КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 373512 томов
Объем библиотеки - 452 Гб.
Всего авторов - 158714
Пользователей - 83694

Последние комментарии

Впечатления

Гекк про Михайловский: Смоленский нокдаун (Альтернативная история)

Возможна ли была война «малой кровь на
чужой территории»?

Дык, конечно возможна!!! Надо было найти необитаемый ничейный остров и напасть на него...
Не додумался товарищ Сталин, дурачок...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Богдашов: Сделано в СССР (Альтернативная история)

Ну как всегда. СССР самая лучшая в мире страна, особенно, если герой ездит на заработки в Европу. Прямо как сейчас...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Савин: Красные камни (Альтернативная история)

Увы, никакие деньги не смогут сделать автора человеком.

Так и нет такой задачи - автор просто хочет быть богатым и уехать со своей горячо любимой родины....
А иначе зачем ему деньги, на родине-то боярышник дешевый, как жизнь...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Гринвуд: Снежный блюз (Иронический детектив)

пожалуй это тот случай,когда лучше ограничиться просмотром сериала.там ГГ в исполнении очаровательной Эсси Дэвис,выглядит живой,ироничной,наблюдательной,
сексуальной,несколько
шебутной и очень привлекательной,в отличии от книжного образа.
книга - обычный детективчик для домохозяек,(с подробным описанием сколько раз во что она переоделась и чего откушала)не донцова слава богу,но не впечатлило.конечно может все дело в переводе,но не думаю.
хотя женской половине должно понравиться

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Либерман: Из берлинского гетто в новый мир (Биографии и Мемуары)

Непритязательная книга. Так уж получилось, что я недавно прочел пару книг мемуаров пленных немцев - и теперь прочел мемуары немки (немецкой еврейки), которая была в лагере для военнопленных с другой стороны.

По большому счету, все нормально стыкуется. Конечно, есть определенные нюансы, объяснимые тем, что пленные писали на западе, а Либерман - в ГДР, но не более того.

Небезынтересны и ее воспоминания о довоенном СССР. Жаль, что книга заканчивается 1945 годом - послевоенная Германия и СССР были бы не менее интересной темой...

Словом, прочел с интересом.

P.S. Но какой тонкий троллинг - поставить командовать нацистами еврейку из Берлина... :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Савин: Красные камни (Альтернативная история)

— Гадость, гадость, мистер Фёрст! Жуткая гадость! Если бы вы знали, как я тоскую по вашим фильмам, мистер Фёрст. Они ведь и в самом деле могли сделать меня человеком. Но только истина, мистер Фёрст, заключается в том, что в нашей стране только деньги могут сделать джентльмена человеком, а фильмы мистера Секонда приносят мне деньги. (с) К/ф «Человек с бульвара Капуцинов»

Прочел не все. Не хватило кулечков, а бегать блевать каждый раз в уборную - лень.

Версия первая. Эти книги приносят автору деньги. И он старается вовсю, изображая украинцев страшными врагами, с которыми нужно бороться всеми силами и методами. Кстати, методами, которые применяют нацисты (и в которых обвиняют русских) - запретом языка (украинский язык в СССР разрешен аж в двух ВУЗах, и то - тем, кто учится на украинском - пониженная стипендия), разделением Украины на куски между соседними республиками, внесудебными расправами, убийствами и т.д. Кстати, очень "милый" СССР у автора получается - почитаешь и начинаешь просто плеваться - эдакий модернизированный ГУЛАГ с сексапильными вертухайками, которые сами решают, кому жить, а кому умереть - суд? закон? вы о чем вообще?! Любая провокация, любые методы допросов - НКВД реальной истории нервно курит в сторонке - оправданы, если перед тобой враг.

А вот как выглядит идеальный подход в свободе мысли (цитата главной героини, по книге - едва ли не правая рука Сталина, делающая все, чтоб не повторилась перестройка - об одном научном работнике, позволившем себе думать): Может, тогда у тебя мозги окончательно и свернулись, не от умысла, а от дурного старания — решил, что раз тебя на науку поставили, то ты и думать должен сам, а не просто линию партии излагать? Ну что тут еще добавить? Разве что мысли еще одного из положительных героев, борющихся за построение коммунизма... "лично у меня "право меча" никакого протеста не вызывает — вот если (предположим!) Иосиф Виссарионович наш и вправду себя Императором объявил бы, и меня бы произвел в герцоги, то я (прежде никакой "голубой крови" в родословной не имевший) принял бы как должное, ну чем я хуже бушковского Сварога? И хочется, чтобы дети мои и Марии были уже в наследственном праве, а не пролетариями начинали — и вообще, общество без элиты, что армия без командиров — что-то такое еще Гегель написал, обосновывая необходимость дворянства". Похоже, что борцы с перестройкой просто устраивают перестройку на 30 лет раньше :)

Интересно при этом одно - это такой заказ "сверху" на выставление украинского (да и СССР) исчадием ада или это теперь столь непритязательный читатель пошел, рублем за эту использованную туалетную бумагу голосующий?

Есть, конечно, и вторая, более гуманная версия - что когда автор ел украинский борщ, его ударили кастрюлей по голове, и теперь (см. "Пимиентские блинчики" О.Генри) от одного слова "украинский" его корежит. Такая личная неприязнь - просто кушать не может! Непонятно только, к чему у него неприязнь, если он сам пишет - "что есть украинский этнос? А нету его вовсе!" Или вот - Нет никакой "украинской" нации. И ... нет и никакого "украинского" языка — а есть какое-то количество просторечных русских слов, разбавленных латынью, польским, венгерским. Ох, тянет автор на статью о разжигании национальной розни, ох и тянет... :)

Словом, это графоманское (17-й том я иначе рассматривать не могу...) оплевывание самих основ социализма и СССР получает от меня лично оценку "нечитаемо" просто потому, что более низкая оценка здесь не предусмотрена.

Увы, никакие деньги не смогут сделать автора человеком. Нацист - он и есть нацист, даже если рядится в красные одежды социалиста. Кстати, именно так и получаются незабвенные национал-социалисты...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Васильев: Черная Весна (Героическая фантастика)

очень неоднозначно.
не могу сказать,что сильно понравилось,но до финала все-таки дочитал.маг в мире Васильева похож на человека с пистолетом Макарова в толпе людей с холодным оружием - случись что,кого-то он,конечно,приберет,но шансов остаться в живых у него нет.уровень написаного весьма высок,но...перечитывать точно не буду,"ведьмак" имхо на порядок лучше.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Каникулы Мага (fb2)

файл не оценён - Каникулы Мага (а.с. harry potter: фанфик) 352K, 105с. (скачать fb2) - Bandileros

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Bandileros

Каникулы Мага

0. Призыв Подручного


Ох, ну и приложило же меня во время очередного перехода! Я вывалился куда-то, успев перед падением на зелёную травку сгруппироваться, так что завалился я не как клоун, а более-менее цивилизованно, вскочил, оглядывая окружающую обстановку. Во-первых – подростки. Вокруг полным-полно подростков. Солнышко блестело, небо было голубым, травка зелёной, а вокруг, судя по виду, какой-то замок. Почти что родной хогвартс, но… Есть но. Подростки в какой-то странной форме, у девушек юбки до колена сочетаются с классическими мантиями, у мальчиков форма тоже классическая. Внешность – бросалась в глаза. Рядом стояла хрупкая девушка, на вид лет шестнадцать, но с отставанием в физическом развитии, плюс хрупкой конституции. Каши мало ела и мало бегала, сразу видно. Зато рядом в десяти метрах стоит её антипод – высокая, загорелая, с неплохими такими дойками, смеётся. Все смеются, а хрупкая девочка похоже – мишень для их насмешек. Так, я не понял, что происходит и почему на месте моего выхода столько разумных, и главное, схрена ли они меня ждут?

– Эй, вы, какого лешего здесь происходит?

Ноль внимания. Язык мне не знаком, вот это раз. Давненько я не имел проблем языкового барьера!

Что ж, встаю и отряхиваюсь, оглядываясь заодно по сторонам – хрупкая девочка подходит ко мне и что-то говорит мужчине, стоящему рядом.

Не став лишний раз их нервировать, я очень мягко скользнул в её разум, чтобы понимать, о чём речь…

– Но никто никогда не слыхивал, чтобы подручный был простолюдин! – возмущению Луизы не было предела.

Да, имя это то, что в легилименции проще всего узнать, вокруг него крутится всё собственное Я.

– Простолюдин он или кто ещё, – под смех всех собравшихся сказал профессор, – это ничего не меняет! Продолжаем церемонию!

Мне стоило больших сил удержать смех. А вот Луиза впала в бездну отчаяния и недоумения под насмешками остальных, даже меня.

Мне было смешно потому, что эти маги считают меня простолюдином – то есть человеком без магии. Я бы конечно разозлился, будь мне лет десять, может быть даже оскорбился или тут же постарался показать всем, что я дескать маг, но эта детская привычка показывать себя везде мне чужда.

Судя по всему, кто перед ними они определили по одежде. Ещё один урок всем без исключения – внешность обманчива. Судить по внешности – значит гадать на кофейной гуще, и не факт, что угадаешь. Мог бы их всех здесь урыть и подчинить, но зачем? Я уже усваивал информацию из головушки Луизы. Итак, мы находимся в некоем аналоге моего родного мира в стране, схожей со средневековой францией. Здесь правит королева – с её образом у Луизы было немало связано. Аристократия – это маги, все без исключения. Что в общем-то логично.

Чем-то это напоминает мой мир без статута секретности и его последствий. Маги – правят, обычные люди – подчиняются. Жизнь в целом сильно отличается от средневековой. Есть своя религия, но ревностных религиозных фанатиков немного и они не промывают всем мозг любовью к богу ихнему и местному вообще. Местный бог должно быть интересная штука, нужно будет с ним законтачиться. Когда-нибудь, будет интересно поговорить.

Едем дальше – меня призвали как подручного. Тот факт, что я совершал межмировой переход… Хм… Вообще, тот факт, что местные способны призывать существ из других миров – это огромный плюс им в магические умения, потому что магия такого уровня редка. Не требует чудовищных затрат маны, но просто редка, её уничтожают сами боги и околобожественные сущности, которые не хотят, чтобы в их тёплый уютненький мирок набежало всякого. Оставлять такие заклинания – всё равно что постить везде в интернете свою почту, завалят спамом так, что не вздохнёшь. А есть ещё неприятные личности, которые спецом ищут такие пути и проникают в открытые миры, разграбляя их на предмет различных ценных вещиц. Как например Сильмариллы, Дары Смерти и прочие прелести отдельно взятых миров.

Вопрос остаётся открытым – где я нахожусь? Судя по моим ощущениям – отсюда рукой подать до моего родного мира, то есть призыв Луизы перехватил меня уже в полёте домой и притянул. Такое ощущение, что этот мир и мой – буквально как два соседних острова, как Англия и Ирландия. Вернее в обратном порядке. Ни за что не поверю, что здесь много сильных магов, хотя уровень тех, что я вижу перед собой – начинается с четвёртого, и доходит до седьмого – это у профессора.

Пока я чесал ухо и думал, Луиза подошла ко мне с явным намерением завершить ритуал. Завершался он тактильным контактом, лучше всего – поцелуем. Я всё ещё сидел на травушке и думал, что да как. Луиза наклонилась ко мне, выпятив губы. Ха-ха.

Что ж, Луиза – вполне в моём вкусе. С определённого момента я перестал любить большие сиськи и больших женщин, а вот миниатюрных наоборот, полюбил. Поэтому протянул руку и Луиза успела только удивлённо булькнуть, когда я притянул её. Ох, зря она попыталась что-то сказать, получился очень смачный поцелуй, я притянул её к себе и положив правую руку на спину, а левую на розоватую шевелюру, поцеловал взасос, страстно. Луиза даже опешила и через мгновение ответила на поцелуй. Начала возбуждаться. Я тоже получал определённое удовольствие – такая милашка, такие миленькие губки и хрупкая, прям прелесть. Она не удержала равновесие и завалилась на меня, положив руки мне на плечи. Мы целовались, по-моему, она потеряла связь с реальностью и просто наслаждалась моментом. Чую, мне ещё попытается врезать за это, но… Потом.

Луиза раскраснелась, тяжело дышала, когда наши губы наконец потеряли контакт. Дышала прям мне в лицо и взгляд был затуманен возбуждением. Снова потянулась, но на этот раз перед её лицом появился посох профессора:

– Что происходит? – гневно спросил он у Луизы.

Я оглядел через плечо своей новой «хозяйки» студентов. Все были красные как помидорки, даже профессор. Луиза тяжело дышала и повалилась на меня, положив голову на плечо. Кажется, у неё что-то в голове неправильно работает. То она злая и раздражённая, то страстная, то смущающаяся и милая, невинная. И эти личины меняет очень мастерски. Или они сами меняются. Растроение личности.

Взяв Луизу на руки, я почувствовал, что на руке появляется что-то. Так, а это должно быть печать подручного – я не мешал ей. Печать появилась и ярко засияла, в мою ауру потянулись нити, но тут же сгорели. Это примерно то же, что сунуть чугунную кочергу в раскочегаренную сталеплавильную печь, ну или то же, что помешивать угли в очень сильном костре тонкой сухой веточкой.

Поднял на руки девушку и встал, посмотрел на профессора, который был обескуражен.

– Что здесь происходит? – спросил он у меня.

– А я знаю? – ответил ему на родном английском языке, – где мы и что это за толпа дурачков вокруг?

– А, да, ты же не знаешь нашего языка, – сказал он, кивнув, сам себе, – ритуал завершён! А теперь всем разойтись!

Луиза засопела у меня на руках. Похоже, у девочки случился нервный срыв на почве всеобщих насмешек. Так, я как раз думал устроить перед возвращением домой небольшой отдых? Да, думал. Тут как раз неплохие условия. Замок и магическая школа, опять же, можно считать, почти Хогвартс. И можно развлечься – судя по всему, тут маги имеют возможность иметь целые гаремы из простолюдинок или даже магинь, и никого это не волнует. Особенно если это аристократы.

Профессор обратился ко мне, он махнул рукой следовать за ним и пошёл в сторону замка. Остальные студенты… Взлетели левитацией. Я не стал пока демонстрировать свои магические способности и просто пошёл. Моя магия достаточно сильна, чтобы действовать тонко, настолько, чтобы окружающие не поняли, что я маг. Это будет весело! Ролевая игра – я их люблю.

Профессор обернулся ко мне и посмотрел на мои руки, в которых уютно устроилась Луиза, о чём-то подумал. Подглядывать я не стал. Кивнул мне и снова пошёл. Я прошёл за ним в замок. Архитектура похожа на Хогвартс. Профессор довёл меня до коридора. Судя по запаху и внешнему виду, тут вроде общежития девочек. Чую в соседних комнатах девушек, Кольбер довёл меня до одной двери, толкнул её. Дверь не поддалась. Нахмурился, после чего указал на пол перед дверью, мол, постой здесь.

Я улыбнулся и пнул дверь, попутно применив простейшую алохомору и телекинезом удержав дверь от громкого стука. Профессор удивлённо на меня посмотрел. Я же вошёл в комнату. Тэк-с, что у нас тут? Уютненькая комната аристократки. Шкафы справа, прямо напротив двери окно, слева у стенки стоит кровать с балдахином, напротив кровати у правой стенки письменный стол. В целом, всё довольно аскетично, как по мне. Я положил Луизу на кровать и провел рукой по волосам, девочка засопела и свернулась калачиком. Снял с неё обувь и накрыл одеялком. Вот такой я заботливый стал. Становлюсь сентиментальным! Добиться бессмертия проще, чем найти то, ради чего захочется жить вечно. Почему бы и не ради милых девушек? И вообще, ради удовольствия, эстетического и эмоционального. Любовь-морковь там, няшки-обнимашки, красота и милота. А в перерывах устраивать массовый геноцид любых, кто посмеет нарушить мой покой…

Профессор стоял на входе. Я обернулся к нему и посмотрел, слегка склонив голову. Он хмыкнул, после чего пробормотал:

– Надеюсь, вы не будете делать глупостей… – и развернулся.

Ушёл.

Думаю, его переубедило моё бережное отношение к Луизе, а то болезный бы думал, что я её сейчас пёхать собираюсь. Нет, я не против, но в более приятной обстановке, а у девочки нервный срыв, ей сейчас показан покой, целебный сон, а так же никаких магических нагрузок и нервотрёпок. Стоило Кольберу уйти, я принялся налаживать свой собственный быт. Во-первых – подошёл к зеркалу и посмотрелся в него. Из зеркала на меня смотрел молодой человек в кожаной куртке и джинсах, с аккуратной причёской, мягкими чертами лица. Я бы даже сказал, родными аристократичными. У нас в Англии это так называлось – что ни говори, порода, не меньше пятидесяти поколений магов в предках. Плюс маги всегда красивы, это тоже плюс к магическому обществу. Оглядев себя, признав внешность вполне соответствующую, я постарался узнать, с хрена ли меня вообще приняли за простолюдина. А, ну да, одежда явно не аристократическая, судя по тому, что я здесь увидел – простая и надёжная, к тому же зачарвана, в одежде мифриловые нити и мощные зачарования, упрощающие мне жизнь. Кучка кармашков на одежде – в них теперь хранится не самое необходимое, как раньше, а второстепенное, то, что в самой экстренной ситуации можно и потерять. Из сумки, что болталась на поясе, я вытащил удобный магический матрас. Моя разработка – тонкий как бумага, свёрнутый в трубочку, его расстелил на полу, матрас тут же приобрёл объём, словно надувной, только он был цельно сделан из мягкого трансфигурированного материала. И имел подогрев, что немаловажно, забрался на него и сел, попутно раздумывая, что делать дальше.

Нет, демонстрировать магию пока не буду. Это просто неинтересно! А вот попытаться поиграть в ролевую игрушку под названием «подручный и его госпожа» можно. Только бы у этой девочки злобная садистка не проснулась – иначе я её сам так отшлёпаю, будет стоять на уроках.

Пришлось, погревшись на матрасе, ложиться спать, решив, что утро вечера мудренее.


* * *

Проснулась Луиза Франсуаза утром. Она потянулась – было непривычно спать в одежде. Осмотрев себя, она скривилась, а потом вспомнила, как дошла до жизни такой. Лицо её мгновенно пыхнуло краской – она поцеловалась с подручным! Да ещё и так, словно нет большего удовольствия… Луизе стало стыдно. Очень стыдно – ведь их видели все её сокурсники. И чем это может закончиться? Будут ещё и извращённой Луизой обзывать!

Девушка встала с кровати – за окном уже светлело. В комнате было тихо и необычно свежо, но тепло. Луиза на это не обратила внимания, огляделась. Никого не было в комнате. Она вздохнула – последний, кого бы она сейчас хотела видеть – это её простолюдин-подручный.

Смущённая девушка дотопала до зеркала и посмотревшись в него, не обнаружила ничего необычного. В этот момент дверь бесшумно распахнулась, но Луиза почувствовала изменение тока воздуха в комнате и повернулась. В дверях стоял её подручный. Это был юноша лет пятнадцати, но так же, как и Луиза, хрупкого телосложения, ниже своих сверстников. Лицо у него было вполне себе приятным на вид, глаза – чистого зелёного цвета, улыбка на лице немного снисходительная.


1. О вреде гаремов


Осталось только охреневать от того, как резко меняют личности место, Луиза из милашки тут же превратилась в стерву. Вернее не стерву, а просто ощерившуюся напускной злобой девочку, чтобы не потерять лицо, так сказать.

– Что смотришь, смерд!? – громко сказала она, скрестив руки там, где должна быть грудь, – я не разрешала тебе входить!

Эм… Мне одному кажется, что у неё проблемы с распределением ролей и завышенное самомнение? Впрочем, все девочки такие, эта – только более ярко выражена. Все они и морозят, и изображают стерв, и делают ещё много каких глупостей. Это мы, мужчины, прямые как палка. А эта – злится, но это защитная реакция, потому что иначе она сдастся без боя на милость победителя, грубо говоря.

– Полегче, – я уже выучил язык местных, хотя и так себе, – у тебя проблемы с воспитанием.

– Что? – у Луизы глаза на лоб полезли, – ты смеешь мне высказывать подобное? Смерд!

Ну вот, ничего умнее придумать не может. Улыбнулся, глядя на её красное от злости лицо и сделал комплимент:

– А ты очень милая, когда злишься.

– Чт… – Лицо стало ещё краснее, и не от злости, – что ты такое говоришь? Дурак!

– Ня! – Я улыбнулся, – такая миленькая! И у тебя сегодня уроки, должно быть?

Луиза застопорилась и посмотрела на часы. Довольно массивное устройство, стоящее рядом со шкафом. Напольные маятниковые часы показывали восемь утра. Она вскочила и резко начала скидывать с себя одежду. Я конечно не пуританин, но не слишком ли это смело для девушки из почти средневекового мира? Пусть и магического. Оставшись голышом, она подбежала к шкафу и вытащила там труселя, не стесняясь моего взгляда, переоделась в чистое бельё, а я пока мог вовсю разглядывать её прелести. Груди нет – одни намётки, но вырастет ещё. Зато фигурка уже очень симпатичная, талия тонкая, попка круглая, в общем, ня.

Одевшись, Луиза схватила меня за край куртки и потащила за собой. Она недовольно на меня зыркала всю дорогу, словно старалась прожечь дыру во мне. Я был прав, тут общежитие девушек из академии. И я единственный парень, который может на легальных основаниях здесь тусоваться. Кажется, мне выпал джекпот. Луиза выбежала из жилого корпуса и двинула в сторону главного здания академии. К моему удивлению, меня она не пригласила с собой дальше – около входа остановилась и резко развернулась ко мне:

– Тебя как зовут?

– Тебе полное имя или короткое?

– Да без разницы! – Надулась порозовев Луиза.

– Гаррисон Джеймс Поттер-Эванс, – вежливо склонил голову, – собственной персоной.

– Э… – она растерялась, – а я Луиза.

– Я уже понял. Тебе пора на занятия?

– А, да… – она развернулась и пошла.

Должно быть чувство, что что-то не так. Не так должны знакомиться те, кто вчера ещё страстно целовался во дворе академии. Я решил не забивать этим голову и пока пойти заняться чем-нибудь. Времени много, погода хорошая, а по дому я всё ещё ночью сделал и наложил чары для закрепления чистоты, теплоты, свежести и уюта. В общем, сделал всё, что только хотел.

Детишки спешили в здание, прозвучал колокол с одной из башен академии. Что ж, пусть постигают магическую науку, а я пока отдохну.

Выбор где и как отдыхать был сложен. Плюс я знаю в академии не так много мест, где могу отдохнуть, в библиотеку меня не пустят. Во дворе чем-нибудь позаниматься? И главное – не демонстрируя во все стороны свою магию. Что ж, думаю, и такой вариант имеется. Можно поупражняться в стрельбе.

Я двинул во двор и достал из сумки винтовку. Здесь огнестрел уже существует, а это наиболее адекватное оружие в случае чего. Да и светить своё магичество не нужно, опять же. Винтовка, или даже карабин, у меня был давно, это рюгер-мини. Простенький, самое то, чтобы поразвлечься, стреляя по баночкам. Он был улучшен магией по самое немогу. Я мог бы перезачаровать его с использованием мифрила – но мне не нужна мега-имба, достаточно того, что магазин вмещает пятьсот патронов, звук выстрела не громче хлопка в ладоши, а отдача снижена до лёгкого подёргивания винтовки. Двор в академии был большим, между внешними стенами и собственно самим замком было предостаточно места, несколько сотен метров, вот на них то я и решил попрактиковаться. Зарядил цельнометаллические простые патроны, сходил к стене и поставил около неё баночки, повесил несколько мишеней. Отошёл на сотню шагов и прицелился…

Стрельба оставалась незамеченной многими. Винтовка прекрасно справлялась с задачей и стреляла очень кучно, плюс мой развитый до немогу глазомер… все пули в цель. Магазин я расстрелял примерно за час интенсивной пальбы по мишеням – на стене осталось много выбоин. Стрельба была делом увлекательным, нужно будет тут, в этом мире, сходить на охоту. Без магии и сверхчувств, просто полазить по лесу в поисках какого-нибудь зверя вроде кабана и устроить праздник обжорства. Обеликс меня поддержит – нет ничего лучше, чем кабанчик на вертеле.

Постреляв, пока не надоело, начал искать, чем бы таким заняться. Однако, мои поиски приключений были прерваны появлением студентов, которые широким потоком выходили из замка. Луиза тут же направилась ко мне, я успел спрятать винтовку, так что никто не заметил.

– Сегодня нет занятий, – сказала она абсолютно надменным тоном, – ты разве не голоден?

– Нет, - мягко улыбнулся я ей в ответ на насупившуюся мордашку.

И мы пошли в определённый двор академии. Другие либо были уже там, либо направлялись туда. По пути молчали. Первая, кого мы увидели, была та фигуристая загорелая девушка, рядом с ней сидел её фамильяр – монстрик с огнём на хвосте. Кажется, они здесь зовутся саламандрами. Она решила поиздеваться.

– Луиза, ты попросила этого простолюдина выпрыгнуть? Ты хорошо всё разыграла.

Луиза в ответ начала стиснув кулачки отвечать:

– Я правда его призвала! А он – то, что появилось!

Ух ты, бедная моя Луиза. Да над ней издеваются. Судя по виду этой девушки – она вроде как косплеит знойную красотку. Но на деле, думаю, не такая уж она и слабая на передок, как хочет казаться. Заигрывания – её стиль, а уж унижения более слабых у таких женщин вообще в крови. Нужно будет это как-то прекратить. Только как, не нажив себе врага и заодно красиво всё обернув? Вопрос.

– Но ведь это ты – бездарная луиза! – и очень фальшиво засмеялась, уходя прочь.

Луиза злилась и пыхтела, стиснула кулаки:

– Что это с ней? Не стой как истукан, принеси мне чаю!

Хм… Хорошее такое первое задание от «хозяйки».

Мы уже практически пришли – здесь был отдых на свежем воздухе. На травке поставили столики, кресла, ходили служанки, детишки пили чай и общались друг с другом. Я решил пока взять тайм-аут и отошёл от Луизы. В стороне послышался вскрик. Темноволосая девушка лет пятнадцати в одежде служанки уронила свою ношу – кусок пирога, а перед ней парил в воздухе чей-то фамильяр. Летающий глаз. Забавная магическая зверушка. Подошёл к ней и протянул руку, вежливо склонив спину:

– Вам помочь, леди?

– Ой, простите, – она не сразу заметила руку и подала мне свою относительно хрупкую ладошку, – а это вы тот простолюдин, которого призвала госпожа Вальер?

В её устах это слово звучало даже гордо. Даже стыдно обманывать их, ведь я маг… но думаю, переживёт. Да и так легче наладить контакт.

– Да, моё имя Гаррисон. Но можете звать меня просто Гарри, прекрасная леди, – я слегка улыбнулся лисьей улыбкой, помогая ей встать. Девушка подняла с травы кусочек пирога и положила обратно.

– А я Сиеста. Служанка в академии, такая же простолюдинка, как и ты, – ответила она с улыбкой и смущением.

– Эй, мой пирог уже готов? – послышался юношеский голос. Я повернулся – там сидел блондинчик. Кажется, вчера я его уже видел около общежития и он был с другой девушкой. Ха, да парень не слабак – полигамия здесь не то чтобы запрещена – но женщины относятся к ней не всегда положительно. Скорее даже почти всегда отрицательно.

Сиеста тут же направилась к пареньку, поставив перед ним кусочек пирога. В этот момент начала разыгрываться драма. К парню двигалась первокурсница – девушка в коричневой мантии. Она держала в руках корзинку с чем-то и искала глазами блондинчика. Кажется, сейчас будет любовная сцена.

Ну правда. Нашла его и подбежала, держа в руках корзинку.

– Гиш, ты же обещал, что… – начала она, чуть не плача.

Пассия Гиша, монморанси, ревниво стиснула зубы и процедила:

– Кто это? – у парня проблемы. Он попытался сделать хорошую мину при плохой игре, но игру поломал я.

– Девушки, не ссорьтесь. Леди, поставьте свои угощения на стол, так вроде бы принято, – попросил я, подойдя к ним и начал медленно ментально влиять на всех присутствующих. Ну а что? Я за мир и любовь, а если это ангельский тройничок – то тем более рад, как за себя, так и за других. Девушка поставила корзинку и начала вынимать сладости и угощения. Монморанси сверлила её взглядом, но я вклинился в её мысли, говоря очень мягким и успокаивающим тоном:

– Монморанси, не всё, что тебе нравится, может принадлежать лишь одной тебе. Солнце греет всех без исключения, желать быть единственной – это эгоистично. Тем более, что тебе же не достанется меньше солнечного света, если под солнышком будет греться и кто-то другой, верно?

– В… верно, – недоумённо ответила блондинка.

– Иногда случается так, что любовь подобно солнцу, появляется у многих из нас. Желать большего, чем может тебе дать это прекрасное чувство – разве есть что-то хуже? – я уже нёс пургу, поскольку главное – то, что я ей вкладывал в мозги и мягко, очень мягко влиял на них.

Вторую девушку звали Кэти. Я сел к ним за столик и тихим, вкрадчивым голосом, рассказал про любовь и прелести ангельского тройничка, так что обе девушки аж загорелись желанием попробовать. А Гиш… Ха, Гиш сидел и смотрел на меня так, что только глаза на лоб не вылезли. На прощание я подмигнул ему и кивнул двум девушкам, которые сели от парня по бокам. Кэти уже пододвинула ему суфле, а монморанси – чай, Гишу ничего не оставалось делать, кроме как принять подношения.

Хе-хе. Сделал гадость – на сердце радость. Гадость потому что… Хм… Ангельский тройничок прекрасен, когда на одну ночь, но если завести роман сразу с двумя девушками… тут и одной то бывает зачастую слишком много – потому что внимание нужно уделять, подарки дарить, выслушивать её трескотню… А если двое, то это уже взаимоусиленный эффект – спевшись две подружки-любовницы могут так выносить мозги, что ни одному парню не пожелаю. Нужно либо быть умелым мастером в общении с девушками, либо иметь девушек с необычным складом ума, которые не достают парня, либо быть как персидские шейхи, повелителем гарема, чтобы девушки были счастливы, если хозяин гарема вообще на них внимание обратил.

Иначе… Иначе это будет ад. С точки зрения отношений – абсолютно то же самое, просто их двое и они друг друга не ревнуют, с точки зрения мозгоклюйства – удвоенное количество. А если уж девушек три, то это вообще полный пэ. Странно, но именно три это определённая психологическая группа, именно три подруги, а не четыре, могут затрахать и ментально, и физически так, что парня можно считать точно не хозяином гарема, а секс-прислугой трёх дьяволиц.

Думаю, Гишу пора ощутить костями и прочими частями тела, что такое две девушки – я девушкам ещё одну ментальную программу вложил, так что его ждёт очень жаркая ночка…

Ох, как же я забыл про поручение Луизы принести чаю? Ладно, будем импровизировать. Взял со стола один из подносов, который уже использовали, пока никто не видел, очистил чашки заклинанием и полез в сумку – там нашёлся чай, пачка чая из Средиземья. Очень хорошего, к слову, и не менее дорогого. Насыпал немножечко в чайничек и магией заварил его, разогрев воду, взятую из бездонной фляги…

Луиза сидела за столиком поодаль от всех. Я принёс две чашки чая и поставил их на стол, сам сел за стол перед ней и посмотрев на жутко недовольную моську Луизы, пригубил этого замечательного чаёчку. Он ещё пропитан энергией камня жизни, так что действие на организм имеет самое благоприятное. Луиза пила, поглядывая по сторонам, куда угодно, но только не на меня. Все нянчились со своими фамильярами. Может быть, мне тоже завести какую-нибудь зверушку? Хотя мне страшно подумать, что за фамильяр у меня может быть. Судя по всему, уровень фамильяра если и отстаёт от уровня хозяина, то ненамного.

Луиза поставила чашку на стол и недовольно спросила:

– Ну и где ты пропадал?

– Решал любовные неприятности мистера Гиша.

– И почему мой фамильяр, – она повысила голос, – занимается подобным? Гиш тебе никто, я твоя хозяйка!

– М… – Многозначительно посмотрел на неё, – и что это значит? Ты надеешься в моём лице найти прислугу? Или защитника? Или может быть, мужа? – ух ты, как резко полыхнула и засмущалась, прям кавайка.

Я отхлебнул чайку и продолжал смотреть на девушку. Луиза хотела было встать, но передумала. Через двадцать минут наших гляделок послышался шум со стороны школьников. К нам пробивался Гиш. Гиш Де Граммон собственной персоной. Он был слегка потрёпан, шевелюра в хаосе, на лице выражение ненависти и ужаса.

– Эй ты, простолюдин! – явно ко мне обращается, но я его не замечаю. Он подошёл ближе и уткнулся руками в стол, навис над ним и проорал мне в лицо:

– Это всё из-за тебя! Немедленно останови их!

– Во-первых, – я поставил чашечку чая рядом с рукой гиша, – вежливые люди не повышают голос без необходимости. Во-вторых – не мешают другим пить чай, и главное – ты сам решил завести роман сразу с двумя девушками. Так чем ты недоволен?

– Так это была месть? – ухты, сколько ненависти и злобы в его голосе, – ну всё, простолюдин, я вызываю тебя на дуэль! Ты поплатишься за то…

– За то что ты захотел сразу две девушки, но силёнок и на одну то не хватит? – улыбнулся я.

Вокруг послышались смешки в адрес Гиша. Он стиснул зубы:

– Дуэль!

Луиза попыталась было вмешаться, но я больно ткнул её ногой под коленку и она оборвалась на полуслове.

– Хорошо. В случае проигрыша женишься на обеих девушках.

– Простолюдин будет ставить мне условия? – Самодовольно сказал он, выпрямившись.

Господи, какой же нарцисс. Я такого не видал со времён Гилдероя Локхарта. Это просто люто. Никогда бы не подумал, что мужчина, тем более, юноша, способен настолько уйти в самолюбование. Мне это противно, так что не имел ничего против того, чтобы расквасить ему морду.

Гиш ещё раз прокричал на весь двор о том, что дуэль состоится прямо сейчас на соседнем дворе и ушёл. Луиза тут же вскочила:

– Ты не можешь! Я запрещаю тебе!

– Боюсь, мне придётся проигнорировать твой приказ. В конце концов, хуже того, чтобы иметь отношения с двумя девушками – замахиваться на них, не имея никакой возможности даже с одной нормально сладить. Слабак, – презрительно сказал я.

– Гиш тебя убьёт!

– Было бы интересно посмотреть такую попытку, – задумался я, – пойдём.


* * *

Студенты массово двинулись на соседний двор академии. Всего дворов было шесть, круглая площадка, на которой находилась академия, разделена была на шесть больших секторов. Круговая оборона.

Луиза пыталась удержать своего подручного, но куда там хрупкой девушке. Она была вне себя от злости, но достаточно было намекнуть на то, что она волнуется за подручного – и вот Луиза уже в пику Гаррисону отвернулась и стояла с горделивым видом, словно судьба подручного её не волнует совершенно. Правила академии запрещали дуэли между учениками – но к подручным это не относилось, поэтому Гиш уже мнил себя победителем. В это время Гаррисон просто шёл к месту проведения дуэли. Его приближение с Луизой на буксире вызвало шумиху среди учеников. Гарри даже удивился тому, как легко эти дети меняют своё мнение и с каким удовольствием бросаются на тех, кого считают неправильными. Ту же Луизу или Гиша. Но если Луиза закрылась от них своим характером, то вот самолюбивому мальчику это было серьёзным психологическим ударом.

Гаррисон думал, использовать магию или нет? В любом случае, он ничего не потеряет, но без магии будет сложно. Нужно было выдержать один единственный бой.

В конце концов, он решил отправить в бой парочку Белых Рыцарей. Произведения своего искуства големостроения. Наполненные магией, магическим мифрилом и украшенные золотом и самоцветами, эти трёхметровые гиганты были очень быстры, умны, искусны во владении самым разным оружием. Так и не пригодившиеся ему в прошлом, они были самым опасным противником для неподготовленного мага. Их магическая и физическая защита не оставляли шанса слабым противникам.

Гиш решил восстановить в глазах публики своё самолюбие, поэтому нахваливал себя перед боем и это уже малость приелось, так что звучало немного приторно. Когда Гарри подошёл и встал напротив Гиша, блондин спросил:

– Готов сегодня умереть?

Гарри лишь склонил голову и улыбнулся. Гиш достал свою палочку в виде розы и махнул ею, с палочки сорвалась пара лепестков, упав на землю они превратились в големов. Фигуры размером и высотой с самого Гиша.

– Не зря меня зовут бронзовый Гиш, – продолжал блондин сеанс самолюбования, – потому что я вызываю бронзовых големов, которые послушно сражаются с моим противником.

Не успел он договорить, как два голема бросились на Гарри. Запарно. Гарри отклонился в сторону и вытащил из кармана две белых сферы, бросил их на землю. В клубах дыма появились они… И они прекрасны. Две исполинские фигуры – три метра ростом, прочная броня, мощные наплечники, в руках – кистени. Но главное – понт. Хороший понт – дороже денег. Золотой корпус, который в нужных местах подчёркнут россыпью бриллиантов и самоцветов, оттенён серебром. Вид големы имели очень монументально-пафосный, пафос уровня вархаммера и его примархов. Големы были вдвое выше големов Гиша, они просто схватили эти бронзовые игрушки и смяли к чертям собачьим.

– Раз уж ты решил помериться големами – пусть будет так, – сказал Гарри, видя всеобщее восхищение, – мои големы – Белые Рыцари.

Белые Рыцари изначально были не только личной гвардией, но и частью церемониала государственного уровня, поэтому и имели такой внушительный вид, что пафос прям из всех щелей. На кирасе изображён орёл, расправивший крылья, на плече – герб Поттеров.

Удивление и восхищение всех вокруг можно было пощупать руками. Выкриков было довольно много. Гиш махнул ещё раз, призвав на этот раз четыре голема, но… Белые Рыцари – творение отнюдь не новичка, которым был Гиш, Белые Рыцари сорвались с места с огромной скоростью и аккуратно смяли големов Гиша, разрушив тем самым их механику и превратив в обычные куски бронзы. Они были стремительны, сильны, искусны, настолько, что у студентов прокатился вздох восхищения. Один из рыцарей нагло вырвал из рук Граммона его волшебную палку в виде розы и смял в руке, после чего поднял самого Граммона над землёй и хорошенько встряхнул. Гарри попросил:

– Подержи его так пока, – и вышел из-за спины голема, – Гиш, не пойми неправильно, ты молодец, что стал ухаживать за двумя девушками. Они обе прекрасны, умны, милы каждая по-своему и у тебя могло бы всё получиться. Но ты не знаешь одного – две девушки – это в восемь раз больше запары, чем от одной. А если они подружатся, то в шестнадцать раз больше. Это тебе не цветочком махать и изображать из себя аристократа, – Поттер пнул носком ботинка сломанную палочку Гиша, который как котёнок висел, удерживаемый за шкирку, – так что впредь – будь осторожен в своих желаниях. Они могут сбыться!

Поттер кивнул голему и тот отпустил Граммона. Гиш повалился на землю, големы засветились ярким светом и превратились в две маленькие белые сферы, которые влетели в руку Гарри, он тут же спрятал их в кармашек.

Вокруг воцарился шум, но больше всего порваны шаблоны были у Луизы. Гарри шёл прямо к ней, Луиза порозовела, но потом место смущения заняло раздражение:

– Дурак! – прокричала она и развернувшись, убежала, заливаясь слезами. Гарри недоумённо склонил голову, а над Гишем уже ворковали две девушки, приводя своего принца в порядок. Ему ещё обязательную программу ночью откатывать надо, не дело ему валяться на земле!


2. Байкерский клуб Тристейна


– История их довольно занимательна, – Кольбер ходил между столов в своей лаборатории, – все эти вещи имеют происхождение из иного мира. Иногда они попадают к нам, но мне так и не удалось вычислить, когда и как.

– И вы их собираете? А остальные?

– В нашем мире ходят легенды о многих штуках из другого мира, – улыбнулся кольбер, – правда, немногие знают, что это и как ими пользоваться. Изредка это оружие, изредка что-то другое. Доподлинно известно, что наш ректор, старейшина Осман встретил давным-давно солдата из другого мира. И принёс его в академию, но солдат всё равно скончался. Перед этим успев спасти старейшину от монстра с помощью так называемого посоха разрушения…

Хм. Странные тут названия. Впрочем, магическое мышление свойственно местным более чем кому либо. А чем ещё могут назвать стрелялку какую-нибудь, как не посохом разрушения? Я спросил:

– Могу я на него взглянуть?

– Боюсь, – Кольбер нахмурился, – это невозможно.

– Хорошо, так хоть как он выглядел?

Профессор задумался и описал мне – раскладная трубка зелёного цвета.

Похоже, одноразовый гранатомёт. Я развернулся и порывшись в сумке, вытащил оттуда РПГ-7, положил его на стол:

– Такой?

– Нет, но… – Кольбер поправил очки и стал присматриваться, – а это для чего?

– Лучше, если в вашем мире не будет подобного оружия, – остановил я рукой потянувшегося профессора, – по крайней мере, судя по статистике погибших в последних войнах, у вас всё тут мило и пристойно.

– Это ты к чему? – он поднял взгляд, поправив очки.

– Это я к тому, что лучше вам не заниматься развитием немагического оружия. Счёт погибших пойдёт на десятки миллионов, так что просто скажите, подобную фигню вы видели?

– Да, хотя она очень другая…

– Хм… Может, – я залез в наручный браслет-комп и развернул над рукой иллюзорный экран, выведя на него кузенский М-72, – это?

– Точно, – Кольбер снова поправил очки, – точно он. Но как вы это сделали? Это иллюзия?

– Магия, – свернул изображение, – значит, я прав. Что ж, а я думал, у вас сами дошли.

– Нет, примерно пятьсот лет назад к нам впервые попало оружие из другого мира, и через триста лет были созданы королевские мушкетёры, вооружённые огнестрельными мушкетами. Они неплохо дополняют магов, весьма опасны на малых дистанциях.

Я кивнул ему благодарно, рассматривая свой РПГ-7, который прихватил ещё в России во время развала советского союза. Горячие были деньки, подарков мне отсыпали тонн десять с военных складов, нужно было эвакуировать много оружия от неблагонадёжных окраинных независимых республик, чтобы они друг друга не поубивали. Вот и я свой кусочек счастья прихватил. Не знал, что понадобится.

Кольбер был возбуждён, в хорошем смысле этого слова. Он стиснул руки в кулаки и спросил:

– Вы дадите мне его изучить?

– Никогда. Во-первых – это приведёт к тому же результату, что и в нашем мире – магов уничтожат. Во-вторых – поубивают друг друга люди знатно, так что лучше просто и дальше занимайтесь магией и мечом. Или изучайте что-нибудь не такое опасное.

Кольбер хмуро посмотрел на меня, но всё же вздохнул:

– Вы правы, мистер Гаррисон. Можете показать что-то из этого?

Я задумался. А что, собственно, я им покажу? Паровую машину? Не, не вариант. Это разрушит весь текущий социально-политический строй и уведёт магов в подполье, а я этого не хочу. Этот мир идеален для жизни магов.

Почему бы не зайти с другой стороны? Я уже имел сомнительную честь проехаться в местный город, где кстати прикупил местной одежды и всего прочего.

– Хорошо, я думаю, тут столько возможных вариантов, что голова пухнет. Их тысячи, и каждый нужно отфильтровать, чтобы не нанести урон вашему относительно автономному миру. Вижу, вы уже начали исследовать двигатели внутреннего сгорания? – заметил на его столе блок цилиндров.

– Да, всё никак не возьму в толк, как можно создать цилиндры, настолько хорошо сочетать поршни и цилиндры…

– Нужны специальные высокоточные станки. Не забивайте голову, я тут кое-что соберу, чисто для себя. Не люблю лошадей из плоти и крови, может быть, вы поучаствуете?

– Обязательно!


* * *

Что же такое мотоцикл? Это прекрасное средство передвижения. И отличная замена лошадке. Я решил сделать себе мотоцикл, потому что одной поездки на лошади мне хватило за глаза. Три часа протирания задницы – и ради чего? Пшик.

Поэтому я приступил к созданию мотоцикла. Кольбер согласился держать в тайне мои магические способности. Я вышел на лужайку за его лабораторией и начал творить, для начала найдя в компьютере чертежи и загрузив их в свой маг-сканер. Давно не пользовался этим устройством. Кольбер на него посмотрел очень уж заинтересованно. Устройство похоже на электробритву.

Вытащив из сумки чушки стали, вольфрама, меди, цинка, хрома, я бросил их на землю.

– Для начала – нужно создать основу. Рама мотоцикла ИЖ-Планета-5, – я применил заклинание и металлы тут же пришли в движение, через мгновение на земле лежала уже готовая рама.

Дальше пошли колёса, руль, двигатель, элементы конструкции, седло, бензобак и так далее. Закончив с созданием комплектующих, я приступил к сборке мотоцикла. Он был собран с помощью телекинеза за двадцать минут, при участии профессора Кольбера. Кольбер тут же спросил:

– И на этом можно ездить?

– Ещё как, – я уселся на мотоцикл, открутил крышку бака и заправил его бензином из соответствующей фляжки, – сейчас…

После одного единственного рывка кикстартера двигатель планеты рыкнул и затарахтел. Да, двухтактники – резвые ребята. Кольбер был вне себя от счастья.

– Хотите прокатиться?

– А это не опасно?

– Я защитил нас магией от падения. Садитесь позади меня, – кивнул.

Кольбер, путаясь в неудобной мантии, снял её и запрыгнул назад. И мы поехали!

Оглашая весь двор замка урчанием и рыком двигателя, я нарезал несколько кругов по двору, дойдя до довольно привычной скорости в шестьдесят километров. Кольбер был на адреналине. Как только я остановился, он практически потребовал сделать ему такой же.

Ну не отказывать же человеку? Магия если что спасёт от аварий, а так – мотоцикл это вполне хорошая замена лошадке.

– На сегодня, пожалуй, всё, – Кольбер поглаживал свой мотоцикл, – а как за ним нужно ухаживать?

– Я наложил зачарования, так что он в уходе не нуждается. А в бензобаке столько топлива, что хватит на годы непрерывной езды. Достать топливо тут увы, негде.

– Ничего, – Кольбер пожал мою протянутую руку, – поеду покатаюсь. Мне нужно ещё изучить этот мо-то-цикл, правильно?


* * *

Решение сделать себе простой сельский мотоцикл вместо лошадки – весьма своевременное. Вчера мы с Луизой скакали в соседний городок. И до него пришлось ехать довольно долго. Светить где угодно свои магические возможности я не хочу, а тут – кто бы вопросы не задавал, всё упрётся в Кольбера.

Поначалу, когда он узнал, что я могу колдовать без палочки, пытался меня напугать тем, что могут прийти злые дяди и настучать по кумполу или грохнуть, или принудительно женить на своих детках, чтобы детишки тоже умели… Кольбер действительно заботился обо мне и не хотел, чтобы такое случилось – пришлось его уверять, что во всём этом мире нет силы, способной настучать мне по лицу. Профессор согласился, хоть и с большим трудом, вместо этого мы дали взаимные клятвы неразглашения – он не разглашает моих тайн, я – не врежу ему и не разглашаю его тайн. Клятву о ненанесении вреда я с него просить отказался – ну правда, с моими способностями это глупо.

В целом, профессор стал моим товарищем довольно быстро – у него был живой ум и он всегда был рад поговорить о магии и технике. Поэтому мы сошлись быстро, теперь я проводил много времени в его лаборатории, заставляя определённые вещи работать как надо.


* * *

– Что значит ушла? – спросил я у мужика. Повар, хороший мужик. И рагу у него вкусное.

– Ну… – Он был немного смущён и обескуражен, – обычно если господин приезжает за служанкой, то она становится его любовницей.

– Вот как? – задумался я, – интересно. Кто этот граф Мот?

- Граф Мот… – нахмурился повар, – самовлюблённый индюк, вот кто он. Но его любят при дворе, поэтому ему никто не может отказать.

Занятно. С одной стороны – быть любовницей графа не такая уж и плохая участь для служанки, обделённой магией. Лучше места и не придумаешь, почти что в высшем обществе, главное не наглеть, и всё будет пучком. И деньги, и статус, и возможно даже детишек-магов родит, став автоматически благородным человеком, пусть и из более низкого сословия, чем маги.

С другой стороны – я уже положил глаз на эту служанку. Она симпатичная, умная, исполнительная и довольно необычная на фоне остальных местных. Наполовину японка, а это уже не хухры-мухры. Короче, я весь в раздумьях – брать её себе, или не брать?

С одной стороны – мне нужна служанка, чтобы ухаживала за Луизой. Не буду же я стирать её нижнее бельё? С другой – жизнь этой служанки уже пошла в гору.

Хотя, тут могут быть подводные камни. Если этот граф мот и правда окажется редким мудаком, который имеет свой гарем рабынь-простолюдинок, то Сиесту нужно вызволять из плена.

Решил подумать, что к чему, а заодно – обратиться к старейшине Осману за разъяснениями.

– Спасибо. И ещё, твои вчерашние пирожки были просто божественны. А девушку я уже присмотрел себе в служанки, очень уж она хорошая. Так что с этим графом я разберусь. Спасибо, – улыбнулся.

– Да не за что. Напеку сегодня ещё пирожочков.

Я вышел из кухни. Она располагалась в одном из технических зданий, рядом со столовой академии. И направил я свои стопы прямиком на верхние этажи академии. Через главный вход, по лабиринту коридоров и лестниц, к старейшине. Его кабинет был относительно большим, уютным, но обстановка как в средневековье. Пыль в глаза как Дамблдор не пускал. Я постучал в большую дверь.

– Войдите, – прозвучал голос Османа.

Кстати, для всех я спрятался и чувствовался как маг первого ранга. Вошёл, оглядев кабинет теперь уже своими глазами, улыбнулся старейшине.

– О, Гаррисон, – седой старец поглаживал мышонка, что сидел на его столе и точил какой-то орешек, – что привело тебя ко мне?

– Я тут узнал, что некий граф Мот забрал одну служанку, на которую я положил глаз, – прошёл я через кабинет прямо к столу старейшины, – что вы можете сказать об этом графе?

Осман улыбнулся в бороду:

– Хочешь вызволить подругу?

– Нет, совсем нет. Если граф хороший человек, то это прекрасный способ устроиться для простолюдинки, не владеющей магией. Но я слышал о нём противоречивые сведения, – посмотрел я в глаза старику, – к тому же Сиесту я уже хотел взять в служанки, чтобы мне не приходилось заниматься грязным бельём своей «хозяйки» – изобразил в воздухе кавычки.

– Хо-хо, - старейшина улыбнулся, – какое рвение. Это так, граф Мот пришёл вчера и попросил себе служанку Сиесту. Я не мог ему отказать, ведь таково требование двора.

– И что, весь двор будет её, – изобразил я пальцами, что они будут с ней делать.

Стоящая рядом девушка-секретарша покраснела и отвернулась.

– Нет конечно, её сегодня утром забрала карета и увезла в поместье графа Мота. Оно находится совсем недалеко, всего в дне пути отсюда. Думаю, сегодня ближе к ночи она приедет в поместье графа.

– Понятно. А что можете сказать про него?

– Хм… Очень импозантный мужчина. И очень любвеобильный, успел мою секретаршу пригласить на свидание.

– Старейшина, – возмущённо сказала мисс Лонгвиль.

– Спасибо, – кивнул я ему, – похоже, придётся поставить этого человека на место.

– И как ты это собрался делать? – Осман даже удивлённо на меня посмотрел, – у него целая небольшая армия в особняке, да и сам он маг неслабый.

– Вот и посмотрю, какой он маг, – улыбнулся я, – позвольте откланяться.


3. Курощение


Гаррисон вышел из здания академии и направился на выход. Старейшина Осман внимательно смотрел из окна на удаляющегося Гаррисона, а потом стукнул посохом:

– Немедленно вызови мне Кольбера и Луизу Франсуазу!

– Но старейшина…

– Вызови. Плевать, что они на занятиях.

Настроение у старейшины поползло вниз – если мальчик убьётся, то это может иметь самые неприятные последствия. Если победит – тоже, поэтому остановить его должны друзья. Или поддержать, уж тем более – Луиза в ответе за того, кого призвала.

Тем временем Гаррисон вышел из ворот академии и достал свой мотоцикл, решив прокатиться. Путь до имения графа Мота найти несложно – везде есть карты королевства, и имение графа примыкало к имениям академии вплотную, всего день пути. Это для всадника. Гаррисон дал по газам, мотоцикл развил немыслимую для всадника скорость в полсотни миль в час. Да и был намного мягче лошади, Гаррисон прокатился с большим удовольствием, делая виражи на перекрёстках и обгоняя немногочисленных попутчиков. Лошади от мотоцикла бросались в сторону.

В конце пути Гаррисон увидел поселение – деревню, на окраине которой находился дворец в стиле французском, небольшое имение, с большим передним двориком, коваными воротами, перед которыми стояли стражники с копьями. Гаррисон остановил мотоцикл, подъехав к ним и приказал:

– Открывай ворота.

Ослушаться его не посмели, ворота тут же были открыты, а стражники мгновенно забыли про Гарри. Он въехал внутрь, остановившись прямо перед дверью. Слез и уменьшив мотоцикл, положил его в маленький кармашек в своей обычной перевязи. Дверь в имение была тяжёлой. Гарри вошёл внутрь и огляделся. Его заметили стражники, тут же подбежав и наставив на него копья, на которые Гарри не обратил ровным счётом никакого внимания.

– Где граф Мот?

– Какое тебе дело, простолюдин?

Гарри взялся за конец одного копья и без особых трудов поднял охранника над полом:

– Неудобное оружие в помещении. Ещё раз говорю – беги к графу и сообщи, что Лорд Гаррисон Поттер-Эванс прибыл, посмеешь задержаться и я тебя задницей на это копьё посажу, понял?

Охранник тут же схватил копьё и убежал в здание. Гарри пошёл за ним следом, не дело встречаться на пороге с хозяином поместья. Гарри пытались остановить и даже ткнуть копьём, но естественно, результат был нулевой. Он шёл как танк, остановить его не было никакой возможности.

Гарри прошёл через роскошную, порой даже слишком роскошную залу и увидел в конце коридора самого графа. Это был мужчина высокого роста с тонкими позёрскими усиками, вид он имел самый что ни на есть павлиний. Это сразу заметно – я таких уже видел не раз, раздражение такие люди вызывают. Сразу видно, что с детства в тепличных условиях.

Могло произойти что угодно, но к величайшему сожалению, граф допустил роковую для себя ошибку:

– Что этот простолюдин здесь делает? Вон отсюда!


* * *

Когда Луиза приближалась к поместью графа Мота, у неё появилось неприятное предчувствие, что они опоздали. Нагнать Гаррисона им так и не удалось.

– Что же будем делать, профессор? – спросила девушка.

– Если твой подручный ещё жив, вызволим его из плена.

Они подъехали к воротам, шуганув охранников, после чего их впустили. А дальнейшая картина…

Прежде всего, служанка, из-за которой вся эта каша заварилась, стояла около входа в поместье и терпеливо ждала около мотоцикла, пока Гарри наиграется. В это время из поместья выбежал перепачканный в смоле и покрытый перьями граф Мот и вприпрыжку побежал в сторону фонтана, начав бегать вокруг него кругами и пел совершенно фальшивым голосом:

– Чунга-чанга! Синий небосвод!

Чунга-чанга! Лето - круглый год!

Чунга-чанга! Весело живем!

Чунга-чанга! Песенку поем!

От увиденного у новоприбывших в лице Луизы и Кольбера случился нервный шок. Тем временем граф сел на корточки и сложив руки в виде лапок перед собой, высунул язык, подойдя к Гаррисону. Сам Гаррисон выглядел довольным. Он достал из кармана большую кость и бросил её:

– Апорт!

– Гав! – мот на карачках пополз за косточкой. Луиза подбежала к графу, но он был совершенно безумен и носился по собственному дворику в поисках косточки. Наконец, нашёл её и побежал к Гарри. Гарри тем временем заметил Кольбера и «хозяйку» и подошёл к ним.

– А вы здесь какими судьбами?

– Нас послал старейшина Осман, чтобы избежать скандала, – сказал профессор, поправив очки, – но вижу, мы опоздали.

– Да, вы пришли прямо к концу наказания.

– Наказания? – луиза была вся красная от злости и смущения, – что ты сделал с графом?

– Эта тупая псина посмела оскорбить меня, назвав дураком и простолюдином. И если вам, Луиза, я прощаю ваше невежество и грубость, то этому животному – никогда, – Гаррисон взял из зубов графа косточку и зашвырнул её подальше, граф тут же тявкая и поскуливая нырнул за ней в кусты.

– Ты… – Луиза была зла не на шутку.

– Мисс вальер, – повысил голос Кольбер, – не делайте глупостей. Мистер Поттер, это было довольно жестоко с вашей стороны.

– Ничуть, – Гарри выпрямил спину и посмотрел на Кольбера с улыбкой аля-принц, – я не сторонник всей этой аристократической шелухи, но всё же, такие как он не имеют права даже рот открывать в моём присутствии! А уж тем более оскорблять меня и мою «хозяйку» – Гарри указал взглядом на пыхтящую недовольством девочку.

– Хорошо, мистер Поттер, – Кольбер вздохнул, – никто не погиб?

– Разве что чувство собственного достоинство графа Мота. Ах, да, – Гарри обернулся на бегущего в его сторону графа, который очень убедительно играл собачку, – вернём его в норму. И ещё кое-что…

Через мгновение Мот пришёл в себя, осознав себя и уставился совершенно диким взглядом на Гаррисона.

– Ты… – он выплюнул кость, – я тебя… – и в следующее мгновение упал на землю, закричав от боли.

Гарри попытал его ещё несколько секунд, после чего поставил ногу ему на шею.

– До тебя ещё не дошло, – сказал он выпучившему глаза графу, – что такое говно как ты не смеет даже голову поднимать в моём присутствии? Я лишаю тебя потенции, отныне и навсегда. Может быть, займёшься чем-нибудь более полезным. А так же – если ещё раз попробуешь оскорбить меня или кого-то из моих друзей – ты умрёшь, – голос Гарри был очень усталым и холодным, фигура прямо таки источала величественность и аристократизм. Что ни говори, десятки поколений предков-магов это не шутка, – а теперь, просто заткни пасть и беги отсюда. Будешь возмущаться – умрёшь.

– Ты не посмеешь, – пролепетал Мот на прощанье.

Гарри поднял руку и в задницу мота впечаталась молния, которая придала ему энергии для улепётывания. Гарри обернулся к совсем офигевшей луизе и устало протирающему очки Кольберу:

– Давайте обратно.

– Мистер Поттер, – Кольбер недовольно посмотрел на него, – напоминаю вам, что ваш статус «Простолюдин», если хотите заявить иное – заявляйте, но если вы будете так обращаться с каждым, кто назовёт вас простолюдином…

– Не с каждым. Луиза даже сумела выжить и неплохо устроиться, – Гарри улыбнулся, а Луиза, вспомнив недавние крики графа, отшатнулась от Поттера, словно он обжигал огнём, – но этот червь мало того что разинул свою хлеборезку на мою будущую служанку, так ещё и меня оскорблял довольно долго. Слабенький маг, на моей родине такого как он даже магии обучать бы не стали. Второй ранг. Ни как маг, ни как человек, он не заслужил снисхождения, – Гарри обернулся, – Сиеста, иди сюда.

– Д… да, – девушка подбежала к Гарри и он тут же переместил их всех во двор академии. Луиза удивлённо стала озираться по сторонам, а Кольбер устало выдохнул:

– Мне нужно доложить старейшине Осману.

– Будьте так добры. А я и Сиеста пойдём с вами. Нужно решить кое-какой вопрос…


* * *

Старейшина Осман округлившимися глазами смотрел на гору золота, которая лежала на его столе.

– Фух, вроде всё, – Я убрал сумку на положенное место, она у меня всегда висела через плечо, болталась в районе бедра. Я уже привык, верная спутница, так сказать.

Мисс Лонгвиль смотрела на это представление так же очумело. Сиеста вообще выпала в астрал. Осман выпал в реальность и спросил:

– Сколько здесь?

– Ровно десять тысяч. Именно столько я плачу за то, что вы уступите мне Сиесту.

– Не многовато ли за одну служанку?

– Ничего, это ещё за то, чтобы академия не мешала мне лишний раз заниматься своими делами и так далее. Насколько я знаю, ваша академия существует только на деньги спонсоров, верно?

– Верно, верно, – погладил Осман бороду, – неожиданно как-то. Ты хочешь, чтобы мы приняли тебя в академию?

– Нет, вряд ли я здесь чему-нибудь научусь, – отказался я, – мне не пятнадцать и даже не двадцать пять лет, чтобы заниматься учёбой. Ну а что до золота – надеюсь, этого достаточно, чтобы вы не имели ко мне никаких претензий относительно графа Мота.

– Да, кстати о нём, – Осман посмотрел на Кольбера, – ты не договорил, что было после песенки?

– Месье Мот сел на корточки и высунув язык, начал гавкать, – сказал Кольбер, – а потом побежал за косточкой.

Осман расхохотался, глядя то на меня, то на Кольбера:

– Восхитительно! Молодой человек, что за заклинание вы применили?

– Империо, заклятие подвластия, – улыбнулся я им, – очень полезное, чтобы избежать кровопролития. Я надеюсь так же, что знания о том, что я маг, останутся в стенах академии.

– А вот этого я вам не могу обещать, – сказал Осман, – у нас учится верхушка знати, и я уверен, что вы уже более чем засветили свои способности перед ними. Вы почему-то не хотите применять магию?

– Старейшина, я не хочу, чтобы ко мне относились со страхом и лебезением, как это обычно бывает с теми, кто видел всю мою силу или даже её часть, – грустно вздохнул я, – поэтому просто не хочу, чтобы меня боялись.

– Хо-хо, – осман погладил мыша, который пытался забраться на горку золота, – и ты думаешь, тебя будут бояться? Впрочем, кто знает, может, ты и прав, хорошо, я не буду на это реагировать. Но вот ты обидел сына генерала Граммона, а это тебе даром не спустят, я так думаю, – ответил Осман, – кстати, могу я увидеть тех големов, которых ты использовал?

– Конечно, – я вытащил из кармана одну сферу рыцаря и протянул её Осману, – это мои големы. Однажды для похода на одно чудовище я создал пять сотен таких големов, теперь они выполняют роль моей гвардии и телохранителей.

Осман взял сферу и посмотрел на неё:

– И как его активировать?

– Просто бросить на землю. Но не здесь – они большие и тяжёлые. Вдруг проломит пол.

– Хорошо, – Осман спрятал шарик и взглянул на стушевавшуюся Сиесту, после чего на секретаршу…

– Мисс Лонгвиль, пожалуйста, оформите Сиесту в штат прислуги мистера Поттера. Да, кстати, – поднял взгляд на нас, – Мистер Поттер, нам пришло письмо о том, что послезавтра состоится выступление питомцев. Завтра все освобождены от занятий, чтобы подготовиться к приезду её величества. Вы, я думаю, тоже должны показать себя.

Я хмыкнул:

– Хотите, чтобы я как клоун на потеху публике устроил цирковые номера вместе с всякими там зверушками?

– О, нет, нет, – Осман спешно исправился, – ваш призыв наверняка заинтересовал её величество, поэтому она захочет поговорить с Луизой, я лишь надеюсь, что вы не будете никого убивать и унижать, если так хотите – покажите что-то из своей магии…

– Хм… – задумался я, – я тут как раз думал призвать себе подручного, воспользовавшись вашей магией. Весьма забавно должно выйти, вы не против?

– Что вы, как можно, – взмахнул руками Осман, – даже забавно получается. Профессор Кольбер, проинструктируйте мистера Поттера о том, как призывать подручного, – повернулся осман, – а вы, мистер Поттер, готовьтесь.


4. Бу!


– Бу! – какой милашка!

Кольбер смотрел на этого супермонстра с недоумением и разочарованием. А я был просто счастлив. Такой маленький милашка!

– Бу!

– Бу-бу, – ответил он, что означало «жрать хочу».

Я посадил Бу себе на плечо и достал сумку. Перевернул её и из сумки на землю посыпались орехи, много орехов. Хомячок мило запищал на ушко:

– Бу-бу-бу! «Ничего себе! Да ты кудесник!».

– То ли ещё будет, – улыбнулся я, посмотрев в алчные глазёнки хомячка.

Он спрыгнул на землю и тут же начал поглощать орехи. Их была горка где-то мне по пояс, но хомячил Бу просто зверски – через пять минут сидел на травке и поглаживал свой животик.

– Мистер Поттер, – Кольбер подошёл ко мне сзади, – что это за фамильяр? Разве вы хотели призвать его?

– В большинстве своём, как я заметил, фамильяры – это магические животные из другого мира, близкие по рангу магу, призвавшему его. Существует много рангов животных и невообразимое многообразие магических видов. Магические животные второго ранга – самые слабые, это разные волшебные червячки и улитки, насекомые. Третьего ранга – помощнее, грызуны и им подобные, не обладающие особыми талантами. Животные четвёртого-пятого ранга преимущественно среднего размера млекопитающие, меньше собаки, но больше хомячка, например, книззлы – полуразумные магические кошки. Шестого-седьмого ранга – это более мощные существа, вроде громовых волков или тёмных лошадок, единорогов, акрамантулы – огромные пауки, эрклинги, кельпи. Восьмой-десятый ранг это уже магические монстры, крайне редкие и безумно опасные. Драконы, василиски, маникоры, духи-элементали стихий, которые способны уничтожать целые города и практически неуязвимые для магии, обладают своей магией. Драконы способны дышать магическим огнём, василиски – превращать целые армии противника в каменные статуи, взглянув на них окаменяющим взглядом. Туда же относятся фениксы – очень редкие пташки. Бессмертные птицы, возрождающиеся из своего пепла, обладающие функциями поддержки – они способны исцелить душевные травмы своим пением и их слёзы залечивают любые раны…

– Поразительно, – кольбер стиснул посох, – а грифоны?

– Шестой ранг, – отмахнулся я, – самые страшные из обычных животных – это десятый ранг, это уже предел того, насколько может развиться магическое ядро у живого существа. Существа десятого ранга обладают своими уникальными способностями, они практически неизучены современной нам магической наукой, потому что поймать их более слабому магу невозможно. К таким существам относят огненных демонов, древнейших разумных драконов, и чёрт знает кого ещё.

– А этот питомец – третьего ранга?

– Нет, это космический хомяк Бу! Он, как и я, принадлежит к высшему уровню развития магии – высшему рангу. Его уровень развития вышел за пределы того, что может развить обычное существо без разума. Это значит, что Бу, как минимум, достаточно умён и силён, а так же прожил на свете не одно столетие, ведь достичь такой силы можно только очень долгими тренировками. Бу?

– Бу? – Хомячок поднял на меня свой взгляд.

– А что ты умеешь?

– Бу? «ты действительно хочешь это увидеть?»

– Очень!

– Бу! «Смотри не пожалей».

Хомячок по травке отбежал подальше, после чего оттуда ярко полыхнуло огнём, обдало нас жаром. Я закрыл нас щитом.

Бу увеличился в размерах и стал почти полной копией балрога. Огромный огненный демон, только вместо хлыста большие лапы, всё тело заменил ярко полыхающий огонь мордашка соответствующая. А вот Кольбер испугался.

А уж когда Бу заревел…

Я нашёл своего друга. Потому что скорее всего он хотел потроллить местных – рёв получился таким, что аж стены академии затряслись, двор обдало ещё раз волной жара – прямо таки огненный ураган вокруг Бу. Он посмотрел на меня и спросил:

– Бу? «Хватит?»

– Да, хватит, Бу. Ты очень силён, хе-хе.

Кольбера прижало к земле магией, он не упал только потому, что опирался на меня и посох. Всё-таки в естественном своём состоянии Бу не скрывал магическую силу, а она такая, что… Впрочем, я ещё помню, когда был низкоранговым магом, как ощущаются высокоранговые. Если их аура не свёрнута – то это словно погрузиться на дно моря, только магически – всю твою магию сжимает огромное давление чужой магии, ощущения очень пугающие, словно под огромным давлением. Но не физически, а магически, давление, исходящее от подавляюще более сильного пугает и заставляет ноги сами бежать, словно от огня, туда, где давление не такое мощное.

Так вот наверное как я ощущаюсь без маскировки. Ха.

Бу попискивая что-то матерное, забрался по моей штанине мне в нагрудный карман и уселся там, положив передние лапки на край кармана.

– Бу-бу? «Что дальше?» – спросил он.

– А дальше, мой добрый друг, мы пойдём домой и поговорим с одной неблагодарной девочкой.


* * *

Луиза выглядела очень рассерженной. В комнате рядом с ней стояла Сиеста. Девушка переводила взгляд с меня на Луизу. Я же смотрел на обеих девушек и думал, что в их маленьких головах творится.

– Ты притащил в мою комнату эту? – полыхая ревностью спросила Луиза.

– Я заплатил за Сиесту десять тысяч. Кстати, – повернулся к Сиесте, – выходных два, оплата – три золотых в день.

– Это очень щедрое предложение, – полыхнула смущением девушка.

– Нормальное. Для начала – приберись в комнате. Кстати, – посмотрел я на Луизу, – ты что-то хотела сказать?

Злая Луиза зыркала на меня и продекламировала:

– Завтра в академию приедет её величество принцесса! Будет фестиваль подручных, все будут показывать своих подручных. И ты должен не опозорить свою хозяйку!

– Ха? – выгнул я бровь, – ты хочешь, чтобы я показывал цирковые номера на потеху публике?

– Сделай хоть что-нибудь, что ты умеешь, – возмутилась Луиза, – и не опозорь меня перед двором!

– Знаешь, мне наплевать на этот ваш двор, – качнул я головой, – Я не стану веселить публику, выступая как цирковая собачка.

– Бу-бу «Совсем охамела цундере!» – поддакнул мне Бу.

– Но ты должен! Я приказываю!

– А я делаю вид, что не слышал столь противного предложения, – так же ответил я.

– Я же твоя хозяйка!

– Очень сомневаюсь в этом. Будь ты рабовладельцем, я бы свернул тебе шею в тот же миг, не люблю рабовладельцев. А ты – моя милая, няшная, кавайная цундере, – схватил пискнувшую Луизу в охапку, она дрыгала ножками и ручками, но куда там. Затискано.

Сиеста хохотнула в кулачок, а Бу выглянул из кармана. Увидевшая его взъерошенная и очумевшая Луиза как завизжала – прям ультразвуком и мгновенно запрыгнула на кровать:

– Мышь!

– Спокойно, это хомячок. Его зовут Бу. Так ведь? – улыбнулся я.

– Бу-бу «Пусть только попробует не запомнить моё имя…» – пропищал мой фамильяр.

Луиза со страхом слезла с кровати:

– Пошли во двор. Там тренируются фамильяры, ты должен что-то показать, иначе опозоришь меня.

– Я тебе уже говорил, что мне пофиг на твои хотелки? Лучше просто скажи, что способности твоего фамильяра хочешь сохранить в тайне, и все только сочтут тебя благоразумной. Тем более, учитывая то, как парочка моих големов отделала Гиша, никто не посмеет назвать твоего подручного слабым.

Луиза сомневалась. Сиеста взяла Бу на руки, ушлый хомячок залез ей меж грудей и выглядывал из декольте. Удобно устроился, засранец! Судя по довольным эмоциям, он просто счастлив – грудь такая тёплая и упругая… Чёртова связь, я прям кожей чувствую то же, что и Бу.

– Всё равно пошли.

Мы вышли из общежития и направили свои стопы в сторону двора, на котором под присмотром профессора – пожилой полной женщины в треугольной шляпе, студенты нянчились с фамильярами. Я посмотрел на них со стороны и сказал умную мыслю:

– Не удивлён, что они такие слабые маги.

– Что вы хотите сказать, месье Поттер? – спросила Сиеста.

– Посмотри на них. Они призвали фамильяра – после этого день отдыхали, день учились, потом снова день ничегонеделанья, пара дней учёбы и теперь вот – приезжает местная царевна – два дня все ничего не делают. Маг – должен тренировать свою магию постоянно, ежедневно, особенно в период учёбы, ни одного дня не проводя праздно. Иначе как отдыхая от магического истощения. А эти детишки никак не развивают свой магический потенциал, большую часть времени отдыхая.

Луиза, которая грела уши рядом, спросила:

– Разве недостаточно имеющихся уроков?

– Абсолютно недостаточно. Большинство из них обладает неплохими задатками от природы, но не развивает свой дар абсолютно. Как следствие – их ранг на один-два выше врождённого, но не более. Я вообще удивлён, что среди вас есть такие, как старейшина Осман или профессор Кольбер. Они то как раз хорошо развиты магически.

Луиза спросила:

– Откуда ты столько знаешь о магии?

– Я учился в похожей школе. Она называется Хогвартс. И во многих других местах.

Огляделся. Рядом Кирхе и её саламандра, саламандра дышала огнём во все стороны. Монморанси пыталась приделать на свою лягушку бантик, а вот Гиш и его гигантский крот были вполне самодостаточны, влюблённая парочка, прям. Профессорша сидела за столиком под зонтиком от солнца и обмахивалась веером, её палочка лежала на столе рядом с рукой.

– И что?

– Не знаю, – ответила Луиза, – сделай что-нибудь.

– Не собираюсь.

– Ну пожалуйста, – она скорчила милую мордашку. Умеет же, когда хочет.

– И что ты от меня хочешь? Спеть или станцевать? Хотя… постой, я знаю один способ всех развлечь, – я вытянул из кармашка маленькую сферу и бросил её на землю, на земле через мгновение в ярком сиянии появилось концертное фортепиано. Прекрасная штука, должен заметить. Давно я не играл. Луиза спросила:

– Рояль? Ты что, хочешь сыграть на этом?

– Почему бы и нет? – поставил стульчик и сел перед клавишами. Нужно освежить в памяти и сыграть что-нибудь.

Первое, что пришло в голову – это вальс Шопена. Не думаю, что здесь слыхивали про таких композиторов. Я прошёлся по клавишам и начал играть…

Луиза и остальные начали стягиваться к нам. Да, вальс до-минор за номером 7 – это прекрасная штука для одного фортепиано. Когда я закончил, все уже собрались вокруг. И должен признать, народу понравилось.

Сразу после этого пошла Лунная Соната, которую я уже отыграл от души. Народу понравилось ещё больше. Даже моя шебутная и злая Луиза немного успокоилась. Лунная Соната – моя любимая. Грустная и в то же время спокойная мелодия.

Следующей решил добить, исполнив River Flows in You. После этого стихло. Ну я понимаю, у них тут этой музыки вряд ли слышали, а тут ещё исполнение хорошее подъехало – тем более будут в шоке. Оставив фортепиано, я встал и вежливо склонив голову перед публикой, спросил у Луизы:

– Такое выступление сойдёт?

– Эм… – Луиза была по-моему, немного шокирована, – ты умеешь играть?

– Конечно.

– Ты не говорил!

– С чего бы мне было рассказывать тебе?

Луиза стиснула руки и снова начала злиться. Но на этот раз коллективное бессознательное в лице присутствующих студентов защитило меня и утихомирило Луизу, которая уже было начала крик. Профессор, которая дремала рядом, подтянулась.

– А вы прекрасно играете, молодой человек. Не хотите дать концерт в честь приезда её величества?

– Хм? Не думаю, что стоит записывать меня в штатные музыканты.

– Жаль, – вздохнула она, – вы с какого курса?

– Я вообще-то подручный.

– Да? – она удивилась, – ходил слушок, что мисс Вальер призвла простолюдина, но вы не похожи на то, как вас описывают, – задумчиво сказала она, – если я не ошибаюсь, это на вас куртка из шкуры с шеи дракона, – она присмотрелась, поправив очки, – нда… И руки у вас явно никогда не занимались тяжким трудом.

– Смотря что считать трудом, – мягко улыбнулся я.

– Конечно, – согласилась она, – я имела в виду крестьянским. Итак, кто же вы?

Хм… Прижали. Если я не ошибаюсь, эта профессорша меня спалила, увидев куртку, а она у меня и правда из шкуры дракона.

Но раскрывать перед всеми, что я маг, да ещё и сильный? Увольте.

– Я просто подручный, – улыбнулся слегка, – подручный мисс Вальер.

– Нда? – с сомнением спросила она, – пусть так. Так, дети, покажите, что у вас есть?

По толпе прошёл гомон и началось движение. Луиза подошла ко мне, а остальные рассосались по двору и профессор начала смотреть выступления подручных. Бу так и нежился между сисечек сиесты и не думал даже покидать уютную норку. Предатель. Сиеста стояла рядом с фортепиано и тоже смотрела за представлением, которое показывали подручные.

Я встал и решил:

– Так, Луиза, я пойду к профессору Кольберу. Раз сегодня нет занятий, мы займёмся кое-чем интересным. Бу, ты со мной?

– Бу-бу! «Мне и тут неплохо!»

Сиеста опустила взгляд и улыбнулась, погладив бу по голове. Хомяк вообще млел от удовольствия и неги.

Стоило мне сделать шаг, я почувствовал, что Луиза схватила меня за край куртки.

– Стой, Гарри. А почему меня с собой не зовёшь?

– Тебе интересны наши с профессором исследования? Даже если так, я не думаю, что профессор разрешит тебе наблюдать за его работой.

Луиза отпустила мою куртку:

– Ты… Это… хорошо играешь.

– Спасибо, – улыбнулся ей помягче, – а теперь прошу меня простить.


5. Твой выход, Бу!


День визита высшего начальства – всегда запара. Луиза с утра вскочила в семь, хотя обычно раньше девяти не просыпалась, тут же бросилась наводить марафет. Я ночевал в лаборатории Кольбера, он разрешил пользоваться помещением для своих нужд. Проверив с помощью фамильяра, который постоянно был с Сиестой, Луизу и девочек вообще, я зевнул и пошёл с утра пораньше на кухню. Погода была хорошая, тепло, сухо, солнечно, утро так и вовсе прекрасно. На траве уже подсохла роса, свежо, громадные камни замка создают особую экологически-чистую атмосферу – пыли здесь мало, почти нет. Воздух кристально-чистый, свежий. Громадный замок академии в лучах солнца смотрелся особенно внушительно… Конечно, по сравнению с облачным городом – даже близко не стоял, там был такой уровень, что… А, что прошлое лишний раз ворошить. Замок был прекрасен, в том числе и тем, что он не был моим Белым замком, а свой, самобытный, красивый и уютный. Пройдясь по дворику и применив пару заклинаний для освежения и ухода за собой, я медленным прогулочным шагом, наслаждаясь этим прекрасным утром, пошёл в сторону кухни.

Кухня располагалась в отдельном от замка помещении, как и студенческая столовая. Едва я открыл дверь, чуть не был снесён с ног водоворотом запахов, которые здесь царили – люди бегали, пахло жареным луком и зеленью, сырым тестом и козьим молоком. Мимо пробежал поварёнок в смешном колпаке и тащил куда-то большую кастрюлю с чем-то вязким.

Вижу, тут сейчас совершенно не до меня – у людей грандиозная запара – успеть всё приготовить к приезду принцессы.

Я их отчасти понимал – визит высшего лица в государстве – это всегда запара, а тут пусть и дети, но дети чиновников. Учатся строить потёмкинские деревни, пускать пыль в глаза и заниматься очковтирательством к приезду королевы. Дети станут старше, а ничего не изменится. Решив пока не мешать здесь, вышел из кухни. Странно, мальчиков во дворе академии я видел, а вот девочек – пока нет. Причём преимущественно во дворе пацаны с третьего и четвёртого курсов. Всего в академии, не смейтесь, четыре курса. Четыре года обучения – это издевательство даже для Хогвартса, и если они такие же, как тот, что я видел – это трындец. Местные имеют неплохие врождённые способности, природная магия в этом мире мощная, но они эти способности плохо развивают. Почему так – не знаю. Вот ещё что я узнал – здесь не такая магия, как в Англии, здесь в основном все маги – стихийники. То есть только стихийники и никак иначе. Огонь, вода, земля и воздух, странные такие стихийники тут.

Погуляв по двору, наблюдал как возводят сцену для выступления фамильяров. Прибыть королева обещала днём, часа в два-три. Так что все и готовятся сейчас, потом поздно будет навёрстывать упущенное.

Бу, засранец, хорошо устроился. Сиеста только что пошла в душ вместе с Луизой, ну и по совместительству взяла моего хомячка, так что отключившись от реальности, я воспользовался нашей ментальной связью и поглядел на мир глазами Бу, попутно оценивая прелести своей служанки и «хозяйки». Луиза – такая доска, что хоть бельё гладь на ней. Но зато талия есть, попка округлая, подтянутая, а не тощая или бесформенная. А вот Сиеста – девушка в самом соку, что называется. Грудь третьего размера, точно третьего, всё остальное… Пышное, но не рыхлое, сразу видно, и кушает, и физически работает много. Такую девушку как Сиесту берут себе чтобы детей рожала – сразу видно, выйдет хорошая мама. Заботливая, мягкая, добрая, дородная. А вот Луизе беременнеть в ближайшие лет пять точно нельзя, несмотря на вполне детородный возраст по местным меркам – шестнадцать лет. На вид ей больше четырнадцати не дашь, а в груди и так вовсе доска.

Бу устроился в ванной и оглядел её – большая ванная, похожая чем-то на ванну старост в Хогвартсе. Надо будет туда наведаться, помоюсь как белый человек. Бу уже наплескался и сейчас ухаживал за шёрсткой, поглядывая на девушек.


* * *

А в академии довольно много студентов! Те, кого я пока видел – это преимущественно группа Луизы, но всего групп шесть, студентов тут не меньше, чем в хогвартсе – то есть несколько сотен. Во время прибытия королевы тут объявились все без исключения обитатели академии – выстроились вдоль дороги с двух сторон, около входа стоял ректор Осман и весь персонал академии. Профессора и даже старейшина встали на одно колено, когда к ним подошла принцесса.

Да, к слову, принцесса… симпатичная девушка. Давненько я таких не видел. Специально к её приезду я приоделся как подобает – строгий чёрный костюм-тройка, на галстучке зажим с маленьким фамильным гербом, хорошие часы на руке, да и вид свой привёл в порядок. Волосы чуть длиннее отрастил и убрал в причёску, которая подчёркивала лицо лучшим образом. В общем, внешность моя теперь была такой, что Луиза молчала и краснела, Сиеста смотрела на меня влюблёнными глазами, остальные – скорее смотрели недоумённо. Ещё бы, красавчик. Сам себя не похвалишь – никто не похвалит. Хотя вру, Сиеста не раз уже делала комплименты. К моей аристократической морде прекрасно подходила строгая чёрная тройка. В общем, вид у меня был аристократически-внушительным, монументальным и стильным одновременно. Не тощий английский юноша, но и не позёр. К этому всему добавлялось то, что не получить никакой магией, только опытом, многовековым опытом. Уверенная, располагающая к себе осанка, холодный взгляд зелёных глаз, под цвет которых я выбрал себе галстук – тёмный изумруд.

Не то чтобы я внезапно заболел всей этой моднофилией, просто я как никто другой из-за своей способности знал, как на людей действует образ. Первое впечатление создаётся быстро, и оно влияет на всё. Лучше сразу произвести впечатление. Луизу это моё перевоплощение из хиповатого странного чувака в кожанке и с сумкой через плечо в холодного аристократа – сбило с толку и даже разозлило. На моём фоне она смотрелась куда менее внушительно.


* * *

Луиза расхаживала из одного конца комнаты в другой. Был уже поздний вечер, пора было отходить ко сну. Завтра ответственный день, как-никак. Луиза недовольствовалась:

– Почему тогда ты был одет как простолюдин? – у неё в голове увиденное не хотелось укладываться абсолютно.

– Луиза, брось уже эти тупые аристократические замашки.

– Тупые? – Она разозлилась, – это не тупо!

– Нет, это тупо. Я понимаю, воспитание, всё такое, но…

В дверь постучали. Я взмахнул рукой и дверка открылась. На пороге стояла… Ба, да это же наша принцесса, спрятала лицо под капюшоном и думает, что её никто не узнает.

– Генриетта? Вечер добрый, – развернулся я к ней, – что привело вас в столь поздний час?

Она подняла голову и вошла в комнату, скинув капюшон.

– Луиза! – ответила она мне и одновременно воскликнула, бросившись к моей «хозяйке». Луиза опешила, когда принцесса её заобнимала.

Я с интересом наблюдал эту сценку. Ах, да, кажется, они вроде как подруги.

– Ваше высочество, – луиза отстранилась от принцессы, вы не можете прийти в такое скромное место одна, – и упала на одно колено, как до этого остальные.

– Довольно формальностей, – разочарование Генриетты можно было пощупать руками, так и выпирало во все стороны, – мы же подруги.

Но у Луизы по-моему, перемкнуло.

– Ваши слова так добры, принцесса…

Я только смотрел, как Бу сделал лапкоморду, глядя на этих двоих. Солидарен с ним.

– С тех пор как умер мой отец, я так никому и не могла открыть своё сердце…

Кхм, похоже на какой-то дамский или рыцарский роман, что по сути одно и то же.

– Луиза, если ты не оставишь протокол, то я вместе с Генриеттой тебя отшлёпаю по заднице, – сказал я, встав за спиной принцессы, – как вы на это смотрите, принцесса?

Генриетта порозовела и хихикнула:

– Нет, конечно. Но идея хорошая. Я хотела встретиться с вами после того, как граф Мот вернулся ко двору.

– Вот как? И что же там произошло?

– Это я хотела узнать у вас. Граф посвятил всё своё время работе и перестал обращать внимание на женщин, это удивительно.

– Ничего удивительного, он посмел замахнуться на мою служанку. И был примерно наказан за своё поведение, – улыбнулся я.

– Да? – Генриетта просверлила меня взглядом, – я слышала, что Луиза призвала в качестве подручного простолюдина, но вы не похожи на простого человека. Определённо, вы аристократ из старого рода.

– Хм? – мне стало интересно, откуда она могла знать.

– Не обращайте внимания, – Генриетта махнула рукой, – я постоянно в окружении аристократов, поэтому отличу их по виду, во что бы они ни были одеты. Ваше лицо явно слишком совершенно для простолюдина, манеры есть, формальностей вы не соблюдаете – ведёте себя как герцог в окружении шевалье.

– Хм… – улыбнулся я, – какое точное замечание, принцесса. Действительно, герцоги Поттеры – древнейший и благороднейший род, которому больше полутора тысячелетий. Пожалуй только вы и ректор Осман раскусили меня так быстро. Остальные же считают простолюдином.

Принцесса задумчиво посмотрела на красную как рак Луизу:

– То есть вы станете герцогом?

– Стал им больше двухсот лет назад.

Вот теперь девушки зависли все. Причём капитально. Луиза, как менее разумная, перезагрузилась быстрее и воскликнула:

– Этого не может быть! Ты не сильно старше меня!

– Внешность обманчива. Маги моего уровня живут теоретически вечно. На практике – пока их не убьют или им не надоест жить. Мои родители погибли, когда мне был год, поэтому сейчас я лорд Поттер.

Генриетта тряхнула головой:

– Но как это может быть? Я имею в виду про старость?

– Магия. Там, откуда я родом, магическое искусство более развито. Как и немагическое, изменить свою внешность или быть вечно молодым не так уж и сложно, – пожал я плечами.

– Я могла бы вернуть вам ваш титул…

– Простите, но откажусь. Я призван сюда как подручный Луизы, но даже если решу проигнорировать свою роль – я не буду служить вам. Некоторые знания моего мира чрезвычайно опасны и могут привести к всеобщим очень нехорошим изменениям… Поэтому я предпочту остаться независимым.

– Подумайте, я бы могла выделить вам землю и замок…

– У меня был замок, – я улыбнулся, – хотите посмотреть?

Луиза и Генриетта переглянулись. Я собрал свои воспоминания об облачном городе и переслал им, девушки одновременно выпучили глаза и отключились. Подхватываю обеих телекинезом и укладываю на кроватку. Прямая передача воспоминаний неподготовленным разумам, не владеющим легилименцией, приводит к таким вот последствиям – люди погружаются в воспоминания и проживают их заново.

Я решил приоткрыть им часть завесы – а именно, воспоминания об облачном городе, его виде, а так же своей работе верховного мага в королевстве Эриадор. Девочки выглядели такими милыми, когда лежали. Я решил их оставить, поэтому снял телекинезом одежды с генриетты и уложил обеих в кроватку, укрыл одеялком и наложил на дверь в комнату заклинание отвода глаз. И подумав, ещё и на окно. Теперь даже если захотят разбудить девочек, будут блуждать по замку всю ночь, а дверь и окно не увидят. Даже если точно будут знать, куда смотреть.

Бу попрыгал по одеялку и взлетел над ними в воздух. Без проблем так взлетел. Хм… А у моего подручного много талантов. Может превращаться в огненное чудовище, может летать, жрать как стадо голодных саблезубых хомякозавров, чую, на этом список его талантов только начинается!

А у девочек будет красивый сон сегодня. Решив их оставить, я открыл окно и вылетел прочь… Завтра ещё будет выступление фамильяров с десяти до двенадцати утра…


* * *

Праздник начался! Принцессу искали всю ночь, студенты и преподаватели, а так же многочисленная королевская охрана были слегка всполошены – о том, что принцесса пропала, знали все. И бегали всю ночь, ища принцессу – к счастью, старейшина Осман хорошо выспался, а вот мисс Лонгвиль пришлось несладко, поиски принцессы доверили ей. Рыцари и многочисленная охрана утром наблюдали хорошо выспавшуюся и довольную принцессу, которая пришла на праздник вместе с Луизой. Начальник охраны выговорил принцессе, вызвав недовольный писк хомячка, который вылез прямо из декольте принцессы и насупился на рыцаря.

– Что это, ваше величество?

– Это? Питомец Гаррисона, – Принцесса склонила голову набок, – не обращай внимания. Просто продолжаем праздник.

– Как скажете, – мужчина в броне вежливо склонил голову.

Старейшина Осман получив отмашку, вышел на сцену и объявил:

– Сегодня состоится церемония демонстрации подручных! Это великий день для каждого мага, покажите всё, что умеете, юные друзья! Ваше величество, мы все рады, что вы почтили нас своим присутствием! – в голосе Османа слышался укор.

Принцесса прошла как королева и села в первом ряду, на специально поставленное кресло. Луиза же пошла к остальным выступающим, там же стоял Гарри.

– Что это вчера было? – набросилась на него Луиза.

– Передача воспоминаний. Так как вы с принцессой слабы в ментальной магии, то уснули, чтобы увидеть всё то, что я хотел вам показать.

– И что же это было? – спросила Луиза.

– Кусочек моего прошлого. Облачный Город – моё творение и моя гордость. Мой дом, которого теперь у меня нет… – взгрустнулось Гарри, – а теперь просто помолчи.

– Будешь ещё рот мне затыкать, – нахмурилась Луиза.

Гарри просто отмахнулся от неё и сел за клавиши рояля, начав играть композиции известного японского пианиста Юримо. Мелодичные и очень красивые, для одного фортепиано, он усилил звук с помощью магии, создав дополнительно несколько точек звучания, так, чтобы звучало фортепиано красиво и пробирающе. Гаррисон старался, начав с maybe, потом перейдя на другие произведения.

Выступление фамильяров имело оглушительный успех в основном благодаря удивительно красивому и сочетающемуся музыкальному сопровождению. Время пролетело не то что незаметно – казалось, едва успели начать показ, а он уже закончился, зрители расслабились, слушая красивую музыку.

Это выступление прервал шум взрыва. Пришёлся он уже на конец выступления. Гарри воспользовался зрением подручного, но увидел только грудь принцессы, в которой Бу и свернулся клубочком. Ментально ткнув хомяка, чтобы он вылез и посмотрел, что происходит, Гарри встал и вышел сам. Принцесса резко вскочила и обернулась, как и все присутствующие. Гарри вышел через сцену и спрыгнул с неё.

– «Это Фуке» – тут же крикнул кто-то, – бежим! Спасайте принцессу!

Гарри посмотрел туда и увидел за академией большого голема, метров десять в высоту. Громадная куча земли. Земля одновременно и универсальный материал и ограничитель как долговечности, так и возможностей голема. Принцесса охнула, когда Бу вылез из её декольте и воинственно сказал:

– Бу-бу-бууу!!!

Гарри подошёл к Генриетте и попросил:

– Принцесса, могли бы вы освободить моего подручного из столь пленительного места, как ваше декольте?

– Подручного? – Принцесса удивлённо посмотрела на хомяка.

Рядом тут же нарисовался профессор Осман. Он погладил бороду:

– Как занимательно. Хомяк? А у меня мышонок.

– Да, старейшина, у нас похожие подручные. Бу? Ты разберёшься с этой махиной?

– Бу-бу! – цензурных слов в его речи не было вообще, зато описания сексуальных взаимоотношений голема и его создателя немало.

– Тогда я надеюсь на тебя.

Принцесса удивлённо посмотрела на хомячка в своих руках:

– Бу? Гарри, ты уверен, что он сможет разобраться с этим чудищем? – Генриетта была обескуражена, как и все слышавшие их. А их окружила охрана принцессы и некоторые представители высшей знати королевства Тристейн, молодые, преимущественно.

– Безусловно, Бу, похоже, пришла твоя пора блистать на фестивале подручных. В атаку! Со всех хомячьих сил! Только Фуке не убивай, он мне живьём нужен.

Хомячок прыгнул вперёд и под шокированным взглядом всех присутствующих начал увеличиваться в размере, а потом всех накрыло такой волной жара и магии, что студенты попадали, принцессу же Гарри придержал под локоть. Осман выстоял, только удивлённо округлил глаза. И было от чего – перед ними стоял огромный огненный демон типа Балрога, трёх метров в высоту, сотканный из тьмы и ревущего пламени. Жар от его тела и огромная волна магии придавили к земле всех присутствующих. Внезапно стало душно, все окружающие тут же начали разбегаться в страхе. Только стоящие рядом с принцессой были окружены магической защитой и не прочувствовали всю силу магии. Впрочем, её было так много, что магия была видна невооружённым глазом – потоки её кружились целым ураганом в воздухе и сжигали траву, которой касались. Пламя огненного демона было разрушительней любого другого, это чувствовалось. Кирхе, которая стояла в десяти метрах от воплощения самого ужасного кошмара огненного плана, того самого, который был наполнен так называемым адским пламенем, возбудилась – пламя было её любимой стихией, как и всей её семьи. Чудовище, которому адское пламя что рыбе вода, вызывало только страх и трепет. Бу взревел так, что в академии выбило окна, в голосе его слышался дикий рёв пламени, которое вот-вот вырвется на свободу. Кирхе расплакалась от увиденного – Бу отрастил себе два пламенных крыла и взмахнув ими, словно метеор ринулся в голема, их столкновение отбросило каменного голема на десятки метров, он завалился на внешнюю стену академии, проломив её и рассыпался в клочья. Со стороны голема послышался взрыв и яркая вспышка пламени, после чего всё стихло. Испуганные до усрачки охранники принцессы начали стягиваться – аура Бу исчезла.

Конец этого представления прошёл безмолвно – в сторону представление летел Бу, в своей хомячьей форме, смешно перебирая в воздухе лапками. За ним летела полуголая женщина, в частично сожжённой одежде, впрочем, в нижнем белье, так что всё пристойно. Осман воскликнул:

– Мисс Лонгвиль?!

– Похоже, мы нашли вашего воришку, – сказал Гарри, – иди сюда мой малыш!

– Бу! – хомячок устремился вперёд, бросив Лонгвиль на землю и тут же нырнул в декольте принцессы.

– Предатель! Променял своего партнёра на сисечки.

– Бу-Бу, – послышалось его ворчание.


6. Половое воспитание


Кирхе свалилась на кровать и тяжело дышала, раскинув руки и ноги звёздочкой. Не девушка – огонь! И кстати, как ни странно, девственница. Была. Я оглядел её фигуру – хорошо сложенное загорелое тело, пышная грудь, плоский живот. Вот что странно – всем второкурсницам и второкурсникам по шестнадцать лет. Но Луиза – ну лоли же, как её не крути. Хотя да, голышом сразу видно, что девушка, а не девочка – у Луизы тонкая талия и очень подтянутая округлая попка, но телосложение не дородной женщины, а хрупкого ранимого создания. А вот Кирхе – её физический антипод. Да и по характеру противоположность.

Ох, как она удивилась, когда пригласила меня к себе и попыталась соблазнить, как делала это с парнями-студентами – но я уже порядком соскучился и давно во мне росло желание кого-нибудь хорошенько отжарить, поэтому подхваченная сильными руками Кирхе была перенесена на кроватку, рот заткнут поцелуем и дальше последовало то, что могло последовать в такой ситуации – одежды она лишилась, даже пискнуть и прикрыться не успела. А дальше я набросился на не сопротивляющуюся девушку, сначала миссионерски, потом по собачьи, потом наездницей, потом ещё много раз в разных вариациях, она ещё на первом разе потеряла вместе с девственностью желание брыкаться и отдалась страсти, которой я её снабдил сполна. В общем, мы кувыркались по кроватке всю ночь до рассвета, закончили через часов шесть секса, когда Кирхе уже не могла свести ноги вместе – болело. Улыбка на её лице была такая рассеянная и глупая, что я побеспокоился о её самочувствии. Бросил заклинания для восстановления сил и глубокого хорошего сна, после чего лёг рядом и обняв, заснул рядом. Вымотался ночью только так, но зато теперь стало намного легче. Спустил пар, как говорится. Накинул заклинания перед сном, чтобы нас не нашли и заснул…

Проснулся я, когда за окном было уже темно. Вот это сыпанул! Кирхе забралась на меня частично, закинула ногу на меня и прижалась грудью. Ворочалась – видно, уже пора просыпаться. Пощекотал грудь, сами понимаете, где, Кирхе не проснулась. Только когда скинул её ногу с себя, она внезапно заворочалась и открыла глаза. А потом начала наливаться краской.

– Т… Ты… – Отскочила от меня, встав с кровати и прикрываясь руками, – что ты со мной сделал?

– М? – Я поднялся на локте и оглядел её фигурку, – у тебя что, с памятью проблемы? Ты позвола меня к себе с определёнными надеждами и я их оправдал. Надеюсь, достаточно для такой любвеобильной леди, как ты?

– Да ты… – Она краснела сильнее и сильнее, – что ты со мной сделал?

– М… Я думал, ты большая девочка и знаешь, как это называется. Какие-то проблемы – поднялся, попутно накидывая на себя, кровать и Кирхе очищающие заклинания, притянул телекинезом одежду, начал одеваться, – а что?

Кирхе похоже перемкнуло. Она что, дура? Правда думала, что сможет поиграть со мной в свои эротические петтинг-игры и уйти девственницей? Похоже, её «раскрепощённость» не более чем имидж.

– Ты лишил меня невинности! И обязан жениться!

– Вот ещё что, – одел я костюм, – может тебе ещё пол королевства в придачу? Мы просто переспали, не воспринимай это так серьёзно. Или тебе не понравилось?

– Понравилось, но…

– Вот и забей. Надо будет как-нибудь повторить, – я оделся полностью и подошёл к голой девушке, прижав её рукой к стенке, поцеловал. Кирхе даже опешила, я постарался быть нежнее. А потом вроде как перестала возмущаться и ответила на поцелуй. Который продлился недолго.

– Это серьёзно.

– Сама предложила, помнишь?

– М… – смутилась она, – моя вина.

– Вина? Да ты отличная девушка, давно я так хорошо не проводил ночь. Это можно считать очень высоким комплиментом твоим талантам любовницы. А теперь – одевай трусы, нас ждёт не слишком романтический, но такой желанный ужин!

На выходе меня уже ждал Бу. Хомячок телепортировался прямо перед нами с Кирхе. Девушка прямо таки менялась на глазах. Странное изменение в её поведении – из сердцеедки в счастливую милашку, с лица которой не сползает улыбка. Я же направил стопы в сторону кухни. Кирхе спросила:

– И где ты найдёшь ужин? Уже ночь, наверное.

– Темпус, – вытянул я руку. Над ней появились цифры: «23:45».

– О! – удивилась она, – что это за магия?

– Простая общая магия. Одно из самых элементарных заклинаний. Пятилетние дети учат такое… на моей родине.

– Должно быть там интересно, если есть такая необычная магия… – улыбнулась Кирхе, сцапав меня под руку.

И вот ведь зараза – прямо навстречу нам шла Луиза. Заметившая меня в такой сомнительной компании девушка тут же попыталась изобразить из себя чайник или помидор. Толи у неё дым из ушей, то ли краснота на всё лицо. Я махнул ей рукой:

– Привет, Луиза!

– Ах ты… – Она начала закипать, – какого чёрта ты делаешь в компании этой коровы?

– Тише, тише, – остановил я назревающий скандал, – Мисс Цербст пригласила меня погостить у неё, верно? Я тебе был нужен?

Луиза кипятилась. Из-за чего? Ревность или зависть? Или ещё что-то в коктейль эмоций? Она топнула ножкой и хотела было сбежать, но цепкие ручки Цербст ей не дали унестись в далёкие дали:

– Какая пылкая хозяйка у Гарри, а ты случаем не ревнуешь?

– Отпусти меня, – Луиза была в бешенстве.

– Кстати, вопрос актуальный. Я тебе нужен, или ты просто так решила позлиться, на потребу своему характеру?

Луиза прикрикнула:

– Я твоя хозяйка!

– А, ну да, – пожал я плечами, – вроде как. Какие вопросы?

– Ты должен служить мне!

– Без вопросов, – киваю, – хотя не факт. И что?

– Тогда что ты делал с этой коровой! – ткнула она в Кирхе пальцем.

Кирхе избавила меня от необходимости отвечать:

– О, твой подручный просто чудо. Что он только не делал! – и так мило улыбнулась и покраснела, – я аж вся пылаю!

Луиза округлила глаза:

– П…правда? – и от волнения потеряла сознание.

Кирхе только подхватила её на руки. И недоумённо посмотрела на меня.

– Что это с ней?

– А я знаю? У Луизы в голове сам чёрт ногу сломит, – пожимаю плечами, беря из рук Кирхе свою «хозяйку», – она милая и хорошая, но похоже, хлипкое телосложение сыграло с ней злую шутку. Не воспринимает себя как взрослую девушку и как следствие – сам факт того, что другие люди чпокаются для неё шокирующий… Обычно это проходит с началом половой жизни.

Кирхе хохотнула в кулачок:

– Как ты сказал? Чпокаются?

– Чпок-чпок, – кивнул я, – её нужно ещё воспитать.

– Зачем ты вообще с ней возишься? – похоже, вопрос без неприязни в сторону Луизы, скорее недоумение.

– Она в моём вкусе.

– Ооо, так вот какие девушки тебе нравятся, – порозовела Кирхе.

– Бу-Бу-Буууу! – по коридору молнией летел хомячок, который запрыгнул в декольте Кирхе и удобно там устроился, потирая мордочку о сисечки девушки.

– Э… – У Цербст глаза округлились.

– Бу любит грудь. Ты, наверное, это уже заметила. Там тепло и мягко, и за миром вокруг наблюдать удобно.

– Вот как, – она стиснула грудь, вызвав блаженный писк хомячка, – какой милашка. Я прям вся горю!

– Бу-Бу, «так и должно быть, женщина!»

– Он сделал тебе комплимент.

– Как мииило, – щёки Кирхе порозовели, – тогда давай отнесём Луизу в комнату.

И мы сменили направление в сторону комнаты Луизы. Кирхе ещё раз спросила:

– Ты хочешь жениться на Луизе?

– С чего ты решила?

– Ну, ты с ней так возишься… Логично что хочешь либо стать партнёром, либо ещё что-то тебе от неё надо.

Я тут задумался. А хочу ли? Луиза милая, хрупкая, хоть и с колючим характером, внутри нежная и мягкая. Но жениться? Нет, вряд ли. Хотя кто знает.

– Не знаю, Кирхе. Никогда не задумывался. И вообще, девочку нужно спасать.

– Что ты имеешь в виду?

– Я тебе говорил про то, что ментально она ещё ребёнок. Хотя не совсем так – у неё нет опыта в отношениях. Из-за её странной стихии.

– Она что, владеет какой-то магией?

– Ну, как говорил Дейдара – искусство – это взрыв. Хотя да, её ранг восьмой врождённый, перспектива до десятого.

– Нда… – Кирхе с подозрением посмотрела на Луизу, – и что ты хочешь сделать?

– Думаю, – пожимаю плечами, укладывая Луизу на кровать, – она просто слишком неопытна. Мало общается со сверстниками и сверстницами. Не с кем обсуждать мальчиков, секс и всё такое прочее… Отсюда следствие – к сексу она относится как к чему-то жутко далёкому и волнующему.

Кирхе хихикнула в кулачок:

– У меня есть идея. Давай разыграем её…


* * *

Луиза проснулась первой. Она продрала глаза, щекой упиралась во что-то мягкое. И вообще, было тепло. Даже слишком тепло и уютно. Она подняла взгляд – в дюйме от её лица была улыбающаяся во сне мордашка Кирхе Цербст. Опустив взгляд на необъятную грудь Кирхе, Луиза резко покраснела. Повернула голову – с другой стороны лежал подручный. Гаррисон заворочался и во сне прижал луизу к себе, обвив рукой талию. С ужасом для себя юная мисс Вальер осознала, что на ней ничего нет. Она раскраснелась как помидор и нечаянным движением разбудила Кирхе и Гарри. Они проснулись практически мгновенно. Кирхе соблазнительно потянулась, зевнула. Луиза не сводила взгляд с её груди.

– Это было волшебно, солнышко, – она наклонилась к Луизе и коротко поцеловала её в губы, – ты просто чудо.

– Поддерживаю, – губы Гарри прикоснулись к щеке на мгновение, – ты великолепна, Луиза.

– Ч… чтоп… просиходит? – она села на кровати, не став прикрываться руками, просто искала взглядом, куда бы упереться. Весьма натренированное тело подручного, который встал с постельки и потягивался, приковало внимание обеих девушек.

Луиза раскраснелась так, что краснее только армия. Кирхе тем временем соблазнительно двигаясь одела поднятое с пола бельё и одежду, после чего чмокнув в щёку Гарри, убежала из комнаты прочь. Гарри посмотрел на Луизу с весельем в глазах:

– Утро доброе, Вальер! Подъём! Через час уже завтрак!

– Что происходит! – взвизгнула Луиза, – почему я г… голая? Почему ты голый? И ч…что здесь делала эта… корова?

Прогресс. Уже не теряла сознание.

Гарри подошёл к ней и взяв, поднял на вытянутых руках, заставив Луизу пикнуть и прикрыться руками:

– Ну, мы захотели тебя немножечко разыграть. А ты такая миленькая, что Цербст не удержалась и… – облизнулся, – ну, ты понимаешь.

– Ч… Что? Поставь меня.

– Да шучу я, ничего не было.

– Извращенцы! – взвизгнула Вальер, – ты видел мою грудь! И другие м… места, – голос у Луизы затих.

Гарри улыбнулся и кивнул:

– К слову, ты очень симпатичная. Не сравнивай себя с Кирхе, твоя фигура просто чудо.

– П…правда? – Луиза всё ещё красная, одела наконец бельё и всё остальное, после чего повернулась, – Отвечай!

– Да, истинная правда.

Луиза облегчённо выдохнула. Впрочем, тут же устыдилась, а потом в голове воцарился такой сумбур, что надолго хватит. Гаррисон, немного подумав, подошёл к Луизе и улыбнулся:

– Кажется, я знаю, что поднимет моей хозяйке настроение, – он подошёл к девушке и присев рядом на коленки, положил руки на колени Луизы, без всякого сопротивления разведя их в стороны. Луиза опустила взгляд и только поняв, куда смотрит подручный, резко встрепенулась и засмущалась, но было уже поздно.

Завтрак они пропустили.


7. Тонкости внешней политики


Визит Генриетты застал нас врасплох. В общем, у нас тут всё сложно в академии. Луиза меня не то чтобы избегала, но волновалась, розовела и сбегала под любым предлогом при моём появлении. По-моему, она меня начала бояться или как минимум – избегать. Далее – Кирхе. С Кирхе я провёл ещё много ночей, но никаких подвижек в личном плане не было. Уроки заняли всё свободное время девочек, а я – постоянно занимался экспериментами с профессором Кольбером. Вот так и прошло три месяца, самых спокойных месяца. Ещё была Сиеста, которая тоже начала как-то романтично на меня поглядывать, особенно ревниво – на Кирхе. Я хотел с ней объясниться и разобраться, но всё как-то руки не доходили. То дела какие у меня, то у неё, в общем, мы так и не перетёрли. Вечером ко мне пришла записка с просьбой встретитья от имени принцессы. Я телепортировался в комнату Луизы, застав милую картину обнимашек подружеских. Луиза чувствовала себя не в своей тарелке, принцесса – была растрогана и обнимала её.

– Ваше величество.

– Ах, гарри, ты пришёл.

Луиза словно телепортировалась, отскочила от Генриетты. Я улыбнулся ей, подмигнув, заставив тем самым раскраснеться. Генриетта подошла ко мне:

– Я пришла к вам, потому что мне нужна помощь.

Луиза тут же изобразила коленопреклонённую позу, а я выразительно вздёрнул бровь:

– Что случилось?

– Это… – Генриетта отошла на шаг, – это политика. Я обязана выйти за короля Германии… ради будущего Тристейна.

Луиза тут же возмутилась:

– Но ведь…

– Помолчи, – осадила её Генриетта, – я говорю с Гаррисоном. Так вот, – она была вся в чувствах, – это мой долг как правителя, ведь нам сейчас нужен союз Тристейна и Германии…

– Короче, – прервал я сопли и слёзы по поводу свадьбы, – ты думаешь, что если выйдешь за немчуру, то Тристейну станет хорошо и Германия будет просто приходить на помощь, любить и защищать. Для этого решила выскочить за соседского мужика, у которого корона на голове. Садись, два! В политике нет таких вещей, как добро и зло, только интересы. В чём интерес короля Германии, женившись на единственной наследнице трона Тристейна, защищать и дальше независимость вашей страны?

– Э? – Генриетта сбилась с толку и округлила глаза.

– Поясняю для тех, кому корона голову натёрла, – Луизу кажется инфаркт вот-вот хватит, – он видит в тебе способ законно аннексировать Тристейн в состав своего королевства. Жениться на принцессе, стать королём, после чего вернуться к себе и объявлять себя помимо короля германии и титулом короля тристейна, назначит своего управляющего, скорее всего – тебя, поскольку ты тут давно варишься, и естественно не говорить тебе о своих планах. Лет через пять, когда родишь малыша, малыш станет королём Германии и Тристейна. Условно-незвисимая территория, плавали, знаем. А на деле сын или дочь скорее всего будут сидеть в королевском дворце германии, и к Тристейну относиться как к своему герцогству. Может даже назначат герцога, и то не факт.

– Это невозможно, мы всё обговорили.

– А он просто возьмёт и нарушит договор. Народ его поддержит. В политике есть только свои интересы, никогда не надейся на помощь извне. У тристейна есть только один союзник – Армия. И тот, судя по последним слушкам, не слишком верный. У кого армия сильней, тот и будет доминировать в этом союзе. Так что – я тебе не позволю.

– Что? – Генриетта удивилась.

– Я заинтересован жить в независимой стране, мне даром не нужно иметь политические проблемы, протестные настроения и тем более – смену власти. Так что если хочешь блага для своей страны – выбери кого-нибудь из своих, или тех, кто никак не претендует на трон.

– Это ты на кого намекаешь?

– Ни на кого. Я в этой вашей аристократии не разбираюсь, – пожимаю плечами, – тебе виднее, кто тут такой красивый. Но одно скажу точно – предложения жениться от всяких соседских королей можешь смывать в сортир смело. Либо если они полностью отрекутся от своего престола, станут монархом тристейна и без возможности возврата на родину. Тогда ещё можно что-то устроить.

Луиза наконец то отмерла и как начала кричать на меня. Аж стены затряслись. Помогло только когда Генриетта заткнула ей рот рукой и посмотрев на меня, спросила:

– И что же мне делать? У меня много предложений…

– Понятное дело. Считай, халявный титул короля, если подсуетиться первым. Наверняка разведут интригу вокруг этого, попытаются друг друга утопить компроматом, выгораживая себя. Мой совет ты уже слышала. Бери в мужья кого-то из своих, о союзе даже не думай, здесь нет союзников, есть только интересы. И пока что независимость тристейна – это только твой интерес. И, что самое главное, мой.

Генриетта нахмурилась:

– Но у нас есть определённые проблемы, аристократия выступает за союз.

– Аристократия? Советую записать их имена и фамилии, потом посмотрим, насколько они бескорыстны в своём служении короне. Так что за дело, ради которого ты решила задействовать подругу?

– Ах, да, есть кое-какие письма, которые могли бы расстроить мою свадьбу. Компрометирующие письма принцу Уэлскому из королевства Альбион…

Я лишь покачал головой:

– Ещё один довод против монархии. Государственная и личная жизнь должны быть порознь. Я так понимаю, Принц оказался просто чудо какой душкой, милым, нежным, угодливым. В которого нельзя не влюбиться, и он вёл с вами переписку, вынуждая писать некие личные вещи…

– Д… да, откуда ты знаешь? – Генриетта удивилась.

– На его месте я бы поступил так же. Надел маску мечты любой выросшей при дворе девушки и озаботился получением компромата, если что-то пойдёт не по плану.

Генриетта неожиданно разрыдалась. Я – зло. Ну или как минимум – реалист. Пока Луиза успокаивала Генриетту, я молча стоял у окна. Хорошо, что набросил мощные скрывающие чары на дверь, стены, окно, не подслушают.

Генриетте понадобилось двадцать минут, чтобы прорыдаться и вернуться к разговору, уже изрядно помятой. Луиза на меня смотрела как на врага народа.

– Я… В Альбионе сейчас политические беспорядки. Он в опасном состоянии, дворяне восстали и королевская власть под угрозой…

– Короче, наша задача – найти и уничтожить письма. В остальном – пусть дворяне выбирают себе нового короля, или ещё что – это внутренние проблемы Альбиона.

– Нужно спасти принца. Он по прежнему мой кузен.

– Не лучшая идея. Он сбежит из своей страны под напором каких-то левых личностей, в итоге проживёт жизнь околоаристократического приживалы. Вряд ли он захочет покинуть свою страну. А захочет – значит от него будут одни проблемы.

– Да что ты такое говоришь? – возмутилась Луиза.

– Ты прав, – Генриетта встала с кровати, – но всё же, предложи ему бегство. Главное – найдите и либо верните, либо уничтожьте письма.

Я кивнул:

– Быть посему. Кстати, тут за дверью околачивается непрошенный гость – похоже, информация о вашей миссии просочилась среди аристократов, а значит, она не такая уж и тайная. Гиш.

– Гиш? – повернулась Луиза, – он что здесь забыл?

– Не знаю. Я защитил комнату от непрошенных гостей и подслушивания, наверное, ищет дверь, чтобы погреть ушки.


* * *

Луиза посмотрела на меня с нескрываемым стеснением. Я улыбнулся ей:

– Ты всё ещё дуешься?

– Ха, – она отвернулась.

– Ну извини, что над тобой так пошутили.

– Ты извращенец! – громко сказала она, – кто меня теперь замуж возьмёт?

– Хм? – улыбнулся я, посмотрев на неё, – Нда, тяжёлый случай романтизма головного мозга. Да кому важно, в конце концов, это было просто немного удовольствия от твоего верного подручного.

- Да ты… – начала злиться луиза, – ты посмел меня раздеть и разглядывать в самых личных местах! Засранец! Подлец! Я тебе не разрешала!

– А я как-то не спросил разрешения. И только не говори, что тебе не понравилось.

– Нет.

– Хочешь повторить?

Луиза замолчала и надулась. Судя по всему, с ней будет намного сложнее, чем с Кирхе. Луиза была крепким орешком. Я подошёл к ней сзади и положил руки на плечи, заставив вздрогнуть:

– Не воспринимай всё так остро. Людям свойственно радовать друг друга. В конце концов, я же твой подручный и ублажать свою хозяйку – мой священный долг, верно?

– Дурак, – отвернулась и надулась.

Я слегка наклонился и поцеловал её в щёку:

– Ты очень миленькая.

Луиза совсем засмущалась:

– С чего ты такой ласковый?

– Разве мне нужна причина? Ты мне нравишься, этого достаточно?

– Н… Нравлюсь? – начала она заливаться краской.

– Иначе бы я давно свинтил отсюда, – кивнул я ей, – ну так что, перестанешь играть в оскорблённую невинность?

Луиза повернулась и внезапно спросила:

– Пообещай больше не распускать руки. И язык. И другие части тела.

– Обещаю, что без твоего разрешения – ни-ни.

– Ух, – выдохнула Луиза, – пошляк. Я хочу ещё.

– Это можно считать разрешением на продолжение банкета?

– Что? – удивилась Луиза, – А, ну…

Договорить нам не дали. Обещанный принцессой провожатый спускался с неба. Причём, на грифоне верхом. Он опустился быстро, подняв ветер. Луиза закрылась рукавом. Мужчине было на вид лет чуть больше тридцати. Внешность бывает обманчива, но пока что он оставлял такое впечатление. В синем плаще и широкополой шляпе, он спрыгнул с грифона и поднял шляпу:

– Госпожа Генриетта попросила сопровождать вас. Я Вард, капитан эскадрона грифонов. О, Луиза! – и бросился к Луизе, – давно не виделись. Я думал, что моя невеста подверглась нападению.

Хм? Всё интересней и интересней. Похоже, у Луизы есть женишок.

Он затащил Луизу на грифона и… Поехал. Я взлетел и залетел вперёд, вызвав недовольное фырканье грифона.

– Я не понял, ты прилетел сюда, чтобы дальнейший путь проделать пешком? – спросил у остановившегося всадника.

– У тебя есть другие варианты?

– А что, не видно? Или ты видел у нас кучу шмоток вьюком на лошадях? Полетели, не расчёсывайте мне нервы медленным передвижением.

– Ты же выдохнешься, – Вард по-моему берега попутал.

– Не беспокойся, ещё тебя и твою пташку перегоню. Полетели уже, провожатый.

Вард взял поводья и хлестнул пташку, Луиза вцепилась в него и красная как рак, смотрела на удаляющуюся землю. Я применил пару заклинаний для эффективного полёта – эффективно заменяющих левитацию и полетел рядом с грифоном.

Через час мы приблизились к городу. Вард стал снижаться, я рядом. Тут был город, судя по всему, построенный с помощью магии земли. Грифон спикировал с неба, перепугав Луизу, и приземлился так же, как в прошлый раз, подняв ветер крыльями. Вард слез и стащил Луизу.

– Мы на месте. Это портовый город Ла-Рошель.


8. Не будите зверя. И бойтесь хомячков


Разместились в гостинице. Луиза и её жених ушли обедать, а я – прогуляться по городу, посмотреть на местные красоты. Вечерело. Смеркалось. Думаю, я дал достаточно времени, чтобы Луиза могла намиловаться с женихом – и как я не предусмотрел вариант с тем, что у неё уже может быть суженый? А тут я весь такой в чёрном. Странные люди, должен признать, думал, Луиза сама должна была предупредить об этом. Ну или хотя бы сообщить, она ведёт себя всегда как свободная девушка.

Ну ничего, всё равно сплю то я с Кирхе, и пока что меня в ней всё устраивает. Прогуливался я по городу пару часов. Грифону нужно отдохнуть, полагаю, да и темно уже – лететь в темноте то ещё удовольствие. Пташка может потеряться.

Уже подходя домой я почувствовал лёгкое землятресение, что странно. Нагружен был собственной сумкой, в которую скупил ещё жратвы в запас. Огляделся – что-то мне это всё переставло нравиться.

В сотне метров от меня начал появляться голем. Причём уже знакомая каменная громада. А на ней – собственной персоной воровка Фуке. Я телепортировался к ней, слегка наклонив голову.

– Интересно.

– Забыл про меня?

– Тебя? Нет, ты позволила моему подручному неплохо выступить на фестивале. Спасибки за это, кстати.

– Вот как? – женщина стиснула зубы, – я пришла чтобы отомстить!

– Правда? Ты не похожа на мстительницу, – вздохнул я, – по крайней мере, столкнувшись с архидемоном ада, ты наверняка поняла бы, что сгоришь в мгновение ока, если встанешь на пути. И что же привело тебя на этот раз?

– Да что ты можешь знать! Я Фуке! Ни один дворянин никогда не посмеет меня остановить!

– Оу, какие громкие слова. Зачем ты вообще воруешь что-то? Тебе что, денег не хватает? Или острых ощущений?

Она разозлилась:

– Да чтобы ты понимал, жалкий подручный! Я буду мстить всем дворянам, отбирая у них самое дорогое!


* * *

Душещипательная беседа пропущена.


* * *

Фуке проснулась уже ближе к дню. Она лежала на кроватке, обнимая Гаррисона. Едва продрав глаза, она тут же вспомнила всю прошедшую ночь, полную любви, алкоголя и бесед о том, какие все аристократы козлы. Наконец-то ей встретился хоть кто-то, кто её понимал! Все эти слащавые улыбки, скрывающие истинную натуру аристократов раздражали Гарри не меньше, чем её. Бывшую аристократку, которую с таким удовольствием выбросили те, кому она доверяла. Без причины – просто не сошлись во взглядах на будущее.

Девушка развалилась на кровати, погладив голову Поттера. Тот зевнул и проснулся, оглядевшись по сторонам. Заметил голую спутницу вечера. Гарри улыбнулся:

– Как спалось?

– Лучше, – сказал Фуке, слегка поёжившись, – и что теперь?

– Да что хочешь, – пожал он плечами, – хочешь – можешь остаться со мной.

– Что? – удивлению девушки не было предела, – ты в своём уме? Я же преступница!

– Да мне как-то насрать, – отмахнулся Гарри, – ты хорошая. И уж точно не заслужила тех проблем, которые тебе устраивает аристократия.

– Но мы по разные стороны баррикад!

– Глупое выражение. Баррикады существуют только в головах, одни мочат других и называют это красивыми словами. Борьба за свободу, равенство, братство, традиции и так далее.

Фуке шумно выдохнула:

– Я уже обещала кое-кому помочь.

– Знаю. Кое-кто овладел азами ментальной магии и решил поиграть в бога?

– Азами? – зацепилась девушка, – это не шутки.

– Я тоже не шучу. Прочитать память человека, взглянув ему в глаза, установить скрытые закладки, подчинить так, чтобы человек не различал свои и навязанные мысли, создать ложные воспоминания, вот это серьёзная ментальная магия. А грубые подчинялки – это уровень новичка. Такому детей-менталистов учат, да и то не всех. Ну так что, хочешь остаться?

– Но я в розыске…

– Я решу эту проблему?

– Как?

– Поменяем тебе внешность.

– Ха? Думаешь, маскарад поможет? – Фуке разозлилась.

– Маскарад? Ты недооцениваешь магию. Подожди, – Гарри усыпил её, после чего провёл пластику. Подлечил зрение, изменил лицо, чуть-чуть улучшил фигуру, тон кожи сделал чуть темнее, после чего заменил голос на чуть-чуть другой. И щёлкнул пальцами. Девушка проснулась и недовольно на него посмотрела:

– Что ты сделал? – она смотрела с недоумением на свои руки. Гарри встал с кроватки и подойдя к окну, посмотрел на город за окном, после чего мановением руки оделся.

– Слегка поменял твоё тело. Так что теперь никто не посчитает тебя той самой фуке, если ты сама не проболтаешься. Если хочешь – можешь остаться со мной. Я как раз еду в Альбион.

– Нда… Тогда твоя хозяйка в большой опасности, – Фуке встала, – кстати, мне нужно новое имя. И документы.

– Сделаем, когда понадобятся, – отмахнулся Поттер, – на крайний случай есть «это не те дроиды, которых вы ищете». Придумай себе имя покрасивше и что ты там говорила?

– Моей задачей было отвлечь тебя, пока Вард увезёт Луизу на Альбион.

– М? – Выгнул Гарри бровь, – и зачем?

– Конечно же чтобы побыстрее жениться на ней.

– Ну, если он обидит луизу, ему не жить. С ней Бу.

– Ты так в нём уверен?

– Мой подручный – чудовище, которое никогда бы не обратило своё внимание на такой мирок, как ваш, если бы не я. Если он разозлится, от альбиона останутся только угли. Ну так что, полетим к нашим любовничкам?

– Да? Что-то ты слишком спокоен, узнав, что твою «хозяйку» собираются спешно выдать замуж, да ещё и хитростью.

– Бу с ней, а значит всё будет в порядке. Кстати, там кое-кто летит, – сказал Гарри, глядя на горизонт, – оденься. Будешь Шарлоттой, раз уж не можешь выбрать себе имя.

– Хорошо, – послышалось шуршание одежды. Девушка спешно оделась в прежнюю одежду. Гарри взмахнул рукой и одежда на ней мгновенно сменила фасон, превратившись в дорожный костюм. Шарлотта теперь уже, хлопала глазами, глядя на это представление.

– Похоже, я был прав. Большая утечка информации, кто-то настойчиво тычет сюда своих отпрысков. Табаса и Кирхе летят.

И правда, дракон опустился перед зданием гостиницы, со спины Сильфиды спустилась Табаса и пышнотелая Кирхе. Шарлотта подошла к Гарри и посмотрела через его плечо. Они заметили друг друга – Кирхе и Гарри. Две девочки-волшебницы тут же ломанулись в гостиницу, Гарри встретил их на лестнице.

– Кирхе! Что вы здесь делаете?

– Пришлось постараться, чтобы вас найти, – ответила она, топя лицо парня в своей груди, – я так волновалась.

– Вообще-то мы на немного тайном задании. Сообщить о том, что среди академии и двора у вас есть свои шпионы ты могла бы и более оригинальным способом, – Гарри чувствовал кожей завистливый взгляд нескольких мужиков, которые смотрели за этим представлением.

Гарри отстранил от себя Кирхе.

Вдруг, он почувствовал связь с фамильяром.

«Бу? Что тебе?»

«Хозяин, тут замес начинается»

«Какой?»

«Короче, во всём виновата некая реконкиста. И они попытались подчинить Луизу своей воле, а Вард один из них. Тут гражданская война идёт полным ходом, реконкиста устроила массовое восстание аристократов»

«Что с Луизой?»

«Жива-здорова».

«Приказ простой – из реконкисты гаси всех. Можешь пообедать их душами, но обычных людей постарайся не убивать без нужды. Луизу защищай! Это моя милашка!»

«Буууу!» – такой радостный писк со стороны хомячка.

– Гарри, – Тормошила его Кирхе, – Гарри, что случилось?

– Да так, я кое-что узнал. Наш Вард из так называемой реконкисты, которая устроила восстание в Альбионе. Попытался подчинить и сцапать себе Луизу.

– Что? – Кирхе была удивлена, – но ведь подчиняющая магия запрещена!

– Да ладно? Короче, я дал Бу разрешение повеселиться от души. Надеюсь, когда мы прилетим, Альбион ещё будет существовать.


* * *

Ох, надо определить, откуда течёт в Тристейне. Меня напрягает то, что даже о секретных заданиях королевы знают представители других государств, причём весьма себе официальные лица, а не случайно подслушавшие служанки. Вряд ли информацию сливал Вард – то, что капитан отряда Грифонов оказался предателем – это очень интересная информация. Значит, контрразведка в Тристейне не просто не действует – её нет. Нужно создавать с нуля. Передам королеве выкладки и книги, и свалю в туман. Ну не хочу я становиться Тристейнским Берией и королевским Кромвелем. Мы вышли из гостиницы, чтобы как раз увидеть улетающий летучий корабль. Кирхе недовольно нахмурилась:

– Мы должны были успеть на него.

– Корабль? Не думаю, что нам понадобится летать. Давай просто подождём пару часиков, пока Бу веселится, а потом я перенесу нас прямо к месту действия.

Девушки согласно кивнули. Кирхе посмотрела на Шарлотту и нахмурившись, спросила:

– Гарри, а кто это?

– Это Шарлотта. Она со мной, так что прошу любить и жаловать. Шарлотта – Кирхе Цербст и Табаса. Милые девушки из академии.

– Приятно познакомиться, – бывшая воровка сделала реверанс в их сторону.

Горный воздух хорошо прочищал мозги. И вообще, здесь было свежо. Я оглядел девушек и предложил им покушать, после чего завязался разговор, абсолютно ничего не значащий. Началось с просьбы рассказать Кирхе о своей стране. Она в красках расписывала Германию. Табаса изредка фыркала. Потом меня попросили рассказать о своём мире. Я тоже нашёл несколько интересных тем и рассказал им о магах, магии, маглах, статуте секретности, достижениях маглов, и всём таком прочем. Девочки слушали меня очень и очень внимательно. Даже Шарлотта, что неудивительно.

Табаса и Шарлотта были молчаливы. Табаса – Интроверт, ей общество противно, поэтому я сходу перестал её дёргать и вообще обращать на неё внимание, и она от этого была счастлива. И Кирхе не давал докапываться до синевласой лоли. Ну вернее, она по конституции чуть-чуть крупнее Луизы. Но именно что Чуть-чуть.

Прервался наш разговор, когда мы почувствовали магию – отголоски магической волны, идущей откуда-то с севера. Мощная. Девочки мгновенно перестали болтать и посмотрели на горизонт. Небо было чистым, солнышко ярко светило, город Ла Рошель казался абсолютно безмятежным.

– Это же то, о чём я думаю? – спросила Шарлотта.

– Похоже, Бу дошёл до заклинаний массового уничтожения, – пояснил я, – нам пора. Он точно знал, что это привлечёт моё внимание, – и открыл портал. Светящаяся дверь появилась прямо в воздухе рядом с девочками. Первой внутрь зашла Кирхе. Потом Табаса, Шарлотта и я. И должен признать, что у них были все причины остановиться прямо перед порталом, в котором мы вышли. Представшая нашим взглядам апокалиптическая картина скорее напоминала ад. Небо было затянуто чёрными тучами, среди которых проглядывали молнии и языки пламени – это уже смотрелось так, что поджилки тряслись. С неба сыпались на землю молнии, убивая одного за другим врагов моего хомякозавра. Всюду, докуда хватало взгляда, виднелись руины города, горящие руины, целое море огня, трупов солдат, защищавших город. Некогда величественный замок, что стоял над городом на возвышении – теперь был оплавленным куском камня, только одна уцелевшая чудом башенка напоминала о том, что здесь что-то было. Город горел, было жарко и в небо поднимались многочисленные столбы дыма, лишь увеличивающие тьму над городом.

Раздался рёв откуда-то со стороны и издалека пришла ударная волна, которая снесла дым на мгновение, за горизонтом ярко полыхнуло и через мгновение земля затряслась. Город полыхнул огнём снова, видно, горючие материалы осыпались в огонь. Землетрясение чуть не сбило с ног девушек, я придержал их за талии, включая Табасу, которая подняла на меня вопросительный взгляд. Я сделал вид, что ничего не случилось и просто вдохнул воздух:

– Ах… Бу! Хватай Луизу и ко мне!

Через мгновение над нами появился Бу в своём истинном облике. Огромное существо, сотканное из огня, больше голема Фуке, машущее огненными крыльями, на его лапках уютно лежала Луиза, и что характерно, не сгорала. Демон приблизился к нам, заставив моих спутниц испуганно отшатнуться, протянул Луизу. Я взял девушку на руки. После чего кивнул на город:

– Твоего огня дело? Я же сказал, мирных жителей не жечь без нужды.

Бу склонил голову и рыкнул. Но я его понял:

«Я чистых убрал подальше, остальное сжёг».

– Хорошо. Что с реконкистой?

Демон протянул мне лапу. Через мгновение оттуда выпало несколько колец.

– Агрр… «Это было на них»

– Спасибо. Тогда будем считать, что всё закончилось успешно. Кстати, я привёл к нам новую подругу – её зовут Шарлотта, – представил я испуганную до усрачки воровку, – оцени местечко!

Демон тут же уменьшился в размерах до хомячка.

– Бу-Бу! «великолепно, хозяин! Сисечки!» – и нырнул Шарлотте в декольте, заставив испуганно сжаться.

Меня это рассмешило:

– Не бойся. Бу добрый. Кстати, что с принцом уэльским?

– Бу-Бу-Бу «обычный позёр. Его убил Вард. Я не стал мешать, ты же сам говорил, это их дело».

– Правильно. Изгнанников тристейну ещё не хватало. Телепортируемся обратно в комнату Луизы, – я открыл портал, – все на выход!


9. Конь на переправе


Луиза проснулась. Но на этот раз пробуждение было необычайным – она была возбуждена и проснулась от нежных прикосновений к бёдрам. А потом почувствовала язычок у себя между ног. Быстрый и ловкий язычок ласкал её вдоль и поперёк, облизывал губки и слегка забирался внутрь. Луиза инстинктивно дёрнулась, но вместо того, чтобы свести ноги, развела их в стороны, открывая доступ к своей пещерке. Вместе с языком начались поглаживания по бёдрам, возбуждение в Луизе нарастало и она начала сначала тяжко дышать, а потом глухо постанывать. Луиза не открывала глаза, ей было хорошо. Ночная нега смешалась с внутренним теплом и ощущением сильного возбуждения, расползающемуся по телу. Нижние губки луизы были разведены в сторону и язычок продолжил своё дело, проникая всё глубже и глубже, даря невероятные ощущения, которые Франсуаза доселе не испытывала. Через несколько минут она вскрикнула, выгнулась дугой и сжала бёдрами голову своего любимого слуги. Вот только её ждало разочарование. Или как посмотреть – она почувствовала, что утренний сюрприз лезет к ней и открыла глаза:

– Спасибо Гарр… – глаза Луизы широко распахнулись. Прямо напротив её лица была улыбающаяся физионимия Кирхе Цербст.

– Пожалуйста, малышка, – Кирхе поцеловала Луизу в губы, после чего облизнула щёку, – ты такая миленькая…

– К… Кирхе? – у Луизы начало бешено стучать сердце, особенно при виде груди Кирхе, которой та прижалась к ней, – что ты здесь делаешь?

– Гарри попросил разбудить тебя, – томно сказала Цербст, облизнувшись, – я не смогла устоять.

– А где…

– Мы уже обо всём отчитались.

– «Мы»? – удивилась Луиза.

– А, ну да, ты же ничего не помнишь?

Луиза начала вспоминать произошедшее. Вард, Альбион, война, реконкиста, пустота… Она загрузилась этим и Цербст решила пока оставить девушку в покое. Она оделась и бросила взгляд на нагую Луизу.

– Может, оденешься?

– А? – Вальер удивлённо посмотрела на себя. Тело ещё было полно истомы от приятного пробуждения, внизу раскраснелась, Луиза залилась краской и тут же прикрылась руками.

Цербст хохотнула и вышла из комнаты.

Между тем, во дворе академии происходил занятный разговор. Профессор Кольбер вернулся в свою лабораторию, около которой сидел Гарри и смотрел на стоящую рядом телегу. Кольбер собирался в путешествие, вот что узнал Гаррисон, вернувшись в академию, он обнаружил какое-то чудище под названием «панцирь дракона». И здесь опять была замешана Сиеста, которая и навела профессора на эту мысль. Гарри остановил Кольбера, уже бегущего собирать вещи…


* * *

– Что?

– Это же так интересно! – Кольбер просто пышел жизнью и любовью ко всякой инопланетной фигне, – я обязан найти эту реликвию!

– А смысл? Судя по данным вами описаниям, большая часть из которых чушь, это самолёт. Судя по описанию и применению в нём авиационного бензина – военный поршневой самолёт, скорее всего эпохи второй мировой. Судя по имени деда Сиесты – японский военный самолёт второй мировой войны.

– Да? Ты поедешь со мной. Если ты что-то знаешь, – кольбер был взбудоражен.

– Да не надо так радоваться, самолёт это не чудо-машина. Он не может остановить наступление армии врага, да и летать лучше на настоящих драконах, – Гарри кивнул в сторону замка, где на Сильфиде верхом сидела Табаса и читала книжку, – они долговечней и бензина не просят.

– Ты такой скучный, – кольбер нахмурился, – я намерен достать реликвию, что бы это ни значило.

Гарри только грустно вздохнул:

– Не пойму я вашего настроя. Бензина у вас нет и не производится, боезапас к самолёту скорее всего испорчен, у вас даже нет пилота, способного поднять его в небо. Он попросту бесполезная железяка. Хотя для коллекционеров наверное и представляет какую-то ценность.

– Я должен. Ректор уже подписал разрешение! Даже если он не представляет военной ценности, я привезу его в академию.

Мне осталось только развести руками:

– Ну раз вы так хотите, пусть будет так. Я помогу вам, профессор. Самолёт – не кусок железа, его просто так не привезёшь.

Кольбер нырнул в свою лабораторию и вернулся, таща с собой баулы.

– А ты мог бы уменьшить вещи, как делал это раньше?

– У меня есть идея получше, – задумался я, кивнув сам себе, – давайте построим машину. Какую-нибудь, для путешествия.

Кольбер тут же оставил все свои вещи и уставился на меня:

– А ты можешь?

– Ерунда вопрос. Начнём.

Итак, нам следовало съездить в соседнюю деревушку. Нам нужен был транспорт, желательно такой, в котором можно переночевать. Я поискал чертежи на компьютере, а потом нагло плюнул и достал из сумки один из контейнеров, поставил его на травку и отошёл подальше. Применил магию – коробка быстро порвалась, а на её месте увеличивался в размерах большой такой советский БТР-80. Кольбер удивлённо посмотрел на это чудо инженерной мысли.

Не став ничего пояснять, раздражённый, я полез внутрь и набросил на корпус заклинание незримого расширения, увеличивая внутреннее пространство бронетранспортёра во все стороны. Приделал металла, и отделал внутреннее пространство по своему усмотрению. Во-первых – четыре спальных места, во-вторых – расширенный магией бензобак, в третьих – добавил к пулемёту КПВт лёгкое зачарование от износа и перегрева. Патронный ящик тоже увеличил. Добавлять боезапас не стал. Проверил масло, залил в бензобак топливо из своей спецфляжки и самое последнее – приделал к нему удобное, комфортное место водителя вместо того убожества, что на нём было. Двигатель тоже пришлось слегка модернизировать магией – на радиаторы накинул заклинание охлаждения, которое выдерживало температуру радиатора строго в пять градусов цельсия, отбирая лишнюю тепловую энергию. Глушить звуки не стал, пусть слышат. Наконец, последним шагом – добавил к нему заклинание, компенсирующее перегрузки, чтобы внутри не так трясло.

Сел на место водителя и повернул ключ зажигания. Бэтер не шелохнулся. Пришлось вылезать, заниматься двигателем – через пять минут реакция уже была – завизжал стартер и двигатель бэтера шумно зарычал на весь двор академии.

Оставив его прогреваться, вылез.

– Ну вот, профессор. Заносите внутрь свои вещи и поехали.

– Что это за машина? – Кольбер чуть ли не обнюхал бэтэр.

– Бронетранспортёр. Поторопитесь, профессор, время не ждёт.

– Ах, да, да, – он при помощи магии перетащил все свои вещи внутрь и нырнул сам. Внутри уже можно было встать в полный рост, было довольно уютно. Как в доме на колёсах – диваны, кресла, столик, отдельные спальные закутки… Профессор сел на диван и сказал:

– А тут комфортно. Можно посмотреть, как ты им управляешь?

– Да запросто. Пшли.

Оставив Бу с Луизой, я залез в кабину водителя и дал газу. Бронетранспортёр с рывком поехал вперёд, а стоявший рядом Кольбер чуть не уписался от радости. Ему пришлось сесть на место стрелка. Мы легко вписались в поворот и выехали из ворот академии.

– Дорогу до Тарба покажете?

– Конечно, нам по главному тракту до перекрёстка с дорогой на столицу, по этой дороге в сторону от столицы и дальше, без поворотов, до границы тристейна, это около двух дней пути…


* * *

Луиза выбежала из общежития и столкнулась с кирхе. Девушка стояла около фонтана, выглядела Кирхе лучше, чем когда-либо, довольная собой. Встретившись с ней взглядом Луиза тут же покраснела.

– Иди сюда! – Махнула Цербст рукой.

– Т…ты! – Луиза покраснела, не то от злости, не то от смущения.

– Да, я, я, – Цербст приблизилась, – что с тобой? Тебе плохо?

Красная как рак Луиза сглотнула и подняла взгляд на Цербст и её большую, просто необъятную грудь. Посмурнела. Кирхе склонила голову набок.

– С тобой всё хорошо? Что-то ты красная. Может, тебе лучше полежать в постельке? Я могу принести тебе завтрак… это так романтично, – улыбнулась искусительница.

– Пошли, – Луиза быстрыми дёргаными движениями пошла в сторону столовой академии. Кирхе улыбнулась про себя. Задание Гаррисона помаленьку выполняется. Кирхе поравнялась с Луизой и молча проследовала с ней в столовую. Луиза очень резко реагировала на любое движение со стороны окружающих. Ещё бы – стресс после всего – убийства принца, предательства жениха, был нешуточный. Вот Гаррисон и попросил приглядеть за Луизой, попутно не давая ей впасть в депрессию.

После завтрака Луиза спросила у Кирхе:

– Что ты за мной ходишь?

– Гарри попросил побыть с тобой. Тебе наверное нелегко пришлось.

Луиза нахмурилась:

– Тебе то какое дело?

– Ну как же, – Кирхе картинно приложила руку к щеке, – мы же вызволяли тебя из плена. Там ещё хомячок повеселился, – она посмотрела вниз, где меж грудей уютно устроился малыш Бу, сейчас сладко спящий.

Луиза дёрнулась:

– Я в порядке. Где мой подручный?

– Не знаю, он куда-то уехал с профессором Кольбером.

– Что? – у Луизы глаза округлились, – как он посмел бросить меня одну? Убью! Надо найти его…

Кирхе сама очень заинтересовалась рассказами про панцирь дракона, поэтому была не против последовать за Гарри, наверняка чем-то интересным занят. Но на уроки нужно было идти. К её счастью или сожалению, академия придавала больше внимания практической подготовке и посещение лекций было свободным. Очень свободным. Халатное отношение к магии, как назвал это Гарри.

– Хочешь догнать его?

– Да! – пискнула Луиза, надувшись.

– Тогда пошли к Табасе…


* * *

Тарб. Милая маленькая деревенька – самое место для попаданца ОЯПа. Обыкновенного Японского Пилота. Наш БТР достиг деревни вечером, даже ночью, когда все уже спали. Яркий луч света освещал дорогу на сотню метров вперёд, мы не останавливались без причины, да и ехали быстро, поэтому достигли деревни всего через шесть часов после выезда. Тут и правда недалеко. Профессор Кольбер вылез из машины только рано утром, когда вокруг бэтера уже собралась толпа деревенских мальчишек, вылез и вдохнул свежий деревенский воздух, пахнущий, понятное дело, не фиалками.

– Где будем искать вашу реликвию, профессор? – спросил я, выбравшись за ним следом.

– Не знаю. Нужно поспрашивать у местных. Сиеста говорила, что туда ведёт пещера…

– Да? Не думаю, что здесь много пещер, – пожал я плечами.

Местные, как только мы вышли, разбежались. Чёртовы дикари, придумают потом сказку о том, как из чрева дракона вылезали люди и вели беседы на матерном испанском.

– Слушай, а ты не можешь магией найти пещеру?

– Наверное, смогу, – пожимаю плечами.

Есть одно заклинание, которое хорошо умеет указывать направление. Путеводная нить, восьмой ранг. Применив его с параметром поиска «самолёт», я получил красную ниточку, что стелилась по земле и вела прямо от наших ног в сторону небольшого горного массива рядом с деревней.

– Нам туда? – спросил, или скорее утвердительно сказал профессор.

– Именно. В путь.

– А…

– Бэтер постоит тут. Никто его не утащит.

Мы направились в сторону горы. Там и правда была пещера, вход в неё совсем зарос кустарником, так что пришлось применять заклинание для проделывания путей в джунглях. Телекинетический резак, похожий скорее на вращающийся нож мясорубки, который режет и раскидывает всякий шлак с дороги.

В пещере было темно – профессор зажёг огонёк на конце посоха, я воспользовался светлячками – целый рой маленьких светлячков пустил вперёд по пещере, так что в ней стало сумрачно так. Симпатично даже. Мы двинулись вперёд, как услышали голоса. Профессор схватил меня за плечо и шикнул.

– Это Кирхе, Луиза… – улыбнулся я, – И сиеста. Ничего себе компания. Скорее всего и Табаса с ними.

Профессор по голосам их не узнал. Его в этом винить нельзя – у него было много студентов, всех не упомнишь, тем более, по голосу. Появляются местные студенты на занятиях редко. Мы вышли из тьмы пещеры. Я был прав, в центре стояла Кирхе, рядом с ней Табаса и Луиза, чуть поодаль Сиеста в дорожной одежде. Кажется, она отпрашивалась в отпуск неделю назад…

– Здоров. А вы что здесь делаете? – махнул я рукой.

– Гарри! – Кирхе бросилась и начала душить меня своей грудью. Профессор кашлянул:

– Мисс Цербст, не могу не спросить у вас то же самое.

Ответила нам Сиеста:

– Это я привела их, профессор. Не злитесь.


* * *

Луиза нервничала. Находиться рядом с Кирхе было стыдно, очень стыдно, та вела себя совершенно распутно, и совершенно не как аристократка. Ну как девочка может с девочкой такие вещи делать? Это немыслимо! Но тем не менее, Кирхе делала, и Луизе было стыдно. Очень стыдно.

Особенно стыдно перед Гаррисоном, который про инцидент утром не знал. Она шла чуть в сторонке, погруженная в свои мысли. Наконец, все вышли из пещеры. Пещера выходила на небольшую полянку в горах. Прямо перед выходом стоял заросший сарай с хорошим замком. Кольбер подошёл к нему и подёргал.

– Магия может открыть это.

– Дедушка однажды показал мне это место, – прошептала Сиеста, – он говорил, что его дед построил тут сарай и держал в нём панцирь дракона…

– Хм? – я выгнул бровь и вышел из группы, профессор открыл дверь и мы вместе открыли створки.

Выражение лица Кольбера, нашедшего реликвию, стоило того. А внутри, как я и думал, находился военный самолёт эпохи второй мировой. Японский истребитель. О боевых качествах ничего сказать не могу, но судя по всему, истребитель в отличном состоянии.

Профессор и Сиеста пояснили, что на нём лежит заклятие сохранности. Я кивнул им и осмотрел машину. Она была подранена немного, но ничего фатального. Простое заклинание ремонта приведёт в порядок. А вот в топливных баках было чисто и сухо, это я проверил в первую очередь.

– Ну и, профессор Кольбер? Это истребитель «Зеро», создан для борьбы с такими же истребителями. Взлететь на нём я смогу, скорее всего. Но смысла в этом нет, потому что применить его по назначению невозможно. Летающие корабли – куда более важные и интересные, чем эта тарахтелка.

– Да как ты можешь такое говорить!? – воскликнул Кольбер, – это же… О… – по-моему, он не в себе. Взгляд студентов был со мной солидарен, все смотрели на него с удивлением. Я обернулся:

– А ты оказывается потомок пришельца из другого мира, Сиеста? Занятно.

Сиеста потупила взгляд.

Из интересного – рядом с входом в сарай мы нашли ещё могилу прадеда Сиесты. На ней японскими иероглифами была выбита эпитафия. Судя по всему, японец перед своей смертью озаботился созданием надгробия. Железный мужик, если смог не только выжить без помощи со стороны, не зная языка, письменности, ничего не зная. Заодно не был свидетелем разочарования в виде Хиросимы.

Я занялся самолётом, пока Кольбер рассматривал его детали, я залез в кабину, проверил целостность приборов и всего прочего, заклинанием восстановил целостность обшивки и кое-каких механизмов внутри, после чего уменьшил самолёт и засунул его в сумку. Кольбер был даже возмущён.

– Эй, я не успел его рассмотреть.

– Можете поставить его в академии. Там и рассмотрите. Пользы в этой штуке немного, это скорее экспонат. Не думаю, что у вас много вещей из иного мира, – повернулся, – Сиеста, больше твой дед тебе ничего не давал?

– А? – Сиеста удивлённо на меня посмотрела, – н… нет.

– Да? – улыбнулся я. Врать она не умела.

– Ну… – упёрла взгляд в пол, – ещё кое-что.

Сиеста полезла в карман и достала оттуда… Пистолет. Я удивлённо выгнул бровь. Ну никак не вязался образ служанки с пистолетом «Намбу 14».

– Ооо! – у Кольбера глаза на лоб полезли.

– Девочки отшатнулись, а я улыбнулся:

– Судя по всему, у тебя проблемы с боеприпасами?

– Ну… – Она спрятала пистоль обратно, – да.

– Тогда махнёмся, – я протянул ей Глок: – здесь три тысячи семьсот патронов в обойме. Надолго хватит.

– А? – Сиеста удивилась, – и вы не злитесь?

– С чего бы это? Держи.

Она взяла пистолет. Намбу отдала мне. Посмотрев на него и повздыхав, я вытащил оставшиеся три патрона из обоймы и протянул его Кольберу:

– Это в комплекте.

– Оружие из другого мира? – Кольбер был взбудоражен.

– Не стоит так волноваться. Это пистолет. Хотя да, он из другого мира. Хорошая штука, жаль, патронов к нему у меня нет.

А Сиеста то девушка с сюрпризом. Понятное дело, что прадед научил сына и внука использовать пистолет, потому что против мага это единственный вариант. Наверняка, сам пол обоймы спустил и начал экономить, а дальше устроился поудобнее и оставил пистолет как семейную реликвию. Надо бы вернуть его Сиесте после демонстрации – как-никак это даже если не функциональное оружие, так у неё есть всё право носить свою семейную собственность.

Даже жаль немного у девочки забирать такое. Поэтому надо будет наложить магию для сохранения и вернуть Сиесте. А заодно сделать его холостым, чтобы только пугач был. А то знаю я местных. Украдут только так. Аборигены.


* * *

Самолёт решили поставить во дворе академии. Кольбер очень хотел его разобрать, но смысла я не видел – поэтому мы в три головы посовещались. Кольбер, я и Осман. Кольбер настаивал на изучении, осман – на демонстрации возможностей, я – на том, чтобы сделать из самолёта музейный экспонат и поставить его во дворе для красоты. Мы спорили минут двадцать, приводя аргументы и в итоге сначала Кольбер сдал позиции – я мог дать ему материал для изучения. Потом Осман – использовать старый японский истребитель вряд ли где-то можно. Где? Как в мире, в котором есть летающие корабли с большой грузоподъёмностью, драконы и грифоны, вообще впишется истребитель? Толку с него ни на грош. Решили поставить во дворе около входа, я наколдовал каменный постамент высотой в метр, и установил на него самолёт, посмотреть на «панцирь дракона» собралась вся академия и на ближайший день это стало темой номер один. А потом я застал грустного и разочарованного Кольбера. Он сидел в своей лаборатории и горевал о том, что потерял такой интересный образец для изучения.

– Не кручиньтесь, профессор, я что-нибудь придумаю. Мы можем собрать новый самолёт.

– Правда? – приободрился он.

– Правда. Зачем он вам вообще нужен?

– Ну… Я думал, его можно использовать, чтобы сделать двигатели для летающих кораблей. Сейчас они могут летать только за счёт силы ветра.

– Хм? – выгнул бровь, – занятно. Вам нужен авиационный двигатель? Давайте ка подумаем, что тут можно придумать…

Я начал думать. О том, чтобы здесь изготавливали подобное, не может быть и речи. Корабли имели много слабостей – уязвимость для огня противника, зависимость от ветров… Но это бесшумное, экологичное и главное – бестопливное движение. Открыл паруса и лети себе. Команда нужна, чтобы управлять парусами, но это ничего, решаемо.


* * *

С утра обитатели академии могли наблюдать крайне забавную картину – Луиза в обтягивающем угольно-чёрном костюме бежала по двору вокруг академии, запахалась. Волосы были заплетены в одну косу, выглядела девушка очень и очень нехорошо, потому что изнеженное тело аристократа плохо подходило для тяжких физических нагрузок. Рядом с ней без особого напряжения бежал её подручный, который иногда подбадривал девушку выстрелом маленького разряда молнии в попу. Луиза краснела, злилась, но бежала. Хватило девушки ненадолго – очень скоро она свалилась на траву двора и начала мучаться от очень болезненных спазмов мышц ног, плача и выглядя так, словно её режут. Визгу то стояло!

Подручный Гаррисон подошёл к ней и снял боль мановением руки, заставил девушку расслабиться. Луиза выглядела ужасно – волосы всклочены, даже несмотря на прочную укладку, по лицу пот ручьём. Гарри перевернул свою «хозяйку» на живот и начал массировать ноги, снимая боль и усталость. Луиза жаловалась:

– Как ты посмел заставить меня бегать?

– Посмел, – Гарри улыбнулся, – и вообще, ты сама хотела стать больше.

– Я не это имела в виду!

– Я знаю. И тем не менее, физические нагрузки – основа здорового тела. С твоими нынешними нагрузками ты всегда будешь маленькой. С бегом мы закончили.

– Зачем это вообще нужно?

– Луиза, я не могу сделать из тебя супер-девушку просто мановением руки, – снисходительно сказал Гарри, – нет, у меня есть кое-какие возможности, но все они опираются на твои тренировки. Поверь, то, чего ты можешь достичь за неделю другим и за год упорных тренировок не добиться. Это уже очень-очень много!

Луиза надулась, но позволила ласковым рукам Гарри массировать бёдра. Девушка получала от этого различное удовольствие, в том числе и моральное. Гарри не был пошлым, но успел помассировать все части тела, включая округлую попку и спину. Луиза блаженно мурчала и щурилась. После десяти минут массажа, который снял всю усталость и боль, Луиза уже была переполнена энергией и желания продолжать тренировку. Гаррисон улыбнулся вскочившей девушке:

– Вот это правильный настрой!


* * *

В аудиторию ворвались королевские мушкетёры. Их было несколько, причём все они – женщины. Специфический выбор персонала. Заправляла там капитанша по имени Агнесс, довольно строгая девушка, но и симпатичная. Она тут же начала препираться с Кольбером, который задвинул пацифистскую речь про то, что студенты должны быть подальше от войны. С одной стороны я его понимаю, с другой – совершенно не одобряю. Тем временем после угрозы мечом, профессор был вынужден отступить, а ученики стройной толпой вышли из учебного здания во дворик. Агнесс и мушкетёры выстроили их. Были тут, к слову, только девочки – мальчики вчера куда-то укатили. И вместо них прибыл какой-то франт на белом драконе. Он тоже вышел и мы как бы оказались двое мужчин на почти сотню девушек.

Я сидел в тенёчке под крепостной стеной и мирно медитировал, попутно получая информацию ото всех своих следящих заклинаний-зондов. С виду – просто сидел в позе сейза и дремал. Девушки ожидаемо начали липнуть к Джулио. Я наблюдал за ходом событий со стороны и с большим интересом. Монморанси разозлилась – она с самого начала была настроена скептически, отбросила учебную пику:

– Постойте. Нам это не нужно, мы же маги. Для нападения и защиты нам просто нужно тренироваться в боевой магии.

В принципе, она права. К магу обычный мечник на пушечный выстрел не подойдёт, разве что по кускам. Но это если мана есть, а если кирдык – тогда остаётся браться за топор и идти рубить хардкор.

Агнесс – относительно низкая девушка, подошла к Монмон и коварно ухмыльнулась:

– Магии значит? – результат предсказуем. Хрупкую руку Монмон перехватили и вывернули, отобрав палочку, – ну давай. Победи меня своей магией. Что такое? – ёрничала она, – не можешь ничего сделать без своей волшебной палочки? Если бы я была врагом – ты бы уже была мертва!

,

Монмон села в лужу.

Агнесс провозгласила базовую тренировку и…

Вот тут я не понял. Они что, будут драться копьями-пиками-посохами? Маги конечно используют посох, но эти то детишки в основном только палочку. Я сидел в сторонке и наблюдал за тем, как девочки стучат деревяшками друг о друга.

Вдруг одна из мушкетёрш напала на меня. Что я счёл глупостью, конечно, но правила игры принял и взяв у неё деревянный меч, отбил атаку. Ха, это смешно. Мушкетёрша была девушкой симпатичной, я легко отбил несколько её атак. Быстрых и размашистых, после чего сам по себе включился мод учителя. Менторский тон пролез:

– Постарайся лучше двигать бёдрами в момент удара и менее резко смещать центр тяжести, – девушка была поймана на довольно простую уловку и чуть не завалилась вперёд, ей пришлось шагнуть, но возможность отбить удар она потеряла – это я и использовал, чтобы приставить меч к её шее.

– Неплохо. Ты уже сражался с мечом? – в глазах брюнетки появился лёгкий интерес.

– Пару-тройку столетий практики, – ухмыльнулся я, – давай ещё разочек.

Она встала на исходную позицию и снова попробовала меня атаковать, но на этот раз я грубо выбил у неё меч:

– Нет же, нет, смотри, - приблизился, положив руку ей на бедро. Ой, а что это она такая красная? – смотри, вот бедром сюда, потом поворачиваешь корпус, – взял её за плечо с обратной стороны и слегка потянул на себя, мушкетёрша ещё больше покраснела, – и бьёшь. Даже если ты вкладываешь все силы в удар, не нужно делать его резким и размашистым, словно пытаешься разрубить камень.

Отпустил девушку, притянув телекинезом выбитый деревянный меч, – попробуй ещё раз, ты легко теряешь точку опоры во время удара и тебя легко взять на контратаке.

Девушка ещё больше покраснела и повторила удар, как я ей и говорил. Не спеша сделать удар сразу и от души, а аккуратно вкладывая силу тогда, когда нужно. Она провела несколько очень хороших ударов, от которых я легко уклонился, смещаясь вбок и назад.

– А это действительно лучше. Ты парень не промах, но я не проиграю!

– Няк, как это мило, – я ловко шагнув, исчез с траектории удара и оказался у неё сбоку, она лишь чуть-чуть не успела для того, чтобы ударить меня, точечным ударом по ладони, заставил девушку вскрикнуть и выпустить меч, после чего взял пострадавшую руку в ладошки и подул на неё, одновременно с этим снимая боль от удара.

Мушкетёрша покраснела ещё больше, выдернула руку:

– Что ты делаешь?

– Оказываю первую помощь.

Вдруг меня окликнули. Это оказался Джулио, который странным образом подклеивался к моей «Хозяйке». Луиза не особо сопротивлялась. Блондинчик выглядел самодовольным – ещё бы, столько девушек к нему клеятся, он прямо таки купался в их внимании:

– Эй, Гаррисон, хочешь сразиться?

– С тобой? – я скептически посмотрел на него. Парень как парень, особо на мечника не похож. Впрочем, я тоже.

– Именно. Победитель сможет поцеловать Луизу, – ох, странная ставка.

– Я и так могу поцеловать Луизу, – хмыкнул я в ответ, – давай без ставок?

– Хорошо, – неожиданно легко он отказался от такого ценного приза, заставив Луизу возмущённо пискнуть. Девушки отреагировали мгновенно – поединок был более серьёзным, чем размахивание учебными копьями.

– Дерёмся на деревянных мечах, – предложил он, – впрочем, ты можешь взять свой.

– На деревяшках так на деревяшках, – сказал я, подходя к нему, – но в полную силу. Слабаков здесь и без тебя хватает.

– Идёт, – он поднял свой деревянный меч, я призвал в руку свой, он послушно лёг в ладонь.

Итак, что можно сказать о Джулио как о мечнике? Парень странный, дерётся очень неплохо… я тоже не был великим мечником и никогда не ставил совершенствование этого навыка выше остальных, но опыт есть опыт, там посмотрел, здесь поучился – так и набралось знаний. Джулио бросился в атаку, когда я призывно открылся, он был довольно быстр и тренирован, первый удар я отбил ещё быстрее, потом увернулся, ушёл ещё раз и ещё, меч просвистел над моей головой. Джулио неплохо владел грубым, но действенным стилем боя – быстрые удары, поиск удачного момента для атаки.

Дерево столкнулось с деревом, издав стук, и ещё раз и ещё… Чезаре быстро переходил из одной позиции в другую, обходя меня с флангов. Вернее, пытался обойти – уж что-что, а свои чувства, усиленные магией, дополненные магическим ощущением мира, я не могу упрекнуть. Прекрасно видел или чувствовал его положение и удары, отводя меч Джулио в сторону или парируя удары точечными контрударами.

Он сражался неплохо. Вполне на уровне местных профессиональных мечников, причём неплохих. Я же, изучив его стиль, спросил:

– Это всё? Или ты можешь чего-то больше?

Он запыхался изрядно.

– А ты хорош.

– Не стоит делать комплименты противнику. Приступай.

– Не хочешь сам атаковать?

И правда. Я уже минуты три только ухожу от его ударов. Согласившись с ним, я атаковал – быстрый рывок к нему, смещение набок, отбивание меча противника, толчок – и я оказываюсь у него под боком, приставив деревянный меч к его шее. Джулио даже заметить ничего толком не успел.

– Вау. Это было круто, – прокомментировал он, – научишь приёму?

– Возможно. Потом.


10. Железный Феликс


Я всё никак не мог понять – как местные учатся? Они же практически не занимаются магией, больше похоже на детский сад какой-то, а не на магическую академию. Луиза возвращалась домой с завтрака, я же в это время был предоставлен сам себе и решал очень важную задачу – а именно – говорил тет-а-тет с принцессой, которая внезапно озаботилась финансовым состоянием тристейна. Королевство было, мягко говоря, в жопе из-за аристократии, которая и отъедала солидную часть налогов. Процветало казнокрадство, цвело и пахло злоупотребление служебными полномочиями и совершенно незаконные притеснения простого народа аристократами.

– Я знаю, – Генриетта ответила мне, - это всё очень некрасиво выглядит, но мне нужно что-то сделать, пока не стало поздно.

– Какая хорошая идея, – с скарказмом сказал я, – к сожалению, вариантов у тебя немного. Я сам с этим сталкивался в бытность свою верховным магом. Давай копнём глубже – чем аристократы занимаются здесь, в академии?

– Учатся магии? – спросила у меня принцесса, забавно склонив голову набок.

– Учатся? Да ты на график их посмотри – то у них самостоятельная работа, то выходной, то праздник, то каникулы. Девяносто процентов времени они занимаются всем, чем угодно, только не обучением магии. И чем же они заполняют это время? Они интригуют. Большинство видит свои перспективы в том, чтобы занять положение повыше, а не совершенствовать своё магическое искусство или привносить в мир что-то новое. Поэтому неудивительно, что аристократия разлагается. С той атмосферой, которая здесь воцарилась – я бы удивился, если бы они продуктивно работали.

– Хорошо, но что тут можно сделать? Аристократы – отдельная и очень самостоятельная часть общества.

– С таким отношением – ничего. Прежде всего – нужно начать брать их в ежовую рукавицу. Всякие практикашки, в виде отлучек по своим делам – прекратить на корню. И да, Тристейну понадобится провести крупную работу по очищению чиновничьего аппарата, – я прошёлся взад-вперёд с кружкой кофе в руке и отхлебнул из неё, – прежде всего – тристейну нужна достаточная сила. То, что тайными поручениями занимается какая-то девочка, которая толком колдовать даже не может – это плохо. Это очень плохо.

– Но мне некому больше доверить такие вещи, – ответила Генриетта, – в вас двоих я хотя бы уверена.

– Допустим. И тем не менее, опыта у Луизы нет совершенно. Королевству нужна тайная полиция и службы, ведущие внутреннюю разведку.

– Их легко подкупят, – понурилась принцесса.

– Непреложный обет с каждого – и они будут честнее некуда. Создание внутренних спецслужб – тяжёлое дело. Им нужно, чтобы их боялись, особенно аристократы, боялись, что наверху уже знают про все их тайные махинации и интриги, и закошмарят…

Генриетта грустно вздохнула:

– Это жестоко.

– Это необходимо. Расследованиями казнокрадов и прочих должны заниматься тайные службы. Тристейн – относительно маленькое государство, но воруют тут в больших масштабах.

Генриетта подумала недолго, после чего улыбнулась:

– Вот ты этим и займёшься. У меня нет возможности и доверия к кому бы то ни было, особенно к аристократии.

– Хорошо. Займусь, – у меня была одна хорошая кандидатура на примете, – но с тебя разрешение практически на всё. Служба должна будет сдерживать аристократию – и значит обладать полномочиями игнорировать их аристократический норов, проводить обыски, допросы, наблюдение, аресты, и так далее…

– Я дам вам разрешение, – ответила королева, – а сейчас – я надеюсь, вы знаете, что делаете.

– Знаю. Постараюсь не тратить зря время и силы, пара подходящих человек у меня уже есть на примете.

Генриетта улыбнулась мне и взяв со стола кружку с кофеём, вышла из комнаты. На столе с лёгким мерцанием светилась магическая лампа, в комнате приятно пахло духами генриетты и кофе, царил полумрак, было тепло и приятно, хотя в остальном замке – утренняя прохлада.

Я достал из кармана зеркальце и постучал по нему:

– Алло, ты там жива вообще?

– Что такое? – в зеркале показалась заспанная мордашка Шарлотты. Послышался писк Бу.

– Встретимся во дворе академии, через пять минут. Дело есть, тебе понравится.

Сказав это, я убрал зеркало в карман и направился пешком к ближайшему окну, не утруждая себя передвижением на своих двоих. Окно в конце коридора идеально подходило. Выпив ещё пару глотков ароматного кофе, бодрящего и согревающего, я завис с помощью левитации над двором академии и высматривал Шарлотту. Девушка была одета в лёгкое платье, слегка просвечивающее внизу, что давало невероятный простор для фантазии и выглядело сексуальнее, чем без верхней одежды вообще. Она наспех привела себя в порядок, судя по виду, а на груди у неё сидел мой подручный – Бу. Сделал вираж и приземлился аккурат перед Шарлоттой, достал из сумки мешок и увеличил его до нормального раземра:

– Это для Бу, – пояснил я.

Шарлотта выглядела превосходно. Мало того, что я поработал своей магией, так она ещё и привела себя в порядок, и теперь долго и страстно ночевала с мужчиной, то есть мной. Не каждую ночь, понятное дело, но где-то раз в неделю я отправлялся к ней, а Шарлотта – работала на меня, выполняя небольшие поручения. Она девушка педантичная и хорошо образованная.

– Ты же не очень любишь аристократию?

– За что мне их любить? – огрызнулась она.

– Тогда у меня есть для тебя работа мечты. Принцессе срочно понадобилось приструнить аристократию. Для этого нужно создать тайную организацию, способную собирать данные, шпионить, проводить обыски, допросы, аресты, держаться в курсе всего, что происходит в среде аристократов. А так же давить тех, кто злоупотребляет своим положением, крадёт из казны и угрожает безопасности королевской власти.

– Ты хочешь, – Она подошла ближе, – чтобы это сделала я?

– Совершенно верно. У тебя есть опыт работы под прикрытием, аристократов ты ненавидишь – так что в твоей лояльности сомневаться не придётся. Они вряд ли тебя смогут завербовать. Нужен человек, способный не только делать всё сам, но и руководить организацией, которая могла бы держать поводья местной аристократии и не позволила им взбрыкнуть. Нужно, чтобы они тебя боялись.

Шарлотта улыбнулась:

– Это хорошее предложение. Да, я в деле. Что мне нужно делать прямо сейчас?

– Назовём твою службу, к примеру, отдел государственной безопасности. Твоя задача – найти место, найти людей, способных выполнять эту работу. Создать сеть информаторов по всему Тристейну – я бы рекомендовал купить некоторые трактиры и рестораны, использовать их персонал как информаторов, так же это будет хорошим прикрытием для временного присутствия агентов.

– Идея хорошая. Но это дорого…

– Миллиона золотых хватит на первое время?

– Сколько? – у Шарлотты глаза на лоб полезли.

– Миллион. А потом – я создам для тебя и твоих людей некоторые очень интересные артефакты, которые позволят получить информацию. Всех агентов нужно будет допускать к информации о самой организации только после принесения магической клятвы, этим займусь я.

– Хорошо… – Шарлотта задумалась.

– Давай я тебе кое-что покажу…

А дальше я достал из сумки несколько коробок, трансфигурировал из воздуха столик и разложил первую попавшуюся коробку, в которой было несколько очень полезных артефактов. Сначала – мантия-невидимка, классический вариант. Потом – разновидность протеевых чар – зеркальная цацка, которая используется как микрокамера, отдельно доска, похожая на разделочную, на которую выводилась иллюзия с «камеры». Простейшие протеевы чары и иллюзия. В качестве жучка мог служить любой предмет, самым долговечным и надёжным была обычная булавка, иголка, мелкая монетка. Эти предметы ещё и позволяли отслеживать передвижения цели.

Потом последовал артефакт мыслезащиты и для чтения мыслей – легилементивный обруч, который позволяет считывать поверхностные мысли. Я передал обруч Шарлотте, за ним пошло более полезное оборудование. А именно – обруч правды. Надеть его на голову – эффект аналогичен заклинанию правды, артефактный веритасериум. Утаить что-то практически невозможно.

Шарлотта улыбнулась, даже облизнулась, представив, сколько всего ей наболтают аристократы с обручем на голове. Благо, он был подстраиваемый под любую тыковку.

Комплект личной магической защиты – я даже не удостоил презентации – подобное у шарлотты уже было. Кольцо – способное выдернуть её из опасной ситуации – нужно только мысленно произнести команду активации, или потерять сознание. Браслет – с мощным магическим щитом, добавлением в серебро магического мифрила и накопителя магии. Браслетик мог постоянно держать щит шестого ранга, весьма мощный.

И наконец, на тот случай, если понадобится противостоять магам в бою – я выложил одну из своих разработок. Нужно будет наштамповать их несколько сотен. Beretta M9, превосходный пистолет, у меня было всего три штуки, поэтому один я отдал шарлотте:

– Умеешь пользоваться?

– Оружие из твоего мира? – тут же проявила она энтузиазм.

– Понятно. Что ж, я научу. Для начала немного теории…


* * *

Во дворе вокруг лаборатории профессора Кольбера была устроена полноценная стоянка для техники. Навес от осадков, который защищал хотя бы от дождя, а большего и не нужно. Под навесом на бетонированном плацу стояли три БТР-80, а так же многое другое. Кольбер возился с железками круглосуточно.

Конкретно сейчас – он разбирал попавший ему в руки двигатель внутреннего сгорания.

Я же занимался кое-чем совершенно иным, а именно – пытался решить проблему скрытности. Конечно, всё уже придумали до нас – мантия-невидимка плюс пара новых зачарований – и вот наблюдатель уже будет незаметен даже стоя посреди тронного зала вражеского короля, или прямо за спиной предателя… Но одно дело обеспечить скрытное нахождение, и совсем другое – скрытное перемещение и прочие активные действия. Поэтому как только наш агент 007 попытается вмешаться – его тут же обнаружат.

Наложить магию, создающую вокруг пистолета барьер для звука? Возможно, эффект будет как при выстреле из комнаты через окно – звук выстрела на улице не слышен, а внутри комнаты – уши закладывает. Но для чар нужна основа, которая бы не разрушалась от магии, или по крайней мере, разрушалась достаточно медленно. При этом сам пистолет должен быть относительно компактен – в качестве такой основы для такого ассасинского оружия был выбран пистолет-кольт М1911, на который я установил глушитель. Глушитель был относительно маленький, надевался в виде шайбы на ствол накручиванием и полностью изолировал пистолет от любого звука.

Вот только первая же тестовая отстрелка показала проблему – пуля всё равно хлопала и громко шумела в полёте, а это – не есть гут. Поэтому я и придумал решение проблемы – чуть расширил поле звукоподавления и уменьшил заряд пороха в патроне, увеличив, соответственно, пулю. Пуля стала тяжелее, лететь медленнее. Дозвуковой патрон уже почти не шумел. Большой калибр был только лишним. Нужно было оружие для устранения неугодных и для диверсионных действий.

Проблему решил сменой пистолета-основы. Новым пистолетом, которому посчастливилось, стал глок, уменьшенный вариант, карманный пистолет. Его пришлось дополнить снайперской винтовкой, вот с ней я помучался чуть-чуть подольше. За основу взял WA2000 – очень хорошую немецкую винтовку. Доработал напильником – увеличил магазин, а так же улучшил качество оптики по сравнению с немагическим аналогом – теперь оптика обладала подобием заклинания обнаружения и помимо оптической картинки выводилась иллюзия, показывающая наличие живых существ. Со звуком пули поборолся более радикально – с помощью накладывания заклинания бесшумности на пулю – в полёте она создаёт вокруг себя поле бесшумности, которое предотвращает резкое смещение воздуха и создание звенящего звука.

Отстрел винтовки показал, что оружие получилось невероятно удачным в своём классе. Точным, компактным, смертельно-опасным. С помощью такого оружия можно с безопасного расстояния уничтожать противников и не бояться их сопротивления.

И наконец, мы подошли к главному, что нужно диверсанту – системе невидимости, неслышимости и прочей необнаружаемости. Я взял за основу стелс-броню. Стелс-броня выглядела как плотный облегающий чёрный костюм, выглядел довольно… Стильно. Да, стильно. Костюм был многослойным – основа из кевларового волокна, которому не страшны пули, под ним – ещё один слой, но теперь уже из сильно зачарованного материала – сплетение из волокон магического мифрила – по пятьдесят грамм материала на костюм. Нижний слой имел специальную подложку для гашения удара, сохранения комфортной температуры и влажности в любых условиях – в том числе и под водой, и медицинские зачарования, верхний слой брони имел лёгкие кевларовые наручи и перчатки. Зачарования на стелс-сюите были главной его фишкой. Дезиллюминация – делала пользователя оптически-невидимым. Звукоподавление – подавляло звук от пользователя костюма и под его ногами – например, шаги, треск веток, шуршание листвы под ногами, и так далее. Специальное зачарование позволяло оставаться невидимым даже если попытаются снять невидимость старым методом – дождь, рассыпанная мука. И наконец, завершали картину защитные заклинания, которые позволяли пользователю выдержать урон всех возможных видов и типов – от банального удара до огня, кислоты, нехватки кислорода, падения с большой высоты.

Тонкие зачарования костюма требовали большой сосредоточенности – я был намерен создать действительно стоящую вещь, и я её создал. Костюм обладал всеми закладываемыми в него качествами.

Теперь можно не беспокоиться за спецслужбу – с такими костюмами мои диверсанты пролезут в любую щель, установят жучки где угодно и кого угодно ликвидируют. Кроме разве что меня, моё постоянно поддерживаемое заклинание от невидимок способно слёту снести маскировку такого костюма – но на то оно и высшее заклинание.

Теперь дело осталось за малым.

Произведя десять комплектов костюмов и оружия, я вернулся домой, чтобы застать там очень милую картину. Блондинка, стервозного вида, тащила за ухо Луизу в сторону выхода. Оу, это что за картина? Луиза не сопротивлялась, так что я пошёл за ними. Кто бы это не пришёл за Луизой, у неё должны быть очень веские причины.

Девушка была довольно активной и за шкирку тащила мою «хозяйку» на выход. Я заинтересовался происходящим и пошёл за ними. Шли они к каретам, которые стояли около входа в академию.

– Что здесь происходит? – мне пришлось вмешаться.

– А ты ещё кто? – Блондинка стиснула зубы.

– Харрисон Поттер. А теперь вы, леди, объясните, что за хрень тут творится?

– Тебе то какое дело? – грубо ответила она.

– Допустим, мне есть дело. Луиза? Что за фигня? Ты решила уехать?

– Не я решила, – Луиза дулась, – это моя сестра.

– Оу, понятно, – кивнул я, – тогда всё нормально.

– Эй! – возмутилась Луиза, – ты так и будешь стоять?

– А что ты предлагаешь делать? Отбивать тебя у твоей сестры? Хм… двусмысленно прозвучало, – задумался я, – ладно, хрен с ним.

– Ты тоже поедешь с нами, – властно заявила стервозная сестрёнка и попыталась было схватить и меня, но я перехватил её руку:

– Запоминай, это не я с вами, это вы со мной, – ох, её сейчас удар хватит, – и отпусти Луизу, а то остальные обитатели академии подумают, что за ней ревнивая невеста приехала.

– Что? – обе зависли. Я же отправился к лаборатории кольбера.

За своим бэтером. Ну не поеду же я на этой страхомутине, именуемой каретой? Мало того, что пробивается из пистолета, так ещё и трясёт нещадно и скорость у лошадки небольшая. А ехать неделю у меня нет никакого желания. Луиза пошла за мной, вывернувшись у сестрёнки, а блонди побежала за нами, пылая гневом и раздражением. Ох, у неё не характер, а один сплошной яд и кислота. Того и гляди набросится с дикими криками и вцепится в шею. Где же таких выращивают?

Луиза спешно забежала передо мной, укрывшись от сестры.

– Эй, вы куда идёте? – окликнула она нас сзади.

– За транспортом. Ехать будем с комфортом, а не в этом ужасе, – отозвался я.

Луиза была мрачнее тучи. Мы дошли до бэтера и я открыл перед девушкой дверь:

– Ты вообще что это внезапно домой собралась?

– Не знаю. Приехала сестра и начала тащить. Она у меня странная.

– Я заметил. Значит, поедем вдвоём, сестра пусть добирается одна. Донимает кучеров и лесную живность.

Однако, вдвоём не получилось. Вальер-старшая забралась в бэтер за сестрой и подняла крик, успокоилась только когда я применив заклинание, заставил её заснуть.

И мы поехали, рыкнув двигателем, бэтер двинулся прочь. Где жили Ввальеры я знал, карта у меня есть, вещи собраны. Правда, я завершить работы могу и в их семейном гнёздышке. Но мне не нравится то, что Луизу отрывают от магического обучения снова. Эдак в тристейне вообще не учат магов – нужно заняться с девочкой магией, серьёзно заняться. Как только – так сразу!

Поездка была спокойной, я бы даже сказал – тихой. За рулём бэтера было комфортно и уютно, дорога ровная, времени ещё вагон. Луизу слегка укачивало – мне пришлось вмешаться и подправить ей нервную систему, сняв морскую болезнь. И дальше всё прошло штатно – я вёл, Луиза сидела и читала книжку, вальер-блонди спала. Мы проехали небольшой городок на севере страны и выехали к крупному особняку, большим кованым воротам. Любят местные позёрство. За воротами обнаружился большой дворик и трёхэтажный небольшой особняк. Кто попроще на моём месте бы удивился – но как по мне, так очень скромное жилище для герцога. Не дворец, хотя все признаки в наличии. Приехали мы уже когда темнело, так что освещали светом фар дорогу перед собой. Благо, светотехника на бэтерах стояла мощная, полумагическая. Остановил машину я уже около лестницы.

– Что такое? – в кабину вошла Луиза.

– Приехали. Берём нашу спящую красавицу и идём в дом.

– А, ну да, – Луиза поёжилась, как от холода, – понесёшь её ты.

– Без вопросов.

Пришлось взять девушку на руки, потому что магией таскать – моветон. Пусть даже таких стерв. Луиза про свою семью мне не спешила рассказывать – так что я знал только общую информацию. В доме сейчас должны быть слуги, а так же четыре девушки-вальер – Луиза, две её сестры и одна её маман. Прихватив блонди, я пошёл следом за Луизой, которая показывала дорогу…


11. Дом, Который Построил...


Особняк Вальеров не впечатлил меня. И правда, я привык к более… Кхм… как бы это правильней сказать – не роскоши, но к более уютной, рациональной и педантичной отделке, а не к такому. Практически классическое провинциальное родовое гнёздышко аристократов. Ужин прошёл в штатном режиме и мы все разошлись по кроваткам – мне они выделили отдельную комнатку. Небольшое помещение для слуг, естественно, спать на матрасе, лежащем на полу, я не собирался. Луиза по-моему это тоже поняла, но промолчала – её матушка меня заочно зачислила в слуги. И поэтому я развернулся на полную, начав с вечера тут обустраиваться.

Для начала – расширить пространство до тысяч квадратных метров. А дальше – отделка. О, да, в дизайне мне равных не было – прежде всего из-за обширнейшего опыта, так что я начал работу над своим уголком в особняке. Первым пошёл вход – вход это большой зал, с лестницами в противоположной входу стороне, на полу мрамор, отполированный до блеска и составляющий сложные узоры. В углублениях, кажется, они называются альковы, по бокам комнаты – окна, свет из которых ярко освещал зал настоящим дневным светом. Под потолком – хрустальные люстры, исключительно много различных декоративных элементов – псевдогалерея по бокам комнаты, двери в остальные помещения – на первом и втором этаже.

Интерьер в том стиле, который оценят местные – на отделку зала ушло две золотые чушки и сотни самоцветов. Готические нотки пересекались со множеством других архитектурных стилей, в конце зала две статуи в греческом стиле, из белого мрамора, полуголые женщины с идеальной комплекцией и красотой.

В центр зала поместил фонтан – и кто говорил, что заклинание насоса бесполезное? Более чем полезное, а с регуляцией давления по зацикленной программе – так тем более, фонтан получился конечно не танцующим, но красивым, добавил в него разноцветных светлячков, которые освещали воду золотистым свечением.

Не то чтобы я хотел произвести впечатление, но хотелось чего-то красивого. За первым залом последовал второй – на этот раз я уже разгулялся. Неприкрытая красота, высокие потолки, монументальные колонны из гладко отполированного чёрного гранита, интерьер в тёмно-золотых тонах. Широкая гранитная лестница наверх, галерея, статуи известных мне великих магов и просто людей, цветы в фарфоровых чёрно-золотых вазах, низкие чёрные диванчики, стильные светильники, чёрные шёлковые занавески на окнах – свинцово-непроглядные, и из окон – солнечный свет. Сельскохозяйственное заклинание, которое тут может быть очень полезным. Зал внушал уважение и даже трепет, всё сделано таким спокойным и величественным, что даже я проникся.

И дальше – мои личные покои и всё остальное. Пришлось опять выкачивать трансгель и трансфигурировать себе желаемое. Два крупных крыла, по три тысячи квадратов каждое, в два этажа. Справа были длинные коридоры, богато украшенные. Коридоры, множество комнат, всего в моём мини-дворце было сто пятьдесят залов и комнат. Кухня, обеденный зал, бильярдная, библиотека, большая ванная с сауной, маленькие комнаты – комнаты слуг – пятьдесят штук, уборные, оружейная, складские помещения, гардеробы, будуары… Лабораторию размещать в свёрнутом пространстве нельзя – это может нарушить чары пространства. Мало ли, даже наложенные мною с помощью мифриловой клети заклинания могут быть нарушены, например, при физическом повреждении клети. Хотя я основу – ту маленькую комнатку, зачаровал на защиту, так что разрушить её проблематично.

Мне здесь нравилось. Монументально, роскошно, но без кичливости и цыганщины. По местным меркам – это нечто за гранью воображения – хотя они тут и совсем не в средневековье живут, где-то уровень семнадцатого века, начала восемнадцатого, но всё же…

Закончил работу я за три часа и уже заполночь лёг спать, в небольшой, но очень уютной спаленке, в викторианском стиле. Наслаждался тем, что вокруг вроде почти родная атмосфера, не то как у меня дома, не то как в хогвартсе… что-то промежуточное.

Уснул я быстро и крепко, нет ничего лучше перед сном, как хорошенько опустошить магию, сон наступает быстрее и бывает он крепче, как после тяжёлого трудового дня. Знал бы, что надо ещё хозяев поместья предупредить…


* * *

Утро началось для меня с визита красивой сестры Луизы. Это сестра «Чи». Я как раз наслаждался в малом обеденном зале завтраком, приготовленным слугой-големом. Атмосфера приятная – стол не длинный, как у вальеров, никого нет. Инструменты в углу двигались сами, и наполняли утро лёгкой музыкой, за окном был тропический остров. Лазурные воды, жаркое солнце, белый песок пляжа, океанское побережье, мелководье, на котором отчётливо можно разглядеть пёстрых рыбок. Свежий морской бриз колыхал кажущиеся невесомыми белые прозрачные занавески из тончайшего материала, тёплый, чистый и яркий свет солнца делал всё, что ни освещал, прекраснее. Иллюзии – могучая сила. Я наслаждался завтраком, когда в обеденный зал в сопровождении услужливого голема вошла «сестрёнка Чи» – мне хозяева поместья Вальеров представляться не спешили. Вид у девушки был слегка прибалдевший – и было от чего. Я примерно знал, как выглядят королевские дворцы здесь, в этом мире, и мой хотя и не крыл их по площади, количеству декора и всему прочему, но здесь была какая-то уютная и приятная атмосфера. Особенно во втором зале, гранитном, там атмосфера строгости, элегантности и аристократизма. Сразу настраивает на определённый лад.

Чи посмотрела за окно недоумённо, моргнула. Я поднялся из-за стола, взмахнув рукой – инструменты смолкли.

– Завтракаю. Не хотите присоединиться?

Она кивнула и села аккуратно за стол, посмотрев на меня немного удивлённо. Или не немного.

– Откуда здесь это всё? Это всё в нашем поместье? Этого же не может быть.

– Может. Мне выделили эту комнату для жилья, – улыбнулся я, – к слову, у вас проблемы со здоровьем?

– Что? Откуда вы знаете?

– Всё-таки я маг-медик. Высочайшего класса, к слову. Было бы странным, не заметить ваши проблемы с магическим ядром. Хотите вылечиться.

Девушка склонила голову набок:

– Вы серьёзно?

– Более чем. Вы даже вообразить не можете, какими возможностями я обладаю. Пойдём за мной, – я приглашающе взмахнул рукой и пошёл в медицинскую комнату. Она тут только одна, но зато обставлена хорошо и со всем тщанием.

– Раздевайся.

– Э? – Чи удивилась, – что?

– Я бы объяснил про то, что твоя одежда сгорит до тла при мощном магическом воздействии – если конечно она сделана не из специального магопроводящего материала, но мне лень. Так что лучше разденься сама.

Чи покраснела, сильно покраснела, упёрла взгляд в пол и не сдвинулась с места, взявшись за локоть левой руки рукой правой… Девушка мялась как школьница у гинеколога.

– А это обязательно?

– Ох, как хочешь, – махнул я рукой на кушетку, – ложись и расслабься.

Едва она легла, я отключил её сознание и расслабился – как же с аристократками сложно. И с остальными стесняшками – белый халат бы надеть, да только здесь их врачи не носят и эффект нулевой. Пришлось раздевать вручную. Воу, а у Чи и правда идеальная комплекция – в меру стройная, фигуристая, с приличной грудью и мягкими чертами лица, да и поведение такое женственное, что… а, ладно. Неэтично рассматривать прелести, даже в качестве сравнения с другой девушкой.

Проблемы Чи были в магическом ядре, то есть душе, и это отображалось на теле в виде нескольких хронических заболеваний, сильно укрепившихся. Местная медицина меня разочаровала – если уж такое вылечить не могут, то что тогда? Применил общевосстанавливающее и мощное лечебное заклинание с праной, после чего приступил к работе с магическим ядром. Это сложно, к такой работе можно допустить только врачей высшего ранга – потому что там настолько всё тонко, что более слабые медики точно запорют всю работу. Разорванные магические связи в душе пришлось восстанавливать, частично уйти в серую зону, потому что скорость распада магического ядра огромна, и успеть провести операцию, не позволив пациентке умереть в мгновение…

Пришлось засесть над драгоценным телом и погрузиться в медитацию, медленно и по кусочкам восстанавливая её магические связи. Обрубая старые и создавая на их месте нормальные новые. Вот примерно такая фигня случается, если получить магические повреждения. Девушка была жива то чудом – обычно при разрушениях души умирают быстро – как я уже заметил, скорость распада души огромная. Но тут похоже задело не всю душу и она держалась практически на волоске от энергетической самодеструкции.

Продлилась операция тридцать минут, но для меня прошло часов шесть, я точно не считал. Магическое ядро я перезапустил – оно на мгновение остановило выработку магии и свежая мана хлынула в ауру девушки, восполняя нехватку. Превосходно. Теперь крошечка праны – для общего омоложения на пару лет и заклинание для снятия дискомфорта от энергетических воздействий.

Щёлкнул пальцами – Чи пробудилась, открыв глаза и недоумённо на меня уставилась.

– Ну вот и всё, красавица. А ты боялась, – кресло у меня было с колёсиками, я откатился, – можешь встать?

– Н… не знаю, – она поднялась на руках, – я что, голая?

– Ну почему все этому уделяют такое внимание? Да, мне не нужна материя прямо в твоей ауре во время операции, – раздражённо буркнул я, – одежда почищена и выглажена, одевайся.

Чи поднялась и подошла ко мне:

– Странное ощущение… свежести. И ничего нигде не болит, – потянулась, очень соблазнительно, – раз уж ты видел меня нагой, то должен взять на себя ответственность!

Не понял, она меня что, клеит? Чи выглядела очень… хм… здоровой и пышущей жизнью. Хм…

– Прости, но я не планирую жениться, – развёл я руками, – впрочем, если ты хочешь немного пошалить – я не откажу леди в такой маленькой просьбе, – поднялся я и подошёл к ней, положив руки на талию. Чи слабо улыбнулась и подалась вперёд, прижавшись ко мне грудью и впилась поцелуем в губы. А она очень страстная…

Нда, заклинания с праной повышают возбудимость – проще говоря, действуют как афродизиак. Есть два способа снять напряжение. Естественный и магический, второй, понятное дело, менее предпочтителен. По ряду причин – лишнее воздействие, к тому же психологический эффект от него только откладывает неизбежное, в следующий раз башню сорвёт крепче. А учитывая обстоятельства – я бы не хотел, чтобы Чи тут нагло запрыгивала на первого попавшегося слугу, создавая себе проблемы. Да и девственность восстанавливать потом…

Ну и не последнее место играет моя личная заинтересованность в девушке – Чи очень привлекательна, мила, нежна, я перенёс нас смещением в спальню, что в левом крыле, том, которое на тропическом острове. Спальня полуоткрытая, за окнами пение чаек и шум моря, красота. Повалил Чи на кровать, пройдясь по телу руками, она раскраснелась и была чувствительна, так что долгих прелюдий не понадобилось – вскоре мы уже занимались сексом. Чи и правда прекрасный партнёр для этого – она такая отзывчивая в плане секса. Ну и девственница, была, пришлось магий убрать девственность, чтобы не шокировать её сопутствующими неприятными ощущениями. Это было очень приятно – она прямо таки идеальная девушка, после первого раза последовал второй в другой позе, потом третий, четвёртый. Закончили мы на девятом, когда Чи уже выдохлась от оргазмов. А мне уже начинало нравиться видеть её искажённое в экстазе лицо, закушенную губу, прикрытые глаза и хриплые стоны, жаркие и крепкие объятья…

Чи легла, сведя ноги и повернулась набок:

– Ух… всё… я больше не могу. Это слишком хорошо. Никогда бы не подумала, что это настолько прекрасные ощущения… – она довольно облизнулась.

Нда. После секса девушек тянет на поговорить – словно они заряжаются энергией, а мужчин – на поспать, словно они эту энергию отдают.

Я наклонился к ней и поцеловал в щёку:

– Должен признать, ты невероятная девушка, Чи. В тебе есть что-то такое… женственное. Особое. Я даже подумал, не оставить ли мне Луизу?

– Ах, да, – она вскочила с кровати, – Луиза! Как я могла забыть? Я же пришла к тебе по поводу Луизы!

– Что такое? – я повалил Чи на кровать, – опять что-то учудила?

– Родители хотят выдать Луизу замуж. А она… Хм…

– Что? Против?

– Я думаю, у неё кто-то есть. И кажется, догадываюсь, кто именно, – стрельнула в мою сторону глазами, – завидую я Луизе! Такого парня себе призвала…

– Я? – удивлению не было предела, – ты хочешь сказать, что она на меня строит планы?

Хотя да.

– Ты против?

– Ну…. Нет. Так в чём проблема то? – не понял я.

– Ты что, будешь просто сидеть и смотреть, как её выдадут замуж?

– Хотел бы я посмотреть на того смертника, что решится это сделать. Последний жених Луизы сгорел вместе с парой сотен тысяч человек в Альбионе – мой маленький подручный решил пошалить. Ах, да, – я хлопнул себя по лбу, – слишком зазнался, знаешь ли. Привык к тому, что всякие там не смеют даже близко притрагиваться к зоне моих интересов. Здесь я всего лишь маленький подручный.

– Ну не скажи, – Чи улыбнулась своей мягкой, доброй, прямо таки материнской улыбкой, – ты важен для Луизы. И для меня.

Хм. Заявление прямо таки двусмысленное.

– Так что ты хочешь? Чтобы я остановил помолвку Луизы с кем-то-там? Что ей мешает самой это сделать? Характер есть?

– Харри, это не принято, – Чи качнула головой, – пойти против воли родителей – это серьёзный проступок!

– Тогда да, тогда Луизе нужна моя помощь. Ты знаешь, где она?

– Я думаю, в лодке на озере. Она всегда там пряталась, когда её обижала Элеонора…

– Тогда пошли, поговорим с Луизой. Да, кстати, поскольку магии тебя учить поздно, местной, то зачисляешься в штат как моя ученица.

– Э? – удивление на лице Чи было таким явным, что я аж рассмеялся. Удивление сменилось весельем.


12. Уроки хороших манер


Луизу я нашёл на берегу озера, в вытащенной на берег лодке, сидела и смотрела на воду. Меланхолия. Впрочем, у меня было хорошее настроение, поэтому я не поддался настроению Луизы.

– Привет, как ты там, жива вообще? – подошёл я ближе. Луиза вскинулась и начала краснеть, посмотрев на меня:

– Что ты здесь делаешь?

– Да так, пришёл узнать, что за плохое настроение у тебя, – вечер был неплохим. Дул свежий ветерок, на поверхности озера была мелкая рябь, солнце уже клонилось к закату. Луиза сидела, обхватив коленки руками и грустно вздыхала. Я бы сел рядом, да некуда. Поэтому пришлось спросить так.

– Родители хотят, чтобы я вышла замуж, – шмыгнула носом Луиза.

– Мало ли, чего они хотят. И что с того?

Луиза вскинулась:

– Да как ты не понимаешь? Я должна выйти за кого-то замуж, – вскочила девушка, – а я может быть не хочу! Одного Варда мне было мало? И вообще, может быть я уже кого-то люблю, – ох, ну и разволновалась, прямо сейчас на месте схватит сердечный приступ. Образно выражаясь, конечно же.

– Не понимаю твоих проблем, – я подошёл к выбравшейся на берег девушке, – хватит страдать по пустякам.

– Это не пустяк, – Луиза подошла ко мне и уткнулась в плечо носом, выше не доставала. Я обнял её, погладив по волосам:

– Ты же маг, сильный маг. Кто может тебя заставить сделать что-то против твоей воли? Просто наплюй на всех и поступай так, как захочешь. А если будут артачиться – берёшь заклинание помощнее и отправляешь их полетать.

Луиза улыбнулась:

– Я не буду делать такое с родителями. Но что мне делать? – она обняла меня в ответ – очень смело для неё, – и вообще, я не ты, я не могу наплевать на всех и делать что хочу.

– Можешь. Ты, как и я, сильная волшебница, а сила это независимость. Так что в большей мере твоя семья должна зависеть от тебя, а не наоборот.

В этот момент со стороны поместья к нам начали приближаться люди. Два десятка людей в костюмах лакеев и мужик-блондин в напыщенно-аристократической одежде. Он шёл впереди.

– Что здесь происходит? – громко и даже немного стервозно спросил он, – немедленно отойди от моей дочери, смерд!

Луиза сжалась и нырнула мне за спину. А мужику, по-моему, моча в голову ударила и он крикнул:

– Отрубите ему голову!

О, так вот из-за кого Луиза нахваталась всех этих…

– Так вот от кого Луиза нахваталась всех этих псевдоаристократических манер и завышенного самомнения, – я отстранил девушку от своей спины. Я был зол, очень зол. Проблема «аристократизма», вернее, чванливости Луизы – серьёзная, с ней приходилось бороться. И вот оказывается где её источник – маман то вроде нормально себя ведёт, а у этого мужика хронический ПМС, несмотря на мужской пол.

Слуги бросились в мою сторону, попутно доставая кто что, в основном короткие мечи. Желания с ними драться у меня не было и я применил заклинание обездвиживания – чёрные цепи в двадцатикратном количестве. Цепи опутали людей, заблокировав их магию, если у кого и была, и надёжно спеленали, так что не рыпнутся. Упакованные в кокон из магических цепей, они повалились на землю, а я приближался к папаше.

– Так-так-так… Это от тебя Луиза нахваталась псевдоаристократических манер? Эта дешёвая чванливость, которую впору иметь мелкому аристократишке, стремящемуся утвердиться и продемонстрировать своё положение… омерзительна, – голос у меня прямо таки сочился ядом, взгляд я не отводил от глаз мужика, уже думая, как его наказать, – ты вообще кто?

– Я герцог Вальер, – задрал он нос, – и ты заплатишь за свои слова, простолюдин, – он поднял свой жезл и направил в мою сторону. Выстрелил чем-то зелёным – магическая стрела истаяла на подлёте. Я же приближался, между нами осталось три метра.

– Знаешь, тебя бы на конюшню, и плетей задать. Ты ведёшь себя как мелкий аристократ, – я обошёл нервничающего и покрывающегося потом мужика, который вдруг понял, что остался без своей группы поддержки, – хуже всего то, что ты научил этим мерзким манерам, не имеющим с аристократией ничего общего, свою дочь. И мне приходится исправлять последствия твоих ошибок. Ты вообще герцог, или барон, которому пару месяцев назад дали титул?

Вальер краснел, синел, стиснул зубы и закричал на меня:

– Знай своё место!

– Вот, Луиза, – я повернулся к девушке, изрядно удивлённой, – смотри, вот из-за подражания этому человеку все твои проблемы с воспитанием, – взмахнул рукой и папаша взлетел в воздух, барахтался в воздухе. Силенцио его заткнуло.

– Отпусти папу! – требовательно сказала Луиза.

– Ну уж нет, – улыбнулся я, – твой папа обладает ужасающими манерами, которые не пристало иметь аристократу. По крайней мере, настоящему. А ещё завышенным самомнением и аристократофилией. Ему нужно преподать урок.

Мужика я уложил поперёк скамейки. Которую тут же наколдовал, трансфигурировал из подножной травки себе розги и снял с него штаны. Луиза порозовела.

– Слышь, мужик, гордись. Сам великий Я проучит тебя за твои прегрешения. А теперь…

Свистнули розги, заехал по заднице. Удар крепкий, быстрый, ох, как Вальер орал! Музыка для ушей моих. Орал и сыпал угрозами. А потом вручил я розги Луизе, которая присоединилась. После пятиминутной экзекуции вернул штаны на место и поднял за шкирку:

– А теперь садись на лавочку и говори, с какого хрена моя подруга Луиза из-за такого говна как ты грустит целый день, – я посадил его, что доставляло герцогу изрядную боль. Он скривился:

– Да я тебя….

– Мне тебе ноги сломать, чтобы ты перестал думать, что можешь хоть что-то сделать? А теперь говори.

Мужик приходил в себя минуту, после чего заговорил:

– Луизе нужно выйти замуж. Это нормально.

– Нда. Прошлый женишок оказался предателем, ты решил ещё раз попытать счастья? Ну ладно, нормальная практика. Но вот с какого хрена Луиза недовольна?

– Я не хочу замуж, – тут же сказала Луиза.

– Во, слышал, она не хочет. Твои претензии?

– Она должна! – похоже, розги вправили ему одну извилину и для поддержания разговора этого было достаточно.

– Кому должна? Она маг, она может делать то, что может. И если у неё достаточно сил, чтобы тебя стереть в порошок, ты должен у неё осторожно интересоваться, не соизволит ли она задуматься о свадьбе.

У мужика заклинило:

– Она обязана выйти замуж, со старшей дочерью разорвали помолвку, если не Луиза, то я даже не знаю, кто…

– Слушай, ты вроде бы вменяемый… когда тебя бьёшь. Так что запоминай, а лучше записывай. Луиза будет делать то, что хочет, и никто ей не сможет помешать. Захочет тебя прикончить – я ей только в этом помогу. Хотя вряд ли ей понадобится помощь – ты слишком слабый маг, в десятки раз слабее Луизы. И это твоё место в пищевой цепочке. Если будут посягательства на собственничество – я тебе сверну шею уже по собственной инициативе, потому что нет ничего противнее, чем подкладывать свою дочь под всяких жирных уродливых аристохратишек ради своих грязных делишек. Внял моим увещеваниям?

Пришлось его пнуть. После чего я решил поговорить с принцессой, спросить про Вальера. Достал зеркальце и развернул иллюзию картинки над зеркалом. Через мгновение появилось лицо принцессы, она где-то была, то ли бал, то ли совещание.

– Гарри? – она очаровательно улыбнулась, – что-то случилось?

– Слава богу, нет, успокоил я её, – я нашёл нужного человека и снабдил его всем необходимым, включая финансирование, так что работа пошла, очень активно. Я сейчас гощу у Вальеров, – повернул изображение так, чтобы Вальер и принцесса видели друг друга, на мгновение, – у меня тут вопрос образовался – ты не замечала за Вальером ничего странного?

– Нет, не больше, чем за остальными, – недоумённо ответила Генриетта, – а что такое?

– Помнишь, когда ты ночью пробралась к Луизе? Странные манеры, которые она демонстрировала. Я кажется нашёл их источник, Вальер-старший. Кто занимался его воспитанием?

– Вообще-то герцог вальер рос сиротой, его отца убили на войне вскоре после его рождения… ты хочешь сказать, что…

– Что его воспитанию не уделяли должное внимание, и как следствие – он играет аристократа так, как это понимает. Завышенное самомнение и агрессивность. Приказывал мне голову рубить.

Генриетта хихикнула:

– Надеюсь, ты его не покалечил за такое?

– Нет, что ты. Мы с Луизой положили его поперёк лавки, сняли штаны, взяли розги и хорошенько отходили по заднице. Вроде бы стал вменяемым, временно.

Генриетта залилась смехом. Луиза вся покраснела от стыда и волнения, а на бедного герцога было страшно смотреть. Сине-белый какой-то. Когда принцесса отсмеялась, проговорила чуть хрипловато:

– Ты молодец, хотя твои методы воспитания моих герцогов уж очень необычные. Впрочем, вспоминая несчастный Альбион, можно только порадоваться, что все ещё живы и здоровы. У меня для тебя как раз есть работа – твой хомячок не до конца сделал дело. Конечно, он уничтожил основную часть организации реконкиста, но некоторые её члены выжили, судя по всему, бурления происходят в соседних королевствах. Нам нужно, чтобы кто-то отправился туда тайно и провёл разведку на предмет вражеского влияния на монархов и высшие круги власти. Кстати, что там с Луизой?

– Ах, да, с чего всё началось то. Её тут хотели выдать замуж. В принудительном порядке.

– Так Вальер посягнул на твоё? – улыбнулась Генриетта, – мир его праху. Нужно заказать траурное платье заранее.

– Нет, я не буду его убивать, хотя хорошую порку он заслужил сполна.

– Понятно. Значит, с этим разобрались.

– И да, – я остановил её, хотела что-то ещё сказать, – я тут покумекал со старшей дочерью вальера, так что вылечил её от болезни. И беру себе в ученицы.

– Это же прекрасно, – принцесса широко улыбнулась, – надеюсь, она хорошо себя чувствует?

– Просто прекрасно, поверь мне, – я подмигнул принцессе, – если ты понимаешь, о чём я. Ах, да, ты хочешь нас куда-то отправить…

– Отправьтесь в Галлию. Я выделю вам деньги.

– Не стоит, – прервал я её, – к слову о птичках, у тебя сейчас большущий дефицит бюджета, ты подумала насчёт кредитов?

– Конечно, – кивнула принцесса, – нам нужны деньги, особенно сейчас.

– Тогда передам тебе десять миллионов золотом и серебром. Я надеюсь, что ты используешь их с умом. Кстати, даму, которую я нашёл, зовут Шарлотта. Она очень талантлива во многих вещах, которые от неё требуются. Когда придёт время – она с тобой свяжется.

Генриетта кивнула:

– Спасибо за помощь. Она бесценна, но вас, герцог Поттер, я не освобождала от занимаемой должности, так что ноги в руки – и вперёд, мне нужна вся информация о реконкисте. А лучше – их головы!

– Яволь! – я щёлкнул каблуками.

Генриетта положила зеркальце, я спрятал свой связной артефакт следом. После чего посмотрел на сизо-белого Вальера с прищуром:

– Мы уходим. И мой тебе совет – если заметишь что-то нехорошее среди аристократов – тут же сообщай мне, и не вздумай сам влезать ни в какие заговоры. Долго не проживёшь, – развернулся, – Луиза, ты слышала. Погнали, у нас много дел!

Кхм. И как Луиза воспримет новость про то, что теперь её сестра путешествует с нами? Да ещё и со мной… Думаю, одна Вальер хорошо, а две – лучше!



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

THE END


Да, представьте себе. Это конец. Я решил избавиться от старого героя. Я устал от него, мне нужно идти дальше. В этом фанфике я написал достаточно много, и не вижу смысла продолжать его. Пойду дальше, к новым вершинам и свершениям, новым фандомам и героям. Надеюсь, что вы поможете мне найти дальнейший путь. Желающие обсудить дальнейшее творчество - приглашаются в группу https://vk.com/bandilerosgroup Или в отзывы. Да, вы можете предлагать свои варианты. Я знаю, что у вас всех есть свои любимые фандомы. Так вот - я не пишу на заказ. Но рад обсудить варианты. Желающие поддержать автора на нелёгком пути вперёд, могут помочь моей Музе через яндекс: https://money.yandex.ru/to/410014117795315 Не то чтобы я был жадный - но это очень сильно мотивирует. А чтобы начать что-то по-настоящему интересное - нужно иметь сильную мотивацию.



Оглавление

  • Каникулы Мага
  •   0. Призыв Подручного
  •   1. О вреде гаремов
  •   2. Байкерский клуб Тристейна
  •   3. Курощение
  •   4. Бу!
  •   5. Твой выход, Бу!
  •   6. Половое воспитание
  •   7. Тонкости внешней политики
  •   8. Не будите зверя. И бойтесь хомячков
  •   9. Конь на переправе
  •   10. Железный Феликс
  •   11. Дом, Который Построил...
  •   12. Уроки хороших манер
  •   THE END