КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591449 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235384
Пользователей - 108133

Последние комментарии

Впечатления

Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Говорящие звезды [Константин Кедров] (fb2) читать онлайн

- Говорящие звезды 294 Кб, 33с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Константин Алексндрович Кедров

Настройки текста:




авторы / произведения / рецензии / поиск / о сервере / вход для авторов


Стихи из нового сб. Говорящие звезды

Кедров-Челищев

Константин Кедров – поэт тишины





Из статьи Дениса Иоффе  «Лики тишины»





Данная статья опубликована в амстердамском научном журнале «Russian Literature», vol. LVII-III/IV, (Amsterdam, 2005), Special issue: Contemporary Russian Avant-Garde, guest-edited by S. Birjukov, pp. 292-315.





…Как уже было отмечено выше, формально-валидное связующее звено между исихастским религиозно-философским наследием и русской новейшей поэзией должно пролегать в фигуре московского поэта-метаметафориста Константина Кедрова. Известный русский богослов, сын философа Николая Онуфриевича Лосского Владимир, в своем труде Видение Бога в византийском богословии (часть работы Боговидение) среди прочего, отмечает: «… В противоположность всему, что говорят об исихазме, этот вид молитвы не есть механический процесс, имеющий целью вызвать экстаз; далекие от стремления к достижению мистических состояний монахи-исихасты стремятся к высшему трезвению (nhyiz), к внутреннему вниманию, соединению ума с сердцем и контролю умом сердца, «хранению сердца умом», «молчанию сердца» (hsucia); это есть подлинно христианское выражение бесстрастия (apaqeia), при котором действие и созерцание не понимаются как два различных порядка жизни, но, напротив, сливаются в осуществлении «духовного делания» - praxsiz nohra.» См. стр. 428-429 издания 2003 года (Москва). В соответствии с этими словами В.Н.Лосского, Константин Кедров, действительно может представать в роли достаточно легитимной поэтической персоналии, приспособленной для исихастской (пусть и принужденной) объективации тишины молчания. Наиболее характерно эта тенденция проявляет себя в стихотворении «Дирижер тишины» (2000го года создания).







Я – дирижер тишины ….



Пять горизонтов – линия нотного стана



Партитура – пашня, засеянная проросшими нотами



Рояль – простор тишины



Арфа – силок для звука



Скрипка – деревянный скрипичный ключ



Смычок – бродяга струн



Пальцы – бродяги клавиш



Клавиши – провалы молчания



Судьба – мелодия жизни



Душа – пространство между двумя мембранами



Барабан – христианский ннструмент:



ударят в правую щеку – подставляет левую



Голос – сгусток воздушной ласки



Пение – ласка звуком



Струны – радуга звуков



Литавры – летающие мембраны



Классика – музыка людей для людей



Авангард – музыка ангелов для богов



Гармония – логика звука



Небо – партитура звезд



Галактики – скрипичные ключи



Луна и Солнце – литавры света



Земля – оркестровая яма



Тишина – партитура, забитая нотами до отказа…







Подобное справедливо, также, разумеется, и для многих других его поэтических работ,



что особенно, видно в одном из небольших «кусков» 1983го года рождения:





СВЕТ – ЭТО ГОЛОС ТИШИНЫ



ТИШИНА – ЭТО ГОЛОС СВЕТА



ТЬМА – ЭТО КРИК СИЯНИЯ



СИЯНИЕ – ЭТО ТИШИНА ТЬМЫ





Как можно увидеть, в вышеприведенном стихотворном пассаже происходит своего рода лирическая декларация нео-исихазма, осмысленное следование заветам Умного Канона, где медитационный Свет оказывается важнейшим из экспонатов производимой автором внутренней молитвы. Все еще донельзя вербальной, но уже, по вектору, «избывающей свои словеса», чьи хитросплетения не должны ласкать слух (или, буде написаны – глаз) златокрасным любомудрием, но, наоборот, призваны присовокуплять жестоковыйную сухость аскетического уединенного метаболизма. Процесс, эксплифицирующий себя в крайне минималистическом, отчасти «телеграфическом» подходе к «расходованию литер»:





Мемб(рана).1994





В небе моего голоса



ты летаешь



отдаляешься приближаясь



приближаешься отдаляясь



Я потерял себя



в глубинах ЛЯ



Так звук становится молчанием



в себе самом



Мембрана не звучит



а лишь дрожит



Озноб ее мы называем звуком



Я весь из раны



внутри мембраны…





Подобный лаконизм повторяется и в более «ангелических» нарративах:





Теневая радуга. 1989:





Я увидел Ангела



Он был



– Ах –



В это время Магомет



выронил кувшин



и оттуда вылилась тишина.





Где следует завуалированный отказ в осуществлении акта исконного именования Бога или же Его послов («Ах»), и где междометийное речение оказывается позиционно лучшим и наиболее адекватным вариантом описания, приближающим стихотворца к жизнетворческой, молчальнической келье поэта-монаха. Универсальный типаж Единого Бога (будь то «Магомет» слуга Его или, скажем, Христос) вполне закономерно дарует Миру Благую Весть всепроникающей Тишины, архетипически рождаемой из таинственно роняемого кувшина.



Институт Философии РАН, 28 января в 16.00



Заседание в зале Ученого Совета



Обсуждения книги поэта и философа Константина Кедрова



“ИЛИ” (М., “Мысль”, 2002)



Принимали участие: профессор С.П.Капица, член-корр. РАН А.А.Гусейнов, академик РАН Л.Н.Митрохин, профессор В.Л.Рабинович, профессор Ю.Орлицкий, аспирант РГГУ М.Дзюбенко и другие.



Институт Философии РАН. Заседание в зале Ученого Совета.



Фрагменты обсуждения



Рабинович. Однажды на философском, культурологическом семинаре Константин Кедров предложил тему для заседания: “Философия как частный случай поэзии”. Хотя это выглядит немножко не в пользу философии, на самом деле эти вещи очень связаны, и они равнозначны. Равнозначны они в том смысле, что и поэты, и философы пекутся о смысле. Но если для философа философия, или философствование, – это смысл плюс значение, то для поэта это тоже смысл, но плюс звук. В этом смысле и поэты, и философы стоят перед миром впервые, как будто только что появившись. Они должны удивится этому, и должны каждый своими средствами усомниться в обыденном. Именно так, именно здесь начинается философ и точно так же начинается и поэт. Все-таки в начале было не ничто, как считается, а был звук – гул, из которого все возникало. В первой строке Библии было сказано, что Дух Божий носился над водами, но вы вспомните, что вода еще не была создана, а Дух Святой уже носился над водами. Поэтому вода здесь – метафора, а Дух, носящейся над водою, – это ни что иное, как метаметафора (термин Кедрова).



Кедров. Идея этой книги обозначена достаточно четко в заголовке – “ Или”. Или как середина между “быть” или “не быть” “Или” – как авторский выбор, с одной стороны, а с другой, как более адекватное для нашего понимания, и неуловимости истины, и неуловимости бытия, и, в конце концов, свободы. В ситуации “или” мы интересны, Гамлет интересен. Представьте себе Гамлета, который сделал выбор. Ну, выбрал бы “быть”, получился бы Дон Кихот. Выбрал бы “не быть”, получился бы Будда. Это уже не так интересно. Интересен Гамлет, выбравший “или”. Это очень важно. Так же как важен этот рисунок на обложке, который дает внутренне-внешнее пространство. Это знаменитый куб, перспектива которого внутри, но кажется снаружи, а снаружи – внутри, с той разнице, что сам автор является таким кубом. Я думаю, мы все в какой-то степени являемся таким кубом. И вот в тот момент, когда вселенная, как говорят, внутри нас, это не совсем правильно. Вот когда получается такая странная вещь – мы вовнутрям всю вселенную, это интереснее гораздо. Я описал это в 1983 году в поэме “Компьютер любви”: “Человек – это изнанка неба, небо – это изнанка человека”, – и думаю, что мне удалось этой поймать. Что это не является формулой, идущей от футуристов, это я точно знаю, потому что у футуристов была такая дурацкая спесь перед космосом и перед природой. Они покоряли, осваивали. “Победа над солнцем” – что солнце надо убить и заменить его электричеством. Это все остается в двадцатом веке, и Бог с ними. Но что у них гениально было – они поняли, что в языке не хватает слов. И вот когда я понял, что мне в языке не хватает слов для обозначения того, что я думаю и чувствую, тогда и родился у меня термин “метаметафора”. Он носил подпольный характер, потому что ничего не должно было быть. Ректор Литинститута мне сказал, что “поэзией у нас Егор Исаев ведает”. Но, слава Богу, поразительная вещь, действительно в России надо жить долго, и я дожил до Полного собрания сочинений в издательстве “Мысль”. Мне особенно лестно, что сразу после издания Лосева. Понятно, что такие мистики, как Лосев, над этими проблемами думали. Лосев от афонского монаха в 1910 году услышал такую вещь, что “Бог не есть Имя, но Имя есть Бог”. Это потрясающая вещь. Потом этого монаха в 13-ом году выслали с Афона за ересь, и он приютился здесь в Москве. Он стал духовным отцом Лосева и основал духовное направление “имяславцев”. Понимаете в чем дело, вот сказано: “в начале было слово”, Не слово, Логос, на самом деле. А я подозреваю, что Логос это и есть то, что мы называем именем. Потому что Лосев говорил совершенно потрясающую вещь – если нет имени, ничего и нет. Чтобы что-то было, у него должно быть имя. Имя начинается с имени. Наименовать можно, но изначально тот, кто именует, он сам должен быть Имя. То есть “в начале было Имя”. Это уже близко к поэзии. Мы как бы вспоминаем собственные имена. Они, эти имена, как бы в нас самих находятся, то есть в языке, на котором мы разговариваем.



Больше я вас глушить философемами не собираюсь, я только небольшое вступление сделаю. В 60-ом году сидим мы и спорим. Тогда было принято спорить. Сейчас о чем спорят? Сейчас все больше о политике. А тогда мы спорили вот на такие темы – теория относительности говорит, что скорость света 300000 км/сек, и больше быть не может, а я совершенно от печки говорю: “Нет, мысль быстрее!” На меня накинулись друзья-физики: “А ты докажи! Во-первых, что такое скорость…” А я ничего, говорю, не доказываю, а только мысль быстрее. А недавно я написал поэму, она называется “Тело мысли”.



Капица. Пионеры ХХ века искали в двух направлениях искусства: в области рисунка, живописи и в области слова. И, по-моему, то, что сделано в области слова, гораздо более емко, хотя и менее понятно, чем то, что сделано в области живописи. Ну, сколько можно говорить о квадрате Малевича? Здесь оказывается важнее то, что говорится, чем то, что показывается. Поэтому вопрос языка, знака, семиотики, с моей точки зрения, центральный для современного мышления. И меня всегда интересовало и мышление Кедрова, и то, как он пишет. Это характерно вообще для современной философии – двойственность. Текст, прочтенный туда или обратно (палиндром), текст, который сказан одними и теми же словами, но понимается в разных смыслах – “казнить нельзя помиловать”, – когда запятая решает судьбу человека. Это тоже принцип некой двойственности. Как прочитать такой текст? Вот это гораздо больше расширяет наше мышление, наше понимание этого дела, чем кажется при тривиальном, логическом прочтении текста. Бор, который был великий мыслитель нашего времени, утверждал, что если истина достаточно глубокая, то и противоположное ей утверждение тоже содержательно. Это очень сложная конструкция принципа дополнительности, которое есть в этой книге. И это действительно помогает понять полноту любого утверждения. И вот это принцип суперпозиции – то, что Кедров называет “или”. Он является основным для квантовой механики, то, что труднее всего понять, как кошка у Шредингера одновременно и жива, и мертва. Только когда вы вмешиваетесь в ее состояние, вы выясняете, в каком она состоянии. А на самом деле кошка и есть в таком состоянии – “подвешенном”. И сейчас это квантовое, так называемое, смешанное состояние стало основой целого направления современной электроники и вычислительной техники, когда целостность квантового объекта оказывается неразрушима и может служить для передачи сигнала. Если вы вмешиваетесь в этот сигнал, то вы нарушаете целостность этого объекта и вы не можете его после этого прочесть. И с моей точки зрения это сильно связано с тем расширением нашего мыслительного понятия, которое найдено Кедровым в экспериментах над языком, над смыслом, над содержанием. И в этом смысле человечество в каком-то смысле едино. Ему очень трудно убежать от себя. Каждый находит себя в более сложном. Как есть метаметафора, так есть и метачеловечество, которое более содержательно, чем любая его отдельная его часть. Вот об этом мне хотелось бы просто напомнить, потому что мне кажется, что только с таких более широких позиций можно понять то, что нам предложено в этой книге. Я бы хотел именно за это поблагодарить автора. Мне представляется, что в этом смысле этот текст исключительно ценный. Здесь есть еще одно замечание. Многим кажется, что современная литература, получив необыкновенную независимость, может творить что угодно и как угодно. Но здесь, мне кажется, существует гораздо большая дисциплина ума, чем во многих областях современной литературы, которая совершенно забыла об ответственности. Я могу сказать, что эта поэзия очень ответственна и в социальном, и в логическом, и в содержательном плане. Она цементирует наше сознание в гораздо большей степени даже, чем кажется. Своим строением эта поэзия навязывает какую-то внутреннюю логику и дисциплину. Еще раз спасибо за эту книгу, и дай бог, чтобы это был не последний том собрания сочинений.



ОРЛИЦКИЙ. Перед нами один из редких авторов, который ничего не меняет, который делает так, как оно диктуется. Мне кажется, что это поэт, который подчиняется языку. Можно сказать, что это рабство, а можно сказать, что это абсолютная свобода. Мне кажется, что это очень важное качество, потому что на фоне современной поэзии то, что мы сегодня слушаем и о чем рассуждаем, явление, тем не менее, достаточное редкое. Редкое уже в силу того, что человек не просто взял на себя обязанность стать выразителем чего-то, а просто стал и все. Может быть, это трудно, а, может быть, наоборот, легко. В любом случае это крепко. И второе, что я хотел сказать. Занимаясь всякого рода инвентаризацией (я такое слово предпочитаю) современной словесности, я постоянно спотыкаюсь о произведения Константина Кедрова. Мне нужно привести пример, допустим, визуальной поэзии – все равно попадается. Причем, даже в самой маленькой книге есть все многообразие приемов современной поэзии. Это показывает, наверно, опять-таки определенную исключительность. Потому что есть авторы, которые работают все время на одном приеме, есть авторы, которые идут последовательно от приема к приему. А есть авторы, которые активно владеют всем, что предоставляет язык. И Кедров из их числа. Очень хорошо, что получилась такая книга, именно потому, что все, что мы раньше видели, оказалось собранным вместе. И то многочисленное количество отражений – текста в тексте, слова в словах, внутренняя неизбежность палиндромии, о которой говорит заглавие, напоминая об обратимости всего на свете во все на свете, мне кажется, в этой книге получилось.



ГУСЕЙНОВ. Сегодня на нашем заседании, конечно, не так много народу, как бывает на поэтических вечерах. Но на днях я узнал такую вещь, которая меня поразила: когда хоронили Стендаля, за его гробом шел один человек. Правда, этот человек был Бальзак. Я не знаю, есть ли здесь Бальзак, но, похоже, что Стендаль здесь есть. Я думаю, что Константин Александрович – как раз величина такая, вполне соразмерная. Я знал и его философское творчество, и стихи. Но сегодняшнее чтение открыло для меня их совершенно новое звучание. Константин Александрович и в поэзии, и в философии задает новый образный ряд. Он дает образ мира, который можно уподобить кругу, овалу, где все сходится в единое целое, где нет обрывов. “Человек – это изнанка неба, небо – это изнанка человека” – этот мотив у него все время обыгрывается, и в этом смысле он прав. Хотя внешне, с точки зрения языка, он может быть, и похож на футуристов, но с точки зрения существа дела, мироощущения, мировосприятия это, конечно, что-то совершенно другое, совершенно новое. И мне это очень близко. Тут говорилось, что поэзия – это прежде звук. Конечно, поэзия – это звук, и что поэзия без звука? Она оказывает такое воздействие, которое нельзя расчленить и нельзя понять, почему одно воздействует, а другое нет. Но на поверку всегда оказывается, что когда ты попадаешь в эту среду, а потом начинаешь вникать, то получается, что это не только магия звукового ряда, там всегда есть смысл. Своеобразие и уникальность Константина Александровича именно в том, что это у него настолько едино, что вы их не расчлените. Вот даже тот шедевр, который он нам прочитал:



Земля летела



по законам тела,



а бабочка летела,



как хотела



– это действительно гениально, и смысл, и звук. И еще вот такая вещь – “или”. Конечно, это программа. “Или” – это мысль, это свободное парение. Но в то же время “или”, я так понимаю по смыслу творчества автора, это не нулевая точка, не мертвая точка, где равновелики схождения и в ту, и в другую, и в третью сторону. Это какое-то другое “или”, не то, которое убегает от действия и лелеет тот момент, когда нет действия. Кедров как раз, мне кажется, человек и в жизни, и в поэзии ясный, определенный, не боится активных состояний. Его “или” – это такое состояние человеческого бытия, когда что-то может состояться только в том случае, когда человек берет на себя всю ответственность. Это “или” равнозначно по отношению к альтернативам. Там нельзя опереться на какие-то внешние данные, мотивы – то, что можно измерить, рассчитать, взвесить и так далее. Но поскольку нельзя ни на что там опереться, то это именно такая точка, из которой что-то может возникнуть только в том случае, если тот, кто находится в этой точке, смеет, решается что-то сделать, то есть берет на себя – делает себя основанием. Собой создает то основание, которого он не находит в этих альтернативах. И эта как раз та категория, хотя неудобно, вроде бы, говорить о категориях, когда речь идет о поэте, но это именно та категория, которая этически нагружена.



МИТРОХИН. Здесь говорилось много умного, глубокомысленного, и мое единственное желание – быть примитивным, хотя это очень трудно. Понимаете, любопытная вещь, я и прежде читал стихи Константина Александровича, и они казались мне несколько странными, какое-то у меня такое было впечатление. Но теперь, когда они собраны в книгу, оказалось, что это не просто собрание стихов, это введение в какой-то немножко другой мир. Здесь это очень ощущается. Почему так получается? Понимаете, есть стиль писателя, есть стиль публициста, есть стиль поэта, есть макро стиль, есть микростиль. В данном случае это все как бы совпадает. И я просто отметил виртуозность Кедрова, и аллитерации, и слова-выворачивания. Кто кого выворачивает, это другое дело. Но это вот и есть талант. Я всегда поражаюсь – откуда приходят мелодии? И в данном случае я поражаюсь – откуда это приходит? Это особый талант, особая какая-то способность. Ну, была “Уляляевщина” Сельвинского, был Хлебников. Но это есть какая-то традиция, это ж не просто так. Это есть старые, древние исконные традиции. И вот опять-таки, говоря со стороны, для меня это просто очень интересно, для меня это просто очень значительно. И теперь можно эту книгу даже по-новому читать. Она требует определенного чтения. Это не просто словотворчество, это высокий жанр.







Юрий Линник



доктор философских наук, профессор Карельского педагогического университета



Петрозаваодск





Трансметафора





Cedroviana





 Константин Кедров в истории русской культуры – явление предельно самобытное и резко нетривиальное. Он универсален: поэт – филолог – философ – художник – педагог в одном лице; скрепляющей основой этой много испостасности является космизм. Я бы уточнил: космизм экзистенциально – диалектический – обретший остро парадоксальную форму. Гегель считал себя конечной вершиной диалектики. У Константина Кедрова больше прав на эту позицию: он действительно ставит точку в развитии диалектических идей – и это взрывчатая точка сингулярности, в которой бытие выворачивается наизнанку, обнаруживая свою глубинную суть.



О переходе противоположностей друг в друга философы говорят давно. Малое может обернуться великим. Такова геометрия Анаксагора: пылинка здесь беременна Универсумом. Ошеломляет и лейбницевская монада: часть тут эквивалентна целому – фрактально вмещает его в себе. Или вспомним другую, близкую по духу традицию: первочеловек Пуруша, принося себя в жертву, становится Вселенной. За всеми этими представлениями стоят фундаментальные архетипы. Единственный современный мыслитель, чувствующий их значимость и мощь – это Константин Кедров: начатое предшественниками – и часто эскизное, как бы недоговоренное – получает у него абсолютно полное и совершенное выражение. Это диалектика в ее экстремальном или радикальном виде – когда замыкаются на себя, искря космогонией, крайние, для обыденного сознания абсолютно несовместимые противоположности. Их переход друг в друга для Кедрова – это инверсия: когда исподняя и лицевая грани бытия меняются местами, обнаруживая как свое несходство, так и неожиданную амбивалентность.



Вот важнейший момент: диалектика этого перехода у Кедрова подвергается тотальной антропологизации.  Это значит, что снимается извечная альтернатива онтологизма и персонализма – осуществляется мощнейший философский синтез. Мое конкретное «я», выявляя свою наоборотность при пересечении таинственного средостения, становится сразу и космосом, и его демиургом. Цепь причинности тут обретает структуру круга. Однако  он не тавтологичен. Хотя альфа с омегой рокировались, но это не значит, что различия между ними стерты. Бог остается Богом – человек остается человеком. Но не в том ли состоит суть мирового ритма, что они периодически должны меняться местами? Это вовсе не круговорот. Ведь каждая фаза цикла несет новизну! Эволюционирует и Бог, и человек – пересменка дает много обоим.



Перед нами авангардистская диалектика. Закономерно, что она создана поэтом-философом – достойным  наследником Хлебникова и Крученыха. Онтологические переворачивания, о которых говорит Константин Кедров, обязательно предполагают обращение смыслов, что входит в компетенцию не только логики, но и поэзии. Преимущественно именно поэзии! Она первой овладела искусством метаморфозы. Творимые ею превращения фиксируются в метафорах. Что будет, если превращение захватит посюстороннее и потустороннее – имманентное и трансцендентное? Поэту тогда придется углубить метафору в онтологическое зазеркалье. Она неизбежно станет транс-метафорой – или мета-метафорой: данный термин – но без дефиса в своем написании – стал девизом целой поэтической школы, созданной Константином Кедровым. Афанасий Александрийский писал: «Бог стал человеком для того, чтобы человек стал Богом». Кедров динамизирует эту удивительную зеркальную симметрию. Поэзия в нем и через него пришла к идее теозиса – и это апофеоз поэзии: она еще раз показала – и ведь как блистательно! – божественность своей природы.





-------------------------------------------------------------------------------



Бабочка – метафора цветка





(о новой поэме Константина Кедрова «Фиалкиада»)





1. Это словесные заросли. Verba тут сплетается с Herba. Семантическую чащу нельзя прочесать анализом. Лучше сдаться ей. И позволить лианам тропов опутать рассудок – внедриться в бессознательное – прорасти сквозь него.



2. Рост растения похож на рождение стиха. Это глубоко чувствовал И.-В.Гете. В 1790 г.   он издал «опыт объяснения метаморфоза растения». Там показано: все части растения – от семядолей до тычинок и пестиков – являются превращениями листа. Метаморфоз – в биологии, метафора – в поэзии. Два разноуровневых процесса во многом параллельны друг другу. Стиху Константина Кедрова присуща растительная органичность.



3. Водное зеркало, в которое смотрел Нарцисс, было необычным. Мало того, что оно сотворило метафору отражения – перенесло юношу за грань реальности: инверсии получили продолжение в метаметафоре – человек стал растением. «Фиалкиада» Константина Кедрова  сродни ботаническим сюжетам «Метаморфоз» Овидия.



4. Цветок орхидеи – метафора ее листьев. Когда  этот цветок становится похожим на бабочку или шмеля, то метафора перерастает в метаметафору: растение экспериментирует в авангардистском духе, ломая и модифицируя каноническую форму. Явление это редчайшее. Осваивая искусство перевоплощения, орхидеи нащупывают контакт с иной формой жизни – пытается уподобиться ей. В своих метаметафорах Константин кедров повторяет этот алгоритм на несравненно более высокой ступени: цепная реакция превращений у него максималистки завершается теозисом – полным уподоблением человека Богу-Творцу. Фантастика растительных метаморфоз предсказывает поэтику метаметафоры.



5.  «пишут Ван Гога маки



пишут Моне кувшинки



пишет тебя сирень»



Бездонная философия заложена в этих смысловых перевертнях. Инверсия патологична. Вывернувшись наизнанку, Единое предстало как Многое. Исподом Ничто является Всё.



Субъект и объект – амбивалентны. Самая сильная обратная связь заключена именно в инверсии. Константин Кедров инверсирует тварное и нетварное – земное и небесное – внешнее и внутреннее – природное и художническое – реальное и вымышленное. Инверсии у поэта имеют форму игры. Игры божественной! Ведь Бог творит играючи. Больше всего он любит палиндромы. Тардионы и тахионы; частицы и античастицы; материя обычная и материя зеркальная: это физические перевертни. Биос тоже любит инверсии, закручивая то правые, то левые спирали. Константин кедров подхватывает эту эстафету. Моне пишет кувшинки – кувшинки пишут Моне. Через игру здесь выявляются новые глубины мировой гармонии.



6. Поэтические инверсии смыслов могут говорить о необратимом. Такова дефлорация. «Оля сорвет василек / Олю сорвет Василек». Возвращайтесь в цветы! Поэт хочет порчу обратить в целомудрие. Это возможно. Однако не здесь, а там: в трансцендентном занебесьи – после Преображения.



Поэтика Преображения – это поэтика инверсии.



7. Почему именно русские ботаники внесли самый фундаментальный вклад в теорию симбиоза? Возможно, она в неявной форме резонирует с идеей соборности, получившей особый отклик в русском сознании. Симбиоз нераздельно и неслиянно соединяет разнородное. «Фиалкиада» являет чудо словесного симбиоза. «Гамма Гамлета тонет в гаме». Аллитерация может быть понята как звуковой симбиоз. Метафора тоже есть род симбиоза. В неожиданном сращении смыслов могут обнаруживаться глубинные экзистенциальные созвучия: «Сад словесный рыдающий как Кьеркегор». На пажитях «Фиалкиады»  бурно произрастают центоны. Всегда неожиданный и непредсказуемый симбиоз тут роднит разные тексты, разных авторов, разные стилистики. Маяковский в «Фиалкиаде» пересекается с Данте. Это симбиоз времен, похожий на вечность.



8. Вероятно, у растений есть психика – и это досознательная, бессознательная психика. Она в своеобычной форме проявляет премирные архетипы. Семейство крестоцветных: разве оно не пророчит о Голгофе? Бессознательное питало сюрреализм. Это особая тема: растительные мотивы в сюрреализме. Исключительная способность растений к трансформации выигрышна для поэтики сюрреализма. Впрочем, задолго до Дали и Эрнста это уловил гротеск: животное и человеческое там с легкостью овидиевых метаморфоз превращается в растительное.



 «Фиалкиада» сюрреалистична. В ней много гротескного. Так из лилии вышел Христос – это образ вполне переводим на графический язык гротеска. Лилия у Константина Кедрова обнаруживает беспрецедентный дар превращений. Она становится аналогом лотоса – запускает космогонический процесс:



«Эта лилия словно



небесное лоно



породила весь мир



и царя Соломона»



Потом она оказалась в руках архангела Гавриила. Благовещенье осуществило величайшую метаметафору!



Превращение лилии продолжаются. Вот мертвой Офелией она плывет по английской реке. Но почему к воде примешивается русская кровь? О самоубийстве в «Фиалкиаде» сказано гениально: «Он в себя стрелял из несебя». Лилия архангела Гавриила обернулась Лилей Брик. Белое Благовещенье опрокинулось в черное Зазеркалье.



9. Есть симбиоз и есть разрыв. Две силы – две тенденции – два полюса. Вы над садом? Мы с надсадом. Вы из сада?



Мы из Ада. Фонетика размывает противоположные значения. Жизнь делает то же самое. «Фиалкиада» полна разрывов.



Гармония цветов соседствует с диссонансами бытия. Соловьи – и выстрелы, хоралы – и взрывы: таково акустическое пространство «Фиалкиады». Сюрреализм поэмы трагичен. Марина Цветаева писала: «За этот бред / пошли мне сад». Сад Константина Кедрова бредит. И галлюцинирует! Но за бессвязностью бреда проступают грандиозные смыслы. На взорванном мосту стоит Данте. Потом его сменяет Флоренский – Флоренция празднует Пасху. Вот Флоренский и Данте стоят одесную и ошуюю Кедрова. Поэзия прорывается в вечность. Это тоже инверсия: время, переходя некий онтологический рубеж, становится антивременем – вечностью. Подлинное призвание поэзии – ее миссии – заключается в инверсии этих уровней. Фиалки нашего земного Ада она спасла от окончательной потравы. Приживутся ли они в садах Эдема? Дай то Бог.




Топос. Литературно-философский журнал.




статья: 13/11/2009



Как дирижировать тишиной



Сергей Бирюков (13/11/09)



Издательство «Художественная литература» запустило серию под названием «Номинанты Нобелевской премии в области русской литературы». Первым выпустило недавнего номинанта – Константина Кедрова.



Вообще-то ситуация весьма неоднозначна. В предисловии Г.Пряхина перечислены русские писатели номинанты – Мережковский, Набоков, Паустовский, Ахматова. Все они, как известно, не получили эту самую премию.



Сама эта премия имени изобретателя динамита на протяжении своего существования в области литературы приносила не только восторги, но и глубокие разочарования. Политизированность и конъюнктурность ее уже мало у кого вызывает сомнения. Но распиарена она беспредельно, в том числе за счет присуждения в разных научных областях, поэтому сражаться с ней может разве что герой Сервантеса!



Все эти соображения не имеют никакого отношения к Константину Кедрову. Автора номинируют, что с этим можно поделать! Кедров же – известный поэт, философ, литературовед, критик, организатор литературного пространства – вполне самодостаточен и без всяких премий. А он к тому же и не без всяких. Его увенчивают интернетчики гремучей премией «Греми», международная Академия Зауми уже давно припечатала его Отметиной имени отца русского футуризма Давида Бурлюка. Единственной в мире авангардной! И кстати, если нобелевка стоит в списке международных лиnпремий первой, то Отметина замыкает список. А сказано: «и последние будут первыми» (цит. по памяти!).



Итак, покончим с этим. Обратимся к книгам. В книгу «Дирижер тишины» входят поэтические произведения. В книгу «Философия литературы» – тексты, которые Кедров печатал в различных изданиях, главным образом, вероятно, в газете «Известия». Эти книги можно читать, чередуя, а можно последовательно, кому что и как нравится. Их именно воспринимаешь в единстве.



Прочитав подряд несколько стихотворений и эссе ухватываешь основную авторскую интенцию Кедрова: стремление к открытию и собственно открытие. Этим пронизана вся его поэзия. В ней нет места банальностям, повторам избитых истин, точно также в эссе его интересуют такие фигуры как Толстой (Лев), Павел Флоренский, Велимир Хлебников, Маяковский, Кант, Даниил Андреев, Набоков... И это всегда новый взгляд, необычный ракурс: такими до Кедрова мы никого из героев книги не видели, в их писаниях не всегда улавливали то, что улавливает поэт и философ литературы.



Поэт Кедров часто строит свои стихи как систему доказательств, почти математических! Недаром он проявляет интерес к выдающимся открытиям Лобачевского и Эйнштейна. Но при этом текст его абсолютно органичен. В качестве примера и своеобразного манифеста можно привести «Влюбленный текст»:



Обратно простирается боль



не мечите бисер перед ангелами



дабы они не смахнули его крыльями



след луны остается в сердце



солнце не оставляет следов



камни летят по закону всемирного тяготения



о котором не догадываются птицы



траектория птичьего полета физикой не объяснима



чтобы догнать себя надо остановиться



солнце отражается не в воде а в слезах



лицо разбивается в зеркалах оставаясь целым



дальше света летит поцелуй целующий Бога



Бог прикасается к нам лучами



Здесь я прерываю цитирование, полагая, что заинтересованные читатели найдут полный текст. Мне важно показать некоторые особенности поэтики Кедрова, на мой взгляд, обладающей той мерой новизны, которая недоступна оценщикам литературных произведений, находящихся в достаточной удаленности от предмета оценки. Удаленность мы принуждены рассматривать во временнЫх координатах, потому что пространственно эти оценщики могут находиться, что в Москве, что в Стокгольме, но судить они будут одинаково.



Продвинемся немного дальше, к окончанию текста:



смысл прячется в словах



как фонемы в звуках



вы скажете это филология



нет это просто печаль о словах



А я бы все-таки сказал, что это и филология в том числе. Филология как актуализатор поэтического. После Андрея Белого и Велимира Хлебникова мы с полным правом можем говорить о том, что филология в целом, а также ее отделы: лингвистика, литературоведение, стиховедение – входят в поэзию как составляющие поэтики и как субъекты описания.



Это долго не признавалось. И по-прежнему, как в эпоху становления стиховой формы поэзии, за поэзию признают именно «стихи». И по-прежнему стихов сочиняется биллионы километров. И всевозможные премиальные комитеты пытаются выловить среди «стихов» самые лучшие. Занятие столь же похвально, сколь и бесполезное.



Произошло уже несколько преобразований поэтического. В том числе в России эти преобразования оказались одними из самых радикальных.



И Константин Кедров находится на самом острие этих преобразований. Он, если воспользоваться его же строкой, «человек-поэзия», то есть фигура кентаврического плана.



человек-проза пишет стихи



человек-поэзия ничего не пишет



пишет нечеловек-поэзия



не стихи не прозу –



себя



Вот такое заострение: ничего не пишет! И в самом деле: он не пишет, он осуществляется. Ибо многие тексты Кедрова, с которыми мы встречаемся в его книгах или в иных пространствах, они производят впечатление самосозданных:



Части речи



как части тела



вот стою



перед вами гол



я не существительное –



глагол



В поэтической программе по имени Кедров происходят удивительные свертывания культурных пластов до тончайшей пластинки (можете назвать ее флэшкой или каким еще словом эпохи нано!).



Предположим:



Когда Ахилл догонит черепаху



Он ей подарит череп свой



вот черепаха череп мой



он панцирь твой



о черепаха





      Когда свой щит расколет Ахиллес



      луна на небе превратится в месяц



      но возродится ровно через месяц



      когда свой щит находит Ахиллес



Итак, получена флэшка, теперь вставляем ее в наш мысленный разъем и вот перед нами уже разворачивается вся картина, весь так сказать «список кораблей», может быть только до половины прочитанный. А?! Не разворачивается... Ну что ж, сбой программы, нет нужной настройки, несовпадение стандартов... Это в принципе как и с предшественниками Кедрова – Пушкиным или Лермонтовым, Блоком или Белым. Если нет такой настройки, то конвенция проблематична.



Поэзия – это же величайший обман, иллюзия. «Возвышающий», правда! То есть мы каким-то обманным путем, иллюзорным, контрабандным постигаем некие невероятные вещи, вроде вот тех, что происходили с Ахиллесом или с Гамлетом, с Улиссом, Дон Кихотом...



Но на самом деле поэт, чтобы свернуть такие огромные культурные пласты до степени нано, он ими должен обладать, должен быть набит как многогигобайтный жесткий диск. В случае с Кедровым не приходится сомневаться, что это так. Откройте томик «Философия литературы» и вы попадете в лабиринт культурных переплетений и взаимодействий. Уже и в эссе у Кедрова все переговариваются со всеми: писатели и их герои, философы и их категории! Но постепенно из эссеистики поэт-философ смещается в сторону полилогов, где он вступает в оживленные беседы с Лобачевским и Хлебниковым, Эйнштейном, Минковским, Тютчевым, Риманом, Пикассо... Выясняются важные вопросы времени и пространства, прямизны и кривизны, полетности и приземленности.



«У поэта нет биографии – только вечность», – утверждает Кедров в эссе о Хлебникове.



В случае с Хлебниковым – это безусловная данность. Но и по отношению к поэтам в предельном приближении придется согласиться с этой максимой. В конечном счете мир, созданный поэтом, в абсолютном смысле принадлежит вечности. Хотя, конечно, можно складывать и биографии поэтов. Но Константин Кедров верен предназначению, он ищет и находит такие формы взаимодействия с мыслезёмом (воспользуемся хлебниковским словом), которые выводят его к действительно довольно рискованным кручам и обрывам времени.



Поэт слушает тишину как особый род звучания. И именно поэтому он способен дирижировать тишиной.





ТОПОС



Литературно-философский журнал






Михаил Дзюбенко



Пролегомены к изучению поэзии К.Кедрова (фрагменты)



Кедров принадлежит к тем редким поэтам, которые создают не только текст, но и код, то есть основу не только своих текстов. Таковы в ушедшем столетии были Белый, Хлебников, Маяковский. И поэтому нет ничего худого в том, что Кедров для многих – прежде всего учитель. В Литературном институте помнят его лекции, которые были не просто по русской литературе, но одновременно – по основам мироздания. Среди его учеников – Жданов, Парщиков, Ерёменко... И всех этих поэтов роднит код – метакод и метаметафора.



По Кедрову, в основе природы и культуры, объединяя их, лежит метакод – система символов и знаков, указывающая на единство человека и Вселенной, указывающая человеку путь к вечной жизни. Получается, что индивидуальный код Кедрова имеет сверхличный и общекультурный характер, что соответственным образом расширяет и значение творчества Кедрова. Издательство “Мысль” недавно выпустило книгу статей Кедрова “Инсайдаут”, так что с идеями нашего автора читатели уже знакомы. И всё же необходимо систематизировать их с опорой на поэтические тексты.



Человек составляет с Космосом двуединое тело:



В это непролазное небо



вламываются тела из ломоты



Я пишу птицами



как кистями



Они мне во всём послушны



обмакиваемые в небо



Эти отношения подобны отношениям влюблённых:



        Потому что небо только кровать


        где не уместиться даже двоим


        потому что нет края того ковра


        самолёта



        на котором мы все летим



Внутренний мир человека так же неисчерпаем, как внешний мир Космоса.



Ещё я верю



что душа безмерна



в ней как в пространстве



прячется луна



свернувшая в клубок



свои орбиты



Внешнее и внутреннее относительны:



Газеты врут и врут календари



а я не календарь и не газета



я выпилен из нового глазета



и у меня снаружи - что внутри.



Мир создан по антропному принципу, т.е. все его характеристики соответствуют человеку и предполагают его присутствие в этом мире:



В конечном счёте ты – только шрифт,



рассыпанный по лугам,



всё состоит из себя во всём,



будет луг твой, как голубок.



Теория относительности и квантовая механика, все их данные о трансформациях времени-пространства при изменениях скорости движения и двойственной природе элементарных частиц, являются не абстрактной физической теорией, а описанием человеческой реальности:



вот ударился о плоскость луча



вот изошёл волновым светом



и одновременно раздробился



до неразличимости



Переход от внутреннего к внешнему осуществляется путём выворачивания (инсайдаута), при котором внутренний мир охватывает всю Вселенную:



Вылепил телом я звёздную глыбу,



где шестерёнки лучей



тело моё высотой щекочут



из голубого огня.



Обтекая галактику селезёнкой,



Я улиткой звёздной вполз в себя,



медленно волоча за собой



вихревую галактику,



как ракушку...



Скорость света, являющаяся теоретическим пределом скорости движения физического тела, при выворачивании преодолевается. Сверхсветовая скорость - результат выворачивания:



полупрозрачный ангел стал прозрачным



сквозь ангела окно я увидал тот свет



он был как я отнюдь не бесконечен



События происходят на линиях мировых событий и при проходе этих линий через одни и те же точки могут повторяться, хотя бы и с другими людьми. Таково космологическое объяснение феномена пародии:



Я не Людвиг ван Бетховен



и не Стринберг-Метерлинкен



Я не Мунк не Мунк я Софья-правозащитница



Саранск находится на стыке всех географий



линейный радиус португальца



простирается в никуда



Отношения между людьми, равно как и литературные сюжеты, строятся на основе звёздного кода:



        Мне не нужна без тебя вселенная



        истина эта проста как опять



        я повернул своё время вспять



        чтобы не видеть тебя никогда



Однако философия Кедрова – не преднайденная догма, пересказываемая и иллюстрируемая средствами поэтического языка. Как всякий код, она содержится в самом языке, более того - является его основой. Паронимия, звуковые переклички, перемена грамматических позиций выражают единство двух тел, их взаимное выворачивание:



        за пределами мысли тела



        тело ежится в неге мысли



        мысль нежнеет в изгибах тела



В космосе два тела образуют не субъект-объектное, а субъектсубъектное единство.



        Люди в мире существуют там,



        где нежится в отражении отражение



События движутся навстречу и, отражаясь друг от друга, возвращаются к самим участникам. Отсюда обилие возвратных постфиксов и местоимений:



только бы чувствовать



тобой своё Я...



только бы находить себя в твоём Я



только бы не отделять



себя от тебя...



только бы



сближаться сближаться сближаться



Нечасто встречающаяся в стихах Кедрова рифма - знак пересечения линий мировых событий:



        Ах, Левин, Левин



        Прощай, Каренина



        Здравствуй, паровоз с телом Ленина



Поэзия Кедрова иероглифична. Переставляя слова и части слов, как разные черты одного иероглифа, он добивается извлечения максимального смысла, хотя этот смысл и не может быть пересказан прозаическим языком литературоведа:



        Научи меня Веласкес ласке веса



        и света отсвета



Кедров разрабатывает любовную эсхатологию. Конец света утрачивает в его поэзии грозный характер, становится моментом освобождения, пробуждения для небесной жизни и слияния со светом:



        Пусть небо свернётся в клубок



под солнечным одеялом



Неологизмы, в которых морфемная структура, противореча образцам склонения, выражает единство двух родов:



милый мой



левёночек



и



правёнышь



К последнему слову сделано примечание: “Мягкий знак на конце – это ошибка”. Действительно, с точки зрения словообразовательных моделей современного русского языка, с суффиксами -(ён)ыш образуются только существительные мужского рода: зверёныш. Однако Кедрову нужно показать единство мужского и женского, и потому к этому слову он, по законам третьего склонения имён существительных, куда входят, как известно, только слова женского рода с нулевым окончанием на -ь, прибавил мягкий знак.



Грамматическая свобода – выражение освобождения от смерти, ибо грамматика – свидетельство тленности языка:



Как в грамматике где нет правил



не с глаголами не отдельно а вместе



в каждой памяти есть провал



где живые с мёртвыми вместе



Кедрову свойственна большая поэтическая свобода, совершенно исключающая догматизм.



Смену визуальных перспектив он передаёт сменой перспектив языковых:



        Вижу я за горизонтом тонет оса и мысль



        Нет ничего воздушнее чем Саломея



Поэзия Кедрова чрезвычайно разнообразна и тематически, и стилистически, но всегда узнаваема. Он может обыгрывать разные культурные парадигмы, например рококо:



        Амур любил Психею.



        а Психея



        любви его не ведала,



        психуя.



        Их поглотила всех



        стихов стихия -



        Амура, стих



        и психику Психеи.



Однако самые устойчивые образы кедровской поэзии восходят к Библии, прежде всего - к Псалтыри, и к духовным стихам. Один из излюбленных – образ летящего копья, стрелы, нередко встречающийся в псалмах и молитвах: “Утиши стремление страстем, и угаси телесное разжжение, и стрелы лукаваго, яже на ны лукавно движимыя...” (Молитва св. Антиоха мниха из малой павечерницы).



Кедров осмысляет его как знак движущегося события:



Растерянно стрела летела,



не задевая тела,



летела вдаль стрела ночная,



дробя осколки дня.



Медленно летит стрела, дробя тела.



Кедров создал свою неповторимую интонацию, в которой сочетаются игра и философское рассуждение. Это именно интонация, заключённая в самом тексте.


Здесь он близко подходит к архаическим языкам, в которых интонация является


внутренним свойством текста. Отсюда и внимание позднего К. к звуковой гам


ме - пифагоровой:



верхний ярус Воздуха - ФА



второй ярус Воды - ДО



третий ярус Огня - ЛЯ



четвёртый ярус Земли – МИ



Один из первых манифестов такого подхода к языку - кедровский октоих (осмогласник) “Верфьлием”. Этим оригинальным текстом утверждается, что в поэзии заложены те тоны (гласы), которые свойственны богослужебным песнопениям и выражают различные отношения к миру и Богу.



Поэзия Кедрова представляет собой пародийное (даже киническое, в древне греческом смысле слова) разыгрывание философии по ролям. Он создал особый жанр философско-драматической поэмы. Силлогизмы происходят как переразложения слов. Иначе говоря, течение мысли оформляется как течение звуков; последовательность мыслей - как последовательность звуков.



С середины 80-х годов в поэзии Кедрова стремительно возрастает мистериальность, которая и до этого подспудно присутствовала в его текстах. Эта мистериальность может являться игрой, пародией на сценарий и т.д.; она одновременно – и ролевой розыгрыш космологических уравнений или мысленных экспериментов. По всей видимости, это связано с тем театральным контекстом, в котором Кедров рос и который подарил ему такое мировосприятие:



Архитектор свободы



построил карманный храм



войди в него



он в твоём кармане



Поэзия Кедрова яфетична в том смысле, в каком это слово употреблял Н.Я.Марр, развивая новое учение о языке. Так, он писал: “...Птицы воспринимались как 'небо', как его часть, его долевая эпифания, и потому оказалось, что названия птиц, как выясняет яфетическая палеонтология, как общие, так и частные или видовые, означают собственно 'небо', 'небеса', лишь впоследствии, по выработке уменьшительных форм, 'небесята'”. Яркая иллюстрация яфетичности кедровской поэзии - поэма “Астраль”.



Три вершинных достижения кедровской поэзии - поэмы “Компьютер любви”, “Партант” и “Одиннадцатая заповедь”. Первая из них – последовательность парадоксальных описаний-уравнений-определений. Вторая - внешне образец дадаистского автоматического письма, а по сути - попытка вырваться запределы одного языка, навязывающего и тем ограничивающего взгляд. Третья – дивинация.



За всем этим стоит духовный стих как синтетический жанр, к которому Кедров пришёл от ранней своей поэтики, наследовавшей серебряному веку. Именно духовный стих, в единстве богословия, философии, сюжета, интонации и личности его рассказчика - калики, есть главный жанр кедровской поэзии. Однако неповторимость поэта, который “за границей был, но сверху”, в том, что он не идёт, а летит - не по земле, а по Вселенной.




Будь готов!


Всегда не готов..


***



Бог заменил мой стих на свой


И потому я сам не свой


**


Ну вот уже и жизнь проходит


но ничего не происходит


Проходит жизнь и смерть проходит


но ничего не происходит


И жизнь ничто и смерть ничто


за что за что за что за что



***


Пророк


Возможно что я все-таки пророк


Небытия и даже Бытия


Я слишком рано понял что есть Бог


Бог слишком поздно понял что есть я


***



Землелуние


Луна приблизилась к Земле


а я приблизился к тебе


Земля приблизилась к луне


а ты приблизилась ко мне



Луна-Земля Земля- Луна


я это ты ты это я



Луна к Земле Земля к Луне


И я к тебе и ты ко мне



Луна приблизилась к тебе


А я приблизился к земле



Земля приблизилась ко мне


А я приблизился к Луне



От притяжения Луны


Мы все друг в друга влюблены


***



Хокку марта



земля летит вперед ногами


за солнцем прячется тьма


выхожу на сцену-


другого выхода нет



***



Сегодня пел  Паваротти


Паваротти умер а голос остался


А у Вознесенского сначала умер голос


Голос умер а поэзия не умрет



***


Юрию Любимову дед подарил перед смертью серебрянный рубль


А мне Вознесенский подарил четыре гениальных стиха:


"Настанет лада Кредова


 Constanta     Кедрова.."



***


Милорад Павич поил меня горячей ракией


В 2006-ом в своем ресторане в Белграде


Потом пришла его дочь Елена и он подарил ей камею Елены Прекрасной


Павич умер-Елена выбросилась с балкона а камея наверное уцелела



***


Лосев учил меня читать Гомера не торопясь


Я пытался но не могу..



***



Мы входим в реку в которую дважды входить нельзя


поэтому входим дважды


***


Незримый Рай



Снова на улице снегопад


сеет садовник зимнего сада


Рай это когда мы живем в аду


и не видим ада



И я шепчу себе невпопад


стоя над бездной у самого края,


Ад это когда мы живем в Раю


 и не видим Рая



И я шепчу опять невпопад:


Только люби, но не выбирай


Рай это незримый ад


ад-это незримый Рай



Спросите чему я сегодня рад?


Рай это незримый ад


Спросите: Где этой бездны край


-Ад это незримый Рай-


***


Нерв удаленный



Большое плаванье большому кораблю


А если сердце счастья не находит


Я письма шлю я телеграммы шлю


Скажи любовь действительно проходит..



Скажи любовь действительно любовь


иль это сказка глупая смешная


Нагромажденье чувственных гробов


где каждая судьба предрешена



Я выхожу в бесчуствие из чувства


Но если дело все-таки к весне


Нерв удаленный с болью снова  чувствую


В навеки замороженной десне




Я шел



Я шел по улице домой


я был растерзан шагом гулким


и город-каменный немой


шарахался из переулков



единственный над всем приподнятый


припухший от жестоких губ


я был нелеп и глуб как подлинник


картины выпавшей из рук



я шел не двигаясь по городу


а город двигался в меня


и вьюга у меня на горле


и все на горле у меня



я распрощался с необъятным


все необъятное во мне


я перестану быть понятным


поскольку все понятно мне



единственный но не единственный


объявленный иду на вы


навыворот иду на выстрел и


я всадник


я без головы



Ты видишь к тебе устремились здания


синие лошади в снежном мыле


а я на крыше живой или раненый


твой Дон-Кихот на кирпичной кобыле


***



перпетуум мобиле



Перпетуум-мобиле перпетуум- мобиле


Наши часы еще вовсе не пробили


Сколько-бы мы на планете ни пробыли


Жизнь ты катанье на перпетуум-мобиле



Но луна надо мной качается


и скрипят твои босоножки


зря не зря но земля вращается


как избушка на курьих ножках



Предначертано всё что начато


Ну а мне и этого мало


Всё что набело пишем начерно


От финала как до финала



Как два флота идут на друга


На прицел беря мироздание


Прижимаемся мы друг к другу


До приятного содрогания



Мир безмерен а мы безмирны


Мир безумен а мы разумны


Многомерны и многолирны


Многолирны и многострунны



Откровенно как откровенье


В нашем горле каждое слово


Неприструнное поколение


Пристрелить нас проще простого



Закопают в ров


наломают дров


в тишине вращается ось миров


Время-чистоты мера


Обнажаются рвы


открываются раны мира



Не замажете кровь елеем


не застроите мавзолеем


кровью юношей тех алея


истекал в мавзолее ваш Ленин


И не ставте на рвы заплаты


Не зарплаты мы ждем расплаты



Вы рождаетесь-вырождаетесь


Вы читаете-вычитаете



***



Хирург



ХХ-й век капроновый и ситцевый


как кукла из отходов и обрезков


Хирург сказал мне с гордостью


что сердце мы режем просто словно огурец



как огурец но ведь не в этом суть


хирург задумался и я спросил небрежно


-Скажите люди перестанут умирать когда-нибудь?-


-Кода-нибудь..нет это неизбежно-



на этот опыт я не соглашусь


проспать себя-за что такая мука


прощай хирург смешной ученый муж


я говорю-Уж эта мне наука-


***




нет говорю я странствиям


я стал пристойно-просто


я высветлил напрасно


о стройный облик сосен


и в облаках раскачиваясь


ваяющий немой


она кричит и плачет


-Не мой! Не мой!!



Нет говорю я,Господи,


зачем так много неба


мой стих истерзан до смерти


от Альфа до Омега



Терзай мой стих растерзаный


дерзай со мной читай


пьяней стихами трезвенник


скитайся как китай


***



А что такое любовь


Ты спросить могла бы


И я бы ответил


Что этого я не знаю


И наш разговор затянулся бы очень надолго


Как ты продолжаема


Я шепчу:


- Навсегда


До завтра -


И может быть завтра продолжится наша беседа


А что такое любовь


Ты спросить могла бы


И я бы ответил


Что этого я не знаю


***




Я и Бесконечность



Почему я люблю бесконечность?


Потому что она меня любит



***


закинь


невод


не вод


в затон


за тон


***



Атомная энергия-


А томная энергия


***



Миндаль


Раньше путь открывался вдаль


И кругом расцветал миндаль


Путь закончен закрылась даль


Но как прежде цветет миндаль



Раньше я отправлялся в путь


Напрягая зрение нервы


Каждый путь, как последний путь


А теперь последний как первый



***



Сверхангелы



Все Ангелы слегка многокрылы


И только Сверхангелы летят без крыльев


Крылья осыпаются как листва


Ангелы продолжают полет


Часто не замечая, что они уже люди


***


Войдите в этот образ..



Войдите в этот образ и сверните влево


Пройдите влево и сверните в образ


Обогните привычную громаду мечты


Или привычной мечты громаду


На околоземной орбите


Вдруг выяснилось – земли не видно


Потом оказалось, что земли нет


Бесконечность пространства назвали временем


Бесконечность времени назвали пространством


Сказали бы просто-


Вечность..



***



Есть только одно укрытие на земле...



Есть только одно надежное укрытие на земле


Это небо



Есть только одно ощущенье бессмертия


Чувство любви



Доверяю только сердцу ведущему обратный отсчет


Только разуму способному ошибаться и ушибаться


Только предчувствию похожему на воспоминание


Только воспоминанию похожему на предчувствие


Ближе себя я вижу только тебя



***




Космос – это золотая сирень


радуга из грусти звезд осыпающихся в ночи


над головами ангелов похожих на розовых фламинго


задумчиво сжимающих в клювах


архангельскую форель летящую на Восток


восьмиконечной бесконечности


деленной на никогда


окно во все и дверь в никуда



Почти что Бог над надеждой


что заметнее будет если


но половина пламени


умноженная на инстинкт воды


заглатываемой верблюдом недоумения


в ушке игольном


посреди всего неустанно


ответа ждущий



Ты не должен сопровождать себя ввысь


оставайся здесь


так и быть – будь


***



Кант



Пишет Кант «Трактат о вечном мире»


Ну а всюду вечная война


Вот и я пишу о вечном мире


Мне и Канту не нужна война



Критикует Кант и мысль и разум


Ну а я уже не критикую


С «Похвалою глупости» Эразма


Над трактатом вечности воркую



Кант увидел противоречивость


Всех суждений обо всем на свете


Ну а мне чужда велеричивость


Как на том, так и на этом свете



Канту я не очень доверяю


Слишком Кант  серьезен и разумен


Я же мысль свою всегда вверяю


Тем, кто с Кантом чуточку безумен



Есть еще там «Паралигомены»


Я их не читал и не прочту


Но в китайской  «Книге перемен»


Иероглиф мысли с Кантом чту



Кант открыл, что мысль в себе таится


Мысль всегда в себе как в небе птица



***



Секрет успеха



Солженицын написал   Г У Л А Г


А звучит приветливо: ГУД Л А Г


**


тема



Неужели и нынешний день промелькнет незаметно


Незаметно возник и еще незаметней исчез


Незаметно воскреснем


и в битве за новое место


Страшный суд позабудет


 кто ответчик из нас кто истец



Я на суд не пришел потому что забыл свое время


Время это цунами


нахлынуло все изменя


Но осталась одна не совсем завершенная тема


Тема жизни и смерти


продолжи ее без меня



***



Говори светом



Осенью зимой летом


Говори светом


Говори светом


В небе оставит след


Твой говорящий свет


***



В окружении нежных жен


и угодливых кулаков


я бессменный боксер любви


ударяющий только вдаль



Я не памятник не пилот


пролетающий под мостом


но я также и не Пилат


распилающий все вокруг



Нет скорей я похож на трюк


с мотоциклом


мотоциклист


отпускает вдаль мотоцикл


оставаясь в воздухе без


мотоцикла


покуда он


вновь вернется по кругу



Я


на мгновенье нем


повис


чтобы прыгнуть в седло в тот миг


когда круг завершит любовь


***



Наверное


правильный


путь


будет вычерчен


только судьбой



Но только


судьба


Может


вычертить


Правильный


путь



Но если


неправильный путь


предначертан


тобой



То только


тобой


можно


вычертить


правильный


путь



***



в далеком ХХ-ом веке



В далеком ХХ-ом веке


Злобное КГБ


Рыщет за мной


И рыщет


А я остюсь в себе



В далеком ХХ-ом веке


Люблю тебя


Как сейчас


А здесь


Ни мамы


Ни папы


И будущий


Смертный час



В далеком ХХ-ом веке


Останутся намиру


Мама моя


Мой папа


И жизнь


Где я не умру


***





а ни деструкция яиц кур седина



хи шелинг гни леших


ого бубер реб у бога


а зон и пса спиноза


на кол локан


 лиотар а то ил


меч чюма камю чем



***




Операция



Покров кровит и обагряет листья


Кровотворящим снегом


Стал капельницей небосвод


Ниц капельниц


И капельницей ниц


Не выписка из тысячи больниц


А капельмейстер капельницы ниц



14 октября 2010



НЕ БО..


Бог Богу говорит: «Прощай!»


Я говорю: «А как же я»


Но я давно уже не бог


И Бог давно уже не я



****



бездонная мысль не бездонна


Кедров-Челищев


Бездонная мысль не бездонна


Хоть бездна не ведает дна


В словах Дон Жуан-Донна Анна


А в Анне таится Жуан



Когда говорю тебе здравствуй


То черная ночь не черна


Весь мир превращается в завтра


А завтра наступит вчера



Весь мир превращается в небо


Но небо не может понять


Как можно обнять небом небо


Как небом все небо обнять


***


Человек и его печаль



У человека есть своя печаль


а у печали есть свой человек



© Copyright: Кедров-Челищев, 2011


Свидетельство о публикации №111040805961

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении правил

Рецензии

Написать рецензию

"И я шепчу опять невпопад:


Только люби, но не выбирай


Рай это незримый ад


ад-это незримый Рай"



Ну да! "Вещь в себе" включает в себя и темные и светлые стороны. А как описать вещь вне себя?


С уважением,



Питтипа   06.07.2011 10:34   •   Заявить о нарушении правил

Добавить замечания


На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.

Написать рецензию     Другие произведения автора Кедров-Челищев

Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру


Сервер Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил сервера и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о сервере и связаться с администрацией.



Ежедневная аудитория сервера Стихи.ру – свыше 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным независимых счетчиков посещаемости Top.Mail.ru и LiveInternet, которые расположены справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.