КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 387375 томов
Объем библиотеки - 488 Гб.
Всего авторов - 162746
Пользователей - 87805

Впечатления

pz38 про Томас: Вторжение (Научная Фантастика)

как найти сабакин? может sabakin sewa& устал спрашивать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Лислап: Аратан (Альтернативная история)

когда гг пошел работать в столичную полицию аратана, фантастика закончилась.появился парень,после армии,устроившийся на работу в ментовку,завел(точнее его завели) себе бабу,медсестру из поликлиники,в меру умную,в меру глупую и ревнивую.все нейросети и искины ужались,в сухом остатке молодой провинциал после срочной,принятый по лимиту в столичную милицию.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Сергеев: Солдаты Армагеддона (Боевая фантастика)

Еще один «бальзам на душу» от автора из СИ «Время дедов», и еще «одно возможное ответвление» знакомых нам СИ. Правда здесь сюжет отличается от ранее «избранных путей», тем что он проходит почти в жанре «Eve-вселенной» (некой разновидности «Миров содружества») зоть и без нескольких (ее) обязательных атрибутов (импланты, базы знаний и т.п).

Начало книги здесь «совпадает» с СИ «Время дедов» и «Товарищ жандарм» и общие персонажи так же «пересекаются» до начала «ядерного конфликта». Так еще до «нанесения финального аккорда», но уже во время «больших предшествующих беспорядков» ГГ служащий в ПВО Украины, внезапно обретает «странную подругу», ради спасения которой бросает службу и рискуя жизнью начинает казалось бы проигрышное сражение «с превосходящим противником»...

Далее «космические будни и поиск возлюбленной», акклиматизация в бездушном мире «космических далей» и «рубилово с помощью старого доброго АК и ПКМ'а». Конечно, кто то скажет «да ну!»..., мол: «космические граждане» слишком хлипкие (по сравнению с озверевшими представителями «хомо сапиенс made in 20 Век»)... и отсутствие «девайсов» не мешает ГГ «крошить врага»... и его удачливость... Все в целом «ДА!», но все же (справедливости ради) это не делает книгу такой... (да простит меня другой автор) «Поселягинской»))

В целом у меня лично (как всегда) постоянная и единственная «претензия»... И где продолжение???

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грай: Чужие сны (Научная Фантастика)

Еще один «представитель старой гвардии», случайно приобретенный мной в разряде «уценка»... Если коротко и емко — то эта книга «не совсем оправдала» мои ожидания (особенно после собрата «по серии» - Т.Резановой «Открытый путь»).
В первой части книги «нас встретит» почти фэнтезийный фрагмент - повествующий о неком изгнанном (видимо не случайно) племени кочевников которое потеряв все, было вынуждено сменить «ареал обитания». В результате многих лишений и фактически перед лицом раскола (данной группы), совершенно случайно находится «некое решение» которое связано с «некими загадочными обитателями» побережья...

Далее сюжет книги «перескакивает» на более «современные события» (космос, дип.миссия землян и т.п) и чем-то (в начале) неуловимо напоминает В.Михайлова с его «Посольским десантом» (те же «непонятки с местными», взаимное непонимание и угроза конфликта).

Все остальное «место» в книге посвящено попыткам землян «узнать» об истинных причинах «местной суеты» и спасти «неких ранее неизвестных человечеству, разумных представителей моря» от коренных «аборигенов населяющих планету».

Все мои субъективные причины связаны с отсутствием «настоящего типажа» ГГ, на который практически «тянула» верховная дочь правителя... но она (вдруг) была убита «загрядотрядом местных» преследующих уцелевших членов земной миссии... Далее ГГ разнокалиберны и выстроены согласно «своим сценам». Вся «интрига» по спасению «земноводных» от «местных» в отсутствие ГГ не спасает сюжет и читается как-то... Плюс земляне показаны как некие «сверхразумные и сверхморальные индивидуумы», для которых главное «не пролить слезу ребенка»... По версии автора земляне из дипмиссии все время уговаривают «местных не совершать глупости» и занимаются словоблудием, начиная «отстрел местных» фактически только после «пропущенного удара»... В общем некий благородный аналог УАСС (В.Головачева), который не желает «лить кровь разумных» собратьев «по низшей иерархии», и постоянно вынужден «обходиться меньшими силами» чем это необходимо...
В общем... несмотря на это, книга все же не была «брошена» недочитанной, но вот «на второе прочтение», явно «не тянет»...

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

P.S.S И конечно не мог не упомянуть про обложку «предвосхитившую» сериал «Игра Престолов»! Похожа ведь чертовка?! Определенно похожа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vasilyeva_s про Фролова: День Нептуна (Детские приключения)

Включаю ТВ - там предвыборная агитация. Начинаю читать "День Нептуна" - там тоже выборы и скандалы-интриги-расследования, связанные с выборами. Сложно жить в Украине.
А если серьезно, то книга крутецкая и очень-очень злободневная.
Продолжение интереснее первой части.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Веймар: Обречённая на месть. Дилогия (Любовная фантастика)

Какая любовная фантастика?? Афторша похоже любитель анального секса.с уклоном в садо-мазо. Не порнография конечно, но эротика с уклоном точно.. Куча самцов в академии, причем и студенты и преподы, только и ждут, когда адепткам исполнится 16, для жестоких изнасилований. Оправдывается все это тем, что выживают сильнейшие. Даже отзыв писать дальше не хочу.
Хорошо , что книга заблокирована. удалила без сожаления авторшу вообще.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
IT3 про Лислап: Авар (Боевая фантастика)

если не ударяться в высокие материи,то в целом скучно.динамика на минимуме,понятно что герой в рабстве,но читать как он в очередной раз починил уборщика и сходил в бордель быстро надоело.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Original troublemaker (СИ) (fb2)

файл не оценён - Original troublemaker (СИ) 308K, 28с. (скачать fb2) - (S Lila)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Vacation or disaster? ==========

Трудно вообще подобрать верные слова для того, чтобы описать насколько это был долгожданный для меня отпуск. Кажется, что только эти мысли и вертелись в голове последние несколько месяцев, придавая сил. Уж слишком живо я представляла себе то, как лежу на шезлонге у моря, держа в руках бокал с ярким коктейлем и плавающими там кусочками льда, приятно холодящими пальцы. Собственно, всё так и вышло. Вот оно, море с успокаивающим шумом лёгких волн и яркое солнце, приятно согревающее пока что бледную кожу. Вот только во всей этой идеальной картинке не могло не оказаться огромного изъяна. К этому я, по правде сказать, была уже готова заранее. Ведь у меня никогда не может что-либо пройди идеально. Чёртов закон подлости. Или вернее сказать злобная насмешка вселенной?

И если до этого я думала, что отдых мне, наверняка, подпортит погода, то сейчас я искренне уже желала, чтобы это была она. Потому что в данный момент этим раздражающим изъяном был Кол Майклсон. Невыносимый первородный, бесящий каждым своим сказанным словом и абсолютно дебильной улыбкой, которая так и сияла несусветным позитивом. И какого черта он вообще за мной вдруг увязался? Не мог что ли остаться в Новом Орлеане и хлестать свой бурбон вёдрами? Ну или укатить куда-нибудь на край света, просто тыкнув пальцем в глобус?

— Может намазать тебя маслом для загара? — поинтересовался Кол, с шумом плюхнувшись на соседний шезлонг, и, как назло, тряхнул головой, вынуждая оставшиеся на каштановых волосах капли воды попасть на меня.

Резко втянув горячий воздух через нос и мысленно стараясь сосчитать до десяти, я с раздражением смахнула соленные капли с кожи и крепче сжала пальцами бутылочку с этим самым пресловутым маслом для загара, вот-вот ожидая услышать треск ярко-желтой пластмассы.

— Сама справлюсь, — проскрежетав сквозь зубы, я одарила его злобным взглядом, мысленно уже перебирая бесчисленное количество известных мне заклятий, которые смогли бы угомонить этого первородного негодника, — Дай побыть в тишине и насладиться отдыхом хотя бы час.

Кол в ответ на это лишь хитро усмехнулся, с преувеличенно умным видом надевая солнцезащитные очки, и перевернулся на живот, подпирая подбородок кулачком. Чудно. Он ещё и нашёл себе объект для созерцания. Знает ведь, что я ненавижу, когда на меня пялятся. Видимо, решил окончательно доконать. Мало ему было что ли этих трёх дней ада? Впрочем, для него это как раз и был, видимо, отдых. Иначе как ещё объяснить такое стремление вывести меня из себя своим дурацким поведением?

— Тогда намажь меня вон тем кремом, когда закончишь, — расплывшись вновь в довольной улыбке, произнёс он, склонив голову чуть набок и скользнув по мне слишком пристальными, чуть ли не прожигающим насквозь, взглядом.

— Ты вампир, зачем тебе солнцезащитный крем? — вопросительно вздернув бровь, я окинула его мельком взглядом, а затем вновь вернулась к своему занятию, равномерно распределяя масло по правой ноге, — Ты явно не обгоришь.

— Разве что если сниму кольцо. Вот это будет шоу, — хмыкнул Кол, пальцами коснувшись защитного кольца и наигранно громко вздохнул, словно обиженный ребёнок, которому не уделяют достаточное количество внимания.

Наконец закончив с маслом, я закрутила крышечку, обтирая ладони об полотенце, и с удобством устроилась на мягком шезлонге, ложась на этот раз на живот. Сделав глубокий вдох и прикрыв глаза, я в привычном жесте завела руки за спину и, чуть помучившись с застежкой на верхе купальника, всё же услышала тихий щелчок.

— Ты меня соблазняешь? — мигом оживился Кол, чуть ли не промурлыкав, расплываясь в отвратительно довольной улыбке, которую хотелось испортить, заставив его съесть что-то неимоверно кислое или неописуемо горькое.

— Я просто не хочу чтобы остались белые полосы на спине, — приложив усилия, всё же спокойно решила ответить я, совсем не желая давать ему очередной повод для так нравящейся ему словесной перепалки.

Вновь прикрыв глаза и чуть поёрзав, я наконец смогла устроиться максимально комфортно, готовясь уже вздремнуть под мягкий шум волн, наслаждаясь тем как лёгкий ветерок чуть треплет волосы, собранные в небрежный пучок. Вот только, видимо, Кол посчитал что этой жалкой минуты достаточно, потому что справа послышалось противное шуршание, ясно дающее понять, что он двигает свой лежак ещё ближе к моему, чуть ли не вплотную. Ну что ещё ему нужно?! И за этим последовало совсем невесомое прикосновение пальцев к моей разгоряченной коже спины, вынудившее меня раздраженно дернуть плечом, в попытке отогнать его, словно назойливую муху.

Очертив нежно пальцами позвонки, вынудив всё же меня невольно довольно улыбнуться, я услышала его тихий смешок, с которым он слегка оттянул ткань ярких трусиков, скользнув большим пальцем по тазовой косточке, мягко очерчивая и вырывая из меня тихий стон, так похожий на мурлыканье котёнка. Вот умеет же он быть милым, когда захочет. Может он расщедрится и сделает мне массаж?

— Ваши коктейли, — внезапно ворвался в этот очаровательный мир вежливый голос официанта, поставившего на маленький пластмассовый столик несколько бокалов, к которым Кол тут же воодушевлённо потянулся, совсем позабыв о том, чем занимался до их волшебного появления.

— Жаль, что нет чего-нибудь кровавого и прохладного, чтобы полакомиться, — с шумом втянув жидкость через яркую трубочку и создав противно булькающие пузыри, словно маленький ребёнок, он с раздражающим причмокиванием облизал губы и наиграно грустно вздохнул, вынуждая меня мысленно ругнуться.

— Вон та блонди только вышла из воды. Иди, она кровавая и прохладненькая, — устало произнесла я, уже совсем не ощущая желания выпить цитрусовый коктейль на берегу моря под палящими лучами солнца.

Кол проследил за моим взглядом, внимательно оглядев девушку с головы до пят, а затем расплылся в довольной и крайне одобрительной улыбке, которой, кажется, даже чеширский кот способен был позавидовать.

— А она аппетитная штучка, — произнёс тихонько он, по всей видимости, уже готовясь встать с шезлонга и пойти всё же познакомиться, раз я не обращаю на него внимание.

Вот только к несчастью для него, я всё же услышала его шёпот. И чёрта с два он пойдёт куда-нибудь развлекаться без меня. Ну уж нет. Последовавший за этой мыслью громкий вскрик Кола заставил меня расплыться в широкой и злорадной улыбке, которую я старательно теперь пыталась скрыть от него. А Кол в это время непонимающе уставился на своё защитное кольцо, которое перестало действовать всего на пару секунд, изрядно подпалив его кожу на жарких лучах летнего солнца. Впрочем, его ошеломлённость быстро сменилась на понимающую ухмылку.

— Какие же вы ведьмы ревнивые, — он вдруг довольно улыбнулся, склоняясь ко мне ближе и оставляя мягкий поцелуй на щеке, игриво проведя кончиком носа до уголка губ, чем и вызвал мою мягкую улыбку.

Что ж, может отдых с Колом не так уж и плох? Да, он раздражает неимоверно своим ребяческим поведением, разбрасывает полотенца где попало, а ванну превращает чуть ли не в аквапарк, но попросту невозможно не признать тот факт, что Кол Майклсон — самый несносно привлекательный изъян в этом отдыхе. И пора бы уже, наверно, извлекать мне из этого выгоду.

========== Left or right? ==========

Раздавшийся со второй половины кровати раздражённый рык, а затем и злобные бормотания, заставили меня мысленно чертыхнуться и нехотя открыть сонно глаза. И в ту же секунду стало понятно что ещё даже не рассвело, вот только Кол, какого-то чёрта, вскочил на ноги, сбрасывая с себя одеяло, и прошествовал торопливо босыми ногами к стоящей бутылке бурбона на небольшом кофейном столике в углу спальни. Выглядел он, по правде сказать, злым, словно черт. И я искренне надеялась, что не моя скромная персона стала причиной такого не радужного состояния. Потому что Кол хоть и был со мной вполне милым зайкой, да ещё и делил постель, но это меня явно не способно было спасти от разорванной глотки, если настроение его станет совсем уж ужасным.

— Что-то случилось? — осторожно поинтересовалась всё же я, садясь на широкой постели и плотнее закутываясь в тонкое одеяло, продолжая попросту наблюдать за тем, как он глотает алкоголь, словно обычную воду, крепко сжимая пальцами несчастную бутылку, готовую уже вот-вот раскрошиться в его крепкой ладони.

— Случилось, — проскрежетал сквозь зубы Кол в ответ, наконец обращая на меня свой злобный взгляд и сжимая в тонкую полосу губы, вынуждая меня недоуменно нахмуриться и мысленно начинать перебирать в голове заклинания, способные обезвредить первородного.

Вот только он по-прежнему молчал, даже и не думая, видимо, давать ответ. Вместо этого он вновь приложился к бутылке, сделав пару шумных глотков, а затем потянулся к лежащей на диване алюминиевой бите, явно желая проделать несколько дыр в стенах, либо снести несколько голов. И что-то мне подсказывало, что второй вариант был куда предпочтительнее для него в этот момент.

— И? Мне тебя пытать что ли? — раздраженно пробормотала всё же я, привычным жестом запустив пальцы в волосы и стараясь удобнее устроиться, понимая что вряд ли сегодня уже смогу поспать.

— Кол. Это всё чертов Кол! — изрёк наконец он, сорвавшись всё же на оглушающий крик, и в этот самый миг бутылка с противным треском лопнула, вынуждая его чертыхнуться и стряхнуть осколки с ладони небрежным жестом.

— Что на этот раз? Повёл Давину кататься на колесе обозрения? — изогнув вопросительно бровь и едва сдерживая рвущийся наружу смех, поинтересовалась я.

Последнее время что-то слишком часто его настроение было на отметке куда ниже нуля из-за несчастного, магически созданного, двойника, что совсем не радовал уже его. Стоило только вспомнить его истерику, вызванную речью про цветок. Он тогда несколько дней провёл на охоте, вернувшись с головы до пят покрытый кровью и с вполне довольным выражением лица. Даже поделился очередным планом мирового господства. Чертов манипулятор, умеющий соблазнить ведьму. Или это просто наши амбиции так неплохо сроднились?

Собственно, в этом и была прелесть подобного союза. Никто из нас и не говорил о планах на будущее, домике с белым заборчиком и прекрасным садиком с розами. Что за чушь? Как можно упускать такой потенциал? Кол это тоже понимал, поэтому и нашёл меня, взявшись обучить нескольким весьма интересным видам магии, почуяв имеющуюся во мне силу, которую он намеревался раскрыть. Что ж, пускай раскрывает, а у меня всегда будет надёжный тыл в лице первородного вампира, способного порвать на кусочки и сделать из этих самых кусочков себе миленькие тапочки.

— Он отдал мой алмаз, чтобы сделать из него для этой ведьмы колье, серьги и… приготовься! — воскликнул он, злобно усмехнувшись, выдерживая театральную паузу, — Обручальное кольцо. Обручальное, мать его, кольцо! — Кол фыркнул и скривился от отвращения, — Ты понимаешь какой это ад уже? Это просто за гранью моего понимания. Всё ты виновата.

— Я?! — ахнула громко я, вот это уже была наглость, — Это не моё было заклинание. Ты знал что двойник будет твоим зеркальным отражением, Кол.

Это заклинание, в принципе, было идеей Кола, оно даже создано было собственноручно им. Ведь он до ужаса хотел сбежать от своих надоедливых родственничков, в которых вдруг проснулась доброта и чувство милосердия. А так как сакральное: «Всегда и Навечно» было вполне ещё актуально для всех них, он решил воспользоваться ситуацией в своём духе. И это было крайне удобно, надо сказать. Хороший Кол неплохо наладил отношения с семьёй, а истинный любитель игр наслаждался свободой и отсутствием давящей клятвы. Это заклинание стало спасением для него. И как хорошо, что оно у меня получилось уже со второго раза, иначе бы точно лишилась головы.

— Но я ж не думал что настолько. Сперва он нашёл ведьмочку, в отличие от тебя, всю такую добрую и светлую. Затем эта тошнотворная романтика и планы семейной жизни! Какого чёрта?! — воскликнул возмущённо он.

Пожалуй, и впрямь единственным минусом этого заклинания было то, что он мог во сне видеть всё, что происходит с его двойником. И, как правило, он блокировал ненужные ему скучные картинки, вот только самые яркие моменты для того Кола заглушить было невозможно, поэтому он и становился невольным участником многосерийной мелодрамы.

— Успокойся, — устало вздохнув, я могла лишь наблюдать за тем, как он ходит по комнате из стороны в сторону, не удосужившись даже и одеться, и потому эта картина вызывала у меня непроизвольно улыбку

Он что-то причитал себе раздраженно под нос, размахивая эмоционально руками, и порой переходил на совсем непонятные мне языки. И мне вдруг стало интересно, сколько ещё он будет так мельтешить перед глазами, словно зайчик из рекламы батареек. Вдруг Кол резко остановился, словно вкопанный, и посмотрел на меня, чуть прищурившись.

— Слушай, а на какую руку там кольцо надевается? — вдруг спросил он, расплываясь в широкой и крайне недобродушной улыбке, — Правую или левую? А, к черту, пойду отрублю обе. Но сперва заскочу к тому ювелиру, чтобы он даже не смел трогать МОЙ алмаз, — крайне воодушевлённо закончил Кол, поспешно направляясь к шкафу и намереваясь, по всей видимости, уже отправиться в путь.

— Спокойнее, Джек Потрошитель, сейчас исправим твоё недоразумение, — устало вздохнув, произнесла я, вновь обратив на себя его внимание и словив вопросительный взгляд, — Дай мне только что-нибудь надеть и добраться до гримуара. Но алмаз ты всё же забери. А потом мы обсудим с тобой твой очередной план по захвату мира.

И стоило видеть его довольную улыбку, которую он теперь старательно пытался скрыть. Ох уж эти мужчины и их амбиции, да ещё раздутое эго в придачу, которое время от времени нужно поглаживать.

========== Kol Mikaelson, how dare you? ==========

Придерживая ладонью так и норовящее соскользнуть полотенце, завязанное впопыхах на груди, я прошлепала босыми ногами по полу, оставляя за собой мокрый след, украшенный ещё и каплями, падающими с кончиков каштановых волос. Но проще пойти на такие жертвы и взять трезвонящий телефон сейчас, чем потом выслушивать от Кола очередные претензии, смотря при этом на его окровавленные пальцы и садистскую ухмылку. Злость ведь он всегда вымещал одним-единственным способом, имеющим тысячи ужасающих вариаций и кучу жутких речей в СМИ в последствии. А мне не особо-то хотелось становиться виновницей стольких смертей. Моя карма такого удара явно не переживёт и огреет по затылку как-нибудь за все грешки, сложившиеся в один весьма длинный список.

Наконец найдя мобильник, затерявшийся где-то в одеяле, я взглянула на экран и невольно улыбнулась, понимая, что предстоит нам видеозвонок. Впрочем, это не особо удивляло. Надо сказать, в последнее время Кол подсел на все эти новомодные штучки, открывая для себя прелести двадцать первого века, и выглядел так забавно при этом, что у меня попросту пропадал весь запас раздражения вмиг. Будто бы ребёнок с восторгом всегда разглядывал сотни приложений, скользя языком по губам вновь и вновь, при этом срываясь порой на задорный смешок.

И как только его лицо появилось на экране, я не смогла сдержать нервный вздох, потонувший тут же в его жизнерадостном приветствии, что донеслось до меня будто из-под толщи воды. Уж в таком-то виде я его точно не ожидала увидеть… и мне оставалось только теряться в догадках, когда это Кол Майклсон окончательно успел растерять весь свой вкус. Я даже толком не могла сосредоточиться на его словах, смотря по-прежнему лишь на жуткую бабочку и бежевую рубашку, которая, кажется, и вовсе была ему маловата в плечах.

— Кол, что ты на себя нацепил? — уж не знаю, услышал ли он в моём голосе презрение, но что-то не совсем мне понравилась ухмылка, появившаяся вдруг на его губах в ответ на мой выпад.

Я знала, что такие слова он не пропустил бы мимо ушей, если бы сорвались они с губ какой-нибудь другой дурочки. Но вот мне это было позволено, что не могло не вызывать довольную и весьма коварную усмешку временами. Просто потому что я знала, что Кол Майклсон испытывает ко мне всё же весьма тёплые чувства, отказываясь признаваться, правда, в этом и прикрываясь лишь жаждой хорошего секса. Вот только он не учёл того, что ведьмы всегда узнают правду, а я то уж определённо была истинной слугой природы, имея в запасе несколько весьма любопытных заклинаний.

— Тебе нравится? — усмехнулся он, чуть вздернув бровь в ожидании моего ответа.

И вот как ему сказать, что эту одежду срочно нужно с него снять и сжечь? Тем более, что для этого потребуется произнести всего лишь одно волшебное слово.

— Нет, — покачав головой из стороны в сторону, призналась наконец я, — Похож на какого-то официанта.

Повисло напряжённое молчание на пару секунд, и я буквально слышала, как беспокойно забилось моё сердце в груди. Молчание никогда ещё не было хорошим знаком, уж точно. Проверено опытом. И обманываться его шаловливыми речами, игривыми взглядом и яркой улыбкой вовсе не стоило. Такой непредсказуемый тип, как Кол, запросто оторвёт голову, сверкая все той же улыбкой, а затем обыденно спросит о настроении и планах на день.

— Я знаю, — хмыкнул он вдруг, едва сдерживая смех и вынуждая тем самым меня, закатив глаза в привычном жесте, заметно расслабиться, — Сервировка чьих голов запланирована на сегодня? — воскликнул Кол задорно, а затем принялся поправлять с наигранно серьёзным видом идеально завязанную бабочку.

И такой настрой говорил лишь о том, что сегодня у него запланировано нечто грандиозное, раз он в таком приподнятом расположении духа. Я знала, что пытаться угадать причину такого настроения бесполезно, ведь вариантов на его досуг было сотни.

— Серьёзно, Кол, — я вновь встретилась с ним взглядом, стараясь уловить хоть какой-нибудь ответ в карих глазах, — Что ты там вообще делаешь в этом… одеянии?

Кол вновь демонстративно оглядел себя, храня умело интригу пару секунд, а затем приблизился чуть ближе к экрану, прикладывая указательный палец к губам, тем самым призывая меня молчать и сохранить этот страшный-страшный секрет.

— Мы идём с Ником на приём, — прошептал он таинственно, вызывая этим тоном лишь короткий смешок у меня и осознание того, что я встречаюсь с тем ещё дурашкой, — Надо бы убить пару наглых вампиров, что выдают себя за нас.

Следовало бы догадаться и ранее, что в этом всём замешана кровь и убийства, которые всегда для Майклсонов были неотъемлемой частью жизни и способом хорошенько повеселиться. Вот только я по-прежнему не понимала, к чему потребовался этот маскарад, ведь до Хэллоуина ещё несколько недель впереди. Или просто убивать Колу уже надоело и он решил устраивать из этого какую-то странную тематическую игру?

— Малышка-а-а, — протянул он вдруг ненавистное мне прозвище, возвращая тем самым к теме разговора.

— И ты решил притвориться официантом? — всё же поинтересовалась я тут же, мысленно пообещав себе, что выскажу по возвращению ему все свои накопившиеся претензии по поводу дурацких прозвищ.

Хотя, я готова была признать, что «малышка» звучит куда лучше всего того, что он примерял ко мне прежде, вычитав на каком-то дурацком сайте, что парочки должны называть друг другу какими-нибудь милыми словечками, чтобы создать более тёплую атмосферу. И мне дико повезло, что наткнулся он не на статью, размещённую на каком-нибудь секс форуме. Вот уж тогда бы он точно выел мне весь мозг своим багажом неуёмной фантазии.

— Ты не слышала мои слова про сервировку голов? Я не шутил, — с хладнокровной усмешкой ответил он, прекрасно зная, как на меня влияет такой его тон.

Впрочем, сомневаюсь, что он способен хоть кого-то оставить равнодушным. И именно эта разница между ним и его братьями меня и настораживала всегда. Ведь от тех я хоть приблизительно знала, чего ожидать.

— В такие моменты ты меня пугаешь, — чуть поёжившись от ощущения холодка, пробежавшегося по спине, призналась я, покрепче вцепившись пальцами в так некстати соскальзывающее с тела махровое полотенце.

Он и правда меня пугал порой. Ведь подобные слова для него были не редкость, с этим я уже успела, вроде как, свыкнуться. Кол не был глупцом уж точно, он понимал мой страх, сказав однажды в ответ на все мои откровения по этому поводу, что бояться мне нечего, покуда я не причиню вред ему и его семье. И это было приятно слышать. Вот только всё ещё не смогла я до конца этому поверить.

— А что это на тебе там надето, а? — мигом оживился Кол, чуть прищурившись и попытавшись разглядеть меня ниже шеи, вызывая всё же этим улыбку на моих губах, которую он принял с довольным смешком.

— Будто ты не видишь, — игриво протянула я в ответ, на самом деле до сих пор удивляясь тому, как он мастерски способен сменить тему и отбросить всё напряжение куда подальше.

— Хотел бы не видеть, — пробормотал с лёгким недовольством он, — Знаешь, это полотенце тебе не особо к лицу. Без него куда лучше.

И отчего-то такой его взгляд всегда вызывал у меня приступ лёгкого смущения, которое я старательно прятала от него, прерывая на пару секунд зрительный контакт, лишь бы не видеть в карих глазах знакомый порочный блеск.

— Когда ты возвращаешься? — поинтересовалась как можно обыденнее я, вновь слыша тихий смешок в ответ на своё поведение, которое он несколько раз назвал милым.

— Не знаю, — протянул он, — Здесь, кстати, не так уж и плохо. Может и задержусь на пару недель.

Вновь взглянув на него, я только и смогла что недовольно нахмуриться сперва, подумав на миг, что ослышалась. Но нет. И это стало понятно по его широкой улыбке, которой он попросту дразнил меня. Что ж, можно подумать я не умею в такие игры играть.

— Уверен? — вопросительно изогнув бровь, я подняла руку чуть вверх, охватывая фронтальной камерой куда больший обзор и замечая тут же знакомый блеск во взгляде карих глаз, — Так насколько ты задержишься? — поинтересовался я вновь незатейливо, чуть поведя плечами и позволяя полотенцу медленно соскользнуть по моему телу, открывая его взору всё то, что было скрыто от него последние пару минут.

— Ты самая настоящая ведьма, ты в курсе? — нервно выдохнул он, в своей привычной манере облизав губы, прежде чем внимательно пройтись взглядом по моему обнаженному телу, на котором всё ещё местами сверкали капельки воды.

— Разумеется, — едва слышно прошептала я в ответ, ощущая как пальцы рук чуть подрагивают от столь внимательных разглядываний.

И я попросту не понимала, как ему удаётся это! Как вообще возможно лишь одним взглядом заставить человека ощущать такие эмоции, будто бы он коснулся моей кожи пальцами. Душ теперь точно понадобится, а я уж рассчитывала туда и не возвращаться.

— Завтра днём приеду, — на миг вернувшись взглядом к моему лицу, сообщил он всё же, тут же возвращаясь к своему прежнему занятию, — И лучше бы тебе встретить меня точно так же, ну… — он многозначительно повёл бровями, расплываясь в улыбке, — …или придумать что-нибудь эдакое, чтобы загладить вину.

— Вину? — фыркнула я в ответ, — Кстати, очень надеюсь, что ты не заявишься в этом костюме. Я, конечно, ничего не имею против обслуживающего персонала…

— А это идея! — воскликнул Кол вдруг, совершенно наглым и бесцеремонным образом перебивая меня, — Может меня завтра встретит горничная, которая будет так рада видеть вернувшегося наконец домой мистера Майклсона…

— У меня фантазия работает отменно, Кол, — закатив вновь в привычном жесте глаза, я прервала его мечтательные россказни, возвращая вновь к реальности, в которой мы находились весьма отдаленно друг от друга, — Можешь не продолжать. Я бы поболтала с тобой ещё, но тебе ведь пора. Нужно ещё научиться поднос с головами красиво на одной руке носить… — конец едкой фразы мигом улетучился из головы, стоило только мне услышать характерный звук уведомления, раздавшийся на его телефоне, — Эй, это что ещё такое? Тебе кто-то написал в…

— Пока-пока, — быстро проговорил он, махнув на прощание, прежде чем окончательно исчезнуть с экрана.

— Вот зараза! — не сдержавшись, воскликнула я всё же, увидев надпись о завершении звонка, которым он поставил явную точку в нашем разговоре.

Вот только если он думал, что сумел уйти таким образом от ответа, то он сильно ошибся. Проделав несколько нехитрых манипуляций, я наконец поняла, что абсолютно зря научила его пользоваться интернетом, потому что этот гаденыш, оказывается, уже активно пользуется соцсетями несколько дней, не сказав мне и слова. Да ещё и фото со своим телом бесстыдно публикует, будто какой-то подросток, ожидающий похвалы. И чем дальше я смотрела его посты, тем больше понимала, что черта с два он теперь получит покорную горничную по возвращению.

Неужели он и правда думал, что может там спокойненько себе развлекаться и демонстрировать свой идеальный пресс направо и налево без каких-либо последствий? Ну уж нет, не в этой жизни. Да, я готова была признать, что придуманные мною для него последствия могут прийтись ему по вкусу, ведь этого представителя семейства уж точно ничем нельзя смутить, но главным ведь условием является моё удовлетворение всё же. Осталось теперь только придумать, как бы сделать оковы, которые смогут сдержать его и не дать коварно нарушить мои планы на завтра.

========== What’s your poison? NC-17 ==========

Комментарий к What’s your poison? NC-17

Предыдущая часть: https://ficbook.net/readfic/5659965/15620624#part_content

Сердце в груди отбивало весьма беспокойный ритм, и я в который раз за вечер нервно взглянула на стрелки часов, уже ощущая его приближение, отзывающееся лёгким покалыванием в кончиках пальцев. И вместе с этим покалыванием, внутри меня разрастался гнев на этого чертового Кола Майклсона, который попросту вынудил меня своими выходками пойти на крайние меры.

В течение недели он игнорировал совершенно беспардонным образом мои звонки и гневные сообщения, в очередной раз показывая свою независимость и первородную крутость. Будто бы я не понимала, кто он такой и что мне явно его под свой каблук не загнать, пусть между нами и было что-то вроде отношений. Да я особо-то и не хотела его «воспитывать», меня всё и так вполне устраивало. Разве что только его нарциссизм бы поубавила слегка, ведь он хлестал через край и невероятно раздражал временами. И вообще, вернись Кол домой раньше или ответь хоть на один звонок, всё было бы иначе. Но раз уж он решил показать свою гордость, что ж, тогда и мне придётся показать свою.

И потому, стоило только ему появиться в нашей спальне, я демонстративно отвернулась, скрестив руки на груди и слегка надув обиженно губы, действуя по тому сценарию, что он явно себе уже выстроил в голове. Вот только просчитался на этот раз, потому что научилась я у него уже кое-чему, намереваясь побить этого засранца его же оружием.

Кол отреагировал именно так, как я того и ожидала — усмехнулся коротко и приблизился невозмутимо к мини-холодильнику, доставая оттуда один из многочисленных пакетов с кровью под мой наигранно гневный взгляд. Готова была поставить сотню на то, что он назвал меня мысленно в этот миг предсказуемой глупышкой, свысока своего жизненно опыта смотря на меня. Ну давай, Кол Майклсон, пей эту кровь и наслаждайся, пока ещё можешь. Потому что скоро ты узнаешь, что не стоит злить ведьм. Они те ещё мстительные дамы.

— Как тебе мой костюм? — поинтересовался он, с игривой усмешкой касаясь губами пластмассовой трубки и делая шумный глоток, намеренно медленно облизывая после губы и скользя по мне своим дебильным, извечно раздевающим, взглядом, — Всё ещё выгляжу, как официант? — его взгляд прошёлся по мне ещё куда более пристально, останавливаясь на груди и отчего-то вызывая чёртов жар в теле, на пару с мурашками, пробежавшимися совершенно неожиданно и непозволительно вдоль позвоночника, — Ты смотри, даже розочка под цвет твоего белья, — протянул он с ухмылкой, ласково касаясь алых лепестков изящного цветка, что красовался в кармашке его пиджака.

До меня не сразу даже дошёл смысл его слов, потому что чертовски трудно, знаете ли, сосредоточиться на чем-то другом, когда Кол Майклсон смотрит на тебя с таким голодом, давая понять, что не кровь его способна утолить, а лишь тепло женского тела. Да ещё и этот язык, скользящий медленно по губам, здорово напоминал, какое удовольствие он им может доставить. И я спустила бы эту издёвку ему с рук, если бы он только не вёл себя как полный мудак все эти дни.

Потому лишь с раздражением запахнула плотнее халат и посмотрела на него с явным гневом исподлобья, будто бы готовясь испепелить на месте, хоть чем-то замаскировав своё сбитое от его близости дыхание. Далось мне это трудно, надо сказать, потому что ничего кроме желания наконец лишить его одежды и ощутить прикосновение его сильных рук к коже, у меня и не было. Он слишком долго отсутствовал, а моя выдержка на деле, оказалась не такой уж и стальной, как я полагала раньше. И когда это только Кол Майклсон сумел так коварно подсадить меня на свои ласки, будто на какой-то сильнодействующий наркотик?

— Ты ничего мне сказать не хочешь? — вопросительно вздёрнув бровь, я вновь вцепилась в него едким взглядом, надеясь, что он скажет хоть что-нибудь в своё оправдание.

Вот только Кол Майклсон, кажется, и вовсе не имел подобного слова в своём лексиконе. Этот засранец лишь усмехнулся издевательски в ответ на мои слова, небрежно вынимая цветок из неглубокого кармашка и избавляясь от своего пиджака несколькими уверенными и резкими движениями. И честно признаться, я даже не знала, что и сказать насчёт его внешнего вида, потому что этому подлецу всё было, видимо, к лицу, даже учитывая тот факт, что он стоял с босыми ногами. Главное было не это, ведь его чертова рубашка обтянула плотно руки и торс, вырисовывая каждый чёртов мускул, по которому так хотелось бы пройтись языком и губами, а после оставить красные отметины от ногтей, вызвав его привычное шипение и довольную ухмылку. Ну почему мне настолько трудно сдерживать себя в его присутствии, что приходится с силой сжимать бёдра, лишь бы не ощущать предательское возбуждение, охватывающее тёплой волной тело?

— Мы с Клаусом так славно повеселились, — хмыкнул Кол беззаботно, приблизившись чуть ближе к высокому креслу, на котором я и сидела всё это время нашего сомнительного разговора, — Ты бы видела их лица, когда мы к ним подошли выразить своё уважение так, как это мы умеем. Я снёс одному голову сразу, а второго Клаус наградил своим гибридским поцелуйчиком в шею. Он визжал, как девчонка! — хохотнул весело Майклсон, вновь отпивая кровь из пакета и обращая на меня игривый взгляд карих глаз.

И этот взгляд, будто бы говорил мне: ты ведь знаешь, что это бесполезно. А я и впрямь знала, что никаких извинений или даже намёка на них не дождусь. Это ведь Кол Майклсон. Он не извиняется, и это кредо, видимо, заложено в его ДНК.

— Да ладно тебе, — беспечно отозвался он тут же, склонившись ко мне ближе и обдав своим чертовски притягательным запахом, что заставил меня на миг прикрыть глаза и сделать жадный вдох, — Знаю я, как всё заканчивается. Давай сразу перейдём к тому месту, где ты стонешь мне на ушко и притягиваешь жадно ближе? — его горячее дыхание коснулось моей чувствительной кожи на шее, вынуждая едва слышно простонать, — Я скучал по тебе.

— Ты скучал по сексу со мной, — нервно сглотнув, я едва смогла взять себя в руки, открывая вновь глаза и видя перед собой его губы, что были так близко к моему лицу.

И мне захотелось поддаться навстречу, коснуться их поцелуем, а потом зарыться пальчиками в густые пряди его каштановых волос… вот только нельзя было даже думать об этом и терять голову, забывая о плане мести, что уже был запущен в действие.

— Поспорить трудно, — признал он, коротко усмехнувшись, — Но я сказал то, что сказал.

Иногда Кол мог быть и впрямь жутко милым. Настолько, что я просто таяла доверчиво от подобных слов, расплываясь в глупой улыбке. Но только не сегодня. И он понял это, с едва слышным рыком касаясь кончиками пальцев моего запястья, прослеживая нежно-голубую линию и тем самым давая понять, что он избрал другой — куда более сладостный — путь к моей сговорчивости. И я честно пыталась оттолкнуть его, взяв ситуацию вновь в свои руки, вот только всё это вмиг утратило всякий смысл, потому что его пальцы мгновенно сомкнулись на моих запястьях, и он с силой сжал их, вырвав гулкий стон боли, который сдержать было попросту невозможно. И нет, я не такая уж и хрупкая, просто хватка у него и впрямь стальная, ясно говорящая о могуществе, что заключено в бессмертном теле первородного. Потому я решила не противиться и попросту замереть, потому что знала, что сопротивляться ему глупо. Ведь если Кол чего-то хочет, то он это возьмёт.

— Какая же ты вредная, — протянул игриво он, наконец ослабляя хватку, но предупреждающим взглядом мне давая понять, что лучше бы мне ладони держать на подлокотниках кресла, как пожелал того он, иначе точно останутся на коже лиловые отметины.

Несколько секунд он просто стоял, выжидая момент и явно играя на моих нервах, а затем коснулся шелковистой ткани халатика, оттягивая её чуть в сторону и обнажая алое кружево бюстгальтера. Ухмылка вновь коснулась его губ, и Кол довольно облизнулся, прежде чем склониться ближе и замереть в чертовых миллиметрах, давая ощутить своё горячее дыхание разгоряченной кожей. И наблюдая за тем, как его губы касаются лениво кружевной ткани, едва задевая её, я готова была уже сорваться на протяжный стон и сдаться. Вот только перед глазами вновь промелькнули его развратные фото в соцсетях, да ещё затянувшийся игнор… это здорово отрезвило, надо сказать! И едва я хотела высказать ему пару едких фраз, как он с гулким стоном прижался губами к напряжённому соску, обхватывая его и одновременно с этим касаясь ладонью бёдра, явно чтобы удержать меня на месте.

— Кол, — я и сама не поняла, что сотворила, сорвавшись на предательский стон и прикрыв от наслаждения глаза, растворяясь попросту в этом остром приступе удовольствия, вызванного лишь простым касанием губ и кончика языка.

— Всё ещё сердишься? — он усмехнулся, отстраняясь слегка от меня и смотря снизу вверх, вот только явно ничуть не огорчаясь этому, ведь вид ему открывался весьма привлекательный.

— Да, — коротко только и смогла я произнести, тут же сжав губы в тонкую полосу, не желая тешить его самолюбие стонами.

Какая же я всё-таки слабохарактерная, раз не смогла устоять перед первым же его прикосновением! Утешало одно — у Кола Майклсон опыта в подобных делах в избытке, и вряд ли кто сможет долго оставаться ледяной глыбой рядом с ним. К тому же, этого мне для плана мести и не требовалось. Да и без наслаждения я оставаться не собиралась, только потому что он вдруг решил посветить своим торсом направо и налево.

Слегка вздернув бровь, Кол поднёс розу к моим губам, и я в конец растерялась подобному жесту, не понимая, что он вообще задумал. И отчего-то невесомое касание лепестков, прошедшееся по губам, вынудило сделать нервный вздох, который он встретил довольной улыбкой. Не разрывая зрительный контакт, он провёл невесомо ею по коже шее, спускаясь томительно ниже, ведя вдоль линии ключицы, касаясь округлой груди и замирая в ложбинке.

Несколько секунд мы просто смотрели друг другу в глаза, а я ещё в придачу к этому силилась унять сбившееся дыхание. Вот только поняла, что это абсолютно гиблое дело, стоило только ему приблизиться ближе и повторить путь лепестков с точностью до наоборот своим языком, окончательно отключая мой контроль над собственным телом. Потому что очередной предательский стон сорвался всё же с губ, и я буквально задохнулась от остроты обрушившихся на меня ощущений, отозвавшихся сладостной влагой между бёдер. И всё что я могла в этот миг — простонать его имя и притянуть его к себе ближе, касаясь наконец пальцами прядей его волос, чтобы потянуть за них слегка и вернуть его к своим губам.

Колу не нужно было лишних слов, он и так всё понял, обрушивая на мои губы жадный поцелуй, в свойственной ему манере касаясь сперва игриво языком кончика моего языка, прежде чем углубить соприкосновение. Целовался он всегда весьма чувственно, сразу беря контроль и выплёскивая играющие в нём в этот миг эмоции. И сейчас я могла уловить в его касаниях ярую жажду обладания, а ещё капельку раздражения, что была вполне объяснима.

Отстранившись от него, лишь бы сделать вдох, который ему был и не особо-то нужен, я вновь взглянула на него, видя, что оттенок глаз стал немного темнее, обнажая и разыгравшуюся в нём вновь жажду. Тянуть он явно был больше не намерен, потому я поднялась на ноги, поглаживая ласково ладонями его плечи и вынуждая тем самым его распрямиться. А затем коснулась уверенно мелких пуговиц на белоснежной рубашке, смотря на него снизу вверх и сетуя мысленно на свой маленький рост заодно. Потому что хотелось бы не запрокидывать голову чуть назад, а с вызовом взглянуть в бесстыжие карие глаза, находясь с ним на одном уровне.

Медленно высвобождая гладкие пуговицы из мелких петель, я каждый раз касалась лишь кончиками пальцев обнажившихся участков его кожи, ощущая на себе пристальный взгляд. Он знал, что мне нравится его тело. Он знал, что мне нравится выводить пальчиками узоры, очерчивая мышцы, и касаться потом поцелуем низа его живота, оттягивая этим момент удовольствия.

Как только рубашка полностью оказалась расстёгнутой, я резко отошла на шаг, видя недоумение блеснувшее в его взгляде, но оно быстро исчезло, стоило мне только слегка взмахнуть рукой и толкнуть его магией на кровать, укладывая тем самым, как он всегда любил выражаться, на лопатки. Его губы быстро растянулись в лукавой усмешке, и он подтянулся чуть выше, устраиваясь поудобнее.

Подойдя к краю постели, я медленно взобралась на неё, становясь на колени по обеим сторонам от его ног, стараясь сдержать злобный смешок, что так и рвался наружу в этот миг. Кол лишь хмыкнул в ответ на мою медлительность, касаясь пальцами пряжки ремня, а после расстегивая и молнию на штанах, обнажая угольно-чёрную ткань боксеров.

Что ж, видимо, он и впрямь скучал, раз он сам уже готов раздеться. Не только у меня выдержка уже ни к черту. Мысленно взвесив все «за» и «против», я быстро пришла к выводу, что сейчас самый подходящий момент взять всё в свои руки. Слегка прищурившись и сосредоточившись, я с лёгкой усмешкой наблюдала за тем, как Кол недовольно поджал губы, стоило только белоснежной ткани рубашки заскользить по его коже, опутывая крепко-накрепко запястья и, подняв ему руки, вдавливая в упругий матрас над головой, лишая какой-либо возможности пошевелиться. Я знала ещё с самой первой встречи, что Колу по нраву больше доминировать, хотя ничего дурного он не видел и в подчинении, как выяснилось после. Наоборот, с довольной ухмылкой встречал любую возможность поэкспериментировать, чем изрядно радовал меня.

— Люблю когда дамы сверху, — хмыкнул Кол, чуть поёрзав на постели и едва заметно дёрнув руками, будто бы сомневался в том, что моих сил хватит на то, чтобы удержать его на месте.

И я бы с превосходством вздёрнула бы подбородок, если б только не этот взгляд карих глаз. Уж он-то был мне известен, будто бы говоря: детка, несмотря на то, что ты сидишь на мне, я до сих пор главный. И эта его самоуверенность бесила до скрежета зубов! Ну ничего, Кол, скоро эта самоуверенность исчезнет с твоего лица и ты начнёшь умолять.

— Я тебя сейчас придушу, — прошипела я всё же, касаясь вновь ткани его брюк, желая стянуть с него столь ненужную деталь гардероба.

— И это можно превратить в удовольствие, малышка, — отозвался он тут же с довольной усмешкой, прежде чем игриво вздёрнуть бровь.

О да, я помнила тот эксперимент, что закончился быстрее, чем он рассчитывал, просто потому что о таких вещах спрашивать надо! А не касаться бездумно моей шеи своими руками, чтобы потом не ныть несколько дней о головной боли, что была вызвана всплеском моей магии в тот момент, когда он отлетел в стену, проломив её в итоге.

— Ну же, малышка, — он двинул бёдрами чуть вверх, намекая на то, что неплохо было бы уже его коснуться, раз избавила от одежды.

И я бы коснулась, вот только один момент вынудил увеличить время его ожидания. Просто потому что этот гаденыш, даже в таком положении, не упустил возможность меня подразнить.

— Ты же знаешь, что я не люблю когда меня так называют, — раздраженно фыркнув, я вновь взглянула ему с прищуром в глаза, чуть подтянувшись и оказавшись немного ближе к его бёдрам, дразня такой близостью к его уже прилично возбужденной плоти.

И пока я медленно снимала с себя халат, он скользил раз за разом пристальным взглядом по моему телу, а у меня отчего-то появилось в этот миг ощущение, что он проделал этот путь руками, задевая все наиболее чувствительные точки.

— Знаю, — выдохнув сквозь зубы, стоило мне только коснуться кончиками пальцев головки его члена, Кол запрокинул голову, делая глубокий вдох, — Но ты такая малышка.

Мне нравилась эта его уязвимость перед моими ласками. Он всегда так остро реагировал на самые первые прикосновения, а что уж говорить о том непередаваемом моменте, когда он старается замаскировать рвущийся из горла гортанный стон, стоит только обхватить его плоть плотно губами, чуть пройдясь по ней зубами.

Он вновь толкнулся бёдрами, и на этот раз я решила дать ему то, чего он хочет, склоняясь ближе к его члену, обхватывая его ладонью и скользя совсем невесомо губами по всей длине, лишь дразня и вызывая его недовольное шипение, а, быть может, и ругательство.

— Вот так, малышка, — довольно произнес он, сглотнув стон и поддавшись бёдрами навстречу, вновь запрокинув голову.

— А ты временами такой daddy, — отстранившись от него на миг, произнесла я, делая вдох, и услышала в ответ лишь его довольный стон, с которым он взглянул на меня вновь, — Стоп. Тебя что… — я, правда, пыталась подобрать слова в этот миг и вовсе, кажется, растеряв весь свой запас от столь неожиданного открытия, — Тебя это заводит?

— Это тебе весьма любопытно узнать, не так ли, малышка? — в ответ произнёс он, расплываясь в довольной усмешке и давая мне тем самым ответ, который, впрочем, меня мало чем удивил.

Вновь отстранившись от него, я чуть привстала, сдвигая полоску трусиков в сторону и наконец прекращая эту обоюдную пытку, мучительно медленно насаживаясь на него, лишь бы прочувствовать каждый отголосок этого наслаждения. И я знала, что не будь руки Кола связаны, он бы вцепился ими в мои бёдра, лишь бы направлять движения, или отвесил бы пару звонких шлепков, оставив алые следы на светлой коже. Вот только ничего из этого он сделать не мог, потому и я замерла на миг, явно раздражая его своей неторопливостью, а затем вильнула чуть бёдрами, вызвав его тихий стон, с которым он вцепился взглядом в моё лицо.

— Быстрее можешь? — недовольно пробормотал он, толкнувшись в меня и вызвав лишь смешок подобной несдержанностью.

— Не ты контролируешь процесс, — я едва успела прикусить нижнюю губу зубами, лишь бы подавить коварную улыбку, боясь, что уж она-то сможет выдать меня.

— Разве? — он вновь с силой толкнулся в меня, сорвав стон и вынудив сдаться.

Оперевшись ладонями о его торс и касаясь ласково пальцами кубиков пресса, я наконец сделала первое настоящее движение на нём, постепенно набирая темп и попросту растворяясь в ощущениях, не видя больше смысла сдерживать стоны. И судя по тому, что я слышала теперь его шумное дыхание, ему такой ритм пришёлся больше по вкусу, и он лишь толкался бёдрами вверх, силясь углубить ещё больше проникновение.

Открыв через какое-то время глаза, я чуть не задохнулась от возбуждения, резко втягивая накалившийся воздух и встречаясь с ним взглядом на краткий миг, пока он не перевёл его вновь ниже, туда, где соединялись наши тела. И смотря пристально на его лицо, на котором отражался каждый отблеск его ощущений на мои движения, я чуть ускорила темп, жадно хватая ртом воздух и ощущая подступающий оргазм, видя, что и Кол уже к нему близок. И осознание этого, вынудило меня тут же сорваться и прикрыть вновь глаза, содрогаясь всем телом и крепче цепляясь ногтями в кожу его торса, слыша сдавленный рык в ответ на это движение.

Я совсем не знала, сколько я пробыла в этом состоянии полной эйфории, но раздражённый голос Кола, ворвавшийся в сознание, вынудил вернуться к реальности и взглянуть на него.

— Какого хера?! — гневно воскликнул он, тяжело дыша.

О, а он и впрямь возмущён происходящим, и это было весьма приятно знать. Его кожа была очень горячей на ощупь, и стоило мне только коснуться ласково пальчиками его груди, как он гулко простонал, особо остро реагируя на мои прикосновения в этот миг. Я всё ещё ощущала его напряжённую пульсирующую плоть глубоко в себе, думая лишь о том, что чертовски трудно, оказывается, одновременно двигаться на нём вверх-вниз и удерживать его магией на месте, пресекая все попытки высвободиться. Но эти усилия того стоили.

— Теперь понял? — коварно прошептала я, видя гнев, мелькнувший в карих глазах, стоило ему только понять, что месть заключалась как раз в том, что он-то разрядки достичь не сможет, в отличие от меня. — А сейчас… — я выдержала многозначительную паузу, вновь двинув бёдрами и сорвав с его губ очередной стон, — Есть ещё кое-что.

Коснувшись пальчиком его груди, чуть ниже ключицы, я сосредоточено принялась выводить незамысловатый узор, проговаривая мысленно слова на латыни и вызывая его тихий вскрик от жгучих ощущений проявляющейся на коже метки.

— Ты только мой, Кол Майклсон. Только мой. Ты понял? — строго поинтересовалась я, однако получила в ответ отнюдь не ту реакцию на которую рассчитывала.

Потому что Кол вдруг с силой зажмурился, сорвавшись на утробный рык, а затем вновь взглянул на меня, беря себя в руки не думая даже скрывать полыхающий во взгляде ярким пламенем гнев от которого мне стало как-то не по себе. Может не стоило его так злить?

— Не-е-ет, малышка, — протянул он, жёстко усмехнувшись, — Я знаю кое-что про эту метку. Ведь я должен признать то, что ты меня так просишь. В противном случае, она не сработает.

Вот черт! Ну откуда он это знает?!

— Мне тысяча лет, думаешь я не знаю все о магии? — вдруг насмешливо произнёс он, и впрямь в который раз вызвав сомнения касательно отсутствия у него способности к телепатии, — А теперь давай противоядие от этой дряни!

— Противоядия нет. Ты же всё знаешь о магии, — тщетно пытаясь передать ту же долю насмешки, я пожала небрежно плечами, понимая, что всё пошло не совсем так, как я задумала, — Действие скоро пройдёт не переживай.

Кол в ответ на это лишь зарычал и спустя пару секунд на его лице проступила сеточка вен у глаз, радужка которых окрасилась в практически чёрный цвет. А затем последовало молниеносное движение, и вот я уже оказалась прижата спиной к кровати, в то время как он навис надо мной, отбрасывая со злостью в сторону разорванную ткань белоснежной рубашки.

— Как ты… — я едва сумела произнести эти слова, ведь мне теперь придётся как-то выкручиваться из возникшей ситуации, главенство которой вновь оказалось у Кола; и лучше бы соображать быстрее.

— Я первородный, малышка, — каждое его слово было пропитано издёвкой и превосходством, за которые мне бы хотелось как минимум расцарапать ему лицо, — К тому же, для этого нужна ментальная концентрация, а ты расслабилась на мне до предела. Но можешь не дуться, ведь ты так сладко стонала.

Резко дёрнувшись, в надежде, что мне хватит сил выбраться из-под него, я лишь смогла вскрикнуть от того, как он с силой вжал меня тут же в постель, вновь наполняя одним отнюдь не нежным толчком и вынуждая тем самым прогнуться в пояснице, лишь бы снизить боль. А от вида его острых клыков, мне стало ещё хуже, потому что осознание того, что я влипла, ударило снова под дых.

— Кровь только усугубит, — едва слышно прошептала я, и впрямь надеясь, что его остановит этот аспект зелья, ведь именно кровь в пакете и запустила его в действие.

Но он лишь усмехнулся в ответ на мою попытку его остановить, склоняясь вместо этого ещё ближе к моей шее и намеренно неторопливо проводя острыми клыками вдоль пульсирующей вены, царапая кожу и вынуждая с ужасом ждать того момента, когда же он меня укусит. И я не знала, как это будет. Либо он мягко прокусит кожу, вызвав вспышку лёгкой боли, либо с силой вонзит клыки в плоть, чтобы наказать меня за всё. К сожалению, вариант под номером два был куда более вероятен.

— Ты пожалеешь об этом, малышка, — прошептал он, опаляя дыханием кожу, а затем с силой вгрызся в плоть, отравляя едкой вспышкой боли, прошедшейся по телу, вместе с его первым грубым толчком во мне, вырвавшем лишь всхлип.

Отстранившись спустя пару секунд, что показались мне, как минимум несколькими минутами, он прокусил своё запястье, насильно приставляя его к моим губам и касаясь в ласковом движении кожи моего живота, чувственно скользя ниже и достигая клитора, пока я делала жадные глотки целебной крови, ощущая вновь волну тепла, концентрирующуюся жаром между ног.

— Теперь эта дрянь и в твоём организме, — с довольной усмешкой прошептал он мне прямо в губы, слизывая с них неторопливо собственную кровь и вводя в ступор своим заявлением.

И когда до меня наконец дошло, что он имел в виду, я прикрыла на миг глаза, лишь бы не видеть чертового превосходства на его самодовольной физиономии. Какая же я идиотка! И впрямь ведь думала, что смогу обыграть Кола Майклсона, что и изобрёл эту самую игру.

— Это ты не просчитала? — довольно хмыкнул он, вновь круговыми движениями лаская чувствительное местечко и вырывая стон, — А сейчас скажи спасибо за то, что я не оставлю тебя в таком состоянии одну.

Он обыграл меня, нет смысла это отрицать. И мне даже думать не хотелось о перспективе провести в таком состоянии всю ночь, а то и утро. Ведь доза была рассчитана на первородного, и кто знает, как оно подействует на меня.

— Спасибо, Кол, — покорно произнеся это томным шёпотом прямо в его губы и вызвав тем самым удовлетворённую улыбку, я поддалась бёдрами навстречу его движениями, прижимая его к себе ближе и запоминая раз и навсегда, что с Колом Майклсоном опасно играть в игры.