КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 387141 томов
Объем библиотеки - 488 Гб.
Всего авторов - 162647
Пользователей - 87760

Последние комментарии


Впечатления

vasilyeva_s про Фролова: День Нептуна (Детские приключения)

Включаю ТВ - там предвыборная агитация. Начинаю читать "День Нептуна" - там тоже выборы и скандалы-интриги-расследования, связанные с выборами. Сложно жить в Украине.
А если серьезно, то книга крутецкая и очень-очень злободневная.
Продолжение интереснее первой части.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Веймар: Обречённая на месть. Дилогия (Любовная фантастика)

Какая любовная фантастика?? Афторша похоже любитель анального секса.с уклоном в садо-мазо. Не порнография конечно, но эротика с уклоном точно.. Куча самцов в академии, причем и студенты и преподы, только и ждут, когда адепткам исполнится 16, для жестоких изнасилований. Оправдывается все это тем, что выживают сильнейшие. Даже отзыв писать дальше не хочу.
Хорошо , что книга заблокирована. удалила без сожаления авторшу вообще.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Лислап: Авар (Боевая фантастика)

если не ударяться в высокие материи,то в целом скучно.динамика на минимуме,понятно что герой в рабстве,но читать как он в очередной раз починил уборщика и сходил в бордель быстро надоело.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ричик про Генер: Колдовской снег (Фэнтези)

Снежная Королева на современный манер.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
alexfrb про Зверев: Этому в школе не учат (Боевик)

.........."Первые месяцы войны. Красная Армия с трудом сдерживает фашистскую армаду, рвущуюся на восток. Мародеры и диверсанты сеют панику уже в самой столице. Бойцы СМЕРШа работают на пределе сил"
Из Векипедии:
19 апреля 1943 года секретным Постановлением СНК СССР № 415—138сс на базе Управления особых отделов (УОО) НКВД СССР были созданы:

Главное управление контрразведки «Смерш» Народного комиссариата обороны СССР, начальник — комиссар ГБ 2 ранга В. С. Абакумов.
Управление контрразведки «Смерш» Народного комиссариата Военно-Морского флота СССР, начальник — комиссар ГБ П. А. Гладков.

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
Шорр Кан про Маккерли: Ликвидатор. Откровения оператора боевого дрона (Биографии и Мемуары)

Очень интересная книга, думаю, что самая подробная из изданных книг на русском языке на эту тему. Раскрывается история создания и применения БПЛА, типа «Хищник» и более поздней модификации «Жнец», конечно, автор опускает подробности проведенных операций, но это и следует ожидать. В России развитие БПЛА идет по другому пути и находится еще в младенческом возрасте, и каким оно будет, покажет время. Так что если Вам интересна тема авиации, и особенно беспилотной, то эта книга стоит того что бы ее прочитать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Шарапов: Чужой мир. Пустыня смерти (Боевая фантастика)

Нашёл вторую книгу серии. Она ещё скучней чем первая. Тема с "Гарпией", по крайней мере, продолжения до середины 2-й книги не получила. Зато автор убил наповал введя нового персоналия. Боевика из добровольного батальона ДыНыРы! Который первым делом прошёлся негативом по украинским националистам из батальона "Азов", обозвав их сволочами. Во поворот! Не удержался автор от политической конъюнктуры. Зачем ему это нужно было, не знаю, не дочитал. "Книшку" немедленно удалил из планшета, переведя автора для себя навечно в нечитаемые.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).

Ready to Change (СИ) (fb2)

файл не оценён - Ready to Change (СИ) 375K, 48с. (скачать fb2) - (Forgotten Book)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

Несмотря ни на что, Фэш всегда считал, что-то, как он живет — правильно. На первом месте всегда учеба, потому что без идеальных знаний не поступишь в университет, а если не поступишь, то тебя ждёт разочарование ролителей. И стресс. Вместе с депрессией. Не желая ни того, ни другого, Фэш учился не жалея своих сил, отдавая все своё время лишь ей. И ему казалось это правильным. На самом деле он ещё давно распланировал свою жизнь, и с помощью своих родителей поступил в самую престижную школу их города. А если престижная, следовательно нагрузка будет соответствующей, следовательно и поступить в лучший университет будет легче. И Фэш, правда, искренне не понимал тех, кто любит не заморачиваться по поводу учебы.

Фэш, не смотря ни на что, не считал, что его жизнь скучная. Вполне размеренная, и ему остался всего лишь год, чтобы доучиться и подавать заявки в университеты. И тогда его поглотят новые знания, а на «студенческую жизнь» у него не будет времени. Впрочем, как и на школьную.

Поэтому именно сейчас он усердно записывает все, что говорит учитель его классу, пока другие маются непонятно чем. Парень про себя усмехнулся: потом ведь за ним сами бегать будут, лишь бы конспекты для подготовки отдал. Как бы то ни было, ботаником он себя не считал: и внешностью очень даже вышел, да и пользовался небольшой популярностью. Учителя его восславляли и всегда ставили в пример, как идеального ученика. И ставить было за что: ни одного пропуска за всю его учебную жизнь в этой школе, разве что тот болел, благодаря своими победами на олимпиадах повышал рейтинг школы (хотя куда выше-то), да и тем более первый среди всех учеников. Как такого парня не любить? Идеального во всем.

Внезапно рассказ учителя прервался из-за пожарной сигнализации. Фэш прикрыл глаза. Больше всего он не любил людей не просто плюющих на учебу, а прерывающих ее. Если вы не хотите учиться, то это не значит что другие не хотят.

Ученики разом поотрывались со своих мест с радостными возгласами и понеслись в сторону двери. И лишь один Фэш с печальным вздохом медленно поднялся со своего места. Такое происходит уже не в первый раз. Несколько недель назад тоже что-то произошло, на что он не обратил внимание, и на выходных школа была вся в яйцах. Однако, того, кто это делает так и не нашли, и Фэшу остаётся только лелеять надежду на то, чтобы проказник было поскорее пойман.

Когда наконец, все собрались в актовом зале, и им объявили, что это была ложная тревога и попросили всех разойтись по своим классам и продолжать уроки, к Фэшу подошла учительница химии.

— Мистер Драгоций, здравствуйте, — она слегка кивнула, от чего ее белоснежные локоны слегка покачнулись.

— Здравствуйте, Эмма Владимировна, — парень поздоровался в ответ, — Вы чего-то хотели? — дополнил он, желая как можно быстрее избавиться о учительницы и пойти на урок.

— Да, — подтвердила она, — Я бы хотела попросить тебя об одном одолжении.

Фэш устало вздохнул, понимая, что ни на какой урок он сейчас не пойдёт, поэтому кивнул, в знак того, что он готов выслушать просьбу.

***

Драгоций в который раз проклинает, что как-то не отмазался от учительницы, и даже согласился на ее просьбу. Как бы не старался Фэш, но с химией он был не в ладах, и ему недоставало всего нескольких баллов, до идеальной оценки. А сейчас она сказала, что если тот поможет ей, то завысит его оценку. Это, конечно, было нечестно, но Фэш уже был готов на все. Поэтому согласился, особо не раздумывая. А задуматься все же надо было. Потому что его, буквально, наняли репетитором по химии, для какой-то там девчонки. И именно в этот момент, он готов был вернуть все свои слова обратно, потому что он, вообще-то должен подготавливаться к контрольным и экзаменам. И тратить своё время на обучение какого-то там, он был не намерен. Но сколько бы он не возмущался, Эмма Владимировна его не слушала, и отправила его в класс химии. Проводить первый урок.

Фэш успел достать тетрадь, ручку и пролистать учебник девятого класса, потому что его подопечная училась именно там. Девочка должна была прийти только через двадцать минут, поэтому Фэш достал учебник по истории. Однако, прочитать параграф ему не дала открывающаяся дверь.

— Здравствуйте, учитель, — на пороге появилась девушка, с медно-рыжими волосами, завязанными в хвостик. Ее темно-синие глаза весело пробегали по комнате, остановившись на парне, — Надеюсь, ты не против, что я пришла раньше.

— Совсем нет, — Фэш покачал головой, внутренне радуясь, что он освободится раньше, — Так даже лучше. Меня, кстати зовут…

— Фэш Драгоций, — дополнила его девушка, — Грех не знать номер один нашей школы, — она весело хмыкнула, приземляясь на стул рядом с брюнетом.

— А тебя…?

— Василиса Огнева, — представилась девушка и начала доставать пенал с тетрадкой. Фэшу почему-то это имя показалось знакомым, но он не придал этому значения.

— Тогда, давай начнём, — он положил учебник по химии на середину, — С какой темой у тебя возникли трудности?

— Вообще, — начала Василиса, — Я никакую тему не понимаю. Но, думаю, что особые проблемы у меня с электрической диссоциацией.

Фэш понимающе кивнул, сам когда-то в своё время долго пытался въехать в эту тему.

— Ну, смотри…

Фэш старался объяснять как можно проще и понятнее, не загружать сразу всем. До этого ему ещё не доводилось кого-то учить, поэтому Фэш не знал получается ли у него. На его удивление Василиса все слушала и записывала, правда, очень часто отвлекалась. Очень-очень часто. Практически каждые десять минут. Теперь Фэш даже знает, почему та не понимает многие темы. Кроме того, что она часто отвлекается, Василиса, как оказалось, любит говорить. Даже когда та пишет какой-либо пример, то обязательно проговаривает его вслух, либо бурчит себе что-то не связанное с химией, под нос.

— Кстати, — начала она очередной разговор, пока писала пример, — У тебя ведь наверняка есть какие-то привилегии, правда?

— С чего бы это?

— Ну, ты же номер один во всей школе, — Огнева глянула на него, — Что-то, что нельзя другим ученикам, тебе наверное можно.

Драгоций призадумался. В принципе, никаких особых отличий у него не было.

— А какие конкретно привилегии тебе нужны? — поинтересовался Фэш.

— Значит, какие-то все-таки есть, да? — Василиса хихикнула, — Ну, например можно находится в библиотеке ещё тридцать минут после отбоя.

Драгоций хмыкнул, качая головой. Василиса на это сделала лишь задумчивую гримасу.

— Хотя, — продолжил Фэш, после небольшого молчания, — Не знаю, можно ли это считать это привилегией, но мне можно входить в учительскую в любое время, даже после отбоя.

У их школы множество странных правил, вроде выходить за территорию школы можно лишь по выходным, с официальным разрешением от директора, но самым странным является то, что ученикам запрещено входить в учительскую. Однако Фэшу, как лучшему ученику сделали небольшое исключение. Зачем, тот и сам не понимал и этим исключением не пользовался.

Услышав это, Василиса радостно вскрикнула и слегка захлопала в ладоши.

— Это же так круто! — возбуждённо говорила она.

А Драгоций искренне не понимал, что в этом такого крутого. Когда наконец Василиса решила пример, она отдала тетрадь Фэшу.

— Думаю, на сегодня хватит, — брюнет вернул тетрадь обратно. Василиса удовлетворительно кивнула и начала собираться. — Когда ты хочешь встретиться ещё раз?

— В пятницу, также после уроков, — ответила она, — Только давай заниматься в библиотеке.

Фэш на это только кивнул. Ему, в общем было не принципиально, когда и где проводить занятия.

— До свидания, учитель Фэш, — она в шутливой манере поклонилась, на что Драгоций лишь помахал рукой. Она с легким смехом вышла из класса. Брюнет устало выдохнул. Теперь, когда он свободен, Фэш со спокойной душой может отправиться в общежитие, чтобы сделать уроки и приготавливаться к тестам.

***

Пятница наступила быстро. Настолько, что сам Фэш даже не заметил. Узнал он это только благодаря своему сотовому. Спасибо ему за это. Тем не менее, когда все уроки закончились он отправился в библиотеку. И какого же было его удивление, когда увидел сидящую за столом, Огневу. Признаться честно, она создала впечатление странно-позитивной девчонки, которой лишь бы оторваться. Она, словно поняв, что на нее смотрят, подняла голову. А когда рыжая наткнулась на Фэша, то расплылась в улыбке.

— Учитель Фэш! — она с громким возгласом махала руками, из-за чего присутствующие начали шикать. Драгоций приложил руку на переносицу. И без этого нашел бы.

— Могла бы так не делать, я и так тебя видел, — вместо приветствия выговорил он, — Да и кому же, прекращай звать меня учителем. Это глупо.

— А ты мог хотя бы сказать привет, — надулась девушка, на что Фэш только закатил глаза.

— Давай уже начинать.

В этот раз все пошло как-то не так. Василиса делала совершенно глупые ошибки, болтала больше обычного. Хоть Драгоций и не знал, как много она говорит, ему казалось, что в этот момент она явно вышла за рамки. Убедившись, что она наконец сосредоточилась на задаче, Фэш достал книгу и начал ее читать. Под конец занятия, Василиса снова заговорила.

— Слушай, а чем ты занимаешься после занятий? — поинтересовалась она, попутно начиная потихоньку собирать вещи.

— Учусь, — буркнул тот.

— А на выходных?

— Учусь.

Василиса опешила. Впервые в жизни она видит человека настолько преданного учебе. Вообразить себе не могла, что такие вообще существуют. И, видимо, существуют.

— А кроме учебы? — Огневе было просто очень интересно все.

— Читаю, — ответил парень незамедлительно. Василиса встрепенулась, читать она тоже очень любит, и, быть может, они даже найдут общие темы для общения.

— Правда? А что, если не секрет?

Фэш скосил на нее взгляд, мол, зачем тебе это, но потом решив, что тогда от него отстанут, молча показал обложку книги Василиеа. Та подалась вперед, чтобы получше разглядеть.

— Высшая математика? Ты серьезно? — Фэш пожал плечами, на чего от Василисы послушался жалостливо-удивленный возглас. — Ты вообще за территорию школу выходишь? Ты вообще живешь?

— Разумеется, живу, — он недоуменно на нее взглянул, — Я могу дышать и мое сердце бьется.

Огнева уставилась на него, как на умалишенного. И отчего-то захотелось удариться головой об стенку.

— Да не в этом смысле! — она встала, размахивая руками, — Ты хоть раз развлекался? Выходил за территорию школы после отбоя? Выпивал? — на каждые ее вопросы Фэш отрицательно качал головой, от чего глаза Василисы становились все больше больше.

— Господи, какой ужас, — Василиса снова начала что-то бормотать себе под нос, а брюнет не понимал, что такого ужасного. — Решено! Мы научим тебя жить!

Василиса сказала это так резко и громко, что подскочил не только Фэш, но и рядом сидящие, которые недобро на нее посмотрели. Только Фэш хотел сказать хоть что-нибудь, как она подорвалась с места, к выходу.

— В восемь у входа в общежитие, — крикнула она у двери, оставив Фэша в полном непонимании.

В непонимании он находился и сейчас, когда встретившись у общежития, Василиса его куда-то вела. Причём, не слушая протесты самого Фэша. Это даже разочаровывало, потому что он вообще-то старше. А старших надо слушаться. И уважать. А Василиса не делала ни того, ни другого. На место пришли они минут через пять, за общежитие. И какого же было его удивление, когда он увидел…

— Фэш?

… Захарру, Лешку и Ника.

— Ребята? — почти шепотом произнёс он, глядя на свою сестру и двух его сожителей в общежитии. — Что здесь происходит?

Остальные, видимо, тоже не понимали и вопросительно посмотрели на рыжую.

Та сначала отвела взгляд, чуть присвистнув, а потом опять посмотрела в сторону своих друзей.

— Мне стало невыносимо, — начала она, — У него нет настоящей жизни, поэтому я, во что бы это не стало, внесу в неё краски.

Ребята продолжали на неё смотреть.

— Короче говоря, он присоединяется к нам, — на одном дыхании выпалила Василиса. Все на минуту замерли. Ребята, потому что, кажется, были шокированы, и Фэш, потому что до сих пор ничего не понимал.

— Присоединиться куда? — поинтересовался брюнет, оглядывая поочередно группу.

— Огнева, ты же понимаешь, что это невозможно, — первым подал голос Рознев. — Поверь мне, я с ним, — он осекся и посмотрел на Ника, — Мы с ним живём уже третий год, и скажу я тебе у него все по расписанию.

— Ага, — в разговор вник Ник, — Даже больше. Если вдруг после отбоя каким-то образом будет пожар, он никуда не пойдёт, ибо «после отбоя строго запрещается выходить из комнат».

— Тем более! — воскликнула Василиса, — Мы должны возратить его жизнь, пока ещё не стало поздно!

— На самом деле, Василиса, — подала голос Захарра, — Все стало поздно, как только он родился.

Лешка с Ником на это только прыснули. А Фэш все ещё стоял и думал, когда он сможет наконец-то уйти.

— Вы, меня, конечно, простите, — прервал их всех Фэш, — Но может, кто-нибудь мне объяснит уже наконец, что тут творится?

Все глянули в его сторону так, будто он внезапно появился здесь.

— А, — протянула Василиса, — Считай себя счастливчиком! — она воскликнула и раскрыла руки, как будто хотела его обнять. — Теперь ты будешь одним из нашего Ордена!

— Ордена? — чуть наклонившись, переспросил Фэш. Ему с самого начало все это не нравилось, а теперь его разум и интуиция просто кричали, что нужно срочно уходить. И обычно, Фэш всегда слушал голос разума, но сейчас отчего-то не хотелось. Было ли дело в том, что на подсознательном уровне ему хотелось каких-то перемен, или же в Василисе, он точно сказать не мог.

— Ага, — кивнула Василиса, — Орден Дружбы.

Фэш рассмеялся. Громко. Так сильно он ещё никогда не смеялся, ибо легкие болят и воздуха не хватает, но он продолжает. Драгоций, если честно, еще не разу ничего глупее не слышал. А они ведь не на много младше него. А ведут себя совсем как дети. Фэш мог сказать это с абсолютной точностью, ведь с Захарру он знает всю жизнь, и три года знаком с Лешкой и Ником, и, по крайней мере, Фэш считает их своими друзьями. Но зато стало понятно, куда эти двое все время уходили. Все то время, пока он содрогался от смеха, Василиса смотрела на него хмуро, со сложенными руками на груди, а Драгоций-младшая с парнями удивленно. Не часто все-таки можно увидеть брюнета смеющимся.

— И что смешного я сказала?

— Просто… — Фэш постепенно переводил дух, — Орден Дружбы? Серьезно? Господи…

Драгоций опустился на корточки и уткнулся в свои колени, пытаясь взять себя в руки. Выходило так себе. Спина все время подрагивала от распирающего его хохота.

— Перестань! — Василиса, правда, хотела придать своему голосу как можно больше суровости и злости, однако вышло что-то наподобие насмешки смешанной с радостью. Не зная, куда бы деть свою безнадежность, она толкнула Фэша, который прокатился сосиской по земле. И тут уже он не выдержал, начав смеяться еще громче. Вскоре к нему присоединился и Ник, который хотел подойти на помощь своему другу, но запнулся и в итоге упал на него. Последовал еще один взрыв хохота. А потом, Захарра, с криком «куча мала!» со всей дури бросилась на них, а затем к ним присоединилась и Василиса, безумно улыбаясь. Лешка же всю эту картину снимал на камеру, но получалось плохо: руки дрожали, и картинка была нечёткой, поэтому бросив это дело, тоже кинулся в эту кучу.

Фэшу никогда не было так весело. Пожалуй, это первый раз, когда он почувствовал легкость и еще какое-то трепетно-щебетащие чувство, назвать которое он не мог. Но Фэшу однозначно хотелось это почувствовать еще раз. И еще раз. И еще. И вообще всегда.

Все еще посмеиваясь, они начали рассыпаться по земле, и в итоге лежали в кругу, который очерчивали их головы. Из динамиков телефона играла какая-то песня, название которой Фэш не знал, а Захарра с Василисой громко подпевали ее, не боясь сфальшивить. А фальшивили они знатно. Драгоций даже подумал, что если он заткнет уши затычками их ужасное пение все равно будет слышать.

— Боже прекратите это, мои уши сейчас завянут, — пытаясь перекричать их сказал Фэш, на что Захарра лишь хихикнула и начала петь еще громче, а за ней и Василиса. — Проклятие…

Наконец, когда песня закончилась и девочки перестали петь, наступила тишина. И почему-то Фэш захотел, чтобы она наконец-то уже закончилась.

— Небо, — протянула Василиса, — Красивое.

И правда. Солнце уже зашло и небо погрузилось в еще не слишком темную темноту.

— Такое лазурное.

— Идиотина, — отозвался Фэш, — Скорее, темно-сапфировое.

— Ой ли, — ответ Василисы долго ждать не дал, — Я сказала лазурное, значит будет лазурное.

Фэш закатил глаза. Что еще от ребенка он ожидал.

— Я на сто процентов сейчас уверенна, что Фэш закатил глаза, — проговорила Захарра, — Я ведь права, да? — Она поднялась на локти и посмотрела на брюнета, тот же в свою очередь отвел глаза. — Ага! Глаза отводим, значит я оказалась права!

И с гордой улыбкой приземлялась опять на спину.

— А вообще, — продолжила она, — Мне нравится. Лазурное небо.

— Лазурная сторона, — предложил Леша, до этого молчавший.

Драгоций моментально вскочила, и посмотрела на Рознева.

— Гениально! — воскликнула она, — Теперь у неба новое название: Лазурная сторона!

Огнева тоже встала и похлопала в ладоши, весело улыбаясь. Фэш на это лишь покачал головой. Дурачье какое-то.

— Звучит круто. Лазурная сторона, — сказав это, рыжая подняла голову на небо. — Мне нравится.

Фэш же хотел сказать, что это все глупо, и нифига не круто, но не захотел портить атмосферу. А она была достаточно умиротворенной, такой, в которой рождались самые бредовые идеи. Хотя уже родилась одна.

— Народ, не хочу вас прерывать, — проговорил резко вскочивший Ник, — Но через пять минут начнется осмотр.

Фэш резко вскочил с земли.

— Уже без пяти девять?!

Драгоций никогда бы и не подумал, что хоть когда-нибудь собьется со счета времени. Или вообще перестанет его считал. Это плохо. Очень плохо. Если его вдруг не досчитаются на осмотре, то можно будет помахать белым платочком его репутации идеального ученика. А этого Фэш ой как не хотел. Впрочем с мест своих поднялся не только он, но и остальные и в следующую же секунду бросились к входу в общежитие.

— Не догонишь, — его плечо задела Захарра, помчавшись вперед, звонко смеясь. Фэш на это лишь ухмыльнулся, и побежал еще быстрее под общий смех.

Фэш всегда считал, что-то, как он живет — правильно. Но сейчас ему показалось, что он всю жизнь ошибался, ходил не по тому пути. Что есть жизнь куда правильнее.

***

Драгоций все больше и больше не понимал, что с ним творится. С каждой прожитой секундой на уроке, ему становилось не интересно. Скучно. И каждый раз вспоминались отрывки вчерашнего дня. С каждой прожитой секундой ему хотелось, чтобы урок побыстрее закончился и тогда он встретился бы с Василисой. А встретиться с ней ему хотелось очень сильно. Она словно заряжала его жизненной энергией. И Драгоцию это нравилось. Наконец, когда прозвенел звонок, он подорвался с места, мчась в сторону библиотеки. По пути туда он успел услышать расползающиеся слухи. В кабинете директора творился настоящий хаос: все было обклеено клейкими закладками — и стул, и стол, и стены, кресло, и даже ковер, находящийся под столом. Неизвестный не затронул разве что только пол. Опять этот проказник, которому ловко удается выходить сухим из воды. Фэш раздраженно стиснул лямки рюкзака. Придя в библиотеку он стал рассматривать рыжую голову, и нашел ее через несколько минут. Василиса уже сидела и читала, наверное, учебник.

— Привет, — поздоровался Фэш, сажаясь рядом.

Василиса моментально подняла голову, смотря как будто сквозь него. Когда до нее наконец дошло, что Фэш сидел прямо перед ней, она мигом собралась, и ее взгляд начал фокусироваться.

— Да, привет…

Вышло настолько вяло, что Драконий даже засомневался Василиса ли это перед ним. Приглядевшись он заметил под ее глазами мишки, явно скрытые тоналкой.

— Не выспалась что ли? — голос Фэша смягчился и он слегка улыбнулся.

— Можно и так сказать, — заторможенно кивнула в ответ девушка.

Урок ни на что не годился. Василиса буквально засыпала на ходу, она даже пример не могла нормально записать, ручка все время уходила куда-то в сторону. Тогда Драгоций сказал, чтобы та прочитала параграф, однако стоило ему на секунду отвлечься от нее, как увидел что она уткнулась носом в учебник, тихо сопя. Видеть тихую и сонную Василису было очень непривычно и странно.

— Эй, — тихо проговорил он, слегка тремя ее за плечо, — Ты что вчера делала, чтобы так устать?

Василиса на это лишь скомкано что-то промычала и махнула рукой. Тогда Фэш взял ее за оба плеча и стал со всей силы трясти ее. Огнева проснулась моментально, ударившись пару раз головой об стол.

— Пе-ре-стааань, — на разные лады тянула Василиса, принимая сидячие положение, — Я у-ж-е проссс-нулааась.

Однако тот ее совсем не слушал, продолжая трясти. Тогда Василиса ударила его своей ногой по голени. Брюнет сразу же отпустил ее и со стоном потянулся к своей ноге.

— Нечего было не слушать меня, — подняв подбородок проговорила она.

— Зато, — прохрипел Фэш, — Я могу быть уверен, что ты проснулась.

— Слушай, — начала Огнева после небольшой тишины, — Тебе было вчера весело?

Сказав это Василиса посмотрела на Фэша. Тот же в свою очередь отвел взгляд, а потом и вовсе сделал вид, что читает книгу, смотря в нее. Отчего-то говорить, что да, ему было чертовски весело, ему неловко. Василиса недовольная тем, что ее игнорируют, положила свою голову на книгу, смотря прямо в глаза Драгоцию.

— Лазурная сторона, — на выдохе тихо-тихо произнесла Василиса, и будь он дальше, то точно бы не услышал, — Ну?

Драгоций не выдерживая эту пытку, отвел глаза.

— Возможно.

Огнева подняла голову с книги и приблизилась к Фэшу, практически соприкасаясь с ним носами. В ее глазах снова появился живой огонек, а на лице улыбка.

— Отлично, — сказала она, взяв свой рюкзак и вставая с места. — Значит, мы на верном пути. Увидимся в восемь у общежития.

И ушла. А Фэш так и остался сидеть, думая, что он в принципе не обязан никуда приходить, но обязательно придет. Просто потому что хотелось. Потому что так казалось правильнее.

Комментарий к

Боже, не темная темнота, да я гений.

И я совершенно точно не учусь в девятом классе, поэтому знать не знаю, какие темы там сложные. Первая часть фанфика готова)

И да, мой Т9 любит заменять Фэша на Кэша, или Драгоций на Драконий, поэтому если видите такое, то сразу же в ПБ)

========== Часть 2 ==========

Фэш не знал, как на это реагировать.

За общежитиями вставали в разные позы Ник с Лешкой, Василиса командовала, говоря, как лучше, а недалеко от них стояла Захарра с камерой в руках. И сейчас она, наряду с Василисой громко прыскала, потому что парни повернулись друг к другу лицом, встав будто танцуют вальс.

— Вам бы ещё поцеловаться, — ехидно проговорила куцехвостая.

— Вот ещё, — фыркнул Ник, — Фотографируй уже, вечно мы так стоять не будем.

Захарра им подмигнула и в следующую же секунду послышался звук закрывающегося затвора. Посмотрев на получившуюся фотографию, Захарра самодовольно улыбнулась, удовлетворённая результатом. В этот же момент Рознев с Лазаревым отлипли друг от друга, и заметили неподалёку стоящего Фэша.

— Драгоций! — почти вместе крикнули они, бежа к нему. Василиса, как только заметила его, тоже хотела броситься к нему, однако ее остановила Захарра.

— Василиса, — она подошла к рыжей, — Можно я кое-что спрошу?

В ответ последовал слегка медленный кивок.

— Зачем?

Василиса подняла одну бровь, как бы спрашивая, что она имела ввиду. Хотя прекрасно ее поняла.

— Зачем ты пытаешься втянуть Фэша во… — она неряшливо взмахнула руками, — …все это?

Огнева украдкой посмотрела в сторону парней, которые что-то обсуждали, причём Леша все время интенсивно махал руками, а Фэш только закатывал глаза, легко улыбаясь.

— Просто, — начала она, — Я понимаю, что случается с такими людьми потом.

Захарра повторила жест Василисы и подняла одну бровь.

— Он просто этого ещё не понимает. Но поймёт, обязательно поймёт. Когда станет взрослее. Но, — она запнулась, — Тогда будет уже слишком поздно. Он осознает, что вся его жизнь была построена не им. Что за него все решили. Но когда за тебя построили дорогу, твой путь, в будущее, это уже не твоя жизнь, понимаешь? — Василиса глянула на Захарру. — И он это тоже осознаёт. И потеряет смысл в жизни. Поэтому, — рыжая снова глянула на парней, — Я хочу внести этот смысл сейчас. Потому что ещё не поздно.

— Ну, ты, однако, даёшь, — присвистнула Захарра, — А я-то думала, что тебе просто навсего понравился мой братец, а ты о таких вещах заговорила!

Василиса на эту реплику только тихо вскрикнула, моментально залившись краской.

— Понравился? — переспросила ее Василиса, прикладывая свои ладошки к щекам, потому что ей казалось, что ещё чуть-чуть и от неё уже пойдёт пар.

— Ну да, — протянула шатенка, довольная реакцией. — И судя по твоему лицу, это не далеко от правды.

— Замолчи! — выкрикнула Василисы отворачиваясь, — Просто молчи!

И побежала к парням. Захарра на это только улыбнулась, легонько качая головой. А Василиса неслась навстречу Фэшу, широко улыбаясь. Она понимала, что Захарра всегда будет за неё. От этого ее улыбка становилась только шире.

— Пришёл все-таки, — победоносно заключила Василиса, вставая рядом. — Фэш Драгоций, теперь вы просто обязаны сделать фото с нами.

Фэш покачал головой. Не то, чтобы он не хотел просто уже начинает темнеть, поэтому и фотографии не получатся.

— И не надо тут отрицательно качать головой, — возмущённо сказала Василиса, — Наверняка думаешь, что уже темно и ничего не выйдет, да? Скажу по секрету, у камеры есть вспышка.

И не дожидаясь ответа Фэша, Огнева схватила его за руку и повела к аппарату. А потом повернулась к остальным ребятам.

— А вы чего встали? Вас это тоже касается!

И в итоге, они все, пихаясь друг с другом и прижимаясь как можно плотнее, чтобы всем попасть в объектив, стояли и улыбались.

— Слушай, Огнева, — начал Фэш, — Мы же можем поставить таймер и положить камеру на землю. Так ведь будет удобнее.

Василиса хлопнула себя по лбу, мол, как и сама не догадалась. Найдя таймер, она начала искать место, чтобы поставить камеру. Завертев головой, Василиса поняла, что кроме рядом стоящего дерева нет ничего, что могло бы придержать камеру.

— Эй, ты куда? — спросил Лешка, глядя на подбегающую к дереву Василису. Дерево было небольшим, но его толстые ветки могли уместить на себя около четырех человек. Поэтому, забравшись на него и положив камеру, Василиса спустилась.

— У нас есть ровно двадцать секунд, быстрее, — крикнула Огнева, подзывая ребят к себе.

— А камера не упадет хоть? — скептически поднял бровь Фэш, но ответа он не получил, ибо все начали вставать в позы. За несколько секунд до того, как камера их сфоткала, на спину Фэша резко запрыгнули. Не ожидая ничего подобного, он сразу же прогнулся.

— Какого черта?! — он раздраженно взглянул на, как оказалось, Захарру. Та только рассмеялась и посмотрела в камеру, поднимая руки к небу. Фэш даже ничего не успел сделать, как послышался щелчок, а затем последовала вспышка. Василиса тут же подбежала к камере, чтобы посмотреть получившиеся фото.

— О боже, — Василиса сложилась пополам, отдавая камеру Нику, — У Фэша такое лицо перекошенное!

Ее смех поддержали и остальные ребята, кроме Фэша, который пытался смотреть на них со всей своей серьезностью и угрюмостью, но им, кажется, было не до него.

— Удалите.

— Еще чего, — протянул Ник, — Удалять такое — грех.

Тогда Драгоций подбежал к Нику и хотел выхватить камеру из его рук, как он бросил ее в сторону.

— Лешка лови!

Рознев незамедлительно поймал камеру, убегая подальше от брюнета.

— Рознев, верни мне камеру, — взревел Фэш, поворачиваясь к парню. Тот лишь показал ему язык и улыбнулся. — Хорошо, когда вы заснете, то я обязательно удалю фото.

— Не удалишь, — к Леше подошла Василиса, — Потому что камера будет у меня. — Она ехидно глянула на Фэша, — Или, ты даже нарушишь целых два правила, и явишься на сторону женского общежития?

Драгоций покачал головой, на такое он не пойдет ради какого-то там фото. Да и слишком глупо было бы. Посмотрев на время, он с ужасом понял, что до осмотра осталось двадцать минут, и ему бы следовало поторопиться. Поэтому махнув на ребят рукой, он развернулся и стал идти к входу в общежитие.

Ребята же еще немного посидев, они решили последовать примеру Фэша, и отправились общежитие.

***

— Эй, Фэш!

Голос Василисы Драгоций бы узнал из тысячи. Мигом остановившись он оглянулся назад, где к нему неслась рыжая. Ни слова больше не говоря, схватила его за руку и повела куда-то. Позже Фэш понял, что идут они в библиотеку. Когда они сели за один из столиков, Василиса начала доставать тетрадку и ручку, а Фэш вопросительно на неё уставился.

— И чего ты смотришь? — недоуменно проговорила та, — Ты что уже забыл что ли, ты мой репетитор.

Драгоций моргнул. Он был более чем уверен, что сегодня только вторник, а не среда, в которую они занимаются.

— Василиса, — осторожно начал он, — Сегодня вторник.

— Ну да, — кивнула Огнева.

— А мы занимаемся по средам.

— Я знаю, — опять кивнула та, — Просто решила, что позаниматься ещё будет не так плохо. К тому же, на нашем предыдущем уроке я ушла.

Драгоций, по всей сути, против не был. Фэш все больше и больше ловил себя на мысли, что готов соглашаться с Василисой на все, чтобы та не предложила. И это было самым странным, потому что они знакомы от силы неделю, а у него ощущение такое, будто год-два. Брюнета это очень настораживало. Фэш посмотрел на тему, думая в уме, как лучше будет объяснить ее Василисе. Драгоций уже давно понял, что девушка лучше понимает через ассоциации или даже рисунки.

— Знаешь, — проговорила та, пока писала очередное определение, — Тебе бы работать учителем. Серьёзно, — она на секунду прервалась и посмотрела на парня, — Благодаря тебе я начинаю понимать материал. Удивительно просто.

— Ничего удивительного, — он в ответ пожал плечами, — Ты очень способная, — а потом, видя как Василиса начинает самодовольно ухмыляться добавил, — Правда болтливая очень. И неуклюжая.

Конечно, про неуклюжесть Фэш знать точно не мог, но кажется, легкая провокация сработала: Василиса посторожила разозлённую гримасу, и надув щеки принялась за примеры. Фэш скосил свой взгляд в сторону Василисы, внимательно рассматривая ее. Она чем-то притягивала к себе. И Фэш, видимо, настолько сильно сильно погрузился в свои мысли, что не заметил тот момент, когда Василиса смотрела на него в ответ. Постепенно они начали приближаться друг к другу, пока их носы не соприкоснулись. Однако, отстраняться никто и не думал.

— Глаза цвета лазурной стороны, — выдохнула Огнева, — Красивые.

Фэш коротко рассмеялся, а потом легко улыбнулся. В один момент он почувствовал на своей щеке палец Василисы. Вопросительно подняв брови, Драгоций уставился на нее.

— Ямочки, — пояснила Василиса, слегка надавливая на его щеку, — Они такие прикольные!

К первому пальцу присоединился еще и второй. И, обычно, Фэш бы оттолкнул человека, делающего это, но сейчас это доставляло некое удовольствие. А Василиса в свою очередь разошлась не на шутку, начиная массировать щеки Драгоция.

— Кожа такая гладкая, боже!

Фэш хмыкнул, убирая руки Огневой со своих щек, которые чуть припухли и покраснели.

— Решай пример.

Василиса снова развернулась к своей тетрадке, начав тихо бормотать, про кожу Драгоция. Фэш же в свою очередь устремился читать учебник по высшей экономике. У него по ней скоро будет тест, поэтому лучше подготовиться заранее. На удивление бормотание Василисы ему никак не мешало, хотя раньше любой источник звука был для него губительным. Драгоций все чаще и чаще начал замечать за собой вещи, которые никогда бы не сделал, или было очень несвойственные ему. Что так на него влияло, Фэш понять не мог. Или он уже понял на подсознательном уровне, но не хотел принимать это. Брюнету кажется, что он запутался. Запутался в себе, в своей жизни, в своих взглядах на мир. Ему нужна была помощь. А от кого, он не знал.

— Готово!

Внезапная фраза Василисы вывела его из колеи, и он выронил книгу из своих рук. Проверив тетрадь рыжей, он расписал ей ее ошибки, и сказал, чтобы еще раз прочитала параграф.

— Тогда, — он поднялся, — До пятницы.

— Угу.

Драгоций потоптался на месте. Уходить совершенно не хотелось, да и было чувство неполноценности. А когда до него дошло, что Василиса не позвала его прийти за общежития, он растерялся. Продолжив стоять на месте он все думал.

— Ты не собираешься уходить?

Вопрос заставил его в врасплох. Действительно, чего это он. Не позвала и не позвала, ничего такого в этом нет. Но почему-то от этой мысли становилось очень плохо, ведь каждый раз, когда они встречались, даже если нечаянно сталкивались, Василиса звала его за общежития.

— Собираюсь, — наконец сказал он, — Встретимся в пятницу, да?

Драгоций даже сам не понял, как интонационно выделил это слово, но надеялся на то, что это было не так заметно. Но, видимо, это получилось очень заметно, потому что в следующий же момент Василиса тихо захихикала.

— Ага, — протянула она, хватая рюкзак и поднимаясь с места. — Встречаемся за общежитиями, — уже у дверей сказала она. — Можешь прийти даже пораньше.

И вышла.

А Фэш впервые почувствовал себя идиотом, ибо он был уверен, Василиса все прекрасно понимала.

***

За две недели, что Драгоций общается с Василисой и вообще всем Орденом Дружбы, (ему все еще неловко проговаривать это даже у себя в мыслях) он понял, что нуждается в них. В основном в Василисе. Она нужна ему как воздух, и если он хотя бы один раз не встретится с ней, даже мимолетно, то можно считать день неудавшимся. Драгоция, за время их общения все больше удивляла способность Огневой появляться именно в нужный момент, когда чертовски плохо, и хочется плюнуть на все, и делится своей энергией. Поэтому сейчас, уже идет третий день без Ордена Дружбы, без их вечных встреч за общежитиями. Без Василисы.

И от этого хочется очень сильно кричать, рвать на себе волосы, делать все, чтобы она его заметила. Сосредоточиться на учебнике по экономики у него не получалось, он перечитывал одну страничку уже пять раз, но все равно понять главной мысли не мог. Через неделю, а если быть точнее через четыре дня у всей школы начнутся контрольные работы, и все свое время ученики тратят на учебы. Лишней минутки не ни на что. Что уж там говорить про какие-то встречи. А на плечах Фэша было еще больше давление, ведь он первое место в школе. Пример для подражания, идеал. Облажаться он не мог. И ему совсем не обязательно знать, что первые два дня, Василиса усердно искала встречи с ним, но потом ее остановили Ник с Лешкой.

Когда он зашел в комнату, то сразу же упал на кровать, моментально заснув. Завтра ему надо будет сдавать тест, а перед этим он должен обязательно выспаться. В глазах уже рябило, а страницы с текстом ему начали сниться в кошмарах. Проснулся он от легкой возни, и тихих возгласов. С большим трудом разлепив глаза, он поднялся с кровати и посмотрел на источник шума. И понимает, что лучше бы он не просыпался, потому что перед ним на подоконник их комнаты пыталась залезть Захарра, через распахнутое окно. И Фэш подумал, что это не прикольный сон, и ему пора бы уже проснуться.

— Давай быстрее, Захарра, — послышался шёпот Василисы за его спиной.

О. Боже.

Неужели Драгоций начал потихоньку сходить с ума, если ему начали сниться такие сны. Реалистичный сон, надо сказать. Даже голоса получались очень качественными. Неужто так долго с ними общался, что запомнил тембр голоса каждого?

Фэш понял, что это вовсе не сон, только тогда, когда Захарра, наконец залезшая на подоконник, хотела с него спрыгнуть. Спрыгнула. И сразу же споткнулась. Упав, естественно, на Фэша. Тот подумал, что боль не может быть настолько реалистичной во сне. И тогда до него дошло.

— Что за черт? — прошипел он, скидывая с себя Захарру. — Вы что здесь забыли? Это нарушение правил! Если нас поймают, то несдобровать всем.

— Именно поэтому, мы должны сделать все, чтобы нас не запалили, — ответила Василиса, сажаясь в позу лотоса на полу. К ней присоединились и остальные.

— Завтра у всех тесты, — продолжал брюнет, — Мы должны спать.

Василиса лишь закатила глаза, а потом сняла рюкзак с плеч, открывая замок.

— Да, и поэтому, — она оглядела всех, — Нам надо немного развеяться!

И с этими словами она перевернула рюкзак, откуда посыпалось множество конфет, шоколадок, орешков. Были даже разного рода тянучки и леденцы. Пол мигом заблестел от множества ярких упаковок. У Драгоция округлились глаза, от такого количества сладкого.

— Откуда…

Василиса лишь хихикнула в кулак. А потом Фэш вдруг вспомнил двухнедельный разговор.

— И она еще спрашивает, почему моя кожа глаже ее. — Фэш хмыкнул.

В один момент комнату наполнил тихий смех, а Василиса вскочила на него и найдя подушку, со всей силы кинула ее в парня. Сев на место, она самой первой потянулась в сторону шипучки, и Фэш был уверен, что сейчас она краснее заката. Драгоцию стало весело, сон смахнуло рукой, и он вторым потянулся в сторону шоколадного батончика. Почему он их не выгнал из комнаты, ведь завтра тест, ему надо быть выспавшимся, да и вообще, это нарушения правил, Фэш понял только сейчас. Потому три дня без шумной Василисы, на ряду с Захаррой, истощили его. Ему просто жизненно необходима была эта компания сейчас.

Когда пустых оберток на полу превысило, количество не съеденных сладостей, они разместились по самым разным уголкам комнаты: Ник с Лешкой остались на полу, Фэш сидел на стуле у своего стола, Захарра полусидя-полулежа разместилась на небольшом кресле, а Василиса лежала на кровати, опираясь ногами в стенку, свисая вниз головой. Тишина, которая образовалась приятно обволакивала Фэша, даря тепло. Ему вдруг стало так уютно и хорошо-хорошо, что уже было все равно, но то, что за окном начинает светать, а он не сомкнул ни глазочка. Просто хотелось растянуть этот момент. Жить в нем.

— Эй, ребят, — Василиса первая прервала тишину, из-за чего четверо как по команде посмотрели в ее сторону, — А у вас есть мечты?

Фэшу захотелось посмеяться, от глупости вопроса, но увидев, что Огнева говорила на полном серьезе, ему сразу же перехотелось.

— Ты что, переела? — с хмыком спросил Рознев, — Конечно, у всех есть мечты. Я вот например, всегда хотел стать великим борцом. Таким, чтоб одного взгляда на меня хватило бы всем, чтобы понять — я не слабак.

— Однако, что-то пошло не так? — поинтересовался Ник, за что получил тычок в плечо, на что остальные только тихо рассмеялись, — А я раньше очень хотел стать ювелирным мастером, — он выдохнул, — И не только ювелирным, эдаким «мастером на вс руки».

— А я, — подхватила их Захарра, — С детства мечтала быть художником. Даже как-то воровала краски у соседской девчонки.

Со соборны Василисы послышался смешок.

— Ну, а у тебя, — рыжая наконец села, поджав ноги, и посмотрела на Фэша, — Какая у тебя мечта?

Драгоций призадумался. Он никогда еще не думал о таких вещах, и чего-то определенного, какой-то цели он не имел. Разве что поступить в университет и найти хорошую работу. Но, как показалось самому Фэшу, на мечту это мало тянуло, скорее так, планы на будущее.

— У меня ее нет, — пожав плечами сказал он спустя минуты тишины. Василиса от этой фразы удивленно подалась вперед, и не рассчитав силы, свалилась с кровати.

— Как нет? — Василиса была в недоумении, — Неужели ты ни разу не задумывался о том, чего бы тебе хотелось больше всего на свете?

Фэш отрицательно покачал головой. Василиса начала медленно подниматься и садиться на кровать, попутно бормоча что-то. Внезапно, брюнету показалось, что атмосфера в комнате странно изменилась и стала более напряженной.

— А у тебя? — наконец не выдержав, выпалил Фэш.

— Быть счастливой, — моментально отзывалась Василиса, — Ведь когда человек счастлив, остальное кажется не таким важным, не правда ли?

В нее прилетела подушка, запущенная Захаррой.

— Тебе никогда не стать философом, — проговорила она, — Поэтому помолчи.

Василиса же на это театрально схватилась за сердце и опять упала на пол.

— Ты убила мою мечту стать философом.

— Твоей мечтой было быть счастливой, забыла что ли? — проговорил Ник.

— Ты убила мою вторую мечту: стать философом, — продолжила Василиса ничуть не растерявшись, хотя было видно в полутьме, как уголки ее губ дрожат.

— Сердце находится с другой стороны, дубина, — сказал Фэш, слегка ухмыляясь. В следующий же момент в него прилетела подушка. Первой не выдержала Захарра. Она, уткнулась в одеяло, которое она прихватила с собой на кресло, и засмеялась. Ее смех подхватил и Фэш, тихо посмеиваясь.

Они еще долго валялись и говорили что-то друг другу, иногда пререкаясь между собой. Когда стрелка часов начала доходить до пяти часов утра, а за окном уже начало всходить солнце, Фэш решил, что пора закругляться. К тому же бессонная ночь давала о себе знать, и его глаза закрывались уже на ходу.

— Давайте уже расходиться, — озвучил свою мысль Драгоций. Ник с Лешей его поддержали, ведь сами валились с ног.

— У меня есть идейка, — Василиса, казалось спать не хотела вообще, потому что ее глазах так и пылал огонь бодрости и чего-то нехорошего. — У нас целая куча фантиков.

— И что? — голос Фэша прозвучал слишком сонно.

— Их надо куда-то девать, — продолжала говорить намеками девушка.

— А что? Эта мысль, — улыбнулась Захарра, поймав ход мыслей Василисы. А затем уловили и Лазарев с Розневым. В полнейшем не восприятии ситуации оказался только Фэш, который из-за своего сонного состояния почти сразу же согласился на то, чтобы раскидать все фантики по общежитию. Ему просто хотелось спать, а так, сделав то, что его просят, он отделается от них, и окажется в своей кровати.

В себя Фэш пришел только тогда, когда увидел полную картину, созданного ими бардака. Везде: на полу первого этажа, в холле, на лестницах и даже чуть-чуть на втором этаже красовались яркие обертки от шоколадок и прочего. И как они все это съели, спрашивается. Еще чуть-чуть душу Фэша грело то, что в общежитиях нет камер наблюдения. А потом до Драгоция начало постепенно доходить ущербность ситуации. Он нарушил сразу несколько правил из школьного устава, устроил черти что в общежитии, сегодня тест, а он даже не поспал!

Дайте ему один билет в ад, пожалуйста.

Со стоном он рухнул на свою кровать, когда уже девчонки разошлись.

— Что же я наделал, — в подушку протянул он. — А если кто-то видел нас? Что если об этом узнает директор? Боже.

Фэш продолжал бормотать что-то про то, что ему конец, конец его репутации, да и вообще всей его жизни придет конец.

— Да не преувеличивай ты так, — слегка толкнул его плечо Ник, сажаясь рядом, — Никто не видел это. Об этом никто не узнает. Просто сыграй хорошее удивление, и все.

Фэшу подумалось, что Ник так спокойно это говорит, словно через все это проходил и не один раз, но решил не забивать голову, отдаваясь вов власть кровати. Несомненно, ему придется сыграть удивление. А актер из него тот еще.

Комментарий к

Указывайте пожалуйста на ошибки в ПБ

========== Часть 3 ==========

Тест Фэш, разумеется, не написал. О каком тесте вообще может идти речь, когда от недосыпа у тебя все расплывается в глазах, а сознание мутнеет? Драгоцию кажется, что даже самый действенный энергетик не взбодрит его, однако для поддержания хотя бы адекватного человека, он был бы не против выпить пару баночек. Только вот энергетические напитки в школьном буфете не продают, поэтому все, на что остаётся надеется Драгоцию это на кофе. Выйдя из класса, с облегчённым вздохом, он отправился в столовую, попутно слыша высказывания учеников по поводу их утренней пакости. Драгоцию захотелось заткнуть себе уши, потому что фразы учеников долетали до него от всюду, и да, Фэшу было стыдно. Настолько, что уже хотел несколько раз пойти в кабинет директора и сознаться во всем, однако все время себя останавливал. Фэш старается не думать, что возможно выдаёт себя своей сонливостью, ужасно написанному тесту, за который родители его по голове не погладят.

Купив стакан горячего кофе, он уселся на один из подоконников, смотря в окно. Ноябрь плавно начинает перетекать в декабрь, и на улицах становится холоднее. Внезапно выхватившая из его рук кофе Василиса, заставила подпрыгнуть на месте. Она присела рядом, даже не поприветствовав, вернула стаканчик законному владельцу.

— Из-за тебя я провалил тест, — монотонно, даже лениво протянул Фэш, делая глоток обжигающего латте. Василиса в ответ что-то промычала, снова беря в свои руки кофе Фэша. Видимо, спать хотелось не только Драгоцию.

— Скоро Рождество.

Фэш, слегка хмыкнул. Вот чего он не ждёт так это Рождество, в которое ему придётся увидеться со своими родителями. А видеться с ними очень не хотелось.

— Ага, — подтвердил Фэш, продолжая смотреть в окно. — Эй, не выпивай мне мой кофе.

Он отобрал стаканчик из рук Василисы, на что послышался стон разочарования.

— Если хочешь тоже, можешь купить, — невозмутимо попивая латте, сказал Фэш.

— Ну тебя, — буркнув это, Василиса спустилась с подоконника, и ушла в своём направлении.

День длился будто нарочито медленно, вынося заспанные мозги Фэшу. Он уже давно потерял надежду на то, что наконец проснётся и вклинится в урок. Все чего желал Драгоций так это окончания уроков, когда он сможет пойти в общепите и поспать.

Так он, в прочем, и поступил. Придя в комнату он планировал поспать хотя бы пару-тройку часиков, а потом сделать уроки, но сам даже не заметил, как отключился.

Проснулся Фэш из-за шума. Разлепив глаза, Фэш посмотрел на окно (все мы понимаем почему), и с удивлением понял, что все ещё день.

— Сейчас все ещё день, — проговорил Фэш, — А я думал, что надолго заснул.

— Ага, день, — сказал, услышавший его Ник, — Следующего дня.

Когда до сознания Фэша дошла эта фраза, он с громким грохотом упал с кровати.

— Следующего дня?! — вскочил он. — Я что, пропустил школу?

— Угу, — поддакнул Лазарев, — Не волнуйся, мы с Лешкой сказали, что тебе нездоровится, — успокоил того Ник, — Учителя сразу же поверили, и пожелали выздоровления.

Фэш со стоном рухнул на кровать. Это был его первый раз, когда он прогуливает школу. И из-за кого? Правильно, из-за Василисы. Фэш сам для себя решает, что больше у неё на поводу не пойдёт, поэтому, удовлетворённый своей решимостью засыпает обратно.

Долго поспать ему не удалось. Как Фэшу самому показалось, заснул он всего лишь на каких-то тридцать минут, пока его снова не разбудили.

— Вставай давай! — сверху на него запрыгнула Захарра, из-за чего у Драгоция перехватило дыхание, а в глазах начало мутнеть.

— Слезь с меня, — прохрипел Фэш, всеми силами пытаясь скинуть с себя сестру. — Что вы вообще здесь делаете?

Слава богу, что днём парням и девушкам можно переходить на разные стороны общежития, но только с разрешением учителя. Что такого сказали девочки, чтобы их пропустили, он знать не хотел. Или есть ли у них это разрешение вообще.

— Прогульщикам привет! — весело проговорила Василиса, сажаясь на пол. — И каковы же ваши ощущения, Фэш я-никогда-не-прогуливаю-школу Драгоций?

— Замолчи, — он опять уткнулся в подушку, — Вы мне так и не ответили, что вы здесь делайте.

— Как что? — в притворном изумлении произнесла Огнева, — Больного навещаем. И чего-то ты сегодня не в духе.

— Я из-за тебя тест завалил!

— Да нет, — ответил только что вошедший в комнату Лешка, явно услышавший последнюю фразу, — Как раз встретился с учителем по экономике, Драгоций у тебя девяносто баллов.

Брюнет разочарованно простонал.

— Девяносто! — он поморщился, — Никогда такую низкую оценку не получал!

Василисы поперхнулась воздухом, закашляв.

— Низкую? Низкую? — она посмотрела на Фэша, — У тебя девяносто, чертовых баллов, да я такие цифры за всю свою жизнь ни разу не видела!

Ее восклицание Фэш решил проигнорировать. Хотя на языке так и вертелось это а ты кого с собой сравниваешь? Но он же всё-таки умный парень, и тактично промолчал. Через какое-то время в комнате наступила тишина, Фэшу вдруг стало кое-что интересно.

— Слушайте, — подал голос он, — А как вы все начали дружить? То есть, вы же в разных классах учитесь.

Действительно, как же? В одиннадцатом классе вместе с Фэшем учатся Ник с Лешкой, в десятом Захарра, ну, а в девятом — Василиса. И хотелось узнать как они начали общаться.

— Ну, — первым ответил Лешка, — Я с Василисой с детства знаком, мы соседями были.

— А я, — отозвалась Захарра, — Встретилась с ней, когда ждала свою очередь, чтобы пойти в кабинет директора. Мы с ней разговорились, вот и стали дружить. — она слегка нахмурила брови, — Когда это было, года три назад?

Василиса утвердительно кивнула.

— Ну, а я просто увидел, как Захарра с Лешей все время зависают вместе с Василисой и тоже поспешил познакомиться, — довершил Ник.

Фэша слага заклинило. Так значит все они дружат уже около трёх лет? И даже его решили не знакомить?

— Мы пытались, — ответил Ник. Фэш даже не заметил, как проговорил последнюю фразу в слух. — Но у тебя на уме была только учеба, и ты постоянно отмахивался, — блондин пожал плечами, — Поэтому мы бросили эти попытки.

Все разом закивали. Позже они нашли другую тему для разговора, и болтали без остановки. Фэш укутался в одеяло, иногда вставляя пару предложений в их обсуждение, но через какое-то время его опять начало клонить в сон. А через несколько минут он отрубился, слегка сопя, и вся болтовня ушла на задний план. Пожалуй, так хорошо и легко он мог чувствовать себя только с ними. Да и девяносто баллов казались уже не такой и низкой оценкой.

Когда человек счастлив, остальное кажется уже не важным, не правда ли?

***

Канун Рождества наступил быстро. Улицы уже были полностью в сугробах, люди начали одеваться тепло, да и на улице стоял мороз от минус двадцать. Теперь все встречи Ордена Дружбы проходили исключительно в комнате парней, потому что делать что-либо на улице казалось невозможным. У них уже вот как четыре дня идут каникулы, и все постепенно разъезжаются по домам. Фэш бы и сам рад поехать домой, но ребята все уезжают в Рождество, а встречаться с родителями раньше ему совершенно не хотелось. Они опять начнут заезженную тему о учебе, скажут, что уже подобрали ему университет, а все остальное время праздника проведут в молчании. Поэтому и сказал им, что задержится до Рождества, из-за дополнительных занятий.

— Где там Захарра так долго? — не выдержала Василиса, лежа на кровати и болтая ногами в воздухе. Эти четыре дня с начала каникул Огнева с Драгоций поселились у них в комнате, не выходя из нее.

— Ты же знаешь, что ей очень тяжело говорить о том, что не сможет приехать к родителям на Рождество, — отозвался Ник. Драгоций-младшей не повезло больше всех: кроме того, что родители живут не в этом городе, так еще и погода подвела, из-за чего отменили все завтрашние и послезавтрашние рейсы.

— А я ей сразу говорила: бери билеты раньше, но нет, — Огнева взмахнула руками, — Видите ли она будет по нам скучать от такой долгой разлуки.

Наконец перестав маячить ногами, она села. Через как-то время зашла и Захарра, сев на кресло и поджав ноги.

— Проводить Рождество в общежитии школы, что может быть лучше, — грустно, почти плача проговорила она и уткнулась в колени.

Фэшу от этой картины стало плохо, казалось его сейчас стошнит этого пропитанного грустью голоса. Драгоций никогда не хотел бы слышать такой голос еще раз. Да и вообще когда-либо. Захаре идет только звонкий, радостно-насмешливый. И никакой больше. Поэтому сделав вид, что ему на телефон пришло сообщение, а он сам пишет на него ответ, Фэш сказал:

— Ну, — поднимаясь с пола и подходя к Захарре, начал он, — Хотя бы не одна. Мои родители написали мне, что уезжают в срочную командировку, — он помахал телефоном в руке.

— Правда что ли?

— Конечно, — с легкой улыбкой сказал Фэш. Разумеется он соврал, никакие родители ему не писали, но почему-то сейчас поддержать Захарру казалось важнее, чем-то, что он не приедет на Рождество к родителям. — Вот такие мы с тобой неудачники.

На что Захарра только рассмеялась, и бросилась Фэшу на шею. Драгоций лишь обнял ее в ответ.

— Как мило, — пролепетала Василиса, а затем послышался щелчок камеры, — Повешу это в рамочку.

Фэш же метнул на нее грозный взгляд, на что Огнева показала ему язык и хихикнула.

— А вообще, — положив камеру на место, сказала она, — Думаю, моя мама будет не против, если я приведу своих друзей.

— Ты что, предлагаешь нам…

— Ага, — прервала его Василиса с легкой улыбкой, — Отпразднуем Рождество вместе!

Захарра с радостными воплями бросилась в объятия к Василисе. Однако та, не выдержала напора и они обе свалились на пол.

— Обожаю тебя, Василиса!

Василиса похлопала ее по плечу, призывая слезть с нее.

— А вы что скажете? — она глянула на Лешку с Ником.

— Ты же знаешь, что я отвечу, — с ухмылкой сказал Рознев.

— Вы, меня, конечно, простите, — встрял Ник, — Но я откажусь. С отцом я давно не видался.

Василиса понимающе кивнула, ответила, что все нормально. Через полчаса просто так сидеть сидеть Василисе наскучило, и она начала мерить комнату размерными шагами. А потом, будто что-то вспомнив, выбежала из комнаты. Никто даже толком не успел среагировать. За считанные минуты Василиса снова вернулась в комнату с сведенными з спину руками. Глаза блестели нехорошим огоньком, а на лице была широкая улыбка. Каждый из присутствующих понял — она что-то задумала.

— Нет.

— Я даже не сказала, что я хочу! — она возмущенно глянула на Фэша.

— Чего бы ты не хотела, все равно нет.

— Ну ты и зануда, — надув губы, протянула она. А потом на лице опять появилась улыбка, и она высунула руки, предъявляя всем что находится в них. А у нее в руках были по три пачки бенгальских огней. Драгоций с легким стоном прислонил руку к переносице. Теперь он был точно уверен, ничем хорошим это не закончится.

— Давайте чутка взбодримся! — рыжая подняла пачки с бенгальскими огнями вверх.

Как бы Фэш не отнекивался в его руки впихнули две больших палочки, и выставили за порог комнаты.

— Ну что, готовы? — с хитринкой спросила Василиса. — Тогда, погнали!

Она первая зажгла огни и с громким криком неслась по коридору, махая ими. За ней с хохотом побежала Захарра, а затем и остальные. Только Фэш смотрел, как искры огней рассыпаются по разным сторонам и спокойно шел. Он не любил делать глупые вещи. Он ведь взрослый. А взрослые должны вести себя соответствующе.

— Фэш, что ты как дед, а?! — откуда-то издалека послышался голос Василисы, — Сейчас каникулы, отрываемся!

Фэш раздраженно фыркнул. Дедом его еще никогда не называли. А потом, через череду обзывательств со стороны Захарры, Ника и Лешки, он не выдержал и сорвался с места.

— Я вам сейчас покажу! — он бросился их догонять. Те лишь с хохотом убегали от него. Они даже сами не заметили, как выбежали на улицу. Огни все еще горели, искры летали то туда, то сюда, а они бегали по сугроба, не обращая внимания на жуткий мороз, и то, что они сейчас в одних легких футболках, домашних штанах и тапочках. Захарра вообще была в пижаме. Сейчас им было весело. Василиса махала палочкой, как будто она фея, Захарра рисовала искрами какие-то узоры, а сам Фэш с парнями насылали друг на друга заклинания. Когда бенгальские огни начали догорать, то всех пробил холод. С радостными воплями они побежали наперегонки в сторону общежитий. А потом, все прижались друг к другу под одеялом, пытаясь согреться.

— Докажите же, весело было, — хрипло произнесла Огнева, дуя на свои ладошки.

— Если я из-за тебя заболею, то это будет на твоей совести, Огнева, — буркнул Фэш, сильнее прижимаясь к Нику.

— А знаете, — проговорил Рознев, — Это было круто, — он легко рассмеялся. — Надо как-нибудь повторить.

— Надо, — согласилась Захарра, зевая. Время было не такое позднее, всего лишь около семи часов, но они уже были измотанными. Да и под одеялом с прижимающимися друг к другу друзьями было так хорошо, что не удивительно, то что они заснули через несколько минут.

Фэш проснулся оттого, что почувствовал, как на него смотрят. Разлепив глаза, он увидел, как на его коленях лежит голова Захарры, а на плечах с двух сторон Ник и Лешка. И как смог заснуть в таком положении? А смотрела на него Василиса, слегка тормоша за плечо.

— Чего? — полушепотом проговорил он, — Сколько времени?

Василиса на это лишь тихо шикнула, и показала на дверь головой. Поняв намек он аккуратно упал с себя головы друзей и поднялся. Получилось это достаточно болезненно, тело онемело и затекло, поэтому пришлось еще слегка размяться. Огнева лишь поторапливала его, и когда Фэш закончил схватила его за руку, и повела из комнаты. На вопросы куда она его ведет, Василиса не отвечала, лишь крепче держа его руку. А в момент, когда они подошли к двери, ведущей, а лестницу, он догадался, что они идут на крышу. Мороз ударил в лицо, заставив поежиться, удачно, что Василиса прихватила для него куртку. Огнева подошла к перилам, и посмотрела на время.

— С Рождеством!

Она обернулась к нему и слегка улыбнулась. Фэша переклинило. И для этого, она разбудила его посреди ночи? А пока Фэш думал, Василиса достала бенгальские огни, и отдала один Фэшу.

— Остались последние два, — пояснила она и зажгла их. Но не махала ими, а просто держала их перед собой, задержав дыхание. Фэш же поднял свой огонек к небу, чуть качая его.

— Красиво. — Василиса облизнула губы, чуть прикусывая их.

Брюнет слегка улыбнулся.

— С Рождеством.

Фэш еще никогда не встречал Рождество так, ночью, на крыше. И от понимания того, что Василиса специально разбудила его, для того, чтобы поздравить с праздником самым первым именно его, ему хотелось подпрыгнуть от счастья. А небо действительно было очень красивым, и Драгоций подумал, что Василиса идеально вписывается в общую картину. Не сказав больше друг другу ни слова, они смотрели, как догорают последние искры, и постояли еще чуть-чуть. А Фэш уверен, что это будет самым лучшим его Рождеством в жизни.

***

Мать Василисы оказалась точной ее копией. Такие же рыжие локоны, которые были в небольшом пучке, сапфировые, почти васильковые глаза, которые смотрели на них с легким удивлением.

— Привет, мам, — первой поздоровалась с ней Василиса, и поспешила обняться, — Это мои друзья, я тебе про них рассказывала, помнишь? — она посмотрела женщине в глаза, — Я пригласила их к нам, потому что они не смогут отпраздновать Рождество со своими родителями.

— Конечно, проходите, — она отошла от порога, призывая их войти, — Мы всегда рады гостям, — она дружелюбно улыбнулась, — Меня зовут Лисса.

— Захарра, — самой первой представилась шатенка уже раздеваясь.

— Здравствуйте, Лисса, — поприветствовал женщину Лешка.

— О боже, Рознев, ты что ли? — она удивленно прислонила руку ко рту, — Вымахал-то как! Совсем не узнать.

Леша тоже прошел внутрь, чуть смущенный начал раздеваться, слушая тихие смешки Захарры. Только один Фэш неловко топтался на месте. Не зная куда деть свои руки, он засунул их в карманы своей куртки. Отчего-то было неуютно стоять рядом с Лиссой.

— Я, — он слегка запнулся, — Меня зовут Фэш.

— О, так ты тот репетитор моей дочери? — улыбнувшись спросила она, — И еще, цитирую, жуткий зануда, не знающий, что такое веселье.

Фэш смущенно отвел глаза на свою обувь. Лисса лишь рассмеялась, и пожелала всем чувствовать себя как дома. А подходя к Василисе нарочито громко сказала, какой у нее репетитор милый.

— Мам! — возмущенное восклицание вперемешку со смещением незамедлительно последовало от Василисы.

Захарра на это лишь рассмеялась, проходя вглубь квартиры, а Фэш тихонько хмыкнул. Теперь понятно, в кого пошла Василиса. Квартира оказалась небольшой, но достаточно уютной. Кухня совмещалась с залом, а по коридору дальше, наверное, находились комнаты.

— Может, вам помочь? — поинтересовался Фэш, подходя ближе к Лиссе. Та только покачала головой, сказав, что работы осталось не так много, и отправила его в ребятам в зале. Когда Драгоций вернулся в зал, он увидел разбросанные подушки по всему полу, а посередине всего Захарра, пыталась просунуть руку через Василису, пока та стояла в мостике. Руки ее дрожали и смеха, но она упорно продолжала держаться. Рядом Лешка подбадривал Захарру, говоря, чтобы она держалась.

Твистер, догадался Фэш. А потом он начал думать, как все до этого дошло, ведь его не было каких-то пять минут.

— Господи… — он поднял глаза к потолку, замечая, что Захарра уже головой пыталась пролезть под Василисой. — Упаси меня, — он сложил руки в молитвенном жесте. Еще раз посмотрел на них, и увидел, как уже Василиса пытается, одной рукой протиснуться в промежуток между головой и плечом Захарры, все еще стоя на мостике. — Аминь, — добавил он.

— Эй, все не настолько плохо, чтобы молиться! — воскликнула Василиса, а Захарра не выдержав, упала, смеясь. Василиса рухнула следом, прямо на хохотавшую Драгоций.

— Я умираю, — прохрипела та, — Фэш, помолись и за меня тоже, — умирающим голосом говорила она.

— Несомненно, — сказал Фэш, — Буду молить бога, чтобы ты попала в ад.

— Если моя душа станет полтергейстом, то ты умрешь первым.

— Я не суеверный.

В комнате моментально послышался взрыв хохота. Еще немного посмеявшись и поиграв, Огнева предложила погулять. И вот сейчас, Фэш стоял на улице и смотрел, как Василиса пытается закапать Лешку, а Захарра ей помогает. Дурачье, думает Фэш. Как дети, бормочет он и идет на спасение Рознева.

— Фэш, не смей ему помогать, — с громким восклицанием произнесла Василиса.

— А то что? — поднял одну бровь брюнет. Не получив ответа он повернулся к ней спиной, и помогал встать Леше. В следующее же мгновение, ему за шиворот напихали снега.

— Огнева!

Фэш, пытаясь вытряхнуть снег из одежды, подпрыгивал то на одну, то на другую ногу, посылая различные проклятия. А потом, сделав вид, что он обижен пошел в квартиру. Долго он там не засиживался, поэтому уже через пять минут вышел обратно. И замер от шока. Перед ним Захарра, Лешка и Василиса разбились на два фронта, построив баррикады из снега. Причем Василиса была одна, а на стороне Захарры и Лешки преимуществом являлись деревья, которые могли скрывать их. Василиса была, так сказать, в проигрышном варианте. Снежные комки метались с разных сторон баррикад со скоростью света.

— Фэш, иди сюда, — как резанная заорала Василиса, заметив брюнета.

— Нет, Фэш не иди! — крикнула Захарра, — Вспомни она нанесла тебе боевое ранение!

Видимо, под боевым ранением, она имела ввиду снег в его одежде. Долго Фэш размышлять не стал, и в один прыжок перемахнул через баррикаду Василисы.

— Я знала, что ты сделаешь правильный выбор!

— Предатель!

Фэш судорожно пытался уворачиваться от всех снежков, делая новые.

— Как так вообще вышло, что ты оказалась одна, против них? — прикрикнул Фэш, чтобы заглушить громкие боевые кличи Захарры.

— Возможно, — девушка отвела глаза, — Я сказала им, что вполне могу выиграть одна.

Фэш только покачал головой. В любое другое время он не сомнении бы сказал, что они все ведут себя, как дети, но сейчас азарт игры захватил его разум, и они вместе с Василиса начали набирать как можно больше снарядов в руки, а потом не сговариваясь казали их в сторону противника. И, видимо, попали слушая громкие стоны.

— Нет! — притворно громко воскликнула Захарра, — Полковник Рознев, не покидайте меня!

— Я умираю… — хрипло проговорил Лешка, — Они попали мне прямо в нос. Офицер Драгоций-младшая, закончите нашу главную миссию, и уничтожьте вражескую территорию.

— Обязательно, — произнесла Захарра, отдавая честь.

— Вы закончили? — поинтересовался Фэш, подошедший к ним вплотную, и зарядил снежным снарядом прямо в голову шатенки. Та вскрикнула и упала на снег.

— Враг оказался сильнее, чем мы думали.

— Мы выигра… — в Фэша прилетел снежок. — Что за черт?

— Дополнительные жизни! — и с боевым визгом Захарра набросилась на Фэша и повалила того на снег. Василиса, бросившаяся его спасать, была остановлена Лешкой.

В конце концов, они сидели за столом и пили горячий чай с мятой, согреваясь. Захарра с Лешей самодовольно улыбались. Василиса же с Фэшем сидели все помятые и хмурые.

— Мы выиграли, — пролепетала куцехвостая.

— Потому что кое-кто сжульничал, — прошипел Фэш.

— На войне все средства хороши, — парировал Леша.

— А теперь, — в их диалог встряла Лисса, принеся на стол еду, — Всем приятного аппетита!

Настроение всех, особенно Захарры взлетело, и они с веселыми историями принялись за еду. На столе лежало много чего: салаты, запеченная рыба, курица, различного рода бутерброды, кувшины с чаем и газировкой. Такое изобилие еды Драгоций не видел никогда, поэтому не знал, с чего ему начать. Обычно, с родителями они ели одно и тоже блюдо каждый год, и то, заказывая его с элитного ресторана. Когда наконец все вдоволь наелись, они болтали без умолку. Фэш решил, что мама у Василисы очень крутая женщина, и проникся уважением к ней. Захарра вообще общалась с Лиссой так, словно та была ее давней подругой. Вот она — способность Огневых располагать людей к себе. Да и Фэш уже чувствовал себя непринужденно, и давно отключил трезвонящий телефон. Потом как-нибудь объяснит родителям все.

— А теперь, — Василиса поднялась из-за стола, — Время Рождественского кино!

Захарра радостно захлопала в ладоши, в то время как Лисса покачала головой.

— Идите, — сказала она, — Я сделаю вам какао.

Тогда радостная Захарра поспешила в зал. Однако замерла, на пороге, и развернулась.

— Василиса, Фэш, — позвала она их, — Идите первыми.

Фэш, заподозривший что-то неладное схватил рыжую за запястье. Василиса на него глянула, а тот лишь покачал головой, внимательно осматривая комнату. Но ничего особенного не нашел, поэтому со вздохом, все еще не выпуская руку Василисы, поплелся в зал. И только они собирались пройти порог, как Захарра вскрикнула.

— Ага! — Василиса и Фэш резко затормозили, — Вы под омелой!

Фэш чертыхнулся, как знал, что она что-то задумала. Быстро метнув голову вверх, он с разочарованием понял, что там действительно весит омела. И как он не догадался посмотреть наверх?

— Целуйтесь, — протянула Захарра, — Хотя нет, постойте.

Она убежала, а потом вернулась со своим рюкзаком, доставая из него камеру.

— Это должно быть запечатлено, — с самым серьезным выражением лица произнесла она.

Щеки Василисы залились краской, да и Фэш тоже чувствовал себя неловко. Он был уверен, что они бы еще долго топтались на месте, пока Огнева решительно не вздохнула, подаваясь вперед, с твердыми намерениями. Фэш даже сам не ожидал, как из-за прибивающей его неловкости и легкого страха, повернет голову. В итоге, поцелуй пришелся в щеку.

— Все, — сказал Фэш, проходя дальше. За ним пошла и смущенная Василиса, которая держала свои ладошки у щек.

— Эй, это нечестно, — Захарра еще что-то говорила им вдогонку, но ее уже не слушали.

Диван был очень маленьким, поэтому им опять пришлось прижиматься друг к другу. Фэш очень жалел, что сел рядом с Василисой, потому что неловкость от ситуации все еще витала в воздухе. Однако, потом Огнева достала пушистый плед, и накрыла им всех, сев с другой стороны. Фэш успел заметить горящие красным щеки и кончики ушей. По телевизору как раз шел какой-то черно-белый праздничный фильм, и они попивая горячее какао, в котором было просто огромное количество маршмеллоу, комментировали его. Неловкая атмосфера постепенно сошла на нет, заменяя ее на домашнюю обстановку, которую Фэшу портить не хотелось, да и вообще уходить из нее тоже. Оглядев всех поочередно, и сделав еще один глоток горячего напитка, он улыбнулся.

Бесспорно, лучшее Рождество в его жизни.

========== Часть 4 ==========

Каникулы прошли, и настала пора учиться. Однако, былой радости от этого Фэш не испытывал, лишь какой-то тяжелый комок, давящий на него, не давая ему дышать. И с каждым днем давление все нарастало и Фэш никак не мог понять, что происходило. Он все также продолжал учиться, подготавливаться к тестам, заниматься с Василисой и развлекаться с Орденом Дружбы. Но что-то упорно не давало покоя Драгоцию, пожирая его изнутри. Следующий тест Фэш написал еще хуже — восемьдесят девять баллов. Фэш еще после этого долго ходил, не от мира сего. Учителя тоже начали беспокоиться, за его спадающие оценки, и говорили ему учиться лучше. Драгоций лишь на это закусывал губу и клятвенно обещал, что такое больше не повторится. Перестав приходить на каждодневные посиделки Ордена Дружбы он, практически до отбоя, находился в библиотеке. Но лучше не становилось, наоборот, казалось, что дело только усугубляется, когда Фэш, заспанный, пришел в школу к четвертому уроку. Слухов тогда было так много, что Драгоцию хотелось вырвать себе уши.

А когда его вызвали к директору, он почувствовал, как его жизнь обрушатся, оставив после себя звенящую тишину.

— Можно? — Фэш постучался пару раз для приличия, и после положительного ответа, вошел внутрь. Драгоций был здесь, когда ему предлагали университеты, и вообще расхваливали его по поводу безупречной успеваемости. Почему-то сейчас он был уверен, что его позвали сюда не хвалить. Он слегка опустил голову, присаживаясь в кресло, стоящего напротив стола директора. Женщина, до этого занятая документами, оторвалась от них.

— Здравствуй, Фэш, — она улыбнулась, и, похоже, пыталась сделать лицо приветливым, но от этой лживой ухмылки, пропитанной недовольством, Фэша воротило.

— Здравствуйте, Елена Мортинова, — он наклонил голову ниже, имитируя кивок, чтобы скрыть свое отвращение.

— Я думаю, ты понимаешь, зачем ты здесь.

Фэш коротко кивнул. Говорить ему совершенно не хотелось.

— Твоя успеваемость, стала ухудшаться, — она сделала наигранное грустное лицо, — Мне, как и всем учителям это не нравится. Твои родители тоже очень обеспокоены этим, они сказали, что ты с каникул не отвечаешь им. — она сверлила его взглядом, — Да и тебе, наверное тоже неприятно, не так ли?

От этого слащавого голоса, Драгоцию хотелось рвать. И не только. Хотелось уйти, закрыть себе уши затычками, чтобы никогда и никого не слушать.

— Я тут заметила, — не дождавшись от него ответа, продолжила Елена, — Ты начал общаться с Василисой Огневой, не так ли? — Драгоция словно током пробило. Ее он не видел уже неделю, и пропустил два занятия с ней. — Я понимаю, дружба очень важна для человека, — она сделала понимающее лицо, — Но не в ущерб учебе, понимаешь? Думаю, тебе надо ненадолго прекратить общение с ними, пока ты опять не станешь номером один.

Эти слова не хотели выходить из головы.

Пока ты опять не станешь номером один.

Номером один.

Чертов номер один!

Фэш, словно в забвении кивнул, и поспешил выйти из кабинета. Голова гудела, колени сводило, и Драгоций не понимал, как он еще может ходить и как-то реагировать на внешние воздействия, в таком не самом лучшем состоянии. Телефон в который раз завибрировал, оповещая о новом сообщении.

— Фэш!

Сразу свое имя он не услышал, все звуки для него проходили будто через плотную пленку, доходя приглушенными. Обернулся он только после того, как почувствовал, что его схватили за руку.

— Фэш, — опять прикрикнула Василиса, заставляя его обратить на нее внимание, — Что с тобой происходит? У тебя что-то случилось?

Голос ее и правда был беспокойным, но сейчас Драгоцию абсолютно все казалось лживым, неправильным. Раздражение накатило с новой силой, всем что-то нужно от него. Все чего-то ожидают. А ему просто хочется заорать, чтобы его оставили в покое.

— Эй, ты же знаешь, что можешь все нам расска…

— Нет не могу, — резко оборвал ее Фэш, не узнавая собственный голос. Слишком хриплый, слишком низкий, слишком незнакомый. Сейчас его терпение натянулось до предела, — Просто оставь меня покое, все образуется, — он попытался придать своему голосу бывалые нотки, но получилось так себе, судя по лицу Василисы.

— И все же, — не унималась та.

Фэш сжал кулаки, пытаясь усмирить свой, черт знает откуда появившийся гнев, но получилось точно также, как и с его попытками измен жить голос.

— Что не понятного я тебе сказал!

Нити терпения порвались, высвобождая все, что накопилось у него за эти последние дни.

— Я тебя видеть не хочу! — его уже было не остановить, — Ни тебя, ни кого-либо другого, ясно? Все, что со мной происходит на вашей вине. На твоей вине. Лучше бы я никогда не начал общаться с вами!

Фэш развернулся и поспешил покинуть коридор, благо, идут уроки, оставив Василису одну. Ему нужно развеяться. Ему нужен свежий воздух. Но никак не в сотый раз трезвонящий телефон.

От: отец

Фэш Драгоций, сейчас же возьми трубку!

От: отец

Если ты сейчас же не послушаешься меня, то ничего хорошего не жди.

От: отец

Фэшиар Диаманович Драгоций!

Хмыкнув, он сунул свой телефон в карман. Читать дальше ему совершенно не хотелось, примерно представляя, что его отец писал ему. Зайдя в комнату он чуть облегченно вздохнул, не найдя Ника и Лешку. Хотелось все обдумать, разложить по полочкам, понять. Расслабиться, в конце концов. Однако ничего из этого он сделать не мог, потому что, все что отвлекала его, начинало раздражать с новой силой. То же тиканье стрелок часов. А когда на дисплее телефона высветилась иконка ее матери, он не выдержал.

— Да заткнись ты!

И с силой кинул телефон в зеркало, которое стояло напротив. Осколки неприятно сыпались, отдаваясь звоном в ушах. Телефону можно было сказать прощай, поэтому он его выкинул в окно. Судорожно вдыхая, он мерил комнату шагами, а потом, наклюнув на все, вышел из комнаты.

В комнате он не появлялся на протяжении двух недель. Как впрочем, и на уроках. Ученики в недоумении, что случилось с номером один, учителя же решили, что он просто решил сам подтянуться по их предметам, поэтому особо не волновались. Пожалуй, по-настоящему беспокоился только Орден Дружбы.

— Он снова не пришел, — лениво протянул Ник, смотря уже на новое зеркало. — Да черт возьми! — он взъерошил свои волосы и большими шагами ходил по комнате.

— Только не разбей нам зеркало, — язвительно шикнула на него Захарра, за что получила сразу три уничтожающих взгляда.

Обсуждать, то, что произошло в комнате, они единогласно не стали. Только бывало время от времени Захарра не удерживалась от парочки колкостей.

— Мы обыскали всю школу, — начала Василиса.

— Все отели, — поддержал ее Лешка.

— Все забегаловки, кафе и бары, — закончила куцехвостая, — И остались только его родители!

В комнате повисла напряженная тишина. Бесследное исчезновение Фэша для каждого было шоком и неожиданным ударом поддых.

— Хорошо, — прекращая ходить произнес Ник, — Сегодня же ночью я отправляюсь к ним. — еще чуть-чуть помолчав он дополнил, — А что ночью, прямо сейчас и пойду.

Он схватил куртку, висящую у на стуле.

— Один, — добавил он у двери, видя, как остальные тоже приподнялась, — Будет слишком подозрительно, если мы все разом пропадем. Прикройте меня как-нибудь, — напоследок сказал он, и пошел к выходу, стараясь не попадаться на глаза учителям.

Нику не хотелось верить, что все это время Драгоций находился у своих родителей. Он как-то с ними повстречался, так они сразу же сказали ему чтоб он прекращал общение с их сыном. Требовательные. Не любящие не повиновений, и ему действительно было страшно, от осознания того, что они могли бы с Фэшем сделать.

Драгоций точно не помнил, сколько не спал. Да и не хотелось в общем-то. Родителей опять нет дома, они ушли куда-то еще около часа назад. Две недели он живет запертым в своей комнате, потому что тебе надо подумать над своим поведением. И Фэш думал. Правда думал, и уже додумал до того, что плохо поступил с Василисой, пойдя на поводу у своих эмоций. Но теперь он не понимает ничего. И не знает, как сделать так, чтобы все стало на свои места. Внезапный толчок в дверь, будто кто-то не успел затормозить и врезался в нее, вывел Фэша из пространства. И с огромным удивлением уставился на запыхавшегося Ника, который стоял на пороге комнаты. Губы Фэша моментально пересохли, мелко подрагивая.

— Ник? — ему казалось это сном. Не крутым сном, — Ты что…

— Долгая история, — блондин отмахнулся, — Пришлось изрядно попотеть.

Он закусил губу, и начал двигаться ближе к Фэшу, смотря на него. А находился он в плачевном состоянии: Красные глаза, мешки, щеки стали впалые, а кожа болезненно-бледной.

— О боже, Фэш… — Ник бросился к Драгоцию, обнимая его, — Что с тобой произошло?

— Не знаю, я не знаю, Ник, — брюнет лишь сильнее прижался к Лазареву, — Я запутался, понимаешь. Я запутался и не знаю, как найти выход. Все от меня чего-то хотят, а я не знаю чего. С каждым днем просто, — он зашмыгал, было ощущение, что парень сейчас заплачет, — Я просто чувствовал такое давление.

Ник успокаивающе гладил его по спине, временами поглядывая на время.

— Именно поэтому, — он оторвал от себя Фэша, чтобы посмотреть ему в глаза, — У тебя есть мы. Мы твои друзья, которые помогут тебе, несмотря ни на что, — он слегка толкнул Драгоция в плечо, — Ты даже не представляешь, как мы там испереживались за две недели! — он возмущенно посмотрел на своего друга, а потом добавил, — Особенно Василиса.

При упоминании последней, внутри Драгоция все сжалось, и стало невыносимо от самого себя.

— Она меня, кажется, ненавидит, да? — грустно улыбнувшись, спросил Фэш.

— Тебя сейчас все ненавидят, — заверил его Ник, — Но больше чем ненавидим, мы волнуемся за тебя. Поэтому, собирайся, — он глянул на дверь, — Наступила пора сбегать из дома, — он подмигнул Фэшу.

Дважды ему повторять не надо было, быстро переодевшись, он поспешил на выход.

— И все же, — начал Фэш, когда они уже были далеко от его дома, — Как ты прошел через охрану, и дворецкого?

— Секрет, — Ник загадочно улыбнулся, — Смотри там кафешка работает, сходим?

От такого Фэш решил не отказываться. За последнее время ему и комок в горло не лез, и сейчас Фэшу жутко хотелось съесть что-то тяжелое, вроде огромного гамбургера.

Когда они подошли к общежитию, время уже перевалило за полночь. Ник, слепив снежок, метнул его в их окно. Оттуда сразу же послышалась возня, и окна с скрипом распахнули.

— Ну наконец-то! — оттуда показалась макушка Захарры. А потом из окна упал канат. — Давайте быстрее, пока не заметили.

Фэш стараться не думать, откуда у них взялся канат, и как можно быстрее карабкается по нему. Теперь ему стало ясно, как к ним ночью попали Василиса с Захаррой. Когда он вваливается в комнату, то даже не успев встать, на его шею бросилась Захарра, параллельно бросаясь проклятиями.

— Ты просто не представляешь, как я хочу тебе вырезать! — плюнув на то, что сейчас ночь, вскрикнула та, ещё сильнее стискивая в объятиях. Фэшу хотелось сказать, чтобы она его отпустила, ибо задушит, но не сделал это. Потому что вдруг понял, как сильно о нем волновались, и подумал, что удар в лицо он заслуживает.

— И где вы только пропадали? — сделав свой голос тише спросила она, отлипая от Фэша.

— Откармливали Драгоция, — хохотнул Ник.

К Драгоцию и вправду вернулся здоровый блеск лица, щеки казались уже не такими впалыми, но мешки под глазами никуда не исчезли. Оглядев комнату, Фэш не увидел рыжую макушку.

— А где…

— На крыше, — оборвал его Рознев, — Только быстро хорошо? Холодает.

Драгоций только кивнул. На самом деле он без понятия, что говорить Василисе, и решает импровизировать.

Однако, импровизатор из него такой же хороший, как и актёр, поэтому встав рядом с Василисой он молчал.

— Даже не поприветствуешь? — хмыкнула Огнева, искоса глядя на Фэша. — Да не надо, — отмахнулась она, видя, как тот собрался здороваться.

Неловкость этого момента просто побеждала любые другие, и Фэш, не зная куда ему лучше смотреть уставился в пол.

— Прости.

— Обычно, когда люди извиняются, они смотрят в глаза другому человеку, — произнесла Василиса, и Фэш поднял голову. И увидел улыбающуюся Василису, — Я жду.

— Прости.

— Не услышала.

— Прости меня, — ещё громче ответил парень.

— Что?

— Я извиняюсь, ясно?! — несдержанно воскликнул он. — Мне… очень жаль.

Он снова опустил голову к обуви. Ему хотелось много чего сказать ей, но ника не мог подобрать слова. Поэтому сжимая и разжимая кулаки, он мысленно негодовал на себя. И куда делся его словарный запас?

— Я, — он наконец поднял голову, — Если честно, то понятия не имею, что говорить, — он запнулся, но Василиса лишь терпеливо слушала его, — Просто я запутался, — на выдохе повторил он то, что сказал недавно Нику, — С самого детства мне привили одну единственную мысль — главное учеба. И главнее этого не может быть ничего: ни друзья, ни любовь. Я все свое время жил по этому принципу, а потом, — он воодушевленно взмахнул руками, — Появились вы, и я впервые стал ощущать все то, что до этого мне не приходилось, я… — он облизнул свои пересохшие губы, -…растерялся. Да, думаю именно так, я растерялся и не знал, как себя вести, а потом это внезапно обрушившееся на меня давление директора, учителей, родителей. Оно выбило меня из колеи.

Василиса внимательно слушала его монолог, не смея прерывать.

— Я не знаю, что мне делать.

— Зато знаю я, — мигом отозвалась Василиса, повернувшись к перилам, — Просто выкрикни все то, что у тебя на душе. Сбрось этот камень давления, — однако поймав на себе недоуменный взгляд, Василиса закатила глаза, — Ну, например, — она набрала в легкие побольше воздуха, и облокотившись об перила, выкрикнула, — Фэш Драгоций — редкостный кретин!

Фэш остался стоять в легком шоке. И он должен сделать тоже самое?

— Дерзай, — проговорила Огнева Фэшу, поддакивая его к перилам.

Драгоций глубоко вдохнул. Все, что накопилось на душе, да?

— Я хочу быть свободным!

— Да! — откуда-то сбоку подтвердила Василиса.

— Хочу быть свободным ото всех обязательств!

— Правильно!

— Не хочу быть номером один!

— Так держать! — поддержка Василисы на заднем плане, только раскрепощала Фэша, и тот совсем уж позабыв, что сейчас глубокая ночь, и все спят во весь голос крикнул:

— Хочу быть просто Фэшем!

Позади него послышались хлопки. Василиса стоявшая за его спиной улыбалась ему.

— Ну что, просто Фэш, — ее улыбка стала еще шире, — Пойдем обратно.

Она схватила его за руку, повела в комнату. А на душе Драгоция и впрямь стало легче. Нет никакого поедающего комка, нет никакого давления, и дышится как никогда легче. Тихо рассмеявшись, он почувствовал себя счастливым. И всегда себя так чувствовал в присутствии Василисы, просто осознал это сейчас.

— Вы бы еще громче кричали, — насмешливо проговорила Захарра, как только они вошел за порог комнаты. — Так значит…?

— Все хорошо, — закончила за нее Огнева, привычно широко улыбаясь, не отпуская руки Фэша.

— Следовательно, это дело надо отпраздновать, — карие глаза шатенки заблестели, — У меня как раз завалялась краска для бассейна.

Намек был понят всеми. Даже Фэшем.

— Нас же за это накажут, — встрял Драгоций, — Покрасить школьный бассейн, да вы свихнулись?

— Просто Фэш, — напомнила ему Василиса.

— Какие, вы, говорите, есть цвета?

На это все лишь рассмеялись, а Драгоций думал, что быть просто Фэшем ему нравится куда больше, чем тем, кого заботит только учеба. Драгоций думает что такая жизнь — намного правильней.

***

За порогом весна, а это значит, что скоро потеплеет, и Орден Дружбы снова начнет развлекаться на улице. Постепенно, жизнь Фэша налаживалась, он высказал все, о чем думал родителям, прерывая все связи с ними. Теперь он уже не номер один. Его место занял какой-то другой парень, но Драгоций против не был. Но учебу он не забрасывал. Перспективы насчет хорошего университета, все еще были в приоритете, поэтому он заставил весь Орден Дружбы уделять учебе полтора часа, под его надзором. Так, каждый день собирались в комнате парней, и готовились к тестам, либо же просто делали домашнее задание. Многое изменилось и в отношениях Василисы и Фэша. Как сам парень думал, что они перешли на новый уровень, только чего, понять не мог. Частые вылазки за территорию школы ночью, или же простые посиделки вдвоем, стали неотъемлемой частью его жизни. И ему хотелось быть еще ближе к ней, проводить еще больше времени вместе. И только через долгие недели, Фэш понял, что ему нравится Огнева. Было ли это что-то большее, он сказать не мог. Не знал точно просто. Но почему-то был уверен, что Василиса обязательно поможет ему понять, однако Фэш никак не мог признаться ей. И вот уже на протяжении четвертой недели, он без понятия, что ему делать.

— Эй, Ник, — позвал его парень, когда они остались в комнате одни, — Мне, кажется, нравится Василиса.

Лазарев на это ничего не ответил. Даже не отреагировал никак. Тогда Фэш подумал, что тот просто не услышал, и повторил. Однако даже потом не услышал ответа.

— Сейчас весна, — наконец сказал Ник.

Фэш на секундочку завис.

— Ну да, и что? — осторожно поинтересовался он.

— А то, что та фраза, которую ты сказал для меня столь же очевидна, как моя, — произнес блондин.

Фэш сначала не понял. А когда до него дошел смысл сказанного, то тут же поднялся с кровати.

— В смысле, очевидно? — его брови взметнулись вверх. То есть все уже давно были в курсе?

— Да все были в курсе, — проговорил Ник, а Фэш мысленно хлопнул себя по лбу, за то, что произнес последнюю фразу вслух, — Разве что кроме Василисы.

Драгоций облегченно выдохнул. Думать, что она тоже знала, что он к ней неровно дышит, его напрягало.

— Ник, что мне делать? — протянул брюнет, ожидая поддержки. Однако, Лазарев только пожал плечами, сказав, что сам в этом не разбирается. И чтобы он еще хоть раз обратился к нему за помощью.

Весенние каникулы наступили неожиданно. Так же как и предложение Василисы провести эти каникулы у нее. Согласился на это только Фэш. На этот раз стоять рядом с Лиссой было не так неловко, как в первый раз, и они, разговорившись между собой прошли на кухню. И только тогда, когда он увидел в дверном проеме омелу, в его голову тут же пришел великолепный план. Улыбнувшись самому себе, он встал посередине проема, и позвал Василису, которая была в холле.

— Ну? — рыжая подняла одну бровь, в немом вопросе. Фэш лишь улыбнулся, показывая ямочки, и голову кивнул на верх. Глаза Василисы в миг стали больше, а щеки постепенно краснеть, — Но уже не зима, поэтому…

— А что поделать, — наигранно грустно пожал плечами парень, — Традиции надо исполнять.

Он наклонился к не успевшей среагировать Василисе и поцеловал ее. В губы. Это был всего лишь легкий, едва заметный чмок, но зато лицо Василисы было лучшим, что видел Фэш когда-либо. Ее глаза быстро метались из стороны в сторону, губы приоткрылись, а щеки покраснели еще больше. Казалось, что вот-вот из нее пойдет пар.

— Знаешь, — протянул Фэш, — Ты мне нравишься.

Это окончательно добило Василису.