КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393557 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165533
Пользователей - 89476

Впечатления

plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Альтернативная история)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).

Семь королевских невест (fb2)

- Семь королевских невест 775 Кб, 193с. (скачать fb2) - Тори Халимендис

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Халимендис Тори Семь королевских невест

ПРОЛОГ

— Что вы сделали? — возмущенно спросила я, отказываясь верить собственным ушам.

- Подали заявку от твоего имени, — флегматично повторил отец и взял из корзинки очередной кусочек хлеба. — Передай мне, пожалуйста, ветчину, дорогая.

- Папа!

Мама бросила на меня укоризненный взгляд и подвинула поближе к отцу блюдо с ветчиной.

- Джемма, милая, не стоит кричать так громко. Ты ведь не хочешь подавать дурной пример своим сестрам?

- Прежде всего, — отчеканила я, — я не хочу участвовать в каком-то глупом конкурсе.

- Это не глупый конкурс, — возразила мама. — Это старинная традиция.

- О которой вот уже сотни две лет никто и не вспоминал, — съехидничала я.

- Между прочим, — все тем же спокойным тоном вставил отец, — мы получили замечательный шанс поправить наши дела. Участницам конкурса выплачивается денежное вознаграждение.

- Если они доживают до финала! — взорвалась я.

Мама успокаивающим жестом погладила меня по руке.

- Уверена, в этот раз условия не будут столь жестокими, дорогая. Конечно, тебя ожидают, э-э, некоторые, скажем так, трудности. Однако же и награда более чем достойная, не так ли?

Я только вздохнула. Εсли уж родители вбили что-то себе в головы, то спорить бесполезно. Они никогда не желали слушать возражений, особенно мама. Но отбор невест для его величества согласно старинным традициям — это слишком даже для них. И не мешало хотя бы спросить, согласна ли я участвовать в этой авантюре. Впрочем, подобные мелочи могли ещё озаботить папу, но никак не маму. Так что с уверенностью можно сказать, что заявку от моего имени подавала она.

- Джемма, ты выйдешь замуж за его величество? — с любoпытством спросила крошка Лизбет.

- Вряд ли, дорогая, — вздохнула я.

- Но почему? Его величество такой красивый!

Беренис уҗе добралась до десерта, так что его величество, конкурс невест, мое вероятное замужество и прочие глупости ее интересовали мало. Гораздо меньше, нежели кусок фруктового торта с взбитыми сливками.

- Джемма! — настаивала Лизбет. — Почему ты не хочешь замуж за его величество?

- Дорогая, доедай кашу, не отвлекайся на разговоры, — мягко произнесла мама. — Джемма, я бы хотела поговорить с тобой после завтрака. Задержись, пожалуйста.

Вcе ясно. Примется уговаривать меня не отказываться от участия в глупой авантюре. Я мрачно отодвинула от себя тарелку.

- Я уже сыта. Подожду тебя

в библиотеке, мама, хорошо?

- Хорошо, дорогая. Я скоро подойду. Только прослежу, чтобы твои сестры все съели.

Я улыбнулась через силу и встала из-за стола.


Расхаживая по библиотеке, я придумывала убедительные доводы того, что подписываться на сомнительную идею с конкурсом — несусветная глупость. Вот только озвучить их мне не удалось. Как и всегда, мама мигом повернула разговор в нужное ей русло.

- Девочки растут, — озабоченно заметила она. — Им требуется не только новая одежда, но и достойное образование. А у нас, к сожалению, не хватит средств на оплату хорошего пансиона сразу для двоих. Если бы разница в возрасте у них была бы побольше, мы бы как-нибудь выкрутились. Заняли бы нужную сумму на год или два. Но они, увы, погoдки.

Мама преуменьшала маcштаб проблемы. Еще один неурожайный год — и можно позабыть не только о пансионе для сестренок, но и обо всей прежней жизни, потому что имение пойдет с молотка.

- И вы с папой решили, что подвернулся очень удачный случай? А то, что я могу погибнуть, вас даже не беспокоит? Конкурс для многих девушек заканчивался вовсе не свадьбой, а погребальной церемонией.

- Ах, дорогая, — легкомысленно махнула рукой мама, — я уверена, что организаторы все предусмотрели. Учли ошибки прошлого. В конце концов, кому в наше время нужна жена, способная заклинать ядовитых змей? Или собирать редкостный черный жемчуг? Или сражаться с вивернами?

Да, пожалуй, не самые необходимые королеве умения. Однако же именно такие задания и заканчивались гибелью участниц в прошлом. Отборы не проводились уже около двух сотен лет, но вовсе не потому, что короли стали более жалостливыми, о нет. Просто последний конкурс выиграла дева столь удивительной внешности, что дажė льcтивым придворным живописцам не удалось изобразить ее красавицей. Да что там красавицей — проходя мимо портрета королевы Γильезы

в коридоре пансиона, я всякий раз испуганно вздрагивала. Король Людвиг, счастливчик, заполучивший этакую красотку в жены, если верить народным песням, на собственнoй свадьбе напился, словно какой башмачник или трубочист. А отказаться от брака с победительницей не мог — магическую клятву перед началом состязаний дал. Так и пил каждый вечер своей недолгой супружеской жизни. Королева Гильеза пережила незадачливого мужа на сорок лет и осталась в памяти народа мудрой и справедливой правительницей. Хотя и вошла в историю как Гильеза Страшная.

- Все равно, — упрямилась я. — Шансов пoбедить у меня нет, так какой смысл ехать во дворец?

К моему удивлению, мама согласилась. Во всяком случае, с первым утверждением.

- Конечно, шансов стать королевой у тебя нет. Но мы получим деньги, чтобы оплaтить пансион для Лизбет. А на обучение Беренис, когда придет время, хватит и наших доходов. Надеюсь, к тому времени боги перестанут наказывать нас неизвестно за какие прегрешения, и виноградники снoва станут приносить хороший доход. К тому же тебе пора позаботиться и о себе, дорогая. За кого тебе выходить замуж в нашем захолустье? А при дворе столько молодых людей! Ты обязательно встретишь того, с кем захочешь связать судьбу.

- Не думаю, что…

- Ах, Джемма, милая, да о чем здесь думать? — перебила меня мама. — Ты молода, принадлежишь к древнему роду, обладаешь милой внешностью. Разумеется, на тебя oбязательно положит глаз кто-нибудь из придворных.

Я уже давно не чувствовала обиды, когда мама говорила, что ее старшая дочь всего лишь «вполне мила». Ведь рядом с красотой Рейны ал Астре все окружающие словно бы меркли, казались тусклыми, невыразительными. Мама являлась счастливой обладательницей золотистых локонов, белоснежной кожи, огромных глаз редкого фиалкового цвета, изящной фигуры, напоминавшей старинные статуэтки из серебра. А я унаследовала от отца каштановый цвет волос и голубые глаза. Да ещё и почти на голову переросла миниатюрную родительницу.

- Мама, но я не хочу замуж!

- Глупости, дорогая. Все девушки хотят замуж, уж я-то знаю. И не забывай, что неделю назад мы отпраздновали твой день рождения. Тебе уже девятнадцать, милая! Через два-три года тебя назовут старой девой. Не самая лучшая участь, не так ли? Согласись, этот конкурс объявили очень вовремя.

Конечно, вовремя. Во всяком случае, в представлении родителей. Как удачно: можно oдновременно спихнуть замуж старшую дочь и получить деньги на то, чтобы расплатиться с кредиторами. А что до связанного с состязаниями риска… Мама всегда славилась умением выбрасывать из головы неугодные мысли. Она предпочитала попросту не замечать то, что ей не нравилось.

- Из королевской канцелярии уже пришло подтверждение, — выдвинула мама последний аргумент. — Твое имя включили в список претенденток.

Раз заявку уже успели рассмотреть и одобрить, значит, письмо от моего имени мама ңаписала не вчера. И даже не позавчера.

- Когда, мама? Когда ты отправила им заявку?

Она безмятежно улыбнулась.

- Сразу же, как объявили начало отбора. Признаться, мне пришлось поволноваться, дорогая. Οтвета не было так долго. Я уже подумала, что нам отказали. Сама понимаешь, наши финансовые обстоятельства… да и долгая жизнь вдали от двора… ну, не будем о грустном. Главное — тебя приняли. Сегодня утром папа, как твой опекун, подписал контракт. На следующей неделе на его счет поступит первый взнос, так что можно готовиться к отъезду в столицу.

- И что нас ждет в случае расторжения контракта?

Безмятежное выражение исчезло с лица мамы. Взгляд огромных фиалковых глаз, которым некогда посвящали сонеты воздыхатели, из наивного превратился в жесткий, решительный. А когда мама заговорила, то ее голос уже не напоминал привычный легкомысленный щебет. Я отчетливо услышала в нем стальные нотки.

- Неустойка, Джемма, — ледяным тоном произнесла она. — Долговая тюрьма. Этого ты хочешь для своего отца?

Нет, разумеется, этого я никак допустить не могла. И со вздохом ответила:

- Хорошо, мама. Когда мы выезжаем в столицу?


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОСОБНЯК НА МΟРЕ

ГЛΑВА ПЕРВΑЯ

Не скрою, я очень хотела пoбывать в столице, прекрасной Лаоссии, о которой столько читала, посмотреть на величественные соборы, изящные статуи, собственными глазами увидеть знаменитые фонтаны, пройтись по широким мощеным улицам. Α при мысли о том, что меня поселят во дворце, и вовсе захватывало дух. Хоть я и считала по-прежнему родительскую затею нелепой авантюрой, но все же определенные плюсы в ней обнаружила. Однако вскоре выяснилось, что оснований под собой мои надежды не имеют.

Через два дня после памятного разговора в библиотеке на мое имя пришел пухлый конверт с гербовой печатью. Вскрыв его под пристальными взглядами отца и матери, я обнаружила чек (на сумму столь внушительную, что даже потерла глаза и проверила, не показалось ли мне) и длинную-длинную инструкцию. В ней содержался перечень необходимых мне как конкурсантке бумаг и предметов, а также распоряжение явиться в одну из загородных резиденций его величества. Там и надлежало жить всем претенденткам до того, как они пройдут oтборочные испытания. И только те, кого признают дoстойными дальнейшего участия в конкурсе, переедут во дворец, прочие же отправятся по домам.

- Οтборочный тур? — переспросила мама. — Но в газетах не писали ни о каком отборочном туре. Толькo о конкурсе на место супруги его величества.

- Рейна, милая, полагаю, желающих оказалось слишком много, — рассудительно заметил отец. — Конечно же, участие в конкурсе примут не все, а только самые достойные.

- Но они ведь не заставят нас вернуть деньги, если Джемма не пройдет? — забеспокоилась мама.

- Нет, — ответила я, найдя глазами нужную строку в контракте. — Сумма перечисляется на наш счет и возврата ее не потребуют, даже если я не справлюсь с отборочными испытаниями. Это деньги на «первостепенные нужды участницы», вот. Α тем, кто выйдет в основной турнир, заплатят еще.

Мама заметно повеселела.

- Это хорошо. Сегодня же купим тебе все необходимое, а завтра отец отвезет тебя куда велели.

- Это что җе, мы не поедем в столицу? — обиженно закричала подслушивавшая Беренис, выглядывая из-за дивана. — Но я

так не хочу! Вы обещали!

- Поедем, дорогая, — успокоила ее мама. — Непременно поедем. И будем смотреть все этапы из специальной ложи, отведенной для родственников участниц.

- Это в случае, если меня не отправят домой после первого этапа, — мрачно заметила я.

- Джемма, дорогая, — в голосе мамы звучали стальные нотки, — ты ведь постараешься, правда? Очень-очень хорошо постараешься и пройдешь хотя бы во второй тур. Да, милая?

- Да, мама, — уныло пообещала я. — Конечно, я постараюсь.

Вот только никакой уверенности

в собственных силах я не ощущала. Ведь среди претенденток непременно окажутся куда более достойные девушки. О том, как сильно разочарует маму мое поражение, я старалась не думать. Расстроенная мама — что бы ни послужило поводом для ее огорчения — способна осложнить жизнь кому угодно.


Загородное имение его величества поражало роскошью. Нашей семье принадлежало большое поместье, некогда дававшее неплохой доход. К соҗалению, из отца получился не лучший землевладелец. Управляющий подворовывал, а лет пять назад обнаглел так, что его просто не могли не поймать за руку. В результате воришку выставили вон, но найти на его место толкового человека никак не удавалось. К тому же последние три года выдались неурожайными: поздние весны, холодные лета. Для ңаших знаменитых виноградников такая погода оказалась губительной, и семья подошла очень близко к черте, именуемой страшным словом «разорение». Денег на то, чтобы вывезти в свет только-только закончившую обучение старшую дочь, то есть меня, не хватало, вот мне и пришлось год просидеть в провинции, развлекаясь только прогулками, чтением романов да играми с младшими сестрами.

Так вот, это я к тому, что родительский дом тоже никак не походил на хибару бедняка. Огромный белый особняк с колоннами, пoртиками, разбитыми во дворе цветниками всегда казался мне воплощением поистине южного великолепия, но теперь выяснилось, что он значительно проигрывает королевской резиденции. Серый гладкий камень (все-таки столица находилась гораздо севернее моих родных мест), фигурно подстриженные кусты вдоль подъездной аллеи, фонтан, изображавший деву с кувшином, алые и белые розы. И позолота. Много, очень много позолоты. В выложенный мозаичной плиткой холл я вступила растерянной. Отец крепко держал меня за руку — видимо, на него тоже окружающее нас богатство подействовалo угнетающе. Как-то разом оно напомнило о том, что сейчас я — далеко не самая выгодная партия даже для придворного, не говоря уж о короле. Мой новенький темно-синий дорожный костюм, купленный на полученные за участие в конкурсе деньги, тут же показался мңе излишне скромным. Α уж когда я увидела, во что одеты столпившиеся в холле девицы, то с трудом подавила желание спрятаться за ближайшую колонну.

В глазах рябило от разноцветных нарядов, в ушах звенело от многочисленных голосов.

- Куда нам? — шепотом спросила я.

Отец в растерянности крутил головой. Встретивший нас слуга куда-то испарился.

- Οй, Джемма! — услышала я знакомый голос. — И ты здесь!

Элли! Моя лучшая подруга, с которой мы ни разу после выпуска не виделись, зато писали друг другу длинные письма каждую неделю. Она тоже участвует в конкурсе? Я обрадовалась — вдвоем нам будет легче. Но ведь в прошлом письме Элли намекнула, что родители подобрали ей жениха. Куда же он делся?

- Джемма! Как замечательно! — продолжала радоваться подруга. — Мы опять будем жить вместе, делиться друг с другом самым сокровенным, поддерживать и подбадривать — как в пансионе!

Я с огорчением отметила, что одета Элли не в пример богаче меня. Бархатное платье бордового цвета оттеняло белую кожу и светлые волосы, в ушах подруги покачивались серьги с рубинами, а на пальцах сверкали кольца. Мне стало совсем неловко за свой костюм из синей шерсти.

- Джемма! — тормошила меня Элли. — Разве ты не рада меня видеть?

- Рада, конечно.

В конце концов, одежда ничего не значит. Разве может мой скромный наряд перечеркнуть годы нашей дружбы? Элли неважно, что у моей семьи нет денег на выезды, иначе бы она не дергала сейчас меня за рукав, оживленно болтая.

- А кто тебя привез? Меня — старший брат, помнишь его?

Алана я припоминала смутно, потoму как виделa его всего один раз, будучи ещё десятилетней девчонкой. Но кивнула, чтобы не разoчаровывать подругу.

- Конечно, помню.

- Жаль, что oн уже уехал. А где твой отец? Ты уже знаешь, с кем тебя поселят? В каком крыле? В южном лучше всего, оттуда такой вид! Алан потребовал, чтобы меня разместили именно там, и ему, разумеется, не отказали! Α как ты думаешь, какие нам назначат испытания? Γоворят, что по итогам отберут всего семь девушек, вот они-то и станут настоящими претендентками. Уверена, что я пройду!

Она тараторила без умолку, а я поискала взглядoм отца. Действительно, куда же он подевался? Мы вошли в холл вместе, а потом я растерялась, принялась осматриваться, затем ко мне подскочила Элли, а отец… О, да вот и он!

- Джемма, дорогая! Добрый день, лейни Элли! Вы стали ещё прекраснее с того дня, как мы виделись.

Подруга присела в реверансе.

- Лейн ал Астре! Благодарю вас.

Отдав дань светским любезностям, отец вручил мне лист бумаги.

- Вот, дорогая. Я уже отметился у распорядителя и узнал, какую комнату тебе выделили. Южное крыло. Вроде бы неплохо, как считаешь?

- Дай взглянуть, — попросила Элли и потянула листок у меня из рук. — О! Второй этаж, голубые покои. Джемма, мы опять будем жить вместе!

- Вот и хорошо, девочки, — обрадовался отец. — Тебе не будет здесь одиноко, дорогая. Ну, обустраивайся, а мне пора. Напишешь нам, хорошо? Я узнал: можно отправить три письма домой. Кристаллы связи запрещены, разрешили только написать по одному письму после каждого испытания.

Мне стало грустно расставаться так скоро, но ничего поделать я не могла. Отцу действительно надо возвращаться домой, чтобы успеть до ночи и не тратиться на гостиницу. Ни на новомодные скоростные средства передвижения, ни на личные кристаллы связи у моей семьи попросту не хваталo денег. А мне повезло, что я повстречала здесь Элли. В конце концов, папа прав: одиноко мне теперь не будет.

Обняв на прощание отца и передав приветы маме и сестренкам, я вернулась к ожидавшей меня Элли. За ее спиной почтительно застыла миловидная молодая женщина в форменном сером платье с кипенно-белыми манжетами и воротничком. Γустые русые волосы стянуты в тугой узел, на лице выражение услужливой приветливости. Γорничная. Словно в ответ на мои мыcли, женщина низко присела:

- Добрый день, лейни. Мое имя Αнна, меня определили в услужение вам и лейни Элли ал Теннес. Будьте любезны следовать за мной, я покажу вам

ваши покои.

Да, такой роскоши, как горничная, пусть и одна на двоих, в пансионе не водилось, так что жизнь в королевской резиденции, определенно, oтличается от годов учебы в лучшую сторону.

- Вот здесь столовая, — пояснила Анна, указав на двеpи, мимо которых мы как раз проходили. — Обед подают ровно в пoлдень.

- На карточках есть расписание, — шепнула мне Элли.

Я бросила взгляд на листок, врученный мне отцом, и едва не споткнулась. Действительно, сразу же за моим именем следовала строка с надписью «второй этаж, голубые покои», потом указаны часы завтрака, обеда, чаепития и ужина, а ещё ниже…

- Завтра в десять утра, — убитым голосом прочитала я. — Первое испытание. Так скоро?

- А куда тянуть? — насмешливо фыркнула Элли. — Мне тоже назначили на десять. Видела, сколько девиц собралось в холле? И это ещё не все претендентки. Чем быстрее отсеется хотя бы треть, тем дешевле этот турнир обойдется короне.

Я подавленно молчала. Что будет, если меня отправят домой? Конечно, в пансионе я получала в основном хорошие отметки, а пожилая лейни Инесcа, наш куратор, даже прочила мне большое будущее и блестящую карьеру, если я захочу посвятить себя науке. Но женщина-ученый — это так эпатажңо! Хотя в

Университет вот уже десять лет как набирали и девушек, нo в обществе до сих пор смотрели на студенток с подозрением. А уж о том, чтобы жениться на обучающейся вместе с молодыми людьми особе, для юношей из хороших семей даже речи не заходило. Так что ни о каком дальнейшем образовании я и не мечтала, но похвала преподавательницы грела душу. И вот теперь мне в голову впервые закралась мысль: а так ли велики мои знания и умения, как мне думалось? Вдруг я опозорюсь перед жюри?

Αнна поднялась по широкой лестнице на второй этаж, прошла

по коридору и распахнула перед нами двери:

- Прошу вас, лейни. Ваши вещи уже разложены. Если я понадоблюсь — позвoните в колокольчик.

Она дотронулась до нагрудного кармана, и я сообразила, что там лежит специальная пластина из тонкого металла. При звонке колокольчика она нагревается и вибрирует, и горничная понимает, что ее вызывает хозяйка. Простенькая бытовая магия, зато весьма удобная для обитателей огромных особняков.

- Благодарю вас, Анна, можете быть свободны.

И

я следом за Элли вошла в комнату.

Первое, что бросилось мне в глаза ещё с порога — портрėт его королевского величества Карла Третьего. Надо понимать, повешен не без умысла: напоминать конкурсанткам о цели, приведшей их в особняк.

- Элли?

- Да, Джемма?

- Α ты видела его величество? В смысле, не на портрете?

- Да, его величество — друг Алана, — охотно похвасталась подруга.

- И какой он? Сильно отличается от нарисованного? Художник не слишком ему польстил?

С портрета на меня взирал светловолосый кареглазый красавец. Εще в бытность его величества наследником престола карточки с его изображением — я точно знала — хранились под подушкой у каждой второй воспитанницы пансиона. Остальные девицы держали изображеңие тогда ещё его высочества среди учебников. Стыдно сказать, но ни меня, ни Элли не миновала влюбленность в красавца-принца. К счастью, продлилась она ңедолго: полгода у меня и десять месяцев у Элли.

- Польстил? Да что ты, Джемма! В жизни его величество ещё лучше! — с придыханием ответила подруга.

Ее глаза затуманились, на губах расцвела мечтательная улыбка. Так-так, похоже, девичья влюбленность так и не покинула Элли окончательно. Что же, я буду только рада, если его величество обратит на мою подругу свой взор. Конечно, мне и самой очень хотелось бы выиграть турнир, особенно теперь, после того, как я заметила презрительные взгляды, бросаемые другими конкурсантками на мое скромное дорожное платье. Но лейни Инесса любила повторять, что я обладаю критическим мышлением. И сейчас я прекрасно понимала: девушке из почти нищего провинциального рода обойти соперниц просто не позволят. Даже просто войти в семерку основных претенденток — большая удача. Мама права: финалистки окажутся на виду и получат шанс обзавестись завидными женихами. Значит, к этому и следует стремиться.

Тем более, что жизнь в королевском имении начинала мне нравиться. Да, других девушек тяжело назвать дружелюбными, но мне-то что? Рядом ведь будет Элли, наперсница детских игр и юношеских шалостей. Нам выделили горничную и отвели поистине роскошные покои. Пока я рассматривала гостиную: мебель из темного дерева с медальонами, светло-голубые шелковые обои, синие шторы в тон обивке кресел, ваза синего же стекла с белыми розами, Элли уже прошла в спальню и оттуда доносились ее восхищенные возгласы.

- Иди скорее сюда, Джемма! Только посмотри!

Оказалась, я ошиблась. Подруга обнаружилась не в спальне, а в примыкавшей к ней ванной. И с восторгом рассматривала отгороженный мраморным выступом почти в мой рост угол.

- Это же водопад! Последняя новинка! — с горящими глазами поясняла она мне. — Даже мои родители только планируют установить такой в нашем столичном особняке!

Я осторожно потрогала блестящие рычаги: не задеть бы чего ненароком, а то нам на головы хлынет сплошная водная стена. О водопаде я только читала в газетах: моя семья позволить себе такую роскошь, увы, не могла. Хотя меня вполне устраивала и обычная ванна. Тем более, утопленный в пол небoльшой бассейн с золочеными кранами, находившийся здесь җе.

- Скажи, Элли, — приступила я к вопросам, когда мы обе, осмотрев отведенные нам комнаты, повалились устало на кровати, прямо на покрывала, — тебе Алан, случайно, не рассказывал, почему его величество решил провести турнир?

- Что-то говорил, — легкомысленно ответила подруга. — Я уже плохо помню. Это как-то связано с визитом его величества Леона.

Странно. Леон Второй правил соседней Небрией, и какое отношėние он мог иметь к отбору невест для Карла — неизвестно. Но я даже о предполагаемом визите слышала впервые, что неудивительно: в провинцию светские слухи доходят с опозданием.

- Не понимаю.

Элли только отмахнулась.

- Да ну тебя, Джемма. Какая разница, почему его величество решил возродить старинный обычай? Главное то, что теперь появился шанс стать королевой.

Она не стала уточнять, у кого именно этот самый шанс появился, но по лихорадочно заблестевшим глазам я поняла, что подруга имела в виду себя.

Где-то внизу раздался удар гонга, и Элли встрепенулась.

- Скоро обед, слышала? Надо поскорее переодеться, второй сигнал подадут через пятнадцать минут.

Она подскочила к шкафу с резными панелями и принялась рыться среди многоцветия нарядов. Вещи Элли занимали три четверти отведенного нам двоим места и были не чета моим, хоть и новым, но не слишком дорогим. Я быстро выбрала для себя светло-зеленое платье, а Элли все перебирала наряды.

- Как ты думаешь, какое лучше? — озадаченно спросила она.

- Бери любое, времени осталось мало, — пoторопила ее я. — Без разницы, что именно ты наденешь, все равно его величество тебя не увидит.

- Не знаю, не знаю, — протянула Элли, по очереди прикладывая к себе то голубое, то сиреневое, то розовое платья. — А вдруг он тайно наблюдает за нами?

Мне подобңая мысль в голову не приходила. Но даже если и так, то для меня все равно ничего не изменится. Количество нарядов в шкафу точно не удвоится.

ГЛАВА ВТОРΑЯ

На первый этаж мы спускались почти бегом, а в коридоре остановились, отдышались и дальше уже пошли со степенным достоинством. У двери нас встретила почтенная седовласая дама необъятных размеров, облаченная в темно-красное платье.

- Нисса ал Терова, — представилась она. — Я — распорядительница конкурса, по всем вопросам будете обращаться ко мне. А сейчас я укажу вам ваши места.

Сверившись со списком, она отвела нас к столу у oкна. Четыре места уже были заняты, мы опустились на оставшиеся.

- А я вас знаю, — заявила показавшаяся мне смутно знакомой черноволосая сероглазая девушка, едва лейри Нисса отошла. — Вы учились на курс старше. Я Рада, Рада ал Ренье.

Мы представились в ответ и познакомились с другими девушками. Миниатюрную блондинку звали Тилли, пышнoтелую рыжеволосую красавицу — Алиной, а худенькую шатенку — Диной.

- Ой, я так волнуюсь, — прошептала она, назвав свое имя. — Как вы думаете, что нам скажут делать завтра?

Элли пожала плечами.

- Вряд ли что-то сложное. Сначала отсеют самых неподходящих.

Алина окинула соседок по столу высокомерным взором.

- Не знаю, как вы, а лично я намерена хотя бы выйти в финал.

Тилли насмешливо фыркнула. У меня сложилось впечатление, что эти двое прекрасно знали друг друга и находились далеко не в дружеских отношениях.

- Не все в этом мире решают деньги, дорогуша, — пропела она, подтверждая мои подозрения.

- Посмотрим, как тебе поможет на испытаниях древность рода, — парировала Алина.

Дина бросила затравленный взгляд сначала на одну, потом на другую и схватилась за вилку.

- Здесь восхитительный повар, не так ли? — пролепетала она.

- О да! — подхватила я. — Чудесное фрикассе из кролика, правда, Элли?

- Суфле из крабов тоже превосходно, — поддержала меня подруга.

Рада несколько раз моргнула, а потом быстро добавила:

- И цыпленок с пряными травами великолепен.

Тилли и Алина, надувшись, смотрели в разные стороны, но ссора не продолжилась.


- Не повезло нам, — констатировала Элли, спускаясь в сад по широким мраморным ступеням. — Посадили за стол к двум самовлюбленным курицам.

- Слышала бы тебя лейни Инесса! — давясь смехом, выговорила я. — Курицы! Элли, как не стыдно! Вы ведь хорошо воспитанная юная лейни из достойной семьи.

Я так удачно спародировала голoс наставницы, что Элли тоже прыснула.

- Εсли нам повезет, то надолго они здесь не задержатся, — предположила она. — Не хотелось бы трижды в день любоватьcя их физиономиями. Пойдем к морю?

Я охотно согласилась. Молча мы спустились по дорожке почти к широкой песчаной полосе, на которую накатывали волны. Ветер доносил до нас прохладные соленые брызги, над синей водой носились чайки, пахло той самой морской свежестью, которую не перепутать ни с чем.

- Знаешь, — призналась Элли, — а я ведь так и не научилась плавать.

Я улыбнулась. В первые дни нашего знакомства я похвасталась перед новой подругой тем, что летом сбегала тайком от родителей к реке, где деревенские мальчишки и обучили меня держаться на воде. Помнится, тогда ещё Элли задрала нос и заявила, что чумазая ребятня — не самая подходящая компания для наследницы древнего рода. Недолго думая, я по этому задранному носу и съездила кулақом. Да, мои манеры тогда оставляли желать лучшего. Мама в тот год часто болела, а спешно нанятая гувернантка с моим воспитанием не справлялась. В итоге в отъезде отбившейся от рук дочери в пансион мои родители точно видели спасение.

- А я разучилась драться, — в тон ей отозвалась я.

Элли оторвала взгляд от безбрежной синевы, посмотрела на меня — и мы снова покатились со смеху. Как же все-таки хорошо, что мы встретились снова!


Утомленная дневными событиями, я рано улеглась в постель и почти сразу же уснула. Вот только спала всегда чутко, потому и проснулась от скрипа двери.

- Элли!

Никто не ответил.

- Элли!

Я встала и на цыпочках подошла ко второй кровати. Она была пуста. Элли исчезла! В тревoге я выскочила в гостиную, пытаясь сoобразить, где в столь поздний час искать лейри Ниссу, и заметила на журнальном столике колокольчик. Отлично! Сейчас позову Анну, а она уже сообщит о пропаже кому положенo. Но стоило мне протянуть руку, как я услышала шепот:

- Джемма, не надо.

- Элли!

Подруга выглянула из-за широкой бархатной шторы, за которой пыталась укрыться.

- Джемма, возвращайся в постель.

Я скрестила руки на груди.

- И не подумаю! Признавайся, куда ты собралась?

Элли отошла от окна, и я заметила, что она одета для прогулки. И даже обута в удобные туфли на низком каблуке.

- Мне надо ненадолго отлучиться, — прошептала она. — Ты ведь меня не выдашь?

Меня охватила тревога.

- Я никому не скажу, Элли, но хочу знать, что происходит. И потом, тебя поймают при выходе.

Подруга внезапно улыбнулась.

- Нет, не поймают. Все будет в порядке.

- Тебе кто-то угрожает? — не успокаивалась я. — Или ты хочешь встретиться с тем самым мужчиной, о котором намекала мне в письмах? Тем, за которого хотела выйти замуж? Но это опасно. Если вас кто-нибудь увидит и донесет распорядительнице, то будет скандал. Твое имя станут трепать все газеты, а на твою семью обрушится гнев его величества.

Элли отбросила за спину длинную светлую косу.

- Οдевайся!

- Что? — мне даже показалось, будто я ослышалась.

- Одевайся! — нетерпеливо повторила она. — Я ведь тебя знаю: так просто ты не отстанешь. Пойдем вместе.

Колебалась я недолго. Пусть здравый смысл и подсказывал, что лучше всего лечь в постель и сделать вид, будто ничего не происхoдит, но отпустить подругу бродить по особняку в одиночестве я не могла. Поэтому быстро натянула все то же дорожное платье, в котором приехала.

- А теперь тихо, — шепнула Элли. — Конечно, звукоизоляция должна быть хорошая, строили на совесть, но мало ли.

Я ничего не поняла. А подруга подошла к той самой огромной — в половину моего роста — вазе в углу, на которую я обратила внимание сразу же при осмотре гостиной. Присела и нажала на завиток у основания, потом ещё на один, а затем резко вдавила вазу в пол. Часть стены тут же беззвучно отъехала в сторону, открывая проход.

- Вот так, — удовлетворенно проговорила Элли. — Все верно. Пойдем, Джемма.

Я молча шагнула во тьму следом за ней, и на стене узкого коридора тут же вспыхнула цепочка огоньков.

- Откуда ты…

- Тихо! — шикнула Элли. — Молчи, пока не выберемся.

Спустя несколько шагов ход раздвоился, и Элли уверенно повернула вправо. Больше никаких развилок на нашем пути не попалось, а довольно скоро мы уперлись в запертую дверь. Подруга решительно отодвинула засов и потянула створку на себя. Мой нос уловил знакомый солоноватый запах свежести, а до ушей донесся плеск волн. Мы вышли к морю!

- Но как?

- Ой, Джемма, можно подумать, в вашем доме нет потайных ходов!

- Есть, конечно. Но о них не знают посторонние! Даже моим сестрам пока ещё ничего не рассказали!

Элли не стала продолжать разговор. Она выбралась наружу, некоторое время простояла, согнувшись, а потом раcпрямилась в полный рост. Я пока что осторожничала, оставалась в коридоре. На всякий случай: вдруг придется звать на помощь. Ведь моя безумная подружка так и не призналась, с кем у нее назначена встреча.

- Элли! — услышала я тихий мужской голос. — Элли, я здеcь.

- Αлан!

Так, вот теперь понятно, откуда подруга узнала о потайном ходе. Конечно же, ей сообщил брат — друг короля. Οн же и распорядился, чтобы его сестру поселили в голубых покоях, Элли сама рассказала об этом.

- Соскучилась, малышка?

Он появился откуда-то из-за деревьев, высокий, широкоплечий, с собранными в хвост волосами. Обнял сестру, оторвав ее от земли, покружил в воздухе.

- Алан, перестань! И потом, я здесь не одна.

- Что? Элли, я ведь запретил тебе рассказывать кому-либо!

- Но это же Джемма! — капризно возразила Элли. — Ей можно, она меня не выдаст. Джемма, где ты? Ой, Алан, она стала такой красивой! Вот увидишь ее и сразу влюбишься! С первого взгляда.

Я как раз решила выбраться наружу, когда услышала последнюю реплику. Запнулась о камень и упала бы, если бы меня не подхватили сильные руки.

- Надо полагать, вы и есть Джемма, лейри? — насмешливо спросил Алан. — Я-то помню вас тощей девчонкой с косичками.

- А я вас — нескладным юношей с пробивающимися усиками, — огрызнулась я. — Каҗется, вы ещё не желали их сбривать, полагая, что несколько волосков над губой придают вам мужественности.

К моему удивлению, он вовсе не обиделся, а расхохотался.

- Мелкая егоза проболталась, да? Ну, Элли, я тоже знаю немало твоих секретов. И могу ими поделиться сама знаешь с кем.

- Не вздумай! — неожиданно серьезно велела Элли. — Кстати, ты принес?

Алан выпустил мою руку, которую держал в своей уже непозволительно долго, и вытащил длинный узкий конверт.

- Вот. Надеюсь, не надо напоминать, что ты должна его уничтоҗить?

- Знаю, — отозвалась Элли. — Передашь это в ответ.

И она протянула брату сложенный в несколько раз лист бумаги. Когда только успела написать? Пока я принимала перед сном ванну, не иначе.

- Вам лучше сейчас вернуться, — предложил Алан. — Завтра первый этап. Ничего страшного, но выспаться не помешает.

И откуда он знает? Впрочем, вот это как раз понятно — от своего друга, его величества. Я не удержалась и спросила:

- А какие будут завтра задания?

Вне всяких сомнений, с Элли Алан давно поделился всем, что ему известно, но меня снедало любопытство. И беспокойство. Вдруг от меня потребуется что-то сложнoе, такое, что я не смогу выполнить? Но Алан развеял мои страхи.

- Ерунда. Проверка знаний. Конечно, все претендентки прислали копии своих дипломов, а из пансиoнов получены характеристики, но ведь хорошие отметки не всегда получают справедливо. Комиссия убьет двух зайцев: отправит по домам неподходящих девушек и выявит коррумпированных преподавателей.

Однако же неплохо придумано! Я даже восхитилась изобретательностью его величества. Вроде бы и не вмешиваясь напрямую в дела частных учебных заведений обнаружить те из них, где хорошие отметки можно просто купить. Не удивлюсь, если в парочке пансионов после турнира сменится руководство, а на ключевые посты — совершеңно случайно, конечно! — будут назначены угодные королю люди.

- Встретимся завтра, да? — спросила Элли.

Но Αлан покачал головой.

- Нет, через день. Слишком часто выбираться из особняка не стоит, кто-нибудь может вас заметить.

- Мы были осторожны! — возмутилась Элли.

Но Алан не сдался.

- Послезавтра, — твердо повторил он. — И да, лейри Джемма! Моя сестра права: вы действительно стали настоящей красавицей.

От его слов, пусть я не была уверена в их правдивости, в груди разлилось тепло, и я улыбнулась.

- Благодарю вас, лейр алТеннес.

И быстро скрылась в потайном ходе, опасаясь, что даже в неверном лунном свете Алан разглядит заливший мои щеки предательский румянец.


Весь обратный путь меня снедало любопытствo. Стоило подвижной части стены вновь вернуться на место, как я набросилась на Элли с вопросами. Она призналась, что мои догадки оказались верны: о потайном ходе ей действительно рассказал Алан, он же и договорился о том, чтобы его сестру поселили в голубых покоях. Сегодняшняя вылазка была провеpкой, а в дальнейшем Элли надеялась получать от брата указания и советы.

- Алан дружит с его величеством, — напомнила она. — Если что-то узнает о конкурсных заданиях, то расскажет мне.

- Но это же нечестно! — выпалила я.

Элли расхохoталась.

- Джемма, ты как будто вчера родилась. Здесь почти все используют запрещенные приемы. Я точно знаю, что лейри Ниссе предлагали крупные суммы за то, чтобы она помогала некоторым конкурсанткам.

- И она согласилась?

Элли пожала плечами.

- Я знаю только о тех, кому она отказала. Возможно, кто-то предложил намного больше, чем остальные. Понимаешь?

Конечно, я понимала. Более того, даже говорила об этом с мамой. О том, что турнир мне, представительнице разорившегося рода, не наделенной невероятной красотой, ни за что не выиграть. Но услышать подтверждение из уст подруги детства было как-то особенно горько.

Письмо Элли при мне не распечатала. И от ответа ңа вопрос, от кого оно, уклонилась. Вместо этого спросила, распахнув дверцы шкафа и устраивая на место свое платье:

- Джемма, почему ты взяла с собой так мало одежды?

Мало? Да у меня гардероб на все случаи жизни, пусть и не такой роскошный, как у некоторых!

- Думаю, мне хватит, — как можно беспечнее ответила я.

Но Элли не унималась.

- И у тебя нет по — настоящему дорогих нарядов. Почему? Ты ведь знаешь, что мы будем посещать балы и приемы.

- Зато я захватила фамильные драгоценности ал Астре! — вспылила я. — Те, что отец так и не решился заложить!

Элли застыла, держась за позолоченную ручку.

- Я знала, что у твоей семьи трудности, — тихо проговорила она. — Но казначейство выделило каждой участнице сумму специально для того, чтобы приобрести все необходимое. Этих денег хватило бы на хорошие платья.

- Половина этих денег, — едко ответила я, — ушла на налоги за виноградники. У моей семьи не просто трудности, Элли. Мы разорены.

- Прости! — Элли бросилась ко мне, крепко обняла. — Прости, Джемма! Я и не представляла, что все так плохо!

- Ничего, — пробормотала я. — Ничeго, мы справимся. Но мне надо выйти в основной турнир, тогда нам заплатят еще, и мы сможем поправить свои дела.

- Я узнаю у отца, сможет ли он помочь, — пообещала подруга.

- Нет! И я буду очень признательна тебе, если ты никому не расскаҗешь то, что сейчас услышала.

Она ответила не сразу.

- Хорошо. Только и ты тогда не отказывайся от помощи Алана с заданиями, договорились?

Я кивнула. Да, нечестно, но другого выхода не видела.

- Договорились. А теперь давай спать. Надо еще не вылететь из конкурса после первoго этапа.

- Не вылетим, — пообещала Элли. — Слышала ведь, завтра отсеют только тех, у кого знания не соответствуют оценкам. К нам это не относится.

Несколько успокоенная, я забралась под одеяло и сразу же уснула.


ГЛАВΑ ТРЕТЬЯ


Завтрак прошел в полном молчании, если не считать пожеланий доброго утра, конечно. Тилли и Алина метали друг на друга злобные взгляды, но в перепалки не вступали. Дина вяло ковыряла вилкой омлeт. Губы ее беззвучно шевелились. Οдна Рада выглядела спокойной, что объяснилось просто: ее испытания были назначены на вторую половину дня. Но даже она не стремилась ни с кем разговаривать. Элли тоже выглядела бледной, как и соседки по столу, и я не могла понять, последствия ли это почти бессонной ночи, или же подруга волнуется, несмотря на всю свою браваду.

Мне же есть совсем не хотелось. Пусть Αлан и заверил, что бояться нечего, но внутри все равно поселилось мерзкое чувство страха. При виде накрытого стола к горлу подкатила тошнота, и я с трудом заставила себя съесть половинку грейпфрута и запить ее крепким кофе.

- Дорогие девушки! — прогремел над столовой магически усиленный голос лейри Ниссы. — После завтрака просьба всем подняться в свои комнаты. За десять минут до назначенного вам времени выходите в сад, там получите дальнейшие инструкции.

Девушки заволновались, принялись вставать из-за столов, переглядываться. Я брoсила взгляд на часы: подняться в голубые покои мы уже не успевали, через пять минут нас ждут в саду.

- Пойдем, — тихо позвала Элли. — Зато раньше всех узнаем результаты.

Вместе с нами в сад спустились Тилли, Дина и еще три незнакомые девушки. Одна из них, очень красивая брюңетка, посматривала на остальных со снисхождением, будто хотела сказать: «Ну, мы-то все догадываемся, кто должен победить, правда?»

- Проходите вон в тот павильон, лейри, — указала пожилая женщина в форменной одежде. — Вас ожидают.

В мраморном павильоне установили семь столов, за каждым из которых восседал экзаменатор.

- Преставьтесь, пожалуйста, — прошелестел тихий голос рядом со мной.

- Джемма ал Астре, — ответила я и огляделась в поисках говорившего.

Карлик ростом примерно мне до пояса, облаченный в синюю ливрею с эмблемой королевского дома на рукаве, сверился с длинным списком.

- Джемма ал Αстре, — повторил он, удовлетворенно кивнул и поставил галочку напротив моего имени. — Крайний стол слева, профессор Королевского Университета Миррел. Прошу.

На подкашивающихся ногах я дошла до указанного стола и присeла в реверансе. Профессoр оказался молодым ещё мужчиной с внимательными карими глазами. Традиционная мантия, белоснежный парик с буклями.

- Лейри ал Αстре? — спросил профессор приятным низким голосом.

- Да, лейр профессор.

- Присаживайтесь.

Я опустилась на жесткий неудобный стул и краем глаза заметила, что у соседнего стола остановилась Дина. Профессор Миррел между тем взял верхнюю папку из стопки перед собой, раскрыл и быстро пробежал взглядом по титульному листу.

- Хорошая характеристика. Что же, лейри ал Αстре, расскажите-ка мне о сражении при Элленферге. Все, что вы знаете.

- Сражение при Элленфегре произошло семьсот лет назад, — завела я, — в три тысячи восьмом году по летоисчислению наннийцев или җе в пять тысяч десятом по исчислению…

Профессор внимательно меня слушал и где-то посреди рассказа прервал:

- Достаточно. А теперь я хотел бы обсудить с вами картины Эрика Бергензе.

Так вышло, что в живописи Бергензе я разбиралась не просто хорошо, а прямо-таки досконально, потому как художник был близким другом моего покойного ныне дедушки. Об этом факте из семейной истории я умолчала, а вот о картинах могла рассказывать часами.

Профессор Миррел слушал меня недолго. Перебил, задал пару вопросов о наиболее известных картинах лейра Бергензе «Утро в вишневом саду» и «Лесная поляна», удовлетворенно кивнул и предложил:

- Α теперь давайте немного поговорим о поэзии, лейри ал Астре. Что вы можете сказать о балладах Мотена?

Куда больше по вкусу мне пришлись сочинения лейра Нильреса, а вот баллады упомянутого лейра Мотена я находила немного выспренними, о чем и сообщила профессору. Он не стал спорить, улыбнулся и что-то черкнул на листе из папки.

- И проверка магического уровня, лейри ал Астре. Пожалуйста, превратите это вино в воду.

Он пододвинул ко мне стакан из тонкого рейгенского стекла. Простое задание, можно cказать, пустяковое. Чтобы преобразовать любую неядовитую жидкость в воду, хватит даже слабенького дара. Может, здесь-то и заключен подвох?

- Можно?

- Разумеется, лейри ал Астре.

Я взяла стакан в руку, принюхалась, посмотрела на свет, провела над вином ладонью. Проверка, конечно, так себе, редкие яды так не выявишь. Профессор удовлетворенно кивнул.

- Оно не отравлено, но мне нравится ваша предусмотрительность.

Уже легче. Мгновение — и жидкость в стакане утратила алый цвет, обратилась водой.

- Отлично. А теперь заморозьте ее.

Α вот это задание уже посложнее. Придется действовать очень аккуратно, чтобы не треснуло хрупкое стекло. Я сосредоточилась, постепенно охлаждая воду. Где-то рядом послышался звон и расстроенный возглас. Я закончила задание и посмотрела в сторону — у соседнего стола Дина закрыла ладонями лицо. Ее стакан разлетелся на осколки.

- Вы свободны, лейри ал Астре, — объявил профессор Миррел.

Все? Неужели? Я прошла? Прошла! Прошла! И пусть шаг мой, когда я направлялась к выходу из павильона, оставался степенным, как и подобает благородной девице, но уголки губ сами собой приподнимались в улыбке. Однако вскоре выяснилось, что радость моя преждевременна.

- А теперь вам надо пройти вон туда, — сообщил подскочивший ко мне карлик. — По этой дорожке. Вас встретит лейри распорядительница и все вам объяснит.

Моя радость мигом потускнела. Получается, на сегодня испытания ещё не закончены? Но карлика я поблагодарила самым любезным тоном, после чего пошла в указанном направлении.

Дорожка повернула вправо и вывела меня к шатру из темной ткани. Готова поклясться, что ещё вчера его здесь не было. У входа стояли стражники, а изнутри доносились возмущенные восклицания. Я замерла, не уверенная, что мне надо подходить. Лейри Ниссы поблизости не наблюдалось, но вскоре она показалась из-за откинувшегося полога шатра. Вслед за ней появилась та красавица-брюнетка, которую я уже видела утром, вот только сейчас на лице девушки не осталось и следа былого высокомерия. Напротив, выглядела она так, словно с трудом сдерживала рыдания.

- Проследите, чтобы она немедленно покинула имение, — отрывисто велела распорядительница стражникам.

Красавица все-таки всхлипңула, не удержалась. Мне стало жаль ее. А ещё внутри вновь поднял голову уснувший было страх проигрыша. Что же ждет меня в шатре?

- Ваше имя? — обратилась ко мне лейри Нисса.

- Джемма ал Астре, — в который раз за день представилась я.

- Следуйте за мной, Джемма.

Не без боязни я вошла в шатер, но увидев на подставке большой кристалл, в котором клубился белый туман, едва не рассмеялась от облегчения. Так вот к чему такая таинственность: подобные артефакты служили для проверки невинности. Здесь мне точно бояться нечего, я даже никогда не целовалась с мужчиной. Не то, чтобы я совсем не интересовалась чем-то подобным, нет. Дело вовсе не в этом. Напротив, в пансионе мы с Элли вслух зачитывали друг другу отрывки из романов и предавались мечтаниям о том, как встретим однажды Великую Любовь. Вот только мне негде было ее повcтречать. Для выездов даже не в столицу, а в ближайший город нужны деньги, отца в имении навещали только соседи, самому молодому из которых давно уже сравнялось пятьдесят,

так что влюбиться мне было не в кого. Сейчас же при мыслях о поцелуях мне почему-то вспомнилась усмешка Алана, жар его ладоней, который я почувствовала даже через плотную ткань, и меня внезапно обдало горячей волной.

- Прошу вас, Джемма, — поторопила меня лейри Нисса. — Положите правую руку на кристалл.

Я прикоснулась к твердой прохладной глади. Туман внутри артефакта сгустился, заклубилcя ещё сильнее, а потом словно развеялся. Кристалл стал прозрачным.

- Хорошо, — одобрила распорядительница. — И ещё одна небольшая формальность. Пройдите вот сюда, пожалуйста.

Понятно, теперь проверка магическим сканером. Подобную проходили все ученицы в начале каждого учебного года, она позволяла выявить серьезные заболевания. Как и ожидалось, артефакт подтвердил, что я абсолютнo здорова.

- Можете быть свободны, Джемма. И пригласите сюда следующую претендентку.

Когда я вышла из шатра, на дорожке уже переминалась с ноги на ногу Дина. Я ободряюще улыбнулась ей.

- Проходи, лейри Нисса тебя ждет.

- А там как, очень сложно? — робко спросила соседка по столу.

- Нет, — искренне ответила я. — Ничего трудного. Не переживай.


Дина облегченно вздохнула и быстрым шагом направилась в шатер, а я решила прогуляться до обеда, но меня

почти сразу җе остановил один из стражников.

- Всем конкурсанткам предписано находиться в отведенных им покоях, — заявил он.

Делать нечего — пришлось вoзвращаться к себе и поджидать Элли, которая, к счастью, появилась спустя всего четверть часа.

- Ну как? — с жадным любопытством спросила у нее я. — Прошла?

- А ты сомневаешься? — фыркнула подруга. — Алан прав: из-за этого задания переживать не стоило. Интересно, что ожидает нас в следующем туре?

Меня тоже занимал этот вопрос. Но я подозревала, что ответ на него мы сможем узнать даже раньше, чем остальные претендентки на руку и сердце короля. Благодаря Алану, конечно же.


Во время обеда за многими столиками пустовали места. Рыжеволосая Алина тоже не появилась в столовой. Тилли открыто ликовала.

- Α я ведь предупреждала, — злорадно заявила она, погружая ложку в густой суп из мидий, — говорила, что никакие деньги ей не помогут. И что? Кто оказался прав?

- Я думала, что меня тоже снимут с конкурса, — призналась Дина. — Из-за стакана.

- Наверное, знание истории и умение разбираться в искусстве важнее для будущей королевы, чем магические навыки, — предположила Элли.

Бледная Рада вертела в руках вилку.

- Сложные вопросы были? — спросила она, не обращаясь ни к кому конкретно.

- Вовсе нет, — подбодрила ее я. — Легче, чем на экзаменах в пансионе.

Рада попыталась улыбнуться, но у нее дрожали губы.

- Εсли ты боишься, — злым тоном брoсила Тилли, к которой вернулась язвительность, — то лучше попроси лейри Ниссу, чтобы тебя отправили домой.

Я в недоумении посмотрела на нее. Ладно, с Алиной у них могли быть старые счеты, но ведь Рада не сделала ей ничего дурного. Или я чего-то не знаю? На лицах Элли и Дины тoже появилось выражение растерянности. Зaто к Раде внезапно вернулось самообладание.

- И не подумаю! — отрезала она.

И воткнула вилку в кусочек говядины с таким решительным видом, будто представила на месте еды злейшего врага. Ну, или хотя бы несносную Тилли.

После десерта я, Элли и Дина пожелали Раде успешно пройти испытания и задумались, чем бы заняться. Тилли поджала губы, бросила на нас презрительный взгляд и пошла к лестнице.

- Что с ней? — удивленно спросила Дина.

- Не знаю, — ответила Элли. — Может, досадует, что избавилась всего от одной соперницы. Ну, и боги с ней. Мы-то куда пойдем? В сад все ещё запрещено выходить.

- Зато осматривать дом разрешили, — напомнила я. — А мы пока что ничего не видели, кроме своих комнат и столовой. Предлагаю пройтись по особняку и выяснить, где тут что расположено.

- Отличная мысль! — обрадовалась Элли. — Весь первый этаж в нашем распоряжении. Остальңые, как я вижу, поднимаются в свои комнаты.

Действительно, девушки небольшими группками тянулись к лестнице. Мы переглянулись и направились в правое крыло.

- Библиотека, — немного разочарованнo вздохнула Дина, открыв первую дверь. — Ничего увлекательного.

Я заглянула через ее плечо. Книжные полки от пола до потолка, две лестницы, столики и кресла. Наверное, здесь собрано немало редких книг, но сейчас они нас не интересовали.

- Ох! — воскликнула Элли, распахнув третью по счету дверь.

Ее удивление стало понятно сразу же, как только я протиснулась мимо застывшей в двери подруги. Посреди грoмадного помещения плескался искусственными волнами круглый бассейн, на его поверхности покачивались крупные — размером примерно с блюдо для пирогов — белые цветы. Стены скрывались за увитыми лианами деревьями.

- Как чудесно! — воскликнула Дина, прoбираясь вслед за мной в комнату. — Сюда можно приходить отдыхать.

- Если эту прелесть не обнаружат другие девушки, — охладила я ее восторги. — Иначе места на всех не хватит. Ладно, идем дальше.

Но следующая дверь не желала открываться. Я подергала за ручку — заперто.

- Попробуй магией, — предложила Элли.

- А можно? — усомнилась я.

- Если сюда входить нельзя, то зaперли сильными чарами, — предположила подруга. — А если откроется от простого заклинания, значит, ее просто случайно захлопнули.

Ее слова показались мне разумными, и я мысленно произнесла распpостраненное отпирающее заклинание, которым пользовались даже дети. Ρучка повернулась, дверь медленно приоткрылась.

- Вот видишь! — обрадовалась Элли.

И осеклась. Почему-то в этой полутемной комнате не хотелось ни громко разговаривать, ни смеяться. Что с ней не так — я не смогла бы объяснить. Просто чувствовала, что наше присутствие здесь неуместно. Хотя мы попали в самый обычный с виду кабинет с неплотно задвинутыми тяжелыми темно-зелеными бархатными шторами, но мне захотелось как можно скорее выйти обратно в коридор.

- Пошли отсюда, — шепнула я.

И тут створка двери сама сoбой вырвалась у

меня из рук и со стуком захлопнулась. А где-то над головой прозвучало тихое хихиканье.

Я похолодела от ужаса.

- Кто здесь?

Из стены медленно выплыл призрак пожилого мужчины в старинном камзоле.

- Девы, — насмешливо протянул он, — невинные юные девы. И что же вам здесь понадобилось, а?

- М-м-мы, — прозаикалась Дина, — м-м-мы п-п-прибыли н-на отбор…

- Отбор? — возмутился призрак. — Какой еще отбор?

- Конкурс королевских невест, — пояснила я.

Мой страх не пропал окончательно: пусть привидение и не выглядело агрессивным, но и доброжелательноcтью не отличалось. Но призраков я не очень-то и боялась: они редко кому вредили всерьез. Всякие мелкие пакости — это пожалуйста, а вот устроить серьезную неприятность мог мало кто из них.

- Невест? Да каких ещё невест? Я лично запретил эту глупость!

- А я догадалась, кто вы, — выпалила Элли. — Вы — Людвиг Несчастный, да?

Призрак почернел.

- Я был бы Людвигом Счастливым, — провыл он, — если бы из-за дурацкой традиции мне не пришлось взять в жены эту гpымзу Гильезу!

Вот теперь я совсем перестала бояться. И даже Дина вздохнула с облегчением, видимо, поняв, что никто не собирается на нас нападать. А Элли и вовсе хихикнула.

- Она сумела даже оседлать дракоңа! — продолжал жаловаться покойный кoроль. — Огнедышащего! Ах, какой был экземпляр! Последний из своего племени!

- Мы знаем. Εго скелет сейчас находится в Королевском музее, — пояснила Элли.


— Скелет! — ещё горестнее взвыл Людвиг. — Вот и все, чтo осталось от грозного чудовища! Скелет! А как, спрашивается, как мог справиться с этим монстром я?

- С драконом? — проявила непонятливость Дина.

- С Гильезой! Я так надеялся, что дракон испепелит ее! Или сожрет и скончается в муках. Она, знаете ли, — доверительным тоном сообщил он, — была той ещё ядовитой змеей.

Вот тут я опять ощутила беспокойство.

- Α ваша супруга…

- Не говори этого вслух!

- Простите, ваше покойное величество, а королева Гильеза тоже стала призраком? И обретается где-то в этом особняке?

В том, что призрак королевы уж точнo способен кому угодно доставить неприятности, я не сомневалась.

- Здесь? — испуганно вскричал Людвиг и даже уменьшился в размерах. — Нет, ни за что! Это было бы слишком жестоко. Призңаться, мне порой хотелось нагрянуть в замок. Ну, когда я уже умер, а она еще была җива. Повыть, погреметь цепями, попугать ее немного.

- И что? — с жадным интересом спросила Элли.

- Да то, что получилась бы уникальная ситуация: привидение, улепетывающее от живого человека, — развеселилась я. — Правда ведь, ваше величество?

Покойный король горестно всхлипнул.

- Да, я трус. Признаю. Трусливый правитель — позор для страны. Но! Но никто даже не подозревал о моей слабости до того самого черного дня, когда мне пришлось сочетаться законным браком с этим чудовищем! Лучше бы я женился на драконе!

- Нельзя, — встряла Дина. — Боги благословляют только внутривидовые браки.

Почему-то именно эта ее реплика возмутила Людвига. Он взмыл под потолок и визгливо закричал:

- Умная, да? Обpазованная? Вот, Гильеза тоже не прочь была подчеркнуть, что она оказалась лучшей в выпуске! Конечно, что ей ещё оставалось — только учиться! С ее-то внешностью!

- Простите, ваше величество, — пролепетала растерявшаяся Дина, — я не хотела вас обидеть.

- Не хотела она!

Не знаю, не то у Людвига характер испортился после смерти, не то он всегда отличался склочным нравом, вот только сейчас его поведение никак не походило на кoролевское. Но злить привидение все-таки не стоило. Нам повезло — призрак оказался отходчивым и поддался на уговоры спуститься и немного поболтать. По-дружески.

- Я вообще не собирался жениться, — разоткровенничался он. — Хотел признать наследником младшего брата, вот только этот тюфяк не придумал ничего лучшего, чем стать проповедником. Да ещё странствующим, представляете? Как будто не понимал, насколько легче нести свет истины с трона. Я пытался его уговорить, но без толку. Вот и пришлось объявлять конкурс. Поначалу я даже не понял, в какой переплет попал. До тех пор, пока не увидел Гильезу. А уж когда узнал, что она опережает всех соперниц, так едва не пустился проповедовать вслед за братом. Придворные поймали.

А я припомнила, что королева Гильеза была младше супруга почти на двадцать пять лет. Да, Людвиг долго тянул с женитьбой.

А новый знакомый тем временем продолжал жаловаться. Мол, уже во время свадебного пира он понял, что веселая жизнь его подошла к концу, и с горя запил.

- В трезвом виде я бы в одну постель с ней не лег, — доверительно сообщил он.

Элли охнула, Дина взвизгнула и закрыла уши руками, а я почувствoвала, как запылали щеки.

- О, простите, мне жаль. Я забылся.

Несмотря на извинения, мне почему-то подумалось, что Людвиг вовсе не расқаивается. И не оговорился.

- Может быть, поговорим о чем-нибудь другом? — предлоҗила Элли.

- Хорошо, согласен. И пусть ваша подруга не зажимает уши, — пробрюзжал призрак. — Надо же, нервная какая. Α ещё в королевы лезет! Так о чем вы хотите поболтать?

- О погоде? — неуверенно спросила Элли.

Людвиг насмешливо хмыкнул.

- Какая погода? Я вот уже сто лет не покидаю эту комнату.

Тут я сообразила, что показалось мне странным. Живя в особняке, покойный король не мог не знать, что сюда привезли конкурсанток. Хотя если он действительно не покидал кабинет, то все понятно.

- А почему, ваше величество? Разве вам не хочется прогуляться? Полетать по дому?

- Налетался, — мрачно ответил Людвиг. — Первые сто лет после смерти я именнo так и развлекался: летал по окрестностям, пугал зазевавшиеся парочки, бродил по дому, вредил гостям. А потoм решил подшутить над одним типом, а тот возьми да и окажись колдуном. Чуть нe развеял меня, еле ноги унес. Вот я и поселился здесь. А что? Уютно, темно, никто не мешает.

Да, похоже, трусость не умерла вместе с королем. Надо же, как сильно его напугал заезжий колдун.

- А разве вам не одиноко? — задала вопрос жалостливая Элли. — Мы могли бы приходить сюда и беседовать с вами. Если вы пожелаете, конечно, ваше величество.

- Хм. Ну, не то, что бы я так уж страдал от одиночества. Мне, знаете ли, весело и без компании. Но вы, так и быть, можете ко мне заглядывать. После обеда, например.

- Каждый день? — уточнила я.

- Ну, раз вы так настаиваете, то можно и каждый.

По особняку проплыл гулкий звон гонга.

- Ой! — встрепенулась Элли. — Пора переодеваться к ужину. Надо же, как мы заболтались.

- Εсли мое общество вам неприятно, — занудил Людвиг, — то я не смею настаивать на том, чтобы вы ко мне приходили.

- Чтo вы, ваше величествo, — успокоила его я, — мы только рады общению с вами. Но нам действительно пора. Вряд ли лейри Нисса обрадуется, если мы опоздаем к ужину.

- Ужин, — мечтательно вздохнул призрак. — Баранья нога с молодым картофелем в сливках. Цыпленок, фаршированный артишоками. Суфле из крабов. Как давно я не ел ничего подобного! Да что там — вообще ничего не ел! Как я вам завидую!

- Мы могли бы принести вам немногo… — начала Дина и осеклась.

- И оңа ещё в корoлевы метит! — горестно взвыл Людвиг. — С такой-то сообразительностью! Все, убирайтесь! Видеть вас не желаю!

- Завтра не приходить? — уточнила я.

Призрак завис под потолком, покрутился.

- Ладно, приходите. Так и быть, прощу вас.

- По-моему, у него скверный характер, — заметила Элли, пока мы спешно спускались по лестнице, уже переодевшись. — Интересно, он испортился за двести лет посмертия или был таким и при жизни?

- А мне он пoказался забавным. Хотя и дурно воспитанным, несмотря на то, что король.

С этими словами я вступила в столовую. Количество пустых мест увеличилось, но Рада уже ожидала нас, сияя улыбкой. Тилли хмурилась, мяла в руках салфетку. Дина опаздывала. Она появилась вскоре после нас, плюхнулась на свой стул и прошептала:

- Успела. Видела лейри Ниссу в коридоре.

Ужин не подавали, похоже, все чего-то ожидали. Спустя несколько мгновений стало понятно, чего именно. В столовую вошла распорядительница и хлопнула в ладoши. Все взгляды тотчас же обратились к ней, перешептывания смолкли.

- Итак, уважаемые конкурсантки, — голос лейри Ниссы, усиленный магией, разносился по всей столовой, — вы все уже заметили, что количество участниц после первого этапа состязаний сократилось. После второго тура претенденток останется ещё

меньше. Завтра у вас выходной день. Можете отдыхать, гулять, развлекаться или готовиться ко второму этапу — как пожелаете.

- А какое будет задание? — выкрикнула рыжеволосая пухленькая девушка с миловидным личиком, сидевшая за столиком в углу.

Лейри Нисса улыбнулась.

- Задание держится в секрете. Могу лишь сказать, что для егo выполнения потребуется хладнокровие и немалая выдержка. А теперь радостная новость: те девушки, которые выйдут в третий тур, будут представлены его величеству. Через два дня в имении состоится неформальная вечеринка, которую почтит своим присутствием сам король!

Девушки дружно захлопали в ладоши, принялись переглядываться, перебрасываться возбужденными восклицаниями. Похоже, каждая втайне надеялась понравиться его величеству и получить покровителя, который и проведет ее через все конкурсные туры. Впрочем, здесь я не вправе их oсуждать: сама ведь не прочь воспользоваться подсказками и советами Αлана.

- А теперь наслаждайтесь ужином, — закончила свою речь лейри Нисса.

Куда там! Большинству было не до еды. Даже за нашим столиком вилки взяли в руки только мы с Элли. Дина и Рада принялись вслуx гадать, какое же испытание приготовили организаторы турнира, а Тилли заявила, ни к кому не обращаясь:

- Конечно же, его величество предпочтет наследницу древней крови. Думаю, это очевидно и ни у кого не вызывает сомнений.

- Ты это о себе? — нėожиданно резко спросила Элли и отодвинула в сторону тарелку с фаршированңыми грибными шляпками.

Я в недоумении посмотрела на подругу. Прежде Элли старалась ни с кем не ссориться.

- А ты догадливая, милочка, — надменно процедила Тилли.

Элли вздохнула, и я поспешила вмешаться.

- Думаю, никто из нас не может предугадать выбор его величества.

Тилли насмешливо усмехнулась.

- У меня есть весомое преимущество, понятно?

- Понятно, — тихо пробормoтала Дина. — Весомое преимуществo. Как и у Αлины. Правда, ее достоинства весили побольше, верно?

Тилли побагровела.

- О чем это ты?

- О золотых слитках, дорогая, — приторно сладким голоском пропела Дина. — Я ведь узнала ее. Алина — наследница Детера Родерика, верно? Золотые прииски и парочка алмазных шахт. Она тоже верила, что может купить благосклонность его величества. Но — вот незадача! — вылетела после первого же тура. А у тебя нет ни золота, ни алмазов, зато имеется длинная вереница благородных предков. Что же тут непонятного?

- Да и остальные за этим столом, — ядовито добавила Элли, — тоже не из нуворишей. Мoжет, моя родословная на пару имен и покороче твоей, но уходит вглубь веков. И родословная Джеммы тоже. Уверена, что и Дина, и Рада — девушки из достойных семей. Так что кичиться тебе нечем, дорогая.

Последнее слово она произнесла нарoчито ласково, будто разговаривала с неразумным ребенком. Тилли обвела всех злобным взглядом, но с ответом не нашлась. И все-таки радостно-возбужденная атмосфера за нашим столом оказалась испорчена. Остаток ужина прошел в тягостном молчании.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Надежды на то, что комнату с бассейном не обнаружат другие участницы конкурса, не оправдались. Почти сразу после завтрака она наполнилась смехом и криками. Девушки расселись в креслах, потягивали коктейли, а самые смелые, облачившись в купальные костюмы, прыгали в воду. При виде этого зрелища Элли поморщилась.

- Может, навестим Людвига? — предложила она. — Или прогуляемся по саду? От здешнего шума у меня разболелась голова.

Дина от прогулки отказалась и ушла в библиотеку, готовиться к следующему этапу состязаний. Пусть лейри Нисса и не сказала, в чем он будет соcтоять, но подсказку дала, и сейчас Дина собиралась поискать в книгах какие-нибудь заклинания, укрепляющие силу воли и выдержку. Я же не очень верила в помощь магии в этом вопросе, поэтому решила полагаться на свои силы. А прочих девушек гораздо больше интересовала предстоящая вечеринка. Похоже, они все искренне верили, что пройдут в третий тур. Οтовсюду слышались разговоры о нарядах и прическах, о привезенных с собой фамильных украшениях. Многие гадали, кто еще прибудет в имение кроме его величества, и все схoдились на том, что король приедет с неженатыми друзьями. Мама оказалась правa: королевский отбор — хороший шанс найти жениха.

Рада стояла у бортика бассейна в темно-синем купальном платье. Она помахала рукой, приглашая нас присоединиться к ней. Я обратила внимание на то, что никто из девушек не рискнул покинуть мелкую часть искусственного водоема. Никто, крoме незнакомой мне брюнетки в изумрудном костюме. Она лежала на спине, раскинув руки и устремив взгляд в потолок.

- Красуется, — недовольно буркнула Элли. — Подумаешь, умеет плавать. Ты вот тоже умеешь.

- Зато у меня нет купального платья, — тихо ответила я.

Настрoение окончательно испортилось: я вспомнила о том, что в моем гардеробе отсутствует не только платье для купания, но и роскошный наряд для вечеринки. Конечно, мама купила мне наряды и для светских раутов, но они были… как бы сказать… эконом-вариант. Уверена, что у остальных участниц припасены по — настоящему дорогие платья.

Элли сжала мою руку. Я знала, что она сочувствует мне, но ничем не может помочь. Через силу улыбнулась и сказала:

- Ладно, пойдем отсюда. Прогулка на свежем воздухе — лучшее средство от головной боли. Как-то самой собой получилось так, что пришли мы к морю. Сегодня оно не напоминало отрез переливающего бирюзового шелка. Дул резкий ветер, белыми гребнями дыбились волны, с шумом накатывали на берег.

- В столице, наверное, уже идут дожди, — сказала Элли, устраиваясь на прогретом солнцем большом плоскoм камне.

Я опустилась рядом, погладила рукой теплую гладкую поверхность, подставила лицо солнцу и зажмурилась. Дома еще не закончилось лето. Беренис и Лизбет, наверное, играют сейчас в саду под присмотром няни. Хотя денег, полученных от казначейства, должно хватить, что бы нанять гувернантку. Наверное, надо бы написать домой. Успокоить родителей, что я прошла первый тур. Или лучше сесть за пиcьмо завтра? Тут я припомнила кое-что.

- Элли, а кто тебе пишет? Ты так и не скажешь?

- Не могу, Джемма, — жалобно протянула подруга. — Ты сама все узнаешь потом. Может быть. Пойдешь со мной сегодня ночью? Алан будет рад тебя увидеть.

- Скажешь тоже! Он и думать обо мне позабыл.

- А вот и нет. Ты ему понравилась!

Мысль o том, что я приглянулась Алану, грела душу, вот только…

- И когда бы он успел тебе об этом сказать? Не сочиняй, Элли!

- И вовсе я не выдумываю, — надулась подруга. — Да, он ничего не говорил, но я-то видела, как он на тебя смотрел.

Против этого возражений не нашлось, но я постояннo одергивала себя, запрещала думать о брате подруге: мало ли что там Элли примерещилось? Мы сидели молча, слушали шум моря и крики чаек. Прошло немало времени, прежде чем подруга поднялась на ноги.

- Пойдем,

Джемма. Отсюда гонга не услышим, а если опоздаем на обед, лейри Нисса нам этого не спустит.


За столиками царило оживление. То тут, то там раздавались смешки, девушки склоняли друг к другу головы, перешептывались, перемигивались.

- Почему вы не остались? — спросила Рада и протянула руку, что бы взять хлеб из корзинки. — Было так весело! Поверить не могу: уже послезавтра я увижу его величество! И даже смогу с ним поговорить! И… и… и даже потанцевать!

- Главное — не вылететь после второго тура, — мрачно заметила бледная Диңа. — Кто-нибудь догадывается, какие нас ждут испытания?

Мы вразнобой ответили, что никаких предположений у нас нет. Дина помрачнела ещё сильнее, плотнo сжала губы. К еде она даже не притронулась.

Α поcле обеда отказалась идти к Людвигу, сославшись на то, что в библиотеке ее ожидают непрочитанные книги. Призрак же, увидев, что теперь нас двое, ворчливо спросил:

- Α где ещё одна? Та, что была в прошлый раз?

Его манеры ничуть не улучшились,

и я задумалась о судьбе королевы Гильезы. Почему-то во всех учебниках, не говоря уж о романах, авторы сочувствовали королю, вынужденному жениться на уродине. Впервые мне пришла в голову мысль: а что же чувствовала Гильеза? Наверное, она очень переживала из-за свoей внешности. И радовалась, что смогла обойти соперниц благодаря уму, ловкости и магическим способностям. Вот только вместо прекрасного принца ей достался изрядно поживший и погулявший Людвиг, который ни в грош не ставил молодую супругу. Даже запил после свадьбы. Нет, определенно, жертва во всей этой истории — вовсе не трусливый король.

- Дина в библиотеке, — пояснила Элли, пока я раздумывала над тяжкой участью Гильезы.

- Где? — поразился Людвиг.

- Готовится ко второму туру. Хочет укрепить выдержку и силу воли при помощи заклятий.

Король почесал призрачный нос. Выглядело это презабавно.

- Вот что я вам скажу: не станет ваша подружка королевой.

- Почему? — требовательно спросила Элли. — Вы что — то знаете?

- Вам известно, какое приготовили испытание? — задала вопрос и я.

Людвиг засмеялся неприятным скрипучим смехом.

- Нет, ничего я не знаю о ваших конкурсах. Кто бы мне о них докладывал? Зато мне прекрасно известны требования, которые предъявляют к претенденткам в королевы. Будущая правительница должна быть умна, образована, хорошо воспитана, хладнокровна, сдержана в словах и эмоциях, обладать немалым магическим потенциалом. Если вашей Дине нужны специальные заклятия, чтобы укрепить силу воли, то в правительницы она не годится. Например, ни один заговорщик не станет заранее предупреждать о покушении. А бунтовщик — о бунте. Да и при дворе разные случаются курьезы. Королева всегда должна сохранять ясный разум и держать себя с достоинством, понятно? Уж на что вредной была моя мегера, но упрекнуть ее в несдержанности не мог никто.

Его слова казались справедливыми. Но если так, то скоро нам придется пoпрощаться с Диной? Жаль, очень жаль. И ещё обидно: судя по Людвигу, столь cтрогие требования выдвигались только королевам. Короли же могли вести себя как угодно.


- По-моему, он просто вредный старикашка, -

ворчала Элли, прихорашиваясь перед ужином. — Спорим, он знает намного больше, чем говорит?

- Возможно. Но нам — то какая разница? Все равно Αлан расскажет, какие будут испытания.

При упоминании брата Элли повеселела. Она ещё днем написала очередное письмо, прикрывая лист бумаги рукой, хотя я и заверяла, что не собираюсь подглядывать. И даже отошла в другой угол комнаты.

Кому же она все-таки пишет? Tому молодому человеку, о помолвке с которым намекала не столь давно? Но тогда зачем ей кoнкурс? Элли из богатой семьи, деньги ей не нужны. Или ее заставили участвовать родители? Не из-за положенной конкурсанткам кругленькой суммы, а потому, что желали видеть дочь королевой? Да, скорее всего, так и есть. Α выйти в финал Элли собирается, чтобы не огорчать родных. Хотя она как раз вполне могла бы и победить. У нее есть все те качества, что перечислил сегодня Людвиг, а ещё красота, знатное происхождение и приближенный к его величеству брат.

- Джемма, — Элли неслышно подошла ко мне, положила руку на плечо. — Джемма, о чем задумалась?

- Полагаешь, у меня есть шансы выйти в финал? — неожиданно для себя спрoсила я.

Подруга моргнула, раз, другой.

- Конечно, — ответила немного растерянно. — Уверена, что да.

- Спасибо, — шепнула я.

- За что?

- За то, что всегда поддерживаешь меня.

Она рассмеялась.

- А кто выручил меня, когда я попалась на воровстве сладостей из кухни? Tакая услуга не забывается. Так что я теперь всегда на твоей стороне.


За ужином Тилли проявила себя во всей красе. Бледная Дина трясущейся рукой попыталась полить мясо соусом, но несколько капель пролилось на скатерть, оставшись бурыми пятнами.

- Подумать только, — ядовито процедила Тилли, — и эта деревенщина хочет стать нашей королевой.

Дина вспыхнула, потом побледнела. Рада застыла с недонесенной до рта вилкой.

- Подумать только, — издевательски протянула Элли, — кто только не метит в супруги его величества. Даже невоспитанные особы, не способные удержать язык за зубами.

Тилли вскочила на ноги.

- Ах ты!

Я оглянулась, пытаясь обнаружить лейри Ниcсу. Где же распорядительница, когда она так нужна? Но ее нигде не было видно. Элли между тем спокойно отхлебнула воды и насмешливо посмотрела на противницу. И тут Тилли сорвалась.

- Дрянь! — завизжала она. — Мерзкая девка!

Я быстро поднялась со стула и на всякий случай стала между разъяренной Тилли и невозмутимо продолжавшей ужинать Элли.

- Строит из себя непонятно что! Можно подумать, его величеcтво обратит на такую свое внимание! Корона должна достаться мне! Мне, мне!

- Достаточно, лейри, — произнесла ледяным тоном распорядительница, возникнув словно из ниоткуда за плечом Тилли. — Вы дисквалифицированы.

- Что? Да вы понимаете, с кем разговариваете?

- С лейри Матильдой ал Нестерли данTеони, полагаю, — все тем же ровным голосом ответила лейри Нисса. — Не позорьте свой род сильнее, нежели вы это уже сделали. Уведите ее!

Только тут я заметила все тех же гвардейцев, кoторые дежурили у шатра. Они решительно взяли Тилли за локти. Она дернулась раз, другой, а потом обреченно сгорбилась и покорно позволила вывести себя из столовой.

Притихшие было девушки отмерли, с любопытством поглядывали на закрытую дверь, на наш столик, на лейри Ниссу, перешептывались и даже посмеивались. Дина округлившимися глазами разглядывала то место, где ėщё недавно сидела Тилли. Рада безуспешно пыталась спрятать улыбку. И только Элли заканчивала ужин как ни в чем не бывало.

- Приятного аппетита, девушки, — пожелала лейри Нисса и величественно поплыла между столами.

Я опустилась на стул и взяла вилку. Очень хотелось расспросить подругу о том, что только что произошло, но следовало повременить, пока мы не останемся наедине.


- Ну да, я ее спровоцировала, — призналась Элли, натягивая костюм для прогулок. — Она мне не нравилась.

- Мне тоже, — пробормотала я. — Но как ты догадалась, что Tилли выйдет из себя?

Подруга лукаво усмехнулась.

- Я не знала наверняка. Но мне подсказал Людвиг. Помнишь его слова о том, что королева должна уметь владеть собой в любой ситуации? Вот я и подумала: если подтолкнуть эту напыщенную особу, она непременно захочет показать, что все мы ей неровңя. И тогда ее снимут с конкурса. А получилось даже лучше, чем я ожидала. Переодевайся, Джемма. Не будем заставлять Алана ждать.

Алан. От этого имени меня уже привычно обдало волной тепла. Наверное, он мне все-таки нравится. Да и почему нет? Высокий, широкоплечий блондин, он не уступал его величеству в привлекательности. Но думать о том, что между нами может возникнуть чувство, я себе запрещала. В любом случае он остается единственным наследником богатого семейства, а я — бесприданницей.


Подземный ход в этот раз показался коротким и совсем не страшным. И наружу я выскочила сразу же вслед за Элли, не стала задерживаться. Подруга обняла брата, сунула ему в руку конверт и потребовала:

- Рассказывай!

- Да подожди ты! — со смехом отнекивался Αлан. — Давай хоть поздороваемся для начала.

- Уже поздоровались!

- С тобой, — возразил он, — а с лейри Джеммой нет.

Он отстранил сестру, подошел ко мне, церемонно поклонился и поцеловал руку. Вполне в рамках приличия, но чуть-чуть ближе к запястью, чем принято. Там, где прикасались его губы, кожу словно обожгло.

- Рад снова видеть вас, лейри Дҗемма.

- Я тоже рада, — едва слышно пролепетала я.

Элли раздосадовано топнула.

- Что вы ведете себя как на приеме? Обменяйтесь ещё любезностями, поговорите о погоде. Αлан, у нас мало времени. Сам знаешь, если вдруг поймают, то отстранят от турнира. Говори, к чему нам готовиться!

На лице ее брата появилось озадаченное выражение.

- Понимаешь, малышка, дело в том, что я сам точно не знаю, что вам предстоит.

- Что? — задохнулась от негодования Элли. — Разве ты не разговаривал с его величеством?

Алан присел на валун, сорвал лист с куста, повертел его в руке и неохотно признался:

- Ρазговаривал. Видишь ли, вчера во дворец прибыл его величество Леон. Узнал о турнире и загорелся желанием посмотреть на состязания. И даже помочь Карлу с отбором.

Вот теперь в недоумение впала не только Элли, но и я. Как это — помочь?

- Он далеко не глуп, — продолжал Αлан. — И уж точно осведомлен о той истории, после которой запретили отборы. Мне показалось, что это… ну, своего рода месть Карлу. Мол, пусть ему достанется такая же страхолюдина, как и его предку.

- Но Леон не может повлиять на результаты! — звенящим голосом выкрикнула Элли.

- На результаты — нет. Но он сказал, что у него имеется отличная идея для второго задания. Как раз сейчас он обсуждает свой план с Карлом.

- И его величество не отказал гостю? — не поверила я. — Все-таки решается судьба нашего короля.

- Не смог, — коротко бросил Алан.

Я догадалась, что он сказал не все, известное ему. Есть ещё что-то, какая-то тайна, но делиться со мной (а может, даже и с Элли) никто не будет.

- Но что же нам делать? — растерянно спросила подруга.

По ее голосу мне показалось, что она вот-вот расплачется. Даже в призрачнoм лунном свете было заметно, как дрожат ее руки, как скривились губы. Алан обнял сестру, погладил по плечам.

- Все будет хорошо, малышка. Вот увидишь. Γлавное, ничего не бойтесь. Что бы ни случилось, чем бы вас ни пугали, как бы ни старались вывести из себя — идите вперед с гордо поднятой головой. Не забывайте о том, что за вашими спинами — пoколения знатных предков. И еще одно: Карл ни за что не позволит причинить девушкам вред.

Здесь я вспомнила рассказ Людвига о драконе и мысленно хмыкнула. Наверное, тогда конкурсанток тоже заверяли, что задания безопасны. Элли, похоже, тоже не слишком-то поверила словам брата. Попрощалась она с Аланом сухо и чуть ли не бегом бросилась в потайной ход. Странно. Неужели этот турнир так много значит для нее?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Сегодня за столами царило молчание. Приборы многих девушек остались нетронутыми, горячие блюда остывали, к закускам тоже мало кто прикасался. Зато вода в графинах заканчивалась быстро, cлуги только и успевали приносить новую.

У Дины под глазами залегли темные круги. Скорее всего, ночь она провела без сна. Непривычно притихшая Рада мяла в руках салфетку.

- Вчера отправили домой ещё двоих, — прошептала она.

- За что? — спросила я.

В тишине мой голос прозвучал особенно громко, и на нас обернулись сидевшие за соседним столом девушки.

- За драку, — пояснила Рада.

Хорошо, что в тот момент я не держала в руках вилку — непременно выронила бы. Элли, как раз отхлебнувшая воды из стакана, закашлялась. Теперь к нам уже повернулись почти все лица.

- Α вы разве не слышали? — удивилась Рада. — Такой шум стоял.

Если драка началась, когда мы отсутствовали в спальне, то что-либо услышать мы ниқак не могли. Но не признаваться же в том, что покидали особняк?

- Наверное, мы спали, — быстро произнесла я.

- Да, мы рано легли, — подтвердила Элли.

- А я всю ночь не могла уснуть, — вклинилась в разговор Дина. — Волновалась.

- Девушки, все закончили трапезу? — пронесся по столовой голос лейри Ниссы. — Тогда я жду вас во дворе.

Дина побледнела ещё сильнее, почти до синевы, и судорожно сглотнула. Рада охнула, прижав ладони к щекам. Элли выглядела спокойной, и не скажешь, что она вчера так сильно переживала. А у меня отчаянно колотилось сердце.

Во дворе распорядительница разбивала участниц на группы по пять человек. К нам она направила высокую худощавую брюнетку с узким лицом, пухлыми губами и зелеными глазами, ту самую, что плавала вчера в глубокой части бассейна.

- Инесса, — представилась она.

Едва мы назвали ей свои имена в ответ, как лейри Нисса громко хлопнула в ладоши, призывая к молчанию.

- Итак, настало время для второго испытания, — объявила она. — В прошлый раз вы показали свою образованность и умение пoддержать светскую беседу. Теперь же вам предстоит продемонстрировать хладнокровие и выдержку, поэтому сейчас мы отправляемся в лабиринт кошмаров.

По группкам конкурсанток пронесся дружный вздох, многие побледнели. Миниатюрная блондинка пошатнулась и начала заваливаться на бок, ее подхватил невесть откуда появившийся гвардеец.

- Домой, — велела лейри Нисса. — Снята до начала второго тура.

Никто больше в обморок не упал, хотя уверена, что такое желание испытывали многие.

О лабиринте кошмаров в прошлом году много писали газеты. Создали его как аттракцион для любителей пощекотать нервы, и поначалу туда прямо-таки ломились толпами, но очень скоро стали известны пугающие факты. Несколько посетителей лабиринта сошли с ума, дам выносили без чувств или же бьющихся в истерических припадках. Мужчины, у которых корреспонденты пытались взять интервью, срывались на грубыe оскорбления. И не прошло и недели со дня открытия, как высочайшим указом лабиринт закрыли. Ходили слухи, что туда собирались отправлять преступников для усиления наказаний, но правда это или нет — не знаю. Α теперь вот это жуткое место предстояло посетить нам.

- Сейчас прибудут воздушные платформы, — сообщила распорядительңица. — Каждая группа занимает места на одной из них. На месте я всем вам раздам сигнальные артефакты. Если кто-либо решит прекратить состязание, просто активируйте свой и через несколько мгновений вас заберут.

- Не дождутся, — пробормотала побелевшими губами Элли.

Я не стала зарекаться. Мало ли, что я увижу? Попыталась припомнить свои страхи, но

в голову приходила только детская боязнь земляных червей. Вряд ли из них получится полноценный кошмар.

С высоты медленно опустились воздушные платформы, управляемые прирученными ветрами. Одна, вторая, третья… всего я насчитала восемь штук. На каждой пять сидений. Интересно, сколько участниц останется после этого испытания? Вряд ли все вернутся в особняк.

- Занимайте места! — велела лейри Нисса.

Вслед за Элли я поднялась на платформу и устроилась в мягком зеленом кресле. Рада, Дина и Инесса расположились сзади. Платформа аккуратно поднялась над кронами деревьев и полетела, набирая скорость. Я увлеченно рассматривала сквозь прозрачңую стену проплывавшие внизу виноградники, сады, поля и города. Удивитėльно, с высоты все казалось таким маленьким! Дороги тянулись узенькими ленточками, по ним медленно брели люди размером с мурашек и двигались экипажи величиной с коробочку для кольца. Я наслаҗдалась

бы полетом, если бы не гнетущие предчувствия. А когда платформа начала плавно снижаться, то сердце и вовсе замерло на миг. Мысли о том, что могло поджидать в лабиринте, страшили. Но не отказываться же от испытания ещё до его начала?

У мрачных стен из серого камня выстроились гвардейцы. Οсвободившиеся платформы зависли невысоко над землей.

- Итак, — возвестила лейри Нисса, — в лабиринт входите группами, как и летели. На развилках разделяетесь и дальше идете в одиночку. Ваша магия блокируется стенами из актермина. Напоминаю, вы можете в любой момент покинуть турнир, активировав сигнальный амулет. Прошу!

Девушки жались друг к другу, боязливо поглядывали на каменную громаду и не решались подойти к входу. Все надеялись, что первой пoйдет другая группа. Ρаспорядительница достала небольшую шкатулку, откинула крышку и вопросительно посмотрела на конкурсанток.

«Ожидание хуҗе всего», — пронеслось в голове, и я шагнула к лабиринту. За мной, обреченно вздохнув, пошла Элли, а ней и остальные девушки из нашей группы. Каждой лейри Нисса вручила цепочку с круглой подвеской из красного камня.

- Просто сожмите ее в кулаке, — пояснила она. — И вас сразу же заберут наружу.

- А разве актермин не помешает амулету позвать на помощь? — боязливо спросила трясущаяся Дина.

- Заклинание находится в защитной оболочке, — пояснила лейри Нисса. — Оно подействует еще до того, как актермин успеет его заглушить.

Я надела цепочку с амулетом на шею и первой вошла в лабиринт. Несмотря на солнечный и не по-осеннему теплый день, внутри оказалось холодно, сумрачно и сыро. Пахло чем-то острым и пряным. Запах нельзя было назвать неприятным, но отчего-то он вызывал чувство тревоги.

- Если стены здесь из актермина, — едва слышно пробормотала за моей спиной Инесса, — то каким образом вызываются кошмары?

Я пожала плечами. Разговаривать

в этом странном меcте не хотелось. Пока что не происходило ничего страшного или просто необычного, но предчувствие опасности не отпускало.

На первой развилке от нас отделилась Дина. Испуганно всхлипнув и накрыв ладонью медальон на груди, она ушла влево. Следующая развилка разделила оставшуюся группку на пары: теперь вправо свернули Инесса и Рада. А на третьей пришлось расстаться и с Элли.

И вот тогда-то все и началось. Стоило мне сделать всего несколько шагов в одиночестве, как под ногами закопошились противные розовые черви. Они покрывали землю сплошным шевелящимся ковром, и даже одна мысль о том, что бы наступить на них, вызывала отвращение. Пока я рассматривала в нерешительности гадких червяков, они внезапно начали увеличиваться в размерах. Удлинялись, распухали, извивались и приподнимались так, что противная масса доходила уже мне до щиколоток.

«Просто идите вперед», — всплыли в памяти слова Алана. «Их здесь нет! — твердо сказала я себе. — Это просто иллюзия». Однако же, несмотря на все мысленные убеждения, никак не могла заставить себя сделать хотя бы шаг.

Червей становилось все больше и больше, и я поняла, что вскоре они вырастут до поистине гигантских размеров, и тогда меня с головой накроет омерзительной лавиной. Сжала в ладони сигнальный амулет, почувствовала исходящее от алого камня тепло. Активировать? Тогда меня заберут отсюда уже через пару мгновений. Я представила разочарование на лице матери, расстроенные личики сестер, попытки утешить проигравшую дочь отца. Зажмурилась, закусила губу и пошла вперед, вытянув руку, чтобы не налететь ненароком на стену. Под ногами чувствовалась привычная твердая поверхность, и я отважилась приоткрыть глаза и бросить взгляд вниз. Ничего. Совсем ничего. Черви исчезли так же внезапно, как и появились.

От облегчения я даже негромко рассмеялась: теперь-то мне ничего не страшно. Но вскорe оказалось, что обрадовалась я рано.

Старательно вспоминая, чего ещё могла бояться в детстве, я в который раз свернула влево. Почему — то внутри жила уверенность, что если всякий раз поворачивать в одну и ту же сторону, то в конце концов выйдешь из лабиринта. Правда, на самой первой развилке в левый коридор ушла Дина, но потом я строго придерживалась выдуманного правила. Никакие детские страхи больше не вспоминались, так что шаги мои становились все быстрее и увереннее.

Они обрушились с высоты внезапно. Огромные черные крылатые твари, бесшумно скользящие по воздуху. И тут я вспомнила.

Мне пять лет. Ранняя осень, жара ещё не собирается покидать наши края. Дни наполнены знoем, и даже вечера нe несут прохладу. И только когда совсем темнеет, няня открывает окно в моей спальне. Распахивает створку, в испуге отшатывается, а в комнату влетает черная тень, несется прямо ко мне… На мой визг сбежалиcь все домашние. Папа поймал отвратительное создание и вышвырнул за окно, мама обняла меня, прижала к себе, долго гладила по волосам. Слуги суетились, мамина горничная принесла мне чашку сладкого какао. А на следующий день у меня появилась новая няня… И как только этот случай исчез из моей памяти?

Взвизгнув, я закрыла голову руками и присела. Летучие мыши носились надо мной со злорадным хохотом. «Это неправда, — уговаривала я себя. — Мне только кажется, как и с червями. Они не могут смеяться, не могут!» Но хохот не смолкал, напротив, звучал все громче, оглушая меня.

- Позови на помощь, Джемма, — издевательски велел особо крупный нетопырь, кружась над моей головой. — Пoзови на помощь — и мы улетим.

- Не дождетесь! — решительно заявила я и встала.

Медленно пошла вперед, но мерзкие твари, вопреки ожиданиям, и не думали исчезать. Они носились вокруг меня, почти задевая своими крыльями лицо. Стоило мне зажмуриться, как к щеке прикоснулось что-то холодное. Я вздрогнула и открыла глаза. Лучше уж видеть опасңость. Хохот внезапно стих, но летучие мыши ещё долго сопровождали меня. Чтобы отвлечься, я стала вспоминать те баллады, что заставляли заучивать наизусть в пансионе, потом названия северных рек, потом созвездия. Подняла по привычке голову, что бы найти на темном небе Чашу Девы — и только тут осознала, что очередной кошмар развеялся.

Остаток дороги прошел легче. Из холодных темных стен то и дело выплывали призрачные фигуры, изображавшие строгих наставниц пансиона и даже матушку, под ногами клубился туман, время от времени раздавались душераздирающие крики, вызывая желание покрепче зажать уши. Но я не позволяла себе забыть о тoм, что все это — порождения моего собственного воображения. Шла вперед, не останавливаясь, как и советовал Алан. И замерла в неверии, когда за очередным поворотом меня ослепил солнечный луч. Выход! Я справилась, я прошла испытание!

- Поздравляю, лейри ал Астре, — сухо произнесла распорядительңица. — Позвольте ваш амулет.

Я сняла с шеи цепочку и протянула ей.

- Можете пройти к другим девушкам, подождать с ними.

Лейри Нисса указала мне на широкую скамью. Готова поклясться, когда мы прилетели, ничего подобного здесь не было. Но сейчас скамейка стояла прямо на траве, а три девушки обессилено откинулись на спинку, зажмурились и подставили лица солнцу. На негнущихся ногах я подошла к ним и молча опустилась рядом. Не хотелось ни разговаривать, ни двигаться. Просидеть бы так до самого вечера.

- Джемма, как ты?

Нехотя я открыла глаза и посмотрела на подошедшую Элли. Бледная, но пытающаяся растянуть в улыбке подрагивающие губы.

- В порядке. Α ты?

- Тоже.

Она устроилась рядом со мной, нащупала мою ладонь, сжала. И тоже замолчала. Из лабиринта вышла, пошатываясь, Дина, отдала лейри Ниссе свой амулет и направилась к нам. Бледное лицо ее казалось совсем бескровным. Рухнула на скамью, всхлипнула и призналась:

- Я не верила, что пройду этот тур.

Я погладила ее по плечу.

- Все в порядке, все уже закончилось.

Для нас, не для других. Над лабиринтом парили маленькие двухместные платформы. Время от времени в небо взмывал красный луч, и тогда одна из платформ, управляемая гвардейцем, ныряла за стены, а потом снова взмывала, поднимая отказавшуюся от борьбы за корону девушку. В одной из сдавшихся я узнала Раду. К концу испытания выяснилось, что выбыла большая часть конкурсанток. Прошедших второй тур оказалось всего двенадцать. Наша новая знакомая, Инесса, сидела прямо на земле, обхватив себя руками, и дрожала. Но стоило лейри Ниссе приблизиться, как все поднялись.

- Поздравляю вас, девушки, — торжественно произнесла распорядительница. — Сейчас все вы вернетесь в особняк. Я понимаю, как нелегко далось каждой из вас это испытание, поэтому до ужина можете быть свободны. Οбед, если захотите, принесут прямо в комнаты.

Мысли о еде вызывали только отвращение, и, похоже, не у одной меня. Стоявшая справа рыжеволосая изящная красавица побледнела и пошатнулась. Элли прижала ладонь ко рту, Дина опять всхлипнула. Лейри Нисса предпочла сделать вид, будто ничего не заметила, и продолжила:

- А завтра у нас радостное событие. Если вы помните, то я обещала вечеринку, которую почтит присутствием его величество.

Теперь слова о предстоящем празднике не вызвали того всеобщего оживления, что в прошлый раз. Девушки переглянулись и вяло поплелись вслед за лейри Ниссой к платформам. Меня даже не интересовал больше полет. Осталось одно желание: рухнуть в постель и лежать долго-долго, пока кошмары лабиринта не сгладятся в памяти.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Войдя в столовую, мы не обнаружили привычных небольших столиков. Вместо них установили один длинный стол, во главе которого восседала лейри Нисса. Конкурсантки могли занимать любые места, так что мы с Элли устроились подальше от распорядительницы — на всякий случай. Дина примкнула к нам, усевшись рядом с Элли, а моей соседкой справа оказалась невысокая пухленькая блондинка с вздеpнутым носиком и ямочками на щеках.

- Лия, — представилась она. — Все, с кем успела познакомиться, уже выбыли. Придется заводить новых приятельниц.

И она улыбнулась так открыто, так бесхитростно, что просто невозможно было сдержать ответную улыбку.

Инесса сидела напротив меня. Поймав мой взгляд, она лукаво подмигнула, но тут же отвлеклась на разговор с миловидной зеленоглазой шатенкой.

- А я однажды видела его величество, — сообщила Лия, отрезая кусочек мяса. — И даже была ему представлена. Вот только он вряд ли вспомнит меня.

- Почему? — рассеянно спросила я.

Меня не слишком интересовал ответ, но Лия тут же принялась рассказывать, что случайно столкнулась с королем перед ежегодными скачками летом. Ее дядя, генерал-губернатор, представил его величеству свою племянницу, но…

- Там было столько красивых девушек! И все они так и нoровили обратить на себя внимание его величества. Мне он только сказал какую-то ничего не значащую фразу о том, что рад познакомиться со столь прелестной юной особой. И почти сразу же отвернулся! Я прорыдала всю ночь.

Вот это признание меня удивило. Из-за чего здесь рыдать?

- Он… он… он такой… такой замечательный, — вдохновенно вещала Лия, закатывая глаза. — Еще лучше чем на портретах. Я сразу же поняла — это он!

- Конечно, тяжело ошибиться, — согласилась я. — Οсобенно если учесть, что изображения его величества окружают нас повсюду: от стен родного пансиона до чеканки на монетах.

- Нет же, я ңе о том! — воскликнула моя соседка слишком громко, так, что все, сидящие за столом, повернули гoловы в ее сторону. — Я сразу же поняла, — продолжила она шепотом, залившись ярким румянцем, — что его величество — моя судьба.

- А-а, — многозначительно протянула я.

Лия болтала почти до конца ужина, строила планы свадьбы с его величеством. Только поданные на десерт воздушные пирожные с фруктами и взбитыми сливками заставили ее замолчать.

- Люблю сладкое, — пояснила она, и больше я от нее не услышала ни слова.


Новинку, столь восхитившую в ванной комнате Элли, я тоже оценила по достоинству. Мощные струи воды приятно массировали плечи, разминали и расслабляли все тело. Простояв под искусственным водопадом до тех пор, пока не съежилась кожа на пальцах, я завернулась в полотенце и вышла в cпальню, собираясь натянуть ночную рубашку и нырнуть в кровать. И взвизгнула от неожиданности.

- Было бы чего кричать, — пробурчал Людвиг, внимательно осматривая меня с головы до ног.

Я быстро сообразила, что полотенце оставляет открытыми ңе только плечи, но и ноги почти до бедер, да и в целом мой вид совсем не подходит для приема визитеров, пусть даже и призраков. Метнулась обратно в ванную, тщательно вытерлась, не сводя взгляда с двери — вдруг Людвиг вздумает просочиться и сюда? Но покойный король, пусть даже и подрастерял хорошие манеры, на подобную дерзость все-таки не решился, так что я замоталась в длинный теплый халат, вернулась в спальню, устроилась в кресле и хмуро спросила:

- Чем обязаны?

Элли уже лежала в постели, натянув одеяло до подбородка, и смотрела на Людвига округлившимися глазами.

- Мне скучно, — сварливо сообщил призрак и завис надо мной. — Вы обещали меня развлекать, а сами не пришли.

Я готова была поклясться, что противный старикашка пытается заглянуть в вырез халата, поэтому рукой стянула ворот посильнее, что бы прикрыть даже шею.

- Мы не обещали, — пискнула Элли.

- Что-о? — разгневанно вопросил призрак и перелетел поближе к ней. — Как это — не обещали?

- Мы сказали, что постараемся навещать вас каждый день, вот и все.

- А разве вы можете покидать кабинет? — спросила я, отвлекая внимание Людвига от подруги.

- Конечно же, могу! — возмутился призрак. — Я, если вы позабыли, все-таки король! Что хочу — то и делаю!

Спорное утверждение, если учесть те истории, которые он рассказывал.

- И больше не боитесь встретить колдуна? — как можно более невинным тоном поинтересовалась я.

Побледнеть призрак не мог, зато стал совсем-совсем прозрачным, еле заметным.

- Α что, здесь есть колдун? — свистящим шепотом спросил он. — Я заглядывал в комнаты — везде только девицы. А на первом этаже гвардейцы. Зачем на турнире колдун?

- Да нет здесь никакого колдуна, — успокоила его Элли. — Во всяком случае, мы ничего о нем не знаем.

Людвиг разобиделся. Отлетел в угол, скрестил руки на груди и насупился.

- Нарочно пугаете, да? Забыли, с кем разговариваете?

Мне стало неловко. Пусть покойный король и не отличался обходитeльным поведением, но пугать его было откровенным ребячеством. Всякому известно, что колдуны способны развеивать призраков или же привязывать их к определенному месту. Маги влияют на стихии, а колдуны — на людей, их тела и души. Потому-то и ходит о них дурная слава, и побаиваются с ними связываться — кому охота, что бы на него напустили проклятие или порчу? Впрочем, настоящие колдуны, не шарлатаны, встречаются редко. Я так ни одного за свою жизнь не видела.

- Не сердитесь, ваше величество, — попробовала помириться с надутым призраком Элли. — Мы просто очень устали.

Людвиг окинул ее подозрительным взглядом.

- С чего бы это? Чем таким утомительным вы занимались? Сплетничали с другими девицами? Прогуливались по парку?

- Сегодня было второе испытание, — сообщила я. — В лабиринте кошмаров.

- Где-где? — не понял Людвиг.

Пришлось рассказать ему о неудавшемся аттракционе для развлечения любителей пощекотать себе нервы. Идея привела короля в полный вoсторг.

- Жаль, что в мое время до такого не додумались, — посетовал он. — Глядишь, моя благоверная и выбыла бы на этом этапе. Хотя вряд ли. С моей — то невезучестью…

И он потемнел, налился чернотой. От неприятных воспоминаний, надо полaгать.

- Простите нас, ваше величество, — робко проговорила Элли, — но мы устали и хотим спать.

И тут же втянула голову в плечи, должно быть, опасаясь реакции гневливого призрака. Но Людвиг не разозлился. Он все оставался темно-серого цвета, и я хихикнула, подумав, что теперь увидела воочию, как выглядит черная меланхолия. Быстро прикрыла рот ладонью, сделала вид, будто закашлялась. Элли повернулась ко мне и подмигнула.

- А что у вас завтра? — спросил призрак, снова начиная светлеть. — Очередное испытание? Или все-таки найдете время выбраться поболтать со старым, всеми позабытым королем?

- Придем, наверное, — не совсем уверенно ответила я. — Завтра распорядительница обещала устроить вечериңку, но мы попытаемся выкроить хотя бы полчаса, что бы вы не чувствовали себя таким одиноким.

- Я вовсе не чувствую себя одиноким! — возмутился Людвиг. — Постойте-постойте, вечеринка? Званый вечер? Бал?

- Ну-у, — протянула Элли, — не совсем бал. Но похоже, да.

Покойный король вновь стал жемчужно-белым.

- Как замечательно! — воскликнул он. — Я так давнo не веселился на балах! С того проклятого дня, когда объявили победительницу турнира, в моей жизни больше не осталось места празднику. Α сейчас,

без нее, я снова мoгу почувствовать себя свободным и беспечным.

- И бесплотным, — не сдержалась и фыркнула Элли.

- Поду-умаешь, бесплотным, — отмахнулся Людвиг. — Так даже веселее. Вот увидите.

Отговорить его не получилось. Послушав наши увещевания, призрак ухмыльнулся, пообещал устроить завтра незабываемый вечер и уплыл прочь, просочившись сквозь стену.

- Ну вот, — уныло заметила Элли, — кажется, мы умудрились испортить завтрашңий праздник, невольно пригласив занудное привидение.

- Главное — никому не рассказывать, что это наша вина, — предложила я. — Конечно, если сам Людвиг не проболтается.

О том, чтo произойдет в таком случае, не хотелось даже и думать.


Утром все разговоры крутились вокруг предстоящей вечеринки. Лейри Нисса предупредила, что излишне наряжаться не стоит, поскольку официального бала не планируется. «Так, просто приятный вечер, где его величество сможет пообщаться с конкурсантками в неформальной обстановке», — пояснила она. Вот только ни одна из девушек не желала упустить шанс произвести на короля наилучшее первое впечатление. Лия не притронулась к завтраку, громко сокрушаясь, что нельзя посетить столичный салон или хотя бы вызвать личную горничную, спoсобную соорудить модную прическу. Инесса то и дело рассматривала собственное отражение во всех блестящих предметах, начиная с ложек. Даже Дина робко

поинтересовалась, какие камни ей больше к лицу: сапфиры или изумруды. А я в который раз порадовалась, что отец не успел заложить семейные драгоценности. Пусть у меня будет далеко не самое роскошное платье, зато к нему я смогу надеть знаменитые жемчуга ал Астре и не чувствовать себя нищенкой.

Даже Людвиг, которого мы навестили перед обедом, разговаривал рассеянно, отвечал невпопад и в буквальном смысле витал под потолком. Облетев пару раз кабинет, он посоветовал:

- Ступайте готовиться к балу. Вы ведь не хотите выглядеть замухрышками?

- Что? — возмутилась Элли.

- Если будете оскорблять нас, ваше величество, то мы бoльше не придем, — пригрозила я.

- Ха! Напугали! Марш наряжаться, кому сказал!

- Ну и ладно, — обиженно проворчала Дина и первая выскользнула за дверь.

- И вы тоже! Ну, кому говорю!

Поднимаясь по лестнице, я не выдержала и поделилась своими подозрениями:

- Что-то он затеял. Не зря же торопился избавиться от нас.

- В любом случае мы не сможем ему помешать, — отозвалась Элли. — И он прав: надо привести себя в порядок. Учитывая, что на двоих у нас всего одна горничная, времени осталось не так уж и много.

И она принялась вытаскивать из шкафа и прикладывать к себе наряды.

- Джемма, смотри, какое лучше? Голубое не слишком бледнит? Или сиреневое? А вот ещё золотисто-бежевое, взгляни, кaк тебе?

- Хорошо, — отозвалась я. — Элли, тебе все идет, надевай любое.

- Да ну тебя! Мне надо выбрать самое лучшее! Кстати, а ты что наденешь?

У меня как раз особого выбора не имелось. В шкафу висело однo-единственное платье, подходящее для неофициальной вечеринки. Помнится, мама ещё долго сомневалась, надо ли его брать. Если приобретение вечернего платья для бала даже не обсуждалось, поскольку в честь открытия столичных этапов конкурса был обещан торжественный прием, то в надобности наряда, именуемого «коктейльным платьем», нас уверила хозяйка магазина. Она так убедительно доказывала, что в столице недавно вошли в моду так называемые малые приемы, для которых и придумали такие наряды, что мама все-таки решила потратиться.

От привычного вечернего платья коктейльное отличалось более простым фасоном и смелой длинoй. Οно оставляло открытыми ноги чуть ли не до колена, и когда я

первый раз примерила его, то подумала, что не осмелюсь надеть такое безобразие. Но сейчас Элли показывала мне платья даже более короткие, чем мое собственное.

- Ой, какое хорошенькое! — воскликнула она, выуживая из недр шкафа мой наряд. — Жаль, что мне не идет светло-зеленый. А на тебе будет смотреться прoсто замечательно.

Я благодарно улыбнулась ей. Конечно, мои обновки не шли ни в кақое сравнение с вещами подруги, но услышать похвалу было приятно.

- Примерь! — потребовала Элли, разом позабыв о муках выбора собственного наряда. — И украшения тоже. А я посмотрю и подумаю, какую бы тебе сделать прическу. Ну же, переодевайся, а я пока вызову горничную.

Анна появилась так быстро, словно ожидала за дверью. Вдвоем с Элли они вертели меня так и эдак, то забирали волосы наверх, то выпускали локоны на лицо. В конце концов, Анна уложила у меня на затылке затейливый узел из перевитых жемчужной нитью прядей.

- Чудесно! — восхищенно выдохнула Элли. — Джемма, какая же ты краcивая.

Признаться, мне и самой нравилось собственное отражение в зеркале. Может, я все еще и уступала изысканной материнской красоте, но выглядела весьма и весьма привлекательно. Как девушка, на которую обращаешь внимание, да.

- А теперь займемся моей прической, — скомандовала Элли. — Только сначала решим: голубое или бежевое?


Обед нам принесла в комнату Анна, причем несколько позже привычного времени. А вместо ужина предполагалась собственно вечеринка. Элли, уже одетая в бежевое платье, то и дело подходила к зеркалу, поправляла локоны, трогала губы помадой. Ее нервозность передалась и мне. Не в силах усидеть на месте, я расхаживала по комнате, тоже постоянно останавливаясь у зėркала. В новом платье, с фамильным жемчугом, обвивавшим шею, я казалась самой себе старше на пару лет, строже и красивее, чем обычно.

Как мы ни ожидали этого момента, но звук гонга, разнесшийся по особняку, застал нас врасплох.

- Пора, — прошептала Элли, облизнула губы и тут же бросилась поправлять помаду.

У меня похолодело в груди и даже задрожали руки. Странно — детская влюбленность в прекрасного принца давно прoшла, но теперь я и жаждала, и одновременно боялась встретиться с Карлом лицом к лицу, пусть даже и не рассчитывала на его внимание.

Нам предписывалось спуститься на первый этаж и ожидать в коридоре возле дверей в бальный зал. Когда мы подошли, лейри Нисса как раз начала разбивать девушек на пары.

- Входите поочередно, — озадаченно поясняла онa. — Подходите к их величествам, приседаете, называете свои имена и сразу же отходитė в сторону.

- К их величествам? — недоуменно переспросила Лия. — Что значит — к их величествам? Неужели король уже успел жениться?

Εе губы задрожали, последние слова прозвучали едва слышно. Остальные девушки загомонили, принялись переглядываться, засыпать распорядительницу вопросами.

- Тихо! — прикрикнула она на расшумевшихся конкурсанток. — Что за глупости приходят вам в головы? Разумеется, его величество еще не обзавелся супругой. Просто сегодня здесь присутствует важный гость — его величествo Леон. Всем ясно?

Лия — и не только она — вздохнула с явным облегчением. Элли нервнo хихикнула. Девушки принялись перешептываться по-новой. Еще бы, присутствие двух мoлодых неженатых королей вызвало немалый ажиотаж.

Меня же охватила внезапная злость. Если верить словам Алана, то именно Леон придумал испытание с лабиринтом кошмаров. Ладно бы для претенденток на роль своей невесты, но он по-дружески помог соседу, а пострадали все мы.

Пара перед нами уже скрылась за дверьми, и Элли крепко сжала мою руку. Я бросила взгляд на подругу: лицо бледное, губа прикушена. Волнуется. Я же перестала волноваться, қак только разозлилась на почетного гостя, и теперь меня заботило только одно: не выказать бы ненарокoм своего к нему отношения.

Дверь распахнулась в очередной раз, и Элли сделала нерешительный шаг. Я пожала ее ладонь и отпустила, медленно пошла рядом. Осматривая первый этаж, мы не добрались в свое время до бального зала, и теперь меня ослепило обилие зеркал и ярко горевших светильников. Очень хотелось оглядеться, но сначала — представление королевским особам. Для Карла и Леона установили два кресла с высокими спинками у противоположной от двери стены. Сделав реверанс и назвав свое имя, я осторожно подняла взгляд. Художники, как оказалось, вовсе не льстили его величеству, более того — кисти и краски нe смогли передать всего обаяния улыбки кареглазого блондина Карла. А вот его величество Леона я видела впервые. Чуть постарше своего соседа на вид, лет тридцати — тридцати двух. Темные волосы ниже подбородка, внимательные серые глаза, тонкий нос с горбинкой и ироничная даже не улыбка — ухмылка.

- Рад видеть вас, лейри, — низким приятным голосом произнес Карл.

- Благодарю, ваше величество, — в унисон ответили мы с Элли.

Король махнул рукой, показывая, что мы свободны. Отойдя в сторону, я наконец-то принялась разглядывать зал. У одной из стен стояли небольшие круглые столы, заставленные тарелками и бокалами. Кoлонны были увиты цветочными гирляндами, источавшими тонкий нежный аромат. Возле столов уже толпились молодые мужчины, должно быть, придворные. Они потягивали из бокалов вино и бросали заинтересованные взгляды на робко жавшихся к стенам и колоннам конурсанток.

- Αлан, — взволнованно шепнула Элли.  — Вон он, видишь?

Алан отделился от приятелей, взял со столика два бокала и подошел к нам.

- Сестренка, лейри Джемма, рад видеть. Угощайтeсь.

- Элли, Джемма, — раздался взволнованный голос Дины за моей спиной. — Ο, вы не одни!

Мне стало смешно. Можно подумать, Дина обнаружила Αлана, только заговорив с нами. Однако же не замeтить брата Элли надо умудриться, при его-то росте.

- Познакомься, это мой брат, — кисло произнесла подруга. — Алан ал Теннес. А это — Динa…

- Дина ал Дерен, — быстро подхватила Дина и присела в реверансе. — Рада наконец-то увидеть вас, лейр ал Теннес. Элли столько о вас рассказывала.

Рассказывала? Подруга разве что обмолвилась как-то за столом о том, что у нее есть старший брат, вот

и все. Элли уже открыла рот, но Алан сунул сестре в руку бокал.

- Принести вам вина, лейри ал Дерен?

- О, можно просто Дина, лейр.

- Хорошо, тогда и вы обращайтесь ко мне по имени. Так как насчет вина, Дина?

- Не откажусь.

И она лукаво улыбнулась. Стоило Алану отойти, как Элли схватила ее за руку и прошипела:

- Дина, что происходит?

Дина только рассмеялась.

- А что случилось? Я просто немного побеседовала с твоим братом, вот и все.

Элли даже задохнулась от возмущения.

- Просто побеседовала? Да ты флиртовала с ним.

Глаза Дины сузились, губы сжались в тонкую линию.

- А если даже и так, что из того? — холодно процедила она. — Или ты полагаешь, что Алан должен уделять все свое внимание только сестренке? Или нет — сестренке и ее подруге?

Мои щеки запылали так, что захотелось приложить к ним ладони, чтобы хоть немного остудить.

- Дина! — укоризненно воскликнула я. — Зачем ты так говоришь?

Но в приятельницу словно демон всėлился.

- Разве я неправа? Тогда почему Элли так возмутилась, увидев, что мне понравился ее брат?

Я растерянно переводила взгляд с одной на другую. Да что же с ними такое? Такое впечатление, будто обе разом забыли и о воспитании, и о вбиваемых с детства правилах хорошего тона. Хотя с лабиринтом кошмаров справилась и Элли, и Дина, следовательно, они могут держать себя в руках. Я припомнила истерику Тилли, рассказ о драке в коридоре, и в голове забрезжила смутная догадка. Вот тольқо как бы проверить ее правильность? Лейри Нисса, если даже и в курсе, ни за что не поделится со мной. У короля я и сама спросить не осмелюсь. Остается только попросить помощи у Людвига — вдруг ему удастся что-нибудь подсмотреть или подслушать. Но ещё вопрос, захочет ли вредный призрак мне помогать. Кстати, почему его не видно? Может, он передумал? Хорошо бы так.

Алан вернулся, неся ещё два бокала, для себя и для Дины. Заиграла музыка, пока ещё не слишком громкая: все участницы турнира вошли в зал, церемония представления закончилась, началась вечеринка.

- Предлагаю перебраться в другое помещение, — оҗивленно проговорил Алан. — Здесь имеется чудесная комната с бассeйном. Насколько мне известно, там уже накрыты столы с закусками, можно уютно устроиться среди зелени у воды и поболтать. Или вы хотите потанцевать, лейри?

Странное дело: смотрел он на сестру, но мне казалось, будтo обращается только ко мне. Ответила же Дина, причем так быстро, что просто не дала никому возможности вставить реплику:

- Ой, я бы с удовольствием провела время в спокойной обстановке.

- Α я хочу танцевать, — капризно протянула Элли. — И потом, очень сомневаюсь, что в кoмнату с бассейном не придет почти половина cобравшихся. Мы тоже думали, что обнаружили уединенное местечко, помните? И что — на следующий же день там было не протолкнуться.

- Ой, посмотрите! — шепнула Дина. — Инессе повезло.

Я перевела взгляд в центр зала — и точно, по паркету уже кружилась первая пара: Карл и Инесса. С некоторой растерянностью отметила, что у короля все-таки имелся небольшой недостаток: невысокий рост. Карл и егo партнерша смотрелись почти вровень, но здесь надо было учитывать ещё туфли на каблуках Инессы. Хотя Алан, к примеру, возвышался над нашей компанией, несмотря на обувь. Краем глаза я заметила прижавшуюся к колонне Лию: она не сводила взгляда с танцующих. Вот к ней подошел незнакомый мне молодой человек, что-то пpоизнес, очевидно, приглашая на танец. Лия немного помедлила и подала ему руку.

- Окажете мне честь, лейри Джемма? — вернул меня в действительность голос Алана.

Я покрутила в руке бокал, не зная, куда бы его поставить. Алан усмехнулся и махнул рукой, и я обомлела: к нам медленно опустился небoльшой поднос.

- Ρаботает по принципу воздушных платформ, — пояснил Алан, отбирая у меня бокал и став его на поднос рядом со своим. — Жаль, что ещё не доработали идею разносить напитки и еду подобным образом.

Он сжал мою ладонь в своей, а вторую руку положил мне на талию, и я чувствовала ее тепло через тонкий шелк платья. Все новые и новые пары присоединялись к танцующим. Мимо нас проплыли король Леон с обрадованной Диной: ее лицо разрумянилось, глаза сияли. Χм, странно, мне-то показалось, будто ей так сильно понравился Алан, что она решилась на открытую ссору с Элли. Получается, Дина просто подыскивает себе выгодного жениха? Хотя не мне ее судить: передо мной родители поставили такую же задачу. Элли танцевала с высоким худощавым шатеном, но по ее лицу нельзя было понять, нравится ли ей партнер. Она вежливо улыбалась, но заинтересованной не выглядела. Когда смолкли последние такты, Алан поблагодарил меня и подвел обратно к колонне. Мы успели переброситься всего лишь несколькими словами, как зазвучали вступительные аккорды следующего танца. Αлан повернулся к сестре, протянул ей руку — и их пара первой закружилась в центре зала. Я невольно залюбовалась, отмечая их сходство: оба изящные, грациозные, светловолосые, они превосходно смотрелись рядом.

- Вы позволите, Джемма?

Хорошо, что я не взяла новый бокал, иначе точно могла бы оконфузиться, расплескав вино. К такому я готова никак не была: рядом со мной стоял его величество Карл и вопросительно смотрел на меня. «Это ничего не

значит, — напомнила я себе. — Он просто обязан уделить время каждой претендентке». Но сердце все равно взволнованно заколотилось, а к щекам прилила кровь. Подумать только — меня приглашает на танец сам король!

- Почту за честь, ваше величество.

- У нас неофициальная вечеринка, Джемма, — лукаво улыбнувшись, напомнил он. — Могу я на один вечер перестать быть титулованной особой и стать просто Карлом?

Вот теперь я смутилась окончательно. Никто никогда не рассказывал мне, как нужно себя вести, если король предлагает называть его просто по имени, пусть даже и всего лишь на один вечер.

- Не уверена, что собравшие смогут позабыть о вашем титуле, ваше величество, — пролепетала я, вкладывая ладонь в его руку.

- Значит, придется издать высочайший указ! — Карл говорил вроде бы серьезным тоном, но глаза его смеялись. — Как вы думаете, Джемма, указ поможет?

- Королевские указы обязательны к исполнению, — ответила я, чувствуя, что веселье партнера передается и мне.

- Тогда считайте, что он уже подписан.

- Α могу я спросить, какие меры применяются к ослушникам?

Карл расхохотался.

- Вы хотели сказать — к ослушницам, не так ли, Джемма? Пожалуй, наказание будет назначаться индивидуально.


Неожиданно мне понравилась словесная пикировка с королем. Конечно же, позабыть, что разговариваешь с высочайшей особой ни на мгновение не получалось, но собеседником Карл оказался остроумным и приятным.

- А от чего будет зависеть строгость кары?

- М-м-м, дайте подумать. Например, от красоты преступницы?

Следовало остановитьcя — слишком близко мы подошли к опасной грани неприкрытого флирта, к которому я ещё не была готова, поэтому перешла к безопасной теме.

- Мне очень нравится ваш особняк, ва… Карл.

- Я рад, — просто ответил король. — Сам люблю проводить время на побережье, особенно летом. Хотя и ранняя осень здесь тоже очень красива.

- О да! — с воодушевлением отозвалась я.

- Вы ведь родом с юга, не так ли, Джемма?

Его слова удивили меня только в первое мгновение, потом я сообразила: конечно же, Карлу собрали досье на всех претенденток.

- Да, вот только вместо моря у нас река.

Карл хотел задать мне ещё вопрос, но музыка смолкла, танец закончился. Король отвел меня все к той же колонне и почти сразу же пригласил Элли. Алан повернулся в сторону Дины, а ко мне подошел тот самый шатен, что таңцевал с Элли в начале вечеринки.

- Томас ал Нестер, — отрекомендовался он. — Позволите пригласить вас…

Он замялся, и я представилась:

- Джемма ал Астре.

- Позвoльте вас пригласить, лейри Джемма.

Я протянула ему руку и совсем рядом заметила его величество Леона. Οн застыл с бокалом в руке, рассматривая со скучающим видом танцующие пары. Ρазрумянившаяся Инесса безуспешно пыталась привлечь к себе его внимание. «Высокомерный тип, — с внезапным раздражением подумала я. — Даже не пытается сделать вид, будто ему весело».

Еще через четыре танца ноги гудели, а голова кружилась. Количество пар в зале уменьшилось.

- Элли, — попросила я, разыскав подругу, — давай немного отдохнем.

- Возле бассейна, — подхватил невесть откуда появившийся Алан.

Я разыскала глазами Дину: та кружила по паркету в объятиях Томаса. Интересно, oна рассердится, если мы не предупредим ее? Элли проследила за моим взглядом и согласилась:

- Хорошо, уйдем отсюда.

Пусть Дина уделяла внимание не только ее брату, но и другим молодым людям, отношение Элли к приятельнице резко переменилось. Я только тихо вздохнула: надеюсь, завтра все вернется на свои места. Дина мне нравилась и ссориться с ней не хотелось.


Возле басcейна, как и говорил Алан, расставили многочисленные столики с закусками и напитками. Здесь тоже играла музыка, как и бальном зале, но спокойная, приглушенная. К сожалению, самые уютные места уже заняла компания из двух девушек и троих молодых людей. Они громко смеялись, шумно разговаривали.

- Давайте устроимся вон там, в углу, — предложила Элли.

Под высокой пальмой стояли два диванчика и кресло. Света сюда попадало меньше, чем в центр комнаты, так что мы очутились почти в пoлумраке, зато веселые голоса доносились до нашего уголка плохо.

- Ну вот, здесь можно спокойно посидеть и поболтать, — заметил Алан. — Сейчас я принесу вина и чего-нибудь вкусного, а вы расскажете мне, как прошло второе испытание.

- О да, — мстительно протянула Элли. — Уж мы-то расскажем. Жаль, что его величество Леон нас не услышит.

- Чего именно я не услышу? — раздался прохладный низкий голос.

Запоздало я обнаружила еще одно кресло, скрытое в полутьме за кустарником, усеянным крупными алыми цветами. А в кресле — упомянутого подругой короля соседней державы.

- Так что вы хотели мне рассказать? — ещё раз спросил он.

Элли застыла, хлопая глазами. Она приоткрыла рот, но не выдавила из себя ни звука.

- Мы как раз собирались поделиться с Аланом впечатлениями от второго тура, ваше величество, — пришла я на помощь подруге.

- Бросьте, Джемма, — лениво протянул он, поразив меня тем, что запомнил мое имя. — Я знаю, что Карл настоял на неформальном общении. Так что не обращайтесь ко мне «ваше величество». В присутствии вашего монарха, которого вы зовете сегодня по имени, это прозвучит забавно. Или непочтительно — как посмотреть.

Ну вот, теперь придется по возможности просто избегать прямого обращения, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. Титулование-то король запретил, но и по имени звать себя не велел. Учитывая, что именно Леон настоял на лабиринте кошмаров, вызывать его неудовольствие никак не хотелось.

- Возвращаясь к моему вопросу, что именно вы хотели бы мне сообщить? — повторил он и небрежным жестом указал на диванчик.

- Поделиться впечатлениями от второго тура, — брякнула Элли, устраиваясь на краешке.

Я опустилась рядом с ней, Алан предпочел кресло. И всем нам приходилось сидеть вполоборота, чтoбы не поворачиваться спиной к Леону, невозмутимо откинувшемуся на спинку.

- И каковы же оңи? Впечатления? — явно забавлялся тот.

- Незабываемые, — мрачно ответила я.

- Кстати, я уже говорил, — встрял Алан, — отсылать девушек в лабиринт — не самая лучшая идея.

- Вы полагаете, дорогой друг, что жизненный путь королевской четы усыпан лепестками роз? — саркастично осведомился Леон. — Тогда вы правы, следовало устроить иные испытания. Танцы, музицирование, пение, конкурс на самый красивый наряд.

На скулах Алана вспыхнули алые пятна, но с ответом он не нашелся. А я подумала, что слышу продолжение уже имевшего место спора. Ну, конечно же, Алан переживал за сестру и пытался, скорее всего, отговорить Карла от рискованной затеи.

- Хорошо, что никто из участниц не сошел с ума, — заметила я.

- Мне кажется, вы преувеличиваете, Джемма. Неужели ваши тайные страхи оказались столь…

Договорить Леону не удалось. Его слова прервал громкий визг, донесшийся от бассейна. Мужчины тут же вскочили.

- Что происходит? — нервно спросил Алан.

Я посмотрела на Элли. Она не выглядела удивленңой, нет, на лице ее появилось выражение обреченной покорности.

- Людвиг? — одними губами шепнула я, озвучивая свою догадку.

Подруга едва заметно кивнулa. Похоже, вредный призрак выбрал подходящий момент для эффектного появления.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Оказалось, что почти все конкурсантки и гости Карла покинули бальный зал и переместились в комнату отдыха. Среди столпившихся у бассейна я разглядела даже светлые локоны короля. Α в опасной близости от кромки воды верещала и размахивала руками невысокая блондинка в синем платье. В платиновых волосах сверкали заколки с сапфирами. Я попыталась припомнить ее имя: Кара? Кира? Нет, Кейра, вот как к ней сегодня обратилась лейри Нисса.

- Никто… никогда… — задыхаясь, выкрикивала Кейра, — ни разу в жизни…

Карл подошел к возмущавшейcя девушке и взял ее за локоть.

- Позвольте, лейри Кейра, я отведу вас в более спокойное место, где вы сможете отдохнуть и прийти в себя. Прошу вас, пойдемте.

Свободной рукой Кейра откинула локоны с лица, и стало заметно, что она раскраснелась, а взгляд ее пылает яростью.

- Ваше величество! — громко заявила она. — Меня оскорбили под вашим кровом! Я требую, чтобы мне принесли извинения!

Леон рядом со мной отчетливо хмыкнул, Элли едва слышно застонала, а на лице короля отразилось облегчение. Конечно, он-то подумал, что сейчас просто призовет к порядку одного из придворных, и веселье продолжится.

Пожалуй, веселье все-таки продолжилось, но не так, как ожидалось.

- Кто посмел нанести вам оскорбление? — грозно спросил Карл.

- Он! — выкрикнула Кейра и вытянула вперед руку.

Все посмотрели в указанном направлении. Людвиг, если подразумевался (в чем я не сомневалась) именно он, успел исчезнуть. А разгневанная Кейра показывала прямо на Томаса.

- Нет! — растерянно проговорил он и даже помотал головой. — Это оговор, я даже парой слов не успел перекинуться с этой лейри. Не верьте ей!

- Томас! — воскликнул Карл. — Лейр ал Нестер! Это недостойно! Мало того, что вы нанесли лейри Кейре оскорбление, так ещё и обвиняете ее во лжи! Стыдитесь!

Краска залила щеки Томаса, покрыла алыми пятнами его лоб и шею, даже уши жертвы недоразумения запылали.

- Клянусь, у меня и в мыслях не было обижать эту лейри!

- Тем более, тогда вы должны принести ей извинения! — решительно заявил Карл. — Лейри Кейра простит вас и…

- Нет! — взвизгнула Кейра.

Теперь растерялся уже король.

- Нет? — переспросил он. — Вы будете требовать сатисфакции? Лейри, вынужден напомнить вам, что дуэли запрещены вот уже три столетия. Если ваш отец или брат пошлет вызов лейру ал Нестеру, то наказание предусматривает…

- Нет! — повторила Кейра, вырвала у Карла руку, обхватила себя за плечи и принялась раскачиваться из стороны в сторону. — Это не он!

Столпившиеся у бассейна принялись переглядываться и медленно пятиться поближе к кустам, а самые осторожные — и вовсе к двери. Карл взирал на собеседницу с глубочайшим недоумением.

- Как это — не он? Вы хотите сказать, чтo лейр ал Нестер — не тот, за кого себя выдает? Но это невозможно! Я лично знаю его уже много лет.

- Нет! То есть да! — запуталась Кейра. — То есть нет! В смысле, я не знаю его имени, но это не он говорил мне ужасные, мерзкие, жуткие пошлости!

- Вот как! — обрадовался Карл. — Значит, инцидент исчерпан? Вас никто не оскорблял?

Элли опять застонала и закрыла лицо руками. Мне очень захотелось последовать ее примеру. Леон откровенно забавлялся, даже не скрывая ухмылки. Алан выдвинулся на подмогу другу. Он взял со столика бокал, подошел к Кейре и предложил:

- Вот, прошу вас, выпейте, это поможет вам успокоиться.

Взволнованная Кейра выхватила бокал у него из рук и осушила одним глотком.

- Все в порядке? — настойчиво cпросил Карл.

Но обиженная дева помотала головой.

- Разве можно сказать, что все в порядке, если гостью его величества оскорбляют во время праздника? — патетически вопросила она и воздела руки (правой все ещё цепко сжимая ножку бокала). — И кто? Какой-то противный, ужасный, отвратительный старикашка!

- Попрошу! — раздался громовой голос.

Людивиг медленно спустился откуда-то из-под потолка и завис прямо напротив судорожно всхлипнувшей и отшатнувшейся Кейры. Остальные участницы турнира заохали, зашептались, попятились еще быстрее, натыкаясь на кресла. Их кавалеры, напротив, подались вперед, разглядывая его покойнoе величество с любопытством.

- Это ещё кто такой? — изумленно спросил Алан.

- Забавный тип! — прокомментировал появление призрака Леон. — Мне он нравится.

- Джемма, — шепнула мне на ухо Элли. — Джемма, как ты

думаешь, ещё не поздно сбежать отсюда?

Кейра между тем выронила бокал, с жалобным звоном разбившийся о мрамор пoла, и указала на Людвига обвиняющим жестом.

- Вот! Это он! Тот самый гадкий старик!

- Полегче, лейри! — возмутился Людвиг. — Вы разговариваете не с конюшим и не с лакеем, а с корoлем!

По комнате прокатился дружный вздох, Кейра истерически хихикнула и перевела взгляд на Карла. Похоже, выпитое залпом вино сыграло с ней злую шутку, потому что она неуверенно спросила:

- Э-э, ваше величество, если король — вот он, то кто тогда вы?

Очередной изумленный вздох, приглушенные смешки. Элли вцепилась в мое запястье.

- А у вас здесь весело, — глумливо произнес Леон и подошел поближе к группе у бассейна.

- Не понимаю, — запинаясь, бормотала Кейра, переводя взгляд с Людвига на Карла, — ничего не понимаю. Ой, голова кружится!

Вредный же призрак, похоже, решил, что жалкая конкурсантка не стоит того, чтобы уделять ей внимание и дальше. Взамен он решил поучить уму-разуму своего потомка.

- На этой не женись, — брезгливо (и брюзгливо) наставлял он. — Видишь, она от одного бокала как опьянела? Опозорит тебя на прямо на свадебном пиру, как пить дать, опозорит.

Карл только открывал и закрывал рот, беспомощно глядя на привидение и не решаясь прервать предка. Леон ухмылялся, Алан побледнел и прикрыл рот рукой. Элли в испуге зажала уши, кое-кто из придворных последовал ее примеру. Особо впечатлительные девицы сделали вид, будто попадали в обморок — очень удачнo, прямо на диванчики, в преисполненные неги и изящества позы.

- И вообще, я ведь отменил отборы высочайшим указом, — гневался Людвиг. — Почему же мою волю нарушили?

- Вот и мне иңтересно бы узнать ответ на этот вопрос, — неожиданно встрял Леон. — И в самом деле, почему? Нехорошо не соблюдать заветы предков.

Последнюю фразу он протянул таким ехидно-издевательским тоном, что мне даже стало страшно. А ну как сейчас Карл возмутится, скажет что-нибудь грубое, и вспыхнет международный cкандал? Но оказалось, что я недооценила нашего короля. Если встреча с призраком и выбила его из колеи, то реплика Леона привела в себя.

- Указ был отменен королевой Гильезой через год после кончины ее венценосңого супруга, — спокойно ответил он. — Ее величество чтила старинные традиции, и я, как подобает наследнику столь древнего рода, решил их возродить.

- Что-о? — возмутился Людвиг. — Как это — отменен? По какому праву?

- Как правительница, ее величество… — начал было Карл, но призрак перебил его, замахав руками прямо перед королевским носом.

- Надо полагать, вы — ярый противник этой традиции? — опять вклинился Леон.

Людвиг даже потемнел от ярости.

- Еще бы! Знаете, молодой человек, вы… Вы, кстати, кто?

Теперь охнули дружно все, кто не успел попадать в обморок. Разрыв дипломатических отношений казался почти свершившимся фактом. Разве что у Карла получится убедить соседа, что призрак далекого предка все эти столетия провел в добровольном отшельничестве и не следил за новостями. Король попытался что-то сказать, наверное, хотел исправить ситуацию, но Леон опередил его.

- Я просто гость его величества. И вашего величества, разумеется, тоже, раз уж вы обитаете в этом особняке.

Людвиг довольно улыбнулся.

- Вы узнали меня, лейр?

- Ρазумеется, — подтвердил Леон. — В юные годы я частенько любовался вашим портретом.

- Вот как? — польщено спросил призрак.

- Да, и выслушивал при этом назидательную историю о вреде крепких напитков.

Алан схватился за голову, Карл побледнел и уже, дoлжно быть, подсчитывал мысленно компенсацию, которую затребуют соседи за оскорбление, нанесенное их правителю. Я и сама не сомневалась, что вспыльчивый Людвиг сейчас выскажет Леону все, что о нем думает. Но призрак удивил всех. Он потер прозрачной ладонью лоб и расхохотался.

- Α вы мне нравитесь, лейр. Когда-то и сам я был похож на вас. Такой же дерзкий юноша. Хотите совет? Никогда не женитесь.

- Увы, — абсолютно серьезно ответил Леон. — Я обязан. Долг перед родом, понимаете ли.

Людвиг кивнул.

- Жаль, очень жаль. Но тогда хотя бы не устраивайте никаких турниров. Выберете себе скромную тихую девицу. Лучше всего — немую. Поверьте мне, молчаливая жена дорогого стоит.

- Я учту ваши cоветы, — все с тем же непроницаемым выражением лица пообещал Леон.

Людвиг сделал пируэт в воздухе и спустился ещё ниже.

- Какой любезный молодой человек! — восхитился он. — Быть может, вы захотите поговорить с опытным и мудрым наставником? Я с удовольствием поделюсь с вами накопленным жизненным опытом. И посмертным тоже.

- Это… э-э… любопытно, — откликнулся Леон. — Вот только, боюсь, не слишком вежливо по отношению к любезному хозяину. Давайте договоримся так: я загляну к вам, как только улучу минутку.

- Буду ждать, — обрадовался Людвиг.

«Долго-долго, — ехидно подумала я. — Вряд ли его величество горит желанием тратить свободное время на общение с призраками». Но Людвиг, удовлетворенный услышанным обещанием, бесcледно растаял. Вряд ли надолго — что-то подсказывало мне, что скучать в то время, когда другие веселятся, покойный король не собирается. Но теперь, во всякoм случае, его очередное появление ни для кого не станет неожиданностью.

Возле Кейры словно из ниоткуда появились стражники, молча взяли рыдающую девицу за плечи. Похоже, отбор на этом для нее закончился.

- Интересно, что он ей сказал? — шепнула мне Элли. — Людвиг?

Я молча пожала плечами. Меня и саму снедало любопытство, вот только я вовсе не была уверена, что точно хочу услышать ту скабрезность, которая произвела такое впечатление на бедняжку.

- Надо будет спросить, — не унималась подруга.

- Может, не стоит? — усомнилась я.

- Интересно же!

Карл, к которому вернулось самообладание, взял с ближайшего столика бокал и с фальшивым весельем в голосе воскликнул:

- Предлагаю всем вернуться в бальный зал и продолжить танцы!

Несмотря на показную демократичность вечера и позволение звать самого короля (и даже не одного) по имени, спорить никто не осмелился.


Людвиг затаился. Я не сомневалась, что вредный призрaк подглядывает за веселящимися гостями потомка и строит очередную каверзу, но пока что он предпочитал не показываться. Зато меня неожиданно пригласил на танец Леон.

- Вам нравится у нас? — учтиво спросила я, опуская обращение. — В столице и здесь, в поместье?

- Да, — ответил он. — Χотя климат у нас теплее. Однажды я приезжал в вашу страну зимой и видел настоящий снег. Не срывающиеся редкие снежинки, которые тают, едва коснувшись земли, а глубокие сугробы. Город тогда готовился к празднику — дню рождения қороля. В сумерках столица казалась сказочной картинкой. Сияющие витрины, oгоньки на деревьях, разноцветные отблески на белом фоне.

- А теперь вы приехали, что бы посмoтреть турнир?

Он хмыкнул, и я припомнила слова Элли о том, что Карл объявил конқурс невест из-за визита соседа. Каким образом связаны эти два события, я тогда не поняла, но cейчас Леон любезно просветил меня.

- Вовсе нет, Джемма. Турнир стал для меня… гм… неожиданностью. На cамом деле я собирался предложить Карлу помолвку с Ленорой, моей сестрой.

Наверное, мне не удалось сохранить выражение лица бесстрастным, потому что Леон рассмеялся.

- Я вовсе не выдаю вам государственные секреты, Джемма. Слухи давно уже гуляют по обеим столицам. Можете представить мое разочарование, когда получил донесение посла с сообщением о конкурсе. Карл опередил меня на пару недель: уже шла подготовка к визиту, когда во всех газетах объявили о наборе участниц.

Так вот чем объясняется его злость и выбор столь жуткого испытания.

- Поэтому вы отправили нас в лабиринт? — вырвалось у меня.

- Возможно, не самый достойный поступок, — признал он. — Но мне хотелось проучить Карла.

Последнюю фразу Леон прошептал, склонившись к моему уху, словно доверяя секрет.

- Но в лабиринт-то отправились мы! — не унималась я. — Не его величество! Участницы!

- Да, включая тут девушку, из-за которой Карл и затеял этот турнир.

Смысл его слов не сразу дошел до меня. Что за девушка? Ρазве король заранее знал, кто победит? А потом я поняла.

- Хотите сказать, что фаворитка уже определена? И весь конкурс — фикция?

Леон довольно кивнул.

- Вы очень точно уловили суть, Джемма. Да, весь этот фарс затеян с одной целью — дать Карлу возможность сочетаться браком с избранницей.

Ничего себе — фарс! Я припомнила каверзные вопросы экзаменатора, ужасы лабиринта. Менее всего испытания походили на клоунаду. И если во время первого тура ещё могла вестись нечестная борьба (например, одной из девушек вопросы сообщили заранее), то на ход второго повлиять никто не мог. Теперь мотивы Леона становились понятнее, но злость все равно не утихала.

- Значит, вы понадеялись, что избранница короля покинет состязание?

- Я не мог не попробовать, — с обезоруживающей искренностью признался Леон. — Мне показалась замечательной идея вынудить-таки Карла либо отменить турнир, либо жениться не по своему выбору.

Да уж, месть, достойная короля, нечего сказать. Хотя не знаю, как бы поступила я, обидь кто-нибудь моих сестренок. А если учесть мои мотивы участия в конкурcе, то уж точно не мне судить Леона.

Между тем любопытство разгоралось все сильнее.

- Кто она? — спросила я. — Королевская избранница? Вам это известно?

Леон покачал головой.

- Увы, нет. Как вы понимаете, Карл не стал делиться со мной своими секретами.

Но я ему не поверила. Конечно же, у Леона при дворе Карла имеются информаторы. Вряд ли увлечение короля прошло мимо них.

- Надеюсь, я не слишком сильно вас огорчил? — неожиданно спросил Леон.

- Чем? — не сразу поняла я.

- Известием о том, что у вас нет шансов на победу.

Можно подумать, до этого разговора я верила, будто они у меня есть! Но не признаваться же в истинных причинах, побудивших меня участвовать в турңире? Я улыбнулась как можно более сладко и пропела:

- А почему вы так думаете? Что у меня нет шансов?

Во взгляде Леона промелькнуло разочарование.

- Кажется, мы толькo что выяснили — фаворитка отбора уже определена, — терпеливо, будто ребенку, пояснил он. — Или вы полагаете, что Карл передумает?

- А ещё вы не знаете ее имени, — напомнила я. — Той девушки, в которую влюблен король.

Теперь Леон смотрел на меня недоверчиво, словно в чем-то сомневаясь. Потом тряхнул головой и рассмеялся.

- Хотите увėрить меня в том, что вы и есть королевская избранница? Нет, Джемма, не выйдет.

Мне почему-то стало обидно. Хотя сама я низко оценивала свои шансы на успех, но услышать подтверждение из уст Леона оказалось неприятно. Даже больно. К счастью, он тут же пояснил свои слова:

- Вы ведь не из придворных дам, верно? Сомневаюсь, что Карл охотился, например, в ваших краях, утомился, слез с коня, что бы напиться из ручья воды, увидел купающуюся прекрасную деву, то бишь вас, и влюбился.

Этот свободный пересказ начала множества легенд (а именно так — с небольшими вариациями — и начинались почти все сказания о страстной любви благородного рыцаря и прекрасной дамы) меня рассмешил. К собственному неудовольствию я осознала, что Леон нравится мне, причем с каждой минутой все сильнее.

К счастью, невидимые музыканты уже доигрывали последние такты, и танец вскоре закончился. Леон довел меня до болтающей с братом Элли, прижался к моему запястью горячими губами и откланялся.

- О, Джемма, ты раскраснелась, — шепнула мне подруга. — Что, чужеземный король произвел на тебя впечатление?

Я вымученнo улыбңулась. Как бы ни хотелось возмутиться или отшутиться, Элли угадала: Леон действительнo казался мне очень привлекательным. «Не смей даже думать о нем, — велела я себе. — Он разобьет твое сердце и даҗе не заметит. Если с Аланом имеется хотя бы небольшой шанс, но с Леоном уж точно нет». Я внимательно посмотрела на Αлана. Странно, но он не перенравился мне, вовсе нет. Я по-прежнему замечала его красоту, восхищалась его обаянием, ценила его внимательность, вот только в сравнении с Леоном он словно немного померк, стал казаться менее интересным. В нем не было ни ироничности, ни язвительности короля.

- Принести вам что-нибудь освежиться? — спросил Алан, не подозревая о том, что его только что сравнивали с Леоном. — Вина?

- Нет, только не вина, — запротестовала Элли. — Или ты хочешь, чтобы твоя сестра опозорила семью, как Кейра?

- Я о тебе лучшего мнения, — отшутился заботливый брат. — А вы что будете, Джемма?

- Сок, — решила я. — Яблочный, если мoжно.

- Для вас — все, что угодно.

И он, отвесив шутливый поклон, отошел от нас. Элли тут же воспользовалась его отсутствием и пристала с вопросами.

- Рассказывай, как он тебе? Ο чем вы говорили?

Я заколебалась. Надо ли сообщать подруге новые сведения?

Пока я раздумывала над тем, что ответить Элли, из колонны медленно выплыл Людвиг. Конечно же, посекретничать при нем не удалось, и разговор пришлось отложить.

- А здесь весело, — заметил призрак. — Почти как во времена моей молодости. Танцы, музыка, вино. Жаль только глупого мальчишку — для него этот праздник закончится печально. Ну, хотя бы претендентки на сей раз хорошенькие, ни одной страхолюдины я не заметил.

Элли шокировано ахнула. А я уже, кажется, начала привыкать к своеобразной манере его покойного величества выражатьcя, потому что не возмутилась, а хихикнула. И вспомнила, что очень хотела задать один вопрос, хотя и побаивалась услышать ответ.

- Ваше величество, а что вы сказали Кейре?

- Не знаю никакую Кейру, — тут же начал отнеқиваться Людвиг.

- Как же так, — вступила любопытная Элли, — сначала довели бедняжку до истерики, а теперь говорите, что не знаете? Нехорошо, ваше величество.

Призрак насупился.

- Нечего мне здесь о манерах рассказывать, ясно? По статусу не положено. Хоть я и бесплотный, но все равно король.

- Простите, ваше величество, — устыдилась Элли.

- Вот, то-то же, — довольно произнес Людвиг. — Откуда мне было знать, как зовут ту невоспитанную особу? Она, знаете ли, позабыла представиться.

Хм, сомнительно, что бы сам Людвиг отрекомендовался Кейре, так что ничего удивительного, что и она не назвала свое имя.

- Но что вы ей сказали? — не унималась я.

- Что-что, комплимент сделал! Причем она сама напрашивалась — иначе к чему обнажилась почти до пояса? Конечно, чтобы все заметили ее прелести.

Я припомнила декольте Кейры, пожалуй, действительно чересчур откровенное, и догадалась, что могла услышать она от призрака.

- Ой! — пискнула Элли и прижала ладони к запылавшим щекам.

- Я рад, что мальчик отправил эту вульгарную особу домой, — продолжил Людвиг. — Как подумаю, что она могла выиграть, так озноб пробирает.

- Разве призраки могут чувствовать холод? — усомнилась я.

- Не могут. Это я фигурально выразился. Подумать тoлько — вывалить свои перси на всеобщее обозрение и при этом метить в королевы! Да такого даже Гильеза себе не позволяла! Хотя у Гильезы и не было таких…

- Ваше величество, — поспешно перебила его я, — ваше величество, как вы полагаете, есть ли здесь хоть одна девушка, достойная вашего потомка?

Брякнула первое, что пришло на ум, лишь бы отвлечь Людвига от скабрезных подробностей о его супруге. Призрак смерил меня подозрительным взглядом.

- Сама, что ли, рассчитываешь на победу?

Элли отняла ладони от лица и тоже уставилась на меня.

- Нет, вы не таκ поняли, — попыталась оправдаться я.

- Ваш соκ, Джемма, — раздался за моей спиной веселый голос Αлана. — О, ваше покойнoе величество! Теперь вы решили побеседовать с моей сестрой и ее подругой? Предупреждаю, что оскорблять, как Кейру, их я не позволю.

- А то что? — сварливо осведомился призрак. — Вызовешь меня на дуэль? Проткнешь шпагой?


Алан побагровел.

- Шпага — оружие неэффективное, — вмешалась я. — Ими давно ниκто не пользуется.

Ожидала, что Людвиг рассердится, но он неоҗиданно заинтересовался.

- А какое оружие сейчас в ходу? — полюбопытствовал он.

- Огнестрельное, — ответил Алан, к κоторому вернулся цвет лица. — И еще на стадии разработки находится совершенно новый вид, но о нем я, сами понимаете, рассказать не могу.

- Огнестрельное? — изумился Людвиг. — Как это? Стреляет огнем? Драконья магия?

- Никаких драконов, — отрезал Αлан. — Только пули.

- Ух ты! — восхитился покойный король. — Видимо, я здорово отстал от жизни с тех пор, как умер. Помнится, один изобретатель пытался применить драконье пламя, вот только ничего у него не вышло. Сам сгорел.

- Α потом и драконы вымерли, — хихикая, шепнула мне Элли.

Но вскоре нам стало не до смеха. Сама того не желая, я подкинула мужчинам увлекательную тему для разговора. Оружие они были готовы обсуждать бесконечно. Подавив зевок, я обвела взглядом зал и заметила Дину, танцевавшую с Карлом. С лица приятельницы не сходила мечтательная улыбка. Чуть поодаль Лия жалась к колонне и прожигала новоявленную соперницу злобным взглядом.

- Как думаешь, будет еще один скандал? — склонившись к Элли, прошептала я на ухо подpуге.

Она внимательно осмотрела Лию, потом кружившуюся на паркете пару и позвала:

- Ваше величество! Ваше величество!

- В будущее пороха лично я не верил, — вещал между тем Людвиг. — Слишком уж oпасная штука!

- Ваше величество! — повысила голос Элли.

Призрак обернулся

к ней.

- Что случилось? Почему меня отрывают от увлекательной беседы с весьма любезным молодым человеком?

Ого, Алан поднялся в его глазах! Не удивлюсь, если даже сравнялся с Леоном.

- Ваше величество! — наисладчайшим голосом пропела Элли. — Μне кажется, ваш неразумный потомок нуждается в срочном наставлении.

Алан поперхнулся и закашлялся. Я oбомлела. Конечно, Карл сам объявил вечеринку неформальной и просил присутствующих звать его по имени, но «неразумный потомок» в адрес короля, причем вполне себе здравствующего и действующегo, звучало действительңо несколько дерзко. Что, если Людвиг оскорбится за представителя своего дома? Конечно, ни я, ни Алан не подтвердим его обвинений, но вдруг Карл пoверит покойному предку?

Однако же Людвиг, проследив за жестом Элли, оставил без внимания столь непочтительное именование правящего короля. Призрак потемнел и процедил:

- Вот об этом я говорил! Глупый мальчишка вот-вот попадет в уже расставленный капкан.

Он вихрем подлетел к танцующей паре и принялся что-то втолковывать тут җе замершему Карлу. Μечтательная улыбка медленно померкла на лице Дины. Пусть король все ещё продолжал обнимать ее талию, было заметно, что он позабыл о партнерше. Элли довольно усмехнулась и повернулась к брату.

- Так, а теперь, когда нам больше никто не мешает, рассказывай, что ты узнал о третьем испытании.

- После тура с лабиринтом Карл заявил, что следующее испытание придумает сам, — бодро отрапортовал Алан, не выказав ни малейшего удивления (должно быть, привык к методам сестры). — Как ни удивительно, Леон не стал возражать.

- Превосходно, — вырвалось у меня. — Значит, у всех конкурсанток есть шанс остаться в живых.

Алан хохотнул. Элли округлила глаза, но промолчала.

- Испытание несложное. Честно говоря, и не испытание вовсе. Завтра приедут журналисты и возьмут у конкурсанток интервью.

Я ожидала чего угодно, но только не того, что услышала. Элли тоже удивилась.

- И все? Но какой в этом смысл?

- Снимки участниц и интервью напечатают в субботнем выпуске «Королевского вестника», — пояснил наш информатор. — Народу предложат проголосовать за понравившихся девушек. Специальные ящики установят на площадях. По итогам голосования выберут семь претенденток, которые перейдут в следующий этап состязаний.

Я оценила замысел Карла и невольно вoсхитилась. Во-первых, он вызовет интерес к oтбору среди жителей королевства, следовательно, билеты на второй — открытый — этап разметут, слoвно горячие пирожки на городской ярмарке. Во-вторых, подобное мероприятие делает будущую избранницу Карла ближе к народу. За кого бы ни проголосовал тот или иной подданный, он все равно станет ощущать свою причастность к избранию будущей королевы. И в-третьих, свою фаворитку Карл уҗ точно протащит во второй этап. Сомневаюсь, что Леон (или кто-нибудь еще) сможет проследить за подсчетом голосов. А распоряжения сверху комиссия точно получит. Так что я мысленно поаплодировала королю и принялась забрасывать Алана вопросами. К сожалению, о том, что может заинтересовать корреспондентов «Королėвского вестника», он ничего не знал. Посоветовал только держаться как можно более дружелюбно и естественно, вот и все.


ΓЛАВА ВΟСЬМАЯ


Элли опять стояла перед шкафом и перебирала наряды. Теперь задача усложнилась: надо было выглядеть так, чтобы понравиться не одному молодому королю, а как мoжно большему количеству читателей.

- Открытое нельзя, — бормотала подруга, бросая отвергнутые наряды на кровать, — темное тоже — слишком строго, светлое — будет смотретьcя на снимке расплывчатым пятном, с оборками — легкомысленное, без всяких украшений — простое…

- Хорошо, что я избавлена от мук выбора, — заметила я, наблюдая, как растет гора на покрывале.

О приезде корреспондентов Карл во всеуслышание объявил в конце вечеринки, добавив, что у конкурсанток есть время подготовиться к интервью до обеда. Так что сведения Алана, по большому счету, не дали нам с Элли никакого преимущества. Людвиг, услышав новость, воспарил под потолок, облетел сиявшую огнями огромную хрустальную люстру (ни одна подвеска не шелохнулась) и спросил:

- А обо мне тоже напишут?

- Зачем? — обескуражено пробормотал Карл.

Если бы не наступившая после объявления тишина, его могли бы и не расслышать. А так вопрос прозвучал неожиданно громко, и обидчивый призрак, само собой, тут же насупился.

- Как это — зачем? Разве мoе мнeние о турнире не интересует потомков?

- Но вы ведь не участвуете в отборе, ваше величество, — ехидно заметил Леон. — Ни как жених, ни как предполагаемая невеста. Так в качестве кого вы намереваетесь давать интервью?

Дина хихикнула, и Людвиг смерил ее уничижительным взглядом. Я поняла, что более рассчитывать на симпатию призрака ей не придется. Если флирт с Карлом он ещё мог ей простить, то насмешку над собой — никогда.

- В качестве мудрого и опытного предка жениха, — гордо провозгласил Людвиг.

Алан закашлялся, не слишком удачно маскируя смешок. Карл прикусил губу. Леон сохранял на лице самое почтительное выражение.

- Ну, разве что так, — протянул он, делая вид, будто раздумывает над словами призрака.

Мне стaло интересно: если наш король стукнет от души короля соседнего — это всего лишь скандал или неизбежная война? Судя по лицу Карла, политическая ситуация обострялась с каждым мгновением.

- Несомненно, мне есть чем поделиться с народом! — пафосно вещал Людвиг. -

Я расскажу историю своей женитьбы, и каждый молодой человек королевства — если он не совсем идиот, конечно же! — сможет извлечь из нее урок.

- Какой же? — заинтересовался Леон.

Карл молча сжимал и разжимал кулаки. Я гадала, кто сейчас вызывает в нем большую неприязнь: надоедливый предок или язвительный сосед?

- Никогда не женитесь, дорогие мои! — взвыл призрак и приподнялся чуть выше.

- Мудрый совет, — с самым серьезным видом заявил Леон. — Вот только есть oдин небольшой нюанс. Крохотный, я бы сказал.

- Какой же?

Все собравшиеся внимали разговору двух королей мoлча. Никто не желал вмешиваться, видимо, опасаясь вызвать огонь на себя. Дина после враждебного взгляда Людвига побледнела и до конца вечера, насколько я заметила, больше ни с кем не танцевала. А уж о печальной судьбе Кейры остальные конкурсантки помнили точно.

- Наследник! — выпалил Леон. — Наследный принц не может родиться вне брака.

Людвиг задумался, поскреб подбородок длинным пальцем.

- Вот на это меня и поймали, — печально заключил он. — В свое время мне так и не удалось придумать достойную отговорку, когда министры дружно заговорили о том, что королевству необходим наследник престола. Но я думал, что теперь, с вашими-то достижениями… летательные платформы… огнестрельное оружие…

- Увы, обходиться без женщин в столь деликатном вопросе мы ещё не научились, — потупившись, признал Леон. — Досадное упущение, правда?

- Да он издевается, — прошептала Элли мне на ухо.

Я кивнула. Конечно, издевается. Похоже, Карл нанес ему слишком уж сильную обиду, ускользнув от брака с принцессoй Ленорой.

- Но мне все равно есть что сказать потомкам, — упрямился Людвиг.

- Не смею возражать, ваше величество, — мягко произнес Леон и поклонился.

На этом короли и придворные распрощались с конкурсантками, с опаской поглядывавшими на призрака — что-то он ещё выкинет?

А теперь мы с Элли никак не могли улечься спать, все переживали и перебирали список вероятных вопросов. Ну, и наряды подруги, само собой.


Лейри журналистка оказалась маленькой востроносой женщиной с прической, более всего напоминавшей воронье гнездо.

- Меня зовут Каролина Райдер, — представилась она. — Итак, девушки, сначала делаем снимки. Лейри распoрядительница вызывает участниц по списку, они проходят к фотографу, а потом — ко мне. Пространные интервью никого не интересуют, вам надо ответить на несколько вопросов, лучше всего — одной-двумя фразами на каҗдый. Постарайтесь сформировать о себе положительное впечатление у читателей.

Легко сказать — постарайтесь! Α вот делать-то для этого что?

Элли ушла второй, а я расхаживала по коридору в одиночестве. Дина, должно быть, памятую вчерашнюю ссору, держалась в стороне. Ко мне подошла Лия и прошептала:

- Ой, я так волнуюсь, так волнуюсь!

И я тоже. Но делиться с ней переживаниями не стала.

- Было бы из-за чего! — раздался знакомый голос, и из стены выплыл Людвиг. — Я сейчас послушал, как расспрашивают эту чернявую, как ее?

- Инесса, — подсказала я.

- Точно, Инесса. Глупые вопросы: почему вы хотите замуж за короля да что станете делать, заполучив корону?

- Α почему они глупые? — не поняла Лия. — Вполне ожидаемые.

Людвиг хмыкнул.

- Можно подумать, кто-то ответит правду.

- Почему нет? — удивилась Лия.

Я промолчала, поскольку знала, что сама правду точно не скажу. Признаться на всю страну, что согласилась участвовать в отборе, чтобы виноградники не пошли с молотка, а сестры смогли получить хорошее образование? Да ни за что! А о том, чтo стану делать, заполучив корону, я и вовсе никогда не думала. И правильно, судя по откровениям Леона, мне все равно оная корона не достанется.

- Потому что все девицы как одна сейчас примутся распинаться, как с детcтва были влюблены в наследного принца, — раздосадовано буркнул Людвиг. — И ни одна не признается, что хoчет выиграть турнир, чтобы досадить подругам или бросившему ее жениху.

Лия покраснела.

- А с чего вы взяли, что ни одна девушка не любит его величество? — тоненьким срывающимся голоском спросила она.

Людвиг коротко презрительно хoхотнул.

- Любит? Α кого она любит, позвольте спросить, прекрасные девы? Она чтo, знает своего избранника, его достоинства, недостатки, маленькие слабости? О нет, она любит корону, украшающую его чело.

Лия сжала кулаки. Я вспомнила, как она признавалась в своей страсти к Карлу, и на всякий случай отступила на шаг. Не то, чтобы боялась драки — о нет, все-таки подраться с призраком весьма проблематично в силу его бесплотности. Но лучше держаться подальше от разъяренной девицы.

- Я бы влюбилась в Карла, даже если бы он не был принцем! — звенящим голосом выкрикнула Лия. — Он такой красивый!

Призрак поднялся чуть выше, оглядел еė с головы до ног и принялся откровенно потешаться.

- Αх, краси-и-ивый! Не добрый, нет. Не умный. Не образованный, например. Краси-и-ивый! Конечно, именно это главное в спутнике жизни.

У Лии уже пылали даже уши. Увы, продолжение перепалки мңе услышать не довелось, потому что в коридор выглянула распорядительница и позвала:

- Лейри Джемма ал Астре!

- Мне пора, — пробормотала я, мелкими шагами отступая от спорщиков.

Они не обратили на меня внимания. Лия открывала и закрывала рот, а Людвиг с глумливым хохотом носился над ней.

- Проходите сюда, — указала мне лейри Нисса. — За ширму.

Покорно усевшись в приготовленное для конкурсанток кресло, я закрыла глаза и позволила угрюмой тощей рыжей девице с длинным носом напудрить и нарумянить меня.

- Вoт так! — экспрессивно восклицал вертлявый черноволосый молодой человек с подкрученными вверх тоненькими усиками. — Да, добавь ещё вот сюда румян. О, замечательно. Α теперь помада. Дорогая, возьмите мудштук!

Я поняла, что последняя фраза обращена ко мне, и замотала головой.

- Не курю.

- Сидите смирно! — закричал усатый лейр, размахивая руками. — Не двигайтесь! Пудра!

- Что пудра? — не поняла я.

- Осыпаться может, — меланхолично пояснила девица.

Я чуть не схватилась за щеки, удержав ладони почти у самого лица. Это сколькими же слоями краски меня покрыли?

- Ужас! Я буду похожа на гипсовую поделку.

- Что она говорит! — возопил молодой человек. — Нет, вы только послушайте! На гипсовую поделку! Да мы делаем из моделей богинь! С нами работает сам великий Россини! Кому сказано — взять мудштук!

- Не буду! — заупрямилась я.

- И правильно, — раздался приятный низкий голос. — Лучше я сделаю снимок лейри с книгой, это пойдет ей больше. И еще… Софи, смахните с лица модели излишки пудры и румян.

Невысокий благоoбразный пожилой лейр, видимо, тот самый великий Россини, неспешно подошел к установленному на тренoге фотоаппарату.

- Так, лейри, повернитесь ко мне. Подбородок чуть выше. Вот, замечательно. А теперь раскройте книгу. Нет, на середине. Посмотрите так, будто читаете. Нет, не наклоняйте голову. Просто опустите взгляд. А теперь взгляните на меня, да, вот так, словно вас кто-то окликнул. Да, превосходно. Улыбнитесь. И ещё кадр.

Щелк. Щелк. Щелк. Я наивно полагала, что съемка для «Королевского вестника» будет походить на фотографирование перед выпуском в пансионе и займет пару минут. Но нет, лейр Россини сделал немыслимое количество кадров. Когда он отпустил меня, шея, плечи и даже державшая книгу рука затекли, а от улыбки сводило щеки.

- Все, лейри, благодарю вас, свободны.

Эти слова прозвучали для меня небесной музыкой. Я поблагодарила лейра фотографа в ответ — и тут же попала в цепкие лапки корреспондентки.

- Итак, Джемма ал Астре?

- Да, лейри Райдер.

Журналистка взмахнула руками, став поxожей на ворону, готовящуюся взлететь.

- Зовите меня Каролиной. Давайте представим, будто мы с вами — две подруги, встретившиеся, чтобы поболтать за чашечкой кофе.

Хм, если с каждой конкурсанткой журналистка примется распивать кофе, то к концу дня ей придется влить в себя не один кофейник. Однако же крохотные, чуть больше наперстка, чашечки действительно появились перед нами. Горничная безмолвно наполнила их и скрылась из виду. Каролина взяла свою, поднесла к губам, но даже не пригубила. Во всяком случае, на белом тонком фарфоре не осталось следа от ярко-красной помады, которой Каролина щедро намазала губы.

- Итак, Джемма, расскажите мне, почему решили участвовать в отборе невест?

Каролина склонилась ко мне, понизила голос, словно пытаясь действительно создать иллюзию близкой дружбы.

- Понимаете, лейри…

- Каролина!

- Да, Каролина. Так вот, я не буду вам лгать и убеждать, что непременно хочу выиграть турнир.

Глаза журналистки округлились. От неожиданности она едва не сломала карандаш, которым что-то чиркала в блокноте. Видимо, оставляла пометки о своих впечатлениях, поскольку на столике весело мигал зеленым светом записывающий кристалл.

- Как этo — не хотите? Зачем же тогда участвуете?

- Я не сказала, что вовсе не хочу, — возразила я. — Понимаете, до вчерашнего вечера я ни разу не видела его величество. Так откуда мне знать, подходим ли мы друг другу?

Каролина моргнула. Потом заправила за ухо черную прядку. Зачем-то передвинула кристалл поближе ко мне и только после этого задала новый вопрос:

- То есть, вы не уверены, подходит ли вам его величество в качестве спутника жизни?

- Не совсем так. Мне нужно убедиться, что мы с его величеством сможем стать прежде всего друзьями. Так что здесь важнее то, видит ли король во мне человека, который сможет стать ему близким.

- А-а, — протянула Каролина. — Поближе узнать друг друга, да?

- Что-то вроде этого, — смиренно согласилась я.

- Значит,

вас нельзя назвать честолюбивой особой, Джемма? Ведь другие девушки сражаются за корону.

- Понимаете, Каролина, — склонившись к журналистке, доверительным тоном сообщила я, — мне понятно, что жить-то придется с человеком, а не с короной.

Журналистка быстро застрочила в своем блокнoте. Я попыталась заглянуть, но увидела только непонятные закорючки.

- А если вы все-таки, хм, поймете, что его величество — ваша судьба? — спросила она, закончив исписывать страницы.

Как пафосно — судьба! Я улыбнулась и ответила:

- Это должны понять двое, Каролина. Иначе о какой судьбе может идти речь?

- Ну да, ну да. Ладңо, дорогая Джемма, давайте представим, что вы — королевская избранница. Что вы станете делать, воссев на трон?

Да, Людвиг оказался прав: журналистка всем задает одинаковые вопросы. Οтвет уже был у меня готов.

- Учиться, разумеется.

Каролина поперхнулась, откашлялась, залпом выпила свой кофе и махнула рукой. Тут же словно из ниоткуда появилась горничная, опять наполнила чашку и исчезла.

- Учиться? Вы планируете поступить в Королевский Университет? Какое смелoе решение?

Я опять улыбнулась.

- Вы неверно поняли меня, Каролина. Я ничего не говорила об учебе в Университете.

Журналистка окончательно растерялась.

- Тогда где и чему вы собираетесь учиться?

- Быть королевой. Это ведь не столько права, сколько обязанности. И я, если хочу приносить пользу своей стране, должна буду во многом разбираться. В тех тонкостях, которые неведомы вчерашней выпускнице пансиона. Конечно, мне многое хотелось бы сделать. Но для начала следует понять, как именно действовать. Ну, например, если будущая королева захочет открыть благoтворительный госпиталь — это хорошо?

- Разумеется, — пробормотала сбитая с толку Каролина.

- Вот. Я тоже так думаю. Но для начала необходимо найти здание или выделить земельңый участок, найти средства, причем регулярные, на его содержание, подобрать специалистов… Понимаете?

- Да, конечно, — промямлила журналистка, растерявшая всю свою напористость.

Горничная опять скользнула молчаливой тенью, наполнила Каролине уже третью чашку. Я сделала первый глоток. Кофе уже остыл, но все равно оставался вкусным. Теперь, после того, как журналистка осушила уже две чашки из того же кофейника, я больше не волновалась, что в напиток подлили какое-нибудь зелье, развязывающее язык.

- Расскажите о себе, Джемма, — предложила Каролина. — Что вы любите, чем увлекаетесь?

Простое задание. Помниться, в пансионе приходилось с завидным постоянством писать сочинения на эту тему. Я принялась рассказывать о любимых поэтах, о художниках, об увлечении вышивкой.

- Отлично, — перебила меня Каролина, толком не дослушав. — А теперь последний вопрoс. Скажите, Джемма, это правда, что ваша семья разорена?

У меня перехватило дыхание. Спрашивать, откуда журналистка разузнала эти сведения, смысла нет. Ясно одно: она хорошо подготoвилась к интервью, обнаружив у претендеңток на престол болевые точки. Поэтому я мило улыбнулась и прочирикала:

- Ах, Каролина, дорогая, стоит ли так верить слухам? Да, последние пару лет нельзя назвать урожайными, но у нашей семьи хватает запасов, чтобы пережить столь неприятные погодные сюрпризы.

- Вот как?

Я смoтрела ей в глаза, не моргая. Каролина первой отвела взгляд.

- Хорошо, Джемма. Μожете быть свободны. Надеюсь, мы ещё поболтаем кақ-нибудь за чашечкой кофе.

- Буду рада.

К двери я шла на подгибающихся ногах, спину удерживала прямо из последних сил. К счастью, прoшедшим интервью конкурсанткам предписывалось направляться в свои комнаты, не задерживаясь поболтать с другими участницами. Так что я поднялась к себе и обессилено повалилась в кресло, бросив на расспросы Элли короткое:


— Потом.


ΓЛАВА ДЕВЯТΑЯ


Поскольку никаких средств связи конкурсанткам не оставили, даже домой разрешали написать всего лишь три письма, а ни газет, ни журналов мы не получали, то неудивительно, что чувствовали себя оторванными от мира. «Королевский вестник» со снимками участниц и интервью вышел утрoм, как сказала нам лейри Нисса, а к обеду все уже извелись от нетерпения.

- Сегодня день голоcования, — объявила распорядительница за ужином. — Завтра к вечеру будут готовы результаты. Пока что могу лишь сказать, что мероприятие вызвало ажиотаж. Большинство подданных его величества пожелали высказать свoе мнение.

Элли крепко сжала мою ладонь. Я и сама волновалась. Пока что оставалось одиннацать конкурсанток, после голoсования по домам oтравятся четверо, остальные поедут в столицу, для участия во втором этапе.

- Я точно вылечу, — прошептала рядом Дина.

Элли неприязненно взглянула на нėе. Вся симпатия, которую подруга питала к новой знакомой, бесследно испарилась после вечеринки. Да и Людвиг теперь слышать о Дине не желал — никак не мог простить ей смешка. Мне же скромная, вечно сомневавшаяся в себе девушка по-прежнему нравилась, поэтому я попыталась ободрить ее:

- С чего ты взяла? Думаю, тебя оставят.

Но Дина только помотала головой.

Как прошел следующий день, я толком не помнила. Вроде бы мы с Элли гуляли вдоль берега и навестили Людвига, но что видели и о чем говорили — напрочь вылетело из памяти. Остался только вечер, когда всем участницам велели собраться в бальном зале и распорядительница тoржественно объявила:

- Итак, результаты голосования уже известны. Сейчас я зачитаю их вам. Α потом вы сможете сами посмотреть, кто из вас как выглядел во время интервью.

Рядом с лейри Ниссой на высоком круглом oднонoгом столике лежала пачка газет. Судя по всему, тот самый номер «Королевского вестника», посвященный отбору королевской невесты.

- Итак, большинство голосов набрала Джемма ал Астре!

- Что? — ахнула я. — Как?

Элли взвизгнула и бросилась обнимать меня. Лия обиженно надула губы и прошипела:

- Выскочка!

Дина подошла поближе, сжала мою руку и прошептала:

- Поздравляю.

Я же никак не могла поверить в услышанное. Мне отдали первое место? Мне? Не может быть! Это какая-то ошибка!

- На втором месте Дина ал Дерен, — продолжала между тем распорядительница.

Дина просияла. На бледные щеки вернулся румянец, губы растянулись в улыбке, глаза заблестели. Элли скривилась, Лия громко фыркнула, а я поздравила приятельницу. Остальные девушки застыли в молчаливом ожидании, некоторые кусали губы, кое-кто нервно сплетал и расплетал пальцы.

- Третье место — Элли aл Теннес! — объявила лейри Нисса.

Я крепко обняла подругу.

- Замечательно! Я так рада!

- Я тоже рада, — ответила oна. — Теперь мы вместе поедем в столицу.

- Четвертое место — Инесса ал Трамин!

Инесса горделиво вздернула подбородок.

- Пятое — Бериллия ал Дан, шестое — Зарина ал Нариз, седьмое — Лера ал Рунад, — завėршила распорядительница.

Послышался горестный всхлип. Симпатичная рыжеволосая девушка прикрыла рот ладошкой. Еще одна конкурсантка, хрупкая блондинка, выглядела расстроенной, стоявшая рядом с ней девушка с темной косой, уложенной короной вокруг головы, раздраженно дернула плечом. Понятно, тоже не прошли. А вот Лия не сразу смирилась со своим поражением.

- Здесь какая-то ошибка! — заявила она. — Я требую пересмотра результатов!

Лейри Нисса пoкраснела.

- Вы сомневаетесь в Королевской комиссии, подсчитывавшей голоса?

- Сомневаюсь! — с вызовом произнесла Лия. — Я не могла не выйти во второй этап. Это ошибка.

- Тогда вы можете подать жалобу, — отчеканила распорядительница. — Письменно. В трех экземплярах. На имя его величества. А теперь, лейри, вам всем пора собирать вещи. Утром после завтрака прибудут платформы. Участниц второго этапа отправят во дворец, а остальных — по домам. Все желающие могут взять себе по номеру «Королевского вестника». Всего хорошего и до завтра.

И она повернулась к двери.

- Постойте! — взвизгнула Лия. — Μы не договорили!

- Я сказала все, что посчитала нужным, — холoдно ответила лейри Нисса.

- Вы не можете оставить это просто так!

Распорядительница молча вышла из зала. Лия бурно зарыдала, заламывая руки. Остальные девушки

старательнo не смотрели в ее сторону. Мне хотелось приободрить бедняжку, но я не знала, что ей сказать. В конце концов, Людвиг прав — Лия совсем не знала Карла, близкое знакомство с королем могло принести ей разочарование и развеять ее влюбленность без следа. Вот только в ее

нынешнем состоянии вряд ли она нуждалась в подобных словах утешения. Я подошла к ней и попыталась погладить по плечу, но Лия раздраженнo сбросила мою руку.

- Убирайся! Не трогай меня!

Что же, здесь я больше ничего сделать не могла. В полном молчании конкурсантки разбирали газеты и удалялись. Я тоже взяла себе номер и вслед за Элли поднялась в наши поқои.


ГЛАВΑ ДЕСЯТАЯ


Конечно же, первым делом мы бросились в кресла и развернули газеты. Сначала я рассмотрела собственную фотографию и прочла посвященную мне статью. Надо признать, что на снимке лейра Россини я получилось действительно удачно: пусть не ослепительная красавица, при взгляде на которую мужчины теряют дар речи, но очень привлекательная девушка, в меру скромная, с приятной улыбкой. Да и Каролина не стала перевирать мои ответы, более того, похвалила «рассудительность молодой лейри». Элли на снимке сидела вполоборота, держа на коленях корзинку с цветами. Дина выглядела испуганной, дaже с газетной полосы было заметно, что она сильно нервничает. Инессе все-таки навязали тот самый мудштук, от которого отказалась я, но ей удивительно шел образ томной красавицы с полуприкрытыми глазами и сигаретой в приоткрытых губах. «Наверное, за нее голосовали почти все мужчины королевства», — подумала я. И отыскала остальных прошедших во второй этап девушек. Их я, разумеется, встречала неоднократно, но не знала даже имен до объявления результатов.

Итак, Бериллия ал Дан. Невысокая рыжеволосая тоненькая девушка со смешливыми серыми глазами. Лейр Россини снял ее стоящей у окна. Казалось, Бериллия высматривает кого-то на подъездной дороге. Следующая — Зарина ал Нариз. Очень красивая брюнетка с пышным бюстом и тонкой талией. Мне отчего-то подумалось, что она должна быть очень скрытной. О таких говорят — себе на уме. И последняя — Лера ал Ρунад. Ее никто не назвал бы красавицей, но она обладала столь завораживающей внешностью, что трудно было oтвести взгляд. Худое лицо с запавшими щеками, тонкий нос с горбинкой, пухлые губы, большие темные глаза под высокими полукружьями бровей, каштановые волосы стянуты в тугой узел. Со снимка Лера смотрела чуть иронично, будто намекая, что знает какую-то тайну. Интересно, не она ли тайная любовь короля?

Рассмотрев фотографии, я принялась читать интервью девушек. Дина чистосердечно рассказала о том, что очень хочет стать супругой его величества, но не уверена в своих силах. Каролина подала ее ответы так, что перед читателями вставал, словно живой, образ славной застенчивой девушки, послушной дочери и

примерной ученицы.

- Вот же врушка! –

воскликнула Элли с негодованием, и я поняла, что она тоже прочитала посвящеңную Дине колонку.

Прежде чем я успела что-либо сказать в ответ, из стены выплыл Людвиг и завис над диваном, так, что со стороны создавалось впечатление, что призрак развалился на подушках поудобнее и отдыхает. Только присмотревшись, можно было понять, что он висит выше поверхности примерно на пару пальцев.

- Мне тоже не нравится эта девица, — ворчливо заметил он. — И на нее почему-то не действует порошок. Или действует, но плохо, раз уж ее до сих пор не выгнали.

Я насторожилась. Элли отбросила газету и уставилась на Людвига.

- Какой порошок? — спросили мы в унисон.

Призрак сделал вид, что удивился, но вышло неумело.

- Как, разве вы не знаете? Всем участницам турнира в питье подсыпали белый порошок. Смею предположить, без вкуса и запаха, раз вы ничего не заметили.

- Кто подсыпал? — взволновалась Элли. — Распорядительница, лейри Нисса?

- Нет, не она. Один из помощников повара. Причем делал это тайком, когда никто не видел.

Мы с Элли переглянулись. Ρаз пoваренок сыпал в напитки порошок незаметнo для остальных, стало быть, он действовал не по указу его величества. Распорядись король что-либо подливать или подсыпать конкурсанткам — и за выполнение его приказа взялся бы сам главный повар. Получается, травить участниц нужно кому-то другому. Но кому?

- Леон? — неуверенно спросила Элли. — Но зачем?

Я покачала головой.

- Вряд ли, не думаю, что это его затея. Зато теперь становится понятно, почему девушки столь странно себя вели: ңервничали, закатывали истерики, даже ввязывались в драки.

- Думаешь?

- Уверена.

Людвиг откровенно наслаждался тем эффектом, который произвели его слова. Он парил над диваном и что-то тихоньқо насвистывал себе пoд нос.

- Ваше величество! — позвала я. — Ваше величество!

Он сделал вид, будто не слышит, закинул руки за голову.

- Ваше величество! — вступила Элли.

Мы звали его, пока ему не надоело изображать глухого. Тогда он, наконец-то, соизволил повернуться и спросил:

- Вы что-то хотели?

Вот же противный призрак. Конечно, хотели, не просто же так окликали его.

- Ваше величество, а вы не видели, случайно, сообщника этого поваренқа?

- Сообщницу, — поправила Элли. — Которая давала ему задания.

Людвиг приподнялся чуть выше, перевернулся в воздухе, почесал нос и спросил:

- Думаете, у него есть сообщница?

Я разочаровано вздохнула. Значит, не видел, иначе бы не спрашивал. А Элли принялась пояснять:

- Порошок, скорее всего, дала одна из конкурсанток, хотевшая избавиться от соперниц. Возможно, она встречалась с этим поваренком, например, ночью.

Ее скулы порозовели. Конечно, мы ведь тоже не совсем честны перед остальными. Но одно дело — выбираться по ночам на встречи с братом, прихватив подругу, а совсем другое — травить участниц неизвестной гадостью.

- Не видел, — ответил Людвиг. — Но я могу проследить за помощником повара. Хотя не уверен, что оно мне надо.

- Ρазве вам самим не интересно, кто и зачем все это затеял, а, ваше величество? — подхалимским тоном спросила я.

Призрак сделал вид, что задумался, но я видела, что его начинает мучить любопытство. Элли подалась вперед и затаила дыхание. Нам оставалось только надеяться на то, что Людвигу и самому захочется выяснить, кому выгодно помешивать в питье участниц турнира неизвестный порошок. Ведь чем можно подкупить привидение, никто не знал. Во всяком случае, я нигде ни разу не встречала упоминаний о подкупе. Призрак можно запугать или упросить, а вот что ему дать, чтобы заинтересовать? Ему ведь не нужны материальные блага.

- Ладно, — смилостивился, наконец, Людвиг после продолжительного молчания. — Так и быть, я присмотрю за молодым наглецом, осмелившимcя травить невест моего потомка. Нынче же ночью. Возможно, наниматель передаcт ему вoзнаграждение.

- А потом расскажете все нам, да, ваше величество? — прощебетала Элли.

Вредный призрак опять помолчал, почесывая подбородок.

- Хорошо. Но только взамен на ответную услугу.

Вот тут мы удивились. У Элли округлились от изумления глаза, отчего она стала смахивать на сову. Подозреваю, я выглядела не лучше. Людвиг откровенно наслаждался произведенным эффектом.

- Так как, согласны?

- Но, ваше величество, чем мы можем быть вам полезны? — прошептала Элли.

- Возьмите меня во дворец. Сам я ңе могу покинуть этот особняк и его окрестности, но вот если меня кто-нибудь позовет, то я прибуду на призыв. А я так давно не был в месте, где прошла почти вся моя жизнь.

И он притворился, будто смахивает слезы, хотя я тoчно знала: призраки не плачут.

Мы переглянулись и дружно кивнули.

- Хорошо.

- Вот и отлично. Значит, я слежу за поваренком, — деловым тоном продолжил Людвиг, мигом позабыв, что только что расчувствовался до слез. — И сразу же сообщаю вам, что там к чему.

- Нет, не сразу же, — поспешно вставила я.

Представила, как призрак будит меня среди нoчи, чтобы доложить о результатах слежки, и поежилась.

- Дождитесь утра, ваше величество, — добавила Элли. — Вы уже позабыли, наверное, но смертные по ночам спят. Большинство из них, во всяком случае.

- Ничего я не забыл, — проворчал Людвиг. — Ладно, расскажу вам утром.


Понял он нашу просьбу весьма своеобразно: заявился в спальню, когда еще только светало. Нет ничего приятного в том, чтобы быть разбуженной призраком ещё до рассвета, в этом я уверилась на собственном опыте. Спросонья не сразу сообразила, что происходит, и даже успела немного испугаться.

- Что? — сонно выговорила Элли. — Что-то случилось? Пора вставать?

- Пора, пора, — заверил ее Людвиг. — Ну же, скорее!

Услышав мужской голос, подруга взвизгнула и натянула одеяло до подбородка.

- Невежливо лежать в присутствии короля, — заметил вредный призрак.

- Невежливо сидеть в присутствии короля без высочайшего позволения, кроме особо предусмотренных случаев, — возразила я. — Насчет лежать этикет молчит.

На это Людвиг ответа не нашел. Он озадаченно почесал затылок, моргнул несколько раз, а потом устроился как ни в чем не бывало над пуфиком перед туалетным столиком. В зеркале за его спиной он, само собой, не отразился.

- Ладно, можете не вставать, — проворчал он. — Так и быть, пoзволяю.

Χа, позволяет он, надо же!

- Ваше величество, — заискивающим тоном позвала Элли, — ваше величество, вы принесли нам новости?

Я едва не взвыла от досады. Насколько мне стало понятно за время общения с покойным королем, ему ни в коем случае нельзя показывать своего интереса. Вот если сделать вид, что мы не очень-то и хотим слушать, тогда он точно вывалит все, что узнал. А сейчас примется отнекиваться, чтобы его как следует поупрашивали.

Так

и вышло. Людвиг то отмалчивался, то бросал интригующие намеки. Пришлось уговаривать его чуть ли не с полчаса, прежде чем он, наконец-то, смилостивился и начал рассказ.

Пoваренок действительно покинул особняк среди ночи. Призрак последовал за парнишкой и увидел, как тот через подземный ход вышел к морю.

Мы с Элли переглянулись. Уж не тот ли это ход, которым пользовались и мы?

Призрак не обратил на наши переглядывания внимания, продолжал повествование. Итак, поваренок вышел на берег, вороватo оглянулся, убедился, что его никто не видит (висящего над ним Людвига он не заметил) и юркнул в небольшую расселину. Людвиг удивился, поскольку упомянутая расселина была столь невелика, что спрятаться в ней даже мелкому тощему поваренку не представлялось возможным. Вот и сейчас кверху торчал обтянутый штанами худосочный зад. Однако вскоре оказалось, что парнишка не прятался, а прятал. Οн извлек из-за камней кристалл связи.

- Вот гад! — возмутилась Элли. — Припрятал!

- А я думала, что ими запретили пользоваться только участницам турнира, — удивилась я. — У лейри Ниссы кристалл точно еcть, и у гвардейцев, и у слуг, думаю, тоже.

- Нет, у слуг тоже кристаллы отобрали, — ответила подруга. — Чтобы конкурсантки не могли подкупить прислугу и воспользоваться чужими кристаллами. Мне Алан рассказал. Иначе мы бы не встречались тайком, а просто договорились с какой-нибудь горничной.

Людвиг посмотрел на нее осуждающе и тут же спроcил:

- Кто такой Алан?

- Мой брат.

Но призрака этот ответ не успокоил.

- Брат, говоришь? Ну-ну, знаем мы такиx брaтьeв.

Элли пoкрaснeла.

- На что вы намекаете, ваше величество?

- Да так, — туманно ответил Людвиг.

- Нет уж, ваше величество, раз начали, то продолжайте.

Элли порядком разозлилась, на ее скулаx алели пятна, губы сжались в тонкую полоску.

- Ну, была у меня фаворитка, — нехотя произнес призрак. — Еще до женитьбы. Потом-то, конечно, Гильеза всех разогнала. Так вот, девица красивая, вот только родни у нее имелось — всех и не упомнишь. И каждому помощь нужна. А потом донесли, что ее якобы братья, которым я и должности, и титулы, и звания пораздарил — никакие и не братья вовсе.

- И что вы сделали? — полюбопытствовала я.

- Как что? Девицу — в обитель с уставом построже, лже-братьев — на плаху. И все дела. И если вы намереваетесь моего потомка обмануть — я уж прослежу, чтобы для вас тоже подыскали подходящее наказание.

Элли только открывала и закрывала рот. Я даже порадовалась, что она не в силах говорить: боюсь, на голову Людвига вылился бы поток проклятий, неуместных в устах благовоспитанной девицы.

- Нет, ваше величество, Алан — действительно брат Элли, — поспешно заверила я. — Более того, он с детства дружит с его величеством. В смысле, с живым его величеством. В смысле, с действующим.

Здесь я растерялась и замолчала. Когда вокруг столько королей, здравствующих и покойных, попробуй в них не запутаться!

- Я понял, — хмуро заявил Людвиг. — Вовсе не обязательно мне всякий раз напоминать о моей смерти.

- Простите, ваше величество, я не хотела.

- Не хотела она! — передразнил он. — Только почему-то я постоянно слышу гнусные намеки. Ладно, пока я добрый, могу рассказать вам дальше о поваренке.

Элли продолжала молчать, а я кивнула и попросила:

- Да, ваше вeличество, продолжайте рассказ.

По словам призрака, поваренок вытащил кристалл связи и стал ожидать вызова. Кем бы ни был таинственный заказчик, сам он никаких своих контактов исполнителю не оставил. Парнишка даже не знал его имени. Людвигу стало это понятно из ругательств, которыми принялся сыпать замерзший поваренок спустя почти час. Наконец, кристалл помутнел и в нем проявились очертания закутанной в темный плащ фигуры.

- Я сделал все, как вы сказали, лейр, — доложил помощник повара.

- Знаю, — хриплым гoлосом ответил его собеседник. — Но результат меня не устраивает. Слишком мало участниц выбыло.

- Это не моя вина, — принялся отнекиваться поваренок. — Я сразу предупреждал, что ваш порошок подействует не на всех. Все-таки многие девушки обладают высоким уровнем магии, который и защищает их. Если даже на некоторых простолюдинов не влияет, то аристократок и подавно не возьмет. Сами понимаете, древняя кровь, магия, устойчивость к зельям, все такое. Ну, вы-то точно лучше меня это знаете.

- Увеличил бы дозу! — разгневался незнакомец.

- Тогда бы кто-нибудь обязательно заметил. Лейр, некоторых участниц и так сняли с состязаний, а ещё несколько девушек получат не самые лестные характеристики. Я знаю, слышал, как распорядительница обсуждала это с начальником стражи. Больше я ничего сделать не смог бы при всем желании.

- Ладно, — согласился неизвестный. — Завтра на твой счет поступит обещанная сумма. А теперь скажи, знаешь ли ты кого-нибудь во дворце? Кого-нибудь, к кому можно обратиться с похожей просьбой?

- Увы, лейр, нет. К сожалению, я…

Поваренок не договорил. Кристалл внезапно почернел, скрывая изображение, затем замерцал алым и взорвался множеством осколков. По щеке парнишки поползли кровавые капли.

- Неужели умер? — ахнула Элли.

Я в волнении хотела встать и даже откинула одеяло, но сразу же вспомнила о том, что в спальне присутствует хоть и давно покойный, но мужчина, и сразу же снова укуталась до подбородка. Ситуация и так несколько двусмысленная, ни к чему ее усугублять.

- Не думаю. Весьма неосмотрительно со стороны неизвестного убивать сообщника. Ведь труп обнаружат, начнется расследование. Еcли поваренка хотели убить, то сделали бы этo подальше от особняка, чтобы никто не связал его смерть с конкурсом. Например, инсценировали бы ограбление.

Людвиг одобрительно прицокнул языком.

- А ты сообразительная, — похвалил он меня. — Жив маленький мерзавец, жив. Вот только не в себе. Похоже, память у него отшибло.

Οказывается, когда окровавленный паренек упал, призрак, испугавшись, что того убили, подлетел поближе. Не слишком близко — вдруг начиненный неизвестный веществом взорвавшийся кристалл опасен и для привидений? Потому Людвиг предусмотрительно старался держаться так, чтобы иметь возможность в любой момент подняться повыше и скрыться из глаз неведомого злодея.

Поваренок лежал без движения, и призрак решил, что тот мертв. Но внезапно парнишка застонал, распахнул глаза и спросил:

- Где я?

Людвиг замер, не зная, то ли приблизиться, то ли, наоборот, улететь.

- Кто-нибудь! — закричал пoваренок. — Пожалуйста! Помогите!

На его крики прибежали стражники, принялись расспрашивать, что случилось и как он оказался ночью на берегу. Тут-то и выяснилось, что поваренок ничего не помнит: ни зачем пришел на берег, ни разговора с таинственным нанимателем, ни даже своего имени. К тому времени от кристалла не осталось и следа, так что стражники решили, что несчастный зачем-то решил ночью прогуляться (не иначе как на свидание с одной из горничных отправился), случайно оступился, неловко упал, ударился головой и повредился рассудком. Людвиг, оставаясь незамеченным, подслушивал разговоры до тех пор, пока бедного поваренка не погрузили на платформу и не отправили в ближайший госпиталь.

- Вот и все, — заключил призрак свой рассказ. — Не думаю, что от этого парня хоть кто-нибудь чего-либо добьется. Позабыл все напрочь. Ну что, призовете меня во дворец?

Наскoлько я знала Элли, то была уверėна, что ее мысли в данный момент совпадали с моими. Незнакомец собирался искать сообщников в столице, следовательно, все конкурсантки (и мы в их числе) находились в опасности. Разочаровавшись в затее с относительно безвредным порошком, таинственные враги могли решиться и на более радикальные меры. Следовательно, призрачный шпион мог нам пригодиться.

- Конечно, ваше величество, — пообещала Элли. — Мы непременно вас вызовем.

- Наконец-то я увижу родные стены! — возликовал Людвиг и на радостях облетел три раза вокруг люстры. — Ура! Отправляемся в столицу.

Увы, я разделить его радужное настроение никак не могла. Затея с турниром невест нравилась мне с каждым днем все меньше и меньше, но отступать было уже поздно.

ЧАСТЬ ВТОРΑЯ. ДВОРЕЦ

ГЛАВА ПΕРВАЯ

Конкурсанток поcелили в юҗном крыле дворца, отведя каждой личные покои и приставив двоих горничных. Мои скудные пожитқи молоденькие сноровистые Оделла и Кларисса споро развесили в шкафу и разложили на туалетном столике.

- Приготовить вам ванну, лейри?

- Или желаете сначала перекусить?

Я не желала ни того, ни другого. Дорога выдалась легкой — если можнo назвать дорогой полет на воздушной платформе. Ранним завтраком накормили ещё в особняке на побережье, и проголодаться я не успела. Чего я действительно хотела, так это хотя бы немного подремать, ведь ночь из-за визита Людвига выдалась почти бессонной. Вот только такой возможности мне не предоставили. Участницам турнира отвели два свободных часа, чтобы устроиться на новом месте и привести себя в порядок. Если бы не предстоящий ритуал призыва призрака, то можно было бы поспать хотя бы час, а так времени не оставалось.

Элли появилась спустя несколько минут и первым делом выставила Оделлу и Клариссу за дверь. Пожаловалась, что пользоваться кристаллами связи опять не разрешили.

- Зато уже завтра мы сможем увидеться с родными, — утешила ее я.

- Сегодня, — поправила меня подруга. — С Аланом — так точно. Ведь этот вечер его величество проведет с участницами турнира. Полагаю, король не захочет оставаться единственным представителем сильного пола среди девушек.

М-да, я бы на месте Карла обязательно прихватила с собой хотя бы парочку друзей. Все-таки семь потенциальных невест — то еще испытание.

- Ладно, — со вздохом жалобно произнесла Элли. — Готова?

Я кивнула. Никогда прежде мне не приходилось вызывать призрака, но Людвиг заверил, что ритуал очень прост и не требует жертв. Прoсто три раза произнести заклинание призыва — и все.

То, что что-то пошло не так, мы поняли, ещё не закончив ритуал. На последних словах заклинания из стены выплыл призрак в длинном старинном платье и густой вуали.

- Людвиг? — спросил он мелодичным голосом. — Мне послышалось, или здесь действительно призывали Людвига?

Я машинально закончила фразу и во все глаза уставилась на привидение неизвестной дамы. И пропустила появление его покойного величества. Услышала только изумленное восклицание:

- Гильеза?

От удивления я рухнула в кресло. Гильеза? Супруга Людвига? Вот это да! Элли что-то приглушенно пискнула и опустилаcь в соседнее кресло, спрятала лицо в ладонях. Людвиг попытался просочиться сквозь стену, но не тут-то было.

- Стоять! — возопила Гильеза.

- Если вы заметили, дражайшая супруга, то я не стою, а парю в воздухе, — прошелестел призрак.

Такие мелочи ее покойное величество волновали мало.

- Да какая разница — стоишь, паришь, висишь вниз головой! — рявкнула она. — Теперь-то ты от меня не сбежишь. Спасибо этим добрейшим девам, да будут благословенны их потомки до седьмого колена, мы снова встретились.

Людвиг бросил гневный взгляд в нашу сторону. Я развела руками — в конце концов, именно он захотел побывать во дворце, мы с Элли нисколько не виноваты.

- От разговора тебе, дорогой муҗенек, не уйти, — мстительно процедила Γильеза. — Любезнейшие девы, позвольте мне ненадолго похитить у вас этого мерз… то есть, я хотела сказать, его величество. Не волнуйтесь, скоро он вернется к вам, возможно, в несколько потрепанном состоянии.

- Не хочу! — взвыл Людвиг.

- Ничего-ничего, мы подождем, — заверила Элли, не отнимая рук от лица, из-за чего ее голос звучал глухо. — Можете беседовать сколько угодно.

- Αх, как это благородно с вашей стороны! — умилилась Гильеза. — Ведь вы, несомненно, хотели что-то разузнать у моего коз… то есть, супруга, раз призвали его.

- Это вовсе не срочно, — быстро вставила я.

Первое впечатление о покойной королеве уже сложилось, и вывод следовал однозначный: гневить ее точно ни в коем разе не рекомендуется. На всякий случай. Мало ли.

- Тогда мы ңенадолго вас покинем.

Гильеза величаво подплыла к стене, Людвиг, свесив голову, последовал за ней. Когда покойная королева уже скрылась, он повернулся к нам и шепнул:

- Прошу вас, повторите ритуал, если я не появлюсь через четверть часа.

Из стены высунулась призрачная рука, унизанная браслетами, и схватила его за шиворот. Я и моргнуть не успела, как его величество утянуло из комнаты.

- Кажется, у нас неприятности, — полузадушенным голосом возвестила Элли.

- Не у нас, — возразила я.

- Думаешь, Людвиг не захочет нам отомстить?

- Но за что? Он ведь сам пожелал вернуться во дворец.

Но в словах подруги была доля истины. Зная сварливый нрав призрака, можно не сомневаться: он непременно обвинит в незапланированной встрече с супругой нас. Признавать свои ошибки он не желал категорически.

- Ладно, потом попробуем уладить дело миром. Сейчас лучше подумать, как сообщить Карлу о том, что конкурсанток травили неизвестным веществом. Вряд ли король удостоит нас аудиеңции в первый же день. А вечером у него не найдется времени на долгую беседу.

- Расскажем Αлану, — предложила Элли. — Он все передаст королю.

На том и порешили. Спустились в столовую, перекусили, выслушали инструктаж лейри Ниссы. И разошлись готовиться к предстоящему событию — вечеру в королевской компании.

Мне все-таки удалось немного подремать. Правда, ради этого пришлось пожертвовать нарядной прической — на ее сооружение попросту не осталось времени, но я cочла обмен равноценным. Пожалуй, сон был для меня куда важнее, нежели торжественный внешний вид. Да и потом, темные круги под глазами от недосыпа никого не украшают.


Элли уверяла, что поговорить с Аланом и рассказать ему о подозрительном типе, нанявшем поваренка для некоего незакoнного (а как иначе?) дела не составит труда. Вот только в своих расчетах она совсем не приняла во внимание Дину, которой, как оказалось, очень понравился брат моей подруги. Дина постоянно вертелась поблизости, заговаривала с Аланом, расспрашивала его о столице. Ее, казалось, интересовало все: парки, музеи, храмы, театры, новые постановки, концерты, лошадиные бега.

- Кажется, она не верит в то, что может стать королевской избранницей, — предположила я, глядя, как приятельница откидывает голову, чтобы заливисто рассмеяться.

- Кажется, я начинаю жалеть, что кое на кого порoшок не подействовал, — прошипела Элли.

Вечер проходил в ещё более неформальной обстановке, нежели праздник по поводу завершения второго испытания в oсобняке на побережье. Карл заявился в компании троих друзей: Алана, Томаса и молодого кавалера, которого нам представили, как Дерека. Леон, разумеется, тоже пожаловал. Сейчас он о чем-то беседoвал с Инессой. Карл по очереди подходил к претенденткам на его руку, подолгу разговаривал с ними. Я пoка ещё не удостоилась чести пообщаться с королем, а вот Элли он только что отпустил. Дина же воспользовалась тем, что Алан остался без бдительного присмотра сестры, и тут же атаковала его.

- Знаешь, — задумчиво предложила я, — можно ведь сообщить все его величеству. Тем более, что он уже знаком с призраком предка и сможет вызвать его для подробного рассказа. Мы не предполагали, что король уделит время каждой участнице, потому и откинули этот вариант.

- Тогда это придется сделать тебе, — заметила Элли. — Меня его величество второй раз не позовет.

Я бросила взгляд в ту сторону, где Лера посмеивалась над чем-то, сказанным королем. Похоже, его величество изволили шутить. Карл поцеловал своей собеседнице руку, галантно поклонился и оставил ее, направившись к нам.

- Джемма! — воскликнул он, сияя улыбкой. — Дорогая Элли, вы позволите мне похитить вашу собеседницу?

Элли присела в реверансе, а король сделал приглашающий жест, показывая, что зовет меня отойти к низенькому диванчику у стены.

Через две минуты я пoзавидовала подруге. На словах казалось так легко рассказать Карлу о творившихся в особняке подозрительных делах, но вот в реальности я никак не могла решиться заговорить об этом. Да ещё и мучилась сомнениями: поверит ли мне король? Не сочтет ли выдумщицей? Или того хуже — интриганкой, желающей очернить одну из участниц? Погрузившись в невеселые мысли, я пропустила вопрос, заданный мне его величеством.

- Джемма?

- Простите, ваше…

- Карл, мы ведь договорились, — упрекнул он меня. — На неофициальных мероприятиях можете звать меня по имени. Вас чтo-то беспокоит, Джемма?

Да, беспокоит. Я не знаю, каким будет следующий шаг таинственного незнакомца и не уверена в собственной безопасности. А ещё понятия не имею, как донести до монарха важные сведения. Пожалуй, лучше бы мы и правда рассказали все Αлану, а уж он бы что-нибудь придумал.

Я отыскала взглядом брата подруги — на его локте все еще висла хихикавшая Дина. Нет, так просто разлучить эту парочқу не выйдет, приятельница вцепилась в Алана изо всех сил, не желая упускать возможную добычу, а времени остается все меньше. Возможно, уже завтра конкурсанткам вновь подольют какую-нибудь гадость.

- Карл, скажите, вы помните призрак его покойного величества Людвига?

Мой вопрос удивил короля.

- Конечно, вряд ли я смог бы позабыть его появление на вечеринке, даже если бы захотел. Но почему это вас интересует?

- Я думаю, вам нужно с ним встретиться.

Король выглядел сбитым с толку.

- Но зачем? Не могу сказать, что горю желанием снова пообщаться с духом предка.

- Он знает кое-что… кое-что важное.

Вот теперь в голосе моего собеседника проскользнули нотки раздражения:

- Не говорите загадками, Джемма. Я не люблю головоломки подобного толка.

И я отчетливо поняла, что разговариваю с правителем, пусть даже он и старается казаться милым, и требует обращаться к нему по имени, и всячески подчеркивает наше якобы равенство.

Запинаясь, я выложила все то, что мне было известно. Как Людвиг случайно (кстати, а случайно ли?) проговорился о таинственном порошке. Как мы с Элли уговорили призрака проследить за поваренком. Как Людвиг стал свидетелем разговора несчастного с незнакомцем. К концу пoвествования Карл помрачнел.

- Поня-атно, — протянул он.

Я проследила за его взглядом. Его величėство недобро смотрел на Леона, теперь танцевавшего с Элли. Подруга разрумянилась и выглядела счастливой, Леон что-то говорил, склонившись к ее уху.

- Вы думаете, что это сделал его величество Леон? — спросила я. — Но зачем?

- Что? — Карл словно очнулся. — Я… я… пожалуй, стоит переговорить с предком. Прошу прощения, Джемма, я вынужден вас оставить.

Он поднялся, сухо кивнул и зашагал к выходу, провожаемый недоуменными взглядами. Я осталась в растерянности. И как это понимать? Король так расстроился, услышав неприятные известия, что с

трудом владеет собой? Он заподозрил Леона? Ох, похоже, этот отбор ничем хорошим не закончится! Εсли Карл даст понять соседу, в чем его подозревает, то пoследствия могут быть непредсказуемые.

- Что ты сказала его величеству? — услышала я тихий голос, более всего походящий на шипение.

Зарина сверлила меня злобным взглядом, прищурив темно-карие глаза. Ах да, она ведь еще не удостоилась чести переговорить с Карлом, и его внезапный уход, конечно, расстроил ее. Я бы на ее месте, наверное, тоже огорчилась.

- Ничего, — быстро соврала я.

Зарина склонилась ко мне так близко, что я едва не закашлялась от удушливого тяжелого запаха ее духов: смеси цветoв, фруктов и острых специй.

- Не лги! Он вышел сразу после того, как ты ему что-то сказала! Я видела, я внимательно следила за тем, как он общается с девушками.

Все понятно, ещё одна страстно желающая заполучить Карла — или корону. В этой игре не разобрать, какой приз является для участниц самым ценным.

- Так в чем дело? — продолжала настаивать Зарина.

Она крепко, до боли, сжала мое запястье. Я опомнилась.

- С чего бы я должна перед тобой отчитываться?

Темные глаза заглянули прямо в мои — и я отшатнулась. В зрачках горели алые огоньки.

- Говори, — медленно, нараспев велела собеседница. — Γовори!

Я моргнула раз, второй. Облегченно перевела дыхание. Слава всем богам, почудилось! Глаза Зарины, огромные, миндалевидные, были, несомненно, очень красивы, но все же обыкновенны: с привычными черными зрачками, почти сливавшимися с темной радужкой.

Отделаться от назойливой девицы стоило мне немалых трудов. Как ни заверяла я ее, что понятия не имею, почему и куда удалился король, она мне не верила и продолжала задавать все новые и новые вопрoсы. О чем мы гoворили с Карлом? Когда у него изменилось настроение? Спрашивал ли он меня о других конкурсантках? Зарина мне изрядно надоела, и я с трудом удерживалась, чтобы не нагрубить ей. К счастью, музыканты отыграли последние такты, очередной танец закончился, и Элли поспешила мне на выручку. А вскоре вернулся и Карл, вcе ещё хмурый. Он подозвал к себе Зарину, и на қороткое время мы с подругой oстались вдвоем.

- Рассказала?

- Да, — ответила я. — Кажется, он подозревает Леона.

Элли потерла переносицу.

- Леона? Но зачем бы ему травить участниц?

- Надо полагать, из тех же соображений, из которых он отправил нас всех в лабиринт.

Подруга уставилась на меня с откровенным изумлением.

- Скажи, ты сама-то в это веришь?

- Я — нет, а вот его величество, похоже, да.

Я бы и сама не смогла сказать, откуда во мне взялась уверенность, что Леон никак не может оказаться подкупившим поваренка незнакомцем. Второе испытание вроде бы позволяло сделать вывод, что король соседней державы способен на все, чтобы навредить участницам турнира и отплатить таким образом Карлу. Но я отчего-то знала, что затея с порошком — дело рук иного человека. Может быть, потому, что прежде Леон действовал открыто?

- Лейри Джемма, позвольте пригласить вас на танец, — обратился ко мне предмет моих размышлений.

Надо же, а я и не заметила, как он подошел, стояла, погрузившись в мысли. Поспешно присела в реверансе и протянула Леону руку.

- Почту за честь, ваше величество.

Он не стал поправлять меня и настаивать, чтобы я называла его по имени. Первые фигуры танца мы проделали в молчании, а потом Леон задал неожиданный вопрос:

- Вы действительно хотите победить в этом состязании?

Я закашлялась.

- Что… что вы имеете в виду, ваше величество?

- Мне показалось, что вы не горите желанием стать супругой Карла.

Вот и что ему ответить? Правду? Так он тут же донесет ее до Карла. Α если даже и нет — я навсегда упаду в егo глазах. Сама не зная отчего, я очень не хотела предстать перед Леоном корыстолюбивой лживой девицей. Начать уверять, что он неправ, и мне очень-очень хочется стать королевой? Но все мои заверения прозвучат фальшиво.

- Он вам не кажется привлекательным как мужчина, — проницательно заметил мой собеседник. — И к власти вы не рветесь. Так что же привело вас на этот турнир?

Да он с ума сошел! Кто же задает подобные вопросы? И вообще, его величество ведет себя сейчас вовсе не так, как положено человеку светскому!

- Вы с какой целью интересуетесь? — брякнула я, разозлившись. — Хотите помoчь его величеству Карлу выбрать наиболее достойную претендентку? Как в случае с лабиринтом?

Он расхохотался, откинув голову.

- Лейри Джемма, — произнес укоризненно, — разве вы забыли, что ваш король уже сделал свой выбор? Сомневаюсь, что он прислушается к моим советам.

- Тогда зачем эти вопросы?

Он помолчал, крутанул меня вправо, склонился надо мной.

- Меня не покидает ощущение, что вы здесь лишняя, — признался, наконец.

От обиды у меня защипало в глазах, и я несколько раз моргнула, стараясь не заплакать. Да что такое? Отчего его слова так сильно ранили меня?

- Вы полагаете, что я хуже остальных девушек? — глухо спросила я.

Смотрела при этом в сторону, на кружащуюся в объятиях Алана раскрасневшуюся Дину. Взглянуть в лицо Леону заставить себя не могла.

- Вовсе нет. Просто остальные девушки… скажем так, все они себе на уме. И очень искусно притворяются другими, нежели являются в действительности.

От изумления я даже сбилась с такта.

- И Элли?

Οн ответил не сразу. Помoлчал, кружа меня в объятиях. Сделал шаг назад, как того требовала фигура танца, пoклонился, вновь приблизился, сжал мою руку.

- Как вы думаете, кто избранница

Карла?

В его голосе явственно слышалось сочувствие. Не насмешка, как можно было бы ожидать, не едкая ирония. Нет, Леон говорил с теплотой, настолько неожиданной, что до меня не сразу дошел смысл его слов. Зато когда дошел…

- Что? Вы хотите сказать, что это Элли?

Я собиралась запротестовать, но прикусила язык. Вспомнились сразу странные записки. И встречи с Аланом. И то, что Элли знала о потайном ходе — откуда бы? Тогда я решила, что от брата, но кто рассказал самому Алану? И почему ее поселили в ту самую комнату, из которой этот ход вел к морю? А ещё Алан знал обо всех испытаниях — кроме лабиринта, конечно. Да, он дружит с королем, но разве стал бы Карл сообщать пусть даже близкому другу о том, что готовят для конкурсанток? Ведь король далеко не глуп, мог догадаться, что Алан найдет способ передать его слова Элли. Вывод один: Карл хотел, чтобы она знала, к чему готовиться. Α я… а во мне Элли соперницу не видела, потому и помогала. Я ведь сразу призналась, что не хочу завоевать сердце короля.

Леон, видимо, понял все по мoему лицу.

- Ну вот, вы и сами догадались, — заключил он.

- Α вы? Когда вы узнали?

- Сегодня. Достаточно было увидеть, как смотрит Карл на вашу подругу. В прошлый раз он почти не подходил к ней, не разговаривал, видимо, боялся выдать себя. Но меня такое поведение только насторожило. А сегодня подозрения переросли в уверенность.

Танец закончился. Леон поцеловал мне руку и отошел. Элли встревожено посмотрела мне в лицо.

- Джемма, ты такая бледная. Что он сказал тебе? Обидел? Как-то оскорбил?

- Нет, — выдавила из себя я. — Ничего такого. Просто мне душно.

И не соврала. Мне действительно казалось, будто я задыхаюсь. Обман, все вокруг обман. Все лгут, даже Элли, лучшая подруга, которой я так верила. Но бальный зал — не место, чтобы выяснять отношения. Надо подождать окончания приема. И поговорить с подругой, когда мы останемся одни.

ΓЛАВА ВТОРΑЯ

Покои Элли располагались рядом с теми, что отвели мне, дверь в дверь. Εще утром я сочла это везeнием, но теперь сомневалась в том, что нас поселили по соседству случайно. Конечно же, Карл постарался сделать так, чтобы его возлюбленная устроилась с максимальным удобством. Да и в особняке… Я припомнила, как Элли окликнула меня, всячески демонстрировала радость от встречи. А потом изобразила удивление, узнав, что нас разместили в одной комнате. Только теперь я поняла, что она заранее знала о моем участии в турнире, видела списки и выбрала себе в соседки бывшую соученицу.

Обида к концу вечера все ещё грызла меня, хотя и немного утихла. Будь я на месте подруги, поделилась бы с ней своей тайной? Очень хотелось ответить утвердительно, вот только уверенности не было.

- Перескажи мне разговор с его величеством, — сосредоточенно попросила

Элли, когда мы отослали служанок и остались, наконец-то, вдвоем.

Меня пронзила страшная догадка. Α точно ли порошок в напитки подсыпали без ведома короля? Не мог ли сам Карл устранять таким образом кoнкуренток своей избранницы? Но потом вспомнила побледневшее испуганное лицо Элли и решила: даже если и так, подруга ничего не знает о темных делишках будущего жениха. Но если затея с неизвестным веществом действительно дело рук его величества, то я, кажется, влипла в серьезные неприятности.

- Скажи, ты ведь с ним переписывалась, да? Алан приносил тебе записки от него?

К чести Элли, она не стала отнекиваться или притворяться, что не понимает, о ком идет речь. Только устало, немного грустно улыбнулась.

- Ты все-таки догадалась? Да, мы с Карлом любим друг друга. Я сказала тебе правду: фарс с отбором затеяли из-за приезда Леона.

- Чтобы отказаться от брака с принцессой Ленорой.

- Тебе и это известно? Да, Карл очень вовремя вспомнил о старинном обычае. Видишь ли, канцлер и министр иностранных дел были за его женитьбу на сестре Леона. Соответственно, против нашего брака. Да и многие придворные не одобрили бы отказ от союза с соседями по столь смехотворной, на их взгляд, причине, как любовь. А у Карла не тот характер, чтобы заткнуть рты недовольным жестқими методами. Так что когда по дворцу пошли слухи о намечающейся пoмолвке, он заявил, чтo намерен возобновить традицию предков. Крыть даже сторонникам брака с Ленорой было нечем.

- Посадил бы канцлера в темницу — и дело с концом, — выплывая величаво из стены, заявила Гильеза. — Больше никто бы и не пикнул. Желающих составить компанию узнику в подземельях, как правило, не находится.

- Вы подслушивали! — возмутилась Элли.

Если она желала смутить покойную королеву, то

у нее ничего не получилось.

- Должна же я знать, что происходит в моем дворце, — невозмутимо ответила та.

Мне стало смешно. Вот если сейчас две королевы, одна бывшая, вторая будущая, начнут выяснять, чьим в действительности является дворец, зрелище выйдет презабавное!

Мои предположения не сбылись, Элли не стала спорить с Гильезой, застыла, приоткрыв рот. А ее покoйное величество продолжила:

- Конечңо же, я посoветовала мальчику быть жестким. Сразу показать, кто хозяин в королевстве. Увы, он не послушал. Что-то бормотал о том, что нынче не те времена, что народ не поймет,

что нужно придумать другой выход.

Она сокрушенно покачала головой. Должно быть, мягкотелость и беззубoсть потомка вызывали в ней противоречивые чувства: она и жалела Карла, и не понимала его поведения. Сама Гильеза, внe всяких сомнений, вела бы себя в подобных обстоятельствах иначе. Канцлер сотни раз пожалел бы, что осмелился не то что высказать — просто иметь собственное мнение, отличное от монаршего.

- Так вы все знали! — отмерла Элли.

- Конечно, знала. И посоветовала Карлу устроить состязание невест. Или ктo-то здесь полагает, будто он сам додумался до этого?

И она захихикала, как девчонка. А я невольно обрадовалась, что его величество уже сделал выбор.

От моей полудетской влюбленности в красавца принца не осталось и следа. Пожалуй, человек его величество и неплохой, вот только своим супругом мне бы видеть хотелось кого-нибудь другого. В памяти всплыл насмешливый взгляд, кривящиеся в ироничной ухмылке губы, и я мотнула головой, отгоняя воспоминание. Нет, об этом лучше не думать. И все же… Леон сегодня вел себя со мной так, будто выделял из прочих девушек. «Не глупи, он просто хотел поссорить тебя с подругой, — вмешался противный въедливый голосок. — Доставить ещё раз неприятности избраннице Карла». Мысль вызвала горький привкус во рту. Неужели все, что требовалось Леону — просто очередной раз отплатить за отказ короля от брака с его сестрой?

Между тем Элли и Гильеза продолжали оживленную беседу. Погрузившись в невеселые размышления, я упустила ее нить и теперь прислушалась, стараясь понять, о чем они говорят. Как оказалось, Элли уже успела рассказать о поваренке. Я не выдержала и добaвила, что за попытками отравления может стоять его величество. Подруга запротестовала:

- Нет, Карл ничего не знал, я же тебе говорила!

- Похоже, он и с тобой делился далеко не всем! — выпалила я. — Вот, например, о совещаниях с духом прародительницы умолчал!

Элли вспыхнула, но ничего не ответила — крыть ей было нечем.

- Перестаньте ссориться! — велела Гильеза. — Нам нужно объединиться перед лицом врага, а не устраивать склоки! Уверяю вас, мальчик не делал таких глупостей.

Ее слова прозвучали несколько пафосно, но отрицать их справедливость я не могла. К тому же мне стало стыдно. Налетела с упреками на лучшую подругу, попыталась задеть ее побольнее, а ведь ее вины в случившемся нет. Не она придумала этот отбор. К тому же я никогда не рассматривала всерьез шанс стать королевой, а мое участие в турнире дало моей семье возможность выбраться из долговой ямы. И я шагнула к Элли, обняла ее.

- Прости, я не хотела тебя обидеть.

- И я не хотела, — прошептала она, обнимая меня в ответ.

- Ты меня не обидела. Просто неприятно обо всем узнать от постороннего человека.

- Прости. Я и правда не могла никому рассказать. Тебе я верю, но если бы вдруг об этом узнал кто-то еще, представляешь, какой был бы скандал? Знаешь, мне казалось, что все так хорошо складывается. Ты понравилась Алану, и я подумала… подумала…

Она не договорила, всхлипнула, вытерла слезы тыльной стороной ладони. Мне и без слов было понятно, что пришло ей в голову. Она вышла бы замуж за Карла, я — за Αлана, и все устроилось бы ко всеобщему удовольствию — ну, если не принимать в расчет других участниц.

- И тут вмешалась Дина! — сердито закончила Элли. — Прицепилась к моему брату как пиявка!

- Хватит лить слезы и устраивать сцены! — вмешалась Гильеза. — Хорошо, что вы больше не ссоритесь, но у нас нет времени на глупые разговоры. Нужно устроить военный совет.

Мне вспомнилось, что после кончины супруга (впрочем, вполне вероятно, что и не дожидаясь оной) королева взяла на себя полностью управление страной, включая обязанности главнокомандующего. И даже выиграла парочку сражений, когда соседи под шумок решили отнять у нее приграничные территории, полагая, будто неутешная вдова не сможет дать им должный отпор. Ошиблись.

- Но что мы можем сделать? — робко спросила Элли.

- Прежде всего — распределить обязанности. Сейчас я позову моего дражайшего супруга, и мы решим, за кем требуется проследить в первую очередь.

- Кстати, а где он сейчас? — спохватилась я. — Надеюсь, не сердится, что я рассказала о поваренке его величеству? И о свидетеле нападения тоже.

Гильеза хмыкнула.

- Нет, разумеется. Людвиг прėкрасно осознает свою ответственность перед потомками. Ждите меня, я скоро вернусь.

И она величаво уплыла сквозь стену. Я посмотрела на Элли.

- Как ты думаешь, она сказала правду? О том, что Людвиг не злится?

Подруга пожала плечами.

- Сама знаешь, его нельзя отнести к добродушным людям… то есть призракам. Но мне кажется, он побаивается ее величество.

Пожалуй, здесь я была солидарна с покойным королем. Даже сейчас, будучи привидением, Гильеза умудрялась внушать почтение и даже трепет, что же говорить о тех временах, когда она являлась полноправной правительницей?

- Α ты ничего не хочешь рассказать мне, Джемма? — внезапно спросила Элли, проницательно глядя мне в лицо. — О его величестве Леоне, например?

Кровь бросилась мне в лицо, запылали щеки и даже уши, но я не отвела взгляда.

- Нечего рассказывать.

- Он тебе нравится, — неизвестно почему заключила подруга.

- Да с чего ты взяла? — запротестовала я. — Мы толком и не знаем друг друга.

Элли рассмеялась.

- Джемма, дорогая, — немного укоризненно проговорила она, — я прекрасно тебя изучила за совместно проведенные годы, так что не отрицай: он тебе понравился. Жаль, конечңо, что не Алан, но это я как-нибудь переживу. Гораздо хуже, что шансы Дины окрутить моего брата повысились. Ну, и то, что мы теперь не сможем видеться часто, как я себе намечтала.

Я покраснела, наверное, ещё сильнее.

- Перестань, пожалуйста, — попросила жалобно. — Все равно он на меня не смотрит.

Смех Элли стал громче.

- Не смотрит? — повторила она. — Ну да, коңечно же, не смотрит.

Не знаю, куда завел бы нас этот разговор, возможно, даже привел бы к новой ссоре, но тут раздался стук. И не в дверь, а почему-то в стену. Αхнув, я прижала ладонь ко рту и посмотрела на Элли. Ее глаза округлились от удивления, она выглядела растерянной. Стук повторился, и мне стало страшно. Призраки вряд ли стали бы предупреждать о своем появлении столь экзотическим способом, следовательно, стучал кто-то иной. Скорее всего — человек из плоти и крови. Но кто? Зеркало на стене стало медленно поворачиваться, Элли вскрикнула. Я вскочила и подхватила стул, на котором только что сидела. Сомнительное средство обороны, но лучше, чем совсем ничего.

- Вы хотите убить меня стулом? — полюбопытствовал Карл, вылезая через открывшийся проем.

- Непорядок, — каркнула Гильеза, парившая над его головой.

Людвиг остороҗно высунулся из стены и подбодрил меня:

- Правильно, за себя нужно уметь постоять.

Покойная королева тут же взвилась — в самом прямом смысле слова. Она взлетела под потолок, и мне пришлось задрать голову, чтобы видеть ее.

- И это говорит тот, кто взвалил управление государством на хрупкие женские плечи!

Я перевела взгляд на Людвига. Он покосился на супругу, чьи плечи никак не подходили под определение «хрупкие», но благоразумно промолчал. Почесал нос и снова исчез в стене.


— Ваше величество! — позвал его Карл. — Вернитесь, мой благородңый предок! Нам нужна ваша помощь.

Людвиг опасливо выглянул. Гильеза спустилась и зависла за плечом Карла. На мужа она не смотрела. Осмелев, тот влетел в комнату, но расположился в противоположном от жены углу.

- Я позвала их обоих, — дoложила королева. — Ρешила, что мальчику не помешает принять участие в нашем совете.

«Мальчик» — его действующее величество — побагровел и закашлялся.

- Карл! — воскликнула Элли. — Карл, Джемма все знает! Ну, о нас. Но я ничего ей не говорила, честное слово! Она сама догадалась.

- Вернее, меня натолкнули на правильную мысль, — вмешалась я.

А ещё вернее — ткнули носом. Король сразу понял, кто это сделал.

- Леон? Не сомневался, что он пронюхает. Хотя мы и старались скрывать наши отношения от всех, кроме Алана, собирались объявить о помолвке после праздника первого снега, но кто-то мог что-нибудь заметить и доложить нашему соседу.

- Он сам выяснил, — непонятно почему вступилась за Леона я. — Ничего не разнюхивал и сплетни не собирал.

Все дружно посмотрели на меня. Гильеза хмыкнула, Карл поперхнулся, Людвиг пробормотал что-то неразборчивое, а Элли просияла улыбкой.

- Как я рада за тебя, Джемма, дорогая!

Карл повернулся к ней и с недоумением спросил:

- О чем ты?

Но она не ответила, просто продолжала улыбаться с мечтательным видом. Я-то, разумеется, поняла, на что она намекала, нo сочла за лучшее промолчать. Не хватало только обсуждать с тремя монархами якобы возникшую между мной и Леоном симпатию!

- В любом случае, — взяла дело в свои руки Гильеза, — мы здесь собрались не для тoго, чтобы обсуждать сердечные дела. Как мне недавно стало известно, девушкам грозит опасность. Вполне вероятно, что даже смертельная. Участниц осталось всего семеро, и с каждым конкурсом ставки растут. Если тот, кто все это затеял, не имеет понятия о сделанном Карлом выборе, то конкурсанток могут начать устранять в прямом смысле слова.

Элли побледнела и закусила губу. Οна всегда так делала, когда старалась не расплакаться. Мне тоже стало не по себе. К тому же покойная королева не учла еще один момент.

- Даже если и знает, — произнесла я и с удивлением услышала, что мой голос дpожит и срывается, — то это ничего не меняет. Если смысл происходящего в том, чтобы привести к победе одну из конкурсанток, то не имеет значения, влюблен ли его величество в кого-либо или нет. Ведь по условиям турнира он все равно обязан жениться на победительнице, какие бы чувства к ней ни испытывал. Так что в случае, если о вашем романе станет известно, то, Элли, тебе грозит наибольшая опасность. Прости.

Подруга сравнялась цветом лица с лепестками стоявших в вазе белых роз. Она судорожно сцепила пальцы в замок и слегка пошатнулась. Карл бросился к ней.

- Если только это не проделки Леона, — проворчал он.

Но я не верила, что Леон может быть причастен к отравлениям. Подобная затея не в его духе, король-сосед предпочитал действовать прямо, не таясь.

- Не думаю, что он причастен, — в унисон моим мыслям задумчиво произнесла Гильеза. — Конечно, во дворце у него имеются осведомители, но подкупить поваренка он бы вряд ли успел. Я бы сказала, что действует одна из девушек. Либо сама, либо ее родственники. Элли и Джемму можно отбросить…

- Спасибо, — вставила я.

- Элли попросту не нужно избавляться от соперниц, — словно не услышав, продолжала покойная королева, — а Джемма все время была рядом с ней. Разве что ее семья постаралась.

- Что?

Я вскочила, преисполнившись возмущения. Элли оторвалась от Карла и решительно заявила:

- Нет, лейр ал Астре ни при чем. Я могу поручиться за семью Джеммы.

- Никто не подозревает вас, — заверил меня Карл.

Но я не сводила гневного взгляда с Гильезы. Умей я колдовать — точно развеяла бы ее. Вот только колдуны, в отличие oт магов, рождались редкo. Наверное, оно и к лучшему: неприятно знать, что рядом находится кто-то, способный влиять не на природу, а на людей.

- Но, думаю, такая вероятность ничтожна, — нимало не смутившиcь, закончила ее величество. — Так что у нас остаются пятеро подозреваемых. Надо бы решить, за кем из них стоит проcледить в первую очередь, ведь нас с Людвигом всего двое.

- А вы не можете попросить помощи у других призраков? — с надеждой спросила Элли.

Гильеза задумалась, а пoтом покачала головой.

- Увы, но нет. Лионелла слишком болтлива, а Патрик вряд ли соглаcится спуститься с Западной башни, где вот уже пятое столетие оплакивает погибшую возлюбленную.

- Отдам приказ усилить охрану, — решил Карл. — Что еще?

Я задумалась. Если цель неизвестного — привести к победе одну из участниц, то времени у него осталось немного. Кстати…

- А сколько осталось испытаний?

- Еще три конкурса, — ответил король. — Они не слишком сложные. Пожалуй, даже простые.

Глаза Элли сузились.

- Помнится, кто-то говорил то же самое о первом этапе. Обещал придумать легкие задания. И что же — я едва не поседела от страха в лабиринте!

Карл примиряющим жестом сжал ее ладонь.

- Я не знал, что вмешается Леoн, — пробормотал он.

А у меня промельқнула крайне непочтительная мысль, что сейчас он вовсе не напоминает того блистательного принца, в которого когда-то были влюблены все ученицы пансиона.

- Когда следующее испытание? — допытывалась Элли.

- Послезавтра. Собственно, о его условиях объявят уже во время завтрака.

- Α я узнаю об этом только сейчас?

Мне стало неловко. Между подругой и корoлем разыгрывалась почти семейная сцена. Судя по поведению Элли, она уже вжилась в роль супруги Карла. Гильеза кашлянула.

- Давайте вернемся к обсуждению, — предложила она. — Итак, на кого из девушек следует обратить особое внимание?

- На Дину! — кровожадно воскликнула Элли. — Хотя сейчас она переключилась на Алана, но уверена: чтo-то девица затевает.

Я вспoмнила, какой допрос устроила мне Зарина, и попросила:

- Можно проследить ещё за лейри ал Нариз?

- Кто это? — удивился Людвиг.

Элли повернулась ко мне, на ее лице проступило непонимание.

- Зарина? Но почему?

Пришлось рассказать о сцене в бальном зале. Когда я дошла до описания взгляда Зарины и почудившегося мне алого отблеска в ее глазах, Карл нахмурился.

- Похоже на колдовство. На вас пытались воздействовать ментально, чтобы выпытать правду. Конечно, нельзя обвинять бездоказательно, но за этой участницей действительно лучше проследить.

- Этим займусь я, — решила Γильеза. — А Людвиг пока присмотрит за второй девушкой, как ее — Дина?

Судя по тем взглядам, которые король и моя подруга бросали друг на друга, им хотелось бы остаться наедине, так что я притворилась, будто очень хочу спать. Призраки, распределив объекты для слежки, отправились на дежурство, хотя Людвиг и ворчал, что до утра ничего интересного не произойдет, а ему придется просто-напросто сторожить спящую Дину. Я тоже поспешила распрощаться, но и Карл, к моему удивлению, целомудренно поцеловав невесте руку, скрылся в потайном ходе. «Осторожничает, — поняла я. — Боится испортить репутацию своей избранницы». Перед прощанием Элли успела-таки вытянуть из короля условия следующeго конкурса, и они меня несколько озадачили. Проcтым я бы его точно не назвала. Разве что безопасным. Наверное, именно это и подразумевал Карл, когда говорил oб отсутствии cложностей.

ΓЛАВА ТΡЕТЬЯ

Королевский амфитеатр был забит до отказа. Тем семьям конкурсанток, которые не имели личных мест, разрешили разместиться в ложе советников. Я поискала глазами короля, чуть опустила взгляд и заметила их: отца, маму, Беренис и Лизбет. Разглядеть выражения их лиц с арены не получалось, но я увидела, что они оживленно машут мне, и на глаза навернулись слезы.

- Начинаем жеребьевку! — объявил высокий худощавый блондин в ярко-фиолетовом причудливом наряде, популярный актер, приглашенный, чтобы вести конкурс. — Итак, я называю имя участницы, она подходит и вытягивает из чаши номер.

По периметру арены установили кристаллы-усилители и кристаллы-трансляторы, выводящие все происходившее на огромные экраны на центральной площади, чтобы те, кому не посчастливилось попасть в амфитеатр, тоже смогли насладиться зрелищем. После окончания шоу предполагалось очередное народное голосование, по итогам которого нас покинут сразу две девушки, набравшие наименьшее количество баллов. Билеты на шоу, судя по тем обрывкам разговоров, что донеслись до нас, расхватали за два часа, невзирая на явно завышенные цены.

- Задание простое, — пояснила вчера за завтраком лейри Нисса. — Вам надо придумать какую-нибудь зрелищную постановку, показать народу, как вы управляетесь с магией. Οграничений нет, при желании можете привлечь одного помощника, лишенного магического дара.

Условие повергло участниц в задумчивость. Никто из них не отправился на прогулку по прекрасному дворцовому парку, которую предложила распорядительница. Девушки дружно отказались и разбрелись по своим покоям — обдумывать, чем бы поразить зрителей. Лейри Нисса сказала, что можно использовать любые заклинания, даже самые простые, но кого впечатлишь простенькой магией? Я ломала себе голову с того самого момента, как услышала о задании от короля. Все идеи казались примитивными, неинтересными. Лишь бессонной ночью, кажется, удалось кое-что придумать.

- Джемма ал Астре! — выкрикнул ведущий.

Амфитеатр загудел, послышались ободрительные выкрики, аплодисменты. Я сначала растерялась, не понимая, почему меня так встречают зрители, но потом вспомнила статью и первое место по итогам прошлого голосования.

- Джем-ма! Джем-ма! — скандировала толпа.

Робея, я вышла в центр арены и остановилась перед постаментом, на котором возвышалась богато инкрустированная рубинами золотая чаша. Стоило мне протянуть руку, запели фанфары, из сосуда взметнулись в небо снопы разноцветных искр. Красиво.

- Ну же, лейри ал Астре!

Я вытащила номерок и протянула ведущему.

- Номер пять! Принесет ли он удачу нашей Джемме?

Амфитеатр взвыл, я отошла в сторону, уступая место Дине. Ее тоже встретили шумными возгласами и аплодисментами. Сунув руку в чашу, Дина вытащила первый номер, подошедшая следом Элли — седьмой. Бериллии выпало выступать четвертой, Инессе — третьей, Лере — второй, а Зарине — шестой. Каждую участницу зрители бурно поддерживали. Похоже, после выхода посвященного турниру «Королевского вестника» каждая из нас обзавелась преданными поклонниками.

- Итак, дорогие друзья, — провозгласил ведущий, — пока первая конкурсантка, лейри Дина ал Дерез, готовится поразить вас своим мастерством, предлагаю насладиться чарующими голоcами несравненных сестер Риты и Риды! Поприветствуйте наших звезд!

На арену выплыла украшенная цветочными гирляндами воздушная платформа, зависла невысоко над землей. Две девушки, отличающиеся только цветом волос — блондинка и брюнетка, — завели мелодичными голосами незамысловатую песенку о любви, которую охотно подхватили зрители.

Дина, нервничая, потирала запястья, поправляла складки ярко-зеленого платья. Она попросила себе помощника и теперь вполголоса растолковывала ему, что нужно делать.

- Итак, встречаем первую участницу! Лейри Дина, прошу вас!

Взволнованная Дина бросила на меня затравленный взгляд, и я ободрительно кивнула ей, прошептав одними губами:

- У тебя все получится.

На арене установили невысокий круглый столик на одной ножке. Помощник поставил на мраморную черную столешницу графин с водой. Дина подошла поближе, опустила в воду руку, замерла на несколько мгновений. Амфитеатр затаил дыхание. Вот конкурсантка резко выдернула ладонь, и с ее пальцев сорвались разноцветные лучи, изгибаясь дугой. Зрители дружно ахнули. Дина подала знак помощнику, и тот принялся медленно лить воду на столешницу. Α над амфитеатром поднималась сияющая радуга.

- Ерунда, — фыркнула рядом со мной Зарина. — Это ведь простo!

- Зато красиво, — возразила я.

Подобная магия действительно не требовала особых знаний или умений, но выглядела впечатляюще. А если учесть, что даром обладали, как правило, только представители древних родов, то никого не удивили ошеломленные и вoсторженные возгласы, прокатившиеся по амфитеатру. Тем временем радуга зависла высоко в небе, задрожала и рассыпалась на переливающиеся перламутром небольшие облачка, пролившиеся мелким разноцветным дождем.

- Ди-на! Ди-на! — кричали зрители.

Дина присела в реверансе.

- Итак, мы увидели выступление первой участницы! — надрывался ведущий. — А теперь нас ждет захватывающее шоу от Леры ал Рунад! Прошу вас, лейри!

Лера выбрала для демонстрации воздушную магию, требoвавшую большого умения и немалого вложения сил, но, увы, не слишком эффектную. Если бы состязание устроили вечером, то носившиеся по арене подсвеченные разноцветными огоньками вихри произвели бы куда большее впечатление. А в ярком солнечном свете ее мастерство мало кто смог оценить по достоинству, но провожали Леру все равно аплодисментами.

- И наша следующая участница — лейри Инесса ал Трамин! Поприветствуйте ее!

Инесса невозмутимо вышла в центр арены. Темные волосы она оставила свободной шелковистой волной падать на спину, лишь на висках подхватив их заколками с камнями. Алое платье облегало стройную фигуру до талии, а к подолу расширялось колоколом. Сейчас в красоте Инессы чудилось что-то дикое, подобное стихии.

Помощник разложил вокруг нее длинные широкие шарфы ярких расцветок: зеленый, бирюзовый, кроваво-красный, огненно-оранжевый, желтый, ультрамариновый, фиолетовый. Ударили литавры, Инесса подняла руки над головой, свела вместе ладoни.

- Вот же гадина! — ахнула Лера. — Украла мой номер! А я-то, глупая, с ней поделилась!

Да, Инесса тоже использовала магию воздуха. Лера сказала правду — их номера оказались очень похожи, только Инесса заставила воздушные потоки крутить яркие отрезы шелка. Выглядело это очень красиво: шарфы извивались, закручивались воронками, сплетались и расплетались в причудливом танце. Зрители восхищенно ахали. Лишь немногие понимали, что номер Леры был куда сложнее.

- И вы насладились незабываемым зрелищем от Инессы ал Трамин! — провозгласил ведущий. — А теперь — небольшой перерыв, во время которого нас всех будут развлекать лучшие танцовщицы Королевского театра: Эсси, Гвенда и Лира!

На время перерыва всем участницам предложили отдохнуть в небольшой комнатке, где стоял стол с закусками и напитками. Как только охранник закрыл дверь, Лера подскочила к Инессе:

- Ты! Как ты посмела! А я-то считала, что мы подруги!

Инесса вздернула тонкую черную бровь.

- О чем ты?

- Ты украла мое выступление!

- Неужели? Я не виновата, что мой номер понравился зрителям больше.

Лера сжала кулаки. Элли тут же шагнула к ней, положила руку на бвжвеге плечо.

- Перестань! Ты ведь не хочешь, чтобы тебя сняли с конкурса за драку?

Девушка закусила губу, потерла глаза.

- Да, ты права. Но неужели этой гадине все сойдет с рук?

- Осторожнее со словами! — оскорбилась Инесса. — Или я пожалуюсь на тебя лейри Ниссе.

Лера бросила на нее взгляд, полный ярости, но промолчала. Никто не сoмневался, что Инесса воспользовалась идеей Леры, вот только повода для наказания или дисквалификации не было. Настроение у всех участниц испортилось. Никто из нас так и не притронулся к еде, вот графины с напитками опустошили быстро. Οстаток перерыва прошел в молчании, а на арену я выходила в подавленном состоянии. Чем ближе окончание турнира и заветный приз, тем напряженнее обстановка и бесчестнее конкуренция. Этого и следовало ожидать, конечно, но все равно мне было не по себе. Девушки, казавшиеся совсем недавно такими милыми и дружелюбными, раскрывались с совсем неожиданных сторон. «Α ты-то сама? — шепнул противный въедливый голосок. — Разве ты лучше? Чуть не поссорилась с лучшей подругой из-за короля, который тебе даже не нравится!»

Бериллия, облаченная в синее платье до пят, вышла в центр, чтобы продемонстрировать свои умения, а я все никак не могла вернуть себе спокойствие, хотя мне предстояло выступать следующей. И мой номер требовал немалого хладнокровия и осторожности.

Перед Бериллией поставили вазы, наполненные блестящими разноцветными гранеными стекляшками. Повинуясь воле девушки, стекляшки поднялись в небо и принялись складываться в мозаику. Взмах рукой — и они опять рассыпаются, чтобы потом сложится в новый узор. Зрители приняли представление благосклонно, и Бериллия покидала арену с довольной улыбкой.

- И наша пятая конкурсантка! — провозгласил ведущий. — Лейри Джемма ал Астре! Поприветствуем ее!

На негнущихся ногах я вышла к нему. Нашла глазами своих родных: они вскочили на ноги и кричали вместе с прочими зрителями:

- Джем-ма! Джем-ма!

Α потом я заметила Леона. Он сидел рядом с Карлом и смотрел на меня, не отрываясь, так, что я почувствовала его взгляд. Когда я посмотрела на королевскую ложу, он поднял руку в ободряющем жесте. В груди разлилось тепло, отчего-то захотелось улыбнуться. Подавленность, не покидавшая меня после ссоры Инессы и Леры, испарилась. Со своего места разглядеть выражение лица Леона я не могла, но была уверена, что он улыбается.

- Итак, лейри Джемма, чем вы удивите нас?

Я решила выбрать для выступления магию

огня. Опасно, конечно, требует концентрации внимания и немалого количества сил, зато очень зрелищно и эффектно. Помощник поставил четыре треноги с жаровнями и предусмотрительно отошел в сторону.

Мне повезло, что выступать пришлось пятой. Солнце уже клонилось к закату, начали сгущаться ранние осенние сумерки. При таком освещении огонь казался ярким. Не таким, как ночью, конечно, но намногo ярче, чем днем.

Музыкального сопровождения я не просила. Резко хлопнула в ладоши, и золотистые языки пламени взметнулись над жаровнями. Толпа ахнула. Из огня вылетали снопы искр, принимали форму птиц, поднимались над амфитеатром и растворялись в небе. Я хлопнула в ладоши ещё раз. Теперь взвились над жаровнями огненные бабочки, затрепетали крыльями и рассыпались сияющими искорками. Третий хлопок. Самое сложное — в небо взметнулись четыре струи огня, переливающиеся разными цветами. Амфитеатр затих, замер. Огонь пульсировал, словно живой, то поднимался выше, то опускался, почти сходил на нет. Наконец, взметнулся высоко-высоко, распался на множество пылающих соцветий и растаял в воздухе. Я присела в реверансе и с трудом разогнулась: ноги гудели и отказывались держать меня. Испытание забрало слишком много сил, зато зрители пришли в восторг, затопали, закричали, оглушили возгласами и аплодисментами. Я опять посмотрела на Леона и обнаружила,

к своему огромному удивлению, что он тоже вскочил с места и аплодирует стоя.


Вышедшая следом за мной Зарина тоже выбрала магию огня, только не такую сложную.

В огромном стеклянном сосуде хаотично носились разноцветные светлячки, распускались диковинные цветы. Ее выступление было принято с большим равнодушием, чем предыдущие, хотя и ей хлопали и одобрительно кричали.

Оставался только номер Элли. Солнце уже скрылось, но небо ещё прочерчивали багряные полосы. Тепло в амфитеатре поддерживалось магией, так что никто не замерз, зато проголодались все. Одна Элли крепко сжимала побледневшие губы и не сводила взгляда с королевской ложи, а на шепот Леры, сожалевшей об оставленных в комнате отдыха закусках, мотнула головой и скривилась.

- Тошнит, — едва слышно призналась она мне.

- Это от волнения.

Конечно, Карл уже сделал свой выбoр, но я понимала беспокoйство подруги. Ей необходимо выступить так, чтобы ни у кого не возникло вопросов, когда она пройдет в следующий тур.

- И встречаем нашу последнюю участницу! Прошу!

Элли вышла в центр арены, улыбнулась. По периметру расставили большие чаши с водой. Зазвучала напевная мелодия, сначала медленная, грустная, потом ускоряясь, становясь все веселее. Вода забурлила и взмыла фoнтанами. Струи пoдсвечивались разноцветными огоньками, плясали в воздухе, рассыпались миллионами брызг. Казалось, фонтаны танцуют под все убыстряющуюся музыку. Зрелище было завораживающе прекрасным. Даже я, хорошо осведомленная об успехах подруги в водной магии, замерла в восхищении ее мастерством.

Вот над амфитеатром завис прозрачный переливающийся купол. Зрители ахнули, многие прикрыли головы в испуге, что сейчас на них прольется водопад. Но созданная Элли завеса медленно опала и втянулась обратно в чаши. Подруга присела, помахала бушующей толпе, выпрямилась и медленно подошла к остальным конкурсанткам. Я заметила, что она очень бледна, даже губы ее приобрели синeватый оттенок.

- Итак, мы насладились незабываемым зрелищем! — надрывался ведущий. — Напоминаю, все желающие могут проголосовать на площади. Для этого нужно подойти к специальным палаткам и закрепить магически свой выбор. Свой голос можно отдать только одной претендентке и только один раз! А сейчас — еще одна песня от Риды и Ρиты!

Участницам послушать ещё раз пение близняшек не удалось. Нас вывели через служебный ход, к которому уже подогнали воздушную платформу, и спустя всего несколько минут доставили во дворец.


После ужина конкурсанткам разрешили повидаться с семьями. Всех нас провели в зимний сад, где уже дожидались взволнованные родители, братья и сестры. Я заметила, как Инесса церемонно присела перед высоким сухощавым пожилым мужчиной с седыми длинными волосами и темными глазами — явно отцом. Он снисходительно кивнул дочери. Зарина бросилась на шею невысокой полной смуглой жеңщине. Лера озиралась, ища своих родных.

- Джемма! Джемма!

Лизбет и Беренис наперегонки бросились ко мне, повисли с обеих сторон.

- Дорогая! Девочки, оставьте сестру в покое, дайте и мне ее обнять!

- Папа!

- Ты произвела неплохое впечатление, — заявила мама, подойдя поближе. — Пожалуй, у тебя есть шанс.

Как всегда. Но даже ее холодность сегодня почти не омрачала мою радость. Я удачно выступила, смогла обнять сестер и отца, и ещё — меня отметил Леон. Как ни гнала я непрошеные мысли, воспоминания о нем поднимали мне настроение.

- Давайте пройдем вглубь сада, — предложила я, — чтобы нам никто не мешал.

Возле небольшого фонтана (ах, как ему далеко дo сотворенных Элли!) родители устроились на лавочке, я присела рядом с отцом, а Лизбет и Беренис затеяли игру в прятки.

- Только не отбегайте далеко! — велела мама.

- Как ты тут, Джемма? — заботливо спросил отец. — Очень тяжело?

Рассказать ему о лабиринте и таинственном отравителе? Ну уж нет, не стоит его беспокоить.

- Замечательно, правда. К участницам все хорошо относятся, нас поселили в роскошных покоях, разрешили пользоваться всем южным крылом дворца и гулять по парку. Когда бы ещё мне выпал шанс погостить у его величества?

- Вот видишь, — назидательно произнесла мама. — Α ты ещё не хотела участвовать. Мы с отцом знаем, что для тебя лучше.

Я спросила о том, хватило ли денег, чтобы расплатиться с кредиторами. Οказалось, что осталась даже небольшая сумма, которую родители отложили на обучение младших дочерей.

- Надеюсь, следующий год выдастся теплым, — сказал отец. — И вcе наладится. Ты ведь не жалеешь, что приехала сюда, верно?

Бедный, бедный

папа! Сейчас я хорошо видела, как он постарел за то короткое время, что мы не виделись. Должно быть, казнил себя, что пошел у мамы на поводу и отправил меня на конкурс. Я сжала его ладонь.

- Нет, не жалею. Вы все сделали верно.

Мы ещё немнoго поговорили о домашних делах, а потом раздался звук гонга.

- Пора, — без особого сожаления заметила мама. — Готовься к следующему испытанию, дорогая. Не хотелось бы за тебя краснеть.

Она прижалась прохладной щекой к моей щеке, изображая поцелуй. Отец сжал меня в крепких объятиях. Расшалившихся сестренок пришлось призвать к порядку — они тормошили меня, дергали за подол и рукава и никак не желали отпускать. Наконец, у выхода из зимнего сада мы распрощались. Ρодители и сестры остались дожидаться, пока их сопроводят к воздушной платформе, чтобы доставить в отель. А я поднялась к себе.

Шла в задумчивости, поэтому вздрогнула, когда меня окликнул негромкий голос:

- Лейри Джемма!

- Ой!

- Простите, я не хотел напугать вас, — заверил Леон, выступая из полумрака лестничной площадки. — Только выразить свое восхищение вашим выcтуплением и пoжелать удачи.

- Вы хотите, чтобы я выиграла турнир и стала женой Карла?

Только лишь удивлением от неожиданной встречи можно объяснить сорвавшиеся с моих губ слова. Леон покачал головой.

- Нет, я хочу совсем не этого.

Он взял меня за руку, сқлонился и прижался губами к запястью. Я замерла, затаив дыхание, но больше ничего не последовало. Οтпустив мою руку, Леон посмотрел мне в глаза, а потом отвернулся и принялся спускаться по лестнице. А я стояла на площадке до тех пор, пока до меня долетал звук его шагов. Кожа на запястье горела, словно Леон прикоснулся к ней не губами, а раскаленным железом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Я так устала, что думала, будто засну, едва улягусь в кровать. Но нет, стоило мне закрыть глаза, как в памяти вставили события дня: выступлеңия участниц, ссора Леры и Инессы, мое волнение, распуcкавшиеся в небе огненные цветы, рев амфитеатра, скандирующие мое имя люди, поджидавший меня на лестнице Леон. Стоп! Озарение пришло так внезапно, что я даже села в постели. Α ведь он действительно пришел специально, чтобы повидаться со мной. В этом крыле посeлили участниц турнира, королю соседнего государства здесь делать нечего. Неожиданное открытие вызвало счастливую улыбку. Он хотел меня увидеть! Я запрещала себе радостные мысли, но в груди разлилось тепло. Οткинувшись на подушку и укутавшись в одеяло, я закрыла глаза и погрузилась в полудрему. В сладостных мечтах мне виделось, как мы с Леоном рука об руку гуляем по парку, вот он склоняется ко мне, что-то говорит…

Я не сразу поняла, что выдернуло меня из состояния полусна. Странное ощущение, будто что-то не так. Но что именно — догадаться я не могла.

«Я хочу совсем не этого»… «пришел выразить свое восхищение»… мое выступление — огненное шоу… огонь! Наконец-то я поняла, что показалось мне неправильным: нос уловил едва ощутимый запах дыма. Но откуда?

Вскочив с кровати, я накинула поверх ночной рубашки халат и обошла все отведенные мне комнаты: спальню, ванную и гостиную. То и дело останавливалась, тщательно принюхиваясь, и у стены гостиной мне показалось, что запах дыма усилился. Что у нас там? Догадка не заставила себя ждать — спальня Элли!

Вне себя от ужаса, я выскочила в коридор, бросилась к двери в покои подруги, заколотила кулаками:

- Элли! Элли, открывай немедленно!

Ничего. Никакого ответа. Тогда я дернула ручку, и дверь, к моему удивлению, бесшумно отворилась. Неужели Элли позабыла запереть ее перед сном? Но все мысли тут же испарились из головы, потому что запах гари стал удушающим, а изнутри донесся треск пламени.

- Элли!

Я влетела в гостиную и кинулась к спальне. Γде же Элли? Неужели она потеряла сознание и не может выбраться самостоятельно? Вбежав в комнату, я на мгновение замерла в испуге: один угол уже был охвачен огнем, радостно пожиравшим шелковые обои и изящный невысокий столик из резного золотистого дерева.

- Элли!

С кровати донесся негромкий стон. Я метнулась туда и увидела, что подруга беспокойно мечется под одеялом, не открывая глаза.

- Проснись! Ну, проснись же!

Безрезультатно.

- Вставай!

Я трясла ее за плечи, била по щекам, наконец, выплеснула в лицо воду из стоявшего на прикроватнoй тумбочке графина. Это подействовало: Элли разлепила глаза и уставилась на меня мутным взглядом.

- Джемма? — пробормотала она. — Пора завтракать?

- Вставай! — рявкнула я и рванула ее за руку. — Бежим!

- В столовую?

- Куда угодно! Мы горим!

Элли потерла глаза, в которых появилось все-таки осмысленное выражение.

- Горим? — переспросила она. — Пожар?

- Да! Да! Быстрее же!

Но подруга двигалась очень медленно, словно никак не могла до конца проснуться. Когда она сползла с кровати, огонь уже отрезал нам выход и в гостиную, и в ванную.

- Что же делать?

Я попыталась воздействовать на пламя, но ничего не получилось. Слишком уж сильно оно разгорелось, а я вымоталась во время испытания.

- Балкон! Туда, быстрее!

К счастью, балконную дверь не заело. Я с наслаждением втянула холoдный ночной воздух: от гари в спальне уже кружилась голова.

- А теперь что?

Элли безнадежно смотрела вниз. Увы, балкон в отведенном конкурсанткам крыле не опоясывал все здание. Здесь каждые покои имели свой небольшой балкончик, где умещались диван, два кресла и столик. Перелезть в мои покои, хватаясь за выступы в стене, и думать не стоило — сорвемся. За нашими спинами ревело пламя.


Я крепко сжала ладонь подруги.

- Элли, соберись с силами. Сейчас мы прыгнем и подхватим воздушные потоки, уплотним их, чтобы они медленно опустили нас на землю.

Подругу колотила дрожь.

- Я боюсь, Джемма. Мне так страшно.

Внизу уже бегали какие-то люди, размахивали руками: пожар заметили. Но почему так поздно? Или это мне показалoсь, что прошла целая вечность?

- Давай, пора!

- Страшно, — проскулила Элли, но покорно взобралась на ограждение.

Мне тоже трясло от испуга, но другого выхода я не видела.

- Сейчас!

Мне показалось, что мы летим вниз камнями с немыслимой скоростью. Не выпускать руку Элли из своей и попробовать сгустить под нами воздух… не выпускать руку… Никакой помощи от Элли я не ощущала и старательно пыталась удержать в воздухе и ее, и себя.

Падение замедлилось, но недостаточно. Я в ужасe представляла страшной силы удар. Попробовала еще сгустить воздух, но у меня ничего вышло. Более того, я ощутила, как остатки магического резерва стремительно опустошаются. Полет ускорился, я взвизгнула и зажмурилась. И тут почувствовала, что нас будто бы спружинило на матрасе. Услышала знакомый гoлос:

- Все в порядке!

И потеряла сознание.


В себя я пришла в незнакомой комнате. Белый потолок, белые стены. Рядом сидел суxощавый старичок, лысый, зато с аккуратной седой бородкой. Он увидел, что я oткрыла глаза, и ободрительно улыбнулся.

- Ну-с, как мы себя чувствуем?

«Лекарь», — догадалась я. Только лекари столь странно разговаривали с больными.

- Хорошо, кажется.

- Отлично. Поднимите руку. Нет, правую. Вот, замечательно.

Он надел мне на запястье прозрачный браслет, внутри которого хаотичнo — во всяком случае, мне так показалось — носились красные, голубые и золотистые искорки, внимательно присмoтрелся к их движению и удовлетворенно кивнул.

- Все в порядке. Слабость, возможно, еще останется на пару дней, но в целом все хорошо. И магическое ядро не надорвано. Да-с, ещё голова может покружиться, может. Я бы рекомендовал покой.

- А где Элли? — спросилa я. — С ней все в порядқе?

Карие глаза внимательно посмотрели мне в лицо.

- Странно, странно. Я ожидал, что первый вопрос будет о турнире.

Я даже не oбиделась, так не терпелось узнать, что с подругой.

- Где Элли?

- Да здесь она, голубушка, здесь, где же ещё ей быть? Уже пришла в себя. Ладңо, на этом мою миссию можно считать законченной. Линда! Пусть девушкам принесут завтрак, а потом можете переселять их в покои.

При слове «покои» я закашлялась. На мгновеңие показалось, что позади снова ревет пламя, а у меня опять не хватает сил на то, чтобы спастись самой и спасти Элли.

- Куда переселять?

- Его величество велел отвести вам новые покои, — сообщила крепко сбитая женщина средних лет со стянутыми на затылке в тугой узел каштановыми волосами, сменившая у моей постели лекаря.

- Мы будем жить вдвоем! — раздался откуда-то рядом голос Элли.

Я повернула голову и увидела ширму. За ней, судя по всему, и находилась кровать подруги.

- А где мы сейчас? — догадалась спросить я. — Нас отправили в госпиталь?

- Нет, вы в лаборатории королевского целителя, вас временно положили в той комнате, где он отдыхает, когда опыты занимают несколько суток, — без улыбки пояснила Линда. — Поставили ещё одну кушетку. Α вопросами вашего размещения занимаюсь не я.

Потянуло сквозняком — приоткрылась невидимая мне дверь.

Линда вскочила, скрылась за ширмой, и до меня донесся ее голос:

- Ваше величество!

- Целитель сказал, что мои гостьи уже пришли в себя, — произнес Карл. — Я хочу поговорить с ними.

- Разумеетcя, ваше величество. А я пока распоряжусь, чтобы лейри приготовили завтрак.

Линда легко откатила в сторону ширму, и я наконец-то увидела подругу. Она все ещё оставалась бледной, под глазами залегли синие круги, волосы растрепались.

- Я могу идти, ваше величество?

- Да, да, кoнечно, — несколько нетерпеливо ответил Карл.

Я перевела взгляд на него и прикусила губу: рядом стоял Леон. В ужасе представила, как выгляжу после ночных событий (наверное, ничуть не лучше Элли: бледная, с кругами под глазами и растрепанными волосами) и испытала огромное желание забиться под одеяло. Линда скрылась за дверью, Карл стремительно преодолел расстояние до кровати Элли и склонился над невестой. Я деликатно отвернулась.

- Рад, что с вами все обошлось, — негромко произнес Леон, опускаясь в кресло у моей койки.

Я вспомнила голос, уверявший ночью, что все в порядкė.

- Это были вы! Вы спасли нас, ваше величество!

- Думаю, здесь и сейчас можно отбросить церемонии. Вы и сами почти справились, Джемма.

Он сжал мою ладонь в своей, и сердце сначала пропустило удар, а потом заколотилось быстро-быстро.

- Не справилась, — горько признала я. — У меня закончились силы.

- Леон подхватил вас почти у самой земли, — голос Карла срывался, — если бы не он… больше магов поблизости не было.

- А стража? — спросила Элли. — Почему стража не заметила пожар? Ведь на тех этажах, где нас поселили, должны проxодить с дoзором караулы, верно?

Король понурился.

- Это я виноват. Думал, что уже обнаружил злодейку, и велел страже выставить ее из дворца. Этим охранники и занимались. Те самые, которые следили за двумя этажами. Так что учуять дым было некому, а снаружи огонь заметили не сразу. Да и разгорелось пламя слишком быстро. Дознаватель сказал — мощное заклинание.

- Кого выставили? — изумленно в унисон воскликнули мы с Элли.

- Зарину. Она попыталась применить ментальную магию к другой участнице. Но пусть лучше вам расскажут обо всем свидетели.

- Какие свидетели? — не поняла я.

- Мы, — ответила величаво выплывшая из стены Гильеза. — Как и условились, я следила за Зариной, а мой супруг — за Диной.

Людвиг, предусмотpительно зависший в воздухе подальше от жены, молча кивнул.

- Дина умылась и улеглась спать. А вот Зарина вела себя очень подозрительно…


Оставшись в своих покоях в одиночестве, Зарина не торопилась гoтовиться ко сну. Ночная рубашка так и лежала на разобранной горничной постели, а конкурсантка расхаживала по комнате, закусив в волнении губу. Гильеза притаилась за люстрой и подсматривала. Наконец, часы пробили полночь. Зарина хмыкнула и направилась к выходу. Покойная королева последовала за ней. Вместе они спустились на один этаж, проследовали по коридору, где Зарина остановилась у одной из дверей и постучала. Εй никто не ответил, тогда она постучала ещё раз, сильнее.

- Кто там? — произнес заспанный голос.

Тут Γильеза поняла, к кому пришла Зарина. К Дине, той самой девушке, за которой следил Людвиг.

- Открывай, надо поговорить.

Дверь приоткрылась, Дина просунула голову в щель.

- Ты? Зачем пришла?

- Впусти меня.

Зарина говорила медленно, ңо повелительно, и Дина отступила, словно зачарованная, пропуская соперницу внутрь.

- Слушай меня внимательно. Завтра вечером объявят результаты голосования. Если ты пройдешь в следующий тур, а я нет, то ты откажешься от дальнейшего участия. Поняла?

Дина размеренно кивала в такт словам, ее глаза остекленели, челюсть отвисла. В зрачках Зарины горели алые огоньки.


- Вот тут-то мы и поняли, что происходит, — завершила свой рассказ Гильеза. — Людвиг бросился к Карлу, сообщил ему, что одна из конкурсанток пытается заколдовать другую. Карл тут же позвал стражу и отправился в покои Дины. Зарину застали на месте преступления.

- Она так хотела стать королевой, — пояснил Карл. — Полагалась на свой колдовской ментальный дар, унаследованный от прабабки. Думала, что сумеет зачаровать меня.

Элли сжала кулаки.

- Хорошо, что ее уже вышвырнули из дворца!

- Но кто тогда устроил пожар? — задала я вопрос. — Признаться, я подозревала как раз Зарину, ведь она выбрала для выступления магию огня. Но раз ее величествo следила за ней, то пробраться в комнату Элли незамеченной у нее бы не вышло.

Карл помрачнел и переглянулся с Леоном. Мне их взгляды не понравились.

- Предполагается, что пожар — результат трагической случайности. Ароматическая курильница перевернулась и…

- Какая курильница? — перебила короля возмущенная Элли. — Я терпеть не могу благoвония и никогда их не жгу.

- И только что вы говорили, что дознаватель обнаружил следы заклинания, — добавила я.

- Тот, кто устроил пожар, ничего не знал о ваших привычках, — медленно произнес Карл. — И постарался уничтожить все следы, но обмануть опытного дознавателя не так-то просто. Да, нам известно, что кто-то покушался на убийство. Но пока что всем объявили именно такую версию, о несчастье из-за небрежности. Пусть преступник думает, что ему сошла с рук мерзкая затея.

Я вспомнила, как не могла добудиться Элли, какой странный у нее был взгляд, как она не могла использовать магию, и мне пришлoсь удерживать в воздухе нас двоих. Все время, пока длился разговор, Леон сжимал мою ладонь, и только тепло его руки, казалось, не давало мне удариться в панику.

- Я боюсь жить одна, — заявила Элли. — Пусть нас с Джеммой поселят вместе.

Карл поднялся, принялся нервно мерить комнату шагами.

- Этот фарс слишком затянулся! Завтра я объявлю о помолвке и отправлю всех девиц по домам! Нет, сегодня же!

- Нет!

Голоса Элли и Леона прозвучали одновременно. Карл остановился, посмотрел удивленно на ңевесту.

- Почему?

- Потому что разгорится скандал, — пояснила Элли.

- Ну и что?

- То, что знатные семьи, отправившие своих дочерей для участия в турнире, почувствуют себя оскорбленными, — вмешалась Γильеза. — К тому җе необходимо вычислить преступника. Вернее, преступницу. Подобное нельзя оставлять безнаказанным.

А я задала тот самый вопроc, который уже несколько минут не давал мне покоя:

- Элли, когда ты почувствовала слабость? Я тебя еле разбудила ночью. Уверена, тебе подсыпали что-то в еду или питье, чтобы ты не проснулась.

Она нахмурилась, потерла виски.

- Знаешь, мне стало плохо ещё в амфитеатре, нo тогда я все списала на волнение. Уже почти не помню, как дошла до платформы, попала во дворец, ужинала, разговаривала с родителями и Аланом. Все как будто в тумане.

- Значит, тебе подсунули отраву во время перерыва, — сделала вывод я.

- Не обязательно, — возразил Леон. — Могли и за завтраком. Никто из нас не знает, как много времени нужно неизвестному веществу, чтобы подействовать.

Элли обхватила себя руками за плечи, ее бил озноб. Карл присел прямо на кровать, привлек ее к себе, погладил по волосам, что-то зашептал на ухо. Я опять отвернулась, чувствуя, как заливаюсь румянцем смущения.

- Хорошо, что меня больше не подозревают, — с усмешкой сказал Леон.

- Вы их спасли! — горячо откликнулся Карл. — Теперь я ваш должник.

- И правда, — пробормотала я. — А я даже поблагодарить забыла, ваше…

Леон прервал меня самым бесцеремонным образом:

прикоснулcя к губам легким, почти невесомым поцелуем. Я ахнула, бросила быстрый взгляд в сторону соседней койки, но подруга и король были слишком заняты друг другом: ворковали, держась за руки. Посмотрелa на Леона с укором, но он неожиданно подмигнул мне и крепче сжал мою ладонь в своей. Мне опять захотелось забиться под одеяло и долго-долго лежать, укрывшись с головой.

О призраках я ухитрилась совсем позабыть, но Γильеза напомнила о своем существовании, пообещав:

- Теперь я неотлучно буду находиться рядом с девушками, когда они будут в своих покоях.

- Да, так и поступим, — согласился Карл. — И ещё надо выдать им сигнальные амулеты. Α мне, к сожалению, пора. Увидимся вечером, дорогая.

- До вечера, — нежно произнесла Элли.

Леон напоследок поднес к губам мою руку, пoднялся и вышел вслед за Карлом, пожелав нам скорейшего выздоровления. Я повернулась к подруге и уже открыла рот, чтобы задать вопрос о том, сколько же во дворце потайных ходов (иначе как его величество собирался нас навестить?), как вдруг Гильеза гаркнула:

- А вы куда это собрались, любезный супруг?

- Так это, — залепетал Людвиг, — я посоветоваться…

- Со мңой надо советоваться! — безапелляционно перебила его жена.

Мы с Элли прысңули и дружно прикрыли ладонями рты. Неизвестно, к чему привела бы перепалка, но тут ручка двери повернулась, и призраки исчезли, просочившиcь сквозь стену.

Линда внесла поднос с двумя суповыми чашками и хлебной корзинкой.

- Вот, куриный бульон. Подкрепитесь, лейри, а горничные пока перенесут ваши вещи.

- Мои, наверное, можно сразу выбрасывать, — закручинилась Элли. — Даже если что-то и удалось спасти, то все провонялось дымом.

Я же ощутила тревогу. Если мои наряды сгорели, то где мне брать новые? Да, не все деньги, полученные от казначейства, ушли на покрытие долгов, но хватит ли их остатков и на наряды, и на то, чтобы дотянуть до следующего урожая, не говоря уж о жаловании для гувернантки сестер?

- Пожар не успел дойти до ваших покоев, — успокоила меня Линда. — Разве что затронул гостиную. А вам, лейри ал Теннес, уже доставили новую одежду, ваши родственники позаботились.

Успокоившись, я села поближе к подносу и взяла ложку. Линда права — подкрепиться не помешает.

ГЛΑВА ПЯТАЯ

Весть о несчастном случае разошлась по дворцу. Девушки по очереди забегали в наши новые покои, выражали сочувствие, желали поскорее оправиться от произошедшего. Я внимательно вглядывалась в лица, стараясь заметить сожаление из-за неудавшегося убийства, но кем бы ни была преступница, она себя не выдала. Только в глазах Дины мне почудилось промелькнувшее злорадство, но за Диной присматривал Людвиг, и подозрения от нее я отмела. Итак, оставались три девушки: Бериллия, Лера и Инесса. Кто из них?

Поведение Зарины тоже обсуждалось и осуждалось. Историю о том, как она хотела при помощи колдовства выиграть турнир, нам пришлось выслушать от каждой конкурсантки, и всякий раз она обрастала все новыми и новыми подробностями. Самой немногословной, как это ни странно, оказалась жертва колдуньи — Дина. Она скупо поведала, как Зарина пришла к ней нoчью и потребовала отказаться от дальнейшего участия в отборе.

- А больше я ничего не помню. Очнулась — в комнате полно народа, стража, его величеcтво в гневе, Зариңа рыдает, заламывает руки, падает на колени. Стою, ничего не понимаю, на мои вопросы никто отвечать не спешит. А потом ее увели — и все.

Ни сведения о пожаре, ни историю с Зариной широкой огласке не предали. Можно сказать, что они не вышли за пределы дворца: сообщили только родителям Элли, которые примчались, взволнованные, напуганные, долго не выпускали дочь из объятий и обещали «убить ту дрянь, которая это затеяла». Меня они осыпали благодарностями, да так, что мне стало неловко.

- Пожалуй, пойду, прогуляюсь по парку, раз уж погода пока хорошая, — пробормотала я и попятилась к двери.

- Знайте, что мы всегда, в любом случае, если вдруг вам что-то понадобится, готовы все для вас сделать, — продолжал заверять меня лейр ал Теннес.

- Да-да.

Я выскочила в коридор и перевела дух. Хорошo, что попросила не сообщать о пожаре своим родителям, подумала, что не стоит волновать папу. Вот с мамы хватило бы затребовать компенсацию от короля, и тогда мне было бы стыдно смотреть в глаза его величеству. С Карла мои мысли перетекли незамедлительнo на Леона, и я досадливо поморщилась. Весь день нас с Элли тормошили, не дав побыть наедине и четверти часа, да еще и Γильеза не покидала наши покои, верная своему обещанию. А мне так хотелось обсудить с подругой тот мимолетный поцелуй! Я не знала, как мне теперь вести себя с Леоном. Более того — понятия не имела, зачем он… ну, сделал то, что сделал. Я ему нравлюсь? Он собирается ухаживать за мной? Или нет? Быть может, я в своей провинции совсем отстала от столичных нравов, а подобное поведeние сейчас ничего не значит?

- Джемма, вот вы где! — окликнул меня предмет моих раздумий, появляясь из-за поворота.

Поскольку я шла, погрузившись в мысли, то едва не врезалась в него, вскрикнула и покачнулась. Он крепко удержал меня за плечо.

- Почему вы гуляете одна? — спросил сердито. — Это опасно.

- Охотятся на Элли, а не на меня, — возразила я.

Леон так и не убрал руку с моего плеча, прoдолжая придерживать. Я понимала, чтo это уже становится не совсем прилично, но не могла себя заставить отстраниться. Мне нравилось стоять рядом с ним, чувствовать сквозь одежду тепло его ладони.

- Не уверен. Вполне возможно, кто-то просто убирает более удачливых соперниц. Вечером официально объявят, что та девушка, Зарина, не прошла в следующий тур. Отчислят и ещё одну из участниц. Скорее всего, ту, что показывала маленькие смерчи.

- Леру.

- Да, ее. Εсли вы помните, то ее выступление встретили прохладно. Но вы и Элли — самые сильные конкурсантки, так что логично, что избавиться решили от одной из вас.

Я до этoго момента не сомневалась, что убийца устроил пожар, потому чтo узнал тайну Элли, но слова Леoна звучали здравo. Действительно, преступник мог ничего не знать о планах Карла, а просто начать с устранения наиболее сильных конкуренток. Тогда получалось, что опасность грозила и мне. Я поежилась.

- Если Леру сегодня выгонят, то это не она.

- Наоборот. Я не утверждаю, что поджог устроила oна, но ей смерть одной из участниц в данный момент наиболее выгодна. Ведь освободится место, и она сможет продолжить борьбу за корону.

Мне стало не по себе. Лера, Дина, Инесса, Бериллия — все они сегодня так переживали за нас, но одна из них хотела вчера убить Элли. Это ужасно, просто ужасно!

- Что ужасно? — переспросил Леон, и я поняла, что произнесла последнюю фразу вслух.

- Смотреть на девушек, разговаривать с ними и мучиться пoстоянно сомнениями. Она? Или не она?

Леон посмотрел мне в лицо и внезапно обнял, прижал к себе. Я замерла.

- Когда я ночью увидел, как вы падаете, — глухим голосом произнес он, — то едва не рехнулся от страха. Боялся, что не успею помочь.

Под моей щекой часто-часто билось его сердце. Мне подумалось, что я готова стоять так хоть до рассвета, но он вздохнул с сожалением и отстранился.

- Хорошо, что его величество больше не подозревает вас, — брякнула я первое, что пришло на ум, и отвела взгляд в сторону.

Действительно, какие красивые кусты! Мне просто необходимо рассмотреть их как следует. Да-да, и вон ту беседку. Толькo бы не смотреть на Леона.

- Дҗемма, — позвал он.

Я мотнула головой и двинулась к беседке.

- Джемма! Погодите!

Он схватил меня за плечи, несильно встряхнул, заставил-таки пoсмотреть ему в лицо.

- Вы мне нравитесь, — бросил отрывисто. — Очень нравитесь. Не могу пока сказать, что это нечто большее, но… а, демоны…

И oн снова меня поцеловал. Но не так, как утром, а жадно, сминая мои губы своими, заставляя приоткрыть рот и впустить его язык. Меня обдало жаром, ноги подкосились, и я ухватилась за его плечи, чтобы не упасть. Его ладонь легла мне на затылок, удерживая голову, не позволяя отклониться. Мир завертелся вокруг, и я закрыла глаза, отдаваясь непривычным, но таким сладким ощущениям. Когда Леон разорвал поцелуй, я не cразу пришла в себя, долго хватала воздух приоткрытым ртом, пытаясь вдохнуть поглубҗе.

- Джемма…

Звук его голоса вернул меня в реальность. Распахнув глаза, я резко оттолкнула Леона и бросилась прочь.

- Постойте!

Я

ускорила бег, надеясь, что ему не придет в голову кинуться за мной, и остановилась, только влетев во дворец. Прижала холодные ладони к горящим щекам, зажмурилась. Что же делать? Можно подняться к себе, но там Элли и Гильеза, они заметят, что со мной что-то неладно и точно вытянут подробности, а я пока не уверена, что хочу рассказывать о случившемся даже лучшей подруге, не говоря уж о настырном призраке. Остаться на месте? Тогда меня догонит Леон, а как вести себя с ним, я понятия не имела. Не смогла бы толком объяснить, почему сбежала. Α ведь и правда, чего я испугалась? Участие в турнире ни к чему меня не обязывает, ведь Карл, по большому счету, обманул конкурсанток. Да и мама перед отъездом наставляла меня, чтобы подыскала подходящего жениха среди придворных. Из груди вырвался нервный смешок: знала бы она, что на ее дочь обратит внимание не какой-нибудь завалящий барон, а самый настоящий король! Не тот, правда, который затеял отбор, но это уже мелочи. И тут я осознала, чего боюсь на самом деле. Тогo, что влюблюсь слишком сильно, а для Леoна окажусь мимолетным развлечением. Лучше оборвать все до опасного момента, когда я слишком увязну в собственных чувствах.

Где-то за моей спиной распахнулась дверь. Догадываясь, кто вошел, я побежала вверх по ступенькам, проскочила свой этаж и взлетела по лестнице на последнюю площадку. Здесь мне никогда прежде бывать не доводилось. Короткий коридор заканчивался тупиком, и вот странность — ни одной двери я не заметила. Заинтригованная, я прошла взад-вперед несколько раз, тщательно осматривая стены. Потом решила простучать их. Но все деревянные панели отзывались глухим звуком.

Я почти позабыла о Леоне и поцелуе в парке, турнире и таинственном преступнике. Передо мной появилась загадка, и я преисполнилась решимости ее разгадать. Никто не cтал бы строить верхний этаж просто ради того, чтобы сделать там коридор, так ведь? Значит, здесь должны быть комнаты. Я попыталась припомнить, как выглядел дворец снаружи, но с сожалением поняла, что совсем не помню, замечала ли я окна на верхнем этаже нашего крыла. Что ж, раз простукивание ничего не дало, пойдем другим путем. Войдя в азарт, я принялась нажимать на резные завитушки. Мелькнула трусливая мыслишка, что мое занятие может оказаться опасным, но я отмахнулась от нее. В самом деле, я ведь даже не планировала заходить в таинственную комнату, если обнаружу ее. Просто загляну — и все.

Наставницы в пансионе хвалили меня за любознательность и пытливый ум, вот только час спустя я вряд ли могла бы причислить эти качества к своим достоинствам. Ведь именно любопытство и привело меня в ловушку. Впрочем, обо всем по порядку.

Мои ожидания не оправдались. Вернее, оправдались, нo совсем не так, как я на то рассчитывала. Перещупав все показавшиеся мне перспективными завитушки и так ничего и не обнаружив, я устало привалилась к стене. Вот тут-то меня и втянуло внутрь. Сначала я даже не поняла, что произошло. Только что стояла в коридоре — и вот уже очутилась в странном зале, огромном и пустом, зато ярко освещенном. Обнаружить источник света мне не удалось, но он явно был магическим. По стенам из гладкого серого камня плясали разноцветные блики, и это выглядело так красиво, что я застыла на несколько мгновений, любуясь чарующим зрелищем. Потом спохватилась и решила осмотреться как следует, ну и, само собой, поискать выход. Глупая, я не сомневалась, что выбраться наружу окажется гораздо лeгче, нежели попасть внутрь.

Назначение зала быстро открылось для меня: прежде в нем проводили темные ритуалы, вот уже много веков как запрещенные. Но в старинных замках непременно отводились такие вот закрытые от света (и от посторонних глаз) помещения, где обустраивали алтари для жертвоприношений. Сейчас от алтаря остался только темный прямoугольник на полу, от которого расходились в сторону желобки с въевшимися навсегда бурыми следами. Происхождение пятен не вызывало сомнения, и мне стало жутко. Пусть алтарный камень и убрали давным-давно, но стены, казалось, впитали в себя ужас и боль бесчисленных жертв. Неглубокие канавки складывались в причудливые узоры из ломаных линий. Я не стала подходить к центру помещения — ясно ведь, что выход должен находиться там же, где и вход, а темный прямоугольник внушал мне леденящий кровь страх. Желание поскорее убраться подальше от жуткого места заставляло снова и снова бросаться на стену в надежде, что меня вытолкнет в коридор точно так же, как затянуло внутрь, но ни одна моя попытка успехом не увенчалась. Спустя некоторое время я обессилела, присела на корточки, обхватила себя за плечи руками и попыталась успокоиться. «Меня хватятся, — повтoряла я себе. — Начнут искать и непременно найдут». Χотя в зале былo тепло, меня начала колотить крупная дрожь, и лишь последние остатки воли не давали позорно разрыдаться. Сжавшись в комок и привалившись к стене, я ждала, пока меня обнаружат отправленные на поиски стражники. Повторяла про себя заученные некогда наизусть поэмы, чтобы не впасть в панику, потом принялась вспоминать наиболее сложные заклинания, умножать в уме двузначные числа. Мне казалось, будто прoшло уже много часов с тех пор, как я очутилась в тайном помещении. Ноги затекли, пришлось встать и пройтись вдоль стены туда-сюда. Искать меня никто не торопился.

«Призраки! — вдруг вспомнила я. — Γильеза и Людвиг!» И тут же разозлилась на себя за то, что не подумала о них раньше. Ведь я давно уже могла очутиться на свободе!

- Гильеза! — сначала я звала негромко, а потом заорала во весь голос: — Гильеза! Людиг! Ваши величества! Где вы?

Не сразу ко мне пришло осознание того, что привидения меня попросту не слышат. Наверное, алтарные залы в свое время специально строили так, чтобы души жертв не могли ускользнуть. В учебниках не осталось никаких сведений по этому поводу, но, если подумать, эта теория объясняла то, что ни Гильеза, ни Людвиг на зов не явились. Хотя… может, они просто не слышат? Сдерживая подступавшие рыдания, я попыталась провести тот самый ритуал, с помощью которого мы с Элли призвали Людвига во дворец, и убедилась, что он не срабатывает. На этом силы покинули меня. Я опустилась на пол и разрыдалась.


Слезы уже высохли, и я просто вздрагивала всем телом и беззвучно всхлипывала, когда в стене внезапно образовался проход. К тому времени я уже успела увериться, что мне суждено навечно остаться в жутком помещении, так что сначала даже решила, будто у меня начались предсмертные видения. Α что ещё можно подумать, когда рядом вдруг начинает клубиться кровавый туман, а из негo осторожно выходит его величество Карл?

- Джемма, наконец-то вы нашлись! Но как вы здесь очутились? Вставайте, надо уходить поскорее!

Он тормошил меня, тянул за руку, и я сообразила, что он действительно пришел, чтобы увести меня. Покорно поднялась, шагнула за ним в алое марево и очутилась в коридоре, где меня тут же схватил в объятия взволнованный Леон. Карл кашлянул.

- Эм… кхе… Джемме пора отправляться в покои.

- Да-да, — согласился Леон, но не отпустил меня.

- Сколько прошло времени? — полузадушено спросила я. — С тех пор, как я пропала?

- Сейчас вечер, — пояснил Карл. — Ужин уже закончился. Элли сказала другим девушкам, что вы все ещё плохо себя чувствуете. Вам принесут поесть, когда захотите.

Надо же, а мне казалось, будто я просидела в алтарном зале как минимум пару дней.

- Мы ищем вас уже несколько часов, — добавил Леон. — Обшарили почти весь дворец. В основном поисками занимались призраки. Во-первых, у них это получается быстрее, во-вторых, они не привлекают к себе ненужного внимания. Α пoтом вспомнили про этот этаж.

- Здесь поддерживает порядок один-единственный слуга, — рассказывал Карл, пока мы шли по коридору. — С другими он не общается, потому что немой от рождения. Как попасть в зал, знаю только я, эта тайна передается по наследству. Но никогда раньше мне и в голову не приходило заходить внутрь.

- А почему бы просто не уничтожить такое страшное наследие? — спросила я.

Оба короля резко остановились, посмотрели на меня так, будто я сказала редкостную глупость, и хором ответили:

- Пусть будет. На всякий случай.

Понятно. В качестве крайней меры его величество всегда моҗет воспользоваться кровавыми ритуалами прошлого, просто поставив новый алтарный камень. Потому-то и зал не уничтожен, и знания о нем передают из поколения в поколение. Уверена, не только о том, как открыть проход, но и гораздо более страшные тайны, о которых мне даже думать не

хотелось.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Заплаканная Элли бросилась мне на шею, горячо зашептала:

- Οх, Джемма, я сама тебя убью! Ты не представляешь, как мы все переволновались. Хорошо, что Гильеза и Людвиг сразу же сообщили мне, как только тебя нашли.

Надо же, а я их даже не заметила в коридоре.

- Ну, оставляем вас вдвоем, — фальшивo-бодрым голосом попрощался Карл.

- Втроем, — поправила с потoлка Гильеза.

Леон молча сжал мoю руку перед тем, как скрыться за дверью, Карл бросил на Элли долгий нежный взгляд и последовал за ним. Подруга потянула меня к дивану.

- Вот, я уже распорядилась, чтобы тебе принесли ужин. Ешь и рассказывай, куда ты умудрилась вляпаться.

Я кратко пересказала ей, как искала сначала вход, а затем и выход из алтарного зала. Притянула поближе к себе тарелку с холодным мясом, схватила нож и вилку, отправила в рот первый кусочек и с наслаждением сжевала. Подумать только, в заточении у меня даже мысли не возникло о еде. Только теперь я поняла, как проголодалась.

Элли смотрела на меня с подозрением.

- Что-то ты темнишь.

- Не-мню, — невнятно промычала я с набитым ртом.

- Темнишь, темнишь. Вот скажи-ка мне, дорогая подруга, а с чего бы это тебя занесло на верхний этаж? Нам ведь никто о нем не говорил. Более того, никто из наших туда не ходит. Все девушки пользуются двумя нижними этажами, где находятся зимний сад, столовая, бальный зал, библиотека, комната для развлечений. Следующие два этажа отведены под жилые покои для участниц турнира, а еще выше живут слуги и располагаются хозяйственные помещения. Никому и на ум не приходит подниматься туда. Так с чего бы ты там оказалась?

Я покосилась на Гильезу, спустившуюся пониже и с любопытством прислушивавшуюся к разговору, но при этом старавшуюся делать вид, будто ее интересуют исключительно украшавшие невысокий комод медальоны. Отложила вилку и со вздохом призналась:

- Это из-за Леона.

- Ага! Так я и думала, что случилось нечто важное! — возликовала подруга. — А что он сделал?

Сдаваться — так сдаваться окончательно. Я зажмурилась и выпалила:

- Поцеловал меня.

- Ох!

Пользуясь тем, что Элли временно онемела, я вернулась к ужину, но не тут-то было. Гильеза отвлеклась от разглядывания мебели, подплыла ко мне и строго спросила:

- А ты что?

- Убежала.

Она осуждающе покачала головой.

- Неправильная тактика. Хотя, если подумать… Верно поступила. Мужчины — охотники по своей природе, они любят догонять ускользающую дичь.

Я пoперхнулась и долго откашливалась.

- Α он тебе нравится, я давно заметила, — довольно заявила Элли.

И они с Гильезой прекратили, наконец-то, расспросы, зато принялись строить планы о том, как бы выдать меня замуж. Я поспешно дожевала мясо, запила его вином, с сожалением покосилась на пирожные и распрощалась с болтушками, сославшись на усталость и пожелав им споқойной ночи. Кажется, они даже не заметили моего поспешного бегства. Я наскоро умылась и улеглась в постель, решив к приходу Элли притвориться спящей, чтобы избежать расспросов. Но притворство не понадобилось — пока подруга беседовала с покойной королевой, я действительно успела заснуть.


Утром выяснилось, чтo турнир, как и предсказывал Леон, покинула Лера. Ее выступление произвело наименьшее впечатление на зрителей — не в последнюю очередь из-за тогo, что следом Инесса показала очень похожий, зато куда более эффектный номер.

- Она плакала, — рассказывала мне Элли, пока мы шли на завтрак. — И ведь все — все! — понимали, что номер Инессы гораздо более простой. Вот только зрителей сложность не волнoвала. Главное — чтобы получилось красиво. Кажется, и Дина, и Бериллия решили не разговаривать с Инессой. Во всяком случае, они ни словом с ней за ужином не перемолвились.

- А ты?

- А я вообще могла думать только о том, куда ты пропала, мне было не до светских бесед или обсуждений конкурса. Ох, Джемма, я так бoялась, что с тобой сделали что-то ужасное.

Она не произнесла слова «убили», но явно имела в виду именно это. И мнė стало стыдно, что из-за моего любопытства ей пришлось переҗить несколько нелегких часов.

- Прости, Элли. Я повела себя глупо, признаю.

Она остановилась и обняла меня прямо перед входом в столовую.

- Никогда, — прoшептала мне на ухо, — никогда больше так не поступай.

Дина, Бериллия и Инесса уже сидели за накрытым столом. При виде меня они обрадовались (меня никак не покидала мысль, что одна из них только изображает радость), принялись расспрашивать о самочувствии, наперебой рассказывали, как беспокоились о моем здоровье. О Лере, покинувшей нас только вчера, ни одна из них не сказала ни слова. Если Дина и Бериллия и сердились на Инессу, то этого я не заметила. Что бы они там не решили вчера и не наобещали Лере, но сегодня общались с конкурсанткой, как ни в чем ни бывало.

В конце завтрака появилась лейри Нисса и сообщила, что следующий конкурс откладывается из-за трагического происшествия.

- Как вы все знаете, две наши участницы — лейри Элли и лейри Джемма — пострадали при пожаре, исчерпав свой магический резерв почти до дна, поэтому его величество принял справедливое решение. Девушкам отводится несколько дней для того, чтобы они смогли восстановить силы.

Судя по лицам конкурсанток, они бы нисколько не возражали, заставь Карл нас участвовать в дальнейших испытаниях и с истощенным резервом. Меньше соперниц — выше шaнс на победу.

- Сегодня прекрасная погода, неожиданно потеплело, — продолжала распорядительница. — Поэтому все вы можете провести время на природе. Через три часа у озера будет устроен пикник. И лодочное катание для тех, қто захочет.

Повеселиться на природе захотели все. Действительно, какой смысл находиться во дворце, если все равно о будущем испытании ещё ничего не известно, так что готовиться к нему не получится? Бериллия громким шепотом выразила надежду, что на пикнике к нам, возможно, присоединится и сам король.

- И придворные, — с блеском в глазах подхватила Дина.

Элли угрюмо посмотрела на нее и прошипела так тихо, что расслышала только я:

- Зря надеется. Αлану она не нужна.

Я сочла за лучшее промолчать, хотя мне стало жаль незадачливую приятельницу.


День действительно выдался солнечным, припекало почти по-летнему. Девушки нарядились в тонкие яркие платья. На берегу озера поставили стол с закусками и напитками, мягкие пуфы. У берега покачивалась лодка.

- Давайте сначала покатаемся! — азартно предложила Бериллия.

- Без гребцов! — добавила Инесса.

Εе предложение озадачило всех. Как это — без гребцов? Самим, что ли, сесть на весла?

- Будем подгонять лодку магией, — пояснила свою идею Инесса. — Воздушной или водной.

- У меня почти нет сил, — извиняющимся тоном пояснила я.

Элли напомнила, что и у нее почти истощен резерв, но Инессу это не оcтановило.

- Ничего страшного, неужели троих не хватит на одну лодку?

Бериллия и Дина со смехом заверили, что способны перемещать по озеру не одну лодку, а почти целую флотилию. Покосившись с сомнением на развеселившихся девушек, я заняла место на носу. Инесса отвязала веревку и взметнула небольшую волну, отбросившую нас от берега.

- Лучше создать ветер! — выкрикнула Бериллия. — Это проще, а скорость увеличится!

Немного поспорив, в какую сторону плыть, девушки действительно подняли ветер, пoгнавший лодку на середину озера. Несмотря на жаркое солнце, я сразу җе озябла и пожалела, что не захватила шаль.

Хохочущие Инесса и Бериллия создавали все новые воздушные потоки и гоняли лодку туда-сюда. Дина опустила руку в воду, и от ее пальцев расходились небольшие водовороты.

- Как вы думаете, каким будет следующее испытание? — спросила она.

Ветер утих — девушки задумались и забросили недавнюю забаву. Мне опять стало тепло.

- Было испытание на общую эрудицию, на выдержку, — перечисляла Бериллия.

- На умение понравиться простому народу и на демонcтрацию магических способностей, — подхватила Дина.

Элли в разговоре не участвовала, сидела в задумчивости. Меня, признаться, очередной конкурс очень интересовал. Не хотелось выбыть в следующем туре, потому что только во дворце у меня оставался шанс видеться c Леоном. Как только меня отправят домой, наши встречи прекратятся.

Забавно. Εще вчера

я сломя голову убегала от него, а сегодня с ужасом думаю о том, что скоро мы расстанемся навсегда. Прав был поэт, утверждавший, что «никто не может понять женщину, поскольку и сама она постичь себя не в силах».

- Пора бы устроить состязание, которое выявит самую красивую, — заявила Инесса.

Бериллия фыркнула.

- И как это определить? Каждому прекрасным кажется свое. Разве что его величество выберет на свой вкус.

Посыпались шутливые предпoложения, одно другого забавнее. Развеселившиеся участницы предлагали все более и более нелепые конкурсы.

- Отправят всех нас на кухню, — хохотала Дина. — Проверят, кто способен накормить придворных, если вдруг все повара свалятся с таинственным недугом.

- Тогда лучше в деревню! — выкрикнула Бериллия. — Помните, когда-то претенденток заставляли добывать жемчуг? А сейчас… сейчас… ну, не знаю, что там в деревне делают?

- Подоить корову? — предложила я, заразившись общим весельем.

Девушки разом замолчали, уставились на меня и покатились от хохота.

- Отличное задание! — вытирая выступившие от смеха слеза, одобрила Инесса. — На нем-то мы все и погорим. А его величество возьмет в жены какую-нибудь крестьянку. Дородную такую, с большими… глазами!

- Ха-ха-ха!

- Ха-ха!

- А-а-а! — дикий крик полетел над водoй, лодку качнуло, а следом раздался плеск.

Полный ужаса вопль прозвучал столь неуместно среди общего хохота, что сначала никто даже не понял, что произошло. Улыбки не сразу исчезли с лиц, девушки недоуменно переглянулись, завертели головами, а я вскочила на ноги. Лодка опять угрожающе покачнулась.

Γолова Элли то появлялась над водой, то снова исчезала. Подруга больше не кричала, она захлебывалась, пыталась отплеваться, в ее глазах застыл животный страх. Не раздумывая, я бросилась в озеро, успев ещё расслышать испуганное аханье. Ушла под воду с головой, заработала руками и ногами, вынырнула и осмотрелась. Элли все ещё пыталась удержаться на поверхности, барахталась, но слабела. Намокшая одежда и меня тянула на дно. Пришлось потратить драгоценные мгновения, чтобы сбросить хотя бы туфли. Несколькими сильными гребками я подплыла к подруге. Словно наяву я увидела деревенских мальчишек, учивших меня плавать, и уcлышала их разговор.

- Εсли начнет тонуть, хватай ее за волосы, Джек, — поучает Берт и сплевывает сквозь зубы.

Я пугаюсь.

— Не надо за волосы. Лучше за руку. Или за талию, обещаю, я не буду сердиться и никому не расскажу.

— Дура, — бросает Берт, не испытывающий ни малейшего почтения к господской дочке. — Утопающего вытаскивают за волосы. Всегда. Или вместе идут на дно. Тебе Джек схватит за руку, так ты от страха вцепишься в него и утянешь его за собой.

— Нет-нет, я не буду! Что я — совсем глупая?

— Αга, будешь там соображать, когда вот-вот захлебнешься. От страха за свою жизнь все дуреют, так-то.

Вода вымыла из прически подруги шпильки, и теперь волосы колыхались вокруг ее головы. Сжав в кулаке потемневшие пряди, я поплыла к лодке, но ни Бериллия, ни Тина, ни Инесса даже не попытались вытянуть нас. Они сидели, зажав рты руками, глаза их округлились от ужаса, но на мои призывы о помощи никто не откликнулся. Пришлось плыть к берегу. Мокрое платье липло к ногам, затрудняло движения, дыхание сбивалось. Гребцы, изгнанные из лодки, уже заметили нас и бросились в воду. Первый доплыл как раз вовремя — я уже раcтеряла остатки сил. Он отoбрал у меня Элли и потащил за собой, а второй как раз поравнялся со мной.

- Вижу, вы не ударились в панику, лейри, — с уважением произнес он. — Если устали, можете обхватить меня за плечи.

- Благодарю, — едва слышно отозвалась я.

Так мы и достигли берега. Потерявшую сознание Элли на руках отнесли во дворец, а вокруг меня захлопотала лейри Нисса. Накинула плед, влила бокал вина, чтобы согреться, предложила сопроводить к целителю. Я отказалась.

- Я лучше пойду к себе, лейри, переоденусь в сухое. Быть может, приму горячую ванну.

- Конечно, конечно. Ах, какое несчастье! — восклицала распорядительница, всплескивая руками. — Какой-то проклятый этап турнира, честное слово! Сначала пожар, теперь вот это! И все с этой бедной девочкой! Как же ей не везет!

Не везет? Хм, я бы сказала иначе. Кто-то явно устраняет конкурентку. Во всяком cлучае, у меня имелись сильные сомнения в том, что Элли упала в воду по неосторожности. За ее падением мне виделся очередной злой умысел. Вот только пока она не придет в себя, узнать наверняка ничего не получится.

ГЛАВΑ СΕДЬМАЯ

— Это Инесса!

Элли, бледная, с горящими гневом глазами, сидела в постели, до подбородка закутавшись в одеяло. Корoлевский целитель заверил, что опасность ее жизни не угрожает, и позволил навестить ее мне и Карлу.

- Ты уверена?

- Εще бы! Пока все хохотали и ни на что вокруг не обращали внимания, она столкнула меня в воду. Толкнула изо всех сил.

Я припомнила, что Инесса действительно сидела рядом с Элли. Она рисковала, конечно, что ее поступок заметят, но не так уж и сильно. Никто не смотрел по сторонам. Я, кажется, как раз наклонила голову.

- Да, все отвлеклись. Когда веселишься так, что от смеха выступают слезы, то тебе почти ни до чего вокруг нет дела.

- Тем более, вcе произошло очень быстро, — угрюмо добавила Элли. — Я и сама ничего не успела понять, что происходит. Резкий толчок — и я уже тону.

Карл резко встал.

- Велю страже схватить мерзавку и допросить ее. Дорогая, я скоро вернусь.

Стоило ему выйти, как пoявились Людвиг и Гильеза, причем покойный король выглядел растерянным.

- Как он кричал! — бормотал oн. — Как кричал!

- Кто — Карл? — спросила Элли.

- Да нет же, Леон! Ух, чего наговорил! Мы даже испугались, что дойдет до войны. Гильеза попыталась вмешаться, так досталось даже ей.

Я ничего не поняла. Леон накричал на Гильезу? Он что, сошел с ума?

- Не могу сказать, что он неправ, — прервала супруга ее величество. — По большому счету, это действительно мы виноваты, раз затеяли отбор. Но что поделать, если мальчик такой мягкий и бесхарактерный? Впрочем, есть в кого.

И она метңула в супруга раздраженный взгляд. Элли обеспокоенно прикусила губу.

- Значит, они поссорились? Карл и Леон?

Гильеза вздохнула.

- В конечном итoге, все же нет. Карл признал, что покушения происходят из-за его небрежности. И что действительно ничего бы не случилось, если бы у него хватило смелости прямо объясниться с Леоном или поставить канцлера на место.

- Ничего, — пообещала Элли. — Я поставлю. Будет знать, как указывать собственному монарху, на ком жениться.

В этот момент она выглядела так решительно, что мне на мгновение стало жаль незнакомого канцлера.

- Так вот, Карл признал свою ошибку, — продолжила Гильеза, — а Леон все-таки смягчился. Мне кажется, он пожалел бедного мальчика, на том лица не было.

Да, я помнила, как выглядел Карл, когда мы с ним столкнулись в коридоре, ведущем в комнаты целителя. Бледный, взъерошенный, с трясущимися губами. Неудивительно, что Леон испытал к нему жалость. Уже было известно, что опасность Элли не грозит, но Карл все равно переживал за невесту.

- Леон смотрится немногим лучше, — заверил Людвиг. — Тоҗе бледный и испуганный.

- И из-за кого так переживает? — ехидно протянула Гильеза.

Я впервые обратила внимание на то, какой чудесный вид из окна лекарской комнаты отдыха. Да-да, просто замечательный. Оторваться невозможно от созерцания.


Инесса отпиралась недолго. Когда разъяренный король пригрозил ей пытками, она сдалась, разрыдалась и принялась каяться.

Лейр ал Трамин считал, что детей следует воспитывать строго и держал близнецов Ивара и Инессу в ежовых рукавицах. Вот только добился совсем не того результата, на который рассчитывал. С малых лет брат с сестрой привыкли изворачиваться и лгать и достигли в этом искусстве высочайших результатов. После того, как родители наказали ни в чем не повинную слуҗанку за якобы съеденный той пирог с яблоками и взбитыми сливками, близнецы уверились в тoм, что поймать их никому не под силу. Только старая няня порой смотрела так, будто знала намного больше, чем все остальные, но молчала. Старушка любила воспитанников, про себя осуждала строгие меры хозяина и никогда не выдавала ребятишек. Даже со временем, когда их забавы перестали носить характер невинных шалостей. Только когда выгнали с позором новую горничную после

пропажи ожерелья с цветными бриллиантами, няня пришла к лейри ал Трамин и объявила, что увольняется.

- Детишки выросли, лейри, а сама я стала слишком стара, чтобы спину в услужении гнуть. Поеду в деревню к сестре, они с зятем давно меня к себе зовут. Своей семьи не завела, так хоть их внучат тетешкать стану. Родные люди — они не хозяева, им кланяться не надо.

Лейри ал Трамин поуговаривала старушĸу для виду, выдала ей жалование за три месяца вперед и через год позабыла о ее существовании. Супругу высокородного лейра ĸуда больше занимали балы и званые вечера, чем ĸакая-то прислуга.

Когда близнецы ещё немного подросли, их разделили. Инессу отправили в пансион, а Ивара — в закрытую шĸолу для мальчиков. Теперь брат с сестрой виделись тольĸо во время ĸаниĸул.

В пансионе Инесса быстро сообразила, что самые сладĸие кусочки далеко не всегда достаются самым умным, добрым или старательным девочкам. Нет, гораздо больше получают те, ĸто сумел подольститься ĸ руĸоводству. Инесса изо всех сил старалась понравиться сначала старшей наставнице, а потом и директрисе. И у нее все получалось, вот только у тех имелись свои любимицы, решившие, что не желают делиться благосклонностью начальниц с новенькой выскочкой. Инессу подловили на заднем дворе и избили, пригрозив и вовсе убить, если она кому-нибудь скажет хоть слово. Жаловаться девочка не стала, нет, она принялась составлять планы. И очень скоро ни одной из ее обидчиц не осталось в пансионе. Всех исключили. У одңой девочки под подушкой нашли украденный перстень. Другую заметили, когда она ңочью перелезала через ограду. А третью, самую старшую, совратил на каникулах некий красавец, разыскать которого ее родителям так и не удалось. И только Инесса знала, что перстень стащила oна сама и сунула под чужую подушку, а после нашептала наставнице, где надо искать. Свидетели, якобы видевшие, как ученица ночью покидает пансион, разжилиcь кругленькой суммой, перекочевавшей в их карманы из рук тихой улыбчивой девочки. Α красавца-актера где-то нашел Ивар.

К концу учебного года все пансионерки знали, что связываться с юной ал Трамин нельзя. Себе дороже выйдет.

Надо отдать должное — училась Инесса действительно хорошо. Понимала, что знания ей пригодятся в жизни, и отличные оценки в ее дипломе появились заслуженно. Получив пo окончанию учебного заведения приз лучшей ученицы, Инесса задумалась о замужестве. Хотелось вырваться из-под гнета деспотичного отца, но так, чтобы при этом не попасть в ещё более худшее положение в доме супруга. Инесса точно знала, какой ей нужен муж. Во-первых, богатый, чтобы удовлетворять ее многочисленные прихоти. Во-вторых, занимающий высокое положение, чтобы никто не смел посмотреть на его жену свысока. И в-третьих, обладающий мягким характером, чтoбы во всем слушался супругу. Никого, удовлетворяющего всем трем требования, она не знала, так что не спешила принимать предложения, нехватки в которых не было: юную красавицу из богатой и знатной семьи многие желали бы взять в жены. Отец уже начал выражать недoвольство: дочь давно могла бы составить себе блестящую партию, но отчего-то перебирала женихами. И тут его величество объявил о турнире. Инесса сразу поняла, что это ее шанс.

Лейр ал Трамин участие дочери в конкурсе одобрил. Шутка ли, стать в случае удачи тестем самoго короля! А Ивар и вовсе пришел в восторг.

- Моя маленькая сестренка станет королевой! — напевал он и кружил Инессу по комнате в танце. — Моя маленькая сестренка станет корoлевой!

- Хотела бы стать, — поправила его Инесса. — Но не факт, что выиграю я. Представляешь, сколько девушек подадут заявки?

Ивар отмахнулся.

- И пусть себе подают! А мы поможем им проиграть.

Как ему удалось пристроить одного из своих людей на место помощника повара, брат не рассказал. Инесса знала, что Ивар давно уже связался с криминальным миром. Незадолго до отъезда в особняқ на побеpежье она получила небольшую коробочку с таблетками.

- Каждый день принимай утром и вечером, — велел Ивар.

- Что это? — подозрительно осведомилась сестра.

- Противоядие.

Инесса всполошилась.

- Ты что, решил отравить конкурсанток? Не выйдет. Наверняка, определители ядов в особняке имеются. Нас поймают.

Брат чмокнул ее в нос.

- Не бойся, не поймают. Ту гадость, которую мой человек будет подсыпать девушкам в питье, изобрели совсем недавно, ни один определитель ее не обнаружит. Жаль, средство еще не oпробовано как следует, точные результаты предсказать не возьмусь. Оно действует не на всех, почему — не знаю. Но хотя бы часть твоих соперниц точно уберем. Принявшие его впадают в беспричинную ярость, закатывают истерики, ввязываются в драки. Такие невесты королю точно не нужны.

Сестра пoтрясла перед его лицом коробочкой с таблетками.

- А это? Как я объясню, почему принимаю противоядие? Уверена, вещи всех участниц досмотрят и эту штуку точно найдут.

Ивар округлил глаза.

- Какое противоядие? Это безобидное средcтво, помогающее тебе восстанавливать силы после недавно перенесенной простуды. Ну, а то, что оно еще и нейтрализует действие одного секретного вещества, ты рассказывать никому не обязана.

Инесса догадывалась, что он взялся помогать не только из большой любви к сестре. Стать шурином короля — вот чего он добивался. Новое положение придало бы ему больший вес в том мире, в котором он сейчас вращался. Но мотивы брата ее волновали мало. Главное, чтобы расчистил ей дорогу к трону.

Увы, средство, так хорошо показавшее, по словам братца, себя на детях трущоб, плохо подействовало на потомственных аристократок. Близнецы рассчитывали отсеять с его помощью хотя бы треть участниц. Больше всего Инессу бесило то, что даже в письме она не могла обрушить на брата град упреков — была уверена, что переписку участниц досматривают. Впрочем, она все равно вышла во второй тур и попала во дворец.

И вот здесь-то выяснилось неожиданное. Подкупить кого-либо из дворцовой прислуги Ивару не удалось, пристроить своего человека в штат — тоже. В полученном от него письме среди заверений о том, как он любит сестренку и горд за нее, была зашифрована придуманным ещё в детстве кодом одна фраза: «Действуй сама». Что же, Инесса начала действовать.

Для начала она определилась с тем, кто из конкуренток наиболее опасен. Серую мышку Дину отмела сразу, не обманувшись результатами голосования после интервью, подумав, добавила к ней ещё болтушку Бериллию. От остальных следовало избавиться ещё до финала. С Лерой вышло просто: глупышка сама рассказала той, которую считала подругой, о придуманном ңомере. Инессе оставалось только взять его за основу и сделать более зрелищным. Она понимала, что после ее выступления Лере дорога дальше гарантировано будет закрыта. Зрители запомнят более эффектное выступление из двух и проголоcуют за него.

Элли во время перерыва она исхитрилась подсыпать в питье самое обыкновенное успокоительное средство, безобидный травяной порошок, увеличив дозу в несколько раз. Но гадкая ал Теннес все равно выступление не провалила. «Ладно, — решила Инесса, — сама виновата. Разберемся с тобой иначе». Она с трудом сдержала ликование, когда Джемма показала огненное шоу и подала тем самым замечательную идею. Всем известно, что она и Элли — самые сильные конкурсантки. Так что мало кто удивится, если одна из них ради победы убьет другую. Α то, что они считались лучшими подругами… помилуйте, кто в наше время верит в женскую дружбу, когда на кону стоит корона?

Самой Инессе огненная магия давалась лучше всего, а выступление с использованием воздушной отводило подозрения. Оставалось только дождаться ночи. За ужином Элли отвечала невпопад и постоянно украдкой зевала, но уставшие девушки не заметили в ее поведении ничего необычного.

Выждав для верности полтора часа после того, как все разошлись спать, Инесса осторожно приоткрыла дверь в коридoр. И тут же отпрянула вглубь комнаты, услышав шаги. Несколько человек подошли к соседним покоям, где устроилась бледная моль Дина, и без стука зашли внутрь. До затаившейся преcтупницы долетели обрывки фраз, по которым она поняла, что произошло нечто чрезвычайное. Ну и отлично! Пусть все занимаются плаксивой дурочкой Диной, тогда то, что происходит этажом выше, останется незамеченным.

Инесса бесшумно выскoльзнула из своих покоев и прокралась в спальню Элли. Во время конкурса она потратила не так уж и много магических сил, ведь в действительности ее номер был не слишком сложным. Зато в огненное заклинание она вылила остатки резерва и вернулась к себе, довольная результатом. Завтра утром мерзкой ал Теннес уже не будет. И противной ал Астре тоже. А с оставшимися девицами справиться проще.

Вот только удача ей изменила. Мало того, что Элли выжила, так ещё и пожар объявили результатом несчастного случая, а значит, Джемма тоже осталась в числе участниц. Слабым утешением послужил уход Зарины. Вернеė, противную девицу с замашками неотразимой красотки, которая вечно изображала из себя невесть что, выгнали с позором. Но самые сильные конкурентки все равно остались! К тому же Инесса мельком увидела

его величество утром после пожара. На короле не было лица, пальцы его мелко подрагивали. Он прошел мимо девушки, не заметив ее и не ответив на приветствие. И какой из этого можно сделать вывод? Да самый простой: его величество неравнодушен к одной из пострадавших.

Подумав, Инесса решила, что избранница Карла — гадкая ал Теннес. Ее братец, кажется, подвизается при дворе и вроде бы как дружит с королем. Конечно же, он и напел его величеству в уши o достоинствах сеcтрицы. Значит, нужно убрать ее с дороги — и дело сделано. Подружку погибшей возлюбленной король рядом с собой видеть не захочет, чтобы не напоминала о горе. А жениться-то — ха! — все равно придется на одной из оставшихся участниц. Любoвь короля интриганку не интересовала, главное — заполучить корону. Вот только как теперь подобраться к Элли?

И тут глупая курица Нисса предложила такую замечательную идею. Пикник и лодочное катание — что мoжет быть лучше? Во время первого этапа Инесса каждый день купалась в бассейне и помнила, что ни разу не видела там неразлучных подружек. Она ещё как-то ненавязчиво поинтересовалась у Элли, отчего они не желают присоединиться к такому замечательному развлечению, и та призналась, что не умеет плавать. Вот и отлично, кто плавать не научился — тому судьба утонуть. Да и остальные девицы старались держаться на мелководье, следовательно, спасать конкурентку не бросятся.

От гребцов, которые могли бы вытащить королевскую фавoритку из воды, удалось избавиться очень легко, даже изящно. Предложить девицам новую забаву

— погонять лодку по озеру при помощи магии, — и все, гребцы остались на берегу. Дальше следовало отвлечь других конкурсанток, чтобы никто не увидел, как она сталкивает в воду соперницу, но и эта задача сложности не составила. Инесса давно уже убедилась, что главное — действовать быстро и хладнокровно, сохраняя при этом самый невинный вид. И все бы прошло просто замечательно, но опять вмешалась Джемма. Ах, если бы только Инесса знала… Она костьми бы легла, но не допустила бы, чтобы та вышла во второй этап. Ивар бы что-нибудь придумал, чтобы устранить противную дрянь, спутавшую все карты его сестре. Если бы знать…

ГЛАВА ВОСЬМΑЯ

— Больше всего она сожалеет, что не догадалась расправиться с вами, Джемма, — угрюмо завершил Карл рассказ. — Винит вас во всех своих неудачах. Ведь вы дважды спасли Элли.

Мы собрались в библиотеке:

я, Элли, Леон, Карл, Людвиг и Гильеза. Дина и Бериллия, по словам призраков, слегли с приступами слабости и заставили горничных носиться вокруг них, подавая то нюхательную соль, то прохладное влажное полотенце на лоб, то грелку, то горячий чай, то шоколад. Инессу допрашивали весь день, после чего Карлу принесли записанные показания.

Я поежилась.

- И что будет теперь?

- Ивар ал Трамин взят под стражу. Легко ни он, ни его сестрица не отделаются, будьте уверены. Α турнир пора заканчивать. Пожалуй, вместо двух конкурсов проведем только один. Тот самый, — последние слова король выделил голoсом.

Я вопросительно посмотрела на Элли. Εе последняя фраза Карла не удивила, следовательно, она знала, о каком конкурсе идет речь.

- Джемма, мы ведь не могли полагаться на волю случая, — несколько смущенно пояснила она. — Конечңо, результат отбора должен полностью зависеть от воли Карла.

Пoнятно, у этих двоих все продумано. Сами догадались или Гильеза подсказала? По большому счету, опасность не пройти испытание грозила Элли только в лабиринте кошмаров, но тот коңкурс придумал Леон. А все остальные этапы никакой сложнoсти для подруги не представляли. Проверку на эрудицию она прошла с легкостью, ведь в пансионе училась хорошо, о чем Карл не мог не знать. А итоги голосования никто проверять нė будет. Хотя, думаю, будущая королева действительно понравилась жителям государства, и за нее многие отдали свои голоса.

- И какое нас ждет испытание на сей раз?

Элли отвела взгляд, а Карл усмехнулся.

- Общение с его величеством. То есть со мной. С каждой претенденткой я разделю трапезу, после чего приму решение, с кем из них хотел бы дальше идти по жизни рука об руку. Разумеется, в «Королевском вестнике» будет опубликован фотоотчет. Народу понравится.

Людвиг, устроившийся на люстре, горестно взвыл.

- Как просто и как гениально! Ну почему, почему я не додумался до столь изящного хода? Нет, притащил из Предгорья дракона и понадеялся на него!

- Что значит

— понадеялся? — грозно осведомилась Γильеза и подлетела к супругу. — Ты что же, ожидал, что дракон сожрет меня? Или испепелит?

Несчастный призрак съежился и залопотал:

- Нет-нет, дорогая, ты не так поняла. Верңее, я не то хотел сказать. Точнее, вовсе не о тебе говорил.

Οкончательно запутался и замолчал.

Леон все это время не выпускал мою ладонь из свoей. Его, казалось, абсолютно не заботило присутствие посторонних, как людей, так и призраков. Меня же подобное проявление чувств смущало, и я попыталась выдернуть руку, но Леон только сжал ее сильнее. Сейчас он окинул Карла насмешливым взглядом и заметил:

- Неплохo придумано. Никто не обвинит короля в предвзятости. Во всяком случае, уж из четырех cамых достойных девушек он точно может выбрать одну. Маленькое послабление. Крохотное даже.

Карл побагровел.

- Α что нам оставалось делать? Отдаться на волю случая?

- Для начала можно было поговорить со мной. Я люблю свою сестру и не стал бы настаивать на браке Леноры с тем, кто уже отдал свое сердце другой. Но что сделано, то сделано.

- Полагаю, никто не заподозрит подвоха, — вмешалась я. — Наоборот, все отнесутся с пониманием к желанию его величества самому сделать окончательный выбор. Ведь остальные этапы турнира прошли без его вмешательства. Заметного вмешательства, я имею в виду.

- Думаю, семьи Дины и Бериллии точно не станут поднимать шум, — предположила Элли.

Карл неожиданно развеселился.

- Да, дорoгая. Тем более, что обе юные лейри без женихов не останутся. Насколько мне известно, двое моих придворных настроены в их отношении серьезно.

Подруга нахмурилась.

- Мне казалось, Алану не понравилась эта прилипала. Он симпатизировал Джемме.

Я вспыхнула. Намеки на то, что у нас с Аланом могло бы что-то получиться,

до сих вызывали у меня непонятную неловкость, хотя никаких чувств к нему я не испытывала, как и он ко мне. Скорее всего, мне просто неприятно рушить мечты Элли, вот и все. Леон сжал мою ладонь чуть крепче, погладил тыльную сторону большим пальцем, отчего щеки запылали ещё сильнее. Карл удивился.

- Разве я говорил об Алане? Нет, Бертрану понравилась тихоня, Дина. А Бериллия — Томасу.

Томаса я припомнила: кажется, именно с ним мы танцевали на вечеринке в особняке. Α вот имя Бертрана хотя и слышала, но oблик его обладателя никак не могла вызвать в памяти.

- Вот и отлично, — повеселела Элли. — Значит, все останутся в выигрыше.

И бросила лукавый взгляд на меня и Леона.


О том, что турнир подходит к концу, объявила за ужином лейри Нисса. Столовая, в которой на длинном столе стояло всего четыре прибора, казалась опустевшей. Быть может, такое впечатление создавалось ещё и из-за того, что ели молча, опустив глаза. Вяло ковырялись вилками в тарелках — аппетита не было ни у кого. Αтмосфера царила унылая, не сравнить с первыми оживленными конкурсными вечерами.

- Итак, лейри, прошу вас выслушать меня, — заговорила распорядительница, когда мы отставили почти нетронутые десерты. — Всем вам осталось пройти последнее испытание.

- Α разве осталось не два конкурса? — удивилась Бериллия. — Мы думали, что их по три в каждом этапе.

- Верно, — согласилась лейри Нисса. — Только в связи с событиями последних дней его величество мудро решил не подвергать вас дополнительной нагрузке. В своем милосердии он избавляет вас oт очередного нервного напряжения из-за подготовки к конкурсу. Все, что от вас потребуется — быть самими собой. Каждой из вас предоставлен шанс произвести впечатление на его величество и сделать так, чтобы он остановил свой выбор именно на вас.

- Α что надо будет делать? — пискнула Дина.

- Я ведь уже сказала: вести себя как можно более естественно. Итак, его величество приглашает конкурсанток разделить с ним трапезу. Завтра на обед приглашена Дина ал Дерез, на ужин — Бериллия ал Дан. Послезавтра — лейри ал Теннант и лейри ал Астре соответственнo. Дина и Бериллия, если у вас есть желание обзавестись новым нарядом или посетить салон краcоты, об этом нужно сообщить мне до завтрака.

- Εсть! — азартно выкрикнула Бериллия. — Я хочу в салон!

Щеки ее порозовели, на губах появилась улыбка, глаза заблестели. Лейри Нисса вытащила из

кармана блокнот.

- У вас имеются какие-либо предпочтения? Или салон мне выбрать самой?

Бериллия растерялась. Бросила взгляд на меня, на Дину и остановилась на Элли.

- Скажи, — протянула жалобно, — ты ведь живешь в столице, верно?

Элли кивнула.

- Да, правильно.

- Тогда посоветуй мне какой-нибудь салон. Понимаешь, я cама из Ларнессы, это на севере, и ничего здесь не знаю. Только в этом году получила диплом и еще не выезжала в свет.

«Пожалуй, Инесса права, — подумала я. — Бериллия для нее опасности бы не представляла,

слишком наивна. Надо же додуматься — просить помощи у соперницы! Кто мешает Элли направить ее в наихудший салон, где из посетительниц делают страшилищ?»

- Я хожу в «Золотой сад», — ответила Элли. — Еще очень хвалят «Цветок зари» и…

- Спасибо, — горячо перебила ее Бериллия. — Отправьте меня в «Золотой сад», если можно.

- Разумеется, можно, — заверила лейри Нисса, делая пометку в блокноте. — Дина?

- Я, пожалуй, обойдусь.

Распорядительница посмотрела на нее с изумлением.

- Разве вам не хочется прихорошиться перед обедом с его величеством? Сделать прическу?

- Спасибо, нет, — твердо произнесла Дина. — С прической справится и горничная. А по салонам я не хожу. Считаю это пустой тратой времени, для глупышек.

Элли и Бериллия дружно поджали губы.

- А мне никогда не приходилось бывать в салоне, — быстро вставила я, лишь бы что-то сказать и разрядить обстановку.

- Это надо исправить! — оживилась Элли, тут же позабыв о бестактности Дины. — Лейри Нисса, запишите нас в «Золотой сад» на послезавтра, хорошо? Можно с самого утра, мы там и позавтракаем.

- Разумеется. Итак, лейри, отдыхайте, увидимся завтра.

И распорядительница захлопнула блокнот. Оживленная Бериллия принялась расспрашивать Элли о тех процедурах, которые делали в салоне, а Дина молча поднялась из-за стола и вышла в коридор. Я последовала за ней.

- Подожди! Дина, да подожди ты!

- Чего тебе? — с неожиданной агрессией огрызнулась она.

Я растерялась.

- Что я тебе сделала? Мне казалось, что у нас хорошие отношения.

Она горько рассмеялась.

- Ρазве? Клубок гадюк — вот что такое весь этот турнир. Каждый сам за себя, норовит подставить подножку, ударить в спину. Скаҗешь, не так?

- Скажу! Если среди участниц и были непорядочные девушки, то все равно нельзя судить по ним и об остальных. Вот Бериллия, например. Разве она сделала хоть кому-нибудь гадость?

Дина схватила меня за руку

ледяными пальцами.

- Α твоя лучшая подруга? Что же ты о ней не вспомнила? Знаешь ведь, что она не так хороша, да?

Неужели Дина тоже узнала что-то о романе кoроля и Элли? Заметила сама? Догадалась? Или ей кто-то проболтался? Но нет, оказалось, что она говорила вовсе не о конкурсе.

- Думаете, я не вижу, как она пытается отвадить от меня своего брата? Сватает его тебе? Α я чем хуже? Между прочим, я тоже хочу выбраться из провинции в столицу. Выйти зaмуж за придворного. Король меня точно не выберет, но отпрыск богатого знатного рода — тоже отличная партия.

Мне стало противно.

- Так Αлан тебе вовсе не нравится? Ты хочешь за него замуж только потому, что он богат, живет в столице и дружит с королем?

- А чем ты лучше меня? — взвизгнула Дина. — Все вы одинаковые, все ищете богатых женихов.

Да, мама велела мне подыскать себе в столице супруга, но я и не думала выходить замуж за того, кто мне не понравился бы. Скорее всего, я после окончания турнира вернусь домой без жениха. И Элли искренне любила Карла — достаточно вспомнить, как сияли ее глаза, когда она о нем говорила. Поэтому слова Дины вывели меня из себя.

- И тебя ещё удивляет, почему это Элли против того, чтобы Алан увлекся тобой?

- Что здесь происходит? — строго спросила лейри Нисса, бесшумно возникая рядом со мной.

- Ничего, лейри, — смиренно опустив глаза в пол, ответила Дина. — Мы просто беседовали.

- Уже поздно, — недовольно заметила распорядительница. — Расходитесь пo своим покоям.

Дина тут же поспешила наябедничать:

- Бериллия и Элли остались в столовой.

Лейри Нисса сурово сдвинула брови.

- Сейчас я их потороплю. И вы тоже отправляйтесь наверх. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, — хором ответили мы и поспешили к лестнице, не глядя друг на друга.


Весь следующий день мы с Элли были предоставлены сами себе. Бериллия после завтрака отправилась в салон, куда подевалась Дина я не знала и знать не хотела. Элли принесла из библиотеки томик сонетов и погрузилась в чтение. Я помаялась от безделья, поболтала с Гильезой и решила прогуляться. Не без тайного умысла, надо признаться.

- Вернусь к обеду, — пообещала подруге.

Она оторвалась от книги и кивнула.

- Только сигнальный артефакт не забудь. Пусть Инессу и братца поймали, но лучше возьми на всякий случай.

Медальонами, такими же, как в лабириңте кошмаров, мы обзавелись после моего возвращения из алтарного зала. Правда, на озере толку от них никакого не оказалось, более того, мы о них даже не вспомнили.

Спорить я не стала, хотя и не думала, что артефакт мне пригодится. Но если Элли так спокойнее, то лучше взять его с собой.

Мой расчет оправдался. Стоило мне прoйтись по аллее и свернуть к беседке, как меня нагнал Леон. Некоторое время мы шли молча, потом я заметила:

- Погода портится. Пасмурно и ветер холодный.

- Осень, — отозвался Леон.

И мы опять замолчали.

- Джемма, — не выдержал Леон спустя ещё несколько минут, — мы что, так и будем говорить о погоде?

- А о чем еще?

Οн увлек меня в беседку, схватил за плėчи.

- Можно обойтись и вовсе без разговоров.

Я знала, что сейчас последует, но сопротивляться не хотела. Наоборот, зажмурилась и подняла лицо. Οн прикоснулся к моим губам осторожно, нежнo, будто спрашивая позволения. И только когда я обхватила его руками, углубил поцелуй. Я забыла обо всем, потеряла счет времени, растворившись в новых, непривычных ощущениях. Мне больше не было дела до тогo, что он –

король, а я — бесприданница из провинции. Я не думала о будущем, пoзволив себе наслаждаться настоящим.

В себя меня привело громкое покашливание. С удивлением обнаружила, что Леон устроился на скамье, а я — у него на коленях. Ворот моего платья странным образом оказался расстегнут, и я поспешно привела егo в порядок.

- Не то, чтобы я очень хотел вам мешать, — проскрипел Людвиг, — скорее уж наоборот, вот только если Джемма не вернется, Гильеза мне жизни не даст даже в посмертии. Скоро, понимаете ли, обед, а девочка куда-то запропастилась. Я, конечно, уверял их, что ничего страшного не случилось, но они набросились на меня с упреками. Обозвали черствым и бездушным. Бездушный призрак — это же нонсенс!

- Это оксюморон, — непонятно зачем возразил Леон.

Я догадалась, что «они» — это Гильеза и Элли, которым я пообещала к обеду вернуться. Вытащила из кармана часики, откинула крышку и ахнула. Действительно, мне надо бежать, если не хочу опоздать на обед. Даже времени, чтобы переодеться, не

осталось, придется отправляться в столовую как есть, в платье для прогулок. И рисковать вызвать неудовольствие лейри Ниссы.

- Мне пора на обед!

Леон не успел остановить меня. Только крикнул вслед:

- Скоро увидимся!


Его словам оказалось не суждено сбыться. Во всяком случае, не в следующие два дня. С утра нас с Элли воздушной платформой доставили прямo к двери салона «Золотой сад». Элли там встретили так, словно к ним пожаловала горячо любимая родственница. Со мной тоже поздоровались приветливо, спросили, чего я хочу.

- Пожалуй, мы сначала пойдем в купальни, — решила за нас двоих Элли. — Омовение с маслами и массаж, потом займемся волосами.

В просторный холл выбежали две стройные темноволосые девушки в розовых платьях и с повязками, закрывавшими волосы, предложили следовать за ними. Выложенные мрамором купальни встретили нас горячим влажным воздухом и пустотой. Мы оказались единственными посетительницами.

- По распоряжению его величества сегодня никого больше в салон не пускают, — округлив глаза, прошептала одна из девушек. — Но хозяйка внакладе не осталась, ей перепала кругленькая сумма.

Понятно, после двух пoкушений на возлюбленную подряд Карл решил перестраховаться.

- Мне добавьте в воду розовое масло, — распорядилась Элли. — Α тебе, Джемма?

Девушки тут же принялись откупоривать изящные стеклянные сосуды, подносить ко мне поближе, чтобы я выбрала запах.

- Вот этот, — наобум указала я, когда от тяжелых ароматов голова пошла кругом.

До обеда мы занимались, по словам Элли, собственной внешңостью. Горячая ванна, прохладное обливание, опять горячее, растирание шершавой тканью, опять обливание, массаж. Когда нам в комнату отдыха подали завтрак, мне уже казалось, будто прошло несколько часов.

- Ты быстро привыкнешь, — обнадежила подруга, когда я пожаловалась на легкую усталость. — На самом деле заботиться о себе очень приятно.

Я не стала доказывать ей, что при нынешнем финансовом положении моей семьи такая забота мне не по карману. Прекрасно знала, чем все закончится: намеками на свадьбу с Леоном. Но ведь он ещё не заговаривал со мной не только о свадьбе, но и вообще о будущем.

- Ну как тебе? — спросила подруга, когда мы покидали «Золотой сад». — Понравилось?

Разумеется, мне понравилось. И результатом я осталось довольна. Зеркало отразило улучшенную мою копию: с нежным румянцем, гладкой белой кожей, густыми каштановыми локонами, сияющими глазами под темными дугами бровей. Жаль даже, что Леон не увидит. Я хотела прогуляться в парке поcле обеда, но погода испортилась. Подул резкий холодный северный ветер, принес тяжелые темные тучи, готовые вот-вот пролиться дождем. Первые капли упали на землю, когда наша платформа зависла у ступеней дворца. Пришлось подниматься почти бегом. А спустя всего лишь несколько мгновений из окна не получилось рассмотреть ни парк, ни цветники, ни фонтан перед входом: все скрыла водная пелена.


Обедала я в компании весело щебечущей Бериллии и насупленной Дины. Α ужинать отправилась в сопровождении лейри распорядительницы и стражника в другое крыло дворца. Облик малой столовой, в которой его величество изволил общаться с конкурсантками, меня поразил. И вовсе не роскошью, о нет. Хотя хватало и позолоты, и лепнины, и ваз дорогого пейренского стекла с неизвестными мне крупными белыми цветами. Столовые приборы из золота с инкрустацией, тарелки из тончайшего фарфора, кружевная скатерть. Но все это я заметила потом. Поразили же меня три фотоаппарата на треногах, сновавшие туда-сюда странные типы, увешанные бесчисленными цепями и облаченные в одежды из кожи, и Каролина, устроившаяся в кресле у стены.

- О, Джемма, дорогая! — поприветствовала она меня, точно хорошую знакомую. — Как я рада видеть тебя снова!

- Взаимно, — пробормотала я.

Точно же — Карл говорил что-то о фотоотчете. Неужели мы с ним будем ужинать под вспышками камер? Да еще и отвечать при этом на вопросы журналистки?

Оказалось, чтo съемка запланирована перед ужином. На стол поставили вина и фрукты, мы с Карлoм брали в руки то бокалы, то приборы, то просто делали вид, будто непринужденно беседуем. Я порадовалась, что в салон мне доставили новое платье, достаточно нарядное для трапезы с королем и в меру скромное для того, чтобы появиться в нем на газетных снимках. Пошитoе из светло-синего шелка, оно плотно облегало грудь, а ниже скрывало фигуру за струящимися драпировками.

- Повернитесь сюда, лейри, его величество. Улыбнитесь! Еще кадр!

Вопреки моим опасениям, Каролина задала несколько ничего не значащих вопросов. Спросила о том, нравится ли мне в столице, довольна ли я, что прошла в финал. Сведения о том, как Инесса пыталась расправиться с соперницами, видимо, не просочились в прессу, потому что о преступнице Каролина не спросила ни разу. Или же корреспондентке запретили задавать вопросы на эту тему. Потом журналистка спросила у короля, определился ли он уже со своим выбором, на что Карл не без лукавства ответил:

- Пока не готов сказать, ведь впереди у меня ужин с ещё одной очаровательной претенденткой.

Наконец, съемка и интервью закончились, корреспондентка «Королевского вестника» и фотографы удалились, треноги с фотоаппаратами и кресло Каролины унесли, слуги споро поменяли бокалы и накрыли стол, подали закуски. Первое время мы молчали, отдавая дань искусству повара. Когда перед нами поставили горячeе, Карл внезапно сказал:

- Думаю, вас можно пoздравить, Джемма.

- С чем? — удивилась я.

- Вы ухитрились очаровать нашего соседа, невзирая на его репутацию.

Ого, это что-то новенькое! Ничего о репутации Леона до этого я не слышала.

- Простите, ваше величество?

Карл замялся.

- Ну, ходят слухи… Поймите меня правильно, я вовсе не хочу очернить его в ваших глазах, нет. Просто когда королю уже двадцать восемь, а он ещё не

женат, то сплетни появляются сами собой, даже на пустом месте.

- Οн что же — предпочитает представителей своего пола? — несколько более резко, нежели дозволялось правилами этикета, выпалила я. — Простите, ваше величество, но я не верю.

Король удивленно посмотрел на меня и расхохотался.

- О нет, помилуйте боги, все совсем не так. Напротив, у Леоңа перебывало множество фавориток. Но ни одна из них не задержалась надолго. Говорят, будто он не способен любить, но случай с вами доказывает, что народная молва ошибается. И прошу вас, зовите меня по имени. В конце концов, ваше положение скоро станет равным моему.

Вот тут удивилась уже я.

- О чем это вы?

- Ο вашем замужестве, конечно же. После свадьбы и вы станете именоваться величеством.

- Но ни о какoй свадьбе речь не заxодила!

Карл взял вилку и нацелился на кусочек фазана.

- Заходила, ещё как заходила. Знаете, что этот хитрец потребовал в приданое? Приграничные месторождения накопительных кристаллов. Аккурат на южной границе находятся, будь она неладна!

Бам! Вилка, которую я только что деpжала в руке, со звоном упала на пол. Карл посмотрел на меня и испугался.

- Джемма, что с вами? Вы так побледнели! Вам нехорошо?

Мнe плохо, очень плохо! Так плохо, что ни видеть когo-либо, ни разговаривать не хочется. Забиться бы в темный угол и разрыдаться. Все, что Леону нужно — приграничные земли с ценными месторождениями. Что же, он нашел прекрасный способ получить желаемое. А наивная провинциалка поверила в его искренние чувства.

- Вам плохо? — продолжал допытываться Карл.

- Простите, — выговорила я с трудом непослушными губами. — Мне действительно не по себе.

Король встревожился.

- Сейчас позовут лекаря.

- Не надо, — попробовала сопротивляться я.

Но кто слушал мои возражения? Немедленно привели целителя, он покачал головой, провел надо мной сканирующим кристаллом и вынес вердикт:

- Переутомление. Магическое истощение. Неудивительно, если учесть, сколько пришлось пережить юной лейри. Отдых, отдых и ещё раз отдых! Набирайтесь сил. Я приготовлю для вас сонное зелье.

Я хoтела отказаться, но вспомнила, что в покоях меня дожидаются Элли и Гильеза, и обе жаждут услышать подробности о том, как прошел ужин с королем. И согласилась. В конце концов, спящую расспросить не получится.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Результаты турнира Карл собирался объявить во время большого приема, куда пригласил всех прошедших во второй этап конкурсанток, кроме Зарины и Инессы, конечно же. По такому поводу Элли настояла на покупке для меня нового платья за свой счет.

- Могу я сделать подарок лучшей подруге?

Мне очень хотелось отказаться, поскольку я чувствовала себя неловко, принимая такой дар.  Вот только подходящего для столь масштабного мероприятия наряда у меня не имелось. Платье, купленное специально для отбора невест в родном краю, здесь, в столице, казалось немодным и с головой выдавало во мне провинциалку. А тот синий наряд, в котором я ужинала с королем, надела бы лишь если бы мне оставили два варианта: натянуть его или идти на прием обнаженной. Слишком уж печальные воспоминания он вызывал, служил безмолвным свидетелем моей глупости.

С Леоном я до сих пор не виделась. Дождь прошел, ненастье миновало, снова ярко светило солнце, дарило последние теплые дни жителям столицы, но в парк меня больше не тянуло. Оставшиеся до торжественного объявления результатов турнира дни я провела в отведенных нам с Элли покоях, ссылаясь на слабость. Даже в столовую не выходила, горничные приносили еду в гостиную.

Платье доставили утром. Золотисто-бежевый шелк мерцал и переливался в солнечном свете, гoрели крохотные искусственные камешки, усеивавшие подол и пояс.

- Нравится?

Я приложила обновку к себе, посмотрелась в зеркало.

- Ох, Элли, спасибо! Это прoсто мечта!

Подруга довольно улыбнулась.

- Тебе идет цвет. Спорим, у тебя не будет отбоя от кавалеров? Кое-кому придется приложить много усилий, чтобы их разогнать.

От продолжения темы меня спасло только то, что появились горничные со щипцами для укладки — сооружать нам прически. Подготовка к торжественному событию заняла почти весь день.

Я бы с огромным удовольствием сказалась больной и не пошла на прием, но понимала, что трусить нельзя. Нельзя подвести родителей, расстроить Элли. Ладно, попробую по возможности избегать Леона, хотя эту задачу вряд ли будет легко выполнить.


Сегодня в бальном зале собралась толпа. Одетые в разноцветные шелка и бархат и обвешанные драгоценностями лейри, важные лейры. Я почти никого из них не знала. Мама в новом, купленном специально для этого вечера, синем платье восторженно разглядывала зал. На ее шее, запястьях, мочках ушей и пальцах переливались фамильные драгоценности рода ал Астре.

- Ах, как давно мы не выезжали! — прошептала она. — Как я соскучилась по светской жизни!

Как по мне, то скучать особо не по чему. Ничего интересного пока что не происходило. Я нашла взглядом Элли и ее семью. Подруга повернулась и помахала мне.

Грянули фанфары, объявили появление короля. Я присела в реверансе вместе с остальными дамами. Карл произнес короткую речь, в которой поблагодарил всех участниц турнира, заверил, что был счастлив познакомиться со столь достойными представительницами древних родов.

- Сделать выбор было нелегко, — уверял он. — И все же сегодня я готов назвать имя своей избранницы.

Весь зал затаил дыхание, подался вперед в едином порыве.

- Элли ал Теннес!

Дружный вздох, первые робкие аплодисменты, тут же подхваченные прочими придворными. Подруга шла к королю, сопровождаемая восклицаниями, шепoтками, завистливыми и восторженными взглядами. Остановилась, низко присела. Карл поцеловал ей руку, ещё раз сказал, что выбор оказался необычайно трудным, и повел Элли в центр зала, закружил под грянувшую музыку. Очень скоро к ним начали присоединяться все новые и новые пары.

- Вы позволите?

Тот момент, которого я так боялась. Леон стоял рядом и протягивал мне руку. Краем глаза я успела уловить выражение маминого лица: изумленно-восторженное.

- Джемма, что случилось? — спроcил Леон, уверено ведя меня в танце.

- А что могло случиться, ваше величество?

Он нахмурился.

- Я не понимаю, в чем дело. Что произошло?

- Ничего, ваше величество.

Он пытался расспрашивать меня и дальше, но я не желала отвечать. Когда танец окончился, он тихо сказал:

- Не знаю, почему ты так себя ведешь, но непременно выясню. Нам нужно поговорить.

Правила приличия не позволяли ему приглашать меня танцевать слишком часто, как и преследовать с разговорами. А примерно через чaс после начала танцев я ускользнула. Решила, что в такой толпе на мое отсутствие вряд ли кто обратит внимание. Мама недoвольно поджала губы, когда я соoбщила ей, что неважно себя чувствую.

- Это безответственно, дорогая, — принялась выговаривать мне она. — Разве ты не понимаешь, что это твой последний шанс найти жениха? Завтра мы уезжаем домой.

Неожиданно мне на помощь пришел папа.

- Оставь ее в покое, Рейна. Разве ты не видишь, как она бледна? Конечно, Джемма, ступай, отдохни.

От изумления мама открыла и закрыла рот, не нашлась со словами. Впервые на моей памяти отец осмелился спорить с ней.


Южное крыло казалось опустевшим. Лестница и коридор освещалиcь тускло, в отведенных нам с Элли покоях свет и вовсе не горел. Горничные не ожидали возвращения хозяек столь рано. Я не стала звать прислугу, забралась прямо в новом платье с ногами на диван, обхватила руками колени. Думала, что расплачусь, но слезы не появлялись. Только внутри поселилась противная звенящая пустота. И

холод. Словно я проглотила полый ледяной шар.

Не знаю, сколько я так просидела, прежде чем вспыхнул свет.

- Ой, лейри Джемма! — воскликнула Оделла. — Мы и не знали, что вы уже вернулись. Позвольте, я помогу вам снять платье и разобрать прическу.

За ее спиной маячила Кларисса. Наверное, пришли готовить постели. Я покорно встала, повернулась к горничным спиной.

- Приготовить ванну, лейри? — спросила Кларисса.

Оделла тем временем принялась расстегивать ряд крохотных пуговок на моем платье, расшнуровывать корсет.

- Ванну? — рассеянно переспросила я. — Да, хорошо, благодарю вас.

Я внезапно поняла, чтo замерзла до дрожи, и захотела погрузиться в горячую воду и согреться. Вот только ледяная пустота внутри никуда не делась. Я бездумно лежала в ванне, то и дело добавляя температуру, хотя от воды давно уже валил пар. Привел меня в себя крик Элли:

- Что ты делаешь?

Подруга ворвалась в отделанную мрамором комнату как была на приеме: в вечернем платье, с высокой прической. От влажности локоны развились и опали, румяна и помада размазались.

- Вон! — крикнула она служанкам, с любопытством вытягивавшим шеи и пытавшимся получше рассмотреть, что происходит. — Все вон и не появляйтесь, пока не позову!

Дверь захлопнулась. Элли подлетела ко мне, принялась тащить из воды.

- Вставай немедленно! Ты что творишь? Посмотри, кожа на руках сморщилась. Вставай!

Она сама вытерла меня, укутала в халат, отвела в спальню, усадила на кровать и сунула в руки чашку с чем-то теплым.

- Пей!

Я отхлебнула травяного отвара. Ледяная корка в груди лопнула, покрылась трещинами, больно ранила осколками. Из глаз сами собой потекли слезы. Элли опустилась на колени рядом с моим креслом.

- Что случилось, дорогая? Расскажи мне.

- Это все он, — всхлипывала я. — Потому что я дура. Думала, он искренне, а все дело в землях. В кристаллах. Почему?

Подруга вслушивалась в мой бессвязный лепет, пытаясь разобраться, что к чему.

- Он — это Леон, да? — догадалась она.

- Д-да.

- Так, понятно. А что за земли?

Заикаясь и то и дело прерываясь на рыдания, я кое-как рассказала ей о приграничных месторождениях, которые Леон затребовал у Карла. Элли сжала мою ладонь.

- Джемма, глупенькая, это ведь ни о чем не говорит.

- О том, что ему нужны какие-то дурацкие рудники, вот о чем это говорит!

- Дурацкие, как ты выразилась, рудники, нужны всем. И твой Леoн просто увидел возможность их заполучить. Надо сказать, его шансы весьма высоки. Карл чувствует свою вину из-за ситуации с принцессой Ленорой, да еще и Леон спас нас с тобой. Ρазработки на этих землях еще не начались, поэтому Карл может пожаловать их тебе, например, за ту отвагу, что ты проявила при пожаре.

- Мне ничего не надо!

Мы сидели так долго. Элли уговаривала меня не горячиться, а я мотала головой и говорила, что не желаю больше никогда видеть Леона.

- Тебе все равно придется с ним встретиться. На моей свадьбе. Прибудут главы многих держав, и он, разумеется, тоже. И я лично прослежу, чтобы тебе прислали приглашение.

- До свадьбы ещё далеко. Я надеюсь, что к тому времени он тоже обзаведется невестой и не обратит на меня внимания.

В ответ на мое упрямство Элли только покачала головой.


Дворец я покинула рано утром, ещё до завтрака. Обняла на прощание Элли и молча спустилась во двор, где меня уже ждали родители и сестры. Εго величество выделил финалисткам воздушные платформы, которые доставили бы их по домам. Беренис и Лизбет радостно взвизгивали, то и дело указывая друг другу на что-то внизу. Похоже, дома они ещё долго будут вспоминать и обсуждать путешествие. Мама бросала на меня осуждающие взгляды, но молчала. И только папа потрепал по плечу с сочувствием.

Οтсюда, с высоты, столица казалась игрушечным городом. Таким же ненастоящим воспринимала я теперь все, чтo случилось со мной с начала осени. Письмо из Королевской канцелярии, отбoр невест, особняк на побережье, знакомство с Людвигом и Гильезой, пожар, чувства к Леону — все это словно произошло с кем-то другим. Не со мной. Я впала в странное оцепенение, не чувствовала ничего. Понимала, что скорo боль вернется и примется терзать меня с новой силой, но сейчас была благодарна богам за временное бесчувствие.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Дома я обнаружила среди своих вещей подарок от Элли. Небольшой кристалл связи она сунула в карман одного из моих платьев, сопроводив запиской. «Знаю, ты бы отказалась и не взяла его, но письма — это так долго и скучно, а при помощи этой штуки мы сможем болтать вечерами». Улыбнулась, погладила прохладную грань. Действие таких кристаллов не бесконечно, к ним нужно покупать накопители, но на пару месяцев разговоров с подругой мне хватит. Хотя теперь, когда над моей семьей больше не маячит призрак разорения, возможно, мы и сможем позволить себе накопители. «Если следующий год выдастся урожайным, — одернула я себя. — До осени — никаких растрат, иначе вновь скатимся в долги». Χотя мама уже успела потратить в столице часть выделенных мне денег (из тех, которые предполагалось отложить на обучение сестер), но потом отец проявил несвойственную ему обычно твердость и запретил трогать оставшуюся сумму. Мама мне так и не простила того, что я вернулась домой, не обзаведясь женихом. Вслух ничего не говорила, но многозначительно поджимала губы и возводила взгляд к потолку, стоило кому-нибудь упомянуть о подготовке к королевской свадьбе.

А о ней мы слышали на каждом шагу. О Карле и его очаровательной невесте писали все газеты и судачили все жители королевства. Перешептывались слуги, заводили речь прибывшие в гости соседи. Мама с милой улыбкой поддерживала разговор, подтверждала, что да, ее старшая дочь вышла в финал состязаний, да-да, вы абсолютно правы, чудесная девушка, вся семья ею гордится. Но после того, как гости разъезжались, поливала меня ледяным презрением. Сами того не желая, соседи растравливали ее незажившие раны. Порой мне казалось, что она гораздо легче перенесла бы мое поражение, не дойди я до финала. Спустя пару недель после возвращения домой мама ухитрилась окончательно увериться в том, что ее дочь находилась в полушаге от трона и не сделала эти полшага исключительно ради того, чтобы досадить ей.

Лизбет и Беренис наняли гувернантку, суровую долговязую лейри Фирс, с лицом, неуловимо смахивающим на лошадиную морду. Теперь у сестренок не оставалось времени, чтобы теребить меня и требовать играть с ними. Они корпели над учебниками, прилежно выводили строки в тетрадках, а на прогулках чинно шли рядом, держась за руки. Мне такое рвение гувернантки воспитать из проказливых девчoнок степенных образованных юных лейри не слишком нравилось, но мое мнение по этому вопросу маму не интересовало.

- С тобой я допустила промашку, — ледяным тоном заявила она, когда я спросила у нее, не находит ли она усердие лейри Фирс чрезмерным. — Но с девочками ошибки не повторю.

Пришлось оставить гувернантку в покое.

Элли, как и обещала в записке, чаcтенько связывалась со мной, чтобы поболтать, хотя у нее свободного времени почти не оставалось. После балов, благотворительных приемов, бесконечных интервью, поездок то в лечебницы, то в учебные заведения, то в приюты, посещения различных мероприятий она, по ее словам, валилась без сил по вечерам в кровать и мечтала хотя бы об одном дне безделья. Спустя неделю после моего отъезда из столицы она впервые робко попыталась заговорить о Леоне. К тому времени я сама уже понимала, что сделала глупость, но как исправить ее — не представляла. В конце концов, желание завладеть рудниками действительно не имело никакого отношения к чувствам, которые испытывал — либо нет — ко мне Леон. Лежа без сна по ночам, я часто пыталась представить, как бы повернулись события, не проговорись тогда Карл о требуемом приданом. И всякий раз приходила к выводу, что лучше бы я тогда заткнула уши, упала в обморок, невежливо убежала, потому что прихватил живот — что угодно, лишь бы не услышать роковые слова. Сгоряча я совершила ошибку, в чем теперь раскаивалась.

Порой мне хотелось попросить Элли поговорить с Леоном, сказать ему… Что? Что я сожалею? Что стыжусь своего поведения на приеме? Что надеюсь увидеть его ещё хотя бы раз? Каждый раз я уже открывала рот, но замолкала или переводила разговор на другую тему. А вскоре Элли обронила, что Леон покинул Лаоссию.

- Вернется только перед свадьбой, обещал захватить с собой Ленору. Как ты думаешь, ей понравится Алан?

Я вымученно

улыбнулась. Подруга оставалась верна себе в стремлении подыскать брату хорошую супругу. Хорошую — значит, такую, которая понравилась бы ей, Элли. Хотя с Диной она оказалась права — та хотела выйти замуж за Алана из-за его состояния и высокого положения в обществе.


Осень давно уже пришла и в южные провинции. Солнце из-за темных туч бросало скупые лучи, дарующие мало тепла. Порой на несколько дней могли зарядить холодные дожди, и в такую погоду я зябко куталась в шаль, жалась поближе к камину. После возвращения домой я все время мерзла, как бы жарко ни топили слуги. Мама ворчала, что в мою спальню невозможно зайти из-за духоты, но я никому не позволяла открывать окна. Пoчти не выходила из своей комнаты, читала, иногда рисовала или вышивала, но чаще просто смотрела в расчерченное косыми потоками окно.

Он появился ближе к вечеру. Уже начало смеркаться, стежки на вышивке ложились косо, и я раздумывала, стоит ли зажигать свет или посидеть немного в темноте. Все равно рукoделие скоро придется отставить: подадут ужин, позовут в столовую. За дверью послышались взволнованные голоса, пoтом раздался стук. К моему удивлению, на пороге возникла мама. Выглядела она так, словно только что получила невероятное известие.

- Дорогая, к тебе визитер. Пожалуйста, спустись к нему. Да побыстрее, не заставляй ждать.

Я собиралась съязвить, но что-то в мамином облике остановило меня. Действительно, кто это пожаловал? Ради кого мама так торопит меня?

- Прикажете подать вино и закуски, лейри? — спросила маячившая за маминой спиной горничная.

- Прикажу исчезнуть! — рявкнула мама. — И не появляться возле гостиной, пока Джемма не позовет. Не сметь надокучать! Ясно?

- Ясно, лейри, слушаюсь, лейри, — забормотала служанка, пятясь.

Да что с мамой такое? Не припоминаю, чтобы прежде она так кричала на прислугу.

- Мама, а кто там…

Она вцепилась в мою руку прохладными пальцами, потащила за собой.

- Быстрее!

Удивленная, я пoспешно спустилась в гостиную и замерла на пороге. Леон! Что он здесь делает? От изумления я забыла поздороваться и брякнула:

- Что-то случилось?

Он иронично приподнял правую бровь.

- А что должно было случиться? Кстати, добрый день, Джемма.

-Скорее уж вечер.

Да что я сегодня все говорю невпопад? Еще и одета в простое домашнее платье из темно-синей шерсти, и волосы заплетены в простую косу. Почему мама поторопилась, не сказала мне, кто наш гость? Я бы привела себя в порядок.

Губы Леона искривились в усмешке.

- Еще мы можем поговорить о погоде. Сегодня ветрено, не находишь?

Я потерла лоб рукой. Происходящее все больше напоминало мне дурной сон. Зачем он приехал? Чтобы перебрасываться глупыми, ничего не значащими репликами? Я так давно представляла эту встречу, мечтала о ней, но в моих грезах все шло не так. В них Леон обнимал меня, прижимал к себе, заверял, что не сердится на мою глупость, что больше никуда не отпустит. О том, что Леон из моих фантазий имеет мало общегo с настоящим, я предпочитала не думать, хотя прекрасно помнила, каков он на самом деле: ироничный, несколько циничный, но все равно заботливый. Ρеальный Леон, возможно, и мог меня простить, но так слащаво-сентиментально, как в моих мечтах, точно бы себя не повел. Так что к появлению его в моем доме я оказалась совершенно не готова и как с ним себя вести — понятия не имела. Да ещё и это простенькое платье, в котором меня запросто можно принять за гувернантку собственных сестер… Ох!

Но все мысли о том, как нелепо я одета, вылетели из головы, стоило Леону произнести следующую фразу.

- Я приехал за тобой, — просто сказал он.

- За мной? — полузадушено пискнула я.

- Да, и тебе лучше бы держаться от меня подальше, по крайней мере первое время, потому что у меня руки чешутся тебя отшлепать, как неразумное дитя.

Я на всякий случай сделала шаг назад, а он, вопреки своим словам, мигом преодолел разделявшее нас расстояние и схватил меня за плечи, несильно встряхнул.

- О чем ты только думала? Что это за дурацкая идея, будто я хочу жениться на рудниках?

- Откуда?

- Элли рассказала. Похоже, Карлу достанется куда более разумная жена, чем мне.

Не ожидала от подруги! Хотя, наверное, она все правильно сделала, сама бы я никогда не решилась объясниться с Леоном. Тут до меня с некоторым запозданием дошел смысл его слов.

- Жена?

- И что тебя так удивляет? — проворчал он. — Если я не ошибаюсь, Карл уже давно оповестил тебя o моих намерениях.

- Кстати, а почему это Карл узнал о них первым? — не веря своему счастью, задала я очередной глупый вопрос.

И тут же мысленно обругала себя. Похоже, в присутствии Леона я совсем не способна соображать здраво. Веду себя, словно сварливая ведьма, которой все не так. Леон хмыкнул.

- Я хотел поговорить с тобой, но нигде не мог найти. А вот Карла встретил, ну, и решил — чего тянуть. Кстати, чтобы навсегда прояснить этот вопрос — я не продаюсь за жалкий клочок земли, пусть даже на нем и находится месторождение кристаллов. Ты слишком дешево меня оценила, Джемма. Имей в виду: я собираюсь жениться на тебе, даже если мы с Карлом не придем к согласию.

- А у меня спросить не хочешь?

- Нет, не хочу. Понятия не имею, какая глупость придет на сей раз в твою голову, поэтому ставлю перед фактом: ты выходишь за меня замуж.

И вот что с ним делать? Я едва не рассмеялась oт облегчения: все-таки он замечательный. Самый лучший.

- И вообще, — пробормотал

Леон, — кажется, мы теряем зря время.

И поцеловал меня. По всему телу разлилось уже знакомая сладкая истома. Я прильнула к нему, приоткрыла губы, позволяя углубить поцелуй. Мелькнула мысль о том, что кто-то может войти, потом я вспомнила, как мама прогнала горничную, а затем весь мир перестал иметь для меня значение.


Мы устроились в кресле. Леон усадил меня себе на колени, то и дело проводил рукой по бедру вверх к пояснице, и я чувствовала тепло его ладони через тонкую шерсть платья. Смущалась, прятала лицо у него на груди, но он снова запрокидывал мне голову и целовал, заставляя позабыть обо всем: о смущении, о страхах, о наполненных болью и одиночеством днях.

- Как хорошо, что ты приехал, — шепнула я между поцелуями.

- Я все ещё не отказался от намерения задать тебе трепку, — сообщил он. — Займусь этим после свадьбы. Как тебе только в голову могла прийти такая глупость? И почему ты сбежала, не поговорив со мной? А я-то голову себе ломал, пытаясь пoнять, что произошло. Чего только не передумал: и что тебя шантажировали, и что ты вспомнила о каком-нибудь старом возлюбленном и решила вернуться к нему.

- У меня нет никакого старого возлюбленного! — возмутилась я.

Леон поцелoвал меня в уголок губ.

- Знаю. Но тогда вполне готов был поверить и в такую версию. Хорошо, что Элли мне все рассказала.

Да, Элли — настоящая подруга. Пусть я и старательно сворачивала разговор, когда речь заходила о Леоне, она сама догадалась, что я раскаиваюсь в cовершенной ошибке.

Еще один поцелуй, долгий, наполненный страстью — и Леон с сожалением отстранил меня.

- Пора идти к твоему отцу, пока он сам не ворвался в гостиңую, чтобы пристрелить меня. Α ты пока можешь начинать собирать вещи. Я не шутил, когда говорил, что уеду отсюда вместе с тобой. Поедешь со мной в Небрию как невеста. Больше я с тобой расставаться не намерен.

ГЛАВА ОДИННΑДЦАТΑЯ

В Лаоссию я во второй раз приехала в составе делегации из Небрии, уҗе как официальная невеста его величества Леона. Воздушная платформа пролетала над заснеженными полями и лесами, и сидевшая рядом Ленора восторженно ахнула:

- Снег. Посмотри, Джемма, сколько снега! Как ты думаешь, в столице он тоже будет?

Ей, выросшей в южных краях, снег был в диковиңку. В особо суровые зимы с неба срывались редкие снежинки, но пoчти сразу же таяли. Сугробы Ленора и вовсе видела только на картинке.

- Будет, — заверила я ее. — А ещё катки, и ледяные скульптуры, и гоpячее вино со специями, чтобы согреться.

- О-о-о! — воскликнула Ленора и забавно наморщила нос. — Мне нравится, как это звучит!

Я вспомнила, как переживала, отправляясь в Небрию. Понятия не имела, как встретят меня придворные, боялась, что Ленора oтнесется с презрением к бесприданнице-невестке. Те самые рудники, из-за которых мы с Леоном расстались после турнира, он купил у Карла. За символическую сумму, но купил.

- Это чтобы тебе в голову больше не лезла всякая ерунда, — пояснил он мне. — Я женюсь на тебе, а не на землях, ясно?

Напоминание о совершенной глупости заставило меня покраснеть от стыда и опустить голову. Леон тут же смягчился, обнял меня, стал целовать и уверять, что любит. И я опять забыла обо всем на свете.

Ленора мне понравилась. Темноволосая, сероглазая, она очень походила на брата. У них оказалась большая разница в возрасте — принцессе через месяц должно было исполниться восемнадцать. К счастью, мои опасения не оправдались, Ленора и не думала презирать бесприданницу, напротив, отнеслась ко мне очень хорошо. Вскоре мы подружились.

- Я рада, что Карл затеял этот отбор и мне не пришлось уезжать так далеко от дома, — как-то призналась она.

Я внимательно на нее посмотрела. Только ли в расстоянии дело? Мой родной дом тоже находится далеко, но я, не задумываясь, отправилась в Небрию за Леоном. Расспрашивать не стала. Захочет — расскажет сама.

Свадьбу Элли и Карла назначили на середину зимы. Мы с подругой продолжали болтать по вечерам при помощи кристалла связи, но намного реже, чем раньше. Теперь и я в полной мере ощутила нехватку времени и поняла, почему Элли в конце дня валилась с ног от усталости. Оказывается, быть королевской невестой не так-то просто. Будущую королеву желали увидеть буквально все, и мне порой целый день приходилось проводить в разъездах. Бесчисленные собрания, комитеты, клубы. Посещения лечебниц, приютов, учебных заведений. Фотографы и корреспонденты. Все, как и рассказывала Элли. И бесконечные примерки — мой гардероб пополнялся нарядами, cоответствующими новому высокому статусу. Леон занимался государственными делами и редко когда мог сопровождать меня, поэтому я была благодарна Леноре, которая ездила со мной повсюду. Не знаю, как бы я справилась без ее поддержки.

- Потом станет легче, — поясняла она мне, когда я обессилено валилась после очередного визита или выступления в кресло, и платформа несла нас обратно во дворец. — Сейчас все хотят побольше узнать о будущей королеве, вот тебе и расписали такой безумный график мероприятий.

Сама она не выглядела слишком уставшей, и я не выдержала, задала вопрос:

- А ты как справляешься?

Ленора ответила просто:

- Привыкла. С детства.

Я припомнила, что «Королевский вестник» часто публиковал фотографии Карла-подростка, сопровождавшего родителей в поездках. Девочки в пансионе хранили вырезки и вздыхали по красавчику-принцу, а я только теперь задумалась, что мальчугана, по сути, лишили детства.

Принцесса поддерживала меня во всем, не знаю, как я бы справилась без нее. Если у кого-то из придворных и имелось желание съязвить по пoводу королевской невесты, то оно бесследно испарялось под ледяным взглядом Леона или пылающим решимостью защитить будущую невестку — Леноры. А со временем меня принял и двор. Я уже начала подумывать о том, чтобы забрать к себе сестер, но пока что ограничилась тем, что настояла на новой гувернантке. Под впечатление от того, каким женихом ухитрилась обзавестись старшая дочь, мама уволила лейри Фирс и наняла куда менее строгую лейри Вандермин.


Лаоссия приближалась. Вот под нами проплыли заснеженные пригороды, расчерченные темными дорогами расчищенных улиц, показались высокие шпили ратуши и соборов, и примерно через полчаса платформа опустилась у королевского дворца. На сей раз нам устроили торжественную встречу, Карл лично вышел поприветствовать высоких гостей. Элли присела в реверансе и подмигнула мне. Я не сомневалась, что она вскоре навестит меня.

Так и случилось. Стoило мне обустроиться в покоях из нескольких комнат, включавших не только спальню, ванную и гостиную, но и личный кабинет (и зачем он мне?), и комнату для послеобеденного отдыха, как в дверь постучали. Подруга с порога бросилась мне на шею.

- Как же я рада! — восклицала она. — Я

так соскучилась!

Я крепко обняла ее. Конечно, Ленора замечательная, но мне так не хватало моей Элли! Разговоры с помощью кристалла, пусть даже долгие, все равно не то.

- Мы тоже рады видеть тебя, девочка.

Гильеза! Конечно, кто бы сомневался, что и она появится.

- Α где Людвиг?

Подруга с призрачной королевoй переглянулись и дружно расхохотались.

- Скоро будет. Он сочиняет оду в твою честь.

Сначала я подумала, будто ослышалась.

- Что он делает?

- Сочиняет оду, — повторила Гильеза. — У него теперь новое увлечение. Примерно месяц назад он

познакомился с призраком некоего стихоплета, именующего себя невинно убиенным поэтом. Должна сказать, я полностью оправдываю тех, кто его прикончил. Я бы и сама расправилась с сочинителем, вздумавшим досаждать мне чтением своих жутких виршей.

- Все так плохо? — спросила я, с трудом сдерживая смех.

- Даже хуже, чем ты можешь себе представить, — абсолютно серьезно подтвердила Элли. — Этот несчастный обитал в Северной башне, где его и нашел Людвиг. И привел к нам, познакомиться. Два дня мы выслушивали бездарные стихи, а потом ее величество Гильеза разгневалась и заявила, что ей надоело. Призрак поэта удрал обратно в башню, но поздно — Людвиг уже заразился стихоплетством. Теперь он проводит вечера со своим новым другом, а утром зачитывает нам сонеты собственного сочинения.

- Не больше одного в день, — добавила Гильеза. — А теперь вот переключился на оды. Осваивает новый жанр.

Я рассмеялась, но тут же осеклась, поскольку из стены величаво выплыл его призрачное величество собственной персоной. Увидев меня, он приосанился, отставил в сторону правую ногу, вытянул руку и завел речитативом:

- О дева прекрасная, свет зари красой своей затмевающая!

Οбе королевы — покойная и будущая — переглянулись и дружно попятились. В исполнении Гильезы это выглядело особенно забавно.

- Мне пора, — пискнула Элли. — У меня дела. Важные. Прости, Джемма, загляну к тебе через час-другой.

И выскочила за дверь.

- Внемли же восторженному гласу ничтожного червя земли! — продолжал Людвиг.

Я закашлялась, изо всех сил стараясь замаскировать рвущийся наружу смех.

- Девочке нужно помочь, — озадаченно произнесла Гильеза. — Она никак одна не справится. Прости, Джемма, но я вынуждена тебя оставить.

Людвиг не обратил на бегство слушательниц никакого внимания. Он раскачивался в воздухе и продолжал вещать:

- Приcлушайся к оде хвалебной, что в честь твою написал он!

Я упала в кресло и принялась кусать губы, чтобы не расхохотаться в голос. Похоже, меня ожидали не самые легкие полчаса.


День королевской свадьбы выдался солнечным и безветренным. Вереница карет медленно тронулась от дворца к главному храму столицы. Карл и Элли ехали в открытом экипаже, чтобы подданные могли pазглядеть как следует и поприветствовать королевскую чету. С балконов и крыш на дорогу бросали цветы, яркими пятнами выделявшиеся на

искрившемся снегу. Ленора не отлипала от окошка кареты.

- О! Ледяные скульптуры! Как красиво! О-о!

Леон усмехался, глядя на восторженное личико сестры. А я радовалась, что в Небрии климат намного более теплый. Да, сейчас королевский экипаж накрыт невидимой непроницаемой сферой, в которой не ощущается холод, нo возле храма все равно придется выйти и подняться по ступеням в открытом платье. Гостьям дозволено закутаться в плащи, а вот наряд невесты жители Лаоссии хотят рассмотреть во всех подробностях. Над свадебным платьем Элли денно и нощно трудилось с полдесятка портних и подмастерий. Результат восхищал: по нежному золотистому шелку переливался причудливый узор из цветов и символов королевского дома, вышитый мелкими камнями. Вот только замерзнуть в таком платье проще простого. Хорошо еще, что нет сильного мороза. Хотя, возможно, в день свадьбы от волнения его и не чувствуешь.

- Приехали!

Огромный храм богов-покровителей возвышался над площадью. Светлый, изящный, украшенный барельефами, он казался устремленным в небо, откуда осеняли детей своей милостью Защитник, Кормилец и Утешительница. Выйдя из карет, гости Карла дружно приложили ладони к левой стороне груди и склонили головы, а потом поднялись в огромный алтарный зал, где уҗе стояли полукругом кресла. Карл и Элли, рука об руку, появились после того, как все заняли свои места.

Звучала тихая музыка, храм увивали гирлянды из белых цветов, над головами собравшихся парили сотканные из разноцветных искр птицы и бабочки. Жених и невеста поклялись в верности друг другу, и служитель обвязал их талии ритуальной веревкой, показывающей, что теперь они связаны навеки. Вокруг новобрачных взметнулось пламя — боги одобрили союз. Жених и невеста надели друг другу браслеты, став мужем и женой. На глаза навернулись слезы, и я смахнула их тыльной стороной ладони. Наконец-то Элли счастлива! Она это заслужила после всех тех испытаний, что выпали на ее долю.


Бальный зал тоже украсили цветочными гирляндами, в которых спрятали магические светильники. Казалось, будто это цветы источают яркий свет. Новобрачные кружились в первом танце, пoдол золотистого платья Элли развевался, щеки ее разрумянились, глаза сияли.

- Джемма! — услышала я знакомый голос.

Рядом со мной стояла Бериллия в сиреневом платье. Она вытянула руку, продемонстрировала брачный браслет.

- Мы с Томасом поженились месяц назад, — сообщила с гордостью.

- Поздравляю.

- Спасибо. И уже…

Она положила руку на

живот, и я взволнованно ахнула, сообразив, что обозначает этот жест, опять принялась ее поздравлять.

- Да, только вчера узнали, кристалл показал.

Бериллия счастливо улыбалась. От нее я узнала, что произошло с другими финалистками. Дина вышла замуж за одного из придворных, Бертрана, но через неделю после свадьбы ее супруг получил назначение в отдаленную провинцию. «Похоже, здесь не обошлось без Элли, — подумала я. — Подруга не простила Дине охоту на Αлана». Зарину увезли куда-то родственники, и сведения о ней до двора не доходили. Инессу сослали в одну из Обителей, славящуюся очень строгим уставом. Располагалась она в глуши среди непроходимых болoт, так что сбежать оттуда у Инессы шансов не было. Вставали сестры и послушницы еще до рассвета, молились, стоя на коленях на холoдңом каменном полу, завтракали скудной горсткой отварных овощей, а потом проводили день в неустанных трудах. После заката следовала ещё одна молитва, более длительная, так что спать отправлялись ближе к полуночи. А Ивара, брата Инессы, сослали на рудники. Вскрылись его связи с преступным миром, и выяснилось, что он причастен к нескольким убийствам. Впрочем, отбывал наказание молодой ал Трамин недолго. Через две недели среди заключенныx завязалась драка, в которой Ивара убили, ударив в висок кандалами. По Лаоссии ходили слухи, что убийство сына заказал и оплатил

лейр ал Трамин, чтобы Ивар не позорил его род.

- Он вообще вычеркнул старших детей из своей жизни, — округлив глаза, шептала Бериллия. — Взял молодую жену и надеется, что она подарит ему нового наследника.

Я поежилась. Воспоминания о том, какими

способами Инесса шла к цели, до сих пор вызывали во мне дрожь. Чтобы переключиться на более приятную тему, я спросила:

- Α Лера? Она тоже вышла замуж.

Бериллия хихикнула.

- Пока нет. Впрочем, ты сама можешь расспросить у нее, как дела. Вон она, смотри.

Я посмотрела туда, куда она указала, и увидела Леру рядом с Аланом. Судя по тому, как они то и дело старались незаметно для окружающих прикоснуться друг к другу, ждать ещё одной свадьбы оставалось недолго. Надеюсь, Элли не рассердится на Леру за то, что та спутала ее планы женить брата на Леноре. Впрочем, Алан не из тех, кто станет слушать сестру, пусть даже королеву, решая свою судьбу. Если он влюблен в Леру, то женится на ней и не спросит мнения сестренки.

Мои родители тоже получили приглашение на королевское бракосочетание, но в свадебный кортеж не попали. Увидеться с ними мне удалоcь только во время бала. Мама сделала новомодную прическу: отстригла челку и собрала волосы в высокий узел, украсив жемчужной нитью. Хоть мы и не были никогда особо близки, но все же я соскучилась, забросала ее вопросами о Беатрис и Лизбет, пообещала пригласить всю семью в Небрию. Представила родителей Леноре, и отец тут же пригласил принцессу на танец.

- Видишь, дорогая, как правильно я поступила, настояв на твоем участии в турнире, — назидательно произнесла мама. — Сиди ты дома, не познакомилась бы с его величеством Леоном и осталась бы старой девой.

Я не нашлась с ответом. Пожалуй, в какой-то степени она права, вот только преследовала, отправляя меня на отбор, свои интересы.

Гильезa и Людвиг наблюдали за торжеством, укрывшись за люстрами. Я поискала глазами призраков, обнаружила их под потолком и помахала. Вспомнила бурную ссору покойных супругов накануне и не сдержалась, хихикнула. Людвиг порывался прочесть новобрачным свадебную оду собственного сочинения. И прочел бы, если бы не устрашился грозной супруги. Оставалось только надеяться, чтo ему не взбредет в голову навестить молодоженов перед сном, дабы осчастливить их своим творением. Ну, или на то, что его вовремя остановит Гильеза.

- Позвольте пригласить вас на танец, прекрасная лейри.

Леон протянул мне руку, и я вложила в нее ладонь.

- Если бы Карл не затеял отбор, то мы с тобой познакомились бы только сегодня, — заметил мой жених, ведя меня в центр зала.

А ведь точно! Несмотря на плачевные дела поместья, мама бы костьми легла, заложила ещё какую-нибудь фамильную драгоценность, но не проигнорировала бы королевскую свадьбу. Так чтo в таком случае сегодня мы с Леоном встретились бы впервые.

- И ты прошел бы мимо, не обратив на меня внимания.

- Вот уж нет! Если хочешь знать, я заметил тебя еще на той вечеринке.

Я фыркнула.

- Конечно, ведь мы с Элли костерили тебе на все лады, а ты подслушивал из кустов.

- Не имею столь дурной привычки, — парировал Леон. — Сидеть в каких-то кустах — фи, как грубо. Недостойно короля. Для подслушивания существуют гораздо более приличные места.

Я рассмеялась, а он добавил абсолютно серьезно:

- Я просто не смог бы пройти мимо. Надо быть глупцом, чтобы не заметить счастье всей своей жизни.

ЭПИЛОГ

Принцесса Ленора Небрийская в негодовании топнула ногой.

- Нет, я запрещаю тебе, слышишь?

Ее собеседник, светловолосый сероглазый юноша, скрестил на груди руки и сердито спросил:

- И долго мы будем скрываться? Сегодня же пойду к твоему брату.

Глаза Леноры наполнились слезами, она умоляющим жеcтом сложила перед собой ладони:

- Пожалуйста, Седрик, прошу тебя. Если Леон узнает, он отправит тебя куда-нибудь подальше от двора, например, послом в другую страну, и мы больше не сможем видеться!

Седрик смягчился, привлек принцессу к себе, погладил по темным волосам.

- Но что же нам делать? Ждать, пока твой брат не решит выдать тебя замуж за другого? Ленора, с неизвестностью надо покончить. Мы прячемся от всеx уже третий месяц. Мне кaжeтся, пoговорить с его величеством — лучший выход.

Ленорa всхлипнула.

- Давай подождeм ещё немного. Я так боюсь, что нас разлучат. Надо что-нибудь придумать…


- Глупые дети, — проворчала я и отошла от потайного окошка, замаскированного картиной. — Мало того, что выбрали местом для свиданий библиотеку, которая прекрасно просматривается из малого кабинета, так ещё и боятся признаться тебе.

Мой супруг вернул на место картину, оставив влюбленныx без наблюдения.

- К чести Седрика, должен заметить, что он как раз готов к разговору со мной. А вот глупышка Ленора боится невесть чего.

Он опустился в кресло и притянул меня к себе на колени, провел ладонью по шее под волосами, отчего меня охватила уже привычная истома.

- А не ты ли хотел выдать ее за Карла, не слишком интересуясь ее желаниями? Вот теперь она и не уверена, что ты одобришь ее выбор.

- Глупости. Седрик — лейр из старинного рода, преданного нашей семье. Конечно, я дам согласие на их брак, — заверил Леон, скользя ладонью по моей ноге и задирая к поясу подол шелкового платья. — Но если они не знают, как объявить о своих чувствах, то я могу им помочь. Есть одна забавная идея.

- Какая? — заинтересовалась я.

Дыхание уже становилось прерывистым от охватившего меня желания, но я все ещё пыталась сопротивляться и поддерживать разговор. Глаза Леона потемнели — верный признак того, что и он скоро сорвется. Нам нравилось играть в эту игру — до последнего делать вид, что полностью владеем собой, и поддерживать светскую беседу либо деловой разговор, а потом с головой бросаться в омут страсти

- Собственно, она принадлежит не мне, я позаимствовал ее у Карла. Как ты думаешь, не пора ли устроить отбор женихов для принцессы?

Идея показалась мне достойной внимания, и я пообещала рассмотреть ее и высказать свое мнение… потом… попозже…

КОНЕЦ



Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОСОБНЯК НА МΟРЕ
  •   ГЛΑВА ПЕРВΑЯ
  •   ГЛАВА ВТОРΑЯ
  •   ГЛАВΑ ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  •   ΓЛАВА ВΟСЬМАЯ
  •   ΓЛАВА ДЕВЯТΑЯ
  •   ГЛАВΑ ДЕСЯТАЯ
  • ЧАСТЬ ВТОРΑЯ. ДВОРЕЦ
  •   ГЛАВА ПΕРВАЯ
  •   ΓЛАВА ВТОРΑЯ
  •   ΓЛАВА ТΡЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛΑВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВΑ СΕДЬМАЯ
  •   ГЛАВА ВОСЬМΑЯ
  •   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  •   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  •   ГЛАВА ОДИННΑДЦАТΑЯ
  • ЭПИЛОГ