КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 579489 томов
Объем библиотеки - 869 Гб.
Всего авторов - 231838
Пользователей - 106469

Впечатления

a3flex про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Я думал автор забросил этот цикл. Рад возвращению хорошего чтива.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про (Cyberdawn): Музыка Имматериума (СИ) (Космическая фантастика)

Общее впечатление начала книги - словесный панос. Однозначно в мусорную корзину. Не умеет автор содержательно писать, не матом (Краб), не псевдоумным философствованием. Философия - это инструмент доказывания с элементами логики, а не пустой трёп, типа я вот какие слова знаю и какой я умный, дивитесь мной! Не писатель, а чудо-юдо какое то. Детсад, штаны на лямках с комплексами. А кому это надо? У хороших авторах даже мат и пошлости в тему и к

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Влад и мир про Евдокимов: Котяра (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Простенько, но читается легко и интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Довбенко: Сбор и заготовка грибов (Справочная литература: прочее)

Уважаемые пользователи!
В нашей библиотеке появилась новая функция. Теперь вы можете добавить в "Избранное" понравившиеся вам книги, авторов, серии и жанры. Все они появятся в секции "Избранное" вашей "Книжной полки". Просто нажмите на сердечко возле книги, автора, серии или жанра. Это значительно упростит вам навигацию по нашей библиотеке.
Данная функция особенно полезна для

подробнее ...

Рейтинг: +10 ( 10 за, 0 против).
DXBCKT про Доценко: Срок для Бешеного (Боевик)

Самое забавное — что прочитав 2-ю, 3-ю и четвертую части, я так и не удосужился прочитать начало... В конце концов в той стопке книг (которую я взял по случаю) ее не было... вот я и решил пропустить часть первую «по уважительным обстоятельствам»)). Но начав читать — все же решил (пусть и с опозданием) соблюсти хронологию и ознакомиться с первой книгой данного цикла.

С одной стороны — первая часть книги такова, что я уже хотел

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Калашников: Гнев орка (Публицистика)

Вообще-то не совсем в моих правилах комментировать (еще) непрочитанную книгу, но поскольку поток мыслей «уж очень велик»)), рискну сформулировать кое-что прямо сейчас (ибо к финалу боюсь забуду если не все, то большее) из того что пришло на ум...

С одной стороны, на «вторичном рынке» (книг!)) полным полно всяческой литературы, написанной десятилетия назад... Так опять зайдя в старый «книжный развал» (на самом деле — мини-магазинчик),

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про серию Гром

Книга сухая, читается как справочник. Много повторов и пафоса. И глупости с крышей. Оказывается, что бы одному человеку или 50, без разница сколько, жить в своё удовольствие нужно всех поставить раком и враждовать со всеми. Спрашивается, что есть счастье? Посидеть утречком или вечерком с удочкой на речке, сходить в лес за гребками или плюнуть в чужой огород? Есть тонны взрывчатки для уничтожения прохода к нам и никаких проблем. Хочется

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Мир вокруг нас [Константин Паустовский] (fb2) читать онлайн

- Мир вокруг нас (а.с. Антология детской литературы -1956) (и.с. Школьная библиотека для нерусских школ) 7.9 Мб, 238с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Константин Георгиевич Паустовский - Лев Васильевич Успенский - Александр Ивич - Николай Михайлович Верзилин - Георгий Алексеевич Скребицкий

Настройки текста:



Мир вокруг нас

Познавательные рассказы о природе
Школьная библиотека для нерусских школ
Составитель сборника И. С. Орловская
Обложка, титул, шмуцтитул и заставки Л. Ламма
Дорогие ребята!

Мир, окружающий нас, устроен очень интересно и сложно. Все в природе кажется на первый взгляд загадкой, и пытливый, любознательный ум человека всегда стремился разгадать эти загадки, понять, почему, зачем и как происходит то или иное явление окружающей нас природы.

Но, разгадав загадку, человек тут же обязательно придумывал, как использовать полученное знание, как применить его для облегчения своей жизни и труда, для дальнейшего движения вперед. Так из любознательности рождалось знание, из знания — мастерство.

Вы — в самом начале пути к знанию. Вы делаете лишь первые шаги по этому светлому пути, который проложили и прокладывают для вас передовые люди науки, двигающие вперед развитие человечества. Лучшие умы сотен поколений людей отдали все свои силы для того, чтобы ваш путь к познанию окружающего мира был ясным и прямым. Сколько загадок природы разгадано ими, сколько законов ее открыто! И вам, их счастливым наследникам, надо только усваивать, познавать те, казалось бы, простые законы, открытие которых на самом деле явилось результатом долгих лет упорного труда, мучительных раздумий и сомнений, борьбы и подвигов, исканий и дерзаний.

В этой книге вы найдете рассказы о том, как люди покоряли и осваивали окружающую их природу, как разгадывали ее загадки и учились управлять ею.

В книге собраны рассказы из разных областей знания, поэтому ее можно читать не подряд, а с любого раздела. Если вы хотите узнать что-либо о географических зонах нашей страны, прочтите рассказы из раздела «От Севера до Юга». А если захочется узнать о растительном мире, познакомьтесь с рассказами из раздела «Зеленый мир».

В отдельных разделах книги встречаются задачи, загадки, вопросы. Подумайте над ними хорошенько, постарайтесь решить их, не заглядывая в ответы. Загадайте их вашим товарищам. Так вы сможете проверить свои знания.

От Севера до Юга

От Севера до Юга

Посмотрите на карту нашей Родины: как велика она, как необъятны ее просторы! Если пересечь ее в скором поезде с запада на восток, это займет не менее двенадцати суток! Одиннадцать тысяч километров отделяют западную границу Советского Союза от самой крайней восточной ее точки.

Если же совершить путешествие с севера на юг нашей страны, вдоль одного из пересекающих ее меридианов, перед нами пройдут по порядку почти все природные зоны — от ледяных просторов Арктики до знойных пустынь Средней Азии и субтропиков Кавказа.

Попробуем же совершить такое воображаемое «путешествие по меридиану». В этом разделе нашей книги вы найдете рассказы о различных природных зонах нашей страны, о том, как живут и трудятся в самых разнообразных географических и природных условиях наши советские люди, покоряя и переделывая природу, заставляя ее работать на благо человека.

В Арктике

Автор книги «По нехоженой земле», известный полярник Г. А. Ушаков, провел два года на Северной Земле, обследуя и нанося на карту неведомые до того времени берега этого архипелага, открытого в 1913 году русскими моряками.

1. Богатства Арктики

Арктику обычно считают ледяной пустыней. Однако это неверно, особенно по отношению к арктическим морям, их побережью и островам.

В весенние и летние месяцы жизнь здесь бьет ключом. Каждый раз, когда летом входишь на корабле в полярные льды, поражаешься богатству царящей тут жизни. Тысячи разнообразных птиц — чайки, кайры, чистики, люрики, глупыши, поморники, гагары, бакланы и кулики — кормятся на разводьях и в полыньях. Стаями, парами и в одиночку носятся они над морем и кромкой льдов, наполняя воздух гомоном. Сотни тысяч уток гнездятся на берегах заливов. Тысячные стаи гусей откармливаются в приморских тундрах. Всюду шныряют юркие, вертлявые кулики. В тяжелом полете проносятся вдоль берега гаги. Неподвижно, как часовые, сидят на возвышенностях тундры белые полярные совы, подстерегая зазевавшихся леммингов[1]. Круглые сутки распевает свою бесхитростную, но жизнерадостную песенку маленькая пуночка.

Пуночка.

Оживленно и в море. Из воды то и дело высовываются круглые головы тюленей. Стада моржей крепко спят под лучами незаходящего летнего солнца. Порой можно наблюдать бредущего по льдам белого медведя. В открытом море нередко видны «фонтаны», выбрасываемые китами.

Разве можно, повидав все это, говорить о безжизненности Арктики?

Правда, животный мир Арктики насчитывает небольшое количество видов, но зато каждый вид птиц и животных представлен в огромном количестве.

С наступлением зимы льды сковывают моря Арктики. Пелена полярной ночи накрывает страну. Крепнут морозы. Бушуют метели. Все живое, словно подсолнечник, тянется за солнцем. Еще до наступления морозов уносятся на юг птицы. Вслед за отодвигающейся кромкой льдов уходит к югу гренландский тюлень, из некоторых районов откочевывает морской заяц. Из Чукотского моря через Берингов пролив уходит морж. Тысячными стадами держится поближе к разбитой кромке льдов белуха.

Морж и тюлень — обитатели арктических морей.

Жизнь прячется и замирает. Во многих районах полярных морей из морского зверя остается только нерпа. Но и ее теперь не увидишь, она живет подо льдом, пользуясь для дыхания отдушинами, или, как говорят на севере, лунками, продухами. На суше остаются зимой лемминг и песец. Лемминг строит ходы под снегом и разыскивает там себе пищу — стебельки и корешки полярных растений. За не видимым под снегом леммингом охотится не видимый во тьме полярной ночи белый песец. Белые медведи бродят среди льдов в поисках скрытых под снегом нерпичьих лунок или подкарауливают нерп возле разводьев.

Кит выбрасывает фонтан…

Из птиц на побережье океана и на некоторых арктических островах на зиму остается один ворон. В лютые морозы, с намерзшими ледяными бакенбардами, носится он над тундрой, оставляя за собой след кристаллизованного пара, и оглашает зловещим карканьем застывшие пространства.


2. Нашествие белух[2]

Луна, показавшаяся из-за горизонта, была желтой, как хорошо созревший лимон. Море стало совсем черным. Широкая дорога, отливающая желтым шелком, легла на морскую гладь. Все окрасилось только в два цвета. Льдины, застрявшие на отмели, с одной стороны искрятся ярко-желтым цветом, а с другой кажутся черными.

Море сегодня необычно.

Еще вчера вода, близкая к замерзанию, казалась густой и тяжелой, как ртуть. Море в таком состоянии немеет: не услышишь ни всплеска, ни шороха. Сегодня, как и накануне, в морозном воздухе царит полный покой, а море кипит, точно при очень свежем ветре. Гребешки волн бороздят водное пространство. Фонтаны брызг то и дело взлетают в воздух.

Особенно оживлен пролив между островами. Всплески, сопенье, глубокие вздохи, какие-то странные звуки, напоминающие приглушенное хрюканье, беспрерывно доносятся на берег.

Это кормятся белухи. Тысячи белух. Они превращают море в кипящий котел и не дают ему возможности одеться льдом. Их здесь — как сельдей в бочке. Только большинство этих «сельдей» достигает в длину четырех — пяти метров, и даже самые маленькие из них никак не уместятся в самой большой сельдяной бочке.

Песец.

Огромные, сильные звери пенят морскую поверхность. Они ежеминутно то погружаются, то всплывают. Белые блестящие спины взрослых животных, попав в желтые лучи луны, кажутся огромными топазами.

Косяки мелкой рыбки — сайки — с полудня идут по обеим сторонам нашего острова, а преследующие их стада белух вновь и вновь появляются то в проливе, то с морской стороны.

Иногда к юго-восточному мыску, где стоит наш домик, одновременно подходят с обеих сторон два стада. Тогда путь сайке преграждается, и она застревает в бухточке, как раз против нашего домика. Что в этот момент здесь делается! Могучие звери устремляются вслед за рыбой, в тесноте сталкиваются друг с другом, сопят, бьют по воде огромными хвостами. И все это происходит совсем рядом, в двадцати — двадцати пяти метрах от нашего домика. Невольно радуешься, что звери не могут выйти на берег, иначе они снесли бы наше жилище, как ураганная океанская волна.

Белуха с детенышем.

Наши собаки возбуждены и никак не могут успокоиться. Они бегают вдоль берега и лают на море, вдруг ставшее таким странным: живым, дышащим, сопящим и бурлящим.

Время приближается к полуночи. Луна поднялась высоко над горизонтом. Свет ее стал серебристым, как обычно. Море освещается лучше, зрелище стало еще более захватывающим. С северо-запада идут все новые и новые стада белух.

…Уже несколько суток мы живем в этой фантастической обстановке. Она настолько необычна, зверей такое множество, что мы чувствуем себя точно во сне. Охотничья горячка захватила нас, хотя тяжелая работа по вытаскиванию и разделке огромных туш очень утомляет. От усталости мы еле волочим ноги, ходим, пошатываясь, и моментами как бы засыпаем на ходу; но все же неохотно покидаем берег и не задерживаемся в домике. Мы знаем, что такое зрелище, даже в Арктике, можно видеть далеко не каждый год.


3. Улыбка Арктики

«Весь день горели яркие звезды…» Так однажды вечером начал я очередную запись в дневнике. Начал… и остановился. Перечитал фразу. Она звучала так же необычно, как если бы кто-нибудь сказал: «всю ночь светило яркое солнце». Но это было на самом деле так, и через полгода я мог бы, не отступая от истины, написать: «Солнце светило всю ночь». Так Арктика перевертывает привычные понятия.

Мои мысли прервал стремительно влетевший с улицы радист Вася Ходов:

— Скорей на улицу! Все горит!

— Что горит? Где?

— Небо горит… все небо! Сияние! Да скорей же, а то кончится!

Я быстро оделся.

…Небо пылало. Бесконечная прозрачная вуаль покрывала весь небосвод. Какая-то невидимая сила колебала ее. Вся она горела нежным лиловым светом. Кое-где показывались яркие вспышки и тут же бледнели. Сквозь вуаль ярко светились звезды.

Вдруг вуаль исчезла. В нескольких местах еще раз вспыхнул лиловый свет. Какую-то долю секунды казалось, что сияние погасло.

Но вот длинные лучи, местами собранные в яркие пучки, затрепетали над нами бледно-зеленым светом. Вот они сорвались с места и со всех сторон метнулись к зениту. На мгновение замерли в вышине, образовали огромный сплошной венец, затрепетали и потухли.

— Ух! — выдохнул Вася.

Никто из нас не заметил, когда и как на юге появился огромный, широкий занавес. Крупные, четкие складки украшали его. Волны то красного, то зеленого света, чередуясь, проносились по нему с одного края до другого. Невозможно было разобраться, где они возникают, откуда бегут и где умирают. Отдельные полотнища занавеса ярко вспыхивали и тут же бледнели. Казалось, что занавес плавно колеблется.

На западе опять появились длинные лучи. Потом малиновые облака закрыли полнеба. Еще раз лучи устремились к зениту…

Картина менялась каждое мгновение. Время бежало незаметно. Уже час мы любовались северным сиянием.

Вася с поднятой головой сидел на полузанесенной снегом шлюпке. Он словно застыл. Юноша впервые видел такую картину и, захваченный ее красотой, не мог оторвать зачарованного взгляда от полыхающего неба.

А Арктика, будто чувствуя, что сегодня приобрела нового ценителя ее красот, все шире открывала свое лицо, озаренное полярным сиянием.

Г. Ушаков

Совсем как в сказке

Ехали мы ночью на санях по березняку. Иногда березы расступались, и тогда под полозьями саней мелькали разноцветные мхи и кочки, поросшие пестрыми цветами и спелыми ягодами. И вдруг видим: над березами вдалеке торчат шляпки грибов. Хорошие грибы: подберезовики, подосиновики… Остановились мы, сорвали грибы и принялись искать еще. И что же: раздвинешь две — три березки — и найдешь хороший грибок!

Но больше они сами показываются, над березами свои шляпки поднимают.

Набрали мы грибов полную корзину. Смотрим на часы: время позднее — за полночь зашло, пора спать ложиться. А солнце вовсю светит и не думает заходить. Как же спать-то? Куры засмеют… Ну, к счастью, кур нигде поблизости нет, не увидят.

Положили мы свои спальные мешки на березы, забрались в них с головой, чтобы солнце не светило и комары не кусались, и крепко заснули…

Вы, наверно, думаете, что я сказку рассказала?

Разве грибы над березами растут? Разве солнце светит по ночам? Разве на санях по траве ездят?

Если сесть в поезд в Москве и поехать на север, то сначала за окном будут мелькать дремучие леса. Как ни глянешь в окно — все лес да лес: сосны, березы, елки… Надоест смотреть. И вдруг подойдешь к окну, а за окном равнина зеленая расстилается, и ни одного деревца не видно. Это началась тундра. Она находится далеко на севере.

В тундре очень длинная суровая зима и совсем коротенькое лето. Но лето в тундре особенное: солнце светит и днем и ночью, и темноты совсем не бывает. Поэтому-то и приходится ложиться спать при ярком свете солнца. А если будешь темноты дожидаться, то придется не спать больше двух месяцев!

Деревья в тундре не растут — им слишком холодно, а береза, про которую я рассказала, — мелкий кустарник. Листики у нее, как копеечки, а иногда еще и мельче, а стволики стелются по земле. Полярная береза не дерево, а кустик. Она растет очень медленно. Березовой веточке в палец толщиной может быть столько же лет, сколько толстому дереву в лесу.

А грибы летом в тундре вырастают настоящие, большие, вот они и поднимаются выше березок.

В тундре круглый год ездят на оленях, запряженных в легкие саночки — нарты. Дорог там нет, но зато много кочек и болот. На колесах по ним не проехать, а маленькие нарты идут легко.

Вот видите, сколько интересного в тундре!..

Г. Ганейзер

По тундре

Наша научная экспедиция занималась изучением оленьих пастбищ в тундре.

Добраться до тундры не так-то просто. Семь дней плыли мы на пароходе вниз по Иртышу и Оби от Омска до Салехарда.

От Салехарда наша экспедиция отправилась на катере вниз по Оби, затем вверх по ее притоку — реке Щучьей, и дальше — на лошадях по тундре.

За долиной реки Щучьей начались просторы, похожие на степь, с пологими холмами и озерами. Над головой — ясное небо, большое, как тундра. И ни дыма, ни человека кругом!

По ложбинам с ручьями и маленькими речками — тундровые луга. По склонам холмов — кустарники. Они совсем маленькие, до колен. Когда подходишь, из них почти всегда вылетают белые куропатки.

За кустарниковой тундрой идет болото — иногда осоковое, иногда моховое, с такой мелкой и редкой осочкой, что даже маленькому куличку негде спрятаться. Мхи разноцветные: на серо-зеленом мягком, пушистом одеяле раскиданы розовые, желтые и светло-зеленые подушки.

Я иду в ичигах — кожаных чулках. На болотах иногда чувствуется под пяткой что-то твердое, как камень. Это вечная мерзлота. Под мхом она оттаивает меньше.

Всюду на болотах виднеются белые пятна пушицы — невысокого растения с серебристыми пушистыми головками.

Пушица.

Иногда набегает волна тяжелого, удушливого запаха багульника. По сухим склонам холмов идти легко: ноги не вязнут. Трава совсем реденькая — не спрячешь ступни. Вокруг — кустики дриады, голубики, брусники, толокнянки, ивы.

Багульник.

Я сорвал кустик ползучего растения высотой сантиметров десяти.

— Какая это трава? — обратился ко мне наш топограф Евгений Николаевич.

— Это не трава, а ива. Вся растительность здесь карликовая.

Иногда попадалась пятнистая тундра. Это та же мохово-травянистая тундра, но только с темно-серыми плешинами. На них, возникших от вечной мерзлоты, — ни одного кустика травы.

Мы идем день, другой, идем много дней. Кругом холмы, болота, озера и всегда светлый горизонт. Ночей нет.

Болота и болота… Когда вытаскиваешь ногу, слышишь чмоканье. Идешь, а сзади хлоп, хлоп… словно вылетают пробки из бутылок. Остановишься перевести дух — тихо. Сделаешь шаг — сзади опять: хлоп! Сделаешь другой — хлоп!.. Так весь день.

В эти ранние июльские дни тундра обряжается травой и цветами. Под жарким солнцем тундровые просторы зеленеют на глазах. Трава растет так быстро, что изменение ее роста можно отмечать через каждые два — три часа.

Причиной необычайно быстрого развития растений является беспрерывный свет. В теплые летние дни солнечные лучи, как хлысты, все время подстегивают растение: «Расти, скорее расти!»

Я остановился и начал копать лопатой яму: нужно узнать, какая здесь почва. Ниже восьмидесяти сантиметров лопата зазвенела — там начиналась вечная мерзлота. Прорубив почву еще глубже, я поднял на лопате мерзлую землю.

Евгений Николаевич снял с лопаты маленький комочек льда и понюхал его.

— Пахнет? — спросил я, усмехаясь.

— Да, тысячелетиями пахнет, — серьезно ответил мой спутник. — Вода в этом кусочке льда, вероятно, замерзла в ту эпоху, когда на Земле еще не было человека…

Так мы и шли по тундре: впереди — наш проводник, ненец Степан, или я, далеко сзади лошади тянули груженые нарты. Нарты скрипели, прыгая по кочкам, кренясь направо и налево; порой они мягко скользили по болотам, раздвигая полозьями осоку.

Мы шли без дорог — их не было — по холмам, по кустарникам, огибали озера; переходили ручьи, мелкие речки, пересекали огромные болота.

Всюду весело и светло. Куда ни посмотришь — ясные озера. Все они разные: маленькие, большие, зеленые, белые, голубые. Почти с каждого озера при нашем приближении поднимается стайка уток; где-то кричит гагара.

Смотрим в озера, как в большие зеркала, и видим небо. Над головой тоже оно, бездонное. Озер так много, что тундра кажется зеркальной.

По голубому небу плывут белые лебеди; в озерах, когда солнце у горизонта прячется за тучи, сверкают пестрые радуги.

Наш пес Рамзай, весь белый, как комок снега, носится по зеленым кустарникам. Если на озере сидят утки, он бросается за ними. Птицы сначала отплывают от него, но белая голова собаки, движущаяся по воде, занимает их, они подплывают к ней. Почувствовав опасность, утки внезапно взлетают, чтобы снова сесть неподалеку. Голова движется за ними, и птицы удирают снова.

При такой погоне пес обессиливает и спешит на берег. Я подхожу к Рамзаю — он с недоумением смотрит на меня, потом на уток.

— Дурак ты, дурак! — говорю я ему и прикладываю ружье к плечу.

Раздаются два выстрела.

Рамзай снова бросается в воду за убитыми утками, приносит добычу и машет хвостом.

Когда солнце поднимается высоко и начинает припекать, мы останавливаемся около какого-нибудь озера на отдых. Развьюченные лошади сначала катаются по траве, потом щиплют ее. Комары сразу облепляют их потные бока. Утолив голод, лошади опять валятся на землю, давя комаров, или ходят по кустам и трутся боками о ветки. Животные с каждым днем худеют.

Так мы и шли по тундре.

Мы расставляем палатки, натягиваем марлевые пологи от комаров. Кто-нибудь отправляется в ивовые кусты за сушняком. Если его нет, выдергиваем полярную березку. Она, даже зеленая, горит неплохо. Разжигаем костер, и к небу поднимается голубой столб дыма. Чтобы его было больше, бросаем в огонь сырую траву. Затем садимся под дым и занимаемся разными делами: кто пишет, кто ощипывает уток, а кто, раскинув руки, лежит на спине и смотрит сквозь дым в небо.

К костру подходит старый мерин, становится под дым и, наклоняя голову, закрывает глаза. Он долго стоит так, помахивая хвостом. Наш белый пес, набегавшись вдоволь за куропатками, ложится между кочками и спасает от комаров свой розовый нос, уткнув его в холодный мох.

Самые храбрые из нас идут на озеро купаться.

Пока варится обед, я обхожу ближайшие озера. В воде у берега неподвижно стоят полупудовые щуки. Длинные тени от них черными полосами лежат на дне.

За спиной у меня всегда ружье и спиннинг. Иногда я раскладываю спиннинг — он становится длинным, прикрепляю катушку с шелковой леской и точным взмахом забрасываю на середину озера блесну. Затем кручу катушку — леска наматывается, блесна, играя как рыбка, бежит по воде, и щука стремительно бросается на нее.

С рыбой в обеих руках я прихожу «домой». Меня встречают громкими одобрительными криками. Мой улов — важное подспорье в нашем питании.

После обеда мы спим несколько часов, потом грузим нарты и двигаемся дальше.

Я оглядываюсь назад. На месте нашей стоянки голубеет струйка дыма от потухающего костра. Еще немного — и дым растает.

Солнце клонится к земле. Впереди, за Полярным Уралом, снова встает пестрая радуга.

А. Шахов

В тайге

1
Нынешней осенью Яша Гаранин, так же как и в прошлом году, ушел с колхозной бригадой в тайгу, на беличий промысел. Охотники забрались довольно далеко в глубь тайги, на новые места, где еще летом была построена просторная изба — промысловый стан. Белок тут было много, и колхозники каждый вечер возвращались на стан с богатой добычей.

Однажды бригадир сказал Яше:

— Придется тебе сходить в деревню. Надо отнести в правление десятидневную сводку.

И хотя до деревни было несколько десятков километров, Яша спокойно ответил:

— Ладно.

Утром он поднялся раньше всех, когда было еще совсем темно. Позавтракав, Яша стал собираться в дорогу. Он положил в рюкзак сухари, соль, котелок, спички. Подпоясавшись патронташем, засунул сзади за ремень легкий топорик, вскинул на плечо ружье и, став на лыжи, двинулся в путь.

День занимался ясный, морозный. Солнце еще не взошло, но заря уже охватила восточную половину неба и тайга сверкала красноватыми блестками, словно кто-то рассыпал вокруг мерцающие искры.

Проторенную охотниками тропу завалило снегом, но Яша хорошо знал дорогу и уверенно шел вперед. Там же, где у него возникало сомнение, он находил на деревьях сделанные еще летом затески и по ним, как по вехам, двигался дальше.

К вечеру Яша взобрался на перевал и тут остановился. Он снял беличью шапку-ушанку и, щурясь от ослепительно яркого снега, осмотрелся вокруг.

У ног его мягкой медвежьей шкурой лежала тайга. Похоже было, что какой-то великан бросил шкуру как попало и она то горбилась складками, то расстилалась ровными, убегающими вдаль полосами. И кругом, насколько хватал глаз, была все тайга и тайга, теряющаяся у горизонта в бело-синей дымке пространства.

Вдали от перевала белело большое поле. Это была «гарь» — след давнишнего лесного пожара. На гари находилась колхозная пасека, и там круглый год жил старый пчеловод Лукич. У него Яша и решил переночевать.

Пригладив ладонью заиндевелые волосы и надев шапку, Яша, усиленно тормозя палкой, скатился в падь[3]. Тут, в густом ельнике, почти из-под самых лыж с шумом взлетела стайка рябчиков, уже расположившихся было в снежных ямках на ночлег.

«Вот и мясо к ужину», — подумал Яша и, спокойно прицелясь с колена, выстрелил. Птица мягко плюхнулась в сугроб, а с елки посыпалась снежная пыль.

Рябчики перелетели дальше. Яша стал их преследовать. Обойдя островок густого подлеска, он заметил впереди, среди веток, хохлатого рябчика-самца. Яша стал поднимать ружье.

Но в тот момент, когда ложе дробовика коснулось плеча, охотник вдруг увидел перед собой свежий след соболя. Это было так неожиданно, что мальчик не сразу поверил своему охотничьему счастью.

В местах, где жил Яша, соболя почти не встречалось. Многолетнее упорное истребление этого драгоценного зверька привело чуть ли не к полному его уничтожению. Уцелел он лишь в самых глухих, трудно доступных уголках тайги. Но и там теперь охота на него была запрещена.

Впрочем, лучшие охотники из колхоза каждую осень уходили соболевать. Только соболя они не били, а ловили. И всякий раз, когда промысловики возвращались из тайги с железными клетками, в которых тревожно метались проворные зверьки, председатель колхоза посылал в город телеграмму-молнию. На другой день возле деревни опускался серебристый самолет. Он забирал клетки с соболями и улетал в далекий звероводческий совхоз. Там зверьков выпускали в большие металлические клетки — вольеры, и соболи жили и размножались, как на воле.

Каждую осень Яша с завистью глядел вслед уходящим в тайгу соболятникам. Они были такими уважаемыми в колхозе людьми! Ведь не было еще случая, чтобы старые охотники пришли из тайги с пустыми руками… А он… сможет ли он поймать хоть одного зверька?

И теперь, когда выпал такой счастливый случаи, Яша не мог его упустить. Этого соболя он должен был выследить и поймать!

Яша с волнением наклонился над снегом, легонько ткнул пальцем в след. Пухлый, еще не затвердевший снег легко раздался в стороны; это говорило о том, что соболь прошел здесь не больше часа назад.

Повернув лыжи к пасеке, охотник быстро заскользил под уклон. Почти рядом опять взлетели рябчики, но Яша не обратил на них внимания. Теперь ему было не до рябчиков…


2
И вот кончался восьмой день безуспешных поисков. Солнце, склонясь к горизонту, скрылось за вершинами деревьев. На мглистом небе обозначился бледный, будто припудренный инеем, кружок луны. С севера потянул обжигающий тридцатиградусным морозом ветер.

Яша устало прислонился плечом к лиственнице, поднял воротник полушубка. Похлопав меховыми рукавицами, он подумал, что время, пожалуй, шагать на ночлег. Сегодня он забрался в такую непроходимую глухомань, откуда до пасеки не меньше трех часов пути.

Яша поправил на плече ружье, сжал в кулаки закоченевшие пальцы и, став на лыжи, тронулся в сторону пасеки.

Став на лыжи, Яша тронулся в сторону пасеки.

Чтобы сократить путь, он свернул с русла безымянной речушки и углубился в дремучий хвойный лес. Здесь могучие, в несколько обхватов, кедры, пихты и ели закрывали небо. На каждом шагу громоздились многоярусные завалы бурелома. Ветер сюда почти не проникал, и в полутемной чаще стояла глубокая морозная тишина.

Яша скатился на лыжах с пригорка и оказался у толстой, старой лиственницы. Когда-то стоявшую здесь стройную, высокую елку сломало бурей, и дерево, падая, вершиной своей уперлось в лиственницу. С тех пор прошло много лет, мелкие ветки на елке давно сгнили, но ствол ее все еще был крепок и напоминал лестницу, полого приставленную к дереву-великану.

Охотник стал обходить возникшее на его пути препятствие и внезапно остановился. На снегу, покрывавшем ствол елки, отчетливо выделялись следы соболя. Их было много — и полузасыпанных снегом и совершенно свежих. Тут пролегала торная соболиная тропа!

Все еще не веря своим глазам, Яша пошел вдоль тропы. Вот кончилось дерево, и тропа вильнула в сторону, в густой подлесок. Дальше следы разделялись, но все они вели в одном направлении — в глубину леса. Там где-нибудь находилось дупло, ежедневно посещаемое зверьком.

Не прошло и получаса, как Яша уже стоял перед кряжистой сухой елью, возле которой кончалась соболиная тропа. Отблески вечерней зари до половины освещали корявый, покрытый мохом ствол дерева, в котором высоко над землей виднелось продолбленное дятлом отверстие.

Яша осторожно обошел вокруг ели. И когда он опять дошел до своих следов, то еле сдержал себя, чтобы не рассмеяться от радости. Свежего выходного следа нигде не оказалось: соболь сидел в своем временном пристанище — дупле.

Теперь Яша знал, что надо делать. Быстро сняв с плеч котомку, он вытряхнул на снег сети и растянул их вокруг ели. Потом осторожно, стараясь не звякнуть, прицепил к сети несколько маленьких бубенчиков.

Когда все было сделано, Яша привел в порядок складную проволочную клетку и, отойдя в сторону, спрятался за толстым трухлявым пнем, примял вокруг себя снег и затих.

Тем временем в тайге совсем стемнело. Погасла скупая зимняя заря, померкло небо. Луна, затерянная в морозном тумане, стала похожа на тусклый обломок льдины.

Дремучий лес окутала тишина. Редко-редко слышался где-то в темноте еле уловимый шорох — это с веток падали комья снега. А может быть, голодный зверь бродил среди мертвого бурелома, выслеживая добычу…

Порой тишину раскалывал громкий, будто выстрел, треск лопнувшего от мороза дерева. Тогда эхо много раз перекатывалось по тайге, постепенно замирая у далеких сопок.

Яша чувствовал, что холод начинает проникать в рукава полушубка, в валенки, как, остывая, становится коробом влажная от пота рубашка. Длинные уши меховой шапки покрылись пушистым инеем, и всякий раз, когда Яша поворачивал голову, щеки его касались изморози, и по телу пробегала зябкая дрожь. А ведь ночь еще только начиналась, и сколько времени придется просидеть тут, трудно было сказать. Зверек, напуганный шумом шагов, может и совсем не выйти в эту ночь из дупла.

Соболь.

…Время тянулось нестерпимо медленно. Порой Яше казалось, что он не вынесет лютой стужи и закоченеет, прижавшись к трухлявому пню. Сколько раз хотелось подняться со снега, хоть немного размять занемевшие ноги, похлопать рукавицами! Но стоило пошевелиться, как снег начинал скрипеть, и Яша снова замирал на месте.

Сколько часов прошло в ожиданий, Яша не знал. Луна давно скатилась за сопки, и в тайге стало еще темнее. Казалось, что ночи не будет конца…

Вдруг резко звякнули и заливисто заголосили бубенчики. Яша вскочил и, едва держась на ногах, бросился вперед.

Ловкий, гибкий зверек метался в сетях. С каждым своим движением он все более запутывался в сети и напоминал большой, катающийся по снегу клубок.

В два прыжка Яша очутился возле соболя, накрыл его клеткой и, задвинув под снегом дверцу, накрепко прикрутил ее проволокой.

Когда соболь был надежно заперт, Яша отряхнулся от снега, подобрал валявшиеся рядом рукавицы. И лишь взглянув на злую мордочку зверька, полностью осмыслил то, что произошло так внезапно.

— Поймал, поймал! — не помня себя от радости, закричал он, прыгая на одной ноге и хлопая рукавицами.

А на востоке тем временем светлело небо, и над тайгой занимался серенький зимний рассвет.

Н. Устинович

Зеленая стража

Любовь к лесу родилась у меня еще в детстве. Когда я был гимназистом четвертого класса, наша семья проводила лето в знаменитых Брянских лесах. Раньше они назывались Дебрянскими, от слова «дебри» — непроходимые лесные чащи.

Я никогда не забуду тот летний вечер, когда я впервые ехал на телеге с маленького полустанка в глубину этих лесов. Все казалось мне удивительным и таинственным: и вершины сосен, терявшиеся во мраке, и туман над болотами, и блеск звезд в вышине между ветвей, и бесшумный полет темных птиц. Тогда еще я не знал, что это летали совы.

Мне все казалось, что в лесной тьме, вот здесь, в нескольких шагах от дороги, прячутся в овраге разбойники, а между стволов тускло блестят озера с покосившимися сторожками на берегах. Мне казалось, что со дна этих озер долетает едва слышный колокольный гул, пока я не догадался, что это шумят сосны.

Днем лесной край предстал передо мной во всей своей мощи и нетронутой красоте.

Любимым занятием у нас, мальчишек, было лазание на вековые сосны. Мы забирались на самые вершины. Оттуда, казалось, можно было дотянуться рукой до облаков. Там сильно, до одури, пахло нагретой смолой и во все стороны простирался неведомый лес.

Можно было часами сидеть на вершине сосны и смотреть на этот хвойный океан, слушать шум, похожий на ропот прибоя, и гадать о том, что скрывается там, в этих безбрежных дебрях.

В Брянском лесу я впервые встретился со старым лесничим и узнал от него много вещей, показавшихся мне невероятными.

Я узнал, например, что лучшие семена сосны лесоводы добывают из беличьих «складов», потому что белка собирает только самые здоровые и свежие шишки.

Я узнал, что брянская сосна растет на песчаной земле, смешанной с фосфоритами, и потому нет в мире лучшей сосны по прочности и красоте древесины.

И, наконец, я узнал главное: что лес, и один только лес, спасает землю от высыхания, от засухи, суховеев, неурожая и порчи климата.

С тех пор я понял великое значение леса для жизни человека, для жизни земли. Я узнал простой закон, проверенный веками; он говорит, что каждый гектар уничтоженного леса вызывает неизбежную гибель гектара плодородной земли.

Уничтожение лесов ведет к высыханию земли. Лес задерживает влагу. Снега тают в лесах гораздо медленнее, чем в безлесных местах. Талая вода спокойно просачивается в глубину почвы. Потом лес медленно и равномерно отдает эту влагу окрестным полям и рекам. А в безлесных, голых полях талые и дождевые воды стремительно скатываются в реки, вызывают наводнения и безвозвратно уносят огромные слои плодородной земли. На полях остается тощая, бесплодная глина, а реки быстро мелеют и заносятся илом и песком.

Особенно опасно сводить леса по склонам холмов и гор. Тотчас от дождевых потоков начинается рост оврагов. Овраги уничтожили уже огромные пространства полей.

В горах дождевые воды низвергаются в долины, заносят их жидкой глиной, обломками скал, и, бывает, под этими пластами грязи гибнут целые поселения.

Лес питает родники и реки своей чистой водой. Большинство рек берет начало из лесных болот и озер. В местах, где лес уничтожен, грунтовая вода уходит очень глубоко, и тотчас начинается обмеление рек.

Но лес — не только хранитель вод. Он спасает землю от летучих песков и суховеев.

На юго-восток от нашей богатой Русской равнины лежат Закаспийские пустыни — бесплодные и никчемные области земли. Пустыня страшна тем, что она непрерывно движется. Ветер подымает на воздух целые материки мелкого песка. Солнце меркнет в багровой пыльной мгле, и начинается грозное и зловещее наступление песков на плодородные земли.

Кроме песка, ветры из пустыни — у нас их зовут суховеями — несут с собой раскаленный, иссушающий воздух.

Сохнут хлеба, перегорает в пепел листва деревьев, трескается от жары земля.

Человек может и должен остановить наступление пустыни. И в этом ему может помочь только лес, только могучие зеленые стены деревьев, выдвинутых, как боевые форпосты, навстречу суховеям.

Леса оздоровляют землю. Они не только исполинские лаборатории, дающие кислород. Они поглощают из воздуха пыль и ядовитые газы. Достаточно сказать, что в воздухе городов в несколько тысяч раз больше микробов, чем в воздухе лесов.

Нет, пожалуй, ничего целебнее и прекраснее, чем воздух сосновых боров, смолистый, мягкий, настоенный на запахе хвои, травы и цветов. Поэтому в нашей стране так берегут леса вокруг больших городов и справедливо называют их «легкими города».

Смешанный лес.

Наш народ всегда любил, знал и ценил лес. Недаром столько сказок и песен сложено о наших дремучих лесах.

Мы — великая лесная страна. Наша лесная наука — самая передовая в мире. Мы дали миру таких ученых, как Докучаев, Тимирязев, Вильямс. Они были не только исследователями, но и хранителями лесов.

В лесах — наше будущее, судьба наших урожаев, наших полноводных рек, нашего здоровья.

Поэтому лес надо беречь, как мы бережем жизнь человека, как мы бережем нашу культуру и все достижения нашей необыкновенной эпохи.

К. Паустовский

Усманский бор

«Степь да степь кругом…» — и, кажется, нет конца этим просторам.

Подул ветерок, заволновались хлеба, побежали по ним сизые волны. Словно к берегу, подкатились они к пригорку. А на пригорке — деревня. В низине пруд, окруженный старыми ветлами. На самой вершине бугра — ветряная мельница, а за бугром, за околицей, куда только ни кинешь взор, — снова поля и поля. На сотни километров тянутся на юг распаханные человеком черноземные степи.

И вдруг среди этих просторов, среди золотистого моря хлебов, зеленым островом встает перед вами Усманский бор.

Минуту назад в открытой степи вас жгло и палило солнце. Слепило глаза, в горле пересыхало от зноя. А здесь прохладная тень, шелест листвы, острые запахи влажных мхов и сыроватой грибной прели.

Лесная тропа идет по тенистому коридору. Кругом стволы коренастых дубов и кленов. Их вершины сплетаются над головой в сквозной зеленый полог. Там, в вышине, пробегает ветер и будто стряхивает на землю пригоршни солнечных золотых монеток. Сплошным потоком сыплются они вниз на дорогу, сверкают и катятся в траву, в мягкий зеленый мох. Шелест листвы и разноголосый птичий гомон наполняют воздух. Тропа поднимается кверху, на косогор. Почва становится суше. Под ногами уже не влажный грунт, а серый сыпучий песок.

Солнце все сильнее и сильнее пробивается сквозь ветви деревьев. В воздухе пахнет смолой. Вы входите в светлый сосновый бор. Сосны здесь очень старые, многим значительно больше сотни лет. Их толстые прямые стволы уходят куда-то ввысь, будто хотят дотянуться верхушками до далеких прозрачных облаков.

В летние дни облака медленно проплывают над бором и к вечеру собираются на горизонте в розоватые снежные горы. Это — верный признак долгих погожих дней.

Взобравшись на холм, тропинка вновь спускается вниз, перебегает через болотце. Под ногами хлюпает пропитанный водой мох. Болотце поросло березняком и чахлыми сосенками.

Мы перебираемся через болото, идем сначала по кочкам, увитым стеблями клюквы, потом попадаем на твердое место — «закраек» болота. Здесь на земле под сосенками зеленеют кустики брусники, черники…

Однако, где же мы с вами находимся? Клюква, брусника, черника — все это жители Севера… А ведь мы в южном степном районе. Мы только что проходили по тенистой дубраве, какой не встретишь нигде на Севере. И вдруг теперь попали в моховое болото. Но этим-то и интересен Усманский бор. В нем бок о бок уживаются и растения южной степной полосы и представители северной растительности.

Клюква.

Черника.

Ученые установили, что когда-то, тысячи лет назад, всю эту местность — «Тамбовскую низину» — покрывал надвинувшийся с севера ледник. Он размельчил твердые породы и превратил их в глину и песок.

Потом холодный ледниковый период сменился более теплым. Мощные пласты льда начали постепенно таять, отступать к северу, оставляя на своем пути толстый слой ледниковой глины.

На освободившейся из-подо льда земле стала появляться растительность, сперва очень скудная — тундровая. Прошли века — и тундру сменила тайга. При дальнейшем потеплении тайгу, в свою очередь, заменил смешанный хвойно-лиственный лес. Затем лес оттеснила степь, и он уцелел только в низинах, по долинам рек. Так, от обширных таежных, а потом смешанных лесов в этой местности сохранились только сравнительно небольшие островки леса и среди них самый значительный по своей величине — Усманский бор.

В этом бору, под кровом столетних деревьев, во влажном сумраке уцелели до наших дней типичные представители тундры и тайги: олений мох, клюква и другие.

За тысячелетия они постепенно приспособились к изменившимся условиям существования и продолжают спокойно жить бок о бок с жаркой открытой степью, являясь как бы живыми свидетелями бесконечно далеких минувших эпох.

Нигде на севере, среди безбрежных лесных просторов, вы не встретите такого удивительного разнообразия растительности, как здесь, на этом сравнительно небольшом участке земли — всего около шестидесяти тысяч гектаров.

Весною, как только растает снег в дубравах и осиновых перелесках, вся земля покрывается голубыми подснежниками. А осенью среди побуревшей травы и желтой листвы тут и там виднеются упавшие на землю дикие яблоки.

Ими охотно лакомятся четвероногие обитатели бора — чуткие, осторожные олени. Усманский бор, и в особенности его заповедник, дает надежный приют этим редким животным.

Брусника.

Олений мох.

Кроме оленей, в бору водятся и другие лесные звери: зайцы, куницы, лисицы, белки… Нередко сюда забредают и волки, с которыми заповедник ведет непрерывную борьбу.

С весны и до поздней осени в зеленой чаще леса слышатся разноголосые птичьи песни. Усманский бор очень богат певчими птицами. А по окраинам болот среди зарослей брусники и черники нередко удается спугнуть и выводок тетеревей.

Но наиболее интересными и ценными обитателями этих мест являются жители глухих лесных речушек — речные бобры.

Когда-то, сотни лет назад, бобры во множестве водились по лесным рекам и их притокам в Европейской части нашей страны. Но охотники-промышленники непрерывно преследовали этих зверей из-за их прекрасного, теплого и очень красивого меха. И вот постепенно, год за годом, бобры были почти совершенно истреблены.

Бобры у плотины.

В конце XIX века эти замечательные животные были вновь завезены на территорию нынешней Воронежской области. В начале XX века бобры появились по речкам Усманке, Ивнице и другим.

Постепенно бобры вновь заселили в этих местах заболоченные лесные речушки.

В 1922 году небольшая часть Усманского бора (около двух тысяч гектаров), где по речкам жило больше всего бобров, была объявлена заповедником.

В дальнейшем заповедную часть значительно увеличили, и теперь Воронежский государственный заповедник занимает всю северную половину Усманского бора. Площадь его — тридцать один гектар.

Г. Скребницкий

В степи

Вы в степи когда-нибудь бывали — среди вольных просторов, что раскинулись на юге нашей Родины? Нет?

Перенесемся туда. Посмотрим на степь ранним майским утром, когда солнце только что взошло и небо на востоке еще розовое, а воздух особенно свеж и прозрачен. Какая ширь, раздолье! Ни холмов, ни леса. Куда ни глянь — до самого края неба простирается гладкая равнина. И кажется: нет ей конца, нет предела! Иди в любую сторону… да что иди! Скачи верхом, мчись в автомобиле, на самолете — и все будут приподниматься перед тобой края высокого неба, открывая все новые и новые просторы.

Густой травой покрыта степь. А в траве — цветы. Сколько их! И какие разнообразные: и алые гвоздики, и лиловые метелки шалфея, и золотые подмаренники, и много, много других…

На каждом лепестке, на каждом стебле и листике — бесчисленные бисеринки росы. Все это сверкает, играет, переливается в лучах утреннего солнца. Каждая травинка, каждый цветок отдают свой аромат в легкий душистый воздух.

Любуйся — не налюбуешься! Дыши — не надышишься!

А вот сочная трава, но цветов в ней почему-то не видно. Да ведь это не просто трава, а пшеница! Ровная, высокая, густая… Она уже колосья выкидывает. Какой чудесный урожай соберут колхозники с этого поля! Земля здесь черная, потому и называют ее черноземом. Самая плодородная почва.

Легкий ветерок колышет колосья пшеницы, освежает лицо.

Хорошо в степи!

Хорошо, да не всегда. Проходит день за днем. Что-то долго нет дождя и солнце слишком печет. Тускнеют краски на ковре трав, вянут цветы. Жарко. Душно. Когда же дождик напоит травы и хлеба?

Иногда появляются круглые, будто ватные, облака. Постоят они над степью, словно о чем-то совещаясь, и медленно разойдутся, так и не уронив на раскаленную землю ни капли дождя. И снова лучи жаркого солнца жгут, выпивают последнюю влагу из земли и растений.

Так неслышно подкралась засуха — жестокий враг. И вдруг налетает ветер: яростный, горячий. Мчится он из жарких песчаных пустынь, что за Каспийским морем. Проходит несколько дней — и не узнать веселой степи. Нет уже цветов, нет яркой травы — пожелтела, выгорела, будто огонь ее спалил.

Пожелтел и хлеб, но не созрел, а высох.

Стоят пшеничные колосья тонкие, легкие, пустые… Погиб урожай. Сколько труда пропало напрасно!

Вот что натворили засуха и ее союзник — злой ветер-суховей. Сотни лет хозяйничали они в степи. Много горя причинили людям.

Случалось, приносил суховей черные тучи пыли. Это была земля с полей. Иногда вместе с землей ветер вырывал и уносил молодые всходы пшеницы, ржи, проса. А всходы на других полях заваливал землей.

По нескольку дней бушевала черная буря. Люди прятались в домах, плотно закрывали окна и двери, задыхались, кашляли.

А следом за зноем, за суховеем, за черными бурями неумолимо шел по опаленным полям голод.

Не счесть бед, которые причиняли нашей Родине засуха и суховей.

Подмареник.

Не давал в степи покоя и еще один недруг — овраги.

Суховей прилетал с гулом, с посвистом, как разбойник; овраг же казался смирным и тихонько лежал под ногами.

Ну что за беда — овраг! Лощина! Кому она мешает? Но это сейчас, в сухую погоду, овраг такой мирный и спокойный; а поглядели бы вы, что творится весной, когда тает снег, или летом во время ливня!

Отовсюду к оврагу бегут ручьи, а по дну мчится бурный и мутный поток. Воды размывают стенки оврага, они обваливаются — и овраг растет, растет… Он становится все длиннее, все шире. Во все стороны тянутся ответвления — маленькие овражки, будто щупальцы огромного спрута.

Ковыль.

Все больше вбирает в себя овраг ручейков, бегущих с соседних полей. И вода, которая так нужна растениям, уходит без всякой пользы. Мало этого: бурлящие потоки уносят с поверхности полей самые плодородные частички почвы. Так овраг превращает нашего друга — воду — в нашего врага.

Но это еще не все его злые дела. Куда мчится поток по оврагу? Чаще всего к реке. И вот размытую землю, песок, глину выносит поток прямо в реку. На дне реки все это оседает. Река мелеет, а иногда даже меняет русло — уходит в сторону. Так вода перегораживает путь воде. А виноват в этом все тот же овраг.

А сколько бед причиняет он, когда растет! То перережет дорогу — и тогда приходится строить мост или отводить дорогу в сторону. То врежется в широкое колхозное поле, так что и трактору не пройти.

Как же укротить овраг? Как усмирить буйство суховея? Как победить засуху? Как отбиться от всех этих врагов, которые причиняют такие неисчислимые беды, постоянно губят урожай и всегда угрожают самым плодородным землям нашей Родины? Сильные это враги! С ними в одиночку не справишься.

Но нашелся у нас такой богатырь, который поднялся на борьбу с засухой, с суховеями. У нашего богатыря миллионы сильных рук. Имя ему — народ.

К. Меркульева

Высоко в горах

Почти вдоль всей южной границы Советского Союза проходят горы. Как грозные часовые, охраняют они нашу страну. На несколько километров вверх поднимаются одетые в снега горные вершины. Но нигде нет таких глубоких ущелий, длинных ледников и шумных рек, как на Памире.

На Памире находятся самые высокие в нашей стране горные вершины — пик Ленина и пик Сталина, превышающие семь тысяч метров.

Снежные вершины на заре сияют розовыми и голубыми отблесками, а в тесных ущельях лежат синие тени. По долинам медленно, незаметно для глаз, ползут гигантские ледники.

…Совсем узенькая и едва приметная тропинка вьется среди голых скал. Посмотришь вверх — горные громады уходят высоко в темно-синее небо своими белыми, снежными вершинами.

Посмотришь вниз… нет, вниз лучше не смотреть: там бездонные пропасти, голые скалы, грохот и вой потока.

Западный Памир — страна глубочайших горных ущелий, бешеных рек и самых высоких горных вершин.

Даже не верится, что только вчера мы ехали на машине среди благоухающих садов, среди обширных полей и виноградников. Сквозь зелень мелькали белые домики селений, яркие одежды людей, работавших в полях. Веселые загорелые ребятишки громкими криками приветствовали нас.

И тихий шепот воды в арыках, и пение птиц, и зеленоватый свет солнечных лучей, которые с трудом пробивали густую зелень, — все это осталось там, внизу, в широких, плодородных долинах.

А здесь? Голые камни и снег в расселинах и углублениях, тяжелые ледники в ущельях, реки, грохочущие, как артиллерийская канонада. Эти же самые реки в своем нижнем течении служат людям. Их вода бежит послушно по тысячам арыков и поит сухие земли.

Здесь, высоко в горах, реки с ревом и воем ударяют в каменистые берега. Они отрывают от берегов целые скалы и швыряют их на дно. Огромные каменные глыбы подпрыгивают, как мячики, среди клокочущей воды.

Перед нами мостик. Осторожно! Это шаткое сооружение из нескольких связанных веревками бревен висит высоко над рекой. Нужно проходить по нему поодиночке. При каждом шаге мостик покачивается, под ним — клокочущая, ревущая река. Наконец мостик позади. Но где же тропинка? Неужели этот узкий, в две ладони шириной, выступ, выбитый в камнях, и есть наша дорога?

Да, другого пути не видно…

Медленно, медленно, прижимаясь к холодной скале, мы продвигаемся вперед и вверх. Поток шумит все глуше и глуше. Каменная дорожка сменяется оврингом — так называют выступающий над пропастью узкий деревянный настил. Устраивают его так: в скале на некотором расстоянии одно от другого просверливают отверстия; в них вставляют заостренные концы бревен; на бревна сверху кладут жерди, ветки и камни.

Каменная дорожка сменяется оврингом.

Смелых строителей оврингов подвешивают обычно на прочных канатах.

Пройден один овринг, за ним — еще один. Все тело устало от длительного напряжения, но путь не становится легче. Наоборот, наша узенькая тропка окончилась совсем. Она уперлась в выступ темно-серой скалы, покрытой пятнами бурых, невзрачных лишайников.

Дальше нужно взбираться по деревянной лестнице, укрепленной в скале.

Лестница оканчивается на небольшой площадке, где можно посидеть, снять рюкзак с натруженных плеч, лечь на живот и заглянуть вниз, туда, откуда мы только что поднялись…

Серая полынь.

А ведь спускаться здесь еще труднее! Такая мысль мелькнет у каждого.

Хорошо быстроногим козам-киикам! Как легко они перепрыгивают со скалы на скалу и, уж конечно, не думают о том, какой глубины под ними пропасть!

Идем дальше. Теперь тропа ведет нас вниз и оканчивается у берега бурной реки. А где же мост? Его не видно. Неужели эту ревущую реку с ледяной водой нужно переходить вброд? Да, другого выхода нет.

Акантолимон.

Небольшой отдых — и снова вперед, в утомительный и опасный путь.

В течение долгих веков только таким способом и можно было путешествовать по Западному Памиру и проходить в разбросанные в горах редкие селения горных таджиков.

Весной 1940 года двадцать две тысячи колхозников-таджиков вышли на строительство новой дороги.

Строители взрывали скалы, укладывали через пропасти прочные мосты. Все дальше в сердце гор уходила широкая лента шоссе — первой настоящей дороги на Западном Памире, по которой можно было ехать на колесах.

Большой Памирский тракт соединил столицу Таджикской республики — Сталинабад — со столицей Горно-Бадахшанской области — Хорогом. Автотракт продолжается из Хорога на восток, а затем на север, за пределы Памира, до железнодорожной станции города Ош. Эта часть дороги, длиной более семисот километров, тоже выстроена в годы пятилеток. Она заменила единственную караванную тропу, которая связывала Памир с Большой землей.

Все выше и выше поднимается шоссе, на крутых склонах извивается змеей, и вдруг горы расступаются и мы выезжаем на обширную равнину.

Голая, каменистая почва, поросшая редкими кустиками серой полыни, терескена, круглыми, похожими на подушки акантолимонами, пронзительный ветер… Это Восточный Памир, и он совсем не похож на Западный.

На Восточном Памире — плоскогорья, которые нередко находятся на высоте более четырех тысяч метров. А над ними поднимаются горные хребты. По плоскогорьям медленно текут в низких берегах извилистые реки.

Много удивительных особенностей у Восточного Памира.

Памир — один из самых южных уголков Советского Союза. Он расположен южнее Крыма и Черноморского побережья Кавказа, но зимние морозы на Памире превышают сорок градусов. Летом на солнце так жарко, что можно быстро загореть и даже обгореть, а в тени в это же время нужно надевать что-нибудь теплое.

А попробуйте-ка, находясь, скажем, на берегу самого крупного озера Памира — Кара-Куль, — приготовить плов или хотя бы сварить обыкновенную рисовую кашу!

«А почему же нет?» — спросите вы, если, конечно, у вас имеются необходимые продукты, вода и дрова.

Хорошо. Развяжем походный мешок, достанем рис, вымоем его и положим в котелок с водой и посолить не забудем.

Где взять дрова? А вот видите небольшой кустарничек — терескен — с маленькими седыми листиками. У него мелкие и тонкие прутики-веточки, но зато очень толстый корень. Для костра нужно собирать терескен вместе с корнями. Не ленитесь — выкапывайте его из земли!

Терескен.

Ну, вот и дрова готовы, и костер горит, и котелок висит над огнем. Теперь я пойду поброжу по берегу озера, а вы посмотрите за обедом…

По темно-синей воде озера бегут мелкие волны, похожие на серебряные блестки. Блестки бегут, догоняют друг друга, исчезают и снова бегут.

Желтовато-серые пески и белые солончаки окружают озеро. Вдалеке видны горы, черные и серые, похожие на тяжелые верблюжьи горбы. Как тихо! Только внезапными порывами налетает ветер, подхватывает песок и крутит и несет высокие столбы из песка и пыли — смерчи.

Озеро Кара-Куль — высокогорное озеро. Оно лежит на высоте почти четырех тысяч метров. Горы, окружающие озеро, безлесны. Нет на них ни кустарников, ни даже травы.

Над горами — темно-синее с лиловатым оттенком небо. Солнечные лучи отражаются от скал, от поверхности озера и просто от земли. Свет струится отовсюду. Нужно защищать глаза темными очками.

Почему же под ногами шуршат песок и камни?

Почему на такой большой высоте нет снега на земле? Ведь на Кавказе, значительно ниже, вы уже утопаете в снежных сугробах…

Восточный Памир со всех сторон защищен высокими горными хребтами. Тяжелые влажные тучи не могут перевалить через хребты и теряют свою влагу на их наружных склонах. Там скапливается снег. Оттуда сползают ледники, начинаются реки.

Только редкие облачка перебираются через стоящие на их пути каменные заслоны и роняют скудные капли на сухую, каменистую землю.

А воздух так сух, что и эти ничтожные осадки не впитываются, а испаряются. Восточный Памир получает меньше осадков, чем пустыня…

Но я все рассказываю, а вы, кажется, наслаждаетесь рисовой кашей?.. Нет? Почему же? Неужели она до сих пор еще не сварилась?

Я вижу, котелок по-прежнему висит над огнем, крышка подпрыгивает, из-под нее вырываются клубы пара: обед кипит вовсю. Но под крышкой не каша, а суп. Что же случилось с рисом? Он и не думает развариваться.

А случилось вот что. Вы, наверно, знаете, что вода кипит при температуре сто градусов. Но мы находимся на высоте около четырех тысяч метров. Если здесь опустить в кипящую воду термометр, то он покажет не сто, а только восемьдесят пять градусов. В горах уменьшается давление воздуха, поэтому на большой высоте трудно дышать и люди быстро устают. Чем выше, тем меньше давление и ниже температура, при которой закипает вода.

На берегу Кара-Куля можно варить рис несколько часов, и все-таки он сварится плохо… Есть, правда, выход: рис можно сварить не в воде, а в сале, так как сало закипает при более высокой температуре. Так обычно и делают скотоводы-киргизы, живущие на Восточном Памире.

Восточный Памир — самая высокогорная населенная область на земле. В совхозах и колхозах, расположенных по берегам рек и озер, разводят овец, коз и яков.

Издали яка можно принять за корову. Но, приблизившись, видишь, что у этой «коровы» слишком короткие и толстые ноги, горбом приподнятые лопатки и длинная, почти до земли, шерсть. Хвост в верхней части похож на коровий, а в нижней на нем такие же длинные волосы, как на лошадином. Совсем удивителен у яка голос: такое сильное, крупное животное, а хрюкает, как свинья!

Як, или по-местному кутас, в хозяйстве памирских киргизов также необходим, как верблюд для жителя пустыни или олень на севере.

Як хорошо переносит жизнь на больших высотах. Он легко перевозит тяжелые грузы там, где лошади очень быстро устают. Из жирного и вкусного молока яков делают сметану, масло и кислое молоко — айран; из их теплой шерсти приготовляют одежду и валяют кошмы; мясо яков служит пищей, а из кожи шьют обувь.

Памирский як.

Яки не боятся ветров и жестоких морозов, неразборчивы в пище. Они с аппетитом поедают невзрачную и жесткую растительность, зимой нередко выкапывая ее из-под снега.

На яках можно вспахать землю там, куда не пройдут тракторы.

Во многих горных долинах Памира сеют ячмень, сажают овощи и даже разводят сады. В новых поселках цветут розы, и их нежный аромат смешивается с горьковатым запахом полыни.

Климат на Памире суров, почвы его скудны, осадков почти нет. Все грядки, сады и поля нужно поливать, для того чтобы собрать с них урожай.

Много рек и певучих ручьев стекает со склонов гор, но, чтобы провести их воду на поля, нередко приходится взрывать скалы и выдалбливать в камнях арыки длиной в несколько километров.

Каждое новое вспаханное поле, новое стадо, выращенное заботливыми руками пастухов, каждый вновь проведенный арык — это большая победа человека над суровой высокогорной пустыней.

Г. Ганейзер

Встреча с пустыней

Позади осталось последнее селение, станция железной дороги, линия телеграфных проводов. Впереди — пески…

Мы въезжаем в пустыню Туркмении — Кара-Кумы, великую среднеазиатскую пустыню.

Не встретим мы на своем пути ни поселков, ни веселой, шумной реки, ни даже маленького говорливого ручейка.

Пески раскинулись на сотни километров.

В первый раз я буду в настоящей пустыне. Какая она?

Правда ли, что это безжизненное пространство, на просторах которого отваживается разгуливать только ветер?

Правда ли, что она вздымает гигантские песчаные смерчи, летящие со страшной быстротой и уничтожающие все на своем пути, что «черные», или «злые», пески, как переводят на русский язык название «Кара-Кумы», кишат змеями, фалангами, скорпионами, что от нестерпимого зноя в колодцах иссякает вода, а у путников трескаются губы и болят глаза?

Еще зимой в пустыню выехала большая научно-исследовательская экспедиция. Как географ в ней буду работать и я.

Скорей же, скорее бегите, наши машины, вперед!

Все ближе и ближе к нам желтовато-серое море песков. Еще немного — и пески уже мягко шуршат под колесами…

Оказывается, поверхность пустыни неровная. Нам приходится все время то взбираться на высокие бугры, то спускаться в глубокие котловины.

Впереди вьется чуть заметный след автомобиля, прошедшего здесь несколько дней назад. Этот тоненький следок и есть дорога. Нужно во все глаза следить за ним, иначе мы собьемся с пути и придется потратить много времени и сил, чтобы выбраться на правильную дорогу.

Я смотрю по сторонам и не могу оторвать глаз от пустыни. Что за чудо? Она же зеленая, совсем зеленая! Какая яркая трава, какие пестрые цветы!.. Больше всего здесь песчаной осоки. Ее узенькие листики качаются на ветру и чертят концами на песке запутанные узоры. Осока цветет желто-коричневыми невзрачными цветочками, на которых выделяются крупные, повисшие книзу тычинки.

Песчаная осока.

Каждый кустик осоки растет отдельно, между ними лежит песок; но когда смотришь вдаль, кажется, что вся пустыня зеленая. Мелькают ярко-красные головки мелких маков, бледно-сиреневых ирисов, бело-розовых тюльпанов. Изредка встречаются плотно прижатые к песку темно-зеленые сочные листья, напоминающие лопухи. Это дикий ревень. Его листья достигают иногда полуметра, стебли мясистые и красные.

Тюльпан.

Какое голубое небо весной над пустыней! И сколько невидимых жаворонков поет в нем свои веселые песни!

А вон один спустился и сидит у дороги. Какой у него славный хохолок на головке! Недаром его зовут «хохлатым жаворонком».

Он без боязни смотрит на людей, следя за машиной своими блестящими, черными глазками и наклоняя головку то на один, то на другой бок.

Хохлатый жаворонок.

Часто тишину нарушает резкий, пронзительный свист. Так умеют свистеть мальчики — для этого они всовывают в рот два пальца. Но мальчиков в песках нет. Кто же свистит?

Внимательно оглядываясь по сторонам, я вижу маленьких песочно-желтых сусликов, то и дело поднимающихся на задние лапки и становящихся «столбиком». Вот кто, оказывается, посвистывает в пустыне! Суслики очень любопытны и ни за что не пропустят случая посмотреть на такое интересное зрелище, как проезжающая мимо машина. Очень интересно и в то же время очень страшно: тарахтит, гремит и противно пахнет громадное чудовище на колесах. И суслик, постояв немножко «столбиком», пускается наутек, задрав кверху коротенький хвостик и презабавно подпрыгивая.

Суслик.

Чем глубже мы въезжали в пустыню, тем разнообразнее становилась растительность. Появились кустарники, саксаул — почти единственное дерево пустыни. На саксауле еще не было зелени, серые тонкие веточки клонились к земле.

Название «Кара-Кумы» никак не подходило к окружающим нас зеленым просторам, и я предложила переименовать их в Кок-Кумы, что значит «зеленые пески».

— Подождите, подождите! — говорят мне, смеясь, мои спутники. — Поживете — увидите, что останется от этой зелени через две — три недели. Теперь март, а дождей не увидите до поздней осени. Даже облака на небе становятся редкостью, а скоро и совсем исчезнут. Вы знаете, какой здесь иногда летом «дождь» бывает? Появится тучка, порядочная, серая, — кажется, что из нее вот-вот дождик брызнет. И он действительно идет, только до земли не доходит! Воздух такой сухой, что капли испаряются в нем, и редко-редко какой-нибудь из них удается упасть на песок…

Все это так, и мне хорошо известно, что пустыня получает в три раза меньше влаги, чем, например, средняя полоса Европейской части СССР, и что испариться в пустыне могло бы в десять раз больше влаги, чем выпадает, но все-таки не верится, что пески могут так измениться. Не верится, что вскоре исчезнут свежая зелень, прозрачный воздух, ласковое солнце и прохладный ветерок, что над пустыней встанет пыльная, серая мгла, сквозь которую нестерпимо будет жечь стоящее над головой солнце, что ветер станет напоминать дыхание раскаленной печи, а вместо зеленой травки тысячами колючек ощетинятся пески.

Но что это? Кажется, мы уже въезжаем из весны в лето. Более редкой стала трава, исчезли деревца саксаула, кустарники и наконец песчаная осока. Мы выехали на совершенно обнаженные, серовато-желтые бугристые пески. Проехав по таким пескам около километра, мы попали в большую плоскодонную котловину, в центре которой оказался колодец.

Около него толпилось несколько сот черных, блестящих овец. Их пригнали сюда на водопой из песков, где они пасутся. Пастухи разделяли овец на группы по двадцать — тридцать штук и поочередно подгоняли к желобу. Напившись, овцы отходили в сторону и освобождали место для других, терпеливо дожидавшихся своей очереди.

Колодец, к которому мы подъехали, совсем не походил ни на обычный колодец с воротком, ни на длинноногий украинский журавль. Он был совсем круглый, со стенками, выложенными кирпичом. Вода в колодце была на глубине более двадцати метров.

Колодец почти не поднимался над поверхностью земли. Над ним возвышались два наклонных деревянных бруса, концами укрепленных в песке. Между брусьями находился блок.

Воду из колодца поднимал высокий одногорбый верблюд, на спине у которого сидела девочка-туркменка.

Воду из колодца поднимал высокий одногорбый верблюд.

К седлу верблюда был привязан конец толстой веревки. На другом ее конце, перекинутом через блок и спускавшемся в колодец, висело большое, сшитое из кож ведро, вместимостью около трех обычных ведер.

Девочка подгоняла верблюда, и он послушно приближался к колодцу; ведро при этом опускалось и наполнялось водой. Тогда девочка поворачивала верблюда, и он не спеша удалялся от колодца, натягивая канат и поднимая полное ведро. Как только ведро оказывалось на уровне бассейна, стоявшая возле колодца женщина громким возгласом останавливала верблюда и выливала воду из ведра в бассейн. Вода стекала в тот самый желоб, из которого пили овцы.

Между тем наша машина подошла к колодцу, и мы стали наливать воду в стоявшие на ней два деревянных бочонка. В каждый из них входило по семь ведер. Бочонки имели необычную форму: они были высокие, узкие, сдавленные с боков, с двумя круглыми отверстиями в верхнем донышке, через которые наливали воду.

Такую необыкновенную форму придают бочонкам для того, чтобы удобнее было навьючивать их на верблюдов.

После того как бочонки были наполнены, мы продолжали путь. Скоро колодец скрылся из глаз, снова появилась скудная растительность, начались бесконечные подъемы и спуски.

Только к вечеру мы добрались до лагеря.

После радостной встречи, шумных восклицаний и обмена первыми новостями мы установили свою палатку, развели костер и принялись варить ужин.

Ночь наступила очень быстро. Только что, кажется, светило солнце и было жарко, а спустя совсем немного времени пришлось надевать ватную куртку.

Холодная ночь скоро загнала нас в палатки.

Забравшись в спальный мешок, приподнимаю край палатки; смотрю на темное небо.

Луны не видно. Но сколько звезд! Яркие и большие, и маленькие, чуть заметные, теснятся они на небе. Низко над горизонтом стоит Полярная звезда.

Тихо ночью в пустыне. Ни звука не слышно вокруг. Спят птицы, не шелестит на деревьях и кустах листва.

Нет здесь ни мух, ни назойливых комаров, не квакают лягушки и не лают собаки.

И вдруг тишину прорезает визгливый громкий хохот, похожий на плач, или плач, похожий на хохот. Точно плачет навзрыд заплутавшийся в песках ребенок. Нельзя не вздрогнуть, услышав его впервые.

«Чакалка кричит», — говорят рабочие. «Чакалкой» они называют шакала, небольшого зверька, похожего и на собаку и на лисицу. Он нахален и в то же время очень труслив; питается падалью и не брезгает объедками.

Шакал.

Шакал никогда не нападает на человека, но может подойти близко к лагерю и даже стащить то, что плохо лежит.

Хохот шакалов то замирает вдали, то приближается к лагерю. Я слышу, как просыпаются в соседних палатках рабочие.

Слышно, как хлопает брезент, шуршит под ногами песок. Человек выходит из палатки, и грохот выстрела проносится в ночи.

Напуганные выстрелом, шакалы разбегаются.

Наступает тишина.

Г. Ганейзер

В субтропическом лесу

В южной части Кавказского заповедника есть интереснейший уголок. Это — тисо-самшитовая роща. Находится она возле приморского города Хоста.

Знакомясь с заповедником, я решил побывать и там. Проводить меня пошел научный сотрудник — Петр Алексеевич. Он уже пятнадцать лет работает здесь и знает наизусть каждый уголок, каждое деревце.

Прямо от входа начиналась густая, почти непроходимая чаща девственного горного леса.

Мы вошли в него и направились в глубь чащи по каменистой тропе. Она вилась среди скал, густо заросших невысокими деревьями. Их ветви были сплошь покрыты мелкими твердыми вечнозелеными листочками.

— Это и есть самшит, — сказал мне Петр Алексеевич, — по прозвищу «железное дерево». Самшит очень тяжел: если бросить обрубок в воду, он тонет. Древесина самшита чрезвычайно крепка и в изделиях часто заменяет металл. Употребляют ее вместо металла в деталях машин, там, где требуется бесшумная работа. Из самшита делают челноки для ткацких станков, различные блоки, шестерни и валики. Кроме того, из самшитового дерева вытачивают бильярдные шары, шашки, шахматы и самые разнообразные художественные изделия.

Самшит.

Слушая Петра Алексеевича, я оглядывался по сторонам, стараясь найти более крупное дерево самшита. Но кругом все деревца были очень небольшие: не выше четырех — пяти метров и толщиной не более десяти сантиметров в диаметре.

— Это что же — сравнительно молодая поросль? — спросил я.

— Да как вам сказать! — улыбнулся Петр Алексеевич. — Смотря с чем сравнивать. Таким деревцам около сотни лет, а многим и побольше будет.

— Что вы говорите! Сколько же лет может прожить самшит и каких размеров он в конце концов достигает?

— А я вам сейчас покажу, — ответил Петр Алексеевич.

Мы шли все дальше и дальше в глубь леса и чем больше углублялись в него, тем он становился гуще и фантастичнее по своим очертаниям. Стволы и ветви деревьев сплошь оплетены гибкими стеблями плюща и лиан. А с ветвей самшита свешивались зеленые «бороды» мхов, образуя целые гирлянды. На земле зеленели заросли папоротников.

— Взгляните: настоящие джунгли — наши субтропики, — сказал Петр Алексеевич. — Тепло и влажно здесь и летом и зимой. Да и немудрено: с одной стороны Черное море, а с другой — горы, которые загораживают побережье от холодных ветров. У нас средняя температура выше четырнадцати градусов тепла… — Петр Алексеевич огляделся и добавил: — Тут у нас не только самшит растет. Вот вам падуб! — И он тронул рукой кустарник с растопыренными колючими листьями. — А вот лавровишня. Уж это-то деревце вы, наверно, знаете.

Мы медленно продвигались в глубь этого чудесного субтропического леса с его непроходимыми зарослями.

— А вот взгляните, — сказал Петр Алексеевич, срывая какое-то травянистое растение с широкими зелеными листьями.

Он перевернул лист тыльной стороной, и я увидел, что в центре к нему прикреплена на крохотном стебельке красная ягода. Я ничего не мог понять: почему ягода растет не как обычно — на конце ветки или стебля, а посередине листа?

— Вот видите, какое интересное растение, — улыбнулся, видя мое недоумение, Петр Алексеевич. — Это иглица — представитель древнего растительного мира. Широкие листовидные пластинки — ее боковые побеги. На них, как и на обычных побегах, весной бывают маленькие зеленоватые цветочки, а вот теперь, осенью, они превратились в ягоды.

Иглица.

Петр Алексеевич огляделся кругом и добавил:

— Вообще все растения, которые вы здесь видите — и самшит, и тис, и падуб, и лавровишня, — представители давным-давно минувших эпох. Вообразите себе, что мы, как в сказке, перенеслись на много-много веков назад и бродим по чудесному доисторическому лесу…

Действительно, все кругом было словно в сказке. Мы стояли на едва заметной тропинке, которая взбиралась на крутой горный склон. Кругом росли причудливо искривленные деревца, сплошь увитые гибкими лианами. А зеленые «бороды» мхов, свисающие с ветвей, походили на какие-то водоросли.

Я взглянул вниз. Там вся эта путаница ветвей, зеленых мхов и лиан казалась еще более фантастичной.

Синеватая дымка тумана окутывала ущелье, и мне вдруг с необыкновенной ясностью представилось, что я вовсе не в лесу, а на дне океана.

Подняв кверху глаза, я увидел прямо над головой какие-то крючковатые серо-зеленые побеги, которые можно было принять за лапы и щупальцы невиданных морских чудовищ. Я смотрел будто из глубины, со дна моря. А где-то далеко-далеко вверху, в узком просвете между скал, синело, искрилось небо.

— Петр Алексеевич! — воскликнул я. — Да ведь это настоящее морское дно! Вот где бы надо снимать картину «Садко»!

— Да, да. На морское дно очень похоже, — ответил мой спутник. — Многие говорят.

С каждым шагом в этом необычайном лесу передо мною открывалось что-нибудь новое. Вот Петр Алексеевич привел меня к сравнительно большому дереву самшита, вышиною метров десять — пятнадцать. Ствол его внизу был довольно толст — наверно, около сорока сантиметров в поперечнике.

— Этому дереву не менее полтысячи лет, — сказал мой спутник. — Преклонный возраст. Видите, оно уже начинает постепенно дряхлеть и гибнуть.

Полюбовавшись этим «почтенным старцем», мы пошли знакомиться с другими ценнейшими представителями заповедной рощи — с тисами.

Тис, или, как его иначе называют, «красное дерево», по внешнему виду немного напоминает сосну. Ветви его покрыты длинными зелеными иголками. Растет он, так же как и самшит, чрезвычайно медленно: за три — четыре тысячи лет достигает тридцати метров в вышину и до двух с половиной метров в поперечнике ствола. Тис прозвали еще «негнóй» — за его исключительную стойкость против гниения. Упавшее дерево может пролежать на земле сотни лет и останется целым и крепким.

Петр Алексеевич рассказал, что в зарубежных странах до наших дней сохранились древние здания, балки которых сделаны из тиса. Они служат уже по пятьсот — шестьсот и более лет.

В далеком прошлом леса тиса и самшита росли во многих местах Европы. Но потом, с изменением климата, они стали быстро исчезать. Гибели этих ценнейших пород во многом «помог» и сам человек. Тисовые и самшитовые леса беспощадно вырубались на различные поделки. Из тиса делались сваи для подземных сооружений. Он же шел на обшивку подводных частей судов. Кроме того, тис из-за своей большой упругости употреблялся в древности на изготовление луков. А в более поздние времена древесина тиса, имеющая очень красивый красноватый оттенок, широко использовалась для изготовления дорогой мебели. Но этим еще не исчерпываются ценные качества тиса. Древесина его прекрасно резонирует и может быть с успехом использована для изготовления роялей.

У нас в стране тис в очень небольшом количестве сохранился только на Черноморском побережье Кавказа, в Кахетии и в Крыму.

Глядя на ближайшие к нам деревца, я заметил, что корни их почти не углубляются в почву. Да и углубляться-то было некуда: деревца росли прямо на голых скалах, только слегка прикрытых мохом. Я обратил на это внимание Петра Алексеевича.

— Да, все наши растения очень нетребовательны к почве — растут прямо на камнях. Им бы только как-нибудь ухватиться за них корнями — вот и все. Но зато скудость почвы здесь с избытком вознаграждается теплым и влажным климатом. Влаги в воздухе наших субтропиков очень много.

Ветка тиса.

Наконец мы поднялись на самый верх скалы, к развалинам древней крепости. Отсюда открывался чудесный вид на ущелье внизу и на соседние горы.

На обратном пути я спросил Петра Алексеевича, какие животные водятся на этом заповедном участке гор.

— Участок-то у нас невелик, всего триста гектаров, — ответил мой спутник. — Поэтому зверю держаться у нас постоянно негде. А так, заходом, всякий зверь бывает: и кабан и медведь. Однажды очень занятный случай вышел — и как раз неподалеку от развалин крепости, где мы только что были. Пошли мы поздней осенью осматривать свой лесной участок. Проходим мимо одной пещеры в скале и видим, что вход в нее будто нарочно завален сучьями, мохом, землей. Что за странность? Подошли, поглядели, но как-то особого внимания не обратили и пошли дальше. А на обратном пути глядим — а уж вход в пещеру свободен: мох, сучья, земля — все в разные стороны раскидано, а на земле, на мху свежие отпечатки медвежьих лап. Это сам Михаил Иванович Топтыгин забрел в пещеру, да и завалил изнутри выход, чтобы не дуло; наверно, берлогу себе на зиму устраивал. Только мы ему помешали.

Петр Алексеевич помолчал и добавил:

— Иной раз и куницы сюда забегают. Только тоже случайно. Ведь наш заповедник не рассчитан на разведение животных. Наша главная задача — охрана и разведение тиса.

— Вернее, охрана, — поправил я. — Разводить-то вы его еще не умеете?

— Нет, умеем, — возразил Петр Алексеевич. — И это совершенно необходимо, потому что в природе тис крайне медленно возобновляется. У его семян очень длительный период покоя: они могут пролежать в земле, не прорастая, до двух с половиной лет. Кроме того, всхожесть семян чрезвычайно низкая: в естественных условиях всего семь — восемь процентов.

— Чем же это объяснить? — спросил я.

— Во-первых, семена тиса — любимая еда различных грызунов, так что многие семена погибают еще в земле. А те, которые дают росток, в дальнейшем страдают от избыточного затенения. Годичный росток тиса бывает величиной всего со спичку. Сами понимаете, что при таком возобновлении не дождешься, когда он вырастет. Вот мы в заповеднике и решили попробовать разводить тис черенками. Весной срезаем веточку в семь — восемь сантиметров и сажаем во влажный песок с торфом. Самое главное при такой посадке — поддерживать достаточную влажность. И вот, при благоприятных условиях, в течение пяти — шести месяцев черенок укореняется в почве. К годичному возрасту у него уже имеется мощная корневая система, стволик деревенеет и развиваются зачатки кроны. Этот метод посадки дает возможность ускорить рост посадочного материала в восемь — десять раз.

— А хорошо прививаются черенки? — поинтересовался я.

— Очень хорошо. При таком методе отход — не более десяти процентов. Мы уже перевезли наши саженцы в главный массив заповедника и в целый ряд лесосовхозов. Даже в Москве они побывали: ездили показать себя на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке: вот, мол, какие мы выросли богатыри! — весело добавил Петр Алексеевич.

Г. Скребицкий

На крымской Яйле

День и ночь то ласково шепчут, то грозно шумят и бьются о скалы синие морские волны… То взбегают они на пологий берег, то далеко уходят обратно в море, увлекая за собой песок и круглые серые камешки.

По морской глади тысячами бликов разбегаются солнечные лучи, а солнечная «дорога» уводит к самому горизонту. Близко к морю подходят парки, сады, рощи.

Рано наступает весна на южном берегу Крыма. И тогда в пышный белый и розовый наряд одеваются деревья миндаля, абрикосов, черешен, персиков, яблонь. Всюду цветы, хотя листьев на деревьях еще нет. Даже колючий, непролазно густой кустарник — терновник — надевает белое кружевное платьице, под которым он скрывает свои жесткие, как из проволоки, шипы.

На белой акации повисают душистые грозди. Лиловые кисти глициний спускаются с серых заборов. С дерева на дерево перебрасывает свои ветви цепкий зеленый плющ. Мелкие вьющиеся розы одевают стены домов. Темно-зеленые кипарисы поднимают стройные вершины к синему небу.

Высокой стеной стоят над южным берегом Крыма горные гряды и защищают его от холодных северных ветров, от сырых туманов, от зимних метелей и вьюг.

На узкой полоске земли между горами и морем почти нет ровных участков. Идешь к морю — значит, спускаешься вниз. Двигаешься в сторону гор — значит, поднимаешься кверху. А как разнообразны растения этой полоски!

В парках вблизи моря стоят высокие платаны с листьями, похожими на кленовые, и с круглыми шариками-плодами. Блестят, отражая солнечные лучи, глянцевитые листья магнолий, и в пышной листве раскрываются навстречу солнцу огромные белые цветы с сильным и каким-то густым запахом. Пальмы шелестят широкими веерами листьев.

Белая акация.

Вьющиеся розы.

Магнолия.

Немного поодаль от моря, на каменистых пепельно-серых склонах растут оливковые деревья. Среди их серебристо-седой зелени проглядывают зеленые блестящие ягоды — маслины; осенью они станут черно-фиолетовыми. Из маслин получают масло, которое называют оливковым или прованским, в честь их родины Прованса, во Франции.

В оливковых рощах сухо и жарко. Целыми днями трещат цикады среди выгоревшей желтой травы.

Под тенью ореховых деревьев — зеленоватый полумрак, остро и резко пахнут разогретые солнцем листья, а среди них висят жесткие темно-зеленые молодые орехи.

Сказочно богата растительность южного берега Крыма. А какая же влага поит всю эту зелень? Ведь в Крыму выпадает мало дождей. Проезжая по южному берегу, мы не встретим ни рек, ни даже ручьев. Зато мы увидим много фонтанов, от которых часто отводят воду на поля и в сады. А к фонтанам вода притекает откуда-то сверху, издалека.

Пойдемте в горы. Сколько интересного мы увидим по дороге!

Все выше и выше уводит узкая каменистая тропка, и вот мы в дубовом лесу, насквозь пронизанном солнечными лучами. Рядом с невысокими молодыми и кудрявыми дубками, как богатыри, поднимаются коренастые, старые дубы, а в подлеске сплелись в густую поросль нежные кустики бересклета, боярышник, кизил.

Дубовые леса скоро кончаются, и мы входим в полосу сосновых. Ноги начинают скользить по опавшей хвое. В сосновых лесах еще солнечнее, чем в дубовых. А как пахнет смолой! Она, как прозрачный янтарь, капельками висит на стволах деревьев. Прямые и высокие сосны любят простор, и лучи солнца свободно проникают сквозь голубовато-зеленую хвою.

По опушкам и на полянах теснятся молодые сосенки. Вот где будет много рыжиков в ясную крымскую осень! Поднимешь веточку сосны, опущенную до земли, а под ней — целое семейство ярко-оранжевых и прохладных рыжиков.

Все склоны Крымских гор поросли густыми и разнообразными лесами. Мы побывали в дубовом и сосновом; заглянем теперь в буковый.

Как прямые серые колонны, поднимаются вверх ровные, гладкие стволы. Только подняв голову, увидишь листву… Но в лесу сыро, темно и мрачно. Широколистые кроны плотно сомкнулись, и только слабые желтовато-зеленые отсветы лучей падают на землю, которая покрыта толстым слоем полупрелой листвы. Кое-где из-под нее торчат изогнутые темно-серые корни, похожие на больших змей.

В буковых лесах почти нет под ногами травы, не растут кустарники. Трудно в таком лесу вырасти молодому деревцу. Только когда, прожив лет двести, старые деревья начинают умирать, в лесу появляются полянки — просветы, на которых быстро разрастается молодая поросль.

На южных склонах горного массива Чатырдаг находится заповедник. В густых лесах заповедника живут олени и косули. Их можно встретить то на тропинках, ведущих к водопою, то среди обрывистых скал.

Косуля.

На вершинах самых высоких сосен вьют свои гнезда громадные грифы, а в быстрых и прозрачных речках весело плещется, играет и борется с течением форель.

Гриф.

Много певчих птиц скрывают свои гнезда в тенистых кустарниках; особенно громки и радостны их утренние песни.

В сумеречные часы часто можно услышать в лесу громкое кряхтенье: это вышел на охоту неуклюжий лакомка — барсук. В поисках жуков и личинок он старательно разгребает старую листву. Барсуки очень любят всевозможные плоды и ягоды; иногда они устраивают настоящие набеги на виноградники.

Барсук.

Но пойдемте дальше. Выйдем из леса, напоенного запахами цветов, на плотную щебенчатую дорогу. Делая широкие петли, она поднимается все выше и выше.

Растительность по сторонам дороги уже не так густа, деревья — ниже и тоньше. Еще двести — триста метров подъема — и вместо деревьев только корявые кусты, с искривленными и высохшими вершинами.

Близка граница леса. Смотрите-ка! Можжевельник выбрасывает ветви не вверх, а в стороны, словно хочет на земле найти местечко потеплее. И сосны нагибают головы и гнутся к земле, а у тех, что хотели поспорить с леденящим дыханием зимнего ветра, вершины засохли и пожелтели… Холодно здесь зимой!

Вот и конец подъема. Мы на Яйле. Так называются широкие, ровные вершины Крымских гор.

С обрывистого края Яйлы хорошо видны внизу леса, белые домики, сады и бесконечно огромная морская даль, сиреневой дымкой сливающаяся с небом.

После долгого и утомительного подъема нужно устроить привал. Лето на Яйле жаркое, знойное. Дует сухой и горячий ветер. Хочется в тень, но деревьев нет. Хочется пить, но на вершине Яйлы нет ни рек, ни ручейков.

Среди побуревшей от солнца травы белеют невысокие каменные валы, окружающие глубокие ямы-воронки. Только редкие кустики граба или вяза темнеют на их склонах. Немного дальше поверхность Яйлы как бы вспахана гигантской бороной: ряды ложбин отделяются друг от друга каменными острыми гребнями. Нелегко идти по таким участкам. Среди запутанной сети острых мелких пиков, ребер, зубцов трудно найти место, куда можно поставить ногу…

Крымская Яйла сложена известняками. Это горная порода, которая сравнительно легко растворяется водой. Конечно, ей нужны не год и не два, чтобы вырезать в плотных известняках такие причудливые узоры, просверлить глубокие воронки и колодцы. Эту работу вода совершает в течение десятков и сотен тысяч лет.

Известняки Яйлы пронизаны многочисленными трещинами. По трещинам вода проникает в глубь пород, разрушает и растворяет их.

Влага, которая выпадает на поверхность Яйлы, просачивается в глубину, и поэтому так сухо и безводно на Яйле.

Опускаясь по трещинам и пустотам все глубже и глубже, вода проходит через всю толщу известняка, а затем, встречая другие водоупорные породы, начинает двигаться над ними и в виде многочисленных ключей и родников выбивается наружу.

Так безводная и сухая Яйла поит города, сады и виноградники многих районов Крыма.

Г. Ганейзер

Знаете ли вы географию?

I
Если вы внимательно слушаете объяснения учителя на уроках географии, вам, вероятно, нетрудно будет ответить на следующие вопросы. Только подумайте хорошенько, прежде чем ответите.

1. Сколько полюсов насчитывают географы на земном шаре?

2. Кто побывал ближе всех к центру Земли?

3. В каком месте земного шара дует только южный ветер?


II
На этих картинках изображены очертания озер, расположенных на территории нашей Родины. Назовите их.

III
Где растут эти растения?
Укажите на карте места, где можно встретить дико растущими изображенные здесь растения.

Среди них легко заметить и типичных обитателей жарких стран (лотос, лианы) и скромные кустики настоящих полярников (морошка, полярная ива). Где же они растут?

1. Кедр.

2. Лотос.

3. Дикий виноград.

4. Жень-шень.

5. Морошка.

6. Степной ковыль.

7. Лианы.

8. Эдельвейс.

9. Саксаул.

10. Полярная ива.

IV
Перед вами девять разнообразных животных. Не укажете ли вы названия этих животных и где, в какой стране, они водятся?

V
Знаете ли вы свою Родину?
1. На территории Советского Союза находится самое большое и самое глубокое озеро в мире. Назовите его.

2. В какое озеро Советского Союза впадают 336 рек, а вытекает только одна?

3. Какие реки на юге Советского Союза не имеют устья и никуда не впадают? Назовите их, отыщите их на карте.


VI
На этом рисунке изображены крупнейшие горные вершины Советского Союза. Укажите, в каких горных системах они находятся.

1. Гора Народная.

2. Гора Белуха.

3. Ключевская сопка.

4. Гора Эльбрус.

5. Пик Победы.

6. Пик Сталина.

VII
На этих картинках изображены очертания островов, расположенных на территории нашей страны. Назовите их.

VIII
На этих картинках изображены очертания полуостровов, расположенных на территории нашей Родины. Назовите их.

IX
А вот несколько шуточных загадок. Для того чтобы ответить на них, нужны не только прочные знания по географии, но и хорошая смекалка, потому что это загадки-шутки.

1. Какой полуостров в СССР сам говорит о своей величине?

2. Какие ворота нельзя закрывать и открывать?

3. Какой нос всегда мерзнет?

4. Какие шары совсем не круглые?

5. Какой город в СССР носит «сладкое» название?

6. Название какой реки у тебя во рту?

7. Какой город в СССР носит название хищной птицы?

8. Какая река на юге СССР носит название большого зверя?

Зеленые друзья

Зеленые друзья

Трудно представить себе нашу жизнь без растений, этих зеленых друзей человека, которые одевают и кормят его, помогают строить дома, дороги, мосты и корабли, очищают и оздоровляют окружающий нас воздух, согревают зимой наше жилище, а летом укрывают нас от палящего зноя в своей прохладной и душистой тени.

Жизнь и благосостояние людей всего земного шара во многом зависят от этих молчаливых зеленых друзей. Если бы на земле не было растений, все люди и животные погибли бы.

Но растения не сразу стали нашими друзьями. Человеку долго пришлось завоевывать, покорять и «приручать» различных представителей обширного зеленого мира. И единственным оружием завоевателей был труд — упорный, кропотливый труд многих поколений безвестных тружеников — земледельцев, сотен талантливых ученых, опытников, практиков. Только труд помог человеку стать хозяином зеленого мира.

В этом разделе нашей книги вы найдете рассказы о том, как люди научились разгадывать тайны природы, переделывать и улучшать ее и как щедро платят человеку за труды и заботы его зеленые друзья — растения.

О чудесной кладовой

Есть на свете чудесная кладовая. Положишь в нее весной мешок зерна, а осенью, смотришь, вместо одного мешка в кладовой уже двадцать.

Ведро картошки в чудесной кладовой превращается в двадцать ведер.

Горсточка семян делается большой кучей огурцов, редисок, помидоров, морковок.

Видел ли ты когда-нибудь семечко с двумя крылышками? Дунешь на него — оно и полетело. А попадет такое семечко в чудесную кладовую, полежит — глядишь, где было крылатое семечко, стоит ветвистое дерево, да такое большое, что его и не обхватишь.

Сказка это или не сказка?

Это не сказка.

Чудесная кладовая есть на самом деле.

Ты уже, наверно, догадался, как она называется.

Она называется — земля.

Вот сейчас ты сидишь за столом и читаешь эту книгу. И стол и книга сделаны из дерева, а дерево выросло из маленького семечка, упавшего на землю.

Твою рубашку сделали из льна.

А лен вырос из семечка, брошенного в землю.

Весной кладовую отпирают — вспахивают поле острым плугом.

Потом кладут в нее семена — засевают поле зерном.

Потом ее запирают — засыпают зерно землей.

В кладовую кладут не только зерно, но и картошку и рассаду.

А осенью приходит хозяин и берет то, что ему припасла чудесная кладовая: горы зерна, картошки, моркови, огурцов, капусты.

Но чудесная кладовая слушается только хорошего хозяина, а плохого не слушается.

Придет плохой хозяин, а у него вместо хлеба, моркови, капусты и других овощей — одна только сорная трава.

Откуда взялась сорная трава?

А вот откуда.

Когда надо было сеять хлеб, плохой хозяин не отобрал хорошие семена, а посеял все вместе: и годные семена и сорные.

Сорная трава и обрадовалась, что ее сеют, будто она рожь или пшеница.

Принялась она расти не по дням, а по часам и заглушила хлебные колосья, отняла у них воду, заслонила их от солнышка.

И на огороде тоже сорная трава разрослась. Надо было грядки полоть, сорную траву выдергивать.

Семена осота и будяка.

А плохой хозяин не полол огород — вот и вышло, что у него на грядках одна сорная трава и выросла.

Не так поступал заботливый хозяин.

Он берег свое добро, не оставлял его без присмотра.

Он и семена хорошие отобрал, он и землю удобрил, как надо, и вспахал ее глубоко, и вовремя весь хлеб убрал, ни зернышка не потерял. Хороший хозяин не давал сорной траве расти на поле и в огороде, а воевал с ней, как с самым злым врагом.

Вот почему чудесная кладовая дала хорошему хозяину много, а плохому — мало.

Что же выходит? Выходит то, что, если не работать, самая расчудесная кладовая перестанет делать чудеса. А если работать хорошо и дружно, тогда и чудеса не заставят себя ждать.

До Октябрьской революции трудно было жить крестьянину.

Земли у крестьянина было мало, оттого что очень много земли принадлежало помещикам. У него не было денег не то что на сеялку или косилку, но и на простой плуг. Да и что бы он стал делать с машинами на своей маленькой полоске, где и лошади с сохой негде было повернуться!

Крестьянин сеял вместе с зерном семена сорной травы, оттого что у него не было такой машины, которая отделяет рожь и пшеницу от сорняков.

Тракторный плуг распахивает самую твердую землю.

Машины могли покупать только помещики и богатые крестьяне — кулаки, которые сами не работали, а нанимали батраков.

Иначе пошло дело тогда, когда вся земля стала у нас общая, государственная, и крестьянские полоски слились в большие колхозные поля.

Советское государство устроило в помощь колхозникам машинно-тракторные станции.

На этих станциях много сильных, проворных машин.

Одна машина пашет, другая сеет, третья косит, четвертая молотит — выбирает зерно из колосьев, пятая веет и сортирует — отбирает хорошие семена, а плохие выкидывает.

Посадочная машина.

Когда надо землю вспахать, со станции приходит в колхоз трактор. Он может сразу тащить несколько плугов и сразу всеми пахать.

А когда надо урожай убирать, зовут на помощь комбайн.

Это самый расторопный работник, он сразу делает много дел: и косит, и веет, и молотит, и зерно в мешки насыпает.

Наши инженеры придумали и другие удивительные машины.

Картошку обыкновенно руками сажают. А инженеры изобрели машину — картофелесажалку. Идет машина по полю, сама борозды делает, сама картошку из ящика достает, сама ее в землю бросает и землей засыпает.

Придумали инженеры и такую хитрую машину, которая может рассаду сажать. Она сразу сажает в борозду шесть маленьких растеньиц и каждое растеньице тут же водой поливает, чтобы ему было что пить. Сделает шаг — и опять шесть растеньиц посадит.

Вот какая нянька — сразу за шестью ребятами ухаживает!

Много новых машин-помощниц построили у нас на заводах рабочие.

Все лучше и дружнее идет с каждым годом работа на колхозных полях.

В старые времена крестьянин никогда не знал, прокормит ли его земля или не прокормит, хорошо уродится хлеб или плохо. А теперь люди у нас не ждут подарков от природы, а заставляют ее давать все, что человеку нужно.

Советские люди удобряют землю, выращивают новые, лучшие сорта растений, осушают болота, орошают безводные пустыни, загораживают лесами дорогу горячему ветру-суховею.

И в награду за труд чудесная кладовая — земля — дает им все больше хлеба, яблок, груш, овощей, льна, хлопка.

М. Ильин и Е. Сегал

Как Мичурин создал грушевое яблоко

Тысячи лет росли в садах яблони и груши. Яблони, как и полагается, давали яблоки, груши давали груши. Люди даже поговорку сложили: «Яблоко от яблони недалеко падает».

И никогда до сих пор не бывало, чтобы на груше выросли яблоки, а на яблоне — груши.

Но Мичурину как раз и хотелось создавать то, чего еще никогда не бывало. Он верил, что человек может по-своему переделывать природу.

И вот он задумал сделать такой опыт: срастить грушу с яблоней и посмотреть, какие плоды на этой груше-яблоне вырастут.

Грушевое яблоко.

В саду у него росла яблоня — антоновка полуторафунтовая, у которой были огромные яблоки: в полтора фунта весом.

Ее-то Мичурин и решил взять для опыта.

Он мог бы просто срезать с нее ветку или почку и прирастить, привить к грушевому дереву. Но он рассудил не так. У старой яблони — старые привычки. Ее не так-то легко будет перевоспитать, переучить. Гораздо легче переучивать молодежь.

Вот он и взял громадное яблоко антоновки полуторафунтовой, разрезал пополам, вынул темное круглое семечко и посеял. Из семечка выросло крошечное деревце с пушистыми листьями.

Если бы этому деревцу дали расти, как оно хочет, из него вышла бы обыкновенная яблоня. Но Мичурину надо было породнить его с грушей. Он срезал с деревца несколько почек и прирастил их к молоденькой груше.

Почки прижились. Из них пошли ветки. Ветки покрылись листьями.

Мичурин понемногу срезал грушевые ветки, чтобы они не мешали яблоневым — не отнимали у них соков.

Получилось небывалое, сказочное дерево: сверху яблоня, а снизу груша.

Как няня держит ребенка на руках, так груша держала и кормила яблоню. И от этого листья и ветки на яблоне делались все больше похожими на грушевые.

Но тут случилась беда: кормилица-груша сильно заболела.

Что тут было делать? Отдать ребенка другой няне? Этого Мичурин делать не хотел.

Он боялся, что новая няня начнет на свой лад перевоспитывать ребенка.

И Мичурин решил, что ребенок уже настолько вырос, что может и сам себя прокормить.

Мичурин пригнул к земле ствол заболевшей груши в том месте, где к ней была приращена яблоня, и присыпал отводок сверху землей. Яблоня пустила корни. Теперь она уже могла жить самостоятельно.

Но для нее не прошло даром то, что ее вскормила и воспитала груша.

Когда на деревце в первый раз появились яблоки, они оказались не простыми яблоками. Они были так похожи на грушу, что все спрашивали:

— Что это: груша или яблоко?

Так появилось новое, небывалое еще дерево: груша-яблоня. Некоторые говорили: посмотрим, что будет дальше. Если у этого дерева и потомство будет такое же, тогда и в самом деле можно будет сказать, что Мичурин создал новое растение.

Но все сомнения исчезли, когда потомки нового дерева тоже дали плоды, похожие и на грушу и на яблоко.

Много удивительных растений создал Мичурин. Если бы не он, в природе не было бы северного абрикоса, северного винограда, сладкой рябины и многих других плодов. Или же пришлось бы ждать сотни лет, пока они появятся.

На одной ветке растут груши и кисть рябины.

Но Мичурин говорил: «Мы должны уничтожить время и вызвать в жизнь существа будущего, которым для своего появления надо было бы прождать века».

И Мичурин побеждал время, вызывая в жизнь существа будущего.

Он смело скрещивал южные, нежные сорта с северными, выносливыми. Он скрещивал не только яблоню с яблоней или грушу с грушей, но и совсем разные растения: сливу с абрикосом, черешню с вишней, вишню с черемухой, терн со сливой, рябину с боярышником и мушмулой.

У него в саду возникали сказочные растения: церападус, сладкая рябина, сладкий терн, слива-абрикос, дыня-тыква, тыква-огурец.

Нелегко было работать Мичурину. Но ничто не могло сломить его, заставить отказаться от любимого дела.

Был случай, когда разлившаяся река затопила его сад. А потом начались морозы, река замерзла и похоронила под обломками льда молодые деревца. Много тут погибло ценных растений, которые Мичурин вырастил с таким трудом и такой любовью. Но Мичурин не пал духом, а продолжал свою работу с еще большим упорством.

Каждый его опыт требовал не одного года, а многих лет терпеливой работы. Ведь дерево растет долго и не скоро начинает давать плоды.

Во времена Мичурина садоводы думали, что хороший сорт яблока или груши — это находка.

А Мичурин знал, что на одну только удачу надеяться нельзя.

Он часто говорил: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача».

Если надеяться на подарки от природы, на счастливый случай, нужны сотни лет, чтобы бедные северные сады стали богатыми.

Было время, когда Мичурин, склонившись над картой, раздумывал о том, как продвинуть на север границу абрикоса, винограда, груши, яблони.

И вот теперь уже не только на карте, но и на земле мичуринские абрикосы продвинулись до Тамбова, мичуринский виноград дошел до Кирова, мичуринская яблоня китайка золотая — до Петрозаводска, мичуринская груша бере зимняя — до Москвы и Ленинграда.

Триста новых растений родилось в саду у Мичурина. Но он сделал не только это. Он создал науку о том, как создавать растения.

Вся его жизнь — это пример для нас, пример того, как надо бороться за новое и нужное дело, не отступая ни перед какими препятствиями.

Когда он начинал свою работу, у него не было сада, ему приходилось выращивать груши и яблони на пустыре, на свалке. У него было так мало земли, что приходилось выгадывать при посадках каждый вершок. Целые ночи напролет он просиживал за починкой часов, чтобы заработать деньги на опыты, на покупку семян, черенков, саженцев.

Когда нужно было перенести сад на новое место, Мичурину не на что было нанять подводу. Он должен был на собственных плечах перетаскивать за семь километров свою зеленую семью — молоденькие яблони, груши, вишни.

Только немногие понимали в те времена, какие удивительные открытия сделал Мичурин. Он был великим ученым, а его считали всего только садоводом-самоучкой, потому что у него не было профессорского звания.

Царское правительство ничего не делало, чтобы ему помочь. Чиновники не помогали, а мешали ему.

Все пошло по-другому после Великой Октябрьской революции — при советской власти. Мичурину стала помогать вся страна.

И теперь у нас уже много таких садов, где растут созданные им чудесные плоды.

Сотни и тысячи его учеников продолжают его дело: сотворение растений будущего.

И ты тоже можешь стать мичуринцем, если только захочешь.

М. Ильин и Е. Сегал

В гостях у Мичурина

Однажды Иван Владимирович Мичурин привел приехавших к нему пионеров к ореховому кусту, ветки которого поникли от обилия крупных орехов.

— Вы любите орехи, ребята? — спросил Иван Владимирович.

— Конечно, любим!

— Значит, любите? А кто из вас умеет их выращивать? — продолжал спрашивать Иван Владимирович.

Ребята чистосердечно признались, что они даже и не пробовали выращивать орехи.

— Жаль, — посетовал Иван Владимирович. — Это дело по силам вам, ребята. Вот вырастите ореховые деревья или кустарники и будете срывать с веток готовые бутерброды с маслом.

Все ребята засмеялись.

— А вы не смейтесь, я ведь не шучу. В орехах много белков, жиров и других питательных веществ. Из орехов приготовляют ореховое молоко и сливки, делают вкусные пирожные, халву и конфеты… Среди вас есть кто-нибудь из Ивановской, Брянской или Тульской областей? — поинтересовался Иван Владимирович.

Такие ребята нашлись.

— У вас в лесах есть большие заросли лесных орехов — лещины. Если о них заботиться, ухаживать за ореховыми кустами, можно намного увеличить их урожай. Научитесь сами размножать эти ценные растения и насаждайте орешник в новых местах. Особенно хорошо сажать его на склонах оврагов… Отгребите-ка землю от этого орехового куста, — попросил Иван Владимирович.

Лещина.

Ребята отгребли.

— Смотрите, как много корней расходится в разные стороны от куста. Они густой сеткой переплели почву, ее даже сильный дождь не сможет размыть, а это особенно ценно для борьбы с разрастанием оврагов. Вот вы и разводили бы в оврагах пионерские ореховые рощи. Этим самым вы и овраги победите и большой урожай орехов вырастите. Великое спасибо вам все скажут.

— Иван Владимирович, почему в лесу орехи мелкие, а на этом кусте такие крупные?

— Этот культурный садовый сорт зовется фундуком. Раньше такие кусты с крупноплодными орехами росли только на юге. Я и скрестил крупноплодный фундук с нашей морозостойкой лещиной и получил этот орех. Он выносит наши суровые зимы и, как видите, дает высокие урожаи.

У плодов садового фундука скорлупа тоньше, а ядро крупнее, чем у лесного ореха.

— Иван Владимирович, а это что за дерево? — спросили ребята, увидев в мичуринском саду рослое деревце с большими красивыми листьями и круглыми плодами.

— А это маньчжурский орех, он совсем не боится морозов, и его тоже следует разводить в школьных питомниках. Но у этого ореха есть и недостатки: мелкое ядро и очень толстая скорлупа — ее и молотком не сразу разобьешь. Я скрещиваю маньчжурский орех с южным грецким орехом, у которого крупные плоды, заполненные вкусным ядром, а скорлупа тонкая. Таким скрещиванием и хорошим уходом я стараюсь переделать природу грецкого ореха, чтобы он мог расти и приносить плоды в более северных районах. Стремлюсь я сделать холодостойкими и сладкие каштаны. Уж очень они вкусные и сытные. Десяток крупных поджаренных каштанов — отличный завтрак. Честь и хвала будет тому из вас, кто сумеет в наших местах вырастить сладкие каштаны! Недавно я узнал, что в городе Сызрани опытники вырастили у себя в саду грецкие орехи и собрали первый урожай. Молодцы! Как будет хорошо, если и вы примете участие в работе по продвижению грецкого ореха и сладкого каштана в более северные районы!

Иван Владимирович на прощанье одарил гостей чудесными плодами из своего сказочного сада. Ребята сказали ему: «Эти фрукты мы покажем родным и товарищам по школе, а семечки выберем, посеем и у себя будем выращивать такие же деревья, как ваши».

Иван Владимирович проводил гостей до самой калитки. Он просил ребят писать о своей работе, обещал прислать им семена и черенки лучших сортов.

Г. Широков

Фруктовые леса

В горах Крыма, Кавказа и Средней Азии на каждом шагу встречаются яблони, а под ними золотистым ковром устилают землю опавшие спелые яблоки. Они лежат ровными кругами вокруг стволов, и эти круги резко выделяются на фоне побуревшей осенней травы. Когда глядишь на них, даже досадно становится: столько добра пропадает!

Вы подбираете беспризорные яблоки, набиваете ими карманы, шапку, но стоит надкусить одно из них, как все становится ясным, и, вытряхивая шапку, выворачивая карманы, вы водворяете свою добычу на прежнее место. У яблок горьковато-кислый, терпкий вкус. Это дички, хотя по размерам они куда больше китайки, а иногда равны некрупным яблокам сорта «коричное».

Их нельзя есть, и все же это — богатство. Ведь сколько сил и времени тратят садоводы на выращивание из семян подвоя — молодых яблонек, чтобы привить на них черенки или глазки культурных сортов! А какое множество яблонь в горах! К тому же дикорастущие яблони наших гор не боятся ни морозов, ни холодных зимних ветров. Сама природа приготовила щедрый подарок советским садоводам.

Среди гор, поднимающихся к югу от Алма-Аты, столицы Казахстана, раскинулись целые леса диких яблонь. Алма-атинские лесоводы задумали превратить их в огромные высокогорные сады. На молодые двухлетние яблони-дички они прививают глазки румяного апорта, золотисто-смуглого ранета и других культурных сортов. Глазки принялись, молодые побеги перенесли две зимы и чувствуют себя отлично, хотя высоко в горах Казахстана зимы злые и холодные.

Пройдут годы, и под грузом ароматных сладких яблок будут гнуться ветви деревьев в горах. Дикие леса превратятся в сказочный сад.

Е. Рубцова

Как хлеб на стол пришел

Мы каждый день едим хлеб. Без хлеба и не сядем за стол. Какая еда без хлеба! Без него не наешься досыта, без него все невкусно.

Черный или белый ломоть душистого хлеба — сытный, вкусный, никогда не приедается, не надоедает. Он дает людям силы для жизни и работы.

Все любят хрустящие баранки, пышные пироги и блины, сладкое печенье, медовые пряники, сухари. Это тоже хлеб. Это все испечено из муки.

Видели вы, как животным — коровам или лошадям — дают мелко нарезанную солому, посыпанную отрубями? Это тоже хлеб.

«Хлеб — всему голова», — говорит старинная русская пословица. Есть хлеб — сыты и люди и животные. Нет хлеба — голод, беда.

Хлеб — это богатство народа. Золотые колосья украшают государственный герб Союза Советских Социалистических Республик. Золотые колосья украшают гербы всех пятнадцати советских социалистических республик.

Давным-давно люди нашли хлебные растения, но прошло много тысяч лет, пока они научились выращивать хорошие хлеба. В хлебе — труд, знания и заботы многих поколений: отцов, дедов, прадедов.

Не так просто вырастить хлеб. Как бы ни грело солнышко, как бы ни поливал землю дождь, — пшеница, рожь и другие растения, которые называют культурными, не вырастут, не накормят людей, если сами люди не будут трудиться на земле.

Кажется, что о свете и тепле для растений нечего заботиться — солнце дает и свет и тепло. Но заботиться обязательно нужно. Человек должен знать, когда посеять, чтобы растение получило столько тепла, сколько ему нужно. Да как посеять, чтобы солнце лучше освещало и грело. Да как приготовить землю, чтобы она давала питание, чтобы воздух и воду к корням пропускала.

Без воды и пищи растение умрет.

Жизнь хлебных растений зависит от людей. Они и почву могут сделать плодородной, и, если нет дождя, дадут ей влагу; если мало пищи, дадут пищу.

Только все это не так легко и просто. Чтобы вырастить хлеба, нужна земля, и землю надо обработать. Одними руками ничего не сделаешь — нужны орудия. Нужно уметь и вырастить хлеба, а для этого надо многое знать.


Посмотришь на зернышко пшеницы желтого или коричневато-золотистого цвета, и не верится, что оно может ожить, что из него что-то вырастет. Зернышко сухое, твердое, даже разгрызть его трудно. И маленькое — такое маленькое, что на ногте пальца шесть — восемь зерен поместится. А зернышко ржи еще меньше да тоньше.

Простым глазом не разглядишь, что там, внутри зернышка. Надо его осторожно разрезать и посмотреть через увеличительное стекло, через микроскоп. Зернышко покажется в сто раз больше, и тогда в одном конце зерна, который потолще, можно увидеть отгороженный щитком зародыш растения — зачатки корешков, стебля и будущего колоса с листьями. А вся остальная часть зерна — это «склад». «Склад» большой, в несколько раз больше зародыша. Здесь хранится запас питания для будущего растения — крахмал и белки. Это на первое время, пока растение не сможет само находить питание.

Только все-таки не видно, что зерно живое. Жизнь в нем на время замерла, притаилась.

Оживают зерна, когда их посеют в мягкую, влажную землю, когда солнце пригреет эту землю. Зерна начинают впитывать воду из почвы и набухают так, что чуть ли не вдвое толще становятся. Тут зародыш начинает расти, а щиток всасывает питание из «склада» и передает зародышу.

Через несколько дней зародыш корешка так разрастается, что разрывает кожуру зернышка и выпускает наружу сразу несколько корешков. Корешки растут вниз, пробиваются глубже в землю.

Пройдет еще денек-другой, и из зародыша выйдет росток. Этот тянется из земли наверх, к свету, к солнышку. Так и растут: корешки — все глубже в землю, а росток — из земли, выше к свету.

И вот какое диво: чтобы комочки почвы не поранили, не поцарапали нежные, молодые корешки и росток, они прикрыты чехликами. Чехлики, как наперстки, защищают и корешки и росток от опасностей и раздвигают почву.

На кончиках корешков всегда есть чехлики. Сотрется, слущится один — образуется другой на смену.

А у ростков иначе. Когда путешествие ростка под землей окончится, когда, прикрытый чехликом, он выйдет из земли, — чехлик вдруг перестает расти. Он свое дело сделал, проводил наверх росток и теперь остановился. Росток тянется, а чехлик стоит на месте. Росток напирает на чехлик — не по росту стала рубашка! Побеждает росток. Он разрывает бесцветный, прозрачный чехлик и уже один тянется выше. А из расколотого чехлика выходит первый зеленый листочек. За первым появляются еще два зеленых листочка.

Когда большое поле, засеянное семенами пшеницы или ржи, покрывается густой зеленью, люди говорят: «Хлеба взошли».

Появились три листочка, и зеленый побег вдруг перестает расти. Всходы долго остаются маленькими. Что такое? Что случилось? Может, они совсем больше не будут расти? Нет, будут. Растение и сейчас продолжает развиваться, но только скрытно от глаз. Там, в земле, из подземного узелка стебля выходят вторые корни, несколько корней. Они образуются выше первых, ближе к поверхности земли, а разрастаются потом сильнее, проникают глубже в почву.

Вслед за этими вторыми корешками выходят и новые побеги.

Каждый побег, как и первый, прикрытый своим чехликом, тянется наверх, выходит на свет и выпускает листочки. Значит, первый, главный побег ждал товарищей.

Но вот появились по сторонам молодые побеги. Теперь над землей уже не три листика, а целый кустик. Сколько всего побегов? Это по-разному бывает. Бывает один, два, бывает пять, шесть стебельков. Может быть пятьдесят и больше.

Как растение кустится, сколько выпустит побегов и какая дальше будет у него судьба — все зависит от людей: хороши ли были семена, да вовремя ли их посеяли, да хорошо ли землю подготовили, довольно ли в ней влаги и питания. Того питания, которое было в самом зерне, ненадолго хватает. «Склад» опустел, зародыш все забрал для своего роста. Теперь у растения есть и корешки и листья, и оно само находит пищу.

Разрастаются корешки вглубь да вширь, чтобы добыть питание.

Знаете, какие корни у пшеницы и ржи? Если одно взрослое растение аккуратно выкопать с корнями и смыть всю землю, увидим большой пучок корней, около двух метров в длину. Если все корешки оборвать и положить в одну линию — метров пятьсот выйдет, целых полкилометра!

Каждый корешок покрыт множеством волосков. Этими волосками корни и высасывают из почвы питание. Ну, а если волоски оборвать да положить в длину один за другим? На двадцать километров протянутся!

Вот какие корни старатели! Им нужна хорошая, рыхлая, богатая водой и пищей почва, тогда они досыта накормят и напоят растение.

В каждом побеге скрыт главный секрет — колос. Зародыш колоса был уже в зернышке, а потом зачаток его развился еще больше в побеге. Но придет время, стебель-соломка вырастет и выставит зеленый колос наружу. Потом зацветут колосья еле видными, невзрачными цветками. Цветки выпустят пыльцу, растение опылится, и в колосьях начнут наливаться зерна.

У каждого зернышка свое место, свой домик.

Сколько зерен в одном колосе? По-разному бывает. У обычной пшеницы по тридцать — сорок зерен в каждом колосе. А у ветвистой пшеницы сто пятьдесят и даже двести зерен в одном колосе, но там на стебле не простой колос, а плотная метелка из семи — девяти колосьев.

Колосья ржи, пшеницы и ветвистой пшеницы.

Из одного зернышка выходит несколько стеблей, несколько колосьев. Посмотрите, сколько одно семечко может родить зерен!

Сначала зерна в колосе совсем мягкие. Если вытащить зерно да сдавить, из него выйдет жидкость молочного цвета. Люди тогда говорят: «Хлеба в молочной спелости». В это время растение только внизу желтеет, а наверху все зеленое.

Потом все поле, засеянное пшеницей или рожью, начинает желтеть. Желтеет стебель, желтеют листья, желтеют и зерна в колосьях. Они становятся тверже, но, как воск, разрезаются ногтем. Это значит — пшеница в восковой спелости.

Еще немного постоит в поле пшеница, немного затвердеют зерна — и хлеба уже надо убирать, иначе зерна сами начнут высыпаться на землю.

Так растет пшеница, так растет и рожь.

Когда скосят и обмолотят урожай, зерна отправят на мельницу. Там измельчат зерна в порошок. Это мука. На ситах просеют — мука будет мелкая, мягкая. Останутся крупные части — отруби. Это животным. Солома тоже пригодится в хозяйстве — на корм и постель животным.

А из муки будут печь хлеб.

М. Белахова

Пшеница и пырей

Пшеница — кормилица людей. Самый лучший хлеб — белый, вкусный, питательный — делают люди из пшеничных зерен. Огромные пространства земли заняты посевами пшеницы, ее золотыми нивами, похожими на волнующееся безграничное море.

Пшеница много дает человеку, но немало и спрашивает с него. Она любит хорошо удобренную почву на севере, жирный, богатый чернозем на юге — в степях Украины, Кубани, Дона. Она боится засухи и сильных холодов. Она требует много труда и ухода за собой. Но так драгоценны ее зерна, что люди никаких трудов не жалеют, чтобы выращивать ее как можно лучше, собирать как можно больший урожай.

Каждую весну вспахивают колхозники землю и старательно высевают семена пшеницы, чтоб не пропало понапрасну ни одно зерно. Каждый год сызнова сеют люди пшеницу, с волнением следят, как появляются всходы, как колосятся стебли и зреют новые тяжелые зерна. Сжаты, скошены нивы, обмолочены скирды, убрано зерно в закрома, а весной — снова сеять!

Но есть у пшеницы родственник, совсем не такой, как она. Это сорняк — пырей. С незапамятных времен ненавидит его каждый, кто обрабатывает землю. Русские крестьяне — деды и прадеды наших колхозников — наградили пырей разными гневными прозвищами: «ползучий корень», «сосун-трава», «ведьмина пшеничка».

А еще раньше римляне назвали его «агропирум», что в переводе на русский язык означает «полевой огонь». Это название так пристало к пырею, что даже в науку вошло. Когда вы, ребята, со временем будете всерьез изучать ботанику — науку о растениях, вы встретите это название — «агропирум».

Пырей.

Чем же заслужил пырей свою недобрую славу? Да тем, что размножается он не только семенами, а главным образом многолетним, живучим и ползучим своим корневищем. Корень у него дает отростки не только вниз, но распространяется во все стороны. Как огонь, расползается он под землей. Вытесняет, словно сжигает, всякие другие корешки. И каждую весну на ползучем корневище отрастают вверх и выбиваются из под земли новые стебельки этой жесткой травы — пырея, — которую даже скот не любит.

Но вот однажды к знаменитому садоводу Ивану Владимировичу Мичурину пришел молодой человек. Он принес с собой чемоданчик со склянками, пробирками и сказал:

— Иван Владимирович, кажется, мне удалось сделать пырей полезным растением…

А Мичурин тоже очень не любил пырей, как все, кто стремится, чтобы земля приносила человеку только пользу. Хоть и создал сам Мичурин много чудесных, необыкновенных растений, но даже и он удивился словам своего гостя.

— Ого! — сказал он. — Как же ты этого добился?

— Я скрестил с пыреем пшеницу, — спокойно, не смущаясь, ответил молодой человек. — Ведь они — родственники.

Мичурин знал, конечно, что пырей и пшеница в родстве между собой. Недаром народ прозвал пырей «ведьминой пшеничкой». Но родство это дальнее, и ведь каким врагом был всегда вредный, пакостливый пырей для кормилицы человечества, красавицы пшеницы!

Многолетняя пшеница.

— Смелый ты человек, — сказал Мичурин своему молодому гостю. — Если тебе в самом деле удалось это сделать, ты целый переворот совершишь в земледелии. Пырей перестанет быть вредителем, а пшеница сделается многолетней.

— Именно так, Иван Владимирович! — обрадованно подхватил гость. — Такова и была моя задача — сделать пшеницу многолетним злаком, чтобы не приходилось ее каждый год сызнова сеять, а по нескольку лет подряд можно было снимать с нее урожай без пересева.

Мичурин осмотрел зерна, принесенные молодым человеком в стеклянных пробирках и колбочках. Как опытный мастер и знаток растений, он сразу распознал, что смелый гость его действительно добился большой удачи. Зерна были чуть поменьше, чем у настоящей, хорошей пшеницы, но несравненно крупнее, чем у дикаря-пырея.

Мичурин одобрительно улыбнулся:

— Так ты хочешь, стало быть, чтобы землеробы наши один год сеяли, а пять лет подряд с одного посева урожай снимали? Дерзко задумано, что говорить… Только как бы не обленились, — добавил он, шутливо прищурившись.

Улыбнулся и гость:

— Вы, Иван Владимирович, каждый год плоды с деревьев снимаете… Дерево раз посадите, а потом и получаете урожай подряд много лет… Только и разница будет, что до сих пор две горячих поры было у пахаря-земледельца: посевная да уборочная, а теперь останется только одна уборочная.

С почетом и похвалой проводил Мичурин своего гостя-ученика. Теперь этот смелый молодой человек — всем известный академик Николай Васильевич Цицин, создатель уже широко применяемой многолетней пшеницы.

В. Лебедев

Тарелка супа

Мы ежедневно садимся за стол обедать. Из чего состоит наша пища? Большей частью из растений.

Попробуем сосчитать, сколько различных овощей в тарелке борща, щей или супа.

Мы находим кусочки листьев капусты, клубней картофеля, корней свеклы, моркови, репы, петрушки, сельдерея, семена гороха или фасоли, целые жесткие листочки лавра, горькие семена перца. Каждый корешок имеет свой запах, свою окраску.


Большие круглые кочны капусты напоминают голову. Название «капуста» и происходит от латинского слова «капут», что значит «голова».

Капуста была известна еще жителям древнего Египта. Отварную капусту египтяне подавали в конце обеда, как сладкое блюдо.

В древнем мире считали капусту целебным средством при разных заболеваниях. Известный математик древней Греции Пифагор писал, что капуста «…представляет из себя овощ, который поддерживает постоянно бодрость и веселое, спокойное настроение духа».

Несомненно одно, что капуста, особенно квашеная, полезна для пищеварения. В течение всей зимы в квашеной капусте сохраняются нужные человеку витамины.

Капуста с давних пор возделывалась на Руси нашими предками — славянами. Щи, пироги с капустой, квашеная капуста — излюбленные кушанья русских.

Капуста в диком виде растет на скалистых берегах Европейского материка. У нее высокий стебель с пучком прямых листьев, не завивающихся в кочан. Нужно было в течение многих веков возделывать такую капусту на хорошо удобренной, влажной почве в низинах у рек и озер; нужно было часто поливать ее, чтобы получить большие и нежные листья; нужно было отбирать растения с крупными, завивающимися в кочан листьями, — в результате, в наше время мы имеем множество сортов капусты, различных по форме и цвету и созревающих в разное время.

Цветы капусты.

Много труда надо затратить, чтобы вырастить кочан капусты. Весной сеют в парниках семена, выращенную рассаду высаживают в поле с хорошо удобренной почвой. Капусту поливают, подкармливают растворами солей. Готовые кочны срезают и хранят в овощехранилищах, чтобы всю зиму мы имели свежую капусту.

Кочанная капуста.

Если спросить читателя, где у капусты плод, то, наверно, многие сделают грубую ботаническую ошибку, указав на кочан.

Цветная капуста.

Брюссельская капуста.

Кольраби.

Савойская капуста.

Каждый плод содержит семена. Разрезав же кочан капусты, семян мы в нем не найдем. Капуста — двулетнее растение. Весной высаживают в землю кочерыжки капусты с корнем, сохраненные в подвале в течение зимы. Из кочерыжки вырастут тонкие стебли с небольшими листочками и кистями желтых цветков. Из опыленных цветков образуются плодики — стручки с круглыми мелкими семенами.


На вашей тарелке вареный или жареный картофель.

Картофель! Что в нем особенного?

Однако у картофеля длинная и интересная история. Для обстоятельного рассказа о нем потребовалась бы отдельная книга.

Родина картофеля — берега Чили и горы Перу в Южной Америке. На горных плоскогорьях перуанцы еще в древности возделывали картофель, называемый там «паппа». Только морозоустойчивый картофель мог выдержать холод и ветер высоких гор. Картофель служил основной пищей горных индейцев. О том, что картофель был древней культурой, свидетельствуют найденные при раскопках сосуды, имеющие форму клубней картофеля.

Дикий картофель.

В Европе картофель не был известен до 1536 года, до завоевания испанцами Южной Америки.

Картофель не сразу был признан европейцами и долго путешествовал из страны в страну как диковинное растение. Сначала он появился в Испании, затем в Италии, где получил название «тартуфоли», которое потом превратилось в «картуфоли» и «картофель». Во Францию картофель попал в конце XVIII века, получив название «пом де терр», то есть «яблоко земляное».

В Россию первый мешок картофеля был прислан из Голландии Петром Первым. Распространялся картофель среди населения чрезвычайно медленно. В середине прошлого столетия принудительное введение посадок картофеля вызвало среди крестьян так называемые «картофельные бунты». Царские войска жестоко расправились с бунтовавшими крестьянами.

Таким образом, всем известный теперь картофель начал культивироваться в России всего сто лет назад.

Большой вклад в науку о картофеле сделали советские ученые. Советские ботаники совершили ряд экспедиций на родину картофеля — в Южную Америку, где нашли дикие виды его, неизвестные до сих пор. Путем скрещивания культурного картофеля с привезенными дикими видами были созданы новые сорта для суровых условий Крайнего Севера. Выведены хорошие советские сорта картофеля, высокоурожайные, невосприимчивые к заболеваниям. Работы советских ученых содействовали продвижению картофеля на север и на юг нашей Родины.

Культурный картофель.

Особенность картофеля заключается в том, что на стеблях, обсыпанных (окученных) рыхлой землей, образуются особые веточки с округлыми клубнями. Клубень — это утолщенный стебель, покрытый почками и наполненный питательным веществом — крахмалом. Перезимует такой клубень, а весной под действием тепла и влаги прорастут его почки и дадут новое растение картофеля. Эти толстенькие стебли, которыми размножается картофель, мы и употребляем в пищу.


Морковь не сразу стала сочной, красной, сладкой. Дикая морковь с тощим, жестким, невкусным корнем произрастает по берегам Волги и на побережье Средиземного моря.

Четыре тысячи лет морковь употребляется в пищу. Но долгое время нужно было возделывать морковь на хорошей почве, чтобы получить вкусные, сочные корнеплоды различных сортов и размеров — от длинной «валерии» до круглой «каротели».

Дикая морковь и сорта культурной моркови: «каротель», «нантская» и «Валерия».

Морковь — растение двулетнее. В первый год в корне накопляются питательные вещества, и если оставить корень на зиму в земле или посадить в землю весной, то из него вырастет высокий стебель. На верхушке стебля появятся белые шапки соцветий, состоящие из мелких цветочков. Растения с такими цветками, в том числе и морковь, относятся к семейству зонтичных.

Но морковь не всегда была двулетним растением. Дикая морковь — однолетнее растение, зацветающее в первое же лето, — имеет тонкий и жесткий корень.

Культурная морковь создавалась в течение многих столетий путем отбора и воспитания. К нашему времени получено много различных по вкусу, форме и окраске сортов. Корни моркови бывают не только розовые, но и белые, желтые и фиолетовые.

О каждом растении, используемом человеком, дошло до нас много былей, небылиц, преданий и сказок.

В средние века морковь считали лакомством гномов — сказочных маленьких лесных человечков. Существовало поверье: если вечером отнесешь в лес миску с вареной морковью, то утром вместо моркови найдешь слиток золота. Ночью гномы съедят морковь и щедро заплатят за любимое кушанье. Доверчивые люди носили в лес миски с морковью, но золота, увы, не находили.


Приготовление любого супа, закусок и большинства мясных блюд не обходится без лука.

«Лук! Ну что можно сказать о самой обыкновенной луковице?» — подумает читатель. А между тем лук — весьма своеобразное растение.

Возьмите в руки луковицу, обратите внимание на золотистые, прозрачные, но очень плотные пленочки, покрывающие ее. Философы древности, разрезая луковицу поперек, объясняли на ней своим ученикам строение вселенной. Они тогда утверждали, что вселенная состоит из нескольких сфер — оболочек, окружающих Землю. Луковица была первым наглядным пособием при изучении астрономии.

Мы разрежем луковицу не поперек, а вдоль. Луковица состоит из толстых, сочных белых чешуй — листьев, прикрытых плотной пленкой, не пропускающей воду. Между чешуйками можно увидеть почки — зародыши новых луковок.

Почему луковица имеет такое строение?

Это можно понять, лишь узнав, как и в каких условиях развивается луковичное растение.

Из семени лука вырастают корешок и стебелек. При этом верхушка стебелька удерживается долгое время оболочкой семени в почве. Вырастающий стебель образует на поверхности земли петлю, напоминающую форму натянутого лука. По мере разрастания трубчатых листьев, часто называемых «перьями» зеленого лука, в нижней части стебля образуется луковка. К концу лета листья засыхают.

Отобрав молодые луковки, сохраняют их в течение зимы, а следующей весной высаживают для получения более крупных луковиц. Из крупных луковиц вырастают стебли, называемые «стрелками», на верхушке которых образуется шаровидный зонтик мелких цветочков. Рассмотрев их внимательно, можно установить, что цветочки лука похожи на миниатюрные цветки лилий. И действительно, лук относится к семейству лилейных.

Цветущий лук.

Возделывание лука началось в древнейшие времена в Китае, а затем в Индии и Египте. На китайском языке лук обозначается одной буквой — иероглифом «дзунг», что считают доказательством древности его происхождения.

В египетских гробницах находили остатки луковиц, а на саркофагах и на стенах древнейших зданий — многочисленные изображения лука, что свидетельствует о широком распространений его пять — шесть тысяч лет назад.

Луковицы.

В армиях древней Греции и Рима добавляли в пищу солдатам большое количество лука, считая, что лук возбуждает силу, энергию и храбрость.

Во все времена у всех народов приписывались луку лечебные свойства. У восточных народов существовала поговорка: «Лук, в твоих объятиях проходит всякая болезнь». Древние славяне применяли лук как лекарство при многих заболеваниях, что и нашло отражение в поговорке: «Лук — от семи недуг».

В средние века врачи утверждали, что даже запах лука предохраняет от заболевания. Это мнение подтвердилось последними открытиями советских ученых-биологов. Они установили, что от летучих веществ, выделяемых луком, чесноком, хреном и другими растениями, гибнут гнилостные и болезнетворные бактерии, простейшие животные: амебы и инфузорий. Достаточно в течение трех минут пожевать лук, чтобы убить во рту все бактерии.

Теперь обратим внимание на черные горошинки перца. Черный перец — это лиана тропических лесов Индии и островов Ява и Цейлон. На стебле перца, который не толще двух сантиметров, вырастают корешки; ими он цепляется за стволы и ветки деревьев. Из цветков, собранных в метельчатые соцветия, образуются сначала красные, затем желтые ягодки, которые при высушивании на солнце становятся «черным перцем».

В средние века перец ценился, как золото. Им расплачивались вместо денег. Купцов называли в то время не «денежными мешками», а «мешками перца».

Перец, так же как и другие пряности — гвоздика, корица, — ценился, как лекарственное, как согревающее и улучшающее пищеварение средство. Ценились они так высоко и потому, что привозили их из далеких стран: Индии, Явы, с Молуккских островов.

Географические открытия Васко де Гама, Магеллана, Колумба были сделаны в поисках кратчайшего пути в Индию и к «островам Пряностей». Маленькая жесткая ягодка перца, попавшая вам в ложку супа, проделала большой путь.

Н. Верзилин

Про чай

Откуда чай берется?

С чайных кустов.

Чай, который ты пьешь, приготовляется из листьев чайного растения. Тебе приходилось видеть — на пачках написано: «грузинский чай» или «краснодарский чай». Значит, его привезли из Грузии или из Краснодарского края. А бывает, что на пачках написано: «китайский чай» или «индийский». Значит, его вырастили и приготовили в этих странах.

Китай — родина чая. Там с очень давних времен разводили чайные кусты. А в Европе с чаем познакомились всего лет двести назад. Теперь это самый обыкновенный напиток, но тогда выпить чашку чая могли только очень богатые люди. Впрочем, ведь и картошка была в те времена редким и дорогим кушаньем. Букет из цветов картофеля считался прекрасным подарком.

Чай привозили в нашу страну из Китая и других дальних стран. Только при советской власти стали у нас разводить чайные кусты. Чай — растение южное, ему нужен жаркий и влажный климат.

Нашли и у нас подходящие места для разведения чая — в Грузии. Потом научились разводить его и севернее — например, в Краснодарском крае.

Давай походим по большой чайной фабрике в Грузии. Она построена недалеко от города Батуми.

Сойдем мы с поезда на станции Чаква и сразу увидим красивую аллею. А за аллеей — волшебное царство. Сперва мы попадаем в рощу из высоких зеленых деревьев, похожих на палки. Только на самом верху их — пышная корона из листьев. Стоят деревья так густо, что между ними не проберешься. Надо обойти рощу кругом или искать тропинку. Деревья без веток, которые растут в этой роще, деревья-палки называются бамбуком. Бамбук — самое легкое дерево. Из него делают удочки.

Дальше пойдем — увидим деревья невысокие, но широко раскинувшие ветки. С веток свисают золотистые плоды. Это мандариновая роща. Подальше растут апельсиновые и лимонные деревья.

А вот открытая поляна. Она вся засажена низкими темно-зелеными кустами. На кустах очень много мелких листиков. Это и есть чай. Посмотришь вокруг — да ведь тут не поляна, а огромное поле! Посмотришь на кусты — ого, сколько тут листиков! Видно, много чаю даст каждый куст.

Нет, не так уж много. Тут один секрет есть.

Хороший напиток, ароматный чай получается только из самых молодых, свежих побегов — трех верхних листиков каждой ветки. Сорвешь их — и жди, пока опять отрастут. Впрочем, отрастают они быстро. Чайные кусты — вечнозеленые, они не сбрасывают листву зимой. Но зимой чай не собирают. Свежие побеги срывают с мая до октября. И за это время можно раз десять — двенадцать срывать свежие листики с каждого куста.

Чай — растение многолетнее. Кусты не приходится сажать каждый год. Если уж чайный куст привился, то он удивительно крепко держится за жизнь.

Есть деревья, которым по триста — четыреста лет от роду. У них могучие стволы — руками не обхватить. Посмотришь на такое дерево, и хочется ему поклониться — очень у него почтенный вид.

А маленький чайный кустик — долго ли он проживет?

Ветка чайного куста.

Оказывается, при хорошем уходе чайный кустик живет еще дольше, чем большие деревья. В Китае есть чайные кусты, которым, говорят, по семьсот лет от роду. И каждый год они дают свежие побеги.

Собирают с кустов листики вручную или машинами и отвозят на фабрику. Она тут же, рядом. На фабрике необыкновенно чисто. Чайные листья обрабатывают в помещении, куда не попадает пыль, не проникает никакой запах. У чая особое свойство — впитывать всякий запах. Забудешь недалеко от высушенного чайного листа луковицу — и все пропало: когда заварят чай, будет он пахнуть не чаем, а луком.

На фабрике чайные листья продувают горячим воздухом, чтобы они завяли и подсохли. Потом их отправляют в машину, которая называется роллером. Здесь, в этой машине, чайные листья раздавливаются и скручиваются в трубочки. Чайный сок выступает из листьев наружу. На воздухе сок темнеет. Поэтому скрученные в трубочку чайные листья из зеленых становятся темно-коричневыми.

А после этого чай сушат в печи. Из печи он выходит черным. Осталось нарезать чай и запаковать его.

Чайных кустов у нас сажают с каждым годом все больше. Кажется, не так уж много нужно чаю — ведь всего щепотка идет на заварку! Но чай пьют каждый день, и не один раз. Пьют его почти все. Вот и выходит, что нам нужны каждый год миллионы килограммов чаю да тысячи вагонов, чтобы доставить его с фабрик во все города и села.

А. Ивич

Про сахар

Почему яблоко сладкое? Очень просто: в нем есть сахар. И не только в яблоке — ведь и морковка сладкая.

Сахар есть во всех фруктах и овощах, даже в горьком хрене. Но, конечно, в хрене его очень мало. Зато свекла еще слаще яблока — в ней очень много сахару.

Сахарная свекла.

А как бы нам для себя достать сахару, чтобы было с чем чай пить? Из растения его и добудем. Как раз из свеклы удобнее всего — только не красной, а белой. Она так и называется сахарной свеклой, потому что в ней больше сахара, чем в других овощах.

Чтобы добыть сахар из свеклы, нужно завод построить.

Когда поспел урожай свеклы, ее выкапывают из земли и везут на сахарные заводы. Тут свеклу прежде всего моют и нарезают мелкой стружкой. Потом кладут нарезанную свеклу в котлы и пропускают через них горячую воду. Вода вытягивает из свеклы сладкий сок.

Только сразу вода не заберет весь сок из свеклы. Поэтому ставят на заводе не один, а шестнадцать котлов. В каждом котле — свекольная стружка. А горячая вода так и идет по трубам из одного котла в другой, и становится она все слаще. Из котлов вода выходит уже сладким сиропом. Но сироп темно-коричневый и пахнет свеклой. Надо его еще очистить и процедить через холст.

После очистки сладкий свекольный сок становится светлым, прозрачным.

Теперь его надо варить. Вода уйдет паром, и получится густая сахарная каша.

Эту кашу отправляют в машину. Там каша быстро крутится. Белые крупинки собираются в кучу. Это сахарный песок. А жидкость вытекает из машины. Она называется патокой.

Патока тоже сладкая: в ней осталась часть сахара.

Сахарный песок насыпают в мешки и отправляют в магазины.

Но ведь в магазинах продается не только сахарный песок. Можно купить и кусковой сахар. Его называют рафинадом.

Кусковой сахар тоже на заводе приготовляют — из сахарного песка. Нужно сахарный песок растворить в воде — опять приготовить густую сахарную кашу. Эту кашу сжимают в машине, прессуют, и получаются длинные бруски твердого сахара. А потом эти бруски колют машиной на небольшие ровные кусочки. Вот и готов рафинад.

Не везде сахар приготовляют из свеклы. В некоторых жарких странах есть растение, которое называется сахарным тростником. В его стеблях много сахара. Там, где растет сахарный тростник, из него и добывают сахар, как у нас из свеклы.

А. Ивич

Лен

Еще в глубокой древности внимание человека привлекло тонкое, стройное растение, сгибающееся при ветре до самой земли и снова выпрямляющееся. Это растение легко было вырвать с корнем из земли, но трудно было разорвать. Что придавало крепость и удивительную упругость тоненькому стеблю легкой былинки? При надломе стебля хрустнет в середине его древесина, а зеленый луб коры, как и у липы, очень крепкий. Поперек его не разорвать, тогда как вдоль легко разделить на тонкие нити. Это растение — лен.

«…Кому незнакома яркая, сочная зелень, по которой еще издали можно узнать полосу, засеянную льном? Кто не видал вблизи его тонких, стройных былинок с голубыми, слегка поникшими цветками? Кто не имел в руках его гладких, блестящих, как бы отполированных семян?» — так спрашивал своих слушателей великий русский ученый Климент Аркадьевич Тимирязев на своей лекций о льне.

И если вы, читатель, не видели льна, в ближайшее же лето познакомьтесь с этим замечательным растением.

В средней и северной частях СССР растет на полях высокий неветвящийся лен, названный долгунцом. Из стебля такого льна получают длинное волокно. Тонкий, совершенно прямой стебель только у самой вершинки имеет веточки с узкими листочками и голубыми цветками. Лен цветет лишь полдня. Затем вместо цветочков появляются зеленые коробочки с семенами, содержащими до сорока процентов масла. Проваренное льняное масло употребляют для приготовления масляных красок.

На юге возделывают лен на семена для получения из них масла. Здесь лен низкий, но очень ветвистый, и называют его лен-кудряш.

В СССР насчитывают до сорока пяти различных видов дикого льна, среди которых есть многолетние и стелющиеся.

Климат, условия жизни изменяют облик растения, влияют на появление новых форм, новых видов его. Для роста льна-долгунца особенно благоприятен влажный климат с умеренным освещением сквозь пелену облаков. Более того, длина и тонкость волокна зависят от бокового затенения. Поэтому лен на севере сеют густо. Густой посев не дает стеблям льна ветвиться.

Лен проходит много изменений, пока превратится из зеленого растения в белое тяжелое полотно или легкий батист.

Лен-долгунец, кудряш и дикий стелющийся.

Как только начнут слегка желтеть коробочки с семенами льна, его вытаскивают с коротким корешком из земли. Раньше лен теребили (вытаскивали) руками, что было очень тяжелым трудом. В настоящее время такую работу исполняют в колхозе теребильные машины. Счесывают же плоды-коробочки со стеблей льна особыми гребнями. Чтобы отделить лубяные волокна от древесины, лен мочат. Раньше лен расстилали на лугах или опускали в водоемы; теперь на льнозаводах производят мочку льна в специальных бетонированных мочилах с теплой водой. В стеблях, смоченных росой на лугу или опущенных в воду, начинают размножаться бактерии, которые растворяют вещества, склеивающие волокна льна. На стеблях льна, вытащенных из воды и высушенных, тонкие волокна легко отделяются от древесины. Стебли мнут на машинах между ребристыми вальцами и получают волокно с кусочками переломанной древесины. Затем треплют лен машинами с деревянными лопастями, напоминающими крылья ветряной мельницы, отделяя от волокна кусочки древесины (костру). Волокно очесывают на гребнях с железными иглами в несколько рядов, получая длинное волокно и кудель.

Мочка льна, мятье, трепанье и очес волокна производятся на льнозаводах.

Волокно с льнозавода поступает на прядильно-ткацкую фабрику, где из волокна прядут нитки, а из ниток ткут ткани.

Из льняных волокон получают белоснежное тяжелое полотно; из полотна шьют скатерти, простыни, наволочки, белье. Лен, густо посеянный и снятый с поля во время цветения, дает особенно нежное волокно, идущее на тонкий, легкий батист.

Процесс получения полотна из льна.

Лен — наиболее древнее культурное растение после пшеницы. Культура его имеет девятитысячелетнюю давность.

Возделывание льна впервые началось в горных областях Индии. В Индии издавна научились изготовлять тончайшие ткани.

Семь тысяч лет назад лен был уже известен в Ассирии и Вавилоне, откуда проник в Египет, где льняные ткани стали вытеснять ранее распространенные там шерстяные.

Египетские фараоны, жрецы и знатные люди носили льняные одежды. Мумии их, найденные в гробницах — саркофагах, были забинтованы льняными тканями. Финикияне, а затем греки и римляне делали паруса кораблей из льняного полотна. В древности славились своим льном Колхида и Ленкорань (Закавказье), известен был лен и скифам, жившим на юге Русской равнины.

Наши предки — славяне любили белоснежные ткани из льна и возделывали лен, отводя под него лучшую, удобренную золой землю — паль или гарь: после спаленного леса. Если льняные ткани в Египте были предметом роскоши, то у славян еще докиевской Руси они служили одеждой для народа.

Недаром путешественники-иностранцы с давних пор удивлялись количеству льна, возделываемого на Руси.

Льняное полотно — лучшая, наиболее крепкая ткань.

Н. Верзилин

Из чего рубашку делают

1. Как вата на кусте растет

В старину рассказывали, будто за великой рекой Волгой, за широким Каспийским морем, растут не то кусты, не то звери.

Сажают в землю семя, а из него вырастает барашек. У барашка мягкая, тонкая шерстка. Посередине живота у него корень, вросший в землю. Живет так барашек на корню, ест вокруг себя травку. Когда всю травку съест и ничего кругом не останется, он засыхает, как куст без воды.

Нежную и теплую шерстку этого барашка клали внутрь шапок и на грудь для тепла.

Рисунок хлопчатника из книги XVII века.

Конечно, это сказка. Нет таких животных, чтобы вырастали из семечка, как дыня.

Никто и никогда не видел чудесного барашка на корню, зато многие видели белую мягкую шерстку — светлый пушок, который привозили из-за Каспийского моря. Он был в самом деле немного похож на шерсть кудрявого барашка, но тоньше и мягче.

Теперь уже все знают, откуда этот пушок берется. Каждый год весною на юге нашей страны сажают семена, а летом из них вырастают невысокие кусты. Ни за что тебе не догадаться, что на этих кустах растет. Коробочки с ватой — вот что растет! Эту вату и принимали раньше за шерстку волшебного барашка.

Растение называется хлопчатником, а вата, которая на нем растет, — хлопок.

Хлопчатник.

Хлопчатник любит тепло и воду. Листья он поворачивает всегда так, чтобы на них падали солнечные лучи. Если посадить куст в тени — он зачахнет. Воды ему нужно не очень много, но свою порцию он хочет получать так же аккуратно, как ты завтрак по утрам. Он не согласен, как другие растения, ждать неделю или две, пока пойдет дождь. Но если дождь зарядит надолго — хлопчатник загниет. А если целое лето тучи будут закрывать солнце — он не вырастет.

Видишь, какое капризное растение! Поэтому и сеют хлопчатник только в таких местах, где достаточно солнца, а воду к полям можно провести по каналам.

Летом хлопчатник цветет, но жизнь его цветка очень короткая — только один день. Утром распускается белый цветок, днем розовеет, к вечеру становится красным и ночью вянет.

Цветок и коробочка плода хлопчатника.

Потом начинают расти на хлопчатнике плоды, как яблоки на яблоне. Эти плоды похожи на маленькие зеленые коробочки. Внутри коробочки — семена, покрытые мягким белым пушком.

Пушок растет быстрее коробочки, ему становится внутри нее тесно. Тогда коробочка раскрывается, а пушок продолжает расти.

Перед началом осенних дождей начинается сбор хлопка. Это трудная работа. Из каждой коробочки надо выдернуть пушок и положить его в корзинку или в мешочек.

Немало дней нужно, чтобы собрать хлопок, и приходится торопиться с работой. Нельзя начинать сбор слишком рано — надо, чтобы волокна выросли подлиннее. Нельзя и запоздать со сбором, а то дожди или холод испортят весь урожай.

Теперь у нас есть машины для сбора хлопка.

Но собрать хлопок с кустов — это только полдела.

Когда выбирают из коробочек пушок, вместе с ним вынимают и семена. Надо отделить семена от волокон. А они так плотно сидят в пушке, что сколько ни тряси — не вытрясешь. Чтобы очищать хлопок от семян, придумали специальную машину.

Семена весной посадят в землю. А из тех семян, что для посева не нужны, выжимают масло. Оно так и называется — хлопковым.

Очищенный пушок — вату — укладывают в большие тюки и отправляют на фабрику, чтобы сделать из ваты материю.


2. Как ткут материю

Рубашку шьют из материи.

Материю ткут из ниток.

А нитки прядут из хлопка.

Попробуй сам сделать из хлопка нитку. Возьми комок ваты. Ведь вата — это и есть очищенный хлопок. Посмотри внимательно: ты увидишь, что вата состоит из тоненьких волокон — ниточек. Но эти ниточки короткие и не крепкие. Давай сделаем из волокон ваты крепкую длинную нитку.

Расправь вату и вытяни ее так, чтобы она лежала на столе не комком, а салфеточкой. Теперь возьми вату в левую руку, а правой вытяни несколько волокон. Только осторожно, чтобы волокна не оторвались от всего куска ваты.

Большим и указательным пальцами скручивай те волокна, что вытащил. Верти все время в одну сторону. Волокна скрутятся в толстую нитку.

Потом осторожно потяни за эту нитку — из куска ваты вытянутся еще волокна. Скрути и эти волокна — нитка станет длиннее. Чем дольше крутить, тем крепче и тоньше будет нитка.

Но вот беда: если так скручивать нитки, то на одну рубашку пришлось бы целый год нитки делать.

Уже три тысячи лет назад придумали, как скручивать нитки быстрее. Хлопок расчесывали гребешком, чтобы волокна лежали ровно, не путались. Расчесанные пучки привязывали к палке — пряслу. Вытягивали из пучка кусочек нити и привязывали ее конец к другой палочке, короткой. Эта палочка внизу толще, чем наверху. Ее запускали, как волчок. Она вертелась и скручивала нить гораздо быстрее, чем пальцы. Надо было только левой рукой вытягивать волокна из пучка хлопка, а правой подкручивать волчок. Называется этот волчок веретеном.

И все-таки это очень медленная работа. Сейчас на фабриках стоят огромные машины, которые сами, и очень быстро, прядут нити из хлопка.

Когда нитки готовы, нужно выткать из них материю.

Посмотри на свет свой носовой платок. Ты увидишь, что он соткан из ниток. Одни нитки протянуты вдоль, другие — поперек. Всякая материя состоит из переплетенных ниток.

Тебе, вероятно, приходилось плести бумажные коврики. Помнишь, как это делается? Надо несколько полосок бумаги положить вдоль, а другие полоски — поперек. И поперечные полоски продевать через продольные.

Вот так и материю ткут. Только вместо полосок бумаги — нитки. Получается плотный плетеный коврик из ниток. Машина, которая ткет материю из ниток, называется ткацким станком. На станке крепко натянуты продольные нити. А поперечная нить лежит в металлической коробке, похожей на лодочку. Она называется челноком. Челнок снует поперек продольных нитей, продевает сквозь них поперечные. Получается материя, из которой уже можно сшить рубашку или платье.

Видишь, как много надо работать, чтобы рубашку сделать! Сперва нужно вырастить хлопок, собрать его и очистить. Потом нужно из хлопка нитки спрясть, из ниток соткать материю, а из материи рубашку сшить.

А. Ивич

Цветной хлопок

«Белым золотом» называют хлопок в народе.

Пушистой белой ватой наполнены созревшие коробочки хлопчатника.

Но на некоторых плантациях мы можем увидеть странные коробочки хлопка, наполненные ватой не белого, а зеленого, песочного, шоколадного, розового, фисташкового и кремового цветов.

Это — цветной хлопок, который выводят наши советские хлопководы. Они заметили, что при скрещивании разных сортов хлопка на семенах-гибридах появляется подпушка разных оттенков: зеленая, голубая, розовая. Упорной работой они перевели эту окраску в волокно.

Ткани, изготовленные из цветного хлопка, не линяют и не выгорают на солнце.

К. Меркульева

Цветочные часы

Многие растения раскрывают и закрывают венчики своих цветков по определенному «расписанию». Это зависит от того, какие насекомые — дневные или ночные — их опыляют, и от места, где живут растения.

Венчики цветов открываются и закрываются с такой точностью, что по ним, как по часам, можно определять время.

Чуть забрезжит рассвет и посветлеет на востоке небо, начинается «пробуждение» дневных цветов.

Первым открывает лепестки желтый козлобородник, похожий на одуванчик. Это бывает между тремя и пятью часами утра. За ним следом расправляет голубые звездочки своих цветов цикорий, раскрывает широкие лепестки шиповник. Вспыхивают яркими огоньками цветы мака, которым нужно скорее опылить свои цветы: ведь каждый из них цветет только два — три дня, а потом увядает.

К шести часам утра навстречу ранним солнечным лучам поднимают свои золотые головки одуванчики, а за ними широко открывает лепестки красная полевая гвоздика.

Солнце уже заливает ослепительным светом и лес, и поле, и речку. Только тогда — в семь — восемь часов — раскрывает белоснежный венчик водяная лилия.

А в садах к восьми — девяти часам утра расправляют свои лепестки пестрые желто-коричневые бархатцы и оранжевые ноготки. Только утренним лучам солнца открывает голубые и фиолетовые граммофончики садовый вьюнок — ипомея.

Цветы, рано раскрывшие свои венчики, обычно первыми и «засыпают». Это происходит еще задолго до заката солнца. К трем часам дня многие цветы уже стоят с закрытыми венчиками, словно и не пестрели только что яркими лепестками.

В пять часов вечера складывает лепестки белая водяная лилия. До захода солнца продолжается «рабочий день» шиповника.

Вот кончается летний день. Солнце опускается все ниже и ниже. И тут начинают оживать другие цветы.

Если днем в поле или на лугу вам встретится луговая дрема, вы, наверно, подумаете, что все ее цветы завяли — так сложены ее лепестки.

Дневные насекомые тоже принимают цветы дремы за увядшие и пролетают мимо. Да они ей и не нужны.

Но вот наступает ночь, и дрема широко раскрывает свои белоснежные лепестки. Как звездочки, мелькают они в темноте, издавая сильный аромат и привлекая ночных бабочек, которые только и могут опылить эти цветы.

Вот на клумбе, залитой лунным светом, возвышаются стебли душистого табака, усеянные белыми крупными цветами. А ведь совсем недавно, всего два — три часа назад, он стоял на клумбе почти незаметным, с невзрачными полузакрытыми цветами, не имеющими запаха. Даже самые трудолюбивые насекомые — пчелы и шмели — пролетали мимо, не замечая цветов.

С наступлением ночи раскрываются цветы душистого табака…

Среди зелени мелькают белые звездочки никтериний. И ее цветы как будто совсем иные, чем днем.

Наружная сторона их лепестков фиолетово-коричневая. Ее и показывает никтериния днем, когда стоит с закрытым венчиком. А белоснежная внутренняя сторона лепестков видна только вечером, когда никтериния раскрывает венчики для ночных бабочек.

Вы заметили, что почти все ночные цветы имеют белую окраску и что у них очень сильный, приятный запах?

Это и понятно. Только белые цветы хорошо видны в сумраке ночи, среди темной зелени травы и листьев ночным насекомым, которые их опыляют. А сильный аромат направляет насекомых по верному пути.

Значит, «пробуждение» и «сон» цветов в определенное время дня и ночи — одно из приспособлений растения к насекомым, которые их опыляют.

Попробуйте сами понаблюдать, когда раскрываются и закрываются венчики разных полевых и садовых цветов весной, летом и осенью. А потом, когда вы хорошенько проверите свои наблюдения, можно будет сделать «цветочные часы».

Посадите на клумбе дикие и садовые цветы в том порядке, в каком они открываются и закрываются. По этим «часам» можно будет довольно точно определять время.

В. Ветлина

Загадки

1. Едет конь стальной, рычит,
Сзади плуги волочит.
2. По полю бродит, зерно молотит,
Жнет, косит — хлеба не просит.
3. Вырос в поле дом,
Полон дом зерном.
Стены позолочены,
Ставни заколочены.
Ходит дом ходуном
На столбе золотом.
4. Бьют меня палками,
Мнут меня камнями,
Жгут меня огнем,
Режут меня ножом.
А за то меня губят,
Что все меня любят.
5. В парнике родился,
В огороде вырос,
Ножка коротенькая,
Голова большая.
6. Неказиста, шишковата,
А придет на стол она —
Скажут весело ребята:
«Ну, рассыпчата, вкусна!»
7. Красная девица
Сидит в темнице,
А коса на улице.
8. Никого не огорчаю,
А всех плакать заставляю.
9. Ни окошек,
Ни дверей, —
Полна горница людей.
10. Кругла, а не мячик,
Желта, а не масло,
С хвостом, а не мышь.
11. Золотое решето
Черных домиков полно.
Сколько черненьких домков,
Столько беленьких жильцов.
12. Били меня, били,
Били, колотили,
На клочки рвали,
По полю валяли,
Под ключ запирали,
На стол расстилали.
13. Белый камень
Во рту тает.
Шутка
Спросили у Глеба:
«Без чего не испечь хлеба?»

Наши помощники

Наши помощники

Не только в обширном «зеленом мире» есть у человека друзья. Много их и среди четвероногих и пернатых обитателей земного шара. Этих друзей называют домашними животными. Мы хорошо знакомы с ними: они окружают нас с детства.

Но всегда ли домашние животные были спутниками и друзьями человека в течение всей его жизни? Всегда ли они жили с нами, помогали нам, кормили нас?

Нет, не всегда так было. Как некогда человек покорил и «приручил» дикие растения полей и лесов, заставил их служить себе, точно так же в далекие времена наши предки «прикормили» и приучили к себе целый ряд диких животных. Так в жилище человека появилась собака, затем овца, лошадь, корова, олень, курица, пчела и другие представители животного царства.

Много времени, сил и терпения пришлось потратить человеку для того, чтобы свирепый хищник волк превратился в преданного и верного друга людей — собаку; быстроногий и вольнолюбивый дикий конь — в терпеливую, работящую лошадь, злобный дикий кабан — в мирную домашнюю свинью. На «одомашнивание» их ушли сотни лет терпеливого труда, неустанных забот. И здесь, как и при завоевании «зеленого мира», главным оружием человека были труд и разум.

В этом разделе нашей книги рассказано лишь о некоторых друзьях и помощниках человека — домашних животных. Их очень много, в разных странах они — разные, и у каждого свои качества, свои особенности, своя увлекательная история. Но все они — друзья человека и служат ему верой и правдой на протяжении многих столетий.

Самый верный

Рассказ Афонтовой горы

Лет шестьдесят назад в глухом тогда сибирском городке Красноярске произошло событие, на которое почти никто не обратил внимания. Виновником его был местный старожил, скромный учитель зоологии. В дни школьных каникул он любил бродить по живописным окрестностям Красноярска и часто для прогулок выбирал берега полноводного Енисея. В одну из таких прогулок он забрел случайно на маленькую Афонтову гору.

Среди зеленых рощ и оврагов эта гора над рекой выглядела угрюмой. Ни одной тропинки не вилось по ее голым склонам. Только еле заметные звериные следы виднелись на песке да кое-где в обрывах горы темнели входы в полуразрушенные пещеры. Учитель присел отдохнуть возле пещеры. И тут случайно внимание его привлек камень странной формы. Он напоминал громоздкий топор. Учитель стал рыться в песке и вскоре нашел еще несколько каменных топоров и каменных ножей.

Откуда же взялись эти орудия?

Учитель задумался… Неужели тут, на горе, была стоянка первобытных людей и орудия сохранились с тех незапамятных времен? Чтобы проверить свою догадку, учитель решил проникнуть внутрь пещеры. Но вход в пещеру был завален камнями, засыпан песком.

Когда учитель вошел с ручным фонарем внутрь пещеры, ему показалось, что он попал в покинутый дом.

На стене, как забытые картины, виднелись следы рисунков. Под ногами валялось много черепков грубой глиняной посуды. А каменных ножей и топоров тут оказалось еще больше, чем на берегу.

Теперь учитель уже не сомневался. Он действительно нашел стоянку доисторических людей.

Немало времени провел учитель за раскопками. И вот как-то раз ему попалась одна находка. Это была небольшая кость. Учитель внимательно разглядел ее и понял, что у него в руках была не то челюсть собаки, не то челюсть волка.

Хоть и много интересного собрал в пещере учитель, но этой находке он обрадовался особенно, потому что был зоолог и интересовался историей домашних животных.

О всех своих находках, а также о старой челюсти учитель написал в Академию наук. В ту же зиму, захватив все сокровища, найденные на Афонтовой горе, он отправился в столицу делать доклад об этом в научном обществе.

Челюсть с Афонтовой горы привлекла общее внимание. Ученые стали рассматривать ее под лупой, описывать в журналах и спорить о ней.

Кому принадлежала она — волку или собаке?

Оказалось, стоянка, которую нашел красноярский учитель, насчитывала около шестнадцати тысячелетий. Ученые определили ее возраст, как по своеобразному календарю, по форме каменных топоров, по отделке глиняной посуды. И если челюсть действительно собачья, значит уже шестнадцать тысячелетий собака живет у человека!

Трудно было поверить этому.

Правда, в те годы ученые уже знали, что собаки издавна живут у человека. Во всех странах были обнаружены первобытные стоянки. И в пещерах, в пластах земли довольно часто встречались вместе с остатками становищ и кости собак.

Иным стоянкам было до четырех тысяч лет. Другим — до восьми тысячелетий. Однако, когда же на земле впервые раздался лай собаки? И кто дикий предок ее? Этого ученые твердо еще не знали.

И вот безвестная Афонтова гора утверждала, что это случилось уже шестнадцать тысячелетий назад. И что предки собак — волки. Потому-то челюсть древнейшей собаки напоминала сразу и челюсть волка и челюсть собаки.

Недолго Афонтова гора оставалась одиноким свидетелем. На подмогу ей пришли и другие стоянки древних людей. Все они были примерно одного возраста с Афонтовой горой. Кости собак, найденные там, были, очевидно, костями первых собак. Значит, и в самом деле уже шестнадцать тысячелетий назад раздавался на земле собачий лаи.

Вот какие истории рассказали ученым старые пещеры!

Они рассказали и о том, что собака — первое домашнее животное у человека. Ведь в самых старых стоянках не было следов других домашних животных.

Хочешь знать, как же пустили первобытные люди в свой дом хищного волка?

Ведь тогда они не могли догадаться, что он станет со временем верной собакой.

Давай отправимся в далекое-далекое прошлое. Представим себе становище первобытных людей.


Кости у костра

Солнце опустилось за вершины дремучего леса, и гора с пещерами потемнела. В шумном становище кончался день.

Внизу, у реки, рыболовы вытаскивали челны на берег. Женщины уносили детей в глубину пещеры и укладывали спать на ложе из листьев, моха и шкур. Два старика, точившие стрелы и гарпуны из кости, оставили работу и побрели на отдых. Вот и рыбаки скрылись в пещере.

Скоро становище погрузилось в сон. Бодрствовал один старик. Он сидел перед горящим костром, прикрыв плечи звериной шкурой. Старый человек сторожил огонь. Покуда племя спало в пещере, костер не должен был погаснуть. Если костер погаснет, трудно будет разжечь его. А огонь — защитник человека. Ни один хищник не отважится близко подойти к костру, перескочить через тлеющие головни и пробраться в пещеру.

Ночь выдалась холодная. Крупными звездами покрылось небо. Старик то и дело протягивал руки к костру. Его клонило ко сну. Но он вздрагивал и прогонял сон. За светлым кругом пылающего костра начиналась темнота, полная таинственных звуков. Старик, стороживший огонь, знал, как опасны бывают иногда даже самые легкие шорохи. Не крадется ли к становищу могучий медведь?

Но кругом было тихо. Потом где-то хрустнула ветка. Старик встал и, вглядевшись в темноту, увидел небольшую стаю волков. Они крались сюда за поживой.

В те времена в лесах было много добычи. Волкам редко приходилось голодать. И они не были так злы и кровожадны, как теперь. Старик не испугался их. Он громко крикнул, бросил камень, и волки скрылись в темноте.

Только один молодой волчонок остался. Виновато поджав хвост, он глядел на человека. Потом схватил валявшуюся на земле кость, оттащил ее в сторону и принялся тут же грызть ее.

При свете костра человек хорошо видел волчонка. Вот отметина на одном его ухе — черное пятно. Да это знакомый звереныш! В племени знали черноухого — он часто приходил кормиться к костру. Он даже гнал отсюда других хищников — куниц, соболей, лисиц.

И старик, усмехнувшись, снова бросил камень. Но волчонок, увернувшись, продолжал грызть кость, доверчиво косясь на старика. Волчонок был еще молод и простодушен.

Старик подбросил в костер хвороста и стал наблюдать за волчонком. Ночное время кажется особенно долгим. Глаза у старика смыкались, он плотнее кутался в шкуру. И, наверно, уснул бы, но волчонок не уходил и будил его. Вдруг, ощетинившись, он начинал грозно рычать. Он чуял медведя, который, сопя и ломая валежник, где-то брел сквозь чащу.

Когда в лесу все затихало, волчонок опускался на землю и припадал к кости. И снова его уши вздрагивали, он яростно щелкал зубами, снова почуяв близость какого-то зверя.

Всю ночь провел старик с черноухим у костра. А с рассветом волчонок ушел в лес. Но с той поры он еще больше осмелел. Он приходил каждую ночь. А затем стал появляться и днем у пещеры. Изо дня в день, всю дождливую осень и снежную голодную зиму, он приходил к костру. Его признало все племя. А весной он пропал. Когда же вновь появился на опушке дремучего леса, за ним брели четыре щенка. Приветливо встретило население пещеры эту семью. А больше всего радовались дети. Они кидали щенятам лакомые куски, играли с ними.

Всю ночь провел старик с волчонком у костра.

И щенята стали ручными. Зачем им было уходить из становища? У человека куда лучше, чем в лесу. И они так привязались к человеку, что становище стало для них домом. Они даже стали гнать от пещеры своих братьев — волков. А их дети уже родились в становище…

Конечно, никто не знает, наш ли черноухий волчонок стал первой собакой у человека.

В нашем рассказе верно то, что много тысячелетий назад волки, а в иных местах их близкая родня — шакалы, сами пришли к жилью человека. И те волки и шакалы, которые остались у него, постепенно, через много столетий, приобрели уже свойства настоящих собак. Верно и то, что собака — первое наше домашнее животное.

И сторожем, и пастухом, и водолазом, и охотником служит собака. Ты, наверно, слышал, сколько всевозможных поручений выполняют военные собаки. Они работают и санитарами, и связистами, и минерами. Есть даже собаки-парашютисты! Так по-разному, но одинаково преданно служит нам собака. Она первая с радостным лаем выбегает навстречу хозяину. Прощает ему обиды и побои. В его отсутствие собака иной раз так скучает, что даже отказывается от еды.

Преданно служит человеку собака.

Так велика ее преданность хозяину!

Кажется, все волчьи повадки давно забыты ею.

Но посмотри, вот твоя собака укладывается спать. Она долго кружит, скребет по полу когтями, как будто кругом лес и под ногами влажная мягкая трава.

Иногда лунной ночью собака сидит, подняв морду, и протяжно воет, глядя на луну.

Вот она бредет по двору с большущей костью во рту. И, озираясь, зарывает ее, прячет на черный день.

И ты вдруг вспоминаешь ее далекого предка — хищного, вороватого волка.

Н. Раковская

По следу лошади

История трех скакунов

Еще сравнительно недавно, триста — четыреста лет назад, в северных и западных странах вовсе не было стольких пород лошадей, сколько можно увидеть теперь. В те времена там знали, пожалуй, только одну породу — «северную».

Это были чаще некрасивые с виду, но коренастые и сильные кони, на которых и ездили верхом и возили поклажу.

Эти сильные и неуклюжие кони были совсем не похожи на тех лошадей, которые встречались обычно на юге. Жители южных стран ездили на чудесных тонконогих лошадях с длинной шеей, небольшой красивой головой. Южные лошади, может, были менее сильны, но они были прекрасными скакунами, и слава об их красоте и резвости шла по всей земле.

Верхом на такой красивой южной лошади подъехал однажды весной 1689 года усталый путник к маленькой английской деревушке. Толпа любопытных провожала путника, как иноземца. А между тем это был местный житель капитан Барль, который возвращался домой после долгого отсутствия.

Капитан Барль служил по найму в австрийской армий и сейчас ехал из-под Вены, где он помогал австрийцам воевать с турками. Нелегко ему было добраться с лошадью до Англии! Но и расстаться с конем ему не хотелось. Золотистой масти, тонконогая, с узкой сухой мордой и горящими глазами, лошадь досталась ему в сражении. Немало натерпелся Барль, прежде чем приручил лошадь. Но она стоила этого!

Недолго пробыл в Англии Барль. Вскоре он отправился с войсками в Ирландию, а вместе с ним — и его лошадь, которая по имени хозяина получила кличку «Барлей-Турок».

Но где бы ни был Барлей, ценители лошадей всюду восхищались прекрасным конем. И когда наконец кончилась полная приключений жизнь коня Барлея, оказалось, что и дети его ни в чем не уступают ему.

Так попала в Англию превосходная южная лошадь.

Правда, Барлей не был первой привезенной с юга лошадью, но по его великолепным качествам, по его красоте, выносливости и резвости не было ему равных. В Англии еще больше стали увлекаться далекими заморскими лошадьми. Правдой и неправдой доставали их из Турции, Персии, Аравии.

Английская скаковая лошадь.

Жизнь человека продолжительнее кратковременной жизни лошади. Поэтому любители лошадей, видавшие Барлея, могли сравнить его с другой замечательной южной лошадью, по имени Дарлей Арабиан. Дарлей был привезен в 1707 году из Сирии. Дарлей ни в чем не уступал Барлею.

Прошло еще с десяток лет, и, по счастливому случаю, в Англии появилась третья замечательная южная лошадь. Достал ее английский купец Кок. Эта лошадь прославилась под кличкой «Годольфин». Правда, она ни разу не появилась на ипподромах. Свою жизнь, полную вначале невзгод и превратностей, она мирно дожила в поместье одного любителя лошадей, графа Годольфина, и пала в возрасте тридцати лет.

Вот и все, что можно рассказать об этих трех лошадях. Почему же любители лошадей сохранили эти истории? Дело в том, что потомки — дети, внуки, правнуки — Барлея, Дарлея и Годольфина оказались превосходными скакунами и верховыми конями.

Ни одна лошадь не могла перегнать их! И слава о них пошла по всей стране. Тогда-то и вспомнили их прародителей. Лошадей из знаменитой семьи стали раскупать наперебой. Завели для них особую книгу — студбук, в которую стали записывать родословные лошадей, имена их родителей и предков, масть, взятые ими рекорды на скачках…

Через сто лет книга эта стала толстая-претолстая. У Барлея, Годольфина и Дарлея оказалась огромная семья. Во всех странах жили лошади, которые приходились им сродни.

Эту огромную семью и называют теперь чистокровной верховой породой.


Живые грузовики

Но не одни верховые кони нужны человеку. Не обойтись ему и без лошадей для упряжной работы.

Среди рабочих лошадей лучшими повсюду считаются сейчас лошади-тяжеловозы. Но, хоть это и может показаться удивительным, они появились не так-то давно.

Лет пятьсот назад по дорогам Бельгии возвращался из военного похода рыцарь. Он ехал на северном коне — коротконогом и неуклюжем, но необыкновенно рослом. Встречные лошади казались жеребятами по сравнению с рыцарским конем.

Этого коня рыцарь купил когда-то в монастыре. Только монахи и держали тогда таких рослых коней. Они отбирали и разводили их для рыцарей. То было время крестовых походов. Рыцарские полки отправлялись на конях покорять и грабить народы богатых южных стран — Палестины, Сирии, Африки. Для дальнего пути рыцарю нужна была сильная лошадь. Тяжелы рыцарские доспехи — панцирь, шлем, щит! Все это весило немало. Вот и тут: рыцарь ехал в полном вооружении, а конь его шагал да шагал, словно и не замечая груза.

Однако рыцарь все время сердито понукал коня и все поглядывал на встречных путников с маленькими проворными лошадками. Куда ему после похода этот конь-великан? Он силен, но слишком уж громоздок. А крестовые походы кончились. Рыцарю нужна теперь обычная лошадь.

И в тот же день в придорожной харчевне рыцарь обменял у местного крестьянина своего коня на обычную верховую лошадь и отправился дальше искать счастья и приюта.

Зато крестьянин, получив рыцарского коня, не мог нарадоваться своей удаче. Вот это конь! Как хорошо будет с ним работать на полях, перевозить поклажу…

Когда крестьянин подъехал к своему дому верхом на новой лошади, вся деревня высыпала на улицу.

А когда родился от рыцарской лошади крупный жеребенок, его выпросили в соседнюю деревню. Второго жеребенка, тоже большого, крестьянин продал соседу.

Вскоре от этого коня и его жеребят стали и в соседних селах появляться большие лошади. Случалось и другим крестьянам покупать этих коней.

И крестьяне стали разводить породу крупных лошадей.

Ведь, кроме лошадей, тогда не было другого транспорта.

В Бельгии тогда было известно, что англичане вывели верховую породу лошадей. А от таких великанов, пожалуй, можно вывести свою бельгийскую породу, только уж не скакунов, как в Англии, а тяжеловозов-грузовиков.

И вот в провинции Брабант открылся как бы первый конный завод. Для завода скупали самых сильных, рослых и красивых коней. Следили, на каком году начинает лошадь работать, сколько она весит, сколько груза может тащить. От лучших лошадей оставляли жеребят.

Лошадей-тяжеловозов назвали брабансонами, по имени провинции Брабант.

Брабансон.

Но брабансоны оставались недолго единственными грузовыми лошадьми. В XIX столетии англичане вывели своих тяжеловозов — это были огромные мохноногие шайры и белоногие горбоносые клейдесдали. Появились ломовые лошади и во Франций — серые и вороные першероны. А у нас на Руси, при Петре I, — знаменитые битюги, которых разводили по поймам реки Битюг, возле Воронежа.

Тяжеловозы различались толщиной могучей шеи, ростом и косматыми пучками волос — «щеток» — возле страшных по своей величине копыт.

Это было живое воплощение могучей и уверенной в себе силы.

Правда, тяжеловозы не могли бегать. Они мерно шагали по дороге, где мчались английские скакуны. Но кто же мог сказать, что они хуже, что они приносят людям меньше пользы!

И сейчас во всех странах продолжают разводить тяжеловозов.

У нас одной из лучших пород считают сейчас владимирских тяжеловозов. Их вывели колхозники Владимирской области. Это — рослые гнедые и рыжие кони с белыми отметинами, словно чулками на ногах, с белыми звездами на лбу. Весит такой тяжеловоз около тонны и начинает работать уже с двух лет.


Смотр лошадей

Как не похожи скаковая лошадь и лошади-тяжеловозы!

Но давай посмотрим и других лошадей. Зайдем на конскую выставку, которые постоянно устраивают и у нас и в других странах.

Есть на выставке длинноногие, сухопарые, золотистые ахалтекинские лошади. Это лучшая порода современных южных, которые почти не уступают в быстроте английским скакунам, но превосходят их своей выносливостью в пустынях.

Ахалтекинская лошадь.

Вот плотная золотисто-рыжая лошадь. Это военная донская лошадь, одна из старейших русских пород, которую вывели донские казаки лет двести назад.

А вот маленькие пони. Они развозят овощи, хлеб в городах, катают в парках детей. Дрессированные пони выступают в цирках. Некоторые пони чуть повыше крупной собаки. Но и пони — настоящие лошади.

По городам и селам Сибири, по степям Казахстана, по дорогам тайги идут низкорослые мохнатые лошаденки. Это казахские лошади, которые растут в табунах, зиму и лето пасутся в степи — прекрасные верховые лошади. Многие из них за сутки проходят по сто пятьдесят километров, не требуя ничего, кроме подножного корма.

На казахскую по виду похожа киргизская лошадь. Это у киргизской лошади такие крепкие копыта, что ей не нужны подковы, и удивительно прочная спина. С тяжелым, высоким вьюком на спине она спокойно идет по горным тропам, над кручами. Это хорошая верховая и вьючная лошадь.

Целые дни проводят посетители на выставке, любуясь разными лошадьми. Каждая из них по-своему хороша. Но, пожалуй, чаще всего они останавливаются возле денника, где стоит орловский рысак — рослая серая лошадь в крупных яблоках.

Орловский рысак — наш любимец, наша гордость. А родословная его очень романтична!

В 1775 году екатерининский вельможа граф Алексей Орлов, получивший титул Чесменского за победу русского флота возле порта Чесмы, на побережье Малой Азии, вернулся на родину. Русско-турецкая воина окончилась блестящей победой России. Алексей Орлов командовал флотом в сражении под Чесмой. В одном из морских сражений он захватил корабль с приближенными турецкого паши. Пленных вернули на родину, и пашá за это прислал выкуп.

Орлову привели двенадцать лошадей и среди них великолепного белого коня арабской крови.

Этого коня Орлов назвал Сметанкой. Через разные страны под особой охраной вели коня в Россию. И привели в поместье Хреновое, под Воронежем, где был у Орлова большой конный завод.

Почти три тысячи лошадей держали тогда в Хреновом, но все равно Сметанка выделялся своей красотой, как лебедь среди стада гусей. Конь действительно был настолько хорош, что его оценили в восемьдесят тысяч рублей — невиданная цена!

К тому же Сметанка отличался удивительно плавной поступью. На это и обратил внимание Орлов. Давно ему хотелось создать свою породу лошадей, не верховых, как английские и арабские, а упряжных. Упряжная лошадь была особенно тогда нужна. Ведь расстояния у нас на Руси большие, дороги долгие… А лошади, которые хорошо идут под седлом, плохи в упряжи.

В Хреновом тогда служил наездником талантливый крепостной крестьянин Кабанов. Он знал все тонкости характера, все повадки каждой лошади. Он растил их, объезжал. Кабанов и вывел в Хреновом от красавца Сметанки лошадей с плавной рысью. Но недолго пришлось холить Сметанку, любоваться конем… В поместье еще только подрастали четыре жеребенка от Сметанки, богатыри и красавцы на подбор, когда Сметанка, молодой, здоровый конь, неожиданно заболел и пал.

Как жалели коня! Портреты его развесили в залах у Орлова, сохранили кости и шкуру благородного коня. Но задуманного дела не бросили…

И через несколько лет от сыновей и внуков Сметанки развели в Хреновом целый табун лошадей. Так в России появилась знаменитая порода, которую теперь называют «орловской рысистой».

Сравнительно с собакой, овцой, коровой — лошадь человек приручил недавно. Всего четыре тысячи лет служат нам кони. Но вспомни все известные тебе породы лошадей, и ты поймешь, как изменил их человек.

Потому-то ученые до сих пор и не могут решить: кто дикий предок домашней лошади?

Обычно считают ее предком лошадь Пржевальского, единственную сохранившуюся до наших дней разновидность диких лошадей.

Лошадь Пржевальского.

Небольшие косяки этих лошадей, о которых впервые удалось узнать знаменитому русскому путешественнику Пржевальскому, и сейчас пасутся в пустынях Джунгарии, в центре Азии. И неудивительно, что именно здесь сохранились дикие лошади. Ведь тут едва ли не самое труднодоступное место земли! Невысокие, песчаной масти, с темной полоской вдоль спины, лошадки Пржевальского в самом деле чрезвычайно дикие и злые. Но единственный ли это предок нашей лошади и всех ее пород?

Этого до сих пор ученые не решили, но склонны думать, что были и другие предки.

Н. Раковская

Три брата

Есть у коня два брата — северный и южный. Не похожи все три брата друг на друга и даже друг друга пугаются при встрече. А все-таки они братья.

Северный брат — олень, южный брат — верблюд.

Широкими копытами ступает северный олень по рыхлому снегу, по топкому болоту.

Ему не надо запасать много корма на долгую полярную зиму. Он кормится сам, выкапывая мох ягель из-под снега в самый лютый мороз. Он — северный житель.

«Олень — это жизнь», — говорят чукчи.

Северный олень.

Случается, у новорожденного олененка («пешки», как его называют) гибнет мать. Малыша берут к себе люди. Пешка скоро приучается ходить следом за людьми, суется носом в миски и ведра и бьет копытом, если на него мало обращают внимания.

Пешка превращается в ручного домашнего оленя — авку.

Он никуда не убегает от жилья. Авку только свистни — он тут как тут! Садись и поезжай.

В животноводческих совхозах и научных институтах Севера выводятся новые, улучшенные породы крупных и быстроходных оленей.


А южный брат — верблюд. Он шагает своими широкими мозолистыми ступнями по сыпучему песку, как по гладкой дороге. Ест он жесткие и колючие растения пустынь. Одно из них даже названо в честь его верблюжьей колючкой.

Верблюд прекрасно переносит нестерпимую жару пустыни, но и снег его не пугает.

Всем известна выносливость верблюда: шесть или семь дней может он шагать в жару без воды. Добравшись до водопоя, он выпьет сразу несколько ведер, полежит часок, вздохнет, встанет, высосет еще ведерко — «про запас» — и снова готов в тяжелый путь.

Есть у верблюда еще одно удивительное качество: он своего рода живой «опреснитель».

Наши исследователи Кара-Кумов брали с собой в караван дойных верблюдиц, которые ели горькую полынь и колючки, пили горько-соленую воду, но давали людям сладкое молоко.

В степях Бурят-Монголии и в тайге Забайкалья можно часто встретить караваны верблюдов, груженных большими вьюками. Верблюды прекрасно приспособились к суровому климату Забайкалья. Впервые в этом крае, в колхозе имени Ленина, создана племенная верблюдоводческая ферма.

В пустыню идет вода и вместе с ней — жизнь. Огромные, ныне безлюдные, пространства станут районами промышленности — нефтяной, металлургической, химической, районами хлопководства, садоводства, животноводства.

Незаменимым помощником людей в этих новых, возрождающихся к жизни землях будет верблюд.

К. Меркульева

Корова и ее родня

Однажды летним полднем 1862 года известный зоолог Гамильтон Смит бродил по узким улицам маленького австрийского городка Аугсбурга. Неожиданно он очутился перед лавкой, где продавали древности. Смит вошел в лавку.

Чего только не было там! Старинные монеты, бронзовые блюда, рыцарские шлемы и щиты. Полюбовавшись всем этим, Смит уже собрался уходить, когда заметил на стене небольшую картину, написанную масляными красками. Она изображала могучего зверя, пожалуй похожего на нашего быка, но сильного, кряжистого. Его черная шерсть лоснилась. Вдоль спины, как ремешок, тянулась белая полоска. Могучие рога грозно поднимались над головой.

Смит с удивлением разглядывал картину. Что это за животное?

Он подошел ближе и разобрал надпись: «Тур».

Картина так поразила ученого-зоолога, что он решил купить ее, сколько бы она ни стоила. Неужели это настоящий тур?

Чего только не писали о нем в старых книгах! И что туловище у тура ярко-красное, а рога совсем белые. И что сила у него необыкновенная: он легко поднимает на рога всадника с конем. Семь бочек сала можно вытопить из туши убитого тура и собрать еще сто ушатов мяса. А живет этот таинственный зверь будто бы пятьсот тридцать три года…

И в то же время никто не встречал живого тура. Даже не знали, где он водится. Может, и вообще нет такого зверя на земле? Правда, сохранилось много обломков ваз, кусков плит, монет, где были нарисованы животные, похожие на тура. Но вазы, монеты, плиты были такие старые, им, наверно, насчитывалось две, а то и три тысячи лет. И туры, изображенные на них, выглядели сказочными животными: с одним рогом и мордой быка, с крыльями птицы и с конской гривой.

А эта картина, казалось, была написана с натуры. С этим согласились все, кто ее видел. Когда же ее показали специалистам-художникам, они заявили, что это работа не старая — ей не больше двухсот лет.

Значит, тур еще совсем недавно водился на земле.

И вот Смит, а за ним и другие ученые принялись за поиски тура. Они искали исчезнувшего тура, как ищут украденное сокровище. Можно было подумать, что это не ученые, а сыщики. Они подолгу разглядывали картину. Где жил художник, написавший ее? Вероятно, туры водились на его родине.

Строя свои догадки, ученые то ошибались, то снова возвращались на верный путь и наконец отыскали страну, где жил тур. Они попали в Польшу, в глухие Мазовецкие леса, которые тянутся между Варшавой и Гродно.

Густые леса Мазовья, с ручьями, озерами, болотами, принадлежали когда-то знатному польскому графу. Каждый год в чащах Мазовья трубил охотничий рог. Итальянские послы, австрийские герцоги, русские князья съезжались сюда для опасного и увлекательного развлечения. Огромные черные животные, нагнув головы с могучими рогами, мчались по полянам. За ними летели гончие, скакали всадники на лошадях. Это граф с гостями охотился на туров.

Здесь, в лесах Мазовья, водилось последнее на земле стадо туров. Граф Мазовецкий считал его своей собственностью и очень гордился им. Но последнее стадо туров с каждым годом редело. Охотничий рог перестал трубить в лесах.

В 1627 году в чащах Мазовья осталась только одна турица. Жители окрестных сел часто слышали, как ревет в лесу одинокий зверь. Но вот в лесу стало тихо. И однажды, обходя угодья, лесник увидел на берегу озера огромную черную тушу.

Последняя турица была мертва.

И не стало с той поры больше туров на земле…

Вот куда привела ученых аугсбургская картина! Вероятно, Смит купил изображение одного из последних туров… Ученым было очень обидно, что нет больше живых туров.

Но все-таки поиски тура кончились не только разочарованием. Тут была и большая удача.

В этих поисках зоологи исходили много мест, обыскали много стран. Они раскопали столько пещер, где лежали засыпанные землей, пожелтевшие кости этих животных, и нашли турьи рога, копыта, даже целые скелеты. По этим остаткам они узнали, что туры — предки наших коров.

Уже десять тысяч лет назад, охотясь на туров, люди стали приводить из степей и держать в загонах молодых турят. Возможно, они ловили туров, которые сами приходили кормиться посевами возле жилья. Это были запасы живого мяса на случай голода. От них и пошли домашние туры.

Жизнь в неволе постепенно меняла их. Прошли сотни лет, и новые поколения туров сделались ростом меньше, а нравом смирнее. Шерсть у них из черной стала разной окраски, рога не такие страшные. Но все же это были могучие животные.

Человек использовал силу домашнего тура, запрягая его в плуги. Так туры были когда-то первыми помощниками пахаря.

Эта древняя порода коров сохранилась и до сих пор. Во всех южных странах держат и разводят рогатый рабочий скот. И у нас, на Украине, живет эта порода. Серый степной украинский бык строением скелета, быстротой и силой особенно походит на тура. Только шерсть у него стала короткой, серой, будто выгорела от солнца.

Тур.

Долго, однако, первые коровы не давали человеку молока. Его хватало только для теленка, и молоко долго считалось дорогим лакомством и лекарством. В древнем Египте его разрешали пить только жрецам. В северных странах раньше всех догадались, что из коровьего молока можно делать вкусное масло. А в южных странах о коровьем масле и помину не было.


Около пятисот миллионов коров, потомков туров, живет сейчас у человека. И каких только пород не вывели люди! Тут и мясные породы — огромные рыжие шортгорны и герефорды, которые весят по две тонны, дают немного молока и разводятся ради сочного, вкусного мяса. И черные с белой головой ярославские, которые дают особенно жирное молоко, такое жирное, что каждый день из удоя можно сбить по полтора килограмма масла. И пестрые холмогорские, голландские, ангельнские, у которых молоко не такое жирное, но зато его очень много и оно особенно хорошо для приготовления сыров. Есть еще швицкие коровы, которые так неприхотливы и выносливы, что почти круглый год проводят под открытым небом, пасутся в горах.

Холмогорская корова.

«Корова во дворе — обед на столе», «Коровушка — поилица, кормилица», — говорят теперь и русские, и французские, и английские, и итальянские пословицы.

Но особенно относится это к лучшей нашей костромской породе. Знаменитую костромскую породу вывели в совхозе Караваево. Лучшие коровы-костромички — Гроза, Куста, Камса — давали в год по десяти тысяч литров, а славная Послушница даже больше шестнадцати тысяч литров молока. Каждый день из ее молока можно было сбить по два килограмма масла.

Своими удоями она побила мировой рекорд.

И сейчас наши животноводы стараются вывести побольше таких коров. Вот тогда и сбудется наяву старая сказка о молочных реках…

Н. Раковская

Почему петухи поют в полночь?

С захода солнца все дневные птицы спят, и петухи тоже. Но вдруг среди ночи почему-то раздается звонкое «кукареку!» Это всегда казалось странным, и в древности люди выдумывали всякие суеверные сказки, вроде того, что своим пением петух отгоняет злых духов.

На самом деле все объясняется гораздо проще и гораздо интереснее. Родина петухов — Индия, полуостров Малакка и южные острова Индийского океана. Они лежат близко у экватора. А на экваторе и день и ночь во все времена года одинаковой длины и продолжаются ровно по 12 часов: восход солнца в 6 часов утра, заход — в 6 часов вечера. Поэтому у птиц в этих местах выработалась привычка засыпать в одно и то же время.

У нас петухи поют потому, что в это время у них на родине рассвет.

Уже более тысячи лет прошло с тех пор, как человек приручил диких кур и сделал их домашней птицей. Петухи расселились с Малакки по всему земному шару, живут в таких местах, где ночь приходит раньше, чем на полуострове Малакка, а все не оставили своей привычки и поют в те же часы, в какие пели их предки десять с лишним веков назад в тропических джунглях Индии и Малакки. Но сама песня домашних петухов теперь отличается от песни диких. Она изменилась в новых условиях жизни. Домашний петух долго тянет свое «ку-ка-ре-ку-у-у». А дикий осторожен, он поет коротко: «кукарек», и, внезапно оборвав песню, быстро оглядывается по сторонам: не подкрадывается ли кто из-за кустов?

П. Мантейфель

Шелковинка

Много есть разных бабочек на свете! Белые и желтые, голубые и зеленые, черные и красные… Есть бабочки совсем маленькие, как ноготок, и есть такие, как самый большой бант на голове девочки.

Целый день нарядные бабочки порхают с цветка на цветок и пьют из их венчиков сладкий сок — нектар. Бабочки откладывают крохотные яички, а из них выводятся и вырастают гусеницы. Они, как и бабочки, бывают разные: коричневые и зеленые, гладкие и мохнатые, маленькие и большие.

Кружат бабочки и в полях, и в лугах, и в лесах. Но никому не приходит в голову строить для них домики.

А вот есть небольшая бабочка коричневато-серого цвета, все тело и лапки которой покрыты белыми волосками. Эта бабочка не умеет летать и не умеет есть. И ее взял под свою защиту человек. Он защищает ее от холода, ветра и зноя, охраняет от врагов, строит для нее светлые дома, а для ее гусениц сажает деревья…

Эта беспомощная домашняя бабочка называется «тутовый шелкопряд». Ее разводят в Узбекистане, Туркмении и других южных республиках Советского Союза.

Тутовый шелкопряд.

Весной бабочка откладывает очень много крохотных яичек, похожих на желтые бисеринки, и через несколько дней умирает. Люди приходят, собирают яички, складывают их в бумажные коробочки и прячут в темные, прохладные комнаты. Там яички будут лежать целый год — до следующей весны.

У нас в Москве еще и снег не растаял и дедушка Мороз за щеки пощипывает, а в Средней Азии, на далеком теплом юге, начинается весна. Проходят теплые дожди, согревается земля и покрывается первой, свежей зеленью. Расцветают красные тюльпаны, голубые ирисы, лиловые фиалки. Небо стало ярко-синим, а солнышко светит целый день и на всем небе ни одного облачка не увидишь… В полях сеют хлопок, в огородах готовят грядки, а в садах начинают зеленеть и цвести деревья.

На деревьях урюка цветы раскрываются раньше, чем листья. Деревья стоят белые и нежно-розовые, как будто нарядились на праздник. А когда подует ветерок, закачаются ветви, и цветочные лепестки, как снежинки, летят на землю.

«Расцвел урюк — скоро и тутовник распустится, нужно яички оживлять», — говорят шелководы. Тутовником в Средней Азии называют дерево шелковицу. Листьями его кормят гусениц шелкопряда. (Поэтому гусеницу эту называют тутовым шелкопрядом.) И вот яички, которые долго лежали в темноте и прохладе, переносят в теплые, светлые помещения. Лежат яички, согреваются и дней через десять становятся почти прозрачными. Тогда через тоненькую оболочку в них можно разглядеть крошечную, свернувшуюся в комочек гусеничку. Приходит пора гусеничке выходить из своего тесного домика — яичка. Она прогрызает оболочку и медленно, опираясь лапками о стенки, с трудом начинает выползать. Ползет, расправляет свое маленькое тельце, вытягивается и осматривается по сторонам.

Тутовое дерево.

У новорожденной гусенички тело серовато-черное, по бокам и на спинке желтые бугорки, а из каждого бугорка торчит пучок волосков. Головка у гусеницы — как круглый черный шарик.

Новорожденных гусениц уносят в другую комнату, тоже теплую, чистую и светлую. В ней и будут жить гусеницы. Их раскладывают на полках и приносят свежих листьев тутовника. Листья еще совсем молоденькие, нежные, но, чтобы гусеницам было легче их есть, листья изрезали на узкие, длинные полоски…

Целый день и даже по ночам гусеницы едят. Каждые два часа приходится им добавлять свежего корма. Но зато и растут они быстро! Не по дням, а по часам…

Прошло только два — три дня, как гусеницы вылупились из яичек, а их уже не узнать: в два раза больше стали. А еще два дня прошло — и гусеницы стали в три раза больше новорожденных! Кожица на гусеницах разгладилась, складочки распрямились.

И вдруг — что такое? — гусеницы перестали есть, стали ленивыми, неподвижными. Может быть, они заболели?

Нет, гусеницы совсем здоровы. Они наелись, да и заснули крепким сном на целые сутки.

Спит гусеница, а сама все растет. Проснулась — и совсем тесной ей шкурка стала. Так натянулась, что, кажется, вот-вот лопнет. Выросла гусеница из своего платья, надо другое надевать.

Но разве гусеница — девочка, чтобы у нее были платья? И как она может их менять?

Вместо платья у гусеницы — шкурка. Стала шкурка для подросшей гусеницы тесной, и она сбрасывает ее. Но из шкурки вылезть — это не платье снять! Чтобы выбраться из шкурки, гусеница выпускает изо рта тоненькую шелковинку; сделает из нее под ноги коврик-подстилку и потом уцепится за него ножками, напружинит все тельце, потянется как следует — и лопнет старая шкурка! Снимется, как колпачок с головы, а потом и вся гусеница выползает из отверстия.

Новое платье у гусеницы уже не черное, а светло-коричневое. Оно еще немножко великовато, «на рост» сшито, все в морщинках и складочках. Но это не беда!

Гусеницы меняют платье.

Гусеница просыпается голодная и, отдохнув немножко, с новыми силами принимается за еду. Опять она ест и день и ночь; только теперь, когда она стала постарше, ее кормят не нарезанными, а целыми листьями.

Так проходит несколько дней, и новое платье тоже становится тесным. Гусеница опять засыпает, а проснувшись, снова меняет шкурку.

Теперь у гусеницы платье светло-серое, как зола в печке.

Быстро растет гусеница! Это потому, что она много ест. И день и ночь все ест, ест, ест… Ест и растет, ест и растет.

Уже и серое платье тесным стало. И его сбросила гусеница, а надела светлое, с жемчужным отливом; а потом нарядилась в бледно-желтое, как пенка на молоке. И такая стала толстая, большая, с палец величиной, бархатистая и прохладная на ощупь. А на конце брюшка рог вырос.

Это платье, пятое по счету, — последнее у гусеницы. Теперь она ест уже не только листья, но и молодые побеги и ягоды тутовника…

Войдешь в комнату, где живут взрослые гусеницы, и слышишь — сильный дождь идет и по листьям шумят дождевые капли… Что такое? Над головой потолок, а за окнами — синее небо и солнышко светит… Откуда дождь взялся? А это и не дождь вовсе. Это тысячи толстых гусениц изо всех сил работают челюстями — грызут листву.

И вдруг гусеницы перестали есть. Что же, они опять засыпают? Нет, наоборот, они стали очень подвижными и беспокойно ползают по стенкам.

Шелководы знают, что нужно гусеницам. Они принесли и поставили в комнате много сухих кустиков с частыми, тонкими веточками. И комната превратилась в игрушечный лес…

А гусеницы как будто только кустиков и ждали… Все полезли на веточки. Переползают с ветки на ветку, осматриваются…

Войдем-ка дня через три в комнату с игрушечным лесом и посмотрим, что делают гусеницы.

Что такое? В лесу-то зима! Все кусты стоят белые-белые, пушистые, сверху донизу как будто ватными хлопьями украшены. И тишина какая! Ни одна веточка не шевелится. Сонное царство.

А гусениц нет. Ни единой не видно. Куда же они исчезли? Никуда не исчезли. Они спрятались. В белых хлопьях скрыты домики-коконы без окон, без дверей, похожие на маленькие длинные почки.

В белых хлопьях скрыты домики-коконы.

Коконы.

А теперь послушайте, как строят гусеницы свои чудесные домики.

На нижней губе у гусеницы есть маленький выступчик с крохотным отверстием. Из него гусеница начинает выпускать шелковую нить, тонкую, как паутинка. Начало нити она закрепляет у какой-нибудь ветки, затем передвигает голову в сторону или вверх и закрепляет нитку на другой веточке. Ползает гусеница с ветки на ветку и строит сначала защиту и опору для будущего кокона, а потом принимается и за самый кокон. Туда-сюда, туда-сюда качает головкой гусеница, как маятником, и шелковинка укладывается маленькими восьмерками. Ниточка-шелковинка клейкая, и восьмерки плотно прилипают одна к другой.

Во время работы гусеница ничего не ест и непрерывно выпускает из себя шелковую нитку. Поэтому она худеет и сжимается. Кокон, который строит гусеница, гораздо меньше, чем была она сама. Длинную-длинную ниточку должна выпустить гусеничка, чтобы завить кокон.

Гусеницы выстроили домики, притаились в них, да и заснули.

Но ведь гусеницы и раньше засыпали, а домиков не строили. Зачем же им теперь домики? Теперь гусеницы заснули надолго. Дней через шесть они сбросят в домике-коконе свое пятое платье, станут жесткими, неподвижными — превратятся в куколку. А еще через двенадцать — четырнадцать дней из куколки выйдет бабочка — тутовый шелкопряд. Она раздвинет стенки кокона и выползет наружу.

Те коконы, из которых будут выводить бабочек, оставляют, а другие отправляют на шелкомотальные фабрики.

Что же сделают с коконами на шелкомотальной фабрике? На фабрику привозят разные коконы: белые, желтые, крупные и мелкие. Там прежде всего их нужно разобрать: белые — к белым, желтые — к желтым… Большие, средние, маленькие — все отдельно раскладывают. А как разберут, несут в другой цех, самый главный на фабрике. Он называется мотальный. В высоких, светлых комнатах стоят машины, а за машинами — с двух сторон работницы. Чтобы из кокона получить нить, его нужно размотать, а для этого обязательно отыскать конец нити. Коконы сначала бросают в кипящую в круглом тазике воду.

В кипятке коконы бьют жестким веничком до тех пор, пока от каждого кокона не потянется тонкая, длинная ниточка.

Конец тонюсенькой шелковинки, которая тянется от каждого кокона, работница вставляет в машину, а машина, разматывая кокон, слегка тянет за шелковинку. Чем больше шелковинок соединяет машина, тем прочнее и толще будет шелковая нить.

Машина разматывает коконы…

Шелковинка наматывается на большие колеса-мотовила, которые все время вертятся. Как только кончается ниточка на одном коконе, работница сейчас же вставляет другую; так и тянется нитка, длинная-предлинная и блестящая; от белых коконов — белая, от желтых — желтая, совсем как золотая!..

Готовые нитки на шелкомотальной фабрике упакуют и отправят в далекий путь, в разные города Советского Союза, на другие ткацкие фабрики. Там из них сделают красивые разноцветные шелковые материи, из которых шьют и нарядные платья, и рубашки, и пионерские галстуки, и прочные парашюты для летчиков, и многое другое.

Г. Ганейзер

Крылатый садовник

Пчела — домашнее животное?

Не правда ли, это очень странно? Кажется, можно ли приручить насекомое? Подчинить его человеку?

А если нельзя, так за что же и называть такое существо домашним животным?

Прочитай этот рассказ, и он объяснит тебе, почему ученые называют иных насекомых домашними животными.


В старой Руси

Часто старая Русь праздновала победы над врагами. Веселые пиры шли в хоромах князей и бояр.

Огромные серебряные блюда с жарким, с рыбой, сдобными караваями, пироги с начинкой из зайчатины и баранины стояли на столах.

И все это запивалось медом. Столы ломились от ковшей, чарок, кубков. И какие меды разливали в них! Ароматные, густые. Варенные на хмелю и ставленные на закваске. И малиновые, и смородиновые, и вишневые… Летописцы рассказывают, что в Киеве на пирах у князя Владимира из погребов выкатывали по триста бочек с медами. А варили их в дворцовой медоварне в огромных медных котлах.

Медом славилась Русь на весь мир.

Нигде не готовили столько напитков и яств из меда.

На Руси распивали тогда вместо чая знаменитый сбитень — горячее медовое питье, варенное с заморской корицей, с имбирем. А сколько парили сочива — кушанья из пшеницы и ячменя на меду! Пекли медовое тесто с маком, которое звали «сытой».

И откуда только доставали на Руси столько меду?

Пасек тогда возле домов не было, и пчеловодством никто не занимался.

Пасека.

Зато много нетронутых лесов и цветущих лугов покрывало страну. И в этих лесах, будто на огромных пасеках, жужжали, гудели пчелы. Приезжие иноземцы писали, что страшно было войти в иные леса — пчелы могли насмерть зажалить пришельца. В дуплах деревьев, в норах, в расселинах скал — всюду гнездились пчелиные рои. Все было переполнено медовыми сотами. Каждый лес на Руси был пасекой.

Летом в леса, как за ягодами или за грибами, шли люди за медом. Шли пешком, ехали на лошадях, волах, с топорами, лестницами, острогами. Брали с собой ведра, бочонки и другую посуду.

На весь год, до нового сбора, бывали полным-полны кладовые. Их так и звали тогда «медуши». Осенью варили меды впрок. А еще тысячи пудов оставляли для вывоза.

Но люди расселялись, вырубали леса. И дикие пчелы постепенно переводились. И теперь совсем немного, несколько сотен роев диких пчел, сохранилось лишь в глухих лесах Удмуртии, на Алтае да в Башкирии.

Зато у человека сейчас живет около ста миллионов семей домашних пчел.

Живут они не в дуплах и норах, а в удобных теплых домах — разборных ульях. Зимуют в теплых омшаниках. И меду собирают куда больше, чем дикие пчелы.

Из дупла диких пчел возьмешь не больше трех килограммов меда. А из разборного улья, где живут домашние пчелы, пасечники вынимают иногда по сто пятьдесят килограммов за лето.

Вот сколько меду дает человеку домашняя пчела!

И хоть есть теперь у меда соперник — дешевый и сладкий сахар, пчела по-прежнему необходима человеку.

Совсем недавно поняли ученые, какая чудесная кондитерская фабрика — желудочек пчелы, где густеет нектар и перерабатывается в мед. Своими свойствами мед превосходит сахар. Известно, что он легче и проще усваивается организмом человека. Он полезнее сахара: пчела добавляет в цветочный нектар чудесные вещества — ферменты, похожие по своему действию на витамины и такие же полезные, как они.

Но не только один пчелиный мед идет на пользу человеку.

Ты, может, и не догадываешься, какой усердный маленький садовник работает все лето у нас на полях, в садах и огородах…

А между тем он выращивает нам миллионы тонн яблок, груш, слив. Миллионы пудов гречи, бобов и овощей. И этот таинственный крылатый садовник — та же домашняя пчела.


Необыкновенный экзамен

Совсем еще недавно, лет пятьдесят назад, в Австралии два соседа-скотовода разговорились о своих делах. Они толковали о ценах на австралийскую шерсть, о пастбищах, о корме для скота и жаловались на странности австралийского климата.

Вот, например, красный клевер. Какие с ним происходят непонятные вещи! Огромные поля засевают австралийские скотоводы красным клевером. Это лучший корм для животных. Но клевер почему-то не приносит семян, хотя цветет в Австралии превосходно. И семена каждый год приходится выписывать из Европы.

Впрочем, не только клевер. В Австралии посадили много плодовых деревьев, но они приносят мало фруктов. Не в климате ведь дело: климат тут жаркий.

Беседуя о своих делах, друзья подошли к дороге, по которой тянулись обозы с грузами. Эта дорога вела к приморскому городу Мельбурну, куда причаливали пароходы из Европы. Несколько фургонов заинтересовали скотоводов. На них везли странные ящики с проволочной сеткой вместо боковых стенок.

— Что это вы везете? — обратился один скотовод к возчику.

— Сам не пойму, кому нужен такой товар! — ответил возчик. — Шмелей, хозяин.

— Шмелей? — удивленно переспросил скотовод.

— Да, хозяин! Целый корабль со шмелями прибыл вчера в Мельбурн.

И в самом деле, на ящиках была надпись: «Живые шмели».

Друзья очень подивились такому необыкновенному грузу. Вот так гости прибыли! Шмелей в Австралии, правда, не было. Но зачем они понадобились? Кому?

Однако вскоре в Австралии пошли необыкновенные рассказы про шмелей. Говорили, что привезли их сюда для того, чтобы клевер давал семена. Многие спорили, не понимали, при чем тут шмели. Но шмели не напрасно совершили свое долгое плавание.

Привезти шмелей в Австралию посоветовали ученые. К тому времени они знали уже о замечательной работе насекомых-опылителей.

Теперь, конечно, про это знает каждый школьник. А тогда это было открытием в науке. Почему растение приносит пустоцвет? Так бывает, если на завязь его не попадает пыльца. Зато в опыленном цветке зреет семечко, из него наливается плод.

Но опыление — очень хитрое дело!

Правда, и ветер, и бабочки, и многие насекомые переносят пыльцу с цветка на цветок. Только не все они работают одинаково: среди них попадаются нерадивые, плохие опылители. Встречаются и такие растения, что не каждое насекомое может опылить их. Так было и с красным клевером. Ни одна австралийская бабочка, ни одно насекомое не годились для него.

Зато когда появились в Австралии обыкновенные европейские шмели, посевы красного клевера стали в тот же год приносить семена.

Случай с австралийским клевером сразу прославил работу насекомых-опылителей. Многие садоводы поняли, какую помощь могли бы им оказать бабочки, шмели и другие насекомые. Они поняли, почему иногда снимали мало плодов, хотя много трудились в садах, на полях и в огородах.

И вот устроили смотр насекомым.

Пестрым бабочкам, сердитым осам, шумливым шмелям пришлось держать экзамен. Не все выдержали его. Иные оказались слишком громоздкими и неуклюжими для тонкой работы опылителя. У других были слишком коротки хоботки. Третьи, опыляя растение, тут же вредили ему — откладывали на его листья яички. Из них вылупливались гусеницы и поедали посевы.

В соревновании опылителей на первое место вышла домашняя пчела. Неожиданно для всех она оказалась победительницей.

Пчела на цветке.

Кажется, главная ее забота — мед. Опылением она занимается мимоходом. А между тем из насекомых она больше всех опыляет растений. И никогда не вредит им.

Вот из улья, в котором с одной хозяйкой-маткой живет больше ста тысяч рабочих пчел, вылетает пчела-сборщица. Она опускается на цветок, ползает по нему, сосет сладкий сок-нектар и заглатывает его в свой медовый желудочек величиной с булавочную головку. С медом возвращается пчела домой, в улей. Складывает его в восковые соты и снова летит за нектаром.

Соты.

За день она успевает побывать на семи тысячах цветов!

За это время шмель, оса или бабочка едва успевают облететь три сотни.

Сравни эти цифры, и тебе станет понятно, почему люди дали пчеле почетное прозвище: «трудолюбивая».

Но не в одном количестве дело.

У многих насекомых есть излюбленные цветы.

А пчела не брезгует ни одним растением. Хоботок ее так устроен, что она может собирать пыльцу с цветов персиковых деревьев, яблонь, груш, абрикосов. Она сосет сладкий сок из цветов брусники, черники, подсолнуха, огурцов, дынь, гречихи и из цветов красного клевера.

Она и в Австралии теперь победила и вытеснила с полей красного клевера своего предшественника — шмеля.

Всюду, во всех странах, пчела ежегодно помогает человеку выращивать на много миллионов рублей овощей, семян, фруктов.

Эта работа пчелы-садовника приносит человеку в два раза больше дохода, чем работа пчелы как сборщицы меда.

Ульи с пчелами ставят теперь в оранжереях, парниках.

В тех плодовых садах, где своих пчел нет, их приглашают, как на гастроли, на время, пока цветут фруктовые деревья.

Человек не может обойтись без маленького трудолюбивого садовника.

И с каждым годом он разводит все больше пчел, самых маленьких домашних животных.

А теперь, чтобы ты окончательно убедился в том, что пчела действительно домашнее животное, нужно тебе знать о породах пчел, которые вывел человек.

Самые интересные среди них — «трудолюбивые», которые собирают особенно много — до ста пятидесяти килограммов за лето — меда в улей, и порода «незлобивых», которые никогда не ужалят ни хозяина, ни его гостей на пасеке.

Н. Раковская

Пчелы в Арктике

Раньше считалось, что пчелы не могут жить на Крайнем Севере потому, что за короткое полярное лето они не успеют даже самих себя обеспечить медом.

В 1949 году Сельскохозяйственная академия имени Тимирязева послала экспедицию в район Кандалакши. Ученые взяли с собой пять пчелиных семей.

Пчелы сразу приспособились к новым условиям и изменили свой образ жизни. Они как будто понимали, что полярное лето короткое, и без устали работали почти круглые сутки, с 3–4 часов утра до 12 часов ночи, собирая взяток с медоносных цветов голубики, морошки, черники и вереска. Пчелы летали и на огороды и в теплицы. Они помогли перекрестному опылению культурных растений и во много раз повысили урожай. Так, например, огурцов было собрано в восемь с половиной раз больше, чем в предыдущие годы.

Несмотря на дождливое лето, каждая пчелиная семья собрала около тридцати двух килограммов чудесного меда.

Пчелы благополучно перезимовали на Севере и на следующее лето собрали еще больше меда.

Загадки

1. Не пахарь,
Не кузнец,
Не плотник —
А первый в селе работник.
2. По горам,
По долам
Ходит шуба
Да кафтан.
3. С бородой родится —
Никто не дивится.
4. Не ездок,
А со шпорами,
Не сторож,
А всех будит.
5. В воде купался,
А сух остался.

Работа воды и ветра

Вода всюду

Трудно найти на Земле место, где бы не было воды. Вода находится всюду, и не только в океанах и морях, в реках или озерах, в родниках или болотах.

На высоких горах и у полюсов Земли лежат вечные льды и снега.

Вода содержится в каждой породе, в каждом камне. Возьмите любой камень с дороги — и в нем, в мельчайших, не видимых глазом трещинах, есть вода.

Много воды и в живых организмах — в каждом растении, в каждом животном. Это и понятно. Ведь без воды не может жить ни одно живое существо. Обычно воды в растениях и животных больше чем 50 процентов по весу.

Не свободна от воды и атмосфера: в ней находятся водяные пары, дождевые капли, снежинки.

Много воды на Земле. И вся она, где бы ни находилась, не живет сама по себе, изолированно.

Вода морей и рек, подземные источники и дождевые капли — все они связаны друг с другом.

В природе нигде нет покоя, все находится в движении, развивается, изменяется. Не остается в покое и вода.

Если бы можно было совершить фантастическое путешествие с частицей воды, мы побывали бы за короткое время в самых различных местах земли — в ее глубоких пластах и высоко в воздухе, в реке и в море. Эта частица побывала бы и в грозовой туче, и в тумане, и в росе; она замерзала бы красивой снежинкой, забиралась бы в стволы деревьев и тела животных.

Вода — вечный, неутомимый путешественник — совершает в природе великий круговорот.

В течение одного года в воздух испаряется около четырехсот тысяч кубических километров воды! Эта огромная масса воды, странствуя по белому свету, производит вокруг нас огромную механическую работу, каждодневно, ежечасно изменяет лицо Земли.

В. Мезенцев

Приключения воды

Взломала лед речка, разлилась. Сделалась такой широкой, что и узнать ее стало трудно.

Белой стаей пошли льдины по речке. Если застрянет какая-нибудь у берега, другие ее подталкивают. Как ударится одна льдина о другую, так и закружится на месте или станет на ребро и перевернется.

Кое-где на льдинах еще видны следы полозьев, где зимой через речку на санях переезжали. Кажется, будто оторвался от дороги кусок и поплыл.

Из речки льдины попали в большую реку, а большая река понесла их к морю. По дороге льдины таяли. Река освобождалась ото льда.

Кончился ледоход, и снова реке пришлось войти в берега.

Долог путь воды по реке к морю. А по дороге чего только вода не делает!

Она подмывает берега, она обтачивает камни, она несет с собой песок и глину и строит из них островки и мели.

Но люди не дают реке своевольничать.

Чтобы мели не мешали плыть пароходам, на реку выходят землечерпалки — огромные пловучие машины, которые углубляют дно, вычерпывают десятками черпаков ил и песок.

Чтобы не пропадала даром сила бегущей воды, люди заставляют ее нести бревна из лесу на лесопилку и тащить баржи с грузами. Поперек реки ставят плотины, у плотин — электрические станции.

У нас много больших и малых гидростанций на реках. Среди них есть гидростанции-великаны, посылающие ток сразу многим заводам, городам, колхозам, железным дорогам. И есть такие, которые работают только на один колхоз.

Прежде чем вода добирается до моря, мы задаем ей немало задач. Мы приказываем ей забегать по водопроводным трубам в наши дома. Мы наполняем водой паровозные котлы, чтобы, обратившись в пар, она заставляла тяжелые поезда быстро мчаться по рельсам. Мы ведем ее на заводы — в баки и химические аппараты. Вода охлаждает горячие моторы автомобилей, когда мы наливаем ее в радиаторы. Она моет наши улицы. Она тушит пожары…

И вот вода, выпавшая еще зимой снегом где-то в наших лесах, добралась до моря. А из моря ей открылся свободный путь в океан.

В океане течения перенесли воду далеко на юг, в те места, где солнце в полдень стоит прямо над головой.

Горячие солнечные лучи заставили воду обратиться в пар.

И она снова пустилась в путь — на этот раз по воздуху.

Ветер перенес ее с океана на сушу. И она упала на землю дождем и градом.

Она просочилась в глубь почвы, а там ее перехватили корни большой березы. По стволу березы вода добралась до листьев и перенесла туда из корней соли, которые корни добыли из почвы. Без этих солей ни одно растение жить не может.

Добравшись до зеленого березового листочка, капелька воды снова обратилась в пар и улетела в воздух.

А там она опять оказалась в облаке. Так вода не один раз путешествовала с неба на землю и обратно.

Круговорот воды в природе.

По дороге она поила хлеб на колхозных полях и траву на лугах, она наполняла пруды и колодцы, в ней купались ребятишки, по ней катались на лодках.

Да разве расскажешь обо всем, что с ней было!

И снова вода просачивалась в землю невидимыми струйками. Долго пробиралась она там в темноте, пока не удавалось ей холодным, прозрачным ключом выбиться опять на белый свет. Ключ давал начало ручейку. Ручеек бежал в речку. Река несла воду в море. Из моря вода попадала в океан. А из океана ветер нес ее на сушу…

Где же конец этой истории?

В том-то и дело, что конца у этой истории нет.

Из года в год, из века в век странствует вода по кругу — с океана на сушу и с суши в океан. Зная все пути и все привычки воды, мы все лучше и лучше учимся ею управлять, чтобы она была нам не врагом, а помощницей.

М. Ильин и Е. Сегал

Плывут в небе облака

Каждый из нас знает, что капли дождя падают из облаков. Но есть и такие облака, которые не приносят дождя.

Значит, лучше сказать, что дожди идут из тучи. А туча — это такое облако, обычно большое, темное и густое, в котором скопилось очень много водяных капель.

Облака бывают перистые, кучевые и слоистые.


Перистые облака

Все мы видели не один раз, как в ясный день плывет в вышине облако. Вот оно надвигается и закрывает солнце. По земле медленно движется тень от облака. Где-то вдалеке ярко светит солнце, а вокруг нас пасмурно и прохладно. Но пройдет облако, проскользнет его тень — и снова выглянет солнышко.

Тень дают кучевые и слоистые облака, а от перистых облаков тени не бывает. Эти белые облака располагаются очень высоко, не менее шести километров над землей, и часто кажутся тонкой, почти невидимой пленкой или едва заметной дымкой.

Перистые облака.

Они не закрывают солнца или луны, но иногда образуют вокруг них довольно яркие, хорошо видимые круги.

Нередко перистые облака напоминают белоснежные волокна хлопка, легкие завитки, кудряшки, шарики или разорванные перья птицы. Движутся они почти незаметно, состоят большей частью из мельчайших ледяных кристалликов. Осадков из этих облаков не бывает.

В редких случаях перистые облака вдруг начинают довольно быстро двигаться с запада.

Иногда же они идут не в том направлении, куда дует ветер внизу, у земли. Это означает, что скоро наступит ненастье.


Кучевые облака

Эти облака обычно видны весной, летом и ранней осенью. Ярко-белого цвета, похожие на высокие купола, на клубы пара из диковинной машины, они движутся довольно быстро и дают то очень светлые, то очень темные тени.

Приглядишься к таким облакам — и в белых громадах увидишь то большущую птицу, то парусный челнок, то страшного богатыря с увесистой дубиной, то красивый шатер. Облака эти крупные, с четкими очертаниями. И как бы высоко в небо ни уходили их причудливые белые купола, снизу они словно обрезаны по линейке.

Обычно кучевые облака бывают только днем. С утра собираются, днем клубятся и громоздятся друг на друга, а к вечеру исчезают. Небо, как и утром, делается чистым. И всю ночь ярко мерцают над головой звезды. Иной раз кучевые облака и вовсе не появляются на протяжении дня. Все это признаки устойчивой, хорошей погоды.

Кучевые облака.

А если кучевые облака к вечеру не рассеиваются, делаются гуще, расширяются в виде гриба, а над ними разрастаются веером или метелкой перистые облака, — это к ненастью, которое наступит в ближайшие дни.

Когда же кучевые облака несут белые башни и горы, на которых сверху лежит тяжелая «наковальня», скоро надо ожидать грозы.

Белая громада облаков медленно наступает на нас, ветер утихает, птицы умолкают, солнце припекает горячéе. Это затишье в природе и есть предвестник молний, грома и сильного, но короткого грозового дождя.


Слоистые облака

Слоистые облака почти всегда несут дождь или снег.

Они не поднимаются над землей выше двух километров, а иногда плывут и над самыми крышами домов. Похожи эти облака на горизонтальные полоски или слои однообразно серой или слегка голубоватой окраски.

Слоистые облака.

Нередко они кажутся серыми грядами, глыбами, сплющенными шарами и напоминают слой густого тумана.

В этих облаках очень много водяных пузырьков, которые легко могут обратиться в дождевые капли.

Однако не во всех случаях пузырьки непрерывно делаются капельками и падают на землю.

Чтобы в этом разобраться, надо хорошо знать, как и при каких условиях зарождается дождь.

В. Архангельский

Как образуется дождь

Краса природы

Русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков, автор замечательной сказки «Аленький цветочек», сказал однажды:

— Вода — краса всей природы.

Старый писатель был прав. Эту красу мы видим повсюду: и в тихой речке, подернутой туманом, и в голубом озере, по которому белыми корабликами плывут гуси, и в синем море, где режет волны быстроходный глиссер.

Краса эта во всем, что связано с водой в природе. Она и в облаках, оживляющих безбрежный воздушный океан.

А что, если бы никогда не было облаков?

Об этом даже подумать страшно! Не было бы дождя и снега, высохли бы реки, моря и озера, сгорели бы травы и деревья. Значит, не было бы рыб, птиц, животных и человека.

Каждый день вставало бы яркое солнце, сияло бы в ясном, безоблачном небе, сверкающей золотой монетой спускалось бы за горизонт, и никто не любовался бы вечно ясной погодой!

Но такого безоблачного неба не бывает. И с детских лет до глубокой старости мы не устаем любоваться плывущими в небе облаками. В них обязательно бывает вода, прежде чем она заструится ручейком по дну оврага, заплещет волной в море или окажется за нашим столом в стакане чая.

Вот почему не надо огорчаться, когда на смену ясной погоде приходит ненастье и по чистому небу начинают плыть серые дождевые тучи. Они несут влагу и работают на нас.


Тяжелая капля

В вышине, где плывут облака, куда холоднее, чем на земле. Стоит подняться на сто метров, как температура воздуха упадет почти на один градус.

В небе Москвы теперь выше всех золотая звезда на новом здании Государственного университета. До нее около двухсот метров. И вокруг звезды всегда холоднее почти на два градуса, чем на Ленинских горах, где высится это здание.

А там, где проплывают перистые облака, даже в шубе и в валенках долго не высидишь: на этой высоте почти двадцать градусов мороза!

В кучевых и слоистых облаках крохотные пузырьки воды непрестанно превращаются в водяные капельки.

Правда, они очень малы, их много можно уместить на острие булавки. И они так легки, что, как пушинки, висят в воздухе и очень медленно опускаются к земле. Им нужно не меньше пяти минут, чтобы снизиться всего лишь на один метр.

Достаточно водяным капелькам встретить на пути небольшой поток воздуха, поднимающийся от земли кверху, и они послушно пойдут за ним. А сильный поток может легко подбросить их в вышину.

Вот почему облако, которое несет в себе несметное количество водяных капель, так свободно плавает в воздухе.

Но ведь падают же капли на землю! Да. А как это происходит?

Накалится земля в жаркий летний день, нагреется вода, и легкий горячий воздух устремится вверх. Он встретит на пути облако и погонит его на такую высоту, где очень холодно. Там капельки воды превратятся в кристаллики льда.

А поток воздуха не прекратится. Он будет снова и снова поднимать с земной поверхности водяные пары. В охлажденном воздухе они превратятся в капли воды, обволокут висящие в вышине ледяные кристаллы и замерзнут.

Льдинки сделаются от этого тяжелыми, не смогут держаться в воздухе и стремительно полетят вниз. По дороге они встретят струю теплого воздуха, растают, сольются с другими каплями и упадут на землю. Это и есть дождь.

И чем теплее у земли, чем быстрее тают льдинки, тем крупнее капли дождя. По этой причине мы видим крупные капли только летом и почти не видим их осенью или ранней весной.

Когда в облаках нет льдинок, вокруг которых собираются крупные, тяжелые дождевые капли, на землю падает мелкий, как из сита, почти невидимый глазу моросящий дождь.

Иногда мы наблюдаем «слепые дожди». Солнце светит, в небе не видно тучи, только седина какая-то над головой, а по земле громко шлепают крупные капли, поднимая пыль на дороге.

Водяные пары не успели собраться в тучу, когда на них хлынула студеная волна воздуха и так охладила, что они сразу превратились в крупные капли и полетели на землю.

Дожди бывают слабые, средние и сильные.

От слабого, моросящего дождя не приходится прятаться под крышу. Дождь средней силы может промочить одежду. А когда с неба льет «как из ведра», сразу вымокнешь до нитки. Такие дожди, которые дают большое количество воды за короткое время, называются ливнями.

Ливни обычно выпадают из грозовых туч.

В горах Средней Азии иногда бывают такие ливни, что по сухим руслам горных рек и по оврагам вода устремляется на равнины грозной лавиной. Она дробит скалы, смывает посевы, разрушает дома.

Это так называемый «силь» — несчастье местных жителей.

Дождь напоил землю.

В пустыне Кара-Кум можно наблюдать сухие грозы: высоко над песками хлещет ливень, а до земли не доходит ни одна капля дождя. Над раскаленными от солнца песками капли превращаются в водяной пар раньше, чем упадут на землю и напоят ее влагой.

Дождь, пришедший вовремя, — наш помощник и друг. Вот почему даже в средней полосе СССР, где весной и летом выпадает немало дождей, колхозники часто поглядывают на небо, с нетерпением ожидая, когда придет туча.

Пойдет из нее дождь — и все расцветет вокруг! Зазеленеют посевы, наберутся сил хлеба, нальются соками овощи и фрукты, вырастут богатые травы на лугах и пастбищах.

В. Архангельский

Как возникают туманы

Вот вы сидите за уроками в теплой комнате осенью и замечаете, что запотели стекла в окнах.

Что же случилось?

Теплый воздух комнаты коснулся охлажденного стекла, водяные пары сгустились и превратились в крохотные капельки воды.

Так бывает не только в комнате, но и на улице, в лесу, над рекой, над лугами и полями, когда охлаждаются водяные пары.

Вот закончился теплый летний день. Солнце село, закат догорел, и над рекой или болотом начал стелиться густой белый туман.

Сначала появилась одна его прядка, будто не растаял дымок от костра. Потом прядка стала шире, гуще, и уже седая борода тумана закрыла воду. Не видно кустов на берегах, белыми клубами затянута вся долина.

Откуда взялся этот туман?

Земля нагрелась за день, а к вечеру стала охлаждаться. Влажный воздух над рекой сделался холоднее и уже не может впитывать водяные пары. Они сгустились и стали видимыми. Как и на охлажденном стекле в теплой комнате, они кажутся белыми, седыми.

Так бывает в натопленной бане. Когда дверь на улицу открыта, от наружного воздуха пар охлаждается и белеет. А если дверь закрыть, холодный воздух, попавший с улицы, нагревается — и пара не увидишь. Не видно пара и над паровозом в жаркий летний день. Зато в холодную погоду всегда клубится над ним густое облако пара.

Туман — это сгустившиеся водяные пары. Они могут провисеть над рекой или равниной всю ночь, если нет ветра. Но они исчезают, как только солнечные лучи согревают почву и начинает дуть даже еле ощутимый сухой и теплый ветер.

Часто туманы бывают над селениями, расположенными в низине, и образуются они гораздо быстрее, если колхозники топят печи.

Почему же так бывает?

Пары сгущаются скорее, если во влажном воздухе есть много пылинок, мелких твердых частиц или крохотных кристалликов соли. Вокруг них-то и собираются мельчайшие капельки воды.

Когда топятся печи, из труб вылетают несгоревшие дымовые частицы и повисают в воздухе. За эти-то частицы и цепляются капельки воды.

Туманы бывают не только весной, летом и осенью, — их можно наблюдать и зимой, когда дуют слабые теплые ветры. Часто образуются они над незамерзшей рекой, над бурным водопадом, над прорубью, над теплыми морскими течениями.

Ранние, весенние туманы защищают посевы от холодов. Как только передадут по радио, что ожидаются заморозки, колхозники начинают зажигать костры в садах и огородах. Дым, как облако, покрывает площадь, которую надо защитить от мороза. Вокруг дымовых частиц собираются капельки воды, образуются туманы и легким покрывалом защищают побеги от холода.

В. Архангельский

Иней и изморозь

Иногда зимой деревья покрываются красивым кружевным узором. Веточки деревьев обрастают пушистой белой бахромой. Это — изморозь. Откуда же она берется?

Вы знаете, что в воздухе всегда содержится водяной пар. В тихую морозную погоду избыток водяного пара выделяется в виде переохлажденных капель тумана, а на предметах оседает в виде кристалликов льда. Такая кристаллическая изморозь получается при непосредственном переходе пара в лед. Кристаллы, похожие на иглы или пластиночки, быстро растут.

Часто изморозь называют инеем. Однако в метеорологии инеем называют совсем другое, отличное от изморози явление. Иней и изморозь различают не только по внешнему виду, но и по условиям, в которых они образуются. Ночью земля, крыши домов и другие горизонтальные поверхности охлаждаются. На этих охлажденных поверхностях осаждаются мелкие ледяные шарики, наподобие замерзших капелек росы. Вот это явление и называется инеем. Иней не образуется на тонких веточках и проводах. Воздух, окружающий ветки и провода, не дает им охладиться и вызвать непосредственный переход пара в лед. Это замечательное свойство позволяет безошибочно отличить иней от изморози, которая легко образуется на ветках и проводах.

Вы можете сами сделать простой прибор для наблюдения за инеем и изморозью.

Возьмите дощечку, вбейте в нее два гвоздя и натяните между ними тонкую медную проволочку или нитку. Затем поставьте свой прибор на улице в обветриваемом месте и наблюдайте, как на приборчике будут появляться то иней (на доске), то изморозь (на нитке).

Как образуются сосульки?

«Как и в какую погоду образуются сосульки? Если в оттепель — то как могла замерзнуть вода при температуре выше нуля? А если в мороз — то откуда на крыше могла появиться вода?» — так спрашивали однажды ребята учителя. И вот что он им ответил:

— Сосульки образуются только на морозном воздухе из просачивающейся откуда-нибудь воды. Слой снега на крыше дома, например, подогревается со стороны чердака. Поэтому снег на крыше снизу подтаивает, и образующаяся при этом вода стекает до карниза или водосточной трубы. Здесь, попадая на морозный воздух, вода замерзает и превращается в сосульки.

Вода замерзает и превращается в сосульку…

В других случаях снег подтаивает не снизу, а на поверхности. Это бывает на южной стороне крыши, где снег разогревается под действием солнечных лучей. Снег тает, и вода по скату крыши стекает вниз. Но как только вода попадает в тень или повиснет в виде капель, она быстро замерзает. Постепенно воды натекает все больше — и ледяные сосульки растут.

Но вот наступает оттепель. Начинают таять снег и лед. Там, где сосульки прикреплены к карнизу или крыше, они обтаивают особенно сильно. Здесь к действию теплого воздуха прибавляется еще тепло, идущее от крыши, к которой прикреплены сосульки, — и они обламываются и падают вниз.

Присмотритесь, при какой температуре воздуха возникают сосульки и при какой — отпадают. Найдите причину таяния снега на морозе.

Работа рек

Ты, конечно, видел, как работает текучая вода. Бросишь в реку или в ручеек щепку — вода работает, несет щепку.

Вероятно, тебе приходилось после ливня строить плотинки из песка, чтобы отклонить в сторону поток дождевой воды. Ты знаешь, что не всегда с этим делом легко справиться: если поток мчится быстро, с холма или с горы, он разрушит плотинку, прежде чем тебе удастся ее достроить, — унесет с собой песок. Вода и тут работает: разрушает твою плотинку, несет песок. Работа небольшая, да ведь и ручеек невелик. Он несет вниз по течению щепку, а большая река поднимает и трехэтажный корабль. Ручеек разрушает игрушечную плотину, а река может разрушать горы, скалы и размалывать их в мельчайший песок.

Давно уже, тысячелетия назад, человек заставил служить себе текучую воду. Как он догадался это сделать? Наблюдая за жизнью реки, наблюдая, как река сама по себе, подчиняясь законам природы, делает работу. Эта работа была слепа, пока ее не направил человек, не подчинил своей воле и своему разуму. Она иногда приносит пользу людям, а иногда и большой вред.

Могучий работник — река. Она может не только разрушать горы, но и создавать сушу.

Вот что произошло, например, в одном городе. Лето как-то выдалось очень жаркое. В горах бурно таяли снега. Мелкие ручьи сливались и превращались в могучие потоки. С грохотом неслись они со склонов гор по ущельям, захватывая по пути вырванные с корнем деревья.

А тут еще случился ливень. Горные потоки словно взбесились. Они подмывали и разрушали скалы, пробивая себе путь вниз, к долине, стремясь расширить ущелья, в которых им стало тесно.

Один из потоков, ринувшись с гор, ворвался на улицы города. Не поздоровилось маленьким домам окраин — их снес поток. Вода мчалась по улицам, несла с собой не только целые деревья, массу захваченной с гор земли, глины, но и огромные обломки скал. Четыре часа бушевал поток на улицах города, и за это время он принес ни много ни мало — почти двести тысяч вагонов камней, глины и песка.

Вот какую огромную работу проделала за четыре часа текучая вода — работу слепую, вредную для людей.

А вот другая работа рек — постоянная, спокойная. Она тоже слепа, но часто идет на пользу человеку. Это — речные наносы.

Течет река. Ее истоки — в горах. Бурным потоком низвергаясь вниз, вода размывает берега, постепенно разрушает гору. Она захватывает по пути камни, влечет их вниз по течению, переваливая по дну реки. Спустилась река в долину. Здесь ее течение медленнее, спокойнее; но захваченные у истоков камни все же передвигаются понемногу дальше, вниз по течению. Путешествуя так год, другой, десятый, камни истираются, превращаются сперва в крупный, а затем и в мелкий песок. Но река не кончила свою работу, растерев камки в песок. Она еще больше измельчает его, смешивает с водорослями, превращает песок в вязкую массу — в ил или глину.

Куда же деваются эти отложения реки? В весеннее половодье река заливает берега иногда на десятки километров вширь. С водой выносятся и легкие, перетертые водой твердые частицы. Они остаются на почве, когда спадает вода.

Но больше всего отложений приносит река к устью. Здесь она часто откладывает столько измельченного песка, ила, что из него образуется множество островов. Река разделяется на отдельные рукава, впадает в море несколькими реками. Устье реки, разветвленное на рукава, называется дельтой. Острова все растут, сливаются один с другим, наносы заваливают прибрежные отрезки моря — как бы отодвигают море, создавая на его месте сушу.

Как велика эта работа, можешь судить по тому, что один небольшой город на берегу реки По в Италии был выстроен две с половиной тысячи лет назад у самого моря, а теперь море ушло от него за тридцать пять километров.

Но это еще не так много. Вся плоская северная часть Сибири создана за многие тысячелетия отложениями рек Оби, Енисея и Лены, отодвинувшими далеко к северу Ледовитый океан.

Суша, образованная реками, отличается замечательным свойством: она необычайно плодородна. Огромные урожай снимают наши колхозники в дельте Волги. Славятся своим плодородием дельты Нила в Египте, Ганга — в Индии, реки Хуанхэ — в Китае.

Повышают плодородность земли и те отложения, что выносит река на сушу в дни весеннего половодья.

Эта огромная строительная работа рек полезна человеку.

Когда река размывает берега в диких горах, у своих истоков, она уносит землю никому не нужную. Это людям не вредно. Но часто река забирает землю и на равнинах. Это хуже.

Прошел сильный дождь. Текут по равнине струйки воды, прокладывают себе бороздки, уносят мелкие частицы земли. Бороздки после дождя остались; прошел еще дождь — вода опять стекает в те же выемки, углубляет их, уносит еще немного земли. А после нескольких тысяч дождей бороздки превращаются в глубокий овраг. Это вредная, разрушительная работа текучей воды, потому что уносится верхний, плодородный слой земли, почва иссушается, поля изрезываются оврагами.

Но прошло время, когда мы подчинялись природе — теперь мы стремимся подчинить ее своей воле и разуму. Мы ставим себе на службу не только строительную силу текучей воды, но и ее разрушительную силу.

Как это делается?

Чтобы оросить сухие земли или осушить болотистую почву, чтобы проложить водный путь от одной реки к другой, роют каналы. Никогда еще не создавали люди таких больших каналов, как те, что построены и строятся сейчас в нашей стране. Подумай, какая это огромная работа — вырыть глубокое русло канала, длиной в несколько десятков, а то и сот километров! Если бы по старинке выгребать землю лопатами и отвозить ее на телегах, то большой канал пришлось бы строить десятки лет, заняв этой работой много тысяч людей.

У нас каналы теперь роет текучая вода. Река сама готовит себе русло.

Инженеры и ученые сумели подчинить своей воле способность текучей воды размывать землю. Они создали монитор — прибор, который иногда называется водяной пушкой. Этот прибор как бы выстреливает с огромным напором струю воды. Так плотна эта струя, что ее саблей не перерубить: сабля отскочит от струи, как от крепкой стали.

Гидромонитор.

Если направить струю воды из монитора в землю, вода будет разрушать грунт, превратит его в жидкую грязь. Эту смесь воды с землей называют пульпой. Вдоль будущего русла канала устанавливают мониторы, они размывают землю, а пульпу по трубам перекачивают насосами в сторону.

Так использует человек разрушительную силу текучей воды, ее способность размывать и уносить с собой грунт.

Но вот что интересно: тот же монитор дает возможность использовать не только разрушительную, но и строительную силу текучей воды.

Ты помнишь, река уносит со своих верховий грунт, а в устье из речных отложений создается суша. Эту работу река производит медленно — остров возникает за тысячелетия. А можно остров или плотину намыть за несколько недель. Нужно нам, например, построить земляную плотину, перегородить ею реку. Для этого у нас есть машины сильнее монитора: могучие землесосные снаряды. Они, как и монитор, размывают грунт водой. Этот жидкий грунт — пульпу — они перекачивают по трубам туда, где строят плотину. Плотина намывается из принесенной по трубам земли.

Так строят плотину.

Так используется строительная и разрушительная сила водяного потока. Но это только небольшая часть работы, которую текучая вода совершает по воле человека. Ведь мы говорили сейчас только о ее разрушительной и строительной силе. А течение реки, ту силу, что несет лодку или корабль, тоже можно использовать гораздо шире и полнее.

Вот что придумали еще в далекой древности. Опускали в воду около берега большое колесо с насаженными по ободу лопатками. Колесо ставили так, чтобы нижняя часть его была в реке, а верхняя — над водой.

Текучая вода, ударяя в лопатки, увлекает их за собой, и колесо поворачивается. Одни лопатки, те, что были в воде, поднимаются наверх, выходят из воды. А те, что прежде были над водой, опускаются и снова поворачивают колесо. Так оно и вращается все время.

Водяное колесо.

С давних времен силу течения использовали, чтобы молоть зерно: ставили на реке водяное колесо и соединяли его с жерновами построенной на берегу мельницы.

Но вот беда: если путь реки лежит по равнине, — а это ведь чаще всего бывает, — то течение ее медленное, спокойное. Река лениво толкает лопатки, поэтому и колесо вращается очень медленно.

Хорошо работали водяные колеса только на реках с быстрым, стремительным течением — на горных реках. Если на пути стремительного потока поставить лопатки водяного колеса, то вода сильно давит на них, дает мощные толчки колесу, оно вращается быстро.

А лучше всего ставить водяные колеса на водопадах — тогда колесо так здорово вертится, что и спиц не увидишь.

На пути водопада колеса ставят так, чтобы вода сверху наливалась в черпаки, похожие на ковшики. Когда верхние ковшики наполнятся водой, они своей тяжестью увлекают колесо вниз — и оно вертится.

Но водопады в природе встречаются редко. Вот и задумались люди: нельзя ли создать искусственные водопады?

Придумали, как их сделать.

Можно перегородить реку, поставить поперек нее плотину. Если берега высокие и не дают реке разлиться вширь, то уровень воды в реке будет подниматься, пока не перельется через плотину. Вода устремится вниз с плотины водопадом. Тут ее и ловят черпаки водяного колеса.

Пока не была изобретена паровая машина, водяными колесами приводили в движение насосы и разные механизмы в угольных шахтах и на рудниках, где добывают железную и медную руду.

Но все же водяное колесо — двигатель не очень сильный. Чтобы приводить в движение насосы, которые выкачивали воду из рудников, приходилось ставить огромные, высотой с пятиэтажный дом, колеса. Когда изобрели паровую машину, водяными колесами почти перестали пользоваться. А потом о них снова вспомнили: инженеры нашли замечательный способ усовершенствовать водяное колесо, вернее — создать новый мощный двигатель, использующий силу текучей воды.

Называется этот двигатель водяной турбиной. Главная часть турбины — это то же водяное колесо. Но оно помещено в металлическую трубу. Эта труба так поставлена у плотины, чтобы речная вода быстро, с большим напором протекала сквозь нее. Колесо турбины вращается во много раз быстрее обычного водяного колеса. Турбины могут приводить в движение не маленькие мельницы и насосы, а огромные, сильные машины. Выгоднее всего приводить турбинами в движение машины, которые вырабатывают электрический ток, — генераторы. У нас построено много электрических станций, которые используют энергию текучей воды. Такие станции называют гидростанциями.

Водяная турбина.

Огромна работа, которую совершают и будут совершать реки нашей страны по воле советского народа. Десятки рек перегорожены плотинами, и у плотин сооружены гидростанции. Созданы большие каналы — оросительные и судоходные.

А покорять текучую воду помогает нам сама текучая вода. Ее разрушительную и строительную силу мы увеличили в сотни раз. С помощью землесосных снарядов и мониторов мы заставляем воду проделывать за день работу, которую река выполняет за несколько веков. И мы заставляем воду делать эту работу там, где это нам нужно.

А. Ивич

Ветер в ловушке

Разговорились как-то двое. Одному из них десять лет, другому — тридцать. Один — школьник, другой — инженер.

— Какая у вас работа? — спросил школьник. — Вы домá строите или машины изобретаете?

— Да как тебе сказать… — ответил инженер. — Работа у меня не совсем обычная: ловлю ветер в поле. Есть на свете рыболовы, птицеловы, тигроловы, а вот я — ветролов.

— Вы, наверно, шутите! — засмеялся мальчик. А сам думает: «Кому придет в голову заниматься таким пустым делом? Недаром ведь про то, что невозможно найти, говорят: „Ищи ветра в поле“».

А ловец ветра этак серьезно посмотрел на собеседника и говорит:

— Да нет, я правда ловлю ветер и заставляю его работать.

И рассказал он такую историю. А начал ее со сказки.

— Было это давным-давно. Мчался над землей сильный-пресильный ветер. Все, что ни попадалось ему на пути, над всем он потешался.

Встретит сухие листья, схватит их в охапку, закружит в дикой пляске и с собой понесет. Встретит песок, с места подымет, целое селение им засыплет. Мимо леса промчится — ни одной веточки не пропустит, каждую заставит низко поклониться.

Потом примчался ветер к морю и давай волны вздымать. А по морю плыл кораблик. «Сейчас, — думает ветер, — я его волной прихлопну!» Да запутался в парусах. От ветра паруса раздулись и быстро понесли кораблик по волнам.

Ветер надул паруса.

Рассердился ветер, что не справился с корабликом, и бросился обратно на сушу.

На берегу встретилась ему мельница.

«Сейчас, — думает ветер, — налечу на нее и унесу с собой!» Но не тут-то было! Мельница стояла крепко, падать не думала. И от такого нападения только стала вовсю махать своими крыльями.

Сколько с тех пор времени прошло, никто не считал. Но ветер и до сегодняшнего дня старается во что бы то ни стало захлестнуть волной корабль и снести со своего пути мельницу. Но вместо этого подгоняет корабль и мелет муку. Думает: «Делаю что хочу», а выходит — делает, что человек ему приказывает.

Завертелись крылья мельницы.

Правда, в наши дни ветер реже, чем раньше, корабли мчит или муку мелет: старик-парусник и старушка-мельница нынче не очень-то в почете. Зато у ветра появились новые заботы. Ученые и инженеры-ветротехники научили его качать из глубоких колодцев воду, осушать болота, орошать поля, приводить в ход станки и машины в мастерских, добывать электрический ток.

Как ветер муку мелет, многие знают. Он заставляет мельницу размахивать крыльями. От этого вращается длинный вал, идущий в низ мельницы. А уж вал заставляет крутиться огромные камни-жернова. Стоит только зерну очутиться между жерновами, как оно перестает быть зерном: жернова превращают его в муку.

Ну, а как ветер воду качает или электричество добывает, не каждому известно. Чтобы заставить ветер выполнять эти работы, люди поставили на его пути ловушки — ветродвигатели. Они — близкие родственники мельницы. У них тоже есть крылья, только не совсем такие, как у мельницы. У одних — круг с лопастями, у других — два или три крыла. Одни ветродвигатели большие, другие — маленькие.

Один такой малышка хоть и мал, да удал: где только не побывал! Его брали с собой даже на Северный полюс. Потрудился он там на славу. Всегда в домике у отважных наших полярников было светло и бесперебойно работала радиостанция. Это потому, что ветрячок давал достаточно электрического тока.

Ветряк.

А вот другой ветряк, настоящий великан, ростом чуть ли не с десятиэтажный дом. Он чем-то на самолет похож. Это уж целая ветростанция. До войны она вместе с другими электростанциями давала ток городу Севастополю.

А вот другой ветряк…

Зачем ветряку хвост

Издалека видны стальные башни ветряков. Они и сами по себе высокие, да к тому же стоят обычно на высоком, открытом со всех сторон месте. Это чтобы ничто не мешало ветру вращать их крылья.

Когда дует свежий ветер, ветряк работает вовсю. Но так бывает только тогда, когда крылья его установлены точно против ветра. В этом ветряк ничуть не отличается от бумажной вертушки. Игрушку-вертушку ребятам нетрудно подставить под ветер, а с ветродвигателем сложнее. Как же быть? Не назначать же дежурного, который следил бы за направлением ветра и менял расположение крыльев!

Никакого дежурного не надо. Ветряк это делает сам. Роль дежурного выполняет здесь металлический хвост, соединенный с крыльями. Хвост этот все равно что флюгер: изменит направление ветер — повернется хвост… А куда хвост, туда и крылья.


Буян сам себя усмиряет

Метеорологи ставят ветру за поведение отметки — баллы. Чем сильнее ветер, тем выше балл. Самому слабому ветру ставят один балл, самому сильному — двенадцать.

Ветер в двенадцать баллов — это ураган. К счастью, в нашей стране ураганов почти не бывает.

Но вот ветер в восемь, девять и десять баллов — нередкий гость в наших краях. Девятибалльный ветер срывает с крыш черепицу, десятибалльный — деревья выворачивает с корнем. Ясно, что такой буян может переломать крылья ветряку.

Инженеры и тут решили перехитрить ветер. Ему ведь не прикажешь: «Не дуй так сильно». Зато можно притормозить вращение крыльев. Включается тормоз самим ветряком. Происходит это так. Самые кончики крыльев сделаны подвижными, а внутри крыльев стоит хитрый механизм. Чем сильнее ветер, тем этот механизм больше отклоняет кончики крыльев в сторону. Они становятся рулями. Ветер бьет в рули, и от этого крылья отворачиваются в сторону, убегая из-под ветра.

Выходит, ветер сам же спасает ветряк от своего буйства.


Кладовая ветра

У ветра характер «ветреный», переменчивый. Сейчас он больше чем надо старается, а через минуту вовсе бездельничает. В дни затишья ветряки крылом не шелохнут.

Что ж, выходит, тогда останавливаются насосы, машины, гаснет свет в домах?

Ничуть не бывало. Работники ветростанции — люди запасливые. Они приберегают энергию ветра с той поры, когда ее хоть отбавляй, и прячут энергию в кладовки. Каждая такая кладовка называется «аккумулятором». В аккумуляторах хранится энергия ветра, только сначала превращенная в электричество.

В ветреные дни кладовки заполняются, а во время затишья отдают свой запас.

Так что хоть ветряк порой и бездействует, но электрический ток он дает бесперебойно.

Не успеет запас электричества в кладовках иссякнуть, глядишь — опять подул ветер. Вновь заработал ветряк, пошел махать крыльями, и через некоторое время кладовка снова полна.


Услуга за услугу

А еще лучше найти ветру подходящего товарища по работе. Будут они тогда вдвоем попеременно трудиться.

Хорошим товарищем ветра оказалась небольшая речушка. Подобралась парочка хоть куда! То ветер закапризничает, не захочет работать, то вода. Да счастье, что лень нападает на них в разное время. И потому один может заменить другого.

В речке зимой воды для работы гидроэлектростанции не хватает, а ранней весной ее много.

Ветер, наоборот, чаще и сильнее дует зимой.

Летом вода берет на себя основную заботу по добыче электричества. В это время года гидростанция работает за двоих.

Зимой ветер оказывает воде услугу за услугу: ветростанция вовсю старается.

Ветер может и по-другому помогать гидростанции. Если его заставить приводить в ход насосы, то они накачают воду в бассейны — хранилища, расположенные перед плотиной. Когда в реке воды будет мало, такой запас пригодится. Воду из бассейнов пустят к плотине гидростанции, и она добудет электрический ток.

Но стоит ли повсюду строить ветродвигатели? Может, это пустая затея? В самом деле, разве у нас мало рек, чтобы вертеть колеса турбин гидростанций? Разве у нас мало угля и другого топлива, чтобы добывать электрический ток на тепловых электростанциях? Конечно, наша страна богата и реками и топливом, но в одних местах их густо, а в других — пусто. В степях и пустынях рек нет, и уголь туда приходится издалека возить.

Вот в этих-то районах лучше всего и строить ветродвигатели. Ветра здесь хоть отбавляй, он бесплатный. Только лови его и заставляй работать!

Кончил ловец ветра свою историю, а школьник ему и говорит:

— Спасибо за рассказ! Не знал я, что ветер такой работяга.

И пожелал он инженеру на прощанье побольше наловить ветра в поле да заставить его трудиться на пользу людям.

Г. Юрмин

Как река пришла к тебе в гости

Ты открыл кран и подставил чашку. В кране что-то зафыркало, и в чашку полилась струей холодная, чистая вода.

Откуда вода пришла?

Из реки.

Но от твоего дома до реки далеко. Как же вода добралась до крана? И как она смогла подняться на пятый этаж?

Об этом путешествии воды и пойдет сейчас рассказ.

Каждый знает, как вода выходит из водопровода: открыл кран — вода и полилась.

А как вода входит в водопровод?

Далеко за городом стоит на реке, у самого берега, башенка. Окна у нее не над водой, а под водой. В эти окна день и ночь вливается сквозь решетки вода.

Подходят рыбы к окнам, заглядывают в башенку, а войти не могут: решетка не пускает. А за решеткой есть еще мелкая сетка. Сквозь сетку даже рыбьи дети — мальки — и те не пролезут.

Конечно, было бы неплохо, если бы на кухне из крана выскакивали вместе с водой ерши и пескари. Подставил под кран кастрюлю — вот тебе и уха на обед.

Но ерши и пескари все равно до крана не добрались бы, а только засорили бы водопровод.

Река много чего несет с собой: и речную траву, и щепки, и листья с деревьев… Потому-то в башенке и сделаны решетки и сетки, чтобы не пускать в нее непрошеных гостей.

Тихо вокруг, безлюдно. Только изредка пройдет по берегу или проедет верхом речной милиционер. Он смотрит за порядком на реке.

А порядки в этих местах строгие.

Здесь запрещено купаться и кататься на лодках. Здесь нельзя стирать белье, пасти коров и даже просто гулять.

Для чего же тут заведены такие строгие правила?

Для охраны реки.

А зачем же реку охранять? Разве ее украсть могут?

Нет, украсть ее, конечно, не могут. Охрана нужна для того, чтобы в реку ничего не бросали, чтобы воду не мутили. Если в воду попадет грязь, эта грязь может добраться и до крана. И люди, которые будут пить такую воду, могут заболеть.

Но не только люди — река сама мутит свою воду. Она размывает берега и уносит с собой комочки земли, глину, песок. Особенно мутной вода бывает весной. Тогда со всех сторон бегут к реке ручейки и несут в нее все, что им удалось захватить по дороге.

Во время весеннего половодья или после сильных ливней вода делается иной раз коричневой, как кофе, или белой, как молоко. Но от такого кофе и от такого молока пользы мало.

Для машин на заводах вода может быть и не совсем чистой, но для питья и для мытья ее обязательно надо очищать. И вот сильные насосы гонят воду из башенки по трубам на станцию очистки.

Станция очистки недаром называется станцией. Здесь воде приходится замедлять бег, отдыхать на пути от реки к крану.

Когда вода быстро бежит, у нее хватает силы тащить и комочки земли, и песок, и глину. Горные ручьи даже большие камни сносят по склонам в речные долины.

А чтобы вода побросала то, что она несет, надо заставить ее течь как можно медленнее.

На станции очистки вода медленно проходит через огромный бак — высотой с двухэтажный дом. Здесь она роняет на дно ту грязь, которую принесла с собой.

А чтобы грязь садилась на дно быстрее, делают вот что. К воде добавляют такое вещество, которое сразу обращается в большие белые хлопья. Посмотришь в бак — кажется, будто в воде снег идет.

Хлопья падают на дно и забирают с собой по пути грязь.

Вода выходит из бака налегке — только с еле заметной мутью.

На глаз она может даже показаться чистой. Но глазу тут верить нельзя. Если посмотреть сквозь увеличительную трубу — микроскоп, оказывается, что в каждой капле воды есть жители. Самые маленькие из них, похожие на палочки и запятые, — это бактерии.

Вот кто населяет каплю грязной воды.

Решетки и сетки в башенке не пропустили рыб и речную траву. Но они не могли задержать существ, невидимых простым глазом. А задержать их надо. Ведь среди них иногда попадаются такие зловредные бактерии, от которых человек может заболеть.

Как же сделать, чтобы ни одна бактерия не могла пробраться в водопровод? Какой заставой преградить путь невидимому врагу? Рыбу легко не пустить: поставил решетку — и готово.

А можно ли построить такую частую решетку, чтобы даже не видимые глазом бактерии не могли сквозь нее проскользнуть?

Такую решетку сделать можно, только не из железных прутьев, а из камешков и песчинок.

Отстоявшаяся в баке вода идет в большой, светлый зал. Пол там выложен из белых кафельных плиток. Посередине — проход, а по сторонам — бассейны вроде маленьких четырехугольных прудов.

В бассейнах дно не сплошное, а со щелями, — чтобы вода могла проходить насквозь. На дне лежит слой мелких камешков, и на камешках — толстый слой песка. Вода просачивается сквозь песок, а грязь и бактерии в нем застревают.

Водопроводный фильтр.

Но ведь бактерия во много раз меньше песчинок. Промежуток между двумя песчинками для нее все равно что широкие ворота. Что же задерживает ее в этих воротах?

Дело тут вот в чем. Когда речную воду пропускают сквозь песок, она обволакивает песчинки тоненькой пленкой из бактерий и мельчайших водорослей. Вот к этой-то живой пленке и прилипают бактерии, странствуя по извилистым ходам между песчинками. Выходит, что сами бактерии помогают людям очищать воду от бактерий.

В зале, где процеживают воду, пусто и тихо. Вода в бассейнах кажется неподвижной. Можно подумать, что здесь и работы никакой не делается.

По проходу прогуливается человек в чистом халате, в войлочных туфлях. Свои сапоги он оставил при входе, чтобы не занести грязь с улицы.

Кажется, что он только любуется водой в бассейнах. А на самом деле он смотрит, хорошо ли идет работа. Если вода чересчур медленно просачивается, значит в песке накопилось слишком много грязи. Человек подходит к доске, на которой много кнопок. Он нажимает кнопку, и сразу одни трубы закрываются, другие открываются. Вода перестает идти в загрязненный бассейн, а идет в другой — промытый.

Вода из этого зала выходит совсем прозрачная. И все-таки некоторым бактериям удается прорваться.

На станции очистки есть комната, где стоят на столах микроскопы и всякие другие приборы. За столами работают люди в белых халатах — лаборанты. Они проверяют воду, смотрят, не пронесла ли она тайком невидимых врагов человека.

И если лаборант находит под микроскопом такого врага, он сразу дает знать об этом всем, кому нужно.

Речным милиционерам дается приказ: узнать, кто и где загрязнил воду. Может быть, за несколько километров от станции выстирали в реке белье, снятое с больного. И река принесла заразные бактерии.

Чтобы убить и этого прячущегося врага, к воде добавляют яд — желтый едкий газ хлор. Добавляют его чуть-чуть, чтобы он людям не вредил. Люди даже не почувствуют запаха хлора, когда будут пить воду. А чтобы погубить бактерии, и этого будет довольно.

Баллон с хлором.

И вот вода прошла через станцию очистки. Ее уже можно пить. Но как ее доставить отсюда в город тем, кому она нужна?

До города далеко, и дома там высокие — во много этажей. Как сделать, чтобы вода пошла так далеко и так высоко?

Когда вода течет на воле, она бежит вниз, куда ее собственная тяжесть тянет. Ты ведь знаешь: бежать с горы легче, чем в гору карабкаться.

Оттого-то вода и течет из ручья в речку, из речки в реку — все ниже и ниже, пока не добирается до самого низкого места — до моря.

А в водопроводе вода должна идти не вниз, а вверх, не в море, а в город, не туда, куда легче идти, а туда, куда люди велят, — хоть на десятый этаж.

Сама вода ни за что вверх не пойдет. Вот и приходится ее гнать силой.

Для этого воду ведут со станции очистки на следующую станцию, которая называется насосной.

Там могучие насосы толкают воду в подземные трубы — водоводы.

Водовод — большая, просторная труба, и тянется она на много километров.

Как по руслу подземной реки, добирается вода по водоводу до города и там расходится по другим трубам, не таким толстым.

На воле ручьи текут в реки. А тут, наоборот, реку заставляют разбегаться во все стороны ручейками.

Эти ручейки, заключенные в трубы, идут к домам и поднимаются на самые верхние этажи.

Ты открыл кран. Вода сильной струей бьет из крана. Почему она так нетерпеливо рвется из трубы? Потому что ее с силой гонят на насосной станции могучие насосы.

Но бывает, что насосы останавливаются для ремонта. Как быть тогда? Неужели оставлять дома без воды?

Нет, на всякий случай воду запасают в водонапорных башнях.

Ты, вероятно, не раз видел высокие башни с круглым домиком наверху. Тебе, может быть, и самому хотелось подняться по узкой лесенке, посмотреть, что там такое.

А там огромный круглый бак с водой. Настоящий пруд — только не на земле, а высоко над землей — над домами и деревьями.

Башню строят такую высокую для того, чтобы вода из бака шла под сильным напором и могла подниматься на верхние этажи.

Водонапорная башня.

Так река приходит к тебе домой из-за города. Она приходит налегке — без своего обычного груза: без рыб, без водорослей, без мусора, без мути, без бактерий.

Вода приходит к тебе в гости, но не такая, как на воле, а чистенькая, прозрачная.

Она уже не течет, как ей хочется. Она стала послушной. Она будет литься тоненькой струйкой или бить ключом, смотря по тому, что ты ей прикажешь.

Не так-то просто было воду приручить и привести к тебе. Ее охраняли конные и пешие речные милиционеры. Ее проверяли лаборанты и доктора.

Инженеры и рабочие-водопроводчики построили для нее длинный путь и станции на этом пути.

Все это нелегкая работа. Для нее нужно немало умения и знания.

И теперь, когда ты будешь пить воду и мыться, тебе будет понятно, что такое водопровод и как много людей должно было поработать, чтобы ты мог одним поворотом крана вызвать к себе воду из реки.

М. Ильин и Е. Сегал

Зачем воду пьют

Вот уж, кажется, простой вопрос. Такой простой, что и спрашивать незачем.

А спросишь, и оказывается, что из десяти человек только один знает, зачем пьют воду.

Вы скажете: воду пьют потому, что хочется.

А почему хочется?

Потому что без воды жить нельзя.

А жить нельзя потому, что мы воду все время расходуем и нам надо запас ее пополнять.

Дохните-ка на холодное стекло. Стекло запотеет, покроется капельками воды.

Откуда взялась вода? Из вашего тела.

Или вот, скажем, вы в жаркий день вспотели.

Откуда взялся пот? Опять-таки оттуда же — из тела.

А раз вы воду расходуете, теряете, вам нужно ею время от времени запасаться.

В сутки человек теряет целых двенадцать стаканов воды. Значит, столько же ему надо выпить или съесть.

А разве воду едят?

В том-то и дело, что едят. В мясе, в овощах, в хлебе — во всякой еде воды гораздо больше, чем твердого материала. В мясе воды втрое больше, чем твердого вещества, а огурец, так тот почти целиком состоит из воды.

Да и в вас самих воды почти столько же, сколько в зеленом огурце. Тело взрослого человека содержит воды около трех четвертей веса.

Вы спросите:

— Почему же люди не растекаются по полу, как кисель?

Если вы рассмотрите под микроскопом кусочек мяса или огурца, вы увидите множество клеточек, наполненных соком. Сок этот не выливается из клеточек потому, что они со всех сторон закрыты. Вот в чем секрет.

Значит, вода — главный материал, из которого построено ваше тело.

Неудивительно поэтому, что человек может долго прожить без еды, а без воды не может прожить и нескольких дней.

М. Ильин

Почему моются водой

Почему вода смывает грязь? Может быть, она ее просто уносит с собой, как река уносит брошенную щепку?

А вот проверьте. Подержите грязные руки под струей воды из крана. Станут ли они от этого чистыми?

Боюсь, что нет. Ведь так никто и не моется. Когда мы моемся, мы обязательно трем одну руку о другую. А для чего? Для того, чтобы стереть, соскоблить грязь.

То же самое и с бельем. Прачки не просто кладут белье в воду, а стирают его, трут руками и даже щетками.

Стирать белье — это и значит стирать с него грязь, вроде того, как мы стираем резинкой написанное на бумаге. А когда грязь счищена, воде уж нетрудно унести ее прочь.

М. Ильин

Как человек использует реки

День и ночь текут по земле бесчисленные реки, совершая огромную работу. Плавно и величаво катят свои светлые воды спокойные реки равнин, торопливо сбегают с высоких хребтов шумные горные реки.

А как реки служат человеку?

С очень давних времен люди селились по берегам рек.

Река поила и кормила, защищала от нападения врагов, по реке было безопаснее и удобнее всего ездить в далекие края.

Даже самые маленькие речушки давным-давно работают на человека. Часто, проходя по лесу где-нибудь недалеко от маленькой и тихой речки, можно услышать ровный глухой шум и постукиванье. А подойдя поближе, увидим запруду. На берегу реки работает мельница или водокачка.

Без воды трудно обойтись даже один день. Сколько раз за день вы подбегаете к водопроводному крану! То нужно умыться, то обмыть фрукты или овощи, то вода понадобилась для приготовления обеда и чая, для стирки или купанья.

А сколько воды нужно для промышленности! Трудно найти такую фабрику или завод, на которых не нужна была бы вода. Миллионы ведер воды расходует в день каждый большой город. Откуда же взять ее?

Река может обеспечить водой и людей и промышленность. Если в городе мало воды, в нем не будет парков и садов, в нем нельзя будет строить фонтаны и бассейны для плаванья, в нем не сможет развиваться промышленность.

Поэтому, когда выбирают место для строительства нового города, то обязательно обследуют реки, протекающие поблизости.

В прежнее время Москву поила Москва-река. Теперь наша столица стала намного больше, богаче и красивее, в ней появилось много новых крупных фабрик и заводов, и москворецкой воды стало недостаточно.

В 1937 году было окончено строительство канала имени Москвы, по которому подошла к столице волжская вода. Москва-река стала глубже и полноводней, москвичи получили вволю воды, а к речным портам в Москве стали подходить большие волжские пароходы.

Много пассажиров и грузов перевозят наши реки. Как хорошо в летние каникулы отправиться в путешествие по реке на пароходе или на лодке! Десятками тысяч километров измеряется длина водных путей нашей страны.

По рекам плывут такие большие и тяжелые баржи, которые не мог бы повести за собой ни один паровоз. Перевозить грузы по реке гораздо дешевле, чем поездом: ведь река — это уже готовая дорога, на ней не нужно вырубать лес, выравнивать путь и укладывать на нем шпалы и рельсы.

В бассейнах Камы, Печоры, Волги и многих других рек раскинулись густые, высокоствольные леса.

Лес — одно из наших богатств. Чтобы использовать это богатство, нужно перевозить бревна нередко на сотни, а иногда и на тысячи километров. Если бы мы вздумали перевозить лес только по железным дорогам, нам пришлось бы прекратить все остальные перевозки. Но ведь и к железным дорогам лес нужно на чем-то доставить. Доставить без дорог.

На помощь приходят реки.

Круглый год в удаленных от железных дорог лесах звенят электропилы. Тракторы по деревянным дорогам, выложенным в лесу, подвозят бревна к реке. Заготовка бревен ведется круглый год, а весной, как только пройдет ледоход, наступает самая горячая пора — лесосплав.

В верховьях рек, там, где мелко, древесные стволы плывут молем, то есть врассыпную. Ниже, где возможно судоходство, на реках устраивают запани — реку перегораживают — и таким образом задерживают плывущий лес.

Из запани, где собирается так много бревен, что вся река кажется деревянной, бревна постепенно выпускают и направляют на сплавной рейд. Там бревна разбирают по сортам и сплачивают в плоты. Пароходики-буксировщики забирают караваны плотов и отправляются в длинное плавание. Нередко много недель длится путешествие парохода с плотами, пока они доплывут к своему заказчику.

С каждым годом нашей стране нужно все больше и больше электрической энергии. Для этого в топках электростанций ежедневно сжигают огромное количество каменного и бурого угля, нефти и торфа. А ведь их добывают из недр земли и затрачивают на добычу много труда и средств.

Вода может заменить эти дорогие виды топлива. Силой падающей воды могут вращаться турбины даже самых мощных электростанций.

Гидроэнергия, то есть энергия падающей воды, — это самая дешевая из всех видов энергии.

Запасы любого топлива могут истощиться с течением времени.

На гидроэлектростанциях в электрическую энергию превращается сила падающей воды. И так как река, на которой установлена гидроэлектростанция, неиссякаема, то и гидростанция всегда будет обеспечена бесплатным топливом.

Уже в 1920 году был создан, по мысли В. И. Ленина, план электрификации России, называемый планом ГОЭЛРО.

С каждым годом строительство гидроэлектростанций расширяется. Вступили в строй Волховская ГЭС, станции на бурных реках Памира и Кавказа. В 1932 году был пущен красавец Днепрогэс. Днепровская плотина подняла уровень воды в реке, и через места бывших порогов свободно проходят пароходы. Плотины и водохранилища углубили и расширили Волгу. Тысячи мелких гидроэлектростанций строят колхозы на маленьких реках.

Началась постройка судоходных и оросительных каналов.

Далек и долог был водный путь от Белого моря до Балтийского. Беломорско-Балтийский канал сократил этот путь на четыре тысячи километров.

Нигде, пожалуй, так не ценят и не берегут воду, как в жарких и сухих районах нашей страны. Там ни одна капля воды не пропадет. Вода там творит чудеса. И если вы среди раскаленной, бесплодной пустыни увидите вдруг высокие зеленые деревья, возделанные поля, виноградники, сады, — это значит, что здесь есть вода.

Арык.

В 1939 году, в небывало короткий срок — за сорок пять дней, в Средней Азии был построен канал длиной более трехсот километров. Воды его оросили плодородные, но сухие земли Ферганской долины. На этой народной стройке — Большом Ферганском канале — работало сто шестьдесят тысяч колхозников.

В 1952 году закончилось строительство Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина.

Воды Волги и Дона соединились. В сухих степях разлилось созданное человеком море. Суда, отошедшие от причалов в Москве, прошли по Волге до Сталинграда, а затем по высоким ступенькам — шлюзам — поднялись на волго-донской водораздел, спустились к Дону и вышли в Азовское море.

На привольных просторах нашей Родины, на ее великих реках с каждым годом ширится строительство крупнейших в мире электростанций, судоходных и оросительных каналов.

В 1955 году начала работать Куйбышевская ГЭС на Волге, Мингечаурская — в Закавказье, Усть-Каменогорская — на Алтае, Камская — на реке Каме, выше города Молотова.

В то же время продолжается строительство гидроэлектростанций в Сталинграде и Каховке, началось строительство крупнейшей в мире Братской ГЭС — на реке Ангаре в Сибири, Иркутской гидроэлектростанции — близ города Иркутска и многих других.

Не случайность, что все большие стройки наших дней связаны с крупными реками. Реки таят в себе огромные силы. С каждым годом им приходится работать все больше и больше. С каждым годом все большая часть речной воды приносит пользу человеку.

Г. Ганейзер

Загадки

1. Летит орлица
По синему небу.
Крылья распластала,
Солнышко застлала.
2. Он всюду — в поле и в саду,
А в дом не попадет.
И никуда я не иду,
Покуда он идет.
3. Над холмами, над озерами
Лебедями белоперыми
Мы без крыльев пролетали,
Пух да перья растеряли.
   Прояснилось наверху —
   А земля стоит в пуху!
4. Когда повяли все цветы,
Мы прилетели с высоты.
Мы, как серебряные пчелки,
Уселись на колючей елке.
Мы полетели на поля —
И стала белою земля.
5. Течет, течет —
Не вытечет,
Бежит, бежит —
Не выбежит.
6. Один бежит,
Другой лежит,
Третий кланяется.
7. Без рук,
Без ног,
А ворота открывает.
8. Наш серебряный кинжал
Недолго дома полежал.
Мы поднять его хотели,
А он к порогу побежал!

Рассказы о погоде

Отчего меняется погода

Все знают, что после зимы бывает весна, а после весны — лето.

Но иногда случается, что в январе вдруг начинается оттепель, а в мае на зеленую траву ложится белый снег.

Откуда в природе такой беспорядок? Может быть, месяцы, словно в сказке, приходят не в свой черед?

Нет, месяцы всегда идут так, как им полагается по календарю: март за февралем, апрель за мартом, май за апрелем.

Отчего же теплый веселый май ведет себя иногда, как его хмурый брат февраль? Отчего морозный январь бывает иной раз похож на март?

Оттого, что погода не стоит на месте, а странствует по земле.

В мае идет снег, когда к нам приходит в гости погода с Севера. А в январе начинаются оттепели, когда западные ветры приносят нам тепло с океана.

Чтобы у нас в комнате зимой было тепло, мы топим печку.

А океан — это печка, которая согревает в зимнее время целый материк.

Воздушные потоки идут над водой и берут у нее тепло, принесенное с жаркого юга течением Гольфстрим.

А потом, приходя в наши края, воздушные потоки отдают нам это тепло.

Мы словно путешествуем, оставаясь на месте. Вчера еще у нас гостил морозный сухой воздух, пришедший откуда-то с Новой Земли, а сегодня мы как бы перенеслись далеко на запад: в лицо дует теплый морской ветер.

Так странствует по земле погода. Она идет не сама: ее несут огромные воздушные массы, занимающие площадь в тысячи квадратных километров.

Проходя над льдами Севера, воздушная масса делается холодной, сухой, прозрачной; пересекая пустыню, она берет с собой груз пыли. Протекая над морем, она становится влажной.

М. Ильин

Путешествие в грозовое облако

Вовка сидел на табурете в кухне и наблюдал, как бабушка жарит двух пескарей — его утренний улов.

Густые черные тучи закрыли небо, и в доме пришлось зажечь электричество. В оконные стекла хлестал ливень, сверкали молнии, а за ними с треском и глухими раскатами ударял гром.

И вот тут бабушка сказала:

— Ишь, Илья-пророк раскатался!

Вовка на секунду оторвал глаза от полузажаренных пескарей и сухо заметил:

— Суеверие.

В бабушкиных очках мелькнул синеватый отблеск молнии, а в глазах — лукавая улыбка:

— Это что ж, Вовочка, суеверие-то?

— Пророк — суеверие! — заявил Вовка с солидной небрежностью.

Однако бабушка имела беспокойный характер; она потребовала объяснений: откуда берется град? Что такое гром? Почему сверкает молния?..

Вовка стал мучительно припоминать все, что ему было известно о грозе… Припоминал долго. Он рассказал, почему бывает дождь, но о молнии, громе и о граде так ничего толкового сообщить и не смог…

И вот на голубом небе уже снова сияет солнце. Вовка рассеянно шлепает босыми ногами по мокрой дороге и думает о загадочных грозовых облаках. Наверно, от досады за свой «научный провал» перед бабушкой он в сердцах тряхнул рукой придорожный куст, и на землю посыпались блестящие бусинки дождевых капель.

— Послушайте, Зевс-громовержец, ваши глаза мечут молнии, а рука посылает дождь. Объясните, пожалуйста, чем вы так разгневаны?

Перед оторопевшим Вовкой на скамейке, укрытой в кустах, сидел седой старик в светлом костюме с пышными, белыми как снег бородой и усами. На одну секунду Вовке даже показалось, что это облако спустилось на скамейку отдохнуть от грозовых тревог.

— Садитесь, молодой человек, — сказало «облако». — Только сначала вот подложите газету: еще сыро.

Вскоре в тени кустов уже шел оживленный разговор. Собеседники выяснили, что они соседи и что одного из них зовут еще Вовой, а другого — уже Владимиром Николаевичем, что один перешел в пятый класс и любит футбол, а другой — ученый-метеоролог и увлекается городками.

— А кто такой Зевс-громовержец? — вдруг вспомнил Вовка слова старика.

— Зевс? — переспросил Владимир Николаевич. — Так древние греки называли одного из своих богов. В те далекие времена люди многого не знали о природе. Не знали они и причин, которые вызывают грозу. Они думали, будто грозу устраивает разгневанный Зевс.

Вовка помолчал с минуту и, сокрушенно вздохнув, заявил:

— Нет, я не Зевс, я древний грек…

Седые мохнатые брови ученого поползли вверх, выражая крайнее изумление:

— Нельзя ли уточнить, молодой человек, почему вы грек, да к тому же еще и древний?

— Я ведь тоже не знаю причин, которые вызывают грозу…

И Вовка честно поведал о своей неудачной беседе с бабушкой.

— Это беда поправимая, молодой человек! — засмеялся старик. — Если хотите, мы с вами попробуем разобраться в загадках грозовой тучи.

…Солнце уже давно скрылось за темным лесом, а Вовка все слушал и слушал рассказ о грозе.

Домой он прибежал, когда часы уже били десять.

— Бабушка! — торжественно начал Вовка с порога. — Ты у меня как древний грек: они тоже не знали, отчего бывает гроза, и думали, что ее делает бог Зевс. Но я тебе расскажу…

— Сегодня уже поздно, — перебила его бабушка. — Завтра расскажешь. А сейчас иди-ка лучше ужинать да спать…

Вовка лежал в постели, задумчиво глядя в окно. Он видел чистое звездное небо, а над крыльцом — золотой шарик электрической лампочки.

Туда-сюда, туда-сюда качается на ветру лампочка, туда-сюда плывет золотой шарик, туда-сюда… Но вот он застыл на месте; пушистая золотая точка засияла ярче и начала расти, раздуваться; вокруг нее вытягивалась золотая бахрома горячих лучей.

«Да ведь это же солнце! — подумал Вовка. — Под его лучами испаряют воду речки, озера, моря. Нагретый воздух легче холодного, и он стремится вверх. Вместе с ним поднимаются и водяные пары. Чем выше, тем холодней, и на определенной высоте водяной пар сгущается в капли воды, а еще выше — в снежинки и льдинки. Вот из них — из водяных капель, снежинок и льдинок — и состоят облака».

Между тем солнце медленно плыло вверх, жара становилась сильнее. И вдруг Вовка почувствовал, что он вместе с нагретым воздухом и водяным паром плавно несется куда-то вверх, все выше и выше…

«Здорово! — сказал себе Вовка. — Я, кажется, лечу прямо вон в то кучевое облако».

И он вспомнил слова Владимира Николаевича: «Крутобокие, белые облака, похожие на высокие горы, называются „кучевыми“. Чем сильнее будет греть солнце, вытягивая водяные пары, тем быстрее будут расти кучевые облака. Их вершины будут расширяться, образуя как бы белую клубящуюся шапку. Потом от этой шапки далеко раскинутся легкие облачные перья, и тогда из нижнего, потемневшего края кучевого облака, которое теперь уже превратилось в грозовую тучу, хлынет на землю дождь».

«Интересно посмотреть, — промелькнула у Вовки мысль, — что же делается внутри этой облачной горы?»

Не успел он об этом подумать, как мгновенно очутился в самом облаке.

Такое, кажется, спокойное, если на него смотришь с земли, внутри оно было все в бурном движении. В нем бушевали, крутились вихри: потоки воздуха еще и еще приносили с земли водяные пары, они охлаждались, — и росла в туче бесчисленная армия капель. Они сновали взад и вперед, вверх и вниз, толкались тут и там.

Самые тяжелые капли, с горошину величиной, покидали облако и летели вниз. Мелкие капельки, сталкиваясь, сливались в большие и тогда тоже падали на землю.

Вовка знал, что это падали первые капли грозового ливня; тяжелые и редкие капли, вслед за которыми, постепенно усиливаясь, обрушивается на землю сплошной поток воды…

— Простите, вы не очень торопитесь? — И Вовка остановил пролетавшую мимо каплю. — Скажите, пожалуйста, почему у вас всех здесь какой-то странный вид?

— Странный? — удивилась капля. — Наверно, вы хотите сказать — напряженный?

— Да-да! — поспешил согласиться Вовка. — Напряженный.

— Что ж удивительного! Мы все переполнены электрическим напряжением, мы несем огромный электрический заряд! — хвастливо заявила капля. — Вот вы увидите скоро, как наша славная туча блеснет молнией! — И капля, вертясь, помчалась дальше.

«Капля, конечно, хвастунишка», — подумал Вовка, но тут он снова вспомнил глуховатый голос Владимира Николаевича: «В грозовом облаке частицы воды от стремительных движений и разбрызгивания заряжаются электричеством. Приобретает электрический заряд во время грозы и земля, ее горы, деревья, дома. Электрические заряды бывают положительные и отрицательные, и они, подобно магнитам, притягивают друг друга. Пока заряды слабые, они не могут проскочить сквозь слой воздуха; но вот их сила возросла, и тогда между облаками с разными зарядами или между облаком и землей проскакивает гигантская, ярчайшая электрическая искра».

В это время туча, согласно обещанию хвастливой капли, действительно «блеснула молнией». А вслед за молнией тотчас раздался оглушительный треск. Он сотряс, казалось, самое небо; его звук раскатился далеко-далеко и завершился глухим ударом.

— Откуда эта неземная музыка? — восхищенно пропищала круглая глупая капля.

— Эта музыка называется громом, — назидательно заметил Вовка и не без ехидства добавил: — Выросли в туче, а в грозовых явлениях не разбираетесь! Мы с Владимиром Николаевичем могли бы вам объяснить, что молния — большая-пребольшая электрическая искра. Она имеет очень высокую температуру. Проскакивая через воздух, она прокладывает в нем узкие каналы, в которых образуется и взрывается гремучий газ. Вот вам и «неземная музыка».

Теперь по однажды проложенному пути из тучи то и дело тянулись к земле сверкающие электрические разряды, гремел гром, а из нижнего края сплошной завесой падал дождь.

Но капли летели не только вниз, к земле. Иные неслись в середину облака и вверх, куда их увлекали воздушные вихри. На таком воздушном потоке можно добраться почти до вершины облака, высота которого нередко достигает десяти километров!

Вовка решил присоединиться к веселой гурьбе больших капель. Он крепко уцепился за одну из них и со страшной скоростью понесся вверх. Нет ничего удивительного, если при этом у него захватывало дух — ведь в одну минуту он вместе с каплями пролетал около километра.

С каждой минутой, с каждым километром становилось все холодней, и все чаще и чаще Вовка замечал по сторонам белые крупинки и град.

— Мы прекрасно охлаждаемся, — тараторили спешащие наверх капли.

— Я уже скоро смогу быть настоящей градинкой! — восторженно заметила та капля, за которую держался Вовка.

И действительно, она давно уже была холодна как лед, хотя все еще оставалась каплей воды. Но Вовка помнил, что совсем не всегда в грозовом облаке капли превращаются в град. Бывает, что, и став градинами, они снова тают и падают на землю холодными дождевыми каплями.

В верхней части облака в морозном воздухе крутились хлопья снега и мелкие ледяные иголки; они-то и образуют белоснежные облачные перья у верхнего края грозовой тучи. Не успел Вовка долететь до вершины, как исполнилось желание капли — она быстро превратилась в шарик непрозрачного, матового льда.

Поднимаясь, ледяные шарики сталкивались с каплями воды и обрастали новыми и новыми пленочками льда. Впрочем, увеличивались они не только тогда, когда поднимались. Порой они попадали в такое место, где воздушный поток был слабее, и тогда вся Вовкина компания летела вниз. Падая, они тоже сталкивались с водяными каплями и покрывались блестящей ледяной корочкой. Так, путешествуя то вверх, то вниз, они все росли и росли.

И вот Вовкина градина, так же как и ее бесчисленные подруги, стала такой большой и такой тяжелой, что выпала из облака и стремительно понеслась на землю. Вместе с ней полетел вниз и Вовка…

Гроза уже проходила. Жаркое солнце светило прямо Вовке в лицо. Он потянулся, чтобы рукою прикрыть глаза от ярких лучей, и… проснулся.

После завтрака Вовка пригласил бабушку сесть рядом. Он начал обещанный рассказ о грозе словами:

— Сейчас мы с тобой совершим путешествие в грозовое облако.

И он рассказал ей о своих приключениях во сне. Мы с вами о них уже слышали и теперь знаем, почему бывают гром, молния и град.

Я. Марголин

Почему зимой не бывает грозы и молнии

Грозовая туча состоит из заряженных электричеством капелек воды. Между двумя грозовыми тучами или между тучей и землей проскакивает электрический заряд — молния. На месте разряда воздух сильно нагревается и быстро расширяется, как при взрыве. При этом мы слышим звук, который и называем громом.

Зимой, когда воздух холодный, образуются не дождевые, а снеговые тучи, они состоят из мельчайших кристалликов льда. Такие тучи не заряжены электричеством. Поэтому зимой гроз не бывает.

Б. Ляпунов

Что такое радуга

Часто летом, в конце дождя, когда сквозь густую завесу облаков проглянет солнышко, мы видим на небе красивую семицветную дугообразную полосу — радугу.

Радуга появляется всегда на противоположной солнцу стороне неба, там, куда уходят грозовые тучи.

Что же такое радуга? Как она образуется?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо сперва выяснить, какого цвета солнечный луч.

— Что же тут выяснять? — скажете вы. — Разве не видно и так, что солнечный луч — белый.

Но попробуйте-ка проделать такой простой опыт. Поставьте на пути солнечного луча трехгранную стеклянную призму. Позади призмы поместите лист обыкновенной писчей бумаги. Вы увидите, как белый солнечный луч, пройдя сквозь призму, отразится на листе бумаги семью разноцветными полосками — лучами. Такая многоцветная полоска называется солнечным спектром.

На небе появилась пестрая радуга.

Цветные лучи в солнечном спектре расположены в строго определенном порядке. С одного края лежит красный цвет, рядом с ним — оранжевый, затем — желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Значит, кажущийся нам всегда очень простым белый солнечный луч на самом деле является лучом сложным и состоит из семи различных разноцветных лучей.

Так же как в стеклянной призме, солнечные лучи во время дождя преломляются в каплях и брызгах дождевой воды. Тысячи капель заключены в грозовой туче, и все тысячи капель отражают солнечные лучи и преломляют их. Красные лучи солнечного спектра на дождевом облаке образуют крайнюю дугообразную красную полосу. Следующие лучи цветного спектра образуют оранжевую, желтую, зеленую, голубую, синюю и фиолетовую дугообразные полосы.

Радуга на дождевом облаке видна до тех пор, пока капли дождя падают часто и равномерно друг за другом. Чем чаще падают капли и чем крупнее они, тем ярче радуга.

Невидимка

Ты думаешь, невидимки бывают только в сказках? А посмотри-ка на небо. Вон там облака плывут. Кто их несет? Невидимка. Когда он проходит по полю, рожь кланяется в пояс. Когда он проходит по лесу, деревья наклоняют головы.

Сегодня он у нас во дворе белье сбросил с веревки, шапку у мальчика сорвал с головы, в комнате газету со стола унес и на пол кинул.

Он никого не спросил, не постучался. Вошел не в дверь, а в окно.

Осенью он заставляет кружиться сухие листья. Летом он поднимает по дороге пыль и бросает ее людям в глаза.

Сколько у него бывает приключений, когда он странствует по степям, по лесам, по морским просторам!

Это он приносит нам холод с севера и жару с юга, дождь с моря и пыль из пустыни. Это он надувает паруса кораблей и мелет зерно на ветряных мельницах.

Теперь ты, конечно, уже догадался, кто это такой.

Это — ветер. Это — воздух, идущий над землей.

Его-то самого не видно, но мы хорошо видим, как он треплет на улицах флаги Первого мая или Седьмого ноября.

О его приключениях и пойдет сейчас рассказ.

Далеко на Севере, в ледяном царстве, жил-был Невидимка — Северный Воздух.

Он часто прогуливался по ледяным полям и подметал снег, словно метелкой.

Иной раз во время такой уборки он поднимал облака снежной пыли и потом долго гонял эту пыль по ледяным полям.

Чем же ему было играть в снежном царстве, как не снегом!

Холодно было на Севере! Солнышко невысоко и ненадолго поднималось на небо.

Невидимка никак не мог за день согреться.

А ночью было и того хуже. Только изредка удавалось ему укрыться пушистым одеялом из облаков. Чаще ночи бывали безоблачные, звездные. И Невидимку к утру насквозь пробирал мороз.

Но вот как-то раз удалось ему вырваться из ледяного царства и отправиться в далекое путешествие — на юг.

Путь его лежал над океаном.

Вода в океане была теплее, чем льды на Севере. Невидимка бежал над теплой водой и понемногу согревался.

Здесь ему было чем позабавиться. Он поднимал воду волнами. И чем быстрее он мчался, тем выше становились волны.

Волны шли рядами. А Невидимка срывал с них верхушки и сбивал в белую пену.

Иногда Невидимка встречал пароходы и играл дымом из их труб.

Моряки на парусных судах радовались своему помощнику. Они давно уже его поджидали. Но Невидимка стал так усердствовать, что моряки испугались, как бы он не поломал мачты.

Пришлось им вскарабкаться на мачты и убрать паруса, чтобы ему не за что было ухватиться.

Но чересчур усердный помощник нашел себе другую работу. Он принялся мыть и перемывать волнами палубу, хоть она и без того была чисто вымыта моряками.

Да заодно чуть не смыл с корабля зазевавшегося пассажира. Хорошо, что тот успел вовремя схватиться за поручни!

Невидимка шел все дальше и дальше, изо всех сил качая корабли и рыбачьи лодки.

Он вышел из ледяного царства совсем промерзшим. А над океаном отогрелся и взял с собой запас воды.

Вода поднималась с океана невидимым паром. Пар собирался в крошечные капельки тумана. И Невидимка нес их с собой.

Туман низко стлался над водой, заслоняя солнце.

Быстро шел Невидимка, да путь у него был не близкий. Не скоро добрался он до берега.

Густым туманом залил он улицы приморских городов.

В Ленинграде свет электрических фонарей с трудом пробивался сквозь тьму крошечных капель. Шоферам приходилось давать гудки: если кто не увидит машину, пусть хоть услышит.

А Невидимка пошел дальше — над полями и лесами.

Люди не видели его самого. Но они видели груз, который он принес с моря.

Маленькие капельки воды собрались в крупные капли. Тяжелые тучи нависли над землей.

И вдруг засверкала молния, загрохотал гром.

Ребятишки, купавшиеся в речке, услышали этот громовой голос невидимого путника и стали быстро одеваться, чтобы успеть домой до грозы.

Тяжелые тучи нависли над землей.

А Невидимка уронил на наши леса и поля воду, принесенную с океана, и пошел дальше — на юг.

Но на юге был другой хозяин, тоже Невидимка — Южный Воздух.

Невидимки и прежде не раз ссорились, ни один не хотел уступить другому дорогу.

Так было и на этот раз. Между двумя великанами началась борьба.

Когда Невидимки-великаны дерутся, лучше им не попадаться под руку. Кружась в вихре, они могут вырвать с корнем дерево в лесу, потопить в море корабль, поломать самолет в воздухе.

Но люди не зевают, не теряют времени даром. Они заранее знают, когда начнется буря, и к ней готовятся.

Быстро идут Невидимки, но еще быстрее бегут по проводам, по радио телеграммы.

Эти телеграммы говорят:

— Моряки, берегитесь! Будет буря!

— Рыбаки, не выходите в море! Будет буря!

— Летчики, будьте осторожнее! Будет буря!

— Колхозники, убирайте сено! Будет буря!

Кто же это следит за Невидимками? Кто заранее знает, куда они пойдут и где затеют между собой схватку?

Это знают метеорологи.

Метеоролог — длинное, трудное слово. Но вы его прочтите и запомните. Метеоролог — наш общий друг.

В горах и на равнинах, на морских островах и посреди песков, в ледяном царстве Северного Воздуха и во владениях его врага — Южного Воздуха — всюду расставлены у нас часовые. Везде у нас есть такие станции, где метеорологи день и ночь следят за погодой, за жизнью Невидимок.

У метеорологов есть помощники.

Один помощник — флюгер. Он сидит высоко на столбе. Куда ветер хочет, туда и поворачивает его. Стоит посмотреть на флюгер — сразу узнаешь, откуда ветер дует.

Другой помощник — градусник. Он говорит, тепло или холодно.

Флюгер.

Градусники.

Третий помощник — влагомер — показывает, сухо или сыро.

Четвертый — дождемер — мерит, сколько выпало дождя.

Дождемер.

Пятый — барометр. Это тоже умный прибор. Если у него стрелка уходит далеко вправо, можно ждать ясной погоды. Если она идет далеко влево, надо быть готовым к дождю, к буре.

Метеорологи на разных станциях следят за приборами и дают знать в Москву по телеграфу, что они увидели.

В Москве есть большое здание из красного кирпича с высокой башенкой. На башенке видны флюгер и прибор с вертушкой, измеряющей скорость ветра.

В здании помещается Центральный институт прогнозов. «Прогноз» — это предсказание. Чтобы предсказывать погоду, метеорологи в Центральном институте прогнозов принимают телеграммы со станций и отмечают на карте, где идет дождь, где небо безоблачно, где жарко, где холодно — словом, все, что измерили приборы.

Сравнивая сегодняшнюю карту со вчерашней, метеорологи видят, как погода идет по земле и как меняется в пути. И тогда им уже не так трудно дать прогноз, сказать, какую погоду можно ждать на завтра. А это очень важно, особенно в нашей стране, где вся работа идет дружно и по плану.

Сводку погоды передают по телефону, по телеграфу, по радио.

И вот ты включаешь радиоприемник и слышишь:

«Передаем сводку погоды. На острове Диксон было днем 20 градусов мороза, в Якутске — 17 градусов, в Москве — 10 градусов тепла… Завтра в Москве ожидается облачная погода, сильный ветер…»

Вернемся теперь к истории Невидимок.

Когда два великана — Северный и Южный Воздух — вступили в борьбу, люди уже были предупреждены.

Колхозники торопились убрать сено, чтобы оно не промокло. Летчики закатили самолеты в ангары. Рыбаки отложили выход в море до лучшей погоды.

А борьба между Невидимками уже шла вовсю. Началось с того, что Южный Воздух взобрался на плечи к своему врагу. Высоко в небе появились легкие перистые облачка.

Потом все небо затянула белая пелена облаков.

Облака делались все темнее.

Вдали показалась серая стена дождя.

Дождь заладил на целый день.

Но вот он начал затихать, сквозь тучи проступило голубое небо.

Стало жарко.

Это пришел победитель — Южный Воздух. Он далеко прорвался во владения своего врага. Но надолго ли он победил?

Северный Воздух и не думал сдаваться. Он пошел в обход, с тыла. Тяжелой холодной лавиной налетел он на своего врага, подбросил его высоко вверх. И сразу в небе выросли облачные горы! По земле понеслась буря, ломая и унося сучья, вздымая пыль, кружа листья.

Два великана закружились в борьбе вихрем.

Хорошо, что люди знали об этом раньше и успели приготовиться!

Кто же вышел победителем из борьбы?

Победителем вышел Северный Воздух. Он мчался все дальше и дальше по стране. По дороге ему попались Уральские горы, но они его не остановили. Он обошел их с юга и направился мимо Каспийского моря в пустыню.

Как он изменился по дороге! Он был сырым морским воздухом. А стал в пустыне сухим, горячим, пыльным. Кто бы его мог теперь отличить от побежденного врага, Южного Воздуха!

Так бродят Невидимки и несут с собой дожди и бури, снега и морозы.

А советские метеорологи, как часовые, зорко следят за Невидимками и вовремя предупреждают колхозников о заморозке, летчиков — о тумане, железнодорожников — о снежных заносах.

М. Ильин и И. Сегал

Приметы погоды

Умей наблюдать

Сотни лет подмечали люди, что происходит в природе перед ненастьем.

Подмечали без приборов, глядя на солнце и звезды, на птиц и животных, на травы и цветы. И зрение людей обострилось, стало зорким.

И нам надо учиться наблюдать — пытливо и внимательно, разумно пользуясь опытом старших. Тогда мы сможем взглянуть на природу совсем иначе, и многое в ней станет для нас простым и ясным.

Есть много признаков наступающей хорошей погоды.

Утренняя заря золотистая, солнце показывается не из облаков. В низинах поднимается туман и быстро рассеивается.

Рано просыпаются мухи, чуть свет вылетают из улья пчелы. Ласточки и стрижи с веселым криком высоко летают в небе.

Чуть свет вылетают пчелы…

Комары летают роем. Жуки проносятся с громким жужжаньем. В реке играет рыба. Стадо идет домой спокойно — коровы не мычат.

Солнце садится не в тучи. Небо на закате светло-розовое или золотистое.

В лесу ночью делается теплее, чем на полянках.

Луна блестит ярко, как серебряный щит. Звезды мерцают зеленоватым светом. Ветер меняет направление по часовой стрелке и к вечеру утихает.

Хорошая погода всегда приходит с востока, северо-востока и юго-востока, где обычно в разные времена года встает солнце.

О том, что скоро будет ненастье, может рассказать солнце. Когда в воздухе много водяных паров, готовых превратиться в капли дождя, оно встает, светит и заходит иначе, чем при устойчивой ясной погоде.

Перед ненастьем во время зари, особенно утром, в небе видны багровые лучи. Словно кумачом затянут горизонт на востоке, и из-за него показывается красный солнечный диск. Туманы после рассвета не исчезают и довольно быстро превращаются в низкие слоистые облака.

Днем и вечером перед ненастьем хорошо видны яркие лучи, которые стрелами расходятся из-за облаков, закрывающих солнце. Ночью необыкновенно сильно мерцают звезды, и в их мерцании отчетливо выделяются красный и синий цвета. Луна краснеет.

Поговорите со стариками, умеющими наблюдать природу. Они по многим признакам догадываются о предстоящем дожде.

Вот эти признаки: дым из труб и от костра стелется понизу; на холме и в низине одинаково тепло; днем и ночью температура воздуха почти не меняется; очень отчетливо слышны звуки, которых почти не замечаешь при устойчивой ясной погоде.

Утром появляется радуга. Соль становится влажной. Рыба не клюет.

Перед дождем мало вылетает пчел из улья: они сидят в своем деревянном домике и громко жужжат. Трудолюбивые муравьи не спешат на работу, и даже пауки словно застывают на своих затейливо сплетенных паутинах.

Поникают днем белые и лиловые цветочки лугового сердечника, хотя обычно они закрываются только на ночь. Кажется, что вянут желтые цветы чистотела. Складываются мохнатые листочки красного лугового клевера.

Почти все цветы и на лугу и в саду, а особенно кусты сирени, жасмина и желтой акации сильно благоухают, на широких листьях конского каштана появляются «слезы» — липкие капельки сока.

Ласточки, которые при хорошей погоде носятся высоко в воздухе, начинают летать над самой землей, почти касаясь крыльями трав и цветов.

Ласточки летают низко…

И ничего необычного в этом нет. Ведь задолго перед дождем воздух насыщается водяными парами. Растения начинают медленнее испарять воду, усиленно выделяя душистые, пахучие вещества.

Ласточки питаются насекомыми, схватывая их на лету. В сухую погоду насекомые летают высоко. А перед дождем, во влажном воздухе, крылышки насекомых впитывают влагу и делаются тяжелее. Мошки и бабочки уже не могут подниматься высоко в воздух и летают у самой земли. Сюда за ними спускаются и ласточки.

Перед наступлением ненастья сильнее гудят телеграфные провода. Лягушки и раки выползают на берег. Нахохливаются и купаются в пыли куры и воробьи. Скот днем спит и мало пьет. Коровы, возвращаясь вечером домой, ревут. К ночи усиливается ветер.

Плохая погода приходит с запада, северо-запада и юго-запада, где в разные времена года обычно садится солнце.


Наш верный помощник

Признаки наступающей ненастной погоды не во всех случаях удобно наблюдать в природе.

Не может же пилот выяснять перед всяким рейсом, как летают ласточки и как пахнут цветы сирени!

Будет ли у капитана корабля возможность раскладывать костер и терпеливо наблюдать, как стелется дым?

Разумеется, нет.

Да и нелепо было бы в наш век великих научных открытий обращаться только к народным приметам и признакам, связанным с жизнью солнца, трав или птиц.

А о погоде нужно знать не только капитану или пилоту — каждому из нас важно знать о погоде и дома, и в школе, и на работе, не ожидая утренней или вечерней сводки по радио.

И вот на помощь нам приходит барометр. Он напоминает часы, вернее — будильник. Только вместо часовой и минутной стрелок и цифр от единицы до двенадцати у него одна малоподвижная стрелка, которая обычно указывает на цифру «754».

Вторая стрелка — контрольная. Ею мы отмечаем, куда передвинулась первая стрелка. Над цифрой «754» написано: «Переменно». Слева от этого слова стоит: «Дождь» или «К осадкам», а еще левее — «Буря». Справа есть слова: «Ясно» или «К ясной погоде» и, наконец, «Сушь» или «Великая сушь».

Барометр.

Когда стрелка стоит на «Переменно», обычно не бывает плохой погоды. В небе плывут облака, светит солнце, и только в редких случаях выпадает кратковременный дождь.

Если от «Переменно» стрелка движется вправо, мы обычно не ждем плохой погоды. Зато когда стрелка упорно идет влево — запасайся плащом или зонтиком. Воздух насытился водяными парами, надо ждать осадков: летом — дождя, а зимой — снега.

Конечно, барометр не предсказывает погоды — он лишь добросовестно отмечает перемены, происходящие в воздухе. А уж мы, глядя на него, знаем, какой погоды можно ждать.

Не только с помощью барометра, но и по другим сложным и чувствительным приборам ученые следят за переменами в воздухе и сообщают нам по радио сводку погоды.

Конечно, ученые могут и ошибиться: уж очень трудна их работа. Но с каждым годом их предсказания погоды становятся все более точными.

В. Архангельский

Цветы-барометры

Жаркое солнечное утро. По небу медленно плывут облака. Можно идти куда угодно — и в лес, и в поле, и на реку. Ничто не говорит о том, что будет дождь.

Но как-то странно ведут себя сегодня некоторые цветы. Лепестки ноготков почему-то не раскрылись. Обыкновенно утром, в девять часов, вся клумба уже кажется золотой от множества желтых и оранжевых цветов, а сегодня они стоят с сомкнутыми лепестками, словно совсем увяли.

И темно-розовые цветы мальвы похожи на увядшие. И лиловые граммофончики ипомеи раньше, чем обычно, сложили свои лепестки.

Вдруг из-за леса начинает медленно выползать большая туча. Вот она уже повисла над полем. Вот уже закрыла полнеба. Сейчас пойдет дождь…

Значит, недаром вели себя так цветы. Еще тучи и в помине не было, а цветы, как живые барометры, предсказали приближение дождя.

Ботаники насчитывают до четырехсот растений-барометров. Их можно найти повсюду: в саду, в огороде, в поле, в лесу, на болоте.

Цветы желтой акации и жимолости в ожидании дождя выделяют особенно много меда. Его запах привлекает пчел, и они целыми стаями кружат над кустами. По их напряженному жужжанью и можно определить приближение дождя. И жимолость и акация словно спешат опылить свои цветы до наступления ненастья.

Каждое утро, но только в сухую погоду, раскрываются на клумбе золотисто-желтые и оранжевые лепестки ноготков. Если утром соцветия ноготков остаются закрытыми, можно почти наверное сказать — будет дождь.

Перед наступлением дождя или непогоды закрываются цветы мальвы, складывают свои граммофончики ипомеи. Так эти цветы предохраняют пыльцу от сырости и порчи.

Перед дождем складывает свои граммофончики ипомея.

Цветочный барометр можно найти и в огороде. Это маленькая ветвистая травка, которую часто можно видеть на непрополотой грядке. Называется этот сорняк мокрицей. Мелкие овальные листочки и сочные стебельки мокрицы на ощупь всегда кажутся мокрыми.

По мелким белым цветкам мокрицы можно предсказывать погоду целое лето. Если с утра венчики цветов не раскроются, значит днем будет дождь.

Когда вам потребуется во время похода в поле или в лес узнать, какая будет погода, разыщите полевой или лесной барометр.

Клевер перед продолжительным ненастьем опускает свои тройчатые листочки. Одуванчик складывает, как зонтик, свой пушистый шарик. По пяти бороздкам сжимает свои розовые венчики полевой вьюнок.

В лесу барометрами могут служить кисличка и костяника.

У кислички нежно-зеленые тройчатые листочки, похожие на листья клевера. Они сидят на тонких коротких стебельках. На вкус листочки кислые, как щавель. В мае появляются довольно крупные бело-розовые цветы. Перед дождем листья кислички опускаются, прижимаясь к стебельку, словно хотят спрятаться от ненастья.

Белокрыльник в ясную погоду.

Белокрыльник отгибает свой лист перед дождем…

У костяники красные, приятные на вкус ягоды с крупной косточкой, из-за которой ее и назвали костяникой. Маленькие, скромные кустики костяники не всегда можно и заметить среди травы.

За пятнадцать — двадцать часов перед дождем костяника расправляет свои обычно закругленные листочки.

На болотах, возле прудов или озер встречается высокое растение белокрыльник. Его соцветие обернуто особым белым листом, похожим на крыло.

Растение это отлично предсказывает погоду. Перед дождем белокрыльник отгибает свой белый лист в сторону, а перед ясной погодой острый конец листа смотрит прямо вверх, словно защищая цветы от сухого воздуха и солнца. Ведь белокрыльник — житель сырых мест, ему нужно много влаги.

В. Ветлина

Человек и погода

Погода может быть человеку и врагом и другом.

Она бывает нам другом, когда щедро оделяет нас своими дарами: вовремя поит поля дождем, не скупится на свет и тепло, посылает попутный ветер кораблям, разгоняет туман на аэродромах.

Но нелегко бороться с погодой, когда она со всей силой обращается против нас.

Ее сила огромна.

Северо-восточный ветер — бора — в Новороссийске сбрасывает с пристани в море груженые вагоны.

Тропические бури разрушают до основания города.

В одной книге помещена фотография: на высоком дереве застряла среди ветвей большая железная бочка. Каким чудом она попала на дерево? Кто ее туда закинул? Ее закинула туда река по приказу погоды. Река разлилась после сильных дождей и шутя, словно пробку, подняла пустую железную бочку на несколько метров.

Так буйствует погода на земле. Но и под землей от нее не всегда укроешься. Казалось бы, там, в глубине, нет никакой погоды. Но, оказывается, что ей подвластно и подземное царство.

Бывали случаи, когда после ливней разбушевавшиеся подземные воды врывались в шахты.

Вода хлестала отовсюду, заливая подземные коридоры. По пояс в воде люди пробивались к подъемникам, к лестницам. Вода настигала их, и они гибли во тьме, среди грохота обвалов и рева бесчисленных водопадов.

Такие дела творит погода на суше. А на море ей и вовсе нет удержу.

Уж где-где, а на море о погоде не позабудешь!

Что же делать человеку? Быть просто зрителем неистовых выходок погоды? Быть игрушкой в ее руках?

Нет, он борется с ней уже много тысяч лет — с тех самых пор, как стал человеком.

Еще не во власти человека остановить бурю или сказать дождю: «Перестань!» Но в его власти укрыться, спрятаться от дождя и бури. Крыша над головой — это щит от ненастья. Шуба и шапка — это шлем и латы, которые мы надеваем на себя, отправляясь воевать с морозом.

Когда человек научился строить дома и печи, он победил стужу и ненастье. Это было большим успехом, но человек не мог этим удовлетвориться. Он не остался сидеть смирно под крышей.

На суше и на море человек научился за тысячи лет быть в ладу с погодой или, по крайней мере, не попадаться ей под тяжелую руку.

Но человек — неспокойное существо. Ему не сидится на месте.

Еще не успев покорить стихии на суше и на море, он уже вторгается в исконные владения погоды — в небо, в царство ветров и туч.

Фронт борьбы со стихиями делается все шире.

Людям приходится считаться не только со своей местной погодой, но и с тем, что делается в природе за тридевять земель от их родных мест.

Приходится считаться не только с той погодой, которая есть, но и с той, которая была в прошлом году.

Когда-то жители равнины могли не интересоваться, много ли за год выпало снега в горах. Какое им было дело до этого прошлогоднего снега!

А теперь жители равнины знают, что прошлогодний снег — это сегодняшняя вода. А сегодняшняя вода — это завтрашний хлеб, который вырастет на орошенных полях.

Человек давно и успешно воюет со стихиями. Он все больше чувствует свою власть над ними. Но ему приходится все больше принимать их в расчет, ведя с ними борьбу на суше и на море, в воздухе и под водой.

М. Ильин

Знаете ли вы?

Мы предлагаем вам ответить на четыре вопроса. С виду они как будто бы простые, но все-таки подумайте хорошенько, прежде чем дадите ответ.

1. Почему небо голубое?

2. Почему снег скрипит?

3. Почему солнце на закате красное?

4. Почему тепло из комнаты не уходит через окно?

Загадки

1. Какой это мастер
На стекла нанес
И листья, и травы,
И заросли роз?
2. В небе, выше самолета,
Встали круглые ворота.
Непонятно только мне,
Кто их строил в вышине?
Кто поставил так хитрó?
Кто раскрасил так пестрó?
Ревнул вол
За сто сел,
За сто речек.

Подземные богатства

Подземные богатства

В старые времена люди верили, что во многих местах под землей с незапамятных времен хранятся драгоценные клады — сокровища, зарытые кем-то в землю.

Были такие чудаки, которые всю жизнь занимались тем, что искали эти клады. А искать надо было умеючи: все клады, по преданию, были заколдованными, и подходы к ним крепко охраняли злые духи — «нечистая сила».

Помните, через какие страшные испытания пришлось пройти герою рассказа Гоголя «Ночь под Ивана Купала» Петрусю, вздумавшему искать заколдованный клад в эту «волшебную» ночь!

Конечно, все рассказы о заколдованных кладах — просто сказки, которым теперь уже никто не верит. Но правда ли, что земля, по которой мы ходим, не таит в себе никаких богатств и человеку нечего искать в ее темных и таинственных недрах?

Нет, это не так. Несметные сокровища скрыты иногда в земле под самыми нашими ногами, но мы, как и гоголевский герои, ничего не знаем о них. Конечно, эти подземные богатства нисколько не похожи на «волшебные», «заколдованные» клады, манившие когда-то наших предков. Сокровища, которые люди научились находить под землей, оказались гораздо более ценными, чем все волшебные клады старины. Это — нефть, каменный уголь, железо, медь, золото, алюминий, свинец, вольфрам и бесчисленное множество других минералов и горных пород, которые человек поставил на службу себе и назвал «полезными ископаемыми».

Каждый год с наступлением теплых весенних дней сотни геологов-разведчиков отправляются в самые глухие и малоисследованные уголки Советского Союза на поиски необходимых нашей Родине полезных ископаемых. Словно древние кладоискатели, неутомимо бродят они по дремучей тайге и знойным пескам пустынь, взбираются на неприступные горы, спускаются в глубокие ущелья, плывут по бурным рекам. Только в руках у них не волшебный цветок папоротника, расцветающий в ночь под Ивана Купала, а геологические молотки, карты, сложные научные приборы.

Каждый год открывают они все новые и новые подземные богатства, которые делают нашу Родину еще более сильной, могущественной, непобедимой.

В этом разделе нашей книги вы найдете рассказы о том, как находят и добывают различные полезные ископаемые, откуда взялись они в природе и какую пользу приносят людям.

О простом железе

Спросишь иного школьника, что такое железо, а он не на шутку обидится.

«Что, — скажет, — я маленький, что ли? Могу ответить на вопрос и потруднее… А железо — вот оно!» — и вытащит гвоздь или винтик, которые лежат у него на всякий случай в кармане. Мальчики любят превращать карманы в склад.

А между тем и гвоздь и винтик сделаны из стали, а не из простого железа.

В куче металлического лома, что лежит во дворе, чистого железа не найдешь. Его, пожалуй, можно увидеть только в одном месте — в Минералогическом музее Академии наук СССР в Москве.

Музей этот был основан более двух веков назад Петром I. Он назывался тогда Кунсткамерой — комнатой редкостей. Там и сейчас хранятся необычные и редкие вещи, вроде чистого железа. А попало это железо сначала на землю, а затем в музей… с неба.

Ты, наверно, не раз наблюдал, как падают звезды.

Летит звезда и вдруг исчезает, будто гаснет у тебя на глазах. Ученые установили, что это падают на землю осколки небесных тел — метеориты. Они летят с огромной скоростью и светятся, словно настоящие звезды.

Одни осколки сгорают, а другие после длинного пути все же достигают земли.

В 1867 году близ польского города Ломжи выпал град, который очень удивил и даже напугал местных жителей. Градинки не растаяли, когда выглянуло солнце. Они были не ледяные, а металлические. Их подбирали на улицах, в садах, на крышах зданий.

Оказалось, что здесь выпало около ста тысяч таких необыкновенных градинок. Это были мельчайшие метеориты.

Но иногда на землю падают метеориты, весящие много тонн. Как только доходит весть об этом, на поиски «небесного камня» немедленно отправляются экспедиции. На пути к цели их участникам часто приходится переправляться через бурные реки, подолгу жить в глухой тайге — там, где еще не ступала нога человека.

Метеорит.

В Московском Минералогическом музее можно и сегодня увидеть «Палласово железо» — осколок метеорита, найденного в Сибири знаменитым русским ученым и путешественником академиком Палласом и названного так в его честь. Однако чаще метеоритам дают название тех мест, где были обнаружены эти «небесные камни».

Чистое железо в самом деле редкость. Зато, соединенное с другими веществами, оно часто встречается и на поверхности земли, и глубоко в ее недрах, и на дне озер.

Это и есть железная руда, добычей которой заняты на земном шаре сотни тысяч людей.

Железные руды, как известно, бывают самые различные. И по цвету они часто не похожи друг на друга. Это зависит от того, что, кроме железа, в них содержится.

Требуется много знаний и труда, чтобы отделить железо от ненужных и вредных примесей, а затем, соединив с другими полезными веществами, заставить наконец служить человеку.

Этим и заняты рабочие металлургических заводов, творцы металла — металлурги.

Железо, впрочем, встречается не только в руде. Тонкие прожилки железа можно обнаружить в различных камнях — например, в граните. Железо имеется даже в воде. Кроме того, оно — обязательная частица всего живого на свете.

В организме взрослого человека содержится около четырех граммов железа. Это, конечно, совсем немного. Из такого количества можно было бы, пожалуй, изготовить всего-навсего один, да и то небольшой, гвоздь.

Однако значение железа в жизни человека огромно. Если в организме недостает железа, человек заболевает. Врачи советуют ему принимать железо внутрь в виде порошка.

Лечебное железо изготовляется особым способом в аптеках. Чистое железо соединяется здесь с другими лекарствами. Одному дают «молочное железо», другому — железо, добытое из… свежих яблок.

Фрукты, овощи — особенно яблоки, капуста, шпинат — содержат много железа. Ты ешь их и быстро пополняешь драгоценные запасы железа в своем организме.

Здесь есть железо.

Установлено, что железо — одно из самых распространенных веществ. И не только самых распространенных, но и самых полезных.

Люди пользуются множеством вещей, изготовленных из чугуна или стали. А ведь главная составная часть чугуна и стали — железо.

У себя дома, на кухне, ты найдешь чугунные сковородку и утюг. Без них не обходится ни одна хозяйка. Ты спишь на кровати, сделанной из стали. Ешь стальной ложкой. Твоя одежда сшита с помощью стальной иглы. Даже гвоздики, которыми прибиты подметки твоих ботинок, — из стали.

Поезд переехал через мост — этот мост стальной. Да и паровоз, который тянет вагоны, построен из того же металла.

Все это сделано из железа.

Железо! Трудно представить себе, что бы произошло, если бы оно вдруг исчезло.

Если бы, например, над нашей планетой пронесся гигантский магнит, который притягивает железо, он, верно, унес бы и утюг, и кровать, и швейную машину, и перо, которым ты пишешь. Рассыпались бы по листочкам тетрадки, книжки — ведь их страницы скреплены стальной проволокой. Опустела бы не только твоя квартира — разрушился бы и дом, в котором ты живешь. Поднялась бы в воздух железная крыша. Рассыпались бы даже деревянные перегородки, потому что гвозди и винты тут же должны были бы покинуть свои гнезда. Улегся бы на пол стол, а затем и стул.

А что бы стало с заводами и фабриками? Они бы опустели — ведь машины, стоящие там, тоже изготовлены из стали.

А железнодорожные рельсы? И они поднялись бы в воздух. Впрочем, то же случилось бы с паровозами и вагонами… К счастью, такая опасность не угрожает человечеству. Мы нарисовали эту картину, чтобы ты лучше представил себе, как необходимо железо людям.

Но вот вопрос: хватит ли железа для наших нужд? Ведь с каждым годом его требуется все больше и больше.

Уже сейчас в мире производится в год около ста пятидесяти миллионов тонн чугуна и более двухсот миллионов тонн стали. Только для того, чтобы перевезти этот металл, требуются тысячи поездов.

А писатели древней Греции еще двадцать веков назад предсказывали, будто запасов железных руд хватит человечеству лишь на несколько десятилетий, и затем на земле наступит страшный железный голод.

Но прошли не десятилетия, а тысячи лет — и такие опасения, как мы знаем, не оправдались. Это произошло потому, что были открыты новые богатые залежи железа.

Кроме того, люди научились выплавлять металл из таких руд, которые раньше считались бедными: железо составляло чуть более трети их веса, и они поэтому вовсе не использовались.

Может быть, все же пора железного голода наступит?

Нет, этого опасаться не следует.

Наука идет вперед, и недалеко то время, когда мы сумеем добывать железо из еще более бедных руд. А запасы их в природе неисчислимы. Кроме того, за последние годы у железа появилось немало заменителей — например, алюминий. Сплавы этого легкого и прочного металла используются в самолетостроении.

А из другого заменителя железа — пластмассы — изготовляются многие важные части машин, которые раньше делались из стали.

Даже гвозди нашли себе заменитель. Клей постепенно вытесняет их. Многие хорошо склеенные вещи куда прочнее, чем сбитые гвоздями.

Новые огромные запасы железа были обнаружены в… металлических изделиях, уже сослуживших свою службу и пришедших в негодность.

Железо обрело подлинное бессмертие, когда люди научились вновь переплавлять старый металл. Это было, безусловно, одно из самых замечательных открытий современности.

В наши дни не годные для работы станки, изношенные рельсы — все, что устарело, направляется на металлургические заводы и идет в переплавку.

С тех пор как научились переплавлять металлический лом, век каждого стального изделия как будто бы даже стал короче. Оно служит у нас в среднем около двадцати лет. Это происходит потому, что техника очень быстро идет вперед, и вместо автомобилей старых марок, тихоходных самолетов, станков, уже отживших свой век, на советских заводах изготовляются новые, более быстроходные и совершенные.

В куче железного лома, который лежит в уголке твоего двора, случается увидеть листы ржавого кровельного железа, кастрюльку, мотки негодной проволоки. Все это тоже пойдет на завод и получит вторую жизнь.

И кто знает, быть может, этот металл вернется еще к тебе в твой дом в виде красивой швейной машины, новенькой кухонной посуды, перочинного ножика или стальных коньков, сверкающих, словно серебро.

Вес всего, что изготовлено людьми из железа на земном шаре, достигает сейчас цифры в два миллиарда тонн.

Два миллиарда тонн! Да это целые горные хребты из металла.

Железо!

Пожалуй, теперь ты с бóльшим уважением посмотришь и на самый обыкновенный гвоздь, и на ведро, стоящее на кухне, и даже на кучу негодного металла, сложенного во дворе, — старого металла, которому, однако, еще предстоит новая жизнь.

Е. Мар

Драгоценная жидкость

Ползет по полю трактор, тянет за собой большой, как дом, комбайн. Откуда у трактора сила — тащить такую тяжелую, громоздкую машину? Эту силу дает трактору двигатель. А для двигателя, чтобы он работал, нужно жидкое топливо — керосин.

Идет по морю многоэтажный красавец корабль, разрезает волну. Долгий путь ему предстоит — пересечь три океана. Но не нужно кораблю по дороге заходить в порты, чтобы запастись каменным углем. Его могучие двигатели питаются жидким топливом — мазутом, и огромный корабль может больше месяца плавать, не возобновляя его запасов. Жидкое топливо дает больше тепла, чем уголь, и хранить его на корабле удобнее.

По улицам городов и сел, по дорогам нашей страны мчатся легковые и грузовые автомобили, сотни тысяч автомобилей. И для их моторов нужно жидкое топливо — бензин.

Поднимаются к небу быстрокрылые самолеты. Вылетишь из Москвы утром и, прежде чем солнце зайдет, будешь гулять по улицам далекого Новосибирска или столицы одной из наших среднеазиатских республик. А поездом туда несколько дней нужно добираться. Что дает моторам силу вращать винты самолета? Жидкое топливо — бензин.

Сотни тысяч станков и машин работают на заводах, изготовляют нужные нам вещи, автомобили, самолеты. Для каждого станка нужно смазочное масло.

И темно-бурый мазут, который сжигают в топках котлов, и желтый керосин, и смазочные масла, и прозрачный, как вода, бензин — все эти вещества добыты из нефти, горючей жидкости, которую находят, как и каменный уголь, в недрах земли.

Каждый из нас, часто даже не зная этого, всякий день и всякий час пользуется продуктами переработки нефти или вещами, сделанными с помощью нефти.

Идешь ты, например, утром умываться. Достаешь из футляра зубную щетку. И футляр, и ручка зубной щетки, и щетина — из пластмассы. А очень многие сорта пластмассы делаются из переработанной нефти.

Пора идти в школу. Ты укладываешь книги и тетради в портфель. А твой портфель, вероятно, сделан из искусственной кожи. Ее тоже приготовляют из продуктов нефти. Надел калоши. И в состав резины входит нефть. Вышел на улицу города — и под ногами у тебя нефть: асфальт, которым покрыты тротуары и мостовые, приготовляют из нефти.

На улице сегодня очень холодно. Чтобы не отморозить уши, хорошо смазать их вазелином. Но ведь и вазелин из нефти. Сел в автобус — его двигатели питаются бензином. Пошел посмотреть новый фильм — кинопленка, на которую снят фильм, — пластмассовая: она приготовлена из продуктов нефти. Конфету съел — и в ней иной раз нефть: из продуктов нефти приготовляют эссенции с запахом свежих фруктов.

Нефть нужна всюду…

Мало того: в изготовлении почти каждой вещи, которую ты берешь в руки, участвовала нефть. Ведь для станков, на которых вещь изготовляли, нужна нефтяная смазка. Электричество, которое приводит в движение станки и машины, часто вырабатывается с помощью нефтяного топлива.

Неудивительно, что нефть иногда называют черным золотом или жидким золотом. Она драгоценна. Великий русский химик Менделеев говорил, что преступно сжигать нефть в топках котлов — можно с тем же успехом топить печи бумажными деньгами. Менделеев говорил так потому, что он предвидел, как много продуктов, нужных для промышленности, для развития страны, можно будет извлекать из нефти. А всего сто лет назад из нефти добывали только керосин для освещения. Что делать с бензином — не знали. Сейчас кажется смешным, что один владелец керосинового завода обещал даже премию тому, кто придумает самый удобный способ уничтожать бензин.

Как же делают из нефти, этой темной густой жидкости, те тысячи продуктов, которые прославили ее, заставили считать одним из самых драгоценных подарков природы человеку? Ее перерабатывают. Но прежде чем переработать нефть, нужно ее найти и добыть. А это не просто.

Для того чтобы успешно искать нефть, нужно хорошо знать историю Земли.

Миллионы лет назад моря были гораздо больше нынешних. Постепенно они отступали. Но долго еще, многие тысячелетия, их заливы вклинивались в сушу.

Вот в этих заливах да у берегов морей скоплялись водоросли и мельчайшие морские животные. Отмирая, они опускались, покрывали слой за слоем морское дно. За сотни тысячелетий накопилось огромное количество этих отложений. Верхние слои давили на нижние. Под влиянием этого давления и других условий остатки водорослей и мелких морских животных превратились в нефть.

Поэтому ищут нефть там, где много тысячелетий назад были берега моря и заливы. Часто находят нефть и у берегов нынешних морей.

Она залегает глубоко под землей — иногда на глубине двух — трех километров. Надо пробурить в земле скважину, чтобы добраться до нефти.

А как же определить точно место, где бурить скважину?

Ты знаешь географические карты, на которых показаны моря, реки, горы и долины. Это карты поверхности земли. Есть другие карты — геологические. На них показано, какие породы и на какой глубине залегают под землей. Эти карты помогают искать нефть. Ученые знают, в каких подземных слоях, в каких породах вернее всего можно ее найти. Но по карте можно определить только район, где следует искать нефть. А ведь скважины надо бурить точно над залежами нефти. Чтобы определить место бурения, советские ученые и инженеры придумали хитрые приборы. Где есть нефть, там и нефтяной газ. Он часто пробивается к поверхности земли. Есть приборы, которые улавливают самые крохотные количества газа, поднявшегося наружу.

Помогают искать нефть и электричество, и магнит, и приборы, отмечающие землетрясения, — сейсмографы. Советские геологи научились почти безошибочно определять места залежей нефти.

Запасы ее в недрах советской земли огромны. Прежде, в царское время, добывали нефть только на Кавказе, главным образом на Апшеронском полуострове, возле города Баку. А советские ученые нашли драгоценную жидкость и вдоль нижнего течения Волги и на огромном пространстве от Волги до Урала. Этот нефтяной район прозвали «Второе Баку». Но второе Баку уже обгоняет первое. К концу шестой пятилетки Урал и Поволжье дадут три четверти всей добычи нефти в стране.

Добывают у нас нефть и в Казахстане, и в Западной Украине, и на далеком Сахалине.

А как ее добывают?

Когда нашли место, где залегает нефть, бурят в земле глубокие скважины. Их бурят долотом. Этот инструмент похож на рыбий хвост, его часто так и называют. Машина вращает долото, и оно врезается в землю, как винт.

Прежде чем бурить скважину, строят вышку. Она высокая, как десятиэтажный дом. На вышке стоит лебедка — машина, которая поднимает и опускает грузы.

Так выкачивают из скважины нефть.

А на долото, которое бурит землю, навинчивают металлическую трубу. Она вслед за долотом уходит в глубь земли. Когда вся труба ушла в землю, на нее навинчивают другую, потом третью… десятую… Все трубы висят на стальном канате. А лебедка, которая стоит на вышке, поднимает их и опускает.

Когда долото добралось до нефти — его вытаскивают.

Выкачивают нефть из скважины насосом. Иногда она сама бьет высоким фонтаном — тут успевай только ее собирать, чтобы не разливалась зря по земле.

Добыли нефть. Нужно теперь извлечь из нее бензин, керосин, масла, которыми смазываются машины. Для этого нефть кипятят, превращают в пар.

Нефтяная вышка.

Строят высокую башню. Она внутри разделена перегородками, вроде больших тарелок с дырочками. В башню идет по трубам нефтяной пар. Тут он охлаждается, опять превращается в жидкость. Но уже не в одну, а в разные жидкости. Бензиновый пар сгущается в верхнем отделении; в среднем — керосиновый. А на самом низу — тяжелое темное топливо: мазут. От каждого отделения идут трубы. По ним бензин, керосин, мазут текут в приготовленные для них хранилища.

Людей на нефтеперегонных заводах очень мало. Все делают машины. Рабочим и техникам нужно только следить, чтобы машины исправно работали.

Нефти у нас добывают очень много. В шестой пятилетке ее будет почти вдвое больше, чем в пятой.

А. Ивич

Незримые помощники

Не так-то просто найти нефть, притаившуюся глубоко в недрах земли.

Но опытный геолог знает признаки, выдающие присутствие нефти, разбирается в них так же хорошо, как охотник в следах зверя.

Один из самых верных признаков — горючий газ в верхних слоях земли над залежами нефти. Обнаружив его, геолог почти уверен в успехе. Нефть близко!

Нефть и газ — постоянные спутники. Однако легкий газ тянется вверх. По трещинам, меж песчинок и камней, пробирается он к поверхности земли, проникает в воздух. Нужно сделать химический анализ воздуха в том месте, где газ выходит наружу, — и тайна нефти открыта. Но часто сквозь плотные породы просачивается так мало газа, что никакие пробы его не обнаруживают.

Помощь геологам неожиданно пришла со стороны — от ученых-биологов, ищущих не нефть, а новые виды бактерий. Они открыли новые бактерии. Стали их изучать. И тут оказалось, что эти бактерии питаются горючим газом, тем самым газом, что помогает геологам разыскивать нефть.

Живут эти бактерии в почве, где есть хоть немного такого газа. Достаточно положить кусочек почвы под микроскоп, чтобы узнать, есть ли нефть в глубине. Если в почве гнездятся эти бактерии, значит есть тут их пища — газ, а раз есть газ — должна быть и нефть.

Растения-геологи

«Венерин башмачок» — так называется одно из красивейших наших растений: маленькая северная орхидея, цветок которой напоминает по форме туфельку.

«Венерин башмачок — растение кальцелюбивое», — говорят о нем ученые. Оно выбирает себе почву, содержащую много солей кальция; без кальция венерин башмачок существовать не может.

Венерин башмачок.

А знаете ли вы, что такое кальций? Известь, мел, доломит, гипс, известняк — все это кальций в различных сочетаниях.

Некоторые районы нашей страны, например Карельская Автономная Республика, испытывают особо острую нужду в кальции. Карелия, как известно, страна твердого камня — гранита, порфира, диорита. Мягких пород тут как будто и быть не может. Поэтому известь и мел для постройки зданий сюда привозят издалека.

Но если почвы Карельской АССР бедны кальцием, значит здесь не может расти северная кальцелюбивая орхидея?

Между тем советские ученые нашли сотни цветущих орхидей на нескольких островах Онежского озера, на юго-восточном берегу Сегозера и в других местах. «Если здесь растет цветок венерин башмачок, значит тут должен быть кальций, то есть либо известняк, либо доломиты», — предположили ученые. И предположение их подтвердилось. Рядом с зарослями орхидей были обнаружены заброшенные каменоломни, где местные жители добывали когда-то доломитовый известняк и выжигали известь.

Так венерин башмачок точно указал месторождения ценного для республики минерала, залегавшего прямо под корнями орхидей.

Геология знает уже немало таких растений-спутников, помогающих находить подземные богатства. Эти растения как бы подают ученым сигналы: «Здесь земные недра содержат такой-то минерал, такой-то металл! Ищите их!»

С. Егерев

Рассказ об угле

Тебе, наверно, приходилось видеть черные, блестящие кусочки каменного угля. Зачем он нужен — ты знаешь: каменный уголь — отличное топливо. Разжечь его труднее, чем дрова, но зато он сгорает медленнее и дает больше жару.

А что такое каменный уголь? Если верить названию, это камень? Нет, назвали его так потому, что он по виду, по твердости похож на камень. А на самом деле это дерево. Только давай сразу условимся: не путай каменный уголь с древесным, хотя и тот и другой из дерева. Древесный уголь нетрудно самим приготовить — нужно потушить не полностью сгоревшие дрова, потушить, прежде чем от них останется только зола. Древесный уголь хрупкий, легко рассыпается, а каменный можно со всей силой бросить на пол — и то не разобьется. Самим каменный уголь не сделать — его приготовила природа. Нужны были миллионы лет, чтобы дерево превратилось в каменный уголь.

Когда-то, в глубокой древности, бóльшая часть нашей страны была морем. По его берегам росли густые леса, высокие, как деревья, папоротники. Море постепенно отступало. На месте прежних заливов оставались болота, заросшие кустарниками и травами. Потом и болота высыхали — их засыпали пески, затягивала глина. Остатки деревьев, папоротников, болотных растений оказывались под почвой. Воздух к ним не проходил. Под давлением лежавшей на них земли они постепенно, на протяжении сотен тысяч лет, превращались сперва в мягкий коричневый торф, а потом в твердый черный уголь. Каменный уголь — это остатки растений, пролежавших под землей сотни тысячелетий.

В угольном пласте нашли окаменевшее дерево.

Но не везде, не во всяких условиях превращались растения древних времен в каменный уголь. Тут играли роль и влажность, и температура, и сила давления верхних слоев земли. В одних местах находят мощные, толщиной в несколько метров, пласты угля, в других — тонкие пласты, всего в несколько сантиметров. Одни пласты лежат полого под землей, другие — наклонно. Обычно там, где находят один пласт угля, есть поблизости и другие — или над этим пластом, или под ним, или где-нибудь невдалеке. Такие районы, где обнаружено много пластов угля, называют угольными бассейнами. Ты слышал, конечно, названия: Донецкий бассейн, или сокращенно Донбасс, — это на Украине, Кузнецкий бассейн, или Кузбасс, — в Западной Сибири, Карагандинский — в Казахстане. Есть у нас и Подмосковный угольный бассейн и много других.

Нашей стране нужно огромное количество каменного угля. Почему? Давай сообразим. Прежде всего уголь нужен многим электростанциям. Надо приводить в движение машины, которые вырабатывают электрический ток. Это можно делать силой текучей воды или с помощью паровой машины. А для того, чтобы паровая машина работала, нужно постоянно кипятить воду, превращать ее в пар. Значит, необходимо топливо — уголь или нефть. Это одно. Теперь — железные дороги. Ведь на паровозах тоже паровые машины стоят. Паровозов у нас десятки тысяч. Каждому паровозу нужен уголь. Ты видел, конечно, — позади паровоза всегда прицеплен открытый вагон, вроде железного ящика. Он называется тендером. В тендере хранится запас угля и воды. Как ты берешь с собой в дорогу хлеб и питье, так и паровоз везет свою пищу. Уголь для него то же, что для тебя хлеб. Великий Ленин, говоря о том, как важно Советской стране добывать побольше угля, так и назвал уголь — «хлеб промышленности». Ведь ни один завод, ни одна фабрика не могут работать без электрического тока, не могут работать, если поезда не доставят нужных им материалов. А мы с тобой уже знаем, что и для электростанций и для поездов нужен уголь.

Но это не все. Каменный уголь необходим для того, чтобы из железной руды выплавить чугун и сталь. Чугун выплавляют из смеси железной руды с коксом. А кокс — это каменный уголь, прогретый в особых печах без доступа воздуха. Каждому заводу, выплавляющему черный металл — так называют чугун и сталь, — нужно огромное количество угля, несколько десятков, а то и сотни вагонов угля в сутки.

Так сколько же всего нужно угля нашей стране? Такое количество, что и представить себе трудно. К концу шестой пятилетки, в 1960 году, у нас будут добывать 593 миллиона тонн угля. Это значит, что каждые сутки нужно будет нагрузить углем около 33 тысяч больших железнодорожных вагонов. К концу нынешней пятилетки советские шахтеры будут давать в полтора раза больше угля, чем в прошлой.

Вот мы сейчас назвали людей, которые добывают уголь, шахтерами. Почему такое название? Потому, что уголь добывают в шахтах. Иногда нужно забраться больше чем на километр в глубь земли, чтобы докопаться до угольного пласта.

Нелегкое это дело! Вот, например, колодец нужно вырыть около дома — ведь это большая работа, много времени занимает. Но глубина колодца — всего пять — шесть метров. А тут тысяча метров!

Кто первый раз увидит угольные шахты, пожалуй, удивится: почему это всегда строят шахту возле высокого холма? На самом деле не шахта построена у холма, а холм вырос около шахты. Это земля, или, как говорят горняки, пустая порода, вынутая, чтобы добраться до угольного пласта. Вот ведь какая работа: не только нужно копать вглубь, но и всю вынутую породу отправлять наверх, на поверхность, чтобы она не мешала копать дальше. Целую гору породы приходится вынуть из большой шахты.

В шахте.

Вручную с такой работой, конечно, не справишься — ее делают машины.

Ход от поверхности земли к угольному пласту называется стволом шахты. По стволам ходят подъемники: один — для спуска в шахту и подъема рабочих, а другой — для подъема на поверхность земли угля.

В угольном пласте прорубают длинные подземные коридоры — вдоль пласта и поперек. Они разрезают пласт угля, как пирог, на куски.

Добывают уголь машинами. Лучшая машина называется угольным комбайном. Она, как полевой комбайн, делает сразу несколько работ.

Комбайн острыми зубьями вырезает из пласта большие глыбы угля и дробит их. А еще у комбайна есть скребки. Они, как руки, сгребают раздробленный уголь на ленту, которая движется по коридору.

Уголь по этой ленте едет к большому коридору, который называется штреком, и там сыплется в открытые вагончики. А к вагончикам прицеплен электровоз. Настоящий поезд — только низенький. Ходит он по рельсам, проложенным в коридоре. Когда все вагончики наполнятся углем, электровоз везет их к подъемнику. А подъемник поднимает уголь на поверхность земли.

Прежде труд в шахтах был очень тяжелым. Уголь отбивали вручную, простым инструментом, вроде лома. А потом впрягались в тележки (их называли санками) и отвозили уголь к главному коридору — штреку. Санки возили обычно мальчики лет четырнадцати. Они губили свое здоровье на этой работе.

Советская власть уничтожила тяжелый труд в шахтах. Теперь все самые трудные работы выполняют машины. Угольный комбайн в хороших, умелых руках сто вагонов угля за месяц добудет!

А шахтеры стали механиками. Они управляют машинами, следят за тем, чтобы машины работали, придумывают, как увеличить добычу угля. Поэтому труд в шахтах стал не только легче, но и гораздо интереснее.

А. Ивич

Как нашли уголь в тундре

На севере Автономной Республики Коми на сотни километров раскинулась Большеземельская тундра. Сурова здесь природа: семь — восемь месяцев длится зима. Морозы доходят до 40–50 градусов.

Летом всего на два — три месяца просыпается природа.

В один из таких теплых летних дней 1919 года коми Виктор Яковлевич Попов с сыном Мишей плыл в легкой лодке вверх по речке Воркуте. Далеко на этот раз забрались они. Но утомительное путешествие окупилось сторицей: лодка до краев была полна битыми гусями.

Привязав лодку у берега, Миша набрал сухих мхов, травы и разжег костер. Когда огонь разгорелся, он повесил над ним котелок с чаем и стал ожидать отца, который пошел осмотреть окрестности.

Виктор Яковлевич вернулся со странной добычей. Он нес в руках несколько черных камней.

— Что это? — спросил Миша.

Не отвечая, отец бросил камни в огонь. Костер сначала задымил, а потом вдруг загорелся длинным желтоватым пламенем.

Мальчик с удивлением смотрел, как жарко горят камни.

— Это камень жизни, — сказал Виктор Яковлевич сыну. — Он принесет в тундру тепло и свет. Я видел, как такими камнями топят большие печи.

Отец и сын набрали полную котомку черного камня.

Вернувшись домой, Виктор Яковлевич с верным человеком отправил свою находку в Москву и наказал передать котомку прямо в Кремль.

В Москве котомка Попова не пропала. «Камень жизни», который оказался каменным углем, прошел много испытаний, и ученые признали, что это уголь ценнейших марок, по качеству не уступающий лучшему донецкому углю.

И вот однажды в далекой заполярной деревеньке со странным названием Тит появились люди с рюкзаками за плечами. Они остановились у избы Виктора Яковлевича Попова. Это были московские геологи, прибывшие на разведку угольного месторождения, открытого Поповым.

Так было открыто Воркутинское угольное месторождение, одно из самых крупных в Советском Союзе.

Теперь по Большеземельской тундре раскинулись десятки шахт. В тундре вырос большой город Воркута с высокими, светлыми домами, яслями, детскими садами, школами, театром, кино и клубами.

Первооткрыватель Воркутинского каменноугольного месторождения колхозник Виктор Яковлевич Попов награжден орденом Ленина.

М. Протопопов

Геологическая карта

В одно из геологических управлений житель таежного забайкальского села пионер Саша Никитин прислал письмо и посылку. В посылке лежали тяжелые черные камешки с блестящими гранями, а в письме было написано:

«Эти минералы я нашел в песке нашей речки Яманки. Так как они очень тяжелые, я думаю, что это какая-нибудь руда. Очень прошу приехать к нам».

Камешки были действительно очень ценной рудой — они содержали вольфрам.

Знаешь ли ты, что такое вольфрам? Это металл света, труда и победы.

Вот он горит в электрической лампочке. Из вольфрама изготовлена та тонкая проволочка, которую накаляет ток.

Сотни тысяч вольфрамовых резцов на наших заводах обтачивают детали из стали и чугуна.

Вольфрамовые пластинки бурят самые твердые горные породы, открывая путь к нефти, углю и железу.

А в годы войны снаряд из вольфрамовой стали пробивал пятисантиметровую броню вражеского танка почти так же легко, как бумагу. Ведь именно такие снаряды преградили путь фашистским «тиграм» и «фердинандам».

Сотни геологов ищут вольфрам по всей территории нашей Родины.

Письмо Саши Никитина вызвало большой интерес. И знаешь, что первым долгом сделал геолог, которому поручили заняться им? Он положил на стол карту.

Да, карту! Но какую же странную!

Прежде всего она очень ярко раскрашена. Красные, зеленые, желтые, синие пятна пестрым ковром покрывают ее. Расставлены какие-то латинские буквы. В этом она совсем не похожа на те карты, которые обычно приходится видеть. Но, с другой стороны, много и общего: на ней тоже есть сетка меридианов и параллелей, показаны реки, города, заливы, моря, озера.

Это — геологическая карта.

Ученые давно уже знают, что разные полезные ископаемые встречаются в разных горных породах. Бесполезно надеяться среди вечных льдов Арктики встретить вдруг заросли ананасов и винограда. Так же бессмысленно искать уголь в местах, где нет слоистых (осадочных) горных пород. Ну, а месторождения вольфрама, наоборот, могут быть только там, где миллионы лет назад на поверхность земли из глубин прорвались расплавленные граниты или кварциты.

По-разному появились на свет полезные ископаемые. В разных местах их и нужно искать.

Вот почему, прочитав письмо Саши Никитина, геолог первым делом достал геологическую карту. Ведь на ней красками и латинскими буквами показано, где какие породы (изверженные или осадочные) выходят наружу, скрываясь лишь под тонким слоем дерна и почвы. Взглянув на нее, можно сразу проверить: а может ли вообще быть в том месте, где живет Саша Никитин, вольфрам? Может, там слой известняков и глин толщиной в пять километров, а кристаллы попали в реку случайно? Привез кто-нибудь, да и бросил.

Находят же на одесском пляже камни из далекой Австралии! Их привозят туда пароходы, когда возвращаются из Мельбурна и Сиднея с пустыми трюмами. Для корабля очень опасно совсем не иметь груза: он может перевернуться во время шторма. Близ Одессы камни выгружают в воду, а волны потом выкатывают их на пляж.

Геолог быстро отыскал на карте поселок, где жил Саша. Нашел и речку Яманку. Стал внимательно вглядываться… Да, вольфрам может быть здесь. Вот на карте показан, выход гранита. Река, видимо, сильно размыла камни, и тяжелые кристаллы вольфрама из кварцитовых жил попали в песок.

Он стал просматривать книги, другие карты, записи геологов. Что говорят они об этом районе?

С каждой минутой геолог все более убеждался, что находка Саши должна быть проверена. Скорее в путь!

Поехал он не один. С ним были помощники: прораб, два коллектора, трое рабочих. Они взяли с собой целый вагон всяких вещей: лопаты, кирки, молотки, зубила, горные компасы, рулетки, палатки, походную химическую лабораторию, полевую аптечку, сложные приборы для геофизической съемки…

Все это надо было получить со склада, проверить, упаковать, отправить на вокзал. Горячая, беспокойная пора сборов!


В глухом сибирском селе, далеко от железной дороги, встречали экспедицию все: и старые и молодые. За околицей в это время как раз парни гуляли с гармошкой. Когда автомашина приблизилась, они подошли к дороге, и гармонист заиграл туш.

Шофер Сергей Кириллович резко сбавил скорость, не зная, ехать дальше или остановиться. Мальчишки обступили машину и побежали с боков и сзади. Кто-то закричал «ура».

Геологи приехали.

— Всяко бывало, но такого, знаешь… — проговорил Сергей Кириллович, останавливаясь наконец в центре села.

Геолог улыбнулся ему:

— А что? Плохо разве встречают?.. Веселый народ!

Здесь же, около машины, он увидел мальчика лет тринадцати, с пионерским галстуком и в белой рубашке. Мальчик стоял первым в ребячьей толпе. Геолог догадался, что это и есть Саша Никитин.

Ночевал он в избе Никитиных. Родители Саши, гордые тем, что у них остановился начальник экспедиции, ходили на цыпочках по толстым половикам и наперебой угощали. Но геологу было не до угощения.

Хотя Саша и говорил в письме, что только по весу догадывается, будто это руда, но на самом деле он точно знал, что нашел вольфрамит, и лишь боялся: а вдруг ошибся!

Напрасно боялся. Ведь он прочитал немало книг по минералогии и геологии.

Первую — она называлась «Охота за камнями» писателя Бармина — его долго уговаривала взять школьный библиотекарь Татьяна Михайловна. У Саши в то время все интересы были устремлены на охоту и рыбную ловлю, и книгу про камни он нес домой с неудовольствием и потому только, что в заглавий стояло слово «охота», а на обложке разгуливали диковинные доисторические животные.

И раскрыл он ее без особой радости. Но первая фраза: «Две мечты было у меня в детстве: поймать черного махаона и найти оловянный камень», — по-особенному взволновала его. Так же и он мечтал об удивительном звере, которого никто еще до него не встречал. А вот он встретит…

Закрывая книгу, он уже был целиком увлечен наукой о камне.

В самом деле! Вот под ноги попал булыжник. Ну и толкни его! А, нет! Прежде взгляни: что это? Может, он очень нужен заводам? Может, такие камни специально ищут геологи?

Саша стал приглядываться. И тут оказалось, что почти все камни, как люди, не похожи друг на друга.

За «Охотой за камнями» последовали другие книги, более серьезные: «Занимательная минералогия» академика Ферсмана, «Основы геологии» академика Обручева. Саша стал собирать коллекцию горных пород и минералов.

Вскоре и мать, и отец, и соседи знали, что лучший подарок Саше — необычный камень.

И вот приносили ему с полей, с охоты нежно-зеленые осколки амазонита, пластинки слюд, кварц — то белый, как сахар, то прозрачный, словно стекло.

О нет! Одиночкой он не был.

Когда Саша перешел в шестой класс, учитель Сергей Николаевич подарил ему учебник по минералогии и геологии для десятого класса и помогал узнавать по «Определителю минералов» профессора Разумовского названия минералов. Он же помог ему постичь начала химии и стереометрии раньше других ребят. Без этого Саша многого бы не понял в книгах.

Кварц.

Геолог долго осматривал Сашину коллекцию. В нее входило более ста образцов! У каждого, как в настоящем музее, белый билетик указывал: где, кем и когда был он найден.

Нет! Открытие Саши Никитина совсем не случайность. Так же вот, как и он, настоящие геологи увидят один едва заметный признак ценного полезного ископаемого (угля, железа, золота) и долго потом наблюдают, выслеживают — до победы.

Слюда.

Геолог достал из полевой сумки геологическую карту и показал ее Саше. Тот, конечно, ничего в ней не понял: чтобы стать геологом, надо специально учиться. Но это от него не уйдет! А пока они вместе отметили на карте все места находок вольфрамита. Находки пришлись как раз на окрестности той полосы, где граниты соприкасались с другими породами. Полоса тянулась не на один километр, и если вдоль нее повсюду окажется этот минерал, то открытие Саши будет делом огромной важности.

Амадонит.

Вечер. Пора бы спать. Завтра рано подъем. Но геологу не до сна. Сперва он намечает на карте, где рабочие станут копать канавы, а потом, когда работа закончена, вместе с Сашей и десятком других ребят долго сидит на крыльце.

Они мечтают о том, какие изменения произойдут теперь в жизни села: как придет сюда железная дорога, вырастет целый город, засверкает огнями долина Яманки…

Геологическая карта, на которой красочными пятнами говорится о выходах на земную поверхность изверженных горных пород, где точками и квадратиками обозначены места Сашиных находок, в этом порукой.

А. Шейкин

Музей под ногами

Перед домом, где я живу в Ленинграде, тротуар вымощен беловатым известняковым плитняком. Тротуар состоит из плит. Все плиты как плиты, но поперек одной из них не то оттиснут, не то вдавлен странный узор, такой, как на нашем рисунке (стр. 292).

Поперек каменной плиты оттиснут странный узор.

Жители Ленинграда, если они наблюдательны, знают: такие узоры встречаются кое-где на тротуарных плитах. Откуда же они взялись и что собой представляют?

Эти узоры — вещь удивительная. Более полумиллиарда лет назад на месте нынешнего Ленинграда расстилалось море. В этом море среди различных других животных обитал громадный, до двух метров длиной, моллюск — родич наших нынешних осьминогов и каракатиц.

Он прятал свое мягкое тело в длинную раковину, похожую на прямой острый рог. Внутри она была разделена поперечными перегородками на отдельные камеры, соединенные трубкой — сифоном. За эту прямую раковину мы сейчас именуем древнее чудовище пряморогом, или, по-гречески, «ортоцерасом».

Ортоцерас.

Когда пряморог умирал, он опускался на дно моря. Здесь лежал толстый слой известковых скорлупок мельчайших водных животных — корненожек. Новые и новые скорлупки, опускаясь на дно, ложились на пряморога, погребали его в своей толще. Прошли тысячи тысяч лет. Раковину пряморога покрыли могучие толщи осадков. Сдавленные слои нежных известковых скорлупок со временем превратились в известняк. А внутри известняка, как в лучшем из склепов, хранились миллионы мертвых ортоцерасов. Сами они сгнили, а прочные раковины окаменели.

Раковина ортоцераса и ее разрез.

Прошли еще сотни тысяч лет. Дно Силлурийского моря оказалось сушей. Когда каменотесы расслоили на плиты известняк, образовавшийся на дне этого древнего моря, миллиардолетний моллюск увидел солнечный свет.

Теперь, проходя мимо его отпечатка, я всякий раз испытываю некоторый трепет: ведь полмиллиарда лет старику! Что по сравнению с ним значит мумия какого-нибудь фараона!

Но еще больший трепет, настоящее благоговение вызывает у меня мощь человеческого разума. Ведь никто никогда не видел ни одного живого пряморога. Мы не видели и того мира, в каком он обитал, но мы много знаем о нем. И это великое знание дал нам наш разум!

Итак, земля под нашими ногами бывает порой подобна музею. И разве не интересно было бы иметь в школьном кабинете биологии такой экспонат полумиллиардовой давности?

Л. Успенский.

Про соль

Почему еду солят — и хлеб, и мясо, и картошку? Скажешь, потому, что без соли еда невкусна. Верно. Но не только в этом дело. Человеку соль необходима, он без нее долго жить не может.

Соль есть почти во всем, что мы едим: и в морковке, и в мясе, и в молоке. Даже в яблоке. Но этого нам недостаточно — в еду нужно еще прибавлять соли.

Откуда же берется соль, которую покупают в магазине?

Не добывают ли ее, как сахар, из растений? Нет, это было бы очень трудно. Можно гораздо проще получить соль. Ее очень много в природе — и на земле, и под землей, и в воде.

Встречаются даже целые горы из соли. А под землей она лежит пластами, как каменный уголь. Такая соль называется каменной. У нас ее много в Донбассе и на Урале.

Чтобы добыть каменную соль, роют шахту — очень глубокий колодец, от которого под землей по соляному пласту проложены коридоры.

В шахту везет рабочих подъемник. Соль обычно лежит под землей очень толстыми пластами, высотой метров в двадцать — тридцать.

Опускают в шахту машину, которую называют врубовой. Она врубается в пласт, проделывает в нем длинную щель.

Подрубленную соль легче отделить от пласта. Большие куски каменной соли грузят в вагонетки, и электровоз доставляет их к подъемнику.

Подъемник поднимает соль на поверхность земли. Там большие куски каменной соли дробят и потом размалывают на мельнице. Остается только запаковать соль и отправить в магазины.

А под землей, там, где вырубили соль, остаются огромные белые пещеры. Можно было бы в каждой из них построить шестиэтажный дом.

Но не только под землей добывают соль.

Ты ведь знаешь, что море соленое. Если долго кипятить в котле морскую воду, она уйдет паром, и останется на дне котла горсточка соли. Только она горькая. Надо еще ее очистить, чтобы получилась соль, годная для пищи, — поваренная соль.

Но добывают в воде и такую соль, что ее очищать не надо, — ее добывают не в море, а в соленых озерах. Там соль не горькая.

А знаешь, сколько в каждом из нас соли? У взрослого человека в крови, в мускулах и в костях больше полкилограмма соли. И нужно все время пополнять ее запас едой. А то, например, когда ты плачешь или в жару потеешь, вместе с водой выделяется и соль.

А ты, наверно, и не подумал, что слезы соленые просто потому, что в них есть соль!

А. Ивич

Всесоюзная солонка

Солнечный летний день. Колеса товарного поезда громыхают на стыках. Куда ни глянешь, всюду простирается белая, словно занесенная сверкающим на солнце снегом, равнина.

Вы, ребята, наверно, удивитесь, если узнаете, что поезд этот идет по озеру. Это озеро Баскунчак. Оно находится у нас в Заволжье. Озеро наполнено солью. Только весной и осенью после дождей и таяния снега оно покрывается соляным раствором — рапой.

Соляные богатства Баскунчака неисчерпаемы. Когда стали бурить скважину, чтобы узнать толщину соляного слоя, сверло прошло более трехсот пятидесяти метров, а соль все еще не кончилась. Только она стала такой твердой, что пришлось прекратить бурение, чтобы не сломать сверло.

До революции соль добывалась здесь вручную. Соляники, стоя по пояс в рапе, железными ломами разбивали соляной пласт, деревянными чекмарями дробили большие глыбы и грузили соль на повозки, запряженные верблюдами. Это был каторжный труд. Соль разъедала кожу, все тело покрывалось незаживающими язвами. Поэтому и называли в народе Баскунчак «озером слез».

Эти времена давно прошли. Теперь на промысле работают сложные машины — соляные комбайны.

Комбайн медленно движется по рельсам. Соль, разрыхленная огромными вращающимися фрезами, всасывается через широкую трубу в комбайн. Здесь она отделяется от рапы, промывается и грузится в вагоны. Пройдет солекомбайн полтора километра, снимет слой соли толщиной в метр, повернет обратно и снова снимет такой же слой. Так и ходит взад-вперед, пока не выберет соль на глубину шести — восьми метров. А потом вместе с железнодорожной линией передвинется на метр в сторону и снова начинает ходить взад-вперед по рельсам.

Так теперь добывают соль.

Сто тонн соли в час добывает солекомбайн, и всего только четыре человека обслуживают его. А раньше такую работу могли бы выполнить сто двадцать рабочих-ломовиков, шестьдесят грузчиков и двести верблюдов.

Б. Торохов

Волшебный камень

Мы шли из села Воскресенского на озеро Аракуль. Позади остались добрых тридцать километров пути, но Аракуля все еще не было.

Скоро на нашем пути встали горы. Поднявшись на одну из вершин, полюбовавшись чудесным видом пестрых вершин Уральского хребта и озер Зауралья, мы стали спускаться по крутому склону и наткнулись на россыпь кусков слюды черного цвета. Немного подальше вместо россыпи стали попадаться огромные черные глыбы необыкновенной слюды.

Мы устали. Где это Аракуль и что за горы, в которые мы попали? Да не все ли равно! Теперь нам хотелось только отдохнуть и покушать.

Солнце уже было над горизонтом, и дневная жара спала. Решили развести костер. Пошарив на всякий случай еще раз по карманам, мы не нашли ни куска хлеба. А есть хотелось. Разговор не получался.

Мой товарищ Шурик схватил с досады маленький кусочек той самой слюды, что мы видели, спускаясь с горы, и бросил в костер.

— Чудно! Какая-то черная слюда, — равнодушно сказал он.

Слюда шлепнулась в середину огнища, подняв искры.

— Я скоро буду грызть ботинки, — опять проговорил Шурик.

— Зажарь на костре — вкуснее будут, — попробовал пошутить я.

Но тут я взглянул на огонь, и слова застряли у меня в горле. Маленький кусочек слюды ожил, зашевелился и стал медленно увеличиваться.

— Что за штука! — закричал я. — Почему он дышит?

Шурик взглянул на костер, и я увидел, что глаза его стали тоже расширяться.

Черная слюда продолжала раздуваться.

Тут мы, словно сговорившись, враз начали отступление от костра. Конечно, это слюда, она не взорвется, но кто ее знает…

Отползли. Сидим за камнями, наблюдаем.

Кусок слюды продолжал шириться и раздуваться, вытесняя из костра головни и угли.

— Как на хорошей опаре!

— И когда его разорвет? — отозвался Шурик. — Смотри, как раздуло.

— Раз в десять увеличился. Ну и камень!

Спустя некоторое время мы осмелели. Страх прошел. Да и кусок больше не увеличивался.

Вытащили его из костра. Огромный камень оказался легким, как перо. Из черной слюда стала ярко-золотистой.

— Вот штука!

— С чего бы это она?

— Давай еще попробуем!

Мы бросили в костер еще несколько кусков. Результат тот же: камни растут, как на дрожжах.

Сбегали вверх, скатили большую глыбу и поместили ее на костер. Вскоре глыба стала большущей, как дом.

Налюбовавшись необыкновенным зрелищем, мы принялись исследовать, где и в каком количестве залегает волшебная слюда. Оказалось, что такой слюды здесь очень много, залегает она под тонким слоем земли, а местами выходит на поверхность.

Уже потом мы узнали, что горы, где мы плутали, входят в хребет Вишневых гор, а черная слюда, которая так хорошо и необычайно жарилась на костре, называется вермикулитом. Из этой слюды делают «золотые» и «серебряные» порошки, которыми украшают елочные игрушки. Из нее же делают и электроизоляционные плиты.

Горный лен

В одном городе в театре возник пожар. На сцене загорелись декорации.

— Пожар! — пронеслось по зрительному залу.

Закрыли занавес. Со всех сторон языки огня лизали его, пытаясь пробраться в зрительный зал. Но занавес не поддавался и преграждал дорогу огню.

Приехали пожарные. Они бесстрашно бросились в огонь. Вот-вот, казалось, воспламенится их одежда. Но нет, она не только не вспыхнула, но даже не почернела, и в бессилии лизали ее огненные языки.

Вы уже, наверно, догадались, что и занавес и костюмы пожарных не загорались потому, что были сделаны из асбеста.

А что такое асбест, вы знаете?

Асбест — греческое слово, по-русски означает «несгораемый». Это волокнистый минерал белого, желтого или зеленого цвета.

Кроме «несгораемости», у асбеста немало и других чудесных свойств. Он исключительно прочен, плохо проводит тепло, противостоит действию не только огня, но и кислот, щелочей.

Где только не применяется асбест!

На паровозостроительных заводах из асбеста делают прокладки для котлов. В электропромышленности асбест употребляется при изготовлении распределительных щитов. В химической промышленности асбест как кислотоупорный материал применяется для фильтрования кислот.

Из асбеста делают тормозные ленты для автомобилей.

Особенно широко используется «горный лен», как еще называют асбест, в строительной промышленности. Из него делают водопроводные трубы, кровельную черепицу, штукатурку для стен и многое другое.

Лучший в мире асбест добывают у нас, на Урале, около Свердловска. За годы первых пятилеток здесь вырос большой город, который называется Асбест.

Моя коллекция камней

Я начал собирать камни, когда мне было шесть лет. Каждый год наша семья уезжала на лето в Крым. Серо-зеленые скалы поднимались над Симферопольским шоссе вблизи дома, в котором мы жили. К этим скалам почти ежедневно уходила наша небольшая группа охотников за камнями. Сколько интересного мы находили там! Кто карабкается по уступам громадных камней, кто отважно ползет по крутым скатам. Я тоже лезу на скалу. В расселине камня замечаю прозрачную, чистую, как вода, жилку. От восторга я кричу друзьям:

— Ура! Горный хрусталь!

Все бегут ко мне, а я с трудом выковыриваю красивый камень перочинным ножом. Горный хрусталь твердый и неподатливый — не скоро с ним справишься.

— Саша, дай я, — предлагают товарищи свои услуги.

И я вижу, что они как зачарованные смотрят на прозрачные, точно отшлифованные кристаллы горного хрусталя, нашего «драгоценного камня».

Добыча бережно завертывается в вату, и вся группа, радостная и возбужденная, бежит домой. Там мы раскладываем перед взрослыми свои богатства.

— Мама, смотри, сколько мы насобирали красивых гальянчиков! — говорю я.

— Не может быть, чтобы в горах были такие отшлифованные камешки! Они сделаны людьми, — не верила она.

— Нет, нет! — убеждал я взрослых. — Эти хрусталики мы нашли в камнях. Пойдемте завтра, и вы увидите их сами.

В другой раз мы отправились «исследовать» чердак старого помещичьего дома. Кто-то из ребят сказал, что там клад и, наверно, заколдованный. Таинственно и загадочно было на чердаке. Большие радужные тенета, развешанные пауками, тянулись между стропилами. Из-под наших ног вырвался голубь. Шум его крыльев так перепугал нас, что мы стояли, не говоря ни слова.

— Вот он, клад! — восторженно закричали мы сразу и бросились к большому ящику, покрытому пушистым слоем пыли.

Да, это был настоящий клад — большая коллекция камней! Мы снесли ее вниз, вымыли, вычистили и с гордостью присоединили к нашим хрусталикам. Мы заметили в этой коллекции несколько совсем простых, грубых камней, таких, каких было много всюду вокруг. Раньше мы их не собирали и даже совсем не интересовались ими. Это были такие простые камни — не то что наши кристаллы хрусталя! Но на этих простых кусках камня были наклеены какие-то небольшие номерки, а на листочке при коллекции были написаны названия. Я помню, как это нас поразило: даже простые камни имеют, оказывается, свое имя!

Коллекция камней.

Так мало-помалу стала у нас собираться коллекция минералов. Обзавелись мы скоро и книжками о камнях. Позднее мои товарищи увлеклись другим, и я сделался единственным собственником целой коллекции. А коллекция с каждым годом росла и росла. Я всех знакомых просил привозить камни из разных краев и с завистью смотрел на красивые камни, которые лежали на полке или на письменном столе у знакомых, и часто-часто нескромно выпрашивал их себе.

Прошло много лет. Прошли годы средней школы, университета. Коллекция выросла во много тысяч образцов, из детской забавы она сделалась научным занятием, а интересы мальчика-коллекционера сменились интересами научной работы.

А. Ферсман

Необычайные явления природы

Необычайные явления природы

Много необыкновенного, удивительного, а порой и загадочного происходит в природе, окружающей нас. Много удивительного и в таких, казалось бы, обычных и известных явлениях природы, которые совершаются вокруг нас ежедневно и к которым мы так привыкли, что порой не замечаем их.

Если хорошенько вдуматься, все явления природы необычайны. Разве не удивительно, например, что каждые сутки в определенное время день сменяется ночью, что вслед за холодной зимой приходит жаркое лето?

Любознательному, пытливому уму человека интересно все, что нас окружает.

В этой книге мы рассказали вам о некоторых явлениях природы, окружающей нас. Вы уже побывали и в холодной тундре, и в дремучей тайге, и в жаркой пустыне; узнали, как человек завоевал и покорил зеленый мир растений, как обзавелся верными помощниками — домашними животными, как заставил работать на себя буйный ветер и могучие реки, научился предсказывать погоду, проник в глубину земли и поставил себе на службу ее неисчислимые богатства.

В последнем разделе нашей книги мы расскажем вам о некоторых действительно необычайных или редких явлениях природы, еще не покоренной до конца человеком.

Нет сомнения, что и эти грозные и, казалось бы, непобедимые силы природы скоро будут подчинены человеку, его светлому разуму, его упорному, терпеливому и вдохновенному созидательному труду.

Город под пеплом

На материке Европы есть только один вулкан — Везувий. Он находится на берегу Средиземного моря. Залив, на берегу которого он стоит, очень красив и почти всегда залит солнцем. В синее сверкающее море вкраплены зеленые острова. Берег густо усеян деревнями и дачами, утопающими в рощах и виноградниках. В глубине залива раскинулся большой город Неаполь.

Около двухсот лет назад один крестьянин рыл колодец недалеко от Неаполя. Земля была твердая, приходилось ее откалывать ломом. Но вдруг попался такой кусок, который даже лом не брал. Окопав его вокруг, крестьянин с изумлением увидел, что это была каменная статуя. Дальше в колодце найдена была бронзовая посуда и другие старинные вещи.

Ученые заинтересовались находкой и стали рыть землю в соседних местах. Постепенно они откопали целый город с улицами, площадями, домами, храмами, рынками и крепостной стеной. Это была Помпея — город древних римлян, засыпанный пеплом при извержении Везувия в 79 году нашей эры.

Ученым на редкость повезло: под пеплом сохранился город в таком виде, в каком почти две тысячи лет назад застигла его внезапная гибель. Дома мало пострадали, только верхние этажи их обрушились. В некоторых уцелели даже столы, накрытые для еды. На них нашли окаменевшие древнеримские кушанья и в кувшинах — окаменевшее вино.

Перед 79 годом Везувий представлял собой гору, густо поросшую лесами и лугами. На вершине его был кратер — большое углубление в форме чаши.

В кратере паслись стада и стояли хижины пастухов. Во время восстания рабов под предводительством Спартака кратер служил для них убежищем. Везувий молчал с незапамятных времен, и никто не подозревал, что это вулкан.

В 79 году он проснулся. Над солнечным, жизнерадостным заливом разразилась ужасная катастрофа. Ее описал римский поэт Плиний Младший:

«Дома сильно покачнулись от подземного толчки. Мы в испуге решили искать безопасности где-нибудь за городом.

Дорога шла вдоль моря. Мы заметили, что море отступило от берегов и дно его обнажилось. Над ним висела черная туча, прорезаемая молниями. За нею было видно громадное зарево.

Вскоре туча начала опускаться. Пошел густой дождь из пепла. Дым гнался за нами по пятам, и страшно теснила толпа.

Чтобы не быть раздавленным, я решил свернуть в сторону. Но было уже поздно. Наступила такая тьма, какая бывает только в наглухо закрытой комнате при потушенной лампе. Кругом раздавались крики, плач детей.

Пепел падал так густо, что если бы мы не отряхивались беспрестанно, то были бы погребены под ним. Вдруг стало светлее. Но это был не дневной свет, а зарево огненного потока. К счастью, поток не дошел до нас».

Плиний находился не очень близко к вулкану — на противоположном берегу залива — и потому спасся. А в городах Геркулануме и Помпее, у самых склонов Везувия, пепел падал в раскаленном состоянии, и в темноте шел дождь из камней.

Оба города были засыпаны пеплом и залиты потоками грязи.

Теперь ученые знают, что причиной извержений является магма — масса расплавленного камня, скрытая под твердой оболочкой земного шара — земной корой. В магме содержится много газов. Иногда она вскипает, как каша, убегающая из кастрюли. При этом она со страшной силой давит на земную кору, стараясь ее прорвать. Если ей это удается, происходит извержение.

Магма, вылившаяся на поверхность, называется лавой. Она вытекает через проделанное ею отверстие — жерло вулкана. В том месте, где жерло выходит наружу, образуется углубление — кратер, который чаще всего имеет форму воронки. Встречаются также кратеры с плоским дном, наподобие чаши или сковороды.

У нас в Советском Союзе тоже есть вулканы. Они собрались тесной семьей на полуострове Камчатка — одном из самых чудесных уголков нашей страны.

Камчатские вулканы, или, как называют их местные жители, сопки, очень высоки. Их снежные шапки вытянулись длинной цепью вдоль морского берега. Между ними зеленеют дремучие хвойные леса и сверкают голубые озера.

Главный город Камчатки — Петропавловск — стоит на берегу Авачинской бухты. Эта бухта тоже была когда-то кратером. Море прорвало его стенку с одной стороны и ворвалось внутрь. Грозный огненный котел, кипевший лавой, выбрасывавший камни и пепел, стал тихим заливом, в котором корабли находят убежище от бурь.

Недалеко от Петропавловска возвышается Авачинская сопка. В старину она была громадным — возможно, самым большим в мире вулканом. В 1827 году произошло сильное извержение. О нем губернатор Камчатки записал в дневнике: «12 июня слышен был шум, подобный грому, и вскоре за тем распространился невыносимый серный запах, откуда я заключил, что Авачинская сопка лопнула».

Губернатор, наверно, никогда не решался осмотреть сопку вблизи и потому представлял ее себе в виде пузыря, надутого серным дымом.

Четверть века спустя царское правительство поручило ученому Дитмару исследовать Камчатку. Для этой большой работы ему не дали ни денег, ни людей, самого же его назначили «чиновником особых поручений по горной части» при морском офицере, управлявшем в то время полуостровом.

К счастью, офицер не мешал ученому работать, и тот за пять лет совершил немало смелых путешествий.

Однажды он встретил старого охотника-камчадала, который наблюдал вблизи знаменитое извержение Авачинской сопки. Охотник описал его гораздо лучше губернатора:

«Солнце затмилось, выпал дождь из пепла, огненные столбы поднялись к небу, и излились потоки лавы. Сопка провалилась при страшном треске и землетрясении».

Дитмар пытался взойти на Авачу. Но никто с ним не пошел, а одному это было не под силу. Несмотря на то что после провала сопка стала гораздо ниже, он достиг лишь двух третей ее высоты.

После революции на Камчатку приехало много энергичных людей, которые принялись изучать ее природу и богатства. Не забыли они и про вулканы. Уже в 1923 году группа смельчаков совершила восхождение на Авачинскую сопку. Сначала им пришлось идти по руслу «сухой реки». Во время последнего извержения потоки лавы мгновенно растопили вековые снега и ледники, покрывавшие склоны сопки. Громадная масса воды ринулась в долину. От захваченного пепла поток был густ, как каша. Он проложил себе дорогу шириной в полтора километра, уничтожив весь лес на этом пространстве. Когда кончилось извержение, в тайге осталась широкая полоса, лишенная леса, заваленная грудами грязи и камней. Ее-то и называют «сухой рекой».

Путешественники заночевали на краю леса. В течение следующего дня они поднимались по ледникам, любуясь причудливыми ярко-красными узорами лавы, застывшей среди льда. Узоры эти напоминали фигуры из расплавленного олова, вылитого в воду.

Дальше пришлось карабкаться по склонам, засыпанным кругляками. Кругляки эти тоже были выброшены вулканом. Они представляли собой шарики из стекла и шлака — черные, серые, белые, розовые, величиной от ореха до арбуза. Лезть по ним было опасно и невероятно трудно. Ноги вязли выше колен, и при каждом шаге целые лавины шаров со звоном катились вниз, увлекая за собой путников и грозя их засыпать. По десять раз взбирались смельчаки на один и тот же уступ и вновь съезжали.

В полдень достигли края кратера. Земля под ногами стала теплой. Кругом дымились десятки фумаролл — маленьких отверстий, постоянно выпускающих газ и пар. Казалось, что сопка внутри горит, а дым через щели выходит наружу.

Фумароллы.

Спустились в кратер, глубина которого достигает ста метров.

Здесь почва была так горяча, что жгла ноги через подошвы сапог. Брошенная на землю бумага мгновенно обугливалась.

Из главной фумароллы, окруженной пестрыми столбами застывшей лавы, со свистом и грохотом вырывались струи желто-зеленого удушливого газа. В склонах зияли бездонные трещины. По земле пробегали синие огоньки. То там, то здесь вспыхивали пласты серы, окаймлявшие трещины.

Внезапно налетел сильный ветер. Воронка стала наполняться удушливыми газами. Путешественники едва успели выкарабкаться из кратера.


На Камчатке и в других вулканических странах встречаются грязевые вулканы. Это по большей части маленькие, безобидные кучи из глины, которые как бы подражают настоящим вулканам. В кратере величиной с печной горшок вечно кипит жидкая грязь. Над ней поднимается струя пара. Временами грязь извергается и, подобно лаве, стекает по бокам кучи. Словом, это модели вулканов, сделанные самой природой.

Грязевые вулканы редко причиняют вред. Иногда люди даже извлекают из них пользу, собирая корки серы, отлагающиеся вокруг отверстий вулканчиков.

Впрочем, люди научились извлекать пользу даже из грозных сил настоящих вулканов — правда, в дни их покоя. По краям фумаролл и трещин ядовитые газы отлагают немало ценных продуктов. Кроме серы, здесь добывают борную кислоту, нашатырь и другие вещества.

Пепел Везувия плодороден. Он дает прекрасное удобрение окрестным полям и садам.

Сила извержений громадна. Подсчитано, что пар, вырвавшийся из Этны (вулкан на итальянском острове Сицилия) при одном только извержении, мог бы в течение трех лет вращать машины всех электрических станций Италии.

Люди еще не нашли способа обуздать и подчинить себе эту буйную силу, но первые попытки уже делаются.

На острове Исландия пар вулканов нагревает подземные воды, которые выходят на поверхность горячими ключами. Исландцы собираются отвести эти ключи по трубам в города и заставить вулканические силы снабжать их кипятком для варки пищи и стирки белья.

Д. Арманд

Землетрясения

Землетрясения страшнее вулканов. Вулкан стоит на определенном месте и обычно предупреждает о приближении беды фонтанами пара или оглушительным грохотом. Землетрясение всегда неожиданно. Поэтому во время землетрясения часто гибнет больше людей, чем во время извержений. Особенно много народу погибает в тех случаях, когда землетрясение происходит под большим городом.

Остров Сицилия на Средиземном море отделен от Италии узким проливом. На его берегу стоит город Мессина. В 1908 году он был разрушен страшным землетрясением. В то время в Италии жил Алексей Максимович Горький. Он всегда горячо откликался на людские страдания. И в этот раз он написал книгу о мессинском землетрясении, а деньги, полученные за нее, отдал в пользу пострадавших. Вот что произошло в Мессине, по рассказам Горького.

Всю ночь перед катастрофой выл ветер, море яростно бросало на берега высокие волны; спасаясь от холода, жители Мессины закрывали окна и двери. Они спали крепким предутренним сном.

В 5 часов 20 минут земля вздрогнула; первый толчок длился почти десять секунд; треск и скрип оконных рам, звон стекол, грохот падающих лестниц разбудил спящих; люди вскочили, ощущая всем телом эти подземные толчки, от которых теряешь сознание, наполняясь диким страхом.

Они метались по комнатам, желая зажечь огонь и собирая детей и женщин, а вокруг качались стены, падали полки, картины, зеркала, изгибался пол, опрокидывались шкафы — все угрожало смертью. Как бумажный, разрывался потолок, сыпалась штукатурка, всюду треск дерева, плач детей, вопли страха, стоны боли, — люди бегали во тьме, толкая друг друга и не находя выхода из этой бури.

Перекошенные двери невозможно было открыть. Когда люди вырывались в коридоры, их встречала туча извести и ослепляла. В темноте все качалось, падало, проваливаясь в какие-то вдруг открывшиеся пропасти. Обезумевшие люди, хватая на руки детей, с криком бросались вниз, ломали себе кости, ползали по грудам обломков, поливая кровью камни и мусор.

Земля гудела, стонала, горбилась под ногами и волновалась, образуя глубокие трещины, как будто в глубине проснулся и ворочается огромный червь.

Лопнули трубы водопровода, из трещин земли вырвались фонтаны, шипя и обрызгивая раздетых людей холодной водой.

Кто имел силы устоять на ногах или ползти, двигались дальше, на берег моря, на площади города, путаясь в проволоках телефона. А в грудах мусора уже сверкали тонкие желтые языки огня — это загорелось сухое дерево балок, потолки, мебель, двери. Дым был густ и éдок. Вот снова взрыв, над землею вспыхнул столб пламени — взорвался газ, и еще не упавшие дома медленно рассыпались от сотрясения воздуха.

На площадях жались группы людей — изувеченные, дрожащие, почти голые. У многих все близкие погибли…

В этот час в море поднялась волна неизмеримой высоты, закрыла грудью половину неба и, качая белым хребтом, переломилась, упала на берег и страшной тяжестью своей покрыла трупы, здания, обломки, раздавила, задушила живых и, не удержавшись на берегу, хлынула назад, увлекая все схваченное.

Мессина и множество окрестных городов и деревень были разрушены до основания. В течение нескольких минут погибло около ста тысяч человек. Улицы Мессины потрескались. По земле пробежали волны. Они согнули в складки громадные плиты лавы, которыми была вымощена мостовая.

Первыми на помощь Мессине прибыли русские военные корабли, которые плавали неподалеку. Матросы с жаром принялись за спасение несчастных людей. Итальянцы поражались их смелости и ловкости, встречали с восторгом и называли своими спасителями. Вот один из их подвигов:

«На остатке балкона, зацепившись рубашонкой за решетку, висит девочка. Половина ее тела на обломках, а голова и грудь в воздухе. Девочка молчит и смотрит вниз. Снять ее почти невозможно: обломок стены едва держится, достаточно толчка лестницы, приставленной к ней, — и стена упадет и ребенок погибнет.

Матросы действуют, точно акробаты: они ставят лестницу, не касаясь ею стен, на вершину ее влезают двое, один садится верхом на другого, вытягивает свое тело и снимает девочку. Это было сделано так ловко, что среди стонов боли раздался неудержимый крик победы и радости».

Русские матросы спасают жителей Мессины.

Отчего же происходят землетрясения? Откуда берется сила, которая мнет камни, разрывает землю, подбрасывает дома? Ведь не червяк же, в самом деле, ворочается под землей?

Еще в 1563 году на эти вопросы почти правильно ответил французский гончар Палисси. Он столько времени искал в земле лучшую глину для изготовления посуды, что стал одним из самых знающих геологов своего века.

«Огонь все время поддерживается под землей, — писал Палисси. — Иногда камни и металлы, лежащие в основании горы, сгорают. Такая гора наклоняется и оседает. Бывает и так, что горы возникают и растут благодаря увеличению камней, из которых они состоят».

Мы знаем, что не огонь, а магма омывает изнутри земную кору. Она не сжигает, а расплавляет камни. Но все равно земная кора может от этого осесть, прогнуться.

Труднее понять, как это камни могут увеличиваться, расти. Дело в том, что камни состоят из кристаллов — угловатых кусочков с гладкими плоскими сторонами. Среди самых обычных веществ, известных всякому, можно найти немало кристаллов. Из них состоят: кухонная соль, медный купорос, борная кислота, наконец, снег. В камнях редко можно разглядеть кристаллы простым глазом — они слишком мелки, но в микроскоп они видны ясно.

В земле кристаллы страшно сжаты и придавлены верхними слоями. Но когда сила давления или температура меняются или вода проникает в глубокие слои земли, с кристаллами начинают совершаться чудесные изменения. Они меняют свою форму, цвет, расположение. При этом их объем может увеличиться. Тогда они с невероятной силой выпирают лежащие выше пласты и могут даже приподнять горы, возвышающиеся над ними.

Трещины в земле после землетрясения.

Лист железа можно согнуть вдвое, но если попробовать гнуть стекло, то оно лопнет. Земная кора в некоторых местах гибка, как железный лист; под давлением подземных сил она гнется медленно и постепенно. Но зато в других местах она хрупка, как стекло, и, не выдержав давления, лопается.

Вот эти-то разрывы земной коры и вызывают землетрясения. На поверхности земли, как на разбитом стекле, появляются трещины. Иногда они тянутся на десятки километров и бывают так широки, что поглощают людей, скот и целые дома.

Раньше думали, что землетрясения случаются в определенное время года или через равные промежутки времени. Пробовали найти связь между ними и положением луны на небе или появлением пятен на солнце. Но из этого ничего не вышло. Зато удалось подметить, что землетрясения часто происходят после резких изменений погоды, например после грозы или урагана. Возможно, что со временем ученые, умеющие предсказывать погоду, смогут предсказывать и землетрясения.

Кроме изгибов и изломов земной коры, небольшие землетрясения могут быть вызваны извержениями вулканов и обвалами в подземных пещерах.

Д. Арманд

Шаровая молния

Я сидел на большой базальтовой глыбе в лесу около моря.

Было уже поздно. Взошла луна. Кругом было тихо. Ни малейшего движения в воздухе, ни единого облачка на небе. Листва на деревьях, мох на ветвях старых елей, сухая трава и паутина, унизанная каплями вечерней росы, — все было так неподвижно, как в сказке о спящей царевне.

Еще не успевшая остыть от дневного зноя земля излучала тепло, и от этого было немного душно. Я вдыхал теплый ночной воздух, напоенный ароматом смолистых хвойных деревьев. Какой-то жук с размаху больно ударил меня в лицо и упал на землю. Слышно было, как он шевелится в траве, стараясь выбраться на чистое место. Это ему удалось. Он с гудением поднялся на воздух и полетел куда-то в сторону. Я встал и пошел своей дорогой.

Скоро сплошной лес кончился, и я вышел на пригорок. Передо мной расстилался широкий и пологий скат, покрытый редколесьем, кустарниками и высокой травой.

Я увидел впереди себя какой-то странный свет. Кто-то шел с фонарем мне навстречу. «Вот чудак, — подумал я, — в такую светлую ночь идет с огнем». Через несколько шагов я увидел, что фонарь был круглый и матовый. «Вот диво, — снова подумал я, — кому это могло взбрести в голову при свете луны путешествовать по тайге с бумажным фонарем?» В это время я заметил, что фонарь светится довольно высоко над землей, значительно выше человеческого роста. «Еще недоставало, — сказал я почти вслух. — Кто-то несет фонарь на палке».

Странный свет приближался. Так как местность была неровная и тропа то поднималась немного, то опускалась в выбоину, — фонарь, согласуясь с движениями таинственного пешехода, тоже то принижался к земле, то поднимался кверху. Я остановился и начал прислушиваться.

Но тишина была полная: ни шума шагов, ни покашливания — ничего не было слышно. Я умышленно громко кашлянул, стал напевать какую-то мелодию, снова прислушался. Тишина… Тогда я громко спросил, кто идет. Мне никто не ответил. И вдруг я увидел, что фонарь движется не по тропе, а в стороне, влево от меня, над кустарниковой зарослью.

Это был какой-то светящийся шар величиной в два кулака, матового белого цвета. Он медленно плыл по воздуху, то опускаясь там, где были на земле углубления и растительность была ниже, то подымаясь кверху там, где повышалась почва и выше росли кустарники. Однако было заметно, что шар всячески избегает соприкосновения с ветвями деревьев, с травой и старательно обходит каждый сучок, каждую веточку и былинку. Мне сделалось страшно. Я не мог понять, что это такое.

Светящийся шар медленно плыл по воздуху…

Когда светящийся шар поравнялся со мной и был от меня шагах в десяти, не более, я мог хорошо его рассмотреть. Раза два его внешняя оболочка как бы лопалась, и тогда внутри него становился виден яркий бело-синий свет. Листки, трава и ветви деревьев, мимо которых близко проходил шар, тускло освещались его бледным светом и шевелились. От шара тянулся тонкий, как нить, огненный хвостик, который по временам в разных местах давал мельчайшие вспышки.

Я понял наконец, что передо мной шаровая молния. Должно быть, каждая из травинок была заряжена тем же электричеством, что и шар. Вот почему он избегал с ними соприкасаться. Я хотел было стрелять в него, но побоялся.

Выстрел, несомненно, всколыхнул бы воздух, который увлек бы за собой шаровую молнию. От соприкосновения с каким-либо предметом она могла беззвучно исчезнуть, но могла и разорваться. Я стоял как прикованный и не смел шевельнуться. Светящийся шар неуклонно двигался все в одном направлении. Он наискось пересек мою тропу и стал взбираться на пригорок. По пути он поднялся довольно высоко и прошел над кустом, потом стал спускаться к земле и затем скрылся за возвышенностью.

Странное чувство овладело мною: мне было и страшно и любопытно. Я быстро пошел назад, взбежал на пригорок. Шаровая молния пропала. Долго я искал ее глазами и нигде не мог найти. Она словно в воду канула.

B. Арсеньев

Что такое шаровая молния

Шаровая молния, которую наблюдал известным русский путешественник, ученый и писатель В. Арсеньев, — редкое и опасное явление природы. Ослепительно сверкающий шар, размером до одного метра, появляется всегда неожиданно.

Возникает шаровая молния во время гроз или после них, иногда выплывая из-за туч, иногда появляясь у самой земли — в тех местах, где только что прошел разряд обычной (линейной) молнии. Светящийся шар носится в воздухе несколько секунд или даже минут и затем исчезает с тихим треском или с оглушительным грохотом. Попадая на какие-нибудь предметы, шаровая молния воспламеняет и разрушает их. Известны случаи, когда такая молния разрушила печную трубу в доме, разбросала бревна сарая, вырыла яму в булыжной мостовой и т. п. Прикосновение шаровой молнии смертельно опасно для живых существ.

При медленном охлаждении шар взрывается с грохотом, а при быстром — гаснет с шипеньем.

Ученые предполагают, что шаровая молния — это малоизвестное особое соединение азота с кислородом. Подобные химические соединения возникают при очень высокой температуре в канале линейной молнии. Соединения двух газов собираются в шар и передвигаются в воздухе по воле ветра. Однако шаровая молния может возникнуть вне зависимости от обыкновенной. Арсеньев в своем рассказе описал именно такой случай.

Изучать шаровую молнию в природных условиях очень трудно, так как появляется она весьма редко и всякий раз на новом месте. Можно надеяться, что в ближайшем будущем ученым удастся получить шаровую молнию искусственным путем в лаборатории и раскрыть ее тайны.

Гейзеры

Интересный вид горячих источников представляют собой гейзеры, которые периодически выбрасывают воду в виде фонтана.

Впервые встречены были гейзеры в Исландии. Мрачен и угрюм этот остров, одиноко брошенный на границе Атлантического и Северного Ледовитого океанов. Это огромная черная скала, одетая ослепительно белым ледяно-снежным покровом, из-под которого тут и там выглядывают массы черного камня. Небо покрыто темными облаками. С острова веет холодом. Острые вершины обледенелых гор поднимаются к серому стальному небу и теряются там в темной глубине тумана. Вся Исландия — один огромный вулкан, в незапамятные времена выдвинувшийся из недр океана и покрытый множеством трещин и вулканических конусов. На склонах и вершинах их постоянно дымятся кратеры, по временам из недр земли доносятся свист и шипенье.

Ниже, у подошвы этих гор, лежат горячие болота; черно-синяя масса их постоянно кипит, от времени до времени поднимается большими пузырями и, лопаясь, брызжет на пять — шесть метров в высоту.

Рядом с ними ползут ледники. Тут и там спускаются они своими рукавами в прохладные озера и образуют здесь живописные стены и арки, по которым вода стекает шумными водопадами.

У края огромной ледяной пустыни на высоте сорока метров над уровнем моря раскинулась долина, где находится знаменитая группа гейзеров. Уже издали путешественник видит поднимающиеся тут и там белые пары и мощные клубы как бы дыма, стремящегося вверх. Скоро перед ним развертывается картина Большого гейзера.

Вы видите перед собой серовато-пепельный конус. На вершине его — плоская котловина диаметром около семнадцати метров, наполненная чистой и прозрачной водой. В центре ее располагается канал, уходящий в недра земли.

Горячая вода, заполняющая котловину, сначала совершенно спокойна. Избыток ее стекает по склонам тремя серебристыми ручейками. Но вот раздается подземный шум, точно грохот начинающегося извержения. Прогремит и перестанет… Затем повторяется опять — сильнее и сильнее. Вода в котловине вспучивается, появляются пузыри газов, лопаются, и вода взлетает на несколько метров вверх. Затем все стихает: густой белый пар окутывает и конус и котловину. Проходит час, иногда двадцать минут, и явление повторяется в том же виде.

Вдруг все меняется: из глубины раздается страшный грохот, вода в котловине кружится, как в вихре, в середине появляется огромный пузырь пара. Еще несколько мгновений — и из недр земли вылетает величественная водяная струя. Она поднимается до двадцати пяти метров вверх и рассыпается ослепительной белой пылью. Водяные брызги еще не успеют достигнуть земли, а между тем вырывается вторая струя, за нею — третья. С каждым разом вода поднимается все выше и выше. Волшебное зрелище! Водяные струи разлетаются во всех направлениях, разбрасываются в стороны, описывают дуги, несутся вверх, шипят и свистят, точно ракеты во время фейерверка. Кругом носятся огромные облака паров. В глубине раздается еще глухой удар, и в сопровождений массы камней вырывается последняя, самая мощная струя… Все смолкает…

Когда ветер разнесет густые пары, перед нами останется только кремнистый конус и на его вершине котловина, теперь уже лишенная воды. Посередине ее хорошо виден канал, спускающийся в глубину земли. В нем теперь стоит вода, как во всяком колодце, тихо и спокойно.

Пройдет час, опять послышится грохот, начнется клокотанье и шипенье воды, чтобы закончиться таким же величественным зрелищем.

Кругом Большого гейзера бьет еще более пятидесяти кипящих ключей, среди которых особенное внимание привлекает гейзер Строкр (по-русски — маслобойная кадка). Он постоянно кипит и клокочет, вследствие чего местные жители называют его также «котлом дьявола». По словам путешественников, можно всегда вызвать искусственное извержение этого гейзера, набросав в его канал камней и земли. Извержение начинается через несколько минут; при этом камни и земля снова выбрасываются на поверхность.

Воды гейзеров в изобилии содержат кремнекислоту, так как кипящая вода, протекая в глубине, растворяет ее на своем пути. Достигнув поверхности и охладившись здесь, она выделяет эту кремнекислоту, которая и образует туфы и натеки.

На далеком расстоянии от кипящих ключей вся поверхность покрыта такими кремнистыми натеками, да и сам конус любого гейзера состоит из них же. Все предметы, которые попадают в гейзер, быстро покрываются кремневою корой, потому-то здесь в изобилии находят окаменелые остатки растений. Нежнейшие нервы березовых и ивовых листьев, тончайшие бороздки на ветвях хвощей — все дает точнейшие отпечатки.


Гейзеры не составляют исключительной особенности Исландии. В 50-х годах прошлого столетия сделались известными замечательные горячие ключи и гейзеры Новой Зеландии.

Но особенно красивы гейзеры Иеллоустонского Национального парка в Соединенных Штатах Америки. В Национальном парке насчитывается около семи тысяч горячих ключей, и в их числе восемьдесят настоящих гейзеров.

Прежде всего привлекает внимание величественный гейзер «Превосходительный». Представьте себе озеро до шестидесяти метров в поперечнике. Крутые и обрывистые берега его нависли над поверхностью воды. Страшно заглянуть на дно этой черной пропасти: в ней вечно кипит, бурлит и клокочет темная вода. Над озером носятся легкие клубы пара. Вы любуетесь этой картиной, и вдруг раздается глухое, точно звериное рычанье. Вы смотрите в чудовищную пасть. Там вода поднимается блестящим конусом и тотчас рассыпается белыми клубами пара и серебристой пылью. Еще несколько секунд — и странное явление повторяется, но в более величественной форме. Наконец раздается оглушительный рев и все озеро разом превращается в исполинский столб воды, который вздымается по крайней мере на сто метров вверх! Облака пара взвиваются еще выше. Земля дрожит и колеблется под ногами. Сильные взрывы напоминают громовые раскаты. Вой, свист, визг, гул, вырывающиеся из пасти гейзера, сливаются в какую-то адскую музыку. Огромные камни вылетают из жерла с быстротой пушечных ядер. Столбы кипятка поднимаются один за другим вверх. Еще несколько минут — и величественный столб воды начинает медленно опускаться. Адский шум понемногу стихает, громовые раскаты становятся глуше, и вода, так же внезапно, как поднялась, скрывается в чудовищной пасти.

Озеро превратилось в столб воды.

Вы смотрите на дно озера: там нет и следов воды. Только белые облака в небе да глухой рокот в недрах земли служат несомненными доказательствами того, что извержение действительно происходило.

Второй замечательный гейзер Иеллоустонского парка — «Великан». Огромный притупленный конус его поднимается в виде трубы, северная стена которой разломана снизу доверху. Через каждые четыре дня «Великан» приходит в бурное состояние и выбрасывает на пятьдесят — шестьдесят метров вверх колоссальный водяной столб. После его извержения соседние ручьи и реки выходят из берегов и становятся вдвое шире.

Не менее замечательна «Великанша» — гейзер с конусом до сорока метров в окружности. Действует он обыкновенно в течение двенадцати — пятнадцати часов, выбрасывая воду на высоту до восьмидесяти метров, а затем недели на две успокаивается. Но в продолжение всего периода покоя из жерла его, не переставая, выходит клубами густой пар. Взрыв обыкновенно наступает внезапно, поэтому, приближаясь к «Великанше», необходимо быть всегда очень осторожным.

Весьма любопытны извержения «Улья». Это единственный гейзер, к которому можно безбоязненно подходить во время извержения. Он спокойно выбрасывает огромный, высокий и тонкий сноп воды, который поднимается на высоту шестидесяти метров и обратно в кратер гейзера почти не падает, так как вся вода рассыпается мелкой пылью и относится ветром далеко в стороны.

Удивительно своеобразны извержения «Часового», или «Старого служаки». С точностью хронометра, летом и зимой, днем и ночью, происходят его извержения, отделенные промежутками времени в пятьдесят — семьдесят минут.

Гейзеры, как и все в природе, имеют свое начало и конец. Всякий горячий источник, содержащий в растворе кремневую кислоту, может превратиться в гейзер. Вода, выходя из земли, откладывает вокруг отверстия в виде конуса кремнезем. Конус этот постепенно растет вверх, стенки его становятся толще, а в глубине остается узкий канал для воды. Когда он станет достаточно длинным, начинается действие гейзера. С течением времени канал постепенно расширяется, и так как большое количество воды прогревается медленнее, извержения гейзера становятся все реже и реже.

Большой исландский гейзер прежде действовал через 24–30 часов, потом периоды покоя между отдельными извержениями стали увеличиваться, и теперь он иногда бездействует по нескольку недель.

При дальнейшем расширении канала извержения гейзера совершенно прекращаются, и он снова обращается в обыкновенный горячий источник.

А. Нечаев

В Долине гейзеров

У берегов Камчатки

Шторм усиливается. «Кальмар» — парусно-моторная шхуна с большой устойчивостью, и все же нас так и бросает из стороны в сторону. Высокие волны с плеском и шипеньем лижут деревянные борта, холодными потоками перекатываются через палубу… К берегу не подойти. Капитан приказывает держать курс в открытый океан, и из наших глаз снова исчезают появившиеся было мутные очертания гористого берега Камчатки.

А к этому берегу устремлены сейчас все наши помыслы. Отсюда начнется наш поход в Долину гейзеров. Мы, четверо художников, совершили уже немалое путешествие. За нашими плечами лежит путь в двадцать тысяч километров. Мы пересекли Японское и Охотское моря, побывали на Чукотке. Всюду мы делали зарисовки, наблюдали природу и жизнь людей. Впечатлений у нас множество, но впереди еще самое интересное — гейзеры.

И вот мы совсем близко от цели, а она снова отдаляется от нас… Уже четвертые сутки, как мы вышли из Авачинской бухты, а шторм все не дает подойти к берегу…


Медвежьи следы

Наконец мы на камчатском берегу и любуемся строгой его красотой. Вдоль всего побережья протянулась горная гряда, высоко в небо уходят острые белые вершины… Камчатку недаром называют землей вулканов. Девятнадцать действующих вулканов на этом полуострове. В труднодоступных северо-западных отрогах одного из них, Кихпиныча, находится Долина гейзеров, куда нам надо пробраться…

Четыре дня мы провели в поселке рыболовецкого комбината — готовились к походу, договорились с проводником, достали лошадей. Сборы отнимали столько времени, что мы едва успевали рисовать. А все кругом так и просилось на полотно. В зелени буйной камчатской растительности уже проступали первые краски осени. Синели на кустах продолговатые, точно подернутые изморозью ягоды жимолости, огненные гроздья рябины тяжело свисали с ветвей. В лесу под деревьями пестрели коврики голубики, брусники, «шикши» — водяники… Но и лето еще не ушло: на лугах и в перелесках попадались кое-где удивительные по своей красоте темно-пурпуровые сараны — камчатские лилии, лиловые астры, орхидеи…

Камчатская лилия — сарана.

…Наконец лошади подкованы, все готово. Мы разделились на две группы. Серафим Фролов с проводником поедут на лошадях, а Юрий Фролов, Иван Рыбачук и я — морем на катере. Встреча назначена в устье реки Шумной, в которую впадает речка Гейзерная.

Мне хорошо памятно это ясное, прозрачное утро. На берегу, прощаясь, машут нам руками рыбаки, начальник погранотряда, ребята… Наш катер идет на значительном расстоянии от берега, но воздух так чист, что кажется, будто ослепительно белые конусы и пирамиды вулканов совсем рядом. Особенно красивы и величественны вулканы Кроноцкий и Карымский. Они точно вылиты из сверкающего льда.

С гор сбегает множество бурных речек. То тут, то там блещут на солнце брызги водопадов, сверкает снег на склонах, искрится океан… До чего красива Камчатка!

…Приближается место нашей высадки. Катеру к берегу не подойти, приходится плыть на лодке. Вокруг бушуют огромные валы. Внезапно нашу лодку возносит на гребень гигантской волны, другая волна откатывается назад, и мы повисаем над обнажившимся дном… Секунда — и нас стремительно несет вперед. Спрыгнув в воду, мы с трудом удерживаем лодку. К счастью, все обходится благополучно.

Тихий пустынный берег лежит перед нами. О полной его безлюдности говорит чистота песка и груды плавника, выбеленного солнцем. Никто, видимо, не прикасается к нему, хотя плавник — великолепное топливо. На песке вдоль линии прибоя проложены круглые следы. Вглядевшись, мы без труда убеждаемся, что это отпечатки медвежьих лап. Следы еще не успели просохнуть: как видно, совсем недавно по этому пустынному берегу прогуливался и, возможно, ловил лапой рыбу бурый камчатский медведь, лакомка и рыболов.


Мы — робинзоны

Раскинув палатку в пустынной долине реки Шумной, мы почувствовали себя робинзонами на необитаемом острове.

Солнце давно перевалило за полдень. Есть хотелось зверски. Но к чему тратить запасы, когда вокруг «естественные ресурсы» — пища, которую щедро предлагает нам камчатская природа?

Вода у берегов так и кишела рыбой. Летом, устремляясь в верховья реки, к местам метания икры, рыбы из породы лососевых некоторое время проводят в устье рек, привыкая к пресной воде… Рыбаки рассказывали нам, что рыбы иной раз бывает так много, что трудно грести: весла не погружаются в воду. Теперь мы убедились, что это правда.

Иван первый поймал горбушу прямо руками. Мне подумалось, что на перекате ловля будет еще удачнее. Я пошел вверх по течению и спустился к реке. Плавники горбуш торчали из воды. Казалось, просто протягивай руки и тащи. Однако и такой способ рыбной ловли, как видно, требует сноровки. Мне удалось поймать только двух рыб. Но я был доволен и с торжеством притащил их к костру.


В Долину гейзеров

Наутро мы пустились в путь, медленно забираясь все выше и выше. С трудом продирались мы сквозь сплошные заросли. Над нашими головами шелестела гигантская трава — шаломайник. Трава эта растет буквально не по дням, а по часам: десять сантиметров в сутки. Под ее широкими листьями может проехать всадник.

Мы нигде не обнаружили тропы, проложенной экспедицией, проходившей до нас к гейзерам… Пришлось пробиваться самим, то и дело пуская в ход топор.

К вечеру второго дня мы выбрались в зону высокогорной тундры. Заросли кончились. Еще несколько километров пути по ущельям, заваленным камнями, а местами прошлогодним слежавшимся снегом, — и мы у края обрыва.

Нашим взорам открылся огромный котлован с мрачными, почти отвесными стенами. Внизу плыли облака, а в просвете между ними вздымались клубы белого дыма. Мы догадались, что это струи пара, поднимающиеся из земли, — фумароллы. Вот она у наших ног, Долина гейзеров, к которой мы стремились!

Первый спуск — метров четыреста — мы взяли с хода. Лошадей пришлось развьючить, но они все-таки останавливались после каждого шага, в страхе косясь на обрыв. Мы вели лошадей под уздцы, тащили на себе груз и думали только об одном: неужели мы сегодня увидим гейзеры, которые до нас видели только двадцать человек?

Мы вели лошадей под уздцы.

Но спуск все же пришлось прервать: стемнело. К тому же начался дождь; он все усиливался и постепенно превратился в страшный ливень. Опечаленные, помрачневшие, мы разбили палатку…


На разведку

Наступило утро, дождь по-прежнему лил не переставая. Спускаться с лошадьми было невозможно, но не сидеть же в бездействии так близко от цели! И вот мы втроем решили отправиться вниз на разведку.

Осторожно спускались мы друг за другом по отвесным склонам… Шумел дождь, гудел ветер, но все эти звуки пересиливал странный гул; он слышался откуда-то снизу и походил на шум водопада… Держась за ветки кустарников, мы медленно подвигались вниз, мокрые до нитки.

— Поглядите! — вскрикнул идущий впереди.

Среди зелени мелькнуло красновато-желтое пятно. Это была голая земля, даже сейчас, во время проливного дождя, она казалась сухой и горячей. Из отверстия посередине с легким шипеньем валил пар. Пахло серой… Впервые мы увидели вблизи фумароллу. Значит, скоро будем около гейзеров!

Мы поспешили дальше и пересекли пологий склон, из почвы которого то тут, то там вздымались большие и малые струи пара. Запах серы становился все гуще. Земля под ногами буквально горела; подошвы жгло сквозь резиновые сапоги.

Подойдя к одной из небольших фумаролл, я осторожно протянул к ней руку, но на расстоянии не почувствовал тепла. Тогда я придвинул руку поближе: тотчас же кожа на кончиках пальцев побелела и сбежалась в складочки — земля обожгла меня своим горячим дыханием…

И вот перед нами Долина гейзеров, открытая в 1941 году геологом Устиновой.

Чудесное, фантастическое зрелище перед нами… В глубине мрачного ущелья с шумом бежит мутная река, а из каменистых склонов, шипя, клокоча, вырываются клубы пара и бьют фонтаны кипятка. Иные из них высотой с десятиэтажный дом; пар, окутывающий их, уходит высоко в небо… Вокруг мощных струй брызжут маленькие фонтанчики… Удивительно мгновение, когда гейзер начинает бить. За секунду перед тем мы видели блестящий, гладкий, как зеркало, бассейн. Но вот поверхность его начинает пузыриться, вода закипает, пар поднимается над ней… Внезапно раздается взрыв, и в небо с шипеньем и треском взлетает могучая струя!.. Представьте себе мрачную реку с зеленоватой водой, желтые, оранжевые, черные полосы на склонах долины и пар, пар, который, как дым в старинной битве, заволакивает все, — и вы получите некоторое представление о Долине гейзеров.

Долина гейзеров.

Трудно дышать, влажный воздух насыщен сероводородом. Возле самой реки валяются горячие камни. А какой шум! Шумит река, шипит пар, и все перекрывает подземный гул, будто мы попали в кузницу, где ни на минуту не прекращается таинственная, жаркая работа…

Впоследствии мы немного привыкли к этому зрелищу, к гулу и запаху серы… Но никогда не забыть мне первого грозного впечатления.


Мы достигли цели

В течение двух дней мы спускались к гейзерам, не перенося лагеря, и писали этюды под проливным дождем. В краски попадала вода, картонки размокали, работать было тяжело; к тому же в конце второго дня мокрыми хлопьями повалил снег.

Наконец засияло солнце, и мы смогли раскинуть палатку поблизости от Долины гейзеров.

Теперь мы ходили по долине без опаски. Мы убедились, что гейзеры извергаются через определенные промежутки времени — от пятнадцати минут до двух с половиной часов. Приноровившись к этим промежуткам, можно работать без риска, что тебя обдаст кипятком. Только раз, расположившись возле безобидного на вид котлована, мы были испуганы внезапно вырвавшейся струей пара.

Крупных гейзеров в этой долине двенадцать. Самые большие из них — «Первенец» и «Великан». «Великан» бьет в небо метров на пятьдесят, струя у него около трех с половиной метров в поперечнике.

— Кипятка у нас сколько угодно! — смеялись мы. — Хочешь — чай заваривай. Хочешь — суп вари.

К сожалению, суп варить было не из чего. Рассчитывая на охоту, мы оставили бóльшую часть запасов в долине реки Шумной. Федорыч, наш проводник, тщетно бродил с ружьем по долине: дичи здесь не попадалось. У нас оставались только сухарные крошки да банка мясных консервов.

Наша основная работа была закончена. Мы зарисовали общую панораму долины, отдельные гейзеры, грязевые котлы… Хотелось бы, конечно, поработать здесь еще, но голод подгонял нас; к тому же и погода грозила опять испортиться.

Мы простились с живописной Долиной гейзеров и, навьючив лошадей, тронулись в обратный путь.

В. Давыдов

Часы ученого

В Западной Европе есть страна — Швейцария, и в ней снежные горы — Альпы. Хребты, один выше другого, переплелись тут узлом. Снежные шапки лежат на угрюмых, голых скалах. Ниже склоны заросли сочной травой и крупными яркими цветами. Еще ниже растут густые леса и блестят голубые озера, окруженные домами с красными черепичными крышами. Вокруг деревень зеленеют сады и виноградники, а на горных лугах пасутся стада коров и овец.

Швейцарские горцы давно приспособились к жизни в горах. Они научились пасти скот, косить траву, рубить лес на таких кручах, где жителю равнин не ступить и шага. Но, будучи суеверными, они воображали, что на вершинах живут злые духи, которые посылают к ним лавины и обвалы. Поэтому до конца XVIII века они никогда не поднимались в область вечных снегов.

Первыми туда проникли ученые. Ученые не верили в духов. Они считали, что и с лавинами можно бороться. Для этого прежде всего нужно было узнать, где, когда и почему лавины зарождаются.

Ученым нужны были проводники, и они обратились за помощью к горцам.

Горцы жили в нищете, и заработок им был очень нужен. Отбросив свои страхи, они повели ученых на горные вершины. Они сделались ловкими и опытными проводниками. Много раз спасали они от гибели неопытных путешественников.

Англичанин Тиндаль всю жизнь изучал ледники — ледяные реки, которые медленно стекают со снежных гор. Он побывал на многих вершинах, и нередко его жизнь висела на волоске.

Интересовался он и лавинами. С одной из них ему довелось близко познакомиться.

Тиндаль с двумя друзьями и проводниками Дженни и Вальтером возвращался после восхождения на гору Мортерач. Спускаться пришлось по крутому леднику, запорошенному снегом. Все альпинисты были связаны общей веревкой. Дженни шел впереди, Вальтер — сзади. Они боялись, что кто-нибудь поскользнется, и были готовы натянуть веревку и остановить падение. Однако, когда задний из трех англичан упал, Вальтер не смог его удержать и покатался сам. Тиндаль пишет в своих воспоминаниях:

«Я услышал шум падения, и через минуту мои друзья и Вальтер, спутавшись клубком, пронеслись мимо меня. Я старался укрепиться, но веревка рванула так сильно, что я был увлечен за ними. Вслед за мной был сорван и Дженни. Не успели мы оглянуться, как очутились в лавине, катившейся с неудержимой быстротой.

Я повернулся лицом вниз и пытался сквозь снег воткнуть в лед альпийскую палку с острым концом. Но в этот момент меня сильно подбросило вверх. Дженни полетел на меня. При этом мы оба потеряли палки.

Моих спутников кидало из стороны в сторону по неровностям склона. Вдруг их подбросило сильным прыжком лавины и перенесло через расселину. Я последовал за ними и на минуту был оглушен сильным ударом. Дженни прыгнул в расселину, надеясь этим остановить движение, — поступок храбрый, но бесполезный. Его с силой выбросило вверх и почти задушило натянувшейся веревкой.

Мы неудержимо неслись к тому месту, где ледник прорезывался глубокими трещинами и затем круто обрывался в пропасть…»

Перед самым обрывом лавина прошла через отлогую площадку.

Тиндалю и Дженни удалось вскочить на ноги и сдержать остальных.

Все были целы, хотя и сильно избиты. У Тиндаля из кармана куртки свисал обрывок цепочки. Видно, лавина польстилась на его золотые часы.

Тиндаль отправился отдыхать в Италию. Но мысль о любимых часах не давала ему покоя. Через полмесяца он вновь собрал друзей и проводников и пригласил их идти с ним на поиски часов.

Друзья посмеивались над его затеей:

— Стоит ли искать иголку в сене? И разве вы не знаете, что мелкие камешки, положенные на снег в солнечную погоду, сами в него закапываются? То же, вероятно, сделали и ваши часы.

— Нет, это бывает только с темными камешками, — ответил ученый. — Чем темнее предмет, тем сильнее он поглощает солнечные лучи. При этом он нагревается, снег под ним тает, и он погружается в глубину. Но у моих часов гладкая золотая крышка. Она отражает лучи, не поглощая их; потому-то она и блестит. Часы не только не утонут, но будут защищать от солнца снег, на котором лежат. Когда кругом снег обтает, они окажутся на маленькой горке, и их легко будет заметить.

Тиндаль недаром был знаменитым ученым: его расчет оказался верен. Через двадцать минут после начала поисков часы были найдены на поверхности снега. Едва Тиндаль повернул ключик, они пошли. Бешеные прыжки через расселины, от которых еще болело тело их хозяина, нисколько им не повредили.

Д. Арманд

Смерч на море

После недавней бури в природе воцарилась полная тишина, хотя небо было покрыто тучами. Лохматые тучи стояли над землею так низко, что все сопки казались срезанными под один уровень. Свежевыпавший снег толстым слоем прикрыл юрты, опрокинутые вверх дном лодки, камни, валежник на земле, пни, оставшиеся от недавно порубленных деревьев. Однако этот белоснежный убор не придавал окрестности веселого и праздничного вида. В темном небе, в посиневшем воздухе, в хмурых горах и черной, как деготь, воде чувствовалось напряжение, которое чем-то должно было разрядиться.

Я взял лодку и переехал на другую сторону реки Улики. Перейдя через рощу, я вышел к намывной полосе прибоя.

На море был штиль. Трудно даже представить себе море в таком спокойном состоянии: ни малейшего всплеска у берега, ни малейшей ряби на поверхности. Большой мыс, выдвинувшийся с северной стороны в море, с высоты птичьего полета должен был казаться громадным белым лоскутом на темном фоне воды, а в профиль его можно было принять за чудовище, которое наполовину погрузилось в море и замерло, словно прислушиваясь к чему-то. И море и суша были безмолвны, безжизненны и пустынны. Белохвостые орланы, черные кармораны, пестрые каменушки и белые чайки — все куда-то спрятались и притаились.

Я пошел вдоль берега навстречу своему спутнику.

— Куда вы торопитесь? — спросил я его.

— Пароход идет, — сказал он, указывая рукой на море.

Я оглянулся и увидел столб дыма, подымающийся из-за мыса. Сначала я тоже подумал, что это дым парохода, но мне показалось странным, что судно держится так близко к берегу, да, кроме того, пароходу и незачем заходить за этот мыс.

Потом меня удивило вращательное движение дыма, быстрота, с которой он двигался, и раскачивание его из стороны в сторону. Темный дымовой столб порой изгибался — то делался тоньше, то становился толще; иногда его разрывало на части, которые соединялись вновь.

Я терялся в догадках и не мог объяснить себе это необычайное явление. Когда же столб дыма вышел из-за мыса на открытое пространство, я сразу понял, что вижу перед собой смерч. В основании его вода пенилась, точно в котле. Вихрь подхватывал ее и уносил ввысь, а сверху в виде качающейся воронки спускалось темное облако.

Из-за мыса смерч вышел тонкой струйкой, но скоро принял большие размеры. И по мере того как он увеличивался, он все быстрее вращался, ускоряя движение на северо-восток. Через несколько минут он принял поистине гигантские размеры и вдруг разделился на два смерча, двигавшиеся в одном направлении — к острову Сахалин.

Смерч.

Спустя некоторое время они снова стали сходиться. Тогда небо между ними выгнулось, а вода вздулась большим пузырем. Еще мгновение — и смерчи столкнулись. Можно было подумать, что в этом месте взорвалась громадная мина. В море поднялось сильное волнение, тучи разорвались и повисли клочьями, и на месте смерчей во множестве появились вертикальные полосы, похожие на ливень. Затем они стали блекнуть. И нельзя было решить, что это — дождь или град падает в воду.

Тучи, до этого времени неподвижно лежавшие на небе, вдруг пришли в движение. Темно-серые, с разлохмаченными краями, словно грязная вата, они двигались вразброд, сталкивались и поглощали друг друга. Ветер, появившийся в высших слоях атмосферы, скоро спустился на землю, сначала небольшой, потом все сильнее и сильнее. Небо стало быстро очищаться.

Сделав необходимые записи в дневнике, я отправился к старшине орочей Антону Сагды.

У него я застал несколько человек орочей и стал их расспрашивать о смерчах. Они сказали мне, что маленькие смерчи в здешних местах бывают осенью, но большие, вроде того, который я наблюдал сегодня, появляются чрезвычайно редко.

Старшина рассказал мне, что однажды, когда он был еще молодым человеком, он в лодке с тремя другими орочами попал в такой смерч. Смерч подхватил лодку, завертел ее, поднял на воздух и затем снова бросил на воду. Лодка раскололась, но люди не погибли. Помощь оказали другие лодки, находившиеся поблизости.

В. Арсеньев

Что такое смерч

За последнее столетие многие ученые наблюдали смерчи. Они поняли, что смерч — это течение воздуха, возникающее по краям туч вследствие резкой разницы в температуре и плотности соседних слоев воздуха. Если кружится только воздух, смерч невидим. Но в воздухе всегда есть водяной пар. Попадая в разреженное пространство внутри смерча, он собирается в капельки и образует туманный столб, который постепенно растет по направлению к земле. Внутри него воздух течет вниз, а снаружи поднимается вверх. Поднимается не прямо, а винтом, описывая круги.

Смерч всасывает в себя все, к чему приближается его нижний конец: воду, если он идет над морем; песок, листья, мусор, траву — если над сушей.

На море смерч не может причинить большие беды; гораздо больше вреда причиняют смерчи, когда они проходят над сушей. Изредка они навещают страны Западной Европы, ломают дома и деревья, калечат и убивают людей. Но чаще всего и сильнее всего свирепствуют они в Соединенных Штатах Америки, в Японии и вообще в странах, расположенных у восточных берегов материков.

В этих местах они обычно бывают очень велики, достигая иногда километра в поперечнике. Американцы называют их «торнадо», что значит «вращающийся».

Есть много страшных рассказов про песчаные смерчи в пустынях — смерчи, которые будто бы губят целые караваны.

В этих рассказах по большей части очень много преувеличений. Караваны гибнут от знойного ветра самума, несущего тучи песка. Смерчи пустынь иногда сопровождают самум, но происходят от другой причины, чем грозовые смерчи. Это вихри, возникающие от нагревания песка солнцем. Накаленный песок отдает свое тепло воздуху, и нагретый воздух с силой устремляется вверх, начинает крутиться и увлекает за собой песок.

Вихри с виду похожи на настоящие смерчи, но растут не сверху вниз, а снизу вверх.

Песчаные смерчи нередко ходят целыми стадами. К счастью, они не так проворны и не так велики, как торнадо, и людям почти всегда удается от них убежать. Если песчаный смерч все же налетит на человека, он может задушить его тучей горячего песка. Но поднять человека на воздух у него обычно не хватает силы.

Опыт Вейёра.

Французский ученый Вейёр сделал маленький искусственный смерч. Он взял стеклянный ящик и через крышку пропустил ось, которую можно было вертеть с помощью моторчика. В дно ящика он вделал миску и налил в нее воды. Вода нагревалась на спиртовке, и ящик наполнялся паром. Тогда Вейёр включал мотор. Вращение оси постепенно передавалось частицам пара, и они тоже начинали вертеться. При этом они собирались в туманный столбик посреди ящика. Когда столбик опускался до воды, она начинала бурлить и подниматься струйкой ему навстречу. Получалось полное подобие настоящего смерча.

В пещерах

Много интересных пещер в разных уголках нашей страны. Но особенной известностью пользуется большая пещера, находящаяся недалеко от города Кунгура на Урале. Она называется Кунгурской ледяной пещерой.

Ух, каким холодом тянет из ее темного входа! Длинный, сорокаметровый коридор приводит нас в первый зал. Это грот «Брильянтовый». Его стены и потолок усыпаны сростками ледяных кристаллов различной величины и формы. Мы зажигаем смолистые факелы. В их свете эти кристаллы искрятся, сверкают всеми цветами радуги, и кажется, что это не лед, а драгоценные брильянты мерцают и переливаются разноцветными огнями…

Пойдемте дальше, в грот «Полярный». В нем холоднее. Толстый слой льда одевает его стены и потолок, украшенные белыми пушистыми хлопьями снега. И на полу, под ногами, — тоже лед. Вблизи входа — высокая и толстая колонна изо льда, которая существует уже более ста лет… Тихо в гроте. Искрятся и мерцают снежинки, иногда слетающие со стен и падающие на лицо или одежду.

Кажется, что мы попали куда-то на далекий Север, в глухую полярную ночь, а отблески света на ледяных стенах и трепетные тени — это причудливое северное сияние.

Долго можно простоять в этих замечательных гротах, но ведь нужно посмотреть еще и другие. А их так много! Не все гроты украшены снегом и льдом. Чем дальше мы уходим, тем теплее становится в пещере, и скоро под ногами чувствуем влажные и скользкие камни… Рука, ощупывающая стены коридора, также становится мокрой.

Остановитесь и прислушайтесь. Тихо… Но в этой глубокой тишине вы скоро начнете различать едва слышимые звуки: плак… плак… Это падают капли воды.

Кунгурская ледяная пещера.

Много интересных гротов в Кунгурской пещере. В одних — нагромождение каменных глыб, в других — высокие, как горы, осыпи. Длина гротов нередко достигает ста и более метров, а по высоте многие из них превышают трех- и четырехэтажные дома.

В пещере много озер. Есть такие большие, что можно плавать по ним на лодках. Хотите взять факелы и проехать по неподвижной, прозрачной, как хрусталь, воде к невидимому в темноте противоположному берегу?

На много километров тянутся под землей извилистые коридоры Кунгурской пещеры. Сколько озер, высоких залов и узких галерей встречается в ней! А над головой — каменная кровля толщиной в несколько десятков метров.

Кунгурская пещера известна уже более двухсот лет и хорошо изучена.

А сколько интересных пещер в Крыму!

Крымские горы высокой стеной поднимаются над берегом моря. Вершина хребта называется «Яйла». Она плоская и безлесная. На поверхности ее масса округлых углублений — воронок, ям, беспорядочно разбросанных глыб известняка. Местами известняки сплошь состоят из острых пиков и зубьев, разделенных извилистыми желобками, и образуют почти непроходимые «поля».

Тихо и пусто на таких участках Яйлы.

Можно пройти несколько километров и не встретить ни ручейка, ни деревца. Нет воды — и нет ни людей, ни животных… Иногда на пространстве в один квадратный километр встречается три — пять воронок шириной до пятидесяти метров и глубиной до пятнадцати метров. В верхней части стенки воронок обычно отвесны, и в них видны светло-серые известняки, а книзу воронки сужаются. В дне их бывают видны щели и трещины, уходящие далеко в глубину.

На дне некоторых воронок растут деревья и кусты. Часто на Яйле встречаются узкие и глубокие провалы, называемые естественными шахтами или колодцами, и разнообразные пещеры.

Почему же нет воды на Яйле и почему так необычна ее поверхность? Когда-то на поверхности Яйлы была вода и протекали небольшие ручейки. Но они ушли с поверхности земли, покрыв ее многочисленными ямами и провалами. Они ушли в глубину, и если спуститься в колодец или пещеру, то почти всегда в них можно встретить подземные ручьи.

Вот перед нами одна из многочисленных пещер. Она начинается таким узким коридором, что по нему можно только ползти на животе. Дно коридора покрыто влажной глиной. Коридор круто спускается вниз, постепенно расширяется и становится более высоким. Вскоре в нем можно идти во весь рост. Отблески дневного света давно исчезли. Вокруг такая темнота, что можно поднести к самому лицу белый платок и не увидеть его. Маленький огонек фонарика кажется ослепительно ярким. Полоска света убегает далеко в темноту — это значит, что коридор прямой.

Еще несколько десятков шагов — и коридор кончается. Под ногами чернеет колодец неизвестной глубины, а за ним в свете фонарика вырисовываются неясные очертания пещеры с очень высоким сводчатым потолком.

К счастью, колодец занимает не всю ширину коридора: около одной стены осталась узенькая полоска известняка, по которой, плотно прижавшись к стене, можно обойти колодец. А что он, очень глубок? Ну-ка, опустим в него веревку!

Долго пришлось разматывать моток, прежде чем снизу послышался глухой стук привязанного к ее концу камня. Десять метров! Ведь это почти высота трехэтажного дома!

Пещера, в которую мы попали, круглая, со сводчатым потолком.

В пещере сухо, на дне валяются крупные и мелкие шероховатые обломки известняка.

По извилистому коридору мы уходим дальше. Этот коридор похож на трещину: внизу он так узок, что едва удается поставить ногу, а вверху расширяется настолько, что можно идти, только слегка задевая плечами за его стены.

Коридор-трещина опускается вниз.

Внезапно в тишину пещеры врывается негромкий звук, похожий на тихое всхлипывание. Это течет где-то вода. Еще несколько шагов — и холодные прозрачные струи, невидимые в темноте, полились на голову и за воротник…

Оказывается, маленький водопадик падает со стены на дно трещины, и дальше приходится идти по щиколотку в воде. Вот она, вода, когда-то протекавшая на поверхности! Здесь, на глубине, она продолжает свою разрушительную работу.

Вправо и влево от трещины, по которой мы идем, отходят еще более узкие трещины. Из некоторых медленно, по каплям, сочится вода. Вдруг «наша» трещина кончается — впереди огромный зал, наполненный высокими блестящими желтовато-беловатыми колоннами, столбами, чашами. Огромные сосульки свешиваются со стен и потолка. Какой-то сказочный, волшебный дворец…

В причудливом свете зажженных факелов закачались длинные тени, а кажется, что и гирлянды и занавеси тоже раскачиваются из стороны в сторону.

Кто же создал это роскошное убранство подземного дворца? Вода.

В воде, протекающей среди известняков и растворяющей их, заключено много углекислого кальция, из которого в основном состоят известняки. Это тот самый углекислый кальций, который образует накипь в паровозных котлах, чайниках и самоварах и который делает воду «жесткой».

Когда капельки воды повисают на потолке пещеры, вода начинает испаряться, а растворенная в ней соль кальция остается.

Проходят столетия, и на потолке пещеры вырастают сначала тоненькие, а потом толстые и длинные сосульки — сталактиты. А навстречу им, от пола, растут встречные сосульки. Они еще крупнее и толще. Это сталагмиты. Они образуются там, куда падают капли воды и, испарившись, оставляют заключенные в них соли кальция. Срастаясь, сталактиты и сталагмиты образуют колонны.

Сталактиты и сталагмиты.

Интересно бродить в пещерах — открывать в них новые коридоры, залы, гроты, прозрачные озера.

Но изучение пещер — это не только интересное, а и очень важное дело.

Если не знать, что неглубоко под землей находятся пустоты, и выстроить над ними тяжелые здания электростанций или заводов или провести железную дорогу, — могут произойти обвалы.

В нашей стране изучением подземных пещер занимаются специалисты-ученые.

Узнавая свой край, вы, ребята, можете помочь ученым. Помните только, что исследованием пещер нельзя заниматься в одиночку и без опытного руководителя, а отправляясь в поход, нужно иметь при себе небольшой запас продовольствия и необходимое снаряжение.

Г. Ганейзер

Рождение озера

Близ Ленинграда, в Пулкове, есть научное учреждение, которое изучает землетрясения. Оно называется сейсмической станцией. 5 февраля 1911 года, в 11 часов 15 минут вечера, особый прибор на этой станции вычертил маленькую закорючку на вращающемся бумажном цилиндре. Эта закорючка означала, что почва под Пулковом дрогнула, сдвинувшись на толщину человеческого волоса.

Наутро сотрудник станции посмотрел на закорючку, исписал страницу столбцами цифр и занес в дневник:

«5 февраля на Памире, в Средней Азии, произошло землетрясение силой в восемь баллов».

Точный прибор не ошибся. Не ошибся и сотрудник сейсмической станции. В самой глубине величайшей горной страны Памир есть пост Памирский. В 1911 году пост представлял собой маленькое местечко на реке Мургаб; здесь стоял отряд солдат под начальством капитана Заимкина. В ночь на 6 февраля солдаты и офицеры проснулись от сильных толчков. В течение двух минут казарма ходила ходуном. Часы остановились, стены растрескались. Однако никто не пострадал.

Трещины замазали глиной. Жизнь потекла по-прежнему. Лишь одно беспокоило капитана: после землетрясения он оказался отрезанным от всех кишлаков (деревень).

Горные тропы на Памире лепятся по стенам ущелий. Над головокружительными пропастями таджики построили шаткие овринги — балконы из хвороста и дерна, висящие на жердях, вбитых в трещины скал. Зимой овринги засыпаны снегом, и пройти по ним почти невозможно. А после землетрясения многие из них и совсем обрушились, связь с кишлаками окончательно прервалась.

Тогда Заимкин приказал таджику Басиду, славившемуся своей смелостью, каким угодно способом спуститься вниз по Мургабу и разведать, что там делается. Басид молча выслушал приказ. Он вернулся домой, взял баранью шкуру и надул ее воздухом. Затем он отнес ее на Мургаб, сел на нее и помчался по бешеной, порожистой реке.

«Начальник послал парня на верную смерть», — думали солдаты.

Но Басид вернулся. Он доложил, что вниз по реке все кишлаки разрушены. Жители частью погибли, частью остались без крова. Самое удивительное произошло с кишлаком Усой. Долина Мургаба вздулась под ним пузырем и образовала новую гору. На вершине горы продолжает расти тополь, украшавший Усой, и видны следы усойских ослов. Сам же кишлак провалился неизвестно куда. Новая гора запрудила Мургаб. Ниже ее русло реки высохло, а выше начало образовываться озеро.

Все это было похоже на сказку, тем более что очевидцев происшествия не осталось. Пятьдесят четыре жителя Усоя, которые могли бы рассказать о катастрофе, бесследно исчезли.

Заимкин сам отправился в путь. С большим трудом уже весной добрался он до кишлака Сареза. Озеро быстро росло и приближалось к кишлаку. Оно заполнило узкую долину и омывало отвесные стены гор. Дальше дороги не было. Сарезцы перестали обрабатывать землю. «Все равно до осени зальет», — говорили они.

Бравый офицер обругал их лентяями и уехал, так и не добравшись до таинственной горы. Вернувшись на пост Памирский, он настрочил донесение начальству в Хорог.

Город Хорог стоял на реке Пяндж, немного выше впадения в него Мургаба. Там жил начальник русских войск на Памире Шпилько. Он подумал: «Если озеро прорвет запруду, вода пойдет не только вниз, но и вверх по Пянджу. Погибнет Хорог и вся долина». И он стал готовиться в путь, чтобы самому узнать, велика ли опасность.

27 сентября семь всадников и девять вьючных лошадей выехали из Хорога. Они везли с собой доски для плота и двадцать четыре турсука — такие же бараньи шкуры, как та, на которой плавал Басид.

В Сарезе озеро поднималось каждые три дня на метр и уже подступило к домам.

Люди Шпилько сгрузили турсуки, связали их, настлали сверху доски. Получился большой, устойчивый плот. На нем укрепили две пары весел, мачту и лот для промера глубин. Подняли парус, и первый кораблик поплыл по неведомому, новорожденному озеру.

Плот поплыл по новорожденному озеру.

Озеро змеей извивалось по долине Мургаба. Оно растянулось уже на тридцать километров, запустило щупальцы — заливы — в боковые ущелья. Среди отвесных берегов попадались и более пологие склоны; по ним шел камнепад. От пыли маленьких обвалов берег дымился, как кратер вулкана. Местами в озеро впадали муры — реки, в которых текла не вода, а густая каша из камней, перемешанных с грязью. По всему было видно, что окружающая природа еще не успокоилась после катастрофы.

Наконец Шпилько увидел запруду. Он сразу понял, в чем дело. Груда камней высотой в семьсот пятьдесят метров действительно преградила путь Мургабу и заполнила долину на протяжении пяти километров. Но она не вздулась пузырем со дна ее, как думали сарезцы, а обрушилась сверху, со склона соседней горы.

Верхняя часть этой горы состояла из сланца, который опирался на громадный пласт мрамора, наклоненный к долине. Связь между мрамором и сланцем была непрочной, между ними просачивались подземные воды. А снизу река подтачивала крутой склон.

Когда произошло землетрясение, связь совсем разрушилась, и сланцевая гора съехала с мраморной. Так в оттепель съезжает снежный пласт с крутой крыши. Это был самый большой обвал, который только помнят люди. Когда гора весом в десять миллиардов тонн с высоты шестисот метров обрушилась на глиняные мазанки Усоя, они мгновенно превратились в порошок.

Сама гора мало пострадала. Съезжая вниз, она сильно разогналась, но, встретив отлогий склон противоположного берега, въехала на него и плавно затормозила. Местами даже уцелела поверхность старого откоса с травой и кустиками. Очевидно, эти кустики и послужили основанием для рассказов об усойском тополе.

Осмотрев завал, Шпилько решил, что Хорогу нечего бояться наводнений. Как бы высоко ни поднялись воды озера, им не прорвать громадную каменную плотину. К тому же верхний слой завала разрыхлился при падении. Когда вода дойдет до него, она начнет просачиваться между камнями и постепенно стекать в прежнее русло.

Перед возвращением в Хорог экспедиция сложила на берегу ряд каменных куч. Каждая куча лежала на метр выше предыдущей. Отсчитывая затопленные кучи, можно было следить за тем, насколько быстро поднимается уровень озера.

В следующие годы несколько исследователей побывали на Сарезском озере. От Сареза не осталось и следа. Озеро все поднималось, хотя и не так быстро, как вначале. Уже через три года после своего рождения оно начало просачиваться через завал. Вода потекла дальше и нашла дорогу в старое русло.

Одному ученому пришла в голову интересная мысль: верно ли, что причиной обвала было землетрясение? Может быть, наоборот: от падения горы затряслась земля, разрушились кишлаки и овринги? Ведь обвал мог произойти потому, что подземные воды подточили гору!

Ученый высчитал вес упавшей горы и высоту падения. Свои вычисления он послал в Ленинград другому ученому, знатоку землетрясений. Он спрашивал: «Может ли дрогнуть земля в Ленинграде, если на Памире, на расстоянии четырех тысяч километров, упадет такая громадина?» Ученый подсчитал и ответил: «Да, земля в Ленинграде должна сдвинуться приблизительно на толщину человеческого волоса».

Так и неизвестно: землетрясение ли вызвало обвал или обвал — землетрясение.

При советской власти Сарезское озеро перестало быть глухим углом, куда можно добраться, лишь месяцами карабкаясь по горным тропинкам. Через него прошла большая воздушная дорога. Самолеты связывают самые дальние кишлаки Памира с городами. На озере садятся пассажирские самолеты и выстроена метеорологическая станция. Работники станции наблюдают за погодой и предупреждают летчиков о надвигающихся бурях и туманах, а жителей долины — о половодьях и паводках.

Д. Арманд

Ответы на загадки

К разделу «От Севера до Юга»
Ответы на загадки и задачи
I
1. Кроме полюсов географического и магнитного, в Северном полушарии имеются еще две замечательные точки, которые также называются полюсами: «полюс холода» и «полюс недоступности».

Полюс холода — самое холодное место Северного полушария — лежит довольно далеко от географического полюса: в Якутской АССР, близ селения Оймекон. Здесь наблюдалась температура в 69 градусов ниже нуля.

Северным «полюсом недоступности», или ледовым полюсом, географы назвали центральную точку сплошного ледяного пространства Северного Ледовитого океана, которое лежит близ географического полюса, со стороны Аляски.

2. Ученые-географы и путешественники, побывавшие на Северном и Южном полюсах. Как вы знаете из уроков географии, Земля не имеет строго шарообразной формы и сплюснута возле полюсов. Земной радиус, проведенный к полюсу, на двадцать один километр короче радиуса, проведенного к точкам экватора.

3. На Северном полюсе.


II
1. Каспийское море.

2. Аральское море.

3. Ладожское озеро.

4. Онежское озеро.

5. Озеро Байкал.


III
Где растут эти растения?
Все эти субтропические и полярные растения растут у нас в СССР. Флора и фауна нашей страны показывают нам не только ее размеры, они говорят и о великом разнообразии климатов, зон, рельефа почвы. Они говорят, что СССР — целый мир, который имеет внутри своих границ все, что нужно в хозяйстве великого государства.


IV
Многих читателей, вероятно, смутило разнообразие животных, принадлежащих притом к совершенно различным климатическим поясам земного шара. Между тем все эти животные живут в нашей стране. Вот где они водятся в СССР (разумеется, живут они и в других странах):

1. Тигр — Таджикская, Узбекская, Казахская республики, Приморский и Хабаровский края. Изредка — Закавказье.

2. Белый медведь — полярные воды севера Европы и Азии.

3. Кобра — Туркмения.

4. Гренландский тюлень — полярные бассейны Севера.

5. Фламинго — Каспийское море, низовья Волги, озера Казахстана.

6. Полярная сова — зона тундры.

7. Тибетский як — Памир, Тянь-Шань, Алтай.

8. Морж — полярные моря.

9. Тихоокеанский краб — моря Дальнего Востока.


V
Знаете ли вы свою Родину?
1. Самое большое озеро в мире — Каспийское море. Оно занимает площадь в 438 тысяч квадратных километров. «Морем» его назвали за его величину.

Самое глубокое озеро в мире — Байкал. Наибольшая глубина его 1741 метр.

2. В озеро Байкал впадает 336 мелких и средних речек, а вытекает только одна река — могучая Ангара, приток Енисея. На реке Ангаре сейчас строится величайшая в мире Братская гидроэлектростанция.

3. Многие реки Средней Азии (Зеравшан в Узбекской ССР, река Чу в Казахстане, Мургаб и Теджен в Туркмении и др.) никуда не впадают и оканчиваются в сухом месте. Почему это происходит? Реки Средней Азии начинаются высоко в горах Памира или Тянь-Шаня. В верхнем течении они бурны и многоводны. Вырвавшись из горных ущелий, реки широко разливаются по жаркой и сухой среднеазиатской равнине. Постепенно течение их ослабевает, принесенные с верховий остатки разрушенных горных пород отлагаются на их дне, заполняют русло, образуя многочисленные отмели и острова; поток воды разделяется на мелкие рукава и протоки; жаркое солнце испаряет воду — и река, не донеся свои воды до озера или моря, теряется в горячих песках.


VI
1. Гора Народная на Урале — 1885 метров над уровнем моря.

2. Гора Белуха на Алтае — 4620 метров над уровнем моря.

3. Ключевская сопка на Камчатке — 4778 метров над уровнем моря.

4. Гора Эльбрус на Кавказе — 5630 метров над уровнем моря.

5. Пик Победы на Тянь-Шане — 7439 метров над уровнем моря.

6. Пик Сталина на Памире — 7495 метров над уровнем моря.


VII
1. Остров Сахалин. 2. Новая Земля. 3. Остров Колгуев. 4. Северная Земля. 5. Новосибирские острова.


VIII
1. Камчатка.

2. Таймыр.

3. Ямал.

4. Полуостров Канин.

5. Крым.

6. Чукотский полуостров.


IX
Загадки — шутки
1. Я-мал.

2. Карские ворота (пролив в Северном Ледовитом океане, между островами Новая Земля и Вайгач).

3. Мыс Канин нос (на полуострове Канин, в Северном Ледовитом океане, на севере Европейской части СССР).

4. Югорский Шар и Маточкин Шар (проливы на севере Европейской части СССР).

5. Город Изюм.

6. Река Десна.

7. Город Орел.

8. Река Медведица.


К разделу «Зеленые друзья»
Ответы на загадки
1. Трактор.

2. Комбайн.

3. Колос.

4. Хлеб.

5. Кочан капусты.

6. Картошка.

7. Морковь.

8. Лук.

9. Огурец.

10. Репа.

11. Подсолнух.

12. Лен.

13. Сахар.


Загадка-шутка
Без корки.


К разделу «Наши помощники»
Ответы на загадки
1. Конь.

2. Баран.

3. Козел.

4. Петух.

5. Гусь.


К разделу «Работа воды и ветра»
Ответы на загадки
1. Туча.

2. Дождик.

3. Снеговые тучи.

4. Снежинки.

5. Река.

6. Река, берега, камыш.

7. Ветер.

8. Сосулька.


К разделу «Рассказы о погоде»
I. Ответы на вопросы
1. Небо кажется нам голубым, хотя воздух на самом деле бесцветен. Но частицы воздуха освещаются солнечным светом, а солнечный белый свет, как вы уже знаете, — это смесь семи цветов: фиолетового, синего, голубого, зеленого, желтого, оранжевого и красного. Частицы воздуха рассеивают солнечный свет, но не все лучи рассеиваются одинаково. Сильнее всего рассеиваются лучи голубого цвета. Поэтому нам и кажется, что небо голубое.

2. Попробуйте поймать одну снежинку и рассмотреть ее в увеличительное стекло. Вы увидите, что эта красивая звездочка состоит из многих маленьких кристалликов. Как эти кристаллики ни малы, но когда они ломаются, раздается треск. Когда ломается один кристаллик, уловить звук невозможно. А когда вы шагаете в морозный день по улице, под вашими ногами ломается много таких кристалликов сразу, и треск становится слышным. В таких случаях мы и говорим: «Снег скрипит».

3. Все мы видели много раз, что на закате или восходе, когда солнце стоит низко над горизонтом, оно бывает красным или оранжевым. Отчего это бывает? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомните, что белый солнечный луч состоит из семи различных цветных лучей. Наше зрение устроено так, что эту смесь разноцветных лучей мы воспринимаем как белый свет. Правда, мы видим его чуть желтоватым. Объясняется это тем, что земной шар окружен атмосферой, и некоторые лучи, главным образом синие и голубые, поглощаются толстым слоем атмосферного воздуха. Поэтому к нам на поверхность земли синих и голубых лучей доходит меньше, чем желтых, оранжевых и красных.

Чем ближе к земле, тем плотнее воздух, тем больше в нем водяных паров и тем больше поглощает он синих и голубых лучей. Утром и вечером, когда солнце стоит низко над горизонтом, его лучи скользят вдоль земной поверхности, где воздух всего плотнее. В результате синих и голубых лучей задерживается еще больше, и к нам приходят одни красные и оранжевые. Вот мы и видим красное или оранжевое солнце.

4. Вы, конечно, знаете, что на зиму в окна вставляют вторые рамы со стеклами. Как вы думаете, для чего это делается?

А вот для чего: когда в окно вставлена одна рама, то как бы ни были толсты стекла, тепло из комнаты все равно уйдет. А между двойными рамами находится слой воздуха. Воздух очень плохо пропускает тепло. Поэтому тепло из комнаты не уходит.


II. Ответы на загадки
1. Мороз.

2. Радуга.

3. Гром.

Иллюстрации
Ледокол во льдах. К рассказу Г. Ушакова «В Арктике».

Белый песец в капкане. К рассказу Г. Ушакова «В Арктике».

Грибы возвышаются над березами. К рассказу Г. Ганейзер «Совсем как в сказке».

Полярные маки. К рассказу А. Шахова «В тундре».

Самолет над тайгой. К рассказу Н. Устиновича «В тайге».

Сосновый бор. К рассказу К. Паустовского «Зеленая стража».

Степные овраги. К рассказу К. Меркульевой «В степи».

Альпийский луг. К рассказу Г. Ганейзер «Высоко в горах».

В пустыне. К рассказу Г. Ганейзер «Встреча с пустыней».

В горах Крыма. К рассказу Г. Ганейзер «На крымской Яйле».

1. Проросшее зерно пшеницы и всходы (2/3 натуральной величины).

2. Постепенное кущение ростка пшеницы (1/3 натуральной величины).

3. Пшеница выходит в трубку (1/3 натуральной величины). К рассказу М. Белаховой «Как хлеб на стол пришел».

4. Конус нарастания колоса пшеницы. 1-я стадия. (Увеличено в 50 раз).

5. Конус нарастания колоса пшеницы. 2-я стадия. (Увеличено в 50 раз).

6. Зачаточный колос. (Увеличено в 50 раз). К рассказу М. Белаховой «Как хлеб на стол пришел».

7. Колошение (натуральная величина).

8. Цветение (натуральная величина). К рассказу М. Белаховой «Как хлеб на стол пришел».

Грузинская ССР. Сбор чая. К рассказу А. Ивича «Про чай».

Хлопкоуборочная машина. К рассказу А. Ивича «Из чего рубашку делают».

Сплав леса на Северном Урале. К рассказу Г. Ганейзер «Как человек использует реки».

Плотина на горной речке. К рассказу А. Ивича «Работа рек».

Нефтяные вышки в море. К рассказу А. Ивича «Драгоценная жидкость».

Угольный комбайн. К рассказу А. Ивича «Об угле».

Раскопки в Помпее. К рассказу Д. Арманда «Город под пеплом».

Авачинская сопка на камчатке. К рассказу Д. Арманда «Город под пеплом».

Мессина до землетрясения.

Мессина после землетрясения. К рассказу Д. Арманда «Землетрясения».

Содержание

От редакции … 3

От Севера до Юга
Вступление … 7

Г. Ушаков. В Арктике (отрывки из книги «По нехоженой земле»). Рис. Г. Никольского … 8

Г. Ганейзер. Совсем как в сказке … 15

А. Шахов. По тундре. Рис. Г. Никольского … 16

Н. Устинович. В тайге (отрывок из повести «В краю далеком»). Рис. Ф. Глебова … 21

К. Паустовский. Зеленая стража. Рис. Г. Никольского … 28

Г. Скребицкий. Усманский бор. Рис. В. Фролова … 32

К. Меркульева. В степи (отрывок из книги «Встречи в степи») … 37

Г. Ганейзер. Высоко в горах. Рис. М. Горшмана и Г. Никольского … 40

Г. Ганейзер. Встреча с пустыней. Рис. А. Кондратьева и Г. Никольского … 49

Г. Скребицкий. В субтропическом лесу. Рис. М. Горшмана … 56

Г. Ганейзер. На крымской Яйле. Рис. Г. Никольского … 64

Загадки. Рис. В. Константинова … 70

Зеленые друзья
Вступление … 79

М. Ильин и Е. Сегал. О чудесной кладовой. Рис. В. Доброклонского … 80

М. Ильин и Е. Сегал. Как Мичурин создал грушевое яблоко. Рис. В. Доброклонского … 84

Г. Широков. В гостях у Мичурина … 89

Е. Рубцова. Фруктовые леса … 92

М. Белахова. Как хлеб на стол пришел (отрывок из книги «Как хлеб на стол пришел») … 94

В. Лебедев. Пшеница и пырей … 99

Н. Верзилин. Тарелка супа (отрывок из книги «Растения в жизни человека») … 103

А. Ивич. Про чай … 111

А. Ивич. Про сахар … 114

Н. Верзилин. Лен (отрывок из книги «Растения в жизни человека») … 116

А. Ивич. Из чего рубашку делают … 120

К. Меркульева. Цветной хлопок … 125

В. Ветлина. Цветочные часы … 126

Загадки … 129

Наши помощники
Вступление … 133

Н. Раковская. Самый верный. Рис. Г. Никольского и В. Ладягина … 134

Н. Раковская. По следу лошади. Рис. Г. Никольского … 141

К. Меркульева. Три брата. Рис. Г. Никольского … 151

Н. Раковская. Корова и ее родня. Рис. Г. Никольского … 154

П. Мантейфель. Почему петухи поют в полночь … 159

Г. Ганейзер. Шелковинка … 160

Н. Раковская. Крылатый садовник. Рис. А. Годова … 168

Пчелы в Арктике … 175

Загадки … —

Работа воды и ветра
В. Мезенцев. Вода всюду … 179

М. Ильин и Е. Сегал. Приключения воды … 180

В. Архангельский. Плывут в небе облака. Рис. А. Годова … 183

В. Архангельский. Как образуется дождь. Рис. В. Константинова … 188

Как возникают туманы … 192

Иней и изморозь … 193

Как образуются сосульки … 195

Г. Юрмин. Ветер в ловушке. Рис. В. Константинова … 196

М. Ильин и Е. Сегал. Как река пришла к тебе в гости. Рис. В. Доброклонского … 211

М. Ильин. Зачем воду пьют (отрывок из книги «Рассказы о вещах») … 218

М. Ильин. Почему моются водой (отрывок из книги «Рассказы о вещах») … 219

Г. Ганейзер. Как человек использует реки (отрывок из книги «Почему реки в море текут»). Рис. А. Кондратьева … 220

Загадки … 225

Рассказы о погоде
М. Ильин. Отчего меняется погода … 229

Я. Марголин. Путешествие в грозовое облако … 230

Б. Ляпунов. Почему зимой не бывает грозы и молнии … 237

Что такое радуга. Рис. В. Ладягина … —

М. Ильин и Е. Сегал. Невидимка. Рис. В. Доброклонского … 239

В. Архангельский. Приметы погоды. Рис. В. Ладягина … 246

В. Ветлина. Цветы-барометры … 252

М. Ильин. Человек и погода (отрывок из книги «Человек и стихия») … 255

Загадки … 257

Подземные богатства
Вступление … 261

Е. Мар. О простом железе. Рис. В. Юшечкина и Л. Яницкого … 263

А. Ивич. Драгоценная жидкость. Рис. В. Юшечкина и Л. Яницкого … 269

Незримые помощники … 276

С. Егерев. Растения-геологи … 277

А. Ивич. Рассказ об угле. Рис. И. Пахолкова … 278

М. Протопопов. Как нашли уголь в тундре … 283

А. Шейкин. Геологическая карта (отрывок из книги «Повесть о карте») Рис. В. Юшечкина … 285

Л. Успенский. Музей под ногами (отрывок из очерка «Страницы истории Земли») … 291

А. Ивич. Про соль … 293

Б. Торохов. Всесоюзная солонка … 295

Волшебный камень (отрывок из книги «Урал — земля золотая») … 297

Горный лен (отрывок из книги «Урал — земля золотая») … 299

А. Ферсман. Моя коллекция камней … 300

Необычайные явления природы
Вступление … 305

Д. Арманд. Город под пеплом … 306

Д. Арманд. Землетрясения. Рис. В. Юрлова … 313

В. Арсеньев. Шаровая молния. Рис. В. Юрлова … 318

Что такое шаровая молния … 321

А. Нечаев. Гейзеры (отрывок из книги «Работа подземной воды») Рис. В. Давыдова … 322

В. Давыдов. В долине гейзеров. Рис. автора … 328

Д. Арманд. Часы ученого … 336

В. Арсеньев. Смерч на море. Рис. В. Юшечкина … 339

Что такое смерч … 342

Г. Ганейзер. В пещерах (отрывок из книги «Почему реки в море текут») Рис. И. Пахолкова … 344

Д. Арманд. Рождение озера. Рис. В. Юрлова … 349

Ответы на загадки
Зарисовки растений — Г. Коцубей, В. Константинова, В. Лисевича

Примечания

1

Лемминг, или пеструшка, — небольшое млекопитающее из рода грызунов.

(обратно)

2

Белуха, или полярный дельфин, — млекопитающее из отряда китообразных.

(обратно)

3

Падь — глубокий овраг, ущелье.

(обратно)

Оглавление

  • От Севера до Юга
  •   От Севера до Юга
  •   В Арктике
  •   Совсем как в сказке
  •   По тундре
  •   В тайге
  •   Зеленая стража
  •   Усманский бор
  •   В степи
  •   Высоко в горах
  •   Встреча с пустыней
  •   В субтропическом лесу
  •   На крымской Яйле
  •   Знаете ли вы географию?
  • Зеленые друзья
  •   Зеленые друзья
  •   О чудесной кладовой
  •   Как Мичурин создал грушевое яблоко
  •   В гостях у Мичурина
  •   Фруктовые леса
  •   Как хлеб на стол пришел
  •   Пшеница и пырей
  •   Тарелка супа
  •   Про чай
  •   Про сахар
  •   Лен
  •   Из чего рубашку делают
  •   Цветной хлопок
  •   Цветочные часы
  •   Загадки
  • Наши помощники
  •   Наши помощники
  •   Самый верный
  •   По следу лошади
  •   Три брата
  •   Корова и ее родня
  •   Почему петухи поют в полночь?
  •   Шелковинка
  •   Крылатый садовник
  •   Пчелы в Арктике
  •   Загадки
  • Работа воды и ветра
  •   Вода всюду
  •   Приключения воды
  •   Плывут в небе облака
  •   Как образуется дождь
  •   Как возникают туманы
  •   Иней и изморозь
  •   Как образуются сосульки?
  •   Работа рек
  •   Ветер в ловушке
  •   Как река пришла к тебе в гости
  •   Зачем воду пьют
  •   Почему моются водой
  •   Как человек использует реки
  •   Загадки
  • Рассказы о погоде
  •   Отчего меняется погода
  •   Путешествие в грозовое облако
  •   Почему зимой не бывает грозы и молнии
  •   Что такое радуга
  •   Невидимка
  •   Приметы погоды
  •   Цветы-барометры
  •   Человек и погода
  •   Знаете ли вы?
  •   Загадки
  • Подземные богатства
  •   Подземные богатства
  •   О простом железе
  •   Драгоценная жидкость
  •   Незримые помощники
  •   Растения-геологи
  •   Рассказ об угле
  •   Как нашли уголь в тундре
  •   Геологическая карта
  •   Музей под ногами
  •   Про соль
  •   Всесоюзная солонка
  •   Волшебный камень
  •   Горный лен
  •   Моя коллекция камней
  • Необычайные явления природы
  •   Необычайные явления природы
  •   Город под пеплом
  •   Землетрясения
  •   Шаровая молния
  •   Что такое шаровая молния
  •   Гейзеры
  •   В Долине гейзеров
  •   Часы ученого
  •   Смерч на море
  •   Что такое смерч
  •   В пещерах
  •   Рождение озера
  • Ответы на загадки
  • *** Примечания ***