КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395414 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 166982
Пользователей - 89855

Впечатления

DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Symbolic про Таттар: Vivuszero (Боевая фантастика)

Читать однозначно! Этот фантастический триллер заслуживает высочайшей оценки и мне не понятно, почему Илья Таттар остановился на одном единственном романе. Он запросто мог бы состряпать богатырский цикл на тему кинутых попаданцев и не только. С такой фантазией в голове Илья мог бы проявить себя в любом фантастическом жанре с описанием жестоких сражений.
Есть опечатки в тексте, но они не умоляют самого содержания текста. 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Верхотуров: Россия против НАТО: Анализ вероятной войны (Документальная литература)

В полководческом азарте
Воевода ПалмерстонВерхотуров
Поражает РусьНАТО на карте
Указательным перстом...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Принц твоей мечты (fb2)

Книга 433502 устарела и заменена на исправленную

- Принц твоей мечты 836 Кб, 239с. (скачать fb2) - Мария Боталова - Екатерина Флат

Настройки текста:



Екатерина Флат Мария Боталова Принц твоей мечты

Глава 1

— Да ладно, детка. Чего ты мнешься? Встретимся вечерком, по пивку… и не только… — худощавый парень со светлыми волосами попытался меня обнять.

Я снова увернулась, оттолкнув его руку.

— Мне повторить, куда и с кем ты можешь пойти? Если с первого раза не понимаешь.

Он тут же прекратил улыбаться.

— А вот хамить не нужно. И, кстати, не советую отказываться от великодушного предложения.

— С какой стороны это оно великодушное? — я пыталась просчитать, как бы так протиснуться мимо него.

Можно сказать, Виталий зажал меня в угол между стеной и окном, на подоконнике которого я сидела, устроив себе небольшой перекус вместо завтрака. Что поделать, если проспала и перед парами нормально поесть не успела. А теперь вот этот… Виталий неадекватный настроение портит после приема пищи.

Давно ко мне подкатывал. Но я из раза в раз отказывала. Симпатичный, конечно. Вот только не в моем вкусе. Подруги постоянно повторяли, мол, одумайся, Ника, заведи уже себе парня, хоть какого-нибудь! А то так проходишь в девках до старости, дожидаясь принца на белом коне.

На принца я, конечно, не надеюсь. Но это не повод вешаться на каждого встречного, кто считает, что «пивко вечером» — это именно то, что нужно девушке. Не хочу, чтобы вот так, потому что уже пора. Всего лишь надеюсь встретить кого-нибудь, кого действительно смогу полюбить.

— А с той, что твой братец мне задолжал, — Виталий усмехнулся и снова полез ко мне, намереваясь облапать. — Не хочешь отработать?

Ну все, достал…

Я с размаху пнула ему по голени, Виталий взвыл. Пока выл, я проскользнула между ним и подоконником. Свобода!

— Ты еще пожалеешь, — прошипел парень мне в спину. — Еще приползешь!

Я не стала оборачиваться. Не теряя времени, припустила вперед по коридору. Вот еще с ним разговаривать и выслушивать идиотские угрозы! Зато с братцем поговорить не помешает. А то ж какого черта он задолжал такому придурку?!

Нашла брата легко. В общем, даже случайно. Уже на пару опаздывала, но тут увидела знакомые лица его одногруппников, а потом и взлохмаченную макушку моего любимого, но порой чересчур проблемного родственника.

— Артемище! — прокричала сквозь толпу спешивших в аудиторию студентов.

Встретившись со мной взглядом, брат вздрогнул и тут же вильнул в сторону, прячась за широкими плечами одногруппников. Никак прочухал, что ничего хорошего ему не скажу! Но так просто упускать его я не собиралась. Он мне за все ответит! И за долг этот наглому Виталию, и за все его розыгрыши, частенько выходившие боком всем окружающим, в том числе мне. Кстати, вот наверняка его долг как-то связан с очередным розыгрышем. Ну ничего, разберемся сейчас.

Тоже мне — звезда Ютуба! А от сестры драпанул, чувствует вину!

Я бесстрашно нырнула в толпу. Поворот вправо, поворот влево. Вот здесь обогнуть, и…

— А ну стой!

Этот брат, который гад, успел нырнуть в аудиторию. Да еще дверь захлопнул прямо у меня перед носом.

Ничего, пара минут еще есть. Я решительно направилась за ним. Дернула за ручку, открывая дверь, ворвалась в аудиторию и потрясенно застыла.

Уж не знаю, что это такое, но явно не аудитория нашего универа! Таких огромных помещений у нас отродясь не водилось!

Изумленно осмотрелась по сторонам.

Просторный зал с высокими арочными потолками и колоннами, расписанными затейливыми узорами, оказался на удивление пуст. Ну, почти. Огромный пустующий зал, и только в его центре стоит каменный постамент. Возле постамента обнаружились двое в весьма странной одежде — длинных темных мантиях, и три девушки в роскошных платьях, какие разве что на выпускной бал надевать.

Заметив мое появление, все пятеро обернулись.

Я тоже обернулась. Потому что хотела найти выход. И тут с ужасом поняла, что двери за спиной нет! То есть она есть, но не на расстоянии вытянутой руки, где ей полагается быть, а метров этак через двадцать позади! Что за чертовщина? Очередной розыгрыш Артема? И где он сам? Видела же, что вошел в аудиторию! А теперь ни аудитории, ни брата… неведомо что!

— Не бойтесь, подойдите ближе, — произнес немолодой, но еще весьма крепкий седовласый мужчина.

— Может, не надо?

— Надо, девушка, надо. Подойдите, не пожалеете.

О! Любимая фразочка Артема. Часто говорит: «Да подойди, не пожалеешь». А потом бац — и ты уже звезда нового ролика на Ютубе на его канале. Тысячи лайков, куча комментариев и вконец убитые нервы. По себе знаю! Очень уж любил братец меня в своих роликах снимать. Повторял постоянно: «Да на твоей внешности озолотиться можно!» Пока не озолотились. Но рейтинги с моим появлением на видео росли хорошо.

В общем, подошла я. Любопытно стало, что братец на этот раз придумал. Тем более таких масштабных розыгрышей у него еще не случалось.

Девушки в шикарных платьях брезгливо скривили мордашки. Мужчина в мантии окинул меня добрым взглядом любимого дедушки, а женщина, обряженная в такую же мантию, смотрела внимательно, изучающе. Но хотя бы не кривилась, как эти фифы.

— Понимаю, вы растеряны, — улыбнулся мужчина. — Для землян это нормально.

— Для землян? То есть мы не на Земле?

Три девушки фыркнули в унисон. Мужчина ответил:

— Вы находитесь в мире Ллаарай, в приемном зале Академии Мечты. Я все поясню. Только давайте для начала посмотрим на процедуру зачисления в академию этих леди. — Он повернулся к девушкам. — Прошу.

Ну, раз предлагаете, значит, посмотрим. Мне даже любопытно, что еще Артем тут придумал. Все так интересно получается, правдоподобно. Это тебе не бутафорские кишки, развешанные по комнате.

Светловолосая девушка в золотистом платье приблизилась к постаменту. Мне удалось рассмотреть на квадратной подставке два небольших поблескивающих камня. Девушка протянула руку и коснулась одного из камней.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Открыла рот, что-то произнесла. Только почему-то я не услышала. Из-под ладони пролился золотистый свет. Мужчина удовлетворенно кивнул и тоже что-то произнес. Я опять ничего не услышала!

Наблюдавшая за мной женщина пояснила:

— Таинство зачисления. Слышим только мы. Остальные абитуриенты — нет. Все же здесь произносят свои желания.

Ах, ну да, Академия Мечты ведь. Логично. И все же за придумку с этим таинством поставлю брату минус! А вот за девочек модельной внешности, пожалуй, плюс. Уговорить таких на участие в розыгрыше, наверное, было непросто. Но рейтинг подскочит однозначно.

А потом… перед девушкой внезапно раскрылась золотистая арка. Девушка шагнула в нее и исчезла. Вот просто исчезла!

Я потрясенно моргнула. Это как вообще?

К постаменту приблизилась вторая. Все повторилось. Беззвучно открывшийся рот, золотистая вспышка, одобрение мужчины в мантии. Арка, исчезновение.

Как, черт возьми, Артем все это провернул?! Поди ж именно на это представление денег у Виталия занял? Да тут надо было вгрохать кучу бабла! Не только Виталию задолжаешь — всему универу!

Третья девушка подошла к постаменту. А я… ну да, ткнула ее в пышную юбку платья. Хм, не изображение. Все настоящее… Тогда как исчезает?

Девушка покосилась на меня и презрительно выплюнула:

— Чокнутая.

— А ты сейчас исчезнешь, — буркнула я в ответ.

Та лишь головой покачала, но ничего говорить больше не стала. Наверное, не сочла исчезновение таким уж печальным.

Все в очередной раз повторилось. Мы остались в зале втроем.

— Итак, я обещал объяснить, — произнес мужчина. — Как уже говорил, Вы находитесь в приемном зале Академии Мечты. Вы — единственный человек с Земли, кого впервые за несколько сотен лет решено пригласить к обучению в нашу, несомненно, лучшую академию мира.

Твою ж гардину. Артемку на фэнтезятину еще не тянуло. Новое направление деятельности, канал для любителей фэнтези? Маги, эльфы и нанюхавшиеся пыльцы феечки?

— Надеюсь, вы понимаете всю важность этого момента, — приосанившись, изрек мужчина пафосно. — Сегодня вы будете зачислены в академию. Но наша академия — не простая академия магии. Здесь вам помогут на пути к достижению самой сокровенной мечты. Задумайтесь. Чего бы вам хотелось больше всего на свете? Стать богатой? А может, знаменитой? Или найти истинную любовь?

Ну все, градус бреда зашкаливает. Наверное, Артемка много выпил, когда придумывал сценарий этого розыгрыша.

— Академия поможет вам, научит…

— И разовьет уникальную магию, созидания или разрушения, — добавила женщина, посчитав, наверное, что ее коллега немного увлекся.

— И разовьет магию, — согласился он. — Дело в том, что магия созидания и разрушения тесно связана со способностью людей мечтать. И чем человек ближе к своей мечте, тем сильнее из него может получиться маг. Ну а мы всему вас научим. Ну что, готовы?

— К чему? — осторожно уточнила я.

— К зачислению, конечно же! — Мужчина довольно потер руки. — Сейчас вам нужно подойти к постаменту, коснуться какого-нибудь камня, к которому потянется душа. И озвучить свою самую заветную мечту. Прошу!

Ну, ладно. Немного подыграем.

Я подошла к постаменту. На нем лежали два небольших даже не камня, а скорее, осколка. Один — темно-синий. Второй — янтарного цвета. Чувствую, кульминация розыгрыша приближается! Наверное, сейчас должно стать смешно всем, кроме меня. Вот что Артем задумал?

Я не стала закрывать глаза. Усмехнулась и положила обе руки, накрывая сразу два камня.

— Замуж за принца хочу! И мировое господство.

Раздался странный грохот. А потом камни у меня под рукой сами собой зашевелились. Раз — и, выскочив из-под ладоней, соединились в один! Снова яркая вспышка, только на этот раз странного белого цвета с серебристыми всполохами. Я потрясенно смотрела на застывшие в воздухе камни, словно прилипшие друг к другу. А спустя мгновение все прекратилось. Они снова разъединились и легли на свои места на постаменте.

Какое-то время в зале царила гробовая тишина.

Я пыталась осмыслить, в чем прикол и где тут надо смеяться. И как, черт возьми, Артем устроил такие спецэффекты! Перебор уже, честное слово!

Снова грохот. На этот раз за спиной.

— Землянка? Да вы что, с ума сошли?!

Обернулась и наткнулась взглядом на ворвавшегося в зал светловолосого парня. А сгрохотала, похоже, дверь при встрече со стеной.

— Земляне же запретные! — воскликнул он. — Их нельзя…

— Ваше Высочество, успокойтесь, пожалуйста… Но что вы здесь делаете?

— Что делаю? Серьезно?! Да тут такая вспышка магии была, что по всей академии отголоски прокатились. Очередное доказательство. Нельзя к нам землян. Нельзя!

Испепеляющий взгляд светловолосого Высочества метнулся от мужчины ко мне. И где только брат таких актеров берет? Я бы сказала, гениальных. Аж жутко стало от такого взгляда.

— И что разорался, как будто тебя режут? — раздался насмешливый голос.

А потом я увидела уже знакомую сияющую арку, только не золотистую, а темно-синюю. Из нее вышагнул весьма эффектный брюнет. Высокие сапоги, роскошный камзол. Чуть резковатые, но притягательные черты лица. И насмешливая улыбка на тонких губах.

Я впечатлилась, честно.

— М-м-м, какая красивая землянка, — брюнет окинул меня оценивающим взглядом. — Такой даже небольшое землетрясение простительно…

Брюнет снова повернулся к возмущенному «Высочеству».

— Ну и? Чего орем? Признайся, Лар, у тебя просто боязнь красивых девушек. Их вокруг тебя так много, поджидают за каждым углом, отовсюду выскакивают, что у тебя даже фобия развилась.

Названный Ларом аж побагровел.

— Так ты не бойся, — брюнет обнял меня за талию и по-хозяйски притянул к себе. — Эта красавица за тобой бегать не будет. — Взглянув на меня, уточнил: — Правда, детка?

Наконец кое-кто опомнился. Женщина, до этого в основном молчавшая, выступила вперед.

— Успокоились! Мы принимаем новых студентов. Присутствие посторонних запрещено. Поэтому прошу всех выйти. Возмущаться и обсуждать появление землянки будете потом.

— А почему не с начала учебного года? Уже ведь неделя прошла, — удивленно заметил «Высочество».

Женщина поджала губы. Ответил мужчина:

— Приказ.

— Чей? — не понял «Высочество». — Постойте-ка… это как-то связано с сегодняшним прибытием в академию Крайена?

Эти двое из приемной комиссии замолчали, зато брюнет усмехнулся:

— Хороший повод пообщаться по душам с принцем Таирима, правда, Лар? Обсудите любовь и нелюбовь к землянам.

Я, между прочим, пыталась отпихнуть его от себя, но хватка оказалась стальная.

Постойте! Целых два принца? В ответ на мое желание? Можно выбирать, да?

— Всенепременно пообщаемся, — заверил «Высочество». Резко отвернувшись, чеканным шагом направился к выходу из зала.

Брюнет подмигнул мне:

— Детка, не скучай, осваивайся. — И, наконец выпустив из объятий, тоже зашагал к выходу.

Когда двери закрылись, я снова повернулась к приемной комиссии. Честно говоря, все происходящее начало немножко сводить с ума. По-моему, Артемка перестарался. Слишком перестарался. Он не мог все это провернуть. Это нереально!

А еще, кажется, у меня начал дергаться глаз. После отпадного явления двух отпадных типов, устроивших отпадное… тьфу ты, мой мозг!

— Кхм… ну, значит, так… — откашлявшись, чуть смущенно произнес мужчина. — Вы, девушка, совершили необдуманный поступок. Нужно было назвать только одно, самое сокровенное желание. Теперь вам придется учиться сразу на двух факультетах. Факультет Власти и Факультет Магии любви. Непростое это дело, скажу я вам. Многие и на одном-то не удерживаются…

По спине побежал холодок. Сделалось как-то жутковато, что ли? Я передернула плечами, отгоняя странное ощущение, и поинтересовалась:

— Так в чем проблема? Ну не получится у меня, отчислите, да и все. Или пойду только на один факультет.

Мужчина покачал головой.

— Все не так просто. Вы коснулись артефактов, обоих. Магическая связь установлена. Если уйдете из академии, по своей воле или потому что будете отчислены, эта связь разорвется, но заберет вашу магию. Вместе со способностью мечтать.

— Не поняла. А при чем здесь способность мечтать?

Ответила почему-то женщина.

— Именно способность мечтать дает нам магическую силу. Чем ближе мы к мечте, тем лучше развивается магия. Но не станет магии — не станет и способности мечтать. А без магии и мечты человек просто зачахнет. Вы — иномирянка. Вам некуда идти. Единственный путь для вас — это пройти обучение полностью, развить магию. Иначе потеряете саму себя. Превратитесь в пустую оболочку без тяги к жизни. Без способности мечтать не будет и способности испытывать светлые чувства. Никакие.

Тяжелый взгляд женщины пронизывал насквозь. Казалось, в зале даже похолодало от ее слов.

А я стояла, потрясенно глядя на нее, и не могла поверить в происходящее.

Не похоже на розыгрыш. Вот ни черта не похоже. Это получается, что… я всерьез влипла!

Глава 2

С ума сойти можно… Это я и вправду оказалась в другом мире… И вправду поступила в местную академию магии…

— Послушайте, — нахмурилась, — спасибо, конечно, за предложение, интересно тут у вас, любопытно, парни неадекватные бегают… Но я все же вынуждена отказаться. Мне бы в земном универе доучиться, тем более у меня в родном мире брат остался, тот еще оболтус безответственный. В общем, еще раз благодарю за внимание к моей скромной персоне, но вынуждена откланяться. И где тут у вас, кстати, выход в мой мир? — я оглядела зал.

— Сожалею, но обратного пути для вас нет, — женщина со смиренным видом сложила руки на груди, мол, я бы и рада помочь, но никак. — Переход между мирами односторонний, так что вы в любом случае уже не вернетесь. Тем более уже создалась магическая связь между вами и академией, и разрушить эту связь вы не в состоянии.

— А кто вообще просил меня зачислять? Да и в этот мир переносить? — я раздражалась все сильнее. — Я сюда уж точно не рвалась! И по какому праву…

Но толком возмутиться мне не дали, маг резко вскинул правую руку, словно пытаясь ударить меня по лицу. Но даже не коснулся. Сорвавшийся с его пальцев грязно-серый туман окутал в кокон. В первый миг я закашлялась, пыталась отойти, но за доли мгновений этот туман словно бы проник прямо в мои мысли. Все сознание сразу затянуло пеленой, сводя на нет любое желание перечить.

— Вот зачем ты так, Фьер? — женщина явно нервничала.

— Да ничего с ней страшного не случится, — отмахнулся мужчина, — придет в себя, когда уже малость успокоится. Зато сейчас проблем с ней не будет. Отведи ее на жилой этаж… — и тут же озадачился: — А куда, кстати, именно? Вот же угораздило ее два желания произнести! Вот и куда ее теперь девать?

— Как куда — в ее комнату. Она же сразу создалась, как только эта землянка желания озвучила.

— Это я и без тебя знаю, — чуть раздраженно парировал он. — Но где именно создалась? На каком из факультетов? Слушай, как бы нам за эту неразбериху не влетело еще. Да и то, что артефакт так среагировал — это же вообще ненормально!

— Хватит уже нагнетать. Наше дело маленькое, мы его сделали. В остальном пусть вышестоящие разбираются. Ладно, я отведу ее к внутреннему порталу, он сам доставит куда нужно.

Она хотела добавить что-то еще, но в паре шагов от нас воздух вдруг растрескался, во все стороны от образовавшегося угольно-черного пролома поползла тьма. И через мгновение в этой хмари показался мужской силуэт. Мгла рассеялась, позволяя хорошо рассмотреть новоприбывшего. Высокий широкоплечий брюнет в роскошном черном камзоле с серебристой отделкой уже одним своим видом внушал страх. Нет, внешне он был вовсе не ужасен, даже наоборот, я бы назвала его красивым, несмотря на жесткие черты лица. Но сама исходящая от него аура неведомой мощи пугала. Казалось, передо мной тот, кто одним щелчком пальцев может нас всех здесь обратить в прах. И судя по тому, как сразу переполошились мои сопровождающие, они этого типа знали и боялись.

— Ваше Высочество, — пролебезил мужчина, склонившись вслед за женщиной в подобострастном поклоне, — какая приятная неожиданность. Мы, конечно, знали о вашем прибытии сегодня, но не думали, что вы появитесь прямо сейчас.

Но его эти двое, похоже, мало волновали. Он подошел ко мне. Взяв за подбородок, приподнял мое лицо и теперь пытливо смотрел в глаза. Наверное, в обычном своем состоянии я бы не выдержала этот засасывающий пустотой взгляд, но сейчас все равно не могла ничего поделать.

— Что с ней? — уже в самой интонации вопроса слышалось, что этот тип вот-вот магов в узел завяжет.

Женщина пихнула своего спутника локтем в бок, мол, сам натворил, сам и отдувайся. Тот, чуть ли не заикаясь, пояснил:

— Ваше Высочество, понимаете, девушка вела себя немного буйно… Вот и пришлось слегка затуманить ее сознание. Для ее же блага, конечно же.

Принц недовольно поморщился, но все же прибивать их не стал. Он вообще все это время не сводил с меня глаз, будто видел что-то от других сокрытое.

— Красива… — словно в такт неким своим мыслям произнес он, проведя тыльной стороной ладони по моей щеке, и отрывисто спросил у магов: — На какой факультет она попала?

— Понимаете, тут тоже возникла некоторая сложность, — замялась женщина. — Девушка внезапно озвучила сразу два желания, потому ее определило сразу на два факультета. Власти и Магии любви. Боюсь, это уже никак не исправить. И еще… — она стушевалась.

— Что еще? — сверкнул глазами принц.

— Она как-то смогла соединить половины артефакта, — пояснил мужчина.

Вот только как мне показалось, Его Высочество совсем этому не удивился.

— Никому про произошедшее ни слова. Больше ни одна душа не должна об этом знать. Лар почувствовал всплеск магии? Примчался сюда?

— Да, принц переместился почти сразу, — кивнул маг. — Немного даже поскандалил. Правда, он был не один, тут же вслед за ним появился лорд Дайрен.

— Дайрен? — казалось, что уже одно это упоминание вызвало у принца злость чуть ли не до зубовного скрежета. — Его только не хватало.

Хотя если речь о том наглом брюнете, то ничего удивительного. Раз он подкалывал того принца, то, может, со всеми местными царственными особами так общается. И этому тоже явно уже успел поперек горла встать.

— Готовьте переход, — приказал принц магам. — Отведете девушку в ее комнату и проследите насчет безопасности.

— Не волнуйтесь, все сделаем, — те синхронно кивнули и потоками магии принялись создавать похожий на воронку портал.

Его Высочество, между тем, вдруг провел пальцем по моей шее и остановил на впадине между ключицами. Его руку окутала хмарь и, приняв очертания затейливой рунной вязи, устремилась ко мне. Кожу словно бы закололо крохотными иголочками, но почти тут же все исчезло.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Впервые за все время принц улыбнулся. Правда, чуть хищно и даже торжествующе. Совсем тихо произнес:

— Ну все, теперь ты точно никуда от меня не денешься. Скоро увидимся, малышка. Ну а пока мне все же придется стереть тебе память о том, что ты уж точно знать не должна.

В тот же миг голова закружилась. И без того затуманенное сознание начало погружаться в темноту. Лишь напоследок мелькнула гневная мысль: ничего-ничего, я все равно со всем разберусь и никому не позволю вот так моей жизнью распоряжаться.

Затуманненость сознания пропала, оставив лишь неестественное, чуть ли не до пофигизма, спокойствие. Правда, я сама не понимала, что это со мной. Вроде бы только-только собиралась возмутиться, как тут же пошла вслед за женщиной в невесть откуда взявшийся мерцающий портал. И теперь моя спутница вела меня по пустующему коридору. Правую сторону украшали деревянные панели, левую — арочные окна. Отсюда открывался вид во внутренний двор замка на сад с фонтанами. Хотя учитывая размах, там бы даже здание моего универа поместилось. Сам же замок был выложен из белого камня — по крайней мере, то его крыло, которое сейчас было видно в окно.

Сопровождавшая меня женщина, между тем, поясняла:

— Сегодня заселишься, освоишься и, главное, пройдешь церемонию посвящения — она как раз состоится через несколько часов. Там ничего страшного, считай, просто магическая формальность. А завтра уже пойдешь на занятия. Так как попала ты сразу на два факультета, расписание у тебя будет индивидуальное. Учиться здесь хоть и сложно, но интересно. Скучать точно будет некогда. Так, что еще… — она на миг задумалась. — А, да. Все нужные вещи есть у тебя в комнате. Жилые спальни сразу создаются индивидуально для каждого студента в момент поступления. И твоя уж точно соответствует твоим желаниям. Ужин тебе сегодня принесут, но с завтрашнего дня будешь ходить, как все, в трапезный зал. Вопросы есть?

Есть. Кто из нас сошел с ума? Я, что мне все это чудится. Или они, что вот так выдергивают людей из другого мира и ставят перед фактом: ну все, дорогой, учись давай как-нибудь. Странная система образования. Из разряда кинуть человека в воду, и либо он научится плавать, либо утонет. Естественный отбор.

— Я здесь у вас совершенно не ориентируюсь и пока никого не знаю. Как мне вообще ходить на занятия, если я понятия не имею куда? — поинтересовалась я.

— Не волнуйся, на первое время будет срабатывать магия переноса. Так что лучше не опаздывай и будь готова вовремя. А то вдруг, к примеру, не успеешь одеться, а тебя прямо в таком виде в лекционный зал забросит. В дальнейшем уже сама начнешь здесь ориентироваться, так что эта магия исчезнет сама собой. А пока будешь чувствовать приближение мига перемещения заранее. На самом деле, это очень удобно для только поступивших.

В конце коридора показался еще один мерцающий портал.

— Так, ну все, — моя сопровождающая остановилась, — дальше сама. Этот портал тебя доставит на нужный жилой этаж одного из факультетов. А какая именно комната твоя, ты обязательно сразу почувствуешь. Спальня для остальных заперта, но ты сразу открыть сможешь. Подбери себе там сразу одежду для сегодняшней церемонии. Вообще все студенты приходят в форме своих факультетов, и у тебя тоже должна была создаться. Главное, в этой своей земной одежде не мелькай. Ну все, иди.

Казалось, что она почему-то не хочет появляться вместе со мной на жилом этаже. Пока мы еще никого здесь не встретили, но там наверняка народу полно. Может, ее просто и не должны со мной видеть, кто знает. Ладно, придется самой все искать. Пусть снова вступить в мерцающую пелену портала было непривычно и даже боязно, я все же шагнула. Миг словно бы погружения в кисель, и тут же я очутилась уже в другом месте.

Портал располагался на возвышении, от него вела вниз широкая лестница с перилами, спускаясь в просторный зал с диванчиками и подобием бара — похоже, гостиная факультета. Просторная и даже уютная, несмотря на довольно мрачноватые тона. Сейчас здесь никого не было. Наверное, еще не закончились занятия. Но и я сама пока не жаждала попадать в толпу. Судя по реакции того светловолосого принца, иномирцы тут редкость, и я наверняка сразу буду как бельмо на глазу. Надо сначала хоть немного освоиться и собраться с мыслями. Вот до сих пор толком не верилось, что все происходит на самом деле!

Я пересекла зал, отсюда вело три на вид одинаковых арочных выхода. Невнятным наитием мне упорно казалось, что следует идти в тот, что справа. Видимо, маг меня не обманула, я и вправду вроде как чувствую, где моя комната.

Дальше по лестнице я попала в просторный коридор с чередой совершенно одинаковых дверей. Ведущее меня наитие становилось все отчетливее. Похоже, моя комната там, за поворотом. Я быстро преодолела разделяющее расстояние и, повернув, увидела пару местных обитателей. В точно таком же коридоре с чередой дверей стояли двое. Высокий громилоподобный парень повышенной волосатости, настолько внушительный, словно у него в предках промелькнул Халк. Казалось, черная учебная форма вот-вот треснет на этом амбале. Его спутница была в такой же форме, только облегающей весьма округлую в нужных местах фигуру. Темные волосы незнакомки были заплетены в длинную косу.

Эти двое просто стояли посреди коридора и на что-то озадаченно смотрели. Меня пока не замечали.

— Либо это какое-то проклятье на неведомом языке, либо не знаю, — выдал умозаключение громила. — Загадочные символы.

— Торн, ты вообще думать умеешь? На что это, по-твоему, похоже? — фыркнула его спутница.

Тот перевел красноречивый взгляд на ее нижнюю часть спины.

— Я бы сказал, Дора, на что это похоже, да только у тебя удар правой такой тяжелый, и опять ходить со сломанной челюстью я не хочу.

Я как раз подошла достаточно близко, чтобы заметить предмет их интереса. Среди одинаковых дверей из темного дерева красовалась ярко-розовая, причем ее поверхность была разрисована игривыми сердечками, которые, видимо, и навели громилу на ассоциации с округлостями его знакомой. Такая дверь выглядела здесь настолько нелепо, что я в первый миг даже улыбнулась. А в следующий отчетливо почувствовала, чья она…

Честно, будь я в коридоре одна, точно бы схватилась за голову и взвыла. Нет, я еще готова понять попадание в другой мир, прямиком в магическую академию, но, е-мое, розовая в сердечках дверь?! Мне уже было страшно представить, какая тогда сама моя комната.

Старательно сохраняя невозмутимый вид, я подошла ближе. Уже и двое незнакомцев меня заметили, смерили весьма любопытными взглядами.

— Это твое, что ли, художество? — девушка смотрела на меня не особо дружелюбно.

— А с чего ты взяла, что ее? — озадачился громила.

Она мученически закатила глаза и раздраженно пояснила:

— Я ее тут впервые вижу, как и эту кошмарную дверь, а значит, это новенькая и комната сама создалась специально для нее.

— Оу, — с озарением протянул парень. — Слушай, ты порой такая чересчур умная, что мне рядом с тобой еще страшнее становится. — И тут же добродушно мне добавил: — Я Торн, это — Дора.

— Вероника, — представилась я. — Я и вправду тут только первый день.

— Впервые вижу, чтобы кто-то поступал не с начала учебного года. Или для кого-то в норме только к церемонии посвящения тут появляться? — с сомнением фыркнула Дора. — А ты, я смотрю, не только с дверью, во всем оригинальная, — она окинула меня выразительным взглядом.

Видимо, земная одежда тут была в новинку…

— Я из другого мира. Ну а почему оказалась здесь не в положенное время, это не у меня спрашивайте. Я сюда вообще не рвалась. А теперь, если можно, я пройду в свою комнату.

Дора явно хотела еще придирчиво подопрашивать, а Торн пылал любопытством, но все же они отошли в сторону. Я тронула ручку, опять же, в виде сердечка. Дверь тут же послушно отворилась, открывая взгляду спальню. Мне сразу захотелось это развидеть. Это что, иномирская резиденция для Барби?

— Ого! — впечатлился громила.

— Мне теперь будут сниться кошмары, — ошалело констатировала Дора.

Они оба покосились на меня и на всякий случай даже подальше отошли. Видимо, комната тут всегда ассоциировалась с владельцем, потому и я сразу производила весьма специфическое впечатление. Я переступила порог и закрыла за собой дверь, чтобы больше никто из местных не заглянул.

Нет, ну надо же так… Да, просторная светлая комната. Но все оттенки розового, вездесущие сердечки, даже кровать в форме сердца! Смежная дверь вела в ванную комнату, и тут уже красовалась сердечком купальня. Нет, ну откуда вообще такие ассоциации со мной? Никогда я особой поклонницей розового и такой тематики не была… Или это все потому, что я на какой-то факультет Магии любви поступила? И это жилой этаж факультета? Только Дора и Торн как-то не очень походили на студентов такого направления.

Я подошла к внушительному шкафу, распахнула створки. Мама мия! Одни бальные платья! Спасибо, хоть не все розовые. Пришлось основательно покопаться на полках и среди вешалок, прежде чем нашла что-то попроще. Даже учебная форма отыскалась, как у Доры с Торном. Черные брюки, рубашка с жилетом и высокие сапоги. И все бы ничего, если бы не узор в виде сердечек. Как я вообще в таком виде на занятиях появлюсь? Но удивительно, даже не меряя, я понимала, что тут все мне по размеру. Правда, толку, если надеть нечего. Впрочем, учитывая вообще мое сложившееся положение, одежда — еще меньшее из зол. Я в другом мире… В академии магии… И домой не вернуться никак… Очень хотелось впасть в отчаяние, но я собрала волю в кулак. Ладно. Раз другого выхода все равно нет, буду привыкать к новой жизни и добиваться желаемого.

Только с желаниями я явно сглупила. Замуж за принца? Господство над миром? Мда. Чую, скучать мне точно не придется.

Глава 3

Более подробный осмотр комнаты показал, что всем необходимым меня все же обеспечили. В ящичках стола нашлись письменные принадлежности и тетради. Я уж молчу, что все они черного цвета в розовых сердечках. Ластик вон на карандаше тоже в форме сердечка.

Вроде как все это должно олицетворять мои желания. Страшно подумать… я на самом деле о подобном мечтала? Ведь даже в Барби в детстве не играла. Все больше брат затягивал в игры в разбойников, в танки из поставленных в ряд стульев и накинутого сверху одеяла. Так откуда взяли этот розовый кошмар? Ни за что не поверю, что из моей головы.

И ведь канцелярия — это все ерунда. По сравнению с формой. Вот она вряд ли останется незамеченной.

Я снова покосилась на разложенную на кровати форму. Вздохнула.

Вот как меня угораздило? Как?!

Подумать только, если бы с самого начала не приняла все за розыгрыш, может, и с желаниями была бы осторожней, и вообще хватило бы ума не протягивать руки к неизвестным штукам, которые оказываются артефактами. Теперь связь установлена. Если верить магам из приемной комиссии, деваться некуда. Придется учиться. И сделать все возможное, чтобы не вылететь. Альтернатива что-то не радует.

Как же там Артемка без меня? Ведь наверняка во что-нибудь вляпается. И… как он вообще переживет известие о моем исчезновении?!

Усилием воли подавив едва не зародившееся отчаяние, взяла себя в руки. Не время раскисать! Все равно сейчас ничего изменить не могу. А значит, будем решать те проблемы, которые на данный момент мне под силу. И для начала нужно переодеться. Не хотелось бы оказаться голой в толпе студентов посреди какого-нибудь зала. Вроде бы женщина из приемной комиссии говорила, что скоро начнется важное мероприятие.

Закончила с облачением в форму вовремя. Как раз незадолго до того, как почувствовала нечто странное. Не то чтобы звоночек в голове. Просто внезапно вдруг ощутила: сейчас что-то произойдет. А спустя пару мгновений передо мной вспыхнул портал.

Теперь уже входила почти без опаски. Пожалуй, даже с любопытством. Интересно, куда перенесет!

Погружение в нечто, похожее на кисель — и я уже в толпе. В первое мгновение такой контраст ошеломил.

— Ну чего стоишь? Дай пройти, — кто-то толкнул в плечо, заставляя развернуться, и протиснулся мимо меня.

Я тут же опомнилась. Ведь на самом деле вышла из портала посреди дверного проема! Пришлось посторониться, чтобы не смели ненароком. А вот идти вперед я пока не спешила, снова замерла, с удивлением рассматривая зрелище, открывшееся взору.

Наверное, я оказалась в актовом зале, только очень странном при этом. Сбоку от прохода — несколько стульев, пустых, а дальше — целая сеть порталов. С обеих сторон порталы выстроились в цепочку, один за другим. Ребята проходили и ныряли в какой-нибудь из порталов, то вдвоем, то небольшими группами. Они тут явно ориентируются лучше меня. А мне-то куда идти?

Пока в растерянности осматривалась, увидела, как из одного портала высунулась знакомая голова. Дора прошлась взглядом по толпе, явно кого-то выискивая. Но вряд ли меня, потому как глаза ее ни на мне, ни на ком-то другом так и не остановились. Девушка снова скрылась в портале. Зато спустя какое-то время оттуда высунулся Торн, тут же нашел меня взглядом и помахал.

— Эй, Вероника, иди к нам!

Из портала высунулась женская рука, ухватила парня за волосы и затащила обратно. Но, несмотря на странный жест, я поспешила к ним. Этих двоих я хотя бы знаю! А так зайду в какой-нибудь из порталов — мало ли, кто там встретится.

Нырнув в золотистый кисель, я вышагнула в небольшой, весьма уютной ложе. А главное, были здесь только двое — Дора и Торн. Скрестив на груди руки, Дора бросала на Торна хмурые взгляды, но вслух недовольство не озвучивала. Так что я предпочла пока не заметить.

— Садись, сейчас уже начнется, — парень похлопал по стулу рядом с собой.

Отказываться от предложения не стала. С любопытством поинтересовалась:

— А что начнется-то?

— Так церемония посвящения же. Об этом все знают, — удивился Торн.

Дора фыркнула, но опять промолчала. Хотя мне даже в ее молчании почудился некий намек на проблемы с умственными способностями.

— О церемонии слышала, но вот что это такое — понятия не имею.

— О, тогда тебе понравится. Сейчас все увидишь, — ухмыльнулся Торн.

Я перевела взгляд на арену. Ой, тьфу ты, в центр зала. Отсюда все прекрасно было видно, а главное, чужие спины не мешали. Другие ложи из нашей тоже виднелись, но все же создавалось впечатление некоторой обособленности от всей остальной толпы.

— Ой, здесь уже занято? Извините! — сквозь портал просунулась взлохмаченная макушка незнакомого парня и тут же скрылась.

А в центре зала, между прочим, я заметила кое-что любопытное. Там прямо из пола, подобно сталагмиту, возвышался гигантский кристалл молочно-белого цвета. Отсюда трудно определить, но, кажется, не меньше пяти метров! Если присмотреться, возникало ощущение, как будто в нем клубился туман.

— Чего ты такая хмурая? — Торн легонько потрепал Дору за плечо. — Вон все девчонки в восторге. Все ждут явления принцев.

Дора бросила лютый взгляд на руку Торна, тот поспешил тут же отстраниться.

— Ты всерьез полагаешь, что я, как и все, должна пищать от восторга? — фыркнула девушка.

— Неет, — громила испуганно замотал головой и от греха подальше замолчал, уставившись на центр зала. Между прочим, там как раз что-то начиналось…

Рядом с кристаллом возник золотистый портал, из него вышагнул худощавый старичок в темно-синей мантии, расшитой золотистыми то ли звездочками, то ли еще какими символами. Воздушная копна пушистых белых волос делала его похожим на одуванчик.

— Добрый вечер, дорогие студенты! — его голос, совсем не похожий на старческий, разнесся по залу. — Позвольте представиться для тех, кто еще не знает. Я — Сатратос Ларшель, ректор Академии Мечты. И сегодня у нас знаменательный день. Все новички, которые только поступили на первый курс, пройдут церемонию посвящения. Волноваться не стоит. Все очень просто, от вас ничего не потребуется. Я буду называть имена. Тот студент, который услышит свое имя, проходит через портал и оказывается рядом со мной. А дальше… все решит его магия.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я, честно говоря, не поняла, о какой магии речь и что она должна решить, если на факультеты нас всех уже зачислили. Но торжественный голос произвел впечатление.

— Ну а церемонию, по традиции, открывают представители правящих династий двух королевств.

Ректор отошел от кристалла. По залу прокатилось громогласное:

— Его Высочество, наследный принц Таирима — Крайен шал Варкаш!

Из черного, клубящегося тьмой портала, возникшего посреди зала, вышагнул мужчина. По соседним ложам прокатились восторженные вздохи. А вот мне восторгаться совсем не хотелось…

Широкие плечи, черные волосы, гордая, уверенная осанка. Жесткие черты лица, но все равно красивые. И все же в его облике чувствуется нечто зловещее. От него как будто исходит аура подавления. Стоило ему появиться — и сразу почудилось, будто в зале сделалось тесно. А еще… странное ощущение, как будто я уже видела его раньше. Но нет, такого я бы точно запомнила.

— Его Высочество принц Миритана — Ларион эрт Виаль!

Вспышка портала, на этот раз золотистая. Рядом с кристаллом появился… о, да этого я знаю! Это же Лар неуравновешенный! Тот самый, который кричал, что земляне запретные! Вот жаль, что его не послушали. Может, был бы еще шанс отправиться домой.

На этот раз выглядел он несколько представительней, чем в тот момент, когда с дикими воплями ворвался в аудиторию. Сейчас принц красовался в камзоле цвета слоновой кости с золотистой вышивкой. Светлые волосы аккуратно уложены и сияют золотом. Улыбка тоже сияет. Прямо-таки настоящий принц!

По соседним ложам пронеслась вторая волна восторженных вздохов. Дора недовольно скривилась. На нее, похоже, впечатление не произвел ни первый принц, ни второй.

Тем временем оба приблизились к кристаллу с противоположных сторон. На руке Крайена вспыхнул черный сгусток, похожий на перетекающие и переплетающиеся между собой клочки тумана. На руке Лариона — точно такой же сгусток, только белого, чуть желтоватого цвета. Принцы улыбнулись и одновременно приложили ладони с магическими сгустками к кристаллу. Раздался треск, словно молния вспарывает небо. Да так почти и было! Молния вспорола кристалл изнутри, прочертила вертикальную линию. Одна половина наполнилась густой чернотой. Вторая — очень-очень светлым желтым светом.

Студенты взвыли, зааплодировали. Я тоже на всякий случай хлопнула в ладони пару раз.

— Вы видите, как велика сила разрушения Его Высочества принца Крайена шал Варкаш и сила созидания Его Высочества принца Лариона эрт Виаль! — торжественно провозгласил ректор. — Пока столь могущественные маги стоят во главе наших королевств, в мире всегда будет царить порядок и баланс.

Не поняла. При чем здесь какой-то порядок и баланс? Это у них что-то вроде идола для поклонения? «Поклоняюсь великому Балансу!» Или «Да пребудет с тобой Баланс».

— Ну а теперь… студент Глорин эрт Тален!

Принцы отняли ладони от кристалла, тот почти сразу вернул себе молочную туманность. Оставаться истуканами посреди зала эти двое не стали, снова открыли порталы, покидая сцену. Зато из очередной золотистой арки вышагнул невысокий щуплый паренек. Вероятно, Глорин эрт Тален.

— Подойдите ко мне, не бойтесь. Вот так, встаньте рядом.

Парень приблизился к кристаллу. Ректор создал на ладони сероватую туманность и… запустил в грудь парня. Глорин изумленно охнул. А сероватое облачко, долго не задерживаясь, прошло сквозь него. Спустя мгновение вышло из спины, правда, уже золотистого цвета, и влилось в кристалл. В тот же миг кристалл вспыхнул золотом. А где-то на дне плескалось что-то темно-синее, едва заметное.

— Прекрасно… прекрасный результат, Глорин! — прокомментировал ректор. А затем вытянул руку. Отделившись от кристалла, на ладонь упало что-то мелкое, отсюда не разглядеть. — Ваш отличительный знак, Глорин. Носите вместе с формой.

Ничего больше не поясняя, подтолкнул парня к раскрывшемуся порталу. Следующей пригласили темноволосую чуть полноватую девушку. И началось. Один за другим они подходили к кристаллу. Тот вспыхивал или золотистым разной степени желтизны, или темно-синим, тоже разных оттенков. Но вот такие цвета, как у принцев, больше не повторялись.

Наконец я не выдержала. Торжественное мероприятие, конечно, отвлекаться нельзя, все дела… но иначе любопытство меня просто взорвет!

— А почему у принцев были черный и лишь слегка желтоватый, а у остальных — только синий и золотистый?

— Ты что, совсем ничего не понимаешь? — Дора посмотрела на меня так, что не хватало только у виска пальцем покрутить. Я сморозила какую-то глупость? Ну уж извините! Откуда мне знать, как эта их магия работает?

Чуть помолчав, все же ответила:

— Потому что принц Крайен — один из самых сильных магов в нашем мире. А может быть, и самый сильный. Магия разрушения у него такова, что ему только чихнуть хватит — и парочку городов просто в порошок сотрет. А студенты… им же еще магию развивать и развивать! Академия, кстати, для того и создана, чтобы помочь развить нашу магию. Неужели ты думаешь, что кто-то из них действительно может сравниться с принцем? Да даже если они все годы здесь проучатся… все равно вряд ли достигнут такого уровня. А кристалл показывает, на каком уровне магия находится сейчас.

— А что за баланс?

Дора закатила глаза и покачала головой.

— Ты правда ничего не понимаешь?

— Если спрашиваю, значит, мне на самом деле нужно знать.

— Из какого же ты провинциального мирка пришла, если банально магических законов не знаешь?

— Ну…

Вот честно, не хотела говорить. Помню еще, как этот принц Ларион меня встретил. Но все же призналась:

— Земля.

— Ох ты ж пьяный разрушитель! — воскликнула Дора. Торн перевел на меня любопытный взгляд. — Ничего себе. Землянка…

— Не понимаю. Что с нами не так?

Но Дора только отмахнулась:

— Ладно, слушай. Магия — это основа нашего мира. Изначально магия была едина. Магия мечты, так она называется. Потому что именно способность мечтать порождает в нас магию, наполняет силой. Но мечты могут как разрушать, так и созидать. Магия мечты бывает двух видов: созидания и разрушения. У принца Лариона ты видела магию созидания. Принц Крайен продемонстрировал нам очень могущественную магию разрушения.

— Но они же всего лишь коснулись кристалла.

— Не совсем. Они коснулись кристалла частичкой своей магии. А кристалл уже определил весь потенциал и нам это показал. Так вот, есть магия созидания или разрушения. Каждый из нас, по сути, владеет только одной. Да, есть и частичка противоположной, но… она не развита и развиться не может. Это всего лишь капля, которая вообще ни на что не влияет. Вот кристалл это соотношение тоже показывает. Смотри внимательней. Видишь, девушка вышла?

Я кивнула:

— Вижу.

— У нее магия созидания. От магии разрушения вон, совсем на донышке плещется. Она магию разрушения использовать не может, ее слишком мало. Так что пойдет по направлению магии созидания.

— Но ведь нас распределили по факультетам. И там не было ничего о созидании и разрушении.

— Ох, как же с вами, иномирянами тяжко, — Дора закатила глаза.

— Ты знакома с кем-то из иномирян? — удивился Торн.

— Смотри, это Вероника. Приятно познакомиться, да?

На лице Торна отразился сложнейший мыслительный процесс. Наконец парень выдал:

— Не понял.

— Проехали, — отмахнулась Дора и вернулась к объяснениям. — Все в нашем мире зиждется на балансе между магией созидания и разрушения. Поэтому ректор такую речь толкал. Мол, пока такие сильные маги у власти, нам беспокоиться не о чем, мир не рухнет. Потому что очень важно, чтобы этот баланс сохранялся.

— А что это за королевства такие? Таирим и… как там его… Миритан?

— А в нашем мире всего два королевства. Я слышала, что в других мирах не так, но в нашем только два, — пояснила Дора. — В Таириме живут маги разрушения. В Миритане — маги созидания.

— А вы с Торном откуда?

— Из Таирима, конечно же. Ты думаешь, что эти милые цветочки-созидатели могут вот так выглядеть, как мы? — Дора приосанилась, всем своим видом являя гордость за магию, родину и внешний вид заодно. Правда, тут же с сомнением взглянула на мою форму и поспешила продолжить: — Академия Мечты у нас посреди двух королевств находится, то есть, по сути, никому из них не принадлежит. Принимает студентов из обоих королевств. А дальше, в зависимости от сокровенных мечтаний, нас распределяют по факультетам. Факультеты соответствуют мечтам. Вот мы, например, мечтаем о власти. Нас будут этому учить. Интриги, политика, боевая магия, яды и все-все, что понадобится для достижения мечты. Надеюсь, насчет связи мечты с магией ты поняла?

— В некотором роде. Приближаясь к мечте, мы и магию свою лучше развиваем. Так?

— Правильно. Мечты дают нам магическую силу. И если мы идем к этим мечтам, то становимся магически сильнее.

— А принц Таирима о чем мечтал?

— О, об этом у нас все знают. Он тоже на факультете Власти учился. Но он всегда был близок к своей мечте. Кто может обладать большей властью, чем будущий правитель одного из королевств?

— Правитель одного из королевств? — предположила я.

— Это верно, — одобрительно кивнула Дора. Кажется, уровень моего интеллекта в ее глазах слегка поднялся. — Но и Крайен никогда не сомневался, что займет его место. Причем поговаривают, что довольно скоро уже. И немудрено. Его отец гораздо слабее… Но это, сама понимаешь, на людях лучше не обсуждать.

И тут на весь зал прозвучало:

— Вероника Меридова!

О, а это, кажется, меня! Как только фамилию умудрились узнать?

— Иди к порталу, — поторопила Дора.

Ну что же. Если мою фамилию выяснили, значит, и портал уж точно перенесет куда нужно.

Я шагнула в золотистую арку. Одно мгновение — и вот я стою посреди зала, рядом с ректором.

— Подойдите ко мне, Вероника, не бойтесь.

Я приблизилась. В общем, уже знала, чего ожидать.

Ректор создал на ладони туманное облачко и запустил мне в грудь. Ощущение было такое, как будто в меня влилось что-то холодное. Но длилось это недолго. Почти сразу облачко выскользнуло из меня и нырнуло в кристалл. Обернувшись, я успела еще заметить странный цвет: не золотистое, не темно-синее. А какое-то белое с серебристыми всполохами! Прямо как тогда, в приемной аудитории…

И тут снова этот треск. Молния вспорола кристалл, разделив его на две абсолютно равные половинки. Одна наполнилась густым темно-синим туманом, вторая — мягким желтоватым сиянием. Не как у принцев, конечно… но гораздо ближе к их цветам, чем у других студентов. И все бы, наверное, ничего… Если бы не два цвета сразу в абсолютно равных частях! Ну не могло такого быть. Мне только что рассказывали, что должна быть только одна магия!

Ректор потрясенно застыл. В зале воцарилась тишина.

И в этой тишине я отчетливо ощутила чей-то взгляд. Тяжелый и в то же время… будоражащий? Черт, да что такое в голову лезет?

Внимательно осмотрелась. Скользнула взглядом по ошеломленным лицам студентов. И тут встретилась глазами с ним. С принцем Таирима!

Крайен пристально смотрел прямо на меня. От этого взгляда по спине пробежал холодок, сделалось как-то зябко, даже почти жутко. Принц усмехнулся. И… твою ж гардину! Мне это показалось? Ведь это не может быть по-настоящему? Легкое прикосновение скользнуло по щеке, по шее. Как будто проникло сквозь ткань и огладило плечо. И ведь никто меня по-настоящему не трогал. Никто! Только принц Крайен, не отводя взгляда, смотрел на меня и хищно улыбался.

Раздался тихий звон. Это значок, созданный кристаллом, вывалился на пол, потому как ректор, потрясенно застывший, не успел вовремя руку протянуть. Старичок тут же опомнился, зашевелился.

— Не нужно, я сама, — я торопливо наклонилась, поднимая с пола значок. Очень уж хотелось скорее скрыться из-под взгляда Крайена. Да и заставлять старичка наклоняться тоже как-то неловко.

— Ну все, Вероника, можете идти на свое место… — пробормотал ректор. — А следующий у нас…

Дальше я не слушала. Припустила в раскрывшийся портал, торопливо возвращаясь в нашу ложу. Подальше от этих взглядов! Подальше от его взгляда…

В ложе меня встретили две пары широко раскрытых глаз.

— Ты… ты… во! — Торн выставил ладонь с растопыренными пальцами. Хм… аналог большого пальца у нас?

— Ну ты даешь… — выдохнула Дора. — Только что ведь рассказывала тебе, что может быть всего одна магия: созидания или разрушения, но не две сразу! И на тебе. Землянка.

— Землянка, — повторил Торн. Правда, в его голосе прозвучало уважение вперемешку с благоговением.

Снова устроившись на своем месте, взглянула на значок. Самый обычный на вид: круглый, небольшой. В общем, как те самые значки, которые любят некоторые школьники прикреплять к себе на портфели. А вот анимация любопытная. Хотя и не анимация, наверное, вовсе. Магия. Круг поделен на две половинки: темно-синюю и светло-желтую, чуть светящуюся. Вот только эти две половинки колеблются в постоянном движении, перетекают, неизменно сохраняя пропорции.

И сделан значок непонятно из чего. Что-то прохладное, гладкое на ощупь. Не металл. Скорее, камень.

Покрутив его с разных сторон, так и не поняла, каким образом его нужно крепить. Привычной булавки с задней стороны не оказалось.

Покосившись на меня, Торн приложил руку к груди и улыбнулся. Хм… Ладно, попробуем! Магия ведь, в конце концов. Я приложила значок к груди. Странное дело — он будто намертво приклеился!

Разобравшись со значком, снова обратила внимание к центру зала, где очередная студентка являла нам предрасположенность к магии созидания.

Честно говоря, остаток церемонии просидела как на иголках. Постоянно вспоминалось это прикосновение взглядом. Я начинала выискивать принца Таирима среди зрителей, но с нашего места его ложу было не видно. И все же странное ощущение не покидало меня.

Ведь не могло мне тогда показаться? Я как будто чувствовала самое настоящее прикосновение! Что это за магия такая? А главное, что принцу Таирима от меня понадобилось?!

Церемония длилась вечность. Но даже вечность иногда заканчивается. Торна с Дорой, кстати, тоже вызывали, но на них кристалл отреагировал абсолютно нормально. У обоих магию разрушения показал синим, достаточно темным цветом.

— Мы тут еще поздороваемся с друзьями, — сказала Дора, как только ректор объявил, что церемония завершена. Торн явно что-то хотел добавить, но Дора ухватила его под локоть и уволокла в портал.

Я тоже задерживаться не стала. А зря! Стоило пройти через портал, снова оказалась в потоке студентов, стремящихся к выходу из зала.

— Эй, куда идешь? Не видишь, что ли?

Ко мне развернулась девушка, в которую я ненароком врезалась. Красивая, утонченная, с породистыми чертами лица и копной каштановых с рыжим отливом волос. А форма на форму совсем не похожа. В таком платье скорее по подиуму расхаживать нужно, чем в академии учиться.

— Ах, это наша необыкновенная студентка с двойной магией? — она тут же узнала меня. Глаза девушки недобро сузились. — Что, думаешь, выделилась, так теперь тебе все можно? Не обольщайся. Не стоит путать, кто есть кто. Тебя я во дворце не видела. А значит, ты всего лишь выскочка.

— Я, вообще-то, хотела извиниться, что случайно налетела на твою царственную особу…

— Царственную? — переспросила девушка. О, так они еще и слова этого не знают! Ну конечно, в этом мире форма правления другая. Не цари здесь, а короли.

— Но теперь не буду… — закончила я. — Не привыкла в ответ на хамство вежливостью отвечать.

— Что?! — прошипела она. И звук такой еще получился… прямо как у змеи.

— Мы не во дворце, а в академии. Которая, к тому же, не находится в юрисдикции ни одного из двух королевств, — я блеснула новыми знаниями. — Здесь всех оценивают по магическим способностям. Не по титулам.

— Так говорят только бродяжки, — фыркнула девушка.

— Ну, тогда я побрела дальше. Посторонись, а то дела, не могу больше зря тратить время.

С этими словами я сдвинула девушку в сторону и прошла мимо нее. От такой наглости она лишилась дара речи.

Вообще я не наглая. Хамить тоже не люблю. Но с такими, как она, иначе нельзя. Иначе раздавят легко.

Куда идти, я не знала. Пока просто выбралась в коридор и свернула за угол, чтобы не мешаться на пути потока студентов. Не хватало еще с кем-нибудь поцапаться. И это в первый день! Да от такого количества впечатлений в пору рехнуться. Кстати, а может, уже? Может, я уже сошла с ума?!

Пока обдумывала эту мысль, между прочим, пугающую, услышала женские голоса.

— Нашли в своих комнатах совсем потерянных. Они ничего не помнят, представляете? Никаких воспоминаний за последнюю неделю! Причем у обоих.

— Ох, какой кошмар! Бедный… бедный Фьер… А Миления? Кошмар… кто же так с ними?

Женщины в мантиях прошли мимо. А я удивленно застыла. Фьер? Я ведь слышала это имя! Так зовут мага, который принимал меня в академию. И Миления — наверное, та женщина, его напарница.

Что же это получается? Кто-то стер обоим память? Но за что?

Последняя неделя… А ведь именно неделю уже идут занятия! Значит, набор в академию вполне мог начаться неделю назад. Или… а вдруг это как-то связано с моим поступлением?.. Слишком много странностей. Слишком.

Глава 4

Свою комнату я нашла с трудом. Хоть и по-прежнему чувствовала ее расположение, но все равно немного заблудилась. Ничего, вопрос привычки, скоро уже прекрасно тут буду ориентироваться.

Вопреки моим надеждам, чуда не произошло: спальня по-прежнему являла собой розовый кошмар. Уже начало вечереть, и сами собой зажглись светильники в виде сердечек. Но зато и ужин меня дожидался — на столике красовался поднос с тарелками. Жаркое оказалось весьма недурственным, чай, правда, пах соломой и маффин был с неизвестными мне оранжевыми ягодами. Но, главное, что все съедобное, и на сытый желудок происходящее уже не казалось таким уж катастрофичным. Конечно, домой хотелось, и немного пугал сам факт, что я в другом мире безвылазно. Но все же я старалась относиться к этому философски. Да и уже интерес проснулся, что же дальше будет. На занятиях, к примеру. И если для факультета Власти я еще могла придумать обучение, то вот по поводу Магии любви ничего адекватного в голову не приходило.

Остаток вечера я наводила ревизию в своем шкафу. К сожалению, основная масса одежды была либо черная в розовых сердечках, либо розовая в черных черепах. Но и другие цвета тоже встречались. Может, с пробуждением у меня магии созидания я смогу и комнату изменить, и одежду себе нормальную раздобыть. Ну а пока приходилось довольствоваться тем, что есть.

Рассудив, что утро вечера мудренее, я легла спать. Причем светильники-сердечки погасли тут же сами собой. Ну а что, вполне удобно. Комната сразу же погрузилась в уютный полумрак, милосердно скрывающий все розовое. И вот вроде бы кровать была удобная, царила умиротворенная тишина, но сон упорно не шел. Все-таки слишком многое произошло сегодня, я даже сама поражалась тому, что уже отношусь к этому вполне спокойно. Единственное, меня очень напрягло ощущение прикосновения принца на церемонии и известие, что встречавшим меня магам кто-то, видимо, память стер. И вот как выяснить правду? Ну ничего, завтра уже начнутся занятия, буду потихоньку со всем здесь разбираться.

Так я незаметно для себя и уснула. Сначала мне приснился Артем. Брат смотрел на меня разнесчастными глазами олененка Бэмби и спрашивал, не могу ли я его из другого мира поспонсировать, а то финансы снова кончились. Но потом сон враз сменился. Я оказалась в клубящейся темноте, но она вовсе не пугала, даже казалась чем-то для меня вполне естественным. Мягкая, как пух, она понукала прямо на ней прилечь и сладко уснуть. Но стоило мне закрыть глаза, как я тут же почувствовала чье-то присутствие поблизости — как отголосок приближающейся мощи. В человеческом обличии. Но теперь я не могла ни пошевелиться, ни глаза открыть, ни сказать ничего. Окружающая тьма словно парализовала!

Чье-то горячее дыхание коснулось моей шеи, тихий бархатистый мужской голос нарушил тишину:

— Вероника… Так, значит, тебя зовут… Мне нравится твое имя…

И я ведь могла поклясться, что слышала уже его однажды и вот совсем недавно, будто бы даже сегодня! Но все равно никак не могла понять, кому именно этот голос принадлежит. По коже уже вовсю бежали мурашки панического страха, но я по-прежнему не могла ничего сделать. И ведь ощущалось все так, словно происходило наяву!

— Ты боишься меня… — судя по тону, неизвестный сейчас улыбался. — Ничего, ты привыкнешь… Я еще не раз к тебе приду…

Пусть я его не видела, но наитием ощущала, что он склонен надо мной. Совсем-совсем близко, едва не касается. И тут же его горячая рука заскользила вверх по моему бедру. Я едва не задохнулась от ужаса! Но в один миг вокруг полыхнул свет, буквально вышвыривая меня из той темноты…

Я резко села на кровати. Дыхание прерывалось, я никак не могла успокоиться. Даже полумрак комнаты мне больше не казался уютным и безопасным. Чудилось, вот-вот из темноты появится неведомый он… Ну вот не походило привидевшееся на обычный сон! Никак не походило!

До утра я так толком и не уснула. И утро тоже не особо обрадовало. Если ужин у меня вчера был, то завтраком сегодня, похоже, уже никто радовать не собирался. К тому же, я отчетливо чувствовала, что вот-вот откроется портал, и пора будет идти на занятия. Но на какие именно? Расписание ведь обещала та женщина-маг Миления, но раз она теперь ничего не помнила, то, видимо, и мне можно было на расписание не надеяться. И теперь обучение станет эдаким сюрпризом… Но выбирать не приходилось, я облачилась в черную с сердечками учебную форму и решительно шагнула в появившийся портал.

Я тут же попала в толпу студентов. В просторном холле было не протолкнуться, причем появлялись все новые и новые порталы. Отсюда вело несколько коридоров и лестниц, народ спешно расходился. Но мне-то куда идти? Благо, я почти сразу в толпе заметила знакомую фигуру — громила Торн весьма выделялся среди всех.

— Торн! — окликнула я, пробираясь поближе.

— О, землянка! — просиял он добродушно.

— Привет, — поздоровалась я, — а где Дора?

Конечно, было бы странно надеяться, что кто-то из них знает, куда мне идти. Но других ориентиров все равно не имелось.

— Да здесь где-то. Тут все такие в черном, что не разглядишь. Только ты, конечно, гыгы, выдающаяся.

Ну да, больше тут никто не мог похвастаться сердечками. К слову, здесь и вправду все студенты были в черной форме. Что ж, очевидно, первое занятие у меня на факультете Власти. Но какое именно и где? Тут же должно быть что-то вроде аудиторий?

— Торн, слушай, мы же с тобой оба первокурсники и на одном факультете, куда нам сейчас идти?

Он пожал могучими плечами.

— А я не знаю. Я обычно дорогу не запоминаю, за Дорой иду.

— То есть теперь нам тупо стоять и ее ждать? — я помрачнела.

— Ага, — радостно подтвердил Торн.

Ну супер. Не хватало еще опоздать в первый же день.

Я хмуро вглядывалась в толпу, но вместо Доры внезапно заметила еще одного знакомого. На миг показалось, что мелькнул тот тип, который с принцем Ларом тогда пререкался. Но не успела я решить, что вроде привиделось, как позади меня вдруг раздалось насмешливое:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— О, какая встреча. Привет… Сердечко.

— У меня, вообще-то, имя есть, — я резко обернулась. Тот тип стоял как раз в шаге от меня, нагло улыбался.

— Может, и есть, но имя на тебе так демонстративно не написано, — он смерил меня весьма красноречивым и оценивающим взглядом.

— Ой, а мне нравится! — подхватил Торн. — Давай мы так и будем тебя все Сердечком называть?

— А давайте не будете, — что-то мне эта идея совсем не понравилась. Как бы с легкой подачи наглого брюнета не обзавестись здесь прозвищем в первый же день.

— Вы чего еще тут стоите? — из толпы вырулила недовольная Дора, но тут же при виде брюнета улыбнулась: — Дайрен, доброе утро.

— Он назвал землянку Сердечком, — тут же радостно сообщил ей Торн. — И «сердечко» мне нравится больше, чем «землянка»!

На мой лютый взгляд Дайрен лишь с самым невинным видом улыбнулся и даже подмигнул:

— Ладно, сердитая, до встречи, — и махнув рукой, исчез в толпе.

— Кто это вообще такой? — раздраженно спросила я.

— Дайрен из высших темных лордов Таирима, — пояснила Дора, — тоже у нас на факультете учится, но на несколько курсов старше. Но не советую тебе на него заглядываться.

— А похоже, что я заглядываюсь? — я с сомнением посмотрела на нее. — Слушайте, мы так на занятия опоздаем. Я ведь правильно поняла, я вместе с вами учусь?

— Вместе с нами и еще с кучей таиримцев, — уточнила Дора. — Но ты права, лучше не опаздывать, идемте.

Вслед за Дорой мы пришли в просторную аудиторию. На первый взгляд она ничем не отличалась от земной: те же ряды с сиденьями для студентов и трибуна для лектора. Еще по пути я расспрашивала у своих сопровождающих, как обычно проходит обучение. Торн так и ответил: «Как обычно». А Дора отмахнулась, мол, сама все и увидишь, объяснять долго. Единственное, оба хором заявили, что нельзя опаздывать и спорить с преподавателем — чревато последствиями. Тут, на факультете Власти, вообще не церемонятся. Обучение чуть ли не на выживание. Но сейчас нам предстояла вроде бы вполне мирная лекция по целеустремленности. Так что я готовилась просто тихо-мирно посидеть, послушать вдохновенные речи про важность мотивации и тому подобное.

Вместе с Дорой и Торном мы заняли один из последних рядов в аудитории. Долго ждать не пришлось, двери распахнулись и вошел преподаватель. Честно говоря, выглядел он жутковато: тощий как жердь, с прилизанными редкими волосами, да еще и слишком длинная черная мантия создавала впечатление волочащихся за ним крыльев — ну вот просто вампир недобитый. И не особо доброжелательный.

Он окинул аудиторию цепким взглядом и в царящей тишине скрипуче произнес:

— Что ж, не скажу, что я рад, но, похоже, вы все дожили до второй лекции. Но, как я вам еще на прошлом занятии сказал, это большой минус. Власть сама по себе не терпит конкурентов, она исключительно единолична. И вы все здесь соперники! То, что вы до сих пор не начали друг от друга избавляться, говорит лишь о вашей слабости. Ну ничего, — он гаденько усмехнулся, — на нашем факультете численность студентов уменьшается с каждым днем, слабые все равно долго не продержатся.

Замечательно. Вот просто замечательно. Особенно учитывая, что магии никакой я у себя не чувствую, а доучиться на факультете мне позарез надо.

А преподаватель, между тем, снова окинул недобрым взглядом аудиторию:

— Но вернемся к нашему предмету. Я вам задавал каждому прочувствовать свою целеустремленность и определить ее сильные стороны. Итак, кто-нибудь желает продемонстрировать?

Тут же один из студентов в первом ряду поднял руку.

— Давай, Табир, — в знак позволения кивнул ему преподаватель.

Парень тут же вскочил, выхватывая из-под своего стола арбалет. Народ испуганно ахнул. Миг прицела в кого-то на третьем ряду… Выстрел… Болт пролетел мимо цели, отрекошетил от стены и врезался в люстру. В воцарившейся мертвой тишине преподаватель невозмутимо протянул:

— Ита-ак, кто мне может сказать, в чем именно ошибся Табир, кроме того, что он попросту идиот?

— О-о, я знаю! — запрыгал на своем месте Торн с таким энтузиазмом, что чуть весь ряд не опрокинул вместе с нами. — Он плохо прицелился!

— В полку сегодняшних идиотов прибыло… — философски констатировал лектор. — Ну? У кого еще есть гениальные озарения?

Все молчали. Причисляться к идиотам не хотелось.

— Хорошо, так и быть, сам вам объясню. Полагаю, Табир хотел нам с таким рвением продемонстрировать свою решительность и готовность избавляться от конкурентов прямо сейчас. Да, все логично, конечно, если бы не одно «но», — он окинул нас всех взглядом. — Истинная борьба за власть крайне редко ведется столь открыто. Никакой спешки, импульсивности и подобной демонстративности. Тайный противник — самый страшный противник. И какой из этого должен быть вывод? Кто мне скажет, как должен был поступить Табир?

И снова с неугомонным рвением поспешил ответить Торн:

— Ну раз все должно быть тайно… — он на миг задумался и выпалил: — То Табир должен был сначала надеть себе на голову мешок и только после этого уже неузнанным стрелять!

Сидящая рядом Дора уже вовсю демонстрировала «рукалицо».

А лектор с чуть ли не вселенским терпением возразил:

— Но ведь стрелять из мешка было бы неудобно, не так ли, Торн?

Но тот не растерялся.

— А тогда надо было сначала надеть мешки на всех здесь! И тогда и стрелять удобно, и Табир бы остался неузнанным!

— То есть люди бы не насторожились, что на них надевают мешки? — продолжал наседать лектор.

— Ну-у… Табир бы это как-либо объяснил… К примеру, что тут солнце сильно напекает, надо голову прикрыть…

По-моему, уже и сам преподаватель едва сдерживался от «рукалицо», но все же весьма спокойно констатировал:

— Что ж, Торн, поздравляю, ты все-таки совершил невозможное и побил установленный тобой же на прошлом занятии рекорд по идиотизму.

— Это хорошо или плохо? — озадаченным шепотом поинтересовался Торн у Доры.

— Это просто скорбный факт, — мрачно отозвалась она.

А я в который раз озадачилась, почему она вообще с ним общается. Просто Дора производила впечатление девушки решительной и резкой, которая вряд ли стала бы водить дружбу с недалеким типом.

— Ну, все, — продолжал лектор, — все мысленно Торна поздравили с достижением и за него порадовались. А теперь вернемся к нашему занятию. Сегодня мы с вами будем говорить о том, что необходимо для подпитывания своей целеустремленности. Есть предположения? — он в очередной раз оглядел студентов.

Торн снова хотел что-то вякнуть, но Дора схватила его за ухо и прошипела:

— Помолчи. И так уже выделился.

Больше желающих не нашлось. Преподаватель и сам пояснил:

— На самом деле, ответ здесь банально прост. Эмоции. Целеустремленность поддерживают эмоции. Причем негативные куда сильнее, чем позитивные. Но что те, что другие порой сложно поддерживать искусственно. И сейчас мы с вами будем учиться их создавать. Прямо на практике. Итак, насколько я знаю, у нас тут вчера выяснилось, что есть особая студентка. Вот просто идеальная кандидатура, — цепкий взгляд остановился на мне. — Подойди, Вероника.

Я чуть зубами не заскрипела. Вот же повезло! Но постаралась сохранить спокойный вид. Встала со своего места и подошла к трибуне лектора.

Теперь, на обозрении у всей аудитории, я чувствовала себя, мягко говоря, неуютно. Тем более интуиция подсказывала, что этот неприятный преподаватель намерен выставить меня очередной идиоткой. Но я все же оставалась совершенно спокойной и даже невозмутимой на вид. Ведь если я тут в первый день опозорюсь перед всеми, то так до конца обучения посмешищем и останусь.

— Итак, негативные эмоции, — между тем, разглагольствовал выхаживающий рядом лектор. — Сейчас мы с вами рассмотрим их как вид подпитки самой магии разрушения, — он ловко создал на ладони маленькую сферу из тьмы, легонько дунул, она тут же поплыла ко мне.

В долю мгновения увеличилась в разы, и я оказалась внутри нее, огороженная этим темным куполом ото всех. Правда, места внутри оставалось предостаточно, но все равно происходящее напрягало.

— Перед вами купол из воплощенной магии разрушения, — продолжал преподаватель. — Сейчас она в стабильном состоянии, от вас же требуется ее усилить. Но не с помощью своей магии, а эмоциями, для которых есть как раз таки весьма подходящая цель, — он указал на меня.

Он вообще в своем уме? Натравливать весь курс на новую студентку? Вот явно же не случайно он выбрал для этого «показательного выступления» именно меня!

— Полагаю, вы все вчера были на посвящении и все видели, как необычно кристалл среагировал на эту девушку. А о чем это говорит? — он окинул взглядом аудиторию. — Это говорит о том, что она не такая, как вы. Якобы особенная, — прозвучало с явной издевкой. — То есть вы все — эдакая одинаковая серая масса, по сравнению с этой уникальной.

Сфера тьмы вокруг меня начала местами угрожающе потрескивать, словно в ней пробегали маленькие молнии. Преподаватель довольно улыбнулся и продолжил:

— Раз вы все на факультете Власти, то все стремитесь добиться в жизни немалых высот. Но многие из вас, как бы ни старались, все равно вылетят отсюда на первом же курсе. А она останется. И знаете почему? Потому что из-за ее особенности с нее тут будут пылинки сдувать, холить и лелеять. То есть она, совершенно того не достойная, продолжит обучение здесь. А вы вместе с вашими мечтами и целями окажетесь на улице, навсегда потеряв шанс стать кем-то большим, чем простые обыватели.

Сфера вокруг меня затрещала еще сильнее. Тьма начала будто бы уплотняться и при этом сжиматься! Граница магии пусть медленно, но неуклонно приближалась ко мне. Нет, этот тип вообще нормальный?!

— Слушайте, прекращайте уже это издевательство, — мое терпение кончилось. — Какие-то неадекватные у вас методы обучения.

Вот только, похоже, за пределами купола вообще меня не слышали.

— И неужели вы позволите, чтобы с вами обошлись так несправедливо? — лектор говорил таким тоном, словно чуть ли не к революционному восстанию всех тут призывал. — Неужели вы смиритесь с этим?!

Казалось, тьма уже заполнила всю аудиторию, даже пронизывая каждого здесь, и мой купол сжался до таких размеров, что я и шагу внутри сделать бы не смогла. Еще немного — и меня тут просто раздавит!

— Что здесь происходит?! — раздался грозный голос вслед за звуком распахиваемой двери.

Наверное, это тоже был один из преподавателей, в возрасте и седой, но вот только в бело-голубых одеждах.

— Здесь происходит обучение, — чуть ли не прошипел неадекватный лектор, явно недовольный его появлением.

— Да? А больше похоже на казнь!

— И что? — тот и бровью не повел. — Если вы не в курсе, на факультетах Разрушения много что бывает. И все поступающие сюда студенты прекрасно отдают в этом отчет.

— Вообще-то, конкретно эта девушка — студентка и одного из факультетов Созидания! Вы не имеете права подвергать опасности жизнь нашей студентки! Немедленно уберите магию!

— Как же я ее уберу, — лектор невинно захлопал глазами и развел руками, — это же чужие негативные эмоции, я не могу их контролировать. — И тут же гаденько обратился к аудитории: — Вот видите, чуть что, и эту особенную светлые бегут спасать. Все, как я и говорил. Это на вас всем плевать, а с ней будут все время обучения так нянчиться.

В один миг сфера сжалась до таких размеров, что стало трудно дышать. Еще немного — и мне тут попросту конец! Я уже не слышала ожесточенный спор преподавателей, мир за стеной купола размывался тьмой. Голова закружилась, сознание норовило вот-вот отключиться…

Вспышка света была настолько яркой, что пришлось зажмуриться. Хлынувший от меня во все стороны свет вмиг разорвал в клочья темноту и окутал каждого в аудитории сиянием, миновав лишь преподавателей. Так же мгновенно, как и возник, он и исчез. Студенты недоуменно переглядывались, словно не понимая, где они и что тут вообще происходит. Многие вдруг начали улыбаться, как будто у них враз улучшилось настроение. Похоже, как до этого тьма подпитывала их негатив, так теперь свет усилил положительные эмоции. Я же чувствовала себя просто как выжатый лимон. Пусть эта непонятная вспышка фактически спасла мне жизнь, но и сил отняла немало.

— Что ж, магистр Бтим, — подытожил преподаватель в бело-голубой мантии, — полагаю, вам предстоит не слишком приятный разговор с ректором. Очень советую заранее запастись объяснениями, по какому праву вы искусственно нагнетали негативные эмоции и магию первокурсников. — Он перевел взгляд на меня. — Вероника, идемте. У вас произошла путница с расписанием, вы сейчас должны быть на другом занятии.

Сопровождающего меня преподавателя звали магистр Далан. Вслед за ним я миновала череду вспыхнувших порталов, пока мы не оказались в просторном кабинете, где довольно суетливая дама в очках носилась между стеллажей, раскладывая свитки.

— О, а вот и наша потеряшка нашлась! — поприветствовала она меня так радостно, чуть ли не как родную. — Так, присаживайся давай, а я пока твое расписание поищу.

Я присела в кресло, магистр опустился в соседнее. Хмуро у меня поинтересовался:

— Как себя чувствуете?

— Не очень. Сил вообще нет.

— Так ничего удивительного, подобные выплески магии неопытного мага зачастую очень истощают. Но вам все же очень повезло. Разрушить сферу тьмы возможно лишь изнутри и, к счастью, ваша врожденная сила созидания вас защитила.

Я тут же вспомнила, как в сегодняшнем сне точно так же свет вернул меня в реальность. Получается, как раз таки от того неведомого типа защитил? Фуф, ну так все же гораздо легче, когда у меня имеется такая «система безопасности».

Магистр Далан, между тем, продолжал:

— Сейчас вы получите расписание занятий, составленное индивидуально для вас, все-таки на двух факультетах сразу тут больше никто не учится. А после я провожу вас в нужную аудиторию.

— Извините, у меня вопрос немного не в тему. Вы не подскажете, где здесь столовая или что-то вроде? — спросила я.

— Бедняжка проголодалась! — дама всплеснула руками так эмоционально, что чуть свитки не выронила. — Что это вообще за обучение на голодный желудок?! — она посмотрела на магистра так сурово, словно это он во всем виноват. — Мало того, что с расписанием напутали, так еще и заморить решили?!

— Кхм, — преподаватель спешно встал с кресла, — пойду-ка я пока ректору доложу о случившемся, — и торопливо покинул кабинет.

Едва за ним закрылась дверь, как бойкая дама враз подобрела и с улыбкой мне представилась:

— Морана. Только прошу без всяких «госпожа», а то я себя сразу старушкой чувствую.

— Очень приятно познакомиться. Меня зовут Вероника.

— Да знаю я, как тебя зовут, я все про тебя знаю, — она шустро достала из шкафа вазу с печеньками. — Вот, перекуси хоть немного. Я тут для себя держу, чтобы от работы лишний раз не отвлекаться. Не особо разнообразно, конечно, но хоть что-то.

— Спасибо, — я взяла печенье. — Так а что вы про меня знаете?

— Ну что попала ты сюда вчера по внеплановому зачислению. Ты и еще несколько девушек. Причем странно так, сколько лет тут работаю, а раньше такого не было. Но вроде как в этот раз недобор на факультетах, потому так и получилось. Как же тебя угораздило-то сразу на два поступить? — она смотрела на меня с любопытством и сочувствием одновременно. — И на столь разных при этом! Вот просто уму непостижимо! Как же ты учиться-то будешь?

— Честно, вообще без понятия. Но уже первое занятие здесь, конечно, впечатлило. И в не самом лучшем смысле этого слова, — мрачно ответила я. — Надеюсь, хоть на втором факультете побезопаснее.

— Это на факультете Магии любви? Побезопаснее? — Морана скептически изогнула брови. — Да сейчас ни один, даже самый страшный факультет Разрушения, этому и в подметки не годится! Ведь в этом году среди адепток сам Его Высочество принц Ларион должен выбрать себе будущую супругу, как по древней традиции и полагается. И ты представляешь, что из-за этого на факультете творится? Да там такие бои насмерть, что темные даже сбегаются посмотреть и поучиться! Ведь нет опаснее и разъяреннее монстра, чем девушка, жаждущая выйти замуж за принца!

Я чуть печеньем не подавилась. Что я там желала? Замуж за принца ведь? И я непременно должна это желание исполнить, иначе мне каюк? Мда. Тут даже не столько коробило, что пока ни один из замеченных здесь принцев не понравился. Скорее, заранее добивала перспектива еще и с соперницами воевать. Причем воевать за того, кто вообще мне сто лет не сдался…

Ну ничего. Не унывать. На месте разберемся.

— О! А вот и твое расписание! — между тем, Морана выудила со стеллажа нужный свиток и передала мне.

Я развернула… Строчки витиеватых символов, и никакого внезапного озарения об их значении не пришло.

— А как это прочесть? — я перевела взгляд на Морану.

— А ты не можешь? — в свою очередь озадачилась она. — Я знаю, что ты — иномирянка, но ты ведь говоришь на нашем языке и нас понимаешь. Теоретически ты и письменность должна распознавать… Хм… Наверное, у тебя еще магия бесконтрольная, да? Скорее всего, дело именно в этом.

— Так а что теперь делать? Этому же здесь быстро учат? — с надеждой смотрела на нее я.

Но она покачала головой и все так же озадаченно пояснила:

— В академию всегда поступают уже с нужным уровнем подконтрольной магии. Получается, ты и в этом от других отличаешься… Надо будет спросить у магистра, когда он от ректора вернется, но, боюсь, он только руками разведет и скажет, что тут просто ждать надо. Но я тебе так посоветую, — она понизила голос до заговорщического шепота, — обратись за помощью к кому-нибудь из старшекурсников. Преподаватели-то не имеют права в магию учеников вмешиваться, а вот кто-нибудь из уже продвинутых студентов вполне может тебе помочь.

Ага, если бы я еще знала хоть кого-то из старшекурсников… Придется это спешно наверстывать…

А Морана уже сменила тему:

— Да, и насчет пропитания. Здесь есть трапезный зал, открытый для всех. Только вот… Наверное, для тебя и там будет проблема… Он же магический. Чтобы пользоваться им, нужна хоть малейшая магия созидания, которая пусть и крупицей, но даже у темных есть. У тебя, конечно, ее полно, только вот, опять же, бесконтрольная…

— Нет, ну а смысл так делать? — я помрачнела.

— Один из стимулов к активному обучению, — Морана развела руками, мол, я-то тут при чем. — Якобы хотите вкусно и сытно питаться — развивайте магию.

Вот просто слов приличных нет! Да это просто Академия Выживания, а не Мечты!

Глава 5

Так, где-то здесь должна быть нужная мне аудитория. Где-то здесь…

Я снова уткнулась в листок с расписанием. Ничего же непонятно! Зато перед тем как отправить меня на свершение подвигов, то есть на учебу, Морана пару раз ткнула в эти строчки, показывая, где что. И вот здесь вроде как должна быть указана аудитория. По крайней мере, обозначение номера на непонятном языке я все же запомнила. Одного-единственного номера, но хоть что-то!

Как я дальше буду учиться, если даже расписание свое не понимаю? Да кого это волнует… У них же здесь полный бардак, еще и преподаватели на студентов бросаются!

Как вспомню эту жуткую сферу тьмы — так содрогаюсь.

И тут из-за угла кто-то вышел. Причем так быстро шел, почти бежал! Увлеченная своими мыслями и разглядыванием нечитаемого расписания, я слишком поздно заметила. Только когда врезалась прямо в него.

— Ой… — пискнула я. Хотела извиниться, но не успела.

Этот кто-то схватил меня за плечи и затащил… хм… Сначала мне показалось, что он собирается шваркнуть меня о стену. Честно говоря, после издевательств препода и новостей о столовой, я бы не удивилась, если б в ответ на случайное столкновение мне отомстили жестоким убиением о стену. Однако удара не произошло. Я испуганно выставила руки перед собой, но стена внезапно стала полупрозрачной и пропустила сквозь себя. Незнакомец устремился вслед за мной, и мы вдвоем оказались в тесноватой нише прижатыми друг к другу.

Слишком ошеломленная происходящим, я тут же попыталась вырваться, но незнакомец не отпустил, только сильнее прижал к себе.

— Тише ты. Не брыкайся, — прошипел он мне на ухо. Черт… да я ведь его знаю!

А из коридора тем временем донеслись голоса.

— Да где же он? Не мог ведь испариться… Девочки, вы видели, он точно свернул именно сюда?

— Да точно сюда повернул! Наверное, уже вон туда пошел, за угол.

— Пойдемте же быстрее! Нужно догнать.

— У меня так вся прическа растреплется!

— От быстрой ходьбы?

— Нет, ну какой верткий принц… постоянно ускользает, как будто специально.

— Он, наверное, просто спешит… У принца должно быть много дел.

— Лишь бы не зажимался по углам с какой-нибудь курицей!

По коридору звонко процокали каблучки, мимо нас торопливо прошли три высокие девушки. Из-за спешки двигались как цапли, но зато сверкали по пути модельной внешностью. И чего это принц от таких красавиц бегает? Хм… стоит вот сейчас, прижимает меня к груди, дышит в волосы. И так горячо-горячо от его дыхания.

— По-моему, они уже ушли… — заметила я, снова пытаясь высвободиться из объятий.

— Нет. Подожди, — принц Ларион, а это был именно он, воспротивился, прижимая меня еще теснее к себе. Хотя куда уж теснее! Носом впечатал в плечо.

А в коридоре тем временем показалась еще одна девушка. Эта шла медленнее, словно кралась. И внимательно оглядывалась по сторонам. Я перестала брыкаться, потому как совсем не хотелось, чтобы кто-то обнаружил меня в укромной нише в объятиях принца. Чувствую, при таком раскладе умру гораздо быстрее, чем от рук преподавателей или студентов с факультета Власти.

Тем временем девушка прошла мимо. Еще немного подождав, принц наконец меня отпустил.

С этой стороны стена казалась полупрозрачной, так что я без опасений выбралась сквозь нее наружу. Облегченно выдохнула и покосилась на принца. Красивый, конечно. Светло-золотистые волосы, благородное лицо, чистый, опрятный камзол цвета слоновой кости. Кстати, я только сейчас рассмотрела его глаза. Конечно же, голубые. Да этот принц как будто с иллюстрации к сказкам сошел! Ничего удивительного, что за ним тут бегают почти что толпами.

Вот только… ну зачем я загадала такое идиотское желание? На кой мне замуж за принца?!

Замуж я, конечно, не против выйти. Какая девушка не мечтает о большой и прекрасной любви? Но принц — это уже как-то чересчур. Да и… вот наткнешься на такой взгляд — и по морде дать хочется, желательно с ноги, а не замуж выходить!

Эк его перекосило, как будто не с девушкой в нише обжимался, а с гигантским слизнем. Того и гляди презрительно фыркнет: «Землянка!» Но, видимо, воспитание принца все же пересилило. По крайней мере, на этот раз он уже не повел себя, как истеричка.

— Никому ни слова. Поняла?

— О чем? — я даже как-то растерялась.

— О том, что я тут… в нишу зашел.

— А, об этом… не беспокойтесь, не в моих интересах об этом распространяться.

Ларион внезапно посерьезнел, взгляд сделался внимательным, оценивающим.

— Правильно. Не в твоих интересах.

Кому же захочется, чтобы все узнали, как он бегает от красивых девушек. Может, прав был Дайрен? У принца развивается фобия?

Но что-то мне подсказывает, Ларион имел в виду совсем другое, а не эти игры в прятки. Оценил мое желание выжить?

Я снова покосилась на стену, из которой мы только что вышли. И ведь на самом деле просто стена! Ни за что не догадаешься, что там есть какая-то ниша.

— Я одного не пойму. Как вы смогли пройти сквозь стену?

Ларион удивленно выгнул бровь.

— Это все, что тебя интересует?

Нет, а чего он ждал от меня? Что я пристану с расспросами о его планах на вечер?

— Сквозь стену я не проходил, — все-таки ответил принц. — Эти ниши здесь, в корпусе факультета Магии любви, повсюду понатыканы. Для чего, надеюсь, сама догадаешься? — он насмешливо улыбнулся.

— Конечно. Чтобы прятаться там от поклонниц!

Посчитав, что на этом разговор завершен, я развернулась и продолжила путь. Где-то там впереди через пару поворотов должна находиться аудитория, в которую мне нужно попасть. Правда, занятие уже заканчивается, но хоть погляжу, что там и как. Может, домашнее задание узнаю. Не хочется в следующий раз опозориться или снова стать жертвой чьих-нибудь издевательств.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я чувствовала взгляд принца у себя на спине, но оборачиваться не стала. Он, к счастью, не окликнул.

Кстати! Мы ведь в одной группе учиться должны. Прогуливает, что ли?

Аудиторию я все же нашла. Вот только добрела до нее к концу пары. Через приоткрытую дверь доносился голос преподавательницы:

— И не забудьте. «Обворожительная улыбка» — это отличное заклинание. Простое, с минимальным влиянием, но может принести прекрасные плоды. Потренируйтесь хорошенько к следующей паре.

Заклинение «Обворожительная улыбка»? Серьезно?

Преподавательница замолчала, в аудитории послышался шум. Вскоре оттуда начали выходить студенты. Преимущественно, правда, студентки. Девушки выплывали в коридор одна за другой. Все — красавицы как на подбор. Но что поразило меня больше всего — девушки были в платьях!

Так вот она, какая форма на факультете Магии любви…

Разнообразные фасоны и цвета, украшения, рюшечки, декольте. У меня от всей этой красоты зарябило в глазах. И все же стало обидно. Ни одного розового платья! Даже то, которое с рюшечками, явно не отличающееся хорошим вкусом владелицы, персикового цвета! Выглядит отвратительно, хуже моей формы, но зато не розовое. А я тут одна, получается, любительница розовых сердечек. Обидно!

Впрочем, девушек с сомнительным вкусом оказалось не так уж много. Всех остальных хоть сейчас отправляй на подиум, ну или замуж за принца, что вероятнее, учитывая, на каком мы факультете находимся.

Студентки проплывали мимо, переговаривались и меня совсем не замечали. А когда поток «дивных созданий» закончился, из аудитории вышел щуплый, взлохмаченный паренек с поразительно угрюмым лицом. Вот он меня заметил и тут же ощетинился:

— Чего смотришь?

Мне бы, наверное, стоило промолчать. Или сказать что-нибудь нейтральное. Но ведь любопытство распирало!

— Ты тоже хочешь выйти замуж за принца?

— Чего?.. — он удивленно выпучил глаза.

— Ну… это ведь факультет Магии любви?

— Да. И что? Постой… а ты загадала выйти замуж за принца? — парень внезапно рассмеялся. — Ну ты даешь… вот ведь сумасшедшая.

— Это почему я сумасшедшая? — честно говоря, стало немного обидно. И мне о сумасшествии говорит парень с факультета Магии любви!

— Послушай, ты, наверное, плохо еще разбираешься во всем. Иномирянка, да? Слышал, что эта странная студентка с двойной магией из другого мира. Ну так вот, на факультет Магии любви поступают с разными желаниями. И те, кто поумнее, загадывают просто удачное замужество.

— Все-таки замужество?

Да, я мщу за то, что назвал сумасшедшей!

— И не только!

Насупившись, парень развернулся и зашагал вперед по коридору.

Действительно, уже все ушли далеко вперед, потому как следующее занятие должно проводиться в другой аудитории. Я поспешила нагнать парня. Он хотя бы знает, куда идти.

— Так что загадал ты? Как тебя угораздило?

— Мужчины тоже учатся на факультете Магии любви. Желания могут быть разными. Желание найти хорошую жену или просто увлеченность любовной магией.

Мужчина, увлеченный любовной магией? Чем дальше, тем страшнее.

— А о желаниях спрашивать не принято. Хватит и того, что мы все на одном факультете… — пробурчал он и снова замолчал.

Так, Ника! Пора налаживать контакты. И первым делом нужно прикусить язык, чтобы не шутить на тему сомнительных желаний.

Поравнявшись с ним, я дружелюбно улыбнулась.

— Не знала. Спасибо, что объяснил. Я действительно здесь пока еще ничего не знаю. И совсем не хотела обидеть тебя неудобным вопросом.

Парень зыркнул на меня исподлобья, но промолчал.

— Слушай, а ты чего такой расстроенный? Что-то случилось?

— Случилось! — и чуть помолчав, выдал трагически: — Мне совершенно не удается заклинание Обворожительной улыбки.

Спокойно, Ника! Главное, не смеяться… не смеяться… Черт, он серьезно?!

Но, наверное, программа здесь для всех одинаковая, что для девушек, что для парней. Так что старательно сохраняем серьезное выражение лица и уточняем:

— А что именно не получается?

Тем более ни разу ведь не видела, как эти заклинания произносятся. Или показываются. Как они вообще это делают?!

— Да вот что!

Парень издал какой-то невнятный звук, щелкнул пальцами, и… ну и да, показал, собственно, заклинание. Губы растянулись в чудовищной улыбке на половину лица от уха до уха, сверкнул зловещий частокол острых зубов. Да еще рык раздался! От неожиданности я отпрянула и чуть не споткнулась. Улыбка парня быстро исчезла, являя взору уже обычное лицо, вполне человеческое.

— Вот видишь, — угрюмо сказал он, — иллюзии сами собой вплетаются. И я не понимаю, в чем ошибка!

Я не нашлась, что ответить. Увы, помочь здесь ничем не могла, но сочувственно кивнула, мол, понимаю твою боль, держись!

— Как тебя зовут? — полюбопытствовала я спустя какое-то время.

— Толикар, — буркнул он неохотно.

И стоило попасть в другой мир, чтобы познакомиться с парнем по имени Толик!

— Я Вероника.

— Угу. — Наверное, он по-прежнему раздумывал, где же ошибся, если получается столь чудовищная улыбка.

Больше отвлекать его не стала. Довольствовалась тем, что Толик прекрасно знал дорогу и привел меня к нужной аудитории.

Девушки уже были здесь. И не только девушки. Я насчитала еще троих представителей сильного пола. И если двое парней выглядели как-то… излишне утонченно, что ли, вот глядя на них, не возникало сомнений, что обворожительной улыбкой они владеют в совершенстве, то третьим оказался принц Ларион. Не все занятия прогуливает, не все! Тоже, наверное, не захотел тратить время на обворожительные улыбки, а пришел поучиться чему-то более серьезному.

Эти двое сидели на задней парте и о чем-то спокойно беседовали. Зато вокруг Лариона девушки так и крутились, так и крутились! Все старались мимо пройти, да еще не по разу. Но особенно везло огненно-рыжей красотке. Та, буквально сияя, грелась в лучах внимания принца. Ларион вежливо улыбался, о чем-то рассказывал. Девушка смеялась, всем своим видом показывая, как ей приятно высокое общество.

Пока мы с Толиком пробирались к свободной парте, вернее, пробирался Толик, а я — за ним, не спрашивая его мнения, — огненно-рыжая собеседница принца вспомнила о том, что к паре нужно подготовиться. Не прерывая разговора, открыла сумку, засунула в нее руку, намереваясь вытащить оттуда письменные принадлежности, и внезапно изменилась в лице.

Девушка выпучила глаза и заверещала, отскакивая от сумки прямо в принца. В первое мгновение Ларион растерялся и ничего предпринять не успел. Наверное, не ожидал столь наглого нападения. Продолжая дико верещать, девушка замахала руками, словно пытаясь оттолкнуть что-то, чего очень сильно испугалась, и угодила прямо в глаз несчастному принцу. Тот страдальчески скривился. Из сумки высунулся… хомяк.

Присутствующие засмеялись. А рыжая, пунцовея от смущения и покрываясь пятнами, бросилась прочь из аудитории.

Еще одна девушка, на этот раз миниатюрная блондинка, подскочила к принцу.

— Ох, как же это она так! Вы не пострадали? Давайте я вам помогу, я умею!

— Лечить глаза? Не нужно! — отбивался от нее принц, но девушка настырно лезла руками ему в лицо. Уж не знаю, что она там собиралась сделать. Выдавить глаз, чтобы не болел?

— Вилона боится хомяков, — пояснил Толик. — Недавно мы об этом узнали. И вот…

Не хочу замуж за принца. Не хочу!

Честно говоря, я испугалась за хомяка. Жалко бедолагу, он-то не виноват, что кто-то из девчонок решил поразвлечься, заодно унизив соперницу на глазах у принца. Хм… на глазу… в общем, не важно! Девушки смеются, им смешно, а хомяк вон как растерялся, не знает, куда бежать.

Ну, я и поспешила ему на помощь. Почти добралась до сумки, когда хомяк внезапно растаял. Вот просто раз — и исчез, словно не было здесь никого! Иллюзия, что ли?

Я так и замерла с протянутыми руками. Осмотрелась. И чуть не выругалась. Потому что если до этого момента меня попросту не замечали, то вот сейчас смотрели все. И даже принц, одним глазом, но смотрел.

— Это иллюзия. Хомяк ненастоящий, — пояснил Ларион.

Я смутилась и поспешила на место. Толик скукожился за партой, старательно делая вид, что не знает меня. Девушки зашушукались, кое-кто даже откровенно заухмылялся.

Молодец, Ника! Выставила себя посмешищем. В почти женском коллективе очень ценное достижение.

Впрочем, на уничижительные мысли времени не осталось — в аудиторию быстрым шагом вошел преподаватель. Я ожидала увидеть женщину, тем более после того, как слышала женский голос на прошлой паре. Однако это оказался мужчина. Широкоплечий, с аккуратно зачесанными каштановыми волосами и настолько обворожительной улыбкой, что я даже подумала, а не воспользовался ли он заклинанием.

Девушки тут же замолчали, расселись по своим местам. Преподаватель прошел к кафедре, окинул взглядом студентов. На мне странно задержался. Мне показалось, или по его лицу в этот момент как будто тень пробежала? И улыбка подозрительно начала увядать. Впрочем, преподаватель быстро взял себя в руки, снова улыбнулся.

— Пожалуй, сегодня начнем с небольшого опроса. Я должен убедиться, что с прошлого занятия вы хорошо усвоили знания. Итак, первый вопрос. Самый важный. Можно ли при помощи любовной магии вызвать настоящую любовь?

Лес рук, почти все девушки подняли. Что любопытно, все студентки теперь тоже улыбками сияли. Если бы не видела, как они крутились вокруг принца, подумала бы, что на преподавателя большинство из них тоже заглядывается. А может, и вправду? Принц только один, а вместе с преподом уже два красавца.

Я покосилась на Толика, но спросить не рискнула. Не хотелось получить выговор за неподобающее поведение во время занятия. К тому же, действительно хотелось послушать об этой любовной магии.

— Илора, — преподаватель кивнул миловидной шатенке.

Та с радостным видом поднялась из-за парты.

— Настоящую любовь вызвать любовной магией невозможно. Зато можно…

— Достаточно, Илора, это будет следующий вопрос. А вы садитесь. Какие виды любовной магии существуют?

Снова множество рук, правда, на этот раз все же поменьше.

Преподаватель кивнул блондинке с утонченными чертами лица. Вставала она медленно и так… в общем, девушка явно старалась выглядеть соблазнительно. Только непонятно, для кого старалась. То ли для принца, то ли все же для преподавателя. Встав из-за парты, продемонстрировала весьма откровенное обтягивающее платье из красной, чуть переливающейся ткани.

Господии… куда я попала?

Хотелось постучаться головой о парту, но удержалась. Просто не хотела тем самым привлекать к себе лишнее внимание. И так уже выделилась.

— Любовная магия делится на несколько типов. Магия, которая вызывает страсть, причем сила этой страсти тоже может быть разная, как и продолжительность. Это может длиться одну ночь или несколько дней. Самые сложные заклинания позволяют вызвать страсть на месяц. С какими-то из них можно бороться, с какими-то — почти нереально, настолько сильную страсть они вызывают. Также есть магия, которая вызывает привязанность или зависимость. Есть магия, вызывающая нежность. Есть магия, которая вызывает одержимость. Но все это, конечно, ненастоящая любовь. Можно подтолкнуть, заинтересовать при помощи магии, а дальше нужно действовать уже другими способами.

— Верно, — улыбнулся преподаватель. — Садитесь, Маретта.

Садилась она с таким видом, словно выступила на концерте и теперь начнет раздавать своим поклонникам воздушные поцелуйчики.

— Кто скажет, какой вид магии Маретта еще не назвала?

Несколько поднятых рук, уже не слишком уверенно.

— Толикар?

Парень вскочил и с готовностью ответил:

— Еще есть магия обаяния. Самая легкая из всех, наносит очень мягкое воздействие, но не прицельное, потому что придает обаяние тому, кто эту магию применяет. Например, к такой магии относится заклинание «Обворожительная улыбка».

— Прекрасно, — усмехнулся преподаватель. — Очень рекомендую вам этот вид магии. Да-да, именно вам, Толикар, — подтвердил он в ответ на вопросительный взгляд. — Боюсь, иначе вам будет сложно привлечь внимание какой-нибудь девушки.

Толик вжал голову в плечи и торопливо опустился за парту. Девушки захихикали.

Какой же неприятный тип этот преподаватель! Такому никакое очарование не поможет. Вот за что он унижает несчастного Толика? Ну да, не красавчик, выглядит невзрачно и не слишком аккуратно. Но это не повод унижать его у всех на глазах!

То ли я слишком недобро на преподавателя смотрела, то ли он вспомнил о моем появлении на лекции из-за того, что мы вместе с Толиком вместе сидим, но его взгляд тут же зацепился за меня.

— А это наша новенькая? — усмехнулся он с предвкушением, будто нашел очередную жертву для издевательств.

Хотя почему «будто»? Нашел! И, похоже, собирается на мне отыграться. Только непонятно за что. Почему вообще меня тут все ненавидят?! Ну что я им сделала, что?

— Как вас зовут?

Проглотив не слишком хороший вопрос «А вас?» — ответила:

— Вероника.

— Что ж, Вероника. Поднимитесь.

Я встала из-за парты.

— Вы прогуляли первую лекцию, вероятно, считая себя особенной…

И тут я все же не выдержала:

— Я не прогуливала. Меня зачислили с опозданием на неделю.

— Вот именно. Зачислили, спустя неделю после начала занятий. Как будто вы — особенная…

Да он и так меня ненавидит. Куда уж хуже? В общем, снова перебила:

— Но ведь это не я так решила, а руководство академии, которое приняло решение о моем зачислении.

— Вероника, позвольте напомнить, что я пока не давал вам право говорить. Вот спрошу — тогда будете отвечать. Вы пропустили первую лекцию, но, вероятно, уже ознакомились с поданным на ней материалом. А потому сможете ответить на простой вопрос. Что самое важное при использовании любовной магии?

— Эмоции, — сказала я, припомнив лекцию на факультете Власти.

— Какие именно?

Так. Ну, если для Власти важна целеустремленность, то здесь… что нужно здесь? Свет чистой и прекрасной любви ко всему живому? А ведь может быть! Мы же здесь с магией созидания, а созидание ассоциируется с чем-то светлым.

Хотя нет, будь они все белыми и пушистыми, не пользовались бы заклинаниями страсти и одержимости.

— Жажда любви, — наугад брякнула я. Все равно правильного ответа не знала.

Преподаватель изумленно выгнул бровь.

— Правильно. Вы всем своим существом должны жаждать любви, чтобы использовать любовную магию. Но раз вы такая умная, Вероника, вы нам это и продемонстрируете. Выходите к доске.

Да что ж такое-то! Неправильно ответишь — загнобят. Правильно ответишь — предпримут еще одну попытку выставить посмешищем.

Недоброе предчувствие окончательно испортило настроение. Но я все-таки вышла. Не спорить же с ним!

Встав рядом с преподавателем, даже имя которого не знала, я с мрачным выжиданием смотрела на него. Ну, что придумаешь, гад?

Вблизи, кстати, с удивлением рассмотрела его глаза. Бездонные серые очи — иначе не скажешь! Вот наверняка без какого-нибудь заклинания не обошлось. Есть же Обворожительная улыбка. Тут тоже, наверное, нечто подобное.

— К заклинаниям мы прибегать не будем. Вас этому научат на других парах, посвященных тому или иному виду магии. У нас — дисциплина общая. Но эмоции являются общей основой любой магии. В том числе при помощи нужных эмоций и небольшого количества сырой магии созидания можно сотворить что-нибудь несложное.

О! Так это он для того, чтобы вызывать нужные эмоции, постоянно девушкам улыбается и прожигает бездонными серыми очами.

— И что у нас будет самое простое, для чего даже заклинание не нужно? — он снова повернулся ко мне.

— Магия обаяния.

— Да. Создайте вокруг себя ореол обаяния.

Я смотрела на преподавателя, тот чего-то ждал. Наверное, когда я создам этот самый ореол. Вот только никто не объяснил мне, как это делается!

— Что же вы медлите, Вероника? Не получается?

Я чуть зубами не заскрипела.

— Я не знаю, как это делается.

— Правда? Странно. Как же так. Выдающаяся студентка, а не знает, как применяется простейшая магия.

— Но вы же преподаватель. Вы можете мне объяснить?

— Конечно. Я-то все могу. Но почему я должен возиться со студентками, возомнившими о себе неведомо что, однако на деле ничего собой не представляющими?

Да гардиной тебе в морду! Я вообще ничего о себе не воображала, меня просто затолкали в эту несчастную академию, где каждый почему-то считает своим долгом унизить!

И тут я почувствовала что-то странное. Под этим насмешливым взглядом, под тихое хихиканье наблюдающих за бесплатным представлением студенточек, я внезапно ощутила, будто во мне что-то бурлит. И грозит в любой момент вырваться!

Ох, что-то сомневаюсь, что это магия созидания…

— Начинайте, Вероника. Не стоит тратить наше время попусту. Почувствуйте желание понравиться тем, кто смотрит на вас. Призовите магию, окружите себя ею, пусть все ощутят притягательную силу вашего обаяния, — все же подсказал преподаватель.

Вот только смотрел издевательски, ни капли не сомневаясь в моем провале. Ну еще бы он сомневался! Ведь знал же, что не могу я, просто не могу в этот момент ощутить нужные эмоции.

Жаждать любви, когда хочется придушить?

— Ну же, Вероника, — он наклонился ко мне, являя во всей красе бездонные серые очи. Нет, это точно какая-то магия! — Или же вы, такая особенная, даже не можете расположить к себе одногруппников?

Не сводя с меня взгляда, преподаватель перешел на шепот:

— Я уж не говорю о себе. Во мне вы вызываете только отвращение. Земляне — не особенные. Вы — всего лишь бесполезные выскочки.

Нет, я не ощутила жажды любви. Ее во мне сейчас не было. Зато бурлило нечто совершенно другое. Бурлило так, что я уступила, сдалась. Просто не смогла удержаться!

Магия выплеснулась во все стороны густой, черной волной.

Задрожал пол, пространство наполнилось гулом. Где-то отдаленно послышался испуганный девичий визг. Последнее, что я увидела — это вспышка света. Она разорвала пространство и устремилась прямо ко мне. А потом я просто отключилась.

— Вероника, очнись. Вероника, ну же, приди в себя, — я ощутила, как что-то мягкое скользнуло по щеке.

С трудом разлепив глаза, увидела золотистое сияние на пальцах Лариона. Именно он гладил меня по лицу. Но, наверное, не просто гладил. От его пальцев исходила магия, и мне становилось чуточку лучше.

Поняла, что лежу, распластавшись у него на руках. А тело ватное. Такая чудовищная слабость, что даже пошевелить рукой не могу.

Оторвав от меня взгляд, принц поднял голову.

— По-моему, вы забываетесь, магистр Волеар, — холодно произнес Ларион. Надо же, никогда не слышала у принца такого жесткого, даже стального голоса!

— Вот именно, магистр здесь я. И я проводил занятие. Даже объяснил студентке, что и как нужно делать, раз уж она сама этого не знала.

— Объяснили. И при этом старательно выводили ее на отрицательные эмоции.

— Как будто в жизни проще. В жизни тоже много отрицательных эмоций, но нужно уметь держать себя в руках, — не менее жестко возразил преподаватель. — Никто не будет заботиться о чужих эмоциях и интересоваться, достаточно ли подходящие сейчас условия для магии любви.

— И все же ваши методы вызывают сомнения. На данный момент было всего лишь одно занятие по концентрации и вызову нужных эмоций.

— Которое студентка Вероника тоже пропустила.

А смелый препод! Не каждый решится спорить с принцем.

— Вы забываете, с кем разговариваете… — напомнил Ларион.

Какое-то время между ними длился поединок взглядов. Но тут мне все же удалось пошевелиться. Ну, как сказать… рукой судорожно дернула вместо того, чтобы ее приподнять и отодвинуть прядку волос, щекочущую нос.

Принц тут же опомнился, снова посмотрел на меня.

— Вероника, как ты?

— Воды-ы-ы, — прохрипела я. Пить хотелось зверски. Что мне печенье, съеденное утром? Я пить хочу!

— Сейчас все будет. Потерпи немного.

Перед Ларионом раскрылся портал. Он шагнул в золотистую арку, снова хлынуло ощущение, как будто мы в густой кисель погрузились. Но это ощущение довольно быстро сменилось другим — легким неврозом!

Потому что принц перенес меня вовсе не в столовую, как сначала подумалось. А это… это же… его личные покои!

Я снова дернулась, в панике пытаясь отстраниться от принца. Вот что он задумал? Зачем к себе притащил?!

— Тише. Тише, Вероника, — мягко произнес Ларион, еще крепче прижимая к себе. — Ты на пол грохнуться хочешь? Думаешь, тебе легче после этого станет?

Нет, на пол я точно не хочу. Так что затихла ненадолго. Тем более попытки пошевелиться снова вызвали дикую волну слабости. Еще и пить захотелось сильнее — хоть вой!

Тем временем Ларион пересек комнату и положил меня на кровать. Я безвольно распласталась поверх покрывала. Да что это такое, черт возьми? Крайне неприятно чувствовать себя такой беспомощной, к тому же, с принцем наедине, в его комнате…

Ларион отошел от кровати, я все силилась посмотреть, что он там делает, но даже голову повернуть не получалось. Наконец он вернулся в поле моего зрения.

— Вот, пей, — Ларион помог мне слегка приподняться и поднес к губам бокал с водой. — Сейчас уже полегчает через пару минут. Ты, наверное, слишком много магии сегодня использовала. Хотя… выброс магии, конечно, был мощный. Но не ожидал, что тебе станет настолько плохо.

Отпив воды, снова откинулась на подушку.

— Это второй раз…

— Второй выброс магии за день? — принц удивился.

— Да… — губы тоже слушались плохо, голос казался сиплым и тихим.

— И сколько раз ты применяла магию до этого?

— Ни разу…

На лице Лариона отразилось неподдельное изумление. Правда, комментировать не стал. Вместо этого, чуть помолчав, пояснил:

— Поначалу магическое истощение может вызывать сильную жажду. Ничего страшного. Постепенно научишься контролировать магию и больше не будешь тратить ее в таком количестве.

Какое-то время принц молчал, рассматривая меня в странной задумчивости. Я тоже молчала, потому что говорить было тяжело. Зато чувствовала себя крайне неловко. Однако постепенно все же становилось лучше. Чудовищная жажда отступила. Вскоре я даже смогла приподняться.

— Сиди. Не вставай. Еще рано, — принц обхватил меня за плечи, удерживая на кровати.

Я замерла. Чувство неловкости усилилось. Сидим вот так на его кровати, он приобнимает меня, смотрит прямо в глаза. И лицо так близко…

А пожалуй, принц не так уж плох. Возможно, я в нем ошибалась после произошедшего в приемном зале. Теперь он вовсе не кажется таким уж избалованным ненавистником землян.

— Но я ведь и так отняла слишком много вашего времени.

— Ерунда. — Выпустив мои плечи, он поправил за спиной подушку так, чтобы на нее можно было сидя опереться. — Спешить нежелательно. Тебе нужно еще немного отдохнуть, пока не восстановишься. И давай на «ты»?

— А меня не загрызут?

Ларион внезапно рассмеялся.

— За одно только обращение на «ты» — вряд ли. А вот… — он внезапно наклонился ко мне, провел рукой по бедру. — За то, что ты побывала в моих покоях, вполне могут.

Я вздрогнула, но возмутиться не успела. Принц уже сам отклонился и руку от моей ноги тоже убрал. В глазах мелькнули искорки смеха.

Издевается, значит?

— Не в твоих интересах об этом распространяться!

— Да? — принц улыбнулся. — И почему же?

— Хомяков, конечно, стоит опасаться только мне, на тебя их вряд ли натравят… Но вполне могут счесть, что у тебя плохой вкус.

Улыбка Лариона тут же погасла.

— Послушай, Вероника…

— Да я понимаю, тут, похоже, не любят землян.

— Не только. Дело не только в том, что ты с Земли. Об этом, вероятно, знает не так уж много людей. Только преподаватели, если сама кому не расскажешь. Но ты у всей академии на глазах показала, что владеешь двумя видами магии. Такого… — он странно замялся, — давно уже не было. Никто не любит тех, кто от них отличается. Они просто не понимают, чего от тебя ожидать.

— Иногда я и сама не знаю, чего от себя ожидать, — шутка получилась несмешной и мрачноватой. Но после таких откровений вообще не слишком весело. — А вы… то есть ты… почему не любишь землян?

— За всю историю в наш мир приходило не так уж много землян. Но все они были носителями очень мощной, непредсказуемой магии. Кто знает, чем это грозит академии, — на удивление искренне ответил Ларион. Потом снова улыбнулся. — Но уже подозреваю, что скучно нам не будет.

Ну, кому будет весело, а кому — не очень.

Чуть подумав, совсем обнаглела и поинтересовалась:

— А почему ты от девушек бегаешь? Вроде бы на факультете Магии любви просто так не оказываются.

Кроме меня, опять же.

— Верно. Я здесь тоже не просто так. Я… — принц снова приблизился ко мне, весьма многозначительно улыбнулся. — Я тоже ищу подходящую невесту. — Его пальцы опять заскользили по моей ноге. — Ищу прямо сейчас…

Я дернула ногой, убирая ее из-под наглой руки.

— А почему тогда бегаешь от кандидаток?

— Может, потому что я сам хочу найти, а не так, чтобы они прыгали на меня? — проникновенно вопросил принц, наклоняясь ко мне.

В общем, я не выдержала! Скользнула вбок и тут же вскочила с кровати. К счастью, колени не подломились, устоять вполне получилось. Да и слабость потихоньку за время разговора на самом деле отступила. А значит, хватит разлеживаться на королевской кровати. Тьфу ты, как это правильно-то будет? Принцевской?

— Спасибо! Спасибо, что помог, не бросил там валяться на полу, воду принес. А теперь мне пора…

— Вероника, подожди.

Я остановилась возле двери, до которой чуть ли не бегом добралась, нехотя обернулась.

— Ты ведь не хочешь, чтобы все увидели, как ты выходишь из моих покоев? Или хомяков совсем не боишься?

Не удержалась от смешка.

Хомяков не боюсь, но что мешает девушкам придумать какую-нибудь другую пакость, если на самом деле сочтут успешной соперницей?

— Я открою тебе портал. Прямо к двери в твою комнату.

— Спасибо, но… Почему ты это делаешь?

— Делаю что?

Принц поднялся с кровати, подошел ко мне.

— Почему помогаешь?

Он прочертил в воздухе рукой, словно молнию расстегнул. Вслед за движением его руки раскрылся золотистый портал. Только после этого Ларион с улыбкой ответил:

— Считай, это мое извинение за неподобающее поведение в день твоего поступления.

Глава 6

Я оказалась прямо напротив моей двери с сердечками, портал тут же закрылся. Пусть я сначала и хотела войти в комнату, но тут же передумала. Не время сейчас отсиживаться в розовом окопе, опасаясь хомячков и размышляя о странностях принца. У меня есть расписание и мне нужен кто-то местный, чтобы перевел его с местного на человеческий.

Коридор пустовал. Ну да, все нормальные студенты теоретически сейчас на занятиях. Ничего, все равно найду кого-нибудь. С этой мыслью я поспешила в гостиный зал факультета Власти.

Хорошая новость: студент там был. Плохая новость: это был Торн. Нет, к добродушному здоровяку я относилась хорошо, но вот только заранее сомневалась, умеет ли он вообще читать.

— О, Вероника! — искренне обрадовался он, явно одному было скучно. — А ты чего не на занятиях?

— Так получилось, — я не стала вдаваться в подробности. — А ты?

— А меня выгнали, — отмахнулся он, мол, пустяки, дело житейское. — Оказывается, препод имел в виду вовсе не пробивание стены головой ближайшего соседа.

— Ты что, треснул об стену Дору? — ужаснулась я.

— Ты что?! — Торн ужаснулся еще больше. — Я слишком еще жить хочу! — И справедливости ради добавил: — Тем более она сидела справа от меня, а я в этот момент смотрел налево… Ну а потом меня выставили из аудитории. Сижу теперь тут, жду, когда Дора появится.

— Так, может, подождем ее в столовой? Ты же умеешь пользоваться местной столовой? — с надеждой спросила я.

— А чего там уметь? — в свою очередь не понял он. — Ты голодная, что ли?

— Я бы уж точно не отказалась нормально позавтракать. Ну и заодно узнать, где вообще эта столовая находится и как там питаться.

— О, ну идем! — Торн уже пылал энтузиазмом. — Устрою тебе тут экскурсию.

Экскурсия была весьма занимательной и полезной. По крайней мере, сам экскурсовод пребывал в полнейшем восторге.

— Вот тут у нас лестница! А тут стена! А тут окно! А тут пол! А если посмотреть направо… — он сделал драматичную паузу.

— Что? — лично я справа видела только стену коридора.

— А если посмотреть направо, то шея при этом забавно хрустит! — радостно пояснил Торн и, шагая семимильными шагами, продолжал: — А тут у нас еще окно! А вон там дверь! Она сделана из самой настоящей деревянной древесины! А вот тут опять окно! Из окна открывается великолепный вид на то, что находится за окном!

И так всю дорогу. Я стоически молчала и не прерывала его вдохновенное просвещение. Лишь старалась запоминать путь. Наконец мы добрались к высоким двустворчатым дверям.

— Итак, на этом наша экскурсия заканчивается! Добро пожаловать в столовую!

Мы вошли в просторный светлый зал. Из примечательного здесь были лишь заполненные мерцающим светом колонны, столики же со стульями выглядели вполне обыкновенно. Кроме нас хватало и других голодающих студентов, но, к счастью, свободные места все же нашлись.

— И как тут получить завтрак? — полюбопытствовала я, когда мы с Торном сели за столик.

— Ну как-как, просто представляешь, что ты хочешь, и с помощью магии созидания создаешь. Эти штуки, — он кивнул на колонны, — как раз тут эту магию усиливают. Хотя она у тебя и так чересчур. Это же надо было так на лекции рвануть! Я аж впечатлился! Хм, ну ладно, — он на миг задумался, и тут же прямо перед ним материализовалась тарелка с хорошо прожаренным ростбифом. — Вот! Видишь, как просто!

Кому просто, кому не очень… С моей буйной магией так можно до дождя из пельменей дофантазировать. Но я все же постаралась сосредоточиться. Закрыла глаза. Так, чего я хочу? Я хочу… Я хочу… Ммм, блинчики, йогурт с черникой и кофе! Представляла это в воображении в мельчайших подробностях. Даже начало казаться, что уже и аромат чувствую. Я радостно открыла глаза, и… ничего. Вот честно, впору было взвыть! Я же так просто с голоду тут загнусь!

Торн посмотрел на меня с искренним сочувствием и выдал весьма деликатное:

— Ну ты и неумеха. Ладно, чего тебе?

— Блинчики, йогурт и кофе, — обреченно попросила я.

— А йогурт и кофе — это как? — озадачился он. — Ты опиши хоть, а то я и не знаю такого.

Описывать я не рискнула, а то мало ли, что Торн нафантазирует.

— Давай тогда просто блинчики.

— Без проблем, — он кивнул.

И тут же передо мной материализовалась тарелка с блинами. И все бы ничего, но каждый был размером с руль от машины. Но привередничать я не стала. Поблагодарив Торна, принялась за завтрак. На вкус, правда, от земных блинов местные отличались, но все равно очень понравились. Да и оказались такими сытными, что я уже одним наелась. Но мой спутник, конечно, не дал добру пропадать и быстро слопал остальные.

— Ну вот, — сыто и осчастливлено улыбнулся, — теперь можно жить дальше.

Ага, до следующего приступа голода.

— Слушай, Торн, мне тут расписание вручили, а я пока письменность вашу не понимаю. Ты не мог бы мне прочесть? — я достала из сумки свиток и протянула ему.

— Сейчас глянем, — он с готовностью развернул свиток и пробежал по написанному глазами. — Кхм… Слушай, тут непонятно как-то… Закорючки, какие-то ненашенские…

— Вот так и знала, что вы тут, любители эффектного поведения на лекциях, — в этот момент к столику как раз подошла мрачная Дора. — Ладно, Ника, не понимает ничего, но ты-то что, дубень, устроил? — дала Торну весьма внушительный подзатыльник. — Ты так додуришься однажды до отчисления!

В ответ он лишь виновато на нее посмотрел и по-джентльменски отодвинул ей стул. Дора села и тут же материализовала себе чашку чая. А меня аж любопытство загрызало насчет отношений этой парочки. Вот явно же не родственники и уж точно не влюбленные, да и на закадычных друзей не особо тянут — слишком разные. Но я решила, что все же пока невежливо об этом расспрашивать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Дора, может, ты сможешь расписание прочитать? — я передала ей свиток.

Она внимательно оглядела и выдала:

— Вообще никак. Видимо, у тебя индивидуальное, а оно всегда на конкретного мага настроено. Как у старшекурсников. Так что можно к кому-нибудь из них обратиться.

— Кстати, мне сегодня как раз советовали обратиться к старшекурсникам для контроля над своей магией, — спохватилась я. — Вот только где бы такого человека найти…

— А что искать? Можно, к примеру, к Дайрену обратиться… — Дора мечтательно улыбнулась.

Это к тому, кто меня сегодня с утра пораньше «сердечком» обзывал? Нет уж, спасибо. Не хочется.

— А других кандидатур нет? — мрачно уточнила я.

— А чем тебе Дайрен плох? Он такой милый, точно не откажет.

И тут же проворчал Торн:

— Ты так говоришь о нем, как будто он — твоя тайная любовь. Вообще-то, я думал, что я — твоя тайная любовь.

Я едва сдержала смех, Дора мученически закатила глаза. Но с чуть ли не безграничным терпением все же мне пояснила:

— Я просто больше никого из старшекурсников не знаю. Да и, сама понимаешь, несколько лет на факультете Власти обычно не делают людей общительнее, благожелательнее и жаждущими помогать другим. Как вариант, ты, конечно, можешь обратиться к кому-нибудь из созидателей. Но что-то я сомневаюсь, что к ним можно просто так подойти и попросить о помощи.

— А к Дайрену можно? — что-то я сомневалась в этом еще больше.

— Ну к Дайрену же ты не просто так подойдешь, а со мной, — весомо возразила Дора. — И я вполне могу попросить за тебя. Можем прямо сегодня к нему и обратиться. Что скажешь?

Вот честно, не рвалась я с этим типом общаться, тем более о чем-либо его просить. Но тут уже стоял вопрос выживания. Либо я в скорейшем времени овладею магией, либо меня тут на занятиях добрые преподы укокошат. Ну и вариант «загнусь от голода» тоже еще никто не отменял.

— Хорошо, — я вздохнула, — пойдем к Дайрену.

К Дайрену планировали пойти вечером, после занятий. Тем более нам сейчас предстояла еще одна то ли лекция, то ли практика. И Дора с Торном собрались идти, и рядом со мной портал появился. А если я восприняла с надеждой, что будет на этот раз хоть что-то адекватное, то Торн аж голову в плечи вжал:

— Я вот думаю, что хуже: пойти или все же не пойти.

— Нет, — категорично ответила Дора.

— Что «нет»? — озадачился он.

— Не думай. Уж поверь, не подумав, ты всегда поступаешь умнее, чем подумав.

— А что сейчас за занятие такое, что даже Торн испугался? — насторожилась я.

— Боевая магия, — довольно мрачно пояснила Дора.

— И ты от нее тоже не в восторге? — догадалась я.

— От магии в восторге, от препода и его манеры обучать — нет. Тем более, по его милости я вместе с Торном оказалась, — буркнула она, но все же ответила подробней: — Понимаешь, хоть на факультете Власти в основном и воспевается единоправие, но в начале пути любому лидеру нужны соратники. И вот пока, на первом курсе, нас учат действовать хотя бы в парах. На прошлом занятии как раз распределили всех. И экзамен в этом семестре придется сдавать тоже в паре, — она угрюмо покосилась на Торна, который сейчас как раз пытался поковырять в носу, но палец не пролазил.

Ну теперь понятно, почему они почти все время вместе. Может, хоть мне в пару достанется кто-то адекватный. Это было бы просто замечательно.

Занятие по боевой магии проходило не в замке. Дора и Торн не стали топать пешком, перенеслись со мной порталом. И теперь мы оказались на просторной арене. Здесь уже толклись остальные первокурсники нашего факультета. Причем что-то никто из них не излучал радостный энтузиазм. То ли жаждущим господства над миром по самой своей сути противело работать в команде, то ли еще что.

Преподаватель не заставил себя ждать. Выглядел он, конечно, внушительно. Такая гора мышц — даже Торн на его фоне казался лишь жалким подобием, что уж про остальных говорить. Звание «магистр» с ним никак не вязалось. Как и то ли имя, то ли фамилия — «Лалин».

При его появлении студенты как по команде выстроились в ровную шеренгу. Преподаватель шел вдоль строя, с крайне недовольным видом осматривая всех. Увидел меня и аж замер.

— Неужели у нас новенькая? — с надеждой пробасил он.

Я тут же кивнула. А он аж просиял:

— Вот это да! Какая же все-таки радость!

О, ну хоть кто-то нашелся в этой академии нормальный из преподавателей, не жаждущий меня сразу же прикончить!

— Это же так замечательно, что ты появилась! — казалось, он на радостях готов стиснуть меня в медвежьих объятиях. — Это просто настоящий подарок судьбы!

— Правда? — усомнилась я. Конечно, приятно, когда тебя так встречают, но что-то это все же подозрительно.

— Конечно! А то я ведь так расстроился, что в этом году четное число студентов! А теперь нет! Теперь нечетное! Теперь, слава разрушению, появился нечетный! Тот, на чьем примере как раз красноречиво будет видно, что в начале пути в одиночку и одному даже прирожденному властителю не выжить! Так что я тебя поздравляю, — все так же сияя радостью, он весомо похлопал своей лапищей меня по плечу, — ты у нас, само собой, осталась без пары, будешь действовать одна. Конечно, не выживешь, но зато какую наглядную пользу окажешь остальным!

Мда. Приехали…

— Итак, — магистр обратился к остальным, — начнем занятие! Сегодня будем отрабатывать первичные навыки работы в команде! Что делать — я скажу! Как — тоже скажу! Никакой самодеятельности! Есть вопросы?

Есть. Только один. Сюда преподавателей поголовно с курсов тотального садизма набирают, или все же есть исключения?

И последующий час творился форменный дурдом. Все были против всех. Преподаватель бегал и орал. Торн несколько раз чуть не затоптал Дору. А я сидела в стороне и мрачно на все это смотрела. Если в ближайшее время не овладею магией, то мне точно каюк…

Вечером мы с Дорой пошли к Дайрену. Торна с собой не взяли. Его вынужденная партнерша по боевой магии прошипела, что он ее уже достал неимоверно и чтобы вообще ей до завтра на глаза не показывался, а то она точно его придушит.

Комнаты старшекурсников располагались выше. Точнее, даже на пятом этаже от нашего. Так как и сам Дайрен, по словам Доры, учился на пятом курсе. Что уже, вроде как, было чудом из чудес.

— Понимаешь, — поясняла моя сопровождающая, — повальное большинство покидает академию еще до конца первого курса. Да и сразу поступают сюда с таким расчетом. Все-таки за несколько месяцев здесь можно очень многому научиться, но если провалить экзамены первого года, то отчисление и заодно лишение магии. А этого никому не хочется. Вот и получается, что мало кто остается. И уж сама понимаешь, какова вероятность доучиться курса до пятого.

Да тут бы на первой неделе коньки не отбросить, что уж про пятый курс говорить.

— И ты тоже собираешься уходить до конца первого курса? — полюбопытствовала я.

— Естественно, — Дора и не отрицала. — Это, так сказать, золотая середина. И многие нужные знания и навыки получу, и с магией все же не расстанусь… — она резко замолчала и вдруг, побагровев, рявкнула: — Торн!

Мы обернулись. Тут же из-за поворота позади нас выглянула его озадаченная физиономия:

— А как ты меня нашла? — высунулся полностью. — Я же крался! И на цыпочках! Как эта… ну… знаменитая танцовщица. Изображающая бабочку, — и в доказательство пару раз волнообразно взмахнул руками.

Честно, если бы не свирепая Дора рядом, я бы засмеялась. Но сейчас это вроде как было бы невежливо.

— Я тебе прямо сказала, чтобы ты отстал! Неужели тебе так трудно понять даже настолько простые слова?!

— Ну почему же, я сразу понял. Просто ты сказала, что иначе меня придушишь. И мне так интересно стало. У тебя же это, пальцы короткие, а у меня шея большая и красивая, ты даже обхватить не сможешь, — он озадаченно пожамкал пальцами в воздухе, явно пытаясь это представить. — Ты не подумай, я не имею в виду, что ты совсем ущербная. Не совсем, конечно. Но пальцы у тебя все равно короткие. Недомерки такие. Это разве ты только ногами душить сможешь. Ноги у тебя все-таки длиннее пальцев. Хотя ненамного.

— Следующий этаж, вторая дверь справа, — отрывисто сказала мне багровая Дора и грозно двинулась на Торна. — Значит, тебе любопытно, как я могла бы тебя придушить?

— Так ведь любознательность — это хорошо, — он начал медленно отступать. — Стремление к знаниям!

— Ну ничего, сейчас я тебе продемонстрирую, — она кинулась к нему.

Торну все-таки хватило ума спасаться бегством. Смеясь, я проводила эту парочку взглядом. Вот даже не знаю, кому из них я больше сочувствую!

Эх, конечно, куда удобнее было бы прийти к Дайрену с Дорой, но теперь уже выбирать не приходилось. Я поспешила на следующий этаж.

Долго искать не пришлось. Хорошо хоть, заслышав голоса, я успела быстро затормозить. Замерла за поворотом коридора. И подслушивать ведь не хотела, но теперь казалось, что стоит хоть чуть пошевелиться, как меня заметят. Чего совсем не хотелось, учитывая, о чем именно говорили двое.

— Но, Дайрен, ты вообще понимаешь, что это попахивает государственной изменой? — приглушенно возмущался неизвестный. — И последствия…

— Что «последствия»? — раздраженно перебил Дайрен. — Плевать я хотел на последствия и на Крайена в том числе.

— Ты… ты… — его собеседник явно сейчас ртом хватал воздух, — ты так больше вслух не говори, а? А то у меня аж сердце прихватывает!

— Что ты теперь-то боишься? Слуховая иллюзия наивысшей степени, нас все равно никто сейчас услышать не может.

Хм. Тогда то ли иллюзия такая хромая, то ли я такая внезапно выдающаяся.

— Да тут дело не в том даже, что кто-то услышать может, а в самом факте, Дайрен! Я, конечно, понимаю, ты с Его Высочеством не в ладах, но говорить о Крайене в таком тоне и в таких выражениях…

— Это я еще мягко выразился, — Дайрен усмехнулся и уже серьезно добавил: — Слушай, заканчивай давай с истериками. От тебя вообще многого не требуется, просто раздобудешь мне тайно изначальный план замка и свободен. Не волнуйся, о твоем участии в, так сказать, заговоре никто и не узнает.

— Да даже если не узнает, мне все равно страшно представить, что дальше будет! Ты вообще хотя бы чуть-чуть рассматриваешь вариант, что у тебя может попросту не получиться?!

— Все получится, — тоном, не терпящим возражений, ответил Дайрен. — И давай уже на этом закончим по десятому разу обсуждать одно и то же. Сколько тебе нужно времени?

— Два дня или три, — обреченно вздохнул его собеседник. — Сам понимаешь, в хранилище тоже так просто не попасть.

— Ну, значит, через три дня принесешь мне план. Давай уж, не подведи.

— Как будто у меня выбор есть, — пробурчал неизвестный, и следом послышались удаляющиеся шаги.

Вот только явно ушел лишь один, кто-то второй пока оставался. Я затаилась в ожидании, что и он откланяется, и очень надеялась: хоть бы не в эту сторону коридора, где спряталась я. Но царила такая тишина, словно поблизости никого вообще не было. Я выждала не менее минуты, сделала осторожно шаг и тут же нос к носу столкнулась с Дайреном.

— И кто это у нас здесь? — прозвучало настолько грозно, словно меня вот-вот по стене размажут.

— Случайно мимо проходила, — тут же с честнейшим видом пискнула я, лихорадочно просчитывая, как бы сбежать.

Но Дайрен отрезал мне все пути для отступления, уперевшись руками в стену с двух сторон от меня и буквально нависнув надо мной. Смотрел так пытливо, словно в сами мысли заглядывал.

— Так ты все слышала, — вот словно бы смертный приговор мне озвучил.

Понимая, что отрицать бессмысленно, я ответила:

— Никому ничего не скажу, обещаю.

— Не трать зря обещания, я тебе попросту память об этом сотру.

И тут же меня окутал искрящийся сумрак. Физически никак не ощущалось, да и никаких изменений не происходило. Но Дайрен смотрел на меня так пытливо, словно уж какой-то результат точно должен быть.

— Ну? — мрачно поинтересовался он.

— Что «ну»? — я захлопала ресницами.

Вот интересно, я уже должна забыть или еще нет? А то бы хоть подыграла.

Он тихо выругался.

— Так на тебя и эта магия не действует?

— Видимо, магия у тебя такая корявая, — надоело мне уже, что я как на допросе. — Вообще не представляю, как ты до пятого курса умудрился доучиться.

Судя по выражению лица Дайрена, мне теперь точно кранты…

Я спешно добавила:

— Слушай, не собираюсь я никому твои тайны выдавать. Я же пообещала.

— А зачем мне рисковать и верить тебе на слово? Я могу тебя попросту убить, и все. На факультете Власти гибели студента никто особо не удивится, так что…

— Давай лучше заключим обоюдовыгодное соглашение, — я улыбнулась ему самой обворожительной из своих улыбок. Жить-то хочется.

Дайрен весьма задумчиво скользнул взглядом по моей фигуре. Но я тут же сбила поток его весьма однозначных мыслей:

— Да я не это имела в виду!

— Сомневаюсь, что ты можешь предложить мне что-то еще, — Дайрену явно его вариант нравился куда больше, чем какой-либо другой.

Вот так и захотелось его чем-нибудь треснуть! Но все же я постаралась сохранять спокойствие:

— Я предлагаю тебе простую сделку. Я сохраняю то, что сегодня услышала, в тайне. А взамен ты научишь меня магии.

Он такого явно не ожидал. Чуть изумленно изогнул брови и уточнил:

— Зачем?

— Затем, что у меня ни черта не получается, и если я в ближайшее время не научусь пользоваться магией, то мне в этой вашей Академии Мечты Садиста точно конец! — все-таки сорвалась я.

Как ни странно, Дайрен улыбнулся. И вдобавок смотрел на меня как-то странно, словно увидел вдруг в новом свете.

— А знаешь, Сердечко, это было бы весьма забавно. Но давай договоримся так. Если ты в магии пустое место, то возиться с тобой я не стану, и тогда ты добровольно выпьешь зелье забвения. Договорились?

— Договорились, — решительно ответила я. — Только давай без жульничества. Магия у меня точно есть и, насколько я поняла, не самая слабая.

— Вот и проверим. Пойдем.

— Куда?

— В мою комнату. Или ты предлагаешь заниматься посреди коридора? Если ты не в курсе, на факультете Власти далеко не приветствуется помощь другим. Ты хочешь неприятных последствий?

Я замотала головой.

— Вот и я не хочу. Так что пойдем, — он взял меня за локоть и повел за собой.

Нет, ну и где в этом мире справедливость? Вот у Дайрена была очень даже симпатичная комната. Несмотря на засилье черного цвета, серебристые детали в интерьере сглаживали всю мрачность — получалось стильно и, в общем-то, уютно. Не то что мой розовый кошмар…

— Проходи, — Дайрен изобразил подобие гостеприимства и, едва я переступила порог, запер дверь.

Он прошел к кровати, сел, вытянув ноги, и снисходительно мне скомандовал:

— Можешь раздеваться.

— Зачем? — оторопела я.

— Ну как зачем? Ты же сама просила тебя магии научить. Неужели не в курсе, каким именно образом магия пробуждается? Слушай, Сердечко, я понимаю, что ты из другого мира, но нельзя же быть настолько отсталой, — Дайрен с укором покачал головой. — Мда, это же сколько наверстывать придется, моя доброта меня погубит… Спасибо скажи, что тебе попался такой терпеливый и снисходительный учитель. Я даже, так и быть, готов раздеть тебя сам.

— Нет уж, обойдемся без такого героизма, — я на всякий случай даже подальше к двери отошла. — Пусть я и иномирянка, но все же не дурочка, так что хватит мне лапшу на уши вешать. И давай сразу договоримся, что ты не будешь пользоваться моим незнанием для своей выгоды.

— Вот ты сейчас враз убила весь мой интерес к этим занятиям, — усмехнулся Дайрен, но все же более-менее серьезно добавил: — Ну ладно, раз не хочешь провести время приятно, проведем его полезно. Что там у тебя с магией?

Я рассказала ему все, что сама знала. Начиная со странной реакции кристалла на церемонии посвящения и заканчивая выплесками магии на лекциях. Дайрен слушал внимательно, не перебивал, даже хмурился. Такое впечатление, что параллельно думал о чем-то своем и делал некие выводы. И к концу моего рассказа смотрел на меня с несравнимо возросшим интересом.

— Нет, это же надо было так умудриться на два факультета поступить… Да уж, Сердечко, ты прямо по всем фронтам выдающаяся.

— Ты не мог бы называть меня по имени? — насупилась я.

— Мог. Но мне и так нравится, — он невинно улыбнулся. — Ладно, что зря время терять, давай твое расписание посмотрим. Чтобы хоть знать, какой именно подвид магии для тебя актуальнее, его и будем в первую очередь развивать.

Я передала ему пресловутый свиток и даже рискнула сесть рядом на кровать. Но Дайрен все же наглеть не стал, меня не трогал.

— Оу… — выдал он, начав читать, — вот это расписание… Нет, ну надо же…

— Что там? — мне не терпелось услышать.

— Вот это везение! Сплошь все самое интересное!.. Так-так-так… «Основы потрошения и свежевания трупов недельной давности»… «Теория разделения полномочий и врагов на части»… О! — восхитился Дайрен. — А вот это же вообще только для избранных преподается! «Хомячки-берсерки как основа военной мощи. Способы укрощения, подчинения и спасения от них паническим бегством».

— Ты же это все сейчас несерьезно, я надеюсь? — мне аж дурно стало.

— Почему ж, вполне серьезно, вот же написано, — он указал на верхние строки. — Да ладно тебе расстраиваться, это же самые интересные предметы на факультете. На хомячков-берсерков я бы и сам сходил посмотреть. Но в прошлом семестре они сожрали единственного преподавателя, так что теперь все студенты там на самообучении. Ну и самовыживании заодно. Ну не кисни, давай посмотрим, что у тебя на втором факультете, вдруг там тебе больше занятия понравятся.

Он снова углубился в чтение и уже через несколько мгновений выдал:

— Хо-хо-хо… Слушай, Сердечко, да я сейчас просто взвою от зависти! Я и не думал, что у светлых такое… — выразительно на меня глянул.

— Какое? — мне заранее страшно было услышать.

Дайрен с энтузиазмом зачитал:

— «Основы охмурения: горизонтально, вертикально, с разбега». «Практика оголения нужных частей тела: работа в парах-тройках-группой по желанию»… Слушай, Сердечко, я готов самоотверженно подготовить тебя по этим дисциплинам в первую очередь! И… оооо… «Хомячки-берсерки как пример безграничной любви. Способы знакомства, очарования и спасения от них паническим бегством», — и философски подытожил: — Мда, с хомячками-берсерками все всегда заканчивается одинаково. Но все же на занятиях у темных не столь жутко.

Сердитая я с психу пихнула его локтем в бок. А Дайрен все смеялся! Так и хотелось выхватить свиток и настучать этому типу по голове! Но осуществить кровожадный замысел он мне не дал. Перехватил за запястья и теперь крепко держал. Причем теперь мы были так близко, что я чувствовала его дыхание. Странно, но вся злость как-то враз улетучилась. Просто неимоверно приятно было смотреть ему в глаза, ощущать тепло объятий…

— Ну все-все, не психуй, я просто не удержался, — Дайрен обезоруживающе улыбался. — Расписание у тебя вполне стандартное, на самом деле, ничего особо страшного нет. Тем более мы уже сегодня и очень быстро можем получить первые результаты. Магия реагирует на магию. Так что я просто задействую твою через свою. Если потенциал у тебя мощный, то уже завтра подвижки ощутишь. Ну что, готова? — он отстранился, держа меня за руки. — Будет немного не по себе. Возможно, накатит слабость.

— Но точно без какого-либо подвоха? — мрачно уточнила я.

— Даю слово, — и прозвучало так, словно это и вправду просто нерушимо.

Собравшись с решимостью, я кивнула. Дайрен ничего особо не делал. Просто смотрел мне в глаза, словно хотел увидеть саму душу, и одновременно через рукопожатие словно бы просачивался странный холод. Не неприятный — просто необычный…

Голова враз закружилась. Я бы даже упала на кровать, но Дайрен придержал меня за талию.

— Так. Все. С тебя на сегодня хватит.

— Но я же ничего не чувствую, — слабо возразила я.

— Изменение произойдет не сразу, сначала твоя магия восстановиться должна. Для тебя сейчас поспать самое идеальное. Я бы предложил остаться у меня, но, боюсь, ты опять неадекватно отреагируешь, — Дайрен подхватил меня на руки.

— Я сама могу дойти, — попыталась возразить я.

— Не сможешь, тебя вот-вот вырубит. Не волнуйся, я просто отнесу тебя в твою комнату.

Дверь перед ним открылась сама собой и так же самостоятельно закрылась, едва мы вышли в коридор. И вот же засада, в это время у всех уже кончились занятия! Так что тут хватало студентов, да и путь лежал через гостиную факультета — на виду у всех! На нас не просто смотрели, а даже шушукались. И судя по убийственным взглядам некоторых девиц, мне даже успели пожелать немедленной смерти. Впрочем, можно было заранее догадаться, что такой видный красавчик, как Дайрен, тут уж точно нарасхват.

Сам же он был невозмутим и на всеобщее внимание никак не реагировал. Мы добрались до двери в мою комнату.

— Только без комментариев, — мрачно попросила я, глаза уже закрывались.

— А у меня все равно слов даже подходящих нет, чтобы описать свой культурный шок. Но зато очень удобно, ни с какой другой дверью не спутаешь, — Дайрен осторожно поставил меня на ноги и вдруг спохватился: — Смотри, тут какая-то записка.

И вправду при нашем приближении материализовался закрепленный на двери лист бумаги.

— Я все равно не могу прочесть, — с досадой оглядела непонятные закорючки я.

Дайрен без лишних разговоров забрал у меня послание:

— Хм… «Если еще хоть раз посмеешь приблизиться к принцу Лару, тебе точно не жить».

— Там и вправду так написано, или ты опять издеваешься? — усомнилась я.

— Нет, именно так. Ты, что же, уже успела тут кому-то на больную мозоль наступить?

— Учитывая, как ко мне все тут относятся, то я только по больным мозолям и хожу, — я зевнула, в сон клонило нещадно.

Кое-как уцепилась за ручку двери и открыла. Правда, тут же чуть не упала, но Дайрен снова подхватил меня. Переступил порог и замер, оглядывая розовое великолепие.

— Кхм… Предложение переночевать у меня в комнате все еще в силе.

— Я тоже сначала была в полном ауте, — я сонно улыбнулась. — Но все же надеюсь, что смогу со временем комнату изменить.

Дайрен осторожно опустил меня на кровать.

— Так, давай, пока ты окончательно не заснула, на завтра договоримся. Лучше не афишировать вообще ни единой душе, что я тебя буду магии учить. Так что заниматься станем ночами. Здесь есть пустующие аудитории, там нас никто не застанет. Завтра около полуночи я создам для тебя портал, договорились?

Я кивнула, глаза уже почти закрылись.

— Спасибо, что все же согласился помочь.

Он что-то ответил, но я уже не разобрала слов. Последнее, что я услышала, это удаляющиеся шаги и звук закрывшейся двери. И провалилась в сон.

Глава 7

Наутро с трудом разлепила глаза.

— Пора вставать, пора вставать, — гнусаво повторяла фарфоровая кукла в розовом платьице. Сидела на тумбе рядом с кроватью, смотрела на меня большими синими глазами и повторяла одно и то же. Такой вот будильник в безумном царстве мечты для Барби.

Затыкалась она, кстати, только в тот момент, когда я вставала с кровати. Иначе продолжала бубнить над ухом, пока с ума не сведет или пока все же не вылезу из постели. Наверное, на магии работает. Может, через пару недель мне удастся подправить ее. Ну, чтобы хоть голос не был столь отвратительным.

С таким будильником проспать невозможно… в постели. Но после ночных занятий, а может, дело не только в них, но и в том, сколько вчера магии потратила — как бы там ни было, а чувствовала я себя не лучшим образом. И чуть не утопилась в раковине, потому что умудрилась заснуть, когда умывалась. Вот было бы смеху! Попаданка с Земли, зачисленная, так сказать, по блату, проявившая удивительные способности к обоим видам магии, утонула в раковине!

В общем, мысль, что не хочу опозорить Землю, помогла слегка проснуться. После того, как освежилась, без особой надежды заглянула в расписание. И… о чудо! Мне удалось его прочитать, удалось! Причем без особых стараний, ведь ничего же не сделала — просто посмотрела в него и прочитала.

Внезапный успех взбодрил. Не расстроило даже то, что первая пара у меня на факультете все той же Магии любви. Вернее, не совсем. Мне, вроде как, предстояло осваивать сегодня магию созидания. А магия созидания преподается всем, кто ею обладает. Но заниматься все равно должны группами, так что… привет студентам с факультета Магии любви!

Сегодня я не собиралась позориться. Хорошенько порывшись в шкафу, выбрала более ли менее симпатичное платье. Из минусов — розовое, как почти вся одежда. Из плюсов — красивый фасон, подчеркивающий достоинства фигуры, весьма заметное, но не слишком откровенное декольте и, главное, юбка не очень пышная, в ногах не запутается. Да и цвет приятный, не яркий, от которого хочется вырвать глаза, и не поросячий, а довольно-таки светлый, нежно-розовый.

Оделась и собрала сумку вовремя, как раз к раскрытию портала успела. Удобно все же! Если бы пришлось еще в столовую бежать, точно опоздала бы, не успела толком поесть. А мне еще с сотворением еды экспериментировать. Вдруг получится? Ну вдруг?! Могу я надеяться хотя бы на то, что голодной смерти удастся избежать? Ведь не зря накануне ходила к Дайрену и терпела все его издевательства?

В столовой осмотрелась в поисках Доры и Торна, но их, в черных, не слишком примечательных одеждах, не заметила. Зато компания из пяти девушек в платьях сразу в глаза бросилась. Причем знакомые все лица, из моей группы девушки, не просто с одного факультета.

К ним, конечно, не пошла. Уселась за свободный столик, уставилась прямо перед собой. Как там Торн советовал? Закрываем глаза, сосредотачиваемся и представляем, чего бы хотелось поесть… А хочется йогурт, кофе и бутерброд с яблочным повидлом.

Открыв глаза, изумленно воззрилась на дело рук своих. Получилось! Хм… получилось?..

Присмотрелась внимательнее. На тарелке — батон, намазанный чем-то фиолетовым, по консистенции действительно похожим на повидло. Только вот действительно ли оно яблочное? С йогуртом и кофе еще любопытней получилось. От баночки с этикеткой «Данон» исходил аромат горячего кофе. А в кружке плескалось нечто, очень похожее на жидкий йогурт. Ну что ж, попробуем.

А получилось неплохо! И пусть я немного все же напутала, еда оказалась весьма узнаваемой и приятной на вкус, так что завтрак порадовал, несмотря на сомнительный вид.

Очередной портал не заставил себя долго ждать, перенес прямиком к дверям аудитории. Я даже первая успела. Все же порталы — штука удобная. Так что за приходом остальных студенток и студентов наблюдала с удобного места — с парты в серединке ряда прямо у окна.

Принц тоже появился, в сопровождении аж четырех девушек. Девушки щебетали и с восторженными взглядами вились вокруг него, а Лар вежливо улыбался всем сразу, никого особо не выделяя. Двое других парней появились вместе и сели тоже вместе. Чуть ли не последним пришел Толик. Осмотрелся, вздохнул. И поплелся ко мне. Правильный выбор сделал, правильный! Вдвоем все хоть веселее. И мне будет кого потрясти на тему полезной информации.

— Ты жива, — вместо приветствия буркнул Толик.

У меня аж челюсть чуть не отпала.

— А ты надеялся, что нет?..

Он неопределенно повел плечами.

— Вчера слухи пошли, что ты умерла.

Шок нарастал.

— Откуда пошли?..

— Ну… девчонки болтали, — Толик все же смутился. — Я услышал случайно.

— А подробнее можно?!

— Да не было особых подробностей. Говорили просто, что как ты тогда сознание потеряла, так и не очнулась больше. А принц понес твое тело к ректору. Ректор подумал немного и сказал, что тебя можно некромантам отдать, как пособие.

Слов нет, какие восхитительные предположения.

А вот ректора, кстати, навестить не помешает. Есть у меня к нему пара вопросов. Может, ответит. Еще на церемонии посвящения он показался мне весьма милым старичком-одуванчиком.

Вскоре в аудиторию вошел преподаватель — довольно ветхий старичок с длинной, слегка редковатой бородой. Весь сморщенный, худой и даже немного сгорбленный, поздоровался с нами скрипучим голосом.

— На прошлом занятии, — объявил он, сразу переходя к делу, — мы изучали простейшую структуру потоков магической энергии в тарелке. Сегодня рассмотрим структуру чуть посложнее. Сегодня рассмотрим кружку. Итак, начнем.

Преподаватель повернулся к доске и весьма бодро для своего возраста начал чертить на ней страшные, многоэтажные формулы.

— Что это? — потрясенно прошептала я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Толик хмуро на меня покосился. Он уже вовсю переписывал эту жуть к себе в тетрадь. Но все же ответил:

— Магистр Челик сказал ведь. Это формулы структуры для создания кружки.

— Я думала, структура будет хотя бы в виде геометрических линий…

— Будет. Но сначала формулы.

Я вздохнула и тоже принялась записывать. Мысленно отметила, что нужно обязательно заглянуть в учебник. И вообще теперь, когда я наконец могу читать на местном языке, непременно ко всем парам готовиться. Иначе… как-то напрягает уже. Такое ощущение, что я пропустила не неделю, а как минимум пару месяцев обучения!

Поначалу честно пыталась вникать. Но увы, это оказалось бесполезно. Так что вскоре я уже просто переносила все, что магистр Челик писал на доске, в тетрадь. И не факт, что не делала при этом ошибок…

Пара превратилась в пытку. Бесконечные формулы, скрипучие пояснения, снова формулы. В итоге я начала клевать носом. Снова навалилась сонливость. Захотелось хотя бы немного вздремнуть. Тем более преподаватель почти не оборачивался, он бы, наверное, даже не заметил. Но я упорно держалась, встряхивалась и снова начинала писать.

Вот кто бы меня по щекам отхлестал, чтобы прекратила делать попытки отключиться!

А потом… с меня весь сон разом слетел. Потому что дверь внезапно распахнулась, и в аудиторию вошел… принц Крайен собственной персоной!

Преподаватель отлип от доски, каким-то чудом смог поклониться и пролепетал:

— Ваше Высочество, чем обязаны?..

По аудитории прокатился восторженный вздох. Но принц смотрел только на меня. Смотрел и улыбался. В дверях задерживаться надолго не стал. Проигнорировав слова магистра, направился прямиком ко мне. Я потрясенно замерла. Вот черт, что ему нужно от меня? Он вообще соображает, что творит? Зачем?!

— О, я бы с удовольствием тебя отхлестал, — произнес он насмешливо.

Принц читает мысли?!

— Да что вы… — я от такой наглости дара речи лишилась. — Что себе позволяете?

Он подошел ко мне, остановился рядом. Снова нахлынуло ощущение давящей, пугающей силы. Наклонившись почти к самому лицу, Крайен с улыбкой произнес:

— Только не по щекам… лучше… где-нибудь… по другому месту.

Резко подхватив одной рукой под колени, а второй — за талию, развернул к себе. Я хотела оттолкнуть его, пнуть в ногу или сделать хоть что-нибудь, но почему-то не получилось, тело вдруг отказалось мне подчиняться.

Паника быстро нарастала. Что он творит? Да еще у всех на глазах! И почему никто не вмешивается?!

— А кто должен вмешаться? Мы здесь совершенно одни, — усмехнулся принц.

Повернуть голову мне все же удалось. Осмотрелась. И поняла, что мы действительно одни! Аудитория потонула в каком-то тумане, больше ничего и никого не осталось, кроме нас с принцем и скамейки, на которой я сидела.

— Что вы со мной сделали?!

Я пыталась вырваться, просто пошевелиться, но кроме как крутить головой, больше ничего не получалось. Продолжая зловеще улыбаться, принц медленно наклонялся ко мне.

— Ты плохая девочка, Ника. Ты заслужила наказание.

— Что? О чем вы? — выдохнула я.

— Я чувствую на тебе воздействие чужой магии. Магия разрушения. Ты позволила провести ее через тебя.

— Я не понимаю…

— Кто это был, Вероника?

Не думать о нем, не думать.

Что-то подсказывало мне, что ни в коем случае нельзя, чтобы Крайен узнал!

— У тебя появились какие-то тайны? От меня, Вероника? Ты правда думаешь, что я не узнаю?

— Отпустите меня. Прекратите.

Это ведь сон. Просто сон! Я заснула прямо на паре, и Крайен наверняка мне просто снится! Но, как это часто бывает во снах, интуиция буквально вопила об опасности. А еще о том, что ни в коем случае нельзя думать о… не думать!

Принц очертил рукой подбородок, скользнул кончиками пальцев вдоль шеи. По коже побежали неприятные мурашки.

— Кто это был, Вероника? Чью магию я в тебе ощущаю?

Я сглотнула. Набравшись смелости, посмотрела ему прямо в глаза и ответила:

— Круг моего общения, как и мое времяпрепровождение совершенно вас не касается.

— Ошибаешься… — Голос Крайена звучал мягко, но в нем таилось что-то жуткое, невероятно опасное. Принц погладил щеку, зарылся рукой в волосы. И, резко их схватив, потянул вниз, тем самым заставляя запрокинуть голову. Сам навис надо мной. — Ты должна быть послушной девочкой. Прилежно учиться. Иначе…

— Вы никто для меня. И не смеете мне приказывать.

В глазах принца вспыхнула злость.

Это сон. Это просто сон. Я должна проснуться.

— Эй, Вероника!

Кто-то потрепал меня за плечо. Я вздрогнула и открыла глаза. Уф, обошлось! Я на самом деле на паре, каким-то образом умудрилась заснуть. Наверное, просто недосып, растраченная накануне магия и непонятная лекция наложились друг на друга, вот и не выдержала, задремала, уткнувшись носом в парту.

Я растерянно осмотрелась. С удивлением обнаружила, что в аудитории никого нет. А сбоку от парты сияет золотистая арка портала.

— Спасибо, что разбудил, — поблагодарила я. Ведь могла же проспать следующую пару!

— Не за что… ты не могла бы убрать эту штуку? — Толик кивнул на портал.

Ну да, точно, он же выход заслоняет. С одной стороны от парты — окно, а с другой — портал. Наверное, именно поэтому Толик до сих пор здесь. Не хочет через парту перелазить, надеется, что отодвину портал или как-нибудь его уберу?

— Портал ведет прямо к следующей аудитории. Так что могу подбросить, если хочешь.

— Ну…

Пока Толик сомневался, я скидала в сумку свои вещи, подхватила парня под локоть и затащила в портал. Нам все равно по пути!

Новая аудитория выглядела несколько иначе. От стен исходило странное свечение. Я и так присматривалась, и этак. Даже, пока тут никого больше нет, подошла поближе, чтобы убедиться, что у меня не глюки.

— Эй, Толик. А что это?

— Что? — не понял он.

— Стены, спрашиваю, почему светятся?

— Так это защита. От непредвиденных всплесков магии. У нас же сейчас практика.

Практика, да. У нас сейчас практика! И если мы будем создавать столовые приборы прямо сейчас, то, боюсь, меня ждет очередной провал, очередной позор у всех на глазах. Так что в ближайших планах: изучить первые главы учебников, обязательно разобраться во всех дисциплинах и к следующему разу всегда по возможности готовиться. Ну не могли они за какую-то неделю уйти настолько далеко, чтобы я теперь чувствовала себя таким лузером.

Пообещав себе разобраться с учебой, снова вспомнила сон. Аж холодок насквозь пробрал от этой жути. И что за бред мне снится? Неужели принц настолько зацепил, что теперь подсознание будет радовать такими закидонами? Так нет же! Это не любовные сны, а какие-то ужастики. Хотя… блестело в глазах Крайена что-то этакое… И вообще странный очень сон. Удивительно реальный.

А ведь это магический мир! Что если явление принца — не издевательства собственного подсознания? Что если он на самом деле во снах ко мне приходит?

И тут же саму себя одернула.

Нет, ерунда. Кто я такая, чтобы принц преследовал меня во снах? Не может такого быть. Он же принц, в конце концов! У него наверняка куча важных дел, кроме как караулить студентку-первокурсницу, чтобы в очередной раз ей присниться. Просто у меня у самой, наверное, крыша уже едет на фоне всей этой магии. Кстати, не стоит исключать эту версию. Вот кто поручится, что не рехнется, оказавшись в магическом мире?

Пока я размышляла, в аудиторию вошла компания из трех девушек. До этого мы с Толиком здесь были одни, все же порталом переместились быстрее остальных. А девушки, между прочим, из тех, кто перед прошлой парой вились вокруг Лариона.

— Ой, смотрите, они опять вместе, — прокомментировала одна из них, с каштановыми волосами, отливающими рыжиной. Я узнала ее. Это ведь с ней мы столкнулись перед церемонией посвящения. Вот кто бы удивился, что ей захочется ко мне прицепиться?

Постойте-ка… а может, она мне записку с угрозами и подсунула?! Или кто-то из их компании. Или сразу втроем. Вполне могут быть они!

— Правильно-правильно, пусть не рассчитывает на кого-то другого. Ей круче Толикара никто и не светит, — фыркнула вторая, шатенка с длинными, аж до середины бедер волосами.

Я не стала молчать, поинтересовалась:

— А принца где потеряли? Ваше общество его так быстро утомило?

Девчонки зашипели. Зачинщица спора рванула ко мне.

— Слушай, ты… побродяжка. Опять забываешься, с кем разговариваешь?

Я сохраняла спокойствие. Пожав плечами, заметила:

— Так ты же первой начала разговор. Я всего лишь ответила.

— Да ты… — кажется, она все никак не могла подобрать слова. Потом перевела дыхание и с угрозой в голосе сказала: — Не смей даже в сторону Лариона смотреть. То, что ты вчера устроила, чтобы привлечь внимание принца, это дешевые трюки. Так вот, запомни. Принц наш. А ты…

— Ваш? — перебила я. — Всех сразу? Он что, гарем завести хочет?

— Да как ты смеешь! — взвизгнула шатенка. Хотела рвануть ко мне, но третья девушка, светловолосая, ее удержала. Похоже, мое предположение, что кто-то из них может оказаться у принца не единственной, для них весьма оскорбительно.

— Я предупредила. Еще хоть раз в сторону Лариона посмотришь — пожалеешь, — сквозь зубы процедила эта… которая у них главная. — Ты учти, учеба в академии может быть опасной. Мало ли что случится с неопытной студенткой…

Девушки развернулись и, синхронно вздернув подбородки, зашагали к своим местам. Подозреваю, так легко они бы не отступились, если бы аудиторию не начали заполнять другие студентки. К тому же, как раз принц в дверях показался. Уже в компании других девушек.

Как выяснилось спустя еще пару минут, практику по магии созидания преподавала женщина. А то я уж, честно говоря, переживала, как этот старичок будет добираться до второй аудитории. И как вообще он сможет практику преподавать. Так вот, не он! Не старая еще женщина, в самом цвете лет, так сказать. Распущенные темно-русые волосы, черты лица чуть крупноватые. Смотрит сосредоточенно и внимательно.

— Итак, студенты. Это первое наше занятие, — бодро произнесла преподавательница. — Поэтому давайте сначала познакомимся. Меня зовут Миланелла эрт Говаль, я буду преподавать вам практику по магии созидания.

Ого, вот это да! Неужели на прошлой неделе не было? Неужели хоть какой-то предмет удастся послушать с самого начала?! А впрочем, вряд ли это сильно поможет. Практика по магии созидания плотно переплетается с теорией. А вот в теории я не разбираюсь абсолютно.

— Вероятно, я сейчас скажу кощунственную мысль, но… — она обвела взглядом аудиторию, — все, что вы изучаете на теории, может стать для вас необязательным. Эти формулы, диаграммы, чертежи. Можно обойтись без них, если сумеете. А все дело… в чем? Кто знает?

Две поднятые руки. Магистр Миланелла кивнула одной из девушек.

— Дело в концентрации и эмоциях.

— Не только. Нет. Все дело в вашем воображении. В умении сконцентрироваться и, конечно, в эмоциях. Но эмоции требуются везде и всегда. А вот воображение… в магии созидания играет решающую роль. Для кого нужны все формулы и сложные расчеты? Да для тех, кто создает что-либо, подходя к делу с математической точностью, с технической точки зрения. Но что есть созидание, если не творчество? Вы закрываете глаза и представляете, что хотите создать. Направляете магию.

Толик поднял руку. Магистр Миланелла кивнула:

— Да, Толикар?

— Но ведь мало просто представлять? Нужно знать, каким образом направить магические потоки. Для этого формулы и чертежи.

— А вот здесь, — преподавательница улыбнулась, — мы подходим к еще одному важному фактору. К интуиции. Именно наличие интуиции делает мага выдающимся. Или не делает, если интуиции нет. Вы действительно полагаете, что можно добиться успехов, умея создавать только при помощи сложных расчетов? Вот захотели вы создать… что вы там проходили… тарелку. Да, простую тарелку. Ничего же сложного, правда? Всего лишь тарелка. Но даже для тарелки вам необходимо рассчитать множество параметров. Как направить потоки, как их соединить, переплести, какой плотности они должны быть, чтобы получить тот или иной материал, той или иной формы. А раскрасить тарелку цветочками? Значит, нужно добавить краску! Все это рассчитать? Ну, при наличии опыта можно за полчаса.

У меня от всего этого перечисления глаз задергался. Но в то же время… я чувствовала, что преподавательница скажет что-то очень важное, подскажет выход. Правильный выход, спасение. А потому слушала, затаив дыхание.

— Такой маг не добьется ничего. Но всего этого можно избежать. Если вы интуитивно чувствуете, каким образом направить потоки. Итак, обобщая все ранее сказанное. Во-первых, воображение. Вы должны представить результат, что именно хотите получить. Затем интуитивно направить магию, воплощая этот результат в жизнь. И при этом, конечно, нужно сконцентрироваться. А вызывать магию при должных светлых эмоциях, потому что все-таки созидаете, а не разрушаете. Было много любопытных историй, когда, расстроившись из-за неудачных попыток, маги ругались и создавали непонятно что…

Магистр Миланелла помолчала немного, давая осмыслить сказанное. А потом хлопнула в ладоши.

— Пожалуй, начнем. Начнем с чего-нибудь простого… Да, Толикар? — она взглянула на поднявшего руку парня.

— А зачем тогда все формулы?

— Для тех, кому не хватает интуиции. Где нельзя обойтись интуицией, нужно использовать расчеты. Но мы попробуем развить у вас интуицию. Начнем именно с интуитивного созидания. Вы должны почувствовать магию всем своим существом. Этот путь приведет к успеху и величию. Только так. В дальнейшем, если вы поймете, что не справляетесь, подключите расчеты. Но вот вам для мотивации. Просто представьте, как сильно будут отставать те, кто ограничен расчетами, от тех, кто не ограничен ничем, только собственной фантазией?

Признаюсь, речь вдохновила. Но и напугала тоже. С одной стороны, есть шанс обойтись без всей этой сложной и непонятной белиберды. А с другой стороны… что если у меня все равно ничего не получится? С фантазией вряд ли возникнут проблемы. Но интуиция? Никогда раньше особой интуиции за собой не замечала.

Так, отставить панику. Я справлюсь. Должна справиться!

Пока я занималась самовнушением и готовилась к подвигам, магистр Миланелла предложила принцу выступить перед группой. Именно так: предложила, а не вызвала. Однако Ларион благодушно согласился.

— Сегодня я ничего сложного не потребую, — вещала преподавательница. — Для начала хотелось бы, чтобы каждый из вас просто попробовал и почувствовал магию. И, возможно, что-нибудь создал. Что именно создавать, тоже не буду говорить. Выбирайте сами. Это не обязательно должны быть тарелки или кружки, которые вы проходили на лекции. Единственное, просто рекомендация: не замахивайтесь на что-то габаритное или слишком сложное. Ну и это должен быть не живой предмет. При создании живых существ все несколько сложнее. На пару-тройку учебных лет.

Серьезно? Мы сможем создавать живых существ?!

И тут же саму себя одернула: ага, если не вылечу в ближайшее время.

— Принц, — она кивнула Лариону. — Прошу. Продемонстрируете нам что-нибудь?

Ларион улыбнулся и выставил перед собой руки ладонями вверх, на которых начал стремительно разгораться золотистый свет. Это… это было на самом деле нечто невероятное! Я видела, как текут, сплетаются золотистые нити, образуя сначала форму вазы, а потом — и цветов в этой вазе. Когда золотистое сияние погасло, в руках Лариона оказалась ваза с алыми розами. Принц поставил вазу на стол, снова взмахнул рукой. Охапка взмыла в воздух и рассыпалась отдельными цветами. Девушки восхищенно ахнули. Дальше все было весьма предсказуемо. Цветы поплыли по аудитории, спланировав на парты по одному каждой девушке.

— Показушник, — пробормотал Толик едва слышно.

Согласна, Ларион просто красуется. Но все же эффектно получилось. И ведь создать нечто подобное, полагаю, очень непросто. Цветы — живые! Я поднесла розу к лицу, вдохнула аромат. На самом деле живые!

— А теперь вперед, дорогие студенты, — объявила магистр Миланелла. — До конца пары каждый из вас должен создать. Ну хоть что-нибудь. Время пошло, начинайте.

И начались наши потуги. Я и так и этак пыталась к магии подступиться. Ее же для начала нужно почувствовать? Закрываем глаза и пытаемся почувствовать. Но как же сложно сосредоточиться, когда то с одной стороны, то с другой раздаются подозрительные хлопки, небольшие взрывы и прочие странные звуки, вплоть до ругательств сквозь стиснутые зубы.

— Нет, ну как же это так… как так… — бормотал рядом Толик. Его попытки обратиться к магии заканчивались вполне безобидно. Золотистое сияние попросту рассеивалось.

Ну а я… попробую пойти другим путем. Может, не зря преподавательница разрешила создать то, что сами выберем? Может, желание играет большую роль? Вот чего бы мне на самом деле хотелось сотворить? Если задуматься, ограничивает только собственная фантазия, Миланелла правильно говорила. А значит, создать можно все что угодно!

Кружка или ваза? Скучно. Потому, наверное, и не получается, что не хочется мне на вазы, да посуду всякую смотреть. А чего хочется? Айфон? Было бы неплохо, только толку от него в магическом мире. Плеер? Уже лучше! Но вряд ли удастся воссоздать начинку, только пластиковая коробочка в лучшем случае выйдет. О, придумала! Что мне хочется увидеть сейчас больше всего? Что сейчас очень-очень нужно? Правильно. Нормальная одежда.

И что-то так я захотела эту нормальную одежду, так представила ее во всех подробностях. В груди внезапно потеплело. Тепло заструилось по рукам к ладоням. В этот момент я опомнилась. Ведь оно это, оно! Магия. Теперь главное не спугнуть, позволить магии действовать самой, через меня. Интуитивно. В общем, мозг не включать, пока идет само. Так и отпустила, позволив магии пролиться на парту, свиться, выстроиться. И только после этого открыла глаза.

— О! У нас есть первая удачная попытка, — к нам приблизилась магистр Миланелла.

Я вытаращила глаза. Первая удачная попытка — это в самом деле я! Даже не верится.

— Хм… одежда, да? — уточнила преподавательница, рассматривая дело рук моих, вернее, моей магии.

— Да.

Все получилось! Получилось!

Я с восторгом рассматривала симпатичные обтягивающие джинсы с цветной узорчатой вышивкой с одного боку на бедре. Красота неописуемая! Вот лежащая рядом блузка не очень порадовала. Представлялась мне как-то иначе, а на деле вышла черная в уже надоевших розовых сердечках, от которых тошнить скоро начнет. Мечта чокнутого эмо.

— Вот это очень красиво, даже свой стиль сохранить умудрились, — произнесла магистр Миланелла, приподнимая… блузку.

По аудитории прокатились смешки. Ну шикарно. Теперь эти чудовищные сердечки будут считаться моим стилем.

— А это что? Штаны? Штаны какие-то странные получились, — она потрогала джинсы. — Ну ничего. Главное, что блузка получилась. А со штанами попробуете в другой раз, не все же с первой попытки. Студенты, — преподавательница повернулась ко всем остальным. — Похлопаем успеху Вероники, похлопаем! Смотрите же, какая прекрасная блузка.

О да, мне хлопали. Правда, мерзких улыбок при этом не скрывали.

Но вот что интересно. Мне было все равно. Это в первое мгновение расстроилась, что мои джинсы не оценили и сочли их ошибкой. Так ведь это ерунда. На самом деле ерунда! Потому что у меня получилось. Впервые воспользовалась магией созидания и создала вещь, да не просто предмет, какую-нибудь тарелку, а самую настоящую одежду, причем в дизайнерском исполнении! И пусть никто из них джинсы не оценил, они тут такой ткани вообще не видели, зато я смогу исправить свой гардероб. Возможно, не сразу, но…

Получается, у меня есть интуиция? Мне не нужны чудовищные формулы, чтобы что-то создавать? Ограничение — лишь моя фантазия?

Ну, держитесь! Потому что фантазия у меня богатая. Осталось только наловчиться, а значит, стоит почаще тренироваться.

Остаток пары без дела не сидела. Пребывая в эйфории, пыталась сотворить себе кеды. Но, к сожалению, больше вообще ничего не удавалось. Я не отчаивалась. Главное, что потенциал у меня определенно есть. А значит, дело техники и опыта. Справимся!

Еще радовало, что у других так не получается. Не то чтобы меня радовали чужие неудачи, нет. Тут другое. Магистр Миланелла сказала, что на первом занятии не ждала вообще ничего, кроме бесформенных кусков грязи и бездарно растраченной магии. Выходит, что при должных тренировках мне действительно удастся многого добиться. И такой успех, по сути, с первого раза — это не рядовой случай.

— Молодец, Вероника, — улыбнулся Ларион, когда мимо проходил, направляясь к выходу из аудитории.

— Спасибо, — я улыбнулась в ответ.

Стоявшие рядом девушки заскрипели зубами и смахнули в ведра комки грязи — единственное, что смогли сотворить.

А после пары у меня выдалось свободное время. Так что я к ректору решила наведаться. Все же есть парочка вопросов к нему.

Рассудив, что его кабинет должен находиться где-то в главном корпусе, отправилась сначала туда. А потом потихоньку, спросив у пары студентов, нашла заветную дверь с лаконичной табличкой «Сатратос Ларшель, ректор». Постучала.

— Войдите, Вероника, — весьма бодро откликнулся старичок. Нечета преподавателю лекции по магии созидания!

Только откуда он узнал, что это я? Где-то здесь магическая камера?

Я открыла дверь, вошла в кабинет и с любопытством осмотрелась. В принципе, обычный такой кабинет с темной, массивной мебелью. Стол, два стула перед ним для посетителей, диванчик вдоль стены, вдоль противоположной стены — шкаф. А вот в шкафу нашлось кое-что интересное. Флакончики с жидкостями, наверное, зельями, еще какие-то непонятные предметы. Статуэтки, небольшие зеркальца, странные хрустальные фигурки непонятной формы с возникающими внутри них вспышками света. И зачем все это? Для красоты? Или несет еще какую-нибудь полезную магическую функцию?

— Добрый день, — поздоровалась я.

— Добрый день, Вероника, добрый день, — кивнул ректор. — Как вам в академии? Осваиваетесь потихоньку?

— Потихоньку… вот об этом я как раз хотела поговорить.

— Да? Какие-то проблемы? Я лично проверил, порталы вам настроили, теперь без ошибок должны срабатывать перед каждой парой и переносить куда нужно. А все остальное, думаю, вполне можно наверстать.

— Я просто не понимаю. Почему меня зачислили через неделю после начала занятий?

— Сожалею из-за неудобств. Мы бы, конечно, зачислили вас раньше, если бы могли.

— Так почему именно через неделю?

— Ну… — Сатратос явно не горел желанием ничего объяснять. — Понимаете… мы давно уже не зачисляем людей с Земли. Даже не смотрим на них, не ищем потенциальных магов.

— Почему?

— Вам не говорили? У людей с Земли очень редко есть какая-то магия. По большей части они абсолютно пусты. Но если магия есть, то обычно очень сильная и непредсказуемая. Вот в непредсказуемости как раз кроется проблема. К тому же, полагаю, вы уже слышали, что маги в нашем мире склонны только к одной магии, к созиданию или разрушению. Такое сочетание, как у вас, очень опасно и непредсказуемо. Вам придется вдвойне сложнее, чем всем остальным. Чтобы контролировать такую сильную и буквально противоположную по своей сути магию.

— Но я все равно не понимаю. Если не искали, то почему нашли меня и все-таки зачислили? Да еще с опозданием и в такой спешке.

— Понимаете… — ректор неловко закашлялся. — С вами все получилось не совсем обычно. Мы… я имею в виду, руководство академии, не находили вас.

— А кто же? — я удивленно моргнула.

— Ну… тут такое дело… Это приказ свыше.

— Чей?

— Простите, Вероника, я не имею права об этом говорить. Пришел приказ свыше о вашем зачислении в академию. Ослушаться мы не могли. К тому же, полагаю, вы еще всех нас очень удивите, проявите необыкновенные способности. Так что все к лучшему.

Ректор поднялся из-за стола и буквально выпроводил меня за дверь, на прощание пожелав успехов в учебе. А я все никак не могла осмыслить. Приказ свыше? Но чей? Кому и зачем понадобилось выдергивать меня из родного мира и зачислять в академию?!

И как они не могли ослушаться, если академия, по идее, не подчиняется ни одному из двух королевств? Не понимаю.

А разобраться все же придется.

Однако на этом странности не закончились. Прямо посреди коридора, пока шла к себе в комнату, у меня перед носом внезапно взорвалось темное облачко, расползлось по воздуху чернильным дымком и выплюнуло мне на руки конверт. Конверт я поймала, просто рефлекс сработал. А вот открывать не спешила. Огляделась, но вроде бы рядом никого не было. И что это? Поди опять какая-то гадость.

Вздохнула, все же распечатала. В конверт была вложена симпатичная темно-синяя карточка, перетянутая золотистой лентой. А надпись гласила: «Вероника Меридова, Вы приглашены на бал, который состоится в королевском дворце Таирима в следующую субботу в шесть вечера. Просим явиться без опоздания. В случае неявки будете перенесены порталом принудительно».

Глава 8

— Дора, а ты слышала о каком-то бале в Таириме? — шепотом спросила я на следующей лекции, пока вяло-сонный преподаватель что-то нечленораздельно вещал на тему военных стратегий.

— Ты что-то спросила? — Дора пихнула сидящего рядом Торна, чтобы он перестал так оглушительно храпеть. — А то я не слышу ничего.

К слову, спал не только Торн, вообще половина аудитории. Меня вот тоже клонило в сон, но я пока держалась.

— Я спрашивала про королевский бал в Таириме, — повторила я, едва подавив зевоту. — Блин, что же так спать-то хочется…

— Да это нарочно, — мрачно пояснила Дора, — так на части лекций делают для тренировки силы воли и внимания. Та же целеустремленность, чтоб ее. Вот сейчас занятие очень важное, но подается так, чтобы смогли научиться лишь самые сильные и стойкие. Считай, естественный отбор. А почему ты про бал спросила?

— Да вот, внезапно получила на него приглашение. Хотя «приглашение» — это еще мягко сказано. Скорее, приказ.

Нет, конечно, бал — это звучало весьма заманчиво. Но не когда туда зовут добровольно-принудительно. Да и вдобавок раз Таирим, то там и принц Крайен будет, любитель запугивать меня во снах. И ведь сейчас наверняка это его инициатива! Причем сюда же очень хорошо вписывались слова ректора о приказе для зачисления свыше. Неужели и тут принц темных виноват? Но на кой я ему сдалась? Да и как узнал обо мне? Или выбор был случайным и могли забрать вообще любую девушку с Земли?

— Ты что-то путаешь, — Дора смотрела на меня с явным сомнением, — никто бы тебя туда не пригласил. Это же королевский бал, а не смотр попаданок, — но все же куда более дружелюбней пояснила: — Его проводят ежегодно в таиримском дворце, приглашают только знать и самых выдающихся магов. Насколько я знаю, даже наш ректор ни разу такой чести не удостаивался. Вот и представь, какие шансы получить приглашение для простой студентки.

— Сейчас сама увидишь, — я полезла в сумку, но сколько ни искала, так и не удалось найти конверт. — Куда он делся? Неужели потеряла?

Дора посмотрела на меня весьма красноречиво, мол, не умеешь врать — не берись. Но, может, раз нет приглашения, то и у меня никаких обязательств? Вот только что-то мне подсказывало, так просто отделаться не удастся. Но зато во всем этом я нашла хоть какой-то плюс: если мое появление в академии и вправду спровоцировано Крайеном, то, без сомнений, у него для этого была очень веская причина. Вдруг заодно удастся и ее выяснить.

После лекции мы еще с полчаса пытались разбудить никак не просыпавшегося Торна, из-за чего не успели на обед и в итоге опоздали еще и на следующую лекцию. Злющий препод нас даже в аудиторию не пустил.

— Ну вот, — обрадовался Торн, — можно теперь идти спокойно обедать!

Дора глянула на него так люто, что он чуть воздухом не подавился.

— Ну ладно-ладно, не пойдем обедать, — тут же сдался и поспешил сменить тему, вот только выбрал явно неудачную: — О, Ника, а это правда, что у вас с Дайреном шпили-вили?

— Чего? — изумились мы с Дорой в один голос.

— Ну а что? Вчера об этом судачили всякие. Оказывается, Нике на факультете Любви дали задание соблазнить кого-то из темных, она вот на Дайрене практикуется. Вчера вот так допрактиковались, что он ее обратно до комнаты еле дотащил, — пояснил Торн и тут же добавил как в оправдание: — Вы не подумайте, я не завидую, да и вообще без умысла. Но, Ника, у тебя там на том факультете есть еще какие-нибудь симпатичные девицы с таким же заданием? Желательно блондинки, конечно, но, если что, и остальные сойдут. А то я вот прям безотлагательно готов, так сказать, геройски стать тренировочным пособием.

Жесть. Чем дальше, тем чудесатее. Поклонницы Лариона меня вчера похоронили, поклонницы Дайрена вот такой бред придумали. Интересно, есть ли поклонницы у принца Крайена? Хотя те наверняка сразу просто в порошок сотрут.

— Слушайте, ничего подобного и близко нет, — спешно заверила я.

— Как… нет?.. — Кажется, я своими словами сейчас Торну весь наконец-то найденный смысл жизни изничтожила.

— Ну вот так. Бред это все полнейший. Ничего такого на факультете Любви не изучают. — И тут же мрачно добавила: — Надеюсь.

— Так а с Дайреном что? — сердито смотрела на меня Дора.

— С Дайреном у меня вообще ничего, — заверила я, памятуя договоренность о наших занятиях вообще никому не распространяться. — Так что не слушайте вы этот всякий бред, который про меня сочиняют. Просто у кого-то явно больная фантазия. Да и боюсь, лютует не в последний раз.

И вот как доказать злопыхательницам, что мне эти местные красавчики даром не нужны? Может, для конспирации с Толиком под ручку прогуливаться? Или с Торном? Пусть лучше судачат, что у меня дурной вкус, чем что я с Дайреном практикую соблазнение или еще что покруче.

Самого Дайрена все эти слухи только повеселили.

— Ну и что тут смешного? — хмуро поинтересовалась я.

— Твоя реакция, — усмехнулся он и как бы между прочим добавил: — Но если что, ты учти, я всегда готов тебе оказать помощь в таких вот «практиках». Все исключительно по доброте душевной и из сострадания к бедным студенткам.

— Да-да, я уже поняла, какой ты добрый и сострадающий. Может, наконец-то к магии перейдем? А то время и так уже позднее.

Вообще портал в моей комнате появился около полуночи. Так я оказалась в этом пустом темном зале, где уже ждал меня Дайрен. Пока я не представляла, сколько времени займет наше занятие, но все же хотелось надеяться, что выспаться тоже удастся.

— Знаешь, Сердечко, когда кто-то искренне хочет научиться магии, он не беспокоится о времени суток, — парировал Дайрен. — Да даже если до утра прозанимаемся, главное, чтобы эффект был. Так что не ворчи и внимательно меня слушай.

Ну вот честно, прямо великий просвещенный учитель перед жалкой козявкой. Но я все же вступать в пререкания не стала, а то это только драгоценное время отнимет.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Явно довольный моим молчанием Дайрен продолжал:

— Так как ты у нас особо выдающаяся, — прозвучало вовсе не как комплимент, — то и учить тебя надо по-особенному. Ты в курсе, надеюсь, что я могу помочь лишь только с магией разрушения? С созидательной тебе придется по аналогии самой справляться. Ну или к кому-то из светлых на поклон идти, чтобы обучали. Хотя, конечно, там и близко нет никого равного мне.

— Ага, в скромности, — я не удержалась от улыбки.

— И в этом тоже, — так и быть, согласился Дайрен. — Итак, что ты вообще знаешь о магии разрушения?

— Ну… Она разрушает, — говорить честное «Ничего фактически не знаю» все же не хотелось.

— Дальше, — весьма строго смотрел на меня он. Как на экзамене, право слово.

— Эта магия вроде как зависит от негативных эмоций, — добавила я, припомнив свое первое занятие тут, когда чокнутый препод хотел меня угробить.

— И?

— И все, — все же призналась я.

— Мда-а… — Дайрен демонстративно закатил глаза. — Даже странно, что с такими познаниями ты умудрилась выжить за эти дни в академии…

— Если тебя утешит, по магии созидания я теорию знаю еще хуже. — И, не удержавшись, добавила: — Хотя вот сегодня смогла создать джинсы!

— Джинсы? — он моей гордости не разделил. — А это что? Надеюсь, приспособление для быстрого и безболезненного самоубийства? Хорошо, если так. Быстро отмучаешься.

Вот никак я по нему не могла определить, когда он шутит, а когда нет! Тоже мне, Капитан Невозмутимая Физиономия.

— Джинсы — это предмет одежды, — все же просветила я. — Штаны такие.

— И этим вы занимаетесь на факультете Любви? — Дайрен скептически изогнул брови. — Созданием штанов? Это на тот случай, если чересчур пылкий любовник их будет стабильно на себе рвать в порыве страсти? Ну так-то да, навык нужный. Хотя я все же наивно считал, что вас там учат чему-то более… кхм… интересному.

— В основном там учат светлым эмоциям, — я все же вступилась за факультет. — Созидающим и приятным.

— Логично, новые штаны — мелочь, а приятно, — с крайне серьезным видом согласился он.

— Дайрен! — вот прямо хотелось его стукнуть. — Ну хватит, а? Раз не понимаешь ничего в факультете Любви, то и нечего ерничать.

— Боюсь, из нас двоих я все же больше в нем понимаю, — со снисходительной улыбкой возразил он. — Ну да ладно, что-то мы отвлеклись. Смотри, — он хлопнул в ладоши.

И тут же вспыхнуло множество маленьких сполохов. Они рассеялись вокруг, как рой светлячков — весь огромный зал теперь прекрасно просматривался. Он был сферической формы, без окон и фактически без дверей — одна-единственная, да и то покореженная, валялась недалеко от входа, заваленного булыжниками.

— А что это вообще за место? — мне даже не по себе стало.

— Один из тренировочных залов старшекурсников. Его закрыли год назад.

— А из-за чего?

— Да слишком много народу тут погибло, энергетика потому совсем плохая, — пояснил он как нечто совершенно обыденное, но тут же с усмешкой пояснил: — Да не бледней ты так, я несерьезно. Просто в прошлом году была череда землетрясений, некоторые коридоры завалило, часть помещений оказались отрезаны. Как вот этот зал. Теперь попасть сюда можно лишь порталом.

— А у вас тут нередко землетрясения? — уточнила я.

— Слушай, Сердечко, ты много отвлекаешься не на то, что нужно. Лучше смотри.

Дайрен ничего вообще не делал, но по стенам зала вдруг начали разрастаться темно-синие светящиеся узоры — словно бы проступали сквозь каменную кладку. Они вились вверх, пока не сошлись в самой высокой точке потолка. И соединившись, враз засветились еще ярче. Выглядело просто завораживающе.

А Дайрен, между тем, пояснял:

— Это не для красоты, если что. Это потоки магии разрушения. Причем нейтральной, нечеловеческой. То есть использовать ты ее не можешь, она неуправляемая по самой своей сути. Ну знаешь, как природные катаклизмы. И сам смысл этого зала в противостоянии с этой магий. Раз уж тебе необходимо научиться быстро, то это самый лучший вариант.

— Извини за критику, но у вас тут вообще хоть кто-то знает другие методы обучения, кроме «научись или скопытнись»? — мрачно смотрела на него я.

— Раз ты до сих пор жива, то этот метод очень даже на тебе срабатывает, — с улыбкой возразил Дайрен. — Да и чего тебе бояться, я ведь рядом.

— Милосердно добьешь, если что?

— Как можно? — демонстративно ужаснулся он. — Я же с факультета Власти! Я не знаю слова «милосердно».

Вот странно все же, Дайрена так прибить хочется за его подколы, но при этом с ним все равно комфортно. И совсем не страшно. Пусть я его фактически не знала, но почему-то внутренним наитием не сомневалась, что он защитит, если что-то вдруг пойдет сейчас не так.

— Ладно, давай начнем, — я обреченно вздохнула. — Что я должна сделать? Как обычно — выжить?

— Типа того. Я сейчас уберу всю защитную сдерживающую магию, и воплощенное разрушение хлынет сюда, в зал. Ты должна просто сосредоточиться на своей магии, позволить ей защитить себя. Если что, я постоянно буду рядом, так что не бойся. Готова? — Дайрен смотрел на меня очень серьезно.

На миг закрыв глаза, я набралась решимости.

— Да, давай.

Узоры на стенах дрогнули, распадаясь синими искрами, и тут же со всех со сторон в зал хлынула черная хмарь. Несколько секунд — и доберется до меня! Я всеми силами сосредоточилась. Так, нужны негативные эмоции. Да хоть что-то! Меня же просто сейчас прибьет на месте!

— Дайрен! — я начала потихоньку паниковать. — Не получается!

— Плохо стараешься, — отмахнулся он, с заинтересованным видом рассматривая свои ногти.

Вот бы треснуть ему сейчас! Но этой злости все равно явно не хватало для воплощения магии. Ну все, теперь мне точно хана.

За миг до приближения черной хмари я инстинктивно закрыла глаза и затаила дыхание, желая сжаться в комочек. Но рванувший во все стороны свет был настолько яркий, что я увидела даже через сомкнутые веки. И ничего больше не происходило, неминуемая вроде как смерть не наступала.

Тут же справа послышался узнаваемый звук — Дайрен хлопал в ладоши. Я тут же открыла глаза, но обрадовалась рано. Хлопал он уж точно не в знак одобрения — вообще с таким выражением лица, словно я — мелкая букашка, которую он просто пытается между ладоней прихлопнуть.

— Скажи же мне, о сердечковое сосредоточие логики и целеустремленности, ты какой магии хотела научиться?

— Разрушения, — я растерянно огляделась. Не было ни хмари, ни синих узоров на стенах, лишь золотистые сполохи умиротворенно кружились в воздухе.

— Так, разрушения — ну хоть это помнишь, все не так плохо, — продолжал докапываться Дайрен. — Может, еще вдруг в закоулках твоей феноменальной памяти затесалось, какую именно магию я говорил тебе сейчас использовать?

— Слушай, созидательная воплотилась сама собой, — хмуро парировала я. — Я уж точно это сделала не специально.

— Мда. Специально ты, похоже, только джинсы создаешь.

— Дайрен! — психанула я. — Хватит издеваться! Повторяю еще раз, магия воплотилась сама! Видимо, просто в порыве меня защитить. И знаешь, я готова сказать ей «спасибо». Ей готова, а тебе с твоими сомнительными методами обучения — точно нет. — Но все же постаралась успокоиться: — Да и в чем принципиальная разница? С разрушением лучше всего справляется созидание — разве это не логично?

— Нелогично то, что я вообще взялся тебя обучать, — Дайрен проявлять снисхождение совсем не рвался. — Запомни одно простое правило: невозможно владеть в полной мере и той, и той магией, необходимо развивать какую-то одну. Это ведь по самой своей природе взаимоисключающие силы. Да, логично гасить разрушение созиданием. Но с той же логикой, с которой ты будешь очаровывать кавалеров на факультете Любви разрушением. Пойми, тебе в любом случае придется выбрать одну магию, иначе ты точно не жилец. Все равно в итоге на двух факультетах хоть как не удержишься, с одного выкинут. Это же вообще надо было додуматься сразу на два поступить!

— Между прочим, я в эту вашу хваленую академию совсем не рвалась, — хмуро возразила я. — У меня и в моем мире все было просто замечательно. Но нет же, какой-то у вас тут высшей шишке вдруг понадобилось меня сюда выдернуть!

Дайрен на миг даже в лице изменился, но я не успела уловить мелькнувшие в его глазах эмоции.

— А с чего ты взяла, что ты тут по чьему-то приказу, а не из-за своей магии? — спросил он как бы между прочим.

— Ректор сегодня сказал, — я скрывать не стала. — Ну что мое зачисление — это приказ свыше. Правда, уточнять он вообще не стал. Хм, Дайрен, — даже не по себе стало, — ты что на меня так смотришь?

— Да ничего, — он усмехнулся, — просто радуюсь, как удачно вдруг все сошлось, — но пояснять свои слова он не стал: — Ладно, Сердечко, давай на сегодня закончим. До завтра тебе задание: определиться, какую именно магию ты хочешь развивать.

— А с магией созидания ты тоже можешь помочь? — усомнилась я.

— Могу. На начальном уровне развития они все равно одинаковые. Да и тебе пока начального уж точно хватит. Но я бы все же советовал тебе выбрать разрушение — шансы выжить больше.

— Но созидательная мне и дается легче, — я протянула руки и тут же вокруг моих пальцев закружились золотистые сполохи. — Вот видишь? Я сейчас, наверное, даже создать что-нибудь смогу.

— Единственное, что сейчас стоит создать, это портал отсюда, — Дайрен моего энтузиазма не разделял.

Но только-только он собрался воплотить свои слова, как моя магия рванула во все стороны, ослепительным светом ударяя в стены зала. Тут же по полу пробежала рябь, я бы даже упала, не успей Дайрен придержать меня за талию. В другое время я бы сразу отстранилась, но сейчас уже стало не до приличий. Прокатывающиеся по полу волны становились все сильнее, устоять на ногах было почти невозможно. Стены затрещали.

— Это я натворила?.. — даже не знала, радоваться ли, что магия такая сильная оказалась, или пугаться, что тут все может разрушиться.

— И да, и нет, — отрывисто ответил Дайрен. По-прежнему крепко держа меня за талию, окутанный тьмой, поднялся в воздух.

Зал уже вовсю ходил ходуном, словно какой-то неведомый великан его тряс.

— Да что вообще происходит? — я держалась за Дайрена, как утопающий за соломинку. — Тут же вот-вот все рухнет! Скорее создавай портал!

— Я бы с удовольствием, но кое-кто своей магией созидания тут все заполнил, такая тонкость, как воплощение портала, даже у меня тут не получится, — но как ни странно, он вообще не паниковал.

— То есть нас сейчас с тобой тут просто заживо похоронит? — ахнула я.

— Нет, естественно. Просто прекрати паниковать и доверься мне. Я же сказал, что не дам случиться ничему плохому, — по-прежнему крепко меня держа, Дайрен поднимался все выше, прямо под вот-вот готовый рухнуть свод зала.

— Плохое уже случается, сейчас тут просто камнями завалит! — я вообще не понимала, как в такой ситуации можно выбраться: ни окон, ни дверей, ни портала. — Неужели это я виновата…

— Ты виновата только в том, что я портал сейчас создать не могу. Землетрясение ты не вызывала.

— Так это землетрясение?.. Вот так внезапно совпало?..

— Будем считать, что да, — Дайрен явно что-то недоговаривал. — Ну все, держись крепче.

Честно говоря, я перепугалась, что он намерен нами стену пробивать. Но на деле пробил ее рванувшей вперед магией. И в тот же миг потолок рухнул… Не знаю, каким чудом, но в последнюю секунду Дайрен умудрился вылететь через образовавшуюся пробоину.

Оказалось, зал сообщался с внешней стеной замка, так что Дайрен все ловко рассчитал. Окутанные тьмой, мы поднимались все выше и выше. Внизу остались руины зала — просто как дыра. Но вот ведь странно, нигде поблизости разрушений не было! Словно внезапное землетрясение задело только один этот конкретный зал.

Я озвучила Дайрену свое изумление, но в ответ получила лишь:

— Это нормально, так бывает.

Ну да, чему я удивляюсь. В этой чокнутой академии и не такое могло случиться.

Мы как раз пролетали над одной из башен. Казалось, протянув руку при желании, я запросто дотронусь до черепицы. Пусть я не сомневалась, что Дайрен все равно удержит, но и сама не хотела лишний раз отцепляться. И вот ведь странно, впервые за все время в этом мире я чувствовала себя не так уж и катастрофично. Приятная прохлада окутывающей магии, тепло мужских объятий, вдобавок чудесная звездная ночь… С высоты во всей красоте раскрывалась громада величественного замка. И даже дух захватывало от этого великолепия.

— Дайрен, а научиться вот так вот летать сложно? — восхищенно спросила я.

— Это одно из высших проявлений магии разрушения. В созидании тоже такое есть, но тоже научиться очень сложно. Тебе, Сердечко, сейчас не о полетах нужно думать, а о банальном выживании. Ну а летать… со мной будешь, — он вдруг улыбнулся, и даже без тени какой-либо насмешливости.

Внезапно для себя я залюбовалась. Какой он все же… Пусть иногда и прибить хочется, но в то же время так приятно в объятиях…

Я постаралась отвлечься от непрошенных мыслей:

— Дайрен, так а вот такие землетрясения часто бывают? В любой момент и где угодно?

— Не часто и не везде. Не волнуйся, пока до жилой части замка не дойдет.

— Пока? — уточнила я. — Дайрен вот ты же явно что-то недоговариваешь.

— Я вообще много чего недоговариваю, только потому и жив до сих пор, — усмехнулся он. — Ну все, Сердечко, прибыли.

Через открытое окно мы попали в коридор жилого этажа нашего факультета. Тут, конечно, никого не было, все нормальные студенты спали.

— Так, тебе направо, мне налево. Завтра в то же время создам тебе портал, — Дайрен хоть и поставил меня на пол, но почему-то выпускать из объятий не спешил. — Помнишь, что ты до этого времени должна сделать?

— Выжить? — я улыбнулась.

— Нет, определиться с магией. Впрочем, выжить тоже не помешает. На сегодня, считай, наше занятие закончено. Ты не молодец и я очень недоволен, — с демонстративной строгостью подытожил он. — Обещаешь исправиться?

— Обещаю, — и так тепло-тепло на душе почему-то стало…

— Вот и умница, — словно опомнившись, Дайрен разжал кольцо рук.

Я запоздало сообразила, что и сама должна была бы отстраниться первой, но почему-то даже не пыталась. Я постаралась скрыть нахлынувшее смущение:

— До завтра, Дайрен.

— До завтра, Сердечко.

— Ааай, — я чуть не зарычала, — ты не мог бы наконец называть меня по имени?!

— Мог бы, но не хочу, — его явно позабавила моя реакция. — А давай так? Ты достигаешь успехов в магии, и тогда я, так и быть, начну обращаться к тебе иначе. Но до тех пор, уж прости, Сердечко, быть тебе Сердечком. Даже странно, что ты так на это реагируешь, учитывая, как ты все подобное любишь.

— Моя комната и одежда — не показатель!

— Вот ты бы с таким пылом магией занималась, как свою правоту доказываешь. Ну все, давай до завтра, — он направился вдаль по коридору.

Я еще с несколько секунд сверлила гневным взглядом его спину, пока он не скрылся за поворотом. Поспешила к себе.

Честно говоря, спать совсем не хотелось. Тем более меня так окрылили сегодняшние успехи в созидании: и одежду создала, и сейчас в зале сразу магию воплотить смогла золотистыми сполохами. Да и к тому же, спасибо Дайрену, «сердечковая» тема достала уже нещадно. И я решила вот прямо сейчас, не откладывая до утра, попытаться свою комнату изменить. Конечно, я понимала, что всю сразу вряд ли получится, нужно реально оценивать свои силы.

Я решила начать преображение с пустующей стены. Возле нее не стояло мебели и картин не было. Но тут и сама стена — как картина. Причем в духе Салвадора Дали — вся в стекающих сердцах разной формы. Смотрелось жутко и коробило каждый раз, стоило на нее взглянуть. Ничего-ничего, сейчас я ее поправлю.

Встав напротив, я закрыла глаза и сосредоточилась. Светлых эмоций в предвкушении изменений хватало с лихвой. Воображение работало просто отлично. Мне представлялось что-то такое же стильное и одновременно уютное, как вот в комнате у Дайрена. Да, это было бы идеально…

Приятным покалыванием ладоней я почувствовала, как магия созидания воплощается сильным потоком. Сейчас открою глаза, а там…

— Кхм, ты уже успела по мне соскучиться?

— Дайрен?.. — изумилась я, открывая глаза. И тут же оторопела еще больше.

Той злосчастной стены не было! Она просто исчезла! Да так, словно была смежной с комнатой Дайрена. И сейчас наши спальни оказались объединены: просто моя и его половина.

— Как такое вообще возможно?! — поразилась я.

— Это ты у меня спрашиваешь? — мрачно уточнил он.

— Но наши комнаты же вообще на разных этажах! Как они могли объединиться?! Я же совсем не то представляла! Дайрен, верни все обратно!

— Эй, привет, я не создатель, приятно познакомиться, — ехидно напомнил он.

— Ну так ты разрушением убери, — не растерялась я.

— Ты хочешь жить в руинах? — скептически уточнил Дайрен. — Слушай, меня вот тоже вид на твои сердечки не вдохновляет, но разносить все в пыль тоже не вариант. Завтра подумаю, что с этим сделать, а на сегодня уже разрушений хватит.

Меня ждать до завтра совсем не устраивало:

— Но как спать в таких условиях?

— Спокойно и желательно без храпа.

Понимая, что от него сегодня помощи точно не дождусь, я притащила ширму, поставила ее на место стены. Не особо помогло, но хоть что-то. Может, завтра Дайрен и вправду исправит. Ну или я снова попытаюсь. Главное, при этом еще хуже не сделать.

Глава 9

— Почему вчера на отбор не пришла? — раздался голос Лариона прямо над ухом.

Я вздрогнула, потому как сидела в столовой с закрытыми глазами и завтрак себе сооружала. А тут он, явился. Еще отвлекает, к тому же.

Пришлось все-таки открыть глаза.

— Какой отбор? — спросила я нехотя.

Окинула взглядом созданные блюда. Омлет вроде бы получился нормально, выглядит весьма аппетитно. Бутерброд с колбасой тоже прямо-таки просится, чтобы его съели. Ну и кофе. В баночке с надписью «Данон». Это, видимо, фишка такая. Иначе почему-то не получается.

— Отбор, который был вчера на четвертой паре, — принц бесцеремонно сел рядом. С интересом воззрился на баночку с кофе. — А это что такое? — Без спросу взял, поднес к лицу принюхиваясь. — Хм, не узнаю такой напиток. Похоже, ни разу не пробовал.

— Можешь попробовать, — милостиво разрешила я. А сама глаза снова закрыла, чтобы сотворить себе еще баночку с кофе. В том же оформлении, но какая разница? Главное, что вкус очень даже!

Чувствую, мне теперь вообще каждое утро придется с кофе начинать. С такими чудовищными недосыпами. И ведь устала накануне, и вымоталась сильно из-за очередной растраты магии, а все равно спала плохо, постоянно просыпалась, ворочалась. Будешь тут ворочаться, зная, что за ширмой спит Дайрен! Хорошо хоть он из-за меня не просыпался. А то бы еще и на эту тему начал издеваться.

Ларион отпил немного кофе. Задумался, прислушиваясь к ощущениям.

— А во время четвертой пары я была на занятии на факультете Власти. Нет у меня в расписании никакого отбора, — пояснила я, с удовольствием отпивая свой кофе. По-моему, с каждым разом получается все лучше и лучше.

— Точно, у тебя же индивидуальное расписание. Но не понимаю, почему отбор посчитали недостаточно важным? — всерьез озадачился принц. Причем выглядел слегка обиженным, что ли?

Вместо ответа принялась за завтрак. Тем временем Ларион еще пару раз кофе отпил. Наконец констатировал:

— Интересный напиток. Странный, но интересный. Как называется?

— Кофе.

— На Земле такой пьют?

— Ага.

Между нами снова воцарилось молчание. Принц в задумчивости попивал кофе, я с удовольствием завтракала. Нет, все же здорово придумали с этой столовой. Каждый может создавать именно то, что ему хочется в данный момент. Ух я еще разгуляюсь!

И тут же саму себя осадила. Ну да, разгулялась уже накануне. Что теперь с комнатами делать — непонятно.

— И тебе даже не интересно, что за отбор? — не выдержал принц.

— Если хочешь, можешь рассказать, — я пожала плечами.

— Такие занятия есть только в этом году на факультете Магии любви. В общем, именно потому, что в этом году в академию я поступил. Девушки выступают, показывают свои таланты, кто на что способен. — И вдруг с досадой заметил: — Я думал, тебе это занятие тоже в расписание внесут.

Я аж чуть не поперхнулась бутербродом.

— А ты очень хотел, чтобы внесли?

Ларион широко улыбнулся.

— Было бы любопытно взглянуть на тебя.

— То есть… во время пары девушки выступают перед тобой, а ты выбираешь? Выбираешь себе невесту?! — потрясенно уточнила я. — Это что-то вроде конкурса красоты, где призом будешь ты?

— Ну, в некотором роде можно и так сказать, — Ларион не переставал улыбаться. — Но я не только приз. Еще и судья.

— А… — у меня, честно говоря, просто не было слов. Я уж молчу, что девушки тут на самом деле ненормальные. Они готовы не только выплясывать перед принцем, ради его внимания, наверное, и колесо делать начнут, и на голове стоять, если вдруг понадобится. Но зачем это принцу? Он ведь… — Ты от них бегал. Тебя заставляют жениться?

Ларион рассмеялся.

— Нет, не заставляют. Девушки обоих королевств знают, что я действительно намерен жениться и собираюсь найти на факультете Магии любви достойную невесту.

Я помотала головой:

— А бегал от них зачем?

— Так не люблю слишком настырных. Они ж неадекватные какие-то. К тому же… — принц внезапно улыбнулся как-то иначе… ну, что-то вроде коронной улыбки, от которой любая поклонница грохнется в обморок, пуская от восторга слюни. — К тому же, я, как большинство мужчин, предпочитаю сам выбирать. И охотиться тоже предпочитаю сам, но никак не наоборот.

— О! Значит, ты все-таки собираешься найти себе жену?

— Слышу в твоих словах интерес?

— Ну да. Мне очень любопытно. Никогда еще не видела принцев, которые ищут себе жену…

— Так приходи в следующий раз на отбор. Посмотришь.

— Увы. Во время отбора у меня другие занятия. Но, думаю, выбор и без меня немаленький?

Принц улыбнулся.

— Немаленький. Но без тебя — скудный.

Хм… он что, заигрывает со мной? Серьезно?

Сначала хотела сказать, чтобы вычеркивал меня из списка кандидаток. Мол, жить еще хочу и все такое. Потом вспомнилось, что сама ведь загадала желание замуж за принца. А принц в академии только один. Да и вообще, если в этом мире два королевства, то принцев много быть и не может. Вряд ли у кого из королей целая пачка сыновей найдется. Кстати, очень интересный вопрос!

— У тебя есть брат?

Лицо Лариона изумленно вытянулось.

— А чем я тебя не устраиваю?

— Так есть брат или нет?

— Нет. Придется тебе смириться с моей кандидатурой.

Жаль… жаль, что нет еще одного принца. В сторону Крайена даже смотреть боюсь. Остается Ларион.

Присмотрелась я, значит, к Лариону. Внимательно так вгляделась в небесно-голубые глаза. Прошлась взглядом по идеальным чертам, по золотистым волосам. И вздохнула. Не мое это. Сердце не дрогнуло. Принц, конечно, прямо как с картинки, но что-то… не вызывает бурных эмоций. И как желание исполнять, если такого принца мне совсем не хочется?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Не хочется, а придется?

Ника, опомнись! За ним целая толпа гоняется, еще и в неведомых отборах участвует. Может, и вправду как-нибудь прийти? Ну так, ради интереса. Любопытно же!

— Что, не нравлюсь?

— Ну почему же… принц хоть куда. Но, боюсь, меня не отпустят с факультета Власти.

— А может, мы сумеем договориться с руководством. Уверен, они пойдут мне навстречу, тем более в столь важном деле, — Ларион лучезарно улыбнулся, поднялся из-за стола и протянул мне руку. — Пойдем? Сейчас пара начнется.

Господи, и на что я только что подписалась? А если и вправду пойдет с ректором договариваться?! Чтобы меня на отбор отпустили с занятия на факультете Власти… Надеюсь, еще не поздно убиться о стену?

— Кстати, не удивляйся, если увидишь сокурсниц в…

— В стразах? — закончила я за Лариона, изумленно глядя на одногруппницу. Имени ее так и не знала, а вот на лицо запомнила. Она точно вместе с нашей группой училась. И… да, плюсом к платью, все тело девушки было усыпано сверкающими стразами. Даже лицо и руки.

Тут же появилась еще одна, правда, не в стразах, а в сияющих блестках.

— Что это с ними?

Мода сменилась? За вчерашний вечер что-то произошло? Теперь все должны ходить в стразах или блестках, на выбор?

— Это последствия вчерашнего отбора… Девушки должны были показать себя как можно более эффектно. Но отводилась на это всего одна минута, — пояснил Ларион. — Вот и расстарались кто во что горазд. Но, если честно, большинство почему-то решило, что заклинание «Ослепительное сияние» подойдет лучше всего.

— Так это они от заклинания теперь… сияют?

— Именно. Не всем удалось потом это заклинание снять.

Чем дальше, тем веселее…

Утешает одно. Похоже, с такими успехами у всех остальных, лично мне недолго посмешищем оставаться. Сияющие девушки быстренько на себя внимание переключат. И затмят конкуренток в самом прямом смысле.

В аудитории я все же села вместе с Толиком. Принц на своем обществе настаивать не стал. К тому же, его опять довольно быстро облепили фанатки.

Кстати, последние парты сегодня внезапно оказались заняты. Раньше они пустовали — все хотели перед принцем покрасоваться. Зато сегодня там устроились сразу три девушки с весьма угрюмыми выражениями лиц. Хотя, угрюмыми сидели только две. Третью буквально перекосило из-за улыбки от уха до уха. Опять неудачное заклинание? Ах да, мне бы тоже освоить его, ведь на следующей неделе спрашивать будут. А с перекошенным лицом ходить по академии совсем не хочется. Зато, несмотря на обворожительную улыбку, взгляды она бросала довольно жуткие. Как будто удавить кого-нибудь хочет.

Две другие девушки сияли стразами и блестками. Эти, видимо, после вчерашнего показа перед принцем. Вероятно, их выход был не слишком успешен, раз сегодня, так и не сумев избавиться от действия заклинания, они решили не мозолить ему глаза.

А на паре довольно молодая преподавательница рассказывала нам о весьма полезном заклинании, между прочим. Если опустить, как она его позиционировала, на самом деле должно быть полезно. Заклинание с довольно забавным названием «Девушка в беде» позволяло позвать на помощь сквозь расстояние.

— Очень удобный способ знакомства, — вещала преподавательница с улыбкой. — Что может быть романтичней, чем спасение девушки, угодившей в беду? Самое прекрасное, что достаточно воссоздать только нужный образ, чтобы позвать кого-то на помощь. Так что… произносим заклинание, представляем кого-нибудь, с кем хотим поближе познакомиться — и вуаля, вы создали прекрасную ситуацию для дальнейшего знакомства, да еще с таким романтическим началом…

Толик поднял руку.

— Да, Толикар?

— А это заклинание вообще применяется, чтобы не продолжить романтическое знакомство, а чтобы на самом деле позвать на помощь?

Несколько девушек противненько так захихикали.

— Интересно, он тоже собрался звать на помощь какого-нибудь красавчика?.. — шепотом уточнила одна одногруппница.

— Я бы не стал его спасать, — заметил одногруппник, один из той неразлучной парочки. Я уже, честно говоря, начала сомневаться, что они тут ищут подходящую девушку, а не… хм… кого-то другого. Слишком уж женоподобно выглядят, оба. Принц хотя бы не обделен именно мужественной красотой, пусть даже слишком сияющей.

В ответ на реплику по аудитории прокатились уже откровенные смешки. Толик не дрогнул, вообще никак не отреагировал.

— Вам, Толикар, это заклинание к применению все же не советую, — ответила преподавательница. — Да, есть другие заклинания призыва на помощь. Есть другие заклинания ментальной связи на расстоянии. А это используется в основном именно леди, которые хотят познакомиться. Оно… А вот знаете что? Я не буду говорить, чем оно так примечательно! Узнаете сами, на практике. Домашнее задание — выучить заклинание на зубок. На следующем занятии потренируемся. И увидим, какие еще любопытные эффекты случаются, если использовать это заклинание.

— Но его вообще можно использовать, если леди угодила в беду? — уточнила одна из девушек. — Или только для знакомства?

— В серьезных случаях применять не рекомендую. Но если сломается каблук, подвернете лодыжку или где-нибудь заблудитесь, вполне сможете призвать мужественного красавчика себе на помощь, — преподавательница, как девочка, кокетливо хихикнула.

Мне, если честно, применять такое заклинание на практике сразу расхотелось. Вот чувствую, что есть тут какой-то подвох! Зато другие девушки сразу оживились.

— А можно, мы его сейчас применим?

— Да, давайте прямо сегодня! Интересно же!

— Мы не выдержим до следующей недели, умрем от любопытства.

Преподавательница замахала руками:

— Ну хорошо-хорошо. Если успеем записать остальной материал сегодняшней лекции, то к концу пары, возможно, разочек на ком-нибудь попробуем…

В целом такой подход сработал. Все записывали быстро, вопросов задавали мало. А к концу пары нам разрешили открыть учебник на шестой странице и заучить заклинание. Впрочем, применить его все равно не успели — звонок раньше прозвенел. По аудитории прокатился разочарованный вздох. Даже были желающие остаться на время перемены, но преподавательница не поддалась, настойчиво всех выпроводила, еще раз напомнив, чтобы сами экспериментировать не смели. Хотя что-то мне подсказывало, что к сияющим и непрестанно улыбающимся девушкам вскоре прибавится еще какой-нибудь любопытный феномен…

Последующие пары ничем интересным не порадовали, но я добросовестно записывала все, что нам говорили. Хорошо хоть преподаватели попадались более ли менее адекватные. По крайней мере, попыток угробить меня больше не было.

День вообще прошел на удивление спокойно. Уже возвращаясь к себе в комнату после занятий, размышляла, удастся что-нибудь сделать с нашими комнатами, или так и буду жить по соседству с Дайреном? От этой мысли по коже внезапно побежали мурашки. И не сказать, чтобы совсем уж неприятно. Есть в этом что-то… что-то волнующее, что ли?

Все так же в раздумьях потянулась к дверной ручке. И тут из нее вывалилось что-то маленькое, похожее на монетку. Пальцы прошило электрическим разрядом. Я вздрогнула, отдернула руку. Но было уже поздно. Монетка, вложенная между ручкой и поверхностью двери, упала на пол, громко состукала… И там, где она упала, стремительно начала разрастаться сияющая белым светом воронка. Я отпрянула, хотела отскочить, но не успела. Все произошло слишком быстро. Воронка внезапно выросла в размерах, заполонив почти весь коридор, и буквально наплыла на меня, проглотила!

Пол куда-то пропал. На мгновение я ощутила невесомость. А потом меня закрутило в этой воронке и понесло неведомо куда.

Приземление выдалось жестким. Очень жестким. Закрыть лицо удалось лишь каким-то чудом. Меня швыряло из стороны в сторону, подбрасывало, подкидывало и дергало. Так что предугадать, с какой стороны придется удар, было невозможно. Не представляю, как вообще умудрилась спасти лицо, когда со всего маху грохнулась на твердый, холодный камень.

Лицо защитила, носом впечаталась в собственные руки. Но мозги все равно хорошенько встряхнуло. Из легких вышибло воздух, перед глазами потемнело. Я застонала и перекатилась на бок. Поначалу даже подняться не пыталась. Лежала на чем-то жестком, явно каменном, пыталась прийти в себя, отдышаться.

Только и на это мне времени не дали. Послышались голоса, шаги, еще какие-то шорохи. А вот следующий звук я узнала. Очень уж похож на скрип, когда открывается старая дверь.

— О, красава. Это она? — раздался мужской голос.

— Да она это, она, — еще один мужчина. — Кто еще тут может быть?

— О! Тогда можно мне, да, можно? — оживился первый.

— Вперед, — неприятно усмехнулся второй.

Слегка приподнявшись, я повернула голову и увидела двух мужчин. Один — амбалоподобный качок без малейшего следа интеллекта на широком лице с квадратным подбородком. Второй — наоборот, щуплый, но с длинным носом и крайне неприятный на вид. У обоих на губах расцвели предвкушающие улыбочки.

Вскочить на ноги не получилось. Каждое движение давалось с трудом, мышцы болели. Похоже, это приземление на каменный пол все мне отшибло. Но страх при виде этих типов бандитской наружности все же придал сил. Я смогла принять сидячее положение и слегка отползти. Вот только куда? Кругом каменные стены, места очень мало. Единственную дверь заслоняют собой эти двое.

Похоже, меня выкинуло в темницу. Самую настоящую темницу! Но что теперь делать-то?

А мужчина, тот, который амбал, надвигался на меня, щеря желтоватые зубы в широкой, предвкушающей улыбке. Я отползала до тех пор, пока не уперлась спиной в стену.

— Только не убивать, — напомнил щуплый первому. — Приказали только избить. Ну и… если захотим развлечься, тоже можно немного, но оставить живой.

Кто приказал? Кому это нужно? И… что со мной собираются сделать?!

Панические мысли заметались в голове с бешеной скоростью.

Выбираться-то как? Нужно немедленно отсюда выбираться!

— Какая красава… конечно, развлечемся…

Он надвигался неторопливо, явно наслаждаясь моментом, предвкушая. Уверенный, что я никуда отсюда не денусь.

От страха меня начало потряхивать. Намерение «поразвлечься» отчетливо читалось на глуповатом лице. Руки амбала, к тому же, опустились на пояс и начали расстегивать ремень.

Кому это могло понадобиться, неужели все так… нет, все так не закончится! Я ведь на мага учусь. В этом мире мне есть чем защититься. Магия. Мне нужно обратиться к магии.

Господи, как страшно закрывать глаза. Кажется, если это сделать, непременно случится что-то плохое. Но, глядя, как на меня надвигается этот амбал, сосредоточиться тем более невозможно.

Все-таки закрываю глаза. Ищу в себе магию.

Хорошие эмоции? Нет. Есть ли злость? Или ярость? Наверное, тоже нет. Только страх, всепоглощающий страх. Но я не сдамся. Не хочу, чтобы так закончилось.

Ну же, Ника, давай. Твой единственный шанс. Ты не раз уже обращалась к магии, и сейчас обязательно получится. Жизненно необходимо, чтобы получилось!

— Боишься? Рано боишься, иди ко мне, красава, пока больно не будет, — амбал загоготал. — Может, вообще больно не будет, если нам все понравится…

Паника затопила разум, но я все же ощутила где-то в груди спасительное тепло.

Амбал ухватил меня за плечо. Дыхание перехватило от ужаса. Я выбросила руку перед собой, с пальцев сорвалась золотистая вспышка.

Снова золотистая. Магия созидания. Каким чудом я ее призвала, когда от страха буквально трясет?

А вместе с магией, устремившейся целой волной, с руки посыпались… камни. Целый поток камней впечатался в грудь амбала, сбил его с ног. И на этом не остановился. Волна камней все лилась и лилась из ладони, сметая на своем пути любые преграды. Амбал. Щуплый тип. Металлическая, решетчатая дверь — ее буквально сорвало с петель и вынесло в коридор. А потом поток все же прекратился и наступила тишина.

Я замерла, потрясенно глядя на завал из камней прямо перед собой.

Это я сделала? Я?

Правда, почти тут же подскочила, как ужаленная. Нужно убираться отсюда, немедленно!

Через груду камней перелазила с трудом, она весь выход завалила. Дальше камней уже было меньше, не целая гора, но все равно разбросаны по полу. Вот и тела обоих нашлись. Наклонилась, проверила пульс на всякий случай. Живы. Оба. Значит, нужно спешить.

Что делать? Куда податься? Есть ли в замке еще кто-нибудь? Уж очень помещение похоже на темницу, а значит, наверное, в подвале.

Черт, понятия не имею, что теперь делать! Но все же нужно поторопиться. Для начала просто подальше от этих двоих.

Я нервно осмотрелась. Темный коридор с развешенными на стенах факелами тянулся в обе стороны. Где-то будет лестница на первый этаж. А где-то, возможно, тупик. И время поджимает…

Поблизости внезапно раздался шорох. Я вздрогнула, опустила голову.

Господи, мужчина пошевелился! Этот амбалоподобный гад пошевелился!

Времени больше нет.

Я рванула наугад вправо. И это ж надо было так неудобно ступить — из-за спешки нога попала прямо на один из разбросанных повсюду мелких камней, соскользнула, неудобно повернулась. Раздался неприятный хруст. Я взвыла, падая на пол. Проклятье, как больно, как же больно… Сломала? Подвернула?

— Ах ты… доберусь… — пробормотал амбал, еще пока явно плохо соображая. Только рука у него дернулась по направлению ко мне, словно он дотянуться пытался.

Стиснув зубы, заставила себя подняться. Боль в ноге буквально ввинтилась, стрельнула к колену. Прокусив губу до крови, я припустила вперед по коридору. Подальше, подальше от этих двоих, пока не очнулись!

А добить… ну, просто духу не хватило.

«Бежать, бежать», — билась в голове единственная мысль. Наверное, только она помогала не терять сознание из-за пульсирующей в лодыжке чудовищной боли. Боль усиливалась, но я терпела. Правда, долго бежать все равно не смогла, постепенно скорость сбавляла, пока не перешла на быстрый шаг.

Все-таки мне повезло, до лестницы добралась. Подниматься было еще сложнее, чем просто идти. Вцепившись в перила руками, чуть ли не ползком поднималась наверх.

Ну же, Ника, нельзя останавливаться…

С усилием переставляла ноги и подтягивалась на руках, подтягивалась и делала еще один шаг.

Добравшись до первого этажа, чуть не рухнула, потому как нога подкосилась и боль в лодыжке буквально взорвалась. Но, к счастью, от перил еще не отцепилась. Так и смогла удержаться.

И вперед по коридору, ползком по стеночке. Главное не останавливаться. Скорее, скорее вперед!

Где-то внизу снова послышался грохот, крики, ругань. Похоже, эти двое окончательно очнулись и бросились в погоню.

Все-таки, наверное, стоило их добить. А теперь могу еще пожалеть из-за собственной нерешительности. Но ведь я не убийца!

Топот и крики приближались, я передвигалась все медленнее, чуть ли не падая из-за нестерпимой боли на стену.

Страх пульсировал в висках вместе с кровью. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Лихорадочные мысли крутились в голове.

Что делать? Куда бежать? Может, спрятаться? Похоже, я в замке. Но ни единого укрытия пока не вижу. Все двери заперты. А мне бы в комнату какую-нибудь и дальше — через окно на улицу. Возможно, с первого этажа удастся спрыгнуть, не разбившись. Ну да, и ногу потом отпилить, если выживу после падения. Но куда деваться? Я не дамся этим уродам!

Одна из дверей внезапно поддалась. Я буквально ввалилась в темное помещение, на что-то налетела, споткнулась и грохнулась на пол. Несчастной ноге снова досталось. Сдержаться не сумела, взвыла от боли. Правда, тут же заткнула рот рукой и перешла на шипение. Снова подскочила, бросилась к окну, светлеющему на фоне стены.

Неужели здесь ночь? Но почему? Мы настолько далеко от академии?!

— Она где-то здесь, она не могла далеко уйти, — послышалось из коридора. Причем совсем близко!

— Красава… выходи…

Добравшись до окна, распахнула ставни, высунулась на улицу. Черт, высоко! Я точно убьюсь, если сигану из окна.

Но разве есть выбор?

О, а если создать лестницу? Джинсы ведь смогла! Значит, лестницу тоже смогу.

— Красава… я тебя отшлепаю…

По спине побежали мурашки, но я попыталась сосредоточиться. Высунула руку из окна, повернув ладонь к земле. Обратилась к магии. Давай, ну давай! С пальцев сорвалось несколько довольно жалких искорок и тут же погасло. Проклятье! Страх мешает, отвлекает. Светлых эмоций, опять-таки, нет. Удивительно, что в темнице вообще что-то получилось.

— Красава…

Совсем рядом. Совсем!

Ладно, не получается создать лестницу, значит, будем прыгать. Как потом бежать? Да не знаю! Если бы не нога…

И тут в голове что-то щелкнуло. Точно. Нога. Я могу воспользоваться заклинанием «Девушка в беде». Заучили ведь сегодня. И если повезет, даже смогу правильно вспомнить.

На самом деле, сосредоточиться сейчас было очень сложно. Но я попыталась. Зажмурилась, воззвала к глубинам памяти и произнесла заклинание, старательно представляя Дайрена. Его лицо, темные глаза, насмешливую улыбку. Дайрен, ты мне нужен. Очень-очень нужен! Мне больше некого позвать…

Магия собиралась где-то на кончиках пальцев, концентрировалась, закручивалась. Я произнесла последнее слово и открыла глаза. Осмотрелась с бешено колотящимся в груди сердцем, немного подождала. Черт, не получилось. Неужели не получилось? От горького разочарования и от отчаяния хотелось заплакать. Но не время раскисать. Времени вообще больше нет. Нужно прыгать.

Скрепя зубами, забралась на подоконник. Уже собиралась спрыгнуть, когда меня схватили за плечо и резко дернули назад. Да еще с такой силой, что чуть плечо не вывихнули!

Мужчина швырнул меня куда-то в сторону, я врезалась в стену и съехала по ней на пол. Голова закружилась, в глазах заплясали разноцветные искры. Во рту ощутила привкус крови. Ох, кажется, губу совсем себе прокусила, почти насквозь.

— Ну все, побегала и хватит. Мои идиоты чуть девчонку не упустили. Но от меня не бегают, поверь.

На меня надвигался здоровенный мужик, двое преследователей виновато мялись в стороне. Видимо, это предводитель бандитов. И в его глазах я прочитала, что уж он церемониться точно не станет.

Как там приказ звучал? Избить и, если захочется, можно поразвлечься?

Голова кружилась после удара о стену, в лодыжке пульсировала огненная боль. А во мне внезапно злость вскипела.

Я в другой мир попала. В академию поступила. Начала магию изучать. А теперь какие-то бандиты собираются со мной поразвлечься? Потому что какой-то курице показалось, что принц слишком много внимания мне уделяет? Ну уж нет. Не позволю. Обязательно выясню, какая тварь отправила меня в эту дыру. И бандитам до себя добраться тоже не позволю.

Меня уже колотило, но не от страха — от злости, от бурлящей во мне магии. Ничего делать больше было не нужно. Я всего лишь выпустила магию на свободу, позволила ей вырваться. Темный поток рванул во все стороны. Замок затрясло, раздался подозрительный гул, почти оглушительный грохот. А потом внезапно повеяло свежим воздухом.

Когда волна схлынула, я осмотрелась. В наружной стене вместо окна теперь красовалась самая настоящая дыра, прямо на улицу. Из нее как раз ветер начал поддувать. Остальные стены выглядели как будто оплавленными. А рядом лежало три тела, слегка припорошенных обломками мебели и каменной крошки. Подойти к ним не рискнула. Меня потряхивало с каждой секундой все сильнее. По телу прокатывались волны слабости. Казалось, в любой момент могу потерять сознание.

Со стороны коридора послышались крики, испуганные и злые вопли.

Похоже, тут целая разбойничья шайка. И даже если я этих троих убила, сейчас придут остальные.

А силы стремительно тают. Еще одну такую волну просто не выдержу.

Я чувствовала, как остатки магии эхом гуляют во мне. Прикрыла глаза и на одном дыхании выдохнула заклинание, снова представляя Дайрена.

Все, я сделала все, что могла. И если магия разрушения не сгодится для этого заклинания, то мне, вероятно, конец. Остальные уже не пощадят, плевать им на приказ, за предводителя своего будут мстить.

С криками «На нас напали!» в полуразрушенную комнату ворвалась целая толпа. Кажется, человек шесть, не меньше, причем вооруженных до зубов. В растерянности осмотрелись, бросая взгляды то на меня, то на дыры в стенах и разбросанные по полу тела. Наверное, понять пытались, кто же напал, а я на эту роль особо не годилась.

Внезапно повеяло нежным цветочным ароматом. Прямо передо мной, возникая из воздуха, посыпались розовые лепестки. Вспышка — и вот уже Дайрен стоит, непонимающе глядя по сторонам. Хм… почему-то босиком. И вообще не слишком одет. В одних штанах, без рубашки. А лепестки все продолжали сыпаться и сыпаться, покрывая его плечи, встрепанную макушку. Да еще музыка, к тому же, заиграла. Нежная такая, красивая, романтичная.

— Сердечко?!

От этого вопля наконец опомнились бандиты. Ломанулись к Дайрену. Наверное, решили, что на роль страшного разрушителя замка он годится больше, чем я.

А я что? У меня сил уже не было. При всем желании ничего больше сделать не могла. Оставалось только сидеть и наблюдать за происходящим.

Дайрен вел себя странно. Первая волна атакующей магии ушла куда-то мимо, над головами у бандитов пронеслась и потолок сорвала. Замок снова затрясся. Выругавшись, Дайрен кинулся ко мне, сгреб в охапку и сиганул из пролома на улицу. Замок продолжал сотрясаться. Бандиты рванули за нами, потолок пошел трещинами и посыпался гигантскими обломками.

— Ты так и задумывал? — потрясенно выдохнула я.

Приземлился Дайрен не слишком удачно, но на руках меня все-таки удержал. Четверо из шестерых успели выбраться за нами до того, как потолок окончательно рухнул, погребая комнату под камнями. Однако на этом разрушения не закончились. Второй этаж рухнул на первый, затем не выдержал третий этаж, четвертый, пятый. Весь ряд комнат, расположенных друг над другом, осыпался, выламывая и захватывая целые куски из соседних. Так что когда тряска наконец прекратилась, половина замка стояла в руинах.

Но что самое странное… музыкальное сопровождение тоже за нами последовало. И розовые лепестки даже на улице продолжали падать на Дайрена и меня заодно.

— Сердечко… — Дайрен посмотрел на меня как-то странно. Глаза у него как будто в сторону пытались косить и никак в кучку не собирались.

— Ты пьян?! Ты напился?

— Не-эт, — протянул он странно. — Это ты меня опьянила…

— Чего?..

Впрочем, задавать вопросы было некогда. Дайрен сбросил меня на землю, в заросли травы, а сам, чуть покачиваясь, повернулся к оставшимся в живых бандитам.

А дальше началось нечто совсем уж нереальное. Пошатываясь и чудовищно промахиваясь атакующей магией, Дайрен уворачивался от ударов бандитов. Те шли на него с мечами, кинжалами и даже один то ли с секирой, то ли еще с какой штуковиной. Все это сопровождалось нежной, романтичной музыкой и непрестанным падением розовых лепестков. Бандиты были в шоке, но еще больше их шокировала участь товарищей, так что, несмотря на все странности, атаковали они зло и уверенно.

Не слишком быстро, но Дайрен все же справился, всех уложил, впечатав в каждого по сгустку магии разрушения. Повернулся ко мне, снова пошатнулся. Его повело куда-то в сторону.

— Сердечко… не знаю, на что ты расче… ращи… рассчитывала, но как я буду портал создавать?..

— Я? Причем тут я?! Разве это не ты напился посреди учебного дня?!

— Ночь. Смотри, уже ночь… — Дайрен снова покачнулся.

Здесь, может, и ночь. Мы просто слишком далеко оказались от академии. А там ведь еще день, пары даже не закончились, я точно знаю! И Дайрен в это время напивался?

Господи, да что вообще происходит?!

— А почему ты голый? Ну, то есть, без рубашки, в одних штанах…

Чем это он занимался, интересно?

— Щас. Погоди, — произнес Дайрен и снова покачнулся.

Несколько раз магия в его руках искрила и бесследно развеивалась. Но попытки этак с пятой у него получилось окатить себя темно-синим дождем из магических капель. Взгляд тут же протрезвел, глаза перестали разъезжаться в разные стороны. К тому же, музыка смолкла и лепестки прекратили падать.

— Уф, все. Избавился.

— От чего?.. — на всякий случай уточнила я. То ли он пытался себя протрезвить и случайно задел мое заклинание, то ли, наоборот, избавлялся от раздражающих проявлений моей магии и заодно случайно протрезвел.

— От действия твоего заклинания, Сердечко! «Девушка в беде»? Нет ничего хуже этого заклинания! Оно мало того что создает «прекрасную, романтическую» обстановку, так еще и градусами не хуже алкоголя бьет по мозгам.

— За… зачем? — ну вот, я тоже начала заикаться.

— Затем, чтобы девушке было легче соблазнить своего спасителя, — зловеще произнес Дайрен и двинулся ко мне.

Я пискнула и попыталась сбежать. Проклятье! О ноге-то забыла! Чудовищная боль стрельнула от лодыжки к самому колену. Перед глазами целый фейерверк взорвался от столь прекрасных ощущений. Я взвыла и снова рухнула на землю.

— Да что ж такое, Сердечко. Ты как умудрилась во все это вляпаться?

Дайрен все же добрался до меня, подхватил на руки. Мы встретились взглядами. Надо же… раньше не замечала, какие красивые у него темные глаза. И в ночи таинственно поблескивают.

И ведь голый совсем! То есть, наполовину… В общем, я прекрасно чувствовала разгоряченное после схватки по пояс обнаженное тело. От этого ощущения кровь к щекам прилила и дыхание сбилось слегка.

Я замерла, чтобы ненароком не задеть голую кожу. Даже руки специально на животе у себя сложила. Но все равно так неловко, так… волнующе.

— Я… — голос куда-то пропал, — не знаю, как получилось. Кто-то подстроил.

Слабость снова накатила, голова закружилась.

— Так, разберемся потом. Сначала вернемся в академию.

Все же нашла в себе силы повторить вопрос:

— Но голый-то почему? Посреди пар…

— На мечах мы дрались. Потом освежился. Одеться толком не успел.

Уже не пьяный, Дайрен без труда открыл портал и шагнул в него вместе со мной. А дальше были охи и ахи полноватой женщины, дежурившей в лечебном крыле. Да! Оказывается, несмотря на все издевательства над студентами, лечебное крыло здесь все-таки есть. Она напоила меня укрепляющим отваром, прочитала над больной ногой несколько заклинаний и хотела предложить мне остаться в лечебном крыле до завтрашнего утра, тем более что вместо обморока меня начало в сон клонить. Но Дайрен сказал, что доведет меня до комнаты. Видимо, целительница сочла, что мой недуг не так уж страшен, настаивать не стала.

Что было дальше, помню плохо. Я все пыталась не заснуть, но с каждым мгновением только глубже проваливалась в темноту. Сквозь сон ощутила, как Дайрен положил меня на кровать. Наверное, уже в моей комнате.

Интересно, наши комнаты по-прежнему совмещены?

Додумать любопытную мысль уже не успела — все-таки заснула.

Глава 10

Вот где в мире справедливость? После такой нервотрепки я должна была спать сладким крепким сном, но где уж там… Кое-кому очень уж не терпелось повыяснять несуществующие отношения.

Во сне я словно бы свалилась в темное марево, плотное, даже чуть пружинящее — вроде бы и магия, но в то же время в высочайшей концентрации. И не абы какая магия, а именно разрушения.

— Мне не нравится, когда меня обманывают, Ника, — раздался прямо над моим ухом обжигающий шепот.

Испуганно вздрогнув, я попыталась обернуться, но крепкие мужские руки тут же схватили меня, не позволяя пошевелиться. Впрочем, я и не глядя знала, что это опять нарисовался принц Крайен. Нет, ну вот что ему больше некого во сне доставать?

— Я тебя не обманывала, — я все-таки пыталась вырваться. — Как я вообще могу обмануть того, кого знать не знаю? То, что ты наведываешься в мои сны и при этом выдвигаешь какие-то требования — вопрос к твоей адекватности, извини за откровенность.

Конечно, с принцами, тем более темными, так говорить не стоило. Но после сегодняшнего «общения» с бандитами я была ну очень не в духе.

— Я не люблю, когда мне дерзят, Ника, — Крайен по-прежнему не позволял мне вырваться, прижимал к себе непозволительно близко. — И не делай вид, что ты не понимаешь моих претензий. Так кто из них? Ларион или Дайрен? И не вздумай мне сейчас солгать.

Вот вроде бы говорил спокойно, но мне прямо таки чудились нотки классического «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» К тому же, его стальная хватка и вправду могла в любую минуту перерасти в придушение. Или в домогательства. И, естественно, ни один из этих вариантов меня не привлекал. Я старалась говорить как можно осторожней:

— Я обязательно тебе отвечу, но в чем вообще вопрос? Что именно «Ларион или Дайрен»?

Вот и все. Кончилось его показное спокойствие. Резко, за плечи, Крайен развернул меня лицом к себе и чуть ли не прорычал, прожигая яростным взглядом:

— Не делай вид, что не понимаешь! С кем из них ты посмела мне изменять?! Или же и с тем, и с тем?!

Честно, если бы не страх перед принцем, я бы даже засмеялась над абсурдностью ситуации. Ага, изменять. Да я тут выжить кое-как пытаюсь! И о каких вообще изменах может идти речь? В этом мире вообще все принцы настолько неадекватные, или это мне так повезло?

Но жить мне хотелось больше, чем объяснить Крайену, почему он — идиот. Я ответила совершенно спокойно:

— У меня нет никаких отношений ни с принцем Ларионом, ни с Дайреном, — и на всякий случай добавила: — Честное слово.

Крайен пристально вглядывался мне в глаза, словно стремился прочесть мысли. Но все же смилостивился. Если вообще можно назвать милостью последовавшее высказывание:

— Посмотрим. Но если ты мне солгала, ты очень об этом пожалеешь, — и уже в самой интонации чудилось такое, что сегодняшнее мое попадание к бандитам в сравнении показалось бы лишь увеселительной экскурсией. — Я внимательно слежу за тобой, Ника. Помни об этом, — его губы едва не касались моих. — Каждое мгновение помни…

К счастью, меня вернуло в реальность за мгновение до его поцелуя. Впрочем, и в реальности тоже впору было вздрогнуть от неожиданности.

— Дайрен?! — я так резко отпрянула в сторону, что чуть не упала с кровати. — Ты что тут делаешь?

До этого обнимавший меня маг сонно открыл глаза.

— Ника?

— А кого ты еще ожидал увидеть в моей комнате? — возмутилась я.

— Вообще-то, стараниями некоторых это теперь наша общая комната, — отмахнулся он и устроился поудобнее, явно намереваясь спать дальше.

Я тут же растерянно огляделась по сторонам. Да что тут происходит?! Две стены из моей комнаты, две из спальни Дайрена, даже кровать наполовину как моя, а наполовину — как его!

— Дайрен, да что вообще с комнатой? — я нагло потормошила его за плечо.

— Нет, ну почему досталась именно ты, а не какая-нибудь тихая красотка, пылкая лишь тогда, когда надо?.. — философски вздохнул он, демонстративно закатив глаза, но все же снизошел до пояснений: — Слушай, Сердечко, ты своей буйной магией с пространством так накосячила, что даже я это исправить не могу. Наши комнаты объединены на всех энергетических уровнях, а это значит, что они могут комбинироваться друг с другом как угодно.

Интересно, а мне удастся объяснить все это принцу Крайену, когда он в следующий раз устроит допрос с пристрастием? А вдруг он и сейчас засек, что я с Дайреном в одной кровати проснулась?! Ну все. Мне конец.

— Неужели это вообще никак исправить нельзя? — упорствовала я.

— Жду не дождусь, когда ты это сделаешь, — Дайрен зевнул. — Я, если ты вдруг опять забыла, магией созидания не владею. Так что, Сердечко, все в твоих руках, я в тебя верю и тому подобное. Ну а раз пока я вынужден так героически страдать, ты бы хоть себе какую-нибудь симпатичную кружевную сорочку раздобыла, а то у меня прямо шок от этой твоей пижамы в сердечках.

С психу я зашвырнула в него подушкой. Но Дайрен поймал ее налету и внаглую устроился уже на двух.

— Так, буйная ты наша, тебе еще на занятия не пора собираться? — красноречиво указал мне на выход.

— А тебе разве не пора? — буркнула я.

— Я — старшекурсник, Сердечко, — снисходительно улыбнулся он.

— Сказала бы я, кто ты, да воспитание не позволяет, — я едва сдержала порыв поругаться.

В конце концов, Дайрен вчера меня спас, магии учит, и пусть он временами такой противный, что аж прибить хочется, но все равно я пока без него никуда. Осталось только придумать, как объяснить это принцу Крайену… Да и вообще выяснить, с чего это принц ко мне прицепился! К тому же, эту подлянку с бандитами я спускать с рук не собиралась. Необходимо разузнать, какая именно гадина такое устроила! И быть очень-очень осторожной, чтобы в очередную подобную ловушку не угодить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

В общем, денек предстоял мне весьма и весьма насыщенный…

И у кого еще искать совета, как не у тех, кто мастера в злодеяниях? К тому же, весьма удачно совпало, что с утра занятия у меня были именно на факультете разрушения.

Сегодня снова был тот лютый преподаватель, который в первый день меня едва не укокошил чужим негативом. Вот только теперь этот тип почему-то стал рассеянным, апатичным и уж точно не жаждущим никого убивать.

— А его прокляли, — пояснила мне Дора как само собой разумевшееся. — Он сдуру посабачился с кем-то из деканов факультета созидания и в итоге теперь такой вот, блаженный.

Но лично мне этот препод в такой вариации нравился куда больше. Да и теперь я могла расспросить о своей проблеме, не опасаясь, что за болтовню на лекции получу.

— Слушай, мне совет очень нужен, — тихо спросила я у Доры. — Мне тут какая-то гадина из светлых устроила пакость…

— Погоди, — перебил прислушавшийся Торн, — как кто-то из светлых может устраивать пакости? Они же светлые!

— И что, светлые — это не люди? — скептически смотрела на него Дора.

— Ну…да. А разве нет?

— Люди или не люди, но я уверена, что это кто-то из светлых, — хмуро продолжала я. — И я не намерена это просто так оставлять. Может, хоть вы подскажете, как вычислить эту гадину? Есть какие-нибудь способы?

— Есть! — радостно закивал Торн. — Раз! — треснул кулачищем по столу, аж вмятина осталась. — И в лепешку!

— Сначала вычислить гада надо, а потом уже твое «в лепешку», — Дора его рвение не оценила. — Ника, ты нормально-то расскажи, что и как было.

Я ей рассказала все случившееся, но все же не стала упоминать, что спас меня именно Дайрен. Все-таки мало ли, как Дора к нему относится, не хотелось терять единственную более-менее подругу.

— Должна быть какая-то штукенция, с помощью которой тебя и телепортировало, — задумчиво выдала она. — И эта вещь, без сомнений, сохранила след магии того, кто тебе так удружил. Видимо, некий злопыхатель рассчитывал, что если ты даже выберешься, то все равно слишком неумелая, потому и не сможешь выяснить, кто именно все подстроил.

— В общем-то, правильно рассчитывал, — мрачно констатировала я. — Даже если я и найду ту штуку, то все равно понятия не имею, как выяснять, чей след магии.

Можно, конечно, пристать с этим опять к Дайрену, но, боюсь, я и так уже его основательно достала. Но с другой стороны, если он не хочет постоянно являться ко мне на помощь, одурманенный заклятием «девушка в беде», то…

— А знаете, как бы я сделал? — Торн перебил мои размышления. — Я бы хитростью взял. Наверняка та гадина уверена в своем успехе и всяко хоть чем-то выдаст себя, когда Ника явится как ни в чем не бывало. В общем, ты там приглядись сегодня. А потом всех подозрительных хать! — все-таки он пробил парту. — И в лепешку!

— Не факт, что это сработает, — возразила Дора.

— У меня всегда срабатывает, — Торн с обожанием разглядывал свои кулаки.

— Да я про то, что гадина себя выдаст. Но попробовать, конечно, можно.

— Как вариант, да, — я задумчиво барабанила пальцами. — А вообще у вас тут, в академии, хоть предусмотрена какая-то ответственность за подобные пакости?

— Может, у светлых и предусмотрена, — Дора пожала плечами, — но тот факт, что ты у нас на факультете тоже учишься, может тут сыграть не самую лучшую роль. Светлым нельзя причинять вред друг другу, а темным такое вполне можно. И вариант «светлый причинил вред темному» тут может двояко выступить. Кто бы тебя так не ненавидел, он явно уверен в своей безнаказанности, так что, скорее всего, высокого положения. И, боюсь, если ты уличишь такого перед руководством, ничего не выйдет. Гадину лишь пожурят, а тебе ответят, мол, ты — темная, у вас такое нормально.

— Вот с каждым днем эта замечательная академия нравится мне все больше и больше, — мрачно усмехнулась я.

Ну ничего. Буду справляться сама. Точнее, не совсем сама, а с помощью местных красавцев.

Учитывая, что первое занятие было совсем рано, на завтрак я помчалась уже после него. И удача хоть сегодня мне улыбнулась — принц Ларион уже тут караулил.

— Дай угадаю, — я улыбнулась, — ты жаждешь отведать еще кофе.

Кошмар, подсадила бедного принца.

— Особо не рвусь, но спасибо, что предложила, — Ларион деликатно отодвинул мне стул. — Как ты смотришь на то, чтобы нам с тобой сегодня ночью прогуляться вдвоем в моем личном саду?

— Кхм… А как ты смотришь на то, чтобы нам с тобой сегодня прогуляться вместе на занятия? — я тоже не стала ходить вокруг да около.

— Среди бела дня? У всех на виду? — принц скептически изогнул брови. — Тебе настолько жить надоело? Или же, — губы тронула довольная улыбка, — ты наконец-то осознала, насколько я тебе нравлюсь?

— Слушай, поправь корону, а, — не удержалась я.

— Я тут не ношу корону, — не понял моего замечания он.

— Да не в том смысле. Ай, не важно… — я вздохнула. — В общем, Ларион, дело такое. Мне нужно выяснить, кто именно с нашего факультета больше всего меня невзлюбил. И единственный способ: спровоцировать больной темой.

— И больная тема — это я? — уточнил принц. — Мда… Так меня еще не называли… Нет, Ника, я бы и рад помочь, но я все же как бы на тебя еще живую рассчитываю, хотя бы на немного.

На немного? На пару раз наедине в его личном саду среди ночи? А потом пусть меня прибивают, так и быть? Я едва сдержалась, чтобы не плеснуть кофе ему в физиономию.

— Слушай, Ларион, я же серьезно. Мне очень нужно выяснить, кто строит мне козни. К тому же, — меня вдруг осенило, — это выгодно и для тебя! Смотри, как здорово получится, если ты обличишь негодяйку на факультете созидания. Все сразу скажут, мол, о, какой наш будущий король ответственный и бдительный!

Ха-ха! Да какой бы высокопоставленной та гадина ни была, при вмешательстве принца безнаказанной не останется!

— Ну, в общем-то… идея неплохая… — Ларион явно заинтересовался. — Я согласен. Но с одним условием. Ты придешь сегодня ко мне на ночную прогулку.

— А приставать не будешь? — помрачнела я.

— Я? Приставать? Да как можно! — искренне возмутился он. — Я же наследный принц! Я не пристаю!

— Нда?

— Конечно! Зачем мне приставать, если любая сама соглашается? Ну так что, Ника? — он игриво подвигал бровями. — Мы с тобой договорились?

— Мы с тобой договорились, что ты поможешь мне выловить и наказать злоумышленницу, а я приду к тебе на ночную прогулку. Прогулку, Ларион! — уточнила я. — Прогулка — это когда просто ходят ногами! Никакого при этом облапывания и затаскивания в постель!

Ларион мученически закатил глаза, словно я сейчас его просто смысла жизни лишила.

— Ну хорошо-хорошо. Только если ты все же передумаешь, знай, я сопротивляться не стану, — принц мне подмигнул.

Счастье-то какое. Ну ничего-ничего, надо еще раздобыть штуковину для телепортации, чтобы хоть какое-то доказательство было. Тогда неведомая гадина точно не отвертится! Ради такого дела, ладно уж, с полчаса с принцем по саду похожу. Только вот ночью же занятие магией с Дайреном! Придется как-то успеть и то, и то…

Увы, никакого таинственного артефакта у моей двери мы так и не нашли, но Ларион все же смог почувствовать след магии. По его словам, у каждого он индивидуальный, так что путаницы быть не может.

— И по этому следу получится вычислить злоумышленницу? — уточнила я.

— Да запросто. У нас как раз сейчас занятие будет, там и выясним, кто тебе так удружил. Ну что? Идем?

— Идем, — решительно кивнула я.

Когда мы с принцем под ручку появились в аудитории, я воистину поняла смысл фразы «убивать взглядом». Убить меня хотели абсолютно все: и разряженные фанатки Лариона, и даже Толик, всем своим видом выказывающий укоряюще-оскорбленное «И ты туда же». Но я не дрогнула под всеми этими перекрестными лютыми взглядами, сохраняла абсолютно спокойный вид. Лишь запоздало подумала, что сначала от меня хотела избавиться какая-то одна гадина, а теперь будут хотеть избавиться все. Но все же сегодняшние показательные разборки должны их вразумить. По крайней мере, очень хотелось на это надеяться.

Вслед за нами в аудиторию вошла преподавательница:

— Присаживайтесь, лекция вот-вот начнется.

— Сначала есть небольшое, но очень важное дело, — с весьма серьезным видом пояснил ей Ларион, — мы не отнимем много времени.

— Да, конечно, Ваше Высочество, — преподавательница не стала спорить, отошла в сторону и выжидающе на нас смотрела.

С весьма прокурорским выражением лица принц оглядел собравшихся:

— Итак, как нам стало известно, одна из присутствующих тут студенток вчера нарушила один из главных законов факультета созидания. Она целенаправленно и злонамеренно пыталась причинить весьма существенный вред другой студентке, — и добавил уже не так официально: — Милые дамы, когда вы подкидываете друг другу в сумочки хомяков, это выглядит мило и забавно. Но когда выходите за рамки и угрожаете жизни и безопасности друг друга, тут уж я, как наследный принц и просто справедливый мужчина, обязан вмешаться и покарать виновных. Но я все же милостиво разрешаю им самим признаться, тем самым смягчив грядущее наказание.

В аудитории царила гробовая тишина. Впрочем, я и так уже вычислила предполагаемую гадину. Фигуристая блондинка, чье декольте заканчивалось на том же уровне, что начинался вырез на подоле, смотрела на меня так убийственно, что едва не пыхтела. Да и выступившие на ее миловидном лице багровые пятна тоже неслабо выдавали все эмоциональное состояние.

Ларион выждал не меньше минуты и констатировал:

— Что ж, раз виновная не жаждет смягчать себе наказание, обойдемся без этого милосердия. Нами был замечен след магии на месте преступления, по нему прямо сейчас и вычислим.

Подозреваемая мною блондинка враз побледнела.

Тем временем Ларион попросил преподавательницу сходить за стражей. Она быстро вернулась в сопровождении двух мужчин в белых латах. К тому же, явился сам ректор. Наверное, случай и вправду считался здесь очень серьезным, если уж понадобилось присутствие столь высокого руководства.

И началась проверка магии. Все присутствующие подходили по одному, создавали самое элементарное — светящийся сполох. И этого Лариону вроде как было вполне достаточно. Когда очередь дошла до той блондинки, на нее даже жалко было смотреть. Но я тут же прогнала все сочувствие прочь. Ей-то вот не жалко было отдавать меня на развлечение шайке бандитов, так что пусть теперь получает по заслугам.

— Полное совпадение, — мрачно произнес Ларион, проверив ее магию.

— Ваше Высочество, поверьте, это всего лишь досадное недоразумение, — залепетала блондинка с самым жалостливым видом, — искренние и пылкие чувства к вам так вскружили мне голову… Вы ведь будете снисходительны, правда? — многозначительный взгляд и якобы случайная поза, подчеркивающая и без того впечатляющее декольте.

Но Ларион не дрогнул.

— Я снисходителен, а закон — нет.

И тут же слово взял ректор:

— Весьма прискорбно, что такое случилось на самом почетном нашем факультете, и я очень надеюсь, что подобное больше не повторится. Ведите, — он махнул стражникам.

Вслед за ним те вывели причитающую блондинку из аудитории.

— Что с ней будет? — тихо спросила я.

— Отчисление, само собой, — ответил принц. — Сейчас в кабинете ректора расторгнет магический договор на обучение и сегодня же покинет академию, — он перевел взгляд на наших притихших сокурсников: — Надеюсь, этот случай послужит хорошим уроком для всех нас. И лично от себя добавлю. Милые дамы, вы все прекрасно знаете, что одна из вас, возможно, станет моей женой. Так учтите, даже малейшие интриги и козни — это уже основательное пятно на вашей репутации. Либо вы соперничаете друг с другом абсолютно честно, без подлянок. Либо теряете все шансы на мой интерес. Надеюсь, всем все понятно.

Ларион обернулся к преподавательнице и с вежливой улыбкой добавил:

— Можно начинать лекцию.

Та спешно кивнула и с готовностью начала что-то говорить о светлых эмоциях. Я, честно говоря, не слушала. Пока шла на свое место, провожаемая множеством взглядов, мысленно констатировала: пакостить мне больше не рискнут, но теперь ненавидят вообще люто. Вот в который раз, как ни странно, подумалось, что на том же факультете Власти все же меньший гадюшник, чем здесь.

Ну ничего, одну проблему решили. Все-таки даже в этой долбанутой академии можно добиться справедливости — это не могло не радовать.

Как мне ни жаль было пропускать занятие магией с Дайреном, но обещания нужно держать. Все-таки Ларион здорово мне помог, и если я сейчас его обману, то в дальнейшем на принца уж точно рассчитывать не стоит. А ведь мало ли, как все сложится. Я и так уже привыкла, что в этой злосчастной академии выживание всегда первым пунктом.

Но, естественно, я не могла прямо сказать Дайрену истинную причину. Пришлось увиливать:

— Понимаешь, я сегодня так устала за день, и совсем нет настроения еще и ночью заниматься, — старательно сохраняла смертельно уставший вид.

— Ну и что, что устала? — Дайрен вообще не ведал жалости. — Потом будешь отдыхать, когда уже магии научишься.

— Вот сегодня вообще никак, — все-таки отнекалась я. Пусть он был целиком и полностью прав, но тут просто других вариантов не было.

К счастью, сейчас и наши спальни были отделены друг от друга. Не факт, что надолго, но все же я надеялась, Дайрен и не заметит, что я ночью отсутствовала.

Как найти его апартаменты, Ларион сегодня днем подробно объяснил. Как ни удивительно, я даже не заблудилась. Правда, по пути пришлось таиться, чтобы не попасться на глаза караулящим принца поклонницам. Наконец я добралась до нужной мне золоченной двери. Легонько постучала, и тут же прозвучало приглашение войти.

Похоже, у Лариона тут был целый мини-дворец… Мраморные колонны, позолота, самоцветы и даже фонтан — и это все пока только, так сказать, прихожая. Сам принц явно собрался производить убойное впечатление: весь такой неотразимый красавчик в полурасстегнутой рубашке, пылающий взгляд, неотразимая улыбка. Мне так и хотелось ляпнуть, почему на входе нет пуфика, на который бы падали от восторга входящие, сраженные наповал «неземной красотой».

— Я тебя уже заждался, — Ларион оглядел меня с головы до ног и чуть нахмурился. Похоже, рассчитывал, что я явлюсь сюда, максимум, в кружевном пеньюаре, но уж точно не в учебной форме.

— Я не опоздала, — возразила я. — Все как договаривались.

— Но я все же был уверен, что ты не удержишься и прибежишь ко мне раньше, — очередная неотразимая улыбка.

Вот так и хотелось мученически закатить глаза. Ничего-ничего, с полчаса потаскаю его по саду, расспрошу, о чем мне надо, и, пожелав спокойной ночи, откланяюсь. Идеально было бы успеть вернуться до того, как наши с Дайреном спальни снова объединятся.

— Ну так что, — с нетерпением спросила я, — где тут у тебя обещанный сад?

— У меня тут вообще много чего интересного. Давай я тебе все здесь покажу.

Ага, и закончится эта экскурсия, конечно же, спальней — как самым интересным местом. Нет уж, спасибо.

— Ларион, я тебе прямым текстом сказала, чтобы ты ни на что не рассчитывал, — хмуро напомнила я.

— Но ты же с тех пор передумала, — он прямо таки источал уверенность в этом.

Нет, ну где взять столько терпения?

— Нет, Ларион, я не передумала. Мы договаривались исключительно на прогулку по саду. И если это отменяется, что ж, печально, пойду тогда в свою комнату.

Но не успела я и шага в сторону двери сделать, как Ларион проворчал:

— Ну ладно-ладно… Идем.

Сад и вправду впечатлял. Изящные деревья, клумбы с диковинными цветами, выложенные мозаикой дорожки — и все это под мерцающим светом местного ночного светила. В воздухе витали дивные ароматы, царила умиротворяющая тишина, и я бы с огромным удовольствием побыла здесь подольше, если бы не один существенный недостаток. По имени Ларион.

— Нет, ты мне объясни, — все доканывал он, — это ты так себе цену набиваешь?

— Нет, это я так тебе в который раз прямым текстом говорю, что мы можем быть, максимум, друзьями.

— Почему? — он упорно не понимал. — Ты же от меня в восторге, да и я, так и быть, готов до тебя снизойти. Мы бы могли с тобой куда интереснее проводить сейчас время.

— Нам и так сейчас интересно и познавательно.

— Мне — нет, — он выглядел чуть ли не смертельно обиженным.

Бедный принц явно не привык к отказам. И все равно ведь при этом не лез с приставаниями, хоть на том спасибо.

— Слушай, Ларион, а ты знаком с принцем Крайеном? — как бы между прочим спросила я.

Он враз посерьезнел, ответил хмуро:

— Знаком, естественно. А почему ты спросила? Что, запала на него? — едва не запыхтел. — И надеешься, что я тебя с ним познакомлю?

Я чуть не взвыла.

— Ларион, да пойми ты наконец, ну не интересуют меня принцы в любовных целях! Ни ты, ни уж тем более Крайен!

— Ты странная, — он посмотрел на меня с явным сомнением в здравомыслии.

— Сочту за комплимент, — усмехнулась я и серьезно продолжила: — И все же, что Крайен за человек?

— Такой же, как и все темные, — Ларион презрительно поморщился, — жестокий, злобный и властный.

Ну про это я уже и так в курсе.

А принц продолжал:

— Как и я, Крайен пока не коронован, но у него церемония уже совсем скоро, после традиционного их бала через несколько дней будет. И Крайен тогда станет полноценным правителем Таирима. Ну а вскоре и я уже полностью вступлю в наследные права. Так что ты зря упрямишься. Как король, я буду вообще недосягаем для простых девушек.

Но я очередной его намек проигнорировала, спросила:

— А на этом традиционном у них балу ты тоже будешь?

— Нет конечно. Да я и не рвусь. Моя бы воля, вообще бы с темными дела не имел. Ой, — он вдруг резко споткнулся и схватился за правое колено.

— Ты в порядке?

— Похоже, вывих, — прокряхтел принц. — Надо присесть.

К слову, скамеек тут хватало. Точнее, не совсем скамеек — они больше походили на кушетки. На ближайшую Ларион и уселся, с трагичным видом держась за колено.

— Ника, помоги, пожалуйста, — попросил он, — мне бы подушку под ногу положить.

— Да, конечно.

Но стоило мне подойти ближе, как Ларион резко схватил за талию и притянул меня к себе. И в тот же миг в шаге от нас в облаке тьмы возник Дайрен.

Он смерил нас таким взглядом, что захотелось, как минимум, тут же провалиться под землю. Прекрасно понимая, насколько глупо будет сейчас лепетать: «Это не то, что ты подумал», — я лихорадочно пыталась сочинить объяснение, попутно стараясь отстраниться от Лариона. Но принц теперь вообще вцепился в меня мертвой хваткой. И явно решил, что Дайрен появился по его душу.

— Что ты здесь делаешь? — сердито поинтересовался он. — Как ты вообще посмел заявиться в мои покои!

Но Дайрен его слова проигнорировал. Как бы между прочим, констатировал без каких-либо эмоций, глядя на меня:

— Мда. Можно было бы сразу догадаться, что именно для тебя здесь в приоритете. И это уж точно не занятия магией.

— Дайрен, ты все не так понял, — я все же вырвалась из объятий недовольно запыхтевшего Лариона.

— А что тут можно понять не так, Ника?

Он назвал меня по имени! Ну все. Значит, точно смертельно обиделся.

Я попыталась объяснить:

— Просто Ларион мне сегодня очень помог.

— И ты решила отплатить ему благодарностью, — закончил за меня Дайрен.

— Ну да, — чуть не заскрипев зубами, признала я, — но вовсе не так, как тебе могло показаться. Мы просто гуляли и разговаривали.

— В обнимку на кушетке, — усмехнувшись, уточнил он.

— Так, я не понял, — принцу явно надоело, что на него не обращают внимания. — Это что тут за сцена ревности? Тем более, позволь напомнить, Дайрен, эти апартаменты официально считаются территорией моего королевства! Как ты смел нарушить государственную границу?! Скажи «спасибо», что я сегодня добрый, оставлю эту твою выходку безнаказанной. И будь уж любезен не мешать, я тут, между прочим, себе будущую фаворитку выбираю, — Ларион нагло схватил меня за талию и слащаво улыбнулся: — Так, Ника, на чем мы остановились?

— Мы остановились на том, чтобы ты ни на что не рассчитывал! — возмущенная я снова вырвалась.

Вот только пока отвлеклась, Дайрен исчез. В пору было хвататься за голову и взвывать в полный голос. Кошмар! Это же в каком свете я перед ним выступила! Ну все. О занятиях магией можно забыть. Да и не только в занятиях дело, было очень неприятно от самого факта, что Дайрен теперь сочтет меня чуть ли не девицей легкого поведения. Одно дело, когда такие слухи распространяют злопыхательницы. И совсем другое, когда так думает он. Почему-то именно его мнение казалось для меня крайне важным.

— Нет, ты мне объясни, — не отставал Ларион, пока я шла к выходу из его покоев, — что ты ведешь себя так странно? Если хочешь заинтересовать — так ты сразу заинтересовала, незачем теперь строить из себя неведомо что! Между прочим, я люблю исключительно понятных девушек!

— Ну вот и люби себе понятных, — сердито парировала я, — а на меня планов не строй. Я тебе сколько раз уже говорила, что вот не интересуешь ты меня как мужчина. Если это настолько не вписывается в твою картину мира, то уж прости, ничего тут поделать не могу.

— Как я могу тебя не интересовать? — его это явно задело. — Я хорош собой, богат, щедр и открыто выражаю к тебе свою благосклонность. Этого разве недостаточно?

— Вот как ты не поймешь, — я вздохнула. — Можно быть хоть вообще самым замечательным в мире, но искренний интерес, близкий к влюбленности, все равно только от этого не зависит. Он появляется сам собой, иногда даже вопреки всему. И зачастую просто неконтролируемый.

— То есть вопреки всякой логике я тебе не нравлюсь, — мрачно смотрел на меня Ларион, — но зато нравится Дайрен.

— Дайрен мне тоже не нравится, — возразила я, — просто он… — неожиданно сама не смогла подобрать слов для объяснения.

Зато Ларион нашел:

— Просто его отношение к тебе ты ценишь куда больше моего.

— Может, и так, — я вздохнула. — Поверь, я ни в коем случае не хочу тебя обидеть. Мне кажется, ты все же хороший человек и заслуживаешь честного к себе отношения. Ларион, я с радостью стану тебе просто другом. Но вот постельный вопрос давай закроем раз и навсегда.

Принц ничего мне не ответил. Так я и ушла, лишь надеясь, что не нажила себе сейчас очередного врага. Но пока мои мысли больше занимало, как же реабилитироваться в глазах Дайрена.

Вот как назло, сейчас наши комнаты были разъединены. Я не меньше часа прождала, вдруг пространство изменится, но все без толку. Хотела даже пойти напрямую в его комнату, но все же дорогу туда толком не помнила. Ну ничего, все равно скоро наши спальни снова объединятся, тогда-то и постараюсь все Дайрену объяснить. А ведь он, получается, целенаправленно меня сегодня искал… Может, заподозрил подвох. А может, что даже вероятнее, заметил мое отсутствие и решил, что я снова вляпалась в неприятности. Попытался найти и нашел… в объятиях светлого принца. Мда, ситуация та еще…

Надеясь, что все же утром нам удастся поговорить, я легла спать. Вот только сон не шел, слишком много мыслей крутилось в голове. Интересно, о чем сейчас думает Дайрен? Сердит, разочарован? Или, наоборот, радуется, что нашелся такой благовидный предлог отделаться от занятий магией со мной? Оставалось лишь гадать, все-таки слишком плохо я пока его знала.

Я уже почти задремала, как отчетливо почувствовала пробежавшую рябь, словно бы саму комнату легонько тряхнуло. Похоже, где-то на территории академии произошло очередное землетрясение.

Глава 11

Настроение на следующий день было крайне паршивое, но что поделать, не время предаваться хандре. Для начала нужно выжить, а для этого — учиться, несмотря ни на что. Во всем произошедшем накануне нашелся только один плюс: прерванное свидание с Ларионом закончилось раньше, чем обычно заканчивались занятия с Дайреном. Однако ощущение, что наконец-то выспалась, не так уж радует, когда хочется удавиться, хотя бы чуть-чуть.

Странно, и с чего бы это было так плохо? Может, оттого, что прекрасно понимаю, насколько упала в глазах Дайрена? А на его мнение мне не наплевать…

В столовой я прибилась к компании Доры и Торна, потому как у нас наконец-то должна была быть совместная первая пара. Вернее, мое расписание на этот раз совпало с парами на факультете Власти. Еще бы — магию разрушения все-таки будут преподавать! Что бы в этот момент ни шло на факультете Любви, магия разрушения однозначно важнее.

Принц в столовой вообще не появился. Как и вся моя группа. Наверное, у них как раз занятия со второй пары начинались. Эх, а у меня, получается, каждый день полный набор, что говорится «от звонка до звонка». Но отсутствие Лариона в столовой если не порадовало, то хотя бы принесло облегчение. Не знаю, понял ли он все, что я ему сказала, но проверять с утра пораньше совсем не хотелось.

— Сегодня у меня получится. Обязательно получится! — то ли Торн выполнял технику самовнушения, то ли нас с Дорой старательно заверял.

— Очень надеюсь, что получится не как в прошлый раз, — хмыкнула Дора, наградив Торна скептическим взглядом.

— Лучше! Я всю неделю тренировался.

— Серьезно? Ты? Тренировался? — Дора всерьез удивилась.

Торн закивал:

— На булочках. И на пончиках. И даже не бифштексе! Хотя его было жалко…

— М-да? То есть гири на занятии ты тоже собираешься есть?

— Нет! Хочешь, сейчас покажу? Вот, например, на твоей сумке. Взорву ее. Или расщеплю. В порошок сотру! Прямо сейчас.

Торн попытался выхватить у Доры сумку с учебниками, но девушка зашипела и перекинула сумку на другое плечо, подальше от Торна.

— Только попробуй! Я тогда тебе что-нибудь взорву.

С преподавателем на паре по магии разрушения повезло. По крайней мере, на мое появление он никак не отреагировал и вообще не спешил издеваться над студентами. Кивнул нам, предложил занять свои места. Ну и сказал, что к концу пары мы должны разрушить как можно больше предметов, лежащих у нас на столе. Ключевая фраза — «на столе». Даже несколько раз акцентировал, что не сам стол и, что еще важнее, не стены. А вот о том, что надо быть осторожнее с соседом, говорить не стал. Наверное, здесь, как и на других занятиях, действовал принцип «чем меньше останется студентов, тем лучше».

— Начинаем! — объявил преподаватель, отошел подальше от нас, к самой доске, да еще и защитным щитом кафедру прикрыл. Чтобы, видимо, не прилетело ненароком чего.

Торн покосился на Дору.

— Ты, это… отойди подальше на всякий случай.

— Боишься, что крошки во все стороны полетят, пока будешь грызть гирю? — хмыкнула Дора, но все-таки отошла.

На каждом столе, кстати говоря, лежало несколько гирь, причем в рядочек, от самой маленькой к тем, что побольше. Наверное, предполагалось, что и мы пойдем разрушать по мере увеличения веса и объема. Но уже радует, что нам не предложили тренировать магию разрушения друг на друге. Естественный отбор и все такое…

Торн не стал мелочиться. Выбрал самую большую и сосредоточился на ней. Пыхтел, пыхтел, жмурился, покусывал губы. Даже покраснел немного от усердия. С протянутой руки сорвалась темная искорка, коснулась гири. Мы с Дорой замерли, с любопытством ожидая, что из этого получится. Торн тоже во все глаза смотрел на гирю. Блямс — и от нее отвалился малюсенький кусочек.

— Ну, неплохо. Прогресс, — Дора вяло похлопала в ладоши.

Торн нахмурился, пытаясь понять, что сделал не так.

Ладно, хватит отвлекаться. Мне бы тоже пора взяться за практику.

Последующие полчаса я пыталась вспомнить, чему меня учил Дайрен. Не помогало. Воспоминания о том, как попала в логово бандитов, тоже к нужному результату не привели. Вообще ни к какому. Что я тогда почувствовала? Не страх, нет. Страх был сначала. Злость? Ярость? Да! Но как теперь вызвать в себе эти эмоции?

Гири под моим взглядом раскалываться никак не хотели, не говоря уже о полном уничтожении.

— Одну за другой, понимаете? Нужно уничтожать гирю одну за другой! — повторял преподаватель, потому как у некоторых студентов возникали другие проблемы. Вызвать магию им удавалось. А вот прицельно уничтожить одну гирю — никак. Магия то и дело разлеталась во все стороны мощными волнами, доходила до стены и гасла, спотыкаясь о защитное заклинание.

Мы уже даже приноровились вовремя приседать. Надвигающуюся опасность чувствовали все. Может, такие приседания как раз отвлекали?

Когда физические упражнения надоели, я все-таки стащила гирю на пол и спряталась от остальных за партой. Моему примеру последовала еще парочка студентов.

Но у меня все равно ничего не получалось. Мысли о Дайрене постоянно отвлекали. Нет, надо же было так вляпаться! Согласилась с Ларионом встретиться в благодарность за помощь, это была всего лишь сделка, всего лишь встреча! Но Дайрен застал нас в столь двусмысленный момент…

И тут бабахнуло. С моей руки сорвался темный сгусток, угодил прямиком в гирю и подорвал. Я отпрыгнула, прикрываясь от осколков, но их не было. Гирю стерло в порошок! Ого, как злость и досада, оказывается, может сработать.

Пока не растерялся запал, торопливо уничтожила все остальные гири на столе. И, между прочим, гораздо быстрее остальных студентов управилась. Хоть какая-то польза от негативных эмоций.

Но выбрать разрушение или созидание, как советовал Дайрен? Не знаю. Сложно. Созидание дается гораздо легче, и в то же время… есть что-то в магии разрушения. Что-то темное, упоительное. Хм… никому не надо помочь с уничтожением гирь? Кажется, во мне проснулась кровожадность!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍А дальше началась какая-то безумная беготня, потому что портал, до сих пор открывавшийся именно туда, куда нужно мне, начал сбоить. По другую его сторону я отчетливо увидела коридор корпуса на факультете магии Любви. Но мне ведь еще нужно к себе, чтобы переодеться!

В этом заключалась еще одна проблема. Такое ощущение, что, составляя расписание на последний день недели, кто-то, за это расписание ответственный, уже хорошенько напился. Потому что тут какая-то чехарда: пара на факультете Власти, затем пара на факультете Любви, затем опять Власть, опять Любовь. И вот как тут не рехнуться?! Для разных факультетов разная одежда. А перерыв между парами не больше пятнадцати минут.

— Ника, тебя ждать? — спросила Дора, когда я отвернулась от бесполезного портала.

— Идите без меня. У меня сейчас на другом факультете пара.

Ну что ж… на старт, внимание, марш!

А как было удобно, когда порталы срабатывали правильно.

В общем, едва успела к началу занятия. Подбирая подол платья, чтобы не мешал, на всех порах неслась к аудитории, где должно было проходить занятие по магии Любви. Уже на подходе к нужной аудитории меня перехватил Ларион, поймал за локоть и затащил в нишу, скрытую в стене.

— Ты что себе позволяешь? — возмутилась я, высвобождая руку. Хотела уже выбраться из ниши, но принц сжал мои плечи.

— Подожди, Ника. Я поговорить хотел.

— Боюсь, ниши для разговоров не предназначены, — хмуро ответила я, упираясь ладонями в его грудь. А то как-то слишком близко друг к другу мы стояли. В таких нишах только обжиматься — очень уж узкие.

— М-м-м, намекаешь, что надо от разговоров перейти кое к чему другому? — глаза Лариона предвкушающе загорелись.

— Намекаю на то, что поговорить можно в другом месте, а в нише мне не нравится!

— Зато никто не услышит и не подглядит. — И многозначительно добавил: — Здесь уж точно.

— Значит, ты помнишь наш вчерашний разговор? А я уж испугалась, что у тебя все из головы вылетело, и придется объяснять заново, на этот раз более убедительно. — Каюсь, раздражение вырвалось наружу. Понимала, конечно, что, по сути, сама виновата в случившемся. Скажи я Дайрену правду, возможно, последствия не были бы столь удручающими. Но все равно наглость Лариона вызывала раздражение, и тут я ничего не могла с собой поделать.

— Во-первых, я как раз хотел сказать, что мне жаль.

— Серьезно? — я искренне удивилась.

— Да. Жаль, что так получилось. Я ведь… — принц усмехнулся, — не знал, что по ночам ты встречаешься с Дайреном.

— Мы…

— Только не надо, — перебил меня Ларион. — Избавь от этих объяснений. Ну так вот. Во-вторых, раз уж так получилось и вы с Дайреном все-таки поссорились… — он сделал многозначительную паузу и приблизился ко мне. Хотя куда уж ближе — того и гляди стукнемся лбами! — Предлагаю все же рассмотреть мою кандидатуру.

Я взвыла и выскочила из ниши. Ларион, увлекшийся попыткой очаровать — не, ну у него такая улыбка была, явно пытался произвести впечатление! — момент упустил, так что высвободиться мне удалось. Но вот беда — аудитория закрылась прямо у меня перед носом.

Я взвыла повторно.

Принц за спиной рассмеялся, взял меня за руку и толкнул дверь:

— Пойдем, Ника. Со мной тебя с занятия не выгонят, даже за небольшое опоздание.

С одной стороны, было стремно входить в аудиторию вместе с принцем под множеством взглядов и одногруппников, и преподавательницы. А с другой стороны, уже не в первый раз, привыкаю потихоньку. По крайней мере, сильнее ненавидеть меня из-за этого не стали. Сильнее уже попросту некуда!

А после этой пары я снова мчалась к себе в комнату переодеваться, потому как портал предлагал отправиться сразу на занятие к ребятам с факультета Власти.

Потом в аудиторию, потом переодеваться, потом в аудиторию. На последнюю пару едва не опоздала. Причем на факультете Власти! Здесь не было принца, чтобы провести меня на занятие, несмотря на преподавательское недовольство.

С разбегу ворвалась в аудиторию и застыла под изумленными взглядами. Не сразу сообразила, в чем дело. Прямо скажем, не могла сообразить, пока одна из девушек с черными волосами, черными тенями и черной помадой на губах не сказала:

— А что это у нас тут делает нежный розовый цветочек?

Аудитория взорвалась смехом.

Проклятье! Да я же в платье. В нежно-розовом, вполне нормальном таком, ну, относительно. Вот только… на пару факультета Власти заявилась! И хорошо еще, что нам сражения на мечах не преподают. А физ. подготовка была еще на предыдущем занятии. Иначе я бы точно до конца пары не дожила, если б в этом платье бегать пришлось.

— Это, наверное, маскировка, — протянула девушка, мерзко улыбаясь. — Думает, если притворится цветочком, то ее не прихлопнут на первом же занятии?

— О! Или она тут решила кого-то соблазнить своим видом! — подхватила вторая.

— Точно, всех подряд соблазнить, умоляя ее не убивать, — присоединилась третья.

— Всех? Даже девушек?

— Я бы с ней не переспала.

Я не выдержала и заметила:

— Да я бы с тобой тоже спать не стала.

С гордо выпрямленной спиной и гордо поднятой головой направилась к своему месту. А разговоры продолжались, со всех сторон восклицания сыпались:

— Говорят, Дайрен на нее запал.

— Нет, как это Дайрен? Принц Ларион!

— Дайрен не мог, он всю ночь в моей постели… ух, такое вытворял!

Что?.. Дайрен с кем-то кувыркался в постели? Сразу после того, как от Лариона куда-то переместился?

— Да вы посмотрите на нее! Кто на такое пугало вообще внимание обратит?

Я не дрогнула, нет. Продолжала идти.

— Я знаю, знаю! Она надеется, что все противники при виде нее выцарапают себе глаза.

Но как я умудрилась напутать с одеждой?! Позорище… Ника, позорище!

Тут одна из девушек, мимо которых я проходила, швырнула в меня что-то темное.

— Ника, берегись! — ко мне рванула Дора. Со своего места поднялся Торн. Но добежать до меня они не успевали.

А я каким-то шестым чувством ощутила приближение заклинания. Разговоры довели до точки кипения, а еще эти мысли о Дайрене. Так что магия разрушения сработала моментально. Девушку отшвырнуло целой волной, вырвавшейся из меня навстречу заклинанию. Не знаю, что должно было сделать заклинание, не узнаю уже никогда. А вот волна моей магии снесла половину аудитории.

Я потрясенно повернула голову. Что-то внутри екнуло. Черт, я не хотела их всех угробить, только защититься!

— М-да, Ника… розовый цветочек похлеще черной чупакабры, — во всеуслышание произнесла Дора.

И это разрядило обстановку. Половина аудитории, той, что осталась невредима, разразилась смехом. Правда, на этот раз смеялись не надо мной. А из-за парт, которые снесло к противоположной стене и скидало в рядок, осторожно, кое-кто — даже постанывая, выбирались студенты. Но вроде бы все выжили, никого не зашибло.

— О, как жаль! — раздалось от двери. Преподавательница с разочарованным вздохом прошла к кафедре. — А я-то надеялась, что не придется на экзамене выслушивать бред от целой толпы. — И тут же лучезарно улыбнулась: — Ну ничего, может, к экзаменам группа еще поредеет. А сейчас начинаем лекцию. Я научу вас правильно готовить яды, чтобы не приходилось по каждому пустяку растрачивать магию.

После занятий я засела за учебники. Раз уж Дайрен больше не будет со мной заниматься, придется справляться как-то самой. В тренировочный зал мне вряд ли удастся попасть. Тот, где мы были, доступен только через портал, да и представляет собой теперь руины, если никто не восстановил. А забираться в другой может быть рискованно. Так что пока остается только книги читать, да практическими занятиями довольствоваться. Вроде бы по практике отставать от одногруппников перестала. Это пока главное. Теперь нужно еще теорию подтянуть, по всем парам на следующую неделю подготовиться. Чем еще заниматься здесь в выходные?

Комната хранила неизменный вид. Как будто стоило Дайрену на меня обидеться, как стена выросла и больше исчезать не торопилась. А может, и удалось ему что-то подправить, может, комнаты больше не будут объединяться.

Как бы там ни было, а наутро ничего не изменилось. Стена стояла на месте, комната выглядела точно так же, как в мой первый день в академии. Вставать было лень, тем более что допоздна читала, а будильник не звонил. Но стук в дверь заставил все-таки подняться.

— Ника! Все самое интересное проспишь! — раздался из-за двери голос Доры. — Открывай, или мы уйдем без тебя.

Даже интересно, куда это они там собрались с утра пораньше. Ну, то есть в полдень…

Я доковыляла до двери, открыла. Дора окинула меня взглядом, хмыкнула.

— Симпатичная пижамка.

— Правда?

— Нет.

— А мне нравится, — вклинился Торн, заглядывая в комнату. — Очень милая.

— Мы в коридоре подождем, пока соберешься, — вероятно, Доре совсем не хотелось входить в комнату с таким кошмарным интерьером.

— А куда?

— В город. Сегодня же выходной. Вторая суббота месяца, ярмарка будет. Можно много всего интересного найти. Идешь с нами?

— Иду!

— Тогда ждем, у тебя десять минут.

За десять минут я не управилась, хотя очень старалась. Предложение сходить на ярмарку в город окончательно меня разбудило. Еще бы — я ни разу в этом мире не покидала академию! Замок бандитов не считается, там некогда было смотреть по сторонам. А сейчас я наконец увижу, что и как устроено в этом мире. Любопытно же!

Оживление захватило, хандра отступила. И даже необходимость облачаться в платье не расстроила. Я бы с удовольствием надела созданные на занятии по магии созидания джинсы, но, боюсь, в таком виде буду привлекать излишнее внимание. Лучше уж платье. Куда деваться? Главное, что вырвусь за пределы четырех стен!

— Я его убью, — услышала голос Торна, выскочив в коридор.

Торн надвигался на какого-то щуплого паренька и потрясал кулаком, повторяя:

— Убью.

Дора повисла на второй руке Торна, пытаясь его остановить. Но, кажется, она могла хоть как угодно висеть на Торне, прыгать по нему и скакать — его шаг все равно бы не замедлился.

— Да оставь ты несчастного. Он и так сейчас сдохнет от страха. Торн. Торн, вспомни, чему нас учили! Убивать нужно исподтишка, чтобы никто не узнал, а не так…

— Моя рубашка. Единственная! — взревел Торн раненым зверем.

Парень завопил, подскочил, в полете развернулся и бросился наутек.

— Торн, успокойся. Да помогу я тебе, что ты так нервничаешь?

Проводив улепетывающего парня взглядом, с любопытством присмотрелась к Торну. На черной рубашке красовалось пятно. Судя по всему, от мороженого. Крем-брюле. Впрочем, оставалось оно там недолго. Когда Торн перестал дергаться и грозить расправиться с виновником оригинальной композиции, Дора взмахнула рукой и уничтожила мороженое на рубашке Торна. Вместе с самой рубашкой. Ну, на том месте, где было мороженое. Там дыра небольшая образовалась.

— Хм… Ника… подсобишь немного?

— Если ты думаешь, что хуже просто быть не может, уверяю — может.

— Моя рубашка, она мне нравилась, — окончательно расстроился Торн.

— Ну ты посмотри на него, — Дора окатила меня упрекающим взглядом.

Я вздохнула, подошла к Торну и прикрыла глаза, старательно сосредотачиваясь. Вот заплатки я ни разу не создавала. Но все когда-нибудь делается в первый раз. Главное не объединить Торна с его же рубашкой, как получилось с комнатами.

Однако, несмотря на все опасения, магия созидания давалась мне с каждым разом все лучше и лучше. Как результат: совершенно целая рубашка, без пятен и заплаток, будто не было в ней ни дыр, ни пятен мороженого — на ней.

— Отлично, — присвистнула Дора. — Ну все, пойдем. А то на ярмарке все разберут.

— Ты хотела купить что-то определенное? — полюбопытствовала я, когда мы направились к лестнице, а затем — к выходу из корпуса.

— Да, хотела. — Дора прищурилась, но что именно собиралась купить, уточнять не стала.

— Она яд будет готовить! Будет травки искать! — сдал ее Торн, за что получил локтем в бок. Вот вроде бы Дора миниатюрная такая, на его-то фоне, а Торн все равно странный звук издал и за бок схватился.

— Хочешь кого-то отравить? — заинтересовалась я.

— Не отравить. Немного притравить, — буркнула Дора. — И закрыли тему.

На выходе с территории академии нас встретил портал. Как любопытно. Вдоль границы — забор. А в заборе вместо калитки или ворот сияет портал.

— Пойдемте, в выходные можно проходить свободно, — махнула Дора и первой шагнула в портал.

Затем отправилась я, Торн пошел замыкающим. Очутились мы на верхушке холма, зато отсюда прекрасно был виден город, начинавшийся у самого подножия этого холма. Кривоватые улочки, каменные мостовые и невысокие дома. Чем-то все это напоминало Средневековье, впрочем, выглядело гораздо опрятней и, пожалуй, красочней. Чего только стоили разноцветные крыши вполне симпатичных домиков.

— Таирим или Миритан? — уточнила я.

— Таирим, конечно! У светлых делать нечего, там скучно. — Чуть подумав, Дора добавила: — И нужные ингредиенты не купить.

По пути к городу Дора все же рассказала, кого собиралась «немного притравить». Оказывается, одна из соседок ей подлянку сделала, подкараулила возле двери и пролила на нее какую-то гадость, которая, вроде как, разъедает не хуже кислоты. Повезло, что Дора успела вовремя отреагировать: магию разрушения призвала, всю эту кислоту развеяла, а соседку в стену впечатала. Вот теперь решила ответить ей тем же. Ну, почти. Не кислотой, но нехилой такой пакостью.

— Так что будь осторожней, Ника, — заключила Дора. — Видишь, сокурсники уже активизируются, пытаются конкурентов устранять. Тем более преподы не забывают об этом напоминать. Гляди в оба, чтобы тебя тоже не попытались устранить.

М-да, одно покушение я уже испытала на себе. Знать бы еще, поостерегутся одногруппники после показательной вспышки магии, или все равно попытаются устранить, просто в следующий раз осторожней. Камень, например, на голову уронят. Или еще что-нибудь такое же незаметное.

Мало было чокнутых одногруппниц с факультета Любви!

Тем временем мы ступили на улочку города и влились в оживленный поток. Народу здесь было на самом деле много. Больше всего — пешеходов, но встречались и повозки, и кареты, и всадники, ехавшие верхом на лошадях. Разнообразие местных жителей поражало. То вполне опрятные люди пройдут, то — непонятные типы с какими-то бешеными прическами аля «жертва электрического разряда, застывшая на пике удара». У некоторых я даже пирсинг заметила и накрашенные черной помадой губы.

— Сегодня маскарад какой-то?

— Нет. Маскарад будет через неделю. А что не так? — не поняла Дора.

— Ну… они так странно выглядят.

— Они темные, Ника! И этим все сказано. Это тебе не розовые платьица носить, да?

— Согласна. Носить розовые платьица среди таких — это еще больший героизм.

Торн захохотал и похлопал меня по плечу. С такой силой, что чуть носом в мостовую не ткнулась. Дора одобрительно хмыкнула.

Первым делом мы купили все ингредиенты для ее зелья. Не меньше десяти лавок обошли! Причем Дора придирчиво осматривала травки, нюхала, сверялась с учебником, хмыкала и либо покупала, либо тащила нас в следующую лавку. Никогда не замечала за Дорой такого увлечения зельями, но, видимо, соседка ее сильно достала. А уж попытка облить кислотой вообще выходит за рамки. Впрочем, на факультете Власти это в порядке вещей.

Когда ингредиенты были собраны, гуляли просто так. Иногда Дора покупала разнообразные вещицы. Торн с радостью греб себе все, что попадалось.

— О, какая штука! Возьму. А вот эта? Точно пригодится, берем! Ух ты, девчонки, смотрите! Какая классная штука.

— Уверен? — Дора с сомнением взглянула на какой-то черный шарик, судя по всему, металлический.

— Конечно! — Торн подкинул его на ладони и снова поймал. — Им же так раз — и в глаз! Очень удобно. Кулаком можно и нос задеть, и вообще лицо помять… А если хочется выбить глаз, то в самый раз, — с восторгом расписывал Торн.

В общем, металлический шарик он тоже купил. И еще много всяких интересных вещичек, в том числе ручку-шпаргалку, хоть Дора и уверяла, что такие штуки преподы на раз вычисляют. Торн покупал, пока деньги не закончились. Ну а я просто ходила с ними за компанию, с любопытством осматриваясь по сторонам. У меня-то денег не было.

Под конец прогулки мы вышли на площадь, где два мага устроили для зрителей любопытное представление.

— Ух ты, посмотрим, да? Посмотрим?! — Торн с готовностью захлопал в ладоши. Похоже, удачные покупки и увиденное привели его в благодушное настроение. Возможно, тяжелый металлический шарик нескоро найдет свое применение.

— Посмотрим-посмотрим, — хмыкнула Дора, скрестив на груди руки.

Мы остановились на краю площади, а маги вовсю развлекали зрителей.

Надо же, не знала, что такое возможно при помощи магии разрушения! Маги создавали черные и темно-синие потоки магической энергии, закручивали их, переплетали. То синий фейерверк, то изображение незнакомого зверя, пронесшегося из одного конца площади в другой. А вот запорхали бабочки над размашистыми мазками травы. Получалось красиво и необычно. Зрители хлопали, подбадривали довольными восклицаниями. Зрелище на самом деле было впечатляющее. Особенно мне понравилось, когда в воздухе между магами вырос замок, сотканный из поблескивающих темно-синих песчинок, а вокруг замка закружил огромный, зловещий дракон.

Изображение еще не успело рассеяться, а по площади внезапно прокатился оглушительный треск. Поднялся ветер, загрохотало. Сильный порыв магии посбивал заголосивших зрителей с ног. Мы не упали только потому, что стояли не слишком близко к центру площади, а магический удар возник именно там. Спустя миг взволнованных, испуганных восклицаний с диким грохотом и треском прямо посреди площади приземлился… хм… ну… как бы так сказать… огрызок оазиса с куском пустыни!

— Это маги сделали? Часть представления? — спросила я, недоверчиво рассматривая возникший на площади кусок, словно выдранный из другой части мира. Высокая пальма с кокосом, кусок озерца, рассыпанный вокруг него песок. Озерцо, кстати говоря, начало растекаться по мостовой тонкими ручейками. Снова поднялся ветер, швыряя щепотки песка в зрителей.

— Нет, Ника. Это не часть представления, — откликнулась Дора странным приглушенным голосом. — Пойдемте, скоро здесь будет не протолкнуться, заявится целая толпа магов.

Мы поспешили покинуть площадь, а по пути Дора поясняла:

— У нас это началось несколько лет назад, только в последнее время все чаще случается. Ходят слухи, что магия стала слишком нестабильна. Раньше поддерживался баланс между магией созидания и разрушения. Теперь по какой-то причине он нарушен. Вот и творится что-то непонятное с магией, разлитой по миру. То всплеск магии разрушения, то всплеск магии созидания.

— А это была магия созидания? — уточнила я, припомнив ощущения от всплеска. Кажется, распознала.

— Да, она. Магия созидания периодически устраивает явление чего-нибудь. То бабочку создаст в саду, то сад посреди города. То вот кусочек пустыни с оазисом.

— А магия разрушения как проявляется?

— Разрушением. Целая башня, например, может рассыпаться в пыль. Или землетрясения, например, тоже она.

Мне тут же вспомнилось землетрясение в тренировочном зале. Дайрен тогда сказал, что иногда такое случается. Неужели проявление все той же бесконтрольной магии разрушения?

— Почему, думаешь, ректор такую речь толкал о нерушимости баланса? Убеждал нас, что все будет хорошо, что беспокоиться не о чем. Есть предположение, что магия старых правителей слишком… хм… старая. Вот и собираются в скором времени короновать молодых, принцев Лариона и Крайена.

— Это поможет?

— Должно. Говорят, после коронации оба принца смогут стабилизировать магию. И прекратятся эти беспорядочные всплески.

После происшествия на площади в городе начался бардак. Причем это мы направлялись к выходу, зато все остальные почему-то ломанулись именно к площади. Наверное, своими глазами хотели посмотреть на удивительное явление. Как бы там ни было, а я из-за хлынувшей нам навстречу толпы потеряла друзей. Еще какое-то время впереди, возвышаясь над всеми, мелькала макушка Торна, но вскоре из виду пропала и она. Кричать в такой толпе тоже было бесполезно.

Все толкались и ломились, ломились к площади.

— Осторожнее надо, глаза разуй! — пробурчала пожилая женщина в длинной шляпе. Скрюченный нос с бородавкой навевал ассоциации с ведьмами.

Я, в общем-то, не волновалась. Где мы вышли из портала, помнила прекрасно. Вот только как его активизировать в обратную сторону? Непонятно. Значит, надо поспешить, пока Доре и Торну не надоело меня ждать!

Чтобы не идти против людского течения, свернула в боковую улочку. Собиралась пройти по ней, а то на главной и вправду как-то уж слишком много народу. Здесь на самом деле было гораздо свободней. Я перешла на бег, затем свернула еще на одну улочку, еще. И тут угодила в чьи-то лапы. По моему телу сразу зашарили широкие ладони:

— Ну-ка, где у тебя деньги? Что-нибудь купила? Все отдашь!

Происходящее настолько шокировало, что я даже магией не воспользовалась. Только замерла, потрясенно глядя на грабителя. Тот пошарил немного, пошарил. Ничего не нашел.

— А у меня нет ничего. Ни покупок. Ни денег.

Грабитель слегка отодвинулся, заглянул в мое лицо. И шарахнулся к противоположной стене, как ошпаренный. Я с удивлением узнала в нем одного из тех бандитов, к которым угодила по милости одной из одногруппниц. Судя по всему, грабитель меня тоже узнал. Побледнел, покрылся красными пятнами, весь затрясся как-то. И попятился, попятился.

— П-простите… н-не х-хотел, — пробормотал он заикаясь. А потом развернулся и бросился прочь.

Я тряхнула головой и тоже припустила вперед по улочке.

— Ника! Вот ты где! — из-за угла дома вынырнул Торн и сгреб меня в охапку. — А мы уж думали, тебя затоптали. Ты же такая маленькая. Дора маленькая и боевая, а ты совсем хилая, тебя затопчут и не заметят.

Дора только головой покачала.

— Магический сигнал сложно было отправить?

— Чего?..

— А, ну да, ты любви училась, когда нам маячки преподавали. Ладно, пойдемте уже.

Однако далеко мы уйти не успели. Прямо перед носом у нас раздались две вспышки порталов, и оттуда вышли маги. Они вообще по всей улице начали появляться и людей останавливать. Причем тех, которые двигались от площади, а не к ней.

— Вы были на площади? — спросил широкоплечий бородатый мужчина.

— Видели проявление бесконтрольной магии? — уточнил второй, высокий и щуплый.

— Ничего мы… — начала было Дора, но ответить не успела.

Маг поднял руку и прочертил перед лицом линию. Линия засветилась темно-фиолетовым, стремительно разрослась и осыпалась на нас брызгами магии. Я поморгала, стряхивая с ресниц мелкие капли.

— Ничего серьезного, — произнес маг. — Вы не видели ничего серьезного. Скоро принцы взойдут на трон, и баланс магии будет восстановлен. Можете идти.

Ничего не говоря, Дора с Торном обошли магов и двинулись дальше. Я замешкалась всего лишь на мгновение, прежде чем спешно последовала за ними. Чувствовала, как мою спину прожигает задумчивый взгляд, но усилием воли удерживала себя от того, чтобы обернуться.

Здесь что-то не то, нельзя выделяться, нужно действовать так же, как и Дора с Торном!

Больше мы ничего не говорили, пока не покинули город. Все сильнее ощущая, что что-то не так, закинула пробный вопрос:

— Как вам оазис на площади?

Дора пожала плечами:

— Так ничего особенного. Рядовое событие.

Торн расплылся в улыбке:

— Я столько сегодня накупил…

Все ясно. Похоже, им промыли мозги. А на меня почему не подействовало? Наверное, по той же причине, по которой не получилось и у Дайрена, когда я застукала его за подозрительным разговором. Проклятье! Очень пригодилось бы сейчас с ним поговорить, расспросить подробней об этих странных природных явлениях. В конце концов, не могли ведь местные маги зомбировать всех? Или могли? Наверное, все же не всех. Сами-то маги, небось, знают правду!

Не хотят, чтобы среди народа поднималась паника? Или все не так радужно, как нас пытаются заверить?

Пока я ломала голову над этими вопросами и с беспокойством косилась на друзей, Дора выпустила искорку магии в том самом месте, где мы вышли из портала. Арка тут же приглашающе раскрылась.

— Ника, с тобой все в порядке? — спросила Дора.

— Да. Все хорошо, — откликнулась я, прекрасно понимая, что объяснять нет смысла. Им промыли мозги, все. Для них ничего особенного не произошло.

— А то ты странная какая-то. Как будто привидение увидела.

Я хотя бы не под действием чужой магии…

Пока шли до общежития, Дора и Торн вроде бы начали вести себя как прежде. Уже и не скажешь, что совсем недавно им мозги при помощи магии промывали. Так что о них можно, наверное, не беспокоиться.

А вот о мире — не факт. Что если проблема гораздо серьезней, чем нам пытаются показать? Что если в любой момент целый мир может на воздух взлететь? Или вообще хаос начнется, учитывая беспорядочные разрушения и появления чего-нибудь. Или, может, решение не такое простое, как говорят?

Как же не хватает Дайрена! При всем моем хорошем отношении к Лариону, принц вряд ли ответит на подобные вопросы.

Следующая неделя прошла в беготне и безумной куче дел. С Дайреном мы больше не виделись, комнаты тоже не объединялись, как будто реагировали на его настроение. Или, может, Дайрен на самом деле их починил? Как бы там ни было, я осталась без ночных занятий с ним, так что училась сама. Читала учебники, готовилась к парам. Причем не зря готовилась! Преподы почему-то любили спрашивать меня, но я больше не позорилась, всегда знала ответ. Единственный теоретический предмет, с которым были проблемы, касался вычерчивания сложнейший схем и многоэтажных расчетов. Но там хотя бы препод не издевался над студентами, вообще редко когда что-то спрашивал.

Одногруппники на время притихли. Правда, один раз все-таки произошло кое-что забавное. Меня, как и Дору, тоже попытались какой-то дрянью облить. Даже двумя.

Нелепое совпадение вышло, но спасительное. Одна девушка с факультета Магии любви, вторая — с факультета Власти. Обе подкрались к моей комнате, столкнулись друг с другом, в первое мгновение обеим показалось, что они таки нашли меня, и выплеснули заготовленные зелья. Тоже друг на друга. Проморгавшись, поняли, что ошиблись: сходство со мной у обеих имелось лишь отдаленное. Просто одна девушка была в розовом платье, почти как у меня, а вторая — с такими же светло-русыми волосами. Впрочем, прошло еще мгновение, и разглядывать друг друга им стало попросту некогда.

По коридору разнесся оглушительный вопль. Я выглянула посмотреть, что происходит. Соседи тоже из комнат повысовывались. А у меня перед дверью творилось нечто жутковатое. Одна девушка с криками и рыданиями срывала с головы клочья волос, которые начали вываливаться с поразительной скоростью. Вторая, наоборот, с головы до ног волосами обрастала…

И стояли они прямо напротив моей двери, да еще выкрикивали, что я обязательно поплачусь за содеянное. Так и поняла, что нагадить хотели именно мне. На остальных занятиях на неделе, кстати говоря, эти девушки не появлялись. Наверное, в лечебное крыло угодили.

А я после этого призадумалась. Сначала хренулю какую-то между ручкой и дверью запихнули. Теперь вот это. Повезло, что девчонки друг на друга наткнулись, иначе их пакости вполне могли достаться мне. Надо что-то делать.

Сходила в библиотеку, обзавелась учебником по охранным заклинаниям. И несколько дней убила на то, чтобы навесить на дверь более ли менее толковую защиту. А впрочем, насколько она действенная, узнаю, когда в следующий раз кто-то попытается что-нибудь возле моей комнаты устроить.

Под конец недели вспомнила о бале. Каюсь, в последний день перед балом! Да не виновата я, просто забегалась совсем, ни минутки не было свободной. Даже по ночам спала меньше, чем хотелось бы — допоздна учебниками зачитывалась.

В общем, разнервничалась сильно. Пришлось снова экспериментировать в магии созидания. И снова в комнате, прямо на кровати. Никогда не замечала в себе пристрастий к дизайну одежды, но все когда-нибудь приходится делать впервые.

Так, для начала нужно представить, что бы хотелось получить. Ну а дальше… творить!

Вот вроде бы радоваться надо, да? Закрывай глаза и создавай все, что душеньке угодно! Но, во-первых, выделяться я уж точно не хочу, мне лишнее внимание к себе там привлекать никак нельзя. А во-вторых, не все так просто. Последние мои эксперименты с созидательной магией увенчались объединением комнат.

Ну, ладно, все же начали.

Последующие несколько часов я убила на создание платья. Именно убила! Потому что получалось много чего, но только не то, что нужно. То цвет не тот, что представлялся, а в полученном цвете задумка не кажется такой уж прекрасной.

Ярко-алый вместо изумрудного — вульгарно!

Поросяче-розовый вместо нежно-голубого — просто фу!

А здесь слишком коротко. Мини-юбка, серьезно?

О, а на этой юбке можно повеситься. Нет, не спорю, сбегать удобно будет через окно — оборвать и свесить, этажа так с пятого хватит до самой земли. Но как в таком ходить?

А что за чудовищный вырез?! Да из него все вывалится!

Вскоре комната была усыпана разнообразными платьями. А передо мной на кровати лежало… о господи, нормальное платье? Правда? Мне удалось?!

Я недоверчиво изучала элегантное и в то же время роскошное платье насыщенного темно-синего цвета. Как вечернее небо. Воздушная, летящая юбка, на взгляд, идеальной длины, будет примерно до щиколоток. Открытый верх без рукавов, аккуратное декольте, обрамленное россыпью жемчуга.

И тут мой взгляд наткнулся на одну незапланированную деталь. Вот блин! Вместо жемчужного пояска на уровне пупка — вырез в форме капельки! И вот этот вырез как раз украшен по контуру жемчужинками. А пояска нет, хотя с таким украшением он уже явно будет лишний.

На бал ко двору с голым пупком… с голым пупком в жемчугах!

Я схватилась за голову. А в этот момент стена пошла рябью и исчезла. Мы с Дайреном встретились взглядами. Впрочем, взгляд Дайрена на мне не задержался. Прошелся по комнате, буквально заваленной разными платьями. Они висели на столе, на спинке стула, на дверце шкафа, валялись на полу и одно — даже прямо на стене, зацепившись тонкой тканью за шероховатость. Эк я его со злости запулила.

— Открыла фабрику по производству платьев? — хмыкнул Дайрен, обозрев все эту красоту. — Ты только учти, что если долго их тут складировать, мало ли, кто может завестись.

— Если только у вас тут есть насекомые, которые жрут ткань… Боишься, к тебе перебегут?

— Ну да, ты учти, комнаты у нас иногда становятся одной.

Я смотрела на Дайрена и пыталась прочитать его взгляд. Но тот оставался отстраненным и холодным. Дайрен равнодушно посмотрел на меня, затем так же равнодушно взглянул на платье, разложенное на кровати. Естественно, вырез на пупке не остался незамеченным.

— А, я понял. Ты собираешься на бал к Крайену. И решила его очаровать голым пупком?

Я начала раздражаться.

— Хочешь сказать, мне очаровывать больше нечем, кроме как голым пупком?

— Ну почему же… пупок я не видел, сказать не могу, — Дайрен окинул меня насмешливым, наигранно оценивающим взглядом. — А вот мордаха вполне симпатичная. Но бесстыжая.

— Что?!

— А с кем ты собираешься пойти? С Ларионом? Так ты учти, Крайен светлого к себе не пустит.

— А ты предлагаешь свою кандидатуру? — окончательно разозлилась я.

Обидно. Вот просто обидно. Вломился в комнату, набросился на меня словесно, всячески издевается.

— И на протяжении всего вечера смотреть, как ты тычешь пупком попеременно то в Лариона, то в Крайена? Кстати, Ника, ты уж определись, кого из принцев будешь окучивать.

Все, я взбесилась. И взмахнула рукой, выстраивая стену между нашими комнатами. Как не удивительно, у меня получилось. Наверное, со злости. Все бы ничего, но кровати наши при том объединении тоже сложились в одну. И вот эта стена, выстроившаяся посередине, кровать на две переломила. С жалобным скрипом несчастная кровать, оставшаяся на двух ножках, съехала вдоль стеночки, накреняясь набок.

Шикарно. Теперь еще и кровать чинить. А платье оставлю. Хотела переделать, но теперь специально оставлю с вырезом на пупке!

Глава 12

День сегодня предстоял просто сумасшедший. Мало того, что занятия с утра, так еще и вечером бал. И слово «долгожданный» тут никак не подходило. Наоборот, все сильнее одолевали нехорошие предчувствия. Да и без предчувствий было понятно, что это по воле Крайена я там окажусь. А учитывая сомнительную адекватность темного принца и его ненормальный ко мне интерес — можно заранее сушить весла. Как бы вместо прилюдного торжества меня не ждало приватное свидание с Крайеном в его спальне. И, естественно, я решила заранее принять меры. Но их воплощение пришлось немного отложить…

Первым занятием сегодня была боевая магия, причем на закрытой арене. И, похоже, преподаватель решил милосердно меня добить до бала.

— Итак! Не расслабляемся! Сегодня у вас есть замечательный шанс продемонстрировать, насколько хорошо вы научились действовать в боевых парах! Расходимся по арене!

Студенты по двое отошли кто куда. Ну а я, как и всегда на этих занятиях, осталась в гордом одиночестве. По-моему, добрый препод уже делал ставки, доживу ли я вообще до выступлений по боевой магии или все же заранее скончаюсь. Вот и сейчас глянул на меня с явным предвкушением. Нет уж, не дождетесь. Конечно, мало приятного, когда выживание уже просто как образ жизни, но деваться все равно некуда.

Стоило всем разойтись по арене, как из разросшейся над нами темной пелены послышались рыки. И пары мгновений не прошло, как спланировали драконы! Самые настоящие, огнедышащие! Причем на каждую пару приходилось по одному, ну и меня, конечно, вниманием не обошли — тоже дракон достался. Багровый, в острых наростах, больше похожий на крылатую змею, чем на классического дракона по моим представлениям. И явно очень-очень кровожадный…

— Итак! — разносился громогласный и весьма радостный голос препода. — Задание у вас такое вот нескучное: всего лишь остаться в живых до конца занятия! Для каждой пары свой дракон, остальные нападать не будут! Но вам и одного хватит! Все готовы?

— Нет! — дружное паническое зазвучало на арене.

— Ну и зря! — еще радостней хохотнул препод. — Начали!

И драконы напали…

Естественно, до этого ни на одном занятии нам не преподавали теорию защиты от драконов. Но я уже в первую секунду вычислила главное правило: «Бежать быстрее, чем тебя убивают». Чем и занялась.

А вокруг творился полнейший хаос! Грохотала магия разрушения, сверкали огненные залпы — интересно, скольких студентов не досчитается факультет после этого занятия? Ну а я просто мчалась как можно быстрее от преследующего меня дракона. Он петлял подобно змее, очень ловко и не сбавляя скорости, периодически выстреливая прицельными плевками огня, видимо, чтобы я не расслаблялась.

— А ну смирно, зверина хвостатая! — мимо меня верхом на сером драконе промчался Торн. Следом спешила сыпящая проклятиями в адрес напарника Дора. Почему-то не оценила она это родео, хотя ее товарищ явно был в полном восторге.

— Йи-ха! — донеслось его радостное уже издалека.

Ну хоть кому-то тут весело! А мой персональный убивец все не отставал. И мало того, что надо было от него скрываться, еще и приходилось как-то не попасть ни под чужую магию, ни под атаку других драконов. Прямо набегу я старательно пыталась сконцентрироваться на силе разрушения, но что-то она не спешила отзываться. Вот никак! Когда там это злосчастное занятие уже закончится?! Хотя, боюсь, я закончусь все же раньше….

Дракон настиг меня в один прыжок, описав в воздухе красивую дугу. Приземлился в паре шагов и уже открыл было пасть, чтобы превратить мою персону в равномерно прожаренную головешку, как меня осенило. Я резко взмахнула руками, и тут же моего противника окутало светом. И пусть через пару мгновений магия созидания уже развеялась, но больше на меня никто нападать не спешил. Дракон совершенно осоловелым взглядом смотрел на мир и вдруг оскалился в подобии улыбки — выглядело жутко, но я все же наскребла храбрости улыбнуться в ответ.

И совершенно умиротворенный ящер тут же поспешил одаривать своим позитивом окружающих. Первым делом сгреб в охапку другого дракона, обнимая чуть ли не до хруста крыльев. Потом кинулся к следующему. А потом справедливость таки восторжествовала: засек препода! Нет, я, вообще-то, не особо мстительная, но как приятно было наблюдать за улепетыванием неадекватного типа от не менее неадекватного дракона! Но тут шансов однозначно не светило. Жаждущий обнимашек ящер нагнал свою жертву, стиснул в крепких объятиях и даже чмокнул вопящего препода в макушку. Шевелюра тут же задымилась. Но заботливый дракон пару раз хлопнул по его голове лапой, чтобы сбить возгорание, чем, кажется, вообще лишил мужчину сознания. Хорошо бы не совсем прибил, а то даже неудобно как-то…

— Мда, — рядом со мной уже нарисовалась премрачная Дора. — Я-то думала, хуже, чем Торн верхом на драконе, быть не может. Оказывается, может…. Ника, ты вообще в курсе, на каком ты факультете? И какую магию мы здесь изучаем?

— Знаешь, когда хочется жить, уже не так принципиально, что использовать: созидание или разрушение, — возразила я, наблюдая, как мой дракон уже гоняется за своим собратом с распростёртыми объятиями.

— Я вообще это к тому, что созидание у тебя, похоже, получается явно лучше, — пояснила Дора. — Все-таки именно в момент смертельной опасности магия реагирует как никогда открыто. Так что я бы на твоем месте серьезно задумалась, какую именно магию больше развивать. Две одновременно точно не получится.

Ну да, Дайрен говорил мне то же самое. Но толку от слов? Пока я все же была на распутье.

Не считая малость пришибленного обморочного преподавателя, занятие по боевой магии обошлось без жертв. Драконы исчезли так же, как и появились, хотя явно удрали бы при возможности раньше, уж очень их пугал неадекватный собрат.

Ну а у меня дальше по расписанию была пара на факультете Любви, только я собралась злостно ее прогуливать. Причем не в гордом одиночестве.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Подкараулить Лариона было сложновато, я даже начала понимать его поклонниц и соболезновать им. Но все же про ту потайную нишу они не знали, в этом был мой главный козырь. И едва принц оказался в нужной близости, я просто шустро выскочила и тут же затащила Его Высочество обратно в «тайник».

— Ника? — оторопел Ларион.

— На всякий случай сразу же предупреждаю, что я по делу.

— Мне тогда сразу неинтересно, — насупился он и хотел уйти, но я его все же придержала.

— Ларион, мне очень-очень нужна твоя помощь! Ты же лучше всех, кого я знаю, разбираешься в магии созидания, и только ты один можешь мне сейчас помочь, — я смотрела на него так умоляюще, что он уж точно не мог не дрогнуть.

Принц заколебался и попытался отстоять свои позиции:

— Нет уж, Ника, при всем моем врожденном благородстве и выдающемся милосердии, я все же далеко не глуп. И меня, мягко говоря, коробит твое отношение.

— Что не ахаю тут от влюбленности? — мрачно уточнила я.

— Что ты пытаешься меня использовать, — холодно ответил Ларион. — Я тебя интересую лишь тогда, когда тебе что-то нужно. И мне такой подход не нравится совершенно. Так что извини, поищи себе другого светлого принца.

Он собирался уйти. Я, естественно, уже не останавливала, вообще стыдно от его слов стало.

— Ну? — вдруг возмущенно поинтересовался он.

— Что «ну»? — не поняла я.

— Почему ты меня дальше не уговариваешь?

Блин, Ларион — такой Ларион! Я едва сдержала смешок. Постаралась как можно серьезнее ответить:

— Ларион, поверь, у меня и мысли нет тебя использовать. Я очень хорошо к тебе отношусь, даже почти как к другу. Просто обстоятельства складываются таким образом, что мне зачастую нужна помощь. Вот и приходится обращаться.

— Ну и что на этот раз? — хоть и спросил он весьма недовольно с демонстративной снисходительностью, но явно оттаял.

— Мне очень нужно, чтобы ты научил меня создавать порталы, — ответила я.

С Лариона враз вся его обиженная оскорбленность слетела.

— Создавать порталы? Ника, ты в своем уме? Этому учат лишь на старших курсах. Да и тем более с твоим плохим контролем над магией ты такое точно не осилишь. Да и зачем тебе это? Наверняка ведь у тебя сами собой нужные учебные создаются.

— Мне нужен такой, который сам уж точно не создастся, — я вздохнула. Сначала мелькнул порыв рассказать все Лариону, но внутреннее наитие явственно подсказывало, что о таком лучше светлому принцу не распространяться.

Ларион на миг задумался.

— То есть тебе нужен портал откуда-то обратно в академию?

— Да, именно такой, — я кивнула. — Так ты сможешь меня научить? И желательно до вечера.

Принц закатил глаза.

— Еще и до вечера… Кто-то такому годами учится, а тебе за пару часов надо… Вообще не понимаю, почему я тебе помогаю.

— Потому что ты добрый? — улыбнулась я.

— Нет, потому что ты меня интересуешь, — честно ответил Ларион. — Какая-то ты… все же не такая, как остальные…. В общем, давай сделаем так. Я помогу тебе с порталом, но взамен мы с тобой устроим свидание.

— Ларион, — вмиг помрачнела я.

— Да ладно, так и быть, пока без разврата, — милостиво пояснил он, — просто романтический ужин при свечах, задушевное общение и все такое.

Вот передо мной прямо словно те же грабли замаячили. Не так давно я согласилась взамен на помощь принца просто прогуляться по саду, и что в итоге? А в итоге Дайрен теперь даже в мою сторону не смотрит. Хотя что мне терять теперь? Да и тем более портал мне сегодня крайне нужен. Интуиция подсказывала, что это вопрос чуть ли не жизни и смерти. Ну, чести и бесчестия точно.

— Но как ты мне поможешь с порталом, если научить этому не получится? — я хмуро смотрела на Лариона.

— Да по той же системе, что тут учебные порталы создаются. Они же закрепляются магически на отдельном студенте и в нужное время срабатывают. Так и тут можно сделать. Портал сработает либо в определенное время, либо, что чуточку сложнее, когда ты его активируешь. Так пойдет?

— Пойдет, — я кивнула. — Было бы идеально. И чтобы я сама портал смогла активировать.

— Ну тогда идем, нам нужно к Бергу.

— А Берг — это кто? — не поняла я.

— Составитель расписания.

Сколько я за эти дни успела нелицеприятных эпитетов высказать в адрес того неведомого составителя расписания! И вот, пожалуйста, выдалась возможность встретиться с ним лицом к лицу. Берг являл собой совершенно суматошное взлохмаченное нечто с безумным взглядом того, кто стабильно пытается объять необъятное. Ну а в целом скрюченный тип неопределенного возраста. С одинаковым успехом ему могло быть и двадцать, и пятьдесят.

Царствовал он в небольшом кабинете, вокруг беспрестанно вспыхивали магические знаки, Берг что-то в них менял, куда-то переносил, соединял — видимо, так и составлялось расписание.

— Берг, отвлекись на минуту, — произнес Ларион, и только после этих слов хозяин кабинета нас заметил.

— А? — несколько раз сморгнул, словно возвращаясь в реальность. — Ваше Высочество? Чем могу помочь?

— Создай отсроченный портал для этой девушки, — ответил принц, — чтобы она сама смогла его активировать.

— А куда портал? — с готовностью спросил Берг.

— В мою комнату, — тут же попросила я.

— Без проблем, — тут же полыхнули между нами магические знаки, рванули ко мне и растворились. — Портал задействуется вспышкой магии созидания. Чем мощнее вспышка, тем быстрее появится.

— И все? Так просто? — на всякий случай уточнила я.

— Для меня просто, — Берг пожал плечами, мол, пустяки какие, — я их каждый день сотнями создаю.

— Ну что, ты довольна? — улыбнулся Ларион.

— Еще как, спасибо и тебе, и Бергу, — пусть я не ощущала этой магии, но все же очень хотела верить, что она есть.

А то мне точно кранты, с бала не сбежать. Крайен явно не для того заставляет меня туда явиться, чтобы я потом благополучно сюда вернулась. Ну ничего, темный принц все равно не всесилен. Так что при малейшей опасности просто спасусь из его дворца порталом сюда. Лишь бы только все сработало…

Я не знала точного времени начала бала. Даже если оно и было указано в том приглашении, то я все равно не запомнила. Так что я на всякий случай собралась заранее, а то, мало ли, в любой момент портал появится и меня в неизвестно каком виде туда утянет. Ну а так, вид был очень даже. Правда, придирчиво рассматривая свое отражение в зеркале, я не особо радовалась.

Да, в шикарном платье, с уложенными в изящную прическу волосами, я хоть и выглядела весьма привлекательно, но ведь мне наоборот надо: чтобы Крайен оставил меня в покое. Ради этого я даже дырку на пупке заделала при помощи все той же магии созидания. Не рискнула так идти, несмотря на недавнюю злость на Дайрена. Его-то на балу не будет, а мне отдуваться за выходку с голым пупком? Ну уж нет. Выделяться мне там совершенно точно не стоит.

Интересно, а можно ли явиться на бал в мешке из-под угля и всей в саже? Чтобы темный принц уж точно отстал. Хотя, может, я и зря опасаюсь. Вдруг именно сегодня он мне как раз логично и вежливо объяснит, с чего это он во снах преследует. И все окажется совсем не так страшно, как я себе успела вообразить.

Ждать пришлось недолго. Примерно через полчаса посреди моей комнаты материализовался портал. Причем он отличался от тех, к которым я привыкла, был почти полностью черным, если не считать закручивающихся в водоворот серебристых искорок. Прежде чем шагнуть туда, я невольно бросила взгляд на стену, разделяющую сейчас наши с Дайреном спальни. А вдруг я не вернусь?.. Хоть бы на прощание сказать ему что-нибудь… Правда, что именно я бы могла сказать, я так и не придумала. Да и некогда было задумываться над столь философским вопросом: портал начал ощутимо в себя затягивать. Нет уж, лучше самой идти, а то таким образом попаду на бал лохматая и растрепанная. Набравшись решимости, я прошла вперед.

За миг окружающее пространство изменилось. Я оказалась у высоких двустворчатых дверей из темного серебра. Не в том смысле, что устаревшего, просто само по себе серебро имело столь необычный оттенок. И удивительно в этом гармонировало с черными глянцевыми плитами пола. Получается, я стояла в самых дверях бального зала, и он раскрывался передо мной во всей красе. Огромный, роскошный, с множеством разряженных аристократов. Оркестр играл довольно приятную мелодию, и многие пары кружились в танце.

Вот только, несмотря на всю торжественную красоту этого места, мне совсем не хотелось туда идти. Инстинктивно опасалась даже шаг сделать, будто сейчас я находилась под некой иллюзорной защитой, и меня, быть может, не заметят. Но, увы, портал, через который я пришла, сразу исчез. Ну все, хватит трусить, чуть что, создам переход обратно в академию. Как только смогу. Почему-то именно сейчас я эту магию не ощущала. Лишь бы только она вообще была…

Но я постаралась не паниковать раньше времени. Тщательно сохраняя спокойный вид, я неспешно прошла в зал. К счастью, с платьем я и впрямь угадала, не стала бельмом на глазу. Хотя все равно чувствовала на себе множество взглядов: оценивающих и даже неприязненных женских и весьма заинтересованных мужских. Интересно, а здесь есть кто-нибудь из нашей академии? Дора упоминала, что даже ректора вряд ли пригласят, но вдруг. Мне бы, наверное, было бы спокойнее.

— Прекрасная леди, вы позволите пригласить вас на танец? — ко мне подошел вполне симпатичный молодой мужчина в богатом камзоле.

— Благодарю за приглашение, но я пока не хочу танцевать, — ответила я как можно вежливее. Не говорить же честно, что я местные танцы знать не знаю. Хотя вот наблюдая за парами, ничего из ряда вон не увидела, даже на наш земной вальс похоже.

Кавалер с явным разочарованием откланялся, но не успела я толком с облегчением вздохнуть, как на горизонте нарисовался следующий. Но и он получил вежливый отказ. К счастью, я уже потихоньку начинала ощущать магию портала. Нужно просто еще немного подождать, и я смогу создать переход обратно в академию. Главное, за это время не попасться на глаза Крайену.

И словно в такт моим мыслям, церемониймейстер вдруг объявил громогласно:

— Его Высочество наследный принц Таирима Крайен шал Варкаш!

И сам принц собственной персоной спускался по широкой лестнице в зал.

Мне аж дурно стало. Одно дело, когда этот неадекватный тип является во сне, там я все-таки более-менее в безопасности. Но сейчас, увидев Крайена наяву, я в полной мере осознала, насколько он все-таки опасен. И это не было ощущением силы — скорее, ощущением смерти. Неприятным, холодным, липким. Сразу захотелось обнять себя за плечи и поежиться, аж озноб пробрал. Хотя, наверное, логично принцу разрушения производить столь жуткое и отталкивающие инстинктивное впечатление.

Но вот присутствующие не спешили его пугаться. Подобострастные поклоны, кокетливые улыбочки и томные взгляды дам… Но Крайен смотрел на все это с холодной скукой, словно ему давно уже надоели все балы и прочая мишура. Он все так же неспешно спустился в зал, а я тем временем потихоньку и как можно незаметнее пробиралась среди собравшихся к выходу. Инстинкт самосохранения орал дурниной, что с принцем лицом к лицу уж точно не стоит встречаться.

И вот впереди уже показались двери из темного серебра. Сейчас выберусь из зала и где-нибудь там в коридорчике спокойно дождусь, пока сформируется окончательно магия портала. Но не успела я и пары шагов дальше сделать, как передо мной вдруг внезапно появился Крайен. Откуда он вообще взялся?! В другом же конце зала был!

Я инстинктивно шагнула назад, но Крайен вдруг перехватил меня за локоть. Ни темный взгляд, ни довольная улыбка не сулили мне вообще ничего хорошего. Да и окружающие на нас не обращали никакого внимания, словно бы даже не видели!

— Я очень рад, Ника, что ты почтила мой дворец своим присутствием.

— А у меня был выбор? — не удержалась я.

— Нет, естественно, — Крайен усмехнулся. — Ну ничего, ты к этому привыкнешь.

— Ты на что это намекаешь? — не на шутку насторожилась я.

— Ни на что. Всего лишь констатирую факт. Но мы это с тобой обсудим не здесь. И наедине.

От его взгляда и самой интонации аж мурашки ужаса по коже побежали. Вмиг окружающий мир заволокло темнотой, и вместо бального зала я очутилась в совсем другом месте.

Я бы не удивилась, окажись мы прямо в спальне Крайена, но, к счастью, мои ожидания не оправдались. Вокруг простирался обширный балкон, огороженный витыми перилами. Открывался вид на ночной город, и я бы непременно полюбовалась раскинувшимся пейзажем, если бы не присутствие темного принца. Он-то во снах наводил жуть, что уж говорить о встрече наяву. И ведь как назло магию создания портала я пока ощущала слишком слабо! Ничего-ничего, нужно просто как-то продержаться нужное время, а потом в один миг сбегу обратно в академию.

А вот Крайен выглядел весьма довольным и даже расслабленным. Прошел к стоящей здесь широкой софе и присел, скользя по мне весьма оценивающим взглядом. И только я хотела осторожно поинтересоваться, что этому типу вообще от меня нужно, он все же первым нарушил тишину:

— Вокруг тебя как аурой магия созидания. И что же ты создавала? Это платье? Мило, конечно, но явно не стоит так усердствовать с этой ненужной мне магией.

Фуф, это ведь он, похоже, почувствовал постепенно усиливающуюся магию портала, но благо, сам списал все на платье. Я осторожно ответила:

— Может, конечно, тебе магия созидания и не нужна, но мне очень даже пригодится.

Крайен с усмешкой покачал головой:

— Ника, Ника… Я же сказал, что мне не нужна эта магия в тебе. Так что в дальнейшем даже не вздумай ее применять и уж тем более как-либо развивать.

Ну-ну, вот только его мнения не спросила.

— Что тебе вообще от меня нужно? — не сдержалась я.

— В общем-то, ничего особенного, — Крайен пожал плечами, словно бы речь шла о сущих пустяках.

Вот только мне казалось, что он не просто так из вежливости сейчас бездействует. Словно бы просто ждет чего-то. Но чего? Кто-то тут еще появится? Или что-то произойдет?

— Ничего особенного — это что конкретно? — хмуро поинтересовалась я.

— Узнаешь в свое время, — глаза принца нехорошо блеснули. Он встал и направился ко мне.

Я тут же принялась отступать назад и в итоге чуть не перекувыркнулась через перила, но Крайен успел оказаться рядом и перехватить меня за талию. Но, честно, в тот момент я бы предпочла лететь с балкона вниз на мостовую, чем вот так вот очутиться в объятиях темного принца. Я попыталась отстраниться, но не тут-то было!

— Боишься меня? — Крайен довольно улыбался, словно бы упивался моим страхом. — И правильно делаешь. Уж поверь, лучше тебе меня больше не злить, а то последствия могут быть весьма и весьма неприятные, — наклонившись совсем близко к моему лицу, прошептал он таким тоном, что от ужаса чуть волосы на голове не зашевелились. — Но ты ведь у меня хорошая девочка, не станешь делать глупости и злить своего хозяина, верно?

В следующий миг «хорошая девочка» я со всей дури двинула этому неадекватному «хозяину» кулаком в скулу. Может, удар бы и вышел совсем слабый, но сама собой воплотилась потоком магия созидания, едва не оставив ожог на лице у принца.

Глаза Крайена вмиг заволокло темнотой ярости, он аж зарычал. И в то же мгновение от него ко мне хлынули потоки тьмы. Безжалостные и будто бы неиссякаемые, они пронизывали мою магическую суть, стремительно пробуждая сходную с ними силу. Силу разрушения… И тут же в мыслях яркой вспышкой восстановилось воспоминание о нашей первой встрече. Вряд ли принц на это рассчитывал, но из-за потока силы память о том забытом эпизоде вернулась сама собой.

…Его Высочество, между тем, вдруг провел пальцем по моей шее, остановил на впадине между ключицами. Его руку окутала хмарь и, приняв очертания затейливой рунной вязи, устремилась ко мне. Кожу словно бы закололо крохотными иголочками, но почти тут же все исчезло.

Впервые за все время принц улыбнулся. Правда, чуть хищно и даже торжествующе. Совсем тихо произнес:

— Ну все, теперь ты точно никуда от меня не денешься. Скоро увидимся, малышка. Ну а пока мне все же придется стереть тебе память о том, что ты уж точно знать не должна…

Что это была за магия? Почему я не должна об этом помнить? Так ведь, получается, по прихоти Крайена я и попала в этот мир! Зачем-то я очень темному принцу нужна! Но как теперь докопаться до истины?! Я точно понимала одно: необходимо все узнать до того, как некие неведомые мотивы этого гада воплотятся в жизнь.

Кое-как собравшись с силами, я все-таки оттолкнула Крайена.

— Что ты со мной сделал?! — слова давались с огромным трудом, голос прерывался.

— Ничего такого, что бы тебе не понравилось, Ника, — принц смотрел на меня с торжеством хищника, уверенного, что его жертва уже никуда не денется.

— Мне это уже не нравится! — сорвалась я, нервы были просто на пределе.

— Извини, но меня твое мнение как-то мало волнует, — усмехнулся он. — И уж поверь, в твоих же интересах быть покорной мне во всем. Твоя судьба все равно уже решена, и жалкие попытки этого избежать только лишний раз меня раздражают. А ты ведь понимаешь, что меня лучше не раздражать?

Я понимаю, что ему давно уже пора свою больную головушку у местных психиатров лечить.

Но я не стала ничего отвечать. К счастью, магия создания портала уже достигла своего пика. Тут же без промедления я ее воплотила. Хотя Крайен и попытался меня перехватить, но я успела юркнуть в портал, и он тут же за мной закрылся.

Но обрадовалась я рано. Я оказалась вовсе не в академии, в спасительной безопасности. Меня почему-то перенесло обратно в бальный зал! Я все еще во дворце Крайена! Второй портал создать уже не смогу! А разъяренный принц наверняка уже кинулся на мои поиски! Ну все, теперь мне точно хана.

Но стоять на месте, со смирением ожидая, пока злющий Крайен явится по мою душу, я не собиралась. Пусть и без портала, все равно нужно как можно скорее выбираться отсюда!

В толпе аристократов я принялась искать выход из бального зала. Сейчас просто сбегу из дворца и буду добираться в академию своим ходом. Других вариантов все равно нет. Но едва я поспешила к замеченным серебряным дверям, как меня вдруг перехватили за руку. Я тут же попыталась второй рукой двинуть кулаком в лицо, но аж замерла.

— Дайрен? — честно, в первый миг глазам своим не поверила.

Он с деланной задумчивостью смерил взглядом мой замерший кулак и констатировал:

— Я, конечно, догадывался, что ты будешь рада меня видеть, но не настолько же.

— Некогда объяснять, нужно поскорее отсюда выбираться! Ты сможешь создать портал в академию?

— Могу, конечно, но к чему такая спешка? — Дайрен приобнял меня за талию и увлек к танцующим. — Ты же так готовилась к этому балу и теперь вдруг собираешься так быстро уходить? Кстати, Ника, чудесно выглядишь.

Что это его потянуло на комплименты? Да и такое впечатление, что он именно из-за меня на этот бал и пришел. И хотя сердце на миг сладко заныло, но сейчас имелись проблемы поактуальнее.

— Дайрен, поскорее создай портал в академию, — моя паника все нарастала. — Я потом все объясню.

Но он ничего не ответил, заметил кого-то за моей спиной. Я тут же оглянулась, и чуть волосы на голове не зашевелились от ужаса. По широкой парадной лестнице в бальный зал спешно спускался Крайен. Со злющим видом крокодила, которому прищемили хвост, как минимум, роялем, он рыскал взглядом по толпе аристократов, кого-то выискивая. И этот кое-кто сейчас уже чуть ли не взвывал.

— Дайрен! Портал! Скорее! — я перепугано вцепилась в его руку.

— Да, конечно, сейчас, — может, мне и показалось, но его глаза словно бы сверкнули затаенным торжеством.

Но я даже озадачиться этим не успела. В следующее мгновение Дайрен вдруг наклонился к моему лицу и поцеловал… Нет, ну что за несправедливость? Первый поцелуй с так нравящимся мне мужчиной, но при таких обстоятельствах… Из-за захлестывающей паники и одновременно растерянности я даже толком ничего не почувствовала. Да и Дайрен быстро отстранился. Как молнией меня озарило осознание… Так он нарочно! Нарочно на глазах у Крайена! Принц наверняка это видел, и Дайрен именно на такое развитие событий и рассчитывал! Черт побери, Дайрен просто продолжает играть в некую свою игру, в которой я всего лишь пешка!

Вокруг нас в одно мгновение спасительной тьмой взвился портал. Несколько секунд, и мы оказались в моей комнате в академии. Вот только вместо того, чтобы порадоваться счастливому спасению, я схватила первое, что подвернулось под руку, и зашвырнула в Дайрена. Он едва успел увернуться от тяжеленого фолианта.

— Ника, ты что? — спросил с искренним недоумением.

— А ты, конечно, не понимаешь! — я сжала в гневе кулаки. — Ты ведь нарочно поцеловал меня, когда это видел Крайен!

— Ну почему же? — Дайрен лишь мило улыбнулся. — Может, мне просто вдруг захотелось тебя поцеловать. Разве это преступление?

— Преступление — использовать меня в своих грязных играх против темного принца, да еще и таким способом! — я даже не знала, что сейчас во мне сильнее: злость или разочарование.

Решительно подойдя к входной двери, я ее демонстративно распахнула.

Дайрен мученически закатил глаза.

— Ника, ну вот что ты в самом деле. Я не делаю ничего такого, что тебе бы навредило.

Ну да, целенаправленно разозлить Крайена посредством меня — это вообще исключительно во благо. Особенно учитывая, как темный принц впадает в окончательную неадекватность из-за чувства собственничества.

— Уходи, — мой голос дрожал. — Вот просто уходи и все. Честно, Дайрен, я тебя сейчас даже видеть не могу.

Он тяжело вздохнул, всем своим видом демонстрируя, как же он бедный намаялся из-за моих перепадов настроения. Но все-таки ушел. И я тут же захлопнула за ним дверь. Вот если бы не злость, я бы даже заплакала. Ну устала я от всего этого, ужасно устала. Мало того, что вечно приходится тут как-то выживать, так еще и единственный, ставший для меня особенным мужчина, вдруг вот так себя повел… Да тут вообще, получается, один Ларион нормальный! По сравнению с интригами Крайена и Дайрена, намерение светлого принца затащить меня в постель — вообще просто цветочки. Он, по крайней мере, не лжет и не пытается использовать меня как пешку против соперников. Хотя какая разница? Все равно он меня совсем не привлекает.

Зябко обняв себя за плечи, я подошла к зеркалу. Вот не зря меня так настораживал этот бал… Да и как быть теперь? Крайен как-то воздействует на меня, только вот зачем? Но тут и так понятно, что эти неведомые цели мне в любом случае не понравятся. Ну ничего, пока обошлось, а дальше разберемся.

Но только-только я начала успокаиваться, как вдруг вокруг меня принялось разрастаться облако тьмы. Только не это! Магия Крайена! Он намерен сейчас перенести меня к себе! В панике я не раздумывала о том, что делаю, моя магия среагировала сама собой. И рванувший от меня во все стороны ослепительный свет разорвал тьму в клочья, не оставив от нее и тени. Все-таки в который раз созидание меня спасло… Вот только и Крайен теперь явно не остановится…

Глава 13

Я ужасно не выспалась. Полночи вздрагивала, просыпалась, опасаясь, что Крайен вновь явится за мной. Но вокруг все кружились сполохи магии созидания, словно эдакие охраняющие меня стражи. И ведь так хотелось утром забыться нормальным сном… Но, увы, занятия еще никто не отменял. Пришлось сползать с кровати и собираться. Так полусонная и мрачная я и явилась на лекцию по темным сущностям.

И ведь как назло преподаватель сегодня был совсем не в духе, так что вариант «я просто тихонько подремлю на последнем ряду» мне явно не светил. И вдобавок по рассеянности села рядом не с Дорой, а с Торном, а он все не умолкал. Параллельно с ректором.

Преподаватель говорил:

— Итак, давайте рассмотрим, какие самые опасные темные твари существуют. Есть замораживающие взглядом василиски…

— Да я бы василиска сам взглядом заморозил, предварительно ему этот взгляд оторвав, — радостно выдал Торн.

— …пикирующие с неба гарпии…

— Я бы сам на них так спикировал, одно бы мокрое место осталось! А еще бы перья все повыдергивал! Дора, хочешь шляпку с перьями из гарпий?

— Заткнись, а, — зашипела на него Дора.

А препод продолжал:

— …смертельно ядовитые виверны…

— Да я бы их яд вместо чая пить смог! Я вообще неубиваемый!

— …несокрушимые големы…

— Это они несокрушимые, пока меня бы не встретили! Я бы их одним пальцем сокрушил! Дора, ты глянь, у меня даже на пальцах мышцы накачаны! Ты вообще у кого-нибудь другого хоть раз видела на пальце такой бицепс?

— Силы темные, за что мне это, — с искренним трагизмом тихо взвыла Дора, закатив глаза.

Лектор продолжал:

— …безжалостные скорпикоры и мантикоры…

— Да я бы взял в одну руку скорпикору, в другую — мантикору и так бац-бац друг об друга! — Торн радостно треснул кулаками.

— …чересчур болтливые Торны…

— Да я бы этих Торнов так заболтал, они бы мигом себе язык прикусили! — и тут же сам осекся под лютым взглядом преподавателя.

— Я смотрю, Торн, ты у нас тут самый смелый.

— Что темных сущностей не боюсь?

— Что смеешь у меня на лекции болтать! — лектор аж побагровел. — Ну ничего-ничего, сейчас ты у нас свою смелость во всей красе продемонстрируешь. Живо сюда!

Нервно сглотнув, Торн встал и все же вышел вперед к трибуне преподавателя.

— Итак, сейчас будем с вами на практике смотреть, каковы вообще шансы выжить при встрече с какой-либо темной тварью. Кого именно будем призывать? Есть пожелания?

— Только не дракона! — вякнуло в один голос несколько студентов. Видимо, свежи были впечатления с прошлого занятия по боевой магии.

— О-о, у меня есть предложения! — Торн запрыгал, отчего аж трибуна лектора сотряслась. — Давайте призовем подносы с завтраком из столовой, а то я сегодня позавтракать не успел! Ну что, кто голосует за кексы с доставкой? — он радостно оглядел аудиторию, но тут же вновь наткнулся взглядом на едва уже не зеленеющего от злости лектора. — Кхм… Юмор. Просто юмор. Я же знаю, как вы любите хорошие шутки. В глубине души. Где-то очень и очень глубоко.

Преподаватель больше не стал тратить время на разглагольствования. В паре шагов от Торна в разросшемся облаке тьмы вдруг появилась гигантская змея. Правда, у нее имелись лапы, но такие крохотные, что не сразу заметишь. Это что вообще? Местная разновидность василиска? Змея официально представляться не спешила. Яростно взвилась, в едином порыве выдыхая искристое облако.

Первым накрыло Торна. Так он и заледенел с весьма красноречивым выражением лица «лучше бы все-таки призвали кексики». Следом накрыло преподавателя, который вдруг слишком замешкался с магической защитой. Теперь за трибуной возвышалась лишь ледяная статуя. А змея все продолжала атаковать во все стороны. Стоит ли говорить, какая паника творилась? Не особо умные пытались спастись бегством, но тут же попадали под обстрел. Кто поумнее, прятались за партами. Особо смелые пытались обороняться боевой магией.

Мы с Дорой относились ко второй категории, вмиг спрятались.

— Вот же Торн — дубина! — все ругалась она. — И что теперь делать?! Препод призвал эту тварь, и только он может отозвать ее обратно! Из аудитории никак не сбежать, так что всех нас тут заморозит неизвестно насколько!

— А победить эту змею никак нельзя? — я осторожно высунулась, но тут же снова спряталась.

— Как?! Она же даже боевую магию сводит на нет! В общем, сидим тут, надеемся, что нас она не заметит, а потом уже и стражи прибегут разбираться, и гадину победят, и остальных расколдуют.

Но, видимо, змеюка как-то чувствовала людей. В один миг над нами раздалось шипение — тварь забралась прямо на наш ряд. Мы с Дорой испуганно ломанулись в разные стороны. Стать ледяной статуей мне вот совсем не хотелось. Сконцентрировавшись на магии созидания, я тут же выпустила ее в мощном выплеске. Надеялась, что как и в прошлый раз с драконом, и сейчас хоть как-то сработает.

Аудиторию вмиг заволокло светлой дымкой, как искристым туманом. Он почти тут же стал отступать, открывая взгляду «размороженных» и растерянно переглядывающихся студентов. Вот уже и лектор оттаял, потом и Торн. И следом последние остатки светлой магии исчезли, являя взгляду змеюку в шаге от Торна, как и в самом начале. Вот только теперь она не собиралась атаковать. Улыбаясь во всю свою зубастую физиономию, она короткими лапками протягивала ему поднос с кексиками.

В царящей изумленной тишине, Торн придирчиво проворчал:

— Еще слишком горячие.

Змеюка виновато спохватилась, легонько на кексы подула, те вмиг остыли.

— Так-то лучше, — довольный Торн сгреб все содержимое подноса в охапку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И тут же хлопком тьмы змея исчезла.

— Кто посмел применить магию созидания на моей лекции?! — лектор заорал так, что снова захотелось прятаться.

Понимая, что отрицать бессмысленно, я встала и ответила:

— Я применила. Но исключительно, чтобы всех спасти.

— Тоже мне спасительница, — процедил сквозь зубы лектор. — Это факультет разрушения! Никакой магии созидания здесь! Если еще раз тебя подловлю на этом, я сам лично буду ходатайствовать о твоем отчислении из академии!

Ну супер. Только этого мне не хватало для полного счастья.

С Дорой и Торном, с совершенно довольным видом уплетающим кексики, пришлось на время распрощаться. В расписании у меня опять значилась пара на факультете Магии любви. Однако на выходе из аудитории меня поджидали двое одногруппников.

— Ника, стой! — невысокая темноволосая девушка, кажется, Майла, если правильно помню, преградила мне дорогу.

Ее сопровождал мрачноватый тип с подозрительно бледной кожей, черными волосами, темными кругами под глазами и впалыми щеками. В общем, у нас его бы точно взяли на роль вампира в фильме про Дракулу. В том, который ужасы, а не про мерцающих на солнце симпатяшек. Ну или хотя бы в подростковый фильм в качестве гота, больного анорексией.

— Я поняла, это ты виновата! — обвинительно выпалила Майла, тыча в мою сторону пальцем. Парень помрачнел еще сильнее, всем своим видом демонстрируя неодобрение.

— И в чем же я виновата?

— Ты своей магией созидания на нас воздействовала!

— М-м-м… лишних частей тела вроде бы не вижу, — осторожно заметила я, пройдясь по обоим внимательным взглядом.

— Да не в частях тела проблема! — взвизгнула Майла. Она явно начала нервничать. А вот объяснять ситуацию почему-то не торопилась.

— Тогда в чем дело? Ты уж извини, но или говори быстрее, или я пойду. На пару уже опаздываю.

— Да ты… ты нас влюбила! — взвизгнула одногруппница.

Я аж поперхнулась от такого заявления.

— Чего?..

— Не чего, а кого и что. Ты нас с Дарком влюбила!

— В кого?..

— Нас! Друг в друга! Меня в Дарка, а Дарка — в меня.

— Ну, взаимная любовь — это вроде как неплохо.

— Я ее убью, — мрачно констатировал Дарк и шагнул ко мне.

Я отшатнулась. Майла вцепилась парню в руку.

— Да тише ты. Или забыл, что было на паре? Когда она пугается, из нее, как из фонтана, эта магия хлещет.

Да не испугалась я Дарка. Но он реально выглядит жутковато. Того и гляди набросится с голодухи и всю кровушку высосет.

Но надо бы, наверное, вернуться к обвинению.

— Я не применяла заклинания из магии любви. Только чистое созидание.

— Да? А дракон, который в препода влюбился? А эта змеюка? Я ведь, как только ее увидела, сразу все поняла! Это ты виновата.

— Но, может, ваши чувства настоящие?

— Что? Ты серьезно? Ты посмотри на это чучело! — возмутилась Майла. — Ты думаешь, я могла в него по-настоящему влюбиться?

Дарк оскорбленно зашипел:

— Что? Да как ты смеешь? Это я-то недостаточно для тебя хорош? Да это ты и моего ногтя не стоишь! — он приподнял указательный палец, демонстрируя, между прочим, весьма аккуратный ноготь с черным маникюром.

— Да я тебе твой ноготь в глаз засуну и через ухо вытащу!

— Как ты смеешь?! Ты на себя посмотри, тебе до моего ногтя…

А у меня портал раскрылся уже давно и так настойчиво маячил… Нет, переодеться в подобающую одежду, а именно в платье, никак не успеваю. Так что вполне можно порталом воспользоваться.

— В общем, вы тут разбирайтесь, а я потом в учебниках гляну, может, и смогу проверить, есть на вас заклинание или нет…

И бочком так, бочком юркнула в портал! Кажется, моего ухода даже не заметили.

Правда, очутившись по другую сторону портала, я сразу захотела обратно. Только поздно оказалось, закрылся переход. В аудитории творился самый настоящий бардак. Кругом носились девчонки, в спешке красились, поправляли прически. Одна даже с воплями, матерясь сквозь зубы, переодевалась прямо при всех. Скинула платье, скомкала, затолкала под парту, а на себя принялась натягивать другое, подозрительно узкое, того и гляди треснет. И саму себя же уговаривала: «Ну же, дорогая, не дыши. Стройнее нужно быть, стройнее. Задержи дыхание, представь себя тонким колоском. Я колосок… я проникаю в это платье…»

Вся аудитория превратилась в подобие гримерки. Откуда-то взялись зеркала, перед которыми теперь толпились девушки, спешно приводя себя в порядок. А вот парней я что-то не заметила. И Лариона тоже не было. Усомнившись, что ничего не перепутала, даже в сумку полезла, выискивая расписание. Да нет же, все правильно, сейчас должна быть лекция. «Вычислительная магематика как инструмент любви». Но что-то как-то… не похоже, чтобы тут занимались вычислениями. И вообще на лекцию не похоже.

— А-а-а! Что я наделала?! Как я теперь к нему выйду, как покажусь его прекрасным голубым глазам?! — завопила одна из девушек. А брови и ресницы у нее росли, росли, вот уже на целый метр вымахали пышными метелками почему-то зеленого цвета. Надо быть осторожней с заклинаниями по наращиванию ресниц, и промахиваться опасно, и вообще… это нам на прошлой неделе рассказывали.

Вокруг вообще царила паника. Девушки в ужасе носились из стороны в сторону, пытались еще что-то успеть, поправить. Внезапно на стене раскрылась золотистая арка портала. Прозвучал торжественный голос:

— Первая участница приглашается на сцену.

Стоп. Какая еще сцена?! Это точно не лекция!

Девушки еще громче завопили и ломанулись в противоположную от арки сторону. Голос помолчал-помолчал немного, не дождался ничего и выдал, закашлявшись слегка:

— Ну, раз вы сами не можете определиться, кто пойдет первый… Селестина эрт Станни!

Названная блондинка попыталась грохнуться в обморок. Несчастная очень старалась, но девчонки, стоявшие рядом, ее подхватили, помогли удержаться.

— Нет, мне плохо… лекаря… — простонала Селестина слабым голосом.

— Ты должна. Иди!

Девчонки потащили несчастную к арке. Вновь обретя силы, Селестина упиралась, всячески изворачивалась, хваталась за парты, но общими усилиями ее затолкали в арку.

— Да начнется второй этап отбора! — провозгласил торжественный голос.

Похоже, пары поменяли местами. Отбор поставили вместо лекции. Но, блин, зачем?! Я не хочу перед Ларионом выплясывать!

После Селестины вызвали еще одну, потом еще одну, еще. Дальше девушки шли сами, не дожидаясь, когда их назовут по имени. Те, которые посмелее, ныряли в арку портала первыми. Остальные ждали непонятно чего. А я вот размышляла, что за фигня вообще творится и что теперь делать! Понятно, что стараться показать себя в лучшем свете смысла нет, все равно не собираюсь составлять конкуренцию жаждущим внимания принца. Но какой тактики придерживаться — вот в чем вопрос. И не помешало бы все же узнать, что вообще от девушек требуется на данном этапе.

— Ты готова? Я даже не представляю, как… как это делается, — запнулась одна из одногруппниц.

Они стояли неподалеку от меня, скучковались и шептались, нервно подхихикивая. Я прислушалась к разговору.

— А я заранее знала, какое будет задание, и специально репетировала несколько дней!

— На ком-нибудь из студентов? Или на пустом месте и представляла там принца?

Девчонки засмеялись.

— Нет, серьезно, кланяться и целовать туфли не так-то просто с непривычки…

Что?! Какие туфли? Какое целовать?!

— Но это же туфли принца!

— И что? Как будто туфли у принца не пачкаются.

— Ну, если это поможет привлечь его внимание и стать его женой…

Да какое к черту «целовать туфли и кланяться»? Совсем оборзели? Ларион стукнулся головой и возомнил себя богом всея Вселенной?!

— Ой, да ладно, девчонки, — к компании подошла еще одна, рыжая Литта. — Вы с шутками уже переборщили. Пожалейте Веронику, а то как выйдет, как бухнется в ноги принцу…

— Как облобызает его ноги, заслюнявит! — захохотали девушки, косясь на меня.

Ах вот оно что! Пошутили, значит. А я, блин, дура, почти поверила. Ни кланяться, ни лобызать не собиралась, но ведь почти поверила! Шутка. Очередная попытка подставить. Да все равно мне, что там нужно делать. Выйду и поинтересуюсь у Лариона. А там посмотрим, соизволю что-нибудь изобразить, или обойдется.

— Вероника, не слушай их, — Литта внезапно повернулась ко мне. — Девчонки пошутили. Сегодня на отборе нужно всего лишь выйти к принцу и сделать ему массаж.

Тем временем арка снова раскрылась. Литта повела плечом, поправила прическу и, вздернув подбородок, отправилась следующей.

Кстати говоря, девушки обратно в аудиторию не возвращались. Видимо, выходили через другой портал и в другом направлении.

Немного поразмыслив, пришла к выводу, что подготовиться к появлению перед Ларионом все-таки нужно. Не дело это — выходить к нему в форме с факультета Власти. Благо, магия созидания не стала чудить и уже после второй попытки создала именно то, что задумывалось. На меня больше не смотрели, так что, забившись в угол и спрятавшись за шкафом с книгами, по-быстрому переоделась в сотворенное облачение. Повернулась к зеркалу. Одобрительно присвистнула. Шикарно! Вот просто шикарно.

Строгое черное платье из грубой ткани, совершенно закрытое. Под горло, с рукавами до середины кисти и подолом в пол. Почти прямое, всю фигуру скрывает. Ткань вообще колоколом стоит, а если к ней прикоснуться — ощущение, как будто гладишь наждак. Волосы заплела в косу и заколола на затылке. Я, конечно, и с такой прической неплохо выгляжу, но с распущенными было бы лучше. А так в этом чудовищном… кхм… то есть, шикарном платье я похожа на строгую гувернантку, старую деву за тридцать. Ладно, с возрастом я преувеличила, но в остальном образ прекрасный. Самое то для выхода к принцу.

Портал снова раскрылся. Внезапно прозвучало:

— Вероника Меридова!

Хм, странно, вроде бы уже перестали вызывать поименно. Ну, ладно. Главное, что я готова!

Под изумленными взглядами оставшихся одногруппниц шагнула в портал.

— О, Ника, это ты! — раздался радостный голос. Я успела заметить еще, что до моего появления Ларион лежал, развалившись на диванчике в позе умирающего тюленя, но, как только я вышла из сияющей арки, сразу подобрался, заулыбался. Ну и тут он сообразил, что со мной что-то не так. — Ника?

— Ну да. Меня вызвали.

Место, куда вывел портал, на аудиторию совсем не походило. Больше напоминало комнату отдыха. Вот и диванчик, и столик с закусками. Я стою посреди комнаты, а Ларион изумленно взирает на меня.

— А… да, вызывали… Кхм… ладно… — у принца дернулся глаз. — Начинай.

— Что начинать?

— Тебя не предупредили?

— Нет.

Не считать ведь предупреждением тупые шутки одногруппниц.

Ларион тяжко вздохнул и закатил глаза.

— Рассказывай, Ника, почему именно ты должна стать моей женой.

— Чего?.. — я опешила.

— Каждая девушка сейчас выходит и рассказывает о себе, — терпеливо пояснил Ларион. — Каждая кандидатка должна пытаться убедить меня, что именно она — наилучший выбор для меня.

— Но зачем мне тебя убеждать в том, во что сама не верю?

— Ника… — Ларион мягко улыбнулся и поднялся с дивана. — Ты слишком не уверена в себе.

На самом деле, я просто не хочу становиться твоей женой.

Ларион приблизился ко мне. Я хотела отшатнуться и вообще куда-нибудь сбежать, но не успела. Принц буквально перепрыгнул через оставшееся между нами расстояние и обхватил меня за талию. Тут же, правда, поморщился.

— Что за чудовищное платье?

— Это национальное платье моего народа, — ляпнула я и вдохновленно продолжила: — У нас все невесты обязаны носить такие. А когда выходят замуж, то еще и лицо прячут под черной накидкой.

— Но, наверное, только на людях? Чтобы другие не увидели, какая красота досталась мужчине? — озадаченно уточнил Ларион.

— Нет, — я помотала головой. Мстительно добила: — Всегда. И даже дома перед мужем. Такие правила, ничего не поделать.

— Но ведь ты сейчас в другом мире. Ты не обязана соблюдать правила своей родины.

— Обязана. Это во мне, Ларион, — я покачала головой, изображая печальное смирение. — Мне от этого не избавиться, оно всегда со мной, в каком мире я бы ни очутилась. Каждый раз, когда речь заходит о замужестве, вот, например, как сейчас, когда ты выбираешь себе невесту, я должна носить такое платье.

Какое-то время в глазах Лариона читалась откровенная паника. Но зато потом его озарило, он снова улыбнулся.

— Но, Ника, я ведь принц. А значит, со мной можно нарушать любые правила.

Он взмахнул рукой, меня окутало золотистое сияние. Что-то скользнуло по коже. А спустя мгновение я оказалась уже в другой одежде. Это больше походило на наряд для жительницы гарема, которая вышла показать танец живота перед своим султаном. Длинная юбка, но с несколькими разрезами и позвякивающими на подоле бусинками. Короткий топ, открывающий живот, глубокое декольте и полное отсутствие рукавов.

Я возмущенно отпрянула от принца. И тут прозвучал недовольный, насквозь промораживающий голос:

— Шустра оказалась… уже к другому принцу в объятия прыгнула?

На нас, прожигая яростным взглядом, смотрел Крайен.

Ларион развернулся к Крайену, встал между нами, заслоняя меня собой.

— Что ты здесь делаешь? Это мой отбор. Я здесь выбираю себе невесту.

— Здесь — это где? Считаешь, вся академия тебе принадлежит?

— Не вся, но, по меньшей мере, половина. Студенты с магией созидания.

— Я не против, — усмехнулся Крайен зловеще. — Развлекайся со студентками с магией созидания сколько угодно, хоть всех к рукам прибери. Но факультет Власти принадлежит магам разрушения.

— Я это где-то оспаривал? — Ларион скрестил на груди руки, расслабленно глядя на темного принца. — По-моему, ты что-то попутал. Здесь факультет Магии любви. Созидание. Тебе в другую половину академии.

— Это ты попутал, — в глазах Крайена вспыхнуло предостережение. — Вероника — студентка на факультете Власти.

— И на факультете Магии любви тоже. Доброе утро, как спалось?

— Это легко поправимо.

Что? Я не поняла!

Крайен оттолкнул Лариона и попытался меня схватить. Правда, Ларион так легко уступать не собирался и ударил… Магией. Золотая вспышка встретилась с черной, клубящейся волной. Я тоже добавила магии, потому как прикрыться пришлось. Эти два идиота обо мне, кажется, совсем не подумали. При встрече магии созидания и разрушения раздался взрыв, смешанные лучи, переливающиеся то золотом, то тьмой, рванули во все стороны. Я вскрикнула и бухнулась на пол, заодно выплескивая собственную магию. Почему-то разрушение. Я даже сама удивилась!

По помещению разнесся грохот, пол затрясся. Мне показалось, еще немного — и замок попросту рухнет! А потом все внезапно прекратилось, так же быстро, как началось.

— Ты чуть не убил Нику! — воскликнул Ларион, бросаясь ко мне.

Я, правда, уже и без его помощи поднималась.

— Не твое дело! Не лезь! — прорычал Крайен, снова атакуя принца.

Ларион выставил защиту. Но темная волна пробила ее, смяла, растерла в порошок. И ударила по Лариону. Принца подбросило, перевернуло в воздухе и швырнуло в провал, образовавшийся в стене. Видимо, эти двое выбили стену. И вообще комната выглядела на редкость плачевно. Мебели не осталось, одни обломки и щепки. В стенах проломы, самые настоящие дыры. А из коридора слышатся чьи-то крики. Похоже, сюда бегут преподаватели.

— Ты его убил?.. — потрясенно выдохнула я, отступая на шаг.

К счастью, проломов в стенах было достаточно, чтобы можно было сбежать. Крайен медленно, как крадущийся хищник, надвигался на меня.

— Молодец, Ника. Похоже, именно магия разрушения становится для тебя основной. Это хорошо. То, что нужно.

— Не подходи ко мне, — я продолжала отступать.

— Иначе что? — усмехнулся принц.

— Что здесь происходит?! — в комнату, почему-то именно через один из провалов в стене, а не через дверь, заглянули маги.

Краейн взмахнул рукой, словно отмахнулся. Снова поднялась волна магии. Черная, тягучая, она взвилась, закрутилась смерчем и рванула во все стороны. Магов буквально отшвырнуло. А еще все проломы вместе с дверью запечатало подрагивающей, колышущейся дымкой.

Так, дела мои плохи. Сбегать теперь некуда. Порталы создавать пока не научилась. Что делать-то? Что делать?!

— Ну, Ника? Что ты мне сделаешь? — Крайен насмешливо улыбался.

А меня уже паника душила. От этой мощи, от этой силы.

Но где магия созидания? Точно, она мне нужна! Именно магия созидания может бороться с разрушением. Только она сумеет разорвать окружившую нас магию. У меня ведь получалось. Даже когда было страшно. Созидание всегда спасало меня. Поможет и в этот раз.

Ну же, я справлюсь, обязательно…

Между нами вспыхнула маленькая золотистая искорка и тут же погасла. Я изумленно моргнула. Крайен в один рывок преодолел разделявшее нас расстояние и вцепился мне в плечи.

— Я ведь предупреждал! Не смей. Не смей больше обращаться к созиданию. Только разрушение. Теперь для тебя существует только разрушение. А магия созидания… — он внезапно усмехнулся, хотя мгновение назад казалось, что готов на кусочки разорвать, — созидание скоро покинет тебя.

Вокруг нас взвилась магия, подхватила. Раскрылся портал. А спустя мгновение мы стояли… хм… посреди кабинета. Изумленно осмотревшись, заметила за столом ректора.

— Ваше Высочество?! — не менее изумленный старичок приподнялся, приветствуя принца.

— Вы совершили ошибку, Сатратос.

— Э… это какую? — спросил ректор, бухаясь обратно в кресло.

— Зачислили студентку на два факультета. — Крайен, по-прежнему сжимавший мои плечи, выдвинул меня вперед, пред светлы очи ректора. — С этого дня Вероника должна учиться только на одном факультете. На факультете Власти.

— Но… Ваше Высочество, это против правил… Так решил артефакт и…

— Мое слово — закон, — холодно заметил Крайен. — Мне об этом напомнить?

— Ваше Высочество… — промямлил старичок.

— С этого дня студентка Вероника будет учиться только на одном факультете. С факультета Магии любви она должна быть отчислена!

— Да, Ваше Высочество.

— Прекрасно.

Снова портал. Да что же это такое, дергает меня туда-сюда, как какую-то куклу!

На этот раз мы очутились в моей комнате. К счастью, в той, которую мне выделили в академии. Не потащил к себе в замок.

— Что ты себе позволяешь?!

Я попыталась отпрянуть, но Крайен грубо схватил меня за подбородок и заглянул в глаза. У меня аж дыхание перехватило от этого жуткого взгляда. Показалось, что сама тьма вползает мне в душу.

— Послушай, девочка. Я — принц Таирима. Скоро стану королем. Я могу позволить себе все, что угодно. И ты будешь делать именно то, что нужно мне. Не смей спорить. Не смей сопротивляться. Иначе пожалеешь. Очень сильно пожалеешь… — Он уже почти шептал, и оттого звучало еще более зловеще, буквально насквозь пробирало. — И все равно сделаешь так, как нужно мне.

Я не сдавалась. Отвечала ему упрямым взглядом.

Крайен только усмехнулся. Отпустил мой подбородок, отступил на шаг и ушел порталом, бросив на прощание короткое:

— Скоро.

Я только сейчас позволила себе перевести дыхание. Поняла, что задыхалась. Попросту задыхалась от этой давящей, буквально все вокруг заполняющей силы. Казалось, это она вытеснила воздух.

Меня начало трясти. Раз за разом я пыталась призвать магию созидания. В четвертый раз все-таки получилось.

Господи, да что этому Крайену нужно? И что он со мной делает? Развивает разрушение, а созидание блокирует? Нет, я не сдамся! Не позволю. Мне нужны оба вида магии. И я сделаю все, чтобы сохранить в себе созидание. Буду заниматься в два, в три раза больше! Целые ночи напролет, если понадобится. Чтобы только помешать Крайену. Не знаю, что ему нужно. Но, похоже, ему нужна я. Я с магией разрушения. И это «скоро»… А что будет скоро? Коронация?

Глава 14

Я бы сказала, что в моей жизни внезапно началась черная полоса, но такое впечатление, что она не кончалась с момента попадания в академию. Просто сейчас стала еще чернее. И вот теперь мне было по-настоящему страшно. Страшно, что я беззащитна перед Крайеном, и никто… никто мне не поможет! Даже тот, о ком так тоскливо ныло сердце. Тот, кто просто меня использовал в своих интригах против темного принца.

Стоит ли говорить, что настроение у меня было не самое радужное? Вдобавок добивало еще то, что уже завтра состоится показательное выступление по боевой магии. То самое, на котором необходимо сражаться в парах и в одиночку вообще нет шанса выжить. Но я по-прежнему оставалась одна… Так и мелькало в мыслях черным юмором, что вот умру на этом выступлении и так Крайену все его неведомые злодейские планы обломаю. Хоть какая-то радость в жизни.

И все же я старалась не унывать. Сегодня у нас все занятия были отменены из-за подготовки к завтрашнему выступлению. Я, конечно, тоже усиленно готовилась, не собираясь так просто сдаваться. Но мозг уже закипел и остро требовал отдыха. И я решила прогуляться кое-куда. А конкретнее: к целителям на факультет созидания.

Да, Лариону не очень повезло. Когда во время сражения с Крайеном он вылетел в пробоину в стене, никакого чуда не произошло — светлый принц упал на землю как все смертные. Но при этом все же выжил. Так что, наверное, ему все-таки повезло. И теперь Его Высочество держали в отдельной палате местной лечебницы. Я пыталась попасть к нему еще вчера, но куда уж там. От одного вида караулящих в коридоре «медсестер», в которые мигом подались мои одногрупницы с факультета Любви, стало дурно. Бедняга Ларион… Чем, интересно, они его лечить собирались? Показательным выступлением «У кого декольте на больничной форме глубже»? Хотя, наверное, принц был как раз таки очень доволен.

Но сегодня этого почетно-развратного караула не наблюдалось. Видимо, целители этих чересчур активных сестер милосердия все-таки разогнали. Опасаясь, что и меня не пустят, я кралась по коридору бесшумно и незаметно. Так и добралась до нужной палаты.

Хотя палаты ли? Не особо она отличалась от королевских покоев. Ларион возлежал на внушительного размера кровати, меланхолично жевал виноградинки, цепляя по одной с золотого блюда. И лишь бледный вид да забинтованное плечо принца выдавали, что он не в самой лучшей форме. И вдобавок ему явно было очень скучно. Ну да, ведь всех жаждущих за ним ухаживать поклонниц разогнали.

— Ника? — Ларион приподнялся на локте.

— Привет, — я улыбнулась. — Ты как? — честно говоря, меня ужасно мучило чувство вины. Из-за меня бедному принцу от неадекватного Крайена досталось.

— С твоим появлением сразу стало лучше, — Ларион явно попытался принять позу пособлазнительнее, но тут же скривился от боли и уже без заигрываний ответил, просто улыбнувшись: — Нет, правда, я очень рад тебя видеть. Хотя у меня уже фобия, что стоит нам с тобой остаться наедине, как непременно объявляется кто-нибудь из темных.

— Надеюсь, в этот раз все же обойдется, — я помрачнела. Хотя я бы вот не отказалась от появления Дайрена. Чтобы подошел ко мне, обнял и как-нибудь правдиво объяснил, что я ему все-таки сама по себе нужна, а не лишь как средство борьбы с Крайеном…

— Кстати, про «обойдется», — Ларион попытался поудобнее устроиться на подушках, из-за чего снова поморщился. — Я узнал про твое отчисление с факультета Любви. Но не волнуйся, я уладил этот вопрос.

У меня даже дыхание перехватило.

— То есть?..

— Ну ты сама понимаешь, отменить волю Крайена я не могу, все же он равен мне по власти, но зато я могу сделать кое-что другое, — он понизил голос до заговорщического шепота. — По моему приказу ректора сослали в срочную поездку по делам университета, так что он даже не успел оформить твое отчисление. Ну а пока он вернется, мы все равно как-нибудь это уладим, — он ободряюще мне улыбнулся.

— Спасибо, Ларион. Вот правда, спасибо, — у меня даже мелькнул порыв его обнять, но мало ли, как он бы воспринял.

— Да не за что, — принц, как ни странно, даже не стал ничего требовать взамен, — мне несложно. Да и самому как-то приятно. Знаешь, ты особенная, с тобой мне не скучно, — и тут же ворчливо добавил: — Хотя я бы и предпочел, чтобы наши с тобой отношения перешли в горизонтальную стадию все же поскорее.

Я не удержалась от смеха.

— Ты все-таки неисправим!

— И именно поэтому я тебе так нравлюсь, — он игриво подвигал бровями и тут же резко посерьезнел. — Говорят, у вас завтра на факультете смертельно опасное выступление?

— Да, по боевой магии, — я снова помрачнела. — Причем в парах. Вот только мне, как попавшей на учебу позже остальных, пары не досталось. Одна надежда на магию созидания, раньше она меня здорово выручала. Правда, теперь почему-то стала намного слабее, и я почти не могу ее воплощать.

Ларион внимательно в меня вгляделся, словно бы видел нечто сокрытое. Отрывисто констатировал:

— Крайен…

— Что «Крайен»? — не поняла я.

— Он блокировал твою магию созидания. Причем так, что даже я разрушить не смогу. Она просто не разрушаема извне!

— То есть вообще никак? — я похолодела.

— Если только ты сама сможешь изнутри разрушить этот барьер. Только, боюсь, это почти неосуществимо…

Из палаты Лариона я вышла в мрачной задумчивости. Честно говоря, вообще не представляла, что теперь делать. Ведь одна надежда была на магию созидания, но раз Крайен ее блокировал, то завтрашнее выступление по боевой магии мне уж точно не пережить. И ведь отказаться никак нельзя, участие принудительное, меня туда просто-напросто телепортирует даже против воли.

Все время в академии я старалась не унывать, находить плюсы в сложившейся ситуации, но теперь, похоже, все. На благополучный исход надежды нет совсем… У меня даже был порыв зайти к Дайрену. Просто увидеть его на прощание. Но, к счастью или к сожалению, гордость оказалась сильнее.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Когда я возвращалась в свою комнату, на полпути мне навстречу попались Дора и Торн. Они тоже не могли похвастаться отличным настроением, к тому же Дора еще что-то ворчала сквозь зубы.

— Я смотрю, вы сегодня тоже не особо веселые, — констатировала я. — Завтрашний день предвкушаете?

— Весь факультет его предвкушает, — мрачно отозвалась моя подруга.

— Ага, общефакультетский траур, — поддакнул Торн. — И чего все так переживают? Подумаешь, какое-то там выступление по боевой магии, да еще и на выживание! Пустяки же! — и уже без бравады добавил: — Ну или не совсем пустяки… Да и чего расстраиваться, все равно все когда-нибудь умрем.

— Он сегодня отчислиться пытался, — просветила меня Дора, — но, как выяснилось, до выступлений это сделать нельзя. Увы. После — пожалуйста. Если доживешь. И, кстати, Ника, не хочу тебя лишний раз расстраивать, но…

— Что? — я помрачнела еще больше.

— Да я слышала, как преподаватель по боевой магии говорил, что тебя надо на этих выступлениях точно прикончить. Мол, ты своей магией созидания позоришь и чуть ли не оскверняешь весь факультет разрушения. Хотя, скорее всего, препод просто не может тебе простить того дракона, которого ты на него натравила.

— Так я же не натравливала, это случайно вышло, — я устало вздохнула.

— А ты это докажи, — Дора развела руками. — Боюсь, это все без толку. Тем более для всех участников испытания уже готовы. Я узнавала очередность, ты вообще последняя пойдешь. И ждет там что-то такое… прямо жуткое… Говорят, каждый год на этих выступлениях хоть кто-то, но гибнет. Мне очень жаль, Ника, но в этом году жертвой выбрали именно тебя. Чтобы заодно на твоем примере доказать, что не может магия созидания сочетаться с разрушением.

— Нам будет тебя не хватать, — Торн смахнул скупую мужскую слезу. — Ну, если, конечно, сами выживем.

— Давайте не будем расстраиваться раньше времени, — я старалась не показывать, насколько сама всем этим подавлена. — Завтра уже на месте ясно будет.

На следующий день все занятия были отменены в честь показательных выступлений по боевой магии. В назначенный час посреди моей комнаты возник портал и даже почти сразу стал затягивать — видимо, на тот случай, если попытаюсь сбежать. Несколько мгновений, и я оказалась на боевой арене. Все зрительские места уже были заняты, для участников отводился лишь нижний ряд с выходом на, так сказать, поле боя. Все мои одногруппники сидели ни живы ни мертвы. Все в черном, что еще больше подчеркивало бледность лиц. И пусть наверняка все они знали, что все-таки выживут, но каждый заранее предполагал и худшее.

И я ведь тоже должна была бояться. Причем больше всех остальных. Но страха не мелькало вообще. Банально потому, что хотелось просто спать, ведь всю ночь глаз не сомкнула. Зато теперь прилегла бы прямо на скамейке и подремала. Но надо было держаться бодро и сосредоточенно. Ведь вдруг что-то с очередностью изменилось, и меня могут вызвать в любой момент.

Зазвучала торжественная музыка, и гул на трибунах затих. Прямо на арену вышел декан нашего факультета, а с ним преподаватель по боевой магии. И если первый был мрачен и даже угрюм, то второй прямо таки лучился жизнерадостностью. И как ни странно, приветственную речь произносил именно препод, декан не сказал вообще ни слова, просто стоял рядом — видимо, «для солидности».

— Приветствуем всех собравшихся в этот поистине замечательнейший день для всего нашего факультета! Сегодня по давней и нерушимой традиции наши первокурсники продемонстрируют, чему они уже успели научиться! Как и полагается, выступление будет проходить в парах и наверняка получится очень зрелищным! А теперь я обращаюсь к вам, дорогие участники! Покажите во всей красе, на что вы способны! Мы жаждем видеть истинную мощь магии разрушения во всей ее боевой красе! И не забывайте, что вы будете сражаться не только за свою успеваемость, но и за свою жизнь! Никакой помощи извне! Только вы и противник! Противник, который нацелен на убийство! Все как в жизни! Все так, как и должно быть у подданных разрушения!

Трибуны дружно зааплодировали, послышались одобрительные выкрики. Но среди участников царила мертвая тишина. Интересно, сколько раз мои товарищи по несчастью сейчас мысленно прокляли этого больного на голову преподавателя?

— Ита-ак! Начинаем! И первая пара Даис Лер и Звина Тари! — торжественно огласил тот.

Под шум зрителей на арену вышли парень и девушка с синхронным выражением обреченности на лицах.

— А против них, — преподаватель сделал эффектную паузу и выпалил: — гранитный голем!

Тут же в противоположном конце арены начала подниматься тяжелая кованная решетка. Едва она закрепилась, как с жутким скрежетом огромной махины появился голем. Высоченный, из каменных глыб, с огромной каменной же дубиной, которую он волочил за собою. Громкий рокот, вырвавшийся из его пасти, оглушил настолько, что я даже не сразу разобрала слова сидящей рядом со мной Доры:

— Эх, повезло ребятам, големы — это же проще всего. Но вроде как и сложность идет по нарастающей.

Ну да, мне, как последней, наверняка самая жуть достанется. Даже страшно представить, что именно.

Конечно, до этого на занятиях доводилось видеть разных местных монстров. Но уж точно далеко не всех. И к тому же не в таких условиях, когда ты заперт с разъяренной темной сущностью на арене с магическим барьером, и никто не придет тебя спасать. Оставалось надеяться только на себя. Впрочем, как и всегда. Особенно у подданных Таирима.

На такие вот философские мысли меня пробило, пока я наблюдала, как здоровенный голем гоняет по арене двоих вопящих в ужасе студентов. Какое противостояние? Какая работа в паре? Не, не слышали. Видимо, все это враз забылось перед лицом настоящей опасности. А голема явно лишь бесило, что какие-то мелкие людишки бегают тут, мельтешат, орут и уворачиваются от его кулаков. Кстати, от ударов этих самых кулаков на арене оставались внушительные рытвины. И это самый слабый вроде как соперник? Ну все, мне точно кранты.

Зато вот Торн заметно оживился:

— Нет, вы только гляньте! Я и не думал, что тут так весело! Эй, неповоротливый! Давай справа! Справа давай! Прямо кулачищем! Ну что ж ты… мазила!

— Ты вообще на чьей стороне? — возмущенно пихнула его локтем в бок Дора. — Ты чего за голема болеешь?

— Ну согласись же, крутой парень! Да я в нем прямо родственную душу чувствую! Ну же, приятель, пошевеливайся! Давай с разбега и сразу двоих аж в лепешку! Ай! — это Дора отвесила ему такой подзатыльник, что Торн аж язык прикусил, теперь лишь обиженно шепелявил: — Шлая ты. Вот я вшегда говорил, што ты шлая. Шлая и шовщем не щенищь наштоящую мушкую шилу! О, шмотрите! — Торн аж на месте запрыгал. — Догнал! Догнал таки, крашава! Ну вше, они тощно не шильцы.

Голем в этот момент схватил несчастных противников, каждого в руку, и со всей дури размахнулся, чтобы друг об друга стукнуть. То ли студенты враз собрались с духом, то ли просто настолько уже обезумели от ужаса, но вдруг синхронно с двух сторон выдали по внушительному залпу боевой магии. Попавший под прицельный обстрел голем взвыл, разжал руки и пошатнулся назад. Благо, ребята не растерялись, удержали преимущество, продолжали его атаковать, пока не загнали обратно за решетку арены. Едва голем там скрылся, эта самая решетка захлопнулась.

Зрители рукоплескали столь же эмоционально, как до этого рукоплескали гонявшему студентов голему. Ну да, главное — зрелище. И едва первая пара скрылась с арены, радостный преподаватель боевой магии объявил следующих.

И дальнейшее можно было описать одним словом: хаос. Правда, Торн называл это «веселуха» и «месиво». Каждый раз сначала студенты терялись и пугались, так что без воплей и беготни от монстров не обходилось. Но, к счастью, пока обходилось и без жертв, если не считать легких увечий. Так постепенно очередь дошла и до моих друзей.

— Ну, ты прощай на всякий случай, — Торн с высокопарно-драматичным видом похлопал меня по плечу. — Со мной-то, конечно, ничего не случится, но Дору точно сейчас прибьют, и от тоски я уйду в запой, зажор и прочие «за», что за гранью человеческой тоски…

— Пошевеливайся давай, — мрачная Дора уже вовсю подталкивала его к выходу на арену.

— Удачи вам, — пожелала я, искренне за друзей переживая.

Учитывая, что большая часть студентов уже выступила, а сила монстров шла по нарастающей, достаться им должен был кто-то уж точно не слабый. Пока еще ни разу повторов не наблюдалось, наверняка и сейчас не повторится. Но вот кто будет? Еще до этого мы предполагали множество вариантов, но в итоге не угадал никто…

Едва защитная решетка поднялась, на арену вырвался минотавр. Причем женского пола. Бедняга Торн аж остолбенел, как загипнотизированный, смотря на внушительную волосатую грудь монстра. Мда, вот что значит деморализация противника. Доре пришлось врезать приятелю еще один смачный подзатыльник, чтобы парень пришел в себя. И очень вовремя — яростно взревев и потрясая мощными острыми рогами, монстр ринулся в атаку.

До этого Торн бил себя кулаком в грудь, уверяя, что он-то уж точно не станет бегать и вопить. Ага, как же. Сейчас голосил так, что даже магический барьер дрожал, и все было слышно. Правда, среди общих бессвязных воплей попадалось и вполне осмысленное:

— Слушайте, ну вы же дама! Так и ведите себя как дама! И прикройтесь уже наконец! Кто бегает по арене в таком виде?!

Непонятно, по какому принципу, но минотавр выбрал именно его своей целью. И получалось, что впереди мчался с басовитыми криками Торн, за ним с ревом и с рогами наперевес — монстр, а следом — громко и крайне нецензурно ругающаяся Дора. Причем в ее пламенной речи одинаково льстиво был охарактеризован и ее напарник, и доставшийся им соперник.

Так они бегали и бегали, пока чересчур разогнавшийся монстр не врезался рогами в ограждение. Рванув слишком сильно, выдрал даже часть трибуны с парой кресел. Хорошо, хоть зрители успели шарахнуться в сторону. Тяжелая ноша с рогов не снималась, гнула к земле, чем Торн и воспользовался. Ну а дальше то, что замышлялось как эпическая битва, превратилось в сущий цирк. Торн в своем излюбленном приеме родео сидел на спине у минотавра, тот мчался без разбору, пытаясь скинуть наездника. А посреди арены стояла мрачная Дора и с совершенно отсутствующим видом рассматривала свой маникюр.

И так, пока бедный минотавр не устал и сам не уплелся за решетку. Торн подошел к Доре с весьма красноречивой физиономией а-ля «детка, я же говорил, у меня все под контролем». И на этом их выступление закончилось. Они ушли с арены, и преподаватель вызвал следующих.

Еще два поединка, и настал для меня час «икс». Как смертный приговор разлетелось над ареной:

— Вероника Меридова!

Страшно. Очень. Идешь к выходу на арену, и царит просто мертвая тишина… Ощущение множества взглядов — все сейчас смотрят на меня. И даже мысли всех собравшихся весьма предсказуемы: «она идет одна», «она точно не выживет», «последний монстр хоть как самый могущественный, у этой девчонки нет ни единого шанса». Ну а я… Я, в общем-то, думала абсолютно так же.

В царящей полнейшей тишине собственные шаги казались оглушающими, хотя сердце словно бы стучало еще громче. Но я старательно сохраняла спокойный вид, будто не на смерть иду, а просто прогуливаюсь. Едва я вышла на арену, как вход за мной захлопнулся. Ну все, пути назад нет… Ладно, не время раскисать. Интересно, кто мне достанется? Какой самый ужасный монстр Таирима? Ну, если принца Крайена не считать.

С леденящим скрежетом решетка начала подниматься. Причем так медленно, словно растягивая удовольствие. И вдруг замерла примерно на половине. По трибунам прокатился недоуменный гул. А я… я просто стояла и не верила своим глазам.

— Согласись, Сердечко, это нечестно. — Материализовавшийся в шаге от меня Дайрен улыбался. — Веселишься и без меня.

— Ты что тут делаешь? — ко мне кое-как вернулся дар речи.

Но Дайрен не успел ответить, нарисовался запыхавшийся преподаватель боевой магии.

— Что тут происходит? Почему посторонний на арене? Дайрен, что за выходки?

— Какие выходки? — он был совершенно невозмутим. — Я всего лишь участвую в показательных выступлениях.

— Но правила…

— Я прекрасно знаю правила, магистр. И в них ни пол словом не указано, что старшекурсник не может участвовать. Так что ни я, ни Ника ничего не нарушаем. И давайте уже начнем, а то у нас еще планы на сегодня, — игриво мне подмигнул.

А я, вот честно, просто не могла поверить, что вот он, действительно рядом…

Преподаватель что-то недовольно буркнул, но, видимо, и вправду возразить было нечего. Он спешно покинул арену, и решетка снова пришла в движение.

— Так, Сердечко, будь внимательна и никуда лишний раз не суйся, я сам со всем справлюсь, — Дайрен встал передо мной. — Твоя главная задача: не мешаться и не попасть под удар. Ты мне живая и невредимая нужна.

— Чтобы Крайена дразнить? — не удержалась я.

Дайрен резко развернулся ко мне и вдруг встал на одно колено.

— Ты что? — оторопела я, опасливо поглядывая на поднимающуюся решетку.

— Прошу прощения, — он улыбался с самым невинным видом. — Прошу прощения, что тот поцелуй на балу и вправду был немного неуместным. И прощай меня поскорее, а то нас тут обоих прибьют.

— Это шантаж? — хоть и хотела нахмуриться, но улыбка предательски появилась сама собой.

— Подлейший и злонамеренный, — Дайрен взял меня за руку и ласково коснулся губами тыльной стороны ладони. — Я ведь хорошо тебя знаю, Сердечко. Появись я с извинениями просто так, ты бы меня сразу выставила и еще бы магией созидания вдогонку шандарахнула. Вот и пришлось дожидаться более благоприятного момента. Ну так что? Я прощен?

Решетка, между тем, замерла в самом верху, послышался странный жуткий гул.

— Я подумаю, — я тоже так просто сдаваться не собиралась.

— Нет, меня такой вариант не устраивает, — Дайрен коварно улыбался. — Я жду окончательное и бесповоротное прощение. И так и буду стоять на коленях, пока его не услышу.

Из туннеля за решеткой с ревом приближалось что-то огромное.

— Дайрен! — у меня от ужаса чуть волосы на голове не шевелились.

А он был совершенно невозмутим! Как будто мы на пикнике посреди живописной лужайки, а не на арене, куда вот-вот вырвется жуткий монстр!

— Прощение, Ника, — вот прямо само смирение и невинность.

Я на эмоциях аж по плечу его стукнула.

— Ты просто невыносимый, хитрый шантажист!

— И?.. — с улыбкой выжидающе смотрел на меня.

— И я тебя прощаю!

Дайрен тут же встал, притянул меня к себе, жадно приник губами к моим губам, но лишь на миг. В то же мгновение, с треском разламывая проход под решеткой, на арену вырвалась воистину жуткая жуть: огромный червь, весь в багровых наростах, с множеством глаз по всему телу и тремя пастями!

Мне кажется, я в этот момент поседела. А явно недовольный, что нам так быстро помешали, Дайрен лишь скучающе констатировал:

— Всего-то, — но тут же серьезно добавил: — Ника, держись как можно дальше, я сам справлюсь. Тут ты вообще бессильна, эта тварь невосприимчива к магии разрушения начальных уровней.

Я и сама не рвалась к этому ползущему ужасу приближаться. Хотя, если честно, скреблось упрямое, что нужно проявить себя. Но магия вообще не откликалась! Даже разрушения! Словно лучше меня чувствовала, что сейчас совершенно бесполезна. Вот и оставалось мне только стоять в стороне, подобно прекрасной даме, и смотреть, как ее рыцарь расправляется с напавшим чудовищем.

А ведь наверняка ни один первокурсник против этой твари не выстоял бы. Тем более раз она к начальной магии невосприимчива. Зато Дайрену вообще не составило большого труда боевой магией загнать жуткого червя обратно за решетку. Бой был очень коротким, но зрелищным. Зрители рукоплескали, а я все пыталась отыскать в себе хотя бы крупицы обиды. Ну не прощать же Дайрена просто так. Ну и коробило к тому же, что я сейчас оказалась совершенно беспомощной и бесполезной. Хотя в этом он точно был не виноват. Но, как ни пыталась, так и не смогла снова на него разозлиться. Да и, честно говоря, не хотелось.

Но все равно я вида не подала, оставалась хмурой. Ровно до того момента, как Дайрен подошел ко мне.

— Не хмурься, Сердечко, — ласково заправил за ухо прядь моих выбившихся волос. — Давай больше не будем вести себя как два глупца.

— Как один глупец и нормальная девушка, — поправила я и, не удержавшись, добавила: — И почему ты всегда целуешь меня в самых неподходящих для этого обстоятельствах?

— Клятвенно обещаю исправиться, — Дайрен притянул меня к себе.

Но тут, как назло, на арену вышли недовольный преподаватель боевой магии вместе с деканом. Огласили, что выступления завершены. Ну а мне казалось, что теперь завершены и все мои неудачи. Теперь-то все точно будет хорошо. По крайней мере, очень хотелось в это верить.

Глава 15

Мне снилось что-то воздушное и очень приятное. Я блаженно потянулась и собиралась уже перевернуться, не открывая глаза, когда вдруг поняла, что на мое бедро сверху что-то давит, причем довольно тяжелое. Да и… вообще странная поза, непривычная. Я лежу на боку, на бедре — что-то тяжелое и горячее. А моя нога закинута на какую-то палку, выступающую из кровати, и нежно ее оплетает.

До меня не сразу дошло, что может быть что-то не так. После сна вообще тяжело соображалось. Зато когда поняла, что в моей кровати ничего постороннего быть не должно, изумленно распахнула глаза. И тут же уткнулась взглядом в лицо Дайрена. Это его рука, оказывается, по-хозяйски устроилась у меня на бедре, обжигая даже сквозь тонкое одеяло. И вовсе не палка тут лежит. Я его ногу своей оплела!

Похоже, пока мы спали, комнаты снова объединились, причем не только комнаты, но и кровати. А мы с Дайреном за ночь сползлись. Или нас сразу друг к другу припечатало?

— Ну что ты дергаешься? — пробормотал Дайрен. Рука скользнула от бедра к пояснице и притянула меня к его телу. — Дай поспать…

— Так я разве мешаю? Я вообще лежу спокойненько… — я не удержалась от улыбки.

Так хорошо стало, воздушно. Прямо как в недавнем сне. Как удивительно это — лежать рядом с Дайреном, смотреть в его лицо, так близко, что кажется, будто чувствую его дыхание. Дайрен тоже улыбнулся, неожиданно лукаво, и приоткрыл один глаз.

— Что, все же не дашь поспать? — усмехнулся он. — Ну, тогда…

Я сообразить не успела, как Дайрен перекатился, перевернул меня на спину, а сам навис сверху, продолжая улыбаться. Наши взгляды встретились, я замерла, всматриваясь в его глаза. Дайрен начал наклоняться, но тут… прозвенели будильники. Оба. И мой, и его. Причем к своему-то я привыкла, а вот будильник Дайрена заголосил так чудовищно, что я бы уже к потолку взлетела, если б не была вдавлена в кровать.

Дайрен к потолку взлетать не стал. Вместо этого слез с меня и бодро заявил:

— Ну, что разлеглась? Или на занятия опоздать хочешь? В мое время первокурсники не были столь безответственны.

— В твое время, подозреваю, все по-другому было. Это ж сколько лет с тех пор прошло!

Не дожидаясь ответа, я выбралась из постели и поспешила в ванную комнату. Переодеваться пришлось там же, потому как наши комнаты не спешили возвращать положенную им обособленность. Я вообще старалась из ванной лишний раз не выходить, чтобы не нарваться на очередной подкол Дайрена. Настроение было просто потрясающее, с губ не сходила глуповатая улыбка. Уж Дайрен точно бы заметил, точно не удержался бы от издевательств.

А когда я все-таки выбралась из ванной комнаты, уже полностью готовая, и подхватила сумку с учебниками…

— Сердечко… — позвал Дайрен.

У меня аж дыхание перехватило от того, как это было сказано.

— Что? — я повернулась и внезапно очутилась в объятиях Дайрена.

— Ничего не забыла?

— М-м?..

Мы снова встретились взглядами. Он смотрел на меня неотрывно, задумчиво так. А потом приподнял руку, провел подушечками пальцев по моей щеке, отвел прядку за ухо. Обвел контур лица, усмехнулся и, медленно-медленно ко мне наклонившись, поцеловал.

Этот поцелуй не походил на все предыдущие. «Все»! Как смешно. Было-то их всего лишь два, причем не один не назовешь нормальным. Сначала — назло Крайену, когда я думала только об одном: как сбежать из его замка и при этом со всеми полагающимися мне частями тела. Потом — вообще на арене перед лицом возможной смерти. Но сейчас все было иначе. Дайрен целовал медленно, вдумчиво, словно пробовал мои губы на вкус, исследовал и познавал, впервые за все это время.

Я отвечала, подхватывая его ласку, наслаждаясь ощущениями, которых так долго ждала, каждый раз сталкиваясь с Дайреном, но не позволяя себе. Кажется, совсем забыла, где мы находимся и что, вообще-то, спешим на завтрак.

Какой к черту завтрак?! Когда мы впервые нормально целуемся, когда наконец можно друг друга узнать…

— Эй, Сердечко, ты в порядке? — усмехнулся Дайрен, оторвавшись от моих губ.

Я не сразу смогла вернуться на землю.

— Мне, конечно, льстит, что мои поцелуи производят на тебя такой эффект, — усмехнулся он, — но не заставляй меня опасаться за твое душевное здоровье.

— А магией в глаз?

Дайрен рассмеялся. И строго заметил:

— Если только магией разрушения.

Хорошее настроение тут же подпортилось.

— Дайрен, я хотела…

— Все, Сердечко! — он коротко чмокнул меня в губы и поспешил на свою половину. — Убегаю. У нас сегодня даже завтрака нет, сразу тренировка. Препод — зверь.

Дайрен умчался, мне тоже нужно было идти. Правда, пока на завтрак и только потом — на пары. Но вечером обязательно нужно будет поговорить с Дайреном, рассказать ему о метке Крайена и блокировке на магии созидания. Может, что подскажет.

Я вздохнула и вышла из комнаты. Правда, не успела сделать и пары шагов, как сбоку от меня внезапно раскрылся темный провал портала. А ведь порталы, которые помогали перемещаться по академии, — золотистые, сотканные из магии созидания. От этого портала разило разрушением, таким сильным, что сомнений не осталось, кто его открыл.

Я пыталась сопротивляться. Отчаянно боролась, даже за дверь цеплялась! Но тяга портала оказалась сильнее, а магия разрушения, выброшенная мною в нескольких атакующих заклинаниях, не помогла.

Чтобы бороться с таким, как Крайен, вероятно, моей магии разрушения попросту недостаточно. Здесь нужно кое-что другое. То, что сейчас мне, к сожалению, недоступно.

Портал слегка меня помял, пошвыряв из стороны в сторону, и выплюнул на что-то твердое. Или, вернее будет сказать, во что-то… потому как вертикальное. Прямо в стену вытолкнул! Я едва руку выставить перед лицом успела, и то — просто повезло.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

От встречи со стеной в глазах потемнело, воздух выбило из легких. Пока пыталась прийти в себя, кто-то схватил меня за плечо и грубовато развернул к себе лицом, снова впечатывая в стену, уже спиной. Проморгавшись, встретилась взглядом с Крайеном.

Только не это. Опять уму-разуму будет учить?

Честно говоря, в первое мгновение показалось, что вот сейчас он меня и прикончит — нечто настолько жуткое, злое проскользнуло в его глазах. Правда, тут же исчезло. Принц провел ладонью у меня перед лицом, улыбнулся.

— Не пользовалась созиданием. Прекрасно. Хорошая девочка, — в его голосе внезапно прозвучали мурлыкающие нотки, вот только у меня от этого по спине холодок побежал. Да и вообще страшно было. Этот взгляд, эта улыбка… вкупе с исходящей от принца чудовищной силой, казалось, способной раздавить, как жалкую букашку.

Он хищно улыбнулся, погладил кожу в основании шеи и внезапно отстранился.

— Это твоя комната, Ника, — Крайен махнул рукой, указывая на помещение, в которое меня перенесло порталом.

Действительно, комната, вполне обыкновенная. Просторная, но не очень светлая: стены обиты темной тканью, мебель тоже темная, зато много мелких источников света. Но вот уж что мне не понравилось совершенно, так это наличие большой кровати с балдахином. Не в балдахине, естественно, дело. Напрягало само наличие кровати.

— Не нужно смотреть так испуганно, Ника, — усмехнулся Крайен. — Какое-то время поживешь здесь, это будет твоя комната. Ну а через час у нас состоится очень важная церемония. Подготовься к ней хорошо, ты должна выглядеть достойно. Платье тебе скоро принесут. А пока можешь принять ванну.

Крайен ушел порталом, оставив меня одну в полной растерянности. Правда, я недолго без каких-либо мыслей смотрела в пространство перед собой. Наконец опомнившись, усилием воли попыталась взять себя в руки. Так, нужно действовать. И для начала разобраться, что вообще происходит. А по пути — обследовать покои.

Краткий осмотр показал, что из комнаты ведет две двери. Одна оказалась заперта, за второй обнаружилась ванная. Впрочем, я не собиралась следовать указаниям Крайена и купаться во вражеском замке. Только обыскала все ящички и шкафчики на предмет полезных вещей. Увы, ничего, что могло бы помочь в побеге, не нашла. Окна тоже не открывались. Впрочем, как выяснилось, комната находилась так высоко, что сбежать через окно можно было только на тот свет. А мне пока рановато, предпочту искать другие пути.

Вот если бы я умела летать! Может, с магией созидания и решилась бы немного поэкспериментировать, но тоже не настолько, чтобы вышагнуть из окна. А магия разрушения, единственная, которая доступна мне сейчас, доверия в этом плане не внушает. Так что, поразмыслив, остановила выбор на двери. Нужно взламывать. И дальше пытаться найти лестницу, а затем — и выход из замка.

Неужели я не смогу выломать деревянную дверь, если как-то умудрилась даже стены разгромить? Причем как раз благодаря магии разрушения. Так, нужно сосредоточиться на негативных эмоциях. Их сейчас тоже достаточно. И через них потянуться к магии…

Со стороны коридора внезапно послышался какой-то шум. А потом дверь отворилась, на пороге возникла девушка. За ее спиной топталась еще парочка.

— Госпожа, ваше платье! — произнесла девушка, державшая в руках нечто, на самом деле похожее на платье.

Не дожидаясь ответа, прошла в комнату. За ней гуськом последовали две другие, с сумками на плечах и шкатулочками в руках.

Мое удивление длилось недолго. Опомнившись, я сделала глубокий вдох и обрушила на них магию разрушения. Не ту, которая убивает, нет. Становиться убийцей мне совсем не хотелось, тем более непосредственно жизни сейчас ничего не угрожало. Я всего лишь хотела отправить их в беспамятство.

Кажется, мне удалось! Девушки закатили глаза и рухнули на пол как подкошенные. Шкатулки с громким стуком встретились с плиткой. Одна при ударе открылась, выплевывая на пол горсть драгоценностей.

Больше в комнате я задерживаться не стала. Осторожно высунулась, осмотрела пустынный коридор, мрачно тянувшийся в обе стороны, и наугад отправилась направо.

Двигалась пробежками. Пробегу немного, прислушаюсь. Снова пробегу, снова прислушаюсь. Когда впереди уже показался лестничный пролет и я обрадовалась, что пока все складывается удачно, из-за поворота кто-то вышел. От неожиданности я так перепугалась, что шандарахнула по нему всей мощью магии, какую только успела призвать за этот короткий, такой жуткий миг. В последний момент человек успел выставить перед собой защиту, но ее смяло. Как и мага, как и стену…

— Ника?! — взревел Крайен. О боже… с голым торсом, в одних трусах, с приспущенными штанами, которые принц как раз натягивал, когда я буквально вломилась к нему, выбив стену. Однако штаны ему пришлось отпустить, потому как мага перехватил, мною отброшенного.

И вот вижу сквозь провал в стене: в облаке опадающей пыли стоит принц Таирима со спущенными штанами и держит на руках бесчувственного мага.

Я икнула и, кажется, пошла пятнами. А потом запустила в Крайена еще одной ударной волной и рванула к лестнице.

— Ника! — неслось злобное мне в спину, но я не останавливалась.

Успела добраться до первого этажа и, торопливо осмотревшись, метнуться к одной из дверей, той, которая ближе. За лестницей тоже была дверь, но оставалось надеяться, что ближе находится все же именно та, которая ведет на выход из замка.

Как бы там ни было, а добежать я не успела. За мгновение до того, как это случилось, в ушах зазвенело, воздух сделался каким-то тяжелым. А потом меня подхватило волной магии и буквально спеленало, поднимая в воздух. Дальше Крайен шел уже неторопливо. Пока я болталась в воздухе, пытаясь освободиться, спокойно спустился по лестнице и встал передо мной.

— Напала на бедных служанок. Как нехорошо, Ника. — И тут же усмехнулся: — Истинная темная. Любишь разрушение, значит?

К счастью, Крайен был уже в штанах. Но это единственное, что оказалось к счастью. Больше не радовало ничего: ни мое положение, ни прогнозы, ни голый торс, весьма мускулистый, между прочим.

— Я не люблю, когда меня похищают, а потом собираются принудить к чему-то неведомому.

— Если я расскажу, к чему собираюсь тебя принудить, ты будешь довольна? — усмехнулся Крайен.

— Если расскажешь, то я буду чуть менее недовольна. Самую малость. — Вру! Но ведь надо как-то замотивировать его на откровенность.

Принц насмешливо качнул головой и махнул рукой, сбрасывая с нее капли магии. Сбоку от нас тут же раскрылся портал. Крайен шагнул в него, меня поманил за собой. Волна магии, до сих пор удерживавшая меня на весу, вместе со мной же скользнула в портал вслед за принцем.

Честно говоря, я думала, мы сейчас окажемся в каком-нибудь ритуальном зале, где Крайен во всех красках начнет расписывать, как принесет меня в жертву. Ну а что? Вроде как многих попаданок в жертву приносят, это, можно сказать, их удел.

Однако портал вывел нас в ту самую комнату, из которой я сбежала. Правда, служанок, разбросанных по полу, здесь уже не было, принесенные ими шкатулки аккуратно стояли на столике, а на кровати лежало платье. Дверь снова заперта.

Магия рассеялась, отпуская меня на волю. Я покачнулась от неожиданности, но на ногах устояла. Крайен повернулся ко мне и заговорил:

— Ты не замечала, что с магией у нас в мире творится нечто странное и непонятное? Внезапные проявления разрушения или созидания, каковых быть не должно… Это все из-за того, что ослабели правители. Те, кто находятся у власти, являются гарантом магической стабильности. Король Таирима не может поддерживать магию на достаточном уровне, теперь его место займу я. Сегодня состоится моя коронация.

— Это все, конечно, замечательно и вообще похвально. Но при чем тут я?

— При том, Ника… я хочу, чтобы ты присутствовала на моей коронации, — усмехнулся Крайен.

Если честно, в ответ на его слова в голову лез только мат. Немного помолчав, смогла выудить все же более ли менее приличное:

— А почему нельзя было просто приглашение прислать? Я бы не пропустила столь важное событие.

— Да неужели? И потом бы точно так же сбежала, как с бала? Ну уж нет, Ника. Мне надоело, хватит бегать. С этого момента ты будешь делать все, что я скажу. И именно так, как я скажу.

От его тона по спине побежал неприятный холодок, но я попыталась взять себя в руки.

— Хочешь, чтобы я присутствовала на коронации? Хорошо. Я приду. Но что дальше? Зачем вот это все? — я обвела взглядом комнату.

— Скажем так. Мне не нравится круг твоего общения в академии.

— В комнате, конечно, круг поменьше…

В глазах Крайена вспыхнуло что-то зловещее, предостерегающее.

— Я не собираюсь повторять дважды, Вероника. Ты будешь делать именно то, что я тебе скажу. Сейчас ты оденешься и приведешь себя в порядок. Служанки тебе помогут. И только попробуй на них напасть — за дверью будет дежурить охрана. Потом ты придешь на мою коронацию и будешь мило улыбаться. А дальше… — он совсем как-то нехорошо улыбнулся, — дальше будет видно.

Немного помолчав, видимо, давая мне возможность осмыслить сказанное, добавил:

— А сейчас я вынужден тебя на время покинуть. Не скучай. Мне тоже нужно подготовиться к коронации.

После того, как Крайен ушел, в комнату ввалилась целая толпа служанок. Наверное, принц рассудил, что справиться с толпой мне будет гораздо сложнее. Однако я не стала сопротивляться. Решила для начала подумать, что же теперь делать. Может, и правда стоит побывать на коронации, а сбегать уже после, например, ночью? Вот только я не уверена, что эта ночь у меня будет. Крайен по-прежнему не сказал самого главного: зачем ему нужно мое присутствие? Уж не для ритуального ли жертвоприношения, чтобы угомонить разбушевавшуюся магию?

С другой стороны, принц отвел для меня целую комнату. Значит, убивать, наверное, все же не планирует. Но для чего я ему? Вернее, для чего ему моя магия разрушения? Планирует отобрать? Знать бы, чем это может мне грозить. Вылет из Академии Мечты грозил, например, потерей способности испытывать эмоции. Что если здесь так же? Проклятье! Я слишком мало знаю, чтобы делать какие-то выводы.

На приготовления ушло около часа. Служанки кружили вокруг меня и в шесть рук приводили в порядок. Платье оказалось, кстати, вполне красивым. Утонченным, насыщенно-зеленого цвета, с длинной юбкой, расходящейся книзу, и открытыми плечами. Со светлыми волосами, убранными в высокую прическу, смотрелось красиво. Получившийся образ настоящей леди-аристократки завершали украшения с изумрудами: колье, серьги, браслет и кольцо.

Служанки, среди которых, кстати говоря, не было тех, которые пришли первыми и получили от меня магией разрушения, явно ждали похвалы или хоть какой-нибудь реакции, но я была слишком занята размышлениями, чтобы изображать восторг от результата их трудов.

А когда отведенное на приготовления время вышло, прямо посреди комнаты раскрылся портал. Как это входит в традицию, меня в этот портал начало затягивать. Правда, не слишком сильно и не слишком быстро, а так, словно Крайен давал понять: лучше войди сама, чтобы не вывалиться из портала кубарем.

Я спорить не стала, сделала глубокий вдох и шагнула в портал. Что ж, посмотрим, что там Крайен задумал!

Вот только в портале меня поджидал сюрприз. Со всех сторон на меня хлынула магия разрушения. И пусть в этот раз не швыряло из стороны в сторону, однако сейчас произошло нечто гораздо более страшное. Магия стремительно оплела мое тело и в одно мгновение впиталась. А когда вышла из портала, я самой себе уже не принадлежала. Мое тело меня больше не слушалось!

Я не сразу поняла, что происходит. Попыталась повернуть голову — не получилось. Хотела пошевелить рукой — не удалось. А потом мое тело само собой сделало шаг. Вот тогда я по-настоящему испугалась. Потому что тело двигалось, словно его за веревочки дергали, и мне не подчинялось совершенно! Наверное, чтобы не испортила коронацию.

Я — не по своей воле — толкнула тяжелые двустворчатые двери и вошла в огромный зал. Высокие сводчатые потолки, ряды скамеек, заполненные людьми, и у дальней стены — постамент с расположенным в углублении черным кристаллом. Перед постаментом, лицом к зрителям, строит Крайен в парадном камзоле. Мое появление не осталось для него незамеченным. Впрочем, как он мог не заметить, если наверняка именно он мной управлял! Встретившись со мной взглядом, принц самодовольно усмехнулся.

А я… боже, что я творю! С гордо поднятой головой я шла вдоль рядов по направлению к постаменту. Гости оборачивались, бросали на меня удивленные взгляды, но я не останавливалась. И тут мое сердце споткнулось. Потому что Дайрен тоже был в зале.

— Сердечко?.. — донеслось до меня тихое.

Я хотела остановиться, но тело продолжало идти. И тут, когда я почти дошла до конца ряда между скамьями, по залу прокатилось:

— Вероника Меридова — невеста Крайена шал Варкаш, кронпринца Таирима!

Гости изумленно охнули, зашептались. А мое сердце пропустило удар.

Что?.. Что происходит?! Я не хочу быть никакой невестой, не хочу идти к чертовому постаменту! И не хочу, чтобы Дайрен думал, будто я его обманывала… Последняя мысль пугала больше всего.

Я пыталась остановиться. Билась внутри, кричала, топала ногами, но тело продолжало идти. Вот я, управляемая чужой волей, вышла к постаменту, с улыбкой приблизилась к Крайену, встала рядом с ним и развернулась к зрителям, продолжая улыбаться. Из зала донеслись несмелые аплодисменты, но постепенно они становились все громче, уверенней, пока не охватили всех гостей. А потом, когда вновь воцарилась тишина, заговорил незнакомый мужчина, стоявший неподалеку от нас. Я не сразу его заметила, потому что, пока шла, смотрела на Крайена. Да и сейчас не могла повернуться, чтобы взглянуть на него. Продолжала смотреть над головами гостей и вежливо улыбаться. Как же бесит!

— Долгие годы я правил Таиримом… — заговорил мужчина.

О, так это, значит, король!

— Долгие годы оберегал магию разрушения. Но ничто не длится вечно и все меняется. Сегодня на престол взойдет мой сын, мой наследник — Крайен шал Варкаш. И его право подтвердит Кристалл Единения — отражение магии нашего мира, кристалл, некогда давший магии жизнь.

Я не могла нормально посмотреть на кристалл, потому как продолжала пялиться в зал, над головами гостей, и тупо улыбаться. Но то, что успела увидеть, пока шла к постаменту, все же наталкивало на определенные мысли. Кристалл, как выяснилось при приближении, не лежал в углублении, а парил в нескольких сантиметрах над постаментом. Черный, красивый, с блестящей поверхностью, он совершенно точно кое-что мне напоминал. И в этот момент я поняла, что именно. Я уже видела нечто подобное, когда поступала в Академию Мечты. Там были два маленьких осколка, и один из них — кусочек этого кристалла, именно этого, я точно знаю!

— Сегодня кристалл покажет, кто станет истинным правителем Таирима. Напоминаю: выбираю не я, не мой сын, не вы, подданные Таирима. Выбирает Кристалл Единения. Только он знает, что нужно нашему миру и магии разрушения. Этот древний, могущественный артефакт, который невозможно обмануть или перехитрить, выбирает достойного, того, кто сможет стать истинным хранителем и гарантом стабильности магии разрушения. А теперь… — мужчина кивнул Крайену и самоустранился. В смысле, отошел куда-то, мне не видно.

Я продолжала вежливо улыбаться, хотя внутри вся кипела и хотела уже придушить слишком наглого принца. А Крайен заговорил:

— Я не просто так сегодня пригласил на коронацию мою невесту — Веронику. Не просто так она стоит сейчас рядом со мной. Я хочу немного изменить традицию. И на трон я взойду не один. А вместе с моей возлюбленной.

С этими словами, в оглушающей тишине, разбавляемой только бешеным стуком моего сердца, Крайен повернулся ко мне. Я тоже повернулась к нему, улыбнулась еще шире.

— Дорогая, — он взял меня за руку, — ты взойдешь со мной на трон?

А внутри зрела паника…

Что происходит, зачем он устроил весь этот цирк? Крайен хочет сделать меня своей женой, на самом деле? И взойти со мной на трон?! Это же ненормально! Это абсолютно ненормально! Я не хочу… Господи, как я не хочу стоять сейчас рядом с ним под всеми этими взглядами, на глазах у Дайрена…

Я отчаянно сопротивлялась, но губы произнесли против воли:

— Да, любимый, — и с таким придыханием это прозвучало, что захотелось удавиться.

Я не говорила этого, это не я! Вас всех обманывают!

Продолжая сжимать мою кисть, Крайен протянул наши руки над кристаллом. И тут я ощутила это. Некая сила, древняя и непонятная, как будто заглянула внутрь меня, увидела насквозь, оценила. Вместе с тем огромная мощь забурлила в кристалле и вырвалась наружу. Магия разрушения была столь сильной, что меня едва не снесло, но Крайен помог удержаться на ногах. А магия разрушения, вырвавшаяся из кристалла черным потоком, закружилась вокруг нас, взметнулась вверх, к самому потолку, и, так застыв на мгновение, снова впиталась в кристалл.

В зале воцарилась благоговейная тишина. И эту тишину разрезал голос короля:

— Вы все это видели. Кристалл Единения показал, что Крайен и его невеста Вероника достойны того, чтобы взойти на престол Таирима. Их приняла сама магия.

И тут со своего места поднялся Дайрен. В своей насмешливой манере, скрестив на груди руки, он заявил:

— У меня есть возражения.

Гости изумленно начали к нему оборачиваться, Крайен чуть не скрипнул зубами, но довольно быстро взял себя в руки.

— Какие могут быть возражения, если сам Кристалл Единения показал, что мы достойны взойти на престол?

— О, ну может быть, дело именно в этом «мы»? — насмешливо предположил Дайрен.

И тут у меня в голове что-то щелкнуло. Мысль была столь невероятная, что в нее не верилось, но если… а если это действительно так? Ведь для чего еще я могла понадобиться Крайену? В любовь внеземную с первого взгляда не поверю ни за что. Особо выдающейся студенткой меня тоже не назовешь. Да, есть некоторые странности, но ведь есть же гораздо более успешные ребята. Хотя бы не первокурсники, а те, кто уже многому научился. Но Крайену понадобилась именно я. Еще и невестой, к тому же, назвал. Для того чтобы взойти на престол! Вот в чем дело. В Кристалле Единения. Может быть, Крайен невероятно силен, может быть, он — самый сильный маг королевства, но по какой-то причине ему понадобилась моя поддержка. Поддержка магии разрушения во мне, ведь он ясно дал понять, что его интересует именно она — «магия разрушения во мне», так он сказал.

Тем временем Дайрен совершенно расслабленной походкой, словно прогуливался, подошел к нам. Поднялся на возвышение, приблизился к постаменту.

— Вы позволите? — и внезапно схватив меня за руку, поднес к Кристаллу Единения.

Снова это ощущение, как будто внутрь тебя заглядывают, рассматривают, изучают, но это длится лишь мгновение, спустя которое вырывается мощный столп магии. Все повторилось. Магия разрушения взвилась до потолка, замерла величественным изваянием и снова впиталась в кристалл. И вот… стоим мы с Дайреном, держим руки над кристаллом. А по толпе начинает прокатываться изумленный вздох, звучат одинокие восклицания:

— Этого не может быть!

— Он тоже достоин!

— Лорд Дайрен может претендовать на престол!

Сам же Дайрен, ничуть не удивленный реакцией кристалла, усмехнулся:

— Крайен, может быть, перестанешь уже управлять бедной девушкой? Она, может, и сама захочет сказать пару слов?

Дайрен притянул меня к себе, как безвольную куклу. А путы магии по-прежнему сдерживали меня.

— Ты самозванец! Ты не имеешь права бросать мне вызов! — зарычал принц. Его глаза стремительно наполнялись тьмой.

— Может, поспорим? Я прошел проверку. Доказал, что достоин трона не меньше, чем ты, — усмехнулся Дайрен. — Или будешь говорить, что всем собравшимся в зале померещилось, будто кристалл принял меня? А может, сотрешь им всем память или возьмешь под ментальный контроль, как это сделал с Вероникой?

Крайен что-то отвечал. Я уже не слышала. В ушах нарастал гул, сердце колотилось с бешеной силой.

Я все поняла. Теперь я все поняла. Дело в этом Кристалле. Крайен сделал меня своей невестой и заставил вместе с ним пройти проверку, чтобы совершенно точно ее пройти. Ему нужна моя магия, чтобы доказать право на престол Таирима. Но Дайрен знал об этом. Знал! Сейчас я как никогда отчетливо понимаю, что он обо всем этом знал, с самого начала.

Дайрен тоже хотел занять престол. И собирался использовать меня точно так же! Я понадобилась ему, чтобы бросить вызов Крайену. Уж не знаю, чем моя магия такая особенная, что она вдруг стала нужна им обоим, но… именно магия. Я сама Дайрену не нужна. Он с самого начала планировал использовать меня, чтобы вместе со мной приложить руку к кристаллу. По какой-то причине он на меня реагирует…

Ненавижу Крайена. Но еще больше я ненавижу Дайрена. Он использовал меня. Просто использовал! Притворялся все это время…

Меня затрясло, внутри что-то заклокотало. Наверное, магия… Причем магия разрушения, смешанная с созиданием! Я отчетливо это ощутила, как в темных клубах просвечивают искры созидания. А потом этот коктейль вырвался наружу.

Кажется, постамент с кристаллом устоял, зато Дайрена и Крайена снесло. А еще опали путы, что сдерживали меня. Мое тело вновь принадлежало только мне.

А магия разрушения уже вовсю сотрясала замок, по полу бежали трещины, гости вскакивали со своих мест. Кто-то спешил к выходу, другие создавали щиты, защищаясь от порывов почти бесконтрольной магии.

— Сердечко… — донеслось сквозь гул.

Но я предпочла не обратить внимания. Сейчас мною руководила интуиция. Ведь я видела это много раз. И впервые смогла повторить. Взмахнула рукой, вырисовывая в воздухе сложные линии и вдыхая в узор магию. В пространстве раскрылся портал — глубокий черный провал со всполохами золота.

— Ника, подожди! — Дайрен бросился ко мне, преодолевая, разрывая потоки моей магии, но было уже поздно.

Я шагнула в портал. Не хочу его видеть. Не хочу здесь больше находиться. Плевать куда — главное подальше отсюда!

Однако перенеслась я не так уж далеко. Меня не закинуло в неведомое место, где не ступала еще нога человека. Я всего лишь вернулась в академию. Изумленно осмотрелась, узнавая собственную комнату. И только спустя какое-то время поняла, что в дверь кто-то стучит.

Плохо соображая, что и зачем делаю, открыла дверь.

— Ника! Я почувствовал всплеск твоей магии, — в комнату ворвался Ларион, схватил меня за плечи, с беспокойством заглядывая в лицо. — Все в порядке?

— Нет, не все… не в порядке… — прохрипела я, чувствуя, что язык попросту не слушается, а голос пропадает.

— Ника, да что случилось? Объясни толком…

Я не выдержала. Слезы хлынули из глаз, меня затрясло.

Ларион прижал меня к себе, а я, захлебываясь слезами, рассказывала. Говорила, как Крайен являлся во снах, как поставил непонятную метку и пытался заблокировать магию созидания. Рассказала о коронации, о том, что он использовал меня, чтобы занять трон. О появлении Дайрена, который с моей помощью тоже стал претендентом.

— Ника, успокойся, мы обязательно что-нибудь придумаем… — шептал Ларион, гладя меня по волосам и по спине.

А когда слезы закончились и я все же успокоилась, ощутив полное опустошение, Ларион произнес:

— Я знаю, что нужно делать. Знаю, как тебя защитить. Выходи за меня, Ника. Это единственный шанс спастись от Крайена.

Глава 16

Никогда еще я не чувствовала себя настолько отвратительно. Как выяснилось, магическое подчинение, которое применил ко мне Крайен, всегда в итоге отражалось на физическом состоянии такой вот тотальной разбитостью. Как будто по мне трактором проехались несколько раз. Благо, кресло в комнате Лариона было очень мягкое и удобное, иначе я бы точно сползла на пол, как кусок желе. В довершение картины стоит добавить головную боль, приступы тошноты и ломоту во всем теле. Да даже в ушах гудело так, что я толком ничего не слышала.

Да, Ларион сразу же забрал меня в свои апартаменты. При этом еще и блокировал их усиленной магической защитой, как будто чуть ли не казну собственного королевства так охранял. Впрочем, из его последующего рассказа стало ясно, что я не так уж далека от истины.

— Вот, выпей, — Ларион протянул мне бокал с мутно-зеленой жидкостью, — это восстанавливающее силы зелье, поможет побыстрее прийти в себя. А то иначе такое вот побочное состояние от магии подчинения может затянуться дня на два, а то и больше.

На вкус зелье оказалось абсолютно никаким. Ну или я сейчас так все ощущала. Зато почти сразу хоть шум в ушах немного утих, но при этом тут же дико начало клонить в сон, я едва себя удерживала в сознании.

— Зачем ты меня к себе привел? — спросила я, чтобы сказать хоть что-то. Банально удостовериться, что я вообще могу говорить, а то язык слушался с трудом.

— Ну как зачем, Ника, — тяжело вздохнув, Ларион присел в кресло напротив меня. — Теперь тебе опасно оставаться без охраны. Тем более в твоей комнате.

Интересно, сейчас светлый принц выглядел совсем иначе. Не тем изнеженным любителем красоток и прочих утех, а вполне даже серьезным и ответственным. Хм, надо же, как сегодня окружающие меня люди меняются…

— Ты имеешь в виду, что Крайен может заявиться?

— И Крайен, и Дайрен. Они же теперь равноправные соперники в борьбе за престол Таирима. А ты, Ника, при этом крайне весомый аргумент. И, естественно, на тебя уже началась настоящая охота. Вот потому тебе вообще нельзя оставаться без защиты. От темных можно ожидать любой подлости, да и открытого нападения в том числе. Но ты не волнуйся, я тебя не оставлю, со мной ты можешь ничего не бояться.

— Потому что я тебе тоже зачем-то нужна? — я мрачно усмехнулась.

Ларион снова шумно вздохнул.

— Ника, будем откровенны. Да, ты мне нужна. Очень. Но при этом ты ведь заинтересовала меня с самого начала, ты всегда мне нравилась. Ты же сама знаешь, я выделял тебя среди других девушек. И пусть раньше я рассматривал тебя только как увлечение, но теперь уже все слишком серьезно. И я настаиваю услышать от тебя ответ на мое предложение.

— Предложение? О замужестве? — усомнилась я. — Я думала, это ты либо тупо пошутил, либо вообще бредишь.

— Я серьезен как никогда, — Лариона мои слова все же не обидели. — И я с самыми лучшими помыслами прошу тебя стать моей женой. Ника, поверь, я не собираюсь применять силу, как Крайен, или втираться в доверие, как Дайрен. Я хочу быть с тобой предельно откровенен. Впрочем, я ведь всегда таким был. Никогда не скрывал от тебя, что именно мне нужно, — он на миг улыбнулся, но тут же опять посерьезнел. — Ты как? Помогло зелье?

— Не очень, но слушать я в состоянии. И раз уж речь пошла об откровенности, я хочу знать все.

Он и без уточнений сразу понял, что я имею в виду. Кивнул.

— Хорошо, Ника, я все объясню. Теперь-то и у меня в голове вся мозаика сложилась. Ну а ты имеешь полное право знать все, что тебя касается.

Ларион встал и, неспешно вышагивая по комнате, начал рассказывать:

— Вряд ли ты успела достаточно изучить историю нашего мира, так что я лучше поясню основное. Как ты знаешь, есть два основных типа магии: созидание и разрушение. Изначально они были в гармонии друг с другом, именно это обеспечивало благополучие и мирную жизнь для всех. Но однажды по неизвестным нам причинам священный кристалл, в котором были заключены источники магии, раскололся на две части. Магия созидания и магия разрушения отделились друг от друга. Причем не только, так сказать, магически, но и территориально. Так и появилось два королевства: Таирим и мое. В дальнейшем в каждом из королевств рождались лишь маги одного вида, и с каждым поколением все больше усугублялась пропасть между магиями. Теперь у темных созидания совсем ничтожно мало, ну а у нас, соответственно, столь же мало разрушения. В общем, сложилась та картина, которую ты наблюдаешь сейчас в академии.

— То есть таких магов, как я, больше не существует вообще? — хмуро уточнила я.

— Да, ты одна такая, в ком созидание и разрушение равноценны. И в этом ты ближе нашему миру, чем вообще кто-либо из местных жителей. Понимаешь, у тебя, получается, именно изначальная магия, самая гармоничная и даже идеальная. Правильная магия. Именно такая, какой она и должна быть у каждого…

Немного помолчав, Ларион задумчиво продолжил:

— А ведь после того, как священный кристалл разделился, все в нашем мире потихоньку пошло наперекосяк. И с каждым годом эта дисгармония проявляется все сильнее. Уже даже до природных катаклизмов дошло, землетрясения начали учащаться. И ведь дальше все будет лишь хуже и хуже… — он посмотрел на меня в упор и тихо произнес: — И только ты, Ника, в силах это остановить.

— Мне кажется, ты все-таки бредишь, — мрачно парировала я, хотя от его слов стало совсем уж не по себе. — И каким это образом я могу остановить глобальную магическую катастрофу? Если ты забыл, маг из меня пока толком никакой. К тому же, созидание вообще напрочь блокировано. Так что надеяться, будто именно я сотворю неведомое чудо, по меньшей мере, глупо.

— Зря ты так, Ника, — Ларион с укором покачал головой. — На самом деле, тут все объяснимо. Только твоя изначальная магия может восстановить разрушенный кристалл, тем самым вновь вернув созидание и разрушение в полную гармонию друг с другом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ну допустим, только при чем тут замужество? — что-то мне это казалось очень сомнительным. — Или кристалл нельзя соединить, при этом не став женой одного из принцев? Так, что ли? На это у тебя тоже найдется объяснение?

Ларион смотрел на меня хоть и со все тем же укором, но все же и с пониманием.

— Вот ты сейчас очень расстроена и даже разочарована в другом, но обиду эту вымещаешь на мне. Не время для всех этих мелких обид, понимаешь?

Я отвела глаза. Ну да, он был прав. Но горечь от обмана Дайрена просто точила меня изнутри, и я ничего не могла с ней поделать. Причем с каждым мгновением это мучительное чувство лишь усиливалось, раз за разом воскрешая в памяти все моменты с Дайреном. Моменты, когда прекрасно можно было разглядеть, что он ведет двойную игру, просто использует меня зачем-то. Но я не разглядела. Через призму влюбленности слишком многое воспринимается совсем не так…

— Извини, Ларион, я не хотела на тебе срываться, — тихо произнесла я. — Просто настроение сейчас такое. Да и ситуация…

— В том-то и дело, Ника, что в этой ситуации необходимо принимать меры, и очень срочно, — встав с кресла, Ларион немного нервно вышагивал по комнате. — И я готов быть с тобой предельно честным. Да, твое замужество не играет никакой роли в спасении нашего медленно разрушающегося мира. Но я в свою очередь, как дальновидный правитель, не могу упустить такой возможности. Ника, ты просто пойми, либо ты станешь моей женой, либо до тебя доберется один из темных.

— Но смысл? — я в упор не понимала.

— А смысл тут простой. Тот, кто соединит кристалл, получит главенство над вновь объединенным миром. И либо это буду я, либо Крайен или Дайрен — разница между ними невелика. К тому же, союз с тобой гарантирует, что наследники будут рождаться уже с двумя видами магии. Так что тут не придется ждать поколениями, пока магия сама собой придет в окончательное равновесие.

Немного помолчав, Ларион продолжил:

— Я понимаю, с твоей стороны мое поведение выглядит расчетливым, корыстным и даже подлым. И что, по сути, я тебя лишь использую, чтобы утвердиться в единоличной власти. Но ты учитывай, пожалуйста, при этом, что я готов нести ответственность за свои поступки. Я стану для тебя заботливым и внимательным мужем, мы вполне можем создать счастливый союз. Для сравнения представь, что с тобой будет, если ты достанешься одну из темных. Для них ты уж точно лишь средство захвата власти, после чего станешь лишь ненужной использованной вещью, от которой не жалко избавиться. Подумай, Ника. Ты ведь далеко не глупа.

— Толку думать, если все уже за меня решили, — от собственного бессилия стало совсем тошно.

— Вовсе нет, — Ларион смотрел на меня очень серьезно, — право выбора за тобой. Я не такой, как те двое, я не собираюсь тебя обманывать или применять силу. Ты сама решишь, принять мое предложение или же стать добычей претендентов на престол Таирима. Вот только ответ нужен как можно скорее. Ты же сама понимаешь, Крайен и Дайрен медлить не станут, они вот-вот тебя найдут.

— Ну а почему просто нельзя мне соединить кристалл, а дальше вы уж сами друг с другом разбирайтесь? — я все же отчаянно пыталась найти лазейку.

— Ника, ты главный смысл упускаешь. Единым правителем станет тот, кто соединит кристалл. Сделаешь это одна, то теоретически им должна стать ты. Но тогда тебя сразу убьют. Иномирянке никто не позволит возглавлять всех. Так что все должно происходить так, как ты про церемонию рассказала: якобы соединить кристалл вдвоем, вместе с мужем. Вот тогда все будет идеально. И мир спасен, и магия объединена, и страны вновь едины.

— И ты на престоле, — зло добавила я.

— Да, я, — Ларион и не отрицал. — Но либо я, либо Крайен, либо Дайрен. Кому ты отдашь предпочтение? Вариант «никому», сама понимаешь, не предусмотрен. И, кстати, Ника, на принятие решения у тебя есть лишь несколько минут.

Вот каково это: сделать выбор, когда у тебя вовсе нет этого выбора? Пусть я понимала, что Ларион — просто меньшее из зол, да и он хоть честен со мной, но как же не хотелось вот так вот враз навек привязывать себя к нему… Может, конечно, это пока тошно, но вдруг со временем на волне разочарования влюбленность в Дайрена пройдет, и мы с Ларионом и вправду сможем вполне создать семью. Но вот конкретно сейчас мне аж хотелось кричать: «Нет!» Да только какие перспективы? Жестокий Крайен? Использовавший меня подлец Дайрен? Нет, ну почему я так опрометчиво не задумывалась о том, какой он на самом деле?! Почему не стала выяснять, какие он там подколодные интриги плетет?.. Просто потому что влюбилась. Влюбилась и не хотела ничем это чувство омрачать. И вот, пожалуйста, все то, на что я закрывала глаза, теперь свалилось на меня скопом. Все. Тупик. Выхода нет.

— Ника? — Ларион выжидающе смотрел на меня.

Я тяжело вздохнула. Никак не смогла себя заставить это озвучить, просто кивнула.

Он не торжествовал, даже не улыбнулся, так и оставался предельно серьезен.

— Я распоряжусь насчет немедленной свадебной церемонии.

Через созданный Ларионом золотистый портал мы оказались в просторном зале с мраморными колоннами. Судя по царящей роскоши, это точно был королевский дворец.

— Так, Ника, времени у нас немного. Конечно, сюда для темных попасть крайне проблематично, но все же не невозможно. Сейчас представлю тебя отцу, и сразу же будем готовиться к церемонии.

Вопреки моим ожиданиям, король не сидел на троне, мы вообще нашли его в небольшом кабинете, заставленном стеллажами с книгами. Седой мужчина выглядел очень величественно даже без короны и мантии. Сходство с Ларионом угадывалось сразу, но все же его отец казался куда более мудрым и рассудительным.

Я спешно поклонилась, а Ларион произнес:

— Отец, ты наверняка уже в курсе, что произошло в Таириме во время церемонии избрания наследника престола…

— Так это и есть именно та девушка? — перебил Его Величество, внимательно вглядываясь в меня.

— Да, это Вероника. И мы…

Но король снова перебил:

— Я уже понял, идите. Но все равно знай: я твоих методов не одобряю.

— Мне пришлось, — Ларион помрачнел.

Я одна не понимаю, что вообще тут происходит?

Его Величество махнул рукой, уже одним этим жестом выражая, что аудиенция закончена. Ларион тут же схватил меня под локоть и вывел в коридор.

— Ты ничего не хочешь мне объяснить? — хмуро спросила я.

— Ничего. Пойдем, нам нужно спешить.

— Погоди… — меня враз осенило. — Что-то было в том зелье, которое ты дал мне выпить? Именно на это сейчас намекнул твой отец?

— Ника, давай без истерик, — Ларион мученически закатил глаза. — В том зелье не было ничего такого, что не пошло бы тебе на пользу.

— Ларион! — я выдернула свою руку из его крепкой хватки, даже на несколько шагов отошла. — Объясни сейчас же!

Он вздохнул, всем своим видом демонстрируя, как ему бедному тяжело приходится.

— Ну ладно-ладно, — все же снизошел до объяснений. — В том укрепляющем силы зелье было добавлено немного другого зелья. Исключительно с благородной целью помочь тебе принять правильное решение. И не нужно так на меня смотреть, Ника. Лично я не вижу в этом ничего такого предосудительного. Чуточку полезной сговорчивости еще никому не помешало.

Так это что же получается? Он… Но я даже никак среагировать не успела, глаза Лариона блеснули, и тут же мои мысли заволокло как туманом.

— Я не сделал ничего плохого, Ника, — светлый принц словно бы и самому себе пытался это доказать. — Я просто помог тебе сделать правильный выбор. Я спасаю тебя, понимаешь? Сама бы ты слишком долго колебалась, а времени у нас и так крайне мало. Не волнуйся, до завтра действие зелья все равно пройдет, а к тому моменту ты уже будешь моей женой и принцессой, так что уже никто не посмеет на тебя посягать. Идем.

Ларион привел меня в роскошную спальню и оставил там одну. Но мое одиночество было совсем недолгим. Тут же нагрянули служанки, где-то смогли отыскать совершенно новое роскошное белое платье, идеально подходящее мне по размеру. А я даже толком среагировать на это не могла. Послушно переодевалась, позволяла приводить себя в порядок. Вскоре отражение в зеркале мне демонстрировало настоящую невесту. Красивую, в шикарном платье с золотистой вышивкой и россыпью мерцающих драгоценных камней. Вот только все портили совершенно равнодушное выражение лица и пустота в глазах. Вот просто как неживая кукла.

Но пусть я не могла ничего сделать, зато мысли в голове крутились лихорадочным хороводом. Все-таки Ларион уж точно недалеко от того же Крайена ушел! Сам не чурается точно таких же гадких методов! Ну да, нельзя же упустить уникальный шанс стать единовластным правителем! Ну а я — это так, лишь средство достижения цели. На мои чувства и стремления уж точно наплевать.

Служанки ушли, и вскоре за мной явился сам Ларион. Принц был в парадном камзоле, светло-голубая ткань будто бы даже немного мерцала. Как и узкая корона на голове. Вот сейчас наши сокурсницы с факультета Магии любви визжали бы от восторга. Любая из них отдала бы все на свете, только лишь бы оказаться на моем месте.

Ларион внимательно и очень неспешно оглядел меня с головы до ног.

— Вот теперь ты на своем месте, Ника, — чуть странно произнес он. — Ты выглядишь так, как должна выглядеть. Настоящая принцесса. Надеюсь, ты и сама сейчас это понимаешь. Но даже если и нет, я не сомневаюсь, ты потом поймешь, насколько правильно я поступил. Ведь я спасаю не только магический мир, но и тебя саму. Пусть и приходится идти на сделку с собственной совестью.

Он взял меня за руку.

— Пойдем. Для нашей свадебной церемонии уже все готово.

Ларион привел меня в торжественный зал. Интересно, точно такой же, как и во дворце Крайена, где проходила церемония, только здесь преобладали бело-голубые цвета. И кристалл на постаменте умиротворенно сиял золотым светом. Тут же, как волной по телу, прошло странное чувство. Кристалл, сила, заключенная в нем, словно бы звала меня… Я даже вмиг отрешилась от собственных мыслей и происходящего сейчас, настолько явственно накатило: созидание не может без разрушения, ровно как и разрушение без созидания… Давно пора положить конец расколу этих сил… И ведь вправду это могу сделать только я… Но какой ценой?

Ни гостей, ни священника здесь не было. Только мы с Ларионом вдвоем. Наверное, это будут магические узы, которые уже не разрушить. И зачем гости, зачем свидетели, если выбор кристалла уже не сможет оспорить никто? Нас свяжет и сделает правителями сама магия.

Не знаю, подействовало ли так внушение Лариона, однако на какой-то миг все мои переживания отступили. Показалось, будто все происходит именно так, как и должно быть. Все правильно, все… предрешено? Я должна была здесь оказаться. Я действительно на своем месте. Для того чтобы объединить созидание и разрушение, возродить магию, дать миру еще один шанс. Разве имеют значение мои собственные чувства, когда ставки столь высоки?

— Пойдем, — Ларион взял меня за руку и подвел к кристаллу, от которого исходила мощная сила созидания, она буквально в воздухе витала, наполняла собою зал.

Мы поднялись к постаменту. Не отпуская моей руки, Ларион протянул наши ладони над кристаллом. Я тут же ощутила, как по коже забегали теплые иголочки. Свечение усилилось, в воздухе запорхали золотистые искорки.

— Я, Ларион эрт Виаль, кронпринц Миритана…

— И просто ушлый гад, который ни на что не годен, кроме как пудрить девушке мозги при помощи магии… — прозвучало насмешливое.

Ларион отдернул наши руки от кристалла, выпустил мою ладонь из пальцев. Мы одновременно повернулись к выходу из зала. У распахнутых дверей стоял Дайрен и насмешливо улыбался.

Ну конечно. Он умеет пудрить девушкам мозги без всякой магии. Достойный уровень!

— Убирайся, Дайрен. Тебе нельзя здесь находиться, — холодно сказал Ларион. — Магам разрушения не место рядом с кристаллом созидания.

— Да неужели? — усмехнулся Дайрен и расслабленным шагом, как-то даже вальяжно направился к нам. — Кто сказал, что это кристалл созидания?

— А что же это, по-твоему?

— Это половина Кристалла Единения. Логично, правда? Даже название на единение двух видов магии намекает. Да ты и сам прекрасно знаешь. Ты ведь собирался объединить разрушение и созидание.

— Допустим, я знаю, — недобро прищурился Ларион. — Но я — принц. У меня есть доступ к древнему архиву. Но откуда об этом известно тебе, а, Дайрен? Даже Крайен не понимает, как важно объединение магии. Так глупо собирался использовать Нику для усиления разрушения. Всего лишь. Когда нужно было думать о благополучии нашего мира, о том, чтобы восстановить магию, объединить созидание и разрушение. Но этим, наверное, мы, светлые, отличаемся от темных. Так откуда об объединении знаешь ты?

— Все просто, Ларион, — Дайрен остановился в нескольких метрах от постамента. — Крайен не должен был занять трон Таирима. Кристалл выбрал меня. Я почувствовал это, когда поступил в академию и прикоснулся к осколку.

— А Крайен понял, что кристалл выбирает другого, и нашел Нику, чтобы чаша весов склонилась в его сторону, — понятливо добавил принц.

Так вот, оказывается, кто виноват в моем появлении здесь. Крайен. Он задумывал использовать меня с самого начала. Это он нашел меня, он отдал приказ о зачислении. Готовил для себя. Для своего вступления на трон. Вот только… Крайен говорил, что ему нужна магия разрушения во мне. Значит, о единении созидания и разрушения он не помышлял. Зато об этом прекрасно додумались Ларион и Дайрен. Все хотят меня использовать. Все! Только каждый по-своему.

— Уходи, Дайрен. Ника сделала свой выбор.

— Правда? Уверен? А может, спросим саму Нику? Но только прекрати для начала на нее воздействовать магией. Или боишься, что иначе Ника за тобой не пойдет? А вернее, вместе с тобой, на трон.

— Не боюсь, — Ларион недобро улыбнулся. — Спрашивай, если тебе так хочется услышать ответ Ники.

В тот же миг я ощутила, что давление прекратилось. Больше ничто не пыталось подчинить меня — я снова принадлежала самой себе.

Ларион выслушал мой рассказ о произошедшем на коронации Крайена. Он знал, что я чувствую. Знал, что отвечу Дайрену. А в нужный момент снова можно будет меня подчинить, верно? Ведь это так легко — заставить меня делать то, что нужно ему! Просто дернуть за нужную ниточку, чтобы не вздумала глупой истерикой и никому не нужными желаниями испортить такой хороший план по восхождению на трон.

— Сердечко, послушай…

— Не называй меня так.

— Хорошо. Ника, — Дайрен сделал еще один шаг, приближаясь ко мне.

Заглянул в глаза. И от этого его взгляда сжалось сердце, с болью защемило. Как же… как сложно отталкивать его, говорить «нет» даже сейчас, когда я знаю, что Дайрен меня лишь подло использовал. А вот смотрю в его глаза — и что-то внутри замирает. Хочется расплакаться, потянуться к нему, обнять… Нельзя! Не позволю превратить меня в полезную вещь. Только не Дайрену. Ларион хотя бы сразу был честен.

— Ника, я понимаю, как все выглядит со стороны. Но позволь объяснить. Да, я знал, для чего тебя переместили в наш мир и зачислили в академию. Догадался, когда увидел метку Крайена. Его намеренья понял, когда увидел, что метка подталкивает к развитию только одну магию — разрушение. Но я не собирался тебя использовать. Сначала ты меня просто заинтересовала. Потом, когда я узнавал тебя лучше, ты все сильнее мне нравилась. Мне не нужно использовать тебя. Кристалл Единения сам призвал меня, он выбрал меня для восхождения на трон. Выбрал, понимаешь? У меня нет нужды, как у Крайена, тащить тебя к кристаллу против воли. Я и без тебя могу доказать свое право.

— Тогда что тебе нужно, Дайрен? — спросила я без каких-либо эмоций в голосе. Хотя внутри хотелось кричать от боли. Не верю. Просто не верю ему! Он ведь мог рассказать. Мог предупредить. Но молчал. И играл свою роль.

— Я хочу, Ника, чтобы ты поверила мне, — Дайрен спокойно смотрел мне в глаза. Так искренне, так… пронзительно. И все же я не могла поверить. — Не выходи замуж за Лариона.

— Почему ты не рассказал мне раньше? Почему только сейчас? Конечно! Теперь, когда я обо всем узнала, нет смысла скрывать. Теперь ты пытаешься как-то оправдаться. Так почему нельзя было рассказать обо всем раньше?

— Я должен был рассказать все сразу. Но не решался, просто не знал, как это сделать. Не хотел тебя напугать.

— Конечно, для меня гораздо лучше было обухом по голове узнать обо всем на коронации.

— Согласен, я ошибся. Я идиот. Нужно было раньше, я ведь догадывался, что на коронацию Крайен не пойдет без тебя. Но поверь мне сейчас. Ты не обязана выходить замуж ни за Крайена, ни за Лариона. Не обрекай себя на несчастье.

— Ты так уверен, будто знаешь, что мне нужно для счастья?

— Я…

И тут в зал ворвался поток магии разрушения, сбивая Дайрена с ног, отбрасывая от меня с такой силой, что впечатало в стену. Ларион изумленно вздрогнул, попытался атаковать. Не успел. Потому что мое горло словно стальным обручем стиснуло. Крепко схватив, Крайен прижал меня к своему телу.

— Ларион, ты меня не волнуешь, — прозвучал голос принца у меня над плечом. — Можешь выйти, пока мы разговариваем. А ты, Дайрен… ты должен отказаться от притязаний на трон. Иначе я убью Нику.

Мелькнула нелепая мысль: «Крайен явно что-то не понимает. Мог бы, со мной-то, весь мир захватить, если б блокировку с магии созидания снял. А он все одно талдычит про свой Таирим. Мелко как-то получается».

Дайрен поднялся с пола, отряхнул от пыли камзол.

— Не горячись, Крайен. Если ты убьешь Нику, то на трон уже не взойдешь. Кристалл не примет тебя. Ты сам прекрасно это знаешь. Ника нужна тебе живой.

Дайрен сделал шаг, но Крайен тут же стиснул мое горло с такой силой, что в глазах потемнело. Если честно, я бы не удивилась, если бы услышала, как ломается шея.

— Не подходи! Еще один шаг — и я ее убью.

— Хорошо, давай поговорим, — сказал Дайрен останавливаясь. — Ты ведь понимаешь…

Дальнейшие его слова заглушил шелест. Это Ларион попытался атаковать, но магия созидания так и не успела оформиться в сложное заклинание. Сырая, но невероятно мощная сила разрушения накрыла его. Я испугалась. Несмотря на то, как Ларион со мной поступил, все равно испугалась за него! Потому что казалось, что все — магия разрушения сотрет его в пыль, не оставит ничего. Однако после того как поток магии разрушения прекратился, взору предстал лежащий на полу принц, весь израненный, в разодранной и заляпанной кровью одежде. Густая лужа крови медленно растекалась по полу под ним.

Я бы закричала, если б могла. Но из горла, крепко стиснутого пальцами Крайена, вырвался только болезненный хрип.

— Откажись от престола! Прямо сейчас. Поклянись, — повелел принц.

Мы встретились с Дайреном взглядом. Напряжение, беспокойство и что-то еще промелькнуло в его глазах.

Дайрен говорил, что я ему не нужна для восхождения на трон, если кристалл сам выбрал его. Значит, он не обязан меня спасать. Значит…

— Хорошо, — произнес Дайрен, когда воздух от напряжения уже буквально искрил. — Я не буду бороться с тобой за трон. Отпусти Нику, Крайен.

— Отпускаю, — хмыкнул тот, отталкивая меня.

В тот же миг меня сковало нитями магии разрушения. Я снова не могла пошевелиться, снова не управляла своим телом. Безвольной куклой рухнула на пол, больно ударившись боком. А Крайен сорвался со своего места и бросился к Дайрену, вместе с тем обрушивая на него волну магии.

— Не понимаю, почему ты! Почему кристалл выбрал тебя? Я сильнее! И докажу это! — прорычал Крайен атакуя.

Взметнулась ответная магия, два потока схлестнулись. Содрогнулся замок, по полу побежали трещины, задрожали стены. Гул нарастал, а потоки магии бились друг о друга, ударялись с бешеной силой в попытке смять, уничтожить противника.

Я отчаянно пыталась хоть что-то предпринять. Валялась на полу и даже пошевелиться не могла, но не бросала попыток. Внутри я билась, дергалась, извивалась. Но пока только в собственных мыслях.

Неужели я на самом деле небезразлична Дайрену? Ведь он мог бросить меня, мог все равно претендовать на трон, наплевав на угрозы. Не ушел, не бросил. Сказал, что отказывается…

Или он врал, когда говорил, что может взойти на трон без меня? Ведь мог же соврать!

Я разозлилась. Да что ж такое! Сильные мира сего выясняют отношения, борются за трон, а меня бросают из стороны в сторону, как какую-то вещь. Захотели — и заставили делать то, что нужно им. Чтобы не рыпалась и планы не портила! Как легко это у них получается: взял и подчинил волю, принуждая, управляя моим телом или обездвиживая, чтобы не мешалась, пока они друг с другом разбираются.

А я в очередной раз не могу ничего с этим поделать? Крайен — принц, взрослый мужчина, опытный маг, уже давно вошедший в полную силу. Как мне рассказывали, самый сильный маг разрушения во всем Таириме, да и в мире. Как с ним бороться, если я — всего лишь первокурсница? Да несколько недель назад я о существовании магии даже не подозревала! Но стоило здесь появиться, как меня закрутил водоворот событий. Интриги, подставы. Меня используют снова и снова, магией закрывая рот и лишая возможности управлять собственным телом.

Нет, я не собираюсь сдаваться! Хватит. Во мне есть магия созидания и разрушения. Я уникальный маг. Та, кто может спасти этот мир. По крайней мере, так уверял Ларион. Тогда почему я, как беспомощная кукла, валяюсь сейчас на полу и даже не могу перебороть сковавшее тело заклинание?!

Где эта хваленая уникальная магия, которая так нужна?!

Что-то привлекло мое внимание. Во тьме бушующего разрушения, где уже ничего не разобрать, внезапно что-то засветилось. Точно, кристалл! Половинка Кристалла Единения…

И тут меня внезапно осенило. Да, я первокурсница. Да, Крайен — самый сильный маг разрушения, сильнее него нет никого. В разрушении. А во мне есть и созидание, и разрушение. Именно этим я уникальна, именно в этом моя сила. Потому что во мне есть обе магии. И если моей силы разрушения не хватает, чтобы справиться с магией Крайена, то нужно объединить разрушение с созиданием. Ведь именно так я избавилась от влияния принца во время попытки его короновать. Именно в этом мое спасение и мое преимущество.

Оставалось только закрыть глаза и обратиться внутрь себя, найти источник созидания. Яркое, золотистое тепло с готовностью откликнулось на зов. Сначала пала блокировка, не позволявшая мне обращаться к созиданию. А ведь нужно было всего лишь расслабиться и позвать. Позвать, почувствовав, что созидание — такая же часть меня, как и разрушение. Неотъемлемая часть, и вместе мы едины. Все трое: я, созидание и разрушение.

Магия разрушения тоже не осталась в стороне. Буквально взорвалась, рассыпаясь черными брызгами и перемешиваясь с созиданием в единый, неразрывный поток. И весь этот коктейль устремился на свободу, срывая с меня оковы Крайена, что не позволяли пошевелиться.

В зале творился самый настоящий хаос. Волны магии разрушения гудели, бушевали, с грохотом выламывали стены замка и плиты из пола. С потолка тоже сыпались целые куски, но до пола не долетали, потому как волны расходящейся повсюду магии разрушения растирали их в пыль.

Но светлое, чистое сияние кристалла пробивалось сквозь напряженную, агрессивную тьму разрушения. Звало и манило. Поднявшись на ноги, я шагнула к постаменту.

И тут внезапно все прекратилось. Последняя волна разрушения рассеялась, являя взору происходящее. Дайрен покачнулся, неверяще глядя прямо перед собой. Его грудь, от самого плеча и до пояса, рассекала, проходя наискось, чудовищная, глубокая рана. На губы выступила кровь. Захрипев, Дайрен рухнул на пол, а Крайен торжественно провозгласил:

— Я сильнее! Я достоин взойти на трон Таирима! А ты — щенок. И ты за это должен заплатить.

С моих губ сорвался немой крик. Голос просто куда-то пропал, зато боль и ужас наполнили до краев. Не отводя взгляда от умирающего Дайрена, я протянула руку к кристаллу и накрыла его ладонью.

Я как будто перестала существовать. Осталась только крохотная искра моего разума, перед которым замелькали картины.

…Красивый, сильный мужчина держит в руках Кристалл Единения. Именно такой, каким он должен быть: одна половина светлая, издающая золотистое сияние, вторая — темная, мерцающая таящейся в глубинах чернотой…

…Крик женщины и рождение двух младенцев. Близнецы. Радость, родительское счастье…

…Две люльки. Две силы. В одном ребенке — созидание. В другом — разрушение…

…Братья подрастают, их силы тоже растут…

…Смерть короля. Убитые горем братья, слезы, скорбь и печаль…

..Искаженные злобой лица, вражда, кровь, война…

…Раскол. В какой-то момент вражды и злости становится так много, что кристалл раскалывается на две половинки: черную и золотистую. Два брата с одинаковыми лицами, но каждый забирает лишь свою половину…

…Королевство тоже раскалывается на две части. Братья все дальше друг от друга, созидание и разрушение уже не едины…

Как в ускоренной съемке проносятся кадры и сменяются картинки одна за другой: идут года, все меняется, магия разрушения и созидания все сильнее отдаляются друг от друга. В Таириме остается только разрушение, новые дети рождаются уже почти без созидания. В Миритане не остается магов со способностями к разрушению. Полный раскол, и мир начинает гибнуть. Катаклизмы, бесконтрольная магия — все это разрывает мир, уничтожает…

Картинки внезапно разлетелись на осколки, как разбитая мозаика. Я снова почувствовала себя, вернулось ощущение пространства.

Теперь я парила в невесомости, сжимая в руках кристалл Созидания. А сквозь это пространство ко мне устремился кристалл Разрушения. Черная точка приближалась, с каждым мигом все быстрее. Я протянула руку, поймала на ладонь его — черный кристалл. И сделала то, что должна была, то, ради чего оказалась в этом мире. Сложила две половинки воедино. Магия созидания и разрушения взревела, взметнулась двумя потоками, переплетаясь, объединяясь. Чувства были столь яркими, столь ошеломительными, что меня буквально вытолкнуло из странного пространства, где не было больше ничего, кроме меня и кристаллов.

Я пошатнулась, однако на ногах устояла.

— Ника, что ты наделала… — выдохнул Крайен, потрясенно глядя на меня. Вернее, на Кристалл Единения в моих руках.

Я не сочла нужным отвечать. Я вообще на него больше не смотрела — бросилась к Дайрену. Крайен попытался что-то предпринять, но я лишь отмахнулась. Кажется, отмахнулась неслабо. Ощутила, как магия разрушения вырвалась из меня и, подпитанная силой кристалла, буквально смела жалкую попытку Крайена защититься. Естественно, вместе с Крайеном. И со стеной. И половиной замка. Как только не рухнул?

Защиту, которую установил Крайен, чтобы никто посторонний не смог проникнуть в зал, тоже снесло.

Все эти мысли промчались мимолетно. Я не замечала больше ничего, кроме Дайрена. Весь мир сузился, скукожился до его одного.

Упав перед ним на колени, больно обдирая коленки и даже почти не замечая этого, перевернула Дайрена на спину.

— Дайрен… Дайрен, пожалуйста, очнись…

Он лежал с закрытыми глазами. Без сознания? Или?..

С ужасом приложила пальцы к шее, нащупывая пульс. Кажется, уловила, рваный, затихающий…

— Дайрен! Да очнись же!

Слезы хлынули градом. Это только в книгах да в фильмах для красоты момента показывают, как герой, умирая, успевает сказать важные слова и читает монолог на полчаса. В жизни все оказалось иначе. Страшнее, безнадежнее. Дайрен уже был без сознания, только веки слабо подрагивали. Лицо бледнело буквально на глазах, изо рта струилась кровь. Я чувствовала, как жизнь уходит из него, ускользает, просачивается сквозь мои пальцы, которыми я беспорядочно провожу по его телу, лихорадочно касаясь обрывков одежды, рук, лица.

— Дайрен, не умирай, пожалуйста… Я прощаю тебя, слышишь? Прощаю, больше не злюсь. Не важно, что ты не рассказал мне. Не важно, как ты поступил. Ты был искренен, теперь я это знаю. Ты не хотел ничего плохого, не использовал… Это все ерунда, Дайрен, просто вернись… Я… я люблю тебя, пожалуйста, вернись ко мне…

Горло сдавливали рыдания, из-за слез все плыло перед глазами. Нет, пожалуйста, я этого не переживу, только не Дайрен…

И тут рядом что-то сверкнуло. Я вздрогнула, перевела непонимающий взгляд на пол рядом со мной. Это кристалл. Я ведь положила его подле себя, когда вцепилась в Дайрена. Сама не заметила.

Кристалл! Я ощутила исходящую от него силу, и эта сила потянулась ко мне. А я потянулась ей навстречу. К единственной своей надежде.

Дальше действовала как в тумане. Снова взяла в руку кристалл. Почувствовала, как он наполняет меня своей силой: и разрушением, и созиданием. Смешала его поддержку, его магию со своей. И направила к Дайрену. Тело выгнулось, Дайрен захрипел. Я испуганно вцепилась в его плечо свободной рукой, удерживая у себя на коленях, однако не остановилась — продолжала вливать магию. Вливала и вливала, пока не почувствовала, что силы на исходе.

Еще немного, еще совсем чуть-чуть…

Кажется, я повалилась на пол рядом с Дайреном. Из оставшихся сил держалась на краю сознания. Нужно проверить, нужно убедиться…

— Сердечко? Ты чего это развалилась? — раздался возле уха слабый голос Дайрена. — А кто же нас до кровати дотащит? Этот доходяга Лар?..

Жив. Дайрен жив! У меня получилось.

Блаженно улыбнувшись, с пониманием, что теперь все обязательно будет хорошо, я потеряла сознание.

Эпилог

— Сердечко, проснись…

— М-м-м? — честно говоря, делать этого совсем не хотелось. Накануне слишком долго тренировались в магии, а теперь опять ранний подъем.

Я перевернулась на бок и попыталась натянуть на голову одеяло, но кое-кто не позволил. Стянув одеяло до самой талии, Дайрен развернул меня на спину и навис сверху.

— Ну, что мне сделать, чтобы ты проснулась? Пощекотать? А может, зацеловать?!

И набросился на меня с тем и с другим, одновременно целуя лицо, куда попадет, и щекоча. Я со смехом извивалась и брыкалась. Даже пыталась отползти куда-нибудь подальше — кровать у нас после магического объединения комнат приобрела неприлично большие размеры. Если против поцелуев я, в принципе, ничего не имела, то щекотка… ааа, с детства боялась щекотки!

Сон, конечно, как рукой сняло.

А после того, как устали дурачиться, мы еще какое-то время валялись в постели. Нацеловались вдоволь. Хотя нет. Наверное, мне никогда не хватит поцелуев и прикосновений Дайрена. Всегда будет мало. Жаль, несмотря на то, что он разбудил меня раньше, времени все равно оставалось не очень много. Нужно собираться на занятия.

Да, несмотря на то, что я объединила две половинки кристалла, а Дайрен этим самым кристаллом до сих пор признается самым подходящим правителем, мы все равно учимся в Академии Мечты и пять дней в неделю встаем ни свет ни заря, чтобы пойти на занятия.

В столовую всегда теперь ходим вместе. Поначалу девчонки, от высших курсов и до первых, смотрели на меня, как на врага народа, и явно замышляли пакости, пару раз даже до действий дошло. Но потом, когда слухи о произошедшем в день так и не состоявшейся коронации Крайена добрели до академии, все до единой успокоились. Больше никто не решался даже глянуть на меня как-то не так.

Дайрен не взошел на трон. Пока. Решил, что сначала мы оба с ним академию закончим, а потом уж разберемся со свалившимися на нас обязанностями. Почему оба? Ну, наверное, потому что, очнувшись после ранения и весьма удачного исцеления, Дайрен все же признался мне в любви и пообещал, что постарается больше ничего от меня не скрывать. А может, потому что мы теперь магически связаны. Об этом нам Ларион сообщил, который тоже достаточно быстро оправился — не так уж сильно ему от Крайена досталось. Ворвался на наш совместный завтрак, когда мы только в кроватях отлежались, и заявил, что видит магическую связь. Это кристалл постарался, когда я Дайрена исцеляла.

Как мне потом разъяснили, так бывает иногда. Не зря Ларион привел меня к кристаллу — узы правящей четы скрепляются магией кристалла. В нашем случае получилось несколько иначе, поскольку мы все же не короновались. Не супружеские узы пока, но что-то вроде благословения.

Так что никуда мы с Дайреном теперь друг от друга не денемся. Да и не хотим, если честно. Я верю в искренность его чувств. Видела это по глазам, когда Дайрен отказывался от трона, чтобы защитить меня. Но мы сочли это обещание недействительным. Дайрен там очень хорошо сказал, что не будет бороться с Крайеном за трон. А боролся за меня, зато теперь Крайен на пути не стоит. В конце концов, Дайрена выбрал сам кристалл. Его и меня. Нас двоих, чтобы править вновь единым королевством. Но мне страшно. Даже думать об этом не хочу. Дайте сначала в академии доучиться! А дальше будет видно. Не представляю себя в качестве королевы мира. Жуть, как страшно звучит!

Ну а пока мы учимся и заодно осваиваем должность хранителей магии. Придуманная, на самом деле, должность, поскольку раньше такого не было — чтобы те, кто поддерживает магию и гарантирует ее стабильность в мире, не являлись правителями. Но на троне пока сидят прежние короли. Согласились подождать, пока мы закончим академию.

Крайена мы пока лишили магии. Уж очень он не хотел сдаваться и даже пытался еще после драки кулаками помахать. Тогда-то мы и обнаружили новые способности. Например, вот магию легко можем отобрать у того, кто, по нашему мнению, этой магии недостоин. Ларион тоже, кстати говоря, очень расстроился. Вроде как принц по рождению, всю жизнь готовился занять трон. Но что уж поделать. Я верю, что он еще найдет себя. К тому же, отбоя от девчонок по-прежнему нет. Дайрен-то занят, причем надежно!

Быстро собравшись, мы уже хотели отправляться в столовую, но тут Дайрен внезапно замер.

— Что такое? — насторожилась я.

Прислушавшись к чему-то, Дайрен качнул головой.

— Да что за ерунда. Опять отцу Лара что-то понадобилось.

— Магический вызов? — догадалась я.

— Да. Просил заскочить к нему ненадолго. Сказал, пару магических вопросов нужно решить.

— Поди опять будет ныть, что стар и устал, а молодым пора взяться за дело и отправить его уже на покой.

— Вполне возможно, — хмыкнул Дайрен.

— Но хотя бы не сейчас? До окончания пар подождет?

— Срочно, Ника. Срочно. Мы же с тобой хранители магии, или кто?

— А пары? Да преподы меня сожрут!

— Подавятся, — расхохотался Дайрен и увлек меня в портал.

Я такие, кстати, тоже почти научилась открывать. Совсем еще немного осталось потренироваться, чтобы нас случайно не разорвало при попытке перейти из одной точки в другую. Ну а пока пользуюсь услугами Дайрена. Он даже на Землю пару раз меня сводил, чтобы я могла увидеться с родными. Теперь открыть портал между мирами для него не составляет никаких трудов — магия кристалла помогает.

Конец.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог