КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415263 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153490
Пользователей - 94588

Впечатления

Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Классическая Астрология (fb2)

- Классическая Астрология (пер. Татьяна Тарасова) (и.с. Взгляд в прошлое-2) 951 Кб, 218с. (скачать fb2) - Гвидо Бонатти

Настройки текста:



Гвидо Бонатти

Классическая Астрология
Часть I

Предисловие Роберта Хэнда

Этим выпуском серии “Взгляд в прошлое”, Латинский След, начинается осуществление наиболее честолюбивого плана — первый полный перевод книги Гвидо Бонатти “ Liber Astronomiae”, одного из самых старых и всесторонних руководств по астрологии, когда-либо написанных. Мы даже еще точно не представляем, сколько понадобится таких выпусков для завершения этого перевода, но ясно, что их будет не меньше дюжины, и они вполне смогут составить годовой комплект из 12 номеров[1], а то и больше. Но мы не собираемся бросать переводы других работ в Латинском Следе. Перевод “Liber Astronomiae” будет перемежаться с переводами других авторов, пока нс будет выполнен весь. Но читатель, незнакомый с трудом Бонатти, вполне может задать вопрос: а стоит ли единственная работа этого автора таких усилий? Ответом будет решительное: да!

“Liber Astronomiae”, сочинение, известное под различными названиями[2], является, вероятно, наиболее значительным единичным трудом по астрологии, написанным в западной традиции в период между временем Птолемея и эпохой Возрождения. Оно не оригинально и не ниспровергает основ, но это почти полный и исчерпывающий свод понятий западной астрологической традиции, такой, какою она была в определенный исторический момент, вскоре после возвращения астрологии в Европу с мусульманского Ближнего Востока. В сочинении Бонатти собраны мысли, методы и способы работы почти всех известных арабских астрологов средневековья, а также более ранних астрологов, идеи которых сохранились к этому времени.

Сам Бонатти был не просто компилятором. Даже суммируя все известные ему методы, он давал им критическую оценку, основанную на его собственном обширном опыте. Как отмечает Роберт Цоллер (переводчик с латыни на английский язык) в своем “Предисловии переводчика”, если бы Бонатти не был средневековым астрологом, имеющим практический опыт, его работа была бы не столь интересна, несмотря на ее размах; но он был, насколько нам известно, высококвалифицированным астрологом. По мере того как перевод будет осуществляться, читатель ознакомится с примерами его проницательности, особенно в области астрологии войн — темы, недоступной современным астрологам!

Сочинение Бонатти выделяется среди прочих астрологических сочинений еще и тем, что он, автор, говорит, видимо, обо всем, что знает, насколько это возможно было сделать в книге. Он комментирует и описывает практически все аспекты деятельности средневековых астрологов, снабжая их примерами; хотя примеров не так много, как нам бы хотелось, но вполне достаточно, чтобы понять его мысль. “Liber Astronomiae” предназначен для широкого круга лиц: от неопытного новичка до специалиста, достигшего значительных успехов в астрологии . И действительно, одним из наиболее забавных критических замечаний современников в адрес книга было то, что Бонатти обвиняли в слишком понятном изложении основ астрологии, так что даже домохозяйка[3]могла ее выучить. Конечно, предполагалось, что эта  домохозяйка могла читать по-латыни! Но такие “домохозяйки” встречались редко.

Как указывает Роберт Цоллер в своем предисловии, работа слишком длинна, чтобы дать приличествующее ей резюме в том небольшом объеме, которым мы располагаем. Одно только оглавление всей книги “Liber Astronomiae” заняло бы около тридцати страниц. Очень часто ее описывают как состоящую из десяти трактатов, но если внимательно просмотреть текст, например, в издании Ратдольта (1491 г.), то разделов там гораздо больше. Причем во введении сам Бонатти сначала описывает книгу как состоящую из шести разделов, а потом разбивает эти шесть разделов на десять трактатов. По-видимому, в делении книги на разделы есть некая степень произвольности, и поэтому в разных списках содержится различное количество разделов в различном порядке.

Поскольку переводчик книги на английский язык Роберт Цоллер написал обширное предисловие к данному выпуску, я не буду останавливаться на деталях. Однако похоже, что в издании 1530 г., которым Цоллер пользовался в качестве основы своего перевода, отсутствует введение ко всей работе, по-видимому, написанное самим Бонатти. Это введение есть в издании Ратдольта 1491 г., которым пользовался я при редактировании перевода. Таким образом, я позволил себе представить мой перевод этого текста как часть моего предисловия. В тексте содержатся также вышеупомянутое резюме и посвящения Бонатти этой работы Господу Иисусу, ученикам, которые сочтут книгу ценной для себя, п своему племяннику. В этом введении он провозглашает свое намерение создать такую книгу, которая была бы понятна тем, кто мало обучен другим наукам своего времени, но желает затратить время и усилия на обучение. Это, как мы видим в "Liber Astronomiae", ему вполне удалось. Ну а теперь вот то, что считается введением самого Бонатти к книге “Liber Astronomiae” издания 1491 года, выпущенного Эрхардом Ратдольтом (I rhard Ratdolt).

Введение к книге “Liber Astronomiae ”, содержащееся в издании Эрхарда Ратдольта 1491 года

Во имя Господа, Аминь! Начинаю вступительную книгу о суждении по звездам; и это не только вступление к суждениям, но и к астрономическим основам суждений, создано оно Гвидо Бонатти из Форли, что в провинции Романдиола в Италии. Он собрал в этом сочинении высказывания философов, которые показались ему полезными, чтобы рассказать желающим поразмыслить над суждениями по звездам. [Он собрал также] и то, что показалось ему подходящим для лиц, желающих составить свои суждения согласно значениям звезд, а также то, что имеет отношение к некоторым другим предметам, относящимся к таким суждениям.

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, многомилостивого, святого, истинного Бога и человека, которому нет ни равных, ни подобных, и быть не может, и Его преблагословенной Матери Марии, Приснодевы, славнейшей, и блаженного Валериана мученика, князя, правителя и защитника Форлийской общины[4], со Отцом и Святым Духом единосущна и троична, к милости Которого взываем и почитаем как Троицу единосущную и нераздельную. Нет Бога иного, кроме Него, сотворившего небо и землю и все, что в них, создавшего твердь и все иное на пользу человека, украсившего небо звездами, и таковые светочи[5] по своим достоинствам расположены выше всех низших и управляют ими, и подобным же образом они предлагают свое руководство и Человеку, насколько это допускается (со стороны звезд и планет нет полного и исчерпывающего руководства жизнью и поступкам человека. — Прим. Р. Хэнда), и Он поставил разумные души впереди всех одухотворенных созданий так, чтобы все остальные служили им, и, предпочитая их, наделил их [разумные создания] способностью знать и понимать; Он возвестил им также движения наднебесных тел и то, что эти движения означают; Он простер небеса, как пергамент для разумных созданий, чтобы по этим небесам они могли бы узнавать все, и небеса эти связывают и открывают божественную волю, не только о прошлом или настоящем, но также [ибо они могут] предостерегают, предсказывают и возвещают то, что будет.

Я изучал астрономию и видел множество работ наших предшественников, которых должны мы весьма чтить и уважать. Однако некоторые из них [предшественников!, любившие краткость, говорили, что, что каковы бы ни были [еще] их пояснения, они будут говорить для тех, кто [уже] искушен в других науках, даже если им и нужны наставления в астрономии, особенно при составлении суждений, чему они не обучены.

Таким образом, я, Гвидо Бонатти из Форли, решил составить эту книгу и собрать высказывания древних о наиболее важных предметах, которые мне кажутся соответствующими истине [и] которые содержатся в этих высказываниях.

По такому случаю [я пожелал) поместить в этом сочинении все сведения по астрономии, которые могут оказаться полезными для тех, кто [еще] не был достаточно наставлен в других науках, так чтобы эти лица могли легко, хотя не обязательно быстро, достичь желанной цели [составления] суждений. Хотя дни свои я проводил в поисках мудрости и божественного милосердия, возможно, стоит считать, что мне были дарованы крепкое тело и обеспеченная жизнь, чтобы я смог закончить эту книгу во славу Господа и для всех тех, кто хочет научиться, а также для твоей выгоды, мой племянник Бонатти.

И поскольку работа эта будет долгой и нудной, и из-за своей долготы трудной, и ограниченное количество слов не позволит полностью распутать во всех се частях весьма запутанные вопросы, чтобы как можно более избежать многословности, я нс намерен вступать в дискуссии и помещать огромное количество доказательств, хотя некоторые из них будут встречаться в этой книге. Я полагаю, что [это сочинение) будет написано не только для пользы учащихся, но также и для твоей пользы, Бонатти.

Я разделил сочинение на шесть частей. Из них первая — это общее введение; вторая часть — [о] вопросах; третья — элективная; четвертая — [о] годовых и мировых возвращениях, сюда включены также и соединения; пятая — о врожденных качествах; и шестая — о ливнях и дождях.

При написании введения я поступлю так: сначала рассмотрю преимущества, которые получаем мы от астрономии и умения составлять суждения по звездам, и в подтверждение этого я скажу также и о возвышенном характере этой науки; и я оспорю утверждения тех, кто желал бы выступить против суждений по звездам, или элекций; и я скажу о том, что имеет к этому отношение. Во втором [трактате | я рассмотрю деление круга на знаки, в том порядке, как они идут, что их нс сколько-нибудь, а 12, почему это так, их названия и свойства, [имеющие отношение] к этому. В третьем я скажу о семи планетах и том, что происходит между ними, что выпадает каждой из-за других и какое отношение это имеет к восьмой сфере[6]. В четвертом [трактате) я дам советы по поводу некоторых соединений и объясню некоторые главы[7]. В пятом [трактате я скажу] о некоторых своих соображениях, имеющих отношение к составлению суждений. Далее в шестом [трактате] я помещу раздел о суждениях. В седьмом [трактате] я буду говорить о выборах. В восьмом — о возвращениях. В девятом — о врожденных качествах. В десятом и последнем [трактате] я скажу об обращениях времен года, или о ливнях и дождях.

Конец Введения к изданию 1491 года.

По широте взглядов, изложенных в книге, читатель может получить впечатление, что материал рассматривается вкратце или поверхностно. Бонатти часто утверждает, как, например, в переведенном выше “Введении”, что дает только краткое изложение, сути дела, но обычно это касается лишь философских дискуссий. На самом деле изложение многих вопросов, представленных Бонатти в различных трактатах, составило бы отдельные тома значительного объема. Особенно это справедливо в отношении трактатов по хорарной астрологии, элективной астрологии, возвращениям и натальной астрологии. “Liber Astronomiae” является подлинной энциклопедией средневековой астрологии и представляет собой почти полное изложение астрологии на тот момент, когда она только что вновь была обретена на Западе.

Предисловие переводчика Роберта Цоллера

Поскольку в рамках проекта “ Взгляд в прошлое” “Liber Astronomiae" выходит в виде ряда отдельных выпусков, по-видимому, не стоит пытаться в самом начале дать вступление к сочинению в целом. В книге “Liber Astronomiae” более 800 страниц, в ней много такого, что может показаться новым современному астрологу, и много такого, что требует пояснений. Для всего этого потребовалась бы отдельная книга. Возможно, гораздо лучше будет давать вступление к каждой части книги по мере ее публикации. В последующем издании все эти вступительные заметки можно будет собрать в общее вступление ко всей книг е. В таком случае, нижеследующее вступление относится к обсуждению Первого Трактата и части Второго.

Что такое "Liber Astronomiae” и кто был его автором?

“Liber Astronomiae" Бонатти была написана вскоре после 1282 г. н.э. Линн Торндайк (Lynn Thorndike) в своей “Истории магии и экспериментальной науки” (“History of Magic and Experimental Science”. Vol.II. Ch.LXVII. P.825) называет “Liber Astronomiae” “наиболее значительной работой по астрологии, написанной в ХIII в.”. В течение предыдущего столетия западные схоласты, большей частью в Испании и на Сицилии, подстрекаемые открытием науки арабов, с которой Запад познакомился в результате крестовых походов[8], интенсивно переводили арабские научные работы по астрономии, астрологии, алхимии, медицине, математике и философии. На протяжении ХIII в. эти переводы распространялись и усваивались. Труд Бонатти — это свод астрологической практики. Энциклопедический по своему размаху, он вобрал все известные переводы на латынь арабских астрологических источников и в таком смысле является одним из немногих уцелевших всесторонних руководств по этому искусству. Таким образом, это сокровищница средневековых астрологических методов и теорий.

(“Dictionary of Literary Biography”, Detroit: Gale Research 1992. Vol.115), высказывает предположение, что мы не до конца понимаем, что же вызвало волну переводов арабских текстов на латынь в ХП в. Он говорит (с. 367 368): “С начала двенадцатого столетия заявляет о себе намеренное и систематичное движение передачи на латинский язык сокровищ средневековой арабской науки (особенно математики и астрономии). Трудно сказать, может быть, это была потребность нового мышления, порожденная длительными контактами с высшими слоями мусульманского общества во время крестовых походов, как Восточного, так и Иберийского ”. Он указывает на тот факт, что первым такие переводы стал делать еврейский переводчик Иоанн Севильский. Его перевод “Большого введения ”Абу Ма ’шара был завершен в 1133 г. Видимо, это был отклик на политические события, а также на новые европейские запросы изучения арабского научного наследия. Первый крестовый поход начался в 1095 г., в 1099 г. был освобожден Иерусалим. Ставя вопрос так, мы должны помнить, что термин “крестовые походы ”относится или к походам в Левант, или в Иберию, которые начались примерно в то же время, что и Первый крестовый поход. В 1085 г. христиане взяли Толедо. В 1114 г. начался крестовый поход против мусульман на Балеарских островах, и Альфонсо I Арагонский взял Сарагосу в 1118 г.. Лемэй в указанной статье предполагает, что реформы Фридриха II в системе образования в ХIII в., поощрявшие изучение естественных наук, в том числе и астрологии, также способствовали созданию подходящего климата, позволившего сохранить переводы ХII в. (Прим. Р.Цоллера)

Последние столь же важны для нас, как и первые, потому что успешное применение средневековых методов в определенной степени зависит от правильного концептуального понимания этого искусства. С этим мы сталкиваемся на протяжении всей работы Бонатти, но особенно в Первом и Втором трактатах. В данный выпуск вошли Первый трактат полностью и часть Второго. В следующем будет опубликована оставшаяся часть Второго трактата.

Имеет особое значение и то, что “Liber Astronomiae”, в отличие от большинства греческих источников, является законченным руководством, написанным профессионалом. В отличие от арабских астрологических трудов, таких, как весьма авторитетные “Большое и Малое Введения” Абу Ма'шара, работа Бонатти составлена из латинских переводов основных арабских трудов, известных в то время европейцам. Кроме того, Бонатти писал на латыни — универсальном языке общения средневекового христианства. Это значит, что в “Liber Astronomiae” мы вплотную сталкиваемся с полным и точным изложением реально практикующего астролога средневековой Европы вскоре после того, как состоялось возвращение и повторное открытие этой науки на Западе благодаря арабам. И, поскольку книга была написана по-латыни, она могла, и так и было, широко распространяться.

Арабская астрология к моменту начала крестовых походов достигла своей высшей точки. В результате проникновения греческой науки в халифаты в VIII—X вв. мусульмане узнали как астрологию, так и сочинения Аристотеля — два сокровища, которые они сохранили и передали на Запад в ХП в. Философия Аристотеля к VI в. н.э. внутренне сблизилась с неоплатонизмом. Неоплатоники использовали ее для обеспечения научной поддержки религиозным воззрениям Александра Афродизия, Плотина, Прокла и представителей Сирийской Школы. В исламской среде подобным же образом использовались натурофилософские сочинения Аристотеля и его трактаты по логике. Но на латинском Западе натурофилософские

сочинения Аристотеля после VI в. оказались утеряны, а его трактаты по логике были известны не полностью, в отрывках и косвенном пересказе, пока не случилось то, что Хаскинс (Haskins) назвал “Возрождением XII в.”. Таким образом, в XII в. состоялось возрождение науки на Западе после почти 600-летнего забвения, во время которого христианский Запад обходился только тривиумом и лишь небольшими кусочками квадривиума. И здесь необходимо указать, что возвращение науки на Запад включает в себя не только арабские переводы Аристотеля, но и сочинения Аристотеля, близко соприкасающиеся с астрологией.

Сочинение Бонатти следует рассматривать именно в таком контексте. Как явствует из “ Тетрабиблоса ” Птолемея, в эллинистической традиции сочинения Аристотеля использовались для создания научной астрологии. Эта научная астрология была унаследована мусульманами в VIII—X вв. вместе с традицией, представленной в работах Доротея, по-видимому, единственного, кто больше ориентировался на эмпирические данные, чем на философские построения, и сочинения которого могут быть тесно связаны с герметической традицией в астрологии. Совершенно ясно, что астрология Доротея весьма родственна “Герметике”. Под влиянием неоплатонической традиции исмаилиты, как это отражено в “Расаиль” — энциклопедии Братства Чистоты IX в., считали, что все науки сводятся к астрологии, алхимии и магии — различным тропкам, ведущим к Аллаху. Традиции ислама, философии и герметизма породили Священную Науку.

Обе астрологические традиции, аристотелевская и герметическая, через работы Абу Ма’шара в частности, а также его учителя аль-Хинди и многих других, послуживших источниками для Бонатти, попали в “Liber Astronomiae”. Более того, Аристотель был причислен Бонатти к астрологам, а его сочинения, такие, как “Физика", “О небе", “О возникновении и уничтожении” и “Метафизика” позволили причислить его к 2 Зак. 4116

“естественным” астрологам. В равной степени может быть, что Бонатти был введен в заблуждение арабскими астрологическими текстами, которые приписывались Аристотелю. Этого требовали соображения престижа, чему способствовал высокий авторитет философа, такова была литературная практика той поры, особенно в эзотерических и оккультных кругах. И в результате мы видим, что в этом Своде практических методов средневековых астрологов перемешаны важные изречения философской и герметической астрологических традиций и выплеснуты в самую гущу средневекового христианского мира

Рукопись “Liber Astronomiae” была очень популярна. Она присутствует в списках библиотек многих выдающихся личностей. Например, известно, что копии этой книги были у Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола и Джона Ди. Она была переведена на несколько языков’ и выдежала множество печатных изданий. Она оказала заметное влияние на работы Горико (Gaurico), Шонера (Schoner) и Лилли. Выступления Морина против арабизмов и неправильного использования “Всеобщих Сигнификаторов” нацелены главным образом на работу Бонатти. Пико в “Adversus astrologiam divinatricem” особым образом вызывает Бонатти на ковер.

О самом Бонатти почти ничего не известно. Салимбен (Salimbene) упоминает о нем в своей “Cronica” как об участнике диспута с неким братом Хьюго. Говорили, что он активно участвовал в обороне своего родного города Форли, будучи военным советником графа Монтефельтро, воевавшего с папой Мартином IV. Они успешно отразили первое нападение армии папы на Форли, но на следующий год потерпели поражение, и о Бонатти говорили, что он последовал за своим патроном Монтефельтро в монастырь. Данте поместил Бонатти в восьмой круг ада в своей “Божественной комедии” вместе с другими предсказателями будущего. [9]

Астрология в дни Бонатти была сомнительным (хотя, по-видимому, выгодным) предприятием, которое постоянно осуждалось Церковью ХIII в. (самое последнее постановление перед созданием книги было принято в 1277 г. в Париже) и считалось тогда дьявольским суеверием[10]. Языческие корни этого искусства были слегка скрыты в источниках, которыми пользовался Бонатти. Церковь средних веков правильно разглядела, что под видом астрологии вновь на Западе после столетий забвения возродился, как феникс, ее давний враг, бросающий вызов вере Христовой. Бонатти следовал арабским источникам в латинском переводе и, хотя его источники были по преимуществу мусульманскими, тем не менее в большинстве из них прослеживается сильное герметическое влияние, например, у аль-Кинди, Абу Ма’шара, Сабита ибн-Корры и других. Эта герметическая традиция сформировала эзотерическую традицию средневекового Запада, каббалистическую традицию, полностью принадлежавшую евреям и, вполне возможно, только начинавшуюся во времена Бонатти.

Церковь хорошо знала, что это та самая герметическая традиция, которая в виде сабеизма сохранилась в Месопотамии и даже процветала в Багдаде вплоть до конца ХII в., когда мусульманские фундаменталисты в ответ на военную и пропагандистскую угрозу христианских крестовых походов уничтожили все неортодоксальные группировки в своей сфере влияния. Дополнительные трудности выпали на их долю с нашествием монголов в ХII в.

И только одна область осталась относительно безопасной для лиц, формально исповедующих ислам, но бывших синкретистами и тайными язычниками, — Испания Омейидов, где в то время евреи, мусульмане, христиане и, по-видимому, тайные сабеи жили в довольно терпимой обстановке. Именно в Андалусии (Испания Омейидов) в XI в. был написан герметический сабеический текст по магии “ Пикатрикс”.

Герметический сабеизм сохранился на Среднем Востоке в Харране[11] в период с IX по XII в. Он был продолжением классического язычества, но примечательно, что исламские законы проявляли к нему религиозную терпимость, считая сабеев “книжниками”, потому что они чтили герметические писания, которые дал им якобы Гермес Трисмегист, а также по крайней мере формально почитали Ветхий Завет и Коран. Некоторые мусульмане считали герметические писания творениями старца-пророка Идриса и, следовательно, заслуживающими почтения. Поэтому сабеям было позволено продолжать свои занятия астрологией и магией и совершать публичные богослужения астральным божествам. С такой терпимостью к ним относились в Харранс и даже в Багдаде примерно до 1100 г. Предположительно некоторые из них эмигрировали в Испанию, где сумели выжить в течение XII в. “ Пикатрикс” был создан в Арабской Испании в XI в.[12]. По приказу короля Альфонсо он был переведен на испанский язык[13] в 1256 г. и, видимо, вскоре после этого на латынь[14]. Это сочинение, несомненно, было известно в Риме и оказалось образцом того, чего там опасались. Бонатти не упоминает его в числе своих источников, но оно было довольно известно в оккультных кругах средневековой Европы; и нс одно оно. В нем не только предписывалось молиться планетарным демонам или ангелам, они рассматривались там как те, кто действительно вершит работу естественных и сверхъестественных сил.

Когда Бонатти упоминает “наднебесные и “неизменные и непреложные существа”, мы видим, что он просто говорит о планетах, пользуясь терминологией Аристотеля, что может лишь вызвать недоумение. Но он мог использовать тот же самый язык с целью быть понятым философами-гсрметиками, относя эти слова к астральным демонам или ангелам. Его язык двойствен. Являясь, без сомнения, языком Аристотеля, он вполне согласуется со взглядами герметиков, изложенными в “Корпус Герметикум”[15] и в трактате Ямвлиха “О Мистериях”[16].

На самом деле быть последователем Аристотеля в ХIII в. было вовсе не безопасно. Уже упомянутое осуждение 1277 г. кроме астрологии в значительной мере подвергло проклятию также и Аристотеля. Позднее, когда Церковью была принята философия Фомы Аквинского и Аристотель был выбран для того, чтобы сделать христианское учение привлекательным для интеллигенции, последователи Аристотеля оказались в безопасности; но во времена Бонатти это вызывало лишь немного меньше возражений, чем явная демонология в духе сабеизма.

Почтительный язык Бонатти при упоминании “наднебесных существ” явно указывает на то, что средневековый астролог отдавал себе отчет в том. что он имел дело с чем-то большим, чем бездействующие сущности на небесах. Он, очевидно, представлял планеты так, как неоплатоники, — как колесницы ангельских сил. Это весьма интересный взгляд для наших современников, потому что большинство астрологов в наше время утратили понимание магически-религиозного смысла астрологии (а то и вовсе не имели его). Но, если поразмыслить над определением астрологии, которое дает Бонатти, остается неясным, являются ли эти наднебесные существа слугами Христовыми или же это дохристианские языческие астральные божества сабиан? Во всяком случае, как явствует из его определения, вето понимании астрологии совершенно не разделялись философия, религия и наука.

Конечно же, астрономия Бонатти была геоцентричной и в значительной степени основанной на “Альмагесте” Птолемея. Этот классический текст по астрономии был переведен на арабский в IX в.[17]. В XII в. Герард Кремонский перевел “Альмагест” с арабского языка на латынь. Этим переводом пользовались в течение столетий и, вероятно, именно таким переводом пользовались астрологи средних веков, такие как Бонатти.

Современного читателя могут удивить ссылки на круговое движение сфер. Астрономы античного мира и времен Бонатти не знали, что планеты движутся по эллиптическим орбитам. Так уж повелось после Платона, что, поскольку планеты являются олицетворением всего наиболее совершенного (квинтэссенцией), то и движение их должно быть тоже наиболее совершенным, то есть круговым. Сам Платон был автором этой ошибочной концепции, и его попытки пояснить астрономию своим ученикам, объясняя все астрономические движения через круговое движение, современными историками науки считаются причиной, задержавшей открытие “настоящей” астрономии почти на 2000 лет.

Способ изложения доказательств так же, как и терминология Бонатти, особенно в его определении астрологии, указывают на мощное влияние Аристотеля. Бонатти сам называет, по-видимому, основной источник этого влияния в своем тексте, ссылаясь на имя аль-Фараби[18]. В организации книги и се терминологии Бонатти, как и его арабские источники[19], следует “Топике” Аристотеля. Это сочинение так же, как и “Категории”, многие средневековые ученые использовали в качестве образца композ1щии и организации материала. В гл. 5, Аристотель излагает свою систему определений, в которой сущность предмета обозначается словом или фразой, характеризующими его согласно его свойствам, происхождению и проявлениям. Из “Категорий”, гл. 5, мы узнаем, что все вещества характеризуются в соответствии с их типом, происхождением и различиями. Все эти термины использует и Бонатти. Более того, именно “Категории”были взяты им за образец, это ясно видно го его определения астрологии, где он почти слово в слово повторяет обсуждение Аристотелем шести видов изменений ("Категории ”, гл. 14). У Аристотеля сказано: “Имеется шесть видов движения: возникновение, уничтожение, увеличение, уменьшение, превращение и перемещение”. Ссылка на приведенное выше определение покажет, как близко следует Бонатти Порфириеву парафразу Аристотеля. Упоминания об активном и пассивном аналогичны подобным определениям в "Топике” и "Категориях”. А его упоминание о завершении или пользе астрономии согласуются со средневековым использованием понятия Конечной Причины, изложенного Аристотелем.

Наконец, его упоминание о “наднебесных сущностях” как о “существах вне страстей, неизменяемых и та” согласуется с идеей о том, что небесные тела, состоящие го наиболее совершенной субстанции, эфира или квинтэссенции, не подвержены превращению или разложению, которым подвержены тела подлунного мира, состоящие из четырех элементов — огня, земли, воздуха и воды. Эту теорию детально разработал Аристотель в своих трактатах “О возникновении и уничтожении”, “Физика” и “О небе”. В отличие от герметической традиции, последователи Аристотеля не считали небесные тела божественными. Они придерживались более научного и философского взгляда, согласно которому небесные сферы (тела), особенно Солнце и Луна являлись факторами, действовавшими посредством изменения характера движения. Такая точка зрения могла считаться (и так оно и было) дополняющей более религиозно-магическую точку зрения последователей герметической традиции.

В Первом трактате Бонатти знакомит нас с астрологией в типично схоластической манере, доказывая значимость астрологии с точки зрения духовности, используя логику доказательств Аристотеля, восходящую к его космологии и астрономии. Это позволило Бонатти набросать свою теорию астрального влияния и поместить астрологию (которую он предпочитает называть астрономией[20]) среди математических наук Квадривиума, а также доставить себе удовольствие поддразнить церковь — вид развлечения, к которому он прибегает несколько раз на страницах “ Liber Astronomiae”.

Астрология, говорят нам, — единственная наука, с помощью которой можно узнать обо всем. Полезно знать будущее. Астрология — настоящая наука. Ее можно разделить на четыре части. В первой части изучается строение и форма Вселенной и небесных окружностей. Во второй части рассматриваются причины или движения планет и других звезд. В третьей части говорится о восхождении и захождении знаков; в четвертой — о затмениях Солнца, Луны и других планет. Интересно отметить, что подобное деление на четыре части напоминает мнение Клемента Александрийского о четырех частях, на которые делится герметическая астрономия[21]. В астрологии есть две разновидности: арифметический расчет и составление суждений. Есть и свои инструменты, например, астролябия и другие приборы. Название этой науки Бонатти производит от слов “правило звезд”. Святые отцы занимались ею, следовательно, нам не нужно отвергать ее. С помощью таких вот типично схоластических “доказательств” Бонатти пытается доказать правомочность изучения этой науки.

Во Втором трактате Бонатти начинает изложение основ астрологии с разделения эклиптики на двенадцать знаков, а затем рассуждает о том, какое действие эти знаки оказывают на элементы. Он рассуждает о том, почему знаки расположены именно в таком порядке, почему именно в таком направлении они рассматриваются, почему они именно так называются и какие из них имеют прямое, а какие косое восхождение. Далее он говорит об “окружностях”, кругах, то есть о планетных сферах. Он рассуждает о том, почему планеты управляют теми или иными знаками (домами), об их изгнаниях, экзальтациях и падениях.

Не надо много говорить астрологам об обсуждении Бонатти основ астрологии, лишь следует сказать, что в средневековых и античных астрологических текстах редко встречаются пояснения тех вопросов, которые излагает Бонатти. Также нужно сказать, что “доводы” средневековых ученых часто неприемлемы для современного сознания, предпочитающего “логическое”, “научное”, или механистическое объяснение всего, что только возможно. “Доводы” Бонатти большей частью согласуются со средневековой логикой, которая часто была гораздо более строгой, чем логика наших дней. Его подход, конечно же, был вполне “научным” с точки зрения его современников. Читателю следует помнить об этом, когда он будет знакомиться с доводами Бонатти о том, почему планеты управляют таким-то или такими-то знаками, которые могут иной раз показаться вращающимися в логическом кругу.

Читатель заметит, что соображения Бонатти о том, что знаков 12, математичны, символичны и отражают некую концепцию. Нет никаких доказательств физических причин этого, например, типа электромагнитной теории или какого-либо средневекового эквивалента понятия “излучения, радиации”, якобы по-разному исходящего от разных участков неба. Легко заметить, что он — приверженец естественной теории, согласно которой, во-первых, все тела в подлунном мире состоят из четырех элементов, а затем такое понимание распространяется и на небеса, которые рассматриваются в качестве причин или источников подлунной реальности. Все это определенно не ново. Он следует философскому пониманию, дошедшему до него от греков через посредство арабов.

Притом, что точный механизм, который передаст небесные влияния на низшие натуры, остается неясным, важно отмстить, что, хотя даже деление эклиптики объясняется концептуально и, возможно, символически, тем не менее небесные тела рассматриваются как нечто, имеющее конкретное, физическое влияние на тела подлунного мира. Это то, что подразумевается под выражением “следы, отпечатки”. Таким образом, мы можем прочесть: “Телец, Дева и Козерог, являющиеся земными знаками, действуют на стихию земли, но различным образом. Телец воздействует на землю, отпечатываясь в ней умеренной холодностью и сухостью...” и: “Дева воздействует на стихию земли, отпечатываясь в ней холодностью и сухостью...” Это слово “отпечатываясь” каким-то образом связано с небесным движением и изложено Бонатти в манере, не поясняющей суть дела до конца так же, как сделал Птолемей в работе “О критерии и правиле” (частичный перевод этой работы, еще не опубликованный, сделан на английский язык Робертом Шмидтом). Бонатти, совершенно в духе Аристотеля, говорит, что движение сообщает “простые качества” тепла, холода, влажности и сухости сложным телам, таким образом изменяя их и производя перемены во всем происходящем. Такая концепция физической причинности яснее всего изложена во Втором трактате, в его первой части, главе VI, и вполне могла быть взята из работ Аристотеля “Физика”, “О небе” и “О возникновении и уничтожении ".

В течение некоторого времени современные западные астрологи упорно возвращались к объяснению того, почему же планеты экзальтируют в том или ином знаке. Бонатти в разрешении этой проблемы доверился Абу Ма’шару, и его решение, как мы можем ожидать, базировалось на физических принципах Аристотеля. Фаган высказал предположение о том, что источники понятия экзальтации — египетско-вавилонские. Кнаппих, похоже, склонен считать их вавилонскими[22], так как он идентифицирует созвездия, управляемые вавилонскими планетарными божествами, как соответствующие нашим экзальтациям. She» позволяет предположить, что египтяне, если они заимствовали у вавилонян управление и экзальтацию, скорее всего, сделали это после завоевания Египта Камбизом в 525 г. до н.э., когда персы (до того покорившие и Вавилон) принесли в Египет многое из методов вавилонской астрологии. Но астрологические атрибуции тогда являлись частью религиозной догмы. Они не требовали поддержки философскими доводами. Философские аргументы зиждятся на естественно-научных феноменах, как мы видим в “ Тетрабиблосе” Птолемея, и у Бонатти такие аргументы берут начало в греческой науке и философии. Довод, представленный Бонатти, восходит к арабской научной традиции IX в., особенно к работам Абу Ма’шара и аль-Кинди. Они, в свою очередь, получили его от несториан и византийцев начала VIII в. или, возможно, от жителей Харрана в IX в. Несториане и византийцы VIII в. сохранили эллинистическую греческую науку, находившуюся под сильным влиянием Аристотеля. Поскольку Аристотель умер в 322 г. до н.э., мы можем проследить эти философские объяснения явления экзальтации не далее 350 г, до н.э. В работе Бонатти мы имеем дело со средневековым научным объяснением чего-то более древнего, чего-то, что, возможно, не имеет причины, которую было бы просто найти, поскольку для этого нет никакой “причины” в философском смысле.


Латинизированные формы арабских имен, встречающиеся в книге Бонатти

Ниже приводятся имена и искаженные имена арабских астрологов и астрологов древности, а также другие персоналии, встречающиеся в работе Бонатти и других средневековых источниках. В основном список составлен переводчиком на английский язык, Робертом Цоллсром, с некоторыми дополнительными замечаниями редактора, Роберта Хэнда.

Аардимон, или Лэйдемон — Различные формы имени Ахейдимон, см.

Адила — Неизвестен.

Ахейдимон — Неизвестен, но, возможно, это искаженное agathe daimon — добрый даймон. Видимо, здесь ссылка на герметическую традицию.

Аомар — Написал “Liber Haomar de nativitatibus in astronomic., переведенный Иоанном Савильским (Iohannes Hispalensis, Amplon, Quarto 365, XIV в., фолио 100-119).

АльбенатНеизвестен. Но см. “Liber novem indicium in judiciis astrorum. Clarissimi auctores istius voluminis: Meschella, Anmar, Alkindus, Zael, Albenait [Albohali], Dorotheas, Jergis, Aristotles, Ptholomaeus, Venice, 1509.”

Альбоали — Абу ‘Али Яхъя ибн Галибаль Хайят (770-835 н.э.), ученик Маша’ллаха был известен своим близким как Абу ‘Аш Яхья ибн Галиб и как Исмаил ибн Мухаммад. Был одним из ведущих астрологов своего времени. Написал “Введение в астрологию”, сочинения по хорарной астрологии, сочинения о политических формах правления, “О годичных возвращениях в жизни урожденных" (о том, что мы могли бы назвать солнечными возвращениями), о свойствах призмы и сочинение под названием “Золотой жезл”. Согласно Холдену, на арабском сохранились только его сочинение по хорарной астрологии “О вопросах” и “ Суждения об урожденных”. Последняя была переведена на латынь Платоном Тиволийским в 1136 г. и Иоанном Севильским в 1153 г. Холден пользовался переводом последнего.

Альбумасар или Альбумазар — Известный персидский астролог Абу Ма’шар (полное имя: Абу Ма’шар Джафар ибн Мухаммад ибн Умар аль-Балкхи) (787-886 гг. н.э.), ею творчество — пример влияния герметической традиции на арабскую астрологию. Его работы (написанные по-арабски) являют собой любопытную смесь сабейского герметизма, персидской хронологии, ислама, греческой науки и месопотамской астрологии. Способствовал утверждению идеи об идентификации древнего пророка Идриса с Енохом и Гермесом. Был исключительно успешным практиком данного искусства, объехавшим весь Средний Восток, служа многочисленным государственным мужам Индии, Персии, арабских стран и Египта. На христианском Западе стал известен благодаря Петру Д'Абано, который в XIII в. в своей книге “Conciliator Differentiarum Philosophorum et Praecipue Medicorum” (DifF.156) упоминает об “Al-Mudsakaret” (или “Memorabilia”) Абу Саида Шадсана, ученика Абу Ма’шара, записавшего ответы и астрологические высказывания своего учителя. Анализ “Memorabilia”, известной среди схоластов как “Абу Ма’шар в изложении Садана” благодаря искажению имен обоих ученых, дается Линн Торндайк в статье, опубликованной в журнале “bis”, 1954, с.22-32.

Достаточно будет сказать здесь, что, возможно, это единственный пример средневековой астрологической агиографии. “Учитель, мастер” предстает в нем как почти всеведущий мудрец, изучивший не только методы различных отраслей своего искусства, но и его историю, и сознающий вклад своих предшественников. В “Memorabilia” (с.29 в статье “ Изис”) он ссылается на Мессааллу (Маша’ллаха), методом проецирования лучей которого он пользовался, и признается, что использовал и другие его методы.

Алькайат — См. Альбоали.

Алькабитий или аль-Кабиси, а также Утман бен Али — арабский астролог, расцвет творчества которого приходится на 960 г. н.э. Учился у аль-Имрани. Написал введение в искусство астрологии и трактат о соединениях планет. Иоанн Севильский перевел его сочинения на латынь.

Альхинди — Вариант имени аль-Кинди, см.

Алездегоз или Алензедегоз — Неизвестен.

Альфрагаи или аль-Фаргани, турецкий христианин, астроном 1Хв. Полное имя: абу-аль-Аббас Ахмад аль Фаргани. Составил краткое изложение “Альмагеста” Птолемея.

Алъхайат — См. Альбоали.

Аль-Кинди или Алькинди — полное имя: абу-Юсуф Якуб ибн-Исхак аль-Кинди (IX в.), прозванный “Арабский Философ”. Учитель Абу Ма'шара. Изложенный ниже материал взят из следующих источников:

Handbuch der Orientalism. Abteilung: Der Niihe und der Mitilere Osten. Herausgegeben von B.Spuler untcr Mitarbeit von H.Franke, J.Gonda, Hammitisch, u.s.w. Ergimzungsband 6.2 : Die Natur und Geheimwissenschaften im Islam, Leiden; Koln, EJ.Brill, 1972.

Об астрологии см. статью Ульмана на с. 371-358.

Трактат аль-Кинди “ft Mulk al-arab wa-kammiyatihi” был переведен Иоанном Севильским под названием “Liber individuorum superiorum in sununa de significationibus super accidentia que efficiuntur in mundo” и был напечатан в августе 1489 г. под ошибочным заголовком “Albumasar De magnis coniunctionibus: annorum revolutionibus: ас comm profectionibus; octo continens tractatus”.

Рукописи аль-Кинди “al-Mudhal al-kabir ila ‘ilm ahkam an-nuqum”: Paris 5902 (13ИЫ1., written 325/937): Leiden 1051

(=Cod.49 Gol.) Bodl.565; number 294 (+Hydii 3); Chester Beatty 4075; 5281; Esc. 938,7 Renaud; Hamidiye 829; Krause mathem. p.450.

Он также написал трактат “О звездных лунах “ О лучах?’ был опубликован в “Archives d’histoire doctinale du Moyen Age”, vol. 41, 1974 под редакцией Д’Альверни (M.T.D’Alverny) и Юдри (F.Hudry). Этот трактат был переведен Робертом Цоллсром в качестве первого тома проекта “Взгляд в прошлое”.

Аль-Кинди много работал в Багдаде, переводя на арабский язык математические и философские работы греков.

Альмансор или аль-Мансур (7127-775), второй халиф династии Аббасидов. Полное имя: абу Джафар Абдулла аль-Мансур. Покровитель наук, поощрявший переводы греческих и латинских классических текстов на арабский язык. Перенес столицу в Багдад.

“Альмансоровы суждения имели высказывания” (“Almansori indica seu propositiones“) в переводе Платона Тиволийского (первая половина ХПв.) приведены в М. Steinchneider. Der Buropaischen Ubersetzungen aus dcr Arabischen bis Mitte des 17. Jhs. Graz: Akad. Druck-und Veriaganstalt, 1956. Ap. 63. s. 155.

Альмеm, Акмет, Ахмет или Ахмед. — Возможно, это астролог начала X в. Ахмет абу Джафар, которого Ричард Лемэй считает автором “Liber Fructus”, известной также как “Книга плодов” или “ Centiloquium”; но это может быть и Ахмед ибн Юсуф. S.J.Tester в A History of Western Astrology, Woodbridge, Suffolk, The Boydell Press, p.184 говорит, что Мориц Штейншнейдер (Moritz Steinschneider) думал, будто произведение XIII в. “Комментарии к Centiloquium”, приписываемые Гали, на самом деле были написаны Ахмедом ибн Юсуфом.

Перечень работ Штейншнейдера см. в Thorndike. History of Magic and Experimental Science, New York: Columbia University Press, 1923. Vol.I, p.xxxvi, xxxvii. Здесь же (vol.II, p.291-293) говорится о возможной идентификации Ахмета.

Арестали или Арастелл — Возможно, это искаженное Аристотель.

Астафан или Астафаз — На самом деле это Стефан Антиохский, который в XII в. перевел с арабского десять работ Гачена. Ч.Х.Хаскинс (С. Н. Haskins). The Renaissance of the Twelfth Century, Cambridge: Harvard University Press, 1927, p.295 и С.Дж.Тсстер (S.J. Tester). A History of Western Astrology. Woodbridge, Suffolk: The Boydcll Press, p. 152, n.91 датируют перевод Стефаном этой медицинской энциклопедии 1127 годом.

Доротей — Хотя его работы сохранились только на арабском языке, сам Доротей Сидонский не был арабом. Он был эллинизированным финикийцем, писавшим по-грсчсски в I в. н.э. Его “Pentateuch” — очень важный текст, закрепившийся позднее в исламской астрологической практике. Многочисленные фрагменты сохранились также и в греческих источниках, особенно у Гефестиона Фиванского. См. издание работ Гефестиона в рамках проекта “Взгляд в прошлое”.

Гали — Вероятно, Гали Родан, известный как Абу Али аль-Гасан ибн аль-Гасан ибн аль-Хайтам, а также как Альхазан (987-1138). Известный ученый, математик и астролог-астроном. Написал трактаты по оптике, математике, физике, философии и медицине. Был знаком с сочинениями Евклида и сочинениями Птолемея по оптике. Его трактат “Оптика ” (“ Optici thesaurus Alhazani”), переведенный Герардом Кремонским, оказал огромное влияние на европейцев средних веков, в том числе на Роджера Бэкона. Первым подсчитал высоту атмосферы. Писал об искажении вида Солнца и Луны вблизи горизонта из-за атмосферной рефракции. Автор “Комментария к «Тетрабиблосу» Птолемея и « Centiloquium» ”.

Гермес — Гермес Трисмегист, фигура, которой приписываются многие сочинения по астрологии, алхимии и магии. Нет никаких точных указаний на то, что когда-либо существовал человек с таким именем. Это имя, возможно, — священный титул, используемый в качестве псевдонима приверженцами герметического культа. См. A.J.Festugiere. La Revelation d’Hermes Trismegiste: in 4 vols. P. 1950-4; G.R.S.Mead, Thrice Greatest Hermes Studies in Hellenistic Theosophy and grosis, being a translation of the extant sermous and fragments of the Trismegistic literature, with phenomena, commentaries, and notes: in 3 vols. Detroit: Hermes Press, 1978 2-е издание.Уогк Beach: Samuel Weiscr, 1992).

Иафар — Возможно, это Альбумасар, одним из имен которого было Яфар или Джафар, или же это астролог начала X в. Ахмет абу Джафар, которого Ричард Лемэй считает автором “Liber Fructus”, “Книги плодов”, или же “ Centiloquium".

Иергис — Вариант имени Иргис, см.

Иргис — Неизвестен. Thorndike, op. cit, vol.ll, appendix II, p.718-719. Торндайк считает, что Иргиз, Гермат, Гергис, Джергис, Хьяргус, Яргус, Гсоргиус и Гугит — один и тот же человек, упоминаемый в алхимических и астрологических работах, по-видимому, был из Вавилона.

Мессаалла или Мессала — Маша’ллах (740-815), наиболее выдающийся из средневековых арабских астрологов. Работал в Басре и вместе с персидским астрологом аль-Нобахтом был избран для определения наиболее астрологически подходящего времени для основания нового города Багдада в 762 г. халифом аль-Мансуром.

Птолемей (100-170) — Автор "Тетрабиблоса" и "Альмагеста ". Христианин нссторианского толка Исхак ибн Хунейн перевел их с греческого на арабский язык в Багдаде примерно в 828 г. для халифа аль-Мансура. Герард Кремонский перевел "Альмагест"с арабского на латынь в ХП в., а Платон Тиволийский в 1136 г. "Книгу плодов" или Centiloquium, и в 1138 г. "Тертабиблос". Мировой справочник "Кто есть кто "(Marquise Who’s Who, Chicago, 1968, p.7) упоминает арабского переводчика Абу Яхъя аль-Барика, который был одним из первых переводчиков, нанятых аль-Мансуром. Говорят, что он перевел Четрабиблос” Птолемея и умер около 800 г.

Сабит — Сабит бен Гурра, Сабит ибн Корра, или Тибет Бен Гуррах (836-901), толкователь герметической традиции X в. и, возможно, наиболее выдающийся математик и астроном своего времени. Его соотечественников, сабеев Харрана, называли наследниками классического язычества, то есть,продолжателями традиций классической философской политеистической религии. Он был автором множества книг по астрономии и по крайней мере одной по метеорологической астрологии. Но более известен благодаря своей ошибочной теории пульсирующих равноденствий, в которой прецессия рассматривалась как колеблющаяся в обе стороны от некоей центральной позиции, а не постоянно движущаяся в одном направлении, согласно современной точке зрения.


ПЕРВЫЙ ТРАКТАТ

О пользе астрономии вообще
Глава I

Душа, находящаяся в человеке, поистине возвышенна. Она даст сущность и совершенство телу, и пища[23] ее вполне возвышенна по сравнению с пищей тела, потому что душа гораздо возвышеннее по сравнению с телом. Она наслаждается достижениями ума, а это зависит от знания философии, которою душа наслаждается и в которой находит приятность. То, чем она наслаждается, и есть ее пища, потому что в этом есть часть Истины, а она любит Истину; и никакая другая наука не позволит ей понять Истину столь правильно и столь полно, как Астрономия. Нет ничего такого, за исключением Первичной Философии[24], благодаря чему душа обретает так же много, как благодаря Астрономии и Астрологии. В результате такого [изучения], действительно, мы узнаем и постигаем бесстрастные творения[25], неизменные и неизменяемые, существующие иным образом, так как они суть наднебесные[26] тела. И через эти творения мы можем приблизиться к пониманию Создателя, узнать гораздо больше, чем может достичь человеческий разум, и ощутить Его как высшее и неизменное существо. И поскольку вышеназванные тела являются совершенными и наиболее возвышенными сущностями, чего нельзя отрицать, то и их формы наиболее возвышенные и совершенные, а именно сферические, в которых ни начала не найти, ни середины (я не говорю о центре)[27], ни конца Следовательно, и воздействия их столь же возвышенны и совершенны, более, чем другие воздействия всех властей[28] этого мира, хотя власть врачей может быть связана с возвышенными предметами (конечно, более возвышенными, чем те, с которыми имеют дело власти земного мира); тем не менее власть звезд и их действие являются наиболее возвышенными и превосходящими все другие воздействия. Причина, будучи совершенной, порождает и совершенное действие. Врач имеет дело с низшими телами[29], теми, что подвержены изменению и уничтожению, и им подобным. Но астролог имеет дело с воздействиями наднебесных тел, которые не уничтожаются и не изменяются[30]. Действительно, эти тела воздействуют на низшие, тленные, с которыми имеет дело врач. Но в них [наднебесных телах] нет ничего материального, что действует, они не страдают и нс будут страдать, пока на то не будет соизволения Божьего; относительно этого было сказано, что “О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один”[31], потому что все низшие тела, состоят из 4 элементов, которые тленны; и это истина, в которой никто не сомневается. Но небесные тела состоят из другой субстанции, отличающейся от этих четырех, называемой пятой субстанцией[32], нетленной и не испытывающей страданий. Ибо если бы они [небесные тела] состояли бы из этих четырех элементов, они бы могли страдать и изменяться, что привело бы, без сомнения, |также] к их росту и убыванию, как это происходит с низшими, тленными телами. Поэтому-то и было сказано, что небесные тела состоят из пятой стихии или материи. И движутся они естественным образом, как это было замечено некоторыми мужами, и [также] некоторыми мужами было замечено, что движутся они добровольно[33], потому что они подвижны, но движение их не является переменным, изменчивым; и они светящиеся и круглые, то есть сферические, ведь эта форма самая совершенная из всех. И все мутации, изменения и превращения происходят за счет движения звезд, окружающих[34], передвигающих и изгоняющих элементы за их границы[35], как было сказано, непрерывным вращением, которое не закончено и не закончится никогда, кроме случая, о котором было сказано выше. Философами было сказано, что земное движение связано с небесным миром; однако это следует понимать метафорически, а не абсолютно, и вот оттуда в этом тленном мире возникают мутации, изменения и уничтожения. Потому что твердь достигает элементы и окружает огонь, а огонь, конечно же, окружает воздух, воздух — воду, отделяя землю, а вода окружает землю; и так-то происходит уничтожение элементов и каждого из них в отдельности.


О том, что звезды запечатлевают [свое влияние] на низших телах, и о том, что изменения, происходящие в этом мире, возникают в результате движения звезд

Глава II

Первые причины должны не доказываться, а предполагаться, потому что все прочие причины, кроме первых, сводятся к Закону Единого, предшествующего всему[36]. В самом деле, я не верю, что кто-либо сомневается в том, что движение окружающих небес изменяет элементы, а именно огонь и воздух; и что эти два изменяют другие два элемента, воду и землю, и всех животных, и растения, и другие живые создания, существующие в подлунном мире и в этих стихиях, и все, что подвержено изменениям и превращениям.

[Это происходит] потому, что Солнце и воздух оказывают воздействие на все земные создания, что очевидно, а также на все их части, и потому что изменений не случается на земле, если не считать изменения при прохождении Солнца через знаки[37], что порождает четыре времени года; весну, лето, осень и зиму. Это проявляется зримо в плодах и листве деревьев и даже у животных, которые, хотя и соединяются в другое время года с целью продолжения своего рода, но чаще делают это весной, чем в другое время года; это же видно и у смоковниц, и у кустарников и, если таковые есть, у овощей. И действительно, мы видим, что в результате дневного вращения [небес] земля становится теплой или холодной, сухой или влажной. И мы видим также, как в определенное время года случаются избыток вод и другие изменения, происходящие в результате кругового вращения воздействующих небес, и таким образом происходят изменения во всех предметах, расположенных на земле, особенно при прибывающей и убывающей Луне, потому что она ближе к земле, чем другие звезды и воздействия ее более ощутимы. То же самое [случается] и от солнечного тепла, воздействие которого ощутимее других, хотя случайно другие планеты иногда усиливают его воздействие, а иногда они уменьшают его, согласно своей природе, в зависимости от того, приближаются они к нему или оно приближается к ним. Но влияния других звезд не ощущаются таким образом, хотя их воздействие длится дольше. Воздействие Солнца зримо проявляется в росте ветвей, листьев и плодов деревьев, трав, и даже в том, что рассеивается и прорастает, причем проявляется более зримо, чем в других вещах, потому что, хотя оно проявляется [и в других вещах], обыкновенному человеку его трудно заметить. Однако оно известно человеку опытному в науках. Но другие звезды с планетами влияют на характер движения и размножения.


О том, каким образом делает свои открытия наука о суждении по звездам, и чем она может быть оправдана
Глава III

Что касается этой науки, то мы, несомненно, можем не только понимать происходящее, но также восстановить в памяти происшедшее и предвидеть будущее, как для отдельной личности, так и для обеих частей Вселенной. А именно при помощи представлений этой науки их действие и польза известны, хотя некоторые невежественные люди нечаянно могут сказать, что астрономия — это ничто. Несомненно, что это одна из четырех отраслей математики, причем более возвышенная [отрасль]; и, поскольку она более возвышенная, она оказывает более возвышенное воздействие, и польза ее больше, как говорится в нижеследующем: потому что предметы изучения других областей математики ниже[38] предмета изучения астрономии. В самом деле, предмет изучения арифметики — число, геометрии — мера, музыки — созвучие. Как говорится в некоторых источниках, [эти] предметы являются возвышенными в своих проявлениях. Но предметом астрономии являются свойства движения наднебесных тел. Астролог знает, какого рода движения присущи всем наднебесным телам. Если ему известны свойства их движения, он знает, и какого рода влияние они оказывают, и насколько эти влияния значимы, и все, что может произойти на земле естественным образом и в других стихиях в результате движения наднебесных тел, в чем, видимо, никто не сомневается[39], если только он не дурак и не глупец. И все это известно астрологу по вышеназванной причине. Следовательно, все, что происходит сейчас, происходило давно или будет происходить в будущем, может быть известно астрологу, поскольку он знает свойства движения, которые были, есть и будут впоследствии, когда бы это ни было, и (он может узнать], что из этого может выйти.


Против тех, кто говорит, что науку о звездах[40] никому нельзя познать
Глава IV

Те, кто говорит, что эту науку не следует высоко ценить, (придерживаются того], что, хотя астрологи и открыли несколько пустяковых истин, их деятельность нужно осудить. Они утверждают, что, во-первых, эту науку о звездах в целом познать нельзя. Они говорят, что высшее небо (Эмпирий) полно звезд, влияние и воздействие которых такое же, как и других звезд (так же как существуют дураки в туниках). И они говорят, что астролог не обращает на них (эти звезды) никакого внимания. Следовательно, наука о звездах, вероятно, не может быть познана полностью. Мне кажется, что им можно ответить единственным образом, а именно: они ничего не доказывают этим и их опровержения ничего не стоят. Но если бы мы захотели допустить подобное, между нами, по-моему, им можно было бы ответить, что, хотя их возражения и могут показаться весомыми, они, однако, несущественны: если девятое небо полно звезд, как они говорят, в нем нет движения, как было сказано[41].

Кроме того, все части этого неба равносильны, ни одна не может более или менее, чем другая [воздействовать на что-либо], и таким образом, одинаково и повсюду, во всех точках, передается его влияние или воздействие, потому что все области и части этого неба равны и одинаково сильны. Они нс различаются ни по силе света[42], ни по количеству, ни еще по какому-либо качеству, их нельзя ни передвинуть с места на место, ни поместить куда-то [sic!]. Но части других небес[43] отличаются по свету, количеству или качеству. Ибо избыток какою-либо качества | причина] собирается в разных местах. Блеск или свет любой из семи планет ощутимо собран в одном теле[44]. Но свет или блеск 8-го неба разбросан по разным местам или предписан Первопричиной видимым телам в различных его частях для того, чтобы разделить воздействия, и поэтому они способны передать множество различных значений в соответствии с тем, для чего их создал Первый Мастер. Тождественность[45] сохраняется в воздействиях 9-го неба, но не сохраняется в воздействиях других небес, они, скорее, неоднородны (как я расскажу) по времени и по месту, а без этого не может быть ни возникновения, ни уничтожения. Воздействия видимых небес соответствуют их неоднородности. И если бы осуществлялись воздействие или влияние, отличающиеся или не отличающиеся от 9-го неба, они не могут влиять или воздействовать на низшие тела униформно, а только разнообразно и по-разному. И 9-е небо не может влиять или воздействовать на низшие тела иначе, чем через посредство соответствующего неба, воздействие которого проявлено. Воздействия 9-го неба являются оккультными по сути, потому что они не могут быть проявлены, пока не станут разнообразными; подобно тому, как ветер или вода, попадая в узкий проход, становятся могущественнее, и присущие им свойства проявляются сильнее и становятся ощутимее; и подобно тому, как вода, бегущая по мельничному каналу, воздействует сильнее и имеет большую мощность, чем вода, текущая по просторному широкому руслу реки. Так же, как свет или блеск Луны, если пробившись через какую-то узкую щелку, попадает на лошадь, может вызвать у нес судороги[46] в спине, может поразить судорогой все тело, и от этого лошадь умрет. Но если эта лошадь будет стоять в лунном свете, так, что он будет заливать се, Луна не причинит ей никакого вреда, ни в месте, подверженном судорогам, ни в какой другой части ее тела, как утверждают врачи.

Могут быть и такие возражения, что астрологию не отрицает никто, кроме некоторых мужей, называющих себя теологами (поскольку они такие, какие есть). Эти говорят, что астрологи не знают астрономию в целом, а раз они этого нс знают, то и не могут (по их мнению) выносить суждения или предсказывать что-либо в будущем, ведь звездам нет числа, астрологи же упоминают лишь о 1022[47] из них, не считая планет.

На что можно ответить, что, хотя астролог и не упоминает о всех звездах, потому что это было бы слишком нудно, тем не менее он использует их все, ведь он пользуется двенадцатью знаками, в которые включены почти все звезды[48]. И им можно сказать, что и они не знают всей теологии, но все-таки проповедуют[49] дни напролет. Если они могут проповедовать, зная лишь какую-то малую часть теологии, тем более может астролог составлять суждения, зная гораздо больше в области астрологии. И в самом деле, немало осталось узнать в области астрономии; однако, то многое, что уже известно, гораздо больше, чем то, что можно узнать в области теологии. Действительно, Первопричина настолько же больше небес, насколько небо больше горчичного зерна. Астролог же больше знает о небе, чем о горчичном зерне. Теологи же не знают о Господе и с горчичное зерно. Следовательно, совершенно ясно, что астрологи знают больше об астрономии, чем теологи о теологии, и поэтому у них больше прав высказывать суждения, чем у теологов — произносить проповеди.

Действительно, астрологам известно так же много об астрономии, как и о том, что звезды и видимые небеса могут оказывать влияние и предвещать нечто. Однако относительно Эмпирия или скрытого[50] неба можно сказать, что [тут] нет ничего [значимого] для астролога - ни для составления суждения, ни для наблюдения движения звезд, ни того, что происходит в результате этого[51]. Потому что это небо, поскольку оно неподвижно и неизменно, никак не действует, и звезды в нем не могут действовать на тленные, низшие тела, потому что они звезды, не могут они воздействовать и на наш мир, потому что они наднебесные, но только (те звезды могут влиять на него), которые к нему принадлежат, потому что они обладают движением и потому что они движимы.


Против тех, кто говорит, что звезды ничего не означают для возникновения и уничтожения, а также что они не имеют отношения к происходящему по сию сторону Луны

Глава V

Другое дело, когда говорят, что планеты или другие звезды не имеют никакого отношения к возникновению или уничтожению и вообще ко всему, что происходит в подлунном мире. Ответ им таков: все мудрецы сходятся в том, что низшее управляется высшим. Не то, чтобы звезды управляли людьми, лошадьми или кораблями, или колесницами, или другими преходящими предметами таким же образом, как смертные люди управляют подобными вещами (ибо тогда получилось бы так, что последствие нс было бы в согласии с породившей его причиной); но они управляют ими, передвигая и уничтожая элементы[52] и превращая их друг в друга, из-за них происходят возникновение и уничтожение. И они создают отдельные предметы из элементов, которые уничтожились. В конце концов отдельные предметы тоже уничтожаются, вновь превращаясь в элементы, как говорят.


Против тех, кто говорит, что планеты имеют отношение только ко всеобщим понятиям
Глава VI

Иное дело, когда говорят, что планеты имеют значение только для общих понятий, а нс для частностей. Таким людям следует отвечать, что все смешанные тела состоят из четырех элементов, и эти элементы образуют каждое тело. Они не смогли бы образовать тело, если бы не были соединены под действием планет, не исключая других звезд, непрерывным и неустанным вращением звезд, движущихся вокруг элементов. Потому что, если бы планеты означали только общие понятия, как утверждают, и если бы это было правдой, то они должны были бы означать и индивидуальные понятия, имея в виду не только личности, но и отдельные их части, такие, как руки, ноги, голову и тому подобное. Но на самом деле под воздействием планет отдельные личности растут, взрослеют, стареют, заболевают и так далее в результате соединения, взаимного превращения элементов и вновь разложения на элементы.


Против тех, кто говорит, что звезды предвещают только две вещи: необходимое и невозможное, исключая возможное.
Глава VII[53]

Иное дело, когда некоторые говорят, что звезды предвещают только две вещи: необходимое и невозможное, но исключая возможное; необходимое — например, как то, что огонь горячий; невозможное как то, что лошадь летает; но не вероятное, исключая возможное как то, что человека переместят или он напишет что-нибудь[54].

Ответить им можно так. Конечно, существуют необходимые и невозможные вещи. В самом деле, некоторые вещи являются необходимыми, например, небо вращается, потому что такова его природа; а некоторые вещи — невозможными: например, огонь не может быть холодным по своей природе. Но, опять-таки, некоторые вещи возможны: например, вода может стать горячей привходящим образом, хотя она не такова по своей природе. Так же человек может говорить по своей природе и может говорить в данный момент, он мог говорить и до настоящего времени и сможет говорить в будущем; но, хотя он и говорил уже пару раз, тогда и теперь, вовсе не обязательно, что он заговорит в будущем. Необходимое или естественное для любого рода или вида является характерным признаком любого представителя данного рода, например, умение летать — такая способность присуща всем представителям этого рода. То, что возможно для рода, возможно и для каждого его отдельного представителя. Но, появившись как возможность, свойство не является необходимым или невозможным для других представителей рода. Например, человек умеет плавать, но это не обязательно для каждого человека и не является невозможным для других. Мы видим, что одни умеют плавать, а другие — нет. Вполне возможно, что некто родится королем, и вполне возможно, что он же может перестать им быть. Но однако, если бы он не был королем [по праву], он не мог бы им стать. То есть, между необходимым и невозможным есть середина — возможное; а между необходимым и возможным есть здравый смысл и суждение. Следовательно, оно[55] возможно, и суждения по звездам истинны и полезны, потому что они естественны, и, не являясь случайными причинами, они выступают в роли причин согласно своей природе. Поэтому суждения эти нельзя считать никчемными, как говорят слепцы. И грех говорить, что они невозможны, когда мы ясно видим, что они есть. И это относится и к воздействиям звезд, и к суждениям по ним.

В самом деле, необходимо: если идет дождь — небо в тучах, и невозможно: когда на небе совсем нет туч, чтобы шел сколько-нибудь .заметный дождь, но дождь вовсе не является необходимым, когда небо в тучах, как и не является невозможным, что любая туча может принести дождь- Вполне возможно, что из какой-то тучи может пойти дождь, но столь же возможно, что из нее дождь не польет.

Следовательно, [дождь] — это возможное[56] [событие], и таковы же суждения по звездам; потому что по движениям и взаимному расположению наднебесных тел, и по изменению воздуха вы можете узнать, из какой тучи должен пойти дождь, как сказано в трактате об изменении состояния воздуха[57].

Подобным образом, если у кого-то во рту что-то съедобное, возможно, что он это съест и проглотит; также возможно, что он не съест это или не проглотит; здесь возможное имеет отношение как к необходимому, так и к невозможному, потому что, если это можно съесть, и это следует сделать, то возможное становится неизбежным, переходя в действие, и так исчезает возможность; и вот все уже сделано, произошло и принято как неизбежность[58].

Подобным же образом, если что-то возможно, но не претворилось в действие, оно является невозможным и подпадает под определение невозможного, а возможность как бы отклоняется. Так что звезды и стихии должны предвещать возможное, а не только необходимое и невозможное. Следовательно, астролог знает правду, чтобы предсказывать будущее[59].


Против тех, кто отрицает справедливость суждений астрономии и отвергает ее, не зная ее достоинств, считая ее невыгодной
Глава VIII

Иное дело, когда некоторые говорят, что нет никакого толка в суждениях астрономии, потому что они не видят здесь никаких денежных выгод. Они пытаются понять, даст ли это какие-нибудь преимущества подобного рода, в каких случаях и каким образом. [Не находя таковых|, они говорят, что эта наука бесполезна. Мне кажется, что таким людям следует отвечать так: они не заботятся о зерне, а только о

мякине. Ведь наука по отношению к деньгам — то же, что и зерно по отношению к мякине. Говорящие, что богатство предпочтительнее науки предсказательной астрономии, показывают лишь, что для них нет ничего более важного, чем накопление денег, которые легко потерять. Они же говорят, что тот, кто купается в богатстве, ни в чем не нуждается. Если он не мудрец, он от этого не страдает. Они говорят, что благополучие стерпит и глупость и что богатому дураку не нужна наука, они не задумываются над собственными ошибками и не знают, что их неудач можно было избежать.

Все, что подвергается изучению, испытывается подобным. Так же, как наука испытывается наукой, а вещество — веществом, и я все время вижу, что плебей не признает ничего, кроме накопления денег; да и стоит ли удивляться, они же иногда видят мудрецов, как тех, что религиозны, так и прочих, кто верит в астрономию и медицину, так и в другие науки, но которые обращают внимание на тех, чьи мнения, если их рассмотреть подробно, могут быть, по-моему, опровегнуты. Наука является не более достойна в сравнении с деньгами, а деньги — не более низменны в сравнении с наукой. Деньги могут быть у мудреца, глупца, лентяя, праведника, скромного и слабого, а также у человека, слывущего ни на что негодным. Таким образом, деньги сами по себе ничего не значат, и о любом негодяе или дураке, имеющем деньги, нельзя сказать ничего иного, кроме того, что они хранят деньги для кого-то другого. Деньги даются не в соответствии с силой, потому что мы знаем сильных людей, как испытывающих недостаток в деньгах, так и буквально купающихся в них. Почему так происходит, говорится далее, при рассмотрении суждений, или, по-видимому, в Трактате о врожденных качествах[60].

Нет ничего, что могло бы прославить человека, не имеющего поддержки вышестоящих, кроме мудрости. Великодушие[61] не сможет полностью облагородить человека, если у него нет денег, потому что великодушный человек не полностью может показать величие своей души, если ему нечего дать другим. Состоятельный человек, но не обладающий великодушием и волей делать добро, не может показать свое благосостояние, потому что его сердце не позволит ему творить добро. Таким образом, его деньги являются зарытым сокровищем. Но Наука — это единственная вещь, которая может облагородить человека, не имеющего поддержки вышестоящих. И поэтому наука ценнее любой другой принадлежности[62], и если человека не восхваляют ни за что иное, его восхваляют за ученость, потому что он может лишиться всего, но не своих знаний. Никто не выбирает науку ради силы, или ради слабости, или ради [своего] народа, или ради богатства, но богатство может быть выбрано само по себе. Тем не менее истинно мудрый человек не заботится обо всех этих преходящих вещах, которые могут быть отняты у него, потому что все они преходящи. Таким образом, мудрецу нет дела до всего этого, потому что его хвалят не за мудрость, разум, осторожность и познание вещей, делающих человека возвышеннее душой. Человек выше других животных, только благодаря мудрости, философии и пониманию всего того[63], что не понятно другим животным, и благодаря наличию в самом человеке таких орудий, как здравый смысл и рациональность[64]; это и мудрость, и способность распознавания предметов; и большей частью это выражается в познании того, что было, есть и будет. И наука — это такое привходящее качество[65], которое, чем больше оно в человеке, тем больше удаляет его от остальных животных; и по этой причине, являющейся сутью познания, человек становится благороднее и достойнее, а также благодаря благоразумию и познанию того, что было, есть и будет. Чем меньше в человеке мудрости, тем больше он удаляется от здравого смысла и тем больше уподобляется он скотам. И он может быть ничуть не благороднее и не достойнее других животных, если бы не благоразумие и философия; этому нс поможет материальное благополучие[66]; но благодаря материальному благополучию, человек сможет жить без хлопот. Однако дело не в том, чтобы жить, жить истинно праведно, почему Сенека и сказал; “Смерть становится ближе, когда нет писем, и я жил на человеческих похоронах”. Если бы человек не был мудр, он бы не многим отличатся от других животных, потому что животные могут состязаться с человеком во всем, кроме мудрости. Они так же, как и люди, живут, едят, некоторые пьют, некоторые и пьют, и едят, они размножаются, рождаются, растут, мужают, слабеют, стареют и умирают. Таким образом, мудрость, познание и разум отличают человека от других животных. И если то, что возвышает человека, — мудрость, то более достойная, благородная и возвышенная мудрость[67] та, которая возвысит человека, сделает его благороднее, достойнее и умнее; и это наука о будущем, которое можно узнать не иначе, как с помощью науки звезд. Следовательно, наука о звездах выше других наук, кроме Первичной Философии; однако и ту познать либо овладеть ею в совершенстве можно только с помощью науки о звездах.


Против тех, кто сказал, что наука о звездах не полезна, а скорее вредна, потому что она порождает печаль и тревогу у тех, кто может предвидеть будущее, поскольку они страдают от причин, еще не столкнувшись с препятствиями
Глава IX

Иное дело, когда говорят, что суждения звезд ничего не стоят, что они бесполезны, а то и вредны, и хотя сама наука истинна и суждения ее истинны, все-таки она скорее вредна, чем полезна. Эго так потому, что если беда, которая суждена кому-либо, станет известна ему заранее, она опечалит его до времени, когда это несчастье должно произойти. И потом, вовсе не годится, чтобы он сожалел, или печалился, или горевал. Не сможет астролог и предотвратить то, что должно произойти согласно звездам; и даже если бы он мог это сделать, он не сможет уменьшить раздражение и тревогу в том человеке, с которым должно случиться нечто неприятное, до того самого часа, когда это должно произойти.

На это мы можем ответить уже известным образом, а именно: такие люди не знают, что говорят, ибо они, похоже, пренебрегают тем достоинством и той пользой, которые можно извлечь из такого знания, потому что, если бы они знали, они не говорили бы так. Если бы на самом деле какому-то человеку угрожало нечто неприятное, что должно произойти с ним согласно звездам, и он предвидел бы это заранее, он бы знал, какого рода эта неприятность и смог бы противостоять ей. Действительно, в сочинении Centiloquium[68] Птолемей утверждает, что лучший астролог предотвратит много бед, которые должны произойти согласно звездам. Происшествия в будущем могут быть или всеобщими, или индивидуальными; всеобщие — это такие, как зима, лето, тепло, холод; расстройства атмосферы, такие как дождь, снег, град; поветрия, такие как смертность, голод, неурожай, изобилие плодов земных и тому подобное. Среди этих всеобщих происшествий кое-что известно мудрым, кое-что — не только мудрым, но и даже обычным людям. Мудрые знают их в результате своих усилий, а именно благодаря науке о звездах. Миряне и другие люди, неопытные в этом искусстве, знают, что что-то будет, по собственному опыту[69], они сами наблюдали нечто подобное в своей жизни и слышали о таком же от тех, кто жил раньше. В самом деле, они видели, что в областях, где горизонт обращен к северу, становится холоднее, когда входят Близнецы, и так до тех пор пока она не войдет[70] в Деву, хотя этот период может отличаться в большую или меньшую сторону в других местах. Таким образом, летом, когда они замечают, что тепло, они говорят, что тогда-то и тогда-то будет холодно; будет снег; будет дождь, ветер и тому подобное. Тогда они запасаются зерном, вином, дровами, одеждой и всем необходимым, чтобы суметь преодолеть все невзгоды этого периода. Те, у кого нет жилищ, стараются построить их, чтобы укрыться в них от дождя, снега и всяких невзгод, которые, если бы они не видели их раньше и не обезопасили себя своими приготовлениями, могли бы стать причиной их уничтожения. Отсюда следует утверждение, что предвидение будущего важно.

Подобным образом люди из такого же опыта знают, когда приходит время сеять, чтобы в будущем можно было пожинать плоды, дабы они могли проводить жизнь в соответствии с различными свойствами разных дел. И действительно, деревья сажают в такое время, которое было замечено, как подходящее для данного вида. И не сажают растения или семена в течение всего года равномерно, как не сажают повсюду в одно и то же время.

Некоторые растения в одно время года высаживают или высевают больше, чем в другое; одним способом в Испании, другим — в Англии, третьим — в Ломбардии, еще каким-то в Румынии, совсем иным — в Апулии, в Азии по-другому, иначе и в Эфиопии, и в Альпах или на равнинах, по-разному зимой или летом; в то время, которое удобно для них и в которое надеются, что от них будет польза. И в соответствии с различными местностями и различным характером местности, опытные люди предвидят все это, так что ошибаются они крайне редко. Следовательно, способность предугадывать будущее является полезной.

Но когда некоторые из этих одетых в туники дураков преуспели, среди них был один, который говорил, что все это происходит вовсе не из-за планет; с такими людьми бесполезно спорить, ибо они не задумываются о том, что в любой области или местности становится теплее из-за близости Солнца и холоднее с удалением от нее Солнца. По причине чрезмерной близости к Солнцу наступает засуха, а по причине чрезмерного удаления становится холодно. Ведь знают же они, что отдельные семена и растения не следует сажать или сеять при сильных жаре или холоде, и пользуются этими знаниями, потому что им давно известно, как это бывает. Это они знают по собственному долгому опыту и этим пользуются. А если бы они не знали подходящего времени для таких дел, то потеряли бы и свои деньги, и свое время напрасно.

Некоторые явления, происходящие одинаково для любого климата и в любой местности, можно предотвратить, некоторые — нельзя. Однако их последствия определенным образом можно уменьшить или изменить их так, чтобы те, кто может их предугадать, извлекли из них пользу.

Невозможно знать обо всем, кроме как с помощью этой науки. Хотя кое-что может быть известно благодаря опыту медицины, все же, как говорит Гиппократ в своих “Афоризмах” “То, что известно астрологам, не может быть предугадано простым человеком”[71]. Таковых множество: эпидемии, голод, бесплодие, нищета, дряхлость, смертность (как разумных существ, так и животных), дождь, снег, град, холод, жара, и так далее. Астролог, который умеет предвидеть их, может обезопасить себя. Таким образом, способность предвидеть будущее является полезной, а не вредной. Неизвестное зло неизбежно. Известного зла, предвиденного заранее, особенно задолго, можно избежать. К примеру, если кто-то предвидит, что зерно подорожает, сможет закупить его для себя, когда оно будет дешево, и хранить его столько, сколько ему будет выгодно. То же самое касается вина, масла и других продуктов. Если кто-то предвидит, что будет мор в каком-то месте или при какой-то погоде, он сможет сняться и уехать в другое место, где не будет угрозы чумы в это время. Если он предвидит, что будет болезнь в каком-то месте, он сможет противостоять причине, чреватой болезнью или отправиться в другое место, чтобы там переждать в безопасности; таким образом, знание будущего является причиной здоровья для того, кто предвидит опасность, и уклонением от нее.

Подобным образом если кто-то видит, что собирается дождь, то сможет добраться до дома прежде, чем дождь начнется, или укрыться в месте, где дождь не вымочит его до нитки. Или же если кто-то, плывя в море, увидит,

что крепчает ветер или надвигается буря, то успеет укрыться в порту, где он будет в безопасности, чтобы не пострадать от кораблекрушения, или же совсем отложит свой выход в море, пока не пройдет сомнительный период. Точно так же если вопрос касается больного человека или же если астролог сумеет распознать начало болезни, то потом он сможет узнать, оправится ли больной от болезни или же умрет. Если бы он мог предвидеть смерть, то смог бы ее предсказать больному. И если, окажется, что больной не поверит в то, что умрет, то он не покается и не признается в своих грехах. А Господь наш Иисус Христос подготовит ему место в грядущей жизни, то есть в неосознаваемой [нами] жизни. Он сможет составить завещание, привести в порядок свой дом и свои вещи и разобраться со своими кредиторами и должниками. Если он не сумеет сделать этого, то у потомков его или наследников его добра могут быть неприятности, его добро может достаться тем, кому он не хотел бы его отдать, и не достанется тем, кому он бы хотел его отдать; тогда его будут проклинать и ненавидеть после его смерти. Ибо человек среди своих наследников одного почитает больше, чем других; иногда это наследник мужского пола, а не женского; иногда — внебрачный ребенок, а не законный.

Так же, если кто-то выйдет в море, а астролог не составил для него предсказания, то будущая буря может стать для него причиной опасности; таким образом, хорошо и полезно знать будущее и грозящее зло, и горе тому, кто этим пренебрегает. Следовательно, можно определить как эти, так и многие иные причины, потому что весьма полезно знать то, что произойдет впоследствии.

Подобным образом, весьма полезно знать будущее некоторых частностей. Так что если известно рождение[72]некоторого человека или у него есть общий или частный вопрос[73] о чем-либо, о чем он хочет узнать, то вы или другой астролог сможете увидеть, что произойдет с ним в отношении данною предмета. Откуда, если ранение грозит ему, то он сможет его избежать. Если обещано здоровье, он сможет его получить, и это будет для него полезно. А если вы можете определить по каким-то из его годовых возвращений[74], что ему грозит опасность, то он сможет спастись, так что если вам придется делать предсказание, то в случае болезни вы сможете указать ее причину, и человек, видя ее, изменит свою природу так, чтобы нейтрализовать эту причину. [Вы также увидите], какого рода болезнь с ним случиться, и когда придет время этой немощи, она либо не наступит, а если наступит, то не так сильно повредит ему. Если же он не побережется, болезнь может победить его и даже может стать причиной его смерти; или же болезнь может стать хронической, и он в конце концов умрет. Если же речь пойдет о смерти, астролог может предсказать, в каком году она произойдет[75]. Таким образом, больной может привести в порядок свои дела, как уже было сказано. Вполне возможно, что человек, захваченный внезапной или неожиданной смертью, не успевает распорядиться своими делами, как духовными, так и текущими. Если может случиться болезнь или смерть брата или сыновей, или отца, или матери, он сможет на свой лад противостоять им. Если возможна смерть животных, и они у него есть все равно крупные[76] или мелкие[77], то он сможет увезти их, прежде чем начнется мор и таким образом не потеряет ни одного. Эти примеры поясняют значение различных домов.

Подобным образом, случись кому задать вопрос, опасаясь, что враг нанесет ему удар, вы сможете предсказать ему, нападет ли на него [враг] и сможет [ли] он защититься от него с помощью друзей и войска и тому подобного так, что он, возможно, отразит врага. Если бы он не поберегся заранее, то мог быть убит врагом или стать жертвой его злодеяний[78]. Эти и многие другие особые случаи, происходящие порой с людьми, могут быть подвергнуты анализу, и это полезно, а вовсе не должно быть осуждаемо, как пожелали сказать некоторые. Точно так же, как опыт врачей, когда они видят ухудшение воздуха при изменении его состояния из одного в другое, они предвидят по преобладанию какого-либо ветра или усилению дождей, или по какому-то другому признаку, что надвигается бедствие такое, как малярия, острые головные боли, ухудшение слуха, воспаление глаз и тому подобное; и тогда люди смогут запастись лекарствами, диетическими продуктами и всеми вышеназванными средствами для изгнания этих пагубных напастей[79]. Если бы они не предохранялись от такого заранее, они, вероятно, подверглись бы болезням, мору и тому подобному. Поэтому врачи и даже простые люди, видя что жара усиливается летом, открывали себя весной для воздействия горячих типов влаги,[80] и они вытягивали их с помощью лекарств, чтобы летняя жара не усилила остроту проявления и чтобы она не стала причиной смертельной болезни. Таким образом, знание того, что случится в будущем, весьма полезно. Потому что, как опытный врач может уберечь людские тела от вышеупомянутых угрожающих смертью болезней, так и астролог может предотвратить многое, что должно произойти согласно указаниям звезд, которые, если бы не были известны, могли бы стать причиной многих неприятностей, сопутствующих человеку. И отсюда явствует, что наука о звездах весьма полезна, а вовсе не вредна. И тогда те, кто желают знать истину, открыто могут признать, что так же, как астролог способен предвидеть происшествия в будущем, он может знать и сказать, каким образом можно избежать грозящей опасности.

Знание будущего полезно по двум причинам. Во-первых, несомненно, если человек знает, что с ним случится беда, он может либо полностью избежать ее, либо успешно уменьшить ее последствия отчасти. А если предстоит что-то приятное, что доставит ему радость, то он будет счастлив с того часа, как узнает об этом, и до тех пор, пока это не произойдет. Если же он не будет знать о том, возможно, он будет печалиться и огорчаться, утомлять и себя, и своих друзей [своими переживаниями] и тратить свое добро, пытаясь заполучить то, что и так достанется ему, когда наступит должное время.

Но некоторые возражают против этого, говоря, что знание некоторых вещей несет сожаление и скорбь после того, как они сбудутся, потому что человеку, может быть, больше не на что надеяться. Такому человеку, поскольку он удален от пути истины, следует сказать, что и в самом деле правда, что после того, как что-то желанное сбудется, может наступить сожаление, но ведь не хорошо было бы, если бы кто-то все время наслаждался приятным, поскольку даже самое приятное не длится вечно. Человек не печалится, получив желаемое. На самом деле это успокаивает его, потому что он получил то, что хотел. Ибо, если бы всегда после получения желаемого он печалился, тогда не должен бы он был радоваться ничему приятному. Более того, человека не должны были бы радовать ни объятия красавицы, ни праздничное настроение, ни ценные предметы, ни прекрасная одежда, ни звуки музыки, ни дорогие вещи”, ни что-либо иное, доставляющее человеку естественное наслаждение, чему дблжно бы радоваться, потому что все эти удовольствия не длятся вечно. Однако совершенная радость наступает тогда, когда разум спокоен и удовлетворен тем, чего он желал. До того, как он это получит, радости нет, есть только надежда на исполнение желаемого. На самом деле радость и надежда — не одно и то же, как не одно и то же страх и сожаление, потому что надежда и страх — это потенции, тогда как сожаление и радость связаны с реалиями.


Против тех, кто говорит, что в суждениях по звездам нет ничего стоящего, как и в решениях о выборе, потому что один и тот же выбор может сделать и враг, и тот, кому нужно сделать выбор
Глава X

Иное дело, когда говорят, что в суждениях по звездам нет ничего стоящего, как и при выборе, который делают астрологи согласно положениям астрономии. Ничего удивительного нет в таких словах, потому что они не видят истины; и в некотором смысле то, что они говорят, может показаться справедливым. Похоже, что такое утверждение как бы охватывает другие и кажется более весомым, чем все вышерассмотренные темы; и никому не приходит в голову, что на это утверждение могут найтись возражения и оно может быть оспорено. Конечно, кажется, что если что-то невозможно, то возможно другое, то есть вроде бы все обстоит так, как они говорят. Более того, они говорят, что если вы выбираете время для армии, вы говорите кверенту, что если он начнет наступление в такой-то час при таком-то восходящем знаке, то он одолеет врага. Но если противник двинет свою армию в тот же самый час, при том же Асценденте, то кто одолеет в этом случае? Вы можете ответить им, что [одолеет] человек, который сильнее и у которого больше войско, но эти [люди,] умаляющие достоинства астрологии говорят: кто же одолеет, если у обоих одинаковые по численности и по мощи армии, с одинаковым вооружением и пехотой? Скажите, что [одолеет] тот, кто более искусно управляет своим войском. Они скажут: оба управляют своими армиями одинаково искусно; кто же одолеет? Тогда вы скажите, что тот полководец, который родился ночью. Они скажут: оба родились ночью; кто одолеет? Скажите, что победит та армия, которая первой вступит в битву, а они будут говорить, что обе армии одновременно начнут сражение; [тогда] кто же одолеет? А вы скажите, что [это будет] тот, кто двинется с востока на запад или с севера на юг, а тот, кто двинется с запада на восток или с юга на север, будет погублен. Тогда они станут говорить совершенно невозможные вещи, а именно: что обе армии двинутся с востока на запад или с севера на юг; кто же победит? На это вы должны ответить, что вы не станете говорить с такими дураками, ведь невозможно, чтобы две противостоящих друг другу враждебных армии двинулись в сражение друг с другом из одного и того же места и в одно и то же время, но каким-то образом восточнее, или западнее, или севернее, или южнее. Но уж такие они глупцы и богохульники, что считают, что обе армии могут одновременно двигаться с востока, запада, севера или юга, что не кажется возможным, и им следует сказать, что они предполагают вещь невиданную и неслыханную — чтобы обе противостоящие армии держались в одном месте, когда одна [армия] начнет выступление против другой. Это столь же невозможно, как то, что небо падает. Но скажите им, что предполагается, будто небо упадет, тогда как звезды останутся на небесах; и если случится так, что небо упадет, то разве не погибнет тогда земля? Если предполагать, что ослы могут летать, то хищник не лишится своей способности летать. Однако, чтобы они не смогли сказать, будто ваш ответ неудачен, вы можете ответить им так, чтобы им больше нечего было сказать, а именно: что вы прекращаете вопросы, осуждения и богохульства и что вы можете сказать, что одолеет тот, которого поддерживает Часть Фортуны, а тот, чей тыл направлен к западу или примыкающим к нему местам, и тот, кто держит свое лицо к востоку или же тыл к югу или к тесно примыкающим к нему частям, и тот, чье лицо будет направлено к северу, будут побеждены. Тот же, чей тыл будет направлен к востоку или частям, тесно примыкающим к нему, а лицо — к западу или же тыл к северу, а лицо к югу или частям, тесно примыкающим к нему, победит. Таким образом перерезаются и удаляются все пути богохульников и злодеев. Если же вновь начнут говорить, что Часть Фортуны поддерживает того, чей тыл направлен к югу или к западу, скажите, что тот, на чьей стороне Часть Фортуны[81], [победит], и тогда они перестанут выдвигать возражения, которые, хотя и кажутся значительными, совершенно не существенны.

Возможно, что некоторые глупцы неразумно будут приставать к вам, говоря: “Как же это вы, будучи астрологом, позволяете, чтобы с вами случались всякие неприятности? Раз уж вы знаете столько, вам следовало бы знать и то, что случится с вами”. На это мы отвечаем, что они числят среди суждений и события, которые происходят случайно в почти незаметные промежутки времени: например, колючка вонзается в ногу, и нога отдергивается, а человек падает, а так же примеры случайных происшествий; здесь никакое мастерство не поможет, потому что суждение не составляется для таких дел, которые человек не может обдумать, прежде чем они произойдут. Эти события, в отношении которых их скоротечность не оставляет времени для размышлений, нельзя считать подлежащими прилежному рассмотрению и предостережению мудрых; потому что в таких случайностях не помогают ни искусство, ни природа, как они полагают[82].


Против тех, которые вообще считают, что астрологии нет; демонстрация ее существования и ее природы
Глава XI

Я сказал, что буду говорить о суждениях астрономии, учитывая все, что представляется имеющим отношение к суждению. Я упомянул об этом в начале данной работы. Теперь, кажется, настал подходящий момент поговорить о том, что такое астрономия, согласно определению мудрых, чтобы показать всем, говорящим, что астрономия — это ерунда, чтобы они смогли ясно увидеть, что астрономия — нечто полезное, истинное, естественное и  хорошее[83]. И в самом деле, ничто основанное на естественных понятиях, соответствующее закону, не может быть названо злодейским или бесполезным, или лживым, или неистинным.

По определению некоторых мудрецов, астрономия — это звездные правила Правило — это точное упорядочение, ясно провозглашающее : оно есть то, что есть, согласно своей внутренней правде. Не то, что правда подчиняется правилу, а из правды рождается правило. Адвокат, однако, не меняя мнения, может сказать: “Правило — это ситуация, которая есть”. Кратко он поясняет: “Не то, что закон возникает из правила, но что осуществление закона и есть правило”.

Некоторые, чьи мнения не сильно отличаются от приведенного, определяют ее таким образом: Астрономия — это наука, с помощью которой дается знание не только настоящего, но даже прошлого и будущего. Есть и другое определение, согласно двум составным частям или двум ее видам, говоря кратко, созерцательной и практической[84], то есть астрологии и астрономии. Я скажу, как отличать эти две части. Астрология[85], созерцательная часть или вид, — это наука о величинах подвижных предметов, которая с помощью определенных методов исследует пути звезд и их появление вокруг друг друга и вокруг Земли. Эта часть, именуемая астрологией, в свою очередь, делится на три части: первая часть изучает количество небесных тел и их форму, их расположение во Вселенной, их размеры, положения [на небе], соотношения и величины расстояний между ними. Вторая часть изучает все движения наднебесных тел: то, как много их, и то, что все их движения круговые, то, какие из них могут сообщаться со всеми другими звездами, а какие лишь с ближайшими, то, сколько видов движения у них есть и к каким сторонам, коих шесть, они движутся: вперед, назад (из-за чего эти виды движения получили названия прямого и ретроградного), вверх, вниз, вправо и влево. Кроме того, известны еще шесть видов движения, хотя их астролог не рассматривает: возникновение и уничтожение, увеличение и уменьшение, превращение и перемещение. Некоторые считают, что превращение не является движением[86], когда оно и подобные изменения случаются в отношении аспектов и соединений. Третья часть исследует, какие части земли обитаемы, изучает семь разновидностей климата и  изменение долготы дня и ночи в различных местностях[87].


Что такое астрономия: практическая часть
Глава XII

Второй же частью этой науки является астрономия, называемая практической частью, хотя часто названия “астрономия” и “астрология” путают. В этом отношении правомочны вопросы: “Что такое астрономия? Каковы ее разновидности? Каковы ее обязанности? Какова ее цель? Какими инструментами она пользуется? Кто владеет этим искусством? Почему оно так называется? В каком порядке его изучают?”. Определение ее было дано выше. Но определяют ее и по-другому, говоря: “Астрономия — это наука, которая описывает пути звезд и их положение, согласно мнению тех, кто имеет опыт[88], и описывает знание времени событий вышеупомянутым способом”.

Сверх того, любую из этих частей можно узнать по ее определению или тому, что она такое[89]; род [астрономии] — это такой [ее вид], который наиболее подходящим образом отвечает на предложенный вопрос, составляя суждение в соответствии с положением планет и знаков и согласно их природе[90].

Более того, существует множество других наук, дающих суждения по предложенным вопросам в соответствии со своими особенностями. Например, геомантика, в которой суждения составляются по земле, а также другими подходящими способами[91], гидромантика — по воде, аэромантика — по воздуху, пиромантика — по огню, хиромантия — по руке, как это утверждает Аристотель в своей книге о животных[92], спатуламантика — по лопаткам некоторых животных. И существует еще много разных методов, которыми пользовались авгуры, таких, как голоса некоторых животных или песни, или крики некоторых птиц, либо речи и выступления какого-то короля, а также много иных видов искусства [угадывать], на которые ссылаются разные источники, но о которых мы теперь ничего не можем сказать[93]. Наше же искусство, а именно астрономия, со всеми своими составляющими и особенностями, куда более ценно, чем все другие, поскольку оно по расположению самых возвышенных созданий — наднебесных тел устанавливает прошедшее, настоящее и будущее земных существ. С этим согласны все философы. Ибо Альфарабий[94] говорит об этой науке: “Астрономия — это наука, изучающая значения звезд, а именно то, что звезды означают относительно происходящего в прошлом, настоящем и будущем”. Материалом или предметом изучения является сама значимость, как уже было сказано.

В этой науке четыре части или разновидности. Первая часть рассматривает положение и форму вселенной и круги небес. Вторая имеет дело с траекториями или движениями планет и других звезд. Третья часть — с восходящими и заходящими знаками[95]. Четвертая часть изучает затмения Солнца, Луны и других планет[96]. Почти все достоинства астрономии основываются на этих частях. Делится она на два вида: а именно численный, или расчетный, поскольку зависит он от первонауки, или математики, то есть арифметики, которая превыше других теоретических[97]наук, потому что все другие математические науки опираются на нее, а она в них нс нуждается. Другой вид астрономии — это юдиниарный[98]. Вычисления и числа кружатся вокруг определения или понимания таблиц[99], а суждение кружится вокруг времен, мест, знаков, положений планет и их аспектов и тому подобного, а также то, что может произойти из этого. Обязанность этого вида астрономии — наблюдения прохождения и соединений с другими звездами, их аспекты, углы и знаки, возвышающиеся или падающие в зависимости от них, в соответствии с упомянутым методом. Ее цель и польза — способность узнать истину, относительно прошлого, настоящего и будущего, составляя суждения согласно всему изложенному выше и исследуемому вопросу.

Эта наука использует множество инструментов: астролябию[100], квадрант, армиллярные сферы (armilla suspensoria[101] и прочие)[102], планисфера[103], curvisphaerium[104], statua plosica[105] и тому подобное. Знатока этой науки называют, если хотите, астрономом, если он называет свое искусство астрономией и созерцает закон звезд в соответствии с вышеупомянутым истолкованием. Я скажу вам, почему астрономия так называется. Потому что это название состоит из “astra” и “norma”, то есть правило[106]; следовательно, астрономия есть правило звезд, или же обычай звезд или действие звезд[107]. А различие между астрономией и астрологией таково: астрология, согласно истинной природе вещей, имеет целью умственное или научное познание. Астрономия же, согласно тем, кто верит [в нее], имеет целью практический эффект, то есть это scientia operative. В каком порядке следует преподавать такую науку? Некоторые утверждают, что ее следует преподавать прежде других отраслей математики, потому что она более возвышенна. Другие говорят, что ее следует изучать после арифметики, потому что она требует знать число. Третьи считают, что после арифметики и геометрии, потому что ей необходимы не только число, но и мера. Но я считаю, что сс следует преподавать после других отраслей математики, даже после музыки, а не только арифметики и геометрии, потому что необходимо знать гармонию так же, как число и меру.

О том, что эту науку не следует запрещать, поскольку ею пользовались святые отцы
Глава XIII

Занятия этим искусством не следует запрещать, оно достойно похвал, потому что святые отцы с давних пор пользовались им. Поэтому те, кто запрещает его, поступают дурно, особенно те, кто идет стезей Авраамовой или является его последователем[108]. Авраам действительно наставлял египтян и других, желавших знать, как пользоваться, в частности, астрологией времени, особенно Атланта, который превосходил остальных во всех известных в то время науках, так что его даже почитали как бога. Именно поэтому говорили, что Атлас[109] поддерживал небо, так как он знал о наднебесных телах больше всех, живших в те времена. И даже Сам Господь сказал Апостолам: “Пойдемте по дороге на Иудею”. А они сказали Ему: “Ведь Тебя ищут, чтобы побить камнями, а Ты идешь по дороге туда?” На что Он отвечает: “Разве не 12 часов в дне?”[110], как бы говоря, что есть часы хорошие и часы дурные, потому что в недобрый час у них будет злая воля по отношению к Нему, но этот час прошел. Теперь же наступил час добрый, и Он, зная это, ведал, что злые намерения уйдут из их сердец; Он хотел выбрать час, когда люди не нанесут Ему вреда. Отсюда очевидно, что Он пользовался элекциями, а вовсе не чернил астрологию, как это сегодня делают некоторые нс понимающие и злословящие люди[111]. Хотя уже было убедительно доказано выше, что много пользы и много хорошего может извлечь последователь из науки о звездах и ее суждений, так же, как и из предвидения того, что будет, и других применений, тем не менее находятся непроходимые глупцы такие, как этот лицемер Иоанн Викентии из ордена Проповедников[112], который сказал, что астрология — это не наука и не искусство, а всего лишь какое-то занятие, изобретенное теми, кто им занимается[113]. По-моему, им лучше отвечать так: они дураки, они ошибаются, они пострадают от собственной глупости и собственных ошибок. Всем ясно, что астрология — это наука и одно из Семи Свободных Искусств[114]. И хотя вкратце мы им ответили, мне не кажется, что можно пропустить доказательство того, что астрология есть искусство и теоретическая наука с достаточными и ясными основаниями, хотя строй ее и может показаться абсурдным.


Демонстрация того, что астрономия есть искусство и один из четырех разделов математики, настоящая теоретическая наука [115]
Глава XIV

То, что астрология является наукой, доказывается без всякого сомнения. Астрология — это наука о движущем потоке, вовлекающем в движение небесные тела, разумно пронаблюдав за ними в соответствии с тойственностъю времени[116]. Или же астрология — это наука, исследующая пути движения звезд, их внешний вид и фигуры, которые они образуют друг с другом и Землей доступными ей способами. Следовательно, с этой точки зрения, по определению астрология является наукой. Само слово “астрология” происходит от “астрос", то есть “звезда”, и “логос" — рассуждение[117], наука[118] или метод[119]. Следовательно, этимология названия или его истолкование говорят о том, что астрология является наукой. То же самое можно доказать и другим способом: все подобное, происходящее от первичных, истинно верных предметов, является наукой. Но у астрологии есть субстанциальное начало, свойство, или качество отличающее ее от других наук. Кроме того, все, что представляет собой собрание предписаний, направленных на достижение одной цели, является искусством или наукой. Астрология принадлежит к подобному роду. Следовательно, она есть искусство или же наука, что вполне убедительно показал Св. Августин, говоря: “Искусство — это правило, дающее причину и определенный способ действия и выражения”[120]. И действительно, все предписания астрономии имеют одну цель, а именно предугадать или осмыслить то, что есть, что было и что будет, и основная цель астрологии как раз складывается из таких предписаний. Как сказал Сенека: “Помнить прошлое, думать о настоящем и предвидеть будущее — невозможно следить за этими вещами должным образом, не будучи астрологом, ибо только он имеет все необходимое, чтобы осмыслить их, и только он один может их знать”. Кроме того, если астрология или астрономия не были бы искусством или наукой, то рухнула бы известная концепция семи свободных искусств, принятая повсюду. Их было бы шесть, а то и вовсе не стало бы, потому что если бы астрономия не была бы искусством или наукой, то и другие не были бы ими, что было бы совершенно неподобающе и весьма неприятно. Подобным же образом, поскольку астрономия, или астрология, считается четвертой частью квадривиума, если бы ее не было, то не было бы и квадривиума, ведь если уничтожается составная часть, уничтожается и целое, что было бы в высшей степени неподобающе. Далее, если бы не было квадривиума, то не было бы ни математики, ни теории, так как математика (по свидетельству философов) является третьей частью теории. А если нет теории, то нет и философии, что является дерзостью, вносит беспокойство[121] и вообще абсурдно. Следовательно, астрономия, в силу необходимости является наукой, поскольку если кто-то отрицает астрономию, он отрицает и знание так же, как и тот, кто, отрицая первопричину, отрицает свободу, о чем свидетельствует Аристотель во второй книге своей “Метафизики”. С такими людьми, желающими отрицать науки, не должно спорить, потому что они хуже скотов. Кроме того, поскольку Аристотель, Птолемей, Иафар, Ахэйдимон, Абу Ма’шар, Маш'аллах, Альмст, Атьфраган, Сабит, Иргис, Аомар, Доротей, аль-Кинди, Альбенат, Астафаз, Альмансор, Гали, Альбоали и многие другие мудрые мужи писали и обучали этой науке, астрология является наукой. Если бы она не походила на истину, она не была бы наукой, как ее называют столько великих мужей. Точно так же все, что устанавливает связь между причиной и следствием, допускается считать наукой, как утверждает Аристотель в книге “De Posterioribus”. Астролог показывает, что затмение происходит по причине, так сказать, взаиморасположения, и наоборот[122]. В большой степени и благодаря этому и многим иным случаям, ясно видно, что астрология — это наука[123].

Здесь заканчивается первый трактат, подтверждающий достоинства этой науки.


ВТОРОЙ ТРАКТАТ


Часть I
О делении круга знаков и об их сущности[124], и о том, как они располагаются и в каком порядке, и о том, почему их двенадцать, ни больше и ни меньше, и о том, почему они так называются, и обо всем, что с этим связано

Далее я буду говорить о предметах, полезных в данной работе, вслед за моими высокочтимыми предшественниками, учитывая их мнение, а именно мнение Птолемея, Гермеса, Иафара, Сабита, Альхабита, аль-Хайата, аль-Кинди, Алензедегоза, Маш'аллаха, Адилы, Иергиса, Альбената, Аардимона, Арсстали и других, занимавшихся этой наукой; добавляя то, что мне может показаться полезным для стройности изложения, если Господь дарует мне способность об этом вспомнить.


О делении круга знаков и о том, что знаков только двенадцать — ни больше, ни меньше
Глава I

Знаю, что круг знаков разделен на 12 равных частей, каждая из которых называется знаком. Первому из них дано название Овен. Второму — Телец. Третьему — Близнецы. Четвертому — Рак. Пятому — Лев. Шестому — Дева. Седьмому — Весы. Восьмому — Скорпион. Девятому — Стрелец. Десятому — Козерог. Одиннадцатому — Водолей. Двенадцатому — Рыбы.

Но можно задать вопрос: а почему знаков только двенадцать? Можно назвать множество причин, почему знаков двенадцать, а не больше или не меньше. Одна из них (хотя не самая весомая) в том, что число 12 более совершенно среди других чисел, не превышающих его[125], и получается в результате перемножения составляющих его частей. Ибо в себе оно содержит больше упорядоченных делителей[126], чем любое другое число[127]. Оно получается при умножении тройки на четверку и четверки на тройку, а также двойки на шестерку и шестерки на двойку и этими составляющими частями оно может быть разделено многими способами[128].

Есть и другая причина, не менее убедительная, чем приведенная выше, о которой говорили Арастеллус, Абу Ма’шар и Аэйдемон, которым ни один философ не осмелится противоречить, а именно та, что все тела из четырех элементов: огня, воздуха, воды и земли, и простейших качеств[129], и все отдельные части (мира] состоят из вышеупомянутых четырех элементов. И в каждом из этих четырех можно выделить три части, а именно: начало, середину и конец, а произведение четырех и трех дает двенадцать[130].

Знаки неуничтожаемы, но они уничтожают элементы. Четыре элемента исчезают под действием непрерывного вращения знаков и планет. Иначе элементы исчезли бы[131]. Они бы оставались такими, какими и были изначально, если бы их не уничтожали звезды и их вращение[132]. Вращение звезд вокруг элементов уничтожает их, и они в свою очередь уничтожают друг друга. Более благородные, активные элементы уничтожают менее благородные, пассивные элементы. Это объясняет порядок, в котором элементы окружают друг друга. В этом причина возникновения отдельных предметов любого рода. Знаки подразделяются в соответствии с числом четырех элементов, потому что из-за четырех элементов, обладающих четырьмя разными природами, или качествами, возникает и дюжина знаков, потому что один из элементов — огонь — горяч и сух; другой — воздух — горяч и влажен; третий — вода — холоден и влажен; последний — земля — холодна и суха.

И хотя элементы называются смешанными[133], тем не менее каждый из них имеет одно единственное свойство[134].

Свойство огня — тепло; воздуха — влажность; воды — прохлада; свойство земли — сухость. Поэтому удобно рассматривать знаки в соответствии с этими четырьмя различиями, которые они налагают на низшие предметы, то есть соответствующие горячему и сухому, горячему и влажному, холодному и влажному, холодному и сухому; поэтому три |знака] считаются огненными (знаками Огня), это Овен, Лев и Стрелец. Другие три знака считаются земными (знаками Земли), это Телец, Дева и Козерог. Следующие три — воздушные: Близнецы, Весы и Водолей. [Наконец], оставшиеся три называются водными, это Рак, Скорпион и Рыбы[135].

И таким образом, было обнаружено, что знаков может быть только двенадцать, ни больше, ни меньше. Их не может быть больше, потому что каждый из них действует повсюду на четыре элемента и воздействует на соответствующий элемент согласно трем состояниям бытия, которые суть начало, середина и конец. Таким образом, состояний бытия при действии знаков в каждом элементе три, а элементов четыре. Следовательно, знаков должно быть 12, ни больше, ни меньше. Овен, Лев и Стрелец, таким образом, получили название огненных знаков. Телец, Дева и Козерог — земные знаки. Близнецы, Весы и Водолей — воздушные знаки. Рак, Скорпион и Рыбы — водные знаки[136].


Как знаки воздействуют на стихии и на какие стихии воздействует каждый знак
Глава II

В предыдущей главе было сказано, что знаки воздействуют на элементы. Теперь в этой главе следует рассказать, на какие элементы действует каждый знак и каким образом. Ибо и Овен, и Лев, и Стрелец, будучи огненными знаками, воздействуют на стихию Огня, но по-разному.

Относительно знаков Огня[137]

Об Овне. Поскольку Овен воздействует на элемент огня, запечатлевая в нем умеренный жар и сухость, что является причиной того, как эта умеренность становится началом естественного движения[138] индивидуальности любого рода, а именно вынуждая одно животное [пребывать| с другим, так что индивиды одного вида зарождаются от других индивидов того же вида таким образом, чтобы вид сохранялся через преемственность. Так потому, что вид не может сохранять себя в течение сколь угодно долгого периода времени только через одних и тех же индивидов, поскольку они не могут продлевать {долготу] своей жизни. И тогда [вид] будет уничтожен и погибнет, если он не сумеет сохранить себя в потомстве. И поэтому Овен считается началом естественного движения, приводящего к прорастанию семени, заставляющего деревья цвести, выпускать листья и ветви, плодоносить, а траву и семена — прозябнуть, вырасти и размножиться, побуждающего все овощи расти и увеличиваться в размерах. Таким образом, это первый вид существования[139], каким дозволено действовать огненным знакам и каким они на самом деле воздействуют на огненную стихию.

О Льве. Лев воздействует на Огонь, внося в него непомерный жар и сухость, так что эта неумеренность приводит к началу естественного движения, которое создаст помехи плодам и листве деревьев и трав, заставляя их стремиться к [их) гибели, потому что они созрели. Зрелость — род разрушения, поскольку немногие семена могут прорасти тогда[140] и немногие овощи наливаются или вырастают в это время; и мало кто из животных [из-за] недостатка желания склонны двигаться ради продления своего рода или ради самосохранения. И действительно, некоторые животные начинают прятаться и почти исчезают из видимости, когда Лев совершает свою работу над огненной стихией; происходит падение семян и их потери, созревают и поспевают плоды многих деревьев; и тому подобное [происходит] в результате влияния Льва на огненную стихию; это второй способ воздействия огненных знаков на элемент Огня.

О Стрельце. Стрелец воздействует на огненную стихию, запечатлеваясь в ее жаре и сухости далеко от всякой умеренности[141]. В самом деле, в этом причина гибели семян и трав, окончания листопада и гибели листвы деревьев, теряющих листья зимой, и [это является причиной] трудностей, испытываемых многими животными, того, что многие виды животных прячутся[142], и их гибели; они не осмеливаются показываться на поверхности земли. И это третий способ того, как огненные знаки воздействуют на элемент Огня. И это и есть три способа, которыми знаки воздействуют на элементы.

Все происходит в соответствии с этим порядком, до тех пор пока это касается естественного значения знаков и планет, и в результате этого, поскольку высшие тела воздействуют на элементы (что более или менее очевидно в разное время и в разных местах), [происходят все изменения в природе), и хотя естественные соображения[143]могут оказаться и иными, чем эти, причина всегда будет одной и той же.


Относительно земных знаков и в первую очередь относительно Тельца

Телец, Дева и Козерог, являющиеся земными знаками, воздействуют на элемент Земли, но различным образом. Телец воздействует на Землю, запечатлевая в ней умеренную холодность и сухость, то есть совсем немного или вовсе не препятствующие, так что в этой умеренности происходит расцвет многих разумных предметов, то есть обоего рода, рост растений и тому подобное.

О Деве. Дева воздействует на элемент Земли, запечатлевая в нем холод и сухость менее умеренно и ближе к разрушению, так что из-за этого воздействия происходит естественное движение, в результате которого овощи претерпевают порчу и убыль, травы перестают расти, а листья деревьев опадают и засыхают. Однако еще не столь холодно и не столь далеко от умеренности что, хотя кое-что умирает и гибнет, тем не менее зарождаются другие предметы, прорастают некоторые семена, вновь рождаются некоторые травы, растут и т.д.

О Козероге. Козерог воздействует на элементы Земли, запечатлевая в ней неумеренные холод и сухость, губительные и уничтожающие все, и что-либо с трудом зарождается в это время. Животные, родившиеся в это время, очень малы и обычно это одомашненные животные, потому что только для домашних животных есть пища. В природе не происходит никакого движения, вроде появления травы, роста ветвей и цветов на деревьях, разве только случайно, семена не прорастают и т.п.


О воздушных знаках и в первую очередь о Близнецах

Близнецы, Весы и Водолей воздействуют на элемент Воздуха, но различным образом. Близнецы воздействуют на элемент Воздуха, запечатлевая в нем умеренные тепло и влажность, усиливающие природу, всякие запахи и ароматы. Они усиливают природное тепло и умеренность воздуха, которыми наслаждаются индивиды, и заставляют прорастать некоторые семена и т.п.

О Весах. Весы воздействуют на воздушную стихию, неумеренно внося в нес тепло и влажность, сгущая ее и уплотняя, тем самым смешивая и неся вред различным индивидам, семенам, травам, ветвям деревьев и их плодам, которые делаются плотными и полными вредных испарений.

О Водолее. Водолей действует на воздушную стихию подобным же образом, внося в нее тепло и неумеренную, нездоровую и препятствующую развитию влажность; вынуждая ее истреблять и уничтожать индивиды, так что животным, семенам и всем растениям воздух приносит много вреда; их гибель и то, что приходится им перенести, происходит от того воздействия, которое Водолей оказывает на воздух и т.д.


О водяных знаках и, во-первых, о Раке

Рак, Скорпион и Рыбы, являющиеся водяными знаками, воздействуют на водяную стихию, но разным образом. Рак воздействует на элемент Воды, запечатлевая в нем умеренные холод и влажность, в результате чего совершается движение природы, дающее приятность и достаточное пропитание, благодаря чему животные и все растения питаются и живут.

О Скорпионе. Скорпион воздействует на водяную стихию, внося в нее влажность и холод в неумеренных количествах. Из-за этого происходит движение природы, скорее портящее, чем питающее или сохраняющее. Из-за порчи и засоления, которые Скорпион производит в воде, укрепляя незначительное количество предметов, пропитания почти нет.

О Рыбах. Рыбы воздействуют на элемент Воды, внося в него непомерный и вредоносный холод, являющийся причиной движения природы к истреблению и уничтожению животных, семян и почти всех растений в результате порчи, прогоркания и зловония, которые воздействие Рыб производит в воде.

Вот причина того, почему знаков только двенадцать, а не больше и не меньше: потому что элементов только четыре, а знаки воздействуют на элементы трояким образом. Первый[144] — питающий и дающий рост. Второй — не вполне питающий, не вполне разрушающий. Третий — разрушающий. В каждом из этих трех есть начало, середина и конец. Каждые три знака воздействуют на один из четырех элементов, но три огненных знака действуют на Огонь в соответствии с упомянутыми тремя способами. Точно так же три воздушных, три водяных и три земных знака. Поэтому Птолемей, Аэйдимон, Астафан, Арастеллий, Абу Ма’шар и другие философы согласны в том, что существуют четыре тройки знаков. Каждые три знака одной природы воздействуют на элемент той же природы, а именно: знаки Огня — на элемент Огня, Воздуха — на Воздух, Воды — на Воду, Земли — на Землю, и по этой причине знаков не может быть больше или меньше.

Есть и другая причина того, почему знаков только двенадцать. Зодиак состоит из четырех квадрантов, два из которых северные, а два — южные. Один из этих квадрантов принадлежит огненным знакам, другой — воздушным, третий — водяным и четвертый — земным. В каждом три знака, согласно вышеупомянутой природе вышеназванных четырех элементов[145].

Почему элементы так расположены и упорядочены
Глава III

В предыдущей главе было сказано о том, на какой элемент какой знак воздействует и каким образом. Но теперь в данной главе нужно сказать о том, почему эти четыре элемента так расположены или упорядочены. Например, элемент Огня находится прямо под внутренней поверхностью лунной сферы. Прямо под ней находится Воздух. Прямо под ним — Вода, а затем Земля.


Демонстрация того, что элементов только четыре, ни больше, ни меньше
Глава IV

В предыдущей главе было сказано, как или в каком порядке располагаются элементы. Теперь в данной главе следует сказать о том, почему их только четыре, ни больше, ни меньше; хотя многое из того, о чем говорилось при рассмотрении элементов и что будет говориться при рассмотрении их, может показаться астрологу не относящимся к делу, не упомянуть об этих соображениях нельзя. Нам надлежит помнить о всех них, потому что элементы очень часто имеют отношение к нашей работе. Элементов на самом деле нс может быть больше или меньше четырех, потому что любое элементное[146] тело состоит из четырех элементов и обладает четырьмя качествами: горячим, сухим, холодным и влажным; его характеризуют четыре акциденции, а именно: возникновение, пребывание или сохранение, уничтожение и разрушение. Можно сказать, что нечто возникает более всего под воздействием тепла; сухость позволяет ему сохранять свое существование; влажность губит его; холод его разрушает. Эго нужно ясно понимать. Эти четыре типа бытия[147] пребывают[148] в каждой вещи. Касательно любого элементного тела, тепло порождается из огня, влажность — из воздуха, холод — из воды, а сухость — из земли[149]; отсюда следует: поскольку в элементных телах обнаружены, и не иначе, чем четыре акциденции, и они порождены элементами, то и элементов должно быть четыре, не больше и не меньше[150].

Когда элементы находятся в своих сферах, они являются чистыми, или простыми. Они обладают простыми качествами, процветающими в них, а именно: в огне тепло; в воздухе — влажность; в воде — холод; в земле — сухость. Но, перемешиваясь и проникая друг в друга, они обладают смешанными качествами. Таким образом, огонь становится горячим и сухим; воздух становится горячим и влажным, вода становится холодной и влажной, а земля — холодной и сухой[151].


Почему знаки были так упорядочены или расположены
Глава V

В предыдущих [главах] было сказано, почему знаков 12, ни больше и ни меньше, а также почему элементов только четыре. Теперь, однако, остается сказать в данной главе, почему знаки так упорядочены и расположены. Порядок, или расположение, знаков начинается с огненных знаков, как определили Аэйдимон и Абу Ма’шар, и вначале был поставлен огненный знак; затем земной знак; потом воздушный знак, потом знак водяной. Но вы можете сказать: “Разве нс лучше было бы поставить знаки согласно порядку элементов, начав с Огня, потом перейдя к Воздуху, затем к Воде, а потом к Земле, так как элементы последовательно размещены согласно своему собственному порядку?”[152] Но причин, по которым мудрые прибегли именно к такому порядку, множество. Одна причина — то, что стихии (как было сказано) уничтожаются и превращаются в результате движения и постоянного непрерывного вращения знаков и небес. Эти уничтожения и превращения создают четыре [привходящих] свойства, которые присущи элементным телам, а именно: возникновение, пребывание, уничтожение и разрушение. И поскольку возникновение является наиболее чтимым из всех других свойств элементных тел, принято начинать со знаков, при которых случаются возникновения или стремление природы к возникновению, а это — огненные знаки. Следующим же почитаемым после возникновения свойством является пребывание или сохранение, которое происходит от знаков, через которые реализуется стремление природы к сохранению или продлению, до тех пор пока подлежащие изменению предметы длят свое существование; таковыми являются земные знаки. Не столь чтимое, следующее после длительности качество — разложение, которое происходит от знаков, природа которых расположена к изменчивости, а это воздушные знаки. И самое низшее, еще худшее, качество, идущее вслед за разложением, — разрушение. Оно происходит от знаков, которые по своей природе стремятся к уничтожению, и таковыми являются водные знаки.

Другая причина того, почему должны они начинаться с огненных знаков и заканчиваться водяными, та, что тепло и холод — активные[153] [качества], а сухость и влажность — пассивные[154]. Поскольку тепло — более сильное качество, которое должно отвечать за возникновение, его надлежит поставить над [другими) качествами. Подобным же образом и сухость, которая сильнее среди пассивных качеств, заслуживает быть поставленной впереди других пассивных качеств. Поскольку возникновение предшествует пребыванию, знаки, ограничивающие рождение, были поставлены перед теми, которые знаменуют длительность; и поскольку разложение предшествует разрушению, знаки, означающие разложение, были поставлены перед теми, которые означают разрушение. И поскольку рождение — это начало всего, что имеет начало и конец, знаки, означающие разрушение, а именно водяные знаки, были поставлены последними. Более того, огненные знаки были поставлены в начале, потому что тепло побеждает в Огне, который животворит, что является наиболее почитаемым делом. Земные знаки были помещены сразу вслед за огненными знаками из-за сродства, которое есть у них со знаками Огня, через сухость, сильно проявляющуюся в них. Водяные знаки были помещены последними, так как они противостоят огненным знакам, потому что имеют противоположную природу. А воздушные знаки были помещены перед водяными знаками непосредственно, учитывая их сродство через влажность. Так что оба активных качества были помещены по краям, а два пассивных качества — между ними. И таковы были причины, побудившие мудрейших в этой профессии установить такой порядок знаков, а именно: поставить впереди огненные знаки, затем земные, потом воздушные, а за ними водяные знаки; Овен присматривает за огненными знаками, Телец — за земными знаками, Близнецы — за воздушными знаками, а Рак — за водяными знаками, учитывая причины, указанные выше.


Почему перечень[155] знаков начинается с Овна, а не с какого-нибудь другого знака
Глава VI

В предыдущей главе было сказано, почему знаки расположены именно в таком порядке. В этой главе нужно разъяснит!,, почему перечень знаков начинается с Овна, а не с какого-нибудь другого знака, ведь небо — это сферическое тело, а у любой сферы начала нет. И поскольку нет начала, у нее нет и конца; и поскольку нет ни начала, ни конца, нет и середины, что недопустимо в материальной субстанции. На то было много причин; одна из них такова: перечень знаков начинается с Овна, потому что окружность знаков пересекается с окружностью экватора[156] в начале Овна и в точке, противоположной ей, не под прямым углом[157], а наклонно. Таким образом, шесть знаков являются северными, и шесть — южными, как это более подробно обсуждается в других местах. Часть северная сильнее, чем южная, потому что, когда Солнце покидает Рыбы, оно входит в Овен, а Овен является первым знаком северной части. Северная часть выше и сильнее, чем южная. То, что это правда, — не требует доказательств, потому что все утверждают это, и никто не отстаивает противоположного; в самом деле, это прекрасно можно доказать. По этой причине перечень знаков начинается с Овна, потому что более сильная часть Зодиака начинается с начала Овна

Иная причина того, почему перечень знаков начинается с Овна

Иная причина в том, что, когда Солнце входит в Овен, дни начинают становиться длиннее, чем ночи[158]; следовательно, поскольку прирост [или увеличение) — это достойная уважения вещь, мудрые, преуспевшие в данном искусстве, согласились, что перечень знаков должен начинаться с того знака, в котором начинается прирост.

Иная причина того, почему перечень знаков начинается с Овна

Иная причина того, почему перечень знаков начинается с Овна, состоит в том, что, хотя четыре качества — горячее, холодное, влажное и сухое — являются простыми и, будучи простыми, не могут ни увеличиваться, ни уменьшаться, когда они сочетаются как горячее и влажное, холодное и сухое, горячее и сухое, холодное и влажное, то одни из них знаменуют действие и увеличение, тогда как другие — бездействие и уменьшение; тогда лучше брать начало с Овна, чем с какого-то другого знака, потому что когда Солнце входит в Овен, все начинает действовать и увеличиваться, и поскольку действие и увеличение более достойные вещи, соответствующие природе, тогда как бездействие и уменьшение не почитаемы и нс соответствуют природе, перечень знаков по праву начинается с Овна, потому что тогда все вещи ощутимо растут, а это качество уподобляется юности, являющейся частью жизни, которой более всего присуща сила; и в самом деле это наиболее характерное время, когда происходят все вышеперечисленные вещи, потому что Солнце затем удаляется от экватора, приближается к северным областям и становится причиной нагрева во влажном, что получается при уходе зимы. Затем природа стремится к возникновению и произрастанию; травы растут, а деревья пускают ветви, цветут и дают плоды, прорастают многие семена. В другое время года такого не происходит, разве что по случаю или стечению каких-то обстоятельств. Следует, таким образом, перечень знаков начинать с Овна, а не с какого-либо другого знака.


Почему у знаков такие названия
Глава VII

Выше было сказано, почему перечень знаков следует начинать с Овна. Теперь, однако, следует сказать, почему у знаков такие названия. Причин этому множество, одна из них такая, что в местах, которые называются знаками, звезды расположены таким образом и в таком порядке, что если провести линии от одной к другой, то полученная фигура будет похожа на имя знака[159]. Говорят, что Птолемей шел на юг так [долго], что оказался за экватором и оставался там столько, что видел все это[160].

Есть и другая причина, по которой знаки называются такими именами, а именно то, что при вхождении Солнца в Овен становится теплее, так как Солнце начинает удаляться от линии равноденствия и приближается к зениту в северных областях, укрепляясь в своей мощи, так что об Овне говорят, что он увеличивает животные силы[161]. Затем жар возрастает и становится теплее чем было, когда Солнце находилось в Овне; это соответствует природе Тельца, поскольку Телец (Бык) более сильное животное, чем Овен (Баран), и удаление Солнца от экватора, как и его приближение к зениту в северных областях, больше чем, когда оно было в Овне. Затем Солнце входит в знак Близнецов; и этот знак был назван Близнецами, потому что здесь тепло удваивается[162], и становится вдвое теплее чем было сначала. Затем оно достигает своего максимального удаления от экватора и своей наивысшей точки над головой.

От этой точки Солнце начинает свое возвращение к экватору, и тогда-то оно входит в знак Рака, потому что рак — это животное, которое ходит задом. И как рак, который, пройдя немного вперед, затем пятится назад, так и Солнце, удалившись от линии равноденствия на максимальное расстояние, от этого места начинает к ней возвращаться, и тогда говорят, что оно движется вспять, как рак. Выйдя из знака Рака, Солнце входит в знак Льва; о нем говорят, что оно [Солнце] находится во Льве, потому что жара усиливается, становится все более нетерпимой и всепроникающей по причине нечистоты воздуха и из-за недостатка влажности. И поскольку лев — животное, ни перед кем не склоняющееся, сильное и опасное, весьма подходяще было назвать этот знак именем этого животного. Затем жара слабеет, и нет ни роста предметов, ни их последовательного возникновения, кроме прорастания некоторых семян; этот знак прозвали Девой, потому что дева — это скромное и бесплодное создание[163], и все [в это время] имеет тенденцию к умалению и почти к бесплодию.

Затем Солнце входит в Весы, потому что тогда дни становятся равными ночам, а тепло [продолжает] уменьшаться, пока не станет равно холоду, затем холод начинает усиливаться, а все находится в равновесии в это время. Потом Солнце входит в Скорпион, и холод начинает преобладать над теплом. Предметы становятся ни холодными и ни теплыми. Воздух становится сырым, идут дожди. Начинаются тяжелые болезни, эпидемии, вершатся такие смертоносные дела, как отравления, и тому подобное. По этой причине этот знак и был назван именем ядовитого скорпиона. Затем холод все более преобладает над теплом. Солнце, как говорят, входит в знак Стрельца. Тут происходят изменения в воздухе. Воздух становится холодным, поднимаются очень холодные, несущие мороз ветры, и в ветре рождаются снег и лед, которые, как стрелы, поражают животных и растения.

Затем холод побежадает тепло; тепло будто убито, а воздух превращается в ледяную муть и становится угрюмым; все больше и больше снега, льда и тому подобного. И поскольку Козел — холодное, сухое и угрюмое животное, этот знак был назван Козерогом по имени этого животного. Здесь Солнце более всего отклонилось к югу от экватора. Отсюда оно снова начинает двигаться к экватору, холод уменьшается, и в конце концов на смену снегу приходят дожди, воздух становится более влажным; так что следующий знак называется по такому состоянию воздуха, имеющему место в это время[164]. Затем Солнце входит в Рыбы, и этот знак был назван в честь рыбы, которая живет в воде, потому что в это время дождей больше, чем в любое другое время года (кроме отдельных случаев); и если иногда случится выпасть снегу, или будет мороз или лед, все это быстрее превращается в воду, чем в любое другое время зимы.


Часть II
О сущности[165] круга[166]

О разделении круга знаков на двенадцать знаков и каждого знака на тридцать градусов, и каждого градуса на шестьдесят минут, и каждой минуты на шестьдесят секунд

Глава I

Среди того, о чем говорилось в этом трактате, многое представляется полезным и в действительности таковым является для нашего дела, в особенности в том, что касается количества знаков, их расположения и деления. В этой главе должно быть обсуждено деление круга знаков, шаг за шагом, как это делали наш наиболее высокочтимый предшественник Птолемей и почтенные Абу Ма'шар, Алездегоз, Машаллах, Альхабитиус, Адила, аль-Хайят, Сабит, Астафан, Арастеллус и другие благоразумные мужи, изучавшие эту науку, прибавив к этому то, что кажется мне полезным для украшения сочинения, если Господь благословит меня и позволит мне вспомнить.

Дблжно вам знать, что круг знаков, который называется Зодиак или Зодиал, делится на двенадцать равных частей, каждая из которых называется знаком; и знаки получили свои имена (как было сказано выше) по своему сходству с различными животными таким образом, как я рассказал вам. Первый знак, следовательно, называется Овен, второй — Телец, третий — Близнецы, четвертый — Рак, пятый — Лев, шестой — Дева, седьмой — Весы, восьмой — Скорпион, девятый — Стрелец, десятый — Козерог, одиннадцатый — Водолей, а двенадцатый — Рыбы. Каждый из знаков делится на тридцать равных частей, каждая из которых называется градусом. Каждый градус делится на шестьдесят равных частей, каждая из которых называется минутой. Каждая минута делится на шестьдесят равных частей, каждая из которых называется секундой. Каждая секунда делится на шестьдесят равных частей, каждая из которых называется терцией. Каждая терция делится на шестьдесят равных частей, каждая из которых называется квартой, и так далее, до конца чисел[167]. Практически, однако, этого в вашей работе будет достаточно, особенно при выравнивании некоторых чисел сверх этих[168], хотя кое-кто из ордена Проповедников делит и дальше, находя и квинты, и сексты, почему и кажутся они себе причастными к философии, не философствуя.

О том, какие знаки северные, а какие — южные
Глава II

Выше уже говорилось о том, что знаков двенадцать и на сколько частей они делятся. Теперь должно быть сказано о том, какие из них являются северными и сколько [их], а какие — южные. Северные знаки — это те шесть знаков от начала Овна до конца Девы, то есть Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев и Дева. Их называют северными, потому что они находятся к северу от экватора/ Оставшиеся шесть — это знаки от начала Весов до конца Рыб. Их называют южными, потому что они находятся к югу от экватора.

Какие знаки прямого восхождения[169], а какиекосого восхождения[170]
Глава III

Было сказано о том, какие знаки являются северными, а какие — южными. Теперь должно быть сказано о том, какие знаки являются знаками прямого, а какие — косого восхождения. Знаков прямого восхождения шесть, это те, которые идут от начала Рака и до конца Стрельца[171]. Их называют знаками прямого восхождения, потому что они восходят перпендикулярно и гораздо дольше, чем противоположные им. Оставшиеся шесть знаков, от начала Козерога до конца Близнецов, называются знаками косого восхождения, потому что они нс восходят столь прямо, как упомянутые выше противоположные им. Они называются знаками косого восхождения, потому что восходят косо и в течение меньшего времени, чем противоположные им. Знаки косого восхождения — Козерог, Водолей, Рыбы, Овен, Телец и Близнецы. Каждый знак должен восходить два часа. Но знаки прямого восхождения восходят больше чем два часа, а знаки кривого восхождения — меньше чем два часа.

Знаки Подчиняющиеся. Альхабитиус сказал, что те знаки, которые восходят косо, подчиняются знакам прямого восхождения[172]; имеются в виду два знака одной и той же долготы от начала Рака. Тот, у которого косое восхождение, подчиняется тому, который восходит прямо. Таким образом, Близнецы подчиняются Раку, потому что конец Близнецов и начало Рака находятся на равном расстоянии от экватора, как и конец Рака и начало Близнецов. По этой же самой причине говорят, что Телец подчиняется Льву; Овен — Деве, Рыбы — Весам, Водолей — Скорпиону, а Козерог — Стрельцу. Тот же философ сказал, что два знака одной и той же долготы от начала Овна называются “гармоничными в путешествиях”, такие, как Овен и Рыбы. Ибо конец Овна так же удален от экватора, как и начало Рыб[173]; конец Тельца — так же, как и начало Водолея; конец Близнецов — так же, как и начало Козерога; конец Рака — так же, как и начало Стрельца; конец Льва — так же, как и начало Скорпиона; а конец Девы — так же, как начало Весов[174].

Есть и другой способ деления круга знаков по восхождениям на две половины. Говорят, что некоторые знаки больше других, противоположных им; не в том смысле, что какой-то знак больше чем другой или протяженнее в кругу знаков, но в том смысле, что ему требуется больше времени для восхождения, чем противоположному ему, а заходят такие знаки быстрее. И начинаются они ото Льва, который является знаком Солнца; и называют эту половину большей. А также называют ее солнечной половиной, простирающейся от начала Льва до конца Козерога. На всей этой половине Солнце имеет такое же достоинство, какое другие пять планет имеют в своих термах[175]. Тогда оставшаяся половина, от начала Водолея до конца Рака, называется меньшей половиной; не потому что она меньше чем другая, а потому что восходит она быстрее чем другая половина, противоположная ей, а заходит за большее время, в зависимости от климатических зон и областей[176]. Называется она половиной Луны, поскольку в ней Луна имеет такое же достоинство, как и пять других планет в своих термах, учитывая, что она сильнее влияет и воздействует на нас, чем эти пять планет[177]. И это и есть причина, по которой не выделяют термы в знаках Солнцу и Луне, как выделяют их пяти планетам. Ниже мы обсудим это, когда будем говорить о термах планет.

Половина круга от начала Овна до конца Девы называется жаркой, а другая половина, от начала Весов до конца Рыб, называется холодной. Квадрант от начала Овна до конца Близнецов называется горячим, влажным, весенним, детским, сангвиническим и знаменует период детства от рождения до юности. Квадрант от начала Рака до конца Девы называется горячим, сухим, летним, холерическим и юношеским. Он знаменует период юности, от детства до зрелости, то есть до начала среднего возраста. Квадрант от начала Весов до конца Стрельца называется холодным, сухим, осенним, меланхолическим и знаменует средний возраст, вплоть до старости. Последний квадрант, от начала Козерога до конца Рыб, называется бесплодным, влажным, зимним, флегматичным, старческим и недоразвитым. Он знаменует пожилой возраст и старость, вплоть до естественного конца жизни.


О порядке кругов семи планет и их размещении и движении, и о том, за сколько времени они совершают свой оборот
Глава IV

В этой главе я расскажу вам о том, что говорят философы и что истинно в отношении порядка кругов планет. Самый первый из этих кругов, который выше, лучше и ближе к кругу знаков, [чем другие,] — это круг Сатурна; затем под ним второй — круг Юпитера; следующий, третий, — круг Марса; четвертый — круг Солнца; пятый — круг Венеры; шестой — круг Меркурия; и седьмой — круг Луны, который ниже и ближе всех остальных к земле.

Выше и медленнее всех из семи планет движется Сатурн, который совершает свой оборот примерно за тридцать лет. Затем идет Юпитер, который совершает свой оборот примерно за 12 лет. Затем идет Марс, который совершает свой оборот примерно за два года. Затем Солнце, которое совершает свой круговой путь за один год. Потом Венера, которая совершает свой оборот за один год, как и Солнце. Затем идет Меркурий, который совершает свой оборот также за один год. Затем идет Луна, которая быстрее, ниже и ближе к земле, чем все другие планеты, и совершает свой оборот за двадцать семь и примерно одну треть дня.

Кроме планет, есть еще два места на небе, наблюдаемые в круге знаков. Одно из них называется Голова Дракона, а другое — Хвост Дракона. Ого две точки пересечения, расположенные напротив [друг друга], круга Луны и круга Солнца, и знаменуют они нечто, о чем будет сказано ниже, при рассмотрении Головы и Хвоста.


О власти[178], которую планеты имеют в знаках
Глава V

Каждая планета обладает в знаках могуществом или достоинствами. Эти достоинства могут быть от природы[179], а могут быть привходящими[180]. Достоинства от природы — это дом[181], экзальтация, триплицитст, терм и фас.

Привходящие достоинства по случаю — это радость, то есть радость планет или положение, когда они находятся в сильных домах [знаках] или местах; и когда они приняты, то есть когда одна (планета] принимает другую, и другие силы, о которых сказано в свое время и в своем месте.


О домах[182] планет
Глава VI

Знаков (как было показано) двенадцать, и они определены в качестве домов семи планетам. Лев — это дом Солнца, как свидетельствуют философы. Рак — это дом Луны. Близнецы и Дева — дома Меркурия. Телец и Весы — дома Венеры. Овен и Скорпион — дома Марса. Рыбы и Стрелец — дома Юпитера. Водолей и Козерог — дома Сатурна.

Но вы должны уметь сказать, почему дома планет расположены таким образом и почему у Солнца и Луны только по одному знаку[183], тогда как у других планет по два, ведь показано было, что у светил всего два [дома][184], при том, что у каждой из остальных (планет] по два. Так получается по причине их [светил] силы. Для этого можно назвать множество причин, и особенно ту, что, как говорит

Абу Ма’шар, Солнце и Луна сильнее и важнее других благоподателей[185]. На это можно сказать, что среди древних было разнообразие мнений по поводу домов планет. И в самом деле, одни говорили о домах светил, другие о домах Сатурна, кто-то говорил о знаках Марса, кто-то о знаках Юпитера, кто-то о знаках Меркурия, кто-то о знаках Венеры. Каждый описывал свой собственный случай так, как ему это казалось подходящим. Тем не менее я не вижу большой убедительности в их разногласиях. Можно описать множество случаев, но я нс хочу обращать на них внимание, как не хочу цитировать все мнения древних, потому что это было бы слишком долго и совершенно бесполезно[186]. Но я скажу вам одно, и этого будет вам достаточно. Одной из причин, почему только Лев, и никакой другой дом, не связывается с Солнцем как его дом, является та, что Солнце — большее из светил, дневное светило, оно из света[187]; и считают, что оно горячее и сухое. У него интенсивный жар, и достоинства его тепла проявляются сильнее, когда оно находится во Льве, а не в каком-либо другом знаке[188]; и летом гораздо теплее, чем в другое время. Солнце - мужская, дневная планета, и по своей природе оно означает жару и сухость. Лев — мужской знак, огненный, горячий и сухой. Когда Солнце в нем, тогда мы наблюдаем кульминацию лета и прекращение возрастания тепла. Никакой другой знак не близок к Солнцу по своей природе так, как Лев. Хотя Овен и Стрелец тоже огненные знаки, жар Солнца не проявляется в них столь могуче,

как не проявляется и его свет так явно и точно, как это бывает во Льве. Альбумасар говорит, что Солнце и Лев согласуются в этом, то есть в том, что Солнце находится в середине планет, а Лев — в середине летнего тепла, потому что самая сильная жара имеет место, когда Солнце находится во Льве.

Почему Рак является домом[189] Луны? Только Рак был закреплен за Луной, которая светит ночью, как ее дом, потому что Рак — это первый переменчивый знак от начала всех знаков, который согласуется с Луной в женственности, подвижности, холодности и влажности. Он ближе к дому светила, от которого Луна получает свет, чем любые другие переменчивые, холодные и влажные знаки, которые согласуются с природой Луны[190]. И Луну называют “Солнечным светильником”[191], потому что она получает свет от Солнца, и эти два дома[192] наиболее ярки, наиболее лучезарны и наиболее гармоничны с природой светил, чем все другие дома во всех климатических зонах и во всех других областях мира[193].

Почему Козерог и Водолей являются домами Сатурна? Так же, как Солнце и Луна ярче, лучезарнее и более полны света, чем другие наднсбесныс тела, и их свет более ощутим [чем свет других наднебесных тел] и более проявляет себя, чем свет других, и | потому что] они [светила] увеличивают состояние[194], так же мрак и темнота Сатурна кажутся более мрачными и смутными, чем у всех других наднебесных тел; и он хуже всех других злотворных планет и разрушителен.

Отсюда, поскольку свет и лучезарность прямо противоположны мраку и тьме, и наоборот, и поскольку светила означают лучезарность, свет и ясность, а Сатурн означает мрак и тьму, по этой причине и их дома[195] были расположены напротив по прямой линии. Такова причина, почему Козерог и Водолей были закреплены Сатурном в качестве его домов. Так же, поскольку Козерог и Водолей — темные дома[196], то, когда Солнце находится в них, воздух темнеет и лишается чистоты. Особенно это бывает, когда Солнце в Водолее, потому что тогда имеет место кульминация и предел зимнего холода.

Почему Стрелец и Рыбы являются домами Юпитера? Стрелец и Рыбы, дома рядом с домами Сатурна, были закрепленыны за Юпитером, потому что Юпитер непосредственно следует за Сатурном в порядке расположения кругов[197], и он [Юпитер] сильный податель благ, так что он прерывает злое влияние Сатурна. Эти два знака[198] образуют с домами светил аспект трина, который является аспектом дружбы, цельности и совершенства[199], тогда как оппозиция — это аспект крайней враждебности. И учитывая это, так как он — податель благ, дарящий счастье больше других, кроме светил, хорошо было бы, если бы его дома были означены в таких местах, где они могли бы образовывать со светилами аспект любви, а не какой-нибудь другой аспект. Рыбы образуют с Раком, который является домом ночного светила, аспект трина и принадлежат к одному с ним трипшщитету, что усиливает благотворность аспекта А Стрелец подобным же образом образует со Львом, который является домом дневного светила, аспект трина и принадлежит к одному с ним триплицитету.

Почему Овен и Скорпион являются домами Марса? Овен и Скорпион были закреплены за Марсом в качестве его домов, сразу вслед за домами Юпитера, потому что Марс следует непосредственно за Юпитером в порядке расположения кругов и является злобным и несущим несчастья[200]; но его недоброжелательность и злоба меньше недоброжелательности и злобы Сатурна. Эти два знака образуют с домами светил аспект квадрата, который является аспектом умеренной враждебности[201]. И по этой причине и, так как он менее зловреден, чем Сатурн (который означает крайнее зло), следует, что его дома должны располагаться в таких местах, которые образуют с домами светил аспект умеренной враждебности. Таким образом, Овен образует с Раком, который является домом ночного светила, аспект квадрата, а не принадлежит к его триплицитету, что, конечно же, аспект ухудшает[202]. Скорпион подобным же образом образует со Львом, который является домом ночного светила, аспект квадрата.

Почему Телец и Весы являются домами Венеры? Телец и Весы были закреплены за Венерой в качестве ее домов, вслед за домами Марса, потому что она следует за Солнцем в порядке расположения кругов, в котором за ним закреплен собственный дом. По этой причине дома Венеры идут за домами Марса. Более того, Венера является благодетелем, но не таким хорошим, как Юпитер, потому что Юпитер настолько сильный податель благ, что уничтожает всякое зло недоброжелательных планет, чего Венера не может сделать. Но, хотя она и не может полностью уничтожить зло других, как это делает Юпитер, она уменьшает его на столько, на сколько может, и сама приносит счастье и благосостояние. Ее способность дарить хорошее меньше, чем у Юпитера. Ее два знака образуют с домами светил аспект секстиля, который является аспектом умеренной дружбы. И из-за этого, поскольку она является подателем благ, хотя и меньше, чем Юпитер (который означает совершенные и крайние благосостояние и дружелюбие), следует, что ее домам надлежит находиться в таких местах, которые образуют с домами светил аспект умеренной дружбы. Телец действительно образует с Раком, который является домом ночного светила, аспект секстиля, аспект умеренной дружбы, и не принадлежит к его трипл идите ту. Весы образуют со Львом, который является домом дневного светила, аспект секстиля.

Почему Близнецы и Дева являются домами Меркурия? Близнецы и Дева, знаки, идущие сразу за домами Венеры, были закреплены за Меркурием, потому что он следует за Венерой в порядке расположения кругов и имеет смешанную природу. По своей природе Меркурий, скорее, благоприятен, чем неблагоприятен, но он принимает природу тех, с кем находится в соединении. И это и есть причина, по которой его назвали имеющим смешанную природу, то есть его дома не образуют с домами светил никаких аспектов, потому что они смежные с ними и потому что Меркурий недостаточно удален от Солнца, чтобы образовать с ним какой-нибудь аспект. Но вы можете сказать, что Близнецы образуют аспект со Львом, а Дева — с Раком. И все-таки в данном случае этого не происходит по следующему соображению: говорят, что никакой знак нс может образовать аспекта с домом какого-либо светила в любом знаке, если дом другого светила находится в этих пределах[203]. Поэтому Близнецы не образуют аспекта со Львом, потому что в пределах [аспекта] лежит Рак, дом Луны. И о Деве не говорят, что она образует аспект с Раком, потому что в пределы этого [аспекта] попадает Лев, дом Солнца. Такое понимание касается и других знаков. Овен не образует со Львом аспект трина, потому что Рак, дом Луны, попадает в зги пределы[204], тогда как Рак и Овен образуют друг с другом аспект квадрата. Скорпион не образует с Раком аспект трина, потому что Лев, дом Солнца, попадает в эти пределы, но Скорпион и Лев образуют друг с другом аспект квадрата. Телец нс образует со Львом аспект квадрата, потому что Рак, дом Луны, попадает в эти пределы, но Телец и Рак образуют друг с другом аспект секстиля. Весы не образуют с Раком аспект квадрата, поскольку Лев, дом Солнца, попадает в эти пределы, но Весы и Лев образуют друг с другом аспект секстиля. Рассмотрите все это в рамках размышления о том, почему знаки были назначены планетам в качестве домов. Это совсем другое дело, нежели пребывание планет в знаках, как это полностью обсуждается в главе об аспектах планет[205]. Можно привести множество других причин и мнений философов, но, чтобы не быть многословными, вполне достаточно будет и упомянутой выше причины.


О детрименте планет
Глава VII

Детрементом планеты называют седьмой знак от ее дома, а именно тот, что в оппозиции к нему, и его называют падением[206]. Следовательно, Весы находятся напротив Овна, а Овен напротив Весов; в Весах детримент Марса, а в Овне детримент Венеры. Скорпион находится напротив Тельца и является заточением Венеры. Телец напротив Скорпиона и является детриментом Марса. Стрелец же находится напротив Близнецов и является детриментом Меркурия. Близнецы противостоят Стрельцу и являются детриментом Юпитера. Козерог противостоит Раку и является детриментом Луны. Рак напротив Козерога и является детриментом Сатурна. Водолей противостоит Льву и является детриментом Солнца. Лев противостоит Водолею и является детриментом Сатурна. Рыбы противостоят Деве и являются детриментом Меркурия. Дева противостоит Рыбам и является детриментом Юпитера. И аль-Кабиси говорит, что если два знака являются домами одной планеты, они называются concordantia in Almantica[207], то есть в круге, который сшит посередине и закреплен в связке[208], а именно на Зодиаке, видимом на рукодельной сфере[209], потому что, где Зодиак пересекается с экватором, говорят, там-то круг и привязан; а там, где он отклоняется к северу или югу, там говорят о ширине[210]. Но Абу Ма’шар сказал, что о двух знаках, являющихся домами одной и той же планеты, говорят, что они concordantia in itinere[211], например, Овен и Скорпион — дома Марса; Телец и Весы — дома Венеры; Близнецы и Дева — дома Меркурия; Стрелец и Рыбы — дома Юпитера; Козерог и Водолей — дома Сатурна; а Рак и Лев — дома светил.


О радости планет согласно Доротею

Доротей сказал, что Сатурн радуется в Водолее, Юпитер в Стрельце, Марс в Скорпионе, Венера в Тельце, а Меркурий в Деве[212].


Об экзальтации планет
Глава VIII

Абу Ма’шар и аль-Кабиси сказали, что Солнце экзальтирует в Овне, а именно в его 19-м градусе. Луна экзальтирует в Тельце, в его 3-м градусе. Сатурн экзальтирует в Весах, в 21-м градусе. Юпитер экзальтирует в Раке, в 15-м градусе. Марс экзальтирует в Козероге, в 28-м градусе. Венера экзальтирует в Рыбах, а именно в 27-м градусе. Меркурий экзальтирует в Деве, в 15-м градусе. Голова Дракона экзальтирует в Близнецах, а именно в 3-м градусе этого знака. Хвост Дракона экзальтирует в

Стрельце, а именно в 3-ем градусе. И Абу Ма’шар сказал, что говорится об их экзальтации в вышеназванных градусах, потому что в этих градусах они были в момент создания[213].


Почему Овен является местом экзальтации Солнца, а Весы — местом его падения и почему другие знаки являются местом экзальтации других планет
Глава IX

Абу Ма’шар сказал, что Птолемей, автор книги суждений[214], говорил, что, когда Солнце входит в Овен, оно начинает подниматься к северу, то есть двигаться к зениту над нашими головами[215], и тогда день становится длиннее ночи; а потом его природа [Солнца] начинает вести себя так, что жар усиливается, особенно когда оно достигает 19-го градуса Овна. А когда оно в Весах, оно начинает спускаться к югу, отходя и удаляясь от зенита над нашими головами; и дни становятся короче, а ночи длиннее чем дни, и тогда его природа [Солнца] начинает становиться не такой жаркой, его достойные и полезные воздействия уменьшаются, особенно когда оно достигает 19-го градуса этого знака. Абу Ма’шар сказал, что он обнаружил в книге неких античных писателей, что они утверждали, будто Телец был экзальтацией Луны, потому что, когда Солнце в Овне, месте его экзальтации, а Луна в Тельце, тогда происходит [первое] появление света [Новой] Луны[216]. К тому же Телец — первый знак триплицитета Луны[217], потому что он непосредственно следует за знаком экзальтации Солнца, и она [Луна] присоединяется к Солнцу в своих проявлениях. И они [“античные писатели” у Абу Ма’шара] утверждали, что Скорпион — место ее падения, потому что оно противостоит ее экзальтации. Они утверждали, что Весы — это экзальтация Сатурна, а Овен — его падение, потому что Сатурн по своей природе противоположен Солнцу; следовательно, их экзальтации должны противостоять друг другу, как они и делают[218], о чем было сказано выше. Они говорили, что Рак — экзальтация Юпитера, потому что Юпитер по своей природе знаменует северные ветры; и когда Юпитер находился в Раке, поднимались благодетельные северные ветры, повышавшие рост растений и соответствовавшие природе Юпитера. Они говорили, что Козерог, как противостоящий месту экзальтации Юпитера, является местом его падения. Козерог, говорили они, был экзальтацией Марса, потому что Козерог — южный, и противостоит экзальтации Юпитера, а они [Марс и Юпитер] взаимно враждебны, а также потому что Марс по природе южный и жгучий, и жар Марса усиливается, когда Марс находится в Козероге. Они говорили, что Рак был местом его падения, потому что он напротив его экзальтации. Они утверждали, что Рыбы были местом экзальтации Венеры, поскольку Рыбы по природе влажные, что согласуется с природой Венеры, и в то время года влажность начинает возрастать. И они указывали на Деву как место ее падения, поскольку оно напротив ее экзальтации. Они утверждали, что Дева — экзальтация Меркурия, потому что из-за него прирастает сухое время осени, а природа Меркурия склонна к сухости, разве что помешает какой-то случай[219]. А когда он в Деве, его сухость усиливается. Они утверждали, что Рыбы — место его падения, потому что оно напротив его экзальтации. Они утверждали о Близнецах, что это место экзальтации Головы Дракона, потому что Близнецы — первый двутелый и общительный знак после Овна, а Голова Дракона сходным образом двутела, потому что состоит из двух природ, а именно природы Юпитера и природы Венеры, которые оба являются подателями благ. О Стрельце утверждается как о месте экзальтации Хвоста Дракона, потому что Стрелец противостоит Близнецам, как Хвост противостоит Голове Дракона.


О падении или заточении планет
Глава X

Абу Ма’шар и аль-Кабаси говорили, что каждый седьмой знак от места экзальтации любой планеты является местом ее падения или заточения. Так, Солнце в падении в девятнадцатом градусе Весов, раз уж оно экзальтирует в том же градусе в Овне. Луна в падении в Скорпионе, раз уж она экзальтирует в Тельце, и в том же самом градусе. Сатурн в падении или в заточении в Овне, раз уж он экзальтирует в Весах, и в том же самом градусе. Юпитер в падении или в заточении в Козероге, раз уж он экзальтирует в Раке, и в том же самом знаке. Марс в падении или в заточении в Раке, раз уж он экзальтирует в Козероге, и в том же самом градусе. Венера в падении или в заточении в Деве, раз уж она экзальтирует в Рыбах, и в том же самом градусе. Меркурий в падении или в заточении в Рыбах, раз уж он экзальтирует в Деве, и в том же самом градусе. Голова Дракона падает в Стрельце, а Хвост Дракона — в Близнецах. И существует разница между падением и заточением, хотя иногда они могут заменять друг друга, ибо падение следует называть так из-за знака, тогда как заточение — из-за экзальтации. [Достоинство по] дому подобно чьему-то личному делу, тогда как [достоинство по] экзальтации подобно почестям или достоинствам, очень похожим на те достоинства, которые приходят из неизвестных или необычных источников, как [достающиеся] по наследству[220].


Конец I тома издания “Liber Astronomiae" Бонатти в рамках проекта “Взгляд в прошлое”.

Бонатти Гвидо

Рассуждения Гвидо Бонати из пятого трактата

1. Первое, нужно определить, что побуждает человека предложить или задать вопрос астрологу; здесь мы должны иметь в виду три побуждения. Первое – движение ума, когда человек любопытствует в своих мыслях и выказывает желание спросить. Второе – движение высших, небесных телах, так что оно запечатлевается на интересующем нас предмете и указывает, что из этого выйдет. Третье – свободную волю, которая склоняет его к тому, чтобы задать вопрос, потому что хотя ум и движим к поиску ответа, этого недостаточно, если небесные тела не благоприятствуют этому. С другой стороны, такого движения звёзд [самого по себе] тоже недостаточно, пока по выбору своей собственной воли человек действительно не решит задать вопрос.

2. Второе рассуждение (как мы намекали прежде) относится к методу или способу, которым должен пользоваться каждый, кто обращается к астрологу. А именно: когда он собирается получить суждение Мастера о прошлых, настоящих или грядущих событиях, он должен, во-первых, с преданной душой помолиться Господу, от которого исходит удача любого законного предприятия, чтобы Он даровал ему правдивое знание о тех вещах, которые он хочет узнать. Затем пускай он сам обратится к астрологу с серьёзным намерением разрешить некие конкретные и заслуживающие особого внимания сомнения, а не по пустяковому основанию и не по легкомысленному внезапному чувству, и тем более – не из-за вещей низких или незаконных, что обычно делают многие невежественные люди; но по делам настоящей важности, которые занимали и тревожили его ум на протяжении суток или более, за исключением неожиданных дел, которые не терпят отлагательств.

Примечание Лилли. Те, кто примет эту здравую линию поведения, откроют истину о том, о чем они спрашивали, но кем бы ни был поступающий по иному, он обманывает и себя, и владеющего искусством. Ибо глупый кверент может привести причиной ошибки мудрого респондента[221], что и возбуждает сплетни по поводу Искусства среди людей недалёких, в то время как виноватым оказывается не астролог, а невежественный глупый кверент.

3. Третье, рассмотреть, сколькими способами  планеты влияют на дела земные  согласно различным качествам их движения: существует шестнадцать различных способов такого их действия  и влияния на всё, что является полностью или частично завершённым или разрушенным[222].

4. Четвертое, конкретно рассмотреть каждый из шестнадцати путей, и что является содействующими причинами, которые помогают продвигать вещи к к завершению, и что разрушает дело после его завершения.

Так, первое из них (1) – это Профекция[223] или опережение, то, что философы[224]называют  Алькекохол.

2. Изгнание[225], что называется   Алибером.

3. Соединение или Возвращение[226], что называется  Алитифаль. 

4. Разделение[227], что называют  Альнихират.

5. Передача света[228], которую называют  Аннекад.

6. Собирание[229], называемое   Альгемей.

7. Пробиция[230], которую называют  Альмана.

8. Рецепция[231], называемая  Алькоболь.

9. Нахождение в свободном уходе[232], называемое  Гасталькобаль.

10. Разрешение[233], называемое Галаалосир. 

11. Восстановление или предоставление свойства или расположения[234], называемое  Альтеат.

12. Взятие свойства обратно[235], что называется  Дальфа Альхоа.

13. Взятие расположения обратно или его рассеивание[236], называемое  Даффаредбит. 

14. Сила,  Алькоевах.

15. Слабость,  Адироф.

16-м является положение Луны, называемое  Гнаймель  или злотворная  Луна; с которой древние связывали плохое предзнаменование.

5. Пятое, рассмотреть сколькими способами Луна становится злотворной. Их обычно насчитывают десять[237], но, по моему мнению, можно добавить еще семь способов, посредством которых случаются  помехи и вред во всех  хорарных, натальных и элективных картах – и в любых  действиях вообще.

Первый – когда Луна сожжена, то есть находится под лучами Солнца, что считается, начиная с 15 градусов до тела Солнца, когда она приближается к нему, и кончая расстоянием в 12 градусов от него при удалении.  И помеха является большей при аппликации, чем при сепарации; из-за того, что когда она уходит и находится на расстоянии в 5 градусов, говорят, что она ускользнула, хотя и не совсем освободилась. Подобно тому, как говорят, что человек выздоровел, когда лихорадка проходит, хотя он ещё слаб, ибо теперь он спокоен, что снова обретёт здоровье.

Второй [способ] – когда она в градусах своего снижения[238], то есть в 3-м Скорпиона, или в любой части Скорпиона или Козерога, или соединяется с любой  планетой в месте её снижения, как если она соединяется с Солнцем в Скорпионе или Козероге или в любой части Скорпиона или Козерога, или в месте его собственного снижения, то есть, в Водолее или Весах, то есть, в 19-м градусе или любой части Весов; или как если она соединяется с Марсом, который находится в Весах или Тельце, или в 28 градусе, или в любой части Рака; и таким же образом  с любой другой планетой или планетами соответственно.

Третий [способ], когда она расположена в любом градусе сожжения, худшими из которых являются:  те 12 градусов, что предшествуют градусу, который находится в точной оппозиции к градусу, в котором расположено Солнце, где бы она ни находилась[239].

Четвертый [способ] – когда она в соединении, оппозиции или квадратуре с любым из Вредителей – Сатурном или  Марсом – без совершенной рецепции[240]; при её наличии  она вредит, но не слишком, но во всех других местах даёт большие препятствия, как в вышеназванных аспектах, так и в телесном соединении[241], за исключением лишь тех мест, где Вредитель будет иметь два из его малых достоинств, как в случае с Сатурном в последних 4 градусах Овна или Близнецов, в каждом из которых он в своем терме и триплицитете[242]; или с Марсом в последних 10 градусах Рыб, где он находится в своем фасе и триплицитете; и подобным же образом в любом другом знаке или месте.

Пятый [способ] – когда она с Головой или Хвостом Дракона, то есть в пределах 12 градусов от одного из них, потому что это место её затмения.

Шестой [способ] – когда она в Близнецах, которые являются 12-ым [домом] от её обители.

Седьмой [способ] – когда она в конце знаков, все из которых являются термами Вредителей, за исключением последних шести градусов Льва, которые принадлежат Юпитеру; но в первых восьми [градусах] этого знака она ослаблена, так как они являются термами Сатурна. Если мне возразят, что по той же причине она должна быть воспрепятствована в первых шести градусах Рака, поскольку это термы Марса, я отвечу нет, потому что Рак является её собственной обителью и местом самой большой силы[243].

Восьмой [способ] – когда она в 6-м, 8-м, 9-м или 12-м домах (не в рецепции с Асцендентом) или соединяется с любой планетой в любом из этих [домов], или расположена в третьем доме[244], потому что это падающий дом, но поскольку он считается местом её радости[245] (или местом её удовольствия),  в нём она не так страдает, как в других падающих домах.

Девятый [способ] – когда она между 15-м градусом Весов и 15-м градусом Скорпиона, эти 30 градусов называются Сожжённым Путём.

Десятый [способ] –  когда она в свободном уходе, это означает, что она не соединяется ни с одной планетой ни телесно, ни через аспект, или в том положении, которое зовётся “диким” или “пустынным”, то есть, в месте, где она не имеет ни одного достоинства.

Одиннадцатый [способ] – когда она движется с малой скоростью, потому что тогда её можно сравнить с ретроградной планетой.

Двенадцатый [способ] – когда ей недостает света, то есть когда её не видно или виден маленький серпик, что случается близ конца лунного месяца[246].

Тринадцатый [способ] – когда она осаждена двумя Вредителями, препятствующими ей[247].

Четырнадцатый [способ] – когда она находится в градусах Азимена[248].

Пятнадцатый [способ] – когда она в градусах ямы[249].

Шестнадцатый [способ] – в дымных градусах[250].

Семнадцатый и последний [способ] – когда она расположена в градусах, называемых тёмными[251].

Чтобы узнать или различить всё это, вы должны справиться  в общих таблицах в большинстве астрологических книг[252].

6. Шестое рассуждение – рассмотреть, каким  еще образом планеты ослаблены или аффликтированы[253]. Этот  [способ рассмотрения] не слишком отличается от предыдущего и состоит из 10 путей.

Первый, когда планета является кадентной  относительно Угла или от Асцендента, не созерцая его[254].

Второй, когда планета является ретроградной.

Третий, когда планеты сожжены, то есть в пределах 15 градусов до или после Солнца[255]; низшие планеты[256]более ослаблены, находясь за Солнцем, и менее ослаблены перед ним, когда они директны, но при ретроградном движении – наоборот.

Четвёртый, когда любая из них находится в оппозиции,  телесном соединении или квадратуре с одним или обоими Вредителями без рецепции.

Пятый, когда любая из них окружена Вредителями, то есть отходит от одного, чтобы соединиться с другим, без совершенной рецепции по обители, экзальтации, или по двум  из малых достоинств, то есть по терму, триплицитету или фасу.

Шестой, когда планета соединяется с другой планетой  в её собственном отклонении[257]или падении, то есть в оппозиции к её собственной обители или экзальтации.

Седьмой, когда она соединена с планетой в падающем от  Асцендента доме[258]или расходится с планетой, которая её принимает, и соединяется с другой, которая этого не делает[259].

Восьмой, когда планета – перегрин, то есть, стоит в таком месте, где она не имеет ни одного достоинства, или когда она является высшей планетой[260], за которой идёт Солнце, или когда она является низшей планетой, идущей за Солнцем.

Девятый, когда планета находится [в соединении] с Головой или Хвостом Дракона, без широты.

Десятый, когда планета ослабляет саму себя, то есть, когда она находится в седьмой обители от своей собственной, является дикой[261]и не находится в рецепции.

Таковы препятствия  для планет, которые вызывают помехи, отсрочки или вред в натальных, хорарных, элективных и других картах: со всеми ими вы должны быть хорошо знакомы. Есть и некоторые другие [препятствия для планет], которые необходимо знать, но чтобы избежать скуки и смятения, я пока пропущу их.

 7. Седьмое  рассуждение остерегаться тех случаев, когда астролог может ошибиться или допустить ошибку; учёные люди упоминают четыре из них:

1. Когда кверент настолько глуп, что не знает ни как задать вопрос, ни того, что он должен [спросить].

2. Когда время, на которое построена карта, ошибочно.

3. Когда Мастер не знает, ушло  ли Солнце с линии Середины Неба, или всё ещё находится на ней; или находится за ней, или перед ней.

 4. Когда Благодетели и Вредители имеют равную силу. Следовательно, в любое такое время ты не должен принимать никаких вопросов.

Но, по моему мнению, можно бы добавить еще три варианта, при которых Астролог будет подвержен ошибкам.

1-й – когда кверент приходит лишь для того, чтобы испытать его или сыграть шутку над ним, что делают многие, говоря: “Давайте пойдём к астрологу, спросим у него что-нибудь и посмотрим, сможет ли он сказать нам правду или нет”. Так евреи предлагали обсудить  вопросы Господу нашему Иисусу Христу, не столько для того, чтобы решить их, сколько для того, чтобы испытать Его или поймать в ловушку.

2-й вариант, при котором Мастер будет склонен к ошибке, – это когда кверент задаёт вопрос без серьёзного обдуманного намерения, как поступают некоторые, встречая астролога случайно или приходя к нему с другим делом: внезапно подумав о чем-то, они тут же и задают вопрос как бы между прочим;  в таких случаях, тысяча к одному, что будет допущена ошибка.

Но ты, должно быть, уже готов сказать: “Как я могу знать, имеет ли кверент серьёзное намерение или только испытывает меня?”  На что я отвечаю: кажется, что это очень трудный для понимания, сложный момент, чтобы наверняка выяснить его; но я часто проверял и находил верным, что если во время задания вопроса Асцендент оказывался очень близко к концу одного знака и началу другого, как будто бы между ними обоими, я говорил, что вопрос задан не всерьёз или что меня испытывают; и многие признавались, что я говорю правду, и начинали верить, что я знаю больше, чем они обо мне думали раньше. На что в подобных случаях я обычно отвечал: “Прошу, друг, не донимай меня, если только ты не спрашиваешь серьёзно, ибо я подозреваю, что ты можешь разыгрывать меня, не задавая этот вопрос так, как надо; если же ты будешь донимать меня ради собственного удовольствия, получи удовольствие и от выдачи мне соответствующего вознаграждения за мои труды”, – после чего, если был задуман обман, от меня немедленно уходили. Ещё один, т. е. третий путь, который может привести астролога к ошибке – это когда управитель Асцендента и управитель часа не являются одной и той же планетой, не принадлежат  одному триплицитету и не имеют того же характера, что и Асцендент; тогда хорар не является радикальным, в чём я часто убеждался на опыте. Всё это я перечислил для того, чтобы ты мог знать, каким людям ты не должен будешь выносить суждение, потому что, как говорят, “результат дела  подобен степени озабоченности Кверента, и если он приходит по необходимости, грустный, задумчивый и с надеждой, что ты способен по-настоящему оправдать его ожидания и знаешь, как это сделать, – то в таких случаях ты можешь спокойно приступать к рассмотрению вопроса”.

8. Восьмое рассуждение  – посмотреть, сколько из вышеназванных  способов или пунктов необходимо использовать и учитывать при вынесении суждения, над которым ты думаешь; их тридцать, то есть, шестнадцать препятствий Луны, десять – других планет, как было сказано, и, кроме всего этого, все радости планет, которых насчитывают четыре. Первая из них – это дом, в котором каждая планета испытывает удовольствие: Меркурий в Асценденте[262], Луна в третьем [доме], Венера – в пятом, Марс – в шестом, Солнце – в девятом, Юпитер – в одинадцатом, Сатурн – в двенадцатом[263]. Вторая [радость] – когда планета находится в знаке, в котором она испытывает удовольствие[264]: Сатурн – в Водолее, Юпитер – в Стрельце, Марс – в Скорпионе, Солнце – во Льве, Венера – в Тельце, Меркурий – в Деве, а Луна – в Раке. Третья [радость] –  когда дневные планеты   (Сатурн, Юпитер, Солнце и Меркурий) находятся в дневных домах на Востоке и восточные относительно Солнца близ Асцендента; а ночные планеты  (Марс, Венера, Луна и Меркурий) – в ночных домах на Западе и западные относительно Солнца, особенно близ куспида седьмого дома[265]. Четвёртая [радость] – когда три высших планеты,   Сатурн, Юпитер или Марс, находятся в мужских четвертях, которые простираются от куспида десятого дома до куспида Асцендента и от куспида четвёртого дома до куспида седьмого дома; и когда женские планеты, Венера или Луна, находятся в женских четвертях, которые простираются от куспида Асцендента до куспида четвёртого дома и от куспида седьмого до куспида десятого. Что касается Меркурия,  он радуется, когда находится с мужскими планетами в мужских четвертях и с женскими планетами – в женских.

9. Девятое рассуждение – обратить внимание на различные способы, как тайные, так и явные, добрые и злые, которые помогают или мешают  вещам происходить или не происходить; их  насчитывают 21.

1-й – самый сильный тайный Помощник.

2-й – очень сильный тайный Помощник.

3-й – сильный [тайный] Помощник.

4-й  – слабый тайный Помощник.

5-й – более слабый тайный Помощник.

6-й – самый слабый тайный Помощник.

7-й  – самый сильный явный Помощник.

8-й – очень сильный явный Помощник.

9-й – сильный явный Помощник.

10-й – слабый явный Помощник.

11-й  – более слабый явный Помощник.

12-й – самый слабый явный Помощник.

13-й – самая сильная тайная Помеха.

14-й – очень сильная тайная Помеха.

15-й  – сильная тайная Помеха.

16-й – слабая тайная Помеха.

17-й – более слабая тайная Помеха.

18-й – самая слабая тайная Помеха.

19-й – самая сильная явная Помеха.

20-й  – очень сильная явная Помеха; и

21-й – сильная явная Помеха.

Каждый из этих способов мы рассмотрим по отдельности, они являются секретом из секретов. В части Астрологии,  посвященной суждениям, на которую не обратили внимания древние и не сказали прямо ничего, что я нашёл, за единственным исключением того, что Али, кажется, слегка затронул в своём толковании 23-го из Птолемеевских “Ста изречений”[266]; я не думаю, что они пропустили это из-за незнания, скорее – из-за того, что эти способы вышли из употребления, или из-за боязни быть слишком утомительными или обременить умы своих читателей и слушателей. Они приходили к заключению согласно тому, как расположены планеты в домах и наках,  их силе или слабости, вместе с Частью Фортуны и ещё несколькими элементами. Но ты должен принимать во внимание в своих суждениях не только то же, что и они, но и все прочие обстоятельства, которые можешь учесть. Когда ты рассчитаешь гороскоп, ты должен будешь сперва найти сигнификатор того, о чём спрашивают, или того, что хотят предпринять, и посмотреть, находится ли какая-нибудь из неподвижных звёзд его природы в его обители, или в его экзальтации, с ним  в соединении с точностью до минуты; поскольку затем такая звезда будет помогать сигнификатору до тех пор, пока дело не будет закончено или выполнено – даже так, как кверент и не надеется. Это и есть самый сильный тайный Помощник, благодаря которому кверент может удивляться, как всё получилось. Теперь, если та же звезда будет в том же градусе, что и сигнификатор, на расстоянии от одной минуты до 15' перед ним или 5' за ним, это  всё еще будет помогать, но не так сильно: и это мы называем очень сильным тайным Помощником; однако если она [звезда] будет  с ним [сигнификатором] в одном градусе, но на расстоянии свыше 16' и в пределах 50', это как-то поможет, хотя и меньше; и это мы называем только сильным тайным Помощником  в позитивном градусе. Если она будет в одном градусе с сигнификатором, там где он имеет два из малых достоинств, в той же самой минуте или в пределах 16', это поможет ему меньше, и это слабый тайный Помощник; от 16' до 50' – ещё  меньше, и потому это более слабый тайный Помощник; но если она будет с сигнификатором там, где у него совсем нет  достоинств, это всё ещё может помочь, но так, будто это незаметно; и это мы зовём самым слабым тайным Помощником. Подобным же образом мы можем сказать противоположное о том, что вредит, разрушает или задерживает дело. Так, если планета, которая является сигнификатором чего-либо, находясь в месте, где она не имеет никаких достоинств, соединится с одной из неподвижных звёзд противоположной ей природы, это ослабит его и не позволит делу завершиться; хотя иным способом [прийти к такому выводу] по карте кажется невозможным (потому из-за недостаточного внимания к этому Мастер часто лишается доверия и поднимает скандал вокруг самого Искусства среди людей неосведомлённых); и это является самым сильным тайным Вредителем. Если же эта  звезда будет удалена от сигнификатора больше, чем на 16 минут, это ослабит его, но не окончательно, отчего это может называться только очень сильным тайным Вредителем. И так далее – через все стадии, тем же способом, как мы говорили о случаях с  Помощниками.


О вышесказанном 21 различном случае, как то:  о сильнейших Помощниках  и т.д., и о сильнейших препятствиях.

Таким образом, нужно знать и различать вышеупомянутые различные случаи. Самый сильный явный Помощник или Источник помощи  – это когда планета-сигнификатор вопроса находится в своей обители; на Углу[267] в той же самой минуте, что и куспид, когда она директная, быстрая в движении, в рецепции и свободна от всяких повреждений и помех, что случается  наиболее редко.


Очень сильный явный Помощник  – это когда сигнификатор находится в своей обители или в экзальтации на Углу, в пределах градуса или двух от этого куспида, свободен от помех и в рецепции, что случается очень редко.

Сильный явный помощник – это когда сигнификатор находится на Углу в своей обители или в экзальтации, в пределах 3 градусов до этого куспида или 5 градусов после.

Слабый явный Помощник  – это когда планета находится в месте двух из своих меньших достоинств, на Углу в пределах 5 градусов до него или 15 градусов после него; или находится в своей обители или в экзальтации, в последующем  доме, свободная от повреждения.

Более слабый откровенный Помощник – это когда сигнификатор находится в своей обители или в экзальтации, или в месте двух своих меньших достоинств, но в кадентном доме карты и при этом  аспектирует Асцендент.

Самый  слабый откровенный Помощник  – это когда сигнификатор находится в месте какого-либо из своих больших достоинств или двух меньших, не аспектируя Асцендент;  или находится в месте одного из своих меньших достоинств; только аспектируя его, или соединяясь с планетой, которая  его  аспектирует и имеет там некоторые достоинства.

Самая сильная откровенная Помеха – это когда сигнификатор находится в месте, где у него нет ни достоинств, ни радости, ни рецепции; когда он осаждён двумя Вредителями, в падающем от Угла или от Асцендента доме; и еще хуже, если он соединяется с любой неподвижной звездой злой природы, и т.д.[268]


Могут быть еще другие причины, как помогающие, так и мешающие, помимо тех, что мы отметили, как явные, так и тайные, начиная от соединения планет  и их аспектов, но слишком утомительные, чтобы их обсуждать здесь. Я также не буду здесь более подробно останавливаться  на всём, сказанном выше, но я всё же должен убедить тебя, что это девятое соображение, с тщательностью принятое во внимание, принесёт большую пользу при вынесении правдивого и осторожного суждения – особенно, если ты всегда прилежно следишь за Луной. Поскольку из всех планет она имеет наибольшее подобие и соответствие с вещами в подлунном мире, как в общем, так и в частностях, как в отношении всего рода  человеческого, так и в отношении каждого человека; соответствует ветрам[269]; не говоря о  ежедневных влияниях, которые она производит здесь на всё, и о её частых кругооборотах относительно элементов и элементарных тел из-за близости её орбиты к Земле и из-за самой меньшей орбиты из всех  планет, так что она выглядит посредницей между небесными и подлунными телами.


Когда мы наблюдаем Новую Луну, она появляется малая и тонкая, но затем её свет постепенно увеличивается до тех пор, пока всё её тело, обращённое к нам,  не становится полным сияния, а затем оно снова уменьшается, постепенно и незаметно, пока  полностью не исчезнет. То же происходит со всем миром – Разумным, Неразумным и растительным; как люди растут, пока не достигнут установленных им размеров, а затем слабеют и усыхают постепенно, до тех пор, пока жизнь их не закончится; и так же происходит со всеми созданиями. Следовательно, необходимо учитывать  Луну как  относящуюся  к сигнификаторам в любом хораре, натальной карте, карте предприятия или дела, и её хорошее положение будет указывать на хороший исход дела, так же и в противном случае[270]. Её достоинство и сила являются столь большими, что если даже управитель Асцендента или другой сигнификатор дела  настолько слаб и аффликтирован, что не может инициировать его  или привести к завершению так, как надо, сильная Луна, несмотря на это, доведёт дело до конца.

Поскольку она является как бы наставницей[271] всех вещей, переносчицей влияний планет [на Землю], и своего рода  “интернунцием”[272]  между ними, она переносит  достоинства от одной к другой, принимая характер одной планеты и перенося его к другой. И некоторые думают, что она делает это всегда, как считал, например, тиран Цилин Римский[273], а именно: когда она отходит от одной планеты, она забирает её достоинства и приносит их другой, передавая их первой же планете, которую встретит. И некоторые представляют себе, что  Сахл[274]  говорил то же самое, но его мнение  не было абсолютно таким же, ибо он верил, что Луна переносит то, что было ей передано, но если ей ничего не было передано, то она не может никому ничего переносить, с чем согласен и я. Когда Луна соединяется с любой планетой, которая её принимает, затем эта планета передает ей свой характер, она несёт его с собой и передаёт той планете, с которой она встретится первой в месте любого из её [Луны] достоинств, и никакой другой, в согласии со следующим афоризмом: “Планета не даёт ничего в том месте, где она не ничего не обещала”[275].

10. Десятое рассуждение – внимательно посмотреть, какие неподвижные звёзды могут помочь или навредить предмету вопроса; ибо они часто имеют великую силу и приводят порой астролога к ошибке; и пусть Мастер непременно примет во внимание расположение неподвижных звёзд, которое тщательно вычислено для нашего столетия[276].

11. Одиннадцатое рассуждение – рассмотреть злотворные планеты и на что они указывают; так как Сатурн и Марс являются плохими по своей природе, Сатурн – из-за избытка холода, а Марс – из-за избытка тепла; они не являются в реальности горячими или холодными, но такова их сущность, и таковы их воздействия. И потому они указывают на зло, вред и помехи, за исключением тех случаев, когда они принимают сигнификатора или Луну по обители, экзальтации или по двум из их меньших достоинств; или когда они сами являются сигнификаторами; поскольку тогда они будут сдерживать свою злобу и не будут ослаблять или чинить помехи тем, кого они принимают, в каком бы аспекте они ни были; но если они не принимают [ту планету, которую аспектируют], их вред возрастает, и ещё более, если они находятся в оппозиции или квадратуре, так как при секстиле или трине вреда меньше. Хотя может показаться, что Сахл говорил, что Вредители откладывают или сдерживают свою злобу, когда они находятся в трине или секстиле, он имел в виду лишь то, что они не такие неистовые, и не подразумевал, что их злоба полностью утихает.

12. Двенадцатое рассуждение – посмотреть на Благодетелей и на то, что они означают, потому что Юпитер и Венера являются счастливыми по своей природе, и будучи умеренными, считаются лишёнными любого зла, потому что ничему не вредят, разве только иногда, случайно, помимо собственного намерения и крайне редко, поскольку они оказывают свои воздействия умеренно и принося выгоду, а также всегда стараются помочь как своим, так и прочим, принимают ли они их [через рецепцию] или нет, но если принимают - то тем лучше; и их трины и секстили лучше и благоприятнее, чем их квадратуры, а квадратуры [лучше и благоприятнее], чем их оппозиции.

13. Тринадцатое рассуждение – рассмотреть Солнце и его сигнификаторов, так как его тоже называют благодетелем, в каком бы аспекте оно ни было, кроме оппозиции; но при соединении[277]оно становится Вредителем, потому что сжигает и делает несчастливой  всякую звезду[278]с ним в соединении, если только она не находится в сердце Солнца, где каждая звезда укрепляется.

14. Четырнадцатое рассуждение – принять во внимание Меркурий и Луну, а также те планеты, с которыми они соединены, потому что они [Меркурий и Луна], имея изменчивую природу,  будут иметь значение тех [планет], с которыми они соединены.

15. Пятнадцатое рассуждение – рассмотреть, каким путём вообще планеты запечатлевают  влияние на земные дела; таких путей два – один хороший, а другой – плохой; так как Благодетели  обладают силой естественным образом запечатлевать добро, а от Вредителей естественным образом исходят вниз плохие влияния; отсюда следует надеяться на лучшее каждый раз, когда ты видишь Благодетелей; а когда видишь Злотворные планеты – бояться зла, кроме случая, когда оно  сдерживается, как было сказано выше[279].

16. Шестнадцатое рассуждение – заметить, аффликтирована ли планета, являющаяся сигнификатор чего-либо, любой из Злотворных планет, что имеет место, когда одна из них отбрасывает свои  лучи на лучи сигнификатора, в соответствии с величиной их орбисов[280]; и пока он продолжает находиться под лучами или светом Злотворной планеты, она называется воспрепятствованным или аффликтированным, пока Вредитель не отойдет от него; и Сахл говорит: “После того, как злая планета отойдёт на один полный градус от планеты, которую поражает, говорят, что та освободилась от неё". Но я думаю, что когда Злотворная планета отошла от сигнификатора на 1 минуту, уже можно считать его освобождённым и исключённым[281], потому что после этого она  может только пугать его. Это правда, что она вызывает больший страх, когда она отошла от него всего на одну минуту, чем тогда, когда она отошла уже на целый градус; но всё же этот страх, в целом, не без проблеска надежды. Например, кто-то собирается идти на битву и  спрашивает: вернётся ли он из боя целым и невредимым или нет? Асцендент в 13 градусов Близнецов, Меркурий в 7 градусах 54 минутах Водолея в 9 доме соединяется с  Сатурном, который стоит в 7 градусах 53 минутах Водолея, так что Меркурий в этот момент отошёл, от Сатурна, который является управителем дома смерти[282], на одну минуту; из этого явствует, что он мог бы умереть в этом предприятии из-за данного соединения, и будет подвергнут риску смерти и отчаянному страху быть убитым врагами, и его будут преследовать так, что, казалось бы, уйти невозможно, и его  будут часто настигать, но в конце концов, он убежит от них и спасётся; даже сверх своего ожидания; и всё потому, что Меркурий отделился от Сатурна; и Сахл говорит: “Если Злотворная планета, которая  будет поражать любое дело, окажется  кадентной от Асцендента – так, что она не будет его созерцать[283], – она, на самом деле, не сможет вредить делам, но всего лишь вызовет страх и испуг у вовлечённых в дело людей”.

17. Семнадцатое рассуждение – посмотреть, расположена ли планета-сигнификатор благополучно и безопасно, то есть,  свободна ли она от любых повреждений со стороны Вредителей[284], и  отбрасывает ли свои лучи или свет любой из Благодетелей на лучи этого сигнификатора; тогда эта планета считается невредимой и охраняемой, и  указывает на завершение ситуации, пока планета-Благодетель   не отошла от неё на расстояние в одну минуту. Но когда она отошла на одну минуту, дело  не будет считаться совершённым и доведённым до конца, а лишь только будящим надежды – точно так же, как мы говорили про злотворную планету, которая в подобном  случае не может ничего сделать, но только вызвать страх. Надежда эта такая, что кверент будет верить и воображать, будто всё несомненно свершится, но всё же не без некоторого сомнения. Например, предположим, что задан вопрос о важном и трудном деле: будет ли оно сделано, осуществится ли оно или нет? А восходят 17 градусов Скорпиона, Марс в 12 градусах 13 минутах Тельца, и Венера в 12 градусах и 14 минутах  Козерога, так что Венера соединена с Марсом через трин, и принимает его в своей обители, а тот, сходным образом, принимает её в знаке своей экзальтации. Так что кверент думает, и все задействованные люди тоже истинно верят, что дело может завершиться посредством этого аспекта совершенной дружбы; и они будут продолжать тешить себя этой надеждой, пока Венера не уйдёт на один целый градус от аспекта с Марсом; но, в конце концов, это дело совсем ни к чему не приведёт, потому что Венера уже отошла от Марса  на одну минуту в момент предлагаемого вопроса. Хотя есть возможность, что подобное дело может быть осуществлено, но с чрезвычайными усилиями и хлопотами. Сахл также утверждает, что если Благодетель – кадентный от Асцендента и не может его созерцать, это только порождает льстивые надежды, но никогда не приводит к завершению дела.

18. Восемнадцатое рассуждение – заметить, когда планета находится в Углах от Вредителей[285], кроме случая, когда они принимают её; тогда считают, что она находится в дурных условиях,  в затруднительном  и несчастливом положении – как человек, на которого напали, который должен много сражаться, и нет никого, кто бы мог ему помочь или защитить; или подобно тому, кто стремится против течения, или падает в глубокий пруд и не умеет плавать, но всё же, пытаясь работать руками и ногами, может выплыть к берегу и спастись, хотя это случается редко. Планета считается находящейся в Углу от Вредителя, когда Вредитель – то есть, Сатурн или Марс – находится в каком-то знаке, а другая планета находится в четвертом, седьмом или десятом знаке от него: например, если Марс находится в Овне, а Меркурий в Раке, Весах или Козероге, то считается, что Меркурий – в Углу от него, и это истолковывается подобно их телесному соединению. Но в случае рецепции он [Вредитель] не причиняет вреда, так как рецепция уменьшает  всякое зло, как мы уже говорили.

19. Девятнадцатое рассуждение – посмотреть, не находится ли Луна в свободном уходе[286], поскольку тогда это указывает на помехи делу, о котором спрашивают, оно не будет иметь счастливого завершения, а то и вовсе не будет завершено, и кверент будет вынужден прекратить [это дело] со стыдом и потерями.

20. Двадцатое рассуждение – посмотреть, не связаны ли аспектом Луна или сигнификатор с другой планетой, потому что из этого вы должны извлечь суждение о том, что произойдёт в деле. Поэтому обратите внимание на планету, к которой присоединяется Луна или сигнификатор, не принимает ли она их – потому что тогда дело закончится похвально; оно будет с успехом завершено, если  принимающей планетой является Благодетель. Но если рецепции нет, то если Луна или сигнификатор предоставят свои свойства[287] этой планете, дело всё же завершится. Однако, если это будет Вредитель, то, пусть они и сообщают ему свои свойства, без рецепции ничего не выйдет; а с рецепцией, если Вредитель не поражён, это указывает на благоприятное завершение, хотя и с утомительными усилиями.

21. Двадцать первое рассуждение – посмотреть, от какой планеты отходит Луна[288]: поскольку это указывает на прошлое данного дела: добро происходило от Благодетелей, а зло – от Вредителей.

22. Двадцать второе рассуждение – заметить,  есть ли планета, к которой Луна присоединилась в данный момент[289], так как это указывает на то, что происходит сейчас, и отсюда мы должны судить о настоящем состоянии дел.

23. Двадцать третье рассуждение – посмотреть, к какой планете Луна в данный момент присоединяется[290], при том, что соединение ещё не произошло; так как это указывает на то, что из этого выйдет; вот почему, если ты должен судить  о том, чего ещё пока не существует, но есть надежда, что в будущем оно свершится, тебе необходимо посмотреть, какую следующую планету будет аспектировать Луна, и, исходя из её значений, выносить суждение, благоприятное или зловещее.

24. Двадцать четвертое рассуждение – заметить, не находится ли планета-сигнификатор в своём отклонении[291], потому что это положение создаёт помехи всему, что [сигнификатор] обозначает, и порождает беспокойство  и огорчение по этому поводу; и если вопрос будет про тюрьму, в которую кверент боится угодить, то это указывает, что его туда бросят с позором и предвзятым отношением; а если вопрос касается кого-то, кто уже находится в тюрьме, то это указывает на утомительное заключение и вред ещё больший, чем он думает.

25. Двадцать пятое рассуждение – является ли планета-сигнификатор ретроградной, или стационарной в повороте к ретроградному движению, потому что тогда это означает  несчастье и вред, разлад, противоречие, и движение назад с ущербом. Но всё же стационарность не так плоха, как ретроградность, поскольку последняя отмечает зло – как прошлое, так и настоящее, и будущее. Но стационарность указывает, что зло осталось в прошлом.

26. Двадцать шестое рассуждение – находится ли сигнификатор в своём втором стоянии, то есть, становясь директным; так как это служит указанием на помехи и зло, которые были и остались в прошлом. Кроме того, некоторые говорят, что второе стояние является настолько же благоприятным, как директное движение, но это всего лишь фигура речи, как, например, про человека, который был болен и начинает поправляться, говорят, что он уже выздоровел, что не является полной правдой. Так же и первое стояние не настолько плохо, как ретроградность, а второе стояние не настолько хорошо, как директное движение.

27. Двадцать седьмое рассуждение – являются ли Вредители сигнификаторами чего-либо [в карте]; поскольку, если они указывают на зло, вред ещё больше возрастёт, а если на добро, то оно будет несовершенное, во много раз уменьшенное, ослабленное и будет сопровождаться трудностями; человек едва ли поверит, что его дело будет сделано, за исключением такого случая, когда они [Вредители] находятся в очень хороших условиях и прекрасно расположены.

28. Двадцать восьмое рассуждение – является ли сигнификатор медленным в своём движении, потому что тогда его действие будет замедленно; и если речь идёт о начале чего-либо, то  дело будет делаться с трудом, так что даже едва ли завершится. Кроме того, дела развиваются медленно, когда сигнификаторы расположены в Стрельце, Козероге, Водолее или Рыбах, или когда там находятся их управители, независимо от того, являются ли они медленными в своем движении. В Овне и Скорпионе они не настолько замедляющие. Во Льве они ускоряют дело; ещё более в Тельце или Весах, но более всего в Близнецах или Деве.

29. Двадцать девятое рассуждение – находится ли Луна в соединении или аспекте с любой планетой с точностью до минуты; так как это указывает на текущее состояние дел. И посмотри, какую планету после этой минуты Луна будет аспектировать следующей, поскольку эта планета будет сигнификатором всего, что произойдёт с этим  делом;  подобно тому, как  планета, с которой Луна составляла последний аспект перед нынешним, была сигнификатором того, что уже произошло – как говорилось выше[292].

30. Тридцатое рассуждение – посмотреть, прошёл ли сигнификатор (или Луна) 29-й градус знака, в котором находится, достигнув 30-го, и особенно, если он уже прошел пёрвую минуту этого градуса; потому что в этом случае, он  будет иметь силу не  в этом знаке, а в следующем. Так, если в первом знаке он указывал на зло, он нанесёт вред человеку или делу, которым угрожает, не более, чем падение дома ранит того, кто уже вышел из него, или того, кто уже стоял одной ногой на пороге и, оттолкнувшись второй ногой, оказался снаружи, и лишь потом дом обрушился. А если он указывает на добро, то человек им воспользуется  не больше, чем тот, кто разнёс птичье гнездо, но ухватывает лишь перья из хвостов, а не самих птиц. И поэтому Сахл говорит: если планета или Луна находится в 29-м градусе любого знака, она ещё имеет достоинства в этом знаке, потому что не перешла ещё полностью в 30-й градус.

31. Тридцать первое рассуждение - посмотреть, когда одна планета подходит к соединению с другой, не находится ли одна из них близко к концу знака, так что она выйдет из этого знака до того, как соединение свершится; и посмотреть, соединятся ли они в следующем знаке, в который перешли, потому что тогда дело завершится, [особенно] если одна планета сообщает другой что-нибудь в знаке такого их соединения, то есть, образуется любая рецепция, кроме случая, когда одна из указанных планет соединится сперва с третьей планетой, потому что тогда дело ни к чему ни приведёт и не будет завершено, пусть даже соединение, в которое вмешалась третья планета, всё-таки реализуется до того, как закончится первое соединение[293]. Нельзя забывать, что телесное соединение запрещает аспект и уничтожает его, но аспект не может сделать этого с соединением.

32. Тридцать второе рассуждение: является ли Вредитель сигнификатором и каково его положение. Если оно хорошее, у дела будет добрый исход, если плохое  – скорее дурной; как говорит Сарвиатор в “Pentaderа”[294]:  “Лучше сильная злая планета в своей обители или экзальтации, не соединённая с другим Вредителем, ослабляющим или мешающим ей, чем  ретроградный аффликтированный Благодетель”.

33. Тридцать третье рассуждение - посмотреть, является ли любой из Вредителей сигнификатором чего-нибудь и соединён ли он с другим Вредителем, мешающим ему, или соединён ли он квадратурой или оппозицией  с Управителем Асцендента или Луной; потому что тогда этот Вредитель завершит дело, но само дело не будет хорошим, или скорее всего, будет разрушено после того, как, казалось бы, уже завершено. Но если Вредитель, который мешает, будет быстрее из них двоих, так что он идёт к соединению с сигнификатором, то он будет вредить меньше, чем если бы сигнификатор шёл к нему.

34. Тридцать четвертое рассуждение - обратить внимание в хорарных и натальных картах, является ли сигнификатор дела [одновременно] Вредителем и управителем Асцендента, находится ли он  в первом доме, директный, не поражённый и в хорошем положении, потому что тогда он будет влиять таким же образом и позволит вынести хорошее суждение в хорарной или натальной карте. Пусть он даже не является ни  сигнификатором, ни управителем Асцендента, но всего лишь находится в первом доме и в экзальтации, тогда он откладывает всякое своё злое проявление и его вред ограничен, но если он слаб и аффликтирован, его зло и противодействие усиливаются до такой степени, что полностью разрушают дело.

35. Тридцать пятое рассуждение - посмотреть, находится ли Вредитель в знаках, подобных ему, или в знаках его природы, потому что эта позиция уменьшает его негативные влияния, подобно сердитому человеку, когда ему угодили и он получил что хотел. Это происходит, когда Сатурн в Козероге, Водолее или Весах, или в холодных знаках[295], особенно если там он обладает каким-нибудь достоинством; также когда Марс в Овне, Скорпионе, Козероге, или в горячем знаке[296], и т.д. Но если Сатурн находится в горячем знаке или Марс в холодном знаке, и они не имеют никаких достоинств, то ничего хорошего из этого не выйдет, и дело будет завершено не более удачно, чем попытка смешать масло с водой; но если они сильны и хорошо расположены, они смешаются благоприятно, как вода и вино или молоко с мёдом.

36. Тридцать шестое рассуждение – посмотреть, в случае, когда Вредители являются помехой делу, созерцают ли их  Благодетели с аспектом трина или секстиля, потому что в этом случае их злая природа будет уменьшена и смягчена, и ещё более, если те их принимают[297].

37. Тридцать седьмое рассуждение – посмотреть, являются ли Благодетели сигнификаторами, и созерцают ли их Вредители  через оппозицию или квадратуру; так как это в значительной степени уменьшит их доброе влияние, и ограничит благо, которое они бы сулили в противном случае.

38. Тридцать восьмое рассуждение – если Благодетели являются Сигнификаторами, рассмотреть, являются ли они кадентными от Углов или от Асцендента, не созерцая их[298], и являются ли они ретроградными; так как в случае подобных препятствий они будут почти такими же плохими, как и сами Вредители, если только они не будут находиться  в рецепции.

39. Тридцать девятое – обратить внимание, находится ли сигнификатор в рецепции; если это Благодетель, его значение в связи с этим намного улучшится, а если это Вредитель, то препятствия и несчастья намного уменьшатся.

40. Сороковое – рассмотреть, является ли Вредитель (неважно, сигнификатор ли он или нет) перегрином, то есть, находится ли он в месте, где не имеет ни одного своего достоинства, так как тогда его зло возрастает; но его присутствие в месте достоинства – то есть, в своей обители, в экзальтации или в своих термах – несколько уменьшает зло; однако в своём триплицитете или фасе [Вредитель] уменьшает [своё зло] очень мало, а в Хайзе[299] – менее всего.

41. Сорок первое: если Вредитель, будучи Сигнификатором, находится в своей обители или экзальтации, или в своих термах, или в триплицитете, или в угловых, или в последующих домах, то при помощи всех этих средств он укрепляется и должен считаться сильным как Благодетель.

42. Сорок второе: если Благодетель является  Сигнификатором, или предоставляет свойство[300]или помощь любой планете, и находится в доме, где у него нет достоинств как управителя, в таком случае его благоприятное значение будет  уменьшено и ограничено; и наоборот – в противном случае.

43. Сорок третье: если Благодетели и Вредители вместе плохо расположены, то есть, находятся в месте каких-либо из названных помех, как то: в домах, где у них нет достоинств, в сожжении и т. п.; тогда, на что бы они ни указывали, их значение будет слабым; согласно афоризму философа, планета, будучи ретроградной или сожжённой, не имеет силы в сигнификации. Благодетели, когда они сожжены и под лучами Солнца, указывают на малое добро или на его отсутствие; и Вредители в таком случае имеют мало силы или вообще не имеют силы для того, чтобы указывать на зло[301].

44. Сорок четвертое – рассмотреть, находятся ли сигнификаторы, Благодетели и Вредители в своей собственной обители, экзальтации, триплицитете, терме или фасе (но последнее не является таким [значимым] достоинством, как остальные, и нужно еще наличие другого достоинства, каковым является Хайз или Свет[302]). В таком случае Вредитель теряет своё “жало”, он удерживается от причинения вреда, подобно обузданной дикой лошади, его зло превращается в добро, и хотя это кажется странным, всё же древние утверждали именно так, и я сам часто убеждался в этом на опыте.

45. Сорок пятое – Соображение 45-е: рассмотреть, находятся ли Вредители в Углах от Асцендента, то есть, в знаках, которые находятся в квадратуре или оппозиции к Асценденту[303], и поражают ли они любую планету  квадратурой или оппозицией; потому что в таком случае они более способствуют злу и приносят больше несчастий, особенно, если они находятся в более сильной позиции, чем поражённая ими Планета; но если они формируют лишь трин или секстиль, то зло слабеет и помехи уменьшаются.

46. Сорок шестое - посмотреть является ли сигнификатор Благодетелем или Вредителем, первый естественным образом символизирует добро и процветание, последний естественным образом [символизирует] вред  из-за своей злобности; поэтому рассмотри положения планет относительно Асцендента; так как если Планета находится в Свете или Хайзе в месте любого своего достоинства[304], или в хорошем месте относительно Асцендента[305], то она символизирует добро, и ещё сильнее – если это еще и добрая планета.

47. Сорок седьмое - рассмотреть, находится ли сигнификатор в своём Свете или нет, для дневной планеты это положение днём над землёй и ночью под землёй; а для ночной планеты – ночью над землёй, и днём под ней; поскольку это делает такую планету более сильной. Но если ночная планета является сигнификатором чего бы то ни было, находясь днём над землёй, и то же – для дневной планеты ночью [над землёй], она будет ослаблена и подвержена помехам, так что едва ли сможет исполнить то, на что указывает.

48. Сорок восьмое - обратить внимание, если Вредитель является сигнификатором и его негативные влияния смягчены, не созерцает ли его Юпитер или не соединён ли он с ним телесно? Так как это полностью уничтожит его злобность и превратит его природу в добрую, каким бы плохим он ни был; так, если Сатурн в этой позиции не будет даровать некое добро или исполнять то, что он, казалось бы, обещает, Юпитер заставит его сделать это, при условии, что сам он не поражён, как это бывает, когда он в падении, сожжён или ретрограден (и даже в этом случае он помогает, но не так сильно). С другой стороны, Венера убирает неистовство Марса из-за располагающей близости, которая существует между ними, если только дело не слишком неприятное, как, например, война,  кровопролитие, и т.д. Но она не может так же хорошо отвести вред Сатурна без помощи Юпитера (тогда она сможет это исполнить настолько же хорошо, как и в случае с Марсом). Причина в том, что между Сатурном и ней нет такой симпатии, в любом отношении; ибо он медленный, а она быстрая, он тяжёлый, а она лёгкая, он наслаждается грустью, а она – весельем.

49. Сорок девятое – рассмотреть, соединяется ли один из Вредителей, будучи сигнификатором, с другим, так как, если сам по себе он указывает на добро[306], это его уничтожит или расстроит; но если [он символизирует] какое-нибудь зло, то это увеличит и удвоит его, или изменит его на ещё худшее несчастье другого рода, как, например, когда боль в районе пупка превращается в сухую водянку. Но если он соединяется с Благодетелем с рецепцией с любой стороны, зло превратится в добро; а без рецепции оно будет только смягчено и ослаблено, согласно силе этого Благодетеля.

50. Пятидесятое - состоит в том, чтобы посмотреть на управителя Асцендента и на Луну, не аффликтированы ли они [оба] или кто-либо из них соединением, оппозицией или квадратом любого из Вредителей. Делу будет нанесён серьёзный ущерб без аспекта Благодетеля; но если Благодетель, то есть, Юпитер, Венера, Солнце или Луна, будет его созерцать, это ослабит и растворит суровость такого Вредителя, и указанная сторона будет освобождена от грозящей опасности, если даже аспектом будет квадратура, при условии наличия рецепции. Но если вышеуказанного управителя Асцендента будет созерцать Благодетель квадратом или оппозицией без рецепции, или Вредитель трином или секстилем без рецепции, возможно, что данная сторона сможет освободиться от  опасности в настоящем, но она превратиться в другую [опасность], столь же большую, так что пользы это не принесёт.

51. Пятьдесят первое - смотреть, является ли сигнификатор падающим относительно Угла или Асцендента и не находящимся ни в одном из своих достоинств, ни в радости[307]. Тогда он показывает только сомнения и беды, и не имеется никаких надежд на добро или пользу от планеты, так расположенной.

52. Пятьдесят второе: когда три низшие планеты (Венера, Меркурий и Луна) выходят из-под лучей Солнца, и появляются вечером после его захода, до этого момента (т.е., до тех пор, пока они не отойдут от него на 12 градусов) они, или любая другая планета, слабы, так что Благодетель может помогать слабо, а Вредитель наносит ущерб такой же силы. Кроме того, если Благодетель движется дальше медленно, будто с усилием, то не стоит ожидать, что добро будет получено без больших трудов и неприятностей; а если это Вредитель, его значение будет проявляться медленно. Но в случае высших планет (Сатурна, Юпитера и Марса) эти вещи случаются, когда они выходят из-под лучей Солнца, поднимаясь утром перед Солнцем, и блистая перед его восходом.

53. Пятьдесят третье: находится ли сигнификатор под лучами Солнца – тогда он будет иметь малую эффективность во всём, как было сказано выше; но всё же Злотворные планеты будут несколько сильнее в зле, чем Благотворные – в добре.

Примечание Лилли. Планета считается находящейся под лучами Солнца, когда расстояние между ней и Солнцем менее 12 градусов, но более 16 минут, поскольку когда расстояние составляет не более 16 минут, планета считается сильной, находясь в Казими, или в сердце Солнца[308]; но когда расстояние более 12° и менее 15°, планета считается уходящей из-под лучей Солнца.

54. Пятьдесят четвертое - рассмотреть, удалена ли высшая планета на 12 градусов от Солнца, идя к своему утреннему восходу, или удалена ли настолько же низшая планета, являясь директной, идя к своему вечернему восходу - в таком случае планета считается укреплённой; но когда она достигает 15 градусов, то в таком положении она более укреплена во всём; подобно человеку, который выходит из сражения в радости, уничтожив и разбив наголову всех своих врагов. Но когда Солнце следует за этими тремя высшими планетами и когда между Солнцем и ними менее 15 градусов, их слабость считается увеличивающейся, пока расстояние между ними не станет равно лишь 7 градусам, и впоследствии, пока они не окажутся в сердце Солнца, они считаются находящимися в крайней слабости; но слабость низших планет, напротив, считается увеличивающейся, когда они следуют за Солнцем и когда между ними и Солнцем от 15 градусов до 7°; и от 7° до их положения в сердце Солнца они считаются находящимися в наибольшей слабости.

55. Пятьдесят пятое - рассмотреть, является ли сигнификатор перегрином – тогда человек, которого он обозначает, как в натальной, так и в хорарной или иной карте, будет хитроумным, коварным, злобным, он будет тем, кто знает, как действовать и ради добра, и ради зла, но более склонным к последнему.

56. Пятьдесят шестое - рассмотреть, передаёт ли сигнификатор какого-либо предмета своё расположение или свойство[309]любой другой планете. И является ли воспринимающая планета восточной или западной? Ведь если она восточная, является низшей планетой и директна, или если она западная и является высшей планетой, то при расстоянии между этой планетой и Солнцем не более 20 минут она будет слаба, говорит "Sarcinator"[310], и не будет исполнять то, что она показывает, но будет помехой многим вещам; эти препятствия подобны больному человеку, у которого болезнь настолько сильна, что он вынужден слечь и не может сам себе помочь, или подобны обрушивающемуся зданию, которое никто не в силах уберечь от превращения в руины; но чем дальше планета будет от Солнца, тем её страдания будут меньше. Если же это восточная планета, являющаяся высшей, или западная планета, являющаяся низшей и не ретроградной, она будет сильной и точно выполнит то, что она обещает; это подобно больному, который полностью выздоровел, или зданию, которое обрушилось, но было восстановлено, и это справедливо для всех планет, так расположенных.

57. Пятьдесят седьмое - рассмотреть, не находится ли сигнификатор в восьмом [доме] от Асцендента. Если он там и является Благодетелем, то хоть он и не будет вредить, но и добра не сделает; если же он Вредитель, он произведёт больший вред, чем в любом другом месте карты. Если вопрос задан об отправке на войну, посоветуй кверенту не идти на неё, пусть даже это Благодетель; и всегда, когда предполагается некое несчастье, это обозначает смерть или, как минимум, пленение, поскольку это место тьмы и смерти; но если сигнификатор является Вредителем, приходи к выводу о смерти, за исключением тех случаев, когда он отделяется от управителя восьмого [дома]: тогда это может быть только рана, или ушиб, или падение, т.е. ситуации, когда кверент в смертельной опасности, но может спастись; а если речь о поездке, особенно длительной, кверент окажется взят в плен или в большом страхе там оказаться – это всё ещё касаемо того случая, если сигнификатор отделяется от управителя восьмого [дома]. Также помни, что Вредитель в таком положении наносит большее количество вреда, чем Благодетель.

58. Пятьдесят восьмое  - рассмотри, закреплён ли сигнификатор в том знаке, где он находится? Вот слова Сахла: "Планета не считается закреплённой в знаке, пока она не пройдёт в нём 5 градусов". Но, по моему мнению, когда планета прошла один целый градус знака, она уже твёрдо находится в нём, а Сахл сказал это для большей уверенности. Подобным же образом он говорит: “Планета не считается кадентной относительно Асцендента, пока она не удалена от него на 5 градусов”; Птолемей и многие другие мудрецы подтверждают, что, например, если Асцендент в 9 градусах Овна и планета в его пятом градусе, то эта планета считается находящейся на угле, и я с ними согласен. Всё же некоторые утверждают, что планета может считаться находящейся на угле, лишь когда она расположена в самом градусе Асцендента, или в одном градусе перед ним, или в двух градусах после него, но они имеют в виду карты Революций, и они могут быть настолько строги, чтобы избежать даже малейших сомнений. Но я проверил на опыте, что планета находится на Углу при расположении до пяти градусов перед куспидом; так, однажды я рассматривал Революцию года и нашёл Марс в 5-м градусе перед Угловым куспидом земли в Козероге, при южной широте, что означало убийство Римского императора; и я сообщил ему об этом, ибо его двор был в Гроссето, а я – в Форли[311] и выяснилось, что Пандольфо ди Фасанелла, Теобальдо Франческо и разные прочие министры сговорились убить его[312], и ни один из его собственных астрологов не обнаружил этого, потому что они не верили, что Марс был в угловом положении, ведь он находился в 4 градусах и 58 минутах перед куспидом. Однако, после того как планета удалится от куспида, или линии любого угла, на полные пять градусов или более, она должна считаться кадентной относительно данного угла.

59. Пятьдесят девятое – рассмотри, не находится ли сигнификатор позади куспида Угла в 15 градусах и не далее; тогда он будет считаться находящемся на угле – так же, как если бы он был точно на нём, это подтверждает Сахл; как при расположении перед Углом сигнификатор не считается находящимся на Угле, так и при расположении далее 15-го градуса после углового куспида он считается не имеющим какой-либо силы. Например, Асцендент – 4 градуса Тельца, и любая планета позади Угла, находящаяся c 4-го до 19-го градуса этого знака, расположена на Угле, но те планеты, что находятся далее в этом знаке – не угловые. Однако Птолемей, судя по всему, подразумевает, хотя и не говорит явно, что "каждая планета, которая будет в 5 градусах перед куспидом или в 25 градусах после него, находится в угловой позиции". Так что Сахл мог был прояснить наши сомнения, препятствует ли делу такое большое расстояние планеты от Угла.

Примечание Лилли. Тот же Птолемей (с которым не могу не согласиться), кажется, утверждает, что никакая часть любого дома не может остаться лишенной свойств; и сам я считаю – думаю, не праздно, – что каждая планета, которая находится в любом доме, должна считаться расположенном в этом доме, от начала дома и до самого его конца; я говорю "в доме", а не "в знаке", потому что иногда один дом простирается более чем на знак, а иногда – менее[313]; так что кажется смешным считать, что любая часть любого дома может продолжаться впустую и быть лишённой свойств.

60. Шестидесятое - посмотреть, в каком знаке находится сигнификатор, в фиксированном, мутабельном или кардинальном; потому что в фиксированном знаке он показывает стабильность и поощрение того дела, которое начато, или предпринято, или задумано. В мутабельном знаке [он показывает] изменения с возвращением или повторением этого [дела], [показывает то,] что будет однажды прервано, а впоследствии начато снова, или кое-что будет добавлено, или случится другое изменение; и потому для таких вещей, которые требуют изменения (покупка, продажа, или что-то подобное), мы должны поместить сигнификатора и Луну, или кого-то из них, в мутабельный знак. Но сигнификатор в кардинальном знаке показывает внезапное изменение, быстрое выполнение [дела] или [его] конец, будь он хороший или плохой. Таким образом, в делах, где нам нужен стремительный исход, мы должны поместить сигнификатор в кардинальные знаки; но для тех вещей, которые должны быть стабильными и выдержать испытание временем, мы должны разместить их в фиксированные знаки; а там, где нам нужен средний результат, позвольте им находиться мутабельных знаках; учти, что это же всегда верно применительно к характеру Луны, если ты можешь наблюдать её в любое время.

61. Шестьдесят первое – посмотреть, не находится ли управитель Асцендента или Луна вместе с Головой Дракона или Хвостом, поскольку это препятствие во всех делах; помехи или вред проистекут из причины, показанной тем домом, в котором это соединение произошло. Но никакое соединение Головы Дракона или Хвоста не причиняет вреда, кроме телесного, поскольку они не образуют никакого аспекта или оппозиции[314]. Хуже, когда сигнификатор или Луна приближаются к ним, чем когда они уходят от них; поскольку первый вариант обозначает вред в его полную силу, подобно человеку в лодке, которая расщепляется на части в море, когда не имеется никакой надежды. Но последний вариант подобен лодке, которая только находится в опасности, но имеет надежду и вероятность спастись. И заметь, что когда сигнификатор или Луна движутся к Голове Дракона, её злобность увеличена, ибо её сущность усиливается, а когда они движутся к Хвосту, вред не настолько максимален, как когда они уходят от него, в пределах одного градуса; от одного градуса и далее [влияние] не столько огромно, как в пределах градуса, хотя и немалое; от 1 градуса до 3 градусов – меньше, от 3 градусов до 5 градусов – ещё меньше, от 5 градусов до 7 градусов – очень малое; от 7 градусов до 9 градусов – ещё меньше, а с оттуда до 12 градусов – слабое или вообще никакое.

62. Шестьдесят второе – посмотреть, не находится ли Луна в свободном уходе?[315] Ибо это будет означать, что вещь, о которой спрашивают, вообще едва ли придёт к хорошему завершению, и не без большого труда, печали и неприятностей, если только управитель Асцендента или сигнификатор вещи не будут в очень хорошем положении, тогда дело может встретить препятствие, но не полное разрушение; тем не менее, это хорошее время для потребления напитков, купания, празднования и т.д., а также для использования мазей для удаления волос, особенно когда она [Луна] в Скорпионе[316].

63. Шестьдесят третье - рассмотреть, не находится ли Луна вдали от соединения с Вредителями, так, чтобы она не бросала на них свои лучи[317], тогда событие будет хорошим, но лучше, если она касается своими лучами Благодетелей. И ещё лучше, если, помимо того, управитель Асцендента или дела будут в хорошем положении; а если они не расположены хорошо, это может ослаблять добрые обещания, но не мешать этому полностью.

64. Шестьдесят четвертое - рассмотреть, не находится ли Луна в Раке, Тельце, Стрельце или Рыбах; тогда это означает хорошее течение дел, пусть даже она соединяется с Вредителями и не соединяется с Благодетелями; даже будучи в свободном уходе, в этих местах она не приносит столько вреда, сколько в остальных, если только она не сожжена[318], поскольку тогда они [эти зодиакальные знаки] помогут ей очень мало или никак.

65. Шестьдесят пятое - рассмотреть, аффликтирован ли управитель седьмого [дома] или нет? Если да, это станет препятствием для дела. И тебе лучше отложить своё суждение, если ты можешь, и осторожно [всё] исследовать всякий раз, когда возникнет подобное препятствие, как и при соединении управителя седьмого [дома] с планетами, как и при их сепарации, и так же – для Луны[319]. Таким образом, ты сможешь определить, откуда оно [препятствие] произойдёт, и после этого дашь суждение с большей надежностью.

66. Шестьдесят шестое - рассмотреть, когда Вредители угрожают несчастьями, не являются ли места, на которые падает их угроза, местами достоинства любого из Благодетелей? И не созерцает ли Благодетель это же место трином или секстилем? Поскольку тогда это устранит несчастья и полностью аннулирует их. Если же [Благодетель созерцает это место] квадратурой, это только уменьшит их, если оппозицией, то устранит часть его, но если аспектов Благодетеля [к этому месту] вообще нет, вред будет нанесён, но он будет исходить от честных, справедливых людей, и это будут заслуженные страдания кверента, приговорённого к уплате убытков в ходе беспристрастного процесса перед лицом суда, или нечто подобное. Но если вышеуказанное место будет местом достоинства Вредителя, вред придёт от несправедливых людей, лживых свидетелей, продажного судьи или некоего приговора, несправедливо вынесенного вследствие ошибки и т.д.

67. Шестьдесят седьмое – рассмотреть, нет ли поблизости любого затмения, в пределах 12 градусов от сигнификатора? Ибо это принесёт несчастье и вред кверенту или делу, если только там не будет Благодетеля, имеющего достоинства в этом же месте, тогда они [несчастья и вред] уменьшатся; но если такого не наблюдается, то посмотри, какая планета созерцает упомянутое место затмения и как. Поскольку, если его созерцают Благодетели, они только увеличивают зло, а если это Вредители, они уменьшают и ослабляют его, что представляется некой загадкой или чудом Искусства.

68. Шестьдесят восьмое – рассмотреть, в вопросах о больных людях, или декумбитурах, будут ли управитель седьмого и сам седьмой дом свободными от помех? Поскольку, если это так, больной может смело доверять себя заботе врачей, ибо лечение будет очень хорошим. Но если седьмой дом и его управитель аффликтированы, то, как сказал Птолемей, “доктор должен быть заменён, ибо ни его лечение, ни забота не принесут ничего хорошего”[320] (поскольку седьмой дом представляет лечение[321], как сказал Сахл) или, по крайней мере, болезнь перерастёт в хроническую и затяжную. Подобное можно ожидать при таких же позициях, образующихся в момент начала лечения.

69. Шестьдесят девятое – рассмотреть, не являются ли сигнификаторы Асцендента и дома, обозначающего вопрошаемую вещь, равными по силе и слабости? Поскольку тогда невозможно вынести уверенное суждение; однако в таком случае стоит учесть управителя конъюнкции или превенции (в зависимости от того, относится ли вещь к конъюнкции или превенции), которая была последней[322], и судить по этому, но если управитель превенции либо конъюнкции и управитель вещей, [о которых спрашивают,] всё равно будут равными [по силе], нужно обратиться к Луне и посмотреть, с кем она сблизится первым[323], и отсюда вывести суждение. Если ни с кем из них она не сделает аспекта в пределах своего знака, возьми того, с кем она раньше соединится в следующем знаке, и это крайне полезно.

70. Семидесятое рассуждение – запомнить ещё один секрет, не очень хорошо исследованный астрологами, но часто приносящий им много вреда, [когда они его не учитывают,] а именно, смотри во всех хорарных и прочих картах, не находится ли управитель предшествовавшего новолуния или полнолуния в любом из Углов от той вещи, о которой спрашивают[324], и если это так, дело будет завершено, за исключением тех случаев, когда сам кверент допускает промах (или Бог становится против этого), даже если из других показателей этого не следует. Но если так не случится, а он[325] будет в первом доме, и остальные сигнификаторы, т.е. управитель Асцендента, вопрошаемой вещи и Луна (или любой из них) помогают, дело будет совершено с лёгкостью. Если он будет в падающих домах, это едва ли произойдёт, даже если другие сигнификаторы выглядят как никогда благоприятными, а если как минимум два из них не будут такими [благоприятными], можно с определённостью считать, что дело никогда не будет сделано.

71. Семьдесят первое - рассмотреть, попадает ли сигнификатор между Асцендентом и двенадцатым[326], это означает продолжительность или длительность времени, в которое свершится дело, или, если оно уже свершилось, как долго будет продолжаться в днях или часах. Если между двенадцатым и десятым, это означает половины недель; между десятым и седьмым – месяцы или недели; между седьмым и четвертым – годы; а между четвертым и Асцендентом – половины лет.

Примечание Лилли. Что касается измерения времени, то покойный командор Моррисон, Р.Н.[327], писал: “Наиболее трудная вещь в любых вопросах – это точные суждения относительно времени. Я бы советовал соблюдать чрезвычайную осторожность при высказывании любых суждений на эту тему, если только именно это не является главным пунктом, относительно которого хотят узнать. В таком случае, еcли карта будет безусловно радикальной и если взять ту планету, которая приближается к другой, хорошие результаты даёт следующее правило:

Каждый градус даёт:

В подвижных (кардинальных) знаках и углах - дни,

В общих (мутабельных) знаках и углах - недели,

В фиксированных знаках и углах - месяцы.

Последующие дома дают недели, месяцы и годы, если, [соответственно,]знаки подвижные, общие и фиксированные, а падающие дома дают месяцы в подвижных знаках, годы в общих знаках и неограниченное время в фиксированных знаках.

 Д-р Симмонит[328], автор известных астрологических работ, пишет: “Обычно очень сложно точно судить о времени. Ограничение времени задано либо домом и знаком, либо аспектом. Чтобы установить число дней, недель, месяцев или лет, рассмотри градусы и минуты между телом или аспектом сигнификаторов, и согласно тому, сколько градусов между их аспектом, столько дней, недель, месяцев или лет пройдёт до завершения или сведения к нулю того дела, о котором спрашивают. Отметь, в какой дом или знак попадает приближающийся сигнификатор. Последующие дома дают недели, месяцы или годы, если знак подвижный, общий или фиксированный, а падающие дома дают месяцы в подвижных знаках, годы в общих и неизвестную величину в фиксированных знаках. Большая южная широта продлевает время, большая северная широта часто укорачивает его; если сигнификатор не имеет широты, точное время прямо следует из аспектов. Градусы и минуты широты, если она южная, должны быть, как говорят, прибавлены ко времени, но при северной – [должны быть] вычтены из него, т.к. северная широта укорачивает время события, а южная широта удлиняет его, но я не слишком полагаюсь на это мнение. Транзиты показывают развитие дела и указывают наиболее вероятное время, в которое дело может быть окончено, и из этого времени следует выводить суждение. Хорошими или плохими днями являются те, в которые транзиты являются хорошими или плохими. Смешанная аппликация[329] даёт вместо лет месяцы, вместо месяцев – недели, вместо недель – дни”.

72. Семьдесят второе - заметить, что если вопрос касается поездки и Луна аффликтирована, предпринимать её небезопасно; но если её нельзя отложить, сделай ту планету, что аффликтирует Луну, управителем Асцендента в тот момент, когда кверент отправится в дорогу.

73. Семьдесят третье - обратить внимание, касается ли вопрос хорошего или плохого? Если хорошего, то созерцают ли Благодетели сигнификатора вопроса или Луну? Ибо тогда добрая Фортуна благодаря этому возрастёт; но если Вредители бросают свои лучи [на сигнификатора или Луну], то она, соответственно, во многом уменьшится. Но если изначально [вопрос] был о чём-то нехорошем и Вредители созерцают сигнификатора или Луну, как сказано выше, ожидаемое зло будет увеличено и станет намного хуже[330].

74. Семьдесят четвертое - рассмотреть, находится ли сигнификатор в своём первом стоянии, перед ретроградностью? Ибо это означает сварливость и непослушание, и дело, пусть многообещающее как никогда, не будет завершено. Если тогда начнётся какая-то работа или строительство, они не будут закончены. И если такой сигнификатор, обещающий подобное, будет под землёй, такое здание не будет воздвигнуто для любых целей в течение тридцати лет и затем не будет завершено, а если оно затем немного вырастет, то будет возводиться ещё тридцать лет. И если не будет завершено тогда, то оно не будет достроено в течение девяноста лет от самого начала, а если и тогда строительство не завершится, то не завершится никогда, пока собственность не претерпит изменений и не перейдёт во владение других людей от предыдущих хозяев. Но если сигнификатор будет во втором стоянии, перед директным движением, это обозначает, что дело будет сделано, но медленно, затруднительно, с усилиями и хлопотами. И если сооружение будет начато тогда, оно будет завершено, но не так скоро, как казалось вначале – при условии, что сигнификатор не стоит под землёй, ибо тогда тот, кто начнёт это [здание], никогда не завершит его, и оно не поднимется очень высоко над землёй.

Примечание Лилли. “И заметь, планета в своём втором стоянии означает удачу, обновление и силу всего; но в своём первом стоянии – разложение и разрушение. Помни и понимай эти вещи хорошо, поскольку они будут часто попадаться в практике”.

75. Семьдесят пятое – рассмотреть, не аффликтирована ли Луна какой-либо планетой? Поскольку, о чём бы ни был вопрос, его ожидают препятствия. Но если Луна будет в хорошем месте от Асцендента, т.е. будет созерцать его трином или секстилем, или если планета, аффликтирующая её, будет созерцать его же, любой из этих аспектов смягчит подразумеваемые неприятности и, возможно, совсем устранит их, если упомянутая аффликтирующая планета не падающая от углов или Асцендента и не в своём падении, что есть положение в седьмом знаке от своей обители[331]. Кажется, Сахл сказал, что “если аффликтирующий Вредитель будет кадентным от Асцендента или ретроградным, он наводит страх на кверента, но я всегда опасаюсь аффликтированности Луны больше любых других препятствий и едва ли помню, чтобы я вообще видел хорошее завершение чего-либо, когда она была аффликтирована: и в поездках, если к войне, то это было опасным для забот и персоны кверента, если в торговле, то затруднения, ссоры, печаль в поездках и потери денег и т.д.”

76. Семьдесят шестое – рассмотреть, от какой планеты отделяется Луна, и к какой она присоединяется; та, от которой она отделяется, означает то, что было, другая – что будет, как мы [уже] говорили. Поэтому, если она отделяется от Вредителя и сходится с Благодетелем, худшее позади, и то, что к этому времени было сделано, счастливо окончится к удовольствию кверента. Но если она отделяется от Благодетеля и идёт к Вредителю, истолкуй противоположным образом: дело было хорошо в начале, но окажется неудачным в конце. Если [Луна идёт] от Благодетеля к Благодетелю, то и было и есть хорошо – и будет иметь похвальный конец. Если от Вредителя к Вредителю, то завершение будет скверным[332].

77. Семьдесят седьмое – рассмотреть, находится ли управитель Асцендента или Луна в оппозиции [к своей обители], то есть, Луна в Козероге, Меркурий в Стрельце или Рыбах, Венера в Скорпионе или Овне, Солнце в Водолее, Марс в Тельце или Весах, Юпитер в Близнецах или Деве, Сатурн в Раке или Льве; поскольку такой управитель вопроса питает отвращение к [рассматриваемому] делу и не желает его завершения, а скорее против этого.

78. Семьдесят восьмое – рассмотреть дом, который соответствует вещи, о которой задан вопрос. Поскольку первый означает личность, второй – собственность, третий – братьев и т.д. (как мы говорили ранее). Какое он[333] произведёт впечатление, так и суди, надлежащим образом обдумав все обстоятельства.

79. Семьдесят девятое – рассмотреть, присоединяется ли сигнификатор или Луна к хорошей или плохой планете путём соединения или аспекта, на что надо прилежно обратить внимание; поскольку телесное соединение с Солнцем есть самое большое несчастье, которое может случиться с планетой[334].

80. Восьмидесятое – рассмотреть, как сигнификатор расположен относительно своей собственной обители, находится он ли во втором, третьем, четвёртом и т.д. знаке от неё, и согласно значению этого знака тебе следует вынести суждение, так же, как ты судил бы о любой планете в таком же доме от Асцендента[335].

81. Восемьдесят первое – рассмотреть, располагается ли сигнификатор в угловом, или последующем, или падающем доме? Ибо насколько любая планета близка к куспиду любого Угла[336], настолько она сильнее, насколько далека, настолько слабее; и чем быстрее она окажется близ куспида падающего дома, тем слабее она будет, чем более отдалена, тем менее слаба.

82. Восемьдесят второе – рассмотреть, получает ли сигнификатор расположение или свойство[337]от любой планеты, Благодетеля или Вредителя. Если от Благодетеля, это означает добро; и лучше, если такой Благодетель находится в хорошем положении. Если от Вредителя – то напротив; и это станет настолько хуже, насколько слабее и аффликтированнее он будет.

83. Восемьдесят третье – рассмотреть, не равны ли Благодетели и Вредители по силе в хорарной карте, ибо это означает невозможность определённого суждения, ни хорошего, ни плохого; это своего рода признак безразличия, и того, что данное дело не принесёт ни приобретений, ни потерь.

84. Восемьдесят четвертое – рассмотреть, кто наиболее силён – Благодетели или Вредители, ибо если те и другие сильны, но Благодетели преобладают в силе, это означает своего рода посредственность добра; если же в подобно случае наиболее сильны Вредители, то посредственность зла – без крайностей с любой стороны.

85. Восемьдесят пятое – рассмотреть, падает ли Часть Фортуны на хорошее или плохое место в карте, то есть в угловой, последующий или падающий дом, и как она аспектирована, и кем, Благодетелем или Вредителем? И находится ли она в рецепции с планетой, которая её аспектирует? Ибо хорарные карты могут порой казаться хорошими, но Часть Фортуны оказывается в неблагоприятном месте, сильно ослабляя её [карту] и делая её менее благоприятной, так что обманывает надежды кверента. И напротив, хорарная карта может казаться неблагоприятной, однaко Часть Фортуны оказывается, к счастью, связанной с хорошей планетой, которая принимает её, и т.д., уменьшая вред, и ничего такого особенного, чем, казалось бы, угрожает карта в других отношениях, с кверентом не случится.

86. Восемьдесят шестое – рассмотреть, не созерцает ли любой из Вредителей сигнификатора, при том, что оба они ретроградны, кадентны, перегрины и в знаках, противоположных их природе? Ибо тогда они приносят такое абсолютное зло, что не может быть ни избегнуто, ни предотвращено ничем, но единственно Богом. И если кто-нибудь будет рождён при таких положениях [планет], он всегда будет нищим, препятствуя ему делать то, что он мог бы; или, если в подобный момент будет построен какой-либо дом, ни один человек не сможет когда-либо жить в нём счастливо или заработать в нём денег, но через потери и испытания его имущество и добро разрушатся и кончатся ничем; и даже самые его уверенные планы странным образом расстроятся и уничтожатся, если только не проявит себя Божественное великодушие в милосердном вмешательстве.

87. Восемьдесят седьмое – рассмотреть Novenarium Lunae[338], что является вещью, требующей изрядного внимания, ибо это часто мешает астрологу в раскрытии истины и приводит к ошибке его, не ведающего причины, заставившей его обмануться.

88. Восемьдесят восьмое – рассмотреть не только планету, от которой Луна уходит, как она расположена и т. д., но и следующую, к которой она присоединяется так, что между ними не более 51 минуты. Первая означает то, что было, вторая то, что присутствует сейчас, как мы уже говорили. А также смотри, к кому она будет присоединяться следующей после ухода от той, с которой она в настоящий момент, ибо она будет означать (в соответствии с ее расположением) результат или то, что будет.

89. Восемьдесят девятое – рассмотреть Duodenariam Lunae, достойную внимания во многих случаях — даже больше, чем разные вещи, о которых мы уже говорили, ибо есть величайшая опасность ошибок в трудных для понимания соображениях, и те астрологи, которые скорее ленивы, чем невежественны, не принимают её во внимание, и потому часто впадают в немилость и вызывают презрение толпы, вместо того, чтобы приложить незначительные усилия.

90. Девяностое – рассмотреть, будут ли господин дома, в котором находится Солнце, и того, в котором находится Луна, а также господин асцендента все восточными и в углах (хотя это редко случается), и взаимно созерцать друг друга из хороших мест в дружественном аспекте; ибо эти позиции будут означать наивеличайшее добро и наивысшую степень удачи, какие только можно вообразить. Если они не будут все так расположенными, оставшаяся часть будет означать процветание и блаженство пропорционально их способности, хотя и не в столь огромной мере.

91. Девяносто первое рассуждение – изучать в вопросах или натальных картах, находится ли Марс в каком-либо из углов фигуры, особенно в фиксированных знаках, или когда восходит Скорпион; ибо тогда он разрушает все хорошее, означаемое вопросом, или, в конце концов, изрядно затрудняет и ослабляет это. Если только Юпитер не созерцает его в тригоне или секстиле, ибо тогда его злоба смягчается, невзирая на то, слаб Юпитер или силен.

92. Девяносто второе – изучать в натальных картах и вопросах, особенно о смерти, будет ли господин дома смерти, или сигнификатор смерти, или господин дома, в котором расположен господин восьмого, приближаться к аспекту с сигнификатором натива или кверента, либо он к ним. Поскольку планета, так пораженная, становится разрушителем жизни и убивает, будучи как счастливой, так и несчастливой, и независимо от того, будет ли там рецепция или нет.

93. Девяносто третье – рассмотреть, если вопрос имеет отношение к вещи, которую некто просит у другого, или которую некто желает извлечь из тайного места, будет ли сигнификатор кверента или вещи, о которой спрошено, созерцать Сатурн или телесно соединяться с ним, или будет ли Сатурн в доме вещи, о которой спрошено? Ибо тогда дело вряд ли будет сделано или не без изрядного труда и беспокойства, и более утомительно, чем кверент мог представить.

94. Девяносто четвертое – рассматривать в вопросах и т. д., будет ли сигнификатор вещи, о которой спрашивают, падающим из асцендента или других углов или из дома, который обозначает вещь или дело, которых добиваются, или его господин; или будет ли он ретроградным, или в плохом состоянии с Солнцем; или будет ли в названном доме, обозначающем вещь, о которой спрошено, падающая планета, или ретроградная, или в таком скверном состоянии с Солнцем, или в плохом месте от него, или плохо аспектировано им? Ибо любое из этого означает препятствие для вещи, даже если в других отношениях вопрос кажется хорошим и возможным.

95. Девяносто пятое – будут ли планеты, обозначающие вещи, которых добиваются, взаимно соединятся одна с другой, ибо это означает, что это будет сделано. Однако не будь слишком уверен в таком суждении, пока ты хорошенько не взвесишь природу знака, в котором они соединяются, будет ли он их собственной природы, ибо тогда это будет легким, в ином случае – трудным или совсем редко встречающимся.

96. Девяносто шестое – рассмотреть в вопросах, которые кажутся показывающими, что то, о чем спрашивалось, будет выполнено, будут ли сигнификатор вещи и Луна в углах. Ибо если они оба более чем в 25 градусах от углов, это не будет доведено до конца; а если один будет, а другой не будет столь удален, тогда это может произойти, но с трудностями; если только это не будет поездкой, которая будет достаточно быстрой, если сигнификаторы будут далеки от углов.

97. Девяносто седьмое – рассмотреть, в каком климате ты принимаешь вопрос, ибо суждение должно быть различным, как различны восхождения в местностях и климаты; не будет степень восхождения или подъема знаков в одном климате, как в другом, ни асцендент в одной области тем же, что и в другой.

Примечание Лилли. Поэтому здесь остерегайся ошибки, ибо это будет весьма грубым и заслуживающим порицания; ибо в какую бы сторону ты ни передвигался из одной области в другую, будь то с востока на запад, с севера на юг или наоборот, твой асцендент будет изменяться с каждым градусом с востока на запад и contra, и с севера на юг и наоборот. Но некоторые приятные глупцы или монахи в своих чашечках могут подняться и сказать: "Если твои суждения изменяются в соответствии с местоположением народов, они ложны." Но не говори с подобными тупицами, они не разумеют, не верят и нет для них ничего возможного. Однако некоторые среди них – весьма ученые мужи, такие как Conradus Brixiensis, монах-доминиканец, которые превосходно понимают искусство и честно его практикуют. Недостаток внимания, говорю я, заставляет астрологов ошибаться, и я опасаюсь этого по-прежнему, ибо верные суждения не могут быть даны без асцендента и других домов, а поскольку эти различны, те тоже должны различаться. Потому тебе следует иметь таблицы восхождений для каждого климата и области. Хотя гораздо труднее найти различие одного климата от другого, чем одной области или местности от другой, в соответствии с долготой. Ибо если у тебя есть таблицы восхождения знаков в какой-либо области с востока на запад, ты можешь приблизительно найти восхождения в другой, в той стороне, в которой пожелаешь, будь то на восток или на запад, согласно тому же климату, взяв разницу, но в разных климатах ты не сможешь так легко догадаться.

98. Девяносто восьмое – изучить, будет ли то, что показано знаком, как вероятно осуществимое, обозначено планетами через телесное соединение, или аспект, или передачу света? Если любым из двух первых, вещь будет осуществлена кверентом и тем, о ком спрашивают, без вмешательства какой-либо третьей персоны. Но если последним, это произойдет через посредников, друзей или некую персону, предложившую свои услуги; и это будет осуществлено посредством персоны или вещи, обозначенной тем домом, чей господин передает свет, как было сказано прежде. Так если это будет господин второго, это будет осуществлено через расходы или деньги; если третьего, неким братом или подобным; если четвертого, через отца и т. д. В соответствии со значением каждого дома.

99. Девяносто девятое – хорошенько рассмотреть в вопросах, натальных картах и т. д., что несомненно пройзойдет в них. Ибо иногда по фигуре вещь выглядит совершенно осуществимой, но не полностью, а лишь частично; иногда это полностью выполняется, а иногда и не полностью, и не частично. На этот счет астрологи часто терпят упреки и редко знают, как оправдать себя, не понимая, как это происходит. Это трудная тема и наитончайшее изыскание, так что древние не желали затрагивать это, за исключением лишь наипочтеннейшего Albumazar, сказавшего несколько больше, чем остальные, чьи суждения я нашел более действенными и верными, чем у других, хотя Птолемей, великий толкователь этой науки, должен быть признан более искусным, чем остальные. Итак, то, что я говорю, есть рассмотрение определенных неподвижных звезд:

Примечание Коули. Отметь, что эти неподвижные звезды теперь передвинуты на многие градусы вперед по эклиптике, чем они были во времена Бонатти, в отношении долготы, что должно быть тщательно обдумано прилежным астрологом. Из тех, что я буду перечислять, некоторые природы счастливых, и выполняют те вещи, которые не выглядят выполнимыми по значениям планет; другие природы несчастливых, которые не позволяют вещам выполняться в соответствии с планетными значениями. Последних несколько в каждом знаке, как то во времена Бонатти было, которых две в голове Овна, одна в 13:45, другая в 14:45, и они южные, природы Сатурна и Марса. В Тельце 6 звезд, одна в 9:55, Плеяды, которые так называются, но считаются как одна, и природы Марса и Луны, другая 13:02, другая в 40:45 и называется Дьяволом, другая в 15, следующая в брюхе Тельца 19:15, называется Альдебаран. Все они природы Марса и Меркурия. В Близнецах одна, в 8 град., называется Плечо собаки «природы Марса и Сатурна», другая в 10 град. 15 мин., природы Марса, называется Воин, другая в 17:15, еще одна в 18:52 называется Ведьма, природы Солнца и Марса. В Раке есть одна в 2:03 называется Верблюд, природы Сатурна и Луны. Другая в 7:55, еще одна в 13град., называется Западный Верблюд, природы Солнца и Луны, другая в том же градусе, называется Нога Собаки природы Сатурна, и другая в 17:55 той же природы. Во Льве есть одна, в 15:55 природы Сатурна. В Деве две, одна в 7:11 природы Марса и другая в 15 град. природы Сатурна. В Весах одна в 26 град. природы Сатурна. В Скорпионе три, одна в 1:01, другая в 8:07, другая в 9 град., все – природы Марса. В Стрельце две небольшие, одна в 19:52, другая в 21:02, природы Сатурна. В Козероге две, одна в 27:02, другая в 29:05, обе природы Сатурна. В Водолее одна в 9:04 природы Марса и Сатурна в Рыбах одна в 4:07 природы Марса и Меркурия. Все эти звезды вредные и злотворные, мешающие и разрушающие вещи после того, как они покажутся возможными для совершения, а по этой причине будут недействительными настолько, насколько возможными. Здесь не будет излишним, но весьма подходящим поместить таблицу неподвижных звезд, у которых малая широта, как они расположены сейчас, или уточнить их для некоторых последующих лет.

100. Сотое рассуждение – наблюдать неподвижные звезды, помогающие и поддерживающие выполнение вещей, таким образом расположенных. В Овне таковых две, одна в 5 град. 5 мин., природы Юпитера и Венеры, вторая в 20 град. 01 мин., природы Юпитера. В Тельце – три, одна в 1 град. 03 мин., вторая – 8 град. 07 мин., и последняя 9 град. 01 мин. – все природы Венеры. В Близнецах две звезды, одна 19 град. 02 мин., 21 град 08 мин., обе природы Юпитера и второй величины. В Раке тоже две, одна в 2 град. 02 мин., вторая 29 град. 05 мин., обе природы Юпитера. Во Льве одна 9 град. 04 мин. природы Юпитера и Венеры. В Деве одна 4 град. 07 мин. природы Юпитера и Луны. В Весах две, обе природы Юпитера и Венеры, одна в 13 град. 45 мин., другая в 14 град. 45мин. В Скорпионе четыре, одна 9 град. 55 мин, 13 град. 01 мин., 14 град. 45 мин., и последняя в 19 град. 15мин., – все природы Юпитера. В Стрельце две, одна в 10 град. 15 мин., вторая в 7 град. 55 мин., обе природы Юпитера. В Козероге три, одна в 2 град. 03 мин., вторая в 7 град. 55 мин., обе природы Юпитера, В Рыбах две, одна в 7 град. 11 мин., природы Венеры, вторая 14 град. 59 мин., природы Юпитера. По этой причине, всегда, когда ты найдешь сигнификатор в телесном соединении с какой-либо из них, ты можешь провозгласить счастье и хороший конец.

101. Сто первое рассуждение – отметь в натальных картах или вопросах, которая планета является прерывающей жизнь или годы или мешающей вещи произойти, ибо она та, что уничтожает жизнь в нативе и т. д., которая является наисильнейшей в показателях достоинств или силы. Однако Messalah утаил это и раскрыл тайну только своему верному ученику, который из гордыни присвоил это себе. Теперь, после того как ты нашел, кто является сим разрушителем и т. д., смотри, к кому будет присоединен господин асцендента или Луна (кои участвуют в обозначении всего, как мы сказали прежде), или господин вещи, о которой спрошено, и господин дома Луны, либо один или большинство из них. Ибо если они будут присоединены к планете ретроградной, или сожженной, или падающей из асцендента или какого-либо другого угла, или к какой-либо из несчастливых, которая не воспринимает его, или будут поражены несчастливой, которая прерывает свет сигнификатора, вещь будет уничтожена, а годы натива уменьшатся и он проживет не долго. Далее, если господин асцендента, или Луна, или господин вещи, о которой спрошено, будет присоединен к планете, которая свободна от соединения с несчастливыми, и так сохраняет, какова сама, но присоединенный к другой планете, пораженной некоторым из выше-указанных способов, дело не придет ни к чему, даже после того, как покажется свершившимся, и жизнь натива будет внезапно прервана, когда все, что только возможно, говорит о противоположном. И это также случится, даже если не будет соединения с убивающей планетой, если только сигнификатор или Луна будут поражены вышеуказанным образом.

102. Сто второе рассуждение – о вещах обозначенных, как они будут найдены и узнаны, и по какому сигнификатору они берутся? Что должно быть по сигнификатором кверента и вещи испрашиваемой или о которой спрошено; которые два сигнификатора, если они будут соединены, вместе с Луной, означа-ют полное и совершенное осуществление вещи, если не соединены, тогда противоположное. И по соединению сигнификаторов мы должны узнать, почему или посредством чего вопрос совершен. А посредством господина дома, в котором такое соединение случилось, мы знаем то, что с вопросом будет, или конец этого; ибо если тот будет счастливой – это будет хорошим, в соответствии с состоянием и значением такой счастливой и дома, в котором она находится, и значением господина того дома и места, в котором расположен господин того дома, в котором это само есть. А если это будет несчастливая – то будет плохим, в соответствии со значением несчастливой и таких других позиций, которые указаны выше. Если господин дома, или экзальтации, или каких-либо двух меньших достоинств, бросает аспект или там будет передача света, ты можешь узнать из этого, что вопрос придет к завершению. Но если там не будет ничего из этого – это не может быть точно узнано, но это будет посредством или от причины не открытой. И по аспектам счастливых или несчастливых можно узнать, каковы будут последствия.

103. Сто третье рассуждение – обратить внимание в натальных картах и общих вопросах, в котором доме случится быть Жребию Фортуны; ибо от вещей, обозначенных тем домом, появится удача или прибыль натива или кверента, если тот будет хорошо расположен, в ином случае он будет причиной его бед и потерь.

104. Сто четвертое рассуждение – изучить в натальных картах и общих вопросах, будет ли сигнификатор натива или кверента расположен в седьмом от своего собственного дома или в оппозиции к господину асцендента, ибо он не будет в таком случае обозначать прибыль от вещей, обозначенных тем домом, но скорее издержки и потери.

105. Сто пятое рассуждение – изучить в натальных картах и общих вопросах, будет ли та несчастливая несчастлива в седьмом? Ибо это означает, что натив или кверент не будет жить в мире или каком-либо удовольствии со своими женами, возлюбленными или компаньонами, но у него будут бесконечные скандалы и ссоры с ними; редко случается иное из такой позиции.

106. Сто шестое рассуждение – рассмотреть в натальных картах и общих вопросах, будет ли счастливая счастливой и ни коем образом не пораженной в седьмом? Ибо тогда натив или кверент будет счастлив в добрых союзах и женах, хотя у него будет много соперников и персон, которые ненавидят его, но скорее из зависти, чем по какой-либо причине, так что он редко осуществит свои предприятия и замыслы без изрядных трудов и беспокойств.

107. Сто седьмое – рассмотреть в натальных картах и общих вопросах, будет ли Марс хорошо расположенным во втором или десятом. Ибо это указывает, что натив или кверент приобретет счастье или состояние посредством тех персон, которые имеют дело или работают с железом и огнем, как кузнецы, истопники, стеклодувы и т. д., или со снабжением продовольствием или содержанием гостиниц, таверн и т. д. Но если Марс будет слабым или пораженным, потери и убытки от всего этого.

108. Сто восьмое – рассмотреть, нет ли планеты, созерцающей два дома? Ибо ее сила будет в том, где у нее наибольшие достоинства, и который больше всего свойственен ей и вещи, которую она обозначает.

109. Сто девятое – рассмотреть, не будет ли господин пятого в седьмом пораженным? Ибо тогда натив никогда не будет весел на пирах и банкетах, либо будет питать отвращение к ним, либо будет избегать таких собраний, или некое оскорбление падет на него; он не будет никогда ни ходить в опрятных одеждах, ни иметь какое-либо доверие из-за них.

110. Сто десятое – рассмотреть в натальных картах, не будет ли восходить Скорпион? Ибо такой натив никогда не сподобится на сколь-либо значительное продвижение по службе в Римской Церкви, поскольку Рак (место экзальтации Юпитера, природного сигнификатора клириков: священников, пасторов и т. д. и т. п.) будет тогда в девятом доме, который обозначает Церковь, а Юпитер является врагом Марса, который является господином асцендента.

111. Сто одиннадцатое – рассмотреть в натальных картах и вопросах, особенно о судебных процессах и процессах, будет ли Хвост Дракона в седьмом? Ибо это означает убыток или поражение для врагов натива и процветание для натива или кверента, поскольку Голова Дракона будет тогда в асценденте. Если это будет в восьмом, это указывает разрушение или потерю их состояния или имущества и приращения натива. В третьем – вред для братьев натива; в четвертом – для его родителей; в пятом – для его детей; в шестом – для его слуг; в девятом – для его поездок; в десятом – для его продвижения по службе; в одиннадцатом – для его друзей; в двенадцатом – для его крупной скотины и т. д. И так для всех иных вещей, соответственно обозначенных каждым домом; так же действуют Сатурн и Марс, но не так сильно. Подобным образом достойно внимания, что другие плохие позиции могут сделать пустыми названные значения, но не на столько, как Сатурн и Марс, если только они сами не будут сигнификаторами вреда, и тогда изрядность их злобы будет уменьшена.

112. Сто двенадцатое – строго проверить и внимательно рассмотреть в каждой натальной карте или вопросе асцендент. Ибо у кого бы не восходила Дева и не был бы Меркурий в хорошем состоянии или, в конце концов, не пораженным, если он изучает и практикует врачевание, у него будет успех, и он сотворит великие исцеления, но будет несчастлив в своем жаловании или выгоде посредством этого, не будучи способным получить свое вознаграждение от большинства своих пациентов, а кроме того, будет несчастлив в судебных процессах. А если он станет юристом, он будет несчастливым во всех своих делах и неуважаемым; его слова, хотя бы они были как никогда благоразумны, не будут приняты во внимание, не им, для чьей пользы он говорит, но речам глупцов будет отдано предпочтение, и во что бы он не вмешался – окажется несчастливым, и люди будут его врагами без причины, будут позорить и бесчестить его, сами не зная почему. Но совсем иное, если будет восходить Стрелец, Телец или Рыбы и Юпитер, Венера и Меркурий будут в асценденте, или если Юпитеру и Венере случится быть в Zaminium или сердце Солнца, каким бы ни был асцендент, нативом будут восхищаться, как пророком, и все его слова будут восприняты, как прорицания или предписания судьбы.

113. Сто тринадцатое – рассмотреть, будет ли любая из несчастливых в девятом доме и без достоинств? Ибо тогда натив или кверент будет часто порицаем и обвиняем, и это все, как один, без причины. Но если счастливая будет там хорошо расположенной (особенно имея там достоинства), он напротив, будет хвалим, одобряем и почитаем, будут для этого основания или причины или нет.

114. Сто четырнадцатое – рассмотреть, будет ли господин восьмого счастливой и во втором? Ибо тогда натив или кверент получит большую выгоду через вещи людей скончавшихся, своих врагов и через своих жен, особенно, если такая планета будет свободна от воспрепятствования или у нее будут там достоинства. Но если там будет несчастливая, это означает потери и разрушение состояния натива, если только у нее не будет там достоинств или, в ином случае, она не будет хорошо расположена и в хорошем состоянии, ибо тогда будет малый ущерб или его совсем не будет, а без достоинств и в плохом положении, это полностью и совершенно уничтожает и разрушает все надежды на состояние.

115. Сто пятнадцатое – рассмотреть, будет ли восьмой дом или его господин пораженным? Ибо тогда кверенту или нативу будет причинен ущерб, и потеря через смерть жены состояния, которым она обладала при жизни, или подобное.

116. Сто шестнадцатое – рассмотреть, какие дома или их господа будут поражены или под воспрепятствованием? Ибо это означает, что вред и ущерб возникнет для натива по причине вещей, обозначенных тем домом. А в противоположном случае, если они счастливые, благо и выгода от тех вещей.

117. Сто семнадцатое – рассмотреть, будет ли Хвост Дракона в четвертом? Ибо это означает, что все полученное кверентом будет растрачено и не приведет ни к чему. И где бы он ни был, это означает вред для кверента через представленный дом.

118. Сто восемнадцатое – рассмотреть, в каком доме счастливая будет счастлива и сильна, хорошо расположена и не поражена, ибо через те персоны или вещи, обозначенные тем домом, натив или кверент получит выгоду и сделается счастливым; а противоположное по дому, который поражен.

119. Сто девятнадцатое – рассмотреть, если господин второго будет в седьмом, а седьмой – в Овне, Скорпионе, Козероге или Водолее. Ибо тогда враги натива легко заберут его вещи и право; а если он свяжет себя с персонами, они ограбят его; а его жена или любовница обманет его и украдет все, что только сможет; если только господин асцендента не будет в тригоне или секстиле к господину седьмого или в других аспектах с рецепцией.

120. Сто двадцатое рассуждение - изучить, будет ли господин любого из этих восьми домов, viz. третьего, четвертого, пятого, шестого, девятого, десятого, одиннадцатого или двенадцатого, в седьмом? Ибо который бы из них не был там, персона им обозначенная окажется врагом натива, если только не вмешается полная рецепция с некоторым хорошим аспектом, как тригон или секстиль. Даже квадратура или оппозиция с рецепцией уменьшат вражду, но не полностью предотвратят ее. Таким образом, если это будет господин третьего, его братья окажутся его врагами; если четвертого - его родители; если пятого - его дети и т. д.; он не приобретет через них столько, сколько в иное время потеряет; или если кто-либо из них иногда и доброжелательно проявит себя, это будет только исключая период от прорезывания зубов до их собственной кончины и т. д.

121. Сто двадцать первое: будет ли Луна в восьмом, а господин асцендента ретроградным в асценденте, втором или двенадцатом? Ибо тогда натив или кверент не будет счастливым, у него совсем не будет удачи в игре в кости или в каких-либо иных играх.

122. Сто двадцать второе: будет ли Жребий Фортуны в первых 10 градусах четвертого дома с Головой Дракона, Луной, Венерой и Юпитером, и они директные? Ибо это означает, что натив будет удачлив в раскрытии и отыскании спрятанных сокровищ. Если это будет во вторых 10 градусах или только с двумя из названных планет, он найдет кое-что, но не в столь огромном количестве. В последних 10 градусах и лишь с одной – меньше, однако значительную часть; а если там будет только не пораженный Жребий Фортуны, тогда малое количество. Если Солнце созерцает его в тригоне или секстиле, это будет нечеканное золото; если Луна – серебро; если Юпитер – смесь золота и серебра и т. д. Если Венера – драгоценные камни, медальоны, а по большей части, женские украшения. Но если они будут ретроградными, он откроет сокровища, но не для себя, другой получит прибыль. Если господин восьмого созерцает господина асцендента в квадратуре или оппозиции, нашедший умрет по этой причине; но если в тригоне или секстиле, он только подхватит некую маленькую болезнь или заболевание. Если Хвост Дракона будет там взамен Головы, он найдет это, но это будет отнято у него, или, будучи невежественным относительно того, что это такое, он отдаст это почти ни за что; а если Луна будет тогда уходить от господина асцендента и присоединяться к несчастливой, которая поражает ее, тот, кому это будет отдано, получит мало пользы из этого. Если Марс или господин восьмого созерцает господина асцендента, те, кто заберет это у него, убьют его. Но если Марс и Сатурн будут в месте Юпитера или Венеры, дело будет касаться лишь латуни, или меди, или свинца; а если господин асцендента будет с ними, открывший не будет весел из-за этого, что бы это ни было, будь то дешевка или драгоценности.

123. Сто двадцать третье рассуждение – изучать в натальных картах и вопросах, будут ли Солнце и Луна в соединении в одной и той же минуте в соответствии и с долготой, и с широтой, и любая из счастливых в асценденте, то есть в 15 минутах выше куспида его или в 24 минутах ниже его. Ибо это означает, что натив будет счастлив в приобретении огромного состояния и накоплении денег. А если они будут только в точном соединении по широте и их расстояние друг от друга будет в пределах 15 минут, он по прежнему будет счастлив в приобретении имущества, но на столько меньше, на сколько большей будет такое расстояние, и соразмерно этому. Если им случится быть на расстоянии более 15 минут, ты можешь сделать такое же заключение, если Луна будет в точной минуте оппозиции к Солнцу, а счастливая будет в седьмом, что означает имущество кверента или натива в отношении его жен, компаньонов или врагов. А если в тот момент рождения восходит Телец, и Луна будет там точно в восходящей минуте, или восходящий Лев, и Солнце в восходящей минуте и не пораженное ни одной из несчастливых, это означает, что натив получит много денег и достигнет великого продвижения по службе и почета. А если любая из несчастливых будет в названных местах взамен счастливой, это указывает потери и разрушение имущества натива или кверента посредством вышеназванных событий.

124. Сто двадцать четвертое рассуждение – внимательно рассмотреть в натальных картах и вопросах сигнификаторы состояния кверента и натива, а также его продвижения по службе, звания или профессии, которыми ты можешь взять господина десятого или асцендента, если другие не будут пригодны обозначать это. Ибо если господин или альмутен 10-го будет со светилом времени или будет возвышаться и будет выше его и на расстоянии 60 градусов или даже выше, до 90 градусов, если это будет одна из верхних, или 30 градусов, если это будет одна из нижних, и в углу десятого или в асценденте в 30 минутах над куспидом или градусе и половине ниже его, и не пораженным, это означает, что натив достигнет звания и профессии своих предков и не превзойдет их, хотя будет более искусным, великолепным и совершенным, чем любой из них. Но если там в любом из названных углов будут любые из прежденазванных помогающих и счастливых неподвижных звезд со Жребием Фортуны или любой из планет, он намного превзойдет своих предков в звании. А если такие неподвижные звезды будут первой звездной величины и единственными сигнификаторами, натив или кверент будет вознесен до безграничного почитания и богатства почти неисчислимого; которые, если созерцаемы господином асцендента, тогда слава и почет будут заключаться в его собственной персоне; если господином второго, в его богатстве; если господином десятого, в должности, власти или владычестве; и это хотя бы даже никогда и не было столь бедных и подлых людей, чем ниже было их положение, тем больших высот они достигнут. Но это не будет продолжаться долго, ибо они редко выходят за пределы 27 или 30 лет. И смотри, чем грандиознее была их удача, тем печальнее, несчастнее и злополучнее будет их падение, ибо они умрут подлой отвратительной смертью, или, если они избегнут этого, это случится с их ближайшим потомком.

125. Сто двадцать пятое рассуждение – изучать в натальных картах и вопросах, какой знак восходит. Ибо если это будет знак планеты, которая имеет два дома, упражнения или беспокойства натива или кверента в основном будут в тех вещах, которые обозначены другим домом названной планеты, которые легко случатся с ним, и по большей части по его собственной вине. Как то, если асцендент в Овне, он будет извинен в тех вещах, которые будут вызваны его собственной смертью или падением, поскольку Скорпион, другой дом Марса, будет тогда в восьмом доме; но если Марс будет хорошо расположен и Жребию Фортуны случится быть в восьмом, он будет весьма удачлив во всех вещах, обозначенных тем домом. Если восходит Телец, он будет упражняться в тех вещах, которые вызваны его собственной слабостью, поскольку Весы, которые являются другим домом Венеры, будут тогда в шестом доме. Но если Венера хорошо расположена и Жребий Фортуны в шестом, он будет наиболее удачлив в вещах, относящихся к шестому дому. Если асцендент будет в Близнецах, он будет упражняться в таких вещах, которые вызвали его существование, поскольку Дева, другой дом Меркурия, будет в четвертом; а если Меркурий будет хорошо расположен и Жребий Фортуны в четвертом, он будет преуспевающим в вещах, принадлежащих четвертому дому. Если Дева восходит, он будет упражняться в вещах, которые увеличат его почитание и власть, поскольку Близнецы, другой дом Меркурия, будут девятым. Если Меркурий будет тогда в соединении с Жребием Фортуны и в асценденте, он получит столько, как если бы это были королевские доходы. А если Меркурий будет в десятом с Жребием Верховной Власти, счастливый и сильный, он несомненно получит королевство или верховную власть; и если при этом Жребий Фортуны и Луна будут также в десятом, он совершенно точно будет могущественным принцем. Если Весы восходят, он будет упражняться в вещах, которые ускорят его собственную смерть, поскольку Телец, другой дом Венеры, будет тогда в восьмом. Но если Венера будет хорошо расположена и Жребий Фортуны в восьмом, он будет удачлив в вещах, представленных восьмым домом; и так о любых других знаках. Восходящий Скорпион – натив или кверент навлекут на себя болезни, поскольку Овен в шестом. Восходящий Стрелец – он сваляет дурака настолько, что попадет в плен, поскольку Рыбы в четвертом. Восходящий Козерог – он многое приобретет через свое трудолюбие, ибо Водолей тогда находится во втором доме. Но если Сатурн будет плохо расположен, он праздно растратит и расточит свое имущество. Если Водолей восходит, он обеспечит себе много тайных врагов, поскольку Козерог будет тогда в двенадцатом доме. Если восходят Рыбы, он поднимет себя до почетного положения и т. д.

126. Сто двадцать шестое рассуждение – отметь в натальных картах и вопросах, будет ли Меркурий сигнификатором, полностью или от части счастливым и сильным, и в Козероге или Водолее? Ибо тогда натив будет глубокого и острого ума и великого разумения; тем, кто проникнет в суть вещей, и будет от начала видеть, каков будет результат. И тем более, если счастливый Сатурн будет созерцать Меркурий в хорошем аспекте, особенно если Меркурий будет в Водолее, который есть наслаждение Сатурна; и еще больше, если счастливая будет с Меркурием, и он будет с одной из благотворных неподвижных звезд. Но если Меркурий будет в Овне или Скорпионе, натив будет дерзким, вероломным, непостоянным, заносчивым, однако восприимчивым к дурным предчуствиям; охотнее ловко повторяет или отыскивает вещи, сказанные другими, чем изобретает их сам.

127. Сто двадцать седьмое рассуждение – изучать в натальных картах, будет ли Сатурн или Марс господином асцендента и единственным господином натальной карты, без участия какой-либо счастливой во владении. Вкус или обоняние натива или его цвет лица не будут такими, как у других людей; ибо, если это будет Сатурн, он будет наслаждаться вещами кислыми и пресными, как утверждает Halion Ptolomy; если это будет Марс – острыми и горькими, полуразложившимся мясом, пресным вином и выдохшимся, вызывающим понос, нагаром свечей, калом и т. д., а также развращенными, грязными, уродливыми женщинами больше, чем другими, если это будет женщина – наигрубейшими мужчинами и т. д.

128. Сто двадцать восьмое рассуждение – будет ли в натальных картах асцендент в человеческом знаке или господин его в человеческом знаке? Ибо это означает, что натив честный, дружелюбный и приветливый человек, тем более, если им обоим случится быть там. Но если асцендент несет подобие каких-либо тварей, которых люди используют для работы, как то Овен, Телец, последняя часть Стрельца и Козерог, натив весьма покорный и скромный, однако весьма дружелюбный. Но если это будет знак полудикий, как то Рак и Рыбы, он будет уже менее дружелюбным; а если это будет дикий, яростный знак, как то Лев или Скорпион, он будет жестокого свирепого нрава, получая удовольствия в лесах, охотясь и живя мародерством и грабежом, не утруждая себя связями с людьми, так что он редко долго остается с собственными родителями или ближайшими родственниками.

129. Сто двадцать девятое рассуждение – изучать в натальных картах, будет ли Луна в оппозиции к Солнцу с какой-либо из звезд, называемых туманными, каковы Althazaic и Голова Близнецов, или в месте, называемом "Место падения в воду", которое есть льющийся поток Водолея, или капля Льва, говорят, находятся рядом с его сердцем, и другими, которые по причине их смешения друг с другом не сияют отчетливо (туманные звезды). Ибо когда Луна будет на расстоянии не более 10 минут от них в соответствии с долготой и широтой, кажется неминуемым то, что у натива будут болезни глаз, не излечимые ни какой человеческой помощью или лекарством. Если Луна будет тогда западной в углу, и Марс и Сатурн подобным же образом западными на небольшом расстоянии от нее или противостоящими Солнцу в каком-либо из углов, это означает, что натив к моменту смерти ослепнет на оба глаза, и нет никакого ясного пути, которым можно бы было это предотвратить. Но если это будут не светила, а лишь одно, он потеряет только один глаз; если это будет Солнце и мужчина – правый глаз, если женщина – левый глаз; если это будет Луна и мужчина – левый глаз, если женщина – правый.

130. Сто тридцатое рассуждение – внимательно рассматривать в натальных картах, будет ли Луна соединяться с Меркурием телесно или аспектом или там будет передача света какой-либо планетой между ними? Если там нет ничего из этого, и восходящий знак не природы Меркурия или Луны, и Сатурн в дневной натальной карте, а Марс в ночной, один будет в углу, натив будет сумасшедшим, обезумевшим, страдающим припадками, глупцом или, наконец, чрезмерно забычивым, если только в то время очень сильная счастливая не будет созерцать асцендент, Меркурий или Луну; и гораздо хуже, если углу, в котором находится такая несчастливая, случится быть в Раке, который является местом экзальтации Юпитера, или Деве, экзальтации Меркурия, или Рыбах, экзальтации Венеры. Причина этого та, что Луна в натальных картах является общим сигнификатором персоны натива, а планета, с которой она соединяется, – его способностей и сил, а потому, если она будет телесно присоединенной или приближающейся к такой планете, натив окажется хорошего разумения и весьма хорошо сохранит свой рассудок и интеллект. И если Меркурий будет в Козероге или Водолее, не пораженным, но в хорошем состоянии, натив будет чрезвычайного ума и великим философом; а если Юпитер и Венера будут в (Zamini Solis), он окажется отшельником или своего рода пророком, чьи слова будут восприниматься как неоспоримая истина другими людьми.

131. Сто тридцать первое рассуждение – отмечать в натальной карте человека, будут ли и Солнце и Луна в мужских знаках, или в одной мужской четверти, или одном мужском знаке, ибо если это так, это означает, что действия натива и нрав будут по природе как бы подобающими мужчинам. А в женских натальных картах светила, так расположенные, создают своего рода мегер, тех, которые презирают мужчин, и выставляют себя в их занятиях; и вот, если она заключит брак, будь уверен, будет держать мужа под башмаком. Если и Венера и Марс будут в мужских знаках, натив будет умеренно затронут наслаждениями Венеры и будет пользоваться ими в соответствии с природой и законом; а если им случится быть восточными, он будет более неправильным и неумеренным, склонным к инцесту, содомии и т. д. А если они будут западными и в женских знаках, его дух будет злобным и жестоким, и тем более, если Сатурн бросает какой-либо аспект к ним. Но если это будет женщина, а Марс и Венера восточные и в мужских знаках, она будет ненавидеть мужские объятия и не будет получать от них удовольствия, но охотнее позволит себе некие легкие шалости с персонами ее же пола. А если Марс и Венера будут в женских знаках и западными, она будет любить и получать наслаждение от мужской привязанности. И Птолемей в своем "Centiloquium" утверждает, что если Венера будет соединенной с Сатурном в натальной карте, и у нее будут достоинства в седьмом, натив будет имеющим некоторые недостатки и неудачи в своих сладострастных проявлениях.

132. Сто тридцать второе - отметь в натальных картах, будет ли Марс телесно соединен с некоей огненной звездой его собственной природы в Тельце, называемой Algol, так что они не отстоят друг от друга более, чем на 16 минут, Марс приближается к ней, а господин дома, в котором находится светило, управляющее временем, который называется господин Anaubж, или его экзальтации и двух других его достоинств, будет в оппозиции или квадратуре с Марсом, и ни одна из счастливых не будет созерцать асцендент и не будет расположена в восьмом доме - это несомненно означает, что натив будет обезглавлен. А если Марс не будет отстоять от нее по широте более чем на 6 минут - это непреложно случится так, и не будет отменено, разве только одним Богом. И хотя счастливая ретроградная или сожженная будет созерцать асцендент, однако это редко сохраняет его от обезглавливания, но только в таком случае это может случится не по его собственной вине; ибо счастливая в таком случае не воспрепятствованная может сохранить его от столь отвратительной смерти и позволит ему умереть в собственной постели, но тогда это будет от некоторой относящейся к голове болезни, происходящей от горячей причины, и это прежде, чем он достигнет пятидесяти лет. Но если Марс не будет так расположен, однако если несчастливая будет в восьмом, натив придет к безвременному или позорному концу; но если счастливая будет там в хорошем состоянии, он скончается естественным образом; а если такая счастливая будет пораженной, он умрет от некоторого несчастного случая, который произойдет с ним.

Примечание Лилли. Птолемей в своем "Centiloquium" говорит нам: "Если светилу времени случится быть в Середине Небес (я скажу, в вышеуказанном состоянии), такой натив будет повешен. Если любая из несчастливых будет в Близнецах, а другая в Рыбах, его кисти рук или стопы ног будут отсечены, в соответствии со значением знака, в котором расположена наивреднейшая планета. Если Марс будет в соединении с господином асцендента во Льве и у него не будет достоинств в асценденте, и ни одна из счастливых не будет в восьмом, натив будет сожжен; и если Марс будет тогда ретрогорадным, сожженным или в своем падении, это будет за некоторое преступление, в ином случае - из-за несчастного случая или несправедливости" Птолемей говорит: "Если Сатурн в натальной карте будет в Середине Небес, а планета, которой он является Anauba (диспозитором), будет в оппозиции к нему, и сухой знак на куспиде четвертого, натив будет ударен по голове или умрет от некоторых руин, упавших на него; а если влажный знак будет там, он утонет; а если это будет человеческий знак, он будет задушен. Если Марс или Сатурн будут при рождении в асценденте и перегрин, у натива будет шрам или отметина на его голове или лице; если несчастливая будет пораженной, сожженной или ретроградной, она будет весьма деформированной и будет изрядно уродовать его, в ином случае - нет."

133. Сто тридцать третье рассуждение - отмечать в натальных картах, будут ли восходить Близнецы или Стрелец, и будут ли их господа хорошо расположенными, то есть счастливыми и сильными, и подобным же образом Луна, ибо это означает, что если натив жив, он получит великие богатства. Если Дева или Рыбы восходят, и их господа или Луна будут хорошо расположены, он получит деньги и хорошо распорядится ими, и будет жить роскошно, будучи любимым за свое великодушие и щедрость. Но в ином случае, когда асцендент в Близнецах или Стрельце, он не будет столь щедр, но весьма экономен и бережлив; кроме того, тот, у кого Близнецы или Дева на асценденте, могут потерять свое состояние и прийти к нужде, а те, у кого Стрелец или Рыбы, никогда не потеряют свое состояние и не впадут в нищету. Если Овен, Скорпион, Козерог или Водолей восходят, натив будет скверным скупцом. Если Юпитер созерцает асцендент, он может немного смягчить презренный нрав, но не полностью предотвратить или убрать.

134. Сто тридцать четвертое - принять во внимание в натальных картах, будут ли Марс или Венера в шестом и также хорошо расположенными. Ибо это означает, что натив не будет по настоящему пригоден для медицины и для того, чтобы вырасти в хорошо подготовленного доктора во всех частях этого искусства. Если Меркурий будет в соединении с Венерой, и она ретроградная, он сделается от природы хорошим певцом; а если Меркурий будет в двенадцатом не пораженным, он будет старательным и прославленным в большинстве наук, особенно в философии.

135. Сто тридцать пятое рассуждение - рассмотреть в натальных картах, будут ли господин асцендента и Луна, и Юпитер, и Венера либо все в асценденте, либо Юпитер и Венера созерцают господина асцендента и Луну в асценденте в тригоне или секстиле, и свободные от поражения. Ибо тогда натив окажется очень сильным и смелым, и никто не осмелится нарушать его повеления.

136. Сто тридцать шестое рассуждение - отмечать в натальных картах королей или богатых людей и таких знатных особ, которые могут нести правление, будут ли оба светила в градусах их экзальтаций или в своих домах в одинаковых друг с другом градусах и свободными от поражения. Ибо это означает, что натив приобретет большой почет, ибо он сделается императором или кем-то подобным этому, так что он будет как бы царем мира, что будет продолжаться до четвертого поколения его потомков. А если Юпитер будет диспозитором всех планет ниже себя, и он воспринимает силу от каждой из них, несмотря на вышеуказанное условие, и затем вверяет их и себя Сатурну, и оба восточные от Солнца и в углах, натив будет персоной, обладающей великой славой и властью, хотя, возможно, и без королевского титула, а его слава будет длиться долгое время, то есть всю его жизнь и после его смерти до трех оборотов Сатурна или более.

137. Сто тридцать седьмое - смотреть, будет ли Меркурий в соединении с Сатурном в асценденте. Ибо это означает, что натив глупый болтливый малый, который хотел бы считаться мудрецом; он будет говорить дурное и о мужчинах, и о женщинах; самое большое его знание, это как породить многую ложь; он никогда не откроет уст своих, чтобы какая-либо неправда явственно не примешалась к его речи, так естественно будет для него говорить ложь. Сатурн дает ему непотребный язык, а Меркурий - острую злобу, чтобы занять его.

138. Сто тридцать восьмое - смотреть в натальных картах, будут ли две несчастливые в четвертом доме, или будут ли углы заняты кардинальными знаками, и Марс и Сатурн в них. Ибо тогда натив будет беден, жалок и несчастлив более всех других во всю его жизнь, если только Юпитер или господин восходящего триплицитета не предотвратит.

139. Сто тридцать девятое - быть внимательным в натальных картах и вопросах к тому, где находится Хвост Дракона. Ибо это означает расточение и разрушение вещей, обозначенных тем домом, и особенно если это имеет отношение к выгоде. Ибо в первом доме это означает издержки и потерю дохода для кверента по причине его собственной персоны; во 2-ом - разрушение и потерю денег и имущества; в 3-ем - потерю через братьев, сестер, соседей и т. д.; в четвертом - ущерб тому, что поддерживается дедом, свекром, тестем, и вещам относящимся к наследственному имуществу, и что натив будет часто менять дом и мало что получит от этого; в 5-ом - ущерб от или по причине детей; в 6-ом - потери через слуг или малую скотину; в седьмом - потери через женщин, компаньонов или открытых врагов; в 9-ом - потери через набожных людей или по причине религии; в 10-ом - через или в продвижении по службе, через почести и т. д.; в одиннадцатом - потери через его друзей или ради них; и в двенадцатом - ущерб претерпевается через большую скотину или по причине скрытых врагов.

140. Сто сороковое рассуждение - смотреть, будет ли сигнификатор вещи в вопросе или Луна столь слаба, что не сможет привести дело к завершению. И если они будут таковыми, возьми сигнификатор кверента и вещи, о которой спрашивали, и вычти меньший из большего, и прибавь к остатку градусы знака восходящего и отложи их количество от асцендента, и заметь, где это окажется, ибо господин того знака означает то, о чем было спрошено, и в соответствии с его состоянием ты дашь суждение, как то найдешь ты его счастливым и сильным или несчастливым и слабым. Ибо если дело касается имущества человека, и он будет расположен во втором, каков он, таковым окажется и кверентово имущество; если в третьем - братья, соседи и т. д. и т. п. будут настроены соответственно; в четвертом - те, с кем наиглубочайшее родство; в пятом - дети; в шестом - слуги; в седьмом - жены; в восьмом - приданое жен; в 9-ом - долгие поездки; в 10-ом - его продвижение по службе; в 11-ом - его друзья; в двенадцатом - его тайные враги.

141. Сто сорок первое - рассмотреть в натальных картах дары и свойства присуждаемые людям посредством неподвижных звезд, и сколь долго они длятся совместно с причиной, по которой они таковыми оказываются, не ставя на последнее место по сравнению с теми, которые происходят от планет, так как выглядит слегка правдоподобней, что им следует длиться дольше, чем тем; с этим я не помню чтобы встречался у кого-нибудь из древних, за исключением разве что Птолемея, в своем "Centiloquium" говорящего: "Неподвижные звезды иногда жалуют чрезвычайно великие милости, но часто они заканчиваются плохо." И Альмансор в своем трактате к великому королю сарацин говорит, что неподвижные звезды присуждают замечательные дары и возносят от бедности до радости и высокого положения чаще, чем любая из семи планет. Теперь, причина того, что дары неподвижных звезд людям остаются с ними меньше, чем те, которые даруемы планетами, такова: неподвижные звезды являются действующей силой, а люди - объектами воздействия, субъекты, на которые они действуют не подходящи для них, рождены не способными воспринять их отпечаток. Ибо необходимо, чтобы там было некое соответствие и подобие или согласие между действующей силой и объектом воздействия; но неподвижные звезды наиболее медленны в движении, а следовательно, и в изменении, откуда следует, что их отпечатки требуют субъектов и объектов воздействия той же природы, то есть таковых, которые наиболее длительны и содержат соответствие с ними, чтобы выполнить или осуществить их влияния. Ибо обращение неподвижных звезд закончится лишь за тридцать шесть тысяч лет, а viventhipolis или жизнь человека обычно не превышает трех оборотов Сатурна, то есть девяноста лет, весьма немногие превосходят этот возраст, хотя, вероятно, может быть некоторое прибавление лет какой-либо планеты к годам алькокодена в их натальных картах, которое не несет соответствия или пропорциональности к 36 000 годам для завершения последствий их влияний. А поэтому, как орел не может проявить что-либо дополнительное к своему полету или моще, находясь в полете, камень не пойдет (a Sanda trabathi) исполнить сколь-либо великое действие (in Musciovem), не более того и неподвижные звезды завершают действия своих отпечатков; и поэтому их дары или благо, обещанное ими, не длятся для людей долго, поскольку люди столь малы в продолжительности и являются субъектами быстрых изменений в отношении их движения. И на этом основывается афоризм, который советует использовать неподвижные звезды при основании городов, а планеты при возведении домов, поскольку обычно города дольше всего остаются среди портящихся вещей и много продолжительнее существуют, чем отдельные дома, которые в отношении своей индивидуальности не длятся вечно, тогда как города пребывают посредством последовательного строительства и перестройки домов; и поэтому хотя замки весьма продолжительно существуют, однако они не ровня в этом отношении городам, так что хотя мы можем использовать верхние планеты в элекциях для строительства замков, лучше брать неподвижные звезды; но по-прежнему, поскольку города дольше существуют, чем замки, они больше подходят для неподвижных звезд, чьими субъектами они являются. Ибо отпечатки, которые твердые вещи производят в более твердых вещах, длятся много дольше, чем те, которые производятся в менее твердых вещах; и гораздо меньше в вещах не твердых, чем в вещах немного твердых; и гораздо меньше в весьма ненадежных изменяющихся вещах, чем в вещах менее непостоянных или переменчивых. Следовательно, отпечатки, которые неподвижные звезды делают на городах, длятся дольше, чем на замках, поскольку города более коррелятивны им по продолжительности, и соответственно, на замках более длительны, чем на домах, по причине той же пропорциональности. А тела людей более отличны от неподвижных звезд, чем сами дома, и также более портящиеся; и по этой причине их значения менее приложимы к ним или, если они случаются, ожидаются лишь малыми. Значения неподвижных звезд столь велики и благородны, столь высоки и свободны от порчи и изменения, что они не могут легко положить их в непостоянное смешение с вещами быстро портящимися и очень быстро изменяющимися, разве что как масло на воду, ибо даже если они могут войти в них, такие отпечатки не будут длиться долго. Ибо действие неподвижных светил столь благородно, что по причине их большой удаленности от тех гнусных, портящихся, изменяющихся тел и соседству с Верховным Светилом, их влияния не могут пребывать в них или с ними, когда они легко или быстро изменены или испорчены, особенно в подлых людях и низких душах; ибо они редко переживают ту персону, в которой пребывают, и часто покидают ее, пока она еще жива, и это к ее ущербу, столь великому, что его может предотвратить один лишь Бог, что я и утверждаю для большинства, хотя возможно, они иногда могут ограничиваться благом и продолжаться долго. Как это иногда имеет место быть, когда некто живет до наивеличайших лет алькокодена, какого я видел в свое время лишь однажды, его звали Ричард, который объявлял себя графом вассальным Карлу Великому, королю Франции, и говорил, что прожил 500 лет. В кои времена было сообщено об одном, который продолжал жить даже со времен Спасителя, называясь Иоанн Бутадеус, поскольку он ударил Господа, когда Он был ведом на распятие. Он сказал ему: "Ты подождешь Меня, пока Я не приду." Вышеупомянутого Ричарда я видел в Равенне в году 1223, а названный Иоанн, говорят, проходил через Florilivium в своем путешествии к Св. Иакову в Компостелле в году 1267. Не могли бы значения неподвижных звезд ни применится или прилепиться к людям, ни ощутимо пребывать в них, если бы только не было некоего посредника, через которого они могут действовать на них, каковым являются планеты, которые есть вторичные действующие силы, тогда как первые - главные; ибо какими бы ни были различные действия, присущие отдельным действующим силам, главное действие должно быть приписано главной действующей силе, которая в отношении воздействий на портящиеся вещи была первичной причиной, а планеты - вторичной; ибо та порча, которой подвергнуты низшие, случается по причине их слишком великой удаленности от непортящихся высших. Однако их воздействия иногда продолжаются долго в знатных особах и весьма богатых персонах, которые подходят для верховной власти, великодушны и смелого и возвышенного духа, такие, каким в мое время был император Фредерик Второй, который, после того как был беден и находился в великой нужде, достиг императорского достоинства и привел под свою власть всю Апулию, королевство Сицилия, Иерусалим, Crocovia, Италию и всю Римскую Империю (исключая Ломбардию), покорив всех врагов, изменников и бунтовщиков и живя в этом сияющем процветающем состоянии, однако, в конце концов, умер скверно, будучи отравлен своими домашними, и вся его семья была истреблена так, что вряд ли кто из них остался. Другим таким был Ecilinus de Romano, который, после того как был весьма низкого звания, высоко вознесся над всеми другими итальянцами, ибо он управлял и, как водится, тиранил маркизат Treves даже до Almaine и Трента и в пределах четырех или пяти миль от Венеции, и его тирания продолжалась двадцать шесть лет, но, в конце концов, все эти триумфы покрылись мраком бедствий, ибо когда казалось невозможным пресечь его, он попал в руки своих врагов в битве в местечке Mediolanensi близ Cassianum и умер презренно, и все его потомки были умерщвлены, ни одного из них не осталось. Точно также был некто низкого происхождения в королевстве Апулия, звавшийся Peter de Vinea, который когда был студентом в Болоньи, был вынужден клянчить на жизнь и не имел хлеба, чтобы поесть, однако стал нотариусом, а после того и протонотарием двора императора Фредерика Второго, он стал судьей и достиг такого великолепия, что тот был счастлив, кто мог получить хоть малейшую часть его благосклонности, ибо что бы он ни делал, император изволил поддерживать, но сам часто занимал позицию противную тому, что устанавливал император, который сделал его повелителем Апулии, посредством чего он стал столь богат, что имел 10 000 фунтов золота кроме других сокровищ, почти неисчислимых; однако в итоге он пал и был доведен до такой нищеты, что император повелел выколоть ему глаза. Взбешенный этим сверх меры, он вышиб себе мозги о стену, как это тогда повсюду рассказывали. Другой был в Пизе, звавшийся Smerolus, один из отбросов черни, который стал, как говорили, повелителем Прованса, ни один дворянин в то время не осмеливался спорить с ним, однако, в конце концов, он пришел к ничтожеству. После него некто Oddo Gualduzius, худородный малый, столь возвысился, что он мог якобы управлять целым городом, и никто не желал возражать ему, до тех пор пока судья Galyver не заставил порубить его всего на куски. То же самое случилось во Florylycium. Некто, звавшийся Simon Mustaguere, сын неизвестных родителей, который взобрался столь высоко, что все люди ему поклонялись, никто не осмеливался противиться ему, за исключением лишь меня, который его знал в совершенстве; и тот вред, какой он только мог, он приносил по своему хотению в течение трех лет, но, в конце концов, он пал, будучи изгнан из города, что произошло из-за одиозности его персоны и малодушия. Другой, будучи нищенствующим монахом из Ордена Доминиканцев, по имени Иоанн, а по происхождению вичентинец был прославляем как святой всеми итальянцами, которые признавали Римскую Церковь, но я всегда считал его лицемером. Он вознесся так высоко, что про него говорили, будто он воскресил из мертвых 18 человек (хотя ни одного из них не видели) и лечит все болезни, наводит страх на бесов и т. д., хотя я не сталкивался ни с одним освобожденным им, хотя я много справлялся о его чудесах. Однако казалось весь мир устремился за ним, и тот мнил себя счастливым, кому удавалось получить нитку из его капюшона, которую они почитали равной мощам святых, и на своих проповедях он прилюдно хвастал тем, что беседует с Иисусом Христом, Девой Марией и ангелами, когда пожелает. Через кои хитрости монахи его ордена в Болоньи получили более 20 000 марок. И его власть была столь велика, что по собственной воле он отпустил солдата, который направлялся на казнь за убийство, ни магистраты не осмеливались препятствовать ему, ни кто-либо еще говорить дурное о нем, кроме меня, который знал все его глупости и обманы, за что толпа, просто из трепета перед ним, объявила меня еретиком. В коем почитании и блеске он провел больше года, но наконец угас, подобно нагару свечи, со зловонием, его планы и лицемерие открылись, так что он стал как обычный человек, и все стыдились быть замеченными в его обществе.

142. Сто сорок второе рассуждение - изучить в натальных картах и общих вопросах дары и благие преимущества даруемые людям планетами, поскольку те прикладываются гораздо легче к ним и продолжаются дольше продолжаясь в их наследниках, смотря по тому насколько хорошо они расположены в их радиксах. Но они редко продолжаются очень долго, разве что когда связаны со счастливыми неподвижными звездами, поскольку, будучи гораздо быстрее меняющимися, они имеют близкое сходство с ними, особенно если происходят от нижних планет, по причине их соответствия людям, их коррелятивным субъектам. Те, что от верхних, остаются не так долго с людьми, но в строительстве домов они гораздо лучше, чем другие.

Примечание Лилли о благе, даваемом Сатурном и другими планетами.

Сатурн восточный и хорошо расположенный, то есть сильный и в рецепции, дает великую удачу в строительстве, посадке деревьев, нуждающихся в длительном росте, в удобрении земли, в сооружении систем водоснабжения и тому подобном. Юпитер дает благую удачу в науках, таких как правоведение, и в высоких постах, производя епископа, судью или подобного. Марс - в управлении армиями и т. д. Солнце - в облачении высоким саном, как то королевским, правительственным и т. д.

Но нижние планеты наделяют своими людей дарами неотъемлемыми и более длительными, как то Венера - в соблазнении женщин, их украшениях, ухаживании за ними и т. д. Меркурий - в торговле, писательстве и т. д. Луна - в мореходстве, посадке виноградной лозы, питье, продаже вина и т. д. Все это, говорю я, превосходным образом даруется планетами выгодно расположенными и продолжается дольше. То есть скажем успехи, даваемые Луной, могут продолжаться до седьмого года или поколения, поскольку она является седьмой планетой считая сверху вниз; и если они продолжаются семь лет или поколений, они не могут превзойти восьмое, как если бы от 42-го года до 45-го, включая и их обоих, те что Меркурия могут продолжаться до шестого поколения, будучи шестым от Сатурна, но редко остаются в седьмом. Те что Венеры - до пятого поколения, она - пятая планета от Сатурна, но не превзойдут шестого. Те что Солнца - до четвертого поколения. Те что Марса - третьего поколения. Те что Юпитера - второго поколения. Те что Сатурна - только одного поколения и не могут перейти предел; мало того, редко достигают третьего. И хотя, говорю я, они могут продолжаться так долго, я не говорю, что они не закончатся раньше, ибо как сказал Аристотель: "Есть пределы, которые не могут быть преодолены", однако он не сказал, что они не могут быть предотвращены и закончиться раньше, так и в этом случае. И далее, когда я говорю, что они не могут продолжаться дольше, я подразумеваю: без полного исчезновения или такого подавления, что это уже не будет тем, чем являлось прежде, как зеленый или красновато-коричневый до чисто белого, если только случайно по другой причине не произойдет еще что-то, что редко приключается, и не верным будет сказать, что это то же самое, но на самом – вещь отличная от первой. Отсюда происходит, возможно, общее наблюдение, что вещи или имущество, полученное дурным способом, никогда не сохраняется до пятого или третьего поколения; многие пользуются этой пословицей, не зная откуда она пришла, но лишь потому, что они слышали, как другие говорили так, или видели, что так много раз случалось. А почему мы так здесь утверждаем может быть приведено несколько причин; дурным способом приобретенными вещами считаются те, которые приобретены путем ростовщичества, лжи, обмана, воровства, грабежа и подобного.

143. Сто сорок третье рассуждение - понять истинный метод суждения, и какими путями ты можешь прийти к некоторому результату, чтобы ты мог рассмотреть и справедливо обсудить это, и раскрыть правду о том, что звезды показывают тебе. И здесь 14 пунктов будут рассмотрены и учтены:

1. Выносит кверент вопрос на обсуждение серьезно и намеренно или нет? Ибо если господин асцендента и господин часа будет одним или знаки, в которых те сигнификаторы расположены, будут одного триплицитета или темперамента, вопрос серьезный; а в ином случае, если асцендент будет в конце какого-либо знака, вопрос не радикален.

2. Созерцай асцендент и его господина, Луну и планету, от которой она уходит и назначь их сигнификаторами кверента; седьмой и планета, с которой Луна соединена, будут представлять персону, о которой спрошено; но если это будет необходимо, прибегни к персонам, как вещам обозначенным домами от первого до двенадцатого.

3. Рассмотри природу вещи, о которой спрошено, дом и знак, которыми она обозначена.

4. Аспекты планет, и хорошие, и злотворные, к сигнификаторам вещей, которых ищут.

5. В каком месте от своего собственного дома находится каждый из сигнификаторов, viz. в своем ли собственном или втором, третьем или четвертом и т. д. или на Сожженной Дороге или подобных местах.

6. Найдены ли они в углах, падающих или последующих домах.

7. Прилежно смотри, откуда должны прийти кверентовы помощники, viz. от отца, сына, короля, родственника или друга и т. д.

8. К радости кверента, как если господин асцендента будет в пятом или в другом месте соединенным с его господином, свободным от поражения несчастливыми. Или к его печали, как если его сигнификатору случится быть в 6-ом, 7-ом, 8-ом или 12-ом, если только вопрос не будет о вещах, обозначенных теми домами; и как ты найдешь, так и суди.

9. Посредством счастливых и несчастливых, в соответствии с тем, как ты найдешь их в обозначенных местах, вещи, о которых кверент волнуется; и если благотворных больше - это хорошо, если иное - противоположно, если показатели равны, тогда неопределенно.

10. Будет ли господин асцендента в доме вещи, о которой спрошено, или с его господином.

11. В каком доме господин первого соединен с сигнификатором вещей рассматриваемых; ибо через сигнификатор того дома или на его основании ты можешь судить о вещах, которые осуществятся.

12. Если сигнификаторы там не соединены, будет ли какая-либо передача света между ними какой-либо планетой, или она воспринимает их признаки, ты будешь судить таким же образом.

13. Посредством природы самих сигнификаторов, согласия в их природе и значениях друг с другом.

14. В соответствии с тем, будет ли воспринимающая силу и характер сигнификаторов счастливая или несчастливая сильной или слабой и будет ли созерцать сигнификатор или Луну или любую в аспекте любви или вражды, ты провозгласишь суждение.

144. Сто сорок четвертое рассуждение - изучить в вопросах, натальных картах или элекциях, когда сигнификаторы не будут ясно показывать тебе то, что ты желаешь знать, но значение остается сомнительным, так что разум пребывает в неопределенности, возьми положение господина асцендента и положение господина дома Луны и смотри расстояние в градусах между ними, начиная от Овна, от которого начинаются знаки, и прибавь градус знака восходящего, и проецируй от асцендента как днем, так и ночью, и где выпадет число, господин того дома будет сигнификатором, и по нему бери значение интересующего дела, ибо в соответствии с его расположением ты можешь судить.

145. Сто сорок пятое рассуждение - ты смотришь в дневных натальных картах, будет ли Cor Leonis в асценденте, то есть на восточной линии или на один градус выше ее или на три градуса ниже, или будет ли это в десятом в тех же градусах без соединения или аспекта с какой-либо из счастливых; ибо одно это означает, что натив будет великой известности и власти, очень высоко взлетевшим, и достигнет высокого продвижения по службе и почестей, хотя бы и происходил от наипрезреннейших родителей. И если к тому же какая-либо из счастливых созерцает то место, его слава еще более возрастет. Но если натальная карта будет ночной, его удача будет немного меньше, но не на много; а если несчастливые бросают свои аспекты туда, это будет еще меньшим; но если счастливые также созерцают это, они увеличат обещанное благо на четверть и на столько же уменьшат зло; однако по-прежнему, что бы из этого не случилось, это означает, что натив умрет несчастной смертью, или по крайней мере, что все его достоинство, величие и власть будут омрачены и затемнены.

146. Сто сорок шестое рассуждение - ты берешь положение господина асцендента и положение господина 12-го и вычитаешь меньшее из большего, прибавляешь к остатку градусы знака восходящего и проецируешь от асцендента, и где выпадет число, господин того знака будет партнером с господином вопроса, и будет называться главным партнером. Кроме того, возьми положение господина названного знака и положение господина Жребия Фортуны и вычти меньшее из большего, прибавь те градусы к восходящему знаку, и где выпадет число, господин того знака будет другим партнером, и будет называться вторым партнером. Если ими случится быть одной планете, рассматривай только ее; а если нет, тогда возьми обе и вычти меньшее из большего, и прибавь градусы восходящего знака, и планета, в чей дом выпадет число, будет третьим партнером, и которая из этих трех явится самой сильной, та будет главнейшим участником в обозначении вещи, о которой спрашивали. Если всем оставшимся или двум из них случится быть в доме одной планеты, то ей следует отдать предпочтение. Если вопрос кажется хорошим, а те партнеры скверно расположены, они уменьшат благо, означенное вопросом, и так же в противоположном случае; но если вопрос кажется злым, а они хорошо расположены, они уменьшат и смягчат зло, означенное вопросом, и подобным же образом в противоположном случае.



Примечания

1

Переводы в рамках проекта “Взгляд в прошлое” на английском языке выпускаются в виде буклетов, распространяемых по подписке, (Прим. пер. на русский язык).

(обратно)

2

Мы решили воспользоваться именно таким названием, но работа известна подрядом названий, наиболее распространенное из которых — “Liber Astronomicus ”. По. поскольку это единственная книга Гвидо Бонатти, любые ссылки на Бонатти будут ссылками именно на эту книгу. См. также стр. 23, прим.20. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

3

Я не выбирал это слово. Именно так было сказано во времена Бонатти. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

4

Неизвестно, на кого здесь ссылается Бонатти, похоже, речь идет о святом покровителе Форли, родного города Бонатти. Но смущает то, что далее сразу же говорится о Троице, частью которой святой не может быть. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

5

lucemis. Это каламбур, так как это слово означает как “лампа ”, так и “учитель ”. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

6

Разделение на дома. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

7

ct expositionem quorundam capitulorum. Смысл не совсем понятен, разве что Бонатти имеет в виду главы, написанные по этому вопросу другими авторами. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

8

Во всяком случае, так утверждает история. Ричард Лемэй (Richard Lemay) в статье “Переводчики двенадцатого столетия: возникшие литературные разногласия и испытанные воздействия ” (“Translators of the Twelfth Century: Literary Issues Raised and Impact Created ”), являющейся приложением к статье “Средневековые философы” в “Словаре литературных биографий”

(обратно)

9

Перевода на английский не было, кроме тех 147 афоризмов, которые перевел Коули (Coley). (Прим. Р.Хэтща)

(обратно)

10

Такого не было до 1250 г., когда была завершена работа Альберта Великого “Speculum Astrologiae до этого во Франции можно было спокойно издавать книги по астрологии. Книга Альберта позволила Церкви обосновать критерии, согласно которым одни аспекты астрологических знаний могли быть одобрены, а другие— осуждены. Очевидно, что поток переводов XII в. породил серьезные вопросы относительно ереси и учения Церкви. Церковь ответила тем, что все, относящееся к этому предмету, поставила под запрет, что формально выразилось в ряде запретов, распространенных бастионом ортодоксииуниверситетом города Парижа, начиная с 1210г.. Сог>юсно этим запретам, например, владелец книг по астрологии, кем бы он ни был, подлежал смертной казни у позорного столба. Вне стен города запрет был не столь суров, пока его действие с 1245 г. не распространилось на всю Францию. В Италии и на Сицилии, похоже, дела обстояли иначе. Фридрих II Гогенштауфен, император Священной Римской Империи, открыто игнорировал запреты 1210 и 1215 гг. и поощрял изучение естественных наук, в том числе и астрологии, поставив их основой своей реформы образования. Я весьма благодарен Ричарду Лемэю за то, что он пояснил мне эти обстоятельства. Говорили, что у Бонатти были связи с двором Фридриха, они точно быш у Майкла Скота. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

11

На юго-востоке современной Турции, тогда — часть Сирии. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

12

Абу аль-Касим Маслама ибн Ахмад аль-Майрити, которому приписывается этот текст, умер в 1005 (1008?) г. Но мало кто из ученых принимает такую датировку. Сежин (Sezgin) высказал предположение, что настоящим автором был Абу Маслама Мухаммад ибн Ибрагим ибн Абд аль-да 'им аль-Майрити. Пингри (Pingree) в этом не убежден. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

13

Иегудой бен Моше, не сохранился. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

14

Эгидием де Тебальдисом. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

15

См. Libellus I, 13a-b; Libellus III, 2b-3b; Libellus V,3; Libellus XIII; Asclepius 4-6. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

16

Раздел I, главы IV, VIII, IX, Х et passim. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

17

Перевод сделал Исхак ибн Хунейн в Багдаде в 828 году. Он также перевел “Тетрабиблос ”. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

18

Аль-Фараби родился в турецкой семье в городе Фараб в Туркестане примерно в 870 г. и умер в 950 г. Полное его имя Абу Иаср Мухаммад ибн Тархан аль-Фараби. В юности он отправился в Багдад, где выучил арабский язык и изучал математику, медицину и философию. Он также был весьма сведущ в астрономии. Его филосо<{)ские работы имеют огромное значение. Комментируя и интерпретируя работы Аристотеля, он познакомил арабский мир с трудами этого философа. Он был вдохновителем Авиценны (под его влиянием тот написал “Канон медицины”) и Аверроэса. Работы его перевел Герард Кремонский в Испании в XII в., и они были основным источником распространения взглядов Аристотеля среди европейской интеллигенции того времени. (Прим. Р.Цоллсра)

(обратно)

19

Не все работы Аристотеля по логике были известны арабам и европейцам средних веков непосредственно. Например, система классификации философа была известна большей частью через “Исагог” Порфирия (III в.), введение в логику Аристотеля. См. Порфирий Финикиец, “Исагог”, перевод, вступление и примечания Эдварда Уоррена (Edward W. Warren, Toronto: The Pontifical Institute of Medieval Studies, 1975, особенно вступление). Кстати , говоря об арабских источниках, я вовсе не хочу сказать, что Бонатти читал по-арабски. Насколько мне известно, он работал с переводами XII в. на латынь арабских астрологических текстов. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

20

И в самом деле, некоторые из дошедших до нас рукописей данной работы озаглавлены “Liber astrologiae " тогда как другие — “Liber astronomiae". Тексты совершенно одинаковы. Интересно, что так же поступил и современник Бонатти, Роджер Бэкон, со своим ‘Opus Maius”. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

21

См. Клемент Александрийский (1507-220?), “Строматы” IV, 4, 35.3-37.3, где он дает описание Герметического шествия в III в. в Египте: впереди идет певец, несущий две книги гимнов, потом horoscopes”, несущий 4 книги (одну о неподвижных звездах, одну о планетах, одну о соединениях Солнца и Луны, одну о восхождении звезд), сталисты (отвечавшие за образование и облачение), несшие 10 благочестивых книг египтян, и пророк. Он нес законы богов и порядок иерархии жречества. (Прим. Р.Цоллера)

(обратно)

22

См. C.Fagan. Zodiacs Old and New. London: Anscombe, 1951; W.Knappich. Geschichte der Astrologie. Frankfurt am Main: Klostermann, 1967, s.32. (Прим. Р.Цодлера)

(обратно)

23

В арабских источниках Бонатти заметно сильное влияние сочинений Аристотеля. О пище души говорится в сочинении “О душе” кн. П, гл. 4, особенно 416а и 416Ь (см. русский перевод Аристотель. Сочинения, т. 1, с. 369-448 или английский перевод в "The Works of Aristotle" (ed. IV. D. Ross, vol.III, Oxford: 1931). (Bee примечания в книге, кроме особо оговоренных, сделаны Р.Цоллером.)

(обратно)

24

Первичная Философия, то есть Метафизика. См. Аристотель, “Метафизика”. Книга Альфа. Аристотель утверждает (982а), что “мудрость есть наука об определенных причинах и началах”. В отрывке 983а, на строке 25, он утверждает, что необходимо приобрести знания первых причин. Он пускается в исследование Числа как Причины, цитируя мнения своих предшественников-философов, в том числе пифагорейцев, которые считали число причиной всех вещей, и вопрошает, насколько это может быть истинным. В конце концов он приходит к выводу, что математические понятия не являются первичными и неотделимы от чувственно воспринимаемых тел.

См. также “Metaphysics” аль-Кинди, перевод его трактата “О Первичной Философии” Якубом ибн Исхаком, приведенный в книге Альфреда Л. Иври (Alfred L.Tvry, State University of NY Press, Albany 1974). На cmp.8 Иври, вслед за аль-Кинди, говорит нам, что знание предметов зависит от знания их причин и конечная причина всего есть “Истина Единая ". Знание ее и есть Первичная Философия. В Четвертой главе Первой части приводятся его аргументы о числе. Иври указывает, что, хотя аль-Кинди, видимо, знаком с какой-то арифметической теорией типа теории Никомаха, он не согласен с Никомахом в том. что монада и диада являются вечными сущностями. Но отрицает ли он также и учение неоплатоников о неразрывной цепи бытия, дающей возможность в результате мистического “восхождения ('hscensio ”) соединиться с Единым (или только Единое может вдохновлять) — является спорным вопросом.

Подобные воззрения неоплатоников рассмотрены Аверроэсом (1126-1198) и были известны в Испании ХП в. Учение же Аверроэса оказало громадное влияние на средневековую христианскую Европу и средневековое еврейство и стало основным средством увековечивания эзотерического неоплатонизма. См. W. Durant. The Age of Faith. New York: Simon and Schuster. 1950. P.335-338о жизни и учении Аверроэса, а также ‘'Энциклопедию религии и этики " Хастингса. Майкл Скот перевел работы Аверроэса “Dc Caeloet Mundo ”и “Комментарии к работе Аристотеля “О душе” до 1220 года.

(обратно)

25

Здесь слово “страсть ” подразумевает страдание в смысле подверженности воздействию, а не эмоцию. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

26

Мы вполне можем задать вопрос, почему же Бонатти использует термин “поднебесные" описывая небесные тела. В некоторых случаях он, видимо, говорит о разумных существах или даймонах, проявленных в телах планет, и т.д. Возможно, здесь подтекст согласно герметическим традициям.

(обратно)

27

У линии есть середина. У линии, свернутой в круг, середины нет, а только есть центральная точка круга, которая на линии не лежит и поэтому не принимается в расчет. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

28

magisteriorum, то есть, естественные причины. Здесь использовано слово "власть” в его средневековом смысле, а не в классическом— как руководство,начальство. В средние века это слово имело алхимические обертона: власть как основной принцип природы философского камня. Бонатти, однако, допускает здесь игру слов, так как тут же использует это слово во втором его смысле: magisterium (magisterium mcdicorum— власть врачей, то есть способность воздействовать, руководить исцелением). И, наконец, он использует это слово и в третий раз, причем в этом случае его можно понимать в обоих смыслах: классически как “правитель, руководитель ” и по-старинномукак “основной принцип природы”; он говорит о власти звезд. Принимая во внимание все нюансы, похоже, Бонатти, вслед за другими эзотерическими писателями, пишет с подтекстом. У него этот подтекст— герметический. Он на грани поклонения поднебесным сущностям, и его фразу 'in magisterii astro rum " (во власти звезд), кроме классического понимания, можно понять и как “звезды— властители,правители (то есть архонты) ”— то есть, астральные божества, или даймоны.

(обратно)

29

Они низшие, так как состоят из элементов, существующих “в подлунном мире", не в высшем небесном мире, а в грубом физическом мире.

(обратно)

30

Определение Бонатти “наднебесных тел ” как “существ сверхчувственных, неизменных и т.д. ” находится в согласии с идеей, по которой небесные тела, как состоящие из наиболее совершенной субстанции эфира, или квинтэссенции, не подвержены изменению или порче, в отличие от тел в подлунном мире, состоящих из четырех элементов: огня, земли, воздуха и воды. Аристотель подробно изложил свое учение об элементах в натурофилософских трактатах "О возникновении и уничтожении т.З, с. 379-440), "Физика "(т. 3, с.59-262) и 'О небе(т. 3, с. 263-378). Субстанцией небес является эфир, который не подвержен ни изменениям, ни уничтожению.

Тогда как согласно герметической традиции небесные тела являются божественными, большинство средневековых последователей Аристотеля их таковьти не считали. [Однако сам Аристотель, видимо, считал их божественными, см. наше прим. 12 на стр.40.] Они придерживались более научного и философского взгляда, рассматривая небесные сферы, особенно Солнце и Луну, как проводников, через которые действуют изменение и другие виды движения. Такая точка зрения могла быть (и была) дополняющей более религиозную и магическую точку зрения герметиков.

(обратно)

31

Евангелие от Матфея, 24:36.

(обратно)

32

quinta essentia. См. прим.8.

(обратно)

33

“Добровольное движение”позволяет предположить, что для Бонатти или, по крайней мере, для “некоторых мужей ” звезды были живыми, мыслящими созданиями. (Добавлено Р.Хэндом: См. наше приложение к I книге "Тетрабиблос”, отрывок “Планетарные гипотезы”,).

(обратно)

34

Небесная сфера окружает сферу огня, огонь окружает воздух, воздух - воду, вода - землю, как говорится в конце этой главы.

Учение об изменении качества и превращениях подлунных тел как следствии небесного движения изложено Аристотелем в его сочинениях “О небе”, “Физика”, “О возникновении и уничтожении” и “Метафизика”. В последнем, в частности, говорится “ ... целью всякого движения должно быть одно из движущихся по небу божественных тел” (кн. 12, гл.8, 1074а, 30).

(обратно)

35

вода и земля. Когда один из элементов покидает свое естественное место, он стремится вернуться туда естественным движением. Для эфира естественно двигаться кругами, тогда как для огня— подниматься по прямой. Точно так же и воздух поднимается по прямой, пока не окажется под огнем. Земля опускается по прямой к центру Вселенной, то же делает и вода в своей сфере, расположенной над сферой земли. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

36

Ср.: “Наиболее достойны познания первоначала и причины, ибо через них и на их основе познается все остальное, а не они через то, что им подчинено ”(“Метафизика ”, 982в).

(обратно)

37

Ср.: “О небе”Аристотеля. Роль неба в нагревании нижних тел обсуждается в кн. II, раздел 7. Природа превращения элементов друг в друга и изменение тел подлунного мира под действием Солнца, небес и смен времен года, вызываемые сменой соотношений Тепла, Холода, Влаги и Сухости, обсуждаются в сочинении “О возникновении и уничтожении”, кн.Н, гл.10.

(обратно)

38

Это следует понимать как образно (в смысле значимости), так и буквально.

(обратно)

39

Современник Бонатти, францисканский монах Роджер Бэкон (1214?-1294), писал в своем сочинении “Opus Tcrtium: “Каждому ясно, что небесные тела есть причины процветания и порчи всех низших вещей ”. См. “Opus Tertium” в книге “Fr. Rogeri Bacon, Opera quaedam hactenus inedita” nodped. J.S.Brewer, London, 1859, cap. 30, p. 107. Эту книгу можно найти в Osier Library, Mcgill University, Montreal и в библиотеке CCNYLibrary, NYC.

(обратно)

40

Фраза “наука о звездах"является прямым переводом с арабского. Аль-Бируни различает ilm al-tanjim ” (обычное название астрологии) и “ilm ahkam al-nujum” (буквальнонаука о суждениях по законам звезд, то есть юдициарная астрология). “ilm ” = наука, “al-tanjim ” — о звездах.

(обратно)

41

Например, Аристотелем, см. “Физика”, кн. VUI, гл.5-6, (258а-259а). См. также Lynn Thorndike. “The Sphere of Sacrobosco and its Commentators ”. Chicago University Press, 1949. P. 119.

(обратно)

42

Считалось, что свет является средством, с помощью которого астрологическое влияние может достичь Земли с небес. Это очень древняя теория, восходящая, по крайней мере, к грекам. Лучи света соотносились также с магическими эффектами. См. “De Radiis ” аль-Кинди, откуда видно, что в сознании арабов и в сознании древних оптическая наука тесно связывалась с магией. Работа аль-Кинди на арабском языке, видимо, утеряна, но сохранился ее латинский перевод, озаглавленный "De Radiis Stcllacis”. 'De Radiis”была опубликована в “Archives dhistoire doctrinale du MoyenAge, vol. 41, 1974” под редакцией Д’Алверни и Юдри (M.T.D ’Alvemy and F.Hudry). С латинского, в свою очередь, был сделан перевод на английский вашим покорным слугой, который представлен в I томе “Латинского следа ” проекта “Взгляд в прошлое ”. Такая Метафизика Света представлена в сочинениях Роджера Бэкона и Кеплера (“De certioribus fundamentis astrologiae ”), так же, как и в “Primum Mobile "Плацида.

(обратно)

43

Здесь говорится о том, что девятая сфера, перводвигатель, не имеет световых различий (фактически, не имеет света в физическом смысле) и поворачивается с постоянной скоростью. Следовательно, ее воздействия одинаковы и однообразны. По этой причине этим фактором в астрологии мож/ю пренебречь. В других сферах либо есть звезды (например, в восьмой), либо планеты, имеющие локализованное свечение и движения, с которыми следует считаться и которые следует учитывать в астрологии. (Прим. Р.Хэцда)

(обратно)

44

То есть в теле самой планеты.

(обратно)

45

Тождество = униформность. (Прим. Р.Хэвда)

(обратно)

46

ficta. Ниермейер f'Nienneyer) в книге “Mediae Latinitatis Lexicon Minus, Fasc. 1-6 Abloquitatis, Leiden: E.J.Brill, 1976” переводит это как “колотье в боку ”, или “судорога ”.

(обратно)

47

См. Птолемей, “Альмагест”. Кн. VIII. Гл. I. С. 258ed.cit., где общее число неподвижных звезд, включенных в каталог, составляет 1022. К несчастью, это нельзя считать доказательством знакомства Бонатти с “Альмагестом”, потому что аль-Бируни, на которого ссылается Бонатти как на источник, упоминает то же число звезд в своей книге 'Tafliim”. Это сокращенное арабское название, и я впредь буду называть работу аль-Бируни по астрологии 'Tafhim ”. См. “The Book of Instruction in the Elements of Astrology”, перевод R Ramsay Wright, London: Lusac and Co, 1934, paragraph 162, p. 76.

(обратно)

48

Конечно, здесь не принимается во внимание, какой это Зодиак — сидерический или тропический. Если Зодиак тропический, тогда на самом деле звезды в него не включены. Подобная путаница сидерического и тропического Зодиаков характерна для астрологии древности и средневековья. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

49

Здесь игра слов: “pracdico " означает “говорить заранее ”, то есть “предсказывать”, и “проповедовать”, то есть “убеждать, увещевать ”.

(обратно)

50

Буквально: “невидимого неба ”.

(обратно)

51

De Шо autem cclo empireo sive insensibili nichil ad astrologum et nichil ad iudicianec ad motus stcllarum nec ad eaque concidunt exipsis.

(обратно)

52

См. прим. 12. Ср. с “О небе ”, книга II, раздел 389а, строки 10-35, и “О рождении и уничтожении ”, книга II. Здесь, в этой главе, дается наиболее сжатое объяснение из всех возможных о том, как средневековые умы объясняли астрологические влияния.

(обратно)

53

у представителей сирийской школы). Именно через “Исагог” Порфирия (III в.), представляющий собой введение в логику Аристотеля, идеи философа стали известны в период раннего средневековья. См. “Porphyry the Phoenician: Isagogue ”, перевод, предисловие и примечания Эдварда Уоррена, Edward W. Warren, Toronto: The Pontifical Institute of Medieval Studies, 1975.

(обратно)

54

Alia occasion est quorundam qui dixerunt quia significant tantum duo necessarium scilicet et immpossibile, possibile vem non, necessarium sicut ignem ce calidum, et impossibile sicut equum volar. Possibile vero non ut hominem moveri vel scribere.

(обратно)

55

“Оно"— это суждение о значимости звездного влияния, которое, как утверждалось в названии этой главы, невозможно, помните?

(обратно)

56

Как противоположность необходимому событию. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

57

См. Десятый Трактат данной работы.

(обратно)

58

В этом довольно туманном отрывке используется схоластическая терминология. “Возможное” — это не совсем то. что мы понимаем под данным словом. Видимо, уместным будет следующее определение: “...это то, что есть, но может быть иным; синоним слова “случайный” и антоним слова “необходимый"". (Roy J. Deferrari, A Latin-English Dictionary of St. Thomas Aquinas. Boston, St. Paul Press, 1960). В этом отрывке оспаривается мысль, что астрология может говорить только о том, что должно быть, обязательно, неизбежно, и о том, чего никак не может быть, но не может ничего сказать о событиях, которые могут случиться, как только создадутся подходящие обстоятельства. Согласно таким оппонентам, говоря о возможных альтернативных событиях (в современном понимании этого слова), астрология не может предсказать дальнейших событий, которые являются следствием этих первых, пока одно из них не произойдет, то есть не станет явным.

(обратно)

59

Вся эта глава выдержана в терминах логики Аристотеля, потому что оппоненты Бонатти были схоластами. Во времена Бонатти доминиканцы—ученики Фомы Аквинского (12257-1274) распространяли идеи своего учителя, представлявшие собой сплав философии Аристотеля с католическим учением. Подобный сплав идей (получивший название томизма) наряду с другими работами Фомы Аквинского, такими, как "Sumта contra Gentiles ”, использовался для обращения мусульман, евреев и своевольных христиан, в том числе последователей Аверроэса и астрологов.

Книга Бонатти “Liber Astronomiae ”была написана вскоре после смерти Фомы Аквинского, таким образом в самом разгаре формирования томизма. Чтобы иметь хоть малейший шанс быть принятым всерьез, он был вынужден показать себя знатоком философши Аристотеля. Хотя его аргументация может нам показаться ребяческой, следует помнить, что ему приходилось сражаться с современной ему оппозицией ее же оружием. Если мы, как астрологи, хотим, чтобы к нашему Искусству серьезно относились в наше время, нам надо поступать так же.

(обратно)

60

Здесь типичный аргумент астрологов, уверяющих, что человек обладает деньгами или испытывает их недостаток не благодаря своим достоинствам или из-за своих пороков, а только потому, что таков его гороскоп.

(обратно)

61

Буквально: величие души.

(обратно)

62

accidentibus. То есть принадлежащее ему в абстрактном смысле. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

63

Это то, что содержится в нашем разуме и нашей памяти, облагораживает нас, а вовсе не содержимое наших книжных палок или компьютерных дисков.

(обратно)

64

ratio. Это слово, как и греческое слово logos, означает как логику, так и способность рассчитывать.

(обратно)

65

tale accidens. Слово "акциденцияслучайность” употреблено здесь в философском смысле и означает качество, происходящее от внешних обстоятельств или событий, но не природы объекта. Способность познания, возможно, ускорена в природе человека (по крайней мере, иногда), однако актуальная сумма знаний, или scientia привходяща, или акцидентно. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

66

substantiae.

(обратно)

67

Такая, как астрономия или астрология.

(обратно)

68

“The Liber Fructus”, или “Книга Плодов”, или "Centiloquium ” некогда считалась произведением Птолемея. Ричард Лемэй считает, что создал ее в начале X века абу Джафар Ахмет ибн Юсеф ибн Ибрагим. 'Centiloquium ” на латынь перевел Платон Тиволийский в 1136 году.

(обратно)

69

 experimenta.

(обратно)

70

Видимо, здесь идет речь о полной Луне в Близнецах. Тогда, конечно же, Солнце должно находиться в Стрельце (начиная примерно с 23 ноября). Когда полная Луна в Деве, Солнце находится в Рыбах (начиная примерно с 19 февраля). В Италии холодная погода могла начинаться в конце ноября, а теплаяв конце февраля.

(обратно)

71

Принадлежность этого афоризма Гиппократу является спорной.

(обратно)

72

То есть карта рождения или натальная фигура.

(обратно)

73

То есть, хорарная фигура использовалась как натальная вместо нее, если не было достоверной даты рождения. Таков был метод Абу Ма ’шара.

(обратно)

74

Здесь имеются в виду солнечные возвращения или годовые фигуры(годовой гороскоп), по которым можно узнать события грядущего года.

(обратно)

75

Оставив в стороне то, что здесь являет образец средневековой рекламы, заметим, что Бонатти говорит, будто астролог должен уметь предсказать год смерти по солнечным возвращениям. Стоит, однако, заметить, что он не претендует на знание ни месяца, ни дня, ни часа смерти.

(обратно)

76

Крупный рогатый скот, лошади и т.п.

(обратно)

77

Куры, утки, овцы, козы и т.п.

(обратно)

78

Бонатти подробно обсуждает эту тему в Шестом трактате. Следует также упомянуть, что, хотя в Шестом трактате предполагается, что Астролог— военный советник у Графа (в качестве такового Бонатти служил графу Гвидо Монтефельтро), эти же правила могут быть использованы и в современной городской жизни, которая, благодаря все возрастающему варварству, все больше становится похожа на грубую и беспорядочную жизнь средневекового города.

(обратно)

79

Снова старинное использование слова Occident. (Прим. Р.Хэвда)

(обратно)

80

Здесь речь идет о качествах, присущих этому времени года, ведущих к преобладанию холерического темперамента (прим. пер. на русский язык).

(обратно)

81

Видимо, речь идет о том, что выигрывает тот, чья Часть Фортуны расположена в северной или восточной части его натальной фигуры (хорарной или элективной) либо тот кто движется в направлении, указанном его Частью Фортуны, если конечно, это направление еще не запрещено. Например, если некто пойдет с запада или с юга, причем Часть Фортуны может быть, а может и не быть позади него, то он проиграет.

(обратно)

82

Глупые злословы.

(обратно)

83

Все эти качества являлись необходимыми для того, чтобы Астрология была приемлемой во времена Бонатти. Если бы она оказалась неистинной, то есть философски необоснованной или теаюгически нехристианской, к ней бы не прислушивались и даже могли бы за нее подвергнуть гонениям. Если бы она не имела практической пользы, ее бы игнорировали или высмеивали бы. Если бы она была не естественной, тогда это была бы магия, за которую сурово наказывали, или нечто зловредное, за что наказывали светские власти. Бонатти, как профессионал, пытается обеспечить легальность и свободную практику своей профессии.

(обратно)

84

activus. В данном контексте, как противоположное слову "contemplativus ”, означает практическую деятельность. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

85

Бонатти переставляет слова “астрология” и “астрономия”, в отличие от их современного использования. Нечто подобное делает и Роджер Бэкон в “Opus Maius” (ed. cit. p.264): "But true matematicians, whom in this field we call astronomers or astrologers, because they are so called indifferently by Plato and Avicenna, and many others...(Но истинные математики, которых в этой области мы называем астрономами или астрологами, потому что так, без различения, их называли Платон и Авиценна, и многие другие...). ”

(обратно)

86

Источник, которым пользовался Бонатти, оказался под сильным влиянием “Категорий ” Аристотеля, что наиболее очевидно в почти дословном следовании Аристотелеву обсуждению вопроса о шести видах изменений ('“Категории ", 14). В тексте Аристотеля говорится: “Имеется шесть видов движения: возникновение, уничтожение, увеличение, уменьшение, превращение и перемещение”. Эта цитата показывает, насколько близко следовал он рассуждениям Аристотеля. Нам пока не известно, каким источником пользовался Бонатти в этом месте.

(обратно)

87

См. Птолемей, “Альмагест” книга II, глава 6: “Обзор свойств каждой параллели, где дается долгота самого длинного дня для каждой из 25 параллелей, от экватора до 59 с половиной градусов северной широты, а затем для различных широт до Северного полюса ”. См. также главу 8, где приведены Таблицы восхождений для различных широт. С помощью этих таблиц можно рассчитать Асценденты и Первичные дирекции. См. ‘Тстрабиблос ” книга III, главы XIII-XV (издание Эшменда).

(обратно)

88

Астрологов. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

89

quidditate. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

90

seu quidditate cognoscitur, genus enim est secundum quia de proposita sibi prout oportet questione respondet iudicando secundum planetarum et signorum positionem atque i psorum naturam. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

91

Об истории, теории и практике геомантики см. Stephen Skinner, Terrestrial Geomancy: Divination by Geomancy, London: Routledge and Kegan Paul, 1980.

(обратно)

92

Возможно, в книге I, главе 1 ‘Части (Тел) Животных ”, но издание, которым я пользуюсь (The Basic Works of Aristotle, ed. Richard McKeon, Random House, NY, 1941), неполное, в нем есть только книга I, главы 1-5 и книга II, главы 1, 17, 18, 20-23. Аристотелю приписывают и изложение физиогномии.

(обратно)

93

Трудно установить источники, которые использовал Бонатти, составляя данный список всяческих “мантик ”. См.: Исидор Севильский, Этимология, книга 8, глава о магах. А также: ‘Оккультная философия ’’Агриппы, XVвек, перевод Дж.Фрейка, Cthonios Books, 1985. В книге I, главе 57, перечисляются имена древних латинских авторов, а именно: Нума Помпилий, Варрон и Лукан, которые должны были быть известны Бонатти, как и некий араб Альмадель. Скорее всего, в качестве источника Бонатти использовал творения Марка Теренция Варрона (16-27 гг. до н.э.), которого постоянно цитировали отцы церкви. (Добавлено Р.Хэндом): Существует теперь и еще одно издание Агриппы, предпринятое Llewellyn Publications, 1994. Оно основывается на переводе Гастингса.

(обратно)

94

Аль-Фараби = Мухаммад ибн-Мухаммад иби Тархан абу-Наср аль-Фараби (8702-950?). Христианин турецкого происхождения; он был одним из первых арабских писателей, открывших арабскому миру труды Аристотеля и Платона. Он привел греческую философию в соответствие с учением ислама и оказал сильное влияние на Авиценну и Аверроэса. В XII веке его труды перевел Герард Кремонский. Как один из источников Бонатти. он интересен не только потому, что является последователем Аристотеля, но и как передатчик идей неоплатонизма. Современник Бонатти, Роджер Бэкон (12142-1294), цитировавший аль-Фараби в своей книге Opus Maius (перевод Бэрка (Burke), издание University of Penn. Press), сказал: “Философия пришла к нам от арабов ”. При этом он ссылается на традиции Аристотеля и неоплатонические тенденции у таких арабских писателей, как аль-Фараби. Аль-Фараби оказал сильное влияние на Сигера Брабантского (12352-1281), который доказывал, что Альберт Великий и Фома Аквинский неправильно истолковывали работы Аристотеля, тогда как Аверроэс понял его верно.

(обратно)

95

См. Птолемей, Альмагест, кн. II, гл. 8; а также Tafhim, абзац 222 и 242.

(обратно)

96

См. Птолемей, Альмагест, указ, соч., книги и 13; а также Tafhim, абзац 255-267.

(обратно)

97

См. Бэкон, Opus Maius, ed. cit., стр. 197: цитируя Кассиодора в своей книге о математике (“Мы можем назвать математику на латинский лад теоретической наукой, и хотя такой термин позволяет все предметы определить как теоретические, все-таки эта наука особенно подходит под это понятие, благодаря своей исключительности ”), Бэкон доба&гяет: “Эти предметы изучения, которые никогда не забываются, вопреки ожиданию, и по этой причине они и называются таким именем. Когда мы часто размышляем над ними, они обостряют наше восприятие, они стирают налет невежества, и, как Божий дар, ведут нас к умозрительному созерцанию. Правильно делают святые отцы, когда советуют нам читать книги по этим наукам, поскольку в значительной мере благодаря им наши желания отвращаются от плотских предметов и они побуждают нас желать того, что, единственно по Божьему соизволению, мы можем увидеть с любовью”. Здесь мы видим, как очищается языческое учение неоплатоников и показательным образом ставится на службу Христианства.

(обратно)

98

Бонатти более или менее повторяет TaQiim аль-Бируни.

(обратно)

99

Другим современником Бонатти был Леонардо Пизанский (1175-1250), он же Фибоначчи, который ознакомил Запад с арабскими математическими методами, пришедшими из исламской Северной Африки— десятиричной системой записи,с использованием нуля как обозначающего разряд числа, и алгебры аль-Хорезми. Но математические методы, которыми пользовался Бонатти, не отражают нововведений Фибоначчи, равно как и поддерживаемых Бэконом арабских математических методов.

(обратно)

100

Описана в Tafhim. указ, соч., Параграфы 324-356, а также в "Альмагесте ”, в книге 5, главе 1. Маш 'аллах (740-815 гг. н.э.), один из источников, которыми пользовался Бонатти, написал самый первый на арабском языке трактат об астролябии, который позднее был переведен на латынь под названием De astrolabii compositione et utilitatc и послужил основой для Treatise on the Astrolabe (“Трактат об астролябии ”) Джеффри Чосера. Авраам Ибн Эзра (1089-1164) перевел также этот текст Маш 'аллаха на иврит в XII веке. А в XIII веке работы Ибн Эзры были переведены на латынь.

(обратно)

101

Подвешиваемая армиллярная сфера.

(обратно)

102

См. Альмагест, цит. соч., с. 143-144, армиллярная сфера здесь названа астролябией. Хорошее ее изображение можно найти в книге "Early Phisics and Astronomy: An Historical Introduction, O.Pedersen and M.Pihl, New York: American Elsevier Pub., 1974, p.89.

(обратно)

103

У Птолемея есть работа, посвященная этому прибору, которая так и озаглавлена: “Планисфера”. Она послужила источником приложения к изданию Эшмонда (Ashmand) "Гстрабиблос ”, цит. соч., в котором описывается подобный прибор.

(обратно)

104

Неизвестный мне инструмент.

(обратно)

105

Возможно, это прибор, упомянутый в “Альмагесте ”, книге V, главе 12, используемый при определении параллакса.

(обратно)

106

regula. (Добавлено Р.Хэндом): Этимология этого слова не совсем такова. Первоначальное слово пришло из греческого языка, и второй слог происходит от слова nomos.

(обратно)

107

См. прим. 18.

(обратно)

108

Это может означать только евреев. Бонатти, видимо, считал, что евреи не должны отрицать астрологию. Возможно, Бонатти был знаком с работами Артапана, жившего во II веке до н.э. эллинизированного еврея, написавшего сочинение “О Евреях”, отрывки из которого сохранились в трудах отцов Церкви. Он утверждал, что основы египетской культуры были заложены патриархом и пророком Авраамом, который, придя в Египет, обучал фараона астрологии. Иаков построил храмы в Атосе и Гелиополисе и провел имевшие далеко идущие последствия аграрные реформы. Моисей, по словам Артапана, и был Музеусом, учителем Орфея, олицетворявшимся с Гермесом Трисмегистом (известным также как Тотегипетский бог познания). Несомненно, Артапан считал, что идолопоклонничество египтян сформировалось в результате фальсификации исходного характера учения Моисея-Музеуса.

Согласно Талмуду, Авраам и его потомки были поставлены выше влияния звезд, но. с другой стороны, благословение, данное Аврааму в Книге Бытия 24:1, истолковывается именно как дар астрологии: “Авраам был уже стар и влетах преклонных. Господь благословил Авраама всем”.

К астрологической консультации Иофора прибегает Моисей, чтобы узнать, как ему править детьми Израиля. Знание астрологии приписывается также и Соломону.

Пророчица Дебора, согласно каббалистической традиции, была астрологом. Как основание для подобного положения, рассматривается отрывок из Книги Судей, 5:20. Из ортодоксальных источников мне известно, что и в Книге Зогар что-то говорится на ту же тему, но я еще не успел это проверить.

(обратно)

109

Атлас здесь идентифицирован с Атлантом, о котором говорилось выше.

(обратно)

110

Евангелие от Иоанна, 11:9.

(обратно)

111

Утверждение Бонатти о том, что Иисус Христос был астрологом, конечно же, сделано с целью обелить свое занятие. Эту попытку можно рассматривать как софизм, рассчитанный потрясти умы, аналогично публикации Кардано натальной карты Иисуса. Но здесь имеются еще и теологические нюансы, совершенно радикальные в данном контексте. Бонатти избегает ереси, находясь на шаг от того, чтобы утверждать, будто Иисус не был Сыном Божьим, ведь любой мог задать вопрос (а мы можем быть уверены, что инквизиторы того времени и задавали): зачем нужно было Сыну Божьему выбирать время с помощью астрологии?На что вполне возможен ответ (еретический), что Он не был “единосущен Отцу, Бог от Бога ”. Такая точка зрения была невозможной для человека уровня Бонатти. Этому нет никаких свидетельств. Но подобной теологической проблемы не существовало для мусульман, считавших Иисуса пророком и человеком. Слегка неортодоксальные мусульмане, такие как крипто-сабиане, вполне могли рассматривать пророка как астролога, так же, как мы видели, и некоторые слегка неортодоксалыше евреи. Сеть подобных христиан-эзотериков объясняет широкое распространение герметического учения по всей Западной Европе с X по ХУ век. Но интересно, почему же Бонатти столь постоянно выступает против доминиканцев? Не потому ли, что они были инквизиторами?

(обратно)

112

Доминиканский орден.

(обратно)

113

Здесь говорится об отличии подлинного искусства или науки, имеющих принципы и методы, вытекающие из первичных принципов в противоположность простому набору методик и способов, применяемых случайно, наудачу; голословно утверждалось, что астрология, скорее, последнее, чем первое. Это отличие совершенно не похоже на существующее в наше время отличие между наукой и ремеслом.

Аргументы Викентина являлись частью пропагандистской кампании доминиканцев по дискредитации астрологии в ХШ веке, результатом которой явилось непринятие астрологии в качестве легитимной науки. Случайный набор методик нельзя считать наукой. Это возражение до сих пор используется для дискредитации астрологии всякий раз, когда приводятся эмпирические свидетельства. (Прим. Р.Хэнда и Р.Цоллера)

(обратно)

114

Грамматика, логика и риторика (вместе известные как тривиум) и арифметика, геометрия, музыка и астрономия (вместе известные как квадривиум). Бонатти хочет задним числом присоединить юдициальную астрологию к астрономии, возможно, как ее эзотерическую часть.

(обратно)

115

См. прим. 76.

(обратно)

116

То есть прошлым, настоящим и будущим.

(обратно)

117

sermo.

(обратно)

118

scientia.

(обратно)

119

ratio. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

120

Ирония в том, что Бонатти, как и многим другим средневековым авторам, приходилось цитировать Августина для пояснения своей точки зрения, поскольку Августин был оппонентом, выступавшим против астрологии, по крайней мере, против того, в каком виде она использовалась. Так как он был известен в качестве оппонента астрологии все, сказанное им, что могло быть обращено в поддержку астрологии, приобретало особое значение. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

121

discolus от греческого duskolos (Прим. Р.Хэнда).

(обратно)

122

Бонатти дает нам понять, что он знал о том, что лунные затмения происходят по причине расположения тени Земли между Землей и Луной, а солнечные затмения случаются, когда Луна проходит между Землей и Солнцем. См. Tafhim, указ, соч., с.255-266, а также "Альмагест ”, указ, соч., книга VI.

(обратно)

123

По длине главы и настойчивости аргументов мы можем прийти к заключению, что Бонатти с огромным нетерпением хотел услышать хоть что-то в защиту астрологии в том враждебном окружении, в котором находились и он, и эта наука.

(обратно)

124

Esse.

(обратно)

125

... ipsum unitatibus non excedentibus et multiplicationes, ex quibus consurgit in suis partibus, multiplicantur. Здесь имеются в виду первые девять чисел или цифр, говоря современным языком, которые имеют особый онтологический статус в метафизических заключениях по поводу чисел. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

126

Здесь ссылка на первые упорядоченные делители, которые опять-таки базируются на числах от I до 9. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

127

Предшествующая фраза — образец средневекового математического жаргона, который не имеет большого значения для того, что излагается дальше. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

128

Делители числа 12 суть 2, 3, 4 и 6; 2x6=12; 3x4=12.

(обратно)

129

elementata, У этого слова два разных, но взаимосвязанных значения, и не совсем ясно, какое именно использовалось в данной работе. На первый взгляд кажется, что это слово используется здесь в наиболее общем смысле, указывающем на материальные тела,состоящие из двух или более первичных элементов— огня, земли, воздуха и воды. Но у этого слова есть и второе значение, реже употребляемое, но вполне возможно скрыто присутствующее у Бонатти.

У переводчиков на латынь XII века не было подходящего эквивалента, описывающего 4 первичных качества — горячее, холодное, влажное и сухое,— которые, согласно философии Аристотеля, лежат в основе 4 элемента. Поэтому они использовали слово elementata для обозначения четырех качеств: горячего, холодного, влажного и сухого. Такое использование этого слова документально установлено Ричардом Лемэем, обнаружившим его в переводах "‘Большого Введения” (Introductorium Maius) Абу Ма ’шара, сделанных Иоанном Севильским (1133 г. н.э.) и Германом Каринтийский (1140г. н.э.). Это второе значение данного слова кажется более предпочтительным в работах, имеющих явно или неявно выраженную связь с герметизмом. Переводчик на английский язык, Роберт Цоллер, придерживается мнения, что Бонатти испытывал сильное влияние со стороны Герметизма. Издатель Роберт Хэнд, считает, что, судя по контексту, это слово использовалось Бонатти в первом значении. Предоставляем читателю самому решать, кто прав. (Прим. Р.Хэнда и Р.Цоллера)

(обратно)

130

Сравните это с отрывком из работы Рамона Луллия, который образует двенадцать сочетанием А В С D, символизирующим 4 стихии, и EFG, символизирующим начало, середину и конец. См. издание работы Рамона Луллия “Трактат по Астрономии” в рамках Проекта "Взгляд в прошлое”. Луллий и Бонатти жили примерно в одно время. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

131

Исчезновение элементов в чистом виде, о котором здесь говорится, происходит из-за того, что элементы насильственно покидают свои естественные места и нерпрерывно соединяются во все новые и новые комбинации. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

132

Бонатти использует здесь слово circumvolutio.

(обратно)

133

complexionata. Бонатти ссылается на учение Аристотеля о том, что элементыэто не простые тела, а состоящие из четырех elementata, или же первичных качеств горячего, холодного, сухого и влажного. Тела, состоящие из этих четырех elementata, — это и есть природные, физические тела. См. также прим. 108.

(обратно)

134

Это то же самое, что Луллий назвал “собственным качеством” в противоположность “приобретенным качествам”, которые являются вторичными, создаваемыми каждым элементом. (Прим. Р.Хэвда)

(обратно)

135

надо было заявить, что элементы не находятся на небе (которое состоит из пятой субстанции), но упорядочены согласно небесным образцам. (Добавлено Р.Хэндом): Знаки классифицируются в соответствии с оказываемым ими воздействием.

(обратно)

136

Автор подразумевает, что атрибуция знаков по элементам всего лишь простое соответствие материальным свойствам элементов.

(обратно)

137

Этого заголовка в тексте нет. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

138

Все нижеследующее написано Бонатти под сильным влиянием теории Аристотеля (модифицированной в астро-психической философии Птолемея) о том, что движение является причиной изменений и, следовательно, всего, что приходит и уходит.

(обратно)

139

esse.

(обратно)

140

Когда Солнце находится во Льве.

(обратно)

141

Тогда как Лев ассоциируется с избыточным теплом, Стрелец ассоциируется с его недостатком. Таким образом, по мнению Бонатти, умеренность полезна, важна для жизни, давая пропорциональность живому качеству, например, такому, как тепло. “Удаление от умеренности ” может указывать как на избыток, так и на недостаток: первый характеризует Льва, последнийСтрельца.

(обратно)

142

Предположительно в результате миграции и зимней спячки. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

143

consideratio naturalis. Это философский термин, означающий либо соображения моральные, либо соответствующие естественному порядку вещей. Здесь используется именно в последнем значении. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

144

esse.

(обратно)

145

В начале северо-восточного квадранта лежит Овен — огненный знак. Ракводяной знак лежит в начале северо-западного квадранта. Юго-западный квадрант начинается с Весов, воздушного знака, а юго-восточный квадрант начинается с Козерога, знака Земли.

(обратно)

146

 elementatum, ед. ч. слова elementata.

(обратно)

147

esse,

(обратно)

148

versantur.

(обратно)

149

Здесь мы снова видим те же самые принципы, что и в “присущих качествах” Луллия. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

150

unde cum accidentia elementatorum non reperiantur, nec sint nisi quatuor. Здесь удалено двойное отрицание для того, чтобы как можно понятнее передать основную мысль.

(обратно)

151

Так что то, что Луллий называет “приобретенными качествами это то,что происходит со стихией в результате ее смешения с другими стихиями. (Прим. Р.Хэвда)

(обратно)

152

что первичные качества системы стоиков. В результате получается, что порядок стихий, опирающийся на стихии Аристотеля, порождает порядок стихий в знаках, который, по-видимому, противоречит принципам, изложенным в “О возникновении и уничтожении” Аристотеля. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

153

agunt.

(обратно)

154

patiuntur. Как видно из представленного выше текста, Бонатти доводит до нас Аристотелевостоическую теорию о том, что стихии состоят из активных и пассивных качеств. Здесь он использует эту теорию для объяснения того, как пассивные качества стихий, особенно пассивное качество Огня, то есть сухость, являются источником сохранения, или, используя его терминологию, длительности предметов. Таким образом, первичные качества огненного знака Овна, а именно тепло (активное) и сухость (пассивное), порождают и сохраняют предметы. Телец, второй знакзнак Земли,его роль в природе в том, чтобы сохранять то, что было создано Овном. Это достигается благодаря его качествам холода и сухости. Сухость является связующим звеном между Овном и Тельцом и, с точки зрения Бонатти, позволяет сохранить народившиеся предметы. Такая доктрина несет в себе следы учений сабиан Аррана и является реминисценцией алхимических доктрин Джабира аль-Хайяна. Источники Бонаттиработы Аэйдимона и Абу Ма'шара, который был видным сторонником Арранских учений.

(обратно)

155

Denomimtio. Бонатти использует этот термин в данной главе в значении “перечень, перечисление ”. В следующей главе он использует его в смысле наименования.

(обратно)

156

equatoris diei.

(обратно)

157

ortogonaliter.

(обратно)

158

Долгота дня начинает увеличиваться после зимнего солнцестояния, 0° Козерога, но пока Солнце не войдет в Овен, долгота дня не превышает долготу ночи.

(обратно)

159

Все предыдущие доводы полностью согласовывались с аргументацией тропического Зодиака. Этот довод оказывает предпочтение сидерическому Зодиаку. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

160

Et dicitur quod Ptolemacus ivit versus meridiem tantum, quod fuit sub aequatore, et stetit ibi tantum, quod vidit omnia haec.

(обратно)

161

Вот еще один аргумент, опирающийся на тропическую модель Зодиака. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

162

Игра слов — "Gemini"— созвездие Близнецов— Двойняшек и "geminare"— по-латыни означает удваивать.

(обратно)

163

Очевидно, Бонатти не ограничивает термин “дева” исключительно человеческими существами. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

164

 Он не называет специально знак именем Водолея или Водоноса.

(обратно)

165

esse.

(обратно)

166

План этой главы и ее начало, очень похожие на начало части I Второго трактата, позволяют предположить, что Бонатти написал две вводных главы, либо какая-то из них пришла ему в голову позднее.

(обратно)

167

Это самая настоящая шестидесятиричная система, в отличие от современной практики, когда испольуются только деления до секунд, а затем берутся десятые доли секунд. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

168

Минута—это 1/60 градуса. Секунда— это 1/60минуты и 1/3600 градуса. Терция— это 1/60 секунды, 1/3600 минуты и 1/216000 градуса. Зачем же тогда притворяться, что рассчитываешь и квинту, которая составляет 1/12960000градуса, и еще меньшую сексту (1/777600000 градуса) ?

(обратно)

169

directae ascensionis. Буквально: “перпендикуляр”. Знаки “прямого восхождения” — это знаки долгого восхождения. Термины “косое” или “кривое восхождение” звучат так, как будто эти знаки восходят медленно или как-то криво, но фактически это знаки короткого восхождения. Знаки долгого восхождения — это знаки от начала Рака до конца Стрельца. Тогда знаки короткого восхождения— это знаки от начала Козерога до конца Близнецов. Далее Бонатти продолжает говорить, что знаки прямого восхождения восходят гораздо медленнее, чем знаки косого восхождения.

(обратно)

170

tortuosae /ascensionis/.

(обратно)

171

См. прим. 148.

(обратно)

172

Другими словами, по несколько нестандартному мнению Бонатти получается, что знаки быстрого восхождения являются подчиняющимися, а знаки медленного восхождения — приказывающими. Обычно считается, что приказывающие знаки — это Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев и Дева, а подчиняющиеся знаки— это Весы, Скорпион, Стрелец,Козерог,Водолей и Рыбы. Изложение этого вопроса Бонатти, которое, как он говорит, восходит к Альхабитиусу, равняет термины “приказывающие ” и “подчиняющиеся ” с тем, что обычно называется антисами. См. книгу “Ancient Astrology: Theory and Practice, The Mathesis of Firmicus Matemus ", translated by Jean Rhys Bram, Park Ridge, NY: Noyes Press, 1975. pp.58-68.

(обратно)

173

Но в противоположных направлениях. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

174

Подобное соответствие можно найти и у аль-Бируни. См. Cf. The Book of Instruction in the Elements of Art ofAstrology, by Abu'l-Rayhan Muhammad ibn Ahmad Al-Biruni, translated by RRamsay Wright, London: Luzflkand Co. 1934, раздел 377.

(обратно)

175

Это место очень важно с точки зрения неотрадиционной астрологии, в которой достоинство терм считается принадлежащим планетам-звездам (планетам, а не Солнцу и Луне), так как у Солнца и Луны нет терм. Однако в этой строчке говорится, что Солнце и Луна, пребывая в своих зодиакальных половинах, получают то же самое достоинство, что и другие планеты в своих термах. Астрологи, присваивающие два баллап ланете в своем терме, могут также решиться присвоить два балла Солнцу и Луне за пребывание в своих половинах.

В любом случае Бонатти ошибается, когда утверждает, что знаки на Солнечной половине обладают более долгим восхождением, чем знаки на половине Луны. Это было бы верно, если бы точки солнцестояния приходились на 0° Льва и 0° Водолея, а не на 0° Рака и 0° Козерога.

Интересно, что Бонатти, столь мастерски рассуждающий о схоластической натур-философии, слабо разбирается в некоторых вопросах астрономии. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

176

Здесь та же ошибка в рассмотрении медленного и быстрого восхождения. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

177

Другими словами, любое светило гораздо сильнее всех других планет, так что, если бы сложить силу влияния всех планет, она была бы равна силе Солнца или Луны на их половинах соответственно.

(обратно)

178

potestates.

(обратно)

179

Эссенциалыше достоинства. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

180

Акцидентальные достоинства. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

181

то есть знак, или доминация. Морин называет это достоинство домицилем. Бонатти (и большинство древних авторов) придерживается мнения, что сюво "дом” имеет два значения: 1) дом как первичный дом, или то, что мы называем знаком. Эти первичные дома соответствуют такому-то делению Неба, или Активной Причине; и 2) вторичный дом как дом в карте, или то, что мы называем первым, вторым, третьим, четвертым и так далее домом, знаменующим различные стороны жизни. Ограниченное воздействие этих вторичных домов определяется по их числовой последовательности начиная от Асцендента. Таким образом, первый дом знаменует жизнь; второй благосостояние и т.д. В свою очередь, эти вторичные дома имеют огромное значение в определении Активных Причин, обозначенных первичными домами, в специфических, ограниченных проявлениях (например, когда Универсальная и Безграничная Активная Причина данного зодиакального знака, такого как Овен, определена и ограничена в своем выражении, будучи связанной с делами второго дома, случайно попав во второй знак от Асцендента или на куспид второго дома. При таких обстоятельствах природа Овна вынуждена знаменовать финансовые и денежные дела. По своей природе он может быть причиной чего угодно, но, случайно оказавшись во втором доме, всю свою силу ограничивает лишь делами второго дома). Между первичными и вторичными домами есть соответствие, но не равенство. Первичные дома существуют в небе; вторичные дома это результат деления земной атмосферы или ауры. Поэтому Бонатти время от времени все-таки использует термин “дом” там, где мы бы сказали “знак ”, как это мы увидим в дальнейшем тексте.

Каждая планета управляет, по крайней мере, одним домом согласно правилам доминации, или домицилю, а также имеет особое достоинство по экзальтации, триплицитету, терму и фасу, как это показывает Бонатти.

(обратно)

182

assignata pro domibus. Я оставляю перевод слова 'tiomus ” как “дом ”, надеясь, что читатель прочел предыдущее примечание и знает разницу между первичными и вторичными домами.

(обратно)

183

Quare Sol et Luna habucrunt quilibet comm unicam domum tantum.

(обратно)

184

To есть, у каждого светила только один дом или знак.

(обратно)

185

или благотворных планет.

(обратно)

186

Здесь мы видим ясное указание на то, что средневековые авторы редактировали дошедшую до них традицию только по соображениям полезности. Имея практическую выгоду, это также означает, что теперь трудно оценить отдельные изменения, имевшие место в западной астрологической традиции в результате такого редактирования. (Добавлено Р.Хэвдом) Пока сделанные переводы в рамках проекта “Взгляд в прошлое ” не дают нам понять, на что же конкретно ссылается Бонатти в этом месте.

(обратно)

187

Может быть: “оно полно света”?

(обратно)

188

signo. Здесь Бонатти использует слово “знак ”.

(обратно)

189

domus.

(обратно)

190

На самом деле Ракединственный переменчивыйрсолодный и влажный знак, точка!(Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

191

luminare. Обычно в этой работе это огово означает “светило ”, но тогда в этом месте очень мало смысла. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

192

Лев и Рак.

(обратно)

193

quam aliqua de aliis domibus in omnibus climatibus & in omnibus regionibus de mundo. Мне кажется, что здесь что-то вкралось в текст.

(обратно)

194

fortunae augmentantes.

(обратно)

195

Дома светил и дома Сатурна.

(обратно)

196

doraus tenebrosae.

(обратно)

197

Сфера Юпитера в астрономии Птолемея расположена сразу под сферой Сатурна.

(обратно)

198

то есть Стрелец и Рыбы.

(обратно)

199

Морин (J.B. Morin) в Astrologia Galiica, кн. XXII, называет трин “аспектам совершенной дружбы”.

(обратно)

200

infortunatus.

(обратно)

201

в противоположность полной враждебности, то есть аспекту оппозиции.

(обратно)

202

Nec est dc ipsius triplicitate quod deteriomt etiamaspectum.

(обратно)

203

Бонатти использует слово “термы ” там, где уместнее было бы сказать “пределы”, поскольку не идет речи о подразделении знаков на части, называемые термами. Это и было переведено как “пределы”. (Добавлено Р.Хэндом) Принцип прост. Любой знак образует аспект к ближайшему дому светила. Но дуга аспекта с домом одного светила не может включать в себя дом другого светила.

(обратно)

204

Похоже, Бонатти применяет те же самые соображения к домам, что и к планетам в таких концепциях, как фрустрация соединения или прерывание света, когда третья планета попадает между двумя другими, которые напротив, по-видимому, приближаются к взаимному аспекту, что называют фрустрацией соединения. Если ее аспект попадает между этими двумя, говорят, что она “прерывает свет". (Добавлено Р.Хэндом) Дополнительно к этому можно сказать, что есть и другое возможное объяснение аргументации Бонатти. Мы уже знакомы с делением Зодиака на солнечную половину, от Льва до Козерога, и лунную— от Водолея до Рака. Аспекты, которые Бонатти считает важными, все образуются между той или другой планетой внутри обеих половин. Но аспект между Овном и Львом, который позволил бы знаку Марса образовать трин со знаком Солнца и тем самым исключить отрицательные отношения— это аспект между знаком лунной половины (Овном) и знаком солнечной половины (Львом).

(обратно)

205

Прерывающийся характер аспектов через Рака и Льва, обсуждаемый Бонатти, не применим к планетам в знаках, аспектирующим друг друга. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

206

На самом деле это не так. Падение планеты находится в знаке, противоположном ее экзальтации, как сам Бонатти указывает в главе X этого трактата. Но Бонатти весьма свободно использует технические термины. Например, и детримент, и падение он называет одним и тем же словом — descensio.

(обратно)

207

Согласующимися или гармоничными в Almantica Что такое almantica— мне неизвестно.

(обратно)

208

in ligatura strictus. (Добавлено P.Хэндом,) На самом деле идентичная концепция есть в греческой астрологии— homozonia, название которой мы перевели как “опоясывание два знака под управлением одной и той же планеты.

(обратно)

209

То есть армиллярной сфере. Такие сферы изготавливались средневековыми арабскими астрологами (а позже и европейскими) для образовательных целей. Птолемей упоминает о них в “Альмагесте”, кн. V, гл. I, хотя называет этот прибор “астролябией”. У арабских астрономов были инструменты, соответствующие армиллярным сферам и квадрантам Птолемея так же, как и настоящие астролябии. Похоже, основными поставщиками таких точно откалиброванных латунных инструментов были сабиане Аррана, вплоть до 1100 г. н.э.

Например, работа Маша 'аллаха (740-815) “De compositione Astrolabu ” (“Об устройстве астролябии”) оказала влияние на работу Ибн-Эзры (1089-1164) на ту же тему и даже на работу Чосера в XIII веке в средневековой Англии. Azafea Аль-Заргали (1029-1087), известный так же, как Азаркель, представляет собой дальнейшее развитие того же прибора. Конечно же, и аль-Бируни в своем “Наставлении” посвящает целую главу конструкции и применению астролябии. (См. “Early Physics and Astronomy”, Pedersen and Pihl, MacDonald American Elsevier, NY, 1974, p. 180, a также статью Нейгебауэра (Neugcbauer “The Early History of Astrolabe", Isis. 1949. vol. 40.p.240-256). Прибор “антикифера”, о котором сообщалось в монографии Американского философского общества (1960), тоже позволяет предположить, что в эллинскую эпоху (и позднее) существовала технология изготовления весьма сложных и точных латунных астрономических и механических инструментов, демонстрировавших астрономические понятия.

(обратно)

210

latus. (Добавлено Р.Хэвдом) Это первоисточник слова “широта ”, фактически означающий “ширина”. 

(обратно)

211

буквально: “согласные в путешествии”.

(обратно)

212

Эта доктрина в разном виде появляется во многих других справочниках. Однако именно в этом варианте она кажется более осмысленной, потому что в каждом месте радости планета обладает белее чем одним достоинствам. Сатурне Водолее имеет достоинство по домицилю и триплицитету, к тому же они принадлежат к одной секте. Юпитер в Стрельце имеет достоинство по домицилю и триплицитету и принадлежит к одной с ним секте. Марс точно в таком же отношении к Скорпиону,а Венера— к Тельцу. Меркурий,однако,в Деве имеет достоинство по домицилю и экзальтации, что несколько отличается от радости других. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

213

Это ссылка на разновидность thema mundi, или карту рождения мира. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

214

Ссылка на “Тетрабиблос”. кн. I, гл. 4 и кн. I, гл. 19. Бонатти цитирует Абу Ма ’шара, а не самого Птолемея непосредственно, хотя читал Птолемея.

(обратно)

215

Зенит в любом месте находится прямо над головой. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

216

Такую аргументацию можно найти в “Тетрабиблосе”, кн. I, гл. 20. (Прим. Р.Хэнда).

(обратно)

217

См. “Тетрабиблос”, кн. I, гл. 19, где Птолемей говорит о том, что Луна является ночным управителем Земного Триплицитета. Заметьте, что Бонатти по-прежнему цитирует Абу Ма’шара. Но текст весьма близок к изложенному в “Тетрабиблосе” Птолемея, кн. I, гл. 19. Таким образом, ясно, что Бонатти не знает, что те “античные писатели”, которых цитирует Абу Ма ’шар, — это Птолемей.

(обратно)

218

То есть, их знаки противостоят друг другу.

(обратно)

219

Меркурий сухой, если этому не помешает какой-то “случай ” то есть сложившаяся в неких обстоятельствах связь со знаком или планетой может изменить его. (Прим. Р.Хэнда)

(обратно)

220

Говоря современным языком, чтобы избежать двойственности, заточение, скорее, принадлежит к проблемам личного плана, тогда как достоинство домициля является личным делом каждого. Экзальтация подобна почестям или достоинствам, уже поступающим из неизвестных или необычных источников таких, как наследство. Падение есть лишение всего этого.

(обратно)

221

Кверент – латинское слово, означающее “тот, кто спрашивает”. Соответственно, респондент – это “тот, кто отвечает”

(обратно)

222

Имеется в виду завершение в том смысле, как этот термин понимается в хорарной астрологии. Хотя Бонатти в изложении материала опирается на арабских авторов, однако это никак не слепое копирование. В частности, он расходится с арабскими астрологами как в количестве способов влияния планет (напр., Абу Ма’шар в 3-й главе “Краткого введения в астрологию” выделяет 25 “состояний” планет, а Ибн Эзра в 7-й главе “Начала мудрости” - 30 “обстоятельств”), так и в используемой терминологии (см. комм. к следующему Соображению).

(обратно)

223

Лат. рrofectio в данном контексте может быть переведено как “продвижение”. Имеется в виду расположение планеты в угловом или последующем доме, это укрепляет те дела, которыми она управляет (ср. Абу Ма’шар, "Ysagoga minor", 3, 23), тогда как положение в падающем доме действует ослабляюще (см. Соображение 6). Не следует путать это с профекцией как методом прогноза.

(обратно)

224

Здесь подразумеваются арабские авторы, на труды которых опирался Бонатти (Абу Ма’шар и др.).

(обратно)

225

Изгнание (заточение), то есть положение в знаке, противоположном обители. Бонатти далее называет такое положение падением (см., напр., Соображение 75). Вообще, Бонатти зачастую не рассматривал изгнание и падение как два принципиально различных состояния планеты, а приписывал им сходное негативное значение (как это видно в Соображении 5). Во Втором трактате “Liber Astronomiae” (гл. Х) Бонатти отмечает: “Существует разница между падением и заточением, хотя иногда они могут заменять друг друга”.

(обратно)

226

Имеется в виду сходящийся, аппликативный аспект. Следует подчеркнуть, что старинные авторы под соединением обычно подразумевали не только соединение планет в одном знаке (“телесное соединение”), но и любой мажорный аспект (“соединение через аспект”). Поэтому здесь и далее по тексту Бонатти, используя термин “соединение”, подразумевает также аспекты 60, 90, 120 и 180°, кроме тех случаев, когда это специально оговорено. Под Возвращением (Reversion) подразумевается вхождение ретроградной планеты в аспект с другой планетой, с которой ранее этот аспект уже формировался (в директной фазе).

(обратно)

227

Т.е. распадающийся аспект, сепарация. Если сходящийся аспект сигнификаторов способствует завершению дела, то распадающийся аспект – напротив, является неблагоприятным показателем.

(обратно)

228

Передача света – фактор, благоприятный для завершения дела. Как отмечает Абу Ма’шар, передача света бывает двух видов. Первый – когда быстрая планета находится в расходящемся аспекте с одной планетой и в сходящемся аспекте с другой, как бы передавая ей свет от первой. Второй вид - когда быстрая планета сближается с медленной планетой, и эта медленная планета сближается ещё с одной планетой, передавая ей качества быстрой планеты (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 23-24). Лилли в “Христианской астрологии” (гл. XIX) описывает только первую разновидность передачи света.

(обратно)

229

Собирание света – когда две или более планеты сближаются ещё с одной планетой (в пределах орбиса аспекта), она считается собирающей их свет, т.е. обретающей их качества.

(обратно)

230

Пробиция - точнее, Прогибиция, или Запрещение. Как пишет Абу Ма’шар, запрещение бывает двух видов. Первый из них – когда три планеты находятся в одном знаке,  и медленная планета в наибольшем градусе; тогда средняя планета запрещает контакт планеты, находящейся в наименьшем градусе, с медленной планетой, пока сама средняя планета не пройдёт соединение с медленной планетой. Второй вид запрещения – когда две планеты находятся в одном знаке и быстрая сближается с медленной, а третья планета образует сходящийся аспект (но не соединение) к этой же медленной планете, но с большим орбисом, чем у соединения первых двух планет. Тогда быстрая планета своим соединением запрещает аспект от третьей планеты (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 28-29). В Соображении 31 Бонатти подчёркивает, что соединение может запретить аспект, но аспект не может сделать этого с соединением.

Лилли даёт иное определение прогибиции (“Christian Astrology”, гл. XIX). Он считает, что прогибиция – это астрологическая ситуация, когда два сигнификатора находятся в сходящемся мажорном аспекте между собой, но перед тем, как этот аспект станет точным, в него вторгается третья планета, с наиболее быстрым движением, образуя точный мажорный аспект или соединение с более быстрым из сигнификаторов. Таком образом, формируется пресечение света, которое нарушает взаимный аспект сигнификаторов и обычно обозначает отрицательный ответ на заданный кверентом вопрос.

(обратно)

231

Рецепция – букв. “приём”. Согласно Абу Ма’шару, приём происходит, когда одна планета образует сходящийся аспект с другой, при этом находясь в местах её достоинств (обитель, экзальтация, терм, триплицитет, деканат). Наиболее сильным считается приём через обитель и экзальтацию (т.наз. “совершенная рецепция”). Приём со стороны хозяина достоинства меньшей силы будет слабым, если только нету одновременно двух таких достоинств. Например, если между Венерой и Луной есть мажорный аспект, то Венера образует совершенную рецепцию для Луны, если та находится в Тельце, Весах, Рыбах или в таком участке Зодиака, где Венера имеет два малых достоинства (управление термом, триплицитетом или деканатом). Рецепция при наличии расходящегося аспекта также возможна, но она считается гораздо слабее (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 52-54). Если же обе планеты находятся в местах достоинств друг друга, то образуется т.наз. взаимная рецепция – даже при отсутствии аспекта между ними.

(обратно)

232

Свободный уход – ситуация, когда планета не образует ни одного сходящегося аспекта, пока не покинет тот зодиакальный знак, в котором она находится. Чаще всего это происходит с Луной (см. Соображение 19), но применимо и ко всем прочим планетам. Свободный уход в целом означает препятствия и неудачи в делах, управляемых данной планетой.

(обратно)

233

Разрешение – этому термину нет точного соответствия у арабских авторов. Очевидно, Бонатти подразумевает ситуацию, которая у Абу Ма’шара называется “возвратом”. Она имеет место, когда некая планета образует сходящийся аспект с другой планетой, которая сожжена Солнцем или ретроградна. Тогда эта вторая планета возвращает всё, полученное от первой планеты (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 35), при этом как бы разрешая той самостоятельно довести рассматриваемый вопрос до завершения. Благоприятными обстоятельствами для завершения являются: 1) возврат от принимающей планеты (т.е. от обладателя достоинств в том месте, где стоит аспектирующая планета); 2) когда директная аспектирующая планета и ретроградная или сожжённая аспектируемая планета обе находятся в угловом или последующем доме; 3) когда аспектируемая планета находится в падающем доме, но делает возврат планете в угловом или последующем доме. Во всех этих случаях рассматриваемый вопрос улучшится после ухудшения. Однако если планета, к которой идёт возврат, сама находится в падающем доме, сожжена или ретроградна, улучшения в деле не будет. При этом, если аспектируемая планета делает возврат к такой ослабленной планете из углового или последующего дома, рассматриваемый вопрос ухудшится вскоре после его постановки, а если возврат идёт из падающего дома, то рассматриваемый вопрос не имеет ни начала, ни завершения (там же, 3, 37-42).

(обратно)

234

Очевидно, речь идёт об условии, которое у Абу Ма’шара названо “благосклонностью и вознаграждением”. Оно реализуется, когда планета в изгнании или падении образует сходящийся аспект с другой планетой, которая либо является её другом (напр., Венера образует аспект с Юпитером, своим другом), либо находится в рецепции с ней и оказывает таким образом ей помощь (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 49).

(обратно)

235

Вероятно, имеется в виду прерывание сходящегося аспекта из-за того, что одна из участвующих планет ещё до образования точного аспекта меняет зодиакальный знак или становится ретроградной. У Абу Ма’шара эти ситуации названы “уклонением” и “отменой” соответственно.

(обратно)

236

Очевидно, этот пункт соотносится с “сопротивлением” и “пресечением света” у Абу Ма’шара. Сопротивление - это ситуация, когда быстрая планета сближается с медленной, но некая третья планета, имеющая бóльшие градусы в пределах знака, чем первые две планеты, в своём ретроградном движении сначала соединяется с медленной планетой, а потом и с быстрой, препятствуя таким образом их соединению между собой (Абу Ма’шар, цит. соч., 3, 44). Пресечение света образуется тремя способами: 1) две планеты в одном знаке сходятся в соединение, но до того, как соединение стало точным, некая ретро-планета, вернувшая из следующего знака, образует точное соединение с одной из этих планет; 2) быстрая планета сближается с медленной, но до того, как соединение стало точным, медленная планета соединяется с ещё более медленной; 3) если один из сигнификаторов сближается с некоей планетой раньше, чем сблизится с другим сигнификатором, эта планета пресекает свет между сигнификаторами. Аналогично, неблагоприятно на исход вопроса влияет ситуация, когда один сигнификатор передаёт свет от другого сигнификатора третьей планете, никак не связанной с данным вопросом (там же, 3, 46). Во всех этих случаях негативный исход дела вызван вмешательством некоей третьей персоны.

(обратно)

237

Как Абу Ма’шар, так и Ибн Эзра приводят 11 способов (Абу Ма'шар, цит. соч., 4, 26; Бен Эзра, "Книга суждений о звёздах", ТомI, 10-5).

(обратно)

238

Термин “descension” (“снижение, спуск, падение”) здесь обозначает как изгнание, так и падение планеты. Но наиболее злотворным является положение Луны в градусе глубокого падения (3° Скорпиона) и в соединении с планетой в градусе её глубокого падения (19° Весов для Солнца, 15° Рыб для Меркурия, 27° Девы для Венеры, 28° Рака для Марса, 15° Козерога для Юпитера, 21° Овна для Сатурна).

(обратно)

239

Иначе говоря, данное условие реализуется, когда Луна находится в оппозиции к Солнцу с орбисом в пределах 12°, при этом градусы перед точным полнолунием особенно негативны.

(обратно)

240

Совершенная рецепция между двумя планетами образуется, когда они в аспекте друг с другом и при этом одна из них находится в обители или знаке экзальтации другой.

(обратно)

241

Телесное соединение – старинное название реального соединения двух планет, в отличие от “соединения через аспект” секстиля, квадратуры, трина или оппозиции. Вообще, до рубежа 16-17 вв. минорные аспекты не были известны. Поэтому далее в тексте под аспектом всегда подразумеваются только мажорные, “птолемеевские” аспекты.

(обратно)

242

Бонатти пользуется системой трёх управителей триплицитетов, следуя здесь не Птолемею, а Доротею Сидонскому и Веттию Валенту. Сатурн является третьим, общим тригонократором Огня (дневной управитель Огня - Солнце, ночной - Юпитер) и дневным тригонократором Воздуха (ночной управитель - Меркурий, общий - Юпитер). В двух оставшихся тригонах управители следующие: у Земли - Венера (день), Луна (ночь), Марс (общий), у Воды - Венера (день), Марс (ночь), Луна (общий). Что касается термов, то в данном примере они совпадают с птолемеевскими ("Tetrabiblos", I, 21). Но отметим, что Лилли в "Христианской астрологии" (гл. VIII и X) приводит видоизменённую систему: последние пять градусов Близнецов он закрепляет за Марсом, отводя Сатурну в этом знаке градусы с 22-го по 25-й.

(обратно)

243

Неясно, какую систему термов здесь имеет в виду Бонатти. С одной стороны, он подразумевает такую систему, согласно которой последними термами во всех знаках управляют Марс и Сатурн. Таких систем известно две – т.наз. “египетская” и “птолемеевская” (обе они приведены в “Тетрабиблосе” Птолемея). Но ни в одной из этих систем знак Льва не является исключением – последним термом Льва в них обоих управляет Марс. Кроме того, Сатурн в птолемеевской системе управляет первыми шестью, а не восемью градусами Льва, а в египетской системе первым термом Льва и вовсе управляет Юпитер. Марс, согласно Птолемею, действительно управляет первыми шестью градусами Рака, но непонятно, почему Бонатти выделил именно этот знак – ведь вредители в этой системе управляют первыми термами также в Весах, Скорпионе и Водолее. Абу Ма’шар (пользовавшийся египетской системой термов) в своём спиcке условий злотворности Луны просто пишет о её положении в конце знаков, в термах вредителей – без каких-либо исключений и дополнений. Таким образом, система термов, который пользуется Бонатти, не совпадает ни с одной из пяти систем расчёта термов, приводящихся в античных и средневековых источниках, ни с системой Лилли, ни с индийской системой термов (тримшамша).

(обратно)

244

Абу Ма’шар и Ибн Эзра говорят лишь о положении Луны в 9-м доме, без прочих вариантов и дополнений этого условия.

(обратно)

245

Каждая из планет “радуется” в одном из домов: Меркурий - в 1 доме, Луна – в 3 доме, Венера – в 5-м, Марс – в 6-м, Солнце – в 9-м, Юпитер – в 11-м, а Сатурн – в 12-м (Абу Ма’шар, цит. соч., 1, 121).

(обратно)

246

По сути, здесь повторно формулируется первый способ получения Луной злотворности, т.е. сожжение в лучах Солнца.

(обратно)

247

“Планета называется находящейся в осаде, если она расположена между двумя планетами, например, если одна из них - во втором знаке Зодиака, а вторая - в двенадцатом. Могут быть три планеты в одном знаке Зодиака, одна из которых - между двумя другими, то есть градусы первой из них меньше её градусов, а градусы второй - больше, тогда говорят, что планета в “телесной осаде”. Бывает также “осада” в лучах, когда планета - в знаке Зодиака, перед ней луч планеты находящейся в гексагональном аспекте или квадратуре, а позади нее луч другой планеты, находящейся в таком же аспекте” (Бируни, “Книга вразумления начаткам науки о звёздах”).

(обратно)

248

Градусы Азимена – то же, что и градусы увечья. В “Христианской астрологии” Лилли дан следующий их список: 6°-10° Тельца, 9°-15° Рака, 18°, 27° и 28° Льва, 19° и 28° Скорпиона, 1°, 7°, 8°, 18° и 19° Стрельца, 26°-29° Козерога, 18° и 19° Водолея. Лилли пишет: “Если в каком-либо вопросе вы находите того, кто задаёт вопрос, или в натальной карте, если вы обнаруживаете, что рождённый дефективен в том или ином члене или поражен неизлечимой болезнью, хромотой, слепотой, глухотой и т.д., вы можете предположить, что у рождённого или один из этих градусов Азимена восходит при рождении, или в одном из них находятся управитель Асцендента или Луна. В вопросе или натальной карте, если вы видите, что кверент от природы хромой, сгорбленный, или какой-то из его членов испорчен, а то, что вы видите в фигуре, не даёт вам удовлетворительного понимания, то рассмотрите восходящий градус, или градус, в котором находится Луна, или Владыку Асцендента, или главного Владыку натальной карты или вопроса, и нет сомнения, что вы найдёте один или более из этих факторов в градусах Азимена” (“Christian Astrology”, гл. XIX).

(обратно)

249

Это следующие градусы: 6, 11, 16, 23, 29° Овна, 5, 12, 24, 25° Тельца, 2, 12, 17, 26, 30° Близнецов, 12, 17, 23, 26, 30° Рака, 6, 13, 15, 22, 23, 28° Льва, 8, 13, 16, 21, 22° Девы, 1, 7, 20, 30° Весов, 9, 10, 22, 23, 27° Скорпиона, 7, 12, 15, 24, 27, 30° Стрельца, 7, 17, 22, 24, 29° Козерога, 1, 12, 17, 22, 24, 29° Водолея, 4, 9, 24, 27, 28° Рыб. Лилли пишет: “Если Луна, или Восходящий градус, или Управитель Асцендента приходятся на любой из них, это показывает, что человек в ситуации вопроса, который он задает, не знает, куда ему пойти, и что ему нужна помощь, чтобы привести его в лучшее состояние. Как человек, сброшенный в ров, не может с лёгкостью выбраться без помощи, так и этот кверент, в том случае, если ему не окажут поддержку” (цит. соч., гл. XIX).

(обратно)

250

К дымным градусам относятся: 19-й и 20-й Рака, с 11-го по 20-й Льва, с 17-го по 22-й Девы, 23-й и 24-й Скорпиона, с 20-го по 23-й Стрельца, с 11-го по 15-й Козерога, с 1-го по 4-й Водолея. Лилли отмечает: “Если Асцендент или Луна находятся в тех градусах, которые мы называем дымными, то спрашивающий или рождённый не будет ни очень светлым, ни очень тёмным, но смешанного цвета лица, фигуры и состояния, между светлым и тёмным, между высоким и маленьким ростом, не очень рассудительный и не очень глупый” (“Christian Astrology”, гл. XIX).

(обратно)

251

Вот список тёмных градусов согласно Лилли: 1-3° и 9-16° Овна, 1-3° и 29-30° Тельца, 5-7°, 23-27° Близнецов, 13-14° Рака, 1-10° Льва, 1-5° и 28-30° Девы, 6-10° и 19-21° Весов, 1-3° и 30° Скорпиона, 10-12° Стрельца, 1-7°, 20-22° и 26-30° Козерога, 10-13° и 26-30° Водолея, 1-6°, 13-18° и 29-30° Рыб. Список градусов, привёденный у Бируни, существенно отличается.

(обратно)

252

У Абу Ма’шара отсутствуют 2-й, 6-й, 10-й и все пункты списка с 12-го по 17-й. Однако он добавляет несколько других условий: затмение Луны, её расположение в додекатемориях Марса или Сатурна, а также ситуацию, когда Луна южная и заходит на юге (т.е. имеет уменьшающуюся южную широту). Ибн Эзра также приводит это последнее условие вредоносности Луны.

(обратно)

253

Аффликтированный (букв. “огорчённый, страдающий”) – эпитет планеты (или иной точки гороскопа), получающей неблагоприятный аспект или, в более общем смысле, находящейся в негативной аспектации. Планета называется аффликтированной каким-либо фактором гороскопа в двух случаях: 1) если этот фактор является вредителем (Марс, Сатурн) и образует любой мажорный аспект к данной планете (см. Соображение 16); или 2) если этот элемент образует к данной планете напряжённый аспект (оппозиция, квадратура).

(обратно)

254

Имеется в виду положение планеты в кадентном, падающем доме (3, 6, 9 или 12) при отсутствии соединения (и любого иного мажорного аспекта) с углом карты. “Созерцать” – в данном контексте синоним термина “делать аспект”.

(обратно)

255

Напомним, что сожжение Луны, согласно Соображению 5, тоже начинается за 15° до точного соединения с Солнцем, но оканчивается через 12° после него.

(обратно)

256

Низшие планеты – Меркурий и Венера, небесные сферы которых (согласно геоцентрической системе мира Птолемея) находятся ниже сферы Солнца. В современной астрологии они обычно называются внутренними планетами.

(обратно)

257

Здесь использован оригинальный термин Declension (“отклонение, склонение, ухудшение”), который, как видно из контекста, является синонимом общепринятого термина “изгнание”.

(обратно)

258

Падающий от Асцендента дом – т.е. двенадцатый. Но здесь могут подразумеваться и остальные падающие дома (3-й, 6-й, 9-й), как в первом пункте.

(обратно)

259

Имеется в виду распадающийся аспект с планетой, имеющей достоинства в месте, где стоит рассматриваемая планета, и сходящийся аспект с планетой, не имеющей достоинств в этом месте.

(обратно)

260

Высшими планетами в системе мира Птолемея считались Марс, Юпитер и Сатурн, т.е. планеты, небесные сферы которых располагаются над сферой Солнца. В современной астрологии они называются внешними планетами, тогда как термин “высшие планеты” обычно применяется к Урану, Нептуну и Плутону, открытым в XVIII - XX вв.

(обратно)

261

Хотя Бонатти называл Луну “дикой”, когда она не имеет никаких достоинств (т.е. является перегрином), здесь он имеет в виду другое – а именно, отсутствие у планеты аспектов к другим планетам.

(обратно)

262

Асцендентом Бонатти называет не только куспид 1 дома, но и весь этот дом. Сам градус Асцендента он в нескольких местах текста называет Гороскопом.

(обратно)

263

Лилли в “Христианской астрологии” (гл. VII) поясняет это следующим образом. Меркурий радуется в 1 доме, поскольку данный дом представляет голову, а Меркурий - язык, воображение и память. Когда Меркурий обладает достоинствами и расположен в этом доме, то дает хороших ораторов. 3 дом - место радости Луны, поскольку если она здесь расположена, особенно в кардинальном знаке, это является указанием на большое количество путешествий, ходьбы и беготни, или редкого нахождения в покое. Венера имеет радость в 5 доме, поскольку это дом удовольствия, наслаждения и веселья. Сатурн имеет много радости в 12 доме, поскольку” Сатурн естественно является автором зла”. Радости остальных планет у Лилли не поясняются, но очевидно, к примеру, что Марс радуется в 6 доме, поскольку Марс – это планета действия, а 6 дом – это дом работы.

(обратно)

264

Имеются в виду те знаки Зодиака, где достоинства конкретной планеты максимальны. Самым сильным достоинством является положение в обители, потому Солнце и Луна, имеющие лишь по одной обители, в них и радуются. Сатурн – дневная планета, являющаяся также управителем Воздушного тригона, и потому радуется в воздушном знаке Водолея, своей дневной обители. Юпитер как дневная планета, управляющая Огненным тригоном, радуется в огненном знаке Стрельца, своей дневной обители. Марс – ночная планета, управляющая Водным тригоном, и потому радуется в водном знаке Скорпиона, своей ночной обители. Венера – ночная планета, управляющая тригоном Земли, и радуется в ночном земном знаке Тельца. Меркурий и управляет Девой, и экзальтирует в ней, поэтому его радость в этом знаке очевидна.

(обратно)

265

Птолемей указывает: “звёзды могут становиться мужскими или женскими в зависимости от их аспекта с Солнцем: так, будучи утренними и предшествуя Солнцу, они являются мужскими; когда же они вечерние и следуют за Солнцем, они превращаются в женские” (“Tetrabiblos”, I, 6). То есть, для дневных планет является радостью становиться мужскими и восточными, а для ночных – женскими и западными. Меркурий включён в список и дневных, и ночных планет, поскольку он “дневной, когда он появляется утром, и ночной при появлении вечером” (“Tetrabiblos”, I, 7).

(обратно)

266

Имеется в виду знаменитый мусульманский астролог XI века 'Али ибн Аби-р-Риджал (латинизир. Абенрагель), который работал в Северной Африке и Сицилии. “Сто изречений” (“Centiloquium”), получившие популярность в редакции Абенрагеля и с его комментариями, на протяжении многих веков приписывались Птолемею. Лишь в 1970-х гг. историк науки Р.Лемэй установил, что эти изречения в действительности принадлежат арабскому астрологу Абу Джа'фару Ахмаду ал-Мисри, работавшему в Каире на рубеже IX - X вв.

(обратно)

267

Угол – т.е. ASC, DSC, MC или IC.

(обратно)

268

Остальные, более слабые явные Помехи реализуются, когда выполняются лишь некоторые из перечисленных условий.

(обратно)

269

Как пишет Павел Александрийский (IV в.), “из сближений и удалений Луны по тригону можно узнать, откуда собираются дуть ветры. Ибо если Луна по тригону приближается или удаляется от какой-либо планеты, расположенной в первом тригоне (Овен, Лев и Стрелец), то ветер будет с востока. Если во втором тригоне (Телец, Дева и Козерог), то ветер будет с юга. В третьем тригоне (Близнецы, Весы и Водолей) – ветер с запада. В четвёртом тригоне (Рак, Скорпион, Рыбы) – ветер будет с севера. По природе планеты можно судить, будет ли ветер порывистым или ровным” ("Eisagogika", гл. 18).

(обратно)

270

Т.е., неблагоприятное положение Луны будет указывать на неблагоприятный исход дела.

(обратно)

271

Schoolmistress - буквально: школьная учительница.

(обратно)

272

Интернунций – дипломатический представитель Ватикана, аккредитуемый при главах государств.

(обратно)

273

Цилин Римский – очевидно, имеется в виду Цильний Меценат, советник императора Августа, знаменитый покровитель поэтов. Он управлял Римом и Италией во время военных походов Августа в 30-х гг. до н.э.

(обратно)

274

Лат. Zael. Имеется в виду Сахл ибн Бишр – еврейский астролог первой половины IX в., работавший при дворе наместника Хорасана и у визиря халифа ал-Ма'муна. Сахл ибн Бишр написал множество работ, посвящённых различным астрологическим вопросам. 16 его произведений были переведены на латинский язык и получили широкое распространение в позднесредневековой Европе (в частности, Сахл был основным источником Бонатти при рассмотрении вопросов военной астрологии).

(обратно)

275

Бонатти описывает своего рода опосредованную рецепцию: когда Луна находится в месте достоинств какой-либо планеты и получает от этой планеты аспект, то не только сама Луна воспринимает её характеристики, но и та планета в местах достоинств Луны, с которой Луна образует ближайший аспект. Например, Луна соединяется с Юпитером в Рыбах, затем делает трин к Солнцу в Скорпионе, а затем – секстиль к Марсу в Тельце. Луна в рецепции с Юпитером (в его обители), поэтому она воспринимает его характер. Но она передаст эти качества не Солнцу, а Марсу, потому что Солнце находится в месте, где у Луны нет достоинств, а Марс стоит в знаке её экзальтации, образуя рецепцию.

(обратно)

276

Долготы неподвижных звёзд ежегодно увеличиваются на 50,25". (Здесь и далее примечания, обозначенные звёздочками, принадлежат У.Э.Серджеанту, редактору издания 1886 г.)

(обратно)

277

Напомним, что соединение в старинной астрологии не считалось аспектом – напротив, аспекты рассматривались как разновидность соединения (“соединение через аспект”). Поэтому Бонатти вначале говорит об аспектах, а затем – отдельно о телесном соединении.

(обратно)

278

Бонатти подразумевает не столько неподвижные звёзды, сколько “блуждающие звёзды”, т.е. планеты (греч. planetes – “блуждающий”).

(обратно)

279

В Соображении 11.

(обратно)

280

В средневековой астрологии, в отличие от современной, свои величины орбисов приписывались не аспектам, а планетам. Бонатти использовал следующие орбисы: для Сатурна и Юпитера - 9°, для Марса - 8°, для Солнца - 15°, для Венеры и Меркурия - 7°, для Луны - 12°. Эти орбисы брались как для соединения, так и для оппозиции, трина, квадратуры или секстиля.

В средневековой астрологии, в отличие от современной, свои величины орбисов приписывались не аспектам, а планетам. Бонатти использовал следующие орбисы: для Сатурна и Юпитера - 9°, для Марса - 8°, для Солнца - 15°, для Венеры и Меркурия - 7°, для Луны - 12°. Эти орбисы брались как для соединения, так и для оппозиции, трина, квадратуры или секстиля.

(обратно)

281

Это применимо только к хорарной астрологии.

(обратно)

282

Хотя этот пример – не из реальной практики Бонатти (в XIII в. соединение Меркурия и Сатурна в 7-9 градусах Водолея не происходило ни разу), но ясно, что подразумевается положение куспида 8 дома в Козероге – потому Сатурн и является управителем дома смерти.

(обратно)

283

Очевидно, имеется в виду не только положение Вредителя в 12-м доме вне орбиса соединения с ASC, но и положение в других кадентных домах (3-м, 6-м, 9-м) без аспектов к Углам карты, как в Соображении 6. Тогда становится понятным, почему Бонатти цитирует этот афоризм Сахла ибн Бишра после примера с Сатурном в 9 доме. Очевидно, имеется в виду не только положение Вредителя в 12-м доме вне орбиса соединения с ASC, но и положение в других кадентных домах (3-м, 6-м, 9-м) без аспектов к Углам карты, как в Соображении 6. Тогда становится понятным, почему Бонатти цитирует этот афоризм Сахла ибн Бишра после примера с Сатурном в 9 доме.

(обратно)

284

Включая аспекты трина и секстиля.

(обратно)

285

Подобный подход (рассмотрение планет в 4, 7 и 10 знаке от знака, занимаемого планетой) необычен для западных астрологов, но является стандартным для индийской астрологии.

(обратно)

286

Свободный уход Луны (“холостой ход Луны”, “Луна без курса”) – динамическая ситуация, когда Луна не имеет складывающихся аспектов или, по другой формулировке, не образует ни одного точного аспекта до перехода в следующий знак Зодиака.

(обратно)

287

См. Соображение 4, способ 11.

(обратно)

288

Имеется в виду распадающийся аспект.

(обратно)

289

Имеется в виду очень точный аспект. В Соображении 88 Бонатти приводит для такого соединения орбис 0°51’.

(обратно)

290

Или сходится в аспекте.

(обратно)

291

Т.е. в изгнании (см. Соображение 6).

(обратно)

292

Не совсем ясно, зачем Бонатти ещё раз повторяет правила, уже изложенные в Соображениях 21-23.

(обратно)

293

То есть, если до момента точного соединения двух планет в следующем знаке хотя бы одна из них соединится с третьей планетой, дело не будет завершено. У Абу Ма’шара такая ситуация названа “уклонением” ("Ysagoga minor", 3, 45).

(обратно)

294

Первоисточник не установлен.

(обратно)

295

Холодные знаки – зодиакальные знаки, принадлежащие тригонам Земли и Воды.

(обратно)

296

Горячие знаки – знаки тригонов Огня и Воздуха.

(обратно)

297

То есть, если Вредители находятся в местах достоинств тех Благодетелей, с которыми они связаны аспектом.

(обратно)

298

Т.е. находятся ли они в 3, 6, 9 или 12 доме, не имея аспектов к Углам карты.

(обратно)

299

Хайз, согласно определению Лилли, – “это когда мужская и дневная планета в дневное время находится над землей и в мужском знаке, и также когда женская, ночная планета ночью находится в женском знаке и под землей” (“Христианская астрология”, гл. XIX). Марс как мужская ночная планета находится в Хайзе, когда он в ночной карте находится под горизонтом, но в мужском знаке.

(обратно)

300

См. комментарий к 11-му пункту Соображения 4.

(обратно)

301

Вредителя следует рассматривать так, что его злое значение зависит от обстоятельств.

(обратно)

302

См. Соображение 47.

(обратно)

303

Вновь, как в Соображении 18, Бонатти использует подход, характерный для индийской астрологии.

(обратно)

304

Хотя Свет и Хайз – это тоже особые достоинства, но в данном случае (как и почти всюду по тексту) под “местом достоинства” понимается положение в своей обитель, в экзальтации, в своём тригоне, в своём терме или в своём фасе.

(обратно)

305

Т.е. в трине или секстиле к Асценденту.

(обратно)

306

Имеется в виду, что Вредитель может в конкретной карте указывать на добро в качестве сигнификатора чего-либо хорошего.

(обратно)

307

О радостях планет см. Соображение 8.

(обратно)

308

Такая стойкость планеты очень сомнительна; планета, так расположенная, должна считаться находящейся в самом худшем состоянии сожжения. По этому примечанию Серджеанта очень хорошо видно, какой в XIX в. был разрыв с астрологической практикой предшествующих эпох.

(обратно)

309

О предоставлении расположения или свойства см. Соображение 4, пункт 11.

(обратно)

310

Sarcinator – лат. букв. "портной, сапожник"; судя по всему, Бонатти ссылается на неизвестное нам сочинение.

(обратно)

311

Имеется в виду Фридрих II (1194–1250), император Священной Римской империи, король Сицилии и Германии. Бонатти одно время был его придворным астрологом. Расстояние между Форли и Гроссето составляет около 180 км.

(обратно)

312

Речь идёт о заговоре, имевшем место, когда двор императора располагался в Гроссето весной 1246 г. Подстрекателем заговора был активный политический противник Фридриха II папа Иннокентий IV, а в число заговорщиков входил ряд высокопоставленных персон империи, в том числе упоминаемые здесь Теобальдо Франческо (правитель Пармы) и Пандольфо ди Фасанелла (военачальник Фридриха II, главный имперский наместник в Тоскане). Заговор был раскрыт в пасхальный день 1246 г. Однако непонятно упоминание Марса в Козероге, ибо в натальной карте Фридриха II Марс в Водолее, в карте солнечной революции на тот год Марс в Овне, а в карте “революции года” (на вхождение Солнца в Овен) Марс в Тельце.

(обратно)

313

Лилли использовал систему домов Региомонтана, где дома имеют неравные размеры.

(обратно)

314

То есть, учитываются только телесные соединения Лунных узлов с планетами, а их аспекты не рассматриваются.

(обратно)

315

См. также Соображение 19.

(обратно)

316

Лилли, напротив, свободный уход Луны из Скорпиона считал одним из самых злотворных.

(обратно)

317

Т.е. вне орбиса любого аспекта с Вредителем.

(обратно)

318

Не следует забывать, что Луна считается сожжённой не только в соединении с Солнцем, но и в оппозиции с ним (см. Соображение 5).

(обратно)

319

Если первый дом символизирует кверента, то седьмой дом – самого астролога, которому задаётся вопрос. Потому любые аспекты Вредителей и неблагоприятные аспекты остальных планет к управителю седьмого дома (в том числе расходящиеся) укажут на трудности и препятствия для астролога при рассмотрении данного вопроса. Бонатти не считает, что эти показатели говорят о нерадикальности карты, но призывает астролога быть в таких случаях особенно внимательным и не спешить с вынесением суждения.

(обратно)

320

Цитата из “Ста изречений” ал-Мисри, приписывавшихся Птолемею.

(обратно)

321

Важно подчеркнуть, что здесь речь идёт о взаимодействии кверента (первый дом) с его лечащим врачом (седьмой дом). Но из этого не следует делать вывод, что согласно средневековой традиции седьмым домом управляются и болезни вообще.

(обратно)

322

Здесь имеется в виду последнее новолуние (конъюнкция) или полнолуние (превенция), которое случилось перед тем моментом, на который построена рассматриваемая карта. То есть, в тех картах, где Луна растущая, нужно рассмотреть управителя того знака, где было предшествующее новолуние, а в тех картах, где Луна ущербная, – управителя знака полнолуния.

(обратно)

323

То есть, в данном случае в качестве сигнификатора кверента следует взять ту планету, к которой Луна образует первое сходящееся соединение или аспект (вне зависимости от того, будет ли это в том знаке, где она находится в момент задания вопроса, или уже в следующем).

(обратно)

324

По аналогии с Соображениями 18 и 45, мы вправе предположить, что речь идёт о положении в четвёртом, седьмом или десятом знаке от зодиакального знака, занимаемого сигнификатором.

(обратно)

325

Управитель предшествующего новолуния или полнолуния.

(обратно)

326

Здесь речь идёт о куспидах домов.

(обратно)

327

Ричард Джеймс Моррисон (1795 - 1874) – крупный английский астролог, известный под псевдонимом Задкиель; офицер военно-морских сил Великобритании. Выпускал популярный астрологический “Альманах Задкиеля”, писал книги по натальной и хорарной астрологии. Примеры измерения времени в хорарных картах см. в “Хорарной астрологии” У.Лилли под редакцией Задкиеля (М.: Мир Урании, 2003).

(обратно)

328

Уильям Джозеф Симмонит – известный английский астролог середины XIX в., автор книг “The Celestial Philosopher” (“Небесный философ”, 1845), “Astro-Philosopher and Meteorologist” (“Астрофилософ и метеоролог”, 1848), “Prognostic Astronomer (Horary Astrology)” (“Предвещающий астроном (Хорарная астрология)”, 1851) и др.

(обратно)

329

Очевидно, речь идёт о взаимном движении двух планет к точному аспекту между ними (взаимная аппликация).

(обратно)

330

То есть, аспекты Вредителей к сигнификатору и Луне уменьшают вероятность доброго исхода и увеличивают вероятность плохого исхода, а аспекты Благодетелей – наоборот.

(обратно)

331

См. комментарий 3 к Соображению 4.

(обратно)

332

Это Суждение касается доктрины “Трансляции”. Трансляция света и природы планеты – это когда планета отделяется от той, которая медленнее её, и догоняет другую путём соединения или аспекта. В хорарной астрологии считается хорошим знаком, когда аспект хороший, но при плохом аспекте говорят, что это означает зло или трудности, когда событие происходит. Таким образом, если в вопросе о женитьбе, быстрая планета передаёт свет от управителя 7-го дома к управителю Асцендента, это хороший знак, если она делает это хорошим аспектом, и означает, что персона, соответствующая описанию такой транслирующей планеты, сведёт стороны вместе и они будут в конечном счёте счастливы. Если это делается злым аспектом, то это или будет совершено из недобрых побуждений или будет сопровождаться большими проблемами и разочарованием.

(обратно)

333

Дом, обозначающий то, о чём задан вопрос.

(обратно)

334

См. Соображение 6, пункт 3.

(обратно)

335

То есть, если сигнификатор – Луна, и она находится в Стрельце, её следует трактовать так же, как если бы она была расположена в шестом доме, ибо Стрелец – это шестой знак от Рака, обители Луны. Но не совсем ясно, от какой обители следует вести отсчёт для тех планет, у которых по две обители. Возможно, выбор зависит от того, дневной или ночной является анализируемая карта.

(обратно)

336

Речь идёт о сходящемся движении куспидов и планет. То есть, поскольку дома движутся гораздо быстрее планет, любая планета в падающем доме, ушедшая с Угла, приближается к куспиду падающего дома и потому ослабевает; а любая планета, ушедшая с куспида падающего дома, приближается к Углу и потому усиливается. Характерно, что приближение к куспидам последующих домов (2, 5, 8, 11) при рассмотрении силы планет вообще игнорируется.

(обратно)

337

См. Соображение 4.

(обратно)

338

Букв, «девятеричность Луны». Подразумевается управитель Луны в карте девятой гармоники или, иными словами, управитель той 1/9 части зодиакального знака (протяжённостью 3°20'), в которой расположена Луна. Управители идут в последовательности знаков Зодиака. Так, в Овне первыми 3°20' управляет Марс (Овен), вторыми 3°20' — Венера (Телец), следующими — Меркурий (Близнецы) и т.д., вплоть до последних 3°20' в знаке Овна, которыми управляет Юпитер (Стрелец). В Тельце управители начинаются с Сатурна (Козерог), т.е. последовательность управителей по знакам не прерывается. В индийской астрологии зодиакальный знак Луны в карте девятой гармоники («навамша») считается одним из важных показателей гороскопа. Сведения об использовании карт девятой гармоники уже в раннем средневековье проникли из Индии в персидскую, а затем и в арабскую астрологию. В частности, расчёт навамш приводят в своих работах Бируни и Бен Эзра.

(обратно)

339

Haly – Гали – вероятно Гали Родан, известный ученый, математик, астролог-астроном, автор комментария к «Тетрабиблосу» Птолемея и «Centiloquium» (прим. ред.)

(обратно)

340

Zael – Сал ибн Бишр ибн Хани, также известен как Заель Бенбриз, еврейский астролог, живший в IX веке (Прим. ред.).

(обратно)

Оглавление

  • Гвидо Бонатти
  • Предисловие Роберта Хэнда
  • Введение к книге “Liber Astronomiae ”, содержащееся в издании Эрхарда Ратдольта 1491 года
  • Предисловие переводчика Роберта Цоллера
  • ПЕРВЫЙ ТРАКТАТ
  • ВТОРОЙ ТРАКТАТ
  • Рассуждения Гвидо Бонати из пятого трактата