КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383212 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163675
Пользователей - 86547

Впечатления

Гекк про Тамоников: Лжедмитрий. Царская плаха (Альтернативная история)

"Западные правители жаждут прибрать к рукам богатые русские земли."
Хотелось бы знать, где этот кретин автор увидел "богатые русские земли" и в чем именно заключалось их богатство...
Даже собственных денег не было у тех богатеев. Да и счас нет, шелестит народ фантиками и следит за курсом евро.
Наверное, это место проклято...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Александр Машков про Сафонов: Долгая дорога домой (Самиздат, сетевая литература)

Замечательная книга! Конечно, всё выдумано, но это и написано, чтобы было увлекательно. И язык хороший!
Конечно, совсем не для тех ребят. которые мнят себя взрослыми.
Если автор читает отзывы, жду продолжения, как обещано!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Величко: Терра инкогнита (Альтернативная история)

читатель,если ты прочел хоть что-то из Величко,считай читал все.хотя на фоне нынешней писни он пишет более-менее связно и грамотно(олд скул)что нынче вобще редкость.
Ггероя - в его книгах можно обозначит тэгами -
пенсионеры,одноклассники,
гараж,водочка-селедочка,
байки,коты,технарь,
советское образование,
НИИ,омоложение,
нагибаторство англов,саксов
и прочих шведов
и своя амперия в стиле
"пинжака с карманами".
в сухом остатке фантастический лубок.хотя на безкнижье можно читнуть разок.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ZYRA про Белов: Круглый дизельпанк [СИ] (Альтернативная история)

Ну вот не знаю, дочитывать или нет. Дочитал до 30-й страницы и наткнулся на вот такое:"двадцать пять процентов американцев (удивлен, что ещё не пиндосов) верят в то, что солнце вращается вокруг земли". Забиваю эту фразу в поисковик и получаю на медузе ру. и на ленте ру. то же самое, только в отношении к россиянам. Спрашивается, при чем тут американцы? Или про себя признаться не комильфо? Боюсь читать дальше, вдруг автор примеряет очередное невежество россиян на украинцев. Я такие книги из принципа не читаю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
SubMarinka про Казанский: Данте. Демистификация. Долгая дорога домой. Том I (Культурология)

Если в авторском предисловии есть отдельное предуведомление: "Как читать эту книгу?", то почему-то не хочется читать её (((
Особенно, когда выясняется, что этот литературно-исторический анализ и расшифровка текста "Божественной комедии" Данте - в 6-ти томах...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олександр Шарло про Извольский: Дикий Мир. Колонисты (Боевая фантастика)

Отличная книга, давно правда читал, но сюжет весьма динамичный и захватывающий!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ланцов: Иван Московский. Первые шаги (Альтернативная история)

Так и хочется в качестве эпиграфа привести из Маяковского:
Грустно до слез, смешно до колик...

Классический рецепт написания альтернативки - смотрим, кто у нас сегодня враг, лезем в прошлое и начинаем по нему топтаться.

Постепенно диких чеченов в литературе сменили грузины-"грызуны", потом пришла очередь украинцам превратиться из вечно недоумкуватых хохлов в страшных бЕндеровцев :), которые, не попив крови безвинных русских младенцев, чахнут и умирают... Всякие поляки и прибалты держатся на одном и том же не слишком высоком уровне мерзости - видимо, потому что европейцы, на них перо не поднимается :).

Откровенно говоря, мысли были - что в связи с томосом должно быть написано нечто... но уж очень скользкая тема.

Но - нашелся смельчак, который перетряс "еллинских попов" в XV веке, и показал всю не то что еретичность - а прям-таки сатанизм константинопольских священников, которые и спать не лягут, пока пару козней всему христианству, а паче России не сотворят - например, создадут киевскую митрополию :)

Правда, это все плавно перетекло в легкое пока еще не отрицание, но уж как минимум порицание православия вообще и примирение, если не восхваление католицизма. Очень интересно - это автор слегка зарвался или, напротив, учуял струю и поспешил опередить всех конкурентов?

Словом, при более-менее неплохо написанном сюжете и языке, в котором запятые более-менее на своих местах - все равно заказуха (даже если ее никто не заказывал явно)...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

... и незабудкой цветя (СИ) (fb2)

файл не оценён - ... и незабудкой цветя (СИ) 679K, 167с. (скачать fb2) - (паренек-косаn)

Настройки текста:




Annotation

... и незабудкой цветя

Направленность: Слэш

Автор: паренек-коса.n

Фэндом: Undertale

Пейринг или персонажи: Underfell!Папирус / Underfell!Санс

Рейтинг: PG-13

Жанры: Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU


Никто в Подземелье не знает, отчего на человеке появились эти цветы. Никто не знает, почему они вдруг проросли и на нём. Когда болезнь поражает Санса, человек теряет свою решительность и умирает, не сумев перезапустив мир. Он вновь одинок. Ему ничего не остаётся, кроме как вернуться домой, к брату.


Живи

Помни

Усни

Пойми

Поверь

Лги

Наблюдай

Примечание к части

Сопротивляйся

Будь

Останься

Ступай

Созидай

Успей

Примечание к части

Возвращайся

Примечание к части

Цвети

Примечание к части


Живи


«Убей меня».

Папирус не силён в языке жестов, но это он понимает чётко. Несколько простых символов, нарисованных в воздухе, видятся ему горящими буквами. Санс ждёт, но, когда брат продолжает молчать в ответ, снова поднимает руки и говорит:

«Убей».

Папирус молчит.

Раньше он много думал об этом. Порой от раздражения, порой всерьёз; думал, что было бы неплохо испепелить никчёмного брата и избавиться от многих проблем. Санс доставлял определённые беспокойства ещё до того, как пришёл тот проклятый человек: Папирусу пришлось приложить много трудов, чтобы отвадить любых монстров от их дома. Санс был слаб, и о том знало всё Подземелье, а если кто-то слабый живёт в месте, где главный закон гласит «убей или будешь убит», то не приходится надеяться на лучшее. Его должны были уничтожить одним из первых.

Что ж, Папирус сильно постарался, чтобы этого не произошло. Он даже дал ему ту работу смотрителем, запихав брата в лес, чтобы он не ошивался в городе, на виду у всех. Там, у Руин, он был в безопасности. Хоть он и ненавидел эту работу, и был ленив, чтобы воспринимать её всерьёз. Это было неважно. Он возвращался домой не в виде пепла, так что Папирусу не в чем было себя упрекнуть.

Санс склоняет голову набок. Руки его двигаются будто сами по себе; взгляд отрешённый и пустой.

«Убей меня, Босс. Прошу тебя».

Он мог попросить об этом кого угодно. Он мог бы просто выйти на улицу и нарваться на неприятности, думает Папирус. Но Санс здесь, перед ним, стоит и задаёт один и тот же вопрос снова и снова.

Это жестоко, в какой-то степени. Не после того, как он защищал этого глупого сопляка долгие годы, вытягивая их семью в одиночку. Не после того, как появился человек, которого он не смог поймать, навсегда опозорившись в глазах Андайн, Короля и остальных. О боги, Санс не имеет права просить его — не после того, как предал, променяв на человека.

Он молчит, и Санс начинает жестикулировать, отрывисто и резко, чересчур быстро. Папирус не понимает. Он разбирает отдельные слова, но смысл уловить не способен. Он ищет взглядом цветок, что Санс постоянно таскает с собой в старом горшке, но того нет рядом именно сегодня, когда он особенно нужен. Цветок лучше понимает неумелый язык жестов, который Санс выучил за эти несколько недель. Папирус — практически ничего. О том, чтобы отвечать в подобной манере, не может быть и речи.

— Я не понимаю, — говорит он, в конце концов, желая оборвать эти лихорадочные взмахи. — Санс, я не знаю, чего ты хочешь от меня. Я не буду тебя убивать.

«Почему нет?» — разбирает он. Санс жестикулирует медленно, чтобы точно быть услышанным. — «Ты же ненавидишь меня».

Папирус хочет услышать эти слова. Ему до смерти надоели жесты — бездушные и бесчувственные. Он хочет слышать, как прорывается отчаяние в голосе брата, как звенят надрывные нотки, как он, чёрт возьми, теряет над собой контроль, срываясь на крик. За это, пожалуй, стоило бы уважить его просьбу.

Но Санс молчит. Папирус знает, что никогда больше ничего от него не услышит, но всё ещё с трудом осознаёт этот факт.

Он смотрит на него, на его движущиеся руки. Мех новой куртки — такой же чёрной, что и предыдущая, — щекочет шею брату, пушится у скул и задевает цветы, покрывающие всю его левую часть лица. Цветы золотистые, маленькие, и пахнут чем-то сладким и душным. Папирус знает, что золотая поросль огибает череп брата, тянется вниз, к грудной клетке, и топорщится изнутри. Он знает, что это болезненно, потому что видит, как морщится лицо Санса при попытке сделать глубокий вдох. Он знает, что ему нелегко приходится.

Не то чтобы ему жаль. Брат сам заслужил всё это.

Цветы пробиваются сквозь щели его зубов. Папирус смотрит на них, зачарованный, и думает, что Сансу чертовски повезло. Человек погиб, и цветы прекратили свой рост, тем самым спасая брата от неминуемой смерти. Он бы задохнулся — понимает Папирус в очередной раз, глядя на золотые бутоны. Они бы