КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393842 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165780
Пользователей - 89545

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Join Me In Death (СИ) (fb2)

- Join Me In Death (СИ) 367 Кб, 44с. (скачать fb2) - (Your-sweet-666)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Предисловие ==========


С уходом Тома Риддла из детского дома в мире юноши мало изменилось. Люди также одержимы, а все виды волшебных препаратов, аналогично с маггловской Британией, в ходу и на подпольном магическом рынке. Аврорат, созданный для противодействия наркоторговле, сам, разумеется, ею и занимается, попутно запугивая конкурентов Азкабаном.


Риддл свысока смотрел на слабости людей, готовых на что угодно ради дозы, и как прирожденный стратег, он решил, что должен пользоваться этим. Распространяемые им слухи о своем родстве с Салазаром Слизерином помогли юноше сблизиться с семьями чистокровных темных волшебников. Том стал неформальным лидером раздробленного и дезогранизованного магического сообщества, вождем, которого оно так давно ждало.

***

Декан Слизерина Гораций Слизнорт был лучшим Зельеваром во времена обучения Тома в Хогвардсе. Он владел способами изготовления особых запрещенных препаратов. Однажды волшебник разработал наркотик безусловного подчинения. Это было, по своей сути, жидким Империо, но в разы сильнее. В отличие от заклинания контроля, действие жидкости в организме отменить нельзя. Человек на всю жизнь становится зависимым от поставщика. Несчастный будет испытывать острейшую боль, когда наркотик недоступен, и начнет медленно умирать из-за нарастающего процесса гниения.


Том частенько посещал преподавателя, который в перерывах между опробованиями галлюциногенных зелий, любил выпить в компании дорогих учеников. В один из вечеров, когда алкоголь развязал язык Горация, он проболтался Риддлу о своем новом изобретении. Зрачки подростка расширились, и с этого момента получение Эликсира Смерти, как он его назвал, стало главнейшей целью юного мага.


Пожиратели Смерти – такое имя получила группа тяжелых наркоманов, подсаженных Темным Лордом на вещество, делающее их зависимыми от его воли.

Когда Том впервые собрал магов в Запретном Лесу, они все были отмечены Темной Меткой - татуировкой со змеей, вылезающей из черепа. По словам мага, это должно было служить средством связи с ним. Но он не сказал, что за яд на самом деле ввел в их вены. Змея на запястье всегда будет требовать насыщения, которое они смогут получить лишь от него. Отказ дать вещество будет означать для мага гнев Лорда, и медленную смерть зависимого.

***

Пятнадцать лет назад вождя не стало. Генетически изуродованное тело – продукт черной магии и запрещенных препаратов дематериализовалось от собственного заклинания, выпущенного в годовалого младенца. Пожиратели Смерти получили физическое освобождение, но в их рядах произошел раскол. Одни были морально разбиты тем, что предводитель оставил их так внезапно. Они готовы были служить ему даже без наркотика, за идею. Это такие маги, как Беллатриса Лестрендж и Барти Крауч младший. Другие, например, Люциус Малфой, искали лишь выгоду в рядах армии Волдеморта. Но были и те, кто оказался слишком слаб и малодушен, чтобы пройти путь служения до конца. Они рады были избавиться от зависимости.


Среди таких трусов - Игорь Каркаров - стукач, предавший своих соратников и оправданный Министерством, после чего назначенный им же директором школы Дурмстранг на Севере России. С его приходом, лаборатории Дурмстранга стали главным поставщиком магических препаратов по всей Восточной Европе, а также представили значительную угрозу для западных монополистов на этом рынке.


Одни из основных продуктов, выпускаемых предприятием Каркарова - препараты для спортсменов, а главный ученик, которым гордится школа - чемпион Европы по квиддичу болгарин Виктор Крам. Весь магический мир постоянно обсуждает допинговые скандалы, в которых он оказывается замешан, но это не помешало директору Дурмстранга выдвинуть его кандидатуру на участие в Турнире Трех Волшебников, который в этом году пройдет в Хогвардсе.


========== Часть 2 ==========


Гарри Поттер ворочался в холодном поту. Этим летом он каждую ночь испытывал галлюцинации, в которых попадал в некий заброшенный дом. Здесь два еще живых наркомана, одним из которых был Питер Петтигрю по кличке Хвост, бежавший в прошлом году, а другим неизвестный парень в кожаном плаще, поили каким-то зельем странное существо, имевшее длинные руки и ноги. Гарри чувствовал, что оно давно умерло, и сейчас разговаривает лишь временное тело. По голосу Мальчик, Который Выжил узнал давнего врага - Лорда Волдеморта. Он вкалывал в вены Питеру и неизвестному парню наркотик голубого цвета, после чего давал им какие-то команды.

***

POV Гермионы


- Гарри, проснись! Опять началось? – Я пытаюсь растолкать своего друга Гарри, который покрыт потом и почти падает с кровати.

- Он вернулся… там, в доме… они нашли рецепт…! - Бормочет он. Я догадываюсь, о чем речь. Это связано с его постоянными кошмарами, но сейчас совсем нет времени на разговоры об этом. Позже я расспрошу его подробнее…

- Гарри, мы опаздываем на Чемпионат по квиддичу. Вставай быстрее! - Дергаю его за руки, и сразу переключаюсь на Рона, который даже не думал просыпаться.

***

Люциус Малфой пытался заглушить боль на левой руке алкоголем, но его рвало. Блондина охватывал леденящий озноб. Вены набухали и просили одного – Эликсира, который может дать только Лорд. Это безвыходность, все повторяется. Мужчина подошел к зеркалу и увидел покрытое испариной лицо с белыми глазами, в которых не видно зрачков.


Натура прирожденного карьериста твердила Люциусу: нельзя упустить момента. Он подошел к шкафу, открыл его и долго смотрел, не решаясь достать забытый, но бережно хранимый костюм Пожирателя Смерти.


Маг пересилил себя и нацепил кожаное обмундирование. Нужно задвинуть боль и страх подальше, возглавить армию и дать бой. Это предоставит ему преимущества перед хозяином, показывая особую преданность.

***

Хуже всего было человеку в России, в старинном замке на краю земли. Его ломка означала неминуемую смерть. Игорь Каркаров был уверен, что давно избавился от влияния Лорда, и возмездие Пожирателей, которые сейчас сидели в тюрьме по его вине, миновало. Но все надежды рушились. За ним обязательно придут, и будут долго издеваться, пока он не умрет самой позорной смертью. Игорь знает, на что способны люди, называющие себя Пожирателями Смерти. Какие жестокие пытки они устраивают, наслаждаясь мучениями медленно умирающей жертвы. Он представил, сколько времени будет висеть на крюках, продетых через кожу, в каком-нибудь глухом помещении, где нет ни единой души, и никто не придет на помощь.


Каркаров уже видит лицо Беллы Лестрендж, чувствует ее незабываемое Круцио. Барти Крауча младшего, который, кажется, пытается выместить всю свою обиду за отобранное у него детство на каждой подвернувшейся жертве, а старый предатель будет просто подарком для садистской мести. Рабастана Лестренджа, Долохова, Трэверса, Руквуда, других… Каждый, кого он сдал министерству, приготовил бы для русского особый вид благодарности за длинный язык.


В сентябре нужно ехать в Англию на Турнир Трех Волшебников. Там придется находиться целый учебный год. Если Лорд возродится в это время, и выпустит на волю своих соратников, Каркаров не успеет сбежать. Но если все-таки попытается спрятаться на краю Вселенной, наркотик сожрет его заживо. Волдеморт будет звать беспрерывно, и метка уничтожит все тело. В этом случае не поможет даже отрубание руки. Яд растекся по всему организму, включая мозг, что и дает Лорду возможность управлять своими подчиненными.


Чтобы остаться в живых, нужно получить прощение Волдеморта и его защиту от мести Пожирателей, а для этого Каркаров должен сделать что-то поистине великое. Но что он способен предложить? Паника грозилась залить смолинисто-черные глаза.

***

Срыв Чемпионата мира по квиддичу стал настоящей трагедией для Виктора Крама. Он готовился к нему всю жизнь, упорно тренировался, чтобы сразиться за звание самого ловкого и смелого спортсмена. Парень впервые по-настоящему плакал, чего раньше не позволял себе. Игорь Каркаров был рядом с ним, успокаивая, как мог своего воспитанника. Но Виктор знал, что он такой же Пожиратель Смерти, как и те, кто сегодня крушил и поджигал все на своем пути.


Правда для Люциуса Малфоя это был акт безумия, без какой-либо цели и смысла. Он возвещал о том, что армия еще жива, и, как ожидалось, вызвала беспокойство у чиновников Министерства, которые от страха поначалу пытались обвинить во всем школьников. Причиной этого послужила Метка Темного Лорда, запущенная в небо Барти Краучем младшим в том месте, где стояли Гарри, Рон и Гермиона.


Это была личная инициатива преданного Пожирателя. Бежавший из тюрьмы сын бывшего судьи хотел показать своему отцу, что он не исправился за годы заточения. Гарри узнал в Барти второго наркомана из своего сна.

***

POV Гермионы


Мы едем на Хогвардс-экспрессе, который всегда доставлял нас в волшебный мир. Одним своим появлением, паровоз возвещал о том, что скучные каникулы закончились и впереди нас ждут приключения. Правда, на этот раз приключения обещали быть малоприятными. Ведь эта группировка - Пожиратели Смерти давно терроризирует магический и маггловский мир, и, похоже, возвращается.


- Опиши его. – Я пытаюсь распросить Гарри о том парне, выпустившим в небо Метку. Я не видела его в темноте, но он был очень близко к нам. Важно, знать, как он выглядит, чтобы быть осторожнее в дальнейшем.

- Около тридцати пяти лет, волосы растрепаны, глаза безумные и под ними темные круги. Волдеморт колол ему наркотик, после чего он валялся на полу и клялся, что достанет меня из-под земли.

- Думаешь, Пожиратели Смерти разгромили лагерь, чтобы поймать тебя?

- Возможно…


Гарри смотрит в окно на мелькающие по пути поезда волшебные долины. Хочется надеяться, что в Хогвардсе будет гораздо безопаснее. Дамблдор все-таки заботится о школе, и туда злоумышленники вряд ли проникнут. Да, я хочу в это верить, даже не смотря на то, что все эти меры безопасности не помешали троллю, Волдеморту в теле Квирелла, Василиску и даже черт возьми, Сириусу Блэку, будоражить покой учеников в течение трех лет подряд. Интересно, какой сюрприз в этом году подготовили нам стены древнего замка?

- Ты должен написать Сириусу письмо. Рассказать о своих видениях и событиях на Чемпионате.

***

Этот год в Хогвардсе начался с появления на территории загадочного иностранного транспорта. На летающей карете, запряженной летучими конями прибыли ученицы Шармбаттона из Франции, а из-под воды Черного озера появился мрачный корабль с двухглавым орлом и золотыми куполами. Это делегация профессора Игоря Каркарова из России.


- Ожидается веселье… – Саркастически предположили Близнецы Уизли, увидев судно.

- Теперь здесь точно будет не до учебы. – Добавила сестра Джинни. Из-за репутации северного учебного заведения она боялась его представителей. В семье работника Министерства Артура Уизли всегда говорили о том, что Дурмстранг – это одна большая наркоманская точка, и нужно опасаться русскую мафию. А кому, как не работникам Министерства знать, кто является их главным конкурентом в самом прибыльном в мире деле?


Рон был паршивой овцой в стаде из-за того, что обожал ловца Виктора Крама и развешивал по стенам его колдографии.


- Зато он летает, как молния! – Говорил парень о своем кумире в ответ на насмешки братьев, касаемые стимуляторов, без которых спортсмен не выходит на поле.

- Ой, как будто вы сами не приторговываете подобным… - Съязвил младший брат, и был не далек от истины: Фред и Джордж использовали психостимулирующие вещества в своих приколах, которые продавали под видом магических безделушек и веселящих зелий. В дальнейшем они планировали, под прикрытием отца, открыть целый магазин с ассортиментом такого рода.

***

POV Гермионы


- У меня недоброе предчувствие. – Я делюсь с Гарри тем, что чувствую в связи с таким наплывом гостей.

- У меня тоже. – Неожиданно отвечает он. - Я надеялся, что замок станет для нас защитой от подельников Волдеморта, а оказалось, что здесь теперь настоящий проходной двор.


Мы идем в большой зал со своим курсом. Сегодня здесь больше столов, чем обычно, и все они накрыты с небывалым размахом. Наверное, бедных эльфов заставляли работать ночами, чтобы все это приготовить. Во мне вскипает возмущение.


Дамблдор выходит в центр зала и как обычно просит тишины.

- В этом году Хогвардс будет не только вашей школой, но и домом для особых гостей. – Он рассказывает о предстоящем Турнире Трех Волшебников и его правилах. Близнецы Уизли недовольны возрастным ограничением, и конечно, проказники уже думают над планом обхода запрета. Я вижу это по хитрым физиономиям.


- А теперь поприветствуйте очаровательных девушек из французской академии Шармбаттон. – В зале появляется запах легких курительных смесей. Белокурые вейлы в голубых костюмах проходят мимо нас. По слюням, свисающим изо рта Рона, можно сказать, что их скромный танец вовсе не кажется нашим мальчикам таковым.


- Наши друзья с Севера, гордые сыновья Дурмстранга, и их наставник – профессор Игорь Каркаров. - Я где-то слышала это имя. Кажется у Уизли. Там оно звучало, как что-то зловещее.


Грохот, огонь и дым фейрверков. В зал врываются парни в коричневой униформе и исполняют народный свой танец с посохами. Вслед за студентами появляются два мрачных типа, одетых не по сентябрьской погоде – в меховые пальто и шапки. Мужчина в белом держит в руках золотой посох, которым стучит по полу в такт шагам. Он настороженно оглядывает зал. Это и есть Игорь Каркаров – высокий маг с острыми черными глазами и седой бородкой. Он оборачивается в мою сторону, будто прочитав мои мысли, и я рефлекторно прячу взгляд.


- Это же легендарный игрок в квиддич Виктор Крам! – Воскликает Рон, увидев второго, более молодого мужчину в коричневом тулупе, которого я сразу не заметила.

- Наконец-то у тебя появится возможность взять автограф у своего кумира. Поздравляю, Рон!


- Альбус!

- Игорь!

Директора двух школ обнимаются как старые друзья. Мне немного спокойнее от того, что Дамблдор знает этого человека.


Ученики иностранных школ рассаживаются за свои столы, а их директора рядом с учителями Хогвардса. Каркаров постоянно переглядывается с Северусом Снейпом. Кажется, маги давно знакомы, причем связывают их не лучшие отношения. Директор северной школы подносит кубок с вином к своим губам, и вдруг останавливается, пристально смотря на меня. Я опять быстро отворачиваюсь, напряженно уставившись перед собой. Он обратил на меня внимание, и в этом мало хорошего для меня.


- Что там интересного? - Спрашивает Рон. Черт, он заметил, что я засмотрелась на учительский стол? Я действительно засмотрелась. Этого не должно быть.

- Ничего особенного. Просто, непривычно видеть здесь столько людей.

- Интересно, а учиться они все тоже будут у нас? – Спросил Гарри.


От перспективы, что эти типы целый год будут находиться в замке, мне становится неуютно, и вместе с тем любопытно. Я никогда не встречала волшебников из других школ. Наверняка они могут поведать много нового. Но Дурмстранг… Данная школа славится преподаванием темных искусств, а одним из ее знаменитых выпускников является Гиллерт Гриндевальд. Страх во мне грозится пересилить любопытство к новым знаниям.

***

Учебный процесс начался, и этот год в школе магии и волшебства не стал исключением по части сюрпризов в преподавательском составе. На должность преподавателя Защиты От Темных Искусств Томом Риддлом было наложено проклятие, в отместку директору за отказ назначить его преподавателем. И сейчас странности продолжились. Вести ЗОТИ был поставлен бывший аврор Аластор Грюм, и у студентов сразу сложились странные впечатления о нем. На уроках он стал показывать детям непростительные заклинания, что было запрещено уставом школы. Дамблдор рассудил, что опыт бывшего аврора в практической части должен быть полезен ученикам.


Аластор - это тот человек, что после развоплощения Тома Риддла лично выловил большинство Пожирателей Смерти, среди которых был и Игорь Каркаров.


Директор Дурмстранга испытывал смешанные чувства в присутствии мракоборца. С одной стороны его настораживали воспоминания о прошлом, когда арест грозил долгим и мучительным заточением в окружении дементоров, а с другой, чувствовалось что-то странное, когда Каркаров сталкивался с ним лицом к лицу. Сильная темная магия, которая, по идее, не присуща аврорам. Во взгляде одноглазого мужчины было сильное презрение и ненависть лично к нему, Каркарову, хотя обычный служащий, для которого ловить преступников – повседневная работа, не должен испытывать подобных чувств к арестантам. Даже если Грюм был сильно недоволен тем, что Пожирателя Смерти оправдали, это было пятнадцать лет назад. Вряд ли аврор мог затаить злобу на столько лет.


А тайна его заключалась в том, что это был не Грюм, а фанатичный Пожиратель Барти Крауч младший, жаждущий мести. Кроме наркотика под названием Эликсир Смерти, что дает ему хозяин в награду за работу, Барти был зависим от оборотного зелья, которое надо принимать каждый час. Настоящего Аластора Грюма, которого он поймал перед началом учебы для взятия у него волос, Крауч младший держал в сундуке, и не давал придти в себя, пичкая психотропами.


Он находился вне себя, видя Игоря Каркарова в замке, и только долг перед Лордом не давал ему применить непростительное заклинание к предателю и тем самым саморазоблачиться.

***

POV Гермионы


Пришло время определения участников Турнира. Мы сидим в Большом Зале и ждем чемпионов. Близнецы Уизли устроили здесь настоящее шоу, перестаравшись с зельем старения. Я ожидала от них нечто подобного. Это не смешно. Я показываю это, демонстративно открыв книгу, пока все вокруг орут от смеха.


Флер де Лакур уже опустила в Кубок свою записку, и теперь настает очередь Виктора Крама. В зал входят чемпион Дурмстранга вместе со своим мрачным наставником. Я внутренне напрягаюсь. Что-то подсказывает не смотреть в их сторону, особенно избегая зрительного контакта со старшим.


Болгарин в коричневой косоворотке подходит к Кубку Огня и улыбается мне. Так неожиданно. Откуда он знает меня? Я из вежливости, конечно, улыбаюсь ему в ответ, но недоумение на моем лице должно быть ему заметно. Парень задерживает на мне взгляд дольше обычного. Я ему понравилась? Этого не может быть.


Как заучка и неряха, не расстающаяся с книгами, каковой я являюсь, может нравиться какому-либо парню? Да еще чемпиону, красавцу и спортсмену, за которым гоняются толпы поклонниц на любой вкус… Просто абсурд. От удивления я замираю, а затем, из любопытства, перевожу взгляд на того, кто ждет Крама у входа. Игорь Каркаров скрестил на груди руки и пристально наблюдает за своим воспитанником. Видимо, он смотрел и на меня, отмечая мою реакцию. Меня передергивает. Но что-то в груди вдруг зашевелилось и согрело мое сердце. Виктор симпатичный. Я бы, наверное, хотела познакомиться с ним поближе.


Рон Уизли и несколько других учеников побежали брать автограф у чемпиона.


========== Часть 3 ==========


Все обитатели Хогвардса, включая иностранцев ждали, когда Кубок Огня объявит трех участников от всех школ.


Виктор Крам, Флер де Лакур и Седрик Диггори – студенты, что будут соревноваться в ловкости, смелости и смекалке, преодолевая задания, придуманные преподавателями.


Внезапно праздничная атмосфера вечера прервалась. Из пламени вылетела четвертая бумажка. На лицах у всех было недоумение.


- Гарри Поттер! – Рявкнул ошарашенный директор.


Мальчика, Который Выжил вытащили из-за стола, стали трясти за грудки и бить по щекам. Он видел свирепое лицо Игоря Каркарова, который готов был разорвать его на части. Наставник Виктора Крама просил отменить результаты распределения и провести церемонию повторно. Директриса Шармбаттона Мадам Максим выражалась на смеси французского и английского. В глазах всегда доброго и терпеливого Дамблдора был гнев вперемешку с испугом. А профессор Грюм смотрел на Гарри с коварной улыбкой, которую парень не заметил.


В комнате для чемпионов был Глава Департамента Министерства по международному сотрудничеству Министерства Магии Бартемиус Крауч старший - отец Пожирателя Смерти, который прятался сейчас под маской Грюма, и тайно руководил своим отцом с помощью Империо. Когда мистер Крауч повернулся к присутствующим, его глаза были стеклянными, и он заговорил монотонным голосом:


- Решение Кубка изменить нельзя. Это магический контракт. Так что, Гарри Поттер участвует вместе со всеми остальными.


Это шок и огромное испытание для юного волшебника, ведь задания Турнира очень сложные и рассчитаны на опытных магов, которые заканчивают школу.


- Ах ты, мошенник! Что, звездная болезнь уже крышу снесла?! – Ругался на Поттера друг Рон, решивший вдруг, что Избранный совершенно зазнался и сам бросил свое имя в Кубок. – Гарри с недоумением смотрел на него.

- Решил сразиться с такими амфетаминовыми монстрами, как Крам и де Лакур? – Смеялись ученики из Халфпаффа, намекая на неравные возможности Гарри и тех, кому доступны мощные искусственные источники силы.


Бесполезно было объяснять им, что он ничего не подбрасывал. Вся школа теперь презирала его. Однокурсники другого чемпиона от Хогвардса Седрика Диггори изготовили значики с надписью «Поттер – вонючка» и носили их на груди перед гриффиндорцем.


Неожиданную поддержку Поттер нашел у одного из преподавателей - Аластора Грюма, а на самом деле Барти Крауча. Пожиратель обещал, что будет помогать ему пройти все состязания, используя доступные ему средства. Гриффиндорец был польщен, и в то же время немного насторожен особым отношением к себе нового преподавателя, но затем решил, что от любой помощи в его ситуации отказываться просто нельзя.

***

POV Гермионы


- Привет. – Я вздрагиваю от неожиданности, когда в коридоре меня догоняет Виктор Крам. Стопка книг, которую я несу в кабинет Трансфигурации чуть не выпадает из рук. – Ты Гермиона?

- Привет… Да. – Автоматически отвечаю я, улыбаясь. - Что ты тут делаешь?

- Ты мне нравишься. – Я заливаюсь краской, не веря своим ушам.

- Эмм… Ты тоже ничего… - Опускаю лицо от неловкости.

– Давай, я помогу тебе. – Он касается моих рук, пытаясь взять книги. Наши глаза встречаются, и я вижу тепло в его добром взгляде.

- Спасибо.


Мы относим книги в кабинет, но Виктор не уходит от меня. – Давай дружить. – Говорит он.

- Давай. – Мне немного неудобно, но я в душе радуюсь тому, что кто-то захотел общаться со мной. Ведь кроме Гарри и Рона у меня, по сути, нет хороших друзей. Другие мальчики и девочки всегда считали меня занудной и скучной. Но почему Виктор выбрал именно меня? Спросив его об этом открыто, я бы оскорбила его, дав понять, что сомневаюсь в его вкусе. Поэтому я молчу.


- Мой друг Рон много говорит о тебе. Восхищается твоей игрой в квиддиче. – Крам немного смущен. Он кажется несколько застенчивым, совсем не чувствуется звездной болезни или чего-то подобного. Вместе с тем, у меня создается впечатление, будто парня что-то гложет изнутри, когда он отводит взгляд. Может быть это связано с проблемами с запрещенными препаратами, в употреблении которых его обвиняет желтая пресса? Или с его наставником? Наверняка у них с Виктором есть какие-то секреты. Не даром Артур Уизли говорил о больших взятках, которыми Каркаров пытался обелить имя спортсмена перед Министерством.


- А мне всегда не везло с полетами на метле… - Я с грустью вспоминаю уроки мадам Хуч и признаю себя полным неудачником в этом. Преподавательница полетов была не всегда адекватна с детьми, и я особо переживала по этому поводу, потому что женщина не пыталась помочь мне преодолеть мой страх высоты, а напротив, занижала балы.


- Наверное, у тебя просто не было хорошего инструктора. Я могу помочь тебе. – Вдруг говорит он. - Приходи в субботу на квиддичное поле. Возьми с собой метлу. – Я открываю рот. Конечно, я безумно благодарна ему за помощь, но при этом дико волнуюсь, что связываюсь с человеком, имеющим отношение к Дурмстрангу и всему, что его окружает.


- Расскажи о своей школе? Где она расположена?

- Нам запрещено говорить о ней. Замок охраняется особыми чарами секретности. - Я немного расстроена. Было так интересно узнать об этом.


- Как думаешь, кто подбросил имя Гарри в Кубок Огня?

- Тот, кто хочет ему смерти. – Отвечает Виктор. – Пожиратель Смерти, из тех, что разгромили Чемпионат.

- Ты не хочешь сказать, что твой… - Нет, это абсурд. У Каркарова есть свой чемпион. Зачем ему создавать ему еще конкурента? Но все же… Он тоже имеет отношение к приверженцам Того, кого называть…


Виктор мочит. Мы гуляем, ловя на себе взгляды студентов Хогвардса и девушек из Шармбаттона, которые шепчутся, глядя на Крама в моей компании. Мне немного неловко.

- Ты милая. – Виктор целует мою руку. Так непривычно. Мне никто никогда не говорил комплиментов. – Мне пора. Встретимся на выходных. – Он исчезает.

***

Сириус назначил встречу Гарри в одиннадцать часов вечера в гостиной. Мне разрешено быть рядом.


Ровно в одиннадцать, голова Сириуса появляется в камине.


Блэк почти уверен, что директор Дурмстранга замешан в обмане Кубка Огня.


- Но он был так зол… Хотел, чтобы церемонию распределения отменили. Не похоже, чтобы этот человек сделал такое, если он, конечно, не гениальный актер. – Рассуждает Поттер.

- Но смог же он обхитрить суд, изобразив искреннее раскаяние. Каркаров - Пожиратель Смерти, а они бывшими не бывают, как любые наркоманы.

- Наркоманы…? – Я не совсем понимаю, о чем речь.


Сириус говорит, что маги, присягнувшие Темному Лорду, по сути своей все обречены. Он знает это не понаслышке, поскольку его кузина Беллатриса – одна из этих людей. Бывший зэк рассказывает, что видел ее ломки, когда Лорд лишал Лестрендж наркотика в наказание за промахи в работе. Тогда девушка приползала к Мародерам. У них в запасе всегда было то, что дает временное облегчение, поскольку банда гриффиндорцев занималась воровством и изготовлением курительных смесей. Отсюда и их название - Мародеры.


Об этом знал Северус Снейп. Талантливый студент Слизерина без труда угадал, для чего парни пытались воровать ингредиенты из кабинета Зельеварения. Правда, учителям он это так и не рассказал, потому, что сам в одиночку пытался создавать запрещенные препараты с использованием темной магии. Четверка хулиганов и анимагов догадывалась об этом, дразня Северуса Черным Алхимиком.


Легкие наркотики Мародеров почти не помогали Беллатрисе. Они только заглушали боль, при этом, постепенно разрушая Центральную Нервную Систему, что сделало ее почти инвалидом и психически неуровновешанной женщиной. Пожирательнице нужен был другой, более тяжелый препарат. Она не говорила кузену о нем, но симптомы были на лицо, и когда Сириус стал грозить ей Мунго, она рассказала ему, что значит быть Пожирателем Смерти в физическом и химическом смысле.


Блэк с болью в голосе вспоминает, как видел свою родственницу в тюрьме. После исчезновения Лорда, когда у всех его последователей пропала зависимость, она сходила с ума в своей камере. Несколько раз даже пыталась покончить с собой, вскрывая вены заточенной ложкой, пробуя повеситься, прося других убить ее, но дементоры постоянно вырывали ее из лап смерти, отправляя отбывать свой срок до конца. Белла с упоением прикасалась языком к Темной Метке, которая, казалось, откликалась на это. Она всей душой хотела вернуть то блаженство, когда любимый давал ей Эликсир и приказывал делать все, что ему заблагорассудится. Возможность служить ему была ее главным наркотиком, и никакие наказания не могли пересилить это.


На мои глаза наворачиваются слезы. Я не могу сдерживать их.

- Значит, Игорь Каркаров тоже зависимый?

- Это предатель. По его вине Белла и десяток других последователей Того, кого нельзя называть в тюрьме. Этого человека ждет самая жестокая кара. – Мне почему-то не по себе.

***

Декан Слизерина Северус Снейп был одним из тех, в чьих венах течет Эликсир Смерти. Почувствовав на руке давно забытые признаки возвращения Темного Лорда, он не на шутку забеспокоился. Еще около пятнадцати лет назад, Северус тайно начал разрабатывать аналог наркотика Лорда, чтобы избавить себя от его влияния. Он нашел записи Горация Слизнорта, которые хранились в кабинете Зельеварения и стал их расшифровывать. Маг почти определил рецепт вещества. Но выявилось то, чего Зельевар опасался больше всего: Том Риддл изменил наркотик, привязав его действие к собственной воле. Это был, по сути, уникальный продукт, который нельзя скопировать, и данный яд уже влит в его кровь.


Северус тогда опустил руки, забросив эксперименты. А после исчезновения Лорда и вовсе забыл о них. Но, похоже, сейчас настало время достать из шкафа старую тетрадь с формулами Горация, и начать делать хоть что-то для прекращения страдания. Снейп стал спешно резать и смешивать ингредиенты.


Черноволосый маг падал на пол и покрывался испариной. Было крайне тяжело дождаться, когда жалкое подобие Эликсира Смерти приготовится. Хотелось наложить на себя руки, только бы прекратить это медленное Круцио. Снейп потянулся за ножом. Он провел лезвием по запястью с Темной Меткой. Умом маг понимал, что делает глупости, но его тело помнило, что одна боль отвлекает от другой. На пол шлепалась грязно-бордовая жидкость. Это самые первые признаки гниения.

***

В это же время, в одном из помещений Хогвардса на полу дрожал и стонал мужчина с черно-седыми волосами и бородкой, которые были мокрыми от пота. Игорь Каркаров одной рукой вытащил из тумбочки шприц, другой вставив в него иглу. Только бы запасов транквилизаторов хватило до конца года. Он так мало привез их из России. Не знал, что ломки будут только усиливаться, из-за того, что кто-то наполняет Волдеморта силой.


В ящике было несколько ампул с веществами разных цветов. Все это лишь ускоряет падение в бездну, он понимал, но выхода не было. Дрожащими руками Игорь наполнил шприц зеленой жидкостью и вколол себе в набухающую татуировку змеи. Через минуту его мышцы постепенно расслабились, и еще сутки можно не вспоминать о боли.

***

POV Гермионы


Я не могу уснуть. Из головы не выходит информация, которую вывалил на нас Сириус. Я, кажется, теперь представляю, что такое настоящая обреченность. Игорь Каркаров скоро умрет, или его убьют. Почему это меня волнует? Я не должна думать о каком-то преступнике. Просто страшно, что где-то рядом ходит человек, который одной ногой уже в могиле, и которому, по сути, нечего терять. Как это отразится на Гарри, один Мерлин знает. Я бы все-таки не спешила отметать версию о причастности Каркарова к обману Кубка Огня.

***

- Гарри, ты ведь догадываешься, в чем заключается сила твоих соперников? – лже-Грюм говорил заговорчески. Поттер понял, что речь идет о веществах, которых у него нет, но которые активно используют другие участники.

- Но ведь это незаконно. Их могут наказать, если обнаружат…

- Пойми, здесь все повязаны. – Аврор приблизился к парню. - Сам Глава Департамента международного сотрудничества Барти Крауч употребляет, и, между нами, торгует. Каркаров и Максим об этом знают, и если кто-то покажет на одного из их чемпионов, поднимется скандал, в котором будет замешано Министерство. Кому это нужно, как думаешь?


- А Седрик? Он тоже на допинге? – Новости для Гарри были шокирующими.

- Он учится на факультете любителей травы. Уж эти ребята знают толк в природных веществах, поверь.


Гарри был в растерянности. Грюм – бывший аврор, и, безусловно в курсе, кто и каким образом замешан в наркотическом бизнесе.


Профессор отвернулся и подошел к горе каких-то сложенных тряпок. Он заговорил с волнением:

- Я могу дать тебе то, что сделает даже из новичка супер-профессионала в любом виде состязаний. Однозначный успех и вечная слава. - Лже-аврор повернулся к юноше. В одной его руке был пузырек со светло-голубой жидкостью, а в другой шприц.

- Нужен всего один укол, и ты будешь спокоен за результат в течение всего Турнира. Виктор Крам колет это и оно сделало его звездой. Ты ведь хочешь такой известности?


Гарри конечно хочет, но ему все казалось подозрительным, и этот странный профессор, и то, что он предлагает ему неизвестный наркотик. Но при всем этом гриффиндорец уже участник, и его силы в соревнованиях, по сравнению с тем же Виктором и Флер, явно неравны. Соперники не только старше и профессиональнее его - они пользуются запрещенными препаратами, и если он не будет делать то же, то опозорит себя и школу. Избранный должен быть лучшим во всем.


Лже-Грюм, он же Барти Крауч младший, терпеливо ждал ответа.


- Ладно… Я согласен… - Наконец произнес парень и опустил глаза. Барти с трудом сдерживался, чтобы не дернуть Гарри за руку и не вколоть смертельную жидкость до самой кости, а после, рассказать, что сделал с ним на самом деле, и кем является.


Мужчина медленно и осторожно подошел к Поттеру.

- Давай свою руку! – Волнение в голосе трудно было скрыть. Гриффиндорец зажмурился и боязливо засучил рукав. Шприц вошел под кожу. Голубой яд побежал по венам, проникая во все участки юного тела. Когда он достиг головы, шрам пронзила небывалая боль.

- Ааааааааааа…! – Перед глазами возник Волдеморт, старый дом, Питер Петтигрю и наркоман в кожаном плаще с безумной улыбкой на лице. Гарри открыл глаза, и это лицо, вдруг, оказалось прямо перед ним. Он отпрыгнул в ужасе. Через секунду парень снова видел профессора Грюма, который что-то пил из фляги.

- Все. Теперь можешь идти учиться. – Преподаватель подхватил юношу под руку и повел из кабинета.


Отныне Гарри – слуга Волдеморта, и сам приложит все усилия, чтобы вернуть своего хозяина.


Барти почти выполнил задание. Нужно непременно отчитаться Темному Лорду. Лже-аврор дохромал до опушки Запретного Леса и аппарировал к дому Тома Риддла.

***

Лицо Снейпа было бледнее обычного и под глазами залегали темные круги, когда он вошел в кабинет Зельеварения. Голос профессора звучал тихо, а руки дрожали в то время, как он писал на доске.


- Ай… - Услышал преподаватель позади и обернулся. Гарри Поттер схватился рукой за шрам. Сознание студента вновь оказалось в том доме, покрытом паутиной. Кресло, Волдеморт, безумный парень, которого он случайно видел вместо профессора Грюма после укола. Только теперь вместо черного плаща на нем был коричневый, принадлежащий бывшему аврору.


- Я вколол ему то, что вы дали, мой Лорд. – Торжествующе сообщил молодой человек. Гарри вздрогнул от ужаса. Вдруг он почувствовал, что он наблюдает все не со стороны, а будто он и есть тот одержимый Пожиратель Смерти. Это он разговаривает с уродцем в кресле, и это уже ему, Гарри срочно нужен наркотик, который обеспечивает жизнь. Лишь в этих ничего не выражающих красных глазах можно найти спасение от вечной боли. Он готов отдать за них все, что может поглотить багровая бездна - себя, имущество, время, жизнь. Волдеморт в награду вкалывает ему в вену голубую жидкость.


- Аааа… - Гриффиндорец сжал рукой левое запястье.

- Что с вами, Поттер!? – Тревожный голос Северуса Снейпа заставил открыть глаза. Они были белыми и без зрачков. Зельевар отпрянул в ужасе. Сквозь дымку юноша видел лицо человека, который, как ему казалось, испытывал то же самое.


И это было так: перед уроками Северус, конечно, принимал обезболивающие средства, которые помогали хоть как-то работать, но по ночам Темная Метка не давала ему спать.

- Все нормально… - Притворно спокойно сказал Поттер. – Ничего страшного. Правда.

- Ко мне после уроков! – Скомандовал Снейп. Парень кивнул.


У Гарри впервые появилась цель в жизни – достать голубой наркотик. Вещество изменяет сознание под служение Лорду. Он пока этого не осознавал, но сам Эликсир Смерти уже вызвал у него зависимость. В этой субстанции виделся источник сил. Вены на руке набухали, и ломота растекалась по телу, требуя дозы. Надо найти Грюма, кем бы он там ни был. И никому ничего не говорить. Теперь придется быть скрытным, ведь счастье иметь Эликсир того стоит.

***

- Подойди сюда. – Профессор Зельеварения угрожающе обратился к Гарри Поттеру, когда тот переступил порог его кабинета.

- Легилименс. – Студент закричал от дискомфорта, вызванного проникновением в разум. Перед Северусом появилась грязная комната, беглец Питер Петтигрю, Барти Крауч младший, который считался погибшим, и уродливое тело Темного Лорда, раздающее команды своим подчиненным. Снейп покинул сознание Поттера полностью пораженным. Он видел все своими глазами.


Профессор внезапно задрал рукав Гарри. Тот одернул руку, но маг заметил набухшие темно-лиловые вены. Такие же, как у него самого, у Каркарова, у Люциуса, у Беллы…


- Где ты взял это? – Холодно спросил он. Гриффиндорец молчал.

- Легилименс.

- Нет… - Парень издал болезненный стон. Северус теперь очутился в полумраке кабинета ЗОТИ. Здесь профессор Грюм, злорадно улыбаясь, вкалывает Поттеру голубой наркотик. Голубой. Не может быть. Снейп оторопел.

- Я должен пройти испытание до конца. – Морщась от боли кричал Избранный. - Он хочет помочь мне…

- Пошел вон. – Сказал Зельевар.


Самое страшное, что только можно придумать для Мальчика, Который Выжил с ним случилось. Но Северус пообещал Дамблдору сохранять нейтралитет. Вот и пусть все останется на совести директора, который запустил в школу Барти. Уже не в первый раз ученикам в школе угрожает смертельная опасность, но Альбус продолжает закрывать глаза на происходящее в замке.


С Поттером сейчас уже ничего не исправить. Он не сможет вывести Эликсир из его тела, как не может и из своего. Мальчишка обречен. Если Том Риддл не возродится окончательно, Гарри умрет, как и все Пожиратели.


- «Каркаров…» - Снейп вспомнил того, кто переживает по этому поводу больше всех. – «Нужно ли говорить ему о том, кто прячется под маской бывшего аврора?»

- «Да пошел он». – Этот человек назвал и его фамилию на суде, хоть это и не имело смысла тогда. Поэтому у него нет сейчас желания помогать гнусному предателю.


========== Часть 4 ==========


- Лорд мне дает дозы только для Поттера, а мне колет сам. – Отвечал обездвиженный заклинанием Барти Крауч младший на просьбу Снейпа. – Тебе нужно – пойди и попроси у него сам. - Северус молчал.

- Вы все трусы! Я один готов служить Лорду до конца, и только мне достается Эликсир! – Парень рвано дышал и высовывал язык. Снейп тыкал ему палочкой в лицо. Зельевару так хотелось наложить на кривляку Круцио, но истошные крики мерзавца могут привлечь к их кабинету любопытных. Тогда он придумал:

- Силенцио. – Уши Северуса будут лишены наслаждения слушать мучения жертвы, но так можно действовать увереннее. - Круцио! – Барти стал задыхаться от боли, его лицо покрывалось потом, а глаза вылезали из орбит. Парня вырвало смесью оборотного зелья и желчи. Он упал на пол в собственную блевотину. На губах Снейпа была садистская улыбка и держалась там до тех пор, пока Темная Метка на его руке не взорвалась болью.


С Барти произошло то же самое. Преданный Пожиратель Смерти зло улыбнулся, смотря, как его мучитель шарахнулся и лег на парту, держась за левое предплечье.

- Мой Лорд зовет меня, чтобы наградить! А ты сдохнешь, Снейп, если не будешь добровольно варить для меня оборотное зелье.


Северус понял, что он попался на хитроумно установленный крючок, и теперь у него действительно появилась эта обязанность перед Темным Лордом, иначе тот усомнится в его преданности и прикажет Барти его прикончить.

***

Гарри нашел Барти в кабинете ЗОТИ вечером. Когда никто его не видит, Крауч мог обходиться без оборотного зелья.

- Мне нужно еще. Ты обманул меня. Одного укола недостаточно. - Поттера охватывали судороги. Вены на шее вздувались.

- Для твоего же блага. И нашего Господина. – В голосе Пожирателя был триумф. Гарри морщился от боли.

- Дай… - Парень завернул рукав и протянул к нему руку. Когда наркотик проник в кровь, шрам Избранного снова взорвался болью. Перед взором пронеслись разноцветные вспышки, лицо Волдеморта, которое уже принадлежало не карлику из прошлых видений, а взрослому мужчине, хоть и выглядящему странно - без носа и испещренному красно-синими венами. Именно такое тело должен вернуть себе Том Риддл.


После приступа боли, по телу Поттера растеклось невиданное блаженство. Мышцы обмякли, и он почувствовал, будто становится жидкостью. Затем воздухом, землей, деревьями… Его листья кружат по ветру и падают в сентябрьские лужи. Вода холодная и приятная. Она омывает и перерождает. Барти чувствовал это вместе с ним. Когда Гарри открыл глаза, он увидел его лицо. Радостное и по-детски очаровательное.


- Кто ты? – Спросил гриффиндорец.

Крауч младший рассказал ему историю своего заточения: как находился под Империо, как бежал, примкнул к Темному Лорду. Поведал о своем отце, об Азкабане, о том, как мать погибла, защищая его. Они так похожи. Мать Гарри тоже отдала жизнь за своего сына. Он аналогично не жил одиннадцать лет своего существования. На Гарри не накладывали заклинаний, но и без того, дом Дурслей был для него настоящей тюрьмой.

- Бедняга… - Поттер дотронулся до спины Барти. – Я тебя так понимаю. - Голубые и зеленые глаза встретились, и два темноволосых ангела соединились в поцелуе.

***

POV Гермионы


Пришла долгожданная суббота. Я иду на поле для квиддича, держа в руке метлу. Дует сильный ветер. Я дрожу от волнения перед занятиями с самым известным игроком в квиддич.


В это с трудом верится, но Виктор Крам ждет меня. Он машет рукой издали. Затем садится на метлу, облетает большой круг вокруг меня, приземляется и берет мою руку, чтобы поцеловать. Он так галантен. Наверное, в его школе учат хорошим манерам.

***

- Все просто. Надо представить, что ты уже летишь. Позволь этому чувству завладеть тобой. Оставь на земле свой страх. - Я пытаюсь расслабиться и впервые поднимаюсь в воздух на несколько метров. Ошеломленная своим успехом, я не верю, что смогла сама взлететь. Это неверие будто отрезает мне крылья. Визжу от страха и моментально падаю на траву, пачкая джинсы, обиженная на саму себя за собственную скованность.


- Нет. Я никогда не научусь…

- Научишься. Ты уже многое смогла сделать. – Успокаивает чемпион.

- У тебя ведь получается отключаться не только таким способом? – Я задаю вопрос, который волнует многих, в том числе и меня. – В смысле, ты принимаешь что-нибудь? - Виктор молчит, смотря в сторону.

- Извини. Я просто хотела поговорить о твоем директоре… - Выпаливаю, неожиданно для себя самой. - Ты знаешь о том, что он смертельно поражен?

- Он конченный наркоман. – Отвечает Крам. Парень не знает об истинной причине страданий своего наставника, и думает, что это обычная наркозависимость. - Я боюсь, что он не доживет до конца этого учебного года, и мы останемся без преподавателя. – Грустно говорит рн. Я хочу передать ему то, что поведал нам Сириус, но Виктор продолжает:

- Хотя, с ним мне не легче.

- Почему? – Я удивлена этими словами, поскольку не подозревала о сложных отношениях между ними.

- Каркаров ублюдок и садист – Мои глаза округляются. - Он пичкает меня дрянью, требуя рекордов с одиннадцати лет. Постоянно запугивает и шантажирует, что завалит на экзаменах, если я не буду приносить прибыль его бизнес-проекту «Виктор Крам». Я марионетка в его руках.


Кажется, ему некому высказаться, и сейчас вдруг, захотелось излить мне все, что накопилось в душе за эти годы. Я не знаю, что ответить, потому что поражена. Но, черт возьми, это так вяжется с образом мага, который запечатлелся в моем воображении с первого его появления в Большом Зале. В разговорах в доме Уизли Пожиратели Смерти всегда представали людьми с искаженной психикой.


- Почему тебя это волнует? – Виктор поворачивается ко мне. – Ты красивая девушка. Думай о чем-нибудь хорошем. Грусть совсем не красит твое лицо. – Он улыбается и дотрагивается до моих волос. Я растеряна. Ветер усиливается, грозя перерасти в дождь. Дурмстранговец нежно берет пальцами мой подбородок и наклоняет свою голову, коротко целуя меня в губы. – Я будто пробуждаюсь ото сна. Все происходит всерьез. Мой первый поцелуй… Никто еще не целовал меня. Я не шевелюсь, и Крам снова наклоняется ко мне. Его теплые и мягкие губы прижимаются к моим, и его руки аккуратно сжимают мои плечи.


Вдруг, он отстраняется, и смотрит в сторону. Я поворачиваю голову в том же направлении, и вижу мужскую фигуру в коричневом пальто. Каркаров наблюдает за нами. Мне становится немного стыдно.

- Он всегда следит за тобой?

- Да. – Отлично. Это не сулит нам остаться наедине. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что я попала во что-то наподобие Бермудского треугольника. Директор Дурмстранга подходит к нам. Виктор прижимает меня за плечо. Я смотрю на высокого мужчину снизу вверх, и как на зло, сердце начинает бешено колотиться, грозя предобморочным состоянием. Что за черт?


- Я, кажется, предупреждал, чтобы ты не общался с учениками других школ. – Грубый акцент пропускает дрожь по телу.

- Вы не имеете права указывать Виктору. – Набираюсь я смелости и пытаюсь защитить приятеля.

- Гермиона, не надо… - Тихо предупреждает Крам.

- Гермиона? – Наставник чемпиона, наконец, поворачивается ко мне. Так непривычно слышать свое имя из уст этого человека.

- Гермиона Грейнджер, сэр!

- Пошла вон отсюда, Гермиона Хренджер. – Я открываю рот. Так грубо, бестактно, жестоко. Он распоряжается жизнью своего раба, как хочет. Я отхожу в сторону, и слезы ненависти грозятся политься ручьем.


- Гермиона, что ты тут делаешь? Я думал, ты ненавидишь летать.


Я забыла, что стою на квиддичном поле с метлой в руках. То, что здесь произошло, полностью выбило меня. Не могу отвести взгляда от загадочных иностранцев.

Поттер тоже смотрит на них. Каркаров говорит Виктору что-то на ухо. От услышанного лицо парня бледнеет.

- Чем это он так его напугал…?


На поле внезапно появляется Хагрид.

- Гарри, мне нужно сказать тебе кое-что… А лучше показать. Пойдем.

***

- Куда мы идем? – Спросил Поттер, когда они углублялись в дебри Запретного Леса, а Хагрид молчал.

- Сейчас увидишь. Это первое задание. Каркаров уже знает. Он лазал здесь сегодня ночью, и чуть не поджарился. И Олимпия в курсе…


Где-то раздался громкий рев, эхом прокатившийся по лесу. Наконец, Гарри увидел то, о чем сообщил Краму его наставник. В клетке сидели огнедышащие драконы. Студент подумал, что у него снова начались галлюцинации. Но это была жесткая правда. Пламя вырвалось из пасти чудовища и озарило лес.


- Драконы… - С ужасом произнес он. – Я должен с ними драться…?!

- Да. Но ты не переживай. Они очень милые создания, если с ними ласково… - Гарри замер в ступоре.

- Главное - преодолеть страх. У меня есть кое-что для этого. Куда вашу синтетику. Синие грибы – вот вещь. Хочешь попробовать? – Великан повернулся к Гарри. Парню ничего не оставалось, как поверить другу.


Отвар Хагрида приятно растекся по телу. Перед глазами Гарри возникали большие прозрачные грибы. Они укрывали его своими упругими телами от парящего в воздухе дракона. Огонь гасился прохладой студенистых шляп. Но пока Поттер находился в безопасности, там, сверху оставался Барти. Он один сражался с драконом. Почувствовав себя трусом, Гарри достал волшебную палочку и заклинанием разрезал защиту. Он полетел на свет, вынырнув из воды. Здесь тонет корабль с золотыми куполами. На нем Гермиона с мокрыми прилипшими волосами. Гарри хотел спасти ее, но было уже поздно. Его подруга обречена. Мрачный мужчина с бородкой тянул ее в трясину Дьявольских силков. Ветки, похожие на вены переплетались и затягивались тугим плетением. Кровь наполняла глаза, пока они не стали багрово-красными. Волдеморт. Он наставляет палочку. Вспышка света, и Гарри оказывается зажатым в тесной коморке для метел.


- Вот это приход…! – Сладкий дым с ароматом грибов рассеился. Гарри увидел перед собой приличного размера женскую грудь, затянутую в зеленый шелк.

- Привет, маленький наркоман. – Послышался где-то рядом женский голос, но парень не видел лица. Он положил на зеленые холмы обе руки, и она откликнулась смехом. Затем последовали стоны.

- «Женщины тоже бывают забавными…» – Пронеслось в голове.


Гарри лежал, распластавшись на кровати. На его лице была блаженная улыбка. Он ни капельки не боялся драконов. И Волдеморта тоже. А зачем бояться Темного Лорда? Ведь с его возрождением в магическом мире наступит новая эра. Это неизбежно. Мир, погрязший в наркомании, лжи и коррупции нуждается в жесткой руке, которая наведет порядок. Так объяснил ему Барти.


- Он употребляет! – Раздался голос с акцентом. Это беспокоился болгарин Виктор Крам.

– Это несправедливо! – Возмущался его наставник Каркаров.

- Мальчик просто чем-то отравился. Не волнуйся, Игорь. – Выгораживал своего чемпиона Дамблдор. - Гарри, ты в порядке? – Заботливые руки директора Хогвардса подняли юношу и заставили сесть.

- Профессор Дамблдор. - Сквозь дымку парень увидел голубые глаза. – Да, все хорошо. – Взгляд гриффиндорца был тупым и рассредоточенным.

- Нужно выбрать себе дракона. Твоя очередь.

- Круто! – Студент был полон энтузиазма сразиться с любым самым лютым чудовищем.

***

POV Гермионы


Я не могу оставить Гарри без моральной поддержки перед смертельной схваткой. Пусть меня выгонят из палатки для чемпионов. Его хотят убить, и я догадываюсь, кто.


В палатке вижу одни спины. Среди них в глаза бросается одна – в коричневом пальто, с лежащими по плечам черно-седыми волосами. Нет, я не хочу видеть его здесь, и уже готова выскочить обратно, но Каркаров оборачивается в мою сторону. Черные глаза впиваются в меня с раздражением и злостью. Наверное, он решил, что я снова пришла к Виктору. Вы ошибаетесь, профессор.


- Гермиона… – Гарри видит меня. Он переводит взгляд с Каркарова на меня и обратно.

- Мисс Грейнджер, а вы что тут делаете? – Рука профессора Дамблдора касается моего плеча. – Здесь запрещено быть посторонним.

- Я знаю, профессор, просто… я не могла оставить Гарри одного. – Еще раз бросаю взгляд на директора Дурмстранга, и поворачиваюсь, чтобы выйти. Гарри следует за мной.


- Тебе грозит смертельная опасность от этого человека. - Поттер показывает на палатку.

- Откуда ты знаешь? – Я чувствую примерно тоже самое с недавнего времени.

- Мои видения – это не просто галлюцинации. Я вижу то, что происходит на самом деле, либо будет происходить. Он убьет тебя.

- Из-за Виктора? – Друг, конечно, не знает, что было между мною и воспитанником Каркарова, но вдруг он видел что-то, связанное с этим.

- Нет. Что-то другое…

***

Я иду в школу по деревянному переходу между корпусами. Из головы не выходят слова Гарри. Если это не связано с Виктором, то с чем? Кубок Огня?


Кто-то догоняет меня. Слышу быстрые шаги позади. Рука сильно хватает меня за плечо и разворачивает. Я вздрагиваю от неожиданности, когда оказываюсь лицом к лицу с русским магом. Гарри прав.


- Я прогнал тебя с поля, потому, что не мог смотреть, как он целует тебя. Это должен делать я. Но я не буду, потому, что не хочу ломать тебе жизнь. - Мои глаза расширяются от шока.

- Что…?

- Все твои мысли обо мне, а не о Викторе. Я вижу это по твоим глазам: на церемонии, на квиддичном поле, сейчас. – О, черт! Он легилимент. Как я раньше не догадалась? - Ты не будешь счастлива с ним. Со мной тоже не будешь, потому что я умру. Просто знай, до конца моей жизни, я не могу видеть тебя с кем-либо. А ждать осталось немного… - Это безумие.

- Отпустите меня. - Он ослабляет хватку. Я резко разворачиваюсь и убегаю, куда глаза глядят. Бегу и не вижу ничего вокруг, залетаю в какой-то кабинет, прислоняюсь к стенке и быстро дышу.


О, Мерлин! Я ни за что не подумала бы, что он… Да, профессор, я вас обязательно послушаюсь в части того, чтобы ни с кем не встречаться до вашей смерти. Старый кретин…


Ты спятил, потому что тебе нечего терять, я знаю, и я благодарна за то, что не хочешь ранить меня, но после того, что я услышала, боюсь, мне будет только больнее, ведь ты только что разбил мне сердце…


Слезы размывают очертания кабинета, в котором я нахожусь. Я попала в поле интересов сумасшедшего маньяка, и теперь должна опасаться за жизнь и здоровье моих друзей, к которым этому психу придет в голову меня приревновать. За что мне внимание со стороны Пожирателя Смерти раза в четыре старше меня?


Бедный Виктор Крам. Он искренне меня любит, и я боюсь представить, что будет с парнем, если он узнает, как вы, его наставник ведете себя по отношению к его девушке…? Мне жаль его. Но, вы правы: не его признание в любви останется в моей памяти, а ваше… Не его добрые глаза заставляют мою кровь леденеть в жилах, а ваши, проклятые. Да, ты притягательный черт, но это неправильно. Я не заслужила такого…


До этого момента, я бы просто пережила этот год до тех пор, пока делегация Дурмстранга не покинула бы нас. А о дальнейшей судьбе его директора я не захотела бы знать вообще. Но теперь, захочу ли я жить, зная, что не увижу вас больше…?


Меня трясет от ощущения беды, в которую попала, и одиночества в ней. Я ни с кем не могу поделиться своими чувствами, меня никто не поймет. Это впервые. Гарри, Рон, учителя всегда могли прийти на помощь гриффиндорцу в трудную минуту, но сейчас… Мне предстоит справляться со всем одной.

***

- А теперь, самый юный чемпион, Гарри Поттер и Венгерская Хвосторога! – Раздался голос ведущего.


Грибы возымели эффект: гриффиндорец не чувствовал землю под ногами, когда выходил из палатки. Ему казалось, что он парит в воздухе, а вокруг полный стадион его фанатов, ведь он никто иной, как Чемпион Мира по квиддичу. Толпа визжит и кидает ему женское нижнее белье. - «Гарри, мы тебя любим!», «Поттер чемпион!» – Скандирую трибуны.


Вдруг, небеса разверзлись, и с них в юношу полетел огонь. Он чуть не опалил чемпиона, не достав нескольких метров. Гарри не было страшно, он ждал нападения. Из пламени выросли крылья и закрыли собою солнце. Поттер достал палочку и стал призывать метлу, как сказал ему Крауч. Но, вдруг решил, что будет выглядеть трусом, если сбежит с поля. Он должен драться по-честному, как это делали предыдущие участники.


Младший чемпион Хогвардса в упор поглядел на Венгерскую Хвосторогу. Дракон готов был изрыгнуть огонь прямо в лицо парню.

- Авада Кедавра! – Выкрикнул он. Зеленый луч врезался в брюхо чудовища. Толпа загудела.

- Это против правил! – Закричал кто-то. - Непростительное заклинание!

Дальнейших возмущенных возгласов гриффиндорец уже не слышал. Его мир накрыла тьма, придавив тяжеленным телом дракона, замертво рухнувшего на Поттера.


Барти был в шоке. Во-первых, Гарри не стал слушаться его, у него есть своя воля, и с этим предстояло как-то считаться. Во-вторых, далеко не каждый чистокровный темный маг способен успешно применить Аваду с первого раза. Для этого надо обладать особым даром. Но он смог, и Крауч знал почему: сила самого Лорда Волдеморта проникла в него вместе с Эликсиром. Это хорошая новость.


========== Часть 5 ==========


POV Гермионы


В воздухе похолодало, и в моем сердце поселилась осенняя депрессия. Гарри все больше отдаляется от меня, объясняя это то подготовкой к Турниру, то к экзаменам, что странно. Его круги под глазами наводят на нехорошие мысли о наркотиках.


Рон по прежнему не разговаривает с Избранным, все больше времени проводя со своей семьей. Похоже, наша неугомонная троица распалась навсегда. Детство кончено, у каждого своя дорога.


Виктор Крам пишет мне письма, где расспрашивает о моем самочувствии, и обещает быть со мной вместе, когда умрет его наставник. Я горько рыдаю над пергаментом, исписанным его рукой. Только однажды, издалека, я заметила парня, когда он выходил из своего корабля, чтобы потренироваться на свежем воздухе. Его директор не появлялся вообще. Наверное, тихо разлагается под действием яда.


Меня и саму все чаще посещают мысли о смерти. Для чего я живу в этом мире? Может быть, есть какие-нибудь волшебные таблетки, из тех, что принимают мои друзья, помогающие перемещаться в другой мир, в страну своих грез. Туда, где есть смысл жить. Где все здоровы, веселы и счастливы, нет предательства, тюрем, боли…


Я хожу на большой мост, чтобы смотреть на пришвартованный корабль Дурмстранга. Зачем, не знаю. Встретить его хозяина или Виктора я хочу меньше всего. Но мою душу охватывает волнение за того, чьи вены сжигает смертельный наркотик. В этом холодном мире есть человек, которому я еще нужна. И пусть это сошедший с ума Игорь Каркаров, мне будет обидно, если искорка в его больном сердце погаснет. Это оставит меня в полном одиночестве.


Любопытство, вот что в большинстве случаев дает энергию большинству моих поступков. Именно оно подогревает интерес к действию, и поддавшись неизвестному желанию спасти умирающую душу, я иду в библиотеку в надежде найти хоть что-нибудь о наркотиках подчинения и способах избавления от них.

***

Тем временем, над замком Хогвардса начали кружиться белые мухи. Приближается Рождество.


Я перерыла уже гору трудов алхимиков средневековья и современных колдомедиков. Жидкое Империо встретилось только два раза, но в обоих случаях речь шла о зельях, имеющих кратковременный эффект. У меня опускаются руки. Яд медленно убивает их. Снейп, страдающий от того же, уже похож на покойника.


Собственноручно приготовленное галлюциногенное средство не дарит мне той радости, которая бывает у других. Да, я пытаюсь принимать дурь, начитавшись о ней. Хватит уже строить из себя хорошую девочку. Здесь в ванной для старост никого нет. Пар охватывает мое тело, и мои мысли полностью принадлежат Игорю Каркарову, который где-то недалеко, но обещал не трогать меня, а мне так хочется… Что? Стоп. С каких пор это меня возбуждает?


Слышу какие-то мужские голоса:

- Я прочитал мысли Диггори… Нужно залезть в… - Кому пришло в голову посещать в столь поздний час ванную? Накидываю халат и прячусь за мраморную колонну.

- Седрик делал это в одиночку, но у тебя есть поддержка… - Выглядываю из-за укрытия. Гарри! Он с каким-то мужчиной… Я не знаю его. Они раздеваются… До гола. И я вижу у этого неизвестного человека Темную Метку на руке! Что происходит…? Они опускаются в воду.

- Бери яйцо. - Пожиратель Смерти подходит к моему однокурснику сзади. – Ха-ха-ха… - Поттер опускает в воду отобранный у дракона трофей и прижимает к себе.


О, Мерлин, что они делают…?! Может быть, мое зелье только сейчас подействовало, и у меня галлюцинации? Тогда они слишком больные. Я отворачиваюсь, но стоны долетают до моих ушей. Тут все по-настоящему. Гарри, кто это…?! Ужас парализует.


- Хи-хи-хи… - Плакса Миртл пролетает сквозь меня, обдавая холодом. – О, как тут многолюдно сегодня… И жарко… - Приведение опускается в бассейн. Если она выдаст мое присутствие этому Пожирателю, мне конец.


Пока они слишком заняты собой, я должна бежать. Возможно, даже удастся остаться неузнанной. Натягиваю халат на голову, и, промелькнув перед глазами друга, вылетаю из помещения.


Быстро иду босиком по коридору замка и вся дрожу. Нужно сказать Дамлдору, но он спросит, что я делала там? Нет. Не стоит спешить. Сначала нужно самой выяснить, кто этот человек. Тот факт, что Гарри гей меня не смущает и не удивляет, это его личный выбор, но там Пожиратель Смерти! Мерлин, я тоже думаю о Пожирателе Смерти постоянно…

***

Рука Северуса Снейпа стала уже черной. Жить на транквилизаторах становилось опаснее с каждым днем. Смерть все ближе и ближе к Пожирателям. Заменитель Эликсира, который сварил Зельевар, не давал почти никакого эффекта.


- Как себя чувствует наш хозяин? – Северус с неохотой обратился к Краучу.

- Еще слаб, питается молоком Нагини. Мы не можем ускорить этот процесс.

- Гниение уже началось. Мы умираем. – Сказал Северус.


Барти понял, что медлить нельзя. Очень скоро маги армии Волдеморта просто погибнут, либо значительно ослабнут, подорвав свое здоровье. С ними еще не происходило подобного. Когда Лорд был жив, они получали наркотик регулярно, а когда он исчез, зависимость пропала. Но сейчас, в то время когда Том наполовину мертв, а на половину жив, их затяжные ломки грозились дать непоправимые последствия.


Информация о том, что их видела Гермиона, лишь подталкивала Барти действовать быстрее. Любое промедление могло закончиться провалом столь стройного плана. Почему грязнокровка до сих пор молчит, оставалось для него загадкой, но он хотел, чтобы это продолжалось как можно дольше.

***

Игорь Каркаров был в панике. Его вены почернели так же, как у Снейпа. Все тело охватывали судороги, которые были похожи на предсмертные. Он не чувствовал боли в результате приема нейтрализующих препаратов, но знал, что агония у него в крови уже переходит все допустимые пределы.

***

Ученикам Хогвардса объявили, что в этом году школа устраивает Святочный бал для гостей Турнира. И, что неожиданно, каждый должен выбрать себе пару до торжества. Гарри жалел о том, что мальчикам нельзя приглашать мальчиков. Конечно, он не рискнул бы пойти на бал с профессором Грюмом, тем не менее, такое положение казалось ему несправедливым. От безысходности, выбор пал на Чжоу Чанг – симпатичную девочку азиатской наружности из Равенкло. Но ее уже пригласил Седрик Диггори. – «В пору, звать Риту Скиттер… Хех… Жаль, что она давно не студентка».

***

POV Гермионы


Не думаю, что меня кто-нибудь позовет на бал. Я некрасивая и никому не нужна. Рон, который как казалось, испытывает волнение в моем присутствии, и тот всегда отмечал во мне лишь занудство и неравнодушие к учебе, а не внешние данные и обаяние.


Иду на обед. Слышу смешки своих однокурсниц, которые обсуждают, кто в каком платье пойдет на бал, и кто из мальчиков кого из них пригласил. К моему столу подлетает сова. Сердце бьется как бешенное от волнения, когда я открываю конверт:

- «Привет, Гермиона! Приглашаю тебя на бал. Виктор Крам». - Я холодею. Он самоубийца.

На что рассчитывает дурмстранговец? По тому, что я не интересовалась им в своих скудных ответах на его письма, и не делала попыток встретиться, ему должно быть понятно, что у нас ничего не получится. К тому же, его наставник может наделать много неприятностей, если узнает…

***

Вот и настал этот ужасный вечер. Розовое атласное платье затрудняет дыхание, сложная прическа мешает движениям, а в туфлях на каблуках я и вовсе чувствую себя инвалидом на костылях. Смотрю в зеркало и не могу оторваться, прежде всего, потому, что хочу пусть на несколько минут оттянуть начало ужаса, то есть, торжества. Там будет Он.


- Ахх… – Джинни смотрит на меня округлившимися глазами. Она просит поторопиться, но я парализована страхом. Я не хочу идти…

***

Выглядываю из-за угла. Большой Зал сияет серебристым снегом на елках и ледяными куполами, которые призваны символизировать Дурмстранг. Парни в красной форме выделяются на фоне остальных. Один из них - Виктор Крам, ждет меня у главной лестницы. Я фальшиво улыбаюсь, и с опаской оглядываю зал. Каркаров – самый высокий мужчина из присутствующих, одетый в белое, первым бросается мне в глаза. Он и другие учителя стоят у главной елки. Его взгляд перемещается с Виктора на меня, и глаза опасно сужаются. Он не узнает меня, слава Мерлину. Это трудно, я бы тоже не узнала себя сейчас.


Крам подходит и протягивает руку. Кажется, еще секунда и я упаду в обморок, поэтому Виктор здесь очень кстати. Повисаю на нем, и с закрытыми глазами следую в зал. Рон и Гарри смотрят на нас, открыв рты. Я нервно машу им рукой. Единственной установкой в голове сейчас является ни в коем случае не оборачиваться на учительский пьедестал.


Загремел оркестр, и пары закружились в вальсе. Все так идеально: студенты со студентами, учителя с учителями.


Меня больше всего волнует колючий взгляд, который я чувствую своей обнаженной спиной….


- Ты сошел с ума? Он разве не запретил… - Нет, я не могу сказать Виктору о том, что Каркаров враждебно настроен к моим ухажерам…

- Мой директор почти труп, не стоит опасаться его. – Меня прошибает холод от этих слов. Я ищу его в толпе. Директор Дурмстранга танцует с какой-то невысокой женщиной в зеленом, но не перестает глядеть на нас с Крамом. Мы смотрим друг на друга какое-то время. Я отворачиваюсь. Даже сейчас, когда в его глазах отражается приближающаяся смерть, они вселяют неподдельный ужас своей опасностью. Он может убить меня или Виктора.


- Ты наверное хочешь, чтобы Он пригласил тебя? – Вдруг говорит чемпион Дурмстранга. Я не знаю, что ответить. Мои глаза расширяются и я прячу их. Если бы Каркаров пригласил меня, это вызвало бы большой скандал. Как бы я смогла появиться с ним на балу? Эта идея изначально провальная. Никто из студентов не танцует с учителями.


- Нет… Ты не понимаешь… - Что не понимает? Он как раз все прекрасно понимает.

- Он пригрозил меня кастрировать, если я притронусь к тебе. Видимо, он сильно к тебе неравнодушен… - Виктор грустно улыбается. Я в полной растерянности. - Но ты, надеюсь, не собираешься встречаться с гнойным покойником? Не думаю, что тебе захочется стать несчастной… - Что он несет!?


- Виктор, ты замечательный человек. Я благодарна тебе за приглашение на бал, но кажется… - Я боюсь сказать это, но Крам терпеливо смотрит мне в глаза. – Мы не можем быть вместе… - Смогу ли я быть вместе с престарелым психопатом, я тоже не знаю. Да он и сам сказал, что лишь сломает мне жизнь.


Виктор спокоен как удав. Он медленно отпускает мои руки.

- Что ж… Желаю тебе весело провести время. – Несколько огорченно говорит, и исчезает в толпе своих сокурсников. Я осталась одна. Чувствую, кто-то сзади дотрагивается до моего плеча. Только не это… Каркаров подхватывает меня в вальсе, сильно сжимая руку. Мне страшно представить, как на нас смотрят окружающие. Я уткнулась в одну точку на его белом кафтане.

- Выйдем. – Слышу над своей головой.


Я, не смотря по сторонам, иду к выходу. Ближе к главным воротам. Здесь наименьший шанс встретить посторонних. Каркаров оказывается тут с небольшой задержкой.


- Я умираю. – Говорит он.

- Я знаю… – Робко кладу руку ему на грудь. Туман заволакивает мою голову от осознания происходящего. Провожу по мягкой ткани его кафтана, затем, помолясь всем основателям, заглядываю в черные глаза. В них боль. Снег залетает в приоткрытые ворота.

– Я хочу помочь Вам, но не знаю, как… Вся литература по сильнодействующим… - Я начинаю говорить бессвязно от волнения.

- Просто побудь со мной в последние часы. – Он берет мои руки в свои, в перстнях. Жизнь уже покидает его тело.

- Ты красивая сегодня, как прекрасный розовый цветок. – Его руки прикасаются к моему лицу, и я невольно льну щекой к бархатистой ладони аристократа. Каркаров целует меня в щеку. Так невинно. От его близости и щекочущей бородки бегут мурашки, и что-то тугое подбирается к горлу, готовое задушить меня.


- Я согласна, чтобы вы сломали меня. Цветок завянет без лучей солнца. Так лучше сорвите его и дайте умереть. - Я дрожащей рукой касаюсь его волос с проседью. Он кажется нереальным. В чистокровных волшебниках действительно есть что-то необычное. Он кладет руки на мою талию и пытается крепко сжать меня, но сразу отстраняется.


- Да… - Шепчу я. Он высокий, но я обхватываю своими руками его плечи, прижимая мужчину к себе. Желание обнимать его, слышать грубоватый голос и ощущать его губы, сильнее меня в разы. Он резко впивается в мои уста. Я забываюсь. Это так неправильно: студентка Гриффиндора и директор северной школы. Вздрагиваю от того, что нас могут увидеть. Он берет в руки мою голову.


- Я могу дать тебе то, что избавит тебя от страданий. – Он извлекает из кармана шприц, наполненный какой-то прозрачной жидкостью.

- Наркотики? – Я испугана.

- Ты ведь не думаешь, что я потерплю, чтобы ты жила без меня? – Его глаза нездорово сверкают. Он хватает мою руку и втыкает иглу в вену.


Я плачу. Что он мне вколол, я не знаю. Но назад дороги в любом случае нет.

***

Группа «Странные сестрички» не оставляла равнодушной к своему творчеству никого из студентов. На танцплощадке царил настоящий угар, и по залу распространялся сладкий дым волшебных чар. Гарри прыгал возле сцены, показывая «козу». Наконец, Поттер упал на пол и стал дико хохотать. Подруга Парватти заметила это, попытавшись его поднять, но он дернул ее за руку и повалил на себя.

- Мы захватим этот мир…! - Говорил парень в бреду. Лже-Грюм бросился к Гарри. – «Пора!». - Пронеслось в голове Пожирателя.


Со сцены зазвучала песня «Делай как Гиппогриф». Фанаты громко завизжали, и на Гарри Поттера уже никто не обращал внимание. Дорога Грюму-Краучу была перекрыта устроившими слэм студентами. Через минуту Гарри был уже на сцене, где пытался петь в микрофон солиста.


В зал вернулась Гермиона Грейнджер. За ней в воротах приглядывал директор Дурмстранга. Она увидела происходящее и резко повернула назад.


- Мистер Каркаров, я думаю, что должна сказать это именно вам… – Мужчина настороженно слушал. – Я видела в школе Пожирателя Смерти. Он был с Гарри в ванной, и они занимались… сами понимаете чем. Так вот, я думаю, он все еще здесь!

- Как он выглядел?! – Со злостью в голосе спросил дурмстранговец, и его взгляд метнулся в сторону Грюма, который стаскивал Поттера со сцены, говоря ему что-то на ухо.

- Довольно молодой, темные волосы, Метка на руке… - Каркаров достал свою палочку.

- Барти Крауч… - Прошипел он.

- Что? – Гермиона не понимала, причем тут Глава департамента министерства по международному сотрудничеству.

- Младший…


Гарри и профессор Грюм шли в их сторону. Преподаватель ЗОТИ, обхватывая плечо Поттера, покосился на русского мага.

- Ступефай! – Произнес Каркаров, и заклятие повалило бывшего аврора на спину. – Это самозванец под оборотным зельем!

Гарри, вдруг, сорвался с места и дал деру из зала.

- Круцио! – Злобно выкрикнул Каркаров. На крики сбежались студенты и преподаватели.


Русский произнес заклинание, восстанавливающее внешность, и профессор Грюм превращался в Барти с фанатично сверкающими глазами. Дамблдор схватил его за куртку:

- Где Гарри?!

- Уже на месте… - Пленник улыбался и высовывал язык. - Меня встретят в Азкабане как героя, а вскоре освободят, но тебе, мразь, прощения не заслужить. – Обращался он к Каркарову. - Считай, Темный Лорд уже вернулся…


- Мистер Крауч, что с вами… - Забеспокоилась МакГонаглл. Чиновник министерства упал на пол. Он лежал с открытыми глазами, а рука касалась места, где расположено сердце. Мужчина больше не дышал. От Барти все отвернулись, и он хотел бежать, но Снейп остановил его.

***

Гарри Поттер изо всех сил по снегу в лакированных туфлях бежал на опушку Запретного Леса, где лежала старая метла, которая являлась порталом на кладбище Литтл-Хэнглтона.

***

Он нашел Хвоста с закутанным в одеяло Темным Лордом на руках.

- Барти схвачен! Надо быстрее проводить обряд…

- Начинайте… - Протянул Волдеморт.


Гарри встал на могилу Тома Риддла старшего.

- Мне нужна творя кровь. Совсем немножко. Потерпи… – Питер Петтигрю провел ножом по его запястью. Парень поморщился.


Бывший Мародер собрал все необходимые для ритуала ингредиенты в котел, и опустил в него тельце хозяина. После, перед Гарри возвысился голый мужчина. Очкарик возбудился, и его тело срочно потребовало наркотика.

- Дай… - Стонал юноша.


Небо покрылось черным дымом, и вихри материализовывались в живых и готовых действовать членов армии Волдеморта. Маги в высоких черных колпаках и масках построились на одинаковом расстоянии друг от друга. Как в старые добрые времена. На лице возрожденного вождя было умиление.


Первым маску снял и сделал шаг вперед Люциус Малфой. Гарри сразу узнал его белокурую голову. Мужчина упал на колени. Его лицо было изможденным, а белесые глаза молили только об одном – заветном Эликсире хозяина. Люцииус стал первым, кому Темный Лорд вколол голубую жидкость в награду за верность.


- Том… - Стонал Поттер. – Пожалуйста… - Только сейчас Лорд обратил на него внимание. Когда маг подходил ближе, боль в шраме Избранного становилась невыносимой, но ему было очень любопытно помучить мальчика. Волдеморт дотрагивался до его лба, что провоцировало дикие вопли парня.

- Ты все еще страдаешь в моем присутствии, Гарри. Твоя мать наложила непростительное заклятие. Но ты не знаешь ничего, потому, что все, что случилось в Годриковой впадине – ложь. – Лорд рассказал Поттеру о том, что на самом деле происходило в его доме пятнадцать лет назад.


– Мой Лорд…. - Наконец выдавил он. – Я не могу больше…

– Это должно помочь тебе привыкнуть. – Лысый мужчина взял его руку и поставил на ней Темную Метку. Гарри сразу отпустила страшная боль во лбу.


- Он теперь один из вас… – Темный Лорд обратился к своим соратникам со злорадной улыбкой. - Самый юный Пожиратель Смерти.

- Барти… Его нужно освободить. – Беспокоился Гарри.

- Возвращайся в школу. – Велел Лорд.

***

Барти почувствовал небывалое удовольствие от зова Темного Лорда, которое отдается жжением Метки на руке, ставшей сейчас темной и отчетливой. Он тянулся к ней языком. Маг был удовлетворен смертью своего отца, который ощутил всем сердцем мощь и искреннюю преданность идеалам Лорда со стороны своего сына.


Гарри вбежал в зал и бросился к Пожирателю, прикованному заклинанием к дивану. Он обнял его и произнес на ухо:

- Я сделал это для тебя, брат мой! – Крауч младший закрыл глаза. Он не хотел думать ни о чем больше, кроме любимого Гарри.

- Что это значит…? – Недоумевала Минерва МакГонаглл.

Поттер незаметно снял заклинание Ступефай с Барти. Тот вскочил с дивана и обернулся черным вихрем. Сделав круг по залу, он вылетел прочь через стрельчатое окно, разбив стекло.


Гермиона видела любовь. Неоподдельную. Ту, которая важнее смерти.


- Почему вы мне врали?! – Закричал Поттер, обращаясь к учителям. Снейп был спокоен и не показывал эмоций. - Скрывали, что я являюсь крестражем Волдеморта?! – Дамблдор открыл рот. На его лице было выражение, что конец света наступил.


- Там ваш мальчик умер. – Завхоз Хогвардса Аргус Филч подошел к Директору Дурмстранга. – В туалете… – Последний громко выругался и сорвался с места.


На полу под писсуарами Гермиона и Каркаров нашли молодого человека в красной военной форме, у которого были белые глаза и текла изо рта пена. Рука сжимала горсть таблеток.


- Это я виновата… - Гриффиндорка прижалась к груди мужчины с бородкой.

Но ему было уже все равно. Каркаров чувствовал тупой зуд в левом предплечье, который проникал даже через самые сильные нейтрализаторы. Виктора больше нет, и смысл дальше оставаться в Англии для него пропал.


========== Часть 6 ==========


POV Гермионы.


Он сбежал. Подлый трус. Просто улетел зловещим вихрем Пожирателя Смерти, ни сказав мне ни слова. Я знаю, что он умрет. Рыдания не могут остановиться в моем горле.


Собираю вещи в свою расширяющуюся сумку. Я должна идти на вокзал Кинг Кросс, чтобы сесть на поезд, и через всю Европу добраться до его замка. Конечно, маловероятно, что я найду его даже там (шансы на это равны почти нулю), но быть может, я просто замерзну где-то в далеких снегах, и волки доедят мою отравленную плоть.


Отправляю ему сов. Ответа не приходит. Он не хочет разговаривать со мной. Возможно я мало значу в его жизни, и его слова, как и его наркотик – это лишь проявления больного чувства собственности. Но смысла жить для меня больше нет. Пусть я умру рядом с необыкновенным взрослым мужчиной, которого однажды повстречала в своей недолгой и невеселой жизни.

***

Каркаров нашел свою старую северную лачугу. Здесь все покрылось паутиной и промерзло. Но он растопит древнюю печь, чтобы она согрела его в бессмысленные последние минуты.


Гермиона умрет без боли. Игорь удостоверился в этом, прочитав маленькую запыленную книжку о смертельных инъекциях для преступников. На этом его беспокойство за судьбу девочки поутихло. А собственный страх заключался лишь в том, чтобы его не нашли раньше времени. Тот же Барти. Он придумает способ удрать от авроров, и наверняка уже сделал это… Тем не менее, надежда на тихую смерть от гангрены была все явственнее, ведь зов Лорда все усиливался.

***

POV Гермионы


Я прибыла в город Мурманск. Ориентировочно, замок Дурмстранга находится на Кольском полуострове. Я так жалею, что пропускала Прорицания и недостаточно хорошо изучала в школе карту звездного неба. А ведь по ней можно вычислить все магические объекты на Земле. Трубы, железные дороги, загадочный блик северного сияния и лютый холод, от которого не помогают даже согревающие чары. Столь суровый пейзаж мог породить только такие темные души, как у Каркарова.


Пишу ему еще одно письмо, в слабой надежде, что он все-таки ответит, если я не полностью безразлична ему.

- «Я приехала к вам. Не знаю, куда идти. Если вас уже нет в живых, я замерзну». – Последние строки карябаю, заливаясь слезами. Серая сова, которая следует со мной из Англии, берет в клюв конверт и улетает.


Каркаров присылает мне адрес. Боится, что письмо может быть от кого-то из его недоброжелателей, поэтому не хочет выдавать места своего пребывания. Сердце в моей груди оживает и по телу растекается порция тепла.

***

Стук в деревянную дверь. Игорь приготовил палочку и встал к стене. Гермиона вошла в тускло освещенное помещение. Он увидел ее сзади.


Легкое прикосновение к спине оставило весь страх позади. Гермиона будет счастлива. Последний раз в жизни.

***

POV Гермионы


Мы живем здесь уже около двух месяцев. На улице немного потеплело и выглянуло солнышко. Но оно не для нас. Я наблюдаю за ним. Под одеждой не видно, насколько почернела его рука, и куда гной уже распространился. Но я хочу верить в светлое, такое, как эти лучи солнца, проникающие в заброшенную избу.


Мы читаем, с неизвестной целью тренируемся в заклинаниях и обнимаемся. Еще ни разу со времени Святочного Бала Каркаров не целовал меня и не пробовал приблизиться. Он не хочет ломать мне жизнь. Жизнь, которая скоро прекратится. Я наблюдаю за ним. Все чаще он лежит и молча смотрит стеклянными глазами в бревенчатый потолок. Скоро эти глаза остекленеют навсегда.


Я набираюсь смелости и кладу голову ему на грудь. Он дергается от неожиданности.

- Спокойно.

- Не надо, девочка. Ты еще совсем маленькая… - Смотрю глазами полными слез на его предсмертное лицо, и не могу сдержаться, чтобы не припасть губами к искривленному рту.


– Молчи… - Дрожащими руками расстегиваю его кафтан, гладя руками грудь с редкими черно-седыми волосами. Припадаю губами к ней. Он мучительно выдыхает. По моему телу разливается елей. Я избавляюсь от своей верхней одежды, оставаясь в майке и джинсах. Он невольно разглядывает меня, останавливая взгляд на просвечивающей груди. Зависаю над ним с целью почувствовать его теплые руки на своей талии. Аристократ всегда остается аристократом, и его руки по-прежнему мягкие и холеные, украшены камнями-самоцветами.


На нас больше нет одежды, когда я оказываюсь под ним. Боль мне безразлична - это последние ощущения в моей жизни, и пусть они будут любыми. И они прекрасны. Этот мужчина стоит десятерых моих одногодок. Я кричу его пугающее имя «Игорь», и он сильнее вталкивается в меня. Последняя капля переполняет чашу терпения, и он содрогается.


У него серое тело и почерневшая рука, на которой пульсирует непрерывным сигналом Темная Метка. Я прикладываю ее к своим губам. Хочу облегчить его страдание. Его гримасу разрывающей боли. Прижимаю его голову руками к себе. Он умирает. Я не могу это видеть.

- Сколько еще?

- Два, три дня… - Каркаров одевается и ложится. Нет.

- Я хочу уйти раньше. Пожалуйста… - Молю, молча смотря в его глаза. Он берет мое лицо. – Ты обещал, – Я рыдаю. – что не разрешишь мне жить без тебя. Сдерживать обещания не в традициях темных волшебников? – Он отстраняется. Идет к полке с препаратами, и на секунду замирает. Но все же берет шприц и сосуд с ярко-зеленой жидкостью. Ее цвет вселяет радость и оптимизм.


Зловещая улыбка с грязно-желтыми зубами – вот что я вижу в последнюю секунду на этом свете. Как тогда, на Турнире. Вздрагиваю, широко открыв глаза, и в тот же миг тугая пелена застилает все перед моим взором.

***

В баре Три Метлы за столом сидели двое пожилых мужчин и великан. Альбус Дамблдор, Гораций Слизнорт и Хагрид, обнявшись, медленно раскачивались и выли заунывную песню.

- Альбус, пожалуйста… - Слезно молил бывший декан Слизерина. – Я не заслуживаю жить после того, что натворил… - Директор Хогвардса не мог произнести два ужасных слова:

- Ты не виноват. Он нашел бы способ и без твоей помощи.

- Друг ты мне или нет?


Дамблдор смотрел в пьяные голубые глаза искренне раскаевающегося человека. Он отвернулся в сторону, подумал, затем медленно поднес палочку к виску профессора.

- Авада Кедавра. – Прошептал старик, и голова Горация упала ему на плечо. Хагрид громко зарыдал, вытирая ручьи на своих щеках огромным платком.

***

Ночь. Стены лаборатории покрыты испарениями, но Зельевар не спит. Варево Северуса Снейпа неожиданно приобрело голубоватый оттенок. Сальноволосый преподаватель скривил губы в усмешке.