КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383061 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163626
Пользователей - 86473

Впечатления

kiyanyn про Клавелл: Гайдзин (Исторические приключения)

Вторая книга Клавелла, которую прочел. Первой была "Сёгун". Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы (допуская, что перевод) - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна". Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь :), но и желания читать что-либо у Клавелла еще - почему-то не возникает...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация. Свердловск 1976. (Попаданцы)

15% прочел. Вынес твердое убеждение - стирать с диска/карты. Хорошо бы по одному байтику, чтоб удовольствие растянуть :) Ну да компенсируем оценкой "нечитаемо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Иэванор про Голиков: Самородок (СИ) (Боевая фантастика)

Очень скучно , нудно и найти Еве так и не смог , так что толко время зря потратил

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Елена05 про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Гекку не понравилось про план Ост... А вот советским людям сам план не понравился, аж так, что гнали немцев до Берлина.
Мифический...?!Сохранился меморандум оберфюрера СС профессора Конрада Мейера «Генеральный план Ост — правовые, экономические и территориальные основы строительства на Востоке», а так же другие документы по этому самому плану ОСТ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александр Машков про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательный рассказ о замечательном и светлом детстве. Очень много юмора и, как результат, много прочтений.
Но! Если вычистить рассказ от ненормативной лексики, получится обычный рассказ о приключениях пацанов на даче.
Таких рассказов немало, например, рассказы Э. Веркина и В. Машкова.
Почему так происходит? Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём.
Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Диву даёшься. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им...
Чему удивляться? Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция!
Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета. А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться!
Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: думаю, второй блокады не будет.
Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Гекк про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Вот честно, когда читаешь в тексте про мифический план "Ост", сразу хочется взять протоколы нюрнбергского процесса, и даже не сворачивая их в трубочку, забить их автору в жопу. Вместе с его поганым текстиком...
Для Елены05.
Про советских людей ничего не знаю - не знаком. А вот россияне нормально к плану "Ост" относятся - вымирают активно, их тут уговорили работать прямо до смерти, в обмен на рай после похорон. Горят, в завалах дохнут, машинами их давят, а они знай начальству жопу лижут.
Молодцы...
Где там собирается колонна на Берлин? Мне место забейте...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Гекк про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательная книжка о жутком детстве. Читаешь, и так и хочется спросить стареньких читателей:"Что, просрали всё? А счас ссыкотно?". Ну, в духе ГГ.
Рекомендую. Значительно лучше всей этой пены попаданцев.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Flowers in your lungs (СИ) (fb2)

файл не оценён - Flowers in your lungs (СИ) 293K, 23с. (скачать fb2) - (Ocellina)

Настройки текста:




Когда Нейтан в очередной раз проходится костяшками сбитых в кровь пальцев по шершавой стене, он шепчет слова, пожалуй, непонятные даже ему самому. Он воет, хрипит до пустоты в желудке и царапает собственное горло, стремясь в безудержном порыве выгрести из легких имя, отравившее ему жизнь. Но не может, буквально не может сделать этого, чувствуя как внутри прорываются органы.

В первый раз это произошло, когда он увидел из окна собственной спальни темную макушку взлохмаченных волос. Он как раз недавно проблевался от излишка алкоголя в крови и вытирал губы тыльной стороной ладони. Неосознанно, он пугающе быстро перегнулся через подоконник, провожая взглядом смеющуюся девушку, рядом с которой семенил ботаник из его класса математики. Пару секунд размышлений хватило, чтобы вспомнить, как заторможенный учитель говорил классу днем о прибывшей новенькой. Она была совершенно бесформенной, с неровно обстриженными волосами, которые, похоже, стригла сама и одета в сплошное старье, то есть, читайте — даже не стоила взгляда Прескотта.

И всё же Нейтан несколько секунд тупо пялился в спину двум, похоже, совершенно счастливым людям, а когда заметил, что какой-то первокурсник со двора испуганно уставился на него, то смачно выругался, рывком запирая окно и чувствуя в груди странное покалывание. Взгляд упал на начатую упаковку с метадоном и по его обкусанным губам растеклась кривая ухмылка, которая вымела из головы все дурные мысли о тупых соседях напротив и плоских новеньких.

Они серьезно верят, что я соблюдаю дозировку. Придурки

Пять таблеток сразу, вместо прописанных двух в день и чтобы сразу подействовало на уже набитый, измотанный организм, усталый выдох сквозь зубы и парень может откинутся на диване, расслабленно касаясь кончиком языка зубов.

Нейтан не боится темноты. Нейтан любит прикрывать веки, шторы, двери, погружаясь с головой в спасительную тьму от внешнего мира.

Нейтан не боится насмешек. Нейтан любит в компании преданного, как шавки, Вортекса унижать других людей, которые гораздо слабее его.

Нейтан не боится смерти. Потому что Нейтану совсем нечего терять в этом насквозь прогнившем трупном мире. Ему совершенно наплевать даже на себя. Алкоголь с таблетками, таблетки с алкоголем. Может, повезет?

Дни сменяют друг друга, а Прескотт проводит дни октября в своем темном коконе, изредка вставая с кровати переключить фильмы, которые вгоняют в тоску, да закинуть что-нибудь съедобное в желудок раз в три дня. Он редко посещает занятия, прекрасно зная, что ему ничего не будет за это, потому что тут решают деньги. А ему ими только не подтираться. Но всему привычному когда-то приходит конец, и закупленные наркотики заканчиваются, вынуждая Нейтана злобно шипеть, когда он закидывает последнюю дозу внутрь.

Приходится собирать одежду, вставая с кровати и искать заначку отцовских денег где-то под матрасом, потому что он знает, что папаша не переведет наличку еще минимум неделю. Он нащупывает пальцами сверток, мысленно прося Бауренса быть на пляже, а не умотать куда-нибудь в Сан-Франциско. Чистой одежды почти не остается, поэтому ему приходится надевать на исхудавший торс черную футболку, а на ноги черные джинсы.

Черный, совсем как его внутренности. Внутри тебя нет ничего светлого, Прескотт.

Нейтан даже не смотрит в зеркало, потому что зеркала нет на стене. Оно осколками валяется под ногами, разбитое в порыве вспышки ярости своего хозяина. Он запускает ледяные пальцы в волосы, отводя их назад, замирает на секунду, а потом зашнуровывает кроссовки, в спешке натягивая бомбер. За окном темнеет, а это самый любимый момент в сутках парня и он спешит выбежать на улицу, толкая плечом кого-то нерадивого в коридоре.

Вечерний воздух немного успокаивает расшатанные нервы, но он все равно бежит к парковке, сжимая бренчащие ключи. Садится в кабину, жадно вдыхая знакомый запах, заводит машину и резко трогается с места, поднимая пыль и птиц в воздух.

Всю дорогу он только и делает, что шепчет под нос просьбы быть Фрэнка на месте и изредка матерится, когда на мгновение теряет управление, заезжая на обочину. Нервы без наркотика рвутся быстрее, выводя парня из себя и буквально взрывая его изнутри. Когда он пересекает открытые ворота и вылетает на песок, оглашая ревом двигателя округу, то почти, почти что готов бросить руль и въехать в синие волны, задохнутся под их напором и весом.

Фургона Фрэнка нет на месте.

Нейтан останавливает машину на месте стоянки обычно стоявшего здесь наркоторговца и вылезает из кабины, хлопая дверью. Прикрывает слезящиеся глаза, считая до десяти, сжимает и разжимает кулаки. Чувствительным слухом слышит размеренные набеги волн на берег и далекую песню ночной птицы. Вытянутые в струнку нервы начинают сдавать назад, медленно ослабляясь. Парень только облокачивается на капот, грея сбитым дыханием замершие пальцы. Он открывает глаза, готовый бесконечно вглядываться в бесконечную