КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402620 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171336
Пользователей - 91546

Впечатления

Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Макгваер: Звёздные Врата СССР (Космическая фантастика)

"Все, о чем писал поэт - это бред!" (с)

Безграмотно - как в смысле грамматики, так и физики, психологии и т.д....

После "безопасный уровень радиации 130 миллирентген в час" читать эту... это... ну, в общем, не смог.

Нафиг, нафиг из читалки...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

ГГ, конечно, крут неимоверно. Жукова учит воевать, Берию посылает, и даже ИС игнорирует временами. много, как уже писали, технических деталей... тем не менее жду продолжения

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Самоучитель игры на шестиструнной гитаре (Руководства)

В самоучителе не хватает последней страницы, перед "Содержанием".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Никаких дел с драконом (fb2)

- Никаких дел с драконом (пер. Александр Костиков) (а.с. shadowrun: Секреты силы-1) 1.32 Мб, 402с. (скачать fb2) - Роберт Черрит

Настройки текста:



Пролог. В тени

Мягкий шум прибоя сменился непонятным ропотом голосов и тихим гулом работающего кондиционера. Вместе с этим пришла и головная боль. Казалось, мозг раздулся, словно надувной шар и давил на череп, пытаясь вырваться на свободу.

Сэм застонал, и тут же голоса стихли в ожидании, когда пациент подаст еще один сигнал того, что он вернулся в мир живых. Нужно открыть глаза, но Сэм не был готов к этому. Яркий свет лампы проникал даже через закрытые веки, причиняя им боль.

— Господин Вернер? — прозвучал над головой чей-то голос.

То, как это было произнесено, подсказало Сэму, что говоривший привык отдавать приказы, но сейчас не был уверен, что пациент пришел в себя. Сэм попытался открыть глаза и тут же закрыл их снова, потому что яркий свет флуоресцентной лампы больно ударил не только по глазам, но и по мозгу. Сэм застонал, и тут же кто-то из присутствующих приглушил свет. Когда стало более-менее нормально, Сэм решился еще раз открыть глаза. Первым делом он увидел женщину в белом, больничном халате. Подрегулировав освещение, она обернулась и мило улыбнулась. Сэм узнал в ней своего доктора.

Кроме нее в палате обнаружились еще трое мужчин. Двоих Сэм узнал, а вот третий, похоже, был телохранителем. Тот стоял у двери и, казалось, не проявлял никакого интереса к происходящему. Присутствие же первых двоих озадачило Сэма. Он никак не ожидал увидеть их здесь, около своей койки.

В шагу от койки на стуле расположился никто иной, как господин Иназо Анеки. Мощного телосложения, даже и не скажешь сразу, что он директор полным ходом развивающейся корпорации Ренраку. Еще более удивительным было то, что на его лице, обычно спокойном и не выражающем никаких эмоций, на сей раз явно прочитывалось беспокойство.

Два года назад Сэм попал в корпорацию рядовым сотрудником, по общепринятым для всех правилам. И до сих пор таковым считался. Чтобы попасть в область внимания директора, нужно было совершить нечто выдающееся, направленное на благо корпорации. Справедливости ради нужно сказать, что в корпорацию Сэм попал по протекции самого господина Анеки. Тот увидел в молодом сотруднике некий потенциал, и на этом все закончилось. После первого собеседования старик и новый сотрудник больше ни разу не виделись.

Сбоку стоял Хохиро Сато, вице-президент корпорации. В какой-то степени его присутствие было еще более удивительным. Высокий, худой, с таким же худым, вытянутым лицом. У него была репутация ничем не интересующегося человека, если дело, конечно же, не касалось прибыли корпорации. По долгу службы Сэм несколько раз контактировал с Сато и каждый раз ощущал себя не в своей тарелке из-за нарочито пренебрежительного отношения вице-президента и его холодной вежливости. Вроде бы ничего такого, а неприятный осадок оставался.

И вот спрашивается, что эти двое делают здесь?

Как только Сато уловил взгляд Сэма, он оживился и сказал:

— Мы очень рады, господин Вернер, что вы очнулись, — несмотря на то, что вице-президент изображал предельную вежливость, чувствовалось его презрение к тому, что приходилось говорить не по-японски. Было явно заметно, что Сато не испытывал никакого удовольствия, работая этаким буфером между директором и человеком, находящимся по социальной лестнице намного ниже его. — Мы с тревогой ожидали вашего возвращения.

— Domo arigato, — прохрипел Сэм. Губы еле слушались, куда делся голос, тоже не понятно. Он попытался присесть, чтобы изобразить хоть какой-то поклон, но тут же увидел, как господин Анеки махнул рукой, разрешая подчиненному лежать, а подбежавшая к койке доктор мягко, но настойчиво уложила пациента обратно. Ее зовут Юмико, вспомнил невпопад Сэм. — Я недостоин такой чести.

— Позвольте господину Анеки самому судить, кто чего достоин, господин Вернер, — сказал Сато. — Доктор уверила нас, что нейроадаптер вживлен успешно и господин Анеки хочет лично в этом убедиться.

Нейроадаптер? Так вот в чем дело! Сэм поднес руку к шее и нащупал что-то твердое и чужое. Эту штуку можно было ощутить разве что подушечками пальцев. Ну конечно, теперь Сэм вспомнил. Судя по предоперационному собеседованию, он дал согласие на внедрение в его тело нейроадаптера, рассчитанного на более быстрое взаимодействие с компьютерными сетями и работой с базами данных. Вот оно, хромированное гнездо, в которое нужно вставлять интерфейсные и сетевые штекеры. Так было задумано. И Сэм на это сам согласился, хотя предпочитал работать по старинке со стандартными, дешевыми клавиатурами. Когда в его отдел поступило предложение испытать нейроадаптер, Сэм, не задумываясь, согласился. Прежде всего, из-за повышения социального статуса.

— Думаю, что я вскоре смогу приступить к работе, — сказал Сэм.

— Вам необходима, как минимум, неделя отдыха, господин Вернер, — голос у Юмико оказался неожиданно мягким, как и внешность. — Вам нужно привыкнуть к этому устройству.

— Хороший совет, — кивнул Сато. — Корпорация вложила в этот проект много средств и времени, чтобы позволить вам начать работать немедленно. Вам необходимо, для начала, как сказала уважаемый доктор, привыкнуть к импланту, а также исследовать его возможности.

Исследовать возможности? Сэм не планировал никаких исследований.

— К тому же, — продолжил Сато, сделав вид, что не заметил вопросительного взгляда Сэма, — как только закончится реабилитационный курс, вам предстоит отправиться в наш филиал в Сиэтле.

— Вы меня переводите? — удивился Сэм.

Лицо Сато скривилось: он не любил, когда его прерывали.

— Господин Вернер, смею вас уверить, ваш перевод в Сиэтл никоим образом не скажется на вашей должности и положении. Однако господин Анеки считает, что ваши способности лучше послужат нашей корпорации именно в Сиэтле. Мы взяли на себя смелость передать вашу квартиру другому сотруднику. Все ваши вещи уже упакованы и ждут вас в аэропорту. Кстати, вашу собаку мы также отправили в аэропорт. С ней ничего не случилось, она здорова и легко прошла все карантинные обследования. В качестве компенсации за причиненное неудобство, корпорация Renraku взяла на себя все расходы по вашему переезду. На ваше имя приобретен билет суборбитального корабля до Северной Америки. Все это уже ждет вас и, как только доктор удостоверится, что все в порядке, вам предстоит отправиться на новое место работы.

Сэм был ошарашен. Как такое могло случиться? Два дня назад он пересек порог больницы, считаясь среди сотрудников операционного зала восходящей звездой Центрального офиса корпорации. Часть этой славы, конечно же, исходила из уверенности, что покровителем Сэма был сам господин Анеки. Сэм работал на износ, пытался добиться чего-то большего, и вот, как результат, неожиданная ссылка в северо-американский филиал. Даже учитывая, что там более престижно и работать придется в новом, ультра-современном, здании, этот перевод уберет его из Центрального офиса, сердца корпорации куда-то далеко от Токио, от места, которое Сэм начал считать своим домом. Больше всего это походило на падение с вершины. Причем его оттуда специально спихнули.

Что он сделал не так? Чем подвел господина Анеки?

Сэм скосил глаза на директора и увидел на его лице выражение беспокойства, смешанного с сочувствием.

Пересек кому-то не тому дорогу, или чем-то оскорбил начальника? Сэм ничего подобно вспомнить не смог. Он всегда был вежлив и исполнителен, часто даже больше, чем от него требовалось в качестве компенсации за то, что он не был японцем. И это приносило свои плоды. Сэму ни разу не пришлось столкнулся с обычным недоверием коренного населения к чужакам.

Работа тоже не могла стать причиной фактически понижения в должности, как бы ни был убедителен Сато, утверждая обратное. Сэм скрупулезно и вовремя выполнял свою работу и к ней у начальства ни разу не было нареканий.

Так что он сделал не так?

Сэм попытался найти ответ на лице Сато, но если на нем что и было написано, так только скука и нетерпение. Получалось, что вице-президент ничего не имел против Сэмюэля Вернера. Единственным его желанием было как можно быстрее покончить с этим неприятным делом и отправиться выполнять свои прямые обязанности.

— Если бы господин директор... — Сэм на секунду прервался, опустил взгляд вниз, — сообщил бы мне, где я ошибся или допустил просчет, уверен, я смог бы это исправить.

— Это дерзкий вопрос, — сказал Сато, и Сэм понял, что его просьба не будет выполнена.

Видимо, посчитав, что миссия выполнена, Анеки поднялся со стула и слегка склонил голову, что можно было счесть за легкий поклон. Потом он развернулся и прошел к выходу, не обратив внимания ни на попытку ответного поклона, который только мог изобразить Сэм, лежа на кровати, ни на глубокий поклон доктора.

— Отдыхайте, господин Вернер, — сказал Сато, и последовал за телохранителем. В дверях он неожиданно остановился, развернулся и произнес: — Примите соболезнования о вашей недавней утрате.

— Утрате? — Сэм оказался сбит с толку едва ли не сильнее, когда узнал о переводе в Сиэтл.

— Ваша сестра, господин Вернер, — Сато изобразил сочувствие. — Несчастный случай.

— Дженис? — напрягся Сэм. — Что с ней?

Сато сделал вид что, не услышал вопроса, и поспешно скрылся за дверью. В последний момент Сэму показалось, что он увидел хитрую усмешку. Тревога с новой силой навалилась на Сэма.

Сэм попытался встать. Он хотел догнать этого сукиного сына и выбить из него все, что тот знал, но, когда встал на ноги, внезапно навалилось головокружение, и Сэм буквально упал на руки доктора. Женщина, хоть и выглядела хрупкой, все же смогла справиться, уложила Сэма обратно на кровать, после чего накрыла его одеялом. Сэм не сопротивлялся, но, когда доктор закончила, схватил ее за руку.

— Вы слишком взволнованы, господин Вернер, — напряглась Юмико. — Вам необходимо успокоиться и отдохнуть, иначе могут повредиться связи импланта с нервными узлами.

— К черту имплант! — Сэм умоляюще посмотрел на женщину. — Я хочу знать, что происходит.

— Дерзость и насилие плохие помощники в решении проблем, господин Вернер, — Юмико покачала головой, таким образом обозначая, что не одобряет действий Сэма.

Тот и сам это понимал, но беспокоился о сестре. Дженис — это все, что у него было. Родители и братья умерли той самой ужасной ночью в две тысячи тридцать девятом году. Сэм разжал ладонь и медленно опустил руку, едва сдерживаясь, чтобы не вспылить снова.

— Пожалуйста, простите меня.

Юмико помассировала запястье — слишком крепкой оказалась хватка пациента — разгладила рукав белого халата.

— Сильные эмоциональные вспышки, — сказала она, — могут привести к нехорошим последствиям, господин Вернер. Такое поведение возможно лишь среди людей низших сословий. Надеюсь, вы понимаете это?

— Да, доктор. Понимаю.

— Замечательно, — женщина улыбнулась и, сделав вид, что не было никакой эмоциональной вспышки со стороны Сэма, поинтересовалась: — Вы хотели что-то спросить, не так ли?

— Вы поможете мне? — Сэм умоляюще посмотрел на доктора и, дождавшись кивка, продолжил: — Можете сказать, что имел в виду господин Сато, когда говорил о моей сестре?

— Сожалею, но я не могу об этом говорить, — Юмико нахмурилась так, что любой другой отступил бы с расспросами, но Сэм хотел знать все, независимо от того, как бы плохо ни обстояли дела.

— Скажите мне, доктор, — прохрипел он. — Пожалуйста.

Юмико некоторое время молчала и, в конце концов, сдалась:

— Два дня назад у вашей сестры начался кавару. Мы не хотели вас расстраивать перед операцией.

— О боже, — Сэм без сил уронил голову на подушку.

Кавару. Так японцы называли генетическое изменение человека. Это было вежливым названием. Во всем остальном мире процесс генетической мутации называли «гоблинизацией». Процесс, который полностью изменял клетки, кости и даже генотип человека, превращая его в одну из метачеловеческих разновидностей. Орки, тролли... Иногда изменение превращало человека вовсе в нечто ужасное.

— Как такое могло получиться? — прошептал Сэм. — Ей же всего семнадцать лет... Если ей было суждено измениться, это должно было произойти раньше... Она ведь перешагнула безопасный рубеж!

— Вы большой специалист по кавару, господин Вернер? — нахмурилась Юмико. — Если так, то вам стоит поучить ученых Имперского научно-исследовательского института, где лучшие умы пытаются разгадать тайну кавару.

— Тридцать лет, — прошептал Сэм, но доктор его услышала.

— И, несмотря на такой большой срок изучений и поисков способа вылечить эту болезнь, мы знаем о кавару очень мало. Когда это произошло, мутация затронула каждого десятого во всем мире, но тогда мало у кого была возможность изучить это явление. Царили хаос и паника. Сегодня мы можем, несомненно, больше, но из-за того, что kawaru стал редким событием, возможностей для изучения остается немного. Мы изучаем каждый случай, но все еще блуждаем в темноте невежества. Все, что мы пока умеем, это идентифицировать тех, кто предрасположен к мутации. И то только после долгого генетического тестирования.

— Когда тестировали меня и Дженис, у нас были хорошие результаты! — возразил Сэм.

— Даже при хороших результатах никто не даст полной гарантии, — пожала плечами Юмико. — У любого из членов вашей семьи могла быть предрасположенность к кавару.

— Тогда нет никакой надежды, — Сэм устало прикрыл глаза.

— Мы продолжаем исследования последствий кавару. Причины и сроки мутации для нас все еще загадка. Люди рожают нормальных детей, но что-то в них уже есть такое, что однажды, в любом возрасте, может вызвать кавару и превратить человека в какое-нибудь иное существо. Когда это произойдет, с кем, произойдет ли вообще и в кого превратится человек, не может предсказать ни один генетический тест.

— Тогда это просто колдовство, — прошептал Сэм.

Одним из ярких воспоминаний детства был случай, когда к ним в дом постучался незнакомец. Он ходил по домам и квартирам обычных семей и рассказывал о Новом мире. Пробужденном мире. Он говорил, что волшебные существа вернулись не только, чтобы противостоять постоянно развивающимся технологиям и доказать свое превосходство, но и ради самой жизни на Земли. Проповедник призывал всех отказываться от технологий и повернуться лицом к природе.

Отец Сэма никогда не верил ни в волшебство, ни в колдовство. Он не признавал ничего, кроме науки. И Сэма воспитал в тех же традициях, стараясь избегать контакта с измененными. Даже когда он водил детей в зоопарк, то стороной обходил сектора, где в клетках томились грифоны, фениксы и другие, не менее легендарные, существа.

— Колдовство? — Юмико фыркнула, и эта реакция напомнила Сэму отца. Он также реагировал на это слово. — Может быть, и колдовство, но только дурак или слабоумный станет объяснять этим каждую загадку или тайну. Судя по вашему личному делу, вы далеко не из них. Не из тех, кто думает, что колдуны всесильны. В нашей корпорации тоже есть люди, которых можно назвать колдунами, но их силы имеют вполне реальные пределы. Эти люди могут управлять энергиями таким способом, что, кажется, все физические законы перестают работать. Но мы, если не сегодня, то завтра, сможем научно объяснить, каким образом это им удается.

Доктор взяла небольшую паузу, села на стул, который недавно занимал Иназо Анеки, после чего продолжила мини-лекцию:

— Первая массовая вспышка кавару откинула науку далеко назад. Были уничтожены лаборатории и библиотеки. Мы тогда многого лишись. И теперь по крупицам восстанавливаем былые знания. Ученые не смогли противостоять хаосу, воцарившемуся в то время. Вокруг все рушилось, люди стали бояться и ненавидеть друг друга. Люди мутировали в других существ. Сейчас все это позади, остались только отголоски. Когда ученые поймут, что такое кавару, может быть, удастся остановить это безумство, а то и вовсе избавиться от него. Но все это будет сделано с помощью науки. Без всякого колдовства.

Сэм заметил, что Юмико говорила, прежде всего, пытаясь убедить саму себя, потому что не была уверена в своих словах. Сэм чувствовал себя опустошенным и отчаявшимся. Из-за того, что произошло с его сестрой. Из-за того, что он ничего не мог с этим поделать. Отец всю жизнь охранял детей от гоблинизации, но беда свалилась неожиданно и перевернула судьбу Дженис невероятным образом. Да и судьбу Сэма тоже перевернула.

Как это стало возможным?

— Доктор, с ней все будет в порядке? — отчаявшимся голосом спросил Сэм.

Юмико положила свою ладонь на руку Сэма, видимо, пытаясь его успокоить:

— Сложно сказать, господин Вернер. Изменение — долгий процесс. Могу сказать только, что показатели в норме, но трудно сказать, когда все закончится.

— Мне без разницы! Я хочу увидеть ее! — попросил Сэм.

— Это будет опрометчивым поступком, — доктор поднялась. — Она находится в коматозном состоянии и вряд ли что-то изменится от вашего присутствия.

— Кто знает, доктор. Я хочу видеть ее, — теперь уже требовал Сэм.

— К сожалению, господин Вернер, этот вопрос вне моей компетенции. В Центр исследований генетических изменений специальным указом Имперского Совета по генетике допускаются только ученые и врачи, занимающиеся этим вопросом. И потом, это может оказаться опасным. Люди, прошедшие изменение, часто впадают в бешенство.

— Но вы ведь можете провести меня туда? — Сэм готов был упасть на колени, если бы сейчас стоял. — Пусть это не законно. Я надену халат санитара, и меня примут за одного из студентов-медиков.

— Вполне возможно. Но, когда это раскроется, последствия будут печальны как для вас, так и для меня. Наверняка, после этого вашу сестру отключат от аппаратов, и процесс изменения будет протекать естественным, болезненным путем. И, конечно же, вы сами потеряете все, чего достигли.

— Плевать на все! — стукнул по матрацу кулаком Сэм. Вышло не очень убедительно. — Дженис нуждается во мне!

— Вы и сейчас даете ей все, что нужно. Делайте свою работу, выполняйте приказы директоров. Это все, что от вас требуется. Большего вы ничего не сможете ей дать. Особенно, находясь в больнице.

— Вы не понимаете...

— Нет, господин Вернер, вы не правы, — взгляд Юмико стал печальным, и она поспешно отвернулась. — Я понимаю вас очень хорошо.

Пока доктор говорила, ее фигура начала расплываться. На мгновение Сэм подумал, что это слезы, но быстро понял, что доктор просто ввела ему успокаивающее.

И снова возвратился океан, пришло расслабление тела и сознания. За Сэмом гонялись тролли и гоблины. Они загоняли его все глубже и глубже, пока усталость не охватила все тело Сэма. Только после этого монстры исчезли, оставив сильную головную боль. Чуть позже исчезла и она, проглоченная забвением.

 

* * *

 

Ночь давно вступила в свои права, когда на опушку леса вышел эльф. До его слуха доносились привычные звуки, жизнь текла своим чередом. Слабый ветерок блуждал среди больших темных стволов деревьев и лиственных крон, превращаясь в тихий шорох. Этот же ветерок играл волнами седых волос и щекотал кожу эльфа, заставив того довольно улыбнуться.

Хотя эльф не мог назвать этот лес своим домом, как многие другие, он всегда чувствовал его притяжение. Это был целый мир со своими законами и борьбой за выживание. Он был проще и понятнее Большого Мира. Иногда эльфу хотелось остаться здесь навсегда, но так случалось не часто. У него была важная работа, и в лесу ее делать было невозможно.

Эльф посмотрел на небо, впитывая свет множества звезд, выглядывающих сквозь разрывы облаков. Их свет преодолевал огромное расстояние пустоты и холода, звал к себе, обещая открыть много нового.

«Когда-нибудь я приду к вам», — пообещал эльф.

Взгляд уловил быстрый полет светлой точки по небу. Сначала эльф принял ее за падающую звезду, но, присмотревшись, опознал в ней быстро летящий космоплан, буквально за минуты преодолевающий целые часовые пояса. Настоящее путешествие во времени.

Время.

Эта мысль разрушила гармонию единения с природой, и вернула эльфа в реальность. Время неумолимо шло вперед, отсчитывая секунды, не обращая внимания на неспешную жизнь леса. Эльф быстро сориентировался по звездному небу. Пора отправляться на место встречи с компаньонами. Он опустился на колени перед низким столиком.

Стальной штекер легко вошел в гнездо старого доброго Fuchi7. Эльф пробежал пальцами по клавиатуре, набрал необходимые команды и вошел в мировую киберсеть. Реальность померкла, и перед эльфом появились электронные образы, соответствующие их реальным аналогам. Он, легко управляя движением в киберпространстве, проник в линию спутниковой связи, а оттуда — обратно вниз, внедряясь в региональную телекоммуникационную сеть Сиэтла. Понадобилось несколько секунд, чтобы добраться до нужного места.

Место встречи находилось недалеко от сервера филиала корпорации Renraku.

 

* * *

 

Огни международного аэропорта Сиэтл-Такома исчезли из виду, чтобы через мгновение снова появиться в иллюминаторе. Самолет кружил над аэропортом, и Сэм не мог понять, почему. Впрочем, беспокоиться было не о чем — ведь пилот сообщил бы пассажирам, появись серьезная проблема. Жизнь Сэма, не хуже самолета, сделала невероятный оборот, и возвратила его обратно в страну, откуда он когда-то охотно уехал работать в Токио.

Три часа назад Сэм получил последнюю в недельной серии взбучку, пытаясь узнать о состоянии Дженис. Ему даже не сказали, где она находится. В результате Сэм вспылил, потому что боялся больше никогда не увидеть сестру. Его состояние ничуть не волновало охранников из знаменитого отряда Красных Самураев. Они не только выволокли бунтовщика из здания, но и сопроводили прямиком к ожидающему аэробусу, внесли в салон и усадили в нужное кресло.

Два часа спустя в пункте прибытия Сэма встретила женщина в возмутительном наряде. Жилетка и юбка из синтетической кожи, пилотская фуражка, заостренные сапожки, щедро расшитые стразами. Не менее возмутительным было ее поведение. Надо отдать должное, при всем отвратительном характере и безвкусице в одежде, она быстро справилась с таможенной бюрократией и провела Сэма в закрытый сектор аэропорта, где их уже ждал частный вертолет с эмблемой Ренраку на борту. Если верить этой возмутительной женщине, на нем Сэм должен долететь прямиком до небоскреба филиала корпорации.

Как только странная сопровождающая, оказавшаяся еще и пилотом, скрылась в кабине, а Сэм устроился в ближайшем кресле роскошного отсека, вертолет взлетел. В салоне было тихо, так что Сэм слышал, как пилот ругается с диспетчерами, указывая на их, кажется, бесчисленные ошибки.

Некоторое время Сэм пытался угадать, сколько ей лет. Внешность была такой неопределенной, что могло быть и двадцать и все сорок. В конце концов, он плюнул и обратил внимание на других пассажиров, что направлялись вместе с ним в филиал Ренраку.

Недалеко от стойки бара в кресле сидела Эллис Креншоу. Соседка по перелету из Японии всю дорогу молчала, что Сэма несказанно радовало — ведь у самого настроение чернее тучи. Эллис тоже была расстроена переводом в Сиэтл и даже однажды грубо оскорбила стюарда, когда тот вежливо предложил ей что-нибудь из напитков. Вот и сейчас Креншоу игнорировала всех без исключения, предпочитая людям компанию бутылок с бурбоном.

На небольшом диванчике устроились супруги Джиро и Бетти Танака. Джиро — японец родившийся в Америке, Бетти — чистокровная калифорнийка. В отличие от Сэма, Джиро считал перевод в Сиэтл шагом вверх по карьерной лестнице.

Господин Торэгама томился в одиночестве. Отвлеченное состояние Сэма и презрение ко всем Креншо заставило его уединиться в размышлениях о проблемах служащего среднего звена. Он старательно что-то изучал на экране ноутбука.

Сэм отвернулся к иллюминатору. Как раз вовремя, чтобы увидеть центр Сиэтла, залитый морем огней. Среди всего разнообразия современной архитектуры, Сэм различил громадную башню филиала Ренраку, затмевающую собой соседние башни делового центра. Небоскреб был огромен и выглядел как детская пирамидка, составленная из уменьшающихся частей. Основание башни занимало несколько кварталов. Чуть дальше виднелась залитая неоновыми огнями пирамида Азтехнолоджи, гордость корпорации Атзлан.

Подлетев к башне Ренраку, вертолет сбросил скорость почти до полной остановки и завис над плоской крышей в южной части. На полностью выложенной солнечными батареями крыше вертолет отражался, словно на поверхности затянутого рябью озера. Ветер, создаваемый бешено вращающимися лопастями, возвращался обратно, врезаясь в корпус вертолета, заставляя его вибрировать. Когда крыша, наконец, разъехалась в стороны, открывая путь, вертолет тут же снизил высоту, влетев в один из множества ангаров, окруживших основную часть башни. Полностью погрузившись в ангар, машина чуть развернулась и медленно подлетела к ближайшему посадочному пятачку.

Сэм увидел мигающие огоньки, но и только. Никто их не встречал — даже обычной технической команды не оказалось на месте. Прежде чем приземлиться окончательно, вертолет качнуло из стороны в сторону.

Из кабины пилота доносилась тишина. Пассажиры ждали, что будет происходить дальше. Супруги Танака через иллюминатор рассматривали местные достопримечательности. Господин Торэгама закрыл крышку ноутбука, и это совпало со звяканьем льда о стекло бокала, в который Крэншо в очередной раз налила свой излюбленный напиток. Сэм уставился на вращающиеся винты, когда грохот снаружи разорвал установившуюся тишину.

— Наконец-то, — проворчала Крэншо.

Люк открылся и с грохотом упал, превратившись в трап. Шум работающих винтов ворвался в салон, почти оглушив пассажиров. Вместе с ним в салон пробралась странная смесь океанского аромата с авиационным топливом.

Неожиданно для всех снаружи загрохотали выстрелы. Креншо выругалась и уронила бокал, даже не заметив, что его содержимое вылилось ей на пиджак. Рука потянулась к поясу, где в кобуре находился пистолет. И замерла, когда нечто большое и массивное нырнуло через люк в салон вертолета. Этим нечто оказался затянутый в броню орк. Он оскалился, свет ламп сверкнул на кончиках острых клыков и налитых кровью глаз. В руках орк держал впечатляющий с виду пулемет, ствол которого смотрел на пассажиров холодно и без эмоций.

— Не двигаться! — едва понятно прорычал орк. — Или умрете!

Может быть, он хотел сказать что-то другое, но дуло пулемета подтверждало догадку. Пассажиры замерли. Бетти испуганно икнула, Джиро же был смертельно испуган, чтобы помочь жене. Да и что он мог сделать? Довольно хмыкнув от произведенного эффекта, орк прошел глубже, и тут же в салон забрались еще двое: женщина в потертой длинной кожанке и мужчина в старых боевых доспехах, вооруженный двумя одинаковыми пистолет-пулеметами. Все произошло так быстро, что Сэм смог только фиксировать события.

Внутренности сжались от ужаса, когда в салон запрыгнула огромная собака. Она зарычала и защелкала пастью с желтыми клыками, пытаясь схватить руку женщины, оказавшейся ближе. В ответ та смело запихнула ладонь в пасть животного и сильно сжала его язык. Собака взвыла, попыталась отойти от женщины, но та ее не отпускала. Повинуясь боли, собака встала на задние лапы и словно засветилась изнутри, сквозь кожу и шерсть. Женщина, наконец, ослабила хватку, собака взвизгнула и отшатнулась, ударившись о перегородку. Страшный предсмертный вой парализовал всех присутствующих. И вдруг разом собака вспыхнула ярким пламенем, превратившись в огненный шар. Через пару секунд пламя погасло, оставив в проходе обгорелые останки. Салон заполнился запахом горелого меха.

— Проклятье, — выругалась женщина.

Вне всяких сомнений, женщина расправилась с собакой при помощи колдовства. Сэм ни разу не видел колдунов, и не знал, какие они фокусы могут показывать. Но как еще можно объяснить то, что только что произошло?

В ангаре с новой силой вспыхнула перестрелка. Колдунья мгновенно упала на пол. Мужчина — Сэм распознал в нем индейца — спрятался за переборкой напротив входа в кабину пилота. Орк уже находился под защитой борта вертолета. Пассажиры оказались не так расторопны. Влетевшие в открытый люк пули врезались в Бетти, и та безжизненно распласталась на диване. Одна из пуль задела плечо Джиро. Тот завертелся волчком, упал на господина Торэгаму, успевшего сползти с кресла и распластаться на полу. Сэм быстро спрятался за креслом. Он отчетливо видел, как пули врезаются в обшивку салона. Креншоу повезло — она сидела вне линии огня, и напряженно следила за орком. Тот, чувствуя себя в безпасности, даже не отреагировал на начавшуюся перестрелку.

Мужчина забросил один из пистолет-пулеметов за спину и рванул к открытому люку. Выстрелил несколькими очередями и, похоже, удачно — стрельба прекратилась. После этого он попытался закрыть люк вертолета. Обычный человек этого сделать не смог бы, потому что люк управлялся из кабины пилота. Сэм догадался, что боец воспользовался встроенными в тело кибернетическими имплантами.

Женщина выругалась и поднялась на ноги. Кожанка на миг распахнулась, обнажая украшенные ножны, прицепленные к поясу. Сэм уставился на них и на такую же ярко украшенную рукоять меча. Он ни разу раньше не видел такого оружия, но много о нем слышал, так что сразу распознал так называемый «магический меч». На лбу выступил пот. Впервые в жизни он видел живого колдуна во всеоружии. Эти люди были и без того опасной бандитской шайкой, а уж с колдовской поддержкой — тем более.

— Где пилот? — спросила колдунья у орка. Тот кивнул в сторону кабины. — Вскрой дверь. Пора убираться, пока нас отсюда не выкурили.

— Нельзя оставлять их в тылу, — орк кивнул на пассажиров вертолета.

— Мы за ними присмотрим, — кивнула колдунья.

— Они могут быть опасны, — недовольно проворчал орк.

— Не трать время! Займись пилотом!

Орк зарычал, оскалив клыки, но на колдунью это не произвело никакого впечатления. Видимо, она была главарем шайки, и орку пришлось подчиниться. Он подошел к двери и попытался ее вскрыть. Конечно же, ничего не получилось. Тогда орк поднял пулемет, короткой очередью выбив замок.

Пока он возился с дверью, колдунья обвела взглядом салон и пассажиров, испуганно наблюдавших за захватчиками. На диване безжизненно лежала Бетти Танака. Кровь из ран продолжала течь, пачкая диван. Рядом на полу сидел Джиро, сжимая в ладонях руку жены, и плакал. Он не обращал внимания на свою рану. Господин Торэгама неподвижно лежал в проходе между креслами, закрыв руками голову, и ждал, когда все закончится.

— Мы не хотим никому причинять вреда, — спокойно сказала женщина. — Займите свои места и пристегнитесь.

«Как же, — возмутился Сэм, — не хотят причинять вреда. Уже причинили».

Когда никто из пассажиров не сдвинулся с места, женщина повторила свои слова на ужасном японском.

— И держите руки на виду, — хмуро проворчал индеец. Его японский был еще более отвратителен. В подтверждение своих слов он повел по салону дулом пистолет-пулемета «Ингрем». Второе такое же смотрело в сторону Креншоу.

— Мы хорошие парни, — проревел из пилотской кабины орк. — А то, что случилось, было случайностью. Ваша коллега сидела напротив открытого люка, вот ей и досталась пара шальных пуль.

Колдунья поглядела на индейца. Тот ее без слов понял и отправился вслед за орком. Женщина тут же достала из-под полы кожанки обрез. Сэм наблюдал за Креншоу. Особое внимание, которое ей уделялось захватчиками, явно говорило, что она из Красных Самураев. Интересно, она что-нибудь предпримет? Колдунья выглядела опустошенной — ведь ей пришлось потратить силу против огромного волкодава, что давало шанс Креншоу справится с ней. Но колдунья твердо держала обрез, и этого было достаточно, чтобы Красный Самурай вела себя тихо и спокойно. Креншоу не делала ничего, даже когда колдунья подыскивала место, усаживалась и пристегивалась ремнями.

Сэм почувствовал себя преданным. Из всех пассажиров только Креншоу могла справиться с головорезами. Ее учили этому, но почему-то она не сделала ничего для их спасения. Сэм вздохнул и занялся Джиро. Тот позволил отвести себя от трупа жены, усадить в кресло и пристегнуть. Казалось, он выпал из реальности, потому что не реагировал ни на что.

Когда Сэм пристегнулся, из кабины с растерянным видом вышел индеец:

— Салли, у нас проблемы, — тревожно сказал он. — В этой штуке нет систем внешнего управления.

— Я же говорил, что нужно было брать с собой Рэбо, — заскулил из кабины орк. — Он бы нас вытащил отсюда!

— Рэбо с нами нет! — отрезала Салли. — Да и мороки с ни было бы больше, чем пользы.

Вслед за индейцем в салон вышел орк. Он притащил мертвое тело женщины-пилота и сбросил его на господина Торэгаму

— Мы могли бы всех их использовать в качестве заложников, — сказал он.

И получил в ответ только презрительный взгляд Салли.

— Как на счет эльфа, Салли? — спросил индеец. — Он может вытащить нас отсюда?

— Не знаю, — женщина пожала плечами и достала из кармана небольшой прибор. Когда загорелся небольшой экран, она вставила короткий шнурок в разъем интеркома, встроенного в борт вертолета.

— О, связь появилась, — донеслось из громкоговорителя вместе с характерным шипением и потрескиванием. — Ваши сигналы слишком слабые. Вы где там окопались?

— Заперты в ангаре, — произнесла в коробочку, превратившуюся в прибор связи, Салли. — В вертолете. Тут вместе с нами несколько сотрудников Ренраку и мертвый пилот. Ты можешь подсоединиться к системам вертолета и вывезти нас отсюда?

— Прости, дорогая Салли, — донеслось в ответ, — но я не могу этого сделать. Я хоть и хакер, но у вертолета автономная система. Так что предлагаю тебе найти другой выход. Причем сделать это нужно быстро. Спецы корпорации уже почти вычислили меня. Еще немного и они накроют мертвую зону, которую я для вас организовал. И тогда конец всему. Если честно, даже переговариваясь с тобой, я рискую потерять контроль над системами.

— Но ты же что-то можешь сделать, эльф? — чуть не закричал индеец.

— Ну, — прозвучало в ответ, — поскольку вы свернули с запланированного маршрута, возможностей у меня не много, — голос эльфа становился слабее и, когда он замолчал, захватчики тревожно переглянулись, подозревая потерю связи. К счастью для них, эльф всего лишь взял небольшую паузу. — Могу вас обрадовать — один из ваших пассажиров является счастливым обладателем нейроадаптера.

Внимание всех без исключения — бандитов и пассажиров — обратилось в сторону Сэма. Точнее, на так неаккуратно выставленное напоказ гнездо нейроадаптера.

— Тебя как зовут, парень? — спросила Салли.

— Сэмюэль Вернер, — Сэму стало неловко.

— Ну, Вернер, — индеец подошел к Сэму и навис над ним, упираясь одной рукой о спинку кресла. — У тебя и впрямь есть эта штука. И ты можешь с ней работать?

Ну и что теперь делать? Солгать? Быстрый взгляд в сторону Салли: сможет ли она распознать ложь? Если нет, то можно задержать бандитов до подхода основных сил безопасности. Они бы схватили преступников. Естественно, не без жертв. Двое уже погибли только из-за того, что оказались не в то время и не в том месте.

— Не уверен, что могу вам помочь, — ответил Сэм. — Я, всего лишь, исследователь.

— Понятно, — кивнул индеец. — Ну, а когда-нибудь управлял чем-нибудь летающим?

— Планерами разве что, — Сэм пожал плечами.

— Пилот игрушек? — застонал орк. — Да я бы охотнее доверился собаке, чем ему.

— О, большой человек, — из интеркома раздался слабый голос эльфа. — Парень может и не быть спецом, но у него есть опыт полетов. К тому же, его нейроадаптер может быть полезен во взаимодействии с системой автопилота. В любом случае, у вас появился шанс.

— Точно, — кивнул индеец. — И мы им воспользуемся, если эльф откроет крышу.

Салли на мгновение задумалась и обратилась к неведомому эльфу:

— Ну, Додгер, ты сможешь это сделать?

Интерком некоторое время молчал. Похоже, эльф рассматривал предложение Салли.

— Это будет нелегко, — наконец, отозвался он. — Но я постараюсь, леди Цзун.

— Тогда пора двигаться, — решительно сказала Салли. — Вернер! В кабину!

Сэм обвел взглядом товарищей по несчастью в поисках поддержки. И, конечно же, не получил никакого ответа. Джиро продолжал страдать, Торэгама лежал, а Крэншоу вовсе отвернулась. От мертвых же поддержки дождаться было трудно. Сэму ничего не оставалось, как расстегнуть ремень и отправиться вслед за индейцем.

В кабине пилота воняло сильнее, чем в салоне. Похоже, вдобавок ко всему, здесь кто-то обгадился. Стараясь не смотреть на запачканное кровью кресло пилота, Сэм уселся в него. Бандит устроился на месте второго пилота.

— Зови меня Призраком, парень, — представился он и приятельски двинул Сэма кулаком в плечо. — Не дрейфь. Я не пилот, но кое-что в этом соображаю. Попробуй завести эту штуковину и положись на автопилот. Договорились?

— Я понял, — буркнул Сэм.

— Отлично. Тогда подключайся и действуй.

Сэм взял коннект-шнур и вставил один его конец в порт на приборе управления вертолетом. Другой конец нужно было вставить в нейроадаптер на шее. Сэму хоть и было рекомендовано осваиваться с имплантом, изучать его возможности, но он банально боялся. По коридорам корпорации ходили слухи о людях, которые, войдя в сеть с помощью этой штуковины, не смогли выбраться обратно, и их сознание попросту терялось где-то в сетях мировой кибернетической паутины.

Системы вертолета были устроены так, что, не подсоединившись к его системе так, как это предстояло Сэму, управлять им было невозможно. Можно, разве что, связаться с диспетчерами для уточнения времени вылета и получения задания. Хороший способ против угона.

Человек в соседнем кресле хотел, чтобы Сэм подключился к автопилоту и взял управление на себя. Чтобы сделать это, не нужно было даже полного погружения. Но это сути дела не меняло. Побыстрее выбраться из истории, желательно с минимальными потерями. А что будет после этого с Сэмом, никого не волновало.

Даже неполный контакт с программой автопилота, казался Сэму опасным. Призрак же стал проявлять нетерпение, так что, медлить не стоило.

Сэм глубоко вдохнул и воткнул штепсель в разъем нейроадаптера. Мгновенная боль пронзила череп и тут же исчезла. На изображение реального мира наложилась виртуальная приборная доска вертолета с множеством кнопок и регуляторов. Сэм увидел всю информацию и средства управления, записанные в процессор летающей машины. Он осмотрелся: самым главным здесь был, конечно же, пульт управления, копировавший реальный. Первым делом Сэм нашел папку с пометкой «Помощь», мысленно сконцентрировался на ней, и та тут же раскрылась, предоставив десяток инструкций по эксплуатации. Безжизненный и чужой машинный голос сопровождал действия оператора подсказками. Непривычная природа связи машины и человека вылилась болью в шее — как раз там, где находился нейроадаптер.

В ангар, наконец, смог проникнуть небольшой отряд охранников. Когда они увидели в кабине людей и опознали в них грабителей, сразу обстреляли кабину. Сэму и Призраку повезло — стекло оказалось пуленепробиваемым.

— Быстрее, приятель, — поторопил Призрак.

Сэм взялся за штурвал. Был ли он реальным или же виртуальной проекцией, распознать сложно. Первым делом Вернер подал команду, чтобы двигатели заработали быстрее. Люк, через который недавно вертолет влетел в ангар, наконец, открылся. Загадочный Додгер справился с этой задачей. Вертолет оторвался от взлетно-посадочной площадки и, с помощью автопилота, Сэм направил его вперед к ночному небу.

— Куда лететь? — поинтересовался он у Призрака.

— Пока на север, — отозвался тот.

Сэм повиновался.

Прошло минут пять. Все это время Сэм ожидал перехвата зенитными ракетами. Видимо, эльфу пока удавалось контролировать и этот вопрос. Сэм постоянно сканировал радаром окружающее пространство, но не замечал ничего, что можно было бы принять за преследование. Удивительным было и то, что их не вызывали диспетчеры Метроплекса. Похоже, эльф смог проникнуть и в их систему, скорректировав план полетов таким образом, что беглецы затерялись среди законопослушных летунов.

Когда вертолет вылетел в пригород, Призрак приказал погасить бортовые огни и сернуть к Реймондским Пустошам. Этот район был известен многочисленными трущобами с сотнями заброшенных зданий. Автопилот попытался снова включить внешнее освещение, но Сэму удалось перехватить и отменить команду.

Когда подлетали к Пустошам, огни домов и офисов фирм заметно поредели, а потом полностью исчезли. Единственным источником освещения ночью в Пустошах служили Луна, звезды и огромный, сверкающий неоном, рекламный банер. Из виртуальной реальности он воспринимался большим щитом пепельного, как после кремации, цветом, обрамленный серым светом.

Призрак уткнулся лицом в стекло и стал что-то высматривать внизу. Наверное, кроме киберимпланта в руке, у него еще есть глазные импланты, с помощью которых тот мог видеть в темноте. Многие так делали, особенно популярным такие импланты были среди воров.

— Спускайся ниже, — приказал Призрак.

Когда Сэм выполнил команду, автопилот разразился предупреждением, причем сделал это на всю громкость:

— Внимание! Высота полета опасна! Рекомендуется набрать высоту, либо сбросить скорость и совершить посадку. Внимание!..

— Заткни его!

Сэм, с помощью подсказок, нашел на виртуальной приборной доске нужный тумблер и переключил его. Автопилот, пошедший на третий круг предупреждений, заткнулся.

— Когда приземляться? — поинтересовался Сэм.

— Еще немного, — ответил Призрак. — Пока летим на северо-восток.

Сэму пришлось немного поднапрячься, чтобы найти нужный раздел и сообщить автопилоту, что посадка отменяется, и полет необходимо продолжить в штатном режиме на этой высоте.

Летели еще минут десять. Иногда Сэму приходилось корректировать курс то обходя высокие здания, то подчиняясь командам Призрака. Когда тот приказал приземляться, Сэм облегченно вздохнул и отдал управление автопилоту. Пришлось ждать еще несколько минут, пока бортовой процессор рассчитает курс среди темных громадин зданий и посадит вертолет. Тут даже профессионал, наверное, не решился бы посадить машину вручную.

— Проклятье! — вдруг закричал Призрак, когда автопилот автоматически зажег бортовое освещение. — Погаси огни!

Сэм вздрогнул. Он не мог понять ненависти Призрака к бортовым огням, но все же, дал команду отмены выполнения инструкции безопасности полетов. Вертолет, наконец, сел на неровной, посыпанной щебнем площадке рядом с жилым, заброшенным домом. Тут же Призрак потянулся к Сэму и вырвал из гнезда штекер.

— Все, приехали, — кивнул он. — Давай, парень, дуй на выход.

— Нужно заглушить двигатели, — растерянно посмотрел на индейца Сэм.

— Оставь, — махнул то рукой. — Двигай давай.

Сэм пожал плечами, вышел из кабины в пассажирский отсек. Все, кто здесь был, уже высадились, остались только мертвые. И господин Торэгама, которого похитители тоже, видимо, приняли за труп.

— Почему вы не оставите нас в покое? — донесся с улицы жалобный голос Джиро.

— Пока послужите нашей страховкой, — ответил грубый голос орка.

Когда Сэм присоединился к другим служащим Ренраку, их отвели в ближайшее здание и завели в пустующее помещение. Вертолет, между тем, самостоятельно стартовал и скрылся в ночном небе. Сэм наблюдал через окно, как машина уверенно поднялась между зданий в небо, повернула на юг и полетела домой.

Неожиданно в окне, заслонив небо, появился Призрак.

— Пока все спокойно, — сказал он.

— Считаешь, что не стоит здесь задерживаться? — поинтересовалась Салли.

— Скоро узнаем, — пожал плечами Призрак. — Если так не найдут, вычислят по журналам вертолета.

Он исчез. Стало тихо, раздавался только лязг оружия. Это орк перезаряжал пулемет. Тем же занялась и Салли. Когда все закончилось, в комнате стало еще тише. Минуты не прошло, орк не выдержал и заговорил:

— Мы не сможем тащить заложников с собой по улицам.

— Винт обещал прислать машину, — ответила Салли.

— Будем ее ждать? Дерьмо! Если охрана Ренраку сидит у нас на хвосте, мы — трупы.

— Без машины мы не сможем вывести их отсюда, — вне всяких сомнений, Салли говорила о Сэме и его товарищах по несчастью.

— А зачем они нам нужны? Мы сейчас на своей территории, а наши гости, — орк сделал на этом специальное ударение, — просто балласт.

Судя по всему, он уже принял решение на их счет.

— Думаю, ты недооцениваешь их значимость, — спокойно сказала Салли.

— Мы сделали работу, за которую нам заплатили, — зарычал орк. — Мы записали данные на флэшки. Призрак записал. Много данных. Ты хочешь слишком много денег, Салли.

— У меня куча долгов, за которые нужно расплатиться.

— А я не хочу за твои долги расплачиваться своей жизнью.

— Хочешь уйти? — усмехнулась Салли и предложила: — Давай свою кредитную карточку, и я переведу на нее твою долю аванса. Только не жди премиальных, когда мы передадим товар в нужные руки.

Сэм почувствовал напряженность момента. Орк и колдунья столкнулись взглядами и, казалось, воздух между ними вот-вот закипит. Наконец орк отвернулся.

— Работаем дальше, — пробурчал он.

— Расслабься, Кхам, — весело сказала она. — На этот раз все пройдет нормально.

Орк зыркнул на колдунью угрюмым взглядом, после чего поднялся, и, бурча что-то под нос, вышел из комнаты.

Пока ждали неизвестно чего, Сэм занялся раной Джиро. Он разорвал свою рубашку на лоскуты и перевязал рану — единственное, что мог сейчас сделать. Джиро не реагировал. Закончив с перевязкой, Сэм уселся на грязный пол и скрестил ноги. Мысли, что бродили в голове, были такими же нехорошими, как и ситуация.

Неожиданно в дверях появился Призрак. Сэм вздрогнул.

— Тачка прибыла, — объявил он.

Салли тут же подхватилась и, ни слова не говоря, только поводя оружием, дала понять заложникам, что пора отправляться в путь.

У подъезда ждал закрытый фургон «Тойота-Элита». Стекло с водительской стороны опустилось, и наружу выглянуло веселое корейское лицо. Водитель ощерился, выставляя напоказ щербатый рот. Потом он щелкнул тумблером, и тут же сбоку открылась дверка в еле освещенный кузов.

Первыми внутрь забрались сотрудники Ренраку. В салоне обнаружились затянутые в бархат диванчики. Салли и Кхам устроились на откидных сиденьях у выхода, чтобы наблюдать за заложниками. Призрак занял пассажирское кресло рядом с водителем.

Как только захлопнулась дверь, водитель что-то залепетал. В этом потоке уличного сленга Сэм смог разобрать только имя — Винт. Салли же поняла все, кивнула и щелкнула тумблером. Из динамика рядом раздался хорошо поставленный мужской голос:

— Сообщение вашего друга, госпожа Цзун, подоспело вовремя. Мне нужно срочно отлучиться по делам, но, прежде, чем это произойдет, я буду счастлив оказать вам небольшую услугу. Можете доверять водителю фургона. Он мой постоянный клиент.

Голос замолчал и, похоже, больше ничего говорить не собирался. Впрочем, Салли удовлетворилась тем, что было. По крайней мере, разговор, который она завела с водителем, был не агрессивным.

Машина тронулась с места. Закрылась перегородка, отделяющая водительскую кабину от остального салона, отрезав пассажиров от внешнего мира. Теперь можно было разве что считать повороты и ухабы, пока машина ехала через Пустоши. Лишь однажды что-то ударилось в борт фургона, но похитители на это не отреагировали.

Ехали долго. Может быть, даже целый час. Наконец, фургон притормозил, поехал медленно, почти с пешеходной скоростью. Открылась дверь. Сэм увидел темные бетонные и кирпичные стены с кучами мусора под ними. Все это освещалось мигающим светом неоновой вывески с ближайшего перекрестка. Салли кивнула пленникам.

Их решили освободить? Неужели? Сэм едва мог поверить этому.

Первой к выходу пошла Крэншоу. Она недоверчиво покосилась на похитителей и остановилась у выхода. Тут же пинок орка выбросил женщину из фургона прямиком в одну из мусорных куч. Сэм стал подниматься, чтобы тоже пойти к выходу, но его опередила Салли. Она изящно соскочила на асфальт.

Значит, не в освобождении дело.

На перекрестке машина свернула влево и, проехав чуть подальше от неоновой вывески, остановилась. Из кабины вышел Призрак.

Примерно дюжина людей стояли в переулке. В мерцающем свете Сэм увидел, что все они носили украшенную бисером одежду и вплетенные в волосы перья. Одна фигура отделилась от группы и не спеша подошла к фургону. При очередной неоновой вспышке в глаза бросились особенности ястребиного силуэта и профиля человека. Он был похож на того, к кому обратился:

— Хой, Призрак, летящий на крыльях ночи. Добро пожаловать домой.

 

* * *

 

Когда последний раз ел, Сэм не помнил, но голода не чувствовал. Больше того, один вид тарелки с вафлями, политыми кетчупом, что похитители оставили на ночь, вызывал рвотные спазмы. Вода была почти вся выпита.

День прошел как в тумане. Все это время пленники провели в небольшой комнате с единственным выходом и окном, намертво запечатанным прочным непрозрачным пластиковым щитом. Немного света проникало в комнату через загнутый угол. Сэм как-то попытался посмотреть, что находится за окном, и увидел кирпичную стену, разрисованную нецензурными словами и непонятными эмблемами. Скорее всего, последние являлись символами местных банд. Может быть, одна из них принадлежала банде индейцев, в руки которых попали пленники.

Джиро не спал, и все никак не мог прийти в себя. Иногда он забывался, но это длилось не долго.

— Что происходит? — пробормотал он, в очередной раз очнувшись. — Я не понимаю.

— Хватит скулить! — не выдержала Креншоу. — Раздражаешь!

— Вижу, вы не первый раз попадаете в подобную ситуацию, — предположил Сэм. Поведение этой женщины, больше присущее мужчине, действовало на нервы.

— Бывало и хуже, — буркнула Креншоу

— Что может быть хуже? — застонал Джиро. — Бетти мертва.

— Ты сам мог погибнуть, — хмыкнула Креншоу.

— Наверное, это было бы лучше.

— Не говорите так, Джиро, — сказал Сэм.

— Какое это имеет значение? — голос Джиро сквозил обреченностью. — Эти... террористы все равно нас убьют.

— Террористы? — усмехнулась Креншоу. — Вы прям как дите, ничего не знаете. Это не террористы. Эти клоуны всего лишь мелкие преступники — воры и грабители, которые скрываются в заброшенных районах и тащат все, что плохо лежит. Это не люди. Это — крысы.

— Даже если они не террористы, — возразил Джиро, — они все равно нас не отпустят. Ведь мы видели их лица и слышали имена.

— Это не имеет значения, — Креншоу пожала плечами. — Они могут звать друг друга как угодно. Лица тоже легко замакировать. Немного грима и человека не узнать. У этих подонков нет счетов в банках, поэтому их и невозможно отследить. Вот что я вам скажу: если мы будем вести себя тихо и спокойно, они отпустят нас. Так что сейчас наше дело — ждать.

— Ждать? У нас один путь — на тот свет, — прошептал Джиро.

Креншоу взяла одну из вафель, намазала ее кетчупом и протянула Джиро:

— Держи, поешь, — предложила она.

— Я не голоден, — отвернулся Джиро.

— Как хочешь, — Креншоу съела вафлю и, подхватив бутылку с остатками воды, в несколько глотков опустошила ее.

Сэм поразился ее эгоизму. Захотелось оказаться как можно дальше отсюда. Он поднялся и стал ходить от двери к окну и обратно. Некоторое время Эллис наблюдала за ним, потом, потеряв интерес, закрыла глаза и захрапела.

Сейчас, как никогда раньше, Сэму захотелось убежать.

Когда он подошел к двери, ради интереса толкнул ее, проверяя, вдруг не заперто. Дверь неожиданно приоткрылась. Сэм осторожно приоткрыл ее чуть шире. За дверью обнаружилась еще одна комната. Точно такая же, с голыми, обшарпанными стенами. У глухой стены, используя в качестве матраца кусок пенопласта, спала Салли. У выхода стояли двое стражников и о чем-то разговаривали друг с другом.

Сэм осторожно вышел и обнаружил открытое окно. Стараясь ступать тихо, чтобы не разбудить Салли, он подошел к нему. Снаружи обнаружилась железная площадка пожарной лестницы. Больше ни в чем не сомневаясь, Сэм выбрался наружу, и тут же чуть не споткнулся о Призрака. Тот сидел, прислонившись к стене, поэтому из комнаты его было не видно.

— Куда-то собрался, парень?

Сэм растерялся. На самом деле, и в мыслях подобного не было. Просто хотелось на время избавиться от общества товарищей по несчастью. Призрак же наверняка решил, что Сэм хочет сбежать.

— Решил подышать свежим воздухом, — наконец, ответил Сэм.

— Тогда присоединяйся, — индеец устремил взгляд на окрашенные закатом выбитые окна верхних этажей соседнего дома и больше не сказал ни слова, пока Сэм стоял рядом.

Когда же Вернер развернулся, чтобы залезть обратно в комнату, Призрак тихо сказал:

— Ты забавный.

— Что вы имеете в виду? — застыл Сэм.

— Не наврал, когда говорил про свежий воздух.

— Я знаю, что вы подумали, но я на самом деле не хотел бежать. Ведь здесь останутся остальные.

— Я понимаю твою преданность друзьям, — Призрак почтительно склонил голову.

— Они не друзья, — вздохнул Сэм и, увидев непонимающий взгляд Призрака, пояснил: — Просто коллеги по работе. Мы все работаем в Ренраку.

— Понятно. Связь людей одного племени тоже сильное дело, — Призрак на минуту замолчал: — Моих людей в этом городе никто, даже ученые, не назвал бы племенем. Скорее бандой или, в лучшем случае, бригадой. Но для каждого из нас мы — семья, которая заботится о тебе, и о которой заботишься ты. Мы, в отличие от племен, живущих в Салиш-Шайд, прекрасно понимаем, что в наше время настоящая жизнь течет в городах. Краснокожие должны идти сюда, иначе им конец. Когда-то на наших землях появились бледнолицые. Мы с ними воевали и пытались жить в мире. Ни то, ни другое не имело особого значения. В конце концов, у нас сначала отобрали земли, а потом и вовсе попытались отнять души, загнав в концлагеря.

Сэм почувствовал боль этого человека. Призрак был слишком молод и вряд ли застал времена концентрационных лагерей Их, в свое время, организовал президент Джармен, чтобы окончательно решить вопрос с индейцами. Тем не менее, казалось, Призрак чувствовал мучения людей в этих лагерях, как свои.

— Тогда с вершины горы раздался Вой Койота, — продолжал Призрак, — и запустил Призрачный Танец. Для бледнолицых это было неожиданным и неприятным сюрпризом. Вой заставил их понять, что индейцы больше не намерены терпеть. Магия разрушила технологии. Это было давно. Сейчас все изменилось, но до сих пор старики не понимают, что, на самом деле, сделал для нас Танец. Он не изгнал с наших земель ни бледнолицых, ни черных, ни желтых, как многие надеялись. Он всего лишь дал нам передышку. И шанс вырваться вперед в игре с чужаками. Путь этот не прост и может потребовать множество жертв. Но мои люди готовы и к этому. В конце концов, мы победим. Нас нет ни в одной базе данных, на нас нет меток и поэтому мы невидимы. И нас много.

Призрак замолчал, устав от длинной речи. Что заставило его разоткровенничаться — не ясно. Но стало понятно: у этих людей мало общего с криминальными отморозками. Те сразу бы прикончили пленников. Появился шанс остаться целым и невредимым.

— И чего я с тобой разговариваю? — неожиданно хмыкнул Призрак. — Мне не нужно сочувствие, тем более от корпоративщика.

Напоследок взглянув в темнеющее небо, он жестом приказал Сэму возвращаться в помещение.

Внезапная смена настроения Призрака заставила Сэма усомниться в благополучном исходе. Эти люди жили совершенно в другом мире, понять который было сложно.

Когда Сэм перелез через подоконник, он обнаружил в комнате эльфа. Тот сидел в углу, скрестив ноги, и читал какой-то комикс. Длинные седые волосы убраны в хвост на затылке, так что Сэм смог увидеть интерфейсное гнездо на шее. Почти точно такое же, каким обладал сам. Сомнений не осталось — этот эльф прикрывал отход похитителей в башне Ренраку, действуя внутри сети. Тот самый, которого Салли называла Додгером.

Салли лежала, но уже не спала. Ее лицо посвежело, покрылось румянцем — колдунья успела набраться сил. Призрак обошел Сэма и скрылся в еще одном помещении, вход в который был закрыт занавеской. Раньше Сэм ее не замечал. Через минуту индеец вышел с чашкой, судя по запаху, растворимого кофе. Салли грустно улыбнулась:

— Наверное, я становлюсь слишком старой.

— Пей, — сказал Призрак и Сэм понял, что эти двое давно друг с другом знакомы, более того, между ними есть какие-то секреты. Пока Салли пила кофе, Призрак обратился к Додгеру: — Ты нам еще не сказал, что делать дальше.

— Не занудствуй, — эльф закрыл комикс и отложил его в сторону. — Пока Леди Цзун не отдохнет, никаких разговоров о делах. Нет у вас, уличных бойцов, ни чувствительности, ни понимания, ни такта. Все, что вы хотите, побыстрее сделать дело, получить деньги и исчезнуть.

Судя по всему, эльф испытывал терпение Призрака. Хмурый взгляд индейца вкупе с выскочившими из кибернетической ладони тремя острыми, как бритва, лезвиями, грозили эльфу крупными неприятностями. Салли отложила чашку в сторону и мягко дотронулась до руки индейца. Медленнее, чем выскакивали, лезвия убрались обратно.

— Хватит, Додгер, — сказала она. — Не расстраивай Призрака. Давай решим это дело.

Эльф разочарованно вздохнул, а Призрак, удовлетворенно хмыкнул. Салли потянулась и, приняв более деловой вид, спросила:

— Ты выяснил, что записано на флэшке?

— Не так уж и много, — Додгер мгновенно принял деловой вид. — Производственные графики, личные дела сотрудников, попалось несколько заявок на патент. Добыча хорошая, если бы наша вылазка не закончилась так шумно. Теперь, чтобы продать этот материал, нам придется на некоторое время лечь на дно.

— Ну, по крайней мере, нам заплатят за Центр.

Сэм поморщился. Само собой, украденные данные, с течением времени, будут все больше обесцениваться. Но, судя по последней реплике Салли, эти люди были не простыми ворами.

— А поподробнее? — поинтересовался Додгер.

Призрак хотел было ответить, но сдержался, поэтому заговорила колдунья:

— Нам удалось внедрить в Центр Информационных Технологий капсулу с Виджит, замаскированный под очистительный фильтр. Как только система заработает, начнет действовать растворитель, и газ распространится по центру. Он скосит сотрудников корпорации. Несколько дней Ренраку придется несладко. Тьма больничных, невыполненные заказы и все остальное в том же духе. В общем, настоящее веселье. Пока Ренраку будет разбираться с этим, наш дорогой клиент Атреус Аппликейшн внедрит в глобальную сеть пакет своих новых программ и вырвется вперед, оставив конкурентов с носом.

— Это и было нашим заданием, — подхватил Призрак. — Копирование информации для отвода глаз.

Вот это уже было похоже на правду, но что-то беспокоило Сэма. Что-то было в этом деле не так. Сэм прокрутил в голове рассказ Салли. Почему просто не распылить вирус непосредственно в воздухе, предварительно дав исполнителям противоядие? Зачем понадобилось внедрять его в очистительную систему? Чтобы не сразу сработало? Но ведь существуют тайм-капсулы и их использование гораздо эффективнее. Почему система очистки воздуха? Мысль засела и, наконец, окончательно сформировался ответ.

— Э-э... — подал голос Сэм и, когда взгляды присутствующих обернулись к нему, продолжил: — Извините, но... Вы говорили о растворителе... Он... Его основа разработана на ацетоне?

— Кто знает, — Салли пожала плечами. — Это имеет какое-то значение?

— Если так, — Сэм пожал плечами, — то Виджит сработает не так, как вы рассчитываете.

— Вы посмотрите на него, — с иронией воскликнул эльф и развел руками. — С каких это пор простых клерков стали учить биотехнологии?

— Я не биотехнолог, — буркнул Сэм. — Прочитал однажды, по случаю, статью про Виджит. Небольшой исследовательский центр, по заказу руководства ЮКАС, провел эксперимент. Первая попытка провалилась, потому что один из младших сотрудников пролил немного ацетона в колбу, когда чистил ее. В результате ацетон вступил в реакцию с вирусом, разрушил стенки клеток и уничтожил основу белка. Как следствие — основной генетический материал Виджит изменился и приобрел изомерные свойства.

— И в чем загвоздка? — эльф с интересом смотрел на Сэма.

— Тот лаборант вскоре умер, — Сэм посмотрел прямо в глаза Додгера. — Как и часть подопытных крыс, зараженных этим вирусом.

Взгляд Салли, по мере того, как Сэм рассказывал о вирусе, все больше мрачнел. Она отставила в сторону чашку с недопитым кофе.

— Мы не подписывались на мокрые дела, — сказала она.

— Ты права, — кивнул Додгер. — Нам дали слишком мало аванса.

— К черту аванс! — зло прошипел Призрак. Лезвия его кибернетической ладони то выскакивали наружу, то прятались обратно. — Нас подставили!

— Думаю, — сказала Салли, — надо поговорить кое с кем до того, как отправляться на встречу с клиентом.

 

* * *

 

Сэм не ожидал, что его возьмут с собой на встречу, но возражать не стал. На улице к группе присоединился Кхан. Он ворчал почти всю дорогу, недовольный тем, что ему запретили взять любимый пулемет.

По улицам, как близнецы похожим на ту, где располагалось убежище группы Салли, шли долго. Сейчас на них было людно. Рокеры, панки, проститутки различных мастей тусовались недалеко от рекламных экранов и банеров. Чуть дальше, где потемнее, расположились бездомные и нищие. Они тоже держались кучками, насторожено посматривая на остальных. Им часто приходилось отбиваться от хулиганов.

Толпы людей и нелюдей расходились по сторонам, пропуская мимо группу Салли. От нехорошего интереса компанию защищал грозный вид Призрака и огромная туша орка. Да и в Салли угадывалась колдунья, так что неприятностей на улицах можно было не ждать.

Прошли несколько перекрестков, несколько раз сворачивали, пока не оказались в безлюдном переулке, где и остановились напротив заброшенного магазина с разбитой витриной. Внутри было так же грязно, как и на улицах. Больше того, оттуда тянуло такой вонью, словно этот заброшенный магазин долго и упорно использовали вместо сортира. Не успел Сэм сообразить, что к чему, Призрак, а за ним и остальные, скрылись внутри, так что у Сэма не оставалось выхода, как последовать за ними. Орк шел последним.

Внутри ждали трое громил, как близнецы одетые в одинаковые потертые куртки без рукавов, и такие же потертые джинсы. Ни у одного из этих парней Сэм не увидел киберимплантов. Они либо были настолько хороши, что в них не нуждались, либо имланты скрыты под кожей. В любом случае, с ними или без них, троица выглядела весьма опасной.

Как только дверь захлопнулась, из-за спин встречающих вышла большая собака. В ее масти явно угадывалась кровь волка. Она подошла к светловолосому, уселась у его ног и склонила голову, изучая пришельцев. Пока остальные здоровались и обменивались дежурными шутками, Сэм присел напротив собаки, протянул к ней руку. Собака чуть отклонилась, не желая, чтобы ее касались.

— Осторожнее, — предупредил блондин, — Фрейя может укусить.

— Думаю, она этого не сделает, — ответил Сэм, не отводя глаз от собаки. В конце концов, Фрейя понюхала ладонь Сэма и лизнула шершавым языком по пальцам. Сэм улыбнулся и потрепал собаку по голове. — Она изумительна. Где вы ее достали?

— Встретились однажды ночью, — хмыкнул блондин, — и она пошла со мной.

Рядом кто-то кашлянул. Сэм, наконец, оторвался от собаки. Пока он был ей занят, в помещении появилось еще трое. Среди них выделялся чернокожий пожилой человек, одетый в дорогой костюм, сшитый явно на заказ. При этом он вел себя, как дома.

— Заводите новых друзей? — поинтересовался он.

Сэм было подумал, что вопрос предназначен ему и собрался ответить, как заговорила Салли:

— Постоянно. Вы же знаете, как я это обожаю.

Чернокожий хмыкнул, но, судя по лицу и глазам, его мало волновали личные дела Салли.

— Спасибо, что быстро откликнулись на предложение о встрече, Кастильяно, — сказала колдунья. — Теперь я вам буду должна.

— Не за что, — пожал плечами тот. — Только не понятно, почему ты решила воспользоваться моими услугами? У тебя же привилегированная связь через Винта.

— Винт не отвечает.

Чернокожий никак не отреагировал.

— Значит я — запасной вариант, — это не было вопросом.

— На сегодня вы — лучший выбор, — засмеялась Салли.

— Тебе нужен специалист?

— Пока что нам нужна информация.

— Какого рода?

— О нашем работодателе.

Кастильяно задумчиво потер руками. Он с интересом обвел группу Салли взглядом.

— Эта информация будет дорого стоит, — чернокожий покачал головой.

Салли и Призрак переглянулись.

— Есть что-то, о чем мы не знаем? — спросила Салли.

— Возможно.

— Хорошо, запиши долг на мой счет.

Чуть подумав, Кастильяно кивнул и сказал:

— Вам что-нибудь говорят имена Сэма Смилина и Джонни Лэтели?

— Новости о перестрелке в «Оурс Бар» вряд ли можно назвать свежими, — скривилась Салли. — Вы хотите, чтобы мы платили за новости, которые можно прочитать в газетах и блогах?

— Ни в одной газете или блоге нет упоминания о винтовке, — хитро прищурился Кастильяно.

— Что за винтовка? — напряглась Салли.

— Арисака КЗ-977. Модель «Снайпер». Ее подобрали парни из «Стар Секьюрити» рядом с трупами тех ребят.

— Сэм и Джонни никогда не любили оружие, — покачал головой Призрак.

— Точно, — кивнул Кхан. — Джонни как-то говорил, что не выносит звука выстрелов.

— Продолжайте, Кастильяно, — потребовала Салли.

— В тот день мистер Джеймс Йошимура вышел из «Оурс Бар» и получил пулю в голову. Дежурившие недалеко копы услышали выстрел и видели, как Йошимура упал. Они бросились на звук выстрела и быстро обнаружили Сэма и Джонни. Завязалась перестрелка. Два-ноль в пользу копов. Плюс винтовка рядом с этими парнями. Баллистика показала, что господин Йошимура был убит из нее. Траектория полета пули тоже сошлась с тем местом, где обнаружили Смилина и Лэтели, — под конец рассказа Кастильяно развел руками, словно показывая, что в этом деле все должно быть ясно.

— Свидетели? — хмуро спросила Салли.

— Ни одного.

— Гребаные копы, — сплюнул Призрак. — Джонни и Сэм были ворами и никогда не работали по мокрым делам.

— Возможно, — Кастильяно взял небольшую паузу и продолжил: — В протоколах «Стар Секьюрити» по этому делу комар носа не подточит. Все гладко и логично.

— Сэма и Джонни подставили, — упрямо буркнул Призрак, на что Кастильяно только пожал плечами.

— Вы что-то об этом знаете, не так ли? — спросила Салли.

— Я этого не утверждаю, но если вы хотите что-то об этом узнать, готовьте большую кучу денег.

— Хреновая неделя выдалась, — буркнул орк. — Куда ни ткнись, везде подстава.

— Смысл? — поинтересовалась Салли.

— Вот и попробуем его найти, — сказал Призрак. — Найдем, значит, найдем. Нет, сделаем вид, что мы здесь ни при чем.

— Гхм... — напомнил о себе Кастильяно. — Так для чего вы потребовали встречи?

— Начнем, пожалуй, с газа, который известен как Виджит, — кивнула Салли.

— Искусственный биопродукт газообразного вида, созданный для разгона толп и демонстраций, — кивнул Кастильяно. — Действует мгновенно, вызывает боли в животе. Сколько вам его нужно?

— У нас его уже было достаточно, — зарычал орк.

— Мы хотим знать, что произойдет, если этот газ вступит в реакцию с ацетоном, — прервала Кхана Салли.

Если Кастильяно и был удивлен запросом, то не показал этого. Он подошел к стене, при этом умудрившись не запачкать дорогой костюм и лакированные ботинки. У стены обнаружился старый столик, накрытый таким же старым, заплесневелым покрывалом. Когда покрывало было сдернуто, Сэм увидел терминал для входа в киберсеть. Кастильяно вынул из внутреннего кармана наладонник, подключил его к терминалу.

— Это может занять некоторое время, — обернулся он к остальным.

— У нас может его не оказаться, — сказал Сэм. — Найдите «Химический вестник ЮКАС» за декабрь сорок восьмого года.

Кастильяно потыкал пальцами по сенсорному экрану наладонника и углубился в изучение найденного документа. Некоторое время он молчал, поглаживая подбородок.

— Похоже, — задумчиво проговорил он, — при взаимодействии с ацетоном, Виджит становится токсичным газом.

— Ну? — Сэм торжествующе посмотрел на Салли. — Теперь вы мне верите?

— Этот документ тоже может быть подставой, — заговорил до сих пор молчавший Додгер и подозрительно посмотрел на Сэма. — Вы же, господин корпоративщик, дали эту ссылку.

— Нет, — сказал Кастильяно неожиданно заступившись за Сэма. — Статья настоящая.

— Хорошо, — встряла Салли. — Предположим, что это так и проклятый газ действительно меняет свойство. Кастильяно, скажите, кто его производит?

Кастильяно сверился с наладонником:

— Патент принадлежит «Геномике». Разработан по индивидуальному заказу Серетех.

— Серетех, — сплюнул Призрак.

— Дерьмо, — рыкнул Кхан одновременно с ним.

Не хуже был вид и у Салли с Додгером.

— В чем дело? — не понял Сэм.

— Ну, в прошлом у нас с ними были кое-какие разногласия, — Салли едва сдержалась, чтобы не выругаться.

— И вы думаете, что это их рук дело? Что они пытаются подставить вас?

— Вне всяких сомнений, — кивнул эльф. — Отлично придумали: использовать Атреус в качестве ширмы, чтобы мы ничего не заподозрили. Они, скорее всего, приняли все меры, чтобы в Ренраку узнали, что свинью им подложили мы.

— Сразу же, как мы сделали свою работу, — кивнула Салли.

— Зачем заказчику помогать вас ловить? — поинтересовался Сэм.

— Да просто мы никому не нравимся, мистер корпоративщик! — проворчал Кхан. — Других причин и не надо.

— По плану, о нас не должны были знать до тех пор, пока мы не выйдем из здания, — сказал Призрак. — Но наша поимка, хотя бы одного из нас, может быть выгодна Серетех. Нас бы раскололи, это обязательно, но никакой связи с Серетех мы бы не выдали, потому что не знали об этом. Наша вылазка была похожа на обычную коммерческую кражу. А потом, когда начнут умирать люди, за нас бы взялись серьезно и мы бы рассказали про заказ Атреус.

— Серетех выглядит белым и пушистым и, вроде как, ни при чем, — подхватила Салли. — Убивают двух зайцев одним выстрелом: избавляются на время от Ренраку и, навсегда, от нас. Может быть, даже от трех — еще по-крупному подставляют Атреус. После обвинений в массовом убийстве им тоже несладко придется.

— Что же вы предпримете? — спросил Сэм.

— Уйдем на дно, — вздохнула Салли. — У нас нет другого выхода. Серетех играет грязно.

— Что? — ответ колдуньи потряс Сэма. — А как на счет безвинных людей, которые обречены на смерть? Вы вот так просто позволите этому случиться?

— А что мы можем сделать? — пожал плечами Призрак.

Сэм повернулся к Салли:

— Вы мне сами говорили, тогда, в вертолете, что убийствами не занимаетесь. Довольно гибкая позиция получается — как только появляются сложности, вы исчезаете. Ну да ладно, я о вас ничего не знаю, но подумайте вот о чем: после всего этого по улицам города пойдет слава, что ваша команда позволяет себя подставлять, кому как заблагорассудится?

— Да никто об этом не узнает, — пробормотал орк.

— Разве? Он будет знать, — Сэм кивнул в сторону Кастильяно, а потом на его охранников: — И они тоже будут об этом знать.

— М-м... Леди Цзун, он прав, — сказал эльф. — Мы могли бы сделать еще одну вылазку и изъять наш подарок.

— Слишком поздно, — покачала головой Салли. — После нашей вылазки охрана Ренраку и так землю роет в наших поисках. Но даже если бы и смогли, осталось несколько часов до того, как будет запущен процесс. Мы не успеем.

— Вы могли бы просто связаться с Ренраку и рассказать, где расположен яд, — предложил Сэм.

— Они нам не поверят, — Салли покачала головой. — Ни одному нашему слову. Да и кто бы поверил? А когда газ начнет распыляться, а люди умирать, тогда на нас точно повесят всех собак.

— Подождите минуту, — Сэм развернулся к Кастильяно. — Можно воспользоваться вашим компьютером?

Чернокожий вопросительно уставился на Салли.

— Запишите на мой счет, — вздохнула она.

Кастильяно кивнул и передал наладонник Сэму. Тот сразу начал действовать, но тыкая стилусом по клавиатуре сенсорного экрана процесс двигался медленно и Сэм из-за этого нервничал. Почувствовав, как на плечо легла ладонь, он обернулся и увидел эльфа.

— Попробуй вот это, — предложил Додгер, протягивая Сэму с виду стандартную клавиатуру. Сэм повертел ее в руках. Ничего похожего на порт в вертолете, куда Сэм подсоединялся, чтобы им управлять, здесь не было. В конце концов, эльф отнял прибор и пальцем показал:

— Давай помогу, — эльф быстро отсоединил от сетевой розетки наладонник и подсоединил к ней клавиатуру. Когда закончил, протянул Сэму шнурок: — А вот это нужно воткнуть в твой разъем.

Это было страшно, но, вспомнив, чем может обернуться нерешительность, Сэм вставил коннектор во вживленный в шею нейроадаптер. Вернер ожидал вспышки головной боли, как тогда, в вертолете. Если она и была, то исчезла мгновенно. Так что Сэм сосредоточился на поставленной перед собой задаче. Не обращая внимания на пульсирующие шпили серверов различных компаний и мерцающие дорожки информационных каналов, он отправился прямиком к массивной конструкции Ренраку. Используя личные пароли, быстро вошел в главную базу данных корпорации.

Перед взором Сэма предстали, казалось, бесконечные ряды светящихся точек, каждая из которых обозначала отдельный файл. Их были тысячи. Десятки тысяч. Они различались цветом, в зависимости от категории важности и секретности. Тут можно растеряться с непривычки. Сэм вызвал строку поиска и вбил в нее ключевые слова, после чего дал команду на выполнение. Ряды светящихся точек понеслись навстречу, останавливаясь каждый раз, когда программа находила файл с нужными параметрами. Он раскрывался перед Сэмом небольшим экраном, демонстрируя содержимое. Тому оставалось только делать быстрый анализ и отметать ненужное. Тогда движение возобновлялось.

Поиск продолжался несколько минут и, в конце концов, Сэм нашел нужный файл. Скопировав его, он только подумал о возвращении и тут же оказался в вонючем заброшенном магазине.

Быстро выдернув из шеи коннектор, он сказал:

— Нашел!

— И где мы можем увидеть его содержимое? — поинтересовалась Салли.

— С этим проблема, — растерялся Сэм. — Нужен мощный компьютер.

Разочарование на лицах людей команды Салли можно было рассмотреть даже в таком полумраке.

— Возможно, я смогу вам помочь, — сказал Кастильяно, и взгляды пяти пар глаз с надеждой уставились на него. — У меня есть доступ к дизайнерскому процессору Биотеха. Это устроит?

Взгляд чернокожего буравил Сэма, и тот нервно кивнул.

— Хорошо. Только учтите, это тоже не бесплатно.

Сэм улыбнулся. Надежда предотвратить сотни, а то и тысячи смертей, вспыхнула с новой силой. Он посмотрел на Салли. Та стояла, сложив руки на груди, и напряженно пыхтела, видимо, недовольная кучей незапланированных расходов. Наконец, колдунья глубоко вздохнула и сказала:

— Давайте сделаем это!

 

* * *

 

— Как хорошо, что вы соизволили к нам заглянуть, — с притворной вежливостью сказала Крэншоу, когда Сэм вошел в душную комнату.

Он закрыл дверь, и комната сразу погрузилась в полумрак. Из дальнего угла разило дерьмом.

— Я пытался нам помочь, — ответил Сэм.

— Ага, помогая преступникам, — проворчала Крэншоу. — Скорее, ты помогал самому себе. Считаешь, что лучше нас? Что они сделают тебе поблажку?

— Так вы решили, что я заключил с ними сделку? — спросил Сэм, и тут же увидел усмешку Креншоу, по которой догадался, что она именно так и думает. — Если вы действуете подобными методами, это не означает, что теми же мотивами руководствуются другие. Есть и такие, кто хочет помогать другим.

— Ну, конечно. Я не Святой Николай.

— Вы не правы, Креншоу, — вздохнул Сэм. — Я помогал им, чтобы спасти жизни людей.

— Само собой. И свою в первую очередь.

— Нет, это касается жизни людей в башне Ренраку, — Сэм вкратце рассказал Крэншоу про подставу группы Салли и о том, что они хотят успеть изъять яд, пока не произошло беды. — Когда они возвратятся в башню, я пойду с ними.

— Решил сыграть в героя?

Вот уж чего-чего, а такого и в голову не могло прийти.

— Им нужна моя помощь.

— Герои, обычно, умирают первыми, парниша, чтоб ты знал. Твои новые друзья легко вошли в башню один раз, значит, смогут проделать это снова. Ты им для этого не нужен.

Тут Креншоу была права, как ни крути. Несмотря на то, что охрана Ренраку контролирует все коридоры, лифты и лестницы, по которым похитители проникли в башню в прошлый раз, команда Салли способна самостоятельно добраться до цели другими путями.

— Я хочу убедиться, что они уберут яд, — сказал Сэм.

— Хоть самого себя не обманывай, парниша, — хмыкнула Креншоу. — Ну, допустим, ты убедил меня, и у тебя благородное сердце. Но оно станет не ценнее перегоревшего диода, когда начнется стрельба. Это опасно для жизни, ты об этом знаешь?

— Мне все равно, — Сэм сам себе поразился, насколько убежденно он это проговорил. — Дело должно быть сделано.

— Госпожа Креншоу права, — откуда-то из угла донесся тихий голос Джиро. Сэм и не думал, что он слушает разговор. — Вы не только подвергнете себя опасности, но и ваше положение в корпорации станет сомнительным.

— И вы туда же, господин Танака, — Сэм вздохнул. — Я не волнуюсь по поводу моего положения. В конце концов, руководство поймет, что я действовал из лучших побуждений. Давайте скажу понятнее: я хочу убедиться лично, что эти люди сделают свое дело.

Креншоу откровенно ухмылялась, Танака затих, видимо снова ушел в забытье. Никто не поверил Сэму. Ну и пусть. Проникновение в башню запланировано на следующую ночь, и оно будет опасным. Нужно быть внимательным и полным сил. Сейчас же Сэм смертельно устал: путешествие по киберпространству вконец истощило его и так не отдыхавший больше суток организм.

Он уселся у выхода и тут же заснул.

 

* * *

 

Сэм проснулся, когда на его плечо легла чья-то рука. Из соседней комнаты проникал тусклый, красноватый свет. Он осветил лицо Призрака, когда тот наклонился к Сэму.

— Пора идти, бледнолицый.

Сэм потряс головой и протер глаза, чтобы окончательно проснуться. Мгновение соображал, где находится, и как тут оказался. Сильная вонь из дальнего угла быстро напомнила о событиях последних нескольких дней. Сэм осмотрел комнату и удивился, когда сообразил, что здесь больше никого нет.

— А где все?

— Мы перевели их в более безопасное место, пока будем делать дело.

Может быть, он и не врал. Вспомнился цинизм Крэншоу — она ни на йоту не доверяла этим людям. Тем не менее, была надежда, что команде Салли можно верить. Все логично: Вернера они не знали и поэтому до сих пор держали заложников, чтобы Сэм не натворил глупостей. Хотелось в это верить, а не в то, что служащих корпорации убили, чтобы не возиться.

Кряхтя, Сэм поднялся и вышел в соседнюю комнату вслед за Призраком. Салли и Кхан проверяли амуницию и оружие.

— Где Додгер? — поинтересовался Сэм.

— Не волнуйся, — улыбнулась Салли. — Он в надежном месте, откуда может войти в киберсеть. Он будет нас прикрывать, как в прошлый раз.

— Мои люди с ним?

— Не стоит быть настолько любознательным, — еще шире улыбнулась Салли.

Вставив нож в ножны, закрепленные на лодыжке, Призрак подхватил и бросил Сэму небольшой пакет. Тот чуть не уронил его, но удержал. В пакете обнаружился серебристый пистолет.

— Умеешь им пользоваться? — поинтересовался Призрак.

— Нет, — Сэм смотрел на оружие так, словно держал в руках ядовитую змею.

— Супер! — простонал Кхан. — Салли, он нас подставит, и нам поджарят задницы!

— Он не подведет, — отрезала колдунья. — А если подведет, то поплатится за это. Ты это понимаешь, Вернер?

Сэм хотел сказать, что да, понимает очень хорошо, но слова застряли в горле, и он просто кивнул.

— Я буду следить за тобой! — орк скорчил злобное лицо и ткнул в Сэма пальцем. — Не забывай об этом.

Под подозрительным наблюдением Кхана, Сэм осторожно положил пистолет на пол и натянул на себя темный комбинезон. Как только застегнул ремень на поясе, понял, что немного ошибся. Осталась кобура. Ее, от волнения, Сэм даже не заметил. Он растерянно смотрел то на пистолет в одной руке, то на кобуру в другой.

— Вы посмотрите на него, — заворчал орк. — Какой свирепый парень. У меня аж коленки задрожали.

— Заткнись, Кхан, — прикрикнула Салли: — У него все получится, если ты отстанешь от него.

Она помогла Сэму пристроить кобуру на поясе, после чего подошла к окну и перелезла на пожарную лестницу. Сэм, было, отправился за ней, но его тут же остановил Призрак. Он улыбнулся и ткнул Сэма пистолетом в ребра. Тот сглотнул: все же еще не настолько доверяют.

— Не забывай про пистолет, — сказал Призрак, протягивая оружие рукояткой вперед.

Сэм судорожно выдохнул и кое-как сунул пистолет в кобуру.

Когда он выбрался на пожарную лестницу, Салли была уже внизу. Вслед за Сэмом вылезли остальные. Лестница заскрипела, появилось оасение, что вот сейчас она отвалится от стены, и все упадут в переулок. Но, к удивлению, лестница выдержала вес двух человек и орка.

Внизу ждали три мотоцикла: два спортивных «Ямаха Рапирес», сделанные из пластика и хрома. Никакой маркировки на них не обнаружилось. Рядом стоял тяжелый «Харлей Скорпион». Эта машина, казалось, состоит только из двигателя и таинственных зажимов с креплениями.

— Ты едешь со мной, — объявил Кхан Сэму, усаживаясь на «Харлей».

Сэм с опаской уселся позади орка. В нос ударила вонь от жилетки, но пришлось терпеть. Вернер не успел сообразить, за что тут можно держаться, как двигатель байка взревел и орк дал по газам. Пассажир чуть не вылетел из седла, когда Кхан повернул за угол. Тут же их догнали Салли и Призрак. Так и поехали цепью по улицам Пустошей.

Мимо проносились улицы, похожие, как близнецы, на те, по которым Сэм шел на встречу с Кастильяно. Потом выехали в более цивилизованные районы, где и людей прибавилось, и освещение улучшилось. На мотоциклистов никто не обращал внимания. Хватало своих байкеров в кожанках, подозрительных типов в пальто и прочих занимательных личностей. Они выделялись среди обычных людей и никто этим не озабочивался.

Сиэтл стоял на границе с изолированными от всего остального мира дикими землями Салиш-Шайд. Форпост Объединенных Канадо-Американских Штатов, так что здесь часто вспыхивали небольшие локальные конфликты. Все ходили с оружием, как в старые, добрые времена Дикого Запада.

За порядком на улицах города, вместе с полицейскими, следили частные охранные структуры. Что те, что другие, были больше озабочены благополучием корпораций и их служащих. Все остальное, что ни напрямую, ни косвенно, не касалось коммерческого мира, их не интересовало. Такой порядок, особенно после Токио, казался странным и диким, но в этом мире была какая-то живость, чего не было в Японии с ее древними культурой, историей и традициями. Этот мир понемногу начинал нравиться Сэму.

Чем ближе продвигались к деловому центру, тем больше порядка становилось на улицах. На дорогах появились представительские автомобили и, чем дальше, тем больше. Напротив, меньше стало байкеров, разве что, то тут, то там, промелькнет полицейский мотоцикл или байк той, или иной частной охранной фирмы. Пешеходы на улицах тоже преобразились. Стало больше корпоративных служащих. Белый верх, черный низ, костюмы, галстуки, лакированные ботинки, туфельки, портфели. Тем не менее, можно было увидеть и людей, в которых безошибочно угадывались обитатели Пустошей. Необычное ощущение, которого в Токио Сэм никогда не испытывал.

Когда на одном из перекрестков группа Салли свернула, Сэм увидел прямо перед собой огромное здание башни Ренраку. Его вершина терялась в облаках. В центре небоскреба, переливаясь из холодного, синего света в золотой, сияла эмблема корпорации, выполненная на английском и японском языках.

Увидев это, Сэм успокоился. Он возвращался домой. Между тем что-то зловещее чудилось в небоскребе. Казалось, башню окутала темная аура, и она медленно сжималась, суля большие неприятности всем, кто работает в корпорации. К тому же на миг показалось, что оттуда за Сэмом наблюдают, из-за чего он почувствовал себя беспомощным. В принципе, охрана корпорации должна наблюдать за подступами к небоскребу, вычисляя опасность на ранней стадии. И, конечно же, от их внимательного взора не укрылась группа мотоциклистов.

Если так, что никакой реакции пока не последовало. Группа мотоциклистов, вслед за Салли, мчавшейся во главе, свернула в какой-то переулок и оказалась посреди складов. Здесь и остановилась, напротив закрытых ворот в ангар с табличкой «Кинебик».

— Проклятый эльф, — пробормотал Кхан. — Он там что, одуванчики жует, что ли, вместо того, чтобы работать?

Грохот двигателя «Харлея» не помешал Сэму услышать бурчание орка.

— Давайте двигаться, — прокричал Призрак, — Привлекаем внимание.

— Сделаем пару кругов вокруг ангара, — кивнула Салли.

Столько кругов делать не пришлось. После первого же круга мотоциклисты увидели нужные ворота открытыми. Заглушили двигатели и вручную затащили байки внутрь. Массивная дверь загрохотала и закрылась, отрезав группу от звуков большого мира.

Байки оставили у ворот, дальше, вслед за Призраком, пошли пешком. Несколько коридоров, и вот группа сгрудилась у очередной закрытой двери. Призрак присел рядом с ней, немного поковырялся в замке, и отряд продолжил путешествие вниз по ржавой, пологой лестнице. Примерно метров через сто лестница закончилась небольшим переходом, после которого пришлось спускаться по другой лестнице, уже железобетонной. Она привела группу в небольшое помещение, пахнущее морем. Тут не только пахло им, Сэм чувствовал дрожь под ногами.

— Эй, бледнолицый, — обернулся к нему Призрак. — Сейчас мы в первом восточном доке, иначе именуемом приемной Быстрого Фредди. Дальше нас ведешь ты.

Ни о каком «Быстром Фредди» Сэм понятия не имел, но где находится первый восточный док представление имел. Был случай, когда удалось изучить карту башни. Отряд вышел из помещения в пустынный широкий коридор. По нему быстро добрались до заброшенной стройплощадки. Вход преграждали железные ворота, обмотанные цепью, концы которых были зафиксированы амбарным замком. Прежде, чем Призрак достал инструмент, за дело взялся Кхан. Он просто разорвал цепь руками.

— Мы же спешим, не так ли? — пожал он плечами.

Когда прошли мимо строительного оборудования, попали в огромный зал с массивными колоннами, державшими на себе всю махину небоскреба. Немного сориентировавшись, Сэм определился, куда идти дальше.

— Вот это, — он указал на широкую вертикальную трубу, нависшую сверху, — основание системы теплообмена. Она опоясывает весь небоскреб, и по нему мы доберемся до станции обслуживания. Она тоже незакончена, если что.

— Молись, чтобы ты оказался прав, — проворчал орк. — Из меня плохой лазатель по трубам.

Сэм тоже надеялся, что прав. Его план пробраться внутрь башни именно этим путем был основан на трехнедельном строительном графике. Если судить по документам, найденным в сети, строительство было заморожено, так что бояться встречи с кем-либо ни здесь, ни на станции обслуживания не было оснований.

Ползанье по трубе показало, чего так опасался Кхан. В паре мест тому приходилось сбрасывать с себя все и, с помощью остальных, буквально протискиваться через узкие пространства.

Ползли примерно час, пока, наконец, не добрались до станции, про которую говорил Сэм. Она освещалась несколькими тусклыми лампочками, висящими с потолка на проводах.

Грязной рукой Сэм вытер пот со лба. Теперь можно не волноваться. Здесь никого не оказалось, и дальше Сэм превращался в обычный хвостик остального отряда. Сэм нашел работающий терминал, ввел код. Система его приняла, дав соответствующую команду, и оборудование станции заработало. Это должно было подсказать Додгеру, что отряд достиг первой контрольной точки.

Тут же из динамика терминала раздался недовольный голос эльфа:

— Вы опаздываете!

Салли покачала головой, показывая остальным, что сейчас не время для возражений.

— Мы готовы к выполнению второго пункта, — сказала она Додгеру.

— Еще бы. В общем, леди Цзун, обстановка следующая. По вашему маршруту, на контрольных охранных точках, я оставил оповещение, и теперь охранники ждут ремонтную бригаду. Есть две новости, хорошая и плохая. Чтобы не томить, начну с хорошей. У выхода со станции есть щит. В нем найдете несколько временных карт доступа. Плохая новость: я не могу их активировать, потому что нет доступа к их протоколам. И у меня не было времени, чтобы изготовить подделки. Так что с этим вам придется постараться справиться самим. У них невероятно сложная система безопасности.

— Не время восхищаться, Додгер, — сказал Призрак. — Что нужно делать?

— Не стоит быть таким вспыльчивым, мистер Опасные Лезвия, — со смешком ответил эльф. — Выход, на самом деле есть, и он рядом. Если благородный мистер Корпоративщик введет свой код для активации карты, я смогу продублировать его на остальные. Думаю, эту хитрость можно будет списать на системный сбой.

Три пары глаз с надеждой уставились на Сэма, и тому стало не по себе. Если системщики корпорации успели деактивировать его код доступа, то дальше можно было не идти. А может быть и хуже, когда обращение в систему со своим кодом вызовет тревогу охранной структуры. В любом случае, передача личных кодов Додгеру противоречила политике конфиденциальности. Впрочем, о какой конфиденциальности может идти речь, когда сам же привел сюда этих людей.

— Додгер? — позвал эльфа Сэм, когда карты доступа оказались в его руках.

— Слушаю, мистер Корпоративщик, — отозвался тот.

— Когда я введу пароль, ты его только продублируешь или скопируешь себе?

— Ты мне не доверяешь? — искренне удивился Додгер. — Впрочем, правильно делаешь. Я же Додгер, повелитель киберпространства. Все, что попадает в мои загребущие руки, остается у меня, и я распоряжаюсь с ними по своему усмотрению.

«Да нет, доверяю», — подумал Сэм. — «Я тебе слишком доверяю, а вот у тебя перья распускаются, когда слышишь, насколько ты хорош и бесишься, когда говорят наоборот».

— Мне нужно быть уверенным, что вы не используете мои пароли для следующего проникновения, — вслух сказал Сэм.

— Мистер Корпоративщик, вы меня хотите обидеть? Конечно, я этого не сделаю. Сейчас твой пароль нужен для твоей же безопасности. Ничего больше.

— Хорошо. Ввожу пароли.

Пока Сэм разговаривал с эльфом и вводил пароли в терминал, Кхам раздобыл рабочие комбинезоны и каски, используемые в Ренраку. Когда Сэм закончил, ему тоже достался комплект.

— Это не сработает, — сказал Сэм, критически осмотрев Призрака и орка. — Салли и я еще можем сойти за своих, но вы явно не похожи на служащих.

— Твою мать, — выругался орк. — Разве твоя корпорация не дает равные права всем?

— Не в башне.

— Не трать время, Вернер, — сказал Призрак. — Одевайся. Салли обо всем позаботится.

— Что значит, Салли позаботится? — не понял Сэм, натягивая белый комбинезон поверх черного.

— Я накрою нас всех иллюзией, — нехотя ответила Салли и резко застегнула молнию. — Охрана будет видеть только то, что я позволю им увидеть.

— Но... — растерялся Сэм. — Если вы это можете, зачем тогда весь этот маскарад?

— Так проще, — Салли надела каску. — Я создам частичную иллюзию. Полная меня быстро высушит.

— Все равно, — тряхнул головой Сэм. — Мы ведь могли пройти через парадный вход, а не ползать по трубам.

— Блин! — зарычала Салли, — Ты можешь помолчать минуту? Мне нужно сконцентрироваться.

Дождавшись тишины, она закрыла глаза и подняла голову. Левой рукой нащупала рукоятку колдовского меча, спрятанного под белым комбинезоном. Правая рука поднялась на уровень груди, и ладонь стала выделывать некие пасы, словно Салли дирижировала невидимым и беззвучным оркестром. Сэму показалось, что он видит слабые, быстро исчезающие, следы свечения. Это было необычно. Отрываться от такого зрелища не хотелось, тем не менее, в какой-то миг Сэму пришлось это сделать. На лице Призрака явно читалось беспокойство. Что-то идет не так? Сэм посмотрел на орка, и увидел, что тот тоже заворожено наблюдает за действиями Салли. В отличие от Призрака его вид больше говорил о желании обладать этой женщиной прямо здесь и сейчас.

Неожиданно Кхан ткнул Сэма в живот локтем.

— Мне нравится, когда она так делает, — прошептал он.

Наконец, Салли закончила непонятное колдовство, открыла глаза и, кивнув остальным, отправилась к шахте лифта. Отряд молча последовали за ней.

Охрана первого уровня не проявила к группе никакого интереса. Пока один охранник проверял карты доступа, другой внимательно осматривал группу, но ничего необычного не замечал. Даже того, как Кхан, отдав свою карточку на проверку, стал ковыряться пальцем в носу.

Как только группа добралась до следующего лифта, Сэм спросил у Салли:

— Почему охрана не среагировала на выходку Кхана? Его поведение явно не соответствовало поведению служащего.

— Привычное дело, — усмехнулась Салли. — Мне не трудно прикрывать его мелкие выходки.

Дверки лифта открылись, отряд вышел в очередной длинный коридор. Здесь никого не оказалось, кроме пары менеджеров, которые вообще не обратили на технологическую группу никакого внимания. Сэм вспомнил, что и сам не всегда замечал их. В конце коридора расположился очередной пост охраны. И в этот раз Кхан не удержался от мелкого хулиганства. Пока женщина за стойкой проверяла карточки, орк показывал ей темно-фиолетовый язык. Колдовское прикрытие работало отменно, чему Сэм был только рад. Отдав карточки, женщина пожелала рабочим удачи и уткнулась в монитор, спрятанный где-то под стойкой.

Без особых трудностей прошли еще два поста охраны, воспользовавшись тремя лифтами, поднялись наверх, и, наконец, добрались до Центра Информационных Технологий. Оказавшись внутри, проверили связь с Додгером. Тот отозвался тихим сигналом, который должен был означать, что пока все идет нормально.

— Это было слишком просто, — покачал головой Призрак и вытащил пару «Ингремов» из саквояжа для инструментов. Один засунул за пояс. Салли и Кхам тоже достали оружие. Они доверяли интуиции Призрака больше, чем заверениям Додгера.

— Достань пистолет, бледнолицый, — сказал Сэму Призрак. — Когда в нас начнут стрелять, у тебя не будет времени даже вытащить его.

Неохотно Сэм достал оружие.

— Давайте не будем задерживаться, — сказала Салли и раздала флаконы с противоядием, приобретенные у Кастильяно. — Расходимся. Нужно распылить противоядие везде, где только можно. А я попытаюсь изъять контейнер.

Группа разошлась в разные стороны.

Сэм уже обрабатывал третий кабинет, когда к нему присоединилась Салли. За ее спиной появился рюкзак, в который она положила емкость с ядом. Салли кивнула Сэму, и принялась обрабатывать кабинет напротив. Как только она скрылась там, Сэм услышал посторонний шум. Прервав обработку, он осторожно выглянул из кабинета в коридор и увидел охранника в красной форме. Тот, не спеша, шел по коридору, освещая путь небольшим фонариком, заглядывал в каждый кабинет, попадающийся на пути. Сэм отпрянул вглубь кабинета, схватился за рукоятку пистолета обоими руками.

До кабинета, в котором работала Салли, охранник добрался быстро. Заглянув в него, он сразу обнаружил колдунью.

— Будьте осторожны, мисс! — сказал он Салли и протянул руку к кобуре, — Если что, я...

— Нет! — закричал Сэм и наставил пистолет на охранника.

Тот растерянно обернулся и попытался вытащить свой пистолет.

Сэм надавил на спусковой крючок. Раздался выстрел. За ним еще один. Несколько свинцовых пуль, врезались в грудь охранника. Выронив пистолет, тот упал. Изо рта по щеке потекла кровь.

Вслед за пистолетом охранника на пол упал пистолет Сэма. Тут же в коридоре появились Кхан и Призрак.

— Какого черта тут происходит? — взревел орк.

— Чертов человеческий фактор, — тихо сказала Салли и кивнула на охранника. — Он, наверное, решил заглянуть сюда от скуки.

Сэм был озадачен. Он раз за разом прокручивал, как охранник поворачивался в его сторону. Никакого страха, только небольшое замешательство. Похоже, он не ожидал здесь увидеть еще кого-то.

— Мне показалось, он хотел стрелять в Салли, — пробормотал Сэм.

— Вместо оружия охранник должен был видеть щетки и тряпки, — сплюнула Салли. — И, наверняка, он это видел. Впрочем, ты не привык к иллюзиям. Это моя ошибка, — Салли со злостью топнула ногой.

— Успокойся, — сказал Призрак. — Что сделано, то сделано.

Он похлопал колдунью по плечу и присел около охранника.

— Я стрелял в него, — прохрипел Сэм. Тело словно оцепенело, даже язык отказывался двигаться.

— Успокойся, парень, — сказал Кхам. — Никто не узнает, что это сделал ты.

— Но он мертв! — жалостливо воскликнул Сэм.

— Пока нет, — ответил Призрак. — Но, если срочно не позвать помощь, он точно скопытится. А если мы позовем помощь, то погибнем мы.

— Давайте быстрее заканчивать, — голос у Салли тоже был далек от спокойного.

Оставив Сэма с охранником, остальные разошлись по кабинетам.

Охранник выглядел моложе Сэма. И совсем не похож на настоящего Красного Самурая, познавшего жизнь. Почти подросток, выполняющий опасную работу зрелого мужчины. Только сейчас Сэм сообразил, что Салли ничего не угрожало. Молодой охранник, увидев привлекательную женщину, принял ее за работника корпорации и пытался уверить, что здесь безопасно. И что он, в случае чего, сможет ее защитить. А Сэм все не так понял. В общем, глупо получилось.

Зачем он дал себя уговорить взять пистолет? Если бы не это, то ничего не произошло бы. Но Сэм взял оружие, полностью уверенный, что им не придется пользоваться. Результат вот он, на полу, в луже крови.

Этого он хотел?

Вернер не сразу понял, что ему что-то говорят и куда тащат. Он потряс головой, поняв, что на время выпал из реальности и полностью погрузился в собственные думы. За это время, команда успела покинуть Центр Информационных Технологий и спуститься на уровень F, где расположился парк электрокаров. По плану, эльф должен зарезервировать одну из машин, чтобы группа Салли беспрепятственно покинула башню.

— Ты в порядке? — заметив, что Сэм пришел в себя, Призрак встал перед ним, сжал руками его плечи и заглянул в глаза. — Слушай, все нормально. Додгер поднял тревогу, и в Центре наверняка уже находятся толпы народа. Так что тому парню помогут, и он выживет. Ты меня понимаешь?

— Понимаю, — кивнул Сэм. — Но я должен убедиться, что с ним все будет хорошо.

— Нет! — отрезала Салли.

— Вы не понимаете! — взвизгнул Сэм. — Я должен вернуться! Вы сделали, что хотели и я вам больше не нужен. Уходите! Оставьте меня здесь!

— Ты не останешься! — зарычал Кхам. — Ишь, что удумал! Хочешь навести на нас охрану, да?

— Я этого не сделаю!

— Ты прав, не сделаешь, — с этими словами орк наставил на Сэма мощный «Хеклер и Кох».

Сэм растерянно посмотрел на Призрака, тот успел отступить в сторону, потом на Салли. Они ничего не предпринимали. Только индеец сунул пистолет Сэма в его кобуру. Подчиняясь силе, Сэм пошел вместе со всеми к зарезервированному Додгером кару.

Когда машина вырвалась из небоскреба на свежий воздух и помчалась прочь по Вестерн-Авеню, Сэм услышал громкий звук сирены. Он поднял голову к небу и увидел медицинский геликоптер, подлетающий к одной из посадочных площадок недалеко от Центра Информационных Технологий.

Дальше все воспринималось фрагментарно. Переулок, ангар, переодевание... Потом Сэма усадили на «Харлей» позади орка. Вонь орочьего пота, завывание полицейских сирен, ветер, бьющий в лицо и грохот мощного двигателя. Сэм очнулся только, когда Кхан остановил байк на какой-то безлюдной улице Пустошей.

— Слезай, Вернер, — крикнул ему Призрак. — Здесь твоя остановка.

— Что на счет остальных? — бросился наперерез байку Салли Сэм. — Вы освободите их?

— Они уже полчаса как на свободе, — ответил Призрак. — Если не струхнули ехать на автобусе с Третьей Авеню до Орктауна, то уже добрались до небоскреба.

— А что относительно тебя самого, Вернер? — прищурилась Салли. — Тоже вернешься в Ренраку?

— Да, — кивнул Сэм. — Ведь там моя работа.

Орк, под хмурый взгляд Салли, еле сдержался, чтобы не захохотать в полный голос.

— Это глупо, — сказала колдунья.

— Уверен, они все поймут, — настойчиво, скорее пытаясь убедить самого себя, сказал Сэм.

— Как только переступишь порог, парень, ты покойник, — бросил напоследок Кхан и, газанув, умчался вдаль.

— Удачи, — кивнула Салли, и умчалась вслед за орком.

— Ты невероятно предан, Вернер. Надеюсь, что ты окажешься прав, — сказал индеец и, стащив с Сэма кобуру с пистолетом, отбросил ее к мусорному контейнеру. — Это тебе больше не понадобится.

Ведущее заднее колесо «Ямаха» провизжало по пыльному асфальту, оставляя черный след, и через минуту Сэм остался один на грязной улице. Взгляд поймал брошенный пистолет. Сэм уставился на него.

Через минуту он понял, что кроме него и помойных крыс, на улице есть кто-то еще. Огляделся и увидел черно-белого пса неопределенной породы. Тот подошел к Сэму и уселся в нескольких шагах от Сэма, с интересом рассматривая человека.

— Тоже не знаешь, что дальше делать? — спросил Сэм, и пес в ответ заскулил.

— У меня нет еды, — развел руками Сэм.

В ответ пес только махнул хвостом, словно отметая его предложение и снова на несколько минут Сэм ушел в раздумья, после чего решительно мотнул головой и пробормотал:

— Нет, такая жизнь не для меня.

Он решительно развернулся и пошел вдоль по улице к центру города. Туда, где кипела деловая жизнь, и откуда можно быстро добраться до небоскреба Ренраку. Он прошел пару кварталов, когда заметил, что пес идет вслед за ним.

— Хочешь пойти со мной? — поинтересовался Сэм

Хвост замахал с учащенной силой, пес подошел ближе. Сэм потрепал собаку по холке.

— Знаешь, — вздохнул Сэм. — Преданность — тяжелая штука. Но я надеюсь, это нас не испугает, а? Будем верны нашим идеалам до конца.

В тишине человек и собака отправились дальше, к цивилизации. Заморосил мелкий дождик. Капли падали на оставленный в тени мусорного контейнера пистолет.

Часть 1. Это будет дорого стоить

Глава 1

Сэмюэль Вернер не верил россказням и байкам о призраках в киберсети. Каждой истории, какой бы причудливой она ни была, всегда находилось разумное объяснение. Какие-то истории были просто вымышлены, какие-то приукрашены из-за банального незнания материала рассказчиком. Никто до сих пор так и не предъявил реальных доказательств существования кибернетических призраков.

Сейчас, работая в киберсети Ренраку, Сэм в этом был уже не уверен, потому что увидел аватар человека, которого не ожидал здесь увидеть. На груди и спине призрака синим неоном пульсировали эмблемы корпорации. Такие же, но размером поменьше, расположились на плечах аватара. Резкие красные линии очерчивали вполне человеческий силуэт.

Аватар изображал актера театра кабуки, причем, скорее, пародию на него. Этот аватар был хорошо знаком Сэму. Толстый клоун с разукрашенным лицом был любимым аватаром Джиро Танака. Несмотря на кажущуюся нелепость, Джиро аватара нравился.

Вся проблема в том, что Джиро уже три часа как мертв.

Перед тем, как войти в киберсеть, Сэм успешно порылся в медицинской базе и изучил файл, касающийся Джиро. «Прекращение мозговой активности наступило в шесть ноль три после полудня» — сообщала последняя запись в карточке. Это печально, но предсказуемо. Сэм наблюдал за попытками врачей спасти парня, но никакие усилия удержать Джиро в мире живых не помогли. Прошло пять дней после случайного падения Джиро с высоты нескольких десятков метров, когда тот прогуливался по открытой галерее с видом на центральный холл. Удар о мраморный пол переломал Танаке кости и разорвал внутренние органы. Прогнозы врачей сразу были неутешительными: обширное кровоизлияние в мозг вместе с патологическим нежеланием жить.

И вот теперь аватар Джиро, не спеша, крался по корпоративной киберсети, словно ничего не случилось, насквозь пронизывая лабиринт, сооруженный из различных файлов. Аватар перемещался медленно, нерешительно, словно его существо еще не привыкло к новому статусу. Настоящим призракам в киберсети делать нечего, впрочем, как и в реальности. Многие программисты делают псевдо-призраков, чтобы быстрее управлять огромными потоками данных, идущих с большими скоростями. Но это немного другое. Не было никаких вариантов, чтобы человеческое сознание, попав в киберсеть, осталось там навсегда.

Хотя находились деятели, утверждающие, что такой способ есть. Они настаивали, Когда, скажем, защитная программа может проникнуть в мозг человека, несанкционированно пытающегося взломать чужой аккаунт, и уничтожить его. При этом сознание оператора остается в киберсети. Сэм изучал этот вопрос и был полностью уверен, что подобные истории просто-напросто ничем не обоснованные фантазии. Аватар человека, путешествующего и работающего в киберсети — всего-навсего набор цифр, помогающих концентрироваться в одном месте и на одной задаче, а не расплыться по всей сети сразу. Да и что человеческой душе делать в киберсети? Тем более, что когда тело умирает и душа отправляется к Богу, никакой машине ее не удержать.

Тому, что видел сейчас Сэм, должно быть какое-то логичное объяснение, и пока запущенная программа продолжала работать самостоятельно, Вернер позволил себе подумать над этой загадкой. Между тем аватар Джиро пролетел мимо Сэма, на заметив его, или сделал вид, что не заметил. Вернер почувствовал разочарование, ведь даже будь это призрак Джиро, он хотя бы кивнул. С другой стороны, Сэм почувствовал и облегчение, что его не заметили. Кто бы ни использовал аватар Джиро Танака, он был чужаком.

Нужно принимать какое-то решение. Еще немного, и аватар Джиро исчезнет из поля зрения. Сэм дал команду системе на автономную обработку данных и отправился вслед за чужаком. Он старался держаться так, чтобы его не заметили. Следил за чужаком из укрытий и, когда тот скрывался за углом очередного массива данных, Сэм «телепортировался» к нужному перекрестку, чтобы продолжить наблюдение. Кто бы ни управлял аватаром Джиро, слежки он пока не замечал.

Одним из интересных свойств аватаров была «телепортация». Сэм знал, почему это работает, но не имел представления — как. Впрочем, он был всего лишь пользователем, а не программистом, поэтому знать подобные тонкости в его обязанности не входило. Сейчас важно другое — «телепортация» пригодилась, и этого достаточно.

Гибель Бетти капитально изменила характер Джиро. Если раньше он был веселым, общительным и открытым, то после похищения стал замкнутым и весьма неприветливым. Сэм как-то поделился тревогой и корпорация, показывая, что заботится о благополучии своих сотрудников, принялась за дело. Психолог, взявший на себя заботу проследить за поведением Джиро. В частности по его запросу программисты написали программу слежения за аватарой Джиро. Плюс к этому несколько изменений на реальном рабочем месте и Танака. В результате, когда Джиро уходил в киберсеть, все его действия можно было отслеживать. Джиро об этом даже не подозревал.

Удалось убедить психолога в том, что лучшим наблюдателем за товарищем будет Сэм. Хотя бы потому, что немного знал Джиро. После некоторого раздумья психолог с этим согласился. Сэм мог заметить мелкие детали, неестественные для Танаки, мог понять мотивы. В какой-то момент Сэм стал подозревать, что доктор согласился на этот вариант потому, что и для самого Вернера выполнение такой задачи сработает в качестве некоей терапии. Впрочем, Сэм об этом не задумывался. Терапия или нет, он хотел наблюдать за Джиро. Время, проведенное вместе, когда они были заложниками, установило некую незаметную связь между ними. Не просить же об этом Эллис Креншоу с ее своеобразным отношением к жизни. Джиро, как губка, поглощал исходящие от нее флюиды нигилизма.

Тем временем аватар Джиро уходил все глубже в систему Ренраку, навевая Сэма на подозрительные мысли. Сейчас с официальным наблюдением стало, кстати, хуже. Если точнее: доктор прекратил программу, благодаря которой Джиро не мог видеть наблюдателя, решив, что тому стало лучше и больше нечего опасаться.

Некстати пришел запрос от основной задачи, требующей внимания, но Сэм отклонил его. Чужак не мог управлять аватарой Джиро. Ни у кого из работников Ренраку не было полномочий управлять чужим аватаром. Да и потом, для этого нужно иметь соответствующий доступ и владеть сложным пакетом цифровых подписей и паролей. Нужно как-то сообщить службе безопасности о чужаке. Правда, для этого придется прекратить слежку, а Сэм этого не хотел. Безопасники обнаружат злодея быстро и еще быстрее нейтрализуют его. Но пока до них достучишься, пройдет время и что успеет сделать злоумышленник, понять будет сложно. К тому же это выбьет чужака из сети и, хотя проблема сетевого взлома будет предотвращена, вопрос, кто за этим стоит, останется открытым. Вернер хотел выяснить, кто бродит в сети под аватарой его друга.

Тот, между тем, двигался дальше, безбоязненно пересекая красные лучи информационной защиты. В эти моменты неоновое свечение аватара вспыхивало, а потом возвращалось в нормальное состояние. Лучи были частью программного обеспечения, выполняющую функцию безопасности. Иногда встречались более сложные массивы системы безопасности. В киберсети они выглядели средневековыми самураями в полной броне красного цвета. Аналог Красных Самураев в реальности. Получая сигнал «свой-чужой» от аватара, они быстро переставали интересоваться чужаком. Видимо, чужак на это и рассчитывал.

Пока двигались неизвестно куда, пару раз попалось еще одно, не сказать, чтобы частое явление. Небольшие области киберпространства, где виртуальные образы реальных вещей становились размытыми и меньше. Оба раза аватар Джиро останавливался и рассматривал их со всех сторон, заинтересовавшись интересным явлением. Для Сэма же это стало дополнительным знаком, что управляет аватаром друга кто-то совершенно чужой. Свои знали о глюке и не обращали внимания. Они появлялись, в основном, на линиях передач данных, пронзавших всю башню из конца в конец. Возникали глюки спонтанно то тут, то там, при этом совершенно не влияли на работоспособность сети. По какому принципу это происходило, никто сказать не мог. В результате руководство корпорации выпустило приказ регистрировать каждый замеченный глюк для сбора статистики. Чем больше данных, тем больше вероятность понять, что же это такое.

Чужак по пути останавливался несколько раз еще и для того, чтобы просмотреть тот или иной файл. Ожидаемой короткой вспышки, означающей, что он копирует его в буфер обмена, при этом не происходило. И это было более чем странно. Если чужак здесь не для кражи данных, то для чего? Обычный серфер, к которому попали пароли Джиро, забрался сюда ради спортивного интереса?

Движение вперед, между тем, продолжалось.

Наконец, злоумышленник добрался до барьера. Огромная стена серебристого цвета, резко контрастирующая с привычным светло-синим освещением остального киберпространства. Программисты специально так отметили границу: на ту сторону запрещался доступ всем обычным сотрудникам. Аватар Джиро остановился неподалеку от Стены и долго ее рассматривал.

Неужели целью чужака было проникновение на ту сторону? Через некоторое время Сэм понял — так и есть. Пародия на кабуки, не спеша, двинулась вперед, уткнулась в Стену и стала в нее погружаться. Прежде, чем Вернер забил тревогу, чужака отбросило назад. До Сэма донеслось невнятное бормотание, после чего аватар Джиро полетел вдоль Стены, видимо, в надежде найти слабое место для проникновения внутрь.

Вторжение, пусть и неудачное, повлекло за собой интересные последствия. Миг, и из Стены появился виртуальный охранник, наподобие тех, что Сэм уже встречал на своем пути — средневековый японский воин в полном облачении, только весь в черном. В руках он держал искрящуюся катану. Виртуальный охранник осмотрелся, просканировал пространство, увидел аватар Джиро. При этом Сэм точно знал, что самурай увидел и его аватар, но пока не обратил внимания. Оставил напоследок, что ли? Крутанув катаной так, что искры разлетелись по сторонам плотным потоком, самурай бросился вслед за злоумышленником.

Аватар Джиро заметил охранника и вовремя отлетел в сторону, оставив на своем месте мираж. Взмахнув мечом, виртуальный охранник отсек тому голову. Тот тут же замерцал и исчез. Мираж отрубленной головы последовал за всем остальным.

Сражение с миражом дало оператору, управляющему аватарой Джиро, всего лишь секунду, но и этого хватило, чтобы в руках аватара появился пистолет. Так в виртуальном пространстве визуализировались атакующие программы. Самурай тоже не дремал. В его арсенале также нашлась защитная программа, в киберсети принявшая образ круглого щита. Грянули выстрелы.

Программы в виде пуль, как один, попали в щит виртуального охранника и высекли из нее искры. Как только у противника кончились заряды, самурай ловко закинул щит за спину, схватился за меч и атаковал аватар Джиро.

Аватар попытался уйти в сторону, но охранник мастерски работал мечом. Вслед за первым ударом последовал второй и он достал злоумышленника. Лезвие прошло по груди, оставив длинный разрез. Неоновый свет на месте раны погас, превратившись в черноту. Охранник замахнулся еще раз и сейчас, от невозможности что-либо противопоставить ему что-то еще, аватар Джиро вытянул вперед руку.

Удар! Меч прошел сквозь руку, словно ее не было, и снова врезался в грудь чужака. Тот, вспыхнув, исчез, а охранник остался стоять, с занесенным для следующего удара мечом. Лезвие зло искрило и, кажется, даже шипело.

Сделав дело, виртуальный охранник обернулся к растерянному Вернеру. То, чему сейчас был свидетелем Сэм, не было похоже на тренировку, тем более на игру. Это было по настоящему. Тот, кто управлял аватарой Джиро, сейчас наверняка мертв. Или, что еще хуже, его тело оставалось живым, в то время как все мозговые функции отключились, превратив человека в растение. На миг Сэм решил, что виртуальный охранник примет его за компаньона чужака и нападет. Противопоставить этой смертельной программе было нечего. В следующий момент самурай вложил меч в ножны, развернулся и скрылся в стене так же просто, как до этого появился. Поверхность Стены заколебалась, как вода после пущенного в нее камня и вскоре успокоилась, превратившись в монолитную субстанцию. Сэм облегченно вздохнул.

Оставшись перед Стеной в одиночестве, он задумался о том, что теперь делать. Можно доложить руководству о попытке проникновения, но тогда может подняться вопрос: почему Сэм вовремя не доложил об этом, предпочтя самолично наблюдать за злоумышленником, использующим аватар погибшего сотрудника корпорации. Этого, в принципе, было достаточно. А уж если заговорить о происшедшем у Стены, тогда и вовсе проблем не оберешься.

Разболелась голова, онемели пальцы на клавиатуре. Так что, вместо того, чтобы вернуться к своей непосредственной работе, Сэм вывалился из киберпространства в реальность и почувствовал, что дико устал и вспотел. Он вытащил штепсель из нейроадаптера и потер лицо руками, пытаясь успокоить головную боль — та всегда появлялась после работы в киберпространстве. Массирование лица обычно помогало, превращая боль в обычную усталость, но сейчас это не сработало. Голова продолжала болеть.

«Лед»!

Именно это и защищало Стену. У него всегда одни и те же методы — разрушить оборудование нарушителя и, по возможности уничтожить его самого. Наличие «Льда» означало, что за Стеной находится нечто важное. Такое, из-за чего руководство Ренраку согласно было уничтожать людей посредством отсылки убойных программ к оборудованию нарушителя, чтобы только сохранить в тайне то, что там находится. «Лед» был незаконным средством защиты, но о его использовании никто не должен был знать. Как говорится, для защиты все средства хороши, а мертвецы не расскажут. Теперь же появился живой свидетель использования «Льда» и мог об этом рассказать.

Сэм никогда не думал, что Ренраку опустится до такого, чтобы ни в грош ставить человеческие жизни. Как мог господин Анеки позволить подобное? А может, он и не знает, что его служащие здесь, в сиэтлском филиале, используют незаконное программное обеспечение? Скорее всего, так и есть. Необходимо доложить об этом вопиющем факте генеральному директору. Но как это сделать?

Следующая мысль еще больше напугала Сэма. Что, если виртуальный самурай, когда смотрел на Сэма, транслировал его образ тем, кто занимается разработками, защищенными «Льдом»? Теперь они знают о Сэме, будут за ним следить и перехватывать его сообщения, блокировать или изменять их. В любом случае, у Сэма в Ренраку появились враги.

Влиятельные, смертельные враги.

Глава 2

Грязные злобные лица окружили ее. Они обзывались, ругались и насмехались, ощеривая беззубые рты. Мелкие шулеры, вышибалы, шлюхи, бомжи, подонки различных мастей. Все из того мира, откуда ей когда-то повезло с трудом вырваться, и куда не хотелось возвращаться. Никогда. Вместе со всей своей агрессивностью, эти люди были беспомощны. У них не было шансов как-то изменить свою жизнь. А беспомощность она ненавидела больше, чем мелькающие лица.

Многие из этих отбросов считали себя «теневиками», работающими на Систему, а значит, по положению стояли выше остальных. Впрочем, неважно, что они считали, факт оставался фактом. Кибертеррористы, воры, охотящиеся за технологиями и идеалисты, пытающиеся ослабить власть корпораций: все они тоже были преступниками и сволочами.

Иногда и у них что-то получалось. Что-то украсть или похитить. После этого им приходилось прятаться, менять имена, порой и лица. Но не долго, потому что профессионалы, работающие на цивилизованный, корпоративный мир, неизменно находили преступников. И сурово их наказывали, как бы глубоко те не прятались. Долго держать при себе добычу отбросы не умели. Рано или поздно всплывали на поверхность, и тогда их настигала жестокая расправа. Быстрая и внезапная, как бросок тигра. Нередко этих людей за вознаграждение выдавали свои же.

Темно, вонючая комната, короткие вспышки света. Грязные руки тянутся к ней, вонь изо рта, слюни. И боль.

Сильнее отбросов она ненавидела предателей. Этих недоумков, продающих товарищей ради наживы и собственного благополучия. Она ненавидела тех, кто хотел нажиться за счет других. Еще больше она ненавидела, когда предательство сходило с рук. Когда предатель возвращается под крышу корпорации и делает вид, что ничего не произошло. Как будто ничего не было.

Одно за другим менялись лица, каждое из них характеризовало своего обладателя. Вот появилось следующее, скрытое зеркальной, безжизненной маской, повторяющей рисунок знакомого лица. Она его никогда не забудет.

Вдруг маска раскололась и осыпалась вниз, открыв настоящее лицо. Светлые, короткие волосы еле прикрывали нейроадаптер. Квадратная челюсть, прямой нос, карие глаза. Она знала его, каждую морщинку, каждое пятно. Спокойное, доверчивое, как у собаки. И глупое. Лицо предателя, насмехающееся над ее беспомощностью.

Она ненавидела его.

Ба-бах!

«Руджер Варкхавк» выплюнул две одиннадцатимиллиметровые пули в этого слизняка.

Ба-бах!

И нет больше нейроадаптера.

Ба-бах! Ба-бах!

Исчез издевающийся оскал. Исчезли карие глаза.

Ба-бах! Ба-бах! Ба-бах!

Еще несколько пуль впились в лицо предателя, отправляя его в забвение. Во имя искупления ее позора.

Нет предателя, нет позора. Эх, если бы так же просто можно было вычеркнуть воспоминания о нем в реальности.

— Отличные выстрелы, Эллис!

Креншоу резко развернулась, дуло пистолета последовало за взглядом и поймало новую цель. Мужчина, оказавшийся под прицелом, побледнел, увидев, как указательный палец нажимает на спусковой крючок.

Щелк!

Сработал боек. В пистолете не было патронов, но никто, кроме Эллис об этом не знал. Пусть думают, что она не в себе, пусть думают, что она сумасшедшая. Это не испортит ее репутацию среди охраны Ренраку больше, чем уже есть. Она и так среди коллег была не на хорошем счету. И, если ее будут бояться хотя бы из-за ненормальности, это даст Креншоу небольшое преимущество перед другими. Так даже лучше. Наверняка этот хряк решил, что она сошла с ума, но Эллис было все равно. Начальство знает, что она выполняет свою работу хорошо, и только их мнение имеет значение.

— Дьявол! Креншоу! Что ты творишь!?

— Любой, кто подкрадывается ко мне со спины, может пожалеть об этом. Запомни это, Сандерс. И учти: в следующий раз пистолет может быть заряжен.

Сандерс испуганно отступил в сторону. Эллис сняла наушники, очки и стрелковую покинула позицию. Когда проходила она мимо оружейника, бросила ему пистолет, не удосужившись посмотреть, поймал ли тот его. По пути к шкафчикам, Эллис схватила полотенце.

— Ты ненормальная, Креншоу! — услышала она Сандерса. — Ты полностью чокнутая!

В его голосе слышалась бравада, словно минуту назад не струхнул под дулом пистолета. Эллис улыбнулась.

Глава 3

Обычно пары тычков влажным носом хватало, чтобы разбудить хозяина. Но сегодня это не помогло, поэтому Киниру, большая, пушистая собака породы акиту, прибегла к кардинальному способу. Пес закинул передние лапы на грудь спящего человека. Минуты не прошло, как Сэм, задыхаясь, проснулся. Вдохнув воздуха, словно ныряльщик, несколько минут проведший под водой без скафандра, он сел и осмотрелся.

Киниру, поспешно убрав лапы с простыни, неторопливо помахивал хвостом и смотрел на хозяина, ожидая традиционной утренней прогулки. Сэм растер грудь, посмотрел на настенный экран, заменяющий окно. На город с Тихого океана надвигались серые облака. Значит, будет гроза. Еще немного, и солнце спрячется за тучами. Подходящий день для похорон. Сэм нащупал пульт, включил тридео и сразу попал на новостной выпуск Энкуиринг Ай с Гералдо Фонгом. Сюжет рассказывал о сенсационном убийстве, связанном с колдовством и некоторыми сверхъестественными событиями. Сэм сбросил простыню, нащупал ногами шлепанцы и покачал головой. Дожили, что называется — с утра показывать такое.

Киниру переступил с лапы на лапу, интенсивнее замахал хвостом и заскулил.

— Потерпи. Дай, хотя бы, одеться, — проворчал Сэм.

Киниру гавкнул.

— Иди, пообщайся пока с Ину. Может, он научит тебя терпению и спокойствию.

Вместо того, чтобы выполнить приказ, Киниру уселся у выхода из комнаты. Не обращая внимания на собаку, Сэм переключил экран с режима тридэо в режим компьютера. Диктор заткнулся посреди тирады о раскрытии банды нелицензированных колдунов. За ночь никаких сообщений не поступило, так что Сэм набрал запрос, чтобы узнать о состоянии дел у Дженис и начал одеваться. Ну, этого и стоило ожидать: нулевые результаты, как и вчера. Компьютер пиликнул, напоминая о вчерашнем черновике письма господину Сато. Письмо уже не имело никакого значения, потому что вице-президент через несколько дней сам прилетает в Сиэтл.

Нетерпеливый Киниру боднул Сэма в ноги.

— Ну, хорошо, пошли.

Ину ждал Сэма там, где и ожидалось — у двери. Пестрая черно-белая полукровка при появлении хозяина встала и приветственно гавкнула. Как только Сэм открыл дверь, оба пса рванули из квартиры в широкий, длинный коридор и по нему прямиком понеслись к парку восемьдесят второго уровня. Тот был достаточно большим. Его хватало, чтобы собаки могли размяться и не чувствовать стеснений. Их любили, и никто пока не жаловался, что они свободно разгуливают, часто без присмотра.

У входа в парк Ину остановился и оглянулся.

— Гуляйте без меня, Ину, — крикнул Сэм. — Я сегодня пропущу прогулку.

Пришлось махнуть рукой, чтобы пес понял, что сегодня они гуляют одни. Тот развернулся и выбежал в парк, вслед за Киниру, с которым уже играли в догонялки дети. На миг Сэм пожалел этого пса, что он не может быть таким же беззаботным, как раньше. Ину — тот самый пес, что год назад вместе с Сэмом пошел к небоскребу Ренраку, сменив, тем самым, свой образ жизни. В отличие от Киниру, породистого пса, Ину всю жизнь бродяжничал, но, все же, смог приспособиться к новой жизни, как будто родился здесь.

Иногда Сэм задумывался, не является ли его теперешняя жизнь всего лишь видом отставки. Ведь когда он после похищения возвратился в Ренраку, ждал, что его возьмут в оборот. Вместо этого его и Джиро отправили к психологам, чтобы те провели тесты, что похищения не сказались на психике. И никаких обвинений! Никаких упоминаний о причастности Сэма в сотрудничестве с бандитами. Ошеломленный Сэм согласился с условиями, при которых служба безопасности корпорации приложила неимоверные усилия по его освобождению. И ждал, что за ним в любой момент придут с обвинением в убийстве охранника. Но никто не приходил. Все вокруг показывали, что ничего не произошло.

Если корпорация делала вид, что ничего не было, сам Сэм не мог забыть тот случай. В качестве постоянного напоминания всегда на виду болтался Ину. Иногда, когда снилось лицо охранника, Сэм просыпался в холодном поту. «Меня звали Марк Клейборн, — осуждающе говорил тот, разгоняя туманом снившееся лицо Салли Цзун. — Ты забрал мою жизнь». Сон частично повторял то, что тогда произошло. Прошло время, а Сэм все также стрелял в охранника и всегда попадал туда, куда попал в реальности. Одно и то же, раз за разом. Призрак тогда был прав, Сэм ранил охранника, но докторам пришлось постараться, чтобы тот выжил. Они не смогли справиться с позвоночными нервами. Чуть позже Марк Клейборн совершил самоубийство. Сэм винил в этом себя.

Когда только Вернер вернулся в башню, он попытался узнать о судьбе Марка. Узнал его имя, и с тех пор тот поселился в голове Сэма. Понимая, что ничем не может ему помочь, Сэм каждый день твердил себе, что больше никогда и никому не причинит вреда.

Интересно, что чувствовали люди, которые втянули Сэма в эту историю? Они раскаивались в том, что произошло? Раскаивались в том, что сделали из Сэма убийцу? Очень сомнительно. Как и Ину, они были дикарями, их образ жизни был полностью противоположен тому, к которому привык Вернер. Скорее всего, они даже не помнят о нем — сидят в каком-нибудь укрытии и, возможно, готовят очередную операцию. В тот раз Сэм для них был всего лишь удобным инструментом, попавшимся в руки. Ничего более.

Ренраку — одна из крупных корпораций, заставляющих мир идти вперед и развиваться. Здесь дорожили сотрудниками и, когда Сэм с Дженис потеряли семью, корпорация сделала все, чтобы они не почувствовали себя одинокими и забытыми. С некоторых пор Сэм стал воспринимать Ренраку как семью. И преданность семье вчера подверглась очередному жестокому испытанию, подняв новые вопросы ответственности и этики. Это все больше убеждало Сэма действовать решительно и напомнить корпорации о незыблемых принципах.

Сэм тряхнул головой, откидывая в сторону глобальные проблемы. Вот-вот прийдет Ханна, а он еще ни в одном глазу. Даже позавтракать не успел. Звонок в дверь прозвучал как раз, когда он заливал молоком кукурузные хлопья.

— Кто там? — спросил Сэм, пытаясь отправить в мусоросборник пустые пакеты.

— Доброе утро, — донеслось в ответ. — Это Ханна Норвуд, сэр. Может быть, вы меня помните? Мы встречались в прошлом году на праздновании Дня Независимости.

Покидав все, Сэм подбежал к двери, открыл ее и увидел Ханну. Черные, как уголь, волосы выделяли миловидное лицо. Одета девушка в серый деловой костюм. Черный цвет Ханна не любила и не надела бы ничего даже ради похорон.

Ханна переступила порог и, поднявшись на цыпочках, чмокнула Сэма в щеку.

— Было бы намного проще, если бы я осталась здесь на ночь, — с некоторой укоризной сказала она.

— Извини, — ответил Сэм, — мне нужно было побыть одному.

— Не беспокойся, я понимаю, — кивнула Ханна и полезла в сумочку, откуда достала черную повязку. — Вот, принесла тебе.

— Спасибо, — пробормотал Сэм и посторонился.

Их первая встреча произошла обычно. Когда Сэм приступил к выполнению обязанностей, Ханна взяла над ним шефство, объясняла местные правила и, порой, не давала совершать непоправимых ошибок, что могли отразиться на имидже Сэма: уменьшить его баллы, а то и вовсе потерять работу. День за днем, месяц за месяцем, они, в конце концов, сблизились. С некоторых пор Сэм подумывал: не узаконить ли их отношения.

Ханна прошла в спальню вслед за Сэмом и сразу направилась к зеркалу, чтобы подправить косметикой лицо. Поскольку зеркало стояло рядом с монитором, Ханна увидела письмо, предназначенное Сато.

— Ты его еще не отправил? — удивилась она.

— Не сейчас, — ответил Сэм, натягивая на ноги туфли.

— Почему? Как раз самое время.

— А смысл? Знаешь, тогда, в госпитале, вид Сато был таким... в общем, ему не по нраву пришлось возиться со мной. Он считал, что теряет время и, если бы не господин Анеки, то и вовсе обо мне не подозревал бы. Сато не любит простых служащих, особенно тех, кому господин Анеки уделяет внимание больше, чем ему самому.

— Но от тебя такой угрозы не исходило, — усмехнулась Ханна.

— Господин Анеки интересовался мной, — поморщился, как от зубной боли, Сэи. — Сато этого достаточно.

— Ты преувеличиваешь, Сэм. Господин Сато — умный, иначе бы не стал первым помощником господина Анеки. Он знает, кто ты на самом деле и вряд ли считает тебя какой-то там угрозой. Сэм, ты плохо о нем думаешь.

— Плохо думаю? — возмутился Сэм. — А ты знаешь, какой был у него довольный вид, когда объявил, что меня переводят сюда? Ханна, всем известно, что для того, чтобы чего-либо добиться существенного, нужно работать в главном офисе Ренраку. В Японии. Все, что делается здесь, в Сиэтле, тоже важно, но это всего лишь ширма.

— Конечно, все, что мы делаем здесь — важно, — обиделась Ханна. — Именно поэтому ты здесь. Господин Анеки, скорее всего, хочет, чтобы ты приобрел уникальный опыт. Слушай, Сэм, работа здесь — не наказание. Это, если хочешь, хорошая стартовая площадка к чему-то большему.

— Ты правда не понимаешь? — отчаялся Сэм. — Я видел лицо Сато, как сейчас твое, когда он сообщил мне новость про Дженис. Он сделал это с удовольствием!

Ханна вопросительно подняла бровь.

— Скажу больше — он был жестоким, — буркнул Сэм, немного успокаиваясь. — Он радовался, когда увидел, что это для меня значит. Жива Дженис или нет, его не волновало, а вот то, что в моей семье появились порченные, это его и обрадовало. Это же... Ханна, в Японии, если в твоей семье кто-то оказался порченным и превратился в метачеловека, над всей семьей можно ставить крест. Это означает, что мне уже не сделать хоть какую-то карьеру в корпорации.

— Но тебя же не уволили, — сказала Ханна таким тоном, словно собиралась поставить точку в разговоре.

— Вот и я себе тот же вопрос задаваю — почему? Почему не уволили? Знаешь, я слышал много историй, когда людей увольняли после подобного.

— Так может быть, это воля господина Анеки, а? — хитро прищурилась Ханна. — Он твой покровитель и вряд ли бросит тебя на произвол судьбы. Поэтому направил сюда, к нам. Учиться.

Оптимизм Ханны, наконец, добрался и до Сэма.

— Наверное, он меня не бросил, — сказал Сэм после небольшой паузы. — Но даже он, глава крупнейшей, влиятельной корпорации, не в силах пойти против власти древних традиций. Возможно, перевод сюда, это было все, что он мог сделать.

— Вот видишь, — повеселела Ханна. — Я же говорю: господин Анеки — хороший человек.

— Разве что он не хочет, чтобы я знал что-то о Дженис, — вздохнул Сэм. — Он не хочет, чтобы я ее увидел, а ведь я ей нужен.

— Сомневаюсь, что господин Анеки может позволить такое.

Сомнения с новой силой навалились на Сэма, но какая-то его часть продолжала считать президента корпорации хорошим человеком. Все зло шло от других.

— За это должен отвечать кто-то другой, — сказала Ханна.

— Кто-то вроде Сато?

— Не думаю. Господин Анеки разбирается в людях, и вряд ли позволил бы подобному человеку находиться рядом с собой.

Сэму хотелось в это верить. Но он своими ушами слышал тон, которым говорил Сато. И он ближе к господину Анеки как никто другой. Вице-президент мог быть злодеем. А мог и не быть им. Доказательств, кроме отвратительного характера, у Сэма не было ни одного.

— Кто бы ни был в этом виноват, — сердито пробурчал Сэм, — я застрял здесь, в Сиэтле. Я не могу выбраться из башни «по соображениям безопасности». Хорошая шутка да? Мне дают тривиальную работу, не позволяют подступить к чему-то серьезному. Я делаю свою работу на отлично. Тем не менее, мне не говорят, что сейчас с Дженис.

— Может, стоит обратиться к кому-то, кто может помочь? — предложила Ханна.

— У меня настолько низкий рейтинг, что не хватит денег на детектива. И это при условии, что мне позволят связаться с кем-нибудь за пределами башни.

— Тогда ты должен использовать средства корпорации.

— Думаешь, я не пытался? Весь этот год пытался, а пользы никакой. Мне удалось выяснить, что Дженис переселили куда-то, чтобы она могла начать жизнь заново. Японское правительство презирает металюдей но, надо отдать им должное, заботится о своем мировом имидже сострадательного правительства. Сострадательного! Металюди — это новый класс изгоев. Им с трудом дают даже самые грязные рабочие места. Бомжи или нищие смотрят на них свысока, как на бесправную скотину. Вот такую жизнь, в результате, получила Дженис.

От такого эмоционального всплеска Ханна отшатнулась, в ее глазах появился испуг. Девушка выросла и воспитывалась в пределах окружающей корпоративной среды. Она верила, что корпоративный мир своих в обиду не даст. У нее была такая защита. У Сэма ее больше не было. Ханна вряд ли понимает, что ей сейчас говорит Сэм.

Стоит прекратить разговор, чтобы не расстраивать девушку больше, чем уже есть. К тому же мысли самого Сэма оказались в беспорядке. Он пожал плечами и протянул Хане руку:

— Мы опаздываем.

— Если хочешь, можем поговорить об этом позднее, — предложила девушка, взявшись за его ладонь.

Она предлагала помощь, и не стоило ее отталкивать.

— Конечно. Поговорим позже.

Глава 4

Двери ангара открывались медленно, электродвигатели визжали на пределе, словно протестуя непривычной для них работе. Напротив них в ожидании застыл дракон. На его массивной туше, покрытой золотистой чешуей, играли бликами солнечные лучи. Как только двери открылись полностью, дракон сложил вдоль тела перепончатые крылья, наклонил клиновидную голову, чтобы не задеть верхнюю переборку длинными рожками и осторожно вошел внутрь.

Кэтрин Харт, как всегда, поразилась его размерам и форме. Драконы западного типа — самые большие драконы. Им нужен простор, небо, где они могли бы летать. В отличии от своих более изящных восточных собратьев. Кэтрин глубоко вдохнула, когда дракон прошел мимо, не заметив ее. Он скользнул по скату в неосвещенный тоннель. Наверное, сегодня был в плохом настроении.

Хорошо, что причиной раздражения дракона была не она — на место встречи Кэтрин прибыла вовремя. Как только двери закрылись, погрузив пространство в полумрак, Харт последовала за драконом. Откуда-то доносился металлический лязг и шипение паровых труб. Температура и влажность здесь были высокими, ржавчина поела почти все металлическое. Старенькая система климат-контроля не справлялась со своей задачей, хотя изо всех сил старалась.

Это даже к лучшему. Может, духота и излишняя влажность улучшит настроение старой ящерицы. Кэтрин ненавидела липкую духоту, но это, похоже, нравилось драконам. Так что стоило потерпеть.

Как только дракон ступил на настил, Кэтрин поняла, что надежды на то, что он подобреет, были весьма-весьма призрачными. Дракон раздраженно зашипел, наступая на прохладный пол, выложенный керамическими плитками. Было непонятно, почему человек, ответственный за оборудование коридора, не мог подготовить его лучше. Большие, острые когти дракона впивались в гладкую поверхность и оставляли на плитках длинные царапины. Что ж, впредь будет наукой и, может, заставит переложить настил чем-то более подходящим перед следующей прогулкой дракона по этому коридору. Или, хотя просто насыпать побольше песка.

Хвост ящерицы раздраженно носился туда-сюда. Попасть под его удар означало сразу распрощаться с жизнью. Кэтрин нервничала, поскольку из-за уважения ей пришлось идти позади и молиться, чтобы дракон не забыл, что позади идет человек.

Когда впереди замаячил свет, хвост дракона замельтешил интенсивнее, Кэтрин чуть не попала под удар хвоста. Она еле-еле удержала равновесие. Дракон, надо думать, был бы опечален, если бы случайно убил ее. В конце концов, Харт еще не приступила к выполнению услуг, за которые ей заплатили. Искренняя была бы печаль или нет, она не сможет оживить Кэтрин.

Вспышки голубоватого света еще больше раздражали дракона. Тот держался, хотя из пасти начал появляться дым. Еще немного, начнет плеваться огнем, что было бы некстати. Сработает пожарная система, и тогда начнется искусственный дождь, что, вне всякого сомнения, вызовет настоящий драконий гнев. Да и Кэтрин тоже вряд ли сдержится, хотя бы потому, что вода испортит прическу.

Свет мигал, как будто там, впереди, кто-то баловался лучом света, исходящим из старого кинопроектора. Интересно, что это вовсе не беспокоило дракона. Что бы там не происходило, дракон считал это безопасным. По крайней мере, для себя. Неважно, что хотел просить дракон у нее, Кэтрин сомневалась, что он предупредит, если впереди находится что-то опасное для человека. Словно в этом и состояло задание Кэтрин — испытать на себе действие той неизвестной штуковины.

Никакой опасности, конечно же, не было, и быть не могло. Дракон, а вслед за ним Кэтрин, наконец, дошли до искусственной арки, перегородившей проход. Пройти дальше никакой возможности — внутри арки зеленым светомпульсировало силовое поле. Именно оно так загадочно освещало подход. Непреодолимый барьер, созданный с помощью колдовства. Харт покачала головой: это ж кому пришло в голову задерживать дракона? Те, кто находился на той стороне барьера, должны были отключить его сразу, как только дракон только вошел в тоннель. Характер этой массивной туши и так не сахар, а тут приходится ждать действий тех, кого он считал низшими существами.

Прошла минута, и она показалась долгой, прежде чем колдовской барьер вздрогнул и стал исчезать, скрываясь в арке, шипя на границе, словно активная кислота. Процесс происходил тоже не быстро. На той стороне обнаружились ворота. Прежде, чем барьер исчез полностью, дверь открылась, и в проеме застыл человек, невнятно бормотавший извинения.

Отличительной особенностью встречающего была бледно-зеленая куртка, полностью расшитая знаками. Кэтрин в них распознала кабалистические символы. Причем это не просто вышивка или какие-то защитные руны, что в ходу среди суеверных простых смертных, а настоящие колдовские знаки. Она сама часто такими пользовалась. Знаки на куртке человека имели еле заметные особенности, по которым можно было узнать его специализацию. Кроме того, поверх куртки на цепи болтется тяжелый серый диск. Вне всяких сомнений, этот человек был колдуном и членом какого-то клана. Скорее всего шестерка, прислуживающая более влиятельным лицам.

— Добро пожаловать, лорд Дракон, — громко сказал встречающий. — Ваш визит — честь для нас.

Дракон не ответил, посчитав это ниже своего достоинства.

Харт уловила поток злости, исходящий от дракона, чего, собственно, стоило ожидать. Она осталась стоять на месте, пока дракон пробирался сквозь арку. Вдруг хвост старой ящерицы пролетел в считанных сантиметрах от ее колен, и Кэтрин проворно отступила на пару шагов назад. Встречающий же колдун, похоже, не обратил внимания на опасность и остался стоять, прижавшись к стене и опустив взгляд. Глупец. Никогда нельзя выпускать из внимания дракона.

Когда золотистая туша просочилась мимо встречающего, дракон снова взмахнул хвостом. Два острых костяных нароста впились в бедро и живот колдуна. Тот удивленно вскрикнул: видимо, не ожидал такой подлости. Дракон еще раз махнул хвостом и колдун оторвался от стенки. Сорвавшись с отростков, он ударился о противоположную стену и упал на пол. При этом умудрился остаться живым.

— В следующий раз будешь более проворным.

Не было никакого звука, но Харт знала, что раненный колдун тоже слышал эти слова. Драконы разговаривали с помощью телепатии с примесью колдовства. У этой расы был сложный язык и дикая смесь телепатии и колдовства помогала им общаться с другими существами, на каком бы языке те ни говорили. Речь драконов звучала без интонаций и напоминала безжизненный машинный голос. Вместе со словами одновременно посылалось эмоциональное состояние, которое подчас, не нуждалось в расшифровке словами и понималось абсолютно всеми.

Дракон не останавливаясь, двигался вперед и не обращал внимания на капавшую с хвоста кровь. Харт подошла к жертве дракона. С первого взгляда было ясно, что помочь ему она не сможет. Кэтрин присела и положила ладонь на лоб раненного. Используя в качестве источника силы его же собственную боль, Харт усыпила колдуна. Сейчас это было все, что она могла для него сделать.

Кэтрин поспешила за драконом, а сзади к раненному уже подбежали его товарищи. Кэтрин оглянулась и увидела женщину. Та, бросив ненавидевший взгляд в спину дракона, склонилась над раненным, открыла аптечку и стала что-то делать. Потом она оглянулась на беловолосого мужчину в куртке со знаками, как у несчастного встречающего. Мгновение спустя женщина получила, что хотела — луч яркого света. Кэтрин покачала головой — неудачника-привратника нужно срочно отправить в больницу. В здешних условиях вытащить его с того света будет весьма проблематично.

Харт поспешила за драконом, тот уже входил в обширный зал. Заметив на своем поясе пятна крови, Кэтрин быстро исследовала их на предмет полезности и поняла, что никакой ценности в крови колдуна нет. Он был достаточно глуп, чтобы давать ему какие-то поручения. Да и выживет ли — вопрос. Кэтрин развязала узел пояса и отбросила его в сторону. Плюс тысяча кредитов в счет. Пояс был не простой — чистый, натуральный шелк от дома моды Скарателли.

Как только Харт вышла из тоннеля, она тут же выбросила из головы все мысли об испорченном поясе. Огромный зал, образующий нечто вроде шара изнутри. Потолок скрывался где-то в темноте и тумане. Прожекторы, установленные на железных балках, светили вниз. Харт стояла на широкой платформе, от которой в обе стороны спускались пологие скаты. Другие платформы различались еле-еле.

Внизу, в центре, среди мониторов и прочей аппаратуры, стоял большой, прозрачный чан. Несколько людей, среди которых были колдуны и простые техники, рассредоточились вокруг него, контролируя загадочный процесс, передвигали рычаги и регуляторы. Какого цвета была их одежда, сказать трудно — в этом был виноват переливающийся разными оттенками белый свет, исходящий из сосуда.

Продолжая наблюдать за действиями, происходящими внизу, Харт последовала за драконом. Кэтрин догнала его на следующей платформе, посыпанной гравием. Дракон обосновался на краю, вытянул голову вперед, и положил ее на широкий парапет, обрамлявший всю платформу.

Люди внизу продолжали суетиться и что-то делать. Кэтрин уловила некий запах. Похоже, органический, смешанный с озоном и ароматом, появляющимся от активной колдовской деятельности. Такая атмосфера была более приятна дракону — Харт ясно видела, как огромная ящерица стала успокаиваться, поудобнее зарываясь в гравий.

— Ты права, мне здесь хорошо, — неожиданно подтвердил дракон.

Некоторое время они молча наблюдали за деятельностью внизу. Потом Харт заметила еще одного человека, стоявшего на платформе. Похоже, этот колдун был здесь за главного. Он поднялся с площадки и застыл в ожидании в нескольких метрах от гостей. Ждал, когда на него обратят внимание, не прекращая улыбаться. Харт посмотрела на дракона и почувствовала, что тот специально держит этого человека в ожидании. Дракон развлекался. Он знал, что его внимания ждут, тем не менее, необходимо было показать, кто тут настоящий хозяин. Минуты через две он слегка повернул голову. Увидев, что на него обратили внимание, колдун поклонился и сказал:

— Вы прибыли вовремя, лорд Дракон. Все уже почти готово.

— Оно сработает, как нужно, доктор Уилсон? — поинтересовался дракон.

— Несомненно. Два последних испытания прошли в пределах допустимых отклонений. Факторы переменчивости были стабильны и с теми параметрами, что мы предсказывали. У меня нет никаких причин полагать, что сейчас процедура может быть чем-то испорчена.

— Это хорошо, что вы так полагаете.

Уилсон сглотнул. Харт ясно видела на его лице страх. Его же, наверняка, мог ощущать и дракон — по запаху, скажем.

— При всем уважении, лорд Дракон, — слегка поклонился доктор, — я, как колдун и как ученый, всегда ожидаю, что у любого нового процесса всегда могут обнаружиться некоторые проблемы. Это естественно. Этот же проект, под вашим руководством, прошел весьма удачно. Я не сомневаюсь, что полученный продукт удовлетворит вас.

Дракон чуть расправил крылья, потом снова сложил и сказал:

— Покажите мне.

— Как пожелаете, лорд Дракон, — от волнения усы Уилсона встопорщились, и он облизал губы языком. — С вашего позволения, для этого потребуется подождать пару минут.

Дракон промолчал. Уилсон быстро развернулся и спустился к своим товарищам у чана. Там он быстро раздал необходимые распоряжения, народ засуетился сильнее.

Чтобы видеть происходящее ближе, Кэтрин достала из сумочки очки и, прежде чем их надеть, немного подрегулировала резкость. То, что она увидела на экранах мониторов, привело Кэтрин в восторг, хотя она не совсем разбиралась в химических формулах. В какой-то миг она слегка пожалела, что в свое время бросила занятия химией.

В это время внизу колдуны и техники разбежались, очистив площадку с чаном. Остался только один человек. Он прикрутил длинный прозрачный шланг к железной канистре, другой подтащил к чану и прикрутил к нему, после чего подошел к ближайшему пульту, нажал несколько кнопок. Тошнотворная зеленая жидкость полилась из канистры в чан, превращая белую жидкость в черную. Все больше жидкости из канистры вливалось в чан. Бурление понемногу утихомиривалось, пока не прекратилось вовсе. Техник удовлетворенно кивнул и, нажав еще пару кнопок, прекратил процесс. Отсоединив от чана шланг, он покинул зал.

Тут же его место занял Уилсон и еще четыре колдуна. Они запели песню. Сначала пели тихо, но с каждой секундой их голоса становились все громче и громче. В какой-то момент колдуны разделились по парам и заняли позиции друг против друга, чтобы между ними оказался чан. Уилсон же подошел к чану почти вплотную. Колдуны стали петь еще громче. Пары разделились. Двое колдунов, не спеша, пошли по окружности по часовой стрелке и, достигнув нужной точки, остановились. Теперь люди образовали квадрат, и уже не пели колдовскую песню, а кричали. В какой-то неуловимый момент перешли на более низкие тона и снова стали петь, на этот раз мягко и монотонно.

Уилсон продолжал ходить вокруг чана. Он размахивал руками, выполняя колдовской ритуал. Постепенно движения замедлялись, стали двигаться только ладони, потом только пальцы и, в конце концов, он тоже прекратил колдовать. Секундой позже доктор открыл до сих пор неприметную, герметичную дверцу в чане и отошел от него.

Существо, появившееся оттуда, было, несомненно, гуманоидом, только Харт не смогла различить, мужчина это или женщина. Не было в этом существе ни первичных, ни вторичных половых признаков. Цвет кожи молочно-белый, как та жидкость, что бурлила в чане, когда в зале появился дракон и Кэтрин. До человека этому существу было далеко.

На мониторах мелькали различные показания, но это уже не волновало Кэтрин. Все ее внимание было приковано к существу, нестабильная форма которого и манила, и отталкивала одновременно. Профессионализм, обычно присущий Кэтрин, как ветром сдуло, оставив лишь детское любопытство.

— Довольно экстраординарный тип, не так ли?

Харт вздрогнула. Она не заметила, когда Уилсон покинул площадку внизу и появился на гравийной платформе.

— Я никогда не видела ничего подобного, — восхищенно сказала Кэтрин.

— Никто такого еще не видел, — улыбнулся ученый колдун. — Это уникум, поэтому цены ему сейчас попросту нет.

— Обратите внимание на его показания, Харт, — посоветовал дракон.

Вспышка раздражения оттого, что ее имя было озвучено перед чужим, быстро испарилась, и Кэтрин последовала совету дракона. Она быстро нашла нужный монитор и присвистнула. Существо могло бы дать фору олимпийским чемпионам. Причем любому, в какой угодно области физических показаний.

— Невероятно! — Харт покачала головой.

Дракон удовлетворенно пропыхтел:

— Он хорош.

Уилсон поклонился, прежде чем позволить себе покинуть площадку. Сейчас доктор выглядел одновременно как довольный слуга, угодивший хозяину, и как признанный ученый, открывший нечто, о чем остальной ученый мир мог только мечтать. Но только внешне. Внутренне же Харт ощутила огромное облегчение, исходящее от ученого-колдуна, и это было настоящим чувством.

Драконья морда, оказывается, тоже могла показывать эмоции, и сейчас Харт не столько ощущала, сколько видела, что тот больше чем удовлетворен. Когда они покинули зал, прошли по коридору в обратную сторону и вышли под открытое небо, дракон сказал:

— Думаю, что пришло время господину Дрейку запускать операцию «Ренегат».

Харт ясно чувствовала огромные надежды дракона.

Глава 5

— Из пыли мы появились в этом мире, в пыль же и превращаемся, чтобы вновь возродиться. В то время, как наши бренные тела возвращаются в землю, наши души возносятся в небеса, чтобы предстать перед судом Божьим. Сейчас это предстоит сделать нашему брату Джиро.

Священник замолчал. Нестройный хор голосов мужчин и женщин произнес: «Аминь», после чего в небольшой часовне воцарилась тишина. Кроме священника, Сэма и Ханны на церемонии погребения присутствовало еще человек десять. У Джиро в башне было мало друзей, так что присутствовали лишь коллеги по работе. От семьи на похороны приехал только его дядя.

Цветов в часовне не было, только пара свежесрезанных вишневых веток лежало в изголовье гроба. Слабый запах цветов перебивался заплесневелым запахом глиняного пола.

Сэм обратил внимание на гроб. В эпоху, когда природные ресурсы были на вес золота, даже гробы делали из картона, пока еще относительно дешевого материала. Это здесь, на северо-западе. В других регионах, по слухам, вовсе обходились тканями, а то и вовсе хоронили людей, не заворачивая ни во что.

Священник зашелестел хлопчатобумажными одеждами, чтобы привлечь внимание присутствующих и продолжил:

— Братья и сестры, мы все еще живем в этом мире, наш же брат Джиро ступил на следующую дорогу бесконечного цикла. Мы будем молиться, чтобы он достиг духовного единства. Мы же предаем его бренное тело не земле, а великому процессу рециркуляции. То, чем был наш брат Джиро, несомненно, обогатит всех нас.

Пока священник говорил стандартные слова, гроб скользил, исчезая в нише дальней стены часовни. Когда гроб полностью исчез, Сэм заметил следы глины вдоль краев транспортера. За стеной послышался слабый шум — это заработали электродвигатели, опускающие платформу с гробом вниз. Там его подхватят дежурные. После этого тело Джиро исследуют и все, что может пригодиться впоследствии, отправится в специальные банки хранения. Остальное попадет в камеру рециркуляции.

— По просьбе семьи, — громко объявил священник, — объявляю, что ленч состоится на сто сорок четвертом уровне, в ресторане «Натуральные продукты Хсина». Те, кто желает сделать пожертвования, найдут соответствующие карточки у выхода из часовни. Вы можете сделать пожертвования непосредственно в Церкви Единой Земли. Все пожертвования будут исключены из суммы, облагающейся налогами. Спасибо за внимание.

Священник поклонился и исчез в служебных помещениях. Люди стали расходиться. Когда Сэм развернулся, он увидел у выхода Эллис Креншоу и, на мгновение застыл в изумлении. Он не ожидал, что она придет на похороны. Нужно поговорить с ней, решил Сэм и, подхватив Ханну под руку, отправился к выходу. Неожиданно дорогу перегородил коротышка с фарфоровым гнездом нейроадаптера и значком на лацкане пиджака, по которому можно было догадаться: он работает в отделе информатики. Там же, где работал и Джиро.

— Нет, это невозможно, — сказал он с ходу. — Даже после смерти можно узнать о человеке что-то новое. Ни за что бы не подумал, что Джиро был из числа защитников природных ресурсов. Вы знали об этом?

— Нет, — раздраженно ответил Сэм.

— Эй, но вы же были приятелем Джиро, — не отставал маленький человек. — Уорнер, если не ошибаюсь?

— Вернер. Я бы не сказал, что был его приятелем. После смерти жены Джиро никому не позволял сблизиться с ним.

— Да, но вы должны знать о нем больше, чем наши парни из отдела информатики, — коротышка осмотрелся. — Вы правы, у Джиро было мало друзей, он был одиночкой. Тем не менее, я ожидал, что сюда придет больше народа. Дух Дзайбацу и все такое. Думаю, вам надо было пробудить в нем этот дух, а? Это дорогого стоило бы.

— Здесь, в Америке, корпорация терпима к свободе личности, — Сэм постарался говорить как можно нейтральнее, чтобы умерить любопытство собеседника и продолжить делать то, что начал.

— Здесь, в... Слушайте, ну, конечно! Вы же прилетели из Японии вместе с ним, не так ли? — ответ коротышке не требовался. — Как, по-вашему, чем мы отличаемся от них? Мы общаемся со всеми, как с равными. А там, я слышал, сторонятся металюдей и не считают их разумными.

— Я не знаю, — еле сдерживаясь, ответил Сэм. — Я старался не выходить на улицы.

— Вы когда-нибудь слышали об острове Юми? Правда, что туда японцы отправляют тех, кто стал орками или троллями?

Сэм с трудом сдерживал гнев. Этот коротышка явно не понимал, что влез со своим разговором не вовремя.

— Я был хорошим служащим, — сказал Сэм, — и редко выходил из здания Ренраку, разве что по служебным делам. Корпорация почти не имеет дел с металюдьми, и я ни разу с ними не встречался.

— Не делайте вид, будто ничего не знаете. У меня была знакомая, очень хороший механик. Ее звали Кейси. Единственный ее недостаток — она карлица. Ей удалось получить как-то работу через систему ЕЕО, и через шесть месяцев начальник обвинил Кейси в небрежности. Может быть, это так и было, но я знал Кейси. Машины были для нее все. Она знала их, как свои пять пальцев и заботилась, словно о своих детях. И все же, ее выгнали с работы. Она работала в Митцухама. Сложно работать в Японии и не быть японцем. И вы это знаете лучше меня.

Сэм бросил взгляд в сторону Креншоу. Та уже выходила из часовни.

— Послушайте, мистер... э-э...

— Эдисон, — коротышка протянул руку, — Билли Эдисон.

— Мне было приятно с вами поговорить, мистер Эдисон, — поклонился Сэм, — но сейчас мне нужно идти.

Сэм подхватил под руку Ханну и попытался обойти коротышку, но не тут-то было.

— Одну минуту, молодой человек, — коротышка сделал шаг в сторону, снова преграждая путь. — О чем я на самом деле хотел спросить... Я... Ладно, парни из отдела информатики знали, что вы были дружны с Джиро, и...

— Что именно?

Эдисон нервно облизнулся и посмотрел по сторонам, словно опасался, что их подслушивают. Убедившись, что в часовне больше никого не осталось, он немного расслабился.

— Хотят слухи... что когда Джиро упал, в его нейроадаптере кое-что нашли.

— Поподробнее, — заинтересовалась разговором Ханна.

— Ну, вы, возможно, знаете о таком препарате, как ЛЧЖ?

Ханна закрыла рот руками. Это было невероятно. ЛЧЖ расшифровывался как «Лучше, чем жизнь». Кибернетическая программа, подключающаяся непосредственно через нейроадаптер, позволяла переживать давно прожитые моменты снова и снова со всеми подробностями, словно в реальном времени. В отличие от обычных кибернетических развлечений, сенсорные впечатления ЛЧЖ были невероятно усилены, конечно же, с помощью электроники, что весьма впечатляло неподготовленного человека и подсаживало, словно на наркотическую иглу. Расширенные впечатления и обостренная до предела чувствительность были невероятно волнующими, чем те, что можно пережить в реальности. Сэм не мог точно сказать, так ли это на самом деле, но многие, кто подсаживался на ЛЧЖ, часто оставались в мире двоичных кодов, забыв про реальный мир. И умирали, считая тот мир более реальным, чем этот.

Если Джиро, гуляя по галерее, воспользовался ЛЧЖ, он мог посчитать, что прогуливается где-то в другом месте. Скажем, по железнодорожной развилке. И там, в мире грез, он споткнулся, к примеру, о рельсу, и упал. Так ли было на самом деле? Ближе к годовщине смерти Бетти, Джиро становился все более мрачным и нелюдимым. Он сделал себе операцию по внедрению нейроадаптера, только более легкую версию, чем была у Сэма или у служащих отдела информатики. Почти игровая версия. Доктора, кстати, одобрили в свое время эту идею, считая, что нейроадаптер может помочь ему восстановить душевное спокойствие.

Если это было действительно так, то многое становилось ясным. Только не с Эдисоном же обсуждать подобное, да и Ханну не хотелось втягивать в этот вопрос больше, чем необходимо.

— Это не мое дело, — Сэм пожал плечами. — Да и какое сейчас это имеет значение?

— Но как же? А репутация нашего отдела? — воскликнул коротышка. — Появился такой слух, он распространился и кто-то начал расследование. Вы в курсе, что на днях к нам приезжает Кэнсаяку Сато? Он, случаем, не?.. — коротышка замолчал и вопросительно поднял брови. — Ну... мы волнуемся...

Теперь было понятно беспокойство Эдисона. Если он сам или кто-то из его отдела был причастен к несчастному случаю, впору было исчезнуть с глаз долой, чтобы не попасться. Упоминание о ЛЧЖ означало, что в отделе кто-то балуется этим препаратом. Почти каждый программист использовал игровые и развлекательные чипы для отдыха и о кибер-наркотике знали почти все, чтобы не связываться с ним. Если кого поймают с запрещенным препаратом, в деле этого человека сразу появится пометка о его неблагонадежности, что повлияет и на работу, и на карьеру. Никто не хотел иметь дело с наркоманами, не говоря уже о допуске к корпоративным секретам. Были случаи, когда подсевшие на ЛЧЖ товарищи сами крали информацию или помогали сторонним хакерам проникать в святая-святых. Находясь под воздействием наркотика, они не понимали, что творили.

А вот еще версия: Эдисон или кто-то из его знакомых снабжал Джиро кибер-наркотиком. Тот, находясь по его воздействием, упал и разбился. Это автоматически переводит несчастный случай в разряд непреднамеренного убийства. Когда Сэм изучал медицинский файл Джиро, он не видел в нем ни одного упоминания о чипе ЛЧЖ. Если тот, кто дал ему запрещенный чип, находился на месте падения в тот момент, он мог легко его изъять. Или позже, когда Джиро перевезли в больницу. В любом случае, этому человеку было, чего бояться, развернись расследование о гибели Джиро на полную катушку.

Засел ли тот оператор, что управлял аватарой Джиро в отделе Эдисона? Они вполне могли организовать такое. Человека с поджаренным «Льдом» мозгом трудно было бы скрыть, только если того страховали и выдернули в реальность до того, как это произошло. Вход в виртуальную реальность с чужим аватаром наказывалось огромными штрафами и увольнением из корпорации, но этого иногда было мало, чтобы удержать хакеров от глупостей. Сейчас же аватар Джиро пытался проникнуть через Стену, а это означало более строгие санкции и запреты и, если оператором был кто-то из группы Эдисона, увольнение грозило бы им всем. Достаточно веская причина для беспокойства.

— Можете не волноваться, мистер Эдисон, — сказал Сэм. — Думаю, расследований по поводу ЛЧЖ не будет.

Если бы они были причастны к смерти Джиро, вряд ли бы послали человека задавать странные вопросы. Тут явно замешан кто-то еще. Можно задать пару вопросов Креншоу, это как раз по ее части. Может быть, она что-то знает или может узнать.

— Извините, мистер Эдисон, но нам пора идти.

— Благодарю вас, — коротышка, наконец, отошел в сторону. — Вы парень, что надо.

Как только Сэм вышел из часовни, он ускорил шаг, переходя на бег. Ханна поначалу пыталась от него не отставать, но, в конце концов, сдалась. Сэм же перешел на бег, осматривая парк в поисках Креншоу. В какой-то момент он увидел ее — Эллис мелькнула между кустов и снова скрылась с глаз. Сэм рванул вслед за ней.

Эллис наверняка его слышала. Она пару раз обернулась, но не остановилась. Думая, что она его не видит, Сэм приветственно махал руками, но без толку. Но Эллис его видела, потому что, добравшись до небольшой статуи первого президента корпорации господина Силта, женщина побежала, скрывшись среди деревьев.

Когда Сэм подбежал к статуе, у него сбилось дыхание и ему пришлось остановиться, чтобы отдышаться. Он больше не видел Креншоу. Поблизости не было лифтов или лестниц, которыми та могла воспользоваться, значит, сошла с тропинок, чтобы затеряться. Эллис сознательно убегала от Сэма. Интересно, почему? Раз так, значит, шансов догнать ее не было ни одного. Эллис обучена догонять и убегать Сэма такому не учили.

Она была там, вместе с ним и Джиро, когда погибла Бетти Танака. Она, вместе с Сэмом и Джиро, пережила плен. Этого хватило, чтобы Эллис пришла на похороны. Из-за появившейся привязанности к остальным? Или из-за простого любопытства? В любом случае, она видела Сэма и видела, что он рвался к ней поговорить. Так почему же сбежала?

Это не имело никакого смысла. Не было ни одного конкретного факта, лишь догадки. Вдруг Сэм поймал себя на мысли, что правда, как таковая, ему особенно и не нужна. Вполне можно удовлетвориться официальной версией. С самого детства Сэм рос в уверенности, что правда должна быть самым главным делом во всем. Но только не сейчас.

Кто-то скрывал факты, связанные со смертью Джиро. Скорее всего, этот кто-то находится в башне Ренраку. Какой-нибудь вышестоящий менеджер или директор, делающий свои личные дела средствами корпорации, чтобы продвинутся выше по карьерной лестнице.

Сейчас Сэм почувствовал себя самым главным идиотом недели из телепередачи на двадцать третьем канале.

Плюнуть на все и забыть, вот что нужно сделать. Только не получалось. Сэм успел увидеть много чего, и что из увиденного было правдой, а что ложью? Хороший вопрос, на который так сразу не ответишь.

От мрачных мыслей Сэма отвлекла Ханна. Ее лицо покраснело, но это была не злость.

— Почему ты убежал? — требовательно спросила она.

— Я увидел Эллис Креншоу и хотел поговорить с ней о Джиро. Она тоже его знала. Я хотел догнать ее, но она убежала. Наверное, знала, о чем должен был быть разговор, и не захотела говорить об этом. Точно так же, как вся корпорация не хочет иметь со мной никаких дел.

— Но я же здесь, рядом с тобой, Сэм! — возразила Ханна.

И это было верно. Ханна девушка красивая и всегда рядом. Почему у Сэма иногда появлялись мысли, что чувства Ханны к нему не те, что она показывает? Он обнял девушку за плечо, и та прижалась к Сэму всем телом.

— Моя жизнь в этой башне — полный тупик, — Сэм завел старую песню.

— Не говори так, — тихо ответила Ханна. — Ренраку — наш дом.

— Не знаю. Я не чувствую себя здесь, как дома. Мне не дают важных заданий, у меня низкий уровень доступа. Это — тупик.

Сэм прижал Ханну к себе еще сильнее. Она часто говорила Сэму, что тот ей больше нравится, когда он счастлив, и утверждала, что сделает все, от нее зависящее, чтобы так было всегда. Сэму хотелось этому верить. Даже больше — он хотел верить, что в силах Ханны сделать именно так. Он и сам хотел превратиться в такого человека, которого от него добивалась Ханна.

— Я с удовольствием приму и это, — сказал он, наконец, — если только мне позволят увидеть и поговорить с Дженис. Они знают, где она и что с ней. Почему мне об этом не говорят?

— Должно быть, этому есть серьезные основания.

Сэм в это был не уверен.

— Когда господин Сато появится здесь, — продолжила Ханна, — ты увидишь, что все изменится. Ты будешь ему нужен, чтобы продвигать проекты и он, конечно же, поможет тебе. В конце концов, он первый помощник господина Анеки, а господин Анеки был твоим наставником. Господин Сато поможет тебе, Сэм.

Как помог в Токио?

— Не уверен.

— А ты, все же, попробуй, — улыбнулась Ханна, и Сэм улыбнулся в ответ:

— Хорошо, попробую.

Глава 6

Добираясь до офиса службы, Эллис Креншоу срезала путь, на что датчик безопасности недовольно запиликал. Эллис его проигнорировала.

Когда она вошла в офис, первым делом увидела Джхуна Силлу. Он в напряжении стоял между входом и столом директора, закрывая того своим телом от взгляда Креншоу. Одет он был в парадный красный френч военного покроя с лычками капитана на воротнике и золотистой эмблемой капитана. Белый ремень на поясе выделялся ярким пятном в тусклом освещении. Молодой человек был готов к отражению атаки — правая ладонь твердо сжимала рукоять пистолета, пока еще не вытащенного из кобуры.

— Очень грозно, — сказала Эллис, быстро окинув взглядом Силлу, — Но медленно. Вы должны были держать меня на прицеле, когда только дверь открывалась.

Эллис обошла Джхуну и увидела директора Тадаши Мерушиджа. Яркой его особенностью был шрам на левой щеке. Директор заметно расслабился, но не сводил напряженного взгляда с Креншоу. Сейчас он был одет также в форму элитного отряда охраны «Красные Самураи». Обычно Тадаши ходил в гражданском костюме, вспоминая об униформе только при воинственноем настроении.

— Вы рано пришли, — сказал он, когда Эллис, без приглашения, села в кресло перед столом.

— Полезная привычка, — ответила Креншоу, наблюдая, как недовольно скривился Тадаши, — Не обращайте на меня внимания, продолжайте.

— Спасибо, — ядовито откликнулся директор. — Но мы уже решили все вопросы.

Он кивнул Силле, и тот молча стал собирать со стола бумаги. Сложил их в папку, которую тут же спрятал в портфель. Креншоу молча наблюдала за его действиями, проводила взглядом, пока Силла не скрылся за дверью в другие помещения офиса. В приоткрытую дверь она заметила еще несколько человек, чего-то ожидающих в соседнем кабинете. Очень интересно. Неужели намечается какая-то операция?

Как только дверь закрылась, Эллис вновь повернулась к Тадаши. Тот терпеливо дожидался ее внимания, но, дождавшись, продолжал молчать. Первой не выдержала Креншоу.

— Я сегодня не первая, кто пришел сюда раньше, чем нужно?

Директор коротко ругнулся и, после вопросительного взгляда Креншоу пояснил:

— Встреча должна состояться в одиннадцать, так что коллеги из спецотдела еще в пути.

— Интересно.

Судя по всему, Тадаши был не совсем в курсе дел, хотя старался делать вид, что ему обо всем известно. Слишком увлекся разбором дел с Силлой, чтобы успеть изучить следующее дело.

— Рад, что вы не опоздали.

Это можно принять за похвалу, хоть и произнесенную с заметной долей сарказма. Эллис постаралась ничем не выдать удивления. Она достала из кармана портсигар, вытащила оттуда тонкую коричневую сигарету и, щелкнув зажигалкой, затянулась, медленно выпустив к потолку стуйку дыма.

Мерушидж усмехнулся, наблюдая, как Эллис прикуривает. Он достал из ящика хрустальную пепельницу и подвинул ее ближе к Креншоу.

— Могу сказать, что я удовлетворен вашей работой за прошедший год, — он откинулся на спинку кресла. — Вижу, вы наслаждаетесь пребыванием в Сиэтле.

— Это не Токио, — Эллис пожала плечами.

— Ну да, конечно. Вы долго продвигались по карьерной лестнице, работая в главном офисе.

«Долго» — это намек на то, что работа в Сиэтле фактически означает отставку? Впрочем, Эллис это не взволновало.

— Мы оба знаем о моем послужном списке. Что вы хотите от меня сейчас?

— Ваш послужной список, пусть пока небольшой опыт работы в нашем филиале и богатый в главном офисе делают вас подходящей кандидатурой для особой работы.

«Вот сучка! — мысленно поморщилась Эллис. — Нашел, гаденыш, наконец, способ отделаться от меня».

Тадаши выглядел довольным. Скорее всего, знал заранее, что, выполняя задание, каким бы оно ни было, Эллис обратно не вернется. Креншоу глубоко затянулась. Она не ожидала, что Мерушидж наберется смелости предложить ей такое.

— Вы ведь в курсе, что скоро наш филиал посетит вице-президент Ренраку Кэнсаяку Хохиру Сато? Он прилетает сюда ознакомиться состоянием наших дел. Само собой, его безопасность должна быть для нас первоочередной задачей. Но, поскольку я сам буду занят другими неотложными делами, требующими моего внимания, я не смогу обеспечить его безопасность в полной мере. Поэтому предлагаю вам заняться вопросами безопасности вице-президента, действуя, конечно же, под моим началом.

Креншоу почувствовала облегчение и, одновременно с этим, появилось ощущение, что что-то здесь не так. Она не хотела связываться с этим. Слишком стара для такой ерунды, хотя фактически ее сейчас повышали в должности. Назначение, что предлагал Мерушидж, было связано с высоким риском для жизни, хотя, на самом деле, ничего опасного не предусматривалось. С теми ресурсами, что Ренраку могло привлечь, вряд ли найдется хоть один смертник, решивший покуситься на жизнь Сато. Да и с таким человеком, которому слишком сложно понравиться, работать нелегко. Один промах, и прости прощай работа в корпорации.

— Что, если я откажусь от такой... чести?

— Ваши желания не настолько важны, — Тадаши посмотрел на монитор, транслирующий картинку с видеокамеры у главного входа. — Вы правильно сделали, что пришли раньше. Наши гости уже здесь.

Он нажал кнопку на пульте селекторной связи, приказав дежурному пропустить и проводить гостей в его кабинет.

Появление в кабинете Ванессы Клибер оказалось весьма запоминающимся. Первым делом она открыла дверь, отстранив в сторону Джухну Силлу, да с такой силой, что стоявшая рядом на пьедестале ваза закачалась и чуть не упала. Сложенные стопочкой на столе Тадаши диски рассыпались, некоторые даже упали под стол. Мрачно настроенная Ванесса подошла к столу и так же мрачно нависла над директором.

Эллис неодобрительно покачала головой. У этой женщины явно не хватает сдержанности. Ее бы на годик в Японию пройти практику.

— Ну и что все это означает? — требовательно поинтересовалась она. — Охотитесь за котятами, беря пример Шермана?

Мерушидж с невозмутимым видом поднялся и поклонился.

— И вам доброе утро, директор Клибер, — сказал он. — Я не совсем понял, что вы имеете в виду, намекая на президента Хуаня, но подозреваю, что он может расстроиться не хуже вас.

— Чертовски верно!

— Я пока диски соберу. Рассыпались. А вы можете рассказать, что именно вас не устраивает.

Мерушидж сел на место. Появившийся в кабинете Силла предложил Ванессе стул, но та словно его не заметила, оставшись стоять у стола.

— Вы знаете о проблеме лучше меня, — заявила она.

Тадаши в ответ пожал плечами и обратил внимание на еще одного вошедшего в кабинет.

— О, доктор Хуттен, — развел он руками. — Прошу прощения за небольшой беспорядок. Силла, принесите доктору стул.

Хуттен в ответ тоже закивал, после чего что-то прошептал на ухо Ванессе. Не меняя выражения лица, та, наконец, сделала небольшой поклон, после чего глубоко вздохнула и уселась на предложенный стул. Хуттен, как только Силла принес в кабинет еще один стул, последовал ее примеру.

— Директор Мерушидж, — произнес доктор Хуттен, — прошу прощения за произошедшее. Последние дни у Ванессы были тяжелыми. У нас возникли некоторые проблемы с программами упорядочения интегрирования.

— Я хорошо вас понимаю, доктор, — сочувственно кивнул Тадаши. — Но давайте, все-таки перейдем к делу. Чем я могу быть полезен?

Клибер фыркнула:

— Я вам посылала несколько служебных записок. Мы буквально живем на работе, но никак не можем добиться содействия с вашей стороны!

— Ну да, конечно. Уверяю вас, директор Клибер, я читал ваши записки, и моя служба делает все от нас зависящее, чтобы продвинуть этот вопрос.

— В таком случае, — недобро прищурилась Ванесса, — ваши сотрудники — гребанные черепахи!

— Ванесса! — воскликнул доктор.

— Извини, Конрад, — Ванесса устало прикрыла глаза и откинулась на спинку стула. Чуть успокоившись, она продолжила: — Ваша служба безопасности не одобрила ни одного нашего запроса по персоналу за последние четыре месяца. У нас не хватает людей! Если вы не можете предоставить нам программистов, то мы согласны на технический персонал. Или даже на исследователей. Они нам тоже могут помочь.

— И это так, — кивнул Хуттен. — Есть несколько многообещающих сотрудников из последнего набора. В частности, нам интересны Шварц, Вернер и Мартинес.

Креншо с силой воткнула окурок сигареты в пепельницу. Стопка дисков снова закачалась, но, к счастью, не развалилась.

— Возьмем, к примеру, Вернера, — продолжил доктор, покосившись на Эллис. — Он работал в Токио, был на хорошем счету. Про него даже господин Анеки отзывался хорошо. Такой человек нам бы подошел.

— Со временем люди меняются, — буркнула Креншоу.

— Что? — вопросительно посмотрел на нее доктор, да и остальные тоже.

— Вернер — угроза безопасности, — более настойчиво повторила Эллис.

— Э-э... я не уверен, что видел что-то подобное в его досье, — неуверенно сказал Хугген.

— Сейчас это говорю я! — Эллис жутко не понравилось, что эти люди проявляли неуместный интерес. Она не лезла в их дела и ожидала, что они не будут лезть в ее. Почему просто не принять ее вердикт, как данность?

— Сложная ситуация, — покачал головой Тадаши. — Директор Клибер, доктор Хуттен, я принял вашу жалобу.

— Не забудьте уведомить Шермана.

— Не забуду, — кивнул Мерушидж. — Только, видите ли, я, в данной ситуации, ограничен в средствах. Задача вашего отдела состоит в том, чтобы разработать и создать полностью разумный Искусственный Интеллект. Если это получится, то мы изменим мир. Но мы не можем позволить конкурентам дать возможность выкрасть хоть крупицу этой важной и, несомненно, кропотливой работы.

— Им понадобится несколько лет, чтобы догнать нас, — фыркнула Ванесса.

— Это вы так говорите, директор. А если это не так? Если им не хватает лишь небольшой, ключевой информации, чтобы вырваться вперед? Кража может им помочь.

— Никто не добился того, чего добились мы, — в голосе Ванессы звучала уверенность.

— Вы можете в это верить, директор, а я не имею права. Управление безопасности Ренраку отвечает за то, чтобы ни один бит информации по делу Искусственного Интеллекта не ушел на сторону. Я не могу дать шанс потенциальному шпиону попасть в этот проект.

— Однако вы недавно пропустили кое-что важное, — усмехнулась Клибер.

— О, это вы об ожившей аватаре Танаки? — кивнул Тадаши.

— О чем же еще? Или вы не собираетесь признаваться в этом?

На лице Мерушиджа застыла улыбка, при этом взгляд стал стальным.

— Конечно, нет, директор, — голос его звучал мягко и утешительно. — Я всегда признаюсь в допущенных ошибках и просчетах. Я уже уведомил начальство об этом инциденте.

— Уверена, вы так и сделали, но я не видела отчета.

— Там не было ничего стоящего. Вы знаете лучше меня конструкцию виртуальной реальности системы Ренраку. Большинство сотрудников работают в строго отведенных для них областях. От них то и дело поступают сообщения об инцидентах, что они сами классифицируют, как существенные, но никто точно не знает, на что мы на самом деле обращаем внимание. Программисты отдела Дзета уверены, что никакой информации в процессе инцидента не было похищено или удалено. К сожалению, я пока не могу сказать даже близко, кто управлял аватаром Танаки.

— Вернер имеет какое-нибудь отношение к этому случаю? — спросил Хуттен у Эллис. — Из-за этого вы его классифицируете, как угрозу?

— О чем вы? — напряглась Эллис.

— Он был свидетелем оценки конкурентами нашей обороноспособности.

Креншоу посмотрела на Тадаши, но тот и взглядом не повел. Если он знал что-то об этом, то ей не сказал. Это Эллис не понравилось.

— Госпожа Креншоу занимается безопасностью персонала, — сказал Мерушидж, обращаясь к сотрудникам спецотдела. — Но у нас нет доказательств того, что Вернер пытался проникнуть в ИИ-проект. Могу вас уверить, что мы прилагаем все усилия, чтобы найти злоумышленника.

— Так же удачно, как вы предоставляете нам персонал, в котором мы нуждаемся? — презрительно усмехнулась Клибер.

— Мы делаем все, что в наших силах. Если Вернер, или кто-то подобный ему, пытался нарушить безопасность компьютерных систем, вряд ли в ваших интересах было бы дать ему повторный шанс. Я прав, директор?

— Если вы считаете, что Вернер к этому причастен, увольте его! — Клибер сузила глаза. — Если нет, отдайте его нам!

— Вы рискуете безопасностью проекта, директор.

— Я отвечаю за успешное его завершение. Причем времени у нас уже почти нет.

— Значит, вы представляете груз ответственности и то, что работу нужно сделать правильно.

— Я знаю, чего вы хотите, — объявила Ванесса. — И будьте уверены, в скором времени об этом же узнает господин Сато.

Тадаши не поддался на провокацию.

— Кэнсаяку Сато сделает свои собственные выводы на основе собственных наблюдений, директор.

Клибер впилась убийственным взглядом в Мерушиджа, и некоторое время они играли в гляделки.

— Мы уходим, Хуттен, — резко сказала Ванесса и, развернувшись, пошла к выходу. — У нас много дел.

Хуттен, не спеша, поднялся, на его лице ясно читалось огорчение. Прежде, чем последовать за начальником, он коротко кивнул.

Как только за ними закрылась дверь, Тадаши повернулся к Эллис.

— Вы слишком сильно показываете свою враждебность, Креншоу. Они могут разболтать все, что вы наговорили тут относительно Вернера.

У Эллис не было никакого желания играть в предлагаемые Тадаши игры, так что она просто пожала плечами:

— Пусть болтают.

— Разве вы в этом заинтересованы? Может пострадать ваша задница.

— Почему вы не волнуетесь о себе? Если примутся за мою задницу, я подставлю и вашу тоже. Почему вы не следите за компьютером Вернера? Ведь знаете, что он был у Стены при попытке проникновения, — Мерушидж заметно напрягся, и Эллис поняла, что попала в уязвимое место. Она улыбнулась и решила дожать: — Вы же не будете утверждать, что это не так?

Тадаши стал дышать часто, ноздри раздулись. Так всегда бывало, когда его окончательно доставали. В организм Мерушиджа была внедрена специальная система «монитор-фармацевт», чтобы сохранять спокойствие, когда Тадаши начинал закипать. Перед тем, как ему внедрили эту систему, Мерушидж был рабом эмоций, и однажды его чуть не уволили. Система следила за попытками появления «мистера Хайда» и вовремя впрыскивала строго отмеренные дозы лекарств. Мерушидж отчаянно прилагал все усилия, чтобы удержаться на своем месте. Недавний позор давал отличные рычаги влияния на него.

— Помните о записи, где вы оплакиваете Клейборна? — продолжила дожимать Креншоу. — Он был бы жив, если бы в последний момент вы не изменили его маршрут.

— Он не должен был провоцировать выстрел, — сквозь зубы процедил Мерушидж.

— Это уже не важно, должен был или нет, — усмехнулась Эллис и вытащила еще одну сигарету. — Вы ему приказали, и этого достаточно. Вы тот, кто его убил!

— Он был некомпетентен! — схватился за другую соломинку Тадаши.

— Именно это скажут директора о вас, когда узнают, что вы были ответственны за нанесение вреда активам компании, — кивнула Эллис.

— Я скажу, что эта запись — подделка, и тогда ваше слово будет играть против моего.

— Вы слишком горячи, Тадаши. Мы же с вами на эту тему уже разговаривали. Подлинность записи подтвердит любая экспертиза и любой тест.

— Если вы сделаете это, то станете соучастницей взлома. У вас была возможность остановить тех деятелей с улиц.

— Это не прописано в моем контракте.

— Кансаяку, возможно, обратит внимание на другой пункт, — усмехнулся Тадаши. — в котором прописано начисление премии за личную инициативу.

— И это то, чем я собираюсь воспользоваться, — холодно улыбнулась Эллис. — Получилась отличная запись тридео. Таким образом, инициатива в наличии. Запись сейчас в полной безопасности.

Мерушидж откинулся на спинку кресла и сильно сжал подлокотники.

— Вам заплатили за молчание относительно Клейборна, — сказал он, наконец. — Несмотря на ваши отвратительные методы, вы добиваетесь цели. Но будьте осторожны, Креншоу, не переступайте границы.

— Я о них помню. Только и вы тоже не забывайте — вместе с моей задницей пострадает и ваша.

Некоторое время Мерушидж сидел, поглаживая шрам на щеке, а потом сказал:

— Вы поступите мудро, если забудете о своей навязчивой идее по поводу Вернера во время визита Сато. Кенсаяку тесно связан с господином Анеки, а Вернер для генерального директора был вместо домашнего животного. Ни вы, ни я не должны напрашиваться на неприятности.

— Я польщена вашим беспокойством, — Креншоу погасила сигарету.

По большому счету, Мерушидж больше был обеспокоен интересом господина Сато к его манипуляциям с отчетами, чем интересом Эллис к Вернеру. Беспокойство можно было уменьшить, если заставить Креншоу быть более спокойной. Таким образом, Тадаши был бы избавлен от одной головной боли на время проверки.

— Я не думаю, что вам стоит об этом беспокоиться, — продолжила Креншоу. — Вернер с недавних пор не нравится господину Сато.

— Это смелое утверждение, — удивился Мерушидж. — Как вы об этом узнали?

— У меня еще остались свои источники информации, — засмеялась Эллис.

Тадаши в ответ тоже улыбнулся, но взгляд его оставался холодным и осторожным.

Глава 7

Вернер, без сомнения, был возбужден. От волнения вспотели ладони. Требовалось сходить в туалет и, если бы он точно знал, что есть хоть пара минут, прежде чем его вызовут, можно было бы успеть ополоснуть руки и вернуться.

Сэм попытался поймать взгляд охранника в красной форме, что сейчас выполнял работу сопровождающего, как только Сэм вышел из лифта. Охранник смотрел строго прямо перед собой и не замечал метаний Сэма. Привлечь его внимание движением — пустая трата времени. Сэм, наконец, принял окончательное решение и поднялся со ставшего липким стула. Охранник тут же повернул голову в его сторону, ожидая дальнейших действий. Можно не сомневаться, что этот человек был не только сопровождающим. Он мог стать и палачом. Охранник напряженно наблюдал за тем, как его подопечный медленно прошел к столу регистратора, готовый в любой момент сорваться с места и скрутить нарушителя.

— Извините, — сказал Сэм и, когда девушка, оторвавшись от монитора, взглянула на него спросил: — Мне долго еще ждать?

Вежливая, внимательная улыбка тут же погасла, согнав с лица всю красоту. Сэм переступил границы вежливости.

— Господин Сато позовет вас, когда освободится, господин Вернер.

— Но я только...

— Присядьте, пожалуйста, — в голосе девушки сквозил холод.

Вместо того чтобы вернуться на место, Сэм отошел чуть в сторону и оказался на половине приемного помещения, предназначенного для более высокопоставленных лиц. Девушка-регистратор, казалось, не среагировала на его проступок, но Вернер точно знал — инцидент уже пишется в журнал. Ну и пусть. Это незначительное нарушение правил этикета заставило почувствовать, что он чуть больше контролирует ситуацию, чем раньше.

Эта сторона приемной по размеру была не больше, чем та, где ждал Сэм, но была обставлена более шикарно. И людей здесь было больше. Двое охранников из отряда Красных Самураев стояли по обе стороны двери в кабинет, что сейчас занимал Сато. Еще двое мужчин ждали приглашения в креслах напротив. Один из них, кажется, дремал, второй повернул в сторону Сэма голову, когда тот ступил на мягкий персидский коврик. У этого мужчины обнаружились интересные импланты, увеличивающие возможности зрения. Сэм был уверен, что сейчас его внимательно изучают и оценивают.

Вернер сел на свободный стул, обитый нормальным материалом, а не тем кожзаменителем, на котором сидел раньше. Жутко хотелось в ответ поизучать человека с глазными имплантами, но Сэм переборол себя и стал через зеркало наблюдать за девушкой-регистратором. Та была полностью поглощена работой, лишь иногда позволяя глазам отдохнуть, рассматривая неподвижно стоящего Красного Самурая.

Как таковые, Красные Самураи были не интересны. Они стояли, словно истуканы, четко зная свои обязанности. Они были опасны в бою, но Сэм их не боялся, потому что они защищал и его, как впрочем, любого служащего Ренраку.

Его интересовали другие двое. Одеты в гражданские костюмы, на лацканах пиджаков сияли значки Ренраку. Детально их рассмотреть не удавалось, но по общему виду Сэм догадался, что это так. Несмотря на значки, ни один из этих людей не был похож на служащего корпорации.

Конечно же, он знал их. Вернее, не самих, а кое-что о них. Несколько дней после прибытия Сато, Сэм в свободное время кое-что поискал, выуживая больше информации о вице-президенте. Так он узнал, что Сато всегда путешествует с большой свитой, вполне естественной для человека его положения. Кроме обычной толпы секретарш, охранников, помощников и шоферов, в его окружении были люди, выполняющие не совсем стандартные функции.

Человека с глазными протезами Сэм видел на одной из фотографий, добытых в результате его свободного поиска. Косуке Акабо — специалист по связям с общественностью. Если, конечно, это правда. Слишком непривычно смотрится в такой мирной должности человек, от которого за милю веет угрозой сдержанного хищника. Больше даже, чем от Красных Самураев. Элегантный пиджак, для обычного служащего слишком дорогой. Тут и нетренированным взглядом видно, что Акабо что-то большее, нежели простой служащий.

Акабо сидел спокойно и расслабленно, в отличие от напряженных Красных Самураев. Он показывал достойное самообладание и уверенность в том, что распознает даже малейшую угрозу. Не только его глаза были изменены, наверняка внутри организма есть другие импланты, увеличивающие возможности человека.

Сэм попытался найти их, но, кроме линз, увеличивающих возможности зрения, не нашел ничего. Несмотря на это, уверенность в том, что имплантов в Акабо было внедрено больше, чем в уличных бойцов, жизнь которых зависела не только от кибернетических дополнений, но и от личного мастерства, осталась. Акабо — воин, телохранитель. В этом не было никаких сомнений.

Второй — никто иной, как Гарри Масамба, потому что в списке прибывших вместе с Сато, был только один чернокожий мужчина. Досье уверяло, что он тайм-менеджер, но настоящая профессия была так же очевидна, как и в случае с Акабо. Гарри прикрыл лицо фетровой шляпой, делая вид, что дремлет. Такое в офисе начальника мало кто мог себе позволить. Масамба был колдуном, и его возможности были настолько редки и ценны, что он мог позволить себе некоторые вольности в поведении.

Сэм с интересом рассматривал колдуна. Отец всегда учил сына тому, что колдуны — всего лишь мошенники, зарабатывающие на доверии к себе людей. Однако же отец вырос в другом мире, нежели Сэм, который успел увидеть и почувствовать, что настоящее колдовство в мире все же есть. Тем не менее, он не доверял самим колдунам.

В отличие от Сэма, остальной мир, в том числе корпоративный, не был так предубежден относительно колдунов. Корпорации предпочитали использовать их в качестве специалистов по безопасности, нежели для увеличения прибыли. Колдунов было и так мало, чтобы ставить их рабочими на конвейер. Их также использовали в индустриальном шпионаже и для защиты от проникновений с помощью все того же колдовства. Почти у всех глав крупных корпораций в штате были колдуны, работающие личными телохранителями. Руководители рангом пониже обходились без колдовской поддержки. Наличие колдуна в штате Сато, показывало миру высокий ранг вице-президента Ренраку.

Власти у Сато было много. Он взял себе имя Кенсаяку, но был больше, чем просто финансовый аудитор. Он проверял людей, выпалывая из системы всех ненужных и ненадежных, чем заработал недобрую славу. Сейчас Сато приехал в Сиэтл, потому что северо-американский филиал отставал от графика работ.

Цель вице-президента не особенно волновала Вернера. Он знал, что не замешан в существенные задачи, где можно было бы навесить на него всех собак. У него не было никаких связей с дирекцией филиала, которое просто обязано было взять на себя ответственность за задержки. Даже если последуют массовые увольнения, Сэм, скорее всего, останется на месте и продолжит проверять малозначащие файлы и данные.

Вернер волновался по другому поводу — его письмо, в котором он просит встречи с Дженис, наверняка дошло до адресата. Правда, он не предполагал, что Сато захочет лично с ним встретиться. Особенно после того, как явно показал свое отношение к Сэму при последней встрече. Вернер настраивался на то, что его запрос останется без ответа, несмотря на веру Ханны. И вдруг такой неожиданный поворот, от которого просто не знаешь, что ожидать.

Наконец, девушка-регистратор назвала имя Вернера и тот, перестав играть в догадки, быстро поднялся с кресла. Хочет ли Сато ему помочь или отругать, неважно. В любом случае, отсутствие проворности вряд ли улучшит положение. Сэм поправил пиджак и, под внимательным взглядом Акабо, прошел к двери в кабинет. Его сопровождающий пристроился рядом, имитируя тень в красной форме, но внутрь не зашел.

Кабинет, в котором устроился Сато, был обставлен старинной мебелью, и все же она терялась в большом пространстве. Противоположная стена представляла собой сплошное окно, сквозь которое Сэм увидел город во всем его великолепии, протянувшийся до самого горизонта. Целый год Вернер не выходил за пределы башни и не выглядывал в окна, так что вид города его потряс.

На полпути от двери к окну стоял стол, сделанный из настоящего дерева. За ним, спиной к окну, на стуле, обитый замшей, с высокой спинкой, сидел человек.

Сато!

Как только Вернер вошел в кабинет, вице-президент тут же поднялся, вышел из-за стола и двинулся навстречу гостю.

— Здравствуйте, господин Вернер.

— Извините за беспокойство, господин Сато, — Вернер поклонился, думая, что такой ответ будет расценен, как чрезвычайно вежливый жест.

— Присаживайтесь, где вам будет удобно, — гостеприимно сказал Сато и провел рукой, предлагая Сэму самому выбрать место.

Сато сел напротив, при этом что-то говорил о текущем положении команды «Соникс». Судя по комментариям, Кенсаяку в баскетболе мало что понимал. Впрочем, это была всего лишь имитация ничего не значащей светской беседы, призванной заполнить паузу и дать возможность увидеть настроение друг друга.

Тут же в кабинете появилась женщина с подносом, на котором стояли чашки, чайник и сладкие пирожки. Только когда она стала разливать чай, Сэм узнал Креншоу. Эллис, заметив испуганный взгляд Сэма, усмехнулась.

— Госпожа Креншоу информировала меня о ваших делах после того, как вы прибыли в Сиэтл, — сказал Сато. — Иногда это было интересно.

Сэм растерялся. Креншоу могла наговорить что угодно и любое ее слово может вылиться в проблему для Вернера.

— Вам есть, что сказать? — улыбка Сато напомнила Вернеру акулий оскал из аквапарка на втором уровне. — Я надеюсь, что вы хоть как-то прокомментируете это.

Сэм откашлялся. Все, что было сказано, не дало никакой информации, о чем конкретно идет речь.

— Я всегда был лоялен Ренраку, господин Сато, — сказал он. — Не думаю, что когда-либо делал что-то во вред корпорации.

— Это стандартный ответ, господин Вернер, — прищурился вице-президент. — Вы не на утреннем собрании, чтобы повторять прописные истины. Поверьте, я их знаю наизусть.

— При всем уважении, Кенсаяку...

— Хорошо, — Сато поставил на поднос чашку с чаем. — Тогда поступим по другому.

Сэм поспешно поставил и свою чашку. Немного неудачно — задел чайник.

— Вам нравится ваша работа? — спросил Сато так тихо, что Вернер еле расслышал их.

— Я работаю на Ренраку, господин Сато, — твердо ответил Сэм. — И прилагаю все усилия, чтобы делать ее хорошо.

— Это так. По работе у меня к вам никаких претензий нет, — кивнул вице-президент. — Но вы все равно выглядите неудовлетворенным. Что не так?

Сэм вздохнул и решился на откровенность:

— Господин Сато, я обеспокоен судьбой Дженис.

— Насколько знаю, ее переселение прошло удачно. Ренраку всегда выполняет обязательства в этом вопросе. Узнавайте о ней через официальные каналы.

— Я уверен, что корпорация сделала для нее все, что смогла, но я не могу понять, почему мне не удается связаться с ней.

— О чем вы?

— Я не один раз посылал запросы на связь с моей сестрой. Мне отказали, даже не дали адрес, где она сейчас находится.

— Это необычно.

— Я тоже так думаю. И я пока не хочу обращаться в арбитражную комиссию по вопросам контракта.

— Мне нужен ноутбук, — сказал Сато, не отрывая взгляда от Сэма.

Тут же появилась Креншоу и поставила перед вице-президентом требуемое. Она включила ноутбук, дождалась загрузки системы и только после этого отошла чуть в сторону. Сато пару минут изучал что-то на мониторе.

— Я не вижу ваших запросов, господин Вернер.

— Это невозможно, — удивился Сэм.

— Уверены?

Сэм почувствовал ловушку. Сато только что сказал, что никаких документальных подтверждений попыток связаться с Дженис не было. Любая жалоба об игнорировании корпорации запросов должна подтвердиться корреспондентскими базами данных. Выходило, что он ни разу не интересовался судьбой сестры, но это не так. Дженис — это все, что было у Сэма.

— Сейчас же вы пришли ко мне, чтобы спросить о судьбе Дженис, — Сато подтверждал опасения Вернера. — Что ж, я отвечу. Во время трансформации о ней хорошо заботился целый штат сотрудников. Она получила все, что необходимо и что предусмотрено законом после трансформации. Если хотите узнать что-то о своей сестре,, будьте добры, отправляйте запросы через корпоративные почтовые сервера.

— Я понимаю, — кивнул Сэм, но на самом деле не понимал ничего.

Впрочем, только одна вещь была понятна — в том, что он никак не мог связаться с Дженис, вовлечен и Сато.

— Я рад, что мы поняли друг друга, господин Вернер, — Сато поднялся и Сэм тоже поспешно вскочил на ноги. — Можете возвращаться к своим обязанностям.

— Прошу извинить меня, Кансаяку, за то, что отнял у вас много драгоценного времени, — поклонился Сэм спине вице-президента.

Ответа не прозвучало, так что ничего не оставалось, как отправиться к выходу. У двери, рискуя нарушить правила вежливости, Сэм, все же, обернулся. Сато возвратился на свое место и занялся бумагами. Недалеко от него стояла Креншоу. Она наблюдала за Вернером с презрительной усмешкой. Салли казалась довольной тем, как прошел разговор. «За что она меня так ненавидит?» — подумал Сэм.

Во время спуска на лифте, Сэм еще раз прокрутил разговор и понял, что был прав. Вопрос, который его интересовал — засекречен, а у Вернера, конечно же, не было допуска. И все же, нужно попробовать выяснить, что происходит.

В холле двухсотого уровня его ждала Ханна. Пока охранник снимал с запястья Сэма браслет, дающий ему право доступа на верхние уровни башни, девушка стояла спокойно, но, как только Вернер прошел через металлоискатель, тут же устремилась к нему.

— Как все прошло? — Ханна улыбалась.

Сэм не хотел ее разочаровывать, но сказать что-то оптимистическое было нечего.

— Не так, как я надеялся, — сказал он. — Я ничего не узнал о сестре и мне запретили жаловаться. По крайней мере, не запретили молиться за нее.

— Думаешь, корпорация тебя обманывает? — девушка поглядела в глаза Сэма.

Сэм ничего не ответил. Все, что можно, Ханна прочла на его лице. Она коснулась пальцами его щеки, а потом крепко обняла Вернера. Ее теплота заставила Сэма почувствовать себя хорошо.

— Тебе нужно кое с кем поговорить, — сказала Ханна, наконец, оторвавшись от Сэма.

— Я не нуждаюсь в психологах, — запротестовал тот.

— О, нет, ты не так все понял, — хихикнула девушка. — Я думаю, ты должен поговорить кое с кем, кого я встретила внизу, в общественной аллее.

— Ханна, я не в том настроении, чтобы беседовать с какими-то незнакомцами.

— Ну, ты и не обязан, — Ханна пожала плечами. — Только прояви уважение — я затратила много усилий, чтобы устроить эту встречу именно сейчас.

— Ладно, уговорила, — Сэм изобразил интерес. — Кто этот человек?

— О, скорее не он, а она, — тихо сказала Ханна и осмотрелась вокруг. — Я бы сказала, что она... что-то вроде искателя талантов.

— Эй, я не хочу попасть на экраны тридео! — воскликнул Сэм.

— Нет-нет-нет, это не совсем то. Она работает не на Ренраку.

Теперь Сэм понял, о каких "искателях" говорит Ханна. Это уже было интересно. Искатели талантов выискивали неудовлетворенных чем-то сотрудников корпораций и переманивали их в другие фирмы. Интересно, какой интерес в этом у Ханны, чтобы она заговорила с хед-хантером? Всегда преданная Ренраку и вдруг такое. Может быть, тут что-то другое?

Глава 8

Аллея была полна света, звуков и жизни. После частных секторов и небольших парков верхних уровней, здесь все казалось другим, больше похожим на городскую жизнь. Если бы не раздражающая реклама и битвы спортивных команд, мельтешащие на многочисленных тридэ-экранах, было бы совсем хорошо. Сэм не любил спускаться на первые уровни башни, предпочитая довольствоваться магазинами и прогулочными парками жилых уровней.

Влившись в толпу, Сэм не чувствовал беспокойства, хотя кого здесь только не было. Азиаты, представители племенных советов Салиш-Шайд, гости из других транснациональных компаний, филиалы которых расположились в Сиэтле, простые граждане, что сами по себе и даже иногда можно было увидеть эльфа или карлика. В одном месте Сэм столкнулся с небольшой группой орков. Пришлось на всякий случай посторониться, чтобы дать им дорогу. Несмотря на это, Сэм позволил себе расслабиться и стать частью толпы. Она успокаивала, что, в последнее время, редко случалось.

После того, как год назад Сэм пешком добрался до башни, он лишь изредка выходил в "большой мир", чтобы узнать больше о городе и его обитателях. В живую, а не с помощью виртуальной реальности и фильмов по тридео. К сожалению, вскоре такие прогулки перестали доставлять ему удовольствие. Люди на улицах с подозрением и настороженностью относились к человеку в сопровождении корпоративного охранника. Сами же охранники были еще теми собеседниками.

Ханна шла рядом, в новой блузке и старых джинсах, которые редко одевала. Кроме того, на глаза она нацепила солнцезащитные очки, что в аллее было не обязательно — освещение здесь было мягким. С точки зрения Сэма, девушка вполне удавалась роль интриганки, только бы охрана ничего не заподозрила.

Сам Сэм никак не замаскировался. Это было бесполезно, потому что из-за браслета на руке любой охранник в секунду узнает, кто он такой на самом деле. Единственная надежда на безразличие охраны к его «походу по магазинам».

Ханна долго добивалась, чтобы он, все-таки, пошел на встречу с ее новой подружкой. Сэм долго сопротивлялся, но девушке удалось уломать его. И вот уже ведет его по аллее на встречу, котрая могла круто изменить жизнь.

Проходя мимо искусственного водопада, Сэм убедился, что он настоящий, а не голограмма. Вода падала из русла, расположенного тремя уровнями выше, на настоящие кварцевые камни, привезенные из Мадагаскара. На первом уровне широкий ручей втекал в искусственное озеро. Где-то здесь и должна состояться встреча. Между крон тропических деревьев мелькали птицы, у кустов жужжали насекомые. Они не покидали парка. Им здесь было хорошо и комфортно. К тому же, на всякий случай, по границе парка расположился звуковой барьер, отпугивающий живность и не дающий ей разлететься по всей башне.

Когда Сэм прохрдил мимо очередного дерева, он увидел в кроне существо, похожее на обезьяну. Вернер заметил, что оно не двигается и пристально рассматривает его. В какой-то момент глаза исчезли, и Вернер попытался найти животное.

— Это призрачный лемур, — засмеялась Ханна, когда Сэм рассказал ей об этом. — Говорят, здесь их несколько штук, но я ни разу не видела даже одного. Ты знаешь, что они были созданы с помощью колдовства?

Это все объясняло. Существо исчезло на глазах, заставив задрожать в отвращении. Каждый раз, когда в его жизнь вторгалось колдовство, Сэм чувствовал себя неважно.

В конце концов Сэм и Ханна подошли к мосту, перебрались по нему до островка в центре озера, выращенного из коралловых рифов. Там Ханна провела Сэма в «Коралловое кафе», расположенное внутри рифа, откуда через стекло можно наблюдать за жизнью под водой.

— Вот, — сказала Ханна. — Смотри, это она.

Женщина, на которую показала Ханна, выглядела потрясающе. От длинных платиновых волос до черных кожаных ботинок она была похожа на модель с лицевой обложки журнала «Современная мода». Высокая и стройная. От нее веяло изяществом.

Золотой значок Ренраку, прикрепленный на лацкане пиджака, являющийся одновременно удостоверением личности, не убедил Сэма, что женщина та, за кого себя выдает. Когда они к ней подошли, женщина поправила локон волос, и Сэм заметил ухо с удлиненной и заостренной верхней частью.

Он не ожидал увидеть эльфа. Металюди, особенно эльфы, работали в корпорациях, но их было мало. И почти невозможно найти металюдей с высоким социальным статусом.

Все это имело смысл, только если платиновая блондинка превратилась в эльфа в Годы Хаоса. Эльфы, достигая половой зрелости, переставали стареть, так что ей вполне могло быть и все сорок, хотя внешне можно дать только двадцать.

Ученые мира придумали термин «Необъяснимый генетический синдром», под него подвели кое-какую базу. В результате выходило, что в нормальных семьях могли родиться не совсем человеческие дети. Им дали названия сказочных народов, потому что эти существа походили на них, но, тем не менее, они продолжали оставаться людьми. Многие считали металюдей нормальными людьми. У кого-то острые кончики ушей, у кого-то черная или красная кожа. Разница минимальна.

Все размышления стали незначительны, как только эльфийка вежливо улыбнулась, а Ханна приступила к знакомству:

— Сэм, знакомься, это Кэтрин Роу. Именно про нее я тебе и рассказывала.

— Телегит телемса, — коротко поклонился Сэм.

— Сисель. Телемса-кса, — сделала ответный поклон Кэтрин. — У вас отличное произношение, Сэм, но давайте будем разговаривать по-английски. Вы же не хотите поставить меня в неловкое положение?

— Извините, не понял?

— Кроме тех, кто вырос в Анклаве, очень немногие эльфы говорят на этом языке. Все мы принадлежим той культуре, в которой выросли.

— Я всего лишь пытался быть вежливым, — извиняющимся тоном пробормотал Сэм. — Я еще кое-что знаю на эльфийском языке.

— Значит, вы знаете больше меня, — на мгновение Кэтрин огорчилась, но потом снова улыбнулась. — Позвольте спросить, откуда вы знаете этот язык?

— О-о, Сэм много чего знает, — оживилась Ханна. — Он один из лучших исследователей корпорации.

Сэм почувствовал, что краснеет.

— Говорят, что у меня хорошая память, — сказал он на вопросительно поднятую бровь Роу.

— Это замечательное свойство для исследователя, — кивнула Кэтрин.

— Это замечательное свойство для кого угодно, — тон Ханны приобрел деловой оттенок. — Уверена, у вас еще будет время поговорить о языках, а я пока пробегусь по магазинам, — она посмотрела на Сэма: — Через два часа перед Лордстрангом?

Тот кивнул. Ханна быстро чмокнула его в щеку и убежала. Роу же провела Сэма к заказанному столику.

— Я могу вам помочь, Сэм, — сказала Кэтрин, когда они уселись около прозрачного окна, за которым в воде резвились рыбы.

— Что вы имеете в виду? — удивился Сэм.

— Я вполне понимаю вас и ваше ко мне настороженное отношение, — лицо Кэтрин было серьезным. — Вы меня не знаете, но, поверьте, я о вас много чего знаю. Вы кажетесь человеком, который умеет держать тайны, так что я позволю себе быть более откровенной.

Она замолчала, ожидая ответа. Сэм колебался. Беспокойство эльфийки казалось более искренними, чем обычная игра.

— Извините, но я ничего не могу обещать, пока не узнаю, в чем дело, — сказал он.

Роу улыбнулась:

— Ответ человека, который привык отвечать за свои слова. Это хорошо. Если вы мне не доверяете, то можете пойти в службу безопасности и рассказать им обо мне. Но что они подумают о вас после того, как вы общались с такой «злодейкой», как я?

Легкость ее тона еще больше настораживала. Как только в службе безопасности узнают об этом разговоре, начнутся серьезные проблемы. К примеру, Сэма полностью изолируют и он станет ходить даже на работу и домой под наблюдением, а может, и под охраной.

— Меня не будут слушать, — пожал плечами Сэм.

— Вот и хорошо. Давайте сделаем так — если вам что-то не понравится, будем считать, что этого разговора не было, — предложила Роу и, не дождавшись ответа, продолжила: — Я не буду называть имена. В случае чего, это избавит вас от обязательств. К тому же эти люди постоянно мелькают на тридэ. Вы смотрели последний выпуск «Правда от человека корпорации»?

— Я почти не смотрю тридэ. Особенно разного рода шоу.

— Шоу? — усмехнулась эльфийка. — Могу сказать, что все, о чем там идет речь — правда. Об этом специально пишут в начале каждой программы.

— Если это так, — в свою очередь, усмехнулся Сэм, — почему те люди, которых разоблачают по тридэ, на следующий день спокойно выходят на работу и продолжают играть на биржах?

— Такова жизнь, — Роу сделала серьезное лицо.

— В любом случае, мне не интересны эти истории, — сказал Сэм.

— Ладно, дело вот в чем. Я и мой компаньон, господин Дрейк, вскоре устраиваем уход из корпорации одного человека. Мы можем вытянуть и вас. Это будет сложнее, но выполнимо.

— Я даже не знаю, на кого вы работаете, — улыбнулся Сэм и развел руками. — И понятия не имею, устроит ли меня ваше предложение.

— Вы и не должны об этом знать.

— Полагаю, это будет не просто так? — после небольшой паузы спросил Сэм и в его голосе звучал скептицизм.

— Конечно, нет. Нам платят за каждого человека. Если вы соглашаетесь, мы вас вытянем, и нам за вас не заплатят. Это будет вне контракта. А с вами буду работать уже непосредственно я и господин Дрейк. Мы перевезем вас, скажем, в Сан-Франциско, пристроим в другую компанию и вот от нее-то и получим все, что полагается.

— Я не могу предать Ренраку, — развел руками Сэм.

— Вам и не придется. В заявке, рядом с вашим именем, мы не будем указывать, где вы работали раньше. Но и вам, в первое время, придется нелегко. Намного труднее, чем вы привыкли, но не невозможно.

Вернер надолго задумался. Собственно, решение было уже принято. Роу уловила на его лице перемены и поинтересовалась:

— Так как, мы договорились?

— Один маленький нюанс. Прежде я хочу встретиться с господином Дрейком.

Кэтрин заколебалась, скорее всего, только для отвода глаз.

— Я могу организовать встречу, когда вы окажетесь за пределами башни.

— Ханна вам рассказывала, что когда я это делаю, то делаю это под охраной? — Сэм вытянул руку и обнажил запястье с тонким, электронным браслетом. — Как только я покину башню без охраны, будет тревога. Как только я попытаюсь снять браслет, будет тревога. Выключить его можно только с главного охранного пульта. Так что господину Дрейку придется наведаться сюда.

— Он на такое не пойдет, — Роу покачала головой. — Он здесь не появится, а вам, чтобы встретиться с ним, придется как-то решить этот вопрос.

По тому, как твердо говорила эльфийка, Сэм понял, что в этом вопросе договориться им не удастся.

— Жаль. Очень жаль.

— Так вы хотите уйти из башни или нет? — настойчиво спросила Кэтрин.

Сэм задумался. Он слишком далеко зашел, чтобы возвращаться. Только до сих пор был не уверен, что так будет лучше.

— Я могу подумать?

— Не слишком долго, — эльфийка поднялась со стула, намекая на окончание разговора. — Я скоро снова буду здесь и надеюсь на ваш окончательный ответ.

Глава 9

— Ну, скоро?

— Нет!

— Но я проголодался! — в голосе змея явно чувствовалось раздражение.

— Потерпи, Тиссен.

Харт не различала цвета перьев на голове змея. Они были разноцветными, но через прибор ночного видения казались бесцветными. Змей на мгновение встопорщил их, снова аккуратно уложил и свернулся в кольцо, положив большую голову на хвост. Это было не похоже на маскировку, потому что в переулке между складами, принадлежащим компаниям «Юнитед Ойл» и «Паджет Саунд» подобное нечто было более неуместно, чем летающий змей.

Несмотря на экстравагантную внешность, Тиссен был драконом. Вернее, самым редким в западном полушарии видом мета-существ семейства крылатых змей. Харт до сих пор не знала, кто на самом деле Тиссен — мальчик или девочка. В длину десять метров, такой же размах крыла. Этот змей был опасным и, что характерно, работал вместе с Кэтрин вот уже четыре года.

Она доверяла змею.

Тихий писк из кармана куртки сообщил Харт о том, что кто-то пересек невидимый луч и нарушил периметр, установленный прошлым вечером. Второй сигнал дал направление. Кэтрин поспешно сунула руку в карман и выключила прибор. Хоть и тихое, пиканье могло насторожить нарушителей прежде, чем попадет в засаду. Да и не нужен был больше прибор.

Харт поглядела в сторону установленного ранее на другой стороне переулка зеркало. Четыре человека бежали прямиком на засаду. Никаких сомнений не возникло — это были та группа "теневиков", которую поджидали Харт и Тиссен. Женщина и трое мужчин. Еле слышный звон амулетов и талисманов подсказал Кэтрин, что один из беглецов либо колдун, либо слишком суеверный человек.

Слабый звон и стук подошв был тут же перекрыт, когда из чрева склада вывалилось несколько охранников. Они тут же обнаружили беглецов и, не сомневаясь, обстреляли их. Пули чиркали по бетону, буквально срезая подошвы. Но и выстрелы были заглушены ревом двух василисков, когда тех спустили с цепей.

Василиски появились в результате загадочного глобального катаклизма, когда в мире возродились сказочные существа. По сути дела, это были птицы, одобренные компаниями в качестве усиления безопасности. Прикосновение василиска что-то делало с нервной системой любого живого существа, в результате чего тот застывал, словно каменный. Охранникам оставалось лишь подобрать злоумышленника и определить в камеру. Хотя, для этого нужно было еще успеть добраться до парализованного вора прежде, чем им пообедает василиск. С другой стороны, судьба воров мало заботила компании и, тем более, транснациональные корпорации. В какой-то мере, такая политика частично охраняла секреты корпораций лучше, чем что-то другое. Выпущенные охраной василиски были нетерпеливы, быстро нагоняли беглецов на длинных, худых ногах, помогая короткими крыльями.

Один из василисков выбрал высокого, мощного беглеца и подпрыгнул, нацеливая в него длинный, чешуйчатый хвост. Одно небольшое касание и человека парализует. Он даже упасть не успеет, как в его тело вцепятся острые когти. Бегун взял чуть в сторону, чтобы уйти от удара.

Харт разглядела у этого человека несколько кибернетических имплантов. Наверняка есть и острые, как бритва, лезвия, что так популярны среди бандитов, называющих себя уличными бойцами. Они обладали быстрой реакцией и силой, работали в командах в качестве бойцов, в том числе кулачных.

В лунном свете сверкнула сталь. Лезвие выскочило из предплечья беглеца, подтвердив предположение Кэтрин. В следующую секунду лезвие рубануло по хвосту василиска, напрочь отрезав его. В ответ раздался дикий рев. Птица упала на землю.

Второй василиск выбрал жертвой парня, который попытался защититься каким-то квадратным предметом. С удивлением Кэтрин угадала в нем планшет. Адский способ использования такой аппаратуры.

Прежде, чем василиск добрался до жертвы, боец выпустил по нему длинную очередь из автомата. Хищника отбросило в сторону, и только тогда боец выпустил вторую очередь в первого василиска — тот уже поднимался на ноги. Наверняка использовалась разновидность оружия, которое подключается через специальные порты и настраивается на взаимодействие с прицелом, встроенным в зрачок. Человек с планшетом находился на линии огня, тем не менее, ни одна из пуль не задела его.

— Работаем, Тиссен, — сказала Харт и указала на мужчину с кибернетическими имплантами: — Этот — твой!

— Слишком много металла, — с сомнением прошипел змей. — Не вкусный.

— Справишься с ним, с остальными будет проще. Я займусь колдуном.

— Хорошо. У тебя зоркий глаз.

Харт потрепала змея по шее, зарыв ладонь в перья:

— Ты знаешь, как польстить девочке, мой друг. Теперь займись ими.

Довольный Тиссен выскользнул из-под рук и взмыл вверх, шурша крыльями и перьями. Рев, не хуже чем у василисков, привлек к нему внимание беглецов. На мгновение они остановились, а потом продолжили движение, словно подобная встреча входила в их планы. Видимо, эти люди знали, с кем предстоит бороться, ведь общеизвестно, что компания «Юнитед Ойл» находится под защитой дракона Хэесслича.

Харт почувствовала, что вокруг колдуна собирается мощная сила. Беглецы полагались на него, верили, что тому удастся справиться со змеем. Как и было запланировано Кэтрин.

Синий огонь сорвался с ладоней колдуна и понесся в сторону летающего змея. Краем глаза Харт увидела, как отряд охранников быстро рассредоточился, прячась кто где придется.

Колдовской огонь врезался в Тиссена, выпрямившегося, словно стрела. Харт увидела, как колдун презрительно усмехнулся, но, в следующий момент, усмешка погасла. Как только колдовской огонь фейерверком развеялся, целый и невредимый змей атаковал бойца. На защиту змея ушло немного силы, и Харт занялась непосредственно колдуном. Она вышла из укрытия и встала напротив него.

— Какие-то трудности?

Взгляд колдуна сузился, он потянулся к амулетам, и Харт не стала медлить. Короткая очередь из «Ачисона». Три пули в живот противника. Того откинуло назад, разбрасывая в стороны кровь и внутренности.

Тем временем Тиссен расправился с бойцом, просто дыхнув в него огнем. В мгновение ока плоть поджарилась, киберимпланты расплавились, разнося по округе, вместе с горячим воздухом, запах жареного мяса и горелой пластмассы.

Осталось двое. Против змея они ничего не могли сделать, так что просто прижались друг к другу спинами и испуганно смотрели на Тиссена.

— Бросьте оружие, — сказала им Кэтрин, — и вы не пострадаете.

Беглецы подчинились.

Позади Кэтрин приземлился Тиссен. Он вытянул голову и наблюдал, как охранники «Юнитед Ойл», поняв, что все закончилось, выбрались из укрытий и осторожно окружили беглецов. При этом они с большей настороженностью наблюдали за Харт и Тиссеном, нежели за нарушителями. Пальцев с курков автоматов не убирали, по крайней мере.

— Кто вы такие? — спросил у Кэтрин один из охранников, подойдя ближе.

«Майор Фуито», было написано на бейджике. Ясно, заместитель Хэесслича.

— Мы здесь, чтобы помочь вам, майор, — ответила Кэтрин.

— Я не в курсе этого, — майор хмуро рассматривал Кэтрин. — Думаю, вы мне врете, а значит, у вас появились проблемы.

В ночи захлопали крылья. Рядом с охранниками, Кэтрин и парочкой нарушителей приземлился дракон. Харт расслабилась и убрала автомат за спину.

— У кого здесь проблемы? — проревел дракон, сложив крылья.

Фуито вздрогнул и тут же поклонился дракону.

— Господин Хэесслич, мы поймали двух воров и двух непонятных нам существ. Они дрались друг с другом. Эти двое, — майор кивнул в сторону Кэтрин, — утверждают, что помогают нам. Но я не просил никакой помощи. Думаю, они просто конкуренты и сейчас пытаются выпутаться из истории.

— Фуито, — дракон прикрыл глаза, — вы заставляете меня задаться вопросом: зачем я вам плачу деньги? Берите настоящих нарушителей и скройтесь с моих глаз.

— Тогда женщина и змей работают на нас? — поинтересовался майор.

— Да. Я знал, что к нам сегодня проберутся воры, и предполагал, что они могут уйти. Поэтому нанял еще людей, потому что сам был занят другим вопросом.

— Было бы хорошо, если бы вы мне сказали об этом раньше, — хмуро пробормотал майор и в ответ получил только презрение, исходившее от дракона. Тогда он коротко поклонился и обратил свое внимание на женщину и мужчину-хакера: — Закуйте их в наручники и поместите в самую темную камеру.

— Эй! — воскликнула женщина. — Вы не имеете права! Я подам иск на тебя, сукин ты сын, за жестокость!

— Ты потеряла свои права, как только вошла на территорию «Юнитед Ойл», — рявкнул майор и, в доказательство, ударил женщину кулаком по лицу. Ее ноги подогнулись, из носа пошла кровь. Фуито отдал команду своим подчиненным: — В камеру допросов обоих.

Когда охранники увели нарушителей, дракон, не обращая внимания на трупы, обратился к Кэтрин:

— Замечательная работа, Харт.

— Вы получите счет, — Кэтрин пожала плечами. — Кое-что из произошедшего можно классифицировать как «непредвиденные обстоятельства».

— Прибавим к сумме неуплаченные налоги, — кивнул Хэесслич. — «Юнитед Ойл» раскошелится.

— Замечательно, — кивнула Кэтрин. Она, в любом случае, собиралась добиться повышения гонорара. В соответствии с договором.

— Теперь о главном, — продолжил Хэесслич. — Вы успели все устроить должным образом?

— Все готово. Уверена, операция пройдет успешно.

— Хотелось бы, чтобы так и было. Я не хочу нарушать график, — дракон сказал это спокойно, но в словах слышалась неприкрытая угроза.

Тиссен зашипел, и Харт поспешно коснулась его, успокаивая змея. Не время для драки.

— Мы работаем с гарантией, господин Хэесслич, — сказала она.

Глава 10

Вернер нервничал, ковыряясь в салате вилкой. Подошло время обеда, ресторан заполнился людьми. Стало шумно, но Сэма пока никто не трогал. Он выбрал столик подальше от входа, почти в углу. Несколько раз к нему подходила официантка и интересовалась, будут ли еще заказы.

Роу опаздывала.

Невеселые мысли бродили в голове. Эльфийка его кинула? Или ее схватила служба безопасности Ренраку, и теперь охранники шли сюда, чтобы арестовать Вернера? Или, все же, Роу испытывала его терпение?

На самом деле все это не имело значения. Сэм хотел выбраться из башни и, если Роу не передумала ему помочь, то он уйдет из башни сам. Вернер уже не мог здесь находиться с тех пор, как стало ясно, что он не добьется правды по поводу судьбы Дженис. В то же время сестру использовали, чтобы удержать Сэма в Ренраку, но уже пора и честь знать. Пришло время что-то предпринимать.

Если его поймают... Ну, это тоже вариант решении проблемы.

Он заранее отработал положенные часы, чтобы в нужное время взять отгул. Основной проблемой, на самом деле, были собаки, потому что их невозможно взять с собой, когда начнется процедура «извлечения». В одиночку собаки в башне не выживут, но здесь Вернер тоже подстраховался. Он заручился поддержкой госпожи Харамото, соседки напротив. Собаки ее знали, она их любила и, на случай длительной командировки Сэма, если такая случится, согласилась присмотреть за ними. Наверное, ей не нужно знать, то эта «командировка» никогда не закончится. Что ж, Киниру и Ину привыкнут к новой хозяйке, а та сильнее привяжется к ним.

Очень не хотелось расставаться с Ханной. Доброй, милой Ханной. Они были друзьями, не больше, но Сэм чувствовал, что не может оставить ее здесь. Она помогла ему принять решение. Несколько последних дней Вернер чувствовал подъем настроения и бодрости, в отличие от целого года, что тут прожил. Он настолько хорошо себя чувствовал, что хотел действовать прямо сейчас — найти Ханну и бежать вместе с ней. Даже если она откажется. Понятно, это испортит их отношения, но мало ли счастливых пар начинали с худшего? Он бы заботился о Ханне.

Хорошо думать так, когда сидишь в ресторане, в безопасности. Но, если вспомнить мир вне башни, события, развернувшиеся год назад, когда Сэм только прилетел в Сиэтл, становится ясно, что о самом себе позаботиться будет трудно, не говоря уже о девушке, не знавшей другой жизни, кроме корпоративной. Жизнь вне пределов влияния корпораций трудна, часто смертельно опасна. Ханна вряд ли добровольно согласится поменять ее на что-то другое.

В очередной раз появилась официантка, но прежде чем успела что-то сказать, к столику подошла Роу и присела напротив Сэма. Официантка растерялась, но приняла нехитрый заказ эльфийки.

— Извини за опоздание, — улыбнулась Роу. — Проблемы по дороге. Пришлось объезжать Вестерн-авеню. Обычные разборки между Красными Байкерами и Древними. Ерунда. Как у тебя дела? Решился на что-нибудь?

Было видно, что эльфийка спешила на встречу. Сейчас же быстро пришла в себя и стала, как в прошлый раз, более похожа на аристократку.

— Я многое передумал, — неспешно ответил Сэм.

— Рада за тебя. Это серьезная работа.

Если Роу хотела чем-то задеть Сэма, это не сработало. Важным сейчас был вопрос, как покинуть башню. И побыстрее.

— Я согласен на извлечение, — сказал Сэм.

— Поосторожнее со словом, начинающимся на букву «И», — эльфийка хитро улыбнулась. — Здесь даже у стен есть уши.

Ее легкомыслие раздражало, но Сэм признал правоту Роу. Нужно говорить иносказательно, чтобы никто не понял, о чем на самом деле идет разговор. В то же время Сэм хотел быстрее решить вопрос.

— Ханна пойдет с нами, — сказал он.

— Это невозможно, — улыбка исчезла с лица эльфийки.

— Или с ней, или я никуда не иду, — голос сел, и конец фразы Сэм почти прохрипел.

Роу посмотрела прямиком в глаза Сэма, изучая его решимость. Вернер постарался, чтобы его взгляд именно таким и был — решительным. Чтобы эльфийка не передумала. Чтобы, наконец, согласилась с его условиями.

— Черт, — на мгновение Роу прикрыла глаза и через несколько секунд продолжила: — Тебе повезло, что я, по натуре, добрая, Вернер. Хорошо, слушай. План такой...

Глава 11

Сэм отвернулся от настенного экрана, показывавшего статичный пейзаж с горами, и в очередной раз осмотрел комнату. Эта квартира была его домом вот уже год с небольшим. Но своего здесь только шерсть от собак на паласе, несколько безделушек и стеклянный шар — подарок Ханны. Все остальное — собственность корпорации, включая пару картин на сенах.

Нужно оставить личные вещи, потому что прогулка по коридорам с чемоданом в руках будет слишком подозрительной. Даже не смотря на то, что Роу обещала позаботиться об этом. Нужно обойтись тем, что можно унести на себе. Несколько фотографий рассыпаны на диване — Сэм полночи отбирал самые важные. В результате выбор пал всего на пару дюжин — своего рода небольшая история его семьи. Он с Дженис в Киото. Выпускной сестры в университете Токио и Сэма в Колумбии. Пара снимков с последнего пикника — через неделю Сэм и Дженис осиротели. Отец в старом морском кителе. Мать за игрой в карты. Свадебные фотографии отца с матерью и дедушки с бабушкой. И, наконец, старик Тадеуш Сэмюэль Гельмут Вернер. Он первым из семьи ступил на землю Америки. Эти фотографии были для Сэма слишком дорогими воспоминаниями, чтобы бросать их неизвестно где.

Взгляд прошелся по книжной полке. С десяток томов и электронная читалка. Сэм прохладно относился к бумажным книгам, в отличие от сестры и отца. Его больше влекло содержание, нежели ощущение пахнущих типографской краской сшитых листов. Единственная бумажная книга, которую можно было бы прихватить с собой — Библия. Но для этого понадобиться чемодан, что, опять же, вызовет подозрение.

Ну, в любом случае, электронная версия записана на чип. Туда же Сэм записал электронную версию дневника отца и кучу других книг. И еще инструкцию по пилотированию летательных средств. Плюс несколько полезных программ и личную информацию, скопированную с серверов корпорации. Технически выходило, что Сэм украл ее, установив небольшую программку на оставшуюся копию, которая уничтожит информацию о нем сразу, как кто-то заинтересуется файлами, посвященными Вернеру. Хотя дешевле было бы на свободе организовать для себя новую личность, с новым именем. К тому же, об этом должен был позаботиться новый работодатель. Тут дело было в другом: раз Сэм уходит из Ренраку, то его электронный образ тоже должен отсюда исчезнуть.

Таким же символизмом, кстати, попахивало и решение прихватить с собой инструкцию по пилотированию. С одной стороны, как символ освобождения от психологической неволи, с другой — как воспоминание того единственного раза, когда год назад пришлось вести вертолет, увозя из башни Салли и ее компанию. Сэм хотел когда-нибудь научиться летать.

Он бросил взгляд на часы. Ханна все еще прихорашивалась в ванной.

— Ханна, нам уже нужно идти, — крикнул он.

— Минутку, — прозвучало в ответ.

Хотелось надеяться, что эта «минутка» не растянется минут на двадцать. Ханна сдержала слово, выйдя из ванной через пару минут. Оделась она немного неожиданно — в легкое платье до колен и серебристые босоножки. На плечо девушка приспособила стильный рюкзачок. Видимо он должен заменить дамскую сумочку.

— Э-э... — опешил Сэм, — Думаешь, рюкзак будет в самый раз для похода в клуб?

— Ну, он только кажется большим, — нерешительно пробормотала Ханна. — Думаю, никто не обратит на него внимания. Там все мои вещи.

— Надеюсь, он не тяжелый, — вздохнул Сэм. — Нам нужно будет быстро пересечь посадочную площадку клуба, чтобы добраться до вертолета.

— Значит, выйдем пораньше и сделаем вид, что прогуливаемся. В конце концов, люди часто так делают.

— Даже не могу ничего сказать. Может по разному получиться.

— Если что, ты же поможешь мне? — весело посмотрела на Сэма Ханна. — Уверена, мы будем смотреться отлично.

Внутри поселился страх. Сэм боялся, что по пути их непременно остановят, как минимум, отнимут время, и они с Ханной не успеют на место встречи к назначенному времени. Но все обошлось. Парочка, шагающая по ночным коридорам, никого не заинтересовала.

На шестом уровне кипела жизнь. Люди собрались в огромном зале. Музыка разных стилей и направлений, льющаяся сразу из нескольких клубов, создавала такой дикий микс, что в зале стоял громкий, неразборчивый шум. Многих, впрочем, это не смущало. Они танцевали прямо здесь, в общем зале, двигаясь по музыку, звучащую у них в головах. Кто-то вставил в нейроадаптер чипы со своей музыкой, кто-то ее просто воображал.

Найти клуб «Рамплестилтскин» оказалось не так сложно. Роу нигде поблизости видно не было, а сотни желающих попасть внутрь клуба образовали очередь.

— О-о, — разочарованно протянула Ханна. — Я и понятия не имела, сколько здесь народа.

— Интересно, Роу еще где-то здесь? — задумчиво проговорил Сэм, взглядом пытаясь найти платиновую блондинку.

— Не знаю, но думаю, так и задумано, — голос Ханны дрожал, что означало — она сама не уверена в своих словах.

— Давай займем очередь, — предложил Сэм и взял девушку за руку. — Может быть, она уже внутри и нам нужно только туда попасть.

— А может, ее здесь уже нет?

— Не беспокойся, — улыбнулся Сэм, — она выполнит свою часть договора.

Полчаса спустя они все еще стояли в очереди, но зато продвинулись заметно вперед. Так, что увидели швейцара. «Рамплестилтскин» на эту роль нанял тролля, который и проводил первичный отбор клиентов и взимал входную плату. Он был слишком хорошо одет, чтобы его можно было назвать вышибалой, но, без сомнения, мог бы выполнить и эту функцию, случись чего. Почти три метра сплошных мускулов заставят любого забияку вести себя прилично.

Перед Сэмом и Ханной стояли еще три десятка желающих, когда неожиданно рядом с ними появилась Кэтрин.

— Вы так никогда внутрь не попадете, — сказала она и, взяв обоих за руки, повела к входу.

Оказавшись перед троллем-швейцаром, Роу протянула руку к сканеру. Тот отсчитал сто кредитов с электронного чипа, встроенного в браслет.

— Они со мной. На них заказан столик, — сказала Кэтрин швейцару и уверенно провела беглецов мимо тролля.

Клуб оказался полон народа. Гремела музыка, сверкали световые лучи. Кэтрин, проталкиваясь сквозь толпу танцующих людей, провела Сэма и Ханну к столикам.

— Мне нужно кое-что уточнить, — громко сказала она, — так что вам придется подождать примерно полчаса. Вот ваш столик, присаживайтесь. Сейчас подойдет Джакомо и составит вам компанию. Не скучайте!

Сэм взглядом проводил Роу до ближайшего запасного выхода и увидел, как та влилась в подозрительную компанию, место которой явно было не в этом модном клубе. Их было четверо, и среди этого квартета ярко выделялась женщина-орк. Тут и гадать не приходилось — они работали на Роу и были той самой командой, что проделает процедуру «извлечения».

У Сэма было мало опыта. Да что там, совсем не было никакого опыта в подобных вопросах, но он ожидал, что команда Роу будет более... Более, чем что? Более опасная? Не такая, как команда Салли Цунг? Возникал вопрос о том, что эти ребята, разговаривающие сейчас с Кэтрин, смогут сделать все так, как надо.

Через несколько минут Роу и ее команда скрылись за дверью запасного выхода, оставив Сэма и Ханну одних. Тогда Вернер перевел взгляд на веселящуюся толпу и тут же заметил человека в длинном плаще. Поднятый воротник и низко надвинутая на лоб шляпа почти скрывала бледное лицо. Люди его обступали стороной, что-то недовольно выкрикивали, но это не производило на бледного типа никакого впечатления. Казалось, он пристально наблюдает за беглецами и не на шутку встревожил Сэма. В какой-то миг тип был заслонен компанией танцующих, когда же компания прошла дальше, он успел исчезнуть.

— Сэм, не смотри на него, — прошептала Ханна, сильнее прижимаясь к Вернеру, а потом сказала громко: — Любимый, расслабься. Наш добрый господин Джакомо нашел для нас отличный столик.

— Ты про бледного типа? — тихо проговорил Сэм. — Знаешь, он показался мне знакомым. Где-то я его уже видел. Только вот где?

Глава 12

Возня с добровольными беженцами заняла меньше времени, чем рассчитывала Кэтрин. Тем не менее, на встречу с Тарджетом она позволила себе немного опоздать. Он ждал ее в баре и, думая, что никого так и не дождется, успел пропустить пару стаканчиков виски. Когда в баре появилась Харт, Тарджет был уже почти готов — лицо и шея раскраснелись, выделяя бледный, стальной нейроадаптер сильнее, чем обычно.

Тарджет хотел увести Кэтрин в их излюбленное место, это было видно невооруженным взглядом, но та постаралась сделать так, что оба еще некоторое время посидели в баре. Чем больше он выпьет, тем меньше будет обращать внимание на небольшие несоответствия в привычном поведении Кэтрин. Сама Харт только делала вид, что пьет и ждала, когда парень дойдет до нужной кондиции, и его можно будет вести в президентский люкс.

— Надеюсь, я не причиняю тебе неудобств, Кэти? — спросил Тарджет, хитро прищурив глаза. Он достал из кармана пластиковую карточку, служащую ключом к двери в номер и попытался попасть в щель цифрового замка. С первого раза не получилось. Со второго тоже.

— Нет, — улыбнулась Харт, — никаких неудобств. Эй, давай я помогу, — она взяла ладонь парня в свои и без труда провела карточкой по щели замка.

Дверь открылась. Кэтрин, не спеша, стащила с себя шарф и, накинув его на шею Таржета, спиной вперед вошла в номер. Она не задумывалась ни о чем. Дженни должна контролировать комнату и дать старт остальной команде, когда все будет готово.

Тарджет пьяно следовал туда, куда вела его Кэтрин. Хоть он и казался мощным и опасным, от сидячей корпоративной жизни на самом деле не представлял проблем. Этот парень не знал жизни вне башни.

Сделав пару шагов, Таржет вдруг снял с шеи шарф и возвратился к двери. Кэтрин напряглась, готовая в любой момент начать действовать быстро и жестко, но расслабилась, когда Тарджет повесил на внешнюю ручку табличку «Не беспокоить» и закрыл дверь, после чего повернулся к ней с ухмылкой десятилетнего ребенка.

— Не хочу, чтобы нас прервали в самый ответственный момент, — сказал он. — Я хочу наслаждаться тобой в одиночку.

— О, да, не нужно, чтобы нас беспокоили, — томным голосом сказала Кэтрин и пальчиком поманила Тарджета к себе.

Тот принял приглашение, попытался поймать Харт, но та вовремя отскочила назад, прямиком в спальную комнату.

— Вау! — искренне удивилась она. — Да здесь круче, чем в Ритц!

Даже уличный слэнг был явно беден, чтобы выразить восхищение от обстановки комнаты. Настил из красного дерева устлан шкурами редких и давно вымерших животных. На стенах висят картины древних мастеров, обрамляя три-дэ экраны с изображениями океана и леса. Мебель из дорогих сортов дерева, гармонично сочетается с современной техникой. Кажется, здесь можно найти все, вплоть до незаконных портов для приема киберпрепарата «Лучше, чем жизнь». Не самым последним обнаружился мини-бар с огромным выбором ликеров, травяных настоек и холодильником с прозрачной дверцей, сквозь которую виднелись несколько экзотических кушаний. Ну и, конечно, центральным, и самим главным экспонатом всей композиции была кровать, заправленная шелковым одеялом. Это уже больше, чем по-сибаритски. Это уже чрезмерность декадентства.

— Ренраку хорошо заботится о людях, — сказал Тарджет, снимая пиджак и по-хозяйски кидая его на стул, с виду из времен Луи XV. — Не у многих есть номера на этом уровне. В основном, они предназначены для встреч с особыми гостями.

— Находясь здесь, я уже чувствую себя особенной, — с чувством произнесла Кэтрин и повернулась к Тарджету. Увидев его нахмуренный взгляд, Харт поспешно произнесла: — Но, когда я с вами, чувство особенности многократно увеличивается.

Тарджет расплылся в улыбке. Вид неуклюжей нервозности на его лице еще оставался, но ушла подозрительность и напряжение. Сейчас он выглядел как юнец, желающий произвести на женщину неизгладимое впечатление. В любое другое время Харт нашла бы его более чем привлекательным. С этим видом он прошел по комнате к ближайшему три-дэ экрану, под которым обнаружился небольшой музыкальный центр. Тарджет щелкнул кнопкой, и комната заполнилась легкой, расслабляющей музыкой. После этого парень подошел к Кэтрин и неуклюже попытался обнять ее, приступая к делу. Харт ловко выскользнула из его рук:

— Не спеши, — прошептала она. — Это у нас первый раз и я хочу, чтобы он был особенным. Мне нужно в дамскую комнату.

— Ты мне нравишься в любом виде, Кэт, — расстроился Тарджет.

— Не думаю, что тебе понравится, если я, в самый ответственный момент... — Кэтрин заговорщицки подмигнула. — Я не хочу отвлекаться.

Тарджет содрогнулся, представив на миг, как это будет выглядеть.

— Ладно. Когда ты выйдешь, я уже буду ждать тебя.

Прежде, чем Кэтрин закрыла дверь в туалетную комнату, она увидела, что Тарджет снимает рубашку. Она послала ему воздушный поцелуй и только тогда закрыла дверь, нащупала включатель и зажгла свет. Комната была огромной, пожалуй, больше, чем ее квартира в Бельвю, но Харт на это не обратила внимания. На мраморном полу лежало голое тело без половых признаков. Бледное, безволосое... оно больше похоже на слизняка в маленькой тарелке, но уж точно не на бойца, которым, по идее, должно быть.

Кэтрин бросила сумочку на туалетный столик, после чего подошла к телу и, опустившись на колено, убедилась, что тело еще дышит, но не двигается. Чтобы это произошло, его нужно активировать. Харт не особенно доверяла уверениям доктора Уилсона, что процесс активации будет протекать по строго заданной программе, учитывая, что активатор, так же, как и существо, было сделано с помощью смеси науки и колдовства, чему Кэтрин особо не доверяла. Да и живые существа — не машины. Даже это. Не хотелось, чтобы, когда тело «проснется», оно накинулось на Кэтрин, вместо того, чтобы делать основное дело.

Роу поднялась, сорвала с себя платье. Оторвавшиеся от ткани драгоценности с обидным звоном рассыпались по мраморному полу. Оставшись в нижнем белье и ботинках, Кэтрин повернулась к туалетному столику и достала из сумочки миниатюрное переговорное устройство, прицепила его на ухо.

— Дженни? — негромко позвала она.

— Слушаю, босс, — прозвучало в ответ.

— Как наши дела?

— Видео коридора под контролем. Парни у мониторов видят пустой коридор и тебя не видели. Про нас пока никто не знает.

— Хорошо. Что наши люди? — Харт достала из сумочки пневмо-шприц и вставила в него пластиковую ампулу с активатором.

— Все на месте. Курт в птичке, готов взлетать. Черный Пес ждет сигнала. Грета в баре слушает очередную историю Слоана. А вот местные начинают беспокоиться.

— Любители, — фыркнула Кэтрин и сняла колпачок с иглы. — Активируй приборы по всему номеру, заглуши жучки. И вот еще что, Дженни, если что-то пойдет не так, передай Тиссену, чтобы не дергался хотя бы неделю, Потом пусть идет к Дрейку.

— Сделаю, босс.

— И еще, Дженни... разговаривай со мной...

Харт снова склонилась над телом. Когда игла впилась в яремную вену, человекообразное существо даже не дернулось. Янтарная жидкость в мгновение ока вспрыснулось внутрь. Сделав дело, Кэтрин быстро спрятала шприц в сумочке и, подскочив к выходу, выключила свет. Туалетная комната снова погрузилась в темноту.

— Дженни, открой дверь через десять секунд, — сказала Кэтрин.

— Я живой! — донесся из глубины комнаты тихий голос.

Кэтрин задрожала, и это было больше, чем дрожь от холода. В темноте даже тихий голос Дженни казался зловещим. Хотелось поскорее натянуть на себя униформу, что лежала в сумочке, но времени оставалось слишком мало. Только добраться до душевой кабинки и спрятаться в ней. Как там говорил доктор Уилсон? «С глаз долой — из сердца вон». Хочется надеяться, что он был прав.

Кэтрин постаралась успокоить слишком возбужденное дыхание, и ей это удалось. Тут же до слуха донеслось тихое царапание. Черт побери! Человекообразное существо уже двигалось, но дверь еще закрыта. Что-то пошло не так, может быть, метаболизм этого чудовища был немного быстрее, чем рассчитывал доктор Уилсон. В любом случае, пока дверь из туалетной комнаты закрыта — Харт в беде.

Словно отзываясь на молитвы Кэтрин, дверь немного приоткрылась и остановилась. Существо напряглось. В наушнике Харт услышала ругань Дженни. Острый слух существа наверняка услышал и его, но оно его проигнорировало.

Света, попадающего в комнату снаружи, было не так много, но его хватило, чтобы Кэтрин различила присевшую в центре фигуру. Визуально это существо казалось слабым, что не смущало само существо — в нем проснулся хищник. От глубокого дыхания раздувались ноздри, рот оскалился, выставляя напоказ зубы. Существо некоторое время качало головой, то вперед, то назад, потом повернулось в сторону Харт и Кэтрин показалось, что глаза его запылали зеленым светом.

— Кэти? — донеслось из комнаты.

Охотник застыл, повернул голову в сторону выхода. Некоторое время он стоял, словно размышляя, что делать дальше и, в конце концов, выбрал жертву: ей оказалась Кэтрин, потому что была ближе и доступнее. Его внимание снова переместилось на душевую кабинку. Он сделал еще один шаг.

Вариантов у Харт было немного. Стоит пошевелиться, и охотник тут же набросится на нее. Оружие в сумочке, сумочка на туалетном столике, путь к нему преграждает существо. Единственное оружие, что сейчас было у Кэтрин — нож на щиколотке. Харт, не спуская глаз с охотника, медленно присела, опустила руку и нащупала рукоятку ножа. Пятнадцать сантиметров острой стали, конечно, не вариант против этого чудовища, но, все же, больше чем ничего. Если ухитриться порезать этого монстра, глядишь, появится пара-тройка секунд, чтобы добраться до сумочки и вытащить пистолет. Конечно, в этом случае, весь план пойдет бы коту под хвост, но сейчас это не имело никакого значения.

Существо дотронулось до полупрозрачной пластиковой дверки. Харт напряглась, приготовив нож для удара, как только дверка скользнет в сторону. Плохо, что нельзя быстро двигаться — душевая кабинка не такая большая. Пока Кэтрин везло — существо вело себя неуверенно. Наверное, из-за немного размытого силуэта через полупрозрачный пластик. Если бы не это, наверняка все уже закончилось. В любом случае шанс только один.

Существо нажало на дверку сильнее и та, не спеша, заскользила в сторону.

— Кэти, ты затеяла слишком сложную игру, — донесся от выхода из туалетной комнаты голос Тарджета.

В следующий момент вспыхнувший свет ослепил Кэтрин, а существо напало на попытавшего войти любовника-неудачника, вышибая того обратно в спальню. Харт выскочила из душевой кабинки и бросилась к столику, поспешно доставая из сумочки пистолет. Зрение, привыкшее к темноте, еще не приспособилось к свету, так что Кэтрин действовала частично по наитию. Как только пистолет оказался в ее руке, из комнаты раздался дикий крик.

Кэтрин выскочила из туалетной комнаты и увидела бой существа с полуголым Тарджетом. Парень, подхватив пиджак со стула, бросил его в охотника, но тот увернулся и прыгнул на противника. Сила удара была такова, что оба упали на кровать. После непродолжительной борьбы, существу удалось схватить голову Тарджета своими руками. Оно не обращало внимания на сыплющиеся удары, потому что процесс превращения начался, и его было уже не остановить. Бледная кожа стала насыщаться розовым цветом, на лысом черепе проступила щетина. Неопределенное до сих пор туловище тоже стало приобретать более конкретные черты — плоть обрастала мускулами и застывала в нужном положении.

Тарджет сопротивлялся, чем дальше, тем более вяло, и, в конце концов, окончательно обессилел. Тогда существо, наконец, оторвало ладони от его лица, открыло противнику рот и впилось в него в некоей пародии на непристойный поцелуй. Одновременно с этим по всему телу охотника встопорщились бугорки и из них, словно прорванный нарыв, вылезли тонкие «усики». Они устремились к телу Тарджета и впились в него. Из мест внедрения тут же полилась кровь. Тарджет закричал так, словно из него выпивали душу.

В ужасе Кэтрин отпрянула назад в туалетную комнату и поскользнулась. Попыталась ухватиться за косяк дверного проема, но, все же, упала. Все это время она видела два тела, скованных в зловещем объятии.

Когда крик резко прекратился, усики существа, наконец, вышли из тела Тарджета и быстро спрятались в охотнике. Тот встал и стал разминать руки и ноги, а потом, подпрыгнув, плюхнулся на кровать рядом с жертвой.

Харт смотрела на двоих, абсолютно одинаковых людей. Потребовалось бы много времени, чтобы найти в них хоть какое-то отличие, даже в одежде — шортах и носках. Только один был уже безнадежно мертв, а другой жив, соответствуя тем параметрам, что предъявлял к нему доктор Уилсон. Абсолютная копия человека, которого Харт привела сюда.

Доппельгенгер. Имя, которое дал этому существу доктор Уилсон. Существу, что приняло обличье другого человека. В принципе, уже можно появиться ему на глаза, но страх все еще не ушел. Кто его знает, не продолжит ли существо охоту.

Кэтрин взялась за скобу в стене и, с ее помощью, поднялась. Ноги бастовали, но Харт, все же, подошла ближе к кровати. Доппельгенгер не двигался.

Существо больше не было бесполым, оно стало мужчиной. Его кожа испачкана кровью, грудь вздымалась и опускалась — существо дышало. И наблюдало за Кэтрин из-под полуоткрытых век. Кэтрин передернуло. Она быстро подхватила с кресла одежду и бросила ее в Доппельгенгера. Он поймал одежду, понюхал и отбросил в сторону. Губы раздвинулись в усмешке, обнажив костяную пластину вместо зубов. Впрочем, сейчас они превратились в нормальные зубы и, если что, со стопроцентной точностью будут соответствовать оригинальному образцу.

— Почему ты не останешься? — спросило существо хриплым голосом, изображая, что болит горло.

— Ты знаешь задачу, — ответила Кэтрин. Хотелось надеяться, что трансформирование не повредило заложенную программу.

Существо искоса посмотрело на Кэтрин, и ее в очередной раз передернуло от отвращения. Она отвернулась и направилась обратно в туалетную комнату. Харт чувствовала взгляд существа.

В туалетной комнате, наконец, удалось натянуть на себя медицинский комбинезон. Повторно в комнату Кэтрин вышла с чувством большей защищенности.

— Дженни, — Кэтрин обрадовалась, что удалось совладать с голосом и говорить нормальным тоном. — Все идет по плану. Продолжаем.

Часть дальней стены замерцала, пошла волнами и, когда все закончилось, там появился проем, ведущий в соседний номер, откуда, один за другим, появилась команда Кэтрин, облаченная в медицинские комбинезоны частного госпиталя "ДокВагон". Слоан и Черный Пес выглядели заправскими санитарами. Немного подкачала Грета — в форме медсестры она выглядела откровенно глупо. На это можно не обращать внимания — женщины-орки редко выглядели не глупо в одежде, пошитой для людей.

Как только Кэтрин оказалась не один на один с существом, в ней появилось больше уверенности.

— Дженни? Что с вертолетом?

— Курт кружит за башней Митсухама, — по голосу Дженни Кэтрин догадалась, что та наблюдала за происходящим в комнате и была впечатлена недавним превращением существа в человека. Нужно будет с ней попозже поговорить об этом. Сейчас в приоритете уход из башни и Харт хотела сделать это побыстрее.

Грета и Черный Пес занялись трупом, укложив того на каталку, что толкала оркиня. Слоан смотрел то на Доппельгенгера, то на его жертву.

— Отличная маскировка, — сказал он, обращаясь к существу. — И не скажешь, что ты на самом деле бледный.

— У меня есть свои секреты, — существо ответило небрежно. Его голос все больше становился похож на голос Тарджета.

— Хех, значит, я выиграл пари. Я ставил на то, что ты это сможешь.

— Не стой на месте, Слоан, — сказала Харт и, не обратив внимания на угрюмый взгляд псевдо-санитара, обратилась к Дженни: — Что у нас в округе?

— Пара незначительных перестрелок, но полиция и частная охрана заняты, похоже, другим. Больше ничего существенного.

— Хорошо, тогда делай вызов. Курт сможет подлететь сюда, только когда получит его. И пусть включает сирены на полную мощность. В конце концов, это его работа — спасать людей, — Кэтрин мрачно усмехнулась, наблюдая, как ее товарищи заканчивают упаковывать труп на каталке.

Харт связала длинные волосы в пучок, надела кепку и перебросила через плечо медицинскую сумку. Кэтрин отвела для себя главную роль доктора медицинской бригады.

— Все готовы?

— Да, — ответила Грета, застегивая последнюю застежку на каталке. — Малыш готов к транспортировке.

— Дженни, поставь статичную картинку в этом номере, и следи за нами. Что в коридоре?

— Никого нет, — отозвалась Дженни.

— Отлично. Тогда уходим отсюда.

Глава 13

В какой-то момент в зале, среди всего хорошего, появилась отнюдь не веселая суматоха. В толпе разнообразно одетых посетителей появилась бригада медиков в бледно-зеленой униформе «ДокВагон». Впереди шла оркиня. Она громким ревом заставляла людей расступаться. Вслед за ней двое санитаров везли тележку с уложенным на нее человеком. Они слушали команды врача. Кто был их пациентом, разглядеть было трудно, из-за укутывающего тела одеяла и натянутой на лицо маске. Другое дело — доктор. Маска скрывала большую часть ее лица, но, когда Сэм увидел ее глаза, он догадался, кто это на самом деле.

— Ханна, это они, — Сэм взялся за руку подруги. — Нам пора.

Сэму и Хане пришлось немного туговато пробираться через толпу любопытных ближе к посадочной площадке. Сквозь прозрачную дверь Сэм увидел медицинский вертолет с огромной наклейкой «ДокВагон» на борту. Подняв тучу пыли, тот приземлился в центр посадочного круга.

Перед медицинской бригадой толпа расступалась, поэтому они быстро достигли выхода. Успев вовремя протолкнуться, Сэм поспешно открыл одну створку, оркиня распахнула другую, и каталка быстро прошмыгнула из клуба, оставив Сэма и Ханну у выхода. Первой в вертолет запрыгнула Харт, помогая втащить каталку на борт.

Сэм и Ханна переглянулись и, побоявшись не успеть, побежали к вертолету. Девушка еле поспевала, поэтому Сэм схватил ее за руку и потащил за собой. Громкий рев двигателей вертолета не смог заглушить тревожное пиликание охранного браслета на руке. Включились по тревоге прожекторы. Из клуба на посадочную площадку пытались выбраться несколько охранников в красной форме. Кому-то удалось прорваться. Послышался призыв остановиться, и Ханна инстинктивно послушалась их, но Сэм продолжал тянуть девушку за собой. Пути назад больше не было.

Когда охранники пересекли край посадочного круга, полозья вертолета оторвались от площадки. Сэм и Ханна только-только запрыгнули в салон и от толчка девушка чуть не выпала обратно. Сэм подхваил ее и подтолкнул вглубь залона. Получилось это немного неуклюже, в итоге сумочка Ханны за что-то зацепилась и, в мгновение ока оторвалась от ремня. Замок сумочки не выдержал удара о край люка и вниз посыпались все сложенные в ней вещи Ханны. Она было потянулась за ней, но Сэм утянул девушку дальше от люка.

— Заглушите двигатели! — громко прозвучал усиленный через громкоговоритель голос начальника охраны. — Это последнее предупреждение! Заглушите двигатели!

Из люка выглянула оркиня. Небольшой автомат в ее руках выглядел младенческой игрушкой.

— Исчезните! — закричала она и дала небольшую очередь.

Те ответили плотным огнем. Боевых патронов у них не было, только парализующие иглы. Они стукались о борт вертолета, не причиняя машине никакого вреда. В оркиню тоже попало несколько зарядов, но та даже не пошатнулась.

— Ха! — закричала она. — Не так-то просто подстрелить старую Грету!

И тут же, получив парализующий заряд между глаз, пошатнулась и упала из вертолета наружу. Подобирать оркиню не было никакой возможности, так что вертолет взлетал выше, развернулся кабиной в сторону города и полетел прочь от башни.

Вернер нашел Харт, успевшую снять маску и кепку.

— Что-то пошло не так? — прокричал Сэм, усевшись рядом с эльфийкой.

Кричать приходилось из-за шума ветра, врывающегося в еще открытый люк.

— План оказался не настолько хорош, как я хотела, — пожала та плечами. — Не обращай внимания, все уже закончилось.

Вернер кивнул и возвратился к Ханне. Та сидела на полу, теребя в руках ремень, оставшийся от сумочки.

— Кто-нибудь, закройте этот чертов люк! — раздраженно крикнула Харт. — Черный Пес, закрой его!

Черный Пес оторвал от скамейки задницу, и через минуту шум в салоне заметно снизился. Этим воспользовался другой член команды. Мужчина, игравший роль второго санитара, подсел к Харт.

— Что скажешь о Грете? — спросил он.

— Что тебе сказать, Слоан? — устало проговорила Кэтрин. — Она знала план.

— Она была хорошим товарищем.

— Настолько хорошим, что ты собираешься вернуться за ней? — подозрительно прищурился Черный Пес.

— Нет, я не настолько глуп, — зло взглянул на товарища Слоан. — Но я буду скучать по ней.

— Найдешь себе новую зверюшку, — усмехнулся Черный Пес.

— Козел, — сжал кулаки Слоан. Было видно, что он в любой момент готов набросится на напарника.

— Эй, вы! — повысила голос Харт. — Когда доберемся до места, можете друг другу хоть глотки порвать. До тех пор вы работаете на меня, а значит, все дружим и делаем дело. Всем понятно?

— Да, — усмехнулся Черный Пес. — Друзья-приятели, ха!

Слоан кивнул и ничего не сказал!

Дальше летели молча, пока пилот резко не накренил вертолет, уходя вниз. Ханна сорвалась с места и упала на колени Сэма, а Слоан укатился к борту. Остальным удалось удержаться, разве что каталка задергалась, угрожая сорваться с креплений.

— Какого черта происходит? — возмущенного закричал Черный Пес. — Курт? Ты там что, накурился по дороге, что ли?

— У нас на хвосте преследователи, — спокойно отозвался из кабины пилот. — Вертолеты Ренраку.

— Насколько все плохо? — напряженно спросила Кэтрин.

— Пассажирские, переделанные под военные. Маневренности немного, но огневой мощи хватит, чтобы сбить нас. Они нас, кстати, предупреждают, что сделают это, если мы не повернем обратно к башне.

— Дьявол! — воскликнул Слоан, добравшись до своего места. — Я не хочу, чтобы меня сбивали, Харт! Эта груда металлолома не сможет выдержать даже одного попадания!

— Не дрейфь, Слоан, — спокойно сказала Кэтрин и снова обратилась к пилоту: — Держись ближе к зданиям, Курт. Они не будут стрелять, побоятся попасть в здания конкурентов. И выключи радио. Они тебя отвлекают.

— Хорошо. Подлетаю к башне Митсухама. Может, они помогут нам.

— Точно! — воскликнул Черный Пес. — И затащат к себе, для разнообразия.

— Плохой план, — буркнула Кэтрин и уже громче скомандовала пилоту: — Делай, Курт.

Полет стал похож на катание на американских горках, поскольку пилот маневрировал, стараясь держать вертолет между башней Митсухама и вертолетами Ренраку. Люди в салоне еле удерживались на месте, вцепившись за сидения и прочие крепления, чтобы не кататься по салону, Все происходило молча, пассажиры полагались на мастерство пилота. Сэм молился и гадал, что кончится раньше — удача или топливо. Ханна цеплялась за Сэма и дрожала от страха. Вдруг ее хватка усилилась, и Сэм увидел, как она испуганно смотрит через иллюминатор в ночное небо.

— Что ты увидела? — поинтересовался Сэм.

— Не знаю, — испуганно ответила Ханна. — Вот, снова... Смотри!

Сначала Сэм видел только темное небо и залитый морем огней город. Потом, на фоне сверкающей огнями пирамиды Азтехнолоджи, пролетела тень. Сэму показалось, что это был демон. Вернер протер глаза, подумав, что это ему привиделось от напряжения. В следующий момент существо пересекло луч света внешнего прожектора вертолета и выдохнуло из пасти короткую струю огня. Большая голова в перьях, чешуйчатая морда, огромные крылья. Вне всяких сомнений — над городом летал дракон. Длинное тело, размером с частный пассажирский самолет, но длинные крылья делали дракона много больше. Неужели этот дракон тоже работал на Ренраку и послан, чтобы сбить беглецов?

Сэм вздохнул с облегчением, когда увидел, что дракон, ловко обогнув их вертолет, устремился наперерез к их преследователям. Пилот Ренраку среагировал быстро, развернув свою машину.

— Они убегают! — радостно вскричал Черный Пес. — Эта штуковина напугала их!

— Дракон! — прохрипел сказал Сэм и пристально посмотрел на Харт.

— Тиссен, — та пожала плечами. — Мой компаньон. Мы вместе работаем.

Сэм продолжал смотреть на эльфийку, ожидая, что она скажет что-то еще, но та, поднявшись со скамейки, скрылась в кабине пилота. Тогда Сэм расслабился и прикрыл глаза. Боже, какое странное спасение послал ты в сегодняшнюю ночь.

Сэм снова посмотрел сквозь иллюминатор в сиэтлскую ночь, вовлеченный в чей-то заговор. Первый раз было плохо, а теперь и вовсе замешан дракон. Что еще забыла сказать ему Харт? Во что он и Ханна влипли?

Часть 2. Этот разнообразный мир

Глава 14

Всю ночь напролет они передвигались по городу, то и дело меняя автомобили. Роу сказала, что это поможет избавиться от возможного преследования, но Сэм чувствовал, что делалось это специально, чтобы он и Ханна запутались и не смогли, в случае чего, указать путь до базы. В любом случае, он догадался, что передвигалась группа по Реймондским Пустошам. Они пахли особо, ни с чем не спутаешь. Даже лучшие уловкине могли этого скрыть.

В корпоративном мире Реймондские Пустоши считались плохим местом. Они занимали большую часть старого города Такома, что вместе с не менее старым районом Реймонд входили в огромную метрополию под названием Сиэтл. Впрочем, считалось так только официально, на самом деле до этих районов никому не было дела. Полицейские, не говоря уже о частных охранных структурах, носа сюда не совали. В результате многие улицы стали похожи на площадки военных действий. На одних, казалось, что здесь недавно нешуточно воевали, на других — что бои тут продолжаются до сих пор.

Фургон, наконец, въехал в здание, ранее служившем автомобильным магазином и остановилось в помещении, считавшемся автомастерской. В полутьме пассажиры вышли в зал и тут же встретились с свернувшейся в клубок огромной змеей. Ханна схватилась за Сэма и спряталась за его спиной, словно он мог ее защитить, если эта зверюга нападет. Замерли и люди Роу. Сама Кэтрин безбоязненно обогнула застывшую группу, подошла к змее и почесала той шею.

Сэм изумился, когда змей прикрыл глаза — похоже, он получал удовольствие от этого. Удивительно было и то, что его удовольствие передалось и Сэму. Интересно, это все чувствуют, или только он один? Вернер осмотрелся — люди расслабились. Даже Ханна выглядела менее напряженной, чем до этого. Змей передавал людям свои дружелюбные намерения.

— Роу? Хочешь сказать, что мы прибыли в нужное место? — поинтересовался орк Чин Ли. Он присоединился к группе чуть позже, страхуя "теневиков" за пределами башни. Два орка в одной группе медиков — это было черезчур.

— Мы здесь временно, как минимум, до следующей ночи, , — кивнула Кэтрин. — Чувствуйте себя, как дома. Кто хочет, можнет поспать.

Слоан и Черный Пес тут же воспользовались предложением и отправились в соседний зал, заваленный разномастными ящиками. Там же обнаружиись и туристические спальники. Они все еще смотрели друг на друга волком даже сквозь уставшие, сонные глаза. Курт, пилот и водитель, уснул прямо на водительском сидении. Ему пришлось труднее всех — сначала он управлял вертолетом, а потом несколькими автомобилями.

— Ну а я поем, — объявил Чин Ли. С момента, когда вышел из фургона, орк не переставал жевать чипсы. Он сразу начал рыться в ящиках, разбросанных по залу, пока не упаковку саморазогревающихся пакетов с галетами. Он сорвал с одного печатку, дождался, пока еда внутри согреется до нужной температуры, и плюхнулся под задними колесами фургона.

— Эй, вы, двое, — Сэм понял, что орк обращается к нему и Ханне. — Чего стоите, как не родные? Будете? — Ли протянул в их сторону пакет с едой.

Ханна напряженно смотрела на орка. Сэм, поблагодарив, отказался от еды. Он отвел Ханну, на дугую сторону фургона, стараясь держаться между девушкой и змеем. Впрочем, на них никто не обращал внимания. Для этого нужно было, как минимум, попытаться уехать на фургоне.

Как только он уложил Ханну, воспользовавшись одним из принесенных спальных мешков, Сэм сходил за едой. Он постарался выбрать пару не самых ужасно выглядевших пакетов и бутылку с минеральной водой. Ханна, правда, от еды отказалась, и Сэм просто улегся рядом с ней, обнял и не отпускал до тех пор, пока девушка не заснула.

Сэм тоже устал, но уснуть не получалось. Мозг работал, выдавая картинки корпоративной жизни и неосуществленных мечтаний. В конце концов, Сэм осторожно высвободил руку и Сэм сел. На глаза попался пакет с едой, в животе сразу забурчало, так что Сэм сорвал печатку и отложил пакет в сторону в ожидании, пока еда согреется.

— Советую поспать хоть немного, — откуда-то появилась Роу.

— Не могу, — сказал Сэм. — Слишком много событий было сегодня.

— Ты прав, — вздохнула Кэтрин. — Тяжело все прошло.

Роу выглядела уставшей, как и все остальные. Сэм смотрел на нее, рассчитывая, что сейчас Кэтрин хоть немного откроется, расскажет, во что Вернер втянул Ханну, да и себя тоже. Но Роу молчала.

— Что с тем парнем в фургоне? — спросил, в конце концов, Сэм.

— Курт спит, как сурок, — усмехнулась Роу. — Он всегда спит. Когда проснется, будет готов к очередным подвигам.

— Я не про него, — досадливо поморщился Сэм. — Я про того парня из Ренраку. Как его зовут?

— Прошу, без имен, — Кэтрин предупредительно выставила перед собой ладонь. — Часто бывает так, что даже одно имя бывает опасно. Я думала, ты это понимаешь.

— Понимаю, — кивнул Сэм. — Меня не интересует, кто он и что вы собираетесь с ним делать. Он всю ночь без сознания, об этом волнуюсь.

Пакеты с едой разогрелись, Сэм бросил один из них Кэтрин. Та ловко поймала пакет. Быстро вскрыв его, Роу принялась за еду.

— Он еще некоторое время побудет без сознания, — наконец, ответила она. — Не пойми превратно, Сэм. Никаких успокоительных и, тем более, наркотиков. Всего лишь побочный эффект. Нам нужно было этого парня как-то вытащить из башни. Он сам все придумал, мы только помогли ему получить нужный препарат. Он очень хотел оттуда выбраться и знал, чем рискует. Его деньги, его план, — эльфийка пожала плечами. — Жизненные показатели в норме, так что не нужно волноваться, Сэм. Попробуй доверять мне, — Кэтрин подмигнула Сэму и кивнула в сторону фургона. — Он нам доверяет.

Они молча доели, потом Сэм бросил эльфийке початую бутылку минералки. Кэтрин передернуло, только на нее посмотрев, но, все же приподняла бутылку, словно предлагала тост и опустошила половину.

— Что случилось с альбиносом? — поинтересовался Сэм.

Некоторое время Роу смотрела на Вернера, словно в чем-то стала подозревать.

— Он сам себе на уме. Начал действовать не по плану и его поймали, когда мы бежали к вертолету.

— И вы к этому так спокойно относитесь? К потере Греты тоже так же относитесь?

Прежде, чем ответить, эльфийка аккуратно поставила бутылку на ближайший ящик.

— Давай, я тебе кое-что объясню, Сэм. Каждый из нас сознает риск, когда отправляется в места, подобные Ренраку. Твоя компания... Теперь уже бывшая компания — находится в главной лиге. Можно сказать — государство в государстве. Они играют грубо, заняты только собой и конкурентами, не обращая внимания на весь остальной мир. Мы же, «теневики», каждый день рискуем своими жизнями, чтобы хоть как-то помочь местам, подобным этому, выжить, — эльфийка немного помолчала. — Иногда получается так, что мы проигрываем.

— Почему вы не сделали ничего, чтобы забрать ее? Почему вы ее оставили?

Роу устало закрыла глаза и наклонила голову:

— Ты же сам видел, Сэм. Ей попали в голову, она упала с хорошей высоты. Я понимаю, что сегодня наша медицина и колдовство творят удивительные вещи, но сомневаюсь, что это может вернуть Грету из мертвых.

— Вы не чувствуете преданности к ней, — недоверчиво покачал головой Сэм. — А к другим?

— Столько же, сколько получаю это от них.

— Другими словами, никакой преданности?

— Я им плачу, — Роу отвернулась. — Этого достаточно.

— Вам тоже платят?

— Конечно. Почему нет? — усмехнулась эльфийка. — Работа делается лучше и веселее, если за нее платят.

Сэм почувствовал разочарование и удивился этому ощущению. Он ожидал от Кэтрин большего.

И без того затихший разговор прервал змей. Он вдруг развернул крылья и выгнул шею. Черные когти заскребли по бетону, оставляя на нем царапины. Перья на голове вздыбились — змей готовился к броску. Сэм поймал эмоции, среди которых неожиданно почувствовался страх. Роу выхватила пистолет и направила его в ту сторону, куда смотрел змей.

Ворота бывшей автомастерской с грохотом открылись, и внутрь медленно въехал черный лимузин. Он подкатил ближе к фургону и, как только остановился, остановился, задняя дверь открылась. Оттуда вылез человек небольшого роста. Одет по-простому, но компенсировал это изящными, с оттенками величия, движениями. Роу, не спеша, подошла к нему.

Говорили они тихо и спокойно и Сэм не разобрал ни слова, хотя до них было всего несколько шагов. Из всей беседы он пару раз уловил имя погибшей оркини. Судя по всему, незнакомец был доволен тем, как закончилось дело и, закончив слушать отчет Роу, в ее сопровождении, подошел к Сэму. Тот поднялся и отошел чуть в сторону от спящей Ханны, чтобы не потревожить ее.

— Сэм, — сказала Роу, — позволь познакомить тебя с мистером Дрейком. Он одобрил план с твоим побегом из башни.

— Рад знакомству, сэр, — Сэм протянул руку.

Вместо того, чтобы пожать протянутую руку, Дрейк осмотрел Сэма с головы до ног.

— Госпожа Роу проинформировала меня о изменениях в плане, — сухо сказал он. — Надеюсь, вы осознаете свое сегодняшнее положение.

— Извините? — смутился Сэм.

— Госпожа Роу договорилась с вами без моего ведома и поставила меня в известность, когда было поздно что-либо менять. Иначе я бы этого не одобрил.

Сэм не знал, что сказать. Он растерянно смотрел то на Дрейка, то на Роу.

— Но я не настолько бессердечен, как вы можете подумать, господин Вернер, — продолжил Дрейк. — Я в курсе, что дело, которым мы занимаемся, требует определенной гибкости. Я не предъявлю ни вам, ни вашей подружке счета, только при одном условии: вы не будете вмешиваться в дело, которое госпожа Роу выполняет для меня. Вам это подходит?

Что мог ответить Сэм на такое? Роу помогла ему и Ханне, и этим все сказано.

— Согласен, — кивнул Вернер.

— Хорошо. В таком случае вы оба должны знать следующего: с этого момента за вас отвечает она, — господин Дрейк кивнул в сторону Роу.

Сэм кивнул.

— Хорошо, — наконец, улыбнулся Дрейк. — Поскольку мы пришли к взаимопониманию, мне остается только пожелать вам и вашей подружке приятной поездки.

Дрейк развернулся и пошел обратно к автомобилю. Как только он скрылся внутри, лимузин задним ходом выехал из гаража. Ворота с грохотом закрылись. Пока Сэм наблюдал за лимузином, Роу ушла к змее. Последовать за эльфийкой Сэм не решился, так что пришлось воздержаться от выяснения отношений. Зачем Кэтрин убеждала его, что все согласовано с этим важным господином из лимузина? Прибавить себе вес в глазах Вернера? Только добилась она обратного — теперь Сэм не мог ей полностью доверять. Он не понимал мотивов Роу, поэтому решил, что она ведет какую-то двойную игру.

«Теневики», как они себя называли, были опасными типами. Живя, по сути, вне закона, они ни перед чем не остановятся. Если вдруг Вернер встанет на их пути, не будет никакого законного разбирательства. Вспомнилась вдруг леди Цзун. У нее и ее людей наблюдалось что-то похожее на кодекс чести. Грубый и эгоистичный, но все же кодекс. Команда Роу, похоже, была менее привередливой в этом вопросе.

А вот Дрейк, похоже, сделан из другого теста. Он вел себя, словно хищная акула корпоративного мира. Он уверен, что все вокруг будут делать то, что он прикажет, и Сэм чувствовал, что его «крутизна» имеет основания. Этот человек обладет такой же властью, если не больше, как, к примеру, Кэнсаяку Сато. Сэм многого не знал, но видел, что Роу почтительно относится к Дрейку и готова выполнить любой его приказ. Будет неудивительно, если выяснится, что и другие «теневики» относятся к таинственному Дрейку так же.

Он всего лишь попросил Сэма не вмешиваться в работу Роу. Вполне справедливое требование, ведь Вернер, не говоря уже о Ханне, одним своим присутствием может разрушить задуманный план. И все же поступил благородно: даже не потребовал платы. Интересно, почему? Ведь можно было получить хоть немного денег. Может, Дрейк решил оказать услугу, чтобы впоследствии потребовать услугу от Вернера? Сэму это решительно не понравилось, но он не посмел подвергать сомнению его предложение.

Что интересно, собственное положение Сэма волновало меньше, чем положение «гостя» господина Дрейка. Несмотря на заверения эльфийки, Сэм вдруг догадался, чтоэ тот человек покинул башню вне своей воли, то есть, простым языком говоря — его похитили. По каким-то причинам Роу не хотела, чтобы Сэм и Ханна догадались об этом. Может, ей нужен кто-то независимый, кто сможет подтвердить историю добровольного побега? Одним словом Сэму и Ханне предстояло и дальше вести себя скромно, не задавая лишних вопросов. И тогда все будет хорошо. Иначе застрелят без раздумий или, что хуже, отдадут на съедение змею. Сэм пару раз слышал, что драконы едят людей. Как только Вернер представил нежное и хрупкое тело Ханны в пасти большой летающей змеи, его чуть не стошнило.

Нужно держать данное Дрейку слово. И стоит поискать способ сбежать от Роу и ее людей. Вряд ли его и Ханну будут искать, ведь первоочередная задача — доставка в пункт назначение того парня, что валяется без сознания на каталке.

Сэм вернулся к фургону, посмотрел на спящую Ханну. Ее нужно защитить. Постараться, насколько хватит сил. Увезти куда-нибудь, в безопасное место.

Он сел рядом с девушкой. Ханна спокойно посапывала. В конце концов, сон сморил и Сэма.

Глава 15

Приоткрыв дверь в ситуационный зал, Крэншоу замерла, решив немного понаблюдать за суматохой. Люди работали или делали вид, что работают. Эллис нашла Мерушиджа — тот контролировал деятельность сидя за своим столом. Даже отсюда Эллис различила круги под его глазами, что означало — Тадаши работал всю ночь. Вот и сейчас он наблюдал за сразу сотней ситуацией в башне с помощью сотен камер, передающих изображение в реальном времени на мониторы, расположившиеся на противоположной стене.

То, что произошло ночью, затронуло и интересы Креншоу. Только наплевав на все, она уснула, позволив другим заниматься этим делом. В какой-то момент Эллис решила больше не тратить время на слежку за подозрительным Вернером, но вот от реальной охоты на него не отказалась бы.

Наконец, Креншоу вошла в офис и, не спеша, прошла к Тадаши. По пути ей приходилось уворачиваться и пропускать мимо спешащих людей с бумагами. Обычно Эллис этим людям спуску не давала, но только не сегодня. Здешний офис службы безопасности мало чем отличался от подобного в Японии. И там, и здесь, Эллис всегда знала о всех делах, но сегодня день был особенным. Ее настроение поднялось до неимоверных высот — ведь предупреждение оказалось верным, только на него никто не обратил внимания.

— Я вас предупреждала, что с Вернером будут проблемы, — заявила она, встав напротив Мерушиджа.

Тот устало перевел взгляд на Эллис и раздраженно скривился.

— Чувствуете себя победительницей? — фыркнул он.

— Если бы вы ко мне прислушались тогда, сейчас этой проблемы не было бы.

— Успели доложить Сато?

— Пока нет.

— Как благородно с вашей стороны, — усмехнулся Тадаши.

Эллис на самом деле чувствовала себя превосходно, так что не обратила внимания на сарказм начальника службы безопасности.

— Господин Сато требует полный отчет, — сказала она. — Ему не понравилось то, что сегодня случилось, так что появилось желание проверить вашу службу.

— Господин Сато сделал вас своей помощницей? — притворно удивился Мерушидж. — Отчет будет готов, как только придут последние ответы на запросы. Но господину Сато придется стать в очередь. Сначала я его отправлю президенту Хуаню.

— Президент забросил свои компьютеры и заинтересовался этим? Как интересно.

Мерушидж бросил на Эллис кислый взгляд.

— Вот что я вам скажу, Креншоу. Похищение конкретно это служащего входит в категорию среднего приоритета. Побег Вернера и вовсе в низком приоритете. Он — всего лишь рядовой служащий без доступа к большим секретам. Так же и с женщиной — она простой офисный клерк. Их побег для Ренраку ничего не значит.

— Но ваш интерес не кажется обычным, — хмыкнула Эллис.

— Как вы сами сказали, господину Сато не нравятся проблемы с безопасностью компании любого вида.

Тадаши знал о реальной власти Сато и он сам назначил Креншоу к нему на службу, надеясь быть в курсе дел. В результате гамбит Мерушиджа грозил обернуться неприятностями для всего отдела безопасности. В частности сам Тадаши уже попал под внимательный взгляд Кэнсаяку, а Креншоу ничего не стоило подлить масла в огонь. В результате Тадаши могли уволить. Все, что сейчас он хотел — продолжить спокойно заниматься работой и замять ночное дело, как часто проделывал раньше. Только сейчас в этом замешан Вернер, а им интересуются многие, так что ближайшие дни грозили быть весьма насыщенными и опасными.

— Наш вертолет, преследующий бандитов, был атакован драконом, — сказала Эллис. — Это означает, что за теми, кто организовал похищение и побег, стоит кто-то сильный и обладающий властью.

Тадаши как раз получил лист отчета и пытался вникнуть в написанное, поэтому его ответ прозвучал как неразборчивое ворчание.

— Подозреваю, — продолжила Эллис, — что, прежде, чем убежать, Вернер скопировал из наших баз важные сведения.

— Эллис, — Тадаши недовольно оторвался от чтения, — вам что, нечем больше заняться?

— Я только хочу понять, что произошло, — невинно пожала плечами Креншоу. — Кэнсаяку Сато может задать мне несколько вопросов, и я не хочу подставлять вас отвечая, что руководитель службы безопасности сам не знает, что случилось и как это произошло.

— Держу пари, будь вы на моем месте, ничего этого не было, — усмехнулся Тадаши.

— Я не претендую на ваше место. Я хочу убедиться, что Вернер получит по заслугам и отдаст то, что украл.

— Нет никаких признаков того, что Вернер что-то украл. Сбежал он сам и его подруга. Все отделы уже провели инвентаризацию, компьютерщики проверили систему. Ничего не пропало, ничего не было скопировано. С низким уровнем доступа у Вернера не было никакой возможности украсть что-либо существенное.

— О-о, — засмеялась Эллис. — Если те, к кому сбежал Вернер, ждут от него чего-то существенного из-за того, что он когда-то был любимчиком господина Анеки, их ждет большое разочарование.

— Ну, им не впервой так разочаровываться.

Мерушидж прав, вот только Эллис была убеждена, что Вернер вовлечен во что-то большее, чем просто побег. Он показывал себя достаточно верным корпорации из-за одержимости узнатьо судьбе его сестры. Ответ Сато, письма и отчеты должны были держать его в башне до самой смерти. Тем не менее, Вернер сбежал, а значит, тут есть что-то еще. И Эллис хотела найти это «что-то».

— Что с парнем на каталке? — после небольшой паузы спросила Креншоу.

— А что с ним? — Мерушидж пожал плечами. — Нет никаких заявлений о пропаже людей, так что, скорее всего, этот парень был чужим. У меня есть вызов, все как обычно. Кто-то из гостей «Рамплестилтскина» заболел и вызвал экипаж «ДокВагон». У нас есть изображение этого человека. Вертолет брибыл быстро, а самого вызывавшего мои люди не нашли.

— Думаете, он и был пациентом? — поинтересовалась Эллис.

— Мы проверили записи с камер наблюдения, сверили параметры того парня и тела на каталке. Совпадение примерно семьдесят процентов.

— Но не сто.

— Я бы не ждал многого от словесных описаний и тридэ записей человека под покрывалом и в маске.

— Верно, — кивнула Эллис. Получалось, что Вернер кого-то сдал «теневикам». — Жаль, оркиня погибла. Она бы нам могла рассказать много интересного.

— О, она буквально несколько минут назад так и сделала, — улыбнулся Мерушидж, помахав отчетом, который пытался читать. — Анализ ДНК идентифицировал ее как Грету Вилмарк — наемница, работающая в одной из многочисленных команд «теневиков». Вместе с ней обычно работают Гарри Слоан, Черный Пес Салливан, Курт Лейтон и еще один орк — Чин Ли. Параметры санитаров подходят под параметры Слоана и Салливана. Могу уверенно предположить, что вертолет вел никто иной, как Курт Лейтон. Таким образом, здесь присутствуют все, за исключением Чин Ли. Но, эти команды, как известно, часто меняют исполнителей. Заметили «доктора». Наверняка она попала в команду для замены орка. Если рассматривать эту операцию в целом — мелочь, не достойная особого внимания.

— Если бы не дракон, — напомнила Эллис.

— Возможно, что его появление всего лишь досадная случайность, — Тадаши пожал плечами. — Наш пилот улетел сразу, как только появилась угроза, так что он не может подтвердить связь «теневиков» и дракона. Маловероятно, что эти «теневики», работающие по мелочи, имеют при себе такую мощную страховку. Как только отчет будет готов полностью, я закрою это дело.

Эллис нахмурилась. У Мэрушиджа находились ответы на все вопросы, так что он может быть доволен работой. А вот Эллис — нет. Но даже если все было так, как считает Тадаши, Креншоу горела желанием поймать и наказать Вернера.

— Что вы брешили на счет Вернера? — спросила она.

— Если не появится новых данных — ничего, — Тадаши пожал плечами. — Поиск таких мелких служащих обходится дорого. Мой опыт говорит, что дело того не стоит.

— Господину Сато не понравится, если вы ничего не предпримете, — глаза Эллис сузились.

— Скажите лучше, что это не нравится лично вам, — в то время, как Креншоу теряла самообладание, Мерушидж, наоборот, его приобретал. — Господин Сато — бизнесмен. Когда он увидит смету расходов для поиска и захвата такой мелкой сошки, он согласится со мной.

На том разговор был закончен. С кислым выражением лица, Эллис вышла из ситуационного зала. День, так хорошо начавшийся, был безнадежно испорчен. Начальник службы безопасности не собирался ловить Вернера.

Между тем Эллис не хотела, чтобы побег Вернера спустили на тормозах и, если корпорация будет молчать, она займется делом самостоятельно.

Глава 16

— Он отстал, — объявил Курт.

— Вовремя — согласился Слоан.

— Вовремя, говоришь? — спросил Черный Пес. — Испугался, что ли?

— Нам сейчас не нужны проблемы.

— Ну, когда будут нужны, — ощерился Черный Пес, — обращайся. Обеспечу.

— Заткнитесь, парни, — не оборачиваясь, прикрикнул Курт.

Слоан и Черный Пес послушались. Тем не менее, они не переставали изредка бросать друг на друга злобные взгляды. Нужно отдать должное, когда проезжали контрольно пропускной пункт, эти двое вели себя спокойно. Сэм успокоился, когда понял, что их вечные препирательства не привлекут внимание полицейских.

Он нервничал, когда один из полицейских, заглянув внутрь салона, осмотрел всех пассажиров, и немного успокоился, когда тот отошел от автомобиля, не увидев ничего подозрительного. Во землях Салиш-Шайд мало кто знал о делах в метрополии. А если знал, то не интересовался.

В Сиэтле команда сменила фургон на два кроссовера «Крайслер-Нисанн Караванерс». Сэма и Ханну определили вместе с Черным Псом и Слоаном. Роу и Чин Ли заняли второй. Туда же определили «гостя», похищенного из башни. Выехав за пределы метрополии, машины разделились и поехали к цели разными маршрутами. Встретились у съезда с шоссе и уже вместе поехали по грунтовой дороге. Фары не включали. Роу, будучи эльфом, и так ночью хорошо видела, к тому же освещенной лунным светом. Курт воспользовался нейроадаптером, войдя в компьютерную систему автомобиля и считывал информацию напрямую из приборов. Дорога оказалась не из лучших и состояла, казалось, из одних ям и ухабов. Теперь стало ясно, почему Роу выбрала именно «Караванерс». Эти машины словно специально были созданы для таких дорог.

Ехали не долго, остановились на опушке леса, откуда трассы было не видно. В паре метров, у второй машины, ждала эльфийка. Сейчас Роу была одета в зеленую куртку и брюки. Цвет автомобиля тоже был похожего цвета, что обеспечивало некоторую незаметность на фоне деревьев и кустарников. По крайней мере, издали.

— Что-то случилось? — спросил Курт, когда эльфийка подошла к автомобилю.

— Все нормально, — та покачала головой. — Здесь мы должны встретиться с Тиссеном. Давайте сделаем небольшой привал. Я лично устала ехать по этой пересеченной местности.

— Заодно перекусим, — сказал Курт и вытащил шнур из нейроадаптера.

— Замечательное предложение, — улыбнулась Кэтрин. — Это единственное, о чем я сейчас могу думать. Ладно, парни, выгружайтесь, разомните ноги. Перекусим, прежде чем ехать дальше.

Возражений не последовало. Курт и Слоан занялись освещением, Черный Пес скрылся в ближайших кустах. Сэм и Ханна остались без дела.

— Кэтрин? — Ханна подошла к эльфийке.

— Да?

— Где мы?

— Рядом с границей Тир Таирнгир.

— Мы едем в страну эльфов? — глаза Ханны от удивления расширились.

Тир Таирнгийр занимал всю площадь бывшего штата Орегон, прихватив немного земель соседних штатов. Перерожденным, взяв в союзники коренных индейцев, удалось отвоевать эти земли и, совсем недавно, они объявили о своей независимости. Никто не знал, что происходит в этих землях, потому что они хорошо охранялись от ненужного внимания. Единственное, что было известно, земли Тир Таирнгира весьма быстро возвращались к своему изначальному состоянию. Правительство Тира официально поощряла другие страны делать то же самое, предлагая свою помощь.

— Это самый короткий маршрут в Сан-Франциско, — ответила Кэтрин.

Сэм чуть было не закашлялся.

— Вы... видимо, хотите тайно пересечь границу? — поинтересовался он. — Ведь известно, что она хорошо охраняется, и через нее никого не пускают.

— Ты прав, парень, — вместо Роу ответил Слоан. — У них на службе дракон и грифины. И еще чертовы паладины. Я слышал, что нарушителей границы они делают безумцами.

— Тебе это не грозит, Слоан, — хохотнул Черный Пес, вовремя вернувшись из кустов. — Паладины не смогут обнаружить твой разум, потому что его у тебя нет.

— Я знаю, о чем говорю, — не поддался на провокацию Слоан. — Пограничный патруль Тира известен эффективностью. Почти каждую неделю на дорогах находят живые тела без разума тех, кто пытался войти туда.

— Именно поэтому нам нужно уйти подальше от дорог и патрулей, — сказала Роу. — Я хочу послать Тиссена на разведку, чтобы он нашел безопасный путь. Как только он это сделает, мы пересечем границу, а Тиссен будет страховать нас сверху. У нас не должно быть проблем.

— Уверена, что так и будет, — тихо сказала Ханна.

Остальные приняли слова Кэтрин не так спокойно. Да и Сэм засомневался, что план Кэтрин вообще выполним. Поразмышлять над ним не удалось, потому что в небе появилась крылатая змея.

Поднявшийся ветер поднял с земли сухие листья и загасил огонь походной кухни, разведенный Чин Ли. Орк заругался, но на него никто не обратил внимания. Тиссен приземлился, сложил крылья и свернулся кругом. Роу тут же подошла к нему, остальные же проявили внезапный интерес к кулинарным способностям орка. Сэм и Ханна решили к ним присоединиться.

Через несколько минут змей снова взлетел и скрылся за кронами деревьев, а эльфийка, прежде чем присоединиться к остальным, проведала загадочного пассажира в автомобиле.

Тем временем Чин Ли объявил, что тушеное мясо по его индивидуальному рецепту приготовилось. В завершение, орк сыпанул в блюдо несколько сушеных трав, которые придали кушанью особый аромат. Пообедав, все успокоились. Ханна удобно устроилась под боком Сэма. Черный Пес и Слоан разомлели настолько, что им стало лень ругаться друг с другом. Они вспомнили какого-то старого, почти легендарного «теневика» и говорили о нем. Чин Ли поставил греться воду и устроился играть в карты с Куртом. Вокруг стало тихо и беззаботно.

Внебе, между облаков, изредка появлялась луна. Со стороны леса раздавались звуки дикой природы. Однажды Сэму показалось, что он услышал вой волка. Точно он сказать не мог, потому что не только ни разу не слышал, как воют волки, но и не видел их. Ханна вой тоже услышала.

— Мне здесь не нравится, — сказала она, крепче прижимаясь к Сэму.

— Почему бы тебе не поспать немного? — поинтересовался Сэм. Он понимал Ханну — здесь, на открытом пространстве, не было того чувства защищенности, к которому девушка привыкла в стенах башни Ренраку.

— Хорошая идея, — согласилась Кэтрин. — Похоже, Тиссен некоторое время будет занят, так что несколько часов у нас есть. Вот когда он вернется и мы двинемся дальше, боюсь, поспасть у нас уже не получится.

— Я не хочу здесь спать, — заявила Ханна. — Здесь слишком открыто и непривычно.

— Можете устроиться в автомобиле, — предложил Курт, кивая головой в сторону «Караванера». — Там есть подушки и одеяла.

Мир, где не было высоких зданий и людской суеты, делал этих людей заботливыми.

Спать в фургоне было неудобно, так что, когда Сэм проснулся и поглядел на часы, обнаружил, что прошло чуть меньше часа. В отличие от него, Ханна спала спокойно и безмятежно. Осторожно, чтобы не потревожить ее сон, Сэм выбрался из автомобиля. Вокруг было тихо, если не обращать внимания на звуки из лагеря. Да еще Слоан с Черным Псом снова переругивались. Краем глаза Сэм заметил Кэтрин. Она подошла к другому автомобилю, порылась там и, вытащила дробовик. Ничего не сказав остальным, Роу обошла машину и скрылась в темноте.

Сэму стало любопытно, поэтому он отправился в лес вслед за ней. Как только он подошел к первому же дереву, чья-то рука схватила его и дернула в сторону. Прежде, чем вскрикнуть, Сэм увидел Роу — та знаком показывала, что нужно сохранять тишину.

Сэм заволновался. До того, как он пошел спать, вокруг было больше звуков. Шелест листьев, стрекотание ночных насекомых, вой диких зверей из глубины леса. Сейчас всего этого не было. Сэм видел деревья, кусты, но они не шевелились. Что-то с этим миром стало неправильно.

— Роу? — прошептал он. — Что происходит?

— Я не знаю, — ответила эльфийка.

Сэм посмотрел вдоль опушки. Темные стволы деревьев освещались слабым лунным светом. Зеленые листья приобрели неестественную черноту. Краем глаза Сэм заметил короткую вспышку и посмотрел в том направлении. В нескольких метрах от них появилось что-то, чего здесь не должно быть. Высокое и тонкое... как эльф. Сэм дотронулся до плеча Кэтрин и показал ей то, что увидел. Роу тихо выругалась и полезла в карманы.

Поднялся ветер, как тогда, когда приземлялся летающий змей. Зашевелилась трава, листья. Секундой позже с неба послышался гул моторов. Сэм попытался отыскать источник звука, но небо закрывали кроны деревьев. Но вот над лагерем появились летающие машины. Одна, вторая, за ними еще.

— Желтые пиджаки, — выдохнула Роу и резко встала.

Вслед за ней поднялся и Сэм. Что такое Желтые пиджаки, он знал. Маленькие, юркие, одноместные боевые вертолеты, несущие на себе вооружение, способное уничтожить легкобронированную машину. Их когда-то применяли в корпоративных войнах.

Вниз вырвались снопы света, освещая лагерь и Сэм насчитал шесть вертолетов. Самого вернера и эльфийку свет прожекторов их не освещал, потому что они находились под защитой деревьев.

— Подержи, — Роу быстро сунула что-то в руки Сэма и исчезла из виду.

Сэм подхватил предмет и только после того, как Кэтрин исчезла, увидел, что это дробовик. Словно раскалившийся добела, Сэм выронил его из рук. Он давно поклялся не брать в руки никакого оружия. Сэм огляделся и не увидел Кэтрин.

Все произошло быстро, никто не успел ничего сообразить, как хаотично до этого метавшиеся столбы света, наконец, окружили лагерь, осветив его целиком.

— Властью Высокого принца Тир Таирнгир, приказываю сдаться! Сопротивление бесполезно! — прозвучал с неба усиленный голос. — Сдавайтесь, и вам не причинят вреда!

Мгновение никто внизу не двигался. Вдруг с места сорвался Слоан и быстро преодолел небольшое расстояние до ближайшего автомобиля.

— Да хрен вам! — крикнул он, доставая из салона автомат.

— Оставайтесь на своих местах! Не двигайтесь! — предупредили сверху. — Это последнее предупреждение!

Слоан, проигнорировав приказ, развернулся в сторону вертолета, откуда следовали приказы, и выпустил длинную очередь. Пули защелкали по болту и винтам. Вертолет качнуло в сторону.

— Твою мать! — донеслось оттуда через громкоговоритель. — Он достал меня! — и тут же последовала команда: — Выключите прожектора! Огонь по нарушителям!

Одновременно, как один, пилоты всех шести вертолетов погасили прожектора. Вокруг стало темно. Успевшие адаптироваться к свету прожекторов, глаза снова ничего не видели. А тем временем сверху стреляли. Тяжелые пули врезались в землю, перепахивая дерн не хуже сельскохозяйственного трактора. С места сорвался Курт. Он хотел добраться до другого автомобиля, но тут же упал с перебитыми ногами. Следующая очередь почти разорвала его пополам.

Из укрытия снова показался Слоан. Дико крича, он обстреливал вертолеты. Трассирующие пули коротко вспыхивали в темноте.

Эльфы ответили жестоко. Один из вертолетов повернулся в его сторону и, в следующий миг, запустил ракету. Сейчас он был похож на неземного бога разрушения.

Казалось, время замедлило ход. Сэм видел, как хищная ракета вылетает из пушки, как она расправляет короткие крылья и устремляется к автомобилю, за которым безумствовал Слоан. Сэма сковало ужасом, ведь в этой машине спала Ханна. Прежде, чем ракета достигла цели, в заднем окне «Караванера» появилось ее испуганное лицо. Сэм закричал.

Ночь расколол гром и вспышка взрыва.

«Караванер» подбросило вверх, в салоне все запылало, а Слоана откинуло далеко в сторону. Он закрутился не хуже пропеллера, прежде чем безжизненно упасть в нескольких метрах от взорванного автомобиля.

Сэм сорвался с места, побежал к пылающему "Караванеру", но, буквально через пару шагов упал. Он обернулся, чтобы посмотреть, обо что споткнулся и увидел голову Слоана. На лице погибшего "теневика" читались ненависть и страх. Половина волос сгорела. И нигде не было видно тела.

Сэм поднялся и, шатаясь, побрел к горящему автомобилю. От жаркого огня крыша машины осела, внутри все полыхало. Вдруг чья-то рука схватила Сэма и поволокла обратно к лесу. Вернер попытался вырваться, но у него ничего не вышло.

— Успокойся, парень, — прокричал в ухо Чин Ли. — Ты ей уже ничем не поможешь! Давай, беги в лес! Чертовы вертолеты не смогут обнаружить тебя там!

На опушке орк отпустил Сэма и скрылся в лесу. Вернер было дернулся обратно к автомобилю, но понял, что орк прав. Он больше ничего не может сделать для Ханны. Девушка мертва, в то время, как Сэм — жив. И, чтобы заставить кого-то заплатить за ее смерть, нужно таким и оставаться.

Не успели орк и Сэм отбежать подальше, как взорвался второй автомобиль. Сэм заметил Черного Пса. Тот бежал вдоль опушки, убегая от одноместного, хищного вертолета.

Чин Ли бежал в нескольких метрах впереди. Внезапно он остановился и вскинул автомат. Перед ним стоял эльф. Прежде, чем орк успел выстрелить, эльф шагнул вперед, приблизившись к орку почти вплотную, и тут же Чин Ли упал на спину, а эльф протянул к нему руку, только не для того, чтобы помочь встать. Кончики его пальцев засветились, колдовская энергия перетекла к орку. Чин Ли закричал, рука, державшая автомат, стала расплываться, словно свечка. Мгновение, и неведомая напасть охватила орка целиком. Крик затих. Все это продолжалось какие-то секунды.

— Достойный конец для твари, — с отвращением сказал эльф.

Хоть Сэм и видел такой конец орка, он не останоавился и налетел на эльфа. В результате оба упали и покатились по траве. Вернер попытался оторваться от эльфа. Он понимал, что участь орка ждет и его. Вслед за Сэмом попытался встать эльф. Вернер подхватил из под ног какую-то палку и с силой ударил противника по голове. Палка оказалась гнилой. Ошметки разлетелись по сторонам. Эльф упал, но, скорее, от удивления, чем от боли. Сэм ждать не стал. Откинув в сторону остатки палки, он развернулся и побежал.

— Глупец, — крикнул эльф. — У тебя нет никаких шансов!

Сэм рискнул обернуться. Эльф успел подняться и уже поднял руки вверх. Между его ладонями зародился светлый колдовской шар. В следующий момент шар рванул к Сэму. Вернер дернулся в сторону и шар, промахнувшись по беглецу, врезался в ствол дерева. Раздался взрыв. Пламя моментально настигло Вернера, ударило в спину и повалило на землю. Огонь мигом охватил его целиком. Сэм потерял сознание.

Глава 17

Черный «Мицубиси Найтскай» остановился у тротуара перед главным входом в Жармен Буилднг. Солнечные лучи отразились от черной, лакированной поверхности кузова. Открылась задняя дверь, давая любопытному взгляду доступ к прохладному, темному салону автомобиля. Первым оттуда вышел пожилой мужчина, вслед за ним на тротуар ступила женщина. Их манеры и полное безразличие к пешеходам говорили, что они являются владельцами этого дорогого автомобиля.

Женщина одета в темно-вишневый деловой костюм консервативного покроя. Все, начиная с туфелек и заканчивая тонкой цепочкой из платины, выделяющейся на фоне длинных, темных волос, спускающихся на грудь, говорили о невероятном богатстве. Мужчина одет в классический костюм-тройку черного цвета. Когда он двигался, казалось, костюм не сминался и на нем не появлялось складок. Темные волосы, обрамляющие удлиненное лицо, должные подчеркивать мрачность, не справлялись задачей, потому что мужчина явно получал удовольствие от того, что находится рядом с такой женщиной. Рядом с ней он выглядел солидно и богато.

Они перебросились парой слов и засмеялись над какой-то шуткой. Они смотрели только друг на друга, ожидая вечер удовольствия.

Харт, протолкнувшись среди пешеходов, встала напротив парочки. Сейчас она получит море удовольствия, разрушив вечерние планы этих людей.

— Добрый вечер, господин Дрейк, — сказала она. — Удивлены видеть меня здесь?

Женщина недовольно осмотрела Кэтрин. Наверняка, подумала не о том, что есть на самом деле. «Вы плохо знаете своего друга, дорогуша», — мысленно усмехнулась Харт.

— Вы удивительно находчивы, госпожа Харт, — ответил господин Дрейк. На его лице не дрогнул ни один мускул. — Почему вы считаете, что я должен быть удивлен?

Харт ее знала, хотя женщины никогда не встречались. Надя Мирин. Совладелица преуспевающей компании "Натуральный фаст-фуд".

— Мне нужно обсудить с вами одно дело, господин Дрейк, — сказала Харт. — Наедине.

— Мисс, как вы смеете?.. — возмутилась Мирин.

— Мирин, — кинула на женщину безразличный взгляд Кэтрин. — У меня дело к господину Дрейку. Вам придется некоторое время провести в одиночестве. И еще одно, не нужно делать резких движений, это может стоить вам жизни, — Харт не обратила внимания на презрительную ухмылку Мирин. — Я здесь не одна. Двое моих людей следят за нами сквозь прицел снайперских винтовок. Они прекрасные стрелки и знают о ваших способностях.

— И они достаточно быстры? — высокомерно поинтересовалась Мирин.

Дрейк взял руку женщины в свою.

— Позволь мне поговорить с госпожой Харт, Мирин, — сказал он. — Насколько я знаю, она человек слова. Не нужно доводить до стрельбы в людном месте. Госпожа Харт, — теперь внимание Дрейка переместилось на Кэтрин. — Предлагаю поговорить внутри. Там меньше ненужных ушей.

Харт улыбнулась. Меньше ушей не означало меньше глаз, если Дрейк решит урегулировать вопрос силой.

— Не думаю, что это мне подходит.

— Тогда на лестнице перед входом? Только вы и я.

Мирин открыла рот, чтобы возразить, но Дрейк крепче сжал ее ладонь, продолжая улыбаться.

— Мирин подождет в машине. Надеюсь, вы удовлетворены? Не в моих интересах допустить панику среди прохожих.

Предложение Кэтрин понравилось.

— Согласна, — кивнула Харт. — Пока ваша подружка будет вести себя тихо и смирно, она в безопасности. Но, в случае чего, учтите, у моих людей не обычные пули. Они легко пробьют броню вашего автомобиля.

— Мне не нравятся подобные угрозы, — в голосе Мирин не было никакого страха. Одним своим тоном она ответно угрожала Кэтрин.

— И мне не хотелось бы претворять их в жизнь, — ответила Харт. — Поэтому будьте добры, сядьте в машину и не мешайте нам.

— Сделай, как она говорит, Мирин, — кивнул Дрейк. — Нам с госпожой Харт решить пару вопросов. Думаю, мы с легкостью уладим ихнаедине.

Выражение лица Мирин говорило о том, что единственные проблемы может создать она, прямо здесь и сейчас.

— Я скоро присоединюсь к тебе, — Дрейк посмотрел на Мирин немигающим взглядом и, наконец, женщина кивнула, согласившись.

Не дожидаясь, пока та скроется в автомобиле, Кэтрин развернулась и пошла к намеченному месту беседы. Оказавшись в тени здания, она остановилась и повернулась. Харт дрожала, но в этой дрожи было больше от возбужденного ожидания разговора, чем от прохладного ветерка.

— Теперь мы можем поговорить о деле? — легкий тон, которым говорил Дрейк в присутствии Мирин, исчез, превратившись в деловой.

— У меня появились подозрения, что вы решили разорвать мой контракт, — сказала Кэтрин.

— С чего вдруг такие подозрения?

— Меня не интересуют причины, хотя я догадываюсь о них, — сказала Харт, на что Дрейк ответил любознательным взглядом. Он был спокоен. Слишком спокоен, чтобы быть ни при чем. — На мой отряд напал патруль из Тир Таирнгир. У них был колдун, скрывший звуки приближающихся вертолетов. Нами занималось полное подразделение. Это слишком для второразрядного отряда «теневиков». Один из моих людей запаниковал, что не удивительно, и, в результате, все погибли. Я сама чуть не погибла!

Как и ожидала Харт, на лице Дрейка отразилось беспокойство, но не было никакого удивления.

— Вам нужно поговорить с Тиссеном, — сказал он. — Существа его вида славятся ненадежностью.

— Я разговаривала с ним, — кивнула Кэтрин. — Он сказал, что вы встретили его в Портленде и изменили план. Поэтому я вернулась в Сиэтл.

— Вы должны решить, кому доверяете больше, госпожа Харт, — сказал Дрейк.

Кэтрин посмотрела в его глаза.

— Я это уже давно решила.

— Вижу, — прохладно сказал Дрейк. — Могу выплатить компенсацию.

— Это не исправит некоторых значительных прорех в нашем контракте.

— То есть, вам нужно еще больше денег?

— Господин Дрейк, — поморщилась Кэтрин, — это не в моем стиле. Сейчас я могу молчать и без дополнительного стимула. У вас была возможность, но вы ее упустили. Вам не нужно заставлять меня молчать. У меня, в конце концов, есть своя, профессиональная гордость. Она же позволяет закрыть глаза на то, что вы сделали.

— Как пожелаете, госпожа Харт, — Дрейк улыбнулся, обнажив белоснежные зубы. — Но позвольте мне хоть частично приглушить ваше негодование. Вы произвели на меня впечатление своим огнем и целеустремленностью. Что скажете о двадцати пяти тысячах кредитов в месяц? Назовем это предварительным гонораром.

— Я же сказала, мне не нужна плата за молчание, — фыркнула Кэтрин. — Хотите пользоваться моими услугами, оплачивайте их по обычному тарифу.

— Вы необычная женщина, госпожа Харт. Я начинаю думать, что вы действительно будете придерживаться тех правил, что сами себе придумали. Что ж, будем считать, что продолжим работать на обычных условиях?

Кэтрин кивнула и протянула Дрейку мобильный терминал. Дрейк достал кредитную карточку, вставил ее в прибор и сделал денежный перевод. Показав Кэтрин, что деньги ушли на нужный счет, он возвратил ей терминал.

— Ваши деньги пойдут в дело, — сказала Кэтрин.

— Они так же хороши, как золото, госпожа Харт.

— Лучше, — прежде, чем положить терминал обратно в сумочку, Кэтрин повертела им перед носом Дрейка. — Золото слишком тяжелое.

Кэтрин стала спускаться по ступенькам вниз, но Дрейк схватил ее за руку. Повернувшись, Харт наткнулась на жесткий взгляд.

— Вы уверены, что в Ренраку ни о чем не догадаются? Оркиня могла выжить и многое им рассказать.

— Все погибли недалеко от границы Тир Таирнгира. Все до единого. Даже если служба безопасности сможет что-то узнать — это людей из команды оркини. Они все мертвы. Я сама это видела.

— Хорошее решение. Основываясь на вашем отчете, служащий из Ренраку мог быть слишком проницательным, чтобы догадаться о некоторых деталях. Это хорошо, что он мертв, значит, не сможет ни с кем поделиться своими догадками.

«Он не сможет, а я могу, — подумала Харт. — Но мне платят, значит, я еще нужна некоторое время. А вот потом...»

— Я не позволю, чтобы кто-нибудь разрушил мой план, госпожа Харт, — с угрозой сказал Дрейк и, наконец, отпустил эльфийку.

Глава 18

Сэм удивился, когда обнаружил себя живым.

Он помнил, что весь горел. Горела одежда, горели кусты вокруг. Он помнил, как упал в небольшой ручей, где и лежал до сих пор. Вода потушила огонь. Болело все, ожоги и ушибы. Тем не менее, он был живым.

Когда он услышал недалеко от ручья голос эльфа, что запустил в него огненным шаром, Сэм понял, что без сознания пролежал недолго. Эльф оказался слишком самоуверенным, раз не потрудился проверить, мертв на самом деле Сэм или еще жив. Он что-то говорил, Вернер прислушался.

— Я убрал одного кабана и одного нормального.

— Хорошо, — Сэм услышал и ответ, донесшийся из рации. — Машины взорваны. Мы видим три трупа. Есть ли еще, подтвердить не можем — внизу все огне, садиться опасно.

— Если хотите, я проведу контрольную зачистку.

— Нет. Ты знаешь процедуру, Рори. Никто не войдет в непроверенную зону без страховки. К тому же, ты потратил колдовскую энергию.

— Нет проблем, Гриан. Я полон сил. Она льется из меня, словно водопад.

— Еще раз нет, Рори. Возвращайся в точку сбора. Я тоже сейчас лечу туда. А потом сходим вместе проверим.

— Думаешь, я не смогу справиться сам? Я — колдун высшего класса.

— Это не аргумент, Рори. Мне больше не нужны жертвы. Встречай нас на точке сбора.

— Понятно, — недовольно ответил эльф и выключил рацию. После этого он что-то неразборчиво пробормотал, что не предназначалось для других. Сэм тоже не разобрал ничего, но догадался, что эльф тихо ругается.

Сэм испугался, что тот захочет убедиться в его смерти. Еле дыша через раз, Вернер взмолился, обращаясь к всевышнему, чтобы колдун выполнил приказ и убрался куда подальше. Потом, когда он вернется сюда со своими товарищами, Сэм будет уже далеко.

Как только вертолеты улетели, естественные звуки ночного леса снова взяли свое. Разве что было тише, чем до налета. Сэм решил последовать примеру, несмотря на холод, и продолжал лежать в ручье, дожидаясь, пока эльф не уберется как можно дальше.

Время шло медленно. В конце концов, Сэм решил, что времени прошло достаточно и поднял руку, взглянув на часы. Они не работали. Тогда Сэм встряхнул их, нажал кнопку перезагрузки. Еле осветившись по краям экрана, часы снова потемнели. В бессилии Сэм расстегнул браслет и уронил часы в воду. Он решил для верности еще немного подождать. Потом попытался подняться и тут же услышал хруст ветки. Сэм замер. Неужели колдун еще где-то здесь? Подождав еще немного, Вернер решился выбираться из ручья.

Чуть высунув голову над обрывом, он осмотрел окрестности. Эльфа он не увидел, как ни старался. Тогда, немного осмелев, Сэм выбрался на берег окончательно и побрел к опушке, где догорали автомобили. Он увидел тела Курта и Черного Пса, различил некоторые части разорванного взрывом Слоана. Ханна, наверное, превратилась в пепел в одном из «Караванеров». Где-то недалеко отсюда, в лесу, растекся лужицей Чин Ли. Харт нигде не было видно.

Сэм остался один.

Откуда-то издалека раздался вой. Это был волк, а не звук двигателей вертолетов. Вой дал понять, что Сэм в лесу не один. Лес Тир Таирнгир, успевший продемонстрировать враждебность к чужакам. Лес, в котором жили много металюди и существа, что без всякого сомнения примут Сэма за свой обед. Вспомнились василиски и грифины. И драконы. Слоан говорил, что эльфы используют драконов в качестве пограничников. Даже если это не настоящие драконы, а, хотя бы, такие же летающие змеи, как Тиссен, легче не становилось. Таким человека тоже хватит на один укус.

Сэм отвернулся от опушки и его взгляд наткнулся на лужицу, оставшуюся от орка. Недалеко, оказывается, их отпустили. Рядом с останками валяется штурмовая винтовка. На металлических частях отражается пляшущий огонь. Пластмассовая, удобная рукоятка и двойной магазин намекают, что оружием можно пользоваться. Весь вид винтовки говорил о своей смертоносной эффективности. Это оружие специально разработано для убийств. Только вот беда — Сэм поклялся никогда больше не брать в руки ничего, что может убить человека.

Снова раздался волчий вой и Сэм вздрогнул.

Он тут же вспомнил ту громадную псину, что напала на Салли Цунг. Это было больше года назад. Тот зверь изредка вспоминался, не без дрожи. Его вой и рык морозили кровь. Вой волка был ничем не лучше. Самый главный довод: Сэм — обычный парень, и не может справиться со зверем с помощью колдовства, как продемонстрировала в тот раз Салли.

То, что может убить человека, может убить и зверя. Этот довод заставил Сэма поднять ее. Тяжелое. Чин Ли размахивал им, как игрушечным, ноон был сильнее. Вернер повесил винтовку через плечо на ремень, как это делал орк. Теперь Сэм был готов убивать всякого напавшего на него хищника. Но не против людей. Ведь он обещал, сам себе.

Он в очередной раз посмотрел на бывшую стоянку. Стоило бы задержаться и похоронить всех погибших. Только он рискует попасть в руки эльфов. Вздохнув, Сэм пошел вглубь леса, гадая, как далеко ему удастся уйти, прежде чем эльфы вернутся сюда.

 

* * *

 

Где-то за спиной хрустнула ветка и Сэм, вздрогнув, побежал. Он ничего не видел, а теперь, под звуком собственного бега, вдобавок ничего не слышал. Больно била по спине винтовка. Бежал Сэм недолго — задохнулся. Нужно было почаще гулять с собаками и тренироваться. Теперь за свою лень приходится жестоко расплачиваться. Нужно остановиться и отдышаться хоть немного, но преследователи были где-то рядом, значит нужно терпеть.

Побег Сэма в темноте был прерван выступающим из дерна корнем. Тяжелая винтовка, в очередной раз стукнула Сэма по спине, придав дополнительное ускорение, и Вернер впечатался в ствол дерева. Отскочив от него, словно мячик, Сэм упал. Спину пронзила боль, ведь там висела винтовка, но Вернер постарался подняться на ноги, перебросив оружие в руки. Его затошнило, в глазах потемнело, и Сэм упал на колени, удержавшись только благодаря винтовке, используемой сейчас в качестве костыля. Сил никаких, хоть падай и умирай. Но отдыхать, пока опасность не исчезла, было нельзя. Нужно убедиться, следят ли за ним эльфы или, все же, отстали.

Сэм попытался встать с колен. Тут же закружилась голова, затошнило. Немного придя в себя, Вернер осмотрелся и, с удивлением, увидел знакомое искривленное дерево, а чуть дальше просматривалась опушка леса. Все напрасно. Каким-то образом он возвратился туда, откуда бежал.

Когда Вернер подошел к опушке, он убедился в своей правоте. Это был разгромленный эльфами лагерь. Сейчас, освещенный слабым светом, хотя луна скрылась за облаками, он выглядел нереально. Небольшая группа эльфов медленно бродила между останков автомобилей. В салоне одного из них еще горело пламя.

Все эльфы носили одинаковую форму, с нашитыми на рукава шевронами и значками на петлицах. Похоже, пограничники. Кроме одного, одетого в джинсы и фланелевую рубашку. Даже издали видно, что он обладает колдовской силой. Тот самый, кого называли Рори. Кроме этих семерых пограничников, больше поблизости никого не было.

— Нашел что-нибудь стоящее, Гриан? — поинтересовался колдун у командира группы, когда тот подошел к нему.

— Одно более-менее уцелевшее тело вон в том фургоне, — кивнул Гриан в сторону еще горевшей машины. — Думаю, это тот самый беглец из Ренраку, о котором нас предупреждали. Эйден почистил пару костей из второго фургона. Похоже, там тоже, в момент взрыва, находилась женщина. И трое мужчин на поляне. Еще орк, с которым ты расправился. Все на месте, кроме парня из Ренраку.

— Можешь и его посчитать, — уверенно кивнул Рори.

— Проверим. Тело, которое они везли, слишком плохо выглядит, — Гриан покачал головой.

— Уверен, что там нечего спасать?

— Хуже не бывает. Оно выглядит так, словно поджарено огнем дракона, а потом на нем еще и поплясали.

— Ну, ничего, — похлопал по плечу товарища колдун. — По крайней мере уничтожены все наши незваные гости. Вечер удался.

— Не спеши, Рори. У нас нет еще одного тела.

— Тогда пойдем, найдем его. Я его завалил вон там.

Рори повел товарища в лес, как раз мимо кустов, где спрятался Сэм. Вернер затаил дыхание. Он боялся, что его обнаружат и поднимут тревогу. Но эльфы, ничего не заподозрив, прошли дальше. Идти за ними Сэм побоялся. Впрочем, пограничники ушли недалеко. Остановились на берегу ручья, где огненный шар, выпущенный эльфом, настиг Сэма.

— Здесь никого нет, — обернулся к колдуну Гриан.

В ответ Рори выругался.

— Брэн! — крикнул Гриан. — Дуй сюда! Наш самоуверенный колдун не потрудился убедиться, убил ли парня. Теперь у нас беглец!

Гриан аккуратно спустился к ручью. Вслед за ним последовал Рори. Они двигались не спеша, как при замедленном показе фильма. Брэн подошел к берегу ручья как раз, когда Гриан что-то нащупал на дне ручья. Сначала Сэм не мог понять, что достал эльф, потом вспомнил о выброшенных часах. Именно их и нашел пограничник.

— Он был здесь.

Рори взял часы из рук Гриана и осмотрел их.

— Сломанные и обугленные, — сказал он. — Если он и ушел, то явно не далеко.

— Брэн, осмотрись тут, — не обратив внимания на колдуна, отдал команду Гриан. — Сможешь найти след и провести нас по нему?

Брэн кивнул и отправился вверх по течению. Через четверть часа он вернулся и пару минут изучал берег и русло ручья, где отлеживался Сэм. Остальные молча наблюдали. Гриан терпеливо и неподвижно, Рори нервничал, шагая взад-вперед.

— Думаю, можно начинать волноваться, — неожиданно сказал Брэн.

— Не понял.

— Все, что я вижу, это следы падения тела в ручей. Я обследовал берег и не увидел никаких следов выхода на берег. Похоже, он тут отлежался некоторое время, а потом уплыл. Если так, нам его уже не найти.

— Тогда нам тут больше нечего делать, — сказал Гриан и развернулся, чтобы уйти в разгромленный лагерь, но был остановлен колдуном.

— Так что на счет подтверждения?

— Ты же слышал — он смылся отсюда, так что может быть где угодно.

— Мы можем его убить, когда найдем?

— Ты его еще найди. Все, сворачиваемся и уходим. Нам тут больше нечего делать.

Сэм различил кислое выражение лица, которым колдун одарил Гриана.

— Так мы и сделаем. Утром пошлем сюда регулярный патруль, — не обратив внимания на Рори, продолжил Гриан. — Пусть приберутся и проверят все еще раз.

Услышав это решение, остальные эльфы обрадовались и сразу бросили осмотр лагеря. Брэн достал рацию, вызвал транспорт. Рори мрачно осматрел резульат своей охоты на орка и человека. Он выглядел задумчиво, словно пытался припомнить все детали. Когда прибыл транспорт и Гриан позвал его, Рори просто пожал плечами и отправился к вертолету. Вскоре опушка опустела.

Усталость навалилась на Сэма. Прежде, чем отключиться, он последний раз обвел взглядом разгромленный лагерь. Впрочем, поспать как следует не удалось, потому что рядом кто-то тихо рыкнул. Сэм вздрогнул, осмотрелся. Лес казался мирным ровно до того момента, как Вернер увидел несколько темных силуэтов, мелькнувших между деревьями. По форме они напоминали собак, но были крупнее. Как волки. Сэм попытался найти их, но не смог. Где они сейчас? Ушли или подкрадываются ближе? Неизвестно. Да и, честно сказать, уже не важно. Сэм истратил все силы. Он прислонился затылком к стволу дерева. Боже, как он устал!

Винтовка впилась в спину, но Сэм не обращал на нее внимания. Эта боль была ничем по сравнению с болью в мышцах, многочисленных порезах и в ранах от ожогов. Если волки его найдут, у них будет хороший ужин. Сэм уже чувствовал себя мертвым.

Прежде, чем отключиться окончательно, Сэм почувствовал на щеке чужое, горячее дыхание. С трудом повернул голову и приоткрыл веки. Пара горящих глаз смотрели на него.

Глава 19

Мерушидж был прав. Сато посчитал нецелесообразным организовывать поиски сбежавшего Вернера и его подружки. Креншоу попробовала настоять, и это чуть не стоило ей доброй репутации, которую она с трудом заработала, работая непосредственно на Кенсаяку. Можно сказать ему спасибо за то, что он напрямую не запретил Эллис заниматься этим вопросом в свободное от работы время. Не то, чтобы прямой запрет остановил бы ее, несмотря на последствия, но не хотелось подставлять себя под угрозу увольнения. Креншоу предпочитала заботиться о себе, подставляя других, предпочтительно врагов.

Частное расследование шло ни шатко, ни валко. В Сиэтле она пока не смогла организовать такую же осведомительную сеть, как в Токио. Хороших новостей из метрополии по интересующему вопросу не было. Как будто Вернер исчез с лица земли. Впрочем, что можно ждать от людей, живущих в трущебах? Креншоу нужен крупный игрок и Эллис пыталась такого найти. Для этого требуется время, а времени Кенсаяку не давал. Каждый раз, когда работа Креншоу телохранителем заканчивалась, Сато заваливал ее управленческими поручениями. Словно Акабо и Масамбы ему было мало. Похоже, он специально нагружал ее работой, чтобы Эллис забыла о своей блажи.

Как-то утром Креншоу поняла, почему это происходит. Сато может быть причастен к исчезновению Вернера. Доказательствне было, но возможностей у Кенсаяку хватало для чего угодно, включая исчезновение любого человека. Тайный интерес Сато к Вернеру мог послужить объяснением того, что Сато так быстро и легко согласился с предложением Эллис дать возможность Вернеру связаться с сестрой.

Эллис была нужна всего лишь возможность позвонить в Токио хорошему знакомому, и тогда вопрос прояснился бы.

Креншоу остановилась перед двойным, непробиваемым стеклом в отдел ИскИн исследований. Несколько человек в зеленых халатах были заняты неким экспериментом. Среди них Эллис заметила высокую фигуру Ванессы Клибер. Сразу вслед за этим Креншоу узнала президента сиэтлского филиала Ренраку. Пряди темных волос, не закрытых обязательной для всех участников эксперимента шапочкой, были характерны для Шермана Хуаня. Никто, кроме него, не смел нарушить чистоту помещения, даже при условии полного погружения в процесс.

Еще один, не последний в филиале человек, демонстрировал точность и экономию в движениях. При этом он успевал сделать больше, чем остальные. Крэншоу это понравилось. Пару дней назад она имела возможность наблюдать за работой Конрада Хуттена в информационном центре. Для человека, специальностью которого была умственная работа, Конрад двигался весьма изящно, и это Эллис впечатлило сразу. После работы Креншоу специально проследила за Хуттеном, чтобы узнать, как он двигается, когда не работает. Интересно, ему нравятся агрессивные женщины?

Через несколько минут эксперимент был закончен. Служащие перестали суетиться. От группы исследователей отделились трое человек. Они направились к выходу в соседнюю комнату, где сняли халаты. Только руководители отдела и филиала могли позволить покинуть экспериментальный зал, оставив убираться остальных сотрудников. Крэншоу угадала всех троих и осталась этим довольна.

Первым в коридор вышел Хуань. Он уже снял с лица маску и пытался засунуть ее в карман пиджака. Думал он, конечно же, о чем-то совершенно другом, и не обратил внимания, что маска, в конце концов, вывалилась из кармана и упала на пол.

— ...какой-то час, — говорил он. — Она никак не может понять, что мы завершаем эксперимент. Осталась каких-то пару дней.

— Шерман, женам не нравится проводить мероприятия в одиночку, — сказала Клибер.

— Это всего лишь небольшой званный обед, — Хуань пожал плечами. — Ничего важного. Она будет там самой главной.

— Может, если бы вы уделили этому обеду некоторое время... — встрял Хуттен.

— Время! — вздохнул Хуань. — Это проблема. Все хотят от меня хоть немного времени. А его нет! Проект достиг решающей стадии. Ох, оставили бы нас в покое, — Шерман посмотрел на потолок, словно взывал к всевышнему. — На пару-тройку дней, и мы всем покажем!

Остановившись у столика с монитором, Шерман посмотрел на экран.

— Ха! Ну, что я говорил! Вы только посмотрите на это!

Клибер и Хуань взглянули на экран через плечо президента. Клибер ограничилась многозначительным «Хм!», Хуттен пробормотал что-то неразборчивое, впрочем, Шерман его услышал:

— Хорошая идея, Конрад, — закивал он. — Такая конфигурация должна максимизировать пропускную способность бета-цикла.

— Потому что экстраполяция от параметров модулятора вполне очевидна, — заметил Хуттен.

В работе Креншоу часто бывало, когда на нее обращали столько же внимания, сколько на мебель. В большинстве случаев это было к лучшему. Но не сейчас. Решив, что эти люди ее так и не заметят, пока сама что-нибудь не сделает, Эллис подошла к ним ближе.

— Господин Хуань?

Три пары глаз одновременно уставились на Крэншоу. Только у Клибер он стал обычным, излучающим презрение, у президента же и Конрада Хуттена — любопытным.

— Слушаю.

— Эллис Креншоу, сэр. Служба безопасности.

Брови президента нахмурились и Эллис ясно увидела на его лице тень беспокойства. Шерман Хуань сейчас выглядел словно ребенок, попавшийся на просмотре порнографических картинок.

— Все нормально, господин президент, — поспешила уверить его Эллис. — Я выполняю поручение Кенсаяку Сато. Он послал меня передать свои извинения. Ваш деловой ужин откладывается на полчаса.

— Это сегодняшним вечером? — растерянно уточнил президент.

— Было в семь тридцать, стало ровно в восемь, — сказал Хуттен.

— Ну, думаю, мы на него придем. Со всеми прибамбасами, — нервно засмеялся Хуань.

Креншоу мысленно застонала. В башне Шерману Хуаню неофициально дали прозвище — «Кретин», и он часто ему соответствовал.

— Кенсаяку надеется увидеть на ужине руководителей отделов, — вежливо улыбнулась Эллис.

Ванесса Клибер презрительно усмехнулась и, прежде, чем кто-либо еще успел что-то сказать, произнесла:

— Ну, наконец-то. У меня есть, что ему сказать. Все это время он изображал себя жутко занятым другими делами. Как же он смог найти часик для встречи с нами?

— В корпорации много других проектов, более важных, чем ваш ИскИн, доктор Клибер, — ответила Эллис. — Кэнсаяку интересуется всеми проектами. Он присматривался и, насколько мне известно, не хотел вас тревожить, пока в вашем отделе шли важные эксперименты.

— Ну, конечно же, — пробормотала Клибер. — Он сменил четверть персонала, что вряд ли было необходимо и всех нас напряг. И это называется — "присматривался"?

— Как я уже говорила, смена персонала произошла в допустимых пределах.

— Что он знает о пределах? Да вы понятия не имеете, чем мы тут занимаемся! И думаете, что самовольная замена моих людей на других сможет повлиять на результат в лучшую сторону? Думаете, с новыми людьми мы сделаем это быстрее и качественнее?

— Успокойтесь, директор.

— Попробуйте меня успокоить, — хищно ухмыльнулась Ванесса. — Я ведь еще не начинала возмущаться как следует.

— Думаю, вы немного переоцениваете свои возможности и возможности господина Сато, — холодно произнесла Эллис. — Он может счесть ваш проект нерентабельным.

— Нерентабельным? — Клибер в возмущении сорвала с головы докторскую шапочку и с силой бросила ее на пол. — Шерман!

Хуань встрепенулся, словно все это время его здесь не было.

— А?

— Я только предложила доктору Клибер быть немного сдержаннее, — поспешила доложить Эллис. — Сотрудничество с Кенсаяку Сато — самый быстрый способ протолкнуть ваш проект в приоритетную зону.

Хуань хлопал глазами, смотря то на спокойную Эллис, то на разгневанную Ванессу.

— Ванесса, — наконец, сказал он, — боюсь, госпожа Креншоу права. Вы часто позволяете своему характеру брать верх. Мы должны быть осторожны при общении с господином Сато. Если он удовлетворится результатами, и при этом мы будем держать себя достойно, то он отстанет от нас и позволит спокойно завершить работу. Ты же знаешь, как близко мы подошли к окончательному результату, — он улыбнулся и Ванесса Клибер тоже немного успокоилась. — Я тоже ненавижу всю эту бюрократическую ерунду.

— Едва ли это ерунда, господин Хуань, — с упреком сказала Креншоу, не обратив внимания на возмущенное фырканье Ванессы. — Я могу понять, что вы можете счесть надоедливым соблюдение необходимых формальностей, но должны понимать, что господин Сато ищет пути увеличения эффективности работы корпорации. Он хочет, чтобы все отделы работали на максимуме своих возможностей.

— Тогда почему он не одобрил наш запрос на увеличение персонала, а, наоборот, сделал кучу перемещений? — прищурилась Клибер.

— Он его одобрил, — Эллис, достав из кармана флэшку, бросила ее на стол. — Здесь досье на двенадцать человек. Тех, кого вы просили. Уверена, на ужине вы захотите поблагодарить Кенсаяку. До свидания.

Лица Ванессы и Шермана вытянулись в удивлении, а Эллис развернулась и пошла к выходу, по пути отметив, что доктор Хуттен, несмотря на шум, все это время провел у монитора, что-то рассчитывая. Профессиональное отношение к работе. Эллис это понравилось.

Глава 20

Судорогой свело ногу, и Сэм тут же проснулся, вскочив, чтобы растереть ее и пораженно замер. Он лежал на кровати под мягким стеганым одеялом в небольшой комнате без окон. Комнату освещали отблески каминного огня из соседней комнаты. Нос уловил странно знакомый аромат.

Он не помнил, как оказался здесь. Последнее воспоминание — побег от пограничников в лесу Тир Таирнгир и волки.

В голове все перепуталось, смешавшись одно с другим.

Разбитый лагерь, где погибла Ханна, доминировал в воспоминаниях, изредка переключаясь на вид догорающих машин, возле которых бродили эльфы. И бег в темноте между деревьев.

Сэм помнил, как ударился головой о дерево. Он осторожно прикоснулся ладонью ко лбу и нащупал шишку. Странно, никакой боли он не ощутил. Прислушавшись к себе, он понял, что ни одна из полученных ссадин и порезов его сейчас не беспокоила. Но они были, в доказательство его злоключений в лесу. Кто бы сейчас не заботился о Сэме, он намазал раны чем-то утихомиривающим боль.

Вспомнились лица. Все мужские. Надменное, презрительное и заинтересованное. Лица удлиненные, с остроконечными ушами. Лица эльфов. Те самые, что хотели убить его. Почему же вместо этого спасли? В этом нет никакого смысла. Сэм был не совсем уверен, но выходило, что именно эти эльфы помогли ему добраться сюда и уложили в кровать.

Непонимание раздражало. Сэм снова сел и осмотрелся. Первым делом он увидел в дальнем углу штурмовую винтовку. Что она здесь делает, не понятно, зато ясно, что хозяева чувствовуют себя более чем уверенно, иначе не оставили бы Сэма вооруженным. Вернер сполз к кровати, подошел к винтовке и проверил ее, вспомнив, как это делал Чин Ли. Магазин на месте, патроны тоже. Получается, ему здесь доверяют? Получается, он не в плену у пограничников Тир Таирнгира?

Здесь же, около винтовки, обнаружилась сложенная одежда на табурете. Вещи чужие, но размер подходящий. Хозяева демнстрировали гостеприимство, чем Сэм и воспользовался. Обувая ботинки, Сэм, наконец, услышал доносящиеся из соседней комнаты тихие голоса. Быстро завязав шнурки, он подкрался к двери.

За дверью обнаружился большой зал. Говорящих Сэм не еще видел, но разобрал голоса. Они были знакомы. Где-то он их уже слышал. Где-то за пределами башни. И никак не мог вспомнить, где это было и кто. Движимый любопытством, он осторожно вышел в зал. Трое мужчин смотрели на замершего в удивлении Сэма. Двоих, сидевших на стульях, Сэм знал. Третий был незнаком, да и стоял он в стороне, не принимая участия в разговоре.

С одним из беседующих Вернер встречался лишь однажды, но по черному лицу, бороде и рябому лицу он его сразу узнал. Кастильяно, загадочный посредник преступного мира Сиэтла. Это было год назад, когда его, Джиро и Эллис Креншоу похитили «теневики» Салли Цунг.

Лица второго Сэм не видел полностью, только в профиль, тем не менее по черной кожаной куртке, остроконечному уху, длинным седым волосам и гнезду нейроадаптера сразу узнал Додгера. ЕЕще до того, как тот повернул голову. Того самого Додгер, который страховал группу Салли в походах в башню Ренраку из киберсети.

С улицы в дом вошел еще один мужчина. Его имени Сэм не знал, но и он был смутно знаком. Вслед за ним вошла и улеглась у ног мужчины собака, больше похожая на волка. Она чувствовала себя как дома и сразу принялась вылизывать из лап остатки травы и земли. Заметив Сэма, собака вильнула хвостом. Вернер, проигнорировав людей, подошел к ней и присел.

— Фрейя?

Оторвавшись от своего занятия, собака вскинула голову и лизнула Сэма в лицо.

— Осторожнее, она кусается, — предупредил парень.

— Все в порядке, — ответил Сэм. — Меня не укусит.

Словно поняв слова, Фрейя игриво куснула ладонь Сэма, после чего снова поддалась ласкам. Все, находящиеся в комнате, молча наблюдали за представлением. Когда Сэм, напоследок потрепав собаку по голове, поднялся и развернулся к сидящим у окна, он заметил, что Кастильяно смотрит на него хмуро, а в глазах Додгера сияет радость. Остальные были безразличны к происходящему.

— Сэр Корпоративщик! — воскликнул Додгер. — Я рад видеть, что ты, наконец, проснулся и полон сил. Мы тут боялись, что тебя серьезно поранило. Присаживайся поближе, да рассказывай, как дошел до жизни такой. Что делаешь в этой глуши?

Сэм нашел свободный стул и сел в паре шагов от Кастильяно и эльфа. У его ног пристроилась Фрейя. Некоторое время Сэм молчал, пытаясь выиграть время, потому что не знал, что сказать. Получается, эти люди как-то его спасли, теперь он им должен, но понятия не имел, чего конкретно и в каком объеме.

— За каким демоном ты потащился в лес? — поинтересовался Додгер, когда пауза немного затянулась.

— Я ушел из Ренраку, — ответил Сэм. — Теперь они хотят убить меня.

— Что? — в удивлении эльф поднял бровь.

— Пограничный патруль. Они назвали меня беглецом.

— Видно, ты сильно ударился головой, сэр Корпоративщик. Ты никогда не был членом патруля, поэтому не можешь быть беглецом.

— Нет, — Сэм энергично покачал головой. — Беглецом из корпорации.

Додгер расхохотался, впрочем, смеялся он не долго.

— Корпорации не наказывают простых беглецов смертью. Это слишком жестоко. И преследовать тебя в Тир... Это невероятно!

Кастильяно положил руку на подлокотник стула.

— Может, есть что-то еще?

— Я не знаю, — отрицательно покачал головой Сэм.

— Ложь! Слишком много суеты.

— Ага, большой переполох поднялся, — сказал Додгер. — И твой, как ты говоришь, побег, лишь часть чего-то большего. Сэр корпоративщик, тебе лучше знать, кто хочет тебя убить.

— Я не знаю. Я, правда, не знаю.

— Хм... Давай ты расскажешь все, что с тобой случилось, с самого начала. Начни с того, как и почему сбежал из башни.

Сэм закивал. Откровенностью он мог заслужить доверие этих людей. Рассказывать Вернер начал со своего недовольства действиями Ренраку по отношению к нему. С того, что они не давали узнать, где Дженис и что сейчас с ней происходит. Собственно, именно этот вопрос и стал главным в принятии кардинального решения. Сэм рассказал, как уходил из башни вместе с Ханной и группой «теневиков», при этом не называя ни одного имени.

— В конце концов, — закончил Сэм, — я оказался здесь. Я правда не знаю, что сейчас происходит в Ренраку, потому что уже давно не дома. Да и дома-то у меня теперь нет.

— Самый грустный рассказ, что я слышал за последнее время, — сочувственно покивал Додгер.

— Дым, туман и ничего полезного, — вынес вердикт Кастильяно.

— Слишком жестокий приговор, — покачал головой Додгер. — Вы нашего гостя в чем-то подозреваете?

В ответ Кастильяно лишь неопределенно пожал плечами.

— У меня есть надежные друзья в Портленде, — Додгер снова обратился к Сэму. — Они рассказали, что Ренраку объявила награду за захват, а еще лучше, устранение пары сбежавших служащих, укравших какую-то важную информацию.

— Понятия не имею, о чем вы, — Сэм пожал плечами.

— Те ребята рассказали, что эти двое сбежали из башни с помощью группы «теневиков» и ушли на юг. Предположительно в сторону границы Тир Таирнгир, чтобы незаконно пересечь ее, — эльф сделал небольшую паузу. — Ничего не напоминает?

— В этом нет никакого смысла, — Сэм недоуменно покачал головой. — Мы с Ханной взяли только личные вещи. Может, другой парень что-то взял?

— Другой парень? — заинтересовался Кастильяно.

— Сэр Корпоративщик, мне больше ни о ком не упоминали, — развел руками Додгер.

— Ну, был там еще один человек. Его увезли из башни вместе с нами, — ответил Сэм.

— Мои знакомые говорят, что там был только ты и какая-то женщина.

— Нет, был еще один и, наверное, он взял что-то. Эльфы, когда изучали машины после взрыва, упоминали о каком-то материале... Диски или флэшки, я не знаю. Тот парень сгорел в машине.

— Эльфы? — тон Кастильяно намекал, что ему требуются подробности.

Сэм рассказал об этом подробнее Все, что запомнил из того, о чем говорили пограничники. Слушая рассказ, Кастильяно делал вид, что ему это безразлично, а вот Додгер выглядел задумчиво.

— Как интересно, — сказал Додгер, когда Сэм закончил рассказываеть. — Похоже, слова дракона, что попал в лапы ребят из Тир Таирнгира, могут подтвердиться.

— Дракона? — вздрогнул Сэм. — Какого дракона?

— Не знаю подробностей, — Додгер пожал плечами. — Вам что-нибудь известно об этом, Кастильяно?

— Крылатая змея, — отозвался тот. — Молодая.

— Тиссен, — Сэм бы в этом уверен.

— Ты знаешь его? — поинтересовался Додгер.

Много ли шансов, что это был другой летающий змей? Ни одного.

— Подозреваю, что это он и есть, — кивнул Сэм. — Он, вроде как, был напарником Роу.

Как только прозвучало имя эльфийки, Додгер расслабился, а Кастильяно растерянно заморгал.

— Роу? — переспросиль Кастильяно.

— Да. Эльфийка, которая устроила наш побег. Вы ее знаете?

Собеседники Сэма переглянулись. Кастильяно едва заметно кивнул, и Додгер, не теряя инициативы в разговоре, сказал:

— В нашем бизнесе много людей с одинаковыми именами, — сказал он. — Давай уточним: твоя Роу — это эльфийка с платиновыми волосами? Любит дорогую одежду?

— Да, это она, — кивнул Сэм.

— Роу, конечно же, ненастоящее имя, — Додгер взволновано поерзал на стуле. — Я знаю одну даму, которая работает в паре с летающим змеем. Вроде как называет его как раз Тиссеном. Не думаю, сэр Корпоративщик, что на свете могут быть две эльфийки, работающие в паре со змеями, имя которым Тиссен. Выходит, что это печально известная в определенных кругах наемница, настоящяя фамилия которой — Харт.

— Нам не нужны проблемы с Харт, — сказал Кастильяно. — Как бы она сюда не добралась.

— Думаю, не все так плохо, — Додгер пожал плечами. — Пограничники уверены, что наш гость мертв. Эта информация дойдет до Харт и ее заказчика. Нам не о чем беспокоиться.

— Ненужный риск, — покачал головой Кастильяно.

— Вы слишком много волнуетесь, — улыбнулся Додгер. — О вашем деле никто не узнает.

— А что вы здесь делаете? — спросил Сэм через небольшую паузу.

— Эй, поменьше интереса, — предупредил Додгер.

— Да мне все равно, — Сэм пожал плечами и обратился к Кастильяно: — Вы ведь не просто посредник? И мы сейчас не в городе, я прав?

— Да, — вместо чернокожего посредника ответил Додгер. — Господин Кастильяно занимается благотворительностью. Он изымает излишки денег и драгоценностей у тех, у кого их много, и раздает их тем, у кого денег нет.

— Ты слишком много болтаешь, эльф, — предупредил Кастильяно.

— Думаю, господин Кастильяно, что наш друг заслуживает доверия. Он не раскроет ни одного из ваших секретов, потому что это будет предательством человека, приютившего его. А наш господин Корпоративщик имеет пунктик по поводу преданности.

— Слишком много разговоров, — Кастильяно привычно потер ладони. — Мне не нужны лишние проблемы.

— Мне тоже не хочется создавать их вам, — сказал Сэм. — Я буду молчать. Но сейчас... мне нужна ваша помощь. Мне нужно вернуться в Сиэтл.

— Что задумал?

— Я хочу вернуться в Ренраку. Происходит что-то непонятное. Я хочу выяснить — что, и другого способа пока не вижу.

— Он сумасшедший, — сказал Кастильяно, обращаясь к Додгеру.

— Я должен что-то сделать, — поспешно сказал Сэм. — Из того, что я от вас услышал, Роу... Харт, то есть, или тот, на кого она работает, вытащили меня из башни, чтобы потом убить. Больше того и Ханну в это втянул. Это моя ошибка и я должен хоть что-то сделать, чтобы узнать — из-за чего. Я хочу знать, кто ее убил, и хочу, чтобы он заплатил за это.

— Очень благородно, — усмехнулся Кастильяно.

— Не советую насмехаться над ним, господин Кастильяно, — серьезно сказал эльф. — Парня обидели, и в его сердце поселилась месть. Думаю, не мне вам рассказывать об этом.

— Это я понимаю, — кивнул Кастильяно. — Но это плохо для дела.

— Я заплачу! — отчаявшись, воскликнул Сэм.

— Что? — невыразительно спросил Катильяно. — Деньги меня не интересуют. Меня интересует только информацией.

— Я могу ее достать. Досье на служащих чего-нибудь стоят?

— Слишком большой риск.

— Сэр Корпоративщик предлагает все, что он может, — встрял Додгер. — Конечно, это чего-то стоит.

— Взываешь к моей человечности, эльф? — недовольно пробурчал Кастильяно.

Додгер, оправдывая свое имя, хитро улыбнулся:

— Думайте, как хотите. Если вы не желаете помочь, это сделаю я. Как-то вдруг почувствовал в этом деле большой интерес, не хуже чем в вашем предложении.

— Твои проблемы, эльф, — Кастильяно встал. — Ты получил аванс. Будь добр его отработать.

— Несомненно.

— И сделай так, чтобы этот паренек, прежде чем вы оба уйдете, оставил нам чистую информацию — Кастильяно дал знак своим людям, и они вышли из дома. Фрейя, прежде чем отправиться, взглянула на Сэма и тому показалось, что он был сочувствующим.

— Ваше дело — гиблое, — неожиданно произнес Кастильяно на прощание. — Вспоминайте молитвы. Они вам пригодится.

Глава 21

Кирпичное здание на восьмой улице, в котором находилась миссия, знавало и лучшие дни. Сейчас же много кирпичей, особенно на углах, раскрошились, либо были когда-то выбиты. Окна цокольного этажа забиты старыми непрозрачными пластиковыми щитами, начинающими с краев гнить. Стены в несколько слоев разрисованы граффити. Невооруженным взглядом видно — тут трудилось не одно поколение уличных художников. Выше окон второго этажа, кстати, они так и не добрались. Среди всего многообразия рисунков и надписей выделялся один, расположившийся вдоль лестницы у главного хода. Ветка чертополоха внутри окружности. Символ уличной банды, на территории которого находилась миссия.

Этот дом не отличался от соседних. Хотя большая часть Портленда властями города была уже облагорожена, за этот район еще никто не принимался. Часть восьмой улицы до сих пор считался трущобами, что примыкают к цивилизованным районам, где властвует нео-эльфийская архитектура с изящным волнистым дизайном. Если бы тут оказался человек прошлого столетия, он бы решил, что попал на другую планету. Даже Сэму этот стиль казался диким и не привычным. Формы и стиль зданий, выбранного эльфийскими архитекторами, казалось, несли в собе всю славу Шестого мира и упивались возрождением на Земле колдовства. Когда Додгер и Сэм, наконец, вышли с этих улиц в старые районы и высокие шпили эльфийских домов скрылись с глаз, Вернер с облегчением вздохнул. Несмотря на то, что Сэм вырос в безопасных корпоративных районах и зданиях, на грязных, замусоренных улицах он почувствовал себя как дома.

Вслед за Додгером Сэм вошел внутрь миссии и оказался в большом зале, занявшем большую часть первого этажа. Уличный свет врывался внутрь через открытую дверь и пробивался сквозь грязные окна. Он давал достаточно освещения, чтобы не чувствовать себя, как в глухой пещере. Кроме того, горело несколько свечек — слабая попытка благовониями изгнать зловонный запах нищих, отчаявшихся людей. Некоторые из них спали у стен, некоторые молча сидели на полу, на стульях или на подоконниках. Были и группы, там что-то тихо между собой обсуждали. Тут были люди разного возраста, среди них резко выделялись одиночки, сидящие на электронных наркотиках. Эти жили в своем мире, выглядели настолько худыми, что даже более чем скромная одежда не скрывала выпирающие из под кожи кости. По залу от человека к человеку ходил человек в темном костюме. Белая накидка и римский воротник безошибочно определяла в нем священника.

— Отец Лоуренс, — негромко позвал Додгер и священник его услышал.

Когда священник повернулся, Сэм увидел широкое бледное лицо с неприятной бородавкой на лбу. Сначала он подумал, что это всего лишь игра света и тени, но, когда священник улыбнулся, Вернер увидел клыки. Орк. Вернее, человек, не до конца превратившийся в орка.

— Додгер! — радостно воскликнул священник, когда разглядел эльфа и быстро подошел к эльфу. — Не знал, что ты в городе.

— Воистину, Отец, это хорошая новость, — ответил Додгер. — Потому что если уж вы об этом не знали, то и остальные пока не знают.

— Ты меня, как всегда, переоцениваешь, — засмеялся священник. — Мне нужно будет сказать ою этом друзьям.

— Не так сразу.

— Как скажешь. Но мне нужно знать, куда дует ветер. Надеюсь, ты еще помнишь о салах тшей имар макканажи-кса.

— Немногие в этом городе говорят на спирите, — предупредил Додгер, поглядев в глаза священника. — Чем вы сейчас занимаетесь?

— Божьей работой, как всегда, — Отец Лоуренс провел рукой, охватывая зал миссии.

— Всевышний позволяет вам помогать преступникам?

— Преступники, законопослушные граждане, богатые, даже воины и «теневики», все являются детьми Его, — хоть в голосе священника проскользнула нотка пафоса, он верил в то, что говорил. — Именно грешникам мы и должны открывать свое сердце, поскольку если не будем этого делать, то какая от нас польза? Бог одобряет правые дела.

— Как и вот этот человек, — Додгер кивнул в сторону Сэма. — Ему нужна помощь.

Отец Лоуренс оценивающе осмотрел Вернера с ног до головы. Неизвестно, какие выводы он сделал, но его лицо ничего не выразило. Он протянул руку Сэму для рукопожатия.

— Добро пожаловать в миссию, заблудший, — энергично потряс руку Сэма священник. — Для друга Додгера здесь всегда найдется место.

— Спасибо, — кивнул Сэм.

— Вы — христианин?

— Да, — снова кивнул Сэм и добавил: — Но я не католик, святой отец.

— Ничего страшного. Всем, кто соблюдает правила и миролюбив, в этом доме рады. Господь для всех один. И он знает, что каждый человек воздает ему по своим способностям.

— Увы, отец, — сказал Додгер, увидев выжидательный взгляд священника, — но мы пришли сюда не за этим.

— У меня никогда не было причин обвинять тебя в малодушии. Я буду молиться, чтобы твое предприятие окончилось удачно, — если священник и был расстроен, то не показал этого. — Ты знаешь свой путь, Додгер, но здесь есть много людей, кому требуется мое внимание. Я помолюсь о тебе. И о твоем друге.

Священник вернулся к работе, а Додгер провел Сэма через всю комнату на кухню. На плите, в двух больших кастрюлях, что-то варилось. Эльф провел Сэма чуть дальше, к скрипящей лестнице, в подвал. Когда они спустились вниз, аромат почти готового супа сменился запахом заплесневелой сырости.

Додгер шел первым по узкому темному коридору. Эльфам темнота не помеха, а вот Сэм, чтобы не отставать, почти дышал тому в спину. Когда Додгер неожиданно остановился, Сэм чуть было не налетел на него. Нос уловил поток свежего воздуха, коридор расширился, закончившись небольшой комнатой. Додгер закрыл дверь и щелкнул выключателем. Одинокая лампочка под потолком осветила помещение тусклым светом. Эльф тут же подошел ккровати у дальней стены и упал на нее. Та пару раз протестующее скрипнула.

— Располагайся, — пригласил Додгер Сэма. — Будь, как дома.

Сэм осмотрелся. Старая мебель — пара тумбочек, обшарпанный столик. Вернер нашел стул и сел на него.

— Что дальше?

— А вот это, господин Корпоративщик, зависит только от тебя. Я привел тебя в безопасное место, где ты можешь отдохнуть, подумать и составить план действий. У тебя есть план?

— Не совсем. Но я думал о том, что вы говорили по поводу возвращения. Вы правы, это неразумно. Может быть, чуть позже, когда я узнаю больше.

— О, ты решил не быть макканадже?

— Не быть кем?

— Макканадже. Преднамеренным или злонамеренным глупцом.

— Я был достаточно глупым, — Сэм покачал головой. — Но вряд ли это было преднамеренно.

Додгер усмехнулся, но ничего не сказал. Сэм тоже не знал, что сказать, поэтому некоторое время они провели в молчании. Эльф был прав: чтобы действовать эффективно нужен план. Но для этого нужно знать, кто враг. Или враги.

— Если у меня получится войти в киберсеть Ренраку, — наконец, сказал Сэм, — я смогу найти некоторые ответы.

— Как думаешь сделать это? — поинтересовался Додгер.

— У меня остались коды одного сотрудника, что не пригодился Кастильяно. Если получится добраться до какого-нибудь терминала, я мог бы попробовать войти туда.

— Они могли уже изменить коды.

— Думаю, я знаю, как это обойти. Джиро однажды показал мне «черный ход». Он говорил, что кто-то из программистов оставил его. На всякий случай. Если я попаду в киберсеть, я смогу войти в Ренраку.

— И сколько людей знает об этом «черном ходе»? — заинтересовался Додгер.

— Джиро говорил, что тот программист, который показал ему этот ход, погиб в авиакатастрофе.

— О-о! Тайны магрибского двора. Секрет погибшего программиста был передан избранному ученику, а сотни других программистов и служба безопасности об этом не подозревает. Замечательно. Только одно «Но!» Твой нейроадаптер в корпорации засвечен.

— Кастильяно говорил об этом. Что это означает?

— Ты правда ни в чем не разбираешься. В любой нейроадаптер вшит специальный опознавательный код и серийный номер. Таким образом, можно вычислить, кто хулиганит в базах данных. Проще говоря — пользуясь своим нейроадаптером, ты оставляешь заметный след, по которому специалисты быстро тебя вычислят.Они ещемогут вычислить, с какого конкретно терминала ты вошел в киберсеть.

— Тогда это безнадежно, — поник Сэм.

— Нет, я не это имел в виду. Но ты должен знать об опасностях, с которыми обязательно столкнешься, прежде, чем без разрешения попытаешься войти в систему, подобную Ренраку. Что касается опознавательных кодов в твоем нейроадаптере, я могу от них избавиться. Только для этого нужно доверить его мне.

— Как долго? — Сэм прикоснулся к своему стальному гнезду.

— Нет, я его не буду изымать, — хохотнул Додгер. — Возможности моего нейроадаптера много выше твоего.

— Вы поможете мне проникнуть в Ренраку? — с надеждой спросил Сэм.

— Если этот твой «черный ход» существует и безопасен — да. Но проверять это прямо сейчас — сущее безумие. У тебя нет никакого опыта и, как только ты попадешь в систему — тебя тут же заморозят. Работа с киберсетью — намного более сложная штука, чем ты знаешь по исполнению своих служебных обязанностей. Господин Корпоративщик, тебе нужна практика.

— Когда начинаем?

— Призрак был прав, когда рассказывал о тебе. Смелости не занимать, — восхищенно покачал головой Додгер и, сев, потянулся к тумбочке, откуда вытащил лэптоп и соединительный шнур. Смахнув пыль, он раскрыл компьютер и загрузил его. Вставил в него один конец шнура, а другой протянул Сэму. — Держи. Это локальная версия, предназначена для обучения новичков. Я буду за тобой следить и страховать. Смоделирована киберсистема некоей корпорации. Твоя задача — пробраться в ее базу данных и посмотреть, что ты сможешь оттуда унести. Учти — в системе безопасности может оказаться и «Лед».

Сэм, уже почти воткнувший коннектор в свой разъем, остановился при упоминании «Льда».

— Это не опасно, — уверил его Додгер. — Но зато даст некоторый опыт. Ну и, как говорил, я за тобой буду наблюдать.

Прежде, чем воткнуть коннектор в гнездо нейроадаптера, Сэм увидел, как Додгер вытащил из сумки свои приборы. Он подсоединил несколько шнуров к учебному лэптопу, и тоже вошел в киберсеть.

Сэму понадобилось несколько попыток, прежде чем удалось пройти системную защиту. Как только это произошло, Сэм быстро выдернул коннектор из нейроадаптера. Заболела голова, но это было ничто по сравнению с восторгом от проделанной работы. Плут был прав, несанкционированное проникновение оказалось не таким простым делом, чем рассчитывал Вернер. Сэм потер виски.

— Ну как, — поинтересовался Додгер. — Успешная вылазка?

— Скопировал один файл, — кивнул Сэм.

— Неплохо для первой попытки, — кивнул эльф и, увидев неважное состояние Сэма, обеспокоился: — Только не стоит так сильно переживать, господин Корпоративщик.

— А, нет, это не переживания. У меня всегда голова начинает болеть, когда я вхожу в киберсеть.

— Да-а? Как интересно.

Глава 22

— Запомни одно — в сети ты еще новичок, так что не пытайся делать что-либо в одиночку. И держись всегда рядом со мной.

— Я запомню, — голова аватара кивнула, повторяя движение оператора. Аватар — всего лишь проекция, чтобы человек мог концентрироваться в киберсети на главном и чувствовал себя немного комфортнее. — Я ценю это, Додгер.

— Докажи это делом, — откликнулся эльф и внутренне вздрогнул. Профессор хорошо бы посмеялся, услышь сейчас свои слова, которые вдалбливал в своего ученика. Он пользовался, конечно, другими словами, но посыл был тот же. Интересно, у старого эльфа тогда были те же чувства, какие сейчас проснулись у Додгера? Боязнь, что у ученика достаточно умений, что он не сорвется в ответственный момент. Был шанс, что у Сэма не все получится в этом кибернетическом налете. И тогда это ляжет виной на Додгера. При последней тренировке нужно было сделать что-то такое, что вынудило бы Сэма сделать ошибку, чтобы тот, наконец, понял как опасно, на самом деле, в киберсети. Если бы было больше времени, Додгер смог лучше его обучить, но время — враг сильнее «Льда". Перед ним пасуют и эльфы. Времени не было. Сэм, готовый к операции или нет, ждать бы больше не стал.

Беспокоясь об ученике, Додгер не мог позволить Сэму в одиночку отправиться в мощную киберсистему Ренраку. Для Вернера достаточно простых защитных программ. Без помощи он изжарит мозг в течение минуты.

Эльф плыл впереди. Их путь шел по телефонной линии к антеннам, скрытым на верхнем этаже здания миссии, оттуда, через общий коммуникатор, они вошли в систему спутниковой связи, быстро преодолели связку региональных сетей и оказались в киберсети Сиэтла, где сразу залезли на сервер «Варф 10» — мелкой дочерней фирмы Ренраку. Следующий шаг — киберсеть самой Ренраку.

Как такового путешествия по киберсети не было. Как только Додгер и Сэм вышли из домашней сети, через пару секунд они оказались у основания символа в виде пирамиды. В центре портрет какого-то чернокожего человека, заключенный в пульсирующую неоном окружность. Из центра диска, с равномерной регулярностью, появлялись яркие неоновые волны. Они расходились кругами, достигали края окружности и пропадали. Еще одна волна не достигала середины пути, как в центре диска появлялась следующая.

— Активируем маскировочную программу, — сказал Додгер.

И тут же запустил свою. Эльф был уверен, что его аватар, маленький эбеновый человечек, одетый в блестящий серебристый плащ, для здешних систем должен стать своим, потому что в нужных местах проявились символы Ренраку. Аватар Сэма претерпел меньше изменений, потому что первоначально был создан в Ренраку со всеми присущими дополнениями. Они лишь начали мерцать ярче, правда, после перепрошивки стали немного словно подпалены по краям. Будь у Додгера больше времени, он смог бы их подправить так, как нужно, но пока и так сойдет. Пусть ненадежная, такая маскировка должна справиться со случайным сканированием защитных программ.

— Что ж, — сказал эльф, — давай проверим, так ли надежен твой «черный ход».

— Додгер, я не хочу, чтобы ты видел пароли.

— Я был здесь раньше, парень!

— Да, но тогда ты взламывал вход, а сейчас я собираюсь открыть дверь. Понимаю, что это выглядит глупо, но... даже сейчас... Что, если Ренраку не причастно к убийствам? Я не хочу выдавать пароли корпорации, Додгер.

— Делай, как велит твоя совесть, господин Корпоративщик.

— Я хочу, чтобы ты понял...

— Мы будем входить в систему или нет?

— Я... Да, будем.

Аватар Сэма подплыл к пирамиде, поднялся выше и, остановившись на трети высоты, остановился. Здесь Сэм увидел небольшой участок, где падающие вниз неоновые дуги немного обесцвечивались. Это и был тот самый "черный вход", про который рассказывал Джиро. Вернер чуть подвинулся, заслоняя спиной этот участок от взгляда Додгера, протянул руку и на проявившейся виртуальной клавиатуре набрал пароль. Впрочем, от проницательного эльфа это не укрылось. Более того, тот активировав еще одну программку, подсмотрел последовательность символов, набранных его учеником. Эльф повторил его на реальной клавиатуре, сохраняя на личном компьютере. Когда Сэм закончил с паролем, эльф сохранил файл.

Это можно расценить, как часть цены. Пароль — ценная информация. Сделав дело, Додгер снова полностью переключил внимание в киберпространство.

Войдя в киберсеть Ренраку, они оказались в системе, контролирующей работу лифтового оборудования. По идее, этот узел не должен быть связан со всей остальной системой, но на то и «черный вход». Визуально это выглядело как небольшой холл, в дальнем углу которого безжизненно застыл «самурай». Иначе — «Лед», убийственная защитная программа. Сейчас "самурай" неактивен — его броня не сверкала, как у работающих программ. Ну и, поскольку эта часть была не особенно важной, даже наоборот, «самурай» активировался только при общей тревоге.

Задуманная операция, неожиданно, стала выглядеть выполнимой. Пока все было тихо и спокойно. Если бы тревога уже поднялась, этот "самурай" не спал бы, а наблюдал за лифтами в поисках злоумышленников. Наличие в лифтовой системе части мощной защиты — всего лишь дань тщательности разработчиков и службы безпасности. По крайней мере, если не знать нюансов, можно было посчитать, что в отделе безопасности знали бы о «черном ходе».

Несмотря нато, что все здесь выглядело мирным, это могло быть ловушкой. Хотя и дико предполагать, что на таком несущественном, да к тому же, почти изолированном участке будет соять хитрая система защиты от взлома, но кто знает, может программисты давно обнаружили непрошенных гостей и ждут, когда они проберутся глубже, когда спасение станет уже невозможным. Но Додгер не зря столько времени считался успешным хакером. Он наработал кое-какой опыт, и по некоторым признакам мог сказать точно, что вокруг все спокойно и о чужаках пока никто не подозревает. Убедившисья в этом окончательно, Додгер сигнализировал Сэму, что можно продолжать вторжение.

Как только взломщики покинули лифтовой узел, они оказались на основной магистрали, соединяющей внутренние ресурсы киберсети корпорации. В, казалось, бесконечной темноте, звездами пылали отдельные подсистемы, между ними кометами проносились посылаемые сигналы. Додгер оглянулся, выхода уже не было — он растворился, оставив взломщиков в одиночестве.

Пока, не спеша, плыли к нужному узлу, Додгер заметил, что с аватаром Сэма что-то не так. Его часто сносило в сторону. Быстро осмотрев программную составляющую, эльф не увидел ничего подозрительного. Значит, когда закончат и выберутся из виртуальной реальности, нужно будет еще раз покопаться в нейроадаптере.

После того, как аватары чужаков без помех проскочили мимо трех информационных узлов, уверенность эльфа в том, то все закончится хорошо, окрепла. В башне о проникновении не знали и тревоги не подняли. После того, как им встретился аватар какого-то программиста, и тот не заинтересовался парой взломщиков, стало ясно — маскирующие программы работают как надо. В конце концов, эта вилазка может превратиться в легкую прогулку.

Наконец, взломщики долетели до узла медицинской базы данных и беспрепятственно вошли в нее. Сэм тут же начал искать файлы, касающиеся сотрудников-металюдей. Когда Додгер понял, что ищет Вернер, то подверг сомнению цель поисков. Кому из директората корпорации придет в голову на постоянной основе сотрудничать с летающим змеем? Сэм же настаивал на том, что такое вполне возможно, если классифицировать змея не как сотрудника, а как, к примеру, основной актив, пусть даже разумный. Подобное различие, по мнению Додгера было просто глупостью, но, учитывая, что генеральным президентом Ренраку был японец... У них представление о мире немного отличается от общепринятого. Далеко ходить не надо — в крови Салли Тцунг есть доля восточнй крови, и результат Додгеру был известен.

В киберпространстве медицинская база представляла большой цилиндр, в котором файлы крутились с разной скоростью. Все они помечены буквенно-цифровыми кодами, закрывающими информацию от несанкционированного доступа. Сэм, в нерешительности, замер.

— Додгер, — наконец, обратился он к эльфу, — я не смогу ничего сделать. Попробуй ты?

— Это же простая система, мистер Корпоративщик, — откликнулся Додгер. — Смотри и учись.

Аватар эльфа чуть понизил маскировку. На свет снова явился эбеновый мальчишка в серебристом плаще. Он откуда-то достал маленькую коробочку и, опустившись в основании информационного цилиндра на колено, словно собрался взломать замок, стал подбирать нужную программу. Здесь они имели вид отмычек. Потребовалось немного времени, в течении которого он перебрал несколько комбинаций, прежде, чем нашел нужную. Он аккуратно проткнул подошедшей отмычкой крутящийся цилиндр, и файлы заметно замедлили ход. Тогда Додгер достал из коробки очередную отмычку, и вот кружение файлов прекратилось вовсе.

— Какой файл нам нужен, господин Корпоративщик?

— Мне нужно их посмотреть.

Аватар Сэма подплыл к стене мигающий файлов и положил на нее ладонь. Голова аватара склонилась, будто уходя в глубокую концентрацию. Файлы замерцали сильнее. Из ладони аватара по стене распространилась волна, в результате которой, словно ящик из банковской ячейки, выдвинулся один из них. Дотянуться до него с этого места было невозможно.

— Вот этот, — сказал Сэм и аватар Додгера, кивнув, кое-что подрегулировал с помощью своих инструментов.

Стена медленно завертелась и, когда нужный файл оказался на уровне аватаров, вновь замерла. Вспомогательные программы исчезли, и аватар эльфа снова оказался с пустыми руками. Потом он протянул руку к выдвинувшемуся ящику и вытащил его из стены. Вскрыв ящик, Додгер достал из него небольшую книгу. Быстро пролистав страницы, эльф захлопнул ее.

— Здесь нет ничего о змеях, — сказал он и положил книгу обратно в ящик. Тот служливо убрался в стену, превратившись светящуюся точку и буквенно-цифровое безумство снова завертелось, как в самом начале.

— Наверное, нам надо отсюда уходить, — сказал Сэм.

— Почему?

— Не знаю. Появилось ощущение, что если мы останемся здесь, то удача нам изменит.

Тут и на эльфа накатили подозрения. Он снова на полную активировал маскирующую программу.

— Ладно. Я впереди, ты за мной. Обратный путь займет меньше времени.

Путь до выхода они проделали значительно быстрее, как и обещал эльф. Добравшись до места, Додгер пристально всмотрелся в стены узла. Это был уже не лифтовой, а какой-то другой узел. Зеркальные стены отразили бесконечные изображения аватаров. Это было странно, но плохо было то, что вместо изображений, над которыми трудились маскирующие программы, зеркальные стены отображали реальные аватары. Додгер почувствовал себя неуверенно. За все время, что он бродил по киберпространству, с подобным ему сталкиваться еще не приходилось.

В реальности эльф пробежал пальцами по клавиатуре, запуская программы анализа аппаратных средств, на основе которых работали виртуальные аватары. Быстрая диагностика не показала ничего необычного.

Вдруг, где-то в глубине зеркальных отражений, взгляд уловил еле уловимое движение. В комнате, при этом, ничего не двигалось. Аналитические программы еще продолжавшие тест, получили команду прекращения работы, а Додгер в спешном порядке вводил новые: «Вырезать», «Запустить», «Приготовиться к исполнению».

Он подлетел к аватаре Сэма и скопировал команды в его буфер, после чего запустил выполнение. Пигмей стального цвета запульсировал, стал исчезать, пока не дематериализовался совсем, исчезнув из узла.

Теперь Додгер остался один на один с тем нечто, что двигалось в зеркальном отображении. Сейчас эльф его не видел, но точно знал: оно где-то там. Пришла пора уходить самому. Палец ударил по клавише, запуская команду выполнения и его аватар начал дематериализовываться. Нечто в зеркалах отреагировало на это мгновенно, попытавшись атаковать чужака. Эбеновый мальчишка заметался по зеркальной комнате, стараясь не попасться в лапы нечто. Ничего видно не было, но Додгер чувствовал — оно рядом. Он метался, пока полностью не исчез из зеркальной комнаты.

Ушел!

В реальности Додгер обнаружил себя всего в поту, да еще на полу. Он быстро выдернул из нейроадаптера шнур, после чего увидел удивленный взгляд Сэма. Тот не имел понятия, что там только что происходило.

— Что там было? — сразу же поинтересовался Сэм.

— Не знаю, — ответил Додгер, витирая пот. — Я никогда не встречал ничего подобного. Слышал, правда, но этого, на самом деле, не может быть.

— Но ты вывел нас оттуда, — Сэм вытащил из своего нейроадаптера шнур и положил его на тумбочку. — Думаю, чтоб это ни было, это уже не имеет никакого значения. Мы получили, что хотели и благополучно вернулись. Они не смогут вычислить нас.

— Хотелось бы так думать, — вздохнул эльф.

— Стоило потерпеть головную боль, — продолжил, словно не услышав, Вернер. — Теперь я уверен, что заказчик убийства не Ренраку. Если бы крылатый змй работал на них, то его медицинские данные были бы в том файле.

— Если только его не наняли частным порядком.

— Не думаю, — Сэм покачал головой. — Ренраку всегда использует законные методы. Даже в таких случаях.

— Ну, тогда молись, чтобы ты оказался прав, — эльф убрал лэптом Сэма в тумбочку. — Злодеи, знаешь, ли, не всегда соблюдают правила. Лично я не думаю, что тот, кто хочет избавиться от тебя и твоей подружки, будет делать это, соблюдая правила и законы.

— Нет, — немного подумав, ответил Вернер. — В Ренраку никто на такое не способен. Но даже если и так — змей, в этом случае, разве не должен быть частью всего этого? Все знают, что контракты составляются скрупулезно, чтобы впоследствии не было никаких претензий. А преследование по судебному контракту — тем более. По уставу, любые действия против отступника должны предприниматься корпоративными служащими.

— Змей мог быть просто охотником за головами, — пожал плечами Додгер.

— По закону, опять же, эти охотники также должны быть отмечены в контракте.

— Увы, действительность не всегда соответствует букве и духу законов.

— Нет, все-таки, я не думаю, что такое они не зафиксировали хоть где-нибудь, — покачал головой Сэм. — Ренраку не будет нарушать инструкции, чтобы не нарваться на санкции. Ставка слишком велика.

— Похоже, — с интересом поглядел на Вернера Додгер, — ты хорошо осведомлен в этом вопросе.

— Ну, с некоторых пор меня заинтересовал правовой статус беглецов. Я думал, это полезно знать, учитывая, к чему я готовился.

— Вот что я тебе скажу, — эльф подошел к Сэму и похлопал его по плечу: — Твое сегодняшнее проникновение в систему Ренраку сделало тебя, в глазах корпоративного мира, преступником. Ты теперь ничем им не обязан. Отныне я перестаю называть тебя господином Корпоративщиком и даю другое имя — Твист.

— Э-э... — озадаченно пробормотал Сэм. — Так мы сделали все на отлично? — и продолжил более уверенно. — Теперь мне не нужно волноваться, что Ренраку против меня что-то имеет. И я не чувствую себя виновным из-за того, что другой парень что-то там украл. Как ты уже говорил, если бы у Ренраку выкрали что-то важное, вся их система работала бы в режиме постоянной тревоги.

— Как бы там ни было, — усмехнулся эльф, — мой тебе совет — не будь настолько самоуверенным.

— Почему? — нахмурился Сэм. — Я же был там! Не было никакой тревоги.

— Тогда скажи мне, что за зеркала были в той комнате, через которую мы уходили?

— Не знаю. Ну, были некоторые затруднения. Наверное, зеркала, это какая-то диагностическая программа.

Додгер покачал головой, не соглашаясь, но ничего не сказал. Судя по всему, Сэм представления об этом не имел. По виду Вернера, он даже не понимал беспокойства Додгера.

— Что бы там ни было, — сказал Сэм, — это уже не имеет значения. Не думаю, что нам придется туда возвращаться. Из того, что мы узнали, можно точно сказать, что убийцы находятся не в Ренраку. Нам нужно их отыскать, Додгер.

— Для начала, — твердо сказал Додгер. — Нам нужно отоспаться. Можешь занять кровать, а мне нужно кое-что сделать.

Пара вопросов не давала эльфу покоя. Причем то была не загадка зеркал и уж тем более не вопрос с убийцами, охотящимися за Сэмом. Реакция Сэма на киберпространство была ненормальной. Когда эльф исследовал нейроадаптер Вернера, он обнаружил логотип производителя — Сориама. Эта фирма славилась не только дороговизной, но и надежностью. Такие дорогие нейроадаптеры Додгеру почти не встречались. Аппарат явно не для людей с улиц. Разработку делали лучшие кибернетики и программисты, там должен быть безупречный человеко-машинный интерфейс. Так что стоит признать, что головные боли Вернера — странная аномалия. Как эти две вещи могут быть связаны между собой?

Сэмюэль Вернер был больше, чем простой корпоративный исследователь, работающий в киберпространстве.

Глава 23

— Шерман! Вы только посмотрите на это!

Возглас Ванессы Клибер заставил Хуаня бросить все и подбежать к ней. Как только он всмотрелся в показания на мониторе, глаза президента от волнения расширились.

— Увеличение проводимости сигнала и виртуальной памяти, — пробормотал он. — Похоже на запуск системы множественного управления в момент избыточной нагрузки. У нас что-то подобное происходит?

Вместо ответа доктор Клибер вывела на экран карту виртуального пространства.

— Хм-м-м... — продолжил Шерман. — Неужели вторжение?

— Судя по всему — нет, — ответила Ванесса и принялась вводить команды. — Запускаю проверку.

В этот момент к ним присоединился доктор Хуттен. Через плечи он наблюдал за происходящим на экране.

— Что думаете об этом, доктор? — обратился к нему Шерман.

Системный инженер выглядел озадаченным.

— Процессор и три десятка чипов, работающих на предельной мощности, а биочип Хааса чуть превысил средние параметры, — Хуттен покачал головой. — Я не знаю. Это не соответствует ни одному стандартному протоколу.

— Точно! — воскликнул Хуань, чему-то обрадовавшись. — Нам нужно этозафиксировать!

— Нужно провести полную диагностику, — сказал доктор Хуттен. — Я займусь этим, — он развернулся и убежал в свой кабинет.

Креншоу наблюдала за работой, стоя у дверей в научно-исследовательскую лабораторию. Она не понимала технических терминов, но видела, как волновались люди. Эллис выбрала удачное время, чтобы пройти мимо, делая ежедневный обход. Когда тут произойдет что-то важное, она немедленно сообщит об этом Сато. К примеру, что его идеи о небольшой перестановке персонала пошли на пользу. Возможно, это немного улучшит положение в корпорации самой Эллис. Она вошла в лабораторию, подошла ближе к Ванессе и Хуаню.

— Какие-то проблемы, господа ученые?

— Нет, — встрепенулся Шерман и, увидев Креншоу, непонимающе уставился на нее. — Небольшие проблемы в одном из аппаратных узлов.

Эллис кивнула, и промолчала. По лицу Шермана и недовольному выражению Ванессы было понятно, что здесь и сейчас происходит что-то важное. Креншоу решила принять невнятное объяснение. Она понятия не имела, что здесь происходит, но подозревала, что это ей когда-нибудь пригодится, чтобы упрочить свое положение в корпорации.

Глава 24

Когда Сэм проснулся, он обнаружил уставшего эльфа. Глаза Додгера были налиты кровью, одежда помялась. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что он долгое время не спал.

— Почему ты не разбудил меня? — спросил Сэм.

— Тебе нужно было поспать, — пожал плечами Додгер.

Это было так — сейчас Сэм чувствовал себя бодрым и отдохнувшим.

— Сколько времени прошло?

— Ночь и половина дня.

— А ты чего? Так и не отдохнул?

— Нужно было кое-что сделать.

— Тебе нужно отдохнуть. Ты сейчас похож на кошмар из сна. Я думал, вы, эльфы, можете днями не спать.

— Я достаточно стар для этого фокуса, — Додгера говорил серьезно, так что Сэм отбросил в сторону шутливое настроение.

— Что-то не так? — поинтересовался Вернер.

— Я хочу, чтобы ты встретился с одним человеком.

— Зачем?

— Думаю, он может нам помочь.

— Что происходит, Додгер? Ты не хочешь отвечать на мои вопросы.

Эльф прислонился спиной к стене и посмотрел на потолок.

— У меня нет ответов, — вздохнул он. — Только вопросов прибавилось.

— Это ты сейчас о чем?

— Не о чем, а о ком. О тебе.

Сэм и так был смущен, а теперь смутился еще больше.

— Додгер, у меня от этих недоговорок начинает болеть голова.

— Твои головные боли — часть проблемы, — Додгер неожиданно навис над Сэмом и посмотрел ему прямо в глаза. — Боль и дезориентация после посещения киберпространства ненормальна. Твой нейроадаптер изготовлен по последнему слову техники. Связки с нейронами — безупречны. Одним словом — у тебя есть все, чтобы стать отличным киберсерфером, программистом, хакером, если бы не последствия. И, кстати, твой аватар в киберпространстве хромает, что тоже ненормально. Думаю, причиной всего этого являешься ты сам. Я не специалист, но знаю того, кто может в этом разобраться. Ты взялся за грандиозную задачу. Твои враги сильны и безжалостны. Чтобы победить их, тебе нужно положиться на свои способности. Поэтому тебе всегда нужно находиться в своем уме и твердой памяти.

Сэм нахмурился. Похоже, что Додгер, все же, был неудовлетворен его успехами. А, может быть, подумал, что Вернер и вовсе был сумасшедшим.

— То есть ты настаиваешь на встрече с твоим другом. Он доктор?

— В том числе, — кивнул эльф.

— Еще один «теневик», — Сэм поскреб заросшую щетиной щеку. — Ты хочешь, чтобы я полагался на самого себя и, в то же время хочешь, чтобы мою голову осмотрел кто-то, кого я не знаю.

— Кругом враги. Тебе нужно искать союзников.

— Говоришь банальностями, Додгер. Что умалчиваешь?

Додгер не ответил. Его лицо вдруг показалось чужим и незнакомым.

— Тебе надо встретиться с тем человеком, — после небольшой паузы сказал эльф.

Сэм снова задумался. Додгер избегал прямого ответа. Само собой, что-то скрывает. Неважно, что. Сэм хотел верить эльфу. Это могло быть принятием желаемого за действительное, но Вернеру нужен якорь в этом безумном теневом мире. Банальность сказал Додгер или нет, он прав — Сэму нужны союзники.

— Если я соглашусь, что получит тот человек взамен? — поинтересовался Вернер. — И почему ты помогаешь корпоративному беглецу? У меня много вопросов, на самом деле, но нечем расплачиваться.

— Не все работают за деньги, как леди Цунг, — попытался пошутить эльф, увидев, что Сэм больше не собирается сопротивляться.

— Ты не член ее команды? Я думал, вы вместе работаете.

— Мы сотрудничаем Я несколько раз работал с ней, но я — сам по себе. У меня собственные интересы.

Нисколечко не наврал. Любой «теневик» преследует, прежде всего, личные интересы.

— И каковы же они в моем деле?

— Сейчас мой интерес — ты, господин Корпоративщик.

— Эй, ты же вроде, дал мне другое имя. И твои постоянные комментарии по поводу моей преданности... Они не будут отвлекать меня.

— Хорошо, если так, сэр Твист, — усмехнулся эльф. — Что, если я скажу, что работа над твоим делом освобождает меня перед обязательствами по другому делу? Что это за дело, тебе знать не обязательно. Меньше знаешь, крепче спишь. Да и безопаснее. Ну а выгоду из твоего дела я, в любом случае, поимею. Материальную или нет, неважно. То, что ты задумал, может помочь не только тебе, но и другим. Что касается встречи, тому человеку, с которым я тебе предлагаю встретиться, будет интересен твой случай и это будет достаточной платой. Ну и сам ты тоже извлечешь пользу. Пора выходить в город, подышать свежим воздухом, и двигаться на встречу. Так что можешь не беспокоиться, пока рядом с тобой Додгер. Мы победим! — Додгер улыбнулся.

— А есть альтернатива? У меня есть выбор?

— Всегда есть выбор, — ухмыльнулся Додгер.

Сэм, подумав, тоже засмеялся. События тащили его вперед. На этот раз не просматривалось ничего опасного, но, возможно, он хоть ненамного приблизиться к цели. Неважно, что имел ввиду Додгер, говоря о выборе, у Сэма, на самом деле, его не было. Если приятель эльфа сможет разобраться с нейроадаптером, это может помочь быстрее разыскать убийц и отдать их под суд. С другой стороны, встреча, предлагаемая Додгером, была похожа на азартную игру. Но это была та игра, в которую Сэм поиграет с удовольствием. Он поднялся с кровати.

— Тогда пошли.

Глава 25

Место встречи, о котором говорил Додгер, оказался частным домом на западной окраине Портленда. На той стороне, сквозь решетчатые ворота, Сэм увидел небольшие рощицы и аккуратный кустарник. Самого особняка видно не было, тот скрывался за деревьями. Территория явно нарушала городские правила, так что, выходило, что здесь обитал некто, обладающий большой властью в Тир Таирнгир.

Отсюда хорошо просматривались несколько шпилей в уже привычном эльфийском стиле. То был район Руаяль Хиллс. Среди шпилей один поднимался выше других — резиденция Высокого Принца: красивейший дворец, построенный на холме, созданном с помощью магии. Его окружали шпили дворцов младших принцев, чуть дальше, еще более низкие, резиденции правящей элиты. Так что человек, живущий в этом особняке, явно близко знаком с принцами и правителями Тира.

— Ты мне не говорил, что твой друг — птица высокого полета, — укоризненно сказал Сэм.

— Я бы не называл его другом, — покачал головой Додгер. — Так, знакомый.

— Не важно. Если б ты меня предупредил, я бы немного поприличнее оделся, а то и вовсе отказался от встречи.

— Мы пришли не на официальный прием, — ответил эльф и подошел к сторожке.

Прежде, чем он взялся за ручку двери, та открылась сама.

— Ты уверен, что попадешь не на официальный прием? — на порог вышел высокий эльф с коротко подстриженными черными волосами, резко контрастирующими с бледным лицом и холодными, почти безжизненными глазами, одетый в костюм, что обычно носят менеджеры среднего звена. Выглядело хоть и элегантно, но неуместно. Сэм попытался вообразить его в военной форме, броне и с оружием. Это подходило больше, чем костюм. Наверное, все дело в безразличном выражении лица и подозрительно прищуренном, изучающем взгляде.

— Пропусти нас, Эстайос, — небрежно сказал Додгер. — У меня не к тебе дело.

— Если ты хочешь увидеть профессора, сдай оружие.

Додгер выглядел раздраженно. Он хотел было что-то сказать, но вместо этого вытащил из кобуры пистолет и отдал его Эстайосу. Тот холодно улыбнулся и кивнул, приглашая за собой. Он дежурил в сторожке не один. Оркиня в белом халате наблюдала за показаниями охранной системы. Слабый, мерцающий свет от мониторов освещал ее лицо, превращая в мрачную, жестокую и пугающую маску, хотя это могло быть не так. За ее спиной стоял карлик. В ширину он был не только шире оркини, но и выше ее. Кожаная куртка разрисована тайными символами, а на толстой цепочке болтается хитрый амулет. Карлик прислонился к стене, и делал вид, что дремит. Выполнял свои обязанности в том же духе, как Гарри Массамбо, личный колдун Сато.

«Интересно, — подумал Сэм, — что в этих колдунах такого особенного, раз они могут позволить себе подобное во время дежурства? И ведь, если хозяин узнает, ему это сойдет с рук».

В дальнем углу лежал большой белый пес. Он лениво открыл глаза, когда в сторожку вошли чужаки. Та же порода, что у пса, напавшего на Салли Цунг больше года назад, в вертолете. Что-то неестественное было в них. Сэм застыл. Он настороженно следил за псом, опасаясь нападения, а Эстайос и Додгер спокойно прошли мимо, словно не заметив четвероногого охранника.

— Эй, чего застыл? — окликнул Сэма Додгер. — Пошли.

Почувствув себя идиотом, Сэм улыбнулся, словно ничего не произошло, и сделал шаг. Эстайосу стоит только слово произнести, и этот монстр нападет на гостей.

Эстайос подошел к своему столу, положил пистолет в ящик, после чего требовательно посмотрел на Додгера. Тот достал еще один пистолет из кобуры, пристегнутой к лодыжке. Кивнув, Эстайос спрятал и его, а взамен вытащил из того же ящика пару браслетов.

— Это дизаблер и нужно надеть на руку, — сказал эльф, передавая браслеты Додгеру и Сэму.

— Мы пришли с миром, — буркнул Додгер. — Моего слова Профессору всегда было достаточно.

— Все меняется, — откликнулся Эстайос.

— Эй, — встрял Сэм, — мы не доставим никаких неприятностей. Мне сказали, что профессор заинтересован в этой встрече. Мы можем и уйти, но что тогда он скажет вам?

Эстайос посмотрел на Сэма так, словно первый раз увидел.

— Ух ты, настоящий гриффин. Парень, ты уверен, что Додгер будет себя хорошо вести?

— Уверен, — кивнул Сэм.

— Можешь поручиться за него? Своей жизнью?

На этот раз ответ Вернера прозвучал после короткой паузы, но еще более уверенно:

— Да.

— Эстайос, — сказал Додгер. — Это сэр Твист. Он здесь по моей инициативе и, поэтому, не может давать клятву, которую ты требуешь от него.

Эстайос хмуро посмотрел на Додгера. Развитие событий ему явно не нравилось.

— Давай свой дизаблер, — протянул руку Додгер.

— Нет! — твердо сказал Сэм. — Этого не будет! Это слишком опасная вещь и я не хочу, чтобы ты одевал его. В конце концов, разговор будет вестись о моей голове.

— Ты понимаешь, что делаешь? — тихо спросил Додгер, обращаясь, словно к несовершеннолетнему.

— Да! — солгал Сэм.

Додгер пристально посмотрел на Вернера. Его взгляд явно говорил о том, что он Сэму не поверил, но принимает его решение. Эльф улыбнулся и коротко кивнул, принимая неожиданную поддержку.

— Тебе этого достаточно, Эстайос?

— Достаточно, — пожал тот плечами и кивнул в сторону Вернера. — Что за прибор вживлен?

Может быть, он ждал полного ответа, но Сэм разочаровал эльфа:

— Нейроадаптер.

Эстайос недовольно повернулся к оркини. Та следила за разговором и ответила быстро:

— Последовательный с просмотрами.

— И вы не будете обыскивать меня на предмет оружия? — недоверчиво спросил Сэм, на что получил ответ:

— В этом нет необходимости, — на лице Эстайоса можно было заметить лишь намек презрения. — Вас уже обыскали. Идите за мной.

Эльф-охранник вывел их из сторожки через другую дверь и вывел на частную территорию. У входа обнаружилась пара небольших электрокаров. Эстайос выбрал ближайший и уселся на водительское сидение. Как только Додгер и Сэм разместились на других, эльф тронул машину с места. Когда электрокар свернул на дорожку, ведущую к особняку, из-под колес вылетел гравий.

Чем ближе к дому подъезжали, тем больше особняк напоминал замок. Каменные стены, фасад украшали застывшие изваяния горгулий, словно защищали замок от непрошенных гостей. Этот дом словно вышел из какой-то сказки и был уместен лишь здесь, в Тир Таирнгир.

Эстайос остановил кар у лестницы, молча вылез из электрокара и направился к парадному входу. Он ничего не говорил, так что гости просто следовали за ним. Вслед за эльфом гости вошли внутрь дома и оказались в богатом холле. Задерживаться здесь не стали, прошли несколько коридоров, на стенах которых висели дорогие картины, а на постаментах стояли старинные вазы. В конце концов, Эстайос довел гостей до двустворчатой двери, за которой оказалась библиотека. У противоположной стены обнаружился камин, украшенный декоративными панелями, имитирующими резьбу по дереву. Одну стену занимали книжные полки, противоположная им стена целиком состояла из разнокалиберных оконных рам, установленных без всякой системы. За окнами рос буйный кустарник, что говорило о том, что Эстайос провел гостей в дальнюю часть дома.

— Ждите здесь, — буркнул Эстайос и вышел из библиотеки, воспользовавшись дверью, хитро спрятанной среди оконных рам.

Как только он вышел, Сэм подошел к окнам. Его заинтересовало, насколько далеко простираются частные владения знакомого Додгера. Увиде посреди подстриженного газона дракона, все мысли о громадности владений тут же исчезли без следа. Огромный дракон западного типа сидел на задних лапах, опираясь на хвост. Передние лапы прижаты к груди, крылья сложены вдоль тела. Большую голову украшал рог высотой больше, чем любого из стоящих рядом людей. Чешуя, покрывавшая тело, светилась золотом в солнечном свете.

Несколько металюдей окружили его, образовав три группы. В одной между эльфов затесалась пара дварфов. Неподалеку от них стоял большой, волосатый гуманоид. Между ним и первой группой расположился небольшой, одноместный самолет с вертикальным взлетом и посадкой. Почти игрушечный. Большую часть борта занимало изображение головы дракона.

Третью группу составляли только эльфы. Они расположились полукругом, двое из них чуть впереди. Рыжеволосый эльф стоял спокойно, светловолосый что-то рассказывал дракону. Тот слушал внимательно и невозмутимо.

Эстайос подошел к рыжеволосому, и что-то прошептал ему на ухо. Эльф бросил быстрый взгляд на дом, кивнул и что-то сказал в ответ, после чего Эстайос отошел от них к кускам, где и застыл в ожидании.

«Это и есть хозяин", — догадался Сэм. Таинственный профессор Лэверти. Выше Додгера, но ниже Эстайоса. С такого расстояния Сэм различил бледное лицо, а вот цвет глаз уже был неразличим. Из-за спокойного поведения профессора, Вернер догадался, что они были проницательными и невозмутимыми. Неважно, какой у них цвет, от них будет сложно что-либо скрыть. Хотелось верить, что Додгер был прав, приведя Сэма сюда.

Вернер продолжил разглядывать участников разговора и вдруг увидел знакомое лицо. От неожиданности Сэм на секунду застыл. Сейчас он снова оказался в лесу. Снова в одиночестве бежал, преследуемый эльфами, а впереди была только безнадега и отчаяние. В горле пересохло.

— Мы не можем пойти туда, — прохрипел Сэм.

— Какие-то проблемы? — встрепенулся Додгер. — Боишься дракона?

— Нет, не его. Вон того, рыжего эльфа. Это он пытался сжечь меня там, в лесу. А рядом с ним, который маленький и черноволосый — следопыт.

— Да ладно? — Додгер подошел к окнам, остановился рядом с Сэмом и внимательно рассмотрел эльфов. — Чушь. Рыжий — Рори Доналли, а рядом с ним Брен Глендовер. Это бойцы Эхрана. Если они здесь, значит их команда где-то поблизости. Но ты прав, нам туда не нужно.

— Разве мою группу уничтожил не пограничный патруль? — воскликнул Сэм.

— Эти ребята часто бывают на границе. Когда считают, что могут найти там что-нибудь полезное для себя и своего хозяина.

— Эхрана, то есть?

— Ага, — кивнул Додгер, не отрывая взгляда от дракона и эльфов.

— Эхран? Тот самый Эхран? Писатель?

— Ты знаешь другого? — Додгер даже не повернул головы.

— Я читал его книгу «Влияние человечества». Бред без всякого смысла.

Додгер усмехнулся и, наконец, отвернулся от окна:

— Это тот самый Эхран. Белый и пушистый эльф, как он сам себя любит представлять.

— В этом нет смысла. Он же беллетрист! Что он здесь делает?

— Очень часто его голос становится весомым в делах Тира.

Сэм с удивлением посмотрел на Додгера, и тому пришлось объяснять:

— Порой ты ведешь себя как маленький, — эльф покачал головой. — Это тебя не красит. Я понимаю, что не все дела, которыми занимается Эхран, общеизвестны, но... Примени логику, сэр Твист. Что ты видишь? Ты уже должен понять, что он, как и профессор Лэверти — член правящего совета Тир Таирнгир.

Как обухом по голове. Сэм в эту сторону даже и не подумал бы. Единственное, о чем он догадывался, видя такой дом и территорию, к нему прилегающую, что у профессора Лэверти большое влияние в этой стране. Но член совета! Это неожиданно. И Додгер пришел в его дом, чтобы обговорить какое-то дело? Так просто? Почему Додгер думает, что Сэм представляет для профессора какой-то интерес? Вернера слегка качнуло, словно он стоял перед пропастью в шахту лифта. Он не запаниковал тогда. Ну, не так сильно. Тогда он смог устоять на месте и не упасть. Так же и сейчас.

Пока Сэм боролся с паникой, встреча во дворе подошла к концу. Дракон расправил крылья и взлетел. В кабину самолета забрался волосатый гуманоид и отправился вслед за ним. Обе группы эльфов, проводив дракона, направились к дому. От них отделились Лэверти и Эхран и направились к библиотеке, остальные ушли куда-то в сторону.

— Мы должны отсюда исчезнуть, — нервно обернулся Сэм. Додгер рассматривал резьбу у камина. Потом протянул руку и нажал на невидимую глазу кнопку. Тут же часть стены рядом с камином отъехала в сторону.

— Сюда.

— Это секретный ход? — с сомнением всмотрелся в темноту Сэм.

— Тайник. У любого богатого дома есть тайник.

— Но откуда ты знаешь о нем?

— Секрет, — усмехнулся Додгер и, увидев растерянный взгляд Вернера, добавил: — У всех хорошо воспитанных эльфов есть такие тайники. Давай залезай и сиди тихо.

Дверка в укрытие успела закрыться прежде, чем послышался звук открываемой двери и голоса эльфов, вошедших в комнату.

— ...думаю, этого будет достаточно. Его советники были достаточно запуганы, так что ваш спектакль произвел на него впечатление.

— Вы правы, Лэверти, но не до конца. Конечно, он был впечатлен. Вы же знаете, что драконы не могут показывать эмоции так, как это делаем мы. Это особенность строения их черепа. Но вот, что я скажу — я уже долгое время изучаю рептилий, и научился различать некоторые особенности драконов. Характерное положение головы, к примеру, может сказать, что в тот или иной момент чувствует дракон.

— Благодарю за урок, Эхран, — холодно сказал Лэверти. — У меня тоже есть кое-какой опыт общения с этим видом.

— Я всего лишь проявляю заботу и уважение к старшему, — засмеялся Эхран. — Я часто вспоминаю встречу с одним типом. Это было давно в каком-то переулке. Он много говорил, но некоторые его слова содержали мудрые мысли. Так вот, одна из них звучит примерно та: «Следи за тем, что происходит за твоей спиной, береги патроны и никогда не заключай сделку с драконом».

— Вы считаете это подходящим для нас?

— Скажем так: я думаю, это должно заставить нас подумать. Я был бы рад остаться и объяснить подробнее свою позицию, но, к сожалению, мне нужно идти. Неотложные дела. Спасибо, что устроили эту встречу.

— Это было просто.

— Вам надо научиться быть более тонким в отношениях, Лэверти.

— Я буду в этом тренироваться, Эхран. Вы говорили, что у вас есть какие-то неотложные дела?

— Да, действительно. Мне нужно заняться ими. До встречи.

Лэверти не ответил, наверное, молча кивнул. Сэм не услышал больше ни звука, только как захлопнулась дверь, оставляя профессора одного в комнате. Некоторое время стояла тишина, потом голос снаружи произнес:

— Можешь выходить, Додгер.

Додгер открыл дверь и выбрался наружу. Сэм, с осторожностью, последовал за ним.

— Добрый день, профессор. Эстайос сказал вам, что мы здесь?

— Он не упоминал имен.

— Тогда как вы догадались, что это был Додгер? — поинтересовался Вернер. — И что мы прячемся в этой потайной нише?

— Это было просто вычислить. Если бы вы вышли из комнаты, то, наверняка, столкнулись бы с людьми Эхрана. Это было бы шумно. Ну а, поскольку шума не было, я предположил, что вы спрятались здесь. Что же касается Додгера, Эстайос сказал мне про эльфа с нейроадаптером, который привел беглеца, считающегося в корпорации мертвым. Добавим то, что один из вас знал, где можно спрятаться, вот вам и имя. Но никакие дедуктивные способности не могут подсказать мне ваше имя.

— Твист.

— Сэмюэль Вернер, — одновременно с Сэмом ответил Додгер. Вернер удивленно посмотрел на напарника.

— Надеюсь, вы не собираетесь вернуть меня в Ренраку, профессор? — настороженно поинтересовался Сэм.

— Вовсе нет. Иначе бы я это уже сделал, сдав вас Эхрану. Да и другие гости, что заходят ко мне, увидев вас, не удержатся от такого соблазна. Так что, боюсь, надолго задержаться в моем доме у вас не получится. Поэтому, господа, приступим к делу.

Сэм посмотрел на Додгера. Тот кивнул, подбадривая Вернера. Сэм сейчас не особо доверял профессору, но доверял Додгеру, а тот доверял Лэверти. К черту! Что он теряет? Если бы профессор хотел сдать его или уничтожить — давно бы сделал это. В своем собственном доме, с кучей охраны это сделать легче, чем плюнуть.

Сэм начал рассказывать, стараясь не думать о том, что Лэверти может, все-таки, в любой момент передумать и сдать его врагам.

Глава 26

— Сконцентрируйся!

Голос Лэверти был настойчив. Пытаясь удержать в воображении изображение щита, о котором говорил профессор, Сэм устал. Уже несколько часов Лэверти его исследовал, тестировал, брал анализы для каких-то таинственных экспериментов.

— Старайся держать щит в воображении. Не упускай его.

Сэм пытался, но щит стал исчезать. Острая боль, словно ледяной шип, пронзила мозг. Сэм застонал, и боль тут же ушла, оставив Вернера мокрым от пота. Не имея больше никаких сил, пдопытный обмяк на стуле.

Когда Вернер открыл глаза, профессор задумчиво всматривался в него строго. Увидев, что Сэм очнулся, Лэверти тут же выпрямился, подхватил электронную записную книжку и что-то пометил в ней, после чего отлепил от головы Сэма электроды.

— Это был последний тест, — сказал профессор.

Додгер все это время сидел чуть в стороне. Сейчас же встал, подошел ближе.

— По правде говоря, это было долго. Мой друг не просил гражданства в Тире.

— Ты хотел знать, что с ним не так, — отозвался Лэверти. — Чтобы это определить, мне нужно поставить диагноз. Сейчас он у меня есть.

— И?.. — спросили одновременно Сэм и Додгер.

— Из всего того, что мне удалось узнать, можно заключить только одно, — Лэверти сел за небольшой столик. Пауза немного затянулась, и, когда Сэм уже хотел подтолкнуть профессора к продолжению, тот снова заговорил: — Вы, Сэмюэль Вернер — колдун.

Сэм растерянно заморгал.

— Это невозможно!

— Думаете? — Лэверти почесал верхнюю губу. — Ваша головная боль — главное доказательство, что вы не можете нормально находиться в киберпространстве. Это проявляется у всех, у кого есть способность к колдовству. Я бы сказал, проведи хоть кто-то подобное исследование год назад, вы бы уже стали вполне состоявшимся колдуном.

— Я думал, — все еще находясь в растерянности, сказал Сэм, — что головные боли — это нормально. Что они есть у всех.

Додгер отрицательно покачал головой.

— Пусть даже я ошибался, — продолжил Сэм. — Значит, должно быть что-то еще. Я не имею никаких отношений к колдовству. Должно быть, это какая-то проблема в нейроадаптере. Что-то не так с нервными связями.

— Сорияма не делает таких ошибок, — сказал Додгер. — Твой аватар хромает, а это уже психологическая проблема, но не программная.

— Давайте на время забудем о киберпространстве, — хлопнул по коленям Лэверти и повернулся к Сэму. — Когда вы подверглись нападению людей Эхрана, по вашим же словам, Рори Доннали достал вас огненным шаром. Но это не причинило вам никакого вреда. Вы можете объяснить это?

— Он промахнулся, — Сэм задумчиво почесал голову.

— Доналли не работал бы на Эхрана, если бы плохо выполнял свою работу, — усмехнулся Лэверти. — Уверяю, он колдун высочайшего класса. Нет, Сэм, если огненный шар Доналли и не причинил вам вреда, то не от его непрофессионализма, а от того, что вы на бессознательном уровне, открыли канал, концентрирующий ману и рассеяли энергию, посланную в вас Доналли. Вы разрушили ее на составляющие и рассеяли в пространстве.

— Подсознательно или нет, я не мог сделать этого.

— Но сделали. И это еще не все, на что вы способны. Весьма интересным был последний тест, когда Эстайос кидал в вас огненные шары. В это время вы концентрировались, чтобы удержать в воображении щит. Я понимаю, эксперимент опасен, и мы бы сейчас не разговаривали, не умей вы управлять колдовской энергией.

— Вы могли убить его! — воскликнул Додгер и между ним и профессором тут же появился Эстайос.

— Профессор знал, что делал, «теневик», — осклабился он.

— Другие тесты мало бы что дали для диагноза, Додгер, — сказал Лэверти. — Я в курсе, что это было опасно, но к тому моменту у меня уже были основания, что Сэм справится со всем.

Сэм видел, что проделанное исследование на живом человеке доставило Лэверти удовольствие, но самому Сэму это не нравилось ни на грамм. Правда, в момент эксперимента, Вернер не мог поделиться своими мыслями. Все, что он получил — головную боль, к которой давно привык.

— Даже если я сделал так, — сказал Сэм, — это не делает меня колдуном. Я читал о людях, которые могли защитить себя в подобных ситуациях, не будучи колдунами. Их называют «негамагами».

— Негамаги не работают с астральной энергией.

— Я тоже.

— Вы — работаете. Как вы объясните тот случай, когда наблюдали за людьми Эхрана и они вас не заметили?

— Я прятался, — настойчиво сказал Сэм.

— Не с вашими способностями, — засмеялся Лэверти. — И не против этих ребят. Вы же сами рассказывали, что Гриан смотрел прямо на вас и не замечал.

— Так и было.

— А вы знаете, что эльфы в темноте хорошо видят? Как днем. Он увидел бы вас, уверяю.

— Не обязательно, — настойчивости в голосе Сэма поубавилось. Вернер считал себя практичным, рациональным человеком. Он перенял от отца глубокое недоверие ко всему, что связано с колдовством. И сейчас он просто не воспринимал то, что ему говорили и в чем пытались убедить. Этот разговор был нереальным.

— Позвольте спросить, Сэм, почему вы боитесь колдовства? — поинтересовался Лэверти.

— Я его не боюсь, — Сэм встал с кресла и стал мерить комнату шагами. — Я с детства был убежден, что колдовство нелогично. Оно не имеет смысла. Или что это просто уловки для легковерных людей. В любом случае, это не часть моего мира.

— Шар, выпущенный Доналли, поджег вашу одежду и кусты вокруг, подпалил деревья, — вздохнул Лэверти. — Ткань и древесина — вполне реальные вещи. Они горели. По настоящему горели. Если это не часть вашего мира, я просто не знаю, что сказать.

Сэм остановился и уставился на потолок. Отрицать колдовские способности было уже неразумно, но Вернер все равно отказывался верить в это безумство.

— Я не отрицаю, что что-то происходит, когда колдун выполняет пасы или что-то там еще делает, — сказал он. — Да, его огненный шар что-то сжег, мне ли это отрицать? Я чувствовал дым. Но не нужно доказывать, что все это достигается с помощью странных слов и загадочных пассов руками. Это можно сделать и с помощью чего-то другого. Может, у него было оружие, испускающее электромагнитные волны.

— Сначала негамаги, — недовольно покачал головой Лэверти, — теперь ЭМВ. Вы слишком много читали Питера Айзека.

— Это было давно. Отец говорил, что если в колдовстве и есть что-то научное, то Питер Айзек был на верном пути, чтобы объяснить его. Его «Реальное колдовство» была доступна в общественной сети, так что я ознакомился с этой книгой. Он не особо настаивал, чтоб его труд был принят общественностью за научную истину, но, как по мне, это самое логичное объяснение происходящему. За неимением лучшего.

— Ну а как на счет работ Вайт Игла и Кано из Калифорнийского технологического института? Или Амброзиуса Брэннена из Массачусеского технологического института? Их работы вы читали?

— Нет.

Некоторое время профессор пристально и молча смотрел на Вернера.

— Вам лучше не спешить с суждениями, — сказал он, наконец. — Особенно если вы в этом не разбираетесь. Колдовство вполне реально, Сэм. Это намного больше, чем подсознательные манипуляции энергиями и, в то же время, нечто меньшее. Эти манипуляции — одновременно и искусство, и наука. Колдовство — часть реального мира. Вы наверняка знаете, как и любой другой человек, что Пробуждение вызвало в мир множество таких существ, существование которых наукой ранее отрицалось. Эльфы, орки, тролли.

— Генные мутации, — Сэм пожал плечами.

— Генетические — да. Мутации — вряд ли, — Лэверти расслабился. — Что вы думаете на счет драконов? Только не надо о том, что один из них сначала помог вам, а потом предал. Вы сегодня видели дракона, так что не можете отрицать их существование. И объяснить это генетической мутацией тоже не сможете. Даже если бы и смогли, то что делать с их способностью летать? Их крылья не настолько большие, чтобы удерживать всю эту тяжесть в небе, основываясь только на физических законах. Давным-давно на нашей планете существовало колдовство. Именно оттуда все эти сказки о феях и драконах, монстрах и гоблинах. Эти истории — с течением времени превратились в легенды и сказки. Но истории про одних и тех же существ можно услышать в разных уголках Земли. То же самое с колдовством. Колдовской энергии — маны, было достаточно, чтобы волшебные существа жили и процветали. Сейчас вновь настало это время. Даже в одной из книг Эхрана не говорится о временных циклах.

— Ну, фактически, он никогда не пользовался определением «цикл», но значение ясно. Даже если взять его теорию, какое может быть там доказательство? К тому же, эти циклы достаточно велики, чтобы с тех времен остались какие-либо письменные подтверждения существования колдовских способностей. Еще что-то? Колдовская мана не может закаменеть, в отличие от костей.

— И, возможно, так оно и есть. Но кости — это кости. Никто не может сказать, принадлежали ли они обычному существу или владеющему колдовством. До сих пор еще не найдены кости дракона, может быть потому, что они достаточно редки, чтобы найти их в окаменелом состоянии? А может, в те времена у драконов был обычай, к примеру, сжигать мертвых сородичей? Что я хочу сказать — не важно, что было все это время с маной, сейчас он реальна. Здесь и сейчас. Мана была частью Земли еще до того, как на планете появился человек, и она возвратилась, чтобы обогатить нашу жизнь.

— Полагаю, она должна использоваться только для хорошего?

— Мана — это власть, — вздохнул Лэверти. — Она не знает понятий хороший или злой. Это понятия, придуманные человеком. Есть Земля и ее мана. Все просто.

— С ее помощью можно сделать чудо? — заинтересованно остановился перед профессором Сэм. — Скажите, с помощью колдовства можно сделать что-то, что доступно только Богу?

— Я бы так не сказал. Колдуны-профессионалы, долго занимающиеся этим, могут сотворить нечто приблизительно похожее. Но для этого нужно долго, очень долго учиться и развивать свои возможности, — Лэверти повернулся к столу и, порывшись среди десятка лежащих там информационных чипов, взял один и протянул Сэму. — Здесь записан учебник для начинающих. Немного теории и практика. Можно научиться и освоить несколько элементарных вещей. Возьмите, у вас получится научится этому. Не сразу, но получится.

— У меня нет столько времени, чтобы изучать колдовство, — сказал Сэм и, проигнорировав вздох профессора, продолжил: — У меня нет даже дней на это. След убийц Ханны становится холоднее с каждым днем.

«Хорошо бы взглянуть на них через хрустальный шар», — подумал Сэм. — «Или вовсе махнуть рукой и предоставить их самим себе? Рано или поздно убийцы сами попадутся и ответят за все. Может, профессор и прав».

Но оставалась еще Дженис. Если колдовство способно на чудеса, может Лэверти поможет ему в этом вопросе.

— Профессор, а вы давно используете ману?

Лэверти удивленно вскинул голову и посмотрел на Сэма.

— Достаточно давно.

— Вы могли бы использовать колдовство, чтобы помочь моей сестре?

— Ну, я иногда помогаю нуждающимся.

— Вы могли бы исцелить ее?

Профессор расслабленно откинулся на спинку стула, как будто ждал от Вернера просьбы посерьезнее. Его холодные, зеленые глаза, казалось, оценивали Сэма, давая надежду. Наверняка он так же оценивал стоимость такой помощи.

— Колдовству доступно много чудес, — наконец, ответил профессор. — Но даже самый могущественный колдун не сможет изменить то, чему суждено быть. Давайте сделаем так — когда вы закончите дело, которое наметили для себя, посетите меня еще раз.

Сэм кивнул. Значит, это дело, можно сказать, решили. Без обещания успешного исхода, но неразумно было бы ожидать его. Пока у Сэма не было никакого плана, как и где искать Дженис, но появилась надежда. Или, скорее, у нее появилась надежда возвратиться к нормальной жизни. И Вернер надеялся осилить заплатить ту цену, которую назовет профессор. Наверняка, она будет небольшой, ведь видно, что Лэверти — сострадательный человек.

«Все это на воде вилами написано», — с сомнением подумалось вдруг. — «Я даже не знаю — где она. Но нельзя впадать в отчаяние. Нужно искать, нужно действовать. Сначала найти убийц Ханны, затем заняться поисками Дженис».

Как он говорил профессору, след убийц таял с каждым днем. Медлить не стоило. Сэм подошел к столу, взял чип, предложенный ему Лэверти.

— Спасибо, — поклонился профессору Сэм. — Теперь же, извините меня, накопилось много дел, которые нужно сделать.

Глава 27

Эльф выглядел неуместно не только в этом районе, но и в небольшом домике на берегу реки, за столом, напротив Харт. Слегка потрепанный пиджак, когда-то сверкавшая на свету, а сейчас испачканная в грязи лакированная обувь. Он говорил чисто, так, как говорят выросшие в метрополисе. Руки чистые, никогда не знавшие грубой или грязной работы. В довершении всего все его внимание было обращено на пистолет, лежавший на столе.

— Я всего лишь посыльный, — тихо сказал он.

Харт промолчала. Говорить что-либо не имело смысла. Чуть раньше, когда она пыталась напугать эльфа, тот показал отменную выдержку. Он сидел на стуле и на лице не дернулся ни один мускул. Кэтрин понимала, что в ее деле что-то пошло не так, и от этого становилось немного грустно.

Не было ничего удивительного, что знаменитый пограничный патруль Тир Таирнгир в этот раз сплоховал. Для Вернера — чистая удача, для Харт — хуже не бывает. Голос посыльного вывел Кэтрин из задумчивости.

— Ты еще здесь? — раздраженно спросила она.

— Я жду вашего ответа, если он будет.

— Ответа тому, кого вы не хотите назвать? — фыркнула Кэтрин. — Не будьте наивным.

— Он просил передать вам, что беспокоится о вашем здоровье и незапятнанной репутации.

— Но не хочет себя назвать? Я тронута.

— Уверяю вас, его имя вам знакомо, только афишировать его сейчас неразумно. Вы все узнаете в свое время. Меня просили передать, что вы привлекли его внимание, и это пригодится в будущем. Его доброе отношение нелегко заработать. Все, что мой работодатель хочет — чтобы вы передали через меня, чем вы будете заниматься в ближайшее время.

— Это дурость.

— Извините, что?

— Передайте ему от меня, что это дурость!

— Замечательно, — эльф вспыхнул в негодовании и встал. Развернувшись, потопал к выходу. При каждом шаге из его дорогих ботинок раздавалось хлюпанье.

Наконец, он исчез и Кэтрин немного расслабилась. Небольшая победа — лучше, чем ничего. Это же надо было додуматься, чтобы предложить работать неизвестно на кого. Это уже слишком.

Кто бы ни послал эльфа на переговоры, он мог иметь дюжину причин для обладания информацией о делах Харт. Неизвестный мог играть на любой стороне, или вовсе быть независимым, заинтересованным лицом, чтобы впоследствии играть против всех. Это все догадки, но и информации немного. Только один вариант из обширного списка Харт могла исключить — ее сегодняшнего нанимателя. Если бы тот узнал, что Вернер выжил, здесь уже давно была бы команда головорезов с сообщением о том, что Харт не смогла как следует выполнить свой пункт договора.

Еще об этом может знать Тиссен. Он тоже работал над этим делом. Кэтрин вышла из домика, поежилась на свежем ветру и зашагала по тропинке к пещере, расположившейся в горе чуть выше. В ней отдыхал летающий змей. Он спал, но как только Харт вошла в пещеру, тут же проснулся.

— Плохие новости, Тиссен, — сказала Кэтрин.

— Все, что мешает мне отдыхать — плохо, — проворчал летающий змей.

— Хватит отдыхать. Пора поработать.

Змей зашевелился, и на Кэтрин уставилось два больших, любопытных глаза.

— Вернер, тот парень, которого мы вытащили из Ренраку для прикрытия внедрения доппельгенгера, все еще жив. Пограничники из Тира упустили его, и он объявился в Сан-Франциско в компании парня, известного под именем Додгер. Этот эльф — известный хакер, и теперь они на пару что-то ищут в киберсети. Есть подозрение, что эти поиски могут вывести на нас и на Дрейка.

— Дрейк знает о том, что Вернер жив?

— Пока нет.

— Тогда нам нужно избавиться от Вернера. И чем быстрее, тем лучше.

— И я про тоже, — кивнула Харт. — Не люблю оставлять за собой незаконченные дела.

Змей прорычал что-то невнятное, соглашаясь с Кэтрин.

Глава 28

Сэм проснулся от запаха соевого соуса и горячего бульона. Он открыл глаза и привстал. Источник запаха расположился на пластиковом столике у окна. Похоже, пока он спал, Додгер сбегал в ближайший магазин и свою часть уже съел — пустая коробка от лапши покачивалась от ветерка, влетающего в открытое окно. Это было похоже на приглашение, и Сэм не замедлил его принять. Он успел опустошить половину порции, когда появился эльф.

— О, сэр Твист, ты уже не спишь.

С полным ртом Сэм пробормотал что-то невразумительное.

— Не отвлекайся, — отмахнулся Додгер. — Мы же на пару работаем, какие между нами счеты?

Поспешно проглотив лапшу, Сэм ответил:

— Все равно была твоя очередь добывать еду.

Додгер усмехнулся, но его плутоватое настроение не соответствовало той серьезности, которую чувствовал Сэм. Появилось смутное подозрение, потому что эльф намекнул на расходы.

— Додгер, я благодарен, что твой знакомый профессор устроил нас здесь, но ведь это не бесплатно ведь, так?

— Это ему ничего не стоит, — Додгер пожал плечами. — Может, он выставит нам счет, а может, и нет. Я не удивлюсь, что ты, все же, попытаешься рассчитаться с ним, потому что твоя совесть не позволит поступить иначе.

— Моя совесть в последнее время страдает от отсутствия финансов, — вздохнул Сэм. — Жаль, что ты тогда не украл хоть пару-тройку тысяч.

— Это называется оборотный капитал, сэр Твист. Мы с тобой не можем без него работать. Те средства были добыты нечестным путем. Мы просто взяли то, что не принадлежало корпоративным деятелям.

— Все равно это воровство.

— Экспроприация.

— В смысле?

— Наша потребность, — еще раз усмехнулся Додгер.

Сэм, наконец, тоже улыбнулся. Хорошее настроение эльфа, наконец, заразило и его, несмотря на нехорошие предчувствия. Они прибыли в Сан-Франциско со ста кредитами на карточке, еще десятью в корпоративных акциях и пятьюдесятью наличными кредитами в валюте ЮКАС. ЮКАСовскую валюту в расчет можно не принимать. В Калифорнии, она ценилась дешевле, чем бумага, на которой отпечатана. При всем этом Сэм и Додгер должны были на что-то жить, чтобы найти преступников. Так что приходилось самим становится преступниками.

В кармане, считай, пусто, но это не проблема. Во всем мире деньги давно перевели в электронную форму, все расчеты и переводы осуществлялись через киберсеть. Они оставляли следы, по ним можно было добраться до хранилищ или же вовсе перехватить по пути. По паре таких следов уже была отслежена связь Харт с Дрейком, который управлял командами «теневиков». Когда Додгер сказал, что нужно сконцентрироваться на этом человеке, Сэм сразу согласился. Узнав послужной список Харт и Тиссена, он отказался напрямую с ними конфликтовать.

Так что сейчас они искали Дрейка, но кто он такой, до сих пор оставалось неизвестным. Все, что смогли узнать — Дрейк часто общается с некоей Надей Мирин, директором «Натурального фаст-фуда». Эта информация была собрана из открытых источников и секретом ни для кого не являлась. Звонок, направленный через несколько прокси-серверов, подтвердил, что Дрейк — тот самый человек, которого Сэм видел в заброшенном помещении автосервиса. Впрочем, это ни к чему не привело. По крайней мере, ни к чему такому, на что надеялись Сэм и Додгер. Ну, кроме моря романтики. Дрейк не был никаким образом связан ни с «Натуральным фаст-фудом», ни с Азтехнолоджи. Даже филиал корпорации, где работал родной брат Нади, оказался ни при чем. Это было необычно и интригующе. Люди такого положения, как у Мирин, обычно заводили романтические связи в пределах корпоративного союза.

— Ну, — Додгер потер ладонями друг о друга, — ты готов к взлому файлов, что мы достали последний раз?

— Попробуем, — кивнул Сэм. — Сон и завтрак немного успокоили головную боль.

Файлы, которые собирались взломать Додгер и Сэм, были выкрадены с операционных счетов Трансбанка. После того, как они были изъяты, Додгер признался, что это было трудно: система безопасности слишком сложная, что, в свою очередь, может создать трудности со взломом самих файлов, потому что у них может оказаться сильная защита от взлома. Зная Додгера, Сэм понял, что эльф принял вызов.

Информация оказалась свежей. Это были отчеты банка о переводах денег. В частности удалось узнать, что несколько часов назад Дрейк сделал очередной денежный перевод. Ценой усиления головной боли, Сэм узнал, куда он был сделан, но это ничего не дало — счет оказался закрытым.

— А если проследить другие переводы примерно той же стоимости? — предложил Сэм. — Может, тогда сможем хоть что-то понять? Часть из них, скорее всего, окажется пустышкой, но другая может оказаться той, что нам нужно. Если у нас есть хоть немного удачи, мы узнаем какие-нибудь имена, найдем зацепку.

Два следующих дня Сэм и Додгер занимались именно этим. Сначала они накопали большую кучу информации, которую впоследствии отсортировали и отбраковали не нужное. В результате узнали три имени. Каждый из этих людей получил минимум по три перевода нужной суммы с кредитной карточки Дрейка.

Первое имя — Надя Мирин. Собственно, удивляться здесь было нечему. В ее случае количество переводов было минимальным и могло означать просто дорогие подарки от любовника. Второе имя было незнакомо, но совершенные сделки заинтересовали исследователей. Каждый из этих переводов проходил через хитрую систему банковских серверов, прежде, чем попасть к адресату — Денверскому хранилищу данных. Додгер предположил, что это ничто иное, как оплата работы контракта Харт. Сэм предложил проверить, и в результате исследователи вышли на тот же самый закрытый счет, на какой наткнулись, взломав первый файл. Это подтверждало догадку Додгера. Третье имя удалось выяснить, обнаружив один не настолько хорошо зашифрованный перевод и по нему выйти на номер счета некоего А.А.Уилсона.

— А.А. Уилсон, — задумчиво пробормотал Сэм. — Мне это имя откуда-то знакомо.

— Знакомо или нет, Дрейк считает, что он стоит тех денег, что ему переводит. Интересно, чем он занимается?

— Узнаем, кто такой А.А.Уилсон, и тогда у нас будет подсказка.

— Сколько людей живет с этим именем? Сотни, как минимум, — вздохнул Додгер. — Да и имя может быть вымышленным. Выяснение потребует уймы времени.

— Хм...

— Дьявол, я рассчитывал, что ты дашь какую-нибудь подсказку, чтобы ограничить круг поиска. Вспоминай, откуда тебе известно это имя.

На пару минут Сэм ушел в глубокую задумчивость.

— Что, если этот Уилсон — метачеловек? — предположил Вернер.

— Отлично помог, сэр Твис, — фыркнул Додгер. — Откуда такая дикая идея?

— Не знаю, — Сэм пожал плечами. — Но что-то подсказывает, что этот Уилсон как-то связан с металюдьми. Может быть, оно попадалось мне, когда я что-то читал. Что-то связанное с медициной.

— Значит, мы ищем Уилсона, специализирующегося на метачеловеческой физиологии?

— Вполне возможно, — кивнул Сэм. — По крайней мере, это уже зацепка. Есть, с чего начать.

Залезли в публичную базу данных Сиэтла, но никакого А.А.Уилсона с нужными параметрами не нашли То же самое ждало исследователей в базах ЮКАСа.

— Попробуем Салиш-Шайд? — предложил Сэм. — Начнем с тех, кто поближе.

Где-то через час у Додгера кое-что появилось.

— А.А.Уилсону, — прочитал он с экрана, — разрешили практиковать в Салиш-Шайд. Он зарегистрирован в землях Каскад Кроу. Это частные владения, принадлежащие корпорации «Геномик».

— «Геномик»? — оживился Вернер. — Поищи в медицинской литературе — он публиковал какие-либо статьи?

Додгер возвратился в общественную сеть и задал поиск. Через пару минут на его лице появилась удовлетворенная усмешка.

— Сквайр Уилсон у нас, кажется, весьма плодовитый автор. Он издавался как отдельно, так и в соавторстве. «Вариационные эффекты альбинизма...»

— «...у металюдей», — закончил за него Сэм. — в соавторах Д.Нюджен и М.Т.Хан. Издание «Биофизиология», год две тысячи сорок девятый.

— Воистину! — восхищенно посмотрел на Сэма Додгер. — Откуда ты это знаешь?

— Когда мы ходили в киберсеть Ренраку, искать доказательства работы Тиссена на корпорацию, я видел эту книгу.

— У тебя удивительная память, сэр Твист, — восхищенно сказал Додгер и тут же стал более серьезным. — Но это нам немного дает.

— Может и немного, — пожал плечами Сэм, вспоминая кое-что еще. — А может, и нет. Додгер, слушай, в тот день, когда я ушел из башни вместе с Харт, я видел альбиноса. Кэтрин потом еще говорила, что он, возможно, попался. Он был из ее команды.

— И что? Это просто совпадение.

— Думаешь?

— Уверен. Эта книга про альбиносов и тот парень, которого ты видел, никакого отношения друг к другу могут не иметь. Но мы это проверим. После того, — на лице эльфа появилась хитрая усмешка, — как ты сходишь за едой. На этот раз твоя очередь.

Сэм не протестовал, к тому же у него поднялось настроение. Они откопали ниточку, с помощью которой можно выйти на организаторов какого-то непонятного дела, приведшему к бегству Сэма из башни и смерти Ханны. Когда станет известно, что задумал Дрейк, они смогут вывести его на чистую воду, представив миру доказательства его махинаций и преступлений.

Ближайший продуктовый магазин, где продавалась лапша быстрого приготовления, был уже закрыт. Или еще закрыт, потому что исследователи увлеклись работой и просидели всю ночь. Пришлось идти чуть дальше, к ларьку со скудным выбором. Сэму ничего не оставалось, как купить саморазогревающиеся пакеты с супом. В них, по крайней мере, прослеживалась хоть какая-то пищевая ценность. Когда он возвратился, Додгер почти закончил поиски в общественно доступных базах киберсети. И выглядел он мрачновато.

— Что произошло? — напрягся Сэм.

— «Геномика», — ответил эльф. — В ней все дело. Это современное исследовательское предприятие, занимающееся генетическими экспериментами. У них очень, очень сильная система безопасности. Я тут поговорил со знакомыми ребятами, которые пытались прорваться в киберсеть этой фирмы. Выходит, чтобы это сделать, нужно много людей и долбить их защиту несколько часов, чтобы сломать. Но нам же нужно быстро, поэтому единственный путь — пробраться туда непосредственно и уже изнутри, используя их машины, найти то, что нам нужно. Даже если бы у нас были люди, согласившиеся пробраться туда, без страховки из киберсети там нечего делать.

— Хочешь сказать, что для того, чтобы проникнуть туда, надо быть сумасшедшим?

— Да. Но есть и другая проблема. «Геномика» располагается в Квебеке.

— Тогда я отправляюсь в Квебек.

— И что ты там будешь делать? — вздохнул Додгер. — Тебя больше нет в корпоративном мире, не забыл? Как только поступило сообщение, что ты мертв, все твои данные были заархивированы. Ты не сможешь добраться туда. Ни самолетом, ни поездом. У тебя просто нет документов для этого путешествия.

— Но ты же как-то существуешь в этом мире, — не поддался отчаянию Сэм. — Значит, ты знаешь какие-то обходные пути, чтобы этой проблемы не существовало. Поддельные документы, пропуски. Что-то, из-за чего на тебя не обращают внимания, считая своим.

— Иногда приходится, исходя из потребностей.

— Значит, сейчас такая потребность появилась. Я выполнял сложную и важную работу в Ренраку и, не сомневаюсь, что «Геномику» заинтересует специалист моего уровня.

— Твою личность мы сменить можем, но они все равно будут тебя проверять.

— Это не имеет значения. Мы же не претендуем на высокие и важные посты. Рабочих низкого уровня проверяют быстро и особо не придираются. Пока они будут это делать, что займет два-три дня, я проберусь в базу и скопирую файлы на Уилсона. После чего просто уйду. С дорогой туда и обратно дело займет от силы неделю.

— Parlez-vous français? — поинтересовался Додгер по-французски.

— Пока нет. Но у меня есть нейроадаптер. Нужно будет достать чип-переводчик.

— Невероятно! — изумленно покачал головой Додгер. — Скажи на милость, сэр Корпоративный шпион, как ты планируешь добраться туда? Границы Независимого Доминиона Квебека так же опасны, как и границы Тира.

— Но ты же опытный хакер, Додгер. Ты же поможешь мне? Сделаешь необходимые документы?

— Твои потребности слишком высоки, сэр Вдохновитель. У тебя нет столько денег.

— Тогда я буду тебе должен за эту услугу.

— Еще пару дней назад ты горевал, что становишься должником за то, что можешь укрыться здесь, а сейчас готов взять на себя долг во много раз крупнее?

Сэм отодвинул коробку с едой в сторону. Он в ней немного поковырялся, но уже не чувствовал голода.

— Я готов на это, Додгер. Когда я проберусь в «Геномику», то обязательно узнаю что-нибудь важное. «Геномика» — часть всего того безобразия, что творится вокруг.

— Ты стал провидцем, да? — прищурился эльф.

— Нет. Пока это только догадка.

— Ладно, уговорил. Давай попробуем сделать это.

Додгер поднялся, но Сэм протянул руку,останавливая его.

— Нет, Додгер. Я поеду один. Ты только поможешь организовать поездку. Я и так тебе должен.

Додгер стоял и пристально смотрел на Вернера. В его взгляде Сэм уловил волнение.

— Сэр Твист, вы опять хотите обидеть меня. Я не настолько беден, чтобы считать каждый пенни. Я буду нужен тебе и там для подстраховки.

— «Геномика» не будет нанимать нас двоих, так что не стоит рисковать своей шеей, — Додгер хотел было возразить, но Сэм настойчиво продолжил: — Кроме того, у нас есть еще одна ниточка, которую надо проследить. У Дрейка достаточно средств и влияния, чтобы нанимать дорогих наемников, таких, как Харт, в то время как мы с тобой можем рассчитывать только на себя. Мы должны найти неопровержимые доказательства, как и чем связан Дрейк с этим делом. Из Квебека я это делать не смогу. Это нужно делать отсюда.

— Почему же тогда этим не заняться тебе? В конце концов, это ты определил Дрейка в свои враги.

— Если Дрейк и не засел в Сиэтле, то все нити управления идут туда. И у меня пока способностей не так много. Я смогу изучить французский язык с помощью чипа, но у меня не получится узнать многого в теневом мире Сиэтла, а у тебя получится. Я на тебя надеюсь, Додгер.

— То есть ты всего лишь мне доверяешь сделать для тебя эту работу? — успокоился эльф.

— Да.

— Ох уж эта жестокая вера по необходимости, — Додгер покачал головой.

Сэм не смог бы сейчас сказать, была ли в этой фразе шутка или ирония, но это было неважно. Он был уверен, что Додгер не сдаст Сэма Дрейку. Эльфу было интересно помогать Сэму. Вернер хотел надеяться, что, проведя столько времени вместе, они стали настоящими друзьями. По крайней мере, он считал эльфа своим другом. И, чтобы довести до конца начатое, Вернеру понадобятся все друзья, которых он успел завести, и которые появятся в будущем.

Глава 29

В заброшенной сервисной станции пахло потом, озоном, зарождающейся плесенью и дезинфицирующими средствами. Месяц назад закрыли рыбоводное хозяйство, гигантские аквариумы вывезли в другое место и служба безопасности переключила управление видеонаблюдением в другой отсек. Здесь осталось только два активных терминалов, что вполне удовлетворяло потребности Креншоу. К тому же здесь было тихо, и никто не беспокоил, в отличие от других мест в башне. Эллис нравилось сюда приходить.

Миниатюрный приемник в ухе посигналил, что кто-то вышел из лифта. Если это Эдисон, то пришел он немного рано. Когда поступил сигнал второго датчика, Эллис убедилась, что это он и есть. В этот час в коридоре у заброшенной станции никого не должно быть. Учитывая, что сигналы от двух датчиков поступили один за другим с небольшим разрывом, можно сказать, что Эдисон спешил. Наверняка он нервничал сильнее, чем обычно.

Именно нервозность подвела Эдисона. Эллис на похоронах Танаки видела, как он о чем-то беседовал с Вернером. Она чувствовала его страх, когда, неделю спустя, наведалась к нему в компьютерный отдел. Увидев значок сотрудника безопасности, коротышка сразу занервничал, что означало, что рыльце его было в пушку. Эллис это понравилось. Еще больше ей понравился Эдисон, когда она узнала его секрет, что не составило никакого труда. И теперь этим слизняком можно легко манипулировать.

Лайза Миггс, близкий друг Эдисона, несанкционированно использовала учетную запись Джиро Танаки, чтобы подобраться ближе к Стене. Как большинство пользователей киберсети Ренраку, она не знала, что за ней находится, но была любопытной и, невзирая на то, что нарушает протокол безопасности, решилась проникнуть на ту сторону. Эдисон ей помогал. Типичное легкомыслие офисных работников, которые всегда лезут туда, куда не нужно. Этот эпизод не привел ни к чему, кроме как к тесту обороноспообности отдела ИскИн, но Эдисон этого не знал. Он знал только, что вместе с Миггс нарушил правила, из-за чего у него могут возникнуть неприятности. Этим и пользовалась Креншоу.

Он был полезным, даже если учитывать, что у Эдисона не получилось приписать Вернера к неким закулисным играм. Сейчас он работал над тем, что добывал информацию о работе отдела ИскИн. Он боялся, что Эллис заставит его добывать информацию, к которой у него не было доступа, но Креншоу не настолько глупа, чтобы жертвовать своим, по сути, единственным информатором. В любом случае, коротышка был в курсе многих дел и мог рассказать, каких успехов добилась команда, работающая над искусственным интеллектом. Сегодня была их очередная встреча и, раз карманный шпион спешил, значит, наверняка нарыл что-то важное.

Дверь открылась, Эдисон скользнул внутрь и, убедившись, что его никто не видел, закрыл дверь, тут же оказавшись в темноте.

— Черт побери, ее тут нет.

— Может быть, когда-нибудь так и будет, парнишка, — отозвалась Эллис и Эдисон вздрогнул.

— Черт побери! Не делайте так больше никогда, Креншоу!

Эллис подошла почти вплотную к коротышке и провела пальцем по его подбородку. Стальные, острые накладки на ногтях оставили борозду, но крови не было. — Я здесь главнее, и делаю, что хочу.

— Конечно, — прохрипел коротышка. — Как скажете.

Эллис протянула руку к выключателю, щелкнула кнопкой и станция осветилась тусклым светом.

— Запомни это раз и навсегда, — сказала Эллис. — Что ты мне принес интересного сегодня?

— Я не совсем уверен. Если вы позволите мне показать, то сможете сами решить, интересно это для вас или нет.

Эллис пропустила его, Эдисон подошел к работающему терминалу, вставил в приемное отверстие чип и стал ждать, когда старая аппаратура заработает. Но Креншоу не хотела ждать.

— Что-нибудь про Клибер?

— Нет, к сожалению. Она чиста, как сельская учительница, живущая в частном доме. Это настоящая железная леди. Все, чем она интересуется — машины и компьютеры.

— Дьявол. Я надеялась, что ты нароешь что-нибудь на нее. Это было бы таким удовольствием, посадить эту сучку на крючок.

— Согласен, — тихо пробормотал Эдисон. — Из нее получился бы хороший информатор. Лучше меня.

— Кто тогда? — Элисс отлично его слышала, но решила проигнорировать реплику. — Хуттен или Хуань?

— Может, оба сразу, — Эдисон напряженно улыбнулся. Он старался держаться независимо, но это выходило не очень хорошо. — Оба любят иногда расслабиться в игровых комнатах. Но Хуань — женатый человек. Держу пари, что его жена об этом не знает.

Наконец, на экране появились данные с чипа и Эдисон, с видом фокусника, завершившего представление, отошел в сторону. Не обратив внимания на актерское искусство коротышки, отвратительное, кстати, Эллис углубилась в изучение принесенного материала.

— Я бы не сказала, что это интересный материал, — хмуро проговорила она. — Вполне стандартное досье на ученого. Есть какие-нибудь детали?

— Детали? — эхом отозвался Эдисон. — Ну... гм... вы можете видеть, что Хуань постоянно расслабляется с помощью одной и той же программы.

— Это неинтересно. Тут нет крючка, на который его можно подцепить. Что еще? — Эллис требовательно уставилась на коротышку.

— Ну... Я не уверен... — смутился тот так, что чуть не стал заикаться. — Думаю, что... гм... нашел несколько случаев, когда он... подделывал отчеты.

— Поподробнее.

— Ну... однажды ночью он что-то делал в киберсети, но об этом нет упоминаний ни в одном отчете.

— И наш президент, конечно же, достаточно опытен, чтобы скрыть свое присутствие. Хуттен присутствовал при этом?

— В тот раз нет. Он начал примерно неделю спустя. Но его незарегистрированные вылазки нерегулярны. Было всего раза три или четыре.

— Ты проверял эти отчеты?

— Дерьмо это! На этих файлах слишком сложная защита.

— Но ведь предполагается, что ты эксперт, — издевательски хохотнула Эллис. Было сложно ожидать от коротышки такого подвига по собственной инициативе. Он был не настолько смелым.

— Даже я не могу это сделать. Мне не нравится это, Креншоу! Вы собираетесь противостоять важным людям. Любой из них может уволить меня, да что там, может еще хуже. И, черт побери, я не собираюсь связываться с Хуанем. Он — чертов президент.

— Эдисон, — тихо сказала Эллис, выслушав гневную тираду коротышки, — ты должен больше волноваться о том, что я знаю о тебе. Я могу доставить тебе больше неприятностей. Надеюсь, ты это понимаешь? Те люди, о которых ты говоришь, слишком заняты, чтобы замечать такую мелкоту, вроде тебя. Ты просто сделаешь, что я прошу, и больше можешь не беспокоиться. Я от тебя отстану.

— Конечно, — уже тихо пробормотал Эдисон. — Конечно. Та права.

Он потянулся к терминалу, чтобы вытащить чип, но рука на полпути остановилась. Коротышка в чем-то засомневался.

— Вижу, ты что-то еще хочешь мне показать, — Эллис захотелось побыстрее закончить этим. — Выкладывай.

— Это про того парня... Уорнер.

— Вернер.

— Да, про него. Его же уволили?

— Уволили. Приказ подписан две недели назад.

— Ну да, так я и предполагал. Я как-то проверял кое-что странное в киберсети. Был зарегистрирован его аватар в одном из узлов. Как раз в то же время наблюдалась активность в узле ИскИн проекта.

— Ты мне об этом не говорил.

— Конечно, нет. Меня же там не было!

— Хорошо.

Значит, Вернер вернулся, и что-то разнюхивает по проекту ИскИн. Чертова змея! Предчувствия Эллис не обманули, этот парень продолжал работать на кибертеррористов, как в тот раз работал с командой Салли Цунг. Ее тогда не послушали. Мерушидж и вовсе заявил, что Вернер был никем и ничем. Сато сказал, что он не настолько важен, чтобы тратить средства на его поиски. Вернер их обоих дурачил, но теперь Эллис до конца уверилась в своей правоте, в которой, в последнее время, почти разуверилась.

— Забудь про свое начальство, — сказала она коротышке, нависнув над ним, как кобра над жертвой. — Мне нужно, чтобы ты проверил систему около того узла, где был замечен аватар Вернера. Я хочу узнать что-то необычное. Что угодно. Только не пытайся сам интерпретировать события, понятно?

Глаза Эдисона расширились в испуге. Он судорожно сглотнул и часто закивал. Этот слизняк боялся Креншоу. Это к лучшему, значит, сделает все, что она у него попросит.

Глава 30

— Никогда раньше такого не видел?

Сэм вздрогнул и обернулся. Он не слышал, как к нему подошли, но это было и неудивительно. Шум двигателя бронемашины глушил любой звук вокруг.

Кричавший оказался широкоплечим индейцем, одетым по-европейски. Верхние пуговицы безрукавки расстегнуты, выставляя напоказ часть волосатой груди, мышцы на руках выглядели так, словно вырезаны из тика. Сэм увидел нейроадаптер, встроенный в висок и еще несколько киберразъемов на ладонях и запястьях. Можно подумать, что он тоже хакер, если бы не грязь под ногтями, говорившая, что этот человек занимается отнюдь не компьютерами.

— Ты Твист?

Сэм кивнул.

Индеец улыбнулся и протянул руку. Держался он уверенно, рукопожатие было сильным, но аккуратным.

— Винт сказал, что знал тебя, когда ты был еще зеленым. Меня зовут Джош Бегей, для друзей просто Джош.

— Вы ведь навахо, да? — поинтересовался Сэм. — Далеко от дома забрались.

— Умный малыш, — Джош прикрыл глаза, улыбка исчезла с лица, приняв важный вид. — Будь и впредь таким же умным и вежливым.

Видимо, этот человек очень ранимо относился к своему происхождению. Раз Сэм собирался провести рядом с ним несколько дней, нужно было вести себя соответственно, стараться не касаться опасных тем. И тогда они останутся друзьями. Возможно, тема про машины и механизмы — одна их тех самых безопасных тем, и Сэм попробовал:

— Я ни разу не видел таких машин.

Бегей сразу расслабился и Сэм понял, что нашел правильную тему.

— Эта модель немного отличается от тех, что использовали во время корпоративных войн, — охотно начал объяснять индеец. — Всем нужно много шума и иллюминации — это впечатляет противника. Я же сторонник действовать хитро и тихо. Сейчас у моего малыша немного расстроены двигатели, но это нам не помешает, потому что у него много других достоинств. Ну и небольшая скорость тоже не в достоинствах, к сожалению, но, опять же, ничего страшного. Мы будем двигаться тихо, как беспилотный планер.

— Тихо? — прокричал Сэм. Слова индейца казались абсурдными. Шум двигателей броневика был и без того оглушительным, так еще отражался от стен ангара. Этот грохот, наверное, можно услышать за много километров отсюда.

— Конечно! Какая сильная машина может позволить себе работать тихо? Это трусливо! Но я тоже не собираюсь привлекать к себе внимание, так что когда, когда мы будем двигаться, все, кто услышат рев двигателя, будут глотать пыль, а мы будем уже далеко. И им придется гадать, что это было.

— Пожалуй, я поверю вам на слово.

Индеец ничего не ответил, только буравил Сэма взглядом. Это начинало раздражать.

— Мне вас рекомендовали, — сказал Сэм и снова не получил никакого ответа. — Винт сказал, что на северо-западных маршрутах вы — один из лучших. И что мне повезло, что вы оказались здесь.

— Ох уж этот Винт, — сплюнул Бегей. — Он хороший человек, но у него длинный язык, — увидев непонимающий взгляд Вернера, Джош попытался пояснить, одновременно жестами показывая, что имеет в виду. — Язык без костей, ты понимаешь?

Сэм ничего не понял, но решил дать знать, что шутку оценил. Увидев, как Вернер засмеялся, индеец расслабился и в ответ тоже улыбнулся.

— Приятель, ты, и правда, удачлив. Тебе повезло, что я направляюсь в ту же сторону, Тебе повезло дважды, что я в нужный момент заглянул на страницу заказов. Тебе повезло трижды, что в городе больше никого нет, кому нужно в ту же сторону. И тебе повезло еще раз, что я решил немного подождать, вдруг появятся попутчики, — индеец сплюнул. — Мне нравится твое везение. Надеюсь, оно заразно. Впрочем, направление к везению не имеет никакого отношения. Я слышал, ты сейчас на мели, но у тебя есть друзья, которые за тебя поручились.

— Что вы имеете в виду? Я могу оплатить поездку.

— О, конечно. Винт сказал, что кое-кому понравилось, как ты обхитрил патруль Тира и дал стимул паре моих старых приятлей перебраться в другое место, когда мы пересечем границу.

— Мы поедем через Тир? А не проще будет пройти через территорию Совета Юты?

— Мы там не пойдем. Да ты не волнуйся, большую часть Тира мы прошмыгнем днем, потом уйдем в горы, к границам Салиш-Шайд, и срежем путь через Сиюкс, после чего нам останется преодолеть земли Альгонского Духа и оттуда прямой дорогой в Квкбек. Заправимся в Дворшаке и пересечем старую канадскую границу. Последняя остановка в Хирсте, а там, как только окажемся на той стороне, мы с тобой разбежимся и ты останешься предоставлен сам себе.

— Вы говорили, что вас успел кто-то нанять, значит, должен быть груз. Что вы везете?

— Винт предупреждал, что ты любопытный парень, — сплюнул Бегей. — Нехорошо задавать столько много вопросов.

— Больше не буду, — Сэм улыбнулся, надеясь смягчить нрав индейца. — Не хочу спугнуть свое везение.

— Винт меня предупредил, что ты, к тому же, еще и умный.

Сэм не ответил и этим, скорее всего, заслужил одобрение Бегея. Минуты не прошло, как тот похлопал Вернера по плечу и спросил:

— Как думаешь, ты достаточно умен, чтобы изучить пару вещей в моей машине?

— Испытайте меня.

Бегей кивнул в сторону броневика и через люк нырнул внутрь. Сэм с осторожностью последовал за ним, нащупывая скобы. Такой сноровки, как у индейца, у него не было. Когда он спустился в темный салон, Бегей уже скрылся в кабине. Прежде, чем забраться в кресло стрелка, Сэм снял с себя кобуру с пистолетом. Оружие ему дал Додгер, настаивая, чтобы Вернер прихватил его с собой. Сэм пытался сопротивлялся. Вообще, с оружием в кобуре подмышкой, он ощущал себя немного странно и непривычно. Впрочем, Бегей не обращал на это внимания. Он показал Сэму, как нужно пристегнуться и запустил обучающую программу, чтобы дать Вернеру возможность привыкнуть к средствам управления. Несколько минут Сэм этим и занимался. Стрельба по компьютерным мишеням далась ему легко. Почти как в игре.

 

* * *

 

Харт опустила пониже край капюшона и потуже затянула шнурок. Она его ненавидела, представляя, что он делает с волосами. Но это сейчас лучше, чем пользоваться колдовством для того, чтобы быть невидимой. Она не хотела, чтобы колдовство выдало ее, иначе придется одной противостоять двоим. Вернера в расчет можно не принимать, но во втором человеке чувствовался опытный боец. Сейчас Харт тоже рисковала, впрочем, как и всю свою жизнь. В Сан-Франциско она была чужой, у нее здесь не было никаких связей. И сейчас Вернер собирался покинуть город, что означало — Харт придется стать быстрой. Очень быстрой. К счастью, удалось вовремя достать необходимое оборудование до того, как Кэтрин нашла Вернера.

Она достала из сумки детали, разложила их перед собой и, прежде, чем начать собирать, спрятала сумку в ржавую трубу воздухозаборника, после чего вернулась к своим новым игрушкам. Прежде всего, она нацепила пояс с метательными ножами, потом надела тепловизор и оглядела крышу, проверяя его работоспособность. Удовлетворившись проверкой, Харт сдвинула прибор на лоб — так его можно быстро смахнуть, когда начнет мешать, и взяла в руки винтовку «Берета-70». Проведя по корпусу пальцем в перчатке, она удовлетворенно кивнула: серийный номер вызжен лазером, как договаривались. После этого Харт проверила механизм. Лазерный прицел работает четко по заказу, глушитель выставлен на девяносто семь процентов, полный магазин патронов и мягкий затвор с давлением на одну сотую фута меньше, чем она просила. Поставщик не обманул. Харт решила его запомнить на будущее, если случиться быть в этом городе еще когда-нибудь. Проверив винтовку, Харт забросила его за спину. Оружие позволит ей сделать дело быстро и без шума. Как только она покинет это место, все будет похоже на случайную уличную разборку.

Она села, скрестив ноги, и сконцентрировалась внутри себя. Вызвав в воображении берег моря, Харт представила легкий ветерок. Наслаждалась, правда, этим не долго, заметив перед собой крысу. Грызун поводил носом, обнюхивая воздух, и шагнул ближе. Это было смелое решение, в духе городских крыс. Но не больше. Подобравшись ближе, зверек привстал на задние лапы и начал умывать свою остроносую мордочку.

Кэтрин вытянула руку и прижала голову крысы к поверхности крыши. Свободной рукой проделала пару пасов, входя в контакт с разумом грызуна.

"Алеф"!

В голове появился знак, подтверждающий внимание.

"Возьми это тело в качестве носителя. Я хочу, чтобы ты шпионил внизу".

Появился очередной знак подтверждения, крыса перестала дергаться и пищать. Только тогда Кэтрин отпустила ее. Крыса встала на задние лапы, но теперь ее внимание полностью было обращено к Харт.

— Ну, чего ты ждешь?

Крыса, пискнув, исчезла.

Харт закрыла глаза, чтобы лучше принимать поток информации от грызуна. Алеф, ее Дух, союзник, взял крысу под полный контроль, и теперь Харт могла видеть и слышать все, что видит и слышит крыса. Так у Кэтрин появился неприметный в этой части города шпион.

Алефу понадобилось несколько минут, чтобы спустить крысу на нижний этаж и провести ее через широкие, безлюдные дороги к нужному ангару. Наконец, крыса пробралась внутрь и Харт почувствовала резкий запах керосина. Когда глаза грызуна адаптировались к царящей здесь темноте, Харт увидела, что ангар пуст. Все-таки, она пришла сюда слишком поздно.

— Блин!

Избавиться от Вернера в Сан-Франциско не получилось.

"Отпусти крысу, Алеф. Нам пора в дорогу".

Крыса пискнула и, освобожденная от чужого воздействия, бросилась наутек.

Глава 31

Как Бегей и обещал, Тир прошли легко. Границу пересекли ночью, по самому же Тир Таирнгиру ехали днем, так что Сэм смог увидеть восстановленный с помощью колдовства лес. Все вокруг выглядело красиво и естественно, только мысль, что природа была восстановлена с помощью колдовства, беспокоила Вернера. Он все больше и больше находил доказательств своей догадке. Среди пышной растительности, от которой веяло прохладой, он видел темные островки под кронами деревьев, прячущие в себе неопределенную опасность и неустойчивую стабильность. Или это всего лишь его личные ощущения?

На вопрос Сэма Бегей ответил, что ни в коей мере не собирался проводить для Вернера экскурсию, а преследует вполне практичную цель. По его словам выходило, что днем животная жизнь замирала, чем ввел Сэма в небольшой ступор: какое животное могло угрожать броневику? В ответ индеец посоветовал Сэму наблюдать за бортовыми датчиками. Сделать это можно было напрямую подсоединившись к бортовой системе. Сэм последовал совету, хотя впоследствии его ждала головная боль. «Это всего лишь от напряжения, — уверил себя Сэм. — К колдовству не имеет никакого отношения.

Ехали они и ночью.

— Нас сейчас проще обнаружить с помощью приборов, — пояснил Бегей, — но за показаниями обычно наблюдают люди. Им нелегко наблюдать за одним и тем же долгое время. Они устают и перестают смотреть в мониторы.

Сэм решил довериться Бегею, ведь тот был профессионалом.

Когда пересекали территорию, которая раньше считалась штатом Айдахо, пришлось прятаться от вертолета пограничников Салиш-Шайд. Бегей знал эти места, как свои пять пальцев, так что быстро нашел укрытые в каньонах Змеиной реки и запустил в небо пару разведчиков с виду похожих на птиц. Небольшие по размерам, в них, тем не менее, мог поместиться человек, что было предусмотрено конструкцией. Обратно вернулся только один. Второй потерпел крушение на берегу реки и Бегей заявил, что без него дальше не поедет.

— Это слишком дорогие игрушки, чтобы ими разбрасываться, — заявил он.

Под утро путешественники достигли окраин Дворшака. Бегей направил броневик к обветшалому сараю, около которого собрались несколько местных мужчин. Увидев приближающийся броневик, двое из них тут же открыли двери и, не спрашивая ни о чем, пустили внутрь броневик, после чего закрыли ворота. Бегей сказал, что здесь они могут заправиться и немного отдохнуть.

Помещение внутри не соответствовали внешнему виду сарая. Каменный пол, обитые пенопластом стены, всюду электроприборы, пара станков, две ремонтирующиеся машины и куча разбросанных всюду ящиков. Под потолком обнаружился мощный подъемный кран и сейчас он держал двигатель грузовика. Хозяева сарая, большинство из которых были орками, подошли к броневику. Пока Сэм соображал, что к чему, Бегей ловко пробрался к люку и вылез наружу.

— Полный бак, — заявил он хозяевам.

— Как обычно? — уточнил один из орков в грязном, рабочем комбинезоне.

— Конечно, и никак иначе. Зачем спрашиваешь, Тампер?

— Кто знает, вдруг изменилось что.

— Ты слишком любопытен.

— Работа такая.

— Будет тебе.

Сэм решил выглянуть из броневика, не вылезая окончательно. Он увидел, как Джош обменивается рукопожатиями с орками. Сразу ясно, что они давно знают друг друга. Заметив Вернера, Бегей махнул рукой.

— Вылезай. Разомни ноги да познакомься с Тампером Коллинзом, лучшим механиком на западе.

— Не сказал бы, что лучший, — сказал орк, пожав Сэму руку, когда тот присоединился к ним. — Не верь всему, что говорит этот индеец, парень.

Сэм ответил на рукопожатие. Хватка Коллинза была впечатляющей. Орк мог бы переломать кости, захоти того. Бугрящиеся мышцы на руках и на груди производили не меньшее впечатление. Закончив с Вернером, орк снова обратился к Бегею.

— Сегодня ты приехал не с той стороны, как обычно. Что-то случилось?

— Именно. Одна из моих птичек-разведчиков сломалась. Навернулся чип управления.

— Я могу посмотреть, — сказал Коллинз и ненадолго задумался. — Но запасного чипа у меня нет, так что, боюсь, придется тебе обобойтись одной птичкой.

— Не пойдет! Мне она нужна! — Бегей сплюнул на пол и уставился на мокрую кляксу на бетонном полу.

— Джош? — подал голос Сэм. — Я так понимаю, до того, как в них были вставлены чипы компьютерного управления, они управлялись вручную?

— Да. Пока я не вставил в них систему посовременнее, ими управляли пилоты. У меня даже есть инструкция, думал, когда-нибудь освою эту науку и полетаю, наконец.

— Скорее, используешь для бегства, если совсем припечет, — засмеялся орк.

Если бы взгляд мог испепелить, сейчас орк превратился бы в кучку пепла. Сэм понял, что Бегей старался, чтобы этот секрет остался секретом, хотя об этом знали все. Кроме Вернера, разве что.

— Джош, — сказал Сэм, — я, конечно, не мастер полетов, но у меня есть небольшой опыт в пилотировании моделей самолетов. Когда-то у меня была старая «Мицубиси Флаттер». Думаю, что смогу управлять разведчиком, если понадобится.

— Да ты полон неожиданностей, Твист. Чем удивишь в следующий раз? Окажешься колдуном, наверное? — засмеялся Бегей. — Ты случаем не колдун, Твист? Потому что если так, у тебя большие неприятности.

Сэм ничего не ответил, только криво усмехнулся.

— Если бы паренек был колдуном, — сказал Коллинз, спасая Сэма от ответа, — он бы не ехал с тобой.

— Что ты об этом знаешь?

И двое старых приятелей стали спорить, выясняя, кто из них больше знает о колдовстве и колдунах. Сэм не вмешивался в спор, предпочтя отойти в сторону. Его вовсе не радовала перспектива остаться одному в этой дикой местности. Сэм никогда не задумывался о себе, как о колдуне, но кто знает, какие понятия у индейца на этот счет. Чтобы и дальше не испытывать судьбу, Сэм нашел тихий уголок, присел там и стал наблюдать за работой людей Коллинза, обслуживающих броневик.

 

* * *

 

Бойсе стоял на территории Совета Салиш-Шайд и кардинально отличался от представлений Харт. Она видела северо-западное побережье, и это резко от того отличалось. Здесь пахло плато и равнинами, где обитали племена, живущие древними традициями. К тому же примешивались запахи муниципальных городков Юты. Впрочем, это не удивительно — Юта находится недалеко, сразу за Змеиной Рекой. Здесь же, в Бойсе, Харт собиралась перехватить броневик, когда тот пересечет реку. Выбор на этот городок пал из-за того, что Вернер мог проехать только здесь, по единственной дороге, ведущей в Квебек. Попасть сюда Харт смогла с помощью мизерной взятки чиновнику, выправившему необходимые документы и билет на рейсовый самолет. Таким образом, Кэтрин обогнала Вернера.

Именно об этом она думала, пока летела. «Теневое» движение в Бойсе находилось в заточном состоянии, но Харт, все же, вышла на нужных людей и от них узнала, что никакого броневика здесь пока не было, зато накануне, на севере, что-то похожее видели с вертолета. Пилот хотел остановить нарушителя, но тот исчез в каньонах. Харт не удивилась. Если броневиком управлял профессионал, обмануть патрульных ему ничего не стоило.

Никто не видел такого броневика раньше, но Харт была точно уверена, что в нем едет Вернер. Пока Кэтрин ждала, ей поступило несколько деловых предложений. И это с ее историей, шитой белыми нитками. Здешние «теневики» никуда не спешили и ничего не боялись. Тем временем, Харт выяснила, что путь, где она решила ждать Вернера, был не единственным и не самым легким из существующих. Если бы Вернер поехал, к примеру, через равнины, в Квебек он прибыл бы быстрее. Он же выбрал эту, менее очевидную дорогу, словно знал, что за ним охотятся. Если так, парень оказался более сообразительным, чем ожидала Кэтрин. Или завел умных друзей. Или был попросту удачлив.

Пилота отчитался, что броневик он заметил далеко на севере. По всему выходило, что Вернер повернет и поедет через равнины. Потом ему, правда, придется пересечь Скалистые горы где-нибудь в более диких землях. Там мало городов, но и те, что есть, наверняка будет огибать. Если в его плане нет более длинного маршрута через северные земли, то разумно предположить, что он проедет по Сиюксу, недалеко от Грейт-Фолса. Там может сделать остановку. Грейт-Фолс городок небольшой, окружен бесплодными землями, прериями и необжитыми районами. И людей мало. Не идеальный, но хороший путь, если стремишься, чтобы о тебе не узнали.

Харт хотела избавиться от Вернера лично, потому что это ее прокол, это она виновата, что он до сих пор дышит и копает под ее работодателя. Эльфы перекрыли дороги, Тиссен охотится в диких землях. В любом случае, Вернеру не повезет. Но Харт желала, по возможности, лично с ним расправиться до того, как тот попадет в Квебек.

Кэтрин вошла в уличную телефонную кабинку, вставила в щель кредитную карточку и набрала номер. С минуту она ждала, пока на том конце провода автоматический голос повторит последние четыре цифры набранного номера. Связь с абонентом установилась.

— Дженни, организуй мне встречу с нашим тощим другом на северной окраине.

— Сделаю, босс, — последовал ответ.

 

* * *

 

Броневик стоял в овражке, вокруг тихо. Сэм со стороны наблюдал, как Бегей, громко ругаясь, паяльником заделывает уродливый шрам на борту броневика.

— Ну вот почему так не везет? Только отремонтировали, и на тебе. Наша птичка тут же натыкается на усиленный патруль. Здесь же никогда никого не бывает! А тут словно ждали, навалились скопом. Некрасиво получается. Рискованно.

— Рискованно?

— Конечно. Я тебе скажу, это был спецназ Сиюкса, — Бегей отошел от подбитой птицы-разведчика и сплюнул. — К тому же еще с ракетами, способными превратить мою машину в груду металлолома. Ракеты! Какой идиот додумался гулять в горах с ракетами?

— Может, они специально искали броневик? — предположил Сэм.

— Так я же никому не говорил, что мы поедем здесь.

— Я тоже не говорил.

Сэм протянул Бегею бутылку с водой, тот сделал несколько глотков, сплюнул и отдал оставшуюся воду Вернеру.

— Ты тоже молодец, не подкачал. Здорово загнал «Хаммер» в канаву. Это было бесподобно. Такой стрельбы я давно не видел.

Сэм проигнорировал похвальбу. Он не хотел признаваться, что порядочно струсил, когда машина с солдатами Сиюкса вынырнула прямо перед ними и помчалась, казалось, на таран. В тот момент Сэм не смог нажать на гашетку. На что надеялись люди, сидящие в «Хаммере», неизвестно. Тягаться с броневиком они могли разве что в скорости. Масса броневика с легкостью смяла бы его. Тем не менее, нужно отдать должное храбрости солдат, что Сэм и сделал. Они делали свою работу, в то время как Вернер и Бегей были нарушителями. Сэм судорожно искал способ избавиться от преследования без убийства. Единственное, что пришло в голову — заблокировать «Хаммеру» путь, а единственный способ сделать это — сшибить дерево, чтобы оно упало перед машиной преследователей. Когда, воспользовавшись возможностями птицы-разведчика, Вернер сделал это. Он слегка растерялся, увидев, как толстый ствол дерева был с легкостью срезан почти у основания и упал прямиком перед преследователями.

Индеец, похоже, считал Сэма стрелком-виртуозом. Разубеждать его Вернер не решился. Все мысли были сейчас о том, не пострадал ли кто из преследователей, когда «Хаммер» свалился в канаву.

Оставив Сэма размышлять дальше, Бегей возобновил ремонт.

Как всегда, при взаимодействии с электроникой непосредственно через нейроадаптер, Сэму сделолось нехорошо. Даже хуже, чем обычно. К головной боли прибавилась тошнота. Хотелось надеяться, что последняя появилась из-за ухода от погони.

Словно случайно, Вернер провел ладонью по брюкам и нащупал в кармане чип. Тот самый, который ему подарил профессор, с инструкциями тренировок колдовских способностей. В часы спокойствия Сэм просмотрел их, пользуясь бортовым компьютером броневика и стал еще более раздраженным, даже не попробовав ни одного из предложенных упражнений. Знакомая головная боль, после взаимодействия с компьютерными системами напрямую, была роднее и привычнее, чем убеждения профессора в колдовских способностях Сэма.

— Все, готово! — объявил Бегей и бросил паяльник в ведро. — Отремонтировал.

— Хорошо. Будем ждать темноты?

— Нет, не будем. Нам нужно как можно быстрее выехать с территории Сиюкса. Эти ребята, наверняка, уже доложили про нас на базу и, скоро здесь будет слишком людно, — индеец потянулся и осмотрел окрестности. — Думаю, мы срежем севернее. Там самый короткий выход из Сиюкса и больше мест, где можно спрятаться, в случае чего. Ты как, в норме? Желание управлять разведчиком еще не пропало?

— Если это нам поможет, — кивнул Вернер.

— Еще как поможет. Глаза в небе — самое оно. Иначе придется вслепую пробираться по каньонам.

— В таком случае, давайте отправляться.

Через пару минут Сэм устраивался в кресле стрелка, а Бегей завел двигатель. Тот заревел, разрывая тихие, наступающие сумерки.

 

* * *

 

Харт слушала радио-переговоры военных сил Сиюкса. Это было незаконно, впрочем, само нахождение Кэтрин в Сиюксе было незаконно, не говоря уже о владении радиопередатчиком. Но это эльфийку волновало мало. Когда она услышала о столкновении патруля с броневиком, Харт улыбнулась. Она правильно выбрала направление, правда Тиссена отправила немного по другому маршруту. Иначе бы о Вернере уже можно было бы забыть навсегда.

Глава 32

Сэм наслаждался полетом. Он упивался свободой, которую чувствовал, управляя движениями птицы-разведчика. Модели самолетов, какими он управлял в Японии, были живее, но после многих часов, проведенных в броневике, Сэм радовался открытому небу. Насладиться полетом до конца не дал резкий, как собачий визг, звук. Сэм взглянул на панель навигации и не увидел, вызова с броневика. Словно случайно поймал чью-то передачу.

Сэм проверил навигационный экран и, обнаружив, что немного отклонился от курса, поспешил исправиться. Далеко, над горизонтом небо немного потемнело. Гоня перед собой облака, надвигалась гроза. Взглянув вниз, Сэм увидел серые и коричневые заплатки вперемешку с зелеными массивами лесов.

Увеличив картинку, Сэм еле нашел мчащийся по бездорожью броневик. Если не знать, хотя бы примерно, где он находится, обнаружить его сложно. Повинуясь капризам ландшафта, броневик петлял между холмов, то мчась в тени, то освещаемый солнцем. Птица-разведчик могла развить большую скорость, но для этого нужно подняться выше, а там есть риск, что ее засекут военные и запустят ракету. Обнаружение разведчика на радарах означало обнаружение броневика, что не входило в планы путешественников, пока они находились на неприветливой территории Сиюкса.

Когда Сэм обнаружил движущуюся по земле чужую тень, внутри екнуло. Только подумал о ракете, и вот она, тут как тут. Тень быстро настигала путешественников. Взглянув на нее повнимательнее, Сэм понял, что это не ракета. Стройное, длинное тело поддерживали огромные крылья. Это было живое существо. И тут Вернер догадался, что оно ему напоминает.

Внутри похолодело, на лбу выступил пот. Эта тень принадлежала летающему змею. Наблюдая за ней, Сэм видел, как она стремительно пронеслась над стадом бизонов, не заметив их. Бизоны, напротив, почувствовали неладное, сорвались с места, и постарались побыстрее убраться из опасного места. Если змей летел не на охоту, то тогда для чего? Новая порция пота проступила на лбу от догадки.

— Говорит разведчик, — передал Сэм по радио. — В нашу сторону летит летающий змей. Курс на два часа.

— Повтори, что ты сказал? — удивленно отозвался Бегей. — Кто к нам летит?

— Летающий змей.

— Вот ведь, — Бегей говорил спокойно и повернул немного в сторону. Ему приходилось и без того не сладко — на пересеченной местности броневиком управлять было трудно.

Сэм продолжал следить за тенью. Если змей тоже свернет, значит, охотится конкретно за броневиком. Вернер мысленно сжал кулаки и молился, чтобы этого не произошло, чтобы появление змея было всего лишь случайностью и что летит он по своим делам. Но этого не произошло — зверь подкорректировал курс.

— Он все еще летит к нам, — передал Сэм.

— Это плохо, — ответил Бегей. — Это очень плохо. Вот что, передай мне картинку ландшафта, а сам оставайся там и не спускай с него глаз. Я должен убедиться, не вступит ли в игру кто-нибудь еще, кроме него.

Сэм решил, что зря волнуется — тон Бегея оставался невозмутимым после такой новости о змее. По крайней мере, менее взволнованным, чем при разговоре о войсках Сиюкса. Наверное, он знал, что нужно ждать и знал, что делать. Если это так, Сэму необходимо дать индейцу больше возможностей для подготовки. Так что просьбу Джоша он выполнил незамедлительно.

Бегей знал особенности броневика, как свои пять пальцев. Все достоинства и недостатки. Почему, при всем этом, он не может быть уверен в контроле над ситуацией. Да, летающий змей мощное животное, но он остается всего лишь животным. У него больше шансов догнать и сбить птицу-разведчика, чем уничтожить броневик, и еще больше попасть под двадцатимиллиметровые пули броневика. Если он на него нападет, бой будет коротким.

Переговариваясь с Джошем, Сэм понял, что тот, по возможности, не хочет ввязываться в конфликт со змеем. И не только из-за привлечения к себе нежелательного внимания, но и для экономии боезапаса. Он нынче дорогой.

Броневик на пару минут выскочил из неглубокого ущелья, и скрылся в следующем — оно заканчивалось открытым пространством, окруженным высокими скалами. Мчась по небольшой, открытой площадке, броневик поднимал за собой высокую завесу пыли. Башня с основной пушкой все время смотрела в сторону, откуда должен был появиться змей.

Как только из-за скал появилась его голова, пулемет затарахтел, выплюнув очередь в пару десятков пуль, каждый четвертый из них был трассирующим. Змей успел среагировать. Он, увеличил скорость и избежал попаданий смертоносных посланцев. Пули выбили из скал приличный кусок, а змей атаковал броневик.

— Черт, а это быстрый червячок, — недовольно сказал Бегей, почти не удивившись.

Змей зашел на линию прямой атаки и понесся на броневик, выпустив по нему мощный шар пламени. Броневик вовремя притормозил, шар огня врезался чуть впереди машины. Взрыва не было, а небольшие огненные ошметки броне не повредили. Змей же свернул в сторону для второго захода. Пушка снова затарахтела, провожая того трассирующими зарядами.

Наблюдая за боем сверху, Сэм увидел сдвиг большого участка скалы в нескольких метрах перед броневиком. Первая мысль была о том, то здесь спряталась засада, и теперь вражеские войска выходят из укрытия, чтобы покончить с нарушителем. Но все оказалось куда хуже. Огромный кусок скалы, отколовшись от основного массива, рухнул вниз, увлекая за собой тонны камней поменьше. Вся эта масса упала в ущелье, перекрыв выход из «колодца». Прежде, чем Сэм успел предупредить Бегея, броневик лихо атаковал неожиданное препятствие под градом сыплющихся сверху камней.

Сэм наблюдал сверху, поэтому не мог слышать звука, но он отчетливо представил стук и скрежет камней по броне. В этот момент ему стало не по себе из-за того, что пыль и камни могут забить вентиляцию, повредят охлаждающие трубы. Да банально его могло засыпать все еще сыплющейся сверху щебенкой. Сэм еле различал машину в облаке поднявшейся пыли. Возможности птицы-разведчика были высоки, даже чтобы разглядеть, что творится в густой завесе пыли. Броневик оказался почти полностью засыпан камнями.

— Да откуда ж тут столько грязи? — неожиданно прозвучал голос Джоша.

Вопрос предназначался явно не Сэму, да и ответа на вопрос он не знал. Но заметил кое-что другое.

— Камнепад закончился, — передал он Бегею. — Толщина примерно метров пять.

— Ага, — откликнулся индеец. — Это хорошо.

О том, что дальше происходило внизу, Сэм мог догадываться. Бегей включил продув и направил выхлоп вниз. Как ракета, броневик стал взлетать, расталкивая над собой камни и булыжники. Успокоившийся было разрушенный кусок скалы, под напором мощного броневика, снова стал двигаться. В какой-то момент, над осыпью поднялась машина, сбрасывая с себя большие камни и мелкую гальку.

В этот самый момент броневик неожиданно атаковал змей. Появившись, словно ниоткуда, он выдохнул шар пламени, окативший машину, снося с ее бортов остатки камней. Да и сам броневик под напором огненного шара повело прямиком на скалу. Бегею пришлось срочно включать боковой продув, чтобы не врезаться. И ему это удалось. Тут же снова заработала пушка, заставив змея отказаться от второго залпа. Уходя от пуль, он нырнул вниз, прячась в клубе пыли.

Продолжая управлять летающим броневиком, Бегей направил его прочь от завала и, наконец, посадил машину на противоположной стороне завала. Это, скорее, походило на падение. Но, все же, Сэм оказался под большим впечатлением от мастерства Джоша, сумевшего справиться с ситуацией.

— Где он? Где он? — неожиданно донесся по связи злой глосс индейца.

— С вами все в порядке?

— Где чертова змеюка?

— Я не вижу его. Наверное, где-то затаился.

— Дьявол!

— С вами все в порядке? — повторил вопрос Сэм.

— Со мной? Со мной все хорошо, — голос Джоша чем дальше, тем больше переходил на крик. — Оптика и вентиляция прочистились продувкой, я ничего не сломал. Со мной все просто отлично. Где этот чертова летающая гадюка? Я хочу покончить с ней!

Сэм внимательно осмотрел окрестности в поисках врага. Он его не видел, о чем не замедлил сообщить Джошу.

— Дрянь дело.

Продолжая поиски, Сэм с удивлением увидел, как часть борта броневика открылась, и оттуда что-то появилось. Почти на грани возможностей оптики птицы-разведчика Вернер распознал ракету класса «земля-воздух». Раз индеец решил использовать ее, значит, находится на грани отчаяния. Как-то в разговорах он упоминал, что эти ракеты использовались во времена, когда жизнь и свобода человека зависели от быстроты и эффективности убийства врага. Такое оружие давно не изготавливается и используется в «теневом» мире на всякий случай. Не выбрасывать же, вдруг пригодится.

Змей, тем временем, облетел ближайшую скалу. Быстрота, с которой он это проделал, удивила Сэма, но Джош к атаке был готов. Он запустил ракету, и та понеслась прямиком в атаковавшего змея. Тому пришлось срочно уходить с линии атаки. Перья на голове встопорщились, несколько подпалились, когда ракета пролетела мимо. Прервав атаку, змей оглянулся, следя за ее полетом, а та, тем временем, уже делала дугу, чтобы снова атаковать заданную цель.

Змей отвлекся лишь на пару мгновений, но этого хватило Бегею, чтобы расстрелять врага из пушки. Двадцатимиллиметровые пули влепились в змея, разрывая его плоть и вырывая перья. Змей рванул вниз, к земле, уходя от обстрела, но Сэм видел, что он был еще жив, и вполне еще силен, чтобы доставить неприятности. Змей приземлился на четыре короткие лапы и, пропустив над собой пролетевшую ракету, дождался разворота, и, атакуя взлетел. Может быть, он обезумел от боли, причиненной пулями. Но все оказалось проще — подпустив ракету ближе, змей отклонился в сторону и дыхнул пламенем. Перегоревшая электроника больше не позволила той маневрировать. В конце концов, она упала на открытую площадку, по которой недавно спешил Бегей. Пропахав несколько метров щебня, взорвалась, подняв в небо очередную порцию пыли и камней.

— Достали гадюку? — поинтересовался Бегей.

— Нет.

— Черт побери!

Хоть и раненный, змей так быстро обогнул скалу и напал на броневик, что Сэм не успел предупредить об этом Бегея. Впрочем, индеец атаку ждал. Змей спрятался за насыпью, но индеец использовал весь арсенал, в том числе орудие главного калибра, один снаряд которого мог превратить змея в гамбургер. К сожалению, змей не давал индейцу как следует прицелиться, выкручивая в воздухе разные кульбиты, чтобы не попасть под пули и, одновременно с этим все ближе подбирался к броневику. В какой-то момент он атаковал, не дав возможности Джошу воспользоваться главным орудием. Змею удалось подцепить одним когтем башню броневика. Остальное сделали скорость и масса животного. Броневик откинуло к скале, и тут же машину присыпало небольшой осыпью. Дракону тоже досталось, он крыльями задел по камням, в очередной раз подняв облако пыли, но смог скрыться. Сэм же смотрел на полупохороненный броневик, из которого вырывались тонкие столбики черного дыма. Пулеметы больше не стреляли.

— Джош! Джош! Бегей! Отзовись!

В ответ некоторое время раздавалось только статичное шипение. Для Сэма эти секунды показались вечностью. Он было решил, что все кончено, когда по связи донесся голос индейца.

— Улетай, Твист! Ты слишком близко к червяку, я могу тебя задеть.

— Я могу его отвлечь, а вы его прикончите.

— Не будь дураком! — прохрипел индеец и закашлялся. — Мне нечем стрелять. А ты удачлив, поэтому улетай, Твист.

В поле зрения снова появился змей. Сейчас он планировал сверху вниз, раскрыв крылья на полную мощь, встопорщив на голове перья. Он раскрыл пасть и изрыгнул струю пламени, в мгновение охватившее броневик целиком, но, не имея подпитки, быстро погасшего. У Сэма была надежда, что, находясь внутри броневика, Бегей находится в безопасности. Если огонь смог попасть внутрь, то Вернер услышал бы крики.

Но огонь нашел лазейку, прорвавшись к топливному баку. В следующий момент страшный взрыв превратил броневик в пылающий шар, подбросив его чуть вверх, вырывая из каменного плена.

Змей наблюдал за взрывом, отлетев на безопасное расстояние. Он лениво кружил над местом трагедии, поэтому Сэм смог разглядеть его внимательнее. Он узнал его. Это был Тиссен, тот самый напарник Кэтрин Харт. Разобраться с броневиком его, видимо, послал Дрейк. Больше некому. Значит, он теперь должен ответить и за эту отнятую жизнь.

После того, как Сэм увидел, как летающий змей расправился с броневиком, ему стало ясно, что у птицы-разведчика не было ни одного шанса справиться с ним. Сэм поднял аппарат еще выше и, больше не медля ни секунды, отправился как можно дальше от места битвы.

Глава 33

Спустя час Сэм, наконец, поверил, что Тиссен его не преследует. Птица-разведчик планировала в сторону севера и внизу безжизненные земли сменила прерия. Чтобы сэкономить топливо, Сэм сошел с курса, проложенного индейцем, в надежде подлететь как можно ближе к цели. Чем дальше птица-разведчик пролетит, тем лучше. Была и другая беда — аппарат не был приспособлен для дальних перелетов, и Сэму часто приходилось глушить двигатель и, поймав поток ветра, планировать. Все это время он искал место для посадки, поближе к какому-нибудь населенному пункту, где можно быстро пересесть на другой транспорт. Иначе придется идти по прерии пешком. Но во всем этом было и хорошее — он покинул негостеприимную территорию Сиюкса.

Он устал. Голова, из-за постоянного контакта с электроникой, дико болела. Пришлось долго управлять аппаратом, пытаясь оторваться от возможного преследования. Все, что сейчас нужно — отдохнуть. Растянуться, закрыть глаза и основательно выспаться. В тесной кабине птицы-разведчика проделать это невозможно, но оставалась возможность ввести курс и передать управление автопилоту. И тогда можно хоть как-то расслабиться. Этим Сэм и занялся: он вбил в систему необходимые команды и поставил сигнализацию, если что-то пойдет не так. Вернер не доверял автоматике, ведь такой простой компьютер, как здесь, вряд ли сможет корректировать курс, если поднимется ветер и снесет аппарат в сторону. Когда Сэм все приготовил и запустил автопилот, он отключился от системы, выпав в реальность, и мгновенно заснул.

Он блуждал в темноте. Она была везде, куда ни посмотри. На краю сознания что-то стукало, словно часовой механизм. Или это было сердцебиение? Он чувствовал за спиной какое-то давление, но, повернувшись, увидел такую же темноту, как и везде вокруг. Он протянул руку — та прошла свободно, но, попытавшись сделать шаг, не смог двинуть ни одной ногой. В другую сторону дела пошли веселее. Идти было легко. Тогда Сэм попробовал снова направиться в обратную сторону, и снова у него ничего не получилось. Как в первый раз что-то не хотело пускать его туда. Сэм сделал несколько попыток и они всегда заканчивались одним и тем же. Тогда Вернер смирился и пошел туда, куда ему разрешали.

Он шел, иногда спотыкаясь о невидимые преграды, которые, как только Сэм пытался ощупать их, тут же исчезали. Вскре он устал и решился было остановиться отдохнуть, как увидел тусклый свет. Откуда-то взялись силы, и Сэм, позабыв про усталось, почти дошел до светового пятна. Он уже различил, что это было чье-то лицо. Дженис? Скорей всего, нет. Ханна? Уверенности не было. Появилось желание узнать, чье же это лицо. Собрав силы, Сэм побежал.

Бежал, впрочем, не долго. За что-то зацепившись, он растянулся на, не отличающимся от окружающей темноты, полу. Вывернувшись, чтобы посмотреть, за что зацепился, он обнаружил, что его лодыжки сковывают кандалы. От каждого браслета в темноту уходили цепи. Всмотревшись в кандалы, Сэм с удивлением увидел на них выгравированную надпись: «Сделано специально для Сэмюеля Вернера». Он захохотал — это выглядело дико, но, через некоторое время, его охватил гнев. Кто посмел сковать его? Кто не хочет пускать его к светлому пятну? Вернер попытался сбросить оковы, но это оказалось невозможным. Голыми руками он их вскрыть не смог, хотя в кровь разбил пальцы. Здесь нужен инструмент, хоть какой-нибудь. Вернер, в ярости, взвыл.

Где-то вдали, вторя ему, завыла собака. Нет, этот вой был слишком дик и одинок, чтобы быть собачьим. Сэм летел над прерией, а значит это мог быть только койот. В этом жалобном вое Вернер вдруг распознал зов. Его куда-то зовут? Это звучало еще более дико, нежели цепи. Зов...

Грохот грома вырвал Сэма из сна. Он огляделся и увидел то, что не хотел видеть. Высоко над горизонтом поднималась грозовая туча. Ее не облететь ни с одной из сторон, ни сверху — птица-разведчик не рассчитан на такую высоту, к тому же, грозовой фронт надвигался слишком быстро, чтобы попробовать уйти от него. И не стоило даже мечтать, чтобы такой легкий аппарат сможет устоять хотя бы минуту, попади в грозу.

Сэм переключился на ручное управление и направил аппарат вниз. Взглядом он стал искать площадку, где можно посадить птицу-разведчика и укрыться от грозы. Такую он нашел быстрее, чем рассчитывал.

Как только летательный аппарат спланировал вниз, Сэм заметил небольшую деревню. Разворачиваться к ней было уже поздно: пришлось бы делать хороший разворот. Но даже это не остановило бы Сэма, только садиться пришлось бы уже в грозовом фронте. А это было неприемлемо. Внизу промчалось небольшое поле. Других подходящих площадок нигде больше не было. Сэм пожалел, что не свернул к деревне. Времени исправлять ситуацию уже не было.

Попутный ветер усилился, разогнав аппарат и вынудив Сэма чуть повысить высоту, чтобы не врезаться в редкие холмы. В какой-то момент Вернер подумал о том, чтобы подняться еще выше, чтобы дать больше времени на реагирование автоматики к изменяющейся внешней среде. Аппарат задрожал и заскрипел, когда налетел первый порыв ветра, и сразу стало ясно, что автоматика с таким не справится. Нужно вести птицу-разведчика вручную. По борту и крыльям забарабанили крупные капли дождя — предвестников шторма.

Сэм боролся с управлением, пытаясь стабилизировать полет перед тем, как совершить посадку, но, подхваченная ветром, птица-разведчик летела, кажется, все быстрее и быстрее. Исчезла прерия, сменившись непонятным, темным пейзажем, похожим на кошмар из сна.

Очередной порыв ветра сдвинул птицу-разведчика чуть в сторону, и Сэм увидел пронесшиеся мимо большие странные фигуры. Он не смог их как следует рассмотреть, потому что пытался управлять аппаратом, вцепившись в джойстик Это были какие-то нагромождения камней, высеченных ветром и водой за многие тысячи лет. Часто бившие в землю молнии освещали их, как вспышка фотоаппарата. Но все это было ничто по сравнению с тем, что неожиданно предстало впереди. Огромные постройки, явно человеческих рук, прямо по курсу, угрожали размолотить хрупкий летательный аппарат. Сэм наклонил джойстик до упора вправо в попытке избежать опасности. Раздался треск, часть крыла отвалилась от птицы-разведчика. Аппарат тут же потерял управляемость. Нос задрался кверху, и птица-разведчик тут же протаранила скалистый пик. Оторвалось второе крыло, оставляя летательный аппарат беспомощной игрушкой во власти бури. Потрепанный фюзеляж врезался в гору. Его протащило несколько метров, подпрыгивая, прежде, чем, наконец, успокоиться на краю обрыва. Сэм всего этого не видел и не чувствовал, потому что потерял сознание, ударившись головой о борт еще при первом столкновении.

Теплые капли дождя вывели его из бессознательного состояния. Очнувшись, Сэм понял, что пережил падение. Он поднял руку, чтобы ощупать голову и, при очередной вспышке молнии, увидел кровь на ладони. Сэм застонал. Похоже сотрясение. Дождь быстро смыл с ладони кровь.

Прерывистые вспышки освещали бесплодный пейзаж. Резкий, белый свет размывал перспективу, и Сэму казалось, что все, что он видит, выглядит слишком плоским. Голова болела, но быстрое обследование показало, что смотреть он сейчас может только одним глазом. Второй заплыл и залит кровью. По крайней мере, была надежда, что он уцелел. До синяка Сэм дотрагиваться побоялся.

Болело в боку. Приподняв голову, Сэм увидел, что тот распорот покореженным бортом. Дотронувшись до раны, Сэм вздрогнул от дикой боли. Тем не менее, он попытался выбраться из развалившегося аппарата, и это ему удалось. С трудом, иногда почти теряя сознание, но удалось. Когда он отполз от фюзеляжа на пару метров, Сэм попытался встать. И тут же ноги потеряли опору. Сэм упал.

Боль напала на все тело, пока он катился по откосу вниз, прямо в грязный, бешеный поток, что был страшнее бури. Падение преградил камень, за него Сэм и попытался удержаться, но, почувствовал, как ослабленный дождем у основания, камень готов сорваться с места, приняв на себя вес Вернера.

Страх заставил Сэма начать забираться обратно к месту крушения. Лишь частичка сознания отмечала, что его раны забиваются грязью и из них все еще течет кровь. Три метра вверх, два метра вниз, но Сэм продолжал подниматься. Несколько раз он терял сознание, но бегущая вниз вода быстро приводила его в чувство.

Он почти выбрался к месту аварии, когда правая нога провалилась в какую-то трещину и застряла в ней. Вывернувшись, Сэм распознал в трещине узкое ущелье и, чуть не крича от боли, протиснулся в него. Уже здесь он почувствовал себя в относительной безопасности и, наконец, сдался боли, провалившись в темноту.

Глава 34

— Милостыню.

Голос самки снежного человека дрожал, и в нем проскальзывали звенящие трели, который, когда-то она, наверное, слышала у кого-то. Снежные люди не могли говорить, как обычные люди или мета-люди, но они могли подражать любым звукам. Харт невольно задалась вопросом, зачем этому существу понадобилось забираться в такую глушь, чтобы выпрашивать мелочь на очередную выпивку. Ведь поблизости не было ни одной забегаловки. А то, что этот гуманоид безбожно пьет, легко определилось по характерному запаху изо рта. Редко кто из снежных людей мог связать слово со смыслом. Почему так получилось, Кэтрин не знала. Одна из многих тайн Шестого мира, надо думать. Большие, пушистые животные могли общаться языком жестов, но даже это мало им помогало из-за неуклюжих, толстых пальцев. Харт не знала языка жестов, но и без него было понятно, что получив немного денег, эта самка потратит их на выпивку. Как разумное существо может так пренебрежительно относиться к самому себе?

— Милостыню, — повторила попрошайка, протягивая ладонь. Как лающая собака, требуя печенья.

Кэтрин отрицательно покачала головой и жестом показала куда-то в сторону. Поняв, что от эльфийки ничего не перепадет, попрошайка склонила голову. Заискивающая улыбка исчезла. Развернувшись, она поплелась испытывать судьбу в другом месте.

Харт снова покачала головой, на этот раз оценивая произошедшее. Отвратительно.

Она посмотрела на небо, высматривая в ней Тиссена. Змей, наконец, согласился повесить на себя маячок. В него, помимо прочего, поместились координаты, где Тиссен должен ждать броневик и уничтожить его. Сейчас Кэтрин нервничала — змей не выходил на контакт слишком долго. Что с ним случилось?

Харт прислонилась к борту старого, побитого внедорожника «Шевроле-Чеви», арендованного в Гранд-Фокс и осмотрелась. Вокруг никого, кроме самки снежного человека. Ее в расчет можно не принимать. Кэтрин не нравились встречи на открытом пространстве, но в городе не было ни одного места, куда змей мог незаметно залететь и спрятаться. Этот же небольшой пустырь находился на безлюдной окраине. Самый лучший вариант из существующих. Кто угодно, когда увидит эльфийку в компании с летающим змеем, предпочтет оказаться как можно дальше отсюда.

Если Тиссен, конечно, соблаговолит прилететь.

Заметно похолодало. Продрогнув, Харт дождалась, пока из-за крыш появится край Луны, и решила залезть в кабину, чтобы немного погреться. Небольшой прохладный ветерок только подтолкнул сделать это побыстрее, но, только открыв дверцу, Кэтрин уловила среди пустынных ароматов заплесневелый запах змеиных перьев.

Змей приземлился удивительно тихо. Он обмотал длинным телом внедорожник и положил огромную голову на капот. Рессоры автомобиля от непривычной тяжести заскрипели. Кэтрин уловила исходящий от змея запах крови, а значит, Тиссену удалось выполнить задание. Это было хорошо.

— Я все сделал, — прошипел змей.

— На этот раз он действительно мертв? — поинтересовалась Харт.

— Машина разбита. В ней не было никакой жизни.

— Где ты их поймал? Кто-нибудь все это видел?

— Три часа полета на северо-восток. Это было хорошее место, дикое. Там никогоне было.

— Вернер умеет скрываться, — покачала головой Харт. — Дрейк не должен узнать о том, что нам пришлось чистить хвосты. Если он узнает, что Вернеру удалось сбежать в тот раз, нам мало не покажется.

— Мне не повезет больше, чем тебе.

— Нам не повезет обоим, — Кэтрин открыла дверь автомобиля, преодолевая небольшое сопротивление хвоста змея. — Давай убираться отсюда. Мне уже надоело в этой глуши

 

* * *

 

Пушистая глыба не шевелилась, пока шла встреча змея и эльфийки. Когда те покинули пустырь, самка снежного человека, пробормотав фирменное: «Милостыню», отправилась совершенно в другую сторону, чем шла до этого. Миновав дюжину заброшенных частных домов, она вышла в переулок к дорогому автомобилю, не уместному среди всех этих развалин. Продолжая изображать пьяницу, она осмотрелась и, убедившись, что в округе никого нет, быстро открыла дверцу и забралась внутрь.

Она зарычала, потянулась, насколько это возможно в автомобиле, выходя из роли пьянчуги, после чего открыла холодильник и достала оттуда обернутый в фольгу кусок жареного мяса. Не спеша жуя, она обдумала увиденное и услышанное.

Как только броневик вышел за границы Сиюкса, у летающего змея повысились шансы добраться до цели и сделать свое дело. Однако ее хозяин будет весьма огорчен раскладом и, раз предстоит быть вестником плохих новостей, желательно иметь при себе кое-какие доказательства. Этим самке снежного человека в ближайшее время и предстояло заняться.

Как найти место, где змей избавился от нежелательного ему человека? Его рассказ дал только направление и приблизительное расстояние. Так что искать придется долго, на огромном участке земли. Хорошо бы воспользоваться вертолетом или самолетом с вертикальным взлет-посадкой, способным приземлиться в труднодоступном месте, если понадобится. К тому же такой самолет или вертолет должен обладать скоростью большей, чем развивает летающий змей, потому что на том месте она должна оказаться раньше, чем Харт, если вдруг лично решит убедиться в смерти Вернера. Еще вопрос — патрули Сиюкса. Уже не говоря о погоде. На ближайшие дни прогнозы были неутешительными, синоптики обещали грозы. Если патруль Сиюкса опередит ее или гроза вдруг накроет нужное место, тогда улики могут быть потеряны.

Она нацепила на ухо миниатюрный радиопередатчик и стала готовиться к операции.

Глава 35

Сэма разбудил скользнувший по лицу луч света. Он лежал на спине, зарывшись в грязь. Та уже почти высохла и превратилась в твердую корку. Чуть двинувшись, Сэм почувствовал, как с него что-то скользнуло. Мгновением позже он увидел уползающую змею. Та пригрелась у теплого тела, и теперь, когда человек зашевелился, поспешно убегала.

Сэм попытался сесть, и тут же острая боль в боку вместе с вспышкой в глазах повалили его обратно. Немного отдышавшись, он попытался вспомнить, как здесь оказался. Сразу вспомнились несколько моментов, когда сильный ветер подхватил и закружил птицу-разведчика. Догадаться, что почти сразу после этого произошло крушение, не составило труда, хотя Вернер этого не помнил. Он приподнял голову и осмотрелся. Один глаз заплыл, второй, к счастью, видел хорошо. Разбитого летательного аппарата он не увидел. Только солнце, тень, скалы и песок.

Затылком Сэм чувствовал что-то холодное и влажное. С трудом подняв руку, он пощупал его. Вернер боялся, что это может оказаться кровью, но, к счастью, это была всего лишь вода. Все, что успело впитаться в его одежду, за ночь образовало небольшую лужицу. Осторожно, не спеша, он попробовал перевернуться. Обессилевшие руки, в конце концов, не выдержали веса тела, и Сэм упал лицом в грязь. Боль и тошнота взяли свое. Желудок пытался избавиться от содержимого, хотя в нем давно ничего не было. В конце концов, спазмы прекратились, и Сэм, лежа боком, приходил в себя, накапливая силу.

Солнце поднялось высоко и освещало его целиком. Поначалу это было даже приятно — светило высушило и согрело его. Потом стало слишком жарко, чтобы продолжать нежиться в его лучах.

Преодолевая головокружение, Сэм встал и, выбрав направление, пошел. Вернее, похромал, стараясь давать как можно меньше нагрузки на раненую ногу. Каждый шаг приносил боль. Тем не менее, он продолжал двигаться. Чем дольше он находится на солнце, тем обильнее потеет. Соленый пот заливаетл глаза, попадает в рот, тревожит ушибы и порезы. Невыносимо хочется пить.

Сколько он шел, неизвестно, но все-таки Сэм дошел до места крушения. Размокшая под дождем, а потом засохшая на солнце глина образовала интересную воронку. Но не это заинтересовало Сэма. Вокруг воронки многочисленные следы. Во всем этом безобразии Вернер смог разобрать, что как минимум, один человек был здесь. Он уставился на следы. В голове — туман. Чтобы избавиться от этого ощущения, Вернер решил идти по следам, в ту же сторону.

Он уже привык к боли, спазмам и судорогам, когда почувствовал, как по ноге катится влажный ручеек. Потрогав рукой, Сэм обнаружил, что истекает кровью. Рана на боку вновь открылась. Успокаивало одно — он за кем-то шел. Этот кто-то, несомненно, поможет, когда Сэм его догонит.

И снова Сэм долго шел, пока не достиг места с размокшей под дождем, а потом засохшей под солнцем глины, образовавшей интересную воронку, словно сюда что-то упало. Многочисленные следы окружали ее, и среди них четко распознавались следы человеческой обуви. Сэм уставился на них. Не сразу до него дошло, что большинство этих следов — его собственные.

Некоторое время он соображал, как могло такое получиться. Потом сообразил, что сделал круг и вернулся к месту крушения. Очень захотелось узнать, в какой точке лабиринта он находится и куда нужно идти, чтобы выбраться отсюда.

Неподалеку расположилась пологая скала, доминирующая над остальным пейзажем. Оценив наклон, Сэм понял, что мог бы попытаться забраться на нее и уже сверху обозреть окрестности и решить, куда идти дальше.

Это было долгое путешествие. Когда Вернер, наконец, добрался до цели, он успел забыть, зачем сюда шел. Сыпучие камни заставляли его мучиться, опираясь на раненую ногу, но он шел, ведомый целью, пока не достиг вертикальной стены. Забираться дальше не было ни сил, ни умений. Сэм посмотрел вверх, оценивая, насколько высока скала. В глазах тут же потемнело, голова закружилась. Чтобы не упасть, Сэм прижался к скале.

Цепляясь за камень, чувствуя пыль не только во рту, но и в бороде, и на покрывшихся коркой ссадинах, Сэм увидел невдалеке ущелье с выступами и впадинами, за которые можно крепко держться. Кое-как добравшись до него, Вернер, наконец, попал в прохладу и избавился от жалящих солнечных лучей. На той стороне, вместо жаркого солнца, он увидел, наконец, привлекательное темно-синее небо, похожее на бассейн с прохладной водой. Захотелось пить, и Сэм стал подниматься по ущелью. Это было тяжело и болезненно. Сцепив зубы, Сэм упорно двигался вперед. В какой-то момент, опершись о, казалось, удобный камень, он сорвался и, крича от боли, скатился вниз на несколько, с таким трудом, преодоленных метров, и остался лежать на неудобных камнях, кашляя, дыша пылью.

Солнечные лучи проникали сквозь поднятую тучу. Пылинки вспыхивали и сверкали, словно волшебная пыль. Вокруг установилась тишина, нарушаемая только тяжелым дыханием. Сэм почувствовал стыд от того, что раньше не ходил в церковь и не возносил молитвы во время своих испытаний после побега из башни. Но начать никогда не поздно, поэтому он обратился к Богу. Сначала он попросил прощения и только потом сил, чтобы продолжить путь.

Некоторое время он отлеживался, набирался сил. Потом стал думать о том, как отсюда выбраться. Все это время он чувствовал, что не способен ни к чему, кроме как только лежать. Тем не менее, он поднялся и снова начал восхождение по ущелью, к голубому небу. Он подошел к краю ущелья, чтобы начать подъем и тут же наткнулся на дракона. Вернее, на его череп. Наполовину замурованный в скалу, череп со злой усмешкой смотрел на Сэма. Тот потянулся, дотронулся до ближайшего клыка и тот, неожиданно, отломился и остался в его ладони. Некоторое время Сэм рассматривал зуб, потом, пожав плечами, положил его в карман. У него было много других забот, нежели исследовать старые кости.

Вернер пошел вперед. Желания выбраться было больше, вот только сил меньше, чем в прошлый раз. До вершины осталось всего пара-тройка метров, когда Сэм понял, что перестал потеть. Что это значит, он забыл. Включив последние капли резерва, он постарался преодолеть эти метры, прежде чем упасть в обморок.

Как только выбрался из ущелья, жара с новой силой навалилась на него. Шатаясь, почти ничего не видя, Сэм, все же, осмотрел окрестности — в награду за усилия. В какую бы сторону он не посмотрел, везде видел только бесплодные земли. Может, он попал на Марс? Далеко на горизонте мутнело, колыхалось, но это могло быть всего лишь его собственные видения. Чувствуя, что проиграл, Сэм отошел подальше от ущелья и прислонился спиной к скале.

Он не долго думал, остаться здесь, или идти дальше. Взгляд наткнулся на ряд скал. Они стояли ровной линией. Даже не линией — схемой, словно не природа расположила их так, а человек. Он сделал шаг, чтобы добраться до этих странных скал, убедиться в своей догадке, но неаккуратно оперся о больную ногу. Дикая боль пронзила все тело. Сэм закричал и упал, наконец, отдаваясь усталости и боли. Острые камни поспособствовали его уходу в бессознательное состояние.

 

* * *

 

Без сознания Сэм пробыл долго. Когда пришел в себя, вокруг потемнело. Сэм был слаб, чтобы восхититься этим видом. Он чувствовал себя одиноким. Даже кричать не получалось, потому что в горле пересохло. Это был, наверное, конец. Сэм не чувствовал боли. Либо он стал к ней нечувствительным. Он чувствовал себя спокойным, отделенным от тела.

— Я умру здесь? — спросил Сэм у первой звезды, что появилась на небе.

— Это зависит от тебя.

Сэм осмотрелся, но не увидел никого. На столовой горе он был один, исключая, разве что худую дворнягу, слегка похожую на Ину. Но этого не могло быть. В бесплодных землях не могло быть никаких собак. Этот экземпляр наверняка был койотом. В любом случае, он не мог разговаривать.

— Галлюцинация, — прохрипел Сэм.

— Ты в этом уверен, не так ли? — пес оскалился, выставив наружу клыки.

Ну, раз терять нечего, Сэм решил подыграть воображению:

— Ты знаешь, что происходит?

— Ты оказался в Кругу Сновидений.

— В смысле?

— Все просто. Это — Круг Сновидений. С давних времен многие поколения индейцев приходили сюда. Когда-то это было мощное место. Ты собираешься здесь пролежать всю ночь?

Сэм перевернулся на бок, чтобы рассмотреть собаку лучше. С удивлением он заметил, что не ощущает никакой боли. Тому было объяснение — ведь Сэм во власти какой-то галлюцинации и, само собой, не мог ощущать боли.

— Кто ты? — спросил Сэм после небольшой паузы.

— Называй меня Собакой. Мы с тобой вскоре станем самыми близкими друзьями. Я чувствую это.

— Я в тебя не верю. Тебя не может быть.

— Почему нет? Ты отрицаешь мое существование? Тогда я буду возражать. Как ты можешь не верить в то, что видишь и слышишь?

— Это не имеет никакого смысла.

Собака изобразила некий замысловатый жест, что можно было принять за пожатие плечами.

— И не имеет никакой цены, — сказала она. — Но мы же не об этом, в конце концов.

То, что происходило, не могло происходить на самом деле. Сэм упал на спину и снова уставился на темное небо. Звезд стало больше.

— Уходи, — прохрипел он. — Ты же видишь, что я умираю.

— Ты хочешь умереть?

— Нет.

— Тогда я не смогу тебе помочь, — ответила Собака и повернулась спиной к Сэму.

Вернер почувствовал раздражение. Какой смысл собственному воображению поворачиваться к нему спиной? Разве так трудно дать ему спокойно умереть?

Тем временем Собака повернула к Сэму голову с хитрым взглядом.

— Умереть легко, — сказала она. — Это происходит постоянно. Дальше же начнется кое-что еще.

— Веришь, я узнаю это достаточно скоро, — ответил Сэм и сел, прислонившись спиной к скале. — Меня изжарит солнце. Это произойдет быстро — мой организм обезвожен.

— Вот это уже по делу, — Собака снова повернулась к Сэму, подошла ближе и уселась рядом.

Сэм посмотрел в ее глаза. Они выглядели старыми и мудрыми. Они были неотразимы, полны доверия, разделяя проблемы Вернера.

— Когда я умру, — сказал Сэм, — у Дженис не останется никого, чтобы ей помочь. И никто не станет искать убийц Ханны.

— Ты запутался и озвучиваешь неправильные предлоги, — Собака покачала головой. — Слово, которое тебе нужно говорить — «если», а не «когда».

— Какое это имеет значение? Я умираю.

— Прямое. По обоим пунктам. И у меня для тебя есть Слово, которое значит для тебя больше, чем жизнь.

Собака чуть отошла и стала расти. Как и думал Сэм, это была иллюзия, потому что сквозь нее он видел черное небо и бесчисленные звезды. Собака продолжала расти, пока не заполнила собой все видимое пространство, а потом ринулась вниз и поглотила Сэма. Слово зазвучало в его голове, отражаясь эхом от скал. Беззвучный, но громкий крик.

Волшебство!

Сэм испугался.

Он побежал. И бежал. И бежал. Ему казалось, что он преодолел несколько километров, больше, чем занимает плато. Вдруг перед ним из ниоткуда появился полный ярости дракон. Он мерцал, превращаясь в разные виды. Иногда представал знакомым летающим змеем, с перьями на голове, как у Тиссена. Потом превращался в длинного восточного дракона с двумя парами коротких ног и длинными, свисающими по обе стороны пасти с острыми клыками, усами. В конце концов, существо превратилось в огромного западного дракона. Он встал на задние лапы, расправил крылья и раскрыл пасть, символизируя собой смерть и разрушение.

Ледяной холод сковал Сэма, заставляя душу спрятаться в пятках. Вернер еле ушел от клацнувшей рядом с ним пасти, пробежал мимо толстого хвоста. Дракон резво развернулся и помчался за человеком.

Вопросы рождались с неимоверной скоростью. Казалось, тело Сэма неслось вперед само, без участия сознания. Он, наконец-то умер? Перешел за грань? Его судьба бегать от этого кошмара? Сколько это будет продолжаться? Вечность? Что он хочет на самом деле?

В бок ткнулось что-то острое. Через мгновение Сэм понял, что это окаменелый зуб. Понимание сбило его с ритма. И появились новые вопросы, на которые нужно найти ответы. Он отвечал на вопросы, которые задавала собака. То, что происходило сейчас с Вернером, не было реальностью, это была галлюцинация умирающего человека. Так может, не стоит никуда бежать?

Как только Сэм остановился и развернулся, дракон тут же настиг его и ударил лапой. Острые когти прошли по груди, причинив дикую боль. Сэм закричал, упал на камень. Ни в каком сне он никогда не ощущал такой боли. С другой стороны, кажется, на его теле не осталось ни одной царапины.

Лежа на спине, Сэм видел, как дракон вытянул к нему морду. Сэм попытался встать, чтобы продолжить побег, но ноги его не слушались. Но очень хотелось побыстрее сбежать. Джош наверняка чувствовал нечто подобное, когда на него напал Тиссен.

Сэм поднялся на колени. Ладонь, казалось, сама, вытащила из кармана окаменевший зуб. Другого оружия у Вернера не было. Как ножом, Сэм стал размахивать зубом, в тщетной попытке защититься.

— Давай, грязный червяк, — прохрипел Сэм. — Мне некуда больше бежать. Подходи, убей меня, если сможешь.

Дракон резко наклонил голову и напал. Из его пасти вырвался огненный факел и обхватил Сэма со всех сторон. Вернер чувствовал жар, он чувствовал давление, он вдыхал горячий воздух, но не чувствовал запаха гари, как тогда, в лесу Тир Таирнгир, когда огненным шаром по нему выстрелил Рори.

Останавливая порыв Сэма, дракон застыл перед ним, готовый к нападению, но на него не решаясь. С раскрытой пастью и развернутыми крыльями, он ждал. Сэм чуть опустил зуб.

— Какие-то проблемы? — прохрипел Вернер. — Сколько ни стараешься, не можешь причинить мне вреда?

В ответ он получил еще один удар лапой. Три острых когтя прошли по груди. Вовремя среагировав, Сэм ударил по лапе окаменевшим зубом. Дракон резко отшатнулся назад, замахав крыльями, ветер от которых чуть не свалил Сэма с ног.

Дракон стал обходить его стороной. Он кружил вокруг Вернера, словно выискивая удобную позицию для очередной атаки. С каждой секундой дракон уменьшался в размерах, в конце концов, став не больше орла, чьи перья светились в лунном свете. Орел продолжал кружить над Сэмом. Тонкие молнии обвивали птицу. Вот она устремилась к Вернеру, а потом, заложив крутой вираж, поднялась выше и унеслась прочь. Вскоре ее стало не различить в темном звездном небе. Сэм следил за ней, пока не потерял из виду.

Зуб, используемый в качестве оружия, стал тяжелым, и Сэм откинул его в сторону. Как только он сделал это, тут же обнаружил себя на площадке, названной Собакой Кругом Сновидений. Это что же получается? Все, что он только что пережил, было всего лишь его лихорадочной фантазией?

— Хорошее начало.

Сэм повернулся и увидел Собаку. Та сидела чуть в стороне и с интересом смотрела на Вернера. Он уселся неподалеку от Собаки. Если все это было бредом, то он еще не закончился.

— Начало? — устало переспросил он. — Я думал, что это было предназначено для моей окончательной смерти.

— Все смертные когда-нибудь умирают, — Собака вновь исполнила жест, что можно принять за пожатие плечами. — Но тебе еще рано в тот мир. Тебе еще многое предстоит сделать. И ты уже пошел по пути в реальный мир.

— Полагаю, все это время ты будешь рядом со мной?

— Скажу только, что отныне мы не будем друг с другом незнакомы.

— Я рад этому.

Собака насмешливо посмотрела на Вернера.

— Думаю, ты должен познакомиться с моим кузеном. Он тебе понравится больше, чем я.

Сэм засмеялся. Собака, казалось, тоже засмеялась. Вернер подвинулся к ней, обнял. Собака прижалась к нему теплым, пушистым телом. Сэм вдохнул знакомый запах. Сейчас он чувствовал себя спокойно. Почти так же, как до перевода в Сиэтл.

Ощущая в ладонях собачью шерсть и тепло, Сэм лег на спину и меньше, чем через минуту, крепко заснул.

Глава 36

Как только Вернер показал признаки пробуждения, она отодвинула в сторону тарелку с едой и наклонилась к приборам, чтобы проверить показания. Пульс пациента стабилен, устойчивый и сильный. Он вздрогнул, когда она приподняла его веко, и это хороший знако. С минуты на минуту он должен очнуться. Проверив состояние пациента, она села на свое место. Когда Сэм очнется, он и так будет дезориентирован, поэтому не стоит, чтобы он сразу увидел существо, покрытое белым мехом.

Прошло несколько минут, прежде чем Вернер, наконец, окончательно пришел в себя. Он открыл глаза и часто заморгал. Потом он попытался сесть, и она протянула руку, чтобы снова уложить его на подушку.

— Не спеши, — сказала она спокойным тоном. — Ты еще слишком слаб, чтобы подниматься. Ты был при смерти.

— Я думал, что умер, — сказал Сэм, продолжая глядеть в потолок.

— С такими ранами ты бы и умер, — ответила она, поднявшись со стула и нависнув над Вернером, чтобы тот ее увидел. К удивлению, тот не удивился и не испугался, хотя и размер был пугающим, и выступающие наружу изо рта клыки, и страшные когти на пальцах рук. Можно было бы решить, что она собирается пообедать человеком. Так всегда бывало, что всегда веселило ее. Этот же человек среагировал спокойно, словно его дух находится далеко отсюда. — Повезло, что я тебя вовремя обнаружила. Еще немного и даже моя целебная песня не смогла бы помочь.

— Целебная песня? — слабым голосом переспросил Сэм.

— Ага. Целебная песня. Шаманский прием сопровождения больного или пострадавшего. Не думаешь ли ты, что при таких ранах и общем состоянии, как у тебя, можно вернуться в мир живых только на антибиотиках? — она, наконец, убрала ладонь, которой до сих пор придерживала Сэма в лежачем положении. — Хотя, не спорю, они помогают. Теперь полежи спокойно. Будет больно.

Он даже не вздрогнул, когда она воткнула в его вену иглу. Только смотрел в ее глаза своими мягкими, вдумчивыми и спокойными, как горное озеро. Он подождал, пока она не уберет шприц в саквояж и, более окрепшим голосом, поинтересовался:

— Кто... кто вы?

— Какой тактичный товарищ, — фыркнула она. — Мое имя — Джеклайн. А вид... Ты бы назвал меня снежным человеком.

— Никогда не слышал о белом снежном человеке, — брови Вернера удивленно поползли верх. — И никогда не слышал о снежном человеке, который может разговаривать так, как это делаете вы.

— Так и есть, в основном. Как разумное существо, мой народ был признан консультативным советом по метачеловечеству ООН только в две тысячи сорок втором году. Но тот же совет не нашел возможности взаимодействовать с нами из-за нашей неспособности общаться естественным языком и мы не смогли изучить перкинс-атапатский язык жестов, чтобы общаться. С тех пор только некоторые из нас используют для общения технологические приспособления, — Джеклайн подняла руку и отодвинула мех на виске. Под мехом сверкнул кусочек нейроадаптер с чипом. По видимому, он находился там постоянно. От него к шее тянулась пара проводков. — Это речевой синтезатор, разработанный Ренраку при участии Митсухамы. Нелицензионная версия. Этот аппарат переводит символические понятия в слова. Программное обеспечение, конечно, сделано на коленке, но оно помогает сгладить некоторые огрехи. Думаю, людям более понятно выражение «Продайте овощ» вместо «Моя хотеть есть». Я права? А что касается цвета меха... Вы, люди, считаете это таким же экзотическим, как дикарей из южных лесов. Это ужасно скучно и едва ли соответствует законам адаптивной биологии. На Севере Юкона, где я родилась, белый мех широко распространен. Я считаю, что это полезно для существ, живущих среди снега.

Вернер, казалось, удовлетворился ее ответом. Пару минут он молча лежал и Джеклайн осталась довольной происходящим.

— Что вы здесь делаете? — вдруг спросил Сэм.

— Забочусь о тебе.

— Нет, — внезапная вспышка раздражения пробежала по его лицу. — Как вы здесь оказались?

— Могу повторить свой ответ. Я искала тебя, — сразу после такого ответа на лицо мужчины набежала тень подозрительного беспокойства даже притом, что вырывающиеся наружу эмоции были приглушены кучей лекарств. Читать этого человека было весьма просто.

— Зачем? — наконец, после недолгой паузы, спросил он.

Джеклайн улыбнулась, и сделала это мягко, не показывая человеку пугающие клыки.

— Могу сказать только, что это мое дело.

— Охотник за головами, — убежденно и с некоторой долей презрения сказал Сэм.

— Я не буду тебя в этом разубеждать. Так же, как не буду объяснять, как здесь оказалась. Пусть это будет профессиональным секретом.

Мужчина закрыл глаза.

— Вот и славно, — примирительно сказала она. — Я всего лишь делаю свою работу. Даже снежные люди должны как-то зарабатывать на пропитание. Я исполняю то, что приказывает мой босс. А он приказал мне найти парня с именем Твист. Он сказал, что хочет видеть этого человека живым или мертвым. У моего босса есть несколько вопросов, которые он хочет задать Твисту лично.

— На кого вы работаете? — на этот раз Сэм взял паузу подольше.

— «Геномиика», — ответила Джеклайн и увидела безграничное смятение на лице Вернера.

— Но это…

— Я знаю, дорогой, — кивнула Джеклайн. — Как думаешь, откуда мы о тебе узнали?

— Что вы со мной теперь сделаете?

— Это сложный вопрос. Пожалуй, я предоставлю решать этот вопрос своему боссу, — увидев кислый взгляд Сэма, Джеклайн поспешила добавить: ­— Могу только добавить, что это хороший человек и что его интересует ответ только на один вопрос. Прежде, чем он решил с тобой встретиться, он выяснил, известно ли тебе что-либо, полезное ему. Он думает, что твой интерес совпадает с его. Поэтому просто хочет поговорить. И послал за тобой меня. К сожалению, в Сан-Франциско я появилась поздно и, пока узнавала, где ты находишься, ты успел уехать на броневике с господином Бегеем. Жаль, что летающий червь нашел вас прежде, чем я. Но мне повезло — ты выжил, и я нашла тебя прежде, чем это сделали наемники. Если бы они не убили тебя сразу, это сделал бы Дрейк. Теперь же, когда ты пришел в себя и немного окреп, я могу отвезти тебя в Квебек на встречу с боссом.

— С нетерпением этого жду, — усмехнулся Сэм, отводя взгляд в сторону. — Я хочу пить.

Джеклайн не замедлила выполнить просьбу. Помогая пациенту, она приподняла его голову, прислонила стакан к губам и, когда тот сделал пару глотков, отставила стакан в сторону.

— Нельзя сразу много, — сказала она.

Вернер некоторое время лежал молча, наблюдая, как она готовит инъекцию успокоительного средства, чтобы легче перенести поездку. Наконец, когда инъекция была впрыснута под кожу, его веки закрылись.

— Вы будете петь свою исцеляющую песню? — полусонно поинтересовался он.

— Если это будет необходимо.

— Я хочу бодрствовать, когда вы будете ее петь.

— О, да, уверена, что так и будет.

Удовлетворившись ответом, Вернер заснул.

Нужно ждать еще минимум сутки, чтобы пациент окреп и перенес перелет в назначенное место на вертолете. И потом, Джеклайн вовсе не хотелось, чтобы он слышал ее целебную песню.

Колдуя над спящим Сэмом, Джеклайн многое о нем узнала. Его аура была сильной, реагировала и защищалась даже когда Вернер находился в отключке. Эта реакция была инстинктивной и несосредоточенной. Подобное открытие щекотало нервы, потому что в досье, добытом из баз Ренраку, ни о чем подобном не говорилось. Еще больше любопытство разогрел факт, что при Сэме оказался чип, на котором записаны азы изучения колдовства. Почувствовав большой потенциал Вернера, Джеклайн захотелось развивать и свои способности. Так что теперь просто необходимо продолжить лечение собственным, шаманским способом.

Подождав, пока Сэм уйдет в глубокий сон, Джеклайн сделала ему очередную инъекцию транквилизатора. Пусть спит до тех пор, пока она везет его на встречу со своим хозяином. Убедившись, что ближайшее время Вернер не проснется, она вышла из фургона на свежий воздух, подошла к краю столовой горы и на некоторое время пришла в замешательство от раскинутых повсюду безжизненных земель. Об этом не хотелось даже думать.

Здесь она, наконец, смогла вытащить чип речевого синтезатора из нейроадаптера. От него, странное дело, зудела кожа. Пригладила шерсть. После этого стала рассматривать вещи, найденные у Вернера. Небольшая сумочка, в которой обнаружились фотографии. Старые, бумажные были смяты и грязные после шторма. Те, что поновее, сделанные на пластике, сохранились лучше. На фотографиях были, в основном, портреты людей разных времен, хроники событий, которые были частью жизни Вернера. Их необходимо было проанализировать на предмет скрытых данных.

Среди фотографий она обнаружила чип. Повертела в руках, после чего вставила в свой разъем. Джеклайн подозревала, что на нем не будет записано ничего секретного или тайного, как и на фотографиях. Так и вышло. Среди записанной информации обнаружилась Библия. Почти все колдуны, независимо от школы, имели мало общего с религией. Проведя ревизию чипа, Джжеклай не нашла ни одной программы, ни одного инструмента, которыми обычно пользовались «теневики». Получалось, что Вернер не из их среды. Тем не менее, среди вещей был и заряженный пистолет. Любопытный товарищ, полный противоречий. Подобная индивидуальность редко прогнозируется и управляется

Вернер являлся идеальной фигурой для игры хозяина Джеклайн.

Глава 37

В записке было написано: «Ждите у двери в конце коридора». Сэм шел туда по тихому, пустому коридору, уточнив направление у медсестры. Тусклое освещение, темный бетонный пол. Это место не выглядело высокотехнологичным. Несколько дверей по обе стороны. Некоторые были обычными, точно такими же, как дверь в палату, где Вернер пролежал несколько дней, восстанавливаясь. Некоторые настолько огромны, что в них мог бы проехать дальнобойный грузовик. На них не было нумерации. Только пара видеокамер, установленных под потолком, отговорили Сэма попытаться открыть хотя бы одну из этих дверей.

Его шаги отзывались гулким эхом от стен, отмечая устойчивый ритм. Темп Вернера был медленным, потому что продолжал побаливать раненный бок, а от долгого лежания мышцы не успели набраться сил. Грубая ткань чужого белья и костюма раздражала кожу. Хорошо хоть лодыжка не причиняла боли, как это было, когда он выбирался из лабиринта скал.

Пока он выздоравливал и восстанавливался, единственными его посетителями были женщина-доктор и две медсестры. Он учился у них французскому языку, потому что те не понимали, или не хотели говорить на английском, не говоря уже о японском. Единственным признаком присутствия где-то рядом Джеклайн была пара записок с пожеланиями побыстрее выздоравливать. Если бы эти слова не были написаны на бумаге, Сэм принял бы их за очередной приступ странных галлюцинаций там, на столовой горе.

Первым делом, как очнулся, Вернер предпринял попытку встать с кровати, добраться до двери и попытаться открыть их. То, что сразу не получилось сделать этого, немного обеспокоило, но он был слишком слаб, чтобы предпринять попытку побега. Да и куда бы он пошел? Сэм даже не знал, где находится, да и больничный халат едва подходил для прогулок по улице.

Доктор и медсестры знали свое дело. Они заботились о Вернере, как о родном, при этом сами не спешили делиться информацией. Разве что только по языку можно было догадаться, что Вернер находится в Квебеке. Но это, конечно же, спорно. Медики даже не реагировали на понятные слова «Квебек» и «Геномика», даже если все остальное, что им говорил Сэм, не понимали. Только первоклассное медицинское оборудование и врачебное внимание. Вернер восстанавливался быстро.

Неужели Джеклайн обманула его, когда утверждала, что возьмет Сэма с собой на встречу с боссом?

На второй день, как Сэм пришел в себя, одна из медсестер на подносе принесла электронную книжку и остальное немногочисленное имущество Вернера, что он взял с собой, когда собрался лететь на птице-разведчике. Среди вещей был и пистолет. Почищенный и смазанный. Правда, без боеприпасов. Но большее беспокойство вызвали подпорченные фотографии. Когда все закончится, нужно будет постараться восстановить их.

Чип тоже, на первый взгляд, был не тронут, и его содержание в эти дни было единственным развлечением. Сэм перечитывал Библию. Это успокаивало его в прошлом, но теперь Сэм явно видел несоответствия. Вдруг он поймал себя на мысли, что об этом думает Собака? Мысли о ней вернули Сэма к вопросу о колдовстве, и Вернер тут же потянулся к чипу с учебником.

Некоторые описания пробудили воспоминания о галлюцинациях, увиденных на столовой горе. Осторожно, боясь, что получится что-то не то, Вернер попробовал вызвать пятно со звездным небом. Первая же попытка навлекла непередаваемые ощущения, в то время как цвета палаты размылись, перекрашиваясь в цвета, виденные на столовой горе. Если верить учебнику, Сэм мог уйти туда, но остался лежать на кровати.

Однажды, в самый разгар колдовского эксперимента, в палату вошла доктор. Она тут же вся засветилась зеленым цветом. Только большой палец на левой руке огненно-ярко пульсировал через кожу. Сэм тут же прекратил эксперимент, а потом долго не мог заснуть, представляя, что палец у доктора теперь долго будет болеть. Впрочем, экспериментировать Сэм не переставал. Правда, теперь силу расходовал экономно, чтобы не открыть вдруг проход в другое место, когда в палате находятся посторонние.

Сейчас же он дошел до большой двустворчатой двери в конце коридора и задался вопросом, а не были ли его успехи с колдовством всего лишь галлюцинацией? А на самом деле ничего не было. Если бы результат был реальным, он бы видел то, что ждало его с той стороны.

Решившись поэкспериментировать еще немного, Сэм начал действовать. Приглушенный свет в коридоре стал изменяться и, внезапно, снова стал обычным, а Вернер обнаружил себя лежащим на полу. Это напомнило о том карлике в сторожке Лэверти и о колдуне-телохранителе Сато. Оба, казалось, дремали, по крайней мере, у Вернера создалось такое впечатление. Теперь стало понятно, что они вовсю работали, используя колдовские способности для контроля охраняемой территории в то время как тела были вялыми, сонными. Сэм поднялся, подошел к стене коридора и прислонился к ней. Учебник не предупреждал, что он может потерять контроль над мускулами, только рекомендовал экспериментировать лежа. Теперь понятно, почему. Прижавшись спиной к стене, он попробовал еще раз.

Как только поменялись цвета, Сэм обратил внимание на дверь, немного заколебавшись прежде чем проникнуть за нее. В глазах на миг потемнело, он почувствовал запах палаты. Или просто думал, что чувствует его.

За дверью обнаружился огромный вестибюль. На стенах висели красивые картины, передающие разные эмоции. Они, вместе со скульптурами, стоящими ниже, на некоторое время отвлекли Сэма. Но взгляд, все же, уловил, а потом и вовсе переключился на существо, лежащее за голубым, прозрачным стеклом, на россыпи драгоценностей, словно на троне.

Дракон!

Казалось, он сделан из единого, огромного кристалла, что только одним видом олицетворял безграничную власть. Преломление света сквозь прозрачную стену образовывала своеобразную ауру вокруг его головы. Напротив дракона стояло волосатое существо, в котором Сэм немедленно узнал Джеклайн, хотя она сейчас и выглядела по другому. С плеча, на длинном ремне, свисала сумка, а на шее болтался амулет. Вокруг ее головы тоже обнаружилась аура, хоть и намного слабее, чем у дракона. Закончив беседу, Джеклайн поклонилась. Сэм замер. Он встревожился. Если дракон повернется к нему, он может заметить Сэма. Это было бы неприятно, потому что похоже на шпионаж. В лучшем случае. Ну и не хотелось портить отношения с возможным хозяином в самом начале сотрудничества. Не та перспектива, к которой стоит стремиться. Кроме того, новые способности Вернера, если сохранить их в секрете, могут стать мощным козырем. Вернер отступил.

Он стоял перед дверью, когда одна створка слегка распахнулась, и в коридор вышла привлекательная женщина с серебряными волосами, одетая в деловой костюм с интересной добавкой — с шеи на цепочке свисал точно такой же амулет, как у Джеклайн.

— Господин Вернер? — увидев Сэма, сказала она. — Вы можете войти.

Судя по ее лицу, колдовское вторжение замечено не было. Сэм кивнул и прошел мимо женщины. Интересно, а может, она просто хорошая актриса и не показала, что вторжение было замечено?

Как только Сэм пересек порог, его внимание сразу приковал дракон. Золотые чешуйки ярко вспыхивали на свету, органично сливаясь со сверкающим богатством, образующим его ложе. Длинная шея вытянута, голова положена на край острова сокровищ, глаза прикрыты. Казалось, он спал.

Сэм, не спеша, приблизился к нему. Сейчас он не видел ауры, потому что не пользовался колдовством, но знал, что она присутствует. Прозрачная стена тоже никуда не делась — Вернер почувствовал легкое покалывание, когда пересек место, где она находилась. Сэм посмотрел под ноги и увидел полоску, на полу, состоящую из тайных знаков.

Подойдя к дракону ближе, Сэм в полной мере оценил его размеры. Голова длиннее роста Вернера, выступающие наружу клыки больше, чем его руки. Это существо было первым из драконов западного типа, которого Сэм видел близко, но что-то в нем было знакомое. И запах тоже знакомый — такой исходил от Тиссена. Сэм сделал еще пару шагов, когда почувствовал дыхание громадного существа. Очередной выдох прошел по ногам, словно ветер. Захотелось оказаться как можно дальше отсюда. От дракона исходила угроза, но Сэм, пересилив минутную слабость, остался на месте. Да и в ногах почувствовалась слабость.

Кто должен начать разговор? Что-то нужно сказать? Как обычно начинают разговор с драконами?

Пока Вернер размышлял, веки существа приподнялись, явив миру огромные глаза цвета опала.

— Я — Лофвир.

Это было ни с чем не сравнимо. Сэм точно знал, что слова дракона звучат только в его голове, и, вместе с тем, казалось, что он слышит его речь, как обычную. Так же говорил и Тиссен, наконец, вспомнил Сэм. Только тогда он на это не обращал внимания. И это было единственное общее между летающим змеем и этим драконом. Лофвир выглядел более угрожающе, чем летающий змей и это не на шутку встревожило Вернера. Если уж Тиссен смог уничтожить броневик, этому существу противопоставить и вовсе было нечего. Сэм нервно сглотнул.

— Меня зовут Твист, — он очень надеялся, что голос его не подведет.

— Может быть, так и есть, Сэмюэль Вернер, — лениво отозвался дракон, даже не пошевелившись. — Когда-нибудь это имя узнает больше людей.

— Вы знаете, кто я? — пораженно воскликнул Сэм. Он не ожидал что его настоящее имя знают и сразу им воспользуются.

— Конечно, — раздраженно ответил Лофвир.

Похоже, дракон много знал о нем, в то время как Сэм не знал о драконе ничего. Как это животное узнало о нем? Страх ушел, сменившись удивлением.

— Что вы хотите от меня? — спросил Вернер. — Зачем меня сюда привезли?

— Вы здесь потому, что я хочу вам помочь.

Помощь — последнее, что Сэм ждал от дракона.

— Почему? Ведь мы не знакомы были. До сегодняшнего момента.

— У меня есть на это причины, и это мое дело. Джеклайн должна была вам сказать, что у нас взаимный интерес к делам корпорации «Геномик».

Если дракон не может читать мысли, стоит уйти в глухой отказ. Сейчас это виделось самой безопасной политикой.

— У меня нет никакого интереса к «Геномике», — сказал Сэм.

— Вы рыскали в киберсети, выуживая информацию о корпорации и о ее делах.

— Зачем это вам? — нахально спросил Сэм. Он и в самом деле начал заводиться. — Вы полицейский? Хотите обвинить меня в воровстве? Или в чем-то еще?

— Какой воинственный, — внешне дракон остался спокойным и ничем не показал издевку. Если, конечно, вот этот зубастый оскал можно назвать спокойным. Вместе с тем, Сэм чувствовал его презрительную терпимость. Дракон же продолжил: — Кажется, вас интересовал один из служащих «Геномики». Некий А.А.Уилсон.

— Разве?

— Господин Вернер, вы не выглядите неразумным ребенком. Заканчивайте эту игру. Я бы не послал своего человека спасать вас, если б не знал вас. Но я изучил вас слишком хорошо, чтобы знать, что вы ищете справедливости. И я могу в этом помочь. Доктор Уилсон несанкционированно использовал финансовые и людские средства для собственного проекта. Иногда подобная инициатива замечательна, но он скрывает свои дела от меня. Я дал ему работу, я кормил и одевал его. А теперь он, на мои средства, работает на кого-то другого. Вы знакомы с господином Дрейком?

Сэм надолго задумался, но до конца додумать мысль ему не дал Лофвир.

— Вижу, что знакомы.

Сэм расслабился. Нужно держаться спокойнее и независимее. Сейчас не нужно быть телепатом, чтобы прочитать на его лице ненависть.

— Вы решили помочь мне отдать его под суд? Он должен ответить за несколько смертей.

— Смерть — единственный ответ для убийцы, Сэмюэль Вернер. Но он должен ответить не только за смерть нескольких людей, Сэмюэль Вернер. Вы испытали с его стороны сильную подлость, но еще больший ущерб он нанес мне. Попадись он в мои лапы, я бы с ним разобрался по-своему. Но мои методы вряд ли подойдут для вас. Все, что я с ним могу сделать, вряд ли законно. Да и сам он не совершил никакого преступления против меня. Разве что украл несколько разработок, оставив меня без гонорара. Пока что он обманул одного верного мне человека, но тот вскоре поймет, во что ввязался. Что он пообещал Уилсону, известно только ему и Уилсону. Доктор был обманут, купившись на большие перспективы и сейчас работает на личный интерес. В конце концов, он вернется с небес на землю, а вот я лишусь выгоды, на которую рассчитывал. Самонадеянность Дрейка поражает. Он хочет оторвать кусок от моего пирога, и я вижу только один выход — пойти в наступление. Мне сообщили, что вы тоже хотите добраться до Дрейка. И здесь мой и ваш интересы совпадают.

Чем больше Лофвир говорил, тем сильнее в атмосфере чувствовалось его презрение к Уилсону и ненависть к Дрейку.

— Так вы хотите, чтобы я убил Дрейка? Для вас? — задав вопрос, Сэм понял, что именно этого дракон от него и хочет. — Я не буду убивать его для вас.

— Я понимаю. Когда вы его убьете, вы это сделаете не для меня, а для себя.

— Тогда чего вы хотите?

— Я хочу знать, что задумал Дрейк. Пока я этого не знаю, меня это раздражает. Поэтому я хочу сделать вам предложение — узнайте, что задумал Дрейк и расскажите об этом мне.

— Почему Джеклайн не сделает этого? Она показалась мне вполне способной в подобных делах. К тому же, она уже работает на вас. Почему я?

— Вы — непредвиденный игрок.

Игрок? Люди пострадали, многие погибли, но это существо считает, что все это часть какой-то игры? Дракон рассматривает людей, как пешек, которых можно тасовать, ставить куда угодно и жертвовать ими, чтобы достичь своей цели?

Дракон лениво вытянул лапу и показал когти. Сэм понял — отказы здесь не принимаются.

— Вы выполните мою просьбу? — спросил дракон.

Сэм не решался отвечать. Он боялся сказать «Нет!» и боялся сказать «Да!». Ему нужно было какое-то решение, которое не возмутит дракона.

— Что я получу после выполнения этой грязной работы?

— Много денег и новую личность, — сразу же отозвался Лофвир. — И то, и другое вам понадобятся, чтобы отыскать Дженис и вернуть ее в естественный для нее облик.

— Как вы узнали о ней? — изумился Сэм.

— Я уже говорил, что многое о вас знаю, Сэмюэль Вернер. Вы должны знать цену хорошего исследования.

— Когда все закончится, я больше не буду работать на вас?

— Если вам не понравится наше сотрудничество, конечно. Но, надеюсь, Джеклайн рассказала вам, что я щедрый работодатель.

«Пока ты не задаешь вопросов и исполняешь любой приказ», — мысленно добавил Сэм.

— Даже если я убью Дрейка? Вы согласны держать в своем штате убийцу?

— Как вы покончите с Дрейком и покончите ли — ваше лично дело. Мне от вас нужна только информация. Если вы не попадетесь властям, сделаете то, что собираетесь и, заодно, выполните мою просьбу, свяжитесь со мной с помощью коммуникатора. Его вам выдадут на выходе. Я могу сделать ваш путь легче, Сэмюэль Вернер.

Последние, безмолвные, слова подразумевали, что его помощь будет не обычной. Дракон предложил учебник по колдовству. И почему всегда, когда Сэм встречается со значительной фигурой, тот обязательно сует ему в подарок учебник по колдовству? Сэм не хотел изучать колдовство. Он хотел быть самим собой. Разве этого не видно?

— Я не нуждаюсь в такой помощи, — заявил Вернер.

Некоторое время между Сэмом и драконом сквозила напряженность. Потом она развеялось, как дым.

— Этот господин Дрейк, которого вы хотите наказать, не так прост, как кажется. В нем вы найдете более чем достойного противника.

— У меня есть свои ресурсы.

Недоверие возвратилось вновь, когда веки дракона прикрыли огромные глаза.

— Очень хорошо, — сказал он. — Мы все приготовили для вашего возвращения в Сиэтл.

— Имейте в виду, я не согласился работать на вас.

— Вы сделаете то, что я прошу.

Глаза дракона закрылись окончательно. Вернер был свободен.

Часть 3. Здесь опасно

Глава 38

Доктор Эндрю А. Уилсон сидел за своим столом и внимательно изучал рекомендательное письмо. Ожидая, Сэм изучал свое отображение на зеркальной подставке с именем владельца стола. Коротко подстриженные светлые волосы и отращенная бородка делали его узкое лицо с орехового цвета глазами спокойным и даже немного скучающим. Вернер немного похудел, но это не доставляло ему никакого беспокойства. Ну и костюм, в который он сейчас был облачен, превращал его в консервативного администратора среднего уровня. Человек в отражении выглядел хорошим служащим. И уж точно не походил на знатока компьютерных систем настолько, чтобы опасаться подвоха. Сэм надеялся, что знаний, усвоенных за пару дней до операции, хватит, чтобы без подозрений отыграть свою роль в логове врага.

Провожала его Джеклайн. Она уверяла Сэма, что все будет хорошо и предупредила, что идентификационная карта, дающая доступ в сердце филиала «Геномики» будет действовать только сутки. На этой карте с параметрами Вернера значился некий Сэмюэль Фосс, дипломированный бухгалтер, назначенный на проверку бухгалтерских отчетов доктора Уилсона.

— Все в порядке, доктор? — Сэм, наконец, начал проявлять нетерпение.

— Да, кажется все в порядке, господин Фосс, — кивнул Уилсон и вытащил из порта флэшку, переданную Сэмом. Выражение его лица при этом было кислым. — Надеюсь, что ожидание не причинило вам беспокойства.

— Нисколько, — ответил Сэм и улыбнулся. Он надеялся, что подобный ответ будет правильным для бухгалтера и не вызовет подозрений. Так было в Ренраку, но в «Геномике» могло быть все по-другому.

— Прекрасно, — расслабился Уилсон и удовлетворенно кивнул. — Я распоряжусь, чтобы для вас подготовили подходящую рабочую станцию.

— Думаю, вы должны были получить распоряжение, что я должен работать в вашем офисе, доктор Уилсон.

— Это невозможно.

— Только ваше рабочее место обеспечит доступ к информации по штатным сотрудникам. Это вопрос конфиденциальности. Уверен, что вице-президент, господин Флеро...

— Хорошо. Хорошо. Не будем беспокоить вице-президента, — Уилсон тут же вытащил из кармана и протянул Сэму свою идентификационную карточку, а следом с ним флешкарту с цифровой подписью. — Компьютер вон в том углу.

— Очень хорошо, доктор, — Сэм взял все, что протянул ему доктор и направился к компьютеру. Усевшись за монитор, он взглянул на Уилсона. — Не будете ли вы так добры?

Вздохнув, доктор сел в кресло перед монитором и клавиатурой, ввел пароль, приложил к сканеру ладонь, и, когда система безопасности идентифицировала его, монитор ожил. Как только это произошло, Уилсон освободил кресло, которое тут же занял Сэм и встал за спиной мнимого проверяющего. Вернер положил ладони на клавиатуру и, словно что-то вспомнив, повернулся к доктору.

— Доктор, — сказал он, — надеюсь, не нужно напоминать вам про международный корпоративный закон о правах служащего, следуя которому, я имею право проверить финансовую декларацию любого служащего в поисках незаконных средств, правонарушений, преступных сговоров или нелояльности служащего?

— Вы собираетесь проверять только это? — поинтересовался доктор.

— Доктор Уилсон. Я — дипломированный бухгалтер. Раздел тридцать пять пункт двадцать два закона определенно учитывает периодическую проверку состояния счетов в разрезе полученного жалования. Такие проверки могут проводится в любое время по установленным правилам в отношении любого служащего не реже раза в год. Дополнительно, опять же, в рамках закона, уполномоченные правительственные агентства могут потребовать эти отчеты в целях проверки уплаты налогов, разрешения на работу, резидентуры и тому подобное. Кроме того...

— Достаточно, — прервал Сэма Уилсон. — Это будет надолго.

— Поверьте, доктор, я у вас много времени не займу. Два-три часа, не больше.

Доктор поджал губы и вздохнул:

— Пусть мой секретарь позовет меня, когда вы закончите. Я буду в третьей лаборатории.

— Замечательно, доктор. Хорошего вам дня.

Вернер держал себя в рамках выбранной роли до тех пор, пока доктор не закрыл за собой дверь. Сэм понятия не имел, о чем гласит названный им пункт закона, но, похоже, Уилсон этого тоже не знал. Между тем весь вид доктора говорил о том, что на этом он не остановится и обязательно все проверит.

Не теряя времени даром, Сэм начал работу. Система и программы, установленные на компьютере, немного отличались от тех, к которым он привык, так что несколько минут он осваивался. За что доктору можно сказать спасибо, так это за отсутствие порта подключения непосредственно через нейроадаптер. Проникать в систему напрямую было бы опасно, так что сейчас можно об этом не волноваться.

Как только Сэм освоился, он тут же вставил в нужный разъем флэш-карту. Ее он тоже получил от Джеклайн и она тоже имела свой срок. Вернер подозревал, что во всех подаренных вещах будут другие ограничения. Так что не стоило терять времени. Как только флэш-карта была вставлена, сразу стали раскрываться знакомые программы, копируя файлы с компьютера. Просматривая их вскользь, Сэм узнал пару отчетов, которые ему еще в Сан-Франциско, при помощи Додгера, удалось вытащить из сети. Эти отчеты четко показывали, что деньги поступали от Дрейка. Или же это уловка Лофвира? Он же ведь запросто мог записать на флэш-карту те отчеты, что уже были у Сэма, чтобы показать тому то, что хотел увидеть Вернер, то есть реальную финансовую связь Уилсона и Дрейка.

Поймав себя на этой мысли, Сэм понял, что зашел куда-то не туда, но развившаяся за последние дни паранойя брала верх.

Когда Вернер запустил пару файлов с данными, выводя их на экран для просмотра, они любезно раскрылись. Ни в одном из них не упоминалось о том, чем занимается Уилсон. Такая информация была защищена паролем, что не удивительно. Помощь Лофвира не распространялась на раскрытие секретов о непосредственной работе этого отделения.

Из любопытства Сэм изучил файл с карьерными данными доктора. Большая часть его трудовой деятельности была обычной, показывая устойчивое продвижение по карьерной лестнице. Нашлось лишь два незначительных выговора из-за того, что доктор немного превысил бюджет, занимаясь незначительными проектами, и ничего не указывало на то, что доктором, или его работой, в корпорации недовольны. В этом же личном деле Сэм нашел информацию, из которой следовало, что Уилсона несколько раз пыталась купить «Юнитед Ойл», привлекая его интересной работой с генами. Если Уилсон и работал на сторону, то тщательно скрывал это.

Больше, чем когда-либо Сэму захотелось узнать о природе исследований. Он попробовал вскрыть один из зашифрованных файлов и, ожидаемо получил в ответ, что файл открыть невозможно. Тогда Вернер воспользовался уроками, данными Додгером. Он перенаправил файлы, чтобы те, пройдя через флэш-карту Лофвира, дешифровались и скопировались еще на одну флэшку. И тут же получил предупреждение от процессора, что в этом случае все данные как на флэш-карте, так и в компьютере будут стерты. Сэм вздохнул. Но, в любом случае, стоило попытаться. Если он хочет вскрыть файл, предназначенный для Лофвира, он должен сделать это сейчас.

Через час кропотливой работы он сумел добавить команду «Копирование ответа» в программу, сочиненную специалистами Лофвира. По задумке, эта команда должна выхватить из потока данных файл любого размера, используя ключевое слово — «альбинизм». И такой вскоре обнаружился. Большой файл с хорошей защитой. Сэму понадобился еще час, чтобы вскрыть его. Такую работу можно было бы назвать подвигом.

Время подходило к концу. Сэм бегло просмотрел техническую документацию и экспериментальные данные с непонятными, сложными вычислениями. Многие из них были созданы с интеграцией колдовских формул. Это было неудивительно, поскольку Уилсон также был и колдуном. Но соединение колдовства со спорными биотехнологическими методами показалось Сэму категорически невозможными.

Когда он, наконец, дошел до раздела «Полевые результаты испытаний», изумлению Вернера не было предела. В свои эксперименты Уилсон вовлекал разумные существа и, несмотря на пространные, и почти ни о чем не говорящие результаты, было понятно, что все эксперименты закончились смертью испытуемых. Появился страх, но и вместе с ним возросла потребность разобраться в ситуации. Сэм кликнул на ссылку, ведущую к видеоролику, приложенному к «Приложению № 5. Положительные реакции образца». Это был самый последний опыт.

То, что увидел Сэм, только усилило его страх. Образец номер пять был, несомненно, гуманоидом с невыразительной молочно-белой кожей. Такой же белой, как тот парень-альбинос из команды Харт, которого Сэм видел в ночь побега из Ренраку. Сэм наблюдал, как это существо, не спеша, подошло к привязанному к столу человеку. Дальше был только ужас. Из существа вылезло несколько десятков отростков и все они впились в человека. Тот кричал. Единственное, чему сейчас порадовался Сэм, так это отсутствию звука. Тем временем существо быстро превращалось в точную копию пленника. Сэма стошнило прямиком на пол.

С помощью науки и колдовства Уилсон создал нечто демоническое, способное украсть внешний вид другого человека. Вот, значит, в чем была задумка Харт — пронести в Ренраку это существо, которое превратилось в одного из обитателей башни и теперь там находится гадюка, которой корпорация доверяет, как лояльному служащему. Теперь стало понятно, почему команда Харт, он сам и Ханна подверглась атаке пограничников Тир Таирнгира. Эльфийка их предала, чтобы не выжил никто, кто мог бы рассказать о произошедшем.

Интересно, Дрейк знает о том, что Сэм до сих пор жив? Если знает, то не прекратит охоту. Наверняка нападение Тиссена на броневик Бегея было совершено по приказу Дрейка. Летающий змей уничтожил броневик и теперь убежден, что вместе с ним уничтожил и Сэма. Джеклайн недоговорила так много. Теперь стало ясно, что имел ввиду Лофвир, говоря о «непредвиденном игроке». Если Дрейк убежден, что Сэм мертв, это несомненное преимущество Вернера, чтобы первым и с неожиданностью добраться до Дрейка.

Немного успокоившись, Сэм обратил внимание на беспорядок на полу. Он ни за что не смог бы объяснить эту лужу блевотины, если Уилсон вернется не вовремя. Так что нужно побыстрее убираться отсюда. Сэм резко выдернул флэш-карту из разъема, надеясь, что это не повредит записанным файлам. Удаляя следы своего присутствия, Сэм заметил несколько чистых бланков с уже проставленными печатями «Геномики». Пользуясь случаем, Вернер быстро закинул их в свой портфель. Перед тем, как выйти из кабинета, он привел себя в порядок. Насколько смог. Если он будет спешить и выглядеть возбужденно, он навлечет подозрения и никогда не выберется из комплекса.

Наконец, Сэм вышел из кабинета и тут же обратился к секретарю:

— Не подскажете ли, где я могу найти доктора Уилсона?

— У него появилось какое-то срочное дело, и он поспешно уехал, господин Фосс. Но я могу позвонить ему.

— В этом нет необходимости. Я закончил проверку и оставил копию акта у него на столе. Ничего срочного. Не стоит тревожить его.

Вернер шел по коридорам комплекса к выходу, жалея, что не может перейти на бег. От одного вида этого здания ему становилось не по себе. Он чувствовал себя грязным, как если бы шел не по чистым коридорам «Геномики», а по выгребной яме. Нужно срочно вымыться, чтобы вновь почувствовать себя чистым. Каждая остановка на пункте безопасности была мукой. Сэм ждал, что охранники врубят тревогу. Но все прошло нормально. Тем не менее, Вернер успокоился только когда прибыл на аэродром и позволил себе расслабиться, когда самолет Лофвира поднял его в небо.

Глава 39

— Я вам говорю, Креншоу, мне здесь не нравится.

— А я говорю тебе — заткнись.

— Но здесь опасно! — тихо взвыл Эдисон. — Я хочу вернуться в фургон! Я буду больше полезен оттуда.

В этот ранний час на улицах было еще пусто. Местные жители еще не собирались просыпаться и вылезать из своих вонючих дыр, но Эдисон все равно опасался, что сами обветшалые здания могут напасть на него. Эллис тоже не нравилось в Пустошах Пуйалаппа, но она их знала достаточно, чтобы не показывать страха. Креншоу была уверена, что возникни опасность, она сможет почувствовать ее заранее. Нервозность же Эдисона могла привлечь к ним обоим ненужное внимание.

— Ты можешь помолчать? — неожиданно обернулась через плечо Эллис и вонзилась хмурым взглядом в коротышку. Тот в удивлении заморгал. — Продолжишь болтать и на самом деле окажешься в опасности. Если ты этого не способен понять, дело твое, отправляйся обратно в башню.

— Как? Один? Пешком?

— Доберешься до фургона и можешь ехать куда угодно.

Эллис стремительно пошла вперед и почти сразу услышала за спиной пыхтение коротышки, старающегося догнать ее.

Они прошли еще квартал и добрались до приметного здания с вывеской «Олаф», где была назначена встреча. От перенапряжения вывеска гудела и потрескивала. Буквы, похоже, в скором времени собирались присоединиться к уже мертвой «а». У двери торчали два цифровых наркомана. Один тихо и почти бессвязно повторял унылый перечень устаревших сенсаций, проходящих через умирающий мозг, второй тихо рыдал. Крэншоу быстро проскочила мимо них и затащила внутрь здания Эдисона которого успел ухватить за подол куртки один из попрошаек.

Оглушительный шум вырвался из помещения еще до того, как Эллис успела полностью открыть дверь. Оказавшись же внутри, она чуть не оглохла. Те, с кем она хотела встретиться, выбрали это место именно из-за громкого шума, называемого здесь музыкой, поскольку он скрывал звуки рвоты или звуки драки в соседней кабинке. Но не это важно — здесь сложно было что-то подслушать.

Немного постояв у двери, чтобы зрение привыкло к полутьме, Эллис заметила, что в забегаловке оказалось немного народа. Это было хорошо. Было бы тут людей побольше, особенно постоянных клиентов, встреча могла и вовсе не состояться. Завсегдатаи чувствовали себя хозяевами жизни, потому что этот район принадлежал им. Они были высокомерны, легковозбудимы. И еще от них неприятно пахло.

Постоянно натыкающийся в спину Эдисон безропотно следовал следом. Эллис прошла мимо бара к двери, ведущей к лестнице на верхние этажи, бросила бармену кредитку небольшого достоинства и взялась за ручку дверки.

Как только дверь закрылась, уровень шума заметно упал. Эллис чуть не споткнулась о нечто, похожее на гуманоида, лежащее у основания лестницы. От него разило вонью. Не меньшей вонью разило и от стен. Креншоу поспешила подняться на второй этаж, где обнаружилась единственная дверь. Эдисон хвостиком старался от не отставать.

Когда они вошли в комнату, сразу оказались в окружении четырех орков — трех мужчин и женщины. Тот, что крупнее остальных, молча показал приятелям знак, характерный для киберсерферов. Вполне безобидный знак, видимо, что-то напомнил его приятелям, и те захохотали. Шутка не касалась двух нормальных людей у дальней стены. Причем друг от друга они стояли тоже поодаль. Один из них имел кучу киберимплантов на руках и на глазах. Он был худ, чуть шире толщины двери. У второго видимых имплантов не было и он казался таким же испуганным, как Эдисон. Как только в комнату вошла Эллис и, следом за ней, коротышка, внимание присутствующих незамедлительно переключилось на новых персонажей.

Эллис терпеливо подождала, пока закончится орочье веселье.

— Добрый вечер, — сказала она, обращаясь сразу ко всем. — Я — Джонсон, а это, — она кивнула на Эдисона, — Смит. Он будет обеспечивать кибернетическое прикрытие и, если понадобится, поиски в сети. Также он будет обеспечивать связь, если кто-то из вас решит передать информацию раньше контактного времени.

— Шуда предполагала, что это можешь быть ты, госпожа Джонсон, — фыркнул худой. — Я слышал, что твы двинулась в этот район, да и объявление явно составлено в твоем стиле. Не хватает острых ощущений? Не знаешь, чем себя занять от безделья?

— Я тоже рада тебя видеть, Ридли, — кивнула Креншоу. Впрочем, это была ложь. Этот человек не нравился ей с тех пор, когда тот еще работал в «Митсухама». И вряд ли что-то могло изменить это отношение. Но все это не имеет значения, этот худой человек был хорош в работе и асом в киберсети. — Смотрю, у тебя рука новая?

Ридли поднял правую руку и с нежностью погладил стального цвета кожу.

— Честно заработал, — ответил он. — Взялся за одно дело, а потом меня решили кинуть. Я обиделся и, в качестве компенсации, взял сам, что хотел. Хорошая рука, мне нравится.

— Она не будет тебе мешать работать? — поинтересовалась оркиня.

— Испытай меня.

Оркиня зарычала, подскочила и, вытащив из-за пояса нож, бросилась на Ридли. Ей удалось сделать только один шаг, как была перехвачена крупным орком. Схватив оркиню за шиворот, тот отбросил ее обратно на свое место.

— Мы все здесь друзья, Шейла.

Та ничего не сказала, но взгляд оркини не обещал Ридли ничего хорошего.

— Ты среди них главный? — поинтересовалась Креншоу у крупного орка.

— По праву Дета, госпожа Джонсон. Я — Кхам, и мои ребята — лучшая силовая бригада в этой части Сиэтла.

— А почему не во всем мегаполисе? — издевательски хохотнул Ридли.

— Мы не нуждаемся в рекламе, — Кхам зыркнул еще на одного орка, который хотел было бросится на Ридли и вбить его усмешку обратно.

— Давайте успокоимся, — Креншоу обвела мрачным взглядом присутствующих и остановилась на втором человеке из ждавших ее здесь. — Господин Маркович, я рада, что вы смогли присоединиться к нам этим вечером.

— Не нужно поддельных любезностей, госпожа Джонсон, — поморщился тот. — Давайте побыстрее излагайте свое дело. Я хочу убраться из этой сточной канавы. Я не имею ничего против этого места, но только когда нахожусь далеко отсюда.

— О, так вы действительно тот самый Марковиц? — воскликнул Ридли. — Я слышал о вас. Знаменитое похищение Клемсона. Это было благородно, но это всего лишь похищение. Убийство посерьезнее будет.

Марковиц хотел было что-то ответить, но, вместо этого, пожал плечами и повернулся к Креншоу:

— Мы будем говорить о деле, госпожа Джонсон?

Прежде, чем Эллис начала говорить, дверь в комнату открылась, и внутрь вошел карлик, одетый в кожаную косуху, украшенную множеством заклепок. Под ней, несомненно, находился бронежилет. Карлик подошел к столу и уперся о столешницу руками.

— Грирсон, — прошептал один из орков.

Вновьприбывший в ответ улыбнулся. Оттолкнувшись от стола, он подошел к говорившему орку и вырвал из-под него стул. Орк безропотно перешел на другой конец стола, а карлик, словно так и должно быть, уселся на освободившееся место.

— Ты опоздал, — сказала Креншоу.

— Вы уже приступили к делу? — поинтересовался Грирсон.

— Только до него добрались.

— Тогда я не опоздал.

Креншоу сжала челюсть и немного помолчала, успокаиваясь.

— Среди нас нет зеленых молокососов, — медленно сказала Эллис, — и вы знаете расклад. С этого момента все наши различия не имеют никакого значения до тех пор, пока не будет сделана работа. Вам всем заплачено. После того, как все закончится, можете делать все, что заблагорассудится. До того я рассчитываю на полное взаимодействие.

Грирсон насмешливо обозревал собранную команду и, когда Эллис замолчала, сказал:

— Хватит нотаций, Джонсон. Называй цель и срок. Если заплатишь достаточно кредитов, то получишь, что хотела. Я работаю один и мне никакая помощь не нужна.

— У каждого здесь присутствующего есть такие навыки, которых нет у других, даже у вас, — Эллис проигнорировала злой взгляд карлика. Она положила на стол стальной дипломат, открыла крышку и достала оттуда несколько папок с копиями предстоящего дела. Эдисону обошел всех, раздавая материал. — Господин Марковиц уже выяснил, что наша цель пару дней назад возвратилась в Сиэтл. Есть несколько фотографий и некоторые данные из корпоративного досье. Постарайтесь не одурачиться невинным видом Вернера. Ему удавалось скрываться долгое время. Я не знаю, какие у него связи, но подозреваю, что не маленькие. Поэтому мне понадобилась команда. Такая, как ваша. Кто ему помогает, я не знаю, но одного напарника вычислить удалось. Это хакер-эльф, который известен под именем Додгер.

— Додгер? — удивился Кхам.

— Он самый. Проблемы?

— Мы же не будем работать против Салли Цунг?

Упоминание печально известного «теневика» вызвало неприятные воспоминания, но Эллис постаралась побыстрее изгнать их из головы.

— Насколько знаю, эльф работает на нее?

— Изредка.

— Думаю, сейчас он работает самостоятельно.

— Если выясниться, что это не так, я и мои ребята выходим из дела.

— Я тоже, — отозвался Ридли. — Я не пойду против Цунг и ее команды без колдовской резервной копии.

— Забей на них, Джонсон, — усмехнулся Грирсон. — Они не подходят для этой работы. Я сделаю все один и получу все деньги.

Ожидая вспышку ярости среди остальных, Эллис быстро заговорила:

— Ты, может быть, и смог бы в одиночку свалить Вернера и Додгера. Но в этом деле не все пока ясно. Однажды ему помогало существо семейства драконов. Если дракон до сих пор помогает Вернеру, то нам понадобится огневая помощь Кхама и его людей. Если окажется, что в этом деле участвует и Салли Цунг, значит, Кхам и его команда больше не в деле и мне придется потратить некоторое время, чтобы найти других людей, чтобы обеспечить огневую поддержку.

— Не нужно думать, что я и мои парни боимся Салли, — откашлявшись, сказал Кхам. — Просто у нас с ней деловое соглашение.

— Я вижу, — ответила Креншоу, стараясь скрыть эмоции от внезапного узнавания этого орка. Именно он держал ее тогда на прицеле в салоне вертолета. Она видела этого орка рядом с Салли Цунг. Да, это был он, член команды, похитивший ее. Очевидно, орк не признал в Креншоу давнюю пленницу или узнал, но не озаботился ситуацией. Тогда этим озаботится сама Эллис, как только они достанут Вернера. Кхам встал в очередь, чтобы заплатить за перенесенное унижение. Будет хорошо, если в результате ей удастся выйти и на саму Цунг.

— Если Додгер работает в одиночку, у тебя не будет никаких предубеждений, чтобы избавиться от него?

— Нет. Он мне никогда не нравился.

— У тебя, Ридли?

— Наверное, нет, — Ридли сложил руки на груди. — Но если в это дело вовлечена Цунг...

— Так ты не против взяться за дело?

— Нет, но колдовство...

— Если в этом деле будет замешано колдовство, я приму соответствующие меры.

— Хороший человек с выдающимися способностями, — усмехнулся Грирсон. — Я знаю самые действенные контрмеры. Никакое колдовство не может остановить быструю пулю.

— Грирсон сделал правильное замечание, — обвела взглядом остальных Салли. — Давайте запомним это. Колдун не сможет сделать ничего, если перед этим нашпиговать его свинцом.

Глава 40

Указания Додгера были точны даже при том, что точного описания места, куда должен был прийти Сэм, он не дал. Это была антикварная лавка, хотя на вывеске значилось, что здесь находится ломбард, где предлагали наличные деньги вместо кредитных карт и ваучеров. Когда Вернер подошел к лавке, он увидел в окне декоративные часы с кукушкой — тот самый знак, о котором говорил эльф. Стрелки давно остановились на отметке в два часа. Лавка была открыта и не верилось, что это помещение могло служить местом встречи с Винтом.

Взявшись за ручку двери, Сэм решительно толкнул ее и вошел внутрь. Он не услышал колокольного звона, не увидел видеокамер, и внутри лавки никого не было. Но Вернер был уверен, что о нем уже знали. Обойдя несколько стеллажей с древним барахлом, Вернер пробрался к стойке, где за кассовым аппаратом устроился худощавый старик. На посетителя он не обратил никакого внимания, увлекшись чтением какого-то детектива.

— Э-э... — попытался привлечь к себе внимание Сэм. — Извините, я увидел в окне часы. Они продаются?

Старик, наконец, оторвал взгляд от книги и уставился на Вернера блеклыми глазами сквозь линзы старомодных очков.

— Они проданы, — сказал продавец. — Еще вчера. Вы разве этого не видели?

— Я надеялся, что смогу дать лучшую цену.

— Тогда вам нужно поговорить с владельцем магазина.

— Правильно. Я должен с ним поговорить.

Старик, кряхтя, вылез из-за кассового аппарата и подошел к двери ведущей в еще одну комнату. Продавец толкнул ее и дверь, с громким скрипом, отворилась. Сэму показалось, что одновременно с ней открылась и дверь на улицу. Он оглянулся, присмотрелся, но никого не увидел. В любом случае, находясь на нелегальном положении, нужно быть осторожным.

— Пройдите туда и ждите, — кивнул продавец.

Сэм прошел в комнату. Других выходов в ней не было, даже окна отсутствовали. Только голые стены. Единственный предмет мебели — ж