КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395257 томов
Объем библиотеки - 513 Гб.
Всего авторов - 166870
Пользователей - 89826

Впечатления

DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Symbolic про Таттар: Vivuszero (Боевая фантастика)

Читать однозначно! Этот фантастический триллер заслуживает высочайшей оценки и мне не понятно, почему Илья Таттар остановился на одном единственном романе. Он запросто мог бы состряпать богатырский цикл на тему кинутых попаданцев и не только. С такой фантазией в голове Илья мог бы проявить себя в любом фантастическом жанре с описанием жестоких сражений.
Есть опечатки в тексте, но они не умоляют самого содержания текста. 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Верхотуров: Россия против НАТО: Анализ вероятной войны (Документальная литература)

В полководческом азарте
Воевода ПалмерстонВерхотуров
Поражает РусьНАТО на карте
Указательным перстом...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

S-T-I-K-S. Быстрее судьбы (СИ) (fb2)

- S-T-I-K-S. Быстрее судьбы (СИ) (а.с. Вселенная s-t-i-k-s) (и.с. Вселенная s-t-i-k-s) 932 Кб, 257с. (скачать fb2) - Михаил Ильич Дорохов

Настройки текста:



Михаил Дорохов S-T-I-K-S. Быстрее судьбы

Глава 1

Колеса с крупным протектором натужно месили грязь дороги. Крепкий, камуфляжной раскраски, IVECO[1] с выключенными фарами шел довольно тихо – двигатель был отрегулирован должным образом. В Улье не принято ездить даже с ближним светом. Это могло помочь только в одном случае – если водитель захотел быстро и мучительно покончить жизнь самоубийством, собрав на свет всю зараженную живность в радиусе как минимум километра, будто мотыльков на яркий фонарь.

Впереди показался сигнал «маяка» - одинокий красный проблеск мигал во тьме, являясь ориентиром для путников. Спустя три минуты легкобронированный джип подкатил к воротам из армированной стали и остановился. Зажегся ближний свет, осветив на дверях намалеванную черной, кое-где соскобленной краской, надпись – «Опорник». Незамысловатое название для одного из самых крайних западных стабов на юге. В лобовое стекло автомобиля, усиленного по бокам шипастыми сетками, которые были приварены к торчащим по бокам дугам, ударил узкий луч прожектора с довольно высокой бетонной стены. Басовитый голос зычно и коротко произнес:

- Выходите!

Прошла пара секунд. Видно, в машине не очень обрадовались перспективе вылезать на ночной холод и быть под прицелом у возможной охраны. А вон и она – дула автоматов направлены прямо на джип сверху вниз. Дверцы внедорожника распахнулись одновременно, как по команде, и из него вышло трое людей. Четвертый – стрелок за турелью с крупнокалиберным пулеметом на крыше – просто поднял руки, убрав их с орудия.

На короткое время вспыхнула панель из четырех маленьких фар, похожих на те, которые устанавливают на крыши джипам. Света от них хватило, чтобы вырвать из темноты незванных гостей. Один из них, долговязый, со странными очками на голове, отдаленно напоминающими гоглы, заерзал на месте, чем спровоцировал движение ствола здоровенного пулемета на стене в свою сторону.

- Нервный?

- А ты ствол то убери, а то как-то не по-людски так стоять. Мало ли, вдруг у тебя был тик какой-нибудь в прошлой жизни – палец дрогнет, а потом разбирайся, кто прав, а кто виноват.

Со стены заметили:

- Прав буду я.

- Ты так уверен?

- Это Опорник. Тут действуют наши законы. Свои порядки ты оставил дома, раз сюда заявился.

Второй прибывший, ростом повыше остальных, сбитого телосложения, в кожаной куртке, наброшенной на разгрузку, которая топорщилась округлыми шлефками и магазинными карманами на груди, произнес:

- Мы к Джо. Он знает, зачем мы тут. Законы Опорника мне знакомы. Ты не убьешь безоружного у ворот. Открывай.

Короткая заминка, и со стены уже послышался другой голос – более тихий и сиплый, но силы в нем чувствовалось куда больше, чем в голосах остальной охраны:

- Алмаз? Какими судьбами?

Только что говоривший тип из машины, видимо, предводитель всей компании, перевел взгляд сощуренных от бьющего в них света глаз на звук голоса:

- Я. У меня дело к бармену, если он, конечно, не оставил протирать свои стаканы и не загнулся за последние два дня с тех пор, как мы с ним говорили по радиосвязи.

- Не загнулся. Жив здоров. Видно, безмерно обрадовался тебе и надраивает стекло сильнее, предвкушая праздник и безудержное веселье.

- Я почти завязал. Разве что живчик и, иногда, обычного пойла немного для бодрости.

- О как! А я помню тебя как двуногое предприятие по утилизации спиртного после каждой ходки.

- Мы тут долго будем языками чесать? Открывай.

- Открываю, открываю. Совсем ты испортился. Угрюмый стал. Оружием не светите. Впрочем, ты и сам все знаешь. Филин! Открывай. Я знаю этого. Он тут полгода сидел, прежде чем дальше в центр податься.

Монолитные створки с еле слышным скрипом медленно начали раздвигаться по направлению к джипу, разводимые двумя бойцами в легких бронежилетах и с винтовками за спиной. Оба «швейцара» пыхтели от натуги, толкая тяжеленные металлические прямоугольники, которые нехотя поворачивались на петлях, будто не особо желали впускать ночных посетителей. Вся четверка загрузилась обратно. Рослый наемник, по уже озвученной кличке Алмаз, забрался на удобное, обитое вельветовой тканью, сидение и небрежно бросил через плечо пулеметчику:

- Можешь расслабиться. И их не нервируй.

Тот не стал заставлять повторять приказ дважды и юркнул на сидение внутри внедорожника с явной охотой. Оно и понятно – никому не хочется торчать в люке под прицелами десятка вооруженных людей. А может и того больше – охранялся Опорник добротно.

Алмаз, тем временем, открыл боковое окно и достал из-за пазухи смятую пачку красного «Мальборо». Чиркнула зажигалка, огонек тускло осветил морщинистое, словно вытесанное из камня лицо командира джипа. Про таких в шутку говорят – можно поросят об фейс забивать. Видимо, здоровяк долго ждал возможности закурить в безопасном месте, так как откинулся на подголовник с блаженной гримасой и стал наблюдать за уже знакомым ему видом на улице.

Опорник не зря получил свое название. Другого такого стаба в Улье и не найдешь. Кластеры, из которых состоит этот погрязший в крови мир, постоянно перезагружаются и кидают сюда новые и новые участки местности и все, что на ней имеется, как бы «копируя» её из других миров. При этом, зачастую, миров настолько похожих, что и различий между ними не найдешь. В каком-то, может, покосился уличный фонарь на одной из улиц копируемого поселка городского типа. А в другом, этот самый фонарь ровный, стоит себе новехонький. Стабильные кластеры практически не перезагружаются. Повезло и этому.

Джип катил по длинному проезду вдоль набросанных мешков с песком, которые изолировали дорогу от большой площади. Каждый, кто попадал в Опорник, должен был проехать от единственных ворот метров триста по прямой поперек большого плаца. Естественно, под прицелами крупнокалиберных пулеметов и оружия помельче. Что там еще имелось в запасе у защитников – хранилось в тайне от шибко любопытных умов.

Мешки, как и другие укрепления, сюда уже принесло с появлением кластера. Казармы были оборудованы в армейских ангарах полукруглого типа – будто огромный цилиндр продольно разрезали пополам и поставили на землю. Повсюду сетки, затрудняющие перемещение возможной пехоты, набросанные остовы машин у домов, где обитали жители стаба. Даже выбежать из здания можно было, будучи под прикрытием. Небольшое поселение на четыреста где-то с лишним человек, окруженное бетонной толстой стеной высотой в три с половиной метра. Судя по всему, когда-то это была военная база.

Со стратегической точки зрения современной войны – не совсем удобное и практичное место, ведь авиация раскатала бы такие укрепления довольно быстро. Вот только для Улья это было идеальное место, ибо авиация тут была большой редкостью и так далеко на запад практически никогда не забиралась.

Именно из-за своей укрепленности и географического расположения стаб и получил свое название – находился он на границе относительно безопасных земель и уже диких кластеров, за которыми начиналось Пекло. Или Инферно – кто как из жителей Улья его называл. В общем, места, где зараженных тварей было столько, и шанс встретить элиту среди них был так высок, что даже танковая колонна тут не помогла бы. Стаб был настоящей опорой для матерых трейсеров[2] и рисковых организованных групп, которые промышляли самым непростым и прибыльным ремеслом – охотой на крупную дичь.

Однообразный пейзаж из казарм, редкие люди, в основном топающие в том же направлении, что и ехал Ивеко. Внедорожник остановился около дверей неприметного дома, где раньше, скорее всего, находился штаб. Это было единственное двухэтажное здание здесь, и только его окна горели довольно ярко. На крыльце стояла парочка небритых угрюмых бродяг, куривших забористый табак и пускавших клубы дыма, поднимавшегося над навесом крыльца. Оба пристально посмотрели на машину и отвели взгляды, когда из нее выбрался Алмаз.

Командир обернулся и, коротко отдав команды водителю и пулеметчику, отправился в сопровождении долговязого напарника к двери, над которой незамысловато было написано все той же пресловутой черной краской - «Бар». Никакой фантазии. Да здесь, похоже, она была и неважна – единственное место, где можно было отдохнуть на сотню километров вокруг.

Толкнув дверь, парочка оказалась в пропахшем табачным дымом помещении, тускло освещенном, но уютном, вопреки ожиданиям. Обивка стен с закосом под красное дерево, дубовые крепкие столики, чистый, надраенный до блеска паркет, большая стойка бармена, непонятно откуда тут взявшаяся. Приперли, что ли, специально для этих целей. Тихо играла музыка – рок-н-ролл, или блюз, Алмаз не стал вслушиваться, хотя это место ему было как родное. Именно сюда его, попавшего с очередной перезагрузкой из своего мира, привезли рейдеры, которые поехали на обновленный кластер в поисках добычи.

За стойкой стоял невысокий мужик средних лет, со взъерошенным ежиком русых волос и неприятным, вытянутым, угловатым лицом, оканчивающимся крючковатым носом. Это был Джо – здешний бармен и хозяин Опорника. Поговаривали, что он обосновался тут с самого появления этого стаба и был бывшим военным, служившим на данной базе. Сам он об этом не распространялся, и никому не понятно было как из, вероятно, очень противного солдафона - вышел отличный счетовод и бармен? Но, судя по всему, это дело было ему явно по душе. Иногда, если не было насущных дел по управлению стабом, он позволял себе так расслабиться за стойкой. В Опорнике все работало как часы, и поэтому хозяин не беспокоился, что в его феоде[3] что-нибудь пойдет не так, если он часок понатирает бокалы, углубившись в свои мысли.

Алмаз направился прямиком к нему, сопровождаемый неразлучным нервным напарником, который был недоволен тем, что в «предбаннике» бара их обыскали и забрали его сумку. Командир гостей плюхнулся на высокий табурет у стойки и прокатил по столу несколько горошин:

- Знаю, что у тебя всегда есть хороший скотч. Пару пальцев плесни мне и моему товарищу.

Джо вообще не поменялся в лице, лишь коротко обернулся на мгновение назад и подхватил бутылку с полки. Два небольших стакана с плоским дном со стуком приземлились на круглые белоснежные салфетки. Прямо как в лучших барах. Содержимое бутылки потекло желтоватым янтарем в чистое, блестящее стекло.

Бармен меланхоличным голосом поинтересовался:

- Какими судьбами в наших краях? Я тебя очень давно не видел.

Алмаз отпил содержимое и слегка осклабился:

- Ищу одного человечка.

- И кого же?

- Монахом кличут.

- И зачем же тебе житель монастыря?

- А он и вправду такой?

- Не, ну не пьет, не курит, не шалит особо, не замечал его с девочками. В общем, нервы у него явно стальные, раз не расслабляется от стрессов, как остальные рейдеры.

Долговязый спутник Алмаза хмыкнул и процедил сквозь зубы:

- Псих какой-нибудь, небось. Тут у любого голова поедет от того, что каждый день творится.

Джо абсолютно спокойно, не моргнув, согласился:

- Может и псих. Тогда опять-таки, зачем вам умалишенный?

Алмаз нахмурился и подался вперед с явным намерением сказать бармену что-то на ухо. Тот ухмыльнулся и решил поюморить:

- Секретничать будешь? Ты, Алмаз, вроде бы раньше таким не был, до тех пор, пока в наемники к Шаху не подался. А то прямо как мои девочки теперь на кухне, как туда не зайду – голова кругом от их трескотни.

Наемник тяжело вздохнул. Скулы напряглись, выдавая раздражение их хозяина. Джо смилостивился над старым знакомым и, опершись рукой на стойку, приблизился к нему.

Алмаз заговорил:

- Хочу, чтобы он проводником был… в городок.

Бармен тут же отпрянул и пристально посмотрел в глаза здоровяку:

- Вряд ли он согласится. И вообще кто-либо. Место гиблое. Даю сто к одному, что и ты не вернешься.

- Я не один буду. И мне нужно разрешение на проезд.

Джо впервые за вечер удивился и смерил взглядом обоих рейдеров:

- Неужто, Шах сам решил вылезти на прогулку по приятным и отдаленным местам?

- Именно.

- Ну что же. Я, конечно, вас пропущу. Но учти, вы там все и сгинете. Даже если поедете при технике и крупном калибре. Туда же после перезагрузки элита монстров стекается сразу. Малейшее промедление и привет.

- Поэтому нам и нужен Монах. Это значительно ускорит нас. Я слышал, что он единственный, кто выбрался из городка.

- Да, есть такое. После перезагрузки и пришел. Ободранный весь. Вообще на человека был не похож. Его мои ребята сначала за мертвяка приняли – чуть не угробили в конце пути. Но я же говорю, он человек тихий, замкнутый, хотя оно и понятно – с ним тоже мало кто общается.

Долговязый снова вмешался в разговор, заерзав на стуле:

- Так что, он действительно проклят? А? Алмаз, примета плохая. Не нужен нам прокаженный в команде.

Глава наемников резко остудил пыл напарника:

- Грабля, либо ты затыкаешься, либо я тебя оставляю в поле по пути через пятьдесят километров от стаба. Не знаю, зачем Шах тебя послал со мной, но Монах нам нужен. И это тоже – приказ Шаха. Усек? Джо, это правда, что у него нет дара?

Бармен пожал безразлично плечами, снова принявшись за чистку бокала, предварительно подышав в него:

- Не знаю. По крайней мере, нет ни одного, кто бы это видел. Есть у него дар Улья, или нет – мне, в принципе, по барабану. Главное, что тащит ништяки отменные и всегда сухим из воды выходит. Ментатов тут, знаешь ли, в ближайших краях мало – его карту не составляли.

Грабля изумился:

- Что, за полтора года в Улье – никаких признаков дара?

- Никаких.

- Ну, что я говорил? Не нужен он нам! Без него обойдемся. Думаю, Шах…

- Решено, – Алмаз слегка ударил ладонью по столу. – Где он?

Длинный чуть не подпрыгнул на табурете от возмущения:

- Ты чего? Совсем уже сбрендил? Что ребята скажут? Да с ним даже в одну машину никто не сядет.

- Никто и не узнает, если ты будешь держать язык за зубами. Монах единственный, кто ходил в сторону городка дважды…

- Но так и не дошел, – бармен глухим голосом подбавил углей под чересчур нервничающего напарника Алмаза. Затем продолжил:

- Он так и не дошел. Слишком большое скопление тварей. По времени сложно туда добраться от нас. А ждать перезагрузку на соседних кластерах опасно – там бродит столько тварей, с которыми в одиночку не справишься. Столько твой дружок, похоже, не видел.

Грабля проигнорировал подкол Джо. Его явно больше занимал вопрос с проводником. Он было хотел что-то гневно добавить, но громила повторил свой вопрос:

- Где он, Джо?

Хозяин стаба усмехнулся и произнес:

- Самый крайний угловой столик справа. Вон там… в темноте сидит. Попивает чай свой успокаивающий. До чая он большой охотник. Держу всегда для него несколько сортов.

Алмаз прервал неожиданно разговорившегося бармена и с прищуром уставился в глаза Джо:

- Слушай, ты знаешь его больше любого другого. Что может заставить его пойти с нами?

- Ты думаешь, я просто так это возьму и сразу солью?

- Думаю, нет. Разве что за дополнительную плату.

Из внутреннего кармана лидера наемников на стол перекочевал сверток, внутри которого находились горошины. Одна из самых ходовых валют Улья, добываемая из споровых мешков уже неплохо развитых зараженных. Джо взял сверток, быстро покачал его на руке, и спрятал куда-то за стойку:

- Что-то вес не почувствовал.

- Ты серьезно?

- Вполне. Считай, ты меня просишь дать информацию о том, как уговорить одного из моих лучших рейдеров угробить себя. А он ценный кадр. Надежный.

Алмаз нахмурился и достал сверток побольше, развязал его, но бармен, молча и настойчиво - забрал весь мешочек. Он отправился туда же, где был предыдущий. Джо подмигнул наемнику и цокнул языком:

- Вуаля!

- Ты, часом, в цирке не работал в прошлой жизни?

- Не доводилось. Но трюки с исчезновением денег это вот прямо мое.

- Не сомневаюсь… Давай к делу.

- Предложи ему остановиться в городке около универмага. Он там один – не ошибетесь.

- Ты смеешься?

- Нет. Абсолютно серьезен. Пять минут.

- Он что, все это время туда ради жратвы или шмоток стремился прямо в пасть к элите?

- Нет. Он не такой дурак. У него свои причины.

- Какие же? – Алмаз явно начинал выходить из себя.

- А это неважно. Просто предложи. Ты просил дать тебе козырь в руки – я его дал. Не испытывай мое терпение, – голос Джо зазвенел сталью, намекая на то, что разговор окончен и оба посетителя могут либо дальше отдыхать в заведении, либо проваливать ко всем чертям.


Алмаз пристально рассматривал Монаха, сидящего напротив. Рейдер никак не реагировал на повышенный интерес к нему, как и на то, что два незнакомца прошли через весь зал и приземлились за его столиком, находящимся в самом углу бара. Проводник неторопливо тянул ароматный чай с бергамотом, или, как любил говорить Джо – «с бегемотом». На вид ему было лет тридцать пять – сорок. Какой-то больно неопределенный вид. Среднего роста плечистый мужик, темные волосы, не тронутые вообще сединой.

А вот уголки глаз и лоб сильно испещрены морщинами. На этом, на первый взгляд, мрачноватом и спокойном лице, горели глубоко посаженные зеленые глаза. Огонек внутри них заставлял если не отводить взгляд, то чувствовать внутри какое-то неудобство. Наверное, многие с этим сталкивались в жизни – у человека настолько прямой и неотрывный взгляд, что кажется, будто он смотрит сквозь тебя.

Некоторые психологи, специализирующиеся на изучении манипулировании людьми, утверждают, что обладатели выработанного сильного взгляда могут концентрировать свое внимание на «третьем глазу» - точке, находящейся в центре переносицы собеседника. Тем самым заставляя его соглашаться с собой или подчиняться своей воле. Так или иначе, Грабля под этим пристальным «сканером» стушевался довольно быстро, а вот Алмаз пресс зеленых зрачков выдержал, и даже заговорил первым:

- Меня зовут Алмаз, это мой напарник – Грабля.

- Монах, - негромкий баритон выдал спокойного и уверенного в себе человека.

- Наслышаны.

- Надеюсь, только хорошее, хотя это вряд ли.

- Я не собираю сплетен. Мне нужны хорошие работники…

Монах отрицательно покачал головой:

- Я одиночка. И точка.

Зеленоглазый сам улыбнулся своему каламбуру и еще раз отпил чай мелкими глотками, немного зажмурив глаза. Ни дать, ни взять – кот. На мгновение лицо его от этого посветлело и даже перестало создавать впечатление лика суровой статуи. Но ненадолго. Алмаз поиграл желваками на скулах и, раздраженно выдохнув, произнес:

- У нас есть хорошее предложение, и за него соответствующая оплата…

- Я повторяю. Я работаю только один.

Грабля недовольно побарабанил пальцами по столу и подался вперед:

- Мы едем в городок.

Монах удивленно поднял бровь и с интересом посмотрел на парочку:

- Вдвоем что ли?

- Ну, ты же как-то один ходил, – Грабля все не унимался. Похоже, ему хотелось решить вопросы как можно скорее.

Алмаз добавил к словам товарища:

- Нет, не вдвоем. Будет целая колонна. Пятьдесят человек ровно. Три «бэхи»[4] и грузовики с джипами. Получишь столько, что хватит податься ближе к центру и жить в крупном стабе год, ни в чем себе не отказывая.

- Мне и тут хорошо. Зачем вам туда? Маруся!

К столику, через весь бар, направилась, виляя бедрами, одна из официанток. Длинные, темные и густые волосы до середины спины были распущены. Вопиющее нарушение в любом уважающем себя ресторане, но только не в Улье. Здесь статистика иммунных, которые смогли спастись при попадании в новый мир и добраться до условно безопасных мест, такова, что на десяток мужчин приходилась одна женщина в лучшем случае. Соответственно, не стоит особого труда догадаться, какая доля выпадала на женскую судьбу. Шутки про то, что если ты косая и полная, то ты просто не в первой десятке – сразу теряли здесь свой смысл. Любая женщина тут уже становилась раскрасавицей, какой бы внешностью не обладала. А если нет, есть забористый алкоголь, с ним и радугу в мертвом кластере увидеть можно.

Маруся была явно не обделена природой насчет форм – весь бар уставился вслед аппетитным округлостям, резко задвигавшимся под короткой черной юбкой. Опорник был очень дорогим, но и очень прибыльным стабом для каждого, кто решил работать в его окрестностях. И Джо специально содержал десяток официанток для рейдеров, которые получали колоссальный стресс намного чаще, чем те, которые жили ближе к центру. Каждая из женщин тут получала не в пример больше чем любая работница той же профессии в центральных стабильных кластерах. Плюс плата от рейдеров, требующих женской ласки. Тем более, что в Улье каждый из иммунных полностью оправдывал свое название – самые страшные болезни исчезали почти мгновенно при попадании в этот мир, а регенерации могли позавидовать даже ящерицы. Главное, пей живчик, и будет тебе счастье. Так что подцепить «любовную заразу» было невозможно.

За полгода девушки накапливали приличный капитал, которого хватало переехать в один из крупных стабов подальше от Пекла и устроить свою жизнь. Получить гражданство, возможно найти богатого толстосума, который будет обеспечивать её всем необходимым дальше, или даже самой зарабатывать на жизнь, получив жилье и работу. Не смотря, на ничем не примечательное лицо с даже немного большим носом, в Опорнике Маруся была королевой красоты. Подойдя к столику, за которым сидела троица и проигнорировав сальный взгляд Грабли, официантка поинтересовалась:

- Снова чай?

Монах улыбнулся девушке, опуская глаза на опустевшую кружку и покручивая её в руках:

- Да. И водки пару бутылок.

Грабля замолвил свои пять копеек:

- Нам тоже пузырик бы, милочка. Два прибора и закуски нормальной. И давай поживее. А то я заскучаю.

Маруся удалилась, а Алмаз, усмехнувшись, проговорил:

- Водкой балуешься? А говорили, ты совсем не пьешь.

- Это для живчика. И я в прошлой жизни до Улья только её пил. Редко, и в целях профилактики простуды. Помогала. Так в чем дело, расскажите. Зачем Вам в городок?

Алмаз подался вперед, сложив руки как школьник на парте и навалившись на них мощным грудаком. Квадратная челюсть наемника мелко задвигалась, позволяя ему выплевывать отрывисто и тихо суть задания:

- Я знаю, что ты единственный, кто полтора года назад выбрался из городка. Нам нужно попасть туда после перезагрузки на военные склады. Ты же должен знать – где это. Как-никак, твой родной город. Карты у нас нет, её вообще ни у кого нет. Я говорил с Джо раньше. По обрывкам информации от него, которую, подозреваю, он выудил у тебя же – сомневаюсь, что мы быстро найдем нужное место. Время – жизнь. До тех пор, пока с границы с Пеклом не заявится элита зараженных, нужно успеть обчистить склады и убраться оттуда подобру-поздорову.

Монах улыбнулся. Он понимал, что Джо не станет держать язык за зубами, если предложить кругленькую сумму. Единственное, что могло остановить хозяина Опорника, так это только то, что могло бросить тень на репутацию стаба. Но выдавая информацию о складах, он ни капли ничего не терял. Кто станет прислушиваться к возмущениям какого-то одинокого рейдера, каким был Монах. Да еще и по поводу инфы, которую он сам же и слил. Полтора года назад, попав в мир Улья на очень крупном новом кластере, который охватил почти весь его городок с приличной военной частью, он еле вырвался из того ада, что творится после перезагрузки.

Зараженные мутанты всегда тяготеют к большим и хорошо урбанизированным районам. Это неудивительно, ведь когда перезагружается целый город, с ним копируются и все жители. А это – биомасса для питания и развития мертвяков. Тем более, опасные территории перед Пеклом уже недалеко, а там концентрация руберов и элитников уже весьма прилична. Именно поэтому городок с незамысловатом названием Аминск – не являлся местом, куда отправлялись экспедиции с Опорника и более удаленных крупных стабов. Слишком высокий риск нарваться на матерого элитника, который одним махом может вскрыть броню бронетранспортера или погнуть ствол пушки танка, не особо при этом напрягаясь.

Монах благодарно кивнул вернувшейся Марусе и взял заварник, в котором плескался благоухающий напиток. Две бутылки беленькой перекочевали в рюкзак трейсера. Зеленоглазый заговорил:

- И зачем же Вам понадобилось на склады? Неужто жадность настолько замучила Шаха, что он готов угробить полсотни бойцов ради патронов? Почему бы просто не воспользоваться услугами какого—нибудь

ксера?[5]

- Там не только патроны. Да и Шаху нужен очень большой объем и сразу. Это тебя не касается.

- В общем, я могу повторить тоже самое, что сказал до этого, только немного в другой форме. Катитесь к черту со своими патронами и Шахом. Думаю, вам подойдет другой столик.

Алмаз тяжело вздохнул и проговорил:

- Мы поедем через универмаг.

Монах напрягся и быстро метнул взгляд в сторону Джо. Тот словно почувствовал пристальный взор, быстро вскинув глаза на столик, за которым сидела троица, и принялся с удвоенной силой натирать бокал. Зеленоглазый рейдер сжал зубы так, что был слышен неприятный скрип эмали. Он повернулся к Алмазу и тихо заговорил:

- Мне не нужна помощь. Тем более от тех, кому я не доверяю. А я в принципе человек недоверчивый ко всем. И тут выходит парадокс – как же нам договориться?

- А о чем тут говорить? Я не знаю, зачем тебе туда, но знаю, что ты уже был дважды в окрестностях Аминска и так и не смог зайти далеко. А это значит, что до универмага ты не дошел. С нами – у тебя есть шанс. А для нас, ты - возможность сократить ненужные потери и время. С тобой или без тебя, мы поедем туда.

- Пятнадцать минут.

- Пять. Время – жизнь. За десять лишних минут туда может набежать столько элиты, что мы не справимся, даже если бы артиллерию прикатили.

- Двенадцать.

- Пять.

- Иди к черту и найди себе другого проводника.

- Десять.

- Идет.

- По рукам!

Лапа Алмаза сгребла мозолистую руку Монаха. Наемник откинулся на стуле с видом победителя и поправил черную куртку:

- Монах, я рад, что мы смогли договориться. Поверь, награда будет стоящая. Шах не забывает тех, кто ему помог.

Собеседник, казалось, был немного обескуражен произошедшим. Он неотрывно смотрел в одну точку на столе, пока не задал вопрос глуховатым голосом:

- Максимальный калибр?

- Помимо «Кордов» и гранатометов есть двадцать три миллиметра. Немного тридцаток.

- Неплохо. Но, если завязнем там – мало.

- Все рассчитано до мелочей.

- Кто эти пятьдесят человек?

- Личная охрана и, можно сказать, гвардия Шаха.

- Он что, сам тоже собирается на вылазку?

- Именно.

- Чудно. Что ж. Перезагрузка Аминска через трое суток.

- Я знаю. Колонна будет здесь через 60 часов. Я дам приказ о готовности, и они начнут собираться сегодня же.

Монах совсем стал угрюм:

- Хорошо. Только учти. Десять минут. Не меньше.

- У меня пока что все хорошо со слухом.

- Надеюсь, и с памятью тоже нормально…

Глава 2

Колонна пока что шла по разбитой грунтовке, покореженной временем. Стабильный кластер как раз выхватил асфальтовое шоссе и небольшую часть прилегающих территорий. Здесь шли расслаблено – мертвяки не любят заброшенные стабы так как еды здесь для них нет.

Первым двигался БТР-90 в базовой комплектации. Хотя тридцатимиллиметровая пушка вызывала вопросы у Монаха. Вряд ли для нее имелось достаточно боеприпасов. Тем не менее, обычные пулеметы и «Корды» на пикапах, идущих по краям колонны – были весомым аргументом. И ленты на них были полные.

Следом за «коробочкой»[6] шел «Урал», накрытый тентом и битком набитый бойцами. Двойные ряды арок из швеллеров были обшиты крупной сеткой и брезентом в два слоя. Сложно, конечно, заменять ткань, если изорвется, но стоит того. Того же рубера это задержит на лишнюю секунду, что может дать фору бойцам, которые откроют шквальный огонь по врагу.

В задней части кузова был пулеметный станок с установленным на нем крупнокалиберным пулеметом. Дуло смотрит на позади идущую машину, а точнее, на её крышу. Страхует от непредвиденных обстоятельств в виде внезапного появления особо прытких мертвяков.

За первым грузовиком шел еще один, защищенный аналогично. Разве что имел мощную лебедку спереди, стойки которой заходили за кабинудля того, чтобы в случае вытягивания большого веса - её не сорвало с креплений. Наваренные сетки с шипами вокруг кабин обоих тягачей кое-как спасали водителей. Хотя Монах предпочитал вообще не попадать в передряги. Основным своим оружием он считал голову – думай, и избежишь максимума неприятностей.

Следом ехал еще один бронетранспортер, как под копирку похожий на первый. Однако, на него были нашиты дополнительные листы брони. Плюс его оплетал каркас из двойной сетки, мелкой внутри и крупной снаружи, а так же коробки защиты. Они служили одновременно дополнительной защитой от монстров, и для преждевременного срабатывания гранат из гранатомета. Конечно, не ахти заграждение, но снизить степень воздействия кумулятивной струи помогает.

В этой «бэхе» находился Шах – один из местных царьков, держащий под собою крупный стаб «Мирный». Название было подобрано явно с юмором, потому как поселение славилось своими жестокими законами, а так же скоплением головорезов и наемников на его территории. Шаха боялись, не любили, но уважали на западной части юга.

За БТРом шел еще один грузовик с бойцами, а следом, старенькая, но явно доведенная «до ума» «Шишига»[7]. Её кузов был выполнен в необычном стиле, тент явно складывался вместе с прямоугольными арками, ходившими по мощнейшим рельсам, приваренным к

поддону. Такая жесткая конструкция, что даже матерому монстру пришлось бы постараться, прежде чем вырвать хотя бы одну из стоек.

Каждая из арок имела наваренные длинные острейшие шипы. И вообще, старенький тупоносый «газик» имел вид настоящего монстра из фильмов про постапокалипсис. Этому способствовали и увеличенные колеса повышенной проходимости с крупным протектором. В мире Монаха, откуда он попал в Улей, такие уже остались только у дорожных рабочих или осушающих компаний. Кое-где, по-прежнему, возили на нем солдат в кузовах, напоминающих подобие внутренней коробки небольшого автобуса. Но тут, в Улье, такой грузовичок встретить можно было очень нечасто.

Следом двигались тентованные грузовики, на этот раз пустые – для добычи. И замыкал всю колонну еще один бронетранспортер, грозно ощетинившись пусковой установкой «Конкурса»[8]. Для поездки по крупному кластеру с целью очень хорошего навара – сойдет, а вот для того, чтобы сунуться в город, полный зараженных - маловато этого будет. Монах это понимал хорошо, сидя во втором грузовике рядом с Алмазом и обнимая свою верную Сайгу, снаряженную «Сверлами», как он называл сам эти патроны. Пули у них открываются как лепестки вокруг сердечника, который имеет очень неплохой вес. Затем они делают длинный ход внутри жертвы, оставляя за собой тоннель из фарша, и застревают внутри, что для тварей плохо – регенерация замедляется. Да и останавливающее действие превосходное.

Людей на ходках Монах всегда избегал – их он боялся больше, чем мертвяков. На крупных зараженных рейдер предпочитал устанавливать ловушки, после чего быстро вскрывал споровые мешки и приносил добычу в стаб. Больше всего, Джо удивился, когда увидел россыпь рискованного черного жемчуга. Тогда Монах умудрился подорвать на минах большую группу крупных руберов, заманив их в узкий проход у ворот станции переработки отходов на одном из кластеров в двадцати километрах от Опорника. Посему, обычно в огневой контакт рейдер вступал только с бегунами и топтунами, а для них пара попаданий пулями из таких патронов были смертельными.

Приткнувшись к углу кузова, где было широкое основание арки крыши, за которой можно было спрятаться, зеленоглазый беседовал с наемником:

- Сейчас, как и говорил, начнется уже новый кластер. Дорога будет лучше, но он перезагружается раньше Аминска. Там уже могут быть мертвяки.

Алмаз кивнул:

- Я помню. Городок всегда перезагружается ровно раз в полгода?

- По крайней мере, за то время, которое я провел здесь – да.

- Наблюдал за ним?

- Это имеет какое-то значение? Мы вроде едем дела делать. Вы - свои. Я – свои. Друг другу помогаем. Что там я хочу найти – вас не должно волновать, - Монах начал заметно раздражаться.

Алмаз поднял руку в знак того, что он не хочет проблем и ссоры:

- Это просто вопрос.

Зеленоглазый трейсер нахмурился и посмотрел в глаза наемнику:

- Теперь, когда мы в пути, у меня к тебе деловое предложение.

- Неожиданно. Мне казалось, мы уже все обговорили еще в Опорнике.

Монах покачал головой:

- Давай так. Пока мы не доехали до въезда в Аминск, ты пообещаешь мне, что в этом грузовике найдется место для еще одного человека, а сам можешь забирать мое вознаграждение.

- Какого еще человека? Ты что-то темнишь, Монах.

- А тебе не все равно? В твоих интересах согласиться, иначе можете меня высадить прямо сейчас – помогать я вам не стану. Вы завязнете в городе, пока всю колонну не размолотят элитники, которые быстро сбегутся поживиться свежим мясом.

- Ты сбрендил? – Алмаз был в бешенстве. – Да Шах тебя отдаст на медленное съедение бегунам или пустышам. Для таких, как ты, всегда есть местечко в его «яме смерти»[9].

- Вряд ли. Во-первых, мы уже на подходе к городу. Сколько горючки и времени сожгли на то, чтобы сделать сюда этот марш-бросок? Задай себе этот вопрос, Алмаз. Во-вторых, я так понимаю, вам эта масса боеприпасов нужна не просто так. Со мной договаривался ты, отвечать перед Шахом тебе. А со мной можете делать все, что хотите.

Наемник на мгновение поразился, с какой пустотой в голосе произнес последнюю фразу Монах. Словно мужик и действительно не особо беспокоился насчет весьма неприятной перспективы мучительно закончить жизнь, будучи разрываемым туповатыми зубами обычных пустышей.

Алмаз нахмурился и потер виски, обдумывая предложение:

- Монах, а не кажется ли тебе, что в такой ситуации у тебя нет выбора? Ну, согласимся мы, а потом просто наплюем на договор.

- На этот случай, я посвятил в него несколько неплохих ребят в Опорнике. И самого Джо.

Алмаз ухмыльнулся:

- Ты думаешь бросить тень на репутацию Шаха? Ты слишком мелковат для него…

- Я сказал, что договаривался с тобой. Подумай внимательно. Здесь, на юге, иногда выжить поможет только репутация. А, может, Шах от тебя избавится сам – зачем ему слухи о том, что кто-то из его шестерок так подставляет босса? Я сейчас договариваюсь с тобой, а не с ним. Подумай дважды, трижды, и дай мне утвердительный ответ. В конце концов, ты ничего не потеряешь. Скажешь, что такие были условия изначально, а сам еще больше разбогатеешь.

- Хорошо. По рукам бить не будем. Надеюсь, больше после этого и не увидимся, – Алмаз процедил последнюю фразу сквозь стиснутые зубы и уткнулся в планшет, где на экране точками на дороге двигалась по треку их автоколонна.

Монах не стал размениваться на дальнейшие колкости и, немного приободрившись, развернулся спиной к громиле, наблюдая через прореху в тенте за тем, как меняется пейзаж за бортом грузовика. Он был довольно уныл. Обычная дорога, с двух сторон шли поля давным-давно убранного хлеба. Лишь редкие острые желтоватые остатки поросли виднелись на рыхлом и слипшемся черноземе.

Вскоре, «Урал» перестал трястись и пошел ровнее. Иногда он лишь подпрыгивал на кочках, что заставляло всех чертыхаться в адрес неведомых дорожников, которые когда-то схалявили на прокладке шоссе. Одновременно с этим из кабины послышался голос водителя – крепкого низкорослого мужичка в тяжелом бронежилете и каске. Наверное, весьма заботился о своем здоровье, учитывая повышенный риск своего занятия.

- Стаб закончился. Вроде как до городка тридцать километров.

Монах вслух тихо поправил, крепче сжав в руках цевье гладкоствола:

- Тридцать один.

- Эй ты, Священник, или как там тебя звать? – его окликнул чернявый рослый оборванец, стоящий полубоком около станка с крупнокалиберным пулеметом. Из всей братии Шаха он единственный выглядел так, словно только вчера появился в Улье. В зубах уже окончательно изжеванная травинка, на голове съехавшая набекрень каска, белоснежные зубы и кривой горбатый нос - дополняли картину.

Из дальнего угла грузовика послышался чей-то голос:

- Монах он.

Чернявый оборванец хмыкнул в сторону говорившего и продолжил:

- Монашек, наверное, любил? Поэтому и погоняло такое? В Опорнике очень неплохие. Жаль, мы там даже не остановились. Я бы погулял. Есть там одна. Маруся что ли. Не баба – огонь! Как посмотрела! Ух!

- Кончай заливать, мы на кластере вчерашнем, - все тот же угрюмый голос, принадлежавший явно не любившему праздные разговоры рейдеру, попытался осечь смуглого пулеметчика. Но тот не унимался:

- Слышишь, Монах. Говорят, ты крутой проводник тут в этих краях. Один ходишь.

Алмаз при этих словах явно напрягся и посмотрел на говорившего выразительным взглядом, показывая глазами, чтобы тот замолчал, но болтун и не думал прекращать, а взгляд босса, похоже, не замечал:

- В чем секрет твой, а? Может, дар Улья какой интересный имеется? Рассказал бы ребятам, они знать хотят, что за человек нас в городе поведет то?

Вот тут сидящие в грузовике увешанные с головы до ног оружием бойцы разом обернулись на Монаха. Было видно, что им интересно, что за субъект едет с ними в машине, и почему именно он будет направлять их сегодня в место, куда не то, чтобы нормальный человек, но даже псих бы не сунулся.

Зеленоглазый рейдер улыбнулся, обнажив верхний ряд ровных зубов. Морщинки по углам глаз весело заиграли, придавая ему весьма добродушный вид.

- Мой секрет в том, что никакого секрета нет. А если так интересно, то…

Алмаз расширившимися от бешенства глазами посмотрел на чернявого и тут же заорал, прервав было совсем неудобную для него историю Монаха:

- Мертвяки! Цыган! Пулемет!

Раздался громогласный рев и глухой удар, сменившийся утробным урчанием – на крышу грузовика, едущего за «Уралом», в котором сидел Монах, словно в замедленной съемке спикировало на уже нисходящей траектории уродливое чудище. Такими способностями прыгать обладал только очень редкий развитый зараженный в Улье. Задние ноги у него были непомерно длинные и выгнутые неестественным способом назад, как у цыпленка. Но только вот в отличие от птичьих, они были очень мощные, покрытые буграми деформировавшихся и неровных мышц.

Передние конечности были короче и оканчивались длинными пальцами, если их вообще можно было так назвать. Тридцатисантиметровые сардельки, завершаемые неровными изломанными когтями. Сама тварь в целом походила на жабу, покрытую крупными пластинами чешуи. Тем не менее, масса большого толстого тела никак не сказывалась на подвижности. Чудовищная бестия занимала в пищевой цепочке нишу где-то между развитым рубером и низшим элитником.

У нее была на удивление маленькая голова с тупым рылом отсутствующего носа, представленным в виде двух постоянно шевелящихся больших черных ноздрей. Они выступали из-под уродливого прообраза костяного нароста – шлема на голове. Эта природная броня была испещрена неровными выпуклостями. Похоже, при развитии дальше, голова такого чудовища превратится в один сплошной шар, затянутый костяной броней, где уязвимым местом останутся только ноздри. И то – не факт.

Маленькие черные глазки по бокам от носа, и уродливый, будто разорванный, широкий рот с несколькими рядами острых зубов как у акулы – все это накладывало последние штрихи во внешности исчадия кошмара.

Передняя лапа чудовища ударила по кабине, смяв защитную решетку. Коготь достал до крепкого стекла, оставив на нем паутину трещин. Монах вжался в сидение и стиснул зубы, он понимал, что с его гладкостволом не стоило даже и пытаться нанести монстру хоть какие-нибудь повреждения. Оставалось лишь смотреть, как монстр собирается схарчить всех в летящем за ними грузовике.

А вот чернявый пулеметчик с весьма характерной кличкой Цыган мгновенно вскочил, уже на ходу вытягивая со знакомым, мелким и дробным треском трос клинового затвора «Корда»[10]. Металлический лязг возвестил о том, что оружие готово к использованию и, широко расставив ноги, оборванец крепко прижался плечом к прикладу. Он чуть повернул ствол пулемета на станке и вдавил на секунду спусковой рычаг. Громогласная очередь из пяти патронов огласила все вокруг, заканчиваясь на характерном лязге ленты с боеприпасами калибра 12,7 миллиметров.

Пули ударили по щиткам на плече твари и смогли на некоторое время снизить скорость её атаки, давая возможность прицелиться лучше.

Алмаз в этот момент уже орал в рацию:

- Не останавливаемся, продолжаем движение!

Это было правильное решение – надо было уходить на всех парах из зоны шума, который создал пулемет. Иначе сбегутся и другие чудовища. А вот этому экземпляру, похоже, было мало. Пули только кое-где достигли тела и явно замедлили его. Некоторые из них заставили треснуть чешуйчатые пластины. Именно туда и полетела вторая очередь уже хорошо прицелившегося стрелка. Еще одна порция бронебойных пуль легла точно в цель. Монстр злобно взревел, и попытался перескочить прямо на кабину. Ему это удалось, и Цыган чертыхнулся, проорав:

- Умная тварь. Долбить прямо по машине не могу – задену водилу!

Справа, в поле зрения, из-за края тента вдруг показался пикап с установленным на нем таким же крупнокалиберным пулеметом. Он отдалялся от грузовика, где были Алмаз и Монах. Его водитель быстро оттормаживал, равняясь с грузовиком, на котором сидело чудовище.

Стрелять пулеметчик стал еще раньше, наведя пулемет почти перпендикулярно направлению следования. Длинная очередь пришла уже на третьем выстреле в тело зараженного. Стрелок с пикапа увел ствол левее, посылая еще несколько пуль в тело монстра, и прекратил стрельбу, чтобы не задеть кабину злополучного грузовика. Его водитель теперь явно должен будет проставиться головорезам, да по-крупному.

Мутант не удержался на капоте, и чуть не свалился с него, когда его настигли пули смельчаков на внедорожнике. Однако, тварь уцепилась одной лапой за сетку сбоку от кабины, и теперь явно намеревалась подтянуться выше.

Цыган снова вдавил спуск, и длинная очередь прошила снизу вверх тело чудища, начиная от брюха. Предпоследнее попадание пошло в огромную ноздрю, и пуля разнесла все внутри костяного панциря головы мертвяка. Последняя ударила по костяному наросту на лбу уже разжимающего лапы умирающего исчадия Улья.

В этот же момент водитель «Урала» с покореженной сеткой вокруг кабины перестал быть обязанным чем-то ребятам с пикапа. Цыган заорал истошным голосом и дал очередь куда-то вправо. Через долю секунды все с ужасом увидели, как в джип, который только что спас идущий за ними грузовик, сбоку врезалось еще одно чудовище. Оно было поменьше размерами, чем первое, и походило больше на носорога с длинными и когтистыми лапами. Вместо носа у него был огромный, тупой, но суживающийся к концу нарост. Именно им он и поддел со всего разгона дверцу водителя джипа, проломив её и исковеркав тело несчастного.

От такого сильного удара машина накренилась на правый бок, а так как она двигалась с приличной скоростью и сошла со своей траектории – пикап вместе с мутантом закрутились волчком на месте. Перевернувшись несколько раз, искореженный остов джипа просел под массой тела мертвяка. По хищнику ударили с пулемета следующего грузовика, присоединяя свою трель к уже звучащей смертоносной машине Цыгана.

Алмаз крикнул:

- Стоп! Отставить жечь патроны!

Действительно, толку от этого уже было немного – несчастным в пикапе было уже не помочь. Один из них, сжатый до неузнаваемости в лапе чудовища, был запущен монстром в сторону поля уже в виде бесформенной тряпичной куклы. А с пулеметчиком, каким-то чудом еще огрызнувшимся короткой очередью, здоровенная тварь разобралась очень быстро. За колонной теперь ей не угнаться и, скорее всего, она уже начала свою кровавую трапезу.

В этот же момент водитель идущего сзади грузовика что-то заорал в испуге. Монах краем глаза увидел, как дыра в тенте с его стороны вдруг потемнела, и тут же в его правое плечо прилетел мощный толчок от вздувшейся стойки и погнутых внутрь прутьев. Он завалился на Алмаза. Тот выругался, выронив планшет, и схватился за автомат.

Второй удар, третий.

Раздался крик того угрюмого рейдера, который пытался пару минут назад заткнуть Цыгана:

- Руберы!

Матерые твари, обычно отдаленно напоминающие что-то среднее между человеком гипертрофированного роста и лысоватой гориллой, с костяными наростами на жизненно важных органах и неестественно развитым плечевым поясом. Вот что сейчас представляла собой четверка мертвяков, усиленно рвавших тент и сетку на грузовике.

Пулемет Цыгана застучал непрерывно. Пулеметчик взял большой угол и просто водил очередью рядом с кромкой верхней части задника кузова, чтобы не дать тварям сунуться внутрь прямиком с «парадных дверей». Несколько человек помогали ему автоматными очередями. Но скоро лента у оборванца кончится, и наступит гробовое молчание. Гробовое в прямом смысле – четыре твари смогут запрыгнуть внутрь, а в замкнутом пространстве шансов не останется ни у кого.

Откуда-то спереди застучал еще один пулемет, и одну из тварей отбросило на дорогу, превратив в фарш. Остальные явно вжались в борта, прекратив свою бурную деятельность на некоторое время. Монах увидел, как их нагоняет по левой стороне еще один джип. Пулеметчик на нем аккуратно примеривался. На мгновение рейдеру показалось, что стрелок целится прямо в него или чуть выше. В голове быстро промелькнула картинка, которая могла быть при таком раскладе, и проводник метнулся ближе к пулемету Цыгана, вскидывая вверх свою Сайгу и целясь вслепую в тентованную крышу. Громыхнул выстрел. Тут же раздался рев.

Монах правильно сориентировался по пулеметчику, который пытался выцелить сидящего на крыше противника. Только вот, несмотря на усиленный патрон, такого «бронированного» гада он вряд ли свалит. Тем не менее, монстр явно от неожиданности на крыше привстал, и это стало его последним осмысленным движением. По нему ударили и с джипа, и спереди из-за кабины. Кто вел стрельбу оттуда – Монах не видел.

Матерый рубер упал прямо под колеса «Уралу», идущему вслед, заставив того вильнуть и подпрыгнуть, проехав по лапе зараженного.

На крыше раздался топот, и из проема выглянула уродливая голова с отнюдь не тупыми черными глазами. Одновременно с этим внутрь кузова мгновенно опустилась лапа твари, схватив одного из стрелков-автоматчиков. Короткий бросок, и человек со страшной скоростью улетел в край шипованной сетки кабины все того же злополучного грузовика. Прямо на острия защиты. Еще один отдал свою жизнь, рискуя за награду, получаемую от Шаха.

Заминки хватило Цыгану, чтобы резко перевести ствол «Корда» вправо и дать очередь прямо по краю тента. Пули высекли искры по сетке, но достали цель – падающего монстра уже «ловил» в прицел пулеметчик с джипа, добивая зараженного.

Монах, понимая, что сейчас левая часть кузова находится под угрозой, нырнул за спиной оборванца влево. Алмаз уже был там, опередив его и целясь из автомата в верхний край тента. Монстр, однако, появился аккурат посередине, заглядывая внутрь и как бы интересуясь – почему его до сих пор не пригласили на огонек.

Теперь стало ясно, почему по нему не вели стрельбу бойцы с пикапа – боялись задеть тент и пристрелить кого-либо внутри кузова. Иммунные, конечно, многое могут стерпеть, но прямое попадание такого калибра – проблематично. Монах тут же влепил мертвяку первый заряд «Сверла» в нижнюю часть челюсти. Алмаз перевел автомат ниже и дал очередь по монстру, пули застучали по наростам «брони» на груди, не причиняя особого вреда зараженному.

Однако, это рубера отвлекло, и он, разъяренно взревев, раззявил пасть, обнажая ряд острых как бритва зубов и показывая, что некоторых из них не хватало – выстрел проводника попал точно в цель. Только этого и ждал Монах. Приклад Сайги уже был плотно прижат к плечу, короткий момент прицеливания, и выстрел прогремел в сторону разверзнутого зева прожорливой твари. Лепестки пули раскрылись уже где-то в гортани, а сердечник все пробивал себе путь, сминая все вокруг и закручивая плоть и кости в единый фарш.

Монстр не удержался и полетел на дорогу, добиваемый выстрелами Цыгана. С четвертым рубером почти справились двое особо ушлых бойцов Шаха, вылавливая того на крыше и попеременно стреляя вслепую то с дробовика, то с автомата. Тем не менее, он так и остался целехонек. Дело в том, что «Урал» резко вильнул и чуть не пошел юзом по дороге, поэтому тварь просто слетела с крыши, не удержавшись, и осталась позади. Почти всех, в том числе и Монаха с Алмазом, бросило к правой стороне кузова.

Проводник больно приложился затылком о цевье чьего-то автомата. Один лишь Цыган устоял на ногах, так как держался за пулемет и находился на полусогнутых ногах в широкой стойке. На дороге пронеслась назад бездыханная туша крупного монстра. Видно, тем, кто ехал впереди, доставалось тоже знатно – именно её и пришлось резко объехать водителю их грузовика, с трудом справляясь с управлением.

Мат и ругань послышались отовсюду. Бойцы отряда поспешно вставали и потирали отбитые и ушибленные места. Цыган все водил стволом пулемета, словно сросся с ним навсегда. Алмаз нажал на тангетку рации и спросил хрипловатым голосом – видно тоже немного перенервничал:

- Ну что там?

Сквозь треск помех раздался незнакомый голос:

- Все чисто. Твари остались далеко позади. Пока не наблюдается никого на горизонте.

- Понял.

Громила обвел тяжелым взглядом всех присутствующих и произнес:

- Вот нас и на одного меньше. Есть еще желающие потрындеть в пути о житейском?

Ответом командиру было молчание.

- Я так и думал. А ты, Монах, действительно, не промах.

Цыган смерил взглядом зеленоглазого проводника, который снова уселся на свое место и привалился к спинке сидения, а затем закрыл глаза, успокаивая всплеск адреналина в крови. Теперь во взгляде чернявого сквозило уважение. Травинка перекочевала из одного уголка губ в другой, и оборванец, поправив съехавшую каску, произнес:

- За то, что слева подстраховали – спасибо. Не забуду.

Монах лишь хмыкнул, ответив словами Алмаза:

- Надеюсь, нам не приведется больше видеться.

Пулеметчик не обиделся на эту фразу. Судя по всему, все еще был в боевом угаре. На него экстремальные условия действовали правильно, если так можно было выразиться. Он стал спокойным, сосредоточенным и немногословным. Если в кузове грузовика и стоял до этого еле слышный гул разговоров, то теперь ехали в полном молчании.

Монах сосредоточенно наблюдал, как в дыре тента, которую один из руберов разорвал сильнее, когда пытался зацепиться когтями за скользкую поверхность – проносятся знакомые пейзажи. На этом кластере он уже бывал, да и в «прошлой» жизни до Улья ему доводилось оказаться в этих местах. Неведомая сила вырвала в отдельные кластеры не только его город, но и некоторые окрестности пригорода. А может, и не с его родного мира. Ведь Улей копирует свои соты из разных, невероятно похожих друг на друга миров.

Показался покосившийся дорожный знак с названием села. Горьевка. На пустынных улицах колонне встретились только несколько пустышей и бегунов, которые было двинулись в сторону техники, несущейся по шоссе, проходившему через поселение. Их урчание не было слышно из-за рева двигателя «Урала».

На зараженных не обратили внимание – слишком неразвитые, да и не угонятся за едущими. Тратить патроны на такую мелочь бессмысленно, только соберешь тварей со всей округи на звуки. Перезагрузившийся вчера немноголюдный кластер уже был опустошен. Возможно, те твари, которые встретились до этого по дороге, были тут единственными представителями развитой фауны, прибежавшей поживиться свежатинкой. Вряд ли кто-то из иммунных выжил после этого. Да и экспедиционный корпус Шаха не был похож на миротворцев, которые рыщут в поисках выживших вблизи Пекла.

Оставалось пять километров, если все пойдет хорошо, скоро они будут в Аминске. Монах старался унять дрожь. Впервые, у него будет возможность попасть к универмагу и попытать счастья в третий раз.

Глава 3

Аминск когда-то был городком, в котором проживало не более двадцати тысяч человек. По меркам Улья, это чуть больше крупных стабов, имеющих уже свое подобие государственного аппарата и маленькую армию. На деле, эти двадцать тысяч бывали тут только в самое «сезонное» время, которое обычно было связано с разработкой никеля – рядом с городом были шахты и рудники. Небольшой фасовочный завод, пара крупных предприятий по переработке вторсырья тяжелой промышленности. Несколько школ, две больницы, универмаг – один на город. Вот и вся инфраструктура.

Подъезжая к шлагбауму, колонна не стала тормозить, и первая «бэха» снесла на ходу хлипкую преграду. Рядом с городом была военная часть и склады. Так же была закрытая база резерва старой военной техники. Эти объекты охранялись неплохо. Тем не менее, статус военного городка Аминску так и не был присвоен, и поэтому особых кордонов, кроме как поста военной автоинспекции и шлагбаумов на въездах – не было.

А вот и машина «ваишников» - покореженная шестерка. Сам пост словно вымер. Перезагрузка случилась только недавно, но некоторые твари, покрупнее пустышей и бегунов, могли уже успеть на кровавое пиршество и, наверное, бегают одиночками по окраинам города.

Через сто метров показалась толпа людей, суетящихся над двумя накрытыми телами, лежащими около дороги. В стороне на лавочке сидел сомнительный субъект в наколках с квадратной челюстью и раздувавшимися буграми бицепсов под майкой. Он смотрел в одну точку и иногда скалил зубы. Похоже, заражение ударило ему по мозгам раньше остальных.

Монах нахмурился и посмотрел на двух сержантов милиции, вяло что-то спрашивающих у здоровяка без особого энтузиазма – возможно, тоже уже попали под влияние Улья.

Рейдеру всегда казалось, что те из зараженных, кто не страдал излишками интеллекта, как этот громила в наручниках, перерождались быстрее. Да и масса у него почти в полтора раза больше чем у каждого из служителей закона, стоящих рядом с ним. А, как известно, заражение Улья не сказывается на существах с массой до 15-17 килограммов. Следовательно, от обратного можно было выдвинуть гипотезу, что те, чья масса была выше, чем у среднестатистического человека – обращались быстрее. Скорее всего, татуированный и порешил в припадке ярости тех двух бедолаг у дороги.

Проверять эту догадку, естественно, не стали, проехав дальше под удивленные взгляды зевак. Действительно, не каждый день увидишь автоколонну, выглядящую так, словно её пригнали на съемки фильма про постапокалиптическую фантастику. Один из милиционеров широко раскрытыми глазами посмотрел на крупнокалиберные пулеметы и ожесточенно начал пытаться оживить рацию. Бессмысленно. В Улье связь не работает. Надо настраивать все заново. Да еще и учитывать, что на пути радиосигнала могут оказаться перезагружающиеся кластеры.

Через час вся эта толпа зевак уже будет ронять слюну изо рта, урчать и мычать, пытаясь найти что-то съедобное и живое, начнут нападать друг на друга. Возможно, разберутся с этим в наручниках через время, когда сожрут все в округе. Как-никак, без свободных рук он был теперь наиболее беспомощным.

Колонна покатила дальше по узкой улочке, окруженной домами не выше двух-трех этажей. Старые дворы, белье, колышащееся на ветру. Редкие люди. Некоторые сидят на скамейках, тупо уставившись в одну точку. Если не какие-нибудь меланхолики или мечтатели, значит, Улей уже запустил в них свои лапы. А если окажутся иммунными, то вряд ли выберутся без посторонней помощи. Монаху полтора года назад повезло, и по-крупному.

Промелькнула картина ДТП на узком участке дороги. Водителя выбросило через лобовое стекло, и он пролетел несколько метров, попав на штыри ограды высокого забора частного дома. Рядом стояла машина автоинспектора. Хмурый служитель в форме что-то записывал со слов рыдающей женщины и постоянно отмахивался от пузатого мужика в костюме, трясущего четками и барабанящего постоянно рукой по капоту своего внедорожника. Движения его были расхлябаны и создавали впечатление, что кто-то изнутри стреляет электрическим импульсом в его конечности – больно уж странны были перепады активности. То резкие движения, то полная остановка. Явно зараженный.

Смотреть на эту картину проводнику было тяжело. Ведь здесь он прожил больше трех лет до того, как попал в Улей. В городе где-то были старые знакомые, коллеги по работе. Он посмотрел на часы и расстегнул свой рюкзак. Достал термос с живчиком, открутил тугую крышку. Монах вдохнул и сделал несколько крупных глотков, сморщившись от обжигающей небо жидкости. Выдохнул водочные пары, чтобы не ударили в голову. Живчик, с растворенными в нем споранами, потек в нутро, давая организму иммунного новый заряд сил и бодрости. Допускать спорового голодания было нельзя.

Вдалеке громыхнул выстрел. Монах быстро перевел взгляд на другую сторону борта, где в очередную дыру в тенте его взору предстала пренеприятная картина. В одном из переулков на молодую пару налетел топтун. Тварь, с гипертрофированными конечностями и мерзкого вида головой, кинулась на девушку, снося жертву как самосвал. Парень попытался как-то помочь ей, но был отброшен уродливо раздувшейся от несимметричных мышц рукой, с которой текла кровь. Видно, где-то монстру уже досталось. А, может, нарвался на не очень-то съедобную добычу с хорошим огнестрелом, и решил оставить её на потом – еще несколько часов, и весь город будет полон мертвяками, урчащими и рыскающими в поисках добычи.

Впереди был первый крупный перекресток. Алмаз нажал на тангетку рации и проговорил:

- Колонна, стоп.

Двигатель грузовика всхрапнул, и «Урал» начал притормаживать. Когда все машины наконец-то остановились, командир наемников повернулся к Монаху:

- Ну что, проводник. Теперь все зависит от тебя. Не огорчай меня. Иначе и сам отсюда не выберешься. Я уж постараюсь.

Слова громилы были сказаны глухим и спокойным голосом, выдававшим намерение говорившего пристрелить Монаха, если тот вздумает дурить. Он продолжил:

- Нам нужны: взлетная площадка и военные склады.

Зеленоглазый рейдер нахмурился:

- О площадке уговора не было.

- О том, что с нами, может, поедет еще кто-то – тоже не было уговора. У тебя свои условия, у меня - свои. Учти, мы не в шахматы играем. Одна группа поедет на взлетную со мной и тобой, вторая – с Шахом останется на складах. Но, сначала на них. На обратном пути будет твоя остановка – универмаг.

- Сначала универмаг.

- Бессмысленно спорить. Мы уже забрались далеко. Обратно, скорее всего, прорываться будем с боем. Сам понимаешь, теперь и мне терять нечего. А ты вряд ли выйдешь отсюда сам.

Монах горько усмехнулся и провел рукой по небритым щекам, состроив усталую гримасу:

- Где гарантия, что мы остановимся там?

- Никакой. Только мое слово.

- Ну что ж. Поехали.

- Как-то легко соглашаешься…

- Обратный путь все равно будет только через универмаг.

Алмаз вызверился:

- Послушай, что я еще не знаю об этой поездке?

- Теперь все. Склады и площадка расположены так, что, пока мы будем на них, эта часть города уже заполнится тварями.

- Откуда ты знаешь?

- Ты забыл – я уже пытался добраться сюда.

- Да что ты там хочешь найти? Кого? Ты что, веришь в байки о том, что сюда закинет кого-то из твоих знакомых или родных?

- Это не байки. А даже если и так – я обязан это проверить.

- Ты и действительно - псих.

- Думай, как хочешь. Я пошел в головную машину. Мы же за этим остановились…

Алмаз разъяренно посмотрел в спину проводнику, который уже выбирался из кузова под пристальными взглядами бойцов Шаха. Рейдер спрыгнул на битый асфальт и не спеша пошел, поглядывая по сторонам. Глаза трейсера бегали, обшаривая каждый угол дома на улице – в любой момент оттуда могли вылететь на полной скорости мертвяки. На улице было немноголюдно. Двое мужиков, с опаской стоящие поодаль, косились на замершую безмолвную военную технику. Один из них, заметив Монаха, осмелился крикнуть, не обращая внимания на одергивающего его товарища:

- Слышь, мужик! Мужик! Война что ли началась? Или учения какие?

Проводник покачал головой, по-прежнему не обращая внимания на парочку и оглядываясь:

- Нет. Но вам лучше убраться из города. Бросайте все. Если есть оружие, дуйте с ним на восток. Через Горьевку. И очень быстро. Скоро тут война покажется раем.

Мужик, видимо приободренный тем, что получил ответ, осмелился задать еще вопрос:

- Как это раем? Вы, вообще, чьих будете? Ей, слышишь! Ты куда?

Монах уже игнорировал глупые вопросы. Бессмысленно сейчас останавливаться и объяснять, что весь Аминск был буквально скопирован в один из кластеров нового мира под названием Улей, и теперь где-то 95 процентов его населения превратится в пустоголовых зараженных, напоминающих зомби. Остальные пять, скорее всего, будут уничтожены тварями покрупнее, которые прибегут на свежую пищу, представленную в количестве почти двадцати тысяч экземпляров, если брать в расчет и пустышей, а на долгом кластере схарчат и их через время.

Проводник точно не был жестоким отморозком, плюющим на окружающих, хоть и очень сторонился их. Но Улей налагает свой отпечаток на мировосприятие человека. Вот и сейчас, он понимал, что просто потратит время на объяснение того, что каждому жителю города покажется фантастическим бредом. И в итоге сгинет и сам. А ему нельзя умирать. У него есть цель. И он подошел к ней очень близко.

Проводник перекинул через плечо Сайгу, дойдя до БТРа, который шел первым в голове колонны. Броня кое-где была вдавлена и поцарапана - были видны следы мощных когтей. Тридцатимиллиметровая пушка, если и имела немного боезапаса до этого, то была теперь лишним украшением – стволы были безнадежно погнуты. Похоже, в той заварушке перед городом, досталось не только их грузовику. Сбоку откинулся десантный люк и из него выглянуло вспотевшее лицо обитателя коробочки. Им оказался уже знакомый Грабля, тут же сходу противным голосом бросивший вопрос Монаху:

- Живее давай. Чего так долго?

- С Алмазом говорили.

- Ты ему что, предложение руки и сердца делал?

- Ага, он долго ломался, но потом сказал, что ты ему дороже всех на свете. Но ты губы не раскатывай на такую перспективу.

- Не понял.

- А что тут понимать? Шах сказал, что не позволит играть свадьбу двум его главным наложницам.

Внутри коробочки заржал водитель. Грабля сузил зло глаза:

- Страх потерял?

- Дома оставил. Тут в Улье есть вещи и похлеще чем ты. Не задавай вопросов попусту, если не хочешь получать ответы, которые тебе не нравятся.

Монах внутренне посетовал - только избавился от общества Алмаза, и тут трястись в одном салоне с нервным наемником, который явно и сам не испытывал по этому поводу радости. Внутри проводник уже устроился на командирском сидении справа от водителя и открыл заслонку смотрового окна:

- Поехали. На втором повороте - налево. По Знаменской пойдем.

«Бэха» громко взревела мотором, выпустив клубы черного дыма из выхлопных труб, и пошла по дороге дальше. Сзади гудели во всю клаксонами самые смелые водители, которые не стали объезжать дворами колонну. Несмотря на то, что город был маленький – собралась небольшая пробка. Впереди, перед «коробочкой» - все разъезжались в стороны, давая дорогу технике, явно не собирающейся тормозить.

Быстро проехали больницу. Перед ней стояло много машин. Неудивительно. Сейчас по всему городу происходят ДТП или люди везут своих раненых родственников и друзей, не понимая, что за беспорядки происходят в округе, и почему не работают телефоны.

На дорогу выбежал какой-то мужичок лет пятидесяти и замахал руками, истошно завопив срывающимся голосом:

- Ребята, хлопчики, связь! Связь есть?

Его вопрос так и остался без ответа. Колонна пошла дальше, оставив отчаявшегося горожанина стоять посреди дороги, и смотреть вслед тем, кого он, видно, принял за армейцев.

Монах стиснул зубы, проводив взглядом голосящего жителя. Мужик бодрый. Может даже и иммунный. Только вот никто не разрешит взять его с собой. Да и все равно может проявиться заражение через пару часов. У каждого ведь этот процесс индивидуален. Проводник дал команду к следующему повороту и задумался о механизме Улья.

По его мнению, он был несправедлив к тем, кто в него попадает. И, особенно, к маленьким детям, которые не дотягивали до веса, в котором происходит заражение, и чьи родители – уже обратились. Если бы город одновременно в один момент перешел в стадию, из которой уже не вернуться, то было бы проще. Монах понимал, что это не решило бы всех проблем, да и вообще, его рассуждения похожи на размышления из оперы – «из двух зол выбираем меньшее». Скоро полгорода превратится быстро в кровожадных хищников, а половина – не сразу. Еще кто-то получит иммунитет. И начнется кровавая бойня, которую завершат руберы и элитники, набежавшие с других кластеров.

Проводник тряхнул головой, отгоняя тяжелые мысли, и махнул рукой в сторону правого угла смотрового окошка:

- Направо тут, и осторожно – узко очень.

- Так, может, объедем?

- Там дороги не будет – долгий крюк придется делать. Как зовут?

- Шуруп.

- Сюда вот – на эту улицу.

Механик-водитель молчаливо кивнул головой и повернул вправо. Дорога резко пошла под уклон и перешла на грунтовку – видно, покрытие тут только делали, ну или собирались делать.

Шуруп перешел на более низкую передачу и пошел вниз, чуть притормаживая и не догоняя обороты до 2300. Монах прищурился, наблюдая за его действиями, и поинтересовался:

- Кем раньше был до Улья?

- Да, как и сейчас – мехводом. Почти на таком же «бэтэре» служил. Потом бац – всю роту сюда кинуло прямо с учений! Один я из нее и остался. Остальные в пустышей превратились быстро. Куда дальше?

- Налево, до бензоколонки, после нее по кольцу - направо. Я тоже мехводом был. Оттрубил три года на контракте.

- О как! Слушай, давай к нам что ли? У нас нормальная компания.

- У нас - это у Шаха?

Водила ухмыльнулся, покосился опасливо на Граблю, и, убедившись что тот поглощен планшетом, где наносил путь на карту, проговорил:

- К водилам. Платят хорошо. Ты, я слышал, тоже не промах.

- Нет, я привык один.

Водила чертыхнулся и резко вильнул влево от машины, которая кинулась на кольце прямо под колеса бронетранспортеру:

- Совсем уже чудят. Скоро превратятся.

Сзади вдруг послышалась полицейская сирена. Лицо Грабли вытянулось от удивления, и он вскочил, отбросив на сидение уже начинавший барахлить гаджет. Монах тоже посмотрел в левую бойницу. Рядом катила машина сотрудников органов, во всю завывая протяжным тревожным звуком.

Из громкоговорителя раздался механический голос:

- Колонна, остановитесь!

Грабля выматерился и заметался по салону:

- Не останавливайся. Сволочи, они же сейчас на шум соберут всех мертвяков, которые уже в городе.

Бесстрашный, или просто недалекий, владелец легковушки с мигалками и характерной раскраской снова загудел механическим голосом:

- Останавливаемся. Нет никаких предписаний на проезд колонны по городу.

Голос вещавшего периодически приобретал странные интонации. Инспектор то глотал буквы, то жевал их как пластинка. Похоже, ему немного оставалось ездить в человеческом обличье. Заражение уже коснулось и смельчака.

Грабля, тем временем, распахнул люк и замахал руками над головой, показывая в сторону едущей параллельно машины с мигалками. Монах с любопытством прильнул к бойнице снова. Редкие люди на улице тоже наблюдали за колонной, проносящейся мимо них по дороге.

Легковушку начал догонять один из пикапов, подрезая её на полном ходу. Застучала очередь из «Корда». Что было дальше – Монах уже не видел, но догадаться было нетрудно. Где-то сзади еще прозвучала гулкая очередь и звук сирены оборвался, жалобно пропищав коротко еще два раза. Грабля, со зловещим выражением на лице, забрался обратно, захлопнув за собою люк:

- Все. Успокоились ребята. Ты что так смотришь, Монах? Или жалеешь их? Не жалей. Мне кажется, это лучше, чем превратиться в мертвяка и всю жизнь шастать в таком виде, пока тебя не шлепнут те, кто посильнее.

Проводник ничего не ответил. Он не поддерживал такой метод решения проблем. Но, отчасти, Грабля был прав – лучше смерть, чем жизнь в обличии монстра с единственными инстинктами: убивать, и жить, чтобы убивать.

Монах вернулся на свое место. Скоро должен быть нужный поворот. На улице уже творился полный бедлам. Сплошные аварии, агрессивно ведущие себя люди. Пару раз проезжали ожесточенную драку между зараженным и человеком, еще не потерявшим остатки рассудка.

Психологически, подавляющее большинство современных людей не готовы к ведению боя и борьбы за жизнь. Выиграть можно только в том случае, если имеешь хороший инстинкт самосохранения и самообладание, которые позволяют нормально думать в критической ситуации и не поддаваться панике. А самое главное – установка не быть жертвой. В мире Улья иммунному без такого принципа может помочь разве что колоссальное везение. Иначе, рискуешь загнуться от атаки обычного пустыша или бегуна, учитывая, что их болевой порог уже в разы ниже, чем у обычного человека.

Проводник кивнул:

- Сейчас налево, и до конца – упремся в дверь. Это и будут склады. Только осторожно. Охрана, может, еще не обратилась.

Грабля схватился за рукоять над сидением, так как поворот был довольно крутой. Он поинтересовался:

- Монах, я вот не могу понять, какой прок нам от такого как ты - мехвода бывшего? Могли бы взять любого тут и пугнуть – расспросить обо всем.

Рейдер усмехнулся и обернулся к наемнику:

- Наверное, потому, что я тут и работал. Твоему хозяину очень захотелось заиметь вертолет в свое распоряжение. А вот это тебе не каждый житель расскажет – где он находится. Не знаю, на кой черт он вам…

Грабля поднял бровь:

- Алмаз уже рассказал все?

- Ну, а по-твоему мы сейчас остановимся посреди дороги и начнем беседовать с ним снова под урчание пустышей?

- Ты и работал на этих взлетных площадках? – догадался наемник.

- Да, - Монах кивнул, внутренне проклиная самого себя за то, что когда то рассказал бармену в Опорнике о том, что был водителем при закрытых вертолетных площадках, которые по ведомым только воякам причинам – решили расположить на противоположной окраине Аминска. А через неделю – он попал в Улей. Эта информация, похоже, успела погулять по кулуарам, а Шах явно не поскупился на то, чтобы развязать язык Джо.

Когда сам Монах попал в этот враждебный мир, то был привезен трейсерами на Опорник, прямо на операционный стол. Его подлатали, отпоили живчиком и водочкой, под которой он и выдал бармену все про свой удивительный путь из кишащего тварями города да и про то, чем занимался в прошлой жизни.

Бронетранспортер замер перед высокими воротами из листового металла. Шуруп подался вперед, пытаясь посмотреть вверх на будку охранника из-за окошка механика-водителя. Она торчала прямо над воротами. Пуста. Мехвод спустил шапку на затылок и, тяжело вздохнув, прокомментировал:

- Приехали. Дальше то что? Там, небось, нас не ждут.

Монах кивнул и, прихватив свою Сайгу, поднялся, собираясь на выход. Грабля остановил его:

- Ты куда?

- Дальше я сам. Все надо сделать без шума и быстро.

- Еще чего! Чтобы ты куда-нибудь сейчас смылся?

Проводник пожал плечами:

- Ты предлагаешь таранить ворота? Тогда, если там остался кто-то – точно откроют огонь. Если заражены – придется ловить их всех в рукопашную по всей территории складов. Потому как тут столько всего лежит интересного, что один нехороший выстрел, и полетит на воздух все, за чем вы сюда ехали.

Грабля скрипнул зубами и процедил, подхватывая свою «ксюху»[11]:

- Двигай давай! Я следом. Наколешь нас – там и останешься лежать.

Монах, внутренне выругавшись, сплюнул на землю и махнул Шурупу:

- Подъедь поближе.

БТР подъехал к стене почти вплотную, и проводник принялся забираться на броню вместе с Граблей. Ухватившись за ствол погнутой пушки, Монах взгромоздился на нос «бэхи» и показал на стену долговязому.

Наемник с кислой миной сложил руки лодочкой и подсадил рейдера, перегнувшегося через стену. В его поле зрения попал весь двор складов.

Увиденное Монаха одновременно и обрадовало и расстроило. Похоже, здесь уже не осталось способных что-либо соображать людей. Заражение уже убило сознание охраны складов. Многие из них праздно шатались по проходам между ангарами и по грузовой платформе. Медленно, вразвалку, словно зомби из популярных телесериалов. Другие, наоборот, замерли как парализованные и лишь изредка качались как деревья на ветру, тихо урча. Грабля снизу нетерпеливо поинтересовался:

- Ну, что там?

- Тихо ты! Скажи, чтобы не шумели. Тут пустышей много. А палить нельзя. Еще буквально полчаса, и тут будут в округе одни зараженные. Монах шептал, сбиваясь, будто ближайший мертвяк в паре десятков метров от него мог уловить слова человека.

Пока что постепенно затихающий шум города создавал общий фон для слуха пустышей, и шепот Монаха был не услышан. Но такая удача будет продолжаться нескоро. Любопытно, а если бы он говорил на фоне других более громких звуков? Проводник тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. От природы он был человеком любознательным, а тут, в Улье – у него подчас вызывали интерес процессы, протекающие в организмах зараженных и иммунных. Но сейчас было не до этого. Грабля вернулся снова к нему, отдав наемникам приказ не шуметь. Даже последняя «коробочка» в колонне заглушила двигатель.

Взгляд Монаха упал на ряд контейнеров, стоящих на правой части погрузочной платформы. Ага! Вот и решение проблемы. Рейдер лег плашмя на широкую стену и сказал Грабле:

- Пусть готовятся срывать ворота. Похоже, электромотор заклинило – там рубка вся разнесена, вижу отсюда. Тут одни пустыши. Мы отвлекаем их на себя в сторону контейнеров, а один из «бэтэров» блокирует проход. Они сейчас медлительные и будут толпиться там. Сверху можно будет добить. Заодно, разберемся без единого выстрела. Иначе будут большие проблемы у всех. Сбегутся на шум кто покрупнее. Как связь?

- Пока что полный каюк. Рядом, наверное, еще какой-то кластер грузится – помехи сплошные даже на рациях. Трудятся ребята – исправляют это.

- Тогда нужен еще кто-нибудь – пусть посигналит со стены.

Грабля снова ушел к «бэтээру» и, пошептавшись о чем-то с Шурупом, вернулся обратно в сопровождении лысоватого мужичка в легком бронежилете и с бельгийской винтовкой за плечами.

- Они будут готовы через минуту. Это Блэк.

Монах пожал протянутую руку нового члена команды под неодобрительное хмыканье Грабли. Интересная кличка. По первому взгляду, Блэк не производил впечатление закоренелого «пса войны». Скорее, типичный отставной вояка-контрактник, по выцветшим глазам которого можно было понять, что повидал он немало ужасов не только в Улье.

Составив себе впечатление о наемнике, Монах махнул в сторону будки:

- Мы сейчас через забор. Я и Грабля – отвлекаем пустышей туда, где контейнеры. У стены выходим в узкий зазор между ней и ящиками. Как только максимальное количество попадет в ловушку, сигналь своим - пусть перекрывают проход.

Боец Шаха молчаливо кивнул и, пружинисто подпрыгнув, ухватился руками за край стены, перекинув свое тело через ограду и мягко приземлившись на крышу контрольно-пропускного пункта. Монах оценил резвость Блэка. Обычные люди так не прыгают. Скорее всего, наемник имел своеобразный дар Улья – усиленную кратковременную отдачу от мышц ног. А, может, и рук.

Неплохое умение, если надо сократить расстояние между тобой и противником в рекордно короткий срок. Или наоборот – уйти из-под обстрела или удара. Граблю Монах подтягивал на стену уже лежа на ней. Оба спрыгнули так же на крышу КПП, выбив несколько мелких кусков старого засохшего шифера. Блэк карабкался по лестнице в будку.

Пара рейдеров, спустившись с низкой крыши, побежали трусцой на виду у пустышей в противоположную сторону – туда, где в несколько рядов стояли большие закрытые металлические контейнеры. Монах оглянулся на ходу. Свежие зараженные неспешно двинулись за двумя потенциальными жертвами. Бегунов среди них не было, а это был огромный плюс – они бы сорвали весь план. Монах громко свистнул на ходу, за что был одарен разъяренным шипением Грабли:

- Ты что, на корм захотел пойти?

Похоже, рассуждения долговязого в бронетранспортере были не на пустом месте – он явно боялся зараженных больше чем любой другой рейдер среди подопечных Шаха. Зато с иммунными вел себя так, словно у него девять жизней, как у кошки. Возможно, поэтому тот и держал долговязого на службе. Таких нервных психов, со, скорее всего, скрытыми садистскими наклонностями, обычно используют для устрашения слабых духом. Поди пойми, чего он вытворит в следующую секунду. А о карательных экспедициях Шаха Монах был наслышан.

Так как проводник убежденным пацифистом не был, он принял жестокое решение, что вытаскивать Граблю из передряги в случае чего – он не побежит. А моральных уродов в Улье хватает. Одним больше, одним меньше. Простая математика. Ничего личного.

Пронзительный свист вызвал нужную реакцию – некоторые одиночные зараженные заурчали и повернулись на источник звука. Теперь масса «зомби», топающих за двойкой рейдеров - увеличилась. На некоторых болтались автоматы, но люди, уже практически потерявшие остатки привычного разума – не обращали внимания на стволы, бессмысленными железками висевшие на оружейных ремнях.

Забежав внутрь рядов контейнеров, Монах и Грабля трусцой направились по

относительно узкому проходу, держась на приличной дистанции от тварей, но и не отрываясь сильно от них, дабы те не потеряли интерес к добыче.

Неожиданно, на пути смельчаков распахнулась дверь, из которой на них вылетел еще один мертвяк, находившийся в пустом контейнере. Судя по болтающемуся планшету с кучей бланков на шее, он был интендантом, проводившим опись именно тогда, когда город накрыло кисляком[12].

Мертвяк бросился в сторону Монаха. Широкое лезвие хорошо заточенного ножа блеснуло в руках проводника. Рейдер на ходу выкинул левую руку вперед, крепко хватая противника под нижнюю челюсть и, за счет импульса скорости и массы, запрокидывая голову зараженного назад. Длинный клинок вошел снизу вверх в голову ходячего трупа. Уже выдергивая нож обратно, Монах плечом добавил по падающему на спину мутанту, ускорив его встречу с землей и тем самым освобождая себе дорогу.

На ходу стаскивая рюкзаки и оружие, проводник и Грабля добежали до стены складов, от которой где-то на полметра отстояли контейнеры. Они принялись быстро протискиваться в узком ходу.

Уже будучи на другой стороне, Монах тяжело выдохнул и замахал что было силы Блэку, торчащему в будке. Тот повернулся и дал сигнал колонне. Послышались приглушенные звуки запускающихся двигателей, и в тот же момент раздался одиночный удар – Шуруп протаранил ворота, которые были закрыты на цепной замок.

Пустыши между контейнерами обернулись было на новый раздражитель, однако «бэха», ловко крутанувшись, стала почти вплотную к контейнерам. Боевая машина закрыла проход между огромными металлическими ящиками. За ней уже бежали наемники. Несколько из них понеслись в сторону Монаха и Грабли, на ходу доставая клювы – типичное оружие трейсеров, похожее на изогнутую легкую кирку для поражения зараженных.

Они занялись тем, что принялись уничтожать мертвяков, которые попытались сунуться вслед за двумя «разведчиками» в узкий лаз, по которому они только что выбрались. Основная группа взгромоздилась на броню БТРа и принялась крушить черепа остальных мутантов. Некоторых оставшихся одиноких пустышей добивали в ближнем бою по всей погрузочной площадке.

Часть техники, заехав внутрь, рассредоточилась по внутреннему двору. Бойцы тут же принялись загружать пустые грузовики цинками с патронами и ящиками с боеприпасами. Закипела четко отлаженная работа. Монах мысленно похвалил выучку бойцов Шаха, но тут же подумал, что такая слаженность могла быть выработана и при грабеже слабых стабов или должников «Мирного».

К рейдеру направился Алмаз:

- Ну что же. Пока что все гладко. Склады на отшибе – на звук ворот никто не сбежался кроме двух бегунов. Но их уже успокоили.

Из наиболее усиленного броней и защитой бронетранспортера вышел лысоватый человек лет сорока. На бритом лице – ни тени улыбки. Серые глаза обвели тяжелым взглядом работавших наемников и остановились на Монахе.

Это и был Шах. Выглядел он совсем не так, как себе его представлял проводник. По байкам и отдельным рассказам образ был похож на типичного султана из сказок «Тысяча и одна ночь». Но все сходства заканчивались на том, что и у книжного персонажа и у лидера «Мирного» был большой гарем из наложниц, о котором ходила слава по всему югу. Одет он был в защитный костюм, хорошо подогнанный по атлетической фигуре. Массивный бронежилет, похоже, не доставлял неудобства своему обладателю, двигавшемуся подобно большому хищнику. Внутренний стержень и сила в этом жестоком человеке имелись.

Шах проговорил на удивление тихим и вкрадчивым голосом:

- Мы сами здесь закончим. Связь почти восстановили. Отправляйтесь за вертолетом. Не загоните его в «черноту»[13]. Иначе, можете даже не возвращаться в «Мирный», - последние слова были сказаны двум парням, подошедшим вместе с Алмазом.

Монах решил, что это, видимо, были пилоты. Потому как разбираться в управлении вертолетом на только что перезагруженном кластере даже у гения времени не будет. Он уже волновался – не смотря на то, что на всю «операцию» на складах ушло не больше пяти минут, городу остается не более получаса по его собственным наблюдениям. Давно, когда он выбирался с Аминска самостоятельно при первой загрузке, ему показалось, что западная часть городка обращалась намного быстрее. Может, чем ближе территория к районам, за которыми Пекло – тем быстрее идет этот процесс? На этот вопрос он так и не нашел до сих пор ответа.

Алмаз махнул рукой пилотам и Монаху:

- Грузитесь. К Шурупу. Доедем до площадки, оставляем там вас, - громила кивнул на двух летунов. – И еще охрану. Затем быстро сваливаем из города. Как раз закончится погрузка. Иначе, застрянем здесь и попадем под раздачу элиты.

Уже знакомый мехвод подъехал к выезду после того, как наемники расправились с пустышами. Монах не стал заставлять себя ждать. Проводник всеми силами пытался скрыть волнение. Впервые за полгода он еле сдерживал нервное напряжение. Такого не было даже тогда, когда его два месяца назад обложили твари на последнем этаже школы в кластере неподалеку от Опорника.

Монах занял место рядом с Шурупом. «Коробочка» резко тронулась, и рейдер вцепился в поручень, сжимая в другой руке смятую старую фотографию…

Глава 4

Монах оживленно крутил головой, смотря по сторонам в бойницы бронетранспортера и узнавая знакомые проулки и дома. Аминск совсем опустел – теперь большая часть жителей явно либо у милицейских участков, либо у больниц или других подобных учреждений. Все, еще не потерявшие голову, а таковых в городе уже мало, сейчас пытаются спастись. Те, кто поглупее – добиться ответов что происходит, не понимая, что на первом месте должно стоять желание обезопасить себя и своих близких.

Изредка попадались новоперерожденные пустыши. Некоторые даже пытались догнать небольшую колонну из двух «бэтээров», грузовиков и «Шишиги». От Алмаза не укрылось то, что проводник заметно оживился. Он молчаливо поглядывал на рейдера, явно что-то обдумывая. Монах не замечал этого, подсказывая Шурупу - куда нужно сворачивать. На одном из поворотов путь им преградил длинный автозак для перевозки заключенных. След от его шин намекал на то, что водителю пришлось затормозить очень резко и авто сильно занесло. Поэтому, по обеим сторонам узкой дороги, к которой почти впритык стояли двухэтажки, оставалось очень мало места. Крупная техника в такие зазоры протиснуться бы не смогла. Трейсер чертыхнулся – это был самый короткий путь в этой части города. Грабля язвительно поинтересовался:

- Будем разворачиваться?

Монах покачал отрицательно головой:

- Нет. Снова будем петлять тогда.

Алмаз не стал разглагольствовать и открыл десантный люк:

- Вылезаем. Придется толкать.

Монах двинулся следом за командиром наемников, раздумывая на ходу о том, откуда тут мог взяться этот грузовичок. Подойдя поближе, он с удивлением обнаружил на нем следы пулевых отверстий. Вроде бы попадания от калибра 5,45. Металл кое-где продырявился – похоже, стреляли веером. Только вот выемки были не внутрь, а изнутри. Словно кто-то стрелял в стенки автозака из комнаты перевозки заключенных, поливая очередями. Рискованно. Можно и рикошет схватить.

Одному из бойцов Шаха тоже явно не понравилась такая картина:

- Странно. Кто же так его? Надо снять с тормоза. Монах, или как там тебя – давай внутрь, а то мы его так не столкнем.

Проводник не стал спорить и подошел к двери водителя грузовика. Подергал её за ручку – заперто. Самого водителя нет. Чудно это – куда же мог деться? Хотя, в том, что не открылась сама дверь – ничего не удивительного. Все по протоколу. При перевозке все закрыто.

Монах обошел ГАЗик и подошел к двери кузовной комнаты. А вот она была распахнута настежь. Ухватившись за поручень, рейдер начал поднимать внутрь и тут же влез во что-то липкое. Посмотрел под ноги. Кровь стекала со ступеней тягучей темно-алой струйкой и дальше сочилась каплями с порожка на траву. Проводник поднял глаза и отшатнулся – внутри было несколько мертвых охранников. А вон и водитель – открыл внутреннюю дверцу, да так и упал в проходе, где его настигли две пули. Двое конвоиров лежали в проходе один на другом. Снаружи послышался голос Алмаза:

- Что там?

Громила заглянул внутрь и, осмотрев картину побоища, присвистнул:

- Интересненько. Ну-ка, подай ствол.

Монах даже не удивился явно ханжеской замашке наемника. Ему плевать на то, что тут произошло, а вот лишний ствол прибрать к рукам - это милое дело. Подав Калашников Алмазу, проводник перевернул тело одного из конвоиров и обнаружил на бронежилете характерные рваные выемки. В одной застряла смятая пуля – шла по касательной. В другом месте вторая – пробила насквозь. Раз на раз не приходится, как говорится.

Дальше в глубине комнаты лежал лейтенант. Его лицо перекосило гримасой отчаяния. Рука застыла на кобуре, намертво ухватив пистолет, зацепившийся за цепочку. Кто же так носит то его? Бедолага, может и успел бы достать, если бы не досадная оплошность. Видно что «бумажный» офицер. А может и просто расслабился.

Внимание Монаха привлек планшет. Хороший, кожаный, темного цвета. Из такого на недалекие ходки можно сделать сумку для патронов и прочего скарба. И даже кровью не заляпан. Проводник аккуратно продел голову мертвеца через лямку и снял плоскую сумку, отправив её в боковой большой карман рюкзака. Потом уже вытряхнет все из него. Может чего интересного даже узнает – кого же везли, что такое устроил. Хотя не факт, что это умудрился сотворить именно заключенный. Тут при перезагрузке такое могло начаться, что сам черт ногу сломит.

Сняв грузовик с ручного тормоза, Монах выпрыгнул из автозака. Впереди к нему по дороге медленно топал пустыш. Обычный гражданский. Урчал и неприятно тряс нижней сломанной челюстью. Чем же ты кусаться то будешь, родимый?

Монах обошел грузовик, не обращая внимания на пока что еще медлительного мертвяка. Вместе с бойцами Шаха навалился плечом на ГАЗик. Обочина находилась ниже полотна дороги и под уклон грузовик быстро столкали вниз, освободив сбоку место для проезда бронетранспортера.

Один из наемников прикончил метким ударом клюва зараженного, который трусцой уже приблизился к группе слаженно работающих людей. Бойцы снова заняли свои места в машинах и колонна двинулась дальше. Шуруп поинтересовался:

- Долго нам еще?

- Нет. Здесь где-то еще полкилометра по прямой, и затем направо – у трансформаторов. Увидишь, в общем.

Все случилось так, как и сказал Монах. Около заброшенного кирпичного здания трансформаторной будки, сверху донизу разрисованной запутанными граффити – «бэтээр» свернул направо и пошел по свежей асфальтированной дороге по направлению к закрытому комплексу. Алмаз проговорил:

- Времени уже мало – тарань.

Шуруп кивнул и добавил газу. Ворота, сделанные на скорую руку из тонкого железа, вылетели как щепки. Во дворе оказалось не больше десятка пустышей, тут же двинувшихся в сторону техники. С ними бойцы расправились очень быстро. Монах вышел из бронетранспортера и указал на крайний и самый крупный ангар с большими дверями. С него сбили замок и принялись разводить двери. Внутри в темноте тускло поблескивал бортам Ми-24. Нос грозно смотрел в сторону выезда из бокса. Алмаз впервые улыбнулся за все время:

- Молодец, Монах. Свою часть договора ты выполнил.

- Теперь твоя.

Наемник заторопился:

- Разумеется. Насколько я понял, самая безопасная дорога будет только через универмаг?

- Именно. И надо выдвигаться уже сейчас.

- Несколько минут и выезжаем. Сам понимаешь - надо забрать все.

Наемники принялись грузить запасные ленты и ракеты в грузовик, в то время как пилоты занялись самой винтокрылой машиной. Когда погрузка была закончена, все снова загрузились в машины, оставив пару человек охраны вместе с «летунами». Рация Алмаза затрещала и сквозь помехи раздался хриплый голос:

- Алмаз, теперь связь есть. Говорите - где Вы? Дай Монаху трубу – пусть расскажет, как ехать, и по каким улицам. Сэкономим время. За нами двигать не стоит – мы погрузились еще пять минут назад.

Наемник посмотрел на проводника и молчаливо передал ему рацию. Зеленоглазый принял её и начал называть улицы и нужные повороты. Монах умышленно дал ориентир на два проулка дальше, чем можно было проехать, чтобы путь колонны прошел через универмаг – боялся, что Алмаз кинет его.

Что ж. Даже если наемники его оставят – пусть будет так. Главное, что они быстро вначале преодолели ту часть города, где были жилые массивы. Что творится там сейчас в это время – трудно представить. Из этих районов как-нибудь он да выберется. Не впервой. Хоть и шансов очень мало. Да и по наблюдениям Монаха, по какому – то неумолимому механизму Улья – в той части обращение проходило быстрее. Может, из-за того что с той стороны за несколькими кластерами начиналась условная граница опасных земель, а за ним и Пекло.

Указывая путь колоннам на соединение, проводник выводил их на перекресток Рылеева, от которого оставался километр до универмага. Их отряд прибыл на место встречи раньше. Впереди был небольшой мост и уже начинался подъем на его полотно. Некоторые наемники выгрузились из машин и заняли оборонительные позиции. Алмаз явно начинал нервничать:

- Что-то они долго.

Монах пожал плечами:

- Где-то через десять минут будут. Может быстрее.

Один из бойцов вдруг подал голос:

- Справа, на три часа - автоматчик!

Несколько бойцов мгновенно перевели свои винтовки в указанную сторону. Раздался выстрел и какой-то человек метнулся из кустов в сторону бронетранспортера в котором сидел Шуруп, и к которому направлялся Алмаз. Наемник согнулся от прямого попадания в три погибели. Было такое ощущение, что он испытывает неимоверную боль в области живота.

Однако, через секунду, громила шагнул внутрь «бэхи» вслед за горе-угонщиком. Внутри раздались несколько глухих ударов, после чего – неудачливый вор был выброшен на улицу, распластавшись на асфальте. Он попытался сразу вскочить, но увидел дула автоматов, направленные на него. Мужик сжался и насупился, стиснув зубы и опустив голову как побитый пес. Его план не удался и теперь пленник явно ждал неминуемого расстрела. На нем были надеты: белая майка не по сезону, обычные защитные штаны и ботинки. Лысоватый, с серыми глазами, прямым носом, сотрым подбородком и небритостью.

Тем временем, Алмаз, кряхтя и отрывисто ругаясь, снимал бронежилет. Задрав футболку, наемник обнажил торс, на котором в области печени был красный кровоподтек и поблескивал смятый кусочек свинца. Наемник подковырнул деформировавшуюся пулю и, посмотрев на нее, расслабленно запустил ею в сидящего на асфальте обалдевшего от этой картины мужичка.

Те, кто стоял вокруг, за исключением Монаха, не удивились. Проводник начал понимать, почему громилу называли Алмаз. Очень полезное умение, которым его наделили Улей – в критические моменты приобретать такую плотность кожного покрова, которая не чета даже хорошему бронежилету. Похоже, так наемник и получил свою кличку – кто-то просто подметил, что его тело твердеет как алмаз. Да и похожа на военный позывной – звучная, четкая. Хорошо подходит для его рода занятий.

Пленный уже отошел от шока и просто хлопал глазами, глядя на здоровяка, который надевал обратно свой пробитый бронежилет, жалуясь Грабле:

- А ты говорил - буду таскать и хоть не стану напрягаться так сильно, когда дар неожиданно врубается. Ничего подобного! Думал, сейчас порвет от адреналина. Не люблю, когда он сам включается. Дай живчика.

Грабля молча и с подобострастием протянул бутыль своему начальнику. Тот пригубил темноватую жидкость и крякнул, зажмурив глаза. Затем повернулся к пленнику:

- Ну что, родной. Отбегался ты.

Монах подал голос:

- Нельзя так. Он, похоже, новичок. Иммунный скорее всего. Большинство вокруг если не пустыши, то уже на последней стадии, а этот – бодрый вон, ни тени заторможенности или еще каких-либо признаков.

- Да плевать я хотел - кто он.

- Плохая примета – гробить новичков. Тем более, на только что перезагрузившемся кластере. Ты это знаешь. Любой в Улье знает.

Но Алмаз, похоже, был непреклонен, хотя бойцы вокруг засомневались:

- Командир, может, вывезем его куда-нибудь, и там это, ну…

Среди остальных пронесся смешок – все понимали, что тащить с собой лишний балласт, который уже стрелял в одного из членов группы – никто не будет. Раздалось очередное неуверенное предложение:

- Может, просто оставим его. Все равно мутанты схарчат.

Алмаз злобно зыркнул на говорившего. Ему явно не хотелось упускать возможность лично отомстить тому, кто чуть не отправил его на тот свет. Пленный между тем смотрел на Монаха, явно пытаясь найти в нем поддержку. Взгляд его перестал быть удивленным и ошарашенным. Скорее загнанный и отчаянный. Такой может и на автоматы броситься. Алмаз накинул куртку, поправил воротник, и тут заговорила рация:

- Алмаз, прием.

- Слушаю.

- Ты на громкой связи?

- Сейчас, секунду…

Наемник надел гарнитуру и начал слушать, что ему передавали с той стороны, периодически угукая. Пару раз его взгляд цепко остановился на лице Монаха. Пленный тем временем заговорил:

- Ребят, знаю, что звучит это сейчас странно, но я просто хотел выбраться из города. Тут все с ума посходили. Я думал - вы не из мирных и не из наших.

Один из наемников усмехнулся, качнув стволом в сторону лысого:

- Не из ваших, да. Мы вообще не из твоего мира может.

Пленный нахмурился и непонимающим голосом протянул:

- Чего?

Вокруг снова тихо заржали. Боец, говоривший до этого, продолжил:

- Неважно. Можешь последние секунды считать. Хотя я, признаться, лучше бы тебя отпустил. Но Алмаз не даст. Ты у нас мало того, что «бэху» свистнуть хотел, так еще и решил в него палить.

Послушалось ворчание его напарника:

- Уже не первый раз такое. Говорю вам, когда-нибудь Улей отомстит – нельзя новичков хлопать налево-направо. Тем более после перезагрузок. И вообще, этот баран тут нашумел – могут твари собраться. Это еще что такое? - наемник встрепенулся, услышав новый громкий далекий звук.

Над городом начал распространяться протяжный вой. Где-то включилась мощная сирена. Похоже, на каком-то из крупных предприятий сработала сигнализация, или даже специально включили тревогу. К далекому зывыванию присоединилось еще одно и еще. Неужто кто-то включил систему оповещения? В каких-то случаях может это и помогло бы городу, но только не тогда, когда к нему постепенно стекаются твари, которые остро реагируют на звук и прочие раздражители.

Монах посмотрел на часы – колонна что-то задерживалась. Он начинал нервничать. Могут опоздать на несколько минут к универмагу. Пленный тем временем обернулся к нему:

- Мужик, мужик, братишка, ты им хоть скажи, а? Как тебя зовут?

Проводник устало покачал головой, не произнося ни слова и стараясь не смотреть на сидящего на коленях угонщика. Встретился взглядом с Алмазом. Тот больно долго говорил по рации. Смотрит странно. Может, застряла колонна где-то? С каждой секундой Монах понимал, что его шансы на то, что его подождут даже минуту около универмага – сокращаются. Но это и неважно. Главное, что он прошел с техникой пояс, в котором много зараженных. Около торгового центра их тоже много, но там, хотя бы, будет еще время, чтобы выбраться. Да и до окраины рукой подать. А там уже по ситуации.

Алмаз что-то проговорил в гарнитуру и повернулся ко всем:

- Готовность три минуты, - затем посмотрел на пленника и протянул руку Грабле. - Дай нож.

На лице наемника появилась едкая и зловещая ухмылка. Мужик на коленях весь подобрался и вид у него стал совсем как у загнанного волка.

Охотничий клинок с широким лезвием перекочевал в ладонь Алмаза, которой, наверное, можно было накрыть голову Монаха целиком. Он шагнул к пленному и только открыл рот, чтобы что-то сказать, как раздался хорошо знакомый хлесткий хлопок и короткое шипение.

Монах, уже падая в сторону обочины дороги, краем глаза увидел мелькнувшую черную «стрелу», быстро пролетевшую к головной машине. Заряд гранатомета громыхнул по борту «бэтээра», высекая искры и создав короткую вспышку огня, исчезнувшую в дыму. Кумулятивная струя прожгла броню, оставляя аккуратное отверстие небольшого диаметра. Шуруп, находившийся внутри, даже не смог ничего крикнуть – так быстро все произошло. В открытом десантном люке нестерпимо полыхнуло – заряд был не из простых.

Уже скатываясь ниже, Монах понял, что работали снарядом с повышенной плотностью облицовки из тяжелого металла. От обычного кумулятива такого бы эффекта могло и не быть, однако плотный обедненный уран в оболочке необычного боеприпаса сыграл свою роковую роль – струя не распалась и не потеряла своей силы, дав жесточайшую ударную волну уже внутри бронетранспортера, вкупе с моментально возгоревшимися мелкими частицами урана[14].

В целом, за короткое время внутри «коробочки» прошелся настоящий огненный тайфун, не оставляя шансов ни её экипажу, ни ей самой. Сама струя, сохраненная при попадании облицовкой - достала до снарядных кассет к пушке. Не смотря на то, что их осталось немного – пошла вполне себе приличная детонация. Из-за этого десантный люк «рубанул» в сторону обочины столб яркого пламени с характерным шумом – словно быстро спустили меха на металлургическом заводе.

Вовремя попадавшие наемники быстро отползали в стороны, ведя огонь по противоположной стороне улицы, откуда раздавались автоматные трели. Коптящий черный дым повалил из люка «бэхи». Пули выбили асфальтовую крошку неподалеку от Монаха. Грабля, матерясь на ходу, на пятой точке съезжал уже рядом с проводником в укрытие:

- Твою за ногу! Монах, откуда тут армейцы?

Рейдер быстро выглянул из-за края насыпи и тут же отпрянул обратно. Дело принимало очень скверный оборот. Судя по всему, некоторые бойцы из военной части были на учениях во время перезагрузки Аминска. Может, была и другая причина, но на них были надеты неплохие противогазы. А, как известно, даже некоторые внешники спасаются таким методом на кратковременных вылазках в центральную часть Улья. Как минимум, эта мера оттянула заражение солдат.

Похоже, бойцы были еще весьма в тонусе и приняли колонну Алмаза за противника, нападающего на городок. Оно и неудивительно. Связи нет, по всему Аминску люди сходят с ума, массовые беспорядки. А тут – наемники с чуждым обмундированием, да еще и при бронетехнике.

В этой ситуации повезло только пленному – он мгновенно кинулся в сторону заборов близлежащего частного сектора и скрылся там. Впрочем, на него не обратили внимания – сейчас надо было разбираться с проблемами похуже. На дороге под пулями стоит грузовик груженый боеприпасами и еще один бронетранспортер. Кто его знает, имеются ли еще такие же пробивные заряды у нападающих.

Из-за угла дома, стоящего неподалеку, тоже открыли огонь по огрызающимся очередями наемникам, стремясь не допустить того, чтобы они заняли оборонительную позицию за вторым БТРом, который пытался развернуться на узкой улочке. Если у них этого не получится и не подоспеет помощь во главе с Шахом - им всем конец. Монах сжал в руках свою Сайгу. Он не собирался лезть под пули за идеи кучки «псов войны». Да и оружие не совсем подходящее для неприцельного боя. А если попытаться даже и снять кого-либо, не факт что продержится дольше трех четырех секунд выше уровня насыпи – тут может работать и снайпер.

Догадка проводника тут же подтвердилась и рядом упал один из наемников с аккуратным пулевым отверстием во лбу – высунул на некоторое время голову, чтобы прицелиться и дать очередь. Каска слетела с головы и покатилась прямо под ноги Алмазу, который уже прятался за бетоноблоками, стоящими на обочине для так и не состоявшейся стройки парковочного кармана под мостом. Командир наемников закричал:

- Снайпер. Третий этаж. Два часа. Почему «тачанка» молчит?

Что за тачанка – Монах так и не понял. Так вроде же называли конные экипажи с пулеметами в уже очень давние времена. Тем не менее, ответ пришел быстро – «Шишига» с удлиненной базой уже подъезжала ближе. С её кузовом происходили очень интересные трансформации. Арки с наваренными шипами, поддерживающие тент – задвигались двумя подопечными Алмаза по рельсам в сторону кабину, ударяясь друг о друга с громким металлически лязгом. За очень короткое время кузов прекратился в собранную гармошку, обнажив на поддоне установленную «зушку»[15].

Монах оценил находчивость наемников, где-то откопавших при перезагрузках редкое орудие. Установка представляла собой станок с двумя зенитными автоматами, питаемыми патронами калибра 23 миллиметра. Особенностью именно этой являлось то, что на нее в условиях Улья были наварены спереди листы стали, оставив прорезь для прицела ведущего огонь.

По этим кустарным «бронепластинам» тут же звякнули несколько пуль армейцев, которые явно не обрадовались появлению такого монстра на поле боя. Установка быстро развернулась в их сторону. Стрелок, открыв рот, чтобы не оглохнуть, и согнувшись за укрывающими его листами брони тут же дал очередь, которая разошлась оглушающим треском по соседним дворам. «Шишигу» тряхнуло зверской отдачей.

Снаряды накрыли окно, где находился снайпер и смолотили его края. По нему тут же застучали уже бодрее автоматы наемников. Хлестко захлопала снайперская винтовка в руках одного из бойцов Алмаза. Следующая смертоносная очередь пошла в сторону кирпичной ограды, за которым укрывались солдаты. Несколько наемников теперь смогли добраться до оставшейся в живых «коробочки» и готовы были под ее прикрытием обойти двор, из которого атаковали солдаты.

В тылу уже начинался совсем другой аншлаг – на звуки боя начали стекаться зараженные. Через заборы частного сектора в сторону Монаха несся на всех парах топтун, выпятив вперед уродливую челюсть. За ним неловко переваливались через ограды свежие пустыши. Монах покрутил головой по сторонам – поблизости был Грабля и еще один из наемников:

- Сзади твари!

Наемник обернулся и уже было вскинул автомат, когда раздался одиночный выстрел Монаха. Топтуна немного крутануло, сбив с намеченной траектории. Тем не менее, монстр не упал – «Сверло» вошло ему под правую подмышку и заставило взреветь от боли, поскакав дальше своей характерной прыгающей походкой на проводника.

Второй выстрел пришелся в область незащищенной груди и еще один – в нижнюю часть головы. Только тогда топтун затих, упав в рыхлый грунт огорода и истекая кровью. Пустышей уже отрабатывали из автоматов Грабля и второй наемник. Теперь толку в тихом убийстве зараженных не было – грохот боя уже привлек их. Тем-более в первой горящей коробочке продолжали рваться с треском снаряды, вызывая все новые вспышки пламени, пыхающего из люков.

Зенитная установка грохотала, прижимая солдат к земле и заставляя их постепенно отступать, неся большие потери. Перегруппировки не вышло – часть наемников зашла вместе со вторым бронетранспортером с другой стороны двора и смогла вдарить из крупного калибра по некоторым зазевавшимся несчастным, кроша их в фарш.

В конце улицы послышался рев двигателей – Шах с оставшейся колонной уже приближался к месту боестолкновения, где гремели последние раскаты очередей. Алмаз бросил бешеный взгляд на Монаха и громко прокричал:

- Живо по машинам! Живее! Кормом для руберов станете!

Наемники торопливо начали покидать свои укрытия, все еще пригибаясь по пути к грузовикам и «Шишиге». Монах поднялся по насыпи и, опустив голову пониже, быстро побежал ко второму БТРу в который уже забирались Грабля и Алмаз. Он уже схватился за край десантного люка, когда прогремел выстрел.

Пуля обожгла грудь с правой стороны и заставила задохнуться от боли. Весь мир пошел пятнами, словно рейдеру мгновенно нанесли несколько ударов одновременно пара лучших боксеров мира. Мелькнуло ухмыляющееся лицо Алмаза:

- Дальше ты с нами не поедешь.

Монах не удержался на краю дороги и полетел спиной назад. Он тут же приземлился в кипу мусорных пакетов в огромном баке, стоящем под небольшим возвышением края моста, больно ударившись головой. Последнее, что он услышал - был разговор истошно вопящего Грабли и его командира:

- Ты обалдел? Как мы теперь выберемся без этого святоши?

Громила зычно прикрикнул на долговязого:

- Заткнись! Шах передал по связи, что они взяли в плен свежего иммунного. Как выбраться по этой дороге из города – он знает. Потом разберемся с ним в «Мирном». Я не хочу, чтобы этот «прокаженный» начал болтать на первом же стабе о том, что мы тянем столько оружия. Если об этом узнает Союз, все полетит к чертям и нас раскатают быстрее, чем начнем наступление. Ходу! Чего застыли! Живее! Нам еще нужно будет разобраться с Опорником. Теперь есть "птичка" - с ней это будет легко. Давно следовало это сделать, чтобы не ударили в спину - у Джо с Союзом шашни. Поехали...

Монах все еще пытался тяжело вдохнуть, валяясь в куче бытовых отходов. Но выходило лишь с натугой хрипеть – кислорода мучительно не хватало. Удар головой о край бака был настолько силен, что сознание начало медленно отъезжать в сторону и даже адреналин боя не помогал справиться с этим. Сейчас он закроет глаза, Шах и Алмаз уедут, а его разорвут на части сбежавшиеся на звуки боя твари. Что это еще? А, точно, еще одна сирена зазвучала в городе. Шум моторов колонны уже почти не был слышен. Сознание рейдера померкло.

На другом конце города поднималось большое зарево. Единственный универмаг города полыхал исполинским пожаром.

Глава 5

…Светловолосая женщина с серыми теплыми глазами крепко прижимала ребенка к своей груди. Девочка была напугана и смотрела то на отца, то на мать. Но молчала. Не произносила вообще ни слова и, кажется, сдерживала слезы. Они бежали по узкому коридору задней части универмага вдоль холодных бежевых стен с редкими указателями выходов, лифтов и грузовых платформ. Женщина встревоженно тараторила:

- Я вообще не поняла - что происходит. Продавец кинулся на женщину передо мной. Я еле Аньку успела схватить и отбежать – думала, что он и на меня кинется. Что это, Саш? Газ какой-то? Что вообще происходит? Там милиционеров чуть не разорвали от злости какие-то мужики, за то, что те отказывались говорить - что случилось.

- Маш, я не знаю. Мне кажется, они сами ни черта не соображают.

- Саш, ну не при ребенке же! Следи за языком!

- Прости. Просто…нервы. Где твоя машина?

- Я на заднем дворе поставила. Там удалось карман найти пустой.

Топот ног ускорился. Около лифтов парочка родителей забарабанила по кнопке. Не работает. Обежали шахту и начали спускаться по лестнице. Девочка, наконец, не выдержала и заплакала:

- Мама!

- Тихо, тихо! Солнышко, тихо. Все хорошо. Я тут. Папа, видишь, за нами приехал – сейчас поедем за город к бабушке.

- Мы ее заберем и поедем дальше. В Горьевке мы не останемся.

- В смысле? Саш, куда же мы двинемся-то?

- Куда-нибудь, только подальше.

- Саш…

- Ну?

- Мне дурно очень. Голова тяжелая. Мне кажется, я сейчас в обморок упаду.

- Родная, держи себя в руках. Я тебя прошу. Давай сюда Аньку! Сейчас уже выйдем на свежий воздух – там, может, станет лучше.

- А лом?

- Да не нужен он.

Раздался металлический звук падающего лома, который видно нес говоривший мужчина в целях самообороны. Ребенок перекочевал на руки отца и тот, крепко прижав его к себе, открыл дверь на задний двор. Солнечный свет ударил по глазам после беготни по темным коридорам.

- Саш! – жалобный голос женщины заставил мужчину обернуться. Блондинка опускалась на ступени заднего входа разгрузочной платформы универмага, куда обычно подъезжали грузовики, развозившие продукты. Мужчина обернулся, нетерпеливо и встревоженно метнувшись в сторону жены:

- Что такое?

- Я не могу. Дальше идти не могу.

- Родная, чуть-чуть. Это, наверное, и вправду газ, давай, прошу тебя. Я сейчас подгоню машину.

Отец на руках с ребенком побежал к старенькому универсалу, который стоял на парковке, на ходу нажимая кнопку замка. С первого раза не открылась. Барахлит, что ли. Вроде старая – обычный радиосигнал. Что за ерунда? С четвертого раза вышло. Дверь открылась, мужчина усадил ребенка на заднее сидение и, поцеловав девочку в лоб, произнес ласково:

- Подожди, сейчас к тебе мама сядет и пристегнет тебя.

Отец семейства оббежал машину и, периодически встревоженно посматривая на жену, открыл водительскую дверцу, завел автомобиль и подъехал к платформе. Не закрывая дверь, и не заглушая мотор, выскочил из старенького «форда» и подхватил свою супругу, практически оторвав её от земли.

- Спасибо, Саш. Ты почему Аньку не пристегнул? – в женском голосе зазвучали привычные деловитые недовольные нотки. Но в этой ситуации они порадовали мужчину – значит, не раскисла совсем.

- Пристегни, пожалуйста, сама, Маш. Надо ехать быстрее.

- Хорошо…

Мужик снова занял место водителя и обернулся на секунду назад. Его вторая половина уже занималась детским креслом, на которое по привычке взгромоздилась заплаканная дочь. Сейчас её губы были поджаты и закушены. Ребенок молчал и ушел в себя. Лишь в глазах метался страх.

Универсал выкатил на дорогу перед универмагом, объехав ДТП прямо на въезде. Мужчина недовольно цокнул языком и прокомментировал риторически:

- Как можно было на ровном месте так? Что за ерунда…

В городе творился какой-то ужас. Люди повсеместно теряли голову и начинали творить беспорядки. Полнейший, но какой-то заторможенный хаос. Вон дерутся двое на улице. У одного слюна капает изо рта, как у бешеной собаки. У второго взор затуманен, и двигается как-то вяло. И таких картин много.

Прямо перед машиной пронеслась огромная туша, не то гориллы, не то уродливого двухметрового человека со скошенным черепом, как у неандертальца.

- Саша, что это? – блондинка была явно напугана.

- Не знаю. Бред вообще какой-то. У меня такое ощущение, будто…

- Саша, слышишь? Слышь?...

- Да слышу я, слышу!

- Слышь, мужик!

Странно, никогда она так его не называла.

- Мужик, эй!

Хлесткий удар по лицу вернул Монаха в сознание, вырвав его из грез давно минувшего прошлого. Рейдер осмотрелся по сторонам. Он был в незнакомом темном помещении, очень похожим на подвал. Пахло сыростью и плесенью. Проводник распластался полулежа на полу, прислонившись к стене. Голова нестерпимо ныла после удара о край бака. Он все еще жив.

Пощупал зачем то ногу, сначала не поверив, что она на месте. Просто в голове первой стрельнула мысль, что монстры обязательно бы отгрызли ноги. Последствия глупых стереотипов из фильмов ужасов и прочей ерунды. Попытался привстать и сесть поудобнее, оперевшись на руки и чуть подтянув свое тело.

При этих движениях мгновенно страшно заныла правая часть груди. Пуля застряла в пластине скрытого бронежилета, нанеся обширную заброневую травму внутренних органов. Там сейчас гематома диаметром с ладонь, а то и больше. Монаху с трудом давался каждый вдох – болело место попадания жутко. Вдобавок, когда грудь вздымалась – давила на все еще торчащую пулю в защитной пластине. Подумав про себя, что не зря носил с собой все это время под курткой лишние килограммы, проводник открыл глаза окончательно.

Перед ним на корточках сидел тот пленный, который стрелял в Алмаза и пытался угнать БТР. Отчаянный тип. Монах попытался привстать, но дуло его же Сайги недружелюбно уставилось в лицо. Из такого положения он и прыгнуть не успеет, да и вообще – никак не достанет лысого мужика. Придется вести переговоры. А незнакомец тем временем приложил палец к губам и шепотом произнес:

- Говори тихо. Снаружи бегает какая-то тварь между домами. Крупная. Я похожую из автомата уложить не смог – еле удрал.

Монах кивнул, скрипнув зубами. Время тикало. Надо было спешить, но наличие матерого зараженного снаружи и тот факт, что, похоже, он находился в плену – задерживали проводника против его воли. Тогда сначала стоит немного подзаправиться живчиком, так как организм получил чересчур сильную нагрузку. Монах подал голос, слабо подняв руку и показав на лежащий неподалеку собственный рюкзак:

- Подай рюкзак, пожалуйста. Или термос. Он там, в нем, в боковом кармане.

Мужик, не сводя глаз с, теперь уже, пленного рейдера, подтянул к себе свободной рукой поклажу и достал термос. Отвинтил крышку со звуком, который отозвался в больной голове Монаха адской какофонией. Лысый нюхнул содержимое и удивленно произнес:

- Водка? Ты что, решил выпить? По-моему, ситуация совсем не располагает, знаешь ли. Давай так. Мне нужны ответы – что за чертовщина происходит вокруг?

Монах ухмыльнулся и устало прикрыл веки. Не хватало еще очень долго объяснять мужику про то место, куда он попал, со всеми пояснениями и красочными описаниями. Они оба вообще непонятно где находятся. И как они тут оказались? Рейдер абсолютно был уверен в том, что его секунды уже сочтены. После такой пальбы на перекрестке у моста – зараженных должно было сбежаться столько, что ему и этому лысому было бы несдобровать. Он заговорил:

- Сначала термос. Потом все вопросы. Иначе можешь меня пристрелить прямо сейчас. Без него все равно не выжить мне. Там не совсем водка.

Тут Монах не лукавил. Без львиной дозы допинга в виде живчика он сейчас рискует превратиться в отлеживающегося и медленно регенерирующего овоща. В таком состоянии он в рукопашном бою и с пустышом может не справиться, а что говорить о лотерейщиках или, хотя бы, бегунах, чтобы добыть новые спораны? Поэтому шанс того, что он оклемается быстрее, чем начнется споровое голодание без употребления готового продукта сейчас – минимален.

Мужичок хмыкнул и протянул термос пленнику. Монах жадно отхлебнул два крупных глотка. Горло перехватило и зажгло. Но у него не было даже сил сморщиться от водочных паров. Просто прижал к животу термос и сделал передышку перед следующим глотком. Затем посмотрел на своего «спасителя», уже устроившегося на хлипком табурете, и сказал:

- А ты, действительно, скорее всего, иммунный.

- Чего?

- Неважно. Это надо долго объяснять. Сначала скажи мне, как я тут оказался? И где мы? Там уже пойму - есть ли время на разговоры.

Лысый поскреб щетину на подбородке и ответил:

- Как-как. Когда вы там с армейцами чего-то не поделили – я огородами, значит, рванул в соседние дома. Думал, они вас прижмут. А нет – оказалось, твои дружки хороши воевать.

- Они мне не друзья.

- Ну, это я уже понял, когда этот мордатый в тебя из пистолета выстрелил.

- Ты это видел?

- Конечно, я же в этом доме и сидел все время.

Монах нахмурился:

- А как я тут-то очутился? Ты меня притащил? Меня же сожрать должны были.

Мужик посерьезнел:

- Эти твари прямо вот действительно едят людей?

- Они все живое употребляют.

- Ну, ты упал в мусорные баки большие. В ботву… ну и все. Несколько этих уродов, на горилл похожие, чего-то бегали вокруг, принюхивались, но потом ускакали.

- В ботву?

- Ну да. Я пока тебя тащил, сам весь картошкой пропах. Там еще всякой кожуры было и прочего. Уже подгнила.

Только сейчас Монах понял, что вся его одежда пахла так, словно он действительно заснул в мусорном баке школьной столовой. Так вот в чем дело. Твари, конечно, чуют все отменно, но проникающих ранений он не получил и кровью не истекал. А зараженные вряд ли любят лопать уже сгнившую старую кожуру от картофеля или капусту с луковыми очистками.

Запах перебил запах человека. Удивительное везение. Кому расскажешь – засмеют и не поверят. Ладно, с этим разобрались, теперь надо решить насущные проблемы, ибо сейчас он находится где-то под землей с мужиком, который хоть его и вытащил, но наставил на него его же Сайгу. Да и пуля уже замучала.

Рейдер отхлебнул еще живчика. Организм заметно начал работать лучше, боль в голове почти улеглась. Монах сел и начал стаскивать с себя куртку. Итак, он в глухом подвале, и вроде бы, довольно добротном, раз даже звуки тревожных сирен не проникают сюда вообще. А значит – нужно пересидеть здесь некоторое время и дождаться, пока концентрация мертвяков уменьшится в данном районе. Тогда можно и выбираться. Лысый собеседник проговорил:

- Зовут-то тебя как?

- Монах.

- Я про имя.

- Про имя забудь. Тут все носят новые клички. Все имена остались в старой жизни. Вот тебя, например, как зовут? – рейдер начал стягивать с себя бронежилет. Мужик, тем временем, подумав несколько секунд, представился:

- Антон.

- Вот и забудь теперь, что ты - Антон. Я, извини, не из тех, кто заморачивается с кличками. Да и вообще – я еще никого не крестил. Так что… эээ… где ты родился?

- В Якутске.

- Неплохо. И там и жил да?

- Ну, большую часть жизни.

- Вот и будешь Якутом. Ты уж прости, что я так по-простому. И вообще, рекомендую тебе никому не говорить, что твоим «крестным» был именно я.

- Почему?

- Потому что я в этих краях как прокаженный. И даже хуже. Так что все. Вот, например, взяли меня с собой ребята, которые тебя хотели пришить. И все – минус «бэха», и еще люди. Но люди тут ресурс ходовой и не особо ценный.

Лысый вдруг нахмурился и перебил Монаха, который уже начал вытаскивать застрявшую пулю из бронежилета:

- Стоп! Стоп! Что за ерунда? Какие клички? Что вообще вокруг происходит?

Рейдер хлебнул еще живчика. На этот раз пошло просто отлично.

- Не знаю, как тебе даже объяснить. Я с новичками раньше практически не встречался. И вообще – не любил компанию. Давай я тебе задам пару вопросов сразу, чтобы ты не завалил потом ими меня?

- Ну, попробуй, - по лицу мужика было видно, что ему не особо нравится то, что именно Монах явно вел разговор.

- Ты пару дней назад мог представить, что целый город будет друг на друга кидаться, а по нему будут такие вот монстры бегать? - Монах неопределенно махнул рукой за пределы дома. – А?

Лысый покачал головой:

- Не очень-то.

- Вот, значит, с этим ты уже свыкся, и мысль о том, что ты попал в место, где они есть - хотя бы объяснит тебе то, что ты не в своем привычном мире. Так? Понимаю, сложно…

Якут прищурился. На его губах заиграла неуверенная улыбка:

- Слушай, а ты, похоже, сильно головой приложился.

- Ну, тогда я всего лишь немного не в себе, потому что котелком стукнулся о бак, а тебя и психиатры не вылечат – тебе мутанты всюду мерещатся.

На такой резонный ответ новый знакомый не нашел сразу чем парировать и явно крепко задумался, глядя в упор на Монаха, который отпил последний глоток живчика и закрутил крышку термоса. Якут сел на табурете поудобнее и проговорил:

- Так, предположим, я куда–то попал. Вопрос – куда?

- Мы называем это Ульем.

- А мы это кто? – на всякий случай решил уточнить мужик.

- Иммунные. Грубо говоря – те, кто остался человеком. Вот и ты тоже иммунный. Либо у тебя какое-то чудное заторможенное восприятие заразы этой, либо ты такой же, как и я – не превратился в одного из этих пустышей.

- Пустышей?

- Ну, пустоголовые. Это первая стадия. Все, кто попадает в Улей – либо заражаются, либо становятся иммунными. Те, кто заражен – быстро становятся похожи на зомби. Потом развиваются в более крутых тварей, поедая нас, домашний скот и себе подобных – кто послабее. Потом из них вырастают вот такие «гориллы», как ты их назвал, а потом и еще похуже экземпляры встречаются. Тебе, похоже, повезло – человеком останешься. Только вот и назад дороги домой я не знаю – с этим не очень расклад.

- А как я сюда попал то?

- Улей состоит из участков различных похожих миров. Периодически они перезагружаются с разной частотой. Все, что есть на них – «копируется» сюда. Такие зоны называются кластерами.

Лысый покачал головой:

- Бред какой-то. Ты вроде все так уверенно и складно задвигаешь. Но мало верится в эту твою теорию с похожими мирами.

Монах усмехнулся:

- А что ты хочешь сказать, что типа все начали изменяться под атакой какого-то газа или биологического оружия? Ты думаешь, оно способно сделать с людьми то, что ты видел собственными глазами? Ты же в Алмаза стрелял?

- Это тот, который хотел меня пришить?

- Да, но вообще-то, справедливости ради, ты сам хотел его пристрелить и угнать «бэху». Ты же видел – ему твои пули до лампочки. Это дар Улья – у каждого он свой, просыпается в первые два-три дня обычно. Или ты думаешь, что попал на съемки фильмов про киборгов?

Якут недовольно отмахнулся, а затем поинтересовался:

- А у тебя какой дар?

Монах усмехнулся:

- А у меня его нет…

- Ты же сказал, что он появляется довольно быстро.

- Сказал. Ну и что? Механизмы Улья даже научники еще не познали. Я не знаю – в чем дело. Хотел бы понять и, надеюсь, найду ответ на этот вопрос. Но дар у меня за полтора года так и не проснулся. Поэтому, меня считают чуть ли не проклятым тут. Очень уж суеверные все.

- И ты?

- И я. И ты, скорее всего, станешь тоже.

Якут отмахнулся, перехватив Сайгу:

- Чем докажешь, что все это правда?

Монах слабо улыбнулся, застегивая куртку:

- Не знаю даже, перед тем, как ты сюда попал – город накрыл туман такой зеленоватый, да?

- Ну да. Странный такой, как кислота какая-то пах… Ты откуда знаешь?

- Оттуда, что все кластеры перед перезагрузкой таким туманом покрываются. Называется «кисляк». Связи нет, электроника вообще глушится. Только специально настроенные рации могут работать, и то – барахлят сильно, и есть время, когда вообще не ловят ничего.

Лысый мужичок недоверчиво посмотрел на пленника:

- По правде все говоришь. Так и было. Ладно. И что дальше будет то с этим кластером, или как там его, ну Аминском этим?

- На свежую перезагрузку прибегают твари покрупнее. Некоторых и из танка не положишь.

- Значит, нам надо отсюда убираться как можно скорее. Погоди тут. Не вздумай дурить, иначе пристрелю, не задумываясь.

Рейдер усмехнулся – второй раз за день ему грозят расправой похожими словами. Новый знакомый поднялся тихо по ступеням подвала и скрылся за его дверью. Тем временем, Монах осмотрелся в поисках хоть какого-нибудь оружия. Пусто. Подвал бесхозный и кроме ящиков с овощами, которые ему в таком состоянии не поднять – не было ничего. Якут вернулся довольно быстро, радостно сообщив:

- Похоже, свалила эта гадина! Можно уходить.

Монах посмотрел на новичка – тот явно гладкоствол ему не отдаст. Он заговорил:

- Сначала, я должен в одно место наведаться.

- Ты с ума сошел! Сам же сказал – тут могут быть кто позлее и покрупнее. И вообще, куда ты собрался?

- К универмагу.

- Он же сгорел.

Эта короткая фраза повергла Монаха в шок. Дыхание перехватило и рейдер чуть не закричал:

- Как сгорел?

- Ну, знаешь ли, как все здания горят. Я в этом не спец, но полыхал он уже когда я тебя сюда тащил. Со всего города, наверное, пожар виден. Может, дымит еще. Там здание немаленькое.

Проводник опустил лицо в сложенные ладони. Сейчас хотелось просто лечь на холодный пол подвала и свернуться клубком от беспомощности.

Ноздри Монаха раздувались одновременно и от бешенства и от бессилия. Он не успел. Провалялся в контейнере в отрубе и не успел. Надо было, как и Якут – просто под шумок сваливать подальше от колонны и своим ходом добираться до магазина. Если он горит и уже давно – это тоже привлекло мутантов, а людей там довольно много. Монах спросил:

- Как долго я провалялся в отрубе?

- Часа два.

Два часа. Рейдер закрыл глаза и сжал кулаки. Аня и Маша остались там. Два часа по меркам Улья в одном из эпицентров заражения Аминска не выдержит никто, и даже он. Два часа назад еще можно было забрать их оттуда – там были, скорее всего, только пустыши да те, кто только готовился войти в окончательную стадию заражения. Еще был шанс. Он еще никогда не был так близок к тому, чтобы привести свой план в исполнение. Третья попытка проникнуть глубоко в город кончилась провалом.

Если бы не этот выстрел Алмаза! Да пусть даже наемники бы оставили его около универмага и катили себе на все четыре стороны. Сейчас он был готов лично придушить каждого из них. Проводник был буквально раздавлен. Якут вывел его из состояния задумчивости:

- Ты чего загрузился, Монах? У меня к тебе деловое предложение появилось.

Проводник поднял пространный взор на собеседника:

- Слушаю. Валяй.

- Я слышал тогда, что ты говорил, мол, новичков убивать в вашем этом Улье – плохая примета. Да и вообще – пытался там вроде бы вписаться за меня. Именно поэтому я тебя и достал из бака того. Ну и, признаться, ружьишко твое нужно было, и вообще, расспросить знающего человека - что за муть происходит вокруг. Так что тут, я считаю, мы в весьма условном, но расчете. Из того, что ты там говорил, когда меня твои «друзья» приняли – я понял, что ты вроде бы не должен меня ночью прирезать пока сплю. Хотя не думай, что я расслаблюсь от этого. Ты пока что не особо в форме, а я – не сильно шарю в Ваших здешних порядках. Поэтому предлагаю вместе пробиваться к каким-нибудь безопасным местам. Есть тут такие?

Монах покачал головой, на автомате отвечая:

- Тут нет безопасных мест. Есть просто стабы – кластеры, которые не перезагружаются. Но и на них нападают. Правда, редко.

Якут кисло скривился:

- Да что же это за место такое? Ну, давай хотя бы к стабу ближайшему выберемся. Там мне все остальное и расскажешь. А то, признаться, я до сих пор верю только в половину того, что ты мне тут втирал. Да и то – не совсем.

А внутри Монаха закипала жестокая злоба. На Алмаза, на всех его наемников. И плевать, что они не повинны в грехах командира. Сейчас рейдер просто горел ненавистью. Но это не добавляло силы – горечь разочарования заливала все с лихвой. Снова ждать полгода следующей перезагрузки Аминска? А откуда начинать? Судя по обрывкам того, что услышал уже перед отключкой Монах, Алмаз говорил о том, что Опорнику долго не жить.

Джо никогда не парился насчет защиты с неба – думали, что нет в этом необходимости. До внешников далеко, летает в Улье вообще редко кто. Но вертолет при наличии хорошего пилота – может быть очень грозной силой. Сейчас, когда голова уже не болела и соображала более-менее ясно, проводник понимал всю задумку Шаха. Все было заранее спланировано.

В ближайшие три дня из-за цепочки обновления кластеров в западу от стаба – радиосвязь с Опорником не будет работать. Она вообще – очень и очень редко туда пробивается. На помощь позвать не успеют. Три дня эти - «несезонные», то есть ближние кластеры не перезагружаются. Все трейсеры сейчас сидят в баре или на посту. Но внезапный налет вертолета просто проутюжит территорию базы. А затем всех добьют наемники Шаха – наверняка к Опорнику с запада уже едет новая колонна головорезов.

Джо поддерживал отношения с Союзом Пяти – объединением пятерки крупных торговых стабов. Именно им решил бросить вызов Шах, и, скорее всего, не в одиночку. Тут и причины понятны - сказывалась необычная география Улья в этих землях. От Пекла отходили длинные цепочки «черных» мертвых кластеров, которые тянулись на восток. Со стороны, огромная территория, где находился «Мирный» и некоторые другие стабы, выглядела как бассейн между двумя черными реками. Называли его в обиходе просто и без лишней фантазии – Большим Выступом. А в конце этого «ограждения» расположился Союз Пяти. Выбив его, Шах с союзниками получит неограниченный контроль над всем условным «бассейном», а богатства там крутятся очень и очень крупные.

В случае успеха быстрых и неожиданных атак, Союз лишится части своих мини-армий и глав, оставшиеся бойцы и «мирные» граждане стабов перейдут под эгиду Шаха и его подопечных. А может за ним и кто помощнее стоит. Им-то, в принципе, все равно под кем ходить – лишь бы не трогали. Только вот методы у наемников подчас весьма бесчеловечные. Ходили слухи о том, что некоторые из местных командиров, наподобие Алмаза или Грабли, торговали иммунными, откупаясь ими от внешников или муров.

Так или иначе. Монаху, по большому счету, было наплевать на это, спасителем человечества он себя никогда не считал. Но вот холодный расчет говорил ему о том, что, в случае удачи Шаха, Выступ замкнется и проводник уже не найдет себе ни одного стаба, в котором бы его тут же не передали в лапы Алмаза. А в постоянных бегах и кочевании – долго не протянет. И значит, надо как можно быстрее рвать когти в сторону Союза. Только там им будет обеспечена безопасность.

Так же, по возможности, неплохо было бы предупредить пятерку торговых стабов о готовящейся атаке. Иначе, если Шах нанесет удар первым и отрежет запад, Монах уже вряд ли когда-нибудь сможет повторить свою попытку навязчивой идеи вытащить семью из Аминска.

Рейдер никогда не был человеком, который верил чему-либо, что не имело научного объяснения. Но это было до Улья. Людей это место меняет, ломает, перестраивает на свой лад. И байки о том, что на постоянно перезагружаемых кластерах может появиться твои двойники или копия, а может и даже настоящая твоя семья – не давали покоя рейдеру. Это было единственное, чем он жил все эти полгода.

Но была и еще одна – другая, внутренняя трагедия, разыгравшаяся вслед за тем, как он почти вывез свою семью после попадания в Улей из Аминска. О ней не знал и Джо…

- Ну, так что? Чего ты затих? – голос Якута уже сквозил нетерпением. Новичку явно некомфортно было в доме в городе, который кишел прожорливыми тварями.

Монах поднял глаза на своего «спасителя»:

- Сколько, говоришь, уже мы тут?

- Да почти уже два с половиной часа.

- И сирены не замолкали?

- Нет, когда я тебя сюда тащил – все еще выл весь город.

- Ладно. Значит, большинство тварей ушло на звук. У меня есть идея. По крайней мере, я вижу только один очевидный выход.

- Какой же? – полюбопытствовал Якут.

- Через два квартала закрытая стоянка резерва военной техники. Там есть несколько старых БТРов. Можно попробовать добраться до них и рвануть на всех парах за город.

- Стоп! Ты же сказал, что мертвяки на шум бегут. «Бэтэры», знаешь ли, не тихие.

- Знаю. Я мехводом когда-то на них был. Но суть в том, что на своих двоих мы далеко точно не уйдем от матерых тварей. А простая легковушка от них не спасет, если догонят – вмиг порвут на куски и её и нас заодно. Так что, надо пробираться к гаражам и гнать без оглядки. Только вот куда?

- В смысле куда? Ты же сказал – надо к стабу.

- Надо, да. Только вот есть одна проблема – эти ребята отправились к самому ближайшему от нас. И, думается мне, от него сейчас только рожки да ножки останутся. А на пальбу после них сбегутся и зараженные. Так что сейчас Опорник либо раскатывают с воздуха, либо там уже пируют мертвяки.

- Как с воздуха раскатывают?

- Ну, у наемников, которыми заправляет и тот, что в меня стрелял - теперь появился вертолет.

- Теперь?

- Благодаря мне…

- Ох, как хорошо! Отличился, - Якут разозлился и с досадой протянул мечтательно:

- Да-а, вертушка нам сейчас бы не помешала.

- Ты что, умеешь летать?

- Летчиком был на них. Доводилось.

- Тут ты вряд ли полетаешь особо – есть такие места, над которыми вся электроника дохнет моментально, и летательный аппарат превращается в падающий гроб. А катапультироваться у тебя не выйдет – все равно на «черноте» помрешь.

- Что это?

- Неважно. Сам когда-нибудь увидишь. Надо выдвигаться.

Якут поднялся и пододвинул рюкзак Монаху:

- Я его не успел обшарить, только еды закидал. Сайгу я пока при себе оставляю. А ты, кстати, как-то странно выглядишь бодро. Словно и не стреляли в тебя.

- Это все живчик.

- Чего?

- Ну, в термосе у меня. Кстати, ты тоже хлебни. Ты вроде иммунный – тебе он жизненно необходим. Без него начнется ломка как у наркомана. И потом кони двинешь.

Якут недоверчиво покосился на протянутый ему термос, но взял, открутил крышку, хлебнул и скривился:

- Как водка обычная с какими-то примесями.

- Так и есть. Ну, почти. Не буду рассказывать из чего их делают – сам увидишь попозже…

Глава 6

Монах и Якут, выбравшись из подвала, ненадолго задержались в кухне частного дома. Разруха и беспорядок в его комнатах свидетельствовали о том, что жильцы спешно покинули свое пристанище, чтобы эвакуироваться впопыхах. А может и обратиться за медицинской помощью.

Так или иначе, они поступили умнее, чем большинство сидящих на месте и оставшихся в городе, только вот насчет того – добрались ли они в безопасную зону – у зеленоглазого рейдера были большие сомнения. Якут недовольно и тихо поинтересовался, глядя, как Монах, стараясь не создавать лишний шум – обшаривает ящики кухонных шкафов:

- И какого же рожна мы застряли тут? Я же говорил, что пожевать я уже взял.

Монах покачал головой и продолжил поиски:

- Ищу уксусную кислоту.

- Зачем?

- Затем, что живчик скоро кончится, и будем мы с тобой трястись как настоящие паралитики. Хотя, скорее всего, до этой стадии мы не дойдем – раньше еще останемся без сил и нас просто схарчат мертвяки в первом же столкновении. Тебя, кстати, первым.

- С чего бы это? – удивился Якут.

- С того, что много вопросов задаешь лишних. Ты лучше просто смотри и запоминай. Просто так я бы тут рыскать не стал.

Лысый замолчал, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу и периодически посматривая в коридор - там была открыта входная дверь, иногда поскрипывающая на ветру.

Монах обрадованно достал банку из шкафчика:

- Вот! Есть. Теперь можно и сматываться. Остальное у меня имеется.

Якут лишь согласно кивнул и внимательно посмотрел на Монаха:

- Слушай, не пойму, почему ты не стремишься вернуть свое «ружжо»?

Рейдер усмехнулся и ответил, пряча банку в мягкую глубину рюкзака:

- Ну, во-первых, мне дышать-то больно до сих пор. Боец из меня никакой. И руки трясутся, как у пьяного. Живчик, конечно, тот еще допинг, но мне денечек бы его усиленно пропить и отдохнуть. А, во-вторых, у кого шумная палка-стрелялка, на того эти зараженные аборигены и кинутся первее всего, чтобы успокоить побыстрее, а потом уже примутся за того, кто от них далеко уйти не сможет.

- За тебя…

- За меня, да. Плюс, ты и сам понял, что без меня ты не выберешься. Раздобудем оружие на базе резерва – тогда уж, будь добр, вернуть мне мою милашку. Раз мы в одной лодке – надо делиться.

Якута ответ устроил. На вторую часть тирады Монаха он только на мгновение задумался, но, видно, бывший летчик думал, что с оружием в руках ему будет поспокойнее. Монах же продолжил, двигаясь по тропинке огорода вслед за напарником:

- Кстати, насчет перспектив разделения труда крестьян и рабочих – рюкзак тебе не нужен?

- Нет уж, тащи его пока сам. Мне с ним бой будет вести несподручно. А ты у нас не боец сейчас. Так что терпи.

За оградой дома к небу поднимался дым. Это все еще горела подбитая «коробочка». Боеукладка окончательно пошла к чертям и теперь из обугленного внутреннего отсека вверх шли только жиденькие, дурно пахнущие черно-серые клубы, исходящие из десантного люка и места мехвода. Люк над ним был сорван напрочь.

Неподалеку от «бэхи» стояли несколько зараженных, переминаясь с носков на пятки и обратно. Они качались, как китайские болванчики. Якут с беззвучным вопросом указал в их сторону кивком. Монах ответил шепотом:

- Это всегда так, если просто стоят на месте и ничего их не тревожит. Не обращай внимания. Давай вон в тот двор – там будет проезд нормальный и попробуем срезать.

Якут открыл калитку, медленно и аккуратно подняв крючок. В этот момент его лицо приняло такое выражение, будто он в данный момент обезвреживает бомбу, зная, что сапер из него - так себе. Тем не менее, все удалось сделать бесшумно и парочка,

оглянувшись по сторонам и убедившись, что на улочке пусто – рванула в сторону заезда во двор на другой стороне дороги.

В арке дома они остановились как вкопанные. Впереди пути не было. Двор представлял собой старый избитый круговой проезд с брошенными машинами, окружающий детскую площадку. На ней была обычная наполовину пустая песочница, лавочки, качели и турники. А посередине – беседка с крышей из листовой жести.

Вот вокруг нее и собрались жильцы двора. Плотная толпа тянула руки вверх, а некоторые пытались ухватиться за края скатов. Но, учитывая большую кучность мертвяков, они мешали сами друг другу, а тем, кто умудрялся провисеть так больше секунды – прилетало большим разводным ключом по пальцам.

Инструмент был в руках одинокого мужика с небольшим пивным пузом, в разорванной засаленной серой футболке и синих трениках. Он вертелся как юла на крыше с перекошенным от страха лицом и молотил по суставам пальцев тех, кто желал полакомиться его плотью. По всей видимости, еще один иммунный. Только сам себя и загнал в ловушку.

Монах прижался к стене и выглянул во двор – никак не пройти тут – заметят по-любому. А эскорт из четырех десятков уже разъяренных ударами и урчащих вовсю зараженных – им не к чему. Якут же движения Монаха истолковал по- своему и пихнул его в плечо, зашептав на ухо:

- Даже не думай. Я не буду за этого дуралея вписываться. Жаль его, но сам себя туда загнал.

Монах осклабился. Вот пока напарник не заговорил - его совесть спала. А сейчас шевельнулась, неприятной иглой напомнив о себе. Рейдер итак понимал, что вдвоем с такой оравой они не справятся врукопашную. А стрелять, это, значит, сразу подписать себе смертный приговор, пригласив на пир более маститых охотников за человечиной. Он обернулся и проговорил:

- Давай обратно, через флигель пойдем.

Попадаться на глаза лишний раз не хотелось.

Обогнув здание, они зашли в его пристройку и двинулись по холодному коридору в сторону черного хода.

За поворотом их ждал неприятный сюрприз – прямо около лестничной клетки, переминаясь, стоял бегун. Не из развитых, но на шум схватки могли заявиться и его собратья. Монах замер. Странное поведение – мертвяк не отреагировал на шум, хоть и оба мужчины старались вообще не шуметь.

Проводник, зажав в руке клюв, кивком указал на одиночку Якуту. Тот явно занервничал, облизывая сухие губы. Рейдер начал приближаться к стоящему к нему спиной зараженному, тщательно выбирая - куда ставить стопу с пятки на носок. Рука медленно начала брать замах.

Зараженный при ближнем рассмотрении оказался раненым – одно ухо висело лохмотьем на тонком сухожилии. В последний момент он напрягся, словно почувствовав приближение противника, но короткий удар острием клюва четко в споровой мешок – окончил его жизнь.

Замах и движение руки сильной болью отозвались в правой стороне груди Монаха, отчего тот скривился, но сдержал стон. Бегун дернулся и начал заваливаться набок на старые хлипкие ящики, стоящие в коридоре. Якут тут же подхватил его, и приземлил на плитку пола, не давая загреметь на всю при падении на скарб бывших жильцов дома. При этом на его лице появилась гримаса явного омерзения.

Монах спрятал клюв в петлю на рюкзаке и склонился над поверженным мертвяком, отгибая пальцами край лопнувшего от удара спорового мешка. Пусто. В неразвитых бегунах спораны встречаются крайне редко. Хлипкие нити из нароста на голове он выбросил на пол. Якут, с недоумением наблюдающий за всем этим, прошипел на напарника:

- Ты чего творишь?

Монах отмахнулся от него, но, потом решил, что новичку будет полезно знать на будущее о добыче, вдруг повезет и необходимый им запас споранов пополнит именно он.

- Это самая слабая их часть – доберешься до нее и сможешь повредить – все, мертвяк станет мертвым окончательно.

- Каламбурщик хренов. А зачем ты там шарился-то?

- Это называется споровый мешок, внутри него бывают такие шарики – они нам нужны, чтобы живчик делать или дар Улья развивать.

- Вы что, из их потрохов делаете свою настойку, которую ты меня хлебать заставил?

- Да, кстати, ты угадал – их еще потрохами называют. А без живчика, повторюсь, ты не протянешь долго. Разве, скажешь, тебе после него не полегчало?

- Полегчало, - признался Якут.

- Ну вот. Так что, давай на этом тему и закроем. Надо идти.

Короткий ликбез шепотом закончился, и парочка двинулась дальше. Им удалось выйти с другой стороны здания. Якут остановился как вкопанный.

На улице перед напарниками предстала большая клумба. Кто-то до этого очень аккуратно ухаживал за ней – море цветов, ровные грядки. Сейчас это все было безжалостно затоптано неведомым варваром. А сама земля в некоторых местах почернела от влаги – кровь повсюду. На бордюрах и даже на скамейке. Какой-то матерый зараженный устроил свое пиршество тут совсем недавно.

Свидетельством этому были и разбросанные кости. И, судя по всему, только от нижней половины бедолаги – вторая бесследно пропала. Монах тут же вспомнил, как по пути в Аминск одно из чудовищ, напавших на колонну, просто выбросило человека метров на двадцать, если не больше, из кузова пикапа. Может, жертве так же не повезло, только перед этим несчастного еще и разорвали.

Якут побледнел и поднял брови. Казалось, что сейчас мужика стошнит от этой картины. Но бывший летчик сдержался и отвел взгляд:

- Давай быстрее. Не хочется мне тут светиться. Такое ощущение, будто за нами постоянно кто-то наблюдает. Мерзкое чувство…

Монах даже не стал спорить – он был согласен с напарником. Оставался еще один квартал до их цели – гаражей резерва военной техники. Он пригнулся и направился к перекрестку, прижимаясь к стене и ощущая затылком тяжелое громкое дыхание Якута. На ходу тихо и недовольно проговорил:

- Ты можешь выключить свой обогреватель, а? На твое сопение сейчас все «жильцы» дома сбегутся.

- Я не виноват. Это хроническое.

- Ну, это временно. Пройдет.

- Тридцать лет не проходит. Так что…

- Улей вылечит. Радуйся, даже если ты подцепил в кабаке от какой-нибудь мадамы гадость какую – быстро пройдет.

- С чего бы это?

- То, что делает зараженных - зараженным, на иммунных действует хорошо. Регенерация быстрая и иммунитет почти ко всему. Нормальные знахари в крупных стабах тебе и ногу присобачить смогут.

- Да ну?

- Тихо!

Монах вжался в стену, закрыв с досадой глаза и затаив дыхание. Якут молчаливо повиновался и превратился в каменное изваяние. За углом дома по улице неторопливо передвигались два кусача, осматривая углы и иногда заглядывая за изгороди.

Уродливые лысоватые твари с выпяченной челюстью явно двигались на звук сирен, проверяя по пути – есть ли чем поживиться. Раздался чей-то истошный крик, который сразу же сменился довольным утробным урчанием мертвяков. Монах закрутил головой по сторонам, но тут хорошая идея пришла на ум Якуту. Он вдруг прислонил Сайгу к стене здания и прошептал еле слышно:

- Придется поднапрячься, дядя.

Монах поднял голову и увидел открытое окно на первом этаже. Оценив задумку напарника, он присел и подсадил его, превозмогая ноющую боль в груди. Якут ухватился за косяк окна и за край оставшейся закрытой фрамуги. Новичок забрался на подоконник и протянул руку за дробовиком. Передав ему его, Монах на секунду замешкался, выбирая, как ему лучше забраться внутрь квартиры на первом этаже. Решив, что лучше уж помогать себе левой рукой, напряжение которой не вызовет очередного приступа боли, он стиснул зубы, ощущая как гематома от заброневого повреждения истошно заныла, отдавая в правую руку, которую тянул на себя Якут. Даже чуть не свалился внутрь комнаты.

Оба затихли по сторонам от подоконника, ожидая, пока кусачи минуют перекресток. Один из них прошел почти под окнами и шумно вдохнул ноздрями. Якут закрыл глаза и начал шевелить губами. Молится что ли?

Монах удивился в глубине души – напарник никак не походил на человека, обремененного высокими моральными принципами. У него вдруг начала вздыматься тяжело грудь. Походу, захотел тяжело вздохнуть. Черт бы побрал его насморк!

Монах сделал страшные глаза и тихо поднеся руку к горлу, провел по нему большим пальцем невидимую черту. Напарник посмотрел на него вымученными глазами и вообще, похоже, перестал дышать, затаив дыхание. Оно и верно – так перетерпеть будет проще.

Гробовая тишина комнаты парадоксально контрастировала с улицей – там кусачи, похоже, учуяли ту клумбу с остатками кровавого пира. Сейчас Монах мысленно благодарил все силы за это – обе твари рванули в сторону дома, откуда они недавно вышли и уже там, обнюхав останки, валяющиеся на траве – недовольно взревели.

Один даже схватил кость, легким движением челюсти переломив её пополам. Вот это жвалы! Наблюдая краем глаза за кусачами, проводник пожалел, что Якут этого не видел. Авось – совсем прекратит пыхтеть в таких случаях.

Дождавшись, пока оба хищника скроются из вида, и выждав еще несколько минут для уверенности – Монах первым выглянул в окно. Тихо. Никого. Он спрыгнул с подоконника на рыхлую землю и двинулся снова к намеченной цели. Якут вообще, похоже, перестал задавать лишние вопросы – проникся серьезностью момента.

Монах во второй раз выглянул из-за угла. Улица теперь была почти пуста. Только два мертвяка вдалеке, шатающихся по тротуару. Он обернулся и проронил лишь одну команду:

- Быстро. До тех ворот.

Проводник первым стартанул на всех парах, подгоняемый адреналином, бурлящим в крови. Ворота, выкрашенные свежей зеленой краской, были немного приоткрыты. Рейдер, чуть притормозив перед ними, заглянул внутрь и убедился, что двор пуст. Покрышки, садовый инструмент, внедорожник под навесом. Якут показал на него:

- Может, просто на нем укатим?

Похоже, все-таки не до конца врубился в ситуацию. Монах раздраженно проговорил:

- Вперед, Проедешь максимум километр - два при самой большой везучести. Ты мне сразу Сайгу мою верни, чтобы зря не пропала тут. Те «хлопчики», которые только что прошли тут, этот джип превратят в груду хлама за минуту. Давай через забор. Тут совсем немного осталось.

Оба мужика перемахнули через ограду и быстро двинулись через очередной участок частного сектора, опасливо осматриваясь по сторонам.

Вон один из пустышей, похоже, застрял в теплице. Снаружи дверь была подперта доской – кто-то решил изолировать зараженного. Возможно, даже, его родственники. С высокой вероятностью они и сами бродят где-то поблизости, урча на любой раздражитель.

Монах подумал на ходу - на каком же моменте зараженные на первой стадии начинают набрасываться друг на друга? Может, когда в течение длительного времени в их поле зрения не попадает другая живая и не тронутая заражением «пища»?

Рейдер мысленно усмехнулся про себя – обстановка итак непростая, а он задает себе такие вопросы. Вспомнились шутки Джо насчет того, что ему было бы неплохо двинуться работать к научникам в крупные стабы Центра. Мол, вот там бы он со своей любознательностью пригодился.

Только вот Монах был уверен, что, скорее всего, он бы и стал подопытным, как только «ученые» бы узнали о том, что у него нет дара Улья уже как минимум полгода после появления в этом яростном и злом мире.

Жаль Джо, знал бы, что такая судьба постигнет Опорник – никогда бы не согласился ехать с экспедицией Шаха. Или нет? Поехал бы, если бы все сложилось по-другому? Подвел бы под косу смерти весь стаб за возможность спасти семью? Или хотя бы дочку. О том, что случилось с матерью, когда все начали заражаться в Аминске – он не хотел вспоминать. Рейдер знал очевидный для него ответ на свой вопрос, и он имел плохие последствия для каждого из обитателей Опорника.

Якут подал голос:

- Это они? - напарник намекал на гаражи, которые виднелись за двухметровой стеной, увенчанной колючей проволокой.

- Да. Мы пришли. Попробуй дверь.

- Открыто.

Вопиющая халатность на первый взгляд – оставить открытой дверь, врезанную в массивные въездные ворота. Но, скорее всего, сюда тоже дошла весть о творящихся в городе беспорядках. Только бы технику резерва не увели. Иначе тогда весь этот путь был зря и надо искать другой план. Другого у Монаха не было.

Внутри на въезде были опущены заградительные блоки. Несколько гаражей остались открыты. Сердце Монаха тревожно застучало при этом – неужто все бронетранспортеры увели с базы?

Проводник заглянул в дежурку. Там не было никого. И вообще вокруг пусто. Рейдеру это не нравилось – на складах боеприпасов была куча работников и охранников. А здесь – словно все в спешке куда-то испарились. Вон и трубка на рубке висит. Гудков не идет. По двору пятна крови – отнюдь не добавляющее спокойствия зрелище.

Рейдер вместе с Якутом зашли в здание и Монах начал шарить по шкафчикам с ключами. Закрыты. Придется сбивать, раз никого нет. Он показал напарнику на маленький навесной замок и тот, не долго думая, ударил по нему дважды прикладом.

Держатель замка погнулся и отлетел. Однако, одновременно с этим, в стороне гаражей раздался утробный рык крупной твари. Вот и выяснилась причина того, почему пустует сама база резерва.

Якут, схватив автомат, прислоненный бывшим владельцем к стене, начал шарить по шкафчикам, пытаясь найти патроны. Поиски увенчались успехом – четыре магазина 5,45. Монах выглянул в окно и обреченно вздохнул:

- Этими комарами его не проймешь. Надо что-то покрупнее.

По направлению к дежурке от одного из гаражей несся скачками приличных размеров рубер. Тварь, отдаленно напоминающая по своим очертаниям огромное человекоподобное создание, бежала на звук, намереваясь быстро разобраться с теми, кто помешал её трапезе. Об этом было несложно догадаться, учитывая, что весь массивный бесформенный подбородок и передние лапы были заляпаны остатками плоти и крови.

Матерый хищник обосновался в одном из гаражей, собрав туда все свои жертвы и постепенно в спокойствии уминая их. Даже костяные наросты на голове и груди были испачканы. Монах внутренне сжался – похоже, им конец. Якут же взволнованно чуть ли не орал, поняв, что их в любом случае раскрыли:

- Ходу надо давать!

- Не убежишь. Тут прятаться где-то надо. Но поблизости ничего не спасет.

- Быстрее соображай! Он…

Договорить начатую фразу лысый не успел. Его глаза округлились от удивления и с уст только и сорвались ругательства.

Над окном промелькнула большая тень. Монах тут же метнулся к окну, чуть выглядывая из-за подоконника. Еще одна тварь из того же типа классификации зараженной фауны Улья неслась навстречу той, что явно намеревалась употребить парочку беглецов из города.

Новый рубер, похоже, где-то попал под сильный огонь и был весь изранен. Почему-то, проводник сразу подумал о колонне Шаха – некоторые раны уже подсохли и начали затягиваться.

Настроение у новой и по размерам более матерой твари было не из лучших. Она явно злилась и ей требовалась подзарядка и материал для восстановления организма. Бешенство стерло весь оставшийся рассудок – она не замечала людей, скрытых от нее крышей дежурки, в то время, пока она пролетала над ними в длинном прыжке.

Рубер мчался навстречу своему «собрату», явно намереваясь отнять его добычу. При других условиях – это было бы редкостью. Но израненный мощный мутант сейчас находился явно не в том состоянии, чтобы полноценно соображать.

Глухой удар и оба монстра покатились по двору. Монах был готов поклясться, что на ужасной уродливой морде первого мертвяка на минуту промелькнуло удивление. Тем не менее, он тут же оправился от неожиданности и начал с остервенением молотить своими лапами по противнику.

Руберы за то и получили свое название, что на их лапах есть, помимо когтей, огромные наросты, которыми они буквально разрубают человека или легкую технику пополам. Вот и этот обладал таким же оружием. Но его противнику это было как тычки, словно два боксера сошлись на ринге и волтузят друг друга – природная броня спасала от таких нападок.

Более крупная раненая тварь извернулась и ударила лапой наотмашь соперника. Хозяин гаражей упал на мгновение а чужак прыгнул на нее сверху и почти тонна зараженной биомассы двух тел закрутилась в смертоносном клубке, снеся секцию забора и продолжив свой бой где-то на огородах частных домов.

Судьба снова подкидывала шанс нашим героям. Монах на ходу схватил свою Сайгу и рванул из дома к гаражам. За ним еле поспевал Якут, чертыхаясь и ругая проводника за то, что тот и в не очень хорошем физическом состоянии дает ему сто очков вперед.

Пробегая мимо гаража, откуда на них вылетела первая тварь, лысый не удержался и бросил на ходу взгляд внутрь. От увиденного у человека с неустойчивой психикой случился бы обморок. Разорванные тела и полный фарш – все, что осталось от охранников и работников базы резерва.

Монах загремел ключом в замке третьего бокса и дверь распахнулась. Внутри не было никого. Стандартный «загон» с кучей ремонтных принадлежностей. Посередине его на заслуженном покое стоял БТР-80.

Грозная боевая машина поблескивала бортами в отсветах лучей, проникающих через открытую дверь. Башня была снята, а крышки смотровых люков мехвода и командира были заварены. В них зачем-то оставивили прорези. Монах на ходу запрыгнул на подножку перед подъемом к люку механика водителя и, провернув ручку, забрался внутрь.

В боковой десантный люк забежал Якут, на ходу подхватывая камуфляжную куртку, которая висела на крючке около нескольких старых стульев и стола с запчастями. Пока напарник складывал их скарб внутри «бэхи», Монах устраивался на месте водителя. Только бы бронетранспортер был на ходу!

Пока напарник открывал ворота, рейдер уже в ускоренном темпе готовил машину к ходу. Мимоходом бросив взгляд на переключатель подачи топлива с правого бака и открыв клапан отсоса пыли, Монах начал качать топливопроводы. Топливная система работала в норме, и температура была приемлемая. Была только одна проблема. Уже вернувшийся Якут поинтересовался из-за спины:

- Долго еще?

- Горючки мало. Большой бросок не сделаем.

- Надолго хватит?

- За город вырваться и немного отъехать, если все нормально будет.

Оба переглянулись. Монах, не глядя, выключил уже продувку и закрыл дополнительный топливный кран. Включил двигатель. Тот глухо рявкнул, заработав на малых оборотах. Рейдер обернулся снова к напарнику:

- Не будем искать горючку. Может вернуться кто-нибудь из этих дерущихся.

- Я тоже так думаю. Давай быстрее!

- Вот уроды!

- В чем дело?

- Все перископы поснимали у водилы. Только по "окну" смогу ориентироваться. Открывай.

Якут убрал заслонки с обоих ветровых стекол и Монах выжал сцепление, ощущая как машина гудит, словно живой железный зверь. Давно он не испытывал это чувство. Бывший мехвод, на первой передаче, снялся с тормоза и дал газу до полутора тысяч оборотов. БТР-80 плавно двинулся вперед и, набирая скорость, выехал из гаража. Начиналась гонка за жизнь. 

Глава 7

Бронетранспортер двигался по улицам Аминска, унося наших героев прочь от зловещей базы резерва техники, превратившейся в кровавую бойню не только жертв мутантов, но и между ними самими.

Уже проезжая заправку, Монах смог выдохнуть, поймав себя на мысли о том, что вел где-то с минуту машину, еле дыша от волнения. Казалось, все ресурсы организма мобилизовались, а все мысли были направлены на одну единственную мольбу о том, чтобы обе дерущиеся твари не пустились за беглецами следом.

Якут плюхнулся на место командира и с недовольством констатировал:

- Жаль, что «коробочка» голая. Ни вооружения, ничего. Вояки поснимали все, что можно было.

Монах кивнул, не отвлекаясь от вида за триплексом смотровых люков: перед ним была грандиозная пробка из аварий. Между машинами шатались пустыши со своей характерной походкой и заторможенными действиями. Некоторые из них так и остались в машинах. Наверное, в тот момент, когда заражение достигло своей «точки невозврата», они ожидали, пока затор продвинется. А, как известно, пустыши не особо дружат с мелкой моторикой и мозги у них работают как разжиженное тесто. Поэтому большинство из них глупо смотрело вперед в лобовое стекло и поворачивало свои головы только на шум двигателя проезжающего мимо БТРа. Некоторые бились лениво в дверь, стараясь таким образом её открыть.

У одного это вышло: мертвяк вывалился прямо под колеса бронетранспортера. Монах скривился от омерзения: машину чуть тряхнуло, когда колеса проносились по зараженному, сминая его под своим весом.

Перевернутая фура преградила полосу движения. Рейдер привстал, стараясь осмотреть в узкие просветы лючков побольше места перед носом «бэтэра». Впереди проезда не было. На встречке много битых машин в хаотичном порядке. Еще дальше вздымался столб черного дыма: похоже, одно авто загорелось. При этом его не было видно. Скорее всего, вокруг него и зараженная живность начинает кучковаться.

Ехать вперед - это значит где-то отправлять бронетранспортер прямо по капотам и стоящим машинам. Учитывая, что многие стоят рядом, а на тротуарах кое-где такие же съехавшие или беспорядочно припаркованные легковушки и грузовички, «коробочка» может и завязнуть где-нибудь, не справившись с подъемом. По всему выходило, что одна из самых широких улиц города для них была перекрыта напрочь и придется срезать дворами, чтобы не тратить время.

Монах свернул в первый съезд с дороги и, вырулив на тротуар, проехал по нему до первого поворота. «Бэха» оказалась в широком, просторном дворе. Видно, один из тех счастливчиков, который попал под программу облагораживания. И жильцы тут были не из бедных, о чем свидетельствовал аккуратно припаркованный ряд иномарок.

Сами они столпились перед детской мини-сценкой, застыв, будто куклы в нелепом спектакле. На сцене качался один пустыш: на нем был защитного цвета охотничий костюм и дорогие ботинки. По всей видимости, один из толстосумов – любителей отдыха на природе, считающий что он знает, как и что надо делать, объяснял это жильцам.

Часть его слушателей преимущественно была вокруг сцены. Некоторые сидели на лавочках и качались. Это неудивительно: масса превращающихся испытывают различного рода недуги.

Остальные слонялись по детской площадке и парковке и, как только бронетранспортер вырулил из-за угла крайнего здания, двинулись лениво в его сторону. Монах поехал напрямик, намереваясь обогнуть песочницу и сцену, а затем вырулить на другую улицу через узкий проезд около мусорных баков.

Двоих пустышей, не успевших вовремя увернуться из-под колес грозной машины, перемололо на ходу, еще одного отбросил мощный удар бортом при развороте бронетранспортера вокруг сцены.

«Оратор» медленно, подволакивая ногу, прокручивался вокруг своей оси вслед за машиной. Он было двинулся в ее сторону, но у пустышей было плохо не только с координацией, но и с чувством высоты на небольших возвышениях. Мертвяк в охотничьем костюме просто оступился и упал с края помоста, неловко растянувшись и забарахтавшись на земле.

Якут проводил взглядом уже встающего на ноги зараженного и тут же отпрянул от бойницы:

- Там что-то между домами пробежало. Приличные размеры очень. И быстрый очень.

Монах на секунду инстинктивно повернул голову в окошко справа, куда указывал напарник, но, естественно, ничего не увидел. Он уже заводил «бэху» в узкий проезд, назад дороги не было и времени менять маршрут – тоже.

Переднее колесо подмяло под себя низковатый капот иномарки и вдавило его внутрь. Послышался стеклянный звук разбиваемой фары. Бронетранспортер накренился, заставив Якута схватиться за ручку над своим сидением. Какой-то любитель полуспортивных машин припарковал свое авто прямо на пути «коробочки», частично перегородив ей путь. Четыре колеса простучали по капоту одно за другим, смяв металл и заставив заорать сигнализацию.

Монах поддал газу, и БТР рывком вынесся на новую улочку. Она была значительно уже, но, как и думал рейдер, машин на ней было меньше. Их можно объезжать, не растрачивая время на подобные выкрутасы, как с бедной иномаркой, которая выла где-то позади.

Сейчас весь двор соберется вокруг нее, скорее всего, заявится кто-то из крупных тварей и употребит некоторых пустышей, ведь иммунное население города при такой концентрации зараженных уже приблизилось к нулю – в этом Монах был уверен на все сто процентов.


Из-за багажника большого минивэна на бронетранспортер кинулись двое лотерейщиков. Один зацепился сбоку и, быстро перебирая массивными руками-лапами, двинулся на крышу. От человеческой внешности у обоих осталось больше черт, чем у руберов. Но огромные плечи, квадратные челюсти с новыми заостренными зубами и лысоватая голова с кое-где торчащими пуками волос – превращали их в антропоморфное существо, по сравнению с которым и неандерталец выглядел бы милашкой.

Второй лотерейщик был значительно крупнее в размерах и вскоре уже должен был перейти на стадию топтуна. Он прыгнул более удачно, сразу приземлившись на лобовой верхний бронелист и забарабанив по люку механика-водителя. Иногда его лицо мелькало в смотровых люках, что доставляло Монаху приличные неудобства: перекошенная яростью физиономия с налитыми кровью глазами закрывала периодически обзор.

БТР вилял из стороны в сторону, огибая брошенные или врезавшиеся авто. Лотерейщик сбоку со всей дури колотил по броне, издавая громкое утробное рычание. Его глаз иногда показывался в одной из бойниц. Бешено вращающийся зрачок довольно осматривал двух людей в консервной банке: добыча была рядом, но её нужно было выковырять. Такими темпами твари быстро сообразят, что надо стараться оторвать люки. Мехвод закричал:

- Сбрось его! Давай!

Якут же, схватившись за поручни, пытался на полном ходу достать клюв из петли на рюкзаке напарника. Под колесо боевой машины попал фонарный столб, поваленный врезавшимся грузовиком. Внутренний отсек качнуло, и Якут приложился крепко затылком.

Выматерившись, новичок все-таки не отвлекся от своего дела и смог высвободить необычное оружие более опытного товарища:

- Держи ровнее!

- Ты издеваешься? Я еле вижу улицу! - проорал в ответ Монах, постоянно дергаясь из стороны в сторону, стараясь рассмотреть дорогу.

Якут схватился за поручень и взял замах клювом. Перед ним была открытая бойница, в которую так нравилось заглядывать мутанту, будто проверяя, на месте ли его добыча. Хотя, с «тонущего корабля» им деваться было некуда. «Бэха» была одновременно и спасительным плотом в случае удачи и могилой для обоих рейдеров в случае провала.

Лысый нанес удар прямо в тот момент, когда угол носа бронетранспортера протаранил багажник высокого пикапа: Монах не справился с управлением, пытаясь высмотреть дорогу за мелькающим за люками монстром.

Острие клюва пришлось в край бойницы, немного соскоблив резиновую обкладку окошка. Рейдер отчаянно замахнулся второй раз и попал прямо в глазницу лотерейщику, который взревел при этом не своим голосом.

Клюв ударил в бровь, расцарапав её и разодрав кожу зазубренными гранями, после чего скользнул по инерции внутрь, поражая мягкие ткани и нервы, проникая глубоко в череп. Мертвяк разжал лапы и упал на обочину, чуть не вырвав из рук новичка опасное оружие.

Рывок был такой сильный, что Якут, старающийся удержать клюв и не упустить его вместе с уродливой тварью, стесал себе до крови костяшки пальцев, ударившись ими о голый металл края бойницы, где была уже сорвана окончательно накладка. Ноздри рейдера раздувались от бешенства, похоже, он вошел в раж от кратковременной битвы, а прилив адреналина ударил по нервам. Широко раскрытые глаза заметались по триплексам Монаха, он проговорил:

- Второго тоже сбросить?

- Да как? – проводник был взбешен. – Он крепко засел, откроешь люк – прыгнет на тебя и заберется внутрь, если протиснется. Попробую скинуть сам. Держись!

Якут только успел схватиться за ручку, как Монах отправил «бэху» в резкий поворот на соседнюю улочку. В глаза в узком проеме смотровых люков бросилась душераздирающая картина: молодой паренек перебегал через дорогу, пытаясь оторваться от бегуна. Его расширенные от страха глаза округлились еще больше, когда он увидел вылетевшую ревущую боевую машину. А вот бегун попал прямо под удар, уйдя под днище «бэтэра».

На подростка кинулся, повалив его, другой монстр, и Якут, внутренне содрогнувшись, отвел глаза. Лотерейщика этот маневр не сбросил, он накрепко уцепился за что-то, явно не желая сдаваться.

По люку над головой Монаха снова громко забарабанили, заставив рейдера внутренне сжаться, стиснуть зубы и цедить нервно сквозь них:

- Вот же сообразительная тварь! Якут, еще!

На этот раз напарник уже не улетел в другую сторону салона и предупреждение было даже лишним. Бронетранспортер снова вильнул. Дуга поворота была большая – Монах пытался объехать автобус с вяло двигающимся пустышом за рулем. Двигатель маршрутки еще работал, а вокруг стояли некоторые пассажиры, утробно урча и переминаясь с ноги на ногу.

Правые колеса попали на обочину, взрыхлив землю на клумбе. Комья земли понеслись из-под колес ревущего механического монстра. А вот лотерейщик на этом повороте, наоборот, засел намертво. На очередном ударе лапой он задел остаток изогнутой стойки дополнительной фары и насадил свою руку прямо на металлический штырь. Жалобный и одновременно отчаянный рев послышался сверху. Монстр просто повис, распластавшись на лючках мехвода.

Монах резко дал по тормозам, поворачиваясь к Якуту:

- Будешь моими глазами!

- Ты сбрендил? – напарник явно был ошарашен этим заявлением, не терпящим возражений.

- Нет времени рассуждать. Он засел прочно. Нам его никак не снять, только вылезешь – он тебе голову оторвет. Давай! Живо!

Якут, взволнованно бормоча что-то себе под нос, взгромоздился на место командира и переглянулся с Монахом. У более опытного товарища глаза горели прямо таки адским пламенем и решимостью во что бы то ни стало вывести машину за пределы города. Он кивнул Якуту и, облизнув пересохшие губы, нервно бросил:

- Давай! Так, чтобы я понимал. Нам совсем немного осталось. Прямо до памятника на кольце, на самом кольце направо, дальше будет заправка, около нее еще раз направо, там дальше уже скажу. Быстрее.

Якут выдохнул и прижался к прорези, проклиная тех, кто испортил окно командира, заварив люк и оставив в нем лишь небольшой смотровой зазор. Интересно, для чего эту машину планировали использовать дальше. Лысый рейдер четко скомандовал:

- Давай вперед, немного правее! Выравнивай. Вот так!

Бронетранспортер поехал медленнее, обогнув по указаниям Якута одиноко стоящий брошенный автомобиль. Лотерейщик прекратил барабанить по крышке люка мехвода – теперь его усилия были сосредоточены на том, чтобы сняться с погнувшегося штыря.

Туша мутанта болталась перед глазами у Монаха, закрывая почти весь обзор. Сам водитель вертел головой на все сто восемьдесят, слушая указания напарника и стараясь сориентироваться по боковым окошкам, где они находятся. При этом не забывал и поминать нехорошим словом тех, кто «разграбил» БТР, поснимав приборы перископического наблюдения на его месте. Оптика была только со стороны Якута.

Напарник закричал от волнения, немного замешкавшись:

- Сейчас будет кольцо. Скажу… Вот… Сейчас!

Монах повернул голову, прильнув к левому боковому окошку, и начал выкручивать руль вправо, немного сбавив газ. Он увидел, наконец-то, край бордюра кольца и уже хотел поехать быстрее, когда Якут гаркнул на ухо:

- Стой! Стой! Впереди машина, Десять метров, прямо по курсу.

Чертыхаясь, Монах ударил снова по тормозам и крутанул руль влево. Правый борт чиркнул по машине, и раздался противный скрежет, сменившийся ревом лотерейщика – от резкого движения бронетранспортера, он на мгновение переместился в сторону, и штырь сильнее открыл его рану в руке.

Монстр уже вел себя менее активно – обильная потеря крови сказывалась на его состоянии. А, жаль, был бы бодрее, может быть, и снялся бы с «крючка».

Якут, тем временем, от нервного напряжения даже начал отстукивать ногой бешеный ритм, отдавая команды водителю:

- Прямо держи. Вот так. Давай через метров пятьдесят притормаживай и бери правее. Градусов тридцать. Грузовик там на дороге.

Договорить ему не дали. Раздался оглушающий удар по броне «коробочки» - на её крышу приземлилась тварь явно крупнее болтающегося «на капоте» завывающего лотерейщика. Вслед за этим раздался еще один удар, и тонкий верхний люк боевого отделения в крыше позади двух напарников был оторван начисто с петель.

Монах зло посмотрел на Якута:

- Ты не проверил люки?

Якут сморщился, как от зубной боли, понимая, что мехвод прав. Но он был не так хорошо знаком с этим видом техники. И, на первый взгляд, люк был тогда закрыт плотно. Да и руберу, который вскочил к ним на крышу, повезло попасть именно на незакрепленную дверцу.

На мгновение в боевое отделение свесилась голова мутанта – приплюснутая раковинообразная морда разверзла пасть с несколькими рядами острейших зубов и издала громкое урчание, которое проняло до пяток обоих людей.

Развитый зараженный увидел добычу.

Только вот протиснуться в отсек он никак не мог - ширина плечей мертвяка была такова, что он бы никогда не забрался внутрь «коробочки» через верхние люки. Однако это не значило того, что он не сможет достать людей, законсервированных в восьмиколесной боевой машине. Оставались другие люки, которые после долгого воздействия тоже можно было бы сорвать со своих мест. Пока что тварь об этом не задумывалась.

Рубер запустил длиннющую лапу внутрь бронетранспортера и замахал ею внутри отсека, стараясь достать до водителя и пассажира.

Монах почуял затылком ветерок от пролетевшей сзади, уродливо разросшейся лапищи, но взял себя в руки и заорал на опешившего Якута:

- Давай дальше. Говори! Куда?!

Якут оправился от потрясения и, вжавшись в стену, чтобы быть подальше от смертоносных когтей монстра, закричал в ответ:

- Прямо давай! Сейчас будет поворот около заправки. Пятьдесят метров. Тридцать! Сейчас!

Монах крутанул рулевое колесо, пытаясь ориентироваться по знакомому виду за боковым окном. Вот мелькнула знакомая лавочка, где они с Машей любили сидеть вечерами до того, как родилась Аня. Тогда его жена еще жила в этой части города. Сердце проводника сжалось даже в такой критической ситуации. Но он молчаливо гнал по дороге, ориентируясь по направлениям напарника. Дважды они задевали брошенные машины. Рубер свирепствовал, громко урча и молотя лапой внутри отсека, разнося все внутри него.

Якут схватился за клюв, но Монах ударил его по руке:

- Смотри в оба! Не отвлекайся, он может тебя ухватить, если ударишь.

Лапа с костяными острыми наростами махала меньше чем в полуметре от обоих напарников – монстр попался с очень длинными конечностями.

Он засунул плечо в люк боеотделения и стал тянуться к сидению водителя, немного не доставая и ревя от возмущения. Лапа на мгновение исчезла. Показалась снова голова. Буквально на секунду. Но Якуту хватило этого, чтобы оценить ту ярость, которая клокотала в черных глазах-бусинах чудовища. Его когтистая пятерня снова метнулась внутрь БТРа.

Лысый рейдер в волнении прильнул поближе к прорези люка и закричал:

- Впереди грузовик! Давай левее! Ты слышишь?!

Якут обалдевшими глазами посмотрел на товарища – тот набирал скорость, а на его скулах так и ходили желваки. Монах же решил использовать небольшой призрачный шанс. Очень рискованный, но если так пойдет дальше, из «коробочки» они не выберутся никогда, пока монстр не будет сброшен с хвоста. В противном случае он просто дождется, пока добыча обессилит, карауля их железную бронированную могилу.

Уже за двадцать метров до грузовика Якут сообразил, что задумал Монах, вцепившись отчаянно в ручки и сжавшись, приготовился к удару.

Проводник, вцепившись в рулевое колесо, повторил глухим голосом, будто самому себе:

- Держись.

Удар потряс бронетранспортер, бросив Якута вперед, как бы он не держался. Лысый рейдер подставил плечо и отшиб его, стукнувшись о внутреннюю обшивку. Монаху досталось больше: рейдер просто слетел с сидения вперед, получив удар рулевым колесом в живот и разбив лоб о края заклепок вокруг смотрового окна.

Грохот проламываемой обшивки прицепа фуры рубанул по барабанным перепонкам. Рубер по инерции полетел вперед. Рука и плечо его, застряв в люке, резко дернули тушу твари. Раздался противный треск ломающихся костей – сила собственного веса и инерции довершили дело и лапа, которую монстр не успел высунуть из узкого для него отверстия, оказалась сильно повреждена.

Уже через долю секунды сама туша с громоподобным рычанием скатилась по верхнему бронелисту спереди БТРа, придавив жалобно вскрикнувшего лотерейщика. Рубер стукнулся о проломленный прицеп тягача-грузовика и, раздраженно развернувшись, ударил наотмашь лотерейщика. Тот затих, свесившись на бок бронетранспортера и наконец-то освободив обзор Монаху.

Рейдер, скривившийся от боли, выплевывал кровь изо рта, навалившись на руль и слабо корябая по нему руками.

Якут тормошил товарища:

- Монах, давай! Слышишь! Надо валить!

Проводник поднял зеленые глаза на смотровой зазор. В этот раз блеклые, безразличные. Как у человека, согласного с любой участью, но все еще готового побороться последние минуты.

Рейдер дал задний ход, собираясь объехать грузовик. Перед глазами обоих мужиков предстал их противник. Приличных размеров мертвяк, на трех лапах, прижимая сломанную переднюю конечность, понесся в сторону пятящейся от него «бэхи». Он вскочил на бронетранспортер, когда тот уже поворачивал влево, огибая фуру.

Мощный удар потряс заваренный смотровой люк механика-водителя. А вот это уже плохо. Если он переключится на верхний люк, то пара десятков таких подач просто сомнет лист металла и откроет уязвимые петли.

Монах уже набирал скорость, летя по разбитой дороге между рядами машин, снося на полном ходу зеркала заднего вида и сбивая одиночных медлительных пустышей. Со стороны казалось, будто он превратился в механического робота без эмоций: лицо окаменело, глаза цепко следили за дорогой. Последовала четкая команда холодным голосом:

- Отвлеки его назад на время.

Якут без лишних слов повиновался, схватив автомат. Новичок уже понимал, что ни Сайга, ни Калашников не причинят твари смертельных ранений при стрельбе вслепую. А времени у него на прицеливание не было.

Лысый рейдер быстро метнулся назад в сторону зияющей дыры люка боевого отделения и, высунув автомат, дал очередь вслепую в сторону монстра. Послышался всхрап и тут же рычание мертвяка.

Якут не стал любопытствовать, выясняя, действительно ли монстр поменял приоритеты. Лучше еще раз потом возвратиться. Поэтому стрелок просто отпрыгнул обратно к месту командира, держа автомат наготове. Рубер прогрохотал по крыше бронетранспортера и, опустив голову в открытый люк, зарычал на обидчика. Лапу засовывать не стал.

Во-первых, тварь была умная и понимала, что терять вторую здоровую конечность, будучи на постоянно бросающемся из стороны в сторону бронетранспортере - не резон. Во-вторых, даже если бы засунула уже поврежденную конечность, не смогла бы нанести ей столько урона, да и управлять бы ей было сложнее. Поэтому взбешенный неудачей мертвяк просто начал долбить что есть силы по крыше БТРа, дав беглецам еще немного форы.

Монах уже свернул в частный сектор, на полном ходу протаранив хилый дощатый забор, и понесся по грядкам, взрывая землю. В сторону из под колес отпрыгнул джампер – еще не особо развитый зараженный, но уже способный совершать отдельные быстрые рывки и прыжки, неожиданные для неопытного новичка.

Пронеслась справа вторая больница города.

Рубер же, тем временем, перешел все-таки на люк механика водителя. Лапы чудища своими ударами начали медленно, но верно мять металл над головой Монаха. Якут услышал, как напарник заскрежетал зубами.

Водитель свернул в проулок и проговорил:

- Приготовься, надо будет его отвлечь еще раз. Немного дольше. Сможешь?

Якут, у которого от волнения пересохло в горле, лишь кивнул головой, из-за чего Монах нервно и раздраженно крикнул, переспрашивая:

- Сможешь?

- Да!

Новичок сжал автомат в руках так, что пальцы побелели от напряжения. Монах заехал в тонкие открытые жестяные ворота и на всех парах пустил машину по какой-то стройке.

БТР, ревя возмущенно мотором на постоянные перепады требуемой мощности, кидался между рядами труб и техники в разные стороны, будто выписывая сложную змейку. Удары рубера учащались. Еще немного и появится зазор у края крышки. Тварь сможет попытаться использовать его, чтобы рвануть на себя круглый кусок металла как голодный турист – жестяную крышку консервы.

Монах коротко рыкнул:

- Сейчас, отвлеки его!

Якут метнулся в сторону старого оторванного люка и, высунув автомат, снова постарался влепить очередь в свирепствующего на крыше зараженного. Однако, то ли зверюга почувствовала или услышала перемещения человека внутри «коробочки», а, может, и просто решила сменить вектор атаки, но она метнулась к краю люка боеотделения раньше.

Пули нашли свою цель, но не причинили вреда мертвяку. Сильнейший толчок отдал неприятной тупой болью в плечо Якута, и тот полетел назад, падая на пол бронетранспортера – мутант ударил по автомату. Лапа рубера метнулась в люк навстречу голове новичка. Доля секунды, и он разможит череп несчастному, чтобы затем вытащить его наружу.

Но в следующий момент за ревом двигателя раздался глухой удар, и лапа, занесенная над Якутом, уже прощающимся со своей жизнью, изогнулась неестественно в сторону и исчезла в отверстии на потолке.

Одновременно с этим мелькнула удивленная морда мертвяка и огромная балка металлоконструкции. Монах, пока Якут отвлекал мутанта, разворачивая его спиной по ходу движения «бэхи» - пустил машину на полном ходу под мощной толстой балкой, которая, несмотря на вес рубера - просто «слизала» его с крыши бронетранспортера.

На большее водитель и не надеялся, но парадокс: неудача Якута обернулась удачей для экипажа. Монстр не вовремя засунул вторую лапу внутрь «бэтэра» в стремлении добить лысого иммунного и её, конечно, тоже переломало, превратив грозного убийцу в медлительного аутсайдера в гонке с бронированным механическим зверем. Мутант остался позади.

Монах вырулил со стройки и, дав по газам, поехал к выезду из города, который уже виднелся впереди. На повороте его чуть ли не занесло.

Якут просто лежал на полу, хлопая глазами и чувствуя, как ком в горле мешает говорить, а легкие сковал спазм страха. Новичок наконец-то смог выдохнуть и поднялся на ватных полусогнутых ногах. Он осмотрел автомат – на удивление, с виду цел. Подвигал плечом – боль отдала выше, вывихнул. Якут прошел вперед, еле ступая и опираясь на стены «бэхи».

Новичок забрался на сидение командира и посмотрел мутными глазами на Монаха:

- Даже не знаю, благодарить тебя или нет, или ты подарок судьбы для меня, или просто угробишь такими темпами…

- Мы еще не выбрались. Потом решишь эту труднейшую философскую задачу. Только не посвящая меня в результаты своих умозаключений.

Проводник, похоже, был на отходняках: нервно посмеялся своему же не очень удачному каламбуру. Затем он сказал:

- Термос доставай. Надо подзаправиться. Иначе ударит сейчас напряженка по телу и мозгам.

Якут непослушными пальцами открыл рюкзак и потянул термос с остатками живчика. Затем открутил металлическую крышку и глотнул сразу трижды, сморщившись от водочных паров.

Сейчас рейдерская настойка со споранами была как никогда необходима. Боли в затылке после удара при падении и в плече начали уменьшаться. Он передал термос Монаху. Тот отпил немного и прокомментировал удовлетворенно:

- Мы за городом.

Глава 8

За бортом быстро едущего бронетранспортера, по обеим сторонам дороги - уныло тянулись поля. Кое-где они обрывались, резко переходя в лес, или вообще начинался заросший луг. Попалась даже деревня. Улей скопировал её так, что линии электропередач не нашли продолжения в другом кластере. Обрывок провода так и остался висеть на крайнем столбе, колыхаясь на ветру. День клонился к закату – вдалеке в небесах солнце начало покрываться темными пятнами. Это вызвало удивление у Якута.

Новичок поинтересовался:

- Что это в небе за чертовщина?

- Привыкай. Такое на недавних кластерах бывает часто. После перезагрузки особенно. Зато, можешь быть уверен, что, пока такое видишь – не попадешь под откат.

- Что за откат?

- Когда кластер перезагружается, на нем нельзя находиться. Если и выживешь, то овощем станешь.

Лысый напарник только кивнул головой, принимая важную информацию к сведению и переваривая её.

Новичок принял из рук мехвода пустой термос и отправил его обратно на положенное место, задав попутно вопрос:

- Сколько у нас еще горючки?

- Километров на семьдесят.

- Прилично.

- Не очень. Нам далеко до края Выступа.

- Какого еще Выступа, - Якут с недоумением воззрился на напарника.

- Мы находимся на Выступе. По бокам от него – толстая линия черных мертвых кластеров, их не пройти. Назад дороги тоже нет – там Пекло. Мертвяков в некоторых его областях в разы больше, чем в Аминске сейчас. Туда и танковыми колоннами не ездят.

- И куда мы направляемся тогда? Ты говорил, что единственный самый ближний обитаемый стаб те ребята уничтожат.

- Вряд ли уничтожат. Скорее, зачистят на время, чтобы Опорник не выступил в войне против них в тылу.

- Так назывался тот стаб?

- Да. После зачистки на звуки пальбы могут и мутанты собраться на падаль. Либо там засадную команду оставили. Если вкратце: один из лидеров внутри Выступа по кличке Шах затеял захватить крайние стабы. Их называют Союз Пяти, и они дальше на востоке прямо на линии окончания Выступа. Если выйдет у Шаха, то он сможет контролировать всю территорию между цепочками мертвых кластеров. Ну, или не он один. Насколько я понимаю, действует он не в одиночку. Сейчас нам нельзя в ближние стабы, так как они подконтрольны Шаху и его дружкам. Если у них в отряде был ментат, то он, скорее всего, меня срисовал, да и тебя. Мне один знакомый бармен в Опорнике втихую указал на одного – он как раз был среди тех, кто тебя принял тогда, когда ты хотел у Алмаза «бэху» угнать. Так что теперь на всякий случай ориентировки наши имеются в каждом стабе.

- Ментаты? Это вообще кто? - не понял Якут.

- В общем, у них дар Улья особенный – они что-то вроде ходячей картотеки всех иммунных, на которых у них есть метки – карты своеобразные. Ты и я там ничего не поймем. Но это неважно. Важно то, что нам надо прилично попотеть, чтобы добраться до безопасных мест. И предупредить Союз о нападении.

- Зачем?

- Ну, во–первых, если этого не сделать, то придется уходить еще дальше на восток к Внешке, а там или муры хлопнут, или внешники. Во-вторых, я собираюсь возвратиться еще сюда.

Монах сказал последнюю фразу настолько спокойно, что Якут сперва опешил и несколько секунд просто смотрел на напарника, ведущего бронетранспортер. Затем он заговорил:

- Возвратиться? Повторю, пожалуй, еще раз свой предыдущий вопрос: зачем?

- Неважно. Об этом потом. Тебя должно интересовать только то, что спокойную жизнь ты обретешь только у Союза. Ты предлагал мне сделку? Я её принимаю. Парень ты не промах. Может, действительно удастся вдвоем добраться до одного из стабов Пятерки.

Якут подумал и осторожно спросил:

- И как же нам пробиться на восток до этого самого Союза?

- Попробуем пройти по Мертвому коридору.

- Что еще за коридор? Говори понятнее! Я вашей географии не знаю – меньше одного дня тут.

- Ну, короче, на юге до половины Выступа есть еще небольшая цепочка «черноты». На нем вообще много таких вот протянутых с запада на восток черных полос. Конкретно эта отделяет от основных территорий полоску кластеров. С одной стороны, вблизи черноты мало тварей. С другой – там есть кое-что похуже тварей.

- Что за «чернота»?

- Это словами не объяснить – надо увидеть. Но пройти там нельзя, - Монах покачал головой, отвечая на вопрос напарника.

Якут откинулся на сидении и положил автомат на колени:

- Хорошо. А что за неведомые чудища, которые любят эту самую «черноту»?

- О них не говорят вслух. Примета плохая. Молись, чтобы никогда их не встретил.

- Исчерпывающие у тебя ответы. Это увидишь, то узнаешь. А это лучше не стоит видеть. Если честно, от этого не легче.

Монах пожал плечами:

- Это Улей. Описывать тебе сейчас что-либо смысла нет. Здесь может быть все.

Якут нахмурился и не сказал ничего на реплику напарника. За узкими прорезями люков проносились однообразные загородные пейзажи. Редкие домики и поля. Затем лысый поинтересовался:

- Хорошо, допустим, мы пройдем коридор. Что дальше? Ты сказал, что он доходит всего лишь до середины Выступа.

- Дальше уже как получится. Но загадывать наперед не стоит. Коридор вещь непростая…

- Почему?

- Там никто не ходит. Рискованно.

Новичок возмутился:

- Потрясающе! Это мы едем в пасть к монстрам что ли?

- Я же уже сказал: там их мало. А вот сектантов всяких – прилично.

- Что еще за сектанты?

- Шут их разберет. Бывают и мирные. Но в большинстве случаев могут из тебя ягненка сделать.

- В смысле в жертву принести?

- Именно. Случаев таких полно.

- Зачем они это делают?

- Ты пойди и спроси, - Монах усмехнулся. – Они, знаешь ли, не делятся своими секретами. Но тебе, может, и ответят.

- Чего это?

- Того, что ты снова включил почемучку. Вопросов столько, что тошно. Лучше следи за тем, что снаружи.

- Да и так слежу, - Якут насупился и замолчал.

- Скоро придется остановиться и где-нибудь заночевать. Ночью двигаться по коридору нельзя – вляпаешься по самые уши в границу черного кластера и привет. Поминай, как звали.

Бронетранспортер взял курс на юго-восток и шел на сближение с условной границей Мертвого коридора. По левой стороне потянулась редкая посадка, защищающая поля от ветра. Якут уже был занят автоматом. С помощью найденной в ремонтном шкафчике изоленты новичок мотал магазины Калашникова вместе, чтобы иметь возможность быстро менять их. Собрав все вещи, он снова задал вопрос:

- Сколько еще будем в пути?

- Полчаса. Затем пойдем пешком или на велосипедах.

- Смеешься?

- Даже не думал. Мы сейчас едем по стабу, вскоре начнутся в основном стандартные кластеры. Мы еще не настолько отдалились от Пекла, чтобы спокойно с такими моторами раскатывать. И на стабы, бывает, забредают твари приличные. Я знаю, что как раз через один кластер будет маленький стаб. Село небольшое, старое, необжитое. Попробуем проскочить кластер и там в нем уже остановимся и переночуем. А с рассветом двинемся на своих двоих или на велосипедах. Это самый тихий способ передвижения.

Якут успокоился. Дальнейшие расспросы были бессмысленны. В этом мире он пока что только гость, а Монах уже имеет приличный опыт. Полтора года в Улье в этих краях что-то да значит.

Избитая потрескавшаяся дорога сменилась более ровной – начался обещанный проводником кластер. Якут прильнул к смотровой щели, сощурившись и пытаясь рассмотреть получше проносящиеся мимо редкие домики и огороды какого-то полузабытого поселения.

Кластер был небогатый в плане количества населения, поэтому и тварей сюда сбежалось, видимо, мало. За все время проезда через деревню, помимо пустышей встретились только несколько джамперов и матерых бегунов, которые, однако, не рискнули бросаться за БТРом.

На одной из улиц глазам предстала картина из плохой комедии. Перед старым колодцем стояла женщина и медленно крутила его ручку туда-сюда, глупо смотря в одну точку. Дородная барышня, видимо, решила, что тяготы перерождения для нее - обычный недуг, который не стоит внимания, и до последнего занималась хозяйством. Есть же женщины в русских селениях. Жаль только, что теперь данная дама была явно пустышом.

Неподалеку от нее, метрах в двадцати, на песке были разбросаны окровавленные перья. Рядом бродило несколько мужиков, у одного, худощавого и длинного, на губах прилипло несколько перьев, а живот был непомерно раздут, что свидетельствовало о том, что пустыши уже умяли целый гусиный косяк.

Монах лишь прокомментировал:

- Свежий кластер. Только вот крупняк если прибежит – тут уже будет пусто. Этих, может, и схарчат. если больше ничего не будет. Церемониться не станут.

- Чего мы без света прем, они и на него тоже бегут?

- Конечно. Зараженным он ни к чему. А, значит, если где-то источник света есть, даже самые тупые понимают что он, скорее всего, от иммунных. А приборов - ночников тут у меня нет: поснимали и их. Ну, ничего, осталось совсем немного. Как раз к темноте доедем.

Солнце совсем расплылось на черные низкие, будто нарисованные, облака. От этого у Якута даже мурашки поползли по спине.

Когда уже стемнело, бронетранспортер заехал на раздолбанную улицу маленького села. То, что это стабильный кластер, было видно сразу. Некоторые дома заросли почти до крыши. Огороды были полны бурьяна, а дорога, избитая постоянными размывами, представляла собой рваное полотно, полуразрушенное и поросшее пробивающейся сквозь трещины зеленью.

Монах повел бронетранспортер медленнее, тщательно высматривая в темноте дорогу. Он свернул дважды и остановился около одноэтажного, но широкого дома с какой-то большой доской над крыльцом. Заглушил двигатель и произнес:

- Вылезаем. Только осторожно. Смотри в оба. Бывает, и на таких заброшенных стабах бегают твари. Особенно, если рядом часто перезагружаются другие.

Якут открыл десантный люк и, осмотревшись, вышел наружу, крепко сжимая рукоять и цевье автомата. Следом вылез и напарник. Оба постояли, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте, и слушая вечерние звуки.

Монах подошел к висящему на штыре бездыханному лотерейщику и толкнул его прикладом:

- Скопытился. Неплохо его так рубер приложил. Да и крови он до этого много потерял. Давай-ка помоги.

Мехвод начал забираться на броню, поманив за собою новичка.

Лотерейщик зацепился рукой, пронзенной штырем опоры дополнительной фары. Так и болтался всю дорогу, опустив другую конечность вниз. Со стороны казалось, будто он застыл в прыжке, желая достать что-то с крыши бронетранспортера.

С огромной натугой оба рейдера смогли снять его руку, подтянув тело повыше. Туша плюхнулась рядом с колесом «бэтэра». Монах достал нож и перевернул матерого мутанта на живот. На затылке была хорошо видна выемка спорового мешка. Поддев её по краю лезвием, проводник начал аккуратно вскрывать верхний слой, пока Якут стоял на шухере. Тем не менее, новичок иногда из любопытства посматривал на действия напарника. Тот же начал раскрывать аккуратно нарезанные дольками края спорового мешка.

Лысый рейдер не удержался от колкости:

- Я как-то передачу смотрел, там учили гранат так чистить. Ты часом не кулинар?

- Нет. Но вот жрать это нам придется. А, точнее, тебе.

- В смысле? Я уже отвар пил твой. Еще что-то надо?

- Это не отвар. И вообще, помимо споранов, есть еще и другие потроха. Нам в каком-то смысле повезло. Тут есть одна горошина. Наш «пассажир» уже готовился в топтуна превратиться. И целых три спорана. Немного, но хватит, чтобы сегодня не скопытиться. Хотя, кто его знает, какие у тебя потребности, может, ты его должен хлебать, как заведенный. Тут дозы у каждого индивидуальные.

- Ты мне горошину хочешь скормить? Зачем?

- Не скормить, а так же с раствором пить будешь. У тебя скоро проснется дар Улья. Надо бы подогнать его, да и развивать. А у меня, сколько бы не употреблял, все по нулям. Так что, в этой ситуации, считаю, что тебе он нужнее.

Якут принял из рук напарника желтоватую горошинку, похожую на спрессованный залежалый сахар. Напарник махнул рукой:

- Давай за мной. В магазине переночуем.

Новичок спрятал горошину в нагрудный карман и поднял голову. Действительно, то, что сначала ему показалось в сумерках просто доской, была вывеской с выцветшей и почти стертой временем надписью: «магазин». Он двинулся следом за Монахом, который уже аккуратно открывал входную дверь.

Столько пыли Якут никогда не видел. Главное - не топотать и не поднимать её зазря, иначе придется дышать такой взвесью, что и мертвяк не позавидует.

В одном из подсобных помещений, которое не имело окон, Монах наконец-то решился зажечь небольшой фонарик. Установив его на столе, он стал открывать свой рюкзак, выставляя на стол банки, которые запасливо прихватил с собой Якут. Следом пошла и большая фляга, вид которой обрадовал новичка.

- О! Надо расслабиться.

- Это для живчика. Сейчас тушенку прикончим, затем надо будет запас сделать на завтрашний переход. Иначе мы не доберемся и до середины Мертвого коридора.

Якут недовольно вскрыл банку тушенки и жадно принялся выуживать холодные куски мяса. Не лучший вариант, но за неимением другой еды и эта сгодится. Монах быстрее расправился со своей порцией и начал колдовать что-то в старой банке, найденной здесь же в кладовке и избавленной от толстенного слоя пыли. Споран он поместил прямо в водку, которую вылил из большой фляги.

Затем отсчитал части, шевеля губами, риторически беседуя сам с собой:

- Ага, полтора литра… Можно и все три.

Следующие два спорана полетели в огненную воду. Монах закрыл крышку, и возвестил:

- Пусть настоится. Спешить пока некуда. На сегодня вроде бы ни у кого ломка не началась из нас.

Горошина пошла в разведенную с водой уксусную кислоту. Вот она растворилась довольно быстро и рейдер начал процеживать жидкость через марлю, свернутую в несколько слоев. На её обрывках, отбрасываемых в сторону Монахом, оставался грязно - белый мутный налет. Якут было понюхал его, но напарник цыкнул на него:

- Только не пробуй. Чистый яд. Надо всегда несколько раз процеживать.

Новичок плотнее запахнул камуфляжную куртку, которую он схватил еще на базе резерва техники, и неожиданно ощутил под пальцами во внутреннем кармане картонный коробок. Сигареты! У новичка даже губы разъехались в улыбке. Этого очень не хватало. Он достал смятую пачку и заглянул внутрь. Бывший владелец имел в своем распоряжении четыре сигареты, которые ему не суждено уже было высмолить, и полупустую бензиновую зажигалку.

Монах неодобрительно посмотрел на пачку, чем вызвал вопрос напарника:

- Не куришь?

- Нет. Не вижу смысла. Если и расслабит, то очень ненадолго. Но тут курить можешь: труба прямо как вытяжка работает, запах не застоится, да и на стабе мы.

- Спасибо, - Якут сделал какое-то подобие реверанса рукой и зачиркал зажигалкой.

Огонек появился только со второго раза. Подпалив конец сигареты, и выпустив с уголка губ струйку дыма, он посмотрел пристально на Монаха и спросил:

- Послушай, я так и не спросил тогда. Зачем тебе нужно было в универмаг? Ты так тогда расстроился. Я думал, вообще останешься в том подвале помирать.

Проводник посуровел и нахмурился, уставившись в стену. Затем посмотрел на Якута. Вероятно, его подкупило что-то в виде напарника, а, может, и то, что они целый день были вместе и уже хлебнули лиха столько, сколько не выпадает некоторым трейсерам.

Да и участие в тоне новичка действительно было не поддельным. Якуту было интересно, что за человек с ним в одной связке.

Монах заговорил глухим голосом, словно из бочки:

- Я попал в Улей полтора года назад. Это случилось, когда я был на работе. Точнее, на перерыве. Привез подрядчика на площадки и поехал обедать. По пути чуть ли не влетел дважды в аварию. Ну, ты и сам видел, что в городе творится, когда начинается заражение. Сперва не придал этому значения. Потом, когда начали с ума все сходить вокруг один за другим, понял, что надо из города валить. Думал тоже, как и все, мол, газ какой или оружие биологическое или химическое. Ну, я в этом не разбираюсь. Маша – жена моя, работала в универмаге. Ну, я мгновенно сумку тревожную в багажник. Знаешь, мы помотались с ней много где. Приходилось, когда меня по службе бросали, в таких местах быть, где землетрясение как шарахнет – времени на сборы нет. Привычка осталась. Ну, в общем, она в тот день дочь нашу, Аню, взяла с собой на работу.

Монах перевел дыхание, которое начало учащаться по ходу разговора. Видно было, что рейдер мало кому выговаривался за время нахождения в Улье, а сейчас его понесло. Он посмотрел на Якута:

- Дай тоже.

Новичок протянул сигарету напарнику и подержал огонь перед лицом, пока тот подкуривал. Раздался слабый кашель.

Затем Монах заговорил вновь:

- Я приехал к ним, когда уже в универмаге начал твориться полный бардак. Мы с ней и дочкой побежали на задний двор, там стояла её машина. Ей уже плохо начало становиться…

Монах сглотнул тяжело и опустил глаза:

- Она оказалась не иммунной. Заражение коснулось и её. Мы думали поехать в Горьевку к её маме. Забрать её с собой и рвануть к родственникам в другой город. Но когда мы были в деревне, выяснилось, что её мама в этот день сама надумала ехать к сестре. Нам это соседи сказали. Связи, как ты понимаешь, уже не было. Наверное, поэтому до нас она и не дозвонилась сама предупредить: мы были в зоне перезагрузки. Маше уже совсем становилось плохо. Она несколько раз кричала на меня, будто её что-то распирает изнутри. Затем просто впадала в апатию полнейшую. Даже к дочери. Я – дурак, злился на неё, не знал еще – что это такое. В общем, я оставил её дома. А сам побежал в сельсовет: хотел позвонить по стационарному телефону сестре тещи. Оставил её с Аней.

Взгляд Монаха стал болезненный и жесткий, он уставился прямо в глаза напарнику, отчего тому стало не по себе. Голос стал монотонным и чеканным, будто рейдер сдерживал эмоции всеми силами. Но срывы и скорбный тон все равно пробивались сквозь завесу слов:

- Понимаешь. Дети до 15-17 килограммов не перерождаются. А Ане было всего три годика, и она очень худенькая была… Мы её на неделе той как раз из-за этого к доктору водили…

Рейдер не выдержал и уткнулся в ладони, еле заметно тряся плечами. Сгорбленная фигура взрослого мужчины, беззвучно рыдающего в рукав и пытающегося сдержаться, - тягостное зрелище. Получались, скорее, какие-то скомканные тихие всхлипы с редкой слезой - моральное напряжение полутора лет вылилось сейчас.

Якут молчал, потрясенный этой историей.

Сквозь сжатые зубы Монаха, невидящим взором уставившегося в одну точку на стене, послышалось продолжение:

- В общем, Маша переродилась. Ани уже не было в живых, когда я вернулся. Маша попыталась напасть и на меня. Но я просто выбежал из дома и побежал, куда глаза глядят. Не смог её убить. А надо было, чтобы не бродила зараженной так. Я не знаю, где она сейчас. Аминск перезагружается каждые полгода. Я уже третий раз возвращаюсь к нему. Раньше я не мог добраться дальше окраины города. Я слышал, что бывали очень редкие случаи, когда рейдеры находили своих родственников на заново перезагружающихся кластерах. Я надеялся успеть туда и забрать их. И успел бы, если бы не Алмаз и его дружки.

Голос Монаха приобрел металлические и грубые нотки плохо скрываемой ненависти:

- Я надеялся достать хотя бы Аню, если не повезет, и Маша снова окажется зараженной.

Якут, задумавшись, смотрел на своего напарника поневоле. Душераздирающая трагедия обычного иммунного, одного из многих. Одинокого даже в этом мире из–за отсутствия дара и, поэтому же, всеобщей славы «проклятого».

Лысый рейдер решил разрядить обстановку и проговорил:

- Прости, что спросил.

- Ничего.

- У тебя не осталось их фотографии?

- Есть. Держи.

Фотография перекочевала в руки Якута. На карточке была весьма миловидная блондинка с длинными пышными волосами. Обычное лицо, немного курносая. Яркие глаза – вот что украшало его. Довольно высокая для девушки.

Перед ней, прижавшись спиной к материным ногам, стояла девочка в платьице и недоверчиво смотрела в объектив. Худенькая, маленькая. Якут пристально смотрел на фото, замерев на полминуты. Затем спросил, пытаясь отвлечь напарника от грустных дум:

- Высокая вроде. Она что, выше тебя на каблуках будет?

Монах впервые улыбнулся за последний час и торопливо проговорил:

- Ну, при мне не надевала больших, чтобы были одного роста. Мы познакомились незадолго до того, как в армию попал, на контракте остался. Покидало нас. Но везде вместе были всегда. Она тихая была. Но очень терпеливая. Мне иногда казалось, что у меня нет столько терпения, сколько у нее. Когда Аня родилась, у меня вообще весь смысл жизни стал – они обе. Думал переехать в город покрупнее – там наклевывалась хорошая работа. А потом… Ну, ты уже знаешь.

Якут закивал головой, давая понять собеседнику, что тот донес до него вся информацию. Затем передал напарнику обратно фотографию с женой и дочерью. Он посмотрел на бутыль с разведенной горошиной и поинтересовался:

- Мне это пить?

- Да. Тут немного. Давай залпом.

Новичок, скривившись, сразу выхлебал напиток и выдохнул шумно в рукав, подавившись:

- Мерзость какая!

- Зато регенерацию увеличивает, и будешь себя чувствовать лучше, чем после живца.

- Ну, хоть что-то.

- Ладно, ты на бодряках сейчас после пойла этого будешь, а я подустал. Дежуришь первым три часа. Затем меняемся.

Монах подложил рюкзак под голову и свернулся калачом, запахнув свою куртку. Быстро заснувший рейдер даже не почувствовал на себе пристального немигающего взгляда Якута, задумчиво глядящего на напарника. Так он и просидел несколько часов, после чего решил размяться и пройтись по магазину. Вдруг чего подойдет в качестве дополнительного оружия. А любые колюще-режущие предметы тут в Улье не помешают.

Пройдя вдоль старых сгнивших прилавков, он обратил внимание на дверь в еще одну кладовку. Открыл её, облокотив автомат на стену рядом. Чиркнул на мгновение зажигалкой, освещая помещение. Полуразвалившиеся ящики, уже давно просроченные банки и консервы с едой.

Взгляд упал на металлический ящик красного цвета. Такие он уже видел. Поддев ржавую крышку, Якут довольно ухмыльнулся: пара пассатижей, молоток и топор. Причем, последний почти не тронут временем. Подточить и будет самое то. Хотя и так пока что может сгодиться.

Новичок вышел из кладовки и осмотрелся. Тишина. За разбитыми ветром окнами была непроглядная темень: село на стабильном кластере было безлюдно и просто старело, несмотря на то, что Монах предупреждал о том, что тут иногда могут бродить залетные твари из-за постоянно перезагружающихся кластеров поблизости.

Якут громко сплюнул – после напитка с горохом слюна была кислая и вязкая, да и с неприятным привкусом. Он двинулся было обратно, когда услышал за стеной знакомое, но очень тихое урчание.

Секунду поколебавшись перед выбором: будить напарника или проверить самому, Якут прикинул в уме, что такой звук крупная тварь издавать не может, после чего двинулся на шум, стараясь не наступать на битые стекла.

Рейдер вышел с бокового выхода магазина и осмотрелся. Вокруг только разросшиеся неухоженные кусты, да над ними крыша примыкающего дома. Урчание доносилось из деревянного погреба с наполовину проломленными дверцами.

Подойдя к нему, лысый новичок осмотрелся и, наклонившись, взял наизготовку топор. Потом присел, опираясь на край дощатой крышки. Это была роковая ошибка. Гнилая доска треснула и мужик, не удержавшись, нырнул вперед.

В полете он попытался ухватиться за край доски, но лишь добавил себе проблем, перекрутившись в воздухе, стукнувшись о стену и затем все равно полетев с обломков в руке на старые, сгнившие ступени, рассыпавшиеся уже давно.

Якут встал на ноги в кромешной темноте. Только над головой высоко был неровный прямоугольник пролома. С руки, которую оцарапала острая щепка, закапала кровь. Рейдер завел руку за спину и беззвучно выругался: он оставил автомат около кладовки, когда обшаривал её. Расслабился на стабе и из-за разговорчиков по душам. Как салага. Хотя, ради справедливости, он итак в Улье еще и полного дня не пробыл. Теперь из оружия у него только топор.

Глаза ничего не видели в темноте. Он поднял осторожно левую руку и провел по колесу зажигалки. Зажегся огонек, и вместе с ним в глубине погреба послышалось злобное урчание.

Глава 9

У Якута засвербило в носу, когда он осмотрелся вокруг, стоя в довольно просторном погребе. Как он раньше-то не учуял такой мерзкий запах? Хотя, Улей вряд ли вылечит его хронические болячки за один день, не смотря на увещевания Монаха в том, что иммунитет у иммунных просто отменный.

Каламбур, который сейчас пришел в голову лысому рейдеру, как минимум был неуместным. Что там урчало впереди – он не знал. Поэтому рука крепко ухватила топор и занесла его немного позади головы, чтобы была возможность сразу нанести сокрушительный удар наотмашь.

Вокруг валялись обрывки грязных тряпок, выхваченных из темноты тусклым отсветом огонька. Изорванная одежда.

Кости!

Человеческие кости. Некоторые желтые, будто лежали тут не один год. Вокруг позвонки, хрящи. В некоторых местах были даже целые кучи белесых остатков. Сколько же людей нашло свой конец в этом погребе? И людей ли?

Вонь стояла нестерпимая. Урчание раздалось снова. Рейдер тут же повернул руку с зажигалкой в сторону зловещего звука. Огонек от резкого движения чуть не потух, но ветра в погребе не было, и поэтому он лишь поиграл тенями на стенах вокруг.

Впереди в темноте стоял большой ящик, а за ним, пригнувшись и урча, сгорбился неразвитый лотерейщик. Так вот кто хозяйничал здесь. Монах говорил, что редкие мутанты забредают на стабы с соседних перезагружающихся кластеров. Судя по разрушенной лестнице, этот экземпляр зараженной фауны просто-напросто так же свалился сюда, как и сам Якут. И, скорее всего, судя по обрывкам одежды, его добычей могли быть за неимением других вариантов и заблудшие пустыши. А может и кто-то из зазевавшихся рейдеров, таких же невезучих, как и наш герой.

Автомат остался наверху, но мутант не торопился нападать на человека: его черные глаза - бусины следили за огоньком и за топором в руке иммунного.

Неглупая тварь, хоть и совсем одичавшая: редкие волосы окончательно свалялись и прилипли к оголенному черепу, длинные цепкие руки обняли ящик, словно он прятался за ним, используя как преграду. При этом мутант двигал в нетерпении неестественно худыми для него плечами. Видно, привык, что к нему в западню попадаются либо пустоголовые низшие зараженные, которые не оказывают особого сопротивления, либо рейдеры не успевали выхватить оружие, и их жизнь обрывалась очень быстро.

Якут сглотнул ком, подступивший к горлу, и тихим сиплым голосом неуверенно позвал:

- Монах…

Голос сорвался, и рейдер понял, что от страха и адреналина его совсем не слушается язык – оцепенение пробежало по всему телу. До этого, пока он был с напарником, опасность не казалась такой явной – на двоих оно как-то попроще. Да и он был то в бронетранспортере, то они убегали или прятались. А сейчас выхода из западни не было. Если лотерейщик не смог выбраться по отвесной стене погреба наружу, то он и подавно не допрыгнет до верха.

Места для маневра было очень мало, и перспектива подыхать в вони и отходах твари, поедаемый ею же, была для Якута не очень привлекательной.

Ящик, который разделял зараженного и жертву, оказался при близком рассмотрении бетонной выемкой холодного хранения. Сдвинуть её было нереально. А, значит, снова на поверхности можно будет оказаться только с чужой помощью.

Новичок ступил на шаг правее. Под ногами хрустнула кость. Лотерейщик, который уже заворчал громче, как только Якут позвал напарника, заурчал еще сильнее и весь подобрался, будто для прыжка, не сводя черных глаз-бусин с лезвия топора.

Якут постарался мобилизовать все силы и уже громче крикнул:

- Монах!

В этот раз монстр сорвался с места и метнулся по грязному холодному полу к своей жертве. Лысый рейдер был уже готов к такому повороту событий, выставив левую ногу вперед и чуть занеся топор.

Оказалось, что тварь не такая уж и маленькая. Просто от недостатка еды была худоватой. Но, тем не менее, с человеком могла разобраться. А, учитывая, что рост у этого лотерейщика оказался приличный, шансы на его победу заметно возрастали. Как-никак, длина рук, оканчивающихся широкими пятернями с застарелыми ороговелыми ногтями – тоже аргумент в схватке не на жизнь, а на смерть. Похоже, в «прошлой жизни» зараженный был явно длинной, двухметровой шпалой.

Удар топора пришелся в воздух – лотерейщик в последний момент изменил вектор атаки и ушел вправо, поднырнув под ту руку, в которой Якут держал зажигалку. Он легко снес человека плечом, отчего рейдер чуть не отлетел в сторону. Тем не менее, за счет того, что он быстро перенес вес на другую ногу, отпрыгивая в сторону, новичок устоял на ногах, хоть и пошатало его знатно.

Удар пришелся вскользь и даже не выбил воздух из легких. Однако левая штанина была разодрана когтями, как и кожа на бедре. Запах крови подогрел интерес лотерейщика, который вовсе не собирался прекращать атаку. Он развернулся у стены, уперев в нее лапу и помогая себе амортизировать собственный же напор.

Разметав ногами кости на полу, монстр, забуксовав, рванул снова к человеку. Якут же лихорадочно думал только об одном: чтобы огонь не прекращал гореть.

Даже не смотря на то, что пламени не мешали никакие потоки воздуха, от резких движений оно могло потухнуть, а бензина в зажигалке было и так не особо много. Если темнота наступит хотя бы на три-четыре секунды, тварь воспользуется этим и вонзит свои зубы в шею соперника – в этом Якут не сомневался. Стабов крупных рядом нет, где были бы знахари, средств у них с Монахом – тоже. Так что в случае чудесного спасения Якут сомневался, что с сильными ранами он сможет выжить только за счет живчика. Из-за потребности в свете, рейдеру придется стараться не перемещаться слишком быстро на большие расстояния по погребу. Он понимал это и внутри себя уже решил стойко принимать некоторые удары твари. Лучше пожертвовать малым, чем отдать всю жизнь. Да где же там Монах?

Разогнавшаяся тварь выкинула левую руку в сторону лица рейдера. Человек сделал быстрый короткий шаг назад и махнул топором, стараясь попасть по пальцам.

Это удалось – три перебитых отростка безжизненно повисли на лапе. Парировать второй удар уже не было времени, и Якут просто закрылся локтем, как это делают боксеры в стойке, стараясь защититься от боковых ударов соперника.

Если бы лотерейщик был помощнее и более развит, а не оголодал и ослабел, на этом бы бой и закончился. Якут в момент атаки уже отрывал левую ногу от пола, перескакивая левее и стараясь минимизировать повреждения. Частично это помогло. Вторая лапа пошла вскользь и просто снесла рейдера, рванув лоскут на его куртке и в одном месте ногтем процарапав и предплечье.

- Монах! – Якут снова заорал истошно, расширенными от ужаса глазами смотря на огонек, который чуть не потух.

Новичок куда-то вслепую нанес удар в сторону твари, делая попытку отогнать её.

Это помогло, но буквально на секунду. Тем не менее, внутри Якута даже успело промелькнуть ликование: огонек зажигалки пока не погас, хоть и сильно затрепетал.

Радость сменилась ужасом – когда свет восстановился, морда твари оказалась очень близко. Монстр, похоже, решил сменить тактику, толкнув обеими ручищами рейдера. Если бы не стена сзади, тот упал бы в груду костей на полу и лотерейщик смог бы подмять его под себя.

Приложившись спиной о холодную стену, Якут раскрыл рот в беззвучном крике и захрипел. Удар был такой, словно ледокол налетел на айсберг.

Импульс боли от позвоночника пробежал по телу, заставляя руки обмякать. Но новичок не собирался отдавать свою жизнь просто так. Он заорал, предварив крик хлюпающим звуком попытки набрать как можно больше воздуха в пустые после удара легкие. При этом Якут начал хаотично махать топором перед собой, надеясь, что зараженный не рискнет бежать прямо на сверкающее отсветами огонька лезвие.

Лотерейщик отступил назад, сгорбившись и расставив широко лапы. Якуту показалось, что черные глаза как-то уж больно осмысленно посмотрели на него. Вот это уже по-настоящему страшно. Шестым чувством человек понимал, что противник явно нашел подход к его обороне.

- Монах!...

В этот раз крик закончился уже коротким матом. Якут начинал терять контроль над собой. Инстинкт самосохранения истошно кричал ему не поддаваться панике. А адреналин так бил в теле ключом, что рука, державшая зажигалку перед собой, заходилась крупной дрожью.

Новичок стиснул зубы и вымученно зарычал. Разодранное бедро дало знать о себе колкой болью, но не более того – сказывался раж битвы. Тварь начала обходить жертву. Якуту пришлось разворачиваться направо. Теперь за его спиной не было ровной стены.

В этот момент лотерейщик сорвался с места и атаковал еще раз. Две длинные руки снова взметнулись вперед, намереваясь толкнуть рейдера. Похоже, мутант понял, что жертву надо стараться сбить с ног. Новичок тут же отпрыгнул в сторону.

И в это гнмовение погас огонек зажигалки.

Слишком резкое движение сбило все-таки пламя. Якут истошно завопил на всю, широко расширив глаза, будто это могло помочь ему увидеть хоть что-либо в наступившей темноте:

- Монааааах!

Рейдер замахал топором так, как машут только в зарубежных блокбастерах, пытаясь отбить летящие в героев стрелы.

В этот момент по голове словно ударили обухом. Самое необычное было в том, что это был не удар монстра. Мир вокруг наполнился посторонними звуками. Словно вдалеке постоянно разбивали стеклянные блоки, и они рассыпались на мелкие осколки с мелодичным и монотонным звоном. Рука налилась, как показалось Якуту, невероятной силой и в какой-то момент с треском ломаемых костей опустилась на плечо лотерейщика.

Боец попал наугад.

Спустя секунду звон прекратился, и Якут со второго раза лихорадочно зажег зажигалку. Тварь отпрыгнула от него в дальний угол погреба и, опустившись на колено, держалась за безжизненно висевшую руку. Из её плеча хлестала кровь. Обломок кости торчал из разрыва.

Неужто такое можно сделать не очень-то острым топором? Какой же силы должен был быть удар? По телу новичка пробежал электрический импульс, заставив его вздрогнуть и чуть ли не затрястись, как мокрая собака, которая только что выбралась из воды.

Лотерейщик, похоже, был удивлен произошедшему не меньше человека. Низкий болевой порог у твари помогал ей справиться с ранением, которое должно было принести колоссальную боль. Но зараженный был уже не таким грозным бойцом, как раньше. Тем не менее, усиленная атака вымотала за мгновение и рейдера.

Якут уставился на врага, сжимая топор и опираясь на стену. Он выставил вперед руку с зажигалкой и злобно проговорил:

- Ну что? Дальше танцевать будем или как?

Плевок полетел в сторону твари. Довольно пафосное действие явилось последствием отходняка после сильного стресса организма. Голова окончательно пошла кругом, и теперь человек вошел в то состояние, когда готов драться за свою жизнь, невзирая на мелкие невзгоды в виде парочки дополнительных ран, вроде той, что на бедре.

Рейдер даже не сообразил сразу, что у него сработал его личный дар Улья. Именно он высосал все силы из новичка. Почти перерубить плохо наточенным топором руку лотерейщику в первый же день в этом удивительном мире не каждый сможет.

Правая рука, в которой был топор, начала побаливать. Словно Якут никогда не тренировал её и запустил, а затем пришел в спортивный зал рвать бицепсы и проснулся на утро с болью в мышцах.

Урчание лотерейщика стало прерывистым, будто зараженный захлебывался. Тем не менее, ярости в его глазах не поубавилось. Наоборот, теперь там горело слепое бешенство.

Монстр посмотрел на руку, подвигал плечом. Это движение, похоже, принесло ему больше боли, и он утробно и угрожающе зарычал. Две черные бусины снова вперили свой взгляд человеку в лицо, и лотерейщик пошел в атаку. Точнее, сорвался с места, занося для удара здоровую лапу. Якут попытался подставить под неё топор, но сделал это недостаточно быстро.

Взмах конечности мутанта просто отправил рейдера на пол. Он рухнул на спину и немного боком, стараясь хоть как-то смягчить падение. Так как в кулаке была зажата снова потухшая зажигалка.

Чиркнуло колесико, и свет вырвал из темноты оскаленную пасть мутанта уже над лежащим новичком. Якут разжал руку. Топор упал рядом, звякнув по полу, а рейдер из последних сил схватил здоровую конечность мутанта двумя руками, пытаясь удержать её.

Свет снова погас.

Один взмах острых ногтей - и по горлу новичка потечет его же собственная кровь. Лотерейщик вцепился в предплечье Якута. Более острые и массивные, чем у пустышей, зубы все же не смогли с первого раза прокусить плотную защитную куртку. Но челюсти давили на руку как пресс.

Вторая поврежденная рука монстра нелепо болталась сбоку, иногда нанося неприятные, но неопасные удары в бок человека. Лысый рейдер скривился в гримасе бешенства, сдерживая здоровую руку ослабленного мутанта из последних сил. Из груди прорвался уже нечеловеческий рев и следом – крик:

- Мооонааах!!!

Сзади послушался топот ботинок – кто-то приземлился на пол рядом. Над мутантом заметался луч фонаря. Лотерейщик поднял голову и оскалился. С этой же маской злости на морде он и отошел в мир иной, постепенно обмякая и опускаясь на ничего не понимающего Якута.

Когда лоб твари с глухим стуком уткнулся в пол, новичок увидел торчащее в споровом мешке лезвие ножа.

- Вставай, давай.

Монах попытался помочь встать, но Якут замахал слабо рукой и, качая головой и оглядываясь ошарашенно по сторонам, перевернулся на четвереньки. Постоял так пару секунду, уперевшись лбом в холодный бетонный пол, и затем поднялся на колени.

По лицу струилась кровь. Чужая. Кровь мутанта. Бедро жутко болело. Немел отбитый бок, и пульсировала рука, передавленная челюстями твари.

Новичок истерично рассмеялся. Почти беззвучно, тряся плечами и головой. Монах посмотрел на напарника, но ничего не сказал. Терпеливо ждал, пока тот придет в себя.

Когда Якут, вяло перебирая ногами, поднялся, опираясь на стену, проводник поднял топор и зажигалку. Оружие отправилось за пояс, зажигалка – во внутренний карман.

Якут посмотрел на напарника раздраженным взглядом и поинтересовался с недовольством:

- Вопрос – где ты так долго был?

- Вопрос – чего ты полез сюда?

Новичок не нашел, что ответить на данную ответную реплику и лишь качнул головой, усмехнувшись:

- Резонно. Умеешь обламывать. А если серьезно?

Монах смягчился тоже и ответил:

- Вырубился сильно. Сам не ожидал. Начали кошмары сниться. Про семью и вообще. Мне в принципе чаще всего одно и то же снится: то, как мы тогда из города с Машей и Аней уезжали…

Рейдер посмотрел на новичка, понял, что тому явно сейчас не до сентиментальных подробностей, и осекся:

- Проснулся от твоего крика, но сперва не сразу даже сообразил, откуда он. Тут такая акустика в этом погребе. Пока добежал до него. Ну, а дальше знаешь сам.

Якут закивал, согнувшись в три погибели, поставив ладони на колени и немигающим взглядом смотря в пол. Затем выпрямился и заговорил:

- Как выбираться будем?

- Подсадишь меня. Там лестница рядом с домом стояла. Старая, но может сгодиться – тебе спущу. Если сломается, то что-нибудь придумаю. В рюкзаке у меня веревка была.

- Идет.

Новичок встал у стены, опираясь на нее спиной, и помахал указательным пальцем:

- Подожди! Отдышусь…

Проводник не стал возражать, давая возможность напарнику прийти окончательно в себя. Он занялся разделкой спорового мешка лотерейщика.

Добыча была небогатой – всего один споран. Хотя, учитывая, что мутант явно не особо много и часто ел, это было неудивительно. Развивался он медленно. Если бы был пошустрее и покрупнее, вряд ли бы Монах успел на выручку новичку.

Якут сложил руки, образовав из них ступеньку, и проговорил:

- Давай.

Проводник оттолкнулся от ладоней напарника и ухватился за край погреба. Снизу немного подтолкнули, и рейдер выбрался наружу. Осмотревшись и убедившись в том, что их шум не привлек непрошенных гостей, Монах подошел к соседнему дому и пошатал массивную лестницу, ведущую на чердак. Вроде крепкая.

С натугой дотащив деревянный инструмент до зияющего спуска в погреб - ловушку, проводник помог выбраться наружу новичку и оба зашли обратно в магазин.

Где-то минуты три попеременно выглядывали из разных окон с оружием наизготовку – вдруг лотерейщик в западне был не единственным зараженным обитателем деревни-стаба. Тишина.

Якут потребовал зажигалку и уже в подсобке снова закурил, пуская клубы дыма. Последние две сигареты ушли в несколько крупных затяжек. Монах промолчал, понимая, что сейчас напарнику непросто. Зеленоглазый трейсер отцеживал через марлю настоявшийся живчик. Закончив, он протянул снова заполненный термос Якуту со словами:

- Давай хлебай. Тебе надо. Сейчас достану бинты. Кое-что имеется с собой. Не бойся, зараза никакая не пристанет…

- Да-да-да… это Улей и все такое. Иммунитет, регенерация и прочее. Я это уже слышал. Но сейчас от этого не легче. Я думал, там и помру. Видал, сколько костей там?

- Да. Ты пей, давай.

Якут кивнул и пригубил термос, глотнув живчик. Затем закрыл глаза, шумно выдыхая, и сделал еще глоток, скривив немного губы и зажмурившись.

Следующие десять минут новичок занимался тем, что перевязывал свое бедро – на нем остались три глубоких пореза от острых и массивных ногтей лотерейщика. Он уже собирался спать, как вдруг вспомнил кое-что и, нахмурившись, поинтересовался у Монаха:

- Слушай, я вот что у тебя хотел спросить: как у нас, у иммунных, «включается» дар Улья?

Проводник усмехнулся:

- Ты что, забыл? У меня нет дара. Ты уж прости, но тебе «повезло» попасть именно на того, кто тебе ничего рассказать в этом плане не сможет. Единственное знаю, что некоторые связывали это умение с какой-нибудь сложной моторикой тела. Которая произвольно не работает. А почему ты спрашиваешь?

- Да дело в том, - Якут замялся. – что со мной что-то странное произошло там в подвале. Я в какой-то момент подумал все – конец. Начал рубить топором и услышал звуки странные, словно постоянно кто-то стекло бьет. При этом топором, не сильно наточенным, почти снес руку этому монстру.

- Лотерейщику?

- Не знаю, как он называется. Тому, что в погребе.

- Это лотерейщик. А я думал – чего у него рука почти начисто снесена? – Монах удивленно и пристально посмотрел на напарника. – Умеешь ты, однако. Скорее всего, действительно дар. Потому как, несмотря на то, что ты парень крепкий, в такую физику я особо не верю. Сказал бы мне такое кто до Улья – я бы его на смех поднял. Но тут встречаются ребята и поинтереснее, чем ты. Похоже, если будешь нормально так горох употреблять, будешь скоро легковушки поднимать. Не полностью конечно. До этого, думаю, еще очень далеко.

Якут мечтательно вздохнул. В его глазах загорелся интерес, сменившийся досадой:

- Жаль, что не могу, как Алмаз – пуленепробиваемым становиться.

Монах пожал плечами:

- Кому-то везет, а кому-то нет. Дар проявляется по-разному. Кто-то вообще может получить бессмысленное умение. Радуйся, что твой, похоже, может в некоторых случаях тебе пригодится в выживании. Некоторых за их дары в отдаленных стабах или областях – отстреливают.

- Весело тут у вас. Никакого простора для саморазвития, – съязвил Якут.

Он вынес из подсобки старый матрас, который уже покрылся пятнами и кое-где был в дырах. Выбив пыль из мягкой подстилки, новичок удобно устроился, растянувшись на полу и запахнув посильнее куртку. Монах лишь усмехнулся, глядя на эти проделки:

- Почки не застудишь, не бойся. Спи. Теперь я дежурю.

Якут закинул сложенные в замок руки под голову и, уставившись в потолок, проговорил:

- Слушай, Монах, а тебе не кажется, будто нам чересчур сильно везет? Прямо вот судьба постоянно подкидывает нам проблемы, но и дает пока что жить?

Проводник улыбнулся в ответ. Его глаза в уголках тронули уже знакомые трещинки. Голос спокойным ручьем зазвучал довольно назидательно:

- Судьба в Улье – вещь почти на уровне тех же примет. Ходят слухи, что некоторые обладают даром немного заглядывать в будущее. Но, если честно, я думаю, что все это вранье. Да и если так, я не хотел бы знать, как сложится моя судьба. Ну, или что она там предопределила.

- Почему? – напарник, похоже, был не согласен.

- Потому что все люди всегда говорят: вот, мол, судьбу можно изменить. Сотрясают попусту воздух по этому поводу. Но те, кто меняет кардинально свою жизнь, не особо-то задумываются над тем, предопределена ли она. Потому как, если судьба существует, мне не очень нравится мысль о том, что за меня кто-то решит - когда, где и что со мною произойдет. И не факт, что у меня или у кого-либо еще хватит времени, сил и средств изменить этот ход событий. Поэтому я предпочитаю думать о том, что «судьба», о которой ты говоришь, куется тем, кто просто действует. Не думай о судьбе, просто делай то, что должен и что хочешь.

Якут сморщился и ответил с иронией в голосе:

- Что- то уж чересчур сильно ты загнул. Я просто считаю, что судьба нам благоволит. И это не так уж и плохо. Как говорится, бери и пользуйся! Или ты не согласен?

Монах обернулся и ответил задумчиво:

- Если бы я принял твою точку зрения, я бы не был таким оптимистом.

- Почему?

- Потому что запас везения у судьбы рано или поздно иссякнет…

Глава 10

Напарники выдвинулись из деревни утром. После недолгого совещания, они решили добраться на бронетранспортере до цепочки мертвых кластеров, отделяющей Мертвый коридор от основного скопления черноты, окаймляющей Выступ. Заняв свое место механика водителя, Монах обратился к напарнику:

- Пока поедем с открытыми люками. Только смотри в оба.

Якут молчаливо кивнул и занял место командира, высунувшись наружу и ощетинившись автоматом. Монах лишь усмехнулся на это: если кто и будет бродить поблизости с мертвыми кластерами, то только такой крупняк, которому этот калибр вообще не нанесет никакого значимого урона. А снайперскими умениями класть пулю аккуратно в споровой мешок, Якут, вроде бы, не славился. Да и для этого надо было развернуть к себе зараженного спиною.

Ветер приятно обдувал лицо мехвода, ведущего бронетранспортер по избитой временем дороге. Вскоре стаб кончился, и пошла ровная узкая полоска более-менее целой дороги. Новый кластер.

Якут поинтересовался у напарника:

- Скажи, а верующие тут есть?

- Знаешь, мало кто распространяется о том, чего придерживался в прошлой жизни до Улья. Да и когда попадают сюда, взгляд на устройство мира немного меняется. Хотя бы потому, что раньше подобное казалось фантастикой.

- А фанатики? Ты говорил, что мы едем в их края.

- Да, вот тут стоит поберечься. Если увидишь любого иммунного в Мертвом коридоре – прячься. Не стоит вообще попадаться кому-либо на глаза. Могут и скормить зараженным.

- Серьезно?

- Вполне. Или просто расстреляют. Но, бывают и мирные. Я слышал о нескольких интересных отрядах. Валят муров и внешников налево и направо. Обычных иммунных не трогают, если бортами с ними расходиться мирно. Слава о них даже до моего старого стаба донеслась, хотя они вроде бы вообще за коридором.

Якут мотал на ус все, что ему рассказывал напарник, жадно глотая каждое слово. Он уже понял, что выжить в этом новом мире ему помогут только знания. И пока Монах разговорчив, надо слушать.

Дорога кончилась очень резко, и ровное шоссе перешло в грунтовку. Новичок удивленно заговорил, снова мучая расспросами водителя:

- Это как? Новый кластер?

- Ага. Соображаешь. Принцип Улья такой: похоже, значит «клеим», - Монах усмехнулся и добавил. – Я однажды видел, как к школе больницу припечатало. Обе трехэтажные были.

Начался пролесок, и Монах посмотрел на приборную доску:

- Все. Откатались. Дальше придется пешком. Но тут, вроде бы, немного совсем осталось.

«Бэха» остановилась прямо посреди дороги. Якут выбрался наружу и осмотрелся. Вокруг были поля с колыхающейся от ветра высокой травой. Причем, поля правильной формы. Что удивительно, так как зеленые марева отделяли друг от друга полосы из деревьев, но на них не росло никаких культур. Вдалеке виднелся лес.

Монах накинул лямки рюкзака на плечи и скомандовал:

- Давай до леса. Там посмотрим уже. Я знаю дорогу только по рассказам и примерным планам у Джо.

- Это кто?

- Бармен в моем стабе.

- Это тот, на который собирались напасть те ребята, что были с тобой в городе?

- Мог бы и не напоминать! – Монах насупился и затопал вперед через зеленые волны.

Якут заторопился следом, проклиная себя в душе за плохо подвешенный язык.

Полчаса напарники шли до виднеющегося впереди леса, и только под сенью первых деревьев Монах остановился и проговорил:

- Держись ближе. Пересекаем лес и, если память мне не изменяет, на планах Джо дальше был небольшой городок из тянучек.

- Из кого?

- Медленно перезагружающиеся кластеры. Аминск тоже из таких.

Не дожидаясь лишних дополнительных расспросов Якута, Монах двинулся вперед, отгибая на ходу преграждающие путь низко растущие ветки. Якут заметил, что лес был довольно густой, что было нехарактерно для данной полосы. Через минуту новичку в голову пришла мысль о том, что в принципе в Улье возможно и такое, и, скорее всего, они просто вступили на территорию нового кластера, когда зашли в лесной массив.

Его размышления прервало слабое урчание. Якут тут же вскинул автомат. Зазевался!

Монах молча указал рукой в сторону кустов справа. Под ними лежал зараженный, одетый в зеленый защитный костюм. За спиной его был небольшой рюкзак, а через плечо перекинута двустволка.

Проводник промолвил:

- Ползун. Вся живность от него просто разбегается. Оголодал, скоро скопытится.

Он направился к ползущему в сторону людей мертвяку и склонился над ним. Короткий взмах ножом перерубил лямку поясной сумки. Монах заглянул в нее и удовлетворенно хмыкнул:

- Патроны есть.

Из кармана сумки посыпался белый песок. Якут удивленно поднял бровь:

- Что это?

- Соль. Наш товарищ, похоже, был егерем. Пеньки солью мазал. Лоси приходят на неё. Вот и удостоверение есть внутри.

Монах забрал сумку, отправив её внутрь рюкзака, и двинулся дальше. Лес вскоре закончился и начался новый кластер. Опустевший и очень маленький городок. Даже, скорее всего, поселок городского типа.

Монах снял с плеча дробовик и тихо произнес.

- Попробуем пройти по краю города. Думаю, тут давно уже никого нет – все разошлись по более «перспективным» кластерам. Но некоторые старожилы крупные могли и остаться.

Якут двинулся вслед за напарником к первому зданию. Ближний район представлял себе несколько поставленных в ряд пятиэтажек. Недавние постройки. Похоже, для работников ближайших предприятий или просто – для новых поселенцев, приезжающих тут жить. Некоторые стекла выбиты.

При перезагрузке тут творился ад, как и везде в Улье, когда мутанты набегают с соседних кластеров на пиршество. Якут поежился, вспоминая намного более крупный Аминск.

У угла первого дома напарники ненадолго остановились и проверили двор. Пустая типичная спортивная площадка с простенькими турниками пустовала. Рядом, правда, стояли несколько остовов сгоревших машин. На здании напротив были видны трещины и дырки в плитке: очевидно по ним прошлись очередью из автоматического оружия. Двору пришлось повидать многое в день перезагрузки.

Слева от рейдеров был еще один дом с проходной аркой. Туда они и направились. На соседней улице снова остановились как вкопанные.

Монах с усмешкой обернулся на Якута, наблюдая за его реакцией. Перед новичком раскинулось огромное черное поле. Каждая травинка на нём была произведением искусного стеклодува. Мёртвый кластер, а точнее, его граница. Этому виду позавидовал бы даже Сальвадор Дали.

Если раньше Якут удивлялся тому, как соединяются кластеры Улья, то теперь ему казалось, что он видит границу между двумя абсолютно разными мирами, у которых разные цвета и краски и, наверное, совершенно другая физика. Эту догадку тут же подтвердил Монах, произнеся:

- Даже не думай заходить в область черноты. Время там тебе покажется мгновением. Каждое движение будет даваться очень сложно. И если замешкаешься, уже не выберешься. Электроника там, кстати, тоже вся мгновенно выходит из строя.

Якут поймал себя на глупой мысли о том, что его восторгает эта картина. Искушенным ценителем прекрасного или необычного он себя не считал, но величие Улья он теперь осознал в полной мере. Настолько четкая граница проходила за домом между обычным и мертвым кластером, что казалось, будто кто-то большой и сильный вонзил широкое прозрачное и черное лезвие в землю, отделив большое пространство от остального, «обжитого» мира.

Новичок молча двинулся за напарником, искоса бросая взгляды на черный домик, видневшийся последи поля. Жуткая и безмолвная картина. На мгновение показалось, что находишься где-то в компьютерной игре. Однако вскоре чернота пропала из виду - Монах углубился на один переулок в сторону города.

На следующем повороте их ждал настоящий сюрприз. Проводник остановился и начал озираться, осматривая двор, через который должны были пройти путники. Детские грибочки, песочница, полная песка. И все бы ничего, но перед ними вдруг развернулось целое поле одуванчиков.

Якут остановился как вкопанный, с удивлением созерцая целое марево легкого и белого пуха, качающегося на ветру. Оно занимало почти все расстояние до старой школы, покрытой ободранными и пожелтевшими от времени панелями – ремонт в ней проводили явно очень давно. Монах нахмурился и обратился к своему товарищу:

- У тебя бывают такие моменты, когда внутренний голос говорит: не иди?

- Бывают.

- Вот у меня сейчас такое же ощущение. Больно странные эти одуванчики. Да и вообще, им тут явно не место.

Будто бы услышав реплику проводника, белое марево качнулось на ветру к рейдеру, и он почувствовал, как в лицо ему «дохнула» ехидная улыбка Улья. Монах поразился, насколько явственно он представил в своем сознании усмешку.

Плохие предчувствия закрались в душу мужика, забившись куда-то в угол так часто сейчас бьющегося сердца и мерзко поскребывая коготками стенки сосудов.

Монах неуверенно шагнул к морю белых куполов и его неожиданно пробил озноб. Огромные гипертрофированные шары покачивались на более темных, чем обычно стеблях.

Якут неслышно подошел и стал рядом с ним, указав рукою направо. Его более опытный товарищ посмотрел туда, куда показал новичок - на край белого поля. Там, по куполам, двигалось желтое пятно. Оно перекатывалось по всей поверхности. Вот овал приблизился к центру и поплыл в противоположный угол. Такое ощущение, что целую массу одуванчиков слегка подкрашивали в желтоватый цвет, как на фотографиях в сепии, и тут же окрашивали обратно в белый, как только пятно проходило через них.

Якут вытянул руку снова и произнес:

- Вон еще, гляди, - он указал в противоположный конец полянки.

Там двигались еще два пятна. Одно из них неожиданно слилось с первым. Раздался очень слабый треск и над полем, в месте соприкосновения пятен, поднялась в воздух серебристая взвесь, еле видная невооруженным глазом. Дымка частиц причудливо потянулась в разные стороны, и рейдеры невольно стали наблюдать за её играми на ветру.

Монах поднял лежащий рядом маленький кусок разбитой фары автомобиля и несильно запустил его на край поля. То, что произошло дальше, заставило обоих отшатнуться от белого ковра - пластик почернел на глазах и, издав шипящий звук, рассыпался в труху.

Проводник мгновенно поднял глаза на дымку, растекающуюся в стороны, и зашипел:

- Назад! Быстрее!

Оба рысью побежали в соседний двор, огибая это гиблое место. Когда напарники отдалились на приличное расстояние от удивительной детской площадки, новичок полюбопытствовал:

- Я так понимаю, ты этого раньше никогда не видел?

Монах отрицательно помотал головой:

- Даже не слышал о таком. Что-то новенькое. Впервые с таким сталкиваюсь. И, вообще, я как-то думал, что черные кластеры, это верх странностей этого мира. Ну, за исключением заката. О! Нам повезло. – Проводник показал на стоянку велосипедов.

У стоек были три двухколесных аппарата. Два из них были прикреплены небольшими хлипкими замочками. А один, видно, принадлежал хозяину, который в спешке забыл прицепить свое средство передвижения.

Короткий удар топором по слабому звену и цепь с мелким дробным стуком упала на асфальт. Рейдеры забрались на велосипеды и, набирая скорость, поехали друг за другом.

Якут уже не удивлялся таким причудам. В своем старом мире он скорее послал бы того, кто предложил бы раскатывать на велосипеде по вражеской территории. А здесь Улей и такая территория – везде. Но законы совсем другие.

Похожие однообразные улочки сменяли друг друга. На одной удалось встретить нескольких ползунов – кластер, перезагрузившийся давно, уже опустел. В целом, тут было пусто.

Проехали витрину ломбарда. Разбитое стекло говорило о том, что, возможно, когда начались массовые беспорядки при перезагрузке, некоторые особо ушлые элементы решили прикарманить себе добро из заведения.

На следующем повороте Монах резко затормозил. Якут, зазевавшись, чуть ли не влетел в него. Тем не менее, тормоза на велосипеде работали отменно. Новичок уставился на картину, которую уже пытливо рассматривал его старший товарищ.

Перед ними была декорация из японских фильмов про огромных монстров, подобных динозаврам. Посреди дороги лежал, перевернутый вверх колесами десятитонный грузовик. Кабина его была безжалостно смята и разорвана пополам, словно из него пытались выковырять водителя. Прямо на нем лежала легковушка. А, точнее, её часть. Вторая была заброшена на крышу небольшого одноэтажного гипермаркета.

Сам магазин тоже пострадал. Один угол здания полностью обвалился, а стеклянные стены были разбиты врезавшимся в них автомобилем. Вокруг грузовика до конца улицы валялись обломки машин. Пустовало только одно место – в асфальте и дороге была слегка заметная полукруглая выемка шириной где-то метра четыре. Она извилисто уходила за дома. Такое ощущение, будто через поселок проползла огромная змея, Только вряд ли бы она просто так продавила так сильно поверхность. Тут дело явно в другом. Рейдеры посмотрели на эту таинственную картину и Монах тихо скомандовал:

- Давай-ка быстрее крутить педалями.

- Что это?

- Без понятия. Но предчувствия плохие.

И действительно. Мало кто из даже невероятно сильных зараженных обладал такой силой, чтобы просто так с легкостью разбрасывать приличного веса грузовики.

Оба напарника быстрее закрутили педалями и вскоре отъехали далеко от места побоища. Якут ощутил себя еще менее значимым в мире Улья. Если в первые дни у них было хоть что-то: оружие, броня бронетранспортера, то сейчас он понял две вещи: есть такие создания, при встрече с которыми не поможет и крупный калибр, и есть непростые ситуации, где тебя может угробить самый обычный, немного развитый, зараженный. Якуту вспомнился лотерейщик в зловонном подвале и по спине сразу пробежал мурашки.

От тяжелых мыслей его отвлек Монах:

- Налево! Живее! Он возвращается!

- Кто?

Напарник не ответил и лишь усиленно закрутил педалями по направлению к полуразрушенному дому, где в одном из подъездов была открыта дверь.

Новичок последовал за ним и, на ходу спрыгивая с велосипеда и отбрасывая его в сторону, понесся следом по темному коридору на второй этаж. Монах бросился под подоконник и замер, высматривая поверх него что-то на улице. Теперь и Якут услышал многоголосое шуршание, доносившееся снаружи.

Звук медленно нарастал и переходил в странный вой, который бывает тогда, когда потоки воздуха попадают в пространство, где для них много небольших преград.

Якут не удержался и тоже одним глазом выглянул из-за угла оконного проема. Не смотря на то, что стекло было грязным и засаленным, ему хватило одного взгляда, чтобы вместе с Монахом отпрянуть назад.

Проводник в этот момент словно отключился от происходящего вокруг. Бежать смысла не было – хозяин этого поселка мог достать их где угодно.

Проводник понимал, что никаких шансов против матерого скреббера у них нет. А то, что он мельком увидел на улице – никак не походило ни на одного представителя привычной местной фауны.

По улице между домами двигалось длинное, большое, серое тело необычайно отвратного создания. Высота его в лежачем состоянии доходила почти до уровня третьего этажа. Ширина – больше высоты почти в два раза. Продолговатая вытянутая туша была покрыта крупными жесткими ороговелыми волосками – каждый до полутора метров длинной. Они были похожи на огромные изогнутые сабли.

Вот от них то и исходил необычный звук – все тело скреббера, состоявшее из тонких колец, находилось в постоянном движении. При этом, не смотря на огромные размеры, каждый из сегментов мелко и дробно подрагивал, из-за чего все волоски находились в постоянном движении, от которого рябило в глазах. Сосчитать сколько их было на длинном теле твари – не представлялось возможным.

Удивительный пример мысли природы Улья. Мало того, что такие твари обладали чем-то вроде силового щита и собственными умениями-дарами, так еще и дополнительная броня имелась. Вспомнились сразу сетки на бронетранспортерах и танках, навариваемых для того, что снижать эффект действия кумулятивных гранат. Постоянное движение волосков-сабель сводило к минимуму эффект попадания крупных снарядов. Судя по всему, они были невероятно сильной жесткости и крепости, и любой заряд из того-же гранатомета попросту бы сработал, не долетев до тела скреббера.

У корней волосков по шкуре перекатывались темноватые пятна причудливой формы. Словно под кожей у монстра двигалась отдельно от тела неизвестная субстанция.

На брюхе некоторая часть волосков касалась земли и, когда сокращалась, буквально утюжила её – вот она, причина странных широких выемок на дороге.

Длинное тело двигалось, извиваясь и подталкивая себя различной длины изогнутыми лапами, оканчивающимися несколькими острейшими наростами. У конца лапок так же был «волосяной» покров из тех же полутораметровых сабель иссиня-черного цвета. Они корябали стены домов и крыши машин, стоящих на пути скреббера, оставляя трещины, вмятины и разводы.

В целом, тварь походила телом на гигантскую и сильно обросшую мокрицу.

Голова же, наоборот, была довольно небольшая и представляла собою вытянутый овал, вершину которого защищал скошенный треугольник. Под его боковыми сторонами, в больших впадинах располагались огромные фасеточные шары, словно глаза стрекозы увеличили в тысячи раз и пересадили самому опасному созданию Улья. Вот такой, пожалуй, спокойно истребит даже танковую колонну. При этом уйдет в относительно добром здравии.

Якут уставился в одну точку округленными глазами и сжал автомат, понимая, что одно неверное движение, и им конец. Монах терпеливо ждал – скребберов довольно сильно раздражают звуки моторов и большие скопления людей. А, бывает, они просто игнорируют одиночек.

Вот тебе и Мертвый коридор. Вблизи с чернотой обычно и находятся ареалы обитания этих полумифических тварей. Желание пройти как можно быстрее по кластерам, где немного мутантов, обернулось тем, что оба напарника тут же угодили в место, где жил и охотился самый страшный монстр Улья.

Гигантская мокрица, тем временем, развернулась во дворе, но не поместилась в него полностью – часть, изгибаясь, тянулась на другую улицу. Монстр застыл на месте, не прекращая шевелить волосяным покровом. Он развернулся и попытался подтянуть за собою остальную часть тела.

Итог был плачевным. Задев опоры козырька круглосуточного магазина из какой-то сети гипермаркетов, скреббер обрушил его прямо себе на хвост. Вряд ли чудовище почувствовало боль, но покров на его теле зашевелился быстрее, создав звук, похожий на тот, когда вместе бьется много металлических тонких лент. Козырек же добавил в эту какофонию свою лепту, задребезжав на концах саблевидных отростков, и соскользнув на асфальт с адским грохотом.

Монах постарался сдвинуться дальше от окна и случайно наступил на осколок стекла.

Хруст показался рейдеру оглушительным взрывом.

На секунду шуршание на улице прекратилось, а затем, в стену дома прилетел мощнейший удар, отчего оба напарника слетели по лестнице, пересчитав ступени и получив весомые тычки вылетевшими обломками кирпичей.

От попадания по голове обоих спасло только то, что оба накрыли её руками, сжавшись в кокон, когда пролетали по нижним ступеням лестницы. Отбились все бока. У Якута жесточайше заболело предплечье на руке, которой доставалось уже второй раз за два дня – обломок кирпича, предназначавшийся его макушке, как раз приземлился аккурат посередине лучевой кости. Монах уже поднимал напарника буквально за шиворот. Все лицо и волосы у него были в побелке:

- Давай живее! Вниз. Нужно найти подвал. По прямой не убежим!

Якут спотыкаясь, побежал за товарищем, пытаясь избавиться от звона в ушах. Скреббер ревел, нанося один за другим удары по зданию. Рушились оконные кладки – монстр пытался подловить людей, которые уже неслись что есть мочи вниз.

Монах, на ходу увидев огромную металлическую дверь и амбарный замок, который не собьешь и топором, в сердцах крикнул:

- В соседний дом!

Оба напарника понеслись по коридору в сторону черного хода – хлипкой, старой, дощатой двери. Проводник с разгону влетел в нее плечом, заставив петли жалобно и протяжно затрещать. Не поддалась.

- Уйди! – сзади уже бежал Якут.

Монах еле успел отпрыгнуть в сторону, как напарник с перекошенным от напряжения лицом со всей силы, словно снаряд из пушки, снес деревянный барьер, полетев вместе с ним на землю.

Проводник снова схватил его за шкирку и рванул на себя, подталкивая по направлению к другому парадному. Скреббер перестал долбить здание на противоположной стороне. По оглушающему шуршанию было понятно, что сейчас он огибает дом, откуда только что выбежали рейдеры.

Монах и Якут успели достигнуть деревянной двери еще одного здания и рвануть её на себя. Пересохшие створки распахнулись с липким звуком. Похоже, их не открывали несколько месяцев.

Рейдеры вбежали внутрь и сердце Монаха ушло в пятки: цокольный этаж. Проход в подвал был дальше.

Он рванул по лестнице вверх и на лестничном пролете влетел в незнакомого мужчину. Нелепость встречи настолько огорошила проводника, что он, чуть не свалившись с ног от удара, прижался к стене. Якут, напротив, взял незнакомца на прицел.

Перед ними стоял длинноволосый седоватый мужик, в рваной робе, спускавшейся плащом с худых плечей, засаленных штанах и массивных ботинках. Перекинутая через плечо небольшая сумка была плотно набита. Половину лица незнакомца покрывала синяя татуировка с причудливыми узорами. Разобрать, что было нарисовано, не представлялось возможным.

На выбритом лбу виднелась красная полоса. В руках у «индейца», а только это определение и шло встречному, был хорошего качества охотничий арбалет, направленный в лицо Якуту.

Но вот глаза незнакомца удивленно смотрели на Монаха, прислонившегося к стене и торопливо стаскивающего Сайгу с плеча. Секунда замешательства была прервана ревом скреббера. Любопытный взгляд немигающих белесых глаз «индейца» наконец-то оторвался от проводника, и он опустил арбалет, четко скомандовав:

- Живо, за мной.

Незнакомец рванул куда-то наверх, огибая этаж, намереваясь спуститься на следующем пролете по противоположной стороне уже туда, где был вход в подвал. Напарники переглянулись и побежали за ним. Выбора нет. Если не пришил сразу, и так уверен, значит, что-то знает. А шансы у них итак совсем на нуле.

Троица не успела. На пролете между этажами послышался оглушающий шелест. Незнакомец остановился и, развернувшись, рывком рванул к себе напарников, схватив их за плечи:

- Замрите! Не дышать!

Оба еле успели затормозить. Хватка у мужика, несмотря на его комплекцию, была очень сильной. Воздух вокруг словно наэлектризовался и загустел.

Якут было хотел направиться дальше, но поймал от Монаха такой удар под ребра, что на мгновение потерял ориентацию в пространстве. Клещи пальцев «индейца» сдавили плечо новичка сильнее. Троица так и замерла. Двое беглецов, и посередине – раскрашенный арбалетчик, схвативший их за плечи. Три изваяния, ссутулившись, стояли лицом к разбитому окну без стекол и рамы.

А за ним медленно поднималась голова скреббера.

Незнакомец, казалось бы, ушел в себя. Лицо его перекосило, словно от жесточайшей боли или напряжения, будто ему предложили только что в одиночку поднять застрявшую в грязи машину.

В такой близи никто из присутствующих еще не видел живого скреббера. Сначала в оконном проеме поднялся роговой треугольник «шлема» головы, затем показался и овал морды, обтянутой морщинистой и чешуйчатой кожей.

Чешуйки ходили волнами по боковой части башки мутанта. Неожиданно они пришли в хаотичное движение и в нижней части всей этой «конструкции» начал открываться рот. Не так как у обычных животных. Перед глазами замерших иммунных растягивалась в разные стороны огромная ровная круглая дыра, обнажая несколько рядов уходящих вглубь острейших зубов, загнутых вовнутрь. Словно пасть-присоска у гигантской миноги. Рот так же резко закрылся, обдав стоящих зловонием, от которого хотелось просто вывернуть желудок наизнанку.

А вот глаза заслуживали отдельного внимания. Они были не просто фасеточные, как у стрекозы. Каждая небольшая секция имела внутри себя хаотично катающиеся желтоватые шарики. Словно маленькие зрачки. Они не подчинялись единому потоку движений, и, похоже, считывали визуальную информацию во всех плоскостях. То, что глаза выдавались наружу, позволяло предположить, что скреббер видит даже то, что находилось позади него. Сами желтые шарики при движении издавали звук, словно лопались пузырьки полиэтилена. И так сотни щелчков в секунду, создававших эффект чудного приглушенного фейерверка, когда после взрыва ракеты в небе слышится остаточный треск.

Самое удивительно было то, что монстр даже и не думал убивать одним махом всю троицу. Он просто замер, смотря сквозь них на пролет лестницы.

Монах чуть слышно вздохнул и желтые огоньки в сетке глаз чудовища заметались быстрее. Рука незнакомца сильнее сжала плечо, доставляя уже приличную боль.

Послышался сильный шорох, по длинному телу гигантской мокрицы пробежала волна, заставляя на время сильнее зашевелиться волосяной покров. Одно из черных пятен, катающихся по коже, достигло головы и, на глазах изумленных людей, морщинистая кожа начала покрываться насыщенным черным цветом.

Пигментация чешуек, напротив, не менялась. Они остались играть серебряными бликами на морде скреббера. Глаза так же остались нетронутыми.

Чудовище развернулось и опустилось на землю. По ушам резанул противный звук когтей, царапнувших стены здания – лапами тварь опиралась на дом, в котором были беглецы. Исполинское тело закрутилось кольцами, и хищник развернулся, уползая между домами со скоростью, равной скорости хорошо разогнавшейся легковушки.

Вскоре, шум, создаваемый монстром, затих.

Воздух будто потерял свою плотность в одно мгновение. У незнакомца подкосились ноги, и он медленно начал крениться в сторону Монаха, который подхватил «индейца» на руки, не давая тому упасть прямо на бетонный пол.


Якут наблюдал за находившимся в беспамятстве «индейцем», лежащим на груде тряпья и старых матрасов в сыром подвальном помещении дома. Арбалет лежал рядом с новичком на старом кресле с дырявой обивкой. Монах, нервничая, ходил по кругу небольшого закутка, бормоча под нос:

- Уже все перепробовал – никак не очнется. Жаль, нашатыря нет.

Напарник переложил свой автомат поудобнее на колени и наклонился вперед, опираясь на локти:

- Слушай, может, и не будем ждать, пока он очнется?

Гневный взгляд Монаха осадил его на явно незаконченной реплике, и Якут поднял ладони вверх:

- Понял, понял. Просто не особо, знаешь ли, приятно находиться тут, пока рядом гуляет эта тварь.

- Нам все равно надо передохнуть и поесть. Впереди долгий переход. О велосипедах, думаю, можно забыть, если не найдем новые.

Незнакомец зашевелился и, жалобно застонав, открыл глаза. Он повернул голову и осмотрел мутным взором парочку насторожившихся рейдеров. На губах появилась вымученная усмешка, зазвучал слабый бас:

- На троих я еще никогда купол не соображал…

Напарники переглянулись непонимающим взглядом, и Монах заговорил:

- Как тебя зовут?

- Сначала ты представляйся. И живчика дайте. Слишком много сил ушло, слишком много…

Проводник под неодобрительный взгляд Якута достал из рюкзака термос и, открыв крышку, протянул его незнакомцу:

- Монах, Якут.

Спаситель начал глотать жгучую жидкость с явным облегчением.

Новичок усмехнулся, качнув головой с неподдельным восхищением:

- Хорош ты рубать!

«Индеец» кашлянул и утер губы рукавом, хитро прищурившись:

- Я давно в Улье. Так что крепость напитка – не вопрос. Зовут меня Гурон.

Напарники снова переглянулись, но уже с усмешкой - кличка полностью соответствовала внешнему виду нового знакомого.

Гурон приложился еще к живчику, наблюдая насмешливыми глазами поверх края термоса за товарищами. Монах снова заговорил:

- Это дар такой у тебя?

- Именно. Могу сделать так, что твари не замечают меня или кого-то кто со мной. Правда, на небольшой промежуток времени. И так, чтобы троих сразу накрыл куполом – впервые такое делаю.

- Куполом?

- Ну, я так условно это называю. У меня просто ощущение возникает, будто куполом накрывает.

- Мы что-то такое почувствовали, - признался Монах, вспоминая ощущения на лестнице, когда казалось, будто воздух густеет и становится наэлетризованным.

- Так как Вас, говоришь, зовут? – поинтересовался снова Гурон.

- Меня - Монах, а это вот – новичок. Якут.

- Приятно познакомиться. Хоть и обстоятельства не слишком располагают.

Якут наконец-то подал голос:

- Почему ты нас спас? И вообще, что ты тут делаешь сам?

- Наблюдаю за тем-кого-нельзя-называть, что же еще? – Гурон сказал это таким обыденным тоном, будто данный факт не должен был произвести на рейдеров никакого впечатления.

Глаза спасителя при этом абсолютно серьезно уставились на новичка. Якут сперва удивился, но затем, заметив странную искру во взгляде Гурона и то, как часто он перебрасывал свой взор с одной точки на другую, начал уже смекать - что к чему. Он дождался, пока «индеец» снова пригубит термос и посмотрел на Монаха многозначительным взглядом, покрутив пальцем у виска. Гурон был явно не в себе.

Монах осторожно поинтересовался:

- А зачем ты за ним следишь?

- Изучаю. Я много о тварях знаю. Брожу везде от стаба к стабу, иногда заглядываю на такие дальние кластеры. Далеко не суюсь – там Пекло. И вообще, всякие диковинки собираю. Вот и тебя увидел! – Гурон улыбнулся и с интересом смерил взглядом проводника.

Тот напрягся:

- Меня?

- Тебя-тебя… Такого я еще не встречал, чтобы у иммунного в течение такого большого промежутка времени – не показывался дар.

- У меня его нет.

- Есть.

Новый знакомый закачался вперед и назад, с ехидной усмешкой рассматривая Монаха, как какую-то диковинку. Похоже, он уже оклемался после того, как почти растратил силы на то, чтобы скрыть от скреббера себя и обоих напарников.

- Еда есть? – спросил Гурон.

- Ты сказал, что у меня есть дар, - торопливо начал расспрашивать «индейца» проводник, - Как ты это определил?

Гурон нахмурился недовольно:

- Я хочу есть.

Монах чертыхнулся и начал потрошить свой рюкзак дрожащими от волнения руками. Оно передалось и Якуту. Тот с интересом наблюдал за происходящим, будто находился в кинотеатре на показе необычайно интересного фильма.

Банку тушенки безумный спаситель вскрыл кривым ножом самостоятельно, и принялся уминать куски мяса прямо с его лезвия:

- После такой встряски нужно подкрепиться. А этот чего молчит? – Гурон показал ножом на Якута, - Не нравится он мне.

Якут поднял бровь и развел руками, показывая всем видом, что он в данном спектакле явно лишний.

«Индеец» потерял интерес к лысому новичку так же, как и к опустевшей за мгновения банке тушняка, повернувшись к проводнику и заявив:

- Если на чистоту, если бы тебя не увидел – не стал бы и помогать Вам.

- Ты из институтских, что ли? – поинтересовался Монах.

- Нет! Ты что! От этих держусь подальше. И тебе советую, а то на опыты пустят такой редкий экземпляр.

- Ты сказал - дар у меня есть?

- Есть.

- Так почему не проявляется?

- А вот это я тебе смогу сказать, только если подойдешь поближе.

Монах поколебался, но блаженный вид насытившегося сумасшедшего подкупал. Да и любопытство подтачивало изнутри очень и очень сильно. Он спросил:

- Гурон, а как давно ты здесь?

- Не знаю. Не помню, – улыбка снова появилась на устах спасителя.

Бывший проводник медленно подошел к груде тряпья, на которой сидел, сложа ноги, алкоголик-безумец. Пододвинул небольшой старый табурет и присел рядом.

Гурон протянул руки к вискам Монаха и закрыл глаза. Лицо его приняло задумчивое выражение. Затем морщины появились на нахмуренном лбу, и он опустил голову, будто упираясь лбом во что-то невидимое.

Монах в этот момент почувствовал лишь покалывания в области головы, словно волосы зашевелились и начали бить друг друга маленькими разрядами статического электричества.

Так прошла минута.

Затем Гурон открыл глаза и убрал руки. Термос с живчиком снова появился в ладонях «индейца», и тот затянулся длинным глотком, словно насмехаясь над водочными парами.

Проводник нетерпеливо заерзал на табурете и решил подать голос:

- Ну? Что ты увидел?

- Как я могу что-то увидеть? Видят глаза. А они у меня были закрыты…

- Да не отходи ты от темы! – Монах начал выходить из себя от волнения. – Говори - что не так со мной?

- Безумец устало призакрыл глаза и вдруг неожиданно ровным и спокойным тоном ответил:

- У тебя огромный потенциал. Ты же принимал горох? Жемчуг?

- Было дело. Хотя боялся, что квазом стану.

- Если бы дар можно было бы сравнить со снегом, то я бы сказал так – в тебе огромная снежная шапка горы, которая может сойти лавиной в любой момент.

Якут закатил глаза:

- Ну, началось! Вы тут что – все ударяетесь в философию, приметы и красивые словечки? Попонятнее можно? Что с моим напарником?

Гурон пожал плечами:

- Твой напарник – что-то вроде сбоя в системе. Но не по вине Улья. Улей работает всегда неотвратимо. Просто, чтобы дар проснулся, некоторым требуется сильная эмоциональная встряска. Заряд адреналина. Ну, тебе то это знакомо. – сумасшедший посмотрел с усмешкой на новичка, от чего тот заметно напрягся.

Гурон продолжил:

- Твой организм, Монах, пережил невероятный стресс. И ты сам. Когда потерял семью тут же почти при перезагрузке. И что-то в твоем «симбионте» пошло не так. Что – тебе могут сказать только в том же пресловутом институте. И то – не факт. Но сейчас в тебе стоит огромный блок. И насколько я знаю, твоя собственная смерть тебя тревожит только в одном случае. В случае если это конец пути к цели, которую ты поставил. В общем, количество стрессов от зараженных и повседневной жизни в Улье, конечно, копится в тебе. И когда-нибудь все-таки активизирует дар сам по себе. Но самый сильный толчок – он вот тут. – похожий сейчас на прорицателя новый знакомый ткнул пальцем в грудь Монаху туда, где находилось сердце.

- Твои же мысли гасят все твои эмоциональные взрывы. И я никогда еще не встречал человека, который мог бы так это делать. Блок можно снять потрясением, связанным с тем же воспоминанием, что его поставило. А, пока что, твой напарник, - Гурон снова посмотрел на Якута, - рассматривает себя как инструмент для достижения цели…

- Вернуть семью. – догадался новичок.

- Ну да. Вроде бы так. Я, к сожалению, не все могу ощущать и видеть в том, что читаю.

Монах погрузился в задумчивость. То, о чем говорил их сумасшедший знакомый, было слишком неосязаемо. И поэтому аморфно и непонятно. Единственное, что он узнал теперь, так это то, что дар Улья был у него изначально. И значит, все эти полтора года он развивался.

- А что у него за дар то? – полюбопытствовал Якут.

Гурон лишь пожал плечами, доставая из своей сумки флягу и откручивая её крышку:

- Без понятия. Этого, увы, я увидеть не могу. И, похоже, больше ничего интересного узнать не получится. Но хоть увидел такую диковинку.

Новичок покосился на него и на флягу и вкрадчиво поинтересовался:

- Живчик?

- Живчик. Не смотри так на меня волком. Ты вообще должен быть мне по гроб жизни благодарен, что ушли Вы живыми. Так что, Вы мне должны.

- Спасибо. – глухо проворчал Якут.

- Тебе повезло, что у твоего напарника дар «спит». Иначе, мне было бы неинтересно Вас вытаскивать. – сумасшедший расплылся в улыбке и снова забегал глазами по подвалу.

Монах встал с табурета и стал собираться:

- Нам пора. Мы идем на восток. Ты с нами?

- Нет. Я еще хочу понаблюдать за этим скреббером.

Проводник вздрогнул, когда услышал, как вслух прозвучало название монстра, которое все рейдеры стараются замалчивать. Он поинтересовался:

- В приметы ты, как я погляжу, не веришь?

- А что мне от них? Когда-нибудь все равно сгину. – произносимые слова и внешний оптимизм безумца сочетались очень странно.

Он подошел поближе к Монаху, когда Якут уже выбрался из подвала и тихо произнес:

- А вот к напарнику я тебе рекомендую присмотреться. Он скрывает очень интересные вещи.

Проводник обернулся:

- Какие?

- Не знаю. Но мне кажется, ты будешь удивлен. – Гурон сгорбился и дробно, тихо засмеялся, став похожим на Бабу-Ягу из детских сказок.

- Спасибо. Прощай. – Монах пожал протянутую руку и выбрался на первый этаж сам.

На улице оба напарника быстро рысью пересекли двор и выбрались в район частных домов. Тут приближение крупных хищников или скреббера можно было заметить заблаговременно.

На одном из участков Якут вдруг метнулся в сарай, чем-то прогрохотав там и получив за это длинную нелицеприятную словесную конструкцию от Монаха. Новичок вытянул на свет два старых велосипеда. Без скоростей, со старыми толстыми рогатыми рулями. Тем не менее, цепи были смазаны, что делало двухколесники годным средством передвижения.

Дальнейшая дорога обошлась уже без особенных приключений, и наши герои устроились на ночлег на еще одном пустующем тянучем кластере в подвале частного домика, стоящего на отшибе.

Здесь можно было даже развести огонь, а в колодце была вода. Пока Якут набирал воду, Монах уже сообразил в подвале костерок из досок, сложенных за домом. Надо было умыться, ополоснуться и почистить одежду.

За два дня скитаний напарники походили на оборванцев в грязной, порванной одежде, кое-где на ней была запекшаяся кровь. А Якут, побывавший прошлой ночью в погребе, где безвылазно проживал лотерейщик, издавал такой запах, словно работал на птицефабрике.

Тушняк, подогретый на костре, пошел на ура. Но запасы еды нужно было пополнить – в обед уже будет нечего есть. Решив, что данную проблему нужно решать поутру, оба рейдера решили отойти по очереди ко сну. Якута на дежурстве сменил Монах.

Проводник долго сидел у костра, думая над всем тем, что сказал ему Гурон. Слишком много всего за день свалилось на него. Да и раньше он добирался лишь до окраины Аминска. А сейчас – два дня постоянного прессинга и вот он, с незнакомым ему человеком, сломя голову, рвется на восток через Мертвый коридор. А Гурон сказал, что у Якута есть свои секреты. Интересно, какие?

Монах посмотрел на спящего новичка и решил устроиться поудобнее, подложив под бок рюкзак. Край чем-то твердым надавил ему на синяки, полученные при падении с лестницы. Как только шею там не сломали? Рейдер пощупал ткань поклажи. Точно! Это же тот планшет офицера из тюремного автозака в Аминске. Он и забыл про него.

Проводник открыл рюкзак и достал из бокового кармана кожаную небольшую сумку. Расстегнул её и вытащил на свет ворох бумаг. Пробегая глазами по ним, Монах бросал листки в огонь – ничего интересного не было.

В руках осталась небольшая картонная папка с типичной надписью - «Дело». Далее шли ничего не говорящие цифры и инициалы с фамилией - «А.В. Мягков». Рейдер открыл дело и пробежался глазами по строкам. Лицо Монаха приобрело странное задумчивое выражение, и он сел, скрестив ноги и уставившись на огонь костра…

Глава 11

- Просыпайся!

Жесткий окрик подействовал не хуже звука затвора автомата. Сон Якута был безжалостно прерван.

Новичок разлепил глаза и спросонья ошарашенно помотал головой по сторонам. Все тот же подвал. Все тот же тлеющий костер. Только дуло автомата перед лицом. А когда его держит в руках твой напарник, картина откровенно наполняется черными красками.

Монах стоял перед Якутом в трех метрах, нацелившись прямо в грудь товарищу. Верная Сайга висела у него же за плечом. Якут вскинул бровь и внимательно, не мигая, уставился в глаза напарнику:

- О как! Интересное кино получается…

Проводник поднял левое плечо на долю секунды - мол, а ты чего хотел? Он заговорил довольно жестким и подчеркнуто официальным тоном:

- Антон Владимирович, если не ошибаюсь?

Якут пристально поглядел на автомат. Внутри нарастало удивление – отчества своего он Монаху не говорил. А тот тем временем добавил:

- Мягков… Правильно?

- Допустим. Откуда знаешь? – Якут все еще пребывал в недоумении.

Монах бросил рядом с полулежащим товарищем желтоватую папку с надписью «Дело» и проговорил:

- Я, дурак такой, не стал у тебя расспрашивать, кто ты и откуда. Думал, минимума информации сгодится. Доберемся до Союза, если получится, а там разбежались. А оказывается, парень ты у нас непростой. Три трупа сразу. Интересные дела.

Глаза Якута сузились и превратились в серые щелки, хищно наблюдающие за дулом автомата. Он попытался встать, но Монах тут же сделал полшага вперед, качнув оружие на «допрашиваемого»:

- Но-но-но! Не двигайся. Помнится, в подвале ты меня расспрашивал. Теперь настал мой черед.

- Не все ли равно, что было до Улья? Тут же у всех, насколько я понимаю, новая жизнь начинается. Все, что было там, в старом мире – остается в прошлом…

- Но не для меня, - Монах усмехнулся. – Видишь ли, Якут, я не особо верю в то, что люди меняются. Я тут полтора года. Насмотрелся на разных иммунных. В Опорник приходили матерые ребята. И вот что я тебе скажу. Я пока не видел ни одного, кого Улей сделал бы добрее. Может, где-то такие ребята и бродят, но явно не в этих краях. А вот жестче – это да. Здесь сволочь становится еще большей сволочью. Ты убил трех сослуживцев. И я не могу быть уверен, что ты не прикончишь меня ночью.

- Но не прикончил же!

- Это пока ты тут не освоился и зависишь от меня. Сам прекрасно понимаешь, без меня ты тут уже несколько раз успел бы помереть. Но где гарантия того, что в конце пути мы останемся добрыми товарищами?

Якут облокотился на руки позади спины и закинул ногу на ногу, будто лежал где-то под солнышком на пляже. Это излишнее бахвальство явно не понравилось Монаху, который нетерпеливо подогнал напарника:

- Ну же, я жду увлекательных историй!

- Это тебе тот алкоголик напел что-то в уши уже? Ты после этого Гурона сам не свой.

- Неважно, что он мне сказал. Сути это не меняет. Но раз тебе интересно – да, он мне шепнул на ушко, что у тебя есть интересные секретики. И вот я, как самый любопытный человек на этом свете, хочу их узнать.

Якут кивнул согласно и заговорил:

- Ладно, от этого я ничего не потеряю. Хотя ты вряд ли мне поверишь.

Новичок начал свой рассказ, переводя взгляд то на цепкие внимательные глаза напарника, то на дуло автомата, то на костерок.

- Я служил в вертолетной эскадрилье. Боевых вылетов настоящих было только четыре. Поддерживали наших ребят, когда они отлавливали на границе большие отряды бандформирований, прятавшихся по лесам. Год назад нас перебросили в небольшой городок. Там, в принципе, все завязано было на базу нашу. И штаб там же был расположен. Ну, на выходные гуляли по городу, там девочки, кабаки. Были, в общем-то, места где можно отдохнуть. Большинство посетителей были из наших, с базы. Рядом располагались деревеньки. Отсталые совсем. Там и телевизор-то нигде не найдешь. Живут, стада овец и коров гоняют. Домашняя птица, да огороды. Ну и туда часто ездили из нашего отряда пацаны – покупали у местных брагу хорошую. Так косит, что мгновенно с ног валит. Но наутро, ни звона в голове, ничего.

Монах нетерпеливо перебил:

- Давай по сути.

- Я к ней и веду. В общем, у нас было трое ребят – шебутные такие. Неправильно себя вели всегда. Творили - что попало. Но пока не сильно головы поднимали, им все с рук сходило. С командиром у них там свои замуты были. Договаривались как-то, если что. А у меня был друг Толька. Второй пилот. Мы с ним с этими ребятами не пересекались. Толька был по бабам ходок знатный. И, причем, знаешь, эдакий джентльмен в погонах. Никогда слово плохого не скажет. Даже на самую последнюю путану в городе. Они, кстати, его привечали хорошо.

- К делу ближе!

- Понял-понял. Ты бы ствол в сторону убрал, - Якут кивнул в сторону Калашникова.

- А что, нервирует сильно? – Монах, похоже, смягчаться не собирался.

- Да знаешь, не для моей тонкой душевной натуры видок. Могу и в обморок брякнуться.

- Не брякнешься. Давай продолжай, юморист.

- Короче, пошли мы с Толькой в город в тот день. Его потянуло в кабак, который был на окраине. И наткнулись там на этих ребят. А они к Тольке что-то пристали. Начали рассказывать, как в деревню ездили за брагой. Уже были пьяные тогда, угощали всех ею. Чуть не поругались с хозяином заведения из-за этого. Ну и один из них говорит Тольке: мол, пойдем на задний двор. Там припарковали машину, а в ней еще стоит канистра. Пошли они. В багажнике у них там была какая-то деревенская девушка. Не знаю, где они её схватили, но Толян, как услышал стук, потребовал открыть. Он тоже уже на грудь принял. Как и я. Ну там понеслась канитель – Толя зацепился, мол, нельзя так.

Лицо Якута помрачнело, и он закончил:

- Короче, Тольке они голову разбили. А я их застрелил.

Резкий и сказанный обыденным голосом конец никак не вязался с манерой повествования. Монах даже опешил от неожиданности, хоть и знал из дела, чем должна была закончиться эта история.

Проводник спросил:

- Как?

- Двух почти в упор. Из ружья. Знал я, где хозяин кабака его держит. Третьего ранил – он далековато убежал. А я был пьян и прицелился плохо. Потом добил. Потом меня скрутили. Я вообще отключился. Очнулся – уже допрос. Если бы был трезв, может, и не случилось бы этого ничего. Но тогда вообще себя не помнил от бешенства. Я выхожу во двор, а там они Тольку добивают, - Якут невидящим взглядом уставился на блики огня, нахмурившись.

Монаха, однако, вся эта история, похоже, не растрогала. Он заговорил:

- Ладно. Хорошо. А конвоиры?

Якут поднял глаза, удивленно взирая на напарника:

- Какие конвоиры?

- Не прикидывайся. Я папку эту достал у литехи, который тебя в автозаке сопровождал. И автомат у тебя, похоже, от конвоиров. Там и отметины на машине соответствующие. Ты стрелял?

Новичок опустил голову:

- Да. Следствие было долгое. Три месяца копались. Потом на строгий послали. Полгода пробыл там в одиночной. Перевести должны были на общий режим – попались в части хорошие ребята, которые там дали показания, что чудили те три урода по-крупному. Повезли меня через Аминск. Сначала все было нормально. Затем, когда проезжали через город, чуть не попали в аварию – туман закрыл все. Не видно ни зги было. В итоге остановились на одной из улиц, потому что у водителя крыша поехала совсем. Он ни с того ни с сего свернул, и занесло автозак. Лейтенант был, похоже, из иммунных. Но молодой, неопытный. На него начали наседать вертухаи – у них совсем от перезагрузки мозги потекли. Я на литеху наорал, мол, что он один не справится и все такое. Он сначала меня посылал куда подальше. Я сказал, что если с заключенным что-либо случится, ему отвечать. Тут его бумажная душа почему-то решила, что это резонно. Они все так – боятся, что их прижмут на работе и выкинут. Снял браслеты с меня. Отбились мы вдвоем от той троицы. А затем у него, походу, психика начала барахлить. Начал мне угрожать. Мол, должен сказать, что я все это сделал. Иначе он меня положит на месте. Говорили минуты две, и потом он на меня кинулся. Я и выстрелил. Думал, он меня пристрелит, а у него пистолет в кобуре застрял. Честно говоря, за это до сих пор себя корю. Надо было просто вырубить. Вдруг выкарабкался бы он. Но кто же знал, что ему не удастся пальнуть. Я думал - все, отбегался Антоха. Потом час по дворам прятался. Затем увидел тебя и наемников этих. Хотел угнать БТР.

- А ты умеешь на нем?

- Да видел, как делали знакомые, кто в мехводах были. Попытка не пытка. До грузовика далеко было. И,тем более там двигатель работал – я надеялся, что хотя бы вырвусь из города.

Якут закончил свой рассказ и горько усмехнулся:

- И как теперь будем дальше-то? Как-то вот не способствует ситуация нормальному разговору.

Монах пожал плечами:

- Я могу и без тебя.

- А вот тут ты ошибаешься. Я тебе могу назвать как минимум три случая за два дня, где я тебя вытаскивал. И вообще, не забывай, что изначально, если бы не я, ты бы тут не стоял и не тыкал в меня стволом.

Проводник нахмурился. Новичок был прав. Если бы Якут не вытащил его тогда из бака и не бросил в городе, не выбрался бы Монах из Аминска. Как не хотелось это признавать, но убийца, пусть и поневоле, был прав. Возможно, товарищ сейчас врал, но сути это не меняло.

А новичок тем временем продолжал:

- У нас договор, ты помнишь. Я такое всегда соблюдаю. Понимаю, что веры мне нет, но ты и сам соображаешь: мне невыгодно тебя было бы убивать ни при каких раскладах. Ты вывез нас из города и вытащил меня из того погреба вчера.

Монах начал уже задумываться о том, что напарник прав, как вдруг тот указал куда-то за спину проводника, распахнув от ужаса глаза:

- Сзади!

Монах усмехнулся:

- Думаешь, поведусь?

Вместо ответа Якут подскочил на ноги, громко матерясь и зачерпывая голой рукой догорающие угли. Черные комья полетели в сторону входа в подвал. Раздалось недовольное урчание. Громкое и утробное. И принадлежало оно явно не бегуну или лотерейщику. Монах уже отпрыгивал в сторону.

В ушах застыл истошный крик Якута:

- По ногам! По ногам!

В подвал влетел кусач. И как умудрился так тихо подкрасться – загадка. Вроде бы, еще не крупный и недалеко ушел от топтуна.

Монах почему-то вспомнил про набросанную на пол солому в той части дома, где был ход в подпол. Вот в чем дело, поэтому и стук пяток не услышали.

Мощные руки, оканчивающиеся огромными пятернями с когтями, уродливо болтались на широких гипертрофированных плечах кусача. Голова была выпячена вперед, как у примата. Челюсти, выдававшиеся еще сильнее, представляли собою настоящие жвалы со вторым рядом острых зубов.

Монстр остановился буквально на секунду, чтобы оценить обстановку и выбрать первую жертву. Именно в этот момент загрохотал автомат в руках Монаха, оглушая всех в замкнутом помещении. Пули ударили в ноги зараженного.

Рейдер, сморщившись, постарался как можно плотнее прижимать автомат к плечу, удерживая его отдачу и контролируя разброс. Длинная очередь молотила сбоку по бедрам, коленям и икрам мутанта. Он громко и разъяренно взревел.

Попытка броситься на обидчика не удалась - пули задели сухожилия и кости. Только это и заставило кусача на мгновение опуститься на передние конечности, окончательно обретя сходство с гориллой.

Воспользовавшись заминкой, оба напарника рванули к выходу из подвала, стараясь держаться как можно дальше от ревущего монстра. Один взмах его длинной лапы и можно было бы отправляться к праотцам.

Якут взлетел по лестнице первым и поймал брошенный ему Монахом автомат. Проводник ушел с линии обстрела и пока скидывал с плеча свою верную Сайгу, новичок уже прижал к плечу приклад Калашникова, наклонив голову и вдавив спусковой крючок.

Оружие хлестко загрохотало снова, чуть подпрыгивая в руках рейдера. На этот раз стрелок выпускал короткие, но очень частые очереди, стараясь продолжать начатое Монахом. Ноги мутанта покрылись множеством ран, но он все равно неумолимо приближался к ступеням, подгребая мощными передними лапами. Будь они ведущими при движении – он бы уже давно был наверху, но балласт в виде слабо перебирающих ног и большой туши тормозил зараженного.

Оскаленная пасть, роняющая крупные сгустки слюны и пены, исторгала почти львиный рык. Кусач добрался до лестницы и принялся забираться по ступеням. Теперь ноги были вне досягаемости поражения – их закрывала туша монстра.

Монах наконец-то вскинул свою Сайгу, и громыхнул первый выстрел. Чудной патрон отправил пулю в грудь мертвяку. Лепестки её раскрылись и маленький снаряд начал вгрызаться в плоть монстра. Рейдер чуть сместил корпус и выстрелил в сгиб лапы мутанта, тут же послав туда и второй снаряд. Из разорванных вен брызнула кровь, и кусач опустился на локоть. В черных глазах мутанта металось первобытное бешенство.

Якут нажал на рычаг сброса магазина и отсоединил его, быстро повернув другой стороной. Второй магазин, примотанный изолентой к первому, занял положенное место. Новичок передернул затвор и снова начал поливать свинцом все еще ползущего вверх по лестнице мутанта. Монах старался «выключить» и вторую руку развитого зараженного. Это не удавалось – постоянные движения, которые совершала лапа в попытках подтянуть тело хозяина повыше, приводили к тому, что рука просто превратилась в изорванное решето. Даже ороговелая кожа не спасала от таких пуль. Был бы кусач помощнее, рейдерам пришлось бы туго, так как он явно добрался бы до вершины лестницы быстрее.

Последние патроны уже буквально расстреливали в упор агонизирующее тело твари, голова которой показалась над уровнем пола.

Монах, держа на прицеле кусача, скомандовал:

- Споровый мешок!

Якут обогнул вход в подпол и быстро резанул ножом по споровому мешку мертвяка. Тот затих окончательно, прекратив даже слабые попытки пошевелиться. Монах склонился над затылком твари и выгреб оттуда желтоватого цвета спутанные нити, среди которых были так необходимые сейчас шарики.

Не дожидаясь вопросов новичка, он сказал:

- Это янтарь. Сырье для спека. Наркотик такой. Примешь – можно и сильно раненым дотащить до стаба.

Якут вопросительно посмотрел на напарника, на что проводник добавил:

- Считай, вопрос замяли. До конца Мертвого коридора идем вместе. Дальше, около ближайшего дружественного стаба - разбегаемся. Ну или в нем самом.

Добычей стала одна горошина и семь споранов. Монах удовлетворенно кивнул и проговорил:

- Надо найти спирт. Или хоть что-то, что его содержит. Живчик закончится скоро и надо делать новый. Да и еды осталось - пара банок тушняка.

Якут без лишних разговоров принялся обшаривать кухню дома, открывая один за одним шкафчики и осматривая полки. Видимо, предыдущий жилец был не из тех, кто прячет заначку от жены, и искомый продукт был найден быстро, большая бутыль с яркой этикеткой была разлита по двум пластиковым бутылкам, отправленным в рюкзаки.

Монах бросил взгляд в окно и его лицо поменялось:

- Нашумели мы очень.

По полю, в сторону одинокого хутора, на котором были наши герои, двигался крупный рубер, из развитых. Якут вытер пот со лба и проговорил осипшим голосом:

- Этого тоже встречать будем?

- Нет, - Монах помотал головой. – Это бессмысленно. Ему наши стволы до лампочки. Неприятно, но не смертельно. Он быстрее нас похоронит, чем мы его расстреляем. Уходить надо. Только вот на велосипедах не оторвемся от него.

Якут ухмыльнулся и тут же перебил напарника:

- Я понял. Значит, понесемся быстрее. За мной!

Новичок побежал к входной двери, на ходу сделав остановку для того, чтобы с силой выдернуть выдвижной ящик пуфика в прихожей. Он начал шарить по ящику, выбрасывая на пол какие-то бумаги и прочую шелуху.

- Что ищем? – спросил Монах ничего не понимающим голосом.

- Ключи!

Проводник начал выкидывать без лишних слов другие ящики из тумбочек. Ключи, так ключи. Сейчас у него идей не было, поэтому если у напарника есть на примете решение проблемы, надо ковать железо пока горячо. В одном из ящичков оказался сложенный зонт, всякие принадлежности по чистке обуви, шурупы и связка ключей – типичный набор для тумбочки в прихожей.

- Эти? – нервно поинтересовался Монах, подняв связку перед глазами напарника.

- Вроде бы да. За мной!

Якут схватил цепочку с ключами и выбежал из дома. Затем буквально пронесся через внутренний двор и залетел на полном ходу внутрь небольшого гаража:

- Вчера, когда проверяли дом, обнаружил его. Бак полный. Вроде бы на ходу. Но, естественно, не проверял.

В гараже-сарайчике стоял накрытый толстой холщовой тканью зеленый «Урал»[16] без коляски. Монах оценил задумку напарника и, лишь на ходу, уже на автомате, прокомментировал:

- Соберем всех тварей на звук по округе.

- Значит, поедем как можно быстрее и, желательно, куда-нибудь на стаб. Ты другие выходы из ситуации видишь? Из двух зол выбирать надо меньшее.

Последние слова Якут договаривал, уже выгоняя мотоцикл из сарая. Он поколдовал с краном бака и врубил зажигание. Рванув ногой кикстартер, он выругался – мотор зачихал и затих, рыкнув пару раз на двух людей, потревоживших покой стального ветерана сельских дорог. Якут второй раз уже почти прыгнул на подножке стартера. Мотор зарычал, оглашая окрестности громоподобным ревом.

Якут скомандовал:

- Залезай!

Монаху происходящее совсем не нравилось. Катание на мотоцикле по Улью – развлечение для психов, желающих помереть в объятиях особо ушлого элитника. Он оглянулся – рубер был уже в ста метрах от дома. Вообще не расстояние для мутанта.

Эта мысль подхлестнула проводника, и он запрыгнул на сидение позади Якута, чуть не сорвавшись назад – напарник не стал больше дожидаться и накрутил ручку газа, рванув с места в открытые ворота, качающиеся на ветру. Свернув на дорогу, новичок добавил еще скорости. В ушах засвистело.

Рубер заревел, понимая, что его обставили. Однако, просто так он сдаваться не собирался. Повернув от дома на дорогу, мутант ускорился, держа в прямой видимости улепетывающих рейдеров. Пока грунтовка не сменилась шоссе, дать приличное ускорение было проблематично. А развитая тварь летела на всех парах, стремительно срезая по полю.

Якут до отказа накрутил рукоять газа, выжимая из стального коня всю мощность. «Урал» ревел, подпрыгивая на кочках и так и норовя сбросить седоков. Монах неотрывно наблюдал за монстром, несущимся уже на четырех лапах.

Огромная голова была настолько приплюснута, что казалось, будто она срослась с плечами. Неровная, вся в роговых пластинах – недаром трейсеры часто называют развитых руберов - рапанами. Шея практически отсутствовала, а со стороны казалось, что тело монстра венчает неровная большая ракушка с пастью и злобными глазами.

Монах заорал, пытаясь перекричать ветер:

- Он уже близко!

Якут лишь крикнул в ответ через плечо:

- Скоро начнется шоссе! Там поедем быстрее!

Мотоцикл ревел, поднимая огромные клубы пыли. Новичок увидел впереди приличное возвышение и стиснул зубы, молясь, чтобы двухколесный агрегат не встал на дыбы на переднее колесо после приземления. На мгновение механический зверь подпрыгнул, вылетев с возвышения. Тут же последовал жесткий удар, от чего вилка жалобно заскрипела – мотоцикл выдержал небольшой прыжок, но явно был недоволен на ездоков за то, что они заставляют его так перенапрягаться.

Пятьдесят метров оставалось до шоссе – новый стаб. Дорога, как и во многих местах Улья, просто продолжалась дальше и резко переходила в асфальтированную поверхность.

Рубер был слишком близко.

Монах в отчаянии сжимал Сайгу одной рукой, понимая, что выстрел из гладкоствола просто не пробьет костяные пластины на таком большом мутанте.

Якут на мгновения повернул голову, поймав в поле зрения монстра. Идет на сближение на большой скорости. Казалось, что он просто бульдозером снесет жалких людишек на двухколесной тарантайке, рычащей и выдающей предельную для себя скорость по грунту.

Последние метры!

Якут пригнулся от напряжения, навалившись почти полностью на бак «Урала»:

- Ну, давай, родимый!

Рубер прыгнул.

Прямо тогда, когда заднее ведущее колесо наконец-то коснулось асфальтовой поверхности, Якут в последней надежде крутанул ручку газа и мотоцикл рвануло вперед. Монах почувствовал затылком горячее и тяжелое дыхание рубера даже на приличном расстоянии. Словно позади сдули огромные меха.

Монстр попытался резко затормозить после прыжка, приземлившись туда, где только что проехал стальной конь. Он махнул длинной лапой наотмашь вслед ускорившимся гонщикам, но когти просвистели уже в метре от спины проводника.

«Урал» ревел на всю округу, заставляя долбить в агонии поршни цилиндров. Теперь скорость была явно больше той, которую был способен развить рубер. Элитник на его месте «поймал» бы беглецов еще в центре поля. По ровной асфальтированной дороге рейдеры помчались почти под сотню километров в час, выжимая все ресурсы двигателя мотоцикла.

Мертвяк все еще бежал за добычей, рыча и роняя пену. И все же расстояние между ним и гонщиками увеличивалось. Несмотря на это, Якут словно прилип к баку, и прищуренными от ветра глазами смотрел неотрывно на дорогу, сжимая руль до белого каления в костяшках пальцев.

Монах думал только об одном – как бы не сорваться с двухколесной махины и не достаться на обед мутанту, упорно преследующему уходящих жертв. С данным видом техники проводник не дружил. И поэтому всецело доверился умению Якута, его способности держать равновесие и контролировать езду. Сам Монах просто застыл как изваяние, схватившись под сидение и стараясь не вылететь с него.

Слева снова виднелись черные поля – мертвые кластеры потянулись неровной цепочкой на севере. Проводник выдохнул с облегчением – они ехали правильно. Сердце все еще отстукивало бешеный ритм.

Новый кластер проехали быстро, на нем не было практически никаких строений около дороги. Впереди, вдалеке, показалась странноватая зеленая дымка на горизонте.

Якут, убедившись, что их уже не преследуют, сбавил ход и громко позвал напарника:

- Монах, впереди, похоже, кисляк.

Более опытный рейдер чуть не привстал на подножке, встревоженно смотря вперед. Он пристально понаблюдал за зеленоватым горизонтом, после чего сообщил:

- Рассасывается вроде. Давай, жми. Постараемся проехать не останавливаясь. Если кластер свежий, то у нас будет время до тех пор, пока сюда не сбегутся твари. Тем более в Мертвом коридоре их немного.

- Ты так говорил еще вчера. Но нас уже трижды хотели на тот свет отправить.

- Я здесь не был. Сужу только по тому, что говорил Джо и другие. А сюда почти никто не забирается.

Якут недовольно хмыкнул и добавил газа, направив мотоцикл в сторону постепенно уменьшающейся зеленоватой стены.

Монах крепче схватился за сидение. Впереди начали проступать очертания построек и какая-то большая громада за ними. Увиденное совсем не радовало…

Глава 12

Мотоцикл несся на полной скорости в сторону небольшого городка, длинной змейкой расположившегося вдоль шоссе. От него расходились небольшие улочки.

Монах теперь понял, почему в Мертвом коридоре так безлюдо, и попадаются лишь редкие пустыши и ползуны. Черные кластеры, окаймляющие «коридор», отгоняли всех среднеразвитых тварей. Каждая перезагрузка приносила множество свежих зараженных и иммунных, но желающих полакомиться свежатиной находилось не так уж и много – с соседних кластеров приток был слабый.

Поэтому выживали удачливые единицы. Они быстро развивались до такого размера, который был у рубера, преследовавшего недавно товарищей. Одиночки-мертвяки чувствовали себя вольготно на новых кластерах.

Рейдер не удивился бы и тому, что, скорее всего, из-за соседства черноты, в этих краях все развитые зараженные были когда-то принесены сюда с перезагрузками сначала обычными пустышами. Теперь же они просто кочевали между ближними кластерами, развиваясь и не испытывая особой конкуренции.

Например, до данного городка уже надо было добираться через довольно большие территории, а мало того, что твари не любили черные кластеры поблизости, так еще и увиденный напарниками скреббер хозяйничал почти прямо «у ворот» Мертвого коридора. Поэтому приток мертвяков с территорий за его пределами был маловероятен.

Правда, облегчения эта мысль не приносила, ведь по этой же логике, поблизости могли находиться и самые настоящие элитники-одиночки. Получается, что между перезагрузками некоторые твари могли перебегать даже по стабам, что дополнительно увеличивало опасную вероятность нарваться на матерого монстра в «коридоре» в какой угодно точке. Пусть и редко, но метко.

Редкие поселения и удаленность от обжитых иммунными краев делали эти места малопривлекательными для рейдеров. И посему Мертвый коридор до сих пор был практически не исследован. Цепочка удач напарников показывала, что пока что судьба, так рьяно отстаиваемая Якутом, благоволила им.

Размышления прервал удивленный возглас новичка. Проводник выглянул из-за спины напарника и невольно застыл с открытым ртом, так и не произнеся заготовленную колкость.

Туман окончательно рассеялся, открыв очень необычную и сюрреалистическую картину. За маленьким городком высился небольшой холм, срезанный до половины. Вместо второй части, к нему примыкала… самая настоящая гора. Не очень большая, но скальные выходы невероятно сильно контрастировали у подножия с простыми пологими склонами холма, имеющими кое-где белый цвет из-за залежей мела.

Сама гора была выше холма почти в четыре раза, если не больше, и возвышалась над городом. Картина напоминала трехмерную проекцию из учебника географии в разрезе. Механизм Улья сработал по простой схеме, «приклеив» к возвышенности возвышенность. Только вот не учитывая размеров и материала пород.

Раздался нарастающий гул, будто обнимающий слушателей со всех сторон. Он постоянно усиливался, становясь все громче и мощнее. Казалось, звук пронизывал все естество человека.

Под колесами мотоцикла начала ощущаться вибрация, частые небольшие толчки буквально активировали животный ужас в груди у обоих напарников. Некоторые психологи считают, что при землетрясении просыпается наследственная память, напоминая людям о том, как боялись похожих природных явлений их предки. Так это или нет, но развернувшаяся величественная картина доказывала сейчас абсолютную беспомощность человека и всего живого перед грозными силами природы.

Монах не знал, насколько сильно глубоко залегают кластеры, полностью ли они обновляются в мире Улья и копируют ли участки суши с большой «подушкой запаса» под собою. Судя по всему, этому кластеру явно этого не хватало. Огромная, по здешним меркам, гора, похоже, не чувствовала под собою достаточной опоры, да и неизвестно, как сказывалось здесь близкое расположение черного кластера. Его темная полоска начиналась за холмами дальше, с другой стороны.

С вершины и обрезанной части горы начали сыпаться крупные куски – это было видно даже с окраины города, замершего в оцепенении. Можно было представить себе весь ужас жителей: буквально полчаса назад они были в своих домах, на работе, на улице, в кафе, и вдруг рядом с их мирным поселением невероятная сила просто-напросто «пририсовала» каменного исполина, давящего своим весом на холм и явно провоцирующего невероятное трение и смещение пород на глубине.

Якут заглушил мотор, понимая, что через мгновение ехать будет практически невозможно. На улицах, будто на трагической картине, застыли люди, задрав головы и глядя, как за городом рушится разорванный надвое тупой пик.

Какая-то девушка в сердцах стучала пальцами по всем кнопкам телефона, роняя крупные слезы и пытаясь набрать кого-то. Бедняжка. Связи после перезагрузки нет.

Раздался мощный толчок, будто земля вздыбилась и решила, что пора бы двуногим откатиться в эволюции обратно и встать на четвереньки. Сила волны была настолько сильна, что Якут не удержался и сел на пятую точку. Трение коры достигло такого пика, что должно было произойти быстрое смещение с появлением ряда мелких разломов. Хотя, учитывая близость «черноты», которая примыкала вплотную к одной из сторон горы и явно затрагивала и её саму, обычные законы физики и сейсмологии тут могли дать конкретный сбой. Улей слишком непредсказуем.

Несколько более мелких толчков последовали за первым. На глазах Монаха, схватившегося за монолитную ограду дороги, козырек заправки в конце дороги рухнул на стоящий под ним автомобиль, проломив крышу. Посреди дороги вздыбился асфальт, образовав большую трещину, мгновенно пересекшую проезжую часть.

В ближайшем трехэтажном здании послышался звук, похожий на тот, который бывает при падении ламп или панелей потолка. Небольшой городок наполнился криками.

Но только два человека знали, что это не самое страшное, чего стоило бояться жителям. По всему городу заработали сигнализации автомобилей, сливаясь в единый и нестерпимый вой. А вот это уже плохо. Даже если развитые твари прибудут сюда в небольшом количестве, то явно очень быстро, подгоняемые раздражающими звуками, которые заполонили весь кластер.

Небольшие толчки заканчивали начатое, в прямом смысле добивая городок, по которому и так за полминуты будто бы пронесся мощный ураган или смерч. Улица наполнилась попадавшими вывесками. Кое-где рухнули линии электропередач. Один столб так и повис на проводах соседей, угрожая каждую секунду сверзиться на крышу стоящего под ним авто. Люди неслись в панике кто куда.

И посреди этого хаоса на месте оставался лишь поднятый с земли с натугой мотоцикл и двое напарников с оружием.

Якут почувствовал себя так, будто он является невидимкой в этой необычной картине. Новичок явно ощущал отстраненность от каждого бегущего или причитающего жителя. Сейчас для каждого из них проблемой являются обычные бытовые ситуации: узнать, как родные и близкие, выжить, получить медицинскую помощь, проверить, в каком состоянии его дом. Кто-то рвет когти за город, уезжая от места землетрясения. Но никто не знает, что в организмах большинства уже поселились споры, которые через несколько часов поделят все население на испуганных жертв и медлительных охотников. А еще быстрее в городе начнут хозяйничать крупные мертвяки, дополняя картину маленького ада в Улье.

Над всем этим возвышалась нелепо обрезанная гора, продолжающая медленно обваливаться, от чего у её подножия виднелись клубы пыли и дыма. Тем, кто жил у подножия холма, не повезло. Сейчас их дома были завалены крупными обломками. Якут снова надавил на кикстартер, бросив взгляд на испуганную женщину, которая смотрела на оружие за спинами обоих напарников. Мотоцикл зафырчал, и оба рейдера уселись на него.

Новичок поинтересовался:

- Куда дальше нам?

Монах тяжело вздохнул, провожая взглядом бегущую с коляской семью, и ответил:

- Вообще, нам туда, - рейдер махнул рукой в сторону по направлению к горе и куда-то правее. – Как-то надо преодолеть этот кластер и быстрее. Не хочется делать крюк вокруг этой горы. И останови у какого-нибудь магазина – нужно пополнить запасы.

- Я уверен, что нас не поймут.

- Сейчас тут творится такой бардак, что мы мало кого удивим здесь. Трогай.

«Урал» взревел, и оба рейдера, обогнув появившуюся в асфальте трещину, свернули на соседнюю улицу. Пришлось объехать две врезавшихся друг в друга машины. Один педантичный водитель даже выставил аварийный знак в пяти метрах от багажника, хотя, по мнению Якута, в данной ситуации он с тем же успехом мог налепить себе треугольник на лоб – землетрясение изменило город до неузнаваемости.

Еще один возникший недавно разлом перевернул большой бак, и ворох мусора разнесся по всей проезжей части. Под колесами мотоцикла что-то захрустело, и новичок про себя взмолился, чтобы это было не стекло, – не хватало еще пробить шину. А потом и застрять посреди только что перезагрузившегося городка с огнестрелом за плечами и в очень неприглядном виде. Их могли принять за мародеров или тому подобный преступный элемент.

Напарники свернули еще раз и объехали упавший козырек кафе, рядом с которым стояли официанты и безуспешно пытались поднять огромную конструкцию. Она придавила одного из посетителей, и тот лишь тихо стонал, уже не имея сил на крик.

Следующий дом уже занимался пламенем. Горели верхние этажи, пуская из окон большие клубы дыма. Якуту пришлось прикрикнуть на зевак, чтобы те посторонились и дали проезд мотоциклу. Сердце сжималось – рядом гибнут люди. Но каждый из рейдеров понимал, что большинство спасенных через несколько часов будут нападать на иммунных спасителей.

В переулке показалась треснутая витрина уцелевшего магазинчика. Здание было одноэтажным, что послужило хорошим фактором для того, чтобы оно выстояло. Правда, за стеклами было видно, что практически все полки попадали. Несколько людей толпились вокруг лежащего под одним из стеллажей человеком, стараясь приподнять металлический шкаф и достать пострадавшего. От него растекалась лужа крови. Якут остановил «Урал» около входа в этот маленький сетевой гипермаркет, и оба напарника слезли с мотоцикла.

Новичок проговорил:

- Не глуши. Я сейчас.

Лысый, оборванный, где-то перевязанный рейдер толкнул дверь, которая от этого движения просто упала внутрь. Оказалось, она держалась только на одной хлипкой и наполовину разорванной петле. Грохот привлек внимание покупателей, и они воззрились на перепачканного человека с автоматом в руке. В их глаза застыл страх и немое удивление.

Якут молча прошел к стеллажу у стены, стараясь не обращать внимания на стоящих неподалеку и рассматривающих его посетителей магазина. Он расстегнул рюкзак и принялся торопливо кидать в него те банки тушенки, которые были меньше всего помяты при падении с настенных полок. Груда консервов лежала вдоль прохода - почти все они послетали со своих мест.

Пара бутылок крепкого спиртного, чтобы развести живчик, вода. Вроде все. Новичку почему-то было стыдно за то, что он делает, несмотря на то, что теперь в мире Улья все, что он забирал, не стоило ни копейки. А большинство из глазеющих на него людей скоро будут считать лучшим деликатесом человеческую плоть. Небольшого роста продавщица в кепке-козырьке и переднике округленными глазами наблюдала за ним. Затем на её лице появилась гримаса возмущения:

- Мужчина! Что вы себе позволяете?!

Отчаянная дамочка. Либо просто нервы после землетрясения пошаливают. Интересоваться у вооруженного лысого мужика, почему он забирает продукты из её разгромленного магазина, – это был верх безрассудства.

Якут не стал ничего отвечать и уже собирался выходить, как вдруг из-за двери в задние подсобные помещения выскочили двое парней в спортивной одежде. На обоих были маски с прорезями. У одного – с рисунком черепа на черном фоне – видно, ребята любили попонтоваться. У каждого в руках имелся пистолет. С первого взгляда не представлялось возможным определить – травматический или боевой.

Один из парней, более низкий, но коренастый, заорал противным голосом:

- Все мордами в пол! Слышь, мадемуазель, мечи кассу на стол! Быстро!

По магазину пронесся приглушенный визг немолодой дамы, присевшей на корточки и закрывшей голову руками. Какой-то мужчина было хотел возразить что-то одному из мародеров, но тут же получил короткий удар рукоятью пистолета по голове. С рассеченного лба смельчака закапала кровь.

Природные катаклизмы, с которыми люди не в состоянии справиться или не успевают вовремя среагировать, всегда порождают такие беспорядки. В каждом населенном пункте найдется хотя бы парочка вот таких мародеров, желающих «забрать побольше», пока город находится в оцепенении и приходит в себя. А неправильное поведение жителей и истерика грабителей, которые зачастую бывают и сами напуганы произошедшей природной катастрофой, приводит к весьма плачевным последствиям.

Бандит оглядел покупателей и поднял руку вверх, выстрелив в потолок:

- Я что, невнятно сказал? Все на пол!

В этот раз люди послушно и спешно попадали на кафель. Якут в этот момент лихорадочно соображал, как ему выйти, будучи незамеченным. Но в ту же минуту появился третий бандит. Выбежав со стороны все той же подсобки, он обогнул груду поваленных стеллажей и заметил рейдера. На секунду оба замерли.

Якут держал автомат у пояса, направив на мародера лицо которого закрывала красная вязаная маска. Тот наставил пистолет на рейдера. Секундное замешательство прервал налетчик:

- Бросай пушку на пол!

- Ты бросай. – Якут облизнул пересохшие губы и застыл как истукан.

Все мышцы тела словно окаменели. Один против троих. Шансы маловаты. Но и грабитель не спешил нажимать курок. Видно, понимал, что после пистолетного выстрела в корпус человека тот явно еще может успеть дать очередь в обидчика. А если пушки у мародеров травматические, то тем более.

Заминка была прервана долговязым бандитом, который зашел с другой стороны и наставил свой пистолет на Якута сбоку:

- Ты чего, не слышишь, что тебе говорят, мужик? Давай, разоружайся, Рембо.

Вот теперь он в западне. Надо было стрелять сразу.

Красная маска довольно хмыкнула и проговорила:

- Бросай-бросай. Нас трое, ты один.

В этот момент, одновременно со звуком бьющегося стекла, раздался громкий выстрел. Долговязого бандита качнуло, и он пальнул куда-то позади Якута, заваливаясь вбок на поваленный стеллаж.

А у рейдера внутри будто отпустили сжатую пружину – он уже пригибался и уходил в сторону, нажимая на спусковой крючок. Очередь автомата заглушила одиночный выстрел пистолета, принадлежащего «красной маске». Её владелец явно отбегался. Три попадания в живот.

Якут упал на полки, больно стукнувшись плечом. Руку обожгло повыше локтя. Пуля прошла по касательной – рана несерьезная, но неприятная. Новичок, быстро подгребая ногами, развернулся в сторону прохода, где стоял до этого второй бандит, наставлявший на него пистолет.

Тот тоже был уже не жилец – в груди зияла страшная рана от попадания «Сверла», а по серому спортивному костюму расплывалось темное пятно.

Монах, держа в руках Сайгу, зашел в магазин через вынесенное его же выстрелом ростовое окно. Дробовик был взят на изготовку. К напарнику он поворачиваться полностью не стал, контролируя сектор, в котором предположительно укрылся последний мародер.

Проводник четко и громко спросил:

- Ты живой?

- Живой. Немного зацепило. Но царапина. Там третий у кассы.

- Знаю…

Его речь прервал истошный отчаянный вскрик и выстрел. За поваленными полками послышалась возня, и мужской голос заревел раненым кабаном:

- Помогай!

Послышались глухие удары и отборный трехэтажный мат. Похоже, среди посетителей магазина нашлись герои, решившие воспользоваться заминкой и попытаться самостоятельно скрутить последнего грабителя.

Проверять эту гипотезу напарники не стали, быстро выскользнув из мини-гипермаркета. Якут на ходу убрал подножку «Урала», и, включив зажигание, рубанул по кикстартеру. Монах все-таки заглушил двигатель, когда пошел на выручку товарищу.

Новичок бросил короткий взгляд на лицо проводника – оно не выражало никаких эмоций. И даже ни один мускул не дрогнул при стрельбе в того паренька.

Старожил полон сюрпризов.

С этой мыслью, Якут вывел мотоцикл и начал брать разгон. Оба рейдера снова помчались по улицам, отдаляясь от магазинчика. Однако, долго им ехать в одиночестве не пришлось.

На одном из перекрестков их чуть не снесла полицейская машина. Якуту пришлось вильнуть в сторону, объезжая капот патрульного экипажа. На нем тут же заработали мигалки, и громкоговоритель возвестил женским голосом:

- «Урал», стойте! Прижмитесь к обочине.

Новичок в душе удивился женскому голосу. Хотя времени не было, чтобы оглядываться и проверять, сколько человек было в автомобиле сотрудников правоохранительных органов. Якут лишь крутанул сильнее рукоять газа, заставляя мотоцикл зареветь громче и поехать в более ускоренном режиме.

Неудивительно, что их захотели остановить. Скорее всего, в городе не одна та троица мародеров. И сейчас всех вооруженных людей проверяют. Тем более тех, кто держит оружие даже не в чехлах и летает по улицам на мотоцикле, явно не обращая внимания на общую панику и попытки помочь другим вокруг. А Калашников за спиной Якута не сильно-то смахивал на охотничье ружье.

Легковушка, поливая все вокруг красно-синими отблесками и оглашая переулки воем сирены, направилась за «Уралом». Монах за спиной водителя чертыхнулся – теперь у них на хвосте прямо-таки приманка для развитых зараженных, которые сейчас спешат в городок.

Громкоговоритель, между тем, не замолкал:

- Мотоциклист, остановитесь и положите оружие на землю. Повторяю. Остановитесь, сойдите с мотоцикла и положите оружие на землю.

Короткая пауза сменилась дополнительным замечанием:

- Пассажира это тоже касается.

Действительно женский голос. И чеканит так, словно вокруг ничего не происходит. Якут даже восхитился дамочке, сидевший в несущейся за рейдерами машине с мигалками.

К сожалению, «Урал» был неприспособлен для скоростной езды. И пока что мотоциклистов спасало только то, что дороги города были довольно извилисты, а на них было много хлама, упавших рекламных щитов и прочего мусора. Все это приходилось объезжать машине, а двухколесный стальной конь в этом плане был поманевреннее.

Рейдеры пронеслись мимо большого горящего частного дома, одна стена которого весьма заметно осела и разрушилась. Впереди по курсу высились медленно оседающие клубы пыли, поднятые мощнейшим обвалом. Сама гора наконец-то прекратила ощутимо разрушаться. А холм, который до перезагрузки был, очевидно, самой высокой точкой города, полностью скрылся под обломками.

Монах прокричал на ухо Якуту:

- Надо попытаться где-то сбросить их!

Водитель покачал головой и громко ответил, глотая потоки встречного воздуха:

- Не получится!

- Почему?

- Горючка на нуле уже почти. Скоро встанем.

Монах мрачно замолчал. Перспектива вот так вот почти на середине Мертвого коридора угодить за решетку, когда вокруг беснуется куча голодных зараженных, совсем не радовала проводника. Едущий позади транспорт полиции снова «заговорил» с беглецами железным голосом:

- Прижмитесь в обочине, иначе мне придется применить меры!

Голос женщины теперь стал заметно более взволнованным. Работник органов начинала злиться. Впрочем, её можно было понять - по вверенному ей району носился мотоцикл с вооруженными людьми, которые игнорируют все команды и наотрез отказываются останавливаться.

Монах посмотрел на индикатор горючего, указал Якуту на съезд с дороги на территорию парковки и проговорил:

- Давай туда. Придется как-то выкручиваться.

Мотоцикл повернул и, постепенно замедляясь, съехал на большую загородную парковку, заставленную машинами. Судя по вывескам и рекламным щитам, которые валялись вокруг, гонщики находились на территории строительного магазина.

Вдалеке, у дверей строймаркета виднелось несколько людей, оживленно что-то обсуждающих. Похоже, последние не уехавшие после катаклизма посетители. Вроде бы кто-то даже дрался.

Оба напарника свернули за одну из легковушек и соскочили с двухколесного коня, заняв позиции за автомобилем. Кто знает, насколько крепкие нервы у сотрудников полиции. Да и за решетку им решительно нельзя. Патрульная машина остановилась, завернув налево и став к беглецам боком.

Дверь водителя открылась. Из нее выскочила женщина в форме, на ходу доставая пистолет. Она спряталась за крылом авто, прицелившись в сторону мотоциклистов, и громко прокричала:

- Выходите с поднятыми руками! Оружие на землю!

Якут изумился. Одна! Дамочка была действительно не из робкого десятка. Все это время их преследовала одна сотрудница органов. Рейдер так же спрятался за капотом автомобиля, положив на него цевье Калашникова и прицелившись в сторону женщины. Внутри предательски шевельнулась конкретная неловкость. Но ситуация складывалась патовая.

Он попытался заговорить:

- Послушай! Сейчас в городе начнется полный абзац! Мы не сделали никому зла, просто проезжали мимо!

Ага! Мимо. Так ему и поверят. Вид у Якута был отнюдь не внушающий доверие. Внутри рейдера клокотало негодование. Стрелять в женщину он категорически не хотел. Тем более, в ту, которая исполняла свой служебный долг. А в том, что она откроет огонь по нему, мужик не сомневался.

- Повторяю. Оружие на землю! Руки поднять. И второй пусть тоже выходит.

Монах прижался спиной к двери автомобиля, тяжело дыша и слушая разговор новичка и полицейской.

Якут мог видеть все черты её лица. Волевой подбородок, карие глаза, темные волосы, аккуратно убранные назад, чуть выдающиеся скулы. В принципе, ничем не примечательная миловидная внешность. Только в глазах большая уверенность в своих словах. Рейдер даже оторопел.

На пару секунд повисла тишина.

Картина со стороны была явно не для голливудского блокбастера. Но напряжение так и витало в воздухе. Полупустая парковка перед строительным магазином, два грязных оборванных мужика с оружием за машиной, женщина – сотрудник при исполнении в десяти метрах от них с другой стороны служебного автомобиля со все еще крутящимися проблесковыми маячками на крыше. Зеваки вдалеке около входа в магазин.

Дамочка склонила немного голову левее, не сводя глаз и прицела с Якута:

- Это тридцать третий! Прием! Нужно подкрепление на строительном! Прием!

- Никто не ответит! Связи нет! И вообще, они все переродятся, наверное, скоро…

Якут сам оборвал себя, поняв, насколько нелепо звучат его слова. Только лишний раз дал женщине убедиться в том, что он не в своем уме.

Монах повернулся к напарнику и проговорил:

- Стреляй…

Якут процедил сквозь зубы:

- Ты издеваешься?

- Давай. Другого выхода нет!

Проводник был сам не похож на себя. Голос его был жесток и глуховат, словно Монах скрывал собственное волнение и принимал непростое решение.

Якут буркнул еле слышно:

- Нет! Даже не проси. Не могу и все!

- Ты уже это делал!

- В уродов стрелял по пьяни - это да…

Женщина снова подала голос:

- Выходите! Иначе я стреляю.

Впрочем, последнее утверждение было выдано уже не таким уверенным голосом. Служительница закона понимала, что противников двое, и в плане оружия у них был явный перевес.

Якут, прерванный возгласом сотрудницы органов, закончил:

- … В целях самообороны…

Он сам понимал, что оттягивает неизбежное, если они не придумают другой способ скрыться от патруля. А вот Монах, похоже, был настроен серьезно. Он не дал договорить напарнику, коротко произнеся:

- Тогда я.

Проводник, с каменным выражением посеревшего лица, поднялся резко во весь рост, разворачиваясь с Сайгой, вскинутой к плечу. Якут рванул к нему в тот момент, когда по ушам хлестнул ужасный жалобный женский крик, сменившийся утробным урчанием и звуком хруста костей.

На глазах новичка из-за внедорожника, стоящего на парковке, к девушке метнулось черное угловатое тело, выбрасывая вперед длинные лапы и вгрызаясь в шею жертве. При этом зазвучал знакомый цокот закостенелых пяток мутанта. Топтун смял под собою еще раз вскрикнувшую женщину.

Раздалось несколько пистолетных выстрелов, и разъяренный мутант на мгновение привстал, занеся лапу, а затем опустил её на голову несчастной. Впрочем, об этом можно было только догадываться, так как происходящее было закрыто патрульным автомобилем от глаз рейдеров, а над капотом возвышалась только сгорбленная спина мертвяка и его холка.

Монах открыл огонь. Зеваки у входа магазина завопили и бросились внутрь здания. Оба рейдера не сговариваясь принялись обходить автомобиль с двух сторон, стреляя в торчащую спину чудовища.

Костяные бляшки на плечах спасали монстра от пуль, которые пока не наносили ему сильных повреждений. Однако когда он поднялся над затихшей и переставшей двигаться сотрудницей полиции, одна из пуль Якута угодила прямо под основание спорового мешка, еще недостаточно закрытого наростами на голове.

Монстр не сразу упал, но сильно покачнулся, оперевшись на машину. Похоже, слабое нарушение целостности мешка уже дало о себе знать – у него не хватило сил тут же кинуться на людей. Якут, не теряя времени, постарался развить атаку, тщательно прицелившись и пуская короткие очереди в затылок монстра, пока того с фронтальной стороны свежевал «Сверлами» Монах.

Одна из пуль Калашникова угодила точно в цель, окончательно разорвав бугорок спорового мешка, и топтун завалился на бок, издав звук, похожий на невнятное уханье. Якут перевел дыхание, отсоединил магазин от автомата, заменил его новым и добавил с горечью в голосе:

- Последний. И еще половина.

Он подошел к мутанту и женщине, распластавшимся на асфальте рядом друг с другом.

Монах поинтересовался жестким голосом:

- Ну что, стоило оно того? Смерть от пули была бы куда гуманнее…

Якут стиснул зубы и только хотел дотронуться до пистолета, лежащего рядом с убитой, как в бок прилетел мощный удар сапога. Новичок завалился в сторону, сжимая оружие и ошарашенно задирая голову. Каково же было удивление, когда он увидел, что нападавшим был товарищ.

Монах склонился над напарником и только открыл рот, чтобы сказать что-то нелицеприятное, как вдруг закрыл глаза и, нахмурившись, глубоко выдохнул. Затем выпрямился и тихо проговорил:

- Прости. Нервы. Пойми, я должен добраться до Союза. А сейчас мы могли оба остаться здесь, убитые этой патрульной, которая через час может стала бы уже пустышом. Мне тоже это сложно дается. Но не мешай мне никогда. И не думай, что ты тут один моралист.

Монах склонился над топтуном и принялся потрошить его споровый мешок. Якут пристально смотрел на напарника, сидя на земле и прислонившись к дверце патрульного автомобиля. Руки вдруг ослабли, и он отпустил автомат, позволив тому съехать на бедра. Затылок уперся в холодный металл кузова машины.

- Мог бы и послабее как-то, не? Учти, доберемся до Союза – подеремся. Ну, разумеется, когда напьемся.

Монах ничего не ответил на неудачную шутку. Лицо его так и не потеряло своего каменного напряженного выражения. Проводник полностью погрузился в свои думы, заворачивая горох и спораны в платок и опуская его в нагрудный карман. Он подошел к убитой девушке, присел, закрыл веки и снял с поясной кобуры подсумок с магазином к пистолету. Против мертвяков вещь бесполезная. А против других иммунных – сгодится.

Якут поднялся, осмотревшись, и спросил у напарника:

- Куда дальше?

- На восток по-прежнему, только обогнем эту гору. Дальше должны быть незаселенные пустынные кластеры. Придется рискнуть. Посмотри бак. И выключи, наконец, эти мигалки!

Якут заглянул в патрульную машину и осмотрел приборную панель. Отрубив проблесковые маяки, он изучил индикатор топлива:

- Три четвертых где-то.

- Сгодится. Я за руль.

Новичок не стал возражать и уступил место хмурому Монаху. Заняв сидение пассажира, Якут стянул куртку с плеча и проверил ранение, полученное в магазине. Действительно, всего лишь царапина.

Вытащив остатки бинта из рюкзака проводника, лысый рейдер замотал плечо, завязав узлом повязку и оторвав концы зубами. Обеззараживать рану смысла не было, как и тогда те порезы на бедре, которые нанес лотерейщик в подвале. Кстати, они уже почти затянулись. Монах не солгал насчет ускоренной регенерации у иммунных. Единственное, зачем нужны были бинты в данной ситуации – закрыть рану, чтобы не вызывать боль, когда ее края задевали грубую ткань куртки.

Хлебнув живчика, Якут посмотрел в окно – они удалялись от города, огибая его по длинному объездному шоссе. Пожары множились, наполняя пространство над домами черным дымом. На дороге показались крупные валуны, докатившиеся до нее от подножия полуразрушенного фрагмента горы.

Новичок поглядел на Монаха. Тот вел авто в полном молчании. Каменная маска немного размягчилась, но лицо оставалось напряженным.

Вспомнив реакцию проводника на стоянке пять минут назад, Якут порадовался тому, что так и не открыл товарищу утром в подвале самую главную тайну…

Глава 13

Полицейская легковушка ехала уже полдня на пределе скорости. Монах выжимал из машины все силы. Оба напарника понимали, что пешком на данной территории ловить нечего, а от Пекла они отдалились уже далеко. Поэтому, по мнению проводника, опасность в виде скребберов оставалась, но была минимальна, по сравнению с тем, что можно было встретить развитого зараженного, от которого своими ногами они гарантированно бы не ушли.

Судя по тому, что кластеры пустовали, но постоянно обновлялись, оставаться на одном месте так же было опасно. Тогда оба рейдера неминуемо бы могли попасть где-нибудь в собирающийся кисляк.

В этом случае риск с машиной казался меньшим злом, чем невозможность убежать от редкого зараженного или просто попасть под откат, не успев выбраться с большого по протяженности кластера.

Чем дальше Мертвый коридор уходил от Пекла, тем однообразнее были его пейзажи. Практически не прекращающиеся поля с одинокими холмами и редкими постройками. Такое ощущение, что Улей собрал здесь все типичные виды дальних дорог с пустующими магазинчиками и заправками.

Сам рельеф также делал невозможным пешее передвижение. Если бы какой-нибудь заблудший рубер пустился следом за одинокими путниками посреди непрекращающихся полей сухой и пожухлой растительности, шансов у них не осталось бы вообще даже на велосипедах. Такой вот своеобразный парадокс Мертвого коридора.

В другое время Монах бы не сунулся сюда ни за какие коврижки. Добычи практически никакой, возможностей превратиться в овоща под откатом – масса, а чтобы добраться сюда на транспорте, надо было как-то проехать на нем по остальной части Улья, где шум мотора твари не жаловали. А для этого нужен хороши конвой. Хотя Гурон же как-то добрался сюда. Правда, возможно, он заходил в «коридор» с западной части, где кластеры-тянучки перезагружались довольно редко.

Дважды рейдеры уже останавливались на одиноких заправках, чтобы пополнить запасы бензина. Вот и сейчас впереди виднелась небольшая забегаловка с четырьмя бензоколонками под длинным козырьком. Монах бросил взгляд на индикатор горючки и сбавил скорость. Легковушка свернула в заезд на заправку и медленно покатила к первой колонке, находящейся дальше всех от дверей забегаловки.

Якут опустил стекло и выставил дуло автомата, в который был вставлен последний полный магазин. Еще один, почти пустой, был прикреплен изолентой к первому и смотрел вниз. Всего сорок три патрона на его Калашников и восемнадцать «Сверл» на Сайгу Монаха – вот и все богатство напарников. Очень негусто, учитывая, что им, по прикидкам проводника, оставалось еще почти сутки на то, чтобы добраться до выхода из Мертвого коридора. Что их ждало там, за его пределами, – было неизвестно. Вдобавок, нужно было еще добраться до ближайшего стаба, входящего в Союз Пяти, а на колесах в остальной части Улья без крупнокалиберного вооружения уже не поездишь особо – в прямом смысле загрызут.

Пустынные кластеры на пути напарников до этого попадались стандартные – грузились где-то с частотой в день-два. Несколько раз им по пути приходилось останавливаться и пережидать, пока перед ними исчезнет зеленое марево кисляка, заполняющего новоявленный кусочек чьего-то мира.

Монах вышел из пыльной и грязной патрульной машины с разбитой фарой и пошел по направлению к безлюдной заправке. Ни одной машины не стояло на парковке. Лишь из-за самого здания торчал нос небольшого джипа.

Рейдер снял с плеча Сайгу и к дверям подходил уже на полусогнутых – на прошлых станциях им встретились некоторые тупоголовые посетители. Пустыши не разбредались с таких мест – идти было банально некуда. Так и помирали, постепенно без еды превращаясь в ползунов.

Монах толкнул дверь заправки. Нужно было разыскать переносной насос. На последнем автосервисе он вышел из строя и бак удалось заполнить только наполовину. И канистры бы также не помешали. Такое ощущение, что на станциях их вообще в принципе не держали. Хотя они явно отличались от этой – маленькой, простенькой. По сравнению с прошлыми, идеально чистыми минимаркетами с раздвижными дверями, при первом взгляде на эту забегаловку создавалось впечатление, что она просто была оставлена на произвол судьбы прямо на краю выхода из Мертвого коридора.

Рейдер медленно двинулся между рядами с лежащими на полках мелкими вкусностями, сладостями, чипсами и прочей фаст-фудной ерундой, которую обычно едят в дороге, когда не желают заморачиваться с готовкой перед поездкой. Насос следовало поискать в подсобных помещениях. Только вот где вход в них. Строение было непривычное – зал был поделен на торговые ряды и небольшое мини-кафе, состоящее из трех видавших виды столиков неподалеку от кассы.

Пусто.

Гробовая тишина нарушалась лишь редкими завываниями ветра за стеклянной стенкой заправки. Монах сделал еще шаг и шестое чувство подсказало рейдеру, что он явно тут не один. Проводник внутренне сжался и остановился как вкопанный. Постоял так три-четыре секунды, прислушиваясь к звукам и снова решился сделать шаг.

Щелчок взведенных курков заставил его остановиться и с досадой зажмуриться. В затылок уперся холодный металл стволов ружья.

- Не шевелись. Медленно положи Сайгу на пол и поворачивайся. Хочу посмотреть на твое лицо.

Мужской голос из-за спины звучал очень уверенно и грозно. Чувствовалась внутренняя сила говорившего и его непоколебимая уверенность в себе. Монах решил, что лучше в этой ситуации повиноваться. Неизвестно, один ли незнакомец в этом здании.

Рейдер медленно развел руки в стороны и начал неторопливо опускаться на корточки, держа Сайгу за цевье. Дробовик со стуком очутился на полу, и Монах так же медленно поднялся, разворачиваясь.

Перед ним стоял среднего роста бородатый мужичок в ветровке, джинсах и простых замшевых кроссовках. Одежда была потрепана временем и немного засалена.

В руках у мужика была двустволка, смотрящая в грудь рейдеру.

Незнакомец сухо проговорил:

- Андрей, забери ствол.

Из-за боковой двери выскользнул парнишка лет девятнадцати и молча поднял оружие проводника. По внешнему сходству некоторых черт лица, можно было предположить, что это был сын вооруженного.

Тот заговорил:

- Ты не похож на полицейского. А приехали вы с напарником на патрульной машине. Откуда? И зачем пожаловали к нам?

Монах внутренне выругался – Якута тоже видели, а, значит, даже если он начнет волноваться за товарища и придет на помощь, его тоже будут ждать. Он как можно спокойнее заговорил:

- Мы едем на восток. Машина действительно полицейская. Офицера убили на наших глазах, мы решили взять её, так как в ней были ключи. Остановились набрать бензина.

Мужчина явно не поверил:

- И все? Вам нужен только бензин?

- Только он.

Похоже, это были свежаки. Кластер перезагрузился где-то полдня назад, если не больше. И теперь, без связи и на таком отшибе, персонал заправки находится в полном недоумении, что происходит.

Мужчина заговорил снова:

- Обыщи-ка его. А ты – к стене. Руки за голову. И не вздумай дурить!

Монах повернулся к стене и уткнулся в нее лбом, заведя руки назад и сложив их на затылке.

Андрей быстро похлопал по его бокам и спине, после чего выудил пистолет из-за пояса:

- Еще вот, - пушка перекочевала в руки мужика и тот, не уводя стволов ружья в сторону, засунул его в большой карман ветровки.

- Зачем оружия столько? – пытливо спросил он.

Монах тяжело вздохнул. Сейчас снова начнутся странные расспросы. Он тихо проговорил:

- Отбиваться от тварей. И от людей. Если захотят напасть.

Бородач замолчал и ничего не сказал. Странно это.

Незнакомец толкнул его дулами в спину и скомандовал:

- На выход! В твоих интересах, чтобы напарник не нервничал и сдал оружие. Тогда, может, и поговорим.

Монах в недоумении зашагал к выходу. На плече оказалась рука Андрея – паренек был довольно высокий. В затылок уперлось дуло еще одного ствола. Оружейный склад у них тут что ли?

Старший шел чуть сбоку и, как только троица вышла из дверей, взял на прицел патрульную машину:

- Выходи. Твой напарник у нас. Калаш на землю перед собой и четыре шага в сторону.

Четко командует. У мужика явно опыт в таких делах.

Якут пригнулся за дверью и целился в командующего «хранителя» заправки из автомата. А тот тем временем добавил голосом, не терпящим возражений:

- Считаю до трех. Затем твоему напарнику придет конец.

Последнее слово было сказано так спокойно и четко, что у Монаха заныло под ложечкой. Дело принимало совсем скверный оборот. И кто вообще эти парни. Неужто новые иммунные на этом кластере. Могут на панике и пришить. Только почему-то рейдер паникеров так не боялся, как этого бородача.

Якут скрипнул зубами и, подняв дуло автомата вверх, произнес:

- Выхожу! Не стреляй.

Дверь патрульной машины открылась. Новичок толкнул её ногой и ступил на потрескавшийся асфальт заправки, вылезая из салона. Прошел два шага, опустил автомат на землю, исподлобья гипнотизируя стволы направленного на него ружья, и затем сделал три шага в сторону.

- Еще один, – скомандовал мужик.

Якут с видимым неудовольствием сдвинулся в сторону. Бородатый начал обходить по дуге всех стоящих, не выпуская из поля зрения ни Якута, ни Андрея, который держал перед собою Монаха и прижимал к его затылку пистолет.

Автомат оказался на плече незнакомца, и он снова заговорил, обращаясь уже к Якуту, явно проверяя соответствие легенды, которую рассказывают оба напарника:

- Зачем вы тут?

- За бензином, зачем же еще? – искренне удивился лысый оборванный рейдер.

- А машина откуда?

- Взяли покататься, - огрызнулся напарник Монаха, и добавил. – Владельца твари убили.

Бородач чуть опустил ружье и переглянулся с пареньком:

- Вроде складно поют, сын.

Оказывается, бородач действительно был отцом Андрея. Он снова поднял ружье и скомандовал:

- Ладно. Давайте, топайте внутрь. Кое-что покажу.

Под прицелом двух стволов рейдеры зашли в здание. Монах мельком бросил взгляд на пол, где должна была лежать его Сайга. Пушки не было. Плохо дело.

- Налево! Теперь направо. Вот так, – раздалось из-за спины.

Вот и подсобка. Выходила она на задний дворик, где к заправке примыкал небольшой жилой барак. Наших героев повели прямо туда. Зайдя внутрь, они увидели необычную картину. Внутри было двое женщин и мальчик. В руках молодой девушки была Сайга Монаха. Похоже, дамочка забрала оружие, пока они стояли на заправке. У обеих женщин были аккуратно убраны волосы.

Просторная комнатка была обставлена довольно уютно. Из дальнего угла послышалось урчание. Монах вздрогнул и внутренне сжался, но затем удивление заполнило его всего. В том углу было небольшое подобие домашнего иконостаса. Перед ним полочка, на которой горела одинокая тонкая свечка, слегка чадя в потолок. Только сейчас рейдер понял, что и на стенах вокруг висели красивые иконы, за которыми очень тщательно следили.

Кроткий и прямой взгляд мальчика, направленного на незваных гостей, выдавал в будущем сильную личность. Он явно не боялся, будучи уверенным в старшем брате и отце. А в том, что тут собралась семья, Монах уже не сомневался. Внутри шевельнулось восхищение стойкостью людей, усилившееся от того, что на кровати в том углу, откуда доносился знакомый неприятный звук, лежал привязанный пустыш.

Мужчина чуть моложе бородача закатывал глаза и злобно урчал, пытаясь дотянуться до полноватой русоволосой женщины лет тридцати семи-восьми. Ее лица было не видно – она просто держала свою руку на привязанном накрепко запястье дергающегося пустыша и беззвучно молилась.

Якута, похоже, тоже проняла эта картина. Семейство на одиноком пустынном кластере во враждебном мире пережидало «апокалипсис» на заправке, где, наверное, честно работала и трудились половина из них. Монаха кольнуло воспоминание о Маше и Ане.

Бородач спросил, указав на привязанного мертвяка:

- Такие вам встретились?

Якут кивнул головой согласно:

- Да. Они повсюду. Есть и покрупнее. Они постоянно развиваются, если есть еда.

Мужик заморгал непонимающе и проговорил:

- В смысле развиваются? Он живой или нет?

Монах пожал плечами:

- Формально – да. Но от человеческого в нем уже ничего нет.

- Это мой брат, – незнакомец впервые отчаянно посмотрел на рейдеров.

Монах сокрушенно покачал головой:

- Соболезнуем. Но его уже ничего не спасет. По крайней мере, не в наших это силах.

Девушка нетерпеливо поинтересовалась:

- И это везде так? Болезнь какая-то?

- Нет. Скорее, какие-то споры делают из человека такого вот зараженного. Затем может стать развитым и вообще полностью все привычные черты уйдут. Давно тут был зеленый туман?

Вся семья обернулась на говорившего. Монах заметил на лице старшей женщины слезы.

Андрей осторожно поинтересовался:

- Откуда Вы знаете о тумане?

- Он свидетельствует о том, что на какой-то территории начинается перезагрузка. В общем… я не знаю, как вам быстро все объяснить. Так когда все произошло?

- Примерно часов двадцать назад. Мы ездили в дальнюю деревню, так как связи не было. Там все такие, как дядя Руслан, – Андрей показал на трясущегося мертвяка.

Рейдеры переглянулись. Похоже, большинству семьи повезло, и они остались иммунными. Кроме одного. Несмотря на то, что люди сейчас переживали большую трагедию, Монах понимал, что оставаться долго здесь нельзя. И вообще, очень странно, что поблизости от заправки не шатаются попавшие под откат. Что-то здесь не так.

Монах решил «начать все сначала»:

- Так, знакомство у нас не задалось. Я понимаю, почему. Я - Монах, это – Якут. Если Вы нормально себя чувствуете, ну кроме тошноты и прочего, надо срочно уезжать отсюда. Скоро сюда возвратится туман и всех накроет снова, причем все станем поголовно овощами, если вообще выживем. Хотите, можете следовать за нами. Лишние руки и оружие не помешают. Я понимаю, что это все звучит сейчас очень странно и сумбурно. Но можете еще раз посмотреть на своего брата, – Монах обратился к бородачу. - Такие повсюду. К востоку есть поселения тех, кто не заразился. Там можно найти кров, работу. Но нужно добраться. Через сто километров на машине уже ехать будет нельзя – шум привлекает зараженных. Но сейчас по пустой местности можно постараться пролететь хотя бы это расстояние быстро. Нам нужен бензин. У нас есть кое-какое лекарство. Оно поможет не загнуться вам.

Якут выразительно посмотрел на Монаха, но тот лишь махнул в его сторону рукой:

- Споранов хватит на всех.

На самом деле, драгоценный запас был ограничен, а весь горох уже по пути употребил в разведенном виде Якут, но проводник понимал, что если сейчас не договориться с жителями вагончика, то они застрянут здесь надолго. А убираться из этого места надо было как можно быстрее, пока не прилетела новая перезагрузка.

- Если Вы не хотите ехать с нами – пожалуйста. Нам нужно полбака и мы уедем! – взмолился рейдер, смотря в глаза главы семейства, который уже немного опустил ружье.

Мальчик вдруг подал голос, спросив:

- Это конец света?

Вопрос в другой ситуации прозвучал бы смешно. Но только не в Улье. Каждый, кто попадает сюда, может подумать что угодно, стараясь исходить из собственного мировоззрения. А семья была, похоже, очень религиозной. Монах оторопело уставился на мальца и не сразу нашелся что ответить. Затем заговорил:

- Нет… Не совсем. Я не знаю, как это объяснить быстро, - рейдер и правда не понимал, как мгновенно, в сжатые сроки, провести этим людям ликбез по тому, что такое мультиверсум, и что они попали в совершенно другой мир.

Его слова прервал бородач:

- Меня зовут Дмитрий.

Якут подал голос:

- Тут не используют имена.

- Меня. Зовут. Дмитрий. – четко отчеканил мужик, строго посмотрев на напарника Монаха и добавив: - Что за лекарство?

- Каждый из Вас теперь вынужден будет пить постоянно настойку…

- Алкогольную?

- Ну, разведена со спиртом.

- Нет.

- Тогда начнется ломка и состояние будет ухудшаться. Исход летальный.

- Будет ухудшаться – там и посмотрим. – строгий глава семейства опустил окончательно ружье. Похоже, в его семье были строгие законы касательно алкоголя. Он заговорил:

- Подкачка на колонки не работает. Будем заполнять баки с помощью насоса. Поедем все вместе.

Андрей удивленно и негодующе обратился к отцу:

- Батя, ты им что, веришь?

- Говорят они складно. А здесь нам в любом случае оставаться нельзя. Забираем Руслана с собой и поехали.

Якут думал уже возразить что-либо, но Монах остановил его. Он понимал, что без своего родственника эта семья, похоже, никуда не сдвинется. И объяснять им, что вскоре все равно придется избавиться от пустыша, не имело сейчас смысла. Он лишь добавил:

- Поедете на своей машине с ним?

- Да.

- Тогда вопрос исчерпан. Где насос?

- Пойдем, – бородатый махнул призывно рукой и вышел из вагончика.

Андрей исподлобья смотрел на Якута. Пистолет он опустил, но на предохранитель не поставил. Мужчины прошли через двор к небольшому гаражу, и Дмитрий вынес насос для откачки топлива. На ходу он бросил Якуту:

- Тару под навесом возьми.

Новичок послушно зашуршал под козырьком вагончика, выуживая оттуда две больших старых металлических канистры. Троица вышла на заправку, и хозяин забегаловки остановился, приложив руку козырьком к глазам.

Монах проследил за его взглядом и увидел далеко на дороге несколько грузовиков, быстро едущих по направлению к ним. Бородач мгновенно сунул автомат в руки Якуту и отдал приказ:

- Ты Монах, да? Живо за Сайгой. Аглая!

На крик отца из дворика выбежала все та же девушка с дробовиком проводника в руках.

- Отдай ему Сайгу.

Девушка, сжав губы, хмуро отдала оружие рейдеру. Видимо, она так же не доверяла напарникам, как и её брат.

Мужики заняли позиции за полками магазинчика заправки и пригнулись, дожидаясь, пока к ней подкатят три грузовика. Аглаю бородач отправил обратно.

Обычные, ничем не примечательные «Урал» и два каких-то незнакомых Монаху военных грузовика, очевидно, иностранного производства неумолимо приближались. О машинах позаботились на славу. Их оплетали мощные сетки с шипами. А кабины водителей усеивали длинные зубья. Пришлось потрудиться, чтобы наварить столько острых обломков металла на большую поверхность. Видимо, владельцы грузовиков частенько катались по Улью. Отчаянные ребята, или глупые.

Из кузовов начали выпрыгивать вооруженные люди. Единой формы у них не было. Каждый был одет кто во что горазд. Аналогичная ситуация была и с вооружением. В руках незнакомцев было все. Начиная от пистолетов-пулеметов, дробовиков, и кончая пулеметом ПКМ, который в руках как игрушку нес здоровый кваз[17].

Один из людей, с револьвером приличного калибра на поясе, уставился прямо на заправку и громко заорал:

- Выходите, давайте. И без лишних телодвижений. Вас там сколько – пять, шесть? Нас больше. Если все пройдет гладко, то никто не пострадает.

Его слова прервал удивленный возглас кваза:

- Шеф, а в прошлый раз машины не было!

Все приезжие мгновенно повернули головы в сторону грязного патрульного автомобиля, на котором прибыли Монах и Якут. Сцена могла бы быть комичной, если бы за этим не последовал стрекот передергиваемых затворов. Тот, с револьвером, которого назвали шефом, проговорил:

- Значит, они могут быть не одни. Начинайте, ребята. И не попортите товар! Внешники несвежих не привечают.

Муры! Отбросы, которые ловят иммунных и продают по ценным частям внешникам. Монах закрыл глаза и стукнулся лбом о цевье Сайги. Как же так? И что значит – в прошлый раз?

Догадка пришла в голову быстро – до выхода из Мертвого коридора оставалось совсем немного. А это почти центр между Пеклом и Внешкой, так как рейдеры находились на юге в наиболее узком месте этой части Улья. Скорее всего, отдельные экспедиции ренегатов периодически неглубоко удалялись в «коридор», собирая «урожай». Либо еще как-то прознали, что на данной заправке постоянно прилетает с перезагрузкой сразу несколько гарантированно иммунных человек.

С улицы раздался голос:

- Шугани-ка их!

Длинная пулеметная трель огласила станцию, отдавая эхом во всех углах магазинчика. Пулеметчик строчил пулями по стене позади спрятавшейся тройки. Так, чтобы не задеть живой «товар». Дмитрий был явно растерян. С таким количеством вооруженных людей запертым в помещении троим мужикам не справиться. Да и патронов у них было всего ничего.

С заднего двора послышался визг Аглаи – муры обошли заправку и уже были во дворе. Дмитрий взревел раненым медведем и рванул к двери в подсобные помещения. Однако, она сама распахнулась ему навстречу, и бородач упал как подкошенный. Электрошокер сковал его движения, и он мелко затрясся на полу.

Монах побежал в сторону, огибая стеллаж, но прямо перед его ногами мгновенно забился кафель – пули взрыли пол заправки. Похоже, муры были тут уже не первый раз и предусмотрели все возможные варианты развития событий.

Крик женщин на заднем дворе, которых вытаскивали из вагончика, сменился несколькими пистолетными выстрелами. Прогрохотала автоматная очередь. В спину резко и болезненно толкнули прикладом и на щеку Монаха, распластавшегося по полу, кто-то насел коленом. Второй противник уже сидел на ногах рейдера и скручивал ему руки пластиковыми наручниками.

Якут попытался сопротивляться, за что получил, как и Дмитрий, удар шокером. Монаха выволокли из здания заправки и положили животом на асфальт в ряд с остальными пленными. Андрея нигде не было видно. Похоже, парень отдал свою жизнь за родных в последней отчаянной попытке защитить их.

В поле зрения показались ботинки «шефа». Он прошелся в сторону бойцов, который столпились рядом с грузовиками, и проговорил тихо:

- Бурый, подойди.

Один из муров вышел вперед.

Голос начальника ренегатов злобно впечатал каждую букву в лицо подопечному:

- Кому я сказал, что убивать их нельзя? Что теперь будем с пареньком делать? У нас тут нет никого, кто его распилит, и хотя бы что-то получим.

- Шеф, я не хотел, он просто напал на меня, начал стрелять, и я…

- В тебя попали?

- Нет…

- Так почему ты стрелял?

- Но я…

- Молчать! Сдай оружие. Крик, забери у него ствол.

- Шеф, я отработаю, все будет нормально, шеф…

- Конечно, отработаешь. Ты знаешь правила. Заменишь этого паренька.

- Нет!

Глухой нокаутирующий удар, и мур упал на землю, неловко двигаясь и не понимая, что происходит. Лениво барахтающегося бывшего напарника двое других отбросов скрутили так же, как и Монаха. Затем всё оставшееся в живых семейство Дмитрия загрузили в грузовик, поместив следом обоих рейдеров.

Внутри «Урала», ближе к кабине, была расположена клетка, где уже сидели двое испуганных до дрожи незнакомых людей. К ним новых пленников и бросили.

Кваз с пулеметом насмешливо расплылся в уродской улыбке, и обернулся к шефу:

- Куда теперь?

- На бойню…

Глава 14

Грузовик подпрыгивал на ухабах, надрывно ревя мотором. В кузове переговаривались и скабрезно шутили муры.

Монах поймал себя на мысли о том, что им явно не хватает дисциплины наемников Шаха. Собранные из разных областей отбросы, преимущественно из среды редких моральных уродов, садистов и матерых уголовников, ренегаты иммунного мира охотились на своих же собратьев. Устраивая постоянные засады или нападая на небольшие группы рейдеров, они забирали себе все их добро, а потом продавали самих ходоков по частям внешникам – обитателям баз за пределами условной линии на востоке с созвучным названием - Внешка.

Вот и сейчас Монах, Якут и другие несчастные тряслись в клетке, напряженно озираясь по сторонам. Прямо рядом с ними за прутьями сидел здоровенный кваз и, ехидно улыбаясь, смотрел в упор на Аглаю – дочь Дмитрия. Девушка спрятала в страхе лицо в колени, обхватив ноги руками. Её не стали связывать. Видимо, решили, что безобидная.

Все оружие у пленников до этого отобрали, тщательно их обыскав. Монах внимательно наблюдал за картиной, которая открывалась позади грузовика, стараясь понять, где они находятся. Вот мелькнул холм, полностью покрытый черным стеклом – край мертвого кластера. Он уходил куда-то в сторону и был скорее похож на узкий выступ.

В подтверждение догадки рейдера из кабины зазвучал грубый голос:

- Вышли из Мертвого коридора.

Впечатление о мурах было обманчиво. Похоже, они просто ездили этой дорогой не раз, забирая в плен после перезагрузок таких вот, как семья Дмитрия. Тогда можно было объяснить их расслабленность до этого момента. Но как только водитель закончил фразу, в кузове сразу стали тише разговоры, а сидящие на скамейках бойцы начали торопливо вставать.

Ренегаты снимали длинные деревянные доски с их ножек. Под досками обнаружились цилиндры, которые были надеты совсем не на опоры, а на длинные острые штыри. Только теперь Монах понял, что половину кузова занимала большая лежащая на полу металлическая стенка клетки. А зубья на ней как раз и были теми самыми столбиками, на которые надевались втулки скамеек.

Трое бойцов с натугой подняли данную конструкцию и с громким лязгом прислонили её к ровной раме в конце тента. Теперь весь кузов грузовика представлял собою массивную крепкую клетку с торчащими во все стороны острейшими штырями. Края «двери» муры зафиксировали огромными болтами. В принципе, недурное укрытие от тех же руберов. Элитники такие укрепления просто разорвут на части. Но и варианта спастись от них, выскочив из грузовика и улепетывая на своих двоих в любом направлении, не было.

Один из муров наклонился и пошло цокнул языком, с шумом втянув носом воздух около жены Дмитрия:

- Давно у нас не бывало женщин. Слышь, борода, - мур обратился к Дмитрию, - не поделишься дамой сердца?

Монах внутренне сжался на этих словах, призывая все силы для того, чтобы Дмитрий сейчас сдержался. Судя по тому, что Андрея убили на заправке, когда тот защищал семью, от ренегатов можно было ждать чего угодно. Командир отбросов едет в другом грузовике, а это значит, что риск пострадать от взбесившегося охотникам за рейдерами все еще имеется. Хотя глупо надеяться на то, что они выживут, когда доедут до места «бойни», как выразился шеф конвоя.

Один из ренегатов пнул носком ботинка напарника, пристающего к жене Дмитрия:

- Давай, доставай гарпуны. Скоро будем проезжать Зотово.

Мур встал и, подмигнув Дмитрию, в глазах которого полыхала ненависть, пошел к массивному продолговатому ящику, стоявшему за клетью в которой держали пленных. Он с громким стуком лениво поднял крышку и произнес:

- Налетай!

Ренегаты один за одним начали разбирать длинные крепкие шесты, концы которых венчали зазубренные длинные наконечники. Они были очень похожи на увеличенные во много раз навершия клювов.

В голову Монаха начали закрадываться нехорошие подозрения. Рейдер осмотрел клетку, в которой они находились. Один из её краев довольно близко располагался к боковой стенке кузова. Именно там и сидел Якут с двумя незнакомыми мужчинами.

Проводник скомандовал:

- Так, живо ближе к кабине и на эту сторону клетки.

Якут и незнакомцы непонимающими взглядами воззрились на говорившего.

Тот был непреклонен:

- Быстрее. Все - в кучу.

Якут послушно начал медленно передвигаться навстречу напарнику по полу. Это приходилось делать на коленях и сильно согнувшись, так как клетка была высотой только в половину человеческого роста. Остальные два мужика, видимо, решили, что грязные и оборванные рейдеры в защитной одежде – явно более опытные и потасканные по здешним местам ребята. Они двинулись следом за новичком, отстукивая коленями дробный рваный ритм.

Из кабины послышался взволнованный голос:

- Зотово!

Похоже, это было название населенного пункта. И муры явно готовились к бою. Как только с уст водилы сорвалось предупреждение, трое бойцов, забросив автоматы за спины, начали стягивать веревки, продетые в петли под потолком.

Тент сначала нехотя скрипел, а затем сорвался вниз, упав складками внутрь кузова. «Урал» быстро превратился в подобие боевой платформы. Если смотреть на него со стороны, то казалось, будто вместо кузова на нем стояла огромная клеть с шипами, внутри которой были вооруженные люди. Они разделились по двое – автоматчик и гарпунщик. Дополняла эту картину еще одна внутренняя широкая, но низкая клетка с пленными, стоящая около кабины. А та и вовсе была похоже на ощетинившегося ежа.

Вокруг по обеим сторонам дороги действительно тянулось довольно крупное село с ухоженными домиками и участками. Видно, это и было пресловутое Зотово. Мимо пронеслась небольшая двухэтажная сельская школа со спортзалом и размытым футбольным полем. По нему в направлении дороги на звук медленно шли несколько пустышей. Но такая подготовка муров была явно не по душу туповатых мертвяков, которые были улитками по сравнению со своими развитыми собратьями.

Один из бойцов с гарпуном вдруг подал громкий клич:

- Слева! Рубер!

Надо было видеть выражение лица пленников-новичков, когда они наконец-то увидели развитого зараженного. По небольшой площади, перед библиотекой села, на их грузовик несся огромный мутант, подпрыгивая на каждому шагу и издавая настолько громкое радостное урчание, что казалось, будто он уже достал жертву изнутри стальной крепости на колесах.

Рубер был средних габаритов, но с довольно развитыми для своего уровня конечностями – костяные наросты на лапах разрослись до очень приличных размеров.

У одного из муров в руках появился небольшого размера автомат с коричневатыми вставками и длинным глушителем. У автомата специального «Вал» был весьма неплохой калибр и тяжелая дозвуковая пуля. Оружие прощебетало смертельную песню в руках мура, и пули ушли в наименее защищенные костяными пластинами участки тела чудовища.

Рубер возмущенно заревел, пули не причинили критических повреждений, но явно сказались на скорости его движения. Тем не менее, монстр уже почти добежал до дороги и, в последний момент, взвился над плиткой мостовой, распластавшись в длинном прыжке.

В этот же момент стоящий наготове и низко пригнувшийся с гарпуном боец резко выпрямился, посылая длинный шест через решетку в сторону подмышки мутанта. Как раз в момент прыжка, когда чудовище вынесло вперед верхние конечности, желая схватиться за клетку. Сейчас уязвимые места твари хорошо открылись.

Тем не менее, желаемого результат мур явно не получил, хотя по отточенным движениям было видно, что данную операцию он проделывал не раз. Зазубренное острие скользнуло по краю грудной пластины и засело в теле не очень глубоко, не достав до жизненно важных органов. Однако, когда рубер уцепился за клетку и повис на ней, массивное и толстое древко заметно сковало его движения, застряв между секциями клетки.

Автоматчик, работавший в паре с гарпунщиком, мгновенно схватился вместе с товарищем за древко и с силой опустил его край к полу. Там, ровно посередине платформы, была приварена округлая цельнометаллическая выемка, которая напоминала по своему виду ракушку. Под одну из округлых выемок на её краю бойцы и загнали край трещащего и изгибающегося древка. Пока что оно еще стойко держалось.

Рубер теперь вынужден был висеть на клетке почти на вытянутых лапах – приблизиться к борту означало насадить себя сильнее на зазубренный наконечник. Сняться с него – значит, отдалиться от защитников и разжать передние лапы. И тогда становился высоким риск сорваться, потеряв из зоны досягаемости свою добычу. Оставался только один вариант – ломать древко, к чему мутант тут же и приступил, оглашая все вокруг бешеным ревом и разбрасывая клочья буроватой пены из пасти.

Муры в этот момент не теряли времени. Еще два «копьеносца» с гарпунами поменьше неистово кололи беснующуюся тварь через секции решетки, стараясь попасть между пластинами биологической брони и нанести максимум повреждений.

Аглая истошно верещала, закрывая голову руками. На иностранный грузовик, едущий позади «Урала», напрыгнуло еще одно чудовище, принявшись молотить огромными лапами по сетке. В этот момент с другой стороны кузова отечественного грузовика на клетку заскочил еще один развитый зараженный, но поменьше первого.

Кусач собственной персоной.

Он оскалил свой рот, широко разрезанный от уха до уха, и попытался просунуть лапу между прутьями. В отличие от рубера, у него были не такие огромные лапы, и поэтому задуманное ему удалось. Острые когти резанули спину одного из автоматчиков, и тот дико завопил, выпучив глаза и упав на четвереньки.

Огромный кваз развернулся к нему и с легкостью поднял массивный гарпун. Злобное выражение лица, отдаленно напоминающее человеческое, треснуло в жестокой ухмылке. Замах гарпуна произошел с такой скоростью, что Якуту показалось, что он почувствовал ветерок от движений мутировавшего иммунного.

- У-у-ух! – кваз громко выдохнул и вонзил гарпун четко между пластинами на груди кусача, чуть не отбросив его за клетку.

Силища у громилы была невероятная. Похоже, ему досталось умение на краткий срок повышать свои показатели силы во много раз, а, судя по его виду, жемчугом он явно злоупотреблял.

Кусач совершил ошибку, решив продолжить атаку и не попытавшись соскочить с грузовика. При неловком движении он лишь сильнее насадил себя на зазубренный наконечник, и острие нашло в теле зараженного уязвимое место. Мертвяк заревел и начал разжимать лапы. Одновременно с этим бросил гарпун и двухметровый кваз. Древко, увлекаемое кусачом, с громким стуком о края решетки вылетело из кузова.

Сверху послышался адский грохот, и на решетку, продавив её своей тяжестью, приземлился еще один рубер. Он появился из-за кабины – из слепой зоны для тех, кто был на боевой платформе. Штырь на крыше импровизированной крепости вошел в огромную стопу твари, но, похоже, не причинил ей особого неудобства. Черные маленькие и злобные глазки смерили взглядом пленников. Монах даже на секунду застыл, парализованный взглядом чудовища.

В следующую секунду мертвяк распрямился во весь рост и замахнулся высоко лапой. Внутри проводника словно отпустили пружины нервяка, и он заорал на других пленников:

- На пол! Как можно ниже! На пол!

Люди попадали ничком, стараясь как-то расположиться в тесном закутке.

Лапа рубера опустилась на внешнюю клетку кузова. Огромные костяные наросты на ней сделали большую вмятину при ударе, который был сопровожден противным скрипом сдирающегося о металл внешнего ороговелого слоя.

Второй удар другой лапой тут же прилетел следом. Крыша боевого бокса прогнулась еще сильнее, а одно из перекрестий угрожающе надломилось. Тварь старалась проломить внешнюю сетчатую защиту, понимая, что загончик для пленных она вскроет одним ногтем. Теперь стало понятно, почему закуток, куда поместили пленников, был таким невысоким. Похоже, не в первый раз зараженные пытаются проделать такой ход конем.

В рубера полетели сразу три гарпуна. Один он отбил лапой, второй просто сломал, а третий застрял в его животе. Особых повреждений он пока не нанес, учитывая низкий болевой порог у мертвяков да еще и то, что острие затерялось в мягких тканях. Тем не менее, рубер перестал на время терроризировать крышу кузова. А вот мур-гарпунщик показал свой профессионализм. Он не стал задерживать наконечник в теле мутанта, понимая, что это не приносит необходимого результата. Ренегат просто обхватил изо всех сил древко и заорал на уже знакомого нам огромного кваза:

- Крик!

Уродливый иммунный бросился к напарнику, хватая огромными лапами крепкий гарпун. Вдвоем они резко рванули оружие назад. С первого раза вытащить не вышло, так как загнутые назад грани наконечника сильно цеплялись за плоть мутанта и его крепкую кожу.

Кваз зажмурился и зарычал. Затем широко открыл глаза, в которых горел первобытный огонь, и дернул со всей силы древко. Судя по всему, он активировал свой дар Улья. Падая по инерции назад, здоровяк чуть ли не придавил самого гарпунщика.

Острие с противным звуком вышло из тела мутанта, разрывая внутренности. Рубер взревел и нанес еще один мощнейший удар по крыше, вложив в него всю оставшуюся силу. В этот раз костяные наросты разорвали внешнюю решетку и почти смяли загончик для пленных. Острые грани «оружия» мутанта неглубоко вонзились в спину и плечо Дмитрия – он бросился в последний момент вперед, закрывая Аглаю. Девушка до этого находилась в явном оцепенении и, не мигая, смотрела на беснующегося монстра.

Бородач заревел от боли раненым зверем.

Новые гарпуны вонзились между пластинами исчадия Улья. Чудовище перехватило еще одно древко и резко двинуло им вперед. Гарпун тупой частью вбил его хозяина в пол, сминая внутренние органы кричащего в ужасе человека.

Автоматчик с «Валом» не прекращал работать по целям, стараясь посылать тяжелые пули в открывающиеся уязвимые места.

Два гарпуна еще поранили мутанта, а около вырванной квазом раны в сторону отогнулась пластина брони. Над головой пленников раздался грохот пулемета, гильзы покатились под ноги Монаху. Кваз стоял на колене и в упор долбил по открытому уязвимому месту в теле мертвяка.

Несмотря на то, что калибр был не особо хорош для такой твари, внутри тела рубера пули перемалывали все в конкретный фарш. Раздался глухой хлопок выстрела Сайги Монаха – её держал в руках один из муров, обыскивавших пленных рейдеров. С передней головной машины послышался громкий звук крупнокалиберного «Корда». Похоже, на той машине с безбилетными зараженными расправились куда быстрее.

Пули ударили в спину чудовища и, не причинив особого вреда, пошли ниже по хребту, уходя на менее защищенные бока. Пулеметчик корректировал свою стрельбу прямо по фигуре, возвышающейся на крыше едущего за ним грузовика.

Несколько гарпунов вонзились между пластинами потрепанной груди мутанта и он, издав предсмертный рев, затих, рухнув на крышу. С первым, более мелким рубером уже разобрались. Между рядами костяных пластин сочилась кровь – гарпунщики в прямом смысле «разодрали» тело нападающего.

Рядом лежал труп одного из муров – в последнем рывке рубер смог добраться до ренегата и, прорвав решетку, одним махом перерезать когтями горло защитнику грузовика. У края кузова сидел, глотая воздух, с выпученными глазами еще один, которому досталось древко от гарпуна.

Кваз склонился над ним и шепнул что-то напарнику. Похоже, отбросы решили не заморачиваться с пострадавшим и пустить его так же на продажу внешникам.

Крик, а именно так звали громилу с пулеметом, постучал по кабине:

- Помедленнее там.

Грузовик сбросил немного скорость. Только сейчас пленные поняли, что Зотово осталось уже давно позади, а бой шел на полной скорости на дороге, идущей вдоль небольшого карьера.

Огромного рубера на крыше подтянули гарпунами поближе к центру кузова и, продев массивные цепи через секции решетки, привязали его к ним прямо на ходу. Похоже, ренегаты собирались распотрошить споровый мешок твари уже дома. А, может, внешники имели какой-то интерес и к зараженным. Так или иначе, огромная туша была зафиксирована на крыше и теперь не могла слететь с нее при поворотах.

Небольшого рубера, висящего на нескольких гарпунах слева по борту, осторожно подтянули и привязали уже к боковым переплетениям. Боевая платформа за несколько минут боя превратилась в адскую передвижную скотобойню, залитую кровью. Видимо, ренегаты не боялись того, что на кровь сородичей прибегут новые зараженные, потому как данный путь они проезжали уже много раз и примерно представляли механизм и частоту появления мертвяков в этих краях.

Дмитрий лежал посреди клетки, поддерживаемый своей женой. Со спины мужчины стекала кровь, а взгляд бородача затуманился.

Кваз нагнулся над сеткой и посмотрел на раненого, позвав своих подчиненных:

- Товар тут у нас попортился. Достаньте-ка этого.

Двое муров открыли дверцу клети и, пригнувшись, начали тащить Дмитрия из его темницы. Один подхватил главу семейства за ногу, второй – за шиворот. Такое небрежное отношение к мужу вызвало новый поток слез у его суженой.

Кваз ударил ладонью по клетке, грубо прикрикнув:

- Молчать! Убивать его никто не будет.

Урод хитро улыбнулся, и затем добавил:

- Не сейчас.

Дмитрия положили на пол, и один из гарпунщиков, отложив свое оружие в сторону, достал из ящика бутыль с мутноватой жидкостью. Он проговорил:

- Неглубокие раны. Жить будет. Сейчас живчиком отпоим. Спек давать?

- Не трать на него. Главное, чтобы живым доехал. Дальше неважно. Вон какая харя здоровая – оклемается быстро.

Муры схватили Дмитрия за волосы и задрали его голову, поставив на колени. Один из ренегатов поднес бутыль ко рту пленного и потребовал:

- Пей!

Монах с замиранием сердца смотрел за этой картиной. Алкоголь бородач не переносил явно. Вот и сейчас он тут же выплюнул первый глоток и с нескрываемой злобой посмотрел на своих тюремщиков. Мур пожал плечами и со скучающим выражением лица врезал наотмашь кулаком по лицу мужика. Затем кивнул напарнику, и тот зажал раненому нос:

- Пей.

Процесс понемногу пошел. Посчитав, что половины бутылки хватит, муры снова затолкали Дмитрия обратно в клетку. Монах и Якут подхватили знакомого и аккуратно положили его на пол. Проводник тут же принялся стаскивать с раненого ветровку. К этому процессу подключилась и жена Дмитрия.

- Как вас зовут? – Монах вспомнил наконец, что не знает имени супруги хозяина заправки.

- Дарья.

- Давайте поднимем его. Якут, помоги.

Втроем они стянули одежду с торса тихо мычащего от боли бородача. Дарья разорвала подол длинной юбки и начала разбирать его на длинные ленты.

Аглая, немного придя в себя, произнесла заплаканным голосом:

- Надо что-то, чтобы рана не загноилась.

- Не загноится, - Монах уже вязал спину мужика.

- Откуда вы знаете?

- Здесь такого не бывает. У него иммунитет от всех болячек.

- О чем вы? – в разговор включился сидящий рядом незнакомый пленник.

- Неважно, надо просто остановить кровь, чтобы процесс заживления пошел быстрее. «Лекарство» ему уже дали эти вон… - Монах покосился на ренегатов.

- Вроде бы просто спиртом напоили, - заговорил меланхолично все тот же субъект и добавил. - Вряд ли протянет долго.

Якут поймал полный злобы взгляд Дарьи, адресованный говорившему, и веско процедил:

- Заткнись. Не знаешь – не лезь. Монах, куда нас везут?

Проводник закончил кое-как перевязывать Дмитрия и угрюмо ответил:

- Не знаю. Судя по всему, мы уже за пределами Мертвого коридора.

- То есть до Союза тут совсем недалеко?

- Наверное. И до стабов, которые ходят под Шахом - тоже. Мы на границе между ними. А эти, - Монах кивнул на муров, - видно, где-то тут небольшую базу сделали перевалочную. Они частенько так поступают на границах с территориями, подконтрольными цивилизованным стабами. В случае чего могут быстро покинуть.

Пейзаж вокруг стал более разнообразным. Большой карьер оставили далеко позади, и теперь шоссе извивалось вдоль небольших полей с брошенной сельскохозяйственной техникой. Редко, в основном рядом с маленькими деревеньками, бродили пустыши или бегуны.

Спустя полчаса впереди показался небольшой заводик, окруженный высокой оградой. Он сам и небольшая территория, прилегающая к предприятию, располагались на стабе. Об этом свидетельствовала густая и высокая трава, раскинувшаяся по обе стороны от дороги. Да и сквозь трещины дорожного полотна так же пробивалась зеленоватая поросль. Грузовики ехали именно к одинокому комплексу.

Когда до ворот оставалось примерно сто метров, створка проходной двинулась в сторону, приводимая в действие электромотором. Три кузовных тягача заехали внутрь. В глаза бросился большой изорванный и колышущийся на ветру старый баннер, повешенный давным-давно под крышей главного цеха. На нем сохранилось изображение коровы и свиньи.

Нехорошие предчувствия в душе Монаха начали получать подтверждение. Рейдер крутил головой во все стороны, стараясь запомнить местоположение объектов на территории завода. Якут пристально посмотрел в глаза напарнику и тихо спросил:

- Сможем вырваться?

- Не знаю…

Глава 15

«Урал», в котором везли наших героев, как и другие два иностранных грузовика, остановился возле погрузочной платформы завода. Муры, пыхтя от напряжения, снова опустили заднюю стенку-дверь и водрузили скамейки на положенные места, надев цилиндры их опор на шипы, наваренные в местах перекрестий решетки. Затем кваз вместе с парой подручных обступили загончик с пленными и отворили небольшую дверцу.

Крик скомандовал:

- На выход! И этого тоже прихватите. Церемониться дальше с ним никто не будет, - мур указал на Дмитрия, еле перебирающего ногами.

Монах и Якут выволокли на плечах бородача. Вслед за ними из клетки вылезла вся семья хозяина заправки. Один из незнакомцев сидящих в одной клетке с рейдерами вдруг сорвался в истерике. Видимо, нервное напряжение достигло своего пика, и организм дал волю эмоциям:

- Я не понимаю, что вообще происходит? Если это военные действия, то это перечеркивает все международные права человека!

Ренегаты громко расхохотались. Похоже, мужику было мало вида монстров, пытающихся разорвать его меньше часа назад. Один из муров размахнулся и ударил прикладом автомата в живот истерившего клерка. Тот свалился в пыль, отчего окончательно испачкал свою белоснежную рубашку и синие брюки. Натужный кашель оборвал слова, а пинок ботинка повалил на бок.

Второго мужика упрашивать не пришлось, он вылез из кузова сам и, опасливо озираясь, пошел по направлению к Монаху и Якуту. Сообразил, кого следует держаться. Из соседнего грузовика выгоняли других людей – клетка в нем была явно больше, и пленников было более десятка.

Мур с револьвером, которого все по-прежнему величали только как шефа, подошел к Аглае и воскликнул, картинно расставив руки:

- Моя ты дорогая! Только тебя я ждал всю жизнь!

Отбросы хором подобострастно загоготали, бросая сальные взгляды на молодую девушку. Дмитрий качнулся навстречу начальнику муров, но тот мгновенно выхватил револьвер. Похоже, чудаковатый ренегат соображал весьма недурно, потому что направил он дуло вовсе не на бородача, а на его жену. Дарья застыла на месте, словно загипнотизированная стволом. Руки её были связаны в запястьях и сложены на груди. Пальцы теребили нательный крестик.

Дмитрий замер, смотря с отчаянием и ненавистью на Шефа. Монах подумал, что, скорее всего, это и была кличка командира. Тот усмехнулся и проговорил едким голосом, проведя задумчиво по гладко выбритой лысине:

- Ты не кипишуй так, мужик. Твоя дочка будет жить. Не очень, конечно, хорошо…

Муры вокруг снова заржали. Монах стиснул зубы. Сейчас хотелось расстрелять всю толпу из пулемета, не оставив в живых ни одного морального урода, напрасно попирающего землю ногами. Якута, видимо, обуревали те же чувства. Напарник весь подобрался и напрягся, будто загнанный хищник.

Из-за спины послышался очень гулкий и внушающий ужас голос:

- Ну что? Это наши новенькие? Неплохой улов, неплохой.

Шеф тут же подтянулся и отчеканил:

- Двадцать четыре человека. Считая Бурого.

Все обернулись и увидели нечто, что когда-то было человеком. Еще один кваз, одетый в безразмерный балахон-плащ – высился на ступенях. По сравнению с ним уже знакомый Крик был всего лишь младшим братом. На мутировавшем иммунном, ростом больше двух метров, помимо верхней одежды, были надеты штаны защитного цвета, сшитые на заказ из грубой ткани. Увеличенная разгрузка на брюхе, руки, каждая из которых была способна обхватить баскетбольный мяч. При этом в темных глазах кваза светилась жестокая, извращенная, но гибкая и развитая мысль. Нечасто такое встретишь.

Квадратная челюсть пришла в движение, и рокочущий бас возвестил на весь двор:

- Меня зовут Джек.

Кто-то из толпы муров крикнул

- … Потрошитель!

Раздался громкий хохот. Пленных начали толкать прикладами, собирая в одну кучу перед ступенями погрузочной платформы.

Кваз с насмешливой улыбкой наслаждался произведенным впечатление. Тщеславия он был не лишен. Глаза остановились на Монахе:

- Ты, откуда?

Рейдер угрюмо проговорил в ответ:

- С крайнего запада.

Кваз изумленно поднял бровь:

- Серьезно? К нам пожаловали охотники на мутантов. Слышали ребята, Вы взяли трейсера.

Послышалось шушуканье.

Джек добавил, жестко обрезав переговоры:

- Пройти через весь Мертвый коридор, и подохнуть на скотобойне. Не повезло тебе, трейсер.

Кваз повернулся к Шефу и поинтересовался:

- А чем же Бурый проштрафился?

Лысый торопливо залепетал:

- Убил он одного иммунного свежего. По закону он…

- Да-да-да. Все верно, - Джек перебил подчиненного, - По обычаям нашего товарищества, он обязан занять место убитого товара.

Слово товарищество показалось Монаху более чем неуместным в этой ситуации. Он видел лишь банду, которую держал вместе страх, жажда наживы и то, что муров жестоко истребляли все остальные иммунные.

Главарь группировки тем временем раздумывал вслух:

- Ну что же, вы привезли на две туши больше в этот раз, - кваз указал на Монаха и Якута, - Поэтому, может быть, Бурый просто отработает свой штраф на «медленной кухне». А там поглядим, если выживет после четырех-пяти операций – пусть гуляет. А пока посадите в клетку со всеми. Внешники приедут за товаром сегодня. Не повредите сильно.

Громила замолчал на секунду, а затем резко обернулся с улыбкой к Дмитрию и его семье:

- Хотя, раз у нас пара дополнительных туш, одну можно оставить себе, ведь так, ребята? – мур присел перед сидящей на земле Аглаей.

Ренегаты одобрительно загудели. Шеф вдруг заговорил, с ехидством смотря на Дмитрия:

- Вот этот поднял на меня руку.

Потрошитель тут же сменил усмешку на гримасу злости и повернул лицо вплотную к лицу бородача:

- Правда? Ну, тогда мы проведем небольшую экскурсию для наших товарищей из этого грузовика. Посмотрите, как у нас налажено «производство». А ты, - огромный палец с закостенелым острым ногтем ткнулся в грудь бывшего хозяина заправки, - поглядишь на то, что станет и с твоей девчушкой, только через время. Это ведь твоя дочь?

Не дожидаясь ответа, кваз выпрямился во весь свой рост и отдал приказ:

- Эту группу – за мной. Остальных в камеру.

Монаха, Якута, двоих клерков и семью Дмитрия - рывками подняли на ноги и погнали внутрь завода вслед за широко шагающим главарем.

Главный цех был разделен на несколько отсеков. Проходя мимо одного из них, проводник заглянул внутрь и обнаружил на металлическом поддоне для разделки крупного рогатого скота лежащего человека. Лицо его уже приняло мертвенно-бледный оттенок.

Их вели не по скотобойне – это был минизавод по производству человеческих органов для внешников. И, скорее всего, одна из «ферм» муров. Последнее предположение через минуту уже подтвердилось – Джек остановился около застекленной решетки и гостеприимно взмахнул рукой, обращаясь к Дмитрию:

- Смотри. Некоторые из вас, еще не знаю кто, будут жить здесь.

За стеклом по углам сидели сгорбившиеся полураздетые люди. По напухшим синякам под глазами, было понятно, что чувствуют они себя ужасно. Единственным предметом обихода в комнате был большой кулер.

Прямо на глазах «экскурсантов», один из муров в белом замызганном переднике, вливал в горло одному из пленных порцию живчика, набрав её в кружку из кулера. Местная банда муров явно не любила тратиться на дополнительный допинг для своих жертв. На их телах то тут, то там были видны грубо зашитые разрезы.

Кваз возвестил:

- Это наша «медленная кухня». Для незнающих расскажу, - глаза Джека снова ехидно уставились на Дмитрия, - у вас у всех отличная регенерация. Мы забираем необходимые органы, а затем под воздействием живчика с… эмм… определенными добавками – выращиваем их снова. И обычно для этого используем тех, кому примерно девятнадцать-двадцать-пять лет. Это лучший период для ускоренного урожая.

Потрошитель посмотрел на Аглаю и продолжил:

- А вами всеми скоро займется Хирург. Хирург! Пойди сюда, познакомься с новыми кадрами.

Из соседнего отсека вышел невысокого роста человек в заляпанном кровью врачебном костюме. Полубезумные глаза преданно уставились на Джека:

- Я тут, босс.

- Вот, смотри. Этот напал на Шефа, с ним можешь быть не особо осторожным, - кваз явно издевался, пританцовывая вокруг угрюмого Дмитрия, смотрящего в бессилии в пол.

Псих-врач явно обрадовался новости и часто закивал, так ничего и не сказав.

Клерк, который истерил при выгрузке из грузовика пять минут назад, вдруг бросился к хозяину всей этой адской лавочки с истошным криком:

- Пожалуйста! Умоляю Вас! Не убивайте. Я могу быть полезен. Я… Я могу работать где-угодно. Только не надо сюда! Я прошу Вас.

Перекошенное от ужаса лицо уже начинавшего трогаться умом новичка, застыло к кричащей маске страха. Он заломил в отчаянии руки и грохнулся на колени перед громилой, причитая и роняя слезы. Монах с омерзением посмотрел на валяющегося в ногах Джека мужика. Он, конечно, героем себя не считал, и бахвалиться перед мурами не собирался. Однако, терять человеческое лицо, тем более в безвыходной ситуации, никак не собирался. А муры вряд ли пожалеют кого-либо.

Так и оказалось.

Их главарь размахнулся ногой и нанес удар здоровенным ботинком в печень молящего о пощаде пленного. После чего наступил на грудь задыхающегося в слезах перевернувшегося клерка, и хлопнул в ладоши:

- Ладно, цирк окончен. Уж не обессудьте, развлечений тут мало, - с издевкой промолвил гигант и закончил уже приказом:

- Этих – в камеру к остальным. Хирург - готовь операционную. Покупатели прибудут сегодня.

Охранники заломили пленникам руки и погнали их через двор в сторону бараков, находившихся за стоянкой грузовиков. Это и оказалось здание временного содержания, где нашим героям предстояло провести некоторое время в ожидании неминуемой смерти.

«Туши», как их называл Джек, загнали по узкой лестнице в подвал и затолкали в большую камеру, где уже сидели несколько человек. В том числе и Бурый, который «заменял» убитого Андрея. Он с испугом сначала посмотрел на Дмитрия, думая, что бородач захочет с ним разобраться, отомстив за смерть сына. Но затем, видя в каком состоянии находится раненый, мур немного приободрился.

Клерк сел на пол, обхватив ноги, и качался, выпученными глазами смотря в стену перед собой. Шеф встал около двери, уперев руки в бока и деловито заметил, обратившись к подопечным:

- Надо им живчика перед операцией. Хирург приказал.

Муры подкатили к прутьям клетки столик на колесиках. На нем стоял бидон, от которого слабо тянуло запахом спирта. Один из ренегатов обратился к заключенным:

- Налетайте. Быстро.

Никто не пошевелился.

Раздался звук затворов автоматов и один из тюремщиков-отбросов раздраженно повторил:

- Быстро, я сказал! Иначе получите пулю в лоб. Вас больше на двое, чем обычно, думаю, Джек закроет глаза на то, что в целях профилактики, один отправится на тот свет? – договаривая последние слова, мур смотрел уже на Шефа.

Тот кивнул согласно и произнес:

- Одного можно. Пока что план идет нормально. Только при всех тогда уж. Чтоб вся каталажка видела и не артачилась. Сразу решим проблему дисциплины. Да? Голубчики? – лысый мур с ухмылкой обратился к заключенным

Якут вопросительно посмотрел на Монаха. Проводник медленно встал, на ходу отвечая на немой вопрос :

- Отрава и яды нас тоже не берут. Пей, иначе загнешься от спорового голодания.

Якут поднялся следом за напарником. Затем, потянулись и другие пленники, хлебая разведенный спиртом напиток. Приходилось вымученно морщиться и кашлять. Удовлетворившись увиденным, Шеф закрыл камеру и, кинув ключи одному из охранников, проговорил:

- Смотрите в оба. Мало ли кто из них что умеет. И в глаза не смотри, а то поймает вон тот гипнотизер, - Шеф указал пальцем в сторону мужика, сидящего в углу камеры, - Ему хотели глаза вырезать, но внешники сказали, что за них много заплатят. Если кто-то из этих снимет с него повязку – зовите подмогу, на всякий случай. Еще раз повторюсь: в глаза не смотреть. У него только так работает контакт. Пришлю вам смену через четыре часа.

Шеф удалился восвояси, протопотав по крутой лестнице вверх. Охранники захлопнули вторую дверь – переходник и ушли.

Монах посмотрел на пленника-гипнотизера, про которого говорил мур. Короткостриженый поджарый мужик лет тридцати сидел в напряженной позе, прислонившись боком к стене. Руки его были скованны наручниками за спиной, а на голове была надета повязка из грязного куска ткани. На пленном был камуфляжного цвета костюм. Плечо венчал странный рисунок в виде отпечатка человеческой ладони. Рядом с ним сидел еще один в абсолютно такой же форме. Похоже, они были из одной команды.

Якут повернулся к напарнику и спросил:

- Слушай, что за внешники?

Проводник ответил:

- Живут на востоке, не иммунные, все время в защите ходят. Из наших органов делают сыворотки и лекарства лечебные. Поэтому и с мурами тусуются. Они им готовый материал подгоняют за плату, - Монах говорил все на автомате, обдумывая всю обстановку.

Перед ним сидел Бурый. Мура не зря посадили сюда. Учитывая, что ему смягчили приговор и у него появились шансы выжить, вряд ли он будет помогать пленникам. И со стопроцентной уверенностью можно было заявить, что он позовет свою же братию. Авось, тогда вообще уберут все штрафы. Шеф, однако, не так глуп – снаружи два охранника, в камере еще один мур, всеми силами хотящий теперь выслужиться перед начальством. Живая сигнализация.

Монах зашептал на ухо Якуту:

- Короче, надо пытаться прорваться к грузовикам и, желательно, как только стемнеет. У них прожектор на этой стороне разбит – я посмотрел, когда заезжали сюда. Есть шанс добраться до парковки. Иначе, этой же ночью нас просто распотрошат и все.

Якут согласно закивал и тихо заговорил в ответ:

- Каким боком мы сможем-то выбраться? Тут этот урод с нами.

- Урода убираем сначала. А потом с тебя – клетка. Сможешь?

Монах с надеждой посмотрел на напарника. Тот отпрянул и заволновался:

- Не знаю, я только раз дар включал. И то, я не знаю, как он врубился. Если бы...

-А ты попробуй, - горячее дыхание проводника снова обожгло ухо напарника, - Напрягись. Как только положим мура, сразу начинаешь. Понял?

- Понял.

- Я дам команду!

- Чего Вы там шепчетесь? – Бурый подозрительно уставился на рейдеров.

- Тебе какое дело? Думаем вот, в рыло тебе дать.

Бырый опасливо заморгал, но потом ободрился:

- А я закричу. Прибегут наши, и кому-то из вас хана. Слышали? А? Все. Если меня кто-то тронет – сразу заору. Или если попытаетесь снять с этого вон фанатика повязку.

Так вот оно что. Гипнотизер с завязанными глазами и его товарищ – были представителями какой-то секты.

Бурый повернул голову к обладателю необычной отметки на плече и спросил:

- Слышь, ты, псих, мы че тебе сделали? Ты килдинг?

- Нет. – спокойный голос мужика прозвучал в данной обстановке будто не из этого мира.

- Ну, то есть просто так налево-направо не убиваешь иммунных?

- Нет. – снова короткая реплика.

- Может, ты из этих, которые за чистоту? Типа «нет-преступникам», «нет-мурам», «всеобщее равенство», никаких монополий?

Пленный промолчал. А Бурый усмехнулся:

- Я так и думал. Много вас развелось сейчас. Только задавят. Или мы прижмем, или вон – Шах забьет. Сдали вас его ребята нам! Так то.

Монах напрягся, услышав знакомое прозвище.

Мур замолчал, презрительно оглядывая сидящих вокруг. Так прошло где-то два часа. За это время охранники дважды приходили проверять заключенных. Во время второй проверки принесли снова канистру с живчиком.

Переглянувшись с Якутом, Монах подошел к раздаче и, выпив послушно половник жгучей жидкости, присел неподалеку от Бурого. Тот фанатик, который был товарищем гипнотизера, поил из черпака напарника, под недовольные вздохи охранника. Ему явно не нравилось проводить время здесь с пленными, когда наверху напарник, судя по запаху, во всю дымил дорогими трофейными сигаретами.

Муры, похоже, были уверены, что пленникам не убежать. В какой-то мере это было оправдано. Даже если вырваться из барака, надо было еще убежатьс территории завода. А вот в этой части плана Монах полагался на полную импровизацию. Он не знал: ни расположения постов ренегатов, ни их укрепленных точек, помимо тех, которые удалось заметить, пока их вели по внутреннему двору, и когда он ехал на грузовике. Сидеть тут им дадут не больше полудня, после чего пустят в расход. И поэтому узнавать слабые места логова муров было некогда.

Вертухай забрал канистру и ушел вверх по лестнице, захлопнув дверь. За небольшим окошком, расположенным почти под потолком, послышались звуки двигателей. Монах вскочил, прильнув к решетке, к которой он подтянулся на руках. Рейдер спрыгнул обратно, задумавшись после увиденного.

Якут полюбопытствовал взволнованно:

- Ну что там?

- Внешники.

Действительно. Во внутренний двор бывшего мясокомбината длинной вереницей заезжал конвой внешников. Кроткого взгляда Монаху хватило, чтобы увидеть, как первыми во двор зашел бронированный «Ваб»[18] с уставновленным на крыше бронеавтомобиля пулеметом калибра 12,7 и двадцати пяти миллиметровой пушкой. За ним ехала более грузная восьмиколесная «VBCI»[19], на башне которой торчала еще одна пушка аналогичного калибра. Все это богатство дополняли спаренные пулеметы. Броня данной машины выдерживала попадания крупнокалиберных пулеметов.

Несколько джипов с пулеметами на крыше, тентованный грузовик, и за ним – неизвестной марки типичный «колесный» танк, длинное бронированное чудовище со ста пяти миллиметровой пушкой, грозно смотрящей немного вбок по ходу движения.

«Ваб» остановился недалеко от грузовиков муров и чихнул двигателем, замерев на месте. Из идущей позади него боевой машины пехоты выбрались несколько человек в необычном камуфляже с крупными зелено-коричнево- бежевыми пятнами. На каждом из них был надет футуристической формы противогаз с панорамным бронированным стеклом. Из грузовика выпрыгнули такой же «раскраски» солдаты, увешанные оружием, и стали выгружать небольшие боксы. Похоже, для материала. Скоро начнется экзекуция, после которой органы иммунных быстро заключат в защитные капсулы, и погрузят в эти серые, с яркой желтой маркировкой, ящички.

Монах вернулся от окна и присел рядом с Бурым, как будто не замечая его и беседуя с Якутом:

- Внешники. Скоро за нами придут…

Он осмотрел всех сидящих в камере и привалился затылком к стене. За окном уже стемнело. Пора.

Рейдер глубоко вздохнул и незаметно достал из бокового кармана обрывок подола Дарьи, который смог сунуть туда, когда они с напарником перевязывали Дмитрия в грузовике. Ткань крепкая.

Проводник подмигнул Якуту.

Рывком переместившись в сторону, Монах нанес удар в область солнечного сплетения ничего не подозревающего мура, стараясь вложить в кулак всю свою силу. Следом тут же рванул его к себе за шиворот и накинул на шею сложенный вдвое длинный кусок ткани. Якут бросился к Бурому, который ухватился за край удавки и пытался с искаженным от натуги лицом подать голос. Новичок схватил его за руки и рванул на себя, отдирая пальцы отброса от ткани на шее.

Монах начал заваливаться на пол, скривившись от усилий. Ренегат барабанил ногами, скребя каблуками по бетону. Напарник фанатика -гипнотизера сорвался с места и схватил голенища сапогов Бурого, прижимая их всем весом к бетону. Теперь все конечности мура были блокированы, а тело растянуто по полу. Монах, успевший в момент броска притянуть к своему животу согнутую в колене ногу, упирался ею в спину выгибающегося умирающего.

Вскоре все было кончено.

Мур затих, распластавшись. Подержав ткань для верности еще, Монах скомандовал Якуту:

- Решетка.

Напарник метнулся к прутьям. Он чуть присел, схватившись за металлические штыри и, выдохнув несколько раз, попытался развести их в стороны, чтобы смог проползти боком человек. Не вышло. Еще раз. Лицо Якута покраснело от натуги. Ну, давай же! Дар никак не хотел срабатывать.

В это время из своей прострации вышел клерк, до этого сидящий в углу и тихонько всхлипывающий. Он бестолковыми глазами посмотрел на происходящее и заговорил срывающимся голосом:

- Вы что? Они же нас всех тогда!

Выкаченные глаза вдруг приобрели хищный взгляд, и мужик громко заорал:

- Охрана!

Похоже, хиляк просто решил выкупить свою жизнь любым способом. Удара с этой стороны Монах никак не ожидал. В камере появился «новый Бурый», грозивший подвести всех под монастырь.

Клерк завопил еще громче срывающимся севшим голосом:

- Охрана!

Фанатик и Монах кинулись вдвоем на предателя, стараясь зажать ему рот и подмять под себя. Седовласый обладатель отпечатка руки на плече методично начал наносить удары по голове кричащего.

Но было поздно.

Не смотря на слабость призыва, охранник все-таки его услышали. Дверь открылась, и на лестнице зазвучали шаги. Послышался раздраженный голос вертухая:

- Ну что там еще?

Дверь на пружине закрылась за спускающимся муром. Якут в ужасе обернулся на Монаха. Все пропало. Он рванул Бурого на себя, стараясь закрыть своим телом в слабой надежде, что в темной камере покажется, будто задушенный сидит за новичком. Тщетно. Охранник спрыгнул с последней ступеньки и повернулся к решетке, издав удивленный возглас:

- Что за?

Доля секунды показалась вечностью. Монах оцепенел, понимая, что плану наступил крах. И в этот момент помощь пришла оттуда, откуда её ждали меньше всего. Дарья, склонившаяся над Дмитрием, быстро развернулась и сильным рывком сорвала повязку с головы второго фанатика.

Ореховые искрящиеся глаза вперили свой холодный взор в глаза ренегату. Казалось, будто в камере лопнула струна от напряжения. Мур застыл каменной статуей. Сектант медленно, не отводя немигающего взгляда, поднялся на ноги и пошел к клетке. Ренегат явно боролся со сковывающей все его естество силой. Животный ужас метался в зрачках у отброса-охранника. Он медленно достал из-за пояса ключи и протянул Якуту, сидящему у края решетки.

Новичок тут же схватил их, изумленно наблюдая за происходящим. Затем мур начал наклоняться, пока не коснулся лбом прутьев решетки, все так же смотря в глаза темноволосому сектанту. Фанатик медленно высунул руки наружу. Одна из них легла на голову ренегата, собрав в ладони его волосы. Вторая достала из ножен охранника длинный, остро наточенный клинок. Мгновение, и он ушел почти по рукоять в горло вертухая. Гипнотизер «отпустил» мура и, поддерживая его тело, медленно положил на пол около двери. Затем обернулся к Монаху:

- Как зовут?

- Монах, это – Якут.

- Спартак.

Удивительная кличка прозвучала в данной ситуации как нельзя к месту. Обладатель имени предводителя восстания рабов в древнем Риме – вытаскивает из темницы пленников сейчас в Улье. Сектант коротко проговорил:

- Тут есть трансформаторная рядом. Якут – сможешь вырубить?

Новичок только согласно мотнул головой в ответ. Монах прижал палец к губам и произнес:

- Там, наверху, еще один охранник.

Спартак подкинул нож в руке и поймал его за лезвие, протянув проводнику:

- Он твой.

Монах удивился:

- А ты?

- У меня оружие получше, - сектант улыбнулся, намекая на его дар.

Якут вставил ключ в замок с противоположной стороны клетки, вытащив руку наружу. Он медленно и, как можно тише, провернул его в скважине, открывая массивный замок. Дверь с еле слышным скрипом отворилась. Монах со вторым сектантом, имени которого он еще не знал, метнулись на цыпочках по ступеням вверх. И вовремя.

Второй охранник, видимо, обеспокоенный долгим отсутствием первого, решил пойти и проведать напарника. Как только дверь на вершине лестницы начала открываться, сектант рванул её на себя. Мур от неожиданности подался о инерции вперед – прямо на нож Монаха. Рейдер навалился всем телом на ренегата, прижимая его к стене и зажимая рот свободной рукой. Вторая ходила как поршень, загоняя лезвие под мышку – проводник пытался попасть в сердце.

Отброс иммунного мира обмяк и завалился на седовласого фанатика, который аккуратно подхватил противника, и опустил на ступени, прислонив к стене.

Монах сделал шаг внутрь сторожки. Один стол, тахта и шкафчик. Вот и все убранство. В комнате стоял запах крепкого табака. На столе в пепельнице догорал окурок сигариллы – наверное, нашли на каком-нибудь перезагрузившемся кластере. Спартак выглянул в окно и вытянул руку вперед:

- Вон - трансформаторы. Бери ствол и дуй туда. Я постараюсь отвлечь на себя охрану гаражей. Вырубай полностью весь свет на заводе. Не знаю – есть ли у них резервные генераторы. Надеюсь, что заработают не сразу. Если все получится, дальше каждый сам за себя. Спасибо, что вытащили.

Седовласый фанатик отдал один автомат Якуту, второй забрал себе. Еще один ствол, найденный в шкафчике, сжимал в руках Дмитрий. Не смотря на бледность лица и синюшный оттенок губ, в его глазах светилась колоссальная решимость вывезти семью из этого адского места. Монах обернулся и проговорил, нахмурившись:

- Старайтесь прорваться к технике. Это наш единственный шанс. Больше вариантов нет.

Рейдер понимал, что из сгрудившихся за его спиной двух десятков пленников выживут единицы. И то – в случае удачи их плана. Якут сжал цевье автомата и кивнул:

- Я готов.

Спартак открыл дверь и выпустил обоих напарников наружу. Новичок тут же скользнул вправо, стараясь прятаться в тени. Слева от напарников за углом располагалась стоянка грузовиков, а посреди проезда расположилась техника внешников. Впереди высился угол громады главного здания завода, тускло освещенный приглушенным светом ламп, работающих не на полную мощность. Даже не смотря на то, что бывший мясокомбинат находился на стабе, Джек, видимо, не рисковал вызывать у тварей излишний интерес к своему убежищу. Справа в том направлении, в котором двигались напарники, было одноэтажное здание, на боку которого были характерные металлические решетки. Там находились генераторы, питающие освещение завода.

Якут, пригибаясь и держа на прицеле дверь трансформаторной, крался вперед. Но, как всегда, в план вмешались посторонние проблемы. От завода по направлению к «тюрьме», шли несколько человек. Скорее всего, за первой партией жертв Хирурга. Монах легонько стукнул по плечу Якута и указал на силуэты, которые пока что были еще вдалеке. Оба напарника упали в длинную траву рядом с кирпичной стеной. Спасибо стабу за то, что на нем все развивается дальше, а среди муров явно не было много охотников последить за внутренней территорией базы.

Так или иначе, дело принимало скверный оборот. В сторожке много людей, стоит хотя бы одному ренегату закричать – пойдет тревога. Монах начал уже переживать за то, сможет ли Спартак оттянуть на себя внимание на гаражах, чтобы дать хоть какую-нибудь фору узникам.

В этот же момент, как будто услышав его мысли, раздался громкий голос фанатика где-то в стороне. Его сменила очередь автомата. База мгновенно заполонилась разъяренными криками муров. Послышались одиночные выстрелы.

Монах понял, что терять времени нельзя, и рванул к трансформаторной, на ходу крикнув Якуту:

- Отвлеки их!

Напарник молча прицелился и дал очередь в сторону троицы, которая шла от завода к баракам. Один из ренегатов упал сразу. Двое остальных бросились в разные стороны, стараясь уйти с открытого места и понять, где находится противник. В это время Якут «подгонял» бегущих очередями, умудрившись ранить еще одного. Но пуля, похоже, пошла по касательной и не нанесла особых повреждений. Зато мур, спрятавшийся за грудой бетонных плит, засек местонахождение стрелка и начал поливать из укрытия стену, под которой в траве залег новичок.

Якут чертыхнулся и, быстро перекатившись на бок, рванул на паузе в стрельбе врага – в сторону запасных покрышек от грузовиков. Монах тем временем уже был рядом с дверями трансформаторной, рванув на себя створку, он очутился в еле освещенном помещении, едва не сбив с ног еще одного ренегата. Впрочем, рейдер попытался сократить расстояние между собой и противником как можно быстрее, выбрасывая вперед руку с ножом, и хватая автомат мура. Ствол ушел вверх. Бандит надавил на спусковой крючок, и пули ударили в и так еле горящую лампу под потолком. Лезвие ножа пошло вскользь, полоснув шею врага, и оставив на ней неглубокий порез, не задев артерий.

Мур заорал от боли и попытался лягнуть ногой Монаха, но тот изо всех сил старался держаться как можно ближе к ренегату, понимая, что если тот откинет его ногой, то тут же всадит следом и несколько пуль. Правая рука Монаха делала короткие замахи. Нормального удара ножом не получалось, и лезвие неглубоко кромсало бок соперника, который от этого лишь громче кричал.

В конце концов, на пятом ударе Монах смог насесть на противника сверху и дотянуться лезвием уже до его горла. Ренегат захрипел, на губах запузырилась кровавая слюна, и он перестал бороться. Сняв с мура автомат и на скорую руку схватив два магазина к нему, Монах отправил оные в глубокие карманы своей куртки. Будут стучать по бокам и доставлять неудобства, но лучше с патронами, чем без.

Найдя основной пульт, рейдер принялся отключать электричество на заводе, смотря через засаленное окно на улицу. Погас завод, гаражи, проходная. Все убежище муров погрузилось во тьму, освещаемую лишь вспышками выстрелов.

Проводник выскочил обратно на улицу и нырнул за полуразваленную кирпичную кладку недостроенного барака. Над головой просвистели пули одного из двоих стрелков, с которыми вел бой Якут. Монах засек примерное местоположение палившего по нему ренегата и, на мгновение выглянув, дал очередь в сторону противника. Автомат заклацал. Патроны кончились.

Рейдер спрятался обратно за кладку и побежал под её прикрытием в сторону напарника, на ходу сбрасывая магазин и меняя его на другой. Якут все еще отстреливался, сидя за рядами запасных покрышек к «Уралу».

- Давай за мной! – на ходу скомандовал Монах, быстрой перебежкой метнувшись за угол сторожки.

Напарник припустился следом, подгоняемый выстрелами за спиной. Над головами товарищей пули ударили в стену, выбив крошку. Обогнув здание, они были вынуждены залечь – перед глазами открывалась очень необычная картина.

Боевая машина пехоты внешников долбила по своим же собратьям. Пушка работала на износ, но конкретно косила в стороны. Казалось, будто стрелок просто наводит прицел куда-то в сторону скопления противника или его техники, но не заморачивается с тем, чтобы производить точные выстрелы. Похоже, Спартак взял под контроль кого-то из экипажа БМП, а, учитывая, что ему нужен был для этого прямой визуальный контакт с глазами гипнотизируемого, становилось понятно, почему снаряды летели так неточно.

Зато пулемет поливал всех очень даже неплохо, сея свинцовую смерть среди ничего не понимающих и осатанелых от боя муров. В темноте не было видно, кто стоит у станка, но Монах был уверен, что это второй фанатик – молчаливый напарник Спартака. Такая тактика давала определенные плоды. Некоторые из ренегатов вообще лупили по внешникам – видно, подоспели уже к шапочному разбору и, увидев как с заграничной боевой машины косят их товарищей, решили что военные напали на них.

Свидетели начала боя истошно орали, пытаясь скорректировать огонь в правильном направлении. Но в темноте все смешалось в один адский грохот выстрелов, заглушающих все и вся. Якут толкнул напарника в бок и указал налево.

В пятнадцати метрах от них стоял внедорожник внешников. Одна из его дверц была открыта. А внутри возился щуплый боец в чудном камуфляже и тыкал в какие-то кнопки на пульте рядом с местом водителя. Подмогу, что ли, вызывает?

Монах мгновенно оценил ситуацию и рванул в сторону джипа. Якут побежал с автоматом наперевес за ним. Проводник максимально ускорился почти около машины. Внешник, краем глаза заметивший движение, повернул голову, громко завопил и полез за пистолетом в кобуру. Бывший мехвод буквально боевым снарядом влетел в автомобиль, хватая руку солдата и нанося одновременно удар под дых:

- Ключи! – взревел Монах.

Округленные испуганные глаза молодого, и еще не привыкшего к Улью, связиста уставились на рейдера через бронированное стекло противогаза.

- Ключи! Где ключи? – Монах повторял свой вопрос, тряся ошалелого внешника за грудки.

Пистолет уже перекочевал в руки забравшегося на пассажирское кресло Якута.

Внешник вдруг неожиданно открыл рот, и послышалась родная для наших героев речь, правда, исковерканная жестоким акцентом:

- Тют! Вот! Не убивайт! - Рука бойца нырнула под сидение и вытащила упавшую туда связку с ключом зажигания. Монах удивленно посмотрел на связиста:

- Понимает по-нашему.

Похоже, паренька взяли не только связистом, но и переводчиком на всякий случай, так как ему было явно место в штабе, а не на таких вылазках. Так или иначе, Монах скомандовал, зычно крикнув:

- Назад! Живо!

Солдат торопливо забрался на заднее сидение, и испуганно бегая глазами по лицам напарников, забился в угол.

Якут раздраженно спросил, захлопывая дверь:

- Зачем он нам?

- Будет нашим заложником на всякий случай. Потому как, мне кажется, нас в покое так не оставят.

Последние слова были сказаны, когда Монах заводил двигатель бронированного джипа. Лошадиные силы под капотом дали ему хорошо вздрогнуть и машина сорвалась с места. По боковой дверце со стороны Якута простучали пули, заставив новичка на мгновение зажмуриться.

Перед капотом промелькнуло удивленное лицо офицера внешников, тут же сменившееся разъяренной гримасой. Монах вырулил на проходную. Её ворота были снесены напрочь. Неужто кто-то вырвался быстрее них. Рейдер не заметил - сколько грузовиков оставалось на парковке, когда они побежали к джипу.

Боевая машина выскочила на шоссе и стала разгоняться, унося обоих товарищей и перепуганного внешника дальше от адской мясобойни муров. Якут сидел вполоборота, наставив пистолет на притихшего пленного.

Именно поэтому он и заметил хвост первым:

- Монах, у нас проблема!

- Какая?

- По нашу душу катит танк…

Действительно, колесный танк несся по дороге за нашими героями на полной скорости, выжимая на форсаже двигателя всю его мощность. Монах бросил взгляд в зеркало заднего вида и констатировал факт:

- Если попадет в нас, то разнесет к чертям. Сто пятый калибр эта банка не выдержит.

Якут зло посмотрел на внешника и буркнул угрюмо:

- Значит, сделаем так, чтобы не стрелял… эй, друг, давай-ка иди сюда!

Якут вылез в широкий пролет между сидениями и, не сводя прицела пистолета с пленника, взял его за шиворот:

- Вставай, вставай!

- Что ви хотитье? – ломаный голос испуганного связиста сорвался на крик.

- Успокойся, поднимайся.

Якут подтянул пленника к себе на подножку-платформу пулеметчика и высунулся в люк на крыше, замахав пистолетом. В этот же момент в джипе ожила рация. Грубый голос заговорил на мягком, немного булькающем языке.

Монах нахмурился:

- Французский что ли? Ей ты! Что они говорят?

Долговязый связист пролепетал жалобным голосом:

- Приказывать Вам стать на место.

Якут вернул на место пленника, и проговорил, отирая вспотевший от волнения лоб:

- Приказывают остановиться… Это нам не годится.

Монах обернулся на заднее сидение и ответил напарнику:

- Отъедем и остановимся.

- Чего? – Якут, похоже, был в шоке от услышанного.

- Я говорю - отъедем и остановимся, только проверь сначала футляр вон тот, – рейдер указал на длинный черный ящик.

Новичок, чертыхаясь от резких поворотов Монаха, сел рядом с внешником и начал возиться с защелками футляра. Якут поднял крышку и присвистнул:

- Монах, тут гранатомет, но я, если честно, впервые такой вижу. Не знаю как пользоваться. Огромная дура!

- Спроси у него – он знает как?

- Сейчас.

Якут повернулся к пленнику и закричал, стараясь перекрыть звук ревущего мотора?

- Ты! Знаешь, как пользоваться этой штукой?

Монах посмотрел в зеркало заднего вида – связист закивал согласно головой. Отлично, значит там, откуда был паренек – есть нормальные программы обучения для вояк. А нормальный солдат должен уметь стрелять из как можно большего количества видов оружия. Только вот моральной подготовки этому внешнику явно не хватало.

Джип отъехал уже довольно далеко от стаба муров. Монах уже не знал – куда конкретно он несется по ночной дороге. Тут ненароком можно и на тварей крупных нарваться. А что, если он сейчас несется к Зотову? Не хотелось бы попадать в село, кишащее руберами на простом военном джипе.

Вот и поворот, еще один.

Глубоко вздохнув, проводник свернул. Машину немного занесло. Проехав еще полкилометра на полной скорости, Монах затормозил. Колесный танк остановился на приличном расстоянии от джипа и замер.

Рация снова ожила. Все тот же голос что-то злобно отчеканил на иностранном языке. Якут вопросительно посмотрел на пленного и махнул стволом пистолета в сторону динамика, откуда доносились звуки.

- Дают минута. Вам.

Монах прикусил немного нижнюю губу и глухо проговорил:

- Ну, минуту, так минуту…

Якут хорошо уже знал этот тон. Сейчас переходить дорогу напарнику лучше не следовало. Тот, тем временем, слез с сидения водителя и взгромоздился на приступке пулеметчика.

Проводник поднял хитроумную трубу и заглянул внутрь, после чего посмотрел на внешника:

- Ракета есть?

Тот лишь кивнул головой.

- Будешь стрелять!

На лице пленного отобразился ужас. А на лице Якута – удивление. Он многозначительно посмотрел на Монаха, давая понять, что не исключает возможность того, что внешник откажется палить по своим. Тот и вправду, на мгновение посерьезнел и замотал головой:

- Нет.

На скулах Монаха заиграли желваки. Он тихо проговорил:

- Я отпущу тебя, только стреляй. Или покажи – как? Выбирай.

- Нет.

Рейдер вдруг резко рванул к внешнику и схватил его за край противогаза:

- Органы таскать у иммунных это нормально, да? Там у мужика семья, ребенок, жена. Ты хоть знаешь, что вы творите, и что делают муры? Ты знал, на что шел, когда подписывался сюда. Все вы знаете! И, тем не менее, ты тут. Это игра для тебя? Работа? Награду захотел? – Монах был действительно страшен.

Даже Якут в этот момент просто молча наблюдал за данной картиной, иногда встревоженно посматривая на замерший вдалеке танк.

Фишка с противогазом, похоже, была реальной угрозой. Солдат схватился за защитную маску и завопил на своем языке. Видимо, перспектива стать зараженным пугала внешников еще больше, чем иммунных. Округлившиеся от ужаса глаза метались в разные стороны.

- Хорошо! Я покажу!

Монах отпустил внешника. Было видно, что это далось ему с трудом. Руки дрожали, а в глазах бесновалась лютая ненависть. Связист кинулся к трубе, изредка всхлипывая. Он быстро присоединил к ней экран модуля управления и нажал какие-то кнопки. Затем выбрал режим и сунул гранатометный комплекс в руки Монаху:

- Смотреть сюда. Зажимать тут. Цель брать пять секунд. Потом сигнал. И можно стрьелять.

Рейдер только кивал. Внешник тыкнул пальцем в объектив, и добавил:

- Вот сюда.

Монах отмахнулся от него:

- Я понял. Я попаду…

Уверенность проводника, казалось бы, поглотила все пространство вокруг, заставив вздрогнуть даже Якута. Его товарищ с абсолютно каменным лицом встал во весь рост на подножке пулеметчика и высунулся из люка до половины, положив трубу гранатометного комплекса себе на плечо и прильнув к окуляру прицела. Рейдер прищурил левый глаз.

В объективе на экране показалась черно-белая картинка. На ней, словно изрезанный помехами и серой крошкой – выделялся танк. Монах нажал большим пальцем на кнопку захвата цели, располагающуюся на рукояти комплекса. Раздался тихий монотонный сигнал. Пошел отсчет пяти секунд. Треугольники захвата на экране начали неторопливо приближаться к центру, окружая восьмиколесное чудовище. Прошло три секунды.

С танка, видимо, рассмотрели, что держит в руках рейдер, и рация разразилась громким криком: торопливым и испуганным. Четвертая секунда. Пятая. Раздался пронзительный пищащий сигнал, и Монах надавил на рычаг спуска. Глухой хлопок возвестил о том, что ракета покинула свое отделение, выпустив назад струю дыма. Она вылетела неторопливо из дула гранатомета и, пролетев метров пять, раскрыла стабилизаторы, резко рванув вверх и скрывшись из виду. Был слышен только тихий шелест от летящего смертоносного заряда. Он поднялся быстро на приличную высоту, постепенно двигаясь по дуге в направлении танка и, потом, рухнул вниз.

Ракета рванула прямо над крышей противника, выпустив мощнейшую кумулятивную струю в районе боеукладки, на которую автоматически навелся комплекс.

Взрыв огласил окрестности. Танк отвоевал свое.

Внешник сидел, уставившись осоловевшими глазами в сидение водителя впереди него.

Монах отбросил уже ненужный гранатомет и снова забрался на свое сидение:

- Якут. Дай ему пистолет, и пусть катится. Я обещал. Там, куда мы едем, его пристрелят все равно.

Напарник молчаливо вытащил магазин из пистолета. Затем достал патрон из патронника, чтобы связист не начал палить по ним же внутри салона автомобиля. Сунув все это в руки ошарашенному солдату, лысый рейдер распахнул дверцу джипа, и мощным пинком ноги отправил его на асфальт. Монах дал по газам и боевая машина поехала дальше, оставив посреди дороги одиноко стоящего и озирающегося внешника, чей силуэт был виден на фоне ярко горящего танка.

Водитель заметил:

- Надо где-то добыть споранов. Иначе, завтра к вечеру уже будем чувствовать себя хуже. Нам осталось совсем немного. Земли Союза где-то рядом. Найдем какой-нибудь стаб или, может, кого встретим и узнаем где…

Договорить он не успел. Яркий свет ударил в лобовое стекло, слепя обоих товарищей. Впереди на дороге стоял бронетранспортер. По бокам от него, на хорошем удалении, стояли два джипа. Самое неприятное, что в машину внешников, в которой сидели наши герои – целились сразу два гранатометчика. Стоящий между ними человек замахал рукой, призывая напарников подъехать к нему ближе. Им ничего не оставалось делать, как повиноваться – резкая смена маршрута при условии прицелов гранатометов, или задний ход обратно в область, где сейчас к горящему танку уже собирается вся живность с округи – были плохим решением с билетом в один конец.

Джип остановился, и махавший призывно человек ухмыльнулся, заговорив знакомым голосом:

- Ну, привет, Монах!

Глава 16

На руках напарников снова были надеты пластиковые наручники второй раз за день. Это превращалось в очень плохую традицию. Только теперь оба товарища сидели не в клетке муров, а внутри «коробочки», идущей по дороги в сопровождении нескольких пикапов. По бокам от пленников были хорошо экипированные бойцы. Плюс механик-водитель, командир. Достаточно для того, чтобы понять, что нашим рейдерам не светит выбраться, устроив потасовку, особенно с завязанными руками. Героями голливудских блокбастеров они явно не были. Прямо перед Монахом на противоположном ряду сидений с улыбкой развалился Грабля.

Долговязый наемник с мерзкой ухмылкой выступал перед пленными:

- Это какая же удача, а? Поехать на разведку – что за шум тут в окрестностях, и попасть на тебя, Монах. Да еще и с дружком. Ну его мы быстренько в расход пустим, только красиво, чтобы заработать еще на этом. А с тобой – очень захочет Алмаз побеседовать.

Наемник картинно и задумчиво поскреб щетину на подбородке, изгаляясь:

- Представь, едем мы так узнать – что взрывается тут прямо под боком, а мне наш ментат, - Грабля кивнул на одного из бойцов, - Заявляет. Чую я, говорит, мужика того, что с нами в Аминске был и колонну вел.

Шестерка Шаха откинулся довольно на сидении и добавил:

- А он у нас молодец-кудесник. Далеко берет своим «сканером», если поднапрячься. Начальник порадуется наш. Мы думали, ты не выберешься. Шансов не было же совсем. Как же ты тут оказался?

Монах криво усмехнулся:

- Напарник помог.

Якут повернулся к проводнику. Тот говорил на полном серьезе, впервые назвав новичка напарником. При этом каменное выражение лица так и не сходило с физиономии рейдера.

Грабля удивленно развел руками:

- Ничего себе. Главный одиночка Улья завел себе подружку? Как там, кстати, женушка с дочкой поживают? Не нашел?

Монах злобно посмотрел на долговязого, таким взглядом, словно хотел испепелить его.

- Ты не гоношись так, Монах. Хотя, я тебе благодарен. Приведу свидетеля выжившего к Шаху. Он за это наградит меня. Тебя отдаст Алмазу, потому как никто другой так не захочет тебя убить, как он, потому как потом Шах разжалует нашего старого толстокожего друга. Ибо ты жив остался, а это косяк. А косяки Шах не любит. Смекаешь?

Наемник был, похоже, доволен собою. Все действительно складывалось в его пользу. И повышение на службе, и наконец-то избавится от шефства Алмаза.

Монах лихорадочно думал. Куда едет конвой? Неужто в «Мирный». Он, вроде бы намного дальше. Значит, в один из стабов, подконтрольный Шаху или его союзникам. А значит, они совсем близко от Союза. Как же плохо все складывается – они удаляются от своей цели. Да еще и попали в лапы к тем, кто явно не отпустит их просто так. Надо выкручиваться.

Только вот сидят они с напарником в глухой бронированной банке и с наручниками в окружении матерых головорезов, которым муры и в подметки не годятся. Из огня, да в полымя. Монах уже не слышал восклицания Грабли, углубившись в свои мысли. Размышления прервал Якут, когда их противному собеседнику надоело развлекать самого себя, и он передвинулся ближе к носу «бэхи».

- Это что – все?

Монах пожал плечами:

- Не знаю. Но перспективы не очень.

- Я вижу.

- И договориться никак?

- Боюсь, мы лишние глаза, знающие то, что не надо знать. Жаль, если бы мы завтра успели в стаб Союза, то смогли бы даже предупредить их об атаке. А теперь, мы уезжаем все дальше.

Якут хмуро промолвил:

- А я вот, почему-то думаю совсем о другом.

- О чем же?

- Мне интересно, что с Дмитрием и его домашними…

Монах посмотрел на Якута удивленно – ситуация крайне скверная. Оба на волосок от смерти, а товарищ думает о чужой семье один день знакомого им мужика, который утром еще наставлял на них ружье. Но, затем, проводник тяжело вздохнул и ответил:

- Я тоже думал о них. Надеюсь, они все выбрались. Бородач наш – мужик крепкий. Тем более, кто-то выехал с базы еще до нас – ворота то были уже сорваны.

- Ну да…

Якута, похоже, все равно не устроило это предположение, и он оперся затылком на холодный металл обшивки, погрузившись в свои мысли. Бронетранспортер заметно сбавил скорость. Конвой достиг стаба. «Коробочка» свернула направо и остановилась около гаражей. Грабля открыл десантный люк «бэтэра» и, ступив на землю, скомандовал пленникам:

- На выход.

Наемники вытолкали обоих товарищей наружу. Монах осмотрелся. Никаких опознавательных знаков или названий. Где они – непонятно. Ясно было только одно – стаб был подконтролен Шаху. Иначе как объяснить то, что их конвой мгновенно пропустили внутрь. Вряд ли чужую вооруженную технику будут так просто пропускать на территорию серьезного поселения. А в последнем Монах был уверен – высота стен и размеры пролетов между домами говорили о том, что в стабе явно не ютятся. Грабля махнул на Монаха:

- Этого со мной. А этого, - долговязый покосился на Якута, - Давайте в яму. Как раз будет новое представление для ребят. А то последнее время все тухло.

Двое бойцов грубо заломили новичка и толкнули его в сторону черного джипа. Грабля открыл заднюю дверь другого авто и, сделав подобие реверанса, с издевкой продекламировал:

- Прошу Вас, сударь.

Монах ничего не ответил на эту подчеркнуто напускную любезность и сел на сидение. Рядом расположились двое громил-телохранителей Грабли, сдавив рейдера своим весом и габаритами. Командир наемников обернулся с сидения пассажира рядом с водителем и возвестил:

- Едем к Шаху!

Джип тронулся и покатил по улочкам стаба. Здесь явно проживали две-три тысячи человек. Не из разряда крупных поселений для юга, но и не маленький. Однообразные коробки домов позволяли предполагать, что когда-то здесь располагалась типовая застройка социального жилья.

Небольшие домики и редкие достроенные потом двухэтажные коттеджи – все, что было вокруг. Редкие люди на улицах, что неудивительно в ночное время. Сейчас все сидели либо по кабакам, либо просто отдыхали, так как в ночное время все стабы старались как можно меньше «отсвечивать» для развитых тварей Улья. Поэтому освещения на улицах хватало для перемещения и не более. Хотя, Монах не сомневался, что мощность можно быстро увеличить и поселок быстро осветится так, как надо было владельцам.

Вид за окном неожиданно сменился – пошли новые постройки, доработанные или поставленные уже иммунными. Ряд двух и трехэтажных зданий с пулеметами на крышах сразу бросился в глаза. Видимо, там и находились все те, кто дергал за ниточки в этом стабе. Слева раскинулась базарная площадь. Вот тут народу было прилично. Контингент был однообразен – большинство – наемники или трейсеры.

Монах знал, что Шах стремился всегда проводить политику по привлечению в «Мирный» отпетых головорезов и знатоков военного дела. Его «компания» поначалу оказывала самые различные услуги соседям в военной сфере. Постепенно, «Мирный» разрастался. Его численность стала очень высокой, а армии наемников Шаха уже требовалось больше еды, выпивки и девочек. «Мирный» стал совершать набеги на соседние территории, постепенно распространяя свой протекторат все дальше и дальше. В конце-концов родилась целая сеть таких вот подконтрольных точек, где заправляли шестерки Шаха.

Тем более, если не «кусаться» в мире Улья, то тебя попросту съедят более крупные гиганты. Каждый крупный стаб зачастую тянет одеяло на себя. Чем лучше там условия – тем больше у него население, чем больше население – тем больше армия. Армию надо снабжать и кормить. И выходит, что каждое из поселений вступает в прямую конкуренцию с другими, либо объединяется в союзы, как это сделал Союз Пяти, взяв сразу под контроль всю торговлю в центре южных окраин. Главная необходимость для таких крупных образований – постоянно наращивать и контролировать темпы роста и притока потрохов и боеприпасов, иначе, велика возможность в какой – то момент просто «лопнуть».

Проехав торговую площадь и публичный дом, джип остановился у дверей трехэтажного дома со стороны выглядящего словно крепость. Монаха вытащили из машины и пинками погнали к дверям. Грабля с видом победителя толкнул обеими руками створки как в театре. Внутри дом был явно «доработан». Хорошая обивка стен, добротная мебель некричащих тонов. Прямо перед Монахом вверх на второй этаж уходила широкая лестница. Долговязый командир наемников обратился к бойцам, которые дежурили внутри задания на первом этаже:

- Шах у себя?

- Только недавно уехал, - ответил один из охранников.

Грабля мгновенно переменился в голове:

- Как? Уже?

Наемник явно не ожидал такого поворота событий, а вот проводник даже не удержался от усмешки, увидев какая озадаченность возникла на лице у Грабли. Тот нахмурился и, обернувшись, заявил своему телохранителю:

- Надо связаться с Шахом.

По прихожей раскатился мощный голос:

- Зачем? Я думаю, я и сам разберусь – что надо делать. Здравствуй, Монах. Я надеялся, что я тебя больше не увижу.

По лестнице вниз спускался неторопливо Алмаз собственной персоной.

Якута везли по извилистым улочкам в сторону небольшой площади, огороженной металлической оградой. В одном из её краев был сделан вход, рядом с которым стояли несколько вооруженных людей. От ворот тянулась очередь. Каждый подходящий отдавал определенное количество споранов или гороха распорядителю «ямы смерти». Именно так называлось это строение. Было оно выполнено очень просто.

Посреди небольшого пустого пространства в земле была сделана яма с отвесными краями глубиной три метра. Ширина её составляла примерно семь метров. По краям были вбиты глубоко в землю металлические высокие перилла. На них могли облокотиться, чтобы не упасть – зрители. В яму опускали проштрафившегося должника, который не мог выплатить свой долг, преступника, или даже просто иммунного, взятого в плен при налете на какой-либо стаб.

Затем в стене ямы открывали ворота и выпускали несколько пустышей и бегунов, которые сразу начинали атаковать несчастного. Если иммунный обладал большой силой и об этом знали – на арену выпускали мутантов покрупнее. В «арсенале» распорядителя ямы имелись развитые бегуны и лотерейщики. Эдакий мини-колизей практически всегда с плохой концовкой для «гладиатора».

Джип остановился рядом с оградой и Якута выволокли наружу, потащив к яме под улюлюканье и насмешки толпы. Среди зрителей были даже женщины. Распорядителем был рослый мужик с постоянно прыгающими по лицам глазами, словно он постоянно высматривал кого-то. На нем был серый защитный костюм и черные ботинки. Он приказал охранникам больше не запускать желающих, так как около перилл уже началась давка.

Двое бугаев обступили по бокам новичка, и распорядитель заговорил очень громко, стараясь перекричать толпу:

- Ну что, народ? Свежего мяса?

Люди одобрительно загудели. Послышались крики.

- У нас сегодня… - распорядитель чуть нагнулся ухом к конвоиру Якута и тот что-то шепнул ему коротко, - Сегодня у нас закоренелый мур. Именно убийцу наших собратьев и разорвут мои милашки!

Толпы зашумела громче. Якут зло сплюнул. Теперь, даже если он выберется каким-то чудом из ямы – его путь заказан – с такой рекламой в него будет стрелять каждый житель стаба, имеющий при себе оружие. А громилы, тем временем, развязывали ему руки и привязывали за пояс к толстому канату. Похоже, тут не любили, если жертва раньше времени ломала при неудачном падении в яму ногу, и переставала трепыхаться раньше времени. Якут потер запястья, перетянутые наручниками. Один из наемников затянул петлю вокруг него и сказал распорядителю:

- Готово.

Тот взмахнул рукой как дирижер оркестра:

- Открывайте решетку!

В верхней части решетки, которая закрывала яму для того, чтобы из нее не выбрался какой-нибудь чересчур прыткий лотерейщик, с краю открылась дверца, достаточная для того, чтобы в нее пролез человек. Охранники грубо схватили Якута и поволокли к зияющему проему. Они буквально всем весом навалились на сопротивляющегося рейдера, и он повис на канате. Новичок хотел было схватиться руками за решетку, но как только он попытался зацепиться – на пальцы опустился каблук распорядителя:

- Лети, пташка!

Рейдер сорвался вниз, и дыхание перехватило – пояс сдавил канат. Спустя мгновение его начали опускать вниз и, вскоре, Якут почувствовал твердую поверхность под ногами. Дверца решетки захлопнулась. Канат безвольно упал вслед за рейдером, видно, чтобы у него не было соблазна забраться на нем повыше.

Якут осмотрелся.

На полу круглой ямы с бетонными стенами кое-где виднелись запекшиеся темные следы недавней крови. Зрелище отнюдь не обрадовало. Сверху вдруг ударил свет – «арену» подсветили прожектором и толпа, увидев в его свете – взревела дикими голосами.

Дверца в углу ямы медленно открылась, приводимая в действие электромотором. И из-за нее послышалось знакомое и пробирающее до мозга костей урчание. Из темного проема начали медленно выходить пустыши. Немного вялые – в неволе зараженные быстро загибаются. Но этих кормили неплохо. Похоже, только недавно тут пришел конец еще одному такому «гладиатору», как Якут. В обрывках одежды, с перепачканными кровью руками и явно набитыми животами

Однако этот факт, видимо, не играл для них никакой роли – они снова видели перед собой добычу. Рейдер прижался к стене спиной. Снова он попадает в подземелье, откуда нельзя выбраться своими силами. И снова на него нападают в нем зараженные. Судьба поистине издевалась над обоими напарниками.

Якут встал в боксерскую стойку, чем изрядно насмешил зрителей. Сверху раздался свист. Отдельные плевки понеслись внутрь ямы. И это цивилизованный мир? Из цивилизации в этом стабе были только дома и наличие электричества с водой. Здесь в большинстве своем жили обычные звери в человеческом обличье. Теперь Якут понял, почему проезжая по улицам, он увидел так мало женщин, а их внешний вид выдавал – какой профессией они все занимались в свободное от какой-либо другой работы время. Шах насаждал звериные порядки, идеальные для наемников, живущих одним днем, тратящих горох на ветер и ценивших только развлечения и выпивку.

Первый пустыш уже подошел к Якуту и тот попытался нанести прямой удар в челюсть мертвяка. Тут же пожалел об этом. Зараженный лишь качнулся и никак не отреагировал на попадание. Низкий болевой порог сыграл свою роль и позволил мужику в обрывках грязного костюма дальше наседать на Якута. Второй зараженный пытался обойти своего «товарища» и схватить новичка. Рейдер резко рванул в сторону и толкнул, что было силы, плечом второго нападающего. Тот упал, завалившись на бок, и медленно пытаясь встать.

Вот оно! Так хотя бы можно выиграть немного времени.

Якут, не дожидаясь, пока его снова загонят в угол – протаранил еще одного пустыша. Тот попытался схватить в момент удара рейдера, но тоже полетел на пол, оцарапав ногтями плечо новичка. Толпа одобрительно загудела. Якут перебежал в другой конец «арены» и снова встал на изготовку.

Еще два мутировавших направлялись в его сторону. Человек присел в последний момент, когда в нему уже почти вплотную подходил мертвяк, и кинулся в ноги пустоголовому. Боец обхватил руками ноги урчащего обжоры и резко распрямившись – кинул его через плечо за спину. Мертвяк приложился головой при падении. Хрустнула шея. То ли повреждения были некритичны для него, то ли просто Якуту не удалось выполнить задуманное, но твари начали все равно медленно вставать. Четвертый мертвяк успел зацепиться за руку человека и теперь пытался подтянуться к его шее, противно открывая рот словно рыба. Якут изо всех сил дернулся в сторону, падая на пол. Под плечо что-то неудобно попало.

Канат!

Человек вскочил, схватив остаток толстой веревки, и бросился к ближайшему мертвецу, на ходу пытаясь набросить петлю на его тело. Якуту удалось выполнить задуманное, и пустыш оказался скован в движениях – руки, которые он не успел поднять – были прижаты канатом, который обвил все тело. Якут затянул петлю и, изо всех сил удерживая трепыхающегося заложника, спрятался за его спиной, наблюдая за подходящими напарниками нападающего.

Зрители неодобрительно зароптали. Схватка начинала превращаться в медленный бой – Якут просто таскал мертвяка за собой, стараясь, все время, держать его перед лицами других пустышей. Послышались гневные окрики, направленные распорядителю ямы:

- Выпускайте крупняк! Чего тянете?

Ему отвечали другие из толпы:

- Погоди, чего сразу так гробить, пусть еще побарахтается. Я платил не за три минуты.

- Не нравится – вали отсюда тогда.

Между двумя наблюдающими за схваткой завязалась драка, и громилы направились в их сторону, чтобы разнять и выкинуть за пределы ограды. Распорядитель, похоже, решил внять голосу первого дерущегося, наблюдая за реакцией толпы. Он повернулся ко всем и, нацепив торжественную улыбку на лицо, громко прокричал:

- Выпускайте жрача!

Какого еще жрача? Новичок на минуту замер, услышав это название. Ничего хорошего оно не предвещало. Дверь открылась, и на дно ямы выскочил лотерейщик средних размеров. Так вот оно что. Монах просто не называл таким названием этого мутанта. Так или иначе, Якуту радости это не добавляло. Лотерейщиков он уже начинал ненавидеть. Почему-то от руберов они с напарником всегда умудрялись уйти целехонькими. Один лотерейщик в похожем подвале уже однажды чуть не погубил Якута. А этот его собрат по нише в мире мутантов Улья – был побольше.

Новичок приготовился к последней битве. У него не было ни ножа, ничего, чем можно было бы защититься. В отчаянии он прижался к холодной бетонный гладкой стене и выставил перед собой пустыша на петле. Лотерейщик кинулся на человека с громким довольным урчанием. Якут толкнул своего «заложника» немного от себя и тот оказался в объятиях развитого зараженного.

Жрач рванул мертвяка на себя и канат, больно протянувшись по ладоням новичка грубым плетением – ушел от владельца. Якут остался ни с чем. А пустыши, тем временем продолжали наседать. Лотерейщик снова прыгнул в сторону жертвы и Якут не нашел ничего лучше, чем просто схватить стоящего рядом пустыша и спрятаться за ним. Когти жрача ободрали плечи, стараясь достать до человека, а вот пустыш своими тупыми зубами вгрызся прямо в руку, причинив неимоверную боль – силы давления у мертвяка было прилично.

Якут закричал, а по его барабанным перепонкам ударил звук бьющегося стекла. Так же, как и тогда в подвале, только намного явственнее и сильнее. Голова налилась свинцом. Звук стекла нарастал, в этот раз он был настолько нестерпимым, что хотелось завыть. Рейдер пока что плохо контролировал умение, дарованное Ульем.

Новичок резко махнул рукой, буквально скинув с ней висящего пустыша, и с дикими ревов ударил лотерейщика. Мутант мог выдержать и побои покруче, но в первый же момент явно опешил. Кулак Якута рубанул по груди жрача с такой силой, которой мог позавидовать и матерый знаменитый боксер. Воздух вышел из легких мертвяка и он отпрянул назад. Урчание на мгновение запнулось и со стороны могло показаться, будто монстр закашлялся. Второго удара не последовало. Вместо этого, Якут обхватил голову приблизившегося вплотную мертвяка и с силой рванул её вбок, ломая позвонки. Пустыш упал.

Минус один.

Звон давил на голову нестерпимой болью. Лотерейщик снова сорвался с места, попытавшись повторить атаку, он замахнулся на человека, а тот просто встретил лапу мутанта боковым ударом во внутреннюю часть предплечья. При этом Якуту удалось толкнуть монстра немного в сторону. Звон резко прекратился, и рейдер почувствовал сильное опустошение. Если бы не живчик, которым их с Монахом накачивали муры – новичку бы не поздоровилось, и сейчас бы он просто упал безвольной тряпкой на холодный грязный пол.

Толпа зашумела, явно удивленная происходящим на арене. Распорядитель и сам свесился с перилл, наблюдая за ходом боя. Лотерейщик, тряся поврежденной лапой, отступил в противоположный край «ямы смерти». Теперь, кроме алчности до человеческой плоти, в его урчании было слышно и опасение. Человек был явно не промах. Только тварь не знала, что Якут полностью выдохся.

Сейчас, новичок, из последний сил собирая свою волю в кулак, оттолкнул пустыша, который увидел, что зараженный постарше не атакует и двинулся на добычу. Похоже, иерархия работает в мире Улья неплохо. Твари опасались лотерейщика, и с ним нападали редко. А если бы навалились вчетвером на Якута – тому бы не помог никакой дар. Новичок тяжело вздохнул и снова встал стойку, подняв перед собой сжатые кулаки. Он был готов к последнему смертельному для него броску. Но просто так на коленях погибать не хотелось. Сердце в груди билось так бешено, словно хотело выпрыгнуть. Монах сжал зубы и тихо выдохнул:

- Ну, давай, тварь.

Лотерейщик, похоже, оценил все-таки энергетические ресурсы противника и выпрямился, посмотрев черными глазками на жертву уже более уверенно.

Над головой раздалась автоматная очередь, и закричали люди. Тут же заработал пулемет, словно разбрасывая металлические удары по всей площади, в центре которой была сооружена яма. На решетку упало тело наемника с разнесенной крупным калибром головой. Визг женщин смешался с очередями жителей стаба, пытающимся оказать хоть какое-то сопротивление нападающим. Кровь засочилась с краев ямы – похоже, неизвестный агрессор перемолотил большинство зрителей свинцовым дождем. Распорядитель боев, низко пригнувшись над периллами и в панике осматриваясь – куда бежать, громко завопил:

- Длань! Здесь Длань!

Из-за края бортов ямы показалась рука с пистолетом. Ствол прислонился к затылку зазывалы, и палец нападающего нажал на спуск, посылая пулю в черепную коробку ведущего. Тот безвольно повис на периллах, согнувшись пополам. Заработал пулемет. Несколько пуль выбили искры на решетке и раздраженный, но знакомый почему-то голос произнес:

- Рикошеты же могут быть, аккуратней, ты вообще, думаешь хоть иногда?

Кто-то невнятно что-то ответил грубым голосом. Крики толпы стихли. Лотерейщик так и замер, упав у стены. Его настигла очередь пулеметчика. Пустышей ждала та же участь. Над головой Якута, на фоне неба возникла знакомая короткостриженная голова. Орехового цвета глаза удивленно и пронзительно посмотрели на новичка. Дверцу открыли двое бойцов в бронежилете, и на дно ямы упал конец нового каната.

Спартак произнес:

- Какая встреча, Якут…

Глава 17

Алмаз пристально смотрел на Граблю и на Монаха. Одет наемник был в свою привычную куртку и штаны. Похоже, один из лидеров Шховских прислужников не любил напыщенности во внешнем виде и даже «дома» ходил так, словно находился на выездном рейде. Бритый громила поинтересовался:

- А зачем тебе Шах, Грабля?

Долговязый угрюмо посмотрел на Алмаза и ответил:

- Хотел доложить ему лично о результатах разведки.

- Ты думаешь, что его это интересует? – главарь стаба сузил глаза и пытливо вперил свой взор прямо в глаза своему дружку.

- Ну, я не знал, что он уже не тут… - замялся долговязый.

Алмаз опустил голову внизу в ладонь, потирая переносицу. Весь его вид говорил о том, что он просто донельзя разочарован подчиненным. Затем он поднял глаза и устало махнул рукой:

- Все свободны. Нам надо обсудить дальнейшие планы с напарником. Монаха не уводите.

Наемники, сидящие в фойе, переглянулись.

- Я сказал вон! – зарычал Алмаз.

Заставлять трижды упрашивать себя бойцы не стали. Знали, какой крутой норов бывает у начальника. Телохранители Грабли не сдвинулись с места. Один из них продолжал держать за предплечье Монаха, сжимая руку рейдера, словно в стальных тисках. Здоровяк в черной куртке тем же временем спустился с лестницы и обратился к Грабле:

- А твои что? Глухие?

- Они со мной, тебе не подчиняются, - Грабля позволил себе насмешливый тон.

- Хорошо, - угрожающие нотки в голосе Алмаза Монаху не понравились и он внутренне напрягся.

Громила прошелся по ковру и пожал плечами, став спиной к четверке «гостей»:

- Я не пойму, Грабля, в чем дело? Я тебя сюда привел. А ты второй раз уже за последнюю неделю не выполняешь моих приказов и действуешь в обход своего начальства, то есть – меня. Вот и Монаха припер к Шаху.

- Его нет, - замялся Грабля.

- Но ты не знал! – отчеканил Алмаз и продолжил, - Ты вел его именно к нему. И если бы босс увидел этого поганого проводника, то я был бы выставлен в не очень хорошем свете. Так дела не делаются, Грабля. Ты слишком многого захотел.

Долговязый хмыкнул и решил, похоже, перейти в наступление:

- Знаешь что? Мне плевать на твои слова, я отвезу этого рейдера Шаху и…

Договорить ему не дали. Алмаз, видно был не из тех отрицательных кинозлодеев, которые слишком долго любят читать нотации в конце фильма. Наемник просто развернулся и трижды нажал на спуск пистолета, который прятался у него за пазухой. Глушитель убрал звук до уровня громких плевков. Но, тем не менее, один выстрел успел прозвучать – телохранитель Грабли успел тоже выхватить ствол и один раз нажать на спуск, прежде чем в его голове оказался дырка от пули Алмаза.

Грабля уже валялся ничком в ряд со вторым охранником. Монах сгорбился, зажмурив глаза. Ничего не произошло. Рейдер открыл веки одновременно с тем, как открылась входная дверь. Один из наемников, сидевших раньше в фойе, осмотрел хмуро три трупа, лежащие на синем большом ковре, и поинтересовался:

- Убрать, босс?

- Потом, - Алмаз махнул коротко своему подопечному и дверь снова с громким стуком закрылась.

Громила указал пистолетом на дверь за лестницей, на ходу с гримасой боли вытаскивая смятую пулю охранника из тела – его дар снова сработал на все сто процентов, оставив на теле здоровяка лишь небольшую гематому.

- Пойдем. Побеседуем. Время есть, а с тобой у меня большое желание поговорить «по душам».

Монах понимал, что такое поговорить «по душам» в лагере наемников и приготовился к побоям. Он двинулся в сторону двери с резной красивой ручкой.


Спартак помог Якуту выбраться по канату из ямы. Вокруг валялись несколько десятков тел, изрешеченных пулеметными очередями. Теперь это место по праву могла называться не «яма смерти», а площадь смерти. Каламбур довольно жестокий, особенно для сознания новичка, которого только что чуть не схарчили в замкнутом помещении зараженные.

Фанатик явно приоделся. На его голове был добротный защитный шлем, а на теле бронежилет, неплохо защищающий даже от попаданий пуль автоматов. Рядом стояло несколько бойцов, одетых так же, с такими же отметинами на плечах в виде растопыренной пятерни. Якуту вспомнилось слово, которое кричал распорядитель, по-видимому, называя нападающих – длань. Спартак пытливо поглядел на Якута с усмешкой:

- Ну и куда дальше?

- За Монахом?

- А он тут?

- Да. Нас взяли после того, как мы танк внешников рванули.

Боец, стоящий неподалеку, удивленно поднял глаза на новичка:

- Так это вы? И сколько вас было?

- Двое, трое точнее. Если с пленным внешником. Потом нас взяли, Грабля какой-то. Сказал, что повезет нас к Шаху.

Бойцы Длани переглянулись и покачали восхищенно головами. Якут закрутил головой и быстро спросил:

- Можно, я что – нибудь возьму? – он указал на валяющееся между трупами оружие.

- Можно, - Спартак кивнул головой, все еще пытливо и с прищуром наблюдая за Якутом.

Рейдер поинтересовался у фанатика, переворачивая брезгливо труп громилы, охранника, который развязывал ему недавно руки и накидывал петлю каната, на котором его спускали:

- А вы тут какими судьбами?

Сектант выпрямился, словно на параде, нахмурился и произнес:

- Этот стаб стал слишком «грязным».

Все остальные бойцы с отпечатками рук на плечах закивали согласно. Спрашивать у них, что означает «грязный», Якут не стал. Он поднял пулемет, лежащий рядом с охранником, и проверил лентоприемник. Кровь не попала. Вроде бы рабочий инструмент. Пока разрешаю - бери, что получше. Полный увеличенный короб ПКМа – Грабля и распорядитель боев явно не скупились на вооружение. Спартак встал на подножку подъехавшего джипа и обернулся на центр стаба – там поднималось зарево пожара, и слышалась постоянная стрельба. Сектант гулко спросил:

- Ты с нами?

Его напарник, который до этого восхищался рассказом о танке, с залихватской улыбкой добавил:

- Подкинуть?

Якут лишь благодарно кивнул головой и схватился за поручень, наваренный на крыше джипа, запрыгнув на ступень под дверью. Машина взревела мотором и понеслась по улице навстречу основным боевым действиям. Якуту не особо нравилось то, что он сейчас является прекрасной мишенью, которая висит как гроздь винограда на ветке. Тем более, что отходняки после использования дара еще били по мышцам, заставляя тело испытывать чувство огромной усталости. А сухожилия и мышцы тихо начинали ныть, испытав большие кратковременные перегрузки.

Броневик остановился неподалеку от торговой площади – впереди бегали люди, прячась от трассерных очередей, которыми поливал все пространство небольшой броневик со знакомым знаком фанатиков на боку. Спартак коротко скомандовал:

- Выгружаемся. Все – к тому дому. Якут. Ставлю сто к одному, что Монах находится в здании справа от площади вон на той улице, если его хотели отвести к главе или к Шаху. Седой, дай краску, быстро!

Якут ничего не успел сказать, как второй напарник фанатик, с которым они вместе сидели в плену у муров, схватил плоский футляр. Открыв его, и, хлопнув расправленной ладонью по черной маслянистой поверхности, он поднял руку:

- Это, чтобы тебя наши же не подстрелили. Ты с оружием.

Якут послушно дал поставить себе знаки на плечах и лице, - при этом Седой усмехнулся, прокомментировав, - ты уж извини, но твоя черепушка лысая – это самое видное место.

Новичок взял ориентир на указанный Спартаком дом, уже спрыгивая с подножки и пригибаясь, чтобы не поймать случайную шальную пулю. Один из рядов рынка в тридцати метрах от джипа взлетел на воздух, разлетевшись от попадания крупного снаряда. Спартак чертыхнулся и нажал на тангетку рации:

- Фобос, отставить стрельбу минометов. Мы уже в центре! Повторяю, отставить…

Дальнейшие его слова Якут уже не слышал. Он не знал, что гонит его в сторону здания, где держали Монаха, но четко был уверен в том, что без напарника он уходить отсюда не намерен. Новичок обогнул дом, прилегающий к площади, и на следующей улице остановился как вкопанный – наемники Шаха разворачивали огневую точку.

Тренога крупнокалиберного пулемета занимала темный проем между домами и, пока что невидимые нападавшими, бойцы стаба устанавливали здоровенный «Корд» с ночным прицелом. С этой точки они смогут накрывать всю площадь, и неизвестно, выдержит ли броневичок сектантов попадание такого калибра до того, как остальная техника нападающих подтянется от ворот.

Якут принял непростое решение. Сейчас, люди, копошащиеся в переулке, были для него лишь мишенями. Свыкнуться с этим было очень сложно, но за последние несколько дней ему пришлось стрелять столько, сколько не доводилось раньше. И целиться не только в мутантов. Впереди в доме администрации был Монах, позади – вызволившие его из ямы люди. Если не помочь сейчас, можно потерять инициативу и тогда второго броска в яму он уже не переживет. Хотя, скорее всего, его просто как собаку пристрелят на месте.

Поэтому Якут ухватился за рукоять переноса ПКМа и начал быстро перемещаться за ухоженной живой изгородью, стараясь обойти пулеметчиков, и как можно сильнее отдалить от сектора из обстрела. Пока будут разворачивать «Корд» - у него будут драгоценные доли секунды. У конца живой изгороди ему пришлось замереть – за нею пробежали трое наемников, направляясь к площади. В руках одного был гранатомет.

Зло чертыхнувшись, Якут стиснул зубы – сейчас выдавать себя нельзя. Иначе и сам погибнет, и меньше пользы принесет для тех, кто сейчас упорно старался отбить площадь. Как только троицы отдалилась, заработал пулемет наемников. Раскатистый грохот, усиливавшийся эхом в переулке, дал понять новичку, что медлить больше нельзя. Он буквально выкатился из-за живой изгороди, лег на живот и установил пулемет на сошки. Вздохнул, прижал крепко приклад левой рукой к плечу и надавил на спусковой крючок.

Звонкий стук резанул по барабанным перепонкам. Стрелок «Корда» завалился вперед на свое смертоносное орудие – слабый бронежилет прошили две пули. Вторая очередь пришлась на его напарника, который попытался стащить мертвого товарища со станка и развернуть пулемет. Третий залег за углом дома, не высовываясь, но, давая отрывистые очереди в сторону Якута. Дело швах! У новичка был только один короб – боеприпасы не бесконечные. А вот у наемника, судя по всему, была полная разгрузка магазинов. И сейчас рейдер просто-напросто застрял – впереди располагалась широкая улица, которую нужно было пробежать так, чтобы не попасть под смертельный свинец. Освещен участок дороги был хорошо, что снижало шансы на удачный исход.

Якут выматерился и откатился за изгородь назад. Над головой заколыхался кустарник, который снова потревожила еще одна очередь наемника. Неожиданно из-за поворота выехал бронетранспортер. На его верхнем броневом листе была нарисована размашистыми неровными мазками – длань сектантов. Турель на вершине, «крокодил» на колесах развернулся в сторону угла, где прятался противник. Два выстрела из мелкокалиберной пушки разнесли угол дома, выбив часть кирпичей на небольшом расстоянии. Однако этого хватило, чтобы отбросить наемника в сторону и закончить начатое третьим выстрелом, который превратил тело врага в фарш.

Пулемет неожиданно развернулся в сторону Якута и проводник не нашел ничего лучшего, чем просто встать и зажмуриться. Единственное на что сейчас уповал новичок, так это на то, что в свете фар на его лице увидят нарисованную темной краской неровную пятерню. Броневик замер на пару секунд и затем дал по газам, разгоняясь в сторону площади.

Якут выдохнул. Сердце требовало выпустить его из тесной груди.

Рейдер помчался в сторону переулка, за которым на соседней улице и было главное здание, указанное Спартаком. Около его дверей было двое наемников. Один из них кричал на кого-то по рации. Две коротких очереди пулемета оборвали жизнь обоих охранников, упавших на ступени главного здания. Якут, держа на прицеле дверь дома, начал быстро подниматься к ней. Времени на обходные маневры не было. Он толкнул створку и тут же почувствовал, как пулемет рванули в сторону внутреннего пространства дома.

Рейдер не совершил ошибку, схватившись за оружие, а наоборот, отпустил рукоять ПМКа и освободил себе одну руку для того, чтобы перехватить пистолет, который вытаскивал из кобуры охранник в доме. Пулемет больно ударил по ноге. Следом прилетел второй удар под дых, но Якут, скривившись и до скрежета сжав зубы, все еще держал руку с пистолетом, стараясь вывернуть её наружу.

В поле зрения попали ноги наемника, одетые в кроссовки. Якут поднял ногу и нанес резкий удар каблуком по носку бойца. И еще раз. Тот закричал от боли. Но был виноват сам – вместо того, чтобы носить армейские ботинки с твердыми вставками, подопечный Шаха предпочитал легкость и удобность. Рука с пистолетом на мгновение ослабла, и Якут постарался двинуть плечом своего противника, не обращая внимания на очень чувствительные удары кулаком в бок.

Второй толчок удался, запястье наемника налетело на угол коридора. Пистолет упал на пол, и Монах, превозмогая боль в боку, на мгновение отдалился от соперника и нанес толчковый удар ногой в грудь наемника. Тот смог амортизировать сокрушительную мощь приема, подставив руку, но все равно врезался спиной в стену, после чего кинулся на новичка. Его руки обхватили Якута и наемник с разгона впечатал нашего героя в стеклянную витрину шкафа.

Посыпались осколки, локоть неприятно обожгло порезом.

Якут почувствовал, что в борьбе он явно уступает – стальная хватка противника не представляла возможности выпутаться. Единственной ошибкой наемника было то, что в пылу битвы он продел руку под ремень пулемета. Это было единственным шансом новичка. Он стал вытягивать руку из захвата, сильно сдирая кожу застрявшим осколком пониже локтя. Только бы в вену не попасть такими темпами. Якут выпростал руку из-под наемника, но тот, все еще прижимая рейдера к стене, с размаху нанес резкий и точный удар коленом в область живота, изогнувшись на мгновение как змея.

Второй удар.

Якут заорал благим матом и все-таки схватился за ремень пулемета. Быстро перекрутив его вокруг шеи и руки бойца Шаха, он постарался повернуть боком оружие, уперевшись в спину солдата. Якут стал давить из последних сил, заставляя ремень душить своего оппонента и поднимать его предплечье выше, что мешало усиливать хватку.

Наемник не выдержал и схватился за ремень второй рукой, только этого и ждал наш герой. Нанеся короткий удар коленом в пах, он выскользнул из захвата и сильнее закрутил ремень, падая вместе с соперником на пол на бок.

Якут зажмурился, и в ушах его снова заиграла музыка из разбивающихся стеклянных блоков. На этот раз – слабая. Но достаточная для того, чтобы оборвать жизнь охранника. Рейдер обессиленно распластался на полу рядом с убитым соперником, но через несколько секунд, превозмогая желание просто лечь и свернуться калачом от усталости, поднялся на четвереньки, подобрал пулемет и пошел к двери за лестницей.


Алмаз завел Монаха в комнату с одним единственным окном и стулом. Там же находился один из наемников. Главарь наемников распростер руки и произнес:

- Вот моя истинная вотчина, Монах.

На полу виднелась лужа крови. Рейдер посмотрел на нее, внутренне сжавшись. Алмаз заметил это и добавил:

- Это пленный фанатик. Не повезло ему сегодня. Люблю, знаешь ли, выпустить пар.

Вот теперь в глазах громилы были видны настоящие садистские огоньки, которых не было даже у Грабли. Он похлопал по спинке стула и отдал приказ наемнику:

- Усади ка его. И можешь быть пока свободен.

Ассистент мясника грубо толкнул Монаха к стулу, после чего надавил на плечи всем весом, заставляя сесть. К его наручникам из пластика он прицепил небольшую цепь, ведущую к ножкам сидения. Судя по тому, что они были прикреплены к полу большими шурупами – конструкция была монолитной. Наемник вышел из комнаты, оставив своего босса наедине с пленным.

Первый удар создал впечатление, будто Монаха снес грузовик. Огромный кулак Алмаза покрылся кровью из носа рейдера, и он с ухмылкой протянул:

- Это я очень слабо. Вроде поблажки на первый удар, в благодарность за то, что ты достал нам вот того малыша, - палец истязателя указал за окно. Там, вдалеке на площадке стоял Ми-24.

Красавец теперь обрел всю свою мощь, неся на пилонах кассеты со смертоносными зарядами и противотанковыми ракетами. Грозная боевая машина была спрятана за высокими стенами полигончика позади главного здания.

Алмаз нанес второй удар. Он был намного сильнее и мощнее. И метил наемник уже в солнечное сплетение, выбивая остатки воздуха из тела Монаха:

- А это за то, что ты торговался со мной в Аминске. Я никому этого не прощаю.

Монах выплюнул кровь и скривился в улыбке:

- А от Шаха? Ты же его шестерка!

Алмаз тяжело задышал, словно разъяренный бык и с размаху нанес еще два удара. Затем успокоился и проговорил:

- Я ведь изначально не собирался тебя везти обратно в Опорник – ты же это понимаешь? Ну, если бы нашли того, кто поможет выбраться потом из Аминска.

Наемник присел на корточки перед привязанным к стулу рейдером, смотревшим на своего палача быстро заплывшими глазами. Алмаз добавил:

- А я ведь у Джо расспрашивал – кого ты там искал в городе, когда мы захватили Опорник. Всех вырезали. Его – последним. Он мне сказал, что ты там искал Машеньку и Анечку, да?

Последние слова уже договаривались мерзким скабрезным тоном. Монах дернулся на стуле в бешенстве и затих – по всему телу отдавалась боль.

На улице началась канонада, и Алмаз резко поднялся, удивленно прислушиваясь к звукам стрельбы:

- Что еще за чертовщина.

- Надеюсь… твоя смерть, - Монах процедил сквозь зубы, пуская кровавую слюну изо рта.

- Ты жалок. Вернусь - закончу с тобой.

Алмаз вышел из пыточной, оставив Монаха наедине с самим собой. Рейдер тяжело задышал, пытаясь ослабить путы. Никак – пластик сильно врезался в запястья. А сил не было совсем. Вот и конец его пути. Почти рядом с целью он был уже дважды – один раз в Аминске, а второй – когда хотел добраться до Союза. За окном уже светало. Новый день не сулил ничего, кроме медленной мучительной смерти от рук самого ненавистного им человека. За спиной скрипнула дверь. Вот она и пришла за ним – старуха с косой.

- Как запутано-то, Монах ты меня слышишь?

Голос Якута мгновенно отрезвил и вернул к реальности из мира пустых и горьких грез. Проводник скосил взгляд направо на напарника. Вид у того был мягко скажем, потрепанный. Рукав куртки оторван, на плече рана от когтей. Где он вообще тут мутантов то нашел? Вот же чудной. На лице Якута была какая-то черная блестящая краска, покрывавшая часть физиономии. Что-то очень знакомый рисунок. Монах еле слышно подал голос:

- Ты? Откуда?

- Сейчас не время, надо уходить. Быстро. Только надо как то пробраться к воротам.

Якут освободил руки товарища, и тот слабо поднял руку по направлению к окну:

- Вон…наши…ворота…

Новичок изумленно уставился на вертолет, стоящий в дальнем конце полигончика. Он перекинул руку Монаха через плечо и потащил напарника на выход. Выйдя из пыточной, он свернул направо и, пройдя через гостиную, открыл дверь веранды, пыхтя от натуги. Сил оставалось совсем мало. Впереди виднелась посадочная площадка, только не было видно охраны. И этот факт очень напрягал. Один он уже не сможет справиться с вооруженными наемниками, да еще и с полумертвым напарником на плечах. Силы были совсем на исходе. Позади, послышался грубый голос:

- Куда это Вы?

Алмаз ударил ногой в спину еле бредущего Якута. Тот отлетел в сторону, отпустив товарища и упав больно прямо на свой пулемет, болтавшийся на груди. Главарь наемников насмешливо протянул:

- А Вы, однако, сладкая парочка как я посмотрю!

Якут перевернулся и, оперевшись на локоть, направил ствол ПКМа в сторону Алмаза:

- Не подходи!

Наемник хищнически двинулся к нему, широко расставляя длинные, здоровенные руки:

- Ну, давай! Стреляй!

Якут сжал зубы и надавил в отчаянии на спуск.

На этот раз кожа Алмаза немного побелела еще до этого момента и пули застучали по согнутому и идущему в сторону новичка наемнику, разрывая одежду. Он схватил рукой ствол пулемета и резко увел его в сторону. Затем вырвал оружие, придавив ногой Якута, и отбросил пушку в сторону.

На звук стрельбы от ангара, рядом с вертолетом через площадку, бежала уже его охрана. Наемники рассредоточились полукругом вокруг своего босса и Монаха. Якута поволокли за шиворот в сторону бараков рядом и связали руки, облокотив на металлический заборчик. Бежать тут было некуда – отовсюду его достали бы охранники. Наемники вернулись в полукруг своих товарищей, иногда бросая взгляды на связанного.

Алмаз дал команду пилотам:

- Заводите вертушку, похоже, отсюда нас выбьют фанатики Длани. Новичок с сожалением проводил двух летчиков, удаляющихся в сторону винтокрылой машины. Главарь бандитов склонился над Монахом:

- Ну что, беглец, отбегался?

Едкая усмешка появилась на губах лысого гиганта. Он сделал вид, будто его ноги подкосились, использовал для подушки приземления своего колена тело Монаха, который от этого конвульсивно вздрогнул. Придавив, таким образом, рейдера к земле, Алмаз поинтересовался:

- Я так понимаю, ты своих родных так и не нашел, Монах? Это печально.

Удар по лицу чуть не отправил Монаха в отключку.

- Джо мне сказал, что для тебя это был единственный шанс!

Кувалда огромного кулака снова опустилась на уже совсем разбитый нос рейдера.

Вдалеке вертолет закрутил лопастями, готовясь к взлету. Главарь наемников посмотрел на летательный аппарат и решил, что пора заканчивать начатое. Он начал печатать слова, произнося каждое ровно с один ударом, добивая лежащего под ним Монаха:

- Скажу. Тебе. Честно.

Три слова – три удара. Якут смотрел с ужасом на своего напарника. Перед глазами всплыла картина, как его друга Тольку избивают трое пьяных сослуживцев, за убийство которых он потом и оказался за решеткой. А Алмаз продолжал:

- …Я. Не. Собирался. Забирать.

Главарь остановился передохнуть и победным тоном договорил:

- Твою дочь и жену.

Затем плотоядная гримаса появилась на лице наемника, и он добавил:

- Хотя вот жену, может быть подарил бы Шаху…

Это были последние слова сказанные Алмазом. Монах их услышал уже где-то в далеком тумане красной пелены, которая полностью застилала глаза. Внутри его сознания вспыхнуло понимание того, что изначально, по задумке Алмаза, у него бы не получилось вытащить Аню и Машу. А если бы их достали – участь родных была бы незавидна.

Он не знал тогда, что Опорник на обратном пути будет полностью разгромлен и что все его «козыри» аргументы для Алмаза в грузовике, когда они подъезжали к Аминску – были вовсе не козырями.

Он сам заварил эту кашу, и сам не смог из нее выбраться. Где-то в глубине естества рейдера вспыхнул маленький огонек ненависти, жажды мести, отчаяния, бессилия, злобы и горчи утраты. Весь этот адский коктейль разорвался с невероятной силой, выпуская наружу всю полуторагодовалую боль.

Проводник вдруг дернулся под коленом Алмаза и протяжно вымучено подал голос. Он все нарастал и нарастал. Удивленные наемники вокруг опешили вместе с Алмазом. Они думали, что лежащая на асфальте окровавленная избитая кукла уже ни на что не способна. Крик перешел в замогильный нечеловеческий вой, от которого даже у Якута встали дыбом волосы. На мгновение показалось, что его перекинуло на жаркий берег Австралии в невероятную духоту.

Монах поднял голову, невидящим взором посмотрев на удивленного Алмаза, и скрылся во вспышке пламени, мгновенно накрывшей всех наемников, стоящих вокруг. Нестерпимый свет рубанул по глазам Якута.

И это все – на фоне непрекращающегося крика его товарища, в котором застыла животная ярость и невероятной глубины страдание. Вспышка яркого пламени погасла, и Якут убрал руку от глаз. Монах лежал без одежды на асфальте. Вокруг него лежали обугленные тела наемников.

Кратковременная вспышка почти в тысячу градусов убила и их главаря – тут не помог никакой дар твердения кожи. Картина была до ужаса правильной в геометрическом плане – восемь обугленных останков, лежащих полукругом, одно человеческое обнаженное тело в центре и у его ног – самая большая дымящаяся туша Алмаза.

На удивление, тут же вокруг стало холодно. Словно Монах как то аккумулировал в себя все тепло вокруг. Да и дышать стало очень проблематично. Якут осторожно прикоснулся пальцем в чуть оплавленному асфальту – чуть теплый. Чертовщина какая-то. Неужто, дар, копившийся в напарнике полтора года, наконец-то нашел свой выход, да еще и с такой мощью. Рейдер искренне надеялся, что такая вспышка больше не повторится, иначе он тоже не переживет кремации. Ему итак повезло в том, что его бросили дальше от места происшествия.

Якут тихонько позвал:

- Монах!

Напарник молчал.

- Монах!

Проводник слабо зашевелился.

Якут торопливо резал уже путы на руках, после чего схватил автомат одного из наемников, перекинул его через плечо и бросился поднимать напарника:

- Давай! Вставай! Надо идти.

Тело Монаха было белым, словно он посидел в ледяной проруби. И температура его была как в морге. Чудно. Но проводник дышал. Якут взвалил его на плечо, и на полусогнутых побежал что было сил к вертолету, уже раскрутившему винты. Главное, чтобы его не заметили раньше времени. Якут обежал по дуге заднюю часть Ми-24 и положил Монаха на землю:

- Погоди!

Новичок сбросил с плеча автомат и на ускорении выполнил бросок к дверце вертушки. Открыв её, Якут наставил ствол на обоих пилотов:

- Быстро на выход!

Оба мужика уставились обалдевшими глазами на избитого и грязного оборванца с замазанным черной краской лицом. Якут разъяренно проревел:

- Я что-то не ясно сказал?

Оба пилота покинули вертушку с поднятыми руками. Приказав им бежать до тех пор, пока они смогут скрыться от его прямого попадания в спину, и, дав при этом очередь в воздух, Якут направился к напарнику. Пилоты при звуке стрельбы припустились к дому, что есть мочи. Уложив Монаха на пол десантного отсека, и, быстро зафиксировав его в этом положении, чтобы при наклонах – напарник не покатился в сторону, Якут на автомате набросил на него холщовый кусок грязной ткани, лежащей на сидении, чтобы укрыть от холода избитое тело товарища.

Он сел за рули и проверил поочередно ход двигателей. Остальные приготовления были уже выполнены пилотами до него. Затем Якут поднял винтокрылую машину над площадкой с небольшой скоростью, учитывая уровень площадки старта и выполнил висение в воздухе, разворачивая вертолет судя по показания приборов на восток. Вертолет забрался выше, возвышаясь над стабом.

Только сейчас можно было понять, что поселение довольно крупное. В поле зрения Якута попали наемники, бегущие к площадке. У одного в руках была длинная труба, и это очень не понравилось пилоту. Пальцы, вспоминая старое, забегали по переключателям, и пришлось немного податься в сторону, чтобы дотянуться до кнопки подготовки противопехотных ракет, поставив их запуск на прямую наводку. После чего, рейдер, дав больше тяги, отвел рычаг, и вертолет пошел на бегущих, хищно накренившись вперед.

Якут нажал кнопку пуска ракет, и барабаны с шумом выпустили несколько свистящих небольших снарядов, которые оставили клубящийся дым позади себя. Уже на земле каждый из них разорвался, выбросив сотни острейших кусочков стеклопластика, которыми была начинена каждая боеголовка. Комья земли взметнулись вверх вместе со взрывами, заставив людей упасть на землю и залечь. Многим наемникам не повезло и они, картинно раскинув руки, падали на полном ходу. Гранатометчик упал, и Якут резка дал тяги, уводя машину дальше за стаб, чтобы не попасть под возможный обстрел.

Памятуя рассказ Монаха, летчик пошел довольно низко, внимательно наблюдая за горизонтом. Если появится черная полоска мертвого кластера – придется сворачивать. Он обернулся на напарника. Тот тихо лежал на полу, не подавая никаких признаков активности. Только грудь еле видно вздымалась. Горючего в вертушке было мало. И поэтому меньше чем через полчаса Якуту пришлось искать площадку, чтобы посадить вертолет.

Выбрав полотно широкого шоссе, как наиболее ровную поверхность, он начал снижаться. Когда вертолет полностью прекратил свой ход. Якут осмотрелся. Вокруг ни души. Но на звук винта скоро сбегутся твари. И тогда им не поздоровиться. Отчаяние захватило новичка. Автомат, в котором меньше тридцати патронов и еле дышащий голый напарник, укрытый тканью. Вот все что оставалось у него.

Впереди на дороге показалась машины. Вот еще чего не хватало! Якут привалился назад на сидении и закрыл глаза. Конец. Один из броневиков, едущих впереди, остановился в пятидесяти метрах от вертолета, благоразумно свернув от прямой наводки ракет, и раздался голос громкоговорителя:

- Вы вторглись на территории. Союза Пяти. Предлагаем Вам выйти из вертолета и сдать оружие. В противном случае, мы будем вынуждены расстрелять вертолет.

Якут широко открыл глаза от радости. Неужто, они попали туда, куда так стремились? Он повернулся к Монаху, лежащему на полу вертолета:

- Монах! Мы добрались!

Напарник уже его не слышал…

Глава 18

Якут сидел в просторном кабинете с обитыми зеленым атласом стенами. Хозяин явно любил мягкие и успокаивающие цвета. Новичок утопал в мягком кресле, расслабив спину и держа в руках граненый стакан. Ему даже не верилось, что такое место может существовать в Улье.

После того, как они с Монахом несколько дней еле выдерживали гонку по опаснейшим местам этой части враждебного ко всему живому мира, рейдер никак не мог свыкнуться с мыслью, что перед ним не грязная решетка темницы или «ямы смерти», а просто большой стол, предназначенный для корпоративных переговоров.

Вокруг резной столешницы были расположены несколько кресел. Они были пусты. По центру восседал мужчина лет сорока на вид. Густые русые волосы, зеленые глаза, прямой нос и волевой подбородок – с виду ничего необычного. Просто хорошо подтянутый вояка в темно-зеленом френче, скорее всего пользовавшийся успехом у женщин.

Но это был хозяин этого места. И это ощущалось в каждом движении главы стаба «Бастион». Странное название происходило оттого, что поселение находилось на самом краю пересечений многих границ влияния разных группировок и было самой южной крупной опорой Союза Пяти.

Собственно, это и был пятый стаб в этом конгломерате. До здешних краев доезжали внешники, тут могли показаться муры и фанатики, а западнее находились территории подвластные Шаху и его союзникам.

Главу звали Грог. От названия ли алкогольного напитка или еще по какой-либо причине, но прозвище это прочно закрепилось за мужчиной. Он внимательно смотрел на Якута, покручивая бокал в руках.

Неловкое молчание прекратил он же:

- Значит, это точно все, что произошло с вами за последние дни?

Якут, только что рассказавший вкратце всю свою историю от появления в Аминске и до попадания в «Бастион», согласно кивнул, подтвердив жест словами:

- До последней точки. Скрывать, в принципе, не имеет смысла что-либо.

- А что Вы сделали с внешником?

- Отпустили, как я уже и сказал.

- Монах, или ты?

Якут не моргнув, проговорил:

- Оба. Это совместное решение.

Грог усмехнулся и произнес:

- Вот об этом лучше больше никому не рассказывай, Якут. У нас тут такое не принято.

Рейдер-новичок лишь кивнул согласно и отпил из своего прибора горячительный напиток. За окном раздалась очень далекая канонада. Якут быстро обернулся, всполошившись. Его успокоил Грог, показав в сторону окна:

- Это артиллерия. Работает по тем точкам, которые были указаны в планшете в вашем вертолете.

- Он не наш.

- Знаю, знаю. Теперь он наш. Кстати, спасибо за игрушку. Она очень пригодится. Знаешь, мне стоило труда убедить Совет, что вы действительно не диверсанты. Мои особисты нашли в птичке карты, которые Алмаз сделал для своих летчиков, чтобы не били по своим. Там все отметки наших укреплений. И их секретов. Наши разведчики проверили их. Все верно. Батареи Союза отработали по ним. Наступление на два наших стаба предотвращено. Однако нам пришлось развязать войну. И сейчас Шах обвинил нас в агрессии. Но, знаешь, что я думаю?

Новичок покачал головой, вопросительно посмотрев в зеленые глаза главы «Бастиона».

- Я думаю, что историю пишут победители. И если бы мы не ударили первыми – оборона была бы прорвана, а дальше нас разделили бы на две части. Потом задавили бы кого-то. Затем и остальных. У Шаха хватает союзников, чтобы бить по всем фронтам.

Якут пожал плечами:

- Я же говорю, смысла нам врать - нет. Монах сказал, что только здесь мы будем в безопасности.

- Почему вы решили помочь Союзу?

Новичок нахмурился и, поколебавшись, все же заговорил:

- Дело в том, что Монах хочет возвратиться на запад.

- Серьезно? – на лице Грога отобразилось удивление, - Мало кто туда сейчас хочет.

- Он хочет вернуться снова в Аминск и попробовать найти семью.

- Для этого потребуется целая экспедиция.

- Мне кажется, его это мало волнует. Он просто будет пытаться, пока у него не выйдет. Или, пока он не погибнет… - последние слова застряли в горле Якута.

Рейдер поднял глаза на главу стаба:

- Как он?

- Неплохо. Наши знахари хорошо похлопотали над ним. Дар высосал у него почти все оставшиеся силы. А их было не так много – у него тело, как один сплошной синяк. Обещаю, на ноги он встанет быстро.

Якут уставился в столешницу, углубившись в свои мысли.

Грог снова заговорил:

- Получается, все это он проделал лишь для того, чтобы иметь возможность вернуться назад… А ты?

Якут молчал.

- Якут?

- Да… - новичок выпал из прострации и ответил, - Я просто хотел выжить. Другого знающего человека рядом не было. Он несколько раз вытаскивал меня, и без Монаха меня бы давно уже сожрали твари Улья. Я старался помочь ему во всем так же. Если кому я свою спину и доверю, то только ему.

- Громкое заявление в Улье. Тут кидают на каждом шагу.

- Но не он.

Грог подался вперед, сложив руки на столе:

- Как я могу отблагодарить вас двоих?

Якут улыбнулся и поднял глаза:

- Сделайте Монаха главой в Опорнике в случае победы.

Собеседник изумился:

- Ты серьезно? Нет, я понимаю, что Джо, с которым мы тесно и хорошо работали, теперь на том свете. Но не слишком ли дорогая награда для Монаха?

- А это разве сложно? Он отличный трейсер и строгий человек. У него получится. Тем более, это награда за двоих, если так будет угодно.

Грог с интересом воззрился на новичка:

- За двоих? Мне казалось, что ты уже отплатил свой долг Монаху сполна. Обычно просят мешок жемчуга или еще чего похлеще.

Якут горько потупился и глухим голосом проговорил:

- Нет. Я вряд ли оплачу свой долг. Потому как у меня есть перед ним один грех.

- Что за грех?

- А вот это, пожалуй, я оставлю при себе. Что-то слишком много болтаю. Это никак не связано с Шахом, вашим Союзом и прочими разборками. Только между нами.

Лицо новичка окаменело, и он явно дал понять, что отвечать на подобные вопросы он больше не намерен.

Грог откинулся в кресле и задумался. Молчание длилось минуту. Когда Якут уже хотел поинтересоваться – может ли он уйти, хозяин кабинета заговорил:

- Хорошо. Я согласен. Но, целый стаб в награду! Это очень много. У нас тут тоже – политика и прочая мишура, которую я не всегда люблю. Поэтому желающих, в случае удачного стечения обстоятельств и победы над Шахом – на такое прибыльное место, как Опорник, будет много. У меня есть встречное предложение.

-Какое?

- Иди за мной.

Грог поднялся и направился к выходу. За ним последовал и Якут. Оба вышли из кабинета и к ним сразу присоединились в полном молчании три охранника в тяжелых бронежилетах с автоматическими винтовками. Вся компания вышла из двухэтажного здания, где находилась резиденция главы «Бастиона».

Сам стаб был организован на месте бывшего военного городка и поэтому имел очень удобную планировку. Прямые улицы, простреливаемые с крыш домов на случай прорыва внешнего кольца защиты. Удобное местоположение гаражей. Госпиталь. Все это Союз защищал с помощью целой линии инженерных сооружений вокруг поселения. Всего около пяти-семи тысяч человек, не считая постоянных пришлых торговых караванов, гостей и залетных рейдеров с трейсерами. Весьма оживленный городок, не в пример большего того, куда Грабля вез Монаха и Якута.

С Грогом почтительно здоровались практически все на улице и было видно, что здесь многое держалось на авторитете этого, казалось бы, ничем не примечательного невысокого человека. Удивительно, что у него было только трое охранников. Ведь враги могли и подослать убийцу, который мог бы убить опору этого места. Хотя, Якут не знал, какими умениями обладает здешний хозяин и его телохранители.

Возможно, крепкая кожа Алмаз и рядом не стояла с их возможностями. Вон, Монах на пике своих сил просто поджарил всех в радиусе десятка метров.

Грог явно вел Якута к гаражам. Они прошли все основные ангары и заезды и свернули на небольшую улочку к проходной, над которой высились два крупных пулемета. Их пропустили без лишних расспросов. Грог махнул рукой телохранителям, и они отошли к стене, усевшись на лежащие рядами шины. Один из них закурил, а Якут завистливо посмотрел на дымящего мужика. Грог заметил это и достал из внутреннего кармана пачку сигарет:

- Угощайся.

Поблагодарив обрадованно хозяина «Бастиона», новичок подкурил от подставленной зажигалки и выпустил с облегчением струйку дыма.

- Кулибин! – позвал Грог, заглядывая в дверь одиноко стоящего ангара.

На зов вышел коренастый мужичок. Вся одежда его была сплошь в машинном масле. И пах он так, что позавидовал бы самый матерый автослесарь.

- Здравствуйте, Грог.

- Покажите нашему гостю Ваше чудо. Гостя, кстати, зовут Якут, если что.

- Можно и показать.

Механик открыл дверь ангара и пригласил Якута внутрь. Большое помещение было заставлено различными запчастями и прочими приблудами автослесарского дела. С одной стороны находились, наоборот, какие-то неизвестные приборы явно из оперы сложной электроники. А посредине ангара стоял футуристической формы бронетранспортер.

Издалека – такая же консервная восьмиколесная машина, только весьма больших размеров.

Но при одном взгляде можно было понять, что тачка явно не из простых. Её хищная форма создавала впечатление, словно она сейчас рванет вперед, протаранив двери очень острым носом. Задняя часть, наоборот, была большой и прямоугольной. Если посмотреть на бронетранспортер сбоку, то создавалось впечатление, будто длинный прямоугольный треугольник поставили на колеса.

Серый цвет монолитной обшивки вообще не играл бликами – на него была нанесена матовая краска. Якут невольно залюбовался вездеходом. А Грог, тем временем, явно довольный произведенным впечатлением, проговорил:

- Это бронетранспортер нолдов.

- Кого?

- Внешников. Только явно не из наших миров. Развиты хорошо, вооружение первоклассное. Но в наших краях почти не бывают. Это – чистая удача. Бронетранспортер они покинули при эвакуации. Три месяца назад эту машину нашли брошенной на пепелище. Вокруг были еще такие, но они не подлежали никакому ремонту. Да и вообще были похожи на блины.

Якут не понимал, к чему ведет глава стаба. А тот, тем временем продолжил:

- В общем, расклад такой. Данный агрегат стоит тут без дела. Использовать его в боях – переводить ресурсы. Потому как в принципе пусть не сразу, но и его могут пробить и поджечь. Но он годится для другой работы. Которую вы и выполните. В случае удачи – Монах получит свой Опорник.

Кулибин с удивлением воззрился на Грога, но возражать не стал.

Хозяин поселения заговорил снова:

- На севере Мертвого коридора цепочка черноты не постоянна. На нескольких очень крупных кластерах она прерывается. Там никто не ходит по одной простой причине – постоянная перезагрузка атомной электростанции. Все вокруг сразу превращается в могильник. Кстати, это место так и называют – Могильник. На границе с ним и территориями Шаха есть несколько крупных стабов, в которых проживают атомиты. У них есть лидер – Графит. Очень умный и дальновидный кваз. У них налажена целая система, по которой из новых кластеров вокруг АЭС они постоянно эвакуируют пострадавших в свои стабы. И стараются поддержать их жизнеспособность. Соответственно, атомиты там цивилизованные, что огромная редкость. Обычно они деградируют. Для иммунных радиация – тоже фактор, при котором они начинают неизбежно меняться в худшую сторону. Но этот Графит смог остановить эту тенденцию и замедлить её, вывозя новых свежаков. Однако никакой связи с внешним миром они не поддерживают. Наши попытки послать туда радиосигнал – провалились все до единой. Кулибин…

Теперь заговорил механик:

- В бронетранспортере есть шесть костюмов, защищающих от излучения – похоже, нолды готовили машину для того, чтобы исследовать зараженные радиацией области. Сама она имеет полностью герметичную внутреннюю капсулу. Сзади у нее есть отсек – переходник, а в нем костюмы проходят очищение. Но самый большой плюс – «Чудо» очень тихоходен. Двигатель вообще не слышен.

Якут усмехнулся такому названию бронетранспортера, но не стал перебивать говоривших, уже понимая, к ему они ведут.

Грог закончил:

- Монах - хороший мехвод. Если вы отправитесь в Могильник и сможете добраться до Графита, получить его поддержку и вернуться обратно – вас примут с почетом, а Монах, как я уже говорил, сядет в Опорнике. Нужно договориться с Графитом о том, чтобы разместить нашу артиллерию на границе Могильника. Фон там очень и очень мал. Но атомиты не пускают никого на свою территорию. И Шах с ними не в ладах. Его враги должны стать нашими друзьями. А мы, к сожалению, очень далеко расположены оттуда и вслепую ехать не можем без разведки и «дипломатической миссии». Мне поручено собрать команду тех, кто отправится на это задание. Желающих, прямо скажу, мало. А, точнее, один Кулибин.

- Я «Чудо» не оставлю, - механик даже возмутился.

Якут кивнул:

- Я согласен.

- Так просто?

- Да. Я же говорю – Монах возьмется за любую возможность. А у меня есть перед ним должок. И очень большой. Я могу его проведать? Срочно!

- Да. Он в восьмой палате – отдельно. Я рад, что ты согласился. Хотя, думал, что не станешь этого делать.

- От судьбы не уйдешь, - Якут усмехнулся и вышел из ангара.

***

Пистолет лежал перед Монахом на столике. Рейдер смотрел на черный вороненый ствол единственным еле приоткрытым глазом. Второй был еще закрыт. В этом виде его и застал Якут.

- Ну, как ты?

- Нормально.

- А по виду не скажешь, - попытался пошутить новичок.

Он взял стул и поставил его рядом с кроватью Монаха. Затем начал взволнованно теребить край новой куртки и заговорил:

- Грог сказал, что мы можем выполнить одну работу.

- Какую? – глухим голосом спросил Монах, не отрывая взгляда от пистолета.

- Всего-то ничего, надо смотаться в Могильник к атомитам, и обратно. Небольшая экспедиция.

- С каждым днем все интереснее. И что ты сказал?

- Я согласился. Просто он пообещал, что в случае этого – нашей наградой станет твое назначение на пост главы Опорника. У тебя будет еще шанс добраться до них, Монах. До Ани, до Маши, - Якут тревожно заглянул в лицо напарнику.

Тот помедлил и заговорил ровно и спокойно:

- Помнишь, ты говорил про судьбу?

- Ну?

- Я подумал, что может действительно не суждено нам её переиначить. Там, когда Алмаз меня бил, я понял что во всем этом – во что и тебя и себя впутал – виноват сам.

- Не ерунди, - глаза Якута уставились в пол.

- Я говорю правду.

- Нет. Я тогда слукавил.

Зеленый заплывший глаз проводника поднялся медленно на новичка:

- В смысле?

Якут вздохнул и спросил:

- Можно я заберу пистолет?

Немой кивок был ему ответом.

Рейдер спрятал в карман пушку и опустил лицо в ладони. Затем сложил их лодочкой, невидящим мученическим взглядом смотря на кровать Монаха. Якуту явно было тяжело говорить:

- Не теряй себя. Это я тогда забрал твою часть судьбы. И я не знаю – хорошо это или плохо. Я думал, что тогда, в том сельском магазинчике, когда ты показал мне фотографию Ани и Маши, ты просто развернешься и уедешь в Аминск. А я понимал, что одному мне не вытянуть там. И шансов не будет. Я в неоплатном долгу перед тобой и готов поехать в эту экспедицию и хоть как-то отдать этот долг. Монах…

Якут сделал паузу и сглотнул ком, застрявший у него в горле:

- Перед тем, как выйти на тебя и Алмаза, я видел Машу и Аню.

Повисло гробовое молчание. Монах переваривал все, что сказал ему напарник, а тот ожидал каждую секунду вспышки, от которой он зажжется как свечка. Проводник вперил взор единственного открытого глаза в лицо Якута и спросил тихим голосом:

- И они были не заражены?

- Нет. Но я не знал тогда что это они. И, если бы мы снова развернулись и поехали в Аминск… Прости.

Бывший механик-водитель медленно сгорбился, словно на его плечи положили стокилограммовую ношу. Он повернулся спиной к Якуту, лег на кровать и спросил:

- Когда экспедиция?



Конец первой книги

Примечания

1

Примечание: IVECO (сокращение от Industrial Vehicles Corporation — корпорация автомобилей промышленного назначения) — итальянская автомобилестроительная компания. Так же, некоторые модификации используются полицейскими и военными ряда стран.

(обратно)

2

Примечание: Трейсеры – рейдеры, которые охотятся за «потрохами» мутировавших зараженных. В споровых мешках на их затылке находятся ценные для иммунных спораны, горох и жемчуг. Первые используются для приготовления «живчика», как его шутливо называют иммунные. Этот напиток жизненно необходим для них. При долгом перерыве в приеме начинается «споровое голодание», которое может привести к смерти. Рейдер – человек, чья деятельность по добыче заставляет его часто быть за пределами стаба.

(обратно)

3

Примечание: Аналогия с термином из истории Средних веков. Феод – земельное владение даруемое сеньором - вассалу. Собственность феодала. Здесь метафоричным сеньором выступает сам Улей, а Джо – его вассалом.

(обратно)

4

Примечание: «Бэхи» - в обиходе бронетранспортер. Здесь имеются в виду БТР-90.

(обратно)

5

Примечание: Иммунные, которым достался особый дар Улья – копирование предметов. Обычно, на развитых ксерах держится экономика, ведь они создают самое ценное, что нужно выживающим – боеприпасы.

(обратно)

6

Примечание: «Коробочка» - в обиходе – бронетранспортер.

(обратно)

7

Примечание: «Шишига» - народное название ГАЗ-66. Это грузовой автомобиль с колёсной формулой 4×4, грузоподъёмностью 2 тонны, и кабиной над двигателем.

(обратно)

8

Примечание: «Конкурс» - вид модуля из четырех противотанковых управляемых ракет.

(обратно)

9

У множества древних цивилизаций и народов практиковалась казнь, в ходе которой преступника или изменника бросали погибать в глубокую яму с отвесными гладкими стенами, по которым нельзя было выбраться наружу. Он мог умереть как от голодной смерти, так и от змей, собак и т.д., запускаемых внутрь.

(обратно)

10

Примечание: Иммунные, которым достался особый дар Улья – копирование предметов. Обычно, на развитых ксерах держится экономика, ведь они создают самое ценное, что нужно выживающим – боеприпасы.

(обратно)

11

Примечание: «Ксюха» - в обиходе АКС-74У, автомат Калашникова складной укороченный.

(обратно)

12

Примечание: «Кисляк» – туман, появляющийся при перезагрузке кластера.

(обратно)

13

Примечание: «Чернота» (черные кластеры, мертвые кластеры) – кластеры, на которых нет жизни, где быстро выходит из строя электроника.

(обратно)

14

Примечание: Экспериментальные снаряды с оболочкой из таких тяжелых металлов как обедненный уран или тантал существуют в современной сфере вооружения, но пока не поступили в широкое употребление из-за высокой себестоимости. Учитывая, что Улей состоит из многих похожих друг на друга миров – возможно редкое использование подобных боеприпасов в мире – «исходнике» Монаха. Обедненный уран обладает высокой пирофорностью (способность металла к воспламенению в мелких частицах), что и дает вкупе с кумулятивной струей тот эффект, который здесь описан.

(обратно)

15

Примечание: здесь имеется в виду ЗУ-23-2 –23-мм спаренная зенитная установка, состоящая из двух зенитных автоматов, станка, прицела ЗАП-23, платформы с ходом.

(обратно)

16

Примечание: «Урал» - тяжёлый мотоцикл, выпускаемый на Ирбитском мотоциклетном заводе. Оснащен четырёхтактным двухцилиндровым двигателем объёмом 750 см³, мощностью 41 л.с. (30 кВт), 4-ступенчатой коробкой передач с задним ходом и карданным приводом заднего колеса. В некоторых версиях, максимальная скорость составляет 105 км/ч.

(обратно)

17

Примечание: Кваз - иммунный, которому не повезло с приемом жемчуга или долго злоупотреблял передозировкой живца (гороха), или хронически страдал от спорового голодания (причин можно найти множество, но основная - жемчуг). Внешность меняется, человек становится похожим на неразвитого зараженного.

(обратно)

18

Примечание: VAB (фр. Véhicule de l'Avant Blindé — «бронированная машина переднего края») — французский бронетранспортёр.

(обратно)

19

Примечание: VBCI (фр. Véhicule blindé de combat d'infanterie) — современная французская боевая машина пехоты.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18