КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402875 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171450
Пользователей - 91546

Впечатления

Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

RATIBOR, это я лопухнулся. Библиотека сама присваивает имя великого собирателя сказок всем современным сказкам для взрослых с авторством Афанасьева. То же и на Флибусте и на ЛибРуСеке. Обычно я проверяю и исправляю, в этот раз на CoolLib вовремя не исправил. Большое Вам спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Олие: Целитель [СИ] (Юмористическая фантастика)

Чего ж здесь суперовского?? Это я на предыдущий отзыв..

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

В её руках (СИ) (fb2)

- В её руках (СИ) 662 Кб, 135с. (скачать fb2) - (Престарелая Нимфетка)

Настройки текста:



========== Знакомство ==========

- Кру-ма-ма! – промямлил Наруто, набивая рот раменом. – Ню прокему ни ы, а аха наф кахиртам?!

- Сначала прожуй, а потом говори, - невозмутимо заметил сидящий рядом красноволосый парень.

Наруто волевым усилием проглотил огромную кучу лапши, которую запихнул себе в рот, и,

отдышавшись, повторил свой вопрос:

- Курама! Ну почему не ты, а она капитан нашей команды?!

- Потому что так решил Хокаге. Я бы с удовольствием учил тебя, а не кучку незнакомых ребят, но с решением начальства не поспоришь.

Наруто уныло чавкнул раменом и с тоской посмотрел на своего друга. Парень привык, что Курама всегда рядом с ним, и почему-то ни секунды не сомневался, что именно он станет капитаном его команды после окончания школы. Но, увы, судьба и Хокаге были на этот счёт иного мнения.

- Ну, ладно бы хоть достойного учителя выделили, так нет! Я слышал, что это женщина какая-то. Молодая совсем. Она даже на сегодняшнюю встречу со своей командой не пришла!

- Может, задержалась на миссии. Может, заболела. Может, проспала или слишком долго красилась. Вариантов уйма… - Курама, в отличие от своего друга, всегда искал всему логичное объяснение. Впрочем, эти рассуждения не отвлекали его от бессовестного разглядывания симпатичной девушки, которая готовила очередную порцию рамена. Наруто же интересовала только еда и собственное негодование, потому логически мыслить у него получалось редко.

- А что у тебя самого за команда? – спросил Узумаки, с наслаждением вонзая палочки в новую порцию рамена.

- Да так… Мрачный паренёк с жуками – Абураме Шино; гиперактивный собачник – Инудзука Киба и скромняга из клана Хьюга. Опять имя её забыл…

- Хината, - подсказал Наруто, со стуком ставя чашку на стол. За время непродолжительного рассказа он успел расправиться с её содержимым.

- Да, точно… - Курама кивнул и положил на стойку деньги за съеденный Наруто рамен. Сумма вышла немаленькая, но девушка-повар ни капли не удивилась, потому как эти двое были частыми посетителями её раменной и приносили неплохой доход.

Наруто улыбнулся и поблагодарил за вкусный ужин. Любимая еда смогла поднять его настроение, основательное придавленное многочасовым ожиданием новой наставницы. Он даже не знал эту девушку, но уже предвкушал какие невероятные пакости сможет ей сделать.

- Даже не думай! – Курама отвесил своему другу нехилый такой подзатыльник.

- Да ладно тебе… Это ей за опоздание! Нельзя так неуважительно относиться к своим товарищам!

Курама слишком хорошо знал Наруто, чтобы поверить, что какие бы то ни было логические доводы смогут унять его раздражение, но всё же попробовал вразумить его:

- У неё, наверняка, на то были веские причины… Если она джоунин, то пунктуальность ей положена по рангу. Ты же ничего не знаешь о своём новом учителе, а уже осуждаешь её!

- Ты прав! – Наруто вздохнул и уныло поплёлся от раменной по направлению к своему дому. – Мне известно о ней только то, что она старшая сестра Саске…

Курама, шедший за Узумаки, резко остановился и схватил его за руку.

- Сестра Саске? Учиха?! – взволнованно спросил парень.

- Ну да. Он, как мне показалось, был даже рад, что капитан не пришла. Всё говорил, что лучше бы она вообще с миссии не возвращалась. Странные они…

- Чего уж тут странного, - усмехнулся Курама и отпустил руку Наруто. – Его сестра весь клан по приказу перебила. Не удивительно, что Саске несколько прохладно относится к убийце своих родителей.

- Замечательно! Отличный капитан нам достался!

- Да у тебя вообще команда странная. Убийца, лучший ученик, худший ученик и балласт.

Наруто гневно зыркнул на своего друга.

- И не надо на меня так смотреть! – возмутился Курама. Твоя успеваемость в школе была почти на нуле, а то, чему ты научился у меня, совершенно не в счёт.

- Жаль… Ну, ладно. Мы уже около моего дома. До завтра!

Сверкнув на всю улицу улыбкой в тридцать два зуба, Наруто хотел было уйти, но Курама снова схватил его за руку и, внимательно посмотрев в глаза, сказал:

- Говори мне о всех миссиях, на которые вас будут посылать. Это очень важно. Ты понял меня?

- Понял, понял… - пробурчал Узумаки и, получив прощальный кивок, отправился домой.

А дома было пусто и тихо. В этой тишине щелчок выключателя и бряцанье ключей оглушали. Даже шуршание шагов в этой набитой тишиной квартире казалось громче тревожного набата.

Наруто ненавидел эту тишину. В ней он слышал собственное одиночество, потому изо всех сил старался наполнить своё жилище звуками. Всё, что только можно, скрипело и шуршало, а возле окон были развешаны колокольчики и «музыка ветра», но в такую жаркую безветренную погоду от тишины не спасали даже они.

Громко топая, Наруто прямо в одежде плюхнулся на кровать и закрыл глаза. Спать совершенно не хотелось, но сон – единственное, что избавляло от тишины и мучительного ожидания завтрашнего дня, в котором была команда номер семь и новый наставник.

========== Часть 2 ==========

Наруто проснулся поздно, но даже не думал спешить на место сбора. Парню отчего-то казалось, что он имеет полное право на опоздание, так как сам вчера прождал своего учителя тучу времени. Да и возможность того, что команда и сегодня не увидит своего капитана, была крайне велика. Но, вопреки ожиданиям Наруто, помимо Саске и Сакуры на месте сбора стояла высокая фигура, закутанная в плащ, несмотря на жару.

- Ты опоздал, Наруто! – накинулась на парня Сакура. – Пока ты дрых, мы уже рассказали учителю о себе и своих стремлениях!

- Вот и замечательно! Я рад, что не услышал твоего сопливого нытья о Саске-куне, - огрызнулся тот.

Не то что бы Наруто хотел обидеть Сакуру, но зацикленная на своей влюблённости отличница часто раздражала его.

- Может, вместо пререканий, ты сам расскажешь о себе? – спокойный женский голос донёсся откуда-то из складок плаща.

- А что рассказывать… Меня зовут Узумаки Наруто. Я люблю рамен и хочу стать Хокаге. Большего Вам знать обо мне не положено!

Парень фыркнул и с усмешкой посмотрел на учителя. По непонятным ему причинам эта закутанная в плащ девушка не нравилась ему всё больше и больше с каждой секундой.

- И хорошо, что подробнее о себе не рассказываешь. Чем лучше знаешь человека, тем сильнее привязываешься к нему. А при такой скудной информации мне даже не будет грустно, если ты погибнешь на миссии, - всё так же спокойно ответила капитан.

Сакура тихо захихикала, Саске ухмыльнулся, а Наруто широко улыбнулся и до хруста костяшек сжал кулаки. Такие слова ранили его гораздо сильнее, чем все насмешки оскорбления.

- Меня зовут Итачи Учиха, - продолжила девушка. - Я буду вашим наставником и капитаном до тех пор, пока вы не станете самостоятельными и сильными шиноби. Я от этого не в восторге, но, надеюсь, мы сработаемся. Точнее, обязаны сработаться, ведь в противном случае нас ждёт смерть. Итак, наша первая миссия низкого ранга: составить карту Южных гор. Выдвигаемся немедленно.

- Э… - замялся Наруто, - я кунаи дома забыл. Подождите немного… Я быстро до дома сбегаю и вернусь!

- Опять ты нас задерживаешь! – разозлилась Сакура.

- Идиот… - раздражённо прошипел Саске.

- Догонишь, - всё так же спокойно сказала Итачи и, развернувшись, направилась к выходу из деревни.

- Простите… - виновато прошептал Наруто в спины своей команде и рванул к дому Курамы, чтобы, как и обещал, рассказать о первой миссии.

Мир стремительно уплывал из-под ног. Итачи казалось, что и небо, и деревья, и сама она стекали вместе со струями дождя в реку, по берегу которой она бежала. Ледяные капли барабанили по лицу девушки и попадали в раны, смешиваясь с кровью. Итачи теряла сознание. Всё вокруг становилось прозрачным, как вода, которая теперь текла в её жилах вместо крови, потерянной на миссии.

Возможно, любой другой шиноби в таком состоянии просто умер бы или позвал на помощь, но Итачи знала, что на поддержку деревни она не имеет права. Впрочем, как и на смерть. Снова и снова девушку посылали на опасные миссии, будто желая избавиться от неё, убить с пользой для общества. Но она всегда возвращалась. Измученная, но живая. Снова и снова приходила в пустой дом, чтобы найти на столе свиток с новой миссией. Но сегодня у Итачи была иная цель: познакомиться с командой, капитаном которой её назначили.

Приказ был необычайно странный, но девушке не хотелось думать об этом. Она так устала от бесконечных миссий ранга S, что назначение капитаном седьмой команды казалось ей чем-то волшебным. Но она понимала, что обучение молодых шиноби далеко не отпуск, и, вероятно, это задание будет ничуть не легче, чем её обычные миссии. Но, несмотря на это, счастливая улыбка не сходила с разбитых губ Итачи. Она уже давно научилась вытеснять боль и усталость, думая о чём-то приятном. Сейчас мысли девушки занимали её будущие подопечные.

Солнце последними розоватыми лучами облизывало верхушки окружавшего деревню леса. Как ни торопилась Итачи, но успеть на встречу со своей командой всё равно не смогла. Устало проводив глазами быстро потухающие золотистые облака,

девушка направилась к своему дому. Квартал клана Учиха и дорога к нему - единственные места, где ей позволено было появляться. Несколько сотен метров истоптанной множеством ног земли и огромный запустелый дом. Вот всё, за что Итачи было положено рисковать своей жизнью.

На кухне горел свет, но девушку вовсе не радовалась тому, что её кто-то ждал. Каждый раз, когда Итачи возвращалась с миссии, в доме появлялся один и тот же гость: Анбу – медик в маске. Он залечивал раны и забирал то, что она приносила с миссий. Обычно это были артефакты или свитки с техниками, но, иногда, и живые люди. Что с ними было потом, Итачи не знала, да и задумываться об их судьбе ей было не положено.

Как только девушка преступила порог, Анбу тут же оказался возле неё и принялся осматривать раны. Он явно торопился. Охваченные голубой чакрой ладони ощутимо шарили под одеждой Итачи. Анбу ничуть не волновало, что перед ним девушка. Его вообще ничего не волновало, кроме работы.

- Кто нанёс тебе эти раны? – спросил шиноби.

Итачи вздрогнула. Последний раз она слышала его голос несколько месяцев назад.

- Я не знаю. Но у него была очень странная чакра. Я никогда не видела такой раньше.

- Я убрал перелом и ушибы, но раны на животе, правой руке и ногах вылечить не могу. Попробую ещё раз, когда ты вернёшься со следующей миссии.

Сказав это, Анбу вышел из комнаты.

Итачи вздохнула и раскрыла свиток, лежащий на столе. Команда номер семь… Карта… Южные горы… Два месяца…

Свиток выпал из рук девушки. Да, составление карты само по себе задание несложное, но вот Южные горы место крайне опасное. Даже просто перебраться через них было большой проблемой для шиноби уровня джоунина. А двухмесячное пребывание там трёх едва закончивших академию генинов и вовсе представлялось чем-то невероятным.

Итачи снова вздохнула, положила свиток обратно на стол и поднялась к себе в комнату. Она знала, что спорить с начальством о миссии бесполезно, и единственное, что она сейчас может сделать – хорошенько отдохнуть перед завтрашней встречей с командой номер семь.

Утро не принесло с собой ничего хорошего.

Итачи пришла на место сбора задолго до назначенного времени, так как даже при всей своей сдержанности не могла усидеть дома. Единственной, кто явился без опоздания, оказалась недалёкая розоволосая девушка по имени Сакура. Она всё бубнила про то, что любит кого-то и ради него готова на всё. Итачи слушала девушку и тихонько улыбалась про себя. На мгновение ей захотелось стать такой же беззаботной и влюблённой, как её новая ученица. Но на этом приятные впечатления закончились.

Через несколько минут после Сакуры пришел Саске. Меньше всего Итачи хотела увидеть в своей команде младшего брата. Она знала, что парень ненавидит её так же сильно, как когда-то любил. Было тяжело уже от одного его присутствия. А едкие слова Саске о том, что он живёт ради мести, и вовсе лишили утро красок.

Третий член команды так же не принёс с собой ничего хорошего. Такой же, как и все, кто знал о судьбе клана Учиха. Он смотрел на девушку с той же презрительной брезгливостью, что и остальные жители деревни. Вдобавок, помимо своего опоздания, Наруто (как он представился) решил ещё больше задержать команду, убежав куда-то сразу же после знакомства. Итачи точно знала, что про кунаи парень соврал, ведь у него за поясом висела целая связка.

Что ж, как и предполагалось, эта миссия не будет простой и приятной. Уходя из Конохи, Итачи не знала, смогут ли они вернуться туда живыми.

Как только Итачи, Сакура и Саске вышли за ворота деревни, Наруто со всех ног понёсся к дому своего друга. Но, к несчастью, в квартире оказалась лишь записка, сообщающая о том, что Курама со своей командой на тренировочной площадке. Чертыхнувшись, Наруто побежал туда.

Эта поляна была очень хорошо знакома парню. С самого раннего детства он проводил на ней всё свободное время, тренируясь. Потому сейчас Наруто было немного странно видеть, как трое его одноклассников потеют под палящим солнцем так же, как когда-то он сам. Но это странное

ощущение исчезло, когда он заметил на ветке дерева знакомый красный хвост.

- Курама! … Горы… Южные!… Карта! – выпалил Наруто, забираясь на ветку.

Парень лениво потянулся и приоткрыл один глаз.

- Успокойся и объясни нормально.

Узумаки сделал глубокий вдох и пояснил:

- Наша миссия: составить карту Южных гор.

Курама резко выпрямил спину и нагнулся к Наруто.

- А тебе известно, что это за место? Помимо обычных опасностей, которые предлагают неизведанные крутые горы, там находится деревня-призрак. Многие считают, что это миф, но я точно знаю, что она существует на самом деле, и если вы попадётесь кому-то из её жителей, то почти наверняка погибните.

- Да ладно тебе… Ты же знаешь, что я далеко не слабак! – улыбнулся Наруто.

- Я не шучу. Это очень опасная миссия. Боюсь, что при худшем развитии событий, тебе придётся использовать ТУ технику.

- Но Хокаге запретил мне…

- Плевать на Хокаге! Твоя жизнь дороже! – почти прокричал Курама.

На несколько секунд мир затопила та самая тишина, которую так не любил Наруто. Замолчали даже птицы. Так было всегда, когда Курама злился.

- Я понял… - парень снова улыбнулся и посмотрел в глаза своему другу. – Я справлюсь. Не волнуйся!

- Если что-то случится – снимай печать и не бойся Хокаге.

Курама прищурился и снова откинулся на ветку дерева, продолжая нежится в прохладной тени.

- А какая у твоей команды миссия? – спросил Наруто.

- Да никакой пока. Вот, решил поднатаскать их немного. А ты давай проваливай отсюда! Из-за тебя … та… ученица отвлекается!

Узумаки обернулся и увидел, что на поляне метрах в тридцати от дерева стоит тёмноволосая девушка и старательно делает вид, что смотрит на небо, а вовсе не на него.

- Это Хината. Хи-на-та. Пора бы запомнить имена своих подопечных! – усмехнулся Наруто.

- Учить ещё меня будешь… Иди уже! – проворчал Курама.

- Ну и пойду! – ответил парень и кинулся догонять свою команду.

========== Часть 3 ==========

- Саске! Саске… - шептал Наруто, трогая своего товарища по команде за плечо.

- Ну чего тебе?… - сонно проворчал недовольный Учиха.

- Там Сакура-чан на горячие источники пошла!

- И что?

- Пойдём, посмотрим. - Наруто умоляюще посмотрел на Саске.

- Я-то тут при чём? Тебе надо - ты и подглядывай! - отрезал парень, с головой накрываясь одеялом.

- Аа… Ну, Саскееееееее! Если она меня заметит, то точно прибьёт! А если со мной будешь ты, то она даже не расстроится…

- Нет! - рявкнул Учиха из своего убежища.

- Ну, Саскееее!

- А ну замолчали! - голос Итачи из-за стены заставил Наруто прервать свои уговоры. - Нам вставать рано, так что лучше заткнитесь и спите.

- Да Вы каждый вечер это говорите, но мы уже третий день не уходим с этих горячих источников! Нам миссию поручили, а не в отпуск отправили! - возмутился Узумаки, подкрепляя своё недовольство ударом кулака по стене, отделяющей его с Саске комнату от комнаты Итачи и Сакуры.

- Это не твоё дело. Завтра утром мы абсолютно точно выдвигаемся к Южным горам.

- Точно, точно?

- Точно при точно.

- Обещаете?

- Обещаю.

- Бабушкой клянётесь?

- Наруто! - Итачи не выдержала и, отодвинув сёдзе, грозно нависла над своим учеником.

- А что я? У Вас, кстати, очень симпатичная пижама… Вы что, даже спите в этом плаще?

- Это не твоё дело. Если я услышу ещё хоть писк из твоей комнаты, то вырублю. Ты знаешь, я могу. А теперь спокойной ночи, - сказала девушка и снова задвинула перегородку.

За последние несколько дней Итачи приходилось довольно часто “вырубать” не в меру обнаглевшего Наруто. Всего одним движением руки она надолго отправляла его в страну бесплатного рамена и доброй Сакуры.

Итачи щёлкнула замком и, скинув плащ, подошла к зеркалу. На предплечье красовался длинный порез. Обычно он почти не болел, но стоило поднять руку, как она тут же становилась ватной и немела. Гораздо больше Итачи беспокоил большой ожог на животе. Анбу остановил кровотечение, но рана всё равно не заживала, при каждом движении отдаваясь во всём теле рваной болью. На ногах повреждений было не видно, но девушка знала, что в костях есть несколько трещин, не позволяющих ей двигаться с привычной скоростью. Итачи надеялась, что несколько дней на целебных источниках помогут хоть немного, но всё тщетно. Раны не заживали, а задерживаться дольше было нельзя. Девушка вздохнула и вновь закуталась в плащ. Она совершенно не представляла, как сможет выполнить задание, учитывая специфику места, куда они направлялись.

- Ну, наконец-то! - Киба радостно подкидывал Акамару в воздух. - Я уже думал, что сдохну на этих тренировках!

- Зря радуешься, - осадил парня Курама. - Миссия наискучнейшая. Нужно отправиться на развалины какой-то деревни и рыться там в поисках каких-то утерянных печатей.

- Я могу помочь… - смущённо сказала Хината, опуская глаза.

- Ах, ну да… У тебя же Бъякуган, эээ… девушка.

- Её Хината зовут, - заметил стоявший рядом Шино.

- Да помню я! - огрызнулся Курама. - Хватит болтать! Мне казалось, что вы хотели как можно скорее отправиться на миссию.

- Точно! Погнали! - закричал Киба и понёсся к выходу из деревни, увлекая за собой радостно гавкаюшего Акамару.

Курама ухмыльнулся и пошел за ним. Он не собирался объяснять своей команде, что на миссию без подготовки отправляться нельзя, что необходимо собрать провизию и оружие. Додумаются до всего своей головой - лучше запомнят.

Эта простая истина дошла до ребят уже к вечеру. С птичьими трелями, оповещающими мир об окончании очередного дня, смешивалось урчание голодных животов команды номер восемь.

- Едаааааааа… - стонал Киба, под поскуливания своего пса.

- Я не заставлял вас сломя голову нестись на миссию. В том, что не запаслись провизией, виноваты только вы сами, - ухмылялся Курама, с удовольствием наблюдая за мучениями своих подопечных.

- Это жестоко, - прокомментировал ситуацию Шино.

- Разве? Может, мне показать вам, что такое жестокость?

- Нет! Не стоит! - сглотнул Киба.

- Как скажете, - Курама прищурился. - Но мы идём уже целый день, потому пора устраиваться на

ночлег.

- Здорово! А где? - Киба приободрился и подхватил бегущего рядом Акамару на руки.

- Это ты меня спрашиваешь? Вы - шиноби, окончившие академию, вам и выбирать.

Команда номер семь стояла у подножья огромного горного массива, вершины которого смешивались с сереющим вечерним небом.

- Вот это громадина! - в который раз повторял Наруто, с открытым ртом уставившись на горы.

Только рядом с таким величественным проявлением природы человек чувствует себя незначительным и мелким. А вся жизнь его кажется не длиннее травинки, растущей на тысячелетних камнях.

- И нас отправили в ТАКОЕ место… - с ужасом прошептала Сакура.

- Что ж, как я поняла, до этого момента вы совершенно не представляли, куда идёте. Перед вами Южные горы. Возраст - неизвестен, происхождение - неизвестно, высота - неизвестна. Протяжённость - полторы тысячи километров вдоль южной границы континента.

Итачи была единственной, кто оставался спокойным. Даже Саске не мог справиться с эмоциями. Эти горы пугали его, но вовсе не своими размерами, а странной энергетикой, исходившей от каждого камня. Казалось, что ты вовсе не по собственной воле пришел сюда, а какой-то огромный ленивый хищник заманил тебя в свою ловушку. Перед Южными горами даже гений клана Учиха чувствовал себя лишь очередной жертвой.

- Да их же и за полгода не обойти… - вновь ужаснулась Сакура. - А нам ещё и карту составлять…

- Не переживай так. Известно, что в этих горах существует пять наиболее высоких вершин, забравшись на которые можно составить достаточно детальный план местности. Для этого двух месяцев вполне достаточно, - успокоила девушку Итачи.

- Это странные горы. Ни камней, ни холмов. С равнины сразу высота метров шестьдесят. Словно стены тюрьмы, - сказал Саске.

- Ты почти прав. Из этих камней делают тюрьмы для шиноби. Дело в том, что Южные горы имеют одну интересную особенность: невосприимчивость к чакре. Их нельзя разрушить с помощью техник, нельзя уцепиться чакрой. Чем выше находятся камни, тем сильнее эта способность, потому взбираясь по ним рассчитывайте только на возможности своего тела.

- А сразу предупредить было нельзя?! Вы что, смерти нашей хотите?! - возмутился Наруто. Парень был так взбешен, что казалось, будто он сейчас с кулаками набросится на своего капитана.

- Про невосприимчивость к чакре мы в академии проходили, идиот! - осадил Наруто Саске.- Но вот про тюрьмы я не знал…

- А вот я хорошо знаю, - холодно сказала Итачи и продолжила инструктаж. - Первая вершина прямо перед нами. Чтобы добраться до нужной высоты потребуется около трёх суток. Это самый первый и самый простой подъём. Мы свяжемся верёвкой и полезем по цепочке. Я буду первой, потом Наруто, за ним Сакура, и Саске - замыкающий.

- Эй, а почему именно в таком порядке?! - не унимался Наруто.

- Я первая, потому что сильнее всех вас, и если вы сорвётесь, то я подстрахую. Наруто идёт за мной, так как если он полезет после Сакуры, то она убьёт его из-за того, что он всё время смотрит ей под юбку. А Саске последний, потому что это самая ответственная роль. Даже если мы все сорвёмся, то он ни за что не позволит никому умереть. Саске - единственный, в ком я уверена.

Лезли молча. Итачи изо всех сил старалась не обращать внимания на боль в ранах и выбирать как можно более удобный маршрут. Наруто сверлил взглядом свою наставницу. Сакура сосредоточенно цеплялась за камни. А Саске ненавидел себя за радость, которую испытал, когда сестра похвалила его. Парень с детства не просто обожал, а боготворил Итачи. Во всём старался походить на неё, искал общения. Но после того, как любимая сестра убила ничуть не менее любимых родителей, эти чувства сменились на прямо противоположные. Саске ненавидел Итачи за предательство, и ему было не важно, что она выполняла чужой приказ. Для маленького ребёнка, перепачканного в крови собственной матери, это не оправдание. Потому так горько и неправильно было видеть, как после недолгого отсутствия Итачи вернулась в деревню, как её оправдали и позволили жить в Конохе, а теперь ещё и назначили капитаном его, Саске, команды. Судьба с садисткой усмешкой одаривала парня всё новыми и новыми поводами для ненависти.

Но точно ли судьбе принадлежит эта усмешка?

========== Часть 4 ==========

- Эта поляна не подойдёт, - сказал Шино, когда Киба в очередной раз указал на предполагаемое место ночлега.

- А сейчас-то что?! - вспылил парень. Было уже темно, а команда номер восемь всё никак не могла разбить лагерь.

- Тут муравейник, - всё также невозмутимо ответил Абураме.

- Да мы так никогда спать не ляжем!

- Киба-кун, Шино-кун, если пройти ещё немного, то будет хорошее светлое место без жуков, животных и ям, - подала голос Хината.

- Ты уверена? - спросил Абураме.

- Нет, но… - замялась девушка.

- Да всё равно уже! Я так устал, что готов хоть стоя спать! - заявил Киба и побежал к указанному Хинатой месту.

- Ну, готов, так готов… - вздохнул Курама и поплёлся за своими учениками.

Поляна, замеченная Хинатой, располагалась на возвышенности. Поблизости не было ни деревьев, ни больших камней, потому дорога и подступающий к ней лес были хорошо видны. Ребята быстро натаскали веток, разожгли костёр (ну как разожгли: Курама в конце концов не выдержал и незаметно пустил в хворост искру) и, посидев немного, уснули. Правда, отдыхать им пришлось недолго.

Киба проснулся от упругих холодных ледяных капель, бивших его по лицу. Прижав к себе скулящего Акамару, парень огляделся. На залитом лунным светом небе собрались тучи, обильно поливая иссохшую землю водой.

- Ксооооооо, - простонал Киба, - ну что за невезение! Сначала учитель-садист, теперь дождь посреди засухи.

- Ну, вообще-то, засуха закончилась. А в начале нового сезона всегда идут дожди, - сказал проснувшийся Шино.

- А раньше не мог предупредить?

- Не мог. Мы же не посмотрели календарь погоды перед миссией.

- Может, вернёмся в лес? - тихонечко пропищала Хината из-под своего одеяла. - Там хоть от дождя укрыться можно…

- Ну уж нет! - возразил Киба. - Я опять с места на место переходить не собираюсь. Лучше подождём, пока ливень кончится. Не может же он всю ночь идти.

- Не может… - фыркнул Курама и поплотнее укутался в свой спальник. Против воды парень ничего не имел, но вот когда она попадала в уши, просто ненавидел. В отличие от своих подопечных Курама знал, что ливень действительно не будет идти всю ночь. Он продлится и весь следующий день, и, скорее всего, несколько последующих.

Светало, а небо всё не прекращало поливать несчастную команду номер восемь ледяной водой. Промокшие до самых костей ребята прижимались друг к другу, и давно уже не пытались укрыться от дождя.

- Киба-кун, может, всё же уйдём отсюда? Дождь всё не прекращается… - решилась, наконец, повторить своё предложение Хината.

- Мы теперь не уйдём… Всю равнину размыло, а местами даже затопило. Мы по уши в грязи увязнем, если попытаемся добраться хотя бы до дороги, - сказал Шино.

Хоть парень и был внешне спокоен, но ему было хуже всех: его жуки, спрятанные под одеждой, почти все погибли от дождя.

- Курама-сенсей, это Вы во всём виноваты! Все нормальные командиры помогают своим командам, а Вам на нас совершенно наплевать! Сначала мучили тренировками, не предупредили о провизии, потом затащили на этот холм под проливной дождь! Да что Вы за учитель такой? Да Вам даже хомяка доверить нельзя, не то что людей! – Киба зло сверлил взглядом капитана.

- Да ну? – Курама вскинул брови в притворном удивлении. – Вы окончили академию, потому должны были прекрасно знать и о правилах подготовки к миссиям, и о климатических особенностях местности, и о том, как правильно выбирать место для ночлега. Как же я могу научить вас тому, что вы и так знаете?

Киба притих, понимая, что капитан прав. Тем временем Курама продолжил:

- Я не веду вас за ручку, а пытаюсь дать опыт использования уже имеющихся навыков. Да, раньше мне никогда не доводилось быть капитаном команды генинов, но я уже учил одного человека, потому практика у меня имеется в достатке. Вы считаете меня жестоким? Но ведь я страдаю от вашей глупости точно так же, как и вы сами. Голодный, промокший и не выспавшийся, я также сижу на этом чёртовом холме, хотя вполне мог бы позволить себе обзавестись тёплой постелью и чашкой горячего молока! Всё же я намного сильнее вас и старше в сотни раз.

- Как же… На вид максимум лет двадцать пять… - проворчал Киба.

- Всё. Я больше не могу выносить этого нытья и клацанья зубов! – вздохнул Курама. – Думаю, урок вы усвоили.

В следующее мгновение вокруг ребят появился небольшой купол из рыжеватой чакры, не пропускающей струи дождя. Земля внутри купола начала быстро просыхать, а температура - повышаться.

- Обсохните и согрейтесь, хотя без меня так тепло здесь не будет – пойду, добуду чего-нибудь съедобного, - с этими словами Курама вышел за пределы купола и растворился в дожде.

Впервые в жизни Итачи была рада, что её товарищи по команде ещё так плохо подготовлены. Ребятам часто требовался отдых, и они двигались крайне медленно, что очень помогало самой девушке, ведь при всех своих навыках она едва ли могла выдержать такой подъём без передышек. Раны болели нестерпимо. Итачи казалось, что невидимый зверь при каждом движении вонзает в неё свои зубы и медленно жуёт ещё живую плоть. Приходилось отмалчиваться, даже если кто-то пытался завести разговор, и отвечать только при крайней необходимости, тщательно скрывая дрожь в голосе. Хотелось тишины, но Наруто всё не умолкал:

- Ну, Сакура-чан, зачем тебе Саске? В нём же человеческой теплоты и эмоций не больше, чем в булыжнике, по которому мы ползём!

- Заткнись, идиот, да что ты понимаешь! – огрызнулась Сакура.

- А ты расскажи, может и пойму… - Прищурился Наруто. Эту манеру он незаметно для себя перенял у лучшего друга.

- Да пошёл ты… - сказала девушка, но отчего-то посмотрела на лезущего за ней Саске и судорожно сжала камень, за который держалась. Сколько бы Сакура не признавалась Учиха, сколько бы ни старалась выглядеть привлекательно и достичь его уровня, парень никогда не слушал её. Но теперь у него просто не было выбора.

«Возможно, это мой единственный шанс сказать что-то действительно стоящее, и быть услышанной!» - подумала девушка и продолжила:

- А впрочем, я расскажу тебе, Наруто.

Парень оживился и сделал неловкое движение, посылая вниз несколько мелких камушков. Саске что-то прошипел, но внимания на него никто не обратил.

- Я влюбилась ещё тогда, когда мы только поступили в академию. Могу даже точно назвать момент: на уроке каллиграфии. Учитель дал нам задание написать имена всех одноклассников. Остальные дети быстро справились с работой и весело болтали между собой, но Саске продолжал медленно и старательно выводить иероглифы. А я наблюдала за его движениями: острые и быстрые, медленные плавные, короткие и длинные. Он то нежно касался бумаги самым кончиком кисти, то давил со всей силы, оставляя на листе жирный след, то с пренебрежением окунал кисть в чернильницу и ляпал несколько неряшливых линий. Хоть лицо Саске в этот момент ничего не выражало, я понимала, что он думает о каждом человеке, имя которого пишет, и неосознанно старается передать своё отношение в иероглифах. Потом я тайком от учителя посмотрела работы Саске. Каждое имя было особенным… Я точно могла сказать, кто нравится ему, а кто нет… Кого он считает гордецом, а кого - тихоней. Эти иероглифы были удивительны, но учитель не оценил даже средним балом, сославшись на небрежности письма и несоблюдение правил каллиграфии. Меня тогда поразило, как Саске может так чувствовать людей, почти не общаясь ни с кем, а лишь наблюдая. Как будто он может видеть души…

В повисшей тишине послышался сдавленный вздох и скрежет камней. Саске неудачно поставил ногу и теперь стремительно сползал вниз по скале, судорожно пытаясь ухватиться за что-то. Сакура вскрикнула и, увлекаемая весом парня, также начала сползать вниз. Наруто среагировал почти мгновенно: сконцентрировав чакру в ладонях и ступнях, он изо всех сил вцепился в скалу. Парень почувствовал, как дёрнулась и натянулась верёвка, привязанная к его талии. Узумаки почти физически чувствовал, как камень отталкивает его чакру. Она соскальзывала с поверхности горы как масло со стекла. Если на небольших высотах ещё можно было удержаться с помощью энергии, то теперь, когда они забрались достаточно высоко, это было практически невозможно. Стиснув зубы, Наруто начал осторожно примешивать к своей обычной голубой чакре красную демоническую. Использовать её на людях ему было строго запрещено Третьим, но сейчас выбора просто не оставалось.

Поняв, что кто-то из ребят сорвался, Итачи мгновенно прижалась к скале, стараясь занять как можно более статичное положение, чтобы вытащить своих подопечных. Девушка уже была готова к новому приступу адской боли в животе от натянувшейся верёвки, но его не последовало. С удивлением Итачи посмотрела вниз и увидела, что Наруто каким-то невероятным образом зафиксировался на камнях, удерживая на себе Сакуру и Саске, который уже смог зацепиться за что-то.

- Всё в порядке?! Осторожнее! Сейчас будет очень сложный участок! – рявкнула девушка, сжав зубы.

Когда Сакура смогла снова уцепиться за выступ, команда номер семь продолжила восхождение. Итачи надеялась, что теперь-то Наруто заткнётся, но не тут-то было. Парень продолжал болтать как ни в чём не бывало.

- Эй, Сакура, а наш мистер совершенство, оказывается, не такой уж и бесчувственный!

- Да заткнись ты! И без тебя тошно!

- Ну ладно тебе… - улыбнулся Наруто. – Хочешь, я твоё имя красиво напишу!

- Ты ничего не понял! – зло ответила Сакура. – Куда уж такому идиоту, как ты, понять человеческие чувства!

- А я что, не человек, по-твоему?

- Конечно, нет! Вся деревня знает, что ты чудовище!

- Сакура, ты перегибаешь палку. Ваша перебранка может нам дорого стоить! – сказал снизу Саске.

Парень всё ещё не отошёл от шока. Страх от падения, откровение Сакуры и крик сестры заставляли его сердце бешено долбиться в грудную клетку. Саске был уверен, что Итачи кричала именно ему, и беспокоилась именно о нём, а не о всей команде в целом. Он чувствовал это той частью своей души, в который жил маленький мальчик, так любивший заплетать длинные волосы старшей сестры в косы. Но другая его часть, ненавидящая убийцу родителей, противилась этому чувству, заставляя снова и снова желать, чтобы верёвка порвалась, и Итачи упала вниз.

- А ты не вмешивайся! – огрызнулся Наруто. – Я, между прочим, помог тебе сейчас, а ты даже не поблагодарил!

- Я тебя не просил об этом.

- Замечательно! Тогда можешь лететь со своей Учиховской гордостью обратно в пропасть!

- Заткнитесь оба! – сказала Итачи тем тоном, после которого в живых не остаются. – До плато, на котором мы заночуем, осталось всего несколько метров, и если до того, как мы их преодолеем, я услышу хоть один писк, то ты, Наруто, об этом горько пожалеешь.

Но даже угрозы не смогли заставить Узумаки прекратить перебранку. Итачи шумно выдохнула и продолжила лезть выше. В глазах темнело, и сил препираться с парнем просто не было. Девушке казалось, что от всего её тела остались только рука, живот и ноги. Хоть она и туго замотала их бинтами, чтобы хоть как-то облегчить боль, каждое движение всё равно было почти невыносимо.

Семь метров.

- Вот скажи мне, Сакура, - не унимался Наруто, - зачем тебе Саске? Он уже давно не тот человек, которого ты полюбила.

- А я не такая слабачка, чтобы отказываться от человека из-за его… проблем! – девушка поняла, что отвязаться не получится, и лучше просто ответить.

Шесть метров.

- Проблемы?! – вспылил на этот раз Саске. – Это что ты проблемами называешь? То, что убийца моей семьи сейчас связана со мной одной верёвкой?!

Напряжение сказывалось даже на невозмутимом Учиха.

Пять метров.

- И это тоже… - Сакура побледнела. – Я хочу сказать, что приму тебя любого.

- Примешь? Он что, лекарство? Если хочешь помочь, то помогай тем, кому действительно нужна твоя помощь! – усмехнулся Наруто.

Четыре метра.

- Это ты себя имеешь в виду? Бедного несчастного Наруто никто не любит… - передразнила парня Сакура.

- Пусть так. Но зато я люблю кого-то. Этого достаточно.

Три метра.

- Достаточно?! Ну и кто же этот кто-то? Неужели, я? – закатила глаза Сакура.

- Нет, конечно! Ты мне нравишься, ты красивая. Но такую, как ты, я бы любить точно не стал!

Два метра.

- Да заткнитесь вы! Голова болит от вашей трескотни! – не выдержал Саске.

- Да что у тебя там болеть то может? Твоих мозгов только на то и хватает, чтобы с надменным видом ходить!

Метр.

- А твоих только на то, чтобы за голой Сакурой в бане подглядывать?!

- Ах, ты подглядывал за мной?! – закричала Сакура.

Итачи, облегчённо вздохнув, схватилась за край плато и подтянулась на здоровой руке, чтобы забраться на него. Но тут обвязанная вокруг талии верёвка резко дёрнула девушку назад. Поперхнувшись воздухом, Итачи захрипела от боли и на несколько мгновений потеряла сознание.

========== Часть 5 ==========

Боль вырвала Итачи из темноты. Казалось, что тело девушки потеряло свои физические границы, превратившись в одну сплошную пытку. Воздух обжигал лёгкие, не давая ни вздохнуть, ни закричать. Зато где-то внизу кричала Сакура и охал Наруто.

В пылу перебранки Узумаки дёрнулся в сторону Саске и упал, увлекая за собой девушку. Наруто вновь попробовал зацепиться за камни с помощью демонической чакры, но получилось ещё хуже. Порода, на которой он пытался удержаться, с громким треском обрушилась к подножью горы. Натянувшаяся верёвка сдавила талию парня, а под ним застонала Сакура.

- Эй, все в порядке?! – закричал Наруто.

- Я – да… - чуть погодя ответила Харуно. – Но вот Саске… Саске…

Узумаки похолодел и, повернув шею, осторожно посмотрел вниз. Младший Учиха безвольной куклой повис на конце верёвки. С виска парня, там, где кончается протектор, стекало несколько струек крови.

- Должно быть, его камнем ударило… Но рана не выглядит смертельно… - прошептал Наруто.

Первая паника прошла, и теперь он пытался понять, почему они всё ещё не упали, а висят над пропастью. Сглотнув, Наруто осторожно посмотрел наверх. Итачи мёртвой хваткой вцепилась в край плато.

- Сенсей… - осторожно позвал парень.

Но девушка не ответила.

- Что с ней?! - испуганно прошептала Сакура.

- Я не знаю! Может, она тоже без сознания, как Саске…

- Всё… в порядке… не шевелитесь! – выдавила из себя Итачи и начала медленно подтягиваться на руках.

Наруто застыл, прислушиваясь к частому дыханию девушки. Верёвка медленно становилась красной. Парень не сразу понял, что это кровь.

- «Странно, я не помню, чтобы капитан была ранена…» - подумал Наруто.

Мир бледнел вокруг Итачи, то и дело вспыхивая тёмными пятнами. Но это было не важно. Единственное, что имело значение, это край скалы, медленно приближающийся к девушке. Наконец, Итачи прижалась животом к плоской поверхности и вцепилась в какой-то камень. Переведя дыхание, она начала осторожно двигаться вперёд, втаскивая на плато остальную часть своего тела. Когда ей это удалось, она встала и, изо всех сил унимая дрожь в ногах, потянула верёвку. Как только Наруто уцепился за край скалы, Итачи рухнула на холодные камни и снова потеряла сознание.

Узумаки подтянулся на руках и забрался на плато. Отдышавшись, парень вытащил за собой Саске и Сакуру. Один из камней действительно попал Учиха в висок, но рана была несерьёзной, и парень должен был скоро придти в себя.

- Что с капитаном?.. – Сакура подошла к лежащей на земле Итачи и осторожно тронула её за плечо.

- Я не знаю… - ответил Наруто. – Но на верёвке я точно видел кровь. Наверно, сенсей ранена…

Сакура охнула, осторожно перевернула Итачи на спину и расстегнула плащ.

- Ужас… - прошептала девушка, осматривая окровавленные бинты на животе капитана. – И как же она лезла с нами…

- Отойди! - буркнул Наруто и отпихнул девушку в сторону.

Осторожно размотав бинты, парень увидел большой ожог, разодравший кожу во многих местах до мяса. Наруто не был медиком, но ему часто приходилось оказывать первую помощь самому себе, да и чакра, которой было нанесено это ранение, была ему хорошо знакома: такая бывает только у Биджу. Узумаки сконцентрировал собственную демоническую энергию в ладонях и начал осторожно вытягивать не дающую ране затянуться чакру. Эта процедура заняла около получаса, но когда Наруто закончил, то веки Итачи задрожали, и она открыла глаза.

- Вам лучше? – спросил парень.

- Все живы?! Как Саске?! – прохрипела девушка.

- Со всеми всё в порядке. Саске пока без сознания, но если Сакура его не затискает, то жить будет. Никто не ранен, кроме Вас.

- Это хорошо… - губы Итачи тронула лёгкая улыбка.

- Да какое, к чёрту, хорошо! – вспылил Наруто. – В том, что Вы тут кровью истекаете, нет ничего хорошего или даже нормального!

- Со мной будет всё в порядке. - Итачи попыталась встать, но парень слегка надавил на её плечо, заставляя лечь обратно на землю. Даже от такого лёгкого движения девушка глухо застонала.

- Там тоже рана? – виновато спросил Наруто.

Итачи кивнула.

- Давайте договоримся: я обработаю все ваши повреждения, а Вы взамен не будете спрашивать, как я этот сделал?

- Хорошо. Только и ты не спрашивай, как я их получила.

Наруто согласился и продолжил заниматься ранами.

- Нет, я ошибался! – вздохнул Курама. – Раньше я думал, что главный идиот этой команды - Киба, но, оказывается, это ты… эээ… черноволосая девушка!

- Её Хината зовут, - заметил Шино.

- Ну да. Я помню. Но это же надо до такого додуматься, чтобы стесняться раздеться, когда промокла да нитки и замёрзла. Ты что, умереть хочешь?

- Нет… Но тут Киба-кун и Шино-кун… - замялась Хината.

- Так, очередной бред слушать я не желаю! Вы двое – займитесь обедом, - с этими словами Курама бросил на землю двух кроликов. – А я позабочусь об этой идиотке.

Не обращая внимания на возмущённые писки девушки, парень стянул с неё мокрую одежду и прижал к себе, укрыв плащом.

- Не беспокойся, - Курама попытался успокоить отчаянно краснеющую Хинату. – Я просто хочу тебя согреть. Не думай, что я такой заботливый, просто если кто-то из вас тут умрёт, то у меня будут большие проблемы.

- Понятно… - прошептала девушка и поплотнее укуталась в плащ.

Тем временем Киба и Шино почистили кроликов (но не могу я написать «распотрошили» или «освежевали», я кроликов люблю) и уже начали жарить их на разведённом Курамой огне.

- А когда мы пойдём дальше? – спросил Киба.

- Когда дождь закончится и земля подсохнет, - ответил капитан.

- А когда он закончится?

- Завтра – после завтра.

- А когда земля подсохнет?

- Через неделю минимум. Если выйти раньше, то вы в грязи увязнете.

- Нееееееееееееееееееееееее… Через неделю не пойдёт! – протянул Киба.

- А пораньше нельзя? – спросил Шино.

- Да хоть сейчас! Я раб ваших желаний, - ухмыльнулся Курама.

- Не стоит…- пропищала из складок плаща Хината.

- А ты, оказывается, не совсем идиотка… - удивился Курама.

- Но нам всё равно нельзя тут так долго сидеть. Миссия всё-таки, - возразил Шино.

- Я вот не пойму, вам что, так хочется в камнях ковыряться? Искать в полуразрушенной деревне какие-то непонятные печати – скукотища. Да и неизвестно, если они там вообще, или нет.

- Но миссия… - замялся Киба.

- Ладно. Ваши мотивы меня не волнуют. Пойдём, как только закончится ливень, - сказал Курама, а про себя подумал, что такое рвение более чем странно.

- Простите меня, пожалуйста! – Наруто стоял на коленях перед своей командой. Саске и Сакура удивленно таращились на своего товарища, а Итачи понимающе кивнула.

- Ты осознаёшь, что из-за того, что ты не послушался меня, мы все чуть не погибли? – спросила она.

- Понимаю. И обещаю, что впредь такого не повторится!

- И ты меня прости, Наруто… - робко сказала Сакура. – Я не должна была называть тебя чудовищем.

- Я привык и не сержусь, - улыбнулся парень и встал с колен.

- Спасибо, что вытащил, - коротко поблагодарил Саске, увлечённо разглядывая камни у себя под ногами.

- Что ж, я рада, что все помирились, - сказала Итачи. – А теперь кушайте и отдыхайте. Я дежурю первая. С полуночи – Сакура. Потом Наруто, и на рассвете – Саске. Всем понятно?

- Капитан, может, Вам не нужно дежурить, а лучше отдохнуть? Вы пострадали больше нас всех… - спросила Сакура после долгой паузы. Саске был благодарен девушке за то, что ему не пришлось говорить это самому.

- Нет, пара царапин не освобождают меня от обязанностей…

- Дура! - не выдержал Наруто. – Пара царапин? Да у тебя чуть ли не кишки вываливаются, а ты…

- Как ты разговариваешь со старшим, Наруто?! – холодно оборвала его Итачи.

- У нас всего шесть лет разницы! Но даже то, что ты мой командир, не делает тебя меньшей дурой! Как ты вообще в таком состоянии додумалась на миссию идти?!

- Думаешь, у меня был выбор? Я же помилованная преступница, и не имею права отказаться от задания. А если всё же откажусь, то – смерть. Не выполню миссию – смерть. Согласись, что выбирая между смертью и смертью, ты предпочтёшь тот вариант, в котором от тебя хоть что-то зависит, - грустно сказала Итачи. – У меня нет сил спорить с тобой. Хочешь – дежурь, но если из-за усталости ты пропустишь опасность, то вина эта будет целиком на твоей совести.

- Я теперь слишком хорошо понимаю это, - кивнул Наруто.

Ели молча. И спать ложились тоже молча. Только Сакура спросила у Итачи:

- Там что-то тёмное на горизонте… Что это?

- Опиши подробнее.

- А сами Вы не видите?

- Нет, - пожала плечами Итачи. - Так далеко я не вижу.

Саске вздрогнул.

«Как же часто она использует Шаринган, что её зрение так упало уже в таком возрасте?..» - подумал он.

Сакура подошла к краю плато и прищурилась.

- А теперь и сама вижу: это грозовые тучи. Чёрные такие, с бардовыми проблесками.

- Не волнуйся. Этот грозовой фронт до нас не дойдёт. Дожди идут только в долине недалеко от Конохи. Так каждый год бывает. А теперь ложись спать.

Сакура вздохнула и хотела уже залезть в свой спальник, но тут ей показалось, что какая-то тень мелькнула за соседним камнем. Девушка обошла его, но, не найдя ничего, легла спать. Хоть Сакура и была почти уверена, что ей просто показалось, чувство, что кто-то наблюдает за ними, никуда не исчезло.

========== Часть 6 ==========

- Дождь кончился, - констатировал проснувшийся первым Шино.

Тучи на небе действительно немного рассеялись, истончились, позволяя тонким лучам солнца коснуться вдоволь напоенной водой земли.

- Отлично! Можем идти! – обрадовался Киба.

Акамару поддержал хозяина радостным лаем и побежал вниз по холму. Правда, радости пса пришёл конец, когда тот увяз в первой же грязевой луже.

- И как мы пойдём по… этому? – воскликнула Хината, высунувшись из-под одеяла.

- Просто двигайтесь за мной след в след, - раздражённо сказал Курама. – Главное, не чудите. Я вас потом вытаскивать не собираюсь.

Ребята не возражали, уже успев усвоить, что не слушаться капитана – себе дороже. Через затопленную равнину они прошли действительно без происшествий. С помощью какой-то техники Курама так нагревал землю под собой, что она мгновенно просыхала и затвердевала, превращаясь в узкую тропинку среди грязи. Никто не увяз, но когда к полудню команда номер восемь вышла на нормальную дорогу, Киба всё же оказался весь мокрый и перепачканный в земле. Парню периодически приходилось выуживать из грязи своего беспокойного пса.

- Курама - сенсей… - робко обратилась Хината. – Это… у Вас чакра стихии огня?

- Ну да, - лениво ответил парень. То, что он повелевает огнём, как ему казалось, было совершенно очевидно.

Девушка вздохнула и отошла назад, но через несколько минут вновь поравнялась с капитаном и спросила:

- Курама-сенсей… А что это за цветы растут около дороги?

- Ирисы. Они всегда распускаются после дождя. Тут неподалёку есть небольшое селение, которое живёт тем, что люди собирают и продают эти дождевые цветы.

Хината снова вздохнула и спряталась за Кибу, но через полчаса снова позвала наставника:

- Курама-сенсей…

- Ну чего тебе опять? – парень начинал раздражаться.

- Э… А лес, в котором мы были…

- Так, хватит! – прервал её Курама. – Я уже понял, что ты хочешь спросить что-то другое! Говори прямо.

- Ну… - Хината оглянулась на Кибу с Шино и, вцепившись в руку учителя, резко прибавила шаг. – Наруто-кун… Вы же знаете его. Я вас часто вместе видела…

- Так ты о нём хотела спросить? Забавно! – хмыкнул Курама.

Девушка промямлила что-то и спрятала нос в воротнике куртки. Весь недельный запас храбрости у Хинаты ушел на то, чтобы оттащить учителя от товарищей по команде и задать так давно интересующий её вопрос.

- Я знаю Наруто с самого его рождения. Я фактически вырастил его. Воспитание у него примерно такое же, как я сейчас даю вам, потому не удивляйся, что он немного странный. Никогда никого не слушает и рвётся самостоятельно проверять даже самые очевидные или безумные вещи. Такие, как он, могут научиться только на своих ошибках. Наруто любит рамен и шум. Этот парень ничего не умеет делать тихо. Он даже спит громко. С пяти лет я учу Наруто различным техникам. В академии шиноби он, конечно, не блистал, но фактически сильнее обычного генина. Так что не волнуйся. Какой бы опасной ни была миссия, Наруто всегда сможет постоять за себя.

- Почему Вы ответили на мой вопрос? – выдавила из себя Хината. – Я ведь толком-то и сказать ничего не смогла…

- Потому что ты заслужила. Тебе ведь очень тяжело дались эти три дня, но ты не ныла и не жаловалась. Да и я прекрасно понимаю, каких усилий тебе стоило спросить меня о Наруто. Может я и плохой учитель, но справедливый. Так что если интересует ещё что-то, то спрашивай.

Хината покраснели и ненадолго задумалась, но потом всё же выпалила:

- А сколько Вам лет? Какой у Вас ранг?

- Мне две тысячи лет… - ухмыльнулся Курама в ухо девушке. – И я особый джонин.

Девушка удивлённо хрюкнула, захлопала глазами и убежала к Кибе и Шино.

Сам Курама удивился ничуть не меньше Хинаты. Он ожидал, что эта влюблённая по уши девушка и дальше будет расспрашивать его про Наруто, но вопрос о нём самом застал парня врасплох.

- «Нужно будет всё же запомнить её имя» - отметил про себя Курама и продолжил путь.

Чем выше команда номер семь взбиралась на первую вершину, тем больше Саске запутывался в себе. Двойственность своего отношения к сестре он ощущал почти физически. Порой ему казалось, что два разных Саске в его сознании подерутся и разорвут его изнутри, сбросят со скалы на острые камни. Такие мысли даже радовали. Снизу было бы не видно спину Итачи, которая теперь была ещё ближе. Саске с сестрой разделяла только вечно спотыкающаяся Сакура. Пожалуй, единственный раз в жизни Учиха был действительно благодарен этой влюблённой в него девушке.

После первой ночёвки в горах Наруто заявил, что ставить Итачи в начало цепочки - «нечеловеческое свинство», и что он не желает более находиться в «кольце Учих», потому пойдёт первым. Капитан активно возражала, но всё же согласилась при условии, что если Наруто хоть раз оступится, то вернётся на своё место. Они поднимались уже вторые сутки, а Узумаки ещё ни разу не ошибся.

- Удивительно… - тяжело дыша, сказала Итачи, когда вся команда добралась до крошечного пятачка у самой вершины горы. – Ты точно раньше никогда не лазал по горам?

- Нет, - улыбнулся Наруто. – Я просто наблюдал за тем, какой маршрут вы прокладывали и какие камни выбирали. Вот и стараюсь теперь следовать тем же правилам.

- Да ты просто другим человеком становишься, когда молчишь… - протянула Сакура.

- Приходится. Хотя мне совсем не нравится молчать. В тишине все люди одинаковые.

- Так ты ещё и философствуешь… - прошептала Итачи себе под нос, явно не рассчитывая, что её кто-то услышит. Но Наруто услышал.

- Осторожнее, учитель… А то ещё привяжетесь ко мне и расстроитесь, когда я умру, - припомнил он девушке её слова.

- Даже если и привяжусь, то всё равно не расстроюсь, - грустно улыбнулась Итачи. – Мне теперь кажется, что я непременно умру раньше тебя.

- Да ладно Вам… Раны у Вас хоть и серьёзные, но не смертельные.

- Раненые редко умирают именно от своих ран… - задумчиво сказала девушка и продолжила уже громче: Здесь мы останемся до тех пор, пока не составим план местности.

- Обзор хороший. Думаю, к завтрашнему вечеру закончим, - сказал Саске, встав к самому краю.

Вид с горы открывался удивительный. На первый взгляд мир камней казался серым и угрюмым, но стоило приглядеться, как он обретал краски. Тяжёлые лиловые туманы смешивались с приглушённым голубым цветом горных уступов и вершин. Чем дольше смотреть, тем больше красок появляется.

Сакура пялилась на эти горы уже несколько часов, потому видела в них уже чуть ли не красный и малиновые оттенки. Было решено, что картой будут заниматься только она и Саске, потому как Итачи почти ничего не видела из-за своего крайне плохого зрения, а Наруто только бы мешал своей неусидчивостью. Сакура всегда была отличницей в академии, потому привыкла к долгой и монотонной работе, но сейчас сосредоточиться девушке было крайне трудно. Все её мысли заполнял Саске, и измерения высоты и ширины там совершенно не задерживались.

Сакура всё время вспоминала, как Учиха без сознания лежал у неё на коленях, как она осторожно стирала кровь с его лба и щеки. Конечно, приятными эти моменты назвать было трудно, но, тем не менее, это был первый раз, когда Саске был так близко. В обычной ситуации парень даже на метр не приблизился бы к Сакуре. Девушка слишком хорошо понимала, как раздражает своего возлюбленного. Нет, она не делала ничего неприятно или даже навязчивого, просто Саске слишком остро реагировал на все попытки нарушить своё одиночество.

День пролетел незаметно. Как и предполагалось, к вечеру карта видимой части гор была готова, и команда номер семь отправилась на заслуженный отдых. Ночь также прошла без происшествий, если не считать того, что все проснулись от нечеловеческого вопля Саске, которого, нежно шепча «Мой большой и сладкий рамен», обнимал сонный Наруто.

Когда все уже готовились к спуску, Сакура заметила странные следы на камнях. Присмотревшись, девушка поняла, что то место, на котором ночевала команда, очерчивает ровный круг, выплавленный прямо в породе.

- Откуда это? – недоуменно спросила Сакура.

- Это у тебя надо спросить. Ты же последняя дежурила, - раздраженно заметил Саске, касаясь кончиками пальцев углубления в камнях.

- Ты что, считаешь, будто я спала на посту?! – разозлилась девушка. – Я уверена, что к нам никто не приближался!

- Не обвиняй её, Саске. Такой круг незаметно не сделать. Мы бы все проснулись, - сказала Итачи.

- Но как же тогда… - вздохнул Наруто. – Может, он уже был?

- Исключено. Я бы заметила. Да сейчас это и не важно. Главное, побыстрее уйти отсюда.

========== Часть 7 ==========

Киба, до этого радостно бежавший вверх по склону холма, замер на его вершине.

- Это же море! - прокричал парень и понёсся вниз к синей полоске воды.

Услышав крик, Шино и Хината прибавили шаг. Им тоже очень хотелось посмотреть на море. Добравшись до вершины холма, девушка, так же, как и её товарищ по команде, замерла в изумлении. Она никогда раньше не видела столько воды сразу. Огромное синее пространство разливалось по горизонту, заполняя собой мир на сколько хватало глаз. Лучи солнца разбивались о блестящую поверхность воды и разлетались по ней тонкими золотыми ниточками, связывающими волны в одно бесконечное полотно с диковинным узором. Там, где кончался берег, и начиналось море, прилив неторопливо жевал песок и иногда выплёвывал мелкие драгоценные камешки.

От этого зрелища у Хинаты захватило дух. Девушка прикрыла глаза и, подставив лицо чуть солёному прохладному ветру, прошептала:

- Море невероятно прекрасно…

- Просто огромная синяя лужа. Ничего прекрасного… - язвительный голос капитана заставил Хинату вздрогнуть и чуть попятиться назад.

- Не говорите так… Это очень красиво! – после длительной паузы всё же решилась возразить девушка.

- Тебе так кажется, потому что ты его до этого ни разу не видела. Привыкнешь, и море перестанет быть особенным.

- Откуда Вы знаете? В Конохе же нет моря! – неожиданно для самой себя Хината начала сердиться. Ей казалось кощунством обзывать лужей такое чудо.

- Я не из Листа и долгое время жил на острове, поэтому знаю, о чём говорю.

Девушка покраснела и, резко развернувшись, побежала к кромке воды. Хината уже второй раз набиралась смелости поговорить с Курамой, и, как оказалось, это было не так страшно, как она думала. Дома каждое её слово имело последствие. Стоило Хинате возразить отцу или просто высказать своё мнение, как тот тут же начинал сердиться и холодно обрывал её. А капитан, хоть и был взрослым, разговаривал с девушкой почти на равных, давая ответы на все её вопросы. Это было странно, но приятно.

Хината задумалась и не заметила, как одна из волн лизнула её ноги. Девушка вздрогнула и отпрыгнула назад. Сандалии безнадёжно промокли, но недалеко от места, где она стояла, лежал небольшой камушек красивого солнечного цвета. Девушка улыбнулась и, подняв его с песка, положила в карман.

Спускаться с горы оказалось сложнее, чем забираться на неё. Было тяжело разглядеть, куда ставить ногу, потому двигались медленно, а Сакура то и дело срывалась и повисала на Наруто, к которому была привязана верёвкой. Теперь Харуно поменялась местами с Итачи, чтобы не доставлять ей лишней боли.

Все молчали. Только Саске, спускавшийся первым, изредка предупреждал товарищей по команде о каком-нибудь опасном участке скалы. И пусть мыслями они не обменивались, но каждый думал об одном и том же: о странном круге вокруг их лагеря. Ощущение преследования, до этого утра маячившее где-то на задворках сознания, холодной тенью выползло на первый план, заставляя оглядываться и прислушиваться к каждому шороху.

- Поторопитесь. Нам нужно добраться вон до того уступа засветло, если вы, конечно, не хотите всю ночь провисеть на этой скале, - подгоняла свою команду Итачи.

Ребята и сами понимали, что нужно спуститься как можно быстрее. Хоть им и не требовалось возвращаться к подножию горы, путь до указанного капитаном уступа был неблизкий.

Смеркалось. Тени, отбрасываемые камнями, начинали шевелиться. Каждому казалось, что эти хищные тени-дыры тянутся к нему, шевелятся. Невольно вздрагиваешь и вглядываешься в них, а когда понимаешь, что это лишь видение, облегченно вздыхаешь. Но рядом слышится такой же вздох, и становится ясно, что не показалось. Одно и то же не может привидеться двоим.

Когда солнце совсем село, команде всё же удалось добраться до уступа. Было решено, что первым дежурит Саске, потом Наруто и Сакура.

Харуно не спалось. Её не покидало липкое чувство беспокойства. Казалось, что кто-то пристально наблюдает за ней, но сколько бы она не всматривалась в темноту, разглядеть удавалось только ночь. От нечего делать, девушка наблюдала сначала за дежурящим Саске, а потом и за Наруто.

Парень пристально вглядывался в пустоту, но так же, как и Сакура, не мог ничего разглядеть. Смирившись с этим, Наруто начал рассматривать сначала закутавшегося в одеяло Саске, а потом и капитана. Итачи действительно спала очень странно: вытянувшись, как струна, она сгибала одну ногу в колене, а руки неестественно ровно прижимала к телу, сжимая в ладонях кунаи. Девушка сразу предупредила, что во сне её трогать ни в коем случае нельзя. В это время она не контролировала свои рефлексы, и вполне могла убить попытавшегося её разбудить, даже не проснувшись. Лицо Итачи было спокойным, но если приглядеться, то можно было заметить, что веки то и дело подрагивали, а на лбу появлялись едва заметные морщинки.

- «Она красивая,» - думал Наруто, разглядывая девушку. – «Если бы я не знал, что передо мной шиноби, вырезавшая весь свой клан, то никогда бы и не подумал, что она способна на убийство. Впрочем, самые жестокие люди имеют именно такие невинные лица… В этом тоже есть своя жестокость…»

- Будешь так смотреть – она точно проснётся! – голос Сакуры вырвал Наруто из размышлений.

- А ты сама чего не спишь?

- Не могу…

- Понимаю, - кивнул парень. Он и сам почти не спал в эту ночь.

- Поговори со мной.

- А чем я сейчас, по-твоему, занимаюсь?

- Ну да… - протянула Сакура и села рядом с Наруто. - Можно задать откровенный вопрос?

- Валяй, - удивился парень.

- Помнишь, ты говорил что любишь одного человека. Кто это? – сказала девушка и спешно добавила: Если это секрет, то можешь не отвечать!

- Не секрет, - улыбнулся Наруто. – Это мой единственный друг и учитель – Курама. Он рядом со мной с тех пор, как я себя помню. Только он не боялся демона во мне.

- Вот как… - вздохнула Сакура. – А я-то надеялась, что это девушка…

- Ну, о девушках я пока как-то не задумывался. Не было ни повода, ни времени. А к тебе прицепился, потому что ты красивая, умная и энергичная… Ты уж прости.

- Я не сержусь. Знаешь, мне иногда кажется, что ты относишься ко мне почти так же, как я сама к Саске.

- Действительно, забавно…

- Ладно, уже моя очередь дежурить, так что иди спать, - улыбнулась Сакура.

- Как скажешь, – улыбнулся Наруто в ответ и, завернувшись в одеяло, лёг рядом с Саске.

Перед рассветом Сакура услышала едва заметный треск. Сначала девушка не придала ему значения, но через несколько минут увидела, что место их ночёвки снова окружает выдавленная в камне линия. Харуно коротко вскрикнула и разбудила товарищей.

- Опять ты виновата! – возмущался Саске. – Это происходит уже второй раз в твоё дежурство!

- Я хорошо следила! Понятия не имею, как нечто, начертившее это, проскочило мимо меня! – оправдывалась Сакура.

- Хватит, Саске… Она правда не виновата. Я не спал и тоже ничего не видел, - вступился за девушку Наруто.

- Это не аргумент! Вы, как я погляжу, неплохо спелись. И от вас обоих нет никакого толку!

- Прекрати, Саске! – сказала Итачи.

- Прекратить?! А если мы из-за их халатности все тут умрём?! От идиотов на миссии одни проблемы…

Пощёчина.

Итачи гневно смотрела на брата, щека которого покраснела от удара.

- Не смей говорить так о своих товарищах! Если ты не будешь доверять им, то мы точно умрём!

Саске опустил глаза и замолчал. Это был первый раз, когда Итачи накричала на него и подняла руку. Парень упорно уговаривал себя, что это не его сестра, а капитан, убийца его родителей, и он не должен расстраиваться из-за неё. Но всё равно было бесконечно обидно, что сестра не на его стороне. Но Саске понимал, что она права.

- Круг точно не выплавлен. Если бы это была техника огня, то камень всё ещё был бы тёплым, - сказала Итачи, коснувшись линии кончиками пальцев.

- Да кому вообще нужно делать вокруг нас эти дурацкие круги? Это же не имеет смысла! – сказал Наруто.

- Имеет. Мы боимся. Нас стараются напугать, прогнать отсюда.

- Я не боюсь! – возразил Саске.

- Да ну?! – саркастически заметила Итачи. – А кто из вас хорошо выспался сегодня ночью? Спала только я одна.

Это было правдой. Ни Саске, ни Наруто с Сакурой не сомкнули глаз из-за не покидавшего их ледяного беспокойства.

- Но это всё равно странно. Кто же так пугает?! Нет, чтобы зомби на нас напустить или кровью на стенах рисовать… А тут просто безобидные круги! – не унимался Наруто.

- То, что ты перечислил, вполне объяснимо. С этим можно бороться. Но откуда появляются эти линии совершенно непонятно. Это гораздо страшнее. Даже я боюсь того, с чем не могу справиться. Тот, кто делает это, поступает очень грамотно.

- И что с того… Мы же всё равно не можем увидеть его… - вздохнула Сакура.

- Можем. Вы, наверное, забыли, что тут два обладателя Шарингана. Этот кто-то просто двигается слишком быстро для обычного глаза, потому вы и не замечаете его. Теперь дежурить будем только я и Саске.

- Я не согласен! – возмутился Наруто. – Вы – раненая женщина! После нагрузки за день вам необходимо отдохнуть!

Итачи рассмеялась, а потом уже холодно добавила:

- Я не женщина. Я шиноби ранга джоунин. И тебе, как моему подопечному, обо мне беспокоиться не нужно. Или ты предлагаешь Саске дежурить все ночи одному и совсем не спать?

Наруто сжал кулаки и промолчал. В споре с командиром до этого он чувствовал, что может навязать ей своё мнение, но сейчас девушка говорила таким тоном, что возражать ей было совершенно невозможно. Всё-таки она была опытным шиноби, убийцей на шесть лет старше парня.

- Ну, чисто гипотетически, я могу осушить море, но тогда я, скорее всего, умру, - сказал Курама, сладко потянувшись на солнышке.

- Но как же тогда быть?! – не унимался Киба. – Нам нужно попасть на остров, а здесь нет ни моста, ни лодки!

- А чем вы до этого думали, когда выбирали дорогу? К морю вы действительно пришли кротчайшим путём, но вот до ближайшего селения, где можно нанять судно, отсюда топать и топать!

- Что же теперь делать… - пробубнила Хината себе под нос.

- Деревня в трёх днях пути отсюда, - сказал Шино.

- В трёх днях! Да мы целую вечность до места добираться будем! А ты же знаешь, что нам нужно спешить! – Киба был явно взволнован.

- Вот чего ты так к этим камням рвёшься? Тебе там что, мёдом намазано? - удивился Курама.

- Нет… Интересно просто… Вы могли и раньше нас о деревне предупредить!

- Ну как знаешь. Да и я же уже говорил, что нянчиться с вами не собираюсь! До элементарных вещей будете своей головой додумываться!

Киба зло посмотрел на капитана и поплёлся вдоль берега в сторону деревни. Хината вздохнула и вытащила из кармана камешек. Девушке хотелось ещё раз полюбоваться на свою находку, но камень потерял свой золотистый цвет, став обычным коричневым булыжником.

- Они красивые только тогда, когда мокрые. Стоит воде высохнуть, как всё очарование тут же исчезает, - пояснил Курама, заметив огорчение девушки.

- Жалко… Всё же ненадолго, но море делает эти обычные камни прекрасными… - сказала девушка и, наклонившись к волне, снова намочила булыжник.

- Ты права. Но раз он красив только в воде, пусть там и остаётся!

Курама выхватил камень из руки Хинаты и кинул в море.

- Зачем же так…. Я хотела на память оставить…

- Только не реви! Вот тебе другой, но он всегда будет красивым! – Курама спешно протянул девушке небольшой кусочек янтаря.

Хината осторожно взяла его и стала разглядывать.

- Он как солнышко… Как Наруто… - прошептала она.

- Тебе виднее, - хмыкнул Курама и, взяв девушку за локоть, потащил за уже почти скрывшимися из виду Кибой и Шино.

========== Часть 8 ==========

- Нам нужно спуститься ещё немного и пройти по … этому, - Итачи поясняла команде дальнейший маршрут, но сама не знала, как назвать ту часть гор, по которой им предстояло двигаться.

На пару сотен метров ниже уступа, на котором они ночевали, начиналось что-то вроде равнины, под небольшим углом поднимающейся к подножью следующей вершины. Плоскость, конечно же, не была ровной. На ней, как волны над беспокойным каменным океаном, возвышались глыбы и целые холмы камней, между которыми зияли расщелины.

- Думаю, тут идти будет проще… Карабкаться же не нужно. С нашей скоростью до следующей горы доберёмся за полтора–два дня, - прикинул Наруто.

- Было бы неплохо. Тут лучше не задерживаться.

Больше никто не проронил ни слова. Могильная тишина гор пропитывала людей, лишая желания говорить друг с другом. Только Наруто хоть и молчал, но всё равно умудрялся шуметь, то и дело скидывая вниз мелкие камушки. Это раздражало, но парню никто ничего не говорил.

По равнине шли также молча. До самой темноты одна только Итачи нарушала тишину, периодически предостерегая своих задумавшихся подопечных от падения в расщелину. А задуматься было над чем. Никто не мог объяснить, как появляются круги вокруг их лагеря, и почему ощущение слежки становится всё острее и острее. Дети откровенно боялись, вздрагивая даже от шороха собственных шагов. А у их капитана не было права на страх. Бояться – одна из многих вещей, которые ей было делать запрещено.

Когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, команда номер семь остановилась на ночлег под большой каменной глыбой. Итачи зажгла несколько огоньков из чакры. Они хорошо освещали лагерь, отгоняя тени. Так же девушка сказала, что первым будет дежурить Саске, так как оба раза круг появлялся ближе к рассвету, и разумнее было бы, если в это время наблюдать будет более сильный шиноби.

Саске не спорил. Он понимал, что капитан гораздо сильнее его. Но, несмотря на все доводы разума, парня вновь раздирали противоречивые чувства. С одной стороны было обидно, что Итачи считает его слабаком, которого нужно оберегать от опасности, а с другой, такая забота грела душу. Было приятно оттого, что он не безразличен сестре.

Ребята устали, но всё равно не могли уснуть. Наруто всё время ёрзал, разглядывая прожжённое звёздами ночное небо. Парню казалось, что даже они наблюдают за ним, выслеживают и выжидают. Спала одна только Итачи, вытянувшись по своему обыкновению. Сакура лежала рядом с капитаном, стараясь дышать так же размеренно, как и она. Спокойствие Итачи успокаивало и саму девушку. Она думала о том, что несмотря на всё, что произошло между Учихами, они подсознательно доверяют друг другу. Саске никогда не перечил приказам сестры, а она могла вот так спокойно спать, зная, что её брат следит за безопасностью. Сакура всегда была единственным ребёнком в семье, потому такие отношения казались ей почти чудом.

Наруто тоже удивлялся, как капитан умудряется спать тогда, когда он сам едва мог сомкнуть глаза, но находил этому иное объяснение, нежели девушка: Итачи настолько устаёт от боли и своих ран, что может заснуть в совершенно любой ситуации. Думая об этом, парень и сам умудрился заснуть.

Проснулся Наруто от крика, который, как оказалось, принадлежал Саске. Лагерь снова был обведён выдавленной в камне линией, а младший Учиха прижимал к груди окровавленную руку. Рядом с ним сидела Итачи, которая пыталась осмотреть рану, но парень отталкивал её и кричал:

- Не трогай меня! Сама хотела дежурить, а даже с Шаринганом не смогла уследить!

- Прости… Я видела того, кто это сделал, но остановить не смогла… Только тебя оттолкнуть успела…

- Ясно… - уже спокойнее сказал Саске. Бледный от шока парень постепенно начал приходить в себя и осознавать происходящее. – Кто это был?

- Не могу точно объяснить… Тень, имеющая очертания человека. Я метнула в него кунай, но он даже не заметил этого, продолжая чертить круг. Тогда я увидела, что линия приближается к твоей руке, и оттолкнула тебя, но, как видишь, поздно.

Голос Итачи, взволнованный в начале, теперь снова был совершенно спокойным. Наруто закусил губу от злости.

- «Единственный брат этой девушки ранен, а она так невозмутимо рассказывает об этом… Чудовище!» - думал Узумаки, но потом сам поморщился от своих мыслей. От того, что он назвал кого-то так же, как называли его, на душе становилось гадко.

Сакура, до этого застывшая от шока, шумно выдохнула и бросилась к Саске. Ей парень показал свою раненую руку. Через ладонь проходил глубокий ожог, расплавивший кожу и мясо до самой кости. Девушка вытащила из своей сумки перекись с бинтами и стала обрабатывать рану. От каждого прикосновения к своей ладони Саске вздрагивал и чуть постанывал, но терпел. Расторопность Сакуры поражала. Если бы до этого Учиху спросили о поведении девушки в такой ситуации, то он бы, не задумываясь, ответил, что она стала бы бегать вокруг него, причитать и, конечно же, реветь. Но Харуно не только не плакала, но и взяла себя в руки быстрее самого Саске.

- Итачи–сенсей, давайте я перевяжу и ваши раны тоже? Вы ведь давно не меняли бинты… - предложила девушка, закончив с ожогом.

- Давай, это кстати, - согласилась капитан и начала стягивать с себя жилетку.

- Дура, ты чего творишь! – зашипел на сестру покрасневший Саске.

- А что такого? – искренне удивилась Итачи.

- Тут я и Наруто, а ты раздеваешься! Ты же девушка!

- Я уже говорила, что я не девушка, а…

- Дура! - закончил за неё Саске и, почти задушив Узумаки одеялом, отвернулся сам.

Сакура осторожно сняла бинты с живота Итачи и замотала его новыми, про себя отметив, что рана выглядит чуть менее пугающей, чем в начале их путешествия. Но когда Харуно попыталась забинтовать ноги капитана, та дёрнулась и поджала их под себя, давая понять, что тут она справится сама.

И вот новый день в молчании. До ребят как-то запоздало начало доходить, какой опасности они подвергались всё это время. Круги оказались не так уж безобидны, и если бы кто-то заснул на линии, то вполне мог лишиться не только руки, но и жизни.

- Это точно не температура. Я бы почувствовал, когда оно коснулось меня, - наконец, прервал молчание Саске.

- Может, кислота? – предположила Сакура.

- Тоже нет. Там бы остались следы, но камень был абсолютно чистым, - сказала Итачи. – Я сразу же проверила. Скорее всего, это какая-то неизвестная нам техника.

- «Еще и круг рассмотреть успела… Нет чтобы о Саске позаботиться!» - со злостью думал Наруто, сжимая кулаки.

Ему часто казалось, что Итачи сделана не из крови и плоти, а из гибкой резины. Все колкие слова, насмешки и упрёки отскакивали от неё, не причиняя вреда. Но иногда такие сильные удары, как, например, ранение Саске, прогибали резину, и на лице Итачи появлялись хоть какие-то эмоции, но очень быстро резина снова принимала свою форму, а девушка вновь становилась невозмутимой. Если бы Наруто не видел ран капитана, то и вовсе был бы уверен, что она не живой человек.

- Если это техника, то должен быть кто-то, кто её использует. А в таких условиях жить невозможно! – возразил Саске.

- Может, за нами кто-то шел ещё от деревни?

- Такого не может быть, - ответила Итачи. – Длительная слежка непременно обнаружила бы себя, да и на незнакомой экстремальной местности прятаться очень тяжело. Круги чертит тот, кто хорошо знает эти места, а, значит, живёт здесь.

- Я слышал про деревню-призрак, которая расположена в этих горах. Может, это кто-то из её жителей, - подал голос Наруто.

- А кто тебе сказал о ней? – удивилась Итачи.

- Мой друг.

- А какой ранг у этого друга?

- А какое это имеет значение?

- Чем выше ранг, тем обширнее и точнее информация, к которой шиноби имеет доступ, - Итачи грустно улыбнулась. Это правило распространялось на всех, кроме неё.

- Он специальный джоунин, - всё же ответил Узумаки.

- Тогда ясно… Это не слух. Я же говорила, что камни этих гор используются для тюрем. Но когда-то давно одна из скрытых деревень решила не утруждать себя добычей и перевозкой материала, и просто выбросила здесь своих заключенных. Говорят, что эти люди не умерли, а смогли как-то найти способ сохранить и продлить свои жизни. Так что ты вполне можешь оказаться прав.

- О боги! Великая и всезнающая Итачи Учиха согласилась со мной! – съязвил Наруто.

- Я и сама думала об этом, - невозмутимо продолжила Итачи. – На нас напали именно Шиноби, а не какие-то призраки. Слишком уж грамотно нас запугивают. Сначала обрушение камней в первый день подъёма. Такое странно даже для этих необычных гор. Потом эти круги. Я только сейчас заметила, что они становятся уже.

- Уже? – испугалась Сакура. – Значит, если мы остановимся и во время создания линии окажемся слишком далеко друг от друга, то кого-то может попросту разрезать…

- Именно. Потому теперь будем ложиться как можно ближе друг к другу.

- А если, напротив, находиться как можно дальше, вне пределов круга? – предложил Саске.

- Думаю, это невозможно. Пока мы на такой местности, то вполне можем разместиться порознь, но не забывай, что мы в горах. До сих пор нам очень везло находить достаточно широкие уступы, но в дальнейшем места для ночлега будет становиться всё меньше и меньше.

- Что же тогда делать?

- Торопиться. Нужно убраться отсюда до тех пор, пока нашим преследователям не взбредёт в голову убить нас, а не запугать.

- Как Хокаге, зная, что здесь так опасно, отправил сюда нас?! – Сакура почти кричала.

- Потому что составление карт – работа генинов, - отрезала Итачи и прибавила шаг, вынуждая своих подопечных идти быстрее.

Счастью не было предела, когда команда номер восемь, наконец, высадилась на берег. Акамару радостно прыгал по песку, чуть ли не вылизывая его от переизбытка чувств, а ребята блаженно растянулись на земле, которая, в отличие от палубы корабля, на котором они плыли, не качалась и не тряслась.

Расплатившись с капитаном катера, Курама тоже спрыгнул на берег и подошел к своим подопечным.

- Ну, чего разлеглись? Не вы ли всю дорогу ныли о том, что нам нужно торопиться?

- Ну капитан… Ну ещё немного… - простонал позеленевший Киба, который, впрочем, постепенно начинал приобретать свой нормальный цвет.

- Как скажешь, но потом не возмущайся.

- Киба-кун… Может, и правда пойдём…. – робко сказала Хината.

Ей было ничуть не лучше, чем парню, но даже в таком состоянии она не изменила своего мнения о море. Даже после несколько часовой качки оно казалось ей всё таким же прекрасным и волшебным.

- Ладно… Пойдём… - Инузука, кряхтя, поднялся с песка.

- Здесь недалеко, - чуть смягчился Курама. – До той разрушенной деревни доберёмся уже совсем скоро.

- А откуда Вы знаете? – со странной обеспокоенностью спросил Шино.

- А вот это уже закрытая информация. Не доросли вы ещё! – хмыкнул Курама.

- А как это селение называется, Вы можете сказать? – осторожно спросила Хината.

- Могу. Деревня Водоворота.

Солнце стояло уже высоко, а седьмая команда ещё ни разу не останавливалась на отдых. Итачи всё прибавляла и прибавляла шаг, постепенно переходя на бег. Было трудно, но никто не жаловался. Ребята понимали, что такой темп – необходимость.

- Знаете, я решила, что стану шиноби-медиком! – неожиданно заявила Сакура.

- С чего это вдруг? – удивился бегущий рядом Наруто.

- Я же понимаю, что толку от меня мало. У Итачи и Саске есть Шаринган. Даже Наруто кое-что умеет. А мои отличные оценки на реальной миссии бесполезны. Так что единственное, чем я смогу быть полезна в будущем, - это медицинская помощь.

- Похвальное желание, - сказала Итачи. – Врачи спасли множество жизней даже на моей практике. Молодец, Сакура.

Саске цокнул языком. Ему было неприятно, что сестра хвалит кого-то, кроме него.

- Эй! – возмутился Узумаки. - Что это ещё за «Даже Наруто кое-что умеет»?! Я, между прочем, тренировался больше тебя и Саске вместе взятых! Я такое умею, до чего вам ещё расти и расти!

- Как же… - хмыкнул младший Учиха, обгоняя Наруто.

До подножия горы они добрались в два раза быстрее, чем предполагали, но перед ними появилось неожиданное препятствие: огромная расщелина, которая, будто ров, тянулась вдоль каменной стены.

- Обходить её нет времени, да и неизвестно кончается ли она вообще, так что просто поищем наиболее узкое место, - сказала Итачи, и ребята приступили к поискам.

Самое удобное место для прыжка оказалось около восьми метров шириной (я не знаю на сколько метров прыгают шиноби. Кто знает – подскажите), но на другой стороне была небольшая «ступенька», позволяющая удачно приземлиться. Первым, как единственный не покалеченный, прыгал Наруто. Парень разбежался и, оттолкнувшись от края, оказался около скалы. За ним побежала Итачи и, обрушив в пропасть несколько камешков, приземлилась рядом с Узумаки. Саске подошел к краю расщелины и посмотрел вниз, где пространство постепенно превращалось в пустоту. Хмыкнув, парень разбежался и легко перескочил на другую сторону. Следом прыгнула Сакура, но как только девушка коснулась небольшого уступа, где её уже ждали товарищи по команде, камень под её ногами затрещал и рассыпался на крупные куски. Девушка охнула и, беспомощно цепляясь руками за воздух, стала заваливаться на спину. Саске, стоявший рядом, среагировал мгновенно и, схватив Сакуру забинтованной рукой, резко дёрнул на себя. Девушка хрипло задышала от испуга и прижалась спиной в скале, будто желая слиться с ней.

- Дура! – зашипел Саске, прижимая к груди раненую руку, бинты на которой стали красными.

- Я так испугался, Сакура! – выдохнул Наруто.- Пожалуйста, будь осторожнее!

- «Хорошо, что она не пострадала…» - облегченно подумала Итачи и посмотрела в глаза испуганной девушки.

Вдруг и без того расширенные зрачки Сакуры стали ещё больше. Она поперхнулась воздухом и, резко подавшись вперёд, выплюнула в пропасть клочья собственной крови. Только через несколько секунд Итачи поняла, что из груди девушки торчит сжатая в кулак рука, которая уже через мгновение вновь скрылась в гладком камне, оставив после себя большую кровавую дыру. Сакура ещё сильнее наклонилась вперёд и полетела в пропасть.

Итачи сама не поняла, зачем прыгнула вниз за явно мёртвой девушкой, зачем кричала и звала её.

Первым опомнился Наруто. Он прыгнул вслед за капитаном, спешно складывая печати и создавая клонов, которые, хватаясь друг за друга, образовывали подобие живой верёвки.

Итачи падала за телом Сакуры и тянула к нему руки, пытаясь поймать. Это был далеко не первый раз, когда её товарищи умирали на миссии, но смерть этой девочки не была такой, как другие. Она слишком глубоко вгрызалась в душу. Итачи уже почти поймала тело, когда что-то схватило её за лодыжки и дёрнуло вверх. Дикая боль пронзила ноги и мгновенно добралась до сознания, которое продолжило лететь вниз, в пустоту.

Итачи очнулась у края всё той же пропасти. Рядом Наруто кричал и плакал, звал Сакуру и проклинал тех, кто следил за ними. Девушка хотела утешить его, но поняла, что ей просто нечего сказать. Она виновата в смерти его подруги.

Саске стоял на том же месте. Он опустил голову и бормотал себе под нос: «Ведь хорошая была девочка… Хорошая девочка…». Итачи осторожно подошла к брату и тронула его за плечо. Саске поднял голову и посмотрел на неё. Девушка вздрогнула и отпрянула от парня. По щекам Саске текли красные слёзы. И сами глаза были красными. Мангекьё Шаринган. Итачи слишком хорошо знала, что это значит. Скорее всего, глаза Саске стали такими ещё после убийства родителей, а ужасная смерть одноклассницы стала последним толчком для окончательного пробуждения.

- «О чём я думаю?» - одёрнула себя девушка. – «Когда я стала настолько… чёрствой? Они плачут, а я даже слезинки проронить не могу…»

- Это ты виновата! – крик Наруто заставил Итачи обернуться.

- Успокойся…

- Успокоиться? Ей же всего двенадцать, а она умерла! Из-за тебя! Ты же наш командир, почему не защитила? Почему вообще потащила нас сюда?! – продолжил парень.

- Наруто, если ты не успокоишься, то на нас скоро снова нападут и…

- Заткнись! Ты вообще человек? Ну, конечно… Тебе плевать на её смерть… Ты же даже родителей своих убила с таким же спокойным лицом!

А вот это было больно. Итачи думала, что подобные слова давно не ранят её. Девушка сжала зубы и в одно мгновение оказалась около Наруто, резким ударом в челюсть свалив того на землю. Итачи ожидала, что парень тут же встанет и полезет к ней драться, но он неожиданно притих и продолжил лежать на камнях, уставившись заплаканными глазами в небо.

Итачи не злилась. Она понимала его чувства. Ей хотелось как-то помочь Наруто, но как она не знала. Единственное, что вспомнилось, это случай из далёкого детства, когда Итачи потеряла любимую книгу, а мама утешала её, баюкала на коленях и вытирала слёзы.

Девушка осторожно подошла к Наруто, села рядом с ним и положила его голову к себе на колени. Но тут парень снова начал кричать и сопротивляться, рискуя свалиться с узкого уступа в пропасть. Наруто обвинял Итачи и оскорблял её, но слова уже не были обидными. Девушка видела в нём раненого человека, который мечется в бреду, которому нужна её помощь. Она гладила Наруто по влажным щекам и плечам, обнимала и прижимала к себе, терпя удары и крики.

- Прости меня… Я знаю, что виновата, знаю, что мне не следовало соглашаться на эту миссию… Хокаге не нужна эта карта. Ему нужны наши жизни. Прости, что я такая дура… Что не поняла раньше… Это же так странно… Собрать в одну команду сразу двух Учиха и джинчуурики… - шептала Итачи не слушающему её парню.

Примерно через час Наруто затих и уснул. Было удивительно уютно в руках той, кто так не нравилась ему.

========== Часть 9 ==========

Было невероятно то, с какой скоростью команда номер семь взбиралась на гору. Темп был один, но причина у каждого была разной: у Саске – страх и безысходность, у Наруто – ненависть и злоба к своему капитану, а у самой Итачи – отсутствие права на отставание от своей команды и боль. Было действительно невыносимо больно двигаться так быстро, что чуть затянувшиеся раны вновь кровоточили.

Наруто всё также шел первым, остервенело цепляясь за камни и натягивая верёвку так, что остальным приходилось догонять его. Из головы у него всё не шёл разговор с Итачи.

Всего через несколько часов после смерти Сакуры капитан невозмутимо разбудила его и заявила, что им нельзя задерживаться тут, необходимо как можно быстрее приступить к составлению карты. Никакие крики Наруто о том, что нужно найти тело Сакуры и отомстить за неё, не заставили Итачи изменить своего приказа. Когда парень проваливался в сон, девушка показалась ему настоящей, чувствующей, но теперь это наваждение было не более реальным, чем дым. Капитан была жестоким шиноби, для которого не существовало иного приоритета, кроме миссии.

Даже тогда, когда солнце уже село, команде номер семь не удалось обнаружить место для ночлега, потому им не оставалось ничего другого, кроме как закрепить верёвки и повиснуть на них, оперевшись на камни. Спать так было неудобно и рискованно, но иного выбора не существовало.

- Подвиньтесь ко мне ближе. Так безопаснее, - тоном, не терпящим возражений, сказала Итачи.

Саске безропотно прижался к сестре. Но Наруто вспылил:

- Ещё чего! Не желаю прикасаться к тебе! Ты отвратительна… и кровью воняешь…

- Ну, извини, - хмыкнула Итачи, - ни с тем, ни с другим, я ничего не могу сделать.

- Давай, я бинты сменю… - неожиданно прошептал Саске и потянулся к своей сумке.

Девушка очень удивилась. Саске молчал целый день, бормоча лишь «Хорошая девочка…», но теперь не просто заговорил, а предложил помощь. Помощь своей ненавидимой сестре.

- Не надо, - Итачи мягко перехватила его руку. – Это твоя личная аптечка, так что храни её для себя. В моей бинты уже закончились, а другие были в рюкзаке Сакуры. Так что придётся обойтись без перевязки.

Но Саске будто не слышал Итачи. Он вырвал руку из её ладони и вытащил из сумки аптечку с бинтами. После чего так же невозмутимо расстегнул жилетку сестры и начал разматывать живот.

- Не надо, Саске… - тихо попыталась возразить девушка, но это было бесполезно, а сопротивляться у неё не было ни сил, ни желания.

- Я вот одного не пойму… – отстранённо сказал Наруто после долгого молчания, прижимаясь щекой к холодной поверхности камня. – Тебе наплевать на нас, или ты всё же так защищаешь?

- Как знать… - ответила Итачи, чуть морщась от боли. – Я не могу сказать, что ты и Сакура невероятно важны для меня, но защищать вас – моя прямая обязанность, а значит я, хоть и не желая того, привязываюсь. К тому же это первая моя команда в жизни. Я ещё никого не учила раньше, потому ты особенный…

- Думал, опять промолчишь… Почему говоришь мне всё это?

- А почему бы не сказать? – вздохнула Итачи. – Единственное место в деревне, которое мне позволено посещать, это мой дом и дорога от ворот к нему. С людьми общаться запрещено, потому поговорить с кем-то можно только на миссии. Привыкла исповедоваться мало знакомым людям, точно зная, что больше никогда не увижу их.

- Это как? Разве джоунины не ходят на многие миссии вместе? – удивился Наруто.

- Вообще да… Но не со мной. Я же убийца собственного клана, помилованная преступница. На задания меня отправляют либо в одиночку, либо в компании с преступниками-смертниками, у которых всего два пути: либо погибнуть на миссии, либо казнь.

- А что мешает им сбежать? – чуть помолчав, сказал Наруто. Он и не подозревал, что Итачи живёт так. Слишком похоже на него. Хоть парень и мог пойти куда-то, кроме Академии, дома и раменной, но везде с него не спускали косых взглядов. Ненависть людей была почти ощутимой, потому Наруто старался избегать людных мест. Единственным, кто с ним общался без принуждения и неприязни, – Курама. Но у Итачи не было такого друга. Из родных у неё только Саске, да и тот ненавидит её. Наруто неожиданно для себя понял, что эта девушка гораздо несчастнее его.

- Сбежать мешает печать. Стоит шиноби Конохи поймать достаточно сильного человека, как ему ставят Печать Смерти. Она чрезвычайно проста, но снять её может только тот, кто её наложил. Ну или прямой кровный родственник, но это уже значительно сложнее. Суть печати заключается в том, что если её носитель ослушивается приказа, то наступает мгновенная смерть. Это заставляет даже злейших врагов слушаться Хокаге. Так на моей прошлой миссии мне помогал предатель деревни Орочимару. Удивительно, что даже такой сильный человек вынужден подчиняться печати.

- И у тебя такая же?

- Нет… Меня в деревне держат совсем другие вещи…

- Ну, хоть честно… - фыркнул Наруто и всё же прижался к девушке. – Здесь холодно, а в таком положении особо не укроешься, - пояснил он свой поступок и продолжил: Я поразмыслил над тем, что ты делала… Тебе всё же не наплевать на нас. Во время знакомства ты была в длинном неудобном плаще, а после того, как мы узнали о твоих ранах, сняла его. Значит, скрывала от нас своё состояние, чтобы не пугать. Сакура… ты бы не прыгнула за ней, если бы она для тебя была только лишь очередным участником команды. Ещё я заметил, что ты стараешься не опираться на правую ногу. У тебя там, наверняка, ожог от круга, но ты молчишь, заботясь о менее серьёзном ранении брата.

Саске вздрогнул и слишком сильно затянул повязку, от чего Итачи тихо застонала.

- Какой наблюдательный… - выдохнула девушка. - Тогда ты, наверняка, заметил, что эта миссия и сама команда очень странные.

- Чем же?

- Сразу двое Учиха, хотя даже в военное время больше одного в команду не распределяли, так как это неразумное использование силы. Ты – джинчуурики. И ничем не примечательная отличница Сакура. Это не миссия, а казнь. Деревня просто хочет избавиться от ненужного клана Учиха и ненавистного демона. А Сакура – балласт и прикрытие, чтобы никто потом не сказал, что наша смерть была спланирована.

Наруто хотел что-то сказать, но его прервал голос Саске:

- Капитан, у Вас раны с прошлой миссии?

- Да.

- А почему тогда Вас не вылечили, а отправили с нами? – голос парня чуть дрожал.

- Меня лечили, но эти раны всё равно не затягивались. Враг, нанесший их, обладал особенной чакрой.

- Я знаю, что это за чакра… - начал Наруто, но Итачи зажала ему рот рукой.

- Хватит болтать! – строго сказала девушка. – Отдыхайте, завтра предстоит тяжелый день. А я буду дежурить.

- Но я… - начал возражать Саске, но вторая ладонь Итачи также заткнула ему рот.

- Тебе несколько дней нельзя активировать Шаринган. Из-за пробуждения Мангекьё система циркуляции чакры ещё не пришла в норму, поэтому активация отнимет много сил, и ты почти сразу потеряешь сознание. Не волнуйтесь, я справлюсь, а вы пока спите.

Парни знали, что возражать бессмысленно, потому покорно выполнили приказ капитана, которая продолжила внимательно следить за местностью.

На рассвете вновь появился странный человек. Он, зная, что его видят, нарочито медленно выбрался прямо из скалы и начал чертить круг. Камень безропотно повиновался ему, проседая под его пальцами. Каменная линия подобралась ближе, но всё ещё была на безопасном расстоянии.

Ради интереса Итачи вновь метнула в человека кунай, но острое лезвие не причинило ему никакого вреда и беспрепятственно вонзилось в камень. Лицо человека-тени треснуло в издевательской ухмылке, и он мгновенно скрылся в скале.

Этот визит, хоть и был значительно дольше предыдущих, продлился всего секунду. Итачи укрепилась во мнении, что эти шиноби могут убить их в любую секунду и совершенно не боятся того, что могут пострадать сами.

========== Часть 10 ==========

И Киба, и Хината, и даже Шино искренне жалели о том, что так рьяно рвались на миссию. Работёнка, как и предсказывал Курама, оказалась на редкость скучной. Уже несколько дней ребята от восхода до заката копались в развалинах огромного храма, пытаясь найти какие-либо печати или описания техник. Но руины пострадали так сильно, что поиск сводился к простому перекладыванию камней с места на место и сметанию грязи. Ещё больше раздражало то, что капитан в этих процедурах не собирался принимать никакого участия. Он всё время грелся на ускользающем солнце, то и дело перебираясь на местечко потеплее. Выполнение миссии парня не волновало совершенно, но, несмотря на это, он не забывал будить своих подопечных ни свет ни заря и отправлять на эту монотонную работу.

Наконец, Киба не выдержал и окликнул учителя:

- Эй, Курама–сенсей, а Вы сами не хотите нам помочь? Мы втроём тут и за сто лет не управимся…

- Нет, не хочу, - хмыкнул Курама. - Я никуда не тороплюсь.

- Ах ты…. – зарычал Инузука. Парню очень хотелось как следует наподдать своему учителю, но он слишком хорошо понимал, что ничем хорошим это не закончится.

- Помогите себе сами. У вас же в команде есть обладатель Бьякугана.

- Ой… Точно! – охнула Хината. – Как я раньше не подумала… Пусть у меня и не такие сильные глаза, как у братика, но я всё равно смогу облегчить поиски…

- Ну, так чего ты ждёшь? – раздраженно сказал Киба. – Активируй Бьякуган, и вперёд!

- «И чего он так волнуется об этой миссии?» - в очередной раз подумал Курама.

- Ну и что это за хрень?! – в который раз повторял Наруто, стоя на большой каменной платформе, плавно переходящей в ту самую «хрень».

Зрелище и правда было престранным. От платформы до следующей горы тянулась узкая полоса камня, похожая на огромный мост.

- Эти горы странные, но такое не может быть сотворено природой… - тихо сказал Саске.

- Это сделал тот человек, который рисует круги. Точнее, множество людей, похожих на него. В одиночку такое не под силу, - голос Итачи ничем не выдавал её волнение. – Но удивляться некогда – нужно поскорее закончить карту этой местности и убраться отсюда.

- Мы дальше пойдём по этому мосту? – спросил Саске.

- Да. Хоть мне это и не нравится, но так будет быстрее всего.

Саске молча кивнул и принялся за составление карты. На этот раз Наруто и Итачи так же участвовали в работе. Хоть Узумаки и тяжело давалась кропотливая монотонная работа, он не жаловался и старательно выводил на бумаге палочки и закорючки.

- Как же Вы, капитан? У Вас ведь очень плохое зрение? – спросил Наруто, видя, что Итачи без труда может различить даже самые отдалённые уступы.

- Оно обостряется, когда активирован Шаринган, - пояснила девушка.

- Ты уже четыре дня не отдыхаешь от него… На сколько… Вас ещё хватит? – обеспокоенно спросил Саске.

- Примерно на столько же, - осторожно ответила Итачи. С тех пор, как погибла Сакура, брат вёл себя очень странно. Парень был необычно тих и молчалив, разговаривал неожиданно, и всегда о чём-то, что касалось её самой. Такая забота была приятной, но казалась какой-то неестественной. Это пугало.

Саске цокнул языком и продолжил работу над своим участком карты. Парень, как никто другой понимал, насколько тяжело поддерживать Шаринган на протяжении долгого времени.

На этой платформе команда номер семь провела ещё две ночи. Каждый раз ребятам приходилось всё ближе прижиматься друг к другу: линия круга неумолимо приближалась. На утро третьего дня карта была закончена.

Собрав вещи, Наруто осторожно шагнул на мост. Каменная конструкция хоть и не имела никаких опор, кроме двух гор, между которыми находилась, казалась довольно крепкой и осыпаться не собиралась.

- Что застыл? Нужно торопиться, - сказала Итачи и, чуть задев парня плечом, прошла вперёд.

- И без тебя знаю… - проворчал Наруто и двинулся следом за капитаном.

Идти по узкому мосту было откровенно страшно. Он хоть и казался крепким, но с невысоких перил то и дело сыпались камушки. Само по себе это не было странным, но никто из команды и близко не подходил к ним. Эти мелкие осколки осыпались сами по себе. Или повиновались чьей-то чужой воле.

Солнце стояло уже высоко, когда Итачи, дошедшая почти до середины моста, резко остановилась и придержала рукой попытавшего вылезти вперёд Наруто.

- Не двигайтесь! Вы что-нибудь видите? - нервно сказала девушка.

Наруто хотел ответить, что нет, но сглотнул и прохрипел что-то утвердительное. Рядом с ними на самом краю моста стоял человек-тень, казавшийся почти прозрачным при дневном свете. Линии его тела и черты лица сгладились и потеряли индивидуальность. Выделялись только глубокие глазницы с тёмными глазами без век и губы, изогнутые в ухмылке. Такие же люди стояли вдоль моста, насколько хватало глаз.

Ближайшая к Итачи тень наклонилась и медленно провела пальцем по камню моста, оставляя на нём глубокую линию.

- Это граница… - прошептала девушка. – Если мы пересечём её, то нам наверняка не поздоровится.

- Что будем делать? – неожиданно серьёзным голосом сказал Наруто.

- Идти вперёд. Опасность грозит на обеих половинах моста, так что лучше двигаться дальше. А теперь бегите так быстро, как только можете!

И они побежали. Люди-тени мгновенно пришли в движение и исчезли, но стоило коснуться моста, как на этом месте тут же появлялся круг, вполне способный разрезать ногу тому, кто задержится хоть на долю секунды.

От быстрого бега окружающий мир слился в одну серую полосу, но Итачи как-то умудрялась не только бежать, но и следить за своими подопечными. К тому времени, как они достигли конца моста, она несколько раз ловила споткнувшегося Саске, спасая его конечности.

Наконец, впереди показалась тёмная стена горы, и, сделав последний рывок, все трое влетели на узкую платформу. Тяжело дыша, Итачи быстро огляделась, ожидая нападения, но тени исчезли. Облегчённо вздохнув, девушка осмотрела своих товарищей. К счастью, никто не был ранен.

- Знаете, - сказала Итачи, отдышавшись. – А я ведь уже видела мост, похожий на этот, в деревне Скрытой в Тумане.

- И что это нам даёт? – проворчал Наруто. На что похожа эта «дорога смерти» парня волновало меньше всего.

- Да ничего… Просто именно эта деревня выкинула здесь своих преступников-шиноби.

- «Свершилось!» - ухмылялся про себя Курама. Он уже давно ждал, когда его подопечные устанут терпеть такое отношение к себе и решат сделать ему какую-то гадость. Парень совершенно не беспокоился о том, что кучка генинов сможет серьёзно навредить ему, но что именно они задумали, узнать было интересно, потому он уже несколько минут старательно притворялся спящим, хоть его маленькие «бесшумные» шиноби производили столько звуков, что рота слонов позавидует.

Сначала ребята аккуратно выбрались из своих спальников, после чего собрались в кучку и начали оживлённо перешептываться, споря о чём-то. Наконец, успокоившись, они разбрелись по разным сторонам. Любой другой капитан на месте Курамы отчитал бы этих нерадивых конспираторов, но ему было очень интересно, как же ребята решат выместить на нём свою злость.

Через час ожидания Кураме надоело караулить своих учеников, потому он решил подняться, но, к своему удивлению, не смог. Затёкшее без движения тело лишь слабо дёрнулось, придавленное какой-то невидимой силой.

- Он проснулся! Быстрее складывайте печати! – послышался в тишине обеспокоенный голос Кибы.

- «Какие печати?!» - раздраженно подумал Курама и снова попытался встать. Шутка детей перестала нравиться ему.

Через несколько мгновений древние камни, на которых, по предложению Шино, был устроен лагерь, вспыхнули красными прожилками, быстро расползающимися и складывающимися в узор печати. Курама лихорадочно соображал и пытался вырваться из невидимых тисков, но ничего не получалось.

- «Ну я и идиот!» - думал он, концентрируя чакру. – «Мы же уснули на развалинах Храма Печатей, а эти чертята как-то смогли использовать… Нет! Не как-то! Если не знать специальных условий ритуала, активировать печать, способную удержать демона, невозможно. Неужели, Сарутоби надоумил этих детей?!»

Тем временем камни разрушенных колонн, окружавших храм, вновь соединились, и пространство между ними начало заполняться красноватым барьером. Курама, наконец, освободился и рванул к Шино, который находился ближе всего к нему, но из-за барьера не смог даже коснуться парня. Озлобленно зарычав, Курама снова и снова бился о невидимые стены, пытаясь вырваться, но всё было напрасно.

Сложив последние печати, ребята облегчённо выдохнули и сняли ужасные маски, скрывавшие их лица.

- Что здесь происходит?! Как вы узнали про храм? – зашипел Курама, в очередной раз пытаясь разбить барьер.

- Какая разница? Теперь ты будешь сидеть здесь, сколько потребуется, Девятихвостый демон Лис! – не скрывая ноток превосходства в голосе, сказал Киба.

========== Часть 11 ==========

И снова команда номер семь сосредоточенно ползёт в верх по горе. Оказалось, что с той высоты, на которой они находились, всю местность охватить невозможно, и чтобы не тратить время на исследование, было решено просто подняться выше. «Просто» оказалось только на словах. На деле же чем выше они забирались, тем сложнее становилось дышать, и голова понемногу начинала болеть.

- Думаю, тут можно остановиться. На ночь останемся в этой пещере, - сказала Итачи.

Действительно, в нескольких метрах от девушки в поверхности камня была большая трещина. Света в эту пещеру попадало мало, да и была она довольно узкой, но лучшего места для ночлега было не найти. Наруто сразу же завалился спать, даже не укрывшись одеялом, а Саске начал исследовать пещеру. Через несколько минут парень шепотом позвал сестру:

- Смотри, что я нашел…

Итачи быстро подошла к указанному месту и зажгла на ладони небольшой огонёк, чтобы лучше разглядеть находку Саске. На камне были глубоко процарапаны несколько иероглифов.

-«Бегите отсюда!» – прочитала девушка. – Как раз этим мы и занимались почти весь день…

- Значит, мы не первые, кто побывал здесь, - тихо сказал Саске.

- Не первые, - кивнула Итачи. – Тем более, наших предшественников запугивали так же, как и нас. Хотя, возможно, эту надпись оставили сами люди-тени, чтобы ещё больше напугать нас.

- Знаешь, мне кажется, что они питаются страхом. Судя по их телам и тому, как просто они сливаются с камнем, обычная пища им не подходит, а энергию откуда-то брать необходимо.

- Я тоже думала об этом и всё больше склоняюсь именно к этой версии. Другого объяснения тому, что они до сих пор не убили нас, я просто не вижу.

- А может, бежать нужно именно из этой пещеры? – предположил Саске.

- Может быть, - согласилась Итачи, - но здесь опасно точно также, как и в любом месте этих гор, потому бежать бессмысленно. А теперь ложись рядом с Наруто. Пора спать.

- А как же ты… - чуть помедлив, осторожно спросил парень.

- Я устала, и раны болят, - призналась девушка. – Но ещё немного смогу вытерпеть. Завтра дежуришь уже ты.

- Может, всё же поспишь немного? Круг появляется только на рассвете…

- Нет. Не исключено, что они решат напасть на кого-нибудь из нас. Не хочу, чтобы ты или Наруто повторили судьбу Сакуры.

Саске понял, что уговоры бесполезны, и, коротко кивнув, отправился спать.

Итачи ещё долго сидела у входа в пещеру, но потом всё же подошла к своим ученикам. Они спали: усталость пересилила страх. Девушка отчего-то улыбнулась и укрыла одеялом дрожащего от холода Наруто.

Из узкого входа в пещеру было мало что видно, потому утром пришлось разделиться и залезть на разные уступы, для более рационального расходования сил. Место, где закрепилась Итачи, находилось недалеко от Саске, потому она смогла поговорить с ним:

- Сегодня к вечеру я окончательно выдохнусь, потому дежурить придётся тебе.

- Так ли это необходимо?

- Конечно же необходимо! Этой ночью круг появился почти сразу после полуночи. Я едва успела убрать твою ногу с линии. Ты всё так же, как и в детстве, ворочаешься во сне…

- Я понял! – прервал сестру Саске. – А… Как же ты? Сможешь идти?

- Идти точно не смогу. При лучшем раскладе – поползу сама, при худшем – меня придётся тащить вам. Ну, или бросить.

- Дура ты! – разозлился парень. – Твоя мазохистская самоотверженность уже достала. Я не брошу тебя.

Итачи удивилась, но промолчала. Было и странно, и приятно видеть такие перемены в отношении брата к себе. «Наверное, это смерть одноклассницы так повлияла на него…» - подумала девушка.

Вдруг тишину гор вспорол крик. Крик Наруто. Итачи и Саске мгновенно ринулись к нему. Изгиб скалы скрывал парня от них, и было невозможно сразу определить, что же случилось.

Наруто висел над пропастью, одной рукой вцепившись в грозившийся раскрошиться камень. Саске поспешил вытянуть парня, но тот отчаянно брыкался и кричал что-то невразумительное. Только через несколько минут Наруто удалось немного успокоить. Итачи крепко обнимала его и шептала что-то, как ей казалось, ласковое. Сейчас парень не был похож на того взрослого шиноби, который уверенно взбирался первым на крутую гору. Он снова был потерянным ребёнком, которому нужен был кто-то рядом. Такие резкие контрасты в поведении были странными, но всё было вполне объяснимо: в мире шиноби дети взрослеют очень быстро, но всё равно остаются детьми. Но в случае Наруто это вовсе не казалось Итачи слабостью. В суровой реальности среди крови и боёв сохранить в себе хоть частичку ребёнка было почти подвигом, который самой девятнадцатилетней девушке не удалось совершить. Она была ещё так молода, но уже забыла, что значить улыбаться солнцу.

- Наруто, что случилось, - мягко спросила Итачи, когда парень успокоился.

- Сакура… Это была Сакура! Она пришла за мной… Она плачет… - прошептал Наруто на ухо девушке.

- Сакура умерла… Она не могла придти…

- Я знаю, что она умерла, но это точно была она! – парень показал клок красной ткани, до этого зажатой у него в ладони.

Лоскут точно был от платья Сакуры. Больше материи такого же цвета в горах было взяться негде.

- Это люди-тени… Не думал, что они способны на такое… - сказал Саске, рассеяно вертя в руках обрывок платья.

- А где теперь Сакура? – спросила Итачи. В воскрешение трупов она не верила до своей предыдущей миссии, когда Орочимару смог призвать сильнейших шиноби прошлого.

- Она напала на меня, но мне удалось столкнуть её вниз…

Девушка осторожно отстранилась от Наруто и, чуть прищурившись, посмотрела на подножье горы. Там действительно что-то шевелилось. Что именно, разглядеть было нельзя, но оно явно карабкалось вверх, причём довольно быстро.

- Не важно, как им удалось сделать такое с телом Сакуры, но она пыталась навредить Наруто, а значит нам нужно постараться закончить карту ещё быстрее. Уничтожить тело будет проблематично, так как даже падение с такой большой высоты не нанесло серьёзных повреждений.

- Это не тело! Это Сакура! – разозлился Наруто.

- Твоя подруга умерла! – медленно проговорила Итачи, глядя парню прямо в глаза. – После падения в пропасть с дырой в груди люди не выживают. Потому, то, что напало на тебя – не твоя одноклассница. Это такая же тень, как и те, что чуть не убили нас вчера.

Наруто отвёл взгляд и не стал спорить. Девушка заметила, как напряглись скулы парня. Принять произошедшее было трудно, но он понимал, что капитан права.

- А теперь за работу! Если закончим сегодня, то завтра сможем уйти отсюда.

К вечеру участок карты был готов, но когда Итачи бегло проверила кусок, над которым работал Саске, оказалось, что парень сделал множество ошибок.

- Придётся переделывать, - безучастно сказала девушка и провалилась в глубокий напряженный сон.

- Что случилось? – спросил Наруто.

- Она поддерживала Шаринган на протяжении восьми дней и совсем не спала. Это огромная нагрузка на организм, вот капитан и отключилась, - пояснил Саске.

- Я не про неё спрашиваю, а про тебя! Как такое могло случиться, что лучший ученик класса сделал столько ошибок… Нам теперь придётся задержаться здесь!

- Это не твоё дело, - Саске холодно посмотрел на Наруто и стал вытаскивать из рюкзака одеяло, чтобы укрыть сестру.

- Не уходи от ответа! - Узумаки резко схватил парня за плечи и развернул к себе. – Только не говори, что это из-за Сакуры! Ты странный с тех пор, как она умерла, но я не верю, что это из-за неё!

- И правильно делаешь, что не веришь… - всё же ответил Саске. – Ты всегда был один. Без семьи. Тебе не понять…

- А ты попробуй объяснить!

- Сакура не была мне близким другом, - тихо начал парень. - Я не был привязан к ней. Но прятаться от неё, избегать встреч и отказываться от многочисленных приглашений и признаний вошло в привычку, стало незаметной частью моей жизни. Но когда она умерла, я понял, как тяжело потерять даже маленькую часть привычного, как больно, когда не можешь защитить свою жизнь. Я подумал тогда, какой страшной была бы смерть Итачи. Ведь она единственный свидетель моего существования. Сестра была центром для меня, когда я любил её, и даже ненависть не смогла изменить этого. Я перегорел. Как ни стараюсь, не могу желать Итачи смерти, хоть и понимаю, что она убийца моих родителей. Это странно для меня… Мозг как будто вынули из головы, повертели, словно кубик-рубик, и вставили обратно…

- Оказывается, все Учихи разговорчивые, если быть чуть понастойчивее… - после долгого молчания хмыкнул Наруто.

- Все? Ты разговаривал только со мной и Итачи. А двое – это совпадение. Трое – статистика. Четверо – закономерность. Сначала поговори ещё с кем-то из нашего клана, а потом уже делай та…

Саске резко замолчал и расширившимися от ужаса глазами посмотрел куда-то за спину Наруто. Парень догадывался, что там, потому медленно развернулся ко входу в пещеру. В клочке залитого закатом неба стояла Сакура. Точнее, то, что от неё осталось. Сломанные кости торчали из рук и ног девушки; платье было изодрано, а кожа покрыта многочисленными царапинами и синяками; ладони так содраны о камни, что больше напоминали куски мяса, чем человеческие конечности; дыра в груди была набита содержимым рюкзака, из неё длинными окровавленными лохмотьями свисали обрывки бинтов. Но страшнее всего было лицо Сакуры: мышцы свело в неестественную гримасу, а в глазницы, едва прикрытые спутанными волосами, были вставлены камни.

- Хорошая девочка… - ошалело прошептал Саске.

========== Часть 12 ==========

На несколько затянувшихся мгновений Сакура застыла, будто пытаясь понять, зачем она здесь, но потом с удивительной скоростью бросилась к парням. Саске резко оттолкнул Наруто в сторону, ринувшись навстречу девушке. Раньше парень с лёгкостью бы смог остановить её, но не теперь. Сакура повалила Саске на каменный пол пещеры, слепо ощупывая грудь Учихи, словно ища что-то. Саске попытался сбросить с себя девушку, но она со странной для хрупкого тела силой вжимала его в камни, до хруста сдавливая рёбра. Тут рядом с парнем что-то просвистело – Наруто бросил кунай, который попал Сакуре в сгиб руки. Но девушка даже не шелохнулась, продолжая сдавливать грудь Саске. Наруто подскочил к Сакуре и попытался оторвать её от Учихи, но она ударила его, одной рукой отбросив к дальней стене пещеры. Саске сумел ухватиться за кунай в руке девушки и, всадив его глубже, резко дёрнул вниз. Кость хрустнула, и рука неестественно вывернулась, повиснув безвольной плетью. Потеряв опору, Сакура упала на бок, и Саске смог отскочить в сторону.

Несколько клонов Наруто набросились на девушку, но она отмахнулась от них, будто бы их и не было вовсе. Узумаки цокнул языком и вместе с одним из оставшихся клонов начал создавать в руке какой-то сгусток голубой чакры, но завершить технику не дала Сакура, которая одним ударом уничтожила клона и вцепилась в грудь Наруто, зубами разрывая одежду. Саске метнул в спину девушки несколько кунаев, но никакого эффекта это не возымело. Это существо было гораздо сильнее физически, так что даже вместе парни не могли победить её. Из-за маленьких размеров пещеры Наруто не имел возможности создать много клонов, а Саске - использовать Катон, ведь пламя повредило бы не только Сакуре, но и всем остальным. Не придумав ничего лучше, парень изо всех сил надавил на плечо девушки, а руку потянул на себя, выворачивая сустав. Хватка Сакуры ослабла, и Наруто смог вырваться. Парень тут же создал несколько клонов, которые сбили Сакуру с ног и свалились вместе с ней в пропасть.

- Ты в порядке? – отдышавшись, спросил Саске.

- Да… Почти.

Одежда на груди Наруто была разорвана. Кожа над тем местом, где находилось сердце, весела клочьями, обнажая сочащиеся кровью мышцы.

- И это значит «почти»?! – разозлился Ухиха. – Я сейчас перевяжу.

- Саске… Мне кажется, ОНО хочет до сердца добраться. У моих клонов нет пульса, потому она и не замечала их. То, что сделали из тела Сакуры, ориентируется по биению сердца…

- Плохо, - задумчиво протянул Саске, доставая из рюкзака бинты. – Если твоя догадка верна, то нам не скрыться от этого Харуно.

- Это не Сакура… Но я всё равно не хочу причинять ей вред… Это сложно объяснить.

- Я понимаю.

- Знаешь, - чуть помедлив, сказал Наруто, - когда она меня к стене откинула, камни будто бы обвалились от удара. Мне кажется, там есть проход.

- Даже если и так, идти неизвестным путём вглубь горы слишком рискованно. Вдруг там тупик, а время тратить нельзя, - ответил Саске.

- Но спускаться обратно к подножью ещё опаснее! Внизу мы не сможем просто сбросить Сакуру, как сейчас. Да и времени спуск займёт очень много. Я думаю, стоит попробовать пройти через пещеру.

- Возможно, ты прав. Но сейчас проверять твою догадку не будем. Я закончу перевязку, и ты пойдёшь спать. Нам ещё с утра карту исправлять.

Наруто хотел возразить, но сдержался. Саске действительно был прав. Ночью лазать по незнакомым тоннелям было не лучшей идеей. Вытянувшись, Узумаки поморщился от резкой боли в груди и лёг рядом с Итачи, прижав девушку к себе. Круг стал настолько узким, что приходилось спать очень близко друг к другу. Итачи дышала ровно и спокойно. Она так устала, что даже не видела снов, погрузившись в глубокое забытье. Даже драка с Сакурой не разбудила её.

Наруто не спалось, потому он ещё долго наблюдал за тем, как размеренно поднимается и опускается грудь Итачи, как слегка подрагивают уголки приоткрытых губ. Свет небольшого огонька, зажжённого Саске, удлинял тени и без того длинных ресниц девушки. Нечёткие тёмные линии на белоснежной коже были похожи на крылья птицы, вот-вот готовой вспорхнуть в небо.

- «Всё-таки она очень красивая…» - подумал Наруто. – «Как же не справедливо, что у такой девушки может быть такая судьба. Когда я стану Хокаге, то точно запрещу женщинам становиться шиноби!»

Парень улыбнулся своей мысли и осторожно, чтобы не потревожить Итачи, приподнял указательными пальцами уголки её губ.

- «Хотелось бы увидеть, как она по-настоящему улыбается…» - подумал Наруто, понемногу засыпая.

- Я есть хочу! – в очередной раз протянул Курама. – Если уж заперли здесь, то хоть кормите.

Но на вопль голодающего никто не откликнулся. Курама удручённо вздохнул и подставил солнцу другой бок. С жизнью внутри барьера он смирился и даже начал получать некоторое удовольствие: можно было целыми днями валяться на тёплых камнях и нежиться в солнечных лучах. Пожалуй, это было любимым занятием парня. Единственное, что омрачало безмятежную радость – периодическое урчание живота. С тех самых пор, как восьмая команда заманила своего капитана в ловушку, еды ему не давали.

- Я есть хочууууууууууууууууу! – взвыл Курама, взывая к совести охранявшей его Хинаты. – Вам же запечатать меня приказали, а не голодом морить!

- Простите, Курама – сенсей! Киба-кун говорит, что пересекать границу барьеру может быть опасно… - оправдывалась девушка.

- Но я же уже тысячу раз вам объяснял, что это барьер удерживает только демонов, а люди проходят сквозь него совершенно свободно. Это другой уровень энергии! Сарутоби ведь наверняка предупреждал вас о том, что я не могу причинить вред ни одному жителю деревни или Конохе в целом. Из-за печати подобное для меня равносильно смерти, а умирать я не собираюсь!

- Но Киба-кун…

- Киба–кун то, Киба-кун сё! – передразнил Хинату Курама. – А своей головой подумать? Ты же абсолютно такой же член команды, как и остальные.

- Замолчите! Хватит уговаривать меня! Вы же демон, разрушивший Коноху! Неужели Вы надеетесь, что я поверю Вашим словам?! – разозлилась девушка.

- Ну, демон, - пожал плечами Курама, - ну и что с того? Из-за ограничений сил у меня не так уж и много. Да и деревню твою я крушил не по своей воле, знаешь ли!

- Это как не по своей?! – недоверчиво прищурилась Хината.

- А вот давай я тебя на пару столетий в клетку засуну, а потом выпущу и пальчиком укажу на того, кто это с тобой сделал. Как ты поступишь?

Девушка задумалась, но через несколько минут всё же ответила:

- Я была бы очень зла…

- Вот и я разозлился. Только эмоции у меня посильнее твоих, да и возможностей тоже побольше. Только и всего. Во многом люди виноваты сами. Но ты ведь не из-за разрушения Конохи на меня злишься, не правда ли?

- Не только из-за этого… - удивилась девушка. Она не думала, что Курама сможет догадаться до истинной причины её неприязни. – Наруто-кун. Если бы Вас не было, то он бы не страдал так от ненависти жителей Конохи!

В ответ Курама громко рассмеялся, хватаясь за живот.

- Ты хоть представляешь, как для меня это звучит? «Бедненькая маленькая тюрьма! О как же ужасно, что в тебе сидит такое отвратительное чудовище! Из-за этого все избегают тебя! Давай пожалею…» - кривлялся парень. – Не я выбирал себе джинчуурики, и не Наруто решал, кого в него будут запечатывать. Но если ты хочешь обвинить кого-то в его страданиях, то начни с себя!

- Но я тут ни в чём не виновата…

- Не виновата? Ты же прекрасно видела, что Наруто одиноко, что он общается только со мной, а все остальные сторонятся его. Что мешало тебе просто подружиться с ним, сделать жизнь Наруто приятнее?

- Ну я… стеснялась… - Хината опустила глаза. Только сейчас она поняла, как глупо вела себя все эти годы.

- Ха! Из-за ничтожных комплексов ты не пожелала помочь тому, кто должен был быть для тебя дороже всех. Если такова ваша людская любовь, то быть жестоким демоном не так уж и плохо!

Хината заплакала и убежала куда-то за деревья. Курама хотел пойти за ней, но барьер не пустил его. Парню ничего не оставалось, кроме как ругать себя за то, что своей гневной тирадой снова оставил себя без обеда.

========== Часть 13 ==========

Пещера в скале была длинной и узкой, но почти не петляла, потому двигаться по ней получалось довольно быстро. Наруто шел первым, за ним клон нёс Итачи, а позади – Саске. Парень не спал всю ночь, а активированный Шариган отнимал много сил. Только теперь он понял, насколько тяжело было сестре. Уже после одного дня Саске едва стоял на ногах, в то время как Итачи выдержала больше недели.

- Как думаешь, когда капитан очнётся? – спросил Наруто.

Это были первые слова за несколько часов пути.

- Не знаю. Она уже двое суток спит. Да и лучше бы не просыпалась до самого конца миссии.

- Почему? – удивился Узумаки.

- Не нужно ей это… Видеть Сакуру и тени.

- Я понимаю, Саске, - вздохнул Наруто. – Сенсей ранена, но без неё мы попросту не выживём. Чем дальше мы заходим в эти горы, тем опаснее становится. А нам ещё две вершины осмотреть нужно.

Саске сжал зубы и ничего не ответил. Он и сам прекрасно понимал, что двум генинам без капитана в таком месте не выжить. И снова, в который раз за недолгую жизнь, младшего Учиха грызло осознание собственной беспомощности. Раньше он хотел силы, чтобы отомстить Итачи, а теперь для того, чтобы защитить её. Но какой бы ни была цель, итог всё тот же – сделать что-либо не хватает сил.

Саске шёл, отстранённо наблюдая за тем, как клон впереди него несёт сестру. Рука девушки немного качалась от каждого шага, приковывая к себе взгляд, словно белоснежный изящный маятник. Запястье было таким тонким, а сама ладонь такой узкой, что невозможно было предположить, что она способна сжимать рукоять катаны и убивать людей движением таким же лёгким, как этот взмах руки при ходьбе.

- А сможем ли мы выйти из этой пещеры до того, как нас догонит Сакура? – снова спросил Наруто.

- Не знаю. Будем надеяться, что успеем.

Спрашивать о таком было бессмысленно, потому как Саске знал ровно столько же, сколько и сам Узумаки. Но тишина, которой была набита пещера, слишком душила, чтобы избежать искушения нарушить её даже самым бессмысленным вопросом.

- Еды мнеееееее! – стонал Курама под аккомпанемент своего желудка. – Вы меня точно убить вздумали, мелочь генинская!

- А ведь и правда помрёт, если не покормить, - сказал Шино.

Был уже поздний вечер и ребята собирались ложиться спать, но из-за воплей их пленника уснуть было совершенно невозможно.

- Кормить его опасно! Так что пусть орёт, - заявил Киба.

- Но нам было приказано запечатать его, а не убить.

- Но о кормёжке в миссии ни слова!

- Да, но ведь и сроки также не указаны. Он в этом барьере и несколько месяцев провести может.

- Тебе нужно – ты и корми! – сдался наконец Киба и сердито уткнулся в своё одеяло.

- Я не могу – я на посту, - возразил Шино.

- Я сделаю… - подала голос Хината из своего спальника.

- Как скажешь.

Девушка вздохнула и принялась собирать то, что осталось от ужина: фрукты и часть пойманной Акамару птицы.

За те несколько дней, что восьмая команда охраняла своего капитана, у них уже сложился чёткий график. Шино дежурил ночью, а днём отдыхал, когда за Курамой следила Хината. Киба тем временем отправлялся на поиски еды, правда, ему удавалось найти только фрукты, а мясо добывал Акамару. Вечером все собирались у костра и ужинали под голодные взгляды истекающего слюной Курамы.

Стараясь унять дрожь, Хината осторожно переступила через черту барьера. Девушка хотела оставить еду и уйти, но не успела. С радостным воплем «Моя богиня!» на неё налетел капитан и принялся не то обнимать, не то душить, собираясь съесть вместе с запеченной на костре птицей. Кое-как высвободившись, Хината возмущённо затараторила:

- Вы же обещали ничего мне не делать!

- Так я и не сделал. Ты разве ранена или мертва? – удивился Курама, обсасывая косточку.

- Ну да… - девушка немного успокоилась и заметила, что осталась совершенно цела.

- Это я так благодарность выражаю.

- Опять подлизываетесь! – разозлилась Хината.

- А что, нельзя? Выпусти меня отсюда и перестану. У меня дела на воле есть. Важные, между прочим! – невозмутимо продолжил Курама, расправляясь со своим ужином.

- Ещё пару деревень разрушить?! – раздраженно крикнул Киба из-под одеяла.

- А если и так? Вашу-то деревню я всё равно тронуть не смогу. А если другие разрушу, так это только лучше для Конохи.

- Лучше? Вы циничное чудовище! Люди же погибнут!

Хината не выдержала и сорвалась на крик. После прошлого разговора с Курамой она всё никак не могла выгнать из головы его слова. Они грызли её, мешали спокойно дышать. Из-за накопившегося напряжения девушка была готова взорваться, но все эмоции её выплеснулись в звучную пощёчину, которую она отвесила своему жующему капитану.

- А ты смелая… - удивлённо сказал подавившийся грушей парень. – Вот так вот демона ударить.

- Я… Вы всё равно ничего мне не сделаете, - весь запал Хинаты мгновенно исчез, вновь сделав её застенчивой и нерешительной.

- Ну почему же ничего… Кое-что я могу!

Курама оказался за спиной у Хинаты так быстро, что Шино и Киба даже не успели среагировать. Он наклонился над девушкой и прикусил мочку её уха. Хината удивлённо ойкнула и рванула за границу барьера. Курама не мог побежать за ней, но его смех ещё долго преследовал девушку.

Этой ночью поспать удалось только Итачи. Круг стал настолько мал, что приходилось прижиматься друг к другу, неудобно подбирая ноги под себя.

- Саске, как ты вообще определил, что уже ночь? Мы же в пещере и неба не видно, - задал очередной вопрос Наруто.

- Я не определял. Просто заметил человека-тень, что рисует круги. Так что безопаснее остановиться, да и идём мы достаточно долго, - снова ответил Саске.

Эта игра в вопросы и ответы порядком достала обоих, но всё же это было лучше, чем давиться тишиной.

- О чём задумался, Саске?

- Посмотри на огонь. Он чуть заметно колышется.

Наруто взглянул на крохотное пламя, которое освещало каменные своды и пол. Алые язычки действительно трепыхались.

- Это от сквозняка. Значит, выход уже близко, - вслух сделал вывод Узумаки.

- Да. Завтра дойдём.

Больше они не разговаривали. Как только круг появился, оба парня, которые так и не смогли уснуть, направились к выходу. Через пару часов в конце тоннеля забрезжил свет, и седьмая команда наконец выбралась на склон горы. От узкой щели, из которой они вылезли, вниз спускались огромные каменные ступени.

- Это что? Специально для нас что ли? – Наруто недоумённо разглядывал столь несвойственный для гор ландшафт.

- Не думаю, - ответил Саске. – Скорее, отсюда брали камень для того моста, по которому мы прошли.

- Да, ты прав, в любом случае, не стоит тут задерживаться…

- Саске…

Из пещеры послышался тихий голос. Оба парня слишком хорошо знали его обладательницу, чтобы спутать с кем-либо. Сакура.

- Саске… - послышалось уже совсем близко.

Из щели вылезла девушка и, как в прошлый раз, замерла, прислушиваясь.

- Она не разговаривала… - прошептал Учиха.

- Какая разница! Бежим! – прокричал Наруто и побежал вместе с клоном, который нёс Итачи.

До нижней ступеньки было около тридцати метров, потому пришлось бежать не вниз, а вдоль той платформы, на которой они оказались. Сакура почти сразу рванула за ними и набросилась на чуть замешкавшегося Саске. Парень вскрикнул и упал на камни. Сакура прижала его, не давая пошевелиться, и начала царапать изувеченными руками спину, стараясь добрать до сердца. Саске почувствовал, как её затвердевшие до состояния камня пальцы впиваются в его кожу, но в следующее мгновение боль прекратилась. Это Наруто, использовав клона, который нёс Итачи, завершил ту технику, что пытался сделать в прошлый раз, и отбросил Сакуру к склону горы. Камни с грохотом раскрошились и упали на платформу, но девушка, будто бы ей только что и не пытались пробить стену, поднялась и снова бросилась к парням.

- Она непробиваемая! Как камень! – крикнул Наруто, создавая в ладони ещё один шар чакры.

Саске и сам заметил, что кожа Сакуры стала настолько твёрдой, что даже техника Наруто не смогла серьёзно повредить ей.

- Саске… - снова сказала Сакура.

Голос её был таким же мягким и восторженным, как раньше. Это совершенно не вязалось с тем чудовищным видом, который приняло её тело. Саске хотел использовать Катон, но звук собственного имени привёл его в замешательство. Девушка, воспользовавшись этим, снова вцепилась в парня, впиваясь каменными пальцами и рану на спине. Саске попытался спихнуть Сакуру, с размаху ударившись о скалу, но это не помогло. Наруто снова ударил девушку своей техникой, но на этот раз она не отпустила Учиха, и тот вместе с ней полетел вниз с края ступени. Узумаки вместе с клоном прыгнул следом. От удара о камни двойник исчез, а сам Наруто, перекувыркнувшись несколько раз, оказался в когтях у Сакуры. Она, всё так же жалостливо шепча «Саске…», начала срывать бинты, добираясь до раны, что оставила ранее.

Младший Учиха, почувствовав, что избавился от девушки, тут же стал складывать печати и направил на Сакуру струю огня. Девушка отпустила Наруто, забившись в охвативших её языках пламени. Но уже через несколько секунд огонь угас, оставшись только на волосах и одежде. Сакура снова застыла, а потом резко рванула вверх. Забраться на отвесную ступень ей ничего не стоило.

- Там же Итачи! – закричал Саске и со злостью ударил по гладкому камню. Быстро забраться на такую высоту без чакры было невозможно.

Около Наруто появились две большие лисицы и в один прыжок оказались на верхней ступени. Послышался грохот камней, но стоило ему прекратиться, как стало совершенно тихо. Саске напряженно вслушивался, но разобрать что-либо мешало оглушительное биение его собственного сердца. Спустя несколько мучительных мгновений, лисицы спрыгнули с верхней платформы, встав рядом с Наруто.

- Хватайся! – сказал парень и запрыгнул на ближайшего к нему зверя.

Саске последовал его примеру, оседлав вторую лисицу. В один мощный прыжок они снова оказались наверху. Парень тут же бросился к сестре, проверяя всё ли с ней в порядке. К счастью, Сакура не успела навредить Итачи.

Тело самой девушки бесформенной грудой мяса валялось неподалёку. То, что поддерживало его, исчезло, потому сломанные кости и ожоги проявились.

- Надо его сжечь. Сейчас Сакура не опасна, но её тело всё ещё могут использовать, - тихо сказал Наруто.

- Я знаю,- раздражённо ответил Саске и, оторвавшись от сестры, сложил огненные печати, полностью покрывая пламенем то, что осталось от девушки.

========== Часть 14 ==========

Как только от Сакуры остался только пепел, повисла та самая удушающая тишина, что заполняла пещеру. Было не о чем разговаривать над сожжённым трупом подруги. Саске зачем-то начал заново перевязывать раны сестры, а Наруто стал перекладывать содержимое своего рюкзака.

- Тебе самому спину обработать надо… - через несколько минут наконец сказал Узумаки.

- Да… - рассеяно протянул Саске.

На этом разговор прекратился. Младший Учиха молча наблюдал за тем, как Наруто о чём-то перешептывается и спорит со своими лисицами. Теперь парень смог как следует разглядеть их: животные были размером по грудь Узумаки (хоть выше него в команде была только Итачи); шерсть их была огненно-рыжего цвета, светлеющего на морде и кончике очень длинного хвоста; на шее у каждой лисицы была повязана красная лента, на одной висел красивый золотой ключ, а на другой – большая белая жемчужина. Саске не выдержал и спросил:

- Что это?

- Кицуне. Мой призыв, - сухо ответил Наруто.

- Вот уж не думал, что у кого-то из выпускников академии уже есть призыв…

- Ну, мне пришлось.

- А почему ты не использовал их раньше? – Саске говорил спокойно, но от злости сжимал кулаки так, что на бинтах проступила кровь. – Они так легко расправились с Сакурой… А ведь она почти убила нас. Это чудовище чуть не убило Итачи!

- Понимаешь, - Наруто глубоко вздохнул и опустил глаза, - это необычный призыв. У меня с Кицуне связь особого рода. Чтобы позвать их, не нужно ни печатей, ни свитков, достаточно просто захотеть. Но это очень опасно. Их нельзя вызвать просто так – необходимо иметь чёткую цель, иначе они убьют меня. Раньше я был не уверен на счёт Сакуры, но когда опасность угрожала капитану, другого выбора просто не оставалось.

- Ну а теперь ты можешь приказать им просто убить всех тех людей, что охотятся за нами?

- Нет. Это, конечно, возможно для них, но всё не так просто. За исполнение приказа нужно заплатить рисом.

- Всего лишь?! – Саске начинал злиться. – Такая мелочь мешает тебе?!

- Мелочь? – возмутился Наруто.- Никогда нельзя угадать, сколько риса они попросят. Если плата окажется недостаточной или не дать им ничего вовсе, то они убьют меня.

- Нельзя договориться? Или попросить отсрочку? – чуть успокоился Учиха.

- Нельзя. Платить нужно немедленно. Курама говорил мне, что лисы очень горды, и плата ничто иное, как компенсация за их униженное достоинство. Они просят прямо пропорционально тому, насколько была оскорблена их лисья честь. Например, за убийство нескольких сотен человек они могут попросить пару зёрен, а за то, чтобы сбегать за раменом через дорогу, возьмут аж три мешка.

Саске удивлённо вскинул бровь.

- Нет! Я чисто гипотетически говорю! Конечно же, я не такой идиот, чтобы посылать двух лисиц-убийц за раменом! – поспешно добавил Наруто.

- А что у них за сила, раз они так опасны?

- Вот эта, - Узумаки указал на Кицуне с ключом на груди, - запечатывает и прячет в своём измерении всё, чего касается. Благодаря этой способности, я полагаю, она и справилась с Сакурой. Так же она может телепортироваться в любое знакомое ей место. А эта, - он махнул на второго зверя с жемчужиной, - может перемещаться внутри любого гендзуцу и рассеивать его.

- Даже Цукиёми? – спросил женский голос.

- Не знаю, не пробовал. Но скорее всего и его тоже… Итачи? – удивился Наруто.

- Как ты себя чувствуешь? – выпалил Саске.

- Нормально. Я отдохнула достаточно.

- Достаточно? – вспыли парень. – Ты восемь дней Шаринган использовала, а поспала всего двое суток!

- Этого вполне достаточно, Саске… - вздохнула девушка. - Я же шиноби, а значит умею спать ровно столько, чтобы не умереть от усталости, есть ровно столько, чтобы не умереть от голода, и пить ровно столько, чтобы не умереть от жажды. Не нужно недооценивать джоунина.

- Но ведь…

- Всё будет в порядке.

- Ано… - встрял в разговор Наруто. – Раз уж капитан проснулась, может, продолжим путь?

- Не мешало бы, - кивнула Итачи. – Нам нужно спешить. До следующей горы больше недели пути.

- Недели?! У нас нет столько времени…

- Я попросил Кицуне отвезти нас, – сказал Узумаки. - За весь рис, что у меня есть, они согласились доставить нас к подножью следующей горы. Но не больше. Если воспользуемся лисами сейчас, то я больше не смогу призвать их на этой миссии.

- А за какое время мы доберёмся до места с их помощью? – спросила девушка.

- Меньше, чем два дня. Они бегают очень быстро.

- Тогда используем твоих лисиц. Пока это лучший вариант.

Наруто кивнул и вытащил из мешка в своём рюкзаке горсть риса. Кицуне уже ждали своей платы, приоткрыв большие красные пасти с рядами белоснежных острых клыков. Парень осторожно высыпал зёрна, едва успев спасти пальцы от захлопнувшихся челюстей.

Проглотив свою плату, лисица с жемчужиной на груди вплотную приблизилась к Саске, почти касаясь холодным чёрным носом его лица. Только оказавшись рядом с огромным зверем так близко, парень понял, насколько это ужасные и сильные создания. Когда он дотронулся до Кицуне впервые, то не предал значения тому странному ощущению, которое появилось. Лисица как будто была вся сделана из невероятно концентрированной чакры, сжатой в пружину и готовой выпрямиться в любой момент. В желтых глазах с вертикальными чёрными зрачками не было интереса. Зверь смотрел на Саске так, будто до этого уже видел тысячи точно таких же парней.

- Что мне делать, Наруто? – тихо спросил Учиха, боясь пошевелиться.

- Эта лиса выбрала тебя. Просто заберись к ней на спину, не волнуйся, - с улыбкой ответил Узумаки. Такая реакция его забавляла.

Саске нервно выдохнул и всё же забрался на спину зверя, который не соизволил нагнуться ни на миллиметр. Вцепившись в длинную рыжую шерсть на загривке, парень огляделся. Итачи с Наруто уже сидели на второй лисице.

- Эй, почему моя сестра с тобой? – возмутился Саске.

- Потому что капитан ранена, и кто-то должен придерживать её. А та Кицуне, на которой сидишь ты, Итачи к себе и близко не подпустит, потому как она ей не нравится. Я понятия не имею, по каким критериям эти лисы выбирают людей, но с этим лучше смириться, - терпеливо пояснил Наруто.

Смиряться Саске не собирался, но когда он хотел что-то возразить, то мир неожиданно рванул вперёд, и в ушах засвистел ветер. Кицуне действительно бегали очень быстро. Они даже не прыгали, а скользили по воздуху, едва ощутимо касаясь лапами камней. Чуть впереди мелькало большое рыжее пятно – вторая лисица.

- Думаю, на ночь можно не останавливаться. На такой скорости люди-тени не поймают нас, - сказал Наруто сидящей позади него Итачи.

Из-за шумящего ветра, девушка едва могла разобрать слова, потому быстро сложила несколько печатей. Вокруг лисы будто бы появился воздушный купол, не пропускающий никакие звуки, кроме голоса.

- Полезная штука, - усмехнулся Наруто, когда заметил, что разговаривать стало проще.

- Да. Может, научу как-нибудь. И останавливаться действительно не стоит. Хоть это и риск, но нам необходимо выполнить миссию как можно быстрее.

- Зачем? Кому нужна эта дурацкая карта?! Давайте лучше просто уйдём из этих проклятых гор!

Наруто уже давно хотел сказать это, но удобный случай представился только сейчас.

- Нет, нельзя. Наша карта может спасти жизнь тем, кто пойдёт сюда после нас. Но это причина выполнить миссию качественно, а сбегать нам нельзя потому, что в таком случае в деревне нас попросту убьют.

- Убьют? Вот уж не слышал, чтобы за проваленное задание генинов убивали!

- Но я же не генин, а помилованная преступница. Стоит мне не выполнить хоть одну, даже самую сложную миссию, как меня казнят за измену деревне.

- Прости… Я не знал, что если мы вернёмся, то тебе грозит смерть. С моей стороны это было слишком эгоистично, - чуть помедлив, ответил Наруто.

- Не извиняйся. Ты не обязан думать обо мне. Если бы дело было только в этом, то мы давно вернулись бы, но и тебя с Саске тогда тоже ждала смерть. Я ведь уже говорила, что эта миссия задумана, чтобы избавиться от нас. Хокаге не может просто убить жителей своей деревни без повода, потому, когда мы выполним эту миссию, то обязательно получим ещё более сложную, но всё же в рамках полномочий генинов. Но если мы вернёмся без карты, то седьмая команда останется без капитана, и шансов на выживание у вас останется ещё меньше.

- Я никогда не любил Коноху… Но чтоб такое… Почему им потребовалось избавляться от нас именно сейчас? Почему не раньше? – Наруто судорожно сжал лисью шерсть.

- Обычно когда меня отправляли на миссии, то давали минимум информации. Только имя и место. Ни описания способностей, ни причины. Словом, ничего такого, что могло бы спасти мне жизнь. Но частенько попадались очень болтливые соперники, потому хоть что-то понять мне удалось.

- Расскажешь?

- Да. Но позже. У меня появилась одна идея, как можно бороться с тенями, преследующими нас. Только для её воплощения мне нужно ещё немного отдохнуть.

- Спите, конечно. Я не настаиваю…

Итачи плотнее прижалась к Наруто и, обхватив его руками за талию, закрыла глаза.

Внутри парня всё кипело от невысказанной злости. Он всегда знал, что вся деревня ненавидит его, но никогда не думал, что эта ненависть может распространяться на других людей и имеет такой тонкий расчёт. Наруто пугали те мысли, которые появлялись в его голове. Хотелось разрушить Коноху, сравнять её с землёй, лично убить всех тех, кто отправил седьмую команду на эту проклятую миссию.

Но злость Наруто постепенно отступала, вытесняемая теплом человеческого тела и ощущением рук Итачи, так доверчиво прижимающейся к нему.

========== Часть 15 ==========

- Женщину мне! Женщину! – вопил Курама из своей невидимой тюрьмы.

Киба пробурчал что-то невнятное и поглубже зарылся в свой спальный мешок. Вопли пленённого капитана не давали всей команде спать целую ночь. Если потребность в еде ещё можно было как-то удовлетворить, то вопли «Женщину!» прекратить не представлялось возможным. Ни ругань, ни мольбы, ни камни, летящие в кричащего парня, не могли заткнуть его. Единственное, что оставалось восьмой команде – смириться и надеяться та то, что капитан успокоится сам.

Когда утром, злющий, как всё мировое зло, Киба отправился на поиски пропитания, а Шино предпринял попытку заснуть после дежурства, Хината всё же попробовала ещё раз поговорить с Курамой.

- Сенсей… Прекратите кричать, пожалуйста. Вы мешаете спать…И меня смущаете, - запинаясь, выпалила девушка.

- Имею полное морально право орать и возмущаться, - фыркнул Курама. – Вы меня тут заперли, а значит должны обеспечивать всем необходимым для выживания.

- Но без женщины Вы не умрёте! – не выдержала Хината. Она и сама удивлялась тому, как легко выходила из себя рядом с этим человеком. Точнее, демоном.

- Как знать… Как знать… - Курама многозначительно прищурился и подставил солнцу другой бок.

- В любом случае, женщин тут нет, так что кричать бессмысленно! – не унималась девушка.

- Как же нет? А ты кто?

Хината опешила от такой наглости, отрывая и закрывая рот в беззвучном протесте.

- Я ещё маленькая! – наконец выпалила она.

- Ну, ничего… Я ж бессмертный. Подожду немного, - хитро подмигнул Курама.

- Да ну Вас… - покраснела девушка.

- А чего стесняться? Поверь моему опыту – через несколько лет ты станешь настоящей красавицей.

- Ну, хватит издеваться! - Хината сердилась, но только и могла, что опустить глаза. – Даже когда я вырасту, то вряд ли смогу понравиться кому-то…

- Глупости. У тебя изящные черты лица и большие выразительные глаза. В другой ситуации я бы в тебя, наверное, влюбился, - улыбнулся Курама.

- А почему не сейчас? – девушка удивлённо посмотрела на своего капитана.

- Да ты же меня тут в плену держишь! Как можно влюбиться в свою тюремщицу?! – громко рассмеялся Курама.

Хината окончательно попунцовела и, резко вскочив с места, убежала в лес. Кураме опять захотелось побежать за ней, но, как и раньше, из-за барьера это было невозможно.

Саске прижимался к холодным камням, устало прикрыв глаза.

- Наконец-то остановились… - вздыхал он.

Двухдневное путешествие на лисах не прошло для седьмой команды бесследно. Мутило даже Наруто, который перемещался таким образом уже не в первый раз. Только Итачи, умудрившаяся проспать всю дорогу, чувствовала себя прекрасно настолько, насколько может себя чувствовать человек с дырой в животе.

Наруто вытащил из рюкзака большой пакет риса и кинул его Кицуне, которые почти мгновенно съели всё, до последнего зёрнышка, и исчезли с негромким хлопком.

- Полезный призыв, Наруто. Почему ты больше риса не взял? – спросил Саске, немного придя в себя.

- Больше? Кицуне признают только высший сорт, выращенный на склоне священной горы в священное время, - фыркнул Узумаки.

- И что?

- Да то, что этот рис безумно дорогой, и много купить я просто не могу!

- Аааааааа…

- Знаешь, Саске, ты, конечно, гений, но иногда жутко тормозишь!

- Мальчики, раз вы можете пререкаться, то вставайте и идите дальше. Нам нужно спешить, - холодно сказала Итачи.

Саске застонал, но всё же отскоблил своё тело от камня. Завязывая верёвку на талии, Наруто посмотрел в ту сторону, откуда они пришли. На линии горизонта виднелась одинокая гора, на склоне которой осталась Сакура.

Когда стемнело, седьмой команде всё же удалось добраться до небольшого уступа, на котором они остались ночевать. Из-за того, что они не останавливались две ночи, было нельзя угадать, как сузится круг сегодня, потому пришлось прижаться друг к другу так близко, как только возможно.

- Капитан, Вы обещали рассказать то, что вам известно, - прошептал Наруто, когда они наконец устроились.

- Хорошо, - вздохнула девушка. – После того, как я убила свой клан, мне было приказано внедриться в организацию, занимающуюся поиском джинчуурики. Я добыла всю нужную деревне информацию и ушла, прихватив с собой несколько жизней нукенинов. Потом мне позволили вернуться в деревню, и я выполняла миссии, связанные с джинчуурики и организацией «Акацуки», которые тоже охотились за ними. Чаще я убивала, но иногда нужно было доставить человека в Коноху для того, чтобы обменять на джинчуурики другой деревни. Мне, конечно же, никто ничего не говорил, но я поняла это тогда, когда сопровождала нукенина из Суны. Он всё время возмущался что его, великого кукольного мастера, согласны обменять на какого-то мальчишку.

- А почему Хокаге понадобилось убивать меня именно сейчас? – тихо спросил Наруто.

- Потому что ты последний. Я соврала, когда сказала, что не знаю, кто оставил мне раны. Это был джинчуурики восьмихвостого. Так или иначе, я участвовала в убийстве восьми носителей биджу. Тебя, как самого сильного, оставили напоследок.

- А ты с Саске? Вы же никак не связаны с Кьюби?

- Я не знаю этого… Мне известно совсем немного.

Наруто ещё плотнее прижался к Итачи и уткнулся носом в её плечо. Прошло довольно много времени, прежде чем он снова заговорил:

- А ты согласна на такую жизнь?

- Я не хочу думать об этом. Нужно верить в то, что Хокаге делает всё только во имя мира, - заученная фраза звучала чужой и ненастоящей.

- Мира? Это ужасно, когда все счастливы за счёт горя других людей!

- Такова жизнь, Наруто. Очень тяжело изменить это…

- Я смогу.

Итачи улыбнулась и осторожно обняла двух парней, лежащих рядом с ней. Пожалуй, в этой жуткой миссии было что-то светлое.

Чтобы добраться до верхней точки, пришлось карабкаться ещё четыре дня, но составление карты заняло совсем немного времени, потому продвигались они довольно быстро. До следующей горы было не очень далеко. Как сказала Итачи, если они и дальше будут работать в таком же темпе, то миссия будет закончена уже через неделю.

- Хорошо, если так… - недоверчиво протянул Саске.

- Но всё равно нужно поторопиться. Круг уже настолько мал, что, боюсь, недели у нас нет, - скептически заметила Итачи.

- Да ладно вам… Саске осторожнее! – неожиданно закричал Наруто.

Учиха и сам видел, как из каменной стены появились руки, но увернуться не успел. Камень втянул его в себя, как трясина, но в следующее мгновение снова стал твёрдым. Итачи бросилась к скале, чтобы помочь брату, но рядом с ней появился человек – тень и схватил девушку.

Последнее, что почувствовал Наруто, это боль и холодная темнота.

========== Часть 16 ==========

Наруто очнулся. Вокруг был ничем не ограниченный мрак. Парень медленно поднялся с пола, не до конца понимая, где он и что с ним произошло. Но уже через несколько мгновений нахлынуло осознание реальности, и Наруто начал кричать, звать своих товарищей, бить кулаками по каменным стенам. Но всё было тщетно. В ответ ему звучала только темнота.

Камера, в которой очнулся Наруто, была площадью приблизительно два на два метра. Парень истоптал каждый миллиметр ровного каменного пола, нервно расхаживая взад-вперёд. Такие ситуации он ненавидел больше всего. Было невыносимо противно от самого себя из-за того, что он не мог ничего сделать, не мог помочь своим друзьям. И хуже всего было то, что он понятия не имел, что с ними сейчас происходит и где они. В воображении невольно подсовывало образы мёртвой Сакуры, остервенело вцепившейся в его грудь. Потом Сакура превратилась в Саске, смотрящего на Наруто пустыми глазницами.

Помотав головой, чтобы отбросить ужасные мысли, Узумаки глубоко выдохнул и сел на пол своей камеры в позу лотоса.

«Они разделили нас для того, чтобы мы боялись. Что ж, я не дам им того, чего они хотят», - подумал Наруто, пытаясь расслабиться.

Курама заставлял его медитировать каждый день, чтобы лучше контролировать демоническую чакру. Сначала парень протестовал против таких тренировок или часто засыпал во время них, но со временем научился полностью очищать сознание от посторонних мыслей. Ему даже удавалось проникнуть на тот уровень себя, где был запечатан Девятихвостый, правда, ничего интересного там не было. Просто пустая клетка со сложной печатью на замке. Но Наруто чувствовал, что где-то за прутьями таится огромная сила, которая не хочет или не может показать себя ему.

Но как бы ни был парень погружен в себя, он заметил, что одна из стен его камеры разошлась, и из неё появился человек-тень. Но когда он подошел к Наруто и грубо дёрнул его за руку вверх, заставляя подняться, парень не сопротивлялся, здраво рассудив, что это бесполезно.

Рука тени была холодной и твёрдой, словно камень. Про себя Узумаки удивился этому, ведь человек выглядел почти прозрачным, бестелесным. Видимо, он мог заставлять своё тело твердеть тогда, когда это было ему нужно.

Наруто вели по бесконечно длинным извилистым коридорам. Узумаки повернул уже столько раз, что окончательно сбился со счёта и потерял направление. Иногда на пути встречались другие люди-тени. Они медленно провожали его ничего не выражающим мутным взглядом. Наконец человек, ведший Наруто, остановился, стена разошлась, и он потянул парня в открывшийся проход. Узумаки попал в небольшую комнату с такими же гладкими стенами, как и в той, где его держали ранее. Разглядеть больше не удалось, так как его тут же прижали к стене, а запястья и щиколотки обхватили каменные кольца. Как только Наруто оказался прикованным к стене, его отпустили, позволяя осмотреться. Напротив него в точно таком же положении висела Итачи, а на стене, противоположной той, в которой был проход, - Саске. Также в комнате было несколько теней, неподвижно стоявших около своих пленников.

- С тобой всё в порядке? – неестественно ровным в такой ситуации голосом.

- Да, а Вы с Саске?

- Вроде тоже всё нормально, правда, брат сейчас без сознания.

Послышался глухой удар и всхлип. Это один из теней ударил Саске в живот, приводя того в чувства.

- Вот теперь начнётся…. – одними губами прошептала Итачи.

Перед Наруто появился человек-тень и уставился на него своими блёклыми пустыми глазами. Он как будто и смотрел, и не смотрел, ища что-то известное ему одному. Наконец человек отвернулся и подошел к Итачи, рядом с которой уже столпились остальные его собратья. Внутри у Наруто всё похолодело. Он понял, что Итачи выбрали для чего-то ужасного.

Тени расступились, позволяя Саске и Наруто видеть то, что они собрались делать. Девушка спокойно наблюдала за тем, как расстёгивают её жилетку и снимают бинты с раны на животе. Ожог немного затянулся, по краям его появилась тонкая розовая кожица, и если его не тревожить, то он должен был зажить полностью уже через месяц. Но один из людёй-теней безжалостно ударил кулаком в центр раны и начал просовывать руку внутрь. Итачи захрипела и выгнулась от боли так, что каменные кольца, сжимавшие её запястья, разрезали кожу, и по ладоням девушки потекли тонкие полоски крови. Но уже через несколько мгновений тело её обмякло, а взгляд потускнел. Наруто знал, шиноби умеют терпеть любою боль, не издавая ни звука. А человек тень всё продолжал засовывать руку всё глубже и глубже, а потом резко выдернул. В кулаке у него были зажаты кишки девушки, бесформенной кровавой массой свисавшие из раны в животе.

Послышался крик, но он принадлежал не Итачи - девушка продолжала безучастно смотреть в одну точку и молчать, – а Саске. Парень плакал, умолял прекратить это, мучить его вместо сестры, но человек-тень будто не слышал его, продолжая просовывать руку в рану девушки. Наруто до крови сжимал кулаки и заставлял себя не отворачиваться. Всё, что происходило сейчас, было целиком и полностью его виной. Он винил себя за то, что, несмотря на все тренировки, всё равно ещё очень слаб, не может защитить своих товарищей. Где-то на задворках сознания парня промелькнула мысль, что этот крик мог бы принадлежать ему, а не Саске.

Итачи дёрнулась, резко подавшись вперёд. Лицо её исказила странная гримаса, и из приоткрывшегося рта на пол хлынули недопереваренные остатки еды. Видимо, мучитель сжал желудок, отчего девушку и стошнило. Человек-тень прижался к Итачи и просунул руку так далеко, как только смог. Девушку забила крупная дрожь, и зрачки резко расширились. Она вздрагивала, касаясь испачканными губами спёртого воздуха.

- Нет! Не трогай сердце! – закричал Саске севшим голосом.

Наруто прикусил губу и ещё раз попробовал сконцентрировать демоническую чакру в запястьях и разрушить оковы, но не вышло. Даже сила Девятихвостого не могла повлиять на эти безучастные камни.

Человек-тень отпустил сердце и, вытащив руку, отошёл, но вовсе не потому, что Саске просил его об этом. Просто в его планы не входило убивать пленницу. Место одного мучителя тут же занял другой, но вместо того, чтобы снова истязать Итачи, он запихнул её кишки обратно в живот и начал лечить. Было абсурдно видеть, как на ладонях тени, отказавшейся от человеческого облика ради убогого существования, загорается такая привычная для шиноби-медиков голубая чакра. Рана на животе затянулась ровно настолько, чтобы девушка не умерла от потери крови и кишки снова не вывалились наружу.

Но на этом Итачи в покое не оставили. Человек-тень снял повязки с её плеча и снова разорвал едва затянувшуюся кожу над порезом. На этот раз девушка застонала, когда каменные холодные пальцы вонзились в плечо до самой кости. Больше Итачи не молчала. Когда её резали и били, она кричала, плакала, просила о пощаде. И Наруто, и Саске было невыносимо слышать этот голос. Это было гораздо труднее, чем видеть её болезненное молчание. Каждый стон врезался в уши, прожигал тело кислотой. Наруто казалось, что это не Итачи больно, а ему самому. Мир растёкся, а в голове долбилась одна единственная мысль: «Прекратите! Не трогайте её больше!».

«Хочешь, я прекращу всё это?» - чужой голос прервал череду мыслей.

«Кто ты? Где ты?» - спросил Наруто про себя. Он, конечно, мог бы и удивиться, но для этого сейчас просто не было места.

«Я всегда с тобой. Ты прекрасно знаешь, кто я», - голос стал насмешливым.

«Девятихвостый. Что тебе нужно от меня? Никогда не появлялся, а тут заговорил?»

«Не поверишь - решил помочь. Я же тоже страдаю от того, как тебе плохо сейчас. Просто сними печать, и я всех убью».

«В том числе и меня со всей командой. Спасибо, обойдусь! Сиди в своей клетке и не высовывайся!» - зло подумал Наруто.

Соблазн согласиться на предложение Лиса был очень велик, но Узумаки слишком хорошо понимал, чем обернётся снятие печати. Даже если демон сдержит слово и убьёт только врагов, то ничего не мешает ему после уничтожить всю деревню.

Люди-тени остановились только тогда, когда решили, что больше Итачи просто не выдержит. Они исчезли почти мгновенно, растворившись в каменных стенах. В комнате застряла тишина, нарушаемая лишь рваным дыханием Итачи. Спрашивать у человека, которому чуть все внутренности наизнанку не вывернули, о том больно ли ему или как он себя чувствует, более чем глупо.

- Сестра… - наконец, позвал Саске.

Итачи ответила не сразу.

- Не волнуйся, я не умру от такого… Не впервой… К тому же, они залечили все самые опасные повреждения, - голос её был спокойным, хоть и немного дрожал.

- Но ты так кричала…

- Простите. Сначала я терпела, но потом поняла… Что это пытка не только для меня, но и для вас… Именно криков они от меня и добивались… Если бы я никак не реагировала… То они бы точно принялись за кого-то из вас…

- Дура… - зашипел Саске.

- Может быть… - Итачи закашляла, поперхнувшись кровью.

- А что с нами будет дальше…. – спросил Наруто, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Не знаю, но, обещаю, что вы выберетесь отсюда живыми.

Это чудовищное «вы» неприятно резало уши.

«Глупый маленький Наруто…» - раздраженно думал Курама, нежась на солнышке.

Конечно, он не надеялся на то, что парень снимет печать, но подкинуть ему такую мысль стоило. Теперь Наруто будет долго размышлять над тем, что если бы выпустил силу Лиса, то смог бы спасти своих друзей.

- Курама-сенсей, я принесла Вам обед.

У границы барьера стояла Хината с импровизированным подносом с едой в руках.

- Еда! – отбросив невесёлые мысли, завопил парень.

- Сколько радости-то… - пробубнила под нос Хината.

- Ну, я не только еде радуюсь…

Курама хитро улыбнулся и, схватив девушку за руку, осторожно прижался губами к нежной коже её запястья, продолжая при этом нагло смотреть прямо в глаза Хинате. Девушка обомлела, застыв в нерешительности. Слишком уж неожиданным был поступок капитана.

Но на этом Курама не остановился. Он потянул Хинату на себя, и она, потеряв равновесие, плюхнулась прямо в его объятия.

- Знаешь, я, наверное, не буду ждать, пока ты вырастешь, и влюблюсь в тебя прямо сейчас… - прошептал Курама на ухо девушке.

Хината мгновенно покраснела и с воплем «Больше еды не получите!» вырвала свою руку из ладони парня и убежала. Курама весело улыбался, глядя ей вслед. Хоть он и остался без ужина, но эта вечно сбегающая девчушка определённо поднимала ему настроение.

- Хината…

- Чего тебе, Киба-кун…

- Странная ты… Со мной и с Шино едва разговариваешь, хоть мы и ровесники, а с капитаном вон как бойко общаешься… Даже накричать на него и ударить можешь… - удивлённо сказал парень.

Хината покраснела ещё сильнее. Она и сама не замечала, как легко ей, обычно робкой и стеснительной, разговаривать с Курамой.

========== Часть 17 ==========

Перед Хинатой стоял сложный нравственный выбор: оставить Кураму голодным или же перебороть волнение и переступить черту барьера. Девушка очень боялась, что её непредсказуемый капитан снова сделает что-нибудь, что лишит её спокойствия. Раздумывая, как же ей поступить, Хината поставила поднос едой у самой черты и села рядом, прижавшись боком к одному из каменных столбов, образовывающих барьер. Погрузившись в свои мысли, девушка не заметила, что вот уже несколько минут её старательно сверлила пара янтарных глаз.

- Жестокая женщина!

Хината вздрогнула от неожиданности и наконец заметила сидящего рядом Кураму.

- Почему это я жестокая? – чуть помедлив, спросила она.

- Уже третий день сюда приходишь, ставишь еду у барьера, думаешь о чём-то и уходишь. Да я же скоро в собственных слюнях утону! – раздраженно заявил парень.

- Простите… - протянула Хината. – Может, я Вам отсюда еду покидаю…

- Ты боишься, что я тебе что-то сделаю?

- Немного…

- Раз так, можешь не заходить. Просто подвинь поднос немного вперёд. И всё, - пожал плечами парень.

Хината покраснела, осознав, как глупо вела себя всё это время. О том, что еду можно просто поставить за край барьера и уйти, она не подумала. Следовать советам демона, конечно, было рискованно, но девушка всё же сделала так, как он сказал, и быстро отдёрнула руку.

На этот раз Курама не стал тратить время на радостные возгласы и сразу набросился на еду. Только проглотив всё до последней крошки, он поблагодарил Хинату:

- И всё же я чертовски тебя люблю!

Девушка в который раз вздрогнула и в который раз покраснела. Хоть в тоне капитана и не было ни намёка на серьёзность, эти слова очень задели её, рождая желание снова убежать, но на этот раз Хината сдержалась и, стараясь придать голосу строгость, сказала:

- Не говорите так! Это неправильно!

- А что неправильного-то? – возразил Курама, довольно облизываясь. – Ты очень отличаешься от тех девушек, что я знал раньше. Никто из них никогда не кормил меня и уж тем более не бил. Согласись, люди часто влюбляются в тех, с кем у них что-то происходит впервые.

Хинате снова захотелось убежать, но она вцепилась в каменный столб, как бы удерживая себя на месте.

- Это что? Признание в любви? – выпалила девушка, не отрывая взгляда от каменной плиты у себя под ногами.

- Да, как я полагаю, - улыбнулся парень

- А… Что мне полагается сделать в такой ситуации?

Хината еле выдавливала из себя слова. Ей хотелось спрятаться, убежать как можно дальше, но она всё сильнее сжимала столб. Впервые за всю жизнь девушки кто-то говорил ей «люблю». Этот момент был слишком ценен, чтобы оборвать его бегством.

- Поцеловать меня, если хочешь, а если не хочешь, то всё равно поцеловать, но потом врезать по наглой морде, - хмыкнул Курама.

Хината собрала волю в кулак и подняла голову. Лицо парня оказалось прямо перед ней. Он так близко наклонился к барьеру, что кончик его носа чуть задрался вверх, будто он прижимался к невидимому стеклу. Эта нелепая картина развеселила девушку, снимая накопившееся в ней напряжение. Хината шумно выдохнула и, зажмурившись, коснулась губами того места, где, по её мнению, были губы Курамы. Так и не поняв, попала она куда хотела или нет, девушка пикнула и, стремительно развернувшись, всё же позволила себе убежать. А Курама снова смотрел ей вслед, довольно облизывая губы.

- Итачи… Итачи… - Саске снова и снова звал сестру, уже почти не надеясь на то, что она откликнется.

Девушка неожиданно замолчала несколько часов назад, и сколько бы Саске не звал её, не отвечала. Наруто тоже молчал, но впервые, наверное, за всю свою жизнь, он понял, что такое страх. Хоть Итачи и сказала, что не умрёт, было мучительно холодно и остро от мысли, что она может больше не поднять голову. Они были знакомы всего несколько недель, но из-за пережитого вместе капитан казалась Наруто ближе и роднее чем родственники, которых у него никогда не было. Вслед за страхом пришло невероятное облегчение, когда Итачи всё же подняла голову и тихо сказала:

- Будьте готовы. Они скоро придут.

- Сестра! Не пугай меня так! – Саске почти кричал, с усилием выгоняя севший голос.

- Прости… Мне нужно было придти в себя и приготовиться.

- К чему? Откуда ты знаешь, что тени скоро вернутся? – Наруто был зол и рад одновременно. Ни то, ни другое чувство он объяснить не мог.

- Я поставила на них оповещающие печати, когда они были рядом. Как только люди-тени войдут сюда, я освобожу вас от каменных браслетов, и вы должны оказаться ко мне как можно ближе, иначе умрёте.

Наруто хотел спросить ещё что-то, но в комнате появились люди-тени. Один из них приблизился к Итачи и начал внимательно разглядывать её. Через несколько мучительных мгновений он отошел, будто бы решив что-то для себя. Другой человек-тень встал около Саске и протянул к нему свою полупрозрачную руку.

Крик.

Не посмотреть на источник голоса было невозможно. Все три тени, находившиеся в комнате, мгновенно повернулись к Итачи, которая до этого не издавала ни звука, но вдруг неожиданно закричала. Наруто заметил, как глаза девушки сверкнули красным. Мгновение, и люди-тени застыли, будто парализованные чем-то, а каменные кольца, обхватывающие руки и ноги, вспыхнули странным чёрным огнём. Щиколотки и запястья обдало болью, но она почти сразу же прекратилась, и Наруто с Саске рухнули на пол.

- Ко мне, быстрее! – позвала их уже успевшая подняться Итачи.

Парни, вспомнив о её приказе держаться как можно ближе, бросились к ней. После этого всю комнату, кроме крохотно пятачка вокруг Итачи, заполнило чёрное пламя. Оно горело ровно и неторопливо, не треща и не искрясь, от него не исходило даже лёгкого тепла, но судя по тому, как толстая каменная стена исчезала под ним, словно рисовая бумага, температура внутри пламени была невероятно огромна.

- За мной, держитесь как можно ближе, - коротко сказала девушка и хотела сделать шаг, но ноги её подкосились, и она бы упала, если бы Саске не поймал её. Молча взяв своего капитана под руки, парни быстро пошли к проходу, прожжённому в стене.

Итачи глубоко дышала и давилась воздухом. Наруто чувствовал, как она дрожит после каждого резкого движения, видел её плотно сжатые поалевшие от крови губы. Всё же состояние девушки было не таким, как она пыталась уверить своих подопечных. Хоть люди-тени и залечили самые опасные раны, такие пытки не могли пройти бесследно даже для шиноби уровня Итачи.

Саске и Наруто осторожно тащили своего капитана по извилистым коридорам, вырубленным внутри каменной породы. Итачи откуда-то знала, куда нужно идти, а чёрный огонь, всюду следовавший за ними, прожигал дорогу. Иногда встречались люди-тени, но стоило девушке посмотреть на них, как они застывали, будто статуи.

Наконец коридоры кончились, и из проеденной огнём щели в скале забил свет. Сделав последние несколько шагов, команда номер семь вывалилась на милость солнцу и горному ветру. Жадно хватая ртом воздух, Наруто растянулся на камнях, давая глазам привыкнуть к свету.

- Нельзя медлить… Скорее бежим отсюда… - тяжело прошептала Итачи, хотя ей отдых требовался больше всех.

- Поздно… - бесцветным голосом протянул Саске.

Вокруг них уже начали собираться тени, и явно не для того, чтобы помочь. При дневном свете эти люди были почти не видны, потому с трудом верилось, что они смогут причинить кому-то вред. Но седьмая команда слишком хорошо знала, как они опасны.

- Ксо, - выдавил сквозь зубы Наруто и сложил печати, создавая клонов.

Итачи заставила замереть нескольких противников, давая клонам возможность вырваться из окружения. Потом девушка почувствовала, как кто-то подхватил её на руки и помчался сквозь образовавшуюся брешь.

- Нам не убежать, они быстрее! – прокричал на бегу Саске.

- Ну и что? – хмыкнул Наруто.

В следующее мгновение несколько клонов, бегущих рядом, остановились и, когда люди-тени настигли их, взорвались, накрыв преследователь грудами камней и пыли. Правда, для теней это оказалось незначительным препятствием.

- Бесполезно, но эффектно, - заметил Саске. – Не знал, что ты умеешь делать взрывчатку.

- Это не взрывчатка. Просто в этих клонах воздух под большим давлением, - пояснил Наруто.

Больше они не разговаривали, сосредоточившись на том, чтобы уворачиваться от летящих в них камней, имеющих форму кунаев. Иногда Наруто мельком поглядывал на Итачи, которую нёс Саске. Девушка была мертвенно-бледной, но упорно не выключала Мангекьё Шаринган. Стоило какому-нибудь человеку-тени подойти к ним слишком близко, как она тут же заставляла его замереть.

Солнце уже почти село, когда смертельная гонка закончилась самым печальным для седьмой команды образом – перед ними появилась каменная стена, преграждающая путь дальше. Тяжело дыша, Саске опустил сестру на камни встал перед ней, выставив вперёд руку с кунаем. Пусть против таких противников у него не было шанса, но защищать единственного родного человека парень собирался до конца.

Люди-тени тоже остановились, не подходя близко. Они знали о способности Итачи, потому предпочли не рисковать. Договорившись о чём-то, несколько теней стали складывать печати. Камни за их спинами задрожали, и из них появилась пара огромных драконов, выдыхающих пламя.

Саске сжал свой кунай так, что костяшки пальцев побелели, а Наруто, выругавшись, снова начал создавать взрывных клонов. Один из них взорвался рядом с драконом, но тот успел увернуться, и от его каменного бока отлетело всего несколько осколков. Остальные клоны не смогли подобраться достаточно близко, так как драконы, несмотря на свои внушительные размеры, двигались очень быстро, извергая струи огня и сбрасывая вниз камни. Итачи, закусив до крови губу, вновь вызвала чёрный огонь, который поглощал пламя драконов и сжигал летящие глыбы.

- Бесполезно… Они слишком быстрые, чтобы я смог достать их… - сказал Наруто.

- Используй меня. Своим Шаринганом я могу видеть их движения…

Наруто на секунду задумался и достал из мешка кунай с печатью.

- Сможешь прикрепить это на спину дракона?

Саске кивнул и, схватив кунай, бросился к каменному зверю. Точным движением парень вонзил лезвие в шею дракону, спустившемуся слишком низко для очередной атаки. Зверь заревел и отбросил Саске к скале. Итачи закричала и бросилась к брату, а Наруто сложил несколько печатей, и дракона с кунаем в шее облепили клоны, тут же взорвавшись.

- Скорее иди сюда!

Парень услышал голос Итачи и бросился к ней. Как только он оказался рядом, девушку охватило красное сияние, похожее на чакру Девятихвостого. Окутав Наруто и Саске, оно начало принимать очертания скелета, обрастающего мышцами. Затем на скелете появились доспехи, и в прорези шлема засверкали два алых глаза.

- Теперь они не достанут нас… - одними губами прошептала Итачи.

========== Часть 18 ==========

Наруто смутно помнил, как оставшийся каменный дракон с рёвом бился о щит самурая, созданного Итачи, но не мог пробиться сквозь защиту, как из глаз девушки текла кровь, но она не прерывала технику, как сдавленно хрипел Саске, по одежде которого расползались пятна крови, и как огромный самурай, внутри которого они все находились, взбирался на гору.

Очнулся Наруто только тогда, когда Итачи развеяла свою технику и с громким криком бросилась к брату. Саске был ещё бледнее, чем обычно, потому алые струйки крови, вытекающие из его рта, казались ещё ярче, приковывая к себе внимание. Итачи разорвала одежду на груди парня и на несколько мгновений застыла, ужаснувшись увиденному. Из-за удара о скалу, у Саске были сломаны несколько рёбер, и теперь их острые края торчали из грудной клетки. Опомнившись от шока, девушка быстро собрала в ладонях чакру и осторожно провела ими по груди брата. Парень вздрогнул и хотел закричать, но вместо голоса с его губ сорвались новые струи крови.

- Осколок ребра пробил лёгкое… Он задыхается… Повязку наложить нельзя… - голос Итачи был ровным, но говорила она гораздо громче, чем требовалось. – Я чудовище… Могу только убивать, а лечить не умею…

Сказав это, Итачи задрожала и, прикрыв глаза, осела на камни. Наруто тут же бросился к ней и прижал ладонь к шее. На несколько мучительных мгновений ему показалось, что девушка умерла, но пульс, слабый и едва различимый, всё же бил под похолодевшими пальцами. Облегчённо вздохнув, Наруто уложил девушку поудобнее и вернулся к Саске.

Из груди парня торчали три острых края его собственных рёбер. Саске дышал тяжело, но всё же ровнее, чем раньше. Он морщился от боли при каждом вздохе, даже такое незначительное движение причиняло ему жуткую боль. Наруто сел рядом и попытался успокоиться так, как учил его Курама. Отчистив сознание от всего постороннего, парень начал анализировать сложившуюся ситуацию. В ближайшие пару дней нападений можно было не бояться, так как люди-тени боялись способностей Итачи и пока не знали, что она выбилась их сил и больше в состоянии сражаться с ними. Погони так же не должно быть, ведь противники уверены в том, что в любой момент смогут вновь поймать своих пленников, ведь эти горы их территория. Без сомнения, люди-тени были опытными шиноби. Слишком уж грамотно они запугивали своих жертв: стачала навязать чувство преследования и неизбежности с помощью кругов, потом показать свою силу и уверенность, заставив мёртвую Сакуру нападать, а затем разделить, устроить пытку неизвестностью и болью товарища. В этом, конечно же, не было ничего хорошего, но враг действовал как шиноби, а Наруто тоже был шиноби, потому мог понять его следующий ход и неизвестность уже не так пугала.

Парень открыл глаза и ещё раз посмотрел на Саске. Раны у него на груди были небольшими, но всё же кровоточили. Достав аптечку, Наруто осторожно обработал их. От каждого резкого движения Саске начинал тихонько поскуливать, но всё же не приходил в сознание. Там, где сломанные рёбра протыкали грудную клетку, крови было не много, но, несмотря на это, вся синяя одежда парня была в багряных пятнах. Ужаснувшись своей догадке, Наруто осторожно разорвал футболку Саске. Кожа на животе, боках и части бёдер была осторожно снята, обнажая кровоточащие мышцы.

- Ещё один Учиха… - раздраженно сказал Наруто и начал перевязывать раны Саске.

Узумаки было непонятно почему, как Итачи, так и Саске старались скрыть от товарищей своё истинное состояние. Видимо, Саске пытали ещё до того, как их всех собрали в одной комнате, но он почему-то ни слова не сказал об этом. Это злило Наруто, но он понимал, что сам, скорее всего, поступил бы так же, пусть и по своим собственным причинам.

- «Хочешь, я спасу вас всех?»

Ехидный голос Лиса, словно колокольчик, прозвучал в сознании.

- «Я уже говорил тебе, что нет!» - ответил Наруто.

- «Просто сними печать, и я убью всех твоих врагов и защищу твоих друзей.»

- «Нет! У меня достаточно сил, чтобы сделать это самому!»

- «Да? Почему же тогда твои товарищи валяются израненные и измученные?»

Лис засмеялся, и Наруто почти физически ощутил его злобную усмешку.

- «Сними печать, и все твои проблемы будут решены!»

- «А потом ты уничтожишь деревню и весь мир?! Даже если мы все умрём здесь, я не выпущу тебя!»

- «Какие мы грозные…. Помни, я всегда рядом с тобой…»

Девятихвостый замолчал, а Наруто, рассерженный его словами, ещё долго не мог вернуть только недавно обретённое спокойствие.

Курама снял свою чёрную водолазку и в одних бриджах расхаживал вдоль барьера. Хината, сидящая по другую сторону черты, весело смеялась, наблюдая за тем, как её капитан играет мышцами и хвастается своим загоревшим за время, проведённое в плену, телом. Любая другая девушка уже давно бы потеряла голову от страсти, но для Хинаты, в её тринадцать лет, наблюдать за парнем было просто весело и забавно. Курама понимал это, но ему доставляло удовольствие просто смешить эту странную девочку.

- Может, выпустишь такого красавчика на свободу? – подмигнул он ей.

- Нет, - девушка неожиданно стала серьёзной. – Это же приказ Хокаге.

- А ты всегда делаешь то, что тебе приказывают?

- Да… - Хината опустила глаза. – Ведь это всё, что от меня требуется.

- А тебя… это устраивает?

Курама подошел к девушке так близко, как позволял барьер, и наклонился к ней.

- Нет… - чуть помедлив ответила Хината. – Мне плохо от этого… Я как в клетке…

- Тогда просто сделай то, чего тебе действительно хочется.

- Я не могу… Понимаете, не могу…

- Я же не просто так прошу себя выпустить… - вздохнул парень. – У меня с Наруто особая связь, потому я знаю, что сейчас он в опасности. Если ты снимешь барьер, то я смогу помочь ему.

- Наруто-кун… - прошептала девушка.

- Хокаге дал ему невыполнимую миссию. Если я не приду на помощь, то он точно умрёт.

- Нет! Хокаге-сама не мог…

- Мог. Ради блага деревни он готов устранить угрозу любыми способами, а сейчас такой угрозой является Наруто.

- Но…

- Я люблю тебя.

Хината подняла глаза и мгновенно покраснела. Хоть она и слышала это во второй раз, но смущалась не меньше.

- Пожалуйста… Сними барьер…

Девушка встала и отвернулась, мучительно раздумывая над тем, как ей поступить. Наконец, приняв решение, она повернулась и сказала:

- Простите, сенсей, но я не могу…

Курама думал, что она сейчас снова убежит, но вместо этого Хината сделала шаг к нему и уткнулась лбом в его грудь.

- Я не могу… Хоть и люблю Вас… Мне безразлично, убьёте Вы меня сейчас или нет, но решать за остальных жителей деревни я не имею права…

- Что ты делаешь, дура!

Вернувшийся из леса Киба подбежал к Хинате и, схватив её за руку, оттащил от Курамы.

- Он же Девятихвостый демон, убивший тысячи людей! Не разговаривай с ним… - кричал парень.

- Да что ты знаешь?! – девушка вырвала свою руку из его ладони. – Вы, хоть и нормальные люди, за всё время, что мы учились вместе, едва ли пару слов мне сказали! А Курама всего за несколько недель общался со мной больше, чем кто-либо другой за всю мою жизнь!

- Хината… Он обманет тебя… - уже тише сказал Киба.

- Прекрати! Хоть ты не приказывай мне.

«Он обманет тебя» - мысленно повторил Курама.

========== Часть 19 ==========

- Наруто… Наруто…

Тихий голос Итачи разбудил парня, который всего пару часов назад позволил себе отключиться.

- Да?… – отозвался Наруто.

- Что с моим братом? – с едва заметной дрожью в голосе спросила девушка.

Узумаки встал и подошел к Саске. Наклонившись над ним, Наруто услышал редкие, но ровные удары сердца.

- Он жив, но дышит с трудом.

- Попробуй посадить его. Так должно быть легче, - чуть подумав, сказала Итачи.

Наруто сжал зубы, представляя, как больно будет парню, если его заставить пошевелиться хоть на миллиметр, но всё же создал клона и сделал так, как просила Итачи. Саске снова застонал кровью, когда его спина коснулась каменной стены. Но через несколько минут Наруто заметил, что парень стал дышать спокойнее. Его боль немного отступила.

- Что же нам делать, капитан? – сказал Узумаки, обречённо глядя на Саске. С такими ранами выбраться из этих проклятых гор у него не было и шанса.

- Выполнить задание. Мы должны завершить миссию, - голос Итачи был не теплее, чем камни, на которых она сидела.

- Что? Нужно уходить отсюда! Если Саске срочно не оказать помощь, то он умрёт! – разозлился Наруто.

- У тебя есть предложения, как это сделать? С открытыми переломами рёбер повязку не наложить, а значит одно резкое движение, и он умрёт. А если учесть, что за нами охотятся, то медленно и осторожно идти не получится.

Наруто до хруста суставов сжал кулаки и, мгновенно оказавшись рядом с девушкой, ударил в камень рядом с её головой.

- И ты предлагаешь оставить его умирать? Ненавижу! Самое главное сейчас – спасти Саске!

- Он мой брат.

Эти три тихих слова заставили Наруто успокоиться. На мгновение он представил, какого сейчас Итачи и что она чувствует, говоря подобные жестокие слова.

- Нет никакой возможности помочь ему? – тихо спросил Наруто.

- У нас нет. Но можно попросить помощи у Конохи,- голос Итачи был мокрым и слегка дрожащим, но лицо её оставалось спокойным.

-Но они же сами хотели убить нас…

- Так и есть, но официальную просьбу о помощи они проигнорировать не имеют права. Во всяком случае, есть небольшой шанс, что они этого не сделают. Наруто, напиши, пожалуйста, сообщение.

- Я? Может, лучше Вы? – удивился парень. Всё же писать отчёты и просьбы о подкреплении было обязанностью капитана.

- Нет. Я не могу.

Парень вздохнул и, вытащив из сумки чистый свиток, написал сообщение. Итачи сложила печати, и рядом с ней появилась большая чёрная ворона. Птица коротко каркнула, взяла свиток в клюв и улетела.

- Что теперь? – спросил Наруто.

- Заберись чуть выше того места, где мы находимся, и начни делать карту. Поторопись, если это возможно, - ответила Итачи.

- А как же Вы? Вдвоём будет быстрее!

- Я не могу, Наруто. Я не могу…

Сначала парень хотел спросить почему, но потом его поразила страшная догадка, и он, развернув девушку к себе лицом, заглянул ей в глаза. Два обсидиановых зрачка были затянуты молочной дымкой и не двигались даже тогда, когда Наруто начал трясти Итачи за плечи.

Она была слепа.

- Всё к этому шло… Я и так уже почти ничего не видела. Удивительно, что такое мощное использование Мангекьё Шарингана, как вчера, не убило меня… - Итачи робко улыбнулась уголками губ.

- Но, как же теперь…

Наруто казалось, что вся кровь в его теле прилила к сердцу, заставляя его бешено биться. Ноги задеревенели, а пальцы, словно стальные крючья, всё сильнее сжимали плечи девушки. Взгляд Итачи был единственным, что выдавало эмоции в ней. Наруто часто ловил себя на том, что не столько слушает слова, сколько смотрит в глаза своему капитану. Так было понятнее, так было честнее. Не важно, что именно она говорила, эти глаза мимолётным блеском, незначительным увеличением зрачков, лёгким взмахом ресниц показывали её волнение, страх, раздражение… любовь. Сначала Наруто не замечал этого, но, вспоминая слова Курамы о том, что главное в человеке – взгляд, начал внимательно следить за девушкой, замечать изменения в ней. На застывшем безразличной маской лице только глаза выдавали живую душу. А теперь, когда они застыли и умерли, Итачи и вовсе казалась куклой, пародией на человека.

Это бесило. Это злило. Заставляло ненавидеть себя за беспомощность и саму Итачи за эту улыбку, искривившую её губы. То, что сама девушка не считала свою слепоту трагедией, делало Наруто ещё больней. Это было уже не просто страдание от того, что он не смог спасти товарища, а нечто большее, боль совершенно иного уровня. Более глубокая и более личная.

- Простите меня, капитан… если бы я… - прошептал Наруто, опуская глаза. Он понимал, что Итачи не может видеть его, но смотреть в эти бесполезные зрачки было выше его сил.

- Не извиняйся. Я джоунин. Я твой наставник. Я опытнее и сильней. Потому мне, а не вам, положено получать ранения. Я уверена, что в будущем ты станешь сильнее и научишься защищать своих друзей…

Итачи снова улыбнулась. Но эта улыбка была другой, настоящей. Наруто тоже улыбнулся в ответ. Он решил для себя, что раз сама девушка не отчаивается из-за своего состояния, то он просто не имеет право на это.

- Я пойду делать карту.

Саске застонал и сжал в ладони случайно оказавшийся рядом камень. Булыжник с громким треском раскололся и рассыпался на мелкие камушки.

- Брат… - выдохнула Итачи и, неловко завалившись на левое плечо, осторожно поползла к парню.

Наруто хотелось помочь ей, взять за руку и отвести к Саске, но он понимал, что если сделает так, то обидит Итачи. Три метра по холодным камням – этот тот путь, который девушка должна преодолеть сама. Добравшись до брата, Итачи осторожно взяла его руку в свои.

- Это всё, что я могу сделать… - а вот это была трагедия.

Наруто почувствовал, что он здесь лишний. Парень развернулся и полез вверх от уступа, на котором они находились. Но в памяти навсегда отпечатались слова Итачи и бледная ладонь Саске в её руках.

Узумаки вернулся только тогда, когда солнце уже почти село. Итачи всё ещё сидела рядом с братом и сжимала его руку.

- Как он? Как… ты? – с ходу спросил Наруто. В тишине дыхания младшего Учихи было почти не слышно, потому он предположил самое худшее.

- Всё в порядке, если так вообще можно говорить в сложившейся ситуации, - тихо ответила Итачи.

- Отдохни… Тебе нужно…

- Конечно, - сказала девушка, но даже не сдвинулась с места.

Наруто понял, что никакая сила этого мира не заставит её сейчас отпустить руку брата. Вздохнув, парень сел рядом и, слегка притянув девушку за плечи, вынудил её опереться о себя. Итачи не сопротивлялась. Они оба знали, что круг сегодня не появится, потому необходимости в такой близости не было.

- Мы не умрём тут, - после долгого молчания сказала девушка. Не вопрос. Утверждение.

- Конечно, не умрём. Пусть ты и Саске больше не можете сражаться, но я защищу Вас, - также уверенно ответил Наруто.

- Я верю тебе.

- Это главное.

- А я ведь АНБУ. Знаешь, чем мы отличаемся от остальных шиноби? Не умениями и опытом, а стилем боя. АНБУ не предназначены для защиты своих товарищей. Их главная задача – выполнение миссии. Потому, даже когда мы выполняем задание вместе, это не командная работа, а сумма навыков всех участников операции. Я ненавижу это…

- Ужасно, что в Конохе есть подобное…

- Ужасно? Это необходимость. Существование АНБУ позволят другим шиноби хоть иногда, но всё же следовать своим чувствам, а не задачам миссии.

- Всё, ради других… А вот это то, что я ненавижу в тебе. Ты тоже человек. Ты имеешь право на счастье не меньше, чем остальные! – Наруто не повысил голос, но было понятно, что он злится.

- Глупый… Я – убийца собственной семьи. Никчёмная дочь. Меня ненавидит единственный брат. Никчёмная сестра. Я слепая, полумёртвая. Никчёмный шиноби. Детей у меня быть не может, так что даже как продолжательница рода Учиха я бесполезна… Где здесь место для счастья?

- Ты всерьёз считаешь, что Саске ненавидит тебя? Если так, то это не я глупый, а ты, - уверенно возразил парень. Он почувствовал, как Итачи улыбнулась в темноту.

- Действительно… Эта миссия заставила его вспомнить свою любовь ко мне.

- Я не знаю, зачем ты вырезала свой клан, но это был приказ, а каким бы ни был Хокаге, но заставить тебя сделать подобное просто так он не мог.

- Не буду объяснять тебе причин, но они были.

- Я знаю… - Наруто запнулся. – А почему у тебя не может быть детей?

- Ах это… - Итачи горько усмехнулась и продолжила: Найди моё сердце.

Узумаки неуверенно прижал ладонь к тому месту, где у человека должно быть сердце, но ожидаемого стука не почувствовал.

- Ниже… - прошептала Итачи.

Парень сглотнул и медленно провёл ладонью по изгибу груди.

- Чуть правее…

Наконец, там, где кончаются рёбра, забилось сердце.

- Желудок здесь, - Итачи переложила ладонь себе на бок, - печень здесь, - рука Наруто оказалось с другой стороны от сердца. – Меня столько раз ранили и наскоро лечили, что все органы перепутались. Я - анатомическое чудо, если можно так выразиться. Даже если и смогу забеременеть, то выносить ребёнка для меня равносильно смерти, и это при лучшем исходе…

- Прости… Тебе же неприятно говорить об этом.

- Хокаге нужны были дети с Шаринганом, потому он присылал ко мне парней, но ничего не вышло, - продолжила она, будто не слыша Узумаки. - Слишком поздно спохватились… Удивительно, как мысль возродить клан Учиха не пришла к ним раньше. Может, всё же жалели меня, считая слишком маленькой для такого. Но это вряд ли.

Итачи снова печально усмехнулась и чуть сильнее прижалась к Наруто. Парень обнял её и уткнулся носом в мягкие чёрные волосы. Он злился, но желания крушить всё вокруг почему-то не было. Хотелось, чтобы всё это поскорее закончилось, чтобы можно было начать новую жизнь. Без Конохи.

- Я обещаю, что мы выберемся отсюда живыми, чего бы мне это не стоило! – жарко прошептал Наруто.

- Я верю тебе, - улыбкой повторила Итачи.

После того, как Киба услышал разговор Хинаты и Курамы, следить за пленником девушке больше не разрешалось. Теперь она ходила с Акамару добывать еду, а вместо неё дежурил сам Инузука, непрерывно сверля своего капитана гневным взглядом. Хоть Хината и могла видеть, как Курама греется на солнышке или гуляет по своему «вольеру», этого было недостаточно. Девушка всё равно очень скучала. Ей мучительно хотелось поговорить, прикоснуться и, может быть, чего-то ещё, того, что она сама не до конца понимала.

За Хинатой следили даже ночью, но однажды ей всё удалось обхитрить Шино и незаметно пробраться к краю барьеру.

- Курама-сенсей… - позвала она так тихо, как только смогла.

Голос девушки был едва различим среди ночных звуков дикого острова, но Лис всё же услышал его и осторожно лёг напротив у границы барьера. Они оба понимали, что разговаривать ни в коем случае нельзя, ведь у Кибы очень острый слух, и он может заметить их даже во сне. А сказать хотелось так много! Хинату буквально распирало от желания поделиться своими мыслями и переживаниями, но она с трудом сдерживалась, не позволяя себе большего, чем взять Кураму за руку.

Парень улыбнулся и нежно сжал её ладонь. «Я тоже скучал», - будто бы говорил он. Хината улыбнулась в ответ. Они лежали так друг напротив друга и просто улыбались. Девушке казалось, что она может всю жизнь вот так вот смотреть на улыбку любимого, но Курама неожиданно облизнулся и тихонько щёлкнул зубами. Хината вздрогнула и зажала рот свободной ладонью, чтобы не рассмеяться. Парень понял это и весело подмигнул, после чего осторожно потянул руку девушки на себя и закатал рукав её куртки до локтя.

Хината удивлённо смотрела на него, не понимая, что он собирается делать. Курама снова подбадривающее улыбнулся и нежно провёл пальцем по тыльной стороне руки, где кожа была наиболее чувствительной. Хината прикрыла глаза и сосредоточилась на ощущениях. Линия за линией на её руке появлялась надпись «Я тебя люблю». Девушка открыла глаза и кивнула, будто бы говоря «И я тебя». Ощущение букв медленно исчезало, и Хинате было невыносимо жаль этих лёгких касаний. Но уже через минуту на её коже загорелось новое слово – «Выпусти». «Я не могу», - покачала головой девушка. Как бы сильно ей не хотелось, но она не могла. Не имела права.

Курама ожидал такого ответа, потому не удивился. Нежно коснувшись губами пальцев Хинаты, он начал ласково целовать её ладонь, беззвучно шептать разгорячённой коже «Я люблю тебя». Как завороженная, девушка следила за его губами, старалась прочувствовать и запомнить каждое движение языка. Секунда за секундой нарастало нестерпимое желание поддаться на уговоры этого демона и выпустить его. Хината понимала, что, сделав так, поступит неправильно, но что-то в глубине её души твердило об обратном.

========== Часть 20 ==========

Наруто проснулся оттого, что Саске захрипел, давясь новой порцией крови. Его организм будто бы отторгал лишнее, снова и снова заставляя алые струи течь по лицу и шее парня.

- Саске… - взволнованно прошептала Итачи, ещё сильнее сжимаю руку брата, которую так и не отпустила за ночь.

- Итачи…

Голос парня был невесомым, бестелесным, словно звучащим из-за толстой стены. Было мучительно непривычно слышать от него что-то, кроме стонов и кровь.

Девушка тут же наклонилась над Саске, касаясь ухом его губ. Несколько мгновений Итачи стояла так, не двигаясь и не дыша, боясь потерять хоть один драгоценный звук.

- Наруто… - наконец, сказала она. – Я понимаю, что не могу просить тебя о таком, но не мог бы ты уйти. Нам это правда очень нужно… - больше чем просьба.

Узумаки коротко кивнул и полез наверх. Он понимал, что Саске совсем плох, и даже если помощь из Конохи придёт немедленно, то его уже не спасти. С пробитыми лёгкими долго не живут.

С небольшого выступа на скале, где обосновался Наруто, были хорошо видны все окрестности горы. Вдалеке одиноким синеватым карандашом торчала предыдущая вершина, где осталась Сакура.

А на этой останется Саске.

Справа, за ломаной линией скал, шевелило своей серебристо-синей чешуёй море. Итачи говорила, что камни для тюрем добывают именно с моря, а в сердце гор соваться никто не смеет. А дальше, насколько хватало души и глаз, простирались Южные Горы, уродуя землю своим колючим, бесформенным телом. Сколько людей погибло в них? Скольких ещё они убьют?

- «Я не знаю, но точно не нас!» - думал Наруто, нанося на карту очередную расщелину.

Даже когда солнце село, Узумаки не решился спуститься к Итачи и остался ночевать на своём уступе. Ему очень хотелось узнать, что с Саске, но заставить себя вернуться он не мог. Там сидела Итачи, но была она не одна, а со своим горем. Наруто боялся, что не сможет помочь ей, не сможет справиться и сделает только хуже. Никогда ещё он не сталкивался с подобным. За время многолетних тренировок всезнающий Курама ни разу не объяснил, что нужно делать, когда у самой важной для тебя женщины умирает младший брат. Наруто ненавидел себя за эту нерешительность, проклинал за слабость, но не мог и на сантиметр спуститься со своего уступа. Только через два дня, когда карта была готова, парень сумел заставить себя сделать это.

Итачи сидела и не двигалась. Волосы её были растрёпаны, а глаза наскоро завязаны бинтом. Саске нигде не было, но большое чёрное пятно от Катона на каменной стене вполне чётко свидетельствовало о том, что случилось с парнем.

- Я не хотела, чтобы с ним произошло то же, что и Сакурой… - тихо пояснила Итачи, почувствовав присутствие Наруто.

Голос девушки был деревянным, словно гроб, за толстыми стенками которого скрывалось самое дорогое, что было в жизни. Этот голос резал душу. За то время, которое ушло на составление карты, Наруто не услышал ни единого стона или плача. Это было странно. Это пугало. Итачи сейчас почти ничем не отличалась от обожженных камней позади себя.

- Карта готова… - рассеяно протянул Наруто. «Нужно было сказать хоть что-то».

Эта ничего незначащая фраза подействовала на Итачи очень странно. Она вдруг взорвалась криком, в кровь разбивая сжатые в кулаки ладони о камни. Наруто замер на мгновение, а потом метнулся к ней и прижал к себе так крепко и нежно, как только мог. Девушка кричала и вырывалась, на бинтах, закрывающих её глаза, проступила кровь. Итачи то затихала, бормоча что-то невнятное, то снова начинала кричать и просила убить себя. Наруто с силой сжимал её запястья, стараясь не допустить, чтобы она навредила себе. Он так боялся, что сказать будет нечего, но говорить и не требовалось. Итачи всё равно не услышала бы его.

Через несколько часов, окончательно вымотавшись, девушка, мелко дрожа, обмякла в руках Наруто. Она тихонько всхлипывала и шептала что-то, но эти слова уже не были бредом. Поняв это, Наруто обхватил Итачи так, чтобы её голова лежала на его плече, и прижался ухом к её губам.

- … а он такой маленький был, всегда взъерошенный… Всё хотел, чтобы у него волосы так же ровно лежали, как и у меня. Все расчёски и гели у мамы перетаскал, а причёска всё равно, как воронье гнездо… И ревновал меня ко всему… Даже к родителям и академии… А когда за мной начал ухаживать Шисуи, так все думали, что у Саске точно Шаринган от злости пробудится… А вот как получилось… Такой большой и сильный, а всё равно умер…

Наруто чувствовал, что эти воспоминания для Итачи ничем хорошим не кончатся. Но прервать их так же, как истерику, он не мог. Мучительно перебирая в голове всё, что могло помочь, он сумел вспомнить только то, как Курама успокаивал его самого, рассказывая что-то забавное и пытаясь отвлечь.

- Знаешь, Итачи… - неуверенно начал Наруто. – Теневые клоны, которыми я всё время пользуюсь, это ведь запретная техника. Однажды мы с моим другом залезли в секретное хранилище со свитками. Мне это было совершенно не интересно, но Курама настаивал, да и подготавливать такую сложную секретную операцию было весело. Теневых клонов я выучил, но мы всё же попались. Стереть мне память, конечно же, было нельзя, но наказать то как-то требовалось, потому эти идиоты нас с Курамой отправили на исправительные работы в резиденцию Хокаге. Мы там такого натворили… Свитки с миссиями спутали, и в итоге отряд АНБУ отправился в страну Риса помогать с уборкой урожая, а спешно сформированная команда джоунинов ловила сбежавшую кошку. Вот старик Сарутоби бесился тогда…

История оказалась не такой забавной, как казалось Наруто в начале, но Итачи всё же несмело улыбнулась и спросила:

- А куда вы ещё с Курамой пробирались?

- Ой, да много куда! – оживился парень. – Почти во всех секретных зданиях были. Один раз орлов в птичнике слабительным накормили. Как-то даже в хранилище печатей залезли. Курама всё искал чего-то, а я в один из свитков яйца запечатал. Так что если им теперь кто-то воспользуется, то запашок будет отменный…

- Ты в печатях разбираешься?

- Да, весьма неплохо. Курама учил. Мне это как джинчуурики необходимо. На мне же их целых три стоит!

-«Три? – удивилась про себя Итачи. – У тех носителей хвостатых, что я встречала раньше, была только одна… откуда у Наруто ещё две?…»

Но думать над этим сейчас девушка не могла. Горе, шевелившееся в ней раскалёнными песками, превратилось в настоящую бурю с приходом парня. Словно колючий ком, оно рвалось изнутри, застревало в горле и выплёскивалось криком, смешанным с бредом и невыплаканными слезами. Даже сейчас, успокоившись немного, Итачи не могла унять в себя бурю из эмоций и воспоминаний. Они путали мысли, но одно девушка понимала чётко – ради Наруто она должна взять себя в руки. Пусть Саске и умер, но с его смертью у них появился шанс на жизнь.

- Итачи… Завтра уйдём отсюда, и я сниму одну из печатей, ограничивающих меня. Пусть Хокаге меня за это по головке не погладит, но мы выберемся отсюда!

Не до конца понимая, что делает, Наруто прижался губами к губам Итачи, словно забирая себе часть её бури безумия и боли.

Итачи прижималась к спине Наруто так крепко, как только могла. Сначала она хотела спускаться самостоятельно, но парень решительно возразил, заявив, что не позволит ей в таком состоянии напрягаться. Действительно, даже незначительное движение отдавалась болью во всём теле, ног девушка не чувствовала вовсе. Итачи понимала, что сейчас ничем не сможет помочь Наруто и только задерживает его, уменьшая шансы на выживание. Но, тем не менее, лишним грузом себя не чувствовала. Слишком бережно Наруто брал её на руки, слишком отчаянно просил держаться крепче.

Чтобы ускорить спуск, Узумаки придумал странную систему: несколько клонов закреплялись на уступе и быстро спускали на верёвке самого парня до тех пор, пока он не мог зафиксироваться на каком-нибудь уступе. После чего клоны исчезали, и Наруто создавал новых на том месте, где остановился. Такой способ не тратил сил, а на расход чакры при её огромных запасах можно было не обращать внимания.

Из-за своей слепоты Итачи больше не могла видеть врагов, но Наруто сказал её, что люди-тени повсюду следуют за ними, не скрываясь. Они уже поняли, что девушка больше не может пользоваться своей силой, потому не боялись её.

- Сволочи… - раздраженно шипел Наруто. – Они так уверены в своих силах, что даже не отобрали у нас вещи и оружие, когда мы попали в плен. А вот теперь высовываются из камней, зная, мы ничего им сделать не сможем…

- Успокойся, Наруто, - прошептала Итачи, кончиком носа касаясь уха парня. – Ты же обещал, что вытащишь нас отсюда. Тебе нужно больше верить себе…

- Прости, ты права. В конце концов, не такой уж я и слабак, - усмехнулся он.

Итачи спрятала свою улыбку в складках оранжевой куртки. Несмотря на смерть брата, жизнь казалась девушке не такой чёрной, как слепой мир вокруг. В этих горах не было ни ветра, ни звуков, ни запахов, потому всё, что было для Итачи – это Наруто. Она прислушивалась к его дыханию, чувствовала каждое движение мышц, вибрацию голоса. Сейчас в её руках был целый мир, доступный ей одной.

- Как ты, Итачи? – обеспокоенно спросил Наруто. Девушка молчала уже довольно долго.

- Нормально… Только мне кажется, что скоро сознание потеряю… Поговори со мной, пожалуйста, - тихо ответила она.

- Нуууууууу… - рассеяно протянул парень, - хочешь, про печати свои расскажу?

- Давай…

- На мне их три. Все служат для того, чтобы Девятихвостый не вырвался. Первая – печать четырёх слонов, она основная сдерживающая. Если её снять, то демон освободится. Чтобы этого не случилось, стоит вторая печать. Её назначение в том, чтобы не позволять большим объёмам демонической чакры смешиваться с моей собственной, так как это ослабляет основную печать. Ну а третья – ограничивает мои собственные силы. Если я использую слишком много чакры, то у Лиса появится возможность вырваться.

- И ты готов снять последнюю?

- Да. Курама немного изменил эти печати, так что если я сниму свой ограничитель, то ничего страшного не случится. Главное – держать себя в руках. Я даже вторую печать снять могу, правда, силой Девятихвостого я предпочту воспользоваться только в самом экстренном случае.

- Ясно… А у меня вот чакра стихии огня и воды… - сказала Итачи. Ей хотелось говорить о Саске, но делать этого было ни в коем случае нельзя, потому она сказала первое, что пришло в голову.

- А у меня ветра, - ответил Наруто. Он понимал больше, чем хотел.

- Разве? В твоём личном деле сказано, что ты ещё не определился со своей стихией…

- Ха! Эти тугодумы из академии ещё много обо мне не знают! – фыркнул Наруто. - Мой настоящий учитель – Курама многому научил меня. Так что я умею использовать многие техники стихии ветра.

- А у твоего друга то какая стихия, что он смог тебя обучить такому. Я знаю всего пару человек в деревне со стихией ветра, и его среди них нет.

- Нууууу… Я не знаю.

Наруто неожиданно понял, что ему о Кураме почти ничего не известно. Несмотря на то, что они прожили вместе всю жизнь, он не знал ни его родственников, ни друзей. Курама никогда не говорил о том, как попал в деревню и какие техники использует. Если задуматься, то Наруто ни разу не видел чакры своего друга.

- Ну, если он специальный джоунин, то это нормально, что ты не знаешь. Секретная информация… - выдохнула Итачи.

Она чувствовала, как воздух распирает лёгкие и в сознание проникает темнота её глаз.

- Потерпи немного… Мы уже совсем скоро спустимся на плато, и ты сможешь отдохнуть…

Итачи знала, что это не правда, ведь люди-тени не просто так следовали за ними. Они играли, издевались, ждали, пока их жертвы попадут в наиболее удобные для них условия боя. Выпускать своих пленников тени не собирались.

Наконец, Наруто в последний раз создал клонов и спрыгнул на широкую каменную поверхность, испещрённую расщелинами. Одновременно с этим его окружили люди тени, которые, впрочем, держались на приличном расстоянии.

- Подожди меня немного, Итачи… Не волнуйся, - сказал Наруто и осторожно посадил девушку на камень у себя за спиной.

Мира больше не было. Итачи осталась одна среди темноты и пустоты. Она знала, что Наруто совсем близко, но из-за того, что она не чувствовала его, казалось, будто его не существует. Он просто тень. Девушка часто задышала и сжалась в комочек. Каким-то образом Наруто понял её беспокойство и сжал её ладонь в своей.

- Верь в меня… - прошептал он и снова растворился в темноте.

Парень огляделся вокруг. Плотным кольцом его окружали люди-тени, выжидающие чего-то. Хмыкнув, Узумаки сложил несколько печатей, и один из рисунков у него на животе исчез. Ограничение было снято, и парень почувствовал, как чакра свободно струится внутри него.

- «Задам им жару!» - весело подумал Наруто.

Тени, будто поняв, что парень серьёзно настроен драться, тоже стали складывать печати. Через несколько мгновений из камня появился гроб, а один из использующих технику, исчез. Крышка каменного гроба с грохотом рассыпалась, и из него вылез человек. Он не был похож на теней. Скорее, на обычного шиноби, разве что слишком бледного и двигающегося необычно медленно.

-«Видимо, это настоящее тело одного из них. В форме тени они могут и использовать совсем немного чакры, то теперь передо мной по-настоящему сильный противник!» - подумал Наруто.

Ситуация, безусловно, была опасной, но он не боялся. Напротив, то, что враг обрёл привычную человеческую форму, значительно облегчало бой, давая возможность понять, как с ним можно сражаться. Наруто усмехнулся и сконцентрировал чакру в ладони, создавая ветряной меч. В этот момент как-то сами собой вспомнились слова Курамы, которые он сказал во время одной из многочисленных тренировок по управлению формой: «Шиноби определяет чакра. Её объём, её стихия. От самого человека завит лишь то, как хорошо он умеет управлять ей». Наруто хорошо усвоил этот урок, и теперь управлял своей стихией ветра почти идеально.

Другой шиноби тоже не заставил себя ждать. Быстро сложив печати, он ударил ладонью по камню, и в следующее мгновение рядом с Наруто появилась каменная рука, попытавшаяся схватить его. Парень быстро среагировал и отпрыгнул в сторону, но там его уже поджидала ловушка их других каменных рук. Чертыхнувшись, Наруто создал клона и заставил его оттолкнуть себя. Ловушки удалось избежать, но стоило парню приземлиться, как к нему тут же понеслись сюрикены. Взмахом меча Наруто отразил их, но, даже промахнувшись мимо цели, они по рукоять вошли в скалу за его спиной.

Пригнувшись, Узумаки побежал к противнику, отбивая всё новые и новые сюрикены. Если бы его меч состоял из обычного металла, а не из ветра, то он давно погиб бы. Улыбнувшись этой далеко не весёлой мысли, Наруто создал клона и попытался ударить врага шаром ветряной чакры, но противник почти мгновенно заставил появиться каменную стену, пробить которую не удалось. Наруто отпрыгнул в сторону, разрубив несколько погнавшихся за ним рук, а его клон исчез, напоровшись на стену.

Теперь Наруто мог как следует рассмотреть своего противника. Круглое лицо его пересекал длинный глубокий шрам, лоб и волосы закрывала бандана с перечёркнутой эмблемой Скрытого Камня. Грудь и плечи покрывала лёгкая броня, но на руках не было даже перчаток. Благодаря этому парень смог заметить, что этот шиноби до сих пор не убрал ладонь от скалы, и сама рука его до самого локтя была покрыта камнем. Мужчина тяжело дышал и медленно убирал защитившую его стену. Видимо, эта техника требовала много чакры, так как стена появилась очень быстро и была гораздо крепче, чем обычный камень. От атаки Наруто проще было уклониться, но по какой-то причине этот человек решить поставить защиту.

- «Скорее всего, из-за своей техники каменных рук он не может сдвинуться с места», - решил парень.

Вытащив из сумки несколько сюрикенов, Наруто наполнил их чакрой ветра и метнул в противника, но тот отбил их каменными руками, мгновенно появившимися рядом с ним. Эта техника очень беспокоила Узумаки. Она одинаково хорошо подходила как для защиты, так и для нападения. Было совершенно неизвестно, сколько рук и какой длины может создавать этот шиноби.

Ещё раз чертыхнувшись, Наруто создал пять клонов с такими же мечами, как и у него, и побежал к врагу. Каменные руки, словно змеи, устремились им навстречу и раскидали клонов, но самому Узумаки всё же удалось подобраться к мужчине и вонзить свой меч ему в плечо.

- Глупец, - усмехнулся шиноби, и в следующее мгновение Наруто пронзила одна из каменных рук.

- Это ты глупец, - сказал парень и исчез. Это был клон.

Оставшиеся копии, на которые шиноби не обратил внимания, оказались около сюрикенов, брошенных Наруто ранее. Сложив печати, они коснулись остро заточенных лезвий, посылая в них новую порцию чакры. Между сюрикенами промелькнули ветряные лезвия, разрезавшие врага.

Наруто облегчённо вздохнул и обернулся к Итачи, но мощный удар тут же снёс его с ног.

- Думаешь, победил одного, и всё закончилось?

На краю каменного гроба, появившегося за спиной Узумаки, Сидела девушка с растрёпанными рыжими волосами.

- Думаешь, у тебя есть хоть шанс выбраться отсюда? – продолжила она.

- А почему нет? – Наруто поднялся и сплюнул кровь, наполнившую рот. – Одного вашего я уже… устранил.

- И что? Нас здесь сотни. Мы не выпустим ни тебя, ни твою подругу…

- Почему? Зачем вы мучаете нас? Зачем пытаетесь убить? Мы же не сделали вам ничего плохого? – разозлился парень.

- А что мы сделали, чтобы попасть сюда? Чтобы мы жили, нужна ваша смерть!

Девушка засмеялась и легко соскользнула с края своего гроба. Она не складывала печатей, но уверенно направилась к Наруто, который уже создал свой ветряной меч.

- Вы убийцы и преступники! Вы заслужили это! – закричал Наруто, замахиваясь мечом, но девушка легко отразила его удар, поймав лезвие ладонью.

- И что? Какое бы преступление не совершил человек, разве это повод оставлять его здесь?

Она снова рассмеялась, и показала парню свою ладонь, которой держала его меч. Кожу покрывал тонкий слой камня.

- Меня невозможно ни убить, ни даже ранить. Я могу превращать в камень всё, чего коснусь. Эта способность у меня с рождения, и именно из-за неё я оказалась здесь. Страшный грех, не правда ли?

Наруто закусил губу и посмотрел в ореховые глаза девушки. Он слишком хорошо понимал её чувства, чтобы остаться безучастным. Её, так же как и его, ненавидела собственная деревня, хотя её вины в этом не было.

- Отпусти нас… - тихо сказал Наруто. – Я не хочу убивать тебя…

- На жалость пробило?

Лицо девушки исказила гневная гримаса, и она попыталась ударить парня, который чудом сумел увернуться.

- Не нужна мне твоя жалость! Я жить хочу! Ты здесь умрёшь со своей сучкой!

Итачи не могла видеть, что происходит, не могла разобрать голосов из-за шума битвы. С ней была только темнота, пробиваемая лишь словами Наруто «Верь в меня». Иногда до Итачи долетали осколки камней и сюрикены, но отточенные годами рефлексы помогали ей увернуться. Она не знала, сколько времени прошло. Иногда девушка теряла сознание, подчинившись боли своего тела, лишь чудом умудряясь не погибнуть. Может, прошло всего несколько часов, может, несколько дней, но пока Итачи не чувствовала на себе холодных рук теней, она была уверена, что Наруто жив.

Наконец, что-то коснулось её. Итачи вздрогнула и отпрянула в сторону, но через мгновение поняла, что прикосновение это было тёплым и мокрым. Оно пахло кровью.

- Наруто? – неуверенно спросила она.

- Да…

Парень тяжело приблизился к ней и обжёг дыханием щёку.

- Прости, Итачи, но это мой предел… Я победил многих, но не всех…

- Мы умрём?

В девушке вдруг появилось странное спокойствие. Нет, собственная жизнь была ей не безразлична, но такая смерть казалась не такой уж и плохой.

- Не умрём… Я же обещал тебе… Просто придётся снять вторую печать…

Парень зашептал что-то, и Итачи смогла разобрать названия печатей : Тигр, Тигр, Обезьяна, Овца…

- Стой, Наруто! – закричала девушка. – Эта не та печать! Я знаю её, видела много раз! Это Печать Смерти. Если её снимет кто-то, кроме наложившего, то умрёт либо носитель, либо тот, кто связан с ним этой печатью!

- Ты ошибаешься, Итачи… Курама говорил мне, что это! Они никогда не обманывает.

- Пожалуйста, Наруто… Не делай этого…

- Прости… Но я обещал, что любой ценой вытащу нас отсюда.

Тишина не нарушалась ни чем, кроме тяжёлого дыхания Кибы. Вот уже несколько часов парень лежал без сознания, чуть дрожа от полученных ран. Хината уже больше не плакала, Шино не обвинял в случившемся Кураму, а сам Киба не стонал от боли. Ни у кого не было ни сил, ни желания, ни души хоть на единый звук.

- Это же не ты сделал… Правда, не ты? – всё же прошептала Хината, отчаянно смотря в глаза Кураме.

- Я уже много раз говорил, что не я, - устало повторил парень.

- Но ведь это лисицы напали на Кибу… А ты…

- Ну и что с того, что я демон Лис? – возразил Курама. – Обычными животными я управлять не могу! Вы же, люди, обезьянами не повелеваете.

- Это, правда, не ты? – всхлипывая, повторила девушка.

- Не я. Верь мне, пожалуйста…

- Я верю, - выдохнула Хината.

- Тогда, умоляю, выпусти меня! Я клянусь, что не разрушу деревню и не причиню вреда никому, кроме врагов Наруто!

- Нет! Я не могу… Не могу… - Хината зажмурилась и покачала головой.

- Почему? Ты же сказала, что веришь мне.

- Всё равно не могу! – закричала девушка и, развернувшись, побежала в лес.

Хината чувствовала, как трескается изнутри. Она верила Кураме, верила, что он хочет спасти Наруто, но слишком сильно было действие запрета. Она понимала, что принимает решение не только за себя, но и за других. Девушка была твёрдо намерена убежать в лес и больше не разговаривать с Курамой, потому как слишком тяжело было отказывать ему. Душа трескалась от каждого слова «Нет».

- Хината!

Она остановилась. Её имя произносили шепотом, с раздражением или с безразличием. Но никогда не выкрикивали, никогда в нём не было мольбы и надежды. Хината обернулась.

Курама пытался выбраться из барьера и побежать за ней. Он, концентрируя всю свою чакру, снова и снова бросался на невидимую стену. Каменные столбы дрожали, но не выпускали его. Только кровавые пятна, будто бы висящие в воздухе, свидетельствовали о попытках Курамы выбраться.

- Пожалуйста, Хината! Если сейчас не помогу Наруто, то он умрёт! – снова закричал он, с силой ударив кулаком по барьеру.

- Хватит… - одними губами прошептала девушка.

Ей было невыносимо смотреть на отчаяние своего возлюбленного, как он страдает из за того, что она не может помочь ему. Хината знала, что тысячу раз пожалеет о том, что собирается сейчас сделать.

- Только спаси Наруто-куна… - дрожащим голосом скала она.

Следующее несколько минут Хината помнила смутно. В памяти остались только слова Шино «Не делай этого!» и звук разбивающихся о каменную плиту керамических масок.

========== Часть 21 ==========

Грохот камней всё ещё разрывал голову на части, потому Итачи только шестым чувством смогла определить, что рядом с ней не враг, а друг. Наруто понимал, что девушка сейчас не слышит его, потому просто накрыл её ладони своими и прижался губами к её лбу. Последняя надежда на спасение для них двоих рухнула. Но парень всё же знал один способ, как дать Итачи шанс выбраться отсюда. Пусть и для неё одной, но он сдержит своё обещание.

Через несколько минут слух девушки пришел в норму, и она тихо позвала Наруто.

- Я рядом.

- Мы умрём? – одними губами спросила она.

- Конечно, нет, - ответил парень.

Он не врал. Если его план удастся, то верная смерть грозила только ему одному. Наруто огляделся – люди-тени снова появлялись из камней у края пропасти.

- Нам нужно торопиться, - парень взял Итачи за руку и помог подняться. – Просто иди за мной.

И девушка пошла. Даже в смертельно опасной ситуации она не доверилась бы никому другому настолько, чтобы, ничего не видя и почти не слыша, пойти за ним.

- А теперь прыгай!

И Итачи прыгнула. Горы исчезли, и всё тело заполнил обжигающе холодный ветер. Девушка летела в пропасть, крепко сжимая руку Наруто. Вдруг её подхватило что-то большое и мягкое.

- Держись крепче, - прокричал Узумаки откуда-то слева. – Она перенесёт нас домой.

Итачи не сразу поняла, что он имел ввиду, но через несколько секунд до неё всё же дошло, и она закричала:

- Это же Кицуне, да? Что ты наделал, Наруто! Тебе же нечем заплатить ей!

- Я знаю… Но главное, чтобы ты была в безопасности.

Девушка не могла видеть Наруто, но она знала, что сейчас он улыбается.

Ветер неожиданно исчез, и горный холод сменился на духоту тесной комнаты. Итачи соскользнула со спины лисицы и упала на горячий деревянный пол. В воздухе пахло пылью и сухим раменом.

- Мы у тебя дома, Наруто? – спросила девушка.

- Да… - конец фразы парня потонул в раздраженном рыке. Видимо, Кицуне уже поняла, что расплачиваться с ней не собираются.

- Наруто! – снова позвала Итачи, но ответом ей был новый рык и грохот ломаемой стены.

Девушка в панике нащупала стену и поднялась, опираясь на неё. Она не могла ничего сделать. Раненая и слепая. Ей оставалась только вслушиваться в шум боя. Но Итачи была не согласна с этим. Пусть она потеряла брата, но человек, который стал ей дороже всего на свете, всё ещё был и жив. Девушка знала, что шанс на успех её плана был мизерно мал, что последнее желание Саске могло так и остаться невыполненным, но ради Наруто рискнуть стоило. (Да, Молния-сама, у Итачи будет ВМШ)

Сдернув повязку, Итачи часто заморгала и открыла глаза. Свет ударил в самую душу, и девушка снова зажмурилась, погружаясь в ставшую привычной темноту. Но адаптироваться к вновь вернувшемуся зрению времени не было. Сжав руки в кулаки, Итачи быстро оглядела комнату и ринулась к пролому в стене.

Во внутреннем дворе дома царил хаос. Из земли были выдраны огромные комья, а бельё, развешанное на верёвках, было сорвано и валялось по всему двору. Наруто лежал на измятой траве, придавленный рычащей лисицей. Итачи закричала, чтобы привлечь к себе внимание зверя. Кицуне обернулась, но свою жертву не отпустила. Впрочем, Итачи это было и не нужно. Всего на мгновение она поймала взгляд расширившихся от гнева янтарных глаз, и лисица без чувств упала на землю.

- Наруто! – закричала девушка и прыгнула к парню.

Он был бледен, но всё же дышал, а через пару минут неистовой тряски и вовсе открыл глаза.

- Вот мы и дома… - прошептал Наруто.

- Дома, дома! – Итачи заплакала и обняла парня.

Самым главным сейчас было то, что Наруто жив, и впервые в жизни девушка не заметила, как их окружил отряд Анбу.

В кабинете Хокаге было давяще тихо. Сарутоби, сложив руки перед собой, внимательно рассматривал вытянувшуюся по струнке Итачи и Наруто рядом с ней.

- Миссия выполнена? – наконец, спросил он.

- Да, Хокаге-сама, - ответила девушка и положила на стол несколько свитков.

Сарутоби просмотрел их и удовлетворённо хмыкнул.

- А как ты объяснишь то, что твоя команда сократилась вдвое?

- В Южных горах обнаружилась большая группа вражеских шиноби, которые убили Саске и Сакуру, а также серьёзно ранили меня и Наруто, - не моргнув глазом, ответила Итачи.

- Какие ещё вражеские шиноби? Призрачная деревня – байка для детей! В этих горах никого нет.

Итачи ничего не ответила. Она прекрасно понимала, что доказательств у неё нет, так что настаивать было бессмысленно.

- Что это значит? – недоуменно спросил Наруто, смотря то на Хокаге, то на Учиха.

- Тебе не нужно выгораживать её, Наруто, - притворно мягким голосом ответил Третий. – Я знаю, что это она убила Харуно Сакуру и своего брата, чтобы забрать себе его глаза.

Наруто сжал кулаки и изо всех сил постарался сдержать свой гнев и не броситься на Сарутоби. Называть Итачи, которая совершенно не считалась с собственной жизнью, чтобы спасти их, убийцей, было чудовищно. Из-за такой вопиющей несправедливости во рту появлялся металлический привкус крови, а перед глазами начинали плясать красные пятна. Впервые в жизни Наруто готов был убить человека с удовольствием.

- Всё в порядке, - улыбнулась Итачи, заметив состояние парня. – Я знала, что так и будет, потому с самого начала была готова к этому.

- Что теперь с тобой будет?!

- Скорее всего, её казнят, - ответил за девушку Сарутоби.

- Но она не убивала Саске и Сакуру!

- Даже если и так, то ей под страхом смерти запрещалось бывать где-либо в деревне, кроме квартала клана Учиха и дороги к нему. Итачи нарушила это правило, потому всё равно обязана умереть.

- Но у неё выбора не было! Это я телепортировал её к себе домой! – не унимался Наруто.

- И что? Факт остаётся фактом, - отрезал Хокаге.

Через секунду в кабинете появились четыре Анбу и, заломив Итачи руки, быстро вывели её. Девушка даже не пыталась кричать или сопротивляться, она лишь грустно посмотрела на Наруто, прощаясь с ним.

- За что? – еле сдерживаясь, спросил Узумаки. – Вы же знаете, что она ни в чём не виновата.

- Знаю. А ещё я знаю, что для безопасности большинства нужно убить одного человека. Итачи это тоже хорошо известно.

- Но она же верно служила Конохе всю свою жизнь! Как такой человек может быть угрозой?!

- Как Учиха с Вечным Менгёкьё Шаринганом может быть угрозой? – усмехнувшись, переспросил Сарутоби. – Больше тебе скажу – и ты, и всё остальные джинчуурики тоже угроза, которую нужно устранить.

- Вы и меня арестуете и казните?

- Нет. Пока повода не представилось. Да это и не нужно. С тобой всё будет проще…

Сказав это, третий вытащил из ящика стола свиток и положил его перед Наруто. Парень тут же узнал его – это была та самая просьба о помощи, которую он отправлял в Коноху. Всё мгновенно стало ясно. Его не будут убивать специально, а просто не помогут тогда, когда это будет необходимо.

- Только не надо ненавидеть меня за это, Наруто… - Сарутоби устало посмотрел в глаза парню. – Мне и самому это не нравится, но так будет лучше. Биджу – это та сила, которая превосходит возможности человека. Если её не будет, то и войны станут менее жестокими и кровопролитными…

- Не просите невозможного! – перебил его Наруто. – Я буду ненавидеть Вас, но не за себя, а за Итачи!

Третий понимающе кивнул. Если честно, то он ожидал такого исхода ещё с самого начала разговора.

- Ты же снял Печать Смерти? – сменил он ему.

- Да. Теперь девятихвостый не связан с Конохой. Вы… не боитесь? – спросил Наруто.

- Боюсь, но если он всё же нападёт на деревню, то у нас в качестве заложника есть ты, его джинчуурики. Вы всё ещё связаны. Умрёшь ты – умрёт и он.

- Но печать…

- Действие Печати Смерти напоминает поводок. По своему желанию я мог притянуть Кьюби к себе и оттолкнуть его. А теперь этот поводок превратился в стальную палку, позволяющую демону держать безопасную дистанцию. Мы не знаем где он и как скоро нападёт, но в том, что это случится, нет никаких сомнений.

- Поводок, значит… - повторил Наруто и вышел из кабинета, не попрощавшись.

Впервые в жизни, идя по улицам родной деревни, он чувствовал себя по настоящему чужим и ненужным. В душе Наруто крепла ненависть и отвращение к каждому камню и каждому дому, носящему гордое имя Коноха.

========== 100-процентно новая глава, которую ещё никто никогда не читал! ==========

Три недели, прошедшие с возвращения в деревню, словно капли бились о висок нескончаемыми мыслями, которые не давали Наруто уснуть. Он думал о себе, о людях вокруг, о Кураме, о Конохе и об Итачи. Возникало множество вопросов, ответы на которые знать совершенно не хотелось. Целыми днями Наруто бродил по улицам, словно в копилку собирая полные презрения и ненависти взгляды. Вечером, когда ноша становилась непосильной, он возвращался домой и, скинув с себя неприятный груз, снова размышлял.

Решение о казни Итачи было принято сразу, но вот что делать с Хинатой, выпустившей демона, определить никак не могли, потому приговор всё ещё не был приведён в исполнение. Но сегодня глава клана Хьюга всё же добился того, чтобы наказание дочери доверили ему. Хокаге согласился, совершенно не боясь того, что таким образом он хочет уберечь Хинату. Зная правила клана Хьюга, можно было с уверенностью сказать, что для девочки это один из худших вариантов наказания.

Итачи же пока держали под арестом в её собственном доме. За время своих скитаний по деревне Наруто так ни разу и не решился подойти к нему, будто бы случайно выбирая другой путь. Но он знал, что если не попытается встретиться с девушкой сегодня, то другого шанса у него уже не будет. Казнь была назначена на завтра.

Наруто встал с кровати и выпрыгнул в окно. Выходить через дверь почему-то не хотелось. Уже давно стемнело, потому на улицах Конохи почти никого не было, но парень всё равно старался двигаться быстро и незаметно. В том, чтобы пройтись по вечерней деревне, не было ничего преступного, но Наруто казалось, что скрываться нужно уже от самого его дома.

Большие ворота, служившие входом в квартал Учиха, были заколочены и, судя по всему, ими уже много лет никто не пользовался. Просто потому что некому. Узумаки вздохнул и быстро побежал вдоль стены, чтобы найти другой вход. Постепенно ограда становилась всё ниже и ниже, теряясь в зарослях кустов и высокой травы. Только благодаря своей интуиции Наруто смог заметить там небольшую калитку. Спрятавшись за большим цветущим кустом, он разглядел длинную извилистую дорожку и старый дом, утопающий в зелени. Рядом со входом дежурил Анбу, ещё один был на крыше, но отыскать остальных Наруто не смог. Выбравшись из своего убежища и обойдя территорию по периметру, он заметил приоткрытое окно в стене, находящейся всего в паре метров от забора. Улучив момент, когда взгляд обоих Анбу был направлен в другую сторону, парень быстро прошмыгнул внутрь дома. Судя по всему, его не заметили. Всё же внимание охранников было сосредоточено на том, чтобы не дать Итачи сбежать, а не чтобы не пропустить никого к ней.

В комнате, в которую попал Наруто, было темно и пыльно. Тут явно давно никто не появлялся. Прислушавшись, парень услышал шум в глубине дома и, осторожно открыв дверь, направился к его источнику. Итачи была на кухне и что-то готовила. Судя по запаху, получалось у неё не очень-то хорошо.

- Привет, Наруто, - улыбнулась девушка, ничуть не удивившись визиту гостя.

- Вы ждали меня? – чуть помедлив, спросил парень.

- Не то чтобы ждала… Скорее надеялась, что ты появишься. Правда, всё же думала, что пораньше придёшь, а не в последний мой вечер.

Наруто опустил глаза и застыл в проходе, не решаясь пройти дальше. Стало вдруг невыносимо стыдно за свою трусость, за то, что не пришел.

- Здравствуйте, - растеряно сказал он. – Я же не поздоровался, когда вошел…

- Брось! – девушка махнула рукой и улыбнулась. – Если уж заходишь в чужой дом через окно, то о вежливости не стоит и вспоминать.

Итачи кинулась к большой сковородке, которая подозрительно дымилась, и потушила под ней огонь. Подняв крышку, девушка разочарованно вздохнула и закрыла сковороду, дабы не видеть таившегося в ней ужаса. Наруто чуть толкнул Итачи бедром и сам заглянул в обитель подгоревших овощей и пересоленного мяса.

- Ну, - сказал он, попробовав кусочек, - не всё так плохо. То, что сверху, почти не сгорело, так что есть можно.

- Всё же я убийца, а не домохозяйка… Уже года два ничего, кроме сухпайков да энергетических пилюль не ела… - усмехнулась Итачи. – Прости, что так вышло…

- Всегда хотел попробовать стряпню капитана! – ободряюще подмигнул Наруто.

Следующие несколько минут он внимательно наблюдал за тем, как девушка увлеченно выбирает наиболее съедобные кусочки и раскладывает по тарелкам. Меньше всего Итачи была похожа на того, кого завтра должны были казнить. Это странно приподнятое настрое передавалось и Наруто. Он о многом хотел поговорить, о многом хотел спросить, но сейчас, казалось, не было ничего важнее, чем спасение неудавшегося ужина.

- Я специально для тебя окно открытым оставила, - сказала Итачи, ставя тарелку перед Наруто. – Знала, что догадаешься.

- Ага… только всё же странно, что меня не заметили…

- Не заметили? – рассмеялась девушка. – Ты серьёзно считаешь, что Анбу могли проморгать твоё вторжение? Тебе просто позволили пройти.

- Но почему? – удивился парень.

- Один из охранников мой хороший друг. По крайней мере, был им когда-то. Сейчас же он просто один из немногих в этой деревне, кто относится ко мне как к человеку. Нет, мы не разговариваем и не пьём вместе чай, но на тех миссиях, когда его отправляли приглядывать за мной и другими преступниками, он бежал не в стороне, как надсмотрщик, а почти рядом, будто я всё ещё член Анбу, и мы вместе выполняем миссию. Тебе это покажется мелочью, но ты и представить не можешь, насколько это важно для меня, насколько этот простой жест помогает жить…

- Почему же не пойму? – возразил Наруто. – Я не меньше Вас ценю такое отношение, даже если оно проявляется в мелочах.

- Да… Ты же джинчуурики… А что они решили сделать с тобой? – вдруг спросила Итачи, так сильно сжав палочки, что костяшки пальцев побелели.

- Хокаге сказал, что убивать меня не будут. Просто позволят сделать это кому-то другому…

Наруто ждал, что девушка скажет хоть что-нибудь, но продолжала молчать, уставившись в свою тарелку и со всей силы сжимая палочки.

- Беги завтра, - наконец сказала она. – Всё внимание будет приковано к моей казни, так что у тебя будет шанс выбраться из деревни.

- НЕТ! – вспылил парень и выскочил из-за стола. – Ты серьёзно думаешь, что я смогу жить… так? Смогу спокойно дышать, зная, что на земле существует это мерзкое скопище людей, убивших тебя?!

- Пожалуйста, хватит! – вдруг закричала Итачи, закрывая ладонями лицо. – А ты думаешь, что я смогу спокойно умереть, зная, что тебя непременно убьют?

- Прости… - прошептал Наруто.

Улыбка Итачи сбила его с толку. На несколько минут он забыл, что её смерть назначена на завтра. Но теперь, когда плечи девушки дрожали пусть не от рыданий, но от сбившегося дыхания, он понял, что ей страшно.

- Я не боюсь смерти, - будто бы прочитала его мысли Итачи. – Мне страшного от того, что я не знаю, что будет после. Я уже месяц сижу дома, и понятия не имею, чем занять себя. У меня нет мирной жизни. Я не знаю ничего, кроме миссий и тренировок. А после смерти их не будет точно. Знаешь, однажды у меня был отпуск. Ну как отпуск… Анбу-медик сказал Хокаге, что если мне не дать отдохнуть хотя бы неделю, то я совсем загнусь. И вот, все семь дней я слонялась по дому, каталась по полу, открывала и закрывала окна.

Итачи замолчала, продолжив разглядывать свою тарелку. Наруто неловко подошёл к ней и положил свою ладонь на её плечо. Сказать было нечего, но молчать было слишком трудно.

- А что ты делала весь этот месяц?

- Ну… разное, - девушка подняла голову и слегка улыбнулась. – После того «отпуска» я умоляла Хокаге, чтобы мне позволили жить в другом месте. Раньше я так уставала от миссий, что не замечала, что живу в том самом доме, где убила свою семью. Поместье Учиха действительно огромно. Но в те семь дней это слишком давило, делало жизнь хуже ада. Мне разрешили переехать в этот дом. Так что этот месяц я занималась уборкой, даже сад как могла привела в порядок. Пожалуй, этот месяц стоит казни.

Наруто хотелось возразить, но он сдержался, улыбнувшись в ответ.

- А ты и дома в форме ходишь? – спросил он, окинув девушку взглядом. На ней были всё те же бриджи и чёрная водолазка.

- Да, другой одежды у меня попросту нет.

- Как так? – удивился парень.

- Думаю, ты уже понял, что с моим образом жизни она мне не нужна…

- Это-то понятно, но неужели во всём этом большом доме нет ни одной женской вещи? Тут же наверняка кто-то жил до тебя.

- Тут даже заколки не найти, - усмехнулась Итачи. – Весь квартал зачистили по приказу Хокаге. Впрочем, до одного кимоно они, возможно, не добрались.

- Можешь одеть, если несложно? – краснея, попросил Наруто. Ему вдруг захотелось увидеть капитана по-новому.

- Ну, если настаиваешь… - быстро сказала Итачи и, сорвавшись с места, унеслась куда-то.

На мгновение Наруто показалось, что девушка тоже покраснела.

Комментарий к 100-процентно новая глава, которую ещё никто никогда не читал!

(Здесь заканчивается текст, который был написан три года назад, потому дальше будут значительные расхождения по стилю написания и, возможно, по деталям сюжета. Прости-господи-душу-грешную. Алюминь.)

========== Часть 23 ==========

Комментарий к

fem!Итачи в синем кимоно - изощрённый фетиш автора, как и некоторые элементы этой главы. Потому если кто-то читал “Из 16 в 13” и нашел много похожего, то звиняйте. Это не потому, что у Автора фантазии а мало, а потому, что так хочется. В конце концов пишем мы в первую очередь для своего удовольствия) Арт рисовался к другому фанфику, но сюда по вышеназванным причинам он тоже вполне подходит: http://cs621823.vk.me/v621823789/199b4/9PmBRAMBgvs.jpg

http://cs621823.vk.me/v621823789/197ae/8wIYKXoFh1w.jpg

Итачи не было ужасно долго. Она вдруг вся загорелась, заискрилась каким-то детским энтузиазмом и, сверкнув глазами, убежала куда-то. Десятым чувство Наруто понял, что если пойдёт за ней, то как минимум получит по башке, потому остался смиренно сидеть на кухне. Но Узумаки не являлся бы тем, кто он есть, если бы был способен просто ждать. От бездействия в голову лезли ужасные мысли, затмевающие блеск глаз Итачи. Парень почти физически ощущал их. Поэтому, мотнув головой, словно отмахиваясь от назойливых насекомых, принялся мерить шагами комнату.

Человек, который завтра умрёт, не может быть таким ярким. Но Итачи могла. Она действительно находила в себе силы, чтобы быть счастливой. За всю свою жизнь Наруто не только не видел, но даже представить себе не мог большего мужества.

Кухня закончилась, и скука выгнала Наруто в большой зал, который, вероятно, когда-то служил столовой для многочисленной семьи. Здесь было до одурения пусто, отсутствие смысла буквально засасывало в свою темноту. Парень невольно поёжился, и ему мучительно захотелось вернуться обратно в нагретую и относительно обжитую кухню. От вида этой заброшенной комнаты мысли словно заледенели, обозлились, и с новой силой стали атаковать Наруто.

Эта столовая была мощнейшей аллегорией всей жизни Итачи. Мёртвая пустая зала была её семьёй, которую она убила, была Конохой, где ей не было места. Сама же девушка существовала рядом, нестерпимо близко, соединённая с этой пустотой стенами, балками и перекрытиями, а разделяла их всего лишь тонкая кухонная дверь. А сейчас и Наруто.

Парень собирался вернуться на кухню, но сверху что-то заскрипело, и могильный зал в одно мгновение стал живым и тёплым. По лестнице, которая пряталась в темноте, спускалась Итачи. Скудный свет из дверного проёма и от свечи, которую девушка несла в руках, окутывал её фигуру, струился и сиял, дрожащими звёздами мягко стекая к ногам. Только когда девушка спустилась и подошла к нему, Наруто понял, что волшебное видение на самом деле кимоно, расшитое серебряными нитями. Но это стало совершенно неважно, когда он увидел лицо Итачи. Девушка была бледнее даже, чем обычно, но создавалось впечатление, будто она горит изнутри. Её дыхание было глубоким и неровным, словно она бежала, а обсидиановые глаза таились за густыми ресницами.

Наруто подумал, что никогда не видел женщины прекраснее.

- Извини… Я долго… Так и не смогла завязать пояс правильно… – рассеянно сказана Итачи, смотря куда-то мимо парня, и провела рукой по поясу кимоно. – В одиночку это сложно… И волосы…

А Наруто было совершенно плевать на то, правильно ли завязан пояс и как сделана причёска. Даже если бы Итачи вышла голой, он поразился бы меньше. С распущенными волосами и в струящемся кимоно она была абсолютно расслабленной. Абсолютно мягкой. Полная противоположность капитану седьмой команды, но именно то, что им обоим так отчаянно было нужно.

- Ты прекрасна… - прошептал Наруто внезапно пересохшим голосом.

В Итачи вдруг что-то порвалось. Весь её внутренний жар внезапно выплеснулся наружу, она широко распахнула глаза, неловко дёрнулась, от чего кимоно заискрилось с новой силой, отражая, казалось, каждую каплю света, и метнулась с темноту зала. Наруто коснулся щеки, которую лизнула прядь волос девушки, и решительно шагнул вслед. Свеча упала и погасла, а свет кухни не доползал до дальних углов. Наруто собрался было искать на ощупь, позабыв обо всех своих навыках шиноби, но Итачи сама позвала его, шурша тишиной.

- Это мамино свадебное кимоно… - тихо, едва различимо, начала девушка. - Она показала мне его однажды, когда я была совсем девочкой, и я тут же влюбилась в него. И куда бы от меня не прятали это кимоно, я всегда находила и могла часами разглядывать вышивку, подсвечивая свечой. Мама боялась, что я испорчу тонкую ткань, потому с каждым разом прятала всё лучше и лучше. И, как видишь, в последний раз ей это удалось настолько хорошо, что даже Анбу при зачистке не смогли найти его.

- Ты прекрасна… - повторил Наруто и сел на тахту рядом с девушкой. Итачи снова вздрогнула и ещё сильнее сжалась в комочек. Голос её был такими тихим от того, что говорила она, уткнувшись в колени.

- Глупости… Я никогда не могу надеть его так, как мама. И не потому даже, что завтра умру.

Впервые в жизни Наруто до конца ощутил, что такое беспомощность. Он был силён, очень силён для своего возраста. Он мог многое, но всё равно ничтожно мало. Ему нечего было противопоставить целой деревне. Он один не мог сопротивляться смерти. Он не знал способа, чтобы хоть как-то помочь.

Но Итачи знала.

Она доверительно, совершенно по-детски, прижалась к нему плечом, и Наруто осторожно, словно боясь вспугнуть, дотронулся до её волос. Это простое, но интимное прикосновение, казалось парню самым важным из того, что он когда-либо делал. Сначала робко, но потом увереннее, он начал гладить Итачи, и она знала, что может довериться ему. Пусть всего на последнюю ночь, но этому человеку можно открыть самое сокровенное.

Когда нет ничего, единственное, что ты можешь дать другому – любовь.

Наруто не заметил, как шёлк волос под его ладонью сменился тканью, а затем и нежной кожей. Итачи мягко улыбнулась и сложила печати, зажигая стоящий неподалёку светильник. Кимоно вспыхнуло серебряными цветами, когда девушка развернулась, чтобы поймать взгляд Наруто. Глаза её были чернее чёрного, чернее ночи, чернее даже, чем эта проклятая комната. Они не отражали света, словно каждый блик забрала себе серебряная вышивка.

- Ты живи, пожалуйста, Наруто! – неожиданно пылко начала девушка. Казалось, что эти слова она копила в себе долгое время, и теперь выпускала на волю, как птицу. – За себя живи, за Сакуру и Саске! И за меня… И тогда будет, словно ни они, ни я не умирали вовсе. Беги из деревни, найди хороших друзей, делай то, что действительно хочешь!

Шумно выдохнув, девушка уткнулась Наруто в шею, щекоча его всколыхнувшимися прядями. Парень хотел было снова разозлиться, но вместо гнева почувствовал что-то сродни умилению, который испытывает взрослый, слушая ребёнка. Абсолютная уверенность Итачи в собственной смерти казалась ему настолько нелепой, что он уже не мог воспринимать её всерьёз.

- Я не боюсь смерти. Правда, - шепот смешивался с пульсом и вбивался в сердце. - Каждый раз, когда я уходила на миссию, то совершенно точно знала, что вероятность умереть – девяносто девять и девять процента. Просто устаёшь бояться, и нет уже ничего страшного в том, что в этот раз вероятность – сто.

Наруто хотел сказать многое. Он долго молчал и думал, продолжая гладить плечи и волосы девушки. Все слова казались пустыми и неправильными. Во всех языках мира существовала только одна фраза, которая имела смысл.

- А я люблю тебя, Итачи, - прошептал Наруто в макушку девушки, ласково касаясь губами её волос. – И пусть я не настолько силён, чтобы обещать тебе спасение, но, умоляю, думай о том, что пусть и в этот раз вероятность будет девяносто девять и девять.

- Глупый! Глупый ребёнок! – Итачи резко вскочила. – Как ты не понимаешь, что одним своим желанием уже спасаешь меня!

Итачи засмеялась и закружилась по комнате, словно в танце складывая печати, от чего зажигались свечи и загорались огни. Она не замечали ни спутавшихся волос, ни окончательно развязавшегося пояса и сползшего с плеч кимоно. В каком-то детском восторге она продолжала кружиться, снова и снова повторяя: «И я тебя люблю! Люблю! Люблю! Люблю!». А потом она подбежала к Наруто и, тяжело дыша, рухнула в его объятия.

- Я так счастлива! – сказала Итачи сбивающимся голосом. – Люблю! Так хорошо, наверное, не было никогда в жизни!

«… Хоть завтра и умирать!»

Недосказанная фраза повисла в воздухе. Словно защищая, Наруто прижал к себе девушку так нежно и крепко, как только мог, и поцеловал. Она была прекрасна! Хороша! Умопомрачительно идеальна! Хотя на самом деле испещрённая шрамами кожа не напоминала шелк, а сухие искусанные губы не были маняще мягкими. Итачи была тем, что ему нужно. И она была жива.

За заколоченными окнами выцветала ночь, и Наруто точно знал, что даже если бы с восходом солнца рухнул мир, то принять это было бы куда проще, чем смерть одной женщины. Потому что она – единственная.

========== Конец. ==========

Комментарий к Конец.

Да, автор мудак. Да, фик писался больше 4х лет. Торжественно прошу прощения у всех, кого мучила отсутствием проды, а сейчас и вовсе покалечу неугодной концовкой. Но так уж вышло.

Впредь обещаю постараться не писать работы дольше года. Ну или хотя бы двух. Давайте будем реалистами(

Спасибо всем, кто дошел со мной до конца.

Если бы Итачи была способна замечать хоть что-то вокруг себя, то она бы знала, что проснулась одна в пустой комнате с заколоченными окнами. Она бы непременно услышала тяжёлые шаги тех, кто пришел за ней. Она бы завязывала пояс, подгоняемая их презрительными взглядами, и тонула бы в неизбежности собственной смерти.

Но всё это было далеко от девушки. Где-то в другом месте и в другой жизни. Она была настолько бесконечно счастлива, что злоба людей, мимо которых её проводили по улице, не достигала её. Их ненависть была предназначена убийце и предательнице, а не влюблённой девушке в наспех надетом кимоно. Если бы Итачи могла, она бы видела жителей деревни, каждый из которых, казалось, посчитал своим долгом присутствовать на площади этим утром. Она бы слышала осуждающий рёв толпы, затихавший, стоило ей приблизиться. Но девушка не видела и не слышала всего этого. Она всё ещё сидела в объятиях Наруто, который обещал ей, что ни за что не умрёт сам и спасёт её.

И Итачи верила ему. Даже когда чья-то тяжёлая рука заставила её встать на колени, а в занесённом над её шеей мече отразилось визжащее солнце, она продолжала верить.

Её вера убивала. Наруто просил Итачи поверить, разделить с ним своё горе, но теперь, когда она доверилась ему, он понял, что не в силах поднять этот груз. Итачи лежала рядом с ним, во сне отчаянно шепча «Люблю», а он разрывался между желанием остаться с ней и необходимостью уйти и сделать хоть что-то. Когда ночь в прорехах между досками совсем выцвела, а цветы на шелке потухли, Наруто ушел. У него не было ни сил, ни плана. Всё, на что он был способен: поступить так, как поступал на протяжении всей своей жизни.

«Кимоно жалко…» - подумала Итачи, опускаясь на плохо выструганные доски. Раньше она никогда не позволяла себе подобного непочтительного отношения к столь глубоко обожаемой вещи, потому даже в такой ситуации это волновало её. Девушка едва сдержалась, чтобы не рассмеяться от собственной абсурдной мысли. Необработанное дерево, впивающееся в колени, вернуло ей чувство реальности, и она понимала, что смех на плахе слишком неуместен. Для и без того ошеломлённых жителей Конохи это было слишком.

Итачи подняла голову и наконец посмотрела вокруг. Площадь, заполненная людьми, была неестественно тиха. Лишь голос Хокаге, зачитывающего приговор, нарушал всеобщее молчание. Итачи не слушала его. Она думала о том, что все эти люди обязаны ей жизнью. Её боль, кровь и раны – плата за то, чтобы они стояли здесь и смотрели, как она умирает. Девушка решила, что не будет ненавидеть их за это. Не стоит сводить усилия всей своей жизни к ненависти. Потому Итачи открыто смотрела в лица собравшихся и улыбалась им. И чем громче становился голос Хокаге, описывающего преступления Учиха, тем меньше людей оставалось на площади.

- Демоны, как же ты меня бесишь! Мелкий!.. Тупой!..

Привычная ругань Курамы и свист ветра в ушах были для Наруто слаще любой музыки. Наконец-то он знал, что делать. Напряжение последних недель лопнуло в тот момент, когда он сжал в ладонях шерсть огромного лиса. У Итачи была вера, а у Наруто не было ничего, кроме бесплотной надежды. Теперь же, имея план, парень был спокоен, потому что мог действовать. А значит, он будет действовать.

- ИДИОТ! – гремел голос Курамы в голове у Наруто. – А если бы я убил тебя?!

- Но не убил же, - отметил Узумаки. – Я никогда не поверю, что ты мог бы убить меня.

- ДА ТЫ! Ты знаешь кто я?! – ревел Курама, не забывая при этом работать лапами.

- Девятихвостый Демон Лис, зло во плоти, ужас и смерть… - парень старательно парадировал недавно услышанную от самого демона фразу.

- Мелкий!

- Ты никогда не убьёшь меня. Потому что любишь. Мне казалось, мы уже выяснили это.

- Я ЛЮБЛЮ ТОЛЬКО УБИВАТЬ И РАЗРУШАТЬ!

- Этим мы и собираемся заниматься, разве не так?

На это Кураме нечего было возразить. Он действительно сам согласился помочь Наруто разрушить Коноху и спасти Итачи. Потому сейчас огромный Демон Лис с девятью развивающимися хвостами за спиной на невероятной скорости нёсся крушить деревню Скрытого Листа.

- Я никогда не верю тому, что мне говорят, - сказал Наруто, крепче сжимая шерсть Лиса. – Я верю только поступкам. Ты вырастил меня, ты много раз не позволял мне сдохнуть. Даже являясь демоном, ты один относился ко мне по-человечески.

- Меня заставили, - после продолжительного молчания возразил Курама. – Я заботился о тебе, чтобы выжить самому. Теперь ты знаешь это. Я никогда не любил тебя.

- Я мне плевать на твою мотивацию! – рассмеялся Наруто. – Понимаешь, плевать! - на смену спокойствию пришла дикая эйфория и азарт. Чем ближе была Коноха, тем больше парень заводился, предвкушая агонию так ненавидимого им места. – Я никогда не видел от тебя ничего плохого, и что бы ты не говорил - это останется так.

- Дурак.

- Это ты дурак! – огрызнулся Наруто. – Орал что теперь свободен, что всех убьёшь и Коноху с землёй сравняешь! Месяц уже прошел, а все целы!

- Это всё ты виноват! – возмутился Курама. – Извёл меня своей депрессией! Я пришел только потому, что устал от твоих эмоций! Если эта твоя Итачи умрёт, то я свихнусь от твоего горя!

- Она умрёт.

- Я знаю.

В этот момент Лис достиг Конохи и, оттолкнувшись лапами от края скалы, прыгнул вниз. В этот раз не было никаких театральных эффектов, рёва и буйства на окраинах деревни. У Девятихвостого была цель – главная площадь Конохи, и он достиг её за два прыжка.

Приговор был зачитан. Голос Хокаге исчез, а оставшиеся на площади люди затихли. От толпы осталась едва ли треть. Многих Итачи знала: старейшины и главы кланов, её тюремщики. Лица остальных жителей деревни были ей незнакомы, но всех их объединяло одинаковое хищное выражение. Но она, Итачи, не чувствовала себя жертвой. Она верила, и вера эта не померкла даже тогда, когда её пришлось опустить глаза и склонить голову.

Боль пронзила тело, лишила чувства времени и пространства. Воздух выбило из лёгких так привычно, что Итачи поняла сразу – это не смерть. Какая-то сила снесла её с помоста и швырнула в стену дома. Перед глазами полыхало что-то белое и красное, голова гудела, и девушка не могла объяснить, что происходит. Но шум в голове рассыпался на крики, а из вороха пятен выделились фигуры людей, беспорядочно бегущих в разные стороны. Кто-то схватил Итачи за руку и потянул за собой. И она послушно пошла, потому что что даже в таком состоянии не перепутала бы эту ладонь ни с какой другой.

***

Коноха сходила с ума. Она билась в агонии, выплёвывая толпы людей к запертым воротам. Стена полыхала мертвенным оранжевым пламенем, потушить которое не могла ни одна техника. Все, кто находился на площади, погибли мгновенно. Третьему и многим сильнейшим шиноби хватило одного взмаха хвостов Лиса. Он спрыгнул с горы Хокаге, задними лапами разрушив каменные лица, и, возможно, если бы все не были так поглощены казнью, то успели бы что-то предпринять.

Лис исчез также внезапно, как и появился, оставив после себя хаос и море оранжевого пламени.

Курама бежал по улицам деревни, бесцеремонно расталкивая несущихся навстречу людей. Они раздражали его, все вместе и каждый в отдельности, но особенно бесил белобрысый пацан, из-за которого он во всё это ввязался. Даже разрушение ненавистной Конохи и смерть Третьего не умаляли того факта, что Курама не только не смог расправиться с Наруто, но и подрядился спасать любовь всей его жизни. Он, сильнейший из демонов, не смог преодолеть глупую человеческую привязанность.

И ладно бы только Наруто! Эту слабость ещё можно объяснить тем, что из-за неправильно снятой печати его, Кураму, заливало болью и отчаянием Узумаки, и о том чудовищном эмоциональном коллапсе, что случился бы после смерти Итачи, Лис и думать не хотел. Но тому, почему прямо сейчас Курама бежал к поместью Хьюга, не было никакого оправдания.

Невидящим взглядом Хината смотрела на языки оранжевого пламени, подбирающимся к её ногам. Ещё совсем недавно она плакала, звала на помощь и умоляла выпустить её.

Но никто не пришел.

Несколько недель назад Хиаши запер её в собственной комнате, сказав, что не выпустит до тех пор, пока не придумает достойное наказание. И теперь Хината не могла переступить печать даже тогда, когда почти все стены были сожраны демоническим огнём. Девушка видела пробегающих мимо прислугу и членов своей семьи, но в творящемся хаосе никто не остановился и не захотел ей помочь. Надежды на спасение не осталось, равно как и желания, потому девушка ждала своей участи, вспоминая о том, чьи глаза горели таким же оранжевым пламенем.

- Привет, малышка…

Хината вздрогнула и обернулась. За её спиной стоял Курама.

- Здравствуйте, учитель… - ответила она. Произошедшее было слишком невозможно, чтобы поверить.

- Ты знаешь, что случилось?

- Знаю… Вы сделали то, что обещали – разрушили Коноху.

Голос ровный. Отшлифованный. Истёртый. Она повторяла эту мысль так много раз. И столько же раз винила в произошедшем себя.

- Я убил твоего отца, - не менее спокойной продолжил Курама, - и если ты хоть на мгновение обвинишь в этом кого-то, кроме него самого, я убью и тебя.

- Но…

- Никаких «но», глупая ты девчонка!

Мужчина сорвался мгновенно, от одного лишь звука сдерживаемое негодовании вырвалось наружу, и вот уже вокруг не было другого огня, кроме злости в его глазах.

- Я убил лишь тех, кто был на площади! Они сами, сами, добровольно! Пришли туда, где будет смерть. И нет ничего удивительного в том, что её цель немного изменилась. Твой отец, Хокаге, старейшины – все они хотели казни. И они её получили.

Противоречие, сложившееся всего из нескольких фраз, выжигало Хинату не хуже пламени. Ей хотелось возражать, кричать, что это она виновата, она выпустила демона и обрекла невинных людей на смерть. Но правда заключалась в том, что невинных людей не было. Девушка любила своего отца, но не могла назвать его поступки справедливыми и правильными. Равно как и действия Хокаге. Именно из-за него страдал её Наруто. Потому протест застрял в горле, а на иссушенных глазах снова навернулись слёзы.

- Ты не виновата, - уже мягче повторил Курама, и вместо того, чтобы грозно нависать над девушкой, опустился рядом с ней. – Я не псих и не стихийное бедствие. Возможно раньше так и было, но я прожил жизнь как человек, и у моей ненависти появились человеческие же мотивы. Мои поступки – исключительно моя воля, так что не присваивай её себе.

Болящими от слёз глазами Хината рассматривала лицо своего искусителя. Тонкий нос. Острые скулы. Изогнутые в улыбке-ухмылке губы. И глаза, такие же яркие и блестящие, как янтарь. Для неё одной – слишком много, сложно и противоречиво. Курама глубоко вдохнул и прижался лбом ко лбу девушки так, что её мир сузился до его глаз.

- Теперь Коноха в твоих руках, - тихо сказал Лис. – Все оставшиеся здесь люди – Хокаге, и теперь вам решать, как жить дальше. Глупая маленькая девочка, обещай мне, что вырастешь прекрасной сильной женщиной. И тогда я приду за тобой.

Хината слушала. Это единственное, что она могла сейчас – слушать. И она знала, что сколько бы лет ни прошло, это голос всегда будет с ней.

- Обещаю.

***

Мир скользил вокруг дешевой картинкой. Дома, улицы, люди – всё смазалось в дурной сон, а от реальности остались только тесно переплетённые пальцы. Итачи смотрела в затылок бегущего впереди Наруто и не чувствовала ничего, кроме такой же лёгкой золотистой радости. Ведь это именно то, во что она верила.

Деревня давно уже была позади, никто не гнался за ними, и бежать не было никаких причин, но Наруто почему-то продолжал нестись вперёд, а Итачи могла бежать за ним хоть всю жизнь. Но, наконец, парень остановился, повернулся и крепко обнял её.

- Здравствуй, Итачи… - прошептал Наруто ей в плечо, и девушка широко улыбнулась, обнимая его в ответ. Сейчас вдруг особенно очевидной стала их разница в росте, возрасте, жизненном опыте. Но теперь Наруто – в её руках, а она – в его. И они никогда не забудут имен друг друга.

- Здравствуй, Наруто.