КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479589 томов
Объем библиотеки - 712 Гб.
Всего авторов - 222909
Пользователей - 103574

Впечатления

Сварщик Сварщиков про Юллем: Правь. Книга 1. Наследники рода Воронцовых (Боевая фантастика)

залита и сразу заблокирована. ага , верю.
данунах.
никто не читает эту хрень, вот автор самопиаром и занимается

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Беличенко: Помещик 2 (СИ) (Альтернативная история)

накуа пихать дубль второго тома?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Dgipei: Провал. Том 1. Право жить (ЛитРПГ)

феноменальнейшая графомань

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Образцов: Единая теория всего (Детективная фантастика)

здесь все 4 части

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Щепетнов: Бандит-2 (Попаданцы)

Слышь, релизёр. Ты хоть обложку смени.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
OMu4 про Михалков: Весёлые зайцы (Сказки для детей)

Такую в FB2 не засунешь - тут каждая страница - шедевр!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Кремлевская секретарша. На посту в приемной чиновника [Игорь Харичев ] (fb2) читать онлайн

- Кремлевская секретарша. На посту в приемной чиновника (и.с. Портрет неизвестной - Женщина и время-1) 449 Кб, 81с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Игорь Александрович Харичев

Настройки текста:



Новая серия мини-романов

Амадеус

амадеус роман

Портрет неизвестной

ЖЕНЩИНА И ВРЕМЯ

Издательство «Амадеус» открывает уникальную серию «Портрет неизвестной». Это мини-романы о судьбах российских женщин всех времен.

Наша серия предлагает женщинам заново узнать себя, а мужчинам — в очередной раз попытаться разгадать тайну прекрасной незнакомки.


Женщина смотрится в зеркало. Что может быть естественней! Но чьими глазами женщина себя видит? Долгие века она смотрела на себя глазами мужчины. Но однажды женщина спросила волшебное стекло: «Я ль на свете всех милее?» Может быть, это был первый взгляд на себя собственными глазами. Зеркало времени и река истории сильно изменили отражение женского лица.

Какие они, женщины России? Знают ли они себя? Нравятся ли себе, глядя в зеркало сегодняшнего дня, такое пристрастное и обманчивое? Не забыли в битве за личное воплощение о чем-то важном и сокровенном? Умеют ли так же, как прежде, беззаветно любить и жертвовать или сожгли все мосты в прошлое? Одержали победу над участью вечно ждущих, и если да, то какова цена этой победы? Не погас ли очаг, который женщинам было поручено хранить, или, наоборот, горит так же ровно и надежно, несмотря на пронзительный ветер перемен?

Игорь Харичев Кремлевская секретарша

Глава 1

Полковник смотрел на нее строгими, немигающими глазами:

— Вы были последней, кто держал этот документ.

— Я передала его Александру Васильевичу, — повторила она.

Начальственная усмешка, посетившая упитанное лицо, была едкой.

— Это не соответствует действительности. Александр Васильевич не помнит ничего подобного.

Ну что за глупости? Как так «не помнит»?!

— Когда Александр Сергеевич попросил меня срочно отнести документ Александру Васильевичу, я отнесла, — выпалила она.

Стальной взгляд недоверчивых глаз:

— А почему он попросил вас отнести секретный документ? Вы что, фельдсвязь? Какое вы имели право брать на себя такие функции?

Эти слова удивили ее.

— Я — сотрудница Администрации Президента. Я много раз имела дело с секретными документами… Еще в советские времена… Я была в кабинете у Александра Сергеевича. Зашла передать ему почту. А он как раз держал в руках этот документ. Что-то надписал, положил в красную папку. «Отнесите, пожалуйста, Александру Васильевичу, — говорит. — И передайте, что это срочно». Я взяла папку и отнесла. Александр Васильевич взял ее лично.

Она не стала рассказывать, что генерал находился не в кабинете, а в комнате отдыха, но дверь оставил открытой. Ирочка увидела журнальный стол с множеством тарелок, на которых располагалась закуска, пузатую бутылку дорогого коньяка, а рядом — бутылку вина. Какая-то женщина сидела в кресле — Ирочке были видны только стройные ноги в колготках. Генерал с рюмкой в руке выглянул на шум: «Чего тебе?» Она объяснила, что принесла срочный документ, и услышала: «Положи туда». Свободной рукой он лениво махнул в сторону рабочего стола, неохватного, как все столы в больших кабинетах Кремля. Разве могла она поведать обо всем этом? Еще с советских времен ее приучили, что недопустимо кому бы то ни было рассказывать о замеченных слабостях и странностях кремлевского начальства.

— Александр Васильевич лично взял папку, — только повторила она.

Полковник смотрел все так же пристально:

— И не заглядывали внутрь?

— Нет.

Он значительно помолчал:

— Почему я должен вам верить?

Она не знала, что ответить. Как можно доказать свою порядочность?.. За что ей это испытание? Что она плохого сделала?

— Нет же никаких фактов, что я… — пробормотала она, опустив глаза, — куда-то дела… этот документ…

Полковник приподнялся, опираясь руками на стол, приблизил к ней строгое лицо:

— А факт такой — секретный документ пропал после того, как побывал в ваших руках. Нет его в Кремле. Вот такой факт.

Она чувствовала себя преступницей.

— Что делать? — едва слышно прозвучал ее голос.

— Будем разбираться. — Полковник равнодушно посмотрел в окно. — А пока идите. Из Москвы — ни на шаг.

Ей не верили. Ее подозревали. Думала ли она, что наступит такое время? Предполагала ли, что ей придется пережить подобное? Многие годы она готова была к тому, что ее выгонят за нерадивость, за ошибки, потом — за то, что она предавалась житейским утехам на работе. Но за кражу секретного документа… Глупость. Полный идиотизм. Зачем ей это? Разве могла бы она решиться на такое?..

Ирочка вышла в коридор, широкий, с плоским потолком. Это был четырнадцатый корпус. Она привыкла к первому корпусу, построенному давным-давно архитектором Казаковым, — коридоры там были поуже, но выше, со сводчатыми потолками, а здешние, казалось, давят на тебя.

Спустившись по широкой лестнице на первый этаж, Ирочка миновала охранника — пришлось показать ему пропуск — вышла на Ивановскую площадь, по другую сторону которой поднимались кремлевские соборы, тянулась в небо колокольня Ивана Великого, а ниже стояла тяжелой громадой Царь-пушка. Привычная картина.

Сколько всего произошло, пока она работала на этом пространстве, огороженном зубчатой стеной из красного кирпича. Господи, как много всего произошло! Советская власть была. Тогда строили коммунизм. А теперь — капитализм. Были Черненко, Андропов, Горбачев, потом — путч. А теперь — Ельцин. И все это касалось Кремля впрямую. Здесь, за высокими кирпичными стенами, творилась история. И она, простая секретарша, была к этому причастна.

«Многое происходило на моих глазах, — спокойно думала она. — Да, я не принимала каких-то важных решений. Но я была рядом. Вносила свой вклад. Пусть маленький. Ну и что?»

Добродушный майский день реял над столицей. Веселенькое солнце озорно выглядывало из белоснежных облаков. До лета оставалось совсем немного. Ирочка обожала летнюю пору.

Она повернула направо, к первому корпусу, в котором располагались кабинеты президента и других больших начальников и где находилось ее рабочее место.

Ирочка попала в Кремль после школы. Родной дядя помог, брат матери, работавший в КГБ. Ирочка окончила трехмесячные курсы и была принята на свою первую должность. В те времена еще не распалась огромная страна, еще твердили о светлом будущем, хотя уже мало кто верил в него. Платили в Кремле хорошо, можно было поехать в отпуск в престижный дом отдыха на юг или в Подмосковье. Не было проблем с продуктами, с добротной одеждой, обувью. Многие хотели работать в Кремле. Немногим удавалось. Ирочке повезло.

Как она боялась, входя сюда в первый раз. Кремль, святая святых, невообразимое место, недоступное, охраняемое, как никакое другое на территории Советского Союза. С каким трепетом исполняла она свои обязанности первые несколько лет. Как боялась сделать что-то не то. Как трепетала перед начальниками, большими и маленькими. Теперь она чувствовала себя здесь уверенно. И ей было наплевать на многое. Она вела себя максимально корректно, предупредительно. При этом была совершенно спокойна. До сегодняшнего дня. За что ей это испытание?..

«К кому обратиться? — решала она, поднимаясь по чугунным ступенькам того крыльца, которым, по слухам, пользовался Сталин. — К кому? К Гаврикову? А может, к Воропаеву?..»

Очередной охранник внимательно изучил ее пропуск, хотя видел Ирочку много раз.

— Лучше всего — к обоим, — решила она. — Но сначала — к Владимиру Федоровичу.

Гавриков был в чине подполковника, в прежние времена служил в КГБ, а после известных событий, когда распался СССР, попал в службу охраны. Собственно говоря, изменилось только название, а так Владимир Федорович занимался тем же самым делом — обеспечивал безопасность и спокойствие высоких государственных начальников.

Гавриков симпатизировал ей, но никогда их отношения не выходили за рамки приятельских. Ирочка знала его, еще когда он был старшим лейтенантом. Видела его жену, детей. Давние отношения Владимира Федоровича с буфетчицей Ниной тоже не являлись для нее секретом.

Гавриков был хорошим человеком. Его уважали все — и начальство, и подчиненные, и те, кто работал по соседству. Он все решал по-человечески. К примеру, как он обошелся с той парочкой, которую поймали, когда они занимались любовью около памятника Ленину сбоку от Ивановской площади, в Большом сквере. Весть о необычном событии разлетелась тогда по всему Кремлю, но подробности Ирочка узнала от самого Владимира Федоровича, дежурившего в тот сентябрьский вечер.

— Тогда посетители уже очистили Кремль, — рассказывал Гавриков, — и всякое начальство уехало, включая хозяина (так в охране звали президента). Мы с майором Чепенко сидим себе спокойненько в штабе. Вдруг какие-то переговоры по рации начались. Чепенко послушал, говорит: «Что-то у них там стряслось. В Большом сквере». Я взял рацию, слышу: «Да, люди. Неподалеку от памятника Ленину. Кажется, двое… Это лейтенант Симаков говорит. Докладываю. Люди какие-то прячутся за кустами. Попробую задержать. На всякий случай пошлите подкрепление». Я отдал распоряжение. Жду. Потом вновь голос: «Все нормально. Задержал. Сейчас застегнутся, и поведу». Спрашиваю: «Сколько их?» — «Двое», — отвечает. «Сопротивление не оказывают?» — «Нет. Все нормально. Конвоирую». Минут через пять появляется. Докладывает: «Задержанные доставлены». Говорю ему: «Что там стряслось?» Мнется, бормочет как-то неуверенно: «Тут эти… двое. Которые в кустах были. Я их задержал». — «Что они там делали?» Улыбается воровато: «Сношались, товарищ подполковник». Я: «Что?!» — «Совокуплялись», — говорит. Я готов был к чему угодно, но не к этому. Тут, в Кремле, в двух шагах от памятника Ленину, от здания, в котором президент работает? Быть того не может! «Сам видел?» — спрашиваю. Отвечает: «Да, товарищ подполковник». Черт знает что. Это же надо! Трахались… «Веди», — приказываю. Входят. Он такой плотно сбитый, темноволосый, похожий на итальянца. В светло-сером костюме. Галстук сдвинут набок. Она худенькая, загорелая, в легком платье. Он был здорово испуган — бегал глазами, переминался с ноги на ногу. Она стояла, опустив голову. Я еще подумал: иностранцы? Но когда посмотрел документы, понял: наши. «И как же вы объясните свои действия?» — спрашиваю. Мужик как затараторит: «Господин подполковник, вы поймите, мы не какие-нибудь злоумышленники. Мы ничего не имеем против президента и нынешней власти. Честное слово. Мы их поддерживаем. Я вот даже ничего критического не говорю. Можете на работе выяснить. Честное слово, не говорю. И Верочка… Вера Ивановна не говорит. А это… Это у нас как спорт». «Что, — спрашиваю, — как спорт?» Замялся. «Ну… за чем нас поймали. То, что мужчина и женщина делают». И этак обреченно добавил: «Половой акт». А она все молчит. «Вы супруги?» — спрашиваю. «Нет, — говорит он. — Мы работаем вместе. На оборонном предприятии. Ракеты для подводных лодок делаем. А это… как спорт. Мы и в самолете это делали, во время полета, в туалете. И в поезде, в плацкартном вагоне, при всех. Правда, ночью, когда свет потушили. И на подводной лодке. Мы там оборудование устанавливали. И на крыше дома, где я живу. И там, где Вера Ивановна живет. И на лестнице. А уж на заводе — много раз и где угодно. А в Кремле — ни разу. Нам очень хотелось. Поймите, это как спорт». А Вера Ивановна эта все так же смущается. И нет в ней никакой наглости, бесстыдства. Вообще, должен признать, что она была симпатичная, и фигура у нее недурственная. С такой неплохо попробовать в самолете, в поезде, на подводной лодке. И на газончике в Кремле. Но надо их как-то приструнить. «Будем с вами разбираться, — говорю. — Значит, на оборонном предприятии работаете?» — «Да, — отвечает. — Я — начальником отдела. А Вера — моя подчиненная». Признаться, я не знал, что с ними делать. В прежние времена, при коммунистах, такое бы не простили: в самом сердце страны возмутительное кощунство! Раздули бы дело и как миленьких посадили. Или в психушку бы упекли. Сейчас другие времена. Конечно, Кремль — не бордель. Но если так, по-честному, что страшного? Решил: постращаю и отпущу. «Пишите объяснительную, говорю. Каждый из вас. Там, в приемной сядете и напишете». А он смотрит затравленными глазами: «Вы только на предприятие не сообщайте». Вышли они писать объяснительные, а я говорю так мечтательно: «Каковы артисты! Додуматься до такого! Трахаться в Кремле, на травке. Рядом с памятником Ленину. Хорош спорт!» А Чепенко мне в ответ: «Народ совсем распустился. Творят что хотят. Нет порядка. Разве при прежней власти было бы такое? Потому все и рушится. Страну просрали. Чего ж теперь удивляться». Ну, при прежней власти тоже разное было. Уж нам-то не знать… — Гавриков добродушно махнул рукой. — Написали они объяснительные, отпустил я бойкую парочку на все четыре стороны, пообещав передать дело в суд. Но это так, для острастки. Утром вызывает меня генерал. «Что там у тебя стряслось?» — интересуется. Докладываю. Александр Васильевич нахмурился. «Совокуплялись у самого памятника Ленину, — говорит. — В Кремле. Надо строго наказать. Хер с ним, с Лениным, но за то, что в Кремле, надо наказать. Это, блин, не городской парк все-таки».

Грубые слова давно не шокировали Ирочку, хотя она не любила, когда при ней ругались, но Владимир Федорович произносил их с такой деликатностью, что это нравилось ей.

— Я говорю: «Всерьез попугал эту парочку, но не считаю нужным передавать дело в суд». Генерал хмурится: «Не накажешь строго, через неделю здесь под каждым кустом сношаться будут». Но я тоже не лыком шит. Говорю: «Если в суд передадим, огласки не избежать. Сейчас такое дело не засекретишь. Набегут журналисты. Зачем нам это?» Он подумал и говорит: «Ладно, хрен с ними».

А та история с пьяным водителем… Представьте себе, как-то поздним вечером залетает в Кремль через Боровицкую башню жалкий «жигуленок» и начинает носиться по Ивановской площади. Его пытаются перехватить, но на тяжелых «Волгах» это не получается — более юркая машина все время ускользает. И так — целых полчаса. Потом «Жигули» устремляются к Спасской башне. Еще немного, и он окажется на Красной площади. Охранники успели опустить сетку-ловушку. «Жигуленок» остановлен. Бросаются к машине и вытаскивают совершенно пьяного мужика. Двух слов связать не может и на ногах не стоит. Оттащили его на гауптвахту для солдат кремлевского полка — других помещений для арестованных в Кремле не осталось. Утром мужик проснулся и ничего не помнит. Ни куда ехал, ни как в Кремль попал. И вот принялись решать, как с ним поступить. Александр Васильевич настаивал передать дело в суд. Чтобы злоумышленника осудили. Но по какой статье? Покушение на жизнь государственного деятеля? Не было этого. Как доказать, если нет соответствующих улик? И тут Гавриков заявляет: «Вообще-то, мы ему должны быть благодарны. Он, сам того не ведая, продемонстрировал нам уязвимые места в охране. Он вроде Руста, который пролетел беспрепятственно до самой столицы и сел на Красной площади. Стало ясно, что противовоздушная оборона с голой жопой. Но тот был иностранец, а здесь — свой. По-моему, лучше передать его милиции. Пусть они накажут его за езду в нетрезвом виде, и все». На том и порешили.

«Сначала обращусь к Владимиру Федоровичу», — еще раз подумала Ирочка, поднимаясь по крутой лестнице на второй этаж.

Глава 2

За столом в приемной сидела Елена Игоревна, сотрудница секретариата, которую Ирочка при необходимости просила подменить ее.

— Все в порядке? — участливо спросила Елена Игоревна.

— Да, — ответила Ирочка. Ей не хотелось рассказывать сейчас о своих проблемах. — Не было важных звонков?

— Не было. Из правового управления принесли проект указа и еще доставили письмо из Генеральной прокуратуры.

— Хорошо, — проговорила она, занимая привычное место. Глянула на Елену Игоревну с благодарностью. — Спасибо.

Как только та ушла, Ирочка хотела набрать номер Гаврикова, но тотчас пошли звонки. Будто нарочно ждали ее возвращения. Приходилось отвечать. Потом приехал Александр Сергеевич. Тут уж стало не до личных дел. Надо было все время выслушивать просьбы и указания, с кем — то соединять, дозваниваться, что-то выяснять, требовать, запускать посетителей.

Конечно, был вариант попросить о помощи Александра Сергеевича. Но она считала, что не стоит этого делать. Вовсе не потому, что ее начальник был сверх всякой меры погружен в дела. Она прекрасно знала, что Александр Васильевич терпеть его не может и регулярно подстраивает ему гадости. Если бы Александр Сергеевич попросил за нее, это, скорее всего, привело бы к обратному результату.

Потом к начальнику пришел Вик тор Петрович, руководитель секретариата, и они уселись вдвоем работать с документами. Для нее, Ирочки, это означало паузу. Она подняла трубку «вертушки», телефона для узкого круга. Владимира Федоровича не было на месте.

И тут ее будто вспышка пронизала: что, если секретный документ не пропадал? Что, если Александр Васильевич затеял все это, чтобы досадить Александру Сергеевичу? Тогда ей ничто не поможет. В этих делах генерал сильнее.

Министр вошел в приемную, высокий, грузный, щегольски одетый. Ирочка знала его — он частенько приходил к начальнику. Быстрым шагом преодолев пространство от двери до ее стола, он проговорил:

— Здрасьте. Александр Сергеевич свободен? — Лицо у него было хмурое.

Ирочка не смогла сдержать улыбки.

— Разве он бывает свободен? — Она поднялась. — Я спрошу, может ли он вас принять.

— Скажите, что очень важный вопрос, — напутствовал ее министр.

Постучав, она открыла дверь. Начальник и Виктор Петрович сидели за столом для совещаний, множество тонких папок и документов было разложено перед ними. Оба, повернув голову, смотрели на Ирочку, Александр Сергеевич — недовольно. Ирочка знала, как он не любит, когда прерывают работу, но причина была серьезной. Выслушав ее, начальник немного помолчал, потом изрек:

— Пусть войдет.

Как только дверь за министром закрылась, Ирочка предприняла очередную попытку дозвониться до Гаврикова. На этот раз подполковник ответил. Она сказала то, что хотела сказать:

— Владимир Федорович, мне нужна ваша помощь.

— Я сейчас убегаю, — звучал из трубки приятный баритон. — Давай завтра. Около двенадцати. Сможешь?

— Смогу, — ответила она.

«Даже если все это затеял Александр Васильевич, — подумала Ирочка, вернув трубку на телефон, разговор с Гавриковым не помешает. Хотя и не поможет…»

Что, собственно говоря, с ней могут сделать? В тюрьму посадят? Или выгонят с работы? Последнее почему-то пугало ее больше. Она слишком привыкла ишачить здесь, в Кремле. И пусть зарплата ее не была высокой, здешняя работа давала ей массу возможностей — недорогие обеды и продуктовые заказы, дешевые путевки в санатории и пансионаты. Для нее, матери-одиночки, это было очень важно.

«А если та бабенка взяла документ? — ни с того ни с сего явилась к ней догадка. — Та, что сидела тогда в комнате отдыха, с которой Александр Васильевич выпивал. Если она?.. Как я докажу? Я ее лица даже не видела».

Министр вышел из кабинета и, не взглянув на нее, не сказав ни слова, направился к двери. Лицо такой степени мрачности стоило поискать. Значит, не только у нее были неприятности.

«Может, все обойдется? — подумала Ирочка. — Бывали же и раньше тяжелые моменты. Но обходилось». Ей хотелось верить, что и на этот раз все кончится хорошо, но тревога не покидала.

Судьба далеко не во всем благоприятствовала ей. Семейная жизнь так и не сложилась. Она мечтала о замужестве. О надежном, любящем человеке рядом, который делил бы с ней радости и невзгоды. Но ничего не получалось. Мужчины у нее были. Но не из тех, что годятся для семейной жизни.

Первый раз она влюбилась вскоре после того, как начала работать в Кремле. Он был женат, и они встречались тайком на квартире его друга. Вели себя как два заговорщика. Он был красивый, голубоглазый, веселый. Обещал развестись с женой, но не сразу, а некоторое время спустя. Ей казалось, что он безумно любит ее. Но когда через полгода она забеременела, он так перепугался, так рьяно стал требовать сделать аборт, что Ирочка сразу поняла — он ее обманывал. Она переживала, плакала. Не знала, что делать. Потом твердо решила рожать. Он был в ужасе, умолял не губить его карьеру в Общем отделе ЦК КПСС. Ирочка смотрела на него с удивлением — как могла она полюбить этого жалкого человека? Она не собиралась ему мстить. Зачем? Какой толк от мести? Всю любовь она перенесла на ребенка, жившего в ней.

Когда Ирочка оформила декретный отпуск, все были удивлены — никто и не заметил, что стройная симпатичная секретарша беременна. У нее родился мальчик, здоровенький, симпатичный. И они с мамой, тоже одинокой, воспитывали его. С тех пор ее жизнь делилась между Кремлем и сыном.

Александр Сергеевич уехал домой около одиннадцати. Потушив свет и заперев дверь, Ирочка пошла по гулкому, пустынному коридору. В этом старом, усталом здании с бесконечным лабиринтом она чувствовала себя комфортно в любое время дня. Она так давно работала здесь. Привыкла к пространству каждого из трех этажей.

Порой в Ирочке просыпалась авантюристка. Ей мерещился отблеск славы княжны Таракановой или Марины Мнишек. Несколько раз она — в одиночку! — ходила поздним вечером в музей-квартиру Ленина, которая располагалась этажом выше. Ей удалось узнать код входной двери. Огромная квартира была наполнена светом, проникающим с улицы, и только в дальних углах висела густая тьма. Ирочке было страшно одной, но жажда приключений была сильнее страха. Она обходила комнаты, касалась старых вещей, точно пытаясь ощутить другое время, которое должны были помнить эти вещи, другую жизнь, которая проходила в этих стенах, где любили, радовались, печалились. Она удивлялась себе в эти минуты.

Потом она позвала в музей Кривенко, работавшего с ней в советские времена. Ей захотелось кого-то еще втянуть в авантюрное путешествие, ставшее для нее привычкой. В тот вечер они праздновали Новый год. Веселились на славу. Когда уже отгремели танцы и сотрудники вернулись за стол, Ирочка, ужасно пьяная, прошептала сидевшему рядом Кривенко: «Идемте в музей-квартиру Ленина. Я код знаю. Идемте. Это так интересно. Ночью. Я уже ходила». Ему хотелось и было страшновато. «А как же охрана?» — прошептал он в ответ. «Они не заметят. Свет зажигать не будем. Идемте». Потом они осторожно шли по сонным коридорам, поднимались по тихой лестнице. Кодовый замок щелкнул так громко, что Кривенко перепугался — конец! Но никто не поднял крика, не взвыла, вспарывая ночь, сирена. Затворилась дверь, оставляя их в помещении музея. Сочно клацнула защелка, и тишина вернулась под старые, усталые своды. Свет из маленького внутреннего дворика был достаточно ярок. Длинный коридор с большими книжными шкафами с обеих сторон привел их к своеобразному перекрестку: коридор уходил налево и направо, а впереди угадывались две белые двери. Ирочка уверенно открыла правую и шагнула в темноту. Миновав какой-то закуток, они очутились в небольшой комнате, полностью освещенной уличными фонарями. «Комната Ленина», — сказала Ирочка. Обстановка была весьма бедная: железная кровать, письменный стол у окна, шкаф, кресло. Во времена Советского Союза Ирочка не делала из Ленина кумира, но ей было приятно, что вождь мирового пролетариата жил скромно — качество, напрочь забытое последователями.

Приглашая Кривенко в музей, Ирочка не собиралась заниматься с ним любовью. Но когда они стояли в комнате Ленина, ей страстно захотелось, чтобы он вошел в нее и чтобы это произошло именно на кровати вождя, простой, некрасивой. Кривенко не вызывал у нее особых чувств. Но никого другого в тот миг поблизости не было. Ирочка прильнула к нему, обняла, закрыла ему рот нетерпеливым поцелуем. Чуть позже, когда поцелуй прервался, он услышал горячий шепот: «Я хочу с тобой. На кровати Ленина». Поначалу он боялся. «Давай спустимся ко мне в комнату», — услышала она его шепот. Ирочка вновь заставила его замолчать поцелуем, страстным и долгим, ее маленькая проворная рука скользнула вниз, расстегнула ширинку. Теперь Кривенко не стал сопротивляться.

Потом она видела перед собой тумбочку с допотопной лампой. В ухо ей устало дышал неожиданный возлюбленный. Она бесшабашно думала о том, что произойдет, если охрана вдруг обнаружит их здесь. Кураж владел ею. Конечно, худо будет, если поймают. Но кто еще похвалится, что проделывал такое на кровати Ильича? Ленина! Пусть. Даже если поймают. «Я хочу еще…» — прошептала Ирочка.

На следующий день Кривенко стыдливо отводил глаза. А ей было смешно. Она не жалела, что так произошло.

Ирочка направлялась к дальнему выходу — тот, с чугунным крыльцом, закрыли сразу, как только первый корпус покинул Александр Сергеевич. В коридоре царил сумрак, потому что горел лишь дежурный свет. Тяжелая тишина окружала ее, и даже звук шагов оставался где-то внизу.

В таком старом здании, да еще располагавшемся в Кремле, должны были обитать призраки. Ирочка верила в их существование, хотя с советских времен была приучена избегать разговоров на эту тему. Призраков она почему-то не боялась. Не изменил ее отношения и давний случай с одной делопроизводительницей, работавшей в Кремле.

Как-то вечером по сводчатым коридорам старого здания разнесся и угас женский крик. Прибежавшая охрана обнаружила сотрудницу, лежавшую на лестнице. Она была без сознания. На ступенях, покрытых ковровой дорожкой, валялись выпавшие из сумки продукты. Позже, придя в себя, она бормотала про привидение. На следующий день по зданию пошли разговоры, но их быстро пресекли. Высокое начальство из ЦК КПСС распорядилось сообщить, что сотрудница немножко тронулась под влиянием обстоятельств: муж бросил, ребенок тяжело болен. Бывает. О привидении никто больше не заикался.

В тот вечер, когда ее отверг Воропаев, Ирочку вновь охватило ощущение, что жизнь совсем не задалась. Опустившись в кресло, стоявшее рядом с ленинской кроватью, она долго сидела без движения.

«Почему так не везет мне с мужиками? — думала она. — В чем причина? Кремль виноват? Недаром Дмитрий Сергеевич из делопроизводства говорил, что это судьба — работать здесь, а Кремль — особый организм. Он вбирает всех нас: и тех, кто работает на этой территории сейчас, и тех, кто работал раньше. Каждый из нас — его часть… Дмитрий Сергеевич хорошо сказал. Кремль виноват». Она не сомневалась — причина в этом.

И вдруг она услышала голоса. Негромкие, грустные.

— Инесса, друг мой, отчего так несовершенны люди? — говорил мужской голос. — Живут ради наслаждений, ради славы, ради власти, не понимая, что только дела важны. Вот и в Библии: «По делам их узнаете их». И никто не внемлет. Посмотри что вокруг творится.

— Володя, люди достойны сочувствия, — отвечал ему женский голос. — Вспомни, что ты сам делал в минувшей жизни.

— Да, я много зла причинил, — вновь послышался мужской голос. — Но я жил ради светлой идеи. Я ошибался, но я хотел как лучше. А что сейчас? Обычная склока. Примитивная борьба за власть, за богатство. Никаких светлых идеалов.

— Володя, зло недопустимо, даже если оно совершается ради светлых идеалов.

И тут до Ирочки дошло — это разговаривают Ленин и Арманд. Это ее звали Инессой. Про то, что у них с Лениным был роман, Ирочка знала еще в советские времена.

И опять зазвучал голос того, кто жил здесь, в этой большой квартире, много лет назад.

— Друг мой, ты права. — Ленин помолчал. — Будет еще жизнь? Я хочу, чтобы мы были вместе. Никакой политики, никаких государственных дел, никаких потуг ради славы, денег. Я буду жить только ради тебя, а ты — ради меня. Только ты и я.

— Мы не случайно встретились в той жизни. Но я не знаю, что будет в будущей.

— Души должны приходить в мир, чтобы учиться жить.

— Души приходят в мир в человеческом обличии, чтобы учиться любить. Но любовь телесная мало стоит, если души не любят друг друга.

— Вот видишь. Я верю — мы встретимся. Моя душа узнает твою душу. Я так хочу жить только любовью к тебе. Чтобы ты и я. Но когда кончится мое заточение здесь, в Кремле? Не знаю.

— На все воля Божья… Мне пора.

Все стихло. Воцарилась веселая звенящая тишина.

«Приснилось? — удивленно спрашивала себя Ирочка. — Разве я спала? Кажется, нет… Не знаю… Ленин слушался ее. Она умнее. Она знает… Важно, чтобы души нашли друг друга. А моя не находит. В этом все дело».

Она и сейчас допускала, что ей все приснилось. Но кто знает?

Сдав ключи и выйдя на улицу, она проделала обратный путь между первым и четырнадцатым корпусами, остановилась на тротуаре около широкого пространства, накрытого брусчаткой и называемого Ивановской площадью. Наслаждалась тишиной и свежим воздухом в ожидании разгонной машины, которую заказала перед уходом. Долгий майский вечер уже стер яркие краски. Здания, деревья словно потяжелели. Около кремлевских соборов и в расположенном слева Большом сквере зажглись уличные фонари, хотя толку от них было еще мало. Ирочка следила за человеком в военной форме на той стороне Ивановской площади, который подошел к Царь-пушке, встал на огромные ядра, лежащие перед ней, и заглянул внутрь широченного ствола, посветив туда фонариком. Все согласно инструкции. Теоретически там, в пушке, вполне мог спрятаться злоумышленник.

Вдалеке появилась черная «Волга», описав дугу, остановилась около Ирочки. Открыв дверцу, она села на переднее сиденье. Она всегда старалась сесть спереди, хотя знала, что большие начальники ездят сзади. Водитель не в первый раз подвозил ее. Ему ничего не надо было объяснять. Сегодня она ехала одна. Это означало, что машине надлежало прямиком направиться к ее дому.

Окно в кухне горело. Мама ждала ее.

— Устала? — встретил Ирочку вопрос.

— Не очень.

— Кушать будешь?

— Нет, — скинув туфли, она пошла в ту комнату, где спал ее сын. Ей хотелось увидеть его.

Глава 3

Один день она отдавала работе, с раннего утра до позднего вечера, а следующий принадлежал ей. И так — от отпуска до отпуска. Так она делила себя между работой и сыном.

— Артем, просыпайся, — говорила она, легонько трогая сына за плечо. — Давай, давай, просыпайся. Пора. Возьми себя в руки. Осталось совсем немного. Четыре дня. И будешь спать, сколько хочешь.

Не говоря ни слова, Артем открыл глаза, поднялся, пошел нетвердыми шагами в направлении туалета.

Потом она кормила сына, следила, как он надевает школьную форму. Они вышли, как всегда, вдвоем. Она вела Артема за руку. Так ей было спокойнее. Конечно, сын уже большой, без пяти минут второклассник. Но больно уж непоседлив. В момент унесется далеко вперед, а им дважды переходить улицу. Ей было приятно, что Артем не отнимает руку. Мама жаловалась, что он в последнее время старается идти сам по себе.

— Я хочу такую приставку, как у Максима, — говорил сын.

— Тебе читать надо, а не играть в игры. — Она снисходительно глянула на Артема. — Что учительница говорит? Больше надо читать.

— А я почитаю, а потом играть буду.

— Тебя и так за книжку не усадишь.

— Ну мама…

— Я подумаю. Все будет зависеть от твоего поведения, — она представления не имела, сколько стоит эта приставка. Но подозревала недешево.

Около школы Артем спросил:

— Ты придешь за мной?

— Сегодня — нет. Бабушка тебя встретит. Сегодня мне надо поехать на работу.

— Ну мама. У тебя выходной.

— Очень важное дело. Я должна поехать.

Она вернулась домой. Хозяйственные нужды требовали внимания, а времени еще было достаточно.

В начале двенадцатого Ирочка отправилась на работу. Она старалась не думать о неприятностях, которые нависли над ней. Но тяжелое ощущение не покидало.

Как всегда, она вошла в проход за красивой кирпичной стеной рядом со Спасской башней. Направляясь к четырнадцатому корпусу, Ирочка вспомнила, как в прошлом сентябре начались события, из-за которых ее начальник стал дольше задерживаться на работе, сидел мрачный, раздраженный. В приемной часто говорили про Верховный Совет, который творил невесть что, про левую оппозицию. Кремлевские сотрудники ходили встревоженные. Ирочке приходилось дольше засиживаться на работе, приезжать домой за полночь. Она меньше видела сына, хотя особо не беспокоилась — пока с ним мама, все будет нормально. Главное — пережить это смутное время. И вот накануне той ночи, после которой стреляли по Белому дому, Гавриков сказал ей по секрету, что дело может дойти до штурма Кремля и они готовятся к такому повороту событий. Подполковник уверял, что Кремль не сдадут. Она поняла одно — дела плохи. Могут убить. Или арестуют за сотрудничество с нынешней властью. Или выгонят с работы. В любом случае, события таили для нее угрозу. А значит, могли сказаться и на Артеме.

Кривенко ходил тогда мрачнее тучи. Зато когда все кончилось успешно, повеселел, принялся вспоминать прежние времена.

— А что, не все плохо было, — говорил он, глядя хитрющими глазами. — Случались и приятные события. Например, один раз я выпивал с Брежневым. Это в конце семидесятых уже. Праздник, седьмое ноября, а мне выпало дежурить. Я еще молоденький был. Только работать начал. Сижу, все спокойно, потом привозят срочный пакет для Брежнева. Пошел я к нему в кабинет. Говорю: «У меня срочный пакет для Леонида Ильича». Охранник: «Давай, я передам». А мне обидно отдавать. Говорю: «Я должен вручить ему лично в руки. Совершенно секретно». Охранник: «Товарищ Брежнев занят. Сегодня праздник». Что делать? А дверь в кабинет приоткрыта. Я решил схитрить. Еще раз повторяю, погромче: «Я обязан передать срочный пакет немедленно. Прошу доложить об этом Леониду Ильичу». И тут появляется Брежнев. «Что вы хотите мне сказать?» Докладываю бодрым голосом: «У меня, Леонид Ильич, срочный пакет. Для вас. Совершенно секретно. Я — дежурный по делопроизводству Кривенко. Сегодня праздник. Я сам принес». Брежнев так спокойно говорит: «Давайте». Даю. Он берет пакет, вертит его перед глазами, бросает на стол секретаря. «Что же, вам в праздник выпало работать?» — «Да, Леонид Ильич, — говорю. — Так получилось». И тут он хитрю так спрашивает: «Выпить хотите? За праздник». Я опешил: «На работе нельзя. Но… если вы считаете, что надо…» А он: «За праздник надо. Сам Бог велел. И охраннику говорит: Налей нам». Охранник неохотно наливает водку. Брежнев поднимает рюмку: «Ну, за годовщину Великой социалистической революции».

Кривенко прямо-таки разыгрывал в лицах маленький спектакль. Брежнев получался удивительно похоже. Я говорю: «За годовщину». Выпили. Охранник подает небольшие маринованные огурчики. Закусили. Брежнев посмотрел на меня душевно и спрашивает: «Любишь выпить?» Я отвечаю: «На праздник, в хорошей компании, люблю». А он так одобрительно: «Молодец. Давай еще по одной. — И охраннику: — Налей нам еще». Охранник наливает. Брежнев: «За здоровье надо выпить. За наше здоровье». Я тут же ввернул: «За ваше здоровье, Леонид Ильич. Это важнее всего». Он: «Спасибо за добрые пожелания». Еще раз выпили, закусили огурчиком. Брежнев говорит: «Ну вот, теперь у вас нормальный праздник получился, товарищ Кривенко. А мне пора на праздничный прием». Я ему: «Леонид Ильич, а срочный пакет?» А он вяло махнул рукой: «Это не к спеху. До свидания». Уходит, и охранник за ним. Внезапно охранник возвращается, смотрит этак хмуро: «Никому ни слова. Понял?» — «Понял», — говорю. А сам рассказал. И года не прошло, а я жене похвалился, что с самим Брежневым выпивал.

Потом они большой группой ездили смотреть на сгоревший Белый дом. Верхние этажи покрывала мрачная копоть. Ирочке было жаль, что испортили такое красивое белоснежное здание.

Она пришла на второй этаж к двенадцати, как просил Владимир Федорович. Ровно в полдень заглянула в кабинет. Гавриков сидел за рабочим столом и что-то читал. Поднял глаза, и тотчас нежная улыбка окрасила его худощавое лицо.

— А, Ирочка! Заходи. Садись, — и, дождавшись, когда она займет место напротив, продолжил: — Что там у тебя стряслось?

Она принялась рассказывать о своих неприятностях, о допросе, который учинил полковник, всячески выказывавший ей свое недоверие.

— А зачем мне секретный документ? — искренне удивлялась она. Что я, шпионка? Столько лет работала, никаких нареканий не было. А в советское время следили куда серьезнее, чем сейчас. Уж вы-то знаете.

Слушая ее, Гавриков обозначал недоумение на лице, а потом протянул:

— Да-а, полная глупость… Попробую замолвить словечко. Не знаю только, поможет ли? Но попробую.

Гаврикову можно было поведать то, что не предназначалось для других.

— Если честно, я не передала документ в руки Александру Васильевичу. Он в тот момент был в комнате отдыха и выпивал с какой-то дамой. Я ему сказала про документ, он махнул в сторону стола и сказал: «Положи туда». Я положила. Но я не посчитала возможным сказать об этом полковнику.

— Правильно сделала. Ни к чему об этом… Главное, что положила на стол и предупредила генерала. Я поговорю.

Покинув кабинет Гаврикова, она испытала затруднение — в каком направлении двигаться. Ей некуда было спешить. Уступая непонятному порыву, она вышла из четырнадцатого корпуса на Ивановскую площадь и двинулась туда, где поднимались кремлевские соборы.

Странное ощущение преследовало ее. Она шла по кремлевской территории не как сотрудник, занятый серьезными делами, а как праздный и потому посторонний человек. И смотрела вокруг себя так, словно вернулась сюда после долгого отсутствия.

Очень давно, когда она была такого же возраста, как сейчас Артем, они с мамой приходили в Кремль. На нее произвел тогда впечатление Царь-колокол. И даже не его размеры, а то, что он треснул. Ей было жаль, что откололся кусок от большой, красивой вещи. Она спрашивала маму, почему так произошло. Уронили? А мама пыталась объяснить ей что-то непонятное про слишком быстрое охлаждение. Когда Ирочка привела сюда сына два года назад, громадный Царь-колокол не удивил его, а вот Царь-пушка вызвала живейший интерес. «Давай выстрелим из нее, — сказал он. — Она далеко стреляет?» — «Далеко», — ответила Ирочка. «Давай выстрелим». Лицо у него было озорное. «Здесь не разрешают стрелять, — объяснила Ирочка. — Здесь Президент России работает». — «Здесь ты работаешь», — хитрю улыбаясь, выпалил он.

Миновав Царь-пушку, она достигла Царь-колокола, долго смотрела на тяжеленный осколок, расположенный рядом и отполированный прикосновением десятков тысяч рук. Потом ее потянуло в храм. Она вошла под своды Благовещенского собора. Иконы и фрески радовали взор. Мало-помалу внутреннее равновесие восстановилось.

Верила ли она в Бога? Да, верила. В советское время Ирочка не могла позволить себе ходить в церковь. Это считалось недопустимым для сотрудников государственных учреждений, а для тех, кто работал в Кремле или на Старой площади, где располагался Центральный Комитет КПСС, — тем более. После августа девяносто первого наступило другое время. Теперь никого не интересовало, верит человек в Бога или нет, а для многих начальников даже стало модой показывать свою религиозность, ходить в церковь по праздникам. Но Ирочка по-прежнему не посещала храма, не соблюдала пост. Жила так, как привыкла. И тем не менее постоянно обращалась к Богу, моля его о том, чтобы все было нормально в ее жизни, чтобы с сыном ничего не случилось, чтобы мама не болела. Заходя порой в церковь, Ирочка испытывала благоговение, а на истинных верующих смотрела с уважением.

Покинув Благовещенский собор, она оказалась на Соборной площади. Вокруг поднимались древние храмы, справа тянулась в небо колокольня Ивана Великого, а слева показывала свой белый бок Грановитая палата. Ирочка стояла, улыбаясь тихой улыбкой неведомо чему. Как хорошо ей было на этой площади и как редко она появлялась здесь.

«Сможет ли помочь Владимир Федорович? — задала она себе тот вопрос, которого до сих пор старалась избегать. И вынуждена была ответить весьма неутешительно: — Никаких гарантий. Это выше его сил… Надо попросить Воропаева», — решила Ирочка.

Не было смысла откладывать визит. Она отправилась к первому корпусу. Ивановскую площадь пересекла в положенном месте — там, где на брусчатку была нанесена дорожка из белых полосок. Но здесь могли ходить лишь те, кто работал в Кремле.

Она воспользовалась входом с чугунным крыльцом. Худощавый сотрудник охраны в звании старшего лейтенанта смотрел на нее с кривой ухмылочкой. Она состроила строгое лицо.

В один из вечеров, когда начальник уехал по делам, странный авантюризм, заставляющий Ирочку совершать непонятные поступки, завел ее в дальнюю часть здания, где почти никто не ходил, где привычно стояла пыльная тишина. Ирочка медленно шла по коридору. Мягкие туфли скрадывали звук ее шагов. Она не мешала тишине. Она была ее частью. Вдруг до нее донеслись подозрительные звуки. Будто голоса. Едва слышные. Они проникали из-за большой двери в зал для заседаний. Один из многих в этом здании. Ирочка осторожно приблизилась, наклонилась к замочной скважине. И тут услышала шаги. По эту сторону двери. Кто-то шел по коридору в ее направлении.

Она распрямилась, в смущении ожидая подходящего человека. Это был охранник, тощий, рыжеволосый — она видела его много раз.

— Что вас потянуло в эти края? — лениво спросил он.

— Голоса услышала. По-моему там кто-то есть.

— Быть того не может.

— Мне показалось, что там говори ли. — Ей было стыдно признаться, что она без всякой причины приникла к замочной скважине.

— Сейчас проверим, — спокойно произнес он, загремел ключами, выискивая нужный, потом вставил ключ в замочную скважину. Сочно, с удовольствием клацнув, ключ открыл дверь. Охранник вошел внутрь. Ирочка шагнула следом. Света, проникающего с улицы, было достаточно для того, чтобы увидеть — в зале нет ни души. Охранник включил свет, испытующе глянул на Ирочку.

— Послышалось, — виновато проговорила она.

— Бывает, — он хитро смотрел на нее. — Завтра днем вы что делаете?

— Я буду занята.

— Жаль. У меня тоже выходной. А вечером?

Ирочке такой поворот был не по душе.

— Вы женаты? — сухо спросила она.

— Женат. Какое это имеет значение? Вы ведь не замужем.

— Имеет значение. Имеет, — состроив строгое лицо, назидательно произнесла она и оставила охранника в одиночестве.

С тех пор она все время видела эту ухмылку на его лице, когда приближалась к нему, протягивая удостоверение. И неизменно напускала строгость на свое лицо.

Пройдя по коридору, она достигла нужной двери, постучала, открыла ее. Воропаев сидел за компьютером и что-то сочинял. Вид у него был в высшей степени задумчивый. С большим опозданием он повернул голову, посмотрел ошарашенным взглядом, как бы пытаясь понять, кто перед ним.

— Анатолий Вадимович, можно вас потревожить? — вежливо проговорила Ирочка. — Мне надо с вами посоветоваться.

— Только не сегодня. — Он смотрел умоляющими глазами. — У меня срочная работа.

— А когда?

— Завтра… Нет, лучше послезавтра. Хорошо?

Она с готовностью кивнула. Ничего, она приедет послезавтра, лишь бы результат был. Ей никак нельзя потерять работу. А Воропаев, быть может, ее единственный шанс.

Глава 4

Ирочке нравился Воропаев. Странный человек. Непонятный. Непохожий на тех мужчин, которых она привыкла видеть в кремлевских коридорах и кабинетах. Этот человек привлекал к себе. Он был умный. Однажды Ирочка слышала, как он говорил ее начальнику: «Все мы родом из прошлого. Если наша родина была тюрьмой, она все равно наша родина. Значит ли это, что мы вечно обречены жить в тюрьме? Значит ли это, что у нас нет будущего? Будущее в преодолении прошлого. Но каждый должен преодолеть его в себе». Слушая эти странные слова, начальник только мрачно кивал в ответ.

Как-то Ирочка решилась подсесть к Воропаеву в столовой.

— Анатолий Вадимович, можно с вами? — ангельским голоском спросила она.

— Пожалуйста.

Ирочка заняла место напротив.

— Анатолий Вадимович, все хотела у вас спросить. Правда, что вы ученый, историк?

— Неправда. Я физик, — легко ответил Воропаев. — Но историю люблю. «Изучая предков, узнаем самих себя». Это сказал Ключевский, и я с ним полностью согласен.

Ирочка не знала, кто такой Ключевский, но постеснялась выяснить.

— А как же вы оказались в Кремле?

— Назначили.

— Я понимаю, — с тонкой улыбкой произнесла Ирочка. — Но просто так не назначат.

— Не просто так. Но дело не в родственных связях. Я участвовал в демократическом движении, помогал Межрегиональной депутатской группе. Вот мне после августа девяносто первого и предложили поработать с президентом.

— А я здесь и при коммунистах работала. Но я в стороне от политики, — предупредила Ирочка. — Делаю свое дело.

— Все мы делаем свое дело. И Ленин делал, и Сталин. И Брежнев. А что получилось в итоге? — Он загадочно улыбался.

Ирочка немного растерялась — что он имеет в виду?

— Я — человек маленький.

— Вы — большой человек, — возразил Воропаев. — Сколько людей перед вами заискивает.

— Ну, это не из-за меня.

— Главное, как вы сами к себе относитесь. — Воропаев поднялся. — Мне пора. Приятного аппетита.

Он собрался уйти, но вдруг остановился, вернулся за стол. На губах дрожала лукавая усмешка.

— Ирина Павловна, хочу задать вам вопрос. Обычно зло ассоциируют с дьяволом, темными силами, с чем-то, находящимся вне человека и пытающимся сбить нас с пути истинного. А может быть, зло в нас самих? И только в нас. Нет дьявола. Есть наши злые помыслы и намерения.

— А что это меняет? — озадаченно проговорила Ирочка.

— Меру ответственности. Некого обвинить в собственных неблаговидных поступках. Лишь себя.

Ирочка растерялась:

— Вы хотите настроение мне испортить?

— Ну что вы! Делюсь мыслями. И хочу подтолкнуть вас к философским размышлениям.

— От таких размышлений только морщины и бледный вид, — выпалила Ирочка, решив, что Воропаев издевается над ней.

— Вы находите?

— Да.

Он удалился, озадаченный. А вскоре, опять в столовой, она услышала, как за соседним столиком Воропаев говорил о том же самом с Виктором Петровичем, руководителем секретариата ее начальника.

— Смотрю, вы тоже поздно обедаете, Анатолий Вадимович, — с иронией сказал ему тогда Виктор Петрович. — Суета мешает? Экклезиаст был прав. А как ваши поиски добра и зла?

— С тех пор, как мы с вами говорили на эту тему, мои воззрения не менялись, — в тон ему отвечал Воропаев. — По-прежнему уверен, что все зло в нас самих.

— Я думал над вашими словами. Это любопытно — зло только в нас, и мы полностью ответственны за него. Однако история знает такие случаи, когда человек… вступал в сговор с дьяволом, с силами зла, и добивался желаемого. Власти, богатства. Потом, правда, быстро умирал.

— Это не противоречит моей концепции. Вам дают то, что вы желаете, но наказываете себя вы сами. И в этой жизни, и, наверно, в следующей. — Воропаев аккуратно вытер салфеткой рот и, пожелав Виктору Петровичу приятного аппетита, удалился.

А Ирочка поменяла мнение, будто Воропаев издевался над ней, и решила проявить активность. Через неделю случай представился.

Был душный июльский вечер. Сотрудники праздновали день рождения Ирочкиного начальника. Поздравить его явилось немало народу. Воропаев тоже пришел. Ирочка пила шампанское. Воропаев — коньяк. Он слушал веселые разговоры и молчал. Когда было выпито и сказано достаточно, Ирочка подсела к Воропаеву, проговорила негромко:

— Анатолий Вадимович, вы любите приключения?

— Люблю.

— Идемте в музей-квартиру Ленина.

— Сейчас? — удивился он.

— Да.

— Ночь. Все закрыто.

— Я код знаю. А ночью как раз интересно.

— Что будет, если поймают?

— Не поймают. Я не один раз там была… Что, боитесь?

— Не боюсь. Идемте.

Как два опытных заговорщика, они по очереди покинули кабинет, где проходило пиршество, поднялись на третий этаж, подошли к заветной двери. Ирочка умело набрала код, и дверь открылась, позволяя им войти в замкнутое пространство музея.

— Вы здесь когда-нибудь были? — спросила Ирочка.

— Нет.

— Ночью гораздо интереснее. Видите, как романтично?

— Вы находите?

— Да.

Ирочка уверенно шла вперед. Пройдя по широкому коридору и миновав темный проход, они оказались в скромном помещении с кроватью, письменным столом. Ирочка повернулась к своему спутнику:

— Это комната Ленина. Здесь он жил. Видите, как скромно?

Тут она шагнула к Воропаеву, обняла, тесно прижавшись всем телом, горячо прошептала:

— Анатолий Вадимович, я хочу вас. Нам будет очень хорошо. Давайте… на постели Ленина.

Но она не почувствовала отклика. Он был холоден.

— Не надо. — Его голос прозвучал растерянно. — Я так не могу.

— Давайте спустимся. Давайте в вашей комнате, — шептала она.

— Дело не в том, здесь или у меня… Вы не обижайтесь. Я так не могу… Я пойду.

Воропаев направился к выходу. Звук шагов оседал на ковре. Дверь пропустила его в коридор.

Что случилось? Он не захотел быть с ней. Почему? Разве она уродина? Разве у нее плохая фигура? Разве она хуже других?

Она опустилась в кресло и так сидела, глядя перед собой невидящими глазами. Она была расстроена вовсе не тем, что не получила желаемого. Ее отвергли, а она всего лишь хотела сделать приятное человеку, который ей не безразличен. Пусть у него жена. С женой надоедает. Мужчинам необходимо разнообразие.

Надо было возвращаться в приемную, но она сидела, не двигаясь…

С этого дня, встречаясь с Воропаевым в коридоре, в столовой или в своей приемной, Ирочка испытывала чувство неловкости. Но очень скоро она поняла, что сходное чувство испытывает и он: Воропаев отводил глаза, смущенное выражение застыло на его лице. Ирочке стало смешно.

Столкнувшись с Воропаевым в очередной раз, она проговорила мягкой улыбкой:

— Анатолий Вадимович, по-моему, ничего такого не произошло. Вы обиделись на меня?

— Нет.

— Я на вас — тоже. Все нормально.

Он улыбнулся ей, сероватые глаза смотрели понимающе.

— Хорошо. Я учту, — произнес он и пошел дальше.

Их отношения наладились По крайней мере, она не ощущала ничего, что стояло бы между ними. Но это были отношения людей, вынужденных общаться друг с другом. Ей оставалось только сожалеть, что их не связывает нечто большее. Их души не были созданы для того, чтобы найти друг друга.

Почему ей не везет с мужчинами? В чем причина? Кремль виноват? «Кремль, — думала Ирочка, вновь выходя на Ивановскую площадь. — Кремль виноват…» Она давно уже не сомневалась в этом.

Глава 5

Кремль не отпускал ее. Пройдя вдоль Ивановской, она не свернула налево, к Спасской башне, как собиралась сделать поначалу, а перешла проезжую часть. Большой сквер принял ее. Ей захотелось побродить здесь, ощутить торжество природы, покрывшей веселой зеленью кусты и деревья. Листочки были уже большие. Когда они успели вырасти?

— Здравствуйте, Ирина Павловна, — прозвучало вдруг сбоку.

Повернувшись, она увидела кротко улыбающегося мужчину. Она помнила его. Раньше он работал в делопроизводстве, а потом что-то случилось, и его уволили.

— Вы не спешите?

— Нет.

— Можно побыть с вами?

— Пожалуйста.

— Давайте сядем.

Они опустились на скамью. Ирочка смотрела на здания, теснившиеся там, за Москвой-рекой.

— А я вот по старой памяти пришел, — нарушил тишину ее сосед. — Туда меня не пускают, — кивнул он в сторону кремлевских зданий. — Я здесь порой прохаживаюсь. Здесь хорошо.

Он помолчал, потом вновь заговорил:

— Можно, я вам, Ирина Павловна, расскажу, что случилось тогда, перед октябрьскими событиями? Только вам, другим не рассказывал. Управление делопроизводства, где я работал, — серьезное управление. Сами знаете, без него ни один указ не может выйти, ни одно совещание не может быть проведено. Делопроизводитель — очень нужный человек. Документ особого отношения к себе требует. Допустим, президент подписал указ. И что с того? Пока указ не выпустят, его как бы нет. А кто выпускает? Делопроизводство. Солидное мероприятие тоже с бухты-барахты не проведешь. Особенно с участием президента. Опять наше управление. Мы и располагаемся недалеко от хозяина, в первом корпусе, в котором когда-то давно сенат был, а потом Ленин, Сталин работали. И Брежнев, конечно. Ельцина я часто видел. Пока не уволили…

Ну вот, дежурю по управлению. За главного, значит. Вечер беспокойный выдался. Звонки, задания. Справки разные. Ну, это как обычно. Я даже на минутку не прилег отдохнуть на диванчик. Все крутился, то данные уточнял, то справку писал. Уж совсем поздно было. Вдруг звонок. Правительственная связь. Поднимаю трубку, говорю: «Дежурный». И тут мне из трубки довольно знакомый мужской голос говорит: «Подойдите в зал на втором этаже». Отвечаю: «Иду». А сам думаю: «Где же я слышал этот голос, срывающийся такой, сипловатый». И так я задумался, пытаясь вспомнить, что не сразу понял — ведь полночь уже. Какое совещание? «Может, Ельцин, — прикидываю, кого-то собрал?»

Спустился на второй этаж. Подхожу. Дверь в предбанник открыта, но там никого. «Не может такого быть, — проносится в голове. — Ни одного охранника?» Действительно, если совещание с участием Ельцина, на подходах охранники. Президент как-никак. А тут — никого. Ну ладно, захожу в зал. И глаза на лоб лезут. Там такой вытянутый стол, еще с тридцатых годов, и вот за этим столом сидят Ленин, Сталин, Маленков, Булганин, Хрущев, Брежнев, Андропов и Черненко. Ленин в своей троечке привычной, Сталин — во френче, строгий такой. Брежнев со всеми орденами. Хрущев крутит лысой головой, глазки хитрые-хитрые. Маленков с какой-то бабьей физиономией. Причем Ленин сидит во главе, а Сталин и Брежнев — ближе всех к нему, хотя и по разные стороны стола, остальные — за ними. Я опешил, стою, не знаю, что делать. Тут Черненко поворачивается ко мне и говорит: «Вы пришли? Ведите протокол». И я понял, с кем по телефону разговаривал. Он звонил. Сел за столик сбоку, разложил бумагу. Смотрю, Ленин явное нетерпение проявляет, пальцами по столу стучит, дергается. Потом не выдержал, говорит:

— Ну-с, будем еще ждать или начнем?

Сталин повернулся к нему и с таким приятным грузинским акцентом:

— Надо начинать.

И Брежнев ему вторит своим путаным голосом:

— По-моему, пора начинать.

Ленин внутренне собрался и словно откуда-то энергию вобрал — глаза целеустремленностью горят, пальцы успокоились.

— Ну, хорошо. Нам необходимо, товарищи, в свете надвигающихся в России событии, в преддверии противостояния, срочно решить наиважнейшую проблему, — говорит своим съедающим «эр» голосом. — Необходимо ответить, что такое жизнь? Вопрос непростой. Очень даже непростой. Но это не значит, что мы не должны пытаться найти решение. Считаю, подход должен быть таким: жизнь дается человеку как испытание. И задача — преодолеть все, что выпадает на долю каждого, что дает ему судьба. Скажем, Октябрьская революция и приход большевиков к власти в семнадцатом, Гражданская война и все последующее — это испытание, данное свыше всем, жившим в России на тот момент, жившим позже и живущим поныне. Да и не только в России. — Он вскочил, засунул руки в карманы и заходил от окна к стене и обратно. Смысл всего именно в испытании, дающемся для преодоления. Вот что существенно. Трижды подчеркиваю, преодоление — это главная задача. И никто из не выдержавших испытание не может быть оправдан какими бы то ни было причинами. — Последнюю фразу Ленин произносит, вытащив из кармана правую руку и размахивая вытянутым пальцем.

Договорив, он успокаивается, стоит несколько секунд, погруженный в свои мысли, потом вспоминает о собравшихся:

— Предлагаю товарищам высказаться по затронутой теме. Иосиф Виссарионович, прошу, — и тут же поворачивается ко мне:

— Успеваете фиксировать?

— Да, Владимир Ильич, — я с готовностью киваю.

Ленин отворачивается, подходит к своему стулу, выжидающе смотрит на Сталина.

— Думаю, что товарищ Ленин не совсем прав, — не спеша, без всякого напряжения в голосе начинает Сталин. — На мой взгляд, жизнь дается нам для борьбы. Можно сказать, что борьба и есть жизнь. Борьба за свои идеалы, за вечные ценности. Бескомпромиссная, без всяких скидок для себя, для друзей, для близких. Конечно, если есть борьба, есть победившие и проигравшие. Но на самом деле проигрывает не тот, кто проиграл, а тот, кто уклонился от борьбы.

— Вы закончили, товарищ Сталин? — холодно интересуется Владимир Ильич.

— Я все сказал, товарищ Ленин, — ровным, как бы слегка усталым голосом отвечает Сталин.

Дальше Ленин выслушивает мнения Маленкова, Хрущева, Брежнева, Андропова и Черненко. Все говорят что-то хрестоматийное, а Булганин вообще уклоняется от прямого ответа. Ильич недоволен.

— Выходит, что все у нас имеют собственное мнение, — подытоживает он. Глаза у него быстрые, ехидные. — Кроме Булганина.

— Ну почему? — обижается Булганин. — Я имею свое мнение. Но… я не хотел бы его сообщать.

Пальцы правой руки Ленина опять начинают бегать по столу. Слышна глухая россыпь ударов. Вдруг пальцы останавливаются.

Сидящие за столом хранят молчание. Сталин сумрачно пускает кудрявые клубы сизоватого дыма. Он будто в стороне от всего. Брежнев с серьезным видом посматривает перед собой. Хмурится Андропов. Озадаченно поглаживает свой кабаний затылок Хрущев.

Вдруг Ленин останавливается, взгляд его делается озорным, легким. Он с хитрецой смотрит на сидящих.

— А что, если нам спросить насчет смысла жизни одного товарища? — Ах, как славно он произносит это слово «товарищ», как мягко, ласкающе звучит оно: «товаищ». Владимир Ильич подходит к двери в соседнюю комнату, приоткрывает ее: — Товаищ Арманд. Вы нам не поможете?

Она, пожалуй, некрасива, но очень женственна. Идет плавно, грациозно. Она из тех женщин, которые обращают на себя внимание, вслед которым оборачиваются.

— Что у вас тут происходит? — спрашивает она. Глаза у нее веселые.

— Мы заспорили о том, что есть жизнь. И, представь себе, абсолютно разошлись во мнении.

— Меня это не удивляет. И что успело прозвучать в мое отсутствие?

— Разное. Включая самый откровенный бред. — Ленин бросает быстрый взгляд на Сталина. — Я, по крайней мере, отстаивал точку зрения, что жизнь дается как испытание для того, чтобы человек преодолевал трудности.

Она улыбается прощающей, доброй улыбкой:

— Нет. Это не так. Жизнь дается нам для того, чтобы мы учились любить. Только любовь может спасти этот мир. Но ой как нелегко — научиться любить. На это тратят не одну жизнь.

Ленин разочарован. Смотрит на Арманд и говорит с укором:

— Вот и ты меня не поддержала.

А она так спокойно-спокойно:

— Прости, Володя, но я сказала то, что думаю.

Она подходит к столу и садится рядом с Булганиным. А Ленин стоит. Задумался. Руки в карманах. Я снова подумал: «Вдруг меня спросит? Что тогда?» Но не мог я всерьез предположить, что он ко мне обратится. И тут Ленин говорит:

— А давайте мы товарища спросим, — и поворачивается ко мне, глаза опять хитрые. — Товарищ, что вы думаете по теме дискуссии?

Я поднялся, в горле пересохло. Стою, переминаюсь с ноги на ногу, не знаю, что говорить. Ленин отвернулся, все молчат. Неловко. И тут меня словно черт попутал. Встал поближе к столу, говорю:

— Понимаете, это тот уникальный случай, когда каждый из вас прав. Если все мнения сложить, целостная картина получится.

Тут Черненко привстает. Лицо сердитое.

— Вас зачем сюда пригласили? — шипит. — Ведите протокол.

Я не отхожу. Стою себе.

— Меня сам товарищ Ленин попросил, — говорю. — То, что сказала товарищ Арманд — в центре. Это основа. На этом все держится. Но каждый из вас прав. Все, что вы сказали, имеет место.

Чувствую, не нашли мои слова отклика. Не нашли — и все тут. Впустую говорил. Черненко с недовольной физиономией опускается на стул. Да и другие с хмурыми лицами сидят. Сталин сосредоточенно пускает все новые и новые клубы дыма. Я просто не знаю, что делать. И тут в пронзительной тишине отчетливо раздаются какие-то непонятные звуки за дверью. Они идут оттуда, из предбанника. Вижу, что звуки всех насторожили. Даже Сталин повернул голову.

— Может быть, он пришел? — озабоченно произносит Ленин.

— Кто? — спрашиваю я, но вопрос повисает без ответа.

Вдруг Ленин обращается ко мне:

— Товарищ, прошу вас посмотреть, что там происходит.

— Хорошо, — говорю я и направляюсь в ту сторону. Проходя тамбур двойных дверей, на секунду окунаюсь в темноту. Свет ударяет мне в глаза. Еще мгновение, и я вижу перед собой парня из охраны. Мы с ним и раньше сталкивались в старом здании. Невысокий такой, круглолицый, крепкий, с быстрыми движениями. Он стоит посреди предбанника и кричит в рацию: «Да, здесь люди». Рация хрипит в ответ что-то невнятное. Парень добавляет: «Сейчас выясню».

— Что вы здесь делаете? — спрашивает он меня.

— Как — что? На совещание пришел. Протоколировать.

— Какое совещание? Ночь!

— Я тоже удивился, когда позвонили. Но пришел, а тут… — неожиданно я понимаю, как странно будет звучать мое перечисление: Ленин, Сталин, Брежнев, Хрущев, и поэтому я заканчиваю фразу единственным словом, — совещание.

Он смотрит на меня то ли с сомнением, то ли с любопытством. А как бы я смотрел на его месте? Лучше всего, чтобы он сам увидел.

— Идемте, — говорю я и поворачиваюсь.

Вновь раскрываются двойные двери, вновь передо мной зал, но сейчас в нем… никого. Неаккуратно, вразнобой стоят стулья у длинного стола. На зеленом сукне валяются бумажки. Но — никого.

— Ну, вы и накурили, — звучит рядом.

Я собираюсь было сказать, что не курю, но вовремя спохватываюсь — за кого он меня примет, услышав такое. Молчу.

— Где же ваше совещание?

— Может, они там? — указываю я на стену, за которой смежная комната.

— Давайте заглянем, — охотно соглашается он.

Когда мы подходим к двери, я уже не надеюсь, что там кто-то есть. Мое предположение оправдывается — в комнате действительно пусто. Я бросаюсь назад, к столику, за которым сидел. Слава Богу, листки на месте. Пробегаю глазами записи — было! А как доказать? Протокол всякий написать может. Протокол — не доказательство.

Потом со мной разбирались. Почему оказался в опечатанном помещении? Объяснительные три раза писал. Не про Ленина со Сталиным, конечно. А про то, что был звонок, я пришел, и дверь оказалась открытой. Подполковник Гавриков, добрая душа, лично со мной беседовал. Злого умысла в моих действиях не нашли — я же ничего там не украл, не испортил. Но, по-моему, решили, что я малость не в себе. Короче, пришлось мне уйти. Работу другую они сами предложили. В Кремле теперь бываю редко. Тут вот или там, где соборы. Но если честно, я, Ирина Павловна, совсем не жалею, что так получилось. Меня то ночное происшествие просто перевернуло. Я до этого про жизнь не думал. Ну… в философском плане. А тут смог. Я ведь им правду сказал: все они были правы. Это как мозаичная картина: здесь камушек, там камушек, а что-то получается. То, что сказала Арманд, в центре. Мы приходим в этот мир, чтобы научиться любить. Да. Я те листки берегу. И частенько перечитываю.

Ирочка молчала. Что она могла сказать? Что не верит? Этого ей как раз не хотелось говорить.

— Ирина Павловна, вы не сердитесь, что я так задержал вас? — прозвучало после некоторой паузы.

— Нет. — Она поднялась. — Мне было интересно то, что вы рассказали. Спасибо. Мне пора. До свидания.

Теперь она пошла к Спасской башне. «Жизнь дается нам для того, чтобы мы учились любить», — звучали в ее голове слова. Их сказала та, которую связывали с Лениным романтические отношения. Ирочке верилось — так оно и есть. Именно для того и дается людям жизнь.

Глава 6

С восьми до девяти было самое лучшее время. Начальник появился в десять минут девятого, но погрузился в изучение документов. Потом решал текущие вопросы на пару с Виктором Петровичем.

После девяти на нее привычно обрушился ворох проблем — непрестанные звонки, документы, посетители. Около десяти позвонил известный кинорежиссер.

— Александр Сергеевич примет меня? — Он говорил крайне жеманно. — Мне надо увидеть его сегодня. Я по очень важному вопросу.

В последнем Ирочка не сомневалась — к ее начальнику стремились попасть только по очень важным вопросам. Кинорежиссера не было в списке посетителей. Она постаралась ответить как можно мягче:

— Скорее всего, не получится. Все расписано по минутам. Вы обратитесь к Виктору Петровичу.

Кинорежиссер бросил трубку, не сказав более ни слова. Обиделся. Ей была неприятна его реакция. Потом появился бывший премьер-министр, полненький, круглолицый. Он все время поглядывал на часы, будто хотел ускорить ход оставшихся пяти минут.

А потом позвонил полковник, заместитель Александра Васильевича. Потребовал, чтобы она явилась к нему. Тоска охватила ее с новой силой. Дождавшись, когда Елена Игоревна займет ее место, Ирочка отправилась в соседний корпус.

Полковник встретил ее с пренебрежительным выражением на лице:

— Садитесь. Ну, вы решили сказать правду?

— Я вам все сказала. Это и есть правда.

— Продолжаете упорствовать, — вяло констатировал он. — Зря. Мы все равно докопаемся. Бесполезно артачиться.

Ей неприятно было то недоверие, которое полковник демонстрировал ей. Но что она могла сделать?

— Я не упорствую. Просто я не имею отношения к пропаже этого документа.

Он молчал, глядя с унылым видом в окно. Пауза чересчур затягивалась. Ирочка понимала, что полковник нарочно тянет время. Но она решила, что дожидаться, пока он отпустит ее, унизительно.

— Я могу идти? Александру Сергеевичу необходимо мое присутствие в приемной.

Полковник глянул на нее злыми глазами:

— Александру Сергеевичу необходимо разобраться, что за люди у него работают. И чем они занимаются за его спиной.

Ирочка готова была плюнуть ему в лицо. Но, разумеется, не сделала этого. Поднялась и, не говоря ни слова, направилась к выходу.

Теперь она была уверена — документы не пропадали. Все это — провокация, придуманная с целью опорочить ее, а потом бросить тень на ее начальника. Выставят ее преступницей, найдут кого-то, кому она будто бы передала секретный документ, и поднимут шумиху — вот, поймали! А работает она у Александра Сергеевича. Так что делайте выводы… Вязкая тоска наполнила ее сердце. Думала ли она, что когда-нибудь дойдет до такого? Мир, такой устойчивый, прекрасный, рушился на глазах.

В какой-то прострации она отвечала на телефонные звонки, расписывалась в получении важных и не очень важных документов, сообщала начальнику об очередном посетителе, вставала и открывала тяжелую дверь после того, как звучало: «Пусть войдет».

Потом появился непонятный тип, высокий, стройный, лет пятидесяти. Изящество и некая важность непостижимым образом соединялись в нем с суетливостью. Элегантно опустившись на стул, посетитель положил на колени красивый добротный портфельчик.

— Вы записаны? — вежливо поинтересовалась Ирочка.

— Нет, я пока не записан. Я пришел, так сказать, в предварительном порядке.

— А как же вы прошли в Кремль? — сам собой выскочил вопрос.

— У меня есть кое-какие возможности. Не беспокойтесь, я понимаю, где нахожусь. Моя фамилия — Славский. Наверно, вы уже слышали обо мне, — аккуратным голосом сказал тип и удивился, услышав отрицательный ответ. — Видите… Это еще одно доказательство того, что необходимы неотложные меры. Позвольте представиться, — тип красиво кивнул головой. — Новый император России. Хотя по паспорту я — Алексей Николаевич Славский, на самом деле меня зовут Николай Алексеевич Романов. Я — сын цесаревича Алексея и внук Николая Второго.

Выдержав нужную паузу, он продолжил:

— Понимаю, насколько это неожиданно звучит, однако это так.

Ирочка лихорадочно размышляла, как быть. Неужто и в самом деле император?! Государь! Как себя вести? Вскочить и стоять по стойке «смирно»? Глупо. «А дядька-то непростой», — мелькнуло у нее в голове. Между тем посетитель принялся рассказывать, как цесаревич Алексей избежал смерти в тысяча девятьсот восемнадцатом и откуда взялась фамилия Славский:

— Мы вынуждены были жить так, чтобы не привлекать внимание. Но я с детства знал тайну нашей семьи. Только теперь, когда коммунисты отстранены от власти, я смог открыть эту тайну и посчитал нужным взять на себя ответственность. Вот, ознакомьтесь, — достал он из портфельчика лист бумаги. — Учитывая недавнее сложное положение в России, я издал манифест о престолонаследии.

С какой-то особой торжественностью он положил перед Ирочкой листок, увенчанный затейливой надписью «Российский Императорский Дом» и двуглавым орлом.

— «… беру на себя обязанности Государя Всероссийского», — закончила читать Ирочка.

— Понимаете, я — единственный ныне великий князь, — зазвучал хорошо поставленный голос, и я имел право объявить о восхождении на престол. Мое влияние на общество значительно. В том, что недавнее противостояние в России, грозившее обернуться катастрофой и приведшее к необходимости обстреливать Белый дом, разрешилось благополучно, есть и мой вклад. И он весьма велик. Мне приходилось постоянно влиять на события. Вот мое обращение к россиянам. — Он достал из портфеля еще один листок, протянул Ирочке.

Ирочка ощутила всю важность происходящего — жизнь столкнула ее со столь необычным человеком. Ей чудилось дыхание истории: внук Николая Второго сидел перед ней. Умом она понимала, что быть этого не может, но странный собеседник производил на нее какое-то магическое воздействие.

— Скажите, чем я могу вам помочь? — В ее вопросе помимо воли слышалась почтительность.

— Понимаете, необходимо решить вопрос с моим статусом. Разумеется, о введении в России монархии пока что не может быть речи. Это нескорый процесс. Но если бы президент признал мои права на трон… было бы легче положительно влиять на события. Помогите мне встретиться с Александром Сергеевичем.

Ирочка обещала ему сделать все от нее зависящее, после чего Славский откланялся и с достоинством удалился.

Ирочка еще раз прочитала бумаги, оставленные гостем. Чувство чего-то необычного не покидало ее. Но к нему слабым диссонансом прибавилась тревога: все ли она правильно сделала? Не допустила ли ошибки в столь ответственной ситуации? Она ощутила потребность посоветоваться. Но с кем? С Воропаевым! Хороший повод завтра начать с ним разговор.

Визит Славского был подарком. Теперь она имела все основания обратиться к Воропаеву за советом. А потом органично перейти к просьбе о помощи в истории с пропавшим документом.

Она пошла на должностное нарушение — оставила при себе переданные для Александра Сергеевича листки. В конце концов, какая разница, сегодня или завтра их получит Виктор Петрович? Никакой.

Встреча с императором почему-то улучшила ее настроение. Окружающий мир стал чуточку светлее. Ирочка смотрела на посетителей и сотрудников с привычной улыбкой, доброжелательной, ровной.

Грузный человек в военной форме вошел в приемную.

— Атаман Терского войска Семенов, — представился он. — Мне назначено.

Атаман действительно значился в списке посетителей.

— Подождите, пожалуйста. — Ирочка указала на кожаный диван.

Чинно усевшись, атаман посмотрел на нее.

— Может быть, вы мне скажете, почему не уделяют внимания казачеству? Одни разговоры. — Он ударил тяжелой ладонью по коленке. — Ничего не меняется. Но казаки вечно терпеть не будут. Хотят нас только на военной службе использовать. Нельзя считать, что казак лишь тот, кто служит. Московское недопонимание. Или сознательная попытка впрячь нас в общее тягло. Прежде должно быть восстановление казачества как народа, а уж потом как служивого сословия. Казак только тогда казак, когда он самостоятелен и кормит себя. Дайте землю, дайте самоуправление. Я вам честно скажу, — атаман перешел на доверительный тон, — народу сейчас наплевать, кто правит, какая власть в Кремле. Ему нужны хоть какие-то изменения. А ничего не меняется. Немедленно надо решать. Немедленно.

Он вновь хлопнул себя по коленке, вздохнул, покосился на часы на стене.

— Александр Сергеевич вот-вот вернется, — поспешила сказать Ирочка, до того вежливо кивавшая ему.

Слава Богу, что в этот момент вошел начальник. Увидев атамана, заулыбался:

— A-а, здравствуйте. Рад видеть. Простите, что заставил ждать.

Атаман вскочил, засуетился, показывая, что ничего страшного не произошло. Так они под извинения и заверения, что все прекрасно, удалились в кабинет.

Вскоре зазвонил городской телефон. Какой-то нетерпеливец требовал записать его на прием к Ельцину.

— Я этим не занимаюсь, — вежливо пояснила Ирочка.

— Но мне дали ваш телефон.

— Вполне вероятно. Только я не записываю на прием к президенту.

— Но мне дали ваш телефон. Вы должны меня записать.

— Я верю, что вам дали мой номер телефона. Но я не записываю на прием. Ни к президенту, ни куда-нибудь еще.

— Что же делать? — совершенно упавшим, беззащитным голосом проговорил звонящий.

Ирочке стало жаль его. И хотя своих дел хватало, она спросила, какой у того вопрос? Оказалось, это фермер из-под Калуги, против которого давно ополчилось местное начальство, да и соседи. И арестовывали беднягу, и дом поджигали. А теперь вот землю отбирают. Ирочка дала ему телефон Виктора Петровича — тот всегда знал, куда направить человека.

Поздним вечером неминуемо наступила спокойная пора — ни посетителей, ни звонков. Начальник уехал в десять, но Ирочка сидела до одиннадцати, как и полагалось. Перед тем, как отправиться домой, вы звала разгонную машину.

До чего же хорошо было на Ивановской площади — тихо, благостно. Казалось, что место, огражденное — древними храмами, отдыхает. Ирочка вдруг почувствовала, как отодвинулись все ее невзгоды. Она пожалела, что на этот раз машина приехала слишком быстро.

Глава 7

Что есть жизнь? Вереница дел, событий, которые не только отнимают время, но и составляют саму суть существования. Ирочка была серьезным человеком, и потому прекрасно знала, что и когда ей следует делать. Приведя себя в порядок, она принялась будить Артема, помогла маме накрыть на стол. Потом они втроем завтракали, после чего Ирочка сопроводила сына в школу, что всегда делала в свой выходной. Дождавшись, когда сын скроется за дверью, она поехала на работу.

Воропаев был на месте.

— Можно? — спросила она, испытывая непонятное волнение.

— Да, заходите. Прошу. — Он указал рукой на стул, стоящий около приставного столика.

Ирочка заняла место.

— Анатолий Вадимович, хочу с вами посоветоваться.

Воропаев глянул на нее задумчивыми, невеселыми глазами:

— Слушаю вас.

Она рассказала про визит Славского, про его просьбу. Перемена, происшедшая с Воропаевым, подивила ее: начальственные глаза стали быстрыми, веселыми, словно два огонька, на лице покоилась улыбочка.

— Выходит, Славский опять появился?

— Вы его знаете?!

— Еще как! Яркая личность.

— И что? Император он или нет?

— Самозванец. Можете в этом не сомневаться. Но экземпляр удивительный. Появился у меня прошлым летом. Прекрасные манеры, представительный вид. Сел туда, где вы теперь сидите, и говорит: «Вы только не удивляйтесь. Я — новый государь император России. Я — сын цесаревича Алексея и внук Николая Второго. Понимаю, насколько все это неожиданно. Вы, конечно, хотите знать, как могло такое случиться. Дело в том, что цесаревич Алексей не был расстрелян в тысяча девятьсот восемнадцатом году. Не случайно его костей не нашли среди останков царской семьи. Он остался жив, хотя все, в том числе и ЧК, думали, что это не так. Имел место заговор с целью восстановления монархии в России. Заговорщики, понимая, что всю семью не спасти, остановили свой выбор на наследнике. Впрочем, они, кажется, спасли и Анастасию. Юровский вовсе не из идеологических побуждений, а за очень большие деньги тайно сохранил обоим жизнь. Верные люди спрятали их. Отец вырос и жил в Советском Союзе, а его сестра, Анастасия, оказалась за границей. Отец для конспирации выбрал имя Николай: как у деда. А фамилию от Ярославля, где он жил, — Славский. После школы он пошел в институт и стал ученым. Занимался растениеводством. Он был талантливым человеком. Но очень скромным. Да и вынужден был жить так, чтобы не привлекать к себе внимания. Если бы при Сталине узнали, кто он, ясно, что с ним стало бы. И позже это было небезопасно. Отец открылся мне только в шестьдесят третьем, за два года до смерти. Но я с детства знал, что наша семья благородного происхождения. Потом тайну хранил я. И только сейчас, когда с Божьей помощью узурпаторы отстранены от власти, я смог открыть правду».

Тут он делает величавую паузу и достает из портфельчика, лежащего на коленях, лист бумаги. «Учитывая все сказанное и то, в сколь сложном положении находится в настоящее время Россия, стоящая на грани Гражданской войны, я издал манифест о престолонаследии». После чего передает листок мне. Текст примерно такой: «Волею Господа Бога нашего, опираясь на законы Российской империи, являясь Великим князем и прямым наследником Престола Российского, беру на себя обязанности Государя Всероссийского». Я читаю, а Славский продолжает: «Понимаете, я — единственный ныне Великий князь, и я имел право объявить о восхождении на престол. Дворянство поддерживает меня. И казачество — тоже. Простые люди относятся с уважением. Я рассчитываю стабилизировать общество и предотвратить Гражданскую войну». Я думаю, сумасшедший или мошенник? А вдруг и впрямь наследник? Тут он мне говорит: «Вы, конечно, слышали, что идентифицировали августейшие останки. Надо решать вопрос о захоронении. Должна быть восстановлена справедливость по отношению к царской семье. Думаю, что президенту следует создать специальную комиссию. Как внук Николая Второго, я мог бы ее возглавить. Или быть заместителем председателя, если комиссию пожелает возглавить сам президент». И протягивает мне еще один листок: «Это мое обращение к президенту. И еще мне нужна резиденция, достойная монарха. Я хотел бы просить президента выделить мне помещение в Кремле. Для этой цели подойдет Большой Кремлевский дворец». Представляете, на БКД замахнулся. Ну и наглец! Я мягко так возражаю: видите ли, Кремль уже является резиденцией Президента России. На что Славский, ничуть не смутившись, отвечает: «Президент мог бы пригласить меня в качестве своего советника. Это поднимет его популярность. А я смогу получить помещения для резиденции». Я спрашиваю: советника по каким вопросам? На что он говорит: «По вопросам сохранения единства России и ее возрождения». Разумеется, я позвонил моему знакомому, князю Голицыну, полюбопытствовал, знают ли что-нибудь в Дворянском собрании об Алексее Николаевиче Славском? Разумеется, не знали. Потом он появился накануне октябрьских событий. Беспардонно заявил: «Я бы не рекомендовал президенту затягивать с моим признанием. Сейчас, когда ситуация в стране обостряется, ему важно опереться на реальные силы. Я в состоянии помочь. Не забывайте, что я — главнокомандующий всех казачьих войск. Я готов гарантировать стабильность в России. Но президенту надо скорее признать мои права». Я ему этак незлобиво говорю: вам следовало бы подтвердить ваши права на престол. И что я слышу? «Плохо, если формализм помешает нам спасти Россию». Такая вот личность…

Как увлекательно он рассказывал! Ирочка слушала, затаив дыхание, улыбалась и серьезнела вместе с ним. Когда Воропаев замолчал, озадаченно проговорила:

— А как же мне теперь… с этим Славским?

— Когда позвонит, направьте его ко мне. Скажите, что Александр Сергеевич так распорядился. Гарантирую, проблем не будет.

Она помолчала. Как непросто просить за себя.

— Анатолий Вадимович, — приступила она к той теме, которая была сейчас для нее важнее всего остального. Я прошу вас помочь еще с одной проблемой. Хотя, как я понимаю, в этом случае все сложнее.

Она принялась рассказывать о тех обвинениях, которые предъявлял ей заместитель Александра Васильевича, о том, как все было на самом деле. Не скрыла и что Александр Васильевич выпивал, когда она принесла документ, причем делал это в кампании некой дамы. В ситуации, когда ее будущее оказалось под угрозой, Ирочка не считала нужным молчать.

— Анатолий Вадимович, помогите, если можете, — закончила она. — В нынешних обстоятельствах мне сложно просить Александра Сергеевича. По-моему, вся эта история… для того, чтобы бросить на него тень.

Воропаев долго молчал, осмысливая услышанное, потом выдохнул:

— Попробую помочь.

Ирочка вышла от Воропаева, терзаемая сомнениями, — захочет ли он вмешаться, несмотря на обещание? А если захочет, сможет ли что-нибудь сделать? Ей вдруг почудилось, что судьба ее решена и ничего хорошего ее не ждет. Надо готовиться к худшему.

Она сама не знала, почему, покинув первый корпус, опять направилась на другую сторону Ивановской площади, туда, где поднимались кремлевские храмы. Пройдя мимо Царь-пушки, она оказалась на Соборной площади. Ее потянуло в Успенский собор. Здесь, в благостной тишине и прохладе, Ирочка приблизилась к иконостасу. Глядя на старые иконы, она мысленно обращалась к Богу, просила о помощи, крестилась время от времени.

— Здравствуйте, Ирина Павловна, — негромко прозвучало рядом.

Это был Дмитрий Сергеевич, милый улыбчивый человек, работавший в делопроизводстве.

— Здравствуйте, — смутившись, ответила она.

— У вас какие-то неприятности?

Ирочка не стала отпираться, кивнула:

— Да.

Он смотрел на нее с доброй улыбкой:

— Все наладится. Вот увидите.

— Откуда вы знаете?

— Знаю, — весьма уверенно произнес он. — Хотите, я вам расскажу про этот собор?

И, не дожидаясь согласия, продолжил:

— В течение четырех веков он оставался главным храмом Руси, в нем венчали на царство престолонаследников. Последней стала коронация императора Николая Второго. Здесь оглашали государственные акты, на церковных соборах избирались митрополиты и патриархи. Собор серьезно пострадал в тысяча восемьсот двенадцатом году, когда был разграблен и осквернен французами, и в октябре тысяча девятьсот семнадцатого при артобстреле Кремля, когда в него попало несколько снарядов. Последняя литургия в храме была совершена на Пасху тысяча девятьсот восемнадцатого года самим патриархом Тихоном, после чего собор закрыли, а его сокровища реквизировали. А ведь в нем с четырнадцатого века находилась знаменитая Владимирская чудотворная икона Божией Матери, здесь хранятся Гвоздь Господень, мощи московских святителей и другие святыни.

Ирочке было интересно то, что рассказывал Дмитрий Сергеевич. Она этого не знала, хотя работала поблизости от столь знаменитого храма целых десять лет.

Вместе они вышли на улицу, под яркое солнце. Ей было хорошо рядом с этим человеком, основательным, далеким от суеты.

Ирочка была с ним знакома полтора года, но впервые обратила внимание на то, что он — интересный мужчина, хотя и немолодой. Но ведь и не старый. Ей захотелось продолжить общение.

— А про Благовещенский собор расскажете?

— Расскажу. Построен в конце пятнадцатого века псковскими мастерами как домовая церковь великого московского князя, где совершались таинства браковенчания, крещения детей. Собор построен в традициях раннемосковского зодчества с элементами псковской архитектуры. С площади в храм ведут два входа с высокими крыльцами. Долгое время собор был первенствующим храмом московских князей. Во время торжественных церемоний, проходивших на Соборной площади, храм служил для парадного выхода из дворца князя, а позднее — царя и его свиты. В соборе находится древнейший в России высокий иконостас, все иконы его пяти ярусов относятся к четырнадцатому-шестнадцатому векам, некоторые из них написаны Андреем Рублевым, Феофаном Греком, Прохором с Городца. Тоже пострадал при артобстреле Кремля в семнадцатом году.

Он удивлял ее своими познаниями. Как можно держать в голове столько сведений? Об этом она и спросила.

— Это сейчас я работаю делопроизводителем, — спокойно проговорил он. — А в действительности я историк. Закончил историко-архивный институт. Факты — мой хлеб.

Ей так хотелось продолжения их разговора, что она прибегла к той же хитрости. Указав на колокольню Ивана Великого, спросила:

— А какая история у колокольни?

— О-о, это одно из замечательнейших сооружений, — улыбнувшись, проговорил он. — Шестнадцатый век. Выстроена Боно Фрязиным. При Борисе Годунове она была надстроена и завершена куполом, о чем и сообщает трехъярусная надпись славянской вязью под куполом. Вон, видите?

— Вижу, — задрав голову, Ирочка смотрела на высоченную колокольню. Она и раньше замечала у самого верха три кольца слов, но не могла их прочесть.

— Колокольня служила главной дозорной башней Кремля, — продолжил Дмитрий Сергеевич, — с высоты которой хорошо обозревались подходы к Москве в радиусе тридцати километров. Ее высота — восемьдесят один метр. Французы пытались ее разрушить. Заряд, заложенный в основание колокольни, сработал, но само здание уцелело, рухнули только звонница и пристройка. Их восстановили в тысяча восемьсот девятнадцатом году.

Следовало что-то сказать. Дать какое-то развитие разговору.

— Спасибо. Вы столько времени на меня потратили. У меня сегодня выходной. А вы на работе. Не хватятся вас?

— Ничего. Подождут.

Теперь она знала — ему тоже хочется продлить их общение. Иначе бы он воспользовался поводом покинуть ее.

— Дмитрий Сергеевич, скажите все-таки, откуда вы знаете, что у меня все наладится?

— Вот увидите, наладится, — уверенно произнес он.

— Но вы даже не в курсе, что произошло.

— Это не важно… — смущенная улыбка появилась на его лице. — Я немного ясновидящий.

Она восприняла эти слова как шутку. А заверения, что все наладится, — как желание успокоить ее. Все равно Ирочка была благодарна Дмитрию Сергеевичу за поддержку.

— Какая хорошая погода, — мечтательно проговорила она, глядя на небо.

— На будущей неделе обещают похолодание и дожди.

— Жаль… — Она решила проявить заботу. В самом деле, у Дмитрия Сергеевича могут быть неприятности. Посмотрела на него. — Думаю, вам все-таки надо идти. Спасибо за добрые слова. Мне… — она чуточку запнулась, — очень важно было их услышать.

Дмитрий Сергеевич пребывал в смущении, смотрел куда-то вниз. И вдруг она услышала:

— Знаете что? Давайте посидим после работы где-нибудь. Я один ресторанчик знаю, там кормят неплохо… и недорого.

— Давайте, — не раздумывая, согласилась она.

Глава 8

Она с трудом дождалась конца рабочего дня. Долго думала, во что одеться. Было у нее выходное платье, которое очень шло ей, подчеркивало стройную фигуру. Ирочка надевала его не часто, в особо важных случаях. И на этот раз решила одеться во что-нибудь попроще — боялась показаться нескромной. Может, человек пригласил ее, просто чтобы поговорить. А она расфрантилась, как на праздник.

Артему, которого она привела домой из школы, было сказано, что ей надо пойти на важную встречу. То же услышала и мама, сидевшая в будке консьержки. Они дежурили по очереди: день мама — здесь, день Ирочка — в Кремле.

— Что за встреча? — с подозрением поинтересовалась мама.

— Важная, — повторила Ирочка и выпорхнула на улицу.

Дмитрий Сергеевич ждал ее в условленном месте — на станции метро «Китай-город». Сюда Ирочка приезжала каждый рабочий день рано утром, чтобы затем, поднявшись на поверхность, дойти по Ильинке до Кремля. А вечером ее отвозили домой.

Переполненное нутро синего вагона приняло их. Прижатый к ней, Дмитрий Сергеевич смущенно улыбался, а она думала, что он вовсе не старый, лет сорок ему или чуть больше. В самом расцвете сил.

На «Баррикадной» они вырвались на вытянутую платформу, потом эскалатор поднял их туда, где весело светило солнце. Ирочке нравилось, когда и после работы продолжается день.

Дмитрий Сергеевич повернул в сторону Садового кольца. Справа нависал над ними непомерной громадой высотный дом сталинской по стройки, один из нескольких, разбросанных по Москве.

Заметив, куда смотрит Ирочка, Дмитрий Сергеевич добродушно проговорил своим бархатистым голосом:

Некоторые терпеть не могут эти здания. Конечно, в них претензия на величие. Но, по-моему, они не портят Москву. Знаете, я принимаю их как памятники своего времени. Коли было то время, пусть останутся и свидетельства. Категорически не согласен, что они уродливы! По-моему, напротив, весьма гармоничны.

Ирочка охотно кивнула в знак согласия. Собственного мнения на данный счет она не имела, а доводы ее спутника показались ей весомыми.

Достигнув Садового кольца, они повернули налево, пошли навстречу потоку машин, которые безразлично проносились мимо. Неподалеку от входа в зоопарк Дмитрий Сергеевич подвел ее к небольшой постройке и остановился. Вид у него был загадочный.

— Вы будете удивлены. Но не спешите делать выводы.

С этими словами он открыл дверь. Ступени вели под землю. Ирочка, весьма озадаченная, стала осторожно спускаться.

Она оказалась в помещении, достаточно большом, круглом. Стены были покрыты деревом. Дмитрий Сергеевич указал на свободный столик. Она села. Дмитрий Сергеевич устроился напротив нее.

— Здесь был общественный туалет, — с привычной улыбкой сообщил он. — Нынешний хозяин выкупил его и сделал ресторан. Это еще пять лет назад произошло, в советское время. Когда кооперативы разрешили. Вот он, за стойкой. Его зовут Григорий. Я тут бываю время от времени. По-моему, вполне уютно.

— Да, — ничуть не лукавя, согласилась она.

— Кормят прилично. Вы сможете в этом убедиться. Советую выбрать шашлык из свинины. Или из семги. С картофелем фри.

— Из семги, — проговорила Ирочка.

— Еще возьмем салат. А вина хотите? Сухого.

— Да.

— Я тоже выпью. Иногда себе позволяю.

Немолодая, но очень симпатичная официантка подошла к ним, поздоровалась. Дмитрий Сергеевич сделал заказ и перевел глаза на Ирочку.

— Это Наташа, жена владельца, — понизив голос, проговорил он. — Когда Григория посадили, она руководила рестораном.

— Откуда вы знаете? — удивилась Ирочка.

— Я с ними познакомился. По-моему, хорошие люди.

Последние слова немало удивили Ирочку. Хорошего человека в тюрьму не отправят.

— А за что его посадили? Ну… Григория.

— За экономические преступления, — пренебрежительно сообщил Дмитрий Сергеевич. — Многих наказали за то, что сейчас в порядке вещей. Но… на все воля Божья. — Он развел руками.

Может, так, а может, и не так. Ирочка не была готова спорить на подобные темы. Да и ладно. Ее куда больше интересовал тот, кто сидел сейчас по другую сторону столика. Хотелось побольше узнать про него.

— Скажите, а как вы попали в Кремль?

— Честно говоря, я не ожидал, что стану там работать. Занимался медиевистикой, то бишь историей Средних веков, и все. Но я многое знал про Кремль. Так случилось, что отец моего школьного приятеля Кольки Лебедева работал в том самом кабинете, в котором сейчас сидит Виктор Петрович.

— Да? — искренне удивилась Ирочка.

— Только это было давно. При Сталине. Он был помощником у Молотова. Звали его Иван Алексеевич. Особых тайн он не раскрывал, но кое-что рассказывал. За долгие годы всяких историй накопилось достаточно… — Дмитрий Сергеевич мягко улыбнулся. — Думаю, так было уготовано мне судьбой — прийти в казаковское здание через столько лет после Отца народов, после Молотова, после Ивана Алексеевича, его товарищей, сослуживцев, когда уже и страны прежней не стало. Прийти, столько зная о людях, работавших здесь, о том, что творилось за кремлевскими стенами.

Молоденькая официантка принесла им салат и два фужера белого вина. Дмитрий Сергеевич деловито пригубил янтарный напиток, подержал во рту, сообщил с довольным видом:

— Хорошее.

Ирочка тоже попробовала. Вино как вино. Кисловатое, правда. Ей больше нравились сладкие.

Придвинув к себе тарелку с салатом, Дмитрий Сергеевич продолжил:

— С Колькой мы познакомились в первом классе. Он сидел позади меня. Серьезный, сосредоточенный, он походил на взрослого человека, давно и твердо решившего, что ему нужно в жизни. Сам не знаю почему, но мы с ним приглянулись друг другу. Скоро я уже знал, что он живет в новом красивом доме на проспекте Мира, где у входа стоит часовой, потому что в нем расположились многие ответственные кремлевские работники. А еще я узнал, что у Кольки два брата, один старше, другой младше, что его отец очень сильный и может поднять за бампер легковой автомобиль. Драться Колька не любил, хотя, если приходилось бывать в стычках, делал это бесстрашно, с каким-то ожесточением. А хитрые приемы, которым обучал его Иван Алексеевич, применял только в крайних случаях.

Дмитрий Сергеевич глотнул вина.

— Ивана Алексеевича я увидел не сразу — он почти все время отсутствовал. Но однажды вечером, когда мы с Колькой и его младшим братом играли на полу с автомобильчиками — это были очень красивые, не то американские, не то английские машинки, — вдруг вяло хлопнула дверь, зазвучал в прихожей мягкий мужской голос. Колька сразу вскочил с паркета. Невольно поднялся и я. Минуту спустя плотный, налитый силой мужчина вошел в комнату, хватким взглядом посмотрел на меня, потом на Кольку. «Мы в одном классе учимся», — быстро проговорил тот. Колькин отец тут же принялся меня расспрашивать: какая у меня фамилия, где живу, кем работают отец, мать, есть ли братья, сестры. Я отвечал, что живу неподалеку, на Малой Переславке, что отец работает в типографии на печатной машине, а мать — бухгалтер в домоуправлении, что есть сестра, но она маленькая, и с ней неинтересно, что с нами живет бабушка, которая совсем ослепла. «Отец воевал?» — поинтересовался он. «Воевал. В пехоте», — гордо ответил я. «Хорошо», — устало сказал он. Так мы познакомились.

Кстати, о Колькином доме. Я долго не мог понять, зачем нужен часовой — это ведь не штаб, не склад с оружием. Но Колька объяснил мне: «Здесь живут такие люди, которых надо охранять. Чтобы враги ничего не могли сделать». Я тут же спросил: «И твоего отца надо охранять?» Он с важностью сказал: «Конечно».

Тогда этот дом населяли весьма необычные люди. Время от времени мы встречали кого-то из них, и Колька шептал мне: «Это Василий Семенович Карпов. Шофер Сталина». А в следующий раз: «Этот дядька, толстый, с жирной-жирной шеей — начальник поезда Сталина. Его зовут Кузьма Павлович». А про какого-то высокого мужика он сказал: «Русаков. Не знаю, кем он работает, но ему подарила золотые часы Елизавета Вторая, английская королева». А еще я видел капитана теплохода Сталина, личного парикмахера, начальника кремлевского арсенала, начальника правительственной связи — фамилия у него была Вялых.

Появился заказанный ими шашлык с картофелем фри. Семга оказалась нежной и сочной.

— Нравится? — Дмитрий Сергеевич смотрел на нее с любопытством.

— Да. Очень вкусно.

— Так вот, о кремлевских историях, — продолжил он. — В начале восьмидесятых Иван Алексеевич рассказал мне случай, который произошел после войны. Как-то утром Вячеслав Михайлович вызывает его и спрашивает: «Ну как, яблоко вкусное?» — «Какое яблоко?» — удивляется Иван Алексеевич. «Которое вы надкусили и положили обратно». А в кабинете Молотова на специальном столике всегда стояла ваза с яблоками. И вот оказалось, что Молотов обнаружил среди этих яблок надкушенное. И почему-то подумал на Ивана Алексеевича. Но как только услышал, что тот ничего не трогал, забеспокоился, вызвал начальника охраны Погудина и приказал выяснить, в чем дело, а яблоки проверить нет ли отравы? Фрукты увезли на экспертизу, отыскали уборщицу, которая утром протирала пыль. Она клянется, что не касалась яблок. А кроме нее и Ивана Алексеевича, в кабинет перед тем, как появился Молотов, никто не заходил. Короче, стоит Иван Алексеевич, приготовился к самому худшему. Он-то знал, чем для него может кончиться эта история. Дело в том, что за год до этого Молотов едва не пострадал, когда в яблоке оказалась иголка. Чудом не укололся. Игла, правда, не была отравлена. Но кто-то ее засунул в яблоко, отправляемое в Кремль. Тех, кто это сделал, нашли, но и сотрудники НКВД пострадали. А тут на тебе — опять. В общем, стоял Иван Алексеевич с невеселыми мыслями и уже чувствовал себя арестованным. Мелькнула, говорит, даже мысль: что будет с семьей? И тут кто-то говорит: «А может, Полина Осиповна? Кажется, она забегала». Молотов сразу позвонил жене — она работала в Совете Министров, — но на месте ее не оказалось. Тогда он дал указание Погудину разыскать жену. Выудили ее с какого-то совещания, пригласили к телефону, Молотов спрашивает: «Ты заходила сегодня в мой кабинет? Надкусила яблоко? А почему не съела?» Выслушал ответ, положил трубку и бросил Ивану Алексеевичу: «Идите». А у того все так и провалилось внутри.

Между прочим, жену Молотова потом посадили. В сорок девятом. Фамилия у нее была — Жемчужина. Ее как шпионку посадили. Будто бы, когда она была несколько раз за границей, ее завербовали. Сталин сказал Молотову: «Разведись с ней, останешься на всех постах». И он развелся. Может и не поверил, но понимал — так надо. Первый заместитель Председателя Совета Министров, а жена сидит. Значит, никто не застрахован. Так Сталин поддерживал атмосферу страха.

Ирочка с интересом слушала его рассказ. И дело было даже не в том, что ей все больше нравился собеседник. Она узнавала нечто важное о том месте, где работала уже десять лет.

Мечтательная улыбка тронула лицо Дмитрия Сергеевича.

— Знаете, у меня есть гипотеза по поводу Иосифа Виссарионовича. Я полагаю, что Сталин творил жестокости отнюдь не по причине врожденной кровожадности, а во имя утверждения новой, невиданной доселе религии. Поучившись в духовном училище, а затем и в семинарии, он хорошо усвоил евангельские сюжеты. Вошли они в его упрямую голову, как заноза в палец. И он, быть может, интуитивно выбрал для себя роль апостола Павла. Так что вся его последующая жизнь была борьбой за небывалую веру. Неслучайно даже в годы своего безраздельного владычества сам он не пытался поставить себя выше Ленина: он — лишь прилежный ученик, продолжатель великого дела, и не более. «Сталин — это Ленин сегодня», — так ведь твердили после войны. Ленин! Но не выше. Утверждаемая религия навязывала свою логику действий. Сначала Сталину пришлось выправлять линию партии, которая с введением нэпа опасно ушла в сторону капитализма. Затем необходимо было обожествить, оторвать от реального человека образ Ленина. Для этого Сталин принялся оттеснять, изводить тех, кто хорошо знал вождя революции, кто наравне с ним начинал и вел политическую борьбу, кто сам, так сказать, был ходячей реликвией. Потом началось создание Ордена меченосцев. Наступила очередь тех, кто колебался, кто не верил в генеральную линию, в Него, кто был опасен сомнением. Этих искали среди своих. А попутно решалась судьба тех, кто вообще был недостоин новой религии — зажиточных крестьян, интеллигенции. Во имя светлого будущего можно было пожертвовать жизнью каких-то десятков миллионов. На этом стояла Новая мораль. Новая ли? Неужто в истории человечества отыщутся времена, когда уничтожение иноверца не считалось благом? Неужто на каждом этапе одни не погибали ради счастливой жизни других? И что? Приходило счастье? Сказано в Библии: «Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну». Вопрос лишь в том, насколько все это было для нас предопределено… Впрочем, судьба есть не только у людей, но и у стран.

Заметив пустые тарелки, Наташа, жена Григория, подошла к ним:

— Что-нибудь еще будете?

— Хотите кофе? — Дмитрий Сергеевич смотрел на Ирочку.

— Да.

— А пирожное?

Ирочка старалась не есть сладкого — вредно для фигуры. Но ответила:

— И пирожное. — Она знала, какое озорное выражение было при этом на ее лице.

Дождавшись, когда Наташа уйдет, она спросила:

— Иван Алексеевич до сих пор жив?

— Нет. Умер шесть лет назад, в восемьдесят восьмом… Я вас заговорил.

— Вовсе нет, — поспешила заверить его Ирочка. — Вы так интересно рассказываете. Честное слово.

Дмитрий Сергеевич помолчал с добродушным видом, глянул на нее:

— Мы с вами стали частью Кремля. А он — частью нашей жизни. Чересчур важной, определяющей слишком многое.

Ирочка охотно кивнула. Это объяснение нравилось ей. Непонятно почему возникло желание самой рассказать что-нибудь.

— Представляете, был момент в августе девяносто первого, когда я решила, что моя работа в Кремле кончилась. Новой власти мы не нужны. Так все подумали, кто там работал. Вещи собирали. А на Старую площадь вообще не пускали. Там сотрудников чуть не побили. Честно говоря, я очень была расстроена. Думала: как теперь буду жить? Мне казалось, что жизнь моя кончилась. Так мы все прожили месяца полтора, каждый день ожидая, что это произойдет. Но никто нас не выгнал. А потом собрали, сказали, что будем работать дальше, на новую власть. И кто не будет заниматься саботажем, у того все будет хорошо. А мы и не собирались саботировать. Так вот и работаем. Начальство только поменялось. То, которое повыше.

Кофе и пирожные появились на столе. Ирочка разбиралась в кофе. Этот был хороший. Как и пирожное. Достойное завершение ужина.

Потом она пыталась дать Дмитрию Сергеевичу деньги, уверяя его:

— Вы не обязаны за меня платить.

— Это я вас пригласил, — гнул он свою линию.

Он так и не взял денег. Это было ей приятно — Дмитрий Сергеевич явно хотел выйти за рамки приятельских отношений. Она была не против. Ей все больше и больше нравился этот человек. В нем чувствовалась некая основательность, надежность.

Они вновь оказались у Садового кольца. Прогулочным шагом двинулись в сторону площади Маяковского. Машины все так же летели мимо равнодушным потоком. Небо ничуть не потемнело. До чего все-таки хороша эта пора, когда день длится долго.

Ирочка решилась наконец задать вопрос, который давно рвался наружу.

— Дмитрий Сергеевич, вы женаты?

— Нет.

— И никогда не были?

— Был, — спокойно ответил он. — Мы развелись. Давно.

— Не сложилось?

— Не сложилось.

Она помолчала, раздумывая, сказать или нет? Решила сказать:

— А я не была замужем. Но у меня есть сын. Скоро ему исполнится восемь. Первый класс заканчивает.

Она внимательно следила за реакцией Дмитрия Сергеевича. Его лицо хранило мягкую улыбку.

— Я вам завидую, — тихо произнес он. — У меня нет детей.

Он посмотрел на Ирочку задумчивыми глазами:

— Скажите, вас может смутить то, что я — верующий человек, хожу в церковь, соблюдаю посты?

Ее удивил этот вопрос. Подумав, она медленно покачала головой:

— Нет.

— Знаете, именно то, что я — верующий, стало причиной нашего с женой разрыва. Точнее, она ушла от меня из-за этого. Десять лет назад. Тогда она заявила: «Я не могу жить с религиозным фанатиком. Я должна быть уверена в собственном будущем и будущем моих детей». Я пытался объяснить ей, что никакой я не фанатик. Всего лишь хожу в церковь и люблю читать Библию. Марина сказала: «Ты должен отказаться от этого. Ты знаешь, в какой стране мы живем. У меня будут проблемы в редакции. Ты должен отказаться». Незадолго до этого ее приняли на работу в редакцию «Правды», главной тогда газеты страны. Она очень дорожила этим местом, рассчитывала на скорое повышение. Я любил ее, но был не в состоянии выполнить такую просьбу. «Не могу», — сказал я. На следующий день она перебралась к родителям, а через месяц меня вызвали в ЗАГС. Жена требовала развод. Я не стал сопротивляться, хотя меня это очень расстроило. Нас развели. Потом я видел ее статьи в газете. Она была хорошим журналистом. Года через три ей дали отдел. Но в августе девяносто первого все рухнуло. «Правда» перестала котироваться. Марина куда-то исчезла. Потом я увидел ее фамилию в демократической газете. А недавно узнал, что она замужем за богатым предпринимателем, родила дочь.

Выдержав паузу, Ирочка задала важный для нее вопрос:

— А вы расстроились, узнав, что она вышла замуж?

— Нет, — с легкостью выдохнул он. — Лет пять назад расстроился бы, а теперь — нет… Случилось то, что должно было случиться. У каждого свой путь. Верующей была моя мама. Я узнал об этом в шестом классе. И был поражен — моя мама, и такое мракобесие. Потом привык. Она не старалась воспитать меня религиозным человеком. В церковь мать начала ходить в сорок четвертом, когда в Польше пропал без вести отец. Так поступали многие женщины. Тайком, чтобы никто не узнал. Но верующей стала после того, как в канун Победы отец отыскался в далеком сибирском городке, попав туда после очень тяжелого ранения. Она была убеждена, что только ее молитвы спасли отца. А он смеялся, когда слышал об этом. «Что ты себе в голову вбила? Врачи меня вытащили с того света. Врачи. И поменьше ты про Бога». Мама с ним не спорила. Только смотрела на него прощающими глазами. А Библию она прятала. В комоде за подшивками журналов. Но я все равно ее нашел. Еще когда в школе учился. Книга была старая, дореволюционного издания. От бабки осталась. Тогда я начал ее читать. А вы читали Библию?

— Нет, — ужасно смутившись, призналась Ирочка.

Дмитрий Сергеевич не стал ее совестить, лишь спросил добродушно:

— Хотите почитать?

— Хочу, — тотчас ответила она.

— Я вам дам, — и добавил с легкой усмешкой: — Сейчас Библию читать не опасно.

Миновав Тверскую и свернув на тихую улочку, они продолжили движение по Москве, теперь подальше от бурного потока машин.

— Когда я думал о Боге, — рассказывал ей Дмитрий Сергеевич, — мне всегда казалось, что для Него важнее, чтобы человек следовал Его заповедям, чем чтобы верил в Него. В самом деле, что толку, если человек верит, но нарушает заповеди: крадет, обманывает, убивает? Или ведет праведную жизнь из страха перед Ним. Но если человек следует заповедям, не веря в Бога, он делает это как бы не за грядущую награду, ибо не верит в вечную жизнь. Разве не велик человек, по-настоящему достойный этого звания не из страха перед Богом, не из знания, что за каждый грех придется платить? Потому и кажется мне, что следование заповедям, даже стихийное, важнее веры. А страх — не то, что Бог хочет видеть в людях. Так думал и продолжаю думать. Но мать не желала слушать меня — как это, не верить в Бога, хотя и следовать заветам? Грех. Не верить — грех. И священник, с которым я однажды беседовал в церкви, помявшись, сказал: «То, что вы говорите, имеет свою логику. Но главное — верить». И еще мне кажется, что Бог никогда не желал унижения — больше самого человека его никто не унизит. Бог хочет иного: силы духа, величия человека. Он любит нас. «Бог есть любовь». Так написано в Библии.

Она слушала молча. Для нее многое из того, что он говорил, казалось мудреным. Да и тема была непривычной. В советское время она бы поостереглась иметь дело с таким человеком. Но то время кончилось. Теперь президент, не скрываясь, ходил в церковь по большим праздникам.

Так за разговором они дошли до ее дома. Небосвод уже потерял свою яркость. Кое-где зажглись окна.

— Вот здесь я живу, — проговорила Ирочка, остановившись подле высокого дома из желтого кирпича. — Хотите подняться?

— Нет-нет. Как-нибудь в другой раз.

— Спасибо вам за прекрасный вечер.

— Ну что вы… — Дмитрий Сергеевич смутился. — Всего вам доброго.

На том они и расстались.

«Ну и пусть верующий, — думала она, поднимаясь на лифте. — Он — порядочный человек. Так много знает. Умный…»

— Что, слишком долго длилась твоя важная встреча, — с укоризной проговорила мама. — Ты что, на свидании была?

— На свидании, — спокойно ответила Ирочка.

— Хороший человек?

— Хороший.

— Ты только не спеши лечь с ним в постель.

— Мама, как тебе не стыдно. — Ирочка смотрела на нее с осуждением.

— Этим хорошим людям только одного надо, — выпалила мама. — Ладно, иди спать.

Глава 9

Начальник стремительно вошел в приемную, пересек ее, бросив на ходу: «Здравствуйте», скрылся в кабинете. Ирочка поднялась — ей следовало немедленно закрыть за ним дверь. Потом она заглянула к Виктору Петровичу.

— Приехал.

Он благодарно кивнул ей в ответ, взял приготовленные документы и направился к начальнику. Ирочка заняла свое место в приемной.

Рабочий день уверенно въехал в привычную колею. До девяти можно еще расслабиться, а потом звонки, посетители и документы посыплются на нее как из рога изобилия.

Виктор Петрович вышел от начальника минут через двадцать, положил перед Ирочкой стопку бумаг и тотчас отправился куда-то. Ей предстояло отправить каждый документ по соответствующему адресу, рассовав по конвертам и прибегнув к помощи фельдсвязи. Достав стопку конвертов с надписью «Администрация Президента России», она взялась за дело.

Фельдсвязь пожаловала сама еще до того, как она закончила работу. Молоденький фельдъегерь решительным шагом подошел к ее столу, протянул конверт:

— Срочный документ. Из правительства. Приказано получить визу и вернуть.

Виктор Петрович так и не возвратился. Надо было действовать. Ирочка взяла конверт, осторожно открыв дверь, заглянула в кабинет — начальник сосредоточенно изучал какие-то листки.

— Александр Сергеевич, срочный документ. Фельдсвязь принесла.

Начальник глянул на нее с раздражением:

— Вы мешаете мне работать!

— Срочный документ, — повторила она.

— Ну что вы стоите? Положили и идите.

— Просили сразу вернуть. Фельдъегерь ждет.

Недовольно помолчав, начальник разорвал конверт, достал папку, извлек несколько листов бумаги. С хмурым видом пробежал их глазами, поставил визу и, закрыв папку, бросил ее на край стола.

В приемной Ирочка взяла большой конверт, спрятала в него папку, запечатала, сделала соответствующую надпись и, поставив печать, вручила фельдъегерю. Козырнув, он удалился тем же решительным шагом.

«Похоже, из новеньких», — подумала Ирочка, проводив его взглядом. Она почему-то всегда сочувствовала этим ребятам: что за служба — ходить из кабинета в кабинет с утра до вечера, таскать без устали какие-то конверты, даже не зная, что там внутри и сколь это важно для государства.

Раздался первый звонок — городской телефон отметил начало бурного периода рабочего дня. Звонили с юго-запада Москвы, просили помочь с горячей водой, которой уже третий месяц нет.

— Вы звоните в Кремль, — растерянно сообщила Ирочка.

— Да, — подтвердили в трубке, — в Кремль. А что делать, если нигде правду найти не можем? В округе от нас отмахиваются, в мэрии не хотят разговаривать. Пусть президент поможет. Неужели и здесь откажут?

Она могла обругать звонившего — что за глупость, в самом деле, — могла послать к черту, но понимала — это будет неправильно. Люди обратились за помощью. Надо хоть что-то сделать. Но что можно сделать в данном случае, она не знала. Выход был единственный.

— Подождите, — сказала она и отправилась к Виктору Петровичу.

Хорошо, что тот оказался на месте. Несмотря на всю занятость, подошел к ее телефону, выслушал, тяжко вздохнув, принялся звонить по правительственной связи в мэрию, просил выслушать страдальцев. Потом долго объяснял по городскому, куда звонить, заверял, что там помогут.

Затем появился первый посетитель директор научного института, академик. Отвечая на телефонные звонки, Ирочка украдкой разглядывала его. Немолодой, солидный, с пышными седыми волосами, он сосредоточенно смотрел перед собой, погруженный в собственные мысли. Можно было подумать что окружающий мир совсем не интересует его.

«Интересно, какая у него жена? — думала Ирочка. — Или он вообще на женщин не обращает внимания?»

Александр Сергеевич сам вышел встретить академика, радушно улыбаясь. Лицо ученого хранило озабоченность.

— Чаю нам, — проговорил начальник перед тем, как закрыть дверь.

Ирочка позвонила в спецбуфет, попросила чаю и все, что полагалось к нему. Через минуту в приемную вошла официантка с подносом, на котором стояли две чашки и две вазочки, одна — с конфетами, другая — с печеньем. Взяв поднос, Ирочка занесла его в кабинет. Академик и начальник сидели сбоку, на кожаных креслах. Ирочка поставила поднос на приземистый столик и удалилась. В приемной постепенно собралась большая кампания — это были представители каких-то общественных организаций, которые пришли на совещание. Они изрядно шумели.

— Можно потише? — вежливо попросила их Ирочка.

Едва академик покинул кабинет, шебутная кампания устремилась внутрь. Теперь уже требовалось гораздо больше чашек и вазочек. Ирочка вновь позвонила в спецбуфет, и скоро появились две официантки. На сервировочном столике покоилось то, что должно было способствовать проведению совещания. На этот раз Ирочка не покинула своего места — пусть официантки работают, когда сервировка большая.

Следующим в приемной появился Дмитрий Сергеевич.

— Здравствуйте. — Он смотрел на нее спокойными, все понимающими глазами. — Я рад, что вы стали улыбаться. У вас хорошая улыбка. Честное слово.

— Спасибо. И за вчерашний вечер еще раз спасибо.

— Мне приятно, что вам понравилось… Вот, — достал он небольшую книгу в тисненой клеенчатой обложке зеленого цвета, положил перед Ирочкой. — Я обещал принести.

Она взяла книгу, раскрыла — на тонких страницах мелкий текст. Библия была совсем новой.

— Эта книга вам досталась от бабушки? — удивленно проговорила она.

— Нет, что вы. — Дмитрий Сергеевич мягко засмеялся. — Та для меня как реликвия. Память. Я ее берегу. А эта новая. Купил ее недавно в церкви, в которую хожу.

— Спасибо. Я буду читать. — Ирочка рассчитывала на то, что они договорятся о встрече на завтра, но тут из кабинета выскочил один из посетителей, сунул ей стопку бумаг:

— Размножьте, пожалуйста.

Она поднялась, пошла в угол, где стоял большой ксерокс. Громоздкое устройство загудело, принялось выполнять свою работу.

«Что же он тянет? — спрашивала она себя, стараясь не поворачиваться к Дмитрию Сергеевичу. — Стесняется, что ли?..»

Получив копии, она отнесла их в кабинет, раздала шумной компании, захватившей большой стол для совещаний. Когда вернулась в приемную, Дмитрий Сергеевич был еще там.

— Я пойду, — несколько смущенно проговорил он.

Она ласково улыбнулась ему в ответ, хотя на самом деле была разочарована. Он вышел, осторожно закрыв за собой тяжелую дверь.

«А может, он думает, что слишком старый для меня?» — вдруг явилась к ней мысль, показавшаяся весьма правдоподобной.

Она не успела обдумать, как в этом случае себя вести, потому что ожил городской телефон. Звонил Славский. Она сходу узнала его вкрадчивый голос:

— Скажите, пожалуйста, удалось решить вопрос о моей встрече с Александром Сергеевичем?

Ирочка последовала совету Воропаева, решительно ответив:

— Александр Сергеевич просил вас позвонить Воропаеву.

Последовала долгая пауза, после чего раздалось:

— А по телефону можно с Александром Сергеевичем поговорить?

— Он очень занят. Позвоните Воропаеву.

Пробормотав что-то невразумительное, Славский положил трубку. Похоже, ее контакты с новоявленным императором закончились. Ирочка не сомневалась — больше он не позвонит. Но три бумаги, полученные от Славского, она решила сохранить на память. Не каждый день встретишь авантюриста такого уровня.

Дверь открылась, вошел режиссер знаменитого театра.

— Здравствуйте, — растягивая гласные звуки, напевно произнес он. — Александр Сергеевич свободен?

— Нет, — выговорила Ирочка, лихорадочно соображая, что делать. Режиссера не было в списке посетителей. — У него совещание. Уйма народа. Я сейчас…

Она кинулась к Виктору Петровичу. Тот печально вздохнул, услышав о новой проблеме, поднялся из-за стола.

— Будем спасать ситуацию, — пробормотал он.

Увидев его, режиссер тотчас протянул руку, заговорил.

— Виктор Петрович, дорогой, надо с ним увидеться. Мне будет достаточно пяти минут. Какие-то пять минут могут спасти отечественную культуру. Я вас прошу.

— Я попробую, но ничего не обещаю. В любом случае, надо подождать.

Режиссер устало рухнул на диван, однако уже через несколько секунд принялся легонько стучать ладонями по коленкам, обтянутым добротными брюками. Билась в нем какая-то неуемная энергия, искала выхода. Поморщился, думая о своем, глянул на Виктора Петровича:

— Представляете, минувшей ночью какие-то сволочи все кнопки в лифте сожгли. Домофон испорчен, вот и творят, что хотят. Поймал бы, лично убил. Вот этими руками. — Он продемонстрировал холеные руки.

— Это повсеместно. — Виктор Петрович невесело вздохнул. — Окна побиты, или загажены лестницы. И с кем ни поговоришь, все жалуются. Увы.

Режиссер вскинулся:

— Все от бескультурья. И вот что я скажу: пока этот народ бескультурен, он будет жить в дерьме.

— Но пока он живет в дерьме, он будет бескультурен, — осторожно заметил Виктор Петрович.

— Значит, он всегда будет жить в дерьме, — весело заключил режиссер.

Ирочку занимал их разговор, хотя она и не понимала, кто из них прав. После некоторой паузы режиссер мечтательно проговорил:

— Чем дольше живу, тем меньше понимаю, зачем все и в чем смысл жизни? Рождаешься дураком, дураком и умираешь.

— Что вы так мрачно? — попытался успокоить его Виктор Петрович.

— Правда-правда, — заверил режиссер. — Вот вы разобрались, зачем мы живем?

Виктор Петрович замялся:

— Ну… чтобы пользу какую-то принести.

— Кому?!

— Людям.

— А нужна им она, эта польза? Прогресс с цивилизацией устроили. А может, надо было душу совершенствовать?

В это время дверь в кабинет открылась, начали выходить участники совещания. Приемная вновь наполнилась голосами. «Какие они шумные, эти представители общественных организаций», — заключила Ирочка.

Виктор Петрович проскользнул в кабинет. Режиссер, остававшийся на диване, состроил ангельское лицо. Ирочка последовала за Виктором Петровичем. Ей было необходимо привести кабинет в порядок — поставить на место стулья, убрать пустые чашки.

— А чего он пришел? — удивленно спрашивал Александр Сергеевич. — Мы не договаривались.

— Не знаю, — отвечал Виктор Петрович. — Какое-то срочное дело. Очень просит. Клянется, что ему хватит пять минут.

— Знаем мы эти пять минут… Пристанет как банный лист. Ладно. Не выгонять же его.

Начальник сам отправился к корифею. Ирочка слышала радостные возгласы. Потом они вошли в кабинет, устроились на креслах. Забрав чашки, она удалилась.

Разговор начальника с мэтром затянулся на полчаса. Он длился бы дольше, если бы Ирочка не напомнила несколько раз Александру Сергеевичу о следующем посетителе, который был записан и прилежно ждал, устроившись на диване. Режиссер удалился, весьма галантно попрощавшись. Оставшись в одиночестве, Ирочка размышляла о том, как помочь Дмитрию Сергеевичу сделать следующий шаг. И тут зазвонил внутренний телефон. Неприятное ощущение охватило Ирочку.

Она не ошиблась — это звонил полковник. Потребовал, чтобы она явилась к нему. Немедленно. Ирочка вызвала Елену Игоревну.

Чего он теперь хочет от нее? Когда это кончится? Выходит, ее обращение к Воропаеву и Гаврикову не помогло? Что еще нужно сделать, чтобы он отстал?

На выходе ей опять попался тот же охранник, худощавый, рыжий. Глянув на ее удостоверение, он проговорил негромкой скороговоркой:

— Может быть, все-таки встретимся?

Она не удостоила его ответа. Холодный, насмешливый взгляд, и все. Нечего приставать к ответственному работнику.

Полковник встретил ее пренебрежительным выражением на лице, указал на кресло по другую сторону стола. Помолчал, потом глянул на нее пристально:

— Ну что, вы готовы признаться?

— Я уже вам говорила, что мне признаваться не в чем, — хмуро произнесла она.

— Все еще упорствуете. Зря… — И вдруг его пустые глаза наполнились любопытством: — А что это Воропаев за вас ходатайствует? Он что, ваш любовник?

Это переходило всякие рамки.

— Послушайте, как вам не стыдно! Как вы думаете о людях!.. — Она так рассердилась, что не смогла сдержаться. — Я вам не сказала раньше, но Александр Васильевич выпивал, когда я принесла этот чертов документ. Он в комнате отдыха с какой-то кралей сидел. И с рюмкой в руке со мной разговаривал.

Полковник весьма оживился:

— А документ вы на стол положили?

— Да. Показала ему и положила.

— А-а-а. Вот теперь мне все понятно. Вы его показали, но папку на стол пустую положили, а документ на теле спрятали и вынесли из кабинета. А потом сообщнику передали.

— Какому сообщнику? — опешив от такого поворота, пробормотала она.

— Это вам виднее. Мы этого пока не знаем. Но узнаем, вот увидите.

Чувство безысходности охватило ее, когда она покинула ненавистный кабинет.

«Пусть выгонят, — говорила она себе. — Лишь бы не посадили. Я найду какую-нибудь работу… Мама одна не поднимет Артема. Только бы не посадили… Дмитрий Сергеевич — хороший человек. Но он ошибся. Ничего не кончилось. И теперь уже не кончится».

Ей было ясно — они пойдут до последней точки. Да и трудно ожидать другого от бывших сотрудников КГБ.

Она шла через другой вход, чтобы не встречаться с рыжим охранником и чтобы подольше побыть одной. Вернувшись в кабинет, попыталась придать своему лицу непринужденное выражение. Ей не хотелось, чтобы Елена Игоревна заметила, что у нее неприятности.

Та оставалась в неведении. Виктору Петровичу, перегруженному делами, было не до Ирочки; посетителям и звонившим по телефону — тем более. Так что нежелательный вопрос: «У вас что-то случилось?» — не прозвучал.

К счастью, Александр Сергеевич уехал в тот день рано. Его ждали на заседании какого-то клуба. Отпала нужда общаться с посетителями. Несколько позже иссякли телефонные звонки. В приемной стало тихо. Нахлынули прежние мысли.

«Только бы не посадили…» — думала неотступно Ирочка. И сама удивлялась проснувшемуся в ней какому-то генетическому страху.

Тут она вспомнила про книгу, принесенную Дмитрием Сергеевичем, достала ее, открыла.

«В начале сотворил Бог небо и землю, — выстраивались в слова буквы. — Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и только Дух Божий носился над водою…» История о сотворении мира увлекла ее. Но особенно понравилось одно место: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей, и будут одна плоть». Эту фразу она перечитала дважды. И задумалась.

«Если это верно, почему так много одиноких людей в этом мире? Так много тех, кто ни к кому не прилепился? Кто не прав, Библия или мы?»

Она тотчас одернула себя: «Господи, какая я грешница. Такое в голову лезет».

Глава 10

Она решила: что бы там ни ждало впереди, пока ее не выгнали и не арестовали, она станет жить так, будто ничего не произошло. И потому она поднялась, привела себя в порядок и отправилась будить сына.

— Артем, просыпайся, — привычно говорила она, легонько трогая мальчика за плечо. — Давай, давай, просыпайся. Пора. Возьми себя в руки. Последний день. По-след-ний. Завтра будешь спать, сколько хочешь. И послезавтра. Давай, просыпайся.

Как всегда, не говоря ни слова, Артем открыл глаза, поднялся, пошел в туалет. Потом она кормила сына, следила, как он надевает школьную форму. Все это повторялось изо дня в день. Но Ирочка с особым чувством, как в последний раз, проделывала ежеутренний ритуал. Вышли они вдвоем. Она держала Артема за руку.

— Ну что, купишь мне такую приставку, как у Максима? — спрашивал сын.

— Что я тебе говорила? Читать надо, а не в игры играть. Сколько можно повторять? И я, и учительница тебе об этом говорят.

— Ну мама…

— Что «мама»? Приставка стоит недешево. Сейчас у меня таких денег нет.

— А когда будут?

— Через месяц или полтора… В любом случае, все будет зависеть от твоего поведения.

Повторяемые что ни день слова вдруг наполнились для Ирочки новым смыслом. У нее стиснуло горло от нежности к ребенку, который может остаться сиротой.

Артем обиженно замолчал и, лишь когда они подошли к школе, спросил:

— Ты придешь за мной?

— Да, — сказала она.

Дождавшись, когда сын войдет в школу, Ирочка решительным шагом направилась к метро. Через десять минут эскалатор опустил ее к платформе, синий вагон распахнул двери, позволяя войти внутрь. Поезд тронулся, увозя ее и прочих пассажиров по тоннелю в другую часть города.

Потом пришлось ехать на троллейбусе. Наконец она достигла того места, куда стремилась. Железные контейнеры стояли ровными рядами, а в них — обилие всякой снеди. Это был мелкооптовый рынок, открытый совсем недавно. Оля, школьная подруга Ирочки, жившая поблизости, уверяла, что он самый дешевый в Москве.

Цены и впрямь были низкие. Серьезное подспорье для семейного бюджета. Припасенные пакеты быстро наполнились.

«Женщины, чтобы улучшить настроение, идут за покупками, — с грустной иронией думала Ирочка. — Но они покупают что-то себе. А я — продукты для семьи».

Тут у нее возникла идея. Не колеблясь ни секунды, Ирочка купила бутылку сухого вина и тотчас направилась к выходу. Она решила навестить школьную подругу.

Оля была дома. Обрадовалась, увидев Ирочку:

— Какими судьбами?!

— Приехала на твой рынок. Ты права — цены там радуют. Кое-чего купила. К примеру, вот, — она вытащила из пакета вино, протянула Ольге. — Давай выпьем.

Та усмехнулась, взяла бутылку, пройдя в кухню, поставила на стол. Достала два низеньких фужера. Полезла в ящик за штопором.

Оля сидела с ребенком. Ее второй дочери недавно исполнился год. А старшая, как и Артем, заканчивала первый класс. Ей тоже приходилось уделять немало внимания. Семейные заботы поглощали все время Ольги. Так что виделись они с Ирочкой редко. Единственное, что себе подруги позволяли — разговоры по телефону.

Штопор сделал свое дело. Вино заполнило фужеры.

— За нас с тобой, — предложила Ирочка. — Чтобы все у нас было хорошо.

Ольгу такой повод выпить вполне устроил. Фужеры соприкоснулись, издав приятный томный звук. Рубиновая жидкость попала в рот.

— Хорошее вино, — похвалила Ольга.

— Обычное, — спокойно заметила Ирочка. — Вполне отвечает цене… Как ты живешь?

— Нормально, — слегка удивившись, ответила подруга. — Ты знаешь, как.

— Я о другом. Ты довольна своей жизнью?

Ольга подумала, неопределенно пожала плечами:

— Довольна. А что?

— Ну и хорошо… — проговорила Ирочка.

Очередной глоток вина омыл ее горло. Тут ей и пришла новая идея. Глянув на подругу, она предложила: — А давай соберем девчонок. Сегодня. Мы так давно не встречались все вместе.

Ольге идея понравилась.

— Давай, — сказала она. — А как мы это сделаем?

Ирочка уже все придумала.

— Звони девицам, а я схожу за вином, а после съезжу за Артемом. Мне его не на кого оставить — мама сегодня дежурит. Ничего, они с Аней побудут.

Анной звали старшую дочь подруги.

К осуществлению плана приступили незамедлительно. Ольга взялась за телефон, а Ирочка вновь пошла туда, где в контейнерах продавали дешевые продукты.

Еще две бутылки вина были куплены. Вслед за тем Ирочка отправилась домой — завезти приобретенные продукты. Из дома зашла в школу. Забрав сына, Ирочка в очередной раз поехала к подруге.

Аня успела вернуться до их появления. На Артема, с которым они были давно знакомы, посмотрела свысока.

— У тебя есть приставка? — спросил ее Артем.

— Подумаешь, приставка, — гордо прозвучало в ответ. — У меня есть компьютер.

У Артема вытянулось от удивления лицо: компьютер — это недоступная мечта.

— Покажи, — просит он.

— Вот еще…

— Аня, — строго произносит Ольга. — Во-первых, компьютер папин. Во-вторых, Артем — твой гость. Тебе предстоит заниматься им весь вечер. Так что сядете рядом и будете играть.

Состроив недовольное лицо, Аня пошла в комнату, следом за ней — Артем. Обосновавшись в кухне, Ольга с Ирочкой принялись готовить угощение. Маленькая Света сидела на детском стульчике рядом со столом. Ирочка резала овощи для салата.

— Нет у него интереса к учебе, — говорила она. — Читает из-под палки. Не знаю, что с ним делать. И будет ли из него толк?

— Да он еще маленький, — возразила Ольга. — А ты хочешь, чтобы он всерьез относился к учебе. У мальчиков это позже проявляется.

— Может быть.

— Точно тебе говорю.

Почистив, Ирочка протянула Свете небольшую морковку. Малышка тут же схватила ее, принялась азартно грызть. Мимолетная инспекция одной из комнат показала, что Артем и Аня дружно сидят у компьютера. Вполне удовлетворенная этим фактом, Ирочка вернулась к овощам.

Разговор переключился на более тонкие темы.

— Чего ты себе никого не заведешь? — спрашивала Ольга.

— А как? Я то на работе, то с сыном. Личного времени совсем нет. И кому я нужна с довеском.

— Не выдумывай. Сейчас это не помеха… Активность надо проявлять, а то так и останешься одна. — Ольга повернулась к плите, укладывая кусочки мяса на сковородку. Веселое шипенье заполнило небольшую кухню. — Неужто никого нет на примете? — Она вновь смотрела на Ирочку. — Совсем никого?

Ирочка усмехнулась, размышляя, сказать или нет? Потом решилась:

— Есть один. Только он на пятнадцать лет старше меня.

— Хороший человек? — деловито спросила Ольга.

— Хороший.

— И ты еще думаешь? Мужик в сорок пять — в самом расцвете сил. И бегать не будет по бабам в таком возрасте. Он с тобой работает?

— Да.

— Ирка, дурой будешь, если упустишь.

Звонок прилетел из прихожей. Оля пошла открывать. Это оказалась Зойка, порядочно раздобревшая. Ирочка бросилась целоваться.

— Не могли заранее позвонить? — добродушно проворчала Зоя. — Пришлось все бросить. Разве так можно?.. Девки, как я вас давно не видела.

И тут новая трель заполнила прихожую.

Они собрались. Вся прежняя кампания. Вера, Зоя, Оля и она, Ирочка, составляли неразлучную четверку Они были вместе с третьего класса по десятый. Прекрасные годы. Как сладостно было вспоминать о них.

Зоя была замужем, как и Ольга, а вот Вера успела развестись и, подобно Ирочке, растила сына в одиночку. И вот что странно — обе они, Ирочка и Вера, выросли без отца. Разница была лишь в том, что Веру с матерью отец оставил, завел другую семью. А Ирочкин отец никогда не был женат на ее матери. В детстве мать говорила: погиб. И лишь когда Ирочка окончила школу, мать сказала ей правду. Но отказалась сообщить, кто этот человек. «Чтобы ты заявилась к нему после стольких лет? — с вызовом сказала тогда мать. — Я этого не хочу». Ирочка почувствовала: просить ее бесполезно. Оставила мать в покое. Хотя и не могла понять причину отказа. Теперь она сама находилась в подобном положении. Если Артем захочет когда-нибудь выяснить, кто его отец, навряд ли она скажет кто.

Они дружно решили остаться в кухне. Совместными усилиями накрыли стол. Убранство получилось отменным — столько всяких вкусностей оказалось на прямоугольной поверхности, покрытой белоснежной скатертью.

Выпили за встречу. Это было большое событие. Так, в полном составе, они уже не встречались года три.

Поначалу делились всякими новостями. Ирочка с интересом слушала подруг, сама рассказывала про очень известных людей, которые приходили к ее начальнику и с которыми она общалась. Но о своих проблемах она не обмолвилась. Более того, у нее было ощущение, что все уже прошло и никакие проблемы более не омрачают ее жизнь.

Позже сами собой стали всплывать из памяти давние события, радовавшие или огорчавшие их.

— Слушайте, девочки, а помните, как мы ездили в Звенигород в девятом классе? — с непонятным восторгом произнесла Ольга.

— Еще бы! — воскликнула Ирочка.

Это была веселая история. Они поехали на электричке. Был самый конец мая. Посмотрели небольшой городок, пешком добрались до Саввино-Сторожевского монастыря. Он восхитил тогда Ирочку — уютная территория, втиснутая в белокаменные стены, порождающие ощущение невероятного спокойствия, защищенности. А когда они взобрались на Рождественский собор, открылась такая ширь и даль, что не хотелось отрывать от нее глаз. Там, в монастыре, она узнала о красивой легенде, объясняющей название: Звенигород — сторожевой пост, который своим колокольным звоном давал знать Москве о приближении опасности.

Потом они расположились на берегу Москвы-реки. Ребята купались, хотя вода была еще холодная. Загорали. Жгли костер. А потом опоздали на последнюю электричку и ночевали на вокзале. Единственный телефон-автомат оказался испорчен, так что никто не смог известить родителей о неожиданной задержке. Разумеется, в Москве начался переполох. Родители сходили с ума, звонили друг другу, но никто ничего не знал. Отец Миши Поливанова, у которого была машина, помчался в Звенигород. У него хватило ума заглянуть на станцию. Там он и нашел всю компанию, примостившуюся на деревянных скамьях. Конечно, взять всех в легковушку он не мог. Ирочка ехать отказалась, потому что не хотела оставлять подруг. Она только просила позвонить маме, чтобы та не волновалась.

— Если бы не Мишин отец, моя мама сошла бы тогда с ума, — с тихой улыбкой проговорила Ирочка.

— А помните выпускной бал? — Мечтательное выражение светилось на лице Веры. — Танцы до упаду. Мы потом всю ночь гуляли. Пришли на Красную площадь.

— Приходим, а там тысячи выпускников, — принялась вспоминать Зоя. — Сплошные белые платья.

— У Зойки было тогда самое красивое платье, — сообщила Ольга.

— У всех были красивые. — Зоя махнула рукой.

— Нет, самое необычное было у тебя. Ты говорила, что папа взял его на одну ночь в каком-то театре.

— Да, у него был знакомый костюмер в театре Станиславского. Но только я наврала. Костюмер не одолжил платье, а сшил мне такое же, какое было в реквизите для спектакля про американскую жизнь. А мне стыдно было признаться, что у меня есть такое платье, а у вас — нет. Вот я и наврала, что папа взял его на одну ночь.

— Во-от когда все раскрылось! — непонятно чему обрадовалась Ольга. — Знаете что? Давайте выпьем нашу школу.

Предложение было с радостью поддержано.

— А помните, как мы впервые попробовали вино? — спросила Ирочка.

— Это когда в поход на Клязьму ходили? — попыталась вспомнить Вера.

— Нет. У Зойки на дне рождения. В восьмом классе. Зойка стащила у родителей бутылку сухого.

— Вот и нет, — заявила Зоя. — Ничего я не тащила. Папа сам дал нам бутылку вина.

— Сам дал? Это антипедагогично.

— Антипедагогично?! А кто-нибудь из нас стал алкоголичкой?

Повисла глубокая пауза.

— Алкоголичек среди нас нет, — констатировала Ольга. — Но выпить мы любим.

— Вовсе нет, — уверенно проговорила Ирочка. — Мы любим общаться. А вино — это не главное.

— Главное, не главное… Наливай, — приказала Вера. — Давайте выпьем. За детей. Чтоб они нас поменьше расстраивали.

— Ой! — спохватилась Ольга. — Мы про них забыли. Про детей. Надо им дать поесть.

К этому срочно были предприняты усилия. Несколько тарелок с едой отбыли в комнату.

Когда Ирочка и Ольга вернулись на свои места, Вера напомнила:

— За детей мы не выпили.

Требование подруги охотно выполнили.

— А помните, — сказала Зоя, — когда мы бежали на электричку, чтобы ехать на Клязьму, что-то взорвалось в кармане у Поливанова.

— Не у Поливанова, а у Семенова, — немедленно уточнила Ольга.

— А по-моему, у Поливанова.

— Я тебе точно говорю — у Семенова. Это он смесь взрывчатую подготовил, чтобы нас пугать. А когда побежал, смесь и взорвалась. На брюках дырка получилась. И ногу обожгло. Можешь мне поверить — взорвалось у Семенова.

Для Оли это имело принципиальное значение — через год после окончания школы она вышла замуж за Колю Семенова и теперь нянчила второго ребенка.

— А где Семенов? — поинтересовалась Вера.

— А-а! — Ольга махнула рукой. — Занят своими компьютерами.

— Он что, по ночам ими торгует?

— Он их собирает. А торгуют другие.

— Стоило ли ради этого заканчивать институт?

— Слушайте, пошли бы вы в попу. Семенов получает хорошую зарплату, не пьет. Правда, курит. Но зато по дому все делает. Вам бы иметь такого мужа. А то, что у него одни девочки получаются… Меня это устраивает.

Было поздно, когда Ирочка с Артемом возвращались домой. Сидя в вагоне метро, она размышляла о том, как хорошо все получилось. Она увидела тех, кого ей очень важно было увидеть. Общение с подругами успокоило ее. Почему-то верилось, что все несчастья пройдут стороной. Или почти не затронут ее.

Она помнила, как Дмитрий Сергеевич сказал прошлой осенью, когда еще не ясно было, чем закончится тогдашнее противостояние: «Бог не по силам испытаний не дает». И сейчас она говорила себе: «Разве мало мне того, что уже произошло? Сколько я поняла за это время, сколько узнала — многих лет бы не хватило». А еще она думала о Дмитрии Сергеевиче. Оля права — нельзя упустить свой шанс. «Я сделаю первый шаг. Непременно сделаю, — решила она. — И он ответит мне. Не сможет не ответить».

Поезд мчался в темноте тоннеля, но уже замаячили первые огни приближающейся станции.

«И не сошелся свет клином на Кремле, — бесстрашно, как никогда, думала Ирочка. — Много на свете и других мест».

И уж совсем несвойственные, будто чужие чьи-то слова вдруг осели в ней плотно и, казалось, навсегда: «Бог все устроит». Ирочка даже вздрогнула от таких слов, но они не испарились, как случайная мысль, а повторились, закрепляясь в сознании: «Бог устроит…»

Глава 11

Ровно в восемь она появилась на рабочем месте. День обещал быть легким — суббота. Начальник должен был приехать и даже провести совещание, но посетителей не предполагалось.

Достав из ящика стола Библию, Ирочка принялась читать ее: «Адам жил сто тридцать лет, и родил сына по подобию своему, по образу своему, и нарек ему имя: Сиф. Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот лет, и родил он сынов и дочерей. Всех же дней жизни Адама было девятьсот тридцать лет; и он умер».

Ирочкины глаза оторвались от книги. «Девятьсот тридцать лет? — удивлялась она. — Быть того не может. Девятьсот тридцать… А маме сейчас пятьдесят семь. Бабушка умерла, когда ей было восемьдесят… Смотря как жить. Если хорошо, можно и девятьсот тридцать. А если плохо?.. Может, опечатка?»

Она принялась читать дальше: «Сиф жил сто пять лет, и родил Еноса. Всех же дней Сифовых было девятьсот двенадцать лет; и он умер».

Теперь было ясно — это не опечатка. Они в самом деле жили невероятно долго. Девятьсот с лишним лет! Не могло такое уместиться в ее голове.

Распахнувшаяся дверь пропустила Виктора Петровича. Он был одет неофициально — по кремлевским правилам, так следовало одеваться в субботу. Впрочем, вся неофициальность сводилась к отсутствию галстука и расстегнутому вороту белой рубашки. Приветливо поздоровавшись, он спросил:

— Что читаешь?

— Библию, — спокойно ответила Ирочка.

Округлое лицо Виктора Петровича отразило удивление:

— Серьезная книга.

— Вы читали?

— Как-то на отдыхе пытался прочесть, но не успел. А так — времени нет. Возможно, этим летом дочитаю. А пока пойду работать.

Едва он скрылся в своем кабинете, Ирочка вдруг подумала: «Как все изменилось. Еще четыре года назад я побоялась бы читать Библию в Кремле. А теперь — никакого страха».

Начальник приехал в начале десятого. Он был в кремовом джемпере, который очень ему шел. Тотчас вызвал Виктора Петровича, и до одиннадцати они работали с документами. К одиннадцати в приемной стали собираться кремлевские люди. Занимали места за круглым столом, на диване, в креслах. Воропаев сидел неподалеку от Ирочки. Она слышала, как Воропаев негромко говорил собеседнику:

— Дело вовсе не в демократах и коммунистах. Дело в другом. Зачем мы являемся на этот свет? Получать удовольствие? Ловить чины, славу?.. Каждый стоит того, чего добивается.

— Каждый стоит того, чего добьется, — с хитрой улыбкой возразил его собеседник, Муханов, человек, близкий к президенту.

— Это неверная формула.

— Толя, ты сам себя запутал, — легонько похлопав его по плечу, Муханов поднялся. — Пойду поздороваюсь.

Он приблизился к чернявому коренастому человеку, пожал ему руку, о чем-то увлеченно заговорил с ним.

«Чего добивается или чего добьется? — размышляла Ирочка. — Разница существенная. Хотя можно и так, и так. Но чего добивается, это — чего хочет».

Ей было приятно, что она могла понять, о чем говорят эти умные и опытные люди.

Без пяти одиннадцать Ирочка заглянула к начальнику, сообщила, что все приглашенные на совещание — в приемной.

— Пусть заходят, — задумчиво бросил шеф.

Она распахнула дверь, громко сообщила:

— Александр Сергеевич просит вас заходить.

Едва кабинет поглотил всех участников совещания, Ирочка вызвала буфетчиц. Пусть сами разбираются, кому подать кофе, а кому — чай. Теперь для нее вновь наступила спокойная пора. Можно было заняться своими делами. Она опять взяла в руки Библию. Но вместо того, чтобы читать, принялась думать о Дмитрии Сергеевиче. Она уже почти привыкла к мысли о том, что их могут связать интимные отношения. Надо помочь ему сделать шаг, проявить активность. Но как?

Лучше всего было пойти в соседний корпус, туда, где располагалось управление делопроизводства, и обратиться к Дмитрию Сергеевичу с какой-нибудь просьбой. Повод? Повод найти несложно. Скажем, по Библии. Он сам дал ей эту книгу. Но она не могла оставить рабочее место. Елена Игоревна сегодня отсутствовала в Кремле.

«Позвоню ему», — решила Ирочка.

Открыв кремлевский справочник, она отыскала номер внутреннего телефона Дмитрия Сергеевича, позвонила. Гудки прозвучали впустую. Ей никто не ответил.

«В понедельник», — успела подумать она.

Виктор Петрович вышел из своей комнаты, положил на стол несколько документов.

— Отправь, пожалуйста, фельдсвязью, — двинувшись назад, он вдруг остановился, его лицо приняло непривычно веселое выражение. — Кстати, насчет Библии. Недавно мне помогло знание некоторых ее положений. Приходит ко мне один знакомый, начинает жаловаться на жизнь, мол, труден хлеб у честных людей, а иные, которые по знакомству, по родственным связям, как жили в прежние времена, так и по сей день живут припеваючи. Есть в этом доля истины. Есть. Но он так разнылся, что я решил прибегнуть к помощи Библии. Спрашиваю: «Читал?» Он говорит: «Читал». — «Помнишь, что сказал Бог Адаму? «Будешь зарабатывать хлеб свой в поте лица своего». Он удивляется: «И что?» — «А то, — говорю. — Если зарабатываешь в поте лица, все в порядке. И пусть беспокоится тот, кому хлеб насущный дается легко». Он так был удивлен, что напрочь позабыл про нытье.

Ирочка печально вздохнула:

— Ваше объяснение очень похоже на правду. По крайней мере, мы с вами зарабатываем хлеб свой в поте лица своего.

— Выходит, с нами все в порядке? — лукаво спросил Виктор Петрович.

— Да.

Он удалился, а Ирочка вызвала фельдсвязь, принялась рассовывать документы по конвертам, надписывать их.

Фельдъегерь появился так быстро, что она еще не успела закончить приготовления. Молоденький лейтенант терпеливо ждал, когда она сделает все необходимое. И тут зазвонил внутренний телефон. Ирочка удивилась: кто это разыскивает ее в такой день? Сняла трубку.

— Ты можешь ко мне подойти? — деловито прозвучал голос Гаврикова. — Это важно. По поводу того документа.

Ощущение опасности, которое она тщательно отгоняла, взметнулось в ней. Что ждет ее? Чем все кончится?

— Я подойду чуть позже, — она покосилась на лейтенанта, — сейчас меня подменить некому.

— Не тяни. А то я скоро уеду.

Отпустив фельдъегеря, она пребывала в растерянности. Как же быть? Как уйти в соседний корпус?

Трель правительственного телефона разлетелась по комнате. Звонили от вице-премьера, интересовались судьбой документа, который был направлен президенту месяца полтора назад и который президент передал Александру Сергеевичу на проработку. Этого ей не хватало — рассказывать про бумагу, о которой ей ничего не было известно. Хорошо, что Виктор Петрович находился поблизости. Ирочка подозвала его, и он принялся что-то объяснять.

Невидяще глядя на Виктора Петровича, она вдруг сообразила — есть кого попросить присмотреть за приемной. Дождавшись, когда он закончит разговор, Ирочка умоляюще произнесла:

— Виктор Петрович, мне надо срочно пойти в соседний корпус. Меня Гавриков ждет. Я вас прошу, присмотрите тут.

Он устало кивнул ей в ответ.

Гавриков улыбнулся, увидев ее, указал на свободный стул:

— Я должен тебе сказать, что все в порядке. Документ нашелся. Он попал в другую папку… Так получилось.

— Спасибо, — пробормотала она.

— За что спасибо?

— За хорошую весть.

Он смотрел на нее с виноватым видом.

— Честно говоря, полковнику стоило перед тобой извиниться. Но от него не дождешься. Он даже не хотел сообщить тебе, что документ нашелся… Ты на него не обижайся. Ему в Афганистане досталось.

— Бог с ним, — пробормотала она. — Я пойду.

Выйдя в коридор, Ирочка не смогла сдержать слез. Казалось бы, все хорошо. Но она плакала. Слава Богу, в коридоре было пусто, и никто не приставал к ней с ненужными вопросами.

Она не знала, на самом деле нашелся документ или по каким-то соображениям решили отменить провокацию. Какая разница? Обошлось. Только не было радости у нее на душе.

Приведя себя в порядок, она миновала охранника, вышла на Ивановскую площадь. С другой стороны покрытого брусчаткой двора, у Царь-пушки, толпилось множество людей. Они пришли сюда, в Кремль, отдохнуть. А она здесь работала. С этой территорией была связана очень важная часть ее жизни.

Потом она шла по долгому коридору в том здании, где располагалось ее рабочее место.

«Дмитрий Сергеевич прав, — думала она. — Это судьба — работать здесь, а Кремль — нечто особое. Он вбирает всех нас. Каждый — его часть…»

Сводчатый коридор изогнулся, делая поворот. Ирочка увидела мужской силуэт у окна ровнехонько напротив двери в приемную. «Посетитель? — мелькнуло у нее. — Но в списке нет посетителей».

Услышав ее шаги, человек повернулся, и только теперь она узнала его — это был Дмитрий Сергеевич.

— Вы на работе?! — удивилась Ирочка.

— Да, — смущенно проговорил он.

— А что вы здесь делаете?

— Вас жду. Виктор Петрович сказал, что вы ушли в соседний корпус.

Она усмехнулась, немного печально:

— Вы оказались правы. Мои неприятности закончились.

— Я в этом не сомневался.

— Но вы не могли знать.

— Я знал, — без тени колебаний проговорил он.

Ирочка не стала с ним спорить. Какая разница?

— Идемте, — сказала она и шагнула к приемной.

— Я не помешаю?

— Нет. Сегодня суббота. Спокойный день.

Совещание у Александра Сергеевича продолжалось. Это ничуть не мешало Ирочке. Расположившись за своим столом и усадив гостя по другую сторону, она сделала то, что позволяла себе иногда делать — позвонила в спецбуфет, заказала два чая с печеньем и конфетами. Положив трубку, взглянула на Дмитрия Сергеевича.

— Знаете, перед тем, как я вас увидела там, у окна, я вспомнила ваши слова о том, что это судьба — работать здесь, что Кремль вбирает всех нас. Я на самом деле его часть.

Он тихо улыбнулся:

— Мне приятно, что вы помните мои слова.

— Они показались мне очень правильными.

Дубовая дверь впустила официантку с подносом. Две чашки чая оказались на столе, а рядом — вазочки с фигурным печеньем и конфетами в яркой обертке.

Чай был удивительно ароматный — такой готовили в спецбуфете еще с советских времен. Прикладываясь к чашке, она слушала Дмитрия Сергеевича.

— У апостола Павла есть такие слова, — увлеченно говорил он. — «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других». Это — жизненный принцип.

«Он на самом деле хороший человек, — думала она. — По-моему, он не способен на подлость. И еще он умный. Не так, как Воропаев. По-другому. Но — умный».

— …Что Бог ни делает, все к лучшему, — звучало в приемной. — В этом легко убедиться. Надо только вовремя подводить итоги.

И вдруг ей явилась странная мысль: если бы не эта мерзостная история с пропавшим документом, они с Дмитрием Сергеевичем не стали бы ближе. А ведь вправду выходило: «Что Бог ни делает, все к лучшему».



Портрет неизвестной


Уникальная галерея литературных портретов русских женщин

Надежды, чаяния и судьбы наших соотечественниц, не обязательно знаменитых, но оттого не менее волнующих, — с петровских времен до наших дней.


Кремлевская секретарша


Ирочка — обыкновенная секретарша. Только работает в необыкновенном месте — в Кремле. По запутанным коридорам здесь бродит сама История. Она творится на глазах Ирочки. Прошлое и настоящее в Кремле не имеют четких границ. Здесь запросто можно подслушать разговор между Лениным и Арманд о любви. А можно попасть в самый центр интриги между борющимися за власть политиками. А можно провести ночь на кровати вождя мирового пролетариата.


ПН № 01/2006

ООО «Издательство Амадеус»

amadeus publishing moscow

129110, Москва, Гиляровского, 65

www.apmoscow.ru

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Игорь Харичев Кремлевская секретарша
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11