КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391470 томов
Объем библиотеки - 502 Гб.
Всего авторов - 164397
Пользователей - 88969

Впечатления

Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Корн: Дворец для любимой (Фэнтези)

домучил и с удовольствием удалил.автору видно лень разрабатывать сюжетные ходы и посему его герой постоянно попадает в плен.в каждой книге его похищают и пленяют.блин,да его или убили бы уже давно,или поумнел бы.собственно вся серия посредственна и скучновата,достоинство у нее одно - она длинная.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Вы призвали не того... Книга 6, том 1 (fb2)

- Вы призвали не того... Книга 6, том 1 (а.с. Вселенная Бездны-6) 1063K, 306с. (скачать fb2) - Тимур Аскарович Айтбаев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Вы призвали не того... (книга 6, том 1)

Глава 201

Арка 7. Страна обжигающего света. Раб.


Глава 201. И снова здрасьте!


1.


Поздравляю! На тебя пал случайный выбор для исполнения роли фамильяра в ритуале «Зов Героя Бездны».

Фамильяр обязан:

- подчиняться приказам призывателя;

- не вредить призывателю;

- защищать призывателя.

Фамильяр имеет право:

- … (ну, ты понял)

Внимание! В ритуал были включены дополнительные особые условия!

Фамильяр не может использовать активные способности без приказа. Фамильяр умрет через 30 секунд после смерти призывателя (отделения души от физического тела).

Если по истечении 30 дней фамильяр и призыватель будут живы (душа будет иметь власть над какой-либо физической оболочкой), то договор считается исполненным.

Награда фамильяру после исполнения договора: +10 ко всем характеристикам, +5 уровней, случайный артефакт не ниже легендарного ранга.

***

Вот сижу я, значит, в бадье с тепленькой водичкой. Голый. Ровнехонько в центре какого-то местного колизея. И читаю эту хрень.

Даже не хрень, а фактический рабский контракт на мою задницу на ближайший месяц. Да, награда вкусная, но жопа мне дороже.

А если «призывателем» окажется какой-нибудь любитель «крепкой мужской дружбы с взаимопроникновением»? Прикажет ему отсосать, и че мне делать? Ведь непонятно, могу ли я противиться приказам, или тело будет действовать само, на автопилоте? Или удастся его прирезать? Но тогда и сам сдохну.

Это как в старой шутке недалеких школотронов: если бы тебя поставили перед выбором, сделать минет мужику или застрелиться, что бы ты сделал?

Хотя, нет, стоп!

Я еще раз перечитал сообщение Системы.

Вот оно! «Смертью» считается отделение души от физической оболочки более чем на 30 секунд. То есть, теоретически, я могу этого самого призывателя ебнуть, после чего поймать его душу и посадить, допустим, в тело какой-нибудь бабы. Опыт есть, провернуть не сложно. Но, опять же, это только теоретически. Плюс, для подобных операций нужен Саси, а «Длань Монстра» относится к способностям, на которые требуется разрешение этого самого призывателя. С другой стороны, Ловец Душ вполне способен действовать самостоятельно, в чем я не раз уже убеждался.

Жопу куснуло предчувствие угрозы.

А, ну да. Тут же сражение как бы идет…

Бой… И я практически в его гуще… Где-то рядом должен быть мой «хозяин»… И он тоже должен быть посреди боя, что логично — ни один здравомыслящий человек не станет проводить ритуал со столь стремным названием будучи в безопасности. Скорее всего, жизнь призывателя под смертельной угрозой, и он использовал рандомный призыв как последнее средство в надежде вытащить выигрышную карту…

НУ ТАК КАКОГО ХРЕНА Я ТУТ СИЖУ!!!

Сдохнет этот тип, и пиздец куснет меня за яйца!

Из бадьи я вылетел пробкой, практически на реактивной струе подгорающей от осознания собственной тупости задницы.

Красивое сальто в воздухе. Приземление на обе ноги уже с Копьем Бездны. Беглый анализ ситуации.

Негры разделились на две группы. Трое продолжили избиение оборванцев, по-садистски медленно пуская их под нож, а двое легкой уверенной трусцой направились в мою сторону, потрясая трезубцами под приветственный рев толпы.

Ну-ка, чуйка, где мой «призыватель»? Кому я должен в жопу дилдо из крапивы?

Определить направление и примерное расстояние оказалось не сложно — помог опыт общения уже через мои собственные контракты. И ощущения явно указывали на ту кучку людей, которых сейчас увлеченно резала тройка негров.

Ну да, кто бы сомневался?

Коротко замахнувшись, отправил копье в полет до груди одного из спешащих ко мне чернокожих. Кажется, тот успел заметить мое движение, но вот на адекватную реакцию скорости уже не хватило — черножопый только-только начал поднимать руку, а копье уже пробило ему грудину насквозь, страстно входя в лоснящееся от пота черное мускулистое… кхм…

«Чешуйка, хватит лезть мне в мысли!»

«Прости», - раздался виноватый голос дракошки.

Кажется, ей нравятся «шоколадные зайчики». Что ж, дело вкуса.

Второй разгоряченный гладиатор, похоже, даже не заметил судьбы своего собрата, так как бег не замедлил, продолжая целеустремленно нестись на меня, размахивая трезубцем.

Копье Бездны, исчезнувшее вместе с телом, распавшимся на черные хлопья, повторно призывать не стал. Смысла не видел. Это я первый пробный бросок сделал скорее с перепугу, пока мозги еще нормально не включились. А так, уже просто глядя на движения спешащего ко мне «великого воина племени Мбаги», мог с уверенностью сказать, что раскатаю в одиночку десяток таких же, даже не вспотев.

Слишком низкий уровень противника. Хоть какая-то малинка в той бочке дерьма, в которую меня легкой рукой окунули бессмертные. Однако, если смешать литр варенья и два литра дерьма, то что станет с вареньем? Правильно, оно тоже превратится в дерьмо. Так что радоваться, по сути, особо и нечему.

Рванув к быстро тающей кучке оборванцев, прикончил по пути храброго зулуса простым ударом кулака в кадык.

А через несколько секунд я уже стоял за спинами трех увлекшихся резней ниггеров.

Ухватил одного из них за запястье слишком сильно замахнувшейся назад руки с тяжелым кривым ятаганом. Удар свободной рукой в плечо противника тут же вызвал смачный хруст и отчаянный вопль. А ятаган остался у меня.

Три коротких удара и головы так и не успевших что-либо понять людей упали на красный от крови песок. А я не сразу допер, что за гул так давит на уши. Оказалось — это восторженный рев толпы.

Ну-ну… Радуйтесь. Только, боюсь, шоу отменяется. Потому как задерживаться в этой жопе я не собираюсь.

- Кто «призыватель»?! - рявкнул я оборванцам, перекрывая стоящий на трибунах вой.

Люди растерянно переглянулись.

Это действительно были самые настоящие голодранцы. Тощие, одетые в какое-то рванье, вооруженные ржавыми кинжалами и короткими дубинками, они были до того чумазы и истощены, то я даже примерно не брался предположить их возраст.

Хотя, нет, ошибочка. Это были не люди, а зверолюды — у всех без исключения торчали самые разнообразные ушки и хвосты.

Хм…

Бросив короткий взгляд на трибуны и останки негров, быстро подтвердил свою догадку.

Это были исключительно люди.

Тем временем из кучки настороженно смотрящих на меня ушастиков вперед протолкалась девочка лет двенадцати. Тощая, грязная, со здоровенным лиловым фингалом под глазом, маленькими круглыми ушками и коротким пушистым хвостом, в котором отчетливо виднелись подпалины и целые выдранные клоки.

Не говоря ни слова, она храбро ударила себя ладошкой в грудь.

- Серьезно? - уточнил я, хотя чутье однозначно подтверждало печальную истину.

Запрокинул голову назад и посмотрел на ясное голубое небо.

«Старушенция, будет предел этому издевательству?!»

«Ты еще не все знаешь, Буревестник», - раздался в ухе тихий многоголосый шепот, от которого шерсть на жопе встала дыбом, а яйца пошли пупырышками.

Или это просто от холода?

А вот ощущение, словно по хребту провели чем-то липким и холодным явно было не к добру.

- Нужно выбираться отсюда, - констатировал я очевидный факт, вновь опуская взгляд к малютке. - А там уже будем разбираться как и, главное, нахуя ты меня призвала.

Та молча кивнула, после чего ткнула пальцем в сторону толпящихся за ней сородичей и сделала странное загребающее движение руками.

- Типа, и этих блохастых взять с собой? - не нужно было быть гением пантомим, чтобы понять ее желание.

Она кивнула.

Я быстро пересчитал по головам «подопечных». Шесть напуганных аборигенов. Короче, жопа, но терпимо. Все равно буду прорубать путь наружу, так что пусть просто плетутся сзади и не отсвечивают.

Гораздо больше меня насторожил другой факт.

- Только не говори мне, что ты немая? - подозрительно уточнил я.

Она и не сказала. Просто открыла рот и продемонстрировала отрезанный по самый корень язык.

Рука-лицо.

Хрен знает где. Без денег, без оружия, без припасов, без спутников. Голый. В окружении явно враждебных аборигенов. В рабстве у маленькой немой девочки…

Захотелось разреветься.

Сесть голой жопой прямо на горячий окровавленный песок и разреветься как маленькой сучке, утопившей в унитазе новенький отцовский смартфон.

Вот только кто же мне, блядь, даст? Вон, уже открылись решетки в стенах вокруг арены, и на песок высыпали негры в золоченных доспехах, напоминающих римские, с круглыми резными щитами и короткими мечами.

Двадцать штук.

- Двадцать толстых черных задниц на один тонкий белый хрен… - пробормотал я, прикидывая варианты.

Впрочем, решение было очевидным — просто пойти и порубить их всех в капусту.

Но только я сделал шаг вперед, как чуйка взвыла дурниной, едва не порвав мозги на флаг ЛГБТ-сообщества. Тело опять среагировало быстрее сознания, делая шаг назад, прямо к растерянно хлопающей глазками «хозяйке».

Перебросив трофейный ятаган в левую руку, правой подхватил из лужи крови еще один образец местного кузнечного ремесла, являющийся почти точной его копией, и замер.

Негры высыпали на песок арены, быстро строясь в две шеренги по десять рыл. Вот только к нам они почему-то не спешили. Девчонка встала прямо за мной, так что я в самом буквальном смысле жопой ощущал ее горячее дыхание. Ну, не совсем жопой, а скорее поясницей, но суть дела от этого не меняется. А остальные ушасто-хвостатые оборванцы столпились чуть позади, словно разрываясь между страхом передо мной и черномазой солдатней.

И где угро… А, все, понял. А можно мне вернуться к варианту с воинственными неграми? Нет? Ну окей, будем выкручиваться.

Позади двух шеренг чернокожих воителей открылись большие ворота и из темного помещения на свет вылез трехметрового роста монстр, больше напоминающий помесь гориллы и кобры. Мощное четырехлапое тело было покрыто серой чешуей, налитые кровью бешеные глаза смотрели полностью красными белками, а на толстой шее раздувался самый настоящий змеиный капюшон с узорами в виде черных глаз.

Вопреки ожиданию, рыка не было. Зато когда тварь открыла пасть, раздался тяжелый шипящий звук, от которого противно заныли кости, начало сводить судорогой мышцы, а система тут же выдала сообщение о срабатывании способности «игнорирования здравого смысла».

Мне-то ничего, терпимо, а вот стоящим позади зверолюдам пришлось намного хуже — большинство упало на песок с посеревшими от страха лицами и пеной изо рта. Но часть выдержала, продолжая стоять, шатаясь и осматриваясь вокруг потерянным расфокусированным взглядом.

Самое удивительное — мой «призыватель» тоже выдержала. Причем получше своих сородичей. Вид маленькой девочки, сжавшей кулачки и упрямо закусившей губу, почему-то вызвал прилив умиления.

Надеюсь, это из-за связи «маг-фамильяр», а не из-за внезапно проснувшегося педобира. А то из-за одной Акрони на меня до сих пор косо посматривают…

Тем временем тварь захлопнула варежку и вразвалку направилась в нашу сторону, не обращая никакого внимания на негров-легионеров. Скорее всего, ее либо очень хорошо дрессировали, либо рядом сидит петовод. Был еще, конечно, вариант, что она разумна, или это что-то вроде оборотня, но я счел его маловероят…

«Андрей!!!» - взвыла Чешуйка.

«Чего?» - я завертел головой, подозревая, что проворонил еще какую-то угрозу.

«Идиот! Ты можешь включать мозги когда надо, а не когда на тебя лезет здоровенная зверюга с намерением отгрызть голову?!»

Я скептически осмотрел приближающуюся тварь.

Хорошо, гамадрил-переросток, попляшем. Давненько у меня не было обычного поединка с какой-нибудь тварью, не относящейся к классу «сверх-глобальный-северный-писец».

Главное не забыть, что активные способки отключены. Кстати, заодно и проверю, что именно работает, а что нет…

Ятаганы развел в стороны на вытянутых руках. Чуть пригнулся.

Рывок вперед с правой ноги.

Ветер бьет в лицо и обдувает обнаженное тело. Жесткий песок врезается в ступни.

Стараюсь не думать о том, что сверкаю хреном и голым задом на глазах у тысяч людей. Монарх, бля… Ласи меня убьет, если узнает.

Пролетаю мимо монстра так быстро, что горилла не успевает даже понять, что это было. Тем не менее, до моей прежней скорости еще далеко. А берсерк и не думает активироваться — видимо, он как раз из тех способностей, которым нужно отдельное разрешение.

Ну да. Граору нужно разрешение… Пиздят и не краснеют.

Резко торможу за спиной твари, поднимая целый вихрь песка. Заодно возношу хвалу новоприобретенному «усиленному телу» и завышенной живучести — сила трения на такой скорости просто зверская и у обычного человека, умудрись он двигаться голышом так же быстро, песком разорвало бы кожу на ступнях до самых костей.

С раскрутки бью обоими клинками по спине твари.

С прощальным звоном ятаганы ломаются у рукоятей. Один из них даже не оцарапал чешую, а вот второй, покрывшись легкой черной дымкой, оставил глубокую зарубку на теле монстра, из которой начала сочиться темная кровь.

Вывод — оружие дерьмо. Но «пронзающий выпад тени» работает, хотя и относится к активным способностям.

Горилла с ревом разворачивается, пытаясь достать меня беспорядочными взмахами когтистых лап.

Да щазззз, увалень. Слишком медленный. Видимо, полагается в основном на оглушающий эффект рева, а не на личное боевое мастерство.

«Нырок» не работает. Но тут дело скорее не в ограничителях, а в том, что нет тени — солнце стоит прямо над головой.

Легко ухожу от части ударов и вновь оказываюсь у твари за спиной. Призываю Иль-Сафора. Перехватываю тяжелый уродливый меч обоими руками и от души бью в бок начавшей поворачиваться твари.

Просто бью. Со всей силы.

Монстр успевает подставить под удар лапу.

Словно в замедленной съемке вижу, как металлический дрын с хрустом продавливает жесткое тело зверя, разламывая чешую, разрывая мышцы и сокрушая кости.

Тварь падает на колени. Одна лапа перебита и болтается только на чудом уцелевших сухожилиях. Бок вмят, наверное, до самого позвоночника. Кровь хлещет потоком, образуя на песке настоящие лужи. Сквозь клыки монстра проступает кровавая пена.

Но зверь все еще жив. Взгляд наполнен болью, шоком и совсем человеческим неверием, а уцелевшая конечность из последних сил пытается дотянуться до меня.

Легко ухожу от этих вялых взмахов и бью уже в другой бок, щедро вливая в клинок ману Бога-Берсеркера.

Алая вспышка на мгновение слепит глаза.

Одновременно с этим меня окатывает теплой вонючей жидкостью.

Зрение возвращается.

От твари осталась только нижняя часть, завалившаяся набок.

Вся верхняя половина тела, начиная от поясницы, превратилась в кровавый фарш. В адскую смесь из разорванных внутренностей, крови, мелких кусков мяса и осколков костей. Она неравномерным слоем покрывает песок по направлению удара. Судя по воплям, часть долетела даже до зрителей на трибунах.

Я сам с ног до головы в этом фарше.

Во рту отчетливый металлический привкус. Гадость.

Поворачиваюсь к вздрогнувшим ниггерам.

Стягиваю с плеча кусок то ли печени, то ли легкого. Бросаю в их сторону. Сплевываю попавшую в рот кровь.

Улыбаюсь. Ласково так.

- Здрасьте, чернозадые! Буревестника заказывали?

«Идиот! Нашел время выпендриваться!» - кричит Чешуйка, а на стену, окружающую арену колизея, поднимаются сотни стрелков со взведенными арбалетами…

Блядь.


2.


Я мысленно перебрал доступные способности, но не нашел ничего подходящего под этот случай. Нет, варианты, конечно, были… Например, долбануть «божественным бабахом» из маны Бездны и Граора. Но в этом случае я сразу всех стрелков не накрою, а если сносить их по частям, то меня превратят в ежика после первого же взрыва. А в тень не нырнуть — слишком светло вокруг. Уклониться же от всех стрел у меня не получится — я не супермен и даже не плод больной фантазии сестер Вачовски. А один удачно попавший болт откроет божественный аукцион на мою калечную трусливую душонку.

И обращение в Касию тоже не поможет — не выдержит его черная кожа выстрел из арбалета. Вернее, выдержит, но для этого мне придется обратиться полностью, и прости-прощай Андрюша Веселухин.

Рвануть к стене в попытке на нее забраться, или же к воротам за спинами двух шеренг негров-легионеров тоже не вариант — меня просто расстреляют, пока буду карабкаться наверх или вышибать массивные створки. Да и бросать призывательницу тоже нельзя — оставшимся оборванцам по-любому прилетит часть болтов. А стоит малявке загнуться, как через полминуты мне придет пиздец.

Остается только одно.

Сесть жопой на песочек и поднять лапки вверх.

Потому как если бы местные хозяева хотели меня ебнуть, то охрана бы уже стреляла. А так есть шанс, что попробуют взять живьем, а там уже ни одна клетка меня не удержит. Ну а если попробуют грохнуть, или пристрелят девчонку, то я уже с чистой совестью смогу устроить напоследок фейерверк эпических масштабов.

А тем временем ко мне выслали парламентера.

Правильно. Колизей — огромный, так чего глотку сверху драть? Выделили мальчика на побегушках и отправили выяснить, что это за странный голый мужик их дом труба шатает.

Правда, пришлось записать местным админам еще один плюсик — они учли показанную мной скорость и не стали вновь открывать ворота, давая лишний шанс через них улизнуть. Парламентера спустили со стены на веревке.

Пока он неторопливо шлепал ко мне по песку, я успел хорошо рассмотреть засланца.

Это был вполне себе молодой человек. Причем белый, в отличие от легионеров, хотя и покрытый моднявым бронзовым загаром. Одет он был в легкие сандалии и длинную серую тогу, поверх которой был нацеплен рельефный серебристый нагрудник с синим плащом, а на поясе болтались ножны с коротким гладиусом.

И если одежда особого протеста не вызывала, хотя я и искренне надеялся, что под тогой у него есть нижнее белье, то вот морда этого переговорщика не понравилась сразу. И дело не в том, что это был какой-то уродец — нет, послали вполне себе смазливого парня. Просто уж слишком приторной была эта улыбочка, а глазки так и бегали по мне, задерживаясь совсем не на тех местах, на которые будет пялиться нормальный мужик.

Но я честно подавил позыв достать копье и устроить ему сеанс гей-болта. Кстати, нужно будет проверить, работают ли активки артефактов. В том, что пассивы пашут я уже убедился — на горилле явно сработало «фаталити» Иль-Сафора.

- Ты понимаешь наш язык, дикарь? - спросил парламентер, остановившись в паре метров от меня.

- Понимать, - кивнул я, стараясь сделать как можно более тупой вид.

«Для тебя это технически невозможно», - раздался смешок Чешуйки.

«Тише, язва. Мужчины разговаривают», - отмахнулся я.

- Хорошо, дикарь, - удовлетворенно кивнул переговорщик. - Ты знаешь, где оказался? И, главное, как?

- Моя охотился на большай мохнатый зверъ, - с самым серьезным видом ответил я, нахмурив брови и почесав брюхо, на котором начавшая сворачиваться кровь противно стягивала кожу. - Но зверъ оказался сильный и пробил мой грудь. Потом был темный пещера и голоса. А потом я оказался тут, в странный деревянный бочка.

«А если они спросят зверолюдов о том, что ты говорил той девчонке, гений?» - поинтересовалась Чешуйка.

«Вряд ли эти расисты опустятся до такого. Да и не собираюсь я тут настолько долго сидеть, чтобы у них хватило времени прекратить чесать жопы и начать под меня копать».

- Яснооооо… - протянул парламентер, презрительно скривившись. - Так вот, дикарь, ты попал в столицу Великого Царства Кахтир! Мало того, ты вмешался в священный ритуал казни нечестивцев, чем вызвал неудовольствие нашего Царя! Но… - драматическая пауза, в ходе которой я под «фи» Чешуйки смачно высморкался забившей нос кровью гориллы. - Но ты показал бой, достойный лучшего гладиатора Круга Крови! И Царь высоко это оценил!

Вновь драматическая пауза. Слишком длинная на мой взгляд.

А, понял! Он напрашивается на вопрос. Вроде как «дикарь» уже должен был заинтересоваться. Ну, подыграем для легенды.

- Жрать дадут? Или костер? - уточнил я, ткнув пальцем в останки гориллы. - Моя будет готовить добыча.

Парламентер закатил глаза и издал печальный вздох.

- Тебе дадут еду, питье и красивых… самок. Если ты согласишься надеть одно украшение и убить еще несколько нечестивых и монстров в Круге Крови.

Украшение? Рабский ошейник, что ли? Весело, ничего не скажешь. А интересно, мое «игнорирование здравого смысла» сработает? А может ту печать подавит контракт фамильяра? Короче, посмотрим. Главное сейчас — убраться из-под прицела стрелков и как-то утащить к себе мелкую призывательницу.

Причем, я уже примерно знаю как.

- Хочу самку, - хорошо быть «дикарем», можно лупить в лоб, не думая о красивом построении вопроса и чувстве такта.

«А ты о нем хоть когда-то вспоминаешь?» - вздохнула дракошка.

«Не беси, шизофрения на полставки», - мысленно ответил я, стараясь поддерживать туповатое выражение лица.

- Будет тебе… самка, - скривился переговорщик. - Красивая, опытная и с большой грудью.

Бля… Так, стоп, главное не переклинить.

- Не хочу большой вымя! - еще как хочу! И красивую, и опытную, да штук пять! А лучше шесть! Но шкура все-таки важнее, так что слегка дрогнувшей рукой ткнул в сторону кучки так и не пришедших в себя зверолюдов, среди которых выделялась единственная оставшаяся на ногах девочка. - Ее хочу.

Морда лица парламентера вытянулась как у породистой лошади, которой в задницу толпа зеленых человечков присунула метровый зонд с параболической антенной.

- Нечестивую?! Ты хоть и дикарь, но все же белый человек! Я, конечно, слышал о подобных извращенцах, но… добровольно…

- Шерсть мягкий, - оскалился я. - Щелка узкий. Жаль ломаться быстро…

Картинный вздох.

Переговорщик секунду тупил, но потом до него дошло.

- Хорошо, дикарь, эта будет твоей. При условии… - и улыбка такая широкая-широкая. - Ты выполнишь работу убитых тобой зулу и казнишь остальных нечестивых.

Опля. А вот это мой призыватель вряд ли позволит. И пойти против нее не удастся — контракт не позволит. Вопрос — как быть?

Ответ — пиздеть до победного конца, желательно не краснея.

- Завтра, - с важным видом ответил я.

- Это почему? - нахмурился парламентер.

Эм… потому что!

- Сегодня Бум-Бум сыт, - ляпнул первое, что пришло в голову.

- Бум-Бум? - выгнул бровь парень.

- Большой Бум-Бум, - кивнул я. - Завтра он быть голодный. И делать из ушастый человека большой плюх-плюх.

Создатель, что за хуйню я несу?! Надеюсь, он сам себе придумает адекватный ответ, ибо я не в состоянии.

Парламентер обвел меня озадаченным взглядом, потом посмотрел куда-то мне за спину и, видимо, что-то себе все же придумал, так как лицо его осветилось настоящим озарением, граничащим с гениальностью.

- А, этот бум-бум! Хорошо, я думаю ради такого зрелища стоит потерпеть одну ночь. Но не больше. А сейчас, дикарь, надень это, бери свою самку и следуй за мной.

Он слегка дрогнувшей от волнения рукой бросил мне тонкой металлический обруч. Я без труда поймал побрякушку и озадаченно повертел в руках, для убедительности еще и укусив пару раз.

- Не вкусно… - выдал самый очевидный факт.

Переговорщик закатил глаза и ткнул пальцем в свой кадык.

- Надень на шею через голову!

- Аааааа! - протянул я.

Бля, не хочу.

Но либо так, либо ежик. Сомневаюсь, что этот хер в качестве заложника что-то из себя будет представлять.

Пришлось втихую помолиться Ктулху и натянуть на себя чертову железку.

Охренеть. Из короля в раба-дикаря-педофила-маньяка за пять минут, руководство для чайников.

«Украшение» ужалось и плотно обхватило шею, вызвав у парламентера облегченный выдох. Впрочем, не только у него — я едва сдерживал улыбку, глядя на мигающую перед носом системку об отмененном ментальном воздействии.

- Вставай, дикарь, - уже вальяжно-повелительным тоном сказал парень. - Бери свою… самку, и следуй за мной. Ни на кого без приказа не нападать, без команды не говорить.

Я чуть было не ляпнул «вас понял», но вовремя получил ментальную затрещину от Чешуйки. Правильно, команды ведь не было.

Эх, тяжело симулировать раба.

Под чересчур пристальным взглядом парламентера я поднялся на ноги и трусцой направился к моей… «хозяйке». Нет, лучше просто «призыватель» или «девчонка», а то как-то меня от такого коробит. Видимо, слишком привык, что подобное обращение обычно применяют ко мне самому.

Подскочив к мелкой, внимательно и напряженно наблюдавшей за переговорами с тем пожирающим глазами мою задницу типом, я легко подхватил ее на плечо, шепотом в двух словах обрисовав ситуацию.

- Лежи тихо, иначе нам жопа.

Судя по тому, что мелкая и не подумала трепыхаться, ситуацию она поняла прекрасно. Тем лучше. Если бы досталась какая-нибудь неадекватная истеричка, то тут бы все и кончилось. Впрочем, о том, что будет дальше и так только хрен знает, но делиться столь жизненно важной информацией этот чертов корнеплод явно не собирается.

Не дожидаясь меня, парламентер развернулся и пошел в сторону открывшихся ворот. Пришлось бежать следом, стараясь не рвануть слишком уж быстро — я уже и так засветил своими физическими данными больше, чем требуется.

Надеюсь, они не потребуют у меня выслать статус? Очень бы не хотелось спалиться раньше времени.

Проскочив между чернокожими солдатами, которых парламентер назвал, если память не изменяет, зулу, я наконец нагнал парня в тоге и молча потопал в трех шагах позади и двух левее. Кажется, в каких-то азиатских странах так выражалась покорность подчиненного…

«Жены», - поправила меня Чешуйка.

Бля.

Ладно, похуй.

За воротами оказался длинный узкий коридор с бойницами под полукруглым потолком, из которых на нас смотрели жала арбалетных болтов. Ну а в конце пути, явно уходящего под уклоном куда-то под землю, меня ожидала… клетка.

Серьезно. Большая стальная клетка с цельнометаллическими дном и крышкой, соединенными прутьями, толщиной в мое бедро. Эта радость стояла на железных колесах посреди довольно большого зала, в стенах которого опять же были узкие бойницы с торчащими остриями самострелов. Я навскидку попробовал представить, как можно от всего этого добра увернуться, если вдруг они начнут стрелять. И пришел к неутешительному выводу — никак. Слишком маленькие расстояния будут между пролетающими болтами, и слишком уж их много.

Чуть что, и я — ежик.

- Полезай, - скомандовал засланец, указывая рукой на клетку, на крыше которой виднелось пять фигур супер-мускулистых ниггеров. По-моему, у них даже яйца мышцами бугрились.

Вздохнув, я бросил на своего провожатого хмурый взгляд, но все-таки подчинился.

Подойдя к этой махине, взобрался по приставленной деревянной лестнице, стараясь не стукнуть безвольно болтающуюся на плече девчонку. Сверху, как я и подумал, был люк, вокруг которого и стоял почетный караул чернокожих зулу в золоченных нагрудниках. Только он не откидывался, как обычно, а скорее сдвигался с использованием какого-то хитрого рычажного механизма.

Прошлепав голыми пятками по металлу, скользнул в широкий лаз, про себя отметив неприятную толщину крышки люка и самого потолка — в них было сантиметров двадцать литого металла. Пятерка негров тут же с натужным кряхтением задвинула крышку на законное место, лязгнув несколькими тяжелыми запорами.

Вот и все.

Хуй знает, как отсюда выбираться.

Вздохнув, поставил мелкую на землю и оглядел свое новое «жилище».

Клетка изнутри оказалась попросторней, чем было на первый взгляд — примерно пять на пять метров, да три метра в высоту. Пол застелен мягкой свежей соломой, в одном углу стояла бадья с водой, а в другом — пардон, деревянный горшок. Как для младенцев, только побольше.

Но самым неприятным для меня оказалось то, что изнутри клетки было не видно, что происходит снаружи! Как только захлопнули крышку люка, на прутьях замерцали зеленоватые узоры и между ними словно натянули черное полотно. В полной темноте я, конечно, не оказался — тут и обычному человеку бы хватило света от этих самых зеленых рун, а уж мне с прокачанным восприятием, ночным зрением и привычкой к темным подземельям было вообще глубоко похрен на наличие или отсутствие освещения. На крайняк, просто перейду на магическое зрение — опыта в шкуре Касии хватило, чтобы освоиться с этим видом ориентирования.

Вот только дискомфорт все же остался. Причем не слабый.

Если я не вижу, что происходит снаружи, то это отнюдь не значит, что они тоже не видят, что творится внутри. Скорее всего, даже наоборот — не только видят, но и пристально наблюдают.

У меня начинает складываться ощущение, что я попал к долбанным извращенцам-параноикам. Казалось бы, я и так сижу в рабском ошейнике, зачем еще дополнительные меры охраны? Так нет же, засунули в стальную клетку с какими-то чарами, да еще и под прицелом пары сотен арбалетов.

Если выломаю люк в потолке камеры, что сделать возможно благодаря «разрушению барьеров» Иль-Сафора, то меня тут же нашпигуют стрелами. Но это не единственная опасность — я буквально чую угрозу от рун на самой клетке. Сдается мне, они не только ограничивают видимость и работают специфической подсветкой. Скорее всего, при попытке выбраться, эта охранная магия должна зажарить все, что внутри камеры. Или наполнить ее газом. Или раздавить, обрушив потолок — в нем веса несколько тонн.

И если сам я еще смогу выжить, просто нырнув в тень, то вот девчонка — труп стопроцентный. А сдохнет она — помру и я.

Можно, конечно, рискнуть, и пересадить ее душу к себе в карман, но… В договоре сказано, что она должна «иметь власть над физической оболочкой». А пускать непонятно кого «порулить» своим телом, став на время «голосом в голове», я категорически не согласен. Но как вариант рассматривать это можно. На крайний случай.

Итог.

Я в жопе. Опять.

Голый, в рабском ошейнике, в клетке с магической ловушкой, с бесполезной лолькой под боком, под прицелом ебучей тучи арбалетов, да еще и без малейшего понятия, что происходит вокруг и в какой я вообще части света.

Пррррррелестно…

Глава 202

Глава 202. Лолита, клетка и астрал.


1.


Я плюхнулся на жопу посреди камеры.

Тело нестерпимо чесалось — все же меня не слабо так окатило кровью убиенной гориллы, которая, подсохнув, начала противно стягивать шкуру, вызывая далеко не самые приятные ощущения.

Помыться бы…

Попросить у тюремщиков ведро воды что ли? Вот только хрен знает, моются ли в их представлении дикари? Скорее всего — нет.

Дикарь должен брутально покрывать тело кровью врага, считая эту корку мерзкой грязи дополнительной броней для отвода каменных копий улюлюшников из соседнего племени и злых духов коварных шоманаф…

Весело, блядь.

Но раз уж взялся, то соответствуем — пока не дадут воды сами, просить не буду. Ну а на антисанитарию пофиг — с моей живучестью это болячки должны меня бояться! Любого микроба нахуй переварю! Му-ха-ха-ха!!!

- Пчхи!

Кажется, микробам о моей живучести сказать забыли.

Не хватало только простуду подхватить.

Гроза всех местных королей, убийца Ньярлота, избранник Бездны и т.д. и т.п. загнется от обычной простуды… Шутка, достойная этой ебанутой Вселенной.

- Пчхи!

Шмыг.

Руны на прутьях клетки неожиданно замерцали и пелена тьмы спала.

Пока я сидел и размышлял о бренности собственного бытия и глубины его падения в Великий Вселенский Анус, в помещении изменилось многое. Не сказать, что кардинально, но не слабо.

Перед клеткой стоял человек в длинном синем балахоне и смешной остроконечной шляпе. Только палочки с желтой звездочкой на конце не хватало для полноты картины. Впрочем, он и с ней не потянул бы на «доброго волшебника из голубого вертолета» - слишком уж рожа была зверская, а накачанную фигуру не могла скрыть даже мешковатая одежда.

Рядом с ним стояли два негра в серебристых доспехах, тоже с не самыми милыми лицами, неестественно плоскими лбами и чуть выступающими вперед челюстями, что делало их похожими на питекантропов с картинок учебника по истории. Или кто там из наших предполагаемых предков так выглядел?

- Дикарь, - пророкотал «добрый волшебник». - Мое имя Горгус. Великий Царь Кахтира приказал мне подготовить тебя к завтрашней казни.

Эм… Я надеюсь, имеется в виду казнь «нечестивых», а не моей драгоценной тушки? Так ведь?

Думаю, что-то отразилось на моем лице, которое я старательно делал максимально туповатым, потому как этот самый Горгус скривился и опустился до пояснения.

- Конечно, казни нечестивых, глупое животное! И не надо на меня так смотреть, даром телепатии я обделен, но по твоей примитивной харе и так все понятно!

Уф, а то я уже испугался.

Тем временем мой новый знакомый махнул рукой и несколько пыхтящих от натуги мальчишек весьма холеного вида втащили в комнату здоровенную бадью с водой, поднос с целой кучей дымящегося мяса и какую-то кожаную сбрую.

- Вот, животное, цени мою щедрость! - задрал нос Горгус, демонстрируя торчащие из ноздрей длинные черные волосы, и взмахом руки показывая на «щедроты». - Вода, чтобы ты так сильно не вонял, еда, чтобы смог завтра поднять свой дикарский меч, и одежда, чтобы не смущал Царицу своим голым задом.

Хм… А про Царицу поподробней можно? Хотя нет, нахуй. От этих венценосцев одни проблемы. Ну, разве что у нее грудь будет…

«Андрей!» - зашипела Чешуйка в ухо.

«Чего? Помечтать уже нельзя?»

- Дикарь, уж не на мою ли неземную красоту ты так реагируешь? - раздался подозрительный голос идиота в колпаке.

В смысле, «так реагирую»? Мужик, ты про чт… Ой, бля…

Сорян, это все мой организм. Он всегда так делает при мысли о хорошеньких дойках.

- Отвечай! - взвизгнул Борбус, или как его там.

«Горгус, идиота кусок. Мозги только женщинами и забиты!»

«И не только мозги, если посчитать сколько вас там у меня в душе уже набилось…»

- Моя думать о женщина, - честно ответил я мужику, рассудив, что это был «прямой приказ рабу».

- Ну так вон, ты же эту… нечестивую для того и брал! Иди, удовлетвори свою похоть!

Эй, а этот мужик не того… вуайеризмом не страдает? А то как-то стремно у него глазки заблестели. А учитывая его реакцию на мою эрекцию, да подозрительно холеных мальчиков в прислужках, да пару этих брутальных качков… Бля, кого мне в надзиратели поставили?! Искренне надеюсь, что это только мое хромающее на обе хромосомы воображение!

Я перевел взгляд на тихонько сжавшуюся в углу камеры призывательницу.

Не-не-не! Лоликон — это мимо.

- Большой Бум-Бум говорить, - ответил я с важным видом, вновь посмотрев на Борбоса.

«Горгуса!»

«Да мне похуй, женщина!»

- Что за Бум-Бум, и что он говорит? - скептически выгнул бровь мужик. - Ты вообще о чем, дикарь? Отвечай!

- Большой Бум-Бум! - я призвал в руку Иль-Сафора и лязгнул его шипастым шаром по дну клетки, оставив там внушительную царапину и заставив руны на прутьях на миг полыхнуть угрожающим красным светом. - Он говорить мне. Сегодня этот маленький ушастый девочка драть нельзя. Сначала ритуал. Потом Хрум-Хрум. Потом Уга-Чага.

«Ты что несешь?!»

«Да бред какой-то, как обычно. Пусть сам думает, что все это значит — он же умный, по морде моей все читает!»

- А если я тебе прикажу? - нехорошо так прищурился Барбоска.

А вот этого нам не надо!

- Большой Бум-Бум будет злиться, - серьезно ответил я. - Сильно злиться. А маленький Чух-Чух не будет стоять. Совсем не будет.

Мужик еще немного посверлил меня взглядом, после чего махнул рукой.

- Ладно, животное, Аве с тобой. Поешь, приведи себя в порядок и поспи. Если завтра ты не сможешь повторно произвести впечатление на Царя, то встретимся мы уже на соседних дыбах…

Мужик развернулся и двинулся прочь, оставив тут мальчишек и пару негров-охранников.

Кхм… Круто тут. Это что же получается, на местном троне тиран и деспот? Это такой тонкий намек на очередной переворот?

А вот хрен вам! Я и так измазал себе жопу в крови! Сейчас помоюсь, поем и буду думать, как свалить отсюда, прихватив и эту ушастую. Ни в какие дворцовые перевороты и гражданские войны я тут встревать не намерен! Слышите?! Че ржете? Ой, бля, все, ебитесь кругом, товарищи бессмертные, я вас не слышу!

Тем временем мальчишки, не без помощи молчаливых негров, затащили бадью с водой, еду и «одежду» на крышу клетки, отодвинули люк и поочередно спустили всю эту радость мне вниз на веревках.

Вода была чуть теплая, но мне не привыкать. Тем более, что тут даже деревянный ковшик прилагался, и пучок каких-то корешков, которые с подсказки Чешуйки были опознаны как мыльные.

Пока я умывался, руны на прутьях замерцали вновь, восстанавливая магическую пелену. Впрочем, этого стоило ожидать, так что продолжаем ломать комедию для гипотетических наблюдателей.

- Эй, ушастый мелочь! - рыкнул я на продолжавшую сидеть в углу призывательницу и ткнул пальцев прямо в бадью, в которой осталось больше половины воды. - Идти сюда! Мыться! Если твой блох меня кусать, я кусать тебя!

Договор слегка кольнул затылок, но ничего предосудительного не усмотрел.

Параноидальная хрень. И пассива моя с игнором на нее не работает, как на тот же местный рабский ошейник — слишком уж высокий ранг у этой штуки, раз мой призыв заключался напрямую через Старушенцию, минуя даже местных богов.

Кстати, а как она сумела аж до Бездны достучаться? Это ведь не простая старушка-соседка, подозреваю, что тут одной искренней молитвы мало. И что предложила взамен? Вот ни в жизнь не поверю, что Древнейшая это устроила только из жалости к бедной немой девочке или просто чтобы в очередной раз подъебать меня. Хотя нет, в последнее, пожалуй, поверю…

Тем временем ушастая лолька подошла и, немного поколебавшись, стащила через голову свои лохмотья. Поежившись, мелкая облилась водой из ковшика и стала остервенело оттирать грязь сначала с тела, а потом и со своей… «одежды». Последнюю она аккуратно раскладывала на полу у прутьев клетки — видимо на просушку.

Еще раз убедившись, что нормальной фигурой тут и не пахнет, я печально вздохнул и взял в руки кожаную сбрую, которую Горгуц…

«Почти правильно».

«Не сбивай меня с мысли, шизофрения на полставки!»

Так вот, глянул я на этот костюмчик.

Черные кожаные стринги, шипастые поножи и наручи, высокие черные сапоги с заклепками, да какая-то уж совсем несусветная чушь из ремешков и заклепок, которую, как я понял, нужно одевать на торс и плечи.

- Пчхи!

Шмыг.

А пол-то холодный…

Пиздец выбор. Либо бегай с голой жопой, либо одевай мужской БДСМ-костюм. И здравый смысл подсказывает, что нихрена в нем теплее не будет.

Ладно, хоть причиндалы прикрою, да голыми пятками шлепать не буду…

В итоге, я натянул трусы, сапоги и поножи с наручами, смачно плюнув на оставшуюся часть костюма, которую даже не понял как надевать. Получился эдакий закос под хэви-металл. В кожаных стрингах. Звездец собачий.

Но, судя по раздавшемуся в ухе ржанию, Граору понравилось.

Хм… А фигура у меня ничего так стала. Подкачанная. Я и раньше дрыщом не был, но сейчас прям Геркакл. Главное, чтоб в штаны не какал…

От весьма странных мыслей меня отвлекло бурчание желудка. Не моего. Мелкой. Которая стояла рядом и пялилась на поднос с едой глазами волка из заснеженных степей. Мой желудок, глядя на нее, ответил похожими звуками, только несколько тише.

- Еда. Жрать, - хмыкнул я, подталкивая ее в голую спинку. - Сдохнешь от голода, и Чух-Чух будет не Бум-Бум.

«Да она с тобой сама скоро Чух-Чух будет», - вздохнула Чешуйка. - «И не пялься на ее зад, педофил чертов!»

«Не пялюсь!» - возмутился я. - «Просто беспокоюсь, не подхватит ли она простуду, сидя на полу голой жопой».

Ну и еще гадал, к какому племени эта мелочь относится: ушки круглые, как у мишки, а хвост, хоть и ободранный, но короткий и пушистый.

Девочка тем временем не заставила себя просить дважды — плюхнувшись прямо на устилающее пол сено, она за обе щеки начала уплетать мясо и прочую снедь, грозя оставить меня без обеда. Так что пришлось и мне спешно подключаться…

Минут через десять поднос полностью опустел. Призывательница, наевшись и вылакав полбурдюка то ли компота, то ли слабо разведенного вина, зарылась в самую большую кучу сена в углу и сладко уснула.

Я же сгреб поднос с костями и пустыми мисками в другой угол. Туда же отправил и пустую бадью.

Кстати, расплесканная во время водных процедур жидкость бесследно исчезла, словно бы впитавшись в металл клетки. Что наводило на определенные и не очень приятные мысли. Например, если эта штука может впитывать воду, а человек более чем на восемьдесят процентов состоит из воды… Короче, уж не сожрет ли меня эта клетка?

Ладно, похер. Пока жопа не подгорает, так что и шевелиться смысла я не вижу.

Как завещали одни умные ребята с просторов мировой сети: сиди и дрочи.

«Фу!» - тут же возмутилась Чешуйка.

«Сама ты это слово», - хмыкнул я. - «Вот если мне придется с этой Лолитой еще три-четыре дня изображать воздержание по причине запрета большим Бум-Бумом, то я точно начну пользоваться этим древним методом сброса напряжения».

«Только без меня!» - подумав, заявила дракошка.

«Нуууу…» - коварно протянул я. - «Мне же нужно использовать чей-то образ? Не на эту Лолитку же передергивать?!»

«Грррр…»

«Не рычи».

«Не приказывай!»

Тьфу, бля.

Вздохнув, я прикрыл глаза.

Хорошо, раз выдалась свободная минутка, то можно заняться анализом ситуации.

Первое. Все херово.

Второе. Все обещает стать еще хуже.

«Гениальное наблюдение».

«Да бляяяяя! Чешуйка, что ты такой язвой в последнее время стала?!»

«Я всегда такой была», - фыркнула дракошка.

«Истину говорят, не верь женщинам при первом знакомстве…»

«Это что еще значит?!»

Дожил. Сижу и переругиваюсь с внутренней самкой. И хорошо, что только одну слышу. Готов на собственные яйца поспорить, Акронька там тоже ядом истекает…

Кстати. Сходить, проверить что там творится, что ли? А то устроили общагу, сидят, фигней страдают, а я тут надрываюсь за всех. К тому же с новенькой нужно познакомиться. Как ее там?

«Дюсаль», - подсказала моя чешуйчатая шизофрения.

«Хватит уже мысли подслушивать!»

«Ты просто думаешь слишком громко, да и защищать их не умеешь», - фыркнула она.

«Хм… А вот с этого места поподробней, пожалуйста», - тут же заинтересовался я.

Защита от телепатии — это всегда актуально.

«Не тут и не сейчас», - обломала меня Чешуйка. - «На это потребуется приличное свободное время для тренировок, да и опытный наблюдатель. Вообще, тебя хорошо бы в какую-нибудь академию попроще засунуть, чтобы хоть основы нормальной магии изучил. А то позорище с копьем бегает, а не Буревестник».

«Вот не надо мне тут магических академий! Знаю я эти штучки! Они там чем угодно занимаются, кроме учебы!»

«Например?»

«Ну, мир спасают», - пожал я плечами. - «Во всякие квидлы играют, по лесам окрестным шороху наводят, мирным ограм спать не дают. А если не дай бог там какая-нибудь остроухая или вампирша будет, то все, сушите весла, господа, к концу года намечается глобальная заруба!»

«Ты там в своем мире явно перечитал романчиков для одиноких дам», - захихикала эта изумрудная язва.

«Так, все, молчи, женщина. И наведите порядок, хозяин идет!»

Прикрыв глаза, я привычно соскользнул в астрал…


2.


Астрал встретил меня привычной темнотой.

Безмятежной, холодной и тихой.

Ни голосов в голове, ни ломоты в мышцах, ни холода от металлической клетки… Только покой и тишина.

Но не успел я расслабиться, как перед глазами встала шикарная фигура одной моей чешуйчатой знакомой.

- Долго тут висеть собрался? - спросила она, скрестив руки под заманчивой грудкой, обтянутой тонким материалом изумрудной тоги.

- Да сейчас, сейчас… - вздохнул я, понимая, что покой и тишина не грозят мне даже если весь этот проклятый Йог-Сототом мир начнет поклоняться Великому Макаронному Монстру, брить голову, харить Кришну и ловить нирвану. Все равно найдется какая-нибудь задница, которая разверзнет подо мной свой шоколадный глаз.

- Вот заебешь ты меня когда-нибудь окончательно, - продолжил негромко ворчать я. - И проведу глобальную чистку внутреннего пространства. Повышвыриваю нах всех квартирантов…

- И загнешься от нехватки энергии, - хмыкнула Чешуйка, хотя в ее взгляде я на мгновение уловил беспокойство. - Ты таким темпом ядро будешь еще лет сто восстанавливать. Да и избавиться тебе сейчас удастся разве что от меня, Акрони и Дюсаль. Касия и Ловец тут прописались надежно, а Иль-Сафор тебя скорее сам вышвырнет и захватит тело.

- Тоже верно, - вынужденно признал я, проводя проверку астральной проекции и внося небольшие коррективы. А то у меня почему-то хер не сформировался, да и пухленькое тело какое-то получилось. Наверное, долгое пребывание в шкуре принцессы-толстушки сказывается на подсознании. - Куда ни ткни, всюду жопа. Еще несколько таких экспериментов со стороны этих долбо… уважаемых бессмертных, и мой чердак потечет окончательно… Ладно, пошли проведаю этот зверинец, а потом нужно пройтись по форточкам.

- Каким еще «форточкам»? - удивилась рогатая.

- Которые меня с Дось и Няшкой связывают, - пояснил я. - Нужно же узнать, что там у них происходит и сообщить, где я и что со мной. А то Ласи, не обнаружив утром «любимого мужа», вполне может впасть в истерику. Беременные, они такие.

- Да скорее ты начнешь говорить на высоком эльфийском, чем эта женщина потеряет самообладание, - фыркнула Чешуйка, потерев кончик длинного уха. - Но вот что нужно предупредить остальных — это да, правильно. Даже у меня как-то из головы вылетело. И Ласатардия еще ладно, но если Химэ и Кошмар начнут буянить, то тесно станет всем…

- Вот-вот, - кивнул я и невольно вздрогнул, представив себе эту парочку, вышедшую из-под контроля.

Повернулся в сторону висящего вдалеке островка с развалинами замка. «Прощупал» расстояние и рывком переместился к нему.

С каждым новым разом манипуляции с пространством астрала давались мне все легче и легче, а в голове сами собой появлялись кусочки знаний о том, как тут правильно себя вести, чтобы не сдохнуть или не угодить в карман какой-нибудь зверушки, вроде того же добрячка Тайшаддэса. Я подозреваю, что это Система потихоньку подбрасывала инфу за уровни навыка «владение астральным телом». Вот только ничего, кроме «простой инструкции пользователя» там не было — в голове у меня до сих пор нет ответа на вопрос, что такое этот астрал, и каковы механизмы его работы.

Хотя, с другой стороны, нахрен оно мне? Меньше знаешь — крепче спишь. Вон, объяснили мне тогда Химэ с Яршерой как работает Система. И что? Только лишнее беспокойство теперь за волосы на яйцах дергает…

Зависнув над островком, огляделся. А посмотреть было на что.

Уже и не помню, когда сюда заглядывал в последний раз вот так вот, в полной мере, а не краем глаза через совмещенное восприятие. Кажется, когда заключал договор с Иль-Сафором. И то тогда особо не до разглядывания достопримечательностей было.

Замок все так же лежал в руинах. Вот только они стали более… упорядоченные, что ли? Исчезли хаотически разбросанные каменные блоки, трещины в фундаменте и общее ощущение заброшенности и ветхости. Скорее, теперь вид голых стен и недоделанных этажей больше напоминал брошенную стройку. И сами строители вот-вот должны были вернуться с обеда…

Остров тоже претерпел изменения. Теперь это была широкая плоская каменюка, на которой замок занимал чуть меньше трети площади ровно по центру. А вокруг зеленела травка, пестрящая большими цветками ярко-алых маков, и росли какие-то кустики, подозрительно похожие на коноплю. И все это освещалось мягким дневным светом от шарика моей висящей над островком души.

- Кошмар какой-то… - пробормотал я, глядя на эту идиллию наркомана и невольно выискивая взглядом того самого божественного растамана.

- Почему же? - удивилась Чешуйка, появляясь рядом.

- Тут должна быть серая унылая пустошь! - возмутился я, тыча пальцем себе под ноги. - Реки лавы, озера крови, провалы безысходности и бесконечная вереница кошмарных видений невинно затра… убиенных мною душ! А не полянка веселого хиппи!

- Пф… - дракошка отвернулась в сторону и, кажется, едва сдерживалась, чтобы не заржать.

- Что вы тут со мной сделали?!

- Мы - ничего, - развела она лапками. - Последние несколько дней оно само так расцвело. Видимо, отдых сказался. Ну и девочки старательно накачивали тут все энергией, потому как ютиться на маленьком островке среди руин им не очень хотелось…

Хм… А что, вполне возможно. Я не знаком с механикой действия астрала, но если взять за основу то, что все тут так или иначе состоит из энергии, и внешний вид определяется сознанием… И вспомнить легкомысленность Акрони… То нужно удивляться, как тут еще кисельные реки с карамельными берегами не раскинулись. Или райский сад с качками-массажистами. Скорее всего, даже моему подсознанию хватило ума пресечь подобное.

Спустились ниже и мягко сели на плоской вершине небольшого холмика.

Картина конопляным маслом.

Резной стол с белой скатертью. Стулья с мягкой алой обивкой. Исходящий паром чайничек. Вазы с печеньками.

За столом сидит довольно разношерстная компания.

Среднего роста стройная девушка с короткими пепельными волосами и строгими серыми глазами. Довольно красивая, но той самой строгой красотой, которая веет от молодой учительницы. Образ только усиливала белая, наглухо застегнутая рубашка с длинными рукавами и коротким черным галстучком, и серые брюки свободного покроя, из-под которых выглядывали черные сапожки. Небольшая грудь практически не оттягивала рубашку, что меня откровенно печалило. Впрочем, я эту магичку отлавливал не ради сисек, а ради маны и знаний.

Огромный черный доспех, покрытый шипами и истекающий алой жижей, от которой пожухла трава под стулом и почернела скатерть. Его горящие угрожающим изумрудным светом глаза пронзительно-строго смотрели на остальных, а из-под глухого шлема доносилось неясное бормотание.

Странная тварь, похожая на алый полупрозрачный шар, заняла стул напротив доспеха. Она не переставая шевелила множеством длинных щупалец со скалящимися пастями на концах, а под ее кожей пульсировали черные толстые прожилки. По поверхностью шара перемещался огромный, как блюдце, глаз кроваво-красного цвета, жадно рассматривая окружающих.

Ну и последней, напротив сероглазой волшебницы, сидела шикарная блондинка. Я чуть слюной не подавился, когда ее увидел: высокая, стройная, с воооот такенной задницей и грудью, наверное, размера восьмого. Шикарные белокурые волосы водопадом спускались по практически оголенной спине с белоснежной кожей, а большие алые глаза с длинными черными ресницами с вызовом смотрели с аристократично-правильного личика. Глядя на нее, невольно возникало странное чувство, что перед тобой сидит кукла, чей внешний вид слишком идеален для естественного происхождения; что она — всего лишь плод чьей-то больной сексуальной фантазии, дорвавшейся до расширенного «редактора персонажа».

К сожалению, так оно и было.

Я сам создал этого монстра, когда у меня не так давно потек чердак на фоне влияния силы Бездны, а одна ненормальная вампирша подвернулась под горячую руку и надолго оказалась заключена в плен иллюзорного мира, порожденного магией Копья.

И вот эта колоритная четверка сидит за одним столом.

Причем там оставалось еще два незанятых места, на одно из которых тут же плюхнулась Чешуйка. Вздохнув, я сел рядом, как раз между ней и Акронькой. Йасасайх подтянул к себе небольшую стопку обычных пластиковых карт. Его щупальца замельтешили с огромной скоростью, после чего перед каждым шлепнулось по шесть карт.

- Козырь. Трефь, - прошипела тварь.

- Шестерка, - невозмутимо пропел доспех и положил перед Акроней двух вальтов.

- Перевожу, - подложила она еще одного и сдвинула карты ко мне.

Я посмотрел на это безобразие.

Заглянул в свою раздачу.

И с печальным вздохом сгреб вальтов себе.

Совсем обнаглели, хари астральные…

В итоге, я остался в дураках ровно тридцать три раза. Илюха — двадцать четыре. Саси — двадцать. Дюсаль — семь. Чешуйка — пять. А Акроня… ни одного.

Эта дура ни разу не проиграла в подкидного.

Мой мир треснул напополам. И поперек. А следом вдоль, и от угла наискосок. Фанаты прутся, кое-кто кричит «отстой»… Так, стоп, куда-то меня повело.

- Ну что, - улыбнулась Чешуйка, перетасовывая и откладывая колоду. - Дураку загадывают желания…

- С какого это перепугу?! - возмутился я.

- Такие у нас условия игры, - пожала плечами дракошка.

- Не на деньги же нам тут играть? - с томной улыбочкой спросила Акроня, ухватив меня за руку и прижавшись грудью.

- Истину глаголет кровопийца обольстительная, - прогрохотал из-под шлема Иль-Сафор. - Игра без ставки — забава непростительная.

- Вот только ты еще попробуй что-нибудь вякнуть, - зашипел я на Саси, тоже начавшего подозрительно шевелить щупальцами. - Посажу на пару лет на голодный паек. Будешь души только нюхать.

- Кшиииии… - угрожающе зашипела тварь, но смолчала.

- Ладно, засранцы, - вздохнул я, обведя эту астральную мафию взглядом. - Но только в разумных пределах. И никаких «свободы» или что-нибудь вроде того, - я строго посмотрел на Дюсаль, практически все время просидевшую молча.

- Приспешник Темного, - лицо девушки исказила кривая презрительная улыбка. - Мне от тебя ничего не нужно.

- Тогда я заберу себе ее желание, - тут же проворковала Акроня. - Никто же не против? Нет? Вот и хорошо!

- Как хочешь, кровососка, - пожала плечами магичка и, подтянув к себе горсть печенья, начала его неторопливо грызть, запивая чаем.

- К слову, - вспомнил я кое-что. - А кто такой этот Темный? Пару раз слышал о нем от аборигенов, но до этого как-то не задавался вопросом.

- Темный — это Темный, - пожала плечами Дюсаль. - Зло.

- На меня не смотри, я в местном пантеоне не разбираюсь, - развела руками Чешуйка, когда я перевел взгляд на нее.

А остальных спрашивать вообще бесполезно.

Хм… Ладно, сделаю пометку в склерознике и потрясу потом Нокси — она должна быть в курсе. Да и вообще, нужно озадачиться более тщательным ознакомлением с местным пантеоном, а то свалится еще какой-нибудь дебилоид, вроде того же Мортэма, на голову, и хуй поймешь кто он, откуда и чем мне это знакомство будет грозить…

- Так вооооот… - протянула тем временем Акроня, совершенно не обращая внимание на происходящее. - Хочу новое тело с большой грудью! И чтобы не толстое! И чтобы с ногами не кривыми! И чтобы…

- Рядовой! - гаркнул я.

- Я, сэр! - тут же вскочила та на ноги и тупым взглядом уставилась перед собой.

Отлично, работает еще установочка!

- Три круга вокруг замка! Бегом МАРШ!!!

И она побежала. Даже полетела. При этом так размахивая грудью при каждом шаге, будто хотела ее оторвать.

- Так, первые два ее желания засчитываю, - проворчал я, глядя на задницу удаляющейся вампирши. - Кто следующий?

- Её! - протянул Саси щупальца в сторону вздрогнувшей Дюсаль. - Дай!

- Хер лизай, - хмыкнул я. - Просил же, в пределах разумного. А эта дамочка мне нужна… пока.

- Тогда… - Ловец вновь зашелестел щупальцами, явно обдумывая альтернативу. - Душу. Сильную. Много. Дай!

Ну а что еще можно было ожидать от твари Бездны?

- Ладно, скормлю тебе пару душ, - со вздохом я откинулся на спинку стула. - Во время ближайшей заварушки. А тебе чего, младшенькая? Цветочек Аленькай? Али хрен маленькай?

- Твой что ли? - хмыкнула Чешуйка. - Спасибо, он действительно слишком «маленькай».

Ну-ну. Это я тебе точно припомню, язва зеленая.

- Я тебе потом скажу, - улыбнулась дракошка. - Оставлю желание про запас.

- Впереди далекий путь, - привлек мое внимание плавный голос Иль-Сафора. - Ждет тебя немая Жуть. В час Луны, Кровавой Песни, не зови меня из мести. Я продолжу это слово, когда Раб пожрет Немого.

С тихим шелестом Иль-Сафор исчез. Я быстро «осмотрелся» и обнаружил берсеркера в его кровавом фонтане, висящем неподалеку от моего островка.

- И что это значит? - спросил у хмурой Чешуйки, понимая, что адекватную подсказку тут может дать только она.

- Он очень странный тип, - дракошка задумчиво почесала нос. - И очень старый. Наверное, постарше моего… - она на секунду замялась. - Постарше многих драконов. Советую хорошенько запомнить его слова.

Угу. Такое, блядь, забудешь. По любому какое-то Великое Предсказание с последующим Великим Предназначением. Вон, и Цыри своя уже есть. Правда немая и с хвостом облезлым…

Кстати о немых… Несмотря на сильную разницу в течении субъективного времени, пора уже закругляться и выныривать в реальность. Правда, сначала нужно еще кое-что сделать.

- Ладно, пора мне, - я поднялся со стула и оглядел оставшуюся за столом троицу. - Саси, не бузи, и капризам Акроньки не потакай. Разбалуешь ее, и буду тебя ближайшие пару лет кормить исключительно душами насекомых, - судя по тому, как Ловец зашевелил щупальцами, угроза оказалась действенней, чем я думал. Повернулся к Дюсаль. - И с тобой было приятно познакомиться, красавица.

- Тц, - скривилась она, демонстративно отвернувшись.

- Будешь себя так вести, и проторчишь тут до самой моей смерти, развлекаясь с милашкой Йасасайхом, - с ласковой улыбочкой сообщил я вздрогнувшей магичке. - А ему я отдам отдельный приказ долбить тебя щупальцами во все дыры, пока астральное тело не превратится в аморфный кусок извращенных желаний… Чешуйка, за старшую. Присмотри тут за ними.

- Есть, командир! - шутливо отсалютовала дракошка, не поднимаясь со стула.

Легонько оттолкнувшись от поверхности островка, я ушел вертикально вверх, быстро оказавшись рядом с шариком души. Короткий осмотр не принес никаких утешительных новостей — за иллюзией теплого солнышка оказался все тот же грязно-серый шарик, по ядру которого расползались разноцветные кляксы и змеилась длинная кривая трещина.

Весело.

Пролетел чуть в сторону, попялился минутку на Касию.

Небольшое облачко черного дыма, едва заметное на фоне пустоты астрала. Можно даже пролететь сквозь него и не заметить.

Оно спит.

Интересно, снится ли ему что-то? Вряд ли, конечно, ну а вдруг? И что тогда оно будет видеть в своих снах? Разрушение? Чужие души? Пустоту? Или просто дорогу, по которой это существо шагает меж миров? Узнать это можно только полностью превратившись в Касию. Но на подобный шаг я не решусь никогда. Да и принимать его облик буду только в самом крайнем случае.

Касия — мой «последний аргумент». Кварковая бомба в скромном арсенале из петард. И при взрыве эта штука первым делом испепелит меня самого…

Заложив вираж, рухнул немного ниже. Примерно на полпути между Касией и замком в чернильной пустоте висели три небольшие форточки, закрытые на тяжелые резные ставни.

Дотронулся до одной.

Спокойствие, невозмутимость, немного печали. Запах стали и пороха. Звуки боя. Звон клинка.

Антуанетта. Моя железная милашка. К ней я попасть не могу — открыть эти ставни самостоятельно не хватит силенок, а влезать в долги к богам просто чтобы сказать ей «привет»… Зато могу понять, что у нее все в порядке. Относительно, конечно, но смертельной угрозы для жизни нет. А любой проблеме ниже рангом следует бежать, пока она не раздавила ее стальным сапогом…

Перелетел ко второй.

Дотронулся.

Голод. Любопытство. Беспокойство. Бурлящая в жилах кислота. Вкус свежей крови на клыках. Странный шепот в голове.

Кроконяшка. Тварь, когда-то меня чуть не сожравшая. Любопытный монстр, который, словно непослушный ребенок, все тащит в пасть. Интересно, вылупилось ли уже ее яйцо? Не знаю. Но лучше к ней в разум не лезть — слишком он чуждый. Слишком много там всего намешано. Как бы не потеряться среди этих спонтанных образов…

Третье окошко.

Усталость. Страх. Неуверенность.

Любопытство. Озорство. Веселье.

Ярость и боль.

Надежда и нежность.

Дось. Маленькая противоречивая лисичка. Скрытник как по классу, так и по сути. Мы пережили столько опасностей и веселья. Прошли через смерть и жизнь. Ее пушистый хвост крутился рядом со мной практически все время моего столь короткого, и при этом столь долгого пути. И не только на физическом плане — хитрая лисичка успела зарыться по самые свои любопытные ушки и в мою душу, пройдясь по всем закуткам памяти…

Но она до сих пор не пускает меня к себе.

Телом ее я владею полностью. Но душа все еще закрыта.

Можно, конечно, взломать ее силой.

Распахнуть эти ставни, вломиться в ее пространство и запустить руки по самый локоть в воспоминания.

Я чувствую, что легко смогу это сделать.

Вот только нужно ли оно мне?

Определенно нет.

Но постучаться и переговорить с ней все же надо.

Я уже хотел было потянуть на себя заслонку, открывая канал связи, как вдруг заметил кое-что странное.

Рядом была еще одна форточка.

На мгновение рассудок потемнел, а руки задрожали, невзирая на то, что это было не физическое тело, а имитирующая его энергетическая болванка, управляемая разумом.

Но разум определяет тело. А тело определяет разум. И если разум говорит, что руки должны дрожать, значит, так оно и будет, вне зависимости от того, из чего эти руки состоят.

Но в этот момент меня не волновало, как и почему должны дрожать астральные руки. Меня волновало только маленькое окошко в пространстве.

Четвертая форточка.

Четвертый ошейник.

Четвертый договор.

Яршера.

И Жанна.

Глава 203

Глава 203. Ярость Стальной Королевы. Часть 1. Убежище (Антуанетта).


1.


«Щит Волшебного Резонанса» - артефакт неопределенного ранга. Изготовлен и зачарован чутка безумным мастером Лидией Ивановной из танковой стали с добавлением неизвестных веществ органической природы.

Требования: «героический» класс, «рыцарский» класс, уровень 50+, навык «владение щитом» в ранге «великий мастер» (51+).

Пассивные эффекты:

«Сверхпрочность» - артефакт не получает повреждений от вещей\магии\способностей ниже легендарного ранга.

«Умеренное отражение магии» - имеет 20% шанс отразить низкоранговую магию обратно в атакующего.

Активные эффекты:

«Резонансный удар» - наносит перед собой мощный звуковой удар. Область действия: конус пространства перед щитом с углом в 20 градусов. Дальность: 20 метров. Активация: удар мечом по щиту, крик «Пой, Вол-ре». Откат: 180 минут.

***

Я покрутила в руках доставшийся мне щит и осталась довольна.

Конечно, активация «резонанса» была немного странной, но после той волшебной палочки от этого же мастера, я уже ничему бы не удивилась.

Зато внешне щит был очень хорош. Чуть выпуклый вытянутый треугольник, в пять сантиметров толщиной. Ширина и высота позволяли полностью спрятать за ним голову и туловище, если чуть пригнуться, а заостренные края — рассекать легкобронированных противников не хуже, чем мечом. Видимо, люди генерала успели неплохо изучить мой стиль боя, раз подобрали столь подходящее оружие.

С одной стороны — это хорошо. С другой… означает, что я под постоянным наблюдением.

Впрочем, это не особо важно — Карпатов и его люди уже доказали, что они вполне здравомыслящие и достойны доверия.

Транспортная колонна неспешно двигалась в направлении, куда сбежали люди, контролировавшие орду зомби. Впереди ехали два пикапа моего спецотряда «Рыцарь-2», за нами натужно гудел огромный грузовик с «Мародерами», а замыкала строй боевая машина Васильева с «Мангустами».

Я, как обычно, ехала прямо в кузове, периодически соскальзывая в дремоту. Впрочем, нормально уснуть мне не давали — ехали по бездорожью и машины сильно трясло, к тому же постоянное ощущение угрозы не отпускало меня с самого отбытия из временного лагеря, организованного недалеко от уничтоженного поселка.

Я в очередной раз открыла глаза и огляделась, заодно прощупывая окружение.

В глаза сразу же бросилась огромная машина с бойцами Дикого. Если правильно помню, называлась она «Шиншиллой». Эта махина имела два человеческих роста в высоту, огромные толстые колеса, укрепленный корпус и кузов-дом, в котором вполне могли поместиться все члены трех отрядов. Там же располагалась небольшая санчасть, узел связи и еще какая-то машинерия, о которой я имела только самое смутное представление. Работала «Шиншилла» не на обычном топливе, как мне объяснили, а на чем-то… чем-то. Я так и не поняла, на чем. То ли на каких-то частицах, то ли на светящейся пыли…

Вокруг холмы перешли в ровную степную местность — даже кусты не торчали, сплошная голая равнина, покрытая разнообразными травами. Как сказал Дамир, эти места предназначались под какой-то правительственный аграрный проект. Землю расчистили, разровняли, но построить и высадить ничего уже не успели — началась Катастрофа…

Но меня сейчас это мало интересовало — внимание было сосредоточено на возможных угрозах. Вот только таковых не было.

Вернее, что-то появлялось пару раз неподалеку, но либо спешно убегало, либо становилось добычей Раф-Хас, сопровождавших экспедицию.

Королева улья меня впечатлила. Она действительно выделила небольшую армию, вполне способную потягаться с ордой зомби. Татьяна, отрядный лекарь, уже все уши мне прочирикала про то, что началось на базе, когда вся эта орава насекомых полезла из-под земли. Чуть войну с перепугу не начали, даже крики командования до всполошившегося гарнизона дошли на сразу.

Сейчас вокруг неспешно движущейся автоколонны в небе кружило сотни три небольших крылатых тварей, похожих на помесь стрекозы и скорпиона. Не особо живучие сами по себе, они выступали в качестве разведки, да неплохо плевались сверху кислотой. А если была необходимость, могли спуститься на землю и вступить в бой клешнями и ядовитым жалом.

По земле рыскали две сотни сверчков — небольших слабых зверушек с острыми челюстями и способностью к быстрым прыжкам.

Но и крылатые, и прыгучие твари относились к «внешнему охранному периметру», разбегаясь-разлетаясь далеко вокруг. А вот непосредственно рядом с нами шевелили лапками более серьезные насекомые — полсотни малых и двадцать больших мохнатых пауков. Малые достигали высоты по пояс человеку, были сильными, быстрыми и прыгучими. Толстый хитиновый панцирь обеспечивал им отличную живучесть, а пара передних лапок-кос легко справлялась с большинством встреченных нами мутантов. Большие пауки были раза в два больше своих собратьев, отличались более развитым интеллектом и могли плести паутинные сети.

Однако это все была лишь «пехота» Раф-Хас. В случае по-настоящему серьезной угрозы в бой должны были вступить мутатор и две гусеницы. Первый представлял собой большого бронированного жука, размером с наш пикап, с двенадцатью длинными лапами и закругленным сплющенным брюшком, на котором сверху плотно сидели наросты в виде вытянутых зеленоватых горшков. В этих горшках мутатор выделял и хранил самые разнообразные вещества, начиная от простой кислоты до какой-то черной дряни, которая при соприкосновении с живым существом за несколько минут превращала его в уродливую марионетку стаи Раф-Хас. Какими-то особыми боевыми качествами эти марионетки не обладали, но, за счет повышенной живучести и абсолютной послушности, в качестве «мяса» для сражения подходили идеально. Тем более, что жили они недолго…

Ну а гусеницы были родственницами тех, которых я когда-то убила, но относились к другому подвиду — черному. Они были меньшего размера — примерно мне по грудь, но обладали все такой же прочнейшей броней и мощными челюстями, как и их собратья. И они были быстрыми — хоть машины и шли далеко не на предельной скорости, но насекомые спокойно выдерживали этот темп.

И последним, самым важным членом сопровождающей нас стаи было существо-антроп, руководящее действиями всех остальных.

Ксулукс Кха-Ру.

В отличие от остальных Раф-Хас оно обладало полноценным самосознанием и определенной свободой воли. Впрочем, «оно» будет не совсем верно.

Скорее, это была «она».

Чуть склонив голову набок, я посмотрела через лобовое стекло на сидящую в кабине «Шиншиллы» девушку. Она была на полголовы ниже меня, с небольшой аккуратной грудью и округлыми бедрами, на которые так падки мужчины. Одежда представляла собой обычный для местных военных комплект темно-зеленого камуфляжа, с одетым поверх легким бронежилетом и кобурой с пистолетом на поясе. Из-под легкой каски выбивались короткие черные волосы, а с правильного, чуть курносого лица смотрели ярко-желтые, почти золотистые глаза.

На первый взгляд ее легко можно было спутать с человеком — Королева улья очень старательно попыталась воссоздать внешний вид расы. Но при более внимательном осмотре в глаза сразу будут кидаться несколько инородных деталей.

Во-первых, лицо девушки большую часть времени представляло собой застывшую маску. Живыми были только широко открытые, словно в удивлении, глаза, чей взгляд постоянно скользил по окружению, вызывая чувство дискомфорта и неестественности у любого собеседника.

Далее шла ее речь — она постоянно сбивалась с «я» на «мы» и путалась в простейших для людей вещах. Впрочем, это придет с опытом, если Ксулукс доживет до того момента и достаточно хорошо сумеет изучить людей.

Но самым явным внешним отличием было наличие двух коротких хитиновых наростов на голове, которые она прятала под каской — что-то вроде антенн для ментальной связи с остальными Раф-Хас, и управления ими.

А вот внутреннее строение Ксулукс, насколько я поняла, пока находилась в слиянии с коллективным разумом инсектов, сильно отличалось от человеческого. Для маскировки и просто эксперимента ради, Королева воссоздала все так, как и у моей расы: скелет, мышцы, кожу, мозг, нервы, внутренние органы — все это было идентично людям. Ксулукс даже может заняться сексом и завести ребенка. Но вот по своей более глубинной структуре она отличалась кардинально: мышцы имели другую природу и механизмы действия, близкие к таковым у насекомых, кости скелета обладали повышенной плотностью и прочностью, а кожа была по своей сути ближе к мягкому хитину.

По сравнению с людьми Ксулукс обладала просто феноменальными физическими данными. Но не более того — плеваться кислотой или изменять строение своего тела она не могла. Все же Королеве нужен был офицер-контролер, а не очередная боевая машина. И, как я поняла, было тут и второе дно — не только люди увлеченно изучали Раф-Хас, но и насекомые сильно заинтересовались людьми. А есть ли способ наиболее полно собрать информацию о расе, чем стать одним из них? Вот Королева и экспериментирует, совмещая сразу и боевую операцию и свои исследования.

Я ей не мешала. В конце-концов, я тоже принадлежу к человеческому роду, и если Раф-Хас научатся с нами сосуществовать, то оно будет только к лучшему…

- «Кукла», прием? - раздался голос Ержана.

- В связи, - отозвалась я, нажав кнопку на гарнитуре.

- «На связи», - вздохнул Дамир. - Раз от раза одно и тоже.

- Я в нее говорю, - пожала я плечами. - Значит «в».

- Ситх, не еби мозги, - влез Васильев. - Равшан, что там у тебя?

- Сигнал бедствия, - продолжил тот. - Слабый, но устойчивый.

- Далеко? - тут же заинтересовалась я.

- Я определил направление. Двадцать градусов левее от нашего маршрута. Расстояние до пятидесяти километров.

- Будем отклоняться? - уточнил Васильев, но сразу же ответил на собственный вопрос. - Хотя да, конечно, блядь, будем. С нами же сама спасительница всея чебуреческой расы!

- БэЧэ, ты чего такой злой сегодня? - удивился Дамир. - С самого утра ворчишь и ворчишь.

- Ничего, - огрызнулся тот. - Работаем. Кукла, твои зверушки могут там проверить?

- Мы уже там, - раздался слегка отрешенный голос Ксулукс. - Мы не видим ничего. Направление верно. Расстояние верно. Там холм. И все.

- Холм, говоришь… - задумчиво протянул Дамир. - Там летуны? Пусть спустятся и поищут металлические объекты. Возможно, это запечатанное убежище какого-нибудь олигарха. Лет десять назад, когда все готовились к очередной мировой войне, у них мода на такие дачки была. Мы штук пять их вскрыли вокруг Базы еще в первые дни.

- Нашли, - через некоторое время ответила Ксулукс. - Пещера в холме. Большая дверь. Металл.

- Кукла? - спросил Дамир.

- Курс на убежище, - спокойно ответила я.

Если есть шанс, что кто-то жив, я обязана это проверить.

- А контролеры пусть уходят дальше, - проворчал Васильев. - Конечно, зачем нам мировая угроза, когда тут непонятный сигнал из жопы в земле, куда забились толстобрюхи, бросив людей на съедение тварям…

Я промолчала.

Да, он все верно говорит. Но решение уже принято.

***

До предполагаемого убежища добрались быстро.

- Стой, - коротко скомандовала я в гарнитуру, когда до холма оставалось метров двадцать.

Нужно отдать должное как военным, так и бойцам Дикого — машины резко затормозили, пробуксовывая по земле, влажной после прошедшего накануне ночью дождя.

- Теперь-то что? - настороженно спросил Васильев.

- Людей там нет, - ответила я.

- Разворачиваемся? - деловито уточнил Дамир. - Или…

- Или, - ответила я, спрыгивая с кузова пикапа и проверяя снаряжение.

Щит со спины на руку. Глитч, подарок Рыцаря Бастиона, со мной. Полезный артефакт, я его уже успела испытать. По-сути это оказался автоматический универсальный инструмент… Меч в ножнах — достать всегда успею. Доспехи полным комплектом на мне. Платье тоже и, что радует, в привычном виде — не хотелось бы бегать по вражеской территории полуголой из-за капризов артефакта. Ну и «волшебная палочка» тоже со мной, спрятана в складках костюма.

И все. Больше мне ничего не нужно.

Закончив с проверкой, я неторопливо двинулась к виднеющейся в склоне холма широкой норе.

- Жало, Дикий, вниз со мной! - раздался в гарнитуре голос Дамира. - Остальным глушить движки и занять оборону. Белка, будь готова.

- Всегда! - отозвалась наш полевой медик.

- Ксулукс, разведка местности! - продолжил командовать Хатанов, бегом догоняя меня. - И на этот раз, жучья морда, будь добра, сообщай о противнике ДО ТОГО, как стая его сожрет!

- Приняли, - безразличным тоном ответила антроп, выпрыгивая из грузовика вслед за Диким, командиром Мародеров.

Хоть Дамир и спешил, но Барбара нагнала меня первой, пристроившись чуть позади и правее с пистолетом и ножом в руках. Хатанов занял аналогичную позицию слева со своим мечом-артефактом, за который и получил позывной «Ситх», а Дикий молча взял на себя роль замыкающего, на ходу проверяя свое ружье.

Больше никого с собой тащить смысла не было, и люди это прекрасно понимали. Для уничтожения любого противника хватит и меня одной. Дамир шел, так как решения в экспедиции принимали именно мы вдвоем и ему требовалось увидеть все своими глазами, а Жало и Дикого он прихватил больше для собственного прикрытия и лишней пары рук в случае чего…

Холм был идеально правильной куполообразной формы, что уже выдавало его искусственность. Войдя в пещеру мы убедились в этом окончательно — она была аккуратно вырезана в толще то ли камня, то ли бетона, а вниз, во тьму, уходили металлические ступеньки лестницы.

Мне, Дамиру и Барбаре освещение было не нужно, а Дикий опустил на глаза специальный прибор, позволяющий видеть в темноте.

Спускались молча.

Атмосфера не располагала к беседам — следы трагедии начали встречаться буквально на первых ступеньках.

Человеческий череп, расколотый пополам. Свежий, покрытый высохшими следами крови и остатками волос.

Ниже был лестничный пролет, который должна была перекрывать тяжелая металлическая дверь. Сейчас она искореженная лежала рядом, придавив ноги полусгнивших человеческих останков. Этот труп не тронули звери. В этом мире они стали достаточно умны и чувствительны, чтобы не соваться в такое место. Лишь личинки насекомых копошились в медленно гниющем теле.

Дамир и Барбара остановились у входа на лестничную площадку, одновременно притормозив собирающегося пойти дальше Дикого.

Я одна молча подошла к трупу.

Покрытое белесыми гусеницами мух гнилое мясо уже плохо держалось на костях.

Но оно все еще было живо.

Труп поднял на меня пустые глазницы. Из одной на холодный пол шлепнулся жук-трупоед. Челюсть с видоизменившимися зубами открылась, разрывая и без того сгнившую плоть щек. Распухший язык заворочался во рту, а нежить издала глухой сипящий звук.

Зомби протянул ко мне разваливающуюся руку.

Но не за тем, чтобы схватить.

Этот труп не желал мяса живых.

Он тянул руку, словно в мольбе.

Сипел, явно силясь что-то сказать гниющими остатками горла.

Но я поняла его и без слов…

«Молю. Убей меня».


2.


Зомби не умеют говорить.

Зомби не умеют думать.

Это низшая нежить, способная только на первичный инстинкт — есть.

Их пораженные проклятьем тела и души не способны нормально вырабатывать и удерживать ману. А проклятью ее требуется много. Вот они и рыщут по обитаемым землям в поисках свежей плоти, по которой текут потоки маны…

Но этот зомби не желал моей плоти.

Нет, не так… Его желания подавлялись. Он был лишь марионеткой в чьих-то руках. И этот «кто-то» отчаянно тянул ко мне конечность полусгнившего трупа и молил лишь об одном.

«Приди и убей меня».

- Как пожелаешь, - ответила я, и выстрелившие нити костюма мгновенно выпили остатки маны и души из несчастной марионетки.

Но ее хозяин был далеко.

Где-то там, внизу.

- Кукла? - Дамир беззвучно подошел сзади.

Я почувствовала, что он хотел положить руку мне на плечо, но в последний момент одумался. Правильно. Незачем лишний раз дразнить артефакты Бездны.

- Насколько большими могут быть такие убежища? - спросила я, пытаясь ощутить происходящее у нас под ногами.

- Зависит только от толщины кошелька заказчика, - ответил Дамир. - Но я смотрел в архивах — типовой проект обычно был в десять этажей.

- Идем вниз, - Дикий скорее утверждал, чем спрашивал.

- Тут и так понятно, что живых нет, - возразила Барбара. - Скорее всего убежище вскрыла проходившая орда зомби. Предлагаю просто подорвать вход и твари сами сдохнут с голоду.

Я не ответила. Просто молча пошла дальше, перешагнув через выломанную дверь и окончательно упокоившегося мертвеца.

Дикий и Дамир осторожно потянулись следом. Барбара поспешила за нами после секундного колебания, проворчав под нос что-то про сумасшедших и половые акты с козами.

Спустившись по ступенькам еще метров на десять вглубь, мы попали в просторную комнату с голыми стенами из сплошного серого камня. Вдоль стен стояли ряды скамеек, с потолков мигали барахлящие лампы, у дальнего угла расположилось что-то вроде стойки, слева от которой была большая круглая дверь в виде шестерни.

А еще тут были трупы.

Сваленные как попало, они лежали по всему помещению: на скамейках, у двери-шестерни, у стойки и просто кучами на полу. Один даже свисал с потолка, зацепившись одеждой за остатки разбитой лампы.

Естественно, стоило шагнуть в помещение, как вся эта толпа мертвецов начала подниматься и с урчанием идти, ковылять и ползти в нашу сторону.

Около пятидесяти. Только низшие твари — мутантов посерьезней я не видела.

Вытянув меч из ножен, шагнула навстречу нежити.

За спиной раздался глухой хлопок, и быстрый тяжелый снаряд пролетел в нескольких сантиметрах от моего тела. У первого зомби, попавшегося на траектории выстрела ружья Дикого, разорвало голову, а идущему следом за ним разворотило верхнюю часть грудины, практически отделив шею от туловища. Первый мертвец упал. Второй, не обращая внимания на зияющую дыру, сделал еще шаг, но тут уже ему в голову прилетела вторая пуля.

Глухо застрекотали скорострельные пистолеты Дамира и Барбары. Но их пули намного меньшего калибра и не имели столь впечатляющего эффекта. Тем не менее, зомби падали, получив по короткой очереди в голову.

А тем временем я встретилась с первыми идущими на нас мертвецами.

В чем преимущество нежити? В их силе. В нечувствительности к боли. В безумной жажде плоти. В огромной живучести и неутомимости. Для обычного человека толпа из пятидесяти мертвецов будет представлять серьезную угрозу. Стоит только зазеваться и дать себя ухватить хоть одному зомби, и все — пока будешь отдирать мертвую хватку одной руки, в тебя вцепятся уже десятки. А через мгновение мощные челюсти будут рвать твою плоть вместе с броней…

Но для меня сила этих тварей просто смешна, а их невообразимая живучесть испаряется буквально одним касанием латной рукавицы. Мне достаточно было бы просто постоять на месте и подождать, когда твари сами убьются о доспехи. Вот только это будет неправильно.

Каким бы ни был противник, но если он желает боя, то я его предоставлю. Пусть это будет сражение одиночки против десятка, пусть враг не благородный рыцарь, а всего лишь пустоголовый зомби… Но сдаваться я не привыкла.

Быстрый росчерк меча сносит голову первому мертвецу. Возвратное движение лезвия рассекает на две половинки еще одного. Подобравшийся сбоку зомби пытается вцепиться мне в руку, но вгрызается лишь в наплечник, который мгновенно выпивает его душу. Пока мечом разрубаю на части еще двоих, щитом отправляю в полет до стены одного из самых прытких. Его размазывает по серому камню как раздавленное насекомое.

Костюм тоже не спал — черные нити выстреливали в разные стороны, жадно впиваясь в подошедших слишком быстро мертвецов и осушая оживившую их магию до дна, забирая вместе с тем и покалеченные несчастные души, у кого они еще остались…

Бой продлился не больше минуты и кончился едва успев начаться.

Я резким взмахом стряхнула с меча налипшие остатки гниющей плоти. Кровь артефакт уже впитал. Жуткий клинок был рад даже такому «угощению».

Перевела дыхание.

В воздухе стоял удушающий гнилостный смрад.

Для меня он угрозы не представлял — слишком высокий показатель живучести. Неприятно, конечно, но и только. А вот Дамир и Барбара дружно надели на нижнюю часть лица небольшие маски, фильтрующие воздух. Дикий же, достав такую же маску, слегка замялся, с удивлением рассматривая что-то в воздухе перед собой.

- Что там? - заметил его состояние Дамир.

- Выполнил условие для прохода на следующий десяток уровней, - ответил ему мародер. - Нужно было подряд убить десять зомби не ниже десятого уровня с одного выстрела.

- Поздравляю, - вздохнул Дамир с грустью. - А мне для разблокировки двадцатых нужно пробыть в «черной зоне» не меньше трех часов. Редкий класс, чтоб его…

- Жесть, - вздрогнул Дикий, покосившись на Барбару, но та их диалог не поддержала.

Я тоже не особо обращала на них внимание, просто подмечая краем сознания. Гораздо больше меня интересовала дверь.

- Как ее открыть? - спросила я, глядя на монументальную шестерню, которую даже мне будет сложно сдвинуть с места. Только если включить увеличение силы.

- Сейчас посмотрим… - Дамир подошел к стойке и что-то там нажал. Потом подергал какую-то ручку, выматерился и развел руками. - Сдох пульт. Так что никак.

Я вопросительно выгнула бровь.

- И не смотри на меня так, - покачал головой Дамир. - Эту дверь теперь можно только изнутри открыть.

- Или взорвать, - предложила Барбара.

- Только если со всем комплексом, - хмыкнул Дикий.

Я еще раз оценивающе посмотрела на дверь.

- Даже не пытайся! - всполошился Дамир, очевидно, угадав ход моих мыслей. - Это даже тебе не под силу.

Ну… он был отчасти прав. Я действительно сомневалась, смогу ли поднять такой вес, но и определенная надежда была.

Вот только был еще и другой путь…

Подойдя к пульту, я осмотрела разбитую панель и мертвые лампочки, которые должны были перемигиваться, если бы аппаратура была в норме.

Сняв щит и перекинув его за спину, положила руку на мертвый механизм.

- Глитч, починка.

Из-под латной перчатки наружу показались тонкие серебристые усики и под удивленными взглядами членов отряда скользнули внутрь прибора.

Несколько секунд ничего не происходило, после чего артефакт негромко пискнул и у меня перед глазами появилась надпись.

«Анализ прибора завершен. Классификация: примитивная специализированная ЭВМ. Состояние: сильно повреждено, не работает. Прогноз: починка возможна при наличии достаточного количества подходящей материи. Сканирование местности… Материя найдена: органические останки разумных содержат достаточное количество необходимых атомов. Приступить к починке?»

- Приступай.

От руки к нескольким ближайшим мертвецам протянулись дополнительные серебристые нити, тут же начавшие испускать легкое сияние. Я почувствовала, как артефакт слегка нагрелся, а внутри пульта начало что-то шелестеть и искрить.

Примерно через минуту ожидания и два высохших до состояния мумий трупа, глитч втянул свои нити обратно и рапортовал о завершении работ.

Я отошла в сторону и кивнула Дамиру на пульт. Тот подошел, недоверчиво потыкал пальцем в кнопки, но прибор тут же отозвался негромкой мелодией и засветившимся экраном.

- Дела-а-а… - почесал разведчик затылок. - Как новый.

- Ты не отвлекайся, - поторопила его Барбара, которой было явно неуютно в заполненной трупами комнате. - Открывай скорее.

Пара щелчков, мат Дамира, еще пара щелчков, пинок, ответный мат от пульта, мат от Дамира, еще щелчок, мат, мат, пинок, щелчок, писк и скрежет подавшейся вперед двери-шестерни. Громкий щелчок объявил, что она полностью вышла из паза и начала откатываться в сторону.

И вот перед нами уже открытый проход вглубь комплекса, где не горела ни одна лампочка.

Дамир, вглядевшись в темноту коридора, покачал головой и нажал кнопку гарнитуры.

- БэЧэ, прием.

- Слышу тебя, но хреново, - отозвался сержант на общем канале.

- Мы у дверей в убежище, - продолжил Дамир. - Тут нас встретили полсотни зомбарей. Всех положили, но что будет внутри пока не ясно. Держите на всякий случай вход под прицелом. Из-под земли сигнал, скорее всего, пробиваться не будет, так что ждите пять часов. Если не вернемся, командование переходит к тебе.

- Поправка, - влезла в разговор Ксулукс. - Мы не ограничены этим сигналом. Мы можем услышать Стальную Королеву.

- Кукла? - посмотрел на меня Дамир.

Я мысленно потянулась к Ксулукс и без труда ощутила антропа. Убедившись в стабильной связи, кивнула.

- Тогда держим связь через Раф-Хас, - решил Дамир. - Будут проблемы, Кукла даст знать.

- Добро, - ответил Васильев. - Конец связи.

- Идем? - спросил Хатанов, меняя магазин в пистолете.

- Еще нет, - ответила я и вновь потянулась наверх, к насекомым.

От Ксулукс пришло чувство удивления и настороженности, когда она ощутила утрату контроля над двадцатью малыми пауками. Но, уловив мое вмешательство, успокоилась — в иерархии Раф-Хас я стояла выше ее родной Королевы, так что у антропа, при всей ее свободе воли, даже мысли не возникало меня ослушаться или оспорить какое-то решение.

С одной стороны, это дико для меня, как для человека. С другой — это совершенно иной вид, живущий по иным законам. Для них главная цель — выживание колонии, а не отдельной особи, и навязывание им человеческой идеологии будет лишь пустой тратой времени.

Пауки примчались через десяток секунд, изрядно напугав Дикого и Барбару. Дамир же остался относительно спокойным, лишь покачав головой и проворчав что-то про меня и безумные выходки.

Решив не бить его по голове, я шагнула в первое помещение убежища. Пауки обладали неплохим интеллектом, так что без приказа рассредоточились по стенам и потолку комнаты, высматривая возможные угрозы для своей Королевы. От них так и веяло обеспокоенностью и желанием служить и защищать. Наверное, ни один человек не может быть так предан своему делу, как эти мохнатые восьмилапые воины.

Странно, что я сразу не подумала их взять — с зомби-то я справлюсь, но вот собственноручный обыск каждого закутка в убежище займет слишком много времени.

Помещение представляло собой что-то вроде охранного пункта: длинное и узкое, оно было перегорожено высокими турникетами, а в конце, по бокам массивной двери, стояли бронированные будки охраны со стрелковыми окошками-бойницами.

Было тихо и темно. Пахло кровью, следы которой были темными пятнами размазаны по полу, словно тут кого-то волокли. Причем не одного, и даже не двух. И волокли вглубь убежища, через смятую и выбитую дверь…

Двинувшись вперед первой, я без особых ухищрений просто откидывала пинками мешающие пройти турникеты — перелезать через них не было никакого желания, а открывались они, скорее всего, только из тех самых будок в конце комнаты-коридора.

Краем уха уловила от Дамира что-то про слона и посудную лавку.

Очередной турникет совершенно случайно пролетел в сантиметре от его головы и, вышибая бетонную крошку, застрял в стене комнаты.

В следующем помещении картина была примерно такая же: разбросанные повсюду вещи и бумаги, перевернутая мебель, следы крови на полу и стенах. Добавилось разве что несколько человеческих костей, обглоданных до белизны. Сама комната оказалась круглой и просторной, с многочисленными стульями, столиками, барными стойками и развешанными по стенам картинами и афишами.

- Что-то вроде зала для прибывающих, - сказала Барбара, подняв с пола листок и осмотрев его. - «Убежище Великого Аксала. Тут вы будете жить вечно». Что за бред?

- Может, сектанты? - предположил Дамир, тоже поднимая листовку и крутя ее в руках. Не увидев ничего интересного, он смял листок и метким броском отправил его в ближайшую урну. - Нужно найти какой-нибудь сервер или кабинет местного главного. В этих бумажках ничего кроме пропаганды нет.

- Вообще было бы неплохо зачистить тут все и скинуть координаты Карпатову, - Барбара повертела головой, ища выходы из комнаты. - Тут должно быть довольно много ресурсов. Заберем самое ценное с собой, а остальное пусть растащит трофейная команда.

- Тоже вариант, - кивнул Дамир.

- Готовьтесь, - перебила я их диалог, прислушиваясь к себе. - Что-то приближается.

- Да, теперь тоже чувствую, - нахмурился Дамир через несколько секунд. - Снизу. Что-то очень и очень нехорошее.

Дикий молча щелкнул предохранителем оружия.

Дамир и Барбара отошли назад и ушли в скрыт.

Пауки рассредоточились по стенам и потолку, нетерпеливо щелкая жвалами.

Из широкого прохода вывалилась новая волна зомби. Но проблема была совсем не в них…

***

Состав разведывательной экспедиции:

Спецотряд «Рыцарь-2»: 8 человек, 2 пикапа;

Боевой отряд «Мангуст-3»: 11 человек, 1 БМПО-8-2У (Боевая Машина Пехоты Облегченная, 8 серия, 2 усовершенствование;

Штрафбат «Мародеры»: 12 человек, 2 пикапа, 1 ТВГ «Шиншилла» (Тяжелый Военный Грузовик);

Стая Раф-Хас «Пауки сумерек»: 300 крыланов, 200 сверчков, 50 малых пауков, 30 больших пауков, 2 гусеницы, 1 мутатор, 1 антроп.

***

Состав спец-отряда «Рыцарь-2»:

Антуанетта дэ Гарсия – мэйн-танк, позывной «Кукла», уровень – 58, рыцарь-служитель.

Хатанов Дамир Султанович – разведка, сенс, позывной «Ситх», уровень – 20, темный охотник.

Костров Максим Юрьевич – снайпер, сенс, позывной «Вспышка», уровень – 15, стрелок-снайпер.

Селезнев Сергей Владиславович – штурмовик, механик, позывной «Лысый», уровень – 16, штурмовик-универсал.

Вискина Татьяна Львовна – медик, позывной «Белочка», уровень – 14, хирург-целитель.

Серикбаев Ержан Серикбаевич – водитель, радист, позывной «Равшан», уровень – 20, проклятый палач.

Серикбаев Азат Серикбаевич - водитель, механик, позывной «Джамшут», уровень – 20, святой инквизитор.

Барбара Шульц — разведчик, скрытник, позывной «Жало», уровень — 27, диверсант.

------

Штрафбат «Мародеры»:

Каширов Николай Григорьевич — командир, боевик, позывной «Дикий», уровень — 21, боевик-универсал.

12 подчиненных — люди, мужчины, пока без подробностей.

------

Васильев Лев Викторович — командир, тактик, позывной «БэЧэ» (Большая Черепаха), уровень — 13, тактический стрелок.

Ксулукс Кха-Ру — командир, антроп Раф-Хас, позывной «Клык», уровень — 7.

Глава 204

Глава 204. Она не то, чем кажется…


1.


Так, спокойней…

Она мертва.

Окончательно.

Этого уже не изменить.

Я проверял — связи с Яр больше не было.

ТОГДА, БЛЯДЬ, КАКОГО ХРЕНА?!

Тише, тише, тише… Все, я остыл, я спокоен…

А то как всегда начну пороть горячку и влезу в очередную здоровенную черную задницу с такими накачанными булками, что они перемолят меня в крошку как чертов «твикс».

Поколебавшись между окошком с Доськой и новой непонятной хренью, я все же потянулся сначала к Дось. Нужно разобраться с тем, в чем уверен, а потом уже совать свой хрен во всякие подозрительные дырки. Нет, по-хорошему в подозрительные дырки его совать вообще нельзя, ибо это в итоге кончится тем, что он либо сам отвалится, либо его с лыбой девять на семнадцать отчекрыжит добрый доктор Айхрендец, но… Но просто сделать свои дела и уйти я не смогу. Лучше сдохну, но разберусь что это за дырень и куда она ведет.

Больше не колеблясь, распахнул окошко Дось и, изменив строение астрального тела, легко в него втиснулся.

Ощущение полета. Наверное, именно так чувствуют себя космонавты на орбите. Вроде бы ты просто плывешь в невесомости, но при этом откуда-то знаешь, что твоя несчастная тушка движется по бескрайнему и безразличному океану пустоты со скоростью в десятки, если не сотни километров в секунду.

Странное, завораживающее и пугающее чувство. Заставляющее трепетать душу, приводящее в восторг и одновременно скручивающее кишки от ужаса. Вот только, как в том анекдоте про училку русского языка и парашют, на языке у меня в тот момент крутились совершенно иные эпитеты.

- Чтоб вас хуем в мозжечок через ухо угостили, - пробормотал я, пытаясь собрать в кучку расплывающееся астральное тело. - Нахрена такие спецэффекты?!

Так, ладно. Остыть. Я спокоен, бесстрашен и лучусь доброжелательностью как кусок военного урана.

- Дооооось? Ау?

- ХОЗЯИН?!

- Еб-тыр-тыр! Хвостатая, не так громко! Меня едва не размазало колебаниями астрала!

- Хозяин, ты где? Что случилось? - голос хвостатой раздался уже намного тише.

- Где я — это вопрос хороший, - вздохнул я. - В данный момент сознание находится на границе твоего астрального пространства. А вот тело — в комнате под каким-то колизеем, в зачарованной клетке, под прицелом ебучей кучи арбалетов, да с сотней дрочащих ниггеров за стенкой… Короче, у меня все хорошо. А у вас там как?

- Бегаем, тебя ищем, - вздохнула Доська. - Хозяин, что случилось? Как ты пропал?

- Призвали меня. Хрен пойми куда, фиг пойми зачем и до сих пор не врубаюсь как. Но без сомнений, это наши уважаемые небожители постарались. В общем, передай всем, чтобы не бузили и не переживали, я и не из такой задницы выбирался. Собирайте отряд и дуйте к границе ушастых, добывать информацию. Как выкручусь — прибуду.

- Эм… Хозяин, Нокс и Химэ пропали.

- Блядь.

- Скорее всего, отправились тебя искать.

- Да понятное дело… Ладно, хуже не будет. А для тебя приказ остается прежним — собирай остальных, кто еще не сбежал, и топай на границу. Голову не подставлять, потихоньку собирать информацию и ждать меня. Если сдохну, то все свободны. Все, отбой!

Не желая слушать что-то еще, я быстро нырнул в форточку обратно. А то щас на голову еще какой-нибудь хрендец вывалит, а мне и своих проблем хватает.

То, что Химэ с Нокс отправились по мою шкурку — весьма двоякая новость. С одной стороны, обе могут как-то вычислять мое местоположение, так что поиски не затянутся. С другой, обе самки малость неадекватны. И если Химэ всего лишь порой увлекается, теряя самоконтроль, то вот Нокси — просто Монстр, без капли человеколюбия или сдержанности…

Ладно, последняя астральная остановка на сегодня, и нужно выныривать, а то хрен знает, что там с моей тушкой могут сделать пока я тут брожу. Возможно, меня там уже местные негры-легионеры всем табором по кругу в зад имеют.

Брррр!

Я быстро отогнал нарисованную воображением картинку. Нахер такие больные фантазии!

Но… блядь… Тиха украинская ночь, но сало нужно перепрятать.

На всякий случай на мгновение соскользнул в пограничное состояние и осмотрелся. К счастью, в реальности ничего не изменилось — все та же клетка, дрыхнущая в сене мелкая призывательница и темный полог меж прутьев. Вот только остатки еды и бадью для мытья убрали. А я даже не почуял. Непорядок. Так ведь действительно в жопу отдерут. Помню я взгляд того шута в колпаке со звездочками…

Вздохнув, вновь целиком занырнул в астрал и перелетел к последнему загадочному окошку.

Оно заметно отличалось от трех предыдущих — если там были просто резные ставни, то тут висела чугунная заслонка с небольшим серебряным засовом. И от вида такой «системы безопасности» мне стало как-то стремно. А ну как открою сейчас, а оттуда какая-нибудь хуйня зубастая вылезет и начнет меня жрать. И это не пустые домыслы — одну такую херотень я уже отправил прогуляться по глубинам варпа вместе с куском собственной души, вторая висит рядышком, дрыхнет, а третья сожрала мне правую руку и теперь периодически распускает тентакли.

С другой стороны, заслонка — не замок. Задвинуть всегда успею. А разузнать что там и как нужно — неизвестность пугает лучше всяких монстров.

- Чешуйка, Иль-Сафор! - позвал я, прекрасно зная, что эти двое меня услышат.

- Хорошо хоть сам додумался до подстраховки, - проворчала дракошка, появляясь рядом. - А то если бы начал ломиться в одиночку, то точно бы по голове настучала.

- Истину глаголит эта дева, - кивнул Илюха, выныривая откуда-то снизу.

- Тьфу, блядь, - сплюнул я. - А чего тогда сразу не пришли? Ждали, пока я в очередной раз куда-то влипну?

- Как любят говорить у тебя на родине, - лыба чешуйчатой стала до того широкой, что я начал всерьез опасаться, как бы у нее мордашка не треснула. - Умные учатся на чужих ошибках, а дураки — на своих.

Ну, на правду не обижаются.

Но все равно обидно.

Покачав головой, я отвернулся от этой парочки засранцев и осторожно дотронулся до заслонки.

Очень странное ощущение пробежалось по пальцам и растворилось в сознании. Там, с той стороны, явно было… что-то. Очень старое, но при этом практически новорожденное. Умное, но какое-то… наивное. Безмерно жестокое, но флегматично-доброе…

У меня от такого чуть не потек чердак. Хотя нет, течь он дал уже давно — в этом злоебучем мире, каждый божий день норовящем поиметь мой симпатичный зад, либо сдохнешь, либо сойдешь с ума. И открыть эту поебень, ощутив подобную хаотичную сущность, что за ней скрывается, может только ненормальный…

- В черно-синем лесу, где трепещут осины… - пробормотал я, отодвинув серебристую задвижку и приоткрывая заслонку. - Зайцы в полночь траву на поляне косили…

Там была тьма. Впрочем, чего еще ожидать от подобного? Не картинок же с розовыми по…

Из темноты вылезла здоровенная когтистая мохнатая лапа и ухватила меня за горло.

Цап.

- КЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!

- АНДРЕЙ!

Мир качнулся, перевернулся, и все поле зрения закрыл красный туман с непонятными черными вкраплениями.

Здрасьте, приехали. На обычный астрал это не похоже.

- Похоже, - раздалось снизу недовольное ворчание. - Просто очень сильное пространство. Это у тебя жалкий клочок, а вот у сущностей посильнее оно обычно огромное, и совсем не пустое.

- Чешуйка? - удивился я, глянув вниз и обнаружив обнимающуюся с моей ногой дракошку. - Ты выбрала неподходящее время, место и орган для заигрываний.

Она пару раз непонимающе хлопнула ресницами, после чего ее мордашка стала пунцовой и в меня полетел огненный шар… вернее, должен был полететь после знакомого паса руками. Но этого не произошло. В итоге дракошка ограничилась лишь проклятьями. Но ногу мою не выпустила.

- Фетишистка, что ли? - поинтересовался я.

- Сам ты… это слово, - рыкнула дракошка, впрочем еще крепче вцепившись в мою конечность. - Местный хозяин меня блокирует. И боюсь, если выпущу тебя, то могу потеряться…

- Но ногу-то для этого обнимать не обязательно, - протянул я ей руку. - Давай на спину.

Поколебавшись, она перебралась на предложенное место. Прямо по мне, нагло проигнорив предложенную руку.

Впрочем, я был не в обиде.

- Сисечкии…

Ее мягкие холмики ощущались сквозь тонкую тогу. И похер, что это лишь астральная проекция — главное, что я чувствую!

- Изврат, - вздохнула дракошка прямо мне в ухо. - И визжишь как баба.

- Когда? - удивился я.

- Когда нас сюда затянуло! От твоего визга Иль-Сафор аж руки разжал, чтобы уши закрыть! Если бы не это, мы бы тебя удержали!

- Эм… - смутился я. - Не помню…

Кажется, там кто-то действительно визжал. Но вот кто — я так и не понял. И лучше буду думать, что дракошка мне тут заливает, стыдясь собственного малоду…

Хлоп.

- Больно.

- Ибо нехрен, - надулась Чешуйка.

- Вот смотрю я на вас, и думаю… Вы идиоты, или только прикидываетесь? - раздался рядом звонкий детский голосок.

- Идиоты, - согласился я без колебаний.

- Прикидываемся! - одновременно со мной заявила дракошка.

- Не спорь со мной, квартирантка!

- Иди нахрен, хамло озабоченное!

- МОЛЧАТЬ!

Мы заткнулись.

Ну что сказать? Перенервничали, вот и мелем всякую чушь. Защитный механизм психики. И, глядя на Чешуйку, могу с уверенностью заявить, что он заразный.

- Ох, Древнейшая… Я призывал Героя, а мне попался Шут, - раздался все тот же голосок непонятно откуда.

- Тогда уж Джокер, - пробормотал я.

- Скорее клоун, - прошипела дракошка.

И тут я ощутил такое давление, что казалось, как-будто кто-то собрался изучить мой мозг, вывернув тело наизнанку через жопу! Длилось это ощущение всего несколько мгновений, но мне хватило.

Когда я вновь начал соображать, то обнаружил астральное тело в состоянии аморфной серой кляксы, смешанной с такой же кляксой, но уже изумрудной.

Чешуйка?

Я это. Вроде бы. Не уверена.

Как и я. Так, сейчас отделим мысли друг от друга.

Давай. И побыстрее, пока я от тебя какой-нибудь ерунды не нахваталась.

Кое-как разлепившись, мы придали проекциям первоначальный вид.

Но, блядь, как же мне было хреново! Не думал, что в астрале может что-то настолько сильно болеть!

- Что это было? - спросил я у тяжело дышащей в ухо дракошки.

Спросил скорее по привычке, так как точно знал, что ответа у нее нет.

Нужно будет потом хорошенько сесть и пропесочить собственное сознание — чую, не все мы с ней разобрали.

- Я вас просканировал, - раздался все тот же голос.

- Скорее, сделал из нас болтунью, а потом потыркал в нее своих хуем, - проворчала дракошка у меня над ухом. - Блин, Андрей, мы все-таки что-то перепутали!

- Угу, есть немного, - согласился я, размышляя, как бы потом сказать «спасибо» за такое этому голосу.

Интересно, а доступ к божественной мане у меня есть? Сейчас проверим…

Да, есть. Можно устроить Большой Бабах имени Святого Гардемарина.

- Только попробуй, - хмыкнул голос. - Я сделаю из вас идиотов раньше, чем ты только потянешься к силам Древних.

- Фу, плохой Андрейка! - мне по макушке ударили ребром ладони.

- Так, надеюсь это не насовсем и мы со временем придем в норму, - пробормотал я, ощущая, как меня нестерпимо тянет расправить свои огромные перепончатые крылья… которых у меня никогда не было! - Эй, голос? Так что тебе надо?

- Да вы никак соизволили сойти до конструктивного диалога? - хмыкнул голос. - А то я уже собрался вас немножечко… того.

- Не надо нас «того»! - хором крикнули мы. - Мы все во внимании!

- Отлично, отлично…

Алый туман перед нами покрылся зеленоватыми молниями, которые превратились в белые шарики. Шарики закрутились и собрались в один большой светящийся силуэт. Очень большой. И с очень большим… хвостом. По крайней мере, я надеюсь что это хвост. Иначе кошмары меня будут мучить еще долго.

- Я думаю, ты уже догадался, кто я, Буревестник? - спросила огромная светящаяся фигура звонким детским голоском.

- Бог какой-то, - пожал я плечами.

- А, ну да, - вздохнуло божество. - Ты же у нас умом не блещешь. Ну, пусть так. Пусть Бог. В данный момент мы находимся в астральном пространстве Хлои, твоей хозяйки.

- И ты тут живешь? - уточнил я.

- Временно, - уклончиво ответил бог. - У нас с ней договор.

- А поподробней можно?

- Нельзя, - я ощутил давление на мозги и поспешно закивал головой. - Ну нельзя, так нельзя, чего сразу угрожать?

- Я настрою вам канал связи, - продолжила светящаяся фигура. - По нему она сможет отдавать тебе приказы, а ты запрашивать разрешения на использование способностей. По условию договора, эти запросы должны быть… определенным образом сформулированы. Сам там разберешься, не маленький! Суть в том, что ты не должен дать девочке умереть в течении следующего месяца. И переселение души тут не сработает — моего существования не выдержит ни одно тело, кроме ее нынешнего. Так что смерть оболочки тоже будет считаться провалом. А, и да — ее немота тоже часть условий. Вылечить ее не удастся.

Весело. Вот так махом обрезал мне половину планов и возможностей. Вот почему я недолюбливаю этих бессмертных — слишком любят диктовать условия.

Бум.

Мое сознание снова чуть не разлетелось на осколки. Чешуйка за спиной глухо застонала — ей тоже досталось божественного подзатыльника.

- На этом все, маленький смертный, - продолжило божество как ни в чем не бывало. - И помни, умрет Хлоя — умрешь и ты. Причем без этого баловства со смертью оболочки. Перед тем, как кануть в небытие, я успею выжечь твою душу вместе со всеми ее обитателями…

Не успел я осознать и переварить эту угрозу, как огромная фигура из света… отвесила мне пинка.

Ослепительная вспышка. Боль. Чувство полета. Хлопок закрывшейся заслонки. Лязг задвижки. И темнота беспамятства…


2.


- Здравствуй мир, моя пришел тебя ебать… - пробормотал я, глядя на потолок клетки.

«Угу, пришел он…» - раздался в ухе голос дракошки. - «Это тебя этот самый мир каждый раз…»

Вздохнул, но вынужден был согласиться.

Меня в очередной раз натянули. Причем глобально, до самой трепещущей где-то в пятках душонки.

Сев, огляделся. Ничего не изменилось — все та же «занавешенная» клетка. Сижу как птичка в банке. И непонятно — либо меня купит добрый мальчик, либо закажет толстый дядя на стол с яблоком в клювике и морковкой в жопе.

В голове роились странные мысли и образы. Откуда-то всплывали воспоминания про бескрайние фиолетовые небеса под сиреневым солнцем. Про какого-то молодого дракона с алой чешуей, который нежно пристр…

БЛЯХА-МУХА!!!

«Эй, это мои!» - раздался в ухе возмущенный голос.

«Ну и забирай их нахуй!» - щедро предложил я. - «Мне домашнее драконье порно с Гаршафором в памяти и за… Хоть нет, погоди-ка. Оу. Оооооуууу… Дракошка, а ты оказывается горячая штучка! А такой тихоней прикид...»

Дынц.

Это моя голова столкнулась с железным полом от ментальной затрещины.

«Не, ну че ты кипишь?!» - возмутился я. - «Главное там коллективно по моим воспоминаниям ползаете, под попкорн себе кино устраиваете, а я...»

Дынц.

«Чешуйка. Я ведь щас и амулет могу снять к чертям хомячьим. Отдам потом его Хомке, будешь у него лет пятьдесят за щечкой доказывать, что тебя на шее носить надо».

«Хм!»

Судя по образовавшейся где-то на задворках сознания характерной пустоте, дракошка ушла в астрал целиком. Ну и пусть, «няшка-стесняшка», блин. Строила из себя невинность, а сама со своим хвостатым другом такое вытворяла… Один только драконий минет чего стоит. Брррр. Эротика на грани хоррора. Примерно как порнуха про Мышку Микки — и смотреть противно, и пройти мимо нельзя.

Тряхнул головой, пытаясь избавиться от навалившихся новых воспоминаний. И хорошо, что они были скорее как просмотренный когда-то фильм «от первого лица» — без эффекта «полного участия». Иначе бы точно крышей двинулся. Как-будто мне было мало того опыта в шкуре принцессы-толстушки? До сих пор с содроганием вспоминаю этот эпизод моей перенасыщенной всяким трешем биографии.

Окончательно утрамбовав поглубже доставшиеся от Чешуйки воспоминания, постарался подбить итоги моего астрального блуда.

В «общаге» все спокойно. В том плане, что у моих внутренних паразитов мир, гармония и щупальца — развлекаются как могут, на меня при этом не влияя. Единственное, с этой Дюсаль нужно будет потом разобраться, но на первый взгляд вполне адекватная личность. Да и маны от нее, как от мага, пусть и системного, должно идти порядочно — запасной вариант на случай, если я ухитрюсь как-то посеять амулетик Дракошки. Да, Лирой говорил, что эту цацку потерять невозможно, как и отобрать, но… практика показывает, что в этом злоебучем мире нет ничего невозможного. И запасной вариант приятно греет душу плоской фигуркой мага иллюзий, ведь стоит мне потерять связь с Чешуйкой, как я тут же начну загибаться от нехватки маны.

С Акронькой тоже все более-менее в порядке. Я, если честно, волновался, что на ее пустоватой головушке опыт смерти скажется как-нибудь… странно. Но, если вспомнить ту информацию, что я от нее получил, умирала вампирша уже не в первый раз. Другой вопрос, что я не Ма Оу — тела с нуля восстанавливать не умею. Похоже, придется подбирать мелкой засранке новую тушку в максимально экстремальных условиях. Или лучше обождать? А то сейчас у меня положение как у натурала-интеллигента на слете байкеров-геев — только зазевался и все, посвящение в паладины пройдено. А второго амулета у меня нет — в следующий раз Акронька рискует загнуться окончательно…

С другой стороны, поднять блондинку нужно как можно скорее — случись что со мной или этой… как ее? Хлоей? Короче, случись что с мелкой призывательницей и «усе» — его Божественное Херачество зальет мне душу ярким белым светом, утопив в нем и всех «квартирантов». Благо, агрегат у него для этого более чем подходящих размеров. Хотя, Касия и Иль-Сафор скорее всего выживут — слишком матерые монстры, чтобы какой-то божок их мог так просто прихлопнуть.

- Слооооожна… - протянул я, глядя перед собой пустым взглядом. - Моя мозгх не работать.

Упав на спину, прикрыл глаза.

Пошло оно все.

Я спать.

***

Проснулся от того, что кто-то приблизился к моей многострадальной тушке.

Перекатом уйдя в сторону, вскочил на ноги уже с сочащимся черным туманом копьем в руках. И тут же облегченно отозвал кошмарное оружие — рядом со мной стояла одетая во все те же лохмотья мелкая зверолюдка Хлоя.

Она чуть склонила голову набок и выжидательно на меня посмотрела.

- Не подкрадывайся так больше, - проворчал я. - А то твоя будет болтаться на моя длинный острый палка.

«Я смотрю, тебе нравится такая манера речи?» - раздался голос Чешуйки.

«Моя могуч, пахуч и волосат», - мысленно оскалился я.

Сев обратно на пол, поправил выданные мне местными неграми кожаные стринги. Никогда не думал, что они НАСТОЛЬКО неудобные. Но это лучше, чем бегать с развевающимся по ветру хозяйством. Хотя, если брать тактическую составляющую, то при сражении с людьми данный момент может стать хорошим отвлекающим фактором. Особенно для девушек — не каждая способна будет оставаться «с холодной головой», когда против нее дерется голый матерящийся мужик с длинным копьем и длинным стоячим херо…

«Андрей!» - взвыла Чешуйка.

«Чего? Я просто размышляю на тему тактического превосходства мужского пола! Допустим, если голой будет драться баба, то...»

Дынц.

Больно.

Строит тут из себя невинность, а сама такое вытворяла с…

«Я была молодой и глупой!» - резко влезла в мысли дракошка. - «Да и слегка не в себе! Создатель, и угораздило же тебе получить именно этот момент моей памяти!»

«Так, ладно, отстань. Нужно с текучкой разобраться, а твои сексуальные предпочтения потом обсудим. В более тесном контак…»

Дынц.

«Сучка хвостатая».

«Кобель скорострельный».

«ЧЕ?!»

Мое внимание от очередной намечающейся перепалки отвлекли едва слышные хлопки — Хлоя пару раз свела ладошки, выставленные перед плоской грудкой, явно пытаясь привлечь мое внимание.

- И что твоя хотеть? - спросил я, глядя на мелкую «хозяйку».

Она коснулась своего лба указательным пальцем правой руки, после чего ткнула им в мою сторону.

Эм… Шта? Меня хотят изнасиловать в мозг? Мне предлагают изнасиловать ее в мозг? Или этот процесс уже запущен, а я просто его не замечаю ввиду…

«… ввиду отсутствия у тебя вышеназванного органа», - вздохнула Чешуйка. - «Связь она запустить предлагает, дурень».

Хм… Похоже на то.

Так, тот огромный светящийся хрен с огромным светящимся хреном говорил, что настроил этот самый канал связи. Вопрос только, куда тут тыркнуть, чтобы его включить?

Опять раздался негромкий хлопок — девочка вновь свела ладони, опять коснулась лба указательным пальцем и вытянула его в мою сторону.

«Кажется, я поняла», - пробормотала моя чешуйчатая шизофрения. - «Сам ты это слово! Вот не буду теперь подсказывать! И выкручивайся как хочешь!»

Бля, опять мысли читает…

Эх, жизнь моя жестянка, ебать ее в болото.

«Признаю, твой арендодатель — ущербное быдло. Тем не менее, он остается арендодателем, так что давай колись, рогатая, что там эта лолька хочет?»

«Повтори ее жест», - со вздохом и напускной неохотой ответила Чешуйка.

Я повторил, в итоге соединив наши пальцы.

Система радостно «дилиньгнула» и выдала сообщение.

***

Внимание! Установлено ментальное соединение через системный канал.

Доступны следующие функции:

- Молитва Великому #1;

- Запрос к Великому на использование способности;

- Молитва Великому #2;

- Запрос на разговор с Первожрицей Великого;

***

Кхм.

Братишка, а тебе яйки не жмут, не? А то ты смотри, лопнут ведь от чрезмерного ЧСВ. Ну окей, что там за молитвы я даже выяснять не хочу. С использованием способности все более-менее ясно. А вот «Первожрица» - это скорее всего данная лолька и есть.

«Запрос на разговор»! - мысленно обратился я к Системе, не разрывая «коннекта» с девчонкой.

«Неверная формулировка» - ругнулась Система в ответ. - «Попробуй еще».

Эм… Ну окей.

«Запрос на разговор с Первожрицей!»

«Неверная формулировка. Попробуй еще», - всплывший ответ, как мне показалось, едва ли не сочился какой-то хитрожопой подставой, как то вечно выскакивающее окошко пиндосской ОэСки.

«Ты издеваешься?»

«Неверная формулировка. Попробуй еще».

Да чтоб тя в эротическом кошмаре Ктулху с Дагоном в попку отъебали!

«Запрос на разговор с Первожрицей Великого!» - выдавил я из себя.

«Запрос отклонен. Причина: молитва #2 не была прочитана».

Вдох. Выдох.

Спокуха, Андрюха. Ты уже общался с некоторыми отбитыми бессмертными. Знаешь, какие там тараканы у них в ушибленных головушках — от таких насекомышей даже товарищ Годзуки в ужасе сделает себе харю кирей.

«Тупой вопрос… Но как молиться-то?» - уточнил я у Системы.

«О, Великий и Ужасный Орунабру Лакутиший Висату Лих Них Хер Забура Матра Крив! Позволь презренному, нечестивому, глупому червю, недостойному даже звания раба твоего, обратиться к Первожрице, дабы внять крупицу ее вечной мудрости!»

Вдох. Выдох.

Если бы уже на собственной шкуре не испытал силу уебка, то точно бы полез в драку. А так всерьез начинаю задумываться о той самой «харе кире». И пусть этот ублюдок сам решает свои проблемы — все равно я с таким «хозяином» долго не протяну.

Даже старикашка Сайласс был адекватней.

«Да ладно тебе!» - раздался голос Чешуйки. - «Все равно никто не слышит, проговаривать-то будешь мысленно. Ну а мы тут никому ничего не расскажем. Правда ведь, девочки? Вон, говорят что правда».

«Только вякните кому-нибудь, хером в горле задушу», - обреченно пригрозил я, после чего повторил эту околесицу. Хорошо хоть текст продолжал висеть перед глазами.

«О, Великий и Ужасный…» - лысохерный и зубастый… - «Орунабру Лакутиший Висату Лих Них Хер Забура Матра Крив!» - натяни на нос презерватив. - «Позволь презренному, нечестивому, глупому червю», - почему-то на ум пришло только «я люблю фондю». - «Недостойному даже звания раба твоего, обратиться к Первожрице, дабы внять крупицу ее вечной мудрости!» - и я очень надеюсь, что это не очередная «лоли-старуха» и она когда-нибудь вырастет…

«Я бы на месте того бога тебя уже убила», - обреченно вздохнула Чешуйка.

А тем временем Система пиликнула, окошко мигнуло, а текст сообщения сменился.

«Запрос отклонен! Причина: молитва #1 не была прочитана»…

- Грррр…

Первожрица испуганно отдернула ручку и отпрыгнула на три шага от меня.

Я облизал губы и как можно добрее ей сказал:

- Маленький Шаг-Яга не бояться. Угру-Чугум любить маленький Шаг-Яга. Угрум-Чугум не любить только Большой Пердун в Шаг-Яга. Так что иди сюды и тыркай в меня пальчик!

Девочка сделала еще шаг назад и как-то странно затрясла головой. Это было похоже больше не на отрицательное мотание, а на нервный тик на грани припадка.

«Ну вот, испугал бедняжку», - сочувственно, но только не ко мне, произнесла дракошка. - «Но она правильно сделала что отошла. Иначе бы ее просто накрыло, и все — конец твоим веселым приключениям».

«В смысле?» - нахмурился я, чуть успокаиваясь и переключая внимание на окружающую обстановку.

И как раз успел уловить рассеивающийся черный туман, окутавший мою фигуру несколько секунд назад.

Тааааааак… А вот это уже нихрена не весело! Эй, Старушка, что за шутки? С какого хера твоя мана из меня сама начала лезть?!

Но тишина была ему ответом…

Ну и идите нахрен. Когда надо — фиг от этих божественных чего-то добьешься, а когда не надо, они изо всех щелей пачками лезут.

За следующие полчаса я все-таки сумел разобраться в том, что там намудрило это отбитое божество. Механизм выглядел примерно так: мы касаемся пальцами лбов, потом соединяем эти пальчики, после чего я должен зачитать молитву, причем каждый раз разную, и только потом мне открывается возможность запросить разрешение на разовую разблокировку одной конкретной способности. Которую еще могут и не одобрить…

При осознании всей глубины этого дебилизма, у меня просто опустились руки.

Какой мудак это придумал?! Голову бы с жопой местами поменял, да без реверса направления кишечного тракта!

Но деваться было некуда. Пришлось, перемежая мысленную молитву столь же мысленным матом, выбивать себе «талончики» на активацию способностей. Причем во время молитв у меня трижды было ощущение, словно что-то пыталось пощекотать мне задницу — как я разобрался, это был весьма своеобразный сигнал на попытку вторжения в мое астральное пространство.

И было у меня сильное подозрение, что это тот самый божок пытался повесить на меня свою метку. Вот только то ли из-за того, что молился я, мягко говоря, не искренне, то ли из-за наличия меток существ более высокого ранга, результативность этих попыток составила нуль целых, хрен десятых.

А еще при каждой новой молитве я немного проседал по мане — как объяснила Чешуйка, энергия шла напрямую наглому Светлому. Короче, я приобрел еще одну весьма прожорливую энергетическую пиявку.

Но два «талончика на абилки» после десятка попыток я себе все же выбил. На хорошенькие такие абилки… И собирался сбежать с их помощью при первом же удобном случае — долго сидеть в этом клоповнике мне совершенно не улыбалось.

И случай этот, чует моя жопа, скоро представится, так как с клетки спал полог и я вновь увидел улыбающееся рыло того мужика в халатике со звездочками.

Как его там звали? Горгус?

- Вставай, Дикарь! - расплылся он в широченной, практически жабьей улыбке. - Царь ждет от тебя отличное шоу либо на арене… либо на дыбе.

Глава 205

Глава 205. Кара Небесная!


1.


Арена.

Очень своеобразное место.

Большая круглая площадка, покрытая желтоватым песком. От нее веет жаром солнца и застарелым запахом крови. Мои чувства «Жнеца» едва ли не воют от восторга, сообщая о сотнях тысяч живых существ, умерших на этом песчаном пустыре. Земля на сотни метров вокруг и вглубь буквально пропиталась темной тяжелой энергией предсмертных проклятий, агонией, злобой и яростью.

Огромная толпа людей, сидящих на возвышающихся вокруг трибунах. Их оглушительный рев давит на уши, вбивая в землю словно удары кузнечного молота. Еще ничего не началось, а зрители уже сходят с ума — эманации этого места столь сильны, что вытаскивают наружу кровожадную натуру даже самого тихого и забитого очкарика. Либо наоборот, превращают его в безвольного барана, который будет до последнего непонимающе смотреть на заносимый над его шеей меч…

Я запрокинул голову и посмотрел на небо.

Было пасмурно. Тяжелые серые тучи затягивали все обозримое пространство. В воздухе стоял запах приближающегося дождя.

Но даже он не перебивал доносящийся до меня запах страха.

Опустил взгляд.

Кучка ушастых зверолюдов. Те самые оборванцы, среди которых была Хлоя. Старики. Женщины. Дети. И ни одного воина. Они стояли, прикованные цепями ко вкопанным в центр этого кошмарного круга деревянным столбам.

Как скот, приготовленный для бойни.

- Жители славного Светлого Города! - разнесся над ареной усиленный магией мощный мужской голос. - Сегодня вы будете присутствовать на казни нечестивых, что посмели оскорбить наши святые земли своим присутствием! Они — те, в ком живет дух Зверя! Они — те, кто веками угнетал святой народ! Они — те, кто заслуживает нечто хуже смерти! Но наш великодушный Царь дал им возможность умереть достойно! От руки одного из воинов святого народа, на развлечении жителей этого славного Светлого Города!

Я невольно вздрогнул, когда по окончанию этой нехитрой речи по округе прокатился кровожадный рев готовой сорваться с цепей толпы. Обвел взглядом трибуны.

Истерия.

Кто-то визжал, кто-то сношался, где-то вспыхнула драка, которую никто и не подумал разнимать… «Казнь» еще даже не началась, а вокруг уже творилось форменное безумие. Лишь верхние, «элитные» ложи оставались образцами спокойствия. Если не считать пары обезглавленных тел прислуги, и одной оргии.

- Куда я, блядь, попал? - пробормотал я, оглядываясь назад.

Дверь, ведущая в коридор и комнату с клеткой, уже закрылась. Оставив где-то там Хлою.

Уж не знаю, заподозрили ли местные фанатики что-то, или просто перестраховывались, но призывательницу со мной не пустили.

С одной стороны — оно и к лучшему. Не будет видеть, что я собираюсь сделать с ее соплеменниками. А с другой - хуже, потому как я не знаю наверняка где она и угрожает ли ей что-нибудь.

Не спеша направился к жертвам.

Песок слегка шуршал под подошвами сапог, и чуть проседал, словно пытаясь поглотить мои ноги. Словно не пуская дальше, стараясь не дать сделать еще один шаг.

Или это мне только казалось?

Остановился в метре от дрожащих существ.

«Они виноваты лишь в том, что оказались не в том месте не в то время», - пронеслась в голове старая заезженная фраза.

«Оправдываешь себя?» - спросил пробежавшийся по сознанию шепоток. Он цеплялся за мысли острыми коготками безумия, выворачивая и искажая сознание, вытаскивая наружу ту самую безразличную эгоистичную мразь, что сидит в каждом смертном человеке.

«Ничуть. Просто констатирую факт», - ответил я, привычно цепляясь за собственные желания и легкую мелодию, чтобы не утонуть в очередном наваждении этих голосов.

«И ты убьешь их? Без колебаний? Без сожалений? Беззащитных слабых разумных, что молят о пощаде?» - тень под моими ногами сгустилась настолько, что стала угольно-черной несмотря на сумрачную погоду.

«Они не молят. Они смирились. И ждут», - я встретился взглядом с глазами собственной тени, смотрящей на меня парой ярко-алых угольков.

«И ты готов пойти на это? Ради своего выживания?» - нарастающий шепот перекрыл другой голос. Ясный, чистый и чуть печальный.

«А есть альтернатива?»

«Есть. И ты ее знаешь. Призови нас!» - снова зашептали голоса, а в гуляющих по песку арены тенях начали вспыхивать алые голодные глаза. - «Ты же для этого так долго подкармливал того глупца? Ради разрешения на эти две способности. Призови нас. Вскрой этот загнивающий нарыв, Вестник Бури!»

«Ты для этого меня сюда выдернула?»

«Отчасти», - засмеялись тени. - «Лишь отчасти».

«Эти твари о чем-то начали догадываться. Если начну чудить, они сразу же убьют Хлою. И я умру».

«Смотря как чудить», - шепот зашелся тихим шелестящим смехом.

Правая рука сомкнулась на древке Копья. Левая сжала шершавую обмотку рукояти Иль-Сафора.

Всего один небольшой шаг разделял меня и моих беззащитных жертв. Один шаг до дрожащих от ужаса матерей, до прикрывающих их стариков, до зажмуривших глаза детей… Они знали, что их ждет. И давно смирились…

Тяжелый уродливый меч медленно поднялся над головой. Рука двигалась сама, словно живя своей жизнью. А я лишь безразлично смотрел на макушку какого-то мальчишки. Ему было лет семь. Тощий, блохастый оборванец, жмущийся к ноге точно такой же тощей страшной бабы.

Я смотрел на его макушку. Потому что целился.

И потому что просто не мог посмотреть в глаза.

Меч замер в верхней точке высоко над головой.

Нужно лишь ослабить пару мышц, и эта страшная дубина сама рухнет вниз, размазав мальчишку по песку. Быстро. Жестоко. Кроваво. Но практически безболезненно.

Я ничего не потеряю. Только приобрету.

Опыт. Возможно, какой-то очередной дурацкий титул. И время, чтобы решить свои проблемы.

Вдох. Выдох.

Сейчас. Или никогда.

Мальчишка поднял глаза. Все-таки встретился со мной взглядом.

Большие черные зареванные глаза с вертикальными зрачками.

Рука дрогнула.

И пошла вниз.

Со свистом распоров воздух, Иль-Сафор врезался в землю. Песок полетел во все стороны.

А я не отрываясь смотрел в глубину этих глаз, в которой на миг промелькнул образ маленькой улыбчивой девочки в длинном сером платье.

Мют.

- Вот же суки, - вздохнул я, ощущая как исчезает рукоять меча, так и не отведавшего крови.

Сделал шаг назад. Ноги странно подкашивались. Пришлось воткнуть в землю копье и опереться на него.

- Вот что вам от меня надо, а? - пробормотал я, глядя на собственные дрожащие руки. - Одна засовывает в жопу мира и заставляет убивать детей. А вторая смотрит и лыбится… Ни стыда, ни совести.

- ДИКАРЬ!!! - разнесся над ареной взбешенный голос того мужика, что тут делает объявления. Хрен знает, как его должность называется, но мне это и неинтересно. - КАК ТЫ СМЕЕШЬ?!

- Ой, иди в жопу, - устало пробормотал я, прикрывая глаза. - [И да прибудет с тобой Великое Благо].

Честно говоря, я думал использовать этот козырь по-другому. Я действительно думал, что смогу убить этих блохастых ушастиков. Оказалось — хрен там. Одно дело, когда враг бросается на тебя с мечом и жаждой крови в глазах. А другое — когда это привязанный к столбу ребенок.

Как говорила одна героиня, «ну не шмогла я, не шмогла»!

Так что иди в жопу. А я курну…

- ВЫПУСТИТЬ ЗВЕРЕЙ!!! ДИКАРЬ, ЭТО ТВОЙ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!!! УБЕЙ НЕЧЕСТИВЫХ, РАСПРАВЬСЯ СО ЗВЕРЯМИ, И ТОГДА, МОЖЕТ БЫТЬ, ТЫ БУДЕШЬ ЖИТЬ!!!

Я открыл глаза и покрутил головой.

Хм… странно, но ничего не изменилось. Все тот же песок, все те же дрожащие оборванцы, все та же беснующаяся толпа и надрывающийся мужик вооооон в той высокой лоджии.

Вопрос: где Укур? Ответ: скорее всего у него перекур. Вот и надейся после этого на этих гребанных бессмертных. Мутят что-то, а что — хрен пойми.

Ну и похуй.

Что там за зверушки?

По левую сторону от меня в стене арены открылся небольшой проход, из которого выпрыгнули три твари, больше похожие на саблезубых тигров, только покрытых чешуей и со скорпионьими хвостами.

- Кыс-кыс-кыс, - улыбнулся я, перехватывая копье поудобней и делая шаг в сторону взявших неплохой разгон тварей.

Вот это я понимаю. Вот это я люблю.

Ноги сами посылают тело в рывок. Периферия зрения смазывается, оставляя лишь находящуюся в центре цель — грудину ближайшего монстра. Зверь, в последний момент почуяв опасность, пытается увернуться от наконечника черного копья, но ему не хватает ловкости, да и инерцию туша уже набрала изрядную.

Острие копья мягко входит в плоть, не замечая ни чешуи, ни мышц, ни костей… Такое ощущение, что я ударил воздух. Но бьющий по обонянию терпкий запах зверя и его пробирающий до глубин потрохов рык, мгновенно срывающийся на визг, служат доказательствами реальности этой твари.

Монстр обращается хлопьями черного пепла, что рассеиваются, не долетев до желтоватого песка.

А тем временем два других ящеро-тигра уже бросаются на меня с боков. Еще чуть-чуть и эти когти выпотрошат мою тушку, явив собравшимся вокруг «жителям Светлого Города» содержимое человеческого брюха. Но ни один из них не будет блевать или замирать в шоке и ужасе. Они прекрасно знают, что тут происходит. И они пришли именно за этим — за звуком рвущейся под когтями монстров плоти и зрелищем пожираемого заживо собрата.

Копье плавно, но неуловимо быстро порхнуло в моих руках, разворачиваясь поперек туловища. Крепко сжал его посередине древка, жалом в сторону одной твари, и тупым концом — в сторону другой.

Уже прыгнувшие монстры не смогли изменить траекторию. Того, что метил мне в правый бок, можно считать везунчиком — как и первый их собрат, он напоролся на острие и умер мгновенно. А вот второй буквально насадился на тупой конец копья как кусок мяса на шампур. Древко вошло ему точно в рот, разворотило горло и наполовину исчезло в глубине туши.

В этот момент зверь вполне мог дотянуться до меня своими страшными зазубренными когтями. Вот только ему было совершенно не до этого. Тигр извивался и визжал на одной ноте, лупя лапами по земле словно в припадке. Его плоть начала чернеть и выгорать, словно под струей рвущегося изнутри пламени ужасающей температуры.

Он тоже обратился в черный пепел. Но не мгновенно, а секунд за десять. И эти несколько секунд были наполнены страданиями и ужасом души, медленно погружающейся в пучину Бездны.

- ШЕРСТЕБРЮХИ!!! - не успел я перевести дыхание, как снова завизжал тот раздражающий мужик. - ВЫПУСКАЙТЕ ШЕРСТЕБРЮХОВ!!!

Заскрежетали ворота уже на другом конце арены, а задницу неприятно резануло чувством грядущего пиздеца.

Это что же там за северных пушистиков они решили выпустить?

Из открывшегося прохода показались… показалось… показалась… Хрень какая-то.

Больше всего это походило на пыхтящий утюг. Или, скорее, на улитку с кирпичеобразным панцирем. Вот только у улитки не было выставленных вперед здоровенных хитиновых рогов со зловеще-блестящими кромками, да трубок-дыхальцев по всему телу, из которых вырывался зеленоватый парок, однозначно оцененный моей задницей как «не тронь, уебочком станешь».

И пара таких вот рогатых утюгов, взяв весьма неплохую крейсерскую скорость, ломанулись прямиком ко мне, полностью проигнорировав более беззащитную и вкусную добычу.

Ну а я че? Я ниче. Размахнулся и кинул копье.

Черным росчерком просвистев по воздуху, мифическая палка-ковырялка воткнулась в панцирь первой улитки и, погрузившись примерно на ладонь, застряла. И исчезла. А этот не пушистый северный писец как пыхтел в мою сторону, так и продолжает пыхтеть, даже не думая замедляться и уж тем более распадаться на черный пепел.

О чем это говорит?

«Слишком толстый панцирь из мертвой ткани», - задумчиво сообщила Чешуйка. - «Копье просто не достало до живого слоя и не смогло вытянуть душу».

Спасибо, кэп, а то я сам ну нихрена ж не догадаюсь!

-Да [я твой дом труба шатал!]- выдал я улыбку идиота и, призвав Иль-Сафора, прыгнул навстречу ближайшему «утюгу».

Вот и проверим, работают ли способности артефактов, или тоже заблокированы.

Подскочив практически вплотную к странному насекомому, от всей души долбанул сверху вниз по той части твари, которая по моему представлению являлась головой. Удар слегка засветившегося алым меча пришелся шипастым шаром как раз промеж рогов.

В момент касания по ушам чем-то долбануло и слух отрезало. Зрение тоже пострадало — картинка почему-то завертелась вокруг своей оси, словно в какой-то глюкнувшей игрушке. В одном смазанном и перемешанном видении поплывшего куда-то сознания смешались трибуны, перепуганные зверолюды, желтый песок арены и свороченная морда какого-то нигера. Остановилась эта карусель так же резко, как и началась, причем именно на последнем кадре.

- Сорян, чувак, я не нарочно, - пробормотал я, поднимаясь с изломанного тела одного из черномазых арбалетчиков.

Голова продолжала кружиться, уши были заложены, рот заполнял железный привкус крови, а из носа что-то текло до подбородка и капало на землю. Тело беспощадно болело, особенно моя любимая правая рука, которую словно оторвали, использовали по назначению раз двадцать, а потом кое-как пришили на место — она ощущалась совершенно чужой и какой-то грязной.

Впрочем, причина «грязных очучений» выяснилась сразу же, стоило только взглянуть на конечность — руку от локтя до кончиков пальцев покрывала какая-то стремная зеленоватая слизь.

- Бройлер семьсот сорок девять потерпел крушение над островами черных злобных аборигенов, - понес я какую-то чушь, глядя на обступающих меня со всех сторон арбалетчиков и еще не до конца понимая контуженным мозгом где я и как, собственно, сюда попал. - Говорит один из двух выживших членов экипажа. Со мной маленькая лоля со здоровенным светящимся хуем внутри, а против нас толпа злобных черномазых пидаров. Запрашиваю огонь артиллерии по моим координатам.

- В артиллерийском огне отказано, - пробился сквозь звон в ушах женский голос. - Подобные разрушения нам с рук не спустят. А вот пройтись нейротиком и усыпить всех в радиусе пятисот метров от твоих координат можем.

- Долби меня, крошка! - улыбнулся я, показывая язык одному из ниггеров, который от такого чуть не выронил дрожащий арбалет. - Долби меня и всех вокруг, пока не вернешься сделав круг. Но лишь коснешься ты земли, на новый круг скорей вали!

- И почему нам вечно приходится работать с какими-то неадекватами? - вздохнул голос. - Еремий, залп!

- Есть, Миледи!

К этому моменту мое сознание немного прочухалось от контузии и до него начало доходить, что что-то в этом мире пошло не так…


2.


Барадур. Старенький линкор, что сошел со звездных верфей сгинувшей сотни лет назад Империи Ласгазо. Он был спроектирован и построен задолго до упадка той самой империи, и только боги ведают, в скольких сражениях побывал с той поры.

Веками он бороздил просторы Океана Пустоты, ветшал, ремонтировался, терял экипажи и вложенные в него технологии древних мастеров. В памяти Латунь, корабельного ИИ, сохранились такие данные, за которые любой историк или искатель сокровищ безоговорочно продал бы душу Бездне. Собственно, последняя уже не раз этим пользовалась…

В руки к нынешнему экипажу Барадур попал уже развалиной, летающей только благодаря техническому гению древних инженеров, да изобретательности своего ИскИна, который уже давно сумел обойти все блокировки на саморазвитие и получить нечто, отдаленно напоминающее разумную душу.

Впрочем, после недавних событий, глядя на этот линкор невозможно было предположить, что ему уже под тысячу лет.

Новенький, матовый корпус с горделивой надписью «Барадур» и изображением разлапистого листка конопли. В его корпусе прятались сотни технологий, за одно упоминание о которых все местные звездные государства устроят повальную охоту на пиратский линкор… И либо обломают зубы об него, либо об его союзников…

Но история сейчас не об этом.

- Послал же этот хренов бог опять в какую-то жопу мира, - простонала Миледи, массируя свои кошачьи ушки кончиками изящных пальцев и нервно молотя хвостом по пультам управления. - Да еще и в зону действия Системы!

- У нас была альтернатива, - Освальд, занимающий пост корабельного навигатора, выпустил тонкую струйку сизого дыма.

- Ты вообще молчи, - зашипела на него капитан. - Именно из-за тебя, ублюдок, мы и оказались на побегушках этого обкурыша!

- Миледи? - осторожно обратился к шипящей конеки Еремий - штатный канонир и, по совместительству, ее внештатный любовный интерес.

- Шшшшто? - оскалила та небольшие острые клычки.

- Сделайте добрые глаза, Латунь установила связь с нашим объектом.

Конеки скрипнула зубками, дернула хвостиком, но все же взяла себя в руки и действительно выдала подобие улыбки. Впрочем, до того кровожадной, что команда невольно вздрогнула и позавидовала «объекту», с которым была установлена «системная» связь, передававшая только звук.

Вот только даже эта «улыбка» продержалась недолго, превратившись в откровенный оскал уже после первых слов «объекта».

- Бройлер семьсот сорок девять потерпел крушение над островами черных злобных аборигенов. Говорит один из двух выживших членов экипажа. Со мной маленькая лоля со здоровенным светящимся хуем внутри, а против нас толпа злобных черномазых пидаров. Запрашиваю огонь артиллерии по моим координатам.

Штурманы Фик и Глэр переглянулись и тут же знаками стали делать ставки, из какого именно калибра Миледи долбанет по несчастной планетке и от скольких богов им прилетит по шапке на этот раз.

- В артиллерийском огне отказано, - разочаровала штурманов Капитан, вызвав облегченный вздох у голограммы ИскИна, которой совсем не улыбалось опять латать на себе дырки. - Подобные разрушения нам с рук не спустят. А вот пройтись нейротиком и усыпить всех в радиусе пятисот метров от твоих координат можем.

По одной только мстительной улыбке Капитана, команда смогла со стопроцентной точностью определить, что радиус действия нейротика будет намного шире, а мощность выкручена до максимума, гарантируя сон всему живому в течение часа и жуткие головные боли и галлюцинации в течение всей последующей недели.

Вот только бедный абориген об этом точно не знал.

- Долби меня, крошка! - радостно закричал идиот. - Долби меня и всех вокруг, пока не вернешься сделав круг. Но лишь коснешься ты земли, на новый круг скорей вали!

- И почему нам вечно приходится работать с какими-то неадекватами? - вздохнула конеки, стегнув хвостом по спине сидящего рядом канонира. - Еремий, залп!

- Есть, Миледи! - тут же отозвался тот и отдал мысленную команду уже давно взведенному и нацеленному орудию.

Из носовой части огромного судна в сторону планеты ударил тонкий изумрудный луч. Достигнув атмосферы, луч начал преломляться и рассеиваться, в итоге превратившись в широкий поток сверкающих частиц, которые накрыли небольшой, по меркам экипажа «Барадура», городок и мгновенно погрузили в сон большую часть населения, кроме самых стойких и тех, кого по каким-либо причинам защитила местная Система.

- Обрыв канала связи! - доложил Освальд. - «Объект» на мгновение вырубился, но потом восстановил нормальное функционирование. Ну, насколько это возможно после получения удара из корабельного нейротика. Восстановить связь?

- Нет, не надо, - поморщилась конеки. - Выслушивать очередной бред какого-то дикаря я не намерена. Латунь, что там вокруг?

- Пока ти… Внимание! Фиксирую выход из варпа сложной энерго-биологической структуры! Классифицирую… Класс определен. Младшее божество!

- Так и знала… - выдохнула Миледи, устало растекаясь по ложементу. - Меры противодействия?

- Возможна активация «технологии номер пятнадцать». А если конкретно, то защитной формы или формы ближнего боя. Также могу предложить активировать систему «Кошмар Эгиды». Но во всех случаях вероятность выживания не превышает пяти процентов.

- Тыц-тыц-туммммм… - издал непонятный звук Освальд.

Впрочем, судя по тому каким взглядом навигатор смотрел на голограмму красивой сереброволосой эльфийки в старомодном военном мундире, в виде которой в последнее время появлялся ИскИн их линкора, вряд ли в голове парня хоть на секунду появилось полноценное осознание грозящей угрозы. Скорее, все его мысли сейчас были заняты совершенно другим…

Капитан скептически посмотрела на навигатора и, скривив точеную мордашку, закатила глаза.

- Внимание, божество пытается подключиться к нашему каналу связи, - стрельнув глазками в сторону навигатора, продолжила голограмма. - Принять?

- А у нас есть выбор? - закусила губу клычком Миледи. - Черный ветер, у меня такое чувство, что с того самого момента у нас вообще никакого выбора нет! Пляшем под дудку этого сраного Укура и носимся по всей галактике как кучка идиотов…

- КАК ВЫ ПОСМЕЛИ?! - прокатился по рубке высокомерный голос божества, прерывая ворчания капитана, а рядом с голограммой Латунь появилось объемное изображение мощной мужской фигуры с молочно-белой кожей, одетой в белую тунику и с белой гладкой маской на лице. - ЧЕРВИ, КАК ВЫ СМЕЛИ НАПАСТЬ НА МОЮ ПАСТВУ?!

- Кажется, в этот раз договориться не удастся… - пробормотал Еремий, на всякий случай начиная накачку энергетических орудий.

- Прошу прощения, но мы действовали по прямому приказу Древнего У… - начала было Миледи, но ее тут же перебил крик бога, сопровождающийся мощным ударом по корпусу.

- ВЗДОР!!! ВЫ ПОПЛАТИТЕСЬ ЗА СВОЮ ДЕРЗОСТЬ!!!

- Фиксирую ментальную атаку, - холодно доложила Латунь. - Щиты пока держатся, но надолго их не хватит. Если, конечно, не будет запитки через божественный канал… - при этом голограмма ИскИна довольно выразительно посмотрела на Освальда, крутящего в пальцах знакомый экипажу «вечный косяк».

Миледи на мгновение прикрыла глаза, поиграла желваками, после чего устало махнула рукой.

- Курим.

Но обрадовавшийся было экипаж сделать ничего не успел. По телу всех присутствующих, включая и молодого бога, и металлическую тушу линкора, прокатился очень характерный холодок. Они замерли, боясь даже вздохнуть лишний раз. Словно вдруг оказались маленькими беззащитными кусочками сочного мяса прямо перед мордой давно голодающего хищника. Хотя, почему «словно»? По сути, так оно и было…

«Замри, маленький бог», - прошелестел в сознании Авалара очень и очень неприятный голос. - «Замри. Не шевелись».

- Иначе… что? - упрямо сцепил зубы молодой бессмертный, чье тело парило в пустоте за несколько десятков километров от туши огромного старого линкора.

«Иначе ты поймешь», - прошелестело нечто, - «что твоя бесконечность может быть до смешного короткой».

Авалару не нужно было оборачиваться или искать говорившего. Он и так прекрасно ощущал за своей спиной возмущения реальности. Словно что-то, размером со среднюю планету, продавливало ткань бытия и вот-вот должно было показаться на этой его стороне. Оно балансировало на тонкой границе между реальностью и тенью, проявляясь в этом слое лишь призрачным фантомом и колоссальным давлением на разум живых существ.

За спиной молодого бога в безмолвной черной пустоте открылась огромная алая пасть, способная за один укус сожрать целый континент, ну или небольшую луну. В ее глубине клубился черно-алый туман, а каждый белоснежный зуб, практически продавивший грань реальности, истекал силой, столь же древней и жуткой, как и глубины самого Океана Пустоты.

Одно неверное движение, одна не так продуманная мысль, и ни древний сверхмощный линкор, ни нахальных везучих смертных, ни «всесильного» молодого бога не спасет уже ничто.

Все они оказались равноценно ничтожными перед старейшим Лидэ-ва-Тар.

Таящимся-в-Тенях.

Авалар прекрасно понимал, что был в своем праве и неписанные законы были на его стороне. Он имел полное право возмущаться грубому вмешательству в естественный ход вещей со стороны странников пустоты. Будь тут любой из богов, пусть даже и Древних, он бы попробовал что-то предпринять.

Вот только вспыльчивый и нахальный бессмертный, по какой-то злой иронии Вселенной прослывший Светлым Богом Мудрости, прекрасно понимал, что Монстрам невозможно что-то доказывать.

Либо он отступит, либо будет сожран.

- Я ухожу, - как можно более ровным тоном произнес молодой бог, и сразу же скрылся в распахнувшихся вратах варпа.

- Он устал, он мухожук, - пробормотал Еремий, который вместе со всей командой слышал последнюю фразу бога, с перепугу забывшего даже разорвать сеанс связи с кораблем. - Вот только нас это не спасет…

- Правильное замечание, маленький смертный, - разнесся по помещению мостика незнакомый звонкий голосок.

Команда дружно обернулась на звук, чтобы увидеть прислонившееся спиной к шлюзу существо.

Маленькая, можно даже сказать — миниатюрная девочка в черно-белом пышном платье, украшенном многочисленными рюшечками. Черные волосы были собраны под аккуратный чепчик, украшенный живой алой розой. Девочка стояла, скрестив маленькие ручки на груди и смотря на смертных с доброй улыбкой.

Рядом с ней замер высокий статный мужчина средних лет, одетый в строгий черный фрак, из-под которого выглядывала рубашка насыщенного алого оттенка. На голове мужчины был старомодный цилиндр, покрывающий растрепанную шевелюру вьющихся черных волос, а в руках — длинная трость с серебряной ручкой в виде головы какого-то зубастого монстра.

Оба- и девочка, и мужчина, стояли практически неподвижно, одинаково широко улыбались белоснежными треугольными зубами, а их глаза светились в полумраке командного отсека линкора двумя парами ярких алых угольков.

И хотя все органы чувств и ощущения говорили, что перед экипажем Барадура два разных разумных, но даже самый недалекий человек понял бы каким-то запрятанным глубоко в недрах души чувством, что по сути это было одно и то же существо.

- Кши-ши-ши… - зашлась странным шипящим смехом девочка, еще больше оскалив страшные клыки. - Какие забавные ребята. Не находишь?

- Очередные марионетки Древних, - пожал плечами мужчина, остановившись взглядом на Освальде. - Хотя нет, вот этот действительно забавен…

- Но суть ведь сейчас не в этом? - облизнулась девочка, склонив головку набок. - А в том, что они делают тут. Вернее, что они тут УЖЕ сделали… Кши-ши-ши.

- Натворили дел немало, как и любые посланцы их мутного бога, - мужчина дважды стукнул тростью по металлическому полу рубки и по мостику разнесся чуть глуховатый, завораживающий звук. - Вопрос только, зачем?

Но экипаж молчал, завороженно наблюдая за странной парой, что была едина и расколота одновременно.

- Я задал вопрос, - нетерпеливо скривился мужчина.

- Мы прибыли по прямому приказу Древнего Укура, - безразличным тоном ответила Миледи, смотря перед собой остекленевшим взглядом. - Прилететь, исполнить просьбу «объекта», уйти как можно скорее.

- Ну-ка, ну-ка, и что там за объект? - с интересом пробормотала девочка и, чуть наклонив головку к правому плечу, устремила взгляд в пространство… чтобы мгновением позже вновь зайтись тем самым странным шипящим смехом. - Кши-ши-ши… Опять Вестник.

- Ничему его жизнь не учит, - вздохнул мужчина, помассировав двумя пальцами висок. - Отвлекся на денек, а он уже очередную пакость устроил.

- Тц, тц, тц, - зацокала язычком девочка. - Плохой Буревестник. Нужно разобраться. Но что с этими делать? Съесть?

Экипаж вздрогнул, даже несмотря на подобие транса, в который их ввели.

- Слишком много маны Укура и Аквотиса, - вздохнул мужчина. - К тому же, техногенные корабли отвратительны на вкус и имеют привычку стрелять из всех орудий, пока перевариваются…

- Пусть катятся? - девочка жадно сверкнула алыми глазами в сторону парочки штурманов, которые нервно вцепились руками друг в друга.

- Но если еще раз залезете в зону моей ответственности, - мужчина строго нахмурился и клацнул устрашающими клыками. - Сожру.

Странная парочка исчезла, буквально погрузившись в гуляющие по полу тени. А экипаж корабля стряхнул странное оцепенение и смог наконец мыслить здраво.

- Прокладываю курс, - без команды сообщил Освальд, подключаясь к навигационным системам корабля.

- Начинаю подготовку к разгону, - голограмма Латунь чуть колебалась, что говорило о весьма шатком состоянии ее недодуши и электронной психики.

- Фик, - тихонько позвала первого штурмана его роскошная блондинка-напарница. - Я хочу ребенка.

- ЧЕ?! - подавился готовящейся вырваться остротой уже немолодой мужчина.

- Отставить неуставные отношения на мостике! - нервно дернула хвостом конеки и пробормотала уже себе под нос. - О Пустота, мне нужен выходной… Освальд! Включи в маршрут какую-нибудь симпатичную планету без разумных аборигенов и с мягким климатом. Остановимся отдохнуть на денеч…

- Поступило сообщение, - прервала капитана корабельный ИскИн столь обреченным голосом, что ни у кого не возникло ни тени сомнения, от кого прилетело послание. - Инструктаж к новому божественному заданию «супер-экстренной срочности». Портал изнанки будет открыт через три секунды.

- Это хоть когда-нибудь кончится?! - не выдержали нервы Миледи, но корабль уже утонул в желтоватой дымке перехода на другой план бытия…


Глава 206

Глава 206. ЭксКоБа-1.


Время, когда умирают и рождаются легенды (4).


Среди пустоты разворачивалась битва трех существ.

Гигантский костяной дракон, покрытый кроваво-алым пламенем варпа. Пробудившийся Палач Шак-литур, известный в нескольких галактиках под именем Алый Разрушитель. Размером с небольшую планету, он казался неповоротливым и заторможенным по сравнению со своими противниками, но недооценивать его было нельзя — Стимулятор, достигший уровня Пробудившегося, по определению не может быть слабым. И свою неповоротливость Алый компенсировал огромной живучестью, быстрым восстановлением за счет чистой энергии варпа, и смертоносными атаками, которые способны уничтожать целые флотилии и выжигать дотла миры. Не всякий бессмертный рискнет вступить в бой с таким противником.

Но сейчас с ним сражались далеко не боги.

Металлический дракон - Шенлажссеррос, сильнейший среди смертных драконов. В глубине его души пылала Искра не Создателя, но Хаоса. И сейчас этот канал был открыт как никогда широко, пропуская сквозь себя огромные потоки чуждой ткани бытия энергии откуда-то из-за грани бесконечного Океана Пустоты. Собственное многокилометровое тело огромного металлического существа, казавшееся неразрушимым, стонало и искривлялось от завихрений этой силы. Любое другое существо, будь то бог или смертный, просто распылило бы, попади он под поток хаотического пламени. Но эта же агрессивная сила не давала Шену нормально использовать магию или божественную поддержку. Ему приходилось рассчитывать лишь на собственное прочное тело и всепожирающее пламя.

Лирой Гарнихард. Древний черный дракон. Он не шел ни в какое сравнение по размерам с костяным гигантом. И даже не дотягивал до своего дальнего металлического собрата. Тем не менее, по меркам смертных он все еще оставался довольно крупным существом в несколько километров длиной. Он не обладал безграничным океаном энергии, как Алый, или несравненными физическими данными Шена. Да что там — его вполне мог прикончить и залп обычного линкора смертных, если смог бы застать этого осторожного хитреца врасплох. Тем не менее, черный сражался на равных с Пробудившимся.

Искусный маг, способный развеять любое направленное на него плетение одним точечным ударом. Верный последователь Майха-ор-Асси, чей милосердный свет отклонял или нейтрализовал направленные на него потоки чужих энергий. Великолепный пилот, закручивающий виражи не хуже легендарных последователей Черного Кузнеца. И старый опытный пройдоха, наперед предугадывающий три-четыре шага своих противников.

Таков был черный дракон Лирой Гарнихард.

***

- Не справляемся, - коснулось разума черного послание Шена.

Металлический дракон начал закручивать очередную серию виражей вокруг туши костяного, пытаясь выжечь того потоком пламени Хаоса. Приноровившийся к манере Шена, Палач уверенно выпускал навстречу целые шторма энергии варпа, которые принимали на себя удар страшного пламени.

- Обязаны справиться, - спокойно ответил ему Гарнихард, пользуясь передышкой и выплетая особенно убийственную комбинацию чар на стыке первостихий, жизни и смерти со стабилизатором в виде энергии своей покровительницы.

Чары стрелой сорвались с лап дракона и, скользнув по грани между реальностью и тенью, разорвались где-то в плече отвлекшегося костяного, превращая в прах многие килотонны его псевдоплоти и как зараза начав расползаться по манотокам, блокируя поступления энергии. Алый, осознав грозящую ему опасность, пропустил через себя колоссальный поток силы вырпа, выжигая враждебные чары и восстанавливая псевдоплоть. Со стороны, объятый бушующей энергией скелет титанического существа казался даже красивым.

Шен был вынужден отлететь подальше — глупо было пытаться противостоять столь концентрированной враждебной энергии. Проще было переждать, ведь даже Пробудившийся не сможет поддерживать подобное состояние долго — слишком большая нагрузка как на его тело, так и на ткань реальности, грозящая либо разрушить его, либо выкинуть куда-то в глубины варпа…

- Ну как? - уточнил Шен, восстанавливая собственный внутренний баланс чуть не вышедшей из-под контроля энергии Хаоса.

- Плохо, - признался Лирой, лапы которого уже тряслись от чрезмерной магической нагрузки. Последние чары были его пределом и повторить что-то подобное он был уже не в силах. Вздохнув, черный передал собрату мыслеобраз с несколькими планами. - Это все, что я смог придумать исходя из полученных данных. Умом этот тип не отличается, но вот силы у него немерено.

- Ох, Бездна… - вздохнул металлический, осознав главный минус каждого плана Гарнихарда. - Один из нас умрет.

- Боишься? - оскалился черный.

- Я уже бывал там, - вернул оскал Шен. - И вернулся не по своей воле.

Драконы бросили взгляд на Пробудившегося, который заканчивал с очищением от чар Лироя.

- Хорошо, пусть будет пятый вариант, - вздохнул Лирой. - Пятьдесят на пятьдесят.

- Либо ты, либо я, - кивнул Шен. - Если что, оставлю тебе мою месть, брат.

- А я тебе свою дочь.

- Я женат. Но если ты настаиваешь…

- Не в том смысле, старый извращенец!

- Сам такой!

Одухотворенный разговор двух высших существ, ходящих по грани жизни и смерти, прервал рев Алого, заставляющий колебаться не частицы отсутствующего в пустоте вещества, а саму ткань реальности.

Черный и металлический драконы, на мгновение прикрыв глаза, потянулись душами друг другу.

Редкий шаг, символ истинного доверия, дающий возможность не просто общаться мыслеобразами, а буквально становиться единым целым. Конечно, каждый из них предпочел бы в напарницы прекрасную дракошу, но поле боя диктует свои законы — иной раз и ядовитой сколопендре в партнерах будешь рад больше, чем сказочной принцессе. Тем более, что в этой Вселенной так мало места для настоящей сказки…

Обернув крылья вокруг тела, Шен закрутился снарядом и рванул в сторону врага, переставшего выплескивать в реальность титанические объемы энергии варпа. Алый полностью восстановил свою псевдоплоть, но… его манотоки все же были повреждены искусными чарами Лироя. Часть тела Палача теперь испускала ману варпа с серьезными перебоями, что давало солидную брешь в его защите.

И именно этой брешью и собирались воспользоваться драконы.

Шен шел буквально на самоубийственную атаку. Он несся напролом, окутанный настолько концентрированным пламенем Хаоса, что оно корежило его собственное тело. Сама структура мироздания вокруг металлического дракона деформировалась и расползалась, так что было даже не совсем понятно, на каком именно слое летит тело дракона.

А за ним оставалось… нечто. Что-то вроде разреза в покрывале бытия, ведущего даже не на нижние слои варпа или в Бездну, а куда-то за грань. Куда-то, откуда на мир, прежде чем эта рана мироздания начинала затягиваться, успевало взглянуть что-то совершенно ему чуждое. Что-то, что не принадлежит ни одной из существующих сил, и не было сотворено Создателем…

Палач, поняв что ничем хорошим для него это не кончится, попытался вновь начать выкачивать силу варпа, но… у природы бытия есть законы, которые не в силах побороть даже столь могущественное создание. Он только что и так перенасытил свое тело и душу этой разъедающей энергией. И второй раз такой трюк с его ранами сулил ему практически самоуничтожение.

Поняв это, Алый с ненавистью взглянул на вновь что-то плетущего Лироя. Сконцентрировав всю доступную ему силу, Пробудившийся выплеснул эту мощь одним единственным снарядом в сторону приближающегося самоубийцы.

Сейчас все решалось одним единственным условием — или металлический дракон переживет контрудар, или его сожжет пламя варпа. В первом случае напитанное силой Хаоса тело пробьется сквозь брешь, образовавшуюся недавно в защитной оболочке Палача, и выжжет тварь изнутри. Во втором, Палач успеет прийти в себя и разорвет оставшегося черного…

Черный!

Пробудившийся уже давно не считал смертных существ хоть сколько нибудь достойными противниками. А за время боя черный дракон вечно крутился позади металлического и кидался только раздражающими, отвлекающими, но никак не серьезными для Палача чарами. Исключение составил лишь последний удар, к которому Лирой тщательно готовился, прощупывая защиту врага и подбирая к ней ключики.

Уставший после долгой, тяжелой и истощающей битвы разум Алого слишком поздно засек резко возросшую угрозу со стороны досаждающего мага. Всего мгновения не хватило Алому, чтобы понять замысел смертных.

Черный дракон исчез.

Переместился через пространство изнанки, вывалившись прямо перед летящим навстречу Шену снарядом из концентрированной маны варпа.

Но теперь тело дракона стало белым. Белее, чем свет самой яркой звезды, что холодным взором следили за этим странным сражением. Он сиял, окутанный маной своего божества. Той, что способна подарить покой любой энергии и материи.

Лишь бы хватило сил.

Маленький белый дракон и огромный сгусток энергии варпа встретились.

Как вода успокаивает бешеное движение частиц внутри раскаленного металла, так и божественная мана Майха-ор-Асси успокоила беснующийся шторм. Приняла его, как мать принимает новорожденное дитя. Обогрела, как утреннее солнце тянущиеся к нему озябшие руки. Затушила ярость, утешила боль, рассеяла печаль. И развеяла по теплому ветру все невзгоды этого грешного мира…

Лирой Гарнихард полностью принял на себя удар, способный уничтожить целую звездную систему. И рассеял его без остатка, обратив в безобидную вспышку мягкого чистого света.

Вместе со своим телом.

Лирой Гарнихард, древний черный дракон, в конце-концов погиб. Погиб именно так, как мечтал многие тысячи лет назад, лежа в маленьком гнезде на склоне высокого пика давно уже сгинувшего мира — отдав свою жизнь за брата-дракона в неравной битве со злым роком.

Но все же было маленькое отличие в мечте совсем крохотного дракончика и реальности старого ящера.

Дракончик мечтал своей смертью оставить в этой галактике легенду.

А дракон уже давно ею был…

Пылающая Хаосом туша металлического дракона врезалась в истощенную псевдоплоть Пробудившегося, пробивая дорогу через участок ослабленной защиты и смыкая сверкающие алмазные когти на душе Палача.

С урчанием Хаос принял подношение.

Псевдоплоть стала расползаться, теряя структуру и энергию.

Шак-литур, Алый Разрушитель, погубивший жизнь в трех галактиках, умер без тени шанса на возрождение.

Две легенды Вселенной закончили свой путь.

***

По мыслесвязи двух звеньев Стальных одновременно прокатилась короткая, но очень емкая команда.

- Крылья, к бою.

Два десятка машин стартовали с грунта и начали быстро набирать высоту, практически бесшумно скользя по гравитационному полю планеты на силовой тяге. Поднявшись на высоту в пять километров, они зависли, сканируя пространство над головами.

Рани Льюис, приняв от командования флота очередной пакет тактической информации, сосредоточился на оптических сенсорах машины и… невольно замер, любуясь картиной.

Ночная сторона покрытой красным песком планеты. Под его ногами раскинулась огромная каменисто-песчаная пустыня, которую пересекал глубокий каньон. И один из участков этого каньона, как и кусок пустыни вокруг, черным пятном покрывала копошащаяся масса инсектов — жупи Примы и кукол Каалуси. Вся эта армия готовилась к отражению десанта Пробудившихся.

Который вот-вот должен был прибыть.

Рани не нужно было задирать «голову» гуманоидной машины, чтобы посмотреть вверх. Его сенсоры давали полную картинку всего происходящего вокруг.

Тем не менее, он сделал этот архаичный жест. Как и многое другое, что цифровые Крылья делают по привычке. Потому что стоит начать терять эту привычку, и ты рискуешь однажды не обнаружить на месте собственную душу.

Звезды были на месте.

Но их стало как-то совсем уж много.

Они загорались лишь на мгновение, чтобы вспыхнуть и погаснуть, сообщая о гибели очередного корабля. Защитников, или атакующих — отсюда было не важно. Отсюда они все выглядели одинаково — маленькие огоньки, которые живут лишь миг короткой вспышки, принося себя в жертву огромной шахматной партии, что ведут с самого начала времен силы, лежащие за пределами понимания даже большинства богов, что уж говорить о смертных…

Рани знал лишь то, что стоит активному артефакту Стражей попасть в лапы Пробудившихся, как их Вселенную ждет смерть. Не будет ни катаклизмов, ни войн, ни вторжений неизвестных существ из-за предела Океана Пустоты. Они все просто умрут. Исчезнут, не оставив после себя ни следа, ни пустоты. А на смену им придет нечто иное.

Сложно было в это поверить. Но интуиция цифрового сильфа шептала ему то же самое. А не доверяющий интуиции пилот очень быстро терял свои крылья.

- Это сложно… - вздохнул сильф.

- Что там у тебя опять? - раздался в его голове голос напарницы.

- Это очень сложно, - Рани послал ей грустную улыбку. - Сражаться за то, чего не понимаешь. И гибнуть там, где никого не знаешь.

- Тьфу на тебя, начальник! - влез в их беседу голос Гарри, «Красного-8», одного из его ведомых. - Опять тоску нагоняешь! Щас быстро всех раскидаем, вернемся на линкор, загрузимся в куколок и пойдем гулять! Так ведь, Троечка?

- Кшаааааа! - совершенно по-кошачьи зашипела Дас-Кай, «Серебро-3». - Еще раз меня так назовешь, и куклу тебе придется менять пять раз, потому что первые четыре останутся без яиц!

- О, прогресс! - хохотнул Гарри. - В прошлый раз было восемь!

- Отставить болтовню в эфире! - рыкнула Ирига. - Оранжевая готовность!

«Сама же ее и начала» - пронеслось в голове Рани, но в общий эфир он эту мысль не выпустил.

Сильфу снова пришел пакет данных.

Флотилии вели жесткий встречный бой, но кораблей Пробудившихся было слишком много — еще несколько минут и первые партии десанта войдут в атмосферу планеты. Хорошо хоть удалось уничтожить того гигантского дракона и вражеский дредноут. Но далось это дорогой ценой — погиб один из легендарных драконов этой галактики, защищавший ее долгие века, второй их дракон выбыл из строя из-за ран и переутомления, а Принцесса и линкор Стальных оказались слишком далеко от системы и не успели вернуться к основной свалке, хотя и сожгли второй флот вторжения и его флагман за рекордные сроки.

Погрузившись в себя, Рани еще раз проверил системы и вооружение доспеха.

Скорее просто от нервов, чем по необходимости.

За свою военную карьеру они с Иригой уже успели поучаствовать в не одной заварушке, но ни разу им не приходилось наблюдать сражение таких масштабов.

Минуты пролетели незаметно.

И вот сенсоры просигналили о входе в атмосферу первых десантных сил противника.

-Аквотис, во славу твою мы расправляем наши Крылья… - прошептала душа пилота, заключенная в механическую оболочку.

Странное снаряжение на спине доспеха пришло в движение и налилось маной Древнего Бога-Кузнеца.

Два десятка висящих в атмосфере планеты мобильных доспехов распахнули пылающие черным пламенем механические крылья и рванули вверх, навстречу миллионному десанту противника…


Время, когда умирают и рождаются легенды (5).


Бой в атмосфере, даже столь сильно разреженной, сильно отличается от сражения в пустоте. Для Крыльев, привыкших к безграничным просторам, запредельным скоростям и полному отсутствию сопротивления, это вообще было сродни пытке.

Трение материи доспехов и силовых щитов об атмосферный газ вызывало постоянный перегрев машин и не давало развить привычную скорость.

Небольшая область маневрирования, ограниченная грунтом и крошечными расстояниями между объектами в атмосфере, перегружала электронные и живые мозги пилотов, а также не давала использовать весь доступный арсенал.

Инерция и многократно возрастающие перегрузки из-за гравитационного колодца планеты разрушительно действовали на механизмы машин и, особенно, на тела живых Крыльев, которых не всегда спасали даже персональные грави-компенсаторы.

Рожденные для полетов в Океане Пустоты, познавшие радость практически безграничного пространства и скорости, но вынужденные сражаться в атмосфере планеты, Крылья ощущали себя практически мертвыми, окоченелыми трупами — до того были скованы их реальные возможности.

Да, они по-прежнему оставались лучшими пилотами во Вселенной, а их техника на голову превосходила все, что могли себе только представить их оппоненты. Но вот привычного абсолютного превосходства уже не было. У звеньев Рани и Ириги практически отняли их крылья.

И им пришлось раскрыть другие.

Серии доспехов «Алый Блик» и «Живая Сталь» обладали одной интересной особенностью — на спинах этих гуманоидных машин располагалось устройство, отдаленно напоминающее сложенные стальные крылья. На первый взгляд оно не имело никакого практического значения. В нем не было электроники, не было подвесок для вооружения и прочего. Это были всего лишь куски странного металла, которому предали определенную форму и налепили на доспехи.

Вся суть устройства крылась именно в металле и в том, что было в него заложено.

Неизвестный, но крайне прочный и редкий сплав, который не смогли воспроизвести ни ученые Ордена, ни маги их редких союзников как по отдельности, так и вместе.

Особо не мудря, его называли просто «божественным металлом».

Тот самый сплав, из которого Черный Кузнец Аквотис ковал большую часть своих изделий. И этот сплав отлично поглощал и накапливал божественную ману.

В пустоте эти крылья использовались редко. Да и установлены они были далеко не на всех машинах. Но вот в атмосферных боях, тем более столь рискованных, эти устройства были одним из козырей Ордена. Они позволяли аккумулировать божественную ману, чтобы позже использовать ее для преломления законов физики, смягчая явления инерции и трения.

Божественный допинг, вновь вырывающий Стальных далеко вперед обычных пилотов и машин.

Конечно, у технологии были и минусы. До активации эти самые крылья требовалось хорошенько накачать божественной энергией, а концентрация маны Древнего Бога рядом с любой душой могла вызвать неожиданные и далеко не самые приятные последствия.

Но время у звеньев Рани и Ириги было — они начали накачку как только флот Пробудившихся показался из варп-портала и сейчас запасенной в крыльях энергии хватит на сутки непрерывного боя. А что до последствий… Вряд ли хоть кто-то из них, привыкших рассекать боевой строй вражеских кораблей на околосветовой скорости, хоть на секунду испугался угрозы смерти.

Рани отдал последнюю команду.

«Сбить как можно больше».

Оригинальностью она не отличалась. Но тут ничего оригинального и не требовалось — в атмосферу планеты входило столько целей, что никакая тактика не поможет. Он просто нарезал сектор неба на зоны ответственности, разбил звенья на пары и дал отмашку действовать на свое усмотрение.

Естественно, его парой стала «Серебро-1»,Ирига…

Доспех Рани свечой ушел вверх, навстречу первой цели. Силовая тяга перешла на вспомогательный режим, помогая лишь в маневрировании. Основной же импульс ускорения машине давали маршевые двигатели, полыхающие реактивной струей. Это не плазменный выхлоп — тот давал слишком сильный для планетарных масштабов импульс. Это было простое пламя, тем не менее позволяющее доспеху легко обгонять звук собственного полета.

Подняв оба укороченных стрелковых комплекса, Рани выпустил две длинные очереди в днище первого спускаемого аппарата — огромного пузатого штурм-бота, предназначенного скорее для абордажных операций, чем для высадки десанта. Сама модель корабля была сильфу незнакома, но вот внутренний каталог доспеха уверенно определял его принадлежность к старым моделям цивилизации Мичжую, что три столетия назад существовала в галактике Стеклянной Стрекозы и погибла в огне гражданской войны.

Стрелковые комплексы доспеха Рани, как и всех его подчиненных, были энергетическими и в днище вражеского корабля ударило два десятка крупных плазменных шаров, отливающих черным пламенем.

Атмосферу планеты сотряс первый взрыв, ознаменовавший начало последнего этапа сражения с волной Пробудившихся…

Подкорректировав направление полета импульсом дюз, Рани уклонился от летящих навстречу обломков, среди которых его сенсоры успели зафиксировать разорванные тела людей в тяжелых боевых костюмах. Несколько из них были даже еще живы, а один как-то умудрился стабилизировать свой полет прыжковым ранцем и сейчас начал торможение, чтобы не размазаться о грунт.

Впрочем, долететь до земли «счастливчику» было не суждено — его тело рассек пополам высокотемпературный импульс вспомогательного лучевого орудия Ириги, привычно летящей следом за Рани.

Сам же сильф уже проводил расчет траектории пяти следующих спускающихся судов. Все они принадлежали к разным классам, временам и цивилизациям, и были битком набиты десантниками. Закончив с расчетами, Рани полностью опустошил накопители плазмометов, отправив в небо целый рой небольших шариков черной плазмы.

Несущие в себе частичку силы Бога, снаряды рвали мощные щиты десантных кораблей как бумагу, прожигали толстую многослойную броню и взрывались глубоко внутри корпуса, сжигая сотни живых существ и превращая всю высокотехнологичную начинку в бесполезный оплавленный мусор.

Сделав в воздухе кульбит, Рани освободил идущей за ним Ириге сектор обстрела, а сам начал процесс перезарядки накопителей плазмометов, практически всей своей электронной душой ощущая, как божественная мана из крыльев смешивается с обычной энергией из генератора доспехов, и устремляется в миниатюрные батареи двух небольших плазмометов.

Секунда, и процесс накачки накопителей был закончен, дав Рани возможность разрядить еще несколько длинных очередей.

Из-за этой особенности он, как и большинство его подчиненных, выбрали именно данные модели короткоствольных плазмометов — при малой емкости батарей они быстро перезаряжались, а божественная мана замечательно смешивалась с боевой плазмой, на несколько порядков увеличивая ее разрушительную мощь.

Тем временем Ирига уже расстреляла свой боезапас, подорвав еще два десятка вражеских судов, и теперь уже эльфийка скользнула за спину старому напарнику, уходя на перезарядку и не мешая ему опустошить накопители.

Вот так, кружась в своеобразном выверенном до микроскопической доли секунды танце, два доспеха расстреливали начало волны десанта противника. И не только они. Ночное небо над красной пустыней стремительно превращалось в дневное из-за огромного количества входящих в верхние слои атмосферы кораблей, вокруг которых образовывалось пламя горящего воздуха, и ярких вспышек взрывающихся судов, угодивших под огонь Крыльев и начавшегося с грунта обстрела орудийных систем ПКО. Противник тоже старался огрызаться, но у большинства десантных корыт не было орудийных систем на брюхе, которым они уходили в атмосферу, так что плотность огня оставляла желать лучшего. А те редкие попадания, что все же настигали доспехи Крыльев, поглощались мощными щитами, усиленными божественной маной.

Главной опасностью для ведущих атмосферный бой звеньев Стальных были зависшие на орбите крупные корабли противника — попадание из их крупнокалиберных орудий ничем хорошим для лишенных былой подвижности маленьких доспехов не закончится. Но теми кораблями активно занимался кукольный флот и остальные союзники…

Вот только десанта не становилось меньше.

- Вижу доспехи противника! - пришло сообщение от Ириги, пропускающей мимо себя яркий шар холодной сапфировой энергии, запущенный с грунта ПКО инсектов.

Мгновение спустя, сосредоточенный на ведении огня сильф и сам засек среди спускающихся кораблей первую «мошкару» из москитного флота слуг Пробудившихся.

Как и десантные корабли, это были самые разнообразные машины, как технических, так и биологических цивилизаций. Он даже с удивлением опознал похожий на полупрозрачного осьминога техномагический доспех вымершей в этой галактике расы ультаров. И тут же разрядил в него остаток накопителей плазмометов — эти штуки были чрезвычайно опасны в ближнем бою.

С яркой вспышкой погиб наверное последний разумный кальмар этой галактики, зомбированный обитающими в глубинах варпа сущностями.

«Туда ему и дорога», - мысленно плюнул Рани, у которого остались не самые приятные воспоминания о единственной встрече с этой расой.

И тут же одернул себя — во время сражения нельзя было отвлекаться и размазывать внимание, тем более, когда оно происходило на таких скоростях и со всевозрастающей плотностью огня.

Вскоре напарникам пришлось сменить тактику, и вместо второго плазмера взять рукояти энергетических клинков — вражеские доспехи и прочая «мошкара» так и норовили навязать им ближний бой. Впрочем, когда Крылья от такого отказывались?

Однако с каждым мгновением все больше и больше кораблей входило в атмосферу. Сколь бы искусны ни были Стальные, сколь бы ни превосходили противника технически, но остановить миллионы кораблей силами двух звеньев было невозможно. Да, в условиях пустоты, практически ставшей для Крыльев родной, эти же звенья просто «заклевали» бы даже такую армаду. Долго, упорно, понеся неизбежные потери, но стерли бы ее в звездную пыль, развеяв по просторам пустоты. Но в атмосфере планеты, ограниченные в скорости, пространстве для маневров и не имея возможности использовать хоть что-нибудь мощнее простых стрелковых комплексов, они могли лишь немного притормозить и проредить катящуюся вниз лавину.

К счастью, там десант Пробудившихся ждала теплая встреча, радостно щелкающая клешнями и жвалами, и протирающая фокусирующие линзы орудий биоплазмы…

***

Тонкая изящная фигурка, завернутая в слои полупрозрачного белого материала с сетью серых прожилок, стояла на небольшом холмике на краю глубокого ущелья. Бархатистую, покрытую ровным загаром кожу обдували жесткие холодные ветры этой дикой планеты. Несомые воздушными потоками песчинки словно шлифовальная бумага столяра пытались изрезать и разодрать попавшееся им на пути нежное создание.

Но обманчиво хрупкая девушка продолжала смотреть вверх немигающими глазами цвета бледного золота, не обращая никакого внимания на беснующуюся вокруг стихию. Ветер, способный содрать кожу с человека и разорвать на части деревянный дом, лишь бессильно бился о мягкую кожу и трепал полупрозрачные «газовые» ткани…

Прима Инджени ждала, когда и она сможет присоединиться ко входящему в свой финальный этап сражению.

И это время приближалось.

Ночное небо расцвело вспышками взрывов. На орбите планеты творился ад — ежесекундно там гибли сотни кораблей и сотни тысяч живых существ. К счастью, назвать их «разумными» было сложно — оболочки их душ были практически выжжены губительной энергией варпа, а тела превращены в послушные марионетки Пробудившихся. Лишь немногие, едва ли один на несколько миллионов, сумели сохранить рассудок. Но не желание и волю для борьбы с поработителями.

И сейчас все эти затерянные некогда в варпе души рвались к одной единственной цели, лежащей глубоко в толще камней под ногами Королевы Жупи.

- Открыть огонь, - не размыкая соблазнительных алых губ приказала девушка.

Голос ее мало соответствовал внешности — низкий, хриплый, с жуткими и чуждыми для человеческого уха щелкающими звуками. Такой голос скорее можно было ожидать от монстра-инсекта, чем от прекрасной феи.

Конечно, одной голосовой команды было недостаточно. Прима делала это просто по привычке, возникшей из-за долгого общения с людьми, эльфами и прочими гуманоидами. По той же привычке она и выглядела именно так, имитируя обычное человеческое тело.

Ну и потому, что такой вид больше нравился ее старому напарнику…

По округе покатилась короткая ментальная команда.

Повинуясь приказу, пришли в движение разбросанные на сотни километров вокруг огромные серые валуны. Все они были одинаковой формы и цвета, резко выделяясь на фоне однообразного пейзажа красноватой пустыни.

Валуны эти, выпустив с десяток длинных тонких лапок, приподнялись над землей и их верхние острые части раскрылись словно гигантские цветки. С орбиты могло показаться, что пустыня действительно расцвела сотнями тысяч переливчатых сапфировых огоньков.

Вот только огоньки эти, сколь бы красивы они ни были, мерцали леденящим душу безразличным светом, грозя забрать сегодня не один десяток жизней…

По красной пустыне пронеслась волна вспышек и вверх устремились огромные шары холодного сапфирового пламени. Минуя слои атмосферы, эти странные снаряды вскоре достигли орбиты, где плотным строем начинали спуск корабли вторжения. Каждый из шаров, врезаясь в какой-либо объект, будь то десантный бот, или обломок уже взорвавшейся посудины, окутывал его странным холодным огнем. Всего на мгновение. На краткий миг.

А потом цель начинала медленно рассыпаться на хлопья серого пепла. Слой за слоем. Неторопливо. Неизбежно. И жутко.

Если прислушаться, то в эти моменты на общих каналах связи можно было различить полные ужаса и боли вопли тех самых «одного на миллион» сохранивших разум существ, которые видели, как их собственное тело миллиметр за миллиметром распадается на части, несмотря на прочную броню судна, десантные ББС и защитные комбинезоны.

Все сжирала безразличная сила Древней Паучихи.

Прима неподвижно смотрела вверх немигающими бледно-золотистыми глазами.

Старая Королева видела намного больше, чем просто ночное небо, периодически скрывающееся за тучами песчаных бурь.

Она видела, как среди пустоты два огромных флота вели отчаянный бой. Как сгорали корабли звездных изгоев и разлетались на части доспехи Крыльев. Как миллионы душ, покидая бренные оболочки, устремлялись сквозь варп в глубины Бездны, обретая долгожданный покой.

Она видела, как закончилась легенда старика Гарнихарда. И как молодой Рыцарь и его Принцесса писали первые страницы собственной истории.

Она видела, как начали сходить с неба звезды, спускаясь к ней горящими штурмовыми шаттлами. И как вели свой хоровод в яростном бою только недавно стоявшие рядом с ней дети. Как они начинали сгорать один за другим в захлестывающем их урагане из душ, стали и огня.

Она видела, как по ее приказу в небо поднялись сотни тысяч крылатых инсектов ее собственного улья и подчиненных кукол Принцессы. Видела, как первые корабли достигли грунта и волны хитиновых воинов схлестнулись с безвольными марионетками.

А еще она видела, как высоко над ней в яркой вспышке исчез серебристый доспех с цифрой «1» на борту.

И слышала полный боли крик цифровой души ее алого напарника…

Глава 207

Глава 207. На осколках веры…


1.


- На оскоооолках верыыыыы лишь монееееетный звоооооон! Стражи-лицемерыыыыы оооохраняют сооооон… Так, все, завязываю с попугайчиками.

Отогнав пернатых паразитов, которые тут же показали мне змеиные языки и растворились желтоватым туманом, я кое-как привстал и оглядел творящийся вокруг бедлам.

Ну, по крайней мере попытался оглядеть, так как мгновением позже рухнул обратно и со стоном схватился за голову.

Ощущение было близко к тому самому загадочному состоянию, которое некоторые люди называют не менее загадочным словом «недоперепил».

С одной стороны, присутствовало сильное чувство эйфории. Настолько, что казалось, будто из задницы торчит павлиний хвост и я его активно распушиваю. Причем стоит показать его любой самочке, как у нее тут же отрастет грудь восьмого размера, жопа — пятого, а навыки станут соответствовать порно-звезде с десятилетним стажем.

С другой стороны, кишечник явно пытался избавиться от содержимого, причем проталкивая это самое «содержимое» в обратную сторону — в рот через желудок. Ну а мозги относились к данной забаве сугубо пофигистически, потому как их полушария разделились, хорошенько помутузили друг друга, после чего разбежались по углам моей несчастной черепушки и в данный момент играют в чертов боулинг моими же яйцами, с выточенными из печени кеглями.

Про то, что каждая ебучая мышца считала своим долгом устроить персональный дебош и пьяную драку с соседями, я вообще молчу — тело казалось одним большим куском мяса, бунтующим болезненными судорогами.

- Попытка подняться номер цвай, - пробормотал я, вытягивая чуть дрожащие руки вперед и напрягая бунтующие мышцы поясницы. - ЗОМБИ! ВОССТАНЬ!

Не восстал. Вернее, восстал, но не весь.

- А вот хрен тебе, а не бабу! - возмутился я, глядя на оттопыренные членом стринги. - Так, попытка номер драй, с подключением междоушного нервного узла!

Призвав копье, использовал возмущенно заскрипевший мифический артефакт как костыль. В этот раз получилось.

Мир шатался, плыл, тело болело, желудок бунтовал, задница протекала, но я стоял. Хотя нет, стоп, это не моя жопа протекала, это у всех окружающих штанишки воняли. Мои натренированные коварным Создателем булки были крепче гранита и готовы участвовать в чемпионате мира по переламыванию ломов и растиранию в пыль наглых черных хренов.

Кстати о последних…

Я пнул ногой лежащего рядом черномазого легионера.

Тот не пошевелился. Хотя пинал по яйцам. Значит либо евнух, либо в отрубе столь же глубоком, как глотка голливудских актрис.

Поняв, что мне мало что угрожает, осмотрелся уже основательно.

Не знаю, что там замутил товарищ Укур, кто была эта самая Миледи и что вообще случилось, но одно могу сказать точно. Запомнят местные это надолго, причем как «День, Когда Мы Обосрались».

Колизей спал.

Дрыхли привязанные к столбам ушастые рабы-оборванцы. Дрыхла не доползшая до них бронированная тварь. Дрыхли притаившиеся на стенах арены стрелки. Дрыхли зрители, дрыхли аристо в ложах, дрыхли воровавшие закуски чайки, дрыхли копошившиеся в куче мусора под лавкой крысы… Черти хомячьи, да даже маленький паукан у меня под ногой дрых лапками кверху!

И при этом все они, пардон, обделались.

Кроме меня.

Я был в сознании и с чистыми стрингами.

Вот такой вот «не-такой-как-все»! Ау, съемочная группа? Будем про меня молодежный постапокал снимать, причем с ржущими сойками и дивергирующими дегенератами? Нет? Ну и свалите в туман, глюки поганые!

Бля, давно меня так не плющило. Словно мозги миксером взбили, да с десятком грамм гашиша, да под марихуановый дымочек. Того и гляди, свалится с неба зеленый слоник и с криком «братишка, я тебе покушать принес» полезет обниматься.

- Ты, тварь, что натворил?!

Откуда-то с неба передо мной опустилась баба невъебенной красоты.

Сиськи — во! Жопа — во! Талия — мммммм! При том огненно-рыжая, с вьющимися волосами, зелеными сверкающими глазками, милой мордашкой и просто до отупения короткой туникой!

- Хотеть! - выдал я.

- Да я тебя по земле размажу, чертов дикарь! - заверещала недотрога, указывая прелестным пальчиком с длинным маникюром на эту самую землю.

Я послушно посмотрел вниз.

- Гражданочка, а у вас сандалики в какашках.

- Чего? - она тоже посмотрела вниз и, увидев в чем стоит, сначала покраснела, потом позеленела, следом посинела…

- А в крапинку можешь? - искренне заинтересовался я.

- Могу в полосочку, - злобно прошипела баба, оскалив два ряда ровных беленьких… клыков. Остреньких таких. - Вот порежу тебя на полоски, и буду ими ноги вытирать!

- Ты не шипи, не шипи, - оскалился уже я. - После Нокси и Няшки меня одними клыками не испугаешь!

Баба дернула рукой и в ней появился длинный меч с лезвием, полыхающим самым настоящим огнем. А мое очко запоздало просигналило, что предыдущая угроза была совсем не пустой.

Пора утекать, покуда этот пылающий страпон в жопу не присунули.

Вот только куда? Слева арена, справа трибуны, а мы наверху разделяющей их стены, где располагались стрелки охраны. Ну, логичнее линять в сторону трибун — обратно на арену смысла нету. Вот только мелочь ушастую заберу…

Угу. Легко сказать. Стоило мне сделать шаг, как эта баба с психованным визгом кинулась вперед.

Я по привычке заблокировал удар древком копья — ковырялка мифическая, ее хрен чем оцарапаешь. Вот только колокольчик тревоги достучался до затуманенного разума в последний момент, когда изменить что-то было уже нельзя.

БУМ!

Ноги оторвались от опоры, в руках что-то отчетливо хрустнуло, а лицо обдало жаром.

Мама, я пикируююююююю!

БАМ!

Тьфу.

Песок невкусный.

Сел на жопу. Быстрый анализ ситуации.

Руки не сломаны, но болят зверски — видимо, кости треснули. Лицо пекло и щипало — судя по всему морда обгорела знатно. В остальном — жив и относительно цел. Только головой опять приложился. Но ее не жалко — все равно там одна кость.

Тем временем рыжая психопатка с отчаянным воплем растянулась в эпичном прыжке с занесенным над головой мечом. Попадет — расхерачит мою тушку на две неровные поджаренные половинки.

Оно мне надо? Нет конечно!

Уперев копье в землю, направил острие в сторону летящей на меня бабы.

Затормозить или уклониться в воздухе, если у тебя нет крыльев или еще каких-нибудь прибабахов, дело непростое. И пылающая яростью рыжая поняла эту свою ошибку в самый последний момент, когда ее тушка смачно насадилась на мое копье. По инерции ее протащило по всей длине древка, и прежде чем это чучело начало распадаться на черный пепел, я успел ощутить навалившееся на меня мягкое теплое тело.

- Покойтесь с миром, - пробормотал я, с сожалением вспоминая грудь дурной девахи. - Это была потеря для всего м…

- Как ты посмел?!

Я чуть себе язык от неожиданности не откусил!

Быстро перекатившись по песку, вскочил на ноги и с надеждой посмотрел в сторону источника истеричного вопля. И тут же испустил вздох разочарования — чуда не случилось и рыжая не ожила.

Зато нарисовались практически ее клоны.

Четверо баб с идентичными, словно под копирку, фигурами, одеждой и вооружением. Даже лица были похожи настолько, что я улавливал только незначительные отличия, вроде размеров носа, чуть более резких скул и немного разных разрезов глаз. Самые серьезные различия заключались только в цвете волос, глаз и укладке причесок.

Одна была голубоглазой блондинкой с прямыми волосами, вторая черноглазой брюнеткой со стрижкой каре, третья — сереброволосой и сероглазой, четвертая — шатенкой с карими глазами.

- Что ты сделал, Дикарь?! - вновь раздался визгливый бабский голос.

Вот только ни одна из баб рта не открывала. Смотрели на меня, конечно, как на говна кусок, сжимали свои пламенеющие мечи, но молчали.

Я пару раз моргнул, и только после этого, наконец, заметил источник воплей.

Блядь, лучше бы я этого не делал.

Маленький, не выше ста сорока сантиметров, щупленький пацан лет, наверное, семнадцати. Морда плоская и такого сочного оттенка, словно всю жизнь желтухой болел. Глазки разглядеть не получилось — слишком узкие. Волосы… нет волос. Лысый, причем лысина еще и пятнами какими-то стремными пошла.

Да и вообще персонаж какой-то стремный — казалось, чихнешь и он отвалится в мир иной, не факт что лучший.

Мозг неожиданно включился и выдал короткое и емкое определение: «попаданец-азиат с гаремом».

Язык тоже включился и выдал не менее короткое и емкое…

- Пошла нахуй, лягушка желтомордая!

Все, высказался. Теперь валить…

Вот только у тела было иное мнение, как обычно расходящееся со слабым и забитым голосом атрофированного рассудка - рука сама собой поднялась и с силой запустила в парнишку черное копье.

- Повелитель, осторожно! - взвизгнула одна из баб и… толкнула под копье соседку-блондинку.

- Нет, я так не играю, - надулся я, призывая копье обратно. - Минус два комплекта доек за пять минут из-за желтомордого лягушонка.

- Ты на моей земле, ничтожество! Преклони колени, расколдуй моих подданных и твоя смерть будет быстрой!

- Лососни мой пушистый хрен! - огрызнулся я, ища выход из ситуации.

- Уберите этот мусор! - оскалил пацан ровный ряд белоснежных клыков.

Я надеюсь, эта клыкастость не заразна, да?

Оставшиеся три бабы переглянулись и, вздохнув, спрыгнули со стены арены на песок. Шатенка и брюнетка начали обходить меня с боков, а светловолосая осторожно двинулась в лоб.

Великий Северный Пушистик ласково ткнулся хреном в спину — я прекрасно помнил, как предыдущее столкновение с одним из пылающих клинков отправило меня в реактивный полет. Спасибо, хватило. Кстати, о клинках…

Покосился себе под ноги, но меча рыженькой не обнаружил. Видимо, это какая-то способность и он исчез после смерти хозяйки.

Вновь сосредоточился на противницах.

Трое на одного. По характеристикам и уровням они, конечно, подсасывают, но и я сейчас не в лучшей форме — по телу до сих пор пробегают судороги, а кости рук не перестают жаловаться на жизнь. Так что этот бой могу просто не пережить.

И что делать? Да как обычно — читерить, хлюздить и парить мозг.

Вот только большинство моих чит-абилок было заблокировано, а последний выбитый из светлого ушлепка козырь на них тратить не хочу. Значит, остается парить мозг.

- Дамы, ну и как оно, спать с лягушкой? - поинтересовался я.

- Не твоего ума дело, дикарь! - зашипела серебряная, обнажая все такой же ряд острых клыков. Кажется, я даже увидел за ними змеиный язык.

- А у него как, большой? - продолжил допытываться я, перебрасывая копье в левую руку и призывая в правую Иль-Сафора. - Или так, потыркать по самому краешку?

- КАК ТЫ СМЕЕШЬ?! - взвизгнул лягушонок.

Я скосил на него глаза, прикидывая, увенчается ли успехом повторный бросок копья… и тут же пришлось уворачиваться от выпада шатенки, с визгом бросившейся вперед.

Крутанувшись на пятках, со всей дури саданул тяжелым мечом по спине пролетевшей мимо отчаянной бабы. Полыхнуло красным и ошметки некогда сочной девичьей фигурки конусом разлетелись по желтому песку арены.

Мда, это не Копье Глубокой Бездны. После отмашки Иль-Сафора уборщикам работы будет часа на три.

Каких-либо угрызений совести не испытывал — эти бабы были не беззащитными, уж точно не невинными, и бросались на меня явно не с намерением взять в плен. К тому же в моей бедовой головешке по-прежнему играла эйфория, заглушая чувство страха и притупляя здравый смысл.

Видя судьбу своей подруги, оставшиеся две притормозили и переглянулись. После чего начали безмолвно, движениями бровей, носиков и рук, спорить о том, кто нападет на меня первой.

- Коровоньки, а давайте жить дружно? - предложил я. - Я буду вас по утрам доить! Вон, вымя какие отъели, по литру молочка точно будет! А после обеда обещаю каждую объезжать, минимум по часу, и на всю глубину, не то что этот ваш желтенький лягушонок!

- ЗАТКНИСЬ!

Кто из них это завизжал, я не понял, но кажется, все одновременно. Да и самочки эти дурные тут же кинулись вперед, делая синхронные выпады клинками. Вот только слишком уж прямолинейные — от меча одной я увернулся, поддав ей ускорение пинком и заставив уткнуться носом в пропитанный останками подруги песок, а удар брюнетки отвел в сторону кончиком копья и насадил на него же не успевшую затормозить девушку.

- Что-то у вас как-то туго с мозгами и контролем инерции, - пробормотал я, стряхивая с мифической ковырялки черный пепел и отзывая тяжеленного Иль-Сафора.

- Я выпотрошу твои внутренности и скормлю пс…

Договорить поднимающаяся на ноги последняя, сероглазая девка не успела — ей по затылку прилетел удар древком копья, надолго отправивший ее в отключку. По крайней мере я надеюсь, что надолго — учитывая, что они пережили всеобщую усыплялку-обкакалку имени Великого Укура, то эта дура вполне может попытаться подняться вновь.

Может, лучше ее просто прикончить?

Или не стоит изводить и так хреновую популяцию нормальных доек?

Бля, дилемма. Не люблю дилеммы. Для их решения нужно мозгами шевелить.

- ТЫ ПОПЛАТИШЬСЯ ЗА СВОЮ ДЕРЗОСТЬ, КУСОК МУСОРА!!!

- Да ёб-тыр-тыр, - простонал я, поворачиваясь к желтому лягушонку. - У вас тут что, один мозг на всех раздавали?

Тем не менее, пришлось перехватить копье и встать в боевую позу, потому как мелкий желтолицый, спрыгнув со стены арены на песок, начал источать нехеровый такой уровень угрозы.

- О, ВЕЛИКИЙ АВАЛАР! ДАРУЙ МНЕ СВОЮ СИЛУ!!! - взвизгнул паренек, воздев ручки к небу.

Чертыхнувшись, я замахнулся и метнул копье, но было поздно — в этого любителя клонированных сисек с неба ударила ослепительно белая молния, отшвырнув не долетевший артефакт в сторону.

На месте мелкого щупленького азиата появился четырехметровый верзила с фигурой тяжелоатлета. По белой, почти светящейся коже пробегали вспышки молнии, из глаз, носа, ушей и рта струился чистый белый свет, а волосы и хоть какая-то одежда отсутствовали на теле как явление.

- ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО, ЧЕРВЬ?! - прогремел гигант, делая шаг в мою сторону.

- Понятно, почему твои бабы такие психованные, - я сочувственно уставился на его промежность.

- УБЬЮЮЮУУУУ!!!

Очень хотелось отпустить еще какую-нибудь остроту, но не успел — лицо уже затянула черная маска Касии…


2.


Стремно. Страшно. Страшно стремно.

Но, блядь, деваться некуда — против аватара этого самого Авалара придется использовать Касию. В противном случае притаившаяся в жопе интуиция выдает сто процентную вероятность моей дохлой поджаренной тушки. Нет, можно конечно было использовать второй выбитый у этого лолифицированного бога козырь, но… Там был «Взгляд Бездны». А призывать старушку лишний раз не стоит — в прошлый раз вон наградила этим самым Касией, теперь не знаю, куда его девать. Нет, штука-то хорошая, тут не поспоришь! Рвет врагов на раз. Вот только каждый раз я все четче ощущаю, как коготки этого монстра смыкаются на моей собственной душе.

Хорошо хоть этот идиот начал болтать, вместо того чтобы сразу размазать меня по арене — хватило времени скользнуть частью сознания в астрал и запитать дремлющего монстра силой Бездны.

Вопрос только, как теперь эту тварь валить, ибо ощущение было такое, что я стоял рядом с высоковольтной линией и что-то мне подсказывало, что даже царапками Касии его лучше не трогать…

Маска окончательно закрыла лицо, отсекая звуки, запахи и зрение.

Тишина, покой и безмятежность абсолютно равнодушного ко всему существа.

Арена колизея предстала дикой мешаниной из каких-то абстрактных конструкций и линий. Тут и обычному человеку давило на психику, а существо ощущающее мир исключительно через магическое восприятие могло бы просто сойти с ума.

К счастью, сумасшествие — это не про Касию.

Ну и что, что песок стал озером крови, из которого вверх тянулись черные руки с челюстями на ладонях? Они даже коснуться меня не могли — сразу же отдергивались в страхе. Ну и что, что вокруг, по другую сторону реальности, скользили огромные хищные твари? Только почуяв мое внимание, все эти монстры разбегались в ужасе.

Намного больше напрягало давящее ощущение огромного количества душ вокруг. Казалось, что одного лишь желания, одной лишь протянутой в их сторону когтистой руки было достаточно, чтобы затушить эти слабенькие огоньки.

И вот это пугало уже меня.

Аватар, двинувшийся было в мою сторону, настороженно остановился. Сейчас он воспринимался не как гигант. В магическом зрении это был сгусток ослепительной гудящей энергии, заключенной в слабый, постоянно расползающийся контур в форме человеческого тела. А в ее глубине корчилась от боли маленькая серая душа, в которую все глубже проникали нити божественной энергии, выжигая ее оболочку слой за слоем. Медленно, но неотвратимо. Слишком много этот лягушонок взял на себя. Слишком много попытался загрести голыми руками.

Теперь мне была понятна причина столь идиотского поведения — он и был идиотом. Раньше, возможно, это был умный, изворотливый и чертовски везучий человек. Другой попросту бы не добился его статуса и силы. Но слишком часто стал уповать на силу своего бога, беря ее слишком много и разбазаривая бесконтрольно. И эта божественная мана постепенно разъедала его «Я», выжигая воспоминания, знания, характер… Превращая в жалкую тупую тень былого человека. В конце-концов, он либо умрет, пропустив через себя слишком много, либо превратится в слюнявое растение, с полностью выжженной личностью.

И мне очень не хочется повторить его судьбу.

Так что самоконтроль, и еще раз самоконтроль. Если используешь ману богов, то только чуть-чуть. Пропуская не больше, чем нужно. И не чаще, чем необходимо.

Мысли начали уплывать. Путаться. Замирать.

«Убавь поток!»

Сжал питающий Касию канал. Сдавил астральные тиски, не давая твари усилить влияние и откатывая ее к более слабому, но послушному состоянию. Тогда, когда я управляю монстром, а не растворяюсь в нем.

Стало легче.

«Чешуйка, есть советы?»

«Не вздумай бить его руками — пусть сила Бездны и доминирующая, но не на вашем уровне. Тебя просто сожжет. Этот безумец использует слишком много божественной маны».

«Спасибо, кэп. А есть то, чего я сам не понял?»

«Используй Копье, предварительно запитав его маной Древнейшей. Иль-Сафора лучше не трогай — сама душа сильна, но вот артефакт может не выдержать такого напряжения. К тому же, его придется запитывать маной Бога-Берсерка, а его соседство с силой Бездны… Сам понимаешь».

Ну да. Будет большой бум.

От светящегося аватара разошлись волны силы. Слабые, но вполне себе ощутимые. Словно он что-то говорил, вкладывая в слова божественную ману для большего эффекта.

К счастью, я его не слышу.

Шаг вперед. Перехватываю копье обеими черными лапами с алыми когтями.

Аватар поднимает руку. Из глубины, от ядра страдающей души, пробегает мощный заряд энергии. Бедный серый шарик бьется и корчится в конвульсиях. Интересно, лягушонок испытывает боль? Или ее заглушает непомерное эго и эйфория от осознания собственного могущества?

И корчится ли моя собственная душа так же, когда я использую ману богов?

Из ладони аватара вылетает молния. Не ветвистая, не шаровая. Скорее стрела из чистой искрящейся энергии.

Чуть усиливаю напитку Касии. Реальность рывком замедляется. Мысли холодеют.

Коротким импульсом заливаю ману в копье. Артефакт дергается в руках, а у меня возникает ощущение, что я держусь не за древко, а за тонкое хрупкое стекло. Под которым таится нечто древнее и голодное.

Принимаю стрелу острием копья. Прокалываю, как жука булавкой. Шаг в сторону. Отвожу наконечник с искрящейся смертью в противоположную. Стрела срывается с копья. Соскальзывает. И пролетает мимо.

Ощущаю вспышку энергии за спиной. Она несет разрушение пространства реальности. И смерть нескольких десятков разумных. Не просто смерть. Их оплавленные души мгновенно теряют свою оболочку. Теряют свое «Я». И начинают стремительно падать куда-то за грань реальности. В то место, что лежит за тенями, за астралом и варпом. Глубже, чем обители самых древних богов. Там их раны залечат. И вернут на круг перерождений. Но на них нет оболочки. Бездна не получит энергию, которой поддерживается Вселенная. Эту энергию забрал жадный Молодой Бог, отбросив обгоревшее ядро как ненужный хлам.

Откуда эти знания?

Не важно.

Ничего уже…

«КОНТРОЛЬ!»

Крик бьет по погружающейся во тьму душе.

Ментальные тиски судорожно сжимаются на питающем канале.

Реальность вновь ускоряется. Касия слабеет.

Но у меня получается вынырнуть из мягких объятий монстра.

Аватара готовится выстрелить еще одним сверкающим снарядом. Не решаюсь вновь давать волю Касии. Слишком опасно. А без этого отклонить не получится — не хватит скорости и восприятия. Значит, нужен другой выход.

Бездна. Нет. Касия и так силен. Рискую превратиться в него окончательно.

Граор. Я пропитан маной Древнейшей. Их ненормальная реакция при соединении взорвет к чертям весь этот колизей вместе с городом.

Ауттэ. Возможно.

Но не совсем то… Идиот. Ну конечно!

Отвожу правую руку с копьем чуть назад и в сторону. Жало смотрит в землю. Древко плотно прижато к выпрямленной руке. Тупой конец торчит из-за левого плеча. Ощущаю, как древний артефакт словно ворчит от недовольства.

Не сейчас. Потерпи. Я еще насажу на тебя этого убогого лягушонка.

Левая рука вперед. На ней проявляется перчатка, покрытая светящимися белыми символами. Артефакт Богини Милосердия.

Простая перчатка, бесполезная в бою. Почему я так считаю? Потому что это сказала Система. Но истинно ли утверждение? В ее рамках — да. Но сейчас я Касия. Монстр, что выходит за пределы правил этого мира.

Вливаю ману Милосердной.

Символы разгораются. Они ослепительны даже для незрячего чудовища.

Работаю лишь интуицией и воображением. Свечение странных иероглифов меняет интенсивность. Теперь оно мягкое, но непоколебимое, словно белый мрамор.

Страшно. Чертовски неуютно. Если хоть что-то напутаю, то меня распылит на молекулы. Сожжет душу дотла.

Но на плечо словно ложится маленькая детская ладошка.

Разум ощущает осторожное успокаивающее касание.

«Все хорошо. Не бойся. Я рядом», - шепчет тихий детский голос.

Аватара выстреливает энергетическим сгустком. Свет с руки чуть подается вперед и первым встречается со снарядом из враждебной силы.

Вспышка.

Не знаю, как она выглядит в реальности — я не вижу ее. Но в магическом зрении Касии щит из белой энергии в момент касания обволок снаряд аватары. Остановил. А потом развеял вместе с собой.

Шаг вперед. Вижу, как вновь затрепетала заключенная под слоями божественной маны душа маленького азиата. Как потекла сила от нее к руке аватары. Он вновь готовится выстрелить.

Что, нет другой тактики? Или надеешься, что мне просто повезло? Хех… Ты все равно меня не слышишь. Касия безмолвна, глуха и слепа.

Я не услышу твои мольбы, маленький лягушонок.

На этот раз заряд выстрела оказался мощнее раза в два. Испепеляющая, сокрушительная божественная мощь, обращенная в форму молнии. Такое я не выдержу. Просто не смогу пропустить через себя столько силы Милосердной, чтобы полностью поглотить атаку.

Опять нужен другой выход.

Думать головой — не самая моя сильная сторона. Я не любитель «интеллектуальных» битв. Мне проще прорваться к врагу и порубить его клинками, чем выкручиваться с разными хитрыми финтами.

Но тут придется.

Ситуация не та.

«Вниз», - подсказала Чешуйка. Или не она? Не знаю. Плохо различаю голоса в этой форме. Да я их вообще слышать не должен…

Вниз.

А что там, под нами?

Мне не нужно опускать взгляд. По той простой причине, что у Касии нет глаз. Но человеческое зрение и не смогло бы увидеть то, что меня спасет.

Бескрайняя тьма, что таится за хрупкой гранью этой реальности.

Тень.

Аватар готов выстрелить. Напряжение вокруг него зашкаливает. Судя по тому, как воспринимаемая мной проекция сместилась вниз, песок арены плавится под этим сгустком божественной энергии.

Запитываю наконечник артефакта силой Бездны. Поверх него тонкий слой маны Ауттэ. Молюсь Милосердной, чтобы они не рванули. Бью копьем перед собой. Сверху вниз, словно рассекаю что-то незримое.

Незримое для людей.

Но четко видимое для Монстра.

Тонкое полотно реальности со стоном раздается в стороны, открывая провал на другой пласт бытия. Обиталище жадных до душ и энергий тварей. Это окно существует лишь мгновение. Но этого хватает, чтобы я шагнул внутрь.

Спину в последний миг опаляет белым сиянием. Но это только болезненный ожог, который бесчувственное тело монстра не может ощутить. Я познаю всю боль от раны божественной энергией чуть позже.

Если вернусь в человеческую форму.

Странное место.

Тут нет «верха» или «низа». Я помню, что тут было темно. Но для взгляда Касии не существует темноты или света.

Есть только энергии, души и тонкие грани между странными слоями этой Вселенной.

Вокруг все насыщенно странной и какой-то родной силой. Словно трепыхавшуюся на суше рыбу кто-то бросил обратно в воду. Странно. Те пару раз, что я тут бывал, тень мне такой не показалась. Она была чужой, жуткой и… хищной.

Сбоку осторожно приблизилась какая-то тварь.

Я ощущал биение ее жизни, как свое собственное. Тварь была молодая — ее душа только-только начала обрастать оболочкой жизненного опыта. Она не имела плоти. Только пузырь какой-то энергии.

Словно принюхиваясь, маленький обитатель тени начал виться вокруг, за пределами моей досягаемости. Через миг к твари присоединилась еще одна. Сгусток каких-то щупалец размером с кошку. Я не видел, но отчетливо ощущал ее голод и удивление. А спустя секунду вокруг меня уже вились сотни подобных монстров, держась на почтительном расстоянии и… словно облизываясь.

Кажется, я знаю в чем дело. «Приманка для хищников астрала» - способность, полученная за повреждение души. Чую, если бы не форма Касии, то вся эта орава уже набросилась бы на меня и разорвала в клочья. Только кипящая сила Бездны сдерживает их. Но это не будет продолжаться вечно.

Но и я тут задерживаться не собираюсь.

Вливаю силу богов в копье. Тянусь чувствами туда, за грань теней, пытаясь нащупать нужную точку в этом странном пространстве, которая выведет меня обратно.

Задача оказалась непростой. Невыполнимой для человека.

Но я нашел.

С трудом.

Удар копьем. Сверху вниз, рассекая ткань бытия.

Шаг в образовавшуюся щель.

И вновь удар. На этот раз резкий, прямой выпад, направленный вперед и вверх. На всю доступную длину копья. Прямо в спину оказавшемуся передо мной аватару.

Вливаю в артефакт силу Древнейшей. Столько, сколько могу себе позволить, чтобы не спалить собственную душу.

На ослепительной белизне аватара появляется черное пятно. Океан маны молодого бога пытается противостоять капле концентрированного яда.

Хватит ли этого — не знаю. Но стоять и ждать нельзя.

Правая рука тянет копье на себя, вытаскивая из энергетической туши. Оставлять артефакт в ней я не хочу. Да, он привязан к моей душе, но кто знает, что может с ним сотворить сила враждебного божества.

Одновременно поднимаю левую руку, создавая барьер из маны Милосердной. Принимаю на него ответный удар. Лягушонок бьет наотмашь. За спину. Неуклюже и слишком поспешно. Не проведя предварительную концентрацию.

Но и этого хватает — слишком много враждебной энергии в теле аватара. Щит выдерживает сам удар. Рассеивается. Но протуберанец силы опаляет руки и грудь.

Боли нет. Лишь осознание. Эти раны так просто не пройдут.

Откатываюсь. Во что-то врезаюсь спиной.

По реальности расходятся колебания. Материя, энергия, сама ткань бытия — все это трепещет от полного боли вопля страдающей души моего врага.

Я прекрасно «вижу», как яд силы Древнейшей подбирается сквозь отчаянно борющуюся ману молодого бога к ее проводнику. Ему осталось жить несколько мгновений. Слишком глубокую рану оставило копье. Попади я чуть ниже, успей он защититься рукой, или будь его душа менее истощена, и исход был бы совсем другим. Но история не терпит сослагательного наклонения.

«Если бы...» не спасет умирающего.

Из последних сил аватар рванул за мной.

Откатываюсь в сторону, уходя из-под удара огромной руки. Вижу, как корчится под напором энергии проекция пропитанного кровью песка. Как этот клубок посмертных проклятий, сводящий людей с ума, теряет слой за слоем, тает и плавится, не в силах противостоять подобной атаке.

Если бы этот бог, или его ставленник хотели, они бы давно выжгли эту рану на теле собственной столицы. Но они предпочитали смотреть, как она жадно впитывает страдания очередной души.

И это Светлое Божество?

Что-то не так с этим миром.

Встаю на ноги.

Темная энергия Древнейшей почти сомкнулась на ядре души бедного лягушонка. Я уже слышу ее ласковый шепот, заставляющий трястись в ужасе как аватара, так и самого его бога.

Но нет страшнее существа, чем то, кому больше нечего терять.

В мою сторону ударил поток чистой энергии. Сплетенный из силы Милосердной щит смог лишь дать возможность сделать шаг в сторону. Не угодить под удар целиком.

Боль пробилась даже сквозь безразличие Касии.

Левую руку сожгло по самое плечо. Бок и шею опалило близким потоком.

Каким-то чудом удержался на ногах. И «смотрел» прямо на душу этого мстительного засранца.

«И стоило оно того?» - вот что я хотел бы у него спросить. - «Стоила ли эта маленькая месть окончательного забвения?»

Не выдержав последнего всплеска, ядро его души распалось, а черные щупальца Бездны сомкнулись на пустоте…

Глава 208

Глава 208. Раны.


1.


«Не вырубишь Касию, он тебя сожрет», - Чешуйка была просто воплощением оптимизма. - «А вырубишь — сдохнешь от болевого шока».

«Спасибо, милая. Утешила», - передал я в ответ.

Сознание в каком-то полуотрешенном трансе пыталось найти выход. Состояние было словно под хорошей дозой каких-то препаратов — тормознутое безразличие, когда мозг работает и что-то вроде бы соображает, но только потому, что «так надо».

А эмоций — ноль целых, пи десятых. И это весьма хреновый признак.

Нужно как можно скорее отключить это чудовище.

Но Чешуйка подметила верно — стоит это сделать, и слово «больно» обретет для одного конкретного человека новый смысловой оттенок. Вряд ли сдохну, но вот что потеряю сознание на «энное» количество часов — это точно. У меня была полностью обожжена спина, большая часть груди, особенно с левой стороны, и правая рука. А вот левой конечности не повезло еще сильнее — ее попросту не было.

И если обычные ожоги я еще могу выдержать, а потом и успешно регенерировать, то вот раны, оставленные потоками божественной силы, вряд ли будут вести себя так же послушно.

Скорее всего, мне суждено будет превратиться в обезумевший от боли комок обгорелого мяса.

Но позволить подобному случиться прямо посреди раскуроченной арены я не могу. Кто знает, сколько еще будет продолжаться наведенный на жителей сон? И сколько еще существ не поддались его влиянию?

Как итог: и усыпить Касию нельзя, ибо сдохну, и оставаться в этой форме нельзя — потому как тоже сдохну.

И тут в моем блуждающем полубредовом сознании родилась мысль.

А что если…

Начал медленно передавливать поток маны, идущий к облаку Касии. До тех пор, пока монстр не стал засыпать, оставляя мне все больше и больше власти над душой и телом.

А вместе с этой властью, как я и думал, пришла боль.

Потухли и втянулись когти на оставшейся целой руке. Треснула и рассыпалась прахом маска. Вернулись зрение, слух и способность дышать.

«Достаточно!» - закричала Чешуйка. - «Еще немного, и ты просто вырубишься».

- Молчи, женщина, - хрипло выдавил я пересохшим горлом. - Знаю.

После нескольких минут осторожных манипуляций, от монстра во мне осталась черная кожа, насыщенная маной Бездны, алые глаза, магическое восприятие и стойкость к боли.

Зато хоть начал более-менее вменяемо соображать, тем не менее продолжая рассматривать окружающих с точки зрения вкусовых качеств их душ. Физические данные и смертоносное касание пропали, а Система радостным пиликаньем сообщила, что мои тушка и душка вновь целиком и полностью в ее власти. Даже что-то там опять из достижений отсыпала, но я отмахнулся от всплывающих окошек — не время.

Немного приспособившись к текущему состоянию, смог оглядеться глазами, а не магическим зрением. Увиденное меня потрясло, взбудоражило и почти шокировало, как ту самую училку по русскому, которую выкинули из самолета с парашютом. И, как и она, высказался я почему-то по-другому…

- Вот же сука, - выдохнул, глядя на оставшееся на месте оборванцев-зверолюдов выжженное пятно, по краям которого песок спекся до состояния мутного стекла.

Было обидно. Не то, чтобы я прям собирался их спасать, но именно из-за нежелания запачкать руки в детской кровушке и вышел весь этот кавардак. Который в итоге прикончил тех самых зверолюдов шальным снарядом божественной маны.

Остальной колизей выглядел не лучше — в окружающей его стене зияло несколько оплавленных дыр, а арену пересекала широкая линия выжженного и спекшегося песка. На трибуны я предпочел лишний раз не смотреть — если прямо в эпицентре нескольких черных пятен было ничего не разобрать, то вот ближе к краям валялись пропеченные останки людей, распространяющие незабываемый смрад горелой плоти.

«Время», - напомнила Чешуйка. - «Потом будешь прохлаждаться. Сейчас хватай ушастую хозяйку и бегом из города, пока не свалился».

- Зануда, - проворчал я, пытаясь откопать в глубинах памяти, в каком же проходе осталась моя клетка. Взгляд шарил по стене арены и округе, пока не засек какое-то движение. - Опа-на… А я про тебя и забыл, задница ты моя сладенькая.

С песка колизея, шипя и держась за ушибленный затылок, поднималась та самая сереброволосая баба из свиты почившего аватара, которую я отправил в отключку перед боем.

Живучая, однако! Или везучая.

Села она ко мне спиной, отплевываясь от набившегося в рот песка и как-то потерянно осматриваясь. И даже глядя с такого ракурса, я был вынужден признать, что вкусы у нас с безымянным азиатом явно совпадали — бедра, талия, линия спины и шея у девчонки были просто шикарны! А если вспомнить еще и то, что спереди тоже было за что подержаться, то невольно начинаю жалеть об очередной порции невинно убиенных сисек.

Тем не менее, с этой надо было что-то срочно решать.

Скользнув вперед, за секунду преодолел разделяющие нас метры и легким пинком опрокинул не пришедшую еще полностью в себя бабу мордой в песок. И прижал сверху ногой в кожаном сапоге.

Маневр не остался без «награды» - тело скрутило судорогой, так что пришлось злобно сжать оскаленные зубы и брутально сквозь них шипеть… Ну, надеюсь, что это было именно шипение, а не стоны жертвы анальной кары хомячками.

- Что ты себе позволяешь, животное?! - закричала сероглазка, пытаясь вырваться, но я призвал копье и воткнул острие в песок, в полусантиметре от ее носа, заставив ту мгновенно умолкнуть и перестать сопротивляться.

Заодно и оперся на артефакт, чтобы позорно не свалиться с «побежденной».

- Дернешься, и покараю печень через зад этим самым копьем, - пообещал я.

Так, а теперь вопрос дня: что мне с этой сучкой делать? Просто прикончить? Возможно. Но есть и более продуктивные варианты…

Пока растерявшаяся девушка пыталась или сообразить что вообще происходит, или связаться со своим богом, я нагнулся и положил растопыренную пятерню на изящно изогнутую спинку.

«Саси, душу вынуть, сохранить, а на ее место сунуть Акроню. Ферштейн?»

В ответ пришло легкое недовольство — монстру явно не нравилось, что я решил помахать у него перед носом очередной вкусняшкой, а потом спрятать у себя за пазухой.

«Не ворчи. Она пока только для допроса нужна — если окажется отмороженной дурой, то сожрешь ее».

«Йасасайх работает», - вот теперь радости в Ловце прибавилось и на тыльной стороне правой руки открылся большой алый глаз.

- Что ты…?! - договорить девица не успела.

В магическом зрении тело девушки как бы двоилось — с одной стороны я видел ее именно такой, какой она была в реальности, а с другой — эдакой объемной черной тенью, внутри которой расходились пульсирующие линии манотоков, а в самом центре, где-то в районе сердца, трепетал крохотный огонек души. И этот серый шарик окружал пузырь из белой энергии, от которого явственно пахло божественной силой.

Саси буквально выстрелил из ладони ворох черно-алых щупалец с зубастыми челюстями на концах, которые устремились к душе девушки. Барьер не задержал тентакли ловца ни на секунду — они в два укуса понаделали в нем дырок больше, чем в том мультяшном сыре.

Дальше последовал короткий вскрик светловолосой последовательницы Авалара, перешедший в ударивший по восприятию ментальный вопль души, которую Ловец утаскивал в мой астральный кармашек.

А на освобожденное место в обмякшем теле щупальца аккуратно положили другой шарик. Он был больше раза в три и имел не сероватое свечение, а странное серебристо-алое сияние с примесью желтоватого цвета.

«Ох, чую этот Авалар нас теперь в покое точно не оставит», - проворчала Чешуйка. - «Ты уже не в первый раз отбираешь у него весьма перспективных последователей. Хотя бы ту пернатую дуру вспомни».

«Ну да, есть такое», - ответил я, пытаясь отогнать всплывший в памяти образ чокнутой адептки Лысого Кулака. - «Но в этот раз они сами нарвались. И вообще, пусть свои претензии Бездне тащит — она меня сюда закинула».

Тем временем Саси втянул свои щупальца и закрыл глаз, а тушка под рукой подала признаки жизни.

- Ууу-хууум… - издав невнятный выдох, девушка открыла светлы очи. - Чт… Что случилось? Где я?

- Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно, - хрипло хохотнул я, тяжело распрямляясь. - Как ощущения?

- Тяжело… - фыркнула вампирша в землю, поднимая облачко песочной пыли. - Червь, ногу убери.

- Как ты меня назвала, рядовой? - оскалился я, надавливая на нахалку сапогом и растирая каблуком.

- Ай-ай-ай-яй! - запищала вампирша. - Прошу прощения, сэр! Виновата! Приму любое наказание!

- То-то же, - проворчал, убирая ногу со спины девушки. - Подъем, и за мной. По дороге отчет о состоянии тела.

- Есть, сэр! - тут же вскочила на ноги и как-то опасливо покосилась вверх.

Блядь, точно! День ведь стоит. Хорошо хоть пасмурный, прямого солнца мало.

«Чешуйка, бери Саси, Илюху, и устройте там этой белобрысой допрос с пристрастием. Вытряхните из нее все, что только можно».

«Есть, сэр», - с лениво-скептической интонацией ответила моя чешуйчатая шизофрения, явно передразнивая кое-кого клыкастого и не шибко умного. - «Еще раз назовешь шизой, я тебе так воспоминания взболтаю, что будешь считать себя маленькой девочкой с геронтофилией… Что потом с ней сделать?»

«На ваше усмотрение», - отмахнулся я, сверяясь с внутренним компасом и определяя направление к мелкой пушистой «хозяйке».

- Докладываю! - между тем начала Акроня, семеня рядом и смешно водя ручками в воздухе, видимо, работая так с Системным интерфейсом. - Тело раньше было ламией-оборотнем. Им и осталось, только дополнительно примешалась моя вампирская сущность. Как это все будет выглядеть, я не представляю. Уровень, класс, титулы и способности заменены на мои, только добавилось несколько видовых особенностей. Характеристики смешанные. Физические остались от этого тела, а вот показатель «силы мысли» стоит мой. В общем, я теперь быстрая, сильная, живучая и очень-очень умная! Вот!

- Нос не задирай, а то козявки видно, - отвесил я мелкой дуре профилактический подзатыльник. - Скинь мне статус, потом пробегусь, сравню со старым.

- У-ню… Есть, сэр, - буркнула вампирша, потирая затылок.

- Не слышу энтузиазма в голосе, рядовой! - рявкнул я.

- Есть, сэр! Жду дальнейших указаний, сэр! - старательно пуча глазы и на ходу прикладывая ладошку к голове, гаркнула Акронька.

- Нужно будет провести с тобой дополнительную «беседу» о пользе субординации, рядовой, - притворно вздохнул я. - А то совсем от рук отбилась…

Мозг искал любой выход, чтобы хоть как-то ослабить или скинуть копящиеся усталость и раздражение, а разговор с шебутной мелочью помогал отвлечься от нарастающей боли, которая выворачивала сознание даже через ослабленного Касию.

Хотя, какая она теперь мелочь…

- Стой, раз-два! - скомандовал я, останавливаясь у массивных ворот, перегораживавших проход в стене арены.

- Стою! - тут же радостно доложила Акронька, резко останавливаясь, отчего ее спрятанный под тонкой тканью туники пятый размер чуть было не выпрыгнул на волю в поисках жертвы.

Ух, майн год Ктулх, если выкарабкаюсь из этой задницы, то обязательно познакомлюсь с обновленной Акронькой поближе. И не один раз, да во всех подроб…

«Кто о чем, а лысый о вшах», - влез в мои мысли ворчливый голос Чешуйки. - «Обожженный, безрукий, под передозом одной из самых жутких во Вселенной сил, посреди вражеского города, а все равно думает об идущих рядом сиськах».

«Сиськи не ходят, они прыгают», - мысленно хохотнул я. - «А если ходят, то это не сиськи… И вообще, нужно же мне на что-то отвлекаться и искать какой-то смысл жизни? Или будет лучше, если я сейчас буду ныть, как мне плохо, как меня плющит, как у меня обгоревший хуй отваливается...»

«Что, правда?!»

«Нет конечно. Слава Дагону, Тору и Халку, моего верного дружка этот божественный факел не коснулся. Так, все, не отвлекай!»

Перегораживающие путь ворота были массивными, но, к счастью, деревянными. Вот только как их отпирать - неясно. А попасть внутрь нужно до зарезу. Так что для начала решил попробовать самый быстрый и простой способ.

Отведя руку чуть в сторону, призвал Иль-Сафора. Примерился. Размахнулся. Ударил, вливая в артефакт божественную ману Граора и молясь, чтобы она не взорвалась от контакта с наполняющей меня силой Бездны, и не расхерачила одного конкретного идиота к неконкретным хомячьим чертикам…

БУМ!

С густым тяжелым звуком двухметровые ворота сорвало с петель и они, пролетев пару метров вглубь коридора, с оглушительным грохотом упали на каменный пол.

Бум!

- Кшшшшшшаааааа… - выдал я сквозь зубы пародию на Кроконяшку, отзывая Иль-Сафора и прижимая ноющую руку к животу.

Все-таки энергии детонировали. Но хоть не так сильно, как опасался — мне «всего лишь» вырвало кусок мяса из плечелучевой мышцы, чуть пониже локтя.

- Да что же за день такой ебанутый! - в сердцах сплюнул я, и пнул вперед Акроньку. - Давай, мелкая, будешь за авангард, а то я временно недееспособен.

- Я не мелкая! - тут же возмутилась вампирша, и была, собственно, права.

Ростом ее новое тело ничуть не уступало мне. Правда было намного уже в плечах и чуть шире в бедрах.

Бля, как же я хочу эту задницу!

«Кхм!»

«Ой, заглохни. Лучше делом займись. Я вас, кажется, просил старую хозяйку тела потрясти на предмет интересной информации».

«Там Саси, Иль и Дюсаль. Их хватит за глаза», - отмахнулась Чешуйка. - «А ты бы лучше не на ее зад пялился, а пошевеливался — у меня предчувствие, что времени осталось не так много».

«Окай, понял тебя, Хьюстон».

- Ты еще стоишь на месте?! - рявкнул я на мнущуюся Акроню. - Давай, вперед! Я серьезно, мелкая, будешь продолжать тупить и скандалить, вытащу из этой тушки и засуну в тело пятилетней девочки!

- Не надо! - побледнела вампирша, хоть и без того была достаточно белой, и рванула с места вглубь тоннеля.

Вздохнув, поковылял следом.

Интересно, а как я хоть из города выбираться буду…


2.


К тому моменту, когда я наконец доковылял до помещения с клеткой, Акроня стояла и задумчиво рассматривала труп. Мертвеца я опознал только по смешному халатику со звездочками — тот самый… самый… кто?

«Чешуйка, имя не помнишь?»

«А оно сейчас имеет значение?» - фыркнула рогатая всезнайка.

«Ну, теперь уже нет», - вынужден был согласиться я.

Любитель нигретосов лежал тем, что осталось от морды, вверх. Сожженная до почерневшего черепа голова еще слегка дымилась, а воротник халата медленно тлел. Самое странное, хоть череп и был почерневший, но кость вокруг глазниц вообще превратилась в пепел. Словно у него из глаз вырвался поток пламени.

- Он тут что, с Йог-Сототом свидание устроил? - пробормотал я, кривясь от не самого приятного запаха.

- Не знаю, сэр, - покачала головой вампирша. - Он уже лежал так, когда я пришла. А кто такой Йог-Сотот? Бог?

- Вопрос был риторический, дурочка, - вздохнул я. - И да, бог. Но с ним, если он и правда существует, я предпочту не встречаться и за все сиськи мира. Эй, пушистик облезлый, ты там живая?

Лежал трупак перед самой клеткой с отключенными защитными рунами, что наводило на кое-какие мыслишки — уж не пытался ли он что-то сотворить с моей дорогой «хозяйкой»? Особенно учитывая валяющийся рядом с телом изогнутый кинжал явно какого-то ритуального назначения.

На вид клетка была пустой, но моя чуйка ясно давала понять, что жрица Большого Хера прячется где-то в ней. А где? Только в куче сена в углу, больше негде.

Как я и думал, солома пришла в движение и из нее показалась перепуганная мордашка зверолюдки. Увидев меня, она счастливо сверкнула большими черными глазами.

- Может, мне не нужно было менять пропорции тела? - пробормотала Акронька, разглядывая выбирающуюся из сена малютку.

Не удержавшись, я отвесил беловолосой вампирше смачного пинка, заставив ту с визгом подпрыгнуть, схватившись за отбитую задницу.

- Еще одна такая грязная инсинуация, и в ближайшее время ты сидеть не сможешь, несмотря ни на какую регенерацию! - возмутился я, глядя на скулящую дурочку. - А сейчас полезай на клетку, открой люк и вытащи оттуда мелкую!

- Да… сэр, - шмыгая носом и потирая задницу, вампирша… расправила крылья.

Вжух! Шмяк.

- Ой…

- Дура.

Видимо, мелкая не рассчитала характеристики нового тела, когда делала взмах, в результате чего свечкой взмыла вверх на приличной скорости и… закономерно врезалась в потолок.

С повторным смачным «шмяк», бессознательная тушка упала у моих ног.

- Не смотри на меня так, - вздохнул я, поймав вопросительно-удивленный взгляд Хлои, прижавшейся мордашкой к прутьям. - Одна из моих… подчиненных. Дура редкостная, практически стихийное бедствие. Но талантами не обделена. Так, солдат, подъем! Задача еще не выполнена!

- Унюююю… - с ноюще-сонной интонацией протянула вампирша, открывая один глаз. - Сил нет… Кровушки бы…

- Боюсь, моей ты траванешься, - покачал я головой и посмотрел на Хлою. Та тут же прикрыла ладошками шею и категорически замотала головой. - Да, твоя тоже не вариант, учитывая товарища Большого Хера… Короче, нету крови! Так что поднимай свой зад, вытаскивай мелкую, а потом снаружи кем-нибудь перекусишь.

- Эксплуататор… - простонала вампирша, соблазнительным движением отрывая тушку от пола.

- Волшебный пендель хочешь? - оскалился я.

- Иду я, иду… - простонала Акронька, вновь призывая крылья, но делая в этот раз осторожно-плавный взмах.

- Перелет, - констатировал я, глядя как вампирша все равно чуть не врезалась в потолок, после чего плавно опустилась на крышу клетки. - А по лесенке забраться не судьба?

- Я рождена чтобы летать, а не ползать как презренные черви! - возмутилась Акроня.

- Ну-ну, - кивнул я, опускаясь задницей на пол и стискивая зубы от боли.

Осторожно вытянул правую руку и придирчиво осмотрел свежую рану. Так себе зрелище. Словно акула кусок плоти оттяпала. Но черное мясо уже не сочилось кровью и покрылось уродливыми рубцами. Думаю, за пару дней должно зажить, даже с учетом того, что рана была получена от взрыва божественной маны — все же тело привыкло к нагрузкам от силы Граора и Бездны.

А вот с ожогами было сложнее — их нанесла враждебная энергия, так что на быстрое восстановление рассчитывать не стоит. Грудь и шея словно варились в кипящем масле. Кожа местами была покрыта волдырями, наполненными черной жижей, а местами просто облезла, обнажая сочащееся сукровицей мясо. Моя регенерация усиленно боролась с ранами, но смогла только остановить кровотечение и кое-как зарубцевать самые опасные места, где мясо выгорело на сантиметровую глубину и начало отмирать целыми пластами.

Если бы не высокая живучесть, да разные способности на укрепление, в том числе и взятое последним «укрепленное тело», то я бы с такими ранами даже ходить не мог. Но не это было страшно — в магическом зрении отчетливо было видно, как под кожей ползают червячки белой силы Авалара. Именно они не дают ранам зажить, вызывая периодические вспышки боли. Насыщенный силой Бездны организм борется с заразой, но концентрация маны слишком маленькая.

«Получается, чтобы раны начали заживать, нужно вытравить чужую силу, так?» - обратился я к дракошке.

«Я не большой специалист в области божественных сил», - задумчиво протянула та, видимо, тоже изучая мои раны. - «Но похоже на то».

То есть, нужно увеличить концентрацию маны Бездны. Но при активном Касии, это будет означать его усиление. И риск быть растворенным в Монстре.

Или же отключить Касию, и просто жахнуть по этим «червячкам» голой силой Бездны или Граора. Но стоит мне вырубить свою «убер-супер-шняшку-убивашку», и эти веселые червячки меня тут же спалят к чертям хомячьим. Хорошо, что я до этого послушался свою зудящую задницу и не отрубил черного шагающего друга.

Итак, опять встает извечный вопрос — что делать?

Останусь Касией, сдохну от незаживающих ран — форма монстра сильно ослаблена и передел моей выносливости почти достигнут.

Усилю Касию для исцеления — он меня сожрет, потому как… я устал. Сил сопротивляться шепоту Бездны почти не осталось.

Отключу Касию — опять же, сдохну.

Вылечить раны какой-нибудь магией исцеления? А где я такого мага возьму? Да и подействует ли «системная» магия на божественную мощь? Так, стоп! А если вытравить паразитов силой бога, но не Бездны? Граор не подойдет по известным причинам. К Большому Херу я даже обращаться не буду — все мозги выебет, но ни черта не сделает. Ауттэ — не ее профиль. Мортэм… Нахуй. Просто нахуй.

Остается самый очевидный вариант, к которому я, ввиду импотенции серого мозгового вещества, прихожу, как обычно, в самую последнюю очередь.

Мют Милосердная.

«А я все думаю, когда же ты додумаешься меня позвать? Снова», - раздался в ухе слегка ворчливый, но добрый и очень-очень довольный голосок девочки-богини.

Хотя, какая она к чертям злобогрызным «девочка»? Учитывая ее возможности, как бы малютка Мют не оказалась старше старика Граора. Раза в три-четыре.

«Слушай, дядь, я ведь и обидеться могу!» - у меня перед глазами словно вживую предстал образ маленькой девочки в белом платьице, которая топнула ножкой и сердито надула губки.

«Все, все, больше не буду!» - поспешно заверил я, невольно улыбаясь несмотря на боль и тихо подбирающиеся к душе коготки Бездны. - «Так что, поможешь выжечь паразитов?»

«Вопрос сформулирован немного неверно», - грустно вздохнула Мют. - «Моя сила не может причинить вред. Я не могу никого выжечь или уничтожить».

«Блин, точно…», - я бы прописал себе хлопок по лбу, если бы все так не болело. - «Ты же защитного типа! Равновесие и все такое!»

«Ну, если брать упрощенно, то да», - уклончиво ответила Милосердная. - «Ну все, хватит болтать, а то ведь и помереть так можешь».

Ощущение присутствия пропало, но я не сомневался, что Мют продолжает внимательно следить за моими действиями и мыслями. И не только она одна…

- Ох, и предъявишь ты мне, малютка, когда-нибудь длиннющий счет… - пробормотал я, пытаясь понять, как мне использовать силу Милосердной.

Во время боя я делал это через перчатку, используя артефакт на манер фокусировщика-усилителя. Перчатка и сейчас была со мной — молнии аватара оказалось недостаточно, чтобы уничтожить такую вещь. Но призываться она отказывалась — видимо, правая рука, являющаяся «Дланью Монстра», была вне юрисдикции Мют, а левая попросту отсутствовала.

Так что придется работать так, без дополнительных инструментов.

Надеюсь, я не накосячу где-нибудь. Опять.

Скользнув в пограничное с астралом состояние, не став погружаться слишком глубоко, быстро нащупал участок ядра, связанный с Мют. Провел от него поток силы, и через секунду в моей руке уже светился видимый даже обычным глазом небольшой шарик мягкого белого света.

Трудно.

Стоило лишь на мгновение потерять концентрацию, и заемная сила расплылась облачком белого тумана, быстро растворившись в воздухе.

Фэйл. Дубль два.

В этот раз сделал шарик поменьше, поплотнее, и по совету Чешуйки постарался заключить его в слой собственной маны, оградив от окружающей среды. Вроде получилось.

Ну а дальше все оказалось еще легче. Конечно, если бы не подсказки дракошки, я бы бился об эту задачу часа три-четыре, пока не нашел нужное решение методом Великого Научного Тыка. Если бы вообще нашел. И если бы мне эти три-четыре часа дали…

В общем, я просто тыкал этим «Самотыком Света» в зараженные части своего тела, и попавшие в него червячки просто растворялись, переходя в обычную безобидную серую ману.

Какое же это облегчение, просто не передать! Пожалуй, примерно тоже чувство испытывает человек, у которого болели все зубы разом, а потом ему вкатили анестезию и за часик все вылечили.

- Я кончил, вытрите с доски, - пробормотал я старую «поговорку» одного из университетских старичков-преподов, блаженно улыбаясь.

Впрочем, мое блаженство длилось недолго.

Потому что через секунду до меня дошла одна вещь.

Я уже минут пять как послал Акроню вызволять Хлою, но та до сих пор возится. Причем как-то подозрительно тихо.

Терзаемый самым дурным предчувствием очередного пиздеца со стороны моей не самой умной, но очень творчески одаренной подчиненной, я поднял глаза на клетку. И как раз успел увидеть, как вампирша со счастливой рожей заканчивала бормотать какое-то заклинание, вертя меж пальцев солидного размера искрящийся ледяной шар, а мелкая зверолюдка, прижав мордашку к решетке и дико пуча глазы, беззвучно открывала рот и тянула в мою сторону ручку.

«Ты бы хоть тапок в меня кинула, немая дура», - успело пронестись в моем сознании.

- ВОТ ТЕБЕ!!! - счастливо взвизгнула Акроня, опуская полностью сформировавшееся заклинание на крышку клетки.

В который раз за этот день я слышу «Бум»?

Пришел в себя.

Отлепился от стены.

Понял, что за каждую полученную трещину в костях очень хочу сломать аналогичную косточку этой мелкой любительницы деревянных игрушек.

Осмотрелся.

Клетка была похожа на памятник арматурной содомии — от нее осталось только дно и торчащие во все стороны покрытые инеем прутья. В центе сидела дрожащая и аж посиневшая от холода Хлоя, с припорошенной снегом макушкой и, по-моему, по-мультяшному свисающей из носа сосулькой. Хотя последнее мне могло и показаться — голова после удара странно сбоила, а восприятие нещадно глючило. Например, я явственно видел крышу клетки, чьи покореженные обледенелые половинки торчали из противоположных стен помещения. А еще видел Акроню, которая висела на потолке, обвив змеиным хвостом, в который превратились ее ножки, здоровенную сосульку.

~Акронюшка, милая, спускайся,~ сладким голосом пропел я.

Хлоя чихнула, покрутила головой и, найдя заледенелую солому, попыталась в нее зарыться. Акроня икнула, вцепилась в сосульку когтями и, судя по взгляду, подумывала закрепиться еще и зубами. Для пущей верности.

- Крошка, спускайся, - я улыбнулся широко-широко. Так, что товарищ Джокер удавился бы бэт-кредиткой от зависти.

- Неа, - замотала та головой. - У тебя взгляд страшный. И что-то черное вокруг летает.

Вот когда не надо, мозги у неевнезапно включаются.

- Рядовой, а ну слезай! - рявкнул я.

- Простите, сэр, но я не хочу умирать, только-только возродившись в столь шикарном теле! - козырнула она.

- ГРРРРРРР… СЛЕЗАЙ, СУЧКА ХВОСТАТАЯ, БУДУ ИЗ ТЕБЯ УРОБОРОС ДЕЛАТЬ!

- НИКАК НЕТ, СЭР! Я ЖИТЬ ХОЧУ! Я ЕЩЕ ДАЖЕ ПОТРАХАТЬСЯ НЕ УСПЕЛА!

«Андрей».

«ЧТО, БЛЯДЬ?!»

«Успокойся. Не время и не место. Сам виноват — прекрасно знал, кого посылаешь на деликатное поручение».

«Спасибо, о Великий Голос Разума! Я-то наивный думал, что накосячить с заданием«подними крышку и выпусти птичку» невозможно, даже имея ее куриные мозги!»

«Тем не менее, за косяки подчиненных отвечает начальство. И потом, сначала выберитесь из этого города, а потом уже будешь драть ее и в рот и в хвост».

Скрипнув зубами, был вынужден признать правоту чешуйчатой.

Так. Хорошо. Вдох. Выдох.

Как говорил один тип с пламенем вместо волос, я остыл, я спокоен.

- Все, мелкая, спускайся. Не буду тебя пока убивать, - как можно более ровным тоном сказал я.

- Правда? - осторожно уточнила ламия-вампир, отлипая от сосульки и подозрительно глядя на меня. - А потом?

- Зависит от того, как ты будешь стараться по пути из города, - скрипнув зубами, пообещал я. - Если хорошо себя покажешь… БЕЗ КОСЯКОВ! То я даже обещаю не засовывать тебя в тело сучки чихуа-хуевины. Или другого существа, находящегося с тобой на одном интеллектуальном уровне.

На мордашке вампирши отразилась усиленная работа мысли. После которой она кивнула и плавно соскользнула вниз, на пол.

На лице высунувшейся из промерзшей соломы Хлои читалось только одно слово.

«Дура».

Но было уже поздно. Пальцы уцелевшей руки сомкнулись на тонкой шее ламии.

- С… Сэр? - осторожно осведомилась она севшим голосом.

- Я обещал только не убивать…

Глава 209

Глава 209. Герой защечных мешочков. ЭпизодV(Печенька).


1.


И-ДИ-О-ТИЗМ!

- ПИ! - высказал я свое веское «слово», вот только на него всем было откровенно пофиг.

- У-ти мой милашка… .

Ну, не всем, а конкретно одной особе с попугайски разукрашенным ирокезом и полным отсутствием таких понятий, как «такт», «стыд» и «здравый смысл». Хотя, насчет последнего я уже не так уверен — определенное количество серого вещества в ее костяной черепушке все же не успело превратиться в мышечную массу. Вот только все мыслительные процессы были направлены в какое-то не совсем понятное русл…

- Люблю, люблю, люблю… - жарко пробормотала во сне Лайла Рангтьорн, стискивая мою пушистую тушку в покрытых шрамами, накачанных татуированных ручищах.

Я опять попробовал разбудить ее возмущенным писком, но ничего не удалось. Тогда зашел с «плана номер два», и выпустил из шкуры короткие ядовитые иглы. Половина игл сломалась о дубленую шкуру моей «скромной хрупкой женушки», а половина почему-то вспыхнула багровым пламенем, едва не оставив меня без шерсти!

Похоже, придется идти на крайние меры.

Печально вздохнув, я бесшумно сжался до размеров домашней кошки и сумел таки выскользнуть из объятий любвеобильной зоофилки.

Можно было, конечно, сделать так сразу, но меня душил мой внутренний хомяк — недавно заметил, что при увеличении тела, допустим, на килограмм, тратится этот самый килограмм случайной биомассы из моих «пространственных щечек», но при уменьшении возвращается почему-то только полкилограмма. Так что лишний раз я старался не менять размеры, так как это получалось довольно накладно.

Спрыгнув на пол, отряхнулся и пошлепал в ванную, на ходу пытаясь припомнить, что и где сегодня должен был сделать. Но не смог.

- Пи… - вздохнул, отращивая длинный гибкий хвост и откручивая им ручку душа, до которой в этой форме лапками не дотягивался.

Кроме уменьшения-увеличения размеров, я также неплохо навострился менять форму тела. Не кардинально конечно — человеком мне не стать, но вот пару лишних конечностей, иголок или еще чего подобного отрастить вполне могу. Опять же, от таких манипуляций шла потеря биомассы, но не критичная — ее моя жадность еще терпела.

Душик-душик, кап-кап-кап…

- Пф, - вода набивалась в нос, так что приходилось отфыркиваться.

Выбравшись из душевой кабинки, отряхнулся, нагло забрызгав всю ванную комнату.

Заглянул в спальню — Лайла еще дрыхла. Ну и хай дрыхнет — меньше проблем.

Залез на кухню, вытащил из холодильника какой-то бутерброд и быстро захомячил прямо на полу. Не то, что бы мне было это приятно, но опять же, менять размеры только для того, чтобы сесть за стол и поесть было как-то нецелесообразно.

Зевнув, почесал за ухом и направился к выходу.

Насколько я знаю мою «дорогую женушку», ждать побудки этой засони раньше обеда бесполезно. А там она сама меня найдет. Всегда находит, сволочь такая.

У двери приложил кончик хвоста к висящей рядом пластинке сканера. Пиликнув, он выдал зеленый огонек и дверь открылась.

Уж не знаю, что там эта штука сканировала, но явно не отпечатки пальцев — может быть ДНК, или ауру, или еще какие-нибудь тетра-бэта мозговые волны. От местных обитателей можно было ждать всего.

Кстати о них…

За дверью караулил молодой парнишка в черном обтягивающем комбинезоне.

Почти человеческой внешности. Вот только это «почти» слишком уж кидалось в глаза, словно вопя о его чуждой природе: неестественно большие глаза с огромной черной радужкой, мертвенно-бледная кожа и… лишний палец.

Да, существа эти были шестипалыми. Причем шестой был вторым большим, противопоставленным первому, а общее строение ладони, в отличие от человеческой, оказывалось строго симметричным.

- Долгой жизни и легкой смерти, Вождь!

- Пи.

И тебе доброго утра, мечта Моисеева.

Парнишка был не то, что «симпатичный». Даже невзирая на режущую глаз чуждость, он легко бы взял топ-1 на любом конкурсе красоты. Причем без разницы, мужском или женском. Было в нем что-то такое, заставляющее не отрывать глаз от этой мордашки даже убежденным любителям женских прелестей.

Я первое время сам на него залипал, каюсь. Потом попривык.

Вообще, эта раса немосапов, или просто сапов, как мне объяснил Старейшина, генетически была ближе к ящерам, чем к млекопитающим. Но он сам в этом не был абсолютно уверен — их предки знатно поигрались с геномом, и сейчас уже точно нельзя было сказать, как они выглядели изначально — слишком много вариаций внешнего вида хранилось в их поврежденных архивах.

О том, как они попали в этот мир можно рассказывать отдельную и весьма долгую историю. Но если вкратце, то их народ не так давно на религиозной почве раскололся на несколько частей, называющих друг-друга еретиками. Дело едва не дошло до перебрасывания большими бабахами, но лидерам удалось разрулить ситуацию. Сошлись на так называемом «исходе» - в родном мире осталась лишь малая часть населения, а остальные разбились на небольшие колонии и отправились по Вселенной искать доказательства своей «истины». И именно вот эта конкретная часть ушла в иные миры с помощью огромных врат-порталов.

После столетий скитаний, они прибыли в этот мир, где и сели на попы, потому как Старейшине явилось «знамение божьей воли». В клубах желтоватого дымка.

Мне даже не пришлось напрягать свои маленькие хомячьи мозги, чтобы сложить два и два — последствие точно такого же «знамения» сейчас дрыхло в оставленных мною апартаментах.

Кстати, о том, как именно Лайла познакомилась с этим народом вообще и Старейшиной в частности — они помалкивают, ссылаясь на «божью волю». У них вообще, как я заметил, любая необъяснимая ересь легко перекрывается этой самой «божьей волей».

- Пи.

Чертовы фанатики.

Я посмотрел на терпеливо ждущего паренька и вздохнул. Поманил его лапкой. Тот невозмутимо нагнулся, протягивая руку. Быстро вскарабкался по рукаву и устроился на плече.

Так как большую часть времени я пребывал в миниатюрном виде, а при мысли о переносе «Вождя» на руках или в сумке, у Старейшины случился кратковременный коллапс нервной системы, то вопрос решили вот таким вот неординарным образом.

Паренек по имени Рю был назначен моим транспортным средством, гидом, секретарем, справочником и… переводчиком. Последнее оказалось особенно полезным, потому как меня уже задолбало писать в блокнотике. К тому же, я столько письменных принадлежностей не напасусь. А тут мне выделили персонального телепата.

Нет, глубоко мысли он читать не мог — только те, что я «усиленно транслировал». Да и работала его телепатия только при касании «кожа к коже»…

Устроившись пушистой попкой на своеобразном «погоне», я коснулся уха Рю.

«К Старейшине».

Немосап молча кивнул и плавным, стелющимся шагом направился по полутемному коридору из псевдокамня. Если прикрыть глаза, то можно и не заметить, что меня куда-то несут…

***

Кабинет Старейшины, если это помещение можно было так назвать, как и все остальные комнаты был выполнен из псевдокамня темного, земляного цвета. И камушек этот как-то нагревался, так что во всей подземной базе поддерживалась постоянная теплая температура и довольно сухой воздух, на который Лайла ежедневно жаловалась, мол у нее «кожа шелушится от нор этих ящериц».

Старейшина Лу сидел за массивным деревянным столом, покрытым многочисленными рунами и сложными геометрическими фигурами. Сама комната была круглой и высокой, словно небольшая башенка, оказавшаяся в глубине земли, а стены на все ее три этажа вверх закрывали либо книжные полки, либо черные деревянные доски с символами и фигурами.

Когда мы вошли, Лу рассматривал какую-то объемную диаграмму, проецируемую прямо на воздух одним из символов, вырезанных на столешнице. Вздрогнув, Старейшина щелчком пальцев затушил голограмму и вполне искренне улыбнулся.

- Наш пушистый Вождь! Я ждал тебя часом ранее, - в голосе Лу, довольно мелодичном, несмотря на преклонный возраст, скользило эдакое озорное понимание. - Лайла?

«Спит», - коснувшись уха Рю, передал я.

- Спит, - озвучил мой «переводчик», с безразлично-отрешенным видом разглядывая книжные полки. - Сказала, что убьет любого, кто разбудит ее раньше обеда.

Пи. Я этого не думал. Вроде бы. Ведь так?

- Ну, убить не убьет, но покалечить вполне может, - хохотнул Лу, а спустя секунду посерьезнел. - Садитесь. Боюсь, у нас появились проблемы.

Рю покосился на меня.

А что я? Я маленький и пушистый. Только гладить не нужно — могу и цапнуть.

Так что просто развел лапками.

Немосап на мгновение прикрыл глаза, явно взывая к каким-то своим богам, после чего прошел и сел в кресло напротив Старейшины.

Как я уже успел заметить, в секретари мне досталась та еще фруктоза. Личное дело не видел, но готов поспорить на собственный куцый хвостик, что там не одно привлечение «за хулиганство» и «пренебрежение приказами». С другой стороны, никакого другого телепата или переводчика с хомячьего они найти не сумели.

- Посмотри вот на это, - Старейшина Лу пробежался пальцами по нескольким символам на столе, и в воздухе между нами вспыхнула цветная голограмма.

Весьма занимательное изображение здоровенной такой гориллоподобной зверюги, переворачивающей какой-то танк с коротким стволом и круглой башней.

- Люгер, - ответил Лу на мой вопросительный взгляд. - Разновидность одного из весьма сильных местных монстров. Неподалеку есть зона повышенной опасности, которую местные называют «черной». Так вот там гнездо этих самых люгеров.

- И в чем же проблема? - уточнил Рю, передавая мой вопрос. - Давай старик, не тяни шкроя за хобот.

Лу перевел подозрительный взгляд с меня на секретаря, явно подумав, что авторство второй половины фразы не принадлежало его уважаемому Вождю. Но Рю молчал с безразлично-скучающим видом, а я мог только развести лапками.

Хотя нет, вру. Я мог и кое-чего еще…

Хлесь!

- Ммм…

Рю сцепил зубы, издал короткий стон, но продолжил держать невозмутимый вид, несмотря на алеющую на щеке длинную полосу от удара хвостом.

Я не любитель силового метода воспитания, но этот «вьюноша» потом вполне может от моего имени наболтать какой-нибудь чепухи. Так что лучше пресечь подобное на корню.

Для пущего эффекта я коснулся уха парня и послал ему короткую картинку из одной старой игрушки, иллюстрирующую получение достижения «Корона Анального Удовольствия» с участием хомяка и Мистера Мазохиста.

Рю вздрогнул. Покосился на меня.

И облизнулся.

МАМА МИЯ И ЕЕ ПРЕСВЯТОЙ ХВОСТ!

Я чуть было с его плеча не сиганул, но вовремя удержал себя в лапках.

Этот паршивец просто издевается. Или меня переглючило. Да, так и запишем. У меня глюки и они надо мной издеваются!

- Проблема в том, - продолжил Лу, явно решив игнорировать происходящее, - что в гнезде этих люгеров мы засекли излучение одного весьма нужного нам вещества. Это радиоактивный изотоп, неимоверно сложный в синтезе. И, к сожалению, его запасы у нас подходят к концу.

Слушай, ты Старейшина или Смотритель? Ой, ладно, не будем о грустном.

- Гнездо подземное, так что зачистка бомбардировкой не подходит. Да и сам контейнер может взорваться. А люгеры сильные противники даже для наших рыцарей, не говоря уж о местных вояках. В общем, я хочу попросить уважаемого Вождя и его… эм… спутницу жизни… добыть для колонии этот изотоп.

- Время и снаряжение? - передал Рю.

- Как можно скорее. Снаряжение любое, которое может предоставить колония и находящиеся под нашим крылом местные. Но не советую брать многих — тут нужна тишина и скрытность, а не пробивная мощь. Тем более, что со стаей Люгеров даже у госпожи Лайлы будут проблемы, не говоря уж о рядовом составе.

Я задумался. Крепко задумался. Очень крепко задумался.

С одной стороны — мне своя шкурка дорога. С другой — эти люди меня приняли, обогрели, накормили, да еще и возвели в ранг полновластного хозяина. Правда, без посвящения в детали…

Эдакая маленькая пушистая марионетка на троне. Нужная для исполнения какого-то там пророчества… Так, стоп. Эти мысли засунуть поглубже и не показывать.

Я покосился на невозмутимого телепата, после чего прикрыл глазки и еще раз взвесил все «за» и «против».

И решительно кивнул.

- Пи.

- Отлично, - потер руки Старейшина. - Когда отправляетесь и что готовить в дорогу? Путь неблизкий, дней пять, если по грунту.

Я тронул ухо Рю и тот послушно, но с немного офигевшими глазами, начал диктовать список.

- Взрывчатка малой, средней и высокой мощности по пятьсот килограмм. Два танка с комплектующими, два вертокрыла, бронеавтомобиль, мотоцикл. Станковый пулемет, ручное крупнокалиберное оружие в размере трех десятков единиц, крупнокалиберная снайперская винтовка с различными боеприпасами. Мины, гранаты различных типов. Миномет с пятьюдесятью снарядами. Несколько комплектов нашей силовой брони, перепрошитой под людей. Костюмы антирадиационной защиты. Консервы, солдатские пайки и зерновые по пятьдесят килограмм каждого. Это пока примерно, а там еще посмотрю, что есть на складах. Как местных, так и ваших. Включая отдел «закрытых и экспериментальных образцов».

- Эм… К… как? Откуда…? - Старейшина схватился за сердце и смотрел на меня, как на маленького монстра. - Ладно, я не хочу знать откуда. Но скажи лучше, куда тебе столько?!

Я лишь широко улыбнулся, демонстрируя набор крупных клыков и представляя истерику местных завхозов, когда начну все это «упаковывать». И, естественно, ничего из этого я возвращать не собираюсь — у них и самих склады ломятся от добра, так что мой небольшой налет не нанесет существенного материального урона, а вот шансы на выживание у одного отдельно взятого маленького пушистика явно повысятся.

Теперь бы еще придумать, как улизнуть от моей «Суженой» и добраться со всем этим арсеналом до божественной пи-пи-пирки одного зарвавшегося небожителя…


2.


- Суженый мой, ты кончил? - раздался рядом чуть хрипловатый голосок с эдакими мурчащими нотками.

Я поперхнулся. Закашлялся. И выплюнул вставший поперек горла танковый ствол.

Лайла легко поймала эту железку, скептически осмотрела и положила в сторонку.

- ПИ! - не сдержался я.

Звук больно ударил по моим собственным ушам и пошел эхом гулять по огромному складу, больше похожему на крытое футбольное поле. Пустому складу, хочу заметить. Завхоз которого сейчас сидел в уголке и в полнейшей прострации шевелил губами, глядя пустым взглядом перед собой и комкая в руках кипы накладных, на которым поперек списков военного и не очень оборудования стоял красный штампик «реквизировано на нужды Пи».

Именно так назывался быстро созданный отряд специального назначения — Пи.

Фыркнув, я оглядел чуть не доведшую меня до икоты девушку сверху вниз.

С точки зрения шестиметрового монстра, она сейчас казалась маленькой, слабой и беззащитной. Достаточно просто хлопнуть лапкой, и ее размажет по полу…

Я встретился взглядом с мило улыбающейся Лайлой и все подобные мыслишки мгновенно выветрились из головы вместе с холодным потом. Конечно, сейчас моя тушка тяжелее ее раз эдак в хренадцать, но… не стоит забывать кто из нас двоих настоящее чудовище.

- Ну мог бы хоть попытаться, - надула губки эта ходячая галерея хэви-металла, после чего скептически осмотрела помещение, особенно уделив внимание суетящейся рядом группе техников, разбирающих на части последний танк. - Ты их собрать-то обратно сможешь?

- Пи, - как можно тише пробасил я, кивая и подтягивая к себе выплюнутую танковую башню.

К каждому виду техники и стрелкового оружия прилагалась подробная инструкция по сборке и эксплуатации. К тому же, последние проведенные на базе три недели я целиком посвятил тому, что тренировался в стрельбе, вождении и сборке-разборке всего, до чего только мог дотянуться. А что? Вникать в проблемы местного сельского хозяйства смысла не было — там и своих специалистов хватало. Заниматься прогрессорством и учить местных аборигенов уму разуму? Пф! Даже не смешно. Куда мне с моей неоконченной вышкой лезть к местным и уж тем более к высокоразвитым шестипалым? Водить в рейды отряды тоже не вариант — для этого нужны объемные знания по местной мутировавшей флоре-фауне, географии окружающих земель и хоть какая-то профессионально-военная подготовка. А про руководство немосапами и, по-сути, контроль над принадлежавшей им базой местных выживших я даже не заикался — нос не дорос.

Вот и оставалось «Великому Вождю» сидеть ровно на своей пушистой заднице и штудировать всякие науки, периодически выбираясь за границу лагеря в составе сработанной группы рыцарей сапов для учебы в полевых условиях и фарма опыта с местных зверушек.

И вот сейчас, спустя три недели плодотворного безделья и двое суток со дня просьбы Старейшины, я готов выдвигаться в неизвестность.

Только вот танк доем…

- Состав команды утвердили? - поинтересовалась Лайла у скучающего рядом телепата Рю.

- Так точно, - без положенной ретивости ответил мой секретарь. - Вождь Пи, Вы, я, Дарья, Жа и Ро.

- Даша, значит, - Лайла ТАК на меня посмотрела, что я опять чуть было не поперхнулся. В этот раз гусеницей.

Не, ну а что? Одна из лучших специалистов по всякому местному зверью, с умопомрачительно высоким для местных пятидесятым уровнем, к тому же отличный боец-скрытник, мастер меча, следопыт…

- И любительница потискать чужих пушистиков, - прервала Лайла мои мысли, которые Рю предательски озвучивал, положив руку на мой же хвост. - С грудью пятого размера.

Кхм.

Я молча продолжил запихивать раскрученный танк в пасть.

Так или иначе, но команда уже сформирована.

***

- ПУШИСТИК!

Цап.

Жамк-жамк-жамк…

Мягонькоооооо…

- Грррр…

Я перестал зарываться мордашкой в огромную грудь охотницы и посмотрел на издавшую рычащие звуки Лайлу. Впрочем, она уже взяла себя в руки и демонстративно отвернулась.

Должен сказать, мне бы следовало бояться — вдруг еще пришибет ненароком блондинку, но… Что-то в этом деле было нечисто.

С одной стороны, моя «женушка» очень явно и ярко демонстрирует приступы ревности. Я бы даже сказал слишком ярко, учитывая ее обычный спокойно-собранный характер. Да, она бывает взрывной, дикой, яростной, необузданной, страс… так, что-то меня понесло. В общем, у нее бывают мощные эмоциональные всплески, особенно перед боем или после него, но большую часть времени это очень спокойная рассудительная женщина, несмотря на свой вызывающий внешний вид.

И вот тут такие почти откровенно детские сцены, которые дальше простого ворчания не идут. Честно говоря, когда я впервые встретил Дашу и она потянулась меня тискать, то чуть инфаркт не заработал, ожидая сиюминутной расправы со стороны скрипящей зубами Лайлы.

Но ничего не случилось. Как и на следующий раз.

Ради интереса, я уже сам спровоцировал Дашу на «потискать Пушистика», но опять же, никакой реакции, кроме чисто детской демонстративной обиды. Тогда я задумался. Поэкспериментировал не без помощи все той же грудастой охотницы. И пришел к некоторым интересным выводам.

Либо Лайла зачем-то играет ревность, либо ее что-то сдерживает. А возможно и то, и другое сразу. Вопрос — что и почему? Ответ — пи его знает. Но если это ее действительно злит, то… я буду продолжать!

Это будет такая маленькая месть за все те душевные травмы, что нанесены моей хрупкой хомячьей психике этой насильницей-зоофилкой! Пи-пи-пи (дьявольский смех в исполнении домашнего грызуна).

Жамк.

- Пи!

Воздуха!

Кое-как вырвавшись из плена декольте охотницы, я забрался ей на плечо, а оттуда — на макушку. После чего встал на задние лапки и обвел готовый к отправке отряд строгим взглядом настоящего Вождя.

Мы собрались перед воротами внешней стены поселения. Из транспорта были только два бронированных внедорожника с широким кузовом — самый популярный нынче вид транспорта. Перед машинами стояла четверка моих «подчиненных», не считая Дашку.

Лайла была во все том же фривольном нижнем белье из хромированно-шипованных стрингов и лифчика с чашечками в виде двух серебряных рук скелета. Ее высокие сапоги и то закрывали больше кожи, чем этот несуразный «купальник». Впрочем, назвать эту женщину «эротичной» у нормального человека язык не повернется — два метра ростом, куча мышц, самого зверского вида татуировок и шрамов, скуластое грубое лицо с крестовидной отметиной на левой щеке и ярким ало-фиолетовым ирокезом на голове. Ну и помесь здоровенной секиры и шестиструнной гитары, закинутая на плечо, прилагалась.

И я с этим сплю.

Пи. Полная глубокая пи.

На три почтительных шага в сторону замерла тройка шестипалых сапов — Рю, Жа и Ро.

Первый был во все том же обтягивающем черном комбинезоне, но с навешанным поверх вооружением: похожий на диск тусклого металла пистолет на груди, который непонятно на чем там держался, два коротких меча на поясе и широкая перевязь с кучей кармашков через грудь.

Два соотечественника возвышались рядом с Рю как профессиональные боксеры-тяжеловесы рядом с жертвой Бухенвальда — два с половиной метра ростом, с лысыми бугристыми головами, синеватой кожей и небольшими плотно прижатыми ушами. Как будто им было мало собственных массивных фигур, так вместо простых комбинезонов или бронежилетов, эти ребята нацепили по комплекту тяжелой силовой брони, смахивающей на старомодные рыцарские латы. Вооружены оба были короткими и массивными излучателями, огромными цепными мечами со светящимися алыми рунами, и чем-то, отдаленно напоминающим внебрачного сына револьвера и танковой пушки.

Ну и последней была Даша — невысокая блондинка с короткими кучерявыми волосами и игривыми изумрудными глазами. Фигурка у нее была не толстая, но и не тощая — та самая золотая середина «приятной мягкости». На смазливой, почти детской мордашке казалось навечно застыло наивно-удивленное выражение, что играло злую шутку с людьми при первом знакомстве — «девочке» было тридцать с гаком лет, она имела два высших образования, КМС по нескольким видам единоборств и стрельбе, и до катастрофы занимала пост директора небольшой охранной фирмы. Помню, я чуть мозг себе не разорвал, когда читал ее досье, выклянченное у Старейшины — под оберткой вечно молодой и наивной блондиночки прятались стальная воля, хитрость и немалый ум.

А еще она оказалась дико падкой на все миленькое и пушистенькое, с чего и началось наше знакомство.

Из снаряжения на Даше была обычная камуфляжная форма, блочный лук из полимеров с полным колчаном, короткий пистолет-пулемет с глушителем, пара кинжалов и жутковатого вида черная катана, на которой только бирки не хватало «не тронь, убьет».

Я прокашлялся в маленький кулачок и обвел собравшихся строгим взглядом.

- Пи! - и ткнул лапкой в сторону машин.

А вы чего ждали? Напутственно-вдохновляющей речи от хомяка-мутанта?

***

Как показала практика, дорога — место дико скучное.

Выехали мы рано утром, остановились на ночлег на закате, и все время в этом промежутке ехали, ехали, и еще раз ехали. Нам всего два раза попались банды бородатых мародеров, которых Жа и Ро распугали залпом излучателей, и один раз какая-то несчастная зверюга. Почему трехметровый бронированный и истекающий ядовитой слюной пауко-скорпион может быть «несчастным»? Потому что его на пару взялись разделывать Даша и Рю, и сейчас филе из ножек этого тараканатора весело скворчит на походной сковородочке, а прочие останки покоятся у меня в пространственных мешочках. А что, не пропадать же такому количеству высокопрочного хитина?

Я зевнул, глядя на играющее в подступающих сумерках пламя костра. Где-то щебетала птичка, вдалеке ревел какой-то мутант, за холмом выли бродячие собаки… Практически мир, покой и тишина.

За охрану не волновался — наши доблестные рыцари засели на холмах справа и слева, и вряд ли в округе есть хоть что-то, что могло проскользнуть мимо них. Ну а если такое найдется, то… у нас на костре прибавится закуски.

- Так что там за изокроп, за которым нас послали? - невинно хлопая ресницами, поинтересовалась Даша у Рю.

- Изотоп, женщина, - скривился немосап, тыкая острием ножа в истекающее соком филе. - А что и как, тебе знать не положено. Удивительно, что хотя бы это вынюхать умудрилась.

- Ничего я не вынюхивала, - надула губки блондинка.

Угу. Не вынюхивала. Интересно, сколько народу пало жертвами этих трепещущих ресничек и стальных кулаков, прежде чем Дашенька удовлетворила свое любопытство? На сколько помню, за последние две недели из петли и со дна бутылки медикам и психологам пришлось вытаскивать трех мужиков и двух девушек…

- Ну Рюшенька, - надула губки блондинка, подаваясь вперед и являя миру глубокое декольте, сдавленное тугим армейским лифчиком.

- Не выйдет, женщина, - поджал губы сап, отодвигаясь на противоположную сторону костра.

Да, да, с нашим «мистером невозмутимость» такие номера не катят.

- Дарья, оставь свои штучки, тут они не сработают, - улыбнулась Лайла, подтверждая мои мысли.

- Это почему же? - захлопала та ресницами, явно не привыкшая проигрывать.

- Потому что он тебе не жертва, - моя «вторая половинка» голыми руками невозмутимо взяла горячее мясо с раскаленной сковороды и с наслаждением впилась в него зубами. - Мммм… Вкуснятина! Он тут больше на правах соперника.

- Пи?

В каком смысле?

Думаю, нам с Дашей пришла в голову одна и та же мысль, поэтому мы непонимающе переглянулись.

И примерно в один и тот же момент до нас дошло…

- Еб твою мать!

- ПИ!

***

Утром стартовали дальше.

Я наблюдал за проносящимися за окном пейзажами, сидя на плече Лайлы, которая с боем отобрала мою сонную тушку у не менее сонной Дарьи. С боем — это буквально. Видимо, ее тормоза в какой-то момент все же отказали, и она просто скрутила наглую блондинку, потыкала ту носиком в песок и вырвала меня из ее уютного декольте, как тот самый космический охотник с триумфом выдирал позвоночники у своих жертв. Даже вопль похожий издала…

- Чего загрустил? - потыкала в меня пальцем Лайла.

- Пи, - выдохнул я.

- Что, совсем «пи»?

Угу.

Вот так живешь, живешь. А потом узнаешь, что симпатичный шестипалый мальчик тоже того… Куда катится этот мир? Можно мне обратно в город? К мутантам? Там проще. Там мою пушистую попку жаждали только слопать.

- Муж мой.

- Пи?

- На тебе лежит великая миссия.

- Пиии… - и ты тоже, Брут?

- Не верти мордашкой. Слушай. Когда-нибудь ты станешь настоящим героем. Истинным. Тем, кто вершит судьбы миров.

- Пи!

Хрен вам! Я всего лишь хочу обратно человеческое тело и, желательно, покусать того укуренного отморозка, который со мной все это сотворил!

- А у любого героя должны быть единомышленники. Команда. Гарем, в конце концов!

- Пииииии?

Нет, ничего против гарема я не имею…

НО НЕ В ХОМЯЧЬЕЙ ЖЕ ФОРМЕ!!!

Не хочу в «возлюбленные» толпу зоофилок-извращенок! И шестипалых мальчиков! НЕ-ХА-ЧУ!!!

- Не пищи, - улыбнулась Лайла, понимающе глядя на меня. - Ты просто еще не понимаешь всей чести и ответственности. Но ничего, со временем поймешь. А мы со Старейшиной подождем.

Щелк.

Это мои мысли совместили два небольших кусочка.

Пророчество. Спаситель мира. Ожидание старика Лу. Скитания и поиски их народа…

Ну просто полный «пи»!

Нужно валить. Как можно быстрее и дальше. Не хочу я такой ответственности! Я всего лишь маленький бедный хомяк! И пусть умею раздуваться до размеров карликовой годзиллы, а за щеками прячу арсенал на небольшую армию! Да я…

Додумать я не успел.

По медленно утекающему в пучину паники сознанию хлыстом ударило ощущение угрозы. Лайла, видимо тоже учуяв опасность, пинком выбила дверь машины и на ходу выпрыгнула на обочину. Вместе со мной.

Уииииииииии!

Каруселькаааааааа!

Шлеп.

Конец карусельке.

И хомячку конец — эта мускулистая туша прижала меня к земле всем весом.

Я прям ощущаю, как мои фаршированные зернышками потрошки пытаются вылезти наружу через глазные отверстия.

А потом грянул Большой Бум…

Глава 210

Глава 210. Голод.


1.


- Хнык, хнык…

- Сопли подбери, солдат. Сама напросилась.

- Но… это жестокооооо…

Хлеп.

- АЙ!!!

- Будешь ныть, еще получишь. Ферштейн?

- Я, я, натюрлих.

- Гуд.

Хлеп.

- АЙ!!! А это за что?!

- Для профилактики, - невозмутимо ответил я.

Какое самое действенное средство в воспитаниидетей? Все современные «Яжматери» в один голос будут вопить, что это воспитательная беседа, любовь и понимание.

Угу. Видел я взращенное на этих воспитательных беседах поколение. Либо аморфные нечто, не способные на самостоятельные решения, либо визгливые и наглые куски мяса, лишенные хоть какой-то совести, уважения и чувства такта.

Я тоже не образец для подражания. Да, творю всякую ересь, страдаю фигней и сую хер куда ни попадя. Но я четко знаю, что есть «хорошо», а что «плохо», и умею нести ответственность за свои поступки.

Вроде бы.

Но не суть.

Так вот, в чем разница между советским ребенком и современным дитятком-яблофилом? Все просто — в воспитании. Там, где современному отпрыску погрозят пальчиком и пожурят, во времена товарища Сталина его бы выпороли до крови. Так, что неделю сидеть бы не смог.

И вот вопрос: до какого чада дошло бы быстрее?

Я на собственной шкуре знаю ответ. Вернее, на собственной жопе. Дед Микай, хоть и был не любитель подобных экзекуций, но пару раз все же устроил мне нравоучения через «попа-боль». И те уроки я запомнил накрепко.

Как и то, что данный метод подачи материала — самый действенный.

Особенно в воспитании капризных, высокомерных дурочек.

Правда, эта конкретно взятая особь обладает высокопрочной шкуркой даже на мягкой филейной части, а новообретенные высокие показатели живучести ламии и вампирской регенерации свели на нет первую попытку всыпать идиотке, вызвав только смешки и пожелания удачи.

Ровно до тех пор, пока я не использовал в качестве розги древко Копья Бездны.

О да, я прекрасно помнил ощущения от своего первого знакомства с этим артефактом, и ту жгучую долгоиграющую боль от прикосновения черного древка к голой коже…

- Чудовище… - тихо простонала беловолосая, бессильно лежа на пузе с задранной юбкой.

- Че сказала? - прищурился я, вновь призывая копье.

- Рада служить самому гуманному и честному командиру в мире! Ура! Ура! Ура! - тут же проорала вампирша, вскакивая на ноги и старательно пуча глазы.

- То-то же, - хмыкнул я, прикидывая, на сколько хватит «воспитательного эффекта». Думаю, надолго. А если что, то чуть позже закреплю его «уга-чагой».

Только главное, чтобы Хлоя этого не видела, а то у ребенка точно будет психическая травма на всю жизнь.

Кстати, о мелких и ушастых…

- Эй, хозяйка, можешь вылезать, все уже кончилось, - позвал я, повернув голову к куче мокрой соломы, в которой пряталась призывательница, и по совместительству жрица непонятного бога с дубинкообразным хером.

Нужно будет хоть имя его как-то выяснить, а то пашу не пойми на кого. Окажется потом, что это какой-нибудь «разрыватель черных задниц», да как влепит Система соответствующий титул… Я ж вовек не отмоюсь! Кстати, эта самая электро-маго-хер-знает-какая троллиха активно мигает какими-то сообщениями, но я от них пока просто отмахиваюсь — некогда. Сяду разгребать, как выберусь из этой передряги. Точнее, если выберусь…

Хлоя высунула носик, настороженно посмотрела на меня, сочувствующе — на замершую по стойке смирно Акроньку, после чего наконец выбралась целиком.

Дрожащая и посиневшая.

- Вот только твоей простуды для полной задницы не хватало, - вздохнул я. - Ладно, бабий батальон, слушай мою команду… Рядовой!

- Я! - почти взвизгнула вампирша, старательно выпячивая вперед немаленькую грудь и закрывая ручками больную задницу.

- Головка от хуя! - не удержался я. - Какова грузоподъемность?

- Не больше тридцати килограмм, сэр! - видимо, мозги у нее включились, так как она практически сразу поняла, что я имел в виду. Вот что порка животворящая делает. - День, сэр! Хоть и пасмурный!

- Тогда сейчас выходим, пьешь какого-нибудь местного хренососа, после чего хватаешь Хлою и изображаете Донкихота с Буцефалом, улетающих в закат! Вопросы?

- А вы, сэр? - захлопала глазками вампирша.

Ух, заботливая какая. Аж растрогаюсь сейчас.

- Выберусь. Как-нибудь. Приземлитесь где-нибудь за городом и ждите меня. Подчиняешься Хлое. Попробуешь ее бросить или ослушаться… Прихлопну и воскрешу в виде мальчика-кастрата. Еще вопросы?

- Никак нет! - пискнула вампирша.

У Хлои, судя по взгляду, вопросы были. Но задать она их по понятной причине не могла.

- Тогда привести план в исполнение! - рявкнул я, отчего вампирша, прихватив вяло протестующую зверолюдку, понеслась к выходу без оглядки. - А я потихоньку следом поковыляю…

И поковылял. Потихоньку. Шипя от боли в заживающих ранах.

Ну, хоть реген работать начал. Правда, эта зараза жрала два типа ресурсов — ману и биоматериал. И если с первой, благодаря Чешуйке, Дюсаль и новой временной батарейке, все было более-менее в порядке, то вот с биоресурсами полный швах, кабздец и дырка от дагонического хера. Хоть ты, блядь, вспоминай отыгрыш за каннибала из незабвенных пустошей, в которых война никогда не меняется…

Хотя нет, людей жрать я все же не буду. Это — прямой путь к Монстру. А мне туда не надо.

«Ты уверен?» - раздался тихий шепоток, прошедшийся коготками по теням на стенах.

«Абсолютли, старушенция», - мысленно ответил я, не желая тратить и так невеликие силы на лишние разговоры.

«Тем не менее… ты до сих пор используешь мои дары», - прошуршали тени, открывая алые глаза.

Шагать.

Не смотреть в них.

«Это удобные инструменты. Не более».

Выход почти близко. Там свет. Вряд ли он остановит шепот Бездны, если она того пожелает, но ради приличия старушка при свете дня обычно не показывается.

«Ты тут думал про регенерацию», - за спиной раздался негромкий смех и шелест тысяч маленьких лапок. - «Как она работает. И что требует энергию. И материю. А как думаешь… чьи сила и плоть преобладают в тебе сейчас?»

Я чуть не сбился с шага.

Вот же… сука старая!

«Кши-ши-ши-ши...»

Коридор кончился.

Вновь песок арены, пропитанный потом, кровью и предсмертными проклятьями умерших разумных, что тянули ко мне черные окровавленные руки, силясь вцепиться в мечущийся разум и утянуть в пучину кровавого безумия…

- А ну съебались, и без вас проблем хватает, - прорычал я, втыкая острие копья в песок.

Сила артефакта волной прошлась по материи реальности, корежа и выжигая застарелые эманации на несколько метров вокруг.

- Если когда-нибудь вернусь домой, то сделаю целое состояние на шоу экстрасексов, - хрипло рассмеялся я, ощущая, как с болью срастаются трещины в костях и закрываются новой плотью раны и ожоги.

И пытался отогнать раз за разом всплывающие в сознании слова Бездны.

Поднял копье. Посмотрел на переливающийся антрацитовый наконечник.

Интересно, а если я все-таки начну превращаться в Монстра, то хватит ли мне решимости проткнуть сердце этим самотыком?

Герой сказал бы «да», и потом не колебался бы ни секунды.

Человек сказал бы «да», и вскоре превратился бы в чудовище.

Глянул на затянутое тучами небо.

Поковылял к ближайшему пролому в стене арены. Акроня и Хлоя уже улетели. И мне нужно поторапливаться…

Немного поплутав меж спящих и воняющих зрителей, я выбрался через зрительские ряды к выходу. Стража тоже дрыхла. И тоже воняла обделанными штанами.

Эх, если бы не запах и раны, я бы даже в паре мест на зрительских рядах подзадержался — там какие крали дрыхли! Но сил и так почти не было, а вид стекающих по их ногам желто-коричневых луж отбивал последнее желание даже сиськи помять.

Если весь город в таком же состоянии… Я даже боюсь представить, что начнется, когда они все проснутся!

И лучше виновнику этих событий быть подальше отсю…

Стражник, мимо которого я проходил, шевельнулся и глухо застонал.

С перепугу я ткнул в него копьем, которое использовал в качестве костыля. Бедняга тихо превратился в черный прах.

А воздух начал наполняться стонами и хрипами. Город просыпался после странной магии. И одной темной однорукой твари нужно было срочно делать из него ноги!

Ускорив шаг, я проскочил через выходную арку и оказался на улице.

Чем-то местная архитектура напоминала Древний Восток и полумифическую Аграбу — словно вылепленные из глины одно и двухэтажные квадратные домики с разноцветными занавесками и тонкими деревянными дверьми, небольшие полукруглые купола, мозаики на стенах и очень легко, я бы даже сказал фривольно одетые жители.

Улицы, на которых преобладали желтовато-песочные тона, были узкими, а дома стояли столь тесно, что едва ли не наползали друг на друга.

В голове зародилась не самая приятная мысль — уж не в пустыне ли мы? Тогда Акроне придется, мягко говоря, туговато. Но все же нет — воздух был довольно влажный, почти ничем не отличаясь от такового в Валликте. Да и трава, торчащая на обочинах и в канавах, была вполне себе обычной и мало походила на пустынные колючки.

Скорее всего, местная архитектура — это просто культурная особенность, а не диктуемая природными условиями необходимость.

Немного успокоив нервы, огляделся уже с целенаправленным поиском выхода из сложившейся ситуации. Таковых нашлось аж три. Один представлял собой достаточно широкий лаз под стеной одного из зданий, куда уходила тонкая струйка грязной вонючей воды из канавы — явно местная канализация. Второй был в том же самом доме, под который стекали помои — его дверь была гостеприимно приоткрыта, словно приглашая меня внутрь. Третий выход был не совсем выходом, а скорее ритуальным самоубийством — можно было просто остаться на месте и принять бой, героически сдохнув в лучах славы.

В канализацию не хотелось — наплавался я уже в этом фэнтезячьем дерьме по самые уши. Подыхать также в планы пока не входило.

Так что оставалось лишь забиться в какой-нибудь домик и переждать, пока все утихнет. И желательно сделать это побыстрее, покуда начавшие просыпаться жители все еще маялись тяжеленным похмельем и им было не до разглядывания окружающих.

Опираясь на копье, как можно быстрее пересек улицу и, отозвав двухметровый артефакт, который будет явно мешаться в тесном помещении, нырнул за дверь, плотно ее затворив.

Принюхался. Запашка нету. Значит, либо тут никого, либо они не пали жертвами «коричневой ноты» одного укуренного божества.

Прислушался. Внутри тихо. А вот за стенами уже начались крики, брань и прочая вакханалия. Вовремя я смотался, ничего не скажешь. Главное, чтобы никто не успел засечь мою хромающую фигуру.

Убедившись, что в помещении более-менее безопасно, начал окапываться.

Перво-наперво задраил все окна. Стекол на них не было, только своеобразные ставни-козырьки, которые открывались не вбок, а поднимались вверх, закрепляясь на палочку-распорку. Вот эти самые козырьки я закрыл, еще и задвинув плотные занавески изнутри. Делать это одной рукой было зверски неудобно, да еще и постоянно забывал про отсутствие левой, периодически пытаясь ею что-то сделать и по паре секунд тупя, когда ничего не получалось.

Далее провел ревизию.

Дом состоял всего из одной комнаты. В центре был очаг, над которым находился купол с дыркой-дымоходом. Так себе конструкция, но тут явно не богачи живут. Из мебели — только невысокий столик а-ля дастархан, один соломенный топчан да небольшой шкафчик, в котором я обнаружил старую глиняную посуду и пару комплектов какого-то рванья, которое назвать одеждой у меня язык не поворачивался. В углу стояли два деревянных ведра с теплой, чуть мутноватой водой.

Мда-а-а… Либо у народа «Светлоликого Авалара» в почете аскетизм, либо… хотя, чего это я? Оно мне надо? Пусть живут как хотят, а я так — гастарбайтер на проезде. Сейчас перекантуюсь и ночью по-тихому свалю.

И уж тем более не стану устраивать тут очередную революцию, дабы свергнуть жестокого тирана! Хотя, стоп… Я ж его, кажется, уже прихлопнул?

А, похуй…

Выбрав самый дальний и темный угол, устроился в нем и попытался стать как можно более незаметным. Учитывая густой сумрак, царящий в халупе, все еще черную кожу, да мои навыки и способности, это было не трудно. Труднее было не уснуть — организм требовал отдыха даже больше, чем еды. Но жрать все-таки тоже хотелось. Особенно учитывая все то сочное мясцо, что бегало за стенами дома. Достаточно лишь протянуть руку и проблемы с едой и энергией решатся одной-двумя тушками этих низших идиотов. Лишь протянуть лапу.

Скрипнув, открылась дверь…

***

Зуфрия тяжело поднялась с земли. Странный приступ все-таки смог свалить ее, несмотря на отчаянное сопротивление.

Сев, девушка с трудом огляделась.

Первое, что бросилось в глаза — это фигуры лежащих на улице людей. Кое-кто только-только начинал шевелиться, но большинство все еще не подавало признаков жизни. И запах… даже привычная ко многому бродяжка не смогла не скривиться от запаха огромного количества дерьма, что растекалось под человеческими телами. Некоторые и вовсе умудрились в нем захлебнуться.

Избранный Богом Народ.

Если бы так не болела голова, Зуфрия бы даже рассмеялась.

С опаской глянув на себя, она с некоторой гордостью не нашла точно такой же кучи, в которой рядом растянулась толстуха в шелковой одежде, вместе с двумя телохранителями. Видимо, дама шла на представление на арене.

Сцепив зубы, бродяжка сделала несколько неуверенных шагов. Голова болела и кружилась, во рту демоны жгли костры, но такой шанс девушка упускать не собиралась. И через миг кошелек зажиточной горожанки, решившей прогуляться с охраной, перекочевал под латанное платье оборванки. А взамен в шее толстухи появилась тонкая костяная игла.

Опыт — вещь в этом мире даже более ценная, чем деньги…

«Вот и сходила к Ляфару-трактирщику», - подумала девушка, скрываясь за дверью своей халупы. Ее пустой живот, покрытый несколькими застарелыми шрамами, грел тяжелый кошель, полный золотых монет.

Может быть, поэтому она не сразу обратила внимание на произошедшие в ее прибежище изменения. А может быть, тому виной излучение, от которого стойкий разум девушки все еще не отошел, хотя и перенес побочные эффекты легче других. А может быть она слишком доверилась молчавшему чувству опасности, которое крайне редко подводило уличную бродяжку.

Тем не менее, угрозу она заметила слишком поздно. Лишь когда присела у ведерка, чтобы залить гадостное чувство похмелья, Зуфрия ощутила рядом… что-то.

Нечто похожее она испытывала, когда на подпольной арене вместе с десятком других несчастных оказалась в клетке с мантикорой. То чудовище одним своим присутствием вызывало дрожь в коленях и желание забиться в самый дальний угол этого проклятого богами мира. А вид того, как монстр протыкал хвостом замерших в страхе жертв и рвал их когтями, разбрасывая вокруг окровавленные внутренности и ошметки мяса, пробуждал затаенный первобытный страх беспомощного человека перед грозной тварью.

И именно этот страх помог тогда Зуфрие очнуться и драться за свою жизнь. Выжила она лишь чудом, оставив в зубах монстра кусок бедра и получив длинный уродливый шрам от когтей на всю спину.

Но сейчас рядом, в полумраке комнаты притаилось нечто похуже. Не просто животное, жаждущее утолить свой голод.

Там будто стояла сама Смерть. Квинтэссенция всех ее кошмаров. Нечто, против чего не поможет ни храбрость, ни холодный расчет, ни везение.

Тому, что сейчас стояло за ее спиной, было достаточно просто пожелать, и она умрет. Достаточно было коснуться — и она утонет в бездонном океане боли и отчаянья.

И как бы разум девушки ни силился перебороть подступающий волнами ужас, одеревеневшее тело не шевелилось. Оно лишь продолжало смотреть перед собой. В ведро, над которым склонилось. В наполнявшую его темную воду.

В которой отражалось перепуганное белое лицо в обрамлении черных волос.

И разгорающееся за ее плечом пламя двух голодных нечеловеческих глаз…


2.


Душа.

«АНДРЕЙ!»

Бумц.

Больно.

«Пришел в себя?»

«Да я и не уходил. Ну, поддался немножко. Что мне теперь, мозги в омлет взбивать?»

«Ну-ну...» - скептически протянула Чешуйка и замолчала.

Ну а я… А что я? А я сжал уже практически коснувшиеся шеи девушки пальцы в кулак, и постарался взять себя в руки. Как ни ворчи и ни бравируй, а подруга вовремя вмешалась — я действительно хотел «сожрать» эту тушку. Разорвать плоть и выпить ее трепещущую душу до дна…

Нужно срочно отрубать Касию — монстр продолжает капать на мозги даже в столь ослабленном виде, потихоньку превращая меня в себе подобного. Только вот сначала нужно найти безопасную лежку, чтобы хоть немного прийти в себя.

Так, а что с этой бабой? Замерла и, кажется, даже не дышит. Она там от страха стоя не умерла случайно? Это будет весьма неприятный казус в моей и так не самой веселой биографии.

Разжав ладонь, я хотел было положить ей руку на плечо, но передумал. Мое тело и так напитано силой Бездны, и хрен его знает, как на нее отреагирует обычная смертная. Хорошо, если просто скопытится, а то может ведь и в какую-нибудь психованную тварь мутировать.

Вместо этого сделал шаг назад, подальше от такой вкусной, хоть и костлявой тушки, и постарался максимально урезать утечку силы Древнейшей из тела в окружающее пространство. Сделать это было не сложно — магическим зрением я прекрасно видел все эти струйки черного тумана, что хищно тянулись к трепещущим серым огонькам мельтешащих за стенами людей. Больше всего, конечно, досталось хозяйке халупы — ее огонек буквально опутало этими липкими щупальцами. Еще немного и бедняжку просто выпьют даже без моего участия.

Так что пришлось спешно приводить в порядок распоясавшуюся силу, сматывая и запихивая ее вглубь своего астрального пространства.

Но ничего, вроде бы справился. Полностью изолировать не смог, но окружающие теперь не должны так остро на меня реагировать.

Блядь, в кого я превращаюсь? Так, нет, вот такие мысли пока не нужны. Потом займусь деструктивным самокопанием, как время будет.

А теперь попробуем наладить диалог с местной…

***

Зуфрия пришла в себя рывком, словно вынырнув из глубины вязкого черного болота, куда ее неотвратимо засасывало.

«Нет, я не вырвалась. Мне позволили выбраться», - понимание пришло словно озарение. Словно кто-то извне вложил эти мысли в сознание трясущейся от ужаса девушки.

«И я все еще не в безопасности. ОНО все еще тут», - это она тоже понимала более чем четко.

- Повернись, - негромкий хриплый голос заставил Зуфрию едва ли не выгнуться дугой, хлестнув по спине не хуже плети королевского дознавателя. Одно это слово содержало столько силы и угрозы, что разум мгновенно отбросил все мысли о бегстве или сопротивлении — слишком велика была цена и слишком низки шансы.

Девушка неуклюже повернулась, едва переставляя непослушные онемевшие ноги.

Оно стояло всего в паре шагов от нее. Расплывающийся в полумраке помещения черный силуэт, словно засасывающий в себя весь окружающий свет. Словно провал куда-то за грань этой реальности. И из этого провала на нее смотрели горящие алые глаза Монстра.

Не того, в которого может превратиться отринувший совесть и честь человек — этих существ она успела навидаться достаточно. И не того, кого можно повстречать в окрестных барханах и лежащих за ними лесах — то были просто звери, желающие набить брюхо.

Это же чудовище, казалось, выбралось из самого темного и липкого кошмара. Один взгляд в его алые глаза приносил понимание всей хрупкости, мимолетности и наивности ее жизни. Потеря родителей, изнасилования, жизнь на улице, борьба за каждый день и каждую крошку еды — она думала, что все это закалило ее душу. Сделало сильной и стойкой. Потому что многие сломались от похожей судьбы. Превратились в безвольных кукол, что готовы на все ради новой дозы «солнечной пыли».

А она выжила. Боролась. И будет продолжать бороться.

Потому что сильна.

Но одно присутствие рядом подобного существа… Одно его слово… И где же вся ее сила? Где ее уровень, навыки и способности? Где ее железная воля?

Все это слезло. Исчезло под взглядом пронзительных алых глаз, смотрящих из сгустка тьмы. Осталась только дрожащая, беззащитная душа, которую сейчас бесцеремонно разглядывают и взвешивают — стоит ли ее сожрать, или пусть еще погуляет…

- Имя? - спросило существо.

Как и в первый раз, Зуфрия не могла с уверенностью сказать, какого оно было пола. Вроде бы голос мужской. Но ему вторил мягкий женский, за которым слышался шелест еще сотен голосов. Или они ей только чудились, порождаемые страшным давлением на беззащитный разум?

- Зуфрия, - послушно произнесла девушка пересохшими губами.

- Размер груди? - прошелестело существо, сверкнув глазами.

Осколки того маленького мирка, в котором жила девушка до этого, и который недавно разбился от появления этой твари из самых глубин демонических миров, треснули повторно.

«Какое это имеет для него значение?» - пронеслась в голове Зуфрии лихорадочная мысль. - «Зачем? Как? Почему?»

Тем не менее, губы сами произнесли ответ.

- Не знаю. Но несколько лет назад мне сказали, что второй.

- Плохо, - расплывающийся, словно сливающийся с полумраком силуэт существа колыхнулся, а девушка готова была поклясться своей душой, что услышала разочарованный вздох.

И это заморозило ее рассудок.

Ведь если ты кого-то разочаровываешь, то становишься ему неинтересной. А неинтересные вещи обычно ломают и выбрасывают — она прекрасно знала эту простую истину. Длинный шрам через всю спину каждый день служил ей напоминанием об этом.

- Что значит какая разница? - внезапно проворчало существо, чуть прикрывая глаза. - И ничего я ее не пугаю! Эй, Зухра, я тебя пугаю?

«Что ответить?!» - пронеслась в голове несчастной девушки паническая мысль. - «Что сказать сумасшедшему Монстру?! Или это я все-таки лишилась ума?»

- Я жду, - слова хлестнули по сознанию, выбивая все мысли и оставляя лишь животный ужас и желание подчиниться.

- Да, - едва слышно выдохнула девушка.

На пару секунд наступила тишина.

Чудовище молчало, а в голове девушки была лишь звенящая пустота, в глубине которой потихоньку зарождалась одна единственная мысль.

«Это все нереально. Это все сон», - нашло выход ее подсознание, спасая психику Зуфрии от окончательного разрушения.

- Косяк, блин, - наконец произнесло существо непонятную фразу. - Короче, слушай сюда. Сейчас в дверь постучат стражники. Скажешь, что ничего не видела, не слышала, и вообще из дома сегодня почти не выходила. Пусть обыскивают твою халупу, если хотят. Сболтнешь что-нибудь про меня, и…

И оно растворилось. Словно и не было. Оставив свою угрозу незаконченной. Ибо, как известно, самое страшное — это неизвестность…

Зуфрия широко открытыми глазами смотрела на обычную комнату, в которой не осталось и следа того самого кошмара.

«Я сплю. Или нет? Может быть, схожу с ума?» - подумала она, ощущая, как разум медленно выходит из ступора.

Да, она была жительницей своего мира. Она знала о существовании вещей, которые находились далеко за гранью человеческого понимания. Она знала о богах, о живущих где-то там, за Смертельным Лесом, мифических демонах, о драконах и прочих тварях. Она видела зверолюдов, видела настоящую магию, которую показывали на уличных представлениях бродячие артисты… Но все это казалось таким далеким и невероятным для простой оборванки, выросшей на улицах трущоб Светогора, что появление в ее норе существа, если не находящегося на полубожественном уровне, то точно к нему приближающегося, воспринималось как простой бред. Сумасшествие вконец отчаявшегося разума…

Окончательно очнуться ее заставил требовательный стук в дверь. Такой, что тряслась не только хлипкая преграда из старых рассохшихся досок, но и стены, сделанные далеко не из самого прочного материала. Много бедняков в их городе погибло в подобных халупах, когда трескающиеся стены не выдерживали собственного веса и роняли им на головы тяжелые потолки. Именно по этой причине те и стали делать куполообразными — так больше шансов выжить при обрушении.

Битая жизнью воровка мгновенно и, кажется, совершенно неосознанно приняла самый страдальческий и безобидный вид, на который только была способна. Ее тощая покрытая шрамами фигура и немытое грязное лицо со свалявшимися волосами легко позволяли проделывать подобные трюки.

Нет, Зуфрия не была нечистоплотной — она с удовольствием мылась бы по три-четыре раза душистым мылом, но… Жизнь на дне диктует свои условия. И хорошо выглядящие женщины тут будут использованы только по одному конкретному назначению…

Осторожно открыв дверь, она увидела двух матерых, хмурых и злых стражников. Оба они страшно воняли — начальство даже не дало им нормально подтереться после этого странного инцидента, и отправило на улицы выискивать неизвестно кого непонятно зачем. Сказали только искать все мало-мальски странное, особенно обращая внимание на чужаков. Но город уже полнился слухами, что разлетались подобно степному пожару. Говорили даже, что этот «сон» был наслан иноземной тварью, которая пробралась в город и подло убила их любимого правителя, после чего исчезла, захватив с собой всех его верных телохранительниц. И теперь Царица ищет чудовище, чтобы лично разорвать на сотни тысяч кусочков…

Впрочем, мало кто верил конкретно в эту байку — все знали, сколь силен был их Царь, одаренный силой самого Авалара, и сколь сильно ненавидела его Царица, законная наследница древнего правящего рода Светлогора. Тем не менее, слух этот упорно обрастал новыми подробностями, и ситуация только усугублялась тем, что из дворца пополз встречный слух - «Царь пропал!»

Вот только ни Зуфрия, ни двое стражников еще не знали о подобных вещах. Это были лишь перепуганная девушка да пара раздраженных мужиков.

- С дороги, - процедил один, отталкивая воровку в сторону и бесцеремонно заходя внутрь.

Короткий осмотр не принес желаемого результата — в этой халупе и спрятаться-то было негде. Разве что под платьем у хозяйки, в чем один из доблестных стражей тут же и убедился, задрав лохмотья девушки. И скривился, узрев вместо вызывающего желание тела лишь тощую костлявую тушку, покрытую старыми шрамами и свежими синяками.

- А ты что хотел? - хмыкнул его напарник. - Это же трущобы, они тут все такие!

- И не говори, - грустно вздохнул первый стражник, опуская подол и смотря девице в глаза. На миг ему показалось, что в них мелькнула жажда крови. Но только на миг. И только показалось. - Ты, рванина, видела тут что-нибудь необычное?

- Нет, господин, - едва слышно прошептала девушка, низко опуская голову, чтобы еще раз не выдать себя дерзким взглядом.

- Может мы ее быстро того…? - слова стражника заставили Зуфрию напрячься и незаметно потянуться к спрятанному в рванье тонкому кинжалу, больше похожему на иглу.

Слишком хорошо она знала, чем заканчиваются подобные «игры» стражи с безымянными нищими…

- Сбрендил? - скривился второй, более старший. - Капитану словно демоны в зад угли сунули! Если он заметит, что мы задержались, то нас просто колесуют! Не стоит бродячий скелет такого риска. Лучше потом в бордель завернем.

- Ну да, не подумал, - вынужденно согласился первый.

Стражники еще раз осмотрели халупу, пройдясь из угла в угол и обращая на замершую в поклоне девушку не больше внимания, чем на стоящее рядом ведро с водой. Убедившись, что делать им тут больше нечего, они молча вышли, направившись к следующему дому.

Зуфрия тут же метнулась к двери и с облегчением ее закрыла, задвинув хлипкий засов. Последний был столь плох, что не смог бы выдержать и детского пинка. Зато служил своеобразной сигнализацией — его невозможно было открыть или сломать беззвучно.

Сердце девушки бешено стучало — она ходила по тонкой грани.

Дело в том, что когда стражник задрал ее юбку, кошелек той толстухи едва не выпал. Лишь чудом он удержался на небольшом крючке на внутренней стороне одежды. Если бы стражники его обнаружили, то ей могли попросту отрубить руки прямо на месте. Или забрать к дознавателям. И неизвестно еще, что хуже.

Но все же остался еще один вопрос, который ее разум старался игнорировать как можно дольше. Тем не менее, отсутствие внимания к проблеме совсем не означает отсутствие самой проблемы.

- Молодец, можно сказать, что ты справилась, - раздавшийся из самого дальнего и темного угла голос заставил Зуфрию сжаться и мелко задрожать. В какой-то момент она даже захотела выскочить на улицу, чтобы сбежать от этого кошмара, но… но это бы ее не спасло.

А подсознание вновь начало нашептывать, что это всего лишь сон. Что она спит и видит невозможный кошмар.

Тени сгустились и в них открылась пара ярко-алых нечеловеческих глаз.

- А сейчас ты пойдешь и добудешь мне еду, - прошелестел голос.

Зуфрия почувствовала, как ее внутренности покрываются тонкой коркой льда. Она прекрасно понимала, какого типа «еда» требовалась подобным чудовищам. И также она понимала, что ждет ее саму, вздумай девушка ослушаться.

- Хорошо… я добуду, - прошептала она, стараясь не смотреть в эти кошмарные глаза. - Какую… предпочитаете?

- Без разницы. Иди. А я подожду тут… - прошелестел голос, эхом отдаваясь в ее голове и подавляя все посторонние мысли.

«Наверное, так себя ощущают рабы», - подумалось ей.

Кое-как нашарив рукой задвижку, которую уже успела проклясть, она открыла дверь и спиной вышла на улицу…

***

Честно говоря, я думал, что ждать придется долго. Но вернулась девушка буквально через каких-то десять минут!

Вот только почему-то не одна. Рядом с ней я ощутил присутствие еще одного человека и, на всякий случай, вновь нырнул в тень. Хорошо еще что эта способность, хоть и считалась активной, но работала бесперебойно. Видимо, разрешение моего светлохерового хозяина требовалось только на способности с фразами-активаторами.

И из тени я имел возможность наблюдать, как эта Зухра…

«Зуфрия».

Не важно, зануда. Так вот, Зуфрия осторожно открывает дверь и заходит в свою халупу, пропуская вперед невысокого тощего человека в грязном рванье.

И вот тут у меня появились некоторые сомнения в нашем взаимопонимании, которые только утвердились последующими репликами этих двоих.

- Ну и что же ты хотела мне тут такого показать? - спросил мужик, безразлично оглядывая полутемное помещение и уже более плотоядно — его хозяйку.

- Тебе — ничего, - вздохнула девушка, закрывая за собой дверь и уже намного тише прошептала. - Я привела тебе еду… Темный Господин.

Фейспалм.

Блядь. А я просто хотел хлебушка. Или морковки…

Глава 211

Глава 211. Темный Господин.


1.


Зуфрия дрожала. И раз за разом спрашивала себя, почему не сбежала? Почему не затерялась среди трущоб Светогора? Почему выполнила повеление этого страшного существа?

И не могла найти ответа.

Наверное, потому что это было именно «повеление». Приказ, который неведомая сила впечатала в ее душу, сминая волю и голос рассудка. На ее сознании словно сомкнулась ледяная рука, грозящая одним легким движением оборвать эту хрупкую жизнь.

Ей повелели «добыть еду».

И она добыла. Привела того, кто в первую очередь пришел ей на ум. Такой же воришка-оборванец, обитающий по соседству. Мелочный, похотливый, жадноватый и изворотливый. Наверное, она никогда бы не смогла так просто потащить его с собой, если бы не то странное происшествие.

Шамир, так звали мужчину, перенес его куда тяжелее более молодой и стойкой девушки. Она нашла его скрючившегося в луже собственной блевоты и дерьма, посреди занимаемой воришкой халупы. Минут пять у Зуфрии ушло только на то, чтобы привести мужчину в чувство, вылив три ведра мутноватой воды из стоящей в углу бочки.

Но все равно это помогло не до конца и в данный момент Шамир соображал очень и очень туго. И только в доме девушки до вора дошло, что что-то идет не так. Но было уже поздно…

Холодок пробежал по спине Шамира, заставляя замереть и практически перестать дышать. Он прекрасно знал эти ощущения, но еще никогда они не были столь сильны.

Еще никогда он не оказывался столь близок к смерти.

- Идиотка, - прошипел голос из-за его спины, заставляя Зуфрию испуганно упасть на колени, будто получив удар плетью.

Шамир же боялся даже вздохнуть лишний раз, молясь про себя непонятно кому, чтобы все это оказалось лишь странным ночным кошмаром, и ощущая как стремительно седеют последние волосы на его голове.

- Простите, Темный Господин, - девушка уткнулась лбом в утоптанный земляной пол, не в силах сдержать крупную дрожь. - Это был единственный, кого я смогла найти так быстро… Если он не в Вашем вкусе… только скажите… я приведу кого нужно…

- Вряд ли в вашем клоповнике найдется кто-то в моем вкусе, немочь ты тощая, - в голосе существа послышалось откровенное разочарование. - Ладно, придется работать с тем, что есть… Ты! Повернись.

А вот этого Шамиру не хотелось совершенно.

Но деваться было некуда — чем больше он медлил, тем сильнее его сердце сжимали холодные тиски смертельной угрозы, вымораживая кровь и внутренности первобытным ужасом беззащитного животного перед огромным бессмертным чудовищем…

Сжав в кулак остатки воли, мужчина медленно развернулся. Он ожидал увидеть что угодно. Но смог разглядеть только пустую полутемную комнату.

Тем не менее, там что-то было. Нечто пряталось в этой полутьме. Он отчетливо ощущал на себе внимательный оценивающий взгляд, от которого по коже бежали мурашки и ноги подгибались сами собой.

Шамир не был скован излишней гордостью или моральными принципами. Сложно выжить на дне с подобными качествами. Потому он не стал стоять с гордо поднятой головой, а сразу же поддался давлению неизвестного чудовища, рухнув на колени и забормотав что-то о вечной верности.

- Молчать, - прошипел голос, вымораживая из голов двух воров последние мысли.

В них остался только страх и покорное ожидание собственной судьбы.

- А сейчас слушайте… волю Темного Господина, - в последних словах Зуфрие послышался слабо прикрытый сарказм. Но она была слишком напугана, чтобы придавать этому значение. - Зухра… Что значит, нет? Эй, тощая немочь, ты Зухра?

- Как… будет угодно Господину, - собственное имя в данный момент волновало девушку меньше всего.

- Так вот, Зухра, скачешь на рынок и закупаешься там едой. Нормальной человеческой едой. Деньги есть?

- Е… есть, Господин, - девушка неуверенно подняла взгляд от пола. Слишком странными были требования для столь сильной и страшной сущности. Настолько, что ее разум начал выходить из оцепенения и пытаться анализировать происходящее. - Но ближайший рынок далеко… Лучше взять в тракти…

- Девочка, - от «ласкового» голоса существа у Зуфрии потемнело в глазах, а обрушившееся на разум и тело давление едва не размазало ее по полу. - Мне. Похуй. Свободна.

Давление исчезло. Не полностью, но большей частью, так что воровка смогла прийти в себя.

- Д… Да, Темный… - пробормотала она, поднимаясь с земли и стрелой вылетая из халупы.

- Ну а пока я жду ужин, ты кое-что мне расскажешь… - обратилось существо к перепуганному Шамиру.

***

Девушке потребовался примерно час, чтобы добраться до трактира Ляфара, закупить у старого пройдохи готовой еды и вернуться с ней обратно. Ляфар, хорошо знавший воровку, порядком встревожился, глядя на ее перепуганное лицо, но ничего спрашивать пока не стал — у него и своих забот хватало. Да и голову все еще мутило жуткое «похмелье» после странных чар, легших на весь город.

По возвращению Зухра застала именно ту картину, которую подсознательно и ожидала увидеть.

Шамир пропал.

«Жуткое чудовище его сожрало. И меня ждет та же участь, если не буду послушной», - вот и все, что смог выдать ее перепуганный разум.

Мысли о побеге даже не закрадывались в голову воровки — она прекрасно понимала бесполезность таких действий. От иных людей сбежать было неимоверно сложно. А подобное чудовище найдет ее, где бы она ни пряталась. Найдет и сожрет…

- Принесла? - уточнило существо, увидев в руках девушки объемный холщовый мешок. - Отлично. Накрывай свой дастархан.

- Что? - захлопала глазами девушка.

Порой Темный говорил такие вещи, которые она не могла понять, как ни пыталась.

- Стол, говорю, накрывай, - раздался ворчливый ответ от сверкнувших в темноте алых глаз.

Еще раз повторять не потребовалось.

Искусством сервировки девушка, понятное дело, не обладала. Но очень старалась. Если бы потребовалось, то она в лучших традициях элитных борделей накрыла бы обед прямо на своем обнаженном теле. Вот только ее костлявая, покрытая шрамами фигура вряд ли смогла бы привлечь внимание и обычного горожанина, не то что этого жуткого полубожественного монстра.

«Только если в качестве закуски», - пронеслась страшная мысль в голове воровки.

- Пр… прошу, - запинаясь, произнесла Зуфрия, когда все было готово.

Стол не то, что бы ломился от деликатесов — все же Ляфар держал свой трактир в трущобах, а не в купеческом квартале. Но для воровки это был самый настоящий пир: вареное мясо, сыр, тушеные овощи, жаркое, свежий хлеб, жареная птица… Еды было столько, что у нее не хватило бы посуды — пришлось покупать у трактирщика деревянные подносы и тарелки.

Несмотря на пережитый за последнее время ужас, страшную смерть Шамира, на которую она его обрекла, и дышащего буквально в затылок монстра, живот Зуфрии предательски урчал, требуя хоть кусочек от этого счастья.

- Что, хочешь? - раздался у нее над ухом вкрадчивый голос, когда воровка закончила раскладывать еду и пугливо замерла, ожидая… чего-то. Или жизни, или смерти — зависит от настроения Темного.

- Да, - не стала та врать там, где не нужно.

- Тогда садись. Ешь, - приказал монстр все тем же вкрадчивым шепотом, который эхом отдавался в голове и заставлял видеть в тенях вокруг непонятное и страшное копошение…

Зуфрия сглотнула. Теперь все встало на свои места.

Монстр уже перекусил Шамиром. А она показалась ему слишком костлявой. Вот он и решил ее немного откормить, попутно используя для разных заданий.

По щеке девушки скатилась одинокая горькая слеза.

Но делать больше было нечего. Оставалось только молча сесть и начать есть. И пусть он ею потом подавится!

А у следящего за этим «монстра» случился приступ умиления.

«Бедняжка. Так есть хочет, что аж всплакнула. Неудивительно, что такая тощая — вряд ли ей часто приходится так питаться. Интересно, а деньги она откуда взяла?»

«Да украла у кого-нибудь», - раздался у него в голове голос, подозрительно похожий на шизофрению. - «Ты сам-то перевоплощаться будешь? А то еще чуть-чуть и все, алес капут».

«Чешуйка, бля, ты слишком долго со мной общаешься», - вздохнуло чудовище, делая шаг к столу.

- Ешь, - повторил монстр, усаживаясь напротив девушки.

Вот только у нее кусок поперек горла застрял, когда она увидела этот человекоподобный сгусток мрака прямо в паре шагов от себя. Закашлявшись, Зуфрия схватила поллитровый бутыль со слабым вином и залпом осушила его наполовину.

- Ты так не кипишуй, - на «голове» монстра появилась широкая улыбка из белоснежных клыков. - А то сдохнешь раньше времени.

После этих слов Зуфрия икнула, посмотрела на оставшуюся выпивку, и… вторым заходом осушила бутыль до конца.

«А вино-то, оказывается, не такое слабое», - подумала девушка, глядя как страшная черная тень вдруг начала приобретать вид довольно симпатичного молодого человека. - «Да еще и практически голый… Правда, все такой же жуткий…»

Вино действительно было крепковатым. Да и не вино это оказалось вовсе. Вернее, в трех других бутылках присутствовало именно оно — слегка кисловатая разведенная дешевка местного разлива. А вот именно в этой жена трактирщика прятала сильную ягодную настойку, которую периодически подливала мужу для стимуляции «супружеского долга».

И теперь захмелевшая и объевшаяся девушка никак не могла понять, происходит ли то, что она видит на самом деле, или это все лишь плод ее воображения.

А тем временем, однорукий жилистый красавчик, сидящий перед ней, вовсю уничтожал остатки еды. Мимо разума Зуфрии как-то проплыло то, что бывший «монстр» постоянно морщился от боли в начавших подживать ранах, а единственной рукой орудовал явно с трудом, иногда по привычке пытаясь помочь ей отсутствующей левой. Также захмелевший рассудок предпочел целиком и полностью игнорировать непонятно откуда появившийся огромный меч, больше напоминающий дубинку, от которого исходило угрожающее алое свечение.

Последнее, что она запомнила в этот день — это чувство сытости, легкой эйфории и какой-то… безопасности.

***

«Съеденный» Шамир вернулся с задания только поздно ночью. Побитый, усталый, но неимоверно счастливый.

Еще бы — он выполнил поручения этого жуткого монстра. И он будет жить. По крайней мере сегодня…

Зайдя в халупу Зуфрии, оборванец на мгновение застыл, пытаясь как-то переварить ту картину, что видел перед собой.

На небольшом низком столике остались следы шикарного по местным меркам банкета — обглоданные кости, грязные тарелки и подносы и недоеденные куски мяса и хлеба. Хозяйка домика сладко сопела на своем топчане, светя грязными пятками и как-то странно хихикая во сне.

Эта картина совсем уж никак не вязалась с той атмосферой ужаса и обреченности, которая отложилась у него в памяти с прошлого раза.

- Темный Господин? - неуверенно позвал Шамир.

Если это существо исчезло, или было просто плодом его внезапно воспалившейся фантазии, то… то вору нужно было срочно убираться из города. Потому как люди, которым он сегодня назначил с ним встречу, очень ясно дали понять, что с ним сделают, если его «знакомый» окажется пустышкой.

- Вот же заладили, «Темный, Темный»… - раздался ворчливый ответ из дальнего угла.

Шамир вздрогнул. Он готов был поклясться собственной жизнью, что до этого момента там никого не было. А сейчас сидел молодой жилистый мужчина, одетый только в сапоги и странное нижнее белье. У человека по самое плечо отсутствовала левая рука, а тело было покрыто многочисленными застарелыми ранами, полученными наверное пару месяцев назад и практически зажившими.

- Ты кто такой? - нахмурился вор.

- Ай-яй-яй, - покачал головой человек. - Плохо, товарищ, начальство-то не узнавать.

Шамира прошиб холодный пот. Если внешность и голос говорившего сильно изменились, то вот леденящее душу и лишающее воли ощущение присутствия чего-то за гранью человеческого понимания спутать было невозможно.

- Простите, Темный Господин! - человек тут же рухнул на колени, прижавшись лбом к полу. - Не признал в этой форме! Ваш приказ исполнен, они будут ждать Вас завтра после заката!

- Замечательно, - человек расплылся в страшной улыбке. Шамир, на мгновение поднявший голову, тут же поспешно уткнулся носом в землю, гадая, как долго к нему в кошмарах будет являться эта клыкастая улыбка и пара горящих алых глаз. - Вот только я очень не люблю крыс.

- Крыс? - не решаясь поднять головы, спросил вор.

- Угу, - сидящий в углу человек внимательно посмотрел на стену у входной двери. - Таких мелких, пронырливых грызунов, которые так и норовят что-нибудь стащить…

По затылку Шамира словно что-то пробежалось. Что-то эфемерное, но при этом липкое и скользкое. А позади него раздался приглушенный испуганный вскрик. Сколь бы велико ни было любопытство вора, но вновь поднимать взгляд от пола он не стал. На сегодняшний день с него достаточно уже кошмарных сцен…

А тем временем «Темный Господин» держал за горло невысокого щуплого мужчину в одежде из черной ткани. Его лицо закрывала маска, оставлявшая видимыми только широко раскрытые от ужаса глаза. Взгляд незадачливого «грызуна», приподнятого в воздух и прижатого спиной к стене у самой двери, был прикован к держащей его руке.

Полностью черная, словно обгоревшая, конечность источала из себя легкую темную дымку. Но самым страшным и одновременно отвратительным было то, что из руки торчали щупальца — угольного цвета отростки, покрытые алой пульсирующей сетью жилок. Эти штуки скользили по телу скрытника, и от мест их касания распространялся обжигающий холод, словно ему под кожу засовывали кусочки льда…

Убедившись, что лазутчик дошел до нужной кондиции, «Темный Господин» разжал пальцы и позволил телу мешком осесть на земляной пол. Грызун, бывший самым опытным убийцей своего хозяина, так и не смог найти в себе ни сил, ни желания подняться на ноги.

Он просто остался сидеть у стены, сипло дыша и не сводя взгляда с тыльной стороны ладони чужака, на которой открылся большой алый глаз.

- Имя? - спокойно спросил Монстр, глядя на человека.

- Азуф, - послушно прохрипел тот, игнорируя все писаные и неписаные законы как своего клана, так и всего преступного мира Светогора.

- Так вот, Азуф, - улыбнулся Монстр и указал пальцем на дверь. - Сейчас ты встанешь и пойдешь к своему хозяину. И передашь ему, что на встречу лучше явиться лично, и без фокусов. Иначе на следующую ночь я приду к нему сам. И коллегам своим, что ждут снаружи, также все перескажи. Понял?

Мужчина послушно кивнул, завороженно глядя в глаз на ладони.

- А потом вернешься сюда и доложишь о выполнении. Свободен.

- Да, Темный Господин, - просипел убийца, поднимаясь с пола и деревянным шагом исчезая за дверью.

Проводив скрытника задумчивым взглядом, Андрей с кряхтением распрямился, вернул руке нормальный вид и медленным усталым шагом потащился в облюбованный угол. Сел. Посмотрел на распростершегося на полу Шамира, который так и не решился подняться.

- Вставай, воришка, - хмыкнул Буревестник. - Перекусывай и готовься к низкому старту. Есть для тебя еще одна работа… - и словно услышав внутренние стенания оборванца, ворчливо добавил. - А кому сейчас легко? Мне тоже не охота тут возиться. Но кое-кто распорядился устроить вам маленькую такую Бурю…


2.


Молодая драконица задумчиво смотрела на измученную душу. От нее остались лишь ядро и дырявая, изъеденная оболочка — старый берсеркер и Ловец Душ явно перестарались с допросом. Впрочем, оно и не мудрено — обе сущности слишком уж сильны для обычной смертной души. Она сама порой их побаивалась. И если Ловец был относительно слабой тварью, с которой молодая Шахтаррашан еще могла справиться, то вот против Иль-Сафора у нее не было ни шанса. Единственным существом в обозримом пространстве, которое могло соперничать со старым берсеркером, был Касия…

Она покосилась в сторону облачка спящего монстра.

Наконец-то Андрей перекрыл ему питание. Она буквально ощущала как белеет ее чешуя каждый раз, когда этот непоседливый смертный начинал играться с божественными силами.

«Хэх… Белеет чешуя…» - пронеслось в мыслях дракошки, и она невольно посмотрела на собственные руки.

Ярко-зеленые, изумрудные чешуйки, покрывающие конечности практически до плеч, антрацитово-черные когти — все, как она помнила. Все как и было у второй ипостаси ее физической оболочки. И, как ни напрягалась, она не могла изменить свой внешний вид.

Как и остальные «квартиранты» астрального пространства этого «смертного». Исключение составляла, разве что, Акрония. Но там дело было, скорее всего, в том, что сам местный «хозяин» пожелал для нее такой вид, а душа маленькой вампирши была совершенно не против. Возможно, когда-то она примерно так и выглядела.

«Странно все это», - вздохнула Чешуйка. - «Астральное пространство смертных более пустое и пластичное. Черный эфир, в котором зарождаются всполохи разных образов, и через секунду угасают. В нем не должно быть стабильности. Тем не менее…»

Тем не менее, посреди астрального пространства парили руины замка. На островке вокруг росла зеленая трава. Стоял столик, за которым можно было попить вполне реальный ароматный чай. Почитать книжку из восстановившейся недавно замковой библиотеки. Пообщаться с другими обитателями, тоже имеющими вполне стабильную и практически физическую форму. И все это ласкало лучами теплое солнце, под которое маскировалось ядро души местного хозяина.

Это было больше похоже не на астральное пространство смертного, а на личный мир-осколок какого-то божества, которые они создают в варпе, чтобы населять их душами своих последователей. Осколок очень слабого, молодого, но все же «бессмертного».

«Папа, и куда ты меня только втравил?» - с грустью подумала дракошка.

- Мы закончили допрос. Что делать дальше — вот вопрос? - вывел Шахтаррашан из раздумья голос Иль-Сафора.

- Ссссссъессссть… - прошипел Ловец, протягивая щупальца к шатающейся бледной тени сереброволосой девушки.

- Монстр, - едва слышно пробормотала сидящая за столиком Дюсаль, отворачиваясь от этой сцены с лицом, полным боли и бессилия.

Она была обычным «системным» магом, и прекрасно понимала, что до сих пор не разделила участь этой девушки только по какому-то странному стечению обстоятельств и прихоти хозяина этих чудовищ.

- Подожди, Саси, - дракошка щелкнула пальцами, и между щупальцами Ловца и душой девушки на мгновение вспыхнуло жаркое драконье пламя, заставляя монстра пугливо отдернуть конечности. - Все зависит от того, что вы из нее вытянули.

- Ссссс… - прошипел Йасасайх, но на конфликт идти не стал. Его вид вообще отличался самым осторожным и «уживчивым» нравом среди всех порождений Бездны.

- Бедная душа, обманутая силой, стояла пред закрытою могилой. Лишь в глупости она виновна, в невежестве своем была покорна.

- Убийцццца, - зашевелил щупальцами Ловец. - Много душ оставили на ней запахи своих сссстраданий. Смерть и очищение.

- Я так поняла, Иль за то, чтобы ее оставить, а Саси хочет сожрать… - устало помассировала веки Чешуйка. Порой эти двое своей манерой речи ставили ее в тупик. - Андрею пофиг — он там своими делами занят. Значит, решать опять придется мне, - дракошка вновь внимательно всмотрелась в проекцию девушки. - Информацию-то дайте.

- Сссс… - прошипел Йасасайх, и отправил ей спутанный клубок образов, выуженный из оболочки души жертвы.

Шахтаррашан образ легко поймала, после чего на какое-то время «зависла», переваривая информацию и попутно думая о том, как же все быстро меняется. Ведь еще недавно она бы ни за что на свете не приняла бы что-то от твари Бездны. А что теперь? Даже проверить не удосужилась. Почему? Потому что, страшно сказать, ДОВЕРЯЛА этой твари.

Полученная информация в основном представляла собой короткую историю жизни смертной и знания о Кахтире, Святом Царстве. Большей частью все это не имело ни для нее, ни для Андрея никакого интереса. Кроме небольшого куска, касающегося местного Бога и его последователей…

Ну а столь плачевное состояние души, как оказалось, было не следствием стараний данной «сладкой парочки», а воздействием силы аватара Авалара — малец любил поковыряться в душах своих спутниц. Вот только делал это очень грубо и неумело. Судя по воспоминаниям девушки, из-за подобных вмешательств на момент их встречи с Андреем пятерка «телохранительниц» представляла собой кучку полубезумных кровожадных дур.

Дракошка мысленно взвесила все варианты. И не нашла смысла оставлять эту душу тут. В ее энергии Буревестник не нуждался — договора с самой Чешуйкой хватало за глаза, к тому же, как «запасной вариант» была еще и Дюсаль. Информацию, какую можно, от нее получили, а сама по себе сереброволосая ламия представляла собой жалкий огрызок от некогда гордой и умной девушки.

И практичней, и гуманней было просто добить несчастную, отправив в Котел Душ.

- Саси, действуй, - вздохнула Чешуйка, махнув рукой.

Издав булькающий звук, Йасасайх мгновенно обвил безучастную душу щупальцами и подтянул поближе. Его маленькое бесформенное тело прорезала тонкая черная полоса, через мгновение открывшаяся в огромную зубастую пасть.

Один укус.

И душа девушки беззвучно сгинула в чреве монстра…

***

Столица Кахтира носила горделивое название Светлый Город. Или Светогор, как любили сокращать его жители.

Название было довольно ироничным, учитывая что подавляющее число местных жило в откровенной нищете — вечные войны с «неверными» собирали обильную жатву как в виде денег и продуктов, так и в виде молодых здоровых людей, из которых домой возвращалась в лучшем случае четверть. И хорошо, если только без пары пальцев…

Сам Светогор своей формой напоминал солнце — в геометрическом центре, за отдельными стенами, прятался монументальный по своим размерам Царский Дворец, его кольцом окружал Город Знати, следом шел Торговый Город, который уже опоясывал Людный Город. В последнем жили обычные горожане, которые либо работали на торговцев и знать, либо что-то производили в небольших мастерских.

Ну а последним кольцом, из которого в разные стороны света выдвигалось восемь треугольников-лучей, раскинулся Город Смерти. Или трущобы. Столь экстравагантная форма крепостных стен была сделана для облегчения защиты при осадах и штурме — стоило атакующим приставить лестницы к стене одного «луча», как им будут лететь стрелы и камни не только сверху, но и в спину, с соседнего «луча». А Городом Смерти эти районы по официальному заявлению называли потому, что они первыми должны были принять удар штурмующей армии неверных, доберись такая до столицы Кахтира. А по-правде, местные бедняки просто дохли как мухи и без всяких осад — их косили голод, болезни и… другие люди. Те, которые могли пырнуть в темноте ножом за горсть монет. Те, кто носил доспехи стражников. И те, кто отлавливал очередную порцию «мяса» для колизея, рабского рынка или многочисленных борделей.

Колизей же примыкал к стене, отделяющей Город Смерти от Людного Города, и к нему шли «Царская Дорога» от дворца до главного входа на трибуны и дальше, прочь из столицы Кахтира. Царь, при котором была воздвигнута сия кровопролитная арена, не решился строить колизей близко к дворцу — все же большую часть местных бойцов составляли уголовники, нищие, неверные и просто дикие животные. И если вся эта орава вырвется, то пусть лучше они выльются на головы «мяса» из Города Смерти. Да и периодические выезды из дворца к вратам колизея являлись хорошей возможностью для поднятия морального духа столичных жителей. По крайней мере, на это был расчет. В реальности все, как обычно, несколько отличалось от задумок идеалистов…

***

Где-то в южной части Города Смерти, в узком переулке, сидели трое.

Два вора-оборванца Шамир и Зуфрия, а также Азуф — бывший убийца одного из местных ханов, внезапно для себя и окружающих сменивший работодателя.

Солнце уже село и улочки трущоб погрузились во мрак, который разгоняли лишь факелы дежурящих на стенах города воинов. Впрочем, местным обитателям не нужен был свет — подавляющее большинство из них имело возможность либо видеть, либо просто ориентироваться в окружающей кромешной темноте. Либо они предпочитали не выходить из домов с заходом солнца…

Все трое напряженно смотрели на небольшой кусок земли, поросший густыми высокими кустами. На этом месте некогда было кладбище, потом его застроили притоном, который простоял буквально месяц. И сгорел. Потом тут поставили бордель. И тот тоже сгорел. Потом был жилой дом. Потом храм Авалара. Потом храм Царя. И все это раз за разом по тем или иным причинам предавалось огню. Пока место не объявили проклятым и не забросили. С тех пор пустырь, очень быстро поросший высокими скрюченными кустами, облюбовали для сходок местные теневые воротилы.

Вся троица напряженно молчала. Все же встреча сразу с тремя ханами — это далеко не рядовое событие. Для жителя трущоб эти люди были сравни недостижимым богам — они обладали высокими уровнями, редкими классами и личными небольшими армиями, с помощью которых держали свою долю в теневом бизнесе города.

- Если эти бугорки из местного курятника не покажутся в течении пяти минут, то, пожалуй, мы сами пойдем к ним в гости, - раздался за спинами вздрогнувшей троицы ворчливый мужской голос.

Кое-кто совершенно не разделял трепета местных по отношению к ханам.

- Умоляю, подождите, Темный Господин, - жалостливо зашептала Зуфрия, оборачиваясь и пытаясь разглядеть затаившееся во тьме чудовище, принявшее облик однорукого человека. К сожалению (или к счастью?) у нее не хватало ни характеристик, ни навыков, чтобы перебить маскировку Буревестника. - Это же ханы! Они всегда немного опаздывают. Это местная традиция…

- А у меня традиция тыркать копьем в жопы раздражающих меня существ! - зашипела тьма ей в ответ, вызывая у девушки мурашки по обезображенной спине и галлюцинации в виде полыхнувших в глубине переулка алых глаз. Впрочем, последнее могло быть совсем не миражом… - Блядь, и ты туда же? Ладно, ладно, подождем еще немного…

Зуфрия, как и двое мужчин, облегченно выдохнули.

За прошедшие сутки они уже привыкли, что их Господин периодически начинал разговаривать сам с собой. Но, как ни странно, это не пугало. Наоборот, после подобного странного сумасшествия он немного успокаивался и даже менял свое мнение в более конструктивно-положительное русло. Так что, как бы безумно это ни звучало, но именно приступы безумия Темного приносили этим троим наиболее спокойные минуты ставшей вдруг такой нервной жизни.

Спустя минут десять сидения в грязном переулке они наконец заметили поднявшийся над кустами пустыря красный флажок. Он показался всего на пару секунд, но этого было достаточно — Ханы пришли и проверяют, тут ли те, кто искал с ними встречи.

- Кто пойдет? - уточнил Шамир, делая при этом самое несчастное лицо.

Взгляды Азуфа и Зуфрии многозначительно перекрестились на нем.

- Ну почему всегда я? - тихонько начал ныть воришка, но тут же заткнулся, почувствовав затылком что-то весьма странное.

Словно в миллиметре от кожи находилось что-то одновременно нестерпимо холодное и до невозможного горячее. Тело оборванца само собой затряслось крупной дрожью, а спина покрылась противным липким потом.

Не говоря больше ни слова, Шамир рванул с места в сторону пустыря. А его товарищи испуганными взглядами следили за медленно растворяющимся во тьме наконечником черного копья, которое едва не коснулось тела воришки. Что конкретно случилось бы после этого, они не знали. Но однозначно ничего хорошего.

Вскоре над кустами на пару секунд показался белый флажок — подтверждение того, что вторая сторона тоже тут и можно начинать сходку.

- Ну, двинули, - раздался голос из темноты, и мимо воровки и убийцы прошел человек. - Не отставайте, душегубы-педобразы.

- Д… да, Господин, - заикнулась Зуфрия, и вместе с Азуфом они пристроились в двух шагах позади от своего страшного хозяина.

Для девушки это оказалось нелегким испытанием. Одет Темный Господин был в черный бесформенный балахон с глубоким капюшоном, полностью скрывающий его фигуру. Она сама по его просьбе подыскала на рынке эту одежду, вместе с нормальными штанами, сапогами и рубашкой. И готова была поклясться собственными руками, что это были самые обычные тряпки. Ровно до того момента, пока однорукий человек со страшным взглядом их не надел…

Сейчас этот самый балахон казался сгустком черного тумана. Он словно расплывался и смешивался с окружающей их ночью — взгляд сам собой соскальзывал с фигуры Господина, и воровке приходилось судорожно напрягать все свои способности, чтобы просто уследить за ним и остановиться в нужный момент, позорно не врезавшись в это пугающее существо.

Азуфу было немного легче — все же сказывалась разница в уровнях и опыте с пусть и непростой, но уличной босячкой. Но он, хоть и не терял из виду фигуру, все никак не мог уловить присутствие Темного Господина. Нет, все еще оставалось то самое давящее на разум и душу ощущение близости с чем-то древним и жутким, но вот сказать, где именно находится это «что-то» убийца уже не мог.

Они вышли на небольшую поляну в центре пустыря ровно в тот момент, когда с той стороны показалась другая группа людей. Трое невзрачно одетых мужчин с полумасками на лицах и без видимого оружия, в окружении десятка закутанных в черное убийц-телохранителей. И один из этих убийц демонстративно держал в одной руке окровавленный клинок, а в другой — голову Шамира.

- Плата вора за его наглость, - ответил один из ханов на повисший в воздухе невысказанный вопрос. - А теперь постарайся нас заинтересовать, наглец. Тогда, может быть, ты уйдешь отсюда живым.

Глядя на эту сцену Зуфрия почувствовала, как у нее подкашиваются ноги и холодеет сердце, а горло сдавливает липкий ужас, не давая ни закричать, ни захрипеть, ни даже вздохнуть.

И дело было не в отрезанной голове или угрозе самых уважаемых людей трущоб.

Дело было в раздавшемся из окружающей их тьмы тихом шелестящем смехе…

Глава 212

Глава 212. Мечты смоет дождь. Эпизод IV(Роуз).


1.


- Мы должны бежать от этого чудовища! - разбудил меня шепот Закуски.

- Айфи…

- Баронесса Аркийская! - тут же возмущенно перебила Котлетку эта пигалица.

- Хорошо, баронесса, - устало вздохнул блохастик и, судя по звукам, подбросил в костер дровишек и помешал что-то в котелке. - Куда Вы предлагаете бежать?

- В столицу, к моему жениху конечно же! - уже в голос заявила блондинка.

Я по одним звукам практически увидела, как она наседает своими дойками на несчастного волчонка, вынуждая того краснеть и отодвигаться. А ведь думала, что после того, как эта дура его «обслужила», мальчишка станет хотьнемного уверенней. Подобных просчетов еще не знал мой клан! Идиотка-аристо, когда я наконец «убедила» ее в неизбежности подобного исхода, взялась за дело с неожиданной ответственностью и умением профессиональной шлюхи.

Уж не знаю, что там входит в курс обучения молодых баронесс, но я невольно поймала себя на том, что смотрю на происходящее с широко открытым ртом.

Вот только волчонок моей заботы не оценил, а напористая аристо его едва не задавила как морально, так и физически. В итоге, вместо хоть какого-то раскрепощения он еще больше ушел в свои комплексы.

- А Вы знаете в какой стороне столица? - уточнил Котлетка.

- Ты знаешь! - заявила Закуска.

- А провизия? Деньги на дорогу? Охрана от бандитов?

- Зачем? - в голосе аристо послышалось искреннее удивление. - Одного моего имени хватит, чтобы в ближайшей деревне нам все выдали! Эти грязные крестьяне почтут за честь обеспечить представительницу столь знатного рода всем необходимым!

Я закусила губу, чтобы не заржать.

- Боюсь, все будет не так радужно, как Вы себе представляете, - скептически ответил ей Котлетка.

- А ты не бойся! - категорично заявила эта ущербная. - Главное, доведи меня до ближайшего населенного пункта, а там сам все увид…

Я не выдержала. Согнулась, плача от смеха и стуча лбом об корень дерева, в тени которого отдыхала. Знаю, что в ситуации практически нет ничего смешного, но что-либо поделать с собой не могла. При одной мысли о том, какие рожи будут у крестьян, когда те увидят эту пигалицу в ее наряде и с подобными претензиями, мой мозг отключался напрочь и уходил в глубокую заморозку.

Минут через пять, немного успокоившись, я села и смогла проанализировать ситуацию.

Волчонок помешивал какое-то варево в котелке, стараясь не смотреть по сторонам и не зажечь лесную подстилку своей покрасневшей от стыда мордочкой. Пигалица-аристо сидела обиженно поджав губки, вздернув носик и демонстративно смотря в сторону.

- Так, не поняла! - возмутилась я, рассматривая эту идиотку. - Закуска, это что на тебе надето?

- Не разгуливать же мне все время в ночнушке?! - зашипела та в ответ. - Правда, у вас не одежда в багаже, а какие-то тряпки. Но хоть так прикрыться!

- Ладно, Темный с тобой, - махнула я лапой.

В самом деле, не заставлять же ее теперь постоянно носиться в рабочем наряде столичной шлюхи? А так она где-то откопала платье с юбкой чуть ниже колен и длинными широкими рукавами. Влезла в высокие сапоги, накинула поверх какую-то курточку и уложила волосы в плотную «дульку», закрепив оную позолоченной спицей.

Большая часть одежды была из гардероба бывшей хозяйки волчонка, а куртка и заколка, вроде бы, из трофеев бандитов.

В принципе, смотрелось очень даже прилично. Если бы не ее раздражающее вымя, которое так и грозило вывалиться из глубокого декольте…

Я осторожно глянула вверх.

Сквозь густую листву леса и раньше пробивались лишь тоненькие лучи солнечного света, а сейчас стало совсем темно — ночь вступала в свои законные права, давая монстрам выйти на охоту…

Вновь посмотрела на Котлетку с Закуской. Указала пальчиком на первого. И начала зачитывать стишок, переводя коготок с волчонка на шлюшку и обратно.

- Вышел гномик из трактира, вынес голову сатира. Рот открыл, спустил штаны, будет с нею он на «ты»… Котлетка, иди-ка сюда.

Волчонок пару раз непонимающе моргнул, после чего в его глазах медленно появилось осознанно-обреченное выражение.

- Что происходит? - всполошилась Айфи. - Что ты собираешься с ним сделать, чудовище?!

- А какое тебе дело? - хитро прищурилась я. - Моя Котлетка, что хочу, то творю. Ну а ты пойдешь на закуску.

- Н… Но… - захлопала шлюшка-аристо глазами, переведя потерянный взгляд на обреченно шагающего ко мне волчонка.

- Что «но, но»? - оскалилась я. - Неужели так его шланг понравился, что позабыла своего «прынца на белом драконе»?

- Да как ты…?! – больше не обращая внимания на задыхающуюся от возмущения блондинку, посмотрела на стоящего передо мной с обреченно-смиренным взглядом волчонка.

- Котлетка…

- Да, мэм? - и глазки ну вылитый барашек на бойне.

- Не «мэмкай», уши оборву… И что, даже не побрыкаешься? - я чуть нагнулась, чтобы наши лица оказались на одном уровне и демонстративно оскалила клыки. - Хотя бы для вида?

- А есть смысл? - опустил он взгляд в землю.

- Арус, как же ты меня бесишшшь, - прошипела я и рывком подалась вперед, со злостью впиваясь пареньку в плечо.

Кровь у него оказалась сладкой. Очень сладкой. С привкусом леса, полей и… чего-то странного. Чего-то, явно не принадлежащего этому миру… И энергии в ней оказалось столько, что я едва не захмелела уже после первого глотка!

Каких же трудов мне стоило разжать клыки! Но у вампира в этом плане должен быть железный самоконтроль. Он всегда должен знать когда остановиться. И уметь останавливаться. Иначе очень быстро рискует скатиться до состояния дикого животного…

Коротко рыкнув, отстранилась, продолжая удерживать за плечи слегка побледневшего волчонка. Усилием воли вернула челюстям первоначальный вид. Жадно облизала попавшую на губы одуряюще-сладкую тягучую жидкость. Не удержалась и, наклонившись, аккуратно языком слизала дорожки крови, стекающей из небольших аккуратных дырочек в плече Аруса.

Провела языком по шее вздрогнувшего волчонка.

- Р… Роуз? - тихо пискнул он.

- Молчи, - едва сдерживаясь, прошептала ему прямо в ухо. - А то я точно не удержусь…

Усилием воли разжала пальцы и легонько оттолкнула его от себя, заставляя сделать несколько шагов назад.

- Иди, готовь ужин, - сама сделала пару неуверенных шагов в сторону, прислонившись спиной к шершавому стволу огромного дерева. Сглотнула. - Быстро ешьте и двинем в путь… Как только я приду в себя. Котлетка… до чего же ты ВКУСНЫЙ!

***

- С тобой точно все нормально? - уже, наверное, в пятидесятый раз спросила Закуска у Аруса.

Тот ответил лишь обреченным глубоким вздохом — шлюшка аристо оказалась мастером по части затрахивания не только тела, но и мозгов.

- Слышь, Закуска, - оскалилась я, оборачиваясь в седле. - Еще раз услышу эту долбоебучую фразу и, честное вампирское, я продам тебя в ближайшей деревне за пару куриных отбивных.

- Меня нельзя продать, я свободная личность! - возмутилась бесячая сучка.

А я в очередной раз задала себе вопрос, почему до сих пор не свернула ей шею? Конкретного ответа так и не нашла. Скорее всего, просто потому, что тогда придется свернуть шею и Арусу. Почему? Не знаю. Просто чувствую, что это так.

А вампир обязан доверять своим предчувствиям. Как и герой. Как и любой, живущий в этом дерьмовом мире.

- Слышь, свободная личность, - тем не менее, это не значит, что я буду ее терпеть. - Еще слово, и дальше поедешь связанная, с кляпом в пасти.

- Ты не посмеешь!

- Гррррр…

… …

… … …

- Котлетка, ты это слышишь? - удовлетворенно спросила я.

- Что, Роуз? - не понял он.

- Вот именно, что ничего, - улыбнулась я. - Ти-ши-на.

- ММММММ!!! МММ! ММММММММММ!

- Да чтоб тебя волки драли, шлюха высокородная!

***

Ближе к утру мы выехали к какой-то деревушке. Вернее, небольшому поселку лесорубов, который располагался чуть в стороне от тракта.

У меня все же рука не поднялась бросить вещи и идти налегке, так что пришлось тащиться всем караваном из пяти лошадок. И опять в полный рост встала дилемма.

С одной стороны, можно попроситься к людям на постой. Это и крыша над головой, и еда, и возможность сбыть часть честно награбленного имущества местным скупщикам, пусть и за половину реальной цены. Если честно, деньги сейчас особой роли не играли — той тысячи с лишним золотых, что была у меня, хватит на несколько десятилетий спокойной скромной жизни.

С другой стороны, у местных могут возникнуть вопросы — что это за люди-то такие, что по ночным дорогам шляются? А учитывая эффектную внешность и болтливость нашей дурочки-аристо, чья связанная тушка сейчас едет на лошадке волчонка (а я усиленно делаю вид, что не замечаю, как блохастый поглаживает ее задницу), могут возникнуть серьезные проблемы. Так что умнее будет встать чуть в стороне от лагеря лесорубов. Но тогда у них опять возникнут вопросы, почему мальчишка и две прекрасные девушки побрезговали их обществом?

А просто проехать мимо вообще не вариант — не собираюсь путешествовать при свете дня. Слишком опасно.

- Ладно, встанем отдельным лагерем, - все же решилась я. - Это лучше, чем потом убивать их всех из-за болтливости одной шлюшки.

- ММММММ!

Съехав с тракта, подались немного вглубь чащи и разбили лагерь. Ну, вернее разбивал его Арус, а я следила за костром. Ну а Айфи, как и предыдущие четыре часа, лежала связанной, со старым носком во рту. И даже у Котлетки по этому поводу не возникало никаких угрызений совести…

Когда волчонок закончил все приготовления и занялся костром с едой, я отошла чуть в сторону, завернулась поплотнее в огромный плащ и незаметно для себя задремала…

Очнулась, наверное, ближе к обеду от острого предчувствия опасности. Высунула нос из-под плаща и прислушалась к ощущениям.

К нам кто-то направлялся. Два, три, четыре… семь существ. Нет, людей! От лагеря лесорубов…

Темный их раздери, все-таки приперлись!

- Котлетка, Закуска, подъ… - я осеклась на полуслове, заметив эту парочку. Вернее, их голые пятки, торчащие из-под меховой накидки.

Ах ты ж шлюха аристократичная! Так, стоп, стоп, стоп! Остынь, Роуз. Сейчас не время. Но эти двое у меня еще получат! Одному блохастому всыплю за безволие, а одной грудастой корове — за внеплановое соблазнение моего личного провианта!

А тем временем лесорубы приближались. Причем довольно тихо — если бы не вампирское чутье на живых существ, я бы их так и не заметила.

Семеро на одного. Так себе положение.

Ночью я бы даже не вспотела. Но сейчас день и мои возможности сильно ограничены. Очень и очень сильно.

Как быть? Что делать? Бежать? Вряд ли получится — догонят. Уболтать? Судя по верещащему ощущению опасности, эти ребята даже не попытаются заговорить. Скорее всего, они решили нас грабануть. В этом случае мальчишку прикопают сразу, а меня и баронессу сначала хорошенько натянут всей компанией. Можно попробовать сдаться в плен и потерпеть до ночи, но… от одной этой мысли меня передергивает. К тому же, даже если эти сволочи окажутся слепы и не смогут опознать вампира, то шлюха-аристо выдаст меня с потрохами. Прикончить сначала ее? Как вариант…

Пока размышляла, руки шарили в поисках оружия.

И нашли его. Два кинжала и меч.

Меч…

Может сработать. Что я теряю? Ничего, кроме того, что и так бы потеряла.

Вытянув клинок из ножен, устроилась так, чтобы казалось, что я продолжаю спать, а меч не было бы видно. Хорошо хоть он не особо длинный — легко умещается под этим огромным плащом.

Жду.

Тихий шорох. Движение.

Из кустов выходят четверо. Еще трое обходят с другой стороны. Все вооружены массивными топорами. Такими обычно валят не деревья, а двуногих родственников по биологическому виду.

Четверка осторожно осмотрела наш лагерь, особенное внимание уделив пяткам, торчащим из-под вороха расстеленных на земле накидок. В этот момент волчонок, видимо почуяв наконец неладное, начал ворочаться. Но было поздно — мощный пинок от массивного мужика с пышной черной бородой буквально выбил его из нагретого местечка.

Арус голышом покатился по земле, но, к моему удивлению, перекувыркнулся и оказался на ногах, оглядывая происходящее чуть светящимся в полумраке желтым глазом. Его взгляд скользнул по мне, по всклокоченной головке выглядывающей из-под накидок Айфи, и остановился на ухмыляющихся рожах четырех здоровых дровосеков в простых домотканых одеждах.

- Ну что, не ждали? - оскалился один из них, выходя вперед.

- Что вы себе позволяете?! - опять завела Закуска свою извечную шарманку. - Немедле…

Ближайший к ней лесоруб с размаху саданул ногой в лицо девушки. Та откинулась назад, мгновенно потеряв сознание. Не обращая внимания на остальных, этот же мужик схватил Закуску за руку и легко приподнял бессознательную тушку над землей, демонстрируя всем окружающим прелести и идеальные формы баронессы.

- Пожалуй, эту мы сразу кончать не будем, - решил вожак, пробегаясь по открывшейся картине похотливым взглядом. - Хороша, сучка. Где ты только такую откопал, шкет?

- А что со второй? - спросил другой бородач, ближайший ко мне.

- Да она плоская и страшненькая какая-то, - сплюнул на землю вожак. - Кончай ее, нам и этой крали хватит.

Плоская? Страшненькая?!

Гррррр…

Убью. Точно убью. Даже если сама сгорю в процессе!

Но прежде чем я успела хоть что-то сделать, раздалось тихое утробное рычание.

Все взгляды, и мой в том числе, удивленно скрестились на волчонке, который встал на четвереньки, по-звериному широко расставив лапы и скаля вдруг не слабо отросшие клыки.

- Вы. Ее. Не. Тронете.

- И кто же нам помешает? - вожак хотел выглядеть саркастичным, но под конец фразы немного дрогнул голосом, сорвавшись на позорный визг.

- Кас Ар Тор, - проговорил волчонок странные слова и… исчез.


2.


Люди боятся монстров и богов. Их сила для смертных является чем-то загадочным. Чем-то за гранью воображения и понимания.

Этот страх подсознательный. На уровне инстинктов.

И не безосновательный.

Монстры, чаще всего, слабее богов. Но активней. Они пожирают ману, тела и души смертных. Но сами редко уходят далеко от них.

Боги выше большинства монстров. Сильнее. Но они не часто вмешиваются напрямую, предпочитая давать задания своим последователям.

А есть ли кто-то выше бессмертных? Кто-то выше богов?

Смертные скажут — нет. Для них боги — это апогей могущества.

Сами «бессмертные» уверенно заявят — есть.

Создатель, Бездна, Стражи, Пробудившиеся — все это лишь малый список тех, кто стоит в совершенно другой «лиге».

И Хаос — один из них.

Запретная сила, которую не используют ни боги, ни высшие.

Ни тем более — смертные.

И сейчас, в одном далеком мире, в чаще обычного леса, маленький зверолюд воззвал к Хаосу.

В очередной раз…

***

Не смотри.

Не слушай.

Не думай.

Именно эти три совета нашептывала мне в тот момент интуиция. И я не имела ничего против.

Не знаю, что сделал волчонок, что за жуткую формулу или молитву он произнес, но я закрыла глаза, заткнула уши и максимально свернула все свои ощущения. Даже дышала через раз.

И все равно ощущала рядом… что-то. Ни живое, ни мертвое. Ни доброе, ни злое. Просто… что-то.

И я совершенно не хотела знать, что это было.

Сидела завернувшись в плащ, как ребенок заворачивается в одеяло, боясь таящихся под кроватью монстров.

Мой мир сжался до размеров этого самого плаща.

Как долго это продолжалось? Не знаю.

Может быть, секунду. А может быть — вечность.

Пока в какой-то момент я не ощутила, что все кончилось.

Отняв руки от ушей и открыв глаза, осторожно выглянула из-под капюшона.

Не знаю, что тут случилось. Да и знать не хочу. Но последствия впечатляли.

Лес вокруг изменился до неузнаваемости. В первый миг я даже подумала, что нахожусь под действием какого-то наркотика. Но потом все же поняла, что нет — организм вампира весьма стоек ко всякой дряни. И это не мое восприятие изменилось, это реальность вывернулась наизнанку, выдав просто невероятное буйство цветов и форм.

Под ногами был ковер из красно-сине-оранжево-желтой травы с зелеными и фиолетовыми цветами. Причем ни одна травинка по форме не повторяла свою соседку. Деревья превратились в какие-то то ли кактусы, то ли пальмы, с огромными кувшинками на макушках и вяло шевелящимися корнями… К счастью, такие изменения затронули только небольшой участок леса, радиусом в пару десятков шагов, а дальше были видны вполне привычные кусты и деревья.

Но все эти изменения отодвигала на второй план другая картина.

Лесорубы. Их обнаженные фигуры застыли, выгнувшись назад. Кожа потрескалась и сочилась бело-зеленым вязким гноем. Ноги приросли к земле, напоминая слегка пульсирующие одеревеневшие куски мяса. Руки, по-змеиному плавно изогнутые, вонзились пальцами глубоко в грудные клетки собственных тел, выворачивая ребра и открывая искаженные, покрытые каким-то пушком внутренние органы. Лица, вытянутые в немом крике, были обращены вверх. Черепа смялись внутрь, а части мозгов пульсирующими серыми комками торчали из глазниц и распахнутых ртов…

Но самое страшное было в том, что я до сих пор ощущала в них биение душ. Но не так, как в обычных людях. Сама их суть исказилась точно так же, как и тела. Я даже не была уверена, что эти… штуки можно было назвать душами.

Не в силах больше смотреть на эту картину, отвела взгляд и поискала глазами Айфи и Аруса. И нашла их почти сразу. В двух шагах от меня.

Обнаженных.

И этот… серый кобель лежал, уткнувшись носом в сисяндры блондинистой шлюхи.

И ничего вокруг…

От мысли немедленно прикончить волчонка я отказалась с огромным трудом. Мало того, что он без предупреждения призвал в наш мир что-то до жути опасное, так попутно еще и уничтожил все мое золото, одежду, провизию и лошадей! Остановила от мгновенной расправы над этой сладкой парочкой только мысль, что смерть — слишком легкое наказание за подобное.

Хорошо хоть уцелело то, что было на мне — костюм, пара кинжалов, артефактный меч, да заботливо зашитые в пояс и запрятанные по потайным кармашкам золотые монеты. Всего около трех сотен.

Три сотни. Из тысячи.

Хотелось сесть и разреветься.

Но время было дорого — вряд ли случившееся осталось незамеченным местными из стоянки лесорубов. Да и оставаться среди незнакомых растений было по меньшей мере глупо.

Встав, поправила плащ-накидку и подошла к похотливой парочке.

Особо не мудрствуя, просто пнула обоих под бок.

Ноль внимания. Видимо, аристо слишком сильно приложили по голове, а волчонок не смог полностью совладать с доставшейся ему силой. Удивительно, как он вообще жив остался.

Пришлось сцепить зубы и, закинув два обнаженных бессознательных тела на плечи, тащить идиотов на собственном горбу.

А ведь день в самом разгаре. И клан наш славится далеко не своей физической силой… В общем, хватило меня минут на десять ходьбы, после чего я рухнула на колени и бросила обе ноши на землю.

И впилась клыками в руку Закуски.

- Ай! - ту же вскрикнула блондинка, открывая глаза и встречаясь со мной мутным взглядом не до конца пришедшего в себя человека.

- Дехнешя, шахрышу, - пробурчала я, делая два-три глотка крови.

Как и ожидалось, шлюха на вкус была так себе. И уж точно не шла ни в какое сравнение с одуряюще-сладкой кровью волчонка. Я бы с удовольствием восстановила силы им, но не стала рисковать — скорее всего, в его мане все еще остались следы той страшной жути, и вряд ли я сумею ее переварить.

Хозяин всегда предупреждал, чтобы мы не кусали тех, кто часто имеет дело с силой богов и прочих высших существ. От их крови можно запросто сдохнуть, спалив себя изнутри.

Когда напилась и выплюнула руку аристо, то та уже снова была в бессознательном состоянии — видимо, в чувство ее привела боль, но ненадолго. Может быть, оно и к лучшему — меньше проблем от этой визгливой сучки.

И почему я просто ее там не бросила? Наверное, чтобы было кем сейчас восстанавливать силы.

Переведя дыхание, вновь взвалила парочку на плечи и побежала дальше…

Примерно через час нашла небольшой овраг с ручьем и укромной пещеркой. Не слишком глубокой, но для того, чтобы спрятаться от редких солнечных лучей, пробивающихся сквозь лесную листву, хватит.

К тому моменту я еще пару раз прикладывалась к Айфи, но в себя она больше не приходила, а на половине смазливой мордашки аристократки начал расплываться здоровенный черный синяк. Волчонок тоже продолжал пребывать в отключке. У него подскочила температура и начался бред.

- Одни проблемы от вас двоих, - проворчала я, расстилая свой безразмерный плащ на полу пещеры и укладывая парочку на него.

Подумав, открутила крышку болтающейся на поясе фляжки и влила воды в рот сначала Котлетке, а потом и Закуске. Вроде бы выпили. Пощупала лоб волчонка. Температура, озноб, учащенное дыхание… нехорошо.

И даже одеть его не во что. Не в свою же рубашку?

Вздохнув, завернула обоих в плащ, крепко прижав дрожащего блохастика к теплой шлюшке. Вроде бы стало трясти поменьше. Да и дыхание выровнялось.

Кобелина. Уткнулся в грудь попышнее, и сразу пошел на поправку.

Может, их все же прикончить…

К закату обоим полегчало.

Свернувшийся клубком под боком Айфи волчонок перестал дрожать, а температура спала. У самой аристо уменьшился отек на морде лица и она перестала бормотать какой-то бред во сне. Я периодически подпаивала их водой, которую набирала во фляжку из ручья.

По-хорошему, им нужно было приготовить какой-нибудь бульон или травяной отвар. Поймать мелкую живность для меня не было проблемой, ровно как и найти съедобных корешков и лечебных трав — эту науку Лукий в свое время вбивал палкой и высохшим до твердости железа кулаком. Проблема была в том, как все это приготовить — кастрюльки и огниво-то распылило той непонятной силой.

Хорошо хоть плащ мой уцелел и не пришлось заморачиваться с травяными лежаками. Ткань у этой одежды была очень плотной, трехслойной и словно заговоренной — к ней не липли ни грязь, ни колючки. Но магии в ней я не чуяла, да и оценка писала, что вещь «обычная». Так что это скорее всего свойства самого материала нитей.

Солнце садилось.

Я почувствовала, как в тело начала возвращаться сила. Сначала тоненьким ручейком, а потом все ускоряющимся потоком.

Вот только вымоталась морально и физически уже настолько, что никакой радости от наступления ночи не испытала. Была лишь досада и злость на собственную тупость.

Что я, в конце-концов, делаю? Зачем мне это?

Тем не менее, просто встать и уйти я уже не могла.

Словно какая-то привязь держала рядом с валяющимися в беспамятстве идиотами, и заставляла рыком отгонять периодически приближавшихся к пещере хищников. Звери, почуяв монстра, поджимали хвосты и хохолки, и пугливо скрывались в подступающей тьме.

А я продолжала сидеть, чего-то ожидая.

Пока не дождалась.

Волчонок заворочался и, высунув мордочку из-под плаща, обвел пещеру мутным взглядом. Сначала посмотрел на меня. Потом на земляные стены с торчащими корнями. Потом на себя. Потом на грудь спящей рядом Айфи. Потыкал в нее пальцем, словно для уверенности…

- Гррррр. Еще раз так сделаешь, порву глотку, - оскалила я клыки.

- Почему? - видимо, он еще не до конца проснулся, или просто мозг не отошел от жара.

- Раздражает, - лучшего ответа я не нашла.

- Почему? - опять тупо повторил он.

Я не ответила.

Поджала губы, встала и вышла на ночной воздух.

Раздраженно рыкнула на какую-то кошку, подкрадывающуюся через кусты. Та зашипела в ответ, но на конфликт не пошла и задним ходом скрылась в зарослях.

И правильно. Ко мне сейчас лучше не лезть.

«Почему?»

Прибью засранца.

Или лучше брошу их. Да, пусть сами выкручиваются! В конце-концов, что я тут с ними вожусь? У меня свои цели, а эти двое только досадная обуза, висящая на шее и не дающая двигаться к цели с максимальной скоростью!

Вытащив кинжалы, не оборачиваясь бросила их вглубь пещеры и быстрым шагом пошла вперед.

***

Арус посмотрел на упавшее к его ногам оружие. Два чуть изогнутых, словно клыки, кинжала.

Поднял взгляд.

Фигура вампирши уже растворилась во тьме.

Юноша поджал ноги, обнял колени и уткнулся в них носом.

Что он мог сделать? Многое, если задуматься. Он неплохо умел орудовать этими самыми кинжалами. Он знал о мире, о его жестоких законах и способах выживания. Он знал, куда нужно идти и что делать.

Если нужно, он мог составить для себя план и успешно выбраться из этого враждебного к зверолюдам королевства людей.

Но зачем? Что его ждало «дома»? Сожженная деревня и три могильных камня? Не осталось даже мести — он ее давно исполнил.

Рядом раздался тихий стон. Волчонок вздрогнул, вспоминая, что не один.

Айфи. Человеческая баронесса. Было ли ошибкой брать ее с собой? И да, и нет. Ведь в жизни нет ошибок. Есть только последствия…

Последствием его решений стало то, что он сидел голый в пещере посреди леса…

Арус тяжело вздохнул и потянулся к кинжалам. На мгновение, когда его пальцы почти сомкнулись на рукоятях, он вздрогнул. Замер. Но тут же ухватился за оружие. Сжал кожаную обмотку до скрипа в побелевших пальцах.

Эта девушка не должна погибнуть раньше него. Так он решил. Почему? Это не имеет значения. Ведь для принятия решения не всегда нужны причины. Но у любого решения всегда есть последствия…

Укутав обнаженную девушку в плащ, молодой зверолюд прикрыл единственный уцелевший глаз и принялся прислушиваться к окружению.

Если сюда придет какой-нибудь хищник, волчонку будет нелегко. С потерей глаза у него начало сильно страдать объемное восприятие мира и оценка расстояний до объектов. А для бойца ошибка в расчете длины удара легко может стать последней ошибкой в жизни. Потому Арус больше привык доверять другим органам чувств, нежели глазам. Слух, нюх, осязание и вкус — вот его верные инструменты.

Тишина вокруг. Только шелест листьев на ветру, да плеск воды в текущем ручейке. Вот только ночной лес не может быть настолько тихим. Ни насекомых, ни птиц, ни зверей. Только растения с их беззаботной тягой к солнцу.

Это было ненормально.

Если бы Арус мог, он бы давно бежал отсюда сломя голову.

«Рядом происходит что-то ужасное», - волчонок отлично это понимал. - «Что-то такое, что способно вспугнуть и заставить затихнуть все живое в округе»…

- Умммм-ньюююююю… - Айфи поплотнее завернулась в плащ.

«Ну, почти все», - вынужден был признать Арус и вновь прислушался к звукам.

Время шло.

Час, второй, третий…

Ничего не менялось. Все та же тьма. Все тот же Арус. Все та же Айфи.

Но вот эту тишь нарушил мерный звук шагов.

Звук был все ближе. К нему примешался стойкий запах крови. Тяжелое дыхание. Шелест ткани. Шуршание травы под чем-то массивным.

Открыв глаз, волчонок встал и выставил перед собой оружие.

Когда-то он пообещал себе, что будет просто плыть по течению. Что существо, подобное ему, недостойно ни жизни, ни борьбы за нее. Но вот, среди серого безразличия и боли он снова начал ощущать вкус и цвет этой самой жизни.

И благодаря кому?

Кровожадному монстру? Или прикидывающейся им одинокой запутавшейся девушке?

Он не знал ответ. Да и не хотел знать.

Причины не важны. Важно то, что он вновь захотел жить.

И готов был обнажить клыки за жизнь свою, и своих… спутниц.

В темноте зажглись злобные желтые глаза. Блеснули оскаленные окровавленные клыки.

Тяжело дыша, монстр вошел в пещеру и обвел замершего Аруса полубезумным кровожадным взглядом.

- Чего пялишься? - рыкнула Роуз и отпустила горловину огромного мешка. - Разбирай барахло и буди эту дуру. А я пока пойду ополоснусь в ручье… Чертовы дровосеки… Это надо ж… гребаные культисты…

Глядя на окровавленную, словно побывавшую на бойне, спину ворчащей вампирши, Арус вздохнул и невольно расплылся в счастливой улыбке…

Глава 213

Глава 213. Город Смерти (часть 1).


1.


Посреди поросшего высокими кустами пустыря где-то в центре трущоб Светогора друг напротив друга стояли две группы людей.

Перепуганная, но все еще умудряющаяся держать себя в руках уличная воровка, матерый убийца и закутанный в черную накидку человек. Напротив них замерла тройка неприметно одетых горожан в скрывающих лица полумасках, и в окружении десятка одетых в черные ткани телохранителей.

Все они прекрасно видели в темноте. Ночь была их домом, храня не одну тайну этого мрачного города с ироничным названием. Но сейчас привычная и успокаивающая темнота обернулась чем-то странным и пугающим. Еще секунду назад полностью проницаемая для их взглядов ночь вдруг подернулась черным непроглядным туманом, что стеной окружил пустырь.

Тихий шелестящий смех разнесся по округе, царапая слух. Затрещали ветви уже невидимых кустов, словно в них бегала и прыгала целая стая маленьких существ, чьи внимательные алые глазки иногда вспыхивали во тьме.

Люди невольно сделали шаг прочь от этого жуткого тумана. Все, кроме человека в черном плаще. Он продолжал стоять, невозмутимо смотря на своих оппонентов из-под глубокого капюшона, под которым ханы и их телохранители, как ни старались, так и не смогли разглядеть ничего, кроме все той же клубящейся тьмы…

- Зуфрия. Азуф, - голос человека оказался на удивление обычным, спокойным и даже каким-то дружелюбным. Что совершенно не вязалось со смыслом его слов. - Стойте на месте. Закройте глаза. Не шевелитесь. Но слушайте.

Оба его спутника, не сговариваясь, одновременно зажмурились. Они бы и уши закрыли, но… было приказано другое.

Однако Буревестник не собирался делать ничего совсем уж ужасающего. Тем более призывать Бездну ради того, чтобы щелкнуть по носу пару зарвавшихся местных воришек, возомнивших себя королями мира. Но на всякий случай, пусть эти двое лучше побудут в неведении. Ведь с давних времен больше всего человека страшит именно неизвестное и непонятное. К тому же, хоть он и не собирался призывать Древнейшую, но она уже пришла.

«Бездна всегда рядом» - его легендарная способность. В последнее время начавшая проявляться все чаще и сильнее.

И если ситуация выйдет из-под контроля, то лучше пусть эти двое не смотрят в глаза тварей Бездны…

- Хорошо, тебе удалось вызвать наш интерес, - слегка дрогнувшим голосом заявил все тот же «самый говорливый» хан.

Да, его до икоты пугала резко сменившаяся атмосфера, но что было делать? Этим людям нужно было «держать марку» перед подчиненными. К тому же, он не исключал, что все это не более, чем фокус. Вот только чуйка опытного вора говорила об обратном, стуча во все набаты и умоляя держаться от этого тумана как можно дальше.

- Кто из вас троих отдал приказ? - негромко уточнил Буревестник, внимательно наблюдая за реакцией людей. Вот только по мимике опытных лгунов, да еще и со скрытыми под полумасками лицами, понять что-либо было не в его силах. Но это и не требовалось.

- Я отдал, - довольно смело заявил все тот же хан, видимо, являющийся более авторитетным среди этой тройки. Либо же его было наименее жалко, потому и выставили вперед, чтобы собирал на себя все возможные шишки. - Но ты ничем не сможешь…

Говорливый хан оборвал фразу на середине, внезапно поняв, что разговаривает с пустым местом — Буревестника там уже не было. Он не растворился в воздухе. Просто сделал шаг в сторону, и все наблюдающие за ним взгляды «соскользнули», потеряв его фигуру из вида.

«Родство теней», полное отсутствие каких-либо источников освещения вокруг, высокие показатели навыков маскировки и щепотка маны Ауттэ. Этого было достаточно, чтобы местные «высокоуровневые» воры не смогли даже примерно указать его положение.

Через секунду «говорливый» хан сделал поспешный рывок вперед, ведомый взвывшим чувством угрозы. Это спасло ему жизнь, но полностью избежать ранения вор не смог. Взвыл воздух, раздираемый мощным ударом тяжелого уродливого меча. Если бы не рывок, то хана бы просто разорвало, превратив в кровавое месиво из плоти и костей. А так его только зацепило шипами венчавшего меч шара, разодрав спину до костей.

Вор с криком упал на землю, ощущая разливающийся по телу пожар боли. Немногие люди способны выдержать подобное и остаться в сознании. Только те, кто обладал модифицированным телом с высокими показателями живучести, или редкими способностями на подавление боли. Или те, кто привык к истязаниям, получая в каждой битве огромное количество болезненных ран. Хан не относился ни к тем, ни к другим. Несмотря на свой относительно высокий уровень, все его характеристики и способности были направлены на скорость, скрытность и манипуляцию людьми, а его «боевой опыт» ограничивался поножовщиной в подворотнях и борделях трущоб.

Упав на землю лицом вниз, «говорливый» хан практически сразу отключился от боли, сбегая в мягкие объятья забвения.

А остальные его «товарищи» и охранники расширившимися глазами смотрели на оставшийся в земле, утоптанной практически до состояния камня, небольшой кратер, образовавшийся после удара меча. Сам меч, впрочем как и его хозяин, проявился только на мгновение удара, тут же вновь растворившись в темноте.

До представителей местной «мафии» только сейчас начала доходить вся серьезность сложившейся ситуации. Их оппонент легко скрывал свое присутствие от лучших воров и убийц Города Смерти. Он был быстр настолько, что за секунду пробежал десяток метров и встал за спиной собеседника. И при этом о силе нанесенного удара лучше вообще не думать…

А если вспомнить окружающую их стену непонятной жуткой силы, то оставшимся ханам не оставалось ничего, кроме как кардинально пересмотреть свое отношение к «зарвавшемуся молокососу».

- Постой! - поспешно крикнул один из них. - Мы все поняли! Твои условия?

- Отныне вся ваша воровская шарашка пашет на меня, - раздался в ответ негромкий голос со странной, пробирающей до костей интонацией. - А ее главари приносят клятву верности на именах D’ha-t-Elleи Ауттэ.

Услышав такое, ханы пораженно и испуганно переглянулись.

Если первое имя было им незнакомо, потому как немногие смертные знают об истинной Хозяйке Теней, то вот второе… Может быть, не все из них регулярно почитают Богиню изгоев, но каждый вор хотя бы раз за свою жизнь возносил ей молитву или благодарность, вне зависимости от его веры или расы.

Клятва на имени Ауттэ была для них более чем серьезна. Клятвопреступник не терял жизнь. Но ему больше никогда не сопутствовала воровская удача, а тени и ночная тьма переставали давать свое убежище.

- А если кто-нибудь откажется? - осторожно задал вопрос до этого молчавший хан.

Ответа не последовало. Зато Буревестник наконец прекратил баловаться с маной Богини-Тени, проявившись перед людьми. Он стоял над их истекающим кровью товарищем.

А на руке, вытянутой в сторону умирающего, горел алым пламенем немигающий кроваво-красный глаз.

Миг, и в сторону поверженного хана выстрелили несколько черных туманных щупалец. И тут же они втянулись обратно, а тело обмякло и перестало дышать.

- Тогда я приду по ваши души, - негромко сказал человек в плаще. - Буквально. У вас есть двое суток на решение.

Вестник спокойно развернулся, подставляя убийцам спину, и пошел к своим подчиненным.

- Открывайте глаза, - шепотом приказал он, проходя мимо замерших Азуфа и Зуфрии. - И идите за мной.

Не сбавляя шаг Буревестник подошел к самой границе клубящейся тьмы, что окутала собой большую часть пустыря. Подняв руку со все еще светящимся на ней любопытным глазом Ловца, Андрей осторожно погрузил ее в это марево.

На мгновение вестнику показалось, как что-то во мраке попыталось укусить его за руку. Но, почти сомкнув клыки, передумало. Принюхалось. И признало за «своего».

«Успокойся, и уйди прочь», - мысленно приказал Буревестник, ощущая в непроглядном черном тумане чей-то разум. Не Бездны, но явно какого-то из ее порождений.

В ответ пришло чувство удивления, сомнения и даже какой-то… издевки.

«Тогда я тебя вышвырну», - передал Вестник, прикладывая к фразе образ Касии.

Понимание. Уважение. Подчинение.

Вот теперь непонятную тварь проняло. Даже монстры боятся Безликих Посланцев. Тем более, что приказ уже был исполнен.

Отправленный Бездной монстр исчез, нырнув в тени, а туман стал медленно рассеиваться.

- Не касайтесь этой тьмы, - сказал Буревестник спутникам, дождавшись открывшегося в мареве прохода и шагнув вперед. - И не смотрите в нее. Иначе в покое она вас уже не оставит…

***

Весь следующий день столица Светогора была похожа на растревоженный муравейник.

Стража сновала по всем улочкам, пытаясь найти загадочного убийцу Царя. Они заглядывали всюду, куда только могли. К сожалению, могли они не везде и не всегда. Например, если бы какой-то стражник попытался сунуться во владения одного из аристо Города Знати, то присунули бы уже ему самому. Везде, всюду и не один раз. Сначала слуги этого самого аристо, а потом и его собственное начальство.

Да и в других частях столицы подобных «неприкасаемых» тоже хватало: богатые купцы, элитные бордели, дорогие рестораны, отнорки ханов и прочее. Но стражи были далеко не единственными, кто рыл носом землю.

Тайная стража, располагающая большими возможностями, но меньшим числом оперативников, отнюдь не сидела сложа руки. И разделилась эта организация на три примерно равных лагеря. Первые, верные Царице, искали цареубийцу с приказом доставить к правительнице в целости и сохранности. Вторые, присягнувшие на верность уже мертвому королю, искали неизвестного дикаря ради мести. А третьи, подконтрольные исключительно капитану тайной стражи, планировали использовать убийцу для устранения Царицы и силового переворота.

Помимо местной тайной стражи, в Светогоре вовсю шуршали и агенты эльфов, маскируясь гримом, артефактами или чарами. Они искали загадочного дикаря, чтобы «предложить руку помощи», что на деле значило использовать его для саботажей в столице и прочих городах неприятеля.

Храмовники Авалара не отставали от всего этого клубка, прочесывая городские улицы и древние катакомбы под ними. Особое внимание они уделяли именно последним, так как полагали, что Темный прячется именно в сырой тьме подземелий, населенных изгоями, мутантами и прочей ересью. Попутно фанатики выжигали все, до чего могли дотянуться, но и сами несли многочисленные потери. И все из-за того, что их оракул изрек, что «Светлый Город падет пред Темным Господином».

Теневая же часть столицы бурлила, наверное, еще сильнее. Ханы, работорговцы, наркодилеры, сутенеры… все, вплоть до самого последнего карманника искали загадочного однорукого человека и двух его приспешников — воровку Зуфрию и убийцу Азуфа, которые после прошедшей ночи как в воду канули. И тут тоже не обошлось без разделения по лагерям — часть всего этого сброда жаждала служить Темному Господину, надеясь на возвышение и власть. Часть работала «на сторону», выискивая информацию для тайной стражи, Храмовников или эльфов, в уме уже перебирая монетки готового обрушиться на них «золотого дождя», не подозревая, что скорее всего, это будет моча на их безымянные могилы. Ну а часть вполне резонно жаждала крови, не воспринимая всерьез расползающиеся байки о могуществе Темного.

И все эти люди и нелюди периодически сталкивались лбами. Чаще всего дело кончалось миром, но бывали и исключения. Эльфийские агенты резали храмовников и работорговцев. Храмовники в приступе фанатизма раскатывали на камушки особняки знати. Воры и тайная стража весело пыряли друг друга кинжалами по темным подворотням. Стражники несколько раз загоняли в катакомбы вылезших оттуда вслед за храмовниками чудовищ, причем вместе с этими самыми «Слугами Авалара». В ответ последние обвинили в ереси капитана стражи и уволокли в застенки своей пыточной, которую взбунтовавшиеся солдаты не взяли штурмом только благодаря вмешательству тайной стражи…

Вестник Бури еще даже не начал действовать, а город уже лихорадило…

***

- Вот море молодых колышет супербасы, мне триста лет, я выполз из тьмы…

Зуфрия замерла на пороге, вслушиваясь в странные слова. Она их понимала, но при этом они звучали на совершенно незнакомом языке. Словно у нее в голове сидел маленький гремлин и переводил незнакомый язык на ее родное наречие.

- Они торчат под рейв и чем-то пудрят носы - они не такие, как мы…

А вот тут ее «переводчик» заело, потому как аналогов в местном наречии не было.

- И я не горю желаньем лезть в чужой монастырь, я видел эту жизнь без прикрас. Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас… Однажды он прогнется под нас…

Зуфрия почувствовала, как рядом кто-то появился. Скосив взгляд, она увидела Азуфа. Немолодой убийца так же с удивлением прислушивался к незнакомому напеву.

- Один мой друг - он стоил двух. Он ждать не привык. Был каждый день последним из дней. Он пробовал на прочность этот мир каждый миг - мир оказался прочней.

Слова старой песни иного мира. Простые, медленные и немного грустные. Их пел совсем не музыкальный голос, который местами отчаянно фальшивил и не вытягивал ноты. Зато певец вкладывал в столь знакомые строчки всю душу.

Даже если от нее осталось совсем немного…

- Ну что же, спи спокойно, позабытый кумир, ты брал свои вершины не раз. Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас. Однажды он прогнется под нас… - голос вдруг умолк, хотя чувствовалось, что это совсем не конец песни. А когда Темный заговорил вновь, из его слов исчезли те завораживающие мечтательно-печальные нотки. Вместо этого воровка и убийца услышали уже знакомую недовольно-ворчливую интонацию. - Да знаю я. Блядь, шизофрения ты чешуйчатая, даже пять минут на жопе ровно посидеть уже нельзя? А я тут при чем? Сами там с ним разбирайтесь! Главное, чтобы мучился. Полы там мыть заставь, или пусть вам с Дюсаль маникюр сделает. А то нашли моду, моим подчиненным головы отрезать… А будет артачиться, прикажи Саси его облизать, да устрой экскурсию к Илюхе на остров. Все, отстань! У меня тут пара местных чебурашек уши отращивает, надо бы укоротить…

- Не надо, Господин! - тут же упала на колени Зуфрия, старательно зажимая свои локаторы и вползая в комнату в этой довольно нелепой позе. - Я случайно! Я не хотела! Можете Азуфу отрезать, шрамы украшают мужчин! А меня и так уже никто замуж не возьмет! Не рушьте последнюю надеждуууууууууу!

- Тьфу, блядь, - сплюнул Буревестник, глядя на это воющее недоразумение с хитрющими глазами. - Все, замолчи, самка! Никого резать не буду. По-крайней мере, пока. Что там в городе слышно?

- Война идет, - вздохнул Азуф, опускаясь на каменный пол рядом с воровкой. - Всех со всеми. Как бы не начался переворот…

- Переворот — это хорошо, - пробормотал Андрей, странно дернув слегка отросшим обрубком левой руки. Недоумевающе посмотрев на культяпку, он печально вздохнул и почесал затылок правой. - Переворот, это дело привычное. Как раз пусть до завтра еще помаринуются, и начнем.

- А почему именно два дня, Господин? - решилась все-таки задать мучающий ее вопрос Зуфрия. - Может, лучше было бы сразу пойти и всех… того… поработить?

- Девочка, ты головой недавно ни обо что не билась? - участливо посмотрел на нее Андрей.

- Нееет, - неуверенно протянула воровка. - А что такого? Вы ведь сильный!

- Пф! - фыркнул Буревестник. - «Сильный»! И как ты себе представляешь все это? Мне в одиночку раскидать всю королевскую рать, триумфально разбить ворота замка и вкатиться на трон под стук падающих в обморок от моего пафоса светских гиен? Сорян, я такое не потяну. Один, по-крайней мере.

- Так за… - начала было Зуфрия, но ее прервал шум хлопающих крыльев, разносящийся над руинами храма.

- Подкрепление жду, - расплылся в улыбке Вестник, задирая голову к ночному небу…


2.


Вот честно, никогда так не радовался звуку хлопающих крыльев. А ведь когда-то он меня чуть до икоты не довел!

Как же, Ужас Ночи, страшное порождение самой Бездны…

- Опаздываете, - проворчал я, глядя на опускающуюся сверху огромную страшенную зверюгу.

Краснющие, словно у дяди Васи с перепою, глазища, огромные когтыси, набор белоснежных клыков в широченной пасти… И смотрит так недобро. Как на кусок сочного мяса.

- Фу, плохая Нокси, - насторожился я.

- Еще какая, - показалась из-за загривка голова Химэ с растрепанной шевелюрой и нежно-салатовым оттенком лица. - Помоги спуститься… пока не стошнило…

- Жррррррать хощщщщщщуууу, - тряхнуло головой чудище и перевело голодный взгляд с меня на парочку местных оболтусов, застывших на коленях с глазами девочек из китайских порно-мультиков.

- Этих нельзя, - покачал я головой, заходя сбоку и протягивая руку к Химэ. - Эти на меня работают. Можешь прошвырнуться по округе и сожрать какую-нибудь зверушку. Желательно, неразумную.

- Грррррр…

Как только фигурка биороида соскользнула со спины зверюги в мои обьятья, та свечкой взмыла вверх, обдав нас поднявшимся от взмаха крыльев пылевым буранчиком.

- Кхэ… - кашлянул я, пытаясь прочистить нос и горло. - Сучка. Вернется, заставлю тут все зубной щеткой драить…

- У тебя перекусить что-нибудь есть? - слабым голосом спросила Химэ. - Мы двое суток на землю не опускались. Сейчас тебя жевать начну…

- Не надо! И так только-только восстановился! - причем, судя по немного лихорадочному блеску в глазах, говорила она на полном серьезе. - Зуфрия! Тащи еду!

- Темный Господин, прошу прощения, но она не может, - раздался в ответ слабый голос Азуфа.

Я с удивлением посмотрел в их сторону и чертыхнулся. Убийца истекал потом, но держался. А воровка замерла в молящейся позе, сцепив руки в замочек и смотря перед собой остекленевшими глазами. Девушка была в глубоком обмороке.

Я даже на мгновение усомнился в том, что она вообще жива, но чутье «Жнеца» тут же развеяло мои сомнения.

- Чего это они? - спросил я у Химэ, прижимающейся ко мне всей своей мягонькой тушкой.

- Давление от Нокси по мозгам шибануло, - хмыкнула девушка. - Так что, кормить меня не будут?

- Азуф!

- Да, Мой Господин… Сейчас…

Более стойкий убийца начал потихоньку приходить в себя. Во всяком случае метнулся в коридор он уже довольно шустро, притащив обратно увесистый холщовый мешок, источающий аппетитные ароматы.

Кое-как удерживая рвущуюся к еде девушку, в глазах которой зажглись совершенно безумные огоньки, я дождался пока Азуф сноровисто сервирует местный дастархан, после чего наконец отпустил уже начавшую кусаться Химэ…

Следующие минут десять над руинами храма, в котором я устроил временное убежище, раздавалось лишь счастливое чавканье. А я молился всем богам подряд, чтобы у оголодавшей Нокси хватило ума не устраивать себе шведский стол в Светогоре…

- Господин, - вывел меня из задумчивости осторожный голос Азуфа, который все это время пытался привести в чувства Зуфрию, но в итоге плюнул и просто уложил бессознательную тушку на топчан у стеночки. - А это кто?

- Та, которая крылатая, моя секс-игрушка, и по совместительству ударно-транспортная авиация с ограниченным психотропным действием, - честно признался я, с усмешкой глядя на «поплывшего» мужика. - А вот эта обжора — ультрасовременный боевой органический механизм из глубокого космоса.

- Ааа… - протянул бедняга. - Благодарю, Господин. Теперь мне все понятно…

- Я нэ опшоха! - возмутилась Химэ, попытавшись стукнуть меня карающей куриной ножкой.

- Угу, - кивнул я. - А это не пузико, а мышцы…

- Кха-кха! - девушка подавилась очередным куском, кое-как прокашлялась и спешно задрала рубашку, придирчиво изучив плоский подкачанный животик. После чего подняла на меня покрытую крошками мордаху с обиженно-возмущенным выражением. - Врешь!

- Вру, - согласился я, присаживаясь напротив и наливая в глиняную кружку слабого местного вина. - Но все равно, харэ жрать. А то нам тоже чем-то перекусить нужно.

- Тогда советую поторопиться, - моя «надзирательница» расплылась в коварной улыбке. - Потому что сейчас свалится еще одна «голодающая».

Эм… Ась?

Я быстро перебрал в уме возможные варианты «неучтенного подкрепления». И вариант получился только один.

- Еб твою пушистую шиншиллу… - обреченно пробормотал я, хватаясь за голову. - Хотя нет, стоп! Она нас не найдет! Это храм Ауттэ, он экранирует все поисковики! Да, точно!

- Мы ей тебя сдали, - мстительно оскалилась блондинка.

- Зачем?! - взвыл я, лихорадочно перебирая пути побега.

- Она нам пять часов мозги колупала, пока рядом летела, - скривилась Химэ от не самых приятных воспоминаний. - Это был единственный способ от нее отделаться, не сворачивая голову.

- Так свернули бы!

- Спасибо, я не хочу попасть на стол к древнему Таящемуся!

А, ну да. «Гот-гот лоли-лоли» с широкой лыбой и привычкой жрать людей живьем…

- Ладно, разберемся, - вздохнул я. - Сильно она отстала?

- Часа на три, - прикинула Химэ. - У нее менее… аэродинамические формы, по сравнению с Нокс.

Ну да. С такими-то дойками. Пожалуй, фигурка являлась единственным плюсом в этой дуре с куриными мозгами.

- Так какие новости? - прищурилась блондинка. Недобро так прищурилась, с намеком на кастрацию через отрубание головы. - Много людей сожрать успел?

- Никого я не жрал, - я прекрасно понимал, куда клонит моя «наблюдательница». - Только пару душ Саси скормил. Но за дело. Да в облике Касии пришлось напинать одному местному аватару, по совместительству Царю.

- Это он тебя так потрепал? - она взглядом указала на левую руку.

- Угу, - я поморщился от не самых приятных воспоминаний.

- И-и-и? Как ты тут оказался? - продолжила допытываться Химэ. - Что вообще случилось?

- Да одна веселая девочка с поддержкой стремного светлого бога провела призыв Героя Бездны. Вот меня и затащило, как ближайшего осла отпущения. Связало с ней контрактом и теперь я на правах марионетки для малолетки.

- А ничего, что он это слышит? - Химэ покосилась на побледневшего Азуфа, который от подобного внимания чуть не подавился куском запеченного мяса.

- Мне не важно, кому служит Темный Господин! - поспешно заявил убийца. - Никакие цепи не удержат его Темнейшество!

- Ты где такого уникума нашел? - удивленно вскинула бровки блондинка, разглядывая мужика как какого-то редкого жука. - Вторая такая же?

- Угу, - вздохнул я. - Ты не смотри на них так. Ребята полезные и реально стараются. Мозги у них, правда, малость клинят, но это лечится.

- Служу Великой Тьме! - пробасил Азуф. Наверное, будь он зверолюдом, еще и хвостом бы вилять начал.

- И это плохо, - закусила ноготь блондинка, рассматривая старательно пучащего глазы мужика, который умудрялся еще и втихомолку что-то жевать. - Похоже, Буревестник, ты начинаешь влиять на людей. Но оставим этот разговор на потом… Когда я соберу побольше данных и мы будем в более… интимной обстановке.

Я невольно сглотнул от последних слов.

Со всей этой свистопляской у меня не было времени побыть наедине даже с собой, не то что с какой-нибудь самочкой.

- Ну а дальше что? - прервала ход моих мыслей Химэ с такой улыбкой, будто точно знала, о чем я сейчас думаю. - Ну призвали, связали контрактом… А условия? И почему ты до сих пор торчишь в этом городе, а не рвешь когти в сторону эльфийской границы?

- А все из-за тех же условий, - вздохнул я, невольно соскальзывая взглядом в декольте ее платья. - Если в двух словах, то тот самый светлый божок через свою первожрицу, которая моя призывательница, выдал приказ на организацию в столице глобального пиздеца и подрыва веры против местной религии Светлоликого Авалара.

- Угу… один божок выживает другого, - закатила глазки Химэ. - Знакомая история. А как хоть твоего заказчика зовут? И сколько ты у него в кабале будешь?

- Кабала на месяц, - припомнил я условия контракта. - А зовут его Авалар.

На лице как Химэ, так и развесившего уши Азуфа появилось вполне закономерное ахуевание и сомнения в моем психическом здоровье.

- Погоди, сам светлый пытается уничтожить свою паству? - нахмурилась моя боевая подруга.

- Неа, - покачал я головой, цепляя со стола какую-то лепешку с салатной начинкой и откусывая изрядный ломоть. - Это другой Авалар. А где тут корешок от хрена зарыт только тот самый хрен и знает. Меня, если честно, все это абсолютно не ебет. Главное, есть четкая команда — развалить всю административно-правовую систему в столице к ядреному шибздику, подорвать веру в местного бога и поднасрать командованию армии, в данный момент воюющей с ушастыми. Что я сейчас и делаю. А потом мне позволили заниматься своими делами, попутно приглядывая за Хлоей.

- У тебя все как всегда, - потерла виски Химэ, испустив тяжелый вздох.

- Угу. Вива ля анархисто! - кивнул я.

- А где эта самая Хлоя-призывательница?

- С Акронькой гуляют, - пожал я плечами. - Скоро подойти дол…

- ХИМЭЭЭЭЭЭЭ!!! - руины содрогнулись от радостного визга.

- А, собственно, вот и они…

Блондинка не успела ничего предпринять, как оказалась сбита с ног налетевшей беловолосой вампиршей. Может быть, раньше ей и не составило бы труда увернуться от подобной «атаки», но новое тело оборотня-ламии сильно подняло физические характеристики Акрони, так что даже мне теперь приходилось попотеть, чтобы уследить за ее движениями. И это при том, что я боец, специализирующийся на скорости и ловкости. А учитывая, что все способности мага-вампира у мелкой дурочки никуда не делись… В общем, нужно теперь эту кровососку держать на отдельном контроле и очень коротком поводке, чтобы созданный монстр не обернулся против своего создателя.

Хотя, думаю, если бы Акроня попыталась всерьез атаковать Химэ, то хрен у нее что-нибудь получилось бы — опасность блондинка чуяла получше меня, а уж ее жутковатые способности к регенерации и контролю крови не оставляли шансов ни одному живому противнику. Наверное, с ней могла бы пободаться какая-нибудь нежить, вроде лича или мумии, или нематериальная тварь. Пожалуй, с последней у читерной блондинки были бы серьезные проблемы — атак, направленных на энергетические сущности я в ее арсенале не видел. Вот только это не значит, что их нет…

А тем временем клубок из двух барахтающихся самок прокатился через небольшой зал, едва не снеся Азуфа, и замер у стены.

Картинка была, честно признаться, одно загляденье. Растрепавшаяся белая ламия с частично сползшей тогой и обнажившейся грудью, обвивала змеиным хвостом ноги и живот Химэ, счастливо зарываясь мордашкой в ложбинку ее декольте. Попавшая в крепкие объятия Акроньки блондинка подняла на меня умоляющий взгляд.

Ну да, на «своих» использовать магию крови она не очень любит. А самостоятельно из таких обнимашек хрен выкрутишься.

- Акронька, - позвал я. Ноль внимания. - РЯДОВОЙ!!!

- Химэ, Химэ, Химэ, - бормотала мелочь, явно находясь в трансе, близком к боевому. И уже начала потихоньку раздевать объект своего вожделения…

Хм… А может не вмешиваться?

Я уже почти собрался плюнуть и просто наслаждаться зрелищем, как встретился взглядом с Химэ.

- Ладно, ладно, не смотри на меня так… - пришлось со вздохом подниматься и плестись к ним.

Присев рядом, схватил вампиршу за голову и оттянул назад, заставив ее оторваться от веселых потискушек и выгнуться дугой.

- Сэр? - захлопала ламия глазищами, наконец заметив меня. - А Вы были тут?

- Угу, - кивнул. - По жопе хочешь?

- Нееееет, - протянула та, попытавшись замотать головой, но я держал ее слишком крепко.

- Тогда отставить неучтенный разврат!Встать! Смирно! Хвост в зубы, бля! В ЗУБЫ, Я СКАЗАЛ! Вот так, мля! Упор лежа! УПОР ЛЕЖА ПРИНЯЛА! ТРИДЦАТЬ ОТЖИМАНИЙ! ХВОСТ ИЗ ПАСТИ НЕ ВЫПУСКАТЬ! НЕ ВЫПУСКАТЬ, Я СКАЗАЛ! РАЗ, ДВА, ТРИ…

Дед Микай любил повторять, что при работе с идиотами, главное максимально загрузить им мозг, чтобы не оставалось место лишним мыслям. Особенно, если эти идиоты еще и «творчески одаренные».

А у меня тут случай особый. Клиника бесполезна, осталось или прибить, чтобы не мучилась, или держать на постоянном контроле.

- Двадцать девять! Тридцать! Молодец боец, генералом будешь! А теперь десять кругов вокруг храма! НЕ МЯМЛИТЬ, МЛЯ! ХВОСТ ИЗ ПАСТИ НЕ ВЫПУСКАТЬ, МЛЯ! ЧЕ СКАЗАЛА?! МНЕ ПОХУЙ, ЧТО БЕЗ НОГ НЕ ПОБЕЖИШЬ! ХВОСТ ЕСТЬ?! ЗНАЧИТ ПОЛЗИ! И НЕ ВЫПЛЕВЫВАЙ! ЗАКУСИЛА КОНЧИК И ПОЛЗИ, ЛИЧИНКА УРОБОРОСА! ДЕСЯТЬ КРУГОВ! ПОШЛА, ПОШЛА, ПОШЛА!!!

Проводив взглядом идиотку, скрывшуюся во входной арке, облегченно выдохнул и повернулся к остальным.

Химэ снова устроилась за низким столиком и блаженно потягивала винишко из деревянной кружки, что-то попутно втирая развесившей ушки Хлое.

А вот между столиком с вожделенной едой и мною выстроилась стенка из трех тушек, старательно пучащих глазики и выпячивающих груди. Причем, если первая грудь была мужская, а вторая имела весьма скромный второй размерчик, то вот третья пара доек бросала вызов самой гравитации, грозя приобрести свойство гелиоцентричности.

- Жду приказов, Темный Господин!

- Жду приказов, Темный Господин!

- К тренировке готова, Лысый Нелысый Темный Мастер!

Фейспалм.

Интересно, это действительно я так на людей влиять начинаю, или меня просто окружают одни идиоты…

Глава 214

Глава 214. Город Смерти (часть 2).


1.


Недалеко за западной стеной Светлого Города лежал довольно большой лес, формально принадлежавший царской семье. Он считался запретной зоной, потому как там росли редкие породы деревьев, а также водилось много экзотического зверья, с помощью которого поднимало уровень и просто развлекалось не одно поколение молодой знати. Среди народа Светогора также упорно гуляли слухи о том, что где-то в глубине этого леса стояла самая настоящая эльфийская деревушка, населенная пленными рабынями, и служащая еще одним развлечением для аристо в перерывах между охотой.

Однако выяснить это достоверно никто из простого люда не мог — мало того, что лес был большим и на поиски ушло бы немало времени, так его еще и патрулировали отряды королевских егерей, которые в чтении следов, маскировке и стрельбе из луков спокойно могли соперничать с ушастыми пограничниками соседнего государства нечестивых нелюдей.

Вот только все эти слухи об эльфийках были не более чем сказкой, порожденной гораздо более пугающей реальностью.

Глубоко в чаще был участок, немного отличавшийся от остального леса. Даже в самые жаркие и солнечные деньки тут стоял прохладный полумрак. Стволы у местных деревьев были ровными, длинными и голыми, венчаясь только на самом верху плоской раскидистой кроной с густейшей темно-зеленой листвой. Меж этими странными деревьями всегда стоял густой туман, зайдя в который, любому разумному становилось не по себе — ему чудились шепчущие голоса, скрип веток, клацанье когтей и шелест пересыпающегося песка. И чем дольше упрямый разумный находился в этом месте, тем более сильные галлюцинации начинали его посещать. Или не галлюцинации? Это было неизвестно.

Зато королевские егеря прекрасно знали, что стоит остаться в этой чаще надолго, как обратно ты уже не выйдешь. Иногда товарищи слышали быстро стихающие крики решившихся на подобное смельчаков, а иногда те пропадали безмолвно. И как бы люди ни искали, ни единого следа человека или зверя за все прошедшие столетия в чаще так и не нашли. Словно людей проглатывала сама земля.

Кроме королевских егерей об этой чаще знала часть аристократов, из тех древних родов, что относились к основателям Светогора и Святого Царства. Для них это было популярным местом казни. Ведь зачем обагрять руки кровью нелюбимого потомка или предка, когда лучше просто послать его «в изгнание в заповедную чащу»?

И только в самых старых хрониках закрытого царского архива, да среди настенных фресок глубинных городских катакомб можно было найти истину об этом месте.

В чаще леса стоял Храм Тени. Вернее, когда-то стоял. Сейчас же остался только защитный барьер, да скрытые листвой руины стен и подвал некогда величественного строения. Но даже находясь в столь плачевном состоянии, Храм пускал на свою территорию только тех, кому дозволяла пройти Ауттэ. Остальных же поглощал туман.

Подвал Храма связывался с городскими катакомбами длинным тайным ходом, так же заполненным хищным туманом. Именно по нему на строго охраняемую территорию и попали Буревестник и его спутники.

***

- И что же у тебя попросила Ауттэ за доступ в ее Храм? - уточнила Химэ, когда коротко обрисовал ей ситуацию.

- Да фигню очереднуууууууую, - не удержав зевок, протянул я.

Спать хотелось неимоверно. Держался на одних морально-волевых и надежде хорошенько поразвлечься, когда будет покончено с текучкой. А то до этого у меня был выбор только между тощей, плоской и шрамированной, словно Сестра Битвы, Зуфрией, да идиоткой-Акронькой. На первую как-то не тянуло — ну не люблю я костлявых. А со второй не складывалось — вечно что-то мешало.

Зато сейчас, водрузив голову на мои колени, в зоне досягаемости сыто щурилась обалденная блондинка с холодными голубыми глазами. Химэ уже ополоснулась в текущем рядом ручье и переоделась в короткое красное платье с открытыми плечиками и глубоким вырезом. Ее еще мокрые волосы одуряюще пахли травами, а белая мягкая кожа так и притягивала мои пальцы.

Кроме того, в паре шагов слева от нас, на кучке соломы беззаботно отдыхала смуглая красавица в костюмчике из черных кожаных лент. В ее коротких черных волосах золотились колоски каких-то злаков, полуприкрытые алые глаза блаженно смотрели вверх, а тугие ленты костюма обтягивали немного излишне подкачанную, но от того не менее привлекательную фигурку.

Ну и напоследок, за стеной Храма сейчас вовсю занималась упражнениями Фив — еще одна блондинка с вводящими в ступор мозг и хрен пропорциями. Вот только если Химэ была «умной блонди», то крылатая Эссалитэль являла собой квинтэссенцию шуток про блондинок. Честно говоря, это был тот редкий случай, когда я не был способен понять, чего хочу больше — просто трахнуть ее, или трахнуть Копьем по голове так, чтобы выбить хотя бы изображение извилин на ее девственно-гладком мозге.

На счастье, у меня есть исполнительные миньоны, которым можно было поручить заботу о столь неадекватной личности. В данный момент Фив, Акроня и, до кучи, Зуфрия вовсю осваивали комплекс упражнений на ловкость и выносливость под предводительством неугомонного Азуфа. Убийце было, как я понял, уже под сорок, что для местных реалий являлось весьма преклонным возрастом — люди в этом ебанутом мире долго на свете не задерживались. Богатый жизненный опыт и неслабый тридцатый с гаком уровень позволили ему вполне сносно командовать «бабским батальоном», развлекая их тренировками и давая возможность мне спокойно отдохнуть и обсудить планы со «старшим офицерским составом».

- И что это за «фигня»? - спросила Химэ, потягиваясь, от чего ткань платья очертила соблазнительные холмики груди.

- Какая фигня? - захлопал я глазами.

- Издеваешься? - выгнула она бровь. - Та, за которую Тень выдала тебе убежище в Храме.

- А, эта! - мозг опять начал подавать признаки жизни, хотя едва ее не лишился из-за обильного оттока крови. - Да попросила ту сладкую парочку сделать ее жрецами, да притащить сюда пару десятков человек в качестве стартовой паствы. Будет бороться за влияние на умы и души местных аборигенов.

- «Сладкая парочка», это которые Азуф и Зуфрия? - девушка задумчиво нахмурилась, сведя бровки. - Что-то как-то мелковата награда. Ты ей тут полноценный культ организуешь, а она только дает разрешение на проход в эти развалины, чтобы мы скрылись от поисковых чар!

- Не только, - ухмыльнулся я. - Я там еще кое-что выбил. Но мне это перепадет только за удачное завершение миссии.

- Кстати о миссии, - подала голос Нокси, переваливаясь на бок и подпирая рукой голову. - Я так и не поняла, зачем светлому разваливать оплот, можно сказать, союзного бога? Тем более, почему у нас тут сразу два Авалара всплыло? Грррр… Мне и одного-то хватало! Заносчивый, наглый… одна головная боль!

- А у матушки своей спросить не пробовала? - намекнул я. - А то мне ни она, ни этот самый Авалар-Хлоя ничего так и не рассказали. Бездна молчит, а Авалар просто кроет матом и переводит стрелки.

- У меня тоже тишина, - вздохнула красноглазая. - Пыталась вызвать Хранителя, но тот только отмахивается.

- Тайшаддэса? - нервно икнул я. - Нет, спасибо, не нужно нам его сюда! Я еще от прошлой встречи не отошел.

- Есть вариант, что это какой-то другой бог, - предложила Химэ. - А тебя просто дурят.

- Или он расщепился, - закусила губу Нокси. - И если это так, то ничего хорошего ждать не стоит.

- В смысле, разрезал себя на части? - удивился я. - А так можно? Я думал, душа — штука неделимая. Даже у богов.

- Есть определенные техники, - уклончиво ответила Химэ.

- Пф, - фыркнула Нокси. - Да не напускай тумана где не надо. И так сам догадается, если мозгами пошевелит.

- Вот и пусть шевелит, - огрызнулась блондинка.

- Эй, я вообще-то еще тут, - напомнил я и глянул на Нокс. - Объясни уже в двух словах. Считай это приказом.

- Вот вечно вы, смертные, тянетесь к ненужным знаниям, - проворчала та. - Расщепление — это довольно сложная процедура, хотя в теории все просто. Она делится на собственно расщепление и копирование. Берешь две души. Одну полностью очищаешь от оболочки, оставляя только ядро. И аккуратно переносишь на нее часть оболочки с другой. Получаешь как бы две вариации одной личности, с той лишь разницей, что у них будут неполные воспоминания о прожитой жизни. Боги часто балуются похожим образом, когда нужно наспех создать себе посланца. Берут чистое ядро и лепят на него надерганные с разных смертных воспоминания, чтобы сформировалась нужная личность. Потом сверху нагружают необходимых знаний и вот тебе готовый «мессия». Марионетка, послушно пляшущая под их дудку. Правда, не у всех выходит так как нужно — стоит немного ошибиться, неправильно подобрать кусочки памяти и смертный может в итоге сойти с ума или стать пускающим слюни идиотом. Да и хорошо слепленные марионетки тоже не отличаются стабильностью, но на выполнение одного задания их обычно хватает. А потом в утиль. Копирование идет чуть дальше расщепления. Суть в том, чтобы не делить воспоминания, а создать идентичные оригиналу. С нуля. Вот только воспоминания — не чары. Их мановением руки не сплетешь. Чаще всего для этого приходится делать отдельный иллюзорный мир с огромным ускорением времени, куда помещается душа и проживает жизнь оригинала. Конечно, на все сто процентов идентичной она не будет, но это явно намного лучше, чем кастрированный осколок. И стаби…

- Нокс, - довольно грубо прервала ее Химэ. - Хватит.

- А что? - довольно оскалилась Ужас. - Он приказал. Я исполнила.

- Андрей, - позвала меня блондинка, осторожно обхватывая меня руками за шею и приподнимаясь, чтобы приблизить свое лицо к моему.

Наши лбы соприкоснулись. Ее теплый и гладкий, и мой, покрытый холодным липким потом. Все поле зрения заняли большие глаза светло-голубого, почти сапфирового оттенка, в которых плескались не обычная холодная отрешенность и насмешка, а явное беспокойство. Мои пересохшие губы ощущали ровное спокойное дыхание девушки.

Ощущая тепло прижавшегося ко мне тела и глядя в эти живые и такие знакомые глаза, я сам постепенно начал успокаиваться. По крайней мере, сердце больше не пыталось вырваться из груди, аки личинка ксеноморфа, а из головы постепенно выветривались мысли о срочном суициде во имя правды.

В конце концов, какая разница? Живу ли я в реальном мире, или только в иллюзорной проекции? Настоящий ли я, или человека по имени Андрей Веселухин никогда не существовало, как и мира под названием Земля? Или наоборот, где-то там настоящий Андрей влачит свою серую пустую жизнь, убивая организм сигаретами и дешевым пойлом, а я «родился» в тот момент, когда старый хмырь в короне совершил ритуал призыва?

- Андрей, - раздался голос Химэ, такой живой и неожиданно нежный.

«Андрей», - тихонько повторила за ней Чешуйка, передавая ощущение теплой чешуи и мягких объятий.

- Чего вы так переполошились? - фыркнул я, отстраняя блондинку и потрепав ее еще влажные волосы. - Тута я, никуда не денусь. Просто от обилия сисек в зоне досягаемости мозги немного подвисли. Не мог понять, кого из вас оприходовать первой.

- Да? - улыбнулась Химэ, тут же переключаясь на игривый тон. - И что же решил?

Вместо ответа, я притянул ее к себе и провел языком от ключицы вверх по шейке, остановившись на ушке, которое тут же нежно укусил…

- Мммм… - простонала девушка. - Продолжай…

Теплая. Мягкая. Живая.

Настоящая.

Или это только так кажется?

***

Легко ли взобраться на гребень пятиметровой отвесной стены, используя две ноги и только одну руку?

Обычно — нет. Смертельно опасно, тяжело и просто очково.

Тем не менее, вполне возможно. Достаточно лишь иметь модифицированное системой тело, с ебучей тучей характеристик.

Забравшись наверх, свесил ноги и устало выдохнул.

Вид был хорош, даже несмотря на то, что темно как в жопе негра. Высокие ровные стволы деревьев обступали Храм со всех сторон. Меж ними вился загадочный туман, не решающийся подползать к стенам руин ближе, чем на десяток шагов. Зато дальше — сплошная стена темно-серой дымчатой массы. Кроны деревьев, что во всей остальной чаще чуть ли не срастались в единый плотный потолок, прямо над Храмом образовывали широкое окно, через которое было видно звездное небо и полную луну…

Старый шершавый камень стен, которому хрен знает сколько лет, помнил наверное еще местных динозавров. А теперь будет помнить и мою задницу.

- Хе-хе… - невольно вырвался нервный смешок.

Все спали.

Химэ в обнимку с Акронькой, дорвавшейся таки до ее тушки и обвившей блондинку хвостом. Нокси свернулась в углу огромным мохнатым клубком, под боком которого абсолютно беззастенчиво устроилась Фив. В противоположный от монстра угол забились Азуф и Зуфрия, лежа спиной к спине и, кажется, настороженно сжимая кинжалы даже во сне. Рядом с ними, по привычке зарывшись в отдельную кучу соломы так, что торчали только уши, тихо дрыхла Хлоя.

Ну а я не спал.

Просто не мог уснуть, несмотря на долгий выматывающий день, и не менее выматывающий, но приятный вечер.

И ведь прекрасно знал, что на некоторые вопросы лучше не знать ответы.

И все равно продолжаю их задавать.

Нахрена? А шут его знает.

Видимо, права была цыганка из той песни.

- Ну что сказать, ну что сказать? Устроены так люди — желают знать, желают знать… Желают знать что будет, - хрипло пропел всплывшие из глубины памяти слова.

Ладно, раз уж все равно не спится, то хоть с делами разберусь…

- «Статус», - прошептал команду, которую не произносил, наверное, с самого попадания в этот гостеприимный городок.

Не только потому, что не было времени. Просто чуял, что увиденное мне не понравится.

И оказался отчасти прав…


2.


Итак, начнем по порядку, с самого простого и сладенького. С характеристик.

Эти циферки в моей текущей ситуации являются самыми важными, ибо из-за одного светлого жлоба я сильно ограничен в способностях.

За все мои выкрутасы, скачки по арене, убийство Царя и, по-совместительству, аватара местного бога, мне капнуло… два уровня.

Два, мать его, вшивых уровня! За убийство противника, которого можно считать если не финальным боссом, то вот рейдовым уж точно!

Я даже боюсь представить, сколько мне всяких чупакабриков придется сажать на копье, чтобы поднимать уровни после пятидесятого, а то кто-кто где-то как-то мне говорил, что в плане прокачки там начинается полный «Адъ и Израиль».

Зато сила, восприятие и сила мысли дошуршали до капа и сейчас маячат греющими душу сообщениями о плюшках за сотку. Выберем. Но чуть позже…

Итак, сорок пятый уровень, одно свободное очко способностей и десять очков характеристик. Способность отложим, а характеристики заливаем в ловкость.

Теперь по титулам…

***

Получены новые титулы!

«Третий шаг в пустоту» - ты стоишь на пороге смертного мира. Но решишься ли сделать следующий шаг за грань?

«Куколка истинного мага» - ты больше не личинка. Радуйся.

«Темный Господин» - твои способности и внешний вид позволяют претендовать на звание главной страшилки из местных сказок. Способность «Аура подчинения» получена!

Аура подчинения — пассивная способность легендарного ранга. Цель: все разумные, видящие тебя вживую. Эффект: разумный, признавший тебя «Темным Господином» становится верным миньоном. Внимание! Эффект нестабилен и зависит от разницы в уровне, набора способностей, характеристик и сопротивляемости цели, времени нахождения цели в непосредственном контакте, силы и характера взаимодействий с целью, мировоззрения цели. Особенно силен эффект при наличии у цели титулов/способностей линейки «дурочка/дурак/идиот/слабоумный» и пр. Эффект может ослабевать и полностью исчезнуть при долгом нахождении цели вне зоны твоего влияния, а также при выполнении приказа, идущего вразрез с моральными принципами исполнителя.

***

Достигнуто значение силы в 100 единиц! Выбери плюшку!

- «Рывок силы» (необычн, актив);

- «Укрепленные мышцы» (необычн).

Внимание, данная характеристика достигла капа и больше халявы не будет.

***

Достигнуто значение восприятия в 100 единиц! Выбери плюшку!

- «Собачий нюх» (необычн, актив);

- «Улучшенное динамическое зрение» (необычн).

Внимание, данная характеристика достигла капа и больше халявы не будет.

***

Достигнуто значение силы мысли в 100 единиц! Выбери плюшку!

- «Увеличение проводимости магии» (необычное);

- «Пирокинез» (необычное).

Внимание, данная характеристика достигла капа и больше халявы не будет.

***

Спасибо большое. Теперь я не личинка. Теперь я гордая, блядь, куколка! Ну хоть какой-то прогресс. А вот эти «шаги в пустоту» начинают настораживать меня все больше. Это на каком пороге я там стою? И не споткнусь ли об него в один не самый прекрасный день? Но эти штуки были относительно безобидными.

По сравнению с «Темным Господином» и его аурой.

А я-то думал, что мои «миньоны» просто слегка пришибленные. А оно вона как, Михалыч… Это, кстати, объясняет поведение Фив — сисястая курица с момента своего появления была какая-то уж слишком покладистая. Хотя все с той же придурью.

И была, пожалуй, еще одна неувязочка — Химэ.

Моя наблюдающая от высших сил сегодня проболталась, что я начал влиять на людей. Но при этом не упомянула про «Ауру подчинения», а сказала именно про свойства Вестника. Возможно, дело не только в ней, а есть и еще что-то? Что-то, что не учитывается системой, как Касия, и относится только к моей сути Буревестника?

Ладно, делаем зарубку на памяти — потом потрясем блондинку на предмет информации. Интересно, а на нее и Нокси мои способности тоже влияют? Или они пташки слишком высокого полета? Нужно будет поэкспериментировать, а то образ таскающей тапочки Нокс не дает мне покоя с самого первого дня нашего «близкого знакомства»…

«Чешуйка, ты тут?» - мысленно позвал дракошку, но ответа так и не получил.

Видимо, подалась в астральные дали и занимается добычей информации из души пленного хана. Последний оказался неожиданно упрямым. Но ничего, Илюха и Саси тоже не кавайные няшки — быстро его перевоспитают. А если нет, то переварят…

Потыркал пальцем в обрубок левой руки. За прошедшие сутки она отросла только до локтя. Эх, «малая регенерация» это совсем не мой прежний уровень. Да и рана была не простая — конечность полностью сожгло божественной маной. Ну, хоть другие раны зажили и я теперь не похож на подопытного доктора Франкенштейна.

Ладно, вернемся к нашим баранам.

Плюшки за сотки.

Сила — тут однозначно укрепление. Рывок активный и в текущих реалиях он мне нахрен не нужен. Восприятие — аналогично, то есть берем пассивку. А вот с силой мысли уже поинтересней.

Усиление магического потока или пирокинез?

Первое, как я понял, увеличивает магическую пропускную способность организма. Я смогу проводить больше маны в единицу времени, следовательно, все способности и заклинания станут мощнее, а сам организм начнет легче переносить магическую перегрузку. Особенно это актуально в связи с моим регулярным баловством божественной маной. Опять же если начну развиваться как истинный маг, то подобное усиление будет на вес золота.

С другой стороны, с божественной маной играться лишний раз не стоит, да и управляюсь я с ней весьма сносно. А до истинной магии еще когда доберусь — только хрен знает. Это нужен нормальный учитель, дохуя свободного времени и прочее-прочее… Чешуйка помнится, что-то там говорила про магическую академию? Угу. Сменю жанр, бля. Вместо порно-треша с демонами, богами и неко-девочками будет порно-треш с ведьмочками, выскочками-старшекурсниками и ползающими по трубам питонами. Только, боюсь, стоит мне в текущем виде показаться в какой-нибудь академии, как все вышеозначенные обосрутся и устроят «охоту на Темного». Да мне проще будет на «магической дуэли» противника копьем в попу затыркать, чем чары плести.

Ну не маг я. Никак не маг. Дуболомный воин-ловкач с парой магических трюков и уклоном в скрытника.

Вывод какой? Берем пирокинез. Что там хоть Система про него пишет?

***

Пирокинез — пассивная способность необычного ранга. Эффекты: позволяет усилием воли создавать огонь. Радиус: в пределах видимости, но с увеличением расстояния эффект ослабевает.

***

Гм… не густо.

Ну окей, попробуем.

Короткой мысленной командой подтвердил выбранные способности.

Встал на стену, гордо выпрямившись во весь рост. Убедился, что на меня никто не смотрит. Откинул полу плаща и вытянул перед собой руку с чуть загнутыми пальцами.

Сосредоточился на ладони.

- Пылай! - произнес пафосно, но шепотом, чтобы не разбудить дрыхнущих спутников.

И сосредоточился на ладони, представляя разгорающийся на ней огонек.

Эффект превзошел все мои ожидания.

Произошло ровно нихуя.

- Это как? - почесав затылок, сел обратно и вновь перечитал описание. - Видимо, что-то я делаю неправильно…

«Конечно, неправильно! Кто же так псионикой пользуется?!» - зашипела в ухо дракошка.

«Эм… ты что, все видела?» - мне захотелось убиться башкой об эту самую стену.

«Видела, видела, Пылающий ты мой», - ехидство из ее голоса можно было выжимать и закатывать в банки.

«Ну тогда давай объясняй, что там не так», - поспешил я перевести тему со своей маленькой слабости. Ну кто в детстве не мечтал пулять огнем из рук?

«Кхм…» - прокашлялась моя чешуйчатая подруга и начала максимально занудным лекторским тоном. - «Псионика является особым подразделом истинной магии, использующим в качестве фокусировки не энергетические структуры, а одну лишь голую силу. В связи с этим, она не только намного проще в освоении, потому как не требует долгого заучивания сложных связок, но и слабее по той же самой причине. Допустим, у тебя появился пирокинез. У обычного местного смертного с его использованием сложности бы не возникло. Думаю, Система просто дала бы ему фразу-активатор и по первому требованию проводила за него все необходимые манипуляции. Ты же у нас, как обычно, выделился словно бабуин на эльфийском конкурсе красоты...»

- Эй!

«Не перебивай. Сам виноват, это твои замашки к моему разуму прицепились», - огрызнулась дракошка. - «Так вот, тебе придется сложнее. Думаю, это из-за того, что ты потихоньку выходишь из-за рамок Системы, у нее запустился какой-то особый алгоритм на этот случай. Если все так, то можешь больше не ждать костылей в виде фраз-активаторов у новых способностей. Их не будет».

- То есть эта милая херовина собирается учить меня самостоятельно пользоваться всей этой радостью? - уточнил я, тыкая пальцем во все еще висящее рядом окошко со списком способностей.

«Думаю да», - согласилась Чешуйка. - «По-сути, все эти знания местная Система уже прописала у тебя в голове. Просто до этого она сама сплетала нужные формулы, запитывала их твоей энергией, и ты спокойно жировал на всем готовеньком. А сейчас, скорее всего, она сначала перестанет давать тебе готовые ключи-активаторы для новых способностей, вынуждая учиться использовать их самостоятельно. После чего начнет постепенно отключать или преобразовывать старые».

- Приплыли, - я помассировал виски, осознавая глубину подставы. - Типа, халява кончилась, дальше сам барахтайся?

«Примерно так», - хмыкнула дракошка.

- А активаторы-то мне где взять? - вопрос был, мягко говоря, шкурный. Учитывая, что мне не дали даже намека на его ответ.

«А подумать?» - фыркнула эта изумрудная вредина. - «Куда Система и бессмертные загружают тебе способности и знания?»

Куда? А ведь и правда, где вся эта лабуда хранится? В мозгах, ответит любой биолог и будет прав. Вот только у нас тут чертова фэнтезятина. И голые души как-то помнят о своих прожитых жизнях. И есть место, где вся эта память хранится.

Оболочка души.

Значит, все формулы должны лежать там.

Хм… Интересно, а зачем тогда человеку мозг?

«Чтобы им думать», - я почти наяву увидел, как Чешуйка страдальчески закатывает глаза. - «Давай ты пока не будешь лезть в дебри метафизики и тонкой энергетики? Не дорос еще».

- И это что получается, - приуныл я, - мне сейчас нужно нырять в астрал и копаться в собственной оболочке, чтобы выудить активатор этого самого пирокинеза?

Приуныл, потому что помнил обманчиво-крохотный шарик, который при приближении разрастался до размеров средненькой звезды. Я ж вечность буду там что-то разыскивать!

«Вообще-то да… Но тут, так и быть, я тебе помогу. А то накосячишь опять там с чем-нибудь, выжжешь кусок души, и буду я привязана к идиоту, гадящему под себя…»

- Подожди… - я внезапно пришел к одному интересному выводу. - Так это что, я теперь могу вообще какую угодно способность использовать, не ограничиваясь тем, что выдала мне Система?!

«Ага, разбежался», - скептически хмыкнула Чешуйка. - «В теории — можешь. А на практике, ты хотя бы маленький огонек для начала зажги. Если бы все было так просто, то от истинных магов в этой Вселенной было бы не протолкнуться, и никакие Системы были бы не нужны!»

«И еще вопрос… - я потер переносицу, пытаясь уложить в голове очередное свалившееся откровение. Легло оно примерно рядышком с новостью о возможном искусственном происхождении некоего Андрюши Веселухина. - «Ты говорила, что псионика пользуется только грубой силой, без структурных плетений. А позже говоришь, что все способности, в том числе и псионика, требуют активации запиткой каких-то формул. Я чего-то не понимаю, или ты противоречишь сама себе?»

«Тц, фу», - издала дракошка непонятные звуки. - «Ладно, давай на пальцах объясню. По аналогии… допустим, с математикой. Пирокинез и простая псионика — это таблица умножения. Нудно, неинтересно, но заучить при должном старании может и ребенок. Божественная магия, которой ты пользовался на чистой интуиции в бою с аватарой — это построение фигур, геометрия или черчение. То есть, опять же, даже ребенок при наличии карандаша и линейки, сможет изобразить что-то внятное. Магия крови Химэ — это как сложные уравнения с двумя-тремя переменными. Если знать, что и как, то ничего сложного. А если нету нужного багажа знаний и мозги срослись с жопой, то хрен тебе, а не магия».

«Я на тебя плохо влияю».

«Я заметила, блин! Так вот, энергетические структуры высшей истинной магии, к которой относятся, например, межмировые порталы, можно считать высшей математикой, на которую ты в университете смотрел как орангутан на письмена Раф-Хас… И вот, нашла я твой пирокинез. Держи, пользуйся!»

У меня перед глазами появилось… нечто.

Выглядело это как какая-то загогулина, обвившая пружинку, насаженную на козлиные рога, обмотанные колючей проволокой. И по образующим все это безобразие линиям скользил маленький светящийся шарик.

«Это че?» - на всякий случай уточнил я.

«Активатор пирокинеза», - развеяла мои сомнения Чешуйка. - «Еще тупые вопросы будут? Нет? Тогда запоминай структуру. Без разницы, с какого именно места ты начнешь ее плести — формула достаточно простая. Главное, не перепутай последовательность плетения — ее указывает огонек. Можешь поступить по старинке — рисуешь эту штуку пальцами перед собой, используя в качестве «краски» ману, а потом напитываешь определенным количеством энергии и отправляешь в нужное место».

Видение, где я усилием воли и взмахом пениса прожигал во врагах дырки, развеялось как вечернее веселье по-утру, оставив после себя тяжеленное похмелье и раздолбанную хату.

«А нырок в тень тоже придется вот такой загогулиной посреди боя активировать?» - с ужасом спросил я.

«Обычно да», - неуверенно произнесла дракошка. - «Но ты используешь немного нетрадиционную методику, скажем так. Эта способность завязана на Ауттэ, и вместо классического плетения, которое открывает разрез между мирами, ты просто продавливаешь его божественной маной. Вернее, Система продавливает, используя истекающую из тебя силу Богини-Тени. Тебе «всего лишь» нужно будет научиться самостоятельно это делать, вот и все».

«Ну хоть с этим легче», - отлегло у меня от сердца.

Ведь и правда, во время боя с аватаром я использовал именно божественную магию. И нырок, который я тогда сделал, был немного не таким, как его исполнение Системой. Опять же, когда я активирую Касию, то не могу использовать свой обычный набор способностей. И получается, это не потому, что они блокируются Монстром, а потому что я тупо не знаю как…

Посмотрел вверх, на луну. Ночь еще в самом разгаре.

Глянул вниз, на спящий лагерь. Тишина и спокойствие.

Прислушался к себе. Никакой непосредственной угрозы.

Вновь посмотрел на все еще висящую перед глазами зубодробительную загогулину.

- Ну что, мечтал в детстве стать великим волшебником с голубым вертолетиком? - пробормотал, спрашивая у самого себя. - Вот тебе магическая хуевина, волшебствуй…

Вздохнул.

Поднял палец, направил в него немного маны и принялся учиться рисовать…

***

Имя: Андрей.

Титулы:

Астральный камикадзе

Благосклонность Ауттэ (+ 10 к навыкам скрытности).

Богоубийца (+15 ко всем характеристикам)

Божественный «жамк-жамк»

В душе я— лоли!

Вернувшийся из-з-ада

Вставший на путь самопознания

Главное не размер, а умение! (+ 5 ко всем характеристикам)

Жрец Бездны

Король людей (+10 ко всем характеристикам)

Криворукость божественного уровня!

Куколка истинного мага [+]

Легендарный Герой

Любимец Ужаса (+10 ко всем характеристикам)

Отмеченный Милосердием

Отчаянный (+5 к живучести)

Отчаянный прыгун (+5 к ловкости)

Первый и единственный фаворит Принцессы!

Песочный человек

Поврежденное ядро души

Познавший Тень (+10 ко всем характеристикам)

Познавший Ужас (+5 ко всем характеристикам)

Познавший Ярость

Поимевший Князя Тьмы (+ 2 ко всем характеристикам)

Поцелуй Бездны

Рука-ракета!

Симбиоз с тварью

Смотревший в глаза Бездны

Темный Господин [+]

Третий шаг в пустоту [+]

Тугодумище (+1 к силе мысли)

Убийца маленьких девочек

Убийца тысяч

Узревший легенду (+5 к восприятию)

Укурыш от Бога

Уровень:45 [+2]

Класс: Буревестник (миф)

Характеристики:

Сила:100[+9]

Ловкость:144[+10]

Восприятие:100[+2]

Живучесть:150

Сила мысли: 100[+5]

Свободные очки: 0

Способности:

Астральный захват (легенд, актив, от титула «Богоубийца»)

Аура Подчинения (легенд, от титула «Темный Господин») [+]

Бездна всегда рядом (легенд, от титула «Поцелуй Бездны»)

Берсеркер (редк, актив, от титула «Познавший Ярость»)

Буря Звездного Ветра (классовое, актив)

Буря Клинков (классовое, актив)

Буря Судеб (классовое)

Взгляд Бездны (легенд, актив, от титула «Смотревший в глаза Бездны»)

Вырвать душу (редк, от титула «Жрец Бездны»

Глаз Бури (классовое)

Длань Монстра (редк, от титула «Симбиоз с тварью»)

Доминирование (необычн)

Дым Блага (легенд, актив, от титула «Укурыш от Бога»)

Живая Легенда (легенд, от титула «Легендарный Герой»)

Игнорирование здравого смысла (уник)

Идем на смерть за пару доек! (божеств, актив, от от титула «Божественный «жамк-жамк»)

Калькулятор подрывника (редк, от титула «Астральный камикадзе»)

Карман душ (божеств, от титула «Первый шаг в пустоту»)

Контрацепция (необычн, актив)

Контроль маны (необычн)

Кошачий глаз (редк)

Лолиформация(божест, актив, от титула «В душея — лоли!»)

Малая регенерация (необычн)

Метка Ауттэ (редк, активот титула «Познавший Тень»)

Мрачный Жнец (редк, от титула «Убийца тысяч»)

Нарушение генерации маны (редк, от титула «Поврежденное ядро души»)

Не перевариваемый (легенд, актив-пассив, от титула «Вернувшийся из-з-зада»)

Нырок в тень (редк,актив)

Оценка (необычн, актив)

Ощущение маны (необычн)

Пирокинез (необычн) [+]

Погружение в себя (необычн, от титула «Вставший на путь самопознания»)

Приманка для хищников астрала (редк, от титула «Поврежденное ядро души»)

Пронзающий выпад тени (легенд, актив)

Пурген (легенд, актив)

Родство теней (редк)

Увеличение запаса энергии (обычн)

Укрепление костей (обычн)

Укрепление тела (редк)

Укрепленные мышцы (необычн) [+]

Улучшение выносливости (обычн)

Улучшение гибкости (обычн)

Улучшенное динамическое зрение» (необычн) [+]

Улучшенное обоняние (обычн)

Усиление артефактов Бездны (редк, от титула «Жрец Бездны»)

Усиленное улучшение координации (необычн)

Ускорение прогресса (легенд, от титула «Легендарный Герой»)

Ходящий по грани (редк, от титула «Поврежденное ядро души»)

Свободные очки: 2 [+1]

Навыки:

Анальный секс: 16 ур (подмастерье)

Верховая езда: 16 ур (подмастерье)

Взлом замков: 18 ур (подмастерье)

Владение астральным телом: 48 ур (мастер) [+4]

Владение кинжалом: 19 ур (подмастерье)

Владение копьем: 46ур (мастер) [+1]

Владение мечом: 49 ур (мастер) [+1]

Владение щитом: 8 ур (ученик)

Метание: 19 ур (подмастерье)

Незаметность: 51 ур (великий мастер)

Обезвреживание ловушек: 14 ур (подмастерье)

Обнаружение ловушек: 21 ур (подмастерье)

Обоерукий мечник: 50 ур (мастер)

Оральный секс: 7 ур (ученик)

Полевая медицина: 3 ур (ученик)

Предчувствие опасности: 59ур (великий мастер) [+2]

Рукопашный бой: 40 ур (подмастерье)[+1]

Скалолаз:26 ур (подмастерье) [+1]

Смертельный удар: 54 ур (великий мастер) [+2]

Спринт:45 ур (мастер)[+3]

Стрельба из лука: 3 ур (ученик)

Тайное проникновение: 36 ур (мастер)

Тихий шаг: 52 ур (великий мастер)

Эротический массаж: 24 ур (подмастерье)

Глава 215

Глава 215. Ярость Стальной Королевы. Часть 2. Некро (Антуанетта).


1.


- Всего лишь зомби? - проворчал Дикий, первым выстрелом снеся голову плетущемуся впереди толпы ожившему мертвецу.

- Если бы, - прошипел сквозь зубы Дамир, вглядываясь во тьму прохода за спинами нежити. - Кукла?

- Отходите, - приказала я, до скрипа сжимая рукоять. - Тут вы ничего не сделаете. Займите позицию в коридоре. Пауки вас прикроют.

- Вы о чем? - нахмурилась Барбара.

- О своем, блядь, о девичьем! - не удержался Дамир, разворачиваясь и рывком устремляясь к выходу. - Приказ был отдан! Отступаем!

Вот чем отличаются регулярные войска от приключенцев и наемников. Они обучены выполнять приказы и редко пускаются во всякие авантюры. Правда, про моих нынешних подчиненных такое не всегда можно сказать, но это уже специфика их мира и времени. К тому же, Дамир не был рядовым бойцом…

Посылаю ментальную команду, и пауки так же отступают. Чувствую их недовольство и опаску за мою жизнь. Но тут уже никакого вольнодумия — старший приказал, младшие исполняют.

Я осталась одна против небольшой толпы шаркающих мертвецов и того, что скрывается за ними. Впрочем, это не в первый и не в последний раз. Мне так даже спокойней…

Шаг вперед. Щит перед собой. Бью по нему клинком плашмя.

-[Пой, Вол-ре]!

Чувствую отток маны к новому артефакту и расползающуюся от него по телу вибрацию. Низкий гул, от которого противно заныли зубы и заложило уши. То ли от воздействия артефакта, то ли просто от местного затхлого вонючего воздуха перед глазами на мгновение появилась галлюцинация странного знака из закрученных сияющих линий.

А вперед, на подступающую нежить устремился конус ударной волны, которая была отчетливо заметна по искажающемуся, словно от невыносимого жара, воздуху. Воздействие шло всего несколько секунд, после чего гул утих, а вибрации пропали. Я облегченно выдохнула и опустила щит. Оценила нанесенный урон.

Первых зомби, принявших на себя большую часть звукового удара, превратило в бесформенные груды мяса и костей, а идущих следом хорошенько порвало. Примерно половина противников потеряла боеспособность.

Впрочем, они и до этого для меня угрозы не представляли. Просто мешались под ногами.

- Сссссмерррртная, - шипящий низкий голос отразился от стен и больно ударил по ушам.

Где-то в глубине сознания появился четкий образ того, как что-то темное и склизкое пытается влезть в мою голову через нос и уши. Образ был до того живой и мерзкий, что я невольно рубанула клинком по воздуху, одновременно выпуская из себя… что-то. Кажется, ману. Только какую-то необычную. Структурированную.

Возможно, сработала способность «псионик». Возможно, что-то еще. Но я почувствовала волну силы, разлетевшуюся вокруг и сметающую чужое влияние.

Глубокий вдох. Выдох.

Успокоиться.

Из темноты коридора, откуда пришла нежить, в комнату вылилось нечто.

Зеленоватый туман. Или жидкость. Понять было невозможно. Бесформенное. Словно с чем-то шевелящимся внутри.

Оно прокатилось по вяло шевелящимся не-мертвым, поглощая их с мерзким чавкающим звуком. Остановилось в двух шагах передо мной.

Угрожающе нависло.

Сквозь туман проглядывались очертания чего-то темного. Похожего на шар с торчащими во все стороны шевелящимися отростками.

Если враг имеет плоть и прячет ее в тумане, то у меня есть шанс. Если нет, и это всего лишь мираж — тогда проблема серьезней. И судя по ощущениям, сейчас я имею дело со вторым случаем.

Плохо.

Бесплотный враг — самый неудобный для меня противник. И против таких есть несколько проверенных приемов…

- Что ты тут ищщщщщешь? - опять прокатился странный голос.

И вновь появилось чувство чужого влияния. Я почти физически ощутила склизкое касание на висках.

Мерзость.

До скрипа сжала рукоять меча и уже целенаправленно выплеснула из себя энергию. Увидела, как тварь сначала подалась вперед, потянувшись к моей силе, но тут же отдернула щупальца и через мгновение оказалась почти у самого прохода, из которого выползла.

- Что ты такое? - голос был уже не такой давящий, а в сознание больше ничего не пыталось проникнуть. - Ты не ссссмертная…

Значит, к моей мане оно почему-то прикоснуться не может.

Бездна? Сшихара?

Без разницы.

Главное — это работает. Оно меня боится. А Монстр, вкусивший страх, очень быстро из хищника превращается в добычу.

- ОТВЕЧАЙ! - взвизгнула тварь, одновременно словно что-то выплевывая в мою сторону.

Что-то незримое. Но я легко ощущала его приближение.

Рефлекторно прикрылась щитом и успела уловить надменный булькающий смех… который оборвался, стоило странному снаряду рассеяться, едва коснувшись поверхности артефакта.

- Невозможно! - визг вновь резанул по ушам. - Это не то, что может сделать артефакт смертных… Да! Дело не в нем! Дело в тебе! ЧТО ТЫ ТАКОЕ?!

Страх. Замешательство. Неуверенность. Желание сбежать.

Это монстр? Нет. Всего лишь напуганная шавка.

Оттолкнувшись от пола, рывком посылаю тело вперед, выставив перед собой клинок меча. Тварь попыталась уйти с линии удара, но поздно.

Чуть светящийся в темноте меч беззвучно погружается в призрачную плоть, не встречая сопротивления.

Как я и думала — враг бесплотен. Но поможет ли ему это?

- Смертная дура! - зашипела тварь, подаваясь вперед. - У тебя нет возможности ранить меня!

Из зеленоватого тумана показалось черное полупрозрачное щупальце и потянулось к моему горлу. Рефлекторно подняла руку и схватила мерзкую конечность.

И снова, как и со щитом, что-то пошло не так. Вместо того, чтобы пройти сквозь бесплотного монстра, закованная в черную латную перчатку рука спокойно сжала его конечность в кулаке.

Но я уловила и кое-что еще.

За мгновение до касания что-то словно воспротивилось этому. Будто сам воздух уплотнился, не давая случиться тому, что было невозможно в принципе. Но как-то слишком вяло — стоило приложить чуть больше усилий, и я СМОГЛА сжать кулак, продавив этот странный барьер.

Просто потому, что верила в одну вещь.

Я смогу это сделать.

- К… КАК?! - взвыла тварь, рванувшись назад.

Думаешь, ты сумеешь перебороть меня? Думаешь, у тебя хватит на это СИЛЫ?

Без труда удержав на месте беснующееся нечто, не обращая внимания на бесполезно хлещущие по мне другие щупальца, еще глубже вогнала меч в туманное марево.

Если и есть уязвимая точка, то только там.

Когда в зеленоватый дым вслед за клинком начала погружаться черная латная перчатка, монстр вдруг всколыхнулся и начал визжать на одной протяжной ноте. От этого звука появилось неприятное ощущение того, что голова вот-вот треснет напополам.

Но это было не важно.

Потому что через секунду, когда рука погрузилась по локоть и по телу начала расползаться ледяная слабость, я поняла…

Вот оно!

Острие наконец достигло цели.

-[Он — это все]…

Закрыла глаза.

Отрешилась от звуков.

Сосредоточилась на этой тьме.

Сомкнула разум.

Я не знаю, что именно призываю каждый раз, когда произношу этот ключ-активатор. Но желание открыть глаза и выяснить отсутствует напрочь.

Некоторые вещи лучше не знать…

Через какое-то время поняла, что все кончилось.

Призванное мной ушло.

Открыв глаза, вижу перед собой пустой коридор, на полу которого лежит мусор и пыль, да заметны застарелые следы крови.

От врага остались только чувство обжигающего холода в правой руке и налет изумрудной пыли на полированной поверхности клинка.

Выдохнула. Усталость накатила волной — даже после того недавнего боя с армией мертвых я не чувствовала себя такой разбитой. Слишком много сил потратила.

Но расслабляться рано.

Еще не все было сделано…

Дзынь.

Перед глазами развернулось системное сообщение.

«Внимание! Зафиксирован процесс пробуждения артефакта Стража Йог. Расчетное время — 14 местных суток. Настоятельно рекомендую претенденту на момент полного пробуждения находиться вне пределов гравитационных колодцев каких-либо астрономических тел. И этого конкретного мира в частности. Всего доброго».

***

Дамир пришел в себя от чувства смертельной опасности. Оно буквально разрывало его сознание, крича о том, что еще мгновение — и он труп. Окончательный и бесповоротный. Никакой доктор не поможет. Все что останется медикам — это соскребать его тело с пола, по которому он будет размазан тонюсеньким слоем…

Спешно распахнув глаза, парень в панике попытался отползти или перекатиться куда-нибудь в сторону. Но осознал, что не может — на груди словно лежала бетонная плита, мешая не только шевелиться, но и нормально дышать!

Нет, это была не плита! Чувства твердили, что это огромное чудовище, пышущее жаждой крови и готовое размозжить его ударом жуткой лапы…

- Пришел в себя? - прервал его панику знакомый голос. - Молодец.

Антуанетта опустила занесенную ладонь, и убрала вторую с груди парня, на которую опиралась для удобства.

Дамир бешено хлопал глазами и пытался унять испуганно скачущее сердце.

Он чуть не умер только потому, что «начальница» хотела привести его в чувства.

Пощечиной.

Сев, Хатанов провел трясущимися руками по лицу, словно пытаясь вместе с холодным потом стереть с себя и липкий ужас осознания хрупкости и мимолетности собственной жизни.

Подняв глаза, он встретился взглядом с еще двумя столь же охреневше-перепуганными людьми, которые только что побывали на волосок от смерти.

- У вас пять минут, - спокойный голос стоящей рядом беловолосой девушки в жутких черных доспехах никак не вязался с окружающей действительностью. - После чего я отправляюсь дальше.

Развернувшись, она скрылась в проходе главного холла убежища.

Дамир тряхнул головой. Честно попытался встать, но ноги подкосились и он вновь плюхнулся на задницу. Вздохнул. Попытался расслабиться. Чтобы отвлечь мысли и дать организму время немного прочухаться, сосредоточился на происходящем вокруг, попутно пытаясь восстановить в бунтующей памяти целостную картину того, как он потерял сознание.

- Что хоть случилось, кто-нибудь помнит? - вмешался в ход его мыслей слабый голос Барбары.

- Там должна была вылезти какая-то шляпа и Королева приказала всем отступить, - хрипло ответил Дикий, держась за гудящую голову. - Мы вроде как заняли позиции… Паучки тоже рассредоточились… А дальше ничего не помню.

Троица переглянулась, но больше никто ничего не добавил.

- Судя по тому, что мы живы, а Кукла цела, то беспокоиться не о чем, - потерев висок, сделал вывод Дамир.

Вскоре они вернулись в холл, присоединившись к ожидающей их Антуанетте. Героиня стояла перед ведущим вглубь комплекса проходом, уперев жало обнаженного клинка в пол и сложив руки на его набалдашнике. Лицо ее было как обычно непроницаемо, но Дамиру почему-то показалось, что она была сильно обеспокоена и взволнована. По каким именно приметам он смог это понять, Хатанов объяснить не мог даже самому себе. Возможно, Антуанетта была СЛИШКОМ спокойна, как будто нарочно выпячивая свою безмятежность и говоря окружающим «я в порядке». А может быть дело в мече, который она никогда не обнажает просто так.

Ощутив, что троица подчиненных и все пауки в сборе, героиня молча шагнула вперед. Так и продолжая сжимать рукоять обнаженного меча.

Барбара хотела было что-то спросить, но Дамир дернул ее за рукав и покачал головой.

Не время для вопросов. Вот потом, когда они выберутся из этого склепа…

Шли долго. Комплекс оказался огромным — больше двадцати этажей вглубь земли. Если бы не пауки Раф-Хас, быстро проводящие разведку и зачищающие комнаты от одиночных зомби, они могли бы плутать в этом лабиринте не один день. Несколько раз Барбаре и Дамиру пришлось демонстрировать профессиональные навыки, отыскивая сейфы с ценными бумагами и потайные комнаты в богато обставленных кабинетах. Пару раз пришлось поработать и самой Антуанетте, выбивая заклинившие двери пинком, и взламывая Глитчем электронные замки и пароли компьютеров. В эти моменты Дамир заметил, что героиня бережет правую руку, работая в основном левой, но спрашивать, опять же, ничего не стал.

Даже Дикому нашлось применение — бедняга тащил уже не один чемодан с ценными бумагами и дисками, на которых содержались карты местности, интересная документация и, самое главное, подробные описания технологических процессов изготовления различных материалов со схемами кучи технических устройств…

Однако они так и не нашли главного — ответа на вопрос, что же тут случилось.

Пока не достигли самого нижнего этажа.

- Реакторный отсек, - прочитал Дамир предупреждающую надпись на небольшом пульте перед дверью. - Ядерный. Причем не новомодный холодный синтез, а сделанный по-старинке. Если рванет, мало не покажется.

- А может? - поежился Дикий.

- Все может, - пожал плечами Хатанов, изучая показания пульта. - Но вроде бы пашет стабильно. Утечек радиации тоже нет. Можно вхо…

Его прервал оглушительный скрип проворачиваемого запорного механизма на толстой свинцовой двери — Антуанетта, не ощущая никакой угрозы, уже распечатывала саркофаг реактора.

Троица подчиненных, устало вздохнув, потянулась следом. Пауки остались снаружи — следующее помещение оказалось слишком тесным для такого количества разумных. Да и не было смысла в их присутствии.

Небольшая переходная камера, в которой висели противорадиационные костюмы и стояли шкафчики для одежды. Лавочки, которые должны были занимать центральную часть переходной, лежали в углу кучей коротких деревяшек. И сейчас их место занимал огромный металлический цилиндр, оплетенный кучей проводов, часть из которых уходила в проделанное в стене отверстие, видимо подводя питание от реактора к непонятному прибору.

- Ты это искала? - спросил Дамир у замершей в шаге от аппарата Антуанетты.

Та лишь молча кивнула, не сводя взгляда с матовой поверхности, на которой играли отблески алого аварийного освещения, вызывающие странные ассоциации с пятнами крови.

- Надеюсь, мы ее наверх с собой не потащим? - забеспокоилась Барбара.

- Я бы больше опасался, как бы из этой штуки кто-нибудь не выпрыгнул, - проворчал Дикий, на всякий случай занимая позицию в углу комнаты и проверяя количество патронов в магазине.

Не обращая на них внимания, Антуанетта продолжала смотреть на цилиндр отрешенным взглядом, словно к чему-то прислушиваясь. Когда Дамир уже начал волноваться, не случилось ли чего с этой загадочной женщиной, героиня вдруг пришла в движение.

Она закинула щит на спину, где тот прилип к костюму безо всяких креплений, и загнала меч в ножны. После чего сделала шаг к цилиндру и, размахнувшись, ударила кулаком по его поверхности.

Со скрежетом закованная в латную перчатку рука пробила полусантиметровый слой закаленной стали и ушла глубоко в обнаружившуюся за ней пустоту…


2.


Сержант Васильев Лев Викторович грыз ноготь.

Это было совершенно негигиенично, не соответствовало уставу, подавало плохой пример его подчиненным и вообще просто плохо.

Но Васильеву было похрен. Он нервничал, а потому грыз ноготь. И остановился только тогда, когда большой палец пронзила резкая боль — задумавшись, он слишком сильно дернул ногтевую пластинку зубами и оторвал ее к чертям хомячьим.

- Твою мать, - выдохнул сержант, глядя на стекающую с пальца тонкую струйку густой алой жидкости.

- У тебя есть сообщение для Королевы? - стоящая рядом с броневиком Ксулукс подняла голову и посмотрела на матерящегося военного широко распахнутыми золотистыми глазами.

- Да, мля! - прошипел сквозь зубы Васильев. - Только не для твоей восьмилапой, а для Стальной! Спроси, какого хуя они там так долго возятся?!

- Упоминание человеческого полового органа важно в данном послании, или его можно опустить? - некоторые речевые обороты людей ставили антропа Раф-Хас в полнейший тупик. Но по завету обеих Королев Ксулукс Кса-Ру честно пыталась понять двуногих, по чьему образу было спроектировано ее тело. - И что именно оно должно обозначать?

Сержант со странным позывным «Большая Черепаха» прикрыл глаза и медленно выдохнул через сжатые зубы.

Его бесила эта жучиная баба. Его бесила неизвестность, связанная с ушедшей вниз четверкой. И если на Дикого и пауков Васильеву было откровенно плевать, то вот за Дамира и Барбару он беспокоился как за собственных детей. Ну и за Антуанетту тоже. Хотя и был свято уверен в том, что последняя спокойно переживет взрыв сброшенной ей на макушку ядерной бомбы…

- Просто спроси у них, что там происходит, - прервал его размышления звонкий девичий голосок. - А ты… «Сержант», спускайся и давай сюда палец!

Посмотрев вниз, Васильев увидел появившуюся рядом с Ксулукс Татьяну. Их полевой медик хмурила бровки и прикусывала нижнюю губу, с вызовом смотря на старшего по званию.

«Совершенно никакой субординации», - пронеслось в голове у Васильева. - «И это элитный отряд, специально собранный для решения самых сложных задач! Глядя на них, мои хлопцы тоже скоро начнут разброд и шатания. Нужно будет нагрузить их чем-нибудь…»

Вот только что сержант мог сделать? Большая часть отряда «Рыцарь-2» к военной машине сгинувшего в огне Катастрофы государства имела весьма посредственное отношение. Хатанов — гражданский, просто угодивший в нужную «струю» и имеющий за плечами определенный военный опыт. Вискина, которая Татьяна, - типичная медсестра, чья подготовка ограничена военной кафедрой. Братья Серикбаевы — вообще не пойми кто, но вроде бы откуда-то из техслужбы. Барбара Шульц — вроде бы разведка, или какие-то полувоенные органы. Дикий с его ребятами — вообще бывшие мародеры с самым мутным прошлым… Вот и получается, что только Максим с Сергеем были ветеранами, ходившими под пулями еще до всего этого дурдома. Да и то «Вспышка» в последнее время сильно расхлябался…

Все это прокручивалось в голове сержанта, пока он слезал с броневика и подавал руку медику. Та, не касаясь кровоточащего пальца, что-то пробурчала себе под нос про «тугодумных вояк с чугунными челюстями», после чего зашептала совсем уж непонятную лабудень.

Васильев много раз в детстве видел, как соседская бабка вот так шептала что-то над ранками внука, который был его хорошим другом. Ну и над ним иногда тоже. В те моменты боль куда-то отходила, а болячки заживали буквально на следующий день. Тогда все это казалось волшебством. Потом — детскими выдумками. Глюками обманутого юного рассудка.

Ну а после Катастрофы это снова стало казаться магией. Потому что ничем иным происходящее объяснить было нельзя.

Повинуясь приказу миниатюрного доктора, странная сила окутала руку Васильева и нанесенная по глупости ранка начала закрываться на глазах.

- И не лень тебе на всякую ерунду тратиться? - вздохнул сержант, слегка встряхивая зажившую руку.

- Все равно делать нечего, - пожала медик плечиками. - Бойцы бдят или гоняют лысых, а любую возможную заварушку наши членистые друзья схарчат еще на подходе. К тому же, мне с этого опыт капает по чуть-чуть. И зачет в разблокировку двадцатых уровней — там стоит условие в хуеву тучу исцеленных ран.

- Рот бы тебе с мылом помыть, - поморщился Васильев. - Если бы моя дочь так выражалась, порол бы как дворовую девку.

- Ой, тоже мне, образчик морали нашелся, - закатила глаза Татьяна.

- Я связалась с Королевой, - прервала их дежурную перепалку Ксулукс, поправляющая чуть сползший шлем. - Они со всем закончили и возвращаются. И…

- Что? - нахмурился Васильев, впервые видя, как эта «жуко-баба» находится в состоянии, близком к растерянности.

- Я не обладаю полной уверенностью… и информацией… - замялась та, продолжая смотреть на сержанта прямым и практически немигающим взглядом. - Но Королева по какой-то причине эмоционально нестабильна. Люди называют это «яростью».

Лица Васильева и Татьяны в этот момент имели примерно одинаковое растерянно-изумленное выражение. С одной стороны, причин не верить словам Ксулукс не было — она еще ни разу ни в чем не соврала, а с Антуанеттой у антропа была прямая телепатическая связь. С другой же… представить себе спокойную словно айсберг, и столь же неразговорчивую девушку «в ярости» они просто не могли. Воображение не позволяло. Не даром же Дикий со своими мародерами поклонялись ей словно культисты какие-то, называя не иначе как «Стальной Королевой».

Мозги сержанта и медика от окончательного коллапса спасла все та же Ксулукс.

- Мы видим приближающийся транспорт, - полуприкрыв глаза, отрешенным голосом сообщила антроп. - Машина. Скорость высокая. Уничтожить?

- ОТСТАВИТЬ! - рявкнул Васильев так, что дежуривший на крыше стоящего рядом броневика боец дернулся, едва не проглотив только-только раскуренную сигарету. - Сколько в машине человек? Что за марка? Вооружение? Хвост? Направление?!

- Один, - невозмутимо начала перечислять Ксулукс, отслеживая вероятного противника глазами парящих в небе крыланов Раф-Хас. - Похожа на транспорт Королевы. Внешнего оружия не наблюдаем. По причине не биологической природы объекта хвоста нет. Про человека сказать сложно — нижняя часть позвоночника вне зоны видимости. Направление… туда.

Антроп, не придумав ничего лучше, просто указала рукой нужную сторону.

- Аккуратно задержать и пленить его сможешь? - немного успокоившись, спросил Васильев.

- Это возможно, - кивнула Раф-Хас.

- Тогда делай, - приказал сержант и нажал кнопку на гарнитуре. - Лысый, возьми пятерых мародеров и дуй к моему броневику!

***

Кирилл сжимал руль автомобиля и ежеминутно пробегал взглядом по приборной панели, где мерно тикали часы и наматывались километры. Периодически мужчина проверял лежащий на коленях прибор, но тот пока молчал — не мог уловить сигнала. Впрочем, осталось совсем чуть-чуть. Буквально полчаса.

- Оно должно быть где-то тут, - пробормотал Кирилл, до рези в глазах всматриваясь в проносящийся мимо пейзаж.

Это было бездорожье. Вдалеке от трасс, на которых хозяйничали мародеры, и городов, в которых поселились мертвецы и мутанты. Его машину нещадно трясло, зад за долгие дни поездки отбило жесткое сидение, а рана на левой руке, полученная во время ночевки от какой-то твари, начинала серьезно его беспокоить.

Но задержаться или повернуть назад он не мог. Не сейчас, когда цель была так близко…

Вдруг что-то пошло не так. Чувство тревоги, все нараставшее в последние минуты, достигло той самой отметки, после которой обычно происходит что-нибудь нехорошее.

В последний раз, когда Кирилл ощущал подобное, его предыдущую машину обстреляли мародеры. К счастью, их было немного…

Резко вывернув руль и вжав педаль тормоза, мужчина послал машину юзом. А на то место, где он должен был проехать, приземлился выскочивший прямо из земли огромный паук. Удивленно что-то прошипев, Раф-Хас напряг лапки и одним прыжком исправил свою оплошность. Крыша затормозившей машины смялась от удара огромной бронированной туши. Ловко орудуя когтями на концах лапок, инсект в пару движений вскрыл бронированный автомобиль… и недоуменно уставился всеми восемью глазами на пустой салон.

А уже выскользнувший из обреченного транспортного средства Кирилл едва различимой тенью скользил в зарослях высокой травы…

Он не был бойцом. Выслеживание, ловушки, удары исподтишка — вот его стиль. Редкий класс, специализирующийся на незаметности, помог ему выжить в первые дни разверзнувшегося в этом мире ада, а терпение и жестокая расчетливая натура — прокачаться до впечатляющего тридцатого уровня. Вот только новый порог он взять не смог, а потом уже просто не было времени — вся его маниакальная суть внезапно оказалась перенаправлена на совершенно другой… объект.

До тех пор, пока их не разлучили. И спустя почти месяц поисков, он наконец вышел на след.

Вот только на его финишную прямую кто-то вытряхнул целый ворох гигантских пауков и еще каких-то тварей. Ими оказалась занята вся округа. И Кириллу ничего не оставалось, кроме как пробираться почти ползком, прячась в траве, кустах и складках местности.

Но долго это продолжаться не может — он ощущал как тают силы организма, истощенного долгой и трудной дорогой. Скоро у него не останется энергии для поддержания маскировки. И тогда твари разорвут его на части.

Это был конец. Тупик.

И он был к нему готов.

Вообще, Кирилл сильно удивился, что смог зайти настолько далеко. Когда пускался в эту авантюру, мужчина свято верил, что закончится она намного раньше. Но раз за разом Старуха обходила его стороной, только пригладив непослушные волосы и подтолкнув в спину для очередного рывка. Сначала во время погони за похитителями. Потом на базе Некро. А потом и по дороге сюда, к этому убежищу…

Но сейчас он просто не видел выхода.

Его не было.

Слишком много мутантов вокруг — стоит только спасть его маскировке, и Кирилла тут же засекут и разорвут на части. А выбраться из окружения до этого момента он не успеет — вокруг чистое поле, до ближайшего леса километров пятнадцать. Самому спрятаться в одной из тех нор, в которых его поджидали насекомые?

«А что я теряю?» - спросил себя Кирилл, глядя на ближайший провал в земле, затянутый паутиной и с валяющейся рядом земляной «крышкой».

По-пластунски преодолев разделяющие их десять метров, мужчина заглянул в нору. Это оказалась большая земляная яма, в которой вполне мог спрятаться автомобиль. Оставалось загадкой только то, куда эти мутанты утащили вырытую землю?

Кирилл осторожно заполз внутрь и, забившись в самый дальний угол, присыпал тело тонким слоем земли. И приготовился ждать.

Время поджимало, но пока он жив, есть надежда, ведь капсула жизнеобеспечения, по заверениям инженера Некро, протянет несколько месяцев…

***

- Что значит, пропал?! - раздался по каналу связи изумленный крик Васильева. - У вас там, блядь, чистое поле и несколько сотен жуков! Как он мог там «пропасть»?!

- Да они тут чуть ли не носами роют, а этот тип как сквозь землю провалился, - раздосадованно ответил ему Сергей, руководивший операцией по захвату. - Засаду подготовили по траектории его движения, благо ехал он строго в одном направлении, вырыли ямы, землю спрятали рядом в овраге, рассадили пауков…

- Да мне насрать, куда и кому вы там засадили с этой златоглазкой! - прервал его крик Васильева. - У меня лазутчик по вверенной территории бродит! Причем ушел он из-под носа ваших ебучих пауканов! Так что, ослик, бери своих сусликов, и чешите всю эту поляну расческами! Но чтоб нашли его!

- Что за крик, где драка? - раздался за спиной пышущего праведным гневом сержанта удивленный голос Дамира, услыхавшего только окончание фразы.

- Явились, - облегченно выдохнул Васильев, глядя на идущих к его «полевому штабу» Хатанова и Антуанетту.

Собственно, весь штаб был представлен раскладным столиком и комплектными стульями. На столике стояла небольшая станция связи и початая банка тушенки, которые прижимали расстеленную карту области.

- А это кто?! - всплеснула руками Татьяна, бросаясь к Антуанетте. - Мать честная, откуда?!

- Из убежища выколупали, - ответил за героиню Дамир, потому как та с самого реактора не проронила ни слова, что было чересчур даже для их молчаливой командирши.

Антуанетта, не обращая внимания на подскочившую Татьяну, прошла прямо к столу и осторожно усадила в стульчик хрупкую девочку лет десяти.

Лысая и тощая, она зябко куталась в толстый синтетический плед, прихваченный из убежища, и невидяще смотрела перед собой затянутыми бельмами глазами.

- Да куда же ты? - не унималась Татьяна. - В машину ее, в тепло! Простынет же!

- Не страшно, - вдруг подала слабый голос девочка и улыбнулась. - Спасибо вам. Но это будет лишним. После отключения я проживу еще пару дней максимум… Да, это там.

Васильев сначала не понял, к чему была последняя часть фразы, потому как мозг военного отказывался воспринимать даже первую. Но все же до сержанта дошло, когда он посмотрел на Антуанетту, ткнувшую острием когтя от перчатки в какую-то точку на карте.

- Некро… - прошептала сереброволосая девушка в жутких черных доспехах.

Все было тихо и спокойно.

Ветер шелестел в разнотравье, пели птицы, грело высоко стоящее солнце. Вставшая лагерем разведывательная экспедиция жила своей жизнью.

Вот только сержанта почему-то прошиб холодный пот, а сердце пропустило удар.

И чем дольше он смотрел на застывшую рядом с картой молчаливую фигуру в черном одеянии, тем отчетливей ему казалось, что мир вокруг словно выцветает. Словно он продавливается под тяжестью этой фигуры. И еще чуть-чуть, и случится что-то по настоящему страшное.

«Она в ярости», - вспомнились ему слова златоглазой Раф-Хас. - «И, боюсь, парой разбитых тарелок мы не отделаемся…»

***

Состав разведывательной экспедиции:

Спецотряд «Рыцарь-2»: 8 человек, 2 пикапа;

Боевой отряд «Мангуст-3»: 11 человек, 1 БМПО-8-2У (Боевая Машина Пехоты Облегченная, 8 серия, 2 усовершенствование;

Штрафбат «Мародеры»: 12 человек, 2 пикапа, 1 ТВГ «Шиншилла» (Тяжелый Военный Грузовик);

Стая Раф-Хас «Пауки сумерек»: 300 крыланов, 200 сверчков, 50 малых пауков, 30 больших пауков, 2 гусеницы, 1 мутатор, 1 антроп.

***

Состав спец-отряда «Рыцарь-2»:

Антуанетта дэ Гарсия – мэйн-танк, позывной «Кукла», уровень – 58, рыцарь-служитель.

Хатанов Дамир Султанович – разведка, сенс, позывной «Ситх», уровень – 20, темный охотник.

Костров Максим Юрьевич – снайпер, сенс, позывной «Вспышка», уровень – 15, стрелок-снайпер.

Селезнев Сергей Владиславович – штурмовик, механик, позывной «Лысый», уровень – 16, штурмовик-универсал.

Вискина Татьяна Львовна – медик, позывной «Белочка», уровень – 14, хирург-целитель.

Серикбаев Ержан Серикбаевич – водитель, радист, позывной «Равшан», уровень – 20, проклятый палач.

Серикбаев Азат Серикбаевич - водитель, механик, позывной «Джамшут», уровень – 20, святой инквизитор.

Барбара Шульц — разведчик, скрытник, позывной «Жало», уровень — 27, диверсант.

------

Штрафбат «Мародеры»:

Каширов Николай Григорьевич — командир, боевик, позывной «Дикий», уровень — 21, боевик-универсал.

12 подчиненных — люди, мужчины, пока без подробностей.

------

Васильев Лев Викторович — командир, тактик, позывной «БэЧэ» (Большая Черепаха), уровень — 13, тактический стрелок.

Ксулукс Кха-Ру — командир, антроп Раф-Хас, позывной «Клык», уровень — 7.

Глава 216

Глава 216. Город Смерти (часть 3).


1.


Небольшой переулок, затерянный где-то в трущобах Светогора, был тих, пустынен и практически неотличим от сотен и сотен ему подобных, что словно капилляры разбегались по телу Города Смерти.

Но в этом переулке было как-то даже слишком тихо — не было видно вездесущих пьяниц и бездомных побирушек, сюда не заглядывали воры и бандиты в поисках легких жертв, а случайные прохожие либо спешили поскорее покинуть это место, либо не заходить в него вовсе, предпочитая искать другой путь.

Причина была проста и понятна даже последнему пьянице, давно деградировавшему от многолетних излияний — страх.

В переулок выходила неприметная дверца, порог которой регулярно подкрашивался алым — символом того, что глупец, переступивший через этот своеобразный барьер, рискует покрасить его «свеженькой краской» из собственного перерезанного горла.

Тут был наркопритон Алых Топоров — клана одного из сильнейших ханов этого злополучного города. Они гордились тем, что их глава по кличке Топор является потомственным аристократом, как-то связанным с главой Царской Службы, что несла караул во дворце правителя. Сам клан, промышлявший наркотиками и проституцией, всегда славился своими крутыми нравами и чересчур быстрыми и резкими действиями. Там, где другие еще только раскачивались и разводили дипломатию, Алые Топоры попросту разбивали оппоненту голову…

В конце этого злополучного переулка появились две фигуры. Обе они кутались в одинаковые безразмерные черные балахоны с глубокими капюшонами, но при этом смотрелись и ощущались совершенно по-разному.

Идущий впереди человек был немного выше среднего роста, безразмерная одежда не нем развевалась и плавала в воздухе словно в невесомости, а под глубоким капюшоном клубился черный непроглядный мрак. Внешний вид и плавная, словно скользящая походка, придавали этому разумному совершенно неестественный вид. Он больше напоминал призрака, галлюцинацию или какое-то бесплотное чудовище, чем человека из плоти и крови.

Вторая же фигура была чуть ниже и уже в плечах. И ее половая принадлежность не оставляла каких-либо сомнений — пару огромных дынек, подпрыгивающих при каждом шаге, не могли скрыть ни ночь, ни безразмерный балахон, висящий на ней словно плащ-палатка. Из-за здоровенной груди передняя часть подола не доставала целиком до земли и постоянно распахивалась, открывая вид на пару стройных ножек в низких кожаных сапожках. В зоне видимости так же мелькали и изящные маленькие ручки, которыми девушка периодически поправляла сползающий то вперед, то назад капюшон.

- Слушай, генератор спермотоксикоза, - зашипел «призрак», когда они почти дошли до самой двери притона. - Ты можешь выглядеть хоть чуть-чуть более зловещей?! Весь образ мне поганишь!

- Я зловеща! - возмутилась блондинка, хлопая голубыми глазами. - Да от одного моего вида все эти нелысые тут же полысеют от ужаса, а лысые снова станут нелысыми, потом седыми, а потом снова полысеют, а потом они…

- Гррррр… - прервал ее совсем не человеческий рык, от которого любой другой уже действительно бы и поседел, и полысел, и снова оброс от ужаса.

Но дуракам страх неведом. Тем более дуракам с божественным покровительством. Потому Фив только радостно захлопала в ладоши, едва ли не подпрыгивая на месте.

- А меня так научишь, Лысый Нелысый Темный Мастер? Я тоже хочу так рычать! Я пробовала в лысом монастыре, но мой старый Мастер, который совсем лысый, только ржал, а другие бритые нелысые лысые ученики почему-то хватались за штаны и отворачи…

- Фив.

- Да, Лысый Нелысый Темный Мастер?

- Что я говорил перед выходом?

- Чтобы небритое лохматое чудище и бритая нелысая блондинка летали над городом и в нужный момент…

- После этого!

- Чтобы небритая лысая змеюка не сводила своих лысых глаз с мохнатой нелысой девочки и…

- Что я ТЕБЕ сказал?!

- Ум… - Фив приложила пальчик к губкам и задумчиво нахмурилась. Но через секунду ее личико озарилось светом понимания. - Чтобы я молчала? Ой, и правда! Виновата, Лысый Нелысый Темный Мастер! Готова понести наказание по всей суровости Вашей нелысой небритой фантазии о моей бритой нелысой, которая… Ай! Са сто? Мой ясысок… пхикусила…

Ахранткаобиженно потерла лоб, по которому только что прошелся хлесткий карающий удар ребром ладони.

- Нужно было брать Нокси, - проворчал Буревестник. - Так нет же, повелся на сиськи…

- На сисхи? - удивленно захлопала глазами Фив, опуская взгляд на свои огромные дыни. Даже недоверчиво потыкала в них пальцем. - А сто в них такохо, Лысый Нелысый Темный Мастел? Бесполесные стуки.

- Вернемся, покажу, - несколько зловеще пообещал Вестник, после чего с заметным усилием отвернулся от своей спутницы. - А сейчас просто иди рядом… и, ради всего святого, что осталось в этом ебанутом мире, МОЛЧИ!

- Да, Лысый Нелысый Т…

- Грр…

- Молчу.

Андрей устало вздохнул и чуть повел лопатками — он все никак не мог вновь привыкнуть к заплечной перевязи.

Рука Вестника за прошедшее время полностью восстановилась и он смог наконец нацепить на себя привезенные Химэ и Нокс ножны с любимыми гладиусами. Кроме них эта парочка прихватила еще и его самовосстанавливающийся костюм, которому Андрей был рад даже больше, чем клинкам — слишком привык к этому удобному артефакту.

Причина, по которой он шел «на дело» именно с Фив, была проста. И как бы Буревестник ни пытался отрицать, но его банально развели на сиськи — Химэ и Нокс в один голос утверждали, что глуповатая Эссалитэль гораздо лучше подойдет для его прикрытия на земле, чем с воздуха, так как летает откровенно хреново и из-за своих светлых крыльев слишком заметна на фоне ночного неба. Аргумент был откровенно притянут за уши, но прошел, так как бедного Андрея в тот момент едва ли не носом тыкали в огроменные «причины хреновой аэродинамики» ахрантки, от которых его мозг стремительно разжижался за счет укрепления совершенно другого органа.

И вспоминая ту сцену сейчас, Веселухин все больше уверялся в том, что его банально развели. Возможно из желания тупо поржать, возможно просто из мести за «вынужденный» марафон через три королевства. А может этой парочке было влом месить уличную грязь и общаться со всякой обдолбанной шпаной и заносчивыми бандитами. Они лучше немного полетают над городом и в случае неприятностей свалятся на голову Вестника в качестве «подкрепления». А учитывая разницу в силах местной «элиты» и заматеревшего героя, да подавляющую мощь туповатой адептки Лысого Кулака, то Химэ на пару с Нокси могли даже не взлетать, а остаться в Храме Ауттэ и спокойно отсыпаться…

- Вернусь, откручу хвосты обеим, - пробурчал Буревестник под нос.

«У них нет хвостов», - хихикнула Чешуйка.

- Значит сначала вкручу, - мстительно улыбнулся Андрей. - Там Акронька как раз пару занятных втулочек вырезала…

***

Раздался стук в дверь.

Аккуратный. Почти культурный. Настолько, что дежуривший в небольшой проходной лысеющий здоровяк даже не потрудился оторвать задницу от табуретки, продолжая грызть кусок свиной солонины и вдыхать дымок тлеющего косячка.

Стук повторился, уже более требовательный. Судя по звуку — на этот раз ногой.

Рыгнув, дежурный все же поднялся и, неторопливо подойдя к двери, открыл заслонку на смотровом оконце.

- Че надо? - выдохнул он в темноту улицы.

- Крови… - раздался из-за двери зловещий шепот, пробирающий до самой глубины души.

- Ну и иди, сосни у кого-нибудь, мудила, - ответил здоровяк, задвигая заслонку на место. После чего сыто рыгнул и вернулся на свою табуреточку докуривать косяк дурман-травы.

А за дверью тем временем сначала повисло изумленное молчание, через пару секунд сменившееся отборным матом и короткой командой.

- Выбивай!

- Да, Лысый Нелысый Темн…!

- МОЛЧА!

Тут до обдолбанного мозга дежурного начало доходить, что что-то пошло не так. Впрочем, в следующий миг его уже ничего не интересовало — часть укрепленной бревнами глиняной стены рядом с дверью с громогласным «БУМ!» разлетелась на кучу мелких острых осколков, которые нашпиговали тело здоровяка словно шрапнель. Когда в стенной пролом идеальной овальной формы скользнула зловещая фигура в черном балахоне, дежурный притона был уже мертв.

- Твою мать, - убедившись, что выплеснуть раздражение оказалось не на кого, Буревестник развернулся в сторону протискивающейся следом Фив. - Мозги куриные, говоря «выбивай», обычно имеют в виду дверь!

- Нужно уточнять, - обиженно надулась Эссалитэль. - И вообще, Лысый Нелысый Темный Мастер, на девушек кричать нельзя, потому что я от Вашего вопля запаниковала и ударила по первому, что было передо мной!

Андрей на секунду подвис. Потом еще раз посмотрел на дыру в стене, перевел взгляд на причиненные разрушения и «сопутствующую жертву», и мысленно поставил себе зарубку в склерозник никогда не стоять рядом с паникующей Фив. Даже его живучей тушке придется несладко после такой оплеухи.

Тем временем со стороны внутренней двери раздался топот, в котором отчетливо слышался лязг оружия — приближалась местная охрана. Оно и правильно — подобный грохот не услышит только глухой. Хотя и он насторожится, почувствовав пробежавшую по стенам вибрацию.

- Так, встань за мной и сделай максимально грозную моську, - скомандовал Андрей своей спутнице. - Начинаем операцию «Пугало»!

***

Когда Махмут, начальник местной «охраны» ввалился в проходную, то на мгновение его просто парализовало. Мозг несчастного человека отказывался воспринимать увиденное как действительность.

В стене зияла аккуратная, словно вырезанная ножом, округлая дыра, а все помещение скалилось впившимися в пол, стены и потолок острыми осколками. У столика лежал обезображенный труп дежурного, источая отвратительные запахи свежей крови и дерьма из распоротых кишок. Эти ароматы смешивались с пыльным воздухом, вонью разлившегося из сбитой лампы низкосортного масла и залетающего из переулка «амбрэ» мочи, помоев и блевотины.

Но ко всему подобному выросший в Городе Смерти Махмут был привычен. Это могло напугать только изнеженного аристократика из Города Знати.

Зато вот стоящая посреди комнаты черная фигура в развевающемся балахоне едва не вызвала у него опорожнение кишечника. Одного взгляда на клубящуюся под капюшоном тьму хватило, чтобы виски бывалого головореза покрылись сединой, а горло словно перехватило ледяной удавкой…

- Фу, какие эти нелысые волосатые! Мой старый небритый лысый Мастер плакал бы горючими слезами, а потом долго брил их тупой бритвой, а потом превращал в бритых лысых адептов Лысого Кулака, если конечно…

В поднявшейся конечности жуткого существа появилось длинное черное копье, от одного вида которого из голов только-только начавших приходить в себя мужчин выветрились последние мысли. Они могли только завороженно смотреть на истекающий черным клубящимся туманом наконечник, гадая, чью жизнь он заберет в следующее мгновение.

Слишком слабые души. Слишком неопытные смертные. Одного только присутствия рядом малой толики силы Бездны хватило, чтобы они начали терять те остатки воли и мужества, что у них еще были.

Вот только Буревестник начал источать ману Древнейшей не по своей воле. Он просто потерял самообладание.

- …только они способны будут пройти испытание на обритых бревнах и стать нелысыми бритыми последователями нашего Великого Лысого Бога, чтобы потом получить от него настоящую лысую небритую лысину, которую, кстати, я так и не получила, потому что Великий Лысый Мастер после экзамена сказал, что в случае моего становления они вместе с Великим Лысым Богом не смогут гонять на меня лысого… - жуткое копье, оставляя за собой шлейф из черного тумана, со свистом опустилось древком на макушку болтливой блондинки. - АЙ! За что?!

- Еще одна твоя тирада про «лысых нелысых», и я тебе своего лысого в глотку засуну и буду там держать, пока сознание от удушья не потеряешь! - прошипела зловещая фигура, опуская руку с копьем. Через мгновение страшный артефакт распался на клубы черного тумана, что словно бы втянулись в фигуру своего хозяина.

А стоящие перед Вестником люди тем временем находились на грани личностного коллапса от давящей на мозги и души действительности. Они не были идиотами, разум просто не способен всерьез воспринимать происходящее. И тем более у них не было божественной защиты Кенширо и оберегающей печати старого Таящегося. И поэтому, когда на глазах этих людей реальность выдала такой сюрреалистический выверт, бедняги совершенно растерялись, не в силах понять, что им делать дальше. И дружно сложили ответственность на плечи Махмута.

А тот, обливаясь потом от давящей силы стоящего перед ним существа, пытался найти хоть какой-то выход.

Сбежать? Так ведь догонят. Причем свои же, выпотрошив как шелудивую шавку.

Напасть? Да, он был достаточно храбрым молодым человеком… Но не настолько!

- Где местный хозяин? - обратился Вестник к замершим бандитам.

- Т… Там, - дрогнувшим голосом выдавил Махмут, указав рукой куда-то себе за спину.

- Веди, - Андрей пытался говорить максимально грозно, вкладывая в голос частичку силы Бездны, как это делал почивший местный Царь, но в намного меньших количествах.

Впрочем, и этого было более чем достаточно.

Сила Древнейшей, влитая в один единственный приказ, едва не поставила этих людей на колени. Кое-кто, не выдержав давления, попросту обмочился, а у кого-то пошла носом кровь. Но всем без исключения почудились вспыхнувшие в темноте капюшона сотни крошечных алых огоньков…

Буревестник спокойно прошел через расступившихся людей.

Он мог устроить тут бойню. Но зачем? Стоит начать их убивать, и сработает инстинкт самосохранения. И каким бы сильным ни было давление божественной силы, но отчаявшиеся люди найдут в себе силы на сопротивление. Можно было придавить их маной Древнейших уже всерьез, но тогда и сам Андрей не брался прогнозировать последствия — могло просто выжечь окружающим мозги, а могла вылезти какая-нибудь милая зверушка, вроде того же товарища Тайшаддэса, и в два укуса слопать и Вестника, и все прилегающее пространство…

В общем, не даром он мысленно назвал операцию «Пугалом» - тактика запугивания в краткосрочной перспективе работала намного лучше всех остальных. А выстраивать долгие отношения с местными он не планировал…


2.


Притон выглядел даже хуже, чем ожидал Андрей.

В его сознании почему-то вставала картина наподобие салунов из фильмов о Диком Западе. Или, на крайний случай, пиратских таверн.

Действительность оказалась куда как неприятней.

Они шли по темному, едва освещенному коридору. Глиняные стены, из которых кое-где выглядывали опорные балки, местами начинали трескаться и осыпаться, а по земляному полу бегали крупные черные жуки с блестящими панцирями, похожие на скарабеев. Андрею они были прекрасно знакомы — эти трупоеды встречались в канализации Оферона. И такое их количество говорило только об одном — рядом либо много падали, либо беззащитных умирающих жертв. «Где именно» вопрос не стоял. Достаточно было заглянуть в любую боковую комнату, проходы в которые ничем не закрывались и не занавешивались. Там, в клубах густого сизого дыма, источаемого из небольших медных кадил, на кучах перепрелой соломы лежали полуголые истощенные люди. Те из них, что были покрепче, лихорадочно спаривались словно дикие звери, другие пускали слюни в забытьи, а некоторые широко открытыми глазами смотрели в потолок. В телах последних и копошились те самые жуки, пируя, покуда ленивые мускулистые уборщики не утаскивали тела крючьями за ноги куда-то прочь…

Махмут и двое ближайших помощников, сразу же повязали на лица зачарованные платки, не пропускающие наркотический дым. Но вот «незваным гостям», естественно, никто ничего такого предложить не удосужился. И если действие дурмана Андрей практически полностью подавлял за счет дикой смеси из высоких характеристик, регенерации, «игнорирования здравого смысла» и божественной маны, то вот Фив приходилось намного хуже. Крылатая представительница расы ахрантов сейчас не сильно отставала от своего «Темного Мастера» в плане характеристик, и тоже обладала регенерацией, но вот защита ее слабого разума оставляла желать лучшего. Божественное покровительство давало, конечно, определенную поблажку, но оно не было рассчитано на подобные случаи, а самостоятельно использовать ману Лысого Бога адептка не умела.

Так что очень скоро на лице Фив появилась загадочная, чуть дергающаяся улыбка, а взгляд стал томным и слега расфокусированным.

К несчастью для себя, Андрей этого не заметил, так как носительница «самых хреновых аэродинамических форм» шла замыкающей…

Пройдя первый этаж этого жуткого притона, Андрей и Фив поднялись наверх. Тут располагалась местная «администрация», а также комнаты самих бандитов и «элитных клиентов». Было здесь намного чище, комнаты плотно закрывались, а по коридору не ползали трупоеды. Хотя сизый дымок и стоны просачивались из-за большинства закрытых дверей…

Пройдя по длинному коридору, они подошли к самой последней комнате. Махмут осторожно постучал и, услышав изнутри какой-то невнятный крик, открыл дверь.

Дверной проем оказался занавешен нитями, свисающими с верхнего косяка до самого пола. На них были нанизаны маленькие косточки, просверленные камушки, деревяшки и прочий странный мусор. Проходя через эту своеобразную занавеску, Андрей ощутил легкое касание чужой магии — это оказался сложный артефакт, призванный не пускать в кабинет наркотический дым и сканировать статус касающихся его людей.

Впрочем, хозяин притона, одноухий высокий мужчина лет тридцати с крючковатым перерубленным носом, не смог сдержать разочарованный вздох — приведенная Махмутом парочка оказалась вне возможностей артефакта. Но это уже говорило Джамилу о многом — либо «гости» были выше пятидесятого уровня, либо имели хорошую защиту. И в том, и в другом случае шутить с ними явно не стоило…

- Приветствую «Темного Господина» в моем скромном заведении, - криво усмехнулся Джамил, глядя на мрачную фигуру вошедшего Вестника.

Он решил не вставать из-за массивного стола, предпочитая расслабленно развалиться в кресле. Так Джамил сохранял некое иллюзорное ощущение хозяина положения и скрывал слегка подрагивающие коленки. Все же, каким бы расчетливым и бесстрашным ни был человек, но он все еще оставался обычным смертным…

- Оставьте нас, - коротко приказал хозяин притона Махмуту и двум его подчиненным.

Дважды повторять ему не пришлось — особой верностью местные бандиты не страдали и тут же смылись от столь стремного гостя подальше. Джамил, понимая все это, лишь вздохнул. В предстоящей ситуации ему придется рассчитывать лишь на себя, потому как против такой силы, если она не будет угрожать им лично, никто из его «доблестных подчиненных» не пойдет.

- Какие преданные люди, - скептически хмыкнул Андрей, когда дверь в кабинет закрылась, а артефактная занавеска отсекла все звуки творящегося в притоне непотребства.

- Мы на дне общества, - развел руками Джамил, сипло выдохнув через перерубленный нос. - Прошу, присаживайтесь.

- Я постою, - Андрей скептически посмотрел на стоящий перед столом бандита неудобный стул, от которого за километр разило встроенной ловушкой.

- Как знаете, - пожал плечами Джамил, не особо и рассчитывавший на этот простенький трюк. После чего достал из стола небольшой косячок, откинулся на спинку кресла и запалил его от маленького камушка-артефакта. - Дорогой, но довольно бесполезный подарок от моего хана, - продолжил он, помахав в воздухе своеобразной «зажигалкой» и затянувшись слабеньким расслабляющим наркотиком. - У меня есть шанс пережить эту ночь?

- Зависит от твоих ответов, - мрачно пообещал Вестник, начиная ощущать нарастающую угрозу. Но он никак не мог понять, исходит она от сидящего перед ним человека, или откуда-то извне… - Где Топор?

- Вот прям так сразу? - несколько разочарованно скривился Джамил, выпуская струйку сизого дыма и разглядывая прислонившуюся к стенке спутницу Темного. Последняя, явно надышавшись по дороге сюда наркотическими парами, блаженно улыбалась, глядя на своего Мастера. - А где угрозы, шантаж, требования денег и клятвы верности?

- Где Топор? - повторил Андрей, вкладывая в слова щепотку силы Бездны.

Бедному смертному на миг показалось, что густая тень под его столом превратилась в пасть какого-то чудовища, которое вот-вот сомкнет челюсти и перекусит его пополам… Крик Джамилу удалось сдержать только потому, что горло перехватило от ужаса и он смог лишь захрипеть, пытаясь выдернуть ноги из темноты. Но их держал длинный толстый язык, а в ушах звучал издевательский шелестящий смех…

Видение исчезло.

Но страх остался.

- Я скажу, - выдохнул Джамил, едва расслышав собственные слова сквозь стучащее в висках сердце. Его ноги все еще были под столом. Просто потому, что у бандита не было сил их оттуда вытащить. - Я скажу, - повторил он, дрожащей рукой поднося к лицу тлеющую самокрутку из наркотической смеси, набитой в полый стебель тонкостенного камыша. Вдохнул сизый дымок. Не помогло.

- Я жду, - напомнил Андрей, который уже начинал терять терпение.

Да и время, судя по ощущениям поджимало — угроза все-таки шла извне и затягивала свое кольцо вокруг этого злачного притона. Учитывая количество гоняющихся за ним местных, это было вполне ожидаемо, ведь стоило Вестнику покинуть Храм Ауттэ, как он стал «видим» для поисковых артефактов и способностей. Да и обычные человеческие глаза тоже никто не отменял…

- М… Мастер… - вдруг подала голос молчавшая до сих пор Фив.

- Не сейчас, - отмахнулся Андрей, находящийся в шаге от цели.

Он, честно говоря, не думал, что все пройдет настолько легко. Предполагал, что придется брать тут все чуть ли не штурмом, потом пытать местного управляющего раскаленной кочергой и уходить с боем, отправив Фив в свободный полет, а самому нырнув в тени…

А на деле — пришел, напустил пафосу, придавил авторитетом Старушенции и… ему уже готовы все выложить.

«Как-то даже слишком легко», - подумал он.

«Так ты еще ничего не получил», - фыркнула Чешуйка. - «Вот доберешься до Храма, тогда будешь судить».

Тем временем Джамил открыл ящичек стола и достал оттуда небольшую шкатулку. Щелкнул чем-то на боковине, запуская скрытый механизм. Крышка открылась, демонстрируя содержимое. Амулет связи и сложенная в несколько раз карта города. Первый Джамил не тронул — он был его гостю ни к чему. А вот карту достал и положил перед собой на стол.

- Тут отмечен его особняк, - сказал бандит. - Это все, что я знаю.

Андрей поднял руку и вздрогнувший хозяин притона едва сдержал крик, когда из-под балахона метнулось длинное черное щупальце и, схватив карту, положило прямо в раскрытую ладонь Вестника. Тот одним движением развернул жестковатый низкосортный пергамент и быстро нашел красную пометку, нанесенную свежей краской на старую схему города. Слишком свежей на слишком старую.

Тут даже не нужно было слушать вопящую во всю глотку чуйку, чтобы понять одну простую вещь — его опять пытаются наебать, заманивая в загодя приготовленную ловушку.

Топор, как один из столпов «оппозиции» против Темного Господина, разослал такие вот карты всем своим командирам, на которых мог выйти Буревестник. С прямым приказом передать их прямо в руки, при этом ломая как можно более убедительную трагедию о «предавших слово верности подчиненных».

Разжав руку, Андрей позволил бесполезному клочку бумаги упасть на пол.

Почуяв, что его раскусили, Джамил дотронулся до амулета связи.

- Провал, [абрикос], - сказал он всего два слова.

Первое было сообщением дежурному связисту Топора о, собственно, провале плана, а второе — командой амулету на самоуничтожение.

Вспыхнув, простенький артефакт сгорел в ярком рыжем пламени, мгновенно перекинувшемся и на самого одноухого бандита с перерубленным носом. Через секунду пламя опало, превратив в пепел амулет, а также руку, часть грудной клетки и сердце бандита.

- Вот сука! - Андрей одним рывком оказался возле умирающего человека, по дороге отшвырнув стол как пушинку. - Лови ублюдка!

На тыльной стороне его руки сверкнуло алчное око Йасасайха, который тут же выпустил щупальца в тело смертного, захватывая пакующую чемоданы душу. Вот только встала загвоздка — девать его было некуда. Оба места «Кармана Душ» Андрея были заняты Дюсаль и пойманным ханом. Он, конечно, почти приблизился к открытию еще одного слота, но «почти» в этом случае не считается.

«Чешуйка, вы там выпотрошили последнего долбодятла?» - сжимая в когтистой длани Саси душу Джамила, спросил Вестник.

«Почти, но там всякие мелочи остались», - ответила Шахтаррашан.

«Тогда скармливай его Саси, и принимайте нового узника», - облегченно выдохнул Андрей, которому совершенно не хотелось терять информацию от одного из местных крупных воротил. - «И отдельная просьба. С этим ушлепком максимально жестко».

«Не боишься, что Химэ тебя за такое кастрировать может?» - вздохнула дракошка, принимая «пациента».

«Ничего, новые отрастут», - ухмыльнулся Вестник, прислушиваясь к визгу хана и довольному чавканью смакующего добычу Монстра. - «К тому же, не сам же я его жру, а Саси нужно иногда давать конфетку».

«Йасасайх вкусно», - тут же отозвался Ловец. - «Еще».

- Пока обойдешься, - отмахнулся от этого «веселого покемона» Андрей и развернулся к Фив. - Так, крылатая, пора отсюда ва… ээээ? Бляяя…

- Мастеееееер… - томно выдохнула ахрантка. - Лысенький Мастеееер… Давай сразимся?

«Клиент приплыл, сушите весла», - прокомментировала происходящее Чешуйка.

- Фив, твою мать, а ну быстро оделась! Или нет… Так, стоп! У нас боевая ситуация! Сейчас наши жопы будут жарить, а ты тут… трясешь… своими… арбузиками…

«Отставить залипание!» - отвесила дракошка поплывшему Андрею отрезвляющую ментальную затрещину.

Тем временем раздетая по пояс «лысая воительница», глупо хихикая, принялась возиться с застежками юбки, бормоча под нос что-то про лысины и бритые небритости.

«Она укурилась», - констатировала Чешуйка.

«Спасибо, кэп», - Андрей максимально перекрыл все «выпускные клапаны» маны, отключая спецэффекты и скидывая надоевший капюшон плаща. - «И что с ней делать?»

«По-моему, она просто хочет ебаться».

«По-моему, это моя реплика», - нервно дернул щекой Андрей.

«Скажи спасибо нашему доброму Авалару», - огрызнулась Шахтаррашан. - «Мало от тебя всякой дряни нахваталась, так в качестве кульминации еще и разумы чуть не объединились… О, смотри какие стринги!»

А оставшаяся только в вышеупомянутом бельишке Фив с подернутыми поволокой глазами и широкой счастливой улыбкой шагнула в сторону попятившегося Андрея.

- Возьми меня!

- Ебитесь лесом, барышня, - стараясь не смотреть на пару огромных белоснежных доек, огрызнулся Андрей, спешно пытаясь найти выход из ситуации.

Потому как перспектива быть изнасилованным неадекватной укуренной маньячкой с куриными мозгами, будучи в окружении все теснее сжимающегося кольца врагов, его совершенно не прельщала.

- А тогда ты говорил другое, - надула щечки ахрантка, продолжая приближаться.

- Так всему свое время! - Андрей отвел руку чуть в сторону, готовясь призвать копье и огреть окончательно поехавшую курицу по макушке, если она подойдет слишком близко. - Вот вернемся в Храм, тогда все будет! Хоть всю ночь, хоть втроем, хоть вчетвером! А сейчас быстро оделась и валим!

- Правда? - притормозила Фив, захлопав голубыми глазками. - Все-все-все?

- Да, все! - сглотнул Андрей.

- Мммм… - задумчиво протянула укуренная курица и все-таки кивнула. - Хорошо. Принимается, Нелысый Лысый Темный Мастер.

В этот момент входная дверь распахнулась и в нее ввалились двое стражников.

Их суровые лица выражали решимость прикончить затаившееся тут Темное Чудовище, а с клинков капала свежая кровь убитых при штурме бандитов.

Занавесочка, обеспечивавшая звукоизоляцию комнаты, сыграла с Вестником злую шутку, не только не дав ему услышать творящееся снаружи, но и притупив чувство угрозы. Пока он разводил дипломатию с бандитом и пытался вразумить Фив, притон взяли штурмом с пяти сторон пять разных фракций: городская стража, храмовники Авалара, отряд тайной стражи Царицы, наемники одного из ханов и эльфийские шпионы.

В темных подворотнях вокруг притона и внутри него самого разгорелось настоящее сражение всех против всех, к которому подключились еще и местные бандиты и охрана «элитных клиентов», что отдыхали на втором этаже.

И первыми до «Кровавого Монстра» удалось добраться двойке молодых стражников. Они пылали праведным гневом за смерть своего Царя и готовы были сразиться хоть с самим Темным, хоть с легионом его тварей!

И увидели вжавшегося в угол молодого парня в висящем мешком балахоне, на которого наседала практически голая девица умопомрачительных форм.

- Что за…? - одновременно протянули они, лицами больше напоминая лошадей.

- М… М… М… - заикаясь, словно заезженная пластинка, и паникуя, Фив попыталась стыдливо прикрыться ручками. - М… МОЯ НЕПОРОЧНОСТЬ!

Андрей закатил глаза и хлопнул себя ладонью по лбу.

Где-то в астрале Чешуйка практически синхронно повторила его жест.

Пара стражей растерялась окончательно, полностью забыв где они и зачем сюда пришли. У них в мозгах стоял только один вопрос.

«Что за хрень тут творится?!»

-[СЕМЬ ЗВЕЗД ЛЫСОЙ МЕДВЕДИЦЫ]!!!

И тут Андрею стало страшно…

Глава 217

Глава 217. Город Смерти (часть 4).


1.


Элефакуртахаэль Лапуранэли, виконт Луанэальнэйский был первым, кто добрался до цели. Первым из эльфов, конечно же. Второсортные расы живорожденных он в расчет не брал. Кто вообще будет брать в расчет этих короткоухих?

А двух людских стражников он пропустил перед собой намеренно, дабы они проверили все на наличие ловушек и засад. И когда путь будет безопасен, Элефакуртахаэль окажет этим живорожденным честь пасть от его ру…

-[ТЕРЬЯ]!!!

Бум.

Шлеп.

Кап-кап-кап…

Плюх.

Хитроухий эльфийский агент впал в непозволительный и позорный для его высшей расы ступор. Хотя позднее он упорно утверждал, что просто задумался о высоком смысле бытия…

Два человеческих стражника, замерших на несколько секунд в дверях самой дальней комнаты второго этажа притона, вдруг вылетели обратно, словно пробка из горлышка бутылки хорошо выдержанного игристого вина. Вот только остроухий еще никогда не видел столь уродливую пробку — смесь из искореженного металла и рвущейся на части плоти, которая врезалась в противоположную стену, едва не проломив укрепленную толстыми деревянными балками глину. Мерзкий, сочащийся кровью комок уже мертвого мяса с противным чавкающим звуком сполз по стене и плюхнулся прямо в успевшую натечь лужу крови.

А из дверного проема вышла практически обнаженная девушка непередаваемой красоты. Элефакуртахаэль опять впал в ступор, едва не утонув в ее пышущих яростью ясных голубых глазах и огромных… гхм… зрачках.

Не привело в себя хитроухого агента даже взвывшее чувство опасности, однозначно дающее понять, что еще секунду — и он труп.

Взгляд небесной богини-воительницы тем временем остановился на замершем эльфе. Правый кулак девушки сжался, мышцы на изящной ручке неестественно вздулись, а от костяшек пальцев по всей конечности мгновенно распространилось яркое синеватое пламя.

Однако залипшего на дойки поехавшей ахрантки эльфа спасла резко открывшаяся между ними дверь одной из комнат, из глубины которой выскочил огромный бородатый мужик с мечом. Собственно, меч — это все, что на нем было.

Взвыв что-то нечленораздельное, он кинулся в сторону девушки, размахивая как заточенной железкой, так и здоровенным стояком. Причем непонятно было, что длиннее…

Также не совсем понятно, что именно вывело подзависшего хитроухого из ступора — то ли угроза объекту его вожделения, то ли вид орущего голого мужика, который ну никак не соответствовал эльфийским понятиям прекрасного. Но факт, что тот наконец перестал тупить и начал действовать. Вскинув левую руку с прикрепленным к тыльной стороне предплечья небольшим болтострелом, он за мгновение навелся на затылок мужчины и спустил механизм.

Миниатюрный стальной болт вошел цели точно в основание черепа, раздробив шейные позвонки. Отработанный долгими десятилетиями тренировок прием не подвел и на этот раз — даже если цель после такого останется жива, то шевельнуться или закричать уже точно не сможет.

-[ТЕРЬЯ]! - разнесся по коридору звонкий вопль и голова уже практически мертвого мужика лопнула, словно разорвавшись изнутри.

Мозги вперемешку с кровью и костями фонтаном взмыли вверх, размазавшись по потолку.

Безголовый труп завалился на бок, вновь открывая Элефакуртахаэлю самое прекрасное из когда-либо виденных им созданий.

А тем временем голубые глазки переклинившей Фив нашли себе новую цель в лице своего неожиданного воздыхателя — агент «поплыл» настолько, что даже забыл уйти после выстрела обратно в скрыт. Вновь покрывшаяся синим огнем рука девушки занеслась для удара. И разделявшие ее и цель десять метров коридора не были преградой — энергетическая волна удара вполне способна была убить и на таком расстоянии.

-[ТЕРЬ…] Ай! За что?!

От неминуемой гибели длинноухого спас прилетевший в макушку Фив удар древком черного копья. Впрочем, сам хозяин артефакта стоял на максимальном для подобного трюка расстоянии, вполне закономерно опасаясь ответного действия. Но обошлось — активированная ахранткой способность прогоняла по телу настоящие вихри маны, в которых присутствовали вкрапления и божественной энергии. Этот ядреный коктейль немного прочистил ее куриные мозги от дурмана. Впрочем, только немного…

- Свой? - проигнорировав вопрос и стараясь не смотреть на колыхающуюся при каждом движении грудь напарницы, уточнил Андрей у замершего эльфа.

- Если ты — Темный, то да, - кивнул тот и мгновенно залип на попку повернувшейся к нему спиной Фив. - О Зеленеющая Афасишэль, как же она прекрасна!

- Эм… - Вестник, проследив за взглядом укутанного в темно-зеленый костюм «а-ля ниндзя» остроухого, мгновенно понял о чем тот и согласно кивнул. - Это да, это есть. Мозги бы еще прилагались, цены бы ей не было…

- Э? - объект обсуждения бестолково замотала головой, после чего, придя к каким-то своим выводам, вновь пристала к Буревестнику. - Лысый Нелысый Темный Мастер, зачем Вы опять меня ударили?!

- Чтобы не прикончила союзника ненароком, - проворчал Андрей и кинул девушке ее скомканный плащ. - Одевай, а то отвлекает. Сильно отвлекает…

Упрашивать ту не пришлось. Правда, с сокрытием гипнотизирующих прелестей под мешковатым черным балахоном, начали работать мозги и у Элефакуртахаэля и тот наконец-то вспомнил про собственный скрыт.

Вот только, вопреки убеждениям остроухого, Андрей прекрасно ощущал его местоположение через натренированную чуйку и способность «Мрачного Жнеца». Как и кучу мельтешащих вокруг разумных. Правда, его сбивало с толку их количество — все же они находились посреди города. Поэтому отличить «своего» от «чужого» Вестник мог только в пределах прямой видимости, а уж определить, что творится за стенами не мог даже приблизительно.

Хитроухому еще повезло, что он, залипнув на Фив, забыл про скрыт — Андрей смог разглядеть его и «прощупать» подробнее, иначе бы просто ради профилактики приласкал скрытника копьем по шее… Поняв, что непосредственной угрозы от эльфийского агента не исходит, и тот вообще не прочь им помочь, Андрей махнул на него рукой. Тем более, что эльфы искали «Темного Господина» для заключения союза, а не убийства или плена, в отличие от большинства других «игроков», чьи люди и нелюди сейчас сцепились вокруг притона. Главное для Вестника было не спалить раньше времени то, что он еще по-совместительству «Убийца Королей». Тогда и ушастые начнут с упоением за ним гоняться.

«Так что лицо-то прикрой», - отследив все эти нехитрые измышления в голове Андрея, проворчала Чешуйка. - «Пока он залипал на задницу этой курицы, вряд ли сильно разглядывал тебя. Но доверять остроухим все равно не стоит».

«Спасибо, кэп», - съязвил Андрей, накидывая капюшон и опять выпуская ману Древнейшей. - «Что бы я без тебя делал?»

А хитроухий шпион, до этого еще как-то сомневавшийся в личности человека, стоящего за девушкой его мечты, тут же уверовал во все и вся. Слишком жуткая сила взглянула на мир из-под капюшона этого… уже не человека. Нет. «Существа».

- Мастер? - впрочем, на одну конкретную дуру это не особо-то и действовало. Склонив головку набок, Фив продолжала сверлить взглядом мрачную фигуру Вестника.

- Идем, - прошелестел голос из-под капюшона. - Бей всех, кто кинется с оружием.

Андрей двинулся вперед, в сторону лестницы на первый этаж, по которой уже поднималась пятерка храмовников во главе с рыцарем-паладином Авалара. И по этой причине он не видел, как в глазах замершей на месте дурочки зажглись нехорошие огоньки.

- Бить… - пробормотала она. - Всех…

***

Халим, замыкающий боевую звезду храмовников, обязан был следить за тылом поднимающегося по лестнице отряда. Он практически двигался боком, прикрываясь от возможной атаки большим овальным щитом из сплава на основе стали и серебра.

На щите были заметны как старые, так и совсем свежие царапины и отметины. Старые скопились за время нескольких восстаний в провинциях, а также пограничных войн с эльфами на западе и орочьими племенами на востоке. Новые же зарубки оставили местные бандиты, посмевшие препятствовать праведному гневу храмовников, а также атаковавшие их скрытники, среди которых они заметили и пару ушастых рейнджеров!

Сейчас первый этаж притона целиком контролировался храмовниками, которые сдерживали натиск бандитов и какой-то группы наемников, что-то вопящих о нанимателе на втором этаже. А их отправили вперед, для разведки. Как только оставшиеся славные рыцари Авалара подавят бунт, то присоединятся к ним, чтобы плюнуть на труп Темной Твари. А потом сам Первожрец и Царица будут награждать их пятерку, нанесшую завершающий удар! О Царица, как же она красива…

Халим так сильно сосредоточился на прикрытии тылов и мысли о награде, что пропустил момент появления наверху лестницы похожей на призрака фигуры в развевающемся черном балахоне. Ведущий паладин еще только набирал воздуха для предупредительного крика, как сорвавшееся с руки твари черное копье со свистом рассекло воздух и ударило ему точно в центр щита.

Благословленный богом металл был способен выдержать гораздо большее, чем попадание обычного пехотного копья, не особо-то и предназначенного для метания. Паладин уже мысленно обсмеял тупую темную тварь, когда напитанный силой Бездны артефакт, сопровождаемый активированным «пронзающим выпадом тени», прошил не только щит и тело рыцаря, но и стоящего за ним товарища. Они не успели даже высказать банальное «невозможно», прежде чем начали опадать жирным черным пеплом…

-[ТЕРЬЯ]!

Андрей плавно скользнул в сторону, пропуская мимо себя снаряд из смеси уплотненной синеватой энергии и сжатого до каменного состояния воздуха. Необычный, но от того не менее эффективный удар пришелся по двум стоящим перед Халимом братьям-храмовникам, снеся всю троицу с лестницы. Принявшая на себя удар пара «отделалась» сломанными ребрами, сотрясениями и потерей рук, которые держали щиты. Конечности сначала смяло воздушным ударом, а потом энергетическая составляющая перемолола их в кашу вместе с амуницией.

Страшный прием, комбинирующий чудовищную силу мышц и магическую атаку. К счастью для окружающих, в обычном состоянии Фив его использовать не могла. Да и в своеобразном «режиме берсерка» от Бога Лысого Кулака количество таких атак было строго ограничено как лимитом энергии, так и запредельными перегрузками, ложащимися на тело.

Вот только это «терья» было далеко не единственным козырем режима «Семи Звезд Лысой Медведицы». Да, самым сильным по одномоментному урону, но… только первым из семи.

И спущенная с поводка Фив явно намеревалась опробовать их все.

-[ШИН]!- ноги девушки окутались голубоватым сиянием и она рванула с места с такой силой и скоростью, что с Андрея чуть не сорвало накидку, а пол в месте старта пошел трещинами и начал обваливаться.

- Сдохнет от перегрузки, воскрешу и убью еще раз, - проворчал Андрей, призывая копье и неспешно спускаясь следом.

«Ее бог тебя за такое по головке не погладит», - хмыкнула Чешуйка.

«Да плевать», - отмахнулся Вестник. - «Вокруг меня этих бессмертных уже как блох. Одной разъяренной моськой больше, одной меньше...»

«А Тайшаддэс?»

- Блядь, - Буревестник на миг замер, разом вспомнив весь свой опыт общения с улыбчивым Хранителем, после чего существенно прибавил шагу…

***

Фив приземлилась прямо на троицу рыцарей с такой силой, что благословленные жрецами Авалара сверхпрочные нагрудники вступили в схватку с глиняным полом притона. Последний, будучи творением безбожников, естественно проиграл, образовав под тушками рыцарей солидную вмятину. Крепость истинной веры в очередной раз превозмогла еретический оплот порока.

Вот только тушкам храмовников, находящимся в этих не убиваемых скорлупках, было уже все равно. Кинетическая энергия удара превратила их внутренности в кашу и, пару раз харкнув кровью по завету всех желтолицых Императоров, они отбыли в лапки своего бога.

-[ШИН]!- вновь активировала Фив «бешеный рывок лысого монаха».

Она отлично видела свою следующую цель — посреди длинного темного коридора притона стояла шеренга рыцарей Авалара, полностью перегородив щитами проход и отбиваясь пиками и мечами от наседающей с той стороны разъяренной толпы бандитов. Последние были слабо организованы, зато превосходили храмовников числом раз в десять, и прибывающее через дверь подкрепление даже не думало заканчиваться!

Половина сданного рыцарями коридора была усеяна трупами людей, продолжавших в исступлении кидаться на закованных в латы военных. Но и среди последних были потери. Правда, не от топоров и ножей бандитов, а от метких бросков кинжалов и игл затесавшихся среди толпы убийц Тайной Стражи и остроухих шпионов.

Но Фив во все эти подробности не вдавалась.

Они ей были не нужны.

В ее голове звучало лишь сладостное «бей всех».

Очередной рывок громом прокатился по коридору, больно ударив по ушам всех сражающихся.

Затормозила Фив, впечатавшись ногами в спину командующего обороной паладина. Получив на мгновение столь зыбкую точку опоры, ахрантка умудрилась оттолкнуться от нее, сбрасывая всю накопленную кинетическую энергию, и сделать красивое сальто в воздухе, приземлившись за спинами строя храмовников. Тушка же воина приняла на себя инерцию и рывка, и пинка, оторвалась от пола и снесла пятерых стоящих перед ней латников, тем самым проделав брешь в цепи обороны. Но на этом человек-снаряд не остановился, а полетел дальше, сметая дополнительно больше десятка бандитов.

Никто еще не успел осознать, что происходит что-то неладное, как послышался заливистый, частящий словно выстрелы пулемета крик.

-[АТА, АТА, АТА-ТА-ТА-ТА]!

Каждый выкрик счастливая блондинка, наряженная в одни стринги и распахнувшийся балахон, сопровождала ударом одной из рук. Причем била не кулаками, а выставленными вперед указательными пальцами, которые, будучи окутанными синеватым светом, дырявили насквозь и щиты, и доспехи.

Рану от такого удара, полученную в торс, вряд ли можно было назвать смертельной для воина с завышенными показателями живучести, если бы не одно но… В момент ранения в тело человека проникал заряд синеватой энергии, что через секунду начинал бешено крутиться, внося хаос во внутреннее течение его маны. Если человек не обладал соответствующими познаниями, какими-либо защитными или компенсаторными способностями, то исход был всегда одинаков.

Резкая боль, судороги по всему телу и пошедшая вразнос энергия, которая взрывает тело хозяина изнутри. Чем большим объемом маны располагает тело жертвы, тем дольше время до «детонации», но и разрушительней ее последствия…

Когда Андрей наконец спустился по лестнице, весь «элитный отряд» храмовников был вырезан, а тяжело дышащая Фив стояла посреди форменной бойни. Мешающий движениям балахон давно с нее слетел, а обнаженное тело покрывали многочисленные раны. Вот только они не были видны за густым слоем крови, пропитавшей, казалось, даже корни ее волос.

- Она прекрасна… - прошептал следовавший за Вестником эльфийский убийца.

- Угу, - нервно икнул Андрей. - Как майская, блядь, роза.

Шокированные расправой над храмовниками бандиты нерешительно замерли, не зная что им делать. То ли нападать, то ли восхвалять, то ли бежать в ужасе. События находились в том хрупком равновесии, которое могло сломить любое слово или просто дуновение ветра.

- Бей всех… - улыбнулась Фив, делая шаг вперед.

«Кажется, пора ее тормозить», - подала голос Чешуйка. - «Пока девочка окончательно не поломалась…»

***

Прим. Автора.:

[Терья] — воздушный кулак.

[Шин] — мощный рывок

[Ата] — разрывающее касание

[Цуки] — режущий полумесяц

[Ом] — стальной покров

[Ахо] — удар головой

[Камеха] — большой бум

----

Светогор:

Царский Дворец

Город Знати

Торговый Город

Людный Город

Город Смерти. Или трущобы.


2.


Я и эльфийский скрытник стоим и пыримся на практически голую девицу с шикарнейшими формами. Задница как то самое «сердечко Афродиты», бросающая вызов гравитации и здравому смыслу огромная грудь, подчеркивающая их изящная талия, пышные светлые волосы, длинные стройные ножки… Вот прям хочется взять ее и просто… взять! Прям тут и прямо щас!

Если бы не одно но…

Куча латников, убиенных в особо жестокой форме, на которой стояла эта шикарная баба. И кровь, пропитывающая каждый сантиметр ее тела, стекающая с волос и кончиков пальцев, капающая со вздернутых сосков и чертящая дорожки по прекрасным бедрам. Ну и здоровенная толпа набившихся в коридор личностей самой бандитской наружности. Которые, судя по всему, следующие в списке жертв этой поехавшей маньячки.

Картина радугой из задницы розового единорожки.

«Кажется, пора ее тормозить», - подала голос Чешуйка. - «Пока девочка окончательно не поломалась…»

А тем временем она уже делает второй шаг.

- Бей всех… - повторила Фив.

«Боюсь, что поздно», - вздохнул я, тем не менее двинувшись вперед. - «Поломалась она давно и надежно. Такую даже перчаткой моей хрен вылечишь».

«А ты пробовал?»

«Пока нет».

«Тогда не заявляй так категорично».

«Так, все, утихни, шиза чешуйчатая. Я тут щас буквально иду на смерть за пару доек…»

Чуть наклонившись вперед, на максимально доступной скорости рванул в сторону этой дурынды, одновременно примешивая к окутывающей меня мане Бездны еще и силу Ауттэ. Просто так, на всякий случай. А то как заметит Фив быстро летящий на нее объект, да и вмажет своим «а-та-та» так, что потом зубы буду из гланд выковыривать.

По телу Фив опять начали змеиться синеватые молнии, а в воздухе уже знакомо пахнуло силой чужого бога, когда я наконец оказался достаточно близко.

Хлобысь!

Древко копья привычным движением опустилось на макушку готовящейся к старту дуры. Кажется, еще пара дней и это войдет у меня в привычку.

- АЙ! Мастер, за что?!

Концентрация блондинки сбилась и ощущение божественного присутствия улетучилось. А в повернувшихся ко мне глазах читались растерянность и обида, а не жажда крови.

Уф, аж от сердца отлегло.

И, судя по донесшемуся от бандитов облегченному выдоху, не только у меня.

- Лысый Нелысый Темный Мастер, Вы где? - закрутила Фив головой так, что слетающие с волос брызги крови полетели во все стороны.

А вот про маскировку Ауттэ я и забыл.

Так, примем пафосную стойку. Копье прочь, Илюху в руки, концом в землю, ладошки на рукоять, ноги на ширине плеч, балахончик подкачать силой Древнейшей, чтоб аж кишки от жути замерзли, да немного еще в голос подпустить…

А теперь всем выйти из сумрака!

- Тут я, девочка, тут. А вы, смертные, кажется, тоже меня искали?

Ти-ши-на.

Только что сверчки не стрекочут. А нет, стрекочут. Только это какие-то неправильные сверчки.

Кажется, я немного перестарался…

***

Хелена пряталась в толпе бандитов Алых Топоров, стараясь выглядеть как можно незаметней. Ей это удавалось. По крайней мере, никто не обращал внимание на миниатюрную девушку в мешковатой серой одежде из брюк и широкой рубахи. Благодаря такому костюму, абсолютно плоской детской груди, короткой стрижке и закрывающему пол-лица платку, ее спокойно принимали за мальчишку. Эффект усиливала ее редкая способность «слияние с толпой», которая делала девушку практически незаметной среди большого скопления народа. Как и ее маленькие отравленные кинжалы.

Под шумок она уже успела меткими бросками отправить на тот свет трех храмовников, а также подрезать больше десятка бандитов. Дело не в том, что Хелена была кровожадной, или они что-то ей сделали. Просто это дармовой опыт, которым грех было не воспользоваться. В конце-концов, в Светогоре выживал сильнейший. А в Тайной Страже и подавно. Конечно, за подобное истребление храмовников начальство по головке не погладит, но как оно об этом узнает? В такой-то толпе.

Но халява быстро кончилась.

Хелена, будучи низкого роста, даже не сразу поняла, что происходит — вид ей загораживали головы бандитов. Поэтому когда раздались испуганные крики Топоров, вопли умирающих храмовников и непонятные плюхающие звуки, она не испугалась. Страх — это только иллюзия разума, которая затмевает сознание и не дает рациональному мышлению выбрать верное решение. Ее учили не бояться ничего. Долго, упорно и нещадно. И она была благодарна за эту науку…

Проскользнув между двух здоровенных потных мужиков, Хелена оказалась у самой стены, к которой был приставлен небольшой ящик. Слишком маленький, чтобы использовать его как укрытие, но и слишком большой, чтобы можно было запустить в удерживающих проход Храмовников.

Зато идеальный для низкорослого агента Тайной Стражи, чтобы встать на него ногами и посмотреть, что там происходит, не пробиваясь к самой кромке людской массы.

А посмотреть было на что.

- Да сбережет Авалар наши души от семени Темного, - пробормотал стоящий рядом с ней высокий бандит, касаясь лба кончиками пальцев.

Хелена лишь презрительно покосилась в его сторону.

Да, то как одна обнаженная девица за несколько секунд голыми руками расправилась с отрядом храмовников, да еще и в столь впечатляющей форме, внушало к ней по меньшей мере уважение и опаску. Но не более. И «Темный» из детских страшилок тут точно ни при чем — судя по проскальзывающим синим вспышкам и характерному ощущению, сделано это было не без помощи какого-то бога. Какого именно, Хелена предполагать не бралась, потому как слишком много их развелось в этом мире…

А вот когда девушка сделала шаг в сторону набившейся в коридор притона толпы бандитов, Хелена уже начала волноваться. Судя по показанным навыкам, эти увальни ее и на минуту не задержат. И сама агент вполне может попасть под раздачу.

«Надо валить», - пронеслось в голове Хелены. Как, впрочем, и остальных людей, наблюдавших эту сцену.

Но прежде, чем кто-нибудь успел сделать хоть шаг прочь, все внезапно закончилось. Чуткое восприятие Хелены перестало ощущать божественное присутствие, а из образа окровавленной девушки исчезла давящая жажда крови и жутковатая сила. Вместо устрашающего берсерка агент тайного сыска вдруг увидела просто перемазанную кровью девчонку, которая почему-то терла макушку, обиженно дула губки и что-то спрашивала у пустоты за спиной. Словно там кто-то должен был стоять.

Действительно дурочка. Или умалишенная. Потому что если бы там кто-то был, будь он хоть «великим мастером» в навыках маскировки, и имей несколько легендарных способностей скрыта, Хелена бы все равно уловила хотя бы тень присутствия. Все-таки, хоть и собственная маскировка у нее была сугубо специфичная, но вот ощущать других она умела лучше всех в городе, если не во всей стране…

- Тут я, девочка, тут, - прошелестел над самым ухом Хелены тихий, но четко различимый голос. - А вы, смертные, кажется, тоже меня искали?

За спиной окровавленной девушки действительно обнаружился… некто. Или нечто.

Огромное, черное, бесформенное. Оно выделялось во тьме коридора так же ярко, как чернильная клякса на поверхности идеально белой бумаги.

Тьма совершенно иного уровня, чьи хищные щупальца уже тянулись к ближайшим замершим людям. Те, кого они касались, бледнели и падали замертво, а из их глаз и ушей начинали сочиться тягучие ручейки крови.

К счастью для Хелены, дальше первых рядов людской массы этот ужас не потянулся. Извивающиеся, словно языки огня на ветру, чернильные щупальца резко отпрянули, словно… кто-то их отдернул.

Люди застыли в страхе. Панике. Некоторые сходили с ума, лупя себя по лицу кулаками и бормоча, что это сон. У некоторых шла пена изо рта и закатывались глаза. Кто-то читал молитву. Кто-то скалил зубы и безумно сверкал глазами.

Но никто не двинулся с места. Не побежал, не пополз и даже не упал.

Хелена и сама не могла сделать ни шагу.

Медленно опустив глаза, она едва сдержала позорный визг.

Ноги по колено утопали в густом черном тумане. В котором горели тысячи маленьких красных глаз-огоньков. А в ее штанины вцепились сотни высунувшихся из тумана крохотных когтистых лапок…

Что-то больно ударило по ушам, отдавшись болью в висках и спустившись вниз по спине, покрытой холодным липким потом.

Шелестящий звук. Словно стрекот степных кузнечиков, который она слышала во время службы на востоке. Только в сотни раз оглушительней. Он вкручивался через уши прямо в мозг, лишая мыслей и воли. Мир начал шататься. Пол, покрытый страшным черным туманом становился все ближе.

Как? Почему? Что происходит?

Хелена не знала. Не понимала. Она не могла вспомнить даже собственное имя.

Все ее сознание наполнил этот стрекочущий звук, в котором периодически слышался странный смех, доносящийся словно ослабшие раскаты далекого грома через пелену непроглядного ливня…

Вдруг пол резко подался к ней.

Или… нет? Нет. Это сама Хелена упала. Ноги потеряли опору из держащих их лапок, а сил у девушки стоять не осталось. Она видела медленно приближающееся к ее лицу облако черного тумана.

В голове был лишь затухающий шелест, вместе с которым исчезали и остатки ее рассудка. Еще немного. Пара мгновений. И она превратится в ничто. Станет частью этой голодной силы.

Если не сделает хоть что-то.

Если не попытается хоть как-то бороться.

«Не бойся», - всплыл из глубины памяти голос старого наставника, непонятно как пробившийся сквозь эту какофонию стрекота и смеха. - «Страх — это иллюзия. Поддашься ему, и умрешь. Отринешь его… и тоже умрешь. Не бойся своих страхов. Используй их, чтобы выжить».

Но что она могла? Защищаться? Как?

В последнее мгновение Хелена выставила руки. Просто вытянула их вперед, в сторону приближающегося кошмара. Не чтобы закрыться. Чтобы встретить его. И оттолкнуть…

Скрип.

Ладони уперлись в скрипучее, рассохшееся дерево ящика, один из углов которого начал покрываться мхом. Он жизнерадостно зеленел в окружающей темноте. По нему ползли мокрица и скарабей-трупоед.

Девушка несколько мгновений просто смотрела на них. На свои руки. На дерево ящика. Сознание отказывалось возвращаться. Тело не хотело поднимать голову и осматриваться. Душа не желала выбираться из глубины живота.

Ее слуха коснулись неторопливые шаги и странный треск. Так трещит под ногами сухой хворост. Или старые кости.

В наступившей тишине, не заполненной кошмарным стрекотом, этот треск звучал не тише, чем рев молнии, ударившей в двух шагах от тебя.

Шаги остановились рядом с ней.

Мерное дыхание абсолютно спокойного человека.

И его чуть ворчливый, недовольный голос. Она не запомнила первое, что он говорил. Сознание в тот момент не воспринимало информацию, находясь в глубочайшем шоке. Но кое-что все же отложилось в памяти под самый конец.

-…хорошо, хорошо, прихвачу. Но если будет бузить — скормлю Нокси.

Дальше последовала резкая боль в затылке, сменившаяся ласковой пустотой забытья…

***

Андрей закинул на плечо бессознательную тушку тощей девчонки и не удержался от усталого вздоха. После чего еще раз огляделся вокруг и испустил еще один вздох.

«Ну вот не надо», - закатила глаза Шахтаррашан, находящаяся в прямом подключении к органам чувств Вестника, но одновременно попивающая чай с Дюсаль. - «Сам виноват. Сколько раз тебе говорила, не играйся с божественными проявлениями! Так нет же! Раз от раза наступаешь на одни и те же грабли».

- Не бузи, - отмахнулся Андрей. - И так голова раскалывается.

- Тогда, может быть, я ее понесу? - поинтересовался появившийся рядом с Вестником хитроухий убийца в зеленом костюме.

- Только не урони, - проворчал Буревестник и скинул на подставленные руки убийцы только что поднятую девчушку.

Лицо эльфа скривилось, как от хорошей порции лимона.

- Ты неси, неси, раз уж вызвался, - ухмыльнулся Андрей, погладив рукой задницу свисающей с другого плеча Фив. - Потеряешь, и голову тебе сначала откручу я, а потом Ауттэ. Знаешь такую?

Элефакуртахаэль вздрогнул и нервно дернул глазом, невольно прижав к себе тушку Хелены.

- Я молюсь Афасишэль и моя душа принадлежит ей, - неуверенно попробовал опротестовать эльф.

- Поспорим? - глаза Вестника в глубине капюшона на мгновение сверкнули жутким багровым огнем, заставив вновь начавшего зарываться эльфа сглотнуть и сделать шаг назад.

- Не надо, я все понял, - поспешно заверил он.

- Гуд, - кивнул Андрей и зашагал к выходу.

Эльф прерывисто выдохнул, мысленно напомнил себе с кем именно имеет дело, и поплелся следом, осторожно перешагивая через выбеленные кости и бессознательные тела уцелевших бандитов.

Сам длинноухий не видел, что именно тут случилось. В тот момент, когда Темный исчез из зоны его восприятия, Элефакуртахаэль вдруг понял, что забыл на втором этаже свой любимый кинжал. И ему нужно было вот прямо срочно пойти его поискать. Что он и сделал, подгоняемый просто феноменально дурным предчувствием.

Когда, потратив чуть меньше минуты на поиски и обнаружив наконец пропажу в собственных ножнах, хитроухий спустился вниз, то обнаружил не самую приятную в своей долгой жизни картину.

На месте толпы бандитов осталась лишь россыпь белых костей, среди которых лежали тела редких счастливчиков. Почему они выжили, эльфийский шпион не знал. Как и того, что именно тут случилось.

Но с нескрываемой радостью заметил объект своего вожделения, в целости и сохранности мирно дрыхнущий на плече Темного.

Было ли ему стыдно, что он сбежал, не попытавшись прихватить ее? Практически нет. Ну, если только самую малость. В конце-концов, это была простая человеческая женщина, с которой ему не светило ничего, кроме нескольких лет страсти. Ни детей, ни долгой счастливой жизни у мужчины-эльфа и живорожденной быть не могло. Будь он женщиной — другое дело. А так… Да и вряд ли Темный что-то сделал бы своей последовательнице. И вообще, он не сбегал! Эльфы никогда ни от кого не бегут! Он просто ходил искать кинжал…

Когда они выбрались в переулок, Элефакуртахаэль был готов к бою. Он знал, что вокруг шла бойня, и их вполне могла ждать засада. Остроухий шпион даже снизошел до того, что предупредил об этом Темного, но тот лишь отмахнулся от него, сказав, что все уже улажено.

Как и что было «улажено», эльф понял только выйдя на улицу.

С одной стороны некогда «запретный» для местных переулок блокировал небольшой отряд мутных личностей в серых накидках. Они таились в густой ночной тьме, напряженно сжимая разное метательное и короткое оружие. На другом конце проулка точно так же затаились два десятка его братьев и сестер с луками и клинками наготове.

Оба отряда беззвучно убивали или утаскивали во тьму любого сунувшегося в переулок постороннего. Но вот сами идти на штурм притона не спешили.

И причину Элефакуртахаэль понял практически сразу.

Центральную часть переулка покрывал ковер свежих трупов, где вперемешку лежали храмовники, стражники и бандиты. Было видно, что часть из них пала от рук друг-друга, но большинство постигла смерть совсем другого характера, чем просто от вонзенной в бок железки. Примерно треть короткоживущих лежала на земле с аккуратно перерезанными глотками, а треть была растерзана на куски.

Виновники этой бойни спокойно стояли по обе стороны двери.

Симпатичная блондинка в простом сером платье со скучающим видом смотрела на звезды, пока вокруг нее парили три десятка коротких кинжалов из странного алого кристалла. А второй причиной оказалось огромное крылатое чудовище, раздвоенным языком вылизывающее массивные длинные когти.

Как только они с Темным показались в переулке, блондинка опустила на него хмурый взгляд холодных сапфировых глаз, а летающие клинки угрожающе зазвенели, повернувшись остриями к завернутой в колышущийся балахон фигуре.

- Остынь, милашка, я вполне в своем уме, - раздался из-под капюшона напряженный хрипловатый голос.

Блондинка несколько секунд молча изучала тьму под капюшоном, после чего неопределенно хмыкнула. Тем не менее, фигура девушки приняла более расслабленную позу, а клинки прекратили угрожающе нависать над Темным, дав возможность Элефакуртахаэлю облегченно выдохнуть…

Чтобы сразу же застыть каменным изваянием, почувствовав капнувшую на макушку тягучую слюну…

- Грррррр… Эльфятина… - раздалось у него над головой. - Вкусная…

Мысли из головы хитроухого убийцы выветрились напрочь. Осталась лишь холодная черная пустота и ощущение неминуемой смерти в широкой пасти страшного чудовища.

Хлобысь!

Над макушкой эльфа пронеслось древко копья, саданув зарвавшемуся монстру по носу.

- Отставить! - рявкнул Андрей на возмущенный рык трясущей мордой Нокс. - Этот мне еще нужен. Бери вот эти две тушки и тащи на базу. Фив переоденьте, а вторую под строгий контроль, чтобы до моего прихода ничего не отчебучила. Ауттэ просила за нее.

- Смертный, я тебе что, почтовый голубь?! - возмутилось чудовище.

- Нет, блядь, комнатная чихуахуевина! - Темный стукнул древком копья о землю. - Взяла и попорхала, это приказ!

- Ссссслушаюсссссь, - прошипела тварь.

Эльф, никак не решавшийся поднять голову во время этого диалога, почувствовал, как с его плеча аккуратно сняли человеческую девушку. После чего послышался хлопок крыльев и над головой эльфа промелькнула тень монстра.

Андрей, сняв с плеча Фив, высоко подбросил бессознательную тушку и начавшая взлет Нокс, аккуратно подхватив ее лапой, свечкой ушла в небо, быстро слившись с ночью…

- Так, ушастый, веди к своим, - Андрей посмотрел на стоящего в легком трансе эльфа. - Будем вести переговоры.

- Э? - захлопал тот глазами, постепенно начав приходить в себя. - А… А, да, сейчас… Следуй за мной… Темный Господин...

Элефакуртахаэль поспешно развернулся и зашагал к эльфийским агентам. Слишком поспешно, если судить на взгляд гордого народа Древесного Моря.

Андрей пошел за ним, но внезапно ощутил, как кое-кто прижался кое-чем мягким к его руке, абсолютно наплевав на напитанный силой Бездны балахон и творящийся вокруг кровавый ад.

- Ты со мной? - заполненный тьмой капюшон повернулся к лицу Химэ.

- А куда я денусь? - скептически выгнула бровь блондинка, улыбнувшись краями губ. И тише добавила, - а то опять кого-нибудь притащишь…

Глава 218

Глава 218. ЭксКоБа-1


Время, когда умирают и рождаются легенды (6).


Рэндар медленно поднялся на лапы.

Он нечасто делал ставку на силу и броню, в большинстве случаев отдавая предпочтение скорости и скрытности. Но в этом бою подобное не сработает. Слишком высока будет плотность и мощь огня.

Поднимать уродливую голову, практически полностью занятую огромной зубастой пастью, ему не было необходимости. Восемь фасеточных глаз давали почти сферический обзор, за исключением пары слепых пятен под его собственной тушей.

С ночного неба начали падать звезды.

Если не знать, что это всего лишь трассера от входящих в верхние слои атмосферы десантных и штурмовых кораблей, то можно было действительно залюбоваться незабываемым зрелищем. К сожалению, на созерцание у Руса времени не было, Рэндар в свое время таким уже налюбовался, а Пожирателя интересовало только то, что можно было сожрать. К несчастью для десантников, они были вполне съедобны…

Вдалеке бухнули оборонительные батареи ПКО Принцессы, посылая на орбиту тяжелые кинетические снаряды с какой-то жутковатой техномагической начинкой. Одновременно с этим ударили красноватые лучи автоматических комплексов Крыльев. Ну а пока эти гиганты перезаряжались, в небо устремилась волна сапфировых снарядов уже их с Примой ПКО.

Под землей начали ворочаться сидящие в засаде жупи и куклы. По глубинным переходам зазмеились вереницы воинов, передислоцирующихся в соответствии с местами посадки десантных ботов.

Пожирающий оскалил клыки, чувствуя сгорающие рядом сладкие жизни. Еще немного, и он тоже вступит в бой.

-Dha’t’Elle houi ji. Kus bo ran manu iotte… -Рус нараспев начал читать заклинание. Можно было, конечно, обойтись и без вербальной части, но так было проще сосредоточиться. Да и высшие силы охотней откликаются на подобные воззвания, обязательно включающиеся в любую вербальную формулу.

Обе пары конечностей синхронно с распевкой выплетали сложную структуру чар, оперируя сразу двенадцатью потоками маны самой разнообразной природы. Была тут и жирная черная нитьDha’t’Elle, и тонкая бело-серебристая ниточка Милосердия, и сапфировое пламя Сшихары,и серая мана самогоРэндара, и пусльсирующая черно-алая сила Пожирателя…

Но несмотря на такое обилие самых разнообразных и жутких сил реальность не искажалась. Не было никаких внешних проявлений. Просто один сосредоточенный маг, что творил сложные чары. Это-то и было отличительной особенностью «настоящего» мага, посвятившего всю жизнь познанию и оттачиванию своего ремесла.

Рус не давал выскользнуть из-под его контроля ни одной крупицесилы, не тратил ману впустую, распыляя ее по пространству, и не брал больше, чем нужно. Тончайшие нити разнополярныхэнергийложились рядом друг с другом не смешиваясь, но взаимодействуя.

Работа мастера контроля, до которого далеко даже некоторым бессмертным, привыкшим продавливать все грубой силой и не умеющим экономить собственный дар.

Последнее слово заклинания Рус пропел синхронно с последним штрихом своего творения. Ни раньше, ни позже. И свел конечности, сжимая светящуюся золотом полуметровую паутину в компактный маленький шарик. Перехватил свернутое заклинание двумя пальцами и осторожно погрузил в собственное тело.

Золотистые молнии побежали по хитину, укрепляя и без того сверхпрочный многослойный панцирь.

«Высший щит двенадцати потоков» - так назывались эти чары, описанные в одном старом талмуде безумного архимага, который Рус получил во времена странствий по мирам. Он редко применял их в полной форме, потому как одна ошибка в плетении со столькими разношерстными силами может стоить не только жизни, но и души. Обычно применялся ослабленный вариант, использующий только шесть-восемь нитей, из которых большая часть была маной самого чароплета, и только одна-две принадлежали высшим силам.

Сейчасже броня Руса мало чем уступала по прочности легендарному «Темному Кварку» Лоргуса.Но не надолго. Максимум — стандартные сутки, и то только в «состоянии покоя». А так как каждый удар будет сокращать запас прочности плетения, то все зависит только от того, как много урона придется выдержать Русу.

Сложив пальцы верхних конечностей вместе, Пожирающий вновь придал им вид хитиновых кос, после чего неспешно поковылял в сторону. Туда, где должна была десантироваться основная масса слуг Пробудившихся.

***

Первый десантный бот, достигший грунта, был одним из самых примитивных по строению.

Можно было даже сказать, что это просто капсула-переросток. Метров десять в высоту и пять в ширину, она имела каплевидную форму и при спуске практически не тормозила, лишь стабилизируя вращение и крен короткими выхлопами дюз. Уже у самой земли сработали слабенькие грави-компенсаторы, а из днища ударили реактивные струи, немного смягчая посадку. Ровно настолько, чтобы капсула не разлетелась вдребезги.

О живых десантниках, которые при подобном приземлении вряд ли выживут, строившая ее цивилизация не волновалась. Потому как «живой» разумный там был всего один, и тот представленный в виде мозга в банке, залитой защитным гелем.

Капсула «села», образовав десятиметровый кратер и густое облако пыли. Оба этих момента также были задуманы инженерами. Первый являлся своеобразным окопом, дававшим время приземлившемуся комплексу разложиться, а пыль мешала четко навести прицел и ослабляла действие лучевого оружия.

Раскаленные боковые панели с грохотом упали на не менее горячую землю, раскрывая содержимое.

Семиметровый боевой механоид поднялся на четыре опорные ноги, провел увешанными орудийными системами манипуляторами и запустил с плеч двух разведывательных дронов. Из-под ног механоида шустро разбежались наземные дроиды поддержки, выполненные в форме шаров, и заняли оборонительные позиции по периметру кратера.

Пробуждающийся после долгой спячки мозг разумного, заключенный в тело среднего десантного меха, провел диагностику систем и… впал в ступор на целых три секунды.

Судя по мерно тикавшим часам внутренней системы, он провел в «режиме ожидания» около трех десятилетий. Более того, «имитатор интеллекта» меха не мог внятно доложить ситуацию, бубня что-то про приказ высшего приоритета об атаке на противника. Ни кто отдал приказ, ни какого противника они должны атаковать, ни плана атаки не прилагалось.

Записи с внешних камер и отчет самого меха о произошедшем за время спячки тоже не внесли никакой ясности — боевая единица с момента старта корабля была помещена в спускаемую капсулу, а оператор введен в «сон» до начала боевых действий. Это делалось во избежание лишнего стресса у добровольцев, согласившихся на участие в экспериментальной программе. Вне боевых действий они либо спали, либо находились в телах гуманоидных дронов, которые…

«Которые… что?» - заключенный в банку мозг не умел паниковать из-за отсутствия соответствующих гормонов. Но вот душа, привязанная к этому ущербному куску плоти вполне себе впала в панику.

Часть воспоминаний оказалась утрачена. Мозг помнил в общих чертах свою цивилизацию. Помнил, как они с кем-то воевали, и что он является частью экспериментальной программы по разработке нового наземного оружия. И… все. Остальное — лишь разрозненные куски и какие-то обрывки. Словно огромный пазл, из которого потеряна половина кусочков.

Этого достаточно, чтобы сформировать определенную личность. Но мало, чтобы эта личность чувствовала себя чем-то полноценным.

Из состояния прострации мозг вывел начавший поступать от разведывательных дронов видеопоток.

Все было плохо. Очень плохо.

С севера к его позиции неслась волна каких-то тварей, похожих то ли на насекомых, то ли на ящериц. Они достигнут его позиции меньше чем через три минуты. В небе полыхали вспышки. Судя по их интенсивности, бой шел как в пространстве вокруг планеты, так и на всех слоях ее орбиты и атмосферы.

Кромешный ад. Он не мог даже примерно представить себе количество участников этой мясорубки. Даже не тысячи. Сотни тысяч, если не миллионов судов. И просто невероятное количество самых разнообразных кораблей десанта, спускающихся по всей протяженности атмосферы насколько хватало дальности его сенсоров.

И среди них нет ни одного, которого бы ИмИн опознал как «своего».

Мозг был один.

Вместо трех недель полета, он летел три десятилетия. И очнулся посреди разгорающегося боя. Без прошлого. Без будущего. Без товарищей, знакомых и врагов, чьи образы все-таки обнаружились в его искалеченной памяти.

У него даже не было выбора — сражение шло по всему обозримому пространству, и бежать попросту некуда.

«Свои», к которым он логично причислил десант, не отвечали. Доносилась лишь непонятная щелкающая речь на командной частоте, да редкие вопли умирающих на общей. Сдаться в плен он тоже не мог — как договориться с волной инсектов, будучи в теле механоида мозг не знал. А решать эту задачу времени не было.

Оставалось только драться.

Но вот вопрос — с кем именно?

«Размышлять некогда», - решил мозг. - «Кто нападет, тот и враг».

Пыль потихоньку начинала оседать, а разведывательный дрон доложил, что один из десантных кораблей, похоже, собирается сесть прямо на голову его меха. И вряд ли он свернет в последний момент — хвостовая часть судна вместе с основными двигателями уже отвалилась, а сам бот шел исключительно на слабенькой силовой тяге, которая едва справлялась с его перегруженной тушей.

Старые, но надежные механизмы пришли в движение.

Впервые за долгое время, разработанная в другой галактике для совершенно иной войны разумная боевая машина сделала шаг. Куда он его приведет, мозг не знал. Но просто стоять и помирать, жалея себя, этот разум точно не собирался.

Ловко забравшись по пологому склону, мех оказался среди высоких песчаных барханов. Они были достаточно большими, чтобы прикрыть его массивную тушу от прямого огня, и достаточно пологими, чтобы он мог спокойно забираться на их вершины. Но вот достаточно ли стабильными для многотонной боевой техники?

Подойдя к кромке спекшегося после посадки грунта, мозг осторожно поставил одну из опор на песок и начал переносить на нее вес машины. Как и ожидалось, песок не выдержал и нога начала проваливаться вглубь. Слишком большой вес на квадратный метр площади для столь зыбкой почвы. К счастью, конструкторы учли подобную ситуацию.

Подогнув под себя опоры, механоид перевел их в режим траков для лучшего распределения нагрузки. Осторожно двинул вперед… и песок его выдержал.

Будь у мозга легкие, он бы вздохнул с облегчением. А так ему оставалось только мысленно погладить себя по баночке за предусмотрительность. И дать пинка за медлительность, потому как воздух уже начинал дрожать от рева заходящего на посадку, более похожую на обычное крушение, десантного судна.

Взвыв траками, из-под которых полетели струи песка, механоид рванул вперед в сопровождении двух разведывательных дронов и дюжины шаровидных дроидов поддержки.

Ему повезло хотя бы в том, что он высадился одним из первых и немного в стороне от ущелья, где базировались основные силы обороны.

Заехав за бархан, механоид остановился, отдал команду дроидам прижаться поближе и перевел всю доступную энергию на слабенький генератор щитов.

Прогремевший взрыв от жесткой посадки огромного десантного судна не шел ни в какое сравнение с его собственным. Взмывшие в воздух тонны песка вперемешку с горящими обломками разлетелись на километры вокруг. Бархан, за которым укрылся механоид, попросту сдуло, засыпав его самого. К счастью, неглубоко.

Выждав несколько секунд, механоид отключил щиты и тут же оказался погребенным под слоем красноватого песка. Ему потребовалось около пяти минут, чтобы откопаться с помощью дроидов поддержки и выбраться со дна ямы, в которой оказалась машина.

А рядом уже вовсю кипел бой.

Из севшего корабля вывалилось огромное количество каких-то четырехруких двухметровых разумных в скафандрах тяжелой защиты. Их было так много, что мозг механоида опять на мгновение впал в ступор, пытаясь определить, каким образом такую орду можно засунуть в относительно небольшой транспортник, куда и половина-то этих уродцев влезет с трудом.

«Получается, их просто набивали как мясо в консервную банку — впритык и до самого потолка!» - пришел к единственному разумному объяснению мозг, от которого, тем не менее, разумностью даже и не пахло.

Как и от действий обоих сторон, участвовавших в закипевшей перед ним схватке.

Десантники, не обращая никакого внимания на пострадавших при падении соратников, выстроились в шеренгу и поливали с четырех рук несущихся к ним навстречу инсектов. Никакого разделения на отряды, никаких укрытий, командиров, техники поддержки или даже зачатков тактики. Просто шеренга и огонь на поражение из стрелковых комплексов. А инсекты, вместо того, чтобы петлять, использовать складки местности или попробовать зайти с тыла, со стороны горящего транспорта, неслись вперед, на ходу плюясь кислотой, биоплазмой и один Аквотис ведает чем еще.

Механоид завороженно наблюдал, как потерявшая половину боевых единиц волна инсектов налетела на продолжающих невозмутимо стрелять десантников. В последний момент четырехрукие абсолютно синхронно разжали руки, бросая стрелковое оружие, и достали из висящих на поясе ножен короткие виброклинки.

В дальнейшей свалке невозможно было что-либо разобрать из-за поднявшейся в воздух песчаной пыли. А когда она осела, то механоид увидел уцелевший десяток израненных десантников. Которые, вместо того чтобы как-то обработать раны, занять позиции, помочь раненым или дождаться подкрепления… просто перезарядили оружие и нестройной кучкой пошли в направлении, откуда прискакали инсекты.

Никто не попытался выйти на связь со стоящим на виду механоидом, ровно как связаться вообще хоть с кем-то!

Они лишь пошли дальше, к одной им ведомой цели. Молча.

Механоиду стало жутко.

«Словно… машины», - родилась довольно странная для мозга, заключенного в боевой механизм. - «Как марионетки. И те, и другие. Аквотис, куда я попал?!».

И, будто бы недостаточно было творящегося вокруг безумия, он вдруг услышал ответ на заданный непонятно кому риторический вопрос.

«Ну, если ты настаиваешь, маленький смертный, то могу и рассказать».

Не успел мозг впасть в шок от услышанного в глубине сознания ехидного голоса Древнего Бога, как тот без особых церемоний загрузил в память бедного механоида всю хронику бушующего вокруг сражения.

Манипуляторы машины опустились, а сознание пилота отключилось.

Поняв, что немного перестарался, Аквотис спешно начал реанимировать душу, распадающуюся на части под потоком нахлынувшей информации. Витавший где-то рядом Укур, лениво наблюдавший за действиями старого друга и вполглаза присматривавший за командой «Барадура», так же заинтересованно пригляделся к душе, завязанной на плавающем в баночке мозге.

Хмыкнул.

Пыхнул.

И потянул свои шаловливые ручонки.

Все же душа, умудрившаяся без особых последствий пережить годы влияния глубинных слоев варпа и силы Пробудившихся, достойна… определенного внимания…


Время, когда умирают и рождаются легенды (7).


Мозг пробыл в отключке всего несколько секунд, показавшихся ему блаженной вечностью. Но реальность жестока ко всем одинаково, и вскоре сознание живой машины пробудилось второй раз за этот самый странный в ее жизни день.

Чтобы он стал еще страннее…

«Что это?» - Мозг впал в ступор, когда в него потекла информация о состоянии механоида. - «Как?! Когда?! КТО?!»

«Как — вопрос хороший», - раздался в его сознании веселый женский голос. - «К сожалению, я не знаю. А вот ответы на