КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391471 томов
Объем библиотеки - 502 Гб.
Всего авторов - 164397
Пользователей - 88970

Впечатления

Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Корн: Дворец для любимой (Фэнтези)

домучил и с удовольствием удалил.автору видно лень разрабатывать сюжетные ходы и посему его герой постоянно попадает в плен.в каждой книге его похищают и пленяют.блин,да его или убили бы уже давно,или поумнел бы.собственно вся серия посредственна и скучновата,достоинство у нее одно - она длинная.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Я калечу, но я же и лечу! [СИ] (fb2)

- Я калечу, но я же и лечу! [СИ] 1388K, 420с. (скачать fb2) - Alex31

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Alex31 Я КАЛЕЧУ, НО Я ЖЕ И ЛЕЧУ!

Пролог

Владимир Волков.


Хотим мы того или нет, но все мы часто задумываемся про смысл своей жизни. Хороша она или же плоха, и от чего это зависит?

Что главное в жизни?

В чём её суть?

Думаю, таких вопросов множество, и приходят они на ум не мне одному. Подобные задачи всегда занимали величайшие умы человечества. Ведь афоризмы и фразы знаменитых философов, писателей и ученых, что они выдали в свет, являются ответами на множество самых непростых вопросов и кладезем житейской мудрости. А если затрагивается такая тема про жизнь со смыслом, то от такой солидной помощи лучше не отказываться.

Я частенько задумываюсь над смыслом своей жизни. И, наверное, от того, что я попросту не знаю, за что хвататься и что делать?

Есть одна фраза, которая мне, наверное, должна стать неким советом или же инструкцией в жизни, чтобы я начал свою никчёмную жизнь хоть как-то налаживать. Но особо я ею не пользуюсь, а звучит она так: «Определить свою цель — это как найти Полярную звезду. Она станет для вас ориентиром, если вы ненароком собьётесь с пути» — Маршалл Димок.

Мужик вроде и правильно сказал о «Полярной звезде», то есть ориентир, на который ты должен идти на протяжении если не всей своей жизни, то хотя бы её части.

Но я не такой, только и умею, что играть в разные компьютерные игры, читать книги в жанре фэнтези, научной фантастики и альтернативной истории, ну и ещё аниме с кинопродукцией от Марвел или же ДС баловаться. Вот и всё!

А ведь мне уже четырнадцать лет от роду. Зовут меня Владимир Волков, учусь в восьмом классе обычной школы, у которой циферка № 3 есть на табличке, нашего маленького городишки под названием Николаевск, районный центр нашего опять-таки маленького, но очень гордого района. А ведь население еле-еле перевалило за тридцать тысяч человек. Провинция, причём относительно глухая и дальняя.

Живёт этот городок за счёт одного кирпичного завода, швейной фабрики, двух пилорам и ещё двух рынков.

Живу я вдвоём с дедом. Он уже пенсионер, у него семь десятков лет за плечами, но он пошёл работать, только уже сторожем в ночную смену, сутки через трое. Денег не хватает нам обоим на прожитье. Ведь я не работаю, да и не возьмут меня нигде и никто. Несовершеннолетний, без образования, опыта работы, да и хоть каких-то полезных навыков. Кому я такой нужен? А родителей у меня нет. Отец, когда мне было года три, умотал из семьи. Он сам детдомовский и, как говорят, «синдром кукушки», в общем, на хрен ему сдалась любая семья, и он, рассорившись в очередной раз с мамой, собрал вещи и уехал из города прочь. Я с тех пор не знаю, где он и что делает? Мать тоже не лучше. Когда мне было десять, она попросту привезла меня к деду на пару дней, как сказала «нужно мне кое-куда съездить» и, в итоге, тайно продав нашу квартиру, уехала в неизвестные дали. Тупо кинула и деда, и меня. С тех пор добрый дедуган меня воспитывал и любил. Наверное, это единственный человек, которому я действительно обязан всем. Не он, так я бы сдох в нашем местном детдоме от голода или побоев.

В общем, незавидная моя судьба.

Из моих размышлений меня вывел дверной звонок. Я отложил книгу и пошёл открывать. На пороге стоял курьер с маленьким пакетом и папкой.

— Мне нужен Владимир Волков.

— Это я, — кивнул ему в подтверждение.

— Хм. Ладно. Вот тебе, малой, посылка пришла от какого-то дальнего родственника. Получи и распишись.

Он передал мне конверт и папку, где был накладной лист. Я удивился, ведь насколько я знал, никаких у нас дальних родственников не было и в помине. Впрочем, распрощавшись с курьером, я закрыл дверь и открыл содержимое. Там был СД-диск с надписью «Великая Божественная Мастерская». А еще записка: «Надеюсь, это тебе поможет. Не проворонь свой шанс и воспользуйся этим сейчас!».

Я подумал, что это какая-то игра или типа того, поэтому решил установить её на своём стареньком компе.

Вставил диск, установил буквально за минуту, а когда решил запустить, то тут и началось то, что изменило мою жизнь навсегда. Меня шибануло током в грудь прямо из монитора. И я отключился.

* * *

Очухался я, как уже потом оказалось, где-то через час.

Но тут же понял, что это была не моя комната. А довольно странное большое пространство, в котором до этого ни разу не был.

Я был словно в какой-то мастерской, даже не чисто мастерской, а гибридом мастерской, заводского цеха и, наверное, даже лаборатории какого-то учёного. Здесь были куча станков, столов, инструментов, на некоторых столах были пробирки, реагенты, различные приборы, что мне были не известны. На некоторых столах чуть дальше были карты, схемы и рецепты чего-то. Где-то метров через двадцать начались стеллажи со свитками и книгами на разных языках, несколько из которых были мной узнанные, а некоторые нет.

— Где я? — задал я тогда вполне закономерный вопрос сам себе.

— В Великой Божественной Кузнице! Ну, или Великой Божественной Мастерской, это уже зависит от вкуса обладателя этой способности, что дали ему Высшие, — раздался позади меня голос, от чего я подпрыгнул и ойкнул. — Не пугайся ты так, я тебе не наврежу. Впрочем, даже если бы хотел прибить тебя, не смог бы. Ведь, если умрешь ты, умру и я.

Предо мной предстал высокий дедуля, с немного японскими чертами глазами и юката красного цвета. Ему на вид было чуть больше пятидесяти, серые глаза были скрыты за очками-велосипедами, седые волосы были завязаны в высокий хвост, что спускался до лопаток, а также у него имелась небольшая козлиная бородка. При всём этом он с полуулыбкой рассматривал меня и попивал чай.

— Кто вы? И что это за место? — не унимался я.

— Ну, я Хранитель этого места, в некотором роде создан тобой, для сохранности и управления этим местом, а также в помощь владельцу Божественной Кузницы в его работе здесь. Имени у меня, как ты понял, нет. Хотя, если хочешь, то можешь дать любое имя, лично мне всё равно.

— Эм. Ясно. Но, а что из себя хоть представляет эта фиговина?

— Сам ты фиговина! — скривился он недовольно. — Понарожают дебилов, а мне потом мучайся с ними. Божественная Кузница — это уникальное место, скрытое от посторонних глаз, сюда можешь попасть только ты и владеть им можешь только ты. Раз на какое-то количество времени Высшие Боги твоей старой Мультивселенной договорились сбрасывать излишек одной весьма негативной для них энергии в мир людей, в одного человека. Он приобрёл способность, которую в будущем назвал Божественной Кузницей. Он был кузнецом и весьма хорошим, поэтому любил это дело даже во сне. Но открыл в себе то, что может в своей «ночной кузнице» мастерить реальные вещи и переносить их в реальный мир. Со временем этот кузнец умер, и сила перешла дальше к другому весьма трудолюбивому и гениальному человеку, который был мастером чего-то, он сменил название на свой вкус. Затем был лекарь и уже уделял больше времени медицине, после него силу унаследовал один инженер, а после того…

— Ну, я понял это, — перебил я старика. — А каким образом я её получил? И что значит моя «старая мультивселенная»? — задал интересующий меня вопрос.

— Ну, почему тебя выбрали для этого, я не знаю, — развёл он руками. — Того, кто получает Божественную Кузницу (Мастерскую) определяют Высшие Боги, а не я. Я лишь скромный, маленький, общий для всех владельцев этого места конструкт личности и часть тебя. Могу показать тебе, что тут, да где лежит, откуда появилось, как достать, помочь что-то сделать, но не больше. А что касается того, что ты в другой Мультивселенной, то увы, но это, можно сказать, некий побочный эффект. Тёмной Материи, видимо, стало больше и, чтобы как-то сбалансировать свои силы и домены, Высшие решили перекинуть тебя в другую Мультивселенную. Она вряд ли чем-то отличается от твоей старой. Между прочим не только тебя перекинуло. Но и твоего этого деда, думаю, также. Хотя могу и ошибаться. Но кажется мне, что Высшие использовали даже не перенос, а компиляцию миров. Возможно, вырезали даже целый городишко твой или страну и «вклеили» в другую мультивселенную, при этом обработав население и фон площади, что они перенесли, чтобы не было видно знающим индивидам, что произошли какие-то изменения. Но опять-таки, на подробное исследование этого феномена мне нужно время. Я могу помочь тебе с ответами. Но для этого нам нужно работать в паре.

— То есть… поразительно. Но… Ах! Кажется, у меня голова разболелась! — заскулил я и, прижавшись к стенке спиной, стал размышлять в тишине. Хранитель лишь мирно попивал свой чаёк, казалось бы, совсем про меня позабыв.

Спустя некоторое время я всё же более-менее стал соображать и решил ещё расспросить об этом месте:

— То есть ты хочешь сказать, что это место — особая мастерская, которая может произвести всё, что мне захочется? — от возможных перспектив я чуть было не начал задыхаться на радостях.

— Хм. Почти. Видишь эти рукописи и книги? — я кивнул. — Это знания и труды твоих предшественников. Там много полезного можно произвести благодаря их трудам, но пока ты этого не можешь сделать лишь потому, что не владеешь этими знаниями. Вот если ты их изучишь и при этом поймёшь то, что ты изучил, то по твоему желанию кузница заработает, и, при наличии необходимых ингредиентов, сделает тебе то, что будет нужно. У тебя не получится как в сказке: «По щучьему велению, по моему хотению…», ну, и тому подобное, — уточнил Хранитель. — В общем, возможно всё, но только, если ты знаешь, что тебе конкретно для этого нужно и как делать. Также, если ты, допустим, захочешь сделать что-то эдакое, но в этой вселенной нет материалов, ты можешь заказать их через книгу, — и показал на ближайший стол к нам, где лежала толстая книга. — А вот в той книге, что лежит на соседнем столе, ты сможешь разместить своё объявление о продаже некоторых ингредиентов, материалов или уже готовых продуктов.

— Круто! — восхищённо произнёс я. — А как тут время течёт? Так же или есть определённые различия.

— Как и в реальном мире. При этом и производство идёт столько же, сколько бы ты его делал в реальном мире, — Это уже не есть гуд. Но да ладно, могло быть и хуже. — В общем, тебе ещё предстоит многое об этом месте узнать. За один день и встречу всё не охватишь. Поэтому вернись в реальный мир, обмозгуй всё и возвращайся сюда.

— А как я сюда опять попаду?

— Просто пожелай и всё. Это сейчас я тебя сам сюда вытащил для объяснения ситуации, в которую ты попал. А в дальнейшем буду делать это только в редких случаях.

Интересно, а у меня ещё есть что-то помимо этой Божественной Кузницы?

— А ты, кстати, часом не знаешь, есть ли у меня ещё какие-то неординарные возможности?

— Насколько мне известно, нет. Местное верховное божество наверняка знает о Божественной Кузнице, и я с ним общался мельком. Я спросил его об этом, пока ты приходил в себя. Он ответил отказом. Да и Высшие не усердствовали, так сказать, с «плюшками». Если у них и появлялись некие другие силы или изменения в них, то это уже результат их тренировок, родословной или же экспериментов.

— Ясно. Тогда пока прощаюсь, мне пора реальный мир. Вернее, говорю до свидания.

— Я буду ждать, Владимир.

Вот так вот мы и познакомились с Хранителем. Я первое время ходил с непривычным чувством задумчивости и мало читал или учился чему-то. Этим мой дед был удивлён и даже обеспокоен. Но затем я понял, что эта Божественная Кузница — мой дар, который я не вправе просрать. В кои-то веке у меня появился «билет в жизнь».

Поэтому, как говорил Ленин: «Учиться, учиться и ещё раз учиться!».

* * *

Прошёл месяц после «переселения» и обретения мною «Великой Божественной Мастерской», а именно так я решил её называть про себя. За это время я всё же разобрался с миром, который мне достался, вернее не только мне, но и всему Николаевску, который был вырезан из нашего прошлого мира и заселён в новый. Никто не замечал разницы между двумя мирами, думаю, над их сознаниями и памятью хорошенько поработали, только мне оставили прошлые знания.

А место моего пребывания я определил на второй день. Когда после прочитки сводки новостей, я решил просмотреть новые комиксы от ДС, и вот каково было моё удивление, когда осознал, что в этом мире не существует комиксов этой компании, и её также нет. Зато есть Марвел. Поддавшись порыву фантазии и интуиции, я решил проверить одну свою мимолётную догадку и не прогадал.

На дворе был 2004 год, тот же год, что и в моей прошлой вселенной. Почти ничего не выбивалось из истории. Но вот когда я ввёл одно имя и фамилию — Брюс Уэйн, то мне выдало результат, что он пару дней назад посетил Монако для чего-то там. Это был первый его крупный выход в свет после уже годичного возвращения в Готэм-сити. Ему на данный момент девятнадцать лет. А славный Бэтмен, который недавно появился на улицах самого мрачного и криминогенного города мира ещё считается преступником, который просто избивает хулиганов и гробит общественное имущество. В Метрополисе же уже как год или два появился Супермен, и он уже завоёвывает популярность у местного населения и не только у него. Он уже умудрился отличиться в разных участках Земного шара. Поискав ещё немного информации, понял, что пока нет Зелёного Фонаря, Чудо-Женщины, Киборга и про Атлантиду ещё никто не знает. Но нашёл зацепку на Человека-орла и Орлицу. Но косвенную, они особо не светятся.

И, в итоге, мне стало понятно, что это реально ДС. А знания о каноне и том, что это мир комиксов, есть только у меня, ну, и, пожалуй, местного Всевышнего, если, конечно, так его зовут.

Осознание того, что я попал в один из своих любимых миров, меня поначалу обрадовало, а затем я пал в уныние. Ведь не за горами те дни, когда сюда, как на работу, будут шастать инопланетные захватчики, архидемоны, Дарксайд, местные древние боги расшалятся, мета-люди и разного рода фрики. Джокер вообще стоит отдельного разговора, но его пока не видно.

Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя и подумать над своим будущим.

Я не владею суперсилами, если не считать свою плюшку в виде Божественной Мастерской, с которой дивиденды посыплются не скоро, так как я только начал с ней разбираться, и на это уйдёт некоторое время. Но всё же мне нужно ориентироваться на свою плюшку. А она может дать мне многое, если я выберу правильную стратегию её развития.

И учитывая то, что Хранитель мне советует и рассказывает о том, что у меня в закромах больше всего материала по медицине, магии и электронике, то и выбор должен быть соответствующим.

Электроника, то есть пойти по технической тропе своего обучения и жизни, это не всегда полезно и нужно. Хотя мир развивается и ему нужны люди с мозгами по этой части. Но вот, к примеру, медицина у меня не выходит из головы.

Учитывая извечную надобность человечества во врачах и светилах науки в плане развития в генетике, биологии и зоологии, не говоря уже про анатомию человека, мой потенциал и знания, что копятся в Божественной Мастерской, я могу пусть и не с лёгкостью, но стать преуспевающим и известным хирургом. При этом могу это совместить с изучением магии и медицины. Ведь, зная досконально обе эти науки, я смогу запросто создавать даже новые виды существ, конечно, не новые расы, но вот, к примеру, всяких гомункулов, химер и так далее — легко.

При этом я уже под руководством Хранителя, имя которому ещё не придумал, ибо не думал об этом, препарирую пойманных бездомных кошек и собак (нужно же с чего-то начинать?), чтобы развивать свои умения и знания. Да и моё обучение в школе пошло легче. Я заметил за собой странную тягу к знаниям и более лёгкое восприятие излагаемого материала. Да и память лучше стала…

Кроме этого, Хранитель утверждает о надобности собирать все химические вещества, элементы, реагенты и материалы, что могу только найти. Поэтому я бродил по городу и переносил на склады Божественной Мастерской весь металлолом, железо, химикаты и так далее. А Хранитель на всё позитивно кивал и говорил, что в хозяйстве в будущем всё это пригодится. В такие моменты он мне казался прапорщиком-евреем, который после тысячелетней службы на своём посту ушёл на пенсию, но решил подработать ещё завхозом. В общем, любой «хомяк» нервно курит в сторонке.

Но мне же лучше. С таким помощником я смогу многое. А желание кое-что изменить не только в своей жизни, но и в мире, у меня появилось огромное…

Глава 1

Владимир Волков.


С момента моего появления в мире ДС прошёл год, на дворе 31 мая 2005 года.

Он был по-своему долгим, но всё же, тем не менее, насыщенным и полезным в плане моего развития и познания этого мира.

Мне уже пятнадцать полных лет, сегодня с обеда с ребятами на работе начали праздновать, вернее с работы нас отпустили пораньше вот и засели в кафешку.

Да, я работаю и причём автомехаником. Единственное, наверное, место в нашем городке, где мне, несовершеннолетнему без высшего и законченного полного среднего образования, честно платят зарплату. Всё, что заработал, твоё. И пошёл я сюда не только от того, что у меня туго с деньгами было, а ещё из-за того, что здесь я могу совершенствовать свои навыки инженера и механика. А так же доставать необходимые мне редкие детали для моих собственных поделок.

Когда мой дедуля узнал, что я балуюсь техникой, а порой в реальном мире я это делал, а не только в Божественной Мастерской, то решил пристроить меня в одну автомастерскую. Владельцем этой автомастерской был Григорий Григорьевич Жуков, старый сослуживец деда, он был довольно добрым человеком и понимающим. Хоть он и казался суровым и сдержанным, но на самом деле довольно милый дед.

Это не только я заметил, но и мои коллеги.

Нас тут работает пятеро, не включая хозяина этого заведения, два мужика-близнеца, которым лет так под сорок. Они тут больше пятнадцати лет работают и не собираются никуда уходить. А ещё работают два каких-то его родственника. Старше меня они были лет на шесть или семь, не законченное высшее образование в машиностроительном им не помогло устроиться где-то в серьёзном месте. Вот родич и приютил.

За это время я успел не только на работе поднять небольшую сумму себе на расходы, но ещё и за её счёт, и за счёт свалок, мусорок, где лазил, находил нужные мне вещи или химикаты для моих экспериментов в «Божественной Мастерской». И добился больших успехов там за этот год.

Начнем с того, что я как химик, так и хакер, так и механик очень даже хорош. Это первые три «специальности», которые я начал развивать с самого первого дня, как только открыл для себя свою особую возможность, и до сих пор развиваю каждый день. Затем у меня чуть с меньшим опытом идёт инженерное дело, медицина, программирование и многое другое. Мои навыки хирургии и исследований в области генетики вроде бы и хороши, но не знаю, как их оценивать реально. Пока никого я не излечил из живых людей, да и не создал своего генома, который был полезен. Тут скорее всё ограничивается пока лишь феноменальными, как на мой возраст, знаниями о внутреннем строении многих живых организмов, включая человека, и теоретические наработки моих предшественников в плане генетики.

При этом я производил в Божественной Мастерской много всякого полезного и не полезного хлама. Особенных материалов, реагентов, химикатов и артефактов у меня не было. Только мои поделки, на том и строился мой маленький бизнес по поставкам медикаментов, сывороток, программ, компьютерных вирусов, самодельных приборов разной направленности и так далее. Мне за это платили по-разному, всё в зависимости от количества и качества моей продукции. Но чаще всего деньгами, драг металлами и драг камнями. Именно поэтому я у себя там насобирал на отдельном столике двадцать килограммов золота, мешочек алмазов и почти два миллиона долларов. Причём, я проверял специально в банке, на рынке и других менее приличных местах в нашем городке, деньги в этом мире принимались за настоящие и не поддельные, и с ними было всё в порядке.

Да и Хранитель меня уверял, что за них переживать не стоит.

Но отдельной статьей шли те вещи, материалы, артефакты, зелья, настойки и книги, которые я получал по обмену или же продаже особой продукции. У меня как-никак была огромная библиотека и знания, так что я копировал часть и обменивал либо на новые знания и материалы, либо продавал их, а затем покупал уже что-то, что мне было нужно.

Обмен производился не только с какими-то личностями, что знали о моём существовании, но и даже с другими такими «мастерами». Их, оказывается, на данный момент существует тридцать семь штук. Просто моя «Великая Божественная Мастерская» была в своё время первой, но не единственной. Но нашу братию в одну вселенную никогда не засовывают. И мы также устраиваем торги или обмен.

Так я купил матрицу личности ИИ у моего коллеги из вселенной Звездных Войн. Там у него этого добра навалом, но эта сука знает цену такому чуду в других мирах. Но всё же, как «земляку» и как начинающему учёному, он мне сделал скидку и даже подарил килограмм кристаллов, которые можно заряжать разными видами энергии и использовать как батарейки для чего-то.

Я немного доработал свой дорогой (во всех смыслах) ИИ, который решил назвать «Индиго». Я ему ещё создал тело робота, очень подвижное, крепкое и быстрое, он помогает Хранителю и мне в Божественной Кузнице время от времени. Но придёт время, и я его выпущу в реальный мир, он ведь очень многими знаниями владеет, и я ему даже загрузил Боевую программу, которая может сделать его серьёзной угрозой возможному противнику.

Но пока им не стоит светить.

Также я приобрёл ещё несколько полезных зелий у одного артефактора-мага. Действие этих зелий пожизненное и фокусируются они на том, чтобы закрыть своё сознание и мысли от влияния извне. Опять-таки мне эти пять флаконов, то есть пять доз, обошлись дорого, но они того стоили. Я вот принял одну из них и не боюсь, что какой-то маг или телепат влезет мне в голову. Так что пускай идут лесом.

Затем чуть менее по значимости у меня идёт один маленький артефакт поиска человека. Работает только на чистокровном человеке. Для его поиска нужно капнуть его слюной, кровью или просто приложить его ДНК к камню, и тот даст тебе знать, где тот чудик, что тебе нужен.

Что касается магии, то тут всё довольно забавно, сложно и запутано оказалось. Не совсем так, как я ожидал от своих возможностей по началу. Я ещё не научился метать файерболы или молнии как ситхи, но могу спокойно усилить своё тело маной, сделать его ловчее, быстрее, сильнее и выносливее. А ещё я могу манипулировать ею для создания артефактов и зелий.

То есть меня можно назвать артефактором. Во всяком случае, так говорит Хранитель, что оценивает мои навыки и навыки моих предшественников. И вроде бы смысла врать ему нет.

Так вот, я владею такими артефактами собственного производства, как:

Браслет Гермеса — позволяет двигаться со скоростью звука на протяжении одной минут, при этом после его использования будет откат в виде затекания ног на час и головной боли на такое же время. Да и усталость организма.

Кольцо Телепортации — позволяет телепортироваться на любые расстояния и места. Всё зависит от того, сколько у тебя манны, чтобы зарядить ею кольцо для «скачка».

Ключ Ноктюрнал — особый артефакт, который я способен скопировать с оригинала, что купил у одной Богини за древний нужный ей гримуар. Этот мой артефакт полностью копирует оригинальный артефакт, но тот вечный, то этот служит лишь месяц максимум и нужно делать новый. Он открывает любую дверь и замок. Правда, с техникой он не в ладах, для этого его не используешь.

Кольцо Оборотня — артефакт, что позволяет мне, при наличии ДНК любого животного, человека или мифического существа, превращаться в него и поддерживать эту форму, пока не кончится мана.

Разрушитель Заклинаний — кулон, который я постоянно ношу с собой для защиты от магии. Конечно, он от божественной магии меня не спасет пока, ведь я не смог изучить некоторые разделы магии Крови, Тьмы, Смерти и Жизни, да и Рунную магию ещё не до конца освоил. Но, думаю, в скором будущем я этот недочёт доработаю.

Очки учёного — обычные с виду очки, но они дают мне дополнительную скорость в прочтении и запоминании, а также усвоении прочитанного. Более того у них есть режим разного спектра виденья к примеру рентгеновского, теплового и даже возможность видеть ауру.

Помимо этих артефактов я могу производить кучу боевых артефактов: мечей, копий, молотов, щитов, доспехов с разными функциями и качеством. Главное, материал и время на производство. Правда, что буду делать с тем, что сделал уже, ещё не знаю. В других вселенных этого добра навалом, а тут толкать я не знаю кому.

Плюс, я могу производить всякие сыворотки и зелья. Всё началось, когда мне захотелось получить сыворотку суперсолдата, как у Капитана Америки. Кое-как поторговавшись с ещё одним евреем, который там засел я сумел её приобрести в обмен на один очень полезный артефакт. В итоге, я начал его исследовать, с целью найти способ производить его для своих целей в больших масштабах на основе уже ингредиентов из этого мира. Кое-какие наработки у меня уже есть, но чтобы довести их до того же уровня, что было, ещё не хватает буквально чуть-чуть. Но я не сдаюсь.

Я также не сдавался и, когда понял, что у меня появилась тяга к знаниям разного рода, зельям и сывороткам, что продлевали жизнь, повышали определённые аспекты организма или даже в целом, такие как зрение, слух, обоняние и так далее. Я даже умудрился изобрести мужскую вариацию феромонов, как у Ядовитого Плюща, только с меньшим эффектом и более медленным. Это получилось случайно, но я этому рад. Даже забавно было наблюдать, как с первого урока и по шестой в классе все девчонки и даже наша класнуха с англичанкой и химичкой на меня бросали странные взгляды и краснели. Даже настроение повысилось от этого.

Да и вообще разрабатывать или производить зелья, рецепты которых у меня уже были — забавно и весело. И у меня их имеется множество.

Кроме этого я владею секретом производства лекарств от различных болезней. Не всех, но вот за патент лекарства от СПИДа я получу миллиарды. Но это будет в будущем, когда закончу медунивер и немного поработаю на поприще медицины.

Из своего «сверхъестественного» усиления можно добавить то, что я получил с помощью одного эликсира рентгеновское зрение, а с помощью другого способность видеть ауры существ и их настоящий облик. Но ими я не часто пользуюсь. Если в нашем городке ауры довольно неинтересно смотреть было, вот первые два месяца я ещё подсматривал, кто в каком нижнем бельишке или без него ходит, то потом мне надоело, и я просто время от времени этим пользуюсь, чтобы себе настроение поднять. В общем, скучно стало. Это как с людьми, что живут у моря. Море рядом, а купаются они раз в год или два раза. Потому что оно рядом и родное, ты к нему привык, и особого энтузиазма нет.

Плюс, я ещё усилил своё тело, так что мне никакая шайка хулиганов не опасна. Я свои способности не свечу, но если нужно, смогу довольно быстро удрать, что пятки будут сверкать или сильно вмазать, что кости треснут. Но опять-таки я стараюсь эти изменения во мне пока не афишировать. Не хочу привлечь спецслужбы в этот городишко и ко мне лично. Мне и даром такое счастье не надо.

Кроме этого, я сейчас активно занимаюсь изучением генов. И хочу вывести идеальный гибрид человека и других рас и даже магических существ. Но для этого нужны образцы, а вот образцов мета-людей и инопланетян у меня нет в наличии. Я уже было хотел с помощью «Индиго» создать программу «обмена опытом» между США и Россией, но мне в голову пришла другая идея, благодаря деду. К нему в гости приходил старый сослуживец, сын которого участвовал в ликвидации последствий ЧАЭС. И рассказывал, что у него внук родился с красными глазами и бледной кожей. Мутация безвредная для организма, но роженица чуть инфаркт не схватила.

После этих слов я сильно задумался и вспомнил эпизоды разных программ, связанных с научной фантастикой и мистикой. В одной из них, кажется, она называлась «Очевидное и Невероятное», ведущий нашёл человека, сына ликвидатора, у которого вообще настоящие жабры с рождения были. И ведь жил человек на суше, но и в воде мог дышать. И я задумался над тем, что в этой вселенной также была эта трагедия, и люди, пострадавшие от этого, расселились по всему СНГ, а то некоторые подались и за границу. И думаю, тут они составляют ещё один поток мета-людей или же тех, кто близки к ним.

Поэтому, не удивительно, что я загорелся идеей получить образцы ДНК этих людей и исследовать их и экспериментировать над ними.

Составить список этих ликвидаторов и их потомков и даже жен, которые могли половым путём подцепить что-то (а такой шанс, пусть маленький, но сохранялся, к тому же это ДС, тут и не такое возможно), было довольно просто, Индиго это за сутки сделал. А дальше дело за малым, пусть и долгим процессом сборов этих данных. В этом больше, наверное, участвовал Индиго, которого я выпускал в реальный мир давал ему артефакты, которые заряжал своей манной, иногда сам под личиной другого человека брал замеры крови во время «новых плановых» проверок здоровья ликвидаторов ЧАЭС и их детей. Эти, конечно, были удивлены, но всё же шли на это. Хотя довольно скоро нас чуть не повязали с Индиго госслужбы, и пришлось прекратить на кое-какое время. И пока длилось это «затишье» я исследовал эти образцы, проводил разные опыты и эксперименты.

И спустя буквально неделю понял, что ликвидаторы, как правило, это «спящие» мета-люди, а их дети — это по большей части не пробужденные и не активирующие свои силы мета-люди. С ними вышла некая заминка в развитии. Чтобы они активировали свои силы, нужны определенные условия или же катализатор, который я методом проб и ошибок отыскал благодаря покупке нескольких довольно полезных трав из одного техномира моего коллеги. Они обладают свойствами, которые активизируют организм по отдельности, а вместе как сильнодействующий наркотик. Я немного помудрил с дополнительными компонентами и, как итог, смог создать сыворотку-катализатор для пробуждения дремлющего гена мета-людей. А то, чувствую, все эти люди давно бы уже служили РФ в особых структурах или тайных отрядах.

При этом я смог выделить довольно любопытные гены с очень интересными способностями: абсорбция памяти (считывание при помощи прикосновений всей памяти реципиента), аналитизм (способность быстро анализировать информацию и ситуации при помощи выделения дополнительной дозы адреналина в мозг), Априор (феноменальная память на всю слышимую, видимую или прочитанную информацию), Атмокинез (управление погодой и всякими возможными погодными явлениями), Вампиризм, Пирокинез, Аэрокинез, Криокинез, Гирдрокинез, Эмпатия, Зооморфизм, Магнитокинез и Электрокинез.

К сожалению, я не встречал пока регенерацию как у Росомахи или Телепатию. Но зато у меня есть такое. И самое главное, я решительно нацелился привить себе эти гены. Вернее не все, только определенные: Абсорбацию памяти, Аналитизм и Априор. Но так, чтобы я дурачком не стал, и не вышло мне это боком. А остальные силы я пущу на свою вундервафлю. Только перед тем, как её создать, нужно будет подумать, как её контролировать, чтобы она не наделала глупостей и мне не навредила. А то создам имбу, а потом собирай шишки.

У моих предшественников было что-то эдакое в направлении генетики. Так что нужно будет покопаться. Да и можно будет продать немного образцов. Уверен, на них покупатели найдутся в те вселенные, где такое редкость или не встречается.

— Внучок! — позвал меня дед.

Я уже вернулся домой с кафешки и стоял задумчивый в коридоре.

— Да, деда?

— Проходи на кухню, у нас гости.

Я был удивлён такому повороту событий. Обычно к нам захаживают только соседи и редкие сослуживцы деда. Но наши соседи все поразъехались по дачам или на моря.

Я зашёл на кухню и увидел довольно молодую девушку или женщину (?) с каштановыми волосами, стройной фигурой, слегка загорелой кожей и невысоким ростом, одетую в строгий костюм зелёных тонов. Она мне показалась знакомой на лицо, но вспомнить я её не мог никак, пока она не зыркнула нам меня своими неземными изумрудными глазами, в которых читалась смесь интереса, веселья и ещё чего-то.

— Добрый день, мистер Волков, — произнесла она с небольшим акцентом. — Меня зовут Джун Мун, и я очень хотела бы с вами побеседовать.

Твою мать! Это Чаровница!

Глава 2

Владимир Волков.


Твою Мать!

Только так можно выразить ситуацию, в которой я очутился.

Со стороны можно сказать «соображаем на троих». А именно я — обладатель Великой Божественной Кузницы, мой дед — ветеран войны и пенсионер, и Джун Мун, она же Чаровница, одна из древнейших магов этой вселенной и одна из самых опасных. И ведь сидим тихо-мирно пьём чай, закусываем бубликами и печеньем. И никто не спешит начинать первым разговор. Я тупо не знаю, чего она от меня хочет, дед почему-то просто за нами наблюдает, а она делает вид, что так и надо. Мне это даже на нервы начало действовать. Но при этом я понимал, хотела бы она угрожать или кого-то убить, то уже бы сделала бы это. Хотя нет. Попытаться она смогла бы, но вот убить меня ей было бы, наверное, не под силу, у меня есть куча козырей. Один Индиго чего только стоит, а ведь я его недавно проапгрейдил на момент защиты от магии. А вот я, кретин, забыл о деде. Ну не совсем забыл. К примеру, никакая вампирская шваль, оборотень, дух или подобная хрень не влезет на территорию нашего дома, и деду я зачаровал его обручальное кольцо, которое он всегда носит с собой и никогда не снимает. Но вот от такой дамочки у меня пока защиты нет. Теперь мне нужно о многом подумать.

Наконец-то, дедуля что-то обдумал и сказал:

— Мне нужно в сарай сходить, а вы пока, мисс Мун, не обидитесь, если я оставлю вас на своего внука?

— Что вы, Иван Владимирович, — обворожительно улыбнулась она. — Я понимаю, что у вас есть свои дела. И с моей стороны было бы невежливо вас отвлекать. К тому же я пришла именно к вашему внуку.

— Тогда, Вова, пообщайся с дамой, а я пошёл.

Когда он проходил мимо, то я понял, что нам после этого предстоит серьёзный разговор с дедом. А стоило ему скрыться за углом, как у нас началась беседа с Чаровницей.

— И чем же вас привлёк простой ученик в задрыпаном Николаевске? — спросил я её, отложив чай в сторону.

— Своей харизмой? — сделала она шуточное предположение. — Или тем, что он весьма симпатичный мальчик?

— Педофилия карается законом почти в любой стране.

— Бука! Я, быть может, пришла к вам, Владимир Владимирович, по какому-то зову или знаку свыше? — и изучающее посмотрела на меня.

— И что же это за знак такой выпал, чтобы вы пришли ко мне?

— Не знак, а сообщение от одной сущности, что в наших местах поселилась одна интересная личность, о которой определённая категория магов и даже богов знает по рассказам и обрывочным слухам и никак не ожидает появления его в этой вселенной. Но, тем не менее, мы рады твоему появлению.

И что значат её слова? Я вопросительно на неё посмотрел, и она продолжила.

— Вы ведь обладатель Великой Божественной Кузницы?

— Я её предпочитаю называть Мастерской, как и большинство моих предшественников. Но это скорее дело вкуса и амбиций на будущее.

— Вот как? Я это запомню. Но не буду отвлекаться. Я знала уже давно о том, что наша вселенная не одинока, и есть масса других, с которыми мы связаны единым Верховным Божеством, а есть и другие «соседние». И вот оттуда порой к нам прибывают подарки-товары от владельцев особой силы, что им даруют сущности наподобие нашего Всевышнего. Их мало, но они все драгоценные. За них даже войны начинали, чего стоят только Чаша Грааля, Книга Мертвых, Гунгнир и Эскалибур. Их обладатели становились весьма и весьма могущественными, богатыми и известными личностями. А слух, который прошёл в наших магических рядах о том, что такая личность появилась у нас под боком, сильно оживила нас.

— И что теперь?

— Я надеюсь на… эксклюзивные артефакты, материалы и разного рода подделки для меня. Разумеется, за щедрую плату. Уверена, мы договоримся, — Мне кажется, или она мне начала строить глазки? — Произведения таких мастеров высоко ценятся в любом месте и, думаю, что за отдельную долю я могу помочь сбыть определенный товар.

— Хм. Мне теперь понятна ваша позиция. Я подумаю над вашим предложением. И ответ дам чуть позже. Меня сейчас волнует вопрос, как вы меня нашли? Я вроде бы вёл себя тихо и не светил пока что своими артефактами в мире.

— В этом мне помогла эманация Тёмной Материи и магии Высших, что осталась на восточной периферии города. Я сначала подумала, что здесь был прорыв какого-то демонического домена, и первоначально прибыла сюда, чтобы заключить несколько контрактов или поживиться редкими ингредиентами, но, как только вошла в область излучения, сопоставила некоторые факты из реальности, слухи, а ещё побродила по городу на протяжении пары дней и увидела у некоторых предметы с лёгким фоном тех же эманаций. А потом было дело техники и дедукции, чтобы найти владельца Мастерской.

Моя беспечность. Хотя, возможно, и не только моя, раз меня обнаружила одна из волшебниц, пусть сильнейших и хитрейших в этой вселенной. Но от этого мне не легче. Я поработаю над тем, чтобы меня в дальнейшем не беспокоили местные обитатели со знанием, кто я такой и чем обладаю. Но в данный момент нужно разобраться с Чаровницей.

Извечный вопрос — Что делать?

В принципе, у меня есть возможность выйти на «рынок» через Чаровницу. Но с другой стороны меня немного напрягает то, что это предложила она. Хоть я и знаком с каноном Тёмной Лиги Справедливости и Тёмным Пактом не так сильно как с самой Лигой Справедливости, но всё же о хитрозадости этой дамочки я многое слышал и знал. Она опасна. И если ей будет выгодно, то она меня и сдаст или «на органы» пустит. Хотя если быть честным, то в этом не до конца уверен. Всё же хрен ещё знает, в какую именно «Землю» угодил. Их тут полсотни в ДС находится. Так что возможно эта ещё и отличается от той, о которой я слышал. Всякое бывает.

— Могу я спросить? — задал вопрос она.

Я просто кивнул.

— На чём вы… специализируетесь в плане магии и науки?

— Медицина, генетика и артефакты. Ещё оружейное дело немного.

— Ясно. А что хотели бы взамен? Деньги? Материал? Выход на определенные круги или лица? Или быть может что-то приземлённое?

— Себя предлагаете? — подколол я её.

— Если предмет торга будет достойный, — улыбнулась она и «случайно» провела пальцем по ложбинке в вырезе её блузки. — В таком случае я не вижу ничего плохого предложить себя в качестве оплаты.

Проституция в магическом мире…

Неужели она НАСТОЛЬКО заинтересована в моих поделках. Впрочем, она ещё не знает, что я новичок в этом деле. И мало что могу реального предложить ей, если у неё будут запросы на уровень таких артефактов, что она мне назвала в самом начале.

— Хм. Ладно. Я подумаю.

— Это моя визитка, — положила она на стол прямоугольную картонку. Правда, не простую, а с эманациями её маны. — Надеюсь, что вы не заставите ждать долго меня?

— Не волнуйтесь, я обдумаю всё быстро. Всё же несмотря ни на что, а соображаю я быстро.

— Надеюсь на это, мистер Волков, — кивнула она на последок и ушла через парадную дверь.

Я ещё некоторое время посидел на месте, обдумывая сложившуюся ситуацию, а затем пришёл дед и уселся напротив меня. Он молчал и просто смотрел на меня в ожидании того, что я первый заговорю.

Я думал и раньше, что моему деду нужно будет рассказать когда-то о моей «особенности», но собирался это сделать гораздо позже. Но, походу дела, придётся сейчас.

— Я всё объясню и даже покажу, — уверил я его, и в моей руке материализовалась ампула с успокоительным. У деда дёрнулась бровь, но он сдержался. — Выпей. Поверь, то, что ты увидишь, может тебя ненароком от неожиданности и в больницу с сердцем отправить.

Дед мне поверил на слово и выпил всё до последней капли. Я пару секунд подождал, пока моя микстура подействует. А затем протянул руку, схватил деда и перетянул его в Мастерскую.

Живого человека перетягивать в это измерение чуть дольше, занимает по времени около пяти секунд. Впрочем, возможно, это отсутствие тренировок и практики так сказывается на мне. Но я отдалился от темы, я перенёс деда, а затем сам вошёл в Божественную Мастерскую.

Где он крутил головой и хватал ртом воздух.

— Это называется «Великая Божественная Мастерская» или же «Кузница». Кому как нравится больше.

— Где она находится? И как у тебя это получилось? — всё же выдавил из себя дед.

— Это место называется Великая Божественная Мастерская, как я уже сказал, а находится она в отдельном измерении, куда доступ имею только я. Ты сюда попал только благодаря мне. Только я могу сюда что-то поставлять или забирать, — пояснил я ему и присел на одно из кресел, что заботливо предоставил нам Хранитель, который ещё не появлялся. Дед настороженно ощупал кресло, но сел. — Рассказ будет долгим, поэтому успокойся, и я тебе расскажу, что из себя представляет это место и кто я такой.

— Хорошо. Потому что у меня начинает голова раскалываться. Сейчас бы сто грамм для мозгов.

— Божественная Кузница, она же Мастерская — это уникальное место, скрытое от посторонних глаз, сюда могу попасть только я и владеть им могу только я. Раз на какое-то количество времени Высшие Боги договорились сбрасывать излишек одной весьма негативной для них энергии в мир людей, в одного человека. Он приобрёл способность, которую в будущем назвал Божественной Кузницей. Он был кузнецом и весьма хорошим, поэтому любил это дело даже во сне. Но открыл в себе то, что может в своей «ночной кузнице» мастерить реальные вещи и переносить их в реальный мир. Со временем этот кузнец умер, и сила перешла дальше к другому весьма трудолюбивому и гениальному человеку, который был мастером чего-то, он сменил название на свой вкус. Затем был лекарь и уже уделял больше времени медицине, после него силу унаследовал один инженер, а после того другой мастер и так далее, — дед слушал внимательно и не перебивал. — Того, кто получает Божественную Мастерскую, определяют Высшие Боги, по какому принципу, мне не известно. Всё, что ты тут видишь, это моя собственность, что-то я смастерил, а что-то мне досталось от моих предшественников. Включая и технику, и книги со свитками и материалами для работы. В общем, тут много чего есть. А ещё тут есть Хранитель и Индиго. Хранитель! — в одно мгновение из-за стеллажей выплыла фигура Хранителя. — Эта сущность — что-то вроде сторожа, для каждого обладателя этого места, он и завхоз тут, и «младший научный сотрудник», и даже учитель в некоторых областях. Индиго! — вышел мой робот. — Этот робот, искусственный интеллект, который я создал на основе одной программы из другой вселенной. Он мне служит как ассистент и помощник. Очень верный и умный.

— Здравствуйте! — поздоровались они.

— Поразительно! И как давно, внучок, у тебя эта фиговина? — на этих словах у Хранителя глаз задёргался.

— Год.

— Ясно. Если это всё, то тогда скажи, что это за бабенция приходила к нам и что от тебя хотела? Эту штуковину?

— Её нельзя отдать даже по собственному желанию, — вмешался уже Хранитель. — Только Высшие Боги могут такое решение принять. Вернее они могут дать кому-то Мастерскую, но даже они не могут забрать её обратно.

— Тогда зачем?

— Я могу производить здесь абсолютно что угодно, — ответил я деду. — От дубликатов ключей и простой электроники до магических артефактов и даже новых форм жизни. Всё упирается в необходимые знания и материал для этого.

— Твою же мать, — перекрестился дед. — Она хочет, чтобы ты, создал для неё какую-то заумную хрень?

— Да. Она рассчитывает на долгое сотрудничество. Но она мне не нравится. Она опасна. Поэтому мне нужно разобраться с этим делом. Чтобы другие не узнали, кто я, и не приходили ко мне, когда мне это не нужно.

— Кто она?

— Древняя волшебница, в некоторых культах она даже богиней считалась, — пояснил я. — Мне нужно как-то узнать, она одна работает или же нет.

— Думаю, одна, — сказал Хранитель. — Эта дамочка, судя по твоим рассказам, очень умна, хитра и властолюбива. А вы лакомый кусочек для многих. И она бы не хотела, чтобы вы работали ещё с кем-то. Быть единственным выходом в мир здешней магии — это для неё огромный плюс.

— Понятно, — протер я лоб от пота. Этот разговор из меня много сил выжимает, как и ситуация, в целом. — Нужно с ней что-то сделать.

— А в чём проблема? — удивился Хранитель. — Вы можете у других своих коллег купить или обменять на что-то необходимые артефакты для сдерживания магов или даже оружие, хотя, думаю, у нас и так уже имеется нечто подобное, а там поместить её сюда, где вы и я можем всё, что угодно и допросить её или даже пустить на эксперименты.

— Её! На эксперименты?! — взвился дед. — Ты ещё кого-то пускал на эксперименты, Вова? Правду мне говори!

— Людей нет, только бездомных кошек собак, крыс и тому прочая. Несколько раз покупал трупы инопланетян и разных мифических существ, их я препарировал и исследовал.

Некоторое время спустя дед оживился, вышел из своих мыслей и заговорил:

— Её, если ты решил «убрать», я… помогу. Но учти, после этого у нас с тобой будет ещё один очень серьёзный разговор. Понял?

— Да, деда, — вздохнул я с облегчением, хотя и догадывался какой именно будет разговор.

Некоторое время я потратил на покупку необходимого для нашего небольшого плана, а ещё и на подготовку деда.

Дело в том, что дедуле уже как-никак за седьмой десяток. Я его, конечно, понемногу пичкал добавками, через чай или еду, всякие там особые сыворотки и лекарства, от чего он выздоравливал от старых болячек, и здоровье его понемногу улучшалось. Но этот результат был постепенным и медленным. А теперь я мог никого не стесняться, и без оглядки дал ему пару зелий и сыворотку, которые продлят его годы и омолодят организм до состояния двадцатипятилетнего, но только внутренне. Внешне он будет выглядеть на свой возраст. А уже после Чаровницы я ему и внешность немного исправлю со временем.

Через три дня я вызвал Чаровницу в свой дом, подав в её визитку немного своей маны.

Она явилась где-то через час с лишним, и в весьма приподнятом настроении.

— Рада, что вы согласились на моё предложение, мистер Волков. Обсудим детали?

— Да. Пройдёмте в дом, — кивнул я. — Чай или кофе?

— Кофе мне больше по душе, — она расслабилась, и это хорошо.

Стоило нам войти в прихожую, как я почувствовал, что мне грозит опасность, поэтому быстро перекатом ушёл за тумбочку и не прогадал. Ведь в место, где я стоял, влетел файерболл или что-то вроде того.

— Не стоило вам, мистер Волков, меня обманывать. Я ведь… Кха!

Я предвидел такой поворот судьбы и установил особые ловушки, которые купил всё в том же Марвеле у моего коллеги. Они реагируют только на магию и могут быть обнаружены либо визуально, либо когда они уже действуют. Очень опасные и безумно дорогие печати, что мне добыл Тчала, который и является обладателем Божественной Мастерской в своей мультивселенной, и он, как и я, попаданец. Это не единственное, что я у него приобрёл за последние три дня, но не об этом сейчас речь.

Чаровница попала под влияние этих печатей, которые пронзили всё её тело и разум острой болью и отключили на час примерно возможность для неё пользоваться магией. Поэтому, выйдя из укрытия, я вколол ей снотворное на всякий случай и уже потом перенёс в Мастерскую.

В Мастерской я фактически и царь, и бог. Там никто не может пользоваться магией или другими видами энергии без моего на то согласия или же согласия на то Хранителя, который там вместе с дедом был и приготовил место для нашей гостьи.

Там-то мы её приковали к операционному столу, на котором я обычно препарировал всякую животину. А затем началась процедура копирования её памяти и вытаскивания души из тела в специальный кристалл, который я получил от Тчалы, для того, чтобы отправить его ему же. Это часть оплаты за то, что он мне поставил. А именно я получил десять килограммов вибраниума, пять килограмм адамантия, вышеупомянутые печати для ловли магов, а также изобретение сестрёнки моего коллеги Шури, которая в своё время скопировала всю память и даже личность Зимнего Солдата и перепрограммировала его так, чтобы в нем не осталось закладок Гидры. Разумеется, я ещё доплатил за срочность двумя гримуарами, которые чудом выцепил пару месяцев назад у одной Богини, но это того стоило.

В итоге, у меня осталось тело, которое было «раскачано» в магическом плане, матрица с копией личности и отдельно памяти Чаровницы. И это просто замечательно. При правильном подходе и экспериментах я получу все её знания по миру магии и её знания по самой магической науке. Кроме того, я смогу создать гомункула, который будет верен мне. Но это при условии, что я всё же достаточно хорошо изучу Магию Разума и Магию Жизни, да и гипнопрограммы не помешают.

Когда со всем этим было покончено я сел с дедом за распитие чая, и он всё же начал тот разговор.

— Вова. Я уже не молод, и пусть я могу прожить благодаря тебе ещё столько же, сколько лет за моими плечами, но всё же жизнь это жизнь, — он посмотрел в потолок что-то вспоминая, а я его не торопил. — Я за свои годы многое сделал и повидал. Не скажу, что я жил праведно. Я был солдатом, который убивал таких же солдат, как я. Да, тогда была война, но она делает из человека такую тварь, что и не описать. И порой мы с ребятами мучили наших пленных от злости и гнева за Родину, которую они хотели истоптать своими сапогами. Мы убивали и мучили таких же безвинных по началу, как и мы людей. Лишь со временем я осознал, что я сделал и раскаиваюсь в своих деяниях. Но не только это я делал, многое другое. Просто ни ты, ни кто-либо другой, об этом не знают. А сейчас ты уже знаешь, что твой дед не такой хороший. И как ты понимаешь, я тебе это сказал не просто так. Я увидел в тебе за последние три дня то, что видел в своих глазах когда-то. Но тогда была война, и я был старше, я смог себя остановить. Но вот ты… ты ещё ребенок, который был брошен своими родителями, ты был изгоем в школе, и внезапно ты получил такую силу и возможности… Я не знаю куда именно заведёт твой путь, но знай, что я буду тебя любить в любом случае. Ты мой единственный внук, единственный дорогой человек мне. Поэтому я тебе буду помогать, как только смогу. Мне самому хочется увидеть твой дальнейший путь.

— Спасибо, деда… — обрадовался я, но смолк под его строгим взглядом.

— Я тебе помогу, Вова. Но учти, у каждого в этом мире должны быть свои границы. Я догадываюсь, что когда ты будешь исследовать человеческий организм, ты можешь взять живых людей, как кроликов для обучения. И вот здесь и кроется загвоздка. Я не хочу, чтобы на твоих руках была кровь невинных.

— Невинные — это понятие растяжимое, дед, — прервал я его.

— Верно! — кивнул он. — Сейчас я установлю для тебя несколько правил, которые ты будешь соблюдать даже в случае моей смерти. Понял?

— Да.

— Первое — невинные люди это дети, честные врачи, милиционеры, солдаты, что честно исполняют свой долг, а так же пожарные. Их ты не тронешь никогда! Второе — ты не будешь использовать свои возможности для истребления целых народов по каким-то дурацким причинам таким, как: цвет кожи, религия, политические взгляды и уклад жизни. Третье — ты никогда не повторишь грех своих родителей. Ты никогда не бросишь то, что породил на свет и не отвернёшься от него. И запомни эти правила на всю свою жизнь. Нарушишь эти три правила, и у меня нет внука. Собственными руками тебя удушу!

Дед говорил серьёзно. Он меня любит, я это знаю и вижу. Но он человек слова и честь ему не чужда.

И он прав, даже я со своими возможностями должен иметь какие-то свои правила. Всё же я человек, что бы о себе не думал. Я многое буду делать вопреки законам человеческим и даже совести. Но что-то во мне должно быть, должно быть что-то «правильное». И эти правила мне подходят. Они справедливые, да и обязан я деду всем, что у меня есть, даже жизнью.

— Даю слово, деда! — улыбнулся я ему. — Чтобы не случилось, я буду придерживаться этих трёх правил всегда!

— Я рад, — вздохнул с облегчением он и улыбнулся ободряюще мне. — Очень рад. Не превращайся в монстра без своего кодекса. Это главное!

С того момента наша жизнь с дедом изменилась, очень сильно…

Глава 3

Владимир Волков.


Прошёл ещё год с момента, как мы с дедом расправились с Чаровницей.

После того случая, когда мы прояснили все моменты, что нас волновали, мы зажили другой жизнью. Дед помолодел. Не сильно. Он оставил свою седину, но возраст внешне сократился за год лет до шестидесяти. Он усиленно, показательно для других, занимается спортом и меня для виду припрягает с ним это делать. Всё это для того, чтобы в будущем было меньше вопросов по «внезапному» омоложению деда. Да, всех, с кем он общался, и наших соседей в первую очередь, да и весь район, школу, госучреждения так далее, я немного обработал магией. Поэтому для них наши тренировки — это уже явления не первого года. И омоложение и подтянутая форма деда следствие тренировок.

Что уже говорить, я его где-то через годик-второй подвергну действию сыворотки суперсолдата и Вита-лучей. Так что у нас будет «Капитан Россия», или ещё какой-то прикольный псевдоним придумаю деду.

Да и сам я чуть-чуть подобрал в форме. Качком мне быть не хочется. Только нужные мышцы, которые особо не выделяли бы меня из толпы. Они мне нужны были чисто для себя. Рост у меня средний, метр шестьдесят девять, глаза карие, волосы коротко стрижены, цвета вороньего крыла, а кожа немного бледновата. Не писанный красавиц, но и не урод. Да и к тому же к женскому вниманию я сильно не стремлюсь, я ведь, если захочу, могу пару средств использовать, и абсолютно любая дамочка будет рада ко мне в койку запрыгнуть. А в любовь до гроба я не верю. Есть родственные узы, которые могут быть крепкими, а могут, как моя мать и отец показали, быть и даром никому не нужны. Это, как русская рулетка, никогда не знаешь, что тебе выпадет. Так что пускай амурные дела идут на хрен, как бы это двусмысленно не звучало. К тому же, я поработал над собой, и выбросы различных гормонов могу контролировать.

Но это не единственные изменения в моей жизни.

Я решил не тратить время зря в школе и экстерном закончил её, когда мне всё ещё было пятнадцать, это произошло на летних каникулах. После этого мы с дедом решили меня сдать в иностранный университет. А конкретней даже не в один, а в несколько, благо мои способности это позволяли. С помощью Индиго, немного магии и моей смекалке мы создали «престарелого дальнего родственника», который трагически умер в одиночестве в Канаде и оставил всё своё имущество в виде пары миллионов долларов, дома в Торонто, квартиры в Лондоне и земельного участка в Испании, ещё и небольшую компанию, что занималась играми на бирже. Дед официально вступил в права наследования и занялся делами компании, а на самом деле там больше промышлял Индиго, чем мы двое. К тому же он был в курсе возможных изменений в мире, я сделал цифровую копию своих знаний по ДС и дал ему, поэтому он ориентировался на рынок с учётом будущих возможных катаклизмов и деятельности отдельных компаний вроде: Лекс-Корп, Уэйн-Тех, С.Т.А.Р.-Лабс., Корд-Индастрис, Стэгг-Энтерпрайс, Квинн-Консолидейт, Палмертек, Химтех-Консортиум (Компания Максвелла Лорда) и действия чуть более мелких корпораций.

И игры у него были очень даже удачные. Ему не нужно было спать, он не чувствовал эмоций вроде радости, страха, неуверенности, самоуверенности и так далее. Он монотонно работал, отслеживал изменения на рынке и часто рисковал. Мы могли себе это позволить, ведь у меня в Мастерской хранились ещё деньги помимо этого «наследства родственника», так что база, на чём работать и с чем, у него была. А Индиго, к сожалению наших конкурентов, умеет самообучаться и развивается. И, в итоге, дедуля смог сколотить официально до четырёх сотен миллионов долларов.

Вскоре половина этих средств уходила на покупку земель, недвижимости разного толка и вкладывания их в акции Стэгг-Энтерпрайс.

Я же официально был наследником деда, который обучался в Оксфорде, причём на нескольких отделениях. Это было трудно устроить, во мне многие сомневались, но всё же, благодаря небольшому вложению в «фонд университета» моего деда, удалось устроить.

Как итог, я поступил сразу на дневное отделение анатомии и генетики человека и на заочную форму отделения химии и биохимии. Вместо биохимии хотел выбрать физику, но комиссия упёрлась рогом, что у меня и так три отделения висят, и физику они мне сами не позволят взять из-за слишком больших различий дисциплин, сколько я с ними не бился, но смог выбрать только смежное направление.

В итоге, мой выбор остановился на биохимии.

Я, конечно, мог выбрать, к примеру, отделы физики, математики и инженерных наук, но решил это отложить на будущее и на другой университет. Ведь ещё одно высшее образование я решил всё также добыть в Кембридже, в который планирую поступить.

Весь год я усердно сдавал экзамены и учился. Но больше всего уделял внимание обучению магии знания, о сведения которой мне достались от Чаровницы. А также вновь занимался изучением геномов, которые добыл ранее. При этом я адаптировал под себя способности: Аналитизм и Априор. Абсорбцию памяти ещё не удалось мне осилить.

И благодаря этим двум способностям я добился того, что сдал экстерном все экзамены за все года обучения спустя год после поступления.

Ещё я познакомился с одним весьма интересным канонным персонажем антигероем, с доктором Хьюго Стрейнджем. Я с ним много общался во время его лекций у нас и на небольшой практике, я смог его заинтересовать своей «гениальностью». В итоге, он меня уговорил всё же не поступать в Кембридж на дневное обучение. А взамен поступить на магистратуру в Нью-Йорке, на отдел хирургии. При этом я смог бы изредка брать в клинике у него мастер-класс. Он ведь хоть и в комиксах прослыл великим психологом и манипулятором, но у него в области биологии, химии, медицины и генетики несколько научных степеней. И я ему напомнил его самого когда-то.

А ещё я всё же запатентовал множество пищевых добавок, безопасных реагентов для различного рода опытов, экологически безопасные удобрения для сельского хозяйства, ещё много очищающих, смазочных и антикоррозионных средств. Это принесло мне уже несколько миллионов, мало конечно, я думал, получу больше с этого. Эту продукцию выпускала компания, которую мы с дедом назвали «Волков-Индастрис». Это не единственное, чем мы занимались, ещё мы открыли свой собственный маленький банк, строительный филиал, а лично я замахнулся на соцсети: Месенджер и Инстаграм, которых в этом мире не было, а я нагло слизал со своего прошлого места обитания.

Как я уже говорил, я закончил экстерном все отделения в свои шестнадцать лет и поступил в Нью-Йоркский университет. Вернее, это один из его филиалов — «медицинский колледж», где я решил добыть корочку, чтобы теснее общаться со Стрейнджем, он хоть и козёл как бы, но весьма талантливый и гениальный. Так, что я не против, у него поучиться.

Мне очень льстила слава гения, и я просто не мог не потешить своё самолюбие. Да и просто не было смысла мне долго засиживаться там.

И уже в Нью-Йорке произошла новая встреча, которая для меня была весьма интересной.

Я сидел в маленькой кафешке раним воскресным утром и читал с планшета новости. В Готэме объявилось много фриков за последнее время. Сейчас более всего известен среди них Джокер, который прослыл безумцем и уже стал заклятым врагом Бэтмена. Ещё в мире появились два Зелёных Фонаря, Флэш и целая кузина Супермена. Хотя следует заметить, что и у Бэтмена появились последователи: Робин и Бэтгерл. Найтвинга пока нет, значит это Дик Грейсон.

Думаю, пора уже собирать досье на всех «суперов» в мире, это в будущем пригодится мне. К тому же по обе стороны конфликта есть интересные персонажи, которые мне уж очень пригодятся. К примеру, славный мистер Фриз, который на самом деле гениальный учёный, который был загнан на сторону «злодеев» предсмертным состоянием своей супруги и пошёл по кривой дорожке из-за нехватки денег на её лечение. Я же её, в принципе, смогу вылечить, более того и его самого я смогу вернуть в нормальную форму или же просто дать контроль над своими силами. И будет он как Кейтлин Сноу в сериале про Флэша, контролировать свои силы и превращение. Правда, мои расчёты пока только теоретические, но это можно проверить. У меня есть артефакт, что дает возможность телепортироваться в любую точку Земли, поэтому могу сгонять на выходных в Готэм-сити.

После него я начал продумывать список на скорую руку по учёным, которых возможно завербовать для Волков-Индастрис, но мне пришлось бросить это занятие, ведь меня, мягко говоря, прервали четыре дамы.

— Негодяй! — воскликнула голубоглазая блондинка лет так восемнадцати.

Я осмотрел всех четверых дамочек, которым также было, судя по всему, лет восемнадцать, все четверо были одеты в кадетскую форму военной академии Вест-Поинт. Кроме этой дамочки рядом стояло ещё трое. Вторую, я опознал сразу, ведь о ней у меня есть много информации. Да и Индиго недавно мне предоставлял резюме подающих надежды выпускников военных академий и отставных военных, которые бы могли составить костяк моей Службы Безопасности. Это была Кетрин Реббека Кейн, кузина Бэтмена и будущая Бэтвумен. Весьма симпатичная рыжая с алым отливом волос, бледной кожей и бирюзовыми глазами. Примерно моего роста, хотя нет, на три сантиметра выше, фигура при ней, хотя, скорее всего что-то у неё подрастёт, и массу она наберёт в ходе тренировок.

Третья девушка была смуглой и кареглазой, коротко стриженой брюнеткой с чуть более выраженными мышцами. Не бодибилдерша, но явно занимается физподготовкой больше, чем эти трое.

А четвертая была зеленоглазой брюнеткой с лёгким загаром и маленькой грудью, меньше второго размера, но при этом на десять сантиметров выше, чем Кети Кейн.

— Прошу прощения? — я искренне не понял её гнева.

— Ты заказал последнюю фирменную пиццу! — указала она на мною ещё не тронутую пиццу, что лежала на столе предо мной.

Я люблю всякую пиццу, а эту фирменную всё никак не попробовал, она всегда была нарасхват, и я просто не успевал её заказывать. Сегодня получилось кроме типичного моего заказа чая, печенья и бургера с картошкой-фри заказать и пиццу.

— Эм. Ну да, я её заказал, — кивнул я ей.

— Нас месяц в увольнение не отпускали, я каждую ночь после тяжелых тренировок засыпала с трудом, думая об этом шедевре кулинарии, голодала в столовке Вест-Поинта, думая об этом ароматном блюде. Мне каждую ночь снилась начинка этой пиццы… А ты взял и заказал последнюю порцию? Да как ты посмел?! — обвинительно тыкнула пальцем в меня.

Я даже немного растерялся от такого. При этом я заметил реакцию её подруг на выходку первой. Они явно не были с ней солидарны. Вон как смачно приложили свои ладони к лицам.

— Прошу прощения, мисс…

— Для тебя я не мисс, а капрал София Джонсон, малыш! — гордо вздернула она свой курносый носик вверх и встала в эффектную позу.

— Капрал Джонсон, я не виноват, что это последняя порция. И уж точно не виноват, что вам не выдавали увольнения целый месяц. Я, к примеру, с момента поступления никак не могу попасть на фирменную пиццу, но не плачу же от этого.

— Не переводи стрелки! — чуть не вереща, сказала она.

— Софи, успокойся, — попыталась её угомонить смуглая девушка. — Есть же куча других пицц. Я тебе обещаю, что угощу любой, какой ты только захочешь.

— Рядовая Лайла Адамс, немедленно прекратить перечить старшей по званию! — строго отрезала Джонсон.

— Да, мэм, — лениво отдала честь Лайла. Её я, кажется, вспомнил из канона. Интересно, тут Джон Дигл бегает где-то рядом?

— Рядовые Кетрин Кейн и Мария Маршалл, а вы почему не поддерживаете наступление на оккупанта всеми нами любимой пиццы? Вы изменники? — мне кажется, или у девочки на почве недоедания какой-то психоз образовался? Нужно с этим что-то делать.

— Софи, хватит паясничать, — устало вздохнула будущая Бэтвумен. — Оставь парня в покое. Кто не успел, тот опоздал, так говорит наш инструктор по рукопашному бою. Помни это!

— Но он…

— Если хотите, я могу вам отдать эту пиццу, мне не принципиально, какую есть, — прервал я эту психованную. — К тому же я тут ненадолго всё равно и вас не побеспокою.

— Э, нет! — резко преобразилась Адамс. — Ещё не хватало, чтобы мы были виноваты в том, что Софи кого-то «выгнала» из общественного места. Нам очень жаль, что наша подруга позволила себе лишнего. Прошу прощения.

— Да нет, ничего страшного не произошло, мне всё равно пора на учебу.

— И на кого же ты у нас, мальчик, учишься? — с озорством села напротив меня Мария Маршалл. Её примеру последовала и София, которая села по левую от меня руку. Пока я осознавал, что происходит, со смущением то же проделала и Лайла, сев рядом с Марией. А Кэтрин немного помявшись, увидев, что я их не прогоняю, взяла стул от соседнего пустого столика и присела сбоку. — Дай угадаю! Ты у нас экономист, хотя нет, очень хорошо выглядишь, сдержанный и желание уладить спонтанный конфликт, значит, ты учишься на юриста. Верно?!

— Любите анализировать, мисс Маршалл? — улыбнулся ей и пока не ответил.

— У нас последние полгода чуть ли не насилуют на предмет аналитического и дедуктивного мышления, — прыснула от смеха Адамс. — И мы в этом преуспели, все четверо входим в пятёрку лучших, на нашем потоке.

— А кто пятый? — спросил я невзначай.

— Одна шведка, её зовут Лагерта Ингстадсон, — ответила Маршалл, но при этом скривились все четверо. Не любят, видать, эту «отличницу». — Но забудем о ней. Мы ведь угадали?

— Нет, — ответил я им, допивая чай.

— Тогда кто ты? — возмутилась Маршалл.

— Я учусь на медицинском, будущий хирург, если можно так выразиться.

— Блин! Я почти угадала.

— Ну, ты была довольно близко, — успокаивала её София. — Всё же ты тут не самая лучшая в плане аналитического мышления и дедукции. Поверь, не каждому доступно это. Вот, к примеру, наш дорогой будущий хирург вряд ли сможет что-то рациональное и логическое предположить, кроме того, что мы из Вест-Поинта, хи-хи-хи.

— А как тебя зовут? Надеюсь, не против, что перешли на «ты»? — задала нужные вопросы Кэтрин, при этом её подруги только поняли, что даже не спросили моего имени.

— Меня зовут Владимир Волков, и да я не против перейти на «ты», — и улыбнулся.

— Так у тебя русские корни? — спросила София. — У меня, кажется, бабушка в Гражданскую войну переехала сюда. Она тогда ещё была маленьким ребенком. Меня как раз в честь неё и назвали.

— Тебе идет это имя. И у меня не просто русские корни, я гражданин России, просто учусь здесь.

— Ух ты! — радостно воскликнула Маршалл. — Я ещё ни одного настоящего русского не знаю, ты у меня первый. Прикольно.

— Приятно слышать.

— А ты часом не родственник Ивану Волкову? — нахмурившись спросила Кейн.

— Да, это мой дед, — подтвердил её догадку. — Слышала о нём?

— Немного. Просто упоминалось, что его единственный родственник и наследник учится в Нью-Йорке, но я тогда репортаж не сильно слушала, мне больше было спать охота.

— Так ты у нас «золотая молодёжь»? — хмыкнула София.

— Вряд ли так можно сказать с уверенностью. Но да, я наследник многомиллионной компании.

— А почему тогда ты поступил на медицинский, а не, к примеру, экономический или же юридический? — спросила Адамс.

— У меня тяга к науке. Это уже второе высшее образование. Первое было в Оксфорде. А сюда меня сманил один ваш известный ученый Хьюго Стрейндж.

— Ух ты! А кто ты по первому образованию? Вернее, что там изучал?

— Химию, Биохимию, Анатомию и Генетику человека.

— Весьма интересное сочетание, — выдала Кейн. — Ты намерен серьёзно заниматься наукой и не обращать внимание на семейный бизнес?

— Одно другому не мешает, — пожал я плечами. — Одной наукой сыт не будешь.

Кейн хотела ещё что-то сказать, но внезапно раздался телефонный звонок, и мне пришлось ответить. Я извинился и отошёл в сторону.

— Владимир. Бросай учебу и лети в Лондон, — это был Индиго.

— Почему? — удивленно спросил я.

— Мне нужно твоё присутствие и твоего деда. Если поспешишь, то есть шанс обогатиться на миллиарды и прихватить ценные образцы мета-людей. Тебе же лучше от этого.

— Понятно. Жди. Скоро буду, только распрощаюсь кое с кем.

— Время ещё есть, но лучше не затягивать.

Я отключился и вновь подошёл к четвёрке.

— Прошу прощения, дамы, но мне нужно уйти пораньше. Дела семейные. Надеюсь, когда-то мы ещё встретимся и сможем поболтать как-то.

— Жаль, — скривилась обиженно Маршалл. — А я только хотела предложить погулять вместе где-то ещё.

— Ты не поинтересовалась у него его личной жизнью, — хихикнула София. — Ты не думала, что у кого-то она может быть. К примеру, у Владимира может быть девушка или парень… Я не права?

— Не права. У меня никого нет, — улыбнулся я и, расплатившись с официантом, махнул рукой им на прощание. — Не скучайте, дамы.

Отойдя за угол, в безлюдное место, я активировал свой артефакт и перенёсся в лабораторию, что была под землёй, а вернее под особняком, в котором дед временно жил. Там меня ждал Индиго и дед.

Индиго теперь был похож, наверное, больше на «центуриона» из Звёздного Крейсера Галактика, чем на дроида из Звёздных Войн, но при этом материалы, из которых он был сделан, были из разных мультивселенных. Правда большинство этих технологий скрывалось под слоем сплава адамантия и вибраниума, которые защищали целостность моего ИИ.

— Хозяин, — обратился ко мне он. — Вы быстро справились с теми четырьмя людьми. Они не мешали вам? Быть может их стоит ликвидировать. Это желтоволосая самка человека была весьма агрессивна по отношению к вам. Будет…

— Забудь о ней, Индиго, — улыбнулся я и присел за стол. — Лучше скажи, что такого случилось, что ты меня выдернул из Нью-Йорка?

— Случилась Компания «Вектор-компани», довольно старое британское объединение нескольких старых английских аристократический семей, что в начале двадцатого века создали общую компанию, что занималась грузоперевозками. За столетие она сильно поднялась и являлась до недавнего времени мощнейшим представителем на мировой арене от Великой Британии. Она на данный момент имеет представительства почти во всех странах мира и лидирует в авиастроении, грузоперевозках, строительном бизнесе и имеет свой собственный банк, который один из мощнейших в Западной Европе уже как двадцать пять лет. К тому же и в других отраслях они умеют зарабатывать. Но не развивают их.

— Это я и так знал. Что с образцами ДНК мета-людей и миллиардами, которые мы можем получить?

— Я к этому и веду, хозяин. Я перехватил тайную переписку и информацию из Аргуса о том, что у «Вектор-компани» есть несколько секретных лабораторий, как в Европе, так и в Северной Америке. Нас конкретно интересуют три из них. Одна рядом с Дублином, вторая в Берлине, а третья в Метрополисе. Именно в них есть образцы ДНК: Супермена, неизвестной амазонки, но вероятней всего Ипполиты, Киллер-Фрост, Ядовитого Плюща, Джокера, Пластики, Вандала Севиджа и нескольких демонов неизвестного домена. При этом кроме этих образцов будут перевозиться несколько технологий инопланетян, которых разгромили в своё время Флэш и Супермен. Это будет происходить в одно время и в разных местах, для заказчика, который, судя по всему, является никем иным как Лексом Лютором. Если мы украдем их, в чём я уверен с вероятностью в 97,9 %, то сорвём важную сделку между этими компаниями. Вектор-компани прогорела в двух делах, что были завязаны на крупных заказах в Китае и Индии, в итоге, они влезли в долги, но этого не афишируют. Разумеется, я «помог им» во многом, чтобы они оказались в таком бедственном положении. Но не мог рассчитать то, что шанс разорить эту компанию и поиметь свою долю с неё появиться так скоро. Аргус весьма небрежно следит за своими тайнами. Впрочем, они всего лишь люди, а я совершенная машина вашего производства, создатель.

— Это точно не может быть дезой? — спросил дед Индиго.

— Повторяю вам, господин Иван, уже в шестой раз теми же словами, которые должны до вас дойти из-за их простоты и краткости. Нет, это не деза, я просчитал все варианты и перепроверил все данные, что имею. Это оплошность службы безопасности Аргуса и Вектор-компани. Мы же, как любит выражаться хозяин — удачно напали на след.

Хм. Интересно, ведь получается, что если мы получим образцы ДНК раньше Лекса, а этот прохвост точно когда-то получит заветные образцы, но уже из другого источника, то я буду на несколько шагов впереди Лютора. У меня нет прямых целей — враждовать с ним, или же быть конкурентом в создании клонов Супермена для того, чтобы усложнять жизнь «последнему криптонцу». Этот самый криптонец и сам прекрасно справлялся с этой задачей, да и практически все в Лиге Справедливости и злодеи в большинстве создавали себе проблемы сами. Даже Бэтмен и тот, если верить одной из арок, то создал из ни в чём не повинного человека, который любил свою семью, Джокера. Джейсона Тодда, который в будущем станет Красным Колпаком, он хоть и не отъявленный бандит, и мне даже нравится чем-то больше самого Бэтмена, но для него лично он проблема. Рас Аль Гул, его дочери и Лига Убийц, куча Робинов, которые после его смерти устроили целую войну за его плащ… И ведь это один из «самых гениальнейших и адекватных» супергероев людей в этом мире. Хотя про адекватность этих «героев» я могу поспорить.

— Хозяин? Вы даете добро на эту операцию?

— Хорошо. Только прежде дай мне всю имеющуюся информацию по этому делу. Хочу всё лично перепроверить, а также начать создавать план.

— Уже создал, хозяин. По моей задумке я, вы и ваш дед, под прикрытием наёмников, которые будут отвлекать внимание на себя в нужных местах, выкрадем то, что нужно, и скроемся в телепорте. Наши стратегия, эффект неожиданности, боевые навыки и технологии позволят всё выполнить на высшем уровне без угрозы к существованию кого-либо. Ведь ваши костюмы, что вы создали, уже завершены и даже прошли бета-тестирование. И судя по результатам, они годятся для использования.

Да уж, Индиго почему-то одержим идеей получить дополнительные данные по моему костюму и тому костюму, что я создал деду. Хотя в чём-то он прав, не мешало бы всё же использовать их в реальном деле. Даже у деда руки чешутся.

— Понятно. Хорошо.

— Володя, — заговорил дед. — А что там с теми твоими разработками суперсолдат? Они могут нам помочь?

Эх! Моя самая большая любовь и самое большое разочарование…

— Понимаешь, дед. Работа одновременно и завершена, и не закончена.

— Не понимаю. Ты же говорил мне неделю назад, что ты создал необходимые комбинации генов и даже, кажется, разобрался с Магией Жизни и Разума. Так в чём же проблема?

— Дело в том, что это не обычный проект суперсолдата, по которому был создал Дефстроук. У меня, во-первых, несколько вариаций этого проекта, при этом я выявил закономерность, что далеко не все люди подходят для этого и даже не всякого пола. Для удачного приживления в 70 % случаев нужна женская ДНК. То, через что пройдёшь ты, это улучшенная версия сыворотки, которой подвергся Слейд Уилсон или, к примеру, Капитан Америка. Причём, в разы лучше. И такую же сыворотку я хочу использовать на верных нам людях для создания хорошей СБ нашей компании. И эта вариация моего проекта носит простое название «Суперсолдат». Во-вторых, существует проблема с выбором основного проекта, ведь каждый из них хорош по-своему и каждый имеет свои трудности реализации. И, в-третьих, существуют трудности в контроле таких монстров, которых я создам. Они будут сильны, умны и хитры, а значит опасны. Если для других, то ещё хрен с ними, но я больше волнуюсь за нас и наши планы на будущее.

— Да выбери любой и всё, — раздраженно нахмурился дед.

— Деда-а-а! Наука, это не русская рулетка. Здесь нужен расчёт и… Эх! Ладно, объясню подробнее про каждый.

Я уселся за широкий стол, то же сделал и дед. А Индиго химичил с компьютером в это время, но уверен, слушал меня, на всякий случай, чтобы выцепить из моих слов что-то новое по этому проекту. Ведь далеко не всё я рассказывал ему и даже не во всём он принимал участие.

— Про «Суперсолдата» ты уже знаешь. Но он лишь начальная стадия. Вторым по старшинству и увеличению сложности является «Валькирия». Это создание моего аналога мифической валькирии с крыльями, всеми плюсами обладателя сыворотки Суперсолада, парой геномов с Априором и Аналитизмом как у меня, с особым зрением как у меня, а так же артефактным оружием, которым может пользоваться только она лично. Её основной геном будет завязан на смеси человеческой женщины, которая по своей природе весьма умна и хладнокровна, а также склонна к насилию, затем ДНК одной реальной валькирии под именем Брунхильда из другой вселенной, а так же ДНК амазонки.

— Но ведь у тебя, кажется, ещё не было ДНК амазонки? — удивился дед.

— Верно. Но в моих планах было достать его. А сегодняшняя возможность просто ускорит этот проект по проведению его в действие. Но мы отклонились от темы. Сложность в реализации этой вариации состоит в том, что полученная валькирия должна будет вызвать закономерные вопросы у местных богов Асгардского пантеона, более того, существует вероятность, что эти боги могут перехватить как-то управление над валькирией. Или же, если я запущу проект в массовое производство, то это послужит им возможностью получить армию на халяву.

— Поэтому ты пытаешься выйти на рунных магов Скандинавии? — уточнил мой единственный родственник.

— Да. Но если. я так подозреваю, вероятность такого исхода всё же отсутствует, то после получения последнего ингредиента, я смогу приступить к реализации этого проекта, при таком условии, что я найду нужную кандидатуру для «основы». То есть, это ещё куда не шло. Сложнее будет с третьим проектом — «Суперия».

— Опять женщина? — уточнил дед.

— Увы, но да. Мне проще общаться и командовать мужиками, чем бабами. А учитывая то, кого я хочу создать, то этот вариант монструозной бабы меня даже пугает больше, чем объединение против меня всех супергероев и суперзлодеев вместе взятых. В этом проекте, судя по расчётам, целых 90 % вероятности удачного исхода, но также зависит от того, кто по гендерному происхождению из подопытных у меня будет. И для удачного результата придётся для начала создать эту «Суперию».

— А этот проект часом не основан на ДНК этой криптонки Кары Зор-Эл?

— Нет. Это будет ещё большей комбинацией сил и генов, чем «Валькирия».

Дед не знал, как и Индиго, но комбинация эта будет составлять образцы многих героинь Марвел: Брунхильды, Аморы, Сью Шторм, Кэрол Денверс, Эммы Фрост, Ороро Монро и Джессики Дрю. При этом благодаря технологиям я могу создать целое тело, не «заселить» другую личность уже в существующие тело, а именно что создать его. Но при этом вероятный прогресс получившегося гибрида будет довольно обширный и непредсказуемый. Фактически вся жизнь образца будет одним большим экспериментом. И мне нужно быть рядом с ним.

Из этого и выплывает вопрос — как мне их контролировать?

Этот вопрос, в принципе, могли решить не только мои познания в магии, но и технологии Шури, которые могли фактически создать личность и перепрограммировать подсознание, если это необходимо. Но эта работа тонкая и трудоёмкая. В таком случае, мне не удастся штамповать именно «Суперий» в промышленном масштабе. Один такой индивид займет у меня, если я хоть сейчас начну над ним работу, от одного года, до трех лет. Да и при этом «программировании» нужно учесть тот факт, что новообразованную личность нужно сделать верной мне по какой-то «закладке». И меня Индиго склонял к одной, на его мнение, самой оптимальной вариации — любовь. Хотя Индиго и не известно это чувство, но он меня уверял, что эмоциональный спектр для разумного — это кладезь для манипуляции. И я с ним согласен с одной стороны. Но с другой…

Это я ведь в таком случае получу бабу имбу, которая может ревновать меня к каждому столбу и «божественно» капать на мозги. А на хрена оно мне надо?

Продолжив размышления о «Суперии», я забыл о том, что хотел рассказать деду о проекте «Амора», «Тоби» и «Чародей». Какая-то ниточка в работе, что я создал в Божественной Мастерской, не давала мне покоя. Но что именно, я не мог понять.

В общем, если бы не усиленный мат деда, я бы так и остался в себе.

После этого я решил пока не продолжать свою лекцию по генетике и «планировке» выпуска моих мета-людей из пробирки, а уделить внимание плану Индиго, который оказался довольно-таки простым и выполнимым.

Глава 4

Брюс Уэйн.


Брюс сидел уже пятый час перед монитором Бэткомпьютера и пролистывал сводки из довольно интересного ограбления, что произошло в Берлине.

Если бы не случайные очевидцы и одна камера из установленного в тот день банкомата, то сначала не Аргус, а потом и не Бэтмен, который каждый день хакает их сервера в своих интересах, не узнали бы о довольно дерзком грабеже конвоя Стэгг-Индастрис. Было бы это обычным ограблением в другой стране, Бэтмен спустил бы это на тормозах. Ведь он не Супермен, чтобы мотаться по всему земному шару в поисках того, кому он может помочь. Он и в Готэме не справляется. Его заинтересовал этот конвой из-за того ценного материала, что он перевозил, а теперь эта неизвестная личность в ультра-современном боевом костюме из неизвестного материала обладает очень редкими и ценными ресурсами. И он был практически на сто процентов уверен, что они будут использоваться далеко не в святых целях.

— Мастер Брюс, вы сидите уже пять часов над этим делом. Мне кажется, что вы ничего не добьетесь этим расследованием. На моё скромное мнение бывшего сотрудника МI-6 вероятность узнать личину этого похитителя равна нулю.

Брюс Уэйн всё же снял свою маску и повернулся к своему дворецкому и тяжело вздохнул.

— Я знаю, Ал, но ничего не могу с собой поделать. Человек, который обладает такими технологиями, умом и неясными целями, захватил такие образцы ДНК сверхсуществ, это заставляет меня нервничать. Похоже, в этом деле я и вправду бессилен.

— Рад, что вы сейчас это понимаете. Вам нужно отдохнуть, Мастер Брюс. Вы ведь по вашему же графику должны будете заступить на дежурство через девять часов, сменив мастера Ричарда и мисс Гордон.

— Я помню, — вздохнул Брюс Уэйн и пошёл снимать свой костюм. — Как там насчёт запросов, что я подавал Люциусу?

— О том молодом даровании? Его, кажется, Владимир Волков зовут. Весьма интересный молодой человек и многограненный.

— Да, он. Так как насчёт практики в нашем госпитале? Он согласился?

— Мистер Фокс сказал, что ещё не получал ответа. Но он думает, и я с ним согласен, что пока Волков не закончит обучение, то не примет никакое подобное приглашение. К тому же вы не учитываете мнение его деда. Мультимиллионер русского происхождения, воевавший во Вторую Мировую и бывший член компартии СССР вряд ли захочет, чтобы его единственный наследник и внук проходил практику в США.

— Ты недооцениваешь Владимира и переоцениваешь его деда. Я провёл анализ и выяснил, что с вероятностью в 80 % за всеми финансовыми делами и рисками стоит именно внук, а не дед. Поэтому я хочу, чтобы он проходил практику у нас под боком.

— Хм. И почему же? Вы заинтересованы в нём как в будущем партнёре по бизнесу?

— И да, и нет, — уклончиво ответил Брюс и закончил переодеваться в домашнее. — Этот молодой человек весьма умён и имеет потенциал. Он действительно гений в науке, и мне хочется его сделать своим союзником.

— В вашей «второй жизни»?

— Не знаю. Пока я не думаю, что могу доверить кому-то тайну личности Бэтмена. Меня интересует то, что он может изобрести, и то, что я смогу внедрить в своё дело. К тому же полезно иметь «своего» хирурга высокой квалификации.

— То есть я вас уже не устраиваю? — немного ревниво спросил дворецкий.

— Не дуйся, Альфред. Ты как всегда на высоте. Но всё же руки специалиста в этой области будут не лишними. Не могу же я выдирать Томми из его конференций или же операционной ради себя. А так у меня может появиться два варианта в сложной ситуации.

— Ясно. Звонил мистер Лютор, он хотел с вами встретиться.

Брюс подобрался.

— Когда и по какому поводу?

— На этой неделе, когда вам будет удобно. А насчёт повода, он сказал, что это касается Стэгг-Индастрис. Больше он ничего не сказал.

Уэйн задумался, немного постояв на месте, он отмер и одобрительно улыбнулся.

— Назначь встречу, думаю, это будет плодотворное сотрудничество. Другие звонки были? Или же предложения о встречи?

— Да, ещё звонил мэр, скоро грядёт Фестиваль Основателей. Он просил, чтобы в этом году его открывали вы. Напоминаю вам, что это событие состоится в пятницу ровно в обед официальная часть, но вам нужно будет явиться пораньше на традиционную закрытую встречу.

— А ещё что? — тяжело вздохнул Уэйн.

— Встреча с Советом Директоров Уэйн-Тех. в субботу на 18.00 и встреча с мистером Кордом по поводу покупки новых лайнеров в воскресение… назначена на 12.30.

— Хорошо, — кивнул Уэйн.

— Вы хотите узнать, не звонила ли вам мисс Вики Вейл? — приподнял одну бровь Альфред.

— Да, хочу.

— После того, как вы её в четвёртый раз подряд бросили одну в ресторане, а до этого два раза в прогулке и в первый раз с вашего интервью сбежали, она на вас, думаю, немного злится.

— Этого следовало ожидать.

— Но вы ведь не покидаете надежд на новую встречу с ней?

— …

— Я звонил ей на работу, мне сказали, что она сейчас в Нью-Йорке у неё запланировано много работы там.

— Ясно. Надеюсь, она меня простит за прошлые разы.

— Я так же надеюсь, что вы найдёте ту, кто сможет заставить вас одуматься и пожалеть бедного старика и его слабые нервы.

— Альфре-е-е-ед…


Владимир Волков.


Твою же мать!

От этой бешеной дамочки не отделаешься просто так. Она меня уже четвёртый день подряд преследует.

— Мистер Волков! Подождите меня, мистер Волков! — запыхавшись, но всё же догнала она меня в лифте. — Вы такой быстрый, хе-хе-хе… Наверное, бегаете по утрам.

Ага, от таких, как ты, придурошная баба.

— Нет. Скорее убегаю, от папарацци и журналистов.

— Вы говорите обидные вещи, — надула губки эта дамочка. — Я просто хочу взять у вас интервью. Вам же не сложно помочь бедной девушке, что приехала ради вас в этот чужой полный опасности город, в надежде, что я получу немного вашего внимания?

Пытаешься давить на жалость и кокетничаешь со мной? С обычным подростком или же просто приличным человеком получилось бы, но не со мной.

— Сложно и желания нет, — отвечаю я ей с улыбкой.

— Вы, мистер Волков, весьма чёрствый человек, а ведь будущий врач. Неужели у вас нет сострадания?

— Если вы будете так и дальше меня занимать, то, быть может, я его и вовсе лишусь.

— Но всё же, что я могу сделать, чтобы вы мне дали интервью?

— Почему именно я? Почему, к примеру, главы корпораций Корд-Индастрис, Стэгг-Индастрис, Уэйн-Тех или же Лютор-корп вас не интересуют?

— Ну, они малоинтересные личности, а вот внук русского уже миллиардера, его единственный наследник и гений в науке, вот это уже занятно, — улыбнулась рыженькая.

К слову, Вики Вейл, а это именно она, довольно симпатичная девушка. Она довольно высокая, метр восемьдесят сантиметров, рыжие вьющиеся волосы до лопаток, зелёные глаза и слегка бледноватая кожа, довольно стройная, грудь не полного третьего размера, но при этом имеет осиную талию и аппетитную попку.

Двери лифта открылись, и я прошёл к двери своего пентхауса, где живу один.

— Но всё же я надеюсь, что проделала этот путь не зря и…

— Хорошо, заходите, — согласился я, наконец-то, лучше отстреляться один раз, чтобы потом она меня не донимала. — Одно интервью и всё. Больше я не хочу вам ничего давать.

— Договорились, — с победным оттенком гордости за себя проговорила она и прошмыгнула вперёд меня в мои апартаменты. — А у вас тут уютненько. Одни живёте?

— Да, один. И можно просто по имени. Не люблю излишний официоз. Мне всего шестнадцать лет, а не шестьдесят.

— А ворчишь, словно старик.

— Если тебя будут доставать этими интервью, то я посмотрю, как ты будешь себя вести. Ведь не только ты такая настырная.

— Я целеустремлённая! — даже палец вверх подняла в знак своего возмущения и правоты.

— Пусть будет так, — нехотя согласился я.

— Ну, ты ведь и сам должен понимать, вы стали весьма интересным семейством, что наделало много шуму в мире. За последний месяц вы скупили почти половину собственности Стэгг-Энтерпрайс, а после этого ваши акции взлетели до небес в то время, как ряд мелких компаний и банков разорились, ведь вы их скупили и организовали на основе своего Восточного Банка — «Volkov-Bank». А игры на бирже и ваши финансовые дела принесли вам миллиарды…

Да уж, Индиго с дедом разошлись по полной за последний месяц. Да что уже говорить, если и я увлёкся и использовал пару своих артефактов, которые могли помогать читать мысли человека, и отдал один деду. Тот постоянно крутился на переговорах с разными людьми, организациями и компаниями. Как итог, мы акционеры ещё в ряде компаний, которые со временем поглотим и завладеем всем, что там есть. Но пока этого не делали.

Тут же мне пришло сообщение на планшет от Индиго, там был отчёт по тому химикату, что я изобрёл пару недель назад. Я его доверил ему с Хранителем испробовать на подопытных, которых собрал по всему миру. И ждал результата. И результат был.

— Я пойду, наверное, заварю кофе. Или ты предпочитаешь что-то другое?

— Чай с лимоном, если можно, — и стала готовиться к интервью, доставая блокнот диктофон и ручки.

— Хорошо.

Я оставил её в гостиной, а сам пошёл на кухню и поставил чайник. А также читал ту информацию, что скинул мне Индиго.

И заключение было поистине интригующие.

Фактически, я получил отдельный подвид феромонов на основе секреций Ядовитого Плюща, Фоллинцев, драконов, муравьёв, шелкопряда, ряда животных и растений, которых нет у нас во вселенной, но есть у моих соседей.

Полученная смесь давала довольно любопытные результаты. Этот химикат почти мгновенно, если верить отчёту, действует на биохимические реакции организма человека. Химикат расслабляет его, делает человека более раскованным, подчеркивает все «положительные качества», которые жертва считает положительными в своём представлении и не замечает негатив в обожаемом образе своей «иконы», ещё он помогает расслабиться во время сексуальной близости. Делает тело более податливым и чувствительным.

Разумеется, Индиго с Хранителем даже сотворили небольшой рецепт препарата, который будет закреплён на мне. Чтобы не делать из потенциальных «жертв» простых нимфоманок, которые бы цеплялись ко всем подряд, они выполнили одно моё давнее распоряжение, но в своём стиле. Я давно искал способ сделать себя центральным предметом обожания и любви для моих будущих проектов. Ведь, что может быть сильнее такой связи как любовь? Эмоции, которым следует разумный во время его любви к кому-то, трудно поддать логике, и его трудно убедить, что предмет его любви не такой уж и хороший. Они видят и слышат то, что хотят видеть и слышать. И, кажется, я даже знаю на ком это проверить можно…

Я дал указку Хранителю, который был в «Мастерской» подготовить мне готовый препарат, ведь сейчас я проведу небольшой эксперимент над одной рыжей журналисткой. Хотя она не совсем рыжая, у нее скорее медный цвет волос и голубые глаза с телом модели. Что же, кажется, мне пора избавляться от девственности, а то уже перед самим собой неудобно, иметь такие возможности и так тупить, занимаясь лишь наукой и обогащением своего маленького семейства.

Спустя минуту чай был готов, как и препарат, который я принял и подлил в чай Вики Вейл. Правда, в отличие от её дозы моя была немного изменённой, она была что-то сродни якоря, который подстроил мой организм на нужную «частоту» и позволил выделять другой оттенок запаха моего тела и даже в дыхании и поте этот «аромат» будет чувствоваться для Вики.

Первая минута была довольно безобидной и спокойной, я даже подумал, что препарат не сработал. Но затем Вики просто бросило в жар, она начала потеть, её глаза бегали по комнате, когда говорила, её голос слегка дрожал. Затем ей было душно, так что она сняла пиджак и жилетку, да и пару верхних пуговиц расстегнула, предоставив тем самым мне вид на её кружевной сиреневый лифчик.

Я же просто улыбался и даже пару раз коснулся её руки, как бы случайно решив проверить реакцию на прикосновения. Так её в дрожь бросило от этого.

— С вами всё в порядке? — участливо спросил я её, смотря прямо в глаза.

— Д-да. А почему ты спрашиваешь?

— Просто вы выглядите нездорово. Я хоть и не дипломированный медик. Но уже близок к этому. Быть может, я обследую тебя и проверю твоё состояние? Ты могла заболеть. У меня в одной из комнат оборудован кабинет, который подойдет для этих целей.

— Ха… Почему бы и нет? Я согласна. Но прежде… где у тебя тут уборная?

— В коридоре, большая белая дверь.

— Спасибо, — он вскочила со своего места и понеслась туда.

— Я тогда приготовлю кабинет, — кивнул я и направился в свою творческую обитель, приготовил пару сканеров и инструменты. Разумеется, я не собирался проводить реальное медобследование, просто видимость его. А на самом деле проверю ещё один свой навык.

— Я пришла, — ответила она, войдя в кабинет спустя пару минут, судя по всему, освежилась и даже успокоительное приняла, судя по расширенным зрачкам, подёргиванию мизинца и указательного пальца на правой руке и влажным губам, этот препарат называется «Хронос-9». Хорошее успокоительное. Но ей не поможет.

— Хорошо, снимай верхнюю одежду и клади на стул. А сама ложись на этот стол, — показал я на белый мягкий стол, который иногда используют для операций.

— Ха! Надеюсь, ты не будешь переступать черту дозволенного.

— Я собираюсь дать Клятву Гиппократа! — надулся я.

— Может, и собираешься, но ещё не дал. Хотя, будем считать, что я в тебя верю.

Она разделась до белья. Всё же у неё весьма аппетитная фигура…

После того, как она легла на стол, я включил сканеры собственного производства, просто снял показатели с них на компьютер, померил пульс, температуру и нервные окончания.

— Кажется, у вас это хроническое, вернее грозит перерасти, — полулживо сказал я ей.

— Ты о чём?

— У тебя, похоже, много работы в последнее время, нервные переживания, злоупотребление успокоительным, при этом много мысленной работы и нагрузки на тело. Возможно, даже из-за неправильной одежды и обуви, а также положения сидя, у тебя начинается сколиоз и остеохондроз. От этого ещё можно быстро вылечиться. Но вот мышцы получают микротрещины и растяжения. Через год у тебя они будут болеть постоянно. Такое иногда бывает у людей, только у тебя какой-то странный и запущенный случай. Словно ты всю эту неделю лежала неподвижно в одной позиции, и в эту ночь также было. Ты часом никакие запрещённые вещества или препараты сомнительного происхождения не принимала?

— Вроде нет, — хмыкнула она. — А это можно как-то исправить, а то мне завтра на конференцию нужно. А для этого нужно здоровое подвижное тело?

— Лекарств у меня под боком нет, но могу помочь другим способом.

— Как?

— Массаж. У меня есть различные мази, которыми я сам пользуюсь и деда своего лечу. Они хорошо помогают в подобных случаях, к тому же они скоро поступят в продажу от имени нашей компании. У тебя, можно сказать, эксклюзивное право опробовать на себе мои труды.

— Хех. Ну, давай, Владимир, — усмехнулась она.

Она перевернулась на живот и положила руки вдоль тела, а голову повернула в мою сторону и прикрыла глаза.

На ней были только кружевные трусики и такой же лифчик, но и тот она расстегнула, чтобы мне было удобнее намазывать и натирать ей спину. При этом она всё же умудрилась немного эротично выгнуться и немного флиртовать со мной, а я мог созерцать её аппетитные формы и массировать мышцы, наблюдая за её реакцией.

Мазями служили некоторые виды афродизиака, которые я дозировал и каким-то одним видом натирал в одну область тела. Аурным зрением, которое я держал включенным с начала воздействия на неё моего «феромона», также отслеживал реакции и изменения. Это очень полезные данные.

Пару раз, шутя, она назвала меня неплохим массажистом, который зря пропадает в науке. Не знаю почему, но для меня эти слова немного стали обидными, и я решил ей сделать маленькую гадость.

Но поскольку она всё же женщина, то сделать «приятную гадость».

Как я уже упоминал, у меня в Божественной Мастерской своя библиотека, и в ней есть много трудов посвящённых медицине. Среди которых много трудов по анатомии человека и акупунктуре, есть свои изложенные письменно практические труды, что помогут в её теле пробудить ещё большее желание. Видать, много извращенцев или же гениев, а, быть может, и того и того побывали в роли обладателя Божественной Кузницы.

Да и решил я добавить немного магии жизни, стимулируя её нервные окончания и заставляя испытывать наслаждение. А ведь она ещё до этого течь начала. Вон под ней уже лужа собирается. А сама Вики Вейл смачно стонет.

Закончив с натиранием мазями, я всё же начал работать руками, ещё больше применяя магию жизни.

Начал я с плеч, переходя на лопатки, а затем на поясницу, потом были её руки, и я вновь вернулся к спине, делая уже комплексные поглаживания и давление на определённые точки. Закончив с её спиной, я переместился на ноги, бёдра, затем лодыжки, а затем на стопы перешёл.

Материалов по стопам было куда больше в моей коллекции, поэтому им уделил я больше всего внимания, наверное.

Всё это время Вики уже не сдерживала стоны, иногда вскрикивала. Но ничего не говорила. А когда я принялся за её ноги особенно пальцы ног и пятки, то умудрился на конце даже довести её до оргазма.

Душа моя ликовала. Я и сам не ожидал, что мой массаж на неё ТАК подействует. Но это даже лучше.

Но на этом я не останавливался. Я вновь занялся её руками, затем шеей, ушами, затем снова шеей, позвоночником, вновь переместился на её попу и ноги. За это время она получила ещё три оргазма и более того, она засунула руку под себя и стала играться со своей киской.

У меня это вызвало улыбку. Стоило мне только убрать свои руки от её тела, как она резко встала и бросила на меня довольно похотливый, обожающий и жаждущий взгляд.

— Владимир-р-р… прошу, не спрашивай… ха-ха… меня ни о чём… просто… ВЫЕБИ МЕНЯ! — ухватила мои плечи своими пальцами.

На столе было немного места.

Она придвинулась ко мне, наши носы почти соприкасались.

А горячее, неспокойное дыхание щекотало мою кожу на лице. Облизав свои губы в предвкушении, она решилась и поцеловала меня, со всей страстью и даже дикостью, что в ней есть.

Её губы были столь… необычные, наверное, хотя мне не с чем сравнивать.

Не знаю насколько у неё огромный опыт, но она не могла уже больше остановится. Она углубила поцелуй, превращая его в ещё более страстный и долгий. Словно ей этого не хватало всю жизнь.

Я стянул с неё с изрядно мокрые трусики.

Оторвался от поцелуя и пристально посмотрел, переводя взгляд сверху вниз, не оставляя без внимания ни один изгиб её прекрасного тела. Потом тот же путь проделали и мои руки.

С груди полноценного третьего размера они скользнули на стройную талию, обхватили соблазнительные упругие бёдра и спустились к стройным гладким ногам.

Этот румянец, тяжёлое дыхание, причиной которого стало далеко не плохое состояние её тела. Это тешило моё самолюбие.

Мне удалось!

Пальцами я сжал её бедра, когда встал на колени и притянул её к себе. Положив руки мне на плечи, закрыв глаза, она запрокинула голову назад, когда почувствовала влажный и жаркий путь моего языка, кружившего вокруг пупка. Вики в тот момент, наверное, забыла, как правильно дышать.

А затем я чувствовал, как ещё больший жар разлился по её телу, потому что я спустился до её холмика медных волос между ног, и принялся ублажать там языком.

Она отдалась переполняющему её чувству наслаждения. Своими руками она зарылась в мои волосы и прижимала с ещё большей силой мою голову к своей промежности и кричала от наслаждения.

Из её груди вырвался тихий, протяжный стон. А столь непривычные спазмы одолели Вики, и она обмякла, кончив в тот же момент.

После этого я поднялся и поцеловал её, чтобы она почувствовала на моих губах свой любовный вкус. И тут же сделав это, она обвила руками голову, а ногами торс.

Тело Вейл с радостью приняло мой член в себя, задрожав от волнения. Её тело сжигал жар движений, моих весьма сильных и резких толчков. Не знаю, сколько продлилось это действо. Но для неё лично закончилось это всё, когда она получила сильнейший оргазм, уходя в беспамятство.

Я же излился на неё через пару минут.

«Пожалуй, теперь можно датчики и камеры отключить», — улыбнулся я сам себе и накрыл халатом её тело. — «Собранной информации должно хватить. Хотя мне бы хотелось её ещё трахнуть. Я так многое хотел сделать, а тупонул и слишком долго делал ей массаж. Вот и результат».

Может проститутку вызвать?

Хотя о чём я думаю? Мне нужно тут собрать образцы её тканей, волос, слюны, выделений и крови после секса. Показатели должны были измениться…


Вики Вейл.


Прошло уже четыре месяца с момента того дикого и внезапного секса с Вовой.

Вики была одной из приглашённых на мероприятие «Волков-Индастрис», в компании её… друга (?).

Наверное, да. Пока эти отношения можно лишь так охарактеризовать.

За прошедшие два месяца она уже убедилась, что внезапно вспыхнувшие чувства по отношению к этому, казалось шестнадцатилетнему мальцу, вполне реальны и не навеяны какими-то веществами или алкоголем. Она не раз проверяла возможность простой увлечённости и минутного порыва. Спала с другими мужчинами, с тем же Брюсом. Но с каждым разом она убеждалась, что она хочет только Волкова. Он ей даже начал по ночам сниться, это словно какое-то наваждение, которое она не могла никак сбросить и мучилась от этого. Владимир влез в её жизнь внезапно и ведь самое главное, «влез» это громко сказано, ведь это она к нему навязалась и продолжает навязываться.

Она и вправду любит его, Вики уверена в этом. Как давно было, когда она просто любила. Словно наивная девочка мечтала о счастливой жизни со своим избранником… который младше неё на добрый десяток лет.

Новая реальность посмеялась над ней вместе с судьбой. Она влюбилась в мальчишку, который невинней овечки по большей части. Она точно знала, что до неё он был девственником, который хочет найти одну единственную и неповторимую. И ведь Вики верит ему!

Такого романтика мужского пола она, наверное, ещё никогда не встречала. И это и смешило её и заставляло им восхищаться и ещё больше влюбляться.

Она не раз пыталась перевести их отношения в горизонтальную плоскость, и Владимир уже наверняка понял её намёки и поползновения в свою сторону, но уверено держался. Такой милый, честный, добрый, талантливый, гениальный, богатый, молодой, красивый, желанный и… такой недоступный для неё.

После того случая в его квартире она неоднократно пыталась добиться того, чтобы оказаться в его постели, и плевать, что ему шестнадцать. Ведь, фактически, закон она не нарушает, он вступил в пору «согласия», вопрос в морали и общественном мнении.

Но даже это не могло заставить Вики отступить от навязчивой идеи завладеть Владимиром.

Но факт был, она провалилась как женщина, и сейчас стоит здесь в приёмном зале в честь вхождения в компанию деда Владимира ещё пары азиатских фармацевтических компаний, и слушает приятную музыку, осматривая пространство и гостей. А она стоит одна и должна ещё отбиваться от навязчивого и озадаченного Брюса Уэйна, который, видимо, был задет резким разрывом их отношений с её стороны, и в нём играла обида и мужская гордость. Быть может, раньше она бы воспользовалась этим и женила бы его на себе, но сейчас ей были безразличны его комплименты и внимание.

Ей нужен был ОН — Владимир Волков!

— Мистер Уэйн, какая приятная неожиданность, — улыбнулся Иван Волков, подходя к Вики и Уэйну, что вновь отыскал её на этом приеме. — От внука я слышал, что вы в последнее время больше проводите время на своих средиземноморских круизах и ещё где-то только не в Готэм-сити или же где-то в стране.

— Ну, мне пришло приглашение на этот приём, и я решил отложить пару своих дел и явиться сюда, — улыбнулся в своей привычной манере Брюс и пожал руку старику.

Хотя Вики отметила, что, несмотря на свой почтительный возраст, Иван Волков не выглядит таким уже дряхлым стариком. Он занимается собой и ведёт активный образ жизни. С виду это скорее сорокалетний мужик с седой головой и бородой, правда морщины присутствуют, но вот мускулатура Волкова-старшего даже заставляла её засмотреться на него пару раз.

«Наверное, привлекательность к противоположному полу это у них семейное…» — подумала про себя в это время Вики.

— Для меня честь познакомиться с вами, Иван Владимирович, — перешёл на русский Брюс. — Ваша компания делает невероятные успехи и развивается бешенными темпами, я даже начинаю волноваться за своё будущее.

— Скажите тоже, — махнул рукой Волков. — Просто везёт, плюс внук помогает. Он у меня весьма умён.

— Это я заметил. Я так и подозревал, что не только вы стоите за успехом «Волков-Индастрис», который вырос ещё больше в плане бизнеса, науки и влияния в мире. Вы с Владимиром продемонстрировали быструю и чуткую хватку на мировом рынке после кризиса, что был вследствие краха «Стэгг-Энтерпрайс». Десятки корпораций, банков и всяких учреждений обанкротились, и на их место пришли новые акулы бизнеса. И вы одни из них…

Вейл так же отметила про себя благодаря «дружбе» с Владимиром, и информации, что узнаёт от него. Было много изменений за этот маленький срок, к примеру, их старый банк «Volkov Bank» реформировался и существует теперь под громким и самоуверенным названием «Central Volkov’s Gold Bank» и финансовую компанию-филиал «Volkov Express». Которые, начали очень быстро завоевывать рынок. Банк накапливал свой собственный золотовалютный запас и поглощал мелкие и средние банки, что разорились, а финансовая компания занялась денежными переводами, кредитными картами, играми на бирже, розничной торговлей, развлекательным бизнесом.

И довольно удачная игра на бирже. За последнее время они умудрились накрутить четыре с половиной миллиарда долларов! И это только официально, а сколько «грязных денег» у тех припасено, Вики не знала, но точно уверена, что такие акулы бизнеса, пусть и «молодые», не обходятся без старых трюков и «традиций» мирового рынка.

При этом он установил рекорд на заработок в один день. Журналистка понимала, что где-то была какая-то оплошность брокеров, а Владимир с Иваном смогли просчитать их действия и тенденцию колебания курса валют. И сыграв на этом за сутки, он сумел заработать один миллиард и сто миллионов долларов. Об этом писало много СМИ. Но он не давал интервью. Не любил прессу.

А пресса бесилась на него из-за этого. Только Вики смогла три раза взять у него интервью и на этом всё…

А затем они расширили производство своей фармацевтической фирмы, и выпустили новые методики лечения различных заболеваний и вакцины. На этом он также заработал, хоть чуточку меньше, но баснословные для простого человека деньги.

Его состояние, имущество, филиалы компании и штат сотрудников росли, словно на дрожжах.

Неделю назад Владимир поделился новостью, что у него и деда появились новые филиалы, которые входят в «Volkov Industris», и занимаются каждый своим делом. К примеру:

«New Information» — была новой газетой, которая планировалась как новый конкурент «Дейли-пленет», «Готэм-Ньюз» и ряда других известных изданий.

«Volkov Energi» — планируется, как филиал его корпорации, что будет заниматься новыми видами энергии, электроэнергией и топливом разного толка.

«Hansen Building» — строительная компания, которая будет действовать в местах, которые чаще всего страдают от природных катаклизмов, военных конфликтов или же терроризма.

Кроме этого его соцсети «Instagram» и «Telegram» по прогнозам уже её знакомого программиста будут приносить ему, чуть ли не большую прибыль в ближайшие пару лет, чем некоторые филиалы.

А ведь его дед активно с каким-то своим партнёром начал занимать делами другого их семейного предприятия — VIT/Inc. — компания, что перерастёт по прогнозам Владимира в настоящий транснациональный телекоммуникационный конгломерат со штаб-квартирой в Москве. Она уже крупный поставщик как местной, так и дальней телефонной связи в США, Европу, Россию, Китай, Японию, а также шестой по величине сотовый оператор в мире. Стабильно предоставляет в долгосрочную аренду и лизинг оборудование засекречивающей аппаратуры и объектов инфраструктуры связи с предоставлением квалифицированного персонала для обслуживания различных секретных объектов в России.

И осуществляет деятельность в следующих направлениях:

— Услуги для бизнеса — предоставляет услуги стационарной и беспроводной связи компаниям, правительственным организациям и оптовым клиентам по всему миру.

— Развлекательные технологии — предоставляет частным клиентам услуги доступа к сети Интернет, голосовой связи и передачи видео. В этот сегмент входят услуги, предоставляемые через кабельные сети и спутниковую связь.

— Беспроводная связь — предоставляет услуги мобильной связи на территории.

— Международные услуги — включает деятельность в Латинской Америке, Африке, Азии и Австралии.

Виктория даже не может понять, как они всё успевают, тут даже имей под боком совершенный суперкомпьютер, что работает без перебоя сутками, вряд ли справишься.

— А вы как считаете, мисс Вейл? — спросил её о чём-то Волков-старший.

— А?! — Виктория не слышала вопроса, лишь очнулась, когда к ней непосредственно обратились. — Простите, но я, кажется, глубоко задумалась.

— Бывает, — махнул рукой Волков. — Порой молодёжи совершенно не интересно, о чём беседуют старики.

— Я бы попросил пока меня в эту когорту не записывать, — весело возмутился молодой миллиардер. — Я хоть и старше вашего внука, но не настолько, как можно представить. Всего лишь пять лет разницы. К слову у вас очень хороший английский. Вы его ещё при советском союзе учили или когда уже Россия появилась?

— Недавно, внук подсобил. У него много различных методик, одна из них — быстрое изучение языков.

— Вот как? Весьма любопытно, я ещё больше желаю познакомиться лично с вашим внуком.

— Тогда у вас есть возможность прямо сейчас. Вот мой мальчик.

— Мистер Уэйн? Рад видеть вас на нашем небольшом празднике. Это наша первая встреча, если я не ошибаюсь? — они пожали руки друг другу.

— Не ошибаетесь. Я признаться честно даже стал вашим фанатом. За столь короткое время добиться таких высот, я уже переживаю за свой бизнес.

— Не стоит, мистер Уэйн, пока Уэйн-Тех меня беспокоит только как партнёр. Наша молодая компания нуждается в партнёрах на мировом рынке и для вас у нас есть несколько интересных предложений.

— Вы меня заинтриговали, — улыбнулся Брюс. — Тогда быть может сегодня и обсудим?

— Тогда я пожалуй покину вашу компанию, господа, — смущённо проговорила Вики Вейл. — Для меня дела бизнеса весьма скучны и не интересны, хотя если они касаются какого-нибудь скандала, то я бы послушала.

И быстро ретировалась, не дав никому даже сказать что-то в ответ.

Вики было неуютно почему-то в компании и Брюса, и Владимира одновременно. То, что она встречалась кое-какое время с «Принцем Готэма» не было таким уж и секретом, Владимир знал, просто об этом в прессе не писалось. А вот то, что её предмет воздыхания сейчас общался с её бывшим, который её ещё хочет, а Вейл точно это знала, пусть это ей было не особо нужно. Но Владимир и Брюс дельцы, и им нужно поговорить, а она точно бы мешала.

Примерно час она бродила по «Град-Британи», лучшей гостинице, что по слухам была куплена незадолго до организации этого празднества Волковыми, и налегала на шампанское и закуски, даже умудрилась взять небольшое интервью у министра внутренних дел Германии. А затем её перехватил довольный, судя по всему переговорами, Владимир.

— Ты так резво убежала, что я подумал, ты решила добраться до Готэм-сити своим ходом и примерно за пару часов, — улыбнулся он.

— Ну, мысли такие были, а затем увидела несколько интересных людей и решила задержаться, взять у них интервью, кое-кто мне, к примеру, не хочет его давать, а другие готовы в длинную очередь выстроиться для этого.

— Хм. То есть я тебе мешаю брать интервью? Тогда прошу прощения, оставлю тебя наедине с толпой и удалюсь за ту дверь, где хотел тебя угостить хорошим вином и рассказать об одном изобретении, которое мы пустим совместно с Уэйном в обиход. Так что…

— Стой-стой-стой! Ты невозможен, Вова! — нахмурилась Вики. — И почему на тебя вообще не действуют мои чары? И ведь самое главное я замечаю, что никакая девушка не способна тебя окрутить. Ты часом не гей?

— Часом нет, и поэтому, если хочешь под меня кого-то подложить из своих дружков-геев, то у тебя не выйдет ни-че-го.

— Бука ты!

Под общий смех они всё же удалились в отдельную комнату, где Владимир угостил Вики хорошим вином, а затем, она, поддавшись порыву чувств и алкоголю, поцеловала его. Именно в тот момент в комнату вошёл Брюс Уэйн…


Владимир Волков.


Вчерашний вечер был довольно познавательным и интересным. Одно только выражение лица Брюса, когда нас застукал целующимися с Вики многого стоит, а ведь он, кажется, всё ещё питал симпатию к ней? Какой же у него был растерянный и даже, кажется, обиженный вид… жаль, фотоаппарата не было под рукой, я бы заснял это и продал бы в иные миры, где о нём знают. Уверен, мне бы многое за такое продали!

Ну что же, тут я «Темного Рыцаря» обскакал. Что уже говорить, если я куда лучший вариант, чем он. Да и не мог я ему вернуть Вики. Только сейчас я разобрался окончательно с тем феромоном, что получил в ходе исследований и применении на Вики Вейл. Я решил дать ему название «Нарцисс». Правда этого препарата у меня, скорее всего, хватит только на три особы. Увы, пока я довёл его до ума, чтобы он с первой попытки влюблял в меня женщину, я потратил очень много материала, что купил в иных мирах. К сожалению, в мире ДДГ местный мой коллега умудрился проморгать уничтожение фоллийцев, и теперь ему самому не хватает материалов. А другой мой поставщик — один божок, загнулся от чей-то руки. Вот у меня и не хватает ингредиентов. Но это ничего, главное результат, а если что в будущем, когда мне потребуются новые «Нарциссы» я заменю несколько элементов этого феромона и сделаю другую версию. А сейчас, наверное, мне стоит заняться технологической стороной моих исследований, вернее их внедрением в мир и продажами, а так же лекарствами.

А эти три дозы я даже, кажется, знаю, на ком применить…

Глава 5

Владимир Волков. 2007 год.


Как же жаль, что я раньше не купил этот остров в Тихом океане и не начал тут обустраивать одну из своих баз-лабораторий…

Остров не был богат на какие-то ископаемые или же на культурные ценности, торговые преференции. Нет, он просто был большим и в тропиках, где можно устроить себе не только лабораторию для производства в будущем своих тайных разработок и тестирования их, но и отдыха. Поэтому для прикрытия сейчас здесь мои наноботы строили виллу, обустраивали пляж, на котором я лежу, а также целый парк развлечений строят, это не говоря уже о таких важных вещах, как мини-порт, мини-аэропорт, посадочная площадка для вертолётов, свой собственный зоопарк, теннисный корт, баскетбольная и футбольные зоны, отдельно закрытый стадион с полем изо льда, для игры в хоккей, катания на нём и прочей развлекухи, которую только можно придумать.

Мои наноботы — это что-то с чем-то, часть импортных технологий из других миров, а часть мои собственные, и, в итоге, я имею помощников разной величины от Амебы до размера насекомого. Эти нанороботы, как правило, в любой вселенной размером примерно с молекулу (менее 100 нм), но у меня чуть больше, но при этом обладают теми же функциями движения, обработки и передачи информации, исполнения программ, что я в них вложил. Мои нанороботы, способны к созданию своих копий, то есть самовоспроизводству, правда, это не безграничный конвейер по производству себе подобных. Каждый нанобот может произвести, при наличии нужного материала, только десяток себе подобных «братьев» и передать им программирование, что я в них вложил. Хотя я собираюсь это количество увеличить вдвое, а то втрое. Они окупили те усилия, что я в них вложил. Вспомнить только те молекулярные двигатели, с помощью которых они существуют и передвигаются. Ох, и намучался я с ними, прежде чем смог присобачить им световой метод получения энергии из вне, чтобы себя подпитывать постоянно…

Но кроме наноботов у меня есть и «простые» роботы в виде роботизированных платформ, с помощью которых можно производить различную технику или даже корпуса зданий. Ты им только сделай план и чертежи, материалы дай, а всё остальное они сами сделают. Мы так построили уже треть наших новых зданий по всему миру.

Жаль, дед не захотел со мной отдохнуть на острове, которому я так и не дал названия. Название, что ему дали аборигены, длинное и не красивое, как для меня, так что я решил его переименовать, правда, сейчас пока глухо у меня с фантазией. Может, просто отдохнуть от всего?

Дзынь-дзынь!

Чёрт! И кто же мне звонит?

— Алло? — не глядя, я ответил.

— Привет, Владимир. Это я… Кетрин, ну та, что Кейн, — прозвучал неуверенный голос одной рыжей красавицы курсантки. — Помнишь меня?

— Да, конечно, я, помнится, с вами ещё пару раз пересекался, только уже не в кафешке, а на улице где-то? Мы договаривались встретиться в месте нашего первого знакомства, но у вас вновь какие-то учения нагрянули, и всё застопорилось.

— Ха-ха-ха, да, у нас всё сложно. Слушай, а ты сейчас свободен?

— Ну, в принципе, да, а что?

— Ну, помнится, ты с Софи играл в аналитические игры, и она проболталась одной нашей общей знакомой, которая по совместительству ещё и наша сокурсница, о тебе. Спор зашёл слишком далеко и, в итоге, они заключили пари на твоё соперничество с Лагертой.

— Кажется, помню её, вернее Софи вечно о ней что-то рассказывала. Она у вас «королева красоты и талантов», как я помню?

— Да, это так. Ты не был бы против приехать в Вест-Поинт и устроить батл на тему аналитики, мы устроим что-то вроде квест-комнаты, где вы должны будете разгадать, что там случилось?

А сколько надежды в голосе? Хм, всё равно нечего делать. Так что, в принципе, можно и повеселиться.

— А меня пропустят, у вас вроде закрытый объект? — засомневался я, вспомнив их порядки.

— Сам директор академии заинтересовался тем, что Софи и Лагерта спорили уже несколько дней о тебе. Ему интересно посмотреть на будущего хирурга, что по уму и наблюдательности превосходит его воспитанников, хе-хе. Так что пропуск у тебя будет, к тому же я и Лайла встретим тебя на входе и проводим, куда нужно.

Странная ситуация…

— Это немного странно не находишь? — спросил я у неё.

— Что именно странно?

— То, что вы, будущие военные, а ваш директор вместо того, чтобы выбивать из вас дурь на тренировках с помощью тренеров, поощряет у вас тягу к приключениям в стиле Шерлока Холмса? Вы ведь военная академия.

— Да, военная. Но ты, кажется, не учёл того фактора, что мы учимся в Вест-Поинте! — гордо мне заявили. — А Вест-Поинт лучшее учебное заведение не только в плане подготовки военных кадров, но и специалистов в области права и ведения следствия. У нас много предметов по правоведению. Так после выпуска мы можем не пойти в армию, а, к примеру, в полицию обычным полицейским или же в спецназ. Всё зависит от уровня твоей подготовки, а также в армии очень часто требуются знающие люди для того, чтобы в случае чего вести переговоры или же суд, в отсутствие военно-полевого суда. В таких случаях всегда в роли судей или даже следователей в горячих точках выступают наши выпускники, — а теперь из её уст это звучит как: «Мы умнее и сильнее всех!».

Что же, ладно, посещу их. Мне даже стало интересно, что они там намудрили с «проверкой».

— Забавно, вы меня даже заинтриговали. Я согласен, посмотрю, чему учат доблестных защитников США.

— Ты сказал это таким тоном, что мне захотелось, чтобы победила эта беловолосая сука, — обиженным тоном произнесла Кейн.

— Не обижайся, я не со зла. К какому времени нужно быть?

— Подъезжай к часу дня на КПП.

— Хорошо, буду, готовьтесь!

— Не обмани наших ожиданий. До встречи! — уже более весело ответила мне Кетрин и отключилась.

Сейчас ровно одиннадцать утра, так что успею сделать всё, что нужно. Артефактов для телепортации у меня предостаточно, да и сверхзвуковой истребитель есть в запасе. Так что в любом случае успею.

Что бы мне делать все эти два часа?

Тут же мне пришло сообщение от Вики Вейл. Она сейчас в Токио берёт интервью у Премьер-Министра Японии и, пока есть свободная минута, решила… скинуть фотку своего нижнего белья, которое она прикупила в Акихибаре. Да уж, занятная она всё же…

Но это и понятно, учитывая, что она влюблена в меня без памяти.

Последнее время я подумываю окончательно её переманить к себе в новый развивающийся филиал. связанный с масс медиа. Ему бы ещё и название придумать, и всё зашибись. Эх, может, пускай этим как раз занимается Вики?

— Создатель? — ко мне обратился Индиго. — Закончено строительство развлекательных объектов, а так же аэропорт, порт и два посадочных места для вертолётов. Подземные уровни вашей виллы и пространство для лаборатории готово, осталось только его зачистить и по возможности углубить. Вилла закончена только на 37 %. Но по моим расчётам с этим же темпом строительства она будет закончена к завтрашнему утру в 11. 43. Мне устанавливать систему безопасности по периметру?

— Пока не нужно. Всё равно нужно её будет скоординировать с моей магической защитой. Завтра после окончания работ мы с тобой вдвоём и закончим со всеми вопросами безопасности.

— Понял. Я вам напомню об этом завтра в 11. 43, а ещё когда вы лично прибудете на этот остров. Кроме этого хочу сообщить, что мои дубликаты закончили переработку тех видео- и компьютерных игр, что вы мне дали. Скоро можно будет создавать ещё один филиал вашего конгломерата.

— Назови его «Гранд-Геймс».

— Принято. Я внёс коррективы.

Да уж, только я могу из всех обладателей великим ИИ использовать его для создания или переработки на новый лад старых игр для компов и приставок, чтобы обогатиться. Даже заказал несколько сотен игр из других вселенных.

Таков уж я…

— Хорошо. А пока, пожалуй, мне можно заняться непосредственно отдыхом.

Спустя почти два часа я стоял у КПП, где меня встретили Кейт и Лайла, и проводили внутрь.

Особого ничего по архитектуре Вест-Поинта и произведённому впечатлению на меня не скажу. Это что-то среднее между обычной военной частью и двумя корпусами, где проводили занятия.

Меня как раз и провели под любопытные взгляды, похоже первокурсников, в один из таких, где в одной из комнат нас ждала целая толпа из сокурсников Кейт и Лайлы, а также несколько офицеров-инструкторов, включая директора академии, который пристально меня разглядывал.

— Добрый день, — поздоровался я и поправил очки.

Проблем со зрением у меня не было, я их скорее для образа носил и для помощи в деле, ведь на самом деле это были не обычные очки, а новый прототип рентгеновских очков прошлой модели. Эти теперь наворочены до таких аспектов, как наличие «стандартных» спектров видения, что были, включая аурное зрение, так и карты пространства, способность делать «закладки» на предметы, мощный сканер, доступ к «мировой паутине» и также допуск конкретно к этим очкам у Индиго. Ещё они совмещают в себе особенности артефакта, что может запросто определить тип магии, заклинания, любой магической атаки или же даже классифицировать другой артефакт. На почве артефакторики это моё произведение самое лучшее, и я им горжусь.

И как раз сейчас я им и воспользовался, проанализировав обстановку и узнав личности и биографию всех присутствующих в деталях, хотя это я сделал ещё до нашей встречи.

— Хм. Так значит вот каков гений дедукции из медицинского колледжа? — хмыкающе покачал головой директор Донован. — Занятно. Что же, я Джонатан Донован, директор Вест-Поинта, а это — указал он на высокую, выше меня на голову, девушку блондинку. — Лагерта Ингстадсон. Наша лучшая представительница и курсант № 1 не только в этом потоке, но, думаю, и за последние лет пять.

— Приятно познакомиться, Владимир Волков, — улыбнулся я блонди и поправил очки.

Она лишь снисходительно улыбнулась и победоносно стрельнула глазами на «мою четвёрку курсанток».

К слову, эта Лагерта довольно интересная личность, я её просканировал как с помощью артефакта, так и с помощью магии, и пришёл к выводу, что у неё в роду были далеко не простые люди. Возможно, даже местный аналог валькирий или же амазонок. Во всяком случае, у неё ДНК была похожей чем-то на ДНК Брунхильды из Марвел. А ещё в её ауре были следы божественного вмешательства, но не конкретно в её рождение, а скорее всего в предка.

Но и без этой «божественной» её особенности она довольно интересная особа. Хотя бы взять внешность. Длинные, завязанные в высокий конский хвост волосы цвета литого золота, красивые голубые глаза, что казалось, будто на тебя смотрят два сапфира, светлая, чуть подзагоревшая кожа, высокие скулы, сердцевидное лицо. Её фигура была, можно сказать, идеальной, почти третий размер, осиная талия, округлая подтянутая попка, «ноги от ушей», да и осанка, словно ей в одной место кое-что воткнули. Она наверняка пользуется популярностью у окружающих, возможно даже у девушек, так как она до сих пор девственница. А ведь ей уже 18 лет, а зная нынешние нравы…

— Для начала предлагаю некий первый проверочный раунд, — заговорил Донован. — Посмотрите внимательно друг на друга, у вас есть лишь минута, чтобы изучить друг друга, проанализировать полученную информацию и рассказать о своём противнике как можно больше. Время пошло, — и директор начал засекать на секундомере.

Она внимательно всматривалась в меня и улыбалась местами.

— Время истекло. Итак, прошу, кто что понял, исходя из внешнего вида вашего оппонента?

— Предлагаю начать мисс Ингстадсон первой, на правах дамы и старшей… по званию, — улыбнулся я ей. — К тому же она может подать пример, как правильно строить ответ.

— Ха! Ну что же, раз ты так хочешь, то пожалуйста, — махнула она рукой. — Ты, наш дорогой гость, чистокровный русский, возможно, есть примеси со стороны татар в пятом или шестом колене. Шестнадцать лет ровно, хотя и выглядишь немного старше, возможно, это наследственное по стороне отца. Рос явно в любви и заботе от одного из родственников, исходя из доступной мне информации о тебе, Волков, то деда. Но скорее всего со стороны матери ты никогда ласки и не получал, — по больному ударила. — Правша, хотя следы на правой руке и моторика рук указывают, что ты одинаково часто делаешь одну и ту же работу обеими руками и одинаково хорошо, но оно и не удивительно, ты же будущий врач-хирург. Кроме этого, у тебя тип характера ближе к сангвинику, возможно, есть нотки холерика. С глазами у тебя всё в порядке, скорее это у тебя либо для имиджа или же просто забыл снять очки после использования компьютера, — надо же она даже это поняла? — Явно не вегетарианец, любишь мясо, возможно, отдаёшь предпочтение курятине. При этом всём ты весьма здоровый и сильный парень, не смотря на хилую комплектацию на первый взгляд. Хм, левая рука скорее всего однажды ломалась, перелом был недалеко от кисти, — верно говорит, это детская травма, я её ещё не успел убрать, вернее забыл. Хотя особых неудобств она мне не доставляла. — Думаю, хватит.

— Что, мистер Волков, пора бы и вам блеснуть знаниями, — слегка улыбнулся Донован.

— Ага. Итак, вы, мисс Ингстадсон, чистокровная скандинавка. Не смотря на двойное гражданство США и Швеции, у вас оба родителя были не только «нордической» внешности, но и даже, скорее всего родственниками, дальними. Причём аристократического происхождения. Об это свидетельствуют характерные формы ушных раковин и манера общения с моторикой тела, не говоря уже про оттенок глаз, который очень редкий из-за особенности передачи этого цвета глаз потомкам. Судя по акценту, который всё же слабовато заметен, но я его уловил, ваша мать или отец родом именно со Стокгольма. Судя ещё по немного нервным подёргиваниям пальцев рук и то, как вы их разминали, вы недавно занимались физическими упражнениями, возможно отжимания, хотя турник также не исключён. Зрение у вас довольно-таки замечательное, хотя левый глаз, судя по всему, видит дальше, чем правый, но этот «процент» невелик. У вас явный недосып, несмотря на отсутствие мешков под глазами. Отсутствие мешков это скорее наследственная особенность. Вы ломали правую ногу три раза в районе голени, а левую один. Вы левша, хотя в детстве явно переучили по-старинке, как в Советском Союзе всех левшей. Несмотря на хрупкую и сексуальную фигуру, — в аудитории послышались пошлые шутки и смешки, что вызвало недовольство у Лагерты. — За тип характера не берусь утверждать со сто процентной гарантией, но вы явно «лидер». Кроме того вы не любите подчиняться, и ещё собственница. Будь у вас муж кобель, вы бы его кастрировали, а яйца использовали как свои сережки, — вновь хохот со стороны слушающих курсантов. — Ну, а про параметры вашего тела и его состояние в подробностях, я, как будущий врач, говорить не буду. Это не этично.

— Хм. Кажется, мистер Волков победил бы, если бы это был именно конкурс, — сказал директор.

Моя «верная четвёрка» курсанток радовались больше остальных, а Лагерта, кажется, впервые за всё время посмотрела на меня с долей… уважения (?).

Далее у нас на примете были, как говорится, «главные блюда».

Суть наших проверок на логическое мышление состояла в разборе ситуации, что воссоздали учителя Вест-Поинта, ситуации произошли в реальности в горячих точках. Это были инциденты с фатальным исходом для военнослужащих. И по косвенным уликам и обстановке мы должны были разобраться, что произошло? На каждого было пять таких смоделированных ситуации. Первой проходила этот круг мозгокопательства Лагерта, и она правильно отгадала четыре случая из пяти.

Дальше была моя очередь, я также отгадал первые четыре случая, они были даже чем-то схожи, как в случае с Лагертой, такими же лёгкими, как для меня. Возможно, даже нам первые ситуации дали для разогрева. А настоящая «изюминка» была нам оставлена на конец.

Так и получилось со мной.

Я около пяти минут обследовал «место преступления», которое было очень странным, и, уже не выдержав, сама Лагерта меня поторопила:

— Ну же, быстрее!

— Действительно, мистер Волков, — слегка улыбнулся директор. — Вы долго думаете над этой головоломкой.

— Это фальшивка. Вернее постановка фальшивого преступления, — выдал я им.

— Что? — удивилась Лагерта, а затем тряхнула копной своих волос и нахмурилась. — Вообще-то тут любое задание фальшивка, это соревнование, а не реальное преступление.

— Я знаю. Но в предыдущих пяти случаях у тебя и четырёх у меня там, в постановке, зашифрованы были реальные события и улики. Но тут всё настолько сумбурно, что любой начинающий детектив покрутил бы пальцем у виска. Никакой логической цепочки здесь нет, и не было. Окровавленный нож, две пустых гильзы, разбитая рамка, разрисованная картина с надписью «Ха-ха-ха!» никак не связанные между собой. Словно безумец, что даже детективов не читал, пытался сделать вид, что это смоделированная ситуация. И вы мне, вероятней всего, дали эту ситуацию, чтобы понять насколько глубоко я могу мыслить. И мой вердикт — это никакая не моделировка ситуации, а просто попытка меня запутать, — я победно улыбнулся, чем развеселил директора.

— Прекрасно! — захлопал он в ладоши. Лагерта открыла рот от удивления и возмущения, ведь я выиграл, а «мои» курсантки победоносно и радостно заулыбались. — Но не правильно! — как гром среди ясного неба позвучал голос Донована. — И вы, мистер Волков, и курсант Ингстадсон не учли одного факта. Первые четыре ситуации были направлены на реальные примеры из жизни военных. А последние пятые из реальных примеров гражданских преступлений. Ведь очень часто после службы в армии наши выпускники идут служить в полицию. Вот мы с моими замами взяли два случая, у Лагерты попался случай из Метрополиса, а у вас случай из Готэма. И хоть ваш случай и вправду выглядит как просто набор улик и не больше, но его место преступления в реальности было. И его совершил не безызвестный Джокер. Этот псих совершил неизвестное ни для кого преступление, улики которого нашёл наряд, что был вызван из стационарного телефона на месте преступления. Но ни трупа, ни каких-то следов преступления не было, и всё списали на глупую шутку подростков. Дело хоть и оформили, но пометили его себе как «висяк» и просто отложили на полку. И о нём можно было забыть, если бы через месяц раздражённый и до глубины души возмущённый Джокер не заявился в полицейский участок, и не начал высказывать комиссару полиции о том, что его подчинённые ленивые задницы, и они не хотят работать. И сказал, что он совершил там преступление, надеясь на смекалку полиции и их желание справедливости, поиметь с этого очередное своё безумное веселье. На вопрос, что именно там произошло, и какой закон он там нарушил, Джокер начал играть в молчанку, и его просто упекли в Аркхэм. Криспус Аллен, наш бывший выпускник, занимался этим делом и допросом Джокера и ничего не выяснил. Я не рассчитывал, что вы, мистер Волков, раскроете это дело, но думал, что вы догадаетесь, что дело запутанное, и преступление совершил либо безумец, либо гений.

— Либо гениальный безумец, — улыбнулся я.

Надо же, Джокер умудрился отметиться даже там, где его не было. Слава о нём идёт во все стороны. Интересная он всё же личность. Даже тянет с ним поболтать. Хотя это может быть опасно для меня. Но соблазн велик.

— Похоже, ничья? — спросил директора его зам.

— Нет, всё же есть ещё одно соревнование умов, которое, пускай и древнее, но действенное. Партия шахмат. Я уже увидел достаточно, так что думаю, мне пора заняться делом, так что развлекайтесь, — и тут же ушёл, оставив нас одних.

Без лишних слов кто-то из кадетов поставил на стол коробку с шахматами и отошёл в сторону. Мы оба с Лагертой принялись за игру в шахматы. Тут я в принципе мог обойтись и без подсказок со стороны Индиго и своих штучек, просто ограничился своими навыками и не прогадал. Через минут десять я выиграл партию. Затем мы продолжили играть ещё четыре партии, для верности и результат почти тот же. У меня две победы и одно поражение. И ещё одна ничья. Она весьма быстро учится на своих ошибках.

— Благодарю за урок и ценно проведенное время, Владимир, — улыбнулась она мне искренне впервые за весь день.

Кажется, у всех, кто был с нами, челюсти до земли достали.

— Всегда рад принять участие в «битве умов».

— Тогда, быть может, когда-то сыграем ещё партию в шахматы?

— Я только за, — кивнул ей, и мы пожали друг другу руки.

На этом и расстались.

Ещё некоторое время я пробыл с моими знакомыми и выслушивал, какой я молодец, что смог обставить Ингстадсон, а потом им всё же надо было на занятия, а мне обратно заниматься наукой.

Правда, меня всё же напрягал этот случай, и я дал заметку Индиго, чтобы он проверил контакты этой Академии, все «теневые» шаги тех, кто за ней стоит. Да и вообще за директором с преподавателями в частности поглядывал. Не нравится мне это. Я явно что-то упускаю из вида, но что именно, не могу понять…

Спустя полтора часа я уже был вновь на своём острове, где моё тело нежилось под лучами солнца, а сам я был в «Мастерской» и работал над бионическими протезами. Я, конечно, могу сразу приступить к регенеративной медицине, в смысле, внедрять её, но на этом потеряю реально огромные бабки. Первые год-два, может, поднимусь немного, но кроме меня в этом направлении будут работать реальные гении, к примеру, Лекс Лютор. А ведь, кажется, чем-то подобным занималась некая Верника Кейл, которая больше в ДС известна по линейке с Чудо-Женщиной. Да и с десяток других индивидуумов найдётся, что поднапрягутся и перегонят меня в этом направлении. А мне не охота отставать тут из-за своей поспешности. Вот бионические протезы сейчас выпускает Уэйн-Тех и Лютор-Корп, но мои будут лучше, поэтому и прибыли больше, и влияния на рынке улучшится. К тому же пока эти протезы есть только в ограниченном количестве, и они дорогие. Их приобрести могут только либо богачи, либо государство для ветеранов (но они не сильно тратятся на это дело) или же производят их для своих сотрудников согласно соцпакету и страховке. У Уэйна эти протезы, в среднем, стоят около ста тысяч в зависимости глазной он, руки или ноги. У Лекса Лютора примерно на десятку штук зелени больше, но тот просто на капельку больше выпускает их и немного лучше качеством. Поэтому такая цена. Я же могу выкинуть на рынок такие протезы примерно в десять раз дешевле.

— Владимир, ты сейчас, надеюсь, не сильно занят? — спросил меня мой Хранитель.

— Ну, относительно да. А что такое? — отложил я свои расчёты и повернулся к нему.

— Другие Хранители мне передали, что один из Мастеров ищет ДНК Старых Богов и Новых Богов. Вернее он ищет не только их, но то, что касается этой вселенной, это только эти два образца.

— Что предлагает взамен?

— ДНК ксеноморфов. Плюс ещё драгоценные камни и металлы.

— Это конечно хорошо, но не достаточно. Он всё же просит ДНК Новых Богов и Старых Богов. Их мне будет сложно достать. И если он хочет их получить, то пусть предложит то, что будет равно по цене.

— Тогда, что мне с него стребовать?

— В каком он вообще мире живёт?

— Живёт в некой Звёздной Конфедерации.

— Ха! Живёт в эпоху космических открытий, с кучей технологий, а мне только ксеноморфов предлагает и «бусы» с «зеркалами»? Пускай с такими запросами на хрен идет. Так ему и передай. Пускай, если всё же одумается, составит список того, что мне может быть интересно, в первую очередь технологий.

— Хорошо. Я озабочусь этим. А ты бы лучше вернулся в реальный мир, а то обгоришь.

— Вылечусь, — махнул я рукой.

— А если до тебя пытается достучаться один из «аватаров» Индиго?

— Так чего сразу же не сказал, старый хрыч, — разозлился я на эту улыбающуюся скотину и отложил свои записи. — Убью нафиг, когда-то.

— Если сумеешь, то будешь сам за всем этим бедламом следить, — равнодушно ответил он, но всё же в его глазах была некая издёвка.

Я вернулся в реальный мир и понял, что всё же капельку обгорел. Но это поправимо, пару укольчиков и буду себя чувствовать, как новая тойота на своей родине.

— Индиго? — обратился я к одной из копий оригинального тела Индиго.

— Да, хозяин. У меня для вас важное сообщение. Прибыло приглашение от Брюса Уэйна.

— Куда?

— На бал в честь основания города Готэм-сити. Состоится через две недели.

— А выяснил, кто ещё приглашен туда?

— Кроме бомонда Готэма, Лекс Лютор, пара сенаторов и министров. Несколько послов из Великобритании, Франции, Германии. Но приглашения шлёт не только Уэйн, он хоть и принял участие в организации этого мероприятия, но и члены других семей-основателей также там отметились.

— Хм. А Томас Эллиот?

— Доктор Эллиот? Друг Брюса Уэйна? — уточнил Индиго, я кивнул. — По данным, что у меня есть, он также будет там.

— Хорошо. Я с ним хочу встретиться.

— Почему?

— Он замечательный хирург. Он был учеником Стрейнджа, а ещё один из пятерки семей основателей Готэм-сити. Весьма интересная фигура со многих ракурсов, да и вообще, этот человек очень важен с точки зрения событий, что грядут в жизни Уэйна.

— Будут какие-то распоряжения?

— Подготовь на завтра мне отчёт по финансовым делам нашей компании. Думаю заняться некоторыми грантами от нашего дражайшего государства.

— Хорошо. Будет исполнено, создатель.

* * *

Бал Готэм-сити был довольно красочен и пышен, как не посмотри на это. Он проходил в Уэйн-холле, недавно построенном отеле Брюса.

Мы с дедом прибыли прямо туда в сопровождении двоих охранников.

Это были два отставных парня, что прошли Афганистан и Чечню, дед их знал по «Союзу Ветеранов России», в который входил, как и они. Я их обработал на момент секретности и безопасности их мозгов, а также вылечил от всех недугов, которые у них были, прокачал их организм, как и дедов, снабдил самым лучшим, как оружием и защитой, так и различными техническими примочками. Платим мы им также немало, так что ребята работают на совесть. Кроме них у нас есть ещё десяток таких же телохранителей, и ещё полсотни простых дембельнувшихся солдат из армии РФ в этом году, которые пополнят ряды СБ нашей компании. К тому же дед согласился за день до бала насчёт создания ЧОПа или ЧВК для защиты наших интересов, я уже разрабатываю пути их усиления в биологическом плане, точнее будет сказать, завершаю разработку сыворотки Суперсолдата, которую примем и мы с дедом, и они, а также над их «костюмами». Всё же в простой кевлар их одевать будет не солидно, раз я владею такими возможностями. Так что я планирую разработать универсальный защитный костюм для моей маленькой, но очень сильной армии.

Нас никто не встречал, мы мирно и тихо вошли, показав пригласительные.

Кэтрин Кейн, как и её папаши с мачехой не было видно, кажется, они и не пришли бы сюда, несмотря, что так же относятся к той же группе, что и Уэйн.

Зато я увидел Пингвина, что болтал о чём-то с комиссаром Лёбом и мэром Хардинсоном в стороне в окружении кучи охраны. Увидел лейтенанта Джеймса Гордона, дюжину копов и отдельно детективов, что были в праздничном, но, несмотря на это, я смог разглядеть в них копов. Видать, беспокоятся насчёт охраны мероприятия.

Тут же был мой учитель — Хьюго Стрейндж, что общался с самим Лексом Лютором. Как я узнал, Лекс, как и я, был его учеником когда-то. Так что можно сказать, все тут друг с другом связаны, так или иначе.

Выделялись здесь и представители мафиозных кланов Фальконе, Маррони, Бартинелли, Сантино и кучи других. Что не говори, мафия мафией, но официально они добропорядочные господа и меценаты. Поэтому без них тут не обойдешься. Зато увидел Хелену, которой сейчас, кажется, двадцать лет, и она пока не надела на себя образ «Охотницы».

Затем были различные сливки высшего света. Потом политики США, иностранные послы и министры, что каким-то образом стали причастны к этому всему.

Уэйна я не заметил пока, хотя особо и не искал.

Ну и мы с дедом.

Мы разделились почти сразу, дед пошёл к одному своему знакомому из Канады, бизнесмену, а я к Стрейнджу.

— Добрый день, доктор, — улыбнулся я ему и пожал руку.

— О! Наше юное дарование, — обрадовался он искренне моему присутствию здесь. — Не ждал тебя, Владимир, здесь увидеть. Приглашение от Уэйна?

— Так очевидно?

— Да. Он любит собирать вокруг себя сообразительную молодежь, как и он сам. В этом ему не откажешь.

— Думаете, хочет меня завербовать?

— Вполне возможно. Готэм, несмотря на свои… причуды, весьма интересный город в плане бизнеса. Ведь именно Готэм-сити наравне с Нью-Йорком, Сингапуром, Москвой, Лондоном и Парижем являются самыми богатыми городами в мире и самыми многообещающими в плане малого и среднего бизнеса.

— Ясно.

— Надеюсь, ты за семейным бизнесом и научными изысканиями не забыл о скором экзамене?

— Не волнуйтесь, я помню и готов.

— Это чудесно, — довольно улыбнулся Стрейндж. — Медицине и науке, в целом, пригодятся твои мозги.

— А руки, ноги и остальное?

— Ну, поживём-увидим, — и тут же рассмеялся.

— Так это и есть тот знаменитый Владимир Волков? — к нам подошёл Лютор в компании своей неизменной секретарши.

— Лекс, хорошо, что ты далеко не отошёл. Всё хотел вас познакомить. Владимир, знакомься — Лекс Лютор, Лекс — это Владимир Волков. Вы оба мои ученики и оба самые талантливые за весь период.

— Я сегодня о вас много хорошего слышал, мистер Волков, — добродушно улыбнулся лысый мужчина. — Поначалу от своей помощницы, а затем от доктора Стрейнджа.

— Думаю, утверждения нашего учителя весьма преувеличены.

— Совсем нет! — возразил тут же Хьюго. — Всё, правда, абсолютно всё. Увидишь, Лекс, дайте этому парню пять лет времени, и он любого обгонит в чём угодно. Да и тебя с Уэйном в бизнесе также.

— В это точно поверю. Мерси мне докладывала, что если Волков-Индастрис не будет «падать», то лет через десять сравняется с нами. Правда, если наше юное дарование ещё что-то со своим дедом выкинут на рынок, достойное внимания народа.

— Поживём-увидим, — пожал я плечами.

Мерси что-то шепнула на ухо своему работодателю, и тот переменился в лице, но вскоре вернул былую беззаботную улыбку на лицо.

— Прошу прощения, я поболтал бы с вами ещё, но, к сожалению, в Метрополисе возникли срочные дела.

— Оу. Мы понимаем, — закивал Стрейндж.

— Будете в России, заезжайте в гости, — сказал я ему на прощание.

— Обязательно, — улыбнулся он и откланялся.

— Эх! Вновь, он, наверное, полезет на этого криптонца. Когда-то он себя в могилу этой манией загонит, — покачал головой Стрейдж.

— Ну, быть может и не загонит, — пожал я плечами.

— Надеюсь. Не люблю терять учеников из-за глупости. Хм. Прости, Владимир, но я тут давнего друга увидел, так что оставлю тебя тут. Не злоупотребляй шампанским, — дал он мне наставление.

— Алкоголь затмевает разум. А мне нужен ясный разум, — улыбнулся я.

— Ха-ха, это хорошие слова, мой юный ученик, — и похлопав меня по плечу, пошёл в сторону какого-то презентабельного вида мужчины лет шестидесяти.

Судя по всему, миллионер. Но его лица раньше я не видел. Хотя это пока не важно. Нужно встретить Уэйна. А то пригласил с явно какими-то целями, а игнорит нас с дедом.

— Ой! Простите, я случайно! — пропищало рыжее существо, что налетело на меня с пуншем.

Как итог, я лежу на земле, а на мне лежит девушка примерно моего возраста, с рыжей шевелюрой и в очках, за которыми были скрыты ярко-голубые глаза, что смотрели на меня виновато и удивлённо, а ещё и лёгкие веснушки на щеках под глазами. Она была одета в вечернее платье в пол, такое же алое, как её волосы, из-за которого она запуталась и налетела на меня. Хотя нет. Судя по ухмылкам подруг, что были с ней, они её натолкнули на меня.

— Засужу за сексуальное домогательство! — с каменным лицом предъявил я ей.

— Что? Но я просто упала на тебя! — возмутилась покрасневшая девушка.

— То есть в столь откровенном платье в удалении от центра зала, в уютном месте, ты налетела на незнакомого парня, повалила его на пол, и сейчас, обеими руками упершись в его плечи, чтобы он не встал. Затем нависла над ним и закусываешь эротично губу, строя невинность, и всё это чисто случайно? Как говорил Станиславский — «Не верю!»

— Да, это случайность, зачем мне тебя соблазнять, к тому же когда у меня почти парень есть.

— То есть ещё и парню пытаешься изменить? Падшая женщина! — припечатал я и прибавил немного презрения в голос.

— Замолчи! — крикнула она, и уже через пару секунд все в зале обратили на нас свои взоры, от чего девушка ещё больше покраснела и уже не знала что делать.

— Может, хватит сидеть в «позе наезднице». Сказал же, я отказываюсь быть вашим парнем, девушка. В моём сердце есть только наука. А столь активные и крикливые особы меня не интересуют!

Я уже с помощью очков идентифицировал эту особу, как Барбару Гордон — девушку шестнадцати лет, что два года назад была удочерена семейством её дядюшки, Джеймса Гордона и Сары Эссен-Гордон. Это произошло после смерти её родителей в автокатастрофе. После этого она оказалась уже в семье Гордонов, где был один ребенок, Джеймс Гордон-младший. Сейчас она заканчивает Готэмский Лицей имени Дэвида Уэйна. Скоро ей будет семнадцать лет.

— Внук! То есть я всё же дождусь правнуков? — послышался радостный и насмешливый одновременно голос моего деда. — Радость-то какая! Предлагаю вам зачатие перенести в другое место. Здесь люди всё же общаются.

— Это не то, что вы подумали! — возразила Барбара и, поняв, что над ней уже все откровенно ржут, быстро встала с меня и убежала из Зала.

Да уж, надеюсь, моя невинная шутка не повлияет особо на наши отношения с Бетгёрл…

Ба-бах!

В этот момент встрепенулись все, так как парадные двери взлетели на воздух, а из дыма показалось несколько фигур, главная из которых мне сразу бросилась в глаза, как и всем остальным. Это был бледнолицый мужчина с зелёными волосами, зачёсанными назад и такими же зелёными глазами с искрой безумия и веселья в них. У него в руках был почему-то старый образец автомата Томпсона, а одет он был в фиолетовые брюки и пиджак, под которым была зелёная рубашка и фиолетовый галстук. Туфли у него были чёрные.

— Рад видеть, что всем вам весело. Значит, не зря я сюда зашёл, мои дорогие сограждане, Ха-ха-ха-ха! Джокер пришёл поздравить вас с праздником. Поэтому, будьте добры, лягте на пол и ждите инструкций к предстоящей игре.

А я вижу, «в тренде» Готэмской моды, самым первым лег…

И почему именно сегодня, когда я посетил этот город официально впервые?

Глава 6

Владимир Волков.


Довольно непривычно быть в роли заложника. К тому же в роли заложника у самого Джокера.

Прямо повод для гордости.

Уже прошло десять минут с момента захвата здания Джокером и его сообщниками, вернее шестёрками. Я насчитал шесть десятков психов, благодаря магии Жизни, плюс он и… Харли Квин.

— Смею вам представить мою новую правую руку, несравненную и прекрасную Харли Квин!

Из-за спины Джокер кувырком выскочила высокая блондинка с приятной глазу фигурой в красно-синем трико, её блондинистые волосы были собраны в два хвостика и покрашены на концах, один в синий, ну, а второй — красный цвет.

— Пабам! Всем привет! Это мой первый день в качестве помощницы мистера Джея. Так что, простите, если что не так.

А она сама милота и невинность. Если не считать висящий за её спиной огромный молот, которым можно сломать всё, что угодно. И как она равновесие с ним держит?

Не понятно…

Зато я понимаю, что Судьба, видать, сильно меня любит, раз ещё я попал и на дебют Харли Квин.

И самое забавное, что ни Уэйна, ни «Бэтмена» нигде нет. Он словно забыл обо всём и не желает появляться. А полиция даже не успела не то что оказать сопротивление (их либо быстро вырубили, либо же взяли на мушку), но и сигнал подать, что нас захватили. Я проверил даже мой сотовый, который с наворотами, барахлит. Это что же у Джокера за аппаратура такая, что даже у меня помехи? Ещё одна загадка.

Дед с нашими телохранителями также попал в заложники, но не им, ни мне не угрожает непосредственная опасность, и я подал им сигнал, чтобы не светили ни собой, ни теми силами, что у них есть без необходимости. Пускай, раз уж Уэйн взял на себя обязательства «пригласителя», нас и спасает. А мы пока посидим и посмотрим, что тут происходит. К тому же я даже и сам могу всех тут вырубить магией. Но не хочу светиться с ними, без крайней на то необходимости. Не хочу, чтобы мои секреты становились достоянием общественности.

А тем временем, пока я размышлял о бренности бытия, Джокер продолжал говорить:

— Я вижу здесь весьма многих именитых жителей Готэм-сити, нашего любимого города, а также гостей города, которых чуть ли не больше, чем коренных жителей. Это прекрасно, что туризм и международные отношения здесь развиты. Я просто в восхищении. Узнав об этом бале, я просто не мог пропустить это чудо мимо себя. Ведь я также практически почётный гражданин Готэма и Аркхэма, в частности, просто обязан внести свою лепту в развитие города и для увеселения гостей, которые первые её опробуют.

От этих слов струхнули многие. Даже мне не по себе стало. Особенно после последней фразы Джокера.

— Поэтому я решил устроить казино! Прямо здесь и сейчас предлагаю вам первую традиционную игру — покер!

Твою мать!

Сомневаюсь, что Джокер будет играть честно, а значит, что жертвы будут.

— Итак! Моя дорогая помощница выберет первого «добровольца», который поборется за главный приз. Что за приз, вы узнаете после выигрыша, если он, конечно, будет. А если нет, то… Казино вправе стребовать с клиента ответный приз, Ха-ха-ха-ха!

События развиваются очень быстро. Я слышал и даже имел записи некоторых «подвигов» Джокера, да и вообще после того случая в Вест-Поинт всю известную биографию Джокера пролистал и его выкидоны в Готэме и даже за его пределами. И там у него была хотя бы определённая последовательность. Здесь же все развивается слишком быстро, но, тем не менее, это не от недостатка фантазии. Речь у него явно спланированная, и он к чему-то ведёт, даже сразу дал знать, какая категория заложников пострадает от него сегодня. Но вот чем это вызвано, я не знаю…

— Вот этот милый парнишка! — указала она на меня молотом, от чего напрягся дед и мои телохранители, но я движение пальцев сказал им сидеть на месте, и что я сам разберусь. Хотя мандраж меня бьёт. — Не стесняйся, милый мой. Тебе оказана честь быть сегодня первым игроком.

— Я очень рад, — смог только из себя выдавить и прошёл с ней к Джокеру, который уже сидел за прямоугольным простым столиком, я сел на второй стул, напротив него.

— Не стесняйся, чувствуй себя, как дома, — добродушно сказал Джокер и вытащил из кармана колоду карт. — Любишь в покер играть?

— Я вообще-то несовершеннолетний, и в азартные игры мне по закону играть нельзя. Да и не умею я, — вряд ли, конечно, это повлияет на него, но попытка не пытка.

— Оу! Не переживай, Готэм-сити — это город возможностей и шансов. Я, как представитель Нового Казино Готэма, официально объявляю, что даже несовершеннолетние могут сыграть со мной. И никто и ничто нам не помешает.

— Даже ваш друг Бэтмен? — улыбнулся я впервые с момента его появления здесь.

— Оу! — оживился безумец. — Мой верный и хмурый друг нам точно не помешает, как и его маленький выводок мышат. Я об этом позаботился. Не волнуйся.

Тогда понятно, почему Бэтмен не появляется тут. Он наверняка что-то устроил, и теперь мы предоставлены сами себе. Вон до этого додумался не только я, но и остальные заложники и занервничали ещё больше.

— Ну, а что делать с тем, что я не умею?

— Не умеешь? Научим! Не можешь? Заставим! — ещё больше ухмыльнулся он и стал тасовать карты. — Но правила я тебе объясню. Всё же я не дурак и понимаю, что тебе нужны хотя бы основы. Поэтому слушай внимательно…

Пока Джокер объяснял правила игры, которые я и так знал, я внимательно посмотрел на карты. Это были, казалось бы, обычные карты, которые можно купить в любом киоске, но только одна особенность мне не давала покоя — они были «краплеными». Из-за этого у него было просто не реально выиграть честно. Поэтому я решил немного и сам помухлевать, настроил очки на рентгеновское зрение, а сам приказал Хранителю изготовить в Мастерской свои карты, но уже «чистые».

— А можно я раздам?

— Зачем? — казалось бы, натурально удивился этот чудик.

— Просто хочется. Можно? Я же «гость города». А это небольшая просьба гостя.

— Оу! Точно. Как я могу отказать. Всё же это будет честно, — и вновь эта жуткая улыбка и этот взгляд… на мгновение мне показалось, что он мне сейчас пулю в лоб засадит. Но обошлось, он передал карты мне в руки и сложил руки «домиком» под своим подбородком.

Я же, как только взял карты в руки, сразу же сменил их на свои, и стал тасовать. Харли обходила нас кругами, что ещё и нервировало нас всех, я имею ввиду меня, и всех остальных заложников.

Вскоре терпеливым, весёлым и даже заинтересованным взглядом Джокер наблюдал, как я раздаю карты.

То, что карты были чистыми, не его, и мои очки дали мне шанс выиграть. Я с удивлением понял, что Джокер сразу же догадался, что я подменил каким-то образом карты, и играл он чисто, без мухлежа, и даже кажется мне, что он не особо стремился выиграть. По конец, когда мы сыграли седьмую партию, которую я выигрывал, а до этого выиграл и все шесть предыдущих, то до меня дошло сквозь призму страха, осознание того, что неважно от того, кто победит — «приз» будет один и тот же…

— Итак, казино прискорбно сообщает для себя, что оно проиграло седьмую финальную игру очень везучему гостю города. Но, тем не менее, поздравляет его и желает и дальше не терять удачи.

— Мистер Джей, это получается, что мы должны ему выдать «приз»! — подпрыгнула к нам Харли.

Эта перспектива меня совершенно не порадовала. Я даже хотел было дать команду своим, чтобы они вмешались, да и сам был готов применить магию, но произошло то, что ждали многие, но не ожидал уже увидеть я.

Появление Бэтмена!

Следует заметить, что он был не один, а в компании уже не Робина, а Найтвинга. Но без Бэтгёрл. Барбара Гордон вон рядом с отцом лежала до этого момента.

Они ловко разделались с частью шестёрок Джокера, и вскоре сам клоун в компании своей прелестной, что не говори, помощницы, схлестнулись с обеими «мышами». При этом полицейские, что тут были, начали расправляться с другими шестёрками Джокера, а я с помощью иллюзий, что накладывал на них, сбивая им точность выстрелов и мешая их опорно-двигательному аппарату оказывать сопротивление.

Вскоре все они были взяты либо в плен, либо застрелены копами. При этом сам Джокер и Харли Квин скрылись, аки ниндзя в жёлтом дыму, от которого тем, кто под него попал, хотелось ржать. После этого Бэтмен и Найтвинг стали оказывать помощь, тем, кто пострадал от этого газа.

Меня же за шкирку взяли дед и наша охрана, и мы также скрылись.

— Ты какого хрена творил! — и тут же получил от деда плюху, когда мы сели в нашу бронированную машину.

— У меня все было под контролем. Ай! — ещё одна плюха. — За что, говорю же… Ай!

— Ты у меня дома ремня получишь!

— Я вообще-то светило науки, учёный и…

— Так я твою светлую прелестную, но дурную голову трогать не буду, я только твою горящую к испытаниям и приключениям задницу надеру, паршивец? Ты хоть понимаешь, на какую опасность ты пережил? А?!

— Знаю. Мне самому было страшно, но я бы себя защитил и тебя тоже. Ты же знаешь. Единственная причина, по которой я пошёл на поводу у этого психа только в том, что мне не хотелось на весь честный люд светить своими силами.

— А магия Разума? Или же свои иллюзии не мог применить?

— На психически больных они слабо действуют. Да и это Джокер с ним вообще всё не ясно до конца. А магия Разума, я знаю доподлинно, что существа, для которых влезать в головы смертным и менять там, как им заблагорассудится — это в порядке вещей, чуть с ума не сходили от контакта такого уровня.

Дед пыхтел-пыхтел, но махнул рукой.

— Думаю, пока нам стоит уберечься от этого психа, — сказал я деду. Пару недель пока поживём в нашем старом добром Николаевске. Туда Джокер вряд ли сунется, и это далеко… и тихо. Да, думаю, ты сам соскучился по нашему городку.

— Он уже немного разросся, мы ведь там построили пару заводов, аэропорт, речной порт и речку расширили вплоть до того, как она впадает в Волгу. Так что у нас и судоходство начало развиваться, — рассказал дед и немного успокоился после всего произошедшего.

— Это хорошо. Я, кажется, понял одну важную вещь.

— Какую? — спросил он.

— У любого клана есть место, где они в полной безопасности, где они цари и боги. Как правило — это определённые страны, острова, города или районы. У Уэйна — Готэм-сити, Лютора — Метрополис, у СтарЛабс — Централ-Сити, у Квиннов — Стар-Сити и так далее. Там они настоящие звёзды и гиганты, где чувствуют себя в относительной безопасности. У нас есть капитал и возможности на многое, но вот чёткого места нашего базирования нет. Нам нужно превратить наш городишко в нашу крепость.

— Логично, — согласился со мной дед. — Но об этом позже подумаешь. А сейчас…

— Де-е-ед? Почему ты ремень снял? — я реально запереживал. — Деда, брось это! Я уже взрослый, да я же учёный и…

— Жопу свою давай сюда! Я тебе всыплю так, что неделю не сможешь сидеть, паршивец.

— Деда!

* * *

С момента той памятной встречи прошло уже два месяца прежде, чем я вновь собрался в Америку. Весь месяц я пыхтел в Николаевске в разговорах с местной администрацией, мелкими бизнесменами, губернатором и даже некоторыми бывшими учителями, что ушли на пенсию, также как и с молодыми специалистами, что не смогли себе найти работу по профилю. Главной целю моей работы было открытие новых магазинов, рабочих мест и даже частной академии, которая будет обучать нужных мне специалистов для работы на моих предприятиях и лабораториях. Кроме этого началось реальное строительство века не только в Николаевске, но и, наверное, на всём континенте. Я спроектировал с Индиго и Чародеем. Кто такой Чародей, расскажу чуточку позже…

Он не только станет местом нашего шикарного проживания, но и самой настоящей крепостью, мини-заводом и даже лабораторией, что уже говорить, если мы настолько растратились и размахнулись, что это будет настоящий дворцовых комплекс, от которого у деда мурашки прошли по коже, он ещё нас назвал «буржуями и транжирами» за такой проект. Пятнадцатиэтажное здание в виде «зиккурата», возле которого были здания поменьше, предназначенные либо для хозяйственных целей, либо же служившие местом пребывания бойцов нашей частной военной компании, которая пока тянет ещё только на ЧОП под названием «Волк». Мы довели их численность до двух сотен человек. Экипировал я их по последнему писку моды и функциональности, а тренировать я нанял не безызвестных наёмников, которые также охраняли и меня с дедом: Дэфстроук, Дэдшот, Скандал Севидж, Леди Вик, Кэтмен, Чёрный Паук и даже Лигу Убийц нанял, среди них засветилась дама, которая зовётся Леди Шива. В общем, я нас обезопасил, насколько это было возможно.

После очередного отказа ФБР и полиции Готэма прибыть для дачи показания в их городок ко мне решили выслать пару агентов, чтобы они провели стандартную процедуру опроса.

Прибыла пара агентов, а опросил только один. И этим агентом ФБР оказалась знакомая мне по линейке комиксов о Найтвинге — Катарина Флорес, она же в скором будущем Тарантула — наёмница, шпионка и опасный боец.

Эта красавица типичной латиноамериканской внешности, но выше меня на голову и размером груди эдак третьего, да и аппетитной задницей опрашивала меня насчёт инцидента в Готэме. Ничего особенного, это скорей была инициатива ГосДепа США и бюрократическая волокита, которая у них необходима, вот они и послали своих агентов для реальной формальности.

Ни о чём особенном мы не говорили с ней. Я её прощупывал с помощью магии и своих приборов на всякий случай, пытаясь узнать о её физическом, психическом и даже духовном состоянии, она же видела этот разговор как формальность. Да и не подозревала, что я внёс её в свой список по возможной вербовке в один из своих проектов.

За последнее время я туда внёс, кроме моей четвёрки знакомых курсанток Вест-Поинта, ещё и Лагерту Ингстадсон, Леди Вик, Скандал Севидж, Хелену Бартинелли и теперь ещё и эту даму.

К слову, с курсантками, включая Лагерту, я плотно общался по Скайпу и соцсетям, да и созванивались мы. Особенно с Лагертой. Не знаю чем, но я её зацепил, как и она меня. Это не была любовь или что-то подобное, скорее интерес к необычной персоне. И я стал задумываться, чтобы ввести её в проект «Валькирия». Дать ей ту силу, с помощью которой она сможет наравне сражаться с любой амазонкой и, наверное, даже с Дианой. Но при этом контролировать её.

После Джокера у меня прямо идея фикс появилась насчёт собственной группы «суперов», что будут мне служить и охранять. Поэтому последний месяц для меня был продуктивный ещё тем, что я получил двух «миньонов».

Как раз, распрощавшись с агентом Флорес, я пошёл к Чародею в свою лабораторию.

Там меня встретил Индиго, что проверял наши счета и переводы, которые осуществляла наша компания, да и кучу разных функций по мелочи, а Чародей стоял над телом молодой девушки лет двадцати пяти на вид и сканировал её.

Он выглядел как зелёный светящийся скелет, что был закован в броню из адамантия с чёрным плащом, на котором были разрисованы древние символы и знаки, а в руке у него был посох с ярким зелёным камнем, что помогал ему совершать заклинания. Ещё он время от времени носил маску в виде человеческого лица, но сейчас был без неё.

Чародей, это не имя, а прозвище, что я ему дал. Своё имя он не любил, которым пользовался ещё, когда был живым, а затем стал Личем. Поэтому моё прозвище он воспринял нормально. Я его «купил» у своего коллеги, который совершил целый рейд в своём мире и решил распродать остатки роскоши своим коллегам на ингредиенты. Но я его пустил не на зелья или амулеты, а восстановил частично его душу и воспоминания, остальное в плане восстановления он сделал сам. А затем мы с ним заключили договор о сотрудничестве, он мне присягал на сотню лет служения, а после неё он свободен от меня как птица. Чародей мне нужен был, даже не сколько как боец, а сколько как помощник по части магии. Некромантия, магия Тьмы, Хаоса и Разума мне всё же давалась сложнее, чем остальное, да и есть масса аспектов в этих направлениях, из-за которых мне пришлось бы, чтобы изучить их полностью, стать самому мертвецом вроде Чародея, но я не хотел этого. Поэтому решил не мудрить и просто взять себе в помощь разумного, который будет связан со мной узами магического контракта и прагматичными интересами. Это надёжнее, чем «честь и благородство», как кое-где принято. Но не суть важно.

За те полтора месяца, что он уже тут, от него было весьма много пользы, включая в наших разработках магических артефактов, и даже создании нового члена моего тайного отряда — Аморы.

Амора — это тот проект, что был основан на идеи особи женского пола с магическими силами. Для её создания было использовано несколько ДНК волшебниц и мутантов из разных вселенных, включая и Марвел, а в качестве «оболочки» мы использовали завалявшееся на моём складе тело Чаровницы. Правда внешность, ДНК и ауру мы ей подправили, чтобы никто её не путал с уже умершей в этой вселенной волшебницей. По итогам, получилась точная копия актрисы из моего старого мира, которой нет в этом — Александры Даддарио. У неё реально очень высокий магический потенциал, усиленное тело и даже есть некоторые силы мутантов из Марвел на случай, если её лишат магии. Среди этих сил числятся: Телекинез, Пирокинез, Криокинез, Гидрокинез и Аэрокинез. Правда из-за её «рождения», несмотря на информацию о её силах и как их использовать, что мы вложили в её головушку, она всё ещё делает ошибки и заново учится искусству магии. Поэтому иногда себя травмирует. Чародей, кстати, сейчас её лечил.

Кроме её тайной личины, я озаботился и внедрением во внешний мир, поэтому создал, для моей простоты, документы на имя Александры Даддарио — медсестры из Греции, что эмигрировала из-за экономического кризиса и стала работать в местной частной клинике, которую мы с дедом купили.

Что самое забавное, так это то, что лечить людей даже без магии ей удаётся лучше, чем пользоваться магией. Что весьма смешит моего деда. Даже Чародей считает это забавным. Хотя он неживой и не может испытывать привычные обычному человеку эмоции. Но всё же некий отголосок есть.

— Здравствуйте, Хозяин, — поприветствовал меня Индиго. — Отчёт за последние сутки готов и переслан вам на планшет.

— Спасибо, Индиго, — поблагодарил я ИИ и обратился к Чародею. — Ну, как дела?

— Как и в предыдущие разы, смею заверить, что ничего серьёзного. Скорость её обучения поражает, даже меня, того, кто прожил три тысячи лет и не встречал такого. Эти технологии, что ты получил, Владимир, весьма сильно помогают в обучении.

Голос Чародея был немного грубоватым и с оттенком металла. Это была очень качественная иллюзия, хотя он может это ещё дублировать своей телепатией. Всё же связок у него нет, так что выкручивается, как может.

— Поэтому я и предпочитаю совмещать магию и науку. Толку больше и результат лучше. Я вообще не понимаю, почему Бэтмен, когда у него была возможность изучить магию в семье Затары, он проигнорировал эту возможность и даже отношения с Затаной. А ведь она милашка, и у них могло бы всё получиться. В итоге, Готэм получил бы не только мастера БИ и лучшего в мире детектива, но и одного из сильнейших магов по совместительству, да и магессу уровня первой десятки по всей Земли в помощь ему.

— У тебя весьма странные заскоки, как для разумного, на почве отношения к женщинам. С одной стороны ты справляешь впечатление разумного и дальновидного индивида, но с другой стороны твоя озабоченность женщинами довольно необычна. А особенно мне странна твоя озабоченность этими «супергероями».

— У каждого свои заскоки. Но у меня заскоки на почве женщин скорее в плане эстетических моментов. Но это дело второстепенное.

— А я какое место в ваших эстетических вкусах и взглядах занимаю, создатель? — спросила Александра — Я также милашка?

Довольно любопытная и даже пикантная ситуация складывается. Стою я в компании ИИ, который занят делом, но всё же держит всех в поле зрения, на всякий случай, ибо он параноик, что касается моей защиты. Чародей, индивид, которому вообще побоку межличностные отношения между людьми и тем более между мужчиной и женщиной, ибо он нежить. И я, одетый в домашнюю одежду, поверх плеч накинув белый халат, чтобы заняться своими исследованиями, а на медицинском столе лежит обнажённая и весьма симпатичная девушка, которая во мне души не чает. Здесь даже это связано не с теми «якорями верности», что я вплёл в её душу, чтобы быть уверенным в её верности мне, а с тем, что у неё установился бзик на моей личности, и её состояние близко к тому, что было у «Амуры» по отношению к Олливеру Квинну. То есть некая одержимость, но всё же она себя ещё контролировала и не начудит, без моего ведома.

— Хм. Ну, в некотором роде ты мне нравишься, и ты действительно милая.

— А так! — откинула она в сторону простынь и показала себя во всей красе, да и ещё в нескольких позах.

— У неё явно психическая нестабильность, Владимир, — констатировал Чародей.

— Ты так сказал, будто для меня это должно стать откровением, — хмыкнул я и полез за своё рабочее место, просматривая отчёт Индиго.

— Создатель! Кажется, я нашёл весьма интересное вам совпадение по недавнему заданию насчёт Вест-Поинта, — а ведь я не успел и первой строки прочитать.

— Вот как? Ну и что же там?

— Я нашёл связь с тем вашим «странным ощущением», или проще говоря, для вас «чуйкой на проблемы». Один из помощников директора Донована был задержан в Готэм-сити. Причём он был накачан наркотиками и в костюме клоуна, его опознали, как одного из сбежавших клоунов-подельников Джокера во время вашего захвата этим сумасшедшим индивидом. Кроме этого за пару дней до вашей «дуэли» с той шведской самкой, — Индиго, ты неисправим! — ему в один день с двух разных счетов пришло по пять тысяч долларов. Когда я пытался проверить эти счета, то оказалось, что они принадлежат умершим людям. К тому же уроженцам Готэм-сити, а если точней, то двум соседям из района Нерроуз. Они умерли примерно в тот же день, когда Джокер в очередной раз сбежал из лечебницы Аркхэм.

— Вот как? — с одной стороны я обрадовался этой информации, а с другой меня бросило в дрожь. — Это… скверно.

— Почему? — беспристрастно поинтересовался Чародей.

— Я ещё в первые дни после нашей встречи с этим клоуном пытался его найти с помощью своих связей и даже магии. И у меня не получилось. Его словно что-то оберегает, — ответил я. — Кроме этого он сам по себе весьма… устрашающая личность, хотя казалось бы обычный человек, не мета, не маг, не инопланетянин, не демон или ангел, ну и так далее по списку, но его в Аркхэме даже сверхлюди и маньяки боялись. Он недаром носит титул «Принц Готэма» или же «Ночной Король Готэм-сити».

Я не лукавил, я реально хотел от него избавиться, но у меня пока не получалось это сделать. А связываться с ним мне не хотелось, я его побаивался особенно после того, что только что узнал. Он мной заинтересовался.

— Он мной заинтересовался! Ещё до бала. Он обо мне знал тогда, когда я даже не собирался посещать Готэм. На том бале цель была лишь одна — Я! Но я просто не знаю мотивы, почему он заинтересовался мной, — в очередной раз признал я своё бессилие в плане анализа действий Джокера и его мотивов, а также моего возможного будущего. Он мной заинтересован и, кажется, уже давно. Но причины его заинтересованности мне просто не понять. И даже того, как он обратил на меня внимание!

— Он безумец, — кажется, Чародей даже фыркнул. — Пытаться разгадать замысел безумца, это ещё большее безумие. Лучше займись своими исследованиями по биопротезам, а ещё лучше теми военными заказами, что тебе пришли от Минобороны России. Это куда выгоднее и полезнее, чем твои метания.

— Ты просто не проникся духом этой вселенной, — раздражённо отвернулся от него и принялся читать доклад Индиго.

— Создатель…

— Забываешь, — поправил я её одним словом.

— Ах, да! Владимир, — довольно пропищала Александра. — Быть может, мы его убьём и всё? Или же вы на него объявите охоту и назначите хорошую награду. Насколько я знаю, у вас, благодаря торгам с вашими «коллегами», весьма много различных драгоценных металлов и камней.

— Не в этом дело, Алекс, — оборвал я её. — Есть масса причин, по которым я не могу это сделать сейчас. Если самооборона это одно, то убийство путём заказа его жизни у наёмников, которые сейчас меня охраняют — это пятно перед некоторыми личностями.

— Бэтмен и Супермен? — Чародей. — Ты их боишься? Или же так сильно дорожишь их мнением?

— Ни то, ни другое. Хотя и опасаюсь их. Всё же я не всесильный. Просто есть масса возможных вероятностей будущего, где мне нужно иметь чистую репутацию для общественности и возможной помощи вышеуказанных личностей.

— Ты слишком хитришь и мудришь, Волков, — отвернулся от меня Чародей и пошёл к креслу напротив, а после сел в него и вновь заговорил. — Твои действия нелогичные и не последовательные. Всё же не смотря на весь твой потенциал и знания, ты ещё ребенок с тяжёлыми психологическими проблемами.

— Я, как и любой другой человек — псих, просто признаю это и не выпячиваю на обозрение общественности, — развёл руками и улыбнулся.

— Любой другой… — просмаковал эти слова Чародей. — Другой человек обидится, если ты его назовешь психом.

— Значит, он глупец. Как ни крути, но правда заключается в том, что безумие это лишь название того состояния человека, которое не могут понять другие. В нашем мире, да и думаю, в других всё решает мнение большинства людей. Если в Древнем Риме было нормальным делом насиловать рабов, содомия, педофилия, кровавые игрища, то сейчас из-за идеи «гуманизма» и «равенства» это порицается. Это самый яркий пример смены ориентиров человека. Хотя есть более яркий, что заправляет в нынешние времена — гомосексуализм и расизм. Эти два понятия используются большинством в мира, даже порой не задумываясь о их значении, и применяются, когда заблагорассудится. Нет любимого чёрного персонажа в фильме и сериале? Поздравляем — это расизм! И хрен с ним, что фильм о рыцарях средневековья. Из-за грёбанной политкорректности должен быть рыцарь-негр, а ещё должны быть везде лесбиянки, геи, трансы и кто там ещё у них есть. Потому что когда-то кто-то им не давал спокойно жить, и мы должны расплатиться за прегрешения предков, поэтому все дружно подставляем им зад и смазываем его вазелином! «Мы ущемляем права ЛГБТ!» — рыкнул я. — Ах, да! Как я мог забыть — феминизм! Как же без этого направления засирания мозгов? Женщина во все времена была угнетенная и обиженная из-за злобных мужиков! И даже если ты посмотришь на неё с улыбкой и хорошими намерениями, то это точно значит, что ты её хочешь прямо там, на улице посредине толпы! А ведь эта усатая старая леди тебе нахрен не нужна, и ты просто задумался над тем, что у тебя завтра зачёт у Стрейнджа, а у тебя времени в обрез, ведь нужно: встретиться с акционерами твоей компании, загипнотизировать пару важных ментов своей страны и встретиться с Министром Обороны. И тебе просто нет дела до той агрессивной группы мужененавистниц, представителей ЛГБТ и одиноких женщин с завышенным ЧСВ!

— Мне кажется, или ты говоришь, как некоторые консерваторы вашей страны? Тебя это так задевает? Эти феминизм, гомосексуальность, расизм, демократия, другие олигархи, которые имели всё, когда ты с дедом доедал последнюю похлёбку, приготовленную на продукты не первой свежести, купленные на его пенсию? Ты сейчас говоришь как «пресвященный человек», или же в тебе говорит детская обида, с которой ты не в силах совладать?

Зерно истины в его словах есть…

— Прости. Навалилось в последнее время. Теперь ещё и этот Джокер, который от меня не отстанет так просто… То, что я говорил об этих понятиях и общественном мнении — это просто выбросы моего подсознания и кризиса мышления. Даже аргументы насчёт всего сказанного не слышны, просто словно жалуюсь на саму судьбу, не пойми кому. Жа…

— Что с тобой, Владимир? — спросила обеспокоенная Александра и уже одетая присела возле меня, обняв меня за шею и даже немного повиснув на мне. Она ведь на подлокотнике уселась. — Тебя что-то тревожит, моя эмпатия просто бьёт ключом, и это я почувствовала ещё до того, как ты узнал об Джокере.

Теперь даже Индиго демонстративно повернул свою металлическую морду ко мне.

— Я вчера, когда искал новых партнеров в области генетики по Европе, набрёл на довольно малоизвестную компанию, которая уже практически перешла на фармацептику, я было хотел её купить по завышенной цене, ведь в составе работников этой компании были хорошие генетики из Германии и Италии. Но я отказался от этой идеи.

— Сомневаюсь, что причина твоего состояния в этом.

— Верно. Я просто увидел фотографию владелицы этой компании. Бывшая русская гражданка, а сейчас подданная Британии, которая имеет второе гражданство в США, миллионерша, что получила своё состояние благодаря удачному браку на британском аристократе, который и создал по молодости, когда увлекался наукой, эту компанию. Мужик этот умер три года назад, и оставил всё это своей жене и их дочери…

— Я нашёл её! — объявил громко Индиго, явно порылся во время моего объяснения в моём компьютере или же в Сети. — Я понял ваше эмоциональное состояние, но оно не логичное, если брать во внимание ваши слова о прошлом.

— Ты эту женщину очень хорошо знал. Верно? — Чародей начал догадываться, только Александра хлопала своими сапфировыми глазками и не понимала ничего.

— Да. Её когда-то звали Мария Волкова, а после замужества, она стала Марией Лейден, её дочерью является четырехлетняя Виктория Лейден. Она моя мать, та, кто меня бросила когда-то. Почти семь лет тому назад.

— И маленький мальчик, который, казалось бы, вырос всё не может простить своей мамочке одиночество и ненужность? Подозреваю, что девочка получает заботу матери, и любовь, и богатство отца… и уважение… и хорошее будущее от рождения… и…

— Заткнись!

— Хм. Кажется, тебя задели за живое. Кха-ха-ха.

— Замолчи, Чародей! — встала на мою защиту Александра. — Не смей ему вредить!

— Я ему не врежу, а лишь пытаюсь сделать так, чтобы он сам себе не вредил своим самокопанием и мыслями. Человек — это самый худший враг для самого себя. Никто не в силах его ранить больнее, чем он сам. От себя не скрыться, кем бы ты не притворялся. Это я начал усваивать, ещё когда был смертным архимагом, и смог усвоить окончательно и принять себя таким, каким я есть, лишь на средине всего своего существования. Пока он не разберётся со своими внутренними демонами, у него нет будущего.

Он прав!

Каждое его слово не пропитано какой-то любовью или заботой, скорее раздражением, которое ещё в нем возможно вызвать и желанием получить здравомыслящего партнёра.

Детская обида во мне засела настолько глубоко, что я просто сам не могу с ней справиться. Она гложет и дерёт изнутри, словно дикий зверь свою добычу. Те ссадины, переломы и кровь, что пролила моя мать, когда избивала меня в детстве, зажили, и я могу убрать даже лёгкие следы, что заметила Лагерта при нашем знакомстве. Но почему до сих пор не убрал?

Когда я чисто за компанию бегу с дедом, отжимаюсь или подтягиваюсь, то всё же мой взгляд цепляется за мелкие шрамы или те места, что в своё время пострадали от гнева моей матери, которая меня ненавидела. Я мог их удалить, как сделал это с тем единичным шрамом от драки с одноклассником, что меня вечно в школе чмырил, даже думал об этом, но так и не сделал этого.

Почему?

Ответ на этот вопрос я не мог найти.

Но нашёл Чародей. У него куда больший опыт и, несмотря на то, что сейчас он как бы «бездушная груда костей», но всё равно куда больше понимает, чем я.

Поздравляю тебя, Владимир Волков, ты кретин! Или же имбицил?

Кажется, чтобы определить степень своего скудного ума и недальновидности мне придётся прибегнуть к помощи «доктора Чародея». Уж он-то на место психотерапевта явно записался в последнее время. То за психическим состоянием Алекс смотрит, теперь моим интересуется.

Да, я себе второго деда нашёл!

— Ты опять злишься, но уже не на мать, и не на нас, — констатировала Амора.

— На себя, — признался я.

— Это и видно. Ты из-за своих комплексов и терзаний по пустякам уничтожаешь себя, — вновь нравоучительно заговорил Чародей. — Мне нужен разумный человек, для партнёрства. Если тебя так раздражает твоя мать, то убей её! Ты уже убивал и пытал людей, препарировал их в «Мастерской», так эти перед тобой лично не были виноваты. А она тебя очень сильно обидела. Так что у тебя даже сейчас аргументации не было нормальной при нашем разговоре. Словно тебя треснули по голове, и у тебя начался случайный словарный поток, с примесью влияния СМИ СНГ по некоторым вопросам, который не остановить, если не зашить тебе рот. Хотя, думаю, тебя даже это не остановит.

— Я уже думал об этом, — отмахнулся я и стал вчитываться в отчёт Индиго.

Некоторое время Индиго пытался мне что-то сказать на пару с Чародеем, а Амора ещё сильнее ко мне жаться, но я просто отлип от девушки и телепортировался в свою комнату.

Мне нужно было подумать.

Я не смог в ту ночь заснуть. А под утро мне позвонила та, кого я не ждал рано утром услышать:

— Лагерта? — я был удивлён, но в некотором роде приятно удивлён. — Не ждал твоего звонка, но рад.

— Привет, Вова, — сказала она слегка нервно. — А чем ты занят сейчас? Ну, кроме того, что теперь не спишь из-за меня?

— Я и не спал. Много думал, поэтому не смог заснуть. Но, в принципе, особо ничем важным.

— Хм. Ясно. А как насчёт прогуляться сегодня в городе? У меня увольнительное, на весь день, но никого из моих родных в городе нет, друзей также. Вот я и подумала, может, ты будешь свободен, и мы можем прогуляться… — нервничает, явно боится отказа.

— Я согласен!

— Правда? — удивилась она, явно не ожидала не только быстрого согласия, но и просто согласия.

— Да. Мне также нужно прогуляться. Я… слишком устал, и свежие люди мне не помешают, вернее общение. Хотя я буду просто рад находиться в чьей-то компании.

— Обещаю, тебе понравится!

— Я верю тебе, — с улыбкой сказал я, доставая из Мастерской колбу с надписью «Валькирия». — Уверен, эта встреча для нас пройдет плодотворно.

Глава 7

Дэдшот.


Это самая странная, но, тем не менее, самая лёгкая и прибыльная работа за последние несколько лет у этого наёмника.

Владимир Волков — весьма интересное юное дарование, что свалилось на голову всего человечества. Чисто для себя Флойд залез в интернет и пошарился немного там, в поисках общедоступной информации о мальце, который фактически и создал Волков-Индастрис, не смотря на официальную версию с его дедом и «дальним родственником». Парень был реальным гением в науке, будущий хирург, он же будущий глава Волков-Индастрис и наверняка ещё куча регалий, о которых Лоутон не знал. Но ему это было не особо важно.

Малец ему в некотором роде понравился. Вполне сообразительный, осторожный, в меру честный, умный и главное щедрый.

Он не только знаменитого Дэдшота нанял, но ещё кучу его конкурентов, не говоря уже о собственной маленькой армии, которая даже им проблем наделает в случае столкновения.

Хотя паранойя за свою жизнь у парня вполне предсказуемая, после того, что случилось в Готэм-Сити. Джокер как особа, что заинтересовалась тобой — это страшно!

Даже Лоутон поостерёгся бы появляться в США на его месте. Этот псих держит всех в страхе, а ведь он не мета, не инопланетянин и не божок какой-то и не имеет демонического происхождения. Уж это точно.

На их всеобщее счастье за всё время охраны объекта, то есть обоих Волковых, никто на них не нападал и не делал попытку штурма их дома.

Парень просидел в провинциальном городке Николаевск, всё время, а сегодня ему с утра приспичило повидаться со своей подружкой.

Хотя Лоутон зауважал мальца ещё и за то, что у него хороший вкус на девушек. Вон на него до этого репортёрша Вики Вейл вешалась, а сейчас он встретился с некой Лагертой Ингстадсон.

При этом кроме Дэдшота, здесь присутствовал его давний соперник за титул «Лучшего стрелка» да и так же киллера — Дэфстроук, единственная дама в команде среди наёмников — Скандал Севидж, середнячок — Чёрный Паук и ещё двое индивидов, что пользуются магией. Первая — это девушка лет двадцати пяти на вид со светящимися зелёным светом глазами, с тёмными волосами, мертвёцки-бледной кожей и в зелёном одеянии, что было больше похоже на халат с капюшоном салатового цвета и в сапогах того же цвета до колена. Владимир Волков представил её как Амору.

Второй индивид так же был магом, но явно не человеком, по крайней мере, точно не живым — светящийся тем же, уже, наверное, противным для Лоутона, зелёным сиянием, что облачён в странного материала доспех, который раньше Лоутон не видел, и чёрный плащ, а в руках было два артефакта. В правой был посох с навершением в виде изумрудного камня как его кулак почти равен росту этого «Чародея», а в левой — книга чёрного цвета, явно из кожи, но не обычного животного, и с алым глазом, что шевелился, осматривая всё вокруг своим звериным и вертикальным зрачком.

Они были как бы под общим командованием Дэфстроука, который стал негласным лидером этой солянки, но Дэдшот сомневался, что они и вправду будут так уж слушаться их старшего коллегу, но ребята явно надёжные, ведь насколько Лоутон понимал, а чутьё его ещё никогда не подводило, они служат конкретно Волкову.

Они не летели на личном самолёте Волкова, а телепортировались, благодаря вышеупомянутой Аморе прямо в квартиру Волкова в Нью-Йорке. Именно там состоялась встреча с подружкой юного гения. Они, пока парочка голубков беседовали за чашкой чая или кофе, хотя на мнение Лоутона эффективней её было напоить текилой или водкой, оберегали их покой. Дэфстроук занял территорию рядом с квартирой в форме обычного бойца ЧОПа «Волков», Чёрный паук — первые этажи высотки, Скандал Севидж, Амора и он заняли позицию на крыше. Чародей же мотался телепортом между этажами и крышей. При этом он установил магическую защиту, следилку и даже сеть ловушек, не говоря уже про такой приём как невидимость для остальных людей. Так что пользы от этих магов явно больше, чем предполагал Дэдшот.

— Дэдшот, что у вас? — обратился к ним Дэфстроук.

— Все тихо.

— Будьте начеку.

— Чёрный Паук?

— У меня всё чисто.

— У меня так же. По всем параметрам, — опередил Дэфа Чародей.

— Хорошо.

Снова наступило радиомолчание.

Лоутон курил и думал о своём, вернее возможно об общем. Ведь не смотря на то, что Амора выглядит по цвету кожи, как мертвячка, а Скандал лесбиянка, у него наверняка, может хватить опыта и обаяния закадрить обеих девушек сегодня.

— Амора, тебя так кажется, зовут? — обратился он к волшебнице.

— Да, — сухо ответила она.

— Скажи, а что ты делаешь сегодня вечером после этой миссии?

— Тренируюсь.

— Хм, так ты ученица этого «Чародея».

— Нет, — мотнула легко головой она ему. — Просто для совершенствования нет границ и предела. Каждый день мы обретаем что-то новое. Простые знания, приёмы, артефакты, да что угодно, но что-то получаем, что помогает нам стать сильнее. Никто не совершенен, поэтому всегда есть возможность, что из-за твоей лени тебя могут убить. И ты не исполнишь того, чего так сильно хочешь.

— Хм, — Флойд докурил сигарету и зажёг новую. — Ясно. А после тренировки свободна?

— Нет. Я сплю.

— Хорошо, а когда ты будешь свободна, малышка?

В этот момент из пальца Аморы выстрелило нечто белого цвета размером с горошину, что чуть не отстрелило Флойду член, пройдя точно между ног и сделав позади него дырку в диаметре сантиметров тридцать. А ведь он даже не успел среагировать на такую скорость.

— Запомни, Дэдшот, во мне может побывать только один член, а если и побывают другие, то только по приказу того, кто имеет тот член, что так нужен мне, — с презрением и раздражением бросила ему волшебница.

Лоутон побледнел и отвязался от Аморы, не желая лишаться того, что ему ещё пригодится.

Правда и Амора, что вернулась к своему занятию по сканированию пространства, когда Скандал, скрывая свою ухмылку, посматривала на это. Лоутон сплюнул и пробормотал себе под нос:

— Что за жизнь, одна баба в команде чокнутая волшебница, а вторая сама по девочкам.

— Тебе с самого начала ничего не светило, Дэдшот, — хмыкнула Севидж. — Тебя даже Леди Вик отшила, видать стареешь и уже не нравишься никому.

— Такая старушка как ты молчала бы. Как на тебя вообще ещё клюют?

— В этом и фишка, на меня клюют, а на тебя нет.

— Смотря на вас, я всё больше убеждаюсь, что переход в образ Лича лучшее, что было за всё моё существование, — раздался голос Чародея рядом с ними. — Вы ведёте себя как подростки.

— Ну, учитывая наш и твой возраст, Лич, то это недалеко от истины, — парировал Лоутон.

— Разве я упоминал свой возраст?

— Нет. Но догадаться, что ты древняя развалюха, можно, — усмехнулся Флойд.

— Ясно. Будьте внимательными. Все разногласия и интересы оставьте на внерабочее время. Мы здесь всё равно ненадолго. К тому же… — Чародей прервался и посмотрел на Амору. — Ты так же это почувствовала?

— Да, — изменилась в лице она и повернулась к ним. — С северо-запада и юга едут две колонны. В первой около пятидесяти бойцов среднего уровня, во второй есть десяток усиленных с помощью, кажется, науки бойцов, а ещё пять одержимых демонами и полтора десятка обычных бойцов. Время прибытия к нам две минуты тридцать секунд.

— Телепортируй Волкова и Ингстадсон в безопасное место. Мы разберемся с вторженцами, — скомандовал он, и Амора тут же подчинилась. — Дэфстроук, ты слышал информацию?

— Да! Я всё слышал. Пускай Амора действует. Вы возьмите на себя «южных» вместе с волшебницей, а мы займёмся теми, кто с северо-западного направления.

— Идет. Я предупрежу Амору, — ответил Чародей и тут же исчез.

— Меня никогда не перестанет бесить, то с какой лёгкостью они исчезают, — скривился Лоутон, натягивая свою маску.

— Не завидуй, они — иная категория разумных, — сказала Севидж и махнула с разбега на соседнюю крышу.

Дэдшот предпочёл лестницу.

Скоординировавшись между собой по средству связи, Скандал напала на колону с воздуха, как и Чёрный Паук, Лоутон с фронта стал его обстреливать, а Дэфстроук зашёл с тыла.

Пять минивенов, что стремились к высотке, где проживала единственная цель, что могла их заинтересовать, были остановлены за считанные минуты. Сначала Дэдшот прострелил колёса всем пяти транспортам, от чего парочка из них перевернулась, а остальных стало вести по дороге, и те резко затормозили у обочин. После чего четвёрка наёмников стала методично, кто расстреливать, а кто резать противника.

Дэдшот подметил, что ребята были хорошо тренированы и обучены. Но, увы, никто из их руководства, кто посылал парней на миссию, не рассчитывал, что здесь будут акулы пострашнее, побольше и с зубами поострее, чем у них.

Конечно, это не было простой прогулкой или стрельбой как в тире. Пару раз и Лоутона чуть не подстрелили, а Скандал всё же задели разок. Но ей с её усиленной регенерацией это будет побоку. Пустяковое дело.

Когда наёмники закончили с пятью десятками бойцов, то они связали единственного выжившего из них, который приходился командиром этим ребятам.

— Закончили? — вновь появился вместе с Аморой Чародей.

— Да. Этот был их командиром, — сообщил Дэфстроук. — У вас как?

— Взятых пленных уже допросили, а ещё кучу материала для исследований, — Дэдшоту показалось, что в голосе Чародея было весьма много довольства. — Я его допрошу.

— Может не на улице. Здесь люди вообще-то рядом, — сказала Севидж.

— Все люди в радиусе мили спят или занемели. Я позаботился о том, чтобы свидетелей лишних не было. Так что не волнуйся, девочка.

На девочку Севидж оскорбительно фыркнула и сложила руки под грудью, наблюдая, как Чародей прикладывает свой посох ко лбу пленника, и тот в конвульсиях пускал пену изо рта.

— Хм. Весьма любопытно.

— Кто нападал? — спросил Дэфстроук.

— Можно сказать, что конкуренты. Правда, это не совсем было нападение в привычном понимании этого слова, скорее предупреждение. Но, Волковы это не воспримут как «предупреждение», — он стукнул пару раз посохом по земле и тела с машинами испарились с улицы, как и следы боя. — Уходим на базу.

И тут же они все перенеслись в Николаевск.

— Отдыхайте ребята. А я сообщу обо всём нашим работодателям.

— Похоже, мы вряд ли будем участвовать в «карательной операции», — подметил Чёрный Паук.

— Разумеется, они решат это другим путём. Правда, каким не знаю, — согласился с ним Дэфстроук. — Впрочем, это не наши проблемы.

* * *

Подземная база Волковых. Николаевск.

Владимир был нервный и постоянно ходил из угла в угол, под внимательным и спокойным взглядом своего деда, который попивал ромашковый чай.

Лагерта была отправлена обратно в Нью-Йорк, правда, Владимир подчистил ей память и оставил приятные моменты встречи, которую «следовало закончить из-за плохого самочувствия деда». Девушка была понятливая и добрая, не смотря на то, какое впечатление она могла о себе производить своим «Снежная Королева-Стайл». Поэтому не обиделась.

— Уроды!

— Успокойся, Вова. Ты сам должен понимать, что наша жизнь в этом мире не может быть спокойной и радостной. Всегда найдется какая-то хрень, что будет нам мешать. И как любые другие люди, мы должны будем преодолевать эти трудности.

— Создатель, ваш дед прав, — поддержал ИИ Волкова-старшего. — Наши ресурсы позволяют найти и наказать любого агрессора. Просто из-за вашей нелогичной миролюбивости и странной робости вы до сих пор сидите здесь. У вас с дедом есть два костюма из вибраниума, которые делают вас неуязвимыми машинами для убийства, к тому же есть одно из моих запасных тел, которое вы назвали «Жнец». Боевая модель из смеси Титана, Вибраниума, Адамантия, Мифрила и зачарован он лично вами. К тому же у нас здесь присутствуют две особи магов. Один Архилич, если не ошибаюсь в его классификации, и волшебница, которая с любой группой средних магов справится. Кроме этого…

— Что нам известно об этих Дугласах? — прервал его уже более-менее успокоившийся Владимир.

— Клан Дугласов, это древний аристократический род Шотландии, который занимается сферами услуг, медицины и розничной торговли, — начал Индиго. — Это семейство насчитывает шесть членов. Он весьма обеднел по сравнению с двадцатым веком. Это связано с разрывом клана на две части. Старшая дочь нынешнего главы семейства урвала через суд большой кусок семейного наследства и вышла замуж за индийского миллиардера. Причины такого поступка нигде не указаны. Дугласы, как и «блудная дочь», замалчивают этот эпизод. В итоге, резкий убыток средств и части активов семейства Дугласов принесло проблемы в плане Сферы услуг и розничной торговли. Через три года их состояние стабилизировалось, но они утратили титул «миллиардеров». Примерно год назад у них была возможность вернуть себе эту регалию, но вот только Волков-Индастрис занял лидирующие позиции в плане медицины и идёт на третьем месте после Лютор-Корп и Уэйн-Тех. Мы подвинули их с рынка и перехватили кучу заказов.

— Прямо девяностые вспомнил, — хмыкнул Иван Иванович. — Хотели, видать, припугнуть нас?

— Вполне возможно, а быть может и убить. У них была весьма сильная группировка, даже с генно-модифицированными людьми и одержимыми демонами. Данных мало для того, чтобы понять, что именно они хотели этим добиться?

— Тогда узнаем это у них.

Владимир подошёл к стене и положил на неё свою руку. После чего стена просто испарилась, открывая вид на несколько костюмов из вибраниума, адамантия, кожи и различных материалов. Но он встал напротив одного из них. Он был самым новым и внушительным. Практически весь чёрный, кроме визоров белого цвета и знака «паука» на груди и спине. Он был из вибраниума, но кроме этого весьма редкого материала костюм был с кучей разных наворотов.

Очень мощный и универсальный, с персональным доступом к Индиго, который так же был подключен и к этому произведению искусства.

Энергетические ботинки: энергетические регуляторы создают изменяющиеся поля из вибраниума на рельефной подошве ботинок и позволяющие ему приземляться только на ноги и бесшумно, словно кошка.

В этих же ботинках было встроено устройство, что меняло центр тяжести и гравитации.

Сеть-ловушка из различных материалов.

Не менее интересным был артефакт на обеих руках и даже на ногах и спине — Адская Паутина. Древний артефакт для мужчин дроу, которые были следопытами. Они носили когда-то перчатки, выпускающие «паутину», которая могла повязать жертву, а так же из-за её крепкости и изрезать. Владимир купил несколько образцов для себя и даже усовершенствовал их немного.

Линзы на маске, что улучшают ночное зрение, а так же позволяют его регулировать в разных диапазонах, не говоря уже про то, что они записывают всё, что видит Владимир, и могут увеличивать и уменьшать изображение.

Маскировочная технология, которая была, по мнению Волкова-младшего, самой лучшей, позволяет становиться невидимым для глаза живого существа.

А кроме технологий и магии Владимир был ещё и неплохо обученным своим дедом и разными учителями бойцом и с принятой сывороткой суперсолдата, как и его дед.

— Уже придумал, как назвать своё альтер-эго? — спросил его Чародей.

— Паук, — ответил Владимир и стал облачаться в свой костюм.

* * *

Шотландия. Родовой замок клана Дугласов. Спустя два часа после нападения.

— То есть, как это наша группа не выходит на связь?! — негодовал седовласый старик по имени Виктор Дуглас. — У них сигнал не ловит или у тебя, мой дорогой сын, они совсем тупые и забыли доложить о выполнении операции.

Напротив него стоял высокий мужчина, что мог посоперничать в росте с Брюсом Уэйном, но по внешности ему проигрывал, да и вообще внешне он не был на него похож, ведь зеленоглазый рыжий мужчина был на лицо схож со своим родителем, а не с кем-то там из Готэма.

— Папа…

— Вот именно, ты решил, что я только твой отец, а ещё я глава нашего клана и компании! И почему у меня не дети, а сплошное разочарование? Господи Иисусе, сколько можно меня мучить? Было у меня две дочери и четыре сына, а как итог, старшая предала меня и всю семью, сбежала к этому индусу, чтоб он горел в Пекле, четверо сыновей у меня кретины, которые могут только просаживать наше состояние в казино и младшая дочь-дура, которая только желает по бутикам шляться!

Все дети, которые были ему «верны» находились с ним. Сыновья сжимали зубы и терпели оскорбления отца, а Шейла Дуглас со слезами, что утирала платком, молчала и смотрела в пол. Она была белой вороной для всех. А сейчас начнется еще большее поругание Шейлы и всего женского рода.

— Не волнуйтесь так, мистер Дуглас. Ваши сыновья не виноваты в том, что наёмники, подосланные вами к Волкову, провалились. Просто вы слишком тупой, чтобы переть против них, — раздался голос из… ниоткуда.

— Охрана! — тут же прокричал старший из сыновей Виктора, который понял, что происходит что-то из разряда «не хорошо». — Охрана!

— Охрана ваша отдыхает, — прозвучал грубый мужской голос из-под маски, с легким тоном металла. Из тени угла вышла фигура в причудливом, но устрашающем черном костюме с белым знаком, что изображал паука на груди. — Не волнуйтесь, они живы и невредимы.

— Ты кто такой, черт возьми? Наёмник? Волковы тебя подослали нас убить? Я заплачу вдвое больше…

— Не стоит, мистер Дуглас. Вы сами определили свою судьбу. И вы не можете меня винить ни в чём. Как и Волковых. Вы напали на тех людей, которые весьма интересны моим хозяевам. Особенно им интересен Владимир Волков. И вы хотели его убить, или же взять в плен… Не важно, важно то, что вами не довольны весьма много важных персон. И теперь вы должны будете за это заплатить.

Бах! Бах! Бах!

Выстрелил один из сыновей Дугласа-сташего и тут же понял, что пули эту броню не берут.

— Нервное? — обратился Паук к стрелявшему. — Бывает. Но как вы видите, пули меня не берут. Если вам не хочется умирать, то я могу предложить вам альтернативу, при которой вы можете существовать более-менее спокойно.

— И что это за альтернатива?

— Продать весь свой бизнес Волковым.

— Никогда! — закричал Виктор Дуглас. — Идите к чертям!

— Как жаль, — притворно, с сожалением проговорил Паук. — Тогда мне придётся сделать это…

Дугласы приготовились к чему-то, но… в следующий момент они рухнули замертво.

— Ну и какого хрена, Чародей? — зло бросил Паук одному из четверых индивидов, что стояли под невидимостью позади семейства, что вырубилось. — Я собирался…

— Тебе разве не нужны их тела для ритуала переселения душ? Я думал, что ты собрался всё же провернуть свой странный, но довольно интересный план-интригу. К тому же над «речами злодея» тебе ещё работать и работать. Могу дать свои черновики. Впрочем, у вас есть интернет, а там я набрёл на статью, которая называется «Правила Тёмного Властелина». Может, почитаешь?

— Забавно, Архилич-тролль. Кому скажешь не поверят, — хмыкнул Паук и с помощью левитации перенёс тела в центр зала, где они находились.

Вскоре все шесть тел были расположены в центре пентаграмм, и те засветились после начала произношения заклятий Пауком, он же Владимир Волков.

Спустя некоторое время на грудь каждому из лежащих, было положено по кристаллу разных цветов.

Затем Паук стал читать одно и то же заклинание несколько раз, после чего Дугласы открыли синхронно глаза и стали тяжело дышать.

— Твою же мать! — выругалась Шейла Дуглас на незнакомом большинству людей языку. — Почему голова так раскалывается?

— Негоже вам, госпожа Шей Визла, материться. Вы ведь когда-то были целым Мандалором в своей галактике.

— Разберусь как-то сама, как мне общаться с самой собой, Паук.

— То есть это был не обман, — сухо подметил «Виктор Дуглас», оглядываясь вокруг и рассматривая заодно своих «родственников».

— Нет, уважаемый Джанго Фетт. Я всегда держу своё слово. И надеюсь, вы все, как истинные Мандалоры своих времен, сдержите своё.

— Если ты обеспечишь материалами и поддержкой, как и говорил вначале, то так тому и быть. Будет тебе слияние компании Дугласов и создание своей карманной армии, — кивнул он.

— Тогда я буду считать, что наше небольшое приключение закончено на сегодня? Память реципиентов к вам вернется через несколько минут. Я немного растянул процесс, чтобы не спалить вам мозги. Через пару дней я прибуду к вам, проверю состояние здоровья, и если обстоятельства будут позволять, то проведу ваше «улучшение» с помощью одной очень хорошей сыворотки. Всего хорошего.

— Ещё один вопрос, — окликнула его Шей. — Почему ты пришёл сюда в этой броне, если собирался всё сделать вот так?

— Ну, сюда я шёл, чтобы дать вам новые тела и после этого уже отправиться туром по России со своей маленькой, но очень дружной компанией. США гордится своими супергероями, а в России их будто нет. Мы же покажем, что они есть.

— Хочется поиграть в героев? — усмехнулся Боба Фетт.

— Да. Я знаете, люблю игры. Вон Индиго задолбал уже со своими запросами по ним.

— Это истинно так, — закивал ИИ. — Запросы Создателя растут с каждым днём всё больше и больше. И они ставят меня в тупик.

— Словно ребенок. Ты мне чем-то джедаев напоминаешь, — фыркнула Шей Визла и встала, наконец-то, на ноги. — Такие же любители быть «хорошими» детками. Впрочем, что ситхи, что джедаи, что обычные люди на самом деле ничем не отличаются друг от друга. Всем хочется сделать себя особенными.

— Всё высказала? — весело спросил Паук. — Надеюсь, я могу оставить целых шестерых Мандалоров, чтобы они отдыхали и приходили в себя, пока я наказываю плохих дядь и теть? — молчание. — Чудно. И да Шей, осторожней со словами, вы мне нравитесь, но я не люблю когда меня достают. Счастливо оставаться, ребята, надеюсь, вы не будете меня тревожить по пустякам, пока я делом занят?

После чего и Паук, и его четвёрка подручных исчезли во вспышке телепорта.

Глава 8

Владимир Волков.


Я смотрел новости и диву давался той шумихе, что возникла вокруг «Паука».

Прошло только три недели с момента, как я со своей группой «народных мстителей» обошёл не только всю Европу, Азию и Африку, но даже в Торонто отметился случайно. Дед просто тогда решил воспользоваться сам телепортом, что я создал. Но не рассчитал координаты правильно и, в итоге, вместо Москвы мы оказались в Канаде. Правда и там не били баклуши и отметились весьма громко.

Если верить записям Индиго, то мы «геройствовали» шесть часов и девять минут, прежде, чем вернуться в Николаевск. И за это время мы:

— Избили 498 мелких хулиганов.

— Накрыли 44 точки по продаже наркотиков (а наркотики изъяли как и деньги).

— Уничтожили три ковена ведьм в Германии и ещё два в Швеции.

— Поймали 74 низших и пять высших демонов, затем продал я их в Марвел своему коллеге на опыты, за что получил дополнительную партию вибраниума и уже образец ДНК самого Безумного Титана.

— Уничтожили девять баз террористов Аль-Каиды, 4 базы некого «Зелёного Знамени» и ещё пару шахидов на Ближнем Востоке.

— А так же случайно взорвали несколько исторических памятников и мечетей в Тегеране, когда пытались отвязаться от «миротворцев» США, которые рядом оказались в неожиданный для нас момент.

И это только в первые сутки. В последующие дни мы себя меньше проявляли и действовали не всей группой, а по два-три индивида. Так уж получалось из-за скопления дел.

В общем, весь мир гудел как улей. Затронули мы, чуть ли не все страны Европы, Азии и даже в Северную Америку заскочили. Удивительно, как только не наткнулись на «суперов» и «фриков»?

В России СМИ нас объявили как новую группу «супергероев», в Германии и Швеции нас объявили террористами, на Ближнем Востоке как секретную группу спецназа США или всего НАТО, хотя это одно и тоже, как мне порой кажется.

В США и Канаде всё восприняли не однозначно. К примеру, тот же «Дейли-Плэнет» нас назвали: «Неизвестными антигероями». А вот почему-то в Торонто местная газета, не смотря на простое избиение хулиганов, народными героями чествовала.

В общем, сколько людей, столько и мнений. Да и после того случая мы пока не светились больше. Хотя некоторым очевидцам, которыми являлись некоторые спасённые, мы представлялись по своим «позывным». Я — «Паук», дед — «Охотник» (почему так, не знаю, хотя думаю, это может быть связано со временами его молодости и военных лет), Индиго — «Жнецом», Александра — «Аморой», ну, а с Чародеем и так всё ясно.

Так что у меня уже есть своя суперкоманда. Осталось устроить окончательную притирку и наладить «командную игру», ну и в будущем увеличить её численность. Ну и наверное, дать ей крутое название…

— Создатель, — привлёк моё внимание Индиго. — Все документы по слиянию Дуглас-Компани и Волков-Индастрис готовы и подписаны. Технические и законодательные процедуры ненадолго затянутся. Максимум две недели. После этого по моим прогнозам стоимость наших акций поднимется на 4 %.

— А на сколько там поднялась стоимость наших активов после наших «гуляний» три недели назад?

— На 2 %, Создатель. Рекомендую через два дня сделать небольшие диверсии в Китае и Японии под видом «супергероев» по компаниям Хонда и Ким-Групп. Я раскопал их незаконную деятельность на Филлипинах и Индонезии. Мы можем устроить небольшой финансовый кризис и скупить акции тех дочерних фирм, которых они лишатся, так же как и перехватить заказы, которые от них уйдут. Было бы неплохо устроить некоторые провокации в Амстердаме на их бирже и на Уолт-Стрит.

— Секс-скандалы?

— Да, — закивал Индиго. — Ваша информация и мой анализ психологии и моральных ценностей Северной Америки и Европы дает результат, что это сработает, и мы сможем вновь обогатиться. Но у меня есть вопрос, что меня интересует.

— Задавай.

— Зачем вам столько денег. То, сколько мы получим, позволит нам развить компанию по всем запланированным направлениям уже в следующем году настолько, что ваш дед станет официально членом десятки списка Форбс.

— Так далеко заглядывал? Вернее рассчитывал вероятное будущее? — усмехнулся я.

— Да, — Индиго ждёт моего ответа.

— Лучше иметь и не нуждаться, чем нуждаться и не иметь. Люблю деньги. Когда-то у нас с дедом не хватало их. А теперь я могу их использовать для развития тех дел, что мне по душе. Да и греет мне душу, что я один из самых богатых людей в мире. Вернее буду им.

— Когда вы выведете в мир ваши разработки в плане технологий и медицины, то у ваших конкурентов не останется шансов вас догнать в ближайшие лет 10–20. Разумеется, если не случится что-то уникальное.

— Думаю, что-то уникальное всё же случится.

— Поэтому, вы захотели вернуть к жизни в этой вселенной шестерых Мандалоров? Чтобы они подготовили вам «на всякий случай» целую армию?

— И это тоже, — кивнул я. — Это всё?

— Да. По моим интересам да, но смею вам напомнить, что вы с понедельника выходите на работу в больнице имени Святого Патрика. Как-никак после экзамена вас туда устроил сам доктор Хьюго Стрейндж.

— Я это не забыл. Как там доктор Фрайс? — спросил я своего верного помощника.

— Он уже вторую неделю работает в выделенной вами лаборатории со своей женой, которая и не думает умирать. Что вы использовали для её лечения?

— Кровь богини Идун. Правда Фриза решил не лечить сам, а лишь дать ему лабораторию и средства для решения своей проблемы, он уже согласился работать на меня, так что всё хорошо. Я бы ему и помог лично, но у меня и так полно дел. Скоро будут мои именины — семнадцать лет как-никак исполняется. Нужно все подготовить. К тому же мне нужно ввести в жизненное русло «Тоби», да и доработать, наконец-то, «Суперию».

— Понял. Я, пожалуй, буду работать. Хм. Создатель, в Метрополисе завис огромный инопланетный корабль в виде человеческой головы.

— У этой головы, часом нет трёх «цилиндров» во лбу? — подобрался и предвкушающе улыбнулся.

— Есть.

— Замечательно, выводи на экран изображение. И взломай Пентагон, Аргус, а так же все соцсети и средства связи. Отслеживай всю информацию по этому делу. И ещё параллельно делом отслеживай всякие подозрительные движения «теневой власти». Думаю, под такую шумиху попытаются провернуть свои дела все кому не лень. Особенно в самом Метрополисе. Поэтому задействуй протокол «Вандербильт».

— Понял.

А я тем временем кинул клич Аморе и Чародею, чтобы они прибыли в Метрополис как и я. Деда не тормошил. Он был на открытии нашего нового завода в Николаевске и у него весь день расписан по минутам.

Протокол «Вандербильт» был придуман и разработан мною и Индиго ещё полтора года назад, когда я ему дал вводную на постройку махинаций на бирже акций, валют и переводах, чтобы обогатиться на них. С ходом времени, роста моей компании и различных событий, как в мире, так и на рынке некоторые моменты корректировались и изменялись, но основа плана была неизменной.

Я напялил быстро свой костюм и телепортировался в Метрополис. Там же меня встретили и Амора с Чародеем.

— Что будем делать? — спросил Чародей.

— Пока ждать, — я сел в позу лотоса и стал медитировать.

— А ты уверен, что должно будет хоть что-то произойти?

— Да. Это Брениак! Они с Суперменом должны скоро…

БУ-БУХ!

Несколько больших щупалец вынырнули из обиталища Супермена и начали пытаться убить своими потугами Человека из Стали, что завис напротив левитирующего Брениака.

— … вернее уже начали битву. Теперь нужно немного подождать пока они помутузят друг друга, а ещё желательно немного помочь Супермену, если тот будет проигрывать. Во всяком случае, чем дольше идёт этот бой, тем лучше нам.

Так и случилось. Я с удовольствием, некоторым удовольствием наблюдал, как Брениак чистит криптонскую рожу. Но всё же на всякий случай дал команду своим миньонам помочь гражданским и минимизировать ущерб от боя.

Ну, а я отдыхал.

Как-никак я босс, и мне не положено делать всю грязную работу самому.

На затяжной сорок третьей минуте тяжёлого боя Супермена и его «друга» Брениака со мной связался Индиго.

— Создатель, у меня вышли довольно неплохие результаты. Я смог извлечь выгоду от манипуляций на рынке валют: новозеландского, канадского и филиппинского Долларов, а так же немецкой Марки, китайского Юаня и британского Фунта. В итоге, если перевести вырученную сумму в доллары, то мы получим пятнадцать миллиардов восемь миллионов и двадцать три доллара США. Предлагаю, пока есть время, вложиться в недвижимость. Предлагаю такие страны как: Швейцария, Объединенные Арабские Эмираты, Японию, США, Швецию, Великобританию и Бразилию. По моим расчётам даже если мы после всей шумихи распродадим половину того, что купим то получим столько же, при этом у нас останется другая половина недвижимости, которая может пригодится в будущем, или же служить плацдармом для построек зданий компании для различных нужд.

— Даю добро. А что с переводами?

— На заднем фоне я через левые счета и подставных лиц совершаю махинации, которые уже через шестнадцать минут выведут результат на полмиллиарда долларов США, если мерить этой валютой.

— Хорошо. Продолжай в том же духе, — немного подумав, спросил его. — Есть ещё предложения, как мы можем воспользоваться этой ситуацией?

— Возможно, мы сможем обанкротить пару банков средней величины в СНГ, а потом поглотить после их банкротства, таким образом, с вероятностью в 74,5 % мы станем одним из самых крупных банков на просторах СНГ.

— Попробуй и, думаю, на этот раз хватит. Гляди, чтобы ты не подхватил никакой инопланетный вирус от Брениака.

— Я предохраняюсь, Создатель. К тому же мои резервные копии у вас есть на всякий случай.

— Хе-хе, ладно, предохраняйся и давай поимей рынок как ты можешь.

— Это я могу, ведь я самый совершенный ИИ на этой планете, хотя сейчас со мной может в этом поспорить этот Брениак.

— Ладно. Конец связи, но если что-то будет интересное и важное, можешь меня беспокоить как хочешь.

— Понял!

Стоило мне только отключиться, как Супермен слёг от удара Брениака.

И чего этот «совершенный интеллект» решил в рукопашную смахнуться? Он своими действиями противоречит словам. Неужели, всё же клише «я самый сильный и умный, поэтому мне ничего не страшно, и никто не страшен» реально и тут? Я был лучшего мнения об этом индивиде.

Пришлось вмешаться в их бой, чтобы не допустить смерти Супермена, хотя, думаю, он бы не умер, а «превозмогал», как в лучших традициях супергеройских историй.

Выстрел из ультразвуковой пушки, приправленной капелькой радиации и заклинанием «Ветровой Шторм» на всякий случай, помог откинуть Брениака от тела Супермена, который пытался встать, на добрых несколько километров и даже угодил в какой-то домик.

— К-кто ты? — спросил меня пришедший в себя Супермен и встал наконец-то на ноги.

— Паук, — коротко представился я, и тут же достал из «Божественной Мастерской» дозу для Супса, чтобы тот восстановил повреждения и силы. — Вот, выпей, это залечит все твои раны и восстановит силы.

— Спасибо, — без лишних вопросов и сомнений взял у меня колбу Кал-Эл и выпил до дна.

Ну, прямо наивность…

А если я туда яд подложил или какую-то гадость, что его свела бы с ума? Эх, намучается он когда-то. И то, что я ему помог, не отговорка, для такой беспечности…

Тем временем, когда Супс восстановился и залечил раны, к нам вновь вернулся Брениак, который, кажется, был удивлён моему вмешательству (наверное, и раньше меня заприметил), но не желал заводить беседу, а просто бился теперь с нами двумя.

Правда Супермен всё тянул на себя, я же его прикрывал той пушкой, что у меня была и иногда пускал ракеты в Брениака, пару раз связывал своими нитями, но ему было достаточно семи секунд, чтобы их порвать.

Опасности для нас или для мира пока не было, поэтому я тянул время как мог. Супермен стал догадываться, что благодаря технологиям, что есть у зеленомордого пришельца, он может восстанавливать свои повреждения и обучаться в нашем цирке, что называется «бой», посему, он попросил меня сдержать на время Брениака, пока он уничтожит его корабль.

В тот момент я согласился и поблагодарил Присутствие, или же Доктора Манхэттена (смотря ещё кто там наверху есть) за внезапное прибавление мозгов у существа, у которого мозги как суперкомпьютер. Даже Индиго жаловался на криптонца за его «гениальную помощь» человечеству в качестве репортёра и жизнь простого человека, когда он мог бы себя сделать миллиардером или же установить свою диктатуру во всём мире.

Я согласился и на протяжении минуты, за которую реально вспотел, и чуть было не пересрал, когда тот швырял меня по сторонам в нашем бою, ведь думал, что ещё немного и Брениак применит нечто такое, что уничтожит весь вибраниум, но тот гасил кинетическую энергию. Правда, от энергетических ударов структурная целостность моего костюма страдала, но быстро восстанавливалась. Этому факту, Брениак, наверное, был удивлён и даже хотел возможно у меня что-то спросить. Причём, не рвался к своему кораблю, чтобы остановить Супермена.

Вскоре корабль Брениака взорвался, и тело его опало на землю безвольной куклой, которую я «уничтожил» с виду, а на самом деле поместил в «Божественную Мастерскую».

— Похоже, это было не настоящее тело пришельца, — выдал умную мысль Супермен, подлетев ко мне после уничтожения корабля-носителя.

— Это да. Думаю, настоящий противник сидит где-то в безопасности и на удалённом расстоянии от нас, возможно даже в другой галактике, а не звёздной системе. И когда-то он придет вновь и подготовится к новому нападению.

— Как и мы, — улыбнулся Супермен. — Спасибо за помощь, — он протянул мне руку для пожатия, и я ему так же. — Приятно познакомиться, хотя обстоятельства не совсем удачные как для меня. Меня зовут Супермен, или же Кал-Эл, такое имя мне дали мои родители на Криптоне.

— Паук, я из России. Имя, что дали мне родители сказать не могу — это государственная тайна. Но я человек, если что.

— Так ты не обычный «супергерой»? — удивился он, сверкая своей улыбкой. — Ты эксперимент? Это у тебя от костюма особые возможности? Из чего он сделан? Я просто никогда не видел такого материала и не встречал о нём информации в данных своего народа, а там очень много всякого.

— Это вибраниум.

— Никогда не слышал о нем, — признался Супермен.

— Разумеется, доступ к нему имеется у узкого круга людей и не разбазаривается направо и налево. Больно он дорого обходится.

Магический купол, которым накрыли Метрополис, был снят, и Индиго давал мне знать, что в город устремились военные, несколько колон скорой помощи и так далее.

Большинство народа из Метрополиса удалось эвакуировать обоим моим магам, правда пару районов они не успели эвакуировать, а так же больницы, персонал АЭС и тюрьмы, поэтому их защитили магические барьеры.

— Мне пора. Удачи тебе, Сын Криптона.

— А как твоих друзей зовут?

— У меня нет друзей, только подчинённые и близкие. Но те, о ком ты спрашивал, зовутся Чародей и Амора.

— Понятно, спасибо вам. Нужна будет помощь, обращайтесь!

Я остановился и иронично взглянул на него. Правда, он этого не знал, я был в маске.

— Совет на будущее, Кларк, — он дёрнулся, словно ошпаренный, — никогда не обещай того, чего не сможешь сделать. Ведь кто знает, чем я тебя попрошу помочь. Береги себя!

И не давая ему время опомниться, телепортировался в Россию.

Бояться, что он может меня «запомнить» по сердцебиению, не стоило. Я, во-первых, всегда ношу одежду с магической защитой и легким свинцовым напылением, чтобы нельзя было меня отследить для магов или криптонцев, а во-вторых, вибраниум помогает так же в этом деле. Тот же Т’чала может разговаривать в костюме, только благодаря особой конструкции своего шлема.

На базе меня ждали приятные сюрпризы. После боя с Брениаком, который длился и с моим, и без моего участия целых сто минут в Мировой Паутине пронеслось столько информации, а на биржах так курсы скакали, что мы знатно обогатились.

Кроме заработанного Индиго на момент нашего последнего разговора в Метрополисе, он сумел ещё приумножить капитал «Волков-Индастрис» на дополнительные два с половиной миллиарда.

Правда, кроме этого появились потери в секторе Тяжелой Промышленности РФ, причём как в частном, так и государственном секторе. Экономический кризис, что уже начался вследствие пришествия Брениака на Землю, продлится еще несколько месяцев, а если ситуацию не исправить, то до полугода минимум. За это время у нас некоторые отрасли экономики не выдержат конкуренцию и слабую поддержку государства. Здесь мы немного просчитались, когда вычисляли возможные убытки в моей стране. И ущерб оказался больше.

После этого нам, вернее мне следовало половину вырученных капиталов пустить на скупку ряда заводов, фабрик, отдельных частных предприятий средней величины, чтобы они не обанкротились и не закрылись. Разумеется, я и сам собирался в скором будущем покупать некоторые из них, но это было другое. Половина моих планов порушилась, и пришлось резко пересматривать некоторые свои планы и докупать некоторые материалы для дела.

Половина из всех заводов, что я скупил, были металлургическими, поэтому недостающий и даже в некотором роде дефицитный сейчас, в разгар кризиса, металл пришлось покупать у самого бога кузнечного дела Гефеста. Тот, конечно, мне заломил цену в десятки разных манускриптов, и даже пришлось ему адамантия немного дать, но всё, что надо, мы получили и складировали частично в «Божественной Мастерской», а частично в складах на Земле. Откуда они уже отправлялись на предприятия.

Спустя несколько недель ситуация в стране более-менее стала стабилизироваться. Хотя кризис всё ещё продолжался и некоторые компании разорялись, но реальных проблем, вроде массовой безработицы или же сильных политических склок из-за экономической ситуации, в стране не было. Это радовало.

Под заботами о родной стране прошло моё семнадцатилетние. К сожалению, мои «курсантки» не смогли выбиться в увольнительное, у них были какие-то массовые учения на Западном побережье, так что праздник прошёл без них.

Реально большим праздник мы делать не хотели, пригласили только ближайших друзей деда, некоторых наших подчиненных-управленцев, глав филиалов и отделов, ещё были Вики Вейл, которая ночью презентовала мне свой «особый подарок». Плюс был мой учитель, и даже друг в некотором роде — Хьюго Стрейндж и Амора в виде Александры.

Праздник удался, он был хорошим, пусть и маленьким.

Дальше, я работал в Нью-Йорке в том же месте, где и Стрейндж, попутно корпя над своими работами и бизнесом. Джокер меня не посещал, он сейчас сидел в Аркхэме со своей помощницей, хотя я был всё ещё на стороже.

Вскоре мои разработки по проектам «Тоби», «Валькирия» и «Суперия» подошли к концу, и я был готов их запустить в обиход.

Первым из этих трёх и стал «Тоби».

Внешне это всё тот же канонный Тоби из Наруто. Он имеет внешнее абсолютное сходство с анимешным персонажем в такой же оранжевой маске с одним глазом, а маска была спиралевидной. Такую же одежду включая алые облака на чёрном плаще, и даже похожие способности. Но их природа была завязана не на чакре, а на квантовых частицах. В некотором роде, это некий «Призрак» из киновселенной Марвел, но более стабильный образец. Он может «растворятся», а может делать свое тело невероятно прочным, ему же я на всякий случай прописал с помощью технологий память по приемам рукопашного боя различных стилей, ещё и усилил тело почти как нам с дедом, поставил защиту от мозголомов, а так же дал ему подпространственный карман, куда он будет складывать полезные вещи или живых существ. В тот «кармашек» доступ будет только у него, меня и деда.

— Тоби проснулся! — заверещало это нечто. И вскочив, начало радостно бегать по Мастерской.

Я, конечно, ему истинную личность Тоби не создавал, но для приближенного эффекта сделал смесь из личностей Индиго, Скотта Лэнга (ДНК которого и побывало донором для тела Тоби) и отредактированной части личности некоторых комиков. В итоге, похоже, получилась весьма гремучая смесь, что похожа на оригинал.

— Угомонись, Тоби.

— Да, Паук-семпай! — выпрямился он и даже почему-то отдал честь. Я сейчас был в костюме Паука. — Готов к труду, обороне и совращению прелестных тянок!

— Я сейчас проведу обследование твоего… психического состояния, прости меня Господи, — меня натурально передёрнуло от этой своей мысли. — А потом мы с тобой отправимся в Готэм-сити. Обкатаем твои силы на деле.

— Ура-а-а-а! Я посещу Готэм-сити! Да здравствуют Ядовитый Плющ, Женщина-Кошка и Харли Квинн!!!

Может, это было плохой идеей его производить на свет?

Глава 9

Готэм-сити. 00.34. ночи.


— Бэтс, ты уверен, что это, то самое место? — со скепсисом спросил своего наставника и друга Найтвинг.

— Да, — кратко ответил Бэтмен и продолжил мрачно возвышаться на краю крыши, смотря на речные доки.

— Точно? Просто мы следим за этими русскими контрабандистами уже неделю и ничего.

— К слову, я согласна с Найтвингом, — послышался голос Бетгёрл. — Мы проверили все склады, подпольные казино, клубы и гостиницы, к которым есть доступ у русской мафии, ещё мелкие точки по всему Готэм-сити и пригороду. И ничего не нашли в плане украденного урана. Вон бедный Робин с этой Охотницей, — на этих словах и Бэтмен, и Найтвинг были готовы поклясться, что Бетгёрл скривилась, словно лимон сжевала. Уж сильно они недолюбливали друг друга, — сейчас вместо нас прочёсывает улицы Готэма. А ведь он «в поле» всего ничего. Без году неделя!

— Ха! Да будь моя воля, я бы с ним поменялся местами, — ухмыльнулся Найтвинг. — Это он сейчас наедине с опытной горячей цыпочкой с итальянскими корнями в стильном обтягивающем костюме, без надзора и нравоучений. Уверен, он многому у неё научится.

— Пошляк! — обвинительно крикнула рыжая девушка.

— Хватит засорять эфир! — гаркнул на них Бэтмен. — Кажется, наши гости на подходе.

— Барби, заходи с тыла к ним, то есть следуй плану, а мы займемся основной группой мафиози, — сказал Найтвинг и вместе с Бэтменом на бэт-крюках спустился вниз.

Часть местной мафии русского происхождения господина Алексея Власова приехала на их склад на шести фургонах, двух легковых машинах и трех байках.

Бэтмен и его помощник насчитали шестьдесят три человека, атлетично сложенных и готовых к бою в случае чего, они были вооружены армейскими ножами, «глоками», ПМ-ами, а некоторые ещё были при «калашах» и даже винторезах. Снайперы тут же заняли удобные для них позиции, чтобы простреливать пространство.

Бэтмен и Найтвинг стали из тени нападать на более удалённых бойцов, но незаметно, чтобы никто не поднял тревогу. Где-то на десятом бойце (общем для Найтвинга и Бэтмена), Бэтгёрл уже доложила, что готова проникнуть внутрь склада, где находился Алексей Власов с покупателем.

Но начатое дело бэт-семьи прервала другая группа, что молниеносно появилась среди толпы бойцов Власова.

— Эй! Бл**ь! Огонь по фрикам! — дал команду один из помощников Власова.

Тут же автоматные очереди и выстрелы из пистолета пронзили воздух.

Найтвинг даже мысленно попрощался с группой из четырех особ.

— Ау! Ай! Ой! Как же так? За что? За что вы хотите меня уби-и-и-ить? Плак-плак… — пропищал один из них в странной спиралевидной маске оранжевого цвета и чёрном плаще, на котором были нарисованы красные облака.

— Ты чего переживаешь, кретин? — спокойным и монотонным голосом спросил другой его «друг», который стоял рядом с ним в костюме из неизвестного Бэтмену материала, от которого отлетали пули. — Пули пролетают сквозь тебя и не причиняют никакого вреда или же боли, — и сверлил его своими алыми визорами. При этом он не спешил доставать свои два пистолета, что были прикреплены к его бёдрам или же два меча за его спиной.

И Бэтмен, и Найтвинг с Бэтгёрл внимательно наблюдали за этой компашкой, которая реально ничего не делала, а просто стояла и чего-то ожидала.

Больше всех выделялась единственная девушка в их компании, что была вся в зелёном, даже глаза её светились этим же цветом, а вокруг неё был некий невидимый щит, который останавливал в полёте пули. Она даже демонстративно зевала и обводила всех взглядом полного раздражения и превосходства. Четвёртый же персонаж, что там был и, похоже, возглавлял их, являлся для них уже известной личностью по слухам и событиям последнего месяца — Паук. Он сложил руки перед собой в замок и смотрел на того, кто отдал приказ стрелять.

— Кто вы такие? — спросил, наконец, тот мужчина, что дал команду на открытие огня по ним, пока перезаряжал свой «Макаров». — Что вам нужно?

— Мы «Чёрный Орден», — ответил тому Паук на русском. — Можете с нами говорить на русском, мы ведь имеем с вами одни и те же корни.

— И что же нашим землякам не сиделось в Великой и Могучей Матушке-России? — криво улыбнулся он. — Чего народ пугаете?

— Да какой народ? — проскулил тот парень в оранжевой маске. — Я тут чуть не обкакался, пока они стреляли.

— Лучше бы ты сдох, урод! — фыркнула Амора. — Как можно так позорить Паука? И зачем мы тебя взяли с собой?

— Молчать, — властный и уверенный голос Паука раздался после последней фразы произнесённой Аморой. — Я говорю.

Его тут же послушались.

— Мы и рады были бы дать вам возможность зарабатывать на жизнь, как вы умеете, но проблемка в том, что у нас кое-что украли, и мы подумали, что вы поможете нам это вернуть. Парни вы вроде правильные и живёте «честно».

— Базара нет, мужик. Мы гостям добрым всегда рады, но если тебе хотелось побеседовать и попросить помощи, то пришёл бы в любое из наших заведений.

Бэтмен тут же дал команду Найтвингу и Бэтгёрл ничего не предпринимать.

— Я бы так и сделал. Но, увы, дело не терпит отлагательств. То, что нам нужно, находится здесь, и оно в ваших руках.

— Так-так-так, кто тут у нас шумит? — вальяжно и с улыбкой спросил известный в здешних кругах Власов, который являлся главой русской мафии. Рядом с ним были пара телохранителей и глава «ирландцев». — И что этим господам нужно?

— Тот уран, что попал к вам в руки, вы его, надеюсь, ещё не продали?

— Хм. Прошу прощения, но, кажется, вы опоздали. Сделка почти совершена. Мы только что получили деньги. А в аэропорту уже грузят товар. Так что, как говорится, кто не успел, тот опоздал.

Ирландец что-то матерился на своём языке, а Власов внимательно наблюдал, как за чужаками, так и за своими людьми, что явно нервничали. Иван, его помощник и друг подал ему пару знаков, чтобы тот не провоцировал чужака, в котором Власов с удивлением узнал Паука, ещё одного «супергероя», у которого самым громким делом стало происшествие в Метрополисе.

Власов видел репортаж и понял, что Паук, благодаря своему костюму, может посоперничать с Суперменом в прочности, а судя по раскиданным гильзам и нервозности своих людей, их оружие этой четвёрке не помеха.

— Паук, если я не ошибаюсь? — Паук не ответил, а лишь молча взирал на них. — Давайте так…

— Знаете одну из главных особенностей всего рода пауков?

— Кхм. Паутина? — опешил Власов, но внешне это никак не показал.

— Вы правы, товарищ Власов. Если насекомое попадёт в паутину к этому членистоногому, то у него фактически нет возможности из неё выбраться. Паук даже способен мышь сожрать. Он кусает свою жертву, чтобы обездвижить её, и токсин, которым он пользуется, позволяет «приготовить» добычу для её создателя. Мне жаль, что мы не смогли в этот раз договорится, надеюсь, что когда к вам в руки попадёт что-то «правительственное» или то, что принадлежит мне, вы это попридержите для нас. Ну, а в этот раз, как вы сказали, я, и в правду, немного припозднился, просто новенького подлечивал, — и кивнул в сторону Тоби, который с помощью палки что-то пытался нарисовать на поверхности асфальта.

— Он у вас блаженный? — усмехнулся Власов.

— Боже упаси. Другие блаженные пожелают выйти из этой категории, если узнают, что к ним причислили Тоби, — фыркнула Амора.

— Паук-семпай злой! — буркнул Тоби и вернулся к своему важному занятию.

— Ха-ха-ха. И на кой-черт вы тогда его с собой таскаете?

— От него есть польза. Вернее сейчас минимальная, но в случае боя с сильным противником она огромная. Но это дело второстепенное, — лживо весёлый и располагающий тон Паука сменился на арктический холод. — Ирландцы… — он перевёл свой взгляд, вернее повернул голову к ним. — … вы забрали то, что нужно РФ. Вернёте?

Они лишь достали пистолеты и направили пушки на них.

— От

* * *

сь урод! — сказал один из них, и началась пальба, которая закончилась всё с тем же результатом, что и у русских. — Что за хрень?

— Да будет так, — несколько обречённо сказал Паук и поднял медленно свою правую руку на уровень лица.

Тут же всем стали видны отблески «лески», которая тянулась к десятку ирландцев, они все ими опутаны. Не могли пошевелиться и застыли на месте, на руках, шее, лицах, что были открыты пространству, уже красовались тонкие порезы и тонкие линии крови, от «паутины» их обладателя.

— Ч-что это такое?

— Как я и говорил, когда добыча попадает в паутину, то у неё нет шансов выбраться оттуда, — и одним резким движением потянул руку к себе.

В следующее мгновение десять тел ирландцев разлетелись в стороны кровавыми ошметками, на сотни кусочков. Со стороны это выглядело, словно внутри них что-то взорвалось или же тело просто развалилось. Кости, кишки, органы, сухожилия, кровь, мозги, дерьмо, непереваренная еда — всё это рассыпалось вокруг, но при этом забрызгав ближайших к ним русских.

Все, кто увидел это, были шокированы. Теперь уже никто не пытался даже думать, о том, чтобы выстрелить в Чёрный Орден.

Бэтмен хмуро стоял за ящиками, что надёжно скрывали их с Найтвингом, Найтвинг ошарашено смотрел на всё это действие, а затем боролся с желанием выблевать весь свой ужин.

Бэтгёрл боролась с тем же желанием.

— Товарищ Власов? — мужчина лишь съёжился и посмотрел на Паука. — Надеюсь, я не нанёс вам серьёзную психологическую травму? Не люблю лишний раз применять силу, я могу решать дело и миром, путём переговоров и заключения договорённостей. Я бы мог заплатить им даже за тот уран, но они себя повели неадекватно. И нагло по отношению ко мне и моим подчинённым. Поэтому такой итог. Мы ещё встретимся в будущем и, надеюсь, в более милой и непринуждённой обстановке. Я направлю своих подчинённых за «нашим» имуществом. Вам же в качестве компенсации остаётся вся сумма, что вы получили от ирландцев, за их сотоварищей не волнуйтесь, я поговорю с ними, и они не будут поднимать шум. Я это гарантирую!

— Д-да. Конечно.

— Чудно. До встречи, — и тут же все четверо исчезли во вспышке телепортации.

В этот же момент телепортация перенесла неожиданно и всю троицу «мышиной семьи». Причём, прямо в Бэт-пещеру.

— Что? Как мы здесь оказались? — удивился Найтвинг, оглядываясь.

— Кажется, это была телепортация, — сухо ответил Бэтмен и прошёл к Бэт-компьютеру, после того, как удостоверился, что в пещере кроме них не было никого.

— Это у тебя уже новые гаджеты есть? Почему мы не знаем? — возмутилась Барбара, сняв свою маску.

— Кха-кха. Мне так же интересно.

— Это не я, но смею предположить, что за этим стоит Паук и его команда. Они не хотели, чтобы мы взяли русских.

— Стоп! Но… Это же…

— Да, — Бэтмен снял свою маску и повернулся к своему первому помощнику. — Похоже, кое-кто знает наши настоящие имена. И дал знать об этом.

— Но откуда? — поникла Барбара, поняв весь масштаб сложившейся ситуации и того, что может последовать за всем этим. — Мы ведь были осторожны, даже по внутренней связи называем только по прозвищам.

— Я ещё мало знаю об этом Пауке, но за всем стоит именно он. И он дал нам понять, что он… загнал нас в «свои сети», — чуть погодя, Брюс Уэйн добавил, улыбнувшись одобряюще. — Но не волнуйтесь, я найду Паука и его дружков.

— Он работает на правительство России, — подметил Дик.

— Возможно, и работает. Но и мафия отчасти работает на правительство США, но как видите, мы и против них боремся. Отдохните пока, приведите себя в порядок, позже поговорим. Мне сейчас нужно кое-что обдумать и сопоставить кое-какие факты. Пока Джейсона и Хелену не беспокойте этими вестями. Я им сам скажу. Отдыхайте, — и тут же вернулся к компьютеру, не издав ни единого лишнего звука или эмоции.

Дик нечасто видел настолько собранного и напряжённого Брюса…

Россия, Москва, Секретный бункер. Спустя сорок пять минут.

В помещении, кроме десятерых генералов от разных служб и родов войск, нескольких министров и даже главы государства была дюжина телохранителей, что заснули прямо стоя, и шестёрка неизвестных пока для большинства людей в мире личностей.

Хотя присутствующим здесь людям они были уже известны, благодаря вовремя собранной информации: Паук, Жнец, Охотник, Амора, Чародей и новенький, который представился как Тоби.

Они явились неожиданно, преодолев все защитные системы, что были на базе, и даже ту мощную, как они думали, магическую защиту.

Усыпили всех телохранителей и теперь шестёрка пришлых ждали, когда глава государства отомрёт и даст ответ на их предложение.

— То есть вы, Чёрный Орден, предлагаете мне, президенту Российской Федерации, взять вас на службу в качестве элитного спецподразделения, что в будущем будет расти и расширяться, иметь «крышу» в лице ГРУ и ФСБ, ну и меня в частности, но тем не менее вы фактически будете действовать на своё усмотрение, без отчётности нам? И мы должны будем на это согласиться?

— Господин Алексеев, — примирительно, но довольно громко произнёс фамилию президента Паук. — Уверяю вас, мы вам не враги, мы союзники. Я не хочу становиться пешкой кого-либо, в этом мире. Но не против, иметь… скажем друзей, и думаю, Россия нуждается в них, не меньше. Большая часть существ и людей со сверхспособностями находится на западе, причём большая часть из них именно в США. А это главный как стратегический партнёр, так и противник нашей страны. А у нас кто? Капитан СССР?! Тот полусумасшедший ветеран, что ещё никак не может принять распад СССР? Не смешите меня. Вам нечего противопоставить остальным странам и организациям. Маги, нифелимы и демоны, что у вас на службе, пусть даже в довольно больших количествах по сравнению со странами Европы это не показатель. Уверяю — я русский! И не люблю либералов, но и консерваторов так же. Мои интересы не строятся исключительно на «процветании и благополучии народа». Я далёк от таких тем, и у меня чисто рациональное мышление. Если я живу, работаю и процветаю в определённой стране, то это в моих интересах, чтобы она существовала и желательно в достатке, чтобы у меня не болела голова насчёт преступности, излишней коррупции, угрозы в лице других стран и рас. И для лучшего результата и будущего моего и моих детей я предлагаю вам такую альтернативу. Вы получите щит в наших лицах для отражения атак извне. Мы не собираемся быть мальчиками и девочками на побегушках, но всё же мы будем вас посвящать в большую часть наших планов, помогать вам, если будет необходимость и даже советоваться. У нас будут равные партнёрские отношения.

— В мое время… — хотел было что-то сказать один из генералов, но Паук его перебил.

— В ваше время было другое. Другая страна, другие мысли, власть, проблемы, угрозы и ресурсы. Но глупостью будет отрицать, что мир меняется. Мир изменился, но не вы. Рано или поздно на ваше место придут уже те, кто не будет помнить СССР, царскую власть и так далее, они будут помнить, как нынешняя власть, что так гордится своим прошлым, просрала настоящее и будущее. Одна из главных причин успешного процветания США — это делать выводы из полученных уроков и двигаться вперёд, развиваться.

— Допустим, — кивнул президент. — Но фактически мы видим только ваши… альтер-эго. Но не знаем ваших имён.

— Ха! Хорошая попытка, господин президент. Но мы на это не купимся. Это один из тех немногих секретов, которым мы не намерены делиться. Здесь не только вопрос в «загадочности» наших фигур, а сколько вопрос безопасности. Как говорится: «Что знают двое, знает и свинья!».

— Понятно. А что же будет, если мы откажемся?

— У вас не будет своих защитников против произвола других рас или организаций, у которых есть свои ручные псы с суперспособностями, для защиты РФ и её жителей. И у вас не будет советчиков и… друзей. Я не собираюсь вас свергать, хотя это в моих силах. Я человек мирный, пока меня не тронут, но могу и разозлиться, если пойдут против меня. Всё упирается в ситуацию, что сложилась. Не хотите сотрудничать — фиг с ним. Главное, не мешайте нам, и мы не будем мешать вам.

— Как мы сможем с вами связаться, когда примем окончательное решение на этот счет?

— Вот, — Паук положил перед президентом передатчик. — Этот передатчик даст мне сигнал, и я приду для обсуждения формальностей. А пока мы покинем вас. Но надеемся на то, что вы примите разумное решение, выгодное всем нам. До свидания.

И вновь во вспышке телепорта исчезла уже вся шестёрка, оставив после себя лишь контейнер с запечатанным там ураном, что они «вернули на Родину». Хотя сами присутствующие здесь лица уже не надеялись вернуть его из лап террористов и готовились к оправдательным речам перед журналистами.

Глава 10

Владимир Волков.


Сейчас идёт уже 1 сентября 2008 года.

Не сказать, что я многое пережил ужасного и сложного за последнее время, но и не сказать, что так уж жил припеваючи.

Я нахожусь вновь в Нью-Йорке. И работаю по специальности, на часах время уже почти полночь, и это значит, что скоро будет уже 2-е. Но до него ещё дожить нужно, и не мне, а моим пациентам.

Один из самых моих сложных дней на работе в качестве врача. Хотя, вроде, числюсь, как интерн, но сейчас каждые свободные руки на вес золота.

Славный и ужасный для всей Америки 11 сентября 2001 года теракт, при котором Башни Близнецы рухнули, погребя под своими обломками тысячи невинных жизней, в этом мире припозднился на семь лет и без десяти дней. Это одна из небольших не состыковок истории моего старого мира и нынешнего.

И вот я сейчас один из тех, кто оказывает помощь пострадавшим. Самое гадкое в такой ситуации для всего города, это то, что половина персонала сама пострадала от теракта, ведь они были рядом с этими Башнями Близнецами на конференции. Теракт, который здесь осуществила не Аль-Каида, а похоже за этим стояла Лига Убийц, во всяком случае, мне эту информацию передали Чародей и Индиго, а Тоби провёл разведку и выяснил, что и вправду в Нью-Йорк прибыла Лига Убийц, а с ней прибыл разбираться Бэтмен. Супермен, Зеленые Фонари и даже Флэш явились в Нью-Йорк для помощи. Большую часть из пострадавших доставили как раз они, и завалы разбирают как раз они.

Что касается масштабов теракта, то тут он огромный, взрыв был куда больше, задел не только башни, но и стоявшие рядом торговый центр, пару жилых и офисных зданий. В итоге, как на кратком минутном отдыхе мне поведала одна медсестра, число погибших больше десяти тысяч, но ещё не все трупы доставлены в морги и не всех пропавших без вести нашли. А ведь есть искалеченные, раненные и просто доведённые до шока люди. Этих ещё больше.

А как я упомянул, пострадало и даже погибло много наших коллег, не только с нашей больницы, но и с других так же. Поэтому и завал такой.

Доктор Стрейндж сейчас был в отъезде в Готэм-сити, по поводу какого-то там гранта, но, наверное, я думаю, он там и останется на работу. Всё же канон берёт своё.

По всему мне пришлось, даже не мне пришлось, а пришлось заведующему допустить меня до операций. Хотя ко мне было отношение куда лучше, ведь я в их глазах гений, которого заприметил сам доктор Хьюго Стрейндж.

В итоге, только после девятого часа моей работы мне дали передохнуть. Подъехали наши коллеги «из глубинки», из столицы и даже Готэм-сити, Централ-сити, Стар-Сити, Нешинал-Сити и Метрополиса, которые перераспределили нагрузки, и мне дали отдохнуть.

Я весь вспотел от напряжения, всё же нагрузка была огромная и скорость наших действий так же. Хотя, за счет богатой практики и возможностей, не только как ученого-практика, но даже и мага Жизни, я реально вылечивал быстрее, качественнее и надёжнее, чем другие мои коллеги. У меня даже никто не умер. Я вообще единственный у кого никто из пациентов не умер на операционном столе. Даже у прославленных и опытных хирургов бывают неудачи. К тому же в такое время.

Я отдельный случай, просто ситуация так сложилась, что меня вообще допустили до самостоятельной работы с парой медсестёр, ещё одного новичка-интерна и анестезиолога. Но в принципе новичков никто не допускает до серьёзных операций самих. У врачей, тем более хирургов, обучение длится долго. Никто не отправит их вперёд со скальпелем сразу после вуза. Как правило, первые годы практики в больнице они наблюдают, учатся делать базовые процедуры (интубацию, пункцию, установку катетеров и т. д.), затем начинают ассистировать на операциях (как мой «брат по несчастью», что пару дней назад к нам пришёл), пока не получат достаточно навыков и знаний, чтобы действовать самостоятельно. Так что, по идее, все операции проводятся только опытными специалистами.

Но мне ещё даже в некотором роде повезло, что у меня просто раны мягких тканей или же удаление было. До пересадок сердец, повреждений желудков и головы меня не натаскивали. И это хорошо. А то чувствую, что мой собрат по несчастью рухнул бы в обморок или его бы вырвало.

Мне наш хирург-травматолог рассказал случай с открытой раной брюшной полости. Пока её пытались заживить вакуум-терапией, внутренности были прикрыты пластиковым мешком, но из-за травмы и жидкостей кишки раздулись и стали вываливаться из пациента. Их засовывали обратно с одной стороны — они вылезали с другой. Картина была чудовищная, даже бывалый хирург содрогался, когда мне это рассказывал, в первые дни моей работы. В итоге, только одновременными усилиями целых шести человек внутренности удалось вернуть на место. Но самое хреновое в той ситуации, наверное, была не сама операция и такое осложнение. А то, что произошло с пациентом на следующий день после того, как он чихнул. Зашитый после операции пациент чихнул, швы разошлись, и кишки стали вываливаться наружу. И самое удивительное для хирурга было то, что пациент с каменным выражением лица (наверное, это случилось из-за шока) спросил у хирурга: «Ну и как вы меня зашивали?!». И так бывает время от времени. Работа у нашего брата хирурга весьма нервная, сложная, неблагодарная и малооплачиваемая, как правило.

Я даже, когда вышел в коридор отдыхать, с ностальгией вспомнил, когда занимался вивисекторством подпольно в Великой Мастерской. Тогда ни перед кем не отчитываешься, а твои пациенты не особо кому нужны, как правило — это были заключённые, бандиты, маньяки и тому прочая шваль.

Но этот день внёс коррективы в планы многих. И даже мои. У меня было свидание с Лагертой, но оно накрылось. Да-да, я стал встречаться с этой девушкой и даже не использовал «Нарцисс» для того, чтобы влюбить её в себя. Девушка она хорошая, хоть и бывает резкой и даже грубоватой. Просто она лидер по жизни. Но до постели, как ни странно, дело не дошло. У нас больше платонические чувства, да и после того как я стал работать в больнице, а она окончила Вест-Поинт и поступила на службу в армию США у нас стало поменьше времени друг на друга.

Лайла Адамс служит, кстати, в той же части, что и Лагерта, Софи где-то в Метрополисе, на закрытой базе. А вот Маршалл и Кейн были отчислены из Вест-Поинта. Вскрылось то, что они лесбиянки, и поэтому сейчас каждая занимается своим делом. Кэтрин где-то на Карибах загорает, Маршалл пошла в полицейские и приступила месяц назад к службе в Стар-Сити. Вот такие вот пирожки…

— Владимир Волков? — послышался усталый и незнакомый голос рядом со мной. — Меня зовут Томас Эллиот. Рад познакомиться.

Я взглянул на вставшего рядом со мной хирурга, что улыбался мне и протянул руку для пожатия. Я ответил на этот жест и кивнул в знак того, что он не ошибся.

Сидел я на скамейке возле окна. Хоть была уже ночь, но мне было жарко. Вспотел как собака, хотя куда больше устал, наверное, этот хирург, который, если я не ошибаюсь, друг детства нашего Бэтмена.

— Рад знакомству, мистер Эллиот. Правда, сомневаюсь, что вы хотели познакомиться со мной, целенаправленно прилетая в этот город.

— Ха! И то верно. Хотя от доктора Стрейнджа я многое слышал о его новом любимчике. И как я понял, по отзывам всего остального персонала, вы того стоите.

— Можно на «Ты». Я куда младше вас.

— Тогда и ты тоже. Я не настолько старше тебя. Тебе сейчас сколько?

— Восемнадцать исполнилось.

— Сколько?! Ах, да! Ты же экстерном закончил обучение. Тогда всё понятно. Хотя до сих пор удивляюсь твоим успехам. Молодец, парень, — улыбнулся он ещё шире. — Мне вон двадцать четыре только, и я сам оперирую только год как. Хотя тоже экстерном на два года раньше закончил обучение.

— Иногда, мне кажется, что я не туда пошёл учиться.

— У меня такое же мнение порой бывает. Но когда видишь результат своей работы, то понимаешь, что сомнения не нужны. Они лишние, — поделился своей мудростью Эллиот, вставая. — Будешь в Готэм-сити, милости прошу ко мне в гости. Буду рад тебя принимать у себя.

— Бывал я в Готэме.

— Ну и как?

— Джокер мне устроил незабываемую встречу на балу в честь основания Готэма. Я тогда чуть с жизнью не распрощался и знатно страху натерпелся. Правда, после того случая посещал Готэм, но каждый раз с опаской, — слегка соврал я.

— Ха! Да уж, с местной знаменитостью ты познакомился. И даже, кажется, если мне не изменяет интуиция в первый же день? — я кивнул. — Да уж, невезучий ты в некотором роде, парень. Но, по крайней мере, у тебя ещё «первый рабочий день» удачно прошёл. Никто сегодня у тебя из пациентов не умер, и это хорошо. Есть, чем гордиться.

— Я и горжусь.

— Молодец! Отдыхай, а я пожалуй пойду кое-кому помогу.

Хм. Интересный этот Томас Эллиот, он же будущий «Хаш». Нужно с ним сдружиться в будущем. А сейчас нужно позвонить Лагерте.

Гудок, второй, третий…

— Алло? — послышался взволнованный голос Лагерты.

— Привет это я. Прости за поздний звонок, но у нас просто завал был. Хотя он до сих пор продолжается ещё.

— Вова?! — она обрадовалась. — Как хорошо, что с тобой всё в порядке. Я слышала, что у вас много медиков пострадало во время теракта.

— Это так, но я был на работе, так что мне достались только пациенты. Ты как там?

— Нам относительно легче. Мы стоим вокруг города и держим оцепление. Пока «ищейки» ничего не найдут, мы не сдвинемся с места. Думаю, что наше свидание накрылось медным тазом, хе-хе. Иногда, мне кажется, что у меня плохая карма.

— Расслабься, Инги, — это я её так ласково называю. — Будь, как и твои предки — «Истинной Валькирией» и стой на страже человечества.

— Ха-ха. Да иди ты. Мне моя бабка в детстве все уши прожужжала насчёт нашей родословной, а теперь ещё и ты.

— Ну, ты настолько же прекрасная, воинственная, сильная, независимая, гордая и упрямая, как и валькирия, поэтому так тебя и называю.

— Это я упрямая?! — она милашка, когда злится. Это даже по голосу слышно.

— Не кипятись, моя пернатая. А то сваришься в своей униформе, и потом мне нужно будет читать сводку новостей о том, как несчастная птичка сварилась в кителе офицера США, и что это так же может быть частью теракта против этой страны. Затем Гринпис будет всем по ушам ездить о сохранности природы и братьев наших меньших. А эти проблемы нам нужны?

— Вот выберусь я из служебной волокиты, найду тебя и… не знаю что сделаю!

— Звучит это, конечно, угрожающе и даже немного страшно, но я думаю, что тебе для пущей уверенности и эффекта всё же следует придумать, что сделать. А то пока это похоже только на сотрясание воздуха, — подметил я, ухмыляясь и наслаждаясь ситуацией.

— Ты издеваешься надо мной?!

— А я тебе уже говорил, что ты весьма сообразительная?

— Глупые у тебя шуточки.

— Ну-у, какие уж есть. Люби меня такого, какой я есть.

— Я и люблю, — честно призналась она впервые за время, пока мы вместе, я даже от неожиданности слегка прифигел и за «экал». — Ты знаешь, где сейчас Кэтрин?

— Решила «познакомиться с ней поближе»? — опошлил я её вопрос.

— Фу! Я никогда не лягу под другую девушку! Я не такая!

— Верю! А на девушку? — не унимался я.

— И в кого ты такой пошляк? Дед у тебя сама душка, приличный, вежливый, добрый, тактичный и ещё имеет кучу достоинств.

— Мне ревновать тебя к достоинству деда?

— Продолжишь в том же духе и можешь уже с завтрашнего дня ревновать! — угрожающе прошипела она мне в трубку. — Я тебе серьёзные вещи говорю!

— Ну, так и я тебя серьёзно спрашиваю, какие у тебя планы на моего деда. Он у меня единственный дорогой родной человек, так что его судьба в чьих-то загребущих руках меня волнует.

— Ха! Забудь уже, пошляк! — кажется, Лагерта уже сдалась в этой словесной дуэли. — Ну, так знаешь, что там с Кэтрин?

— Она, кажется, сейчас где-то в Средиземном море на яхте в компании золотой молодёжи. Как говорится, морально разлагается.

— Я волнуюсь за неё, — фальши в её словах нет. Несмотря на прошлые обиды, она со всей четвёркой «моих» курсанток сдружилась. С Лайлой вовсе стали пока, наверное, лучшими подругами. — Она тяжело пережила уход из Вест-Поинта.

— Ей всего лишь надо было соврать. Думаю, для Донована не было секретом их отношения, да и о том, что у вас там далеко не обитель целомудрия. Да и в армии так же. Не знать он не мог!

— Но ты же знаешь о воспитании Кэтрин.

— Знаю! Но любой командир должен думать головой, а не… ладно, не будем об этом. Мне жаль её, правда! Но помочь я пока ей не могу. В плане службы в армии. Но, как только мы разберемся с терактом, я лично займусь Кэт. Ей, конечно, полезно немного пар спустить, но главное, чтобы она сильно не втянулась в это дело. Потом ей будет тяжелее с этого состояния выйти.

— Это хорошо. Ой! Мне пора, к нам генерал Лейн прилетел. Кажется, будет хорошая взбучка за что-то, ну это если, конечно, я правильно поняла его взгляд. В общем, потом ещё созвонимся. Пока!

И отключилась.

— Ха! Как же тяжка доля медика.

— Вова! — подбежала ко мне одна из медсестёр, что работала со мной сегодня. — К нам подвезли ещё работы.

— Поток не ослаб?

— Попытки суицида и жертвы случаев мародёрства и вандализма в городе, — горько улыбнулась она. Да уж такое порой случается в таких ситуациях. — Сказали к тебе направить.

— Покой нам только снится, — пробормотал я уже себе на русском.

— Что?

— Говорю, веди, Сусанин, к моим новым пациентам.

* * *

После «Первого Сентября», как тут окрестили этот теракт, меня всё же стали больше привлекать к участию в операциях. Я, разумеется, главным хирургом не стал, но уважение в глазах более старших коллег приобрёл. И теперь не только катетер ставлю или некоторые швы делаю. Хотя ещё примерно две недели после теракта меня завлекали к мелким операциям и помощи жителям города из-за недостатка лишних рук, даже переводы из других городов и уже вышедших на пенсию врачей, что временно нам помогали, было мало. Но мне это даже было на пользу. Лишний опыт и репутация мне идут только в плюс. К тому же мне было не охота ввязываться в дела бюрократии, что образовались у деда и Индиго.

Индиго, думаю, может смело претендовать на титул первого «Еврейского Искусственного Интеллекта». Не знаю, даже почему, но у него образовалась некая мания или подпрограмма по обогащению Волков-Индастрис.

За последние год с небольшим, да и за прошедшее время в день теракта и после него, он постоянно находил новые статьи дохода, прибыльные дела, заключал сделки, помогал мне в научных исследованиях и участвовал в тех операциях, которые проводил «Паук» по всему миру. В итоге, у него образовалось огромное накопление опыта и информации, которую пришлось мне лично распределять в три направления: экономическое, научное и военное. А ведь это ещё я не упомянул о его личных размышлениях и достижениях. Он ведь не обычный земной ИИ, а родом из ДДГ и способность к саморазвитию у него осталась. Я её не убирал. И посоветовавшись с Чародеем и самим Индиго, я решил своему первому ИИ — Индиго — оставить научную деятельность, а два других направления передать двум другим ответвлениям моего железного искусственного друга и создал для них такие же тела, только головы других форм сделал, чтобы они хоть чем-то отличались кроме направлений. Тот «военный ИИ» взял себе имя «Жнеца», а «экономическому ИИ» я решил дать имя «Вандербильт». Так, что в принципе, последние пару месяцев «Вандербильт» уже почти полностью в одиночку занимался играми на биржах и делами Волков-Банк.

Он даже теперь официально проходит по документам как Иван Владимирович Вандербильт и имеет статус финансового директора Волков-Индастрис. Но в лицо его пока никто не видел. Но думаю, если будет нужно, я ему создам био-синтетическое тело, чтобы он мог присутствовать на Совете Директоров нашей компании. Но пока это без надобности. В экономические детали вдаваться не буду, но скажу, что нам удалось открыть несколько филиалов нашей компании в странах Латинской Америки, и Африки, а ещё заключили несколько хороших сделок о поставке наших продуктов, да и внедрении технологий. Отдельной статьёй идут госзаказы по странам СНГ. Благодаря тому, что после нашей встречи с президентом Алексеевым, мы всё же получили «крышу» и партнёрство с ними, я смог ещё влезть на госзаказы от Министерства Обороны и Здравоохранения. Так что с каждым годом мы будем получать крупные барыши за технологии и патенты.

Жнец же в свою очередь стал отличным тактиком и стратегом, а так же бойцом. Он уже изучил все боевые стили Земли, и я запросил голокроны мастеров и копии мастеров БИ из других вселенных. Участвует в миссиях, которые их просит выполнить правительство России, «геройствует» в коллективе «Чёрного Ордена».

Чёрный Орден к моему удовольствию сейчас единственная на Земле организация «супергероев», которые стоят на страже планеты, как от внешних, так и от внутренних врагов. А заодно время от времени подыгрывают Волков-Индастрис, совершая налёты на недружественные нам синдикаты, интересы которых пересеклись с нашим ЧВК «Волк». Это, как правило, другие ЧВК и компании, что занимаются добычей полезных ископаемых в Латинской Америке, Азии и Африке. Пока удаётся их выставить агрессорами, военными преступниками и нарушителями прав человека. Но с этим нужно быть осторожней, а то, как бы мою бравую команду раньше времени не заклеймили негодяями.

Я же как «Паук» выступаю лидером этой команды везде. Не всегда я там бываю лично, порой просто удалённо управляю своим костюмом после небольшого апгрейда, а иногда даю управлять костюмом Индиго или даже Жнецу.

Но за последние два месяца я как-то подзабил на это дело и передал управление командой деду, а тот когда-либо занят, либо устает, передаёт бразды правления уже Жнецу.

К чему я всё это веду?

А к тому, что настал тот час, когда я могу запустить первую бета-версию проекта «Суперия»!

Мужских элементов у нас много в команде, пора немного разбавить её красивой блондинкой, да и Аморе будет с кем поболтать, а то она одичает скоро с нами.

Спектр её сил заключается в следующем:

— Она обладает сверхчеловеческой силой, не слабее, чем Супермен, ну, по крайней мере, даже если я и где-то ошибаюсь, то не слабее Супергёрл. Хотя было бы интересно посмотреть на их стычку…

— Сверхвыносливость и сверхпрочность тела. Эта особенность ей досталась не только от криптонцев, но и благодаря ДНК Кэрол Денверс из Марвел. Я скрестил её ДНК и ДНК Кал-Эла, в итоге, получил тот же результат, но от криптонита, она эти показатели не потеряет.

— Она может выдержать давление равное 100 тоннам и удар с аналогичным уровнем силы.

— Она способна летать со скоростью, равной примерно скорости звука.

— Так же способна поглощать другие формы энергии, такие как электричество, для дальнейшего увеличения её силы и усиления регенерации.

— Само собой регенерация, которая у неё из-за бешеной комбинации генов чуть слабее и медленнее, чем у канонного Росомахи, но всё же способна и голову назад отрастить (я проверял в лаборатории).

— Имеет способность передвигаться и существовать в вакууме космоса, без воздуха и тепла. К температурам она вообще неприхотлива.

— Так же она имеет одну из самых совершенных защит на разум, к ней в голову могу проникнуть только я и нахимичить там хоть что-то.

Кроме всего этого я озаботился её экипировкой. Нет, вибраниума я ей не давал, и костюм у неё не такой как у меня, деда, Чародея или же Жнеца, хотя вот сделал ей костюм из волокон адамантия, но только с той целью, чтобы она его не порвала, и ей было в чём ходить.

Из себя внешне этот костюм представлял что-то похожее на канонный «купальник Капитан Марвел», такой же чёрный, с такими же чёрными длинными сапогами до середины бедра и такую же красную повязку в виде пояса. Только эту повязку я делал дольше, чем сам костюм, ведь этот магический артефакт, должен защищать её от воздействия чужеродной магии и помогать воздействовать на неё моей магии. К примеру, для лечения или телепортации.

Ещё из экипировки на ней была маска «аля-зорро». Ну, а её знаком станет звезда. Такая же, как и у Капитана Марвел «двойная», но уже красная, что будет красоваться на её груди пятого размера.

Да уж, внешность Светланы Владимировны Розговой, а именно такая будет её «гражданская личность», весьма специфическая и очень привлекательная.

Ну не мог я себе отказать в такой малости, как иметь супергероиню, что будет затмевать своей красотой всех вокруг. И я буду знать, что её создал — Я!

Но вернёмся к внешности Светы. Она предстаёт простому обывателю как высокая блондинка ростом в 183 см с яркими зелёными глазами. Её пропорции идеальны для большинства людей мира. Грудь, конечно, может кому-то показаться достаточно большой и нелепой, но это только до того как они её увидят.

Я много информации изучил как по строению человеческого тела, так и по психологии. Ведь давно известен факт, что есть комбинация отдельных черт лица, цвета кожи, комплекции тела, роста, цвета глаз, волос, голоса и так далее влияет на симпатию к индивиду. Вот я и решил по максимуму использовать свои познания и науку, чтобы дать особую привлекательность Свете. Она, кроме как супергероини, будет исполнять обязанности моей секретарши и одной из помощниц по многим делам компании. Да и на светском рауте мне нужно будет с кем-то появляться, а то Лагерта такие дела не любит да и времени у неё нет. Заодно пусть это слегка взбудоражит её и заставит ревновать, хе-хе.

Над её телом и пропорциями я потел долго, почти девять месяцев, словно рожал её, поэтому, и шутя дал ей отчество Владимировна.

В итоге, кроме высокого роста, шикарных шёлковых, слегка волнистых блондинистых волос до лопаток, ярких зелёных глаз (которые хоть и не владеют пока способностью, как у криптонцев, прожигать всё лазерами, но рентгеновское зрение и видеть ауру человека она может), она обладает внушительной упругой грудью, такой же сочной подтянутой задницей, на манер бразильянок, только без излишеств. Затем чистую, гладкую, бархатную кожу, которая не нуждается в депиляции или эпиляции, красивого золотистого цвета, без родимых пятен, почти без родинок. У неё милые, красивые черты лица, тонкие аккуратные брови, пухлые чувствительные губы, аккуратный красивый носик, высокие хорошо выраженные скулы (но из-за них не кажется, что она через чур худая) и сердцевидная форма лица. Всё было гармонично и красиво. Её хоть сейчас шли на конкурсы мисс Вселенная и за победу можно не волноваться. Да что там, Чародей, который мне помогал в её создании, по ошибке пропитал её тело «Даром Афродиты». Что делает обладателя этого эликсира, который принял, привлекательней. Вернее не сколько влюбляет в него кого-то, а только реально привлекает внимание и делает более интересным для другого человека. Даже без сексуального влечения. А после этого я немного подумал и решил ещё напрочь убрать возможность потеть Свете и добавил ей запах корицы и меда для тела, а для полости рта мяты и крыжовника.

Так, что мне даже не терпится вывести её в свет и посмотреть на реакцию публики. Это сколько же данных с точки зрения социологии и психологии можно собрать…

В общем, я завершил работу над ней и решил её вывести сначала в мир как Суперию, члена команды Паука, то есть «Чёрного Ордена». Она стала его седьмым членом.

И первое наше общее дело было в Метрополисе, как ни странно.

Сюжет до банальности прост. Лекс Лютор и Супермен опять что-то не поделили и теперь на пару крушат Метрополис. У них это давняя дружеская традиция с тех пор, когда они познакомились. Властям это не понравилось, и они у своих русских коллег запросили помощь в виде нас. Всё же большинству мира известны те слухи, о правдивости которых РФ замалчивает, а именно, что мы супергерои, что сотрудничают именно с ними и охраняют границы их страны.

Чтобы остановить Лютора особо много сил не нужно, всё же он связан с миром своей открытой личностью и капиталом, он никуда не денется, а вот Супермена взять за яйца тяжелее. О нём мало кто что знает, кроме той инфы, что он слил своей подружке Лоис Лейн, а ещё его хронометража в качестве героя на полставки в Метрополисе. А силёнок, чтобы его «взять», вообще нет. Конечно, уже разрабатывают тактики боя с криптонцем, суперкиборгов и роботов конструируют, но они пока не помогают. А Супермен у них маячит перед глазами.

Вот и случился очередной прецедент, в котором участвуют эти двое. И в этот раз видать там на верху в Вашингтоне надоело просто смотреть на беспредел на их территории, вот те и запросили помощь из-за океана. Заодно, думаю, они захотели посмотреть на наши возможности в бою.

Но я не против. Всё же красоваться я люблю, этого у меня не отнять, и я это признаю. Но… никому прямо об этом не скажу!

Мы всей семёркой окружили пару дерущихся «заклятых друзей» и те, заприметив нас, отошли друг от друга и с напряжением уставились, хотя улыбка на лицо Кларка наползла невольно.

— Вы сильно шумели, — произнёс я, сканируя обмундирование Лекса.

— Так сильно, что даже друзья из-за океана услышали? — хмыкнул Лекс.

— Нет. Мы услышали не ваш шум, а просьбу о помощи от правительства вашей страны. Потому что им уже надоело видеть, как два индивида рушат их город. Для них обидно наблюдать и ничего не сделать. Вот и решили привлечь нас для решения этой ситуации.

— Ха! Что же, тогда думаю, нам стоит сдаться, — улыбнулся Лекс и слегка повернулся в сторону двух индивидов, что явно отрицают саму суть понятия «человек разумный». Это была девушка примерно того же возраста на вид, что и Кларк Кент, а второй парнишка чуть младше.

Мне не составило труда по своей базе опознать в них Лоис Лейн и одного из мелких операторов «Дэйли Пленет». Эта Лоис, к слову, похожа на сериальный вариант актрисы из «Тайны Смолвиля», только волосы не каштановые, а иссиня-чёрные и уложены в аккуратную причёску, но свою одежду она и её товарищ уже успели запачкать.

Эти два индивида решили побывать в самом центре бури и взять эксклюзивный материал. Лекс решил сыграть на прямой эфир как человек, что добровольно сотрудничает со следствием и властями, в общем. Поэтому так быстро и сдался.

Только и он, и мы понимали, что Кларк не сможет просто так сдаться сейчас. У него вообще сейчас рабочее время и насколько я знаю важная встреча через час. Поэтому, прохлаждаться в застенках пусть и не опасной для него тюрьмы ему нельзя. Во всяком случае, Жнец влез в базу данных «Дэйли Пленет» и переписку Кларка и Главного Редактора, посему сообщил мне эту информацию, как только мы решили отправиться туда. Он постоянно мониторит всех суперов на планете и отслеживает их переписки, и распорядки дня на всякий случай. Он ведь ещё и шпион неплохой… относительно.

А значит только одно:

— Мне жаль, но я не могу опаздывать на одну очень важную встречу, — покаялся он. — При других условиях я бы сдался вам.

И решил слинять очень быстро, но…

— А?! Как? — удивился Супермен тому, с какой легкостью его удерживает Суперия, а ведь за мгновение до этого она стояла рядом со мной.

— Знакомься, Супермен, — это Суперия, наш новичок. Суперия — это Кал-Эл, он же Супермен.

— Приятно познакомиться, — улыбнулась мило Суперия, не ослабляя свою хватку. — Не мог бы ты, Супермен, сдаться. Я не люблю драться, хотя и умею. Просто, если ты не сдашься, то мне как новичку нужно будет себя зарекомендовать перед начальством. Так что переломанные кости, выбитые зубы и потеря крови — это гарантированно ты получишь из нашей дуэли.

— А другие ваши товарищи, мисс, не будут помогать вам? — спросил заинтересовано Лекс Лютор. — Я думал, у вас слаженная команда. И один за всех и все за одного…

— И да, и нет, — перебил я его. — Не стоит волноваться, мистер Лютор. — Помощь Суперии не нужна. Она очень сильная девочка и сейчас вы, думаю, убедитесь.

— Жаль, — грустно вздохнул Супермен. — Мне не хотелось всё доводить до рукоприкладства.

И тут же попытался силой разжать руку Суперии и… у него ничего не получилось. Чему и он и Лекс Лютор, и даже те два индивида-журналиста были изрядно удивлены.

— Что? Ты… криптонка? — даже с некой надеждой спросил он.

— Нет, я русская! — гордо заявила блонди.

— Да-да, — активно закивал Тоби, уперев руки в бока. — Она самая настоящая русская баба. Тут как говорится: «И Супермена на лету остановит и в теплую койку заскочит!» — и важно покивал головой. — Ауч! — это я ему плюху выдал. Всё же для себя я оставил лазейку в плане прикосновений к нему. Даже, если он сильно захочет от меня скрыться, то не сможет. Всё же, я не просто так выпускаю своих подопытных в мир, без «ошейника». — За что, Паук-семпай?!

— Болтаешь много, — без тени эмоций сказал я, но всё же шутку его оценил. Быть может она ещё прославится, и эту поговорку про русских баб можно будет продлить даже…

— Да его прибить нужно! Я уже давно советовала это сделать, — фыркнула Амора. Не взлюбила она его, особенно после того, как после душа вместо полотенца он вытерся её лифчиком. Правда не понятно до сих пор откуда он у него оказался… — Может тут под шумок…

— Угомонись, Амора, — остановил её уже Чародей. — Будь терпеливей, от Тоби всё же есть польза, пусть и не такая явная. К тому же, тебе есть на ком зло сгонять.

— Фырк!

А тем временем между нашими двумя «тяжеловесами» продолжилось противостояние.

Супермен пытался вырваться, но у него не получалось, теперь Света держала его обеими руками и пока просто тянула вниз. Затем он стал покачиваться во все стороны, а затем резко забрался за неё и пытался выкрутить руку. Но у него ничего не получилось. Света его впечатала в землю лицом и стала доставать мои наручники для криптонца, но тот смог всё же в последний момент выкрутится, чего не ожидала Света, и понёсся со всей силы в небо.

Но моя подопечная быстро сориентировалась и улетела за ним в небо, где нагнала и вступила уже в открытое противостояние.

— А она крепкая, раз выдерживает его удары, — пораженно и заинтересованно пробормотал Лекс Лютор, глядя на их противостояние.

Началась самая настоящая драка между этими двумя.

Даже я, человек далеко не гениальный в плане рукомахательства, не смотря на свой апгрейд и обучение, могу с лёгкостью заметить, что будь даже Света и в два раза слабее Супермена, она бы выиграла поединок. У него совершенно никаких навыков боя. Как я понимаю, ему приходилось только дурачиться с мелкими бандитами и махать кулаками с големами Лютора. Ну, а самое крупное событие, которое заставило его применить все свои навыки и злость, это нападение Брениака.

Да и то, похоже, даже после него ему и в голову не приходило хотя бы подсмотреть, как нормальные люди дерутся. У него все движения ломанные, пусть даже и быстрые. Света была хорошо обучена разным стилям, и она его реально теснила. Когда он делает один удар, она успевает сделать два и уклоняется или блокирует атаку Кларка. Когда он на какой-то минуте боя умудряется её задеть, силы удара не хватает, чтобы её вырубить или отправить в полёт. Хотя, возможно, Супермен ещё до сих пор не может смириться, что ему попался реально стоящий противник, который его вполне может нокаутировать. Просто Светуля красуется перед нами и перед всем Метрополисом.

Супермен, когда вновь получал по морде, отлетал довольно далеко, быстро приходил в себя, но далеко свалить не смог. Его настигала Суперия через доли секунды и вновь навязывала бой. Не то чтобы она так уж сильно быстрее него. Только, где-то на 7,5 %, не больше. Но она ведь ещё быстро ориентируется и при запускании Супермена в произвольный полёт тут же следует за ним, хватает за какую-то конечность.

Так продолжалось почти полчаса. Пока, в небе не появилась ещё одна блондинка, но уже с третьим размером груди и с символом дома Элов на груди. Она атаковала Суперию со спины и… та потеряла равновесие, чем воспользовался Супермен, в очередной раз вмазав со всей силы по лицу Светы, и добавил ей лазерами в голову. А затем Супергёрл ещё сильнее добавила с ноги, вбив Суперию в землю.

Она в принципе, могла отразить эту контратаку, но у неё была ещё директива дать сбежать Супермену, если ему придёт на выручку его кузина и прикинуться слегка «подбитой».

Разумеется, мы тут же бравой командой поспешили «дать по щам» этим криптонцам. Больше всех постаралась Амора. Она таким каскадом заклинаний и проклятий ударила при поддержке Магии Тьмы и Смерти со стороны Чародея, что я думал, они укокошат эту бедную парочку. Но те умудрились скрыться. Причём, их кто-то подстраховал и перенёс с помощью магии с того места. Судя по тому, что на остаточном следе чувствуется Магия Порядка, то есть Света это вполне возможно мог быть Доктор Фэйт. Не знал, что они с ним сдружились уже. Или быть может это его личная инициатива и интрига?

В прочем, не важно. Я не особо хотел передавать криптонцев в руки Правительства США, всё равно, даже если бы мы решили их туда спровадить, у тех пока нет возможности их содержать в тюрьме, и те бы быстро сбежали, стоило им только очнуться. Я, конечно, другое дело. Но мне из этого боя вполне достаточно тех новых образцов ДНК криптонцев, опыта для Суперии, а так же лишний шум вокруг наших особ и Супермена.

Жнец, весь бой видел и тщательно его записывал и анализировал, чтобы потом ещё пояснить промашки Суперии. Хотя та и не сильно проштрафилась. Она новичок, да и у неё был фактически приказ проиграть бой.

Но нужные дивиденды мы получили. Пусть и американцы были недовольны тем, что они не получили, о чём просили. Но меня это пока не волнует.

Хотя начинает волновать Бэтмен. Он не пропустит такого инцидента мимо себя. Он захочет выяснить о нас всё, и тем более догадывается, даже более того, он уверен, думаю, что это именно мы перенесли тогда из доков его и Ко в Бэт-пещеру. Так что его это жутко бесит и не даёт покоя. Для него мы уже угроза, причём условно неизвестная из той страны, с которой США была долгое время в состоянии Холодной Войны.

Сейчас поднимется хайп по поводу наших персон. В России уже официально правительство объявило о том, что мы «свои». Поэтому все СМИ безустанно строчат статьи о «отечественных супергероях» и «истинных патриотах Родины». Порой время от времени я это чудо жёлтой прессы читаю, и оно мне настроение поднимает.

Интересно, что будут писать в США, в частности в Дэйли Плэнет, об этом и вообще в мире?

— Создатель, — связался со мной Индиго по внутренней связи. — В Нью-Йорке произошли шевеления масс. Секта поклонников Супермена провела целую акцию, в которой пострадало много гражданских и даже военные.

— Много убитых?

— Трое гражданских, остальные получили увечья. Ещё пострадало несколько военных. Когда те вязали вместе с полицейскими этот сброд.

Да уж, у Супермена чуть ли не с первых дней его геройства появилась армия поклонников, которые возвели его личность в культ поклонения. Для них он бог. А мы для них зло и, побив их божка, мы для них стали посланниками Ада. Вот и заварушка произошла.

Люди такие люди…

— Ясно. Я приму это к сведенью.

— Создатель, я вам это говорю, потому, что среди пострадавших ваша самка — Лагерта Ингстадсон. Вы её ещё возвёли в ранг своей девушки.

— Что?!

Глава 11

Лагерта Ингстадсон.


Место, в котором она очутилась, было довольно необычным. И даже сказочным, как бы глупо это не звучало.

Огромный мост из, казалось бы, цельного бриллианта, на котором я стояла, шёл в две стороны, первый в сторону огромного дворца невиданной красоты, а второй в пустоту, конца его не видно.

Дворец был словно построен из серебра и золота. Его гордые и высокие крыши башен и донжона вздымались на нереальные высоты. Всё блестело, вокруг меня кружились светящиеся шарики белого цвета. Когда я пыталась прикоснуться к ним, то они резко отлетали от меня на несколько метров.

Затем появились красные, синие и даже фиолетовые светящиеся шарики, которые путались вокруг меня. А через пару минут этого чудесного явления передо мной возникла фигура женщины, что была похожей на меня внешне, только лет на двадцать постарше и с зелёными глазами. Её пшеничного цвета волосы были уложены в две косы, что спадали по её груди до пояса, сама она была в чешуйчатом металлическом доспехе, белом плаще и с копьём, что по длине было равно её росту.

— Здравствуй, Лагерта, — улыбнулась мне незнакомка. — Я долго ждала этого момента.

— Кто вы?

— Меня зовут Гарда. Я последняя из всех существовавших королев Валькирий.

— Валькирий? Это бред!

— Это не бред, моя девочка. Ты, должно быть, слышала сказки от своих родственниц о том, что ты являешься потомком викингов и валькирий? — я кивнула. Эту семейную легенду любила мне ещё бабушка рассказывать. Пока не преставилась Богу. — Они — не легенды и не глупые сказки для детишек. Большая часть услышанного тобой в детстве — чистейшая правда. Мы существовали когда-то, как вольный народ воительниц, на территории современного Скандинавского полуострова, Прибалтики, Германии, островов Великобритании, Исландии и даже Гренландии. Мы жили как единый народ со своей культурой, обычаями, историей и честью. Пока не случилась страшная трагедия.

— Что за трагедия? — я никогда не слышала ни от кого из своих родственников, да и в Сагах не встречала упоминание, куда пропали валькирии? — Что случилось с этой цивилизацией валькирий? Куда делись Боги Асгарда? И почему вдруг последняя из Королев Валькирий внезапно появилась здесь? Хотя будет вернее, почему я очутилась здесь? И что это за место такое?

— Это твой внутренний мир, — с улыбкой ответила Королева. — Просто из-за того, что я посетила его, и из-за твоей пробуждённой силы, он приобрёл такую форму. Так когда-то выглядел Асгард — обитель наших Богов, которые канули в небытие. Только Хела существует, но ей плевать на Асгард, Мидгард, да и на всё, в прочем, ей плевать. Она заперлась в своём царстве и покрылась паутиной. Никуда носу не высовывает. Наши Боги пали в битве с Богами Олимпа.

— Они так же существуют? — удивилась я не на шутку.

Для меня то, что Скандинавские Боги существовали, было шоком, от которого я ещё не могу отойти, так эта дамочка мне говорит, что ещё существовали и Олимпийские Боги. Что дальше? Ктулху завтра с утра объявится в Нью-Йорке.

— До сих пор, как и многие другие Боги. Увы, но так бывает. Одна сторона выигрывает, вторая проигрывает. Так случилось и с нашими Богами. И мы им не помогли побороть Богов Олимпа, которых вёл Зевс и их прихвостней — Амазонок, что так же до сих пор ходят по своему блядскому острову — Темискире!

Она явно ненавидит вышеуказанных дамочек.

— Что случилось?

Некоторое время она собиралась с силами и мыслями, и только после этого последовал долгий рассказ, который иногда прерывался отборным матом, на неизвестном мне языке. Но явно родственный шведскому, видать, он был языком, на котором повсеместно говорили валькирии.

Если обобщить всё, то получается такая картина.

Однажды, примерно в периоде между 5 и 10 веках нашей эры, произошла стычка между Аресом и Тором где-то в Сицилии, из-за которой погибло множество греков, что там были. Хотя те уже сменили веру и верили в Христа. Но Зевсу не понравился этот эпизод, и он стал требовать от Одина казни Тора. Один был хоть и мудр, но ещё и очень заносчив, он не мог решить дело миром, разумеется, не казнив своего любимого сына на потеху Олимпийскому Пантеону. И он начал войну. Их силы были равны поначалу, но по неведомой причине Гарда получила приказ от Одина уйти вместе со своими сёстрами в Германию и Британию для того, чтобы подготовить почву для возвращения веры в Старых Богов на эти земли. Она искренне не понимала приказа Одина, так как у них была война на носу с мощной фракцией Старых Богов, но он не желал слушать. На войну с Олимпом пошли только сами их Боги, гвардия состоящая из лучших воинов викингов, троллей, великанов и нескольких отдельных отрядов валькирий, которые уговорила Гарда взять с собой своего Бога.

И… в первом же бою при превосходящих силах Олимпа, что взяли с собой не только свою гвардию, магических существ, что им были подконтрольны, но и даже большую часть войска амазонок, они проиграли. После той последней битвы для асгардцев, Скандинавский пантеон сократился до одной Хелы. Некоторые выжившие великаны и валькирии в той битве всё им рассказали. Они проиграли одну единственную битву и тем самым войну. Валькирии в свою очередь остались одни.

После этого на протяжении пяти столетий валькирии скрывались от Олимпа, так как не имели просто возможности противостоять в открытом бою Богам. С амазонками было другое дело. С ними они бились на равных, но всё же из-за численного превосходства врага, слабого морального и боевого духа валькирии почти вымерли и растворились в массе простых смертных.

Гарда была одной из последних выживших валькирий, что не теряли надежды и нашли выход, как вернуть величие валькириям.

Для этого она добровольно отказалась от своей долгой жизни и вселялась в потомков своих, для того, чтобы, когда найдётся подходящая кандидатура, она могла передать все свои знания и умения, а главное силу и копьё Гунгнира следующей Королеве Валькирий, чтобы уже она возродила их народ.

— То есть… я должна стать Королевой Валькирий? — спросила её.

— Ни у тебя, ни у меня уже нет выбора. Прости, дитя. Порой мы принимаем те решения, от которых зависит не только наши судьбы, но и тех, кто идут за нами. Я уже не могу существовать в виде духа в тебе. Ты проявила отвагу, спасая своего подчинённого, чуть не погибнув, при этом пробудила свою силу валькирии. Ты достойна взять в руки это копьё и занять моё место. На тебе теперь лежит ответственность за будущее нашего народа. Прости, что взваливаю это на тебя, но у меня нет другого выбора.

— Я… я понимаю вас. Но что мне делать? Как возродить наш народ?

— В мире осталось много дев, что несут в себе нашу кровь. В некоторых она особо сильна, а в некоторых наоборот слабей, чем у их сестёр. Я научу тебя многому, чтобы ты смогла пробудить в них их силу, наследие, что им досталось. Для них ты будешь знаменем и лидером. Кроме этого я научу тебя, как посвящать в валькирии достойных воительниц. Ведь кроме этого копья, что когда-то принадлежало самому Одину, я отдам тебе все свои силы и память. Когда ты проснёшься, то поймёшь, что делать.

Она улыбнулась мне, и я проснулась.

— С возвращением в реальный мир, соня, — прозвучал знакомый и ласковый голос Володи.

Он сидел рядом со мной и улыбался.

— Долго я спала?

— После операции почти сутки. Тебе пересадили почку, сделали переливание и зашили ещё две лишние дырки в правой руке. Фанатик стрелял хоть и с упоением, но весьма плохо, что хорошо для нас. Как себя чувствуешь?

— Живой, — и улыбнулась.

Всё же порой мне кажется, что знакомство с Владимиром было одним из лучших моментов в моей жизни. Рядом с ним я себя чувствую… лучше. Даже сил прибавилось, когда я с ним заговорила.

— Это хорошо, — у него милая улыбка, так и хочется… Стоп! Не о том думаю! — Я волновался за тебя.

— Не стоит, я сильная, — его слова приятны, но краснеть из-за них не стоит, я не девочка какая-то. — Между прочим женщины сильнее мужчин по многим параметрам!

— Это верно, — кивнул он мне. — Но, тем не менее, мужчины куда умнее, ну или хитрее.

— Ха-ха-ха, — меня позабавили его слова, ведь знания, что я получила от Гарды подтверждали его слова во многом.

— Тебя, вижу, в сон клонит? Поспи немного. Я приду чуть позже с большим подносом еды и накормлю одну уж слишком воинственную валькирию.

— Валькирию? — висок пронзила лёгкая боль.

— Ну, я слышал от твоих сослуживцев историю твоего геройского поступка, насколько я знаю, тебе пообещали награду, хотя может и повышение. Тебе есть, чем гордится. Отдыхай!

И тут же ушёл.

Жаль, что он не побыл со мной подольше, мне хотелось ещё немного побыть рядом с ним…


Владимир Волков.


Проект «Валькирия» вошёл в свою главную стадию. Я провёл все манипуляции с телом и памятью Лагерты, а так же подсадил искусственно сформированную личность «Гарды», которая на самом деле являлась, чуть ли не магической программой из обрывочных воспоминаний и личности Брунхильды из Марвела и памяти других личностей щедро приправленных теми событиями и знаниями, что я вложил в них.

Гунгнир, что получила Лагерта, очень хорошая копия копья Одина из Марвел, только я его усовершенствовал и добавил несколько дополнительных функций.

Сложнее было, наверное, составить примерный план разговора Гарды и Лагерты, а так же историю валькирий, которые реально повторили судьбу своих сестёр из рассказа, что услышала Лагерта в своём подсознании, только обстоятельства той трагедии были слегка другие, да и Боги Скандинавии погибли не за одну битву, а за ряд сражений в Германских лесах. Но это уже детали. В любом случае, в скором времени в мире объявится целая Королева Валькирий, что будет вербовать и «восстанавливать народ валькирий» из небытия по моим правилам и законам, которые я сложил для них.

Мне жаль, что приходится для этого использовать Лагерту. Но первоначально я не собирался с ней встречаться и заводить долгосрочные отношения, даже дружеские. А хотел вообще превратить в свою куклу, которая любила бы меня благодаря «Нарциссу». Но раз такой расклад, то я её решил сделать самой настоящей Королевой и другом, а так же соратником. А тут разница есть…

Бзззз-Бзззз-Бзззз!

И кто мне это так названивает?

— Привет Светуль, что там случилось? — спросил я мою Суперию, это был её номер.

— Создатель. С вами хочет связаться капитан Гордон. Он говорит, что дело важное. Вас соединить?

— Хм. Занятно. Давай!

Через некоторое время послышался голос Гордона.

— Мистер Волков, — раздался знакомый мне голос. — Это капитан Гордон. Надеюсь, вы сможете мне уделить немного вашего времени?

— Да, могу. Но что случилось, и почему вы звоните мне? Если это касается того дня, когда я посетил Готэм во время ежегодного бала, то я уже дал показания ФБР.

— Я в курсе. Но тема моего телефонного звонка совсем иная. Дело в том, что нам нужна ваша помощь.

— Помощь? — я был действительно удивлён. — Какого рода?

— Дело касается Джокера, — меня пробил озноб. — Мне жаль, что до этого дошло, но ситуация этого требует. Вашего присутствия.

— Прошу, расскажите, что, наконец-то, случилось?

— Джокер пришёл в управление и сдался. При этом он указал, что похитил две сотни человек среди них женщины и дети. Он распределил их на группы, сделал каждому заложнику «пояс смертника» и распихал их по Готэму и пригороду. Вся полиция, ФБР, Нацгвардия, добровольцы и даже местные супергерои ищут их, но нашли только десяток заложников. Джокер очень хитёр и умён. Этот безумец обещает смерть всем заложникам в полночь, если его требование не будет исполнено.

— Понял. Но я тут причём?

Я, кажется, догадываюсь причём…

— Он требует встречи с вами! — и замолчал.

— Сейчас уже восемь часов вечера, — сказал я Гордону, смотря на часы, что были в приёмной.

— Мы уже выслали за вами вертолёт. Вернее сговорились с нашими коллегами из Нью-Йорка. В течении пяти-десяти минут он сядет на крышу вашего госпиталя, и если вы согласны, то за час-полтора доставит в Готэм.

Проблемка! Отказаться я, конечно, могу. Мне тут и приказать не могут, учитывая то, что я гражданин иной страны. Да и даже если бы был американцем, то всё равно не могли бы меня принудить к этому. Но… меня реально интересует, зачем я понадобился Джокеру сейчас. Он, в принципе, мог застать меня в Нью-Йорке в неподходящее время и взять в заложники. Но почему-то провернул авантюру с заложниками и хочет со мной встретится, и переговорить о чём-то. Что на уме у психа, мне неизвестно, но любопытно.

Как говорится: «Волков бояться — в лес не ходить!»

Поэтому нужно узнать, что там он хочет. В любом случае, я в состоянии за себя постоять. Да и есть кому меня поддержать.

Наверное, сыворотка суперсолдата, что я принял, усилила мои наклонности суицидника и безумца. И смех, и грех.

— Ясно. Я собираюсь уже.

— Ч-что? — видать, он был удивлён моим ответом. — То есть… я рад и благодарен вам.

— Не стоит, всё же это моё призвание — спасать жизни, — сказал я пафосно. Даже сам как-то поверил в эти слова.

— Будем ждать вас.

Через несколько минут я уже услышал шум вертолёта, предупредил начальство о событиях, что происходят в Готэм-сити. Там же мне доктор Хьюго выдал целую тираду о моих умственных способностях и психическом состоянии, которое обостряется из-за моей ориентации, а потом проводил до вертолёта и проинструктировал, как говорить с этим психом, так как и сам с ним общался, когда работал кое-какое время в Аркхэме.

Затем был долгий, в плане ожидания, путь в Готэм.

Я сообщил всем своим миньонам о том, куда собираюсь. Также Джанго Фетт, который внутренне омолодился на добрые три десятка лет минимум, с сотней «волков» перекинулись в Готэм для моей поддержки и охраны. Дед повторял, конечно, слова моего учителя, только на русский манер и с теплотой и лаской, которая ему присуща, после которой я понял, что оказаться наедине с Джокером мне теперь не страшно, а вот наедине с дедом, да!

А затем я прибыл в Готэм, в управление полиции, где содержали Джокера под усиленной охраной.

Меня, кроме Гордона, встретил ещё и незнакомый мне лично индивид из ФБР. База Данных подсказывала, что этого кадра зовут Брайан Роудс, крупная шишка в ФБР, карьерист и «прилежный работник». Информации по нему у меня было много, но времени её изучать не было.

— Добрый день, мистер Волков, меня зовут агент Брайан Роудс, а это, как вы понимаете, капитан Гордон. Я очень рад, что вы согласились на нашу просьбу. Я руковожу операцией по освобождению заложников и допросом Джокера, вы нам сильно упростили задачу…

Этот мужик заливался соловьём, чем раздражал и меня, и всех остальных.

По передатчику, что был у меня в ухе, я услышал чистый мандалорский от Фетта с его мнением об этом индивиде. И был согласен с его мнением.

— Прошу, не волнуйтесь насчёт своей безопасности, — заверил меня «фэбеэровец». — Мы вам её гарантируем. Если появится возможность угрозы вашей жизни, мы вас тут же вытянем в целостности и сохранности из допросной. Единственное, прошу вас, попытайтесь его разговорить.

— А разве этим не будете заниматься вы? — удивился я.

— Он сказал, что сообщит, где держат заложников только вам. И на этом всё. Даже препараты не помогли его разговорить. Одна надежда на вас.

— Ясно.

Гордон, их штатный психолог и сам Роудс проинструктировали меня на предмет разговора с ним, и только после этого меня запустили в допросную.

Джеймс Гордон.

Больше всего Джеймсу Гордону не нравилось рисковать невиновными людьми. В таких играх, как эта, которую затеял Джокер и этот Роудс, что пошёл на поводу у клоуна, часто страдают ни в чём не повинные люди. А если нет, то потом такие карьеристы как Роудс получают новые плюшки и почёт за ещё одно раскрытое дело или удачную операцию. Это жутко бесило Гордона.

Сейчас они задействовали в игре с этим сумасшедшим Джокером ни в чём не повинного парня, которому недавно только исполнилось восемнадцать лет. И каждое его появление в Готэме уже становится для него стрессом. Если после первого он не пожелал сюда возвращаться, что вполне разумно и адекватно на взгляд Гордона, то вот во второй раз ему пришлось следовать зову сердца и этики врача.

Хотя тут не особо пахло медициной. Но Джеймс видел, что парень, хороший малый, и ему было искренне жаль его, можно сказать по-отцовски.

Гордон, Роудс, детективы Харви Буллок, Рене Монтойя, Криспус Аллен и ещё десяток копов стояли возле одностороннего зеркала, что давало обзор для наблюдения полицейскими за всем, что там происходит.

Джокер сидел, прикованный по ногам и рукам к стулу, перед ним был небольшой металлический стол, а сразу за ним такой же стул, на котором уже сидел тот, кого он ждал — Владимир Волков.

Парнишка был вполне спокоен и сосредоточен. Гордон это подметил сразу. Возможно, это у него некое подобие шока или же просто эта собранность после тех событий, что произошли 1 сентября. По новостям показывали репортаж, где мелькал и Волков, как самый молодой хирург-практикант в Нью-Йорке, что принимал участие в спасении жизней людей, когда сами больницы были обескровлены ужасным событием. Тогда он проявил себя как подающий надежды в медицине юный гений. А сейчас Гордон уважал этого Волкова ещё больше.

Как только Владимир зашёл и сел напротив Джокера, тот довольно оскалился и просто смотрел на Владимира.

Около минуты они просто молчали. Джокер реально разглядывал Волкова и о чём-то думал, первым не выдержал Волков, хотя и Роудс с Гордоном хотели его поторопить, ведь дело было серьёзным.

— Где заложники? Вы, мистер Джокер, говорили, что как только я появлюсь, вы скажете, где находятся заложники. Как видите, я здесь.

— Ну, вообще-то я обещал это сделать за разговор с тобой. А он только начался.

— Тогда, быть может, уже начнёте говорить, где они находятся? Я за них волнуюсь, — слабо улыбнулся брюнет.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха… Ой, не могу, рассмешил… ха-ха-ха-ха, ты их даже не знаешь! Ух! Давно меня так никто не смешил, последним был Бэтс месяц назад. Но это пустое, ты его кажется, превзошёл. Ещё бы немного поиграл с мимикой лица, и я бы тебе Оскар вручил бы, хе-хе-хе.

— Я врач.

— Не спорю. Но… я знаю твою натуру. Она такая же, как и у меня. Поэтому ты мне нравишься.

— Что этот безумец говорит? — фыркнул Буллок. — Чего хоть к этому парню прикопался?

— Он ведь чокнутый, — как ни в чём не бывало, бросила Монтоя, и копы продолжили наблюдать за всем, что там происходит.

— Сомневаюсь.

— Не сомневайся, мне виднее, — он наклонил голову, так, чтобы приблизить своё лицо к Волкову. При этом его голова была почти над самым краем стола. — Ты безумец, как и я. Правда, возможно, ещё больший. Этот… потенциал, что я вижу в твоих глазах, он просто невероятный. Дай тебе волю, и ты такую шумиху наделаешь, что мама не горюй! Ха-хе-хе-хе-хе!

— Ну, так всё же где они?

— Да что ты заладил про своих заложников, — фыркнул клоун. — В порядке они. Ну, а если так хочешь убедиться, то я так и быть сразу скажу, где полсотни обитает.

Копы тут же навострились.

— И где же?

— В подвале старой заброшенной церкви возле Уэйн-мэнора, та, которая в десяти милях от особняка нашего «принца Готэма».

— Живо туда группу сапёров! — скомандовал Роудс и довольно улыбнулся. — Видите, капитан? Затея окупается, скоро все заложники будут вытянуты из опасности.

— Надеюсь на это, — напряжёно ответил Гордон и стал набивать трубку.

А тем временем разговор за стеклом продолжался.

— Благодарю, мистер…

— Просто Джокер, мальчик мой. Просто Джокер. Не люблю официоз.

— Хорошо, я так же. Ну, так, Джокер, где остальные?

— Э-э-э-э! Пока рано. Я ещё не вошёл во вкус.

Зубы у Гордона, как и у большинства копов заскрипели от бессилия и злобы на чокнутого мужчину, что фактически издевался над всеми.

— Хорошо. И на какую тему ты хотел поговорить?

— О твоих вкусах! Какие девушки тебе нравятся больше всего?

— Довольно странно… Странный вопрос, — удивился и смутился Волков.

— Вполне нормальный вопрос. Мне интересно, какой тип женщин ты предпочитаешь? Чисто «мужской вопрос»!

— Ладно. Я не имею особых предпочтений. Ещё не определился. Но девушка, с которой потерял невинность была рыжей, а с той с которой хочу встречаться блондинка, хотя я и так с ней встречаюсь, можно сказать. Просто мы не афишируем отношения. Ни она, ни я не хотим огласки.

— Ну, вот уже лучше. Но я спрашивал не про внешность, а про характер. К примеру: Госпожа, Невинная овечка, японские Цундере или же Яндере, Флегматичная офисная работница, сорвиголова, милая домохозяйка ну и так далее.

— Любой тип интересен. Но, наверное… сильная, умная и красивая девушка.

— Опять не туда тебя занесло. Но, наверное, я тебя просто запутал или же это у тебя из-за молодости и того, что опыта у тебя маловато. Это нормально. Хорошо, не буду тебя мучить. Эй, там, офицеры?! Если хотите, то можете съездить ещё за двумя десятками заложников, что находятся в подсобках борделей на Аллее Преступлений.

В этот же момент, когда была отправлена ещё одна группа полицейских, прибыло сообщение об удачном освобождении первых пятидесяти заложников.

Гордон начал надеяться, что в эту ночь обойдётся без жертв.

— Могу я задать вопрос? — спросил Волков и придвинулся на стуле ближе к столу, умостив там свои руки.

Он скрестил между собой пальцы в замок, при этом большие пальцы массировали кожу на обратной стороне ладони. Волков проявил уже более человеческие эмоции, явно выйдя из «скорлупы». Но это был не страх, а скорее волнение перед чем-то.

— Оу! Конечно-конечно, — закивал ещё более довольный Джокер.

— Где Харли Квинн?

— А зачем она тебе? — удивился Джокер. — Неужели моя компания плохая? А-а-а-а! Понимаю-понимаю, — закивал своей головой клоун. — Тебе моя Арлекино понравилась? Да, она хороша чертовка. Но безумно ветреная. Не советую такой тип женщин. Я её к себе взял из-за того, что она мне мою первую жену напоминает. Ох, и знатная чертовка была… давно это было. Не помню уже, как мы и познакомились, но Огонь-баба!

Волков на мгновение встрепенулся, но затем взял себя в руки вновь напялил на себя каменную мину.

— … Хорошие времена были, потом она мне надоела. Такой ворчливой стала и раздражающей. А я не люблю когда меня что-то или кто-то раздражает. После неё была другая жёнушка. Она была тем типом, который можно охарактеризовать милая домохозяйка. Мы с ней даже ребёнка завели, девочку, — закончил Джокер уже без своей отвратительной улыбки.

Для Гордона и остальных полицейских это было шоком, у Джокера есть дочь! И что-то подсказывало капитану полиции, что это правда.

Впервые, о личности Джокера стало чуть больше известно. Вернее, чуть больше, чем ничего. Раньше с него вообще ничего о своём прошлом или планам о настоящем не выбьешь. А сейчас он сам всё рассказывает.

— Но не будем о грустном! — повеселел тут же псих и откинулся назад. — Скажи, ты любишь свою мать?

Руки у Волкова задрожали, как и глаза расширились от этого вопроса, это многие отметили, но промолчали.

Владимир побледнел, а затем покрылся пятнами. Он так же откинулся на спинку стула и устало выдохнул. С закрытыми глазами он сидел около минуты, приходя в себя. Роудс нервничал, но ничего не предпринимал. Как и ещё более радостный Джокер.

Гордон не знал почему, но эта тема для мальца была болезненной.

— Она у него умерла что ли? — нахмурился Буллок. — Почему он так отреагировал?

— Кажется, я слышал, что он рос без родителей, — сказал детектив Смолвуд. — Отец в детстве их с матерью бросил, а мать укатила куда-то, когда тот мальцом ещё был. Точно не знаю. Но мне моя девушка говорила об этом неделю назад. Она любительница посплетничать и посмотреть, чем живут богачи. Вот и Волков попал под прожектор жёлтой прессы.

Тем временем дрожание в конечностях Волкова продолжалось. Как и беседа с ним Джокера:

— Понимаю, кажется, для тебя это болезненная тема? Мамочка тебя не любила? Думаю, она тебя ещё и била, верно? Я немного покопался в твоём прошлом, мальчик мой. И нашёл интересные сведенья. Твоя мать от тебя сбежала, когда тебе было десять лет, но до этого скинула своему отцу тебя и продала вашу квартиру, что купил твой отец, который от тебя и неё сбежал ещё после твоего рождения. Он оказался чуть более проворным, хе-хе-хе. Но до того бегства твоей злоебучей мамашки случилось что-то ещё? Верно?! Что ещё? Дело ведь не только в постоянных ругательствах твоей тушки и побоях, что ты переносил, чуть ли не каждый день, верно?! Случилось, нечто, что выходило за все рамки, — проникновенным голосом заговорил Джокер. — То, что тебя напугало, — Владимир вздрогнул, — огорчило, — парень стал нервно жевать губу, — обидело и выбило из привычной колеи дел, — Гордон видел, что у Волкова в глазах невиданная им раньше горечь и обида, — то, что было весьма неординарным и даже мерзким с человеческой точки зрения! Да-да, я прав! Но вопрос, что именно она сделала? В какой-то момент я уверен, она перешла с простых избиений и оскорблений на что-то новое. Для тебя это было шоком и скорее всего для неё так же. Думаю, это алкоголь на неё так повлиял, верно? Можешь не отвечать, я и так уже догадался, хотя вижу, ты сейчас уже не собеседник. Ты не такой уже и крепкий парнишка. Ты ещё не пережил того, что пережила «мышка», хотя «мышка» не пережила того, что ты или же я. Этот город чудесное место для таких психов как мы с вами. Жаль, у нас мало единомышленников, с которыми можно хорошо побеседовать и пошутить над серой массой, которая нас всех раздражает. Бэтмен постоянно из себя строит недотрогу, хотя я знаю, что ему ещё чуть-чуть осталось до того момента, когда он всё же примет мои искренне заверения в заботе и дружбе. Мы-то с ним лучшие друзья, правда, этого не принимают другие, даже он сам, — почти пожаловался псих. — А теперь ты можешь дружить с нами без оглядки на прошлое и не думать лишний раз о будущем, ведь как поётся в песне: «Есть только миг, между прошлым и будущим, именно он называется Жизнь!» И уверяю тебя, ты ко мне ещё будешь тянуться в будущем, уверяю тебя, мальчик мой. Ха-ха-ха-ха-ха…

На Волкова было страшно смотреть.

— Его нужно вывести оттуда! — крикнул Гордон и тут же пошёл в допросную.

— Но мы ещё не узнали… — хотел было возразить Роудс, но наткнувшись на колкий взгляд Гордона, тут же заткнулся, не смотря на всю свою власть и положение.

Стоило Гордону, Буллоку и Аллену войти, как Джокер тут же обратился к детективам и капитану, не отводя озорного взгляда от Волкова:

— Дайте мне листок и ручку, я напишу все адреса, поведаю вам, где находятся все 431 заложник, хотя теперь думаю, 361…

— Что?! — Аллен ошалел от этой новости. — Их было больше?

— Ну, конечно, — теперь он уже повернулся к копам. — Я просто хотел было сделать вам всем сюрприз, но вы меня сегодня порадовали, как и Вовочка, поэтому я решил, что сюрпризов на сегодня хватит.

Гордон оставил Джокера на своих коллег, а сам вытащил Волкова прочь из допросной.

Взгляд у Волкова был отсутствующий, он был словно в трансе, пусть и мог ходить самостоятельно. Но не отвечал ни на какие вопросы, просто сидел пока его осматривал доктор и пытался достучаться штатный психолог.

Глядя на Волкова, Гордон надеялся, что этот парень не повторит судьбу Харлин Квинзель…

Глава 12

Николаевск. Спустя две недели.


Владимир был сам не свой после нового инцидента в Готэм-сити уже на протяжении двух недель.

Это, мягко говоря, выводило из себя уже старшего Волкова. Он не столько злился на внука, сколько переживал за него и был готов разорвать Джокера. Но тот был уже в Аркхэме, и чтобы до него добраться нужно было, минимум прийти туда как «Охотник», да и при поддержке кого-то из Чёрного Ордена. А это значит, что многие и общие планы с внуком и благополучие, которого они добились, пойдет коту под хвост. Хотя, Ивану было уже как-то плевать на всё это.

Единственное, что сейчас было важно — это Вова!

Его единственный внук, которому он посвятил последние два десятилетия своей жизни, был почти сломлен тем разговором. Он порывался остановить это безумие ещё тогда, когда Чёрный Орден был в оцеплении и подслушивал. Но Жнец и Индиго, который управлял костюмом Вовы, не давали ему это сделать. А вскоре Чародей усыпил его и отправил спать на базу. За что он их уже проклял тысячу раз. Даже не смотря на то, что это была директива Вовы. При этом, если Индиго и Жнец признали уже после рациональность спасти своего Создателя, то Чародей всё равно убеждал, что ничего страшного не случилось, и Владимир сильнее, чем думает Волков-старший.

Иван Иванович сумел немного разговорить Владимира, и всё же окончательно понял, сопоставив многие факты и события прошлого, откуда у него маленький шрам на животе. Он его получил явно от Марии, своей матери незадолго до того, как та сбежала.

Мария…

Он её любил, свою единственную дочь, которая подарила ему внука вместе с тем горе-поляком, который сбежал от неё. Он даже не особо винил Драгомира за свой поступок. Будь у него такая жена как Мария, он бы так же сбежал. Но его сын, Владимир… он бросил своё собственное дитя! И этого Иван, человек старой закалки и морали, не мог принять ну уж никак. Что бы не происходило между этими двумя, они не должны были выливать всю горечь, обиду и гнев на мальчика, который стал плодом их пусть кратковременной, но всё же любви.

Иван гнал от себя мысли, когда Мария всё ещё «воспитывала» малыша, что та его бьёт. Он сам прошёл науку «кнута и пряника» от своих родителей и деда с бабкой, такие уж традиции на Руси, что после хорошей порки лучше всего усваивается важный урок.

«Старый маразматик и слепец!» — выругался когда-то Иван, когда увидел состояние своего внука после очередных побоев Марии. Тогда он уже не сомневался, что она переходит черту не только в алкоголе, но и в воспитании своего чада. Тогда его ужаснула её ненависть по отношению к собственному чаду. Он не мог оставаться после такого в стороне и с ней поговорил, и вроде было всё нормально, разговор по душам помог, она образумилась…

Но спустя месяц она попросила приглядеть за Вовой, и… она сбежала, умудрившись продать свою квартиру в обход многих норм и процедур, да и умотать в Москву, где, как потом выяснил сначала Владимир, а потом и сам Иван Иванович, она умудрилась закадрить богатого иностранца и выйти за него замуж. Затем она родила ему дочь, милую девочку, которую… любила!

Иван втайне от своего внука посылал людей для наблюдения за своей дочерью и внучкой, о существовании которой никогда не знал и вряд ли узнал, если бы не «Божественная Мастерская».

Мария, кажется, изменилась. Она и вправду любила свою дочь и занималась благотворительностью. Волков-старший даже закрыл глаза на её любовные похождения, как с мужчинами, так и с женщинами. Он был стариком, который многое повидал, и хоть факт её отношений с женщинами его напрягал, но он это отодвинул на задний план.

Он, вспоминая всё это, сопоставляя то, что узнал недавно, пришёл к выводу, что Владимира, если и может кто-то по-настоящему сломать, так это только его мать — Мария.

Амора предположила, что долгое время подсознание её Создателя просто скрывало от него самого часть его воспоминаний, чтобы сохранить его рассудок. Включая то, что произошло, когда ему было 10 лет. А Джокер нашел её, нащупал эту болевую точку и надавил на неё как следует.

Этот псих умеет такое проворачивать, Волков убедился в этом.

Только, если Иван уже разобрался с тем, что происходило и происходит с его внуком. То вот почему этот псих — Джокер — так привязался к Вове, он не знал.

Поэтому только и мог, что быть рядом со своим единственным внуком в доме и ждать, пока он оправиться до конца.

— Деда? — из размышлений Волкова-Старшего окликнул его внук, что, по-видимому, только вышел из душа, а его взгляд приобрёл определённую чёткость мышления. — Как дела?

— У меня нормально. Ты как внучок?

— Я уже пришёл в себя, — Владимир, к его удивлению, чётко и уверенно улыбнулся, даже весёлым взглядом на него посматривал. — Не стоит беспокоиться.

— Тот псих, говорил глупости! Он… — Охотник хотел было начать свой монолог, который готовил специально для внука все две недели его чуть ли не отшельничества и депрессии, но его прервал Владимир.

— Деда, расслабься, — махнул он рукой. — Я на себя руки накладывать не собираюсь, убивать всех подряд так же. Знаешь, за эти две недели, благодаря Джокеру, я понял несколько вещей. Очень важных для себя и всех окружающих меня личностей. Не всеми своими переживаниями я собираюсь с тобой поделиться, но некоторые вопросы я оставлю для себя. Так же я не скажу тебе, что произошло незадолго до того, как мать бросила меня. Хотя Марию я уже давно вычеркнул из списка своих родственников и не воспринимаю её как близкого человека. Иллюзии насчёт неё у меня нет. Пусть даже её дочь и получает искреннюю материнскую любовь. Меня это уже не касается. Я зацикливался на двух временных отрезках, которых не в состоянии «пощупать» это прошлое и будущее, которое активно строю. У меня есть куча возможностей, но я уперся как баран во всякие глупости. Думаю, пора бы уже жить так, как нам с тобой хочется и делать то, к чему лежит душа. Ведь как поётся в песне: «Есть только миг, между прошлым и будущим, именно он называется Жизнь!», хе-хе.

Иван молча его слушал и не перебивал, поражаясь смене манеры общения Владимира и его мыслей.

— Кроме этого, — продолжил Волков-младший. — Я решил устроить своё будущее с девушкой, которую все же люблю. Наверное, и за это я должен поблагодарить этого клоуна, что встряхнул мне мозги, ведь я осознал, что Лагерта почти идеальная девушка. И я хочу отправиться вместе с ней в Ирак.

— Что?! — теперь Иван Иванович уже злился.

— Не волнуйся, — примирительно улыбнулся Владимир, и тут же перед ними пролевитировали два стакана и бутылка вина, которая стала разливать своё содержимое в бокалы. — Я уже разобрался окончательно с воздействием на мой организм нужных мне генов, и я скоро привью себе нужные элементы в ДНК. Регенерация у меня будет на должном уровне, магия и технологии меня защитят. Да и мои «миньоны» будут рядом со мной. Поэтому я отправлюсь в Ирак с гуманитарной миссией как медик. Это я себе смогу устроить, нужные рекомендации у меня есть, да и практика обширная так же. Хотя, думаю первое время всё равно буду на подхвате там. Лагерта ещё за месяц до своего ранения думала отправиться в миротворческую миссию туда. Я за ней пригляжу. Как-никак, — он хитро улыбнулся, — она мать твоих будущих правнуков.

— Малахольный… и ты малахольный и она малахольная! — возмутился Волков-старший. — Подумать только, вы налаживать свои отношения решили в горячей точке?! Да вы с ума посходили.

— Ха-ха-ха, — Вова только рассмеялся на реакцию деда.

— Да я тебя сейчас выпорю, — и стал с себя снимать ремень, после чего Владимир прекратил смеяться и побледнел.

— Эй! Деда! Я уже взрослый, я это…

— Сюда иди!

— Д-д-деда!

— А ну, не сметь убегать от законной трепки!

— Да это беспредел какой-то! — возмутился ещё больше Владимир и окружил себя магическим барьером.

За всем этим действом наблюдали Индиго и Чародей. Они не предпринимали никаких действий и не вставали ни на чью сторону. Просто наблюдали, как их Создатель-Контрактор защищается от своего разгорячившегося деда, который пылал праведным гневом.

И если бы они могли чувствовать, то эта картина могла бы их рассмешить.

Спустя ещё месяц после прихода в себя Владимир всё же собрался вместе с отрядом медиков из США в Аэропорту, пусть и со скандалом, в горячую точку лечить людей.

Хотя, к слову, Чародей называл это идиотизмом и напрасной тратой времени и сил Волкова.

Вики Вейл, что с недавних пор работала на Волков-Индастрис, возглавляя не только «New Information», но и ещё заведовала пиар-отделом Волков-Индастрис, но и другие важные шишки компании Волковых. Здесь был ИИ Владимира в виде «Ивана Владимировича Вандербильта» — который возглавлял не только финансовый отдел Волков-Индастрис, но ещё и был главой «Central Volkov’s Gold Bank». Это у него получалось руководить всеми финансовыми делами компании Волковых на ура. Так же здесь был уже излеченный от недуга Виктор Фриз с женой, они так же заняли важные места в компании. Виктор занимал пост главы «Gene-Inc.» — которая занималась генетическими исследованиями. Его жена была помощницей Вандербильта. Здесь же присутствовали и все шесть Мандалоров под видом семьи Дугласов, что занимали различные посты в ЧВК «Волки», заведовали сетями отелей «Volkov and Duglas».

Его дед заведовал строительной компанией «Volkov Building». Плюс ещё несколько исполнительных директоров и важных шишек компании, что собрались проводить наследника и неофициального истинного создателя и владельца компании на его «гуманитарную миссию».

Он, разумеется, будет ими удалённо руководить, когда у него будет время и силы, а так же заниматься научными исследованиями, которые будет передавать в компанию.

Кроме этого, Владимир будет в курсе основных событий. Всё же он не в параллельную вселенную уезжает, а на Ближний Восток вместе со своей девушкой, которая получила старшего лейтенанта и с добровольцами из своей роты отправилась на службу в Багдад, день назад.

Иван Иванович и Владимир неловко переглянулись и завели неспешную беседу.

— Ты всё же не передумал? — слегка горестно вздохнул старик.

— Нет, деда. Я уже решил.

— Ты решил? Ха! А быть может, решила Лагертушка, а ты хвостиком за ней увязался, а?

— Ой, молчи!

— Да признайся, подкаблучник, что не успел её на сеновал затащить, не то что окольцевать, а она уже вертит тобой как хочет? Эх! Не та, слабовата молодежь пошла, ох, слабовата! — и демонстративно покачал головой.

— Ты мне ещё скажи к ней подкатить со словами: «Эй, девушка, вашей маме зять не нужен?!» — у Владимира даже бровь задёргалась.

— Да мне всё равно, что ты ей скажешь, я хочу правнуков!

— Да ты охренел, старый хрыч?! Какие правнуки?!

— Да я тебя сейчас выпорю! — и тут же Волков-старший схватился за бляху. Но его одёрнула Александра Даддарио, которая, так же как и Владимир, летела в Багдад как часть миссии. Хотя её основная работа — это прикрывать тылы у своего создателя.

— Не ссорьтесь! Вы позорите фамилию Волковых. Неужели вы, Иван Иванович, не можете просто попрощаться с вашим внуком.

Хоть её слова не понравились старику, но он всё же успокоился, как и его внук.

Они некоторое время постояли молча, а затем крепко обнялись.

— Береги себя. Ты собираешься целый год там находиться.

— Я собираюсь там находится столько, сколько потребуется, чтобы забрать оттуда Лагерту и вернуться с ней как со своей невестой. Она просто так не уйдёт оттуда, пока не докажет себе, что достойная быть Королевой Валькирий, — шёпотом сказал Волков-младший.

— Она тебе уже «призналась»? — так же шёпотом спросил он его.

— Ещё нет. Но думаю, там это сделает. Да и я ей признаюсь во многом.

— Ты настолько к ней проникся чувствами?

— Я, быть может, и самовлюблённый скот, но весьма верный семье. Тем, кого считаю семьёй. А это я, ты и теперь ещё и она.

Иван Волков ностальгически улыбнулся.

— Я рад, что она смогла тебя изменить настолько сильно. Очень рад.

— В хорошую сторону?

— Думаю, да. Я за тебя даже переживал, после того как ты получил… свои особые способности и знания. Но теперь я спокоен за тебя.

— Ну, раз спокоен, тогда займись делами компании и… заведи себе какую-то модель, для приятного времяпровождения.

— Хм. Может ты прав? — хмыкнул Иван Иванович.

— Что?! Что я слышу, неужели ты решил пуститься во все тяжкие после моего совета? — улыбнулся хитро Вова.

— Ну, я молод, красив, богат и горяч. Мне всего 85 лет, и я могу вести полноценную жизнь. Быть может «Божественная Мастерская» это действительно благо для нашей семьи.

— Я тебе уже не раз говорил это! — причитал младший. — Живи так, как хочешь, дед. Все возможности тебе доступны, а желание думаю, придёт очень скоро. Ты мне посвятил почти два десятка лет, пора бы и о себе подумать.

— Береги себя, — похлопал одобрительно старик Владимира по плечу.

— И ты, дедуля, себя береги.

Вскоре он попрощался со всеми, включая и Вики Вейл, которая понимала, что Владимир уже не будет её, вряд ли когда-то он изменит своё мнение или эмоции. Она смирилась, но всё же её глаза и дрожание губ и рук выдавало её настоящие мысли и эмоции. Ей, было горько, больно и одиноко.

Владимир впервые понял, что «Нарцисс» был довольно грязным приемом. И он не должен был на ней это испытывать. И впервые за долгое время он почувствовал стыд!

И пообещал себе, что как только вернётся, то тут же излечит её от своих действий. Она не заслужила себе той обиды и судьбы, на которую он её обрёк.

Но когда Владимир уже садился на своё место, направляясь в Багдад, то он ещё не знал, что вернётся он не через год, а через два, и тогда многое изменится как в мире, так и в его жизни.

Глава 13

Владимир Волков.


Николаевск изменился за последние два года. Хотя, прошло даже чуть больше. Если быть точней, то два года и четыре месяца.

На дворе уже 1 марта 2011 года.

Подзадержался я на Ближнем Востоке. Там было, конечно, много полезного, что я почерпнул для себя, и ещё больше я сделал сам. Но всё же пора и домой возвращаться.

— А Николаевск, я так понимаю за эти два года, что тебя не было здесь, вырос? — спросила Лагерта, прижимаясь ко мне.

— Заметно. Индиго докладывал мне, что Волков-Индастрис при поддержке государства стала развивать за эти два года Николаевск невиданными темпами. Кучу бабла мы вбухали в постройку лабораторий, заводов, магазинов, офисов и так далее. Здесь есть представительства всех наших филиалов и главный офис «Волков-Индастрис». Самое высокое здание в мире, как-никак.

— Оно называется «Башня Волковых»?

— Да. Довольно-таки неплохо выглядит, чем-то похоже на «Бурдж-Халиф» — небоскрёб высотой в 955 метров со «сталагмитной» формой — построено за десять месяцев. Ну и материалы другие, не считая того, что здание в два раза «толще» и имеет ещё двадцать пять подземных уровней. Пять из которых секретные для общественности.

— Разве твои технологии не позволяют строить быстрее?

— Да. Но дед не спешил, да и участия я в этом действе не принимал фактически. Только форму выбрал для него. Ты же знаешь, я больше занимался медициной, научными изысканиями и тобой.

За последнее получил жаркий поцелуй.

Ах, как же жаль, что я не настаивал на большем и дал обещание подождать до свадьбы.

Подумать только, жил холостяком мог любую бабу получить. Спал с Вики Вейл, затащил пару раз Амору в койку (это было до того, как я начал встречаться серьёзно с Лагертой). Куча моделей и актрис побывали тайно в моей койке, даже проститутки разные бывали, но вот стоило мне влюбиться, и всё… потекла у меня гордость в сточные канавы.

Уже больше трех лет без секса!

И пусть мне попробует кто-то сказать, что я нетерпеливый и похотливый гад.

Прям, блин, романтика мать её!

Только поцелуйчики, держание за руку, и лежим вместе, а вот на большее ни-ни…

С меня уже ржёт Амора, мол, мы с моей малышкой «общество девственников-задротов». Хотя у той влюблённость в меня не прошла, хотя, она и не пройдёт, такой уже у неё бзик образовался, но всё же это не мешает ей «болеть» за меня и Лагерту.

И ведь не скажешь, что она не права…

— Когда с твоим отцом я уже познакомлюсь, м-м-м? — спросил я её.

— Не волнуйся. Как-никак я всё равно должна буду пред ним предстать скоро, при награждении в Вашингтоне. Всё же я получаю майора!

— Да уж, кто бы мог подумать, что молодая девушка двадцати лет получит за три года службы такое продвижение? — улыбнулся я и погладил её руку, на которую пришлось ранение во время артобстрела в Багдаде.

Регенерация у неё неплохая, поэтому для неё это было не смертельно и не особо опасно. Она по этому поводу не переживала, ведь знала уже природу своих сил, я ей обо всём рассказал, она в курсе всего. Так что она теперь знает все самые грязные мои секретики.

Она геройствовала и совершала подвиг за подвигом, при этом умудрилась «обратить» в валькирий ещё два десятка сослуживиц либо потомков валькирий, либо же несколько штук реально смелых и отважных женщин, что достойны называться валькириями и приняли главенство Лагерты.

Кроме этого я намерен немного уделить время той проблеме, что она всё же восприняла близко к сердцу, ведь, не смотря ни на что, она действительно носила ген валькирий и является, благодаря мне, главой их маленькой общины, которую нужно восстанавливать. Поэтому я буду создавать тела уже падшим валькириям, души которых либо заключены в разные ловушки, либо пойманы магами для своих целей, а так же выкуплю у демонов, что завалялись. Не много, конечно, их будет, но всё же лучше, чем ничего. Да и помимо этого, я помогу Лагерте разыскать всех владелиц гена «Валькирий».

Через пару минут мы остановились у «Башни Волковых», где нас встретила Света в образе простой помощницы деда (она как бы ему в наследство от меня досталась), Виктория Вейл, сам дед, «Вандербильт», Индиго поприветствовал меня, когда взломал мой смартфон.

— Рад приветствовать вас, Создатель, в «Башне Волковых» — главной Штаб-квартире «Волков-Индастрис», — прозвучал его голос из смартфона.

— Нехорошо взламывать мои смартфоны, Индиго, — пожурил я его.

— Это было не сложно для меня. К тому же, я скорее подключился к нему, а не взламывал, — начал оправдываться ИИ. — Сам я выйти не могу, ведь занят делом, а встречать вас есть кому. К тому же, когда у меня тут один эксперимент бегает по лаборатории. Когда поздороваетесь со всеми и отдохнёте с дороги, я бы хотел вам представить это чудо генной инженерии.

— Ты же вроде по технике больше? — весьма натурально удивился я.

— Это так. Но решил, что должен вас немного подменить. Ведь мистер Фриз занят больше своей женой, которая беременна его ребёнком, уже вторым, и нянчит своё старшее дитя — дочку.

— Это так, Вова, — улыбнулась мне Вики. — Он на месте не сидел, а активно наслаждался жизнью.

— Рад видеть тебя, Вики, — улыбнулся я ей и обнял, тут же ощутив, как она прильнула ко мне, а ещё я ощутил прожигающий спину взгляд Лагерты. Она знала об этой ситуации с Вики и ревновала, хотя, к моему счастью, не злилась на меня и не презирала, ну и к Вейл сильной ненависти не испытывала. — Как ты?

— Довольно-таки неплохо. Как тебе мой русский?

— Уже полностью без акцента, — кивнул я, понимая, что она всё же воспользовалась моими технологиями и загрузила себе несколько языков, если не все значимые и популярные в мире в мозг.

— Это не единственные мои достижения. Тебя ещё ждут куча докладов и отчётов за последние два года.

— Я вообще-то более-менее в курсе, что у вас тут происходило, — признался я. — Всё же Индиго мне отчёты отправлял, да и созванивался с вами.

— Это, конечно, так, но всё же мы тебе не весь объём информации передавали, — подметил дед. — Делу время, потехе час. Иди сюда, дай обниму, ты, кажется, прибавил в росте на пару-тройку сантиметров?

— Есть немного, у меня теперь 172 см роста, — и улыбнулся.

— Мне кажется или у тебя, Лагерта, фигура улучшилась и рост так же увеличился? — задумчиво упёрлась носом Света в грудь моей невесты, от чего та покраснела немного. — Хм. Настоящие! Это не силикон. Это вы, Хозяин, ей такую грудь третьего, хотя, даже неполного четвертого размера сделали и попу… и бёдра… и…

— Так, хватит. Это благодаря тренировкам и генам, что мне передались от предков! — возмутилась моя валькирия. — Хватит пялиться, у тебя вообще пятый размер, поэтому молчи.

— Девушки, может, не будете мериться у кого грудь больше? — я примирительно растащил их в стороны.

Хотя, учитывая насколько эти две дамочки сильны, то это они позволили себя растащить по сторонам.

После боя с Суперменом я всё же дал Суперии лазерные лучи, которые были не хуже, чем у её противника, сделал ещё чуточку сильнее, выносливее, крепче, ловчее и дал способность поглощать многие виды энергии, включая радиацию. Она, таким образом, спасла несколько городов Китая в прошлом году, когда их АЭС вышли из строя, и поглотила всю радиацию.

А Лагерту я обучил магии Иллюзий, Света, Рунической магии, даже дал доступ ей ко всем пяти основным стихиям. А кроме этого у неё и так были сильная регенерация, умение летать, причём с крыльями и без них, иммунитет к чужеродной вредной магии, аурное зрение, усиленное тело с чувствами и выносливость на моём уровне.

— Ха-ха-ха! Вижу, будет весело, — рассмеялся дед. — Ладно, пусть дамы шалят, дай обниму, мой мальчик! — и тут же начал душить меня в своих медвежьих лапах. — Пойдём. Думаю, теперь ты можешь смело пить водку со мной наравне.

— В США он бы не смог пить ещё месяца три, пока ему двадцать один не исполнилось бы.

— Здесь тебе не там! — отмахнулся от Вики дед. — Тут законы янки не работают, хотя, да и там они у вас не сильно работают, раз такая хрень творится.

— Вот только давайте без политики. Мы только вернулись. Давайте соберём, может наших, и отпразднуем наше возвращение?

— Это хорошее предложение, — отозвался «Вандербильт». — Я возьму организацию «семейного банкета» на себя. Через час будет всё готово. А пока вы можете привести себя в порядок.

Приняв душ, пообедав и переодевшись, мы с Лагертой через час встретились в просторном зале, где к нам присоединились наши дорогие мандалорцы, которые даже умудрились обзавестись своими вторыми половинками, по крайней мере, некоторые из них. Чета Фризов так же прибыла со своей дочерью, также, к нашей радости, прибыли Лайла Адамс и Кэтрин Кейн.

Ещё за неделю до своего отбытия в Ирак я всё же встретился с Кэт и провёл ей «кодировку» причём как от алкоголя, так и от наркотиков и немного мозги вправил. Так что она не бухала несколько лет подряд, а просто путешествовала и отдыхала, заводила новые знакомства. С ней не удавалось часто побеседовать даже по Скайпу, но, тем не менее, кое-какие отношения мы поддерживали за это время.

Она злилась первое время за мою «помощь», но потом смирилась и даже поблагодарила.

— А ты неплохо выглядишь, — хмыкнул я, рассматривая её внимательно.

Она приоделась довольно-таки неплохо как на «семейный сбор». Бордовое платье с глубоким декольте, открытой спиной и разрезом до бедра на левой стороне, открытые руки, но в белых шёлковых перчатках, бриллиантовое колье, серёжки ему в пару, длинные волосы, уложенные, как и у Лайлы, и задорный смех, с которым она меня встретила. У Лайлы же было простое целомудренное чёрное платье с небольшим декольте и так же как у Кейт открытыми руками.

— Ты так же. Всё же вернулся на Родину? И не один? — метнула она взгляд на Лагерту. — Привет, блонди.

— И тебе не хворать, рыжая.

Они хоть и помирились, но стиль общения у них не поменялся.

— Вот вечно вы грубите. А ведь сегодня праздник. К нам вернулось два друга! Кстати, ты где остановилась.

— В той же комнате где и я, — не стал я скрывать очевидное.

— Хм? В смысле? — Лайла всегда была не очень сообразительной, если это казалось бытовых вещей.

— Ха-ха-ха! Они вместе, Лайла, — ответила ей Кэт, которая сразу поняла, что к чему. — Они пара.

— Да ладно!

— Это так, — улыбнувшись, подтвердила моя валькирия. — Мы вообще-то уже три года встречаемся.

— Ч-что?! Но как? Как я могла такое не заметить? — кажется, кто-то разочаруется в своих умственных способностях.

— Ну, ты не переживай на этот счёт, мы просто не афишировали это, — успокоил уже я.

— Вова, — обратилась ко мне Кэтрин. — Знаешь, когда ты разочаруешься в Лагерте, и когда станешь после неё геем, обещаю, что я тебе найду хорошего парня.

Вот же егоза!

— Что ты сказала? — мне кажется, или Лагерта решила убить свою подругу прямо тут.

— Ой-ой, боюсь-боюсь. Ты береги его. Он у нас душа ранимая. Его Софи в своё время чуть своим поведением до инфаркта не довела.

— Кстати, где она и Мария Маршалл? — перевёл я тему, чтобы не было скандала и драки.

— Софи ушла со службы и выскочила замуж за миллионера, теперь живёт в Канаде. А Мария в Стар-Сити в полиции работает. У неё всё нормально, вроде даже девушку себе нашла. Я с ней в последний раз где-то две или три недели назад созванивалась, — поведала Кейн.

— Нужно будет собрать нашу компашку как-то вместе, — предложила Адамс.

— Согласен. Я беру организацию на себя. Вы только между собой договоритесь.

— Замётано!

Вскоре Вандербильт нас всех согнал за стол, где мы нажирались от пуза или же напивались. Я даже раскодировал организм Кэт на алкоголь. Всё же она теперь при уме и не будет дурить. Гляди, я сумел всем этим отгородить её от судьбы Бэтвумен. Хотя, как героиня она была в комиксах неплохая.

— Кстати, вы слышали последние новости из США? — заговорила Вики, когда все были уже навеселе. — В Вашингтоне состоялась официальная встреча Чудо-Женщины и президента США.

— Кого? — в один голос спросили мы с Лагертой.

Только если Лагерта это сделала от реального незнания, а я от того, что не ожидал скорого появления Дианы из Темискиры. Там мы не особо интересовались новостями с «материка», больше были заняты своими делами.

— Ну, Диана из Темискиры, она амазонка, которой пять тысяч лет, дочь славной Ипполиты, королевы Темискиры и всех амазонок. Пару месяцев назад к ним попал на остров после крушения его самолета один летчик ВВС. Который установил контакт с этой закрытой группой женщин. Представляете, там несколько тысячелетий жили только женщины, и там ещё не ступала нога мужчины.

— Хм. Остров, населённый только женщинами на протяжении нескольких тысяч лет? — мечтательно улыбнулась Кэтрин. — Хотела бы я там побывать.

— Ну, не знаю, пообщайся с этой дамочкой, гляди, докинет тебя до Темискиры. Я, кстати, через пару дней лечу в Вашингтон для личной встречи. Мне удалось выбить у неё интервью. Можете со мной туда отправиться.

— Я пас! Мне просто сейчас лень куда-то лететь. Разве что в Готэм, я давно дома не была, — отмахнулась Кэт и пригубила вино. — К тому же, и в Америке много красоток. Да и я не закончила свою кругосветку. Лишь придержала коней, чтобы увидеть вас двоих.

— Быть может, мы сгоняем и посмотрим на эту амазонку, — предложил я Лагерте. — Ты как?

— Идея неплохая. Мне интересно, что из себя представляет эта принцесса амазонок, — улыбнулась любимая и прижалась ко мне.

Она хоть и недолюбливала амазонок, которых ещё в лицо не видела, благодаря тому, что те поучаствовали в уничтожении её предков, но всё же ярой ненависти и желания истреблять амазонок у неё нет. Она всегда мыслит рационально.

— Тогда, как только разберусь здесь с делами, отправимся в Вашингтон. Два дня мне вполне хватит.

— Из огня да в полымя, — проскрипел недовольно дед. — Не успел приехать, уже собираешься умотать на Запад? Совсем по мне не соскучился?

— Вообще-то я хотел и тебя взять с нами. Ты, как я понял, почти безвылазно сидишь в России, максимум в Лондон гонял.

— Мне хватало работы. За десятерых пахал между прочим! — и замотал окороком перед собой, от чего несколько капель попало на лицо Лагерты.

— Ай! У меня вообще-то полчаса ушло на то, чтобы накрасится.

— Да ты и так хороша, моя милая, — успокоил я её.

— Прости Лагертушка. Просто я слегка импульсивен стал за последнее время.

— Ничего страшного я всё равно хотела пойти припудрить носик.

— Я с тобой! — Кэт.

— И я! — Лайла.

— Меня забыли! — хором воскликнули Вики, Света и Александра.

А затем молча за ними последовала Шей Визла, она же Шейла Дуглас.

— Потрясающая женская солидарность, — подметил дед. — Как думаешь, что они будут обсуждать.

— Два возможных варианта: либо меня, либо нашу поездку в Вашингтон.

— Ха! Не было бы там Лагертушки, я бы посчитал, что, скорее всего первый, но…

— Но, дедуля, они будут очень осторожно расспрашивать и в нужном им русле. Это же женщины. Сплетничать любят, да и вообще они существа любопытные.

— Хм, — он задумчиво покрутил обглоданную кость рябчика и положил её на тарелку, принимаясь активно вытирать рот. — Что намерен делать после того, как вернулся с Ближнего Востока?

— Заниматься медициной и наукой, но уже в России. Хватит с меня Нью-Йорка, устал я там фигнёй страдать. Хотя, следует ещё пару месяцев там поработать и завербовать сюда доктора Стрейнджа и нескольких других известных и талантливых учёных…

— Стрейндж сейчас в Аркхэме, — угрюмо произнес дед.

— Он там практикуется или решил туда на постоянную работу устроиться? — удивился я этому выверту.

— Он там на ПМЖ остался Вова. Правительство сдало его, когда тот проводил «незаконные», — это слово он произнес с ухмылкой и великой долей сарказма, — эксперименты с психикой людей. Хотя, это были по большей части простые преступники, и даже психопаты, чуть менее опасные, чем Джокер.

— Кто его накрыл?

— Бэтмен. Поэтому твой учитель уже третий месяц сидит в лечебнице. Но думаю, ненадолго. Всё же Аргус не допустит, чтобы такой гений там гнил просто так.

— Ясно. После Вашингтона посещу Готэм, нужно его проведать.

— Опять Готем! Что же тебя так тянет в эту выгребную яму?

— Не знаю, — честно пожал плечами я. — Карма наверное, хотя, быть может Джокер правду говорил, что все мы безумны, но только он это понимает и честно в этом признаётся.

— Джокер настоящий безумец! Не слушай его. Твои встречи с ним до добра ни разу не доходили. Ты каждый раз влипал в задницу.

— Но, как видишь, я жив и здоров. И теперь я уже не тот парнишка, которым был в прошлые года. Я вырос. И надеюсь, ты в этом убедишься.

К тому же, Джокер не такой уже и отчаянный безумец. Он, конечно, неадекватен для привычного человеческого понимания, но он всё же гений, пусть и признан, наверное, только Харли Квин, своими поклонниками и Бэтменом, который хорошо знает своего «заклятого друга».

— Кстати, а что там с семейкой Бэтмена?

— Найтвинг в другом городе геройствует. С Бэтменом теперь пока Бэтгёрл, Охотница, Робин в лице Тодда.

— А среди других супергероев кто-то появлялся?

— Ну, как ты, думаю, знаешь, в Стар-Сити активно полгода как заправляет Зелёная Стрела, новый фонарь появился. Ещё такой себе Огненный Шторм засветился несколько дней назад. В остальном без изменений, если не считать эту амазонку.

— Понятно.

У меня зазвонил телефон.

— Слушаю.

— Это я, Создатель, — заговорил Индиго. — Быть может, вы всё же спуститесь в лабораторию, только не в «Башне Волковых», а в особняке?

— Ты же до этого говорил, что здесь!

— Чародей и Тоби переправили образцы обратно в особняк. Уверяю, это вас не разочарует.

— Хм… ладно. На полчасика отвлекусь, но не дай Бог это того не стоило… Разберу на металлолом.

— Вы этого не сделаете. Я состою из очень редких и дорогих материалов. Вас попросту, как выражается Иван Иванович, «жаба задавит» и «хомяк задушит во сне»!

Вот же гад, знает меня.

— Жди. Скоро буду.

— Я тебя перед дамами прикрою. Хотя, зная женщин, скажу, что ты сумеешь даже сам провести какой-то эксперимент, прежде чем они вернуться из «комнаты для девочек».

— Спасибо. Кстати, где ты обитаешь? Здесь или в особняке?

— То там, то сям. Вроде бы это и штаб-квартира, но и не устроить тут нам прожитье я не мог. Такое красивое и большое здание построили, грех не использовать. Я тут даже себе запасную комнату обустроил, когда задерживался в компании из-за работы. Так что, как говорится, на две хаты живу, хе-хе.

— Да, я когда увидел его размеры воочию, подумал, что у тебя комплекс какой-то присутствует. На кой хрен настолько большой?

— Захотелось, — пожал пофигистически тот плечами. — Такое ощущение, будто причуд у тебя не было.

— Просто эта гигантомания и пафос для тебя были всегда чужды. Ты, как я знаю, до сих пор держишь свой маленький огородик и любишь есть именно то, что вырастил. Хотя, можешь скупать целые плантации любых продуктов.

— Огородик для души, — улыбнулся в своей привычной манере дед и подозвал официанта. — Мил человек, принеси водки.

— Вино и водку мешать думаешь?

— После сыворотки суперсолдата я вообще всё что угодно мешаю, чтобы хоть как-то тронуло. Ты мне так и не дал рецепт ядрёного алкоголя, который меня торкнет.

— Тебя так напиться тянет? Не замечал за тобой откровенного алкоголизма.

— Просто хочется иногда расслабиться.

— Некоторые люди и без алкоголя расслабляются, — подметил я.

— Фе! Я в курсе, но хочется разнообразия.

— Ты подаешь мне плохой пример для подражания.

— Ты вырос, Вова, — сменил вдруг он тон. — Это я вижу. И вырос далеко не самым худшим представителем нашего рода. Я тобой горжусь. И люблю очень сильно. Хотя, что касается твоего воспитания, в некоторых вопросах я сделал упущения.

— Расслабься, деда. Никто не идеален. Есть довольно забавные примеры воспитания потомков, которые до сих пор кажутся идеальными и нужными, но предыстория их создания и даже история тех, кто создал их весьма интересная. К примеру, взять американского психолога и писателя Дейла Карнеги. Он написал интересную книгу о том, как получить кучу друзей и быть счастливым и не одиноким. Но, в итоге, умер он в одиночестве, после двух неудачных браков, а дети его не особо любили. Врач-педиатр Бенджамин Спок вовсе убедил пересмотреть вопрос воспитания детей родителями во многих странах мира, но это не помогло найти общий язык с собственными детьми. Когда он раздал свои немаленькие средства в многочисленные благотворительные фонды, он тяжело заболел и на лечение нужны были деньги. Но у него их не было, он был фактически нищим, а дети и копейки не дали на его лечение. Мария Монтессори была основательницей нового педагогического «вольного воспитания», вообще не занималась своим сыном, которого породила на свет. Она его спихнула в простую крестьянскую семью, где он провёл всё свое детство. Так что когда читаешь книги о философии, советы от «знающих» людей, следует проштудировать хорошенько их биографию.

— Любишь ты всё грязное белье доставать, — усмехнулся дед.

— Что есть, то есть. Но знай одно, дедуля, — сказал я, вставая, — ты не один из них. Твоё мнение и твоя роль для меня, в моей жизни, неоценимая, я никогда не «бортану» из своей жизни, не смотря ни на что.

Лаборатория в нашем особняке не изменилась совершенно никак. Обычно тут происходили плановые перестановки раз в полтора-два месяца. Но меня не было два года, и поэтому Индиго, видать, углубился в исследования, которые я проводил до своего отбытия, в плане генетики. И судя по всему, ему ещё помогал Чародей.

— Создатель! — бросилось это чудо в оранжевой маске ко мне с объятиями. Но я его остановил заклинанием. — Почему я завис? В меня вирус попал? А-а-а-а-а! Я умираю!

— Может ты всё же запрёшь его где-то далеко и навсегда? — спросил меня Чародей, оторвавшись от своих записей. — Или быть может хотя бы лишишь его голоса?

— Он даже тебя достал? — меня это удивило. — Неужели даже эмоции прорезались из-за него?

— Нет. Эмоций у меня нет, и не будет. Просто он мешает размышлениям. Его голос иногда, мне кажется, в душу проникает и не дает спокойствия ни днём, ни ночью.

— Это, наверное, уже шизофрения, если даже ночью от него покоя нет, и ты постоянно слышишь его голос, — поддел я Архилича. — Довольно забавный случай в моей практике — Архилич шизофреник, хе-хе.

— Не вижу юмора.

— Ладно, проехали, — я щёлкнул пальцами, и вокруг Тоби образовалась пленка, что заглушала его визг и сопли. — Что ты с Индиго хотели мне показать.

— Показать хотел он. Я же считаю, что Высший Вампир ещё не готов для презентации.

— Что-что? Мне не послышалось? Ты сейчас упомянул высшего вампира?

Я был действительно удивлен, ведь когда-то я получил несколько образцов крови вампиров из разных вселенных и разных уровней силы. Тогда я ещё был подростком и учился, мне захотелось себе иметь подружку-вампира, которая если и сосала, то уж точно не кровь. Но спермотоксикоз немного стих, и я реформировал эту идею на другой лад — Высший Вампир-телохранитель!

Но из-за занятости другими проектами, личной жизнью и работой мне не хватило времени продолжить заниматься этим проектом активно.

— Так вы все два с лишком года занимались им?

— Нет, только последние полгода. А до этого генами металюдей и мутантов. Вывели новые интересные образцы, но без тебя работа продвигалась медленно, поэтому мы достигли не таких высот, каких ты мог себе навоображать, — остудил мой пыл Чародей, пройдя к полупрозрачной капсуле. — Вот он. Я его назвал Альбертом. Если хочешь, можешь придумать отчество и фамилию.

— Каковы его характеристики?

— Генетически он на первый взгляд мало чем отличается от человека. Проведи обычное исследование, и оно покажет только небольшие отклонения от нормы. Мы взяли за образец так называемых «благородных», расы вампиров, которым не обязательно питаться кровью, хотя они могут. Как ты помнишь, их источник силы — это их магическое ядро, которое очень трудно уничтожить, они могут жить тысячелетиями, не старея, не подвержены болезням. Магией мало пользуются. Они всё же были больше отшельниками, как я погляжу. Поэтому не жди от Альберта уровня Аморы. Хотя, он может менять облик, летает, распознает любую магию и отслеживает её, владеет заклинаниями поиска, прослушки и всякой мелочью. Он очень силён, вынослив, быстр и с хорошими рефлексами. Мы его мало чему успели обучить, но это дело наживное.

— Больше никаких генов вы не прививали?

— Пока нет.

Я посмотрел на спящего высокого, судя по данным, что были предоставлены Чародеем, 190 см мужчину, лет двадцати пяти, темноволосый, аристократически бледный, родимых пятен нет, бородавок так же, а из родинок только одна возле уголка рта. Да и присутствует крепкое телосложение. Прямо-таки модель и эталон мужской красоты в глазах сопливых школьниц в грезах о ванильном вампирчике.

— Глаза у него какого хоть цвета?

— В боевом режиме красного с вертикальным зрачком, а в обычном почти жёлтые.

— Ясно. Точно «ванильный вампирчик».

— Что это значит, Создатель? — спросил Индиго, который закончил диагностировать генератор антиматерии.

— Да так, не обращай внимания. Я потом проведу тесты и разбужу его сам. Чем вы ещё занимались?

В этот момент мне позвонил уже Вандербильт.

— Что такое? Что случилось уже за это время пока меня не было? — устало спросил я, надеясь, что ничего такого страшного.

— Нападение на Вашингтон, — сообщил он. — Предположительно, это Бог Войны Арес со своей армией сражается против Чудо-Женщины и армии амазонок.

Всё же этот вариант случился. Занятно.

— Надеюсь, Лагерта не двинулась туда на выручку США?

— Нет, она спокойно сидит и наблюдает за происходящим. Даже спокойней, чем половина самок, что тут собралась.

— Хорошо. Я скоро к вам присоединюсь. А ты, пожалуй, попробуй вновь половить рыбки в мутной водичке.

— Уже, Создатель. Но мне бы пригодилась помощь Индиго и Чародея.

— Считай, что они уже в твоём распоряжении, — заверил я его.

Спустя два часа я уже закончил наблюдать вместе со своими близкими и приближенными за тем, что происходило в Вашингтоне. Чудо-Женщина закономерно победила. Правда, как я понял, потерь было среди амазонок и мирного населения много. А судя по кратким сводкам после основного репортажа в столице США поучаствовали ещё и гончие Чародея, ворвавшись в ряд офисов и банков столицы Америки, даже в Пентагон пробрались, но народ заверили там, что ничего особо страшного не случилось, и что всех «тварей противника» ликвидировали.

Это событие было довольно важным. Теперь уже произошли все, кажется, канонные события, и миру презентовались все главные супергерои, которые создадут Лигу Справедливости. В скором времени будет вторжение Дарксайда.

К нему я так же готовился каждый год, с тех пор как очутился в этой вселенной. Ведь, что не говори, а Дарксайд это «лейбл» ДС. Есть, конечно, такие мастодонты как Антимонитор, Супербой-Прайм, несколько «злых» корпусов фонарей, Мистер Миксизпиксликс, Тригон, Люцифер, куча Архидемонов различной природы и сил, Савитар, ряд металюдей, что похуже любого бога Олимпа, Джокер — самая мистическая и непонятная «смертная сущность». Но именно Дарксайд в доброй трети всех арок про Лигу Справедливости действует как главгад. И это я ещё не беру во внимание отдельные истории, связанные с амазонками, кузиной Супермена, Юной Лигой Справедливости и так далее.

И чувствует моё сердце, надо подстелить соломки много где. И желательно поиметь и с этого события что-то. Всё же хоть я и изменился в плане отношений с Лагертой и решил «остепениться», но это не значит, что я стану ангелом на Земле и забуду про свой бизнес и интересы, которые будут обеспечивать всем необходимым меня, деда, Лагерту… и наших будущих детей. Как говорится в одном очень бородатом анекдоте: «Неважно, кто победит в этой войне, главное, чтобы этот мир достался нашим детям!». В этом случае нашим с Лагертой детям. Я не намерен, не смотря на всю любовь к комиксам и персонажам, которых любил, да и до сих пор люблю, жертвовать ради чьих-то интересов или психических заболеваний.

У меня своя голова на плечах и свои психические заболевания…

Лагерта с Лайлой после всех новостей позвонили в свою родную часть узнать как дела у сослуживцев, а я откланялся по делам. И тут же телепортировался к тройке: Вандербильт-Индиго-Чародей.

— Ну что, гаврики, каковы успехи? Или их нет?

— Вы подвергаете сомнению нашу компетентность и свою гениальность в создании идеальных ИИ?! — мне кажется или в бесстрастном на первый взгляд голосе Индиго прозвучала обида и упрёк?!

— Ладно, прогиб засчитан, — отмахнулся я, а то Индиго и по мозгам может не хуже меня ездить.

— Мы поиграли немного на бирже и «вставили палки в колёса» конкурентам, а именно «Chemical Bank», «Central American Bank» и «Fuger and son’s». При этом изъяли много полезной информации. Главную ценность всё же представляют данные, которые в будущем помогут нам в переговорах. Из денежных активов мы…

— Деньги уже не имеют столь высокую важность. У нас их вполне достаточно. Мы ведь на 11-м месте официально в «списке Форбс»? — Индиго мотнул головой. — Ну вот, теперь это уже не важно. Раньше мы с дедом, хотя вернее будет сказать я, стремились к тому, чтобы накопить побольше бабла. Но эта денежная лихорадка уже почти прошла. Но вот упустить шанс нажиться на чём-то у меня всё же есть. Теперь главное технологии и информация, а ещё людской ресурс.

— Занятно, — выдал Чародей. — В твоих словах слышны противоречивые нотки, но в принципе это можно принять. Скажи мне лучше, чем ты занимался в Ираке кроме лечения беспризорных и раненных солдат? Не поверю, что ты совсем уже ничем не занимался.

— Разумеется, нет. Я много практиковался в магии, особенно в демонологии. А ещё показательно там возмущался «огромными процентами больных СПИДом и Диабетом» и занимался исследованием этого явления. Поэтому у меня уже заготовлены лекарства от них. Но сначала я выпущу бесплатно, не запатентовав лекарство от Сахарного Диабета. Под предлогом, что больные им не виноваты в своём недуге.

— А от «Спида» я так понимаю, вы, создатель, не откажетесь? Вернее от той баснословной прибыли, которую принесёт лекарство под вашим патентом?

— Разумеется, ведь большая часть больных им — слабые на передок люди. Отдельные случаи это дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных и случайно заражённые в ходе переливания крови. Зачем мне поощрять человеческую глупость? — я даже фыркнул от этого.

— Кажется, понимаю. Ты хочешь создать себе пиар на этой почве, что ты придерживаешься справедливости. По крайней мере, после первого случая ты получишь, думаю, «Нобелевскую премию» после такого жеста доброй воли и любви к человечеству. Ты станешь «Человеком Года!», потом последует ещё большая слава и признание, которые ты так любишь и стремишься к нему. Опять-таки акции твоей компании и авторитет возрастёт. А затем спустя какое-то время представишь миру лекарство от СПИДа! Но, уже запатентовав его с формулировкой, чуть покрасивей, и философски обоснованной в глазах простых обывателей Земли и «гуманистов», чтобы не нудели лишний раз.

В ответ я просто улыбался.

— Через сколько, Создатель, вы собираетесь предъявить миру ваши разработки?

— Думаю, через два месяца я объявлю миру об этом. А в следующем году Волков-Индастрис, вернее его медицинский филиал займётся производством лекарства для ВИЧ-инфицированных.

— По моей приблизительной оценке это сделает вас не только самым влиятельным человеком мира, но и самым богатым. Ведь если…

— Оставь расчёты о прибыли Вандербильту на будущее. Пока мне нужно будет посетить Готэм.

— А разве ты не хотел лететь в Вашингтон?

— Передумал. Да и думаю, после всего и у Лагерты будут другие дела до её награждения и повышения. Так что я могу выкроить несколько дней для посещения славного Готэм-сити и вербовке нужных мне людей, включая вытаскивания из Аркхэма моего учителя.

— А вы не боитесь, что Джокер…

— Не волнуйся Индиго, Джокер теперь мне не угроза.

— Ты слишком самоуверен! — вторил мне Чародей.

— Нет. Просто я владею информацией, что мне помогает. Как говорится, кто владеет информацией, тот владеет и ситуацией.

Глава 14

Владимир Волков.


Готэм-сити встретил меня своей привычной мрачностью и неприветливостью. Хотя, определённые положительные эмоции я испытал в Готэме, когда переговорил со своим учителем, которого вербовал в Волков-Индастрис. Разговор с ним всегда приводил меня в хорошее расположение духа и подавал новые идеи. И сегодняшний визит не стал исключением. Он согласился после высвобождения его из Аркхэма встать у руля новых исследований в Волков-Индастрис. Вернее, в некоторых проектах.

Было бы неплохо перехватить ещё и Кристал Фрост, но она куда-то пропала пару недель назад. Сбежала из Аркхэма, и её следов не нашли. Наверное, придётся применять магию для её поиска. Она, как хороший ученый и человек с живым умом, пригодится. К тому же, в США ей ловить нечего, как и её подруге — Луизе Линкольн, которая пока ещё нормальный человек. Биохимики их величины на дороге не валяются. Жаль, не смогу Мистера Тарифика переманить на свою сторону, он тут убеждённый патриот и русофоб. Так что придётся обходиться без него. Но ведь на нём мой список не заканчивается…

— Куда мы сейчас? — спросила меня Света, идя рядом под видом простой сексапильной помощницы, а чуть позади шёл Альберт, который получил небольшие изменения во внешности и биографию наёмника из Каснии, который теперь является моим телохранителем.

Он теперь не бледнокожий в «обычном» режиме, а загорелый мачо, с карими глазами и короткими волосами. При «боевом режиме» внешность его меняется в красноглазого, бледнокожего и длинноволосого Высшего Вампира, который облачён в готический доспех моего производства.

Впереди шли два бойца из «волков», снаружи, у входа в Аркхэм, нас встретила ещё группа моих бойцов, четыре отдельных машины охраны и мой бронированный лимузин.

— Останемся в Готэм-сити. Я проведу переговоры с адвокатами, которых найму для доктора Стрейнджа, а потом ещё пару дней побуду тут. Хочу нормально рассмотреть город. А то у меня все прошлые разы его удавалось увидеть как-то урывочно.

— Джокер? — односложно спросил Альберт, который по фамилии Ксандерс.

— Не волнуйся. Он вряд ли ко мне прикопается, — не кривил я душой. — У него сейчас игры с «мышкой». Да и кроме Джокера, тут есть кому шалить.

— Я бы хотела посмотреть, что из себя тут представляют главы мафий, — задумчиво проговорила наша Суперия.

— Тебе хочется с ними познакомиться? — я действительно удивился.

До этого она меня максимум просила устроить встречу с теми, кто может с ней по силе сравниться, ведь после битвы с Суперменом ей скучно бороться с простыми хулиганами, грабителями, террористами и мелкими по силе мета. Приходилось её ставить на тренировках сразу против всего Чёрного Ордена (ну, только без меня и деда).

Она активно закивала головкой как болванчик.

Ну, честное слово, как ребенок. Хотя, если учесть её реальный возраст существования, то она ещё даже не подросток. Порой за её реакцией, детским любопытством, наивностью в некоторых бытовых вопросах и мыслями вслух наблюдать забавнее, чем за многими юмористическими программами.

— Хорошо. Думаю, можно будет купить гостиницу и устроить в честь этого какой-то праздник. Займись этим.

— Ух, ты! Спасибо! — обрадовалась она, даже запрыгав на месте. Хорошо хоть она свою силу контролирует, а то было бы Готэму новое землетрясение. — Если я не ошибаюсь, то недавно семья Пауэрсов выставила на продажу одну из своих старых гостиниц в приличном районе. Не самое высокое и роскошное здание, но с вашими технологиями его можно быстро отремонтировать и улучшить, — некоторое время она молчала, уткнувшись в планшет, а затем через минуту она продолжила, когда мы уже сидели в лимузине и ехали в небольшой пентхаус в центре Готэма. Его я купил, как только приехал в город. Всё же нужно иметь хоть какую-то временную резиденцию в этом городе. — Вот информация по этому отелю…

— Не важно. Всё равно я увижу лично и потом решу, что к чему. В любом случае перестроим.

Да и лень мне сейчас этим заниматься, если честно…

— Так мы надолго здесь? — спросил Альберт.

— Лагерта освободится не раньше, чем через три недели. Она мне час назад «смску» прислала. Её начальство нагрузило. А отец в составе делегации в Перу умотал. Так что она смело может заниматься своими служебным и королевскими делами. А я буду вести игру «богатенького мальчика в гостях» здесь, в Готэме. Она, как только освободится, то сразу же сюда метнётся.

— То есть покупку можно совершать прямо сейчас?

— Да.

Ба-Бах!!!

Раздался взрыв под моим лимузинном.

Учитывая всю мою обеспокоенность по поводу безопасности, то я предвидел все вероятные угрозы, поэтому взрыв только подбросил нас на пару сантиметров и всё. Я имею ввиду машину.

Раздались взрывы и стрельба по нашей, ну и разумеется, другим машинам сопровождения.

Я мигом насчитал двадцать пять незнакомых людей, что на нас нападали и несколько довольно знакомых мне. Вернее с одним из них я работал — Чёрный Паук, он так же был среди нападавших, а с ним были ещё Киллер-Крок и Кинг-Шарк. Вдалеке я почувствовал магический всплеск и заклинание, что рассеялось в десятке метров над нами. Моя антимагическая защита куда лучше, чем у большинства архимагов этой вселенной. Так что тут я могу быть спокоен.

Сопровождение начало отбиваться, причём без потерь.

К этому моменту над нашей улицей уже появился Чародей (которому я подал сигнал «на помощь», он к этому времени находился на моём острове, в Тихом океане, и проводил свои эксперименты) и накрыл область заклинанием, где была основная часть противников и Чёрный Паук.

Они все сгорели в зелёном пламени с диким криком.

Киллера-Крока почти полностью расстреляли, вернее, отстрелили ему нахрен руки, ноги и лишили зрения, да туловище само продырявили, но он был ещё живой. В итоге, ребята накинули на него сетку, а Кинг-Шарк умудрился спастись бегством, хотя, его так же хорошенько потрепали мои ребята.

Чародей отвлёкся, как оказалось, на весьма интересного с магической точки зрения противника и некоторое время с ним бился «на равных». А затем, когда тот понял, что с ним играют, и попытался скрыться был оглушён Тоби и помещён в его измерение.

— Вновь покушение, — я иронично улыбнулся, когда ко мне привели этого архимага стихии огня. Пролистав его память, я узнал, кто меня заказал.

К моему удивлению, меня пытались убрать люди из правительства России.

А конкретно президент, премьер и несколько других министров, которым этот маг и служил со своими двумя старыми учениками уровня магистра.

К моему безграничному удивлению, наши дорогие правящие круги догадались каким-то образом о том, что я и личность Паука связаны между собой. Правда, им не приходило в голову, что я — он и есть. Они решили, что я добился всего, благодаря Пауку, и что за минимум большей частью моих изобретений и достижений стоит Паук, а я его ширма и один из вернейших помощников вместе с дедом.

Точную картину не знаю. Не смотря на то, что этот архимаг был очень полезным, верным и даже осведомлённым человеком нашего президента, он не знал всего, что они себе надумали.

Единственное, что хотели эти люди — уничтожение меня и деда. А с Пауком они разобрались бы потом.

— Идиоты! — презрительно бросила Света, после чего её глаза загорелись алым сиянием. — Позвольте мне спалить их дотла?!

— Нет, — мотнул я головой. — Если они захотели перейти дорогу мне и Пауку, то пусть будет так. Они теперь легко не отделаются. Не хотел я им мозги прочищать, но, видимо, придётся.

— Индиго докладывает, что перед «Башней Волковых» столпилась огромная куча военных и техники. Они выдвинули ультиматум, чтобы мы впустили их и сдались.

— Чем они это мотивировали?

— Ничем. Только приказом, ничего не объясняли, — ответил мой верный помощник.

— Сколько у нас «волков» в Башне?

— 174 бойца, плюс техника.

— Дай им всю самую лучшую технику и оружие. А так же выпускай на них Жнеца, Дед так же пусть снарядится, но он пусть выдвигается на секретную базу на Урале. Там сейчас сидят наши дорогие «друзья». Большая часть «Чёрного Ордена» нанесёт свой удар по этому месту. Только, пожалуй, Амора пускай будет в Николаевске. Ну, и дай команду Мандалорам срочно перебросить в Россию хотя бы батальон своих бойцов, на всякий случай.

— Принято! — через несколько секунд. — Приказ передан.

— Хорошо.

Был слышен вой сирен полиции. Такое не могло не остаться без внимания.

Поэтому пришлось создать своего доппельгангера и оставить его вместо себя для разборок с полицией и соблюдения легенды. А ещё немного подумав, создал доппельгангера для Светы. Альберт умеет сам себе такое создавать.

А затем, в сопровождении Чародея, Светы в образе «Суперии» и Альберта в виде «Высшего Вампира», переместился на Урал. Теперь у него была бледная кожа и отросшие волосы до пояса, а глаза горели ярким алым оттенком со «змеиным» зрачком. Облачён он в готическую броню (разумеется, уже давно мною любимого чёрного цвета).

Начинался штурм базы нашего дорогого правительства.

База была надежно защищена. Даже я не подозревал, сколько они умудрились сюда впихнуть. Как потом оказалось, на всякий случай, они собрали генномодифицированных людей, металюдей, магов и даже союзных демонов.

Снаружи нас ждали больше тысячи людей с генными модификациями, но даже при этом они не достигали уровня Слейда Уилсона. Особое удовольствие от этого боя поимели Жнец и Тоби.

Жнец хоть и был ИИ, но он считал, что такое количество противников и разнообразие техники с вооружением полезно в качестве собирания опыта и развития.

А Тоби доводил до белого каления противника тем фактом, что никто не мог его даже задеть, а он ещё как мог. Но кроме убийств и избиений солдат он над ними морально стебался. Я даже время от времени задерживался рядом с ним постоять и послушать его перлы вроде, когда он попал в окружение отряда бойцов, что пытались его продырявить пулями:

— Дяденька, а вам не говорили психологи, что желание мужчины загнать что-то внутрь другого мужчины — это уже латентный гомосексуализм?!

— Заткнись! — рявкнул он и продолжил пальбу.

— Что значит заткнись? — проскулил Тоби. — Почему вы мне говорите такие обидные вещи? Я ведь обидчивый, — когда этот придурок полез в рукопашку, то Тоби засунул ему свою ладонь в горло и начал душить. А затем вынул её и быстрым движением одной рукой взял того за ногу, а второй за голову и сложил пополам. — Ой, это я его сломал пополам? Ну, зато можно на материале для гроба сэкономить! А вы друзья усопшего? Ой! Так вы так же из «этих»? Нет? А почему, тогда вы делаете такие… странные вещи как и ваш друг? Вы его приревновали? Не волнуйтесь я и вас так же «любить» буду!

Через несколько секунд все они лишались рук, ног, кадыков, сердец, печени или хребта. Умирали, в общем, в мучениях.

Чародей принял на себя всех магов и демонов. Для него, уверен, это было в радость. Правда эту радость ему пришлось разделить и с Альбертом, который так же вошёл во вкус и забрал себе демонов. Из-за чего те прямо посередине боя стали ругаться, а когда к ним лезли маги, те их сначала вместе уничтожили, а затем продолжили свой, несомненно, важный спор, за который потом от меня отгребли…

Я же в свою очередь занимался истреблением техники, ставил блоки на телепортации отсюда и всякие проклятия деактивировав, защищая и деда, и Жнеца с Суперией от воздействия на них иллюзий и магии Разума.

Суперия не так сильно веселилась наверху, она с дедом проникла внутрь и обеспечивала там зачистку.

Через пять минут после их вхождения внутрь дед передал, что они взяли старых сморчков в плен и база наша.

Чародей отправил своих гончих и костяных рыцарей, что создал из павших противников сторожить окрестности, а мы основной массой нашего бравого отряда спустилась в одно из самых защищённых мест в РФ.

Их было девять. Семь министров, один премьер-министр и президент. Плюс ещё несколько секретарей и заместителей, которые сбились в уголок под пристальным взглядом или же боязнью пушки деда.

— Это вам так не сойдет с рук… — попытался было что-то сказать один из министров, он, кажется, у нас министром здравоохранения был… не уберёг себя мужичёк.

Я своими нитями сначала ловко вырезал ему язык, закрепил его прямо над «столом для переговоров» по рукам и ногам и стал медленно срезать с него кожу. Мне пришлось применить магию жизни и разума для того, чтобы слегка заглушить боль, чтобы она его не убила, да и кровь, чтобы вся сразу не стекла. Где-то за тридцать секунд мне пришлось ещё параллельно приводить в себя, дистанционно, остальных пленных, чтобы те наблюдали за тем, что происходит в подробностях.

Очень скоро, не смотря на то старание, что я проявил и отсутствие спешки в этом деле, я содрал всю кожу.

— Н-н-не н-н-над-до… — скулил министр.

— Не надо. Как забавно звучат ваши слова, господин министр, — противный металлический голос, что звучал благодаря костюму, вселял в них ещё большую дрожь и страх. — Единственное, что не надо было делать, так это идти против меня. Вот скажите, что вам сделал тот мальчик… ну, Вова Волков, которого вы так нелепо пытались убить. Ну, если и захотели убить моего протеже, то уж хотя бы потрудились сделать всё более эффективно или красиво. Меня обида берёт, когда представлю, что какие-то жалкие четверть сотни бойцов и три фрика из США пытались его достать по вашему приказу, ах да, там ещё три недомага было. Как я мог забыть… — и поцокал языком.

— Прошу, мы можем договориться, — начал уже президент.

— Хм. Мы могли договориться. Вернее, мы уже договорились два с небольшим года назад, уговор вроде всех устраивал. И я действительно полагал, что вы довольны всем. Но, кажется, зависть и жажда наживы сыграла с вами злую шутку. Вы поплатитесь за своё вероломство и предательство моего доверия. Никто не смеет уходить от Паука, после того как перейдет ему дорогу. Есть определённая черта, которую никто не должен пересекать. Я для себя когда-то определил эту черту и следую своему «кодексу», но вы… просто грязные псины, что возомнили о себе слишком многое. И вас следует проучить, чтобы вы и другие знали, что бывает, когда меня разозлить.

Несколькими движениями пальцев от министра, что был всё ещё жив, начали отлетать куски плоти, орошая пространство вокруг своими кровью, мочой, калом и кишками остальных людей. Куски плоти валялись вокруг стола и на столе, напоминая, что незадолго до этого зрелища этот чудик был всё ещё жив.

Эмпатией чувствую, что дед недоволен и потом у него явно появятся ещё вопросы ко мне, но не сейчас.

Люди кричали, плакали и молили, чтобы я их пощадил. Они предлагали деньги, помощь, верность, заклинали богом и дьяволом. Только в любом случае меня бы это не проняло. Я играл чётко по тому сценарию, по какому хотел действовать.

Я уже было, хотел озвучить свои запланированные слова и казнить ещё нескольких людей, но внезапно о себе дал знать Индиго.

— Создатель, прошу прощения, что прерываю ваше достойное занятие по каре этих мешков с костями и кровью, но я должен доложить две важных вещи. Первая, это то, что нападение в Николаевске отбито полностью. Даже силы Шей Визлы — Мандолора Мстителя не понадобились для этого.

— Это хорошо, Индиго, а вторая? — мое чутьё мне подсказывало, что тут случилась какая-то напасть.

— По всему миру, а именно две минуты и тридцать четыре секунды до того как связался с вами, началось вторжение мутировавших разумных существ, которые сейчас мало проявляют разумных действий и, наверное, уже не умеют говорить из-за тех модификаций, что над ними провели. Их сотни тысяч. В Российской Федерации были совершены нападения на Москву, Санкт-Петербург, Казань, Волгоград, Сочи, Архангельск, Калининград, Владивосток, Омск, Екатеренбург, Новосибирск, Нижний Новгород, Челябинск, Самару и Ростов-на-Дону. Как выглядят эти вторженцы, вы можете увидеть, благодаря тем картинкам, что я вам выслал. Что прикажете делать?

Я увидел их. Это были парадемоны Дарксайда. Апоколипс напал на Землю и именно в тот момент, когда я решил уладить дело с правительством России. Как не вовремя. Но я не могу вот так запросто забросить это дело, но и Землю бросить на растерзание Дарксайду не могу. А от неслаженной работы будущей Лиги Справедливости больше вреда будет, чем пользы. А потом они ещё и красоваться будут на первых страницах модных изданий как супергерои и спасители Земли.

А мне моя гордость и самолюбие претит допустить такое, вернее, что только они там будут мелькать. Я хочу славы… немного.

— Ваши молитвы, наверное, были услышаны. Ситуация изменилась. На эту страну и вообще на весь мир напали вторженцы с другого измерения. Гибнут мирные граждане РФ и в других странах то же самое. Если я не остановлю это, то очень многие погибнут. Поэтому я дам вам второй шанс. Вы сейчас соберёте то, что осталось от ваших «яиц» и будете командовать защитой этой страны. Я же со своими подчинёнными буду вам отдавать распоряжения, чтобы вы не напортачили. И если напортачите в этом, несомненно, важном деле для нас всех, то это значит, что вы подпишете себе смертный приговор. И после битвы я приду за вами, а затем за вашими жёнами, мужьями, детьми, всеми родственниками, любовниками и любовницами. И каждому устрою свой неповторимый и персональный Ад!

— Мы всё сделаем в лучшем виде, — протараторил Алексеев.

— Надеюсь на это, — кивнул я. — Пока отзовите своих псов от Волкова и его имущества, там ведь есть и то, что принадлежит мне. Пустите их лучше в ход против парадемонов Дарксайда. А мы пока дадим им бой сами. Раз вы не в состоянии.

Я открыл портал в Москву и вошёл туда, за мной пошли и остальные.

Город подвергся мощной атаке, наверное, даже куда более ужасной, чем в Великую Отечественную.

— Нужен план, — сказал дед.

— Да, — я кивнул, давая Хранителю некоторые указания. — Я его уже составил. Поэтому, слушайте меня. От скорости его выполнения зависит, сколько нам удастся спасти людей, и как быстро мы сможем перейти в наступление…

Глава 15

Владимир Волков.


Десятки тысяч парадемонов кружили по столице, пытаясь унести в воронку, что была постоянно открыта, новых людей, для того чтобы те пополнили армию Дарксайда в будущем.

Пламя, вспышки света и резкие неприятные звуки, как от выстрелов, так и от парадемонов, что о чём-то пищали между собой. Жуткий и неприятный звук для обычного человека. Но меня он скорее просто раздражал.

В Москве я был сам. Только создал себе из трупов гончих и костяных рыцарей. Пришлось, правда, попотеть и объяснить нашему штабу обороны столицы, чтобы военные не убивали их опять, а чтобы сражались вместе с ними против нападавших.

Но в итоге, несколько десятков минут беспрерывного обстрела и уничтожения сотен парадемонов и параллельно ведения переговоров с этими олухами себя оправдали.

Парадемонов было не несколько десятков тысяч, а несколько миллионов. Как докладывал Индиго, что был за главного координатора и информатора у нас, примерно такое же количество было и в других городах. Значит, они должны были создать здесь плацдарм, а потом расширять его. Разумно!

Только они не знали обо мне и моих возможностях.

Опять эти их боевые корабли. Я за полчаса боя уничтожил больше сотни таких железяк, а они всё ещё лезут, и это я вообще не считаю истребители, нужно будет потом у Индиго спросить, сколько я их уничтожил.

Я вновь достал из «Мастерской» набор мини-ракет и прикрепил их к своей руке, которая преобразовалась в мою маленькую пушку.

Одна мысленная команда и полторы сотни ракет вновь устремились в небо.

С крыш некоторых домов также вылетели яркие вспышки и устремились в эти колоны тварей, что зовутся парадемонами. Но на этот раз их запускал не я, видать, пехота или артиллерия моих соотечественников постаралась.

БА-БАХ!!!

Серия взрывов в небе озарила город алым заревом. Но когда прояснилось, я понял, что один корабль остался целым. У него видать был куда лучший щит, возможно, это даже был командирский корабль.

Была у меня мысль туда лично отправиться и взять его в плен, но всё же Хранитель мне сообщил, что из вселенной Звездных Войн мне прибыла партия дроидов-диверсантов и дроидов-медиков, а так же Хранитель доработал несколько моих старых костюмов из дюрастали, я перенес их в реальный мир и дал общее управление Индиго, пускай ими руководит. А сам вызвал в реальный мир этих дроидов, поделил их и отправил в те точки столицы, где они были нужны.

Не успел я разобраться с дроидами, как из воронки вновь хлынула огромная волна парадемонов.

Скастовал заклятье для поднятия убитых парадемонов на борьбу со своими бывшими, но пока ещё живыми собратьями и полетел на встречу с этой ордой писклявых уродливых солдат Дарксайда.

— Индиго, а что там у остальных?

— Они справляются, Создатель, — заверил меня Индиго. — Суперия уже закончила во Владивостоке. Даже помогла немного унять истерию и вынести раненных и немощных людей за пределы города, в безопасную и удаленную от полуразрушенного города зону.

— А остальные?

— Они заканчивают. Количество напавших здесь парадемонов и флота этого идиота из Апоколипса больше в три раза, чем в других городах.

— Дарксайд не идиот, — поправил я ИИ.

— Он идиот, раз посмел посягнуть на ваши земли и живых организмов, что принадлежат вам.

— Ладно, проехали. Передай приказ Суперии, чтобы выдвигалась в США, она может помочь в ближайшем городе… хотя нет. Пускай отправляется в Вашингтон.

— Принято… исполнено.

— Хорошо. Как только дед освободится в Питере, отправь его в Лондон. Жнеца в Минск, а Чародея в Пекин. Альфреда в Киев. Амора пускай продолжает помогать раненным и разбирает завалы. Организовали хорошую гуманитарную помощь?

— Да. Она эффективна на 94,5 % от задуманного.

— Ясно. Продолжай в том же духе. И Вандербильт пускай не сачкует. Про нас или гуманитарку пускай не думает, только о прибыли и воровстве нужной информации.

— Принято.

— Конец связи!

Ох, кажется ещё одна волна парадемонов. Да сколько можно?!

Тоби.

Тоби был хорошим мальчиком.

Тоби в этом уверен.

Когда Паук, он же Владимир Волков, он же Создатель, он же владелец ОАО «Великая Божественная Мастерская», он же жутко злой и неудовлетворённый мужик, которому не даёт собственная невеста до свадьбы, послал его сначала на три буквы, а потом в город из четырех букв, то он подчинился приказу и переместился в Омск.

Ему было весело. Ведь столько забавных существ, которые так забавно пищат, плюются слюной вокруг, он ещё никогда не видел.

Поэтому как настоящий дипломат он после того, как переместил большую часть этих парадемонов в свой мир, некоторую часть он изловил и решил провести переговоры, как учил Паук, он же Владимир… ну не важно.

Тоби хороший мальчик и так же умеет пищать, во всяком случае: Чародей об этом постоянно говорит, и Амора, которая хочет всегда его пустить на опыты, и Индиго, который сразу отключает связь, как только тот пытается ему рассказать цены на зефирки, и Жнец, который постоянно почему-то предлагает бедного Тоби расчленить. Никто не любит бедного Тоби…

Ну, разве что кроме Суперии, она же Светлана Владимировна Розгова. Но для него — Светочка, ведь они друзья.

Жаль, он не попал с ней в пару, но ведь и дела делать надо! Городов много, а они единственные в своём роде…

Спустя десять минут «переговоров» с парадемонами, те взорвались, и жидкая зелёная слизь разбрызгалась в стороны.

— Странная реакция на переговоры, — почесал макушку Тоби, разглядывая беспорядок, учинённый ими.

Он оглядел окрестности, вроде больше никаких парадемонов не было. На всякий случай он решил «дедовским» способом проверить, есть ли противник здесь или нет, и стал орать:

— Немцы в городе есть?! — но почему-то местное население Омска смотрело на него как-то странно и молчало при его появлении.

Он оббегал весь Омск, но никого не нашёл, значит противника нет. Даже воронка закрылась.

— Тоби, собирайся, ты отправляешься в Готэм-Сити на помощь команде Бэтмена, — прозвучал в его ушах приказ от Индиго.

— Понял-понял. Сейчас отправлюсь туда.

Связь оборвалась, и он попрощался с остатками парадемонов, с которыми поговорить по-человечески у него так и не получилось, и отправился в тот страшный и угрюмый, по его мнению, город.

Но делать нечего, ведь Тоби — супергерой на полставки, ведь на вторые полставки он ещё суперзлодей, а там есть ещё одна часть, которая разрешена законом по охране труда. Но он ею не пользуется, так как безработный, а всё, что ему нужно кушать, даёт его Создатель, ну, тот, которому не даёт собственная невеста.

— Готэм стра-а-а-а-ашный, — проговорил Тоби и оглянулся.

Он увидел, что внизу, в окружении машин, служащих некой баррикадой, полицейские отстреливаются от кучи парадемонов.

— Не бойтесь, благородные копы, Всемогущий Тоби спасет вас! — крикнул он и прыгнул вниз, на выручку бравым стражам этого города.

Он летел пафосно, до тех пор, пока не шлёпнулся мордой об асфальт.

От такой неожиданности ошалел, не только Тоби, но и копы с парадемонами, которые прекратили бой, глядя на тело, что впечаталось своей физиономией в асфальт и сейчас активно пыталось высунуть оттуда её.

Через несколько секунд усилий он всё же это сделал это и облегчённо вздохнул.

— Чего смотрите, ну забыл я, как летать нужно. Бывает. Вон Суперия порой нижнее бельё под свой костюмчик забывает надеть… вернее, всегда не надевает, но я же молчу… молчал до этого момента. Хоть бы она не обиделась на то, что я это растрындел.

— Он вообще на чьей стороне? — спросил тем временем один из копов другого.

— Хрен его знает, но надеюсь не против нас. Хотя, наличие такого союзника на нашей стороне вообще не радует.

— Злюки вы! — буркнул Тоби и тут же дал по морде первому парадемону, что на него полетел. — Не тронь, не для тебя Создатель меня растил, похотливая морда. Не тебе в ротик мой бананчик влетит.

От удара Тоби по его морде, пошла небольшая волна, а половина верхнего туловища с крыльями и руками разлетелась на тысячи маленьких кусков. Такая уж была сила столкновения.

Была у Тоби одна из особенностей, благодаря квантовому миру делать своё тело сверхлёгким или же сверхпрочным, а так же проходить сквозь предметы, перемещаться в разные точки пространства и даже в свой собственный мир. Ну и ещё куча других не менее крутых штучек. Но почему-то Создатель на это говорит, что это «хрень собачья, а не силы».

Странная у него реакция, вон Свете они понравились.

Ещё пара мгновений и мощными точными ударами он вывел всех остальных парадемонов из строя.

А потом кинул в сторону копов несколько пулеметов и РПГ с запасом снарядов.

— Вот, это вам поможет. А я пошёл дальше, мне ещё мышек спасать. Пока-пока, — и, помахав оторванной ручкой парадемона, он покинул офигевших от привалившего счастья копов.

Следующим его «подвигом» был бой уже в воздухе, вернее Тоби в воздух поднял один из парадемонов через пару кварталов от того первого его места прибытия в Готэм. Он немного подождал и возле самой воронки применил свою силу. Затянуло в его мир не только парадемонов, но ещё кучу кораблей вторжения и это нарушило режим работы воронки.

После чего Тоби вновь летел вниз и вновь как штык впечатался лицом в асфальт.

Место его падения как раз было рядом с ещё одной машиной полицейских, что отстреливали из дробовиков одиноких и дезориентированных от последних событий парадемонов.

Опять прилагая титанические силы для освобождения уже своей бедной физиономии из асфальта, Тоби взглянул на двойку детективов. Первый был темнокожий лысый мужчина в черных очках и бронежилете, а вторым, вернее второй была детектив с милым, пусть и нахмуренными личиком, что смотрело на Тоби. Она была явно не Европейских кровей, а предки её были точно из Латинской Америки. Жгучие карие глаза, кудрявые волосы цвета вороньего крыла и тонкие приятные черты лица, не говоря уже о прекрасной фигуре.

— О Боги! — благоговейно пропищал Тоби, чем насторожил Рене Монтойю. — Неужели я встретил ту, которая сделает меня счастливым?

— Ты ещё кто? Ты из команды Бэтмена?

— Нет, я из Чёрного Ордена, детка, — и тут же встал в пафосную позу, скрестив руки на груди. — Но ты можешь звать меня Тоби Всемогущий и Тебяхотящий!

— Я лесбиянка! — тут же ответила она со вздохом раздражения и привычной ей прямотой, после того как выяснилось в участке, что она лесбиянка благодаря случаю с Двуликим.

— Ух, ты! А кто это?

— Та которая любит женщин, а не мужчин, — у Рене даже задергался глаз от такого вопроса. И самое главное в речи Тоби не было ни грамма издевательства или шутки. Он и вправду не знал, кто такие лесбиянки.

— Ух, ты! Я тоже лесбиянка! Мне так же нравятся женщины, как и тебе. Давай лесбиянить вместе? — с воодушевлением произнес Тоби.

— Ты придурок?! Нашёл время вообще-то… — Монтойя, посмотрев вверх, увидела, что все парадемоны, находившиеся в поле зрения, уже мертвы.

— Рене, ты раньше с ним встречалась? — спросил девушку Криспус Аллен, её напарник.

— Нет, первый раз вижу этого чудика.

— Но я люблю тебе, Ренеюшка, — жалобным и обиженным голосом заговорил он.

— Иди на хрен.

— Но я люблю киски… как и ты.

— Иди в жопу! — сменила посыл Монтойя, желая засадить в него всю обойму из табельного.

— Оу! Прямо на первом свидании? А ты её разработала? Ну, просто знаешь в первый раз…

После этого монолога Тоби у Криспуса Аллена очки съехали на край носа, а Рене Монтойя выслушивала особенности анальных ласк от Тоби. Тоби умел пудрить мозги, поэтому оба детектива забыли не только о парадемонах, которых удачно зачищали силы Национальной Гвардии и местных супергероев, но и о том, что у них ещё оставались патроны. А когда вспомнили и решили арестовать его, то оказалось, что он очень хорошо умеет пародировать привидение.

Этот вечер и ночь были очень длинные для всех троих в этом городе. Но ещё длиннее будет для Тоби последующие действия его создателя, когда тот узнает, какой хренью занимался его подчинённый вместо того, чтобы зачищать нормально город от парадемонов и собирать полезные материалы…

Суперия, она же Светлана Розгова.

Света, она же Суперия была, наверное, самой сильной из всех членов Чёрного Ордена.

В своём выделенном участке, она очень быстро справилась, буквально за десять минут, после чего поспешила помочь людям перебраться в безопасные места: бункера, госпиталя, за территорию города, под конвой военных и милиции и так далее.

Затем ей поступил приказ через Индиго двигаться в Вашингтон и помочь американцам. Она тут же принялась исполнять приказ. При этом летя туда на всех парах, чтобы поскорее исполнить свой долг и вернуться к милому ей сердцу Создателя, пришлось ещё исполнить роль супергероини в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Централ-сити и Стар-сити. Она на ходу испепеляла всех парадемонов, корабли противника, но приходилось задерживаться, спасая людей, что были в экстренных ситуациях, в которых им не могли помочь спасатели, военные или полиция с героями. Ну и ещё закидывала в воронки бомбы из антиматерии, которые обрывали связь между Землей и Апоколипсом. А уже затем она очень быстро оказалась в Вашингтоне.

Первым, что она сделала, так это спасла самолёт, судя по опознавательным знакам и сопровождению принадлежащий правительству США, на него напало несколько десятков парадемонов, которые успели вывести из строя оба истребителя, а затем чуть было не спустили самолёт на землю, так как они повредили ему один из двигателей.

Пришлось Суперии выпрямить курс самолета и идти на посадку вместе с ним.

Из дыры в боку самолета к ней вылетела довольно милая, красивая девушка лет двадцати пяти на вид. У неё была загорелая кожа, голубые выразительные глаза, чувственные губы, что изображали мягкую улыбку и смоляные волосы, слегка вьющиеся. Она была подтянутой, с замечательной фигурой, но немного уступала Суперии, одетая в подобие боевой одежды амазонок, только у неё этот костюм был похож больше на синий купальник из неизвестного ей материала, поножей и браслетов, а так же диадемы на голове.

— Здравствуй. Меня зовут Диана, я из Темискиры. Спасибо что помогла моим друзьям.

— Суперия, — кратко представилась Света и кивнула. — Я из России. Приятно познакомиться.

— Да. Кто ты? То есть ты не амазонка?

— Нет, я русская, просто необычная.

— Ясно. Ты знаешь, что это за демоны?

Они уже спустились на землю, и Суперия бережно опустила самолёт на взлётную полосу. Пока находящиеся там люди выходили из самолёта, к ним уже стали подъезжать военные машины. Но ни Суперия, ни Чудо-Женщина, как её уже некоторые могли прозвать за последнее время, не хотели с ними встречаться, они решили что важнее решить проблему с парадемонами.

Правда, долго они не помогали людям. Как оказалось, столица США была более защищена и подготовлена на всякий случай, особенно после нападения Ареса на эту столицу не так давно, и поэтому мирных жителей пострадало не много, было куда меньше разрушений, чем в других городах мира. Да и количество парадемонов резко сокращали уже некоторые «прикормленные» герои и злодеи из «Отряда Самоубийц», как называет отряд Аманды Уоллер.

— Суперия, — раздался в её ухе голос Индиго. — Выдвигайся в Нью-Йорк. Там объявился Дарксайд, со своими генералами и личной гвардией. Пока что там только Супермен, Бэтмен, Зелёный Фонарь, Флэш, а Киборг с Шазамом, как я понимаю, только на подходе к Нью-Йорку. Они не справляются. У них нет командной работы как у Чёрного Ордена. А из наших, там только Альберт и Чародей, что только метнулся из Китая. Создатель ещё в Москве, там напор больше, чем в других городах России. Поправка! Жнец освободился, и через минуту будет в Нью-Йорке. Тоби не отвечает, он в Готэм-сити. Охотник всё ещё дерётся в Лондоне. Амора, как только закончит в Николаевске свои дела, так же телепортируется туда.

— Поняла. Я выдвигаюсь.

— С кем ты говорила? — полюбопытствовала Диана.

— С другом. Он передал, что мне нужно в Нью-Йорк, там главные силы вторжения этой страны и даже, кажется, правитель иного мира со своей гвардией.

— Я с тобой! — воодушевилась Диана.

— Хорошо. Но учти, я не смогу тебя защищать и драться с Дарксайдом одновременно. Поэтому осторожней, — и не дожидаясь возмущенной тирады Дианы устремилась в Большое Яблоко.

Прорываясь сквозь стену парадемонов, Суперия в паре с Дианой из Темискиры уничтожала их и, наконец-то, достигла своих товарищей в лице Чародея, Жнеца и Альберта. Альберт поднимал упырей из падших солдат Национальной Гвадии и посылал их в бой, Чародей с собой привел свою армию нежити, даже несколько десятков костяных летающих тварей было, классифицировать которых Суперия не могла. Так же Чародей прикрывал Альберта и Жнеца, что шли в лобовую против гвардии Дарксайда, которая состояла из пятерых воительниц. Бэтмена и Флэша не было видно. Супермен и Шазам сражались вместе против Дарксайда. Остальные помогали друг другу уничтожать войска парадемонов.

— Что у вас? Когда Паук прибудет? — спросила Суперия у Чародея, когда уничтожила лазерами несколько тысяч тварей вокруг них.

— Сил прибавилось. Охотник через пару минут будет здесь, — сообщил Чародей. И тут же рядом с ними возникла в сиянии Амора. — А вот и Амора. Займись раненными.

— Поняла.

— А с Пауком что? — не унималась Суперия и уничтожила пару десятков парадемонов, что наседали на Диану. — Говорю же, будь осторожна.

— Спасибо, — улыбнулась ей вновь Диана, но как-то странно.

— Паук не отвечает. Но при этом я точно знаю, что с ним всё в порядке и в Москве он остановил противника. Но почему сюда не спешит, я не знаю. Тоби застрял в Готэме. Видать, помогает местным жителям. Нам же лучше, не будем его бред слушать. Он даже меня раздражает.

— Но он милый! — возмутилась Суперия за друга.

— Он придурок, — возразил ей Чародей.

— Хорошо, не будем об этом, — прервала их Диана, теперь Суперия была уверена, что Чародея раздражает эта амазонка. Не любит он, когда в его беседы кто-либо влезает. Некоторые смертные люди поплатились очень сильно за такое. — Тогда будем делать всё, чтобы остановить здесь продвижение сил противника.

— Не командуй здесь, амазонка, — осадил её Чародей. — Ты нам не командир, а даже если его нет, то командование переходит дальше по старшинству. То есть ко мне. Американские герои показали, что одиночная работа в таких условиях равна лишним жертвам, и поэтому я не намерен их слушать или же тебя девочка.

Принцесса нахмурилась, но промолчала.

— Если хочешь работать с нами, тогда отправляйся вместе с Суперией в бой с Дарксайдом. Но будьте осторожны он сильнее Ареса, и у него есть Омега-Лучи, от которых очень трудно уйти, они прожигают и уничтожают почти всё на своем пути. Суперия выдержит омега-лучи, о твоих способностях я мало знаю. Так что берегись его. Мы же займемся армией и гвардией.

Диана кивнула.

— Хорошо, тогда мы полетели в бой, — лучезарно улыбнулась Суперия и чуть ли не за руку потащила свою новоявленную боевую подругу в бой, от чего та немного покраснела, не смотря на всю серьёзность ситуации.

Очень скоро Суперия, Диана, Супермен, Шазам и уже Зелёный Фонарь окружили Дарксайда.

— Кто ты? — обратился он к ней. — Я ещё не видел нигде такие гены и такую силу. Откуда ты?

— Я из России, зови меня Суперия.

— Из какой ты расы?

— Я человек. Ну, а если точнее, то я русская, хотя во мне, кажется, есть кроме крови амазонок ещё и криптонцев и даже Новых Богов, если так тебе это интересно.

— Занятно. Присоединяйся ко мне. Ты сможешь стать моим генералом, моей новой сильнейшей фурией, которая будет обласкана мною, и ты получишь почётное место в моей империи.

— Отказываюсь.

— Женщины глупы, — фыркнул Дарксайд. — Я выбью из тебя…

Договорить он не успел, так как прямо над ним возник портал, из которого выпал Паук и с размаху врезал по темечку Дарксайду.

Волна от удара была настолько мощной и большой, что косвенно даже пострадали некоторые из «супергероев» и их всех, даже Суперию, отбросило в здание неподалёку.

— НЕ СМЕЙ ВЕРБОВАТЬ МОИХ ЛЮДЕЙ!!! — пробасил искаженный и ещё более ужасный голос её Создателя. — ОНИ ТОЛЬКО МОИ, КОЗЁЛ!!! — и добавил ещё такой же удар по второй половине тела Дарксайда, что регенерировало после такой мощной атаки. — ТЕМ БОЛЕЕ МОЮ САМУЮ СИЛЬНУЮ ПОДЧИНЕННУЮ!!! — и вновь удар, но уже послабее, и явно с добавлением магического заклинания, если Света поняла правильно.

Но не это привлекло внимание Суперии.

— О Боже! — пораженно воскликнула Суперия и тут же зависла.

«Создатель назначил меня любимой подчиненной?!» — и тут же расплылась в улыбке. — «Быть может, если я побью этого красноглазого, то ещё смогу…»

Не успела она закончить свои мысли, как тело начало двигаться само.

Она двигалась настолько быстро, что ни Паук, перед которым просто растворился Дарксайд, когда он хотел его вновь вдолбить ещё больше в землю. Ни Супермен, что не заметил как пропала Суперия, и куда делся Даркасайд. Ни Флэш, который даже не смог уловить движения Суперии в состоянии эйфории с прибавлением к этому её «розовых мечтаний».

Дарксайд, который не способен так быстро регенерировать после полученных нежданных повреждений, не мог даже и понять, кто его вновь избивает и откуда у этого существа столько сил.

Удары сыпались один за другим. Повреждения для Нового Бога были, конечно, не смертельные, но невероятно болезненные и ненужные. Дарксайд перевёл Омега-Лучи на те участки тела, которыми он ещё мог атаковать, не навредив себе.

И смог выстрелить.

Суперию объяла красная аура, вернее свечение от Омега-лучей. Дарксайд улыбнулся. Он смог сдвинуть её на несколько десятков метров вверх. Но когда он регенерировал себе глаза и конечности на привычное место он увидел, что не только не уничтожил, а даже не ранил её.

Она сохранила яркое сияние кровавого цвета вокруг себя. Теперь она не только излучала уверенность, красоту и надежду, но и даже ужас Дарксайду. Она не только выдержала смертельную атаку Величайшего Бога и сильнейшего существа по его же мнению, но и стала благодаря этой атаке ещё сильнее и ужаснее для самого Дарксайда.

Глаза у неё теперь были не изумрудные, как до этого разглядел правитель Апоколипса, а алые, переполненные Омега-силой, как и у него. Они на него взирали с… презрением, насмешкой, нетипичным интересом и чем-то ещё, чего он никак не мог разглядеть в этой алой пучине.

— Ты посмел напасть на мою Родину и выступить против тех, кто мне дорог. И ради них ты сегодня умрёшь!

В одно мгновение из её глазных яблок устремились два мощных луча, что пронзили грудь Дарксайда.

Глава 16

Апокалипсис. Спустя месяц после провала вторжения на Землю.


Дарксайд очнулся в потайной комнате своего дворца на родной планете.

Ему эта комната была хорошо знакома, и сюда попасть не мог никто кроме него самого. Ведь здесь было его родное, настоящее тело, а в большинстве случаев его подданные и противники видят лишь одно из тел, что он создаёт благодаря своей гениальности и силам, которыми владеет.

Он был ослаблен, разбит, истощён, и, как он полагал, эта Суперия разбила остатки его войск вторжения вдребезги, да и его к тому же, самого ДАРКСАЙДА!

Его избила и унизила женщина, непонятного происхождения, с непонятными целями, без влияния и положения.

У него бы она стала жемчужиной его гарема и гвардии. Новой Фурией, их командиром. А в итоге, она променяла это на жалких людишек.

Впрочем, Дарксайд был мудр и мог принять своё поражение на этот раз. Но он прекрасно знал, что относись он серьёзно к бою, то он размазал бы всех низших существ по земле, даже не вспотев. А эта Суперия просто воспользовалась расслабленностью своего противника.

Дарксайд умел признавать свои ошибки, хоть вслух он этого никогда не скажет. Для всех этот позор будет «происками Нового Генезиса», не больше!

И там, во время боя с ней, когда она обрела новые силы благодаря его Омега-лучам, он почувствовал… удивление!

Да!

Страха, он не мог испытывать, это удел слабых. Но не его. Дарксайд — правитель Апоколипса и Истинный Бог, которому суждено править всеми мирами.

Суперия просто неожиданная переменная, не больше, она просто сбила его с толку, Новый Бог просто увлёкся своими мыслями и запутался сам в себе. Но он не боялся, и не был поистине слаб.

Он не может быть слабее какой-то… землянки!

И он это докажет.

Не сейчас, ему нужно восстановиться как следует и понять, что из себя представляет эта Суперия и та личность, что начала с ним драться в доспехе из неизвестного Дарксайду материала.

Да!

Они оба виноваты в проигрыше той битвы. Как он мог забыть то насекомое, что посмело на него напасть и попытаться втоптать его имя в землю?!

Он разузнает всё об этом насекомом и его подружке Суперии. И раздавит их, когда придёт время.

А пока Дарксайд будет восстанавливать силы, ведь ему ещё нужно наказать нерадивых слуг за их провинности…


Владимир Волков.


Как же мне надоело выслушивать это ужасное нытьё!

— Созда-а-а-атель! Ну почему Рени меня не любит? — плакался мне в плечо Тоби. — Я ведь хороший мальчик. Законопослушный, даже над людским сбродом не так часто издеваюсь и убиваю кого-то. Хорошо кушаю, одеваю шапку зимой, чищу зубы два раза в день и мало места на кроватке занимаю. Ну почему, она так холодно ко мне относится?

Эта его любовь к Рене Монтое, которая вспыхнула при первом же взгляде при их встрече, меня доконает когда-то. И ведь я сам не могу понять, он реально в неё втюрился, или же просто издевается над ней и нами заодно?

Я эти сопли от него выслушиваю уже месяц. В принципе, научился уже дистанцироваться от этого, но порой его нытьё всё же раздражает.

Так ладно Тоби. Ему, как говорится, по должности положено всем мозги иметь, но Альберт с этой его Кровавой Мэри переходит все границы.

После битвы за Нью-Йорк нам досталось много генного материала и пленных Новых Богов, среди которых одна из Фурий по имени Кровавая Мэри. Эта представительница расы Дарксайда была немного с дефектом, явно после генных модификаций или же просто испытаний, в итоге, получив изменённую ДНК, из-за которой ей нужно питаться кровью живых существ. Проще говоря, эта красноглазая рыжая Мэри стала неким вампиром, а после боя с Альбертом и того, как он её нагнул во всех смыслах, она от него без ума и не хочет его покидать. А Альберт, в свою очередь, загорелся идеей дать потомство с ней, но не сейчас, ведь они хотят «пожить для себя», а первый выводок они наметили выпустить в свет лет через пятьсот.

У меня даже, кажется, неделю, если верить словам Индиго, Хранителя и деда, был нервный тик на левый глаз.

Такого выверта судьбы я не ожидал.

Нет, ни Альберт, ни Тоби не стали мне менее верно служить, чем раньше, просто их неожиданный сдвиг в плане эмоций к кому-то меня удивил и заставил над многим задуматься. Включая вероятность вновь продолжить изучение биохимических реакций мозга.

Хотя, кроме этих двоих индивидов, что-то наклёвываться в личных отношениях стало и у, кто бы мог подумать, Суперии. Причём, она ни в кого не влюблялась и ни к кому не проявляла чувств, кроме как ко мне. А вот к ней ещё как.

Начнем с того, что она на сегодняшний день «Самая сексуальная женщина» по мнению не только абсолютно всех модных изданий и газет мира, но даже бабульки на лавочках судачат о том, что «Хороша девка, жаль, что тощая, но моему внуку подошла бы!».

И ладно бы, если обошлось только этим и ещё большим количеством фанатов среди мужчин. Она и до этого имела популярность в народе. А после вторжения Дарксайда стала ещё более узнаваемой и любимой. Но кроме этого, в неё влюбились Диана и Супермен.

Я ещё после убийства, наверное, всё же одного из тел Дарксайда, а не его самого, ощутил восхищение и странный поток эмоций по отношению к Суперии со стороны амазонки. Но списал это со счетов, когда она справилась с силой, что внезапно получила при атаке Дарксайда, и не подлетела ко мне, сжав в своих стальных объятиях, проверяя моё состояние. Вот тогда со стороны Дианы такая волна ревности и обиды пошла, что у меня мозги от эмпатических способностей чуть не сгорели. А к тому же за такой волной от Дианы я не сразу заметил интерес Супермена к Суперии, и это не смотря на то, что она его должна была в своё время взять в плен, она его даже побила разок. И если бы не его кузина, то был бы он, наверное, в застенках Аргуса, хотя нет. Его бы освободили друзья или поклонники.

И после того случая эти двое навязчиво ищут предлог встретиться с ней и поговорить. Но не переходят черту «дружелюбия». Меня это забавляет. Даже интересно, а Бэтмен часом не положил глаз на неё?

Нужно будет чисто из любопытства попытаться узнать. Хотя, это может узнать и Суперия. Всё же она будет часто пересекаться с ними.

Среди супергероев Земли, а конкретно между: Бэтменом, Суперменом, Шазамом, Зелёным Фонарем, Киборгом, Флэшем и Дианой проскочила мысль об объединении для решения глобальных проблем вроде Дарксайда.

И они выдали приглашения всему Чёрному Ордену. Хотя вру, не только мне и моим ребятам. Ещё Огненный Шторм получил приглашение и Зелёная Стрела, а так же Королева Валькирий.

Да-да, моя милая Лагерта не смогла пройти мимо такой возможности и не только оставила вместо себя командовать своим батальоном доппеля, но и превратилась в валькирию, прихватила всех своих «обращённых» Валькирий и помогала Нью-Йорку в этом. Её прозвали Королевой Валькирий, но некоторые таблоиды сократили просто до Валькирии.

Как сильно всполошились Скандинавские страны и церковь после такого… Словами не передать. Там сейчас даже из-за этой религиозной дискуссии перевыборы назначены. Но Лагерта потом от меня получила за это выволочку, хотя она и имела право на этот риск, всё же она военный человек, да и я на неё это дело повесил, когда решил сделать королевой моих возрождённых валькирий.

Некоторое время я ещё думал над тем добавлять своих ребят в Лигу Справедливости или же нет. Но приняв все факты во внимание и старую пословицу: «Держи друзей близко, а врагов ещё ближе!», я решил всё же дать добро на это дело. Они мне, конечно, не враги, но полезно всё узнавать из первых уст. Да и просто как фанату ДС мне льстит быть членом ЛС. Пусть и тайно.

Так что первоначальный вариант ЛС в этой вселенной, номера которой я не знаю, до сих пор будет состоять из восемнадцати личностей.

В России у меня дела в целом неплохо. Я бы даже сказал отлично.

После вторжения я всё же промыл, как следует, мозги нашему правительству и даже получил возможность промыть их некоторым отдельным членам правительств более мелких в политическом плане важных стран мира как: Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии, Норвегии, Швеции, Дании, Исландии, Ирландии, Румынии, Молдовы, Грузии, Азербайджана, Армении, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизстана и Монголии. Это было сложно. Но за месяц я справился. Сложнее всего было в Скандинавских странах. Там у меня возможность встретиться лично с местными правителями получилась только благодаря Лагерте, с которой они в первую очередь хотели поговорить. А я уже был в качестве дополнения. А неофициально встретиться не получалось из-за хорошей охраны и нанятых магов. Даже я не буду рисковать всем, чтобы промыть миру мозги. К тому же весь мир меня не интересует. Только те страны, которые упомянул, да и то из-за экономических моментов, что меня интересовали и некоторых политических моментов, что мне выгодны.

После вторжения Дарксайда многие города были полуразрушены, не говоря уже про экономическую базу, персонал и политическую стабильность. Этим, разумеется, не воспользоваться не могли и поэтому все ключевые отрасли этих стран Волков-Индастрис приобрёл либо за копейки, либо выкупил пусть и за крупные суммы, но по факту это ничего не стоило нам. Так как некоторые мои клиенты из разряда великих магов, Богов и редких правителей из других реальностей платят не только ценными и редкими ингредиентами, но и наличными, а чаще всего драгметаллами и камнями.

Правда, теперь пришлось подыскивать кучу народа для управления и развития этих компаний и новых отраслей. У меня уже реально конгломерат холдингов.

Вандербильт хорошо постарался, и радуется как ребенок этому, хотя я так же. Но если мне позволено, так как я человек, то эта особа меня удивила. Вновь мои подчинённые удивляют тем, что им не должно быть свойственно.

— Создатель, — ко мне подошла Света в её привычной «рабочей» как для помощницы одежде, что состояла из белой блузки, чёрного пиджака, такой же мини-юбки, туфлей на высоком каблуке и чёрных кружевных чулок. Её волосы были завязаны в высокий хвост до средины лопаток, а на носу очки в тонкой оправе. — Вот ваш чай и утренняя почта.

— Спасибо, Света.

Попивая чай особого сорта, который весьма дорог и даже не из этого мира, мне пришла в голову мысль не партиями покупать себе чай, а сделать небольшую плантацию на приличном и удобном для этого дела участке земли в Индии или на Шри-Ланке. Хотя мудрить особо не нужно и на просторах моей страны есть территория, что подходит для этого.

— Создатель.

— Да? — я откинул лишние мысли и повернул голову к своей помощнице.

— Недавно на Фан-сайте Чёрного Ордена начали появляться жалобы от наших фанатов о том, что в продаже нет сувенирных фигурок нашего отряда. Некоторые известные игрушечные компании уже сделали через Фан-сообщества предложения о получении права на производство подобных игрушек и символики. Вандербильт оценивает это как одно из пяти самых прибыльных возможных решений в этом году. Что скажете?

— Идея хорошая. Но мы не будем никому левому давать права на это. Откроем свою компанию, раз прибыли действительно обещают быть бешенными. Только всё же пускай мне Вандербильт пришлёт отчёт по этой идее.

— Поняла, — кивнула Света и записала это в планшете.

Я же стал просматривать почту, пока на соседнем диване Света просматривает статистику по нашим филиалам.

Среди писем были распечатки электронных сообщений от других крупных компаний с предложением о встрече по поводу общих проектов по энергетике и добыче полезных ископаемых в Африке.

Среди этих писем было уведомление от мэрии Готэма о том, что меня наградили титулом «почётный житель Готэм-сити» за неоценимую для них помощь в лечении пострадавших копов и военных, что принимали участие в защите жителей города во время вторжения.

Тогда мой «клон» помог по просьбе Гордона им с раненными. Так как тогда был целый наплыв. К тому же несколько госпиталей были разрушены, а одна больница вовсе вместе с персоналом и пациентами попала под огонь вражеского корабля.

А доппельгангер — вполне реальный «клон» с магическими и физическими способностями, так что и в случае моём и моей невесты никто и не подумал, что мы отлучались из своих последних мест пребывания перед вторжением.

Плюс, при встрече и дне, что будет посвящен памяти жертв вторжения, мне вручат грамоту, какую-то церемониальную ленточку и тому прочая.

Отдельно есть письмо от Брюса Уэйна, который просит о личной встрече тет-а-тет в ближайшее время. Но цели этой встречи не называет.

Занятно.

А ещё пара просьб об интервью от различных изданий и приглашения на интервью и на пару шоу.

— Кстати, созвонись сегодня и согласись от моего имени на встречу с Уэйном. Мне даже интересно, на какое время он хочет и когда?

— Вас это заинтересовало?

— У меня есть предположения о его желании встречи, но это только предположения. Всё же он Бэтмен, а что в голове у Бэтмена — это такие потёмки, что и у меня, и у Джокера так же. После Брюса назначь на завтра объявление о лекарстве, если он захочет встретиться сегодня. А если завтра, то на сегодня устрой презентацию.

— Поняла.

— Хорошо, — я посмотрел в окно и увидел неплохой рассвет.

Я всю ночь не спал, была бессонница, а теперь тянет поспать. Герда вон уже улеглась. У неё больничный, как бы. Ведь она типа получила несколько ранений во время вторжения, хотя на самом деле эти ранения получал её доппель.

— Восемь утра, а я только ложусь спать… — проворчал я и поплёлся в спальню.

— Думаю, стоит вам только лечь, Лагерта тут же встанет, — хихикнула Света.

— Молча работать! А то на запчасти к новому проекту пущу, — замолчала. Но всё равно лыбится. Егоза!

Но случилось так, как она и сказала, стоило мне только забраться в уютную кроватку, как Лагерта вскочила и принялась за разминку, а потом убежала в спортзал к своим валькириям.

Обидно!

Уже вечером того же дня я презентовал в Николаевске лекарство от сахарного диабета. Фурор был невероятен. У нас Россия, США, Германия, Франция, Испания, Италия и Великобритания являются лидерами по этому заболеванию. Так что не удивительно, что в скором времени мир захлестнёт волна радости по этому поводу. Я хоть и планировал запустить производство в промышленных масштабах через месяц, как и презентацию, но в связи с последними событиями решил, что нужно человечеству подсластить жизнь.

Ну, а встреча с Брюсом состоялась уже в два часа дня на следующий день здесь, в моём родном Николаевске.

Для меня это был уже любимый тихий городок, в котором я себя чувствовал в безопасности, даже не смотря на недавний штурм Башни Волковых войсками.

Тогда всё списали на «контроль разума инопланетными технологиями». В пример, привели похожие ситуации в Бразилии и Китае. Хотя масштабы сражений между правительственными войсками там имели иной характер и другую подоплёку, но народ поверил и ладно. Главное, чтобы не вонял.

Встречал я Брюса чуть ли не в «домашнем», нет, разумеется, не в семейниках в горошек, но на деловой костюм был напялен лабораторный халат. Забыл его снять после лаборатории, в итоге. Встречал ловеласа вся Готэма в нём и своих рабочих чудо-очках.

Он же был при всём параде, прилизанный, причёсанный, в новеньком костюме, туфлях, «ролексе» на руке, хотя был уверен, это не обычные часы, а средство связи или какое-то устройство из его «второй жизни».

Сюда он прибыл с телохранительницей. Пока он поднимался на лифте с ней, я уже пробил её и это смутно знакомая мне по фанатским сайтам Саша Бордо. Её приставили к «ушастику» чтобы беречь его тушку от посягательств. Правда, знай Совет Директоров, чем занимается их Исполнительный Директор, то просили бы её защищать преступников от Брюса, а не наоборот, хе-хе.

Но свою «тень» он оставил за дверью. Верно. Не хрен бабам слушать чисто мужской разговор, к тому же он будет, думаю, не простой.

— Добро пожаловать в Россию, мистер Уэйн.

— Просто Брюс, — улыбнулся он и пожал мне руку.

— Тогда и я — просто Вова, — вернул ему улыбку, и мы присели на кресла. — Чай, кофе, сок или что-то покрепче?

— Кофе, прошу.

— Светочка. Кофе мистеру Уэйну и мне моего любимого чая, — сказал я через внутреннюю связь.

— Да, Владимир Драгомирович, — ответила максимально сексуально и соблазнительно своим звонким голоском эта дамочка. Явно играет на публику. Причём, это у неё на подсознательном уровне. — Одну минуту.

— Как дела в Готэм-сити? — спросил я его.

— Лучше. Идёт реконструкция многих зданий и муниципальных учреждений. К слову, хочу поблагодарить от лица всех жителей Готэма за твою помощь во время вторжения. Тогда было совсем тяжко.

— Это был как бы мой долг как врача, — пожал я плечами. — К тому, же я и сам был слегка на взводе, после покушения на меня, и мне нужно было отвлечься.

— У тебя неплохая выдержка, Владимир, — кивнул он мне. — Мало кто может похвастаться твоими успехами в таком возрасте.

— Просто я сообразительный, — пожал я плечами. — И целеустремлённый.

— И какова же твоя главная цель? Богатство?

— Нет. Я жил долгое время и без них. Для меня куда важнее семейные ценности, близкие мне люди и… наука. Уж такой я человек. А деньги это сопутствующие. Проще говоря, они, как и демократия, не цель, а лишь средство для достижения того, что мне нужно.

— Занятно. Могу я узнать эту цель?

Любопытство кошку сгубило, Брюс, но ты это выражение вряд ли поймешь, да и не к чему тебе пока знать, чего я так желаю, кроме семейного благополучия.

— Это… сек-рет, — улыбаемся и машем.

— Ха-ха. Ну, не хочешь говорить и ладно.

В этот момент к нам вошла с подносом в руках Света.

— Вот ваш чай и кофе, — и лучезарно улыбнулась, после чего, уверен, в штанах Уэйна стало тесно. Даже сейчас я могу заметить внешние признаки его возбуждения. Да, она умеет сводить мужчин с ума, но ещё не умеет этим пользоваться. — Ещё что-нибудь?

— Вова, а откуда ты взял столь очаровательную секретаршу?

— Она помощница, а не секретарша, — поправил его. — Нет, Света. Можешь идти.

Она и ушла, виляя задницей, за дверь молча, не подав никакой реакции на слова Брюса, что его расстроило.

— А что касается, твоего вопроса, то там, где взял…

— Уже нет.

— Там ещё возьму, — с невозмутимым лицом опроверг я его слова.

— Ха-ха-ха. Много вокруг тебя красавиц.

— Кто бы говорил.

— Каюсь. За мной есть такое.

Пауза затянулась, я её решил нарушить.

— Так по какой именно причине ты решил посетить Россию и встретиться со мной. Уж, сомневаюсь, что лишь из чистой благодарности за мою небольшую помощь в Готэм-сити.

— Это так, — он вмиг настроился на серьёзную речь. — Волков-Индастрис одна из ведущих компаний мира. И с каждым днём всё богаче и богаче. При этом дело даже не в успешных финансовых операциях, что ведёт мистер Вандербильт, а в технологиях и изобретениях, что представляет миру ваша с дедом компания. Вчера я очень сильно удивился, но удивился приятно, что оказывается, теперь миллионы людей могут спокойно жить, не переживая за тот недуг, которым страдали. Я уверен, Нобелевская премия твоя.

— Ну, это дело десятое, моя или же не моя. Не ради неё старался.

— А ради человечества?

— Нет. На человечество мне по большей части плевать, — честно признался я, чем смутил. — Я простой живой человек и понимаю, что мне и моим потомкам жить в этом мире. Поэтому я хочу его сделать чище и безопасней. Поэтому и пытаюсь сделать всё, что от меня зависит, чтобы мои потомки не пострадали ни от болезней, ни от всяких психов или заносчивых засранцев. Мне нет дела по большей части до людей, которых я не знаю. Но у меня есть определённые умения и даже чувство долга как у врача. Поэтому я и делаю то, что делаю.

— Хм. Это довольно честный и неожиданный ответ. Не скажу, что разделяю половину сказанных тобой слов, но меня так же интересует будущее. Я люблю Готэм, не смотря ни на что. Поэтому хочу сделать его, так же как и ты, чище, лучше и ярче. Поэтому, когда появился Бэтмен, я стал его спонсировать и обеспечивать всем необходимым для его дела.

Я молчал, Брюс понял, что я об этом «догадывался» и продолжил.

— Кроме этого я считаю, что, не смотря ни на что, благоустройство в моём городе зависит не только от ситуации в стране, но и в мире. Угрозы, что грядут, слишком велики. Некоторые из них нас уже посетили. И герои Земли, среди которых твои соотечественники, Чёрный Орден, встали на его защиту. Они и сами не были готовы к тому, что произошло. Но смогли совместными силами выступить против общей угрозы. Как я понимаю, ты так же помогаешь немного Чёрному Ордену, — я кивнул. — Оливер Квинн помогает Зелёной Стреле, — сообщил он мне забавную информацию, что была полуправдой. — Мы и дальше им будем помогать. Ведь оба понимаем, что в будущем будут ещё большие проблемы и события, что будут угрожать нам всем. И поэтому мы решили поддерживать и Лигу Справедливости.

— Ну, если ты приехал для моего благословения вас на это дело. То скажу вам, я не священнослужитель, но желаю удачи.

— Уэйн-Тех, Квинн-Консолидейт, Палмер-Тек, Корд-Индастрис, Холт-Компани, это пять компаний, что будут тайно поддерживать Лигу Справедливости, помогать им технологиями, средствами и учёными. Если Волков-Индастрис к нам присоединиться в этом, то защита Земли гарантирована, как и надёжная поддержка Лиге Справедливости.

— То есть Реймонд Палмер, Тед Корд, Майкл Холт так же уже поддерживают «супергероев»?

— Да.

— Занятно.

— Ответа прямо сейчас мы не требуем, понимаю, что это решение не должно быть спонтанным. Но нам бы хотелось узнать твой ответ поскорее. Но заранее предупреждаю, что мы, по факту, ничего не поимеем с Лиги Справедливости. Это, в некотором роде, «благотворительность». Права голоса или рычагов давления мы не имеем и не собираемся пользоваться своей помощью, чтобы склонить Лигу Справедливости для каких-то своих дел.

— Я это понимаю. Но мне и не нужна Лига Справедливости для своего бизнеса или типа того.

— Я рад, что мы друг друга поняли, — обрадовался Брюс и, судя по эмоциям, искренне.

Ему ни к чему знать, что Чёрный Орден находится под моим полным контролем, как и страна. Так что их «супергерои» мне даром не сдались. Эта помощь «Лиге Справедливости» скорее дань уважения, памяти и детским мечтам.

— Где ты остановился?

— После нашей встречи я улетаю обратно. Увы, но Совет Директоров Уэйн-Тех меня уже совсем замучили.

— Понимаю, — посочувствовал я ему.

Если я верчусь на посту Исполнительного Директора благодаря дедуле и его выверту логики не так давно, то он с момента своего совершеннолетия.

А плюс тайная жизнь Бэтмена, плюс просто личная жизнь…

Кстати, Чародей смог немного пошпионить за Рас Аль Гулом и его шестёрками. Талия всё же родила Дэмиана, и мальчик растёт вылитой копией отца, только с поправкой на цвет глаз матери — зелёный.

Может в личине Паука намекнуть ему об этом?

Хотя не-е-ет, тогда это не интересно. Гораздо забавней будет увидеть лицо Бэтмена, когда к нему в своё время объявится Талия с сыночком и спихнёт его на этого бабника. Вот умора будет. Но тут главное дело — не пропустить это событие. Нужно будет подумать над идеей незаметной постоянной слежки за Бэтменом.

Вскоре, уже поговорив «о погоде», мы распрощались. Хотя Брюс ещё пытался делать подкаты, но Света лишь мило общалась, а затем пришел мой дед и всех разогнал. Вернее, настойчиво пытался споить, что Брюса, что его телохранительницу. Но тот отказался и поспешил свалить.

— Ну, чего он хотел?

— Поддержку Волков-Индастрис для Лиги Справедливости, он мне «открылся», что поддерживает Бэтмена, как и я Чёрный Орден.

— Он не знает, что ты и создал его?

— Нет, — мотнул я головой и принялся работать за компьютером. — Во всяком случае, если у него и есть подозрения на этот счёт, то минимальные.

— И что ты решил?

— А ты?

— Мне как-то всё равно, куда ты будешь тратить деньги, — пожал плечами дед и почесал бороду. — Я вообще хочу на пенсию.

— Ты и так на пенсии.

— Я в плане полностью спихнуть на тебя управление компанией и умотать на остров в Тихом океане. Он хороший, райский можно сказать.

— Ты вроде бы больше Лондон любишь.

— Ну да, время от времени там бываю.

Разумеется, время от времени, регулярно по субботам и воскресениям, и я даже знаю какое ты там местечко посещаешь дедуля. Правда, разговор об этом я начать не могу. Но дело твоё, — подумал я, но сказал совершенно другое:

— Кому что по душе. Ладно, мне ещё проводить расчёты.

— Всё не угомонишься ты с теми образцами ДНК? — фыркнул дед.

— Да. Я, кажется, нашёл способ, как их стабилизировать. Но нужна ещё кое-какая информация.

— Лучше уделял бы время своей невесте. Когда, кстати, ты всё же познакомишься со своим будущим тестем, и меня с ним познакомишь?

— На следующей неделе я с ним встречусь, а там исходя из встречи, организуем всеобщую встречу будущих родственников.

— Ловлю на слове, Вовочка, — прокряхтел он и встал с места. — Я пошёл, наверное, проинспектирую твоих новых работничков. А ты давай… хе, работай на благо Родины.

Спустя десять минут после ухода деда ко мне вошёл Вандербильт и телепортировался Индиго.

Если Вандербильт принёс свежие отчёты и расчёты вероятных прибылей от принятия в Волков-Индастрис компаний поменьше, то Индиго принёс мне куда более животрепещущую информацию.

— Создатель, вот довольно интересная для вас информация.

Я получил от него лишь одну бумагу. На ней был зелёный знак Вопроса и небольшой стишок: «Мой папа чемпион! Мой папа есть Король! Мой папа — это Сила! Вопрос — кто он?!»

Глава 17

Лагерта Ингстадсон.


«Интересно, мой папа и любимый уже нашли общий язык?» — крутилось в голове Лагерты, когда она сидела в Зале Справедливости на первом собрании Лиги Справедливости.

Она расположилась прямо между «обычными» членами Лиги с одной стороны и «Чёрным Орденом» с другой. Прямо напротив неё расположилась Чудо-Женщина, что старалась быть ближе к Суперии, которая была от неё по левую руку, а по правую от неё был Супермен, так же испытывающий чувства к помощнице её будущего мужа. Хотя сама эта помощница никого не видит в любовном плане кроме её Вовы.

Лагерта вроде должна ревновать, но ревности к этой… по сути душе девочки, у которой в корке мозга прописано любить, лелеять и защищать Волковых, она испытывать не могла.

Её куда больше заботила Амора. Эта немного психованная магичка куда активней проявляла свою любовь к её жениху. Но тот любил только её, и это успокаивало.

— Лагерта? — обратился к ней Киборг.

— Да? Прости, я задумалась, небольшие семейные аспекты.

— Бывает. Ты слышала вообще, о чем говорил Бэтмен?

— Да. О том, что нам нужно немного вместе потренироваться, чтобы притереться и узнать друг друга получше.

Лагерта открыла всем свою личность «на гражданке». Особого секрета перед Лигой разводить нет смысла. Да и Вова был не против. Но Чёрный Орден наотрез отказался открываться, разумеется, по желанию Владимира, мотивировав это «государственной тайной». Впрочем, всем открылся Виктор Стоун, а ещё Оливер Квинн. Другие герои так же не спешили пока открываться. Впрочем, все имена этих людей и не совсем людей и Чёрный Орден, и она сама знали прекрасно благодаря Владимиру.

— Предлагаю, чтобы получше узнать друг друга, провести небольшую вечеринку, — предложил Хэлл Джордан.

— Если выделить один вечер или день, чтобы познакомиться друг с другом поближе, то это может сработать. Любой воин сражается лучше, когда знает, с кем он сражается бок о бок, — подметила радостная Диана.

Лагерта усмехнулась. Ведь прекрасно знала, что для Дианы такая идея хороша не только познакомиться с новыми интересными личностями, но и поближе познакомиться со Светой. Что не говори, но и мужчины, и женщины всегда будут похожи в своих стремлениях, даже нетрадиционной ориентации. Другое дело, как они будут добиваться своих избранников или избранниц.

— Идея, думаю, неплохая.

— От лица Чёрного Ордена я одобряю, — согласился… Паук. Ведь Лагерта действительно не знала, кто сейчас говорит, её жених, Жнец или же Индиго?

— Я также за, — кивнула Королева Валькирий.

— Я так вижу по глазам тут все за. Бэтмен? — переспросил на всякий случай Флэш Готэмского линчевателя.

Он скупо кивнул.

— Тогда, думаю, мы с тобой, Флэш, возьмём организацию на себя? — спросил Джордан.

— Ага. У нас быстрее получится всё организовать, — согласился спидстер.

— Да уж, скорость для вас, мальчики, видать, второе «Я», — сыронизировала Амора.

Лагерта на это лишь улыбнулась, но в душе хорошенько хохотала. Всё же не смотря на характер волшебницы, она довольно умело может подметить слабости и недостатки противника. А ещё лучше у неё получаются шутки и издёвки над другими.

— Ой! Могу посоветовать хорошего врача, — пропищал радостно и воодушевлённо Тоби. — Я у него уже третий год лечусь.

— И помогло? — спросил Чародей. — Почему так долго?

— А я и не спешу никуда, — демонстративно скрестил руки перед собой и задрал морду вверх.

— Ну вот, мальчики, учитесь. Даже в лечении он не спешит. Будет из него толк, хотя и сама не верю, что хвалю Тоби.

«Истинная стерва!» — даже восхитилась валькирия ею на мгновение.

— То-о-о-оби — хороший мальчик, — довольно проговорил спиралевидный.

— Послушайте, а я давно хотел спросить, — подал голос Зелёная Стрела. — Он у вас как, в общем… нормальный? Просто у него манера речи странная, да и действия так же.

— То есть это сказал миллиардер, что по ночам бегает в ярко-зелёном костюме и пуляет стрелами в прохожих? Или хочет то же самое спросить любой из присутствующих здесь, который имеет такой странноватый костюм и кучу комплексов, завязанных на чувстве справедливости, вины и детских травмах? — Лагерте на мгновение показалось, что в голосе Чародея промелькнула ирония. Хотя он ведь не должен чувствовать эмоций и проявлять их.

— Справедливо, — улыбчиво кивнул Огненный Шторм.

— Может, поговорим о более серьезных делах? — прервал несомненно «важную» беседу Супермен. — Я бы хотел обсудить важные вопросы, которые касаются будущей деятельности Лиги Справедливости.

— А поконкретней? — спросил Альберт.

— Принципы, по которым мы будем действовать, — увидев вопросительные взгляды своих собеседников, он продолжил. — Я имею ввиду, что когда мы будем действовать не только вместе против всеобщей угрозы, но и порознь, мы не прибегали к смертоубийству и излишней жестокости. Это не гуманно!

— Бред какой-то! — фыркнула Амора. — Не гуманно? Только не нужно нам сейчас стелить за гуманность, демократию, терпимость, взаимопрощение грехов и так далее по тексту. Ты, криптонец, явно головой не хило ударился. Это Дарксайд постарался или ты и до этого не особо шарил головушкой? Эй, «бидоны с молоком», это не ты его часом последних мозгов лишила при вашей первой встрече в Метрополисе? — обратилась она к Суперии, на что та захлопала глазами, а потом ответила:

— Хм. Не знаю, когда я вбивала его лицом в асфальт, вообще мозгов не видела, — посмотрела пристально на Супермена, что покраснел под её пытливым взглядом. — Ой! А может у него их не было, ну это, он же криптонец, и быть может у него физиологией не предусмотрено, то, что обычно есть у мужчин-людей? — своим довольно невинным и непосредственным тоном маленькой девочки предположила Суперия. И Лагерта была уверена, что она даже не особо задумалась, что может обидеть его этой шуткой.

От такого выверта фантазии и языка своего объекта обожания Супермен подрастерял свою бравую выправку и словоохотливость.

— Надо же, впервые вижу, что кто-то сомневается в «мужественности» и «мозговитости» Супермена на моей памяти, — захрюкал Зелёная Стрела и тут же его поддержали Фонарь, Флэш и Огненный Шторм.

— Что именно тебе не понравилось в словах Супермена, Амора? — спросил до этого молчавший Бэтмен.

— Не то, что не нравятся, я просто совершенно не понимаю, что он хочет предложить такого. Что он имел в виду под словами: гуманность, излишняя агрессия и ненужные убийства? — пожала плечами волшебница.

— Мы все боремся против несправедливости, жестокости, что, в принципе, породила нас и сформировала такими, какими мы есть. Я не хочу, чтобы этот мир вновь видел то, что видел я, и чтобы кто-то шёл по тому пути, что и я. Они этого не заслуживают. Никто не должен страдать только потому, что кому-то захотелось почувствовать власть или удовлетворить свои грязные развратные мечты.

— Твои слова, Бэтмен, — взял слово Чародей, — звучат как крик младенца о том, что он протестует против женской вагины и считает её источником всех его бед, — Альберт не выдержал и вместе с Тоби заржал. — Если, конечно, пофилософствовать, то так оно и окажется. Ведь любая женщина обрекает своё дитя на будущие страдания, зная, что не смотря на всю любовь и оберегания его от проблем и неприятностей, ему предстоит столкнуться с реальным миром. Таким какой он есть. Вы, в своё время, были близки к тому, чтобы предстать перед миром. Как и большинство из нас. Но неужели вы реально хотите стагнацию и загнивание мира через лживую пропаганду «гуманности»? Вы хоть знаете, что означает это слово, и что оно в себе несёт? Каков смысл в нём заложен его основоположниками?

— Гуманность — это любовь, внимание к человеку, уважение к человеческой личности, человечность, человеколюбие. Это система установок личности по отношению к одному человеку или же группе людей, с нравственными нормами и ценностями, представленная в сопереживании, сострадании и участии и реализуемая в общении и деятельности, в содействии и помощи ближним, — проговорил Супермен. — Это то, чему меня учили мои родители, то, чему я сам научился и пришёл во время своей жизни здесь, на Земле, видя то, что здесь происходит.

— Весьма честная, с твоей стороны, речь, — подметил Чародей. — И вдохновительная. Только на меня и на других моих товарищей она не подействует. Я не спросил, чему тебя учили родители. Я спросил, знаешь ли ты значение этого понятия? Как оно зародилось, и что изначально означало. Но вижу, ты даже сейчас не понимаешь моих слов, поэтому я объясню. Гуманность — это путь меньшего зла, меньшей жестокости и потрясений. Но оно не исключает его, если оно нужно при определённых ситуациях. Ведь порой, чтобы сразиться со зверем, нужно самому стать зверем. Чтобы защититься от человека с оружием, тебе так же нужно оружие. Зачем нам любить тех людей, которые не любят не только окружающих, принося им насилие, унижение и смерть, но даже самих себя? Разве они заслуживают отношения к себе лучшего, чем их жертвы?

В руке Чародея засияло бледно-зелёное мерцание продолговатого предмета. Это была скрученная газета давности в пару дней. Он левитировал её под нос Супермену.

— Прочитай внимательно первую статью этого Немецкого издания.

— Что там? — оживился Флэш и подбежал к Супермену, читая так же быстро, как и криптонец. — Хм. Это… печально.

— Что там? — спросила вновь своим милым и невинным голосом Суперия.

— Статья, посвящённая одной женщине, что жила в Берлине, рядом с кварталом, что был отведён для эмигрантов. Одним «прекрасным» вечером трое абсолютно трезвых, здоровых и безработных эмигранта перехватили бедную женщину, что шла с ночной смены из больницы, где работала, избили её, ограбили и изнасиловали. Через несколько часов после того, как она очнулась, она пошла в полицейский участок и написала на них заявление, всю троицу задержали. Но спустя час под стены участка пришла толпа их собратьев эмигрантов и «правозащитников», которые активно выступали против этого «противоправного действия» и настаивали на пересмотре дела, которое ещё не было даже передано в суд. Затем женщина, что пострадала, была обвинена в клевете и попала уже под пресс полиции. Вскоре её все же отпустили. Ещё через день она заявила, что извиняется перед своими насильниками, которые были «жертвами несправедливости», и она поклялась, что теперь будет бороться за их права и справедливость. Женщина сломалась под гнётом той системы, что сформировалась под нелогичными законами и принципами морали. Жертва оправдывает своих насильников и защищает их, она стала посмешищем и виновницей всех бед тех троих эмигрантов, что нарушили закон. А они в глазах общественности стали «героями», — другие супергерои поджали губы. — Прям как вы ребята и мы. Видите, как легко ими стать. Эта ситуация идиотская. Я даже очень рад, что лишён чувств и плоти. Лишён того, за что меня можно назвать человеком. Это лишило меня такой идиотской логики и морали. Подобных ситуаций тысячи и я сейчас на этом останавливаться не буду. Захотите, сами потом найдете. Думаю, для вас это не составит труда.

— То, что ты рассказал ужасно, — с кислым выражением лица проговорил Огненный Шторм. — Я понимаю, о чём вы говорите и отчасти считаю, что вы правы. Но не во всём.

— Я так же понимаю, против чего ты протестуешь, и твои слова правдивы, Чародей, — кивнул криптонец. — Но есть закон, который мы не должны переступать. Есть определённые нормы и правила, которые писаны людьми. Их нельзя игнорировать, какими бы ты целями не руководствовался. Цель не оправдывает средства.

— А разве Чародей протестует? — раздался смешок от Охотника. — Он вообще это говорит с позиции здравого смысла. В нём не говорят эмоции или мораль, которую ему привили родители, которые уже как тысячу, если не больше, лет тому назад превратились в прах. Любое его слово — это голос логики и расчётов.

Тут же слово взяла уже Лагерта, поддержав деда своего будущего мужа и одного из его «миньонов».

— А разве все мы не нарушаем законы человечества своими действиями: облачаемся в костюмы, скрываем свои личности, избиваем граждан определённых стран, участвуем в актах насилия, организовываем общество, которое никем не контролируется с наличием сил, которые могут уничтожить эту планету за считанные мгновения, если все вместе постараемся… Не кажется ли тебе, Супермен, да и не только тебе, я ко всем обращаюсь… Не кажется ли вам, что это звучит эгоистично, двулично и противозаконно. То есть нам можно нарушать законы наших стран, невзирая на репутацию и ремесло тех, кого мы передаём полиции или просто избиваем, не передавая их им. А вот, если допустим методы других таких же «героев» как вы не соответствуют вашим, вашему мировоззрению, то значит они «плохие» и «неправильные»?

— Я не это хотел сказать…

— Но сказал ты как раз это, — встрял уже Жнец. — Почему ты решил, что можешь навязывать своё мнение и идеологию другим, считая её единственной правильной? Чем ты лучше нас или других землян? Неужели тем, что ты единственный выживший криптонец, если не считать твою кузину? В чём заключается твоя «правда»? На чём она основана?

— Быть может на правах человека? — шутя, предположил Хэл Джордан, пытаясь прийти на помощь своему новому товарищу.

— Права человека? — засмеялся уже Охотник. — Ты смешон, Фонарь. О каких правах человека ты вообще говоришь? Ты о той бумажке, что подписали представители правительств кучки стран, а потом ещё одна кучка стран мира к ней присоединилась? Ну, начнём с того, что до сих пор не все в мире согласились с ней. А те, кто подписали, хотят пересмотреть определённые пункты в договоре. Дальше, следует подметить то, что сами страны не всегда следуют этому договору. Откровенно говоря, его нарушая и кладя болт на все нормы, морали и права. Но много болтают о своей «невинности». Да и граждане любой страны не соблюдают никаких норм международного права, руководствуясь своими собственными или максимум страны. В случае США даже отдельного Штата или городка. То, что вы называете «права человека» просто перечисление того, что ООН именно РАЗРЕШИЛА человеку. Это следует назвать «ошейником», а не благодатью. Хотя логика в их действиях и словах есть, определённая, но есть.

Вновь пауза, после которой уже заговорила Диана.

— Я недавно стала жить в мире мужчин, — у Лагерты от этого словосочетания задергался глаз с уголком губ. — Но уже сейчас могу сказать, что он противоречив. Каждый из вас говорит то, что думает, и это хорошо, на моё мнение. Вы максимально честны друг с другом, это залог будущего сотрудничества. Но при этом, каждый из вас по-своему прав и не прав. Я не могу встать ни на одну сторону. Да и своё отношение высказать к вашим словам я ещё не могу, поэтому пока я буду хранить молчание и не осуждать или оправдывать чьи-то мысли.

— Ха-ха-ха-ха-ха! — внезапно законченную речь Дианы нагнал слегка жутковатый смех «Паука». Он сидел на своём месте со скрещенными руками на груди и хохотал что есть силы.

— Он меня в дрожь вгоняет, — признался Флэш.

— Все ваши споры, что я услышал весьма… — Паук явно подбирал слова. И Лагерта уже была уверена, что теперь точно говорит её жених. — … весьма глупы и нерациональны. Вообще этот разговор, затеянный Суперменом, чтобы подчинить своему влиянию и гиперактивной мании «причинить всем добро», не имел смысла. Кажется, многие тут, не смотря на свои интеллекты и супер-крутые и быстрые мозги, не задумались даже взглянуть на тот факт, что у нас тут большинство не рядовые граждане США, которые подчиняются законам и какой-то морали их общества. Здесь присутствуют инопланетяне, амазонка, правительственные «шавки», как нас однажды назвал Владимир, шутя. Представитель Межгалактической Полиции в лице Зелёного Фонаря, которого наделили, без всякого согласия Земли, такими полномочиями, что нам и не снились. И ты мне, Супермен, говоришь о каких-то законах или морали? Тех, кого я назвал уже не могут, даже если захотят, подчиняться законам какой-то страны или международному праву, просто по долгу службы. На что ты надеялся?! У каждого из нас своя трагедия и свои переживания, свои проблемы и своя мораль. Я тебе больше скажу. Не только мы тут убиваем, — он перевёл поочерёдно взгляд на каждого «не своего» в Зале и лишь затем продолжил. — Диана Темискирская, амазонка, которая уже убивала различных личностей. Она ещё должна будет подчиняться своей матери как королеве, долгу амазонки и Богам Олимпа. Оливер Квинн также в своём Стар-сити поначалу убивал преступников, — тут многие встрепенулись и посмотрели на офигевшего от такого поворота Зеленую Стрелу. Он не ожидал, что кто-то знает тайну его личности.

— Стой-стой… как ты узнал?

— Как я узнал «тайну твоей личности»? — в голосе Паука-Владимира была издёвка. — Владимир Волков, когда ещё со своим дедом не начал восхождение к нынешнему положению вещей, уже знал что за маской Бэтмена скрывается Брюс Уэйн, — теперь новая волна удивления пошла в сторону Рыцаря Готэма, который и бровью не повёл на это. А просто молчал. — А под личиной Супермена скрывается репортер Кларк Кент. Так же он знал, что Зеленый Фонарь — это Хэл Джордан, Шазам — Били Бэтсон, что…

— Как?! — запаниковал Шазам. — Откуда? Кто ему сказал?

— Он сам догадался, — спокойно ответил ему Чародей. — Дело в том, что его интеллект и способности сильно принижены как им, так и общественностью. На моей памяти, не смотря на весь юношеский пыл и нрав, он самый гениальный человек и самый способный. Он гений, который владеет такими способностями и потенциалом, что не рождался в этой вселенной. Поэтому ему нетрудно было такое узнать. И сообщить нам. Ведь мы с ним всё же тесно связаны.

— Как так-то… — проскулил Шазам.

— Меня перебили. Но я всё же продолжу, — вновь взял слово Паук. — У каждого из нас свои убеждения. И мы не должны менять их ради того, чтобы «выглядеть красиво». Я сюда пришёл не для того, чтобы красоваться на обложках журнала или же давать интервью. А для того, чтобы защитить то, что мне дорого и выполнить свой долг. Как и остальные члены Чёрного Ордена. Те методы, что мы используем, мы за них ответственны, если действуем по своему усмотрению, без приказа «сверху». И за то, что делаем, мы отвечаем сами. Если я кого-то убью, к примеру: педофила или кровавого маньяка, что убивал сотнями, но закон его заставит пройти лишь «лечение», то я считаю, что сделаю правильно. И плевать мне на тот закон, который их фактически оправдает и отпустит на волю. Их жертв это не вернёт и не заставит исправиться. А вот смерть — не всегда выход из ситуации. Но она порой необходима. И я не собираюсь под кого-то прогибаться, лишь бы показаться таким, каким захочется кому-то. Я здесь для чётко поставленной цели, которая требует от меня ответа теми методами, которые необходимы. И этот разговор о методах и морали первый и, думаю, последний. В следующий раз я даже не буду слушать такие речи, буду их игнорировать. И, думаю, мои товарищи так же сделают. Этот вопрос не обсуждается! И на этом точка!

После слов «Паука» наступило долгое молчание. Даже Супермен не нашёл, что сказать в ответ Пауку. А Лагерта понимала, что эту «битву» её милый выиграл полностью. Больше вопросов к нему быть не должно.


Владимир Волков.


Регенерация уже почти полностью позаботилась о том, чтобы все мои переломы, ушибы зажили и выбитые зубы восстановились.

— Вот скажи мне, как ты умудрился, не смотря на все свои таланты и дар убеждения поссориться с моим отцом, а затем затеять с ним драку? — Лагерта пылала гневом, ну если это был не гнев, то уж недовольство точно.

— Бывает, — я отвёл взгляд в сторону. Всё же даже у меня порой совесть играет свою игру.

— Я просто не понимаю, отец никогда никого не бьёт первым, не смотря ни на что. Не смотря ни какие уловки или раздражители, но ты умудрился его чем-то взбесить, и он затеял драку. А ты его отдубасил так, что он теперь ещё месяц в травматологии будет лежать!

Да уж, тут я перестарался. А ведь клятву Гиппократу давал…

— Да не волнуйся ты так. Александра над ним пошаманит, он через неделю выйдет, как ни в чём не бывало, — отмахнулся я.

Лагерте видимо надоело нависать надо мной, и она устало плюхнулась в кресло напротив.

— В чем причина?

— Если честно, то я и сам до конца не понял. Разговор у нас был долгим, растянулся на несколько часов. На каком-то моменте твой отец стал психовать, потом слово за слово мы перешли фактически на взаимно обвинения, причём почему-то он ещё мне вспомнил всю мою родословную. А там завертелось-закрутилось…

— Так, ладно, рассказывай всё в мельчайших подробностях… Хотя нет, лучше с помощью магии передай мне свои воспоминания.

Вот не люблю я это дело.

— Ладно, но чур не психовать. Это слегка болезненно для головы.

— Создатель-создатель! — влетел в рабочий кабинет ко мне Тоби. — Беда приключилась, тата-а-ары идут!

Лагерта, не поворачиваясь, бросила в него монитор компьютера.

— Ауч! За что? — проскулил он. — Я ведь важные вести принёс.

— Ты принёс мне головную боль, — прошипела Лагерта.

— Говори, Тоби.

— В наш… эм, то есть я хотел сказать Ваш Николаевск прибыл Рас аль Гул со своей свитой. Но не как Рас аль Гул, а как типа… ну, частное лицо… да-да, именно частное лицо. Я немного пошпионил и узнал, что он хочет сегодня-завтра встретиться с вами. Он зарегистрирован в «Волков-Плаза» как Анри Дюкард, гражданин Франции.

— Подтверждаю. Это он, Создатель! — подтвердил Индиго, голова которого отобразилась в экране моего компьютера, что был запущен моей невестой в Тоби. Благо у меня очень устойчивая и выносливая техника. А Индиго вообще в задницу президента США заберётся, если там хоть одно неорганическое устройство имеется. — Я уже послал мини-дронов для дополнительной разведки и идентификации. Такой же приказ дал Аморе, чтобы она следила за магическим фоном Николаевска.

— Оперативно, — одним этим словом я похвалил его. А затем уже перевёл взгляд на Тоби. — Так что там с ним? Чего он хочет, узнал? Он говорил со своей свитой?

— Нет. У него не сколько свита, а сколько простые телохранители. Леди Шивы, Талии, Ниссы, Сенсея, да и вообще других его высокопоставленных членов Лиги не видно. Никого из его доверенных лиц, только он и два десятка телохранителей. Он лишь отдал распоряжение своему дворецкому-телохранителю о том, чтобы организовал с вами как можно быстрее встречу с глазу на глаз.

— Занятно, — я невольно улыбнулся, вспоминая глупую мечту, которая сформировалась ещё во времена, когда я только получил «Божественную Мастерскую». О том, что хотел стать Рас аль Гулом, жениться разом на его обеих дочерях и Шиве, затем дополнить свой гарем всеми красотками ДС и привить себе все силы от магических заканчивая геномами криптонцев, марсиан и так далее. Молод был, горяч был… — Я с удовольствием с ним встречусь.

— Мне побыть рядом? — обеспокоенно спросила Лагерта.

— Нет, не нужно. Лучше проверь своего отца. Быть может, узнаешь его версию событий, а я пока займусь гостем. Да и вообще отдохнешь от той головомойки в Лиге Справедливости, что там пытался устроить Супермен.

— Как по мне-то у нас ты всем головомойку устроил своими короткими, но ёмкими замечаниями, — усмехнулась она и чмокнула меня щёчку. — Супермен сам на себя был не похож. Да и Бэтмен стал ещё более мрачным.

— Переживут. Не хрен лезть, куда не просят, — отмахнулся я от этого и проводил взглядом Лагерту до выхода. Она послала мне воздушный поцелуй, а затем упорхнула в нашу комнату.

Хорошо, что она забыла об этой истории с отцом. Неловко там вышло. И ведь мог же я силу сдерживать, мог иллюзии или внушение использовать… Нет! Мне нужно было показать «мужика»!

Порой веду себя как придурок, не смотря ни на что. Даже Чародей, если узнает об этом, зафейспалмит себя по адамантиевой маске.

Встреча с Расом, а официально с месье Анри Дюкардом, который представлял интересы маленькой, но гордой и богатой компании французов, произошла ближе к полуночи.

Причём время встречи он попросил перенести на глубокую ночь, сославшись на биоритм, который ещё не перешел на наш временной пояс. Но думаю, не в этом загвоздка.

Внешне он ничем не отличался от, скажем, обычного мужчины средних лет при деньгах и влиянии. Дорогой костюм, зачесанные назад волосы, уложенные гелем, легкая седина на эспаньолке и висках, трость в руке, которая на самом деле хороший меч-артефакт против магов.

Знает гад, что я маг и взял на всякий случай, хотя он ещё не знает, что меня убить он не сможет. Но это не важно. Не стал бы он даже ради меня лично на заказ по моему устранению браться, если бы не хотел поговорить.

— Месье Дюкард, — улыбнулся приветливо я Главе Демонов. — Рад приветствовать вас на просторах необъятной России. Надеюсь, вы хорошо добрались?

— Благодарю, — кивнул он сдержанно. — Дороги у вас улучшились, — подметил он мою и дедову головную боль, которой мы лично занялись. — Преступности, мой слуга сказал, что почти нет. По крайней мере, в этом городе. Раньше он был городишком. Маленьким и ничем не отличался от, скажем, захудалого квартала в любом мегаполисе по уровню жизни и криминогенной обстановки. Вы с вашим дедом и необъятной энергией молодости многого достигли за последние годы.

— Эм, спасибо за комплимент. Но тут не последнюю роль играет удача, — я «смутился» и почесал висок. — Да и расширение с реконструкцией — это просто удачные идеи, что мы воплотили в городе, в котором живём и будем жить. Как говорится — дом, милый дом!

— Понимаю, — он весьма скуп на эмоции, но и мрачным его не назвать. — Вы ведь в первую очередь врач?

— Думаю, да. Последние года три с лишком у меня больше практики как у врача и учёного, чем, к примеру, механика, айтишника и так далее. Хотя я стараюсь развиваться разносторонне.

— Это похвально. Я следил за вашими успехами, господин Волков. Вы весьма не обделённая личность.

— Некоторые так говорят, — дипломатично ответил я, ожидая, к чему он клонит и на какую тропу пытается вывести разговор.

Некоторое время Рас что-то обдумывал, вернее мои ответы на его вопросы и лишь потом заговорил дальше.

— Я представляю интересы людей, которые не сильно интересуются глобальной политикой и влиянием на глобальные интересы в сфере экономики. Нас больше интересуют в данный момент не заработок через махинации с акциями и курсом валют, не новые передовые технологии, а банальные предметы искусства, ювелирное дело, продажа, исторические ценности, в общем, предметы, которые можно смело отнести к роскоши и элитарности.

— И кто именно входит в этот круг «элитарности»? — спросил я его. — Как я понял точно не акулы бизнеса вроде Уэйна, Лютора, Квинна, Корда или же Лорда.

— Верно. Наши интересы отличаются от их, и средства мы вкладываем в другое русло. Во всяком случае, я всегда так делал. Поэтому и решил встретиться с вами и заключить сделку о поставках драгоценных металлов и камней, а так же шкур и костей определённых животных.

— Хм. Если вас интересовала деятельность, вернее продукция филиалов моей компании, то вам следовало обратиться к моей помощнице или же финансовому директору. Они явно в курсе всех подробностей по данной теме. Но сразу вас хочу предупредить о том, что мы начали добычу вышеуказанных предметов роскоши недавно и в больших объёмах вряд ли сможем вам это предоставить. Если, конечно, у вас имеются большие запросы, ведь иначе вы не обратились бы к нам.

— Верно. Большие. Но интересуют нас не официальная добыча, а та которая… можно сказать, скрытая ото всех и имеет такие перспективы, что простым людям страшно представить.

— Прошу прощения, я вас не понимаю, — О чём это он намекает? Неужели на…

— Прошёл слух в наших рядах, что вы стали обладателем весьма старой развалины, которая способна на многое. Включая добычу редких ингредиентов и вещей, вернее того, что я уже сказал раньше.

— Не знаю откуда появились странные слухи о «старой развалине», название которой для меня пока остается тайной и добычу с производством, но уверяю вас что не понимаю, что именно вы от меня хотите. Если вначале я думал о контракте по драгметаллам и камням, то сейчас для меня этот разговор зашёл в совершенно глухую сторону. Быть может, вы проясните ситуацию? — нужно косить под дурачка.

Как только слух о Божественной Мастерской дошёл до самого Рас аль Гула? Я же был осторожен. Хотя стремительное развитие Волков-Индастрис и моя деятельность могла на эти мысли навести Раса.

— Хм, — он достал из внутреннего кармана бумажный лист, свёрнутый вдвое и протянул мне. — Раз я ошибся, тогда не могли бы вы посмотреть, что можно сделать по этому списку, в котором мы нуждаемся?

Я взял и посмотрел в него. Большая часть была расписана различными драгоценностями, редкими минералами, животными, предметами роскоши, но при этом в них встречались ингредиенты, которые тупо невозможно встретить в нашей вселенной. Нет, тут есть аналоги тех цветов и корней, что растут в Северных широтах, но вид другой, пусть и похожий, что с названием, что с внешним видом, но все же другие. И он не может об этом не знать.

Вполне возможно, что не только он как Рас аль Гул заинтересовался вероятным выходом на владельца Великой Мастерской или даже им самим, но возможно за этим стоят ещё те его товарищи, что входят в Лигу Теней. Всё же Лига Убийц и Лига Теней это разные вещи и даже я пока не определил, кто туда входит кроме Раса аль Гула и Вандала Севиджа.

Есть у меня предположения, что Лекс Лютор может туда входить или будет когда-то в будущем входить. Но опять-таки это только теория, основанная на знании о будущем оригинальной вселенной.

Так что, так или иначе, мне, видимо, придётся столкнуться с этой Лигой. И она мне интересна. Правда, ей интересен не Владимир Волков, а я как владелец одной убервафли.

— Я посмотрю, что смогу сделать. Большинство пунктов из списка я смогу вам предоставить в нужных количествах, но по остальным не уверен, мне ещё нужно посоветоваться со своими помощниками и людьми, что могут знать об этих пунктах куда больше чем я.

— Нас это устроит, — кивнул Рас. — Мы договорились?

— Да. Разумеется. Я буду держать вас в курсе о поисках необходимого вам.

— Это хорошо, — вновь этот сдержанный тон Раса, что меня напрягает.

— Тогда предлагаю отметить нашу небольшую сделку…

— Предлагаю это перенести на будущее, — он тут же встал и пошел к выходу. — Если мы получим все, что в этом списке, то это и для нас и для вас откроет большие перспективы для развития наших дел и отношений между нами. Всего доброго.

Вот старый засранец. Так себя вести… Ха! Ладно, спишем такое поведение на маразм и заносчивость, после прожития более чем двух тысяч лет или сколько ему тут по этому канону?

Сейчас нужно решить, что делать с перспективой спалиться окончательно перед ним?

Открыться и получить возможность даже вступить в одну из самых могущественных организаций этой планеты?

Или же заморозиться и сохранить свое зыбкое инкогнито перед такими личностями как Рас аль Гул, Вандал Севидж и тех, кто ещё мне не известен.

К сожалению, прочитать мысли Раса не представлялось возможным. У него был очень мощный блок, и его природу я понять не мог, то ли это было связано с ментальными техниками, которыми пользовался Голова Демона, то ли с магическим блоком верного ему мага. Или же даже, возможно, это было связано с Ямой Лазаря, но я бы не смог пробить её быстро. А если попытался бы, то он точно это почувствовал. Хоть он не маг и не менталист, но всё же не думаю, что человек его типа и опыта не сможет такого почувствовать. Также будет, наверное, с Бэтменом. Нельзя ни первого, ни второго недооценивать.

— Создатель, — вновь появилась на экране монитора рожа Индиго. — Какие будут указания по Рас аль Гулу?

— Пока никаких. Лучше сообщи Чародею, чтобы подготовил все необходимое для осуществления проекта «Наследие».

— Будет сделано. Когда именно состоится реализация?

— Ровно в полночь, но точно не сегодня, наверное, все же через два дня. Да, через два дня. Заодно разберусь с Расом, и там будет видно, куда мне двигаться и чем заниматься. Подготовьте всё возможное для этого. Желательно для этого припахать всех, кого можно из Чёрного Ордена. Во всяком случае, моё альтер-эго «Паук» точно должно поучаствовать.

— Принято. Создатель, вы уверены, что вам следует, развлекаться в таких условиях, что сложились? Вы взяли на себя лишнюю головную боль с Лигой Справедливости, вы подрались сегодня с отцом вашей невесты, вы встретились с Рас аль Гулом и попали под прицел Лиги Убийц, и что более опасно — Лиги Теней, а сейчас вы хотите поиздеваться над Лигой Справедливости.

— Да. Не стоит переживать по этому поводу.

— Я не умею переживать, Создатель. Я ведь Искусственный Интеллект, а не живая органическая структура. Хотя должен сказать вам правду, как ваш верный слуга и помощник, что когда вам в голову приходит — нарочно выделю слово «гениальная» — идея, у меня возникает кратковременная ошибка системы, и мои расчёты указывают на то, что будущее вашей затеи сложнее предугадать, чем вероятность нападения противников Омега-уровня на Землю.

— Ты пессимист!

— Я реалист, если на то пошло, Создатель. Хотя, учитывая накопленный опыт и информацию по вашему характеру, я могу предположить, что вероятность стать мне ИИ первого поколения весьма высока…

Создал на свою голову.

Ладно, пусть себе болтает, а я пока настрою аппаратуру и буду ждать «кина», хе-хе-хе. Пора бы растрясти жирок нашей Лиге Справедливости как в теле, так и в мозгах. Хотя это ждёт не только их, но и многих.

Надеюсь, хоть после этого у них мозгов прибавится, и они не будут ни мне, ни Лагерте мозги чистить свей хренью…

Глава 18

Централ-Сити. Спустя два дня. Лаборатория «С.Т.А.Р.-Лабс», 00.23 ночи.


Тревога гудела уже несколько минут.

Сайлас Стоун — уже не молодой, но и откровенно не старый ученый в очках, с сединой на висках и эспаньолке — пытался уничтожить данные по последним экспериментам, в то время пока остальные сотрудники «С.Т.А.Р.-Лабс» пытались эвакуироваться из внезапно атакованного здания.

— Доктор Стоун! — подбежал к нему лаборант. — Запустите самоуничтожение! Вы просто не успеете всё стереть без следа.

— Тот, кто напал на нас, сможет восстановить после взрыва все наработки. То, чем мы занимались, не должно попасть в руки иных личностей. То, что имеется здесь, весьма опасно для человечества. Мы не должны…

Бабах!!!

Мощный взрыв сбоку от двоих ученых снёс половину стены, и сквозь пыль и дым прошло несколько фигур.

Если большая часть вошедших были явными роботами, которые молодому ассистенту больше напоминали знаменитого Терминатора из фильма, то вот главная личность была явно не роботом. Но и по внешним признакам к человеку вряд ли принадлежала.

Высокая, почти двухметровая фигура была окутана в чёрный, длинный, немного рваный, возможно после боя, плащ с капюшоном из странного материала, который даже не запачкался, и чёрные металлические ботинки. Под капюшоном не было видно лица или даже его силуэта. Словно сама тьма была его лицом.

— Доктор Стоун. Рад видеть вас воочию, — прохрипел противным голосом незнакомец. — Много слышал, читал и видел ваших научных передач. Давно хотел с вами встретиться, только всё времени ни у меня не было, ни у вас. Но, как видите, я настойчивый.

— Вы вторглись на частную территорию, — нахмурившись, сказал Стоун.

— Я в курсе, но только не вторгся, а напал. Это немного разные вещи, если смотреть на это с юридической точки зрения. За это и наказание разное, если поймают.

— Лига Справедливости…

— Будут сосать, как любит один мой знакомый говорить, кхе-кхе-хе-хе-кхе. Но не будем об этих выскочках долго болтать. Меня бы не пустили в таком виде, не открыв тайну моей личности, к вам добровольно, вот и решил зайти столь экстравагантным способом, чтобы привлечь ваше внимание и точно побеседовать «по душам».

— Мне не о чем с вами говорить.

— Уверены?

— Скоро сюда…

— Сюда Лига Справедливости прибудет тогда, когда я ей позволю! — вновь прервал незнакомец доктора.

— Как вас зовут? Мы уже говорим минуту, но я без понятия кто вы? И не вижу вашего лица.

— Моё лицо лишь моё достояние, чтобы я мог на него любоваться или люди, которым я это позволяю. Ну, а вот то, что я не представился и вправду как-то не хорошо. Всё же я не какой-то тупоголовый варвар, — он слегка поклонился и произнёс. — Зовите меня Хантером.

— Хантер, то, что находится в Стар-Лабс, не твоё. Ты должен покинуть эту территорию, — предупредил его доктор, попутно пытаясь стереть данные, которые почему-то никак не удалялись.

— Не хочу, — слегка равнодушно ответил ему Хантер и подошёл ближе. Но наткнулся на полупрозрачный щит-купол, что оберегал обоих ученых. — Ха! Как интересно, это, как я понимаю, биполярный энергетический купол, созданный на основе симбиоза технологий Земли и Апоколипса? Занятно-занятно, я действительно правильно выбрал свою цель. Вы и вправду весьма талантливая личность, доктор, как и ваши сотрудники.

В одно мгновение, Хантер резко всунул руку внутрь. Защитное поле сжигало его руку, но вместо запаха горелой плоти они ощутили странные волнения в воздухе, а увидели вместо обугленной руки тёмную жижу, что щупальцами растекалась по пространству и устремилась в другие участки купола, к компьютеру и даже полу.

Ещё через несколько мгновений, купол стал мерцать и исчезать, а управление над системой безопасности уплыло из рук доктора Стоуна.

— Нет! — в отчаянье закричал ученый. — Нет-нет, не возможно.

— Да! Я могу всё! Это всё моё! Будет моим, и никто и ничто мне не помешает.

Но в тот же момент все роботы Хантера были снесены грудой металлолома в кучу в углу. А энергетическая волна вдарила по самому Хантеру. Пусть тот и не был отброшен даже на метр с места, но вот свою руку-щупальца он убрал от компьютера.

— Нехорошо нападать на честных ученых. Даже если ты косишь под Владыку Ситхов, — с улыбкой произнёс Флэш, что стоял возле кучки «терминаторов», а рядом с обоими учеными возник Киборг, что прожигал противника взглядом ненависти.

И тут же через секунду через дыру в стене влетел Зелёный Фонарь.

— Вот черт! — выругался он с некой обидой на своих товарищей. — Не успел. Всё без меня сделали.

— Помоги лучше Шазаму и Зелёной Стреле с другими пародиями на терминаторов, — посоветовал ему Флэш.

— К ним присоединились Суперия и Чудо-Женщина, дело почти решено. Пусть дамы расслабляются. А мы разберемся с главным злодеем.

— Какая самоуверенность, — покачал головой Хантер. — Столько слов и так мало оправданных действий. Вернее действий, что оправдают слова.

— А я сколько раз уже слышал подобные слова от ребят вроде тебя, что трудно и вспомнить примерное количество раз, — хмыкнул фонарь. — Но правда в том, что в конце концов все они оказывались либо за решеткой, либо же кончали жизнь ещё хуже.

— А как по мне все вы болтаете слишком много, — Киборг вздрогнул, так как незнакомец, говорил, стоя позади него. — Позвольте представиться — Ворон, — и манерно поклонился.

В десяти метрах от двух ученых и Киборга стоял молодой человек примерно метр восемьдесят сантиметров в высоту, худощавый, но жилистый. Его тёмные как крыло ворона, что сидел у него на плече, волосы были спутаны то ли от грязи, то ли от того, что просто были не причесаны. Слегка волнистые и длинные, почти до плеч волосы, были словно пятном, когда контрастировали на свету с его мертвецки-бледной кожей. Даже глаза у него были чёрные, что придавали ему вид покойника, который только восстал с Того Света. Хотя кроме чёрных глаз и волос у него были накрашены губы в чёрный цвет, да и одежду он предпочитал такого же цвета — водолазку до шеи, кожаные штаны, плащ и туфли.

Он производил неприятное впечатление.

— Ты какого хрена здесь делаешь? — огрызнулся Хантер.

— Помогаю тебе. Я так и знал, что у тебя будут проблемы. Слишком ты уж самовлюблённый индюк, который мало что понимает в технологиях. Говорил доктору Стоуну, что Лигу на хрен можно послать, а, нет, вот они.

— Заткнись!

— Я бы заткнулся, если бы мне нечего было сказать, или Он меня заткнет.

Разговор был прерван Зелёным Фонарем, что применил свою силу и двумя лучами окружил обоих незнакомцев зелёными куполами.

— Отпусти! — прохрипел Хантер.

— Ага, как только, так сразу, — улыбнулся Джордан.

— Да будет так! — хором сказали Хантер и Ворон.

В то же мгновение фигура Ворона превратилась в стаю, казалось бы, обычных воронов, несколько десятков этих птиц таранили шар, который стал понемногу трещать по швам. А Хантер заполнил всё пространство тёмной энергией и просто уничтожил шар.

— Что? — удивился Фонарь.

В следующий момент потолок обрушился на головы Киборга, его отца и ассистента. Но щит Киборга прикрыл их.

Но следом за обвалом пошёл огонь из энергетического оружия и мини-ракеты.

Сверху приземлился большой робот с шестью руками и двумя пулемётными установками.

— Час от часу не легче, — прохрипел Киборг, защищая своего отца и его помощника.

В это время, когда в лаборатории уже был бой три на три, влетела избитая Чудо-Женщина, а за ней следом женщина, которая будто состояла из электричества, но в чёрном обтягивающем купальнике и в таких же сапожках.

— Получай сучка! Будешь знать как меня, саму Повелительницу Молний, оскорблять своими лживыми словами! — и метнула в лежащую полуживую Чудо-Женщину заряд молний. — Потаскуха лесбийская!

В тот же момент с того же направления, где были две дамы, вылетела злая и взлохмаченная Суперия, впечатала лицом в пол Повелительницу Молний и зло проговорила:

— Диана права! Ты просто копипастишь мой наряд. Надо же, пришла на битву в том же наряде что и я…

В следующий момент Повелительница Молний озарила себя и Суперию, на которую перекинулась дуга электрических волн, что заставило поумерить свой пыл Суперию и отступить.

— Тьфу! — сплюнула кровь и цемент плевком беловолосая. — Я вас сук сейчас…

— Вот чему всегда удивлялся так это тому, как женщины любят выглядеть красиво даже во время боя, — хмыкнул Хантер, продолжая поглощать молнии уже от Флэша.

— Не могу не согласится с тобой парень, — улыбнулся вяло Джордан, продолжая обстреливать новосозданным с помощью кольца пулемётом Ворона, который постоянно регенерировал и посмеивался с него.

— Ты видимо не от души стреляешь, — поддел его Ворон. — У меня все раны очень быстро затягиваются. Никакого удовольствия… слишком быстро.

— А тебе, Зелёный Фонарь, часто такое мужчины говорят? — съехидничал уже Хантер, запуская шары тьмы, которые при соприкосновении расщепляли предмет на атомы. — Ну, с девушками, судя по твоему прикиду, тебе не везёт, да и, как замечу, все, с кем ты на публике контактируешь — это мужики, да и больно ты настырен, как и сейчас. Вот и подумалось мне…

Ба-бах!!!

Новый взрыв выбросил к ним ещё несколько десятков изломанных «терминаторов», а следом одна стрела угодила в Ворона и тут же связала его собой.

Противный и сильный крик в то же время продублировал стрелу, но угодила звуковая волна в Хантера и заставила того полупризрачным облаком-фигурой пронестись аж в соседний зал.

Из дыма и копоти вышло две фигуры.

Первая была мужской. Лёгкая маска поверх глаз, зеленый костюм и колчан со стрелами в руках с луком давали знать, что перед тобой стоит Зеленая Стрела — супергерой Стар-сити, а рядом с ним запыхавшаяся и слегка побитая Чёрная Канарейка.

Весьма эффектная девушка без маски на лице, с прекрасными пропорциями тела и приятной наружности, шикарной блондинистой шевелюрой была одета далеко не как обычная супергероиня, а скорей как стриптизёрша. Некий топик тёмного цвета, поверх него кожаная куртка, а на ногах вместо брюк или юбки колготки в сеточку.

— Ты смотри, я вижу, у нас тут супергероя Стар-сити сопровождает стриптизёрша! — присвистнул от восхищения Ворон. — Богато живут наши герои из Лиги Справедливости, богато и шикарно. Кто спонсирует?

— Эй! Я Чёрная Канарейка! — вена на её лбу от гнева вздулась, а с покрасневшим лицом это могло в обычной ситуации и обычного человека напугать, но не этого индивида. — Так что закрой рот!

— Ты смотри, она даже раскраснелась как… Кстати, а где шест и деньги в трусах? Потеряла? — не унимался Ворон, не пытаясь даже освободится из «плена», а просто лёжа на холодном полу.

В этот же момент Шазам прилетел следом с боевым шестом, который называется Бо.

— Ребята я эвакуировал сотрудников Стар-Лабс, — весело прокомментировал своё появление Бэтсон. — Кстати, Канарейка вот твой шест, забыла там, — и протянул его ничего не подозревающей Канарейке.

— Спасибо, — на автомате произнесла она и тут же расширила глаза от осознания того, что произошло.

Она осторожно посмотрела на ухмыляющегося Ворона и тут же, не успев открыть рот, получила фразу от него:

— Ну вот, а строила из себя цацу. Стриптизе-е-е-е-ерша! — И тут же получил криком Канарейки по себе и вжался в пол, но сам пол не выдержал и обвалился под ним.

— Напомни мне тебя никогда не злить, — сконфуженный и слегка перепуганный Стрела попросил свою напарницу.

— Не волнуйся, милый, если ты меня разозлишь, то я тут же тебе об этом дам знать.

— Обнадеживает, — сглотнул Стрела и тут же запустил пару стрел в робота с которым дрался Киборг.

— Спасибо, — поблагодарил его союзник и стал добивать безрукого робота.

— Обращайся.

В этот же момент, к стоящему рядом с Канарейкой и Стрелой Шазаму подбежала не слишком высокая блондинка, одетая в лабораторный халат.

— Капитан Марвел, — радостно воскликнула она плача. — Прошу…

— Да-да, чем могу помочь. — улыбчиво повернулся он к девушке.

На это она лишь сильно прижалась к герою, на что закатила глаза Канарейка, а Стрела улыбнулся и повернулся к той дыре, где провалился Ворон, нацеливая свой лук.

Блондинка подняла свои заплаканные глаза на него, и тут же Билли Бэтсон понял, что что-то не так.

— Шазам! — выкрикнула она, прижав какой-то амулет к его груди.

В тот же момент он с диким криком боли превратился обратно в подростка и упал без сознания, но живой на пол. Это привлекло внимание двоих рядом стоящих героев. Но не помогло исправить ситуацию. Девушка блондинка тут же замерцала у них на глазах, и её одежда видоизменилась на подогнанный и прилегающий к её фигуре комбинезон тёмно-серого цвета, а в руках из ниоткуда, появились две дубинки, с которыми та бросилась на Канарейку.

Зелёная Стрела почти успел выстрелить в незнакомую блондинку, как тут же полетел пластом на землю.

Уже в полёте он почувствовал дикую боль в ступнях, а когда рухнул на неё и промахнулся в выстреле, задев Канарейку, после чего та получила одной из дубинок с электрошоком по горлу начала задыхаться. А её противница ловким движением подцепила закрепляющийся автоматический ошейник.

Оливер перевел взгляд на свои ноги и с ужасом увидел как высунувшийся на половину из ямы Ворон с диким восторгом одной рукой держал отрубленную ступню Квинна, а второй вонзил в обрубок левой ноги свой кинжал потянул того вниз в тёмный подвал.

Оттуда слышался лишь дикий хохот и яростный боевой крик Зелёной Стрелы вперемешку с криком боли и страха.

Тем временем незнакомая блондинка с дубинками методично избивала Канарейку, не смотря на всю подготовку той в БИ, её мета способности не работали, видимо из-за ошейника, а противница не столько превосходила её в боевых искусствах, сколько в скорости, силе и выносливости. Ну и разумеется, в козырях, которых не было у бравой блондинки в чулках.

Чуть поодаль Киборг, не успев расправиться со своим сложным противником, попал под обстрел другого точно такого же робота и не смог двигаться. Диана, что пришла более-менее в себя принялась ему помогать.

Суперия и Повелительница Молний в ходе своего затяжного и шумного боя улетели ввысь и сражались над городом. Который, в свою очередь, видел раскаты грома по всей площади города.

Зелёный Фонарь сражался с Хантером, а вот Флэш взяв отца Виктора и его ассистента, побежал их прятать в безопасное место, но всё ещё не вернулся.

Тем временем бой продолжался.

Огненный Шторм и Бэтмен прибыли почти одновременно и даже, кажется, с одного направления, только если «огненный элементаль» своим ходом, то Рыцарь Готэма на монструозном готическом транспорте, что летал.

Огненный Шторм поспешил на помощь Зелёному Фонарю, а Бэтмен к Канарейке, которая была уже не в силах противиться избиениям, которые применялись незнакомкой с особой жестокостью.

В ход пошли бэтаранги, дымовые шашки и световые со звуковыми гранатами. Всё это почти не замедлило и не подействовало на его противницу, а будто только раззадорило. Она стала сражаться ещё более усердно и с безумной улыбкой, что совсем её не красила.

— Какая приятная неожиданность! — радостно воскликнула она на очередном прыжке в воздух и контратаке. — Сам Бэтмен к нам заявился. А ещё люди подойдут? Ну как люди…. хех-хех… уроды, что зовутся супергероями?! Хия!!!

Бэтмен перехватил её лодыжку и метнул в стену. Но ловкая блондинка сумела не потерять инициативу и бросила под ноги Бэтмену чёрный шарик, который тот, увы, не заметил из-за того, что на него напал Ворон.

В итоге, когда блондинка оттолкнулась от стены и ушла в укрытие, то и Ворона и Бэтмена обдало волной чёрного пламени, от которого не спасала ни одна экипировка.

Тут же Флэш явился и попытался скрутить эту блондинку, но стоило спидстеру на скорости дотронуться к её руке, как поток оранжевого цвета пошёл по его руке и полностью охватил спидстера, что застыл на месте, но со скорченным в болезненной агонии лицом. Он каждую наносекунду после этого, то двоился, то троился, его кровь кипела, голова гудела от сотни тысяч раз увеличенной скорости мыслей, что витали у него в голове. Кости то крошились, то регенерировали, затем вновь крошились и регенерировали. Иногда правильно, иногда нет, те же мышцы повторяли судьбу его костей. Глаза лопались и не восстанавливались. Ужасная боль, что хоть и не убивала его, но всё же не давала даже шанса вспомнить о том, что рядом с ним враг или то, что нужно помочь товарищам.

Блондинка воспользовалась случаем и со всей дури зарядила ему коленом в грудь и тот безвольной куклой рухнул на землю в паре десятков метров, но уже в коридоре, проломив собой стену.

— Временная ловушка, Флэш, — оскалилась она ещё больше. — Не стоит хватать даму за её наряд, а то ведь и отгрести можно, — она ухватилась за свои дубинки поудобнее и намеревалась пойти к нему.

Левую руку блондинки пронзила боль. Бетаранг въелся в её плоть.

— Бэтмен?! — натурально удивилась блондинка. — Ты ещё можешь двигаться? В таком состоянии? Ха-ха-ха!

Бэтмен был похож на обгоревшую кошку или же просто на человека что знатно выпил, а на себя нацепил костюм зомби, у которого вместо бледной и загнивающей кожи, обгорелая. Его маска была полу цела, но всё же позволяла скрывать лицо, хотя вся его нижняя часть была и так обезображена настолько, что это было не важно. У него не хватало волос, ушей и левой щеки. Даже губ не было. Только видны зубы.

Левой руки у него не было. А правая выглядела так, будто бы была готова рассыпаться в пепел прямо сейчас. В отдельных участках защита и одежда слились с плотью воедино. Для простого обывателя в придачу с запашком, что распространялся от этого, довольно страшное зрелище.

Но Бэтмен не сдавался, он словно не чувствовал боли и как заведенный пытался её атаковать. Но у него мало что получалось, хотя блондинка, которую звали Адрианной, даже зауважала его ещё больше. Ведь даже не факт, что она, особа, которая создана для шпионажа и боя с сывороткой суперсолдата смогла бы дальше продолжать бой, после такого.

— Настырный, — поморщилась она, получая по зубам от него еле живой ногой.

Бэтмен молчал, не пытался смотреть по сторонам, а упрямо шёл в бой, превозмогая всё. И к удивлению и даже некоторой панике Адрианна понимала, что у него словно откуда-то берутся силы для каждого нового удара, каждый его удар и движение хоть на грамм, но сильнее, быстрее, проворнее и ловчее, чем предыдущие.

Она решила закончить быстро, ведь убить его она могла в любой момент, но у них всех был четкий приказ — «Не убивать никого!» И Его они не могли ослушаться.

Неожиданно для неё помощь пришла от ещё одного члена их команды, который где-то до этого гулял и не показывался никому на глаза. На этот раз последний пятый, если не считать всех остальных роботов и дронов.

— Ха-ха-ха-аха-аха! — смех не менее безумный, чем у Джокера разразился по развалинам лаборатории, вслед за ним раздались пулеметные очереди из двух ручных пулеметов времен Второй Мировой Войны в руках этой личности. В две разные стороны.

Первый бил по ногам Бэтмена, фактически уничтожив его, а второй по Киборгу, что единственный из связки Диана-Виктор стоял на ногах. Роботы кончились, Диана вырубилась от потери крови и множества переломов, не говоря уже о истощении сил и моральной усталости. Но Виктор Стоун, благодаря технологиям мог восстанавливать свою броню за счет павших роботов. А теперь под градом пуль и безумного смеха от пятого члена неизвестной команды он не мог продолжить бой и полуживой пал на землю рядом со своей напарницей.

— Ха-ха-ха-ха! Как весэло с вами, дэтишшки! — проговорил мертвец.

А это был именно он. Полу разлагающийся труп, одетый в немецкую форму рядового солдата Вермахта с нацисткой символикой на рукавах и черепом со скрещенными костями на шлеме чёрного цвета. А в руках два пулемета немецкой марки времён войны.

— Ха-ха-ха. Как жье хоро-шо. Унтер-меньший идиот пал, как и мышка, ха-ха-ха. Как же хорошо убивать недостойной мус-сор! Адрианна! Моя чудес-сная валькирия. Как же ты прек-прекрасна, когда избиваешь этих свиней! Но почему, ты так жестока к прекрасной валькирии с дивным голосом? Она может стать майн невеста и… мать майн киндер! — в голосе зомби-нациста слышалась печаль.

— Горите в аду! — прохрипела Канарейка, которая была мало того избитая, так ещё из-за огня, что почти убил Бэтмена и задел Ворона, что уже встал на ноги и восстановился полностью, забрал у неё левую руку по локоть и ногу по колено. — Ур-роды!

— Что?! — Взвилась тут же Адрианна. — Ты ответишь за свои слова, сучка. Надо было молчать и лежать побитой собакой, как того следовало.

И тут же стала её методически бить ногами.

— Получай, сучка! Получай…

Зомби-нацист переключился на Огненного Шторма, что был выкинут к ним Хантером. А Ворону пришлось сразиться сразу с двумя противниками «Жнецом», что был во всеоружии и Охотником.

Чародей, что так же вместе с Аморой телепортировались сюда, присоединился к битве, но уже против Хантера, что чуть было, не убил одной из своих атак бедного Зелёного Фонаря, что не мог ничего противопоставить существенного, кроме как защищаться с помощью своего кольца.

Ну, а Амора перенесла с помощью магии, сначала Диану и Киборга, попутно откинув заклинанием Адриану в стену и связав её там уже другим. А затем Шазама, Бэтмена, Канарейку и отысканного ещё живого, но выглядящего как кусок мяса Зелёного Стрелу так же доставила в Зал Лиги Справедливости, подальше от этого места.

Затем вернулась к Флэшу, с которого спала «временная ловушка», но на него было страшно смотреть, она осторожно наложила на него чары восстановления, влила в него кучу лекарств и снадобий из своих запасов и, осторожно упаковав его в магический кокон, телепортировала как остальных в безопасное место.

Бой прекратился довольно быстро.

Стоило только Супермену, Суперии и Супергёрл влететь на помощь своим, то Хантер мгновенно исчез из-под носа Чародея, а следом таким же образом в тёмной мгле исчезли Адрианна, Ворон и Зомби-нацист.

— Что с той… Повелительницей Молний? — спросила Амора, внимательно оглядывая разрушения и раненных, которым помогал сейчас Архилич амулетами для исцеления.

— Она исчезла в вспышке телепортации. Я её почти прибила! — пожаловалась Суперия.

— Ранения очень тяжелые, — сообщил Чародей. — Очень. Не знаю, хватит наших с Аморой способностей и ваших технологий, чтобы вылечить их. Возможно, они не доживут до рассвета, если не получат необходимую помощь.

— Кто может им помощь? — обеспокоенно спросил Супермен.

— Либо Бог, либо бог медицины, магии и науки.

— О ком ты? — спросила Супергёрл, наивно хлопая глазками.

— О Владимире Волкове, — ответила ей Суперия. — Только у него есть всё то, что может поднять из чуть ли не мертвого состояния наших товарищей. А они как раз таки в таком состоянии. Другого такого человека нет. Во всяком случае, я не знаю.

— Обратимся ко всем, кому доверяем. Они не должны умереть! — решительно заявил Супермен.

Где-то рядом с лечебницей Аркхэм. За двадцать минут до этого.

Эдвард Нигма был в своей зелёной робе и шляпе, но вновь связан по рукам и ногам, уже более надежно, чем в лечебнице, где его содержали до массового побега, что случился только что.

Только не успел Нигма, он же Загадочник удивиться внезапному незапланированному (во всяком случае, он об этом не знал) побегу его собратьев по несчастью, как он попал из одинокого коридора, по которому бежал, на опушку леса на острове, где находилась лечебница.

А перед ним сейчас сидела на пеньке довольно молодая и известная личность в мире, в компании своего ухмыляющегося телохранителя.

— Какая неожиданность.

— Сомневаюсь, весьма сомневаюсь, мистер Нигма, — пожал плечами Волков, спокойно смотря на него. — Вы мне прямо-таки кричали, об огромном желании встретится со мной недавно.

— Ну, я просто задал вам загадку. И ничего большего.

— Но с какой целью?

— Из чувства любопытства, как вы отреагируете? — предположил Загадочник и оперся на свои ладони, глядя в глаза Волкову.

Те не выражали ничего кроме… холода. Не типичный взгляд для человека его возраста. Эдвард это знал, но не мог с собой ничего поделать, ему хотелось задать ещё пару вопросов и загадать загадку для молодого ученого.

— Я здесь устроил тебе и большей части заключенных Аркхэма побег. Думаю, это неплохой ответ. Я заинтересован в нашем разговоре. Меня действительно удивило то, что кто-то догадался заглянуть хотя бы ради праздного любопытства в мою родословную. Правда, я не знаю ещё сколько именно ты нарыл, Загадочник.

— Прочти мысли, — улыбнулся преступник.

— Скучно и не интересно.

— Оу! Так вы тоже любите веселье?

— Разумеется. Я же всё же человек, — раздражённо ответил Владимир и придвинулся ближе. — Мне ничто человеческое не чуждо. Хотя слухов обо мне ходит немало.

— Я руководствуюсь не слухами, а фактами.

— Зачем? Зачем мне говорить о том, что ты знаешь, о том, какой информацией владеешь? Ты же знаешь, что я могу тебя убить. Отбросим мою «официальную» биографию. Думаю, ты прекрасно знаешь, что люди с таким капиталом, сделанным из нуля, никогда не бывают чистыми на руку. Ты знаешь о том, кто у меня есть в подчинении или, по крайней мере, догадываешься. Даже знаешь, что мне не проблема нанять кого-либо для твоей ликвидации. Но ты смиренно ждешь финала. Но я-то знаю, что у тебя нет суицидальных наклонностей, во всяком случае, открытых.

— Я хочу увидеть, чем всё закончится, — признался честно Эдвард Нигма. А то, что он говорит честно, Владимир не сомневался, он это видел. — Ты, мой дорогой Владимир, весьма высоко поднялся из низов как твой отец. У вас обоих были очень трудные жизненные перипетии с разнообразными проблемами и обстоятельствами. Но в итоге, вы достигли многого. И хоть я с твоим отцом немного враждую из-за дел в Готэм-сити, но ты мне нравишься.

— Рад этим словам.

— И поэтому я хочу предложить тебе сделку. Я навсегда забуду про твоё происхождение и твоего отца. Эта тайна останется тайной навеки вечные, я тебе даже помогу ещё лучше спрятать все «хвосты», а ты…

— Ты можешь всем это поведать, — как ни в чём не бывало, произнёс Владимир.

— Что? — это выбило из колеи Нигма. — Прости, кажется, я слегка ошибся в расчётах твоих действий, или же ты просто не понял, о чем я говорю. Возможно, ты не правильно понял мои намеренья и…

— Ты владеешь информацией КТО мой отец, и ты можешь это рассказать. Я даже буду тебе, Нигма, немного благодарен, что лишишь меня лишней головной боли о том, как преподать это миру. Ты просто можешь произвольно сам, как пожелаешь, выставить информацию в свет о моём отце. Я тебе даже дополнительные файлы по его биографии дам те, которые я отрыл. Как говорится, для полноты картины, — и уже улыбнулся какой-то странной нетипичной улыбкой, для человека его положения. Эдвард видел, что ему весело. И становилось немного не по себе, ведь сейчас он реально напоминал своего родного отца. Владимир метнул Загадочнику белую флешку и встал. — Поведай всему миру о том, что мой отец это сам… Джокер! Мне даже будет интересно посмотреть на тот шум и эмоции людей, когда они услышат это.

— Тебя… — Загадочник подбирал слова весьма осторожно, — совершенно не пугает мнение общественности и опасения за твоё положение? Тебя не страшат проблемы в бизнесе, в докторской практике или же личностных отношениях людей?

Владимир удивленно вскинул бровь вверх и посмотрел на Нигму как на говорящего лося за барной стойкой.

— Общественное мнение? Ха! Ха-ахах… ха-ха-ха-ха-а-ха-ха-ха… Ой, насмешил! Ха-хех… Ой! Фух! Смешнее шутки давно не слышал. Наверное, такое было в последний раз, когда я случайно по улице проходил, и один проповедник орал на всю Ивановскую о том, что Бог следит за всеми нами. Хотя этот старый маразматик давно мёртв, но тебе эта информация совершенно бесполезна. Я скажу так. Мне абсолютно посрать на мнение большинства. Когда человек слушает большинство и следует его догмам, то превращается в серую посредственность, которая ничуть не лучше, чем скажем овца. Я даю тебе возможность раскрыть правду об отце по двум причинам. Первая — это небольшой социальный эксперимент, результаты которого меня давно интересуют. Но я пока не решался его провести. А второе… это немного личное. Но оно есть. Так что ограничься пока только первым.

— Ты, наверное, не меньший безумец, чем твой отец, Владимир. Только на тебя токсин не влияет. Или же влияет, что-то явно похлеще…

Но дальше Владимир и Альберт не слушали. Они телепортировались с места «переговоров», как только Волков получил одно сообщение.

А Нигма остался в гордом одиночестве с чувством, что он действительно не разгадал загадку, а только запутался в попытке её разгадать. И его поиски завели в такую глухомань, что выйти из неё будет практически не возможно.

Глава 19

Владимир Волков.


Я охренел, когда увидел состояние Лиги Справедливости в Зале Справедливости.

Даже не знаю, как это назвать: «Ледовое Побоище в Стар-Лабс», «Резня бензопилой в Централ-Сити», «Централ-ситиевская мясорубка» или же «Бомбардировка Лиги Справедливости»?

В голову приходило множество метафор и изречений «великих», но они не подходили.

Я, конечно, понимал, что в любом случае мои новые «теневые миньоны» отметелят Лигу Справедливости под чутким руководством Индиго и моему плану. Но, кажется, ребята перестарались с моим приказом «выбить дерьмо» из этих особ.

План завязывался с несколькими целями, включая одну из главных — опустить их на землю после жёсткого поражения от слаженной и малочисленной команды «злодеев». Это, конечно, было выполнено, но ребята перестарались, и как бы не вышло, что вместо того, чтобы стать лучше и тренироваться, наши бравые вояки не пали духом окончательно и не ушли на покой.

Но эти мысли у меня промелькнули в голове быстро, и поэтому я без лишних слов слушал доктора Стоуна и ещё нескольких магов и докторов, которым Лига доверяла свои жизни и тайны личности раньше, ещё когда они не были одной командой. Меня с момента поступления сюда раненных, даже скорее полуживых, героев не было почти сорок минут. Я не особо спешил, ведь не думал, что их настолько хорошо отделают. И ведь ещё секунд тридцать и Канарейки, Зелёной Стрелы, Бэтмена и Зелёного Фонаря не было бы в живых. Этих пришлось срочно лечить в первую очередь, даже сразу же светить магию у всех на виду.

До этого всем пострадавшим помогала целая команда врачей и магов, и они не могли ничего сделать существенного для вышеупомянутых четырёх личностей. Ведь их повреждения были не только типичными «механическими», если так можно выразиться, они также пострадали от магических проклятий и науки. Адриана воспользовалась своим арсеналом на полную, Флэшу хоть и не угрожает смерть, но вот долгий процесс восстановления после «временной ловушки», что я создал для её защиты в костюме от спидстеров, обеспечил уникальные воспоминания, ощущения и, возможно, даже психологическую травму. Бэтмена так же далеко не обычный огонь поглотил, а смесь Адского пламени смешанного с энергией того измерения, из которого берёт свои лучи Скот Саммерс — он же Циклоп. Бомбочка дорогая, но очень действенная. Благо хоть я настроил её перед миссией, как и большинство игрушек, что дал своей Адрианне. Ворон сам воспользовался своими кинжалами, что были выкованы в Аду. И тем самым прокляв тело Квинна, занёс ему в организм несколько вирусов. Это ещё не говоря про то, как он его изрезал.

В общем, рассказывать об их ранах можно долго.

Первых двоих, а именно двоих сразу, я оперировал Бэтмена и Зелёного Фонаря. Мне порывались помочь доктор Стоун, Киборг, что более-менее уже оклемался и ещё несколько мастеров своего дела. Но они бы мне только мешали. Мы с ними не сработанная команда. А вот с Аморой и Чародеем, да. Да и к тому же у меня есть такая возможность получить доступ к этим телам и взять нужные образцы и показатели, что я не мог даже тогда отказаться от такого подарка. Да и не люблю посторонних у себя под боком.

Я сразу же сделал «заморозку времени» для Канарейки и Зелёной Стрелы. Это дало их телам дополнительные полчаса, пока я не закончил с первыми двумя.

Действовал тем методом, который, наверное, можно назвать «магической медициной»…

Бэтмену я восстановил все кости, сосуды, половину нервов, глаза, сухожилия и мышцы, сделал переливание и передал Аморе, чтобы та ему временно наложила искусственную кожу. Зелёному Фонарю пришлось делать сложную, но, тем не менее, быструю операцию на позвоночнике, заменить обе почки, срастить кости, отрастить руку, дать сделать переливание крови Аморе, и Чародею дать указания, чтобы очистил его организм от «скверны». Ведь Хантер фактически маг моего производства, что использует магию: Тьмы, Смерти, Огня и Иллюзий. Так что он смог нехило в плане проклятий подпортить тельце Фонаря.

Затем, пока мои ассистенты заканчивали с первыми двумя, я занялся блондинкой и её женихом.

Начал с Зелёной Стрелы, наложил несколько заклятий-стабилизаторов на его душу, чтобы скверна не сожрала её, затем стал пересаживать ему новую почку и параллельно очищать магией кровь, а когда закончил с внутренними органами — вколол пару противоядий и вакцин от вирусов и ядов. Переломанные кости рук, ног и рёбра я просто зафиксировал и поставил шину. Хотя на рёбра решил всё же, когда переходил к Канарейке, наложить чары восстановления.

Дина Лорел Лэнс, она же Чёрная Канарейка пострадала ещё больше, чем предыдущие герои. Просто они были куда более подготовлены и усилены разными тренировками и нагрузками. А эта дамочка умудрилась не только на обычное избиение нарваться, но и на бомбочку, от которой чуть не сгорел Бэтмен, на пару проклятий от Хантера, несколько молний и пуль моих роботов. В общем, целый букет, который ей явно не понравился и принёс мало приятного.

Так что с ней было ещё больше мороки. Восстанавливать большую часть костей и сделать переливание крови. Очищение от скверны, проклятий и устранение последствий «бомбочки». Хотя это были пока полумеры. Я Лэнс отложил до лучших времён, просто дал время продержаться ещё до нового курса лечения.

Затем был Флэш. Половина повреждений уже зажила. Я просто поставил на его разум блок и погрузил в сон, чтобы тот не занимался самокопанием и не испытывал боль от лечения. Восстановил ему глаза и голосовые связки, что он сорвал во время своего крика боли.

Дальше был Билли Бэтсон. С ним благо было проще. Я хоть и применил подлый приём против этого ребёнка. Но раз уж его не вернёшь просто так к обычной жизни, благодаря одному уж слишком дофига хитрому маразматику и воспитанию, которому он подвергся. Поэтому я дал добро на применение к нему того, что он однажды применил в разных вариациях комиксов по нему и Лиге Справедливости к Чёрному Адаму. Лишил его на некоторое время сил и обеспечил ему болевой шок. Полежит, подумает и оклемается. Я ему скорее просто диагностику сделал на всякий случай и всё.

С Чудо-Женщиной было ещё проще. У неё, как я понимаю, очень хорошая родословная, и регенерация была на хорошем уровне. Но всё равно неделя постельного режима ей обеспечена.

В то же время, когда я проверял состояние Дианы. Киборгу стало плохо. Мои роботы всё же сумели занести в его систему вирус, что должен вывести Виктора Стоуна из игры на несколько дней, для того, чтобы я и моя команда могла провернуть нужные нам дела. Да и Сайласа это встревожит, чтобы о нём не думали, включая его собственного сына, но он его любит больше всего на свете. Даже завидую немного…

Затем был Огненный Шторм. Тут я хорошенько пораскинул мозгами. Ведь этот супергерой состоял из двух личностей, и лечить следовало обе одновременно, но при этом, не навредив их связи на молекулярном уровне. Тут мне на помощь пришли Чародей и Амора, что покончили с остальными и помогали мне ломать голову над этой задачкой. В общем, под конец четвёртого часа я всё же смог разобраться, в чём особенность этих мета способностей, даже Хранителя подключал, давая ему образцы тёмной материи и ДНК Огненного Шторма.

Затем вновь по кругу четыре раза стал долечивать своих подопечных. Но не мог завершить за один день их восстановление. Некоторым придётся пройти реабилитацию под моим присмотром: Бэтмену, Канарейке, Флэшу, Огненному Шторму и Зелёной Стреле.

Жаль, правда, что Супермен во время нападения на Стар-Лабс был за пределами планеты со своей кузиной, им бы так же не помешало получить по щам. А так он будет иметь только неудачный опыт со Светой.

В итоге, начал я работать над тушками Лиги Справедливости в два ночи, а закончил в одиннадцать вечера, хотя скорее опять ночи. То есть простоял над всеми ними целый двадцать один час.

Я слегка выдохся. Использовал много магии, не говоря уже про усталость в мышцах, хотя её довольно легко и быстро моя регенерация уберёт. Да и морально я устал. Надо будет прилечь и отдохнуть. Очень много мои мозги информации пропустили через себя. И, кажется, я даже свой рекорд побил по протяжённости операции. До этого было только девять с половиной часов. Есть мне теперь, чем гордится.

— Спасибо тебе, Владимир, — подошёл ко мне Супермен в компании двух дам. Первая — это его кузина Кара, а вот вторая довольно интересная волшебница, которую лично я не видел, но знаю, что её зовут Затанна Затара. — Если бы не ты, думаю, половина из Лиги уже бы никогда не ходили по земле.

— Это просто мой долг, — да уж банальность, но на этого простофилю и его кузину подействовало. А Затанну что-то беспокоит. Но вряд ли это связанно с моими словами. — Я всегда это делаю.

— У вас, господин Волков, весьма интересные таланты, — заговорила Затанна, не дав продолжить наш диалог с Суперменом. — Я и не знала что вы маг.

— Вы обо мне много чего не знаете. Я просто не афиширую подобного рода информацию.

— Понимаю, — понимающе улыбнулась она и присела рядом со мной. — Просто странно видеть человека, что прославился как человек науки, но при этом не только верит в магию, но и активно ею пользуется. Я подметила, что вы очень хорошо ею пользуетесь, и спектр ваших возможностей в ней очень широкий.

— Магия — это так же наука, — пожал я плечами. — А я пытаюсь освоить все виды и направления в науке. Любознательный, в общем, я человек. Такой уж уродился.

— А кто вас обучил? — вновь не дала и слова сказать она Супермену, который не знал уже, что делать с любопытством Затанны. А ведь явно хочет что-то спросить.

— Я самоучка.

— Не верю!

— Почему не верите, мисс Затара? — «возмутился» я. — Учитель — это полезно, но не обязательно для обучения чему-то. Я вообще, когда случайно пробудил в себе магию, обучался по манге.

В этот момент у неё глаза стали как два блюдца.

— Ч-чему?

— Манге, — решил я её добить своей шуткой и достал из «Склада» несколько томиков манги, но жанра хентай. — Вот этот жанр манги — Хентай. Он очень полезен магам. Ведь в нём фактически полностью прописаны способы применения магических жгутов, щупов и веревок. Не говоря уже про дополнительные конечности, способы ими управляться и основы анатомии магических существ. Если хотите увеличить свои познания в Светлой магии, то советую вот этот томик почитать про девочек-волшебниц и тентаклевидных монстров. Там весьма интересный бестиарий и куча магических заклинаний. А вот этот под названием «Быть может, в подземелье я встречу свою принцессу» настоящее пособие для любого боевого мага. А вот это…

Бух!

Рухнула в обморок. Неужели настолько впечатлительная наша бравая волшебница. Вон криптонцы просто дружно охренивают и верят в эту чушь. Хотя я умею дебильные вещи с серьёзной миной и правдоподобным тоном вещать, так чтобы в них верили.

— Это… занятно, — выдал из себя наконец-то Супермен. — Ещё раз спасибо за помощь. Лига оплатит…

— Не стоит. Для меня это было полезным опытом, да и к тому же всё равно я, так же как и остальные, вложил в Лигу некоторую часть своих средств. Это фактически я получу небольшую свою долю. А я в деньгах вообще не нуждаюсь.

— Ясно.

В этот момент возле нас появился Тоби.

— Беда-беда-беда! Как такое произошло? — причитал он. — Как я мог пропустить такой махач. Ох, если бы я встретил этих негодяев я бы им вмазал по самое не балуй!

— Обязательно, Тоби, — улыбнулся Супермен. Его эта ситуация так же задела. Ведь в том махаче, что образовался почти сутки назад, принимали участие почти все кроме криптонцев и Тоби. Он пытался в очередной раз Рене Монтойю вытянуть на свидание. Я ему дал «выходной» для этой цели. Просто он делает для меня копию их бесед благодаря скрытой камере. А это весьма забавно. Лагерта в другом измерении, что раньше принадлежало Валькириям и Скандинавским Богам, обустраивает его со своими валькириями, количество которых прибавилось благодаря мне, но это уже другой разговор. А так же не участвовал «Паук». Индиго хотел его, так же как и остальных направить в Централ-Сити, но, увы, в Каире произошла одна заварушка, в которой мой костюм принял участие, как пугало для восставших. А вот уже посол РФ вёл переговоры в присутствии моего костюма под контролем Индиго. — Не знаешь, когда вернется Лагерта?

— А хрен её знает. Она же по делам своего королевства свалила. Говорила, что некоторое время будет вне игры.

— Она где-то ещё неделю или две будет там. С ней никак не связаться, — дополнил я Тоби.

Хотя тут соврал, ведь я мог с ней связаться, но не хочу, чтобы она отвлекалась от дел насущных ради Лиги. Ещё не всё закончено из того, что я запланировал. Прямо сейчас «Айз-корп», одна из тайных моих компаний, что я создал для буфера в мировом бизнесе и своих других менее хороших и чистых дел, занимается отжатием Стар-Лабс в свою копилку. Во главе этой компании стоит некий Ким Айзус, двадцатилетний парень, полукореец-полубританец. Парнишка умер ещё три года назад. Но я создал себе нового миньона с закладками на верность мне и с некоторыми бонусами его телу. После смерти его отца, которая состоялась без моего вмешательства (возраст) управление небольшой фирмой перешло Киму. Это было полгода назад. Он неплохой управляющий, а после того, как я подкинул ему некоторые технологии и кредиты, он неплохо поднялся. Хотя и в его случае немного поработал над этой стратегической задачей Вандербильт. Но совсем немного. Та пятёрка индивидов, что я создал благодаря Чародею и Хранителю, я ещё не назвал их, но они «принадлежат Киму Айзесу», так что чисто официально я не имею к ним никакого отношения. Более того из-за загруженности графика моей работы, навала различных дел и постоянной озабоченности некоторыми делами деда (включая «тайное» посещение семейки моей мамы и её дочурки), я так и не посвятил в свои планы деда. Об этой рокировке знаю пока только я, Чародей, Амора, Индиго, Вандербильт и Альберт. Других своим подчинённым не говорил, чтобы те бились с большей отдачей, мне было интересно, что получится в итоге. Как-никак, каждый из них хоть и имеет единого создателя, но они шли по разным путям развития, и имеют разные силы. Поэтому мне было интересно, кто окажется лучше. Но я всё равно не получил ответ на этот вопрос. Хотя получил много полезных данных после него. Вернее получу.

Стар-лабс весьма лакомый кусочек. Стоун не сможет мне помешать, так как будет занят своим сыном, а на остальное ему плевать. У всех учёных контракт именно с Стар-Лабс, а не с его основателем Сайласом Стоуном. А это значит, всё имущество и наработки технологические и теоретические при продаже этой компании перейдут новому владельцу, а учёные либо будут вынуждены работать на нового работодателя, чтобы пользоваться всеми доступными им средствами до этого и продолжать свою работу, либо уйти из неё, забыв о том, что они сделали. Сайлас был параноиком в плане «полезности обществу». Не такой он уже и фанатик или «либерал», но вот то, что некоторые учёные могут «неправильно» воспользоваться своими изобретениями во вред человечеству. А Сайлас гуманист. Вот и создал особые условия работы в Стар-Лабс и контракты, при которых любой ученый может заниматься чем угодно, получать все барыши со своих работ, но вот уйти из компании и дать свои разработки другой компании или ими воспользоваться так, как не уговорено в контракте они не могли. Чересчур сильная паранойя в этом плане Сайласа сыграет с ним злую шутку. Он сильно понадеялся на детище, что они со своей уже покойной женой создавали, но забыл, что не следует хранить все яйца в одной корзинке.

Я до этой мысли додумался не так уже и давно, чтобы обвинять его в чём-то. Это пришло во время моего пребывания в Ираке. Там вообще мне много идей и озарений пришло в голову, так что после возвращения на «большую землю» я стал создавать трастовые фонды, оффшорные счета, подставные компании и просто компании, которые являются моими, но об этом знает такое количество людей, которых можно посчитать по пальцам одной руки.

И «Айз-корп» была одной из них. И скорее всего одной из самой перспективных в плане будущего. После того, как я скину на совет директоров всё управление делами, что не касались науки, господин Стоун, проголосует о продаже компании в таких условиях, что сложились (и это ещё их Ким только слегка припугнул тем компроматом, что я добывал несколько лет до этого с таким трудом), то эта компания быстро выйдет на рынок наравне с Лютор-Корп или же Уэйн-Тех, по потенциалу. Ну, а я ей помогу…

Пока я думал обо всём и ни о чем, Супермен, со своей кузиной, очнувшейся Затанной и Тоби отбыли в Зал Совещания для беседы. Они подумали, что я решил придремать после тяжёлой операции, и Кларк даже попросил Затанну телепортировать меня в одну из свободных комнат, чтобы я поспал.

Я не открывал им того, что не сплю, а реально лёг отдохнуть. Всё же мне спешить некуда. А у них и так проблем будет в ближайшее время выше крыши. Если что-то будет не так, то мне сообщат мои ребята.

Диана, принцесса из Темискиры.

Диана чувствовала себя гораздо лучше. По крайней мере, физически. Хотя морально она была раздавлена тем фактом, что её избили как паршивого котенка. Её противница для неё осталась загадкой. Приблизительный спектр её умений и сил Диана узнала, но вот победила, причем с явным преимуществом, Повелительницу Молний не она, а Суперия…

За время, пока Диана и остальные приходили в себя под чутким руководством Волкова, принцесса амазонок узнала настоящее имя Суперии.

Оказалось, что некоторые члены Чёрного Ордена были фактически созданы Владимиром. Он ведь не только учёный, но и маг высокого уровня. Самое поразительное, что буквально пять лет назад Суперия была лишь Светланой Владимировной Розговой. Простой девушкой из глубинки, как ей рассказала сама Света, пока она не умерла… а затем её тело не попало в руки Чародея и Владимира. Они-то и смогли вернуть её душу в мир живых и усилить. Она стала национальной программой по совершенному солдату. Такие программы уже проводились раньше, но особых успехов не приносили. А она первый и, наверное, последний образец совершенного оружия, который сильнее Супермена.

Диана гордилась, что знает её лично и вообще, что познакомилась с ней. Ведь, благодаря этой русской она поняла, что внешний мир, который находится за пределами Темискиры, весьма разнообразен и… красив.

Светлана работала на Волкова как его помощница, но тем не менее, она ещё была супергероиней, которую уже почитали во всём мире и хотели все без исключения увидеть рядом с собой или… под собой.

Что уже говорить, но даже у Дианы были постыдные, но приятные сны о Свете.

С каждым днём их знакомства и этой непреодолимой тяги амазонки к русской, Диана понимала, что это не простые телесные желания. Каждая её улыбка, морщинка, каждое слово, что льётся из таких манящих коралловых припухлых губ, ямочки на загорелых щеках, её пшеничные шелковистые волосы, что вольно спадали по её спине, плечам и груди, которая притягивала взгляды многих и Дианы так же. Её руки, что так нежно массировали старые раны и расслабляли Диану, чтобы та быстрее поправлялась. Света была лучиком, незамутнённым никакой лишней агрессией, ничем пошлым, извращённым, грязным и тому подобное. Она была святой невинностью, и Диана видела это в её глазах, что словно зеркало её души рассказывали мысли Суперии. Светлана была очень доброй ко всем, кого видела. Во всяком случае, она даже раздражающего Тоби воспринимала как друга. Даже мрачного Бэтмена пыталась развеселить, пусть старыми и бородатыми анекдотами, но каждый раз пыталась сделать всё, чтобы все улыбались и радовались жизни.

Владимир её назвал «зайчиком с батарейками от энерджайзера». И хоть Диана не знала, что это такое, но интуитивно была с ним согласна. Энергии, что излучала Света было достаточно на тысячу солнц. Рядом с ней было теплее на душе, словно ты находишься летом на пляже, а тебя осторожно омывают воды Средиземного моря. От неё становится светлее, кажется, что вокруг всё останавливается, когда смотришь на неё, весь мир не важен.

Диана понимала, что она влюбилась и, кажется, по-настоящему.

Что самое забавное, она уже была с женщинами. На Темискире не было мужчин, всё население исключительно женское, и поэтому даже некие браки между амазонками не новинка для них. Как и отношения между «сёстрами». Поэтому представь Диана Свету своей матери как возлюбленную, то ей останется только отваживать ухажёрок на её Родине. Ведь та очень любопытная, светлая, добрая и даже наивная, а её сёстры всякие по характеру есть. Есть и чистые искусительницы.

Да вот только есть проблема в том… что её милая Света любит не её!

Она любит мужчину. И Диана даже догадывается кого именно.

Волков!

Она благодарна ему за своё спасение и спасение своих товарищей, да и к тому же за то, что фактически создал Суперию такой совершенной. Но всё же, Диана ревнует Свету к нему. Пусть даже тот и влюблён лишь в свою невесту, которая отвечает ему взаимностью. Света даже по секрету рассказала о небывалой верности друг другу с их стороны. Они даже уже три с лишком года не занимаются сексом, ждут свадьбы. Это внушает уважение к ним, особенно к этому мужчине. Поэтому Диана даже понимает свою возлюбленную в её чувствах к этому мужчине.

— Чего грустишь, подруга? — радостно прозвучали слова Светы рядом с ней.

Подруга…

Для неё это должно быть радостно, что она является ей близкой, но, тем не менее, обидно, что лишь (!) подругой и не более.

Русское общество, как и, в общем, в мире не всегда приветствует однополую любовь. Даже более того, амазонка так и не смогла узнать, как сама Света относится к такому виду любви и не презирает ли таких людей? Не будет ли она в её глазах извращённой женщиной, что предала их дружбу и будто бы желала лишь её тела, которое было действительно идеальным.

— Ау! Земля вызывает Темискиру! — помахала перед её глазами Света рукой. — Ты о чём таком задумалась?

— Прости, просто так… в общем… ну, задумалась о мире, в целом.

— А-а-а-а! Ну, бывает.

— Хорошо выглядишь сегодня, — сделала комплимент амазонка прикиду своей… подруги.

Она была одета в прекрасное дорогое платье с глубоким вырезом, что заставлял её взгляд надолго задержаться на верхних округлостях Светы, а укороченный и зауженный низ давал возможность пускать всем слюни на её стройные длинные ноги и аппетитные нижние девяносто.

— Значит, ты уверенная в себе и хорошая женщина, — вдруг сказала Света.

— Спасибо, — смутилась амазонка и слезла с тренажёра, который ей служил вместо стула.

— Так говорит Вова. Только те женщины, что независимы, хороши собой и уверенны в себе и своём будущем, могут сказать комплимент другой женщине.

— Он говорит интересные вещи, — улыбнулась Диана, но про себя скривилась, от осознания, что Света его даже цитирует.

— Да-да. Он очень умный, добрый…

Ещё минуту Диана выслушивала с грузом на сердце все эпитеты, которыми награждала её возлюбленная своего кумира и объект тайных воздыханий.

— Почему ты так вырядилась? Ты идёшь на свидание? — с замиранием сердца спросила Диана.

— Нет. Просто примеряю вот платье, которое надену в субботу на новую презентацию Владимира, — отмахнулась Суперия. — Он всё же закончил работу над теми лекарствами и методиками лечения рака. И скоро он это представит миру. А ведь я думаю, что он ещё и над разными вирусами и инфекциями поработает. К примеру, может создать лекарство от СПИДа!

— Не сомневаюсь, — Диана действительно не сомневалась в способностях и гениальности Волкова, но не хотела сейчас о нём говорить. Нужно было перевести тему. — Ты уже посещала Дину?

— А?! Нет ещё, она, кажется, ещё проходит курс реабилитации с Владимиром в процедурной, не хотела ей мешать, но быть может вдвоём мы сможем ей поднять настроение или проследить как Владимир ей помогает.

Опять Владимир!

— Давай!

Но в душе Диана надеялась избежать встречи с этим человеком. Он не заслуживал её ненависти или раздражения, но она не могла ничего поделать со своими чувствами.

Они пошли вместе в процедурную, где была между прочих тренажеров и механизмов дорожка для тех, у кого проблемы с Опорно-Двигательной Системой.

Раны Дины зажили, но из-за тяжких повреждений и моральной травмы у неё проблемы с ногами, и Владимир при помощи механических устройств на её ногах и своей помощи, помогал шаг за шагом преодолевать те расстояния, что были нужны ей.

Ей это давалось тяжело. Она даже чуть не плакала от бессилия.

Владимир пытался её вылечить поначалу с помощью магии, но затем понял сам, а уже потом поведал и Диане с остальными, что её случай усугубился её душевным состоянием, что было подорвано буквально недавно. Зелёная Стрела и Бэтмен одни из первых опередили график выздоровления и поспешили в свои города наводить порядок, где их помощники не справлялись. Хотя им даже другие члены Лиги Справедливости помогали. И спустя два дня после возвращения Оливера Квинна в Стар-сити он умудрился изменить Дине, причём громко с шиком и помпезностью. Этот мерзавец веселился в компании трёх топ-моделей страны, и даже секс этот они засняли на камеру. А после этого на следующий день появился в компании молодой привлекательной особы на светском рауте.

Это разбило сердце Дины и заставило её закрыться в себе. А, как известно, настрой пациента и его желание выздороветь важно для результата.

Волков изо всех сил старался вывести её из этого состояния, делая всё возможное, чтобы она поправилась.

Даже сейчас, стоя рядом со своей возлюбленной, она видела как тот, не отвлекаясь, хотя она уверена, что он их засёк, всё своё внимание и заботу, которая, наверное, больше бы шла любящему мужу или отцу, которого Диана никогда не имела, держал одной рукой её руку, другой придерживал ту за талию и чуть ли не умолял сделать ещё один шаг.

«Он достойный мужчина! Один из немногих, кто заслуживает уважение!» — пронеслось в её голове. — «Не удивительно, почему моя любимая в него по уши влюбилась и так глазеет. Не встреть я её, быть может, так же смотрела на него…»

— Господин Волков, — влетела Александра Даддарио, она же Амора. — Дело очень важное. Ваша невеста и дед просят вас явиться в Николаевск.

— Настолько срочно, чтобы я должен прервать сеанс лечения у своего пациента? — грозно уставился он на свою правую руку в медицине.

— Д-да, — сжалась она.

— Иди, Вова, — мягко и искренне улыбнулась Дина. — Я и так устала от этих хождений. Хочу отдохнуть, ты и так возишься со мной больше, чем нужно. Пора уделить должное внимание и своей семье. Хватит со мной носиться как с маленькой.

— Мы за ней приглядим, — уверила его Света.

— Ха-а-а! — тяжко вздохнул он. — Хорошо, но под твою ответственность, если что-то случится или станет плохо, тут же вызывайте меня.

— Поняли! — улыбнулись вся троица девушек, даже Александра изобразила некий смешок.

Он осторожно передал на поруки Суперии Канарейку и упорхнул через портал в Николаевск.

Они уселись на широкий мягкий диван и лениво смотрели новости. Попутно переговариваясь. Свете не нравились программы, и она переключала с завидной частотой. Общались между собой больше Дина и Диана.

— Ещё не приступила к своим делам в Бостоне? — спросила её Дина.

— Нет. Я восстанавливаю свою форму. Но думаю, ещё несколько дней и выйду, наконец-то, в мир нормальных людей, надоело сидеть на диете Волкова.

— Ха-ха-ха. Ох, понимаю, но мне тут ещё дольше сидеть нужно будет. А диета у меня так же есть. И самое главное, что Владимир как наседка со мной себя ведёт. Нигде от него продыху нет. Ещё немного и буду думать, что он влюбился в меня, ха-ха, — она действительно слегка повеселела.

— Таков уж он, — дипломатично ответила Диана и краем глаза посмотрела на экран.

— Наверное, это у него от деда досталось. Он у него насколько я знаю человек добрый и отзывчивый, пару раз с ним говорила, да и Брюс рассказывал о нём. Генетика…

В этот момент Света врубила новости на полную, чем привлекла внимание остальных дев.

На экране была уже довольно известная в США журналистка Лоис Лейн, которая вещала с некой нервозностью и воодушевлением. Её глаза горели пламенем, но Диана не могла понять каким именно.

Она была в студии, по обе стороны от её лица высветились две фотографии, одна была с известным преступником и психом — Джокером, а вторая старая потертая с простым человеком, у которого была милая рыжая шевелюра, веснушки, зелёные красивые глаза и глупая улыбка. Он Диане на мгновение показался знаком, но, присмотревшись, она поняла, что вряд ли его видела раньше.

А тем временем Лоис Лейн вещала:

«— Необыкновенные новости сегодня миру представит Дейли-Плэнет! Уверяю вас, это настоящая сенсация, построенная на неоспоримых фактах, которые были подтверждены не только специалистами из ЦРУ и Интерпола, но и даже таким виртуозом сыска и преступного мира как Эдвард Нигма, он же Загадочник. И суть её в том, что мы теперь знаем всё о Джокере, его настоящую личность, биографию и даже кое-что ещё. Но об этому чуть позже…»

Вся троица девушек была поглощена теперь репортажем, ведь не могли понять, что происходит и что случилось между Загадочником и Джокером, раз первый слил какую-то информацию в мир по последнему, которая как бы оказалась правдивой.

«…Сейчас вы видите на экране две фотографии. На одной изображён всем известный Джокер — психопат, преступник, маньяк, убийца, вор, террорист, гений преступного мира, который получил массу прозвищ и титулов, среди которых Принц Преступного мира, Король Готэма и так далее. Это один из самых опасных людей мира. И он входит в десятку самых опасных личностей мира. Долгое время никто не мог найти зацепку по прошлому Джокера. Этот сумасшедший словно появился из воздуха. Без прошлого, имени, целей и мотиваций, лишь взяв новое имя, он начал сеять хаос и насилие не только в Готэме, но даже за его пределами. Каково же было наше удивление, когда вчера мы получили пакет с информацией и ссылками на разные источники, которые мы перепроверили. Оказалось, что нашего Джокера раньше звали Драгомиром Валевским. Поляк, который некоторое время жил со своей престарелой матерью в Польше, а после её смерти переехал в Российскую Федерацию в поисках работы, так как он был хорошим математиком, который закончил Ягелонский университет. Пару лет он проработал в нескольких региональных центрах консультантом, пока не встретил одну русскую девушку-студентку, в которую, если верить нашей информации влюбился по уши, женился и остался жить в России, переехав в провинциальный тихий городок…»

На экране появилась ещё одна фотография, но уже женская. Типичная девушка, симпатичная кудрявая брюнетка, с ямочками на щеках и карими красивыми глазами.

«… Это избранница Драгомира Валевского. Её зовут — Внимание! Её зовут Мария Ивановна Волкова. Это дочь Ивана Волкова и мать Владимира Волкова. Деда и внука, которым принадлежит Волков-Индастрис. Кто бы мог подумать, что возможны такие перипетии жизни?! Как вы, думаю, уже поняли Владимир Волков сын Драгомира Валевского, то есть самого Джокера! У Джокера есть сын, который фактически уже управляет одной из самых крупных компаний мира, владеет огромными средствами, является признанным учёным и одним из лучших хирургов нашего времени, по словам Супермена. И это Владимир Волков. Признаться честно дорогие телезрители, я и сама в шоке от таких новостей. Но не смею задерживать на своих эмоциях ваше внимание. Тогда ещё Драгомир Валевский недолго пробыл в браке со своей молодой супругой и вскоре сбежал из семьи, когда Волков-младший был ещё младенцем!»

— Поверить не могу, — ошеломлённо простонала Дина Ленс. — Владимир — сын Джокера? Это шутка?

Диана и Света не ответили ничего. Они не могли и слова произнести, а лишь смотрели на экран и слушали Лейн, которая всё продолжала говорить и говорить.

«… Кроме этого нам удалось проследить „путь Джокера“, после его бегства из России. После России он ненадолго, буквально на пару месяцев, вернулся в родную Польшу, а из неё перебрался в Морковию на год, где по каким-то причинам занялся легким криминалом. Но бежал оттуда в Каснию, где стал наёмником и служил в довольно известном и кровавом отряде убийц „Красные Черепа“. Там он сумел обзавестись новой семьей, куда входила его жена-каснийка и дочь. Имя матери нам неизвестно, но вот доподлинно известно, что его дочь звали Владлена. Оттуда он со своей семьёй перебрался в США, где поселился в Готэм-сити. Устроился работать комедиантом в одну малую труппу. Затем, если уже верить только источникам Загадочника, мафия умудрилась будущего Джокера, а тогда ещё простого комедианта-неудачника, только сменившего имя на Джерома Валеску приобщить к криминалу. И на первой же миссии он потерпел неудачу из-за Бэтмена в ту же ночь, угодив в чан с химикатами, которые отразились на его внешности, и здоровье как телесном, так и душевном. В ту злополучную ночь 31 мая умер Джером Валеска или же Драгомир Валевский и родился Джокер! Эта информация ещё будет перепроверяться и дополняться. На ближайшие планы Дейли Плэнет поставлены цели — взять интервью у бывшей жены Джокера и его сына Владимира Волкова!»

— Это пец! — выдавила из себя Суперия. И Диана с Диной были согласны с этим.

* * *

Владимир Волков.


«…На ближайшие планы Дейли Плэнет поставлены цели — взять интервью у бывшей жены Джокера и его сына Владимира Волкова!»

Какая экспрессивность. Думаю, сегодня ещё будут дополнения и дебаты по этому вопросу. Хотя не только у них. Эти новости о моём родстве крутят сейчас по всему миру. На сегодня точно это станет главным хитом!

Забавно, что у папы день преображения совпал с моим Днём Рождения, хе-хе.

Вон, какие лица у деда и Лагерты, что решили мне устроить праздник. Я-то и забыл об этом. С Диной так замотался, что и света белого не вижу.

Сейчас в Башне Волковых были только я, Лагерта, дед, мой учитель и друг доктор Хьюго Стрейндж, семейство Фриз, Кэт, София, Лайла и Мария Маршалл. Ну и ещё, разумеется, Вандербильт, Вики Вейл, ну и семейство Мандалоров-Дугласов. Ну, ещё было несколько «лейтенантов» Лагерты в её небольшой армии валькирий, которые тут были как бы просто сослуживицами моей невесты.

Меня с самого начала схватили и усадили на почётное место и нацепили колпак на голову и «свистелку» в рот вставили. Всё было прилично и хорошо начиналось, пока дед не захотел сказать тост. В тот момент все обратили внимание, а он в первую очередь на репортаж этой вот дамочки.

Наверное, она сочится сейчас самодовольством и радостью от того, что раскопала такую сенсацию. Хотя ей помогли. А она уже воспользовалась результатами поисков двух людей.

— Что?! — это реакция деда. У остальных она просто равна либо ступору, либо глубокой задумчивости. — Что эта, мать твою, девка трындит! Он не может…

— Это правда, деда, — перебил я его брань. Тут всё же молодые неокрепшие умы… — Я уже давно нашёл всю информацию по Марии и отцу. Это чистейшая правда.

— Но… не возможно, — он сел на своё место не в силах поверить в услышанное.

— Как ты, Владимир? — спросила меня Лагерта. — Ты ведь хранил этот секрет очень долго, как я поняла. Я не знаю, что даже сказать в таком случае, но крепись. Я с тобой! — и обняла меня сзади.

— Как она узнала? Вернее, как об этом узнал Загадочник? И как он так подробно разузнал об этом? — задавался вопросом Стрейндж.

— Он параллельно шерстил мою биографию и биографию Джокера, а так же ту странную связь и наши встречи, что происходили в Готэм-сити, — ответил я. — Недавно он дал мне знать, что владеет некоторой информацией, по поводу нашего весьма близкого родства. Достоверные, но более скупые факты. Он хотел меня использовать, вернее договориться. Но… я решил не устранять его из игры, не идти у него на поводу, а открыть карты полностью. Я сам ему подкинул дополнительную информацию по пути, что прошёл мой отец. Я решил, раз уж не удалось один раз скрыть эту информацию, то её вряд ли надолго смогу я скрыть от других. Да и к тому же, я решил, что честность лучший приём в политике. После оглашения во всё горло этой информации я, наконец-то, смогу понять, как будут ко мне относится люди, к моим действиям как на меня смотреть. И скоро узнаем. Да и лучше всего быть готовым и самим проконтролировать такое событие, чем оно наступит неожиданно, и без моего ведома, — пояснил я не только учителю, но и всем остальным, отпивая от газировки собственного приготовления немного.

Нужно, кстати, будет придумать ей название и запустить в массовое производство…

— Как ты мог?! Ты ведь… хрен с этой компанией, но ты подумал о Марии и Катерине. У тебя же сестра младшая совсем ещё ребенок! — внезапно встал и стал на меня кричать дед.

Я был действительно в шоке, а не просто решил ему дать слово. Я не понимал его реакцию и мотив. Сейчас у меня когнитивный диссонанс наступил. Я не мог здраво мыслить или же принимать участие в разговоре, только слушать и удивляться.

Но не менее удивительным было то, что часть собравшихся, так же почему-то разделяли негодование и осуждение. Только это я почувствовал ментально, отголоски их эмоции. Страшно подумать, что они там у себя в голове творят.

А тем временем дед продолжил вещать:

— Ты же далеко не идиот, но почему ты так поступил? Почему со мной не посоветовался? Это ведь не только тебя касается. Ты ведь не один живешь в этом мире. Почему? Ну почему ты не додумался у меня спросить совета?

С каждым словом он распалялся всё больше и больше, а у меня не находилось слов, было ощущение, будто у меня из головы выкачали все языки и чувства кроме как стыда, некой непонятной вины, смущения, печали и… обиды!

Несколько минут он говорил и говорил без остановки. Чуть ли не брызжа слюнями. Давно я таким деда не видел. И мне даже слегка страшно стало. Я понимал, что произошло что-то. Но что именно я не мог уловить. Я в чём-то просчитался в его глазах и в глазах даже Лагерты, что с осуждением так же смотрела на меня, стоя уже рядом с дедом.

Это выводило меня из себя. Но внешне как потом оказалось, у меня было просто каменное лицо. Наверное, уже некий рефлекс выработался за это время. Но вот в душе была буря.

Не знаю, сколько ещё бы я молчал бы и сидел бы как истукан, но мой слух зацепился за одну из фраз брошенных дедом:

— … Ты бы хотя бы подумал бы о Маше и Кате!

— МОЛЧАТЬ!!! — сам не ожидая от себя такого громкого крика и реакции, я уже действовал не здравомыслящий человек, а как обиженный ребенок, которым фактически тогда и являлся.

Он и все остальные затихли. Кажется, я инстинктивно поддержал свой крик магическим усилением. Он, наверное, даже на нижних этажах был слышен. Стекло и хрусталь потрескался, а из уха Софии и Вики потекли маленькие струйки крови. Нужно будет наложить на них восстановление. А то повредил по барабанной перепонке и стою тут пыхчу.

— Я правильно тебя дедуля расслышал? Ты сейчас… — я пытался подбирать слова. — Ты сейчас орал не из-за того, что я с тобой не посоветовался, не от того, что мы можем потерять часть своих активов или влияния, которое собственно для нас не важно, а… Ты… Ты ерепенился тут из-за того, что это может как-то повлиять на жизнь этой суки?!

Держись, Вова, держись! Это твой дед!

— Молчи! Не говори такие слова, она твоя мать! Я знаю, что она тебя била в детстве, это её не оправдывает. То, как она поступила с тобой и мной, это плохо. Но ты должен найти в себе силы, наконец-то, простить её. Она изменилась после счастливого брака, — он слегка улыбнулся. — Ты ещё не видел свою маленькую сестру. Катенька просто чудо. Поверь, Маша жалеет о том, что сделала когда-то и ей стыдно.

— Я знал с самого начала, что ты с ней общаешься, — я продолжил эту тему. — Я тебе слова не говорил. Ты имеешь право на это. Это твой выбор, и я его уважаю, как и тебя дедуля, как и то, что ты решил ей даже с бизнесом помочь. Ты, кажется, в её компанию вбухал два с половиной миллиарда долларов? — он насупился. — Это неважно для меня. Ты имеешь право на те деньги, что мы заработали не меньше меня. Я тебе бы и слова не сказал, даже если бы ты решил по своей воле и половину нашего капитала вбухать на эту стерву! Дело твоё! Хотя мне это не нравится. Хочешь холить и лелеять новую внучку? Пожалуйста! Ты волен делать все что угодно. НО! Когда для тебя она стала важнее меня? Я хочу понять, когда же я так оступился, что ты устремил свой взор только на этих двоих?

— Они… ты не понимаешь!

— Поэтому и спрашиваю, деда, — и подошёл к нему. — Мне очень интересно это услышать! Я имею на это право! Я твой внук!

— Ты жив лишь благодаря мне! — крикнул он и схватил меня за грудки. — Если бы не я, ты бы в детдом попал или в какую-то приемную семью.

— Я знаю. И всегда тебе был за это благодарен. Но всё же я тебе не чужой, и ты мне так же. Наверное, у меня не так уж и много близких мне людей. Все самые близкие сейчас здесь, в этой зале. Но почему-то от половины я чувствую некое чувство разочарования и осуждения. И не могу понять за что?!

— Потому что ты дурак, Вова! Ты… даже слов не находится.

— Быть может, потому что они не находятся, что ты у меня просто не знаешь, как оправдаться за свои слова? Знаешь, говорят, что когда человек не в себе он в крике может рассказать любую информацию, а главное правдивую! Ты был на эмоциях и не скрывал правду. Она всплыла без украшений, та, что была. То, что ты думаешь о том, что происходит, это сидело в глубине тебя. Некрасивая правда, но… тем не менее, правда! — я горько усмехнулся. Ведь знал, что сейчас уже говорю с более-менее ясным умом.

— Владимир, — встряла Лагерта. — Иван Иваныч говорит о том, что ты не сколько нам навредил, а сколько своей сестре, которая ни в чём не виновата. Ты не подумал о ней. Пусть даже твоя мать заслужила ненависть с твоей стороны, но твоя сестра…

— У меня нет сестры! — фыркнул я. — Может у нас одна биологическая мать, хотя её скорее инкубатором можно назвать, но это не делает нас родными. Мы с ней разные, жили по разному, в других мирах можно сказать. Мы…

В этот момент мне прилетел удар ладонью от неё.

Я опешил!

— Не говори так о ней! — со злостью сказала Лагерта. — Поверить не могу, что ты способен на такую ненависть по отношению к своим родственникам! Как… поверить не могу, что ты это говоришь. А ещё больше я не могу поверить, что когда-то влюбилась в такого чурбана как ты. Наверное, и отца моего избил из-за того, что «в разных мирах живете»?

— Дорогая, не путай события. Тот случай недоразумение… — вновь я получил от неё удар.

— Мерзавец!

Она сняла обручальное кольцо, что я лично делал для неё несколько дней со всей тщательностью и заботой, и швырнула в меня.

— Не смей теперь ко мне даже приближаться! — и быстрым шагом направилась к выходу.

За ней следом направились её валькирии, София, Мария Маршалл и Лайла.

— Я не могу поверить, что вырастил такого негодяя, как ты. Многое мог бы тебе простить и понять, но не это!

В его глазах читалась печаль, боль, обида и неверие.

Наверное, в моих было то же самое. Но кроме этого ещё и… ГНЕВ!!!

Он ушёл, я же медленно подошел к окну, мы были на самом верхнем уровне. И своим зрением я мог четко распознать, как машину садились сначала Лагерта со своими подружками, а затем минут через десять подъехала новая куда сел и дед.

Они уехали, оставив меня одного.

Семейство Фризов что-то говорили успокаивающее, а потом ушли.

Я вернулся за стол, где ещё были Кэтрин Кейн, Вики Вейл, Дугласы-Мандалоры, Стрейндж и Вандербильт само собой.

— Вова, — обеспокоенно, но все же осторожно заговорила Виктория. — Прошу, не пори горячку. Уверена, они одумаются, и Лагерта и твой дед, они не глупые люди.

— Да, моя дорогая Вики, — улыбнулся я ей. — Они не глупые люди, просто они сделали выбор, исходя из своего мировоззрения и желаний, которые я не могу объяснить и понять. В равной степени как желания деда, так и желание моей любимой.

И от этого мне хреновей всего…

Глава 20

Владимир Волков.


Башка раскалывается, трындец!

Я медленно вставал со своей кровати, хотя, учитывая её размер и форму, что была в виде сердечка, то это скорее траходром!

Пока слез с него, то случайно отдавил руку сонной Вики, которая спала у меня под боком, чуть не скинул милую злобную волшебницу Александру, что лежала в ногах, и не наступил на какую-то лежащую на полу блондинку.

Хотя почему какую-то? Это хорошо известная для Лиги Справедливости Адрианна, она же по документам Эдриан Палики. Эту свою «миньоншу» я сделал с внешностью американской актрисы, что сыграла одного персонажа Марвел в «Агенты Щита». Для меня — весьма милая блондинка, вот и не удержался. Хотя отдельно от них на кухонном столике абсолютно голая вся в сперме, кокаине и суши лежит другая моя «поделка», та, которая зовётся Повелительница Молний. Только если она в своей боевой форме имеет внешность бледнокожей, платиновой блондинки с такими же бело-серебристыми глазами, то в нормальном обличье, она загорелая девушка с шикарными длинными кучерявыми волосами до средины спины, пронзительными тёмными глазами и пухлыми губами. И у неё даже формы куда более округлые, чем в боевом режиме. Она на вид истинная венесуэлка, а не гречанка, что указано в её паспорте. И зовут её Электра Начиос. Каюсь, вновь не удержался. Но такая аппетитная дамочка, ух. А в постели просто огонь.

По другую сторону кровати на полу лежала ещё Шей Визла, она же Шейла Дуглас, она же Мандалор Мститель. Она была с надетым на себе страпоном на резиновой бабе…

Да уж, славно мы вчера покутили с ними здесь вшестером.

Хотя почему только вчера?

— И-и-и-и-ин-н-н-ди-и-и-ик-го-о-о! — проорал я, выйдя из своей комнаты на том старом острове в Тихом океане, что я давненько прикупил для своей базы. Я всё же дал ему название, когда последнее время после разрыва с Лагертой и того, когда дед переехал в Лондон к этой суке, Марии, и её дорогой дочурке, дал ему имя — Остров Свободы! — Скотина выползай! Твой хо-ик-зяин хочет знать, что за хрень происходит, и почему тут нет Суперии?

Из-за угла, словно зная, хотя эта адаманто-вибраниумная скотина могла просто хорошо знать мои привычки и рассчитать мое пробуждение и реакцию, что я сейчас выйду, вышел ИИ с подносом, на котором была трехлитровая бутыль рассола, несколько таблеток, что-то горяченькое в глубокой миске и пинта пива.

— Создатель. Рад, что ваша регенерация и все остальные генетические модификации, что вы с собой сотворили, дают вам иммунитет против любых психотропных веществ. Правда жаль, что ваш гений умудрился сотворить такой вид алкоголя, что даже вас скашивает на раз после его принятия. Два дня назад эта грязная потёкшая самка Вики, — чего он так Вейл обзывает? — которую так называете именно вы и мне так велели делать, — Твою мать! — вот уже месяц как, — А почему я этого не помню? — Так вот, эта грязная потёкшая самка Вики выпила немного этого уникального напитка и пережила девять клинических смертей. Но ваши умения и моё дежурство у вашей спальни спасло её от отправления в Ад.

— Почему я её так называю?

— Не знаю. Но учитывая то, что вы делали друг с другом, то она вполне могла заслужить это прозвище, и, видя её реакцию на это, думаю, оно ей даже нравится.

— Твою мать! Какое сегодня число? Четвёртое?

— Нет, шестое, Создатель.

— Я что пробухал до такой степени, что не помню Пятое августа? — удивился я.

— Нет. Вернее не знаю, Создатель, — на мой вопросительный взгляд, который он получил, когда я принимал с его рук поднос и шёл в гостиную пожрать. — Просто сегодня шестое октября.

Я остановился на месте и повернулся Индиго.

— Ч-чего?

— Сегодня шестое октября, Создатель, а не шестое августа.

Твою мать!

Неужели я настолько опустился в своём самокопании? Я думал, что пью и гуляю максимум месяц-два, а тут время раза в два больше.

Хотя первый месяц после того знаменательного эфира моя жизнь пошла в некотором роде под откос. В свой же день рождения я лишился близких мне людей и даже некоторых людей, которых считал друзьями. Вся «четверка Вест-Поинта» кроме Кэтрин, что осталась со мной, ушла, и теперь со мной общается, вернее, общалась, пока я не ушёл в отшельничество на остров, Кейн.

Первый месяц в июне я предпринимал попытки переосмыслить то, что произошло и помирится всё же с Лагертой и дедом. На тех троих дур, что звались моими подругами, я болт положил. Больно надо…

Да вот только после того, как в первую неделю после моих Именин я пофилософствовал, поставил себя на место деда и Лагерты, найдя мало логических объяснений их действиям, пошёл мириться.

Лучше бы сразу начал бухать и трахать всё, что движется.

Лагерта меня пять раз подряд игнорировала, а на шестой я плюнул на всё и телепортировался в её квартиру. Но там меня ждала лишь холодная мина моей любимой женщины, которая смотрела на меня свысока. Все доводы, слова, обещания и клятвы, что я готов ей был дать ради её возвращения ко мне, словно испарились из моей головы, после её фразы: «Что тебе тут надо?». Это она тогда сказала таким тоном, что я не нашёл в себе сил начать разговор, просто позорно сбежал и больше не пытался искать с ней встречи.

Думал, с дедом будет по-другому. Но видимо эта стерва Мария ему хорошо пропесочила. Ведь при первой же встрече мы с ним вновь поссорились, и наш короткий разговор напоминал всё ту же ссору на моём дне рождения. Затем мы уже чуть ли не через посредничество Индиго вели переписку. Я не терял надежды и пытался с ним отчаянно помириться. Я люблю деда. До сих пор…

Но в какой-то момент он написал мне, что если я хочу помириться, то я должен буду принять Катерину как свою сестру. Про Марию он ничего не говорил. Я на мгновение задумался, а потом плюнул на всё и решил погулять вволю.

Но спустя ещё полторы недели мне пришло письмо от дедового юриста. Он захотел разделить активы «Волков-Индастрис». Фактически, это был окончательный раскол между нами. Он забрал половину денежных средств в наличке и драгметаллах, что у нас было. Забрал себе «Волков-Билдинг», часть сети отелей «Волков энд Дуглас», несколько мелких банков, все фирмы и лаборатории, что занимались сельским хозяйством, часть сети «Волков-Маркет», немного алмазных копей, рудников золота, платины, серебра и простых металлов по миру. Ну и плюс ещё некоторую мелкую недвижимость. Ну и костюм «Охотника». Он перебрался к своей дорогой дочурке и внучке.

Я не торговался. Как и говорил, я люблю деда, он заслужил большее, не смотря на то, что ушёл от меня в такой момент. Если бы он захотел забрать всё, я бы отдал! У него было на это право. Но случилось по-другому. Мы мирно разошлись. Он открыл свою личность Лиге Справедливости и до сих пор официально в составе Чёрного Ордена и поддерживает тайну «Паука». Дед передал мне через Индиго, что сохранит эту тайну, как и остальные. Но не хочет больше меня знать.

Обидно!

Но раз это его воля… Пусть будет так. Надеюсь, он будет счастлив с этими двумя.

После этого я как раз и ушёл в полный загул.

Завтракал я уже, когда на часах было два часа дня и солнце жарило как на сковородке. Голова быстро прошла после сеанса волшебной терапии.

Решил, что уже хватит бухать и пора браться за ум.

После ухода деда с половиной денежных активов и примерно 40 % других активов рейтинг и авторитет Волков-Инданстрис при новостях о моём родстве с Джокером заметно упал. Но после поступления в продажу новых лекарств и технологий разного толка, мы быстро догнали свой прежний уровень. Компанией фактически руководили те, кто остались со мной и были мне верны. Но в первую очередь вновь старались Индиго и Вандербильт, за ними шла, как не удивительно, Вики. Она была моими глазами и ушами, жёстко опускала журналистов и «антиволковцев», которые меня начали винить чуть ли не во всех смертных грехах моего папаши. Но таких было не много. Так, небольшая группка.

Неделю назад сюда, на остров, прибыла Вики, пытаясь вернуть меня к «реальной жизни» и вытащить в свет. Но, в итоге, я её втащил в этот мир разврата, алкоголя и наркотиков, которые мы, так и не ясно где, взяли.

— Индиго, — заговорил я, когда уже доел. — Ближайшую неделю держи меня подальше от алкоголя.

— Принято!

— А теперь составь мне отчёт по прошедшим событиям. Хочу быть в курсе главных заварух и ситуации в мире.

— Принято! Через двадцать две минуты будет готово.

— Замечательно. Где Светочка?

— В Зале Лиги Справедливости на плановом совещании их организации. По моим наблюдениями, что я веду через управление вашим костюм, оно скоро закончится.

— Ясно, сообщи ей, что я «вернулся». И хочу, чтобы она сопроводила меня в Аркхэм в виде моей помощницы.

— Вы собираетесь навестить своего отца?