени чуждой. Я никогда не умела лицемерить, смотреть в глаза, как многие люди, и лгать; всегда говорила правду или старалась молча уйти от ответа, однако стоило лишь заглянуть собеседнику в глаза, как истина будто отражалась на моем лице. Бедная Мегги, лишилась всех своих родных буквально за несколько недель. Слышала ли она о Хершеле? Да и как набраться сил, как рассказать о смерти Бэт? Я не знала, понятия не имела, но вместе с тем испытывала угрызения совести. И не желала обманывать ни Мегги, ни Рика, да и никого другого!

— Как вы спаслись? — полушёпотом спросил Рик, как раз в тот момент, когда Карл вышел из тёмной части вагона и обхватил мою талию руками, прижавшись щекой к плечу.

— Мы встретились случайно, в лесу, — коротко ответил Дэрил, и по огрубелому лицу вдруг стало ясно: рассказывать о Бэт он не собирался.

Но, может, это и к лучшему, по крайней мере, пока?

Я лишь кивнула, молча подтвердила слова и, мельком улыбнувшись Карлу, вдруг заметила других, неизвестных людей. Наконец, глаза привыкли к полумраку, приоткрыв незримую завесу и явив взору по меньшей мере четверых незнакомцев. Они стояли неподалёку, рядом с Мишонн, и выглядели весьма встревоженными. Первая мысль, закравшаяся в голову, была о том, что и этих бедняг схватили где-то неподалёку от Терминуса. Да, это было вполне логичным объяснением, однако мне всё равно захотелось спросить, докопаться до истины, но не тут-то было. Дэрил опередил. Бегло осмотревшись по сторонам, он в недоумении приподнял брови и громко поинтересовался:

— Кэрол, где она? — Рик, видимо, не сразу сообразил, как лучше ответить, поэтому Дэрил повторил, и его голос заметно надломился: — Что с Кэрол?

Сразу стало ясно, он подумал о худшем, но не напрасно ли? В глубине души я испугалась за друга и его моральное состояние. Прошло всего несколько дней, как мы потеряли Бэт, и Дэрил бы ни за что не вынес ещё одной утраты. Нет, он бы сохранил стойкость и выдержку, но там, внутри, под плотью и кожей, неминуемо разорвался на части. Несмотря на всю свою отстраненность и напускное безразличие, Дэрил Диксон всегда, и я ничуть не сомневалась в этом, отличался искренней добросердечностью и чрезмерной привязчивостью ко всем неравнодушным к его нелёгкой судьбе.

— Обошлось, её не схватили, — заговорил Рик, и Дэрил вздохнул с облегчением. Я буквально почувствовала, как самые страшные подозрения покинули его разум.

— Хорошо, — Диксон кивнул, но и не подумал сдаваться, точно как и я, решил докопаться до истины, — но почему её здесь нет?

— Кэрол и Тайриз остались с Джудит. Мы побоялись, что этот лагерь может быть опасен, и попросили их спрятаться вместе с малышкой, — вступила в разговор Мишонн, сделав несколько шагов в нашу сторону.

— Тайриз? — в непонимании переспросила я, отчётливо припоминая, что в тюрьме никогда не слышала этого странного имени. — Кто это?

— Мой брат.

На этот раз, уже Дэрил резко обернулся на приятный женский голос, который донёсся с противоположной стороны вагона, откуда и вышла невысокая темнокожая девушка. На вид молодая, не больше двадцати пяти лет. От моих глаз не ускользнула лёгкая улыбка, тронувшая её губы. Странно, как же они повстречались, да и ещё, к тому же, почему Рик позволил незнакомцу остаться рядом с Джудит? Бессмыслица! Нет, он бы ни за что не решился, если бы не Кэрол! Я на мгновение прикрыла глаза и протёрла лицо руками, осознав, что не сразу вспомнила о маленькой двоюродной сестрёнке, а, точнее говоря, подумала, будто она спит где-то неподалёку, на руках у Гленна или закутанная тёплым пледом, в тихом местечке вагона… Хорошо, что Кэрол забрала Джудит. Здорово, что им удалось остаться в живых, избежать заточения, и подарить нам вполне ощутимый шанс на спасение.

— Ты позволил незнакомцу остаться с Джудит? — недоверчиво уточнил Дэрил, скрестив руки на груди.

— Тайриз спас мне жизнь, — тихо поведала Мегги, обвив ладонями плечи Гленна.

— Сейчас объясню, — наконец, вызвался Рик, и я с воодушевлением облокотилась о холодную стенку вагона, прямо позади Дэрила. — Мы впятером бежали из тюрьмы, сразу же после самых сильных взрывов. Других не видели. По пути потеряли Майкла. — Рик виновато поднял свои глаза, но ни я, ни Дэрил ничего не сказали о недавней трагедии, разыгравшейся вблизи Терминуса. — Его ранили в плечо и грудную клетку. Мы возвращались, клянусь, но не нашли твоего брата ни живым, ни мёртвым…

— Он словно сквозь землю провалился, — подтвердила Мишонн, но никому не стало легче, тем более от слов малознакомой женщины, до сих пор не заслужившей доверия, по крайней мере, у меня.

— Мы прятались везде: в сараях, старых домах, под деревьями и в низинах, кое-как оторвались от преследования, — продолжил Рик, постоянно прикасаясь кончиками пальцев к своему бородатому подбородку. — И вот, однажды днём увидели чёрный дым вдали, подумали, что это Губернатор и его люди, и свернули ещё дальше, ближе к Терминусу, а по пути заметили плакаты с надписью об убежище.

— Попались на уловку, — подытожила Мишонн.

— Тем вечером мы почти добрались до лагеря, но вдруг встретились с Мэгги и Гленном, а с ними пришли и остальные.

— Мой брат помог выбраться из беды, — рассказала темнокожая девушка, замерев неподалёку.

— Да, — немедля подтвердила Мэгги, — Тайриз спас меня. После побега из тюрьмы, мы с Гленном остались вдвоём. Много дней провели, едва не замёрзли, спичек не было, еды тоже, впрочем, как и питья. Я почти обессилела, когда столкнулась с толпой мертвецов. — Девушка дрогнула и теснее прижалась к возлюбленному, пробудив во мне уже позабытую нужду в мужской защите. — Вот тут-то и появился Тайриз, а вместе с ним и его сестра, Саша, в компании ещё одной девушки по имени Тара.

— Мы шли втроём к Терминусу, но другой дорогой, прямо через лес, — припомнила Саша, задумчиво опустив отстранённый взгляд на грязный пол, — когда услышали крик и выстрелы.

— Ходячие едва не разорвали Мэгги, — подхватила другая, темноволосая незнакомка, по-видимому, та самая Тара, — но Тайриз помог Гленну. Вместе они справились.

Рассказ убедил в искренности новичков, но настороженность по-прежнему заставляла держаться обособленно, ближе к Дэрилу и Рику. В глубине души я опасалась, что Саша или Тара как-то связаны с Терминусом, однако здравый смысл и слова Мэгги помогли вовремя одуматься.

— А потом мы встретились с Риком, Карлом, Мишонн и Кэрол, — закончил Гленн. — Не прошло и суток, как нас привели сюда.

— К счастью, Джудит в безопасности, — выдохнул Рик, вновь поманив меня рукой к себе, а затем приобняв за плечо, — ну а вы живы.

— А мы потеряли последний шанс на спасение, — угрюмо подметила Тара, явно не разделяя радости, да и с чего бы, ведь мы впервые встретились.

— Это не так, — я покачала головой и посмотрела на девушку, — ведь Кэрол на свободе, точно как и Тайриз, и Мэрл.

При упоминании о брате, Дэрил заметно оживился и даже кивнул, подтвердив мои слова.

— Не думаю, что нам стоит ждать помощи от Мэрла, — недовольно протянул Гленн, видимо, так и затаив гнев на своего обидчика.

На что я и поспешила возразить:

— Нет, он не бросит брата. Ни за что. А если встретит Кэрол, они вдвоём придут сюда! Никто не умрёт, только не после того, что мы пережили вчетвером…

Я осеклась и прикусила кончик языка, едва не проговорившись о смерти Майкла и Бэт. Разумеется, Рик и остальные, все заслуживали знать правду, особенно Мэгги, но только не теперь, когда нам следовало сосредоточиться на побеге или попытаться остаться в живых, вновь приложить все возможные усилия для того, чтобы выжить, любой ценой.

— Ну а вам, — Дэрил, видимо, ощутив мои тревоги, поспешил сменить тему и вернуться к незнакомцам, — можно доверять? Вы точно не одни из них?

— Нет, — Саша отрицательно покачала головой, закатав рукава своего свитера, — нам это ни к чему.

— Поймите, все мои близкие погибли, — подхватила Тара, и голос её показался довольно искренним. — Три дня я блуждала по лесу одна, пока не встретила Сашу и Тайриза. Мы хорошие люди, и очень рады, что посчастливилось познакомиться с Риком и вашей группой. Вот только жаль, что вовремя не спохватились и не смогли отбиться от врагов!

— Она не лжёт, — тихо заговорил Рик почти у самого уха, и я внимательно заглянула ему в глаза.

— Но ты спрашивал их? — поинтересовался Дэрил, приблизившись к нам и склонив гол