КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591335 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235367
Пользователей - 108115

Впечатления

Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Серебряное пламя [Сьюзен Джонсон] (fb2) читать онлайн

- Серебряное пламя (а.с. Брэддок-Блэк -2) 659 Кб, 357с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сьюзен Джонсон

Настройки текста:



Сюзан Джонсон Серебряное пламя

Глава 1

г. ЕЛЕНА, штат МОНТАНА

Январь 1889

Валерия Стюарт первой заметила его появление в музыкальной комнате, и ее глаза расширились от удивления. Сам Трей Брэддок-Блэк пожаловал на дневной фортепианный концерт. Такое было впервые.

Ее удивление не осталось незамеченным присутствующими, и в результате Эрик Сати, последнее парижское открытие Эммы Пибоди, мгновенно лишился внимания аудитории. Еще бы — самый завидный жених Монтаны стоял у дверей, опираясь плечом о стену, выкрашенную светло-серой краской, небрежно скрестив на груди руки. Он улыбался, прекрасно понимая, какое впечатление его появление произвело на присутствующих. Пристальное внимание было привычно для Трея Брэддок-Блэка и объяснялось его скандальной репутацией, экзотическим происхождением и богатством его семьи.

Он слегка кивнул всем собравшимся в комнате, при этом его длинные черные волосы взметнулись вверх в такт движению головы. Слушатели мгновенно вспомнили о своих манерах и вновь уставились на бородатого молодого человека в пенсне, игравшего на прекрасном фортепиано, принадлежавшем Эмме Пибоди, свою последнюю пьесу. Следующие двадцать минут гости Эммы старательно избегали смотреть на пользующегося сомнительной репутацией сына Хэзэрда Блэка, в то же время размышляя о том, какая девушка сумела заманить его на этот концерт. Никто не сомневался, что необычное появление Трея на концерте не может быть связано с чем-то другим.

Светло-серые стены просторной музыкальной комнаты Эммы были отделаны золотым орнаментом, а паркет в виде прямоугольных узоров выложен итальянскими мастерами, известными во всем мире реставраторами. Элегантные банкетки, обтянутые изысканным желтым шелком с набивным узором в виде переплетенных роз, были расставлены вперемежку с прекрасными венскими стульями рядом с небольшими столиками так, чтобы гостям не приходилось тянуться за бокалом шампанского или сладостями.

Среди приглашенных было много великолепных молодых женщин, прекрасно одетых на деньги своих родителей. Они томно расположились на банкетках, их длинные широкие юбки образовывали живописные складки на фоне желтого шелка, а модные шляпки без полей были украшены оборками и расшиты цветами.

Слушая звуки фортепиано, заполнившие роскошно убранную гостиную, гости начали переглядываться. Их оценивающие взгляды не останавливались на сидящих политиках, банкирах и бизнесменах, не задерживались на блистательных матронах, отыскивая лишь ту или иную красивую девушку. Кого из них пришел он увидеть?

Молодые женщины тоже исподтишка разглядывали высокого смуглого человека, прислонившегося к стене у входа в комнату. Когда Сати закончил играть и смолкли вежливые аплодисменты, гости стали напряженно ожидать, насколько правдоподобны их догадки.

Через несколько секунд Валерия Стюарт, одетая в элегантное платье из французского бархата и затканную цветами азалии шляпку, поднялась со своего места и направилась к Трею. У большинства присутствующих вырвался вздох облегчения, а на лицах молодых женщин появилось разочарование.

Валерия подошла к опоздавшему гостю совсем близко. Она всегда так делает, подумал Трей, чтобы любой мог оценить ее красивую грудь.

— Здравствуй, мой дорогой, ты выглядишь, — Валерия выдержала паузу, небрежно осмотрев с ног до головы высокую мускулистую фигуру Трея, одетого в костюм от лучшего портного, — просто прекрасно.

Сказано это было мурлыкающим, чуть вибрирующим тоном.

И хотя молодого человека подмывало сказать: «Валерия, дорогая, тебе не удастся съесть меня живым прямо здесь», однако Трей понимал, что это было бы уже чересчур, и поэтому он улыбнулся и произнес:

— Благодарю, да и ты великолепна, как всегда.

Темные волосы и белая кожа Валерии действительно изумительно оттенялись французским бархатом.

— Тебе понравились композиции Эрика, дорогая?

Девушка с гримасой разочарования махнула рукой, одетой в тонкую лайковую перчатку:

— Они все звучат примерно одинаково, разве не так?

Валерия воспринимала искусство только с точки зрения необходимости посещения концертов и вечеринок и находила на них более приятные для себя занятия, к примеру, разглядывание драгоценностей и туалетов присутствующих.

Светлые глаза Трея мгновенно расширились, выдавая изумление таким неприкрытым равнодушием, или, как он подумал чуть позже, полнейшим невежеством.

— Нет, моя дорогая, — ответил он голосом, в котором, несмотря на беззаботный тон, прозвучал гнев, — они звучат совершенно по-разному.

Валерия бросила на него быстрый взгляд, и ее подкрашенные ресницы дрогнули. Затем немного наклонив голову, что позволяло, как ей представлялось, выглядеть наиболее привлекательно, она решила переменить тему разговора, переведя его на себя.

— Ты не скучал по мне? — спросила она кокетливо с некоторым придыханием в голосе.

— Конечно, скучал. — Ожидаемый ею ответ прозвучал безо всяких усилий со стороны Трея. Он оторвался от стены и посмотрел поверх шляпки Валерии на людей, окруживших Сати у фортепиано.

— Когда я смогу вновь увидеться с тобой, мой дорогой? — спросила она медовым голосом и придвинулась на полшага ближе, так что Трей даже почувствовал ее запах.

— Позже, — уклончиво ответил он.

Трей пришел сюда повидать друга, а не флиртовать, поэтому он чуть отодвинулся назад и начал обходить Валерию.

Но она остановила его попытку уйти, подняв сложенный веер.

— Когда позже? — спросила Валерия, капризно надув губы.

— Валерия, дорогая, — сказал Трей с усмешкой, слегка коснувшись ее руки, — ты очаровательно дуешься, но я пришел сюда увидеть Эрика. Если хочешь, пойдем со мной и поговорим с ним.

— Он всего лишь второй пианист в парижском клубе, — в голосе Валерии сквозило неприкрытое пренебрежение: ее оценки основывались на деньгах, положении в обществе и одежде. — Он странный, этот Сати, и какой-то взъерошенный, типичная богема. У меня нет желания разговаривать с ним.

— Он замечательный композитор с богатым воображением, — сказал Трей, раздраженный ее неумным снобизмом. — Извини меня, — с этими словами он мягко отстранил Валерию и двинулся к Эрику.


Трей встретил Эрика Сати в Париже в прошлом году на концерте, и, когда он подошел к пианисту, чтобы выразить свое восхищение, они разговорились и неожиданно обнаружили много общих интересов. Оба родились в одном и том же месяце, были страстно увлечены фортепианной музыкой, ненавидели Вагнера, восхищались Шопеном и отвергали традиционные методы обучения.

Как пианист, Трей, по существу, был самоучкой, и поэтому его влекло к эксцентричному молодому композитору, представителю богемы, носившему летящий галстук, бархатную куртку и мягкую фетровую шляпу. В Париже они посещали клубы и кафе, потом за перно и бренди в квартире Трея обсуждали последние произведения Эрика. Благодаря энтузиазму и настойчивости Трея, Сати был представлен Эмме Пибоди, ценительнице авангардной музыки в городе Елена.

Высокая, прямая, словно проглотившая аршин, седовласая и величественная, Эмма разговаривала отрывисто, резко и бесцеремонно, но она понимала музыку и всегда была другом Трею, с самого его детства.

— Я вижу, тебе удалось все-таки отделаться от нее, — грубовато сказала Эмма, когда Трей подошел поздороваться с ней. — Но ты опоздал на концерт!

— С чего мне начинать оправдываться? — спросил Трей с мальчишеской ухмылкой.

— Этого не требуется, — коротко ответила она. — Не выношу Валерию. Ненавижу, когда опаздывают терпеть не могу оправданий. И не пытайся обманывать меня своей замечательной улыбкой, я слишком стара. Побереги ее для флирта, например, с мисс Стюарт. А он очень хорош, — резко заявила она, дополнив свои слова решительным кивком, как будто покупала Сати на аукционе — Чертовски хорош. Что ты сделаешь для меня если я вложу в твоего друга еще пять тысяч?

Трей ответил спокойным, ничего не выражающим, бесцветным тоном:

— Я приду на один из твоих обедов и развлеку гостей сообщением, что ты выдаешь за меня свою внучатую племянницу.

А когда он не выдержал и, улыбнувшись, подмигнул Эмме, перед ней отчетливо всплыл образ отца Трея, каким он был двадцать с чем-то лет назад: ни одна женщина не могла устоять перед ним — как и сейчас перед этим мальчишкой.

— Только лишенный разума поверит, что она влюблена в тебя. — Она оценивающе подняла бровь. — Я отдам тебе все мои деньги, если ты женишься на ней. Во всяком случае, можешь сказать ей об этом.

— О Боже, Эмма, — ответил Трей, шокированный не столько ее прямотой, сколько самой мыслью о женитьбе. — Разве я уже выставлен на аукцион? У меня денег и так куда больше, чем мне нужно.

— Но у тебя нет жены, — дружелюбно напомнила она.

— А она мне не нужна! — Голос его поднялся до такой степени, что привлек внимание присутствующих. Усилием воли он взял себя в руки и тихо произнес: — Не действуй так грубо, Эмма, и дай Эрику дополнительные пять тысяч, а я обещаю тебе быть таким внимательным с твоей внучатой племянницей, что она будет улыбаться всю неделю.

— Ах, мошенник! Но что делать, уж слишком ты красив, как и твой отец. Я знала его еще до того, как он встретил твою мать. Ты знаешь, тогда все женщины в Вирджиния-Сити, как сговорившись, стали вдруг достаточно либеральны, чтобы приглашать к обеду индейца.

— Это не так, Эмма. Женщины обычно хотят того, чего у них нет. И если не получается, они рассматривают случившееся как вызов.

Эти слова прозвучали искренне и просто в устах мужчины, который имел реальный повод для тщеславия.

— Когда-нибудь и ты найдешь девушку, на которой захочешь жениться. — Эмма хотела, чтобы последнее слово осталось за ней.

— Между прочим, мы говорили о пяти тысячах. — Самой последней вещью для Трея Брэддок-Блэка, о которой ему хотелось бы говорить, была женитьба. В списке его жизненных ценностей брак был, пожалуй, на втором месте после проживания в Антарктиде.

— Обедаем у меня дома завтра.

Трей усмехнулся и убрал руку.

— Хорошо, — сказал он очень мягко, — как скажешь.


— Если хочешь знать, мы увидимся с ним позже, — лукаво сказала Валерия Сирилле Шорехэм, когда обе молодые особы, сидя за инкрустированным столиком, пили чай из серебряных чашечек.

— Я тебе не верю.

Ты стерва и к тому же глупая, — подумала Валерия, — и все потому, что он не смотрит на тебя.

— Хочешь проверить? Я могла бы спрятать тебя в чулане, — жеманно произнесла она.

— Так ты действительно встретишься с Треем? — зачарованно спросила Сирилла, широко раскрыв глаза.

— Он пригласил меня. — Валерия поправила кружево на рукаве и взяла чашку. — Мы — добрые друзья, — промурлыкала она, на секунду показав прекрасные белые зубы. — Я думала, ты знаешь. — Она театрально сделала паузу. — Догадываюсь, что он собирается мне предложить.

— Нет! — выкрикнула Сирилла так резко, что несколько человек повернулись в ее сторону. — Не верю тебе?

Она была как громом поражена услышанным.

Валерия изящным жестом приподняла плечо:

— Ты должна верить мне. — Она была само благодушие. — Трей любит меня.


Предмет их разговора, однако, оказался в замешательстве, когда часом позже, войдя вместе с Эриком в свою городскую квартиру, увидел там Валерию.

— Как ты вошла сюда? — спросил Трей спокойным голосом, отметив про себя, что придется поговорить с управляющим.

— Харрис впустил меня, — Валерия очаровательно улыбнулась, сидя на антикварной банкетке Трея и всем своим видом показывая, что это для нее привычное место. Разница была лишь в том, что прошлой осенью ей часто приходилось сидеть на этой банкетке обнаженной.

Трей не виделся с Валерией уже некоторое время: он старался не встречаться с одной и той же женщиной подолгу, надеясь тем самым ослабить ее собственнические по отношению к нему наклонности.

— Эрик, познакомься с Валерией Стюарт, — сказал он спокойно и вежливо, легкое раздражение от внезапного вторжения было совершенно незаметно для постороннего взгляда. — Валерия, Эрик Сати.

Слегка кивнув в ответ на поклон Эрика, Валерия улыбнулась Трею:

— Вы здесь надолго?

Вопрос прозвучал, по меньшей мере, бестактно.

— Трей, если у тебя были другие планы… — начал Эрик, поставленный в неудобное положение, отчего, казалось, его волосы еще более взъерошились.

— Нет, — быстро ответил Трей. — Садись, Эрик. — Он жестом указал на шкаф. — Перно находится там.

Затем, повернувшись к Валерии, Трей предложил ей свою руку:

— Не поговорить ли нам наедине? Их беседа в фойе была очень краткой.

— Эрик пробудет здесь только два дня, — сообщил он.

— Но ты же сказал, что увидишься со мной после концерта.

— Ты неправильно меня поняла, — заметил Трей. — Мы собирались поговорить о последних произведениях Эрика.

— Когда я увижу тебя?

Больше всего ему хотелось ответить, что никогда. Вместо этого Трей сказал:

— Послушай, что ты думаешь о небольшой броши от ювелиров Весткот в подарок?

Глаза Валерии сверкнули, а он с облегчением улыбнулся, потому что терпеть не мог сцен.

Трей погладил ее по щеке, он уже предвкушал спокойный разговор о музыке.

— Пойди прямо сейчас и выбери, что тебе нравится. Я сообщу Весткотам, что ты придешь.

Приподнявшись на цыпочки, Валерия поцеловала его.

— Ты такой милый, — проворковала она счастливо.

— Благодарю, — ответил Трей.


Спустя три дня после концерта Эрика Трей и два его кузена с комфортом расположились в одной из комнат так называемого спортивного клуба Лили. За бутылкой бренди они вели неспешный разговор, рассматривая сгущавшиеся темные облака, хорошо различимые из окна.

— Погода резко переменилась, с гор надвигается буря. Давайте допьем бутылку и отправимся домой.

— Лучше остаться здесь, — ответил Трей мягко, вновь наполняя себе стакан. — Не вижу причин, по которым следует возвращаться вечером домой.

Его кузены, Блю и Фокс, обменялись мрачными, молчаливыми взглядами. Оба они знали, почему Трей не торопится возвращаться домой. Вечером к его родителям приглашена Арабелла Макджиннис, одна из возможных невест Трея. А после настойчивой Валерии он был не в настроении общаться с женщинами. И это было одной из причин, почему они находились у Лили.

— Вам действительно хочется попрыгать на задних лапках перед смазливыми девушками вечером на обеде у мамы? — спросил Трей. — Только ответьте честно, без уверток.

Кузены усмехнулись: быть у Лили и променять это замечательное место на девиц за обеденным столом, которые краснеют при самых невинных намеках и хихикают, когда не краснеют?

— Ты ведь сможешь завтра извиниться, не правда ли? — сказал Блю.

— Нет проблем. Мама знает, как невыносима бывает Арабелла. А поскольку у отца и Росса Макджинниса нет общего бизнеса, — он пренебрежительно пожал плечами, — то какого черта я обязан терпеть Арабеллу с ее жеманной улыбкой?

— Я думал, тебе нравятся роскошные блондинки.

— Нравятся, но при этом у них должны быть хотя бы признаки мозгов.

— С каких это пор тебя стал заботить женский ум?! — воскликнули кузены одновременно.

Темные брови Трея слегка поднялись. Да, конечно, они правы, такова его репутация. Он, безусловно, любил женщин — они доставляли ему величайшее удовольствие в жизни, но не особо ценил в них ум.

— Принято, — сказал он. — А теперь, не переменить ли нам тему разговора?

— Говорят, что Арабелла спит с Джаджем Ренквистом.

Трей улыбнулся. И с ним тоже? Он знал чувственность этой блондиночки, которая была готова развлекаться с кем угодно. Может быть, потому она пока отложила свои брачные планы. Но Трей воздержался от каких-либо комментариев.

— Кажется, приближается эта чертова буря, — заметил он, намекая на прекращение темы, связанной с Арабеллой. — И, тем не менее, разве мы уже превратились в стариков, готовых все время просидеть у горящего камина?

— Я слышал, что две китайские девушки будут продаваться сегодня вечером[1], — сказал Блю.

— Так вот почему здесь полно народу даже в такую отвратительную погоду, — отреагировал Трей.

— Ты когда-нибудь видел продажу?

— Нет. А ты?

— Тоже нет.

И тут их полуинтимный разговор неожиданно прервали.

— Собираешься принять участие в аукционе, Трей, дорогуша? — игриво промурлыкала невесть откуда взявшаяся роскошная брюнетка, подсаживаясь на подлокотник кресла и прижимаясь к Трею.

— Боже, конечно, нет, — ответил он и полностью осушил стакан из тяжелого стекла.

— А я думала, тебе нравится желтая кожа, — брюнетка с темными глазами сказала это с придыханием, в котором слышалось пренебрежение.

Трей рассмеялся и взглянул на женщину, сидевшую рядом. Глаза у него заблестели. Поставив пустой стакан и сделав знак, чтобы принесли другую бутылку, он с ухмылкой произнес:

— Поищи себе другого собеседника на тему цвета кожи, Фло.

Трей Брэддок-Блэк гордился своим индейским происхождением. Ему всегда доставляло удовольствие напоминать людям, высокомерно рассуждающим о расовой чистоте, о том, кто он.

— Я сын Хэзэрда Блэка, — говаривал Трей. — Мы издавна владели Монтаной.

Черт побери, если бы это было не так! Червонное золото из копей деда, новый медный рудник, запасов хватит на двадцать поколений, богатство матери, власть Хэзэрда Блэка, собственная индейская армия, которую Трей называл семьей, — все это придавало уверенности молодому человеку, прекрасно понимавшему, что эта империя в один прекрасный день станет его.

Гостиная постепенно заполнялась посетителями. Звучала легкая ненавязчивая музыка, пахло дорогими сигарами и духами. В заведении Лили бывали только богатые мужчины, ищущие удовольствия. Это было уютное место, обставленное красивой мебелью в стиле рококо, украшенное тепличными букетами роз. Конечно, вряд ли оно походило на Трианон мадам Помпадур, но для продуваемых ветром прерий Монтаны спортивный клуб Лили имел совсем не меньшее значение.

Держа в руке только что наполненный стакан, Трей удобно расположился в уютном кресле, всем своим видом напоминая сказочного принца. Хотя он был полукровкой, но от отца унаследовал классическую красоту индейских предков: прямой нос, отличающийся строгой линией; прекрасно сложенную широкоплечую мускулистую фигуру, заставившую бы любого скульптора умереть от зависти; тяжелые густые брови и глубокие глазницы, из которых смотрели глаза своеобразного серебристого цвета. В небрежно развалившемся теле безошибочно угадывалась необычайная сила, характерная для его предков.

Этот баловень судьбы, слишком красивый, наверное, не во благо себе, стал украшением общества и желанным призом для девушек, едва достигнув юношеского возраста. Трей вел себя дерзко, перебывал во многих спальнях, при этом ухитряясь нравиться даже отцам юных дебютанток. Он дразнил их дочерей ложными надеждами, но само его беззаботное обаяние оставляло их полными страстного желания. Матери дебютанток считали Трея весьма подходящей партией. Миллионеры были всегда популярны как зятья.

И все же гостиную Лили Трей предпочитал флирту с девушками из общества. С его открытым взглядом, дерзким обаянием, умением нравиться женщине в постели и выносливостью он был желанным гостем всего маленького Трианона прерий Монтаны.


— Черт возьми, Лили! — воскликнул, с трудом выговаривая слова, хорошо одетый мужчина средних лет, один из богатых скотоводов. — Ты сказала, что распродажа начнется в семь. Черт меня побери, если уже не полчаса прошло с этого времени.

— Остынь, Джесс, — спокойно ответила Лили.

Она повернулась, и бриллианты в ее ушах стали разбрасывать в разные стороны сверкающие лучики, отражая свет большой круглой лампы, прикрытой цветным абажуром. Она коснулась рукой корсажа своего платья от Борта и добавила.

— Чу немного запаздывает. Он все покажет. Кроме того, Джесс, дорогуша, не забывай, что это только услуга, которую я предоставляю клиентам. Лично я не участвую в деле и не контролирую расписание.

Лили соглашалась проводить распродажу только в ответ на настоятельные просьбы покупателей. Это событие было освящено тысячелетними традициями, приносило выгоду и позволяло пристроить нежеланных дочерей.[2]

Трей слышал раньше о распродажах, но никогда не присутствовал на них. Он искренне не понимал, как можно покупать человеческое существо, и поэтому не посещал аукционы.

Глава 2

Десятью минутами позже филенчатые двойные двери открылись, и Трей, заинтересованный не более чем обычно, повернул голову. Он увидел двух молодых женщин, вошедших в комнату Они были невысокого роста, хрупкие, одетые в яркие стеганые шелковые кофты и черные шелковые брюки. Глаза у них были потуплены, и они выглядели покорившимися судьбе.

Трей невольно напрягся, хотя алкоголь расслабил его и смягчил восприятие окружающего. Он пожал плечами, пытаясь убедить себя в том, что для несчастных восточных женщин жизнь на роскошном ранчо Джесса Олвина или в особняке Стюарта Лэнгли будет лучше, чем прозябание в Китайской аллее.

Но когда торг закончился и деньги были уплачены, он внезапно освободился от объятий Фло, поднялся с кресла и негромко бросил:

— Вернусь через минуту.

Обогнув стол, он кивком поздоровался с двумя мужчинами возраста своего отца и направился в примыкающий к гостиной холл.

Стоило Трею подняться, как оба его компаньона поднялись и напряженно стали за ним следить. Увидев, как он остановился перед кованой решеткой, огораживающей окно, они быстро осмотрели пустой холл и, убедившись, что он в безопасности, вернулись к своим девушкам. Мужчины, сопровождающие Трея, были его телохранителями.

Сын Хэзэрда Блэка наследовал не только его империю, но и его врагов. Немало могущественных людей завидовали богатству Хэзэрда и его влиянию в штате Монтана и не оставляли своим вниманием его наследника. Они не остановились бы ни перед чем, представься им удобный случай.

К службе телохранителей отношение было разное. «Глупости», — обычно жаловался Трей. «Всего лишь практичность», — считал его отец. «Необходимость», — думала его мать. В ее памяти слишком свежи были четыре маленькие могилы на семейном кладбище. Трей был ее единственным выжившим ребенком, и она защищала его, как только мать может защищать свое чадо.

Стоя около большого окна и наблюдая, как падает снег, Трей прислушивался к рассуждениям Чу, Олвина и Лэнгли о совершенной сделке. Когда они закончили разговор, он оторвался от созерцания разбушевавшейся природы и вернулся в гостиную.

Как только Трей вошел, он сразу же увидел ее. Девушка говорила короткими, отрывистыми фразами с легким акцентом. И он вовсе не был китайским.

— Я хочу, чтобы все было ясно. Сделка действительна только три недели.

Стоя в арке, разделявшей комнаты, Трей поймал затравленный взгляд девушки, которым она окинула заполненную комнату. На мгновение их глаза встретились.

Ее стройную фигуру не портила мужская одежда. На ней были шерстяные брюки и линялая фланелевая рубашка, на ногах — заношенные башмаки. Густые волосы цвета дубленой кожи рассыпались по плечам, а глаза, как он успел заметить, были весеннего зеленого цвета. От долгого пребывания под солнцем кожа девушки приобрела бронзовый оттенок, что очень шло к прямой осанке, гордо вскинутой голове и прекрасно очерченному овалу лица.

Выглядела она очень юно, несмотря на, совсем, не детскую фигуру, которую не могла скрыть и мужская одежда.

— Разве не понятно? — добавила девушка, гордо подняв подбородок, стоя среди богато одетых мужчин в роскошно обставленной комнате.

Словно вспышка прошла от ее слов по комнате. Она не понимала, что три недели, на которых она настаивала, значительно облегчат торг. До сих пор здесь не продавались белые женщины. Это казалось неэтичным даже в том разношерстном обществе, где приличной считалась любая удачно совершенная сделка. Но то, что пользоваться купленной красивой девушкой можно было только в течение трех недель, снимало угрызения совести.

Кузен Блю подошел к Трею, стоявшему в дверном проеме.

— Что ты думаешь об этом? — спросил он, приподняв немного подбородок в ее сторону.

— Очень хороша, — ответил Трей по-индейски, не спуская светлых глаз с девушки.

— Но это неслыханно.

— Но, видимо, чертовски выгодно, — сказал Трей, оглядев окружающие его алчные лица.


Она стояла в этом роскошном борделе, притягивая как магнит ищущие мужские взгляды, и сердце у нее бешено колотилось. После того как умерли родители, средств хватило только на полгода, а ей нужно было кормить младших братьев и сестер. Три дня тому назад она оставила им столько еды, чтобы они смогли продержаться месяц, и пообещала вернуться с деньгами и припасами. Самая старшая, она взвалила весь груз ответственности на себя, рассудив, что раз обстоятельства сложились таким образом, то она должна поехать в Елену и продать единственное, что у нее оставалось, — себя.

Поэтому она оказалась здесь, надеясь, что получит достаточно денег, чтобы братья и сестры продержались до летнего урожая. Она сжала дрожавшие пальцы в безнадежной попытке скрыть охвативший ее страх и взмолилась: «Боже, пусть они захотят меня!»

Джесс Олвин, бывший этим вечером в игривом настроении, начал торг с пяти тысяч долларов, что вдвое превышало цену, которую он заплатил бы за китаянку.

Глаза девушки на мгновение расширились, когда на вступила на возвышение в центре комнаты, но она быстро взяла себя в руки, так что Трей подумал, уж не почудилось ли ему это почти незаметное движение.

Предложения шли с увеличением в тысячу долларов до тех пор, пока Джесс Олвин и Джейк Пол-трейн не остались одни. Наконец Джесс вышел из игры, и тишина настала в тот момент, когда Полтрейн остался один. Это была тревожная тишина, так как все слышали об отвратительном обращении Джейка с женщинами. Ходили упорные слухи, что алкоголь и опиум сделали его импотентом, от чего его лечила только жестокость.

Чу напряженно всматривался в присутствующих.

— Двадцать пять тысяч, джентльмены! Раз! — Ищущий взгляд обежал комнату. — Два!

Уже слово «продано» было готово сорваться с его губ, а Джейк Полтрейн сделал шаг вперед, когда Трей внезапно оторвался от дверного проема, разделяющего две комнаты, и сказал:

— Пятьдесят тысяч.

Присутствующие застыли, словно пораженные громом, испытывая в то же время облегчение, а через мгновение повернулись, с восхищением глядя на бесстрашного сына Хэзэрда Блэка. Трей имел репутацию экстравагантного человека, но то, что произошло, выходило далеко за рамки простого мотовства.

Красивый и элегантный, он стоял в свободной, ненапряженной позе, спокойно ожидая. Те, кто знали его с детства, безошибочно узнали в нем отцовскую породу. Та же приятная полуулыбка и надменность.

— Предложено пятьдесят тысяч долларов. — На загадочном лице Чу появилась тень улыбки. — Желаете ли вы продолжать торг, мистер Полтрейн?

Лицо Джека Полтрейна приобрело багрово-синюшный цвет, он повернулся к Трею, и если бы взглядом можно было убивать, то единственному сыну Хэзэрда следовало позаботиться о приобретении гроба. Такой испепеляющей ненавистью был наполнен взгляд этого толстого неуклюжего человека. Эта ненависть, конечно, подпитывалась еще и несколькими безуспешными попытками получить права на землю индейцев. Он никогда не мог победить Хэзэрда.

При виде этой дуэли в комнате воцарилась тишина.

Полтрейн удерживал себя величайшими усилиями воли, но его напряжение было заметно по оскалу рта и раздувавшимся ноздрям. Намерения состязаться с Треем у него не было. Он прекрасно понимал, что сын Хэзэрда мог перебить цену у любого банкира. Джейк пожал бычьими плечами, на мгновение задержал дыхание потом резко выдохнул и злобно ответил:

— Нет.

— Очень хорошо, — Чу продолжил с таким видом, как будто продать женщину за пятьдесят тысяч долларов было самым обычным для него делом. — Девушка ваша, мистер Брэддок-Блэк.

Теперь, когда Джейк Полтрейн вышел из игры, тревожное состояние присутствующих рассеялось. Никому не хотелось, чтобы девушка оказалась в его руках, но двадцать пять тысяч долларов были слишком большой платой за христианское милосердие. Что касается юного отпрыска Хэзэрда Блэка, то для него и пятьдесят тысяч долларов не составляли большой суммы. Его мать получила двадцать два миллиона долларов в приданое, которые после финансового кризиса стоили теперь много больше. А к ним добавлялись золотые и медные рудники отца, скот и породистые лошади, разведением которых он занимался. В общем, финансисты Хэзэрда и глазом не моргнут, когда Трей выпишет чек.

Теперь все присутствующие переключились на то, что это за штучку получил Трей за пятьдесят тысяч долларов.

— Посмотрим, как вы будете выглядеть, Трей, недели через три, — шутливо произнес Джадж Ренквист.

— Если будете нуждаться в помощи, дайте мне знать, — добавил другой пожилой человек.

— Сынок, помни, что иногда нужно спать, иначе ты просто не выдержишь, — съехидничал третий.

— Она слишком худа.

— Больше похожа на ангела, — подчеркнул Джесс Олвин, и большинство присутствующих в душе с ним согласились.

Трей торговался с Джейком Полтрейном, не обдумывая заранее свои действия: осознанного желания сделать своей подругой девушку с волосами цвета дубленой кожи у него не было. Его поступок был импульсивным, вызванным то ли желанием проявить милосердие, то ли состраданием, а может быть, местью старому врагу. Но теперь, поджидая ее, и слушая колоритные мужские комментарии, Трей почувствовал, что образ стройно девушки начал захватывать его. Ее густые волосы были длинные и шелковистые. Достаточно длинные, подумал он, испытывая приятное тепло, чтобы закрывать груди. Опытна ли она, или, точнее, насколько опытна? Ведь девушка, продававшаяся у Лили, не может быть совсем неопытной. Трей увидел ее маленькие руки, вновь сжавшиеся в кулаки, и подумал, что она не похожа на восточных женщин с их покорностью судьбе. Он решительно оборвал игривое остроумие присутствующих, его низкий голос закончил обсуждение:

— Благодарю вас, джентльмены. — И добавил с улыбкой: — Думаю, что управлюсь без вашей помощи.

Трей посмотрел на девушку и натолкнулся на гневный взгляд зеленых глаз.

— Может быть… — добавил он негромко, его светлые серебристые глаза буквально излучали удовлетворение. Привыкший к успеху в многочисленных спальнях, Трей Брэддок-Блэк никогда серьезно не сомневался в своей способности очаровывать женщин. Даже если они одеты в мужскую одежду.

Чу коснулся рукой девушки с прекрасными волосами и чуть подтолкнул ее по направлению к Трею. Как только они подошли, Чу спросил:

— Не пойти ли нам в холл и все уладить?

— Согласен, — ответил Трей, улыбнулся быстрой мальчишеской улыбкой, вызванной победой над Полтрейном, своей обычной жизнерадостностью и внезапным очарованием молодой женщины, которая была совсем рядом. Очень близко, подсказывала ему подогретая бренди кровь.

Как только они присели за маленький столик, Чу заговорил первым.

— Это не обычная для меня продажа. Она попросила меня быть ее агентом. Мои комиссионные составляют двадцать пять процентов. Остальные деньги — ее.

Трей взял ручку и выписал чек на имя Чу, в то время как девушка наблюдала за ним. Это была ее первая возможность видеть Трея Брэддок-Блэка лично. Он слишком красив — было ее первое впечатление. Потрясающе прекрасен вблизи, с мерцающими серебристыми глазами, которые, казалось, живут собственной жизнью, неугомонной и живой. Как окна в закрытый рай. Его длинные, как у женщины, ресницы на мгновение дрогнули, когда он поймал ее внимательный взгляд. Трей улыбнулся, и тепло его улыбки согрело ее.

Не только красивый, но и умеющий очаровывать. Жизнь, вероятно, была добра к нему, подумала она, поспешно отводя взгляд. Следовало бы улыбнуться ему в ответ, пришло ей в голову, но вечер был слишком эмоционально напряженным для нее, поэтому она плохо управляла собой. Этот вечер был для нее словно Армагеддон. Но, в конце концов, он мог стать для ее семьи началом будущего.

Когда девушка резко отвела взгляд от лица Трея, ее глаза невольно задержались на прекрасном полотне его рубашки. Это была изысканная ткань теплого розового цвета. У нее было платье из такой ткани много лет тому назад во Франции. Кажется, это был другой мир — ее жизнь перед тем, как умерла бабушка, и настали трудные времена. Усилием воли она стряхнула меланхолию, напомнив себе, что только будущее существенно. Теперь имели значение только последующие три недели и та огромная сумма денег, которую она должна была привезти с собой.

Чу вежливо откланялся и ушел, а девушка, посмотрев ему вслед, чуть пожала плечами. Пока шли переговоры, она не произнесла ни слова, только внимательно разглядывала Трея огромными зелеными глазами. Хотелось бы знать, какие мысли скрываются за ними, подумал Трей. После того как он распрощался с Чу, она внезапно сказала:

— Я хочу получить мои деньги золотом.

Это его несколько ошеломило. Слишком большое количество бренди плюс столь внезапное требование в этот поздний вечер, когда банки закрыты… Конечно, набрать золотом 37 500 долларов в этот час ему не удастся.

— Послушай, дорогая… — начал он, обращаясь к ней в первый раз с тех пор, как они вошли в холл.

— Я вам не дорогая, — тон у нее был жесткий, ее зеленые глаза смотрели вызывающе.

Темные брови Трея приподнялись, глаза расширились, и прошло несколько секунд, в течение которых он удерживал себя от замечания, что за пятьдесят тысяч долларов он может называть ее так, как ему вздумается.

— Извините меня, — вместо этого сказал он, мягко улыбнувшись, и посмотрел на ее решительно вздернутый подбородок. — Но у вас ведь есть, наверное, имя? — спросил он самым дружелюбным тоном.

Его светлый взгляд скользнул вниз к тому дразнящему месту, где фланелевая рубашка прикрывала ее грудь.

— Конечно? — по-прежнему непримиримо заявила она.

Он подождал, ожидая продолжения, и посмотрел ей прямо в глаза. Кажется, эта женщина не будет пресной в постели. Скорее, она будет напоминать в любовной игре дикую кошку, небрежно заключил он. И желание побыстрее узнать дальнейшее поднялось в нем.

Ни одна женщина в его обширном и бурном прошлом не могла устоять перед ним. Так как заниматься любовью для Трея было приятным делом вне зависимости от обстоятельств, его интерес был возбужден этой крошкой, за которую он выложил кругленькую сумму, крошкой, теперь спорившей с ним, проявлявшей независимость. Он оценил ее уверенность в себе, достаточную, чтобы предложить себя на продажу без обычных женских ловушек в виде шелковых платьев, лент и кокетливых ужимок.

Молчание затянулось. Она внимательно посмотрела на человека, заплатившего за три недели ее времени целое состояние, и неохотно ответила.

— Импрес[3] Джордан.

Маленькая красавица была полна неожиданностей. Она назвала свое имя так, как будто обладала титулом и королевством с рождения. Гальским королевством, как следовало из мягко произнесенного имени. Он спокойно оглядел ее мерцающими светлыми глазами.

— Ну, Импрес, — сказал Трей приветливо, — банки теперь закрыты, а у Лили нет такого количества золота на руках, но если вы возьмете банковский чек сейчас, то утром мы перейдем улицу и получим у Фергюсона золото. Подойдет?

Он откинулся на стуле, посмотрел на нее и добавил:

— Можете не беспокоиться, меня тут хорошо знают.

Даже живя со своей семьей в горах в уединенно деревне, Импрес слышала о Брэддок-Блэке. А кто в Монтане не слышал?! Она задумалась на мгновение разрываясь между настоятельной необходимость и недоверием. Затем, вздохнув, сказала:

— Очень хорошо. Я акцептую чек на позднее завтрашнего утра.

— Благодарю, дорогая, — ответил Трей с иронией, — за ваше чрезвычайное доверие.

В этот раз она не поправила его.

— Пожалуйста, — сказал он чуть позже, протягивая чек. Голос у него был многозначительный, его мозолистая, как у простого ковбоя, рука, из которой она взял чек, на секунду повисла в воздухе, как бы в размышлении, а потом опустилась на стол. Его темные брови немного поднялись. — Мы идем? — Он небрежно указал в сторону лестницы, идущей из коридора.

Трей заметил, что девушка сглотнула комок в горле, прежде чем неуверенно ответить:

— Да… конечно.

И торопливо засунула чек в карман рубашки.

Трей встал, обошел узкий стол и, когда она поднялась, отодвинул стул. Глянув на нее сверху, как показалось Импрес, с необычайной высоты, он предложил ей руку. Покачав головой, она отвернулась. Он тактично предложил:

— Возможно, вы хотите пойти вперед? Вторая дверь направо наверху. Я пошлю служанку, чтобы приготовила ванну.

— Ванну? — спросила Импрес тихо. Она чувствовала скрытую силу, которая исходила от этого человека, подчиняющего ее без единого к ней прикосновения.

— И платье, — добавил Трей. — Я неравнодушен к одежде.

Импрес напряглась на момент, готовая возмутиться намеком на ее мужскую потрепанную одежду, но потом подумала, что на это не стоит обращать внимания. Мысль о том, как прекрасно будет жить ее семья на тридцать семь с половиной тысяч долларов, удержала ее от слов. И, в конце концов, ее кровь такая же голубая, как у него.

— Вы долго пробудете здесь?

— Нет, — ответил он, — я не заставлю вас ждать.

Вернувшись в гостиную, Трей посовещался с Лили, которая сразу же послала служанку наверх. Затем он благосклонно выслушал мужское поддразнивание. Не обращая внимания на наполненный черной ненавистью взгляд пьяного Джейка Полтрейна, он выпил с кузенами полбутылки, потом извинился и поднялся по лестнице.

Глава 3

Трей постучался, открыл дверь и вошел с той небрежной грацией, которая парадоксальным образом одновременно подчеркивала его привлекательность и властность.

В этот момент Импрес вышла из ванны и взяла из рук служанки большое белое полотенце. Играющий свет камина золотил ее стройное тело и искрился на шелковистых длинных волосах. У Трея перехватило дыхание. Белое полотенце подчеркивало все пьянящие изгибы и атласную кожу тонкой полногрудой фигуры, напоминающей золотую Венеру. Обогащенный немалым опытом, Трей считал, что обнаженное женское тело не таит для него сюрпризов, но сейчас он был просто поражен совершенством, которое скрывала раньше непритязательная, мужская одежда.

Кивком головы он отослал служанку. Его взгляд был прикован к изумительной красоте стоявшей перед ним обнаженной девушки, весь облик которой выражал необычайную чистоту. Возможно, это объяснялось обстановкой, потому что трудно было ожидать утонченную непорочность в публичном доме. А может быть, виноват запах сирени, который исходил от ее влажного тела. От сцены в комнате, за окном которой бушевала зимняя вьюга, веяло весной, а девушка напомнила Трею ребенка. Он не мог понять, почему она вызвала такую ассоциацию, так как ее тело никак не было детским. Оно было очень женственным и манило своим многообразием, подобно блюдам на экстравагантных ужинах у Лили, когда подавалось до двадцати перемен. Наконец он решил, что во всем виноваты ее глаза — они были испуганны и широко раскрыты. Поэтому Трей сказал не раздумывая:

— Не бойтесь, я не похож на Джейка Полтрейна.

Эти загадочные слова не успокоили Импрес, как он мгновенно понял, посмотрев на ее трясущиеся руки. Но подбородок у нее был гордо поднят, так же, как недавно на лестнице, выдавая отважный нрав. Словно внутренний голос настойчиво призывал ее не поддаваться страху.

— Я не причиню вам вреда, — очень мягко произнес Трей. — Вы в полной безопасности.

Страх все же был преодолен, и она, взяв полотенце, подошла к огню и спокойно сказала:

— Это зависит от того, как понимать это слово, мистер Брэддок-Блэк. Но, конечно, здесь тепло и чисто.

И, накинув полотенце на голову, она стала вытирать мокрые волосы.

Тремя быстрыми шагами Трей преодолел расстояние, разделявшее их, выдернул полотенце, отбросил его в сторону и сказал уравновешенным тоном, показавшим, что он полностью владеет собой:

— Я имею в виду, что не причиню вам вреда.

Стоя перед ним нагая, Импрес высоко подняла голову для того, чтобы ее изумрудные глаза могли встретиться с его глазами, и произнесла с византийской интонацией:

— Что вы собираетесь делать со мной, мистер Брэддок-Блэк?

— Просто Трей, — ответил он, не замечая своего приказного тона.

— Что вы собираетесь делать со мной, Трей? — переспросила она, выполняя приказ. В ее словах прозвучало что-то большее, чем дерзкий намек.

Он ответил с легкой улыбкой на дерзость, которую позволила себе его собственность:

— Только то, что вы сами предпочитаете, Импрес, дорогая.

Полностью одетый, смуглый, он возвышался над ней, напоминая Люцифера. Она осознавала его власть и силу, само его присутствие словно покоряло ее.

— Вы сами будете задавать тон, мое сердечко, — сказал Трей, ободряюще коснувшись подушечкой пальца ее плеча. — Но не спешите, — продолжал он, признавая тем самым свое возбуждение, и погладил шею Импрес теплой ладонью. Голос Трея внезапно опустился на октаву. — Впереди у нас три недели…

В первый раз в своей жизни он с нетерпением ожидал трех недель, которые проведет с женщиной. Это был повелительный зов первобытной природы, и, хотя его интеллект сопротивлялся необъяснимому порыву, его плоть, кровь и нервы с готовностью подчинялись этому зову.

Наклонив голову, Трей нежно поцеловал ее, слегка коснувшись губами, внезапно его язык скользнул между губ девушки, испытывая ее. И в этот миг где-то глубоко в ней зажегся огонь.

Импрес невольно отпрянула назад, но, как она поняла по взгляду, огонь обжег и его. Дыхание Трея стало прерывистым, рука, оказавшаяся на ее затылке, напряглась, властно привлекая девушку к себе, в то время как другая гладила ей спину, вызывая в ней тепло. И когда он поцеловал второй раз, более требовательно, она почувствовала его напрягшуюся плоть. Импрес не имела опыта в отношениях между мужчиной и женщиной, но видела, как это делали животные, и в первый раз почувствовала на себе мягкое тепло.

В этот странный, блаженный, как бы вырванный из естественного хода времени миг она почувствовала себя очень взрослой, словно природа открыла ей свою тайну. Неужели любить мужчину означает испытывать такое волнение? — подумала она. Это было так странно по сравнению с тем, что рассказывала ей мать. Импрес испытала потрясающее чувство открытия, как будто узнала тот основной принцип, на котором держалось человечество. Но затем ее мимолетное размышление внезапно прервалось, губы раскрылись, и язык Трея, бархатистый и горячий, глубоко проник между губ и, коснувшись ее языка, стал нежно лизать его. Она почувствовала свежий запах бренди и пошатнулась, словно новорожденный ягненок, нетвердо стоящий на ногах, а когда ее язык сделал невольное ответное движение, она услышала его приглушенный стон.

Прижавшись к ней, Трей стал покачиваться, и его напряженная плоть плотнее прижалась к ее трепещущему упругому телу. Пламя распространялось по всем уголкам ее чрева, пока она ощущала сильные пульсирующие биения у своего живота. Его рука, лежащая на талии, крепко прижимала ее, пока они целовались, и Импрес чувствовала, как огонь жжет ее нервы, создавая предвкушение новых открытий. Соски у нее напряглись, и она чувствовала странное удовольствие, ощущая тонкое полотно его рубашки; расслабляющее тепло охватило ее, и она стала чуть покачиваться, прижавшись к сильному мужскому телу, словно инстинктивно знала, как освободиться от этого колдовства. Секундой позже ее руки, которые свободно висели, поднялись и, словно давая обещание, опустились на его плечи.

От ее простодушной наивности кровь у Трея закипела. Вначале попытка отпора, потом бесхитростный отклик были куда более возбуждающи, чем порочные ласки искушенных любовниц. Что-то вроде спектакля, такого же искусного, как сцена на лестнице, где она представилась в скрывающей ее фигуру мужской одежде.

Хитроумие, артистизм, отговорки, притворство, нежное тело, покорное в его объятиях, маленькие призывающие руки на его плечах сделали Трея нетерпеливым.

— Я думаю, дорогая Импрес, — прошептал он, дыша ей в лицо, — ты будешь задавать тон в следующий раз.

Он быстро наклонился, поднял ее на руки и перенес на постель. Опустив Импрес на розовое бархатное покрывало, Трей быстро выпрямился и посмотрел на нее. Загадочная, как Цирцея, она не отрывала взгляда от его горящих глаз, видя в них неприкрытое желание. Импрес лежала, как золотистая жемчужина, на розовом бархате, и, когда она медленно подняла руки, призывая его, он потерял контроль над собой, забыв о своей обычной неторопливости, порой небрежности, в любовной игре.

Глубоко вздохнув, он шагнул к постели и опустился на нее, торопливо расстегивая трясущимися пальцами пуговицы на брюках. Его башмаки мяли дорогой бархат, но он не замечал этого; она негромко вскрикнула, когда тяжелая золотая пряжка ремня врезалась в ее нежную кожу, но он извиняясь, поцеловал ее, торопясь погрузиться в опьяняющее своей чувственностью тело мисс Джордан. С последней расстегнутой пуговицей были убраны все преграды. Его прикрытые шерстяной тканью ноги раздвинули ее бедра, и все, о чем он мог думать в этот момент, это о нестерпимом желании войти в нее. Он ринулся вперед, и Импрес негромко вскрикнула. Сходя с ума от желания, он толкнул себя дальше. И в это мгновение услышал крик.

— О Боже! — задыхаясь, прошептал он. — Ты не можешь быть девственницей! — Они перестали его волновать после того, как несколько лет тому назад переспал с одной из них. Господи, он был так безжалостен!

— Это не имеет значения, — ответила она быстро.

— «Не имеет значения», — повторил он.

Кровь стучала у него в висках, кончиках пальцев, подошвах ног, обутых в модные башмаки, а больше всего в мужском естестве, требуя продолжить таран, не останавливаться на волоске от того, куда он хотел больше всего на свете. Даже во рту он ощущал привкус крови. «Это не имеет значения», — мысленно повторил он. Она говорит, что это не имеет значения, и он вновь двинулся вперед.

Сдавленный крик прорвался сквозь ее губы, к которым он приник в поцелуе.

— О, черт! — Он глубоко вздохнул и приподнялся на локтях, смотря на нее с сомнением, длинные темные волосы, как черный шелк, прикрывали его лицо.

— Я больше не буду кричать, — прошептала она, голос у нее был почти спокойный, в то время как лицо кривилось от мучительной боли. — Пожалуйста… я хочу заработать деньги.

Это было так странно, так неожиданно и выходило за рамки его понимания. Ему не хотелось лишать ее девственности, заставляя плакать и кричать от страха и боли. Но, если ты не возьмешь ее, что будешь делать с собой? — подумал он. Все его дрожащее тело кричало в защиту этой банальной мысли. Она сама убеждала его овладеть ею.

— Проклятие, — пробормотал он раздраженно. Проблема требовала немедленного разрешения, а он не мог мыслить ясно, только чувствовал иступленное возбуждение, которое невозможно было выразить словами.

— Чтоб все провалилось, — вздохнул он, и в этот момент простая мысль пришла ему в голову, простая до того, что остановила его страсть. — Деньги останутся у тебя. Я не хочу… — он говорил очень быстро, чтобы не передумать, затем сделал паузу и улыбнулся. — Ты знаешь, я не трогаю девственниц, — добавил он уже ровным голосом.

Импрес не смогла бы пережить смерти своих родителей, бороться за выживание в дикой местности, если бы она не обладала твердостью духа. Собравшись с силами, она трясущимися губами, но решительно, заявила:

— Это не вопрос морали, только бизнес и моя ответственность. Я настаиваю.

Трей засмеялся с неожиданной теплотой.

— Я отказываю девушке, настаивающей на том, чтобы я лишил ее невинности. Наверное, я сумасшедший.

— В мире происходит много сумасшедших вещей, — ответила она тихо, сознавая всю сложность объяснения своего поведения.

— Сегодня, по крайней мере, — пробормотал он, — они случаются чаще, чем обычно.

Даже для пылкого молодого человека, известного своими любовными похождениями, принять предложенную девственность было слишком экстравагантным поступком. А может быть, слишком хлопотным для человека, который находил удовольствие и наслаждение в акте любви.

— Послушай, — сказал он, — я восхищен твоим мужеством, но не благодари меня. Мне это неинтересно. Деньги твои.

Он приподнялся над ней, лег на спину и закричал:

— Фло!

— Нет! — воскликнула Импрес и легла на него, прежде чем он успел набрать воздуха, чтобы позвать еще раз.

Она была в смятении от мысли, что утром, с ясной головой, проснувшись в объятиях Фло, он переменит свое решение. Пятьдесят тысяч долларов были огромной суммой, чтобы потерять их из-за каприза или из-за неуместных моральных принципов. Она должна убедить его остаться с ней, чтобы она могла заработать свои деньги или, по крайней мере, постараться их заработать.

Она лежала на его мускулистом теле и покрывала его лицо поцелуями. Это были стремительные девичьи поцелуи, Импрес почти не могла дышать. Затем во внезапном порыве смелости, вызванном необходимостью, ее язычок игриво скользнул от его прямого носа до ждущих губ. Когда язык коснулся верхней губы, Трей поднял руки, обнял ее обнаженные плечи и направил дразнящий кончик себе в рот. Он ласково и медленно лизал его до тех пор, пока нежные загорелые плечи под его руками не стали мелко дрожать.

Кровь в ней билась тугими напряженными толчками, и странное томление заставило Импрес обвить руками сильную шею Трея. Сердце Импрес колотилось так громко, что звук его биения напоминал ей индейский барабан, который доносился летом до их забытой Богом деревушки. Однако страх пересиливал томление. Он не должен уйти к Фло. Ее пальцы ерошили ему волосы, скользя в черном шелке.

— Пожалуйста, — прошептала она, надежда спасти свою семью терялась перед его пассивностью, — останься со мной.

— Это была простодушная мольба, основанная на том, что это, возможно, ее последний шанс. Ее губы скользнули по его уху, а руки Трея в ответ сжали ее крепче.

— Скажи, что все хорошо. Скажи, что я могу остаться, — шептала она торопливо.

Что ответить на эти пугливые подвижные, как ртуть, слова?! Почему она так настойчива?

И, как бы в ответ на его растерянность, она немного приподнялась и просунула бедро между его ногами. Это было чувственное инстинктивное движение. Она сразу же ощутила его напряженную плоть — теплую и даже горячую. Как ребенок, который сам осваивает мир, Импрес стала чуть двигать свою ногу.

Во рту у Трея стало сухо, и он понял, что вряд ли сможет удержать себя. Он застонал, думая, что не все в этом мире поддается объяснению. Его рука дрожала, когда он притянул ее рот к своему.

Секундой позже в дверь постучали, и Фло громко позвала Трея. Импрес закричала:

— Уходи отсюда!

А когда Фло еще раз позвала его, Трей громко ответил:

— Я спущусь позднее.

Трей был возбужден, но ни на что не решался, и Импрес стала обдумывать то немногое, что она знала о мужском желании, чтобы совершить то, до чего не могла дойти логическим путем. Будучи француженкой, она хорошо понимала, что в любви необходима настойчивость, но не знала, насколько нужно подогревать желание.

Однако Импрес уже знала, как он реагирует на прикосновение ее губ и языка, поэтому решила продолжить свой опыт. Она должна быть уверена, что получит деньги. И, если это спасет ее семью, девственность будет пустяковой ставкой в этой игре.

— Давай начнем опять, — прошептала Импрес.

— Нет, — сдавленно ответил он.

— Скажи мне, если я что-то делаю неправильно.

— Импрес, дорогая, — сказал Трей, с усилием пытаясь сдерживать себя, потому что ее бедро продолжало мерно двигаться, — ты делаешь все совершенно правильно.

— Ты должен научить меня.

Боже праведный! Как можно спокойнее Трей ответил:

— Это не обязательно.

— Лучше ты, — сказала она тихо, — чем Джейк Полтрейн — закончил он со вздохом. — Тогда это серьезно.

Она кивнула, и ее опаленные солнцем волосы скользнули по его груди. Его руки гладили атласную кожу на ее спине, и имя Джейка Полтрейна помогло ему принять решение.

— Ты сможешь остановить меня в любой момент, вплоть до самого последнего, — произнес он. Он не знал, как много ей известно о мужчинах.

— Я не хочу, чтобы ты останавливался. — Приглашение было страстным и заманчивым.

Трей затаил дыхание.

— В таком случае, котенок, мне лучше раздеться. Обучение, — прошептал он, — требует времени.

— Позволь мне сделать это самой. — Импрес улыбнулась ему, в глазах ее была благодарность.

Трей с удивлением поднял брови. Неужели он что-то неправильно понял?

— Я сама раздену тебя, — ответила она на его вопросительный взгляд.

Он заколебался на секунду, но новый весьма привлекательный опыт заинтересовал его.

— Я не причиню тебе вреда, — пообещала Импрес с лукавой улыбкой.

Он тряхнул головой и рассмеялся.

— О, — сказал он через секунду, его улыбка стала шире, — все, что происходит сегодня, ново для меня. А почему бы и нет?

Но Импрес не была ни робкой, ни неуклюжей, и с того момента, как она коснулась пряжки на ремне, Трей почувствовал большее удовольствие, чем ему приходилось испытывать прежде. Он немного повернулся, чтобы помочь ей расстегнуть ремень и чуть подождал в удивительном предвкушении. Почему ее прикосновение наполняло его ожиданием, заставляя замирать от желания? Неужели он возбужден из-за странной, заманчивой невинности, которая никогда не интересовала его прежде?

Она взялась за верхнюю пуговицу на его рубашке и медленно расстегнула ее. Пуговицы были сделаны из кости, тщательно отполированы, изображение какого-то зверя было вырезано на них, элегантные дорогие пуговицы. Импрес провела пальцем по пуговице. Горный лев? Пума? Слишком темно, чтобы точно определить.

— Черный кугуар.

Она не сразу осознала, что проговорила это вслух, пока Трей не произнес:

— Мой талисман.

Она подняла глаза, чтобы посмотреть ему в лицо.

— Они прекрасны, — сказала она, его мерцающие серебристые глаза жгли ее.

— Но превзойдены сегодня, дорогая, — прошептал Трей, не отрывая взгляда от прекрасного лица девушки.

Импрес покраснела от этого комплимента, желание буквально огнем бушевало в его глазах, и, занервничав, она расстегнула последнюю пуговицу. Успокоив дыхание, она напомнила себе, зачем она здесь, что приносится в жертву необходимости и что поставлено на карту, поэтому заставила себя унять девичий трепет. Мимолетное волнение ушло, она погладила рукой его широкие плечи и сказала:

— Ты очень сильный.

— А ты очень… — У него чуть не вырвалось «соблазнительная», но она и в самом деле была так опьяняюще желанна, что ему хотелось взять ее без промедления, и вместо этого он сказал: — Хорошо раздеваешь меня, — и улыбнулся лениво и обаятельно, отчего в его светлых глазах появились золотые искорки.

— У меня маленький брат, вот откуда большая практика, — сказала она откровенно, чуть улыбнулась и дразняще подняла красиво очерченные темные брови.

Простота объяснения на мгновение изумила его.

Казалось бы, это должно было уменьшить его чувственность, но упоминание о доме, семье и маленьких братьях, напротив, добавило эротическую привлекательность хрупкой красавице, которое поначалу показалось ему нарочито простодушным. При этом девушка не выглядела испуганной, вид у нее был, скорее, загадочный. Как будто замаскированная нимфа появилась снежным зимним вечером в Монтане, чтобы доставить ему удовольствие и открыть новые волнующие ощущения.

— У тебя есть братья? — спокойно спросила она, выдергивая рубашку из брюк.

— Нет.

— А сестры?

— Нет.

— А у меня двое, — сказала она.

Ему хотелось лишь вежливо ответить ей или, по крайней мере, сосредоточиться, чтобы сделать попытку переключить свой мозг, поглощенный удовольствием, получаемым от прикосновения рук, скользящих по его телу, но маленькая рука пробежала по его голому животу и погладила напряженную пульсирующую плоть, и он забыл, что хотел сказать…

— Тебе это нравится, не так ли? — прошептала Импрес, наблюдая, как Трей выгнул спину в ответной реакции, и слыша слабый стон удовольствия.

Он не мог бы сказать, когда он открыл глаза, дразнила ли его она или была искренней. Но Трей знал, что если не собирается причинить ей нравственную и физическую боль в том, что она считала предметом сделки, то ее необходимо подготовить, и как можно скорее.

— Мне нравится, — ответил он громко, широкая улыбка появилась на его лице. — Теперь, скажи-ка мне, Импрес, что нравится тебе.

Он провел рукой по мягким очертаниям ее грудей, поднялся выше и, притянув ее за затылок, наклонился к ней и поцеловал глубоким настойчивым горячим поцелуем, с удовлетворением отметив, как изменилось ее дыхание.

— Это всегда так хорошо? — прошептала Импрес, когда его губы оторвались. Ее мозг был наполнен блаженством.

— Будет лучше. — Он слегка улыбнулся. — Гарантирую.

Она взглянула на него, стоящего подле, полуодетого.

— Я могу конспектировать? — Лукавые искорки появились в глубине ее глаз.

— Конечно, — пробормотал он, самоуверенно улыбаясь. — А также кое-что другое…

Он привык, что женщины получают удовольствие. Он точно знал, что делать.

— Вы всегда так самоуверенны, мистер Брэддок-Блэк?

— Трей, — прошептал он, — И., в общем, да. — Его рука примостилась на ее бедре. Ему следует помнить, что спешить ни к чему, потому что она должна запомнить удовольствие, а не боль.

— Такой скромный. — Ее улыбка была поддразнивающей и легкой.

— Да, — сказал Трей опять со своей обезоруживающей улыбкой — Полагаю, мы прекрасная пара. Твоя скромность осталась прежней, не так ли?

Казалось, что нагота совсем не смущает ее, да и говорить о скромности после того, как она продавала себя пресыщенным богатым мужчинам, вряд ли представлялось возможным. Скорее, это было бесхитростное кокетство.

— Тебе хотелось бы, чтобы я была скромной? — спросила Импрес совершенно естественно, понимая, что она должна доставлять удовольствие. — Я не очень уверена, как надо действовать. Могу одеться и выключить свет.

Трей опять засмеялся, позабавленный ее идеей, что он может предпочитать секс в темноте.

— Урок первый, детка, — сказал он доброжелательно — Скромность должна быть изгнана из спальни.

— Прекрасно. Тогда я могу поцеловать тебя опять?

Какой юной она выглядела, когда произнесла эти слова. Его взгляд скользнул по фигуре девушки, сделавшей такое искреннее, обезоруживающее признание.

— Позволь мне снять башмаки и брюки, и ты сможешь делать все, что тебе нравится.

— Я не знаю, как делать что-то еще.

Трей присел на постель, наклонился и стал снимать башмаки. Он повернул к ней голову и улыбнулся.

— К утру — сказал он очень мягко, — ты будешь знать.

Трей начал целовать ее. Боже, его теплые губы несут небесное блаженство, думала она, по мере того как он касался ими мягких изгибов ее плеч, уголков рта, глаз, чувствительных мочек ушей Он целовал ее там, где холмики грудей плавно переходили в грудную клетку, и забирался дальше, под мышки. Он целовал ей пальцы и гладкие ступни ног, и, когда стал неторопливо подниматься выше, скользя всем своим сильным телом по ее стройным формам, она почувствовала, как будто ее уносит на розовом облаке, а тепла, затопившего ее изнутри, было достаточно, чтобы обогреть весь мир.

Трей вновь поцеловал ее в губы, осторожно опустившись на нее, и почувствовал жар, исходивший от Импрес.

— Я теплая, — прошептала она.

Он посмотрел на ее пылающие щеки и сказал:

— Очень хорошо.

Трей очень медленно продвигался в любовной игре, странным образом ощущая свою ответственность за то, чтобы она, отдавая девственность, получила наслаждение. Любовь для него всегда была игрой, приятной и легкой, в которую не был вовлечен его разум. В этой игре он использовал весь свой опыт и умение для того, чтобы получить удовольствие от последней стадии, самой изысканной. Но сегодня совсем другое довлело над его привычками. Больше, наверное, было ласки: он заботился о ее чувствах, отдавая дань ее мужеству и открытости. До некоторой степени это меняло весь привычный для него ритуал.

— У тебя… очень большой, — прошептала она, проведя рукой по его груди и животу, на секунду задержавшись на пугающем ее предмете. — Он сделает больно?

Глаза у него раскрылись, потому что он затруднялся ответить.

— Нет, — наконец ответил Трей, думая, что она может возненавидеть его позже за ложь. — Будет небольно.

— Я очень рада, что ты купил меня на аукционе, — сказала она, глядя ему прямо в глаза. — Действительно рада.

Она подняла голову, чтобы поцеловать его, потому что не хотела покидать несущие ее облака.

— Я хотел тебя больше, чем кто-либо еще, — пробормотал Трей, неожиданно поняв, что это было правдой.

Не нужно было быть Джейком Полтрейном, чтобы хотеть ее. Любой из тех внизу думал так же. Как у индейца из племени Абсароки, обладающего собственным восприятием окружающего и особой жизненной силой, там, в гостиной, его чувства ярко проявились на его красивом лице, и он догадался, что она прочитала Их, оценив, как сильно подействовала на него ее мужская одежда, и поняла, что он должен выбрать ее.

— Я хочу тебя. Я правильно сказала? — спросила она взволнованным низким грудным голосом. — Ты очень славный. Меня уносит на стремительном опьяняющем розовом облаке, — прошептала она, обвивая его руками.

— Подвинься, Импрес, дорогая, — прошептал Трей, касаясь губами ее приоткрытого рта. — Я хочу быть вместе с тобой на этом облаке.

Разгоряченная от страстного желания, пахнущая сиренью, она сама была для него этим облаком, лежащим под ним. Она выгнула спину, стремясь коснуться его твердого жала, а он оперся на локти, чтобы они приняли на себя тяжесть его тела. Ее твердые соски прижались к напряженным мускулам его груди, и она стала нежно гладить руками его спину. Словно огонь зажегся в нем, раздуваемый каждым новым поцелуем и новой лаской.

Прошло столько времени с тех пор, как Трей увидел ее, выходящей из ванны, и впервые поцеловал ее. Было столько задержек и остановок. Он уже не мог больше ждать, его вежливость и благие намерения остались позади. Она должна теперь принять его.

Он впился в ее губы, потеряв контроль над собой, и Импрес уступила бешеной атаке, глубоко вздохнув, словно ждала его всю жизнь. Секундой позже ее руки обвились вокруг его плеч в ответном сумасшедшем порыве, бедра выгнулись, готовые принять его, она затрепетала, желание затопило ее с головы до ног. Она страстно хотела его, истомившаяся, разгоряченная, переполненная желанием.

Огонь был выпущен из-под контроля. Исчезли внезапно все причины, мешавшие им сплестись в объятиях. Они были словно сожженные страстью и чувственностью, столь сильными, что не оставалось обратной дороги. Трей погладил нежную кожу на ее бедрах и раздвинул их. Затем его пальцы коснулись влажного горячего входа в желанный рай и стали поглаживать его.

Импрес задохнулась, незнакомое до сих пор чувство, словно крепкое вино, вскружило ей голову.

— Еще, — прерывисто прошептала она, когда смогла хоть чуть-чуть вернуть ощущение реальности.

Он продолжил, и она подумала, что умирает.

— Скажи, можно умереть от счастья? — едва вымолвила Импрес, горячо дыша ему в плечо. — Откуда ты знаешь…

Но опытные пальцы Трея скользнули дальше, не давая ей говорить, и Импрес позабыла обо всем, экстаз вихрем налетел на нее.

— Ты прекрасна, — нежно сказал Трей, когда мир в сознании Импрес перестал вращаться в безумном восторге. — Там все влажно и горячо, — добавил он хрипло. — Я не могу больше ждать. Прими меня, дорогая.

Он оказался сам на том месте, где только что были его пальцы, и толчком вошел в нее. Он почувствовал, как она напряглась под ним, остановился и лежал, не двигаясь, ожидая, когда пройдет мгновенная боль от его вторжения и она расслабится. Он поглаживал ей бедра, словно хотел, чтобы тепло его пальцев поскорее изгнало неприятное ощущение. Через секунду он начал осторожно двигаться, пытаясь понять, не преодолена ли граница между болью и наслаждением. Он не торопился, его безумство прошло после того, как он оказался там, где хотел быть больше всего на свете, и поэтому продвигался вперед, готовый в любой момент отступить, шептал ласковые слова, ласкал до тех пор, пока не почувствовал ее встречного осторожного движения и не услышал, как она умоляюще прошептала:

— Дальше…

Он послушался, и она выгнула навстречу ему бедра и теснее прижала его к себе руками. Она тяжело дышала от охватившей ее страсти, а он, взволнованный от того, что она, приняв его полностью, лихорадочно содрогается под ним, почувствовал себя на краю пропасти и понял, что через секунду рухнет в нее. Его руки скользили по ее стройным бедрам, гладили шелковистую кожу на ее ягодицах. Почувствовав ее первые слабые конвульсии, он перестал сдерживать свое яростное желание, охватившее его с того момента, как он в первый раз увидел Импрес в гостиной у Лили. И она прильнула к нему, когда колдовские волны понесли ее на себе. И выкрикнула его имя, глубоко впившись ногтями в его плечи.

Прошло достаточно много времени, а он совершенно не чувствовал себя опустошенным. Трей лежал на ней, охваченный неутолимой страстью, желание вновь опаляло его. Две недели, шесть дней, двадцать три часа, подумал он и наклонился, чтобы поцеловать ее в мягкие теплые губы, зная, что он будет изнурять и себя и ее и чувствовать каждый раз острый, нежный, горячий, пронзительный, мерцающий вкус любви все три недели.

Он не думал о том, что это чувство совершенно новое в его жизни, и просто ждал с нетерпением предстоящее наслаждение. Он нашел себе подругу — пусть даже на короткое время — и теперь всеми фибрами своей души, влекомой первобытным инстинктом, хотел ее опять.

После третьего раза совершенно опустошенная, Импрес сказала:

— Остановись.

Потрясенная, она провела рукой по его лицу и отбросила влажные черные волосы со лба. Трей остановился и взглянул на нее так, как будто она была инопланетянкой. Он смотрел на нее совсем другими глазами: она была вновь сосредоточенна, красива, на щеках играл румянец. Слегка улыбнувшись, она произнесла:

— Тебе не следует отрабатывать пятьдесят тысяч долларов за один вечер. — Взгляд в нее был теплый и дружеский.

— Ты совсем другая, — сказал Трей, не отвечая на ее слова и пытаясь понять, в чем заключается ее очарование, которое он буквально ощущал кожей. Чувства его в этот момент были непривычно обострены.

Импрес не сказала ему, что чувствует себя другой, потому что ее внутренний мир свернулся как бы в куколку, потерял свою определенность. Но она чувствовала, что случившееся с ней имеет огромную внутреннюю важность. Она не могла словами точно выразить, что с ней произошло, но она знала, что эта ночь навсегда разделит ее жизнь на «до» и «после». Это было так странно, словно она проснулась от спячки и у нее появилась особая новая власть, как будто она познала секрет природы, который до этого существовал за границами ее девичьей жизни.

— Продолжим завтра, — сказала она, обрадованная внезапным открытием этой власти, и погладила волнистые черные волосы Трея.

Он улыбнулся.

— Извини, ты права. Черт бы побрал мой эгоизм. — Он прикоснулся губами к ее прямому носу, приподнялся, перевернулся и лег на спину.

— Не стоит извиняться, — ответила Импрес, поворачиваясь на бок и опершись на локоть.

Он прекрасен, подумала она, глядя на лежащего совершенно спокойно и расслабленно Трея. Она оглядела его всего — от красивого лица, широких плеч, развитого торса до бедер и длинных мускулистых икр.

— Дело не в том, — ответил он с усмешкой. Глаза его смотрели открыто, спокойно, он чуть улыбался. И, закинув руки за голову, серьезно добавил: — Ты просто сама не знаешь, как невероятна.

— Спасибо. Хотя, конечно, я не знаю… у меня слишком мало знаний, мистер…

— Трей…

— Наверное, стоит поблагодарить тебя, Трей. Думаю, женщины любят тебя.

Импрес была достаточно понятливой, чтобы осознать, что далеко не все мужчины так умелы и нежны. Даже не имея опыта, она понимала, что было чудом попасть в руки мужчине, в котором удивительным образом сочетались сила и нежность.

— Полагаю, что да. — Сказанное прозвучало очень скромно для человека, которого считали обладающим потрясающим обаянием и умением покорять женщин. После этого Трей поднялся и сел на постели:

— Ты часто это делаешь?

Вопрос Импрес застал его врасплох. Что можно ответить этой только что потерявшей невинность девушке или вообще кому-нибудь, задающему такой прямой вопрос? Как вежливо сказать: «Я не знаю, что ты понимаешь под словом „часто». Часто у тебя то же самое, что у меня?» Вероятно, это такой вопрос, на который джентльмен никогда не отвечает, решил он, вспомнив советы, которые очень давно давал отец по поводу скромности и вежливости.

— Я был бы счастлив делать это так часто, как тебе хочется. — Он улыбнулся. — Мы пошлем вниз за едой, если я начну уставать.

— Я нравлюсь тебе, — сказала она, удовлетворенно улыбаясь.

Он коснулся ее рукой и сказал:

— Ты умна, раз заметила это.

Взгляд, которым Импрес его наградила, был новым, немного кокетливым и вместе с тем обожающим.

Он погладил ее руку жестом безыскусной интимности, словно они были старыми друзьями.

— Ты устала? — спросил Трей заботливо, а также для того, чтобы сменить предмет беседы, связанной с его амурными похождениями.

— Нет, не совсем. Хотя мы немного отдохнем? — деловито спросила она, словно договариваясь о коротком перерыве в выполнении своих обязанностей.

Трей вновь опустился на подушку, по-прежнему удерживая ее руку:

— Расскажи мне о себе.

— Вначале ты расскажи о себе, — мягко парировала Импрес. Ей не хотелось раскрывать себя, потому что так будет легче вычеркнуть эти три недели из будущей жизни.

Поняв ее нежелание обсуждать детали своей жизни, он вежливо уступил просьбе, хотя ее слабый французский акцент интриговал его. Они лежали бок о бок, их руки переплелись, и Трей уже начал рассказывать об индейском племени Абсароки и о клане его отца, когда раздался настойчивый стук в дверь. Низкий мужскей голос спросил:

— Ты в приличном виде? — Голос Трея ответил весело:

— Нет, но входи.

Импрес укрылась одеялом, когда вошел Блю.

— Она пуглива, — с улыбкой сказал Трей.

— Действительно, — промолвил Блю насмешливо, думая, что если бы она была пуглива, то не лежала бы голая под одеялом. Прислонившись к двери, он сказал:

— Там внизу, у Полтрейна, идет серьезный разговор. Может, конечно, он слишком много выпил, но ты ведь знаешь, что он думает о тебе и нашей семье. Если хочешь, Фокс и я подежурим у твоей двери сегодня. Он просто с ума сошел от злости, когда ты перебил его цену, и говорит, что непременно посчитается с тобой.

— Не беспокойся, — спокойно произнес Трей. — Он не решится затевать скандал в доме Лили. Это только разговоры за бутылкой. А я знаю, что ты с нетерпением ждешь встречи с Кэти. Пусть Джейк кипит себе. Увидимся утром.

— Уверен?

— Безусловно. Я здесь в такой же безопасности, как с себя дома.

Блю осмотрел прикрытое одеялом тело.

— Все нормально? — загадочно спросил он.

— Все прекрасно. — Губы Трея искривились в улыбке. — В самом деле, все просто прекрасно, — добавил он мягко.

Блю повернулся к двери.

— Увидимся завтра утром.

— Но не очень рано. — Трей кивнул в сторону Импрес.

— Тогда в полдень? — с ухмылкой спросил Блю.

— В полдень будет намного лучше, — вежливо согласился Трей.

— Помни, что иногда надо отдыхать, — по-индейски сказал Блю, поддразнивая.

— Отдохнем после смерти, — также, по-индейски ответил Трей.

Трей сбросил одеяло после того, как Блю вышел, и заключил Импрес в объятия.

— Блю мне как брат. Я познакомлю тебя с ним. Он тебе понравится.

Повернув голову, чтобы посмотреть на Трея, Импрес сказала:

— Я смущена.

— Здесь никто не смущается. Кроме того, Блю и Фокс почти все время со мной, так что…

— Я могу познакомиться с ними обоими?

— Почему бы нет?

— Почему они всегда с тобой? — Она краем уха слышала об индейских проблемах Хэзэрда и об интересах, связанных со скотом. У Импрес, изолированной от общества высоко в горах и слишком погруженной в проблемы собственного выживания, не было времени и сил заниматься проблемами богатых людей.

— Они мои телохранители.

Она внимательно посмотрела на него, высоко подняв брови. Кажется, это было правдой.

— А кто хочет убить тебя?

— Да никто в частности, — ответил он с улыбкой. — Просто я представляю интересы моего отца, а есть люди, которым не нравятся индейцы, особенно те, что не грабят собственную землю, и к тому же полагающие, что они нисколько не хуже белых. Эти люди думают, что нас удовлетворяет жизнь в резервациях на губернаторское пособие. Мой отец выбирает другой путь. Он все еще контролирует большие земельные участки, на которые многие хотели бы наложить лапу. И некоторые из угроз становятся явными.

— Тебе действительно приходилось пользоваться их услугами? — Его рассуждение показалось Импрес странным для таких мест, как дикие прерии или шикарный, публичный дом, и ее глаза широко раскрылись от интереса.

Глянув на нее, Трей заинтересовался, не приехала ли она в Монтану только что и разбирается ли в запутанных политических интригах или в том, как понимается здесь, на границе, справедливость.

— Случалось, что они были очень нужны, — сказал он мягко, но его глаза на миг затуманились и потеряли выражение чарующей теплоты. Услужливая память напомнила ему о тех уроках, которые преподносили человеческие вероломство и жадность. Это была тема, которую ему не хотелось развивать. — Между прочим, мы отправимся завтра в мою квартиру. Там меньше народа. И тебе нужна одежда.

— У меня есть одежда.

— Мы ее сожжем, — сказал он, приятно улыбаясь. Несмотря на дружелюбность тона, это было жесткое напоминание о ее положении.

— Ну что же, ты — хозяин, — ответила она обиженно. — По крайней мере, на три недели.

Повернувшись, она приподнялась и села, глядя на него.

Трей лениво улыбнулся, находя ее прекрасной, когда она гневается, попутно отметив прекрасные изгибы ее тонкой талии, и заявил:

— В таком случае, я использую свою власть. Правда, я не могу вспомнить, когда же в последний раз проявлял хозяйскую власть? Мне нужен кнут?

— Я бы не рекомендовала, — сказала Импрес мягким, медовым тоном, но ее зеленые глаза засверкали, как у василиска.

— Хорошо, попробуем обойтись без него. Спасибо, дорогая, что понимаешь это, — поддразнил Трей, немного спускаясь с подушки, которая была у него под головой. Он потянулся, затем опять опустился на матрац.

— Для начала несколько бархатных платьев и кашемировая шаль, я думаю, — начал он, прищелкнув своими бронзовыми длинными пальцами. — В это время года очень холодно, — добавил он равнодушным тоном. — Несколько шелковых ночных рубашек. Или ты предпочитаешь фланель? — спросил он Импрес, по-прежнему метавшую в него яростные взгляды. — И меховая шапка, чтобы ездить. Тебе нравится кататься на санях? — Серебристые глаза пропутешествовали медленно вниз, рассматривая прекрасные формы тела Импрес, затем неторопливо уставились в ее глаза. Его мысли были внезапно поглощены эротическим зрелищем Импрес, лежащей на меху в его лакированных санях.

— Тебе нет необходимости тратить на меня деньги, — горячо возразила Импрес, для которой перечисление элегантной одежды прозвучало издевательски благотворительно.

— Мне бы хотелось видеть тебя одетой как женщина. Не смеши меня, моя радость.

Она долго не отвечала, женское тщеславие боролось с самолюбием. Но она была не в том положении, чтобы противоречить Трею Брэддок-Блэку.

— Это ведь твои деньги, — произнесла она отрывисто.

— Справедливо, — отчеканил он, забавляясь. — Что ты предпочитаешь из мехов? Что-нибудь темное, наверное. Ты будешь выглядеть изумительно распростертой на темном соболе или черной норке…

— А я думала, что мех предназначен для поезди в санях, — напомнила она ему ядовито.

— Так будет еще один, — продолжал он небрежно. — А теперь назови мне свои любимые блюда. У меня дома имеются запасы, тебе не следует быть такой худой.

На мгновение они взглянула на него, ее глаза были ясные, сверкающие зеленью. Взгляд Трея мерцал серебром.

— Мне нравятся стройные женщины, — сказал он. — Теперь цветы. Какие тебе нравятся больше?

— Цветы? — воскликнула Импрес в полном изумлении; бушевавшая за окном снежная буря делала упоминание о цветах надругательством, едва ли не насмешкой. — Где же их теперь взять?

Трей давно привык к мысли, что мало есть того, чего нельзя купить за деньги.

— Зависит от того, что ты предпочитаешь. Что тебе нравится? — Тон у него был спокойный.

. — Тебе их не достать, — выпалила она. Как будто было возможно найти фиалки в разгар зимы в Монтане!

Но когда, по его настоянию, Импрес все же назвала их, Трей ответил, что постарается.

Этого Импрес не ожидала. Она рассматривала совершенную сделку как жертвоприношение, как вынужденную и временную работу, которую нужно перетерпеть со стиснутыми зубами. Вместе с тем, ей не хотелось расставаться с теплом мужских прикосновений и с комфортом, которого она не видела пять долгих лет. Казалось, ей не избежать конфликта разума с душой. Вместо этого — настоящее волшебство.

— Иди сюда, — позвал Трей, голос у него был низкий и мягкий, как звук флейты в сумерках. Он протянул руку, и она пошла к нему, потому что не могла бороться с собой.

Чуть позже, лежа в его объятиях, она уткнулась ему в грудь, облегченно вздохнула и пробормотала:

— Такое сумасбродство… греховно.

Она имела в виду не моральную сторону своего поступка, а ужасную бедность существования в последние несколько лет, толкнувшую ее на крайние меры.

— Говоришь о грехе, — пробормотал Трей, гладя ее спину, — а сама искусительна, как грех.

Он слегка улыбнулся, глядя в ее затуманенные глаза.

— Если бы ты оставалась достаточно долго… Я испытываю необъяснимую потребность…-Он поднял одну бровь, его светлые глаза оценивающе смотрели на нее. — Ну, не совсем потребность. Ты восхитительна… и я просто с ума схожу.

Он не мог объяснить, что «необъяснимость» была связана с его предыдущими привычками и искушениями, касающимися любви к женщинам. Любовь для него всегда была чем-то вроде спорта и пиршества и никогда не была необходимостью. Именно поэтому постоянное желание поражало его своей необъяснимостью. Он хотел ее так, как вовсе не укладывалось в привычные рамки несерьезных отношений или случайных легкомысленных связей. Он хотел ее без размышлений, как мальчугану хочется коснуться радуги. Он хотел ее без причины и вне логики. Он хотел ее… сейчас же!

Импрес попыталась сказать ему «нет», хотя бы один раз, показать, что он не может так легко добиться всего, не может быть всегда баловнем судьбы, и что она может контролировать эти странные отношения, которые Трей, возможно, рассматривает как очаровательную прихоть.

Но Трей шептал пылкие слова, которые воспламеняли Импрес, рассказывал об опьяняющих деталях того, что собирается проделывать с ней, и что она будет чувствовать при этом, и на что должна посмотреть, чтобы знать, как он сильно хочет ее. И, когда Импрес наконец посмотрела, он сказал, как долго собирается заниматься с ней любовью. Трей ласкал ее и заставил забыть обо всем на короткий миг, словно не было ничего в этом мире, кроме нежных прикосновений, роскоши и ощущения какой-то воздушности.

Неужели мир и в самом деле такой, подумала она изумленно спустя некоторое время, очарованная новыми чувствами и мыслями.

Он поддразнил ее, назвав по-индейски «мой пылкий котенок», когда она закричала от страсти в его объятиях, и сказал, что позаботится о ней.

— Оставайся со мной, — шептал Трей, подразумевая не только три недели.

Но она знала, что это не было трезвым предложением. Он мог стать совсем другим наутро. Но сейчас, тая под ласками его губ, которые скользили по ее шее, она не хотела думать о будущем и о тысячах проблем в ее жизни. Она не хотела думать вообще.

Губы Трея скользнули по ее гладкому животу и медленно продвинулись ниже. Положив голову на ее теплое бедро, он посмотрел на Импрес и прошептал:

— Покажи мне, что ты хочешь, чтобы я поцеловал. — Взяв ее руку, он стал целовать кончики пальцев, в то время как его голова продолжала оставаться на бедре. Затем, нежно поцеловав ее последний палец, он освободил руку и направился к ее горячему месту. — Здесь, пылкий котенок? — мягко спросил он, взяв ее маленькую руку и положив на ее напряженно ожидавшую плоть. — Скажи мне…

— О Боже!.. — выдохнула она, когда пронзительное удовольствие затопило ее сознание. Не было спасения от ощущения. Ничего похожего не было в прежней жизни! Не было ответа на безрассудное желание, не было аргументов и споров, не было извинений. — Пожалуйста, Трей, я нуждаюсь в тебе! — негромко выкрикнула Импрес.

И вместе они испытали крайние пределы страсти.

Несколькими часами позже Трей все еще держал Импрес в объятиях.

— Благодарю тебя, — сонно сказала ему она. В этих словах была признательность за деньги, за будущее семьи и даже за то, по поводу чего она чувствовала угрызения совести — за свое чудесное избавление. Только в этот момент она осознала, как ужасно напугана была там, в гостиной у Лили. И доверчиво дыша в грудь Трек», она уснула.

Он наблюдал за ней, слегка поглаживая ее выжженные солнцем волосы, рассыпавшиеся по его телу, глядел на длинные ресницы, более темные, чем волосы, казавшиеся мягким шелком на ее щеках. Он уже решил, что она самая красивая и прекрасная женщина из всех, кого он раньше видел. Это была объективная оценка мужчины, который видел много красавиц, и очень близко. А что касается девственниц, — тут он слабо улыбнулся, пригладив выбившийся завиток ее волос около уха, — ну, так она опровергла все россказни о неопытных девственницах.

— Спокойной ночи, пылкий котенок, — прошептал Трей. Голос у него был нежный, а слова не могли выразить все те чувства, которые его охватили.

Боже, как он устал! Сладкая звенящая усталость удовлетворенности захватила его, и он мирно уснул.

Глава 4

Кто-то тряс его, но Трей, до конца не протрезвевший, усталый, никак не мог понять где он. Наконец его глаза открылись, и он тяжело вздохнул.

Рядом с ним стояла Фло, одетая в платье из малинового шелка, держа в руках наполовину пустую бутылку шампанского. Ее голос был едва слышен из-за шума бушевавшей за окном бури.

— Трей, солнышко, я принесла шампанское.

Он быстро повернулся, чтобы посмотреть где Импрес, и, убедившись, что она спит рядом, прошептал:

— Поздно, дорогуша, и я устал. Давай в другой раз.

— Нет, — ответила Фло, и голова у нее дернулась несколько раз. — Не хочу ждать. Хочу чуточку выпить с тобой.

Она подняла бутылку и сделала несколько глотков.

— Теперь твоя очередь, — сказала она с улыбкой сильно выпившего человека.

— Нет уж, спасибо, — вежливо отказался Трей, с опаской наблюдая, как покачивало Фло. — У меня болит голова после бренди.

— Шампанское с похмелья лучше всего, — заметила она, подмигнув. — А две женщины лучше, чем одна. Если ты не подвинешься, то я сяду прямо на нее.

Трей быстро повернулся, прикрыв Импрес руками, и Фло плюхнулась на постель.

— Всем привет, — сердечно сказала Фло, поудобнее устраиваясь и пристраивая свое шелковое, отделанное кружевом платье. — Кажется, ты проснулся. Теперь разбуди маленькую леди, и давайте все вместе выпьем.

Глубоко вздохнув, Трей взял бутылку и сделал глоток.

— Дай ей тоже, — с трудом произнесла Фло и сделала великодушный нетвердый жест в направлении Импрес.

— Ей нужно поспать.

— Нет. Хочу посмотреть на ту, что стоит пятьдесят тысяч долларов. Никогда не видела такой дорогой шлюхи, солнышко.

— Ты пьяна, Фло.

— Не больше тебя.

Конечно, он пьян, но куда меньше, чем она. Однако Трей понимал, что лучше не спорить.

— Хорошее шампанское, — сказал он и вернул бутылку.

— Разбудишь ее?

Он покачал головой и улыбнулся.

— Тебе не нравится любовь втроем?

— О Боже, Фло! — воскликнул он, не найдя других слов.

— В ней есть что-то особенное? — задиристо спросила Фло.

— Нет, — ответил Трей не совсем откровенно. — Хотя, может быть.

Затем доведенный до белого каления, он воскликнул:

— Господи, Фло, я не знаю!

— «Не знаю», «не хочу» — только и слышишь от тебя в этот вечер. Не говори больше «нет», сладость моя. Если не хочешь ее будить, так я сама это сделаю.

Трей поднялся с постели, взял Импрес на руки, пока Фло управлялась со своими юбками, тугим корсетом и бутылкой, которую все еще держала в руках. Понимая, что она хочет услышать, Трей сказал:

— Оставайся здесь, Фло. Я сейчас вернусь.

Высокий, стройный, голый, он перенес Импрес в примыкающую маленькую гардеробную. Стараясь беспокоить спящую как можно меньше, Трей уложил ее на парчовую кушетку. Накрыв Импрес одеялом, он Осторожно закрыл дверь и поднял с пола свои брюки. Не успев до конца застегнуть их, он взглянул на Фло и выругался сквозь зубы.

Так и есть, она не позволит, чтобы от нее так легко отделались, потребуется проявить дипломатические способности. Пока он переносил Импрес, Фло успела раздеться и теперь удобно устроилась на обшитых кружевом подушках.

Брови у нее поднялись, а взгляд с трудом остановился на нем.

— Иди сюда, Трей, солнышко, и поцелуй меня. Я скучала по тебе весь вечер.

Бутылка была пуста, голос у нее был призывный, а улыбалась она как всегда.

— Фло, дорогуша, — начал он умиротворяюще. — Видишь ли, Блю разбудит меня рано утром, а я чертовски устал. Будь паинькой и оденься. Я не очень гожусь для тебя сейчас. Пришлось потрудиться.

— Должно быть, темпераментная штучка, — в ее хрипловатом контральто отчетливо слышалась издевка.

— Я вовсе не это имел в виду, — поспешно объяснил Трей. — Уже поздно.

Подобрав скомканное платье Фло, он подошел к постели и протянул его ей.

— Мы давно друзья, одевайся и поговорим утром. Не так ли?

— Мне это не нравится, — ответила она и резко. Отбросила волосы украшенной браслетами рукой.

— Дай помогу тебе одеться, — сказал Трей, придвигаясь ближе.

— Это уже звучит лучше, — промурлыкала она. Следует поскорее надеть на нее платье и вежливо выпроводить, чтобы Лили могла уложить ее в постель. Он не хотел спорить с ней здесь: Фло выпила слишком много шампанского и вела себя сумасбродно. Почему-то, он даже не мог проанализировать почему, ему не хотелось, чтобы Импрес Джордан застала его спорящим с нагой опьяневшей женщиной. О, черт, он не знал точно почему. Ему просто хотелось выпроводить Фло.

Трей стоял лицом к Фло, поэтому не видел, как в оставленную ею полуоткрытую дверь просунулся револьверный ствол. Он помогал Фло одевать платье, когда заметил вдруг ее расширившиеся от ужаса глаза.

Трей хотел успокоить ее, сказать, что никогда не обидит, но инстинктивное чувство опасности заставило его насторожиться. Однако прежде чем тревога дошла до сознания, что-то с силой ударило его в спину. Он почувствовал ожог, как от кислоты, и внезапную нестерпимую боль, и в то же время звук выстрела оглушил его. Как в мучительном ночном кошмаре, который случился наяву, он услышал ужасный крик. Фло, подумал он. Секундой позже в его мозгу мелькнула мысль, что низкий звериный крик принадлежит ему. Трей пытался бороться с надвигающейся на него удушающей темнотой, нервные окончания еще реагировали на мучительную боль, посылая сигналы в мозг. Револьверный выстрел. Его и Фло застрелили. Он заставил себя открыть глаза, хотя это было все равно что двигать гору рукой.

Господи, Фло мертва! Он тоже умирает?! Пусть только ничего не говорят матери. И тут сокрушающая темнота навалилась на него.

Звук выстрела и ужасные крики заставили всех в доме сбежаться в комнату наверху, но Импрес оказалась ближе других и увидела их первая.

Она похолодела, по коже у нее побежали мурашки, когда она увидела кровавую сцену. В комнате слабо светила лампа, ужасные крики сменились полной тишиной, но их эхо еще раздавалось в ушах Импрес. Постель и смятая одежда были забрызганы кровью. Глаза Импрес расширились от ужаса.

Все ясно, подумала она. Женщина мертва. Пуля прошла через спину Трея и попала ей в голову. Импрес закрыла глаза и глубоко вздохнула, прежде чем осмелилась вновь посмотреть на Трея. Господи, взмолилась она мысленно, пусть этот великодушный красавец и насмешник не умрет! Пусть он дышит. Пожалуйста, Господи!

Открыв глаза, она схватила одеяло с кушетки, накинула на себя и, волоча белую ткань по окровавленному ковру, бросилась к постели.

Пораженный пулей, Трей был распростерт на шелковых простынях лицом вниз в луже крови. Его длинные спутанные черные волосы были пропитаны алой кровью, и Импрес показалось, что сама смерть хватала его своими паучьими ало-черными нитями за прекрасное лицо.

Схватив его руку, Импрес стала лихорадочно искать пульс. Ее пальцы тщательно ощупывали сильные мускулистые запястья. Ничего. Сердце замерло у нее в груди. Импрес молилась. Через несколько секунд, в течение которых она не дышала и которые казались ей бесконечными, она почувствовала слабое биение — только одно. Может быть, показалось? Может быть, она так сильно хотела, чтобы он жил, что сама вызвала слабый удар? Она и смотрела только в одно место на его смуглой коже под ее пальцами. Наконец второй слабый удар жизни. Слезы навернулись у нее на глаза, и она сказала чуть слышно:

— Благодарю тебя.

Двумя минутами позже комната наполнилась людьми, которые громко переговаривались, создавая нестерпимый шум, а спустя еще три минуты Блю и Фокс очистили ее.

— Мы должны увезти его отсюда, — сказал Блю, мрачно рассматривая окна, выходящие на улицу.: — Здесь слишком много людей, а нас только двое.

Жестом он показал Фоксу на одеяло, которое лежало на краю постели. Затем коротко приказал взять меховые пальто и начал заворачивать Трея в одеяло.

Импрес бесцеремонно оттеснили в сторону, как только Блю появился в комнате, и теперь она стояла в изголовье постели, наблюдая за тем, как он ловко заворачивает раненое тело Трея.

— Куда вы его повезете?

Он посмотрел на нее испытывающим взглядом:

— Домой.

— Нельзя, — объяснила она терпеливо. — С такими ранами он истечет кровью.

— На улице холодно, ему это не грозит.

— Я поеду с вами. Я могу помочь.

— Нет, — ответил он.

Блю не спросил, почему ее не было в постели с Треем. Почему вместо нее была Фло. Он только лихорадочно бинтовал Трея, совершенно не обращая внимания на мертвую женщину, распростертую на постели. Он не беспокоился о том, что случилось с женщиной. Он только знал, что Трей в беде и должен быть увезен отсюда.

— Мы едем домой, — Блю сказал это негромко по-индейски, наклонившись к уху Трея.

Одна сторона лица Трея была залита кровью. Любому другому, кроме него, не было видно движения век Трея, но Блю был близок и увидел.

— Домой, — повторил он и взял Трея на руки, как ребенка, мобилизуя все силы на то, чтобы поднять мужчину, такого же большого и сильного, как он сам.

Внизу Трея закутали в меховую шубу и, несмотря на взволнованные и настойчивые просьбы Лили, вынесли на улицу.

— Дождитесь поезда, — уговаривала она, но оба телохранителя знали, что, пока не будет расчищена колея от снега, поезд не появится.

— Я позову доктора Макфэддена, — настаивала Лили, но никто из них не доверял белым людям.

Они сели на своих крепких пони и отправились на север. Блю держал Трея, а Фокс прокладывал путь в снегу. Они прилагали сверхчеловеческие усилия для того, чтобы двигаться сквозь шквальный ветер, холод и сыпавшийся снег. Они старались держаться возвышенностей, хотя ветер там дул еще яростнее, предусмотрительно избегая ущелий и оврагов, где люди и пони могли провалиться в снегу.

Они не обращали внимания на странную девушку от Лили, одетую опять в мужскую одежду, старающуюся не отстать от них на своем маленьком пони, и так же настойчиво пробивающуюся сквозь злой, порывистый шквал.

Но на ранчо именно она — маленькая, покрытая снегом, посиневшая от холода — отдавала распоряжения, как нести Трея по лестнице. Пораженным ужасом обитателям ранчо, увидевшим белое лицо и окровавленное тело Трея, она сказала, что ее зовут Импрес Джордан, хотя никто ее об этом не спрашивал. Фамилию Джордан она произнесла с французским ударением. Трей купил ее накануне в Елене, заявила она, шокировав их, а слабый французский акцент добавил недоверия к ее словам.

Впрочем, у них не было времени обращать на нее внимания — Трей терял последние силы. Несколькими часами позже, когда доктор с ранчо сдался, изящная девушка со спутанными рыжеватыми волосами, одетая в поношенную мужскую одежду, вышла из тени и нарушила молчаливую траурную печаль:

— Я знаю народную медицину от матери и постараюсь спасти его.

Все глаза были прикованы к девушке; шок, недоверие и надежда отразились в равной степени на лицах присутствующих. Она увидела душераздирающий, тоскливый взгляд, которым обменялись отец и мать, и заметила, что Хэзэрд коротко кивнул.

Блэйз сказала первая:

— Он наш единственный сын. Если вы сумеете что-нибудь сделать… — ее голос прервался, на глазах появились слезы.

Она умоляюще посмотрела на Хэзэрда, который взял ее за руку. Затем отец Трея посмотрел на Импрес.

— Все, что у меня есть, — ваше, — сказал он спокойно, — если вы спасете его.

И Импрес шагнула вперед.

Доктор не ждал, что он переживет ночь.

Глава 5

— Мне нужны мои седельные сумки, — спокойно сказала Импрес Хэзэрду, и слуга немедленно отправился за ними.

Все, что ей понадобилось, кроме этого, — горячая вода, чистые бинты, фаянсовая посуда для приготовления снадобий, дюжина яиц, взбитых со сливками и ванилью, — появилось в комнате Трея спустя считанные минуты. Сбросив с себя промокшие куртку и башмаки, Импрес как можно вежливее попросила удалиться толпу родственников, друзей и слуг.

— Я предпочитаю работать одна, — сказала она. На лицах присутствующих поочередно отразились удивление и недоумение. Но Хэзэрд и Блэйз, стоявшие у изголовья умирающего сына, не задали никаких вопросов. Дыхание у Трея практически не было заметно. Только очень внимательный взгляд мог различить, что грудная клетка чуть шевелилась. Но с ужасающе длинными перерывами. Казалось, что затуманенное сознание еще приказывало легким дышать. И только когда приказ едва пробивался через израненное тело, организм начинал с трудом следовать инструкциям.

Хэзэрд сжал руку Блэйз. Она посмотрела на мужа, лицо у нее было мокрым от слез, и это заставило Хэзэрда собрать все силы, чтобы его голос не дрожал. Он всегда был для нее как каменная стена. Он не может позволить ей упасть духом сейчас, хотя его сердце было готово выпрыгнуть из груди.

— Она позаботится о Трее, — сказал Хэзэрд, взяв жену за руку.

— Он не может умереть, Джон. Скажи мне, что он не умрет. — Ее слова были отчаянным криком о помощи.

Хэзэрд смотрел на их единственного выжившего ребенка. Их первенец, плод любви — сын, которого могли убить в Лакоте, но не убили, сильный и отважный, который перенес все то, что не сумели перенести остальные четверо детей. Единственный ребенок, которого они не заворачивали в белый саван и не опускали в маленький гроб, предварительно положив туда любимые куклы и игрушки, а также теплое одеяло. Аскетическое воспитание, которое Хэзэрд получил в индейском племени, иногда заставляло его спрашивать себя, так ли нужно его богатство.

У них слишком много всего, иногда думал он. Роскошная жизнь, огромная любовь. Пятеро прекрасных детей, власть, земля, богатство. Затем дети, один за другим, покинули мир. Один сын умер от дифтерии. Другой через два года от той же страшной, задушившей его болезни, хотя они боролись за его жизнь, разыскивая все возможные лекарства, молились за него, привозили докторов из Чикаго. Затем через пять лет, Хло и Ева умерли одна за одной с интервалом в несколько часов, перенеся пневмонию и будучи, казалось, на пути к выздоровлению. Тогда Хэзэрд испугался за рассудок Блэйз. Он сидел около нее два дня и боялся потерять ее, пораженный ужасающей пустотой в ее глазах. Он говорил с ней, успокаивал, обхаживал, уговаривал.

И только Трей прошел через все испытания. Его тогда не было, он был в школе, куда его отправили, когда Хло и Ева заболели. Когда он вошел в комнату, Блэйз посмотрела на него, и по ее щекам потекли слезы. Это были первые признаки эмоций, которые Хэзэрд заметил за два дня.

— Я дома, мама, — сказал Трей и протянул к ней руки.

Если существовала некая справедливость в естественном порядке событий, если большие доходы требовали потерь, Хэзэрд и Блэйз заплатили за свое богатство. И если Трей этим стылым зимним вечером умрет из-за того, что враги захотели его крови, то месть Хэзэрда будет ужасна. Джейк Полтрейн не переживет этого дня.

Гнев смягчал острое чувство беспомощности. Хэзэрд, повидавший на своем веку, как умирают люди, и умевший различать облик смерти, понимал, почему доктор слишком долго подбирает ответы на его вопросы. Он знал, как мало шансов у Трея. Вероятность того, что сын выживет, была бесконечно малой.

Хэзэрд повел Блэйз к двери, надеясь, что случится невероятное и его единственный сын выживет.

— Если вам что-нибудь понадобится, мы будем здесь, за дверью, — сказал он Импрес.

— Я не хочу уходить, — резко воскликнула Блэйз, не желая пассивно подчиняться необходимости. Повернувшись, она коротко глянула на Импрес и затем посмотрела наТрея. — Я могу помочь. Вы не сможете делать все сама.

Голос у нее был неожиданно твердый, хотя глаза сверкали от слез.

Импрес мгновенно все обдумала. Красивая женщина с огненно-рыжими волосами, одетая в модное платье, выглядела на первый взгляд легкомысленной, как бабочка. Большие сапфиры сияли в ушах и на шее. Ее роскошное, голубое, как летнее небо, бархатное платье было, несомненно, от Ворта и стоило уйму денег. Ждала ли она гостей или одевалась так каждый день перед обедом? Импрес показалось, что прошла целая вечность с той поры, как ее мать носила платья от лучшего парижского кутюрье. Но она знала, что у матери под ее внешними изяществом и кротостью таился сильный характер, и могла допустить, что в этом мать Трея похожа на ее собственную.

— Может быть, вам будет страшно смотреть, — предупредила она осторожно.

— Четверо моих детей умерли у меня на глазах. Страшнее этого ничего нет. Скажите, что я должна делать, — сказала Блэйз, приподняв подбородок. — Что мы должны делать, — поправилась она, глянув на Хэзэрда.

Пальцы Хэзэрда сжали маленькую руку жены, и он сказал с извиняющейся улыбкой Импрес:

— Он все, что у нас есть.

— Если я смогу сделать что-нибудь для Трея, — объяснила Блэйз, — это будет… — Ее глаза наполнились слезами, и она закончила дрожащим шепотом: — Он будет знать, что мы здесь, и не умрет.

Импрес поняла. Медицина лечит своими средствами, но, как она научилась от матери и бабушки, знавших наизусть все лечебные травы, одни выживают, не имея никаких шансов на выздоровление, а другие, которые могли бы жить, умирают. Разница заключалась или в желании жить, или в воздействии на больного воли другого человека, или же в том, что кому-то удавалось зажечь таинственную искру энергии, существующей между людьми.

— Первое, — сказала Импрес, — сделаем так, чтобы он чувствовал себя более комфортно, устраним боль, чтобы организм начал бороться. Возьмите лед и держите взбитый желток охлажденным. Придется давать его всю ночь.

Импрес размешала небольшую порцию сухих трав со взбитым яйцом. Затем они по очереди стали через небольшую воронку и полую тростинку, помещенную в рот Трея, давать эту смесь. Глотательный рефлекс Трея должен был довершить процесс приема лекарства.

Через час одна чашка опустела.

— Надо поставить компресс на раны, чтобы он успокоился, — объяснила Импрес. — Доктор удалил пули, по крайней мере, те, что нашел, но операция сильно ослабила раненого. Трей потерял много крови.

Импрес взяла сухой тысячелистник из своей седельной сумки и добавила немного горячей воды, приготовив таким образом густую пасту. Хэзэрд помог перевернуть Трея так, чтобы раны на его спине стали доступны. Импрес аккуратно смазала пастой ужасную сукровицу, выступившую на ране, а затем забинтовала.

— Теперь пора дать ему отвар тысячелистника, — сказала она, и Блэйз помогла приготовить снадобье. Хэзэрд, Блэйз и Импрес опять по очереди, наклонившись над бессознательным Треем, стали давать ему через воронку и тростинку маленькие порции отвара. Это нужно было делать очень медленно, чтобы Трей не задохнулся и, чтобы жидкость не попала в легкие.

Всю ночь они не отходили от раненого, отпаивая его отваром из лепестков роз, возвращающим силу, да приготовленным Импрес из своих трав напитком против лихорадки, который необходимо было давать в очень малых дозах из-за его ядовитости. По-прежнему Трею давали взбитые яйца.

— Не спрашивайте меня, как действует это снадобье, — сказала Импрес Хэзэрду и Блэйз, — но моя мать однажды спасла им человека, у которого была гангрена. Оно очищает ткани и лечит от старости.

Затем через полчаса Трею дали отвар тысячелистника, который останавливает кровотечение, успокаивает нервы и оказывает анестезирующее действие. Раны Импрес смазала особым растительным маслом. Еще один отвар, который ему дали, был предназначен для уменьшения опухоли и вероятности инфекции.

И так продолжалось всю ночь.

Усталые, они сменяли друг друга, почти не разговаривали, связанные одним стремлением — не дать Трею провалиться в забытьи.

Хэзэрд часто заговаривал с сыном низким шепотом, иногда переходящим в тихое скандирование, похожее на чтение стихов, дважды вызывавшее легкое движение закрытых век Трея.

Все заметили эту почти незаметную реакцию: знак, что он в сознании. Хэзэрд оба раза посмотрел на Блэйз.

— Это его любимое, — сказал он в первый раз с горькой улыбкой.

А когда это случилось под утро во второй раз, он прошептал:

— Они смотрят на него. Я чувствую.

Хэзэрд поднялся и отошел в дальний темный угол комнаты, сел на пол, закрыл глаза и оставался неподвижным, словно впав в транс.

— Он молился духам, — объяснила Блэйз. — Он видит и слышит их. Я хотела бы иметь его веру. Она дает силы. Он говорит с ними с почтением, и они отвечают ему. Он всегда говорит, что только ум дает человеку власть, а не физическая сила тела.

Когда Хэзэрд вернулся к постели Трея, он снял с шеи золотую цепь, в которую был вделан неотшлифованный, грубый камень, и осторожно положил ее рядом с Треем. Это был его главный амулет, защищавший его жизнь. И сейчас, когда Трей оказался на краю смерти, он отдавал свой талисман, чтобы спасти сына.

— Он в твоих руках, — прошептал Хэзэрд, добавив несколько слов по-индейски, что означало: «В руках того, кто создал все».

Импрес и Блэйз, изможденные до предела, по настоянию Хэзэрда, прилегли на принесенные походные кровати рядом с Треем. Сам Хэзэрд не спал, сидя в глубоком кресле и наблюдая за слабым дыханием Трея. Он уже дал все обещания духам и теперь молчал, надеясь, что сын будет жить.

Импрес проснулась первая, сон у нее был беспокойным, подсознательно мозг перебирал возможные средства и снадобья, напрягая память, для того чтобы вспомнить, что еще может помочь Трею выжить.

«Он должен жить!» — мысленно говорила она. Эмоциональный порыв был столь силен, что она села на кровати, натянутая как стрела, и открыла глаза, моментально избавясь от остатков сна. Ее глаза неожиданно остановились на электрической лампе, которая стояла на столе. Электричество! Удивительно было увидеть такое в прериях. Хотя, почему бы нет?

В Елене гордились техническим прогрессом, первые уличные фонари появились здесь в 1882 году, а рудники имели электрическое освещение еще раньше. У Брэддок-Блэков было все. Почему бы им не иметь электрического освещения? Но в голове у Импрес по-прежнему господствовала одна мысль, что Трей должен жить, и это заставило забыть последнее чудо техники.

Серебристые глаза Трея продолжали преследовать Импрес, несмотря на то что она не могла видеть сейчас ни малейшего движения его плотно закрытых век. Она помнила их мерцающую теплоту и излучаемые ими попеременно юмор и горячую страсть. Сложные чувства обуревали Импрес, когда она боролась за жизнь Трея. Это были эмоции, к которым примешивались воспоминания о мужской нежности, причудливом изгибе рта, когда Трей улыбался, высокомерной уверенности, что он найдет фиалки в эту зимнюю, снежную пору.

Хэзэрд поднялся, когда Импрес проснулась, и подошел к окну, выходившему на восток. Он поднял тяжелую штору. Первые тусклые лучи рассвета, поднимавшегося над снежным гористым ландшафтом, окрасили темное небо бледной полосой.

— Уже утро, — спокойно сказал он, опуская тяжелую ткань.

Его Голос разбудил Блэйз, и она молча подошла к нему и опустила голову на его плечо. Спокойно произнесенные слова прозвучали в ее сознании символом надежды.

Рассвет для них означал победу.

Трей Брэддок-Блэк не умер ночью.

Рано утром, когда Импрес, Блэйз и Хэзэрд ненадолго покинули Трея, чтобы умыться и переодеться, их заменили Блю и Фокс.

Импрес отвели в спальню, из окон которой были видны горы. Свет проникал и в примыкающую к спальне ванную комнату, где стояла роскошная ванна, такая большая, что в ней можно было вытянуться во весь рост. Но она только окинула комнату одним быстрым взглядом, потому что торопилась помыться и переодеться.

Вещи Импрес были принесены и разложены, еще одни брюки, рубашка и шелковый халат висели в платяном шкафу. Все три предмета одежды выглядели сиротливо в пустоте шкафа, сделанного из красного дерева. Она порылась в ящиках и обнаружила перемену белья. Импрес оделась в считанные минуты, натянув старые удобные башмаки, которые были вычищены до зеркального блеска.

Только что вымытые волосы будут долго сохнуть, поэтому она вытерла их насухо и расчесала гребнем из слоновой кости, лежавшим в шкафу вместе с такой же щеткой и небольшим туалетным зеркалом. После этого она взяла лежащие на туалетном столике черепаховые заколки и попробовала заколоть у висков свои прекрасные длинные волосы. Золотой орнамент на заколках внезапно пробудил в ней ностальгию по прежней жизни, но она решительно отбросила эти мысли, вспомнив об оставшихся дома братьях и сестрах, нуждающихся в ней, и положила заколки на место. Больше ни разу не взглянув в зеркало, она вышла из комнаты.

Борясь за жизнь Трея, она как-то потеряла из виду причины ее приезда в Елену. Он должен жить не только потому, что Импрес испытывает удовлетворение от спасенной жизни, но и потому, что банковский чек должен быть оплачен, чтобы ее семья могла выжить. Отец Трея сказал прошлой ночью: «Все, что у меня есть, ваше, если он будет жить».

Воспоминание об этом не было следствием ее алчности. Того золота, которое она должна получить по чеку, для нее более чем достаточно. А теперь следует позаботиться, чтобы Трей Брэддок-Блэк дышал следующий день. А затем следующую ночь. Конечно, если не будет инфекции, не разовьется гангрена, не поднимется температура — все что угодно может еще появиться. Он прожил ночь, но битва за его жизнь отнюдь не закончена. Но все же, подумала Импрес, проходя через холл и позволив себе легкую улыбку, начало было обнадеживающим.

К вечеру Трей мог глотать с ложки, в полночь он первый раз открыл глаза и, увидев стоявшую рядом с ним Блэйз, слабо прошептал:

— Мама… — Потом скосил глаза на отца и произнес: — Папа.

Его губы чуть искривила улыбка. Затем он увидел Импрес и, пораженный, широко открыл глаза. Он, кажется, находится в своей комнате, в собственной постели? Память услужливо напомнила ему искаженное лицо Фло, и он понял, что то, что он открыл глаза, воообще большая удача.

— Эта очаровательная девушка спасла тебе жизнь. — Мать Трея сияла.

— Я думаю, — с чувством заявил Хэзэрд, — бутылка клико будет очень к месту.

Через несколько минут, выдержав для приличия небольшой интервал, Импрес потребовала, чтобы все удалились, хотя ее вежливо сказанное по-французски: «Очень прошу», смягчило приказ. Трей пока еще был в опасности, и она боялась рецидива. Порядок кормления взбитыми яйцами, прием снадобий и компрессы продолжались вторую ночь, и к утру Импрес поняла, что опасность инфекции миновала. Раны были чистые и не гноились, лоб холодный, и Трей уже в сознании пил взбитые яйца. Затем он надолго забылся и, проснувшись уже на рассвете, пробормотал, что ему хочется нормальной пищи.

— Только завтра, — ответила Импрес, но попросила приготовить бульон и пудинг на ленч.

На третий день все было уже спокойнее. Хэзэрд и Блэйз помогали, когда она об этом просила, Блю и Фокс были всегда под рукой.

Каждый слуга на ранчо хотел зайти и навестить Трея. Были и визитеры, которые приходили с утешениями, но их не пускали к раненому по настоянию Импрес.

— Только через несколько дней, — заявила она, — когда он окрепнет.

Импрес по-прежнему ежеминутно была рядом с Треем, и даже ночи она проводила в этой же комнате. На четвертый день Трей заявил:

— Хочу встать с постели. — Он чувствовал себя намного лучше после двух дней нормальной пищи: бифштекса, картофеля и любимого им пирога. — Со мной все в порядке.

Вначале Импрес хотела возразить, но, посмотрев ему в глаза, переменила свое мнение.

— Разве я не выполнял послушно все твои распоряжения в эти дни? — В его словах прозвучала нотка упрека, хотя улыбка ее перечеркивала.

Она помогла Трею перебраться в кресло у окна и удержалась от слов «А что я говорила», увидев, как рот у него скривился от приступа боли, когда он медленно стал опускаться в кресло.

— Ты умница, — пробормотал Трей через минуту, его лицо побледнело, на лбу появились капельки пота.

Брови Импрес воспросительно поднялись.

— Ты не сказала: «А что я говорила».

— Я знаю тебя не так давно, — доброжелательно ответила она, удовлетворенная тем, что он признал ее правоту, — но вполне достаточно, чтобы найти лучшее занятие, чем спорить с тобой.

Улыбнувшись, Трей осторожно расслабился в кресле, на лице вновь появился чуть заметный румянец:

— А ты проницательная женщина! Импрес улыбнулась в ответ:

— Я довольна, что ты так думаешь.

Может быть, по контрасту с бледно-голубыми полосами его пижамы, темная кожа, черные волосы и резко выраженные мускулы на шее под открытым воротником придавали ему удивительно мужественный облик. Бронзового цвета руки, лежащие на ручках кресла, были большими и сильными. На секунду ей показалось, что он совершенно здоров.

Его внутренняя покоряющая энергия беспокоила Импрес, поэтому она отошла к окну и прислонилась к подоконнику, опершись на него руками. Может, в этом виновата его улыбка, подумала она внезапно, которая была одновременно покоряющей и волнующей.

Учил ли его кто-нибудь этому поражающему обаянию или это было естественным следствием его существования, богатой и необременительной жизни? Богатой сверх всякой меры, если, конечно, были справедливы слухи о семье Брэддок-Блэк. Богатство и красота как бы защищали Трея, отделяя от окружающей повседневности. Но только не от врагов, вспомнила она. В каждом раю есть свой змей.

— И очень одаренная, — сказал он. — Тон у него был двусмысленный, и на какой-то момент она потеряла уверенность, что он имеет в виду. Собственные мысли смущали ее. Глаза Трея были серьезными, заметила она, когда ее вопросительный взгляд остановился на нем. — Я обязан тебе жизнью, так мне сказали?

Объяснение было вполне однозначным.

— А я тебе, — искренне ответила Импрес.

— Это только деньги, — заметил он, пожав плечами.

— Но ты проявил великодушие, чего могло бы и не случиться, — спокойно подчеркнула она.

Глаза Трея внезапно сверкнули. У него было врожденное отвращение к торжественности и патетике.

— Следует ли мне уменьшить плату? — спросил он, усмехнувшись.

Ей понравилась его усмешка даже больше, чем улыбка. Теперь, после шести последних месяцев своей борьбы за существование, после пережитого отчаяния Импрес была неравнодушна к юмору.

— Можешь попытаться, — ответила она, ухмыльнувшись в свою очередь, похлопывая рукой чек, который она держала в нагрудном кармане своей рубашки.

— Очень соблазнительно, — пробормотал он, разглядывая ее полные груди, отчетливо выделявшиеся под мягкой фланелью рубашки. — Очень соблазнительно…

Кровь прилила к лицу от его пристального взгляда, и, застигнутая врасплох, Импрес вспомнила суть их договора.

— Какой сегодня день? — спросил Трей спокойно, и она угадала его мысли, которые были близки и понятны ей.

Импрес поперхнулась, прежде чем выпалила:

— Пятый.

Она не отдавала себе отчета в том, что произнесла. Ей бы надо было сказать четверг, или двадцать пятое января, или что-нибудь еще, но слишком крепко сидело в памяти трехнедельное соглашение.

— Ты так и не получила платьев.

— Мне они не нужны, — ответила Импрес, в то время как он окинул взглядом ее блестевшие башмаки, ношеные брюки, выгоревшую рубашку и густую гриву рыжеватых волос. — Правда.

— У мамы есть кое-что.

— Не нужно беспокоиться.

— Почему бы, мне не поговорить с ней? — продолжал Трей, не обращая внимания на ее отрицательную реакцию.

— Мне нравится моя собственная одежда.

— Ты когда-нибудь носила платья? — Вопрос прозвучал небрежно, но в нем была попытка узнать о ней побольше.

— Иногда. — Импрес не решилась сказать ему, что выросла из своего последнего платья год назад, и у нее не лежало сердце переделывать что-нибудь из платьев матери.

— Может быть, кое-что можно одолжить. — Импрес запротестовала в ответ на это предложение, и Трей торопливо закончил: — Это только для гостей. Мама сказала, что они просятся навестить меня, и неприлично, когда чудодейственная целительница, которая спасла мне жизнь, одета кое-как.

Нижняя губа Импрес задрожала, и она отвернулась, чтобы Трей не видел, как ее глаза заблестели от слез. Неужели он думает, что ей нравится носить лохмотья? Дело было в том, что Гай, Эмили, Женевьева и Эдуард нуждались в одежде, а денег совсем не хватало.

— Боже мой, я порю чушь, — сказал Трей примирительно. Он коснулся ее талии и притянул к себе ближе. Взяв ее руку, он погладил тонкие пальцы. — Ты прекрасно выглядишь. Только… ну, ты знаешь, каковы женщины в провинции. Ты спасла меня, и я очень признателен тебе. Но еще больше признательны мои родители, ты для них — ангел. Что скажешь, если мама даст тебе несколько платьев, чтобы поменьше было сплетен?

Глаза Импрес натолкнулись на его внимательный и властный взгляд.

— Ты будешь, — спокойно заявил Трей, — представлена как сиделка, которая спасла мою жизнь. Никто не осмелится спросить больше.

— Как много знают люди? — спросила она, умышленно подчеркнув вопрос.

Он не стал отвечать тотчас же, пытаясь понять смысл ее реплики.

— Ты жила далеко от Елены, не так ли? Импрес кивнула, подтверждая его догадку.

— Я бы вспомнил тебя, если бы видел раньше, — спокойно сказал Трей, обращаясь больше к себе, чем к ней. — Тут все знают друг друга.

Ее зеленые глаза ничего не выражали.

— Понимаешь, у Лили было много друзей и знакомых отца, и моих тоже. — Чуть вздохнув, он продолжил: — Пятьдесят тысяч, конечно, необычная сумма для Чу. В общем, это привлекло внимание…

То есть практически каждый в Елене знает о тебе, обо мне и о пятидесяти тысячах долларов, — прямо закончила Импрес и отдернула руку.

— Я боюсь утверждать, что каждый.

Импрес посмотрела на него с вызовом. Он твердо встретил ее взгляд.

— А какого черта ты ожидала? Если ты такая смелая, — продолжил он с легкой улыбкой, — то должна понимать, что есть кое-что, что не назовешь обычным бизнесом.

Она не обратила внимания на его объяснение.

— Тогда почему я вообще должна с кем-то встречаться?

Трей не стал говорить, что она оказалась в центре внимания всей этой истории со стрельбой, в которой его роль выглядела, по меньшей мере, непонятной. Он не сказал, что у него нет намерения отпускать Импрес, прежде чем истекут три недели. Он не сказал, что думает о том, чтобы не отпускать ее вовсе. Последнее, однако, было трудно устроить до той поры, пока он не выздоровеет окончательно и не выберется из-под пристальной опеки родителей.

Глава 6

Когда Блю и Фокс пришли навестить Трея, Импрес воспользовалась этим, чтобы поговорить с Хэзэрдом. Теперь, когда Трей выздоравливал, ей представлялось разумным обсудить денежные вопросы с его отцом.

Пока Импрес отсутствовала, Трей первым делом спросил своих кузенов о Джейке Полтрейне. Блю рассказал ему, что после злосчастных выстрелов шериф начал расследование. Кроме того, Хэзэрд предпринял частный розыск.

— Все уверены, что это дело рук Джейка Полтрейна? — спросил Трей.

— Я думаю, что, скорей всего, кто-то из его людей, — ответил Фокс. — Полтрейн не будет, сам делать грязную работу.

— А как Фло?

— Ее похоронили вчера.

— Я бы хотел что-нибудь сделать в память о ней. У нее есть родственники?

— Никто не знает.

— Расспросите Лили. — Трей на секунду закрыл глаза и кровавое зрелище предстало перед ним. — Если бы моя голова была там, где ее, меня сейчас не было бы на свете.

— Судьба, — вздохнул Блю.

— Духи присматривают за мной.

— Всегда и везде, — сказал Фокс.

Все знали, что Хэзэрд и Трей имеют могущественных покровителей.

— Слава Богу, что это был револьвер, а не винтовка. Тогда бы мне не выжить.

— Эта женщина остается здесь? — решился, наконец, спросить Блю. Это было очень важно для всех.

Трей ответил вопросом на вопрос:

— Разве я не заплатил за нее?

Импрес сидела напротив Хэзэрда за большим полированным столом. Библиотека отца Трея была небольшая и очень уютная. В углу комнаты горел в камине огонь, стены от пола до потолка бьши заставлены застекленными книжными полками. Комнату заполнял полуденный свет, в ней уютно пахло старой кожей. Запах был совершенно тог же, что в библиотеке ее отца. Ну, кто бы мог подумать, что дочь графа Жана-Луи Шарля Максимилиана Жордана судьба забросит так далеко в горы Монтаны? Но Импрес не собиралась жаловаться на превратности жизни.

— Вы понимаете, сколь многим мы обязаны вам, мисс Джордан, очень обязаны, — начал Хэзэрд, приветливо глядя из-под густых бровей. — Для начала я подтверждаю каждое слово, которое сказал вам, когда раненого Трея привезли домой.

Он был очень любезен, пытаясь облегчить напоминание о необычных обстоятельствах, которые связывали ее с сыном. Хэзэрд помолчал, предоставляя ей возможность ответить.

Импрес напряглась, лихорадочно обдумывая ответ. Что ей сказать человеку, сын которого заплатил за нее в публичном доме пятьдесят тысяч долларов золотом?

— Чем могу быть полезен вам? Надеюсь, Трею не хуже? — Тревожно нахмуренные густые брови придали Хэзэрду суровый вид.

— С ним все нормально, — заверила Импрес. — Просто поразительно, что еще недавно он… ну, вы понимаете, — запинаясь, сказала она. Потом глубоко вздохнула и словно с разбегу нырнула в ледяную воду. — Я хотела бы поговорить с вами, мистер Блэк, потому что… в общем, это связано…

— Может быть, деньги? — Хэзэрд решил помочь ей, видя, как взволнована молодая женщина.

— О, да. Я понимаю, что это не ко времени…

— Не беспокойтесь, я слышал о том, что произошло у Лили, — подбодрил ее Хэзэрд, пытаясь как-то снять неловкость ситуации. — К тому же я не раз помогал сыну выйти из подобных ситуаций. Время от времени.

— Вы хотите сказать, что он и раньше покупал женщин? — воскликнула Импрес.

Хэзэрд улыбнулся, и Импрес поняла, от кого Трей унаследовал свою обезоруживающую улыбку.

— Нет, этот случай особенный, — добродушно сказал он, — вы были первой.

— Я не хочу, мистер Хэзэрд, чтобы вы думали, что для меня это обычное дело.

— Мисс Джордан, — мягко прервал ее Хэзэрд, — позвольте заверить вас, что никто здесь не собирается выносить каких-то оценок. Я не знаю, сколько времени вы пробыли в Монтане, но здешний этикет требует, чтобы вы назвали только свое имя. Кроме этого вы никому не обязаны говорить больше. К западу от Красной реки не задают вопросов.

Он действительно все прекрасно понимал и обладал той же деликатностью, что и Трей. Импрес посмотрела ему прямо в глаза, ее голос дрожал он внутреннего напряжения, когда она заговорила:

— Вы знаете, я не хотела просить у вас деньги, но у меня есть некоторые обстоятельства. Я должна вернуться туда, откуда приехала, а также… Я не знаю точно, как скоро поправится Трей, если это займет времени больше, чем я могу себе позволить… — И она решительно закончила: — Поэтому я хотела бы получить деньги сейчас.

Безо всякого колебания и расспросов, с тем же добрым выражением на лице Хэзэрд мягко спросил:

— Сколько вы хотите?

— Только то, что должен мне Трей, сэр, — быстро ответила Импрес, доставая чек. — Здесь обозначено больше чем достаточно, и, если бы не мои обстоятельства, я не стала бы ожидать, что вы выплатите всю сумму, которая столь высока. — Она внезапно смешалась и почувствовала себя одинокой в этом чужом доме. Слезы навернулись на глаза, и Импрес крепко сцепила руки, чтобы не разрыдаться перед этим могущественным и влиятельным человеком.

Посмотрев на клочок бумаги, Хэзэрд подумал, что указанная сумма слишком большая цена за время этой девушки и слишком малая за жизнь сына.

— Могу предложить вам значительно больше этого, мисс Джордан. Не будьте слишком робки.

И он стал ждать ответа. Человек слова, он был уверен в важности мотивов мисс Джордан. Импрес немного расслабилась.

— Этого более чем достаточно, мистер Блэк, — ответила она. — Сразу же, как только Трею станет лучше, я уйду с вашего пути.

— Чепуха, — ответил Хэзэрд одновременно вежливо и искренне. — Моя жена и я рады видеть вас в доме столько времени, сколько вы захотите.

Он на секунду посмотрел на свои руки, лежавшие сжатыми на полированной поверхности стола, а когда вновь поднял глаза, Импрес увидела в его глазах невыплаканные слезы.

— Мы в вечном долгу перед вами. — Его голос прозвучал глухо, несмотря на то что он пытался контролировать себя. — Если вы нуждаетесь в чем-то, мисс Джордан, достаточно только сказать об этом. Для нас жизнь Трея бесценна.

Импрес, конечно, понимала, что творится у него в душе.

Затем Хэзэрд откашлялся и продолжил обычным голосом:

— Я скажу, чтобы золото немедленно упаковали и принесли в вашу комнату. Седельные сумки подойдут для этого?

Импрес кивнула. Она подумала о новых башмаках, которые привезет домой, и о еде. Хватит и на рождественские подарки для детей, хотя Рождество уже и прошло, отпразднованное так скромно, что чувство ее были глубоко задеты. Дети вели себя мужественно, и это заставило ее тогда расплакаться. Вспомнив об этом, она внезапно улыбнулась высокому темноволосому человеку, который был добр так же, как и его сын.

— Огромное спасибо, — сказала она.

Хэзэрд и Блэйз вначале обсудили между собой, что делать с бесчисленными визитерами, стремившимися навестить Трея. Затем этот вопрос обсуждался с Треем — достаточно ли он оправился, чтобы выдержать этот натиск. Но окончательное решение было оставлено на усмотрение Импрес, которая брала на себя ответственность за лечение раненого.

Она выслушала Блэйз, которая перечислила всех, кого надо позвать, наблюдая при этом за реакцией Трея.

— Нельзя ли быть поразборчивее? — жизнерадостно спросил он. — Даже здорового некоторые из этих людей могут лишить юмора и желания жить. А что же говорить о больном? Я должен иметь право выбора.

— Например? — спросила Импрес.

— Например, исключить занудливых девиц, которые присылают мне вышитые носовые платки. Имейте жалость.

— Не знаю, дорогой, — медленно начала Блэйз, взглянув на Хэзэрда. — Я придерживаюсь той точки зрения, что, либо ты позволишь всем навестить тебя, либо откажешь, но тоже всем.

Трей застонал.

— Почему я должен так бездарно тратить время?

— Они не будут задерживаться долго, и ежедневно гостей будет немного.

— Сможет ли Трей принимать посетителей примерно час в день? — спросил Хэзэрд Импрес.

Увидев утром, как Трей уверенно садился в кресло, Импрес знала, что он будет способен принимать одного или двух посетителей.

— Если это не будет продолжаться долго, я уверена, что его здоровье не пострадает. Но время должно быть ограничено.

— Очень ограничено, — повторил Трей. — Защитите меня от Арабеллы Макджиннис и Фанни Диксон и, ради Бога, от их маменек.

— Не будь грубым, Трей. Твой отец и я обязаны общаться с этими людьми, — напомнила ему Блэйз и, хотя ее голос был мягок, сказано это было так, что спор прекратился.

Хэзэрд ухмыльнулся:

— У меня будут затруднения с Мириам Диксон. Скорее всего, она будет слишком много расспрашивать, — сказал он жене. — А выслушивать ее ханжеские поучения — это сверх моих сил.

— Она неравнодушна к тебе, дорогой, и полагает, что тебя надо спасать. Я всегда внимательно наблюдаю как она ловко припирает тебя где-нибудь в углу, боясь, чтобы тебя не увели от нее — Улыбка Блэйз была озорной.

Глаза Хэзэрда раскрылись от изумления.

— Боже что ты имеешь в виду? — Он, конечно, понимал что привлекает внимание женщин, но Мириам Диксон? Он никогда всерьез не воспринимал ее как женщину скорей уж как машину, постоянно изрекающую прописные истины по любому поводу.

— Теперь ты знаешь, на что это похоже, папа, — сказал Трей. — И Фанни не лучше, хотя она имеет кое-какие преимущества перед маменькой.

— Твой отец узнал, на что это похоже довольно давно задолго до твоего рождения-спокойно сказала Блэйз — Но, чтобы облегчить твою участь, мы присмотрим, чтобы они не задерживались надолго. — Обещаешь? — спросил Трей осторожно.

— Даю слово, — ответила приветливо Блэйз.

— В таком случае можете их присылать. Никто не умеет лучше мамы управляться с людьми в обществе, — объяснил Трей Импрес. — Она специалист по этому.

— Мне все эти годы довелось совершенствовать это умение на твоем неуправляемом отце — заявила Блэйз насмешливо приподняв брови — После этого остальной мир уже не представляет затруднения.

— Я чувствую, что мои долг, — ответил Хэзэрд мягко его глаза смеялись, — присмотреть за тем, чтобы твоя жизнь была полна событиями.

— Как ты добр, — пробормотала Блэйз, и они обменялись с Хэзэрдом любящими взглядами.

— Только запомните, — предупредил Трей, — Мириам Диксон не должна появляться без вас, иначе она замучает меня поучениями.

— Согласны, — ответила Блэйз. — Теперь, как насчет десяти часов. Не слишком рано? — Она вопросительно посмотрела на Импрес.

— Десять часов будет в самый раз, — ответила она.

Глава 7

Дункан Стюарт, тщательно намазывая бутерброд, говорил со своей дочерью раздраженным тоном:

— Если ты настаиваешь на том, чтобы водить компанию, — он сделал паузу, аккуратно распределяя масло по поверхности подогретого ломтика хлеба, а затем посмотрел на свою красивую дочь холодными презрительными глазами и иронически продолжил, — с неподходящими людьми, то я предлагаю тебе найти человека, у которого найдется достаточно денег, чтобы содержать тебя, если это вообще возможно.

— Ну, папа, у тебя достаточно денег для нас обоих, — ответила Валерия, совершенно не собираясь каяться. Она положила ложку сахара в чашку и, небрежно приподняв высокие черные брови, беззаботно посмотрела на отца.

— Ты точно, как твоя мать! — воскликнул Дункан. — Совершенно не понимаешь, как достаются деньги.

— Да нет, я скорее похожа на тебя, папа. Бедная мама думала, что деньги присылают по почте строго по расписанию. Я знаю куда больше. Например, что твое плохое настроение сегодня утром связано как-то с тем, что дела с агентом по делам индейцев идут неважно, ведь так? — И очаровательная молодая женщина с аккуратно уложенными локонами внимательно посмотрела на отца хищными, холодными как лед глазами.

Дункан Стюарт молчал. Весь вид его говорил о сильном раздражении. Тогда Валерия улыбнулась и ласково спросила:

— Скажи мне, неужели нет никого, кто бы мог посодействовать в твоем деле?

— Нет, черт побери, — проворчал отец. — Хотел бы я, чтобы все уладилось. Поговаривают о новом расследовании в Вашингтоне. Тысяча чертей! Несколько индейцев умерли, а все поднимают такой шум, как будто это была их любимая бабушка!

— Папа, не принимай все так близко к сердцу. Ты хорошо знаешь, что эти крики мгновенно утихнут. Будет несколько броских заметок в газетах, которые заставят поволноваться некоторых доброжелателей, но к тому времени расследование сойдет на нет, увязнув в бюрократических коридорах, и никто ни о чем не будет беспокоиться.

Когда мать еще была жива, Валерия уже вошла в роль доверенного лица отца. В отличие от дочери, Присцилла Виндхэм Стюарт никогда не понимала своего энергичного и стремительного мужа. Он был одним из самых молодых полковников в Гражданскую войну и покорил ее сердце, когда приехал в Огайо на побывку. Отец Присциллы, судья Виндхэм, не одобрял ее поведения, но исправно посылал деньги единственной дочери до самой ее смерти три года назад. Здоровье у нее всегда было хрупким, как говорил доктор. Валерия же полагала, что настойки опия, которые мать регулярно принимала от «нервов», и свели ее в могилу.

Дункан Стюарт — надо отдать ему должное — не тратил понапрасну деньги жены и действительно скопил некоторое состояние на деловых операциях. Однако все дело было в том, что ему хотелось больше денег. Да, время от времени он играл в клубе в покер. Но чтобы войти в круг избранных, необходимо было делать это чаще, а Дункан не мог себе позволить такую роскошь.

Город Елена, безусловно, имел больше миллионеров на душу населения, чем любой другой город в мире. В маленькой горной столице их было больше пятидесяти. Некоторые из них зарабатывали по миллиону в месяц.

Одна хозяйка гостиницы как-то заметила, что она всегда очень вежлива со слугами, потому что никто не знает, кем они станут неделю спустя. Состояния делались за одну ночь на золотых, серебряных, медных рудниках и угольных копях. И на торговле лесом. И на строительстве железных дорог. И на перепродаже земли. Это было время, когда везде, как в средневековье, господствовала философия непокорных алчных баронов.

Дункан Стюарт и его дочь Валерия, имея такие примеры перед глазами, безгранично уверенные в логике существующего порядка, считали, что единственным смыслом жизни может быть только собственная выгода.

— А что касается будущего мужа, то я его уже выбрала.

Ее отец перестал ворчать и с удивлением уставился на нее. Отложив в сторону вилку, он серьезно спросил:

— Я знаю его? Или ты побеспокоишься о том, чтобы нас познакомить?

Дункан Стюарт хорошо знал склонность дочери к мимолетным любовным связям с кем попало. Сам он считал, что лучше всего Валерии подходит младший сын герцога Сазерлендского, но Валерия говорила, что он слишком толст и плохо воспитан.

— Надеюсь, — жеманно заявила она, — Трей не вызовет у тебя возражений.

Улыбка чуть искривила чувственные губы Валерии.

— Он не захочет. В клубе спорили, что Трей никогда не женится. Этот молодой племенной жеребец готов разделить с женщинами свое искусство в любовных утехах, но не свое имя.

— Я собираюсь заполучить его.

Дункан Стюарт подумал, что его дочь смела до бесстыдства, но в то же время очень неглупа.

— Каким образом? — спросил он, став внезапно очень серьезным.

— Он женится на мне, когда узнает, что я жду от него ребенка.

— Этим Трея не проймешь.

— Он женится, когда ты скажешь ему об этом.

— Не думаю. Карл Морс, держа Трея под дулом револьвера, ничего не сумел добиться. И Блэйр Бильярд. Эта семейка, если что-то задумает, никогда не отступится. Они будут стоять на своем и пустят в ход свои револьверы, если понадобится. Был слух, что у дочери Карла он не первый, так же как, впрочем, и у остальных. Трей предпочитает таких, как я слышал. Меньше сложностей. Ходят разговоры, что с тех пор, как он вернулся из школы, им побиты все известные рекорды. Так что подумай о лучшей наживке, дорогая, если хочешь заполучить Трея Брэддок-Блэка в мужья.

— А если он женится на мне, — она сделала паузу, и слащавая самоуверенная улыбка появилась на ее лице, — когда ты скажешь его отцу, что Грей Игл и Буффало Хантер будут повешены за то, что собирались изнасиловать меня?

Дункан задумался, но через секунду отрицательно покачал головой.

— Не лучший вариант. С Хэзэрдом это не пройдет. Ты действительно ждешь от Трея ребенка? — спросил он, наконец поняв, что Валерия переложила на его плечи проблему с Треем.

— Нет.

— Слава Богу.

— Не от него.

— Боже! От кого?

— Она пожала плечами.

— Не знаю точно.

Отец положил обе руки на стол и окончательно разъярился.

— Нельзя же быть такой безответственной!

— Как ты можешь так говорить, если я собираюсь выйти замуж за Трея? — ответила она уверенно. — Конечно, с твоей помощью.

— Потребуется много больше того, чем просто моя помощь, — прорычал отец. — Хэзэрд Блэк не привык проигрывать.

— Папа, — благодушно сказала Валерия, — он не проиграет. Он получит любящую сноху, спасет двух своих соплеменников от петли палача и станет добрым дедушкой.

— Ты забываешь об одной маленькой детали. А что, если Трей не выживет от полученных ран?

— Сообщения, папа, о его здоровье очень обнадеживающие. Трей выздоравливает. И, пожалуйста, не говори, что тебе не хотелось бы связываться с этим. Многие из твоих друзей ненавидят таких индейцев, как Хэзэрд Блэк, у которых миллионы. Ты ведь не дурак, чтобы не принимать деньги во внимание. А политическая власть?! Говорят, что Хэзэрд знает половину конгрессменов в Вашингтоне. Вот что мы получим, если сделаем, что задумали.

По здравому размышлению Дункан решил, что план Валерии имеет свои сильные стороны. И она права, что Хэзэрд не может не позаботиться о своих соплеменниках. Зачастую он был их единственным адвокатом, платил за то, чтобы вызволить из беды. Кроме того, у Дункана были влиятельные друзья в суде. Если им представится возможность вынести обвинение двум индейцам, или хотя бы передать дело судье Клэнси, все может стать возможным.

— Когда, ты считаешь, — спросил он с легкой улыбкой, — можно будет раскрутить этот план?

— Зачем торопиться, пап. Давай дадим Трею неделю-другую, чтобы оправиться от ран. Заседания суда начнутся на следующей неделе. Может быть, Хэзэрд появится там, и у тебя будет возможность потолковать с ним. Также будет невредно поговорить с Ливингстоном из «Горного ежедневника». Ты знаешь его отношение к индейцам. Кстати, почему бы и мне не встретиться с ним?

— У меня будет ленч с судьей Клэнси. Мы могли бы обсудить этот вопрос с ним. С тех пор как сына Хэзэрда освободили от поста агента по делам индейцев, Джо Клэнси жаждет крови Хэзэрда. — И Дункан стал теребить цепочку от часов, что делал всегда, обдумывая новую сделку.

— Будь осторожен, отец, — предупредила Валерия, памятуя о том, что у Дункана стремление действовать брало верх над рассудком. — Мы не можем допустить, чтобы Хэзэрд узнал все заранее.

Пальцы Стюарта успокоились, спокойно улеглись на обшлага его расшитой домашней куртки. Он вздохнул, внезапно поразившись сложности полученного задания.

— Будет он знать или нет, но твоя идея может не сработать.

— Не будь пессимистом, — мягко упрекнула его Валерия. — Между прочим, если мы вовлечем в это дело Ливингстона с его крикливой газетенкой, а судья Клэнси поймет, что у него есть возможность унизить Хэзэрда, то шансы на успех у нас есть.

Дункан хрюкнул, что он делал всегда, когда не мог подобрать слов для ответа.

— А что, если ничего не получится? — наконец пробормотал он. — Что ты собираешься делать с ребенком?

— Выйду замуж за кого-нибудь еще, — ответила она, опустив длинные пушистые ресницы. — Может быть. Или отправлюсь куда-нибудь в Европу. В конце концов, о ребенке побеспокоятся где-нибудь во Франции или Англии. Налить тебе еще кофе, папа?

Глава 8

В это утро Импрес проспала, и только приглушенный разговор в комнате Трея разбудил ее. После того как миновал кризис, она спала в гардеробной, что было намного удобнее, чем на походной койке рядом с Треем. Комната была небольшая, вытянутая, как купе в пассажирском поезде, и располагалась между спальней и ультрасовременной ванной комнатой с кранами горячей и холодной воды. Это был поразительный контраст по сравнению с ее домом в горах. Огромный котел, работающий на жидком топливе и расположенный на склоне гор за конюшнями, приводил в действие электрический генератор, который обслуживал ранчо. Гудение генератора было хорошо слышно в это спокойное утреннее время.

С внезапным волнением Импрес вспомнила, что сегодня к Трею придут посетители. Может ли она оставаться в этой уютной комнате, чтобы избежать любопытных взглядов? Ее появление тем вечером на аукционе у Лили могло быть расценено как бесстыдство, хотя это было только актом отчаяния. И хотя Трей безразлично относился к мнению общества, Импрес не могла позволить себе чего-то подобного. И потому встречи с назойливо-любопытными посетителями будут, вероятно, болезненными для ее самолюбия.

Может быть, отложить на завтра? — малодушно подумала она, глубже забираясь под одеяло. Нет, надо вставать, решила она через минуту и, посмотрев на часы, увидела, что сейчас только девять часов. Было слишком рано, чтобы звучавшие в комнате Трея голоса принадлежали посетителям. Должно быть, к Трею заглянул кто-то из членов семьи. В таком случае она может спокойно одеться и побыть в этой комнате, пока не появятся первые посетители.

Когда Импрес встала, то заметила несколько платьев, лежащих на стульях, простых повседневных платьев из шерсти и бархата. Она подошла к ним, словно бедный ребенок, которого тянет к магазину с конфетами и сладостями, не раздумывая и не останавливаясь. В глазах у нее зарябило от их многоцветья, и она чуть отодвинулась назад, а потом коснулась самого роскошного, сшитого из зеленого бархата. Импрес погладила его нежно, забытое чувство пробудилось в ней. Искушение было невозможно преодолеть, и через секунду Импрес взяла платье и приложила к себе, посмотрев в зеркало.

Зеленый цвет изумительно гармонировал с цветом ее волос, платье подчеркивало золотистый цвет кожи, образуя красивые рельефные складки около голых ног. Глядя в зеркало, она вспомнила детство. Богатое платье возродило в памяти те замечательные минуты, то удивительное наслаждение, когда ощущаешь себя парящей в небе птицей. Только теперь это уже не игра во взрослых, она стала молодой женщиной, хотя такое превращение произошло слишком внезапно. Но платье снова дало ей возможность почувствовать себя юной, легкомысленной и свободной.

Импрес колебалась, сознавая, что она больше не ребенок. Главное не одежда, а то, что представляет собой сам человек. Но затем она улыбнулась, жизнерадостный яркий блеск появился в глазах, и Импрес решила временно отбросить благоразумие. Как она будет выглядеть сейчас в экстравагантном платье?

Боже, сколько времени прошло с тех пор, когда она надевала его последний раз!

Сбросив ночную рубашку, она натянула платье через голову; тяжелая ткань, благоухавшая розами, заструилась по ее нагому телу. Вставив руки в длинные рукава, она оправила юбку на бедрах и начала застегивать многочисленные пуговицы от талии до шеи. Они легко застегнулись внизу, на ее стройных бедрах и тонкой талии, но полнота грудей не дала возможности застегнуть пуговицы выше, как она ни пыталась. Лиф был явно скроен для более миниатюрной женщины, да и по длине оно было коротковато Импрес. С тем, что из-под юбки видны ноги, еще можно было примириться, но лиф, расстегнутый почти до талии, делал платье непригодным. Может быть, платье в ином стиле лучше подойдет ей? Она раздумывала, не примерить ли платье из немецкой голубой шерсти или из французского розовато-лилового фая, когда внезапно услышала крик Трея:

— Импрес! Импрес! Иди сюда!

Голос у него был возбужденный, и паника охватила ее. Не слишком ли легко все прошло? тревожно подумала она. Лучше бы он не вставал вчера. А может быть, развилась инфекция? Боже, не было ли кровотечения?

Она рванулась к двери, бархат разлетелся вокруг ее ног. Шепотом ругая себя, она подобрала одной рукой юбку, а другой дернула на себя дверь. Как вихрь влетела Импрес в комнату Трея.

Услышав глубокий вздох и негромкий вскрик, Импрес почувствовала, как внезапно ослабели у нее ноги. Платье у нее совсем раскрылось, обнажая круглые груди. Она лихорадочно искала взглядом Трея, единственного близкого ей в этом чужом доме человека.

Он был там-в постели, выглядел отдохнувшим, здоровым, отнюдь не страдающим от боли или болезни. Широкие плечи Трея удобно расположились на высоко подложенных подушках. Целый и невредимый, отметила она с внезапным облегчением, увидев, что на его красивом лице сияет улыбка. И когда их глаза встретились, она поняла, что внезапная паника была совсем лишней, потому что его светлые глаза мерцали точно так же, как в ту снежную ночь у Лили, когда она вышла из ванны. С бьющимся сердцем она разглядела в них неприкрытое желание.

Оторвавшись от его глаз, которые откровенно говорили о глубокой страсти, Импрес с беспокойством, вызванным не столько неподходящим нарядом, сколько призывным взглядом Трея, стала разглядывать комнату, ища других людей, разговор которых разбудил ее.

Первой, кого она увидела, была дородная женщина, затянутая в корсет и одетая в черное платье, кисти рук у нее были скрещены на животе. Широко раскрытыми устрашающими глазами она разглядывала Импрес. Рядом с ней сидела миниатюрная девушка, одетая в светло-розовое платье, которое совершенно не шло к ее бесцветной внешности. Вид у нее был такой, как будто она собиралась упасть в обморок.

Хэзэрд, чуть наклонившийся к изголовью постели Трея, выглядел совершенно спокойным. Блэйз разливала кофе.

Боже, какая она красавица! — решил очарованный Трей. Он никогда не видел Импрес, одетой в платье. Роскошный бархат оттенял ее живые глаза, загорелую кожу, румянец на щеках, чистый атлас ее грудей, дразняще обнаженных. Когда же все наконец уйдут из комнаты и оставят нас вдвоем? — эгоистично подумал он.

Блэйз первой нарушила напряженную тишину.

— Импрес, дорогая, — сказала она со щепетильной вежливостью, — подойдите и познакомьтесь с миссис Диксон и ее дочерью Фанни.

Очень важно, чтобы положение Импрес в семье Брэддок-Блэк было немедленно определено. Слухи и сплетни должны быть сразу же приостановлены. Девушка спасла жизнь Трею. Они обязаны ей всем.

Импрес немного придвинулась, щеки залились горячим румянцем, ее сердце страшно колотилось, но под уничтожающим взглядом Мириам Диксон кровь десяти поколений аристократов Джордан заставила ее взять себя в руки. Она подняла прямой нос немного вверх, ступила босыми ногами по ковру постановилась в метре от сидящей женщины.

— Мириам и Фанни, я бы хотела представить вам Импрес Джордан, изумительную сиделку, которая спасла Трею жизнь, — произнесла Блэйз, словно представляла ее королеве Виктории во дворце, одетую в парадное платье, а не полураздетую с босыми ногами, как было в данном случае. — Мы, а я уверена, что вы это понимаете, безгранично благодарны Импрес.

Мириам коротко кивнула в направлении Импрес, открыв свой рот только до минимальных пределов, достаточных для того, чтобы произнести:

— Доброе утро.

Взгляд Фанни пугливо перебежал с матери на Импрес, прежде чем она пробормотала почти неслышно:

— Доброе утро. — Затем она опустила глаза на свои переплетенные пальцы.

— Платье, насколько я понимаю, — заметила Блэйз с солнечной ясной улыбкой, — нуждается в некоторых переделках.

Обернувшись к двум сидящим напротив женщинам, она небрежно объяснила:

— Мисс Джордан была проездом, без багажа, и мы помогли ей с одеждой.

Она вполне бы могла также добавить: «Только вчера она свалилась с луны», и никто бы не посмел возразить.

Да уж, без багажа, с раздражением подумала Мириам Диксон. Маленькая бродяжка нища, как церковная мышь. События той скандальной ночи обсуждались в городе очень заинтересованно. Как она смеет задирать нос передо мной? — подумала надменная женщина, кипя от злости. Но семья Брэддок-Блэк была силой, которую так просто не возьмешь. Подобие улыбки на ханжески поджатых губах, и Мириам с ехидной вежливостью спросила:

— В холодную зиму путешественникам следует помогать, не так ли? — Глаза у нее были холодные. — Как скоро вы планируете вернуться домой?

Трей подчеркнуто произнес:

— Не скоро.

Ни сейчас, ни в прошлом его не интересовало, что думают о нем Мириам Диксон всего мира. Если у Импрес нет опыта в непростых взаимоотношениях здешнего общества, то у Трея его более чем достаточно. Но прежде чем он успел продолжить, вмешался его отец.

— Дело в том, — мягко, но уверенно начал Хэзэрд, — что мисс Джордан вернется только тогда, когда Трей полностью выздоровеет. Как вы поняли, она оптимистично настроена в отношении здоровья нашего сына. А вообще-то, она просто чудо, мы все так считаем.

Трей улыбнулся с самым приветливым видом. Действительно чудо, подумал он, особенно в постели. Если он убедит присутствующих оставить его, то сможет проверить свое выздоровление очень неспешной оценкой чудодейственных способностей мисс Джордан.

Чудо, что эта проститутка не вывалилась вообще из платья, подумала Мириам Диксон. Ее бедная дочь сидит с округлившимися глазами.

— Еще кофе, дорогой? — спросила в наступившей тишине Блэйз, в душе одобрив реплику Хэзэрда, и улыбнулась Импрес.

— Нет, благодарю.

— Печенье?

— Благодарю, нет.

На лице Мириам было такое неприкрытое выражение недовольства, что, когда она открыла рот, чтобы произнести первую фразу, Трей решил немедленно пресечь все возможные осложнения.

— Ой! — вскрикнул он так громко, что в комнате некоторое время было слышно эхо.

И затем с полным пренебрежением к реализму громко и театрально застонал, схватившись за грудь.

Импрес окинула его удивленным взором. У Трея просто нет ни капельки стыда. Его жизнерадостные серебристые глаза встретились с ее взглядом, и он застонал еще громче.

Немедленно поднявшись, Блэйз сказала гостям с ничего не выражающим лицом, что у бедного мальчика опять появились сильные боли.

— Пожалуйста, извините нас, и спасибо, что пришли. — Провожая посетителей до двери, она продолжала говорить о том, как была рада их видеть. Плотно закрыв за ними дверь, Блэйз вернулась и, наклонившись к сыну, сказала: — Трей Брэддок-Блэк, у вас нет совести.

— А я не видел более дрянного актера, — спокойно добавил Хэзэрд.

— Зато я избавился от них, не так ли? — возразил Трей с самым ангельским выражением на лице.

— Мириам была на грани взрыва, дорогая, — сказал Хэзэрд и разразился долго сдерживаемым смехом.

— Да уж, — с усмешкой произнесла Блэйз. — Я еще не видела ее такой озлобленной. Как мы будем после этого смотреть им в глаза?

— Я и папа берем ответственность на себя, — заявил с ухмылкой Трей. — Мы куда более грубы по сравнению с тобой.

— Пожалуйста, не пугай меня, — с улыбкой предостерегла его Блэйз. — Одной сцены в день для меня более чем достаточно.

И все рассмеялись.

Импрес, видя, что родители и сын связаны такими товарищескими отношениями, захотела покинуть комнату Трея. Далекое от светской условности поведение казалось ей восхитительным, но, вместе с тем, отгораживало их от нее. Однако в следующее мгновение Блэйз вовлекла ее в семейный круг.

— Простите нас, дорогая, — сказала она, — но Мириам Диксон такое тяжелое испытание, что после ее ухода мы чувствуем себя школьниками, сбежавшими с уроков. Она очень неприятный человек, но все терпят ее ради Фанни. Спасибо вам, что держались так мужественно в ее присутствии. А теперь следует позаботиться о ваших платьях. Я пришлю Мэйбел, и она приведет все в порядок.

— Пожалуйста, не беспокойтесь, — ответила Импрес, придерживая рукой лиф платья и чувствуя неловкость от того, что ее разглядывают. — Может быть, другие платья окажутся впору.

— Между прочим, мама, — вмешался Трей, — почему бы не подождать принимать гостей до того времени, пока одежда Импрес не будет изменена?-Трей не отрывал глаз от Импрес с той минуты, как она ворвалась в комнату. Его единственным желанием было остаться вдвоем с ней. Словно юность вернулась к нему, казалось, что Трей годами не имел близости с женщиной.

— Я больше не собираюсь принимать участие в спорах о приеме посетителей, — сказал Хэзэрд с чисто мужским пренебрежением к тонкостям этикета. — Оставляю это на твое усмотрение, дорогая. Импрес, вы выглядите прекрасно. Не обращайте внимания на Мириам. У нее в голове одни псалмы.

А ты, Трей, не злоупотребляй любовью своей матери.

Улыбнувшись, он поднялся и направился к двери. Открыв ее, Хэзэрд обернулся и спокойно произнес:

— Я отправляюсь вместе с Блю в конюшни, там собирается жеребиться кобыла. Если будет что-нибудь меньшее, чем финансовый кризис, пожалуйста, обойдитесь без меня.

И, улыбнувшись еще раз, он вышел.

— Я очень устал, мама, — соврал Трен через минуту после ухода отца.

— О, дорогой., — сказала Блэйэ с материнской заботой. — Я понимаю, что Мириам и Фанни пробыли слишком долго. Этот вопрос с гостями просто нелеп, — решительно добавила она. Беспокойство эа Трея заставило ее забыть о правилах этикета. — Они не поднимутся дальше лестницы, вот и все. Отдыхай, дорогой, а я займусь ими сама.

— Спасибо, мама, — кротко ответил Трей.

Его вкрадчивый голос напомнил Импрес ее младшего брата Эдварда. Он говорил точно так же, когда хотел ее уговорить.

— Может быть, Мэйбел подождет? — пробормотал Трей тихо, опускаясь глубже под одеяло.

Господи, у него вообще нет принципов, раздраженно подумала Импрес.

— Конечно, дорогой — торопливо ответила мать и подошла к нему, чтобы пощупать лоб. — У тебя нет жара?

— Немного, — слабо ответил он.

Жар действительно опаляет меня, подумал Трей. Жар нетерпения остаться вдвоем с Импрес, которая стояла посредине комнаты и внимательно рассматривала его сузившимися глазами.

— Импрес, — с беспокойством обратилась Блэйз, — на что это может быть похоже?

На притворство, додумала Импрес, у которой уже была практика общения с Треем, когда кровь у него закипала.

— Я приготовлю микстуру от лихорадки, — сказала она оживленно, решив, что желания Трея должны быть ограничены.

— Я не буду больше пить это горькое пойло, — Трей отреагировал мгновенно, голос у него был совершенно нормальный.

— Но ты же хочешь чувствовать себя лучше? — спросила Импрес.

— Я бы предпочел просто позавтракать, — пробормотал он.

— Если у тебя жар, ты должен принять лекарство, — мягко возразила Импрес, в ее глазах засверкал вызов.

— В самом деле, дорогой, — сказала мать, — это же для твоей пользы. Пожалуйста, сделай то, о чем говорит Импрес, и я уйду, чтобы ты мог отдохнуть.

Широкая улыбка удовлетворения внезапно появилась на лице Трея.

— Ты права, мама, — согласился он покорно. Выражение на лице у него было до смешного добродетельное. — Хороший отдых избавит меня от лихорадки, я уверен.

Наконец-то Трей добился того, что останется вдвоем с Импрес, Он не сомневался в своем умении завлечь ее к себе в постель. Уж с этим-то не будет проблем. Быстро посмотрев на часы, Трей прикинул, сколько времени осталось до ленча и, решив, что вполне достаточно, оказал:

— Присмотри за тем, чтобы до полудня меня не беспокоили.

— Очень здраво, — удовлетворенно согласилась Блэйз. — Разве он не послушный пациент? — спросила она Импрес, уверенная, что та разделяет ее гордость за сына.

Трей удобно расположился на подушках — глаза у него были невинные, как у младенца, — и с удовольствием ожидал ответа Импрес. Почувствовал ее скептицизм к затеянному им представлению, он, забавляясь, наблюдал за тем, как она будет выходить из затруднительного положения. Станет ли Импрес возражать матери или согласится из вежливости? Осмелится ли она назвать его поведение блефом? Разомлеет ли сразу или будет сопротивляться? А сколько времени потребуется на то, чтобы она забралась к нему в постель?

— Если Трей согласится принять лекарство, я не могу просить о большем, — ответила Импрес с легким злорадством в голосе.

— Ты ведь не против, дорогой? — немедленно откликнулась Блэйз, уверенная, что ее дорогой мальчик будет послушным.

— Я выполню все, что поможет мне поправиться, — двусмысленно ответил Трей.

Его мнение о том, что ему может помочь, видимо, не совсем точно совпадало с тем, что думают его мать и Импрес.

Импрес мгновенно насторожилась. Его тон был слишком дружелюбным и покорным, а ответ прозвучал уж очень неопределенно.

— В таком случае, я оставляю тебя под присмотром Импрес. — Блэйз поцеловала сына и ушла.

Напряженная тишина воцарилась в комнате.

Их не будут тревожить до полудня.

Словно охотник, прикидывающий свои возможности, Трей не торопясь оглядывал одетую, в бархат молодую, цветущую женщину, ее прекрасную белую грудь, хорошо видную в распахнутом лифе и красиво обрамленную зеленой тканью.

— Иди сюда, — сказал он. Голос у него был низкий, приглушенный, слова прозвучали как приказ. И, хотя больше ничего произнесено не было, в богатом оттенками, мягком тембре голоса отчетливо слышались нотки человека, привыкшего к власти.

Импрес все еще стояла неподвижно, в напряженной позе, кожей чувствуя его взгляд. Помимо воли, где-то в глубине женского естества зародилось пульсирующее тепло, какое-то необъяснимое томление, вызванное его горящими глазами и словами небрежной команды. Просто сумасшествие, что взгляд и два слова могли оказать на нее такое действие, и Импрес осторожно попыталась отбросить охватывающее ее непонятное страстное влечение.

Все это весьма смахивает на приручение норовистой молодой кобылы, подумал Трей. И наверное, поэтому, когда он заговорил, его голос был успокаивающий и мягкий:

— Все ушли. Тебе нет необходимости придерживать ворот. Для меня это просто платье, которое тебе не подходит. На самом деле, — добавил он еще мягче и тише, — ты выглядишь прекрасно.

Он приподнялся и сел на постели. Вид у него был здоровый, Трей совершенно не походил на больного.

Она старалась не замечать его широких крепких предплечий, хорошо видных из-под закатанных рукавов пижамы, не обращать внимания на то, как длинные шелковистые волосы небрежно рассыпались по подушке и что пижама была расстегнута почти до талии, а повязка на груди больше подчеркивала силу, чем говорила о немощи. Его жизненная сила обволакивала Импрес, горячее желание Трея было нескрываемым и очевидным для нее, и он был неотразим в своей законченной мужской красоте. Сколько же было у него женщин, сколько ему пришлось практиковаться, чтобы приобрести такое роковое обаяние?! Подход Трея был прозрачно ясен и эффективен: стыдливость, с которой она придерживала лиф платья, была глупа и неуместна здесь, в этой комнате, между мужчиной и женщиной, уже испытавшими полную близость. Благодарность за его лесть, за доброту во время визита Мириам Диксон восстановила поколебавшееся доверие Импрес. Пальцы ее разжались, и она опустила руки.

Трей с восхищением посмотрел на нее. Лиф распахнулся от шеи до талии, почти полностью открыв тело. Он вспомнил атласную гладкость полных грудей, их вкус, вспомнил, как она стонала от наслаждения, уступая ему, когда он нежно ласкал каждый сосок. Голые ноги Импрес были видны из-под коротковатой для нее юбки, подчеркивая изумительную прелесть ее тела.

— Ты еще слишком слаб, — мягко сказала она, нарушив напряженную тишину.

— Но сильнее тебя. И тверже.

Ее затрясло от откровенного намека, и внизу живота стало загораться пламя.

— Ты можешь навредить себе. — Предупреждение прозвучало очень тихо. Это была уступка, совесть не позволяла ей промолчать, но в голосе не было убежденности.

— Я уже навредил, — он говорил по-прежнему спокойно, хотя буквально изнемогал от желания. — Поэтому я хочу… — Трей сделал паузу, подбирая слова, а потом продолжил: — чтобы ты подошла и помогла мне.

При других обстоятельствах такие безобидные слова могли бы иметь совершенно другой смысл, но сейчас это было нетерпеливое и страстное требование, вероятно, не вполне уместное в этой освещенной солнцем комнате.

Импрес несколько мгновений обдумывала ответ, пытаясь найти средство, которое удержало бы Трея и уберегло от возможного ухудшения здоровья. Чувство долга мучительно боролось в ней со страстным нетерпением, вызванным желанием.

— Я соглашусь, только если вначале ты примешь лекарство, — заявила она тоном опытной сиделки.

— Поторопись. — Голос у него был напряженный, срывающийся от возбуждения.

Что ему ответить? Она не была уверена.

— Ты согласен? — спросила она. Трей кивнул, сделка была заключена.

Без злорадства, все взвесив, Импрес приготовила снотворное. Трей только начал выздоравливать; то, что ему хотелось, решила она, опасно для здоровья. Он не может предусмотреть все последствия.

Импрес дала раненому лекарство в маленькой чашке, и он тепло улыбнулся, взяв ее в руки.

— Ты не могла бы снять это платье, — попросил он рассудительно, — чтобы поддержать мои силы?

— Как только ты выпьешь лекарство, я пойду и сниму его, — ответила она. — Не закрыть ли мне шторы?

Импрес подошла к окну и взялась за бечеву, решив, что в темноте он быстрее заснет.

Подняв чашку к губам, Трей спросил:

— А тебе больше нравится полумрак?

Легкое поддразнивание прозвучало в его словах. Обернувшись, она бросила на него горящий взгляд:

— Кто-нибудь говорил тебе, что ты избалованный ребенок?

— Кроме тебя, никто, — ответил Трей оживленно и глотнул из чашки.

Вздохнув, Импрес вернулась к окнам, потянула бечеву, и вскоре в комнате воцарился полумрак.

— Не задерживайся, дорогая. Скорее снимай платье и приходи ко мне.

Быстро отметив, что чашка, в которой было лекарство, стоит на прикроватном столике, она дружелюбно ответила:

— Вернусь через минуту.

Войдя в гардеробную, она прикрыла дверь и посмотрела на маленькие часы на туалетном столике. Через пять минут лекарство должно подействовать.

Импрес, не торопясь, расстегнула платье, оно мягко скользнуло на пол. Подобрав его, она тщательно расправила прекрасную ткань, чтобы на ней не осталось складок. Платье было изумительно сшито, все швы были заделаны шелком, а стежки были такие маленькие, что их едва можно было разглядеть. У мамы был костюм для верховой езды из такого же зеленого бархата. Она прекрасно в нем выглядела, когда отправлялась вместе с папой на прогулку. Казалось, целая вечность прошла с того времени. А теперь костюм был перешит в подбитое ватой одеяло, которым накрывались Гай и Эдвард в постели на сеновале.

Открыв одну из дверей, в которую было вделано зеркало, она увидела плотно навешанные рубашки, тщательно подобранные по цветам. Из любопытства Импрес открыла все двери, расположенные вдоль стен гардеробной. Пиджаки, пальто, куртки, брюки, еще рубашки и полки, заставленные башмаками, легкими туфлями, сложенными свитерами. Дюжина шелковых халатов, халаты зимние, стеганые. Шелковые шарфы и галстуки всех цветов радуги.

Прямо перед ней был большой шкаф, заполненный костюмами, большинство из которых, судя по наклейкам, были сшиты в Англии. Рядом она увидела открытую дверь, заглянула туда и застыла в изумлении. В этом шкафу хранилась одежда из кожи, украшенная бахромой, бисером, иглами дикобраза, отделанная мехом горностая и волчьими хвостами, удивительная одежда, которую она не видела прежде. Пальцы Импрес касались длинной бахромы, гладили пушистые волчьи хвосты, скользили по белому меху горностая. Это, наверное, совсем другой мир, где требовалась подобная одежда. И хотя Импрес знала о происхождении Трея, она всегда воспринимала его только как богатого молодого человека. Но как все это сочетается с открытым сейчас ею миром? Трей выглядел бы совсем по-другому, одетый в индейскую одежду.

Она вытащила одну куртку из кремовой кожи, расшитую полосами из синего бисера, и приложила ее к себе. Кожа была атласно мягкой. Импрес посмотрела на себя в зеркало. Длинная бахрома куртки опускалась почти до колен. На рукавах куртка была расшита зелеными иглами дикобраза, которые образовывали правильный геометрический узор, придавая одежде особенно мужественный вид. Ей вдруг страстно захотелось примерить куртку на себя. Но как много значит для Трея эта одежда? Осмелится ли она вступить в этот закрытый таинственный мир?

Импрес еще никогда не видела такого великолепия; это, безусловно, было произведение искусства. Она быстро надела куртку и, взглянув на себя несколько раз, тут же повесила ее на место. Импрес хотела после этого выглянуть из гардероба, чтобы посмотреть на своего пациента, прикрыт ли он одеялом. Когда Трей проснется, она извинится перед ним за снотворное. Лекарство дано для его же собственной пользы, подумала она удовлетворенно, и согласится он с ней или нет, но она лучше знает, что для него полезно. Но увидев красивую кожаную рубашку, Импрес не смогла удержаться и, надев ее через голову, расправила на плечах, восхищенно рассматривая себя в зеркало. И тогда за ее спиной раздался спокойный голос:

— Здесь есть еще ожерелье из когтей медведя в третьем шкафу, может быть, тебе захочется примерить и его?

Она обернулась.

Трей стоял в темном дверном проеме, небрежно облокотившись о стену.

— Я думала, что ты… — Импрес остановилась, осознав внезапно, что ее слова звучат как попытка оправдания. — Ты должен был спать, — спокойно продолжила она.

Трей, закрывший почти весь проем, казался огромным. Одетый в серый шелковый халат, как бы окаймленный дверной коробкой, он выглядел словно мрачное привидение из царства теней. Однако голос был прямо отличен от его таинственного появления. Он был жизнерадостным и каким-то солнечным.

— У меня были другие планы, — сказал Трей и улыбнулся.

Улыбка у него была потрясающая и действовала она ошеломляюще. От нее у Импрес закружилась голова, но она заставила себя успокоиться.

— А где лекарство? — спросила она шепотом. Он небрежно помахал пальцами.

— Там же, в чашке.

— Ты не доверяешь мне? — наконец-то она смогла говорить громко.

— А должен? — спросил он мягко, отодвигаясь от стены и входя в залитую светом комнату.

Солнечный свет, проходивший через французские окна, заливал все пространство, заставляя все вокруг искриться и сверкать. Осторожно притворив за собой дверь, Трей закрыл зеркальную дверь шкафа и медленно прошел по периметру комнаты, закрывая шкафы, которые открыла Импрес, пока не дошел до последнего шкафа; все еще открытого, в котором висела его индейская одежда.

— Если тебе нравится, то можешь ее взять, — сказал он, указывая на элегантную кожаную рубашку, которая была одета на Импрес. — Она тебе больше подходит, чем мне.

— Не могу — она слишком большая, — ответила Импрес, чувствуя себя неловко от того, что ее застали за осмотром чужих вещей, но в то же время зачарованная его близостью, восхищенная роскошью жемчужно-серой ткани халата, поразительно подчеркивающей его яркую мужественность и бронзовую кожу. Невозможно было представить себе Трея обычным мужчиной, слишком уж он поражал физической красотой.

Разве не было нормальным желанием коснуться этого серого шелка и почувствовать сильное мускулистое тело под ним? Разве не было обычным поймать себя на мысли о том, что глаза смотрят на небрежно завязанный вокруг его тонкой талии пояс? Импрес заставила себя посмотреть в его красивое, безупречно вылепленное лицо. Трей улыбался.

Купаться в тепле этой улыбки, от которой замирала душа, бороться с желанием коснуться его, было, как она внезапно решила, обычным при общении с Треем Брэддок-Блэком. И он знал это.

— Тебе придется расплатиться со мной, — сказал он мягко, прервав ее мысли. Когда глаза Импрес удивленно раскрылись в ответ на эти слова, Трей продолжал небрежно с приятным выражением на лице: — За лекарство.

Солнечные лучи играли на его длинных темных волосах, образуя причудливые тени, заставляя светиться золотом его пушистые ресницы.

— Это для твоей же пользы, — немедленно возразила Импрес. — Ты слишком слаб.

— Если я настолько беспомощен, — мягко возразил он, придвинувшись на шаг ближе, с улыбкой на лице, — то позвони слугам, чтобы они перенесли меня в постель.

— Ты всегда так самоуверен?

— Иногда, — слово прозвучало мягко и уверенно.

Импрес была удивлена, глаза ее выдавали.

— Я бы не догадалась. Единственное, что я поняла в Трее Брэддок-Блэке, так это желание добиваться того, что ему хочется.

Его брови удивленно поднялись:

— Это тебя задевает?

— Не очень… Я знала многих мужчин, похожих на…

Именно в этот момент Импрес вспомнила, что детали ее биографии не должны быть раскрыты. Она почти проговорилась, что друзья ее кузена Клода и сам Клод были столь же эгоистичны в поисках удовольствий, как и Трей. И если бы не дуэль, в которую был вовлечен ее отец, граф Жордан, шесть лет тому назад, и не суд в провинции с несправедливым решением, она все еще жила бы в прекрасном мире. Да, она немало знала о молодых мужчинах, ищущих удовольствий. Но так как провинциальные суды были по определению ограниченными, а человек, которого ее отец убил, был сыном местного герцога, более могущественного, чем семейство Жордан, он был осужден и ее жизнь изменилась.

Бабушка обращалась с апелляциями почти год, пока смерть не оборвала ее попытки помочь несправедливо осужденному сыну. После ее смерти старые друзья потихоньку покинули их семью. Они слишком хорошо понимали, что граф, кроме всего прочего, убил единственного сына герцога де Рошфора. Старое и ожесточенное соперничество началось в тот день из-за мамы на скачках, и все знали, что папа должен был ответить на вызов.

Мама приехала в Париж в свите английского посла, и ее красота покорила весь Париж. Она была Прекрасной Англичанкой в тот сезон, идолом и кумиром. На балу, данном принцессой Евгенией, она и папа полюбили друг друга — самое скандальное событие сезона.

Отвергнутая своей семьей, она уехала с папой в поместье в Шантельи, и они зажили там спокойно и счастливо, пока не случилась дуэль.

Глаза Трея сузились, когда он услышал изумивший его и столь неожиданно оборванный ответ.

— Расскажи мне, ты знала многих мужчин? — спросил он с легким нажимом. — Я бы хотел знать.

Он понял той ночью у Лили, что она, конечно, девственница, но Трей кое-что знал о некоторых мужских склонностях. Она могла знать мужчин — он нахмурился — другими путями. Пожалуй, опыт Трея в пороках был очень обширный. Не то чтобы он сам принимал участие в некоторых забавах, но знавал мужчин, которые увлекались этим. Он знал мужчин, которые использовали женщин по-разному, но только не естественным образом — и внезапно почувствовал вспышку гнева. Трей подумал, не имел ли он дело с девушкой, которая казалась невинной, а на самом деле ею не была, которая, может быть, знала способы удовлетворять мужчин, которые не приходили ему в голову.

Гнев его утих, когда он вспомнил о том, что красивая молодая женщина, стоящая перед ним в его кожаной рубашке, с гривой светлых волос, спасла его жизнь. Решительно подавив свое раздражение, Трей приказал себе быть рассудительным. И через три секунды он им стал.

Обидевшись на проявленный Треем гнев, чувствуя себя совершенно правой, Импрес рассудила, что ее прошлое не его дело, и ответила ровным спокойным тоном:

— Тебе не следует этого знать.

— Я заплатил достаточно, — сказал он резко, — чтобы на мои вопросы отвечали.

Импрес напряглась, от возникшего гнева на щеках появились красные пятна.

— За свои деньги ты не можешь купить ни моего прошлого, -возразила она коротко, — ни будущего.

— Ты не собираешься отвечать?

— Нет.

— Что же, тогда я должен сам определить, чему ты научилась от тех мужчин, которых ты знала, — пригрозил Трей. — У нас было не много времени у Лили заняться расследованием, насколько богат твой опыт. Теперь я с нетерпением жду обучения.

— А если это убьет тебя? — резко спросила Импрес, раздраженная его намеками и самонадеянностью, негодуя на то, что он думает о ней только худшее.

— Я заинтригован, — произнес Трей, растягивая слова, умышленно не понимая ее. — Хотел бы я оценить твой вкус к излишествам. Начнем?

— Ты сумасшедший! — Она сделала шаг назад. Голос у него был спокойный, Трей сдерживал свой темперамент.

— Едва ли, — пробормотал он, — но весь в приятном нетерпении.

И он вновь сократил дистанцию между ними. Импрес сделала еще шаг назад и натолкнулась на холодную зеркальную дверь.

— Очаровательно. — Трей глубоко вздохнул, небрежно поглядев на нее и оценив испуганное выражение. — Предприимчивая молодая леди, которая продала себя у Лили, устраивает драматическое представление. Скажи мне, — растягивая слова сказал он, коснувшись пальцами ее рассыпавшихся по плечам волос, — твой испуганный взгляд привлекал в прошлом многих мужчин?

— Черт тебя возьми, — ожесточенно возразила Импрес. — Можешь говорить все, что хочешь, но я не вещь, которая принадлежит тебе.

— Я знаю, — мягко ответил Трей, поглаживая пальцами ее золотистые волосы. — Я не могу владеть тобой за пятьдесят тысяч долларов. У тебя слишком белая кожа. Но я заплатил за то, чтобы пользоваться тобой три недели. Мы ведь договорились об этом?

Пальцы, державшие ее волосы, напряглись. Импрес вздрогнула, размышляя о том, стоит ли сопротивляться. Но обволакивающее тепло, которое, казалось, излучал этот высокий мужчина, возвышающийся над ней, очень притягивало и возбуждало ее.

— Так на три недели? — саркастически спросил Трей, но его губы уже потянулись к ней, и он прошептал: — У нас будет время поспорить потом.

Когда их губы соприкоснулись, Импрес в отместку укусила его за губу, и он чуть вскрикнул от боли, но только крепче сжал руками ее плечи с поразительной для раненого человека силой. Чтобы отплатить ей, Трей с силой прижал ее губы к зубам, но уже через мгновение Импрес почувствовала, что напор ослабел.

Отвечать на поцелуй-сумасшествие, сказала она себе, и безумие наслаждаться распространяющимся блаженным теплом, подчиняться влиянию, которое расплавляет ее тело. Но затем язык Трея проник под внутреннюю поверхность ее верхней губы, слегка коснулся гладкой поверхности зубов и с деликатной требовательностью потерся о ее язык. Импрес ответила, и он нежно втянул его в свой рот. Слабый стон освободил ей дыхание, позволил быстро вдохнуть воздух, а его руки на мгновение ослабли на ее плечах.

Его бедра не спеша, в том ритме, стали двигаться, и Импрес ощутила его напряженную плоть, которая деликатно и искусно напомнила ей о полученном наслаждении. Нет, подумала она, я не могу позволить соблазнять себя столь циничному и высокомерному человеку. Но затем почувствовала теплоту кончика его языка, скользнувшего от щеки к уху, и приняла предложение о блаженстве от твердого предмета, прижавшегося к ее животу. Импрес вспомнила, как долго мог он доставлять удовольствие, и все ее тело завибрировало. Его прикосновение было магическим, горячащие кровь слова, которые он шептал в ухо, звучали как предложение войти в создаваемый им рай, и она затрепетала во внезапном предвкушении, забыв обо всем, обняла его, и ее руки заскользили по китайскому шелку халата.

Кем бы Импрес ни была, подумал Трей с практичностью, определяемой сексуальным опытом, она исключительна и страстна. Она, конечно, могла говорить о сопротивлении, хотя, может быть, это была одна из ее игр, но когда он почувствовал, как ее руки слегка обняли его и услышал этот слабый томный стон, что бы она ни затевала, это сработало безотказно. Трей не беспокоился о том, что за причины привели ее сюда. Он только знал, что должен обладать ею, и как можно скорее, или он окажется неопытным мальчишкой, который не смог удержать себя, не успев войти в женщину.

Импрес послушалась, когда он сказал: — Сними рубашку.

И когда она сняла, Трей, в свою очередь, освободился от халата, почувствовав короткую, заставившую его вздрогнуть боль.

Секундой позже Импрес стояла перед ним нагая, ее щеки пылали, румянец заливал шею и грудь; ее дыхание, как он заметил, было затрудненным. Трей протянул руку и мягко погладил ее щеку, затем губы, шею, потом пальцы деликатно скользнули вниз и стали ласкать ее соски, пока они не начали напрягаться, пробуждаясь к жизни. Он наблюдал, как по мере движения его руки, выражение удовольствия проявлялось у нее на лице все сильнее. Руки Импрес поднялись, сомкнулись вокруг его шеи, и без единого слова она прижалась к нему еще теснее. Ее действия были безупречно согласованы с его, а он был давно без женщины и близок к тому, чтобы овладеть ею даже без ее разрешения. Слегка поцеловав ее, он пробормотал:

— Полечи меня, свирепый котенок.

Потом он прижал ее к зеркальной двери и, больше не владея собой, согнул ноги, чтобы войти в нее одним свирепым толкающим движением.

Ритм его движений был яростный, интенсивный и мощный, и Импрес, прижатая к холодному зеркалу, позволила, чтобы страсть полностью затопила ее. Темный стремительный поток понес ее, ведя к пику, горячие спирали страсти распространялись от властного повелительного предмета, который находился в ней.

Тело ее в следующий момент было поднято в воздух, и неистовство завладело ею. Затем бархатистый предмет стал покидать ее именно в тот момент, когда она нуждалась в нем больше всего, и невольно она закричала:

— Нет!

Ее руки плотнее сжали спину Трея, теснее прижимая его к себе. Глаза Импрес закрылись от внезапного предвкушения, в то время как ее страстное объятие причинило боль его израненной спине и заставило Трея застонать.

Импрес сразу же осознала, что она сделала.

— Извини, извини, — вскрикнула она негромко, ее руки отпрянули назад, словно обжегшись. — О Боже, с тобой все нормально?

Глаза Трея открылись, он кивнул и улыбнулся, совсем другое мучительное сладостное чувство билось в его теле, подавляя все остальное.

— Пока да, — пробормотал он, его глаза были тяжело полуприкрыты. Сжав ее кисти, он положил ее руки ниже на свою спину, шепча: — Там… держись крепче, дорогая.

И волшебство продолжалось, заставляя ее раскрываться, приспосабливаясь к нему, двигаясь так, чтобы побыстрее преодолеть тот малый путь, когда они еще могли контролировать себя, и оказаться наконец в плену ошеломляющего восторга.

В этот момент чувственного торжества вторгся неприятный звук.

— Трей, Трей… где ты?

Это был голос его матери, и она была в комнате за дверью.

Разум Трея подавал сигнал тревоги чувствам, но они были глухи. К его голове можно было в этот момент приставить ружье, а он бы не почувствовал и не остановился. Дикая страсть приближалась к вершине, и он предвкушал удовольствие, которое в следующий миг должно было взорвать его. Трей скорее чувствовал, чем слышал, негромкие вскрики Импрес, предупреждающие о тревоге, но его руки только сильнее сжимали ее. Опустив голову ниже, двигаясь губами по щеке, скользя к уху, он прошептал:

— Не обращай внимания.

Огромная волна подняла его и заставила биться в пароксизме страсти, сжимая испуганную, напряженную женщину в объятиях.

Через секунду зов повторился:

— Трей, где ты?

Трей, мгновенно изменившийся после того, как его оргазм прошел, освободился от Импрес, глубоко вздохнул и ответил спокойным, хорошо контролируемым голосом:

— Я здесь, мама.

Импрес, неудовлетворенная, сотрясалась в его руках, желание все еще сжигало ее. То, что Трей резко покинул ее, было словно порыв ледяного ветра. Но если ее кожа там, где только что соприкасались их тела, стала прохладной, то внутри у нее бушевал огонь. Хотя она знала, что лучше этого не говорить, но побуждаемая страстью, прошептала:

— Не уходи.

Он на секунду заколебался, пока подбирал свой халат, лежащий на полу, глянул на нее быстрым оценивающим взглядом, затем уверенно и властно сказав.

— Не двигайся, я сразу же вернусь. Сунув руки в рукава, он натянул халат на плечи и с легкой гримасой боли направился к дверям, на ходу быстро завязывая пояс.

С бьющимся сердцем Импрес увидела, как Трей открыл дверь и сказал:

— Импрес уснула, мама. Она слишком напряженно трудилась. Нет, с ней все нормально. Я только накрыл ее.

И обслужил, подумал он, и обслужу еще раз, как только мне удастся убедить тебя, дорогая мама, уйти.

Через две, может быть, три минуты он вернулся, посмотрел на Импрес и вновь почувствовал возбуждение. Импрес не двинулась. Не потому, что подчинилась приказу Трея, а просто не хотела. Все было внове для нее: великолепие и блеск желания, изысканное удовольствие, подобное сжигающему пламени, заставляющая, замирать истома, от которой слабело тело. Она никогда не испытывала таких чувств, когда, казалось, все рушится, а в мире нет ничего, кроме прикосновения Трея, когда возбуждение и безумное наслаждение сливались в один бурный поток, затоплявший разум.

Она наблюдала за тем, как он вошел в комнату и запер замок, спокойный звук поворачиваемого ключа отозвался трепетом предвкушения в ее спине. Их глаза в светлой залитой солнечными лучами комнате встретились, и Трей спросил тихим шепотом:

— Ты готова?

Она стояла на том же самом месте, где он ее оставил, руки опущены, спина прижата к зеркалу, вся румяная от возбуждения, которое заставляло трепетать ее груди и увлажняться низ живота. Она была видна в профиль в расположенных одно за другим зеркалах, повторялась в различных ракурсах по всей комнате. Груди у нее были большие и твердые, по-девичьи высокие с выдававшимися бледно-розовыми сосками, похожими на драгоценные камни. Она все еще была на пике, говорил ему его опыт, неудовлетворенная, глаза полуоткрыты от чувства, натянутая и горячая.

Ее страстность напомнила ему об опасениях, связанных с ее сексуальным опытом. Новичок ли она или изощренная актриса, способная изображать невинность с редким талантом? Было бы замечательно, подумал он, развязывая пояс на халате, получить ответ.

Дверь была закрыта, Импрес была явно готова к продолжению. Она была, помимо всего, его покупкой, которая удовлетворяла его сексуальный аппетит таким способом, которым ему хотелось, а потребовать от нее рассказ о прошлом совсем не предосудительно.

Глаза Импрес следили за тем, как он сбросил халат и подошел к ней так, что между ними осталось расстояние в несколько дюймов. Спутанная грива прекрасных волос окаймляла ожидающее лицо, которое она подняла к нему, и ее глаза, встретив его, были исполнены страстного желания.

— Извини меня, — сказал Трей мягко, — что оставил тебя.

Его бронзовая рука протянулась, чтобы нежно погладить один сосок; она непроизвольно затрепетала, новое возбуждение наполнило ее чувства. Она была так близка к оргазму, что это стало танталовой мукой. Трей был готов через мгновение.

— Посмотри в зеркало, — сказал он, мягко взяв ее за подбородок и направив ее взгляд в зеркальную стену. — Тебе бы хотелось, чтобы он оказался внутри?

Импрес увидела желанный предмет необычайно возбужденным в нескольких дюймах от своего живота. Она вздохнула, и он повернул ее лицо обратно, его пальцы теплели на ее спине.

— Кажется, ты заинтересована, — прошептал он. — Что бы ты делала, имея его внутри?

Глаза у нее были затуманены от страсти, но ей не нравились нотки приказа в его голосе.

— Это несправедливо, — заявила Импрес низким прерывающимся голосом.

— Разве ты не привыкла играть, дорогая? Если ты знала многих мужчин, то должна знать и о подобных играх. И если ты осталась девственницей, игры должны были быть интересным. — Голос у него был обвиняющим.

— Ты не прав, — ответила Импрес, не желая спорить, так как ее чувства были еще в рабстве роскошной мистерии страсти.

— Скажи мне, в чем я не прав, — настаивал Трей твердым, резким шепотом.

— Не могу… коснись меня, — начала она на одном дыхании. И закончила повелительным голосом, который показывал, что она знавала другое время, живя в богатстве и занимая высокое положение в обществе. — Ты обязан.

Это остановило его на момент — уверенность, власть, неуместная в дрожащей, сексуально возбужденной женщине, которую он держал длинными пальцами за подбородок. Он приподнял подбородок чуть выше хозяйским, повелительным жестом:

— А если нет?

Импрес безмолвно опустилась, и ее маленькие пальцы коснулись его пульсирующей пики. Экономными, скупыми движениями она провела согнутыми пальцами медленно вниз, а затем поднялась вверх — давление было сильным и уверенным — и негромко сказала:

— Может быть, теперь ты?

Он отстранился от нее и подождал, пока изысканное удовольствие прошло, затем мягко засмеялся, очарованный столь быстрым переходом к такой вассальной зависимости.

— Я поухаживала за тобой, — сладко промурлыкала Импрес. — И, если мы будем действовать сообща в этом направлении, думаю, мы сможем помочь друг другу. Я плохо выполняю приказы.

Она провела в воздухе воображаемую линию между ними.

— Встретимся на полпути, — пробормотала Импрес, ее голос был многообещающим, — и я возьму тебя в рай.

Он рассмеялся, довольный.

— Очаровательное предложение, — прошептал Трей, его слова были как бальзам для нее. — Как я могу отказаться?

Его глаза неторопливо измерили расстояние между ними, и он слегка наклонил голову, восхищаясь тревожными нотками, прозвучавшими в ее голосе.

Она улыбнулась.

Он улыбнулся.

И их губы встретились точно посредине, найдя компромисс между вассальной зависимостью и приказом. Примирительная позиция для двух слишком гордых людей.

Они неторопливо поцеловались, позволив властвовать первобытным эмоциям. Ушли в сторону кажущиеся разногласия, красота их чувства медленно снимала покрывало с неизведанного. Возможно ли такое блаженство с каждым мужчиной? Импрес вспомнила, старого Чу и Джейка Полтрейна и, хотя опыт ее был ограничен, мгновенно решила, что Трей послан ей как особая удача.

Трей признавал, что изысканное возбуждение, происходящее от общения с ней, уникально, но анализировать свои ощущения у него не было ни сил, ни желания. Скорее, он интересовался, выдержит ли его спина, если он ляжет, а Импрес усядется на него. А почему бы нет? — решил он азартно и, поцеловав ее, пробормотал:

— Пошли.

Взяв Импрес за руку, он повел ее к кушетке. После первых же шагов она почувствовала, что бедра у нее скользкие от спермы.

— Это моральный декаданс, — выдохнула Импрес, желая, чтобы Трей почувствовал то же, что и она, желая, чтобы он понял ее напряженность. Когда Трей слегка повернулся, чтобы узнать, что кроется за ее словами, она указала вниз блестящими глазами на свои покрытые глянцем ноги.

— А декаданс приятен? — спросил он мягко и понимающе.

Когда она кивнула, он сказал:

— Я могу дать тебе больше. Я могу наполнить тебя… декадансом.

Придвинувшись ближе, Трей неторопливо провел руками по ее телу от бедер к животу, чуть остановился, чтобы поласкать округлость грудей, и напоследок легко скользнул по шее. Тепло разлилось по телу Импрес, как жар полдня в пустыне, когда руки Трея пропутешествовали по ее телу. Она закрыла глаза, отдаваясь поднимающемуся пламени, роскошному блаженству. И это продолжалось до тех пор, пока он не приказал мягко:

— Посмотри на меня.

Пушистые ресницы Импрес томно приподнялись, когда она вернулась к реальности из своего воображения.

— Я наполню тебя, — сказал он низким сиплым шепотом, — насыщу, залью тебя, — палец коснулся мягко ее горла, — до сих пор.

Для тела, пульсирующего от неисполненного желания, для неожиданно прерванной страсти это было обещание, которому невозможно противиться.

— Прекрасно, — прошептала Импрес, приподнявшись на цыпочки, чтобы коснуться теплыми влажными губами его шеи.

Это больше чем прекрасно, подумала Импрес секундой позже, лежа на кушетке. Язык Трея неторопливо касался гладкой поверхности ее бедер, двигаясь медленно вверх, доставлял ей восхитительное удовольствие, которое невозможно было выразить словами. Казалось, она в раю, и забыла о том, кто она и откуда. Импрес погрузила пальцы в его густые темные волосы, пахнущие каким-то неуловимым экзотическим запахом, который навевал мысли о караване в пустыне, бредущем под яркими ночными звездами, и послушно раздвинула ноги, когда пальцы Трея надавили на них, и затряслась, когда его язык коснулся ее влажного средоточия чувств.

Он ласкал ее до тех пор, пока Импрес не запросила пощады. Это было выше ее сил. Я не выдержу, подумала она, я не могу больше ждать. Страсть и язык Трея действовали сообща. Она была влажная от желания, а ее сердце колотилось с такой силой, что, казалось, распаленная кровь сжигает каждый нерв ее тела.

Затем Трей без усилий поднял ее, разместив чуть выше на кушетке так, что она оказалась распростертой с послушно раскрытыми бедрами, как у опытной женщины. Он удобно устроился между ними, но как-то небрежно, словно она не умирала, не сходила с ума от желания. Трей гладил ее чувствительные груди умелыми пальцами, ощущая в ладони их тяжесть, нежно тискал соски до тех пор, пока пронзающее желание не охватило все ее тело и не сошлось в пульсирующем центре ее естества. Груди Импрес под его прикосновениями высоко вздымались, он дразняще касался сосков губами, слегка и нежно их покусывая, терся щекой о пышную грудь, пока она не запросила пощады и не прошептала:

— Это пытка.

Его пушистые ресницы приподнялись в немом вопросе.

— Пожалуйста, — выдохнула она.

— Подожди, — прошептал он.

— Нет! — Это было резкое, подчеркнутое требование.

— Нет? — Его тон был нежный и пресыщенный.

— Черт тебя побери, — пригрозила разгоряченная Импрес, — Я дам тебе яду.

— Это звучит серьезно, — ответил Трей с притворной тревогой. Но затем его выражение изменилось так же, как и голос.

— Может быть, — сказал он ровно, — ты рассказала бы мне о «многих» мужчинах…

Она заколебалась на секунду от столь явного шантажа, но, сжигаемая охватывающим ее страстным желанием, потеряла способность к сопротивлению.

— Их не было вовсе.

— Тогда к чему ты говорила о них?

— Мой кузен, черт тебя побери. Я рассказывала о моем кузене и его друзьях. Я выросла с ними и знала, как они действуют.

— Точно? — Трей медленно погладил ее сосок, каждое его движение вызывало сотрясение всего ее тела.

— Яд, — прошептала она угрожающе.

Он пристально посмотрел на нее еще раз и, удовлетворенный, сказал:

— В этом нет необходимости, свирепый котенок. Я буду рад соответствовать тебе.

Когда Трей вошел в нее секундой позже, ее потряс оргазм, прежде чем он смог проникнуть достаточно глубоко. И, по мере того как Трей проникал дальше, он чувствовал волнующие колебания по всему ее натянутому телу, слышал негромкие крики освобождения. Он держал ее в своих сильных руках до тех пор, пока она не почувствовала удовлетворения.

— Спасибо, — выдохнула она, ее щека прижалась к его твердому плечу.

Трей посмотрел на нее, теплую и утомленную в его объятиях, и пробормотал:

— Поблагодаришь меня позже, — его усмешка была внезапная и мальчишеская, — когда я заслужу это.

Он был, по-прежнему, тверд внутри нее и у него было упорное желание удовлетворить леди больше и многими способами. Трей улыбнулся самому себе. Он жив и с благодарностью думает об этом, ощущая неземное блаженство. Он выздоравливает, бель в спине уже вполне терпимая. Его глаза поднялись, чтобы посмотреть на часы, — у него еще оставалось полтора часа до ленча. Импрес была нежной под ним, ее тело было теплое и приглашающее. Улыбнувшись, он сказал мягко:

— Скажи, дорогая, как ты чувствуешь меня лучше? — Он двинулся в ее горячую, скользкую внутренность и был рад услышать ее сдавленный стон. — Или ты чувствуешь удовольствие более интенсивно, когда я делаю так? — Его рука скользнула под ее ягодицы и приподняла таз, чтобы она могла принять его на всю длину.

— О Боже! — вскрикнула она и задохнулась. Захлестнувшее удовольствие было столь опьяняюще, что она застонала. — Нет еще… не так быстро… я не могу… — Она опять сжала повязку на его спине, ее руки тряслись.

Трей не слушал ее.

— Не бывает слишком быстро, — тихо прошептал он и нежно продвинулся внутрь ее с мягкостью, которая чуть успокаивала, производя медленное ленивое ощупывающее движение, которое заставило ее разжать объятие. Ее руки скользили по его груди и на секунду поймали его золотую цепочку, которая оказалась между ними, но он коротким быстрым движением закинул ее руки себе за спину, и Импрес покорно послушалась. — Послушай, — сказал он, когда ее стройные бедра слегка выгнулись, — ты еще можешь… после всего.

В этот раз, когда ее застал оргазм, Импрес закричала длинным низким неудержимым криком, который отозвался эхом в маленькой комнате и оправдал репутацию Трея Брэддок-Блэка наилучшим образом.

Последующий час или около этого был посвящен тому, что оба партнера занимались изысканным возбуждающим поиском новых чувств, богатой игрой, украшенной живыми образами в зеркалах, плотским пиршеством приятного времяпрепровождения. Импрес восхищалась выносливостью Трея. Потом восхищение перешло в одобрение, в заключение в откровенное страстное требование, которое Трей нашел безыскусно обаятельным.

Трей был, однако, не вполне здоров и чувствовал себя после всего выжатым, лежа на полу, на ногах у Импрес. Ему пришлось напомнить ей, что он нуждается в коротком отдыхе.

Импрес посокрушалась, затем застыдилась и стала извиняться.

Здесь он улыбнулся и сказал:

— Дорогая, если бы у меня было больше энергии, я бы повернулся и поцеловал твои ступни. Не надо даже думать об извинениях.

И затем, дразня, он именно это и сделал, чем заставил Импрес закричать в тревоге:

— Трей, Боже, у тебя на спине кровь!

— Ничего страшного, — ответил он, чувствуя изысканное удовлетворение.

Но она не успокоилась до тех пор, пока не заставила его сесть в ванну, предварительно наполнив ее горячей водой.

Трей лежал в ванне, откинув голову на мраморную полку, считая себя очень удачливым человеком, блаженно удовлетворенным, предвкушающим, что скоро его прекрасная сиделка обнимет его чудесными руками.

— Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь? — нервно спросила Импрес.

— Блестяще, — пробормотал он.

— Не больно?

Он приоткрыл глаза и восхитился:

— Ты дразнишь меня? Я никогда не чувствовал себя лучше.

— Рана как будто неглубокая, — поспешно заверила его она.

— Хорошо, — ответил Трей, совершенно не беспокоясь о кровотечении и его последствиях, лишь глубже опускаясь в ванну.

— Я думаю, что вода окажет терапевтическое действие, — Импрес сказала это с французским акцентом. — Если ты будешь принимать ванну каждый день, то будешь чувствовать себя лучше.

Он жизнерадостно посмотрел на нее, его темные волосы шелковисто прилипли к плечам.

— Я подумаю об этом.

— Тебе это необходимо. — В ее тоне прозвучал приказной тон сиделки, сопровождаемый решительной недовольной гримасой.

— При одном условии, — ответил он небрежно, не сдерживая недовольства от ее командного тона.

— Я не хочу даже обсуждать это, — сказала она немного обиженно, зная, что он хотел предложить.

— Через несколько дней я буду в состоянии носить тебя, и что тогда ты будешь делать?

— Подумай, какое впечатление это произведет на твоих родителей?

— Они завтра уезжают в Елену. Там начинается сессия законодателей штата, и единственная причина, по которой они задержались дома так долго, в том, что они беспокоились за меня. Так что ты скажешь? Я бы сказал, что, отказавшись, ты много потеряешь.

Внезапный ошеломляющий огонь возбуждения пробежал по ее чувствам. Нет, «потеряешь» было не совсем точное слово, чтобы описать ее чувства. Словно дождь упал на иссушенную пятилетней засухой землю. Нежные руки Трея на ее теле, мягкие губы и мучительно роскошное удовольствие, когда их тела соединяются.

Но все проходит, внезапно пришло ей на ум, и, главное, не стать игрушкой в руках богатого молодого человека. Поэтому она ответила рассудительно:

— Я не предполагаю, что реально могла бы сражаться с тобой.

— Очень благоразумно, тем более, что я нахожусь в другой весовой категории.

— Ты просто хвастунишка.

— Не тебе говорить. Кто пичкал меня отвратительным варевом все эти дни?

— Для твоей же пользы…

— Это именно то, что я имел в виду, — в его голосе была улыбка.

Импрес в шутку замахнулась, но Трей перехватил ее руку плотной хваткой и втащил в ванну.

Они обсудили сравнительные качества водной терапии удивительно загадочными фразами.

Трей оказался более убедительным.

Глава 9

На следующее утро Хэзэрд и Блэйз отправились в Елену, где у них был свой дом. На законодательной сессии штата процветали грубая корысть и откровенное лоббирование; Хэзэрд прихватил с собой изрядное количество денег, чтобы повлиять на тех, кто мог помочь его делу. А состояло оно в том, что на протяжении ряда лет предпринимались попытки ограничить индейские резервации, и в прошлом году, например, площадь резервации Блэкфут уменьшилась более чем в пять раз, что привело к резкому сокращению пастбищ для скота. В этом году был внесен законопроект об уменьшении площади резервации племени Абсароки, и Хэзэрд собирался предотвратить его принятие. Подобные законопроекты пытались протащить и раньше в 1879, 1882, 1884 годах с помощью денег и силового давления, но благодаря влиянию Хэзэрда и его богатству их удавалось провалить. Он был близко знаком с конгрессменами в Вашингтоне, так же как и с чиновниками из министерства внутренних дел. При необходимости он и Блэйз переезжали в свой дом в Вашингтоне и бились за то, чтобы провалить ущемляющий интересы его племени законопроект.

До сих пор резервацию Абсароки не трогали, но в этот год давление со стороны скотоводов, владельцев железных дорог и лесоторговцев было особенно сильным. Земли у семейства Брэддок-Блэк и запасов полезных ископаемых было более чем достаточно для их процветающего клана. Но остальные кланы в резервации нуждались в дополнительной поддержке, и поэтому Хэзэрд и Блэйз проводили месяцы на законодательной сессии в Елене.

В политической жизни штата Монтана не было никакой демократии; люди с деньгами и влиянием довольно легко добивались принятия нужных им законов. Единственным ограничением было вмешательство конгресса США, который мог воздействовать на местные власти. Но это случалось редко, потому что у федерального правительства хватало собственных забот, и конгрессменам было не до вмешательства в деятельность местных властей. Поэтому законодательные сессии в Елене характеризовались кумовством, продажностью и склонностью к предоставлению монопольных прав.

Корыстные интересы властей существовали отнюдь не только в Монтане. Бесцеремонные и бесстыжие бароны американской промышленности скупали все и всех. Это было время Моргана, Карнеги, Рокфеллера, Форбса, время неконтролируемого промышленного роста и процветания социал-дарвинистского принципа «цель оправдывает средства». Эти капиталисты произносили красивые фразы о чудесах конкуренции и свободной торговли, подписывая в то же время монопольные соглашения. Корпорация «Стандарт Ойл», к примеру, начала скупать богатые медью рудники в Монтане, чтобы потом установить монопольные цены на нее.

В контексте капиталистической теории, заключавшейся в короткой фразе «к черту эту публику», усилия Хэзэрда в Монтане, предпринимаемые для того, чтобы спасти племя Абсароки, представлялись только маленьким сражением и чудовищной кампании, исход которой предрешен. Важны были деньги. За деньги покупали голоса избирателей, землю, чтобы затем защитить границы и акции компаний, чтобы влиять на политику. Поэтому Хэзэрд и Блэйз отправились на личном поезде в Елену, пообещав вернуться в конце недели.

Валерия решила посетить Хириама Ливингетона под предлогом размещения в его газете объявления о благотворительном ежегодном базаре. Зная, что, забросив собственную жену, он проявляет повышенный интерес к женщинам, она оделась в платье из фиолетового бархата, отделанного горностаем. Фиолетовый цвет лучше всего подчеркивал цвет ее глаз, а белый пушистый мех горностая, по мнению Валерии, вызывал желание погладить его.

Хириам по достоинству оценил выбор одежды.

— Мех горностая делает вас похожей на королеву, — сказал он, провожая Валерию в свой офис.

С обольстительной улыбкой она поблагодарила Ливингстона голосом пай-девочки, который действовал безотказно на этих старых повес. За чаем, который принес клерк, они обсудили объявление о благотворительном базаре. Но, когда в ответ на его предложение попробовать торт Валерия сказала: «С удовольствием», он задержал на ней взгляд дольше, чем это было необходимо, и стал размышлять о том, чем можно было бы заняться с очаровательной мисс Стюарт помимо решения деловых вопросов.

Хотя Ливингстону было за шестьдесят, он был крепок — в отца — и собирался прожить до девяноста лет. И так же, как и его отец, третья жена которого родила детей, когда ему было за семьдесят, владелец и главный редактор «Горного ежедневника» наслаждался здоровым сексуальным аппетитом. К счастью, приют Лили всегда был под рукой, потому что его жена, которой было сорок, потеряла для него какую-либо привлекательность с десяток лет тому назад. Абигел была толстой, склонной к дискуссиям на тему о спиритизме и мистике, рьяно лечила свои многочисленные болезни, что оставляло ей мало времени на что-нибудь иное. У них было четверо служанок, экономка, два садовника и четверо грумов. Поэтому за Абигел хорошо ухаживали, а свободное время Хириама принадлежало только ему.

— Вы говорите, дорогая, что у вас не хватает кулинарных способностей, чтобы готовить вкусный торт к чаю. Откровенно говоря, я поражен, что вы видите в них необходимость.

— Как, сэр, разве не следует каждой молодой женщине уметь заботиться о будущем муже? — Брови Валерии приподнялись на слове «заботиться», подчеркивая иной чувственный смысл.

Наклонившись вперед, Хириам похлопал ее по руке, которая словно случайно оказалась на покрытом португальской скатертью столе.

— Мисс Стюарт, — произнес он, в его голосе отчетливо слышалось вызванное намеком замешательство, — я уверен, что нет ни одного мужчины, кто считал бы, что ваши кулинарные способности входят в заботу о нем.

С медлительной томностью освободив руку, Валерия откинулась на спинку стула и улыбнулась притворно застенчиво.

— Приятно это слушать, мистер Ливингстон, — ее голос зазвучал с придыханием, — но мама всегда учила меня, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Хириаму пришлось откашляться, потому что образ, который пришел ему в голову при последних словах, был очень далек от еды.

— Мамы не всегда знают, дорогая, — ответил он хрипло, — что нравится мужчинам.

— И что же им нравится, мистер Ливингстон? — застенчиво спросила Валерия.

Он еще раз откашлялся перед тем, как ответить.

— Почему бы нам не обсудить это за ленчем на благотворительном базаре? — Хотя Хириам Ливингстон был старостой пресвитерианской церкви, но сейчас на его лице появилась улыбка распутника.

— Буду с нетерпением ждать, мистер Ливингстон — проворковала Валерия, — но что скажет ваша жена?

— Это доброе дело, — заверил он тоном любезного дядюшки. — А поскольку Абигел неважно себя чувствует последнее время, то, по-видимому, она не сможет прийти.

— Как это по-христиански, сэр, быть представителем всей семьи на благотворительном базаре.

— Мы стараемся выполнять наш долг.

— Как бескорыстно, — промурлыкала Валерия.

— Заверяю вас, что я полностью буду в вашем распоряжении.

И надеюсь, очень скоро, подумал он.

— Вы настоящий рыцарь, мистер Ливингстон. Кстати, это напомнило мне о маленькой проблеме, с которой я недавно столкнулась. Может быть, вы посоветуете, как себя вести… я имею в виду, кому бы я могла подать жалобу. — Валерия застенчиво опустила ресницы и продолжила: — Боюсь, это крайне неприлично.

Она подняла подбородок, губы ее слабо задрожали, что, по ее представлению, должно было усилить эффект сказанного.

— Я очень испугалась, сэр.

— Что случилось, дитя мое? — Ливингстон отреагировал мгновенно. — Если я могу быть чем-то полезным…

— Понимаете ли, сэр… — Валерия коснулась верхней пуговицы своего жакета, словно хотела проверить, полностью ли она защищена. — На днях я шла мимо конюшни, когда передо мной появился индеец: казалось, он возник ниоткуда… и… и он пристал ко мне, — она продолжала с трясущимися губами. — Он коснулся моей груди… — Она запнулась, чтобы усилить впечатление об ужасе нападения, которому она подверглась.

Лицо у Ливингстона побагровело:

— Мы повесим негодяя! — загремел он. — Вы смогли бы узнать его?

Христианское чувство Хириама Ливингстона не распространялось на индейцев, негров или людей с желтой кожей, хотя терпело женское меньшинство, группирующееся вокруг мисс Роджер, руководителя церковного хора, которая встречалась с ним днем по вторникам в доме, который он снимал в пригороде.

Валерия глубоко вздохнула и деликатно стала теребить лежавшую у нее на коленях салфетку.

— Боюсь, что нет, сэр. Это произошло так быстро. Я закричала и бросилась бежать. Думаю, что мой крик спугнул его, а я бежала, не останавливаясь до самого дома.

— Ваш отец должен узнать имя негодяя, а правосудие сделает свое дело. — «Горный ежедневник» был только одной из многочисленных газет Запада, которые пропагандировали «решительное и окончательное» разрешение индейской проблемы броскими заголовками и пламенными передовицами.

— Нет, нет, сэр, я ничего не говорила об инциденте папе. Он не терпит индейцев вне резерваций.

— Оправдывать грязных дикарей! — воскликнул Ливингстон. Лицо у него от гнева побагровело. — Он должен быть наказан. Повешен! Если эти дикари не получат хорошего урока, они будут продолжать безнаказанно угрожать белым женщинам.

— О, сэр, я вовсе не имела в виду выносить скандал на публичное обсуждение. Пожалуйста, Хириам. — То, что она назвала его по имени, внесло в их разговор ощутимую интимность. — Я буду очень смущена, если об этой истории будут говорить в городе. Пожалуйста, ведь он коснулся моей груди, Хириам… — Слова явного приглашения как бы повисли в воздухе между ними.

— Мерзавцы заплатят за это, — прорычал Ливингстон. — Сейчас не время мягкосердечия; проклятые дикари должны, знать свое место.

— Прошу вас, Хириам, — нежно взмолилась Валерия, добавив в свой голос придыхания, — обещайте мне, что никто ничего не узнает.

Она выдавила слезу, скользнувшую по щеке.

— Извините, что я обременяю вас, но я думала, что вы, возможно, знаете кого-нибудь из представителей власти, кому бы я могла вручить жалобу и, кто был бы неболтлив. — Вытерев пальцем слезу, словно маленькая девочка, она провела кончиком языкам по верхней губе. — Пожалуйста, — прошептала она.

Ливингстон отреагировал на эту чувственную невинность как волк, увидевший овчарню.

— Конечно, Валерия, — назвал он ее также по имени. — Если вы хотите, чтобы это дело осталось конфиденциальным, так и будет.

Он сунул руку в карман, вытащил платок и протянул его ей:

— Ваш покорный слуга, дорогая.

— Как хорошо, что вы все понимаете, — нежно ответила Валерия, вытирая глаза платком. — Я чувствую себя намного спокойнее, поговорив с вами об этом ужасном деле. Учитывая вашу доброту, — продолжала она, умышленно положив платок в сумочку, словно предполагая их будущую встречу, когда придется вернуть его, — вас, наверное, осаждают женщины, домогающиеся совета.

— Нет никого, с кем бы мне было приятно разговаривать, кроме вас, дорогая, — галантно ответил Ливингстон, прикидывая в уме, сколько дней осталось до благотворительного базара. Прекрасное сочетание событий, подумал он, затащить мисс Стюарт в постель и вздернуть никчемного дикаря.

— Очень любезно с вашей стороны, — сказала Валерия, поднимаясь и одергивая летящий бархат. — Я ловлю вас на слове, что мы встретимся за ленчем, — закончила она с ослепительной улыбкой.

— Можете быть уверены, дорогая.

Валерия позволила проводить себя до дверей и, когда повернулась, чтобы попрощаться с Ливингстоном, на секунду прижалась грудью к его руке.

После обеда за рюмкой шерри Валерия и ее отец обсуждали результаты первых встреч.

— Хириам Ливингстон вполне подготовлен, — сказала Валерия с волнующим смешком. — Господи, папа, у него потекли слюнки не столько от меня, сколько от предвкушения повесить индейца. В самом деле, — продолжила она, приподняв бровь, — если бы ему пришлось делать выбор между мной и повешением, думаю, что он предпочел бы второе.

Дункан поднял рюмку в честь дочери, чувствуя больше уверенности в успехе затеянного ими рискованного предприятия. Миллионы Хэзэрда засияли перед ним.

— Поздравляю. Значит, он на нашей стороне.

— Не только на нашей стороне, но хочет взять инициативу и сам заниматься этим делом. Я только удержала его от немедленного опубликования кричащего заголовка об оскорбленных белых женщинах с упоминанием о моих слезах. Но…

Дункан развалился на диване.

— Но… — подсказал он с улыбкой.

— Но я дала ему понять, что могу пойти на огласку в интересах предотвращения дальнейших оскорблений беспомощных женщин. И Хириам готов быть в авангарде желающих добиться линчевания индейцев.

— Хириам? — Ее отец удивленно приподнял брови.

— Мы называем теперь друг друга по имени.

— Он просто старый жулик, — пробурчал Дункан.

— Но полезный жулик… очень полезный, ненавидящий от души индейцев и могущий распространять ненависть с пользой для нас.

— Не думаешь ли ты, дочь, — задумчиво сказал Дункан, — что даже с учетом воздействия Ливингстона, когда твой план сработает, Трей не согласится жениться на тебе?

— Это уже мое дело, папа.

У Валерии была твердая уверенность в способности удерживать интерес Трея, уверенность, которая, возможно, основывалась на том, что она считала, что хорошо знает его менталитет баловня судьбы. Она всегда обладала тем, чем хотела, и не предвидела проблем с тем, что Трей будет ее. Эта уверенность была ошибкой, основывающейся на ее громадном опыте, который, однако, не учитывал твердости Трея Брэддок-Блэка.

— Не забивай себе голову Треем, — сказала она уверенно. — Расскажи мне лучше о твоем ленче с судьей Клэнси. Был ли он таким же успешным, как моя встреча с Ливингстоном?

— К счастью для нас, Джо ненавидит индейцев вообще, а Хэзэрда Блэка в частности. Особенно после того, как его сын лишился доходной должности. Так что, когда Хэзэрд обратится с апелляцией, мнение Клэнси возьмет верх.

— Но ему придется выносить постановление об аресте.

Дункан похлопал по внутреннему карману своего пиджака.

— Он сделал еще лучше. Он выписал ордер на арест, не вписав имен. Так что мы должны заполнить их.

— Весьма откровенно, почти…

— Так он и сказал, но только, конечно, мы не можем их осудить огульно.

— Но все же это может случиться с двумя индейцами, арестованными за попытку изнасилования, не так ли?

Ее улыбка была холодной, поскольку она подумала о недавно повешенных по приговору суда семи индейцах.

— Я бы сказала, — продолжала Валерия удовлетворенно, — что у нас неплохое положение.

— Неплохое? — переспросил отец, менее уверенный, чем его дочь, потому что имел перед этим дела с Хэзэрдом. Хэзэрд, особенно в молодости, пользовался ужасной репутацией, да и сейчас ясно давал понять, чего ждать от него.

— Неплохое! Папа, мы прикрыты и защищены и начали действовать первыми. В самом деле, папа, единственное, что ты должен сделать, так это поговорить с Хэзэрдом.

— Это же азартная игра. — И Дункан Стюарт представил себе, как Хэзэрд Блэк стреляет в него.

— Папа, папа, — упрекнула его Валерия, — это вовсе не игра.

— Он убийца, Валерия, — сказал Дункан низким, бесцветным голосом, — не забывай об этом.


Последующие дни были для Трея и Импрес сплошной идиллией. С каждым днем младший Брэддок-Блэк чувствовал себя все более здоровым и отдавал всего себя любовным играм, заботе о ней и развлечениям.

Однажды утром, проснувшись, Импрес обнаружила, что спальня наполнена запахом фиалок, как будто пришла весна. Запах воскресил в памяти воспоминания о Шантильи. Слезы потекли у нее из глаз, и она прошептала красивому мужчине, который лежал рядом в постели, опираясь на локоть:

— Ты вспомнил.

— Они тебе нравятся? — спросил он, привыкший всегда помнить о том, что любят женщины, и делать широкие жесты, чтобы они были счастливы.

— О, конечно, — ответила Импрес, испытывая желание рассказать о том, что они напомнили ей просеку, грот, водопад, где любила гулять мама, и солнечный весенний полдень. — Как будто я сижу в беседке весной, — счастливо заявила она. Банальная фраза, но очень необычная для нее.

— Скорее в гардеробной.

Ее глаза расширились. Разрумянившаяся, в расшитой ночной рубашке, она выглядела очень привлекательной. Импрес кашлянула и сказала нежно:

— Благодарю тебя.

Еще никто в жизни не предлагал ей такой счастливой роскоши.

— Я думаю, что остальные цветы сейчас распускаются в ванной, — дразняще сказал Трей.

И как ребенок, которого она напоминала в это утро, она выскочила из-под одеяла и выбежала в соседнюю комнату. Когда она вернулась, то увидела его развалившимся на подушках, необычайно красивого со своей темной кожей и экзотическим лицом.

— Они прекрасны, — выдохнула она.

— Так же, как ты, — ответил он нежно.

— Как это тебе удалось? — спросила Импрес, восхищенная таким сюрпризом в разгар зимы.

— Коробка, много-много древесных стружек и скорый поезд, — небрежно ответил Трей. — Надеюсь, мой свирепый котенок доволен?

— Ты балуешь меня, — сказала она благодарно.

— Намереваюсь и впредь делать это, — ответил он.

Инструкции Блэйз о подгонке платьев для Импрес были позабыты, потому что Трей предпочитал видеть ее без одежды. Слуги сплетничали, конечно, о Трее и его любимой сиделке, которая никогда не выходила из спальни соответствующе одетой, ела там и только отдавала приказы менять белье раз в день. Блю и Фокс сопровождали Хэзэрда и Блэйз в поездке в Елену, так что влюбленные оставались одни в своем раю.

Они долго спали, а, проснувшись, играли в постели, пробуждаясь от ласковых прикосновений, ощущая просыпающееся желание. А когда им хотелось разнообразия, они занимались любовью в зеркальной гардеробной или в большой мраморной ванне.

Импрес распускалась, как летний цветок, под лучами страстного обожания Трея. Иногда она ругала себя, что с готовностью поддается неприличным и вместе с тем очаровательным командам Трея, но жребий был брошен, как она напоминала себе, той ночью у Лили. Жертвоприношение сделано; деньги для ее семьи лежат в безопасности в седельных сумках. И не надо притворяться, что волшебство Трея неприятно. Напротив, она никогда не была так счастлива. Ее баловали, нежили, любили, это была передышка в суровой жизни последних пяти лет, и было бы глупо отвергать восхитительные наслаждения.

Они получили записку от Блэйз, что в конце недели ожидаются гости, поэтому в четверг с неохотой послали за Мэйбел подогнать платья для Импрес. Трей удобно расположился в кресле у окна в гардеробной, вытянув длинные ноги, а смущенная Импрес покорно стояла, позволяя Мэйбел собирать складки, закалывать, приметывать швы, подрубать кромки и непрерывно болтать. Блэйз, понимая, как мало разбираются в одежде мужчины, прислала несколько новых платьев с запиской. Просто поразительно, что они были почти впору и удивительно шли Импрес.

В присутствии Мэйбел Трей вел себя примерно, но посматривал на Импрес с дразнящей улыбкой, и она боялась, что он отпустит какие-нибудь словечки, которые поставят ее в неловкое положение. Но он был галантен с Импрес и вежлив с Мэйбел, тактично обсуждая тривиальные темы погоды или жизни на ранчо, делая комплименты Мэйбел за ее мастерство.

Он только раз коснулся опасной темы, когда Импрес примерила платье из кашемировой ткани в клетку с воротником и большим бантом в стиле Питер Пэн. Ее медового цвета волосы падали волнами на спину, на лице играл смущенный румянец.

— Ты выглядишь на тринадцать лет, — сказал он. Потом добавил мягко: — Почти.

Его глаза были направлены на ее грудь, обтянутую тканью.

— Мэйбел, принесите мамину камею, и мы посмотрим, как она смотрится с этим платьем.

Когда Мэйбел вышла из комнаты, Трей заметил:

— У тебя вид в этом платье, как у невинной школьницы.

— А у тебя вид дьявольского распутника, раскинувшегося на солнце, с темными волосами, темной кожей и одетого в черный шелк.

Трей действительно был одет в экзотический халат, отделанный парчой, который подчеркивал суровость его черт.

— Очень похоже. Тогда у меня дьявольское настроение поиграть с тобой в школу. Ты думаешь, у нас хватит времени, прежде чем Мэйбел вернется?

И он стал приподниматься.

— Не смей смущать меня!

— Я запру дверь.

— Трей! Она вернется через минуту.

— Если ты обещаешь поиграть со мной в школу, я не буду запирать дверь.

Импрес сердито глянула на него, оценив его томную элегантность и смуглую кожу, которая удивительным образом сочеталась со светлыми глазами. У Трея был очень азартный вид, который не вызывал желания с ним шутить.

В следующий момент появилась Мэйбел. Их глаза встретились, и он спросил:

— Договорились?

Когда он начал подниматься, Импрес быстро ответила:

— Да.

Трей улыбнулся, затем повернулся к Мэйбел и с искрометным обаянием произнес:

— Спасибо, Мэйбол. Давайте попробуем приколоть эту брошь под воротником.

Они были восхищены эффектом, согласились с тем, что это очень впечатляющее и необычное сочетание с тканью.

— Хотя, — сказала Мэйбел, -если леди хочет надеть это платье завтра, когда приедут гости, я должна буду заняться им прямо сейчас.

— Почему бы не подготовить шерстяное платье, отделанное замшей, для чая, — предложил Трей, — а из зеленого панбархата — для обеда?

Непонятно отчего Импрес почувствовала раздражение, когда услышала, что он прекрасно разбирается в том, какое платье и к какому случаю подходит. А панбархат? Сколько мужчин понимают различия в сортах бархата? Это был уже не первый случай, когда Трей рекомендовал подбор платьев. И когда он спросил Мэйбел: «Где мама отыскала муаровое платье от Душе?» — ее гнев усилился. У Импрес создалось впечатление, что он имеет привычку покупать дорогие платья для женщин дюжину раз в неделю.

Мэйбел пустилась в длинные объяснения того, как приданое дочери Элизабет Дарлингтон осталось в Чикаго, когда она отправилась в свадебное путешествие в Европу. К тому времени, когда сундуки вернулись в Монтану, пришлось новые платья купить в Нью-Йорке, потому что Барбара не хотела терпеть никаких лишений во время путешествия. В итоге у Элизабет Дарлингтон осталось одежды на шестьдесят тысяч долларов, потому что к тому времени, когда Барбара вернется через год из Европы, платья выйдут из моды. Кроме того, что очень вероятно, Бэбз родит молодого баронета или леди, а в таком случае платья вообще будут ей не нужны, так как каждый знает, что материнство меняет фигуру женщины.

Трей воспитанно слушал все это и, когда Мэйбел наконец бессвязно приблизилась к концу, произнес:

— Восхитительно.

А затем дал четкие инструкции, когда какое платье подготовить: шерстяное, отделанное замшей, и из панбархата — к пятнице, черное муаровое и зеленое с воланами — к субботе.

— Мы решим позже об остальных. Спасибо вам, Мэйбел, большое, — закончил он.

— Сразу видно, что ты проделывал такое и раньше, — заметила холодно Импрес, когда дверь за Мэйбел закрылась.

— Никогда, — ответил Трей с прекрасной солнечной улыбкой.

— Панбархат и все такое прочее — разве это обычный словарь для мужчины?

— Мой портной очень болтлив.

— Ты носишь одежду из панбархата?

— Я успешно противился его попыткам одеть меня в эту ткань — за исключением красного халата, — ему не хотелось спорить о его прошлом.

— Я не верю тебе. — Импрес ревниво сопротивлялась его желанию уйти от ответа.

— Я сокрушен, — проговорил Трей поддразнивающе.

— Уф! — Импрес выдохнула, глядя на высокого красивого мужчину, которому, казалось, было неведомо само понятие «быть сокрушенным». — Тогда помоги мне снять платье. Оно очень тесное.

Он улыбнулся, продолжая сидеть в кресле у окна:

— Я думал, что мы заключили соглашение.

— У меня нет никакого намерения, — с удовольствием сказала Импрес, — играть с тобой в какие-либо игры. Ты собираешься расстегнуть платье?

На фоне яркого солнечного света, лившегося из окна, его мощная фигура казалась особенно впечатляющей, этакий темный ангел с сияющим нимбом вокруг головы. Светлые глаза Трея были затенены пушистыми ресницами.

— Нет, — спокойно ответил он.

— Очень хорошо, — безразлично ответила Импрес. — Я сделаю это сама.

И выбежала в спальню. Первой проблемой была камея. Она была итальянская, выполненная в современном стиле, но застежка была тугой. Кроме того, брошь была приколота под воротником, и Импрес безуспешно пыталась расстегнуть ее, пользуясь обратным отражением в зеркале. После нескольких попыток, сопровождаемых недовольным бормотанием, Импрес повернулась и увидела Трея, стоящего в дверях и молча наблюдающего за ее безуспешными манипуляциями.

— Нуждаешься в помощи? — вежливо спросил он. Она ничего не ответила.

Трей медленно подошел и мягко повторил:

— Я мог бы помочь тебе.

— Как видишь, я не могу снять брошь. — В ответе ничего не было сказано о помощи.

— Вначале поцелуй меня.

— О, пожалуйста, — она подставила губы с видом знатной леди, собирающейся оказать услугу мелкому клерку.

Трей очень нежно поцеловал ее, обняв за талию. Это был медленный, неспешный, можно сказать, дневной поцелуй, когда время тянется бесконечно и можно не торопиться.

— Ты очень добр, — пробормотала Импрес, ее руки обнимали черный шелк его халата, обида прошла, и легкое волнение постепенно охватывало ее. — Очень тесно в этом платье, — решила пожаловаться Импрес. — Слишком тугое.

Не отпуская ее, Трей слегка отстранился. Он очень внимательно рассматривал Импрес. Лиф с жесткими ребрами был пошит как корсет, от бедер до груди затягивая тело, в так называемом стиле «осиная талия», который подчеркивал женственные изгибы фигуры. Платье не скрывало ее груди, снизу сжатой мягкой кашемировой тканью лифа.

— Здесь тоже туго? — спросил он тихо, коснувшись пальцами ее сосков, которые рельефно выступали из-под ткани.

— М-м-м, — пробормотала Импрес. Прилив удовольствия от его прикосновения усиливался тугим корсетом.

— Ты выглядишь как школьница, одевшая платье, из которого выросла, — прошептал Трей, его пальцы нежно теребили соски, пока они не отвердели. — Это очень мягкая ткань.

Ткань была столь прекрасна, что ничего не скрывала, округлость груди была так заметна, как будто Импрес была без одежды.

— Если бы ты была школьницей, а я твоим учителем, то подумал бы, что ты дразнишь меня. Не позволяй себе выходить из комнаты в таком тугом платье, — прошептал он, наклоняясь, чтобы коснуться полуоткрытых губ.

Он по-прежнему продолжал ласкать ее грудь, пока лицо Импрес не покрылось горячим румянцем, а дыхание не стало прерывистым. Его язык проник к ней в рот и сплелся там с ее языком. Импрес почувствовала, как безудержное тепло распространяется внутри. Трей не обнимал ее, его руки лежали на ее горевших грудях, язык проникал все глубже, пока она не застонала.

Его губы оторвались, и он прошептал:

— Не очень-то прилично школьнице целовать своего учителя.

Импрес не ответила, только потянулась вновь за поцелуем, пытаясь притянуть его голову к своей.

Трей отпустил груди и руками удержал ее, глядя с насмешливой суровостью.

— Ты собираешься дразнить учителя? Она сдавленно пробормотала:

— Нет, — и постаралась прижаться к нему поближе.

— Тогда почему ты делаешь такие неприличные движения, у тебя могут быть неприятности. Ты понимаешь, что это значит? — Голос у него был твердый, его губы почти касались ее щеки.

— Трей, пожалуйста, платье такое тугое, и Господи, я хочу тебя!..

— Ты хочешь снять тугое платье? — Его пальцы вновь погладили напряженные соски.

— О да, пожалуйста, оно причиняет мне боль.

— Но ты должна делать так, как мы договорились, дорогая.

— Что угодно, — согласилась она покорно, ее желание усиливалось от тугого корсета и платья, которые раздражали ее кожу и набухшие груди.

— Первой я сниму камею, — сказал он приглушенным тоном.

— Поторопись!

— Терпение, дорогая. — И Трей отстегнул брошь с подчеркнутой заботливостью, снял и отложил ее в сторону. Затем расстегнул две пуговицы сзади, освободив шею. — Так лучше? — спросил он успокаивающе.

— Нет.

— Нет? — Положив руки ей на плечи, он деликатно повернул ее спиной к себе. — Ты не очень благодарна.

— Прости меня. О, Трей, я умираю от желания! — И она прикоснулась к нему, чтобы почувствовать, хочет ли он ее.

Он отстранил ее руки:

— Нам бы следовало обсудить это, моя дорогая, — его голос зазвучал с притворной стыдливостью. — Необычайная назойливость. Ты ведешь себя совершенно некорректно. Садись ко мне на колени, и мы разберемся с твоим желанием. Ты хотела бы этого?

И когда она кивнула в знак согласия, Трей повел ее к креслу к окну и, сев, посадил ее к себе на колени.

Импрес почувствовала его возбуждение через шелк халата и тонкую кашемировую ткань платья и придвинулась ближе.

— Стыдись. — Он удержал ее бедра, не давая ей двигаться. — Надо подавлять такие необычайные желания, или ты собьешься с пути добродетели. Ты должна сидеть там, где сидишь.

Его слабая улыбка совсем не походила на учительскую. Она была знающая и опытная. И хищная.

Импрес не прислушивалась, дразнящие слова не доходили до ее сознания. Она ощущала его напряженную твердую плоть, груди у нее набухли, и соски были возбуждены от прикосновений Трея. Она могла думать только о том, как он проникнет в нее, как всю ее заполнит и положит конец неугомонному горячему нетерпению.

— Я твой учитель. — Услышала Импрес его шепот около своего уха, его пальцы гладили ее шелковистые волосы, теребили тяжелые завитки за ушами, ласкали локоны, ниспадавшие на спину. — Сейчас мы начнем наш урок, и если будешь держаться на уровне и выполнишь задание, то получишь награду.

Сильные пальцы Трея немного сжали одну из грудей и стали поглаживать ее в медленном неторопливом ритме. Голос его прозвучал очень спокойно:

— Тебе хотелось бы получить награду?

Импрес подняла лицо, и он наклонился, чтобы поцеловать ее.

— Ты ведь знаешь, в чем заключается награда, не так ли? — прошептал он перед тем, как их губы встретились, и она утвердительно ответила прямо в его ищущие губы. — Но ты должна быть очень послушной.

— Буду, — сказала она. Пульсирующее возбуждение, заполнившее ее, заставило бы согласиться на что угодно.

— Тогда повторяй за мной. Добродетель — высшая награда. — Он взял ее за подбородок и поднял голову так, что их глаза встретились.

— Добродетель — высшая награда, — сказала она послушно, жара ее желания было достаточно, чтобы растопить полярный лед, голос был гортанным от страсти.

— Очень хорошо, ты послушная ученица. — И Трей поцеловал ее долгим поцелуем в ответ на эти слова. — У тебя было что-нибудь с мужчиной?

— Да.

— Позор, бесстыдство. — Его светлые глаза сузились, так что едва были видны из-под ресниц. — Тебе понравилось это?

— Да.

Его брови поднялись, как у изумленного юноши, пораженного услышанным.

— А он, — голос Трея звучал задумчиво, его рука скользнула ей под юбку, — касался здесь тебя?.. О, под юбкой у тебя ничего не надето. — В его тоне была смесь восхищения и насмешки. — Какая испорченность. Ты ждешь, чтобы я коснулся здесь?

Пальцы коснулись средоточия ее желаний, скользнули туда, и, когда ее глаза закрылись от блаженства, Трей сказал:

— Отвечай.

— Да, — выдохнула Импрес, и вся выгнулась. — О, да.

— И ты получала удовольствие, когда мужчина занимался с тобой любовью? — Его пальцы погрузились в нее на полную длину и начали двигаться в медленном очаровывающем ритме.

— О да, — прошептала она с закрытыми глазами.

— Посмотри на меня. — Ее глаза послушно открылись. — Тебе нравится заниматься любовью с мужчиной?

— Да.

— Ответь полным предложением.

Она прошептала:

— Мне нравится заниматься любовью с мужчиной.

— Хорошая девочка. Хочешь поцеловаться?

И когда Импрес кивнула и подняла губы, он поцеловал ее страстным поцелуем, а его пальцы продолжали ласку. Когда он на секунду отвел пальцы, она негромко вскрикнула.

— Ты должна слушаться учителя, — сказал Трей медленно и взволнованно, — или я не позволю тебе снять это тесное платье, и ты не получишь награды. Теперь скажи: «Я хочу заниматься любовью с моим учителем».

Она повторила.

— И ни с кем другим.

Импрес спокойно повторила, опять коснувшись его.

— А кто твой учитель во всем? — Это был прямой мужской вопрос безо всякой софистики.

— Ты, — выдохнула она.

Он удовлетворенно улыбнулся.

— Ты очень хорошая ученица, можешь немного посидеть на мне.

После его слов, сказанных негромко и спокойно, она почувствовала его пульсирующее возбуждение, как будто он уже вошел в нее.

Трей задрал ее нижнюю юбку и летящее платье, поднял ее и медленно посадил прямо на себя, так что ее ноги оказались по разные стороны его коленей.

— Теперь ты чувствуешь? — пробормотал он и медленно двинулся вперед.

Проникновение заставило ее затрепетать, и Импрес слегка подвинулась, чтобы усилить пронзительное удовольствие, и обняла Трея.

— Нет, — сказал он, снимая ее руки с плеч. — Ты должна сидеть совершенно тихо. Если будешь двигаться, то не получишь награды.

Она замерла.

— В вашем дневнике, мисс Джордан, будут отличные оценки, — сказал Трей, поглаживая ее напряженные груди и чуть прижимая их к тесному корсету. — Ты чувствуешь?

И он надавил на ее твердые соски. Она задохнулась от блаженных спазмов, распространявшихся по всему ее телу, и слегка пошевелилась от неудержимого наслаждения.

— Не двигайся, — предупредил он ее коротко, и в следующий момент стал ласкать ее груди, а она сидела неподвижно. — Ваши щечки покраснели. Кажется, вам тепло?

— Да, — прошептала она. Горячие волны страсти прокатывались по ее телу, чувства вытесняли рассудок.

— Ас кем ты говоришь? Она колебалась.

— Надо сказать: «Да, учитель».

Трей ждал, пока она не произнесла эти слова.

— Ты хочешь, чтобы я освободил тебя от этого тесного платья? — Его руки гладили ее полные набухшие груди, окруженные стесняющей их тканью, и сжимали слегка, по мере того как он глубже проникал в нее.

Она издала низкий стон удовольствия и прошептала:

— Да, о да. — Импрес не двигалась в соответствии с его желанием, наслаждаясь жгучим удовольствием внутри себя.

Трей медленно расстегнул несколько перламутровых пуговиц на ее спине.

— Так лучше? — спросил он спокойно.

— Немного, — ответила она тихо.

— Оно все еще тесно?

Его пальцы пробежали по ее стройной талии, скользнули по бедрам, разглаживая ткань, сжимавшую ее тело и напряженно поднимающую груди. Они словно предлагали себя, пытаясь вырваться из жесткой оболочки.

— Да.

— Это все, что я пока могу сделать до следующего урока, если будешь следовать указаниям. Я освобожу твои груди. Им ведь так неудобно, они высоко подняты и плотно стянуты?

— Да.

— Думаю, если ты встанешь, тебе будет удобнее. Она не шевельнулась.

— Встань, — повторил он.

— Я не хочу, — прошептала она.

— Ты не хочешь, чтобы я покидал тебя? Она мечтательно кивнула.

— Но вы должны быть послушной, мисс Джордан, или никогда не почувствуете меня опять. Понятно? Вы должны быть уступчивы и смиренны. — И он поднял ее с коленей и поставил перед собой. — Какая настойчивая молодая леди, — продолжал он добродетельным тоном. — Вы должны учиться послушанию, мисс Джордан, и тогда я всегда буду готов. Вам бы хотелось, чтобы я всегда был готов?

Взгляд Импрес не отрывался от предмета ее желаний, четко выделяющегося на фоне его халата. Он мог доставить столько удовольствия ей, Трей поднялся, обнял ее за плечи и, наклонившись, нежно поцеловал.

— Вы очень послушны, мисс Джордан, ценное качество в молодой леди. — Его пальбы освободили ее плечо и погладили шею. — Вы ощущаете пустоту внутри вас, мисс Джордан? Вам бы хотелось продолжить? Вам бы хотелось, чтобы учитель доставил вам удовольствие?

Его дразнящие чувственные слова были наполнены расплавляющим теплом. Положив руки ей на плечи, он пробормотал:

— На колени, — и опустил ее перед собой.

Когда она посмотрела на него, ее светлые волосы рассыпались по спине.

— Если вы сделаете все надлежащим образом, я долго-долго буду тешить ваше разгоряченное тело. Но вы должны это делать правильно. Вы должны, мисс Джордан, распробовать меня на вкус. — Его руки погладили ее волосы, и она сделала так, как он хотел. Бедра ее непроизвольно сжались вместе, в ней бушевал огонь желания. — Теперь поработайте, как следует губами. Если вы будете исполнять мои приказания, я позволю вам снова сесть на меня. А если нет, ваша страсть останется неудовлетворенной. Понятно?

Импрес кивнула, его плоть была твердая, горячая и очень большая. А обещание Трея привело ее в трепет. Она должна получить свое или умереть, и, если она может легко добиться таких размеров его возбужденной плоти, то получит удовольствие, не сравнимое, с испытанным ранее.

Трей закрыл глаза от наслаждения. Он стоял прямо, а Импрес мягкими губами и играющим языком выполняла его прихоть. Сокрушающее удовольствие было больше того, что он мог вынести и спустя мгновение, прежде чем было поздно, он отодвинулся и оттолкнул ее.

— Ты готова? — Голос у него был прерывающийся.

Глаза Импрес от страсти были полуприкрыты, полные губы влажны, во рту был его вкус. Она еще крепче сжала бедра от желания, которому было невозможно противиться, и кивнула в ответ.

— Вы думаете, что готовы, мисс Джордан? Я хочу проверить это, расставьте пошире ноги.

Она не хотела, потому что лишалась удовольствия, но он настоял, сказав: «Слушайся», и Импрес неохотно подчинилась. Он поднял юбку, и ее стройные бедра слегка разошлись. Кружева на лифе эротически контрастировали с нагим телом ниже талии.

— Вы выглядите возбужденной, мисс Джордан. Это обычно для вас? — Его пальцы скользнули между ее ног. — Это обычно для вас, мисс Джордан, не так ли?

Тон у него был обвиняющий, смесь страсти и притворства.

— О нет, — прошептала она и отодвинулась назад от пронзающих ее пальцев.

— Это правильный ответ, — сказал он, дразня ее. Пальцы нежно скользили у нее внутри. — Ты достаточно готова?

Она вздохнула и кивнула, слишком поглощенная удовольствием, чтобы отвечать более активно.

Вытащив пальцы, он взял ее за подбородок и поднял голову:

— Скажи: «Да, сэр».

Заставив себя вернуться к реальности, она прошептала:

— Да, сэр.

— И ты чувствуешь, что ты готова достаточно, чтобы принять меня таким, какого ты добилась губами?

— О да, — выдохнула она и тут же поправилась: — Да, сэр.

— Вы хотите, чтобы я расстегнул платье и освободил вашу грудь?

— Пожалуйста, сэр.

Он расстегнул несколько пуговиц и стянул платье с плеч. Ее груди затрепетали, освободившись от жесткого корсажа.

. — Ты должна сказать: «Спасибо».

— Спасибо, сэр, — прошептала она благодарно.

— Ваши груди, мисс Джордан, выглядят очень приглашающе. Вы бессовестно пытаетесь привлечь мое внимание?

— О нет, сэр, я бы не хотела быть такой прямолинейной. Это было бы бесстыдством.

Трей прикоснулся к ее соску, и у нее перехватило дыхание. Каждый нерв ее тела дрожал, сердце выпрыгивало из груди, каждый дюйм требовал прикосновений, грудь порозовела от возбуждения, предлагая себя для ласки.

— Вы так соблазнительны, мисс Джордан. Ваши соски хотят моих прикосновений?

— О нет, сэр, только если вы захотите сами, я никогда бы не осмелилась предложить сама.

— Может быть, следующий урок послушания обогатит ваш характер. Предложите ваши соски мне, мисс Джордан.

Поместив ее руки под роскошными грудями, он высоко поднял их так, что твердые розовые соски оказались перед его губами. И когда он слегка укусил один из них, ее колени затряслись от пронзительного удовольствия.

— Если вы позволяете мужчинам ласкать ваши груди, мисс Джордан, сосать ваши налившиеся соски, можно сказать, что у вас недостаточно моральных принципов. Это неприлично для молодой леди. Ваши большие груди никогда не поместятся в школьном платье, если вы будете позволять мужчинам их гладить. Ваша настойчивость не делает вам чести. Вы понимаете, если кто-нибудь узнает, что вы позволяли учителю, я буду все отрицать, мисс Джордан. У меня положение в обществе. И я хотел бы видеть в вас больше рвения к учению, а ваша склонность к нескромным ласкам просто бесстыдна. Теперь скажите: «Поцелуйте мои соски, сэр» — и я увижу, сможете ли вы получить отличную оценку.

Это была страсть, в которой придуманная игра переплеталась с неукротимым желанием, где мужчина и женщина разрешали себе все, переступая границы блаженного восторга.

— Если вы поставите мне пятерку, сэр, — промурлыкала Импрес секундой позже, звуки ее голоса вибрировали в комнате, — вы никогда не забудете этот зимний день.

Страсть в ее глазах была под стать его, и раздразнившая их игра была прекращена. Но незабываемое утро только начиналось.

Платье было сброшено вместе с халатом, и во взаимном желании они сделали утро незабываемым. Правда, при этом очень сильно помяли бархат кресла.


На следующий день дом стали наполнять гости, поэтому Трей и Импрес были вынуждены покинуть свой необитаемый остров. Трей к обеду спустился небрежно одетый в темные брюки и свободную шелковую рубашку. Импрес сопровождала его в платье из зеленого панбархата, перешитого так, что сидело оно прекрасно. Чувственные воспоминания от недели близости оставались у них в сознании, и один случайно брошенный взгляд разжигал страсть. Было пыткой делить друг друга с дюжиной посторонних людей, которые вторгались в их интимный мир.

Все знали, сколь много сделала Импрес для спасения Трея, и отовсюду слышались слова одобрения. Она никого не знала из приглашенных, а уж тем более не догадывалась, о чем они думают. Импрес не беспокоили обстоятельства, по причине которых они собрались здесь. Разговоры в основном велись на политические темы. После обеда разгоряченные дебаты продолжались в гостиной, и Импрес с облегчением услышала, что Трей стал жаловаться на сильную усталость. Блю и Фокс из предосторожности отнесли его наверх в одном из кресел, хотя он уже хорошо ходил самостоятельно.

Блэйз очень беспокоилась о самочувствии сына. Естественно, она не предполагала, что Трей, способный заниматься любовью в течение нескольких часов подряд, имел достаточно сил, чтобы подняться, по лестнице. Но поскольку он не собирался давать разъяснения матери по этому поводу, то позволил ей настоять на том, чтобы его перенесли в постель.

Импрес была вне себя от ревности, наблюдая за тем, как три юные леди, которые сопровождали своих родителей, весь вечер пытались флиртовать с Треем. Так как Импрес представили сиделкой, а молва кое-что добавила к этому, то богатые леди не принимали ее во внимание. Было очень неприятно выслушивать все эти разговоры, и, хотя Хэзэрд и Блэйз были по-прежнему сердечны с нею, разгоряченные девицы не обращали внимания на предупреждающие взгляды родителей.

— С какими же стервами ты проводишь время?! — взорвалась Импрес, когда дверь за Блю и Фоксом закрылась.

— Не обращай на них внимания, — рассеянно ответил Трей, расстегивая шелковую рубашку. — Женщины типа Арабеллы, Люси и Фанни слишком неинтересны, чтобы проводить с ними время.

— Они грубы, — возразила Импрес, вне себя от негодования.

— В самом деле? — Трей загадочно посмотрел на нее. — Извини, но я не заметил.

— Ты не заметил? — разгоряченно повторила Импрес. — О Боже! Я никогда не видела такого высокомерного снобизма.

— Они просто богатые юные леди. Это обычно для них.

Можно было простить Трею эту неудачную реплику, потому что он, конечно, не знал истории Импрес. Ведь он только видел в ней девушку в ковбойской одежде, без денег и семьи. А все богатые девицы, которых он знал, страдали снобизмом. С его стороны было ошибкой предполагать, что богатые женщины для нее в диковинку.

— Обычно! Обычно быть грубыми? — воскликнула Импрес, которую молодые выскочки возмутили больше, чем слова Трея.

— Послушай, Импрес, — сказал Трей, стоя в расстегнутой рубашке, — если они стервы, то при чем здесь я?

— Ты общаешься с подобными женщинами? — спросила она раздраженно (сама мысль о том, что Трей является предметом такого приторного обожания, вызывала ревность).

— Что ты понимаешь под словом «общаешься»? — осторожно уточнил Трей, видя, как она рассержена, и не совсем понимая причину этого.

— Я имею в виду, черт побери, что ты танцуешь с ними на балах, занимаешься спортом, слушаешь оперы или что вы еще здесь делаете, в приграничном штате.

Трей с облегчением выслушал ее объяснение. «Общаться» имело для него несколько другой смысл, существенно отличающийся от предположений Импрес. Он был совершенно не заинтересован в том, чтобы она допускала такую мысль.

— Иногда, — успокаивающе ответил Трей, который с восемнадцати лет был самым желанным женихом в Монтане.

— Как ты терпишь это?

— С трудом, — ответил он с улыбкой и, сбросив рубашку на пол, раскрыл объятия. — Иди ко мне, моя радость, забудь о них. На троих у них нет и одной унции мозгов.

Успокоенная его словами, она позволила себя обнять, но спросила для проверки:

— Правда?

— Честное слово. Они совсем мне не нравятся.

— Ну, а ты им, конечно, нравишься, — неохотно пробормотала Импрес, ощущая себя одинокой после шумной толпы богатых гостей и девушек, пытавшихся поймать на крючок Трея. Она внезапно вспомнила свою бедную хижину и ждущих ее детей. Трей теперь вне опасности, но срок контракта еще не истек. После того как золото оказалось в ее седельных сумках, дело чести выполнить соглашение. Но она не обманывала себя тем, что это было очень тяжелое бремя, Трей понял ее мысли.

— Это не важно, — ответил он уклончиво. — А теперь давай позвоним служанке, чтобы она принесла немного этого очаровательного торта. Я бы хотел поесть его с твоего животика.

Она посмотрела на него, очаровательно надув губы.

— Ты скандальная личность, — прошептала она с улыбкой.

— Но не скучная, — сказал он с ухмылкой и, наклонившись, поцеловал ее.


Они оставались одни вплоть до следующего полудня, когда все собрались пить чай в западной гостиной. Блэйз сидела во главе стола и привлекала взгляды всех мужчин. Большая часть Монтаны была основана южанами, привлеченными сюда золотой лихорадкой в 1863 году и выгнанными из дома Гражданской войной. Они предпочитали виски, чаще неразбавленное, и голосовали за демократов. Было уже много выпито, когда появились Трей и Импрес, поэтому разбор действий местных республиканских политиков был резким и шумным.

— Если Саудерс думает через Карлайла получить должность прокурора следующей осенью, когда мы придем к власти, то он заблуждается. Ему придется потратить очень много денег, чтобы снискать всеобщее расположение.

— Что вы думаете, Трей, о шансах Карлайла, если Доил выставит свою кандидатуру? — И Трея увлекла группа мужчин, сидевших около камина.

Блэйз немедленно выручила Импрес и после комплимента ее платью, которое особенно подчеркивало зеленые глаза, ввела ее в кружок женщин, которые, сидя на французских стульях, пили чай. Эти изумительные стулья, сделанные в стиле Марии-Антуанетты, были привезены Блэйз из Парижа. Импрес вежливо пила чай и прислушивалась к разговору, который касался одежды и покупок. Бросив на Импрес извиняющийся взгляд, Блэйз стала отвечать на вопросы миссис Макджиннис о внутренних интерьерах от Борта. Разговор шел о зеленом шелке, которым обивались стены.

Будто бы случайно Импрес была вовлечена Блэйз в дискуссию, что позволило ей чувствовать себя более комфортно, но три юные леди тем не менее не сказали Импрес ни единого слова. Их матери, которые осознавали важность семьи Брэддок-Блэк в жизни своих мужей, разговаривали с ней тоже без особого энтузиазма.

Осознав, что Импрес попала в неловкое положение, оказавшись с нерасположенными к ней девушками, Трей сказал, что не позднее чем через полчаса ему нужно принять лекарство. Но Оуэн Фарелл с развязностью старого приятеля прервал его попытку уйти вместе с Импрес.

— Черт возьми, Трей, почему бы маленькой леди не принести лекарство сюда? Мы собираемся сыграть партию в бильярд, и думаю, что от тебя не потребуется слишком много усилий, чтобы посидеть и посмотреть.

Трей посмотрел на отца, ища поддержки, но Хэзэрд в этот момент объяснял важность вопроса о нерушимости границы резервации по реке Роаринг и не слышал реплики Оуэна.

— Я подожду, — небрежно сказал Трей, планируя сбежать с Импрес сразу же, как только мужчины отправятся в бильярдную.

— Чепуха, парень, тебе нужно принять лекарство, чтобы выздороветь. Послушайте, маленькая леди! — крикнул он через всю комнату.

Трей выругался про себя.

Все женщины обернулись, а Оуэн помахал стаканом с виски в направлении Импрес.

— Маленький ангел-спаситель в зеленом платье, Трей говорит, что ему нужно принять лекарство. Вы в этом деле босс. Может, скажете горничной, чтобы она принесла, что ему нужно.

Все взгляды обратились к Трею, но его лицо ничего не выражало.

— В самом деле, Оуэн, я могу подождать.

— Нет, нет, парень. Ты должен делать все как можно лучше. — Оуэна и после двух стаканов невозможно было переубедить, а сейчас стакан, которым он размахивал, был четвертым.

Трей пожал плечами, признавая, что его увертка не удалась, и улыбнулся в знак того, что уступает.

Импрес поняла Трея и решила воспользоваться возможностью исчезнуть на некоторое время.

— Я схожу сама, — быстро ответила она, обрадованная тем, что у нее есть оправдание, чтобы прекратить праздную беседу. И прежде чем Оуэн запротестовал, она поднялась. — Вернусь через минуту, — сказала она с очаровательной улыбкой.

Импрес оставалась наверху много дольше, чем требовалось. Ей не хотелось общаться с холодными юными леди и их занудливыми матерями. Она понимала необходимость для семьи Брэддок-Блэк поддерживать отношения с различными людьми, но предпочитала оставаться в стороне. Поняв, что дальнейшее ее отсутствие будет замечено, она приготовила укрепляющую микстуру из лепестков роз, налила ее в стакан и, глубоко вздохнув, покинула свое убежище, чтобы вновь оказаться лицом к лицу с надменными женщинами Елены.

— Импрес Джордан — звучит как «королева дансинга».

Голос на секунду парализовал ее — такая едкая насмешка прозвучала в нем, — и Импрес замерла, как зачарованная. Она оперлась на полированные перила, узнав того, кто говорил. Другой голос, мягкий и лепечущий, произнес:

— Помолчи, Арабелла, тебя могут услышать.

— Тебе лучше самой помолчать, Фанни. Мужчины в бильярдной комнате, а наши мамы пьют с миссис Брэддок-Блэк третью чашку чая.

— Боже, Арабелла, подумай о своих манерах. Впрочем, ты никогда о них не думаешь, — раздался третий голос.

Методом исключения Импрес поняла, что это была Люси.

— Не говори мне о манерах, Люси Роджер. Разве не ты бесцеремонно вытащила нас из гостиной, чтобы посмотреть твое новое платье. Как будто мы не знали, что ты хотела увидеть!

— Ну, ты тоже хотела его увидеть, поэтому оставь свои намеки.

— Он красив как греческий Бог, — в восхищении сказала Фанни.

— Красивее, — твердо заявила Арабелла. — И знает это.

— Он не только красив. Он самый…

— Оставь свои девические восторги, Фанни. Мы с тобой согласны. Его, мне кажется, не так уж трудно заполучить.

— Если сумеешь пробиться сквозь толпу женщин, — съязвила Люси.

— Сегодня, по крайней мере, никакой толпы нет, — сказала Арабелла, обнаруживая практичность.

— Кто рискнет первым вторгнуться к мужчинам в бильярдную? — спросила Люси с тревогой. — Я, например, знаю, что мой отец придет в ярость.

— Я сделаю это. А вы, пугливые кошечки, можете следовать за мной.

— Может, он не захочет разговаривать с нами, — испуганно сказала Люси. — Кажется, у него нет времени ни на кого, кроме… сиделки. — Она сделала многозначительную паузу перед словом «сиделка».

— Все знают о женщинах Трея. Это не секрет, — заявила Арабелла. — У него ужасная репутация. Ты знаешь, у таких мужчин, как Трей, всегда истории с женщинами. А что ты хочешь, если он заплатил пятьдесят тысяч долларов за нее? Конечно, он будет поглощен ею.

— Но ты не думаешь, что это серьезно? — пролепетала Фанни. — Он так смотрит на нее — ну совсем по-другому.

— Не смеши меня, — отрезала Арабелла. — Все тот же старина Трей. Он только играет. Серьезным тут и не пахнет. Да и что может быть серьезного с проституткой.

— Пятьдесят тысяч долларов могут стать началом настоящего чувства, я слышала, что папа так говорил маме.

— Пятьдесят тысяч — пустяк для Трея. Он в карты проигрывает больше.

— Не знаю, — робко сказала Фанни. — Я видела, как он смотрел на нее на прошлой неделе, когда мы были с визитом. Мама сказала, что это говорит о том, что он окреп, несмотря на постельный режим. И еще она сказала, что взгляд был такой горячий, что им можно было вскипятить все кофейники в Монтане.

— Просто твоя мама не видела, как Трей вообще смотрит на женщин. Его серебристые глаза просто опаляют. Говорят, что ни одна не отказала ему. А теперь давайте прекратим этот никчемный разговор, — заявила Арабелла. — День, когда Трей Брэддок-Блэк захочет чего-то большего, чем секс от маленькой потаскушки, которую он купил в борделе, будет для нее очень печальным.

— То же говорит и папа, — решительно согласилась Люси.

— Не знаю, — упрямо сказала Фанни, — если бы вы видели его взгляд!

— Помолчи. Если ты когда-нибудь позврослеешь, то поймешь, что такие взгляды объясняются не чем другим, как мужской похотью. Ты пойдешь с нами или собираешься обсуждать здесь будущее всяких шлюх?

— Ты не единственная, кто хочет видеть его, — возразила энергично Фанни, потеряв свою обычную задумчивость.

— Что ты будешь делать с Треем, Фанни, если вызовешь его интерес? Ты ведь умрешь от страха.

— Не думаю, Арабелла Макджиннис. Ты не единственная, кто знает, как говорить с мужчинами.

— Если вы способны прекратить спор за израненное тело Трея, — сказала Люси, растягивая слова, — то мы могли бы пойти в бильярдную и увидеть нашего дорогого воочию. Тем более, что все в Монтане знают, что самый лучший подход к Трею — это сказать «да».

— Тут нет сомнений, — четко ответила Арабелла — здесь ты на первом месте.

— Я накинусь на него, — сказала Фанни.

. — Это уже бывало раньше. Он считает, что его сил хватит на всех.

— Я рожу ему ребенка. Тогда он женится на мне, и мы будем счастливо жить. — Глаза Фанни засверкали от романтического образа.

— Спроси Шарлотту Тэнген, или Луизу, или Мэй, или любую из тех, кому поспешно пришлось выходить замуж. Женихам очень прилично заплатили, такое вот многообещающее будущее, — сказала Арабелла.

Она не упомянула, что эти девушки не отличались особым целомудрием. Но добродетельны они или нет, Трей щедро оплачивал свои долги деньгами, а не женитьбой.

— Нет! — воскликнула Фанни.

— Да, да. Тебе следовало быть сиделкой, Фанни. Боже, до чего ты наивна! Он не женится добровольно. — Тон у Арабеллы был самодовольный.

— Если ты такая умная, — горячо заговорила Фанни, — то скажи, как ты собираешься добиться его?

— Мой отец предложит объединение капиталов, когда настанет удачный момент. Наша женитьба будет выгодным делом. — Она коснулась своих белокурых локонов и продолжила: — Выгодным для их семьи и нашей. Разве ты не знаешь, как срабатывают такие предложения? Это не страстный роман, простофиля ты этакая, а деньги. А у моего отца денег почти столько же, сколько у Хэзэрда. Так что видишь, как все складывается.

— Между прочим, — саркастически сказала Люси, — я иду в бильярдную. Я хочу поговорить с ним, пока на твоем пальце нет кольца.

И она покинула комнату.

Импрес оцепенела от всего услышанного. Самое страшное открытие было в том, что до сих пор она замечала очевидного. В объятиях Трея, когда нежные ласки и трепещущие желания заполняли ее, когда с: доброта восхищала и очаровывала, не хотелось думать о другом. Импрес сама позволила ввести себя в заблуждение, позволила взять власть над собой романтическим мыслям, предпочла реальности розовые мечты.

Но теперь суровая действительность открылась — ее купили за деньги. И как это было принято в мире, она попала в определенную социальную группу. Каковы бы ни были ее собственные мысли, общественное положение Импрес определено. Конечно, с самого начала она понимала последствия аукциона у Лили.

Благодаря Трею, его улыбке, нежному приглашению побывать в раю она почти забыла о сделке. Прекрасный Трей, который никогда не забывал о том, что она любила, даже о цветах, хотя она упомянула о них всего лишь раз. Милый Трей, который всегда был так добр. И настолько красив, что ей хотелось коснуться его тысячу раз в день. Но ведь такое же чувство испытывали другие женщины, видевшие его. А его образ мог зажечь у них физическое желание. Отвратительный разговор, подслушанный ею, эхом звучал в голове: «потаскушка… пятьдесят тысяч долларов… опаляющий взгляд серебристых глаз».

Для Трея это была только чувственная игра, а не чудо любви и захватывающей страсти, как для нее.

Как будто мечты стали явью. На самом деле она всего лишь очередная женщина Трея. Можно было придумать множество оправданий слухам. Именно это хотелось бы сделать несчастной Импрес.

Первой мыслью, пришедшей в голову, было бежать отсюда немедленно. Но затем она преодолела себя и решила подсчитать, сколько еще дней осталось до конца ее контракта с Треем. Пять или шесть? Может быть, меньше? Ей одновременно казалось, что прошел только миг и вместе с тем целая жизнь. Если она убежит, пройдет ли это незамеченным? Будут ли ее преследовать?

Сомнения и вопросы теснились у нее в голове, пока Импрес не заставила себя мыслить логически. Она не может уехать немедленно, пока дом полон гостей. Если погоня реальна, то ее отсутствие будет мгновенно замечено. После обеда в воскресенье родители Трея отправятся в Елену, поэтому, если она уедет сразу же, как Трей уснет, в ночь с воскресенья на понедельник, у нее будет шесть или семь часов, прежде чем ее хватятся. Трей не настолько здоров, чтобы сесть в седло, а Блю и Фокс уедут с родителями Трея. У нее будет достаточно времени, чтобы уйти от погони, если она, конечно, будет.

Импрес засомневалась, может ли она взять золото, если не полностью выполнила свои обязательства. Но потом вспомнила о предложении Хэзэрда в ту ночь, когда в дом привезли умирающего Трея. Если бы она тогда пожелала, то привезла бы намного больше денег братьям и сестрам.

Эти мысли облегчили ее совесть и заставили принять решение. Поэтому несколько секунд спустя Импрес отправилась в бильярдную. Трей выпил лекарство без колебаний и, протянув ей пустой стакан, ухмыльнулся и сказал:

— Оно почти подействовало.

Ответная улыбка Импрес была вынужденной, в шуме голосов и клубах сигарного дыма не нашлось никого, кто бы заметил это. Трей считал ее полностью удовлетворенной. Прошлая неделя была бесконечной, чувственной идиллией. Мог ли он вообразить, что в его размеренной жизни могут произойти резкие перемены?

Конечно, не мог. А Импрес осознанно играла свою роль, приятно улыбалась, разговаривая с окружающими, даже с язвительными и злыми молодыми леди, что с удовлетворением было замечено Треем. А когда Арабелла попыталась вставить ехидное замечание, то была решительно оборвана своим отцом. Мужчины были покорены очаровательной мисс Джордан.

Каким-то образом Импрес ухитрилась продержаться до вечера. И ночью, лежа в объятиях Трея, она удержалась от горьких слез. Потом прошли мучительные ленч и пятичасовой чай. С облегчением увидела она, как раззолоченный роскошный экипаж отправился в Елену.

С облегчением и тревогой, так как теперь она осталась вдвоем с Треем. До сих пор ее роль ограничивалась разговорами с бесчисленными гостями. Во время обеда нервы у нее на мгновение сдали, и на безобидный вопрос о выборе блюд за столом она разразилась длинной невнятной тирадой. Сейчас, сидя в комнате наверху, у камина, Трей внимательно посмотрел на нее и спросил:

— С тобой все нормально?

— Да, — быстро ответила она, слишком быстро и на одном дыхании, потому что он изучающе смотрел на нее.

— Ты уверена? — мрачно спросил он, а затем добавил: — Нет никаких различий между тобой и бывшими здесь гостями. Поэтому, если хочешь, от этих глупых женщин будет потребовано извинение. — Он улыбнулся и взял ее руку. — Если бы не сессия и не моя болезнь, здесь никого бы не было. Скажи мне, что ты понимаешь это.

Ей стоило огромных усилий удержаться от слез. Как может быть он таким добрым. Немудрено, что все женщины без ума от него. Эта мысль несколько облегчила ее горечь. Она только последняя в этом длинном списке обожающих его женщин. Импрес ухитрилась доверчиво улыбнуться и сказала:

— Конечно, я все прекрасно понимаю. Пусть все останется как есть. В самом деле, все нормально, наверное, я выпила много вина за обедом. Когда я выпью, то говорю много и очень быстро. Как ты думаешь, ночью будет снег?

Трей вежливо ответил, хотя ее попытка изменить предмет разговора была такой же нервной, как и слова во время обеда. Слишком затянувшийся уик-энд, решил он.

Он занимался с ней любовью этой ночью с особой нежностью, чувствуя ее беспокойство. И когда потом, засыпая, он держал Импрес в объятиях, то не заметил заблестевших на ее ресницах слез.

Глава 10

В полночь Импрес осторожно выскользнула из постели и оделась. Сборы заняли немного времени, она надела старую одежду и взяла только седельные сумки. Спустившись по черной лестнице, Импрес через дверь кухни вышла на улицу.

Было полнолуние, ночь — ясная и морозная, к счастью, почти безветренная. Сильный ветер был бы хуже мороза.

Чтобы не привлекать внимания, она не стала зажигать свет, постояла ожидая, когда глаза привыкнут к темноте, и только потом направилась в конюшню Ее лошадь, Кловер, была рада видеть хозяйку и, словно кошка, Тыкалась холодным носом, пока Импрес седлала ее и надевала сумки. Может быть, оседлать и вторую лошадь? Импрес на секунду задумалась. Конечно, это не будет воровством, просто она на время одолжит чужую лошадь. Ведь если она собирается привезти припасы домой на всю зиму, вторая лошадь ей совершенно необходима.

Десятью минутами позже Импрес вывела лошадей из конюшни и прошла с ними около мили, прежде чем села в седло. Да и в пути ей приходилось не раз слезать с лошади и идти пешком, чтобы не замерзнуть. К утру девушка была в часе езды от пересечения с дорогой, которая вела к магазину Крессвелла. Впрочем, это была не дорога, а рукав реки, где несколько лет том назад торговцы поставили склад и магазин, в котором фермеры из плодородных горных долин могли купить все необходимое.

От дома до магазина Крессвелла путь был неблизкий, и, хотя она не бывала в нем прежде, но по рассказам хорошо знала его расположение. Здесь на золото можно было купить все необходимое: муку, сахар, кофе, чай, бекон, сушеные яблоки, консервированное молоко. А также ботинки и одежду для детей. И рождественские подарки, которые не удалось своевременно купить из-за отсутствия денег.

Светало, когда она разбудила Крессвелла стуком в дверь. Любопытный торговец несколько раз пытался разузнать, откуда явилась к нему женщина, одетая в мужскую поношенную одежду и расплачивающаяся за тщательно отобранные товары золотом, и которой к тому же пришлось ехать всю ночь, чтобы к утру оказаться в его магазине. Однако Импрес отвечала кратко и неохотно, и Эд Крессвелл легко смирился с этим, ведь он давно торговал в здешних местах и знал, что большинство его клиентов не любят откровенничать.

Лошади были нагружены, аккуратно увязан каждый тюк, можно было отправляться домой, но Импрес, тронувшись в путь, умышленно поехала не на северо-запад, к спрятанной в горах долине, где был ее дом, а на север. Предосторожность оказалась не напрасной. Эд Крессвелл наблюдал за неожиданной посетительницей, пока та не скрылась за сосновыми зарослями на берегу ручья.

Как только магазин пропал из виду, Импрес вздохнула с облегчением и повернула лошадей в нужном направлении.

Мысли о Трее, которые она старалась отгонять, снова вторглись в ее сознание и даже сильнее, чем прежде. Импрес вспоминала, как он просыпался утром с улыбкой и целовал ее; как сидел за столом, расслабленный и отдохнувший, и завтракал с аппетитом, над которым она всегда посмеивалась. Импрес вспоминала, как перебирала его черные шелковистые волосы, когда он наклонялся к ней; они были густые и тяжелые, и он всегда улыбался. С тяжелым вздохом она вспоминала, как ухаживала за ним. Учитывая то, как мало значили женщины для Трея, думать об этом означало только сыпать соль на раны. Зачем гадать, кто будет теперь его любить?

То, что она услышала тот неприятный разговор, было к лучшему, решила Импрес. Иначе искушение остаться крепло бы день ото дня, а более поздний уход от колдовства Трея нанес бы ей сердечную рану гораздо более сильную, чем сейчас. Боже, сколько же женщин у него было? Трей Брэддок-Блэк, безусловно, не отличался постоянством. И лучше уж саднящая горечь теперь, которую еще можно отбросить, чем убивающая сердечная боль потом. Она молча поздравила себя с принятым решением.

Но эти рациональные мысли, к сожалению, не заглушали страстного желания быть вместе с Треем, не рассеивали печаль утраты.

В то время как Импрес отъезжала от магазина Крессвелла, Трей, проклиная все на свете, отдавал слугам короткие распоряжения. Он надел шерстяную фуфайку и теплые брюки, две пары шерстяных носков, на которые натянул высокие до колен сапоги, и послал одного из слуг за подбитым бизоньим мехом пальто.

Тревога, поднятая в доме, была сродни панике и началась в половине девятого, когда Трей лениво выбрался из постели и вместо теплого тела Импрес обнаружил только холодные простыни. Его негодование поставило всех на ноги, и редкий смельчак решался подняться наверх и узнать, чем оно вызвано.

Трею хватило пары вопросов и короткой пробежки слуг в конюшню, чтобы понять, как грубо оборвалась его идиллия. Видя его холодную ярость, с ним почтительно не спорили, хотя каждому хотелось сказать о том, что безумие в его состоянии преследовать Импресс в горах. И поскольку слуги ценили свои головы, тс вместо этого они тайно позвонили в Елену. Им ответили, что Хэзэрд даст инструкции, когда он и Блэйз: вернутся домой.

Десятью минутами позже Трей, опоясанный ремнем с револьверами, с грозным выражением лица сел в седло, к которому был уже приторочен винчестер. Импрес имела преимущество в несколько часов, но следы, оставленные ею, были хорошо видны на снегу, искрящемся под лучами солнца.

Ему не нужны сопровождающие, коротко приказал Трей. Он хотел быть один, когда догонит ее; он хотел, чтобы она была одна. Ничем не сдерживаемое бешенство билось в сознании. Он ни о чем не мог больше думать, как только о том, чтобы вернуть ее! Трей не смог бы логично объяснить причины своего помешательства, потому что был просто не в состоянии размышлять. Но свидетелей при встрече он не желал. Поэтому он отмел все предложения о помощи, сказав слугам неправду. Объяснил, что она живет в двадцати милях отсюда и он будет там через три часа. Сказал вежливо, но холодным, хорошо контролируемым голосом, так что никто не осмелился возразить.

У магазина Крессвелла Трей был в половине второго, и, пока его любимца Рэлли кормили и поили, он нетерпеливо расспрашивал торговца, выяснив, по крайней мере, когда появилась Импрес и что она покупала. Заплатив за информацию золотом, сам он отвечать на расспросы Эда не стал.

Меньше десяти минут времени потратил Трей на то, чтобы разыскать место, где Импрес повернула на северо-запад и направилась в сторону гор.

По пути Импрес, наверное, раз десять проверила, что с куклой для Женевьевы, притороченной в маленьком пакете к седлу, все в порядке. Счастливая улыбка появилась на ее разрумянившемся лице. Дети будут в восторге от рождественских подарков. Женевьеве было восемь лет, и в ее жизни еще не было кукол. Импрес вспомнила свой набор фарфоровых подружек, которые они бросили в спешке, когда бежали из имения во Франции.

Последнее прошение о помиловании осталось без ответа, и папу должны были отправить в тюрьму за убийство сына Рошфора. Они бежали, взяв с собой очень мало: деньги, которые удалось собрать, кое-какие вещи, мамины драгоценности. Этого всего хватило только на пять лет. Первые два года они прожили в Монреале но когда узнали, что детективы Рошфора разыскивают графа де Жордана в Монреале, то отправились на запад, где человек мог прятаться всю жизнь. Они перешли через границу штата Монтана и на остаток денег купили участок в горах. Место было великолепное, красивое и дикое, но никто из них никогда не занимался физической работой, не владел навыками фермера, и хотя папа очень старался, ему не удалось добиться каких-либо приличных результатов.

Золота, которое Импрес везла с собой, вероятно, хватит на то, чтобы купить лошадей, которые понадобятся весной, когда надо будет пахать землю. Одной лошади для вспашки мало. В прошлом году пришлось толкать плуг с одной Кловер в упряжке. Таким образом, они вспахали шесть акров земли и засеяли ее. Но в местности, где четыре или даже шесть лошадей на семью были не редкость, их попытки обработать землю производили душераздирающее впечатление. Да и шесть акров никак не могли их прокормить.

Денег во вьюках хватит не только на то, чтобы купить лошадей. Они вернут их к жизни.

— Спасибо тебе, Трей, — прошептала она и добавила: — За все.

Затем, прогнав из памяти сладкие воспоминания, Импрес решительно сосредоточилась на будущем. Увидев, что с запада находит гряда облаков, она пришпорила Кловер. Для снега они слишком высоки, и если не произойдет никаких резких изменений в природе, то к вечеру она будет дома.

Дети увидели Импрес, когда она только поднялась по узкому ущелью, так как Гай с логикой и настойчивостью, унаследованными им от отца, организовал постоянное наблюдение. Конечно, большую часть времени он занимался этим сам, потому что младшие братья и сестры могли усидеть на одном месте не больше нескольких минут. Крики восторга наполнили маленькую хижину, и в двух окнах, выходящих в долину, появились оживленные ребячьи лица, наблюдающие за возвращением старшей сестры.

Гай в больших отцовских башмаках один выбежал встречать сестру. Мальчик схватился за уздечку Кловер, на его глазах сверкали слезы, хотя он и пытался держаться как мужчина. Остальные дети, босые, толпились в дверях, выкрикивая приветствия.

— Ты вернулась! Вернулась! — кричали Эмили и Женевьева, пританцовывая от радости, а Эдуард, держась за юбку Эмили, звал:

— Пресси! Пресен! — таким пронзительным голосом, что испуганные куры принялись тревожно кудахтать.

Импрес услышала куриное кудахтанье с облегчением. Она разрешила резать кур только в случае крайней необходимости, потому что на яйцах они могли продержаться дольше.

Импрес соскочила с Кловер и крепко обняла Гая, а затем побежала к дверям и прижала к себе Эмили и Женевьеву. Женевьева заплакала.

— Ты не забыла нас, — твердила она сквозь слезы. Импрес сжала ее худое личико руками.

— Успокойся, родная. Конечно, я никогда не забывала тебя. И всегда буду любить всех вас. Послушай, а я привезла тебе подарок.

Девочка улыбнулась ей, а Импрес наклонилась и взяла на руки Эдуарда. Слезы потекли у нее, когда Эдуард обнял ее и закричал прямо в ухо:

— Подарки! Подарок мне тоже!

Он так доверчиво прижался к ней, что в первый раз с тех пор, как Импрес оставила Трея, она подумала, что поступила правильно. Кто же позаботится о них, как не она? Дети нуждались в ней, старшей сестре, которая ухаживала за ними и любила их. Они нуждались в еде, которую она привезла на несколько дней раньше, чем ожидалось. Эти несколько дней значили для малышей куда больше, чем для Трея Брэддок-Блэка. Она на мгновение закрыла глаза и крепко обняла маленького брата. Прощай, Трей, подумала она, мне было очень тяжело тебя покинуть.

Эдуард поцеловал ее мокрыми губами, и Импрес открыла глаза, прогнав воспоминания.

— Я привезла подарки, — радостно закричала она, и счастливый гвалт еще больше усилился.

Куры, решив, что надвигается какое-то бедствие, закудахтали еще громче.

— Замолчите, а то они перестанут нестись, — твердо предупредил всех Гай. Проблема с нехваткой пищи всегда беспокоила его.

— Пускай кудахчут хоть всю ночь, — радостно сказала Импрес, целуя Эдуарда. — Все в порядке. Я привезла еду.

Внезапно воцарившееся молчание показало ей значимость того, через что она прошла, чтобы добыть деньги.

Передав Эдуарда Женевьеве, она повернулась к Гаю.

— Пойдем разгрузим лошадей. Эмили, накрывай стол и достань мамин серебряный подсвечник.

Это была единственная ценная вещь, которая не была продана, единственное, что напоминало о маме. Подсвечник был для них олицетворением надежды на лучшие времена, символом их избранности, воспоминанием о прежней жизни. Из них из всех только Эдуард был так мал, что ничего не помнил об их поместье.

Импрес сама тщательно распаковала сумки с золотом и положила его себе под кровать, затем вместе с Гаем перенесла все остальное в хижину. Пока Гай отводил лошадей в конюшню, обтирал их и кормил, Импрес вытащила еду Дети благоговейно помогали ей разложить все привезенное на открытых полках над очагом. Затем, помыв руки, Импрес и Эмили начали готовить, а Женевьева занялась с Эдуардом чтением сказок из затрепанной книжки. И в это время, когда каждый погрузился в свое дело и все наслаждались чудесными запахами бекона и пирогов, сушеных яблок и жареного картофеля, в дверях появился Гай.

Все принялись за еду, громко разговаривая и смеясь, наперебой рассказывая Импрес, как провели эти дни.

— Гай совсем раскомандовался, — пожаловалась Женевьева, и прежде, чем Гай успел раскрыть рот для ответа, она продолжила на одном дыхании: — Можно мне взять еще яблочного джема?

Импрес улыбнулась своей восьмилетней сестре, у которой копна темных вьющихся, как у папы, волос очень подходила к мальчишескому лицу и чуть вздернутому носу.

— Ешь сколько хочешь. И, кроме того, на десерт есть апельсины и шоколад.

— Шоколад! — закричали все в диком восторге.

— В коробке с розовым бантом.

— Покажите мне, — нетерпеливо потребовала Эмили, которая была больше похожа на Импрес со своими волосами цвета дубленой кожи.

— Все наелись? — спокойно спросила Импрес, увидев, что четыре пары глаз пристально смотрят на нее.

— Что такое апельсин? — спросил Эдуард, ерзая на стуле. — Я хочу попробовать.

Они ели апельсины и шоколад, обсуждая их чудесные вкус и запах.

Потом все расселись вокруг камина, и Импрес принялась вытаскивать подарки. Туфли или башмаки для каждого, новые пальто и рукавицы, без которых они так долго обходились. Импрес вытерла глаза и проглотила комок в горле, когда услышала крики восторга. А потом пошли особые подарки: клоун с двигающимися руками и ногами для Эдуарда; кукла с настоящими волосами и фарфоровым лицом для Женевьевы; зеркало, расческа и щетка, оправленные серебром, для Эмили. Гай не смог сдержать слез, когда распечатал пакет с кольтом. Папина коллекция оружия осталась в поместье в Шантильи, и только винтовка была куплена здесь.

— Рукоятка с резьбой, — прошептал Гай, гладя пальцами полированное дерево.

— Обещай, что будешь осторожен, — предупредила Импрес, и тут же была удостоена насмешливого взгляда шестнадцатилетнего брата.

— Я умею стрелять, — сказал он, стараясь говорить по-взрослому степенно.

Гай поразительно вырос за последний год и был уже намного выше Импрес. Пришло время, подумала она, вернуться во Францию, чтобы заявить права Гая на папины титул и собственность. Теперь, когда папа умер, угроза тюрьмы миновала. А если дела с наследством будут улажены, она после смерти родителей может со всей семьей вернуться во Францию. С теми деньгами, которые она привезла, можно будет подумать об этом. А может быть, стоит задержаться еще на несколько лет в этом тихом месте, пока Гай окончательно не повзрослеет, чтобы претендовать на титул графа де Жордана?

Ее размышления были прерваны Эдуардом, схватившим ее за руку, потому что он никак не мог надеть новые башмаки.

— Они тесные, — громко сказал он, сидя рядом с ней на полу. — Пресси, башмаки жмут.

Импрес улыбнулась своему маленькому брату и решила, что она должна купить ему что-то более подходящее, например, мокасины. Мысль о мокасинах сразу же вызвала воспоминания о высоком темнокожем мужчине с атласными черными волосами, и она, трепеща, повернулась к Эмили и быстро спросила:

— Остался еще шоколад?

Много позже, когда младшие дети улеглись в кровати, не выпуская из рук подарки, Импрес и Гай сидели у огня, отдыхая после волнующего шумного вечера. Гай проверил кур и лошадей, задал им еды на ночь.

— Ночью будет совсем холодно, — сказал он, пристукивая ногами в новых башмаках. — Небо совершенно чистое, усыпано звездами. Сейчас, по крайней мере, двадцать градусов. Утром будет еще холоднее.


Если бы не яркий лунный свет, Трей не смог бы двигаться по следам ночью с такой же скоростью, что и днем. Правда, на его счастье Импрес не была осторожной, и за исключением того момента, когда уезжала из магазина, по-видимому, совсем не заботилась, чтобы следы тяжело нагруженных лошадей не были такими ясными и четкими.

Ночь стояла холодная и безветренная, температура резко упала, и было легко обморозиться, даже не заметив этого. Если не достичь вскоре места назначения и не найти убежища для Рэлли, то риск потерять коня очень велик. Сам Трей в бизоньем пальто, меховых шапке и сапогах продержится при любой температуре, однако путешествие уже начало сказываться и на его румянце. Мороз щипал ноздри, холодный воздух обжигал легкие. К счастью, следы лошадей Импрес были отчетливо видны на снегу, за исключением тех высоких мест, где постоянно дул ветер и засыпал все снегом.

Трей не допускал мысли, что может выдохнуться, ярость поддерживала усталое тело. Сколько раз за последние часы спрашивал он себя: почему она так по-воровски убежала среди ночи? Конечно, у нее могли быть причины, думал он. Но в голове застучали непрошеные мысли: женщине, которая продает себя в борделе, нельзя доверять… нельзя доверять… нельзя доверять.

Гнев его был связан, конечно, с эгоистическими мотивами. Трея лишили того, чего ему хотелось. А именно новых впечатлений молодого мужчины, которые доставляли ему такое удовольствие.

Рэлли споткнулся, и Трей выругался. Черт бы побрал Импрес! Нет никакого разумного объяснения, почему он должен был оказаться зимней холодной ночью в горах, замерзший и усталый. Он позабыл, что никто не заставлял его следовать за ней.

Настроение у Трея было отвратительное, когда следы подошли к узкому ущелью. Внезапно он увидел огни маленькой хижины, расположившейся в начале узкой долины. Он с силой дернул поводья. «Наконец-то», — сказал он себе со спокойной ухмылкой, глаза у него сузились. Не было сомнений, что Трей приблизился к цели своего путешествия. Он двинулся вперед, потрепав Рэлли между ушами, как бы оправдываясь за свою невыдержанность. Эмблема черного кугуара сверкнула в лунном свете у него на перчатке. Подняв руку, Трей поднес переливающийся талисман к губам.

— Мы нашли ее, — сказал он.

Трей тщательно и не торопясь, как его учили с детства, осмотрел участок, прислушиваясь, не раздастся ли лай сторожевой собаки, оценивая вероятность нахождения в хижине вооруженных людей. Он вытащил из кобуры кольт и проверил, легко ли поворачивается барабан на морозе, потом отстегнул винтовку, чтобы проверить, есть ли в магазине патроны, и, пришпорив Рэлли, двинулся вперед в долину.

Гай наконец-то собрался с духом спросить у Импрес, где она раздобыла такую кучу денег. Он хотел спросить об этом еще с той минуты, как она появилась с подарками и припасами, но тогда сестра не пожелала ничего объяснять, и он испугался, видя, как она помрачнела.

На этот раз Импрес пристально посмотрела на Гая, который сидел рядом с ней у камина на стуле, который мама купила где-то во время их блужданий, помолчала, прежде чем ответить, хотя сотню раз репетировала ответ.

— Я собиралась устроиться на работу в Елене, чтобы заработать на еду и семена, — начала она, говоря полуправду, не упоминая, где и кем она собиралась работать, — когда выстрелили в человека. Так случилось, что я оказалась рядом в это время… — Еще одна полуправда. Она не объяснила, как близко она была и в каком положении. — Я сумела помочь ему, и он выжил. Его семья очень богата. Они дали мне денег за то, что я спасла ему жизнь.

— Как он был застрелен? Тяжелая рана? — Гай был юн, и такие драматические подробности его интересовали.

— Бесчестно, — ответила Импрес, вспоминая залитых кровью Трея и Фло в тот вечер. — Он был ранен в спину.

— Какая трусость! — с негодованием закричал Гай, юношеский идеализм зазвучал в его пылком восклицании. — Негодяя, надеюсь, поймали и повесили?

— Не будь же таким кровожадным, Гай, — остудила пыл брата Импрес, глядя в его широко раскрытые от возбуждения глаза. — Нет, не поймали. Но, думаю, поймают.

— Почему ты так думаешь? Если он сбежал, его могут не найти.

Импрес вспомнила разговор, который слышала одним утром, когда Блю, Фокс, Хэзэрд и Трей обсуждали возможность законного наказания Джейка Полтрейна за предательский выстрел. Все пришли к единому мнению, что, если не удастся привлечь его к ответственности по закону, они сделают это сами в свое время. Они совершенно определение без уверток и уклончивых слов, решили взяться за дело. Джейк Полтрейн должен поплатиться. Больше всего ее поразило в разговоре не обсуждение возможности самой мести, а твердая убежденность, что отмщение Джейку Полтрейну неотвратимо. Голос X зэрда был мрачен, когда он произнес:

— Я не верю в неотвратимость закона, но мы дадим суду шанс выступить первым. Однако, если eго не приговорят к повешению, то… — То, что подразумевалось за словами Хэзэрда, было абсолютно определенным.

— В этой семье смешанная кровь, — объяснила Импрес, — и они очень хорошие следопыты.

— Настоящие индейцы! — зачарованно воскликнул Гай при мысли о мести дикарей. — Они снимут с него скальп, когда поймают?

— Боже, Гай, какой ты жестокий. Сейчас уже не снимают скальпы.

— Некоторые племена еще поступают так. Папа как-то говорил мне. Он сказал, что слышал об этом, когда спускался вниз, в долину.

— Это только слухи. Нет никаких скальпов, — соврала она.

Да, Импрес знала, Трей говорил ей, что за скальпы индейцев хорошо платят, хотя и тайно. В Южной Дакоте, рассказывал, он, не так давно платили за индейский скальп двести долларов, а женские скальпы ценились еще дороже. И затем она вспомнила разговор четырех мужчин в спальне Трея в то утро, их длинные до плеч волосы, безупречно изваянные лица, негромкий разговор об убийстве Джейка Полтрейна. Этот образ заставил придать больше убедительности ее лжи Гаю.

— Папа рассказывал, что они выходят на охоту из резервацией, он видел однажды целую группу на мосту. Но они скрылись. Папа говорил, что они крадут лошадей.

— Я не знаю ничего об индейцах, и ты не знаешь ничего, кроме слухов. За два года нас ни разу не беспокоили. Ни разу. Поэтому Мы можем быть уверены, что Кловер их не интересует.

— А другая лощадь… Она хорошо выглядит — Голос Гая поднялся на целую октаву. — Это индейская лошадь? Ты получила ее от семьи со смешанной кровью?

— Ее нужно будет вернуть. Я одолжила ее, чтобы доставить груз.

— А когда ты ее вернешь? Можно я поеду с тобой? Ах, как здорово было бы поехать летом, вернуть лошадь и поблагодарить! Она смогла бы опять увидеть Трея. И тут же ей вспомнились женские голоса, рассказывающие, что она есть для Трея. Нет. Она никогда не вернется. Через несколько дней он забудет ее ради других женщин. Думать об этом было ужасно.

— Не знаю, — ответила она неуверенно. — Может быть, мы ее никогда не вернем.

Хотя она осознанно сказала «одолжить», она не |видела возможности вернуть лошадь.


В то время как Трей обследовал конюшню, а Импрес и Гай обсуждали щекотливую проблему денег, Дункан Стюарт вернулся домой с празднества, устроенного Обществом за изменение Монтаны. Общество основали жадные до денег люди, занимавшиеся лесозаготовкой и мечтавшие спилить все деревья в штате. На мероприятие пригласили законодателей в надежде, что они поддержат это стремление.

— Он исчез, — заявил Дункан рассерженно, подходя к столу и открывая бутылку бурбона.

Плеснув виски в стакан, он сделал большой глоток, прежде чем повернулся и посмотрел на дочь, которая не собиралась вступать с отцом в длинные обсуждения. Она удобно развалилась на диване, обшитом серебристым атласом, в полном вечернем одеянии, так как только что появилась дома после обеда в узком кругу. Отпив из бокала шампанское, она осторожно поставила его на стол и, спокойно посмотрев на взвинченного отца, сказала:

— Об этой погоне много говорят в городе.

— Тебя это не огорчает?

Она пожала плечами, отчего тонкая ткань сильно декольтированного платья затрепетала.

— А должно было бы? — сдержанно спросила она.

— Ты так спокойна.

— Нет никакой необходимости волноваться и спешить.

— Что, если он замерзнет? Человек едва оправился от раны.

— Отец, подумай, он же наполовину индеец и знает, как выжить в горах. — Она грациозно взмахнула холеной кистью.

— Но ведь он поехал за той женщиной?!

— Да, за той, что продавала себя у Лили. Ты считаешь ее достойной соперницей? Думаю, что нет. И пожалуйста, папа, будь мужчиной, ты же должен понимать разницу между нами.

Дункан откашлялся и с молчаливым удивлением посмотрел на дочь, в очередной раз пораженный ее циничным отношением к жизненным ценностям.

— Его тем не менее разыскивают.

— Я уверена, что он найдется, — успокаивающе ответила Валерия. — Что ты скажешь насчет того, чтобы поговорить с Хэзэрдом через одну-две недели? Трей уже достаточно здоров, чтобы обзавестись женой, так что, думаю, тебе следует изложить наши предложения отцу Трея и дать ему немного времени, чтобы привыкнуть к ним. Ему придется как-то замять историю с Греем Иглом и Буффало Хантером.

— Если Хэзэрд Блэк не очень обеспокоен интересами своего клана, идея не сработает, как ты понимаешь.

— Если интересы его клана ему безразличны, нам следует подумать о другой идее, не так ли? Но Хэзэрд именно таков. В этом все дело. А я уж постараюсь сыграть оскорбленную девицу в суде. И ты и я знаем, как правосудие относится к индейцам. В Миссуле недавно повесили четверых. А эти семеро в Массельшелл? Что может быть хуже индейцев в суде? Ты же все понимаешь, папа. — Она протянула ему бокал с шампанским.


Керосиновая лампа у камина замигала, и в комнату ворвался порыв холодного воздуха. Импрес и Гай одновременно повернулись к двери.

В дверь влетели снежинки и закружились в водовороте на деревянном полу В узком дверном проеме стоял Трей, голова которого касалась притолоки, а пальто из бизона делало его еще более огромным. Шарф был закинут за спину, брови и ресницы заиндевели.

Он приехал. Ее охватило ошеломляющее чувство радости. Машинально Импрес встала, чтобы встретить его.

Трей вошел внутрь и прикрыл за собой дверь, кожаные сапоги бесшумно ступали по полу.

— Ты задолжала мне шесть дней, — спокойно сказал он.

Сердце Импрес при виде Трея отчаянно заколотилось. Какая неожиданность — его появление! И эти слова, произнесенные задеревеневшими от холода губами.

Гай поднялся со стула.

Кто это, Пресси? Откуда он? Какие шесть дней?

Трей посмотрел на мальчика, словно только что увидел его, затем повернулся к Импрес.

— Сказать ему? — В его тоне слышалась легкая угроза.

Между тем серебристые глаза внимательно обежали скудное убранство жилища. Трей уже осмотрел конюшню и, прежде чем вошел, заглянул в освещенное окно. Он убедился, что они одни, но осторожность никогда не мешает.

— Что такое, Пресси? — воскликнул Гай. — Скажи мне.

Трей снова посмотрел на Импрес, брови у него поднялись.

— Нет, — поспешно сказала Импрес, умоляюще глядя Трею в глаза. — Гай, я хочу тебя познакомить с человеком, о котором я тебе рассказывала.

Глаза Трея приоткрылись от удивления.

— Он тот, кому я спасла жизнь, — твердо заявила она.

— И сделала это с невероятным мастерством, — мягко добавил Трей.

— Его семья заплатила мне за это. За то, что я спасла его жизнь. — Импрес подчеркнула последние слова.

На лице Трея мгновенно появилась улыбка.

— Не только жизнь, но и тело, — добавил он. Импрес кинула на него раздраженный взгляд. Его нахальство не переставало изумлять ее.

— Гай, — продолжала она по-прежнему твердо, — познакомься с Треем Брэддок-Блэком. Трей, это мой брат, Гай.

Подойдя ближе, Трей чуть глянул в сторону Импрес, протянул мальчику руку и сказал без тени улыбки:

— Рад познакомиться.

— Добрый вечер, сэр, — запинаясь сказал Гай, пытаясь вспомнить хорошие манеры, которым его когда-то обучали. Его глаза не отрывались от огромного мужчины с двумя шестизарядными револьверами на поясе. — Вы наполовину индеец, — заявил он бестактно, затем покраснел мгновенно от своих слов и начал, запинаясь, бормотать извинения.

Трей мгновенно прервал его.

— Ничего особенного, Гай, — сказал он с улыбкой. — Я привык к этому и горжусь своим отцом.

— Пресси сказала, что вы охотитесь за человеком, который в вас стрелял. Вы его застрелите, повесите или привяжете на земле на съедение муравьям?

Трей выглядел изумленным. Бросив быстрый взгляд на Импрес, он сказал:

— Это сестра так говорила тебе?

— О, вовсе нет, сэр. — Гай посмотрел на Импрес, ища поддержки. — Я только подумал, что вы наполовину индеец и все такое прочее.

— Идея с муравьями мне нравится, — игриво согласился Трей. — Ты поможешь мне, если я разыщу мерзавца?

Глаза у Гая широко открылись, он весь задохнулся от счастья.

— Трей, прекрати, — сказала ему Импрес. — И, Гай, перестань смущать мистера Брэддрк-Блэка своими безумными идеями.

— У вас шестизарядные кольты? — Гая не удержало предостережение сестры.

Он никогда не видел человека, столь вооруженного и имеющего вид хорошего стрелка. Трей кивнул.

— Изготовлены на заказ?

— Да.

— Пресси привезла мне кольт, но он самый обычный.

— Любой кольт — прекрасное оружие.

— Можно мне посмотреть на ваши? — Гай не отрывал глаз от разукрашенных рукояток револьверов.

— Конечно, можешь даже примерить ремень с револьверами. — И Трей расстегнул ремень и протянул его мальчику.

— Не хотелось бы прерывать мужской разговор, — негодующе сказала Импрес. Обаяние Трея раздражало ее. Все влюблялись в него мгновенно. Немыслимо. Не только женщины. Все. — Может быть, Трей, ты расскажешь, что делаешь здесь.

— Я уже сказал, — мягко ответил он.

— Трей, посмотрите, он мне впору. — Гай застегнул ремень на последнюю дырочку, и тяжелый ремень опоясал его бедра. — Можно мне пострелять из револьвера? — возбужденным голосом спросил он.

— Не сейчас, — выразительно сказала Импрес и, повернувшись к Трею, повторила напряженным голосом: — Я хочу знать твои планы.

— Пожалуйста, — взмолился Гай.

— Гай!

— Попозже, Гай, — спокойно сказал Трей. — Постреляем попозже. Сейчас почти полнолуние. Если ты позволишь, я бы хотел поговорить с твоей сестрой.

— Пожалуйста! — Гай посмотрел на поджатые губы и горящий взгляд Импрес. — Я поставлю вашу лошадь в конюшню.

— Она уже там, но ты можешь накормить и напоить ее. Кроме того, принеси седельные сумки. — По привычке, воспитанной отцом, Трей положил в них смену белья, мокасины и всякую необходимую мелочь. — И я бы не отказался поесть.

— О, у нас есть еда, не так ли, Пресси? — быстро отреагировал Гай. — Пресси что-нибудь вам даст, а я займусь едой, когда разберусь с вашей лошадью. Я хорошо готовлю, когда есть из чего. Пока Пресси не было, мы ели овес три раза в день. С яичницей. Не так уж плохо, но Эдуарду такая еда не нравится. Мы все ждали Пресси и организовали дежурство, чтобы встретить ее. Хотите я покажу свои новые башмаки? — продолжал он, не обращая внимания на то, что Импрес умирала от смущения.

— Думаю, что мистер Брэддок-Блэк не очень интересуется твоими башмаками, — сказала Импрес, но было уже поздно, потому что Гай поддернул брюки и показал свои сияющие башмаки.

— Прекрасные башмаки, — сказал Трей, подумав при этом, что у него всегда была новая обувь.

— У нас осталась только одна пара, когда папа умер, ну, а каждому хотелось пройтись, — Гай внезапно замолчал, наконец заметив пристальный взгляд сестры. — Я лучше займусь вашей лошадью.

— Он слишком много говорит, — сказала Импрес, когда дверь за Гаем закрылась.

— Все дети таковы. — Трей улыбнулся. — Поэтому они так привлекательны.

— Он не ребенок. Боюсь, что он чувствует себя взрослым с тех пор, как… — Она заколебалась.

— С тех пор, как умер ваш отец?

— Да.

— Когда это случилось?

— Прошлым летом.

— Извини, но именно поэтому ты и оказалась у Лили? Импрес кивнула:

— И поэтому я не могу позволить возобновить наше соглашение.

— В этом нет необходимости. Ты заработала свои деньги. — В его голосе было понимание и сочувствие.

— Не уверена.

— К счастью для меня. — Улыбка, у него была обаятельная и приглашающая. — И раз уж мы коснулись этой темы, может быть, обсудим, как мы проведем оставшиеся дни, конечно с Гаем и Эдуардом вместе.

Его гнев, после того как он встретил Импрес, прошел. Пришлось совершить эту поездку, чтобы разобраться в причинах ее отъезда. У Импрес не было привычки спать с мужчинами, и ее внезапный отъезд мог быть связан с ее обязательствами перед детьми. Теперь его предположения подтвердились.

— Не забудь Эмили и Женевьеву, — добавила Импрес с особенной улыбкой, в которой была ласковая насмешка.

— Так есть еще дети? — Голос у Трея был изумленный, но он быстро взял себя в руки и спокойно сказал: — Да, конечно, ты ведь сказала там, у Лили, что у тебя есть сестры.

Он не привык иметь дело с детьми и не представлял, что дети сопутствуют любви. Об этом следовало бы подумать отдельно, решил он.

Импрес видела легкое потрясение, которое испытал Трей, и дала ему свою оценку. Секундное колебание доказывало его честность, но теперь все поменялось, он был у нее дома, ситуация в корне отлична от той, что была на ранчо, где семья Трея и слуги создавали преимущество для него. С четырьмя детьми и бедным жилищем, стремлением улучшить жизнь семьи она могла исключить его из своей жизни. Но она испытывала непреодолимое желание броситься в его объятия, хотя и пыталась безуспешно преодолеть это чувство, убеждая себя, что ей нет места в насыщенной жизни Трея. Для него это никак не могло быть любовью.

— Всего четверо. Братья и сестры, — разъяснила Импрес. — Боюсь, что твое путешествие просто бессмысленная трата времени.

Даже произнося эти слова, она чувствовала, как бьется у нее сердце, потому что видела, что Трей не расстегнул пальто. Его глаза, цвет которых напоминал ей лунный свет, глянули в упор на нее.

— Я едва не угробил лошадь по дороге сюда, так что четверо или сорок… — Он размотал шарф и, приподняв брови, произнес окончательный приговор. — Нужно просто время, — он как-то по-мальчишески ухмыльнулся, — чтобы приспособиться к этому.

Трей снял пальто и протянул его Импрес, у которой под его тяжестью подогнулись колени.

— Боже, как ты его носишь? — воскликнула пораженная Импрес. — Оказывается, ты намного сильнее, чей я думала.

— А ты слабее, — ответил он сдержанно. — Прекрасное сочетание, насколько я помню.

— Замолчи, Трей, дети могут услышать, — предупредила Импрес, испуганно глядя в сторону чердака, нервы у нее были на пределе. Когда он появился здесь из зимней темноты, подсознательно у нее возникла мысль, что жизнь началась вновь, и теперь, когда он стоял рядом, его присутствие подавило ее чувства, словно она оказалась в эпицентре урагана.

— Поцелуй меня, свирепый котенок, — прошептал он. — Этого будет достаточно. — Он приподнял Импрес вместе с пальто, так что ее губы оказались на уровне его лица, и поцеловал. Его губы были прохладны после долгого пребывания на морозе.

— Нет, — запротестовала она, — ты не должен. Импрес надеялась, что ее слова удержат Трея, а не подействуют на него, как красная тряпка на быка, и не ожидала, что поцелуй вызовет у нее воспоминания об их страсти.

— Тебе не следовало приезжать, — проговорила она в ответ па его поцелуй.

Забрав пальто, Трей небрежно переложил его на стул одной рукой, словно легкую детскую блузу.

— Тебе не следовало покидать меня, — сказал он, повернувшись к ней; голос у него теперь уже звучал мягче.

На нем была надета теплая рубашка с бриллиантовыми пуговицами, должно быть, сшитая из кашемировой шерсти и шелка, лучшего сочетания, спасающего от холода. Импрес почувствовала себя рядом с ним оборванкой. Контраст в их жизнях, даже с ее вновь обретенным богатством, был непреодолим. Даже во Франции у дочери графа де Жордана не было тех возможностей, к которым привык Трей. Привилегия и судьба создали его таким, каким он стал, а это рушило ее надежды на будущее.

— Я должна была уехать, — сказала Импрес, понимая, что он никогда не будет полностью принадлежать ей. — А тебе не следовало приезжать.

И сделав шаг назад, повернулась к нему спиной.

— Я должен был, — сказал Трей низким звучным голосом, так что слова отозвались эхом в комнате. Его сапоги бесшумно ступали по полу, когда он сделал несколько шагов к ней.

Он слишком близко подошел, подумала она с тревогой, попав в ловушку между столом и полками и спиной почувствовав стену. Запах Трея вновь заполнил ее ноздри, когда он поднял руки и твердо положил их на ее плечи, ладонями вниз. Он не знает, что такое «нет», подумала она, когда его лицо с бронзовой кожей склонилось над ней.

Она выглядит столь же опьяняющей, как и раньше, решил Трей, нежной и податливой, глаза выдают желание, даже если она отказывает ему. Он задумался, удастся ли им уединиться в этой заполненной детьми хижине. Едва ли здесь нашлось бы место. Их губы коснулись друг друга, рот у нее полуоткрылся, она сдавалась, что особенно возбудило Трея. А Импрес, почувствовав его плоть около своего живота, бессознательно застонала, и ее язычок коснулся его, но тут Импрес услышала насвистывание Гая у двери.

Импрес вырвалась, выскользнула из рук Трея и была на полпути к кухне, когда ее брат появился в дверях.

— Трей, как зовут вашу лошадь? — спросил Гай, отряхивая ботинки от снега. — Она прекрасна!

Он был полон юношеского энтузиазма, седельные сумки и походная складная койка Трея висели на его плечах.

Трей откашлялся, чтобы заговорить нормальным голосом, после того как наплыв его желания был прерван столь неожиданно и решительно, и повернулся к Гаю.

— Ее зовут Рэлли, — ответил он. — Она выиграла скачки в Елене среди однолеток, и вот уже два года ей нет равных в соревнованиях западнее Шеридана. Ты можешь покататься завтра на ней, — любезно предложил он.

— Вот это дело! Куда поставить вашу койку? — У Гая появился в доме настоящий западный герой, и он хотел разместить его как можно удобнее, надеясь, что он останется подольше.

Трей точно знал, куда бы ему хотелось поставить койку, но этот мальчишка был слишком юн, чтобы понять его, поэтому он ответил:

— Мы должны помочь твоей сестре приготовить еду.

Импрес стала открывать банки, находясь в состоянии нервного возбуждения, которое могло взорваться в любой момент. Зная ее характер, Трей стремился к уступкам.

— Между прочим, — спокойно сказал он Гаю, — мы сможем пострелять завтра. Я пока задержусь здесь, если ты не возражаешь.

— Возражаю?! — повторил Гай в полном восторге. — Ты слышала, Пресси? Он будет стрелять со мной и даст мне покататься на его лошади. Разве это не прекрасно, Пресси?! — Гай был в том возрасте, когда мужские игрушки, проявление искусства и отчаянной храбрости были поразительны и возбуждающи.

Это судьба, подумала Импрес; и это было то, о чем она не смела мечтать. Трей, которого можно было коснуться рукой. Трей улыбался ей, его чарам было невозможно сопротивляться, это было какое-то колдовство.

Это, черт возьми, означало жизнь. Теперь мир, в который ворвался Трей, был очерчен и постоянен. В этом мире, абсолютно реальном для них, а не придуманном, она свободна располагать собой. Раздраженная пустыми надеждами, Импрес сказала более резко, чем хотела.

— Прекрасно, но, может быть, ты лучше поможешь мне приготовить картошку?

— Конечно, Пресси, конечно, — быстро согласился Гай, его голос был полон счастья. — Увидишь, как я научился это делать, пока тебя не было.

Когда и Трей предложил помощь, отказ Импрес прозвучал менее резко, чем ответ Гаю. Она видела, как счастлив Гай в мужской компании. Мальчику было нелегко оставить их сложившуюся удобную жизнь во Франции и в возрасте одиннадцати лет взять на себя обязанности и ответственность, которые были ему не по плечу. Хотя он, как и Импрес, в силу своей молодости легче, чем родители, приспособился к новой жизни и тяжелому физическому труду.

По напряженному лицу Импрес Трей понял ее состояние и не стал настаивать, желая избежать дальнейших разногласий. Ощущение ее мягких губ и нежного тела было настолько живым и ярким, что какой-либо разлад между ними был для него немыслимым. Он поужинал в кресле у очага и через минуту уснул.

Держась только на силе воли во время тяжелого путешествия, Трей теперь был полностью выжат, его не до конца излечившийся организм оказался на пределе. И сейчас, казалось, он чувствовал, что достиг наконец желанной гавани, оказался там, где больше всего хотел, и его воля позволила ему расслабиться, потерять бдительность и уснуть.

— Помолчи, — упрекнула Импрес Гая, когда он заговорил слишком громко, — дай Трею поспать.

Во взгляде, которым она окинула спящего, была нежность. Она знала, каких усилий ему стоило следовать за ней в горы, каким упорством и мужеством нужно обладать, чтобы проехать в седле семьдесят миль по морозу, не оправившись после тяжелого ранения. Черт побери, наше неизвестное будущее, подумала она непроизвольно, и эту мерзавку Арабеллу Мак-джиннис. Импрес хотела его, а этот его семидесятимильный пробег, она надеялась, также означал, что он хочет ее больше, чем Арабелл и Люси всего мира. Глядя на Трея, распростертого в мамином кресле, она подумала, что, возможно, нет ничего более важного в ее жизни, чем его пребывание здесь.

Импрес позволила проспать Трею почти час, прежде чем разбудила его. Он улыбнулся ей, затем, как ребенок, потер глаза, чтобы окончательно проснуться.

— Я рад, что нашел тебя, — прошептал он, и ее сердце забилось от счастья.

Ужин протекал мирно и уютно, керосиновая лампа бросала золотистый отблеск на стол и на лица трех, молодых людей. Казалось, они были одни в целом мире, затерявшиеся в горах в темноте ночи. Расслабившись в столь располагающей обстановке, Импрес наблюдала с облегчением, как Трей с аппетитом ел все подряд, нахваливая их поварское искусство.

— Да, пожалуйста, — с улыбкой ответил он на вопрос, хочет ли он еще горячего шоколада.

Если бы мир исчез, подумала она, кротко улыбаясь ему в ответ, а мы остались бы здесь навсегда!

Пит, предупрежденный Импрес, не донимал Трея расспросами и только осторожно осведомился об индейцах, скальпах и кровной мести. Трей отвечал с серьезной искренностью. Было договорено, что утром они сделают мишени для стрельбы.

— Если только не нагрянет снежная буря, — сказал Трей.

— Ты так думаешь? — спросила Импрес. — Небо чистое.

. — Когда я ехал, ветер переменил направление. Это серьезный признак.

— Может быть, нам повезет, — заявил Гай с юношеским пылом, — и нас засыплет снегом!

— Может быть, — ответил Трей, намазывая на хлеб яблочный джем.

— Ну уж нет, — возразила Импрес, объятая противоположными чувствами, разум и ее желания пришли в полное противоречие. — Разве могла она надеяться, что Трей останется с ней надолго? — Тебе нельзя здесь задерживаться, — выпалила она и добавила, слегка запинаясь: — Твоя семья разве не будет беспокоиться?

— Я как раз не возражаю, если нас засыплет — сказал Трей с ясной, как летний полдень, улыбкой. — А семья моя прекрасно понимает, куда и зачем я поехал.

Это было, конечно, полуправдой. Мать очень переживает, но отец знает, что его сын может сам о себе позаботиться.

— Ты слышишь, Пресен? Трей не возражает! — Лицо Гая оживилось от радости. — Спорю, что вы отлично стреляете из лука, — заявил он в страшном, возбуждении.

— У нас будет время заняться многими вещами, — спокойно ответил Трей. — Первым делом нужно будет, и начнется буря, изготовить снегоступы, снег нам тогда не будет страшен. Разве не так? — спросил он.

— Так, — удрученно сказала Импрес, отчетливо понимая, что любая задержка Трея в ее доме обернется катастрофой для ее чувств. Он значил слишком много для нее. Надо серьезно поговорить с ним, но позже, когда Гай уснет.

Однако Трей уснул в кресле у огня до того, как ушел спать Гай. Напряженное путешествие в течение суток истощило бы жизненные силы кого угодно. Импрес накрыла Трея одеялом и долго сидела, разглядывая утомленно раскинувшегося на кресле бронзоволицего мужчину, бросившегося в догонку за ней, оставив свои непростые обязанности в родительском доме.

За все следует платить, размышляла она, если хочешь завоевать любовь самого богатого и красивого мужчины в Монтане; если бы не его богатство, все могло бы, конечно, сложиться по-иному, но питать привязанность к человеку, основывающемуся в своем отношении к ней только на чувственных мотивах, слишком противоречило прежним идеалистическим представлениям Импрес о любви. Да и разве не абсурд все их взаимоотношения, начиная с той первой встречи, когда судьба свела их как продавца и покупателя? Как получилось, что она полюбила его? И она нежно прошептала:

— Не оставайся слишком долго в зимней Монтане… или я никогда не позволю тебе уехать.

Через секунду она улыбнулась своему собственному предположению. Как будто можно посадить в клетку такого человека, как Трей!

Проснувшись утром, Трей почувствовал, что мышцы его одеревенели, но зато он ощущал себя отдохнувшим. Он глядел тесное помещение и, увидев Импрес, подкладывающую поленья в огонь, сказал

— Доброе утро.

Она повернулась и улыбнулась. Трей улыбнулся в ответ.

Подняв руки, он пригладил волосы и, откинувшись удобно на спинку кресла, спросил:

— Где же ты спала?

— Вон там, — ответила она, указывая на кровать в темном углу под входом на чердак, опрятно застланную цветным стеганым одеялом.

Потянувшись, он широко улыбнулся.

— Не думал, что мне придется спать в кресле.

— Ты можешь спать вместе с Гаем. — Импрес указала через плечо на противоположную стену. — Там раньше спали родители, и для вас будет достаточно места.

Увидев, что Гай спит среди разбросанных одеял, Трей понизил голос и пробормотал:

— Кажется, он крепко спит?

Импрес, свежая и молодая, стояла рядом с ним, одетая в знакомый костюм из фланелевой рубашки и брюк.

— Выбрось эту идею из головы, Трей.

— Она уже прочно сидит там, дорогая. — Его светлые глаза осмотрели ее всю, начиная от стройных ног до зеленых глаз.

— В этом домике у всех хороший слух. Помни об этом.

— Обещаю, — сказал Трей добродушно, — быть разумным.

Сбросив одеяло, он поднялся и посмотрел на нее оценивающим взором.

— Я соскучился по тебе.

— Ты говоришь это всем девушкам, — спокойно ответила Импрес, делая попытку в это утро удержать Трея на расстоянии.

Она так решила. Первое, не поддаваться красоте Трея и его обаянию, и второе, отправить его обратно как можно быстрее, иначе он только осложнит ее жизнь.

— Неправда, — сказал он очень негромко. — Тебе первой.

Все тщательно продуманные планы рухнули, Ей пришлось некоторое время собираться с силами, чтобы холодно ответить:

— Извини, но в это трудно поверить.

Подслушанный разговор, голос Арабеллы, клевещущий на нее, не давали ей покоя… Любой мужчина, который так популярен у женщин, должен знать все слова, которые говорят в подобающих случаях.

Трей, догадавшись, что творится в душе Импрес, понял, что сможет заставить ее поверить, только если будет держать ее в объятиях. Ее сдержанность, осторожность сразу исчезнут, когда он поцелует ее и будет нашептывать сладкие слова любви, преодолевая барьеры, которые она построила. Поэтому, обойдя грубо сколоченный стол с разномастными стульями, он приблизился к ней почти вплотную и нежно обнял.

Нет причин для холодности. Ее тщательно скрываемое прошлое теперь известно — братья и сестры, крайняя бедность, горькие воспоминания о былой респектабельности… Фамильные портреты семьи Жордан, серебряный подсвечник и шпага, висящая на стене. Зачем теперь суровая отстраненность? И он сказал об этом мягко, ласково прижимая ее к себе.

— Зачем сдерживать себя, радость моя? Я сказал то, что думал. Я действительно скучал.

Но она, разжав его руки, отодвинулась назад и сделала три шага в сторону, так что теперь их разделял стол.

Как ответить человеку, чья спальня была больше всего ее дома, и как сказать: «Я не проститутка, и хотя я была у Лили, но никогда не продавалась»? Как объяснить такому искушенному в любви человеку, как Трей, что она не способна просто играть в любовь, которая для Трея, если верить Арабелле и Люси, была обычной и частой затеей.

Слишком глубоко было ее чувство к Трею, чтобы позволить вновь вовлечь себя в эту игру. Ей следует быть стойкой. Она может быть такой, она знала это, поэтому подбирала теперь такой вежливый ответ, который, не раскрывая ее чувств, не смущая детей, которые могут прислушиваться, вместе с тем защитил бы ее. Но ее эмоции было не так легко подавить, и против своей воли она вдруг сказала:

— Я тоже скучала, Трей, но будь благоразумен, дети…

— Я устрою все с детьми, — сказал Трей тихо, наблюдая, как бьется жилка у нее на горле, напоминая, что он чувствовал ее всякий раз, когда целовал ее золотистую кожу около уха. Он знал, что она испытывает точно те же чувства, что и он. — Ты и я хотели бы быть одни.

— Нет, — запротестовала она, от его слов щеки у нее запылали огнем, слишком ее чувства легко сдавались перед его настойчивостью. — Ты не смеешь.

— Да, — сказал он очень нежно. — Смею.

Он больше не сделал попытки коснуться ее, но его слова были настолько убедительны, что она задрожала, а Трей улыбнулся.

Трей был образцом благовоспитанности весь день, хотя его светлые глаза не отрывались от нее, когда дети были заняты, и Импрес казалось, что стук ее сердца слышен в Елене. Он прекрасно вел себя с первого мгновения утром, когда сказал притихшим, широко открытыми глазами уставившимся на него детям, которые проснулись и обнаружили странного мужчину в доме:

— Давайте-ка, приготовим пироги на завтрак. После того как дети жизнерадостно приняли участие в приготовлении пирогов, а потом умяли их за завтраком, Трей предложил всем одеться потеплее и отправиться на улицу.

Он мгновенно стал для них кумиром и лучшим другом, его замечательные подвиги признавались очарованными им детьми без различия возраста и пола.

— Надеюсь, дети не возражают, чтобы я остался? — небрежно сказал он Импрес, проводив их за дверь и собираясь выйти сам. — Улыбка у него была ироничная, а глаза искрились весельем.

Он такой же ребенок, как и ее братья и сестры, подумала в этот момент Импрес. Позже, наблюдая, как они резвятся, она даже засомневалась, кто из них веселится больше. Она тоже была вовлечена в строительство снежной крепости и в битву за нее, и, хотя сторона Трея проиграла (Трей объяснил Гаю, что джентльмены должны всегда давать возможность леди победить), но он прошептал Импрес, что в действительности выиграл, так как намеревается украсть у нее поцелуй во время церемонии капитуляции.

Этот поцелуй потряс их обоих. Это было просто легкое касание, дарованное и полученное в шумной сутолоке кричащих детей. Но это было как касание через тюремную решетку, или поцелуй любовника в присутствии своей жены Внезапный взрыв, загадочная магия! Импрес прислонила щеку к снежной стене и закрыла глаза.

В полдень все занялись изготовлением снегоступов. После безуспешной попытки родителей их изготовить, умение Трея вызвало всеобщее восхищение. Его длинные сильные пальцы гнули и связывали распаренные куски дерева, вязали ремешки из сыромятной кожи хотя дети, пытаясь помочь, отвлекали его ежеминутно. Но иногда поверх детских голов он смотрел на Импрес взглядом, приводящим ее в трепет. Это только вопрос времени, громче всяких слов говорила его улыбка.


К утру долину в горах засыпало снегом, и люди из клана Трея в сорока милях от нее прекратили поиски. Его следы практически исчезли уже после первого дня, а ночная буря довершила остальное. За сорок восемь часов снежный покров увеличился на двадцать два дюйма, и когда на третий день ветер стих, сугробы в отдельных местах были высотой в человеческий рост.

Расспрашивая Крессвелла, Блю установил, что Импрес и Трей разошлись всего на несколько часов. Зная способности Трея в преследовании, Блю был уверен, что брат разыскал ее, если только никто не помешал ему. Если же Трей настиг Импрес в пути, они могли где-нибудь укрыться от бури, что вполне по силам наследнику Хэзэрда, техника выживания которого была доведена до совершенства.

Но когда буря утихла, поиски продолжились. Блю отправил людей на ранчо за дополнительными лошадьми и припасами, а сам вместе с Фоксом начал расспрашивать владельцев окрестных ранчо, надеясь определить направление, в котором двигался Трей.


В это же самое время Хэзэрд и его адвокат вели переговоры в офисе шерифа.

Шериф информировал их о том, что все улики против Джейка Полтрейиа косвенные. Ничего конкретного, чтобы предъявить обвинение. Хэзэрд нахмурился, и шериф быстро сказал:

— Мы продолжаем расследование.

— Ои все равно свое получит, — проворчал Хэзэрд.

Почему, подумал он, надо быть столь цивилизованным? Пристрелить Джейка Полтрейна и покончить с этим делом — такова была его первая реакция. Когда он рос, его учили, что врагам надо мстить.

Он вздохнул.

— Мартин старается, — поддержал шерифа юрист, правильно поняв вздох своего подопечного. — Но нет свидетелей; В холле у Лили не было никого, кто бы видел убийцу.

— Ты оправдываешь Мартина? Он, конечно, достойный человек, если иметь в виду обычные судейские процедуры, но неужели он не мог оказать тебе услугу, Дэзи?

Дэзи, дочь Хэзэрда, появилась на свет до того, как Хэзэрд встретил Блэйз. Именно она и была его юристом.

— Пойми, нет определяющего свидетельства для обвинения, отец, хочешь ты этого или нет.

— Успокойся, Дэзи.

Хэзэрд улыбнулся, но не получил ответной улыбки, выражение лица у дочери было враждебное, брови, которые были так похожи на отцовские, приподнялись раздраженно.

— Я же не прошу тебя нарушать правомерность процесса, — извинился он, таким образом, подумав, что годы обучения праву в Чикаго придали дочери определенную самоуверенность. Он гордился Дэзи. — Я только предпочел бы ускорить его ход.

— Нельзя стрелять в каждого, кто не согласен с тобой, отец, — сказала она и все-таки улыбнулась. Слова прозвучали сварливо, но улыбка была прекрасная — немного чувственная, совсем как у матери.

— Постараюсь быть более цивилизованным. Тебе этого хотелось бы?

— Не строй из себя дикаря: Ты отлично знаешь, что более цивилизован, чем кто-либо в Монтане.

— A y тебя хватит цивилизованности пригласить Мартина к обеду? Это не противоречит твоему пониманию этикета? — спросил Хэзэрд, лукаво усмехнувшись. — Тебе ведь он нравится? — И он с усмешкой взъерошил перья на ее элегантной бархатной шляпе.

Быстро отпрянув назад, Дэзи пригладила дорогие перья самым тщательным образом. Она одевалась у французских кутюрье. Унаследовав рост и замечательные глаза отца, Дэзи Блэк была прекрасна, как ее мать — Не беспокойся, отец, я не останусь старой девой.

Это маловероятно, подумал Хэзэрд, разбирающийся в женской красоте, но его реплика была тактичным напоминанием о взглядах Дэзи на женские права.

— Я не вмешиваюсь в твои дела, но если ты интересуешься Мартином Содербергом, то, черт побери, давай предпримем что-нибудь в этом направлении.

— «Мы» не очень подходящее слово в этом смысле, отец. — Она примирительно коснулась его руки.

Хэзэрд только пожал плечами, улыбнулся и прекратил разговор.

Когда они добрались до городского дома на холме, он разыскал Блэйз за столом в библиотеке.

— Завтра, радость моя, — сказал он, — пригласи на обед Мартина Содерберга.

Блэйз оторвалась от написания письма и взглянула на него. Хэзэрд заговорил, едва войдя в комнату, значит, это серьезно.

— Не удивляйся, так нужно. — Он снял шелковый шарф одним движением и кинул его на стул. — Устроим большой обед, но чтобы все было тактично, и Дэзи ничего не заподозрила.

Однако вошедший слуга прервал их разговор, объявив, что явился Фокс и требует, чтобы его немедленно приняли.

— Вы нашли его? — с беспокойством спросила Блэйз, как только Фокс перешагнул порог комнаты Фокс отчитался о розысках, рассказав о поисках районе магазина Крессвелла, ответил на вопросы Хэзэрда о времени и припасах, количестве снега и получил указание сменить Блю, когда тот спустится с гор на следующий день.

Безуспешные поиски Трея взволновали Блэйз больше, чем Хэзэрда, она тревожилась за его здоровье. У Хэзэрда же была твердая уверенность в умении сына выживать. Молодой человек может позволить себе маленькие шалости, подумал он, услышав об уединении Трея и Импрес, но если Блэйз думает иначе, это ее право матери. А он не настолько дурак, чтобы указывать на ошибки в ее рассуждениях.

Глава 11

Все дни, которые Трей проводил с детьми, были веселыми и приятными. После того как снегоступы были сделаны, они занялись луком и стрелами, а перед ужином в этот день лепили снеговиков. Затем Трей вместе с Гаем натаскали воды, чтобы все могли помыться. Два бака были наполнены и поставлены на огонь, перед очагом были повешены занавески, и все по очереди мылись в большом тазу на полу.

За ужином отмытые добела лица и оживленные глаза создавали идиллическую картину благоденствия и довольства. Трей распевал со всеми английские и французские песни (которых он раньше не знал), и, когда Импрес прошептала, перед тем как отправить детей спать: «Благодарю тебя!» — ему захотелось ответить, что и он благодарен ей. Но это прозвучало бы слишком подозрительно: Импрес и так вела себя очень обеспокоенно. Временами он наблюдал, что она наслаждается его обществом, а потом внезапно обрывает себя, словно считая, что слишком далеко зашла. В этих случаях она была совершенно не похожа на увлекающуюся и импульсивную Импрес у него дома, но он относил изменения ее настроения за счет постоянного присутствия детей.

Поэтому ночью он неутомимо прокапывал в снегу проход, так как собирался объясниться с Импрес наедине, без детей. Он уже приготовил для них теплую постель в душистом сене на чердаке в конюшне и запасся двумя стегаными одеялами.

Это только сон, подумала она в расслабленном забытьи, издав низкий, оборвавшийся где-то глубоко в горле стон. Бессознательно приподняв голову, Импрес потянулась, чтобы прикоснуться к прохладным губам рядом с ней. От прикосновения к ним по всему телу распространилось тепло, блаженное и восхитительное. Удивительно, что загадочное удовольствие сопровождалось ощущением холода на губах, щеках и нежной чувствительной коже на горле. Она застонала еще раз, удовлетворенно, словно мурлыкающая кошка, от вспыхнувшего глубоко под ложечкой огня, который стал распространяться еще ниже по животу.

Ее руки мгновенно отозвались на захватившее ее чувство, обвившись вокруг стройной и сильной мужской шеи. В ответ она услышала стон, который словно возбудил в ней лихорадку, обжигавшую нервы.

Если бы-кто-нибудь мог наблюдать в течение этих дней Трея и Импрес, он без труда предсказал бы закономерность их порыва: молодость и страсть взяли свое так же, как и разгоревшийся пожар, если его подавлять, вспыхивает с большей силой. В этом опаляющем огне недомолвки, намеки, волнующие вопросы, вынужденные отступления были очень горючим материалом.

Когда Трей на руках вынес ее на улицу, мороз не остудил разгоряченные чувства. Импрес коснулась губами мочки его уха и окончательно проснулась. Трей нес ее, завернутую в одеяло, по проделанному им широкому проходу прямо в пахнущий сеном рай.

Одним движением он опустил ее на мягкую постель, сняв с нее ночную рубашку, и тут же накрыл тяжелым одеялом. Импрес, не отрываясь, смотрела, как он раздевался. Ей казалось, что необъяснимое колдовство происходит в ночи, и она испытывала непреодолимое желание обладать прекрасным мужским телом, открывшимся перед ней.

Присев на корточки, Трей наблюдал за ней, напоминая своей позой и темной кожей языческого идола — широкоплечего, мускулистого, с серебристыми глазами, сияющими, словно драгоценные камни. Он протянул руки, и Импрес заметила, что они дрожат.

— Я словно мальчишка. Так ты действуешь на меня. — Трей улыбнулся недоуменно и печально. — Я не привык к этому. Больше не покидай меня.

Импрес не могла ответить ему однозначно, слишком уж разные, как она считала, представления были у них, но сейчас, в эту ночь, только Трей ей нужен. В этот момент их стремления оказались едины.

Она выпростала руку из-под одеяла и протянула ее Трею, прежде чем он поднялся. Им казалось, что они никогда прежде не касались друг друга, словно их страсть только что вспыхнула. Чувство новизны было столь необычно для этого сильного и мужественного человека, как если бы время повернулось вспять.

— Иди сюда, ты замерз, — прошептала Импрес. Ее глаза не отрывались от атлетичных рук и грудной клетки Трея. Была зима, а он был наг.

— Мне не холодно, — прошептал он. — Мне жарко.

Ему никогда больше не будет холодно. Трей был уверен в этом, пусть даже Импрес не понимает всего. Тепло было внутри него.

— Потрогай, — сказал он, и его рука протянулась к ней, перстень с драгоценным камнем сверкнул в лунном свете.

Пальцы Трея коснулись ее и скользнули вниз по руке, пока их руки не переплелись. Кожа у него была горячая. « Такая горячая, — подумала Импрес, — что можно обжечься».

— Тебе холодно? — прошептал он. — Ты боишься?

Ужасно боюсь того, хотелось ей ответить, что пламенная страсть поглотит меня, а ты потом ее легко отбросишь.

— Я ничего не боюсь, — между тем ответила она, и ее белые зубы блеснули в тусклом лунном свете, а глаза замерцали от счастья, когда он поднес ее руку к губам и поцеловал.

Дрожь охватила ее, пронзительное удовольствие раздирало все тело. Подняв голову, Трей ответил негромким стоном, который выражал страсть вызванную не гневом, а возбуждением.

— Насколько я помню, — прошептал он, — мы хорошо подходим друг другу.

Его язык нежно прошелся по пальцам Импрес. И мир завертелся в торопливых опаляющих воспоминаниях, которые в предыдущие дни были словно закрыты пеленой нежных взглядов и тайком украденных поцелуев среди детского гомона. Он позабыл, что она не уступала ему в любовной игре, в безоглядном наслаждении.

Мгновением позже он опустился на нее, опираясь на локти, ощущая под собой нежность ее тела, несмотря на разделяющее их одеяло. Губы Трея приблизились к ней, и он улыбнулся.

— Дай мне знать, — сказал он с улыбкой, полной лукавства и страсти, — когда достаточно согреешься, чтобы снять одеяло. — Его глаза сияли от восхищения. — А я решу, — он сделал паузу и закончил низким напряженным голосом, — когда это сделать.

Залитые лунным светом, в летнем запахе душистого сена с нежностью они отдавали друг другу свою любовь.

Следующая неделя была сплошной сказкой, наполняющей Импрес счастьем, о котором она не могла раньше даже подумать. Все, кого она любила, были с ней, а радость детей в компании Трея доставляла ей особое удовольствие.

Эмили расцветала под дразнящими комплиментами Трея, а Женевьева, которая зачитывалась рассказами о средневековых рыцарях, просто считала его своим Роландом.

Гай обращался с Треем как с любимым старшим братом, а Эдуард просто не отходил от него, стараясь при каждом удобном случае забраться на руки, посидеть на коленях или поездить на закорках. Импрес постоянно извинялась за брата, что он ходит за Треем, как привязанный, но Трей только улыбался и говорил:

— Нам хорошо вдвоем, не та ли, Эдди? — За что получал в награду от мальчика влажный поцелуй.

— Ему не хватает родителей, — объяснила Импрес. — Эдуард был слишком мал, когда они умерли, поэтому он так привязчив.

— Двое моих сестер и двое братьев умерли. Я знаю, как ужасно пережить смерть близких в молодости, но у него, я думаю, нет проблем. А его поцелуи мне нравятся.

Прошла неделя в запрятанном в горах доме, наполненная покоем и радостью. Трей сказал, что впереди у них дни и недели, и Импрес в первый раз осмелилась подумать о нем как о постоянном спутнике жизни. Каждую ночь в их блаженном уединении он шептал, что любит ее, а днем много работал на ферме, ремонтировал изгородь, переделывал покосившиеся строения.

— Когда придет весна, — однажды сказал он, — мы купим несколько лошадей, чтобы нормально вспахать землю.

Сердце Импрес сжалось от счастья. Он говорил о будущем — их будущем. Когда придет весна, горячо шептал он ей ночью, прижимая Импрес к себе ближе, он покажет ей место, где появятся из-под снега первые крокусы, и украсит ими их гнездо.

Когда у Импрес появился озноб, она вначале подумала, что это просто легкая простуда, но к вечеру поднялся жар и началась рвота.

Трей запаниковал. Он ничего не понимал в медицине и только мог следовать указаниям Импрес, смешивая травы и приготовляя горячий отвар, чтобы успокоить желудок и остановить лихорадку. Но к утру Импрес стало хуже, и Трей испугался. Многие из его близких умерли от этой неожиданно начинавшейся и стремительно протекавшей болезни, каждый год уносившей не одну жизнь. А они в семидесяти милях от ближайшего доктора. Если она пролежит еще день, то может совсем ослабнуть и будет поздно.

Рано утром он разбудил детей, Импрес находилась почти в бессознательном состоянии, поэтому решение было принято без нее. Трей дал указание всем одеться и собрать вещи в дорогу. Импрес нужен доктор. Затем с помощью детей он приготовил кашу и тосты, проследил, чтобы все поели и тепло оделись. Он сам одел Эдуарда и посадил в заплечный мешок, а девочки надели шапки и замотались шарфами.

В конюшне Гай оставил достаточно сена для лошадей и коровы; засыпал корм для цыплят. После того как все собрались, Трей завернул Импрес в. одеяло, а поверх надел свое пальто из бизоньего меха. Она горела в лихорадке, и темный страх, которого он не знал с самого детства, подкрался к нему. Что, если ей не станет лучше? Даже доктора не могли помочь его братьям и сестрам. Он на секунду закрыл глаза и обратился с молчаливой молитвой к духам. Это не было проявлением его кротости или покорности. Трей не был смиренным человеком; молитва была краткой и энергичной, как и человек, который ее произносил.

Надев на себя мешок с Эдуардом, Трей приспособил капюшон между ремнями, застегнул головную повязку и подошел к кровати Импрес. Он взял ее на руки, вышел из дома и увидел, что все дети готовы. Надев снегоступы и сказав: «Держись, Эдди!», он первым двинулся через засыпанную снегом долину. До ближайшего жилья, откуда Трей мог послать за помощью, было сорок миль.

Детям было неловко идти на снегоступах, и даже с учетом того, что Трей прокладывал путь, двигались они очень медленно, тем более что приходилось часто останавливаться для отдыха. В полдень они сделали привал, чтобы поесть. Трей одним из снегоступов расчистил площадку от снега и развел костер. Пока дети ели пищу, запасенную в их сумках, Трей старался накормить Импрес. Он упрашивал ее поесть, но она еще больше ослабела с утра и могла только пить.

Трей понимал, что с их скоростью им не достигнуть Свенсона к вечеру, как он надеялся. Что ж, им придемся идти, пока они не доберутся до Свенсона. Другого выбора не было.

После полудня стали останавливаться еще чаще: малыши то и дело падали от усталости. Пришлось сделать привал и развести небольшой костер, чтобы дети могли отдохнуть и погреться. Затем Трей ласково подбодрил детей и повел их дальше. Каждый мускул его тела болел, и только огромным усилием воли он заставлял себя продолжать путь. Спина и грудь онемели от холода и тяжести Импрес и Эдуарда. К счастью, Эдуард уснул, поэтому мешок у него за спиной теперь не двигался, это был просто груз.

Дети были выжаты до предела. Женевьсве было только восемь лет, и последний час Гаю уже приходилось тянуть ее. Его тонкое лицо побелело, а скулы напряглись от напряжения, долго он бы не продержался. Женевьева заплакала уже как-то после полудня, но брат и сестра немедленно успокоили ее:

— Пресси больна, — сказал Гай, — и мы должны идти.

Трей и сам готов был заплакать, думая о том, что ждет их впереди. Минут через пятнадцать должно было стемнеть. Импрес едва дышала, и он предпочел бы не останавливаться, но детям надо хоть немного поспать, иначе они не смогут двигаться дальше.

— Мы будем идти, пока не станет совсем темно, — сказал он детям. — Еще пятнадцать минут. Продержитесь?

Трей получил три отважных улыбки в ответ и хриплое усталое подтверждение от Гая. Трей проглотил комок в горле.

Впереди виднелась кедровая роща, черно-зеленая в сумеречном свете. В покрытой снегом местности расстояние было обманчивым, роща не была так близко, как казалось, но она будет их лагерем на ночь. Устало переставляя ноги, Трей вглядывался вперед слезящимися от утомления и мороза глазами. С болью в сердце размышлял он о кедровой роще, где предстояло устраиваться на ночлег. Возможно, она будет местом, где Импрес умрет. Ему хотелось кричать от беспомощности, и он принялся молиться, чтобы Импрес выжила.

Блю и шестеро всадников появились из-за деревьев, их лошади с трудом пробирались в глубоком снегу. При виде Трея и сопровождающих его детей, Блю пришпорил лошадь. Трей замер.

Боги вняли его молитвам.

Увидев, что Трей не двигается от усталости, Блю поторопился взять Импрес из его занемевших рук. Быстро сбросив с мокрого лба повязку, Трей вытащил спящего Эдуарда и передал одному из сопровождающих Блю людей. Так как поисковая группа была хорошо экипирована, Блю предложил разбить лагерь и остановиться. Трей отказался. Бледный от усталости, он сказал:

— Ты останешься с детьми, а я доставлю Импрес к доктору.

Понимая безнадежность этой затеи, все молча разместились в седлах и тронулись в путь. Трей пытался заговорить с Импрес, но она не ответила даже тем слабым шепотом, которым говорила до этого. Ей становилось все хуже, и Трей боялся за нее все больше и больше.

Было два часа ночи, когда процессия подъехала к ранчо. Несколько человек были отправлены Блю вперед, чтобы подготовить все к их приезду, поэтому домочадцы уже ждали измученных путников.

Трей отдал распоряжения, чтобы позаботились о детях, затем представил Гая, который единственный держался на ногах и не спал. Эдуард, Эмили и Женевьева спали, завернутые в меховую одежду, их везли трое из поисковой группы. Детей перенесли в дом и уложили спать. Гай вместе с Треем прошел за доктором, который приказал сразу же нести Импрес наверх.

Хэзэрд и Блэйз, предупрежденные посыльными в полночь, приехали из Елены и также ждали их.

После того как Импрес уложили в постель и доктор, привезенный из Елены, стал осматривать ее, Трей отправил Гая поспать.

— Скоро ей будет лучше, — успокаивал Трей мальчика, испуганного тем, что он может потерять сестру.

Трея и самого мучил тот же страх. Импрес не реагировала на его голос с тех пор, как ее положили в кровать; она была бледная, неподвижная, и ему потребовалось все самообладание, чтобы выглядеть спокойным в присутствии мальчика. На самом же деле ему хотелось схватить доктора за ворот, основательно тряхнуть и потребовать, чтобы он лечил Импрес как следует. Только огромным усилием воли он сумел удержаться. Но слугам, знавшим его с детства, были хорошо понятны его деланно спокойный голос и каменные скулы, когда в ответ на предложение доктора предоставить ему самому заниматься больной, он проскрежетал сквозь зубы:

— Я скоро вернусь. — Он повернулся спиной, кулаки его сжимались от бешенства.

Блю дипломатично напомнил ему:

— Гай не стоит на ногах, тебе лучше отвести его и устроить спать.

Не менее дипломатично после ухода Трея Блю объяснил врачу, что следует говорить кузену, чтобы не обидеть его.

Поздний ужин был сервирован в библиотеке, и, когда Трей опустился, уложив Гая в постель, родители задали только те вопросы, которые могли быть заданы деликатными и любящими людьми. Трей был очень обеспокоен состоянием Импрес, выжат как лимон, под глазами синяки, страшная усталость чувствовалась во всем его теле, тяжело опустившемся в кресло напротив них. Нервы у него были напряжены, голос то поднимался от нервного возбуждения, то падал до шепота от усталости. Они не стали обременять его сведениями о неожиданном визите Дункана Стюарта. У Трея и так хватало сейчас забот.

В эту ночь Трей не думал о сне и не отходил от Импрес, лишь иногда спускаясь, чтобы выпить кофе. Доктор напряженно трудился всю ночь, сбивая температуру компрессами изо льда, беспокоясь, чтобы от высокой температуры не начались судороги.

Трей сидел рядом, как олицетворение мрачного духа мщения. Под этим опасным взглядом бедняга старался работать как можно лучше, и к утру дыхание Импрес стало менее затрудненным; температура спала. Трей уснул в кресле, держа Импрес за руку.

— Что будем делать? — устало спросила Блэйз Хэзэрда, сидя рядом с ним на диване у огня. — Трей беспокоится за Импрес. Это очевидно. Блю говорит, что он пытался угрожать доктору. Как же Дункан может быть уверен… — Она запнулась. Тот факт, что Валерия назвала Трея отцом будущего ребенка, с трудом поддавался объяснению.

— Совершенно не имеет значения, дорогая, уверен он или нет.

После разговора с Дунканом Хэзэрд немедленно отправился в поселок, чтобы разобраться с обвинениями в изнасиловании, которые будут выдвинуты против Грея Игла и Буффало Хантера, если Трей откажется жениться на Валерии. Оба были в интимных отношениях с Валерией, но принуждения с их стороны не было. Напротив, Валерия вела себя агрессивно. Но не это имело значение, как уже сказал Хэзэрд. Если белая женщина обвиняла индейца в изнасиловании, не было ни одного шанса, что его оправдают. Конечно, можно было спрятать их, но Валерия и Дункан предусмотрели и эту возможность. Дункан сказал Хэзэрду хорошо поставленным голосом, нимало не смущаясь наглым шантажом, что если они исчезнут, то Валерия назовет кого-нибудь еще из клана Хэзэрда. Для них не было разницы. Хэзэрд погладил Блэйз по плечу, чтобы успокоить ее.

— Не беспокойся, любимая, должен быть какой-то выход. — Но в его словах не было уверенности.

Часом позже Трей ворвался в комнату, сияя от радости.

— Пойду умоюсь и побреюсь, — заявил он. — Импрес открыла глаза. Я думаю, что она понимает, где находится. Я сказал ей, что дети спят, и она заулыбалась. Она выглядит ужасно, но это замечательно! — Он сердечно попрощался и выбежал из комнаты.

Его родители взглянули друг на друга.

— Это любовь, если я что-нибудь понимаю, — сказал Хэзэрд. — Еще несколько часов назад Трей был чертовски близок к тому, чтобы самому попасть к доктору, таким он выглядел усталым, а теперь… — Улыбка исчезла, и он вздохнул: — Я думаю, что у нас будет куча неприятностей.

— Ты должен что-нибудь сделать, Джон. Он никогда не согласится с требованиями Дункана Стюарта. Ты помнишь, что Трей ответил тогда Карлу? Он не был первым или единственным любовником его дочери. Ребенок мог быть вовсе не от него. Ты видишь, все повторяется.

— Не надо убеждать меня, дорогая. Я все знаю. — Действительно, он слышал упреки много раз, и не только от Карла. — Не беспокойся, родная. Я сделаю все, что смогу.

— Я хочу, чтобы он был счастлив.

— Думаю, что тебе не следует беспокоиться, — сухо сказал Хэзэрд. Он знал, как много значит для Блэйз Трей, их единственный ребенок. И он любил Трея так же, как и она. — Мы решим этот вопрос, но вначале пусть Импрес почувствует себя лучше, чтобы Трей смог сконцентрироваться, а от Дункана я избавлюсь, никто не знает, что Трей вернулся. Главное держать это в тайне пару дней мы сумеем. Хэзэрд трезво оценивал, что сохранность секретов в доме, в котором было несколько дюжин слуг, будет два дня, прежде чем все в Елене и штате узнают, что Трей вернулся.

Глава 12

За завтраком дети вели себя очень благопристойно, за исключением Эдуарда, который жизнерадостно, не обращая внимания на шепотом делаемые Женевьевой замечания, твердил звонким голосом:

— В комнатах пи-пи, в комнатах пи-пи.

— Трей объяснил родителям, что ребенок восхищен водопроводом в доме. Действительно, он провел целый час в туалете, наблюдая, как бьет вода из крана. Старшие дети покраснели, чувствуя неловкость от темы, поднятой Эдуардом за завтраком. Тогда Хэзэрд и Блэйз непринужденно стали расспрашивать о жизни в горах, а Эдуарда удалось отвлечь булочками с корицей, и вскоре разговор принял более непринужденный характер.

После завтрака все отправились наверх навестить Импрес, которой, несмотря на слабость, стало гораздо лучше. Температура спала, она поела немного куриного бульона, но была очень бледной.

Родители Трея были рады вновь видеть ее, как они сказали, вместе с семьей. Ослабевшая Импрес едва удерживалась от слез, видя их доброту, но была отвлечена забавными рассуждениями Эдуарда о загадочных трубах в доме.

Через несколько минут три медицинские сестры в комнате стали многозначительно покашливать и посматривать на часы. Блэйз тут же предложила детям пойти в детскую комнату с ней и Хэзэрдом, чтобы посмотреть, не следует ли отремонтировать оставшиеся там игрушки. В комнате остался только Трей, который так посмотрел на медицинских сестер, что они тут же оставили его наедине с Импрес.

— Ты не возражаешь? — спросил он, пододвинув кресло к постели. — Я хотел бы побыть наедине с тобой. Что касается этих сестер, то, несмотря на их компетентность, они напоминают мне фронтон собора Нотр-Дам. Очень уж они пугают меня. — Трей нежно взял руку Импрес, затем чуть сжал ее пальцы и прошептал: — Все хорошо, не так ли?

Импрес улыбнулась, глядя на высокого сильного мужчину, который держал ее руку, словно драгоценный китайский фарфор.

— Много лучше, но моя рука вовсе не такая хрупкая;

Чтобы показать, как он объективно относится к состоянию ее здоровья, Трей сжал ее руку с усилием, которое едва ли сдвинуло бы с места цыпленка.

— Я знаю, дорогая. Но ты заставила меня поволноваться.

— Боюсь, что причинила тебе много беспокойства, хотя детям кажется, что это было замечательное приключение. Если бы ты не сделал тогда снегоступы…

— Мы придумали бы что-нибудь еще.

Хотя он деликатно сказал «мы», Импрес знала, что без Трея никто на ферме не смог бы двигаться по глубокому снегу. И еще она была благодарна Трею за то, что тяжесть ее болезни он взял на себя. Гай в свои шестнадцать был слишком юн, чтобы выдержать такую ношу.

— Я у тебя в долгу, — сказала она со спокойной серьезностью.

— Справедливо, — ответил Трей с ухмылкой, сознавая, какое огромное значение приобрела Импрес в его жизни. Когда на обратном пути он боялся, что она умрет, то думал о том, как пуста будет его жизнь без нее. — Ты задумывалась когда-нибудь… — Он сделал паузу, поняв, внезапно пораженный, что он на грани предложить ей то, чего тщательно избегал все эти годы. — Я имею в виду… — Он еще раз запнулся, пытаясь обуздать неуправляемые эмоции, весь его опыт мешал ему говорить. — Как хорошо… нам вместе?

— Согласна с тобой, — сказала Импрес, ее взгляд был обожающим. Она всегда мыслила независимо и принимала свою впервые открывшуюся сексуальность как прекрасную добавку в жизни.

— Ну, тогда… — Трей откашлялся, и в первый раз Импрес поняла, что разговор носит серьезный характер. Сердце ее забилось. Возможно ли, что чувства Трея столь же горячи, как и ее? Можно ли представить, что самый привлекательный мужчина к западу от Красной реки решил забросить свои обычные игры? — Я думаю… — продолжил он.

Импрес могла бы облегчить ему положение, но если она ошибается, то потом разочарование будет ужасным, поэтому она решила молчать, хотя сердце ее неистово колотилось.

— Тебе нужна помощь с детьми, — сказал Трей. Его заявление было двусмысленно, и Импрес благодарила небо, что не выпалила ему все о своей любви.

— Я высоко ценю твою помощь, — вежливо ответила она. Трей Брэддок-Блэк был поклонником женщин, и она очень глупа, что забыла об этом. Женщины восхищали его, но они должны были сменять друг друга, и только глупец мог думать по-другому. — Действительно, Трей, ты вовсе не обязан помогать. Я не ожидала, что ты чувствуешь какие-то обязательства по отношению к моей семье.

— О черт, — сказал он кратко отпуская ее руку и резко вставая.

Подойдя к окну, он облокотился на руки и мрачно стал рассматривать зимний пейзаж. Оторвавшись от окна, Трей повернулся к ней одним резким движением.

— Черт возьми, я не очень силен в этом, — сказал он коротко.

Боже, как могло случиться, спросила она себя, что каждое его слово так отличается от того, что хотелось бы слышать? Глядя на суровость его черт, напряженную позу, четко выделяющуюся на фоне окна, она призвала на помощь всю свою гордость и спокойно ответила:

— Понимаю. Никто и не ждет от тебя большего.

— Я поднимусь на ноги через несколько дней, и больше мы не будем злоупотреблять твоим гостеприимством. — Импрес не хотела больше слушать. Что бы он ни сказал, его слова больно ранят ее. — Трей, в самом деле, тебе нет необходимости обременять себя ответственностью за меня и детей.

— Это вовсе не связано с детьми, — продолжал он, казалось, совершенно не обращая внимания на ее слова, в его голосе слышались легкие повелительные нотки. — Хотя, — быстро добавил он, словно спохватившись, что говорит слишком сурово, — они мне очень нравятся. — Казалось, что он выбрался из глубокого внутреннего раздумья, посмотрел на нее и увидел страх в глазах. — С тобой все в порядке? — Воспоминания о ее безжизненном теле по пути на ранчо пришли ему на память. Присев рядом с ней с быстротой, которая говорила об его опасениях, он пощупал ее лоб. — Позвать доктора? У тебя начинается жар?

— Со мной все в порядке. — Как будто пережить величайшее разочарование в жизни обычное дело.

— Ты уверена?

— Я немного устала, — ответила она, желая, чтобы этот разговор прекратился.

— Я позабочусь о тебе, — ласково сказал Трей, погладив ей голову.

— Совсем не обязательно. Мы и так стольким обязаны тебе.

Импрес подумала об огромной сумме денег, которые он дал ей, их будет достаточно, чтобы семья могла встать на ноги; вспомнила, как он был добр к детям, как самоотверженно он доставил их на ранчо во время се болезни. Долг был без сомнения велик. И чем скорее она уменьшит его, тем будет лучше для всех.

— Я могу позаботиться о себе сама, — резко ответила Импрес, расстроенная до того, что ответ ее прозвучал грубо.

— Не будь такой обидчивой.

— Если мне нравится, то буду обидчивой.

— Делай как тебе нравится, — мягко сказал он.

— Спасибо — Ее тон никак не обнаруживал благодарности.

— Конечно. — Улыбка у него была доброй. — Я знаю, что от лихорадки люди становятся раздражительными.

— Черт тебя возьми, Трей, до чего ты понятлив.

— Я всегда такой.

— Так же, как я всегда была египетской принцессой. Если ты не возражаешь, я бы хотела отдохнуть.

И поплакать, подумала она.

— Понимаю, что другого выбора у меня нет.

— Ты можешь остаться и посмотреть, как я буду спать, но думаю, что у тебя есть другие дела.

— Я кое-что хотел спросить у тебя, — продолжил Трей, не замечая раздражения в репликах Импрес.

— Только не теперь, у меня болит голова — возразила Импрес нетерпеливо и громко, ее негодование на распутную жизнь Трея пересилило меланхолию.

— Выйдешь за меня замуж?

Ей хотелось закричать «да» так громко, чтобы было слышно в горах. Безоговорочное «да» без всяких сомнений и колебаний. Вместо этого она спросила:

— Теперь у тебя началась лихорадка?

— Ответь мне, — сказал Трей. Он жаждал услышать ответ. Трей Брэддок-Блэк, олицетворение богатства и власти, просил о согласии. — Пожалуйста, — добавил он спокойно, взяв ее за руку. Он не хотел, чтобы она покидала его.

— Ты уверен, что хочешь этого? — спросила Импрес. Сделанное им предложение никак не соответствовало девичьей мечте. Оно было сухим и резко отличалось от тех, которые случались в романах.

Он колебался меньше секунды, прежде чем ответил:

— Да.

Не было никаких страстных слов о любви, только загадочная пауза и единственное слово. Если бы у Импрес Джордан было больше опыта, она бы ответила утвердительно без дальнейших церемоний. Однако она была настолько непрактичной, что ей требовался минимальный набор слов о любви.

— Ты любишь меня? — спросила она просто, ее большие глаза были широко раскрыты. Воспитанная в богатой аристократической семье, она не могла не задать этого вопроса. Страсть требовала сказать «да», но там, где другая женщина без колебаний удовлетворилась бы короткой просьбой Трея, принимая во внимание его общественное положение, красоту и богатство, Импрес хотела видеть любовь.

Трей посмотрел на нее, на нежную красоту лица, гордо поднятый подбородок, на глаза, смотревшие на него с неприкрытой искренностью. Он неожиданно улыбнулся, чувствуя душевное волнение и понимая, что его свобода, видимо, в чем-то уменьшится.

— Я люблю тебя. Люблю очень сильно.

Она улыбнулась ему в ответ, улыбка у нее была сияющей

— А ты не хочешь знать, люблю ли я тебя?

То, что она может не любить его, не приходило в голову Трею, привыкшему к женскому поклонению. Но он был менее самоуверен, чем казался, поэтому он любезно извинился и стал ждать ее ответа.

— Я люблю тебя, — сказала она ласково, с обреченным видом, — намного больше, чем люблю Кловер.

— Чего еще, — ответил он, непринужденно наклонив черноволосую голову, — может хотеть мужчина? — И он отпустил ее руку, словно в подтверждение того, что сделка состоялась и угроза принуждения миновала. — Если мы поженимся завтра, это не будет слишком быстро? Или тебе хотелось бы большую настоящую свадьбу? — В тоне отчетливо послышалось знакомое поддразнивание.

— А мы должны торопиться?

Сердце у нее забилось в ожидании ответа. Да, женись на мне прежде, чем мне станет страшно, и я передумаю. У меня никогда не было ничего такого, клянусь, и не будет по крайней мере десяток лет. Женись на мне завтра, прежде чем рассудок заставит меня отказаться от твоего предложения! Чувства Трея были также в диковинку для него, привычка избегать женитьбы и не связывать себя обязательствами была еще очень сильна. Словно он должен преодолеть врожденный предрассудок.

— Нет, конечно, нет, — ответил он.

— Я бы хотела подождать, пока окрепну. Потому что на собственной свадьбе надо все-таки стоять.

— А я не хочу ждать, — сказал Трей чуть хриплым голосом, трудно сказать от чего, от опасения или больше от облегчения, потому что она могла бы не отвечать вообще… Но его светлые глаза горели страстью — Самое позднее, на следующей неделе, ладно?

— Согласна.

— Мне самому сказать детям или ты сделаешь это?

— Вместе скажем. Они будут вне себя от радости.

— Значит, наши чувства взаимны, — ответил Трей с чарующей любезностью, думая, как удачлив он, что нашел в жизни Импрес, а с ней и счастливое будущее.

Яркий утренний свет подчеркивал бледность Импрес, глаза у нее были темными, как сосновая хвоя, и казались очень большими на осунувшемся лице. Бледность подчеркивалась белым цветом батистовой ночной рубашки, подушки и наволочки. Только волосы цвета дубленой кожи, в беспорядке разбросанные по подушке, выделялись ярким цветным пятном. Тонкие пряди закрывали лоб, виски и спускались до ирландского кружева на ночной рубашке.

Он не может потерять ее, внезапно подумал он с колющим страхом, и во рту сразу же стало сухо Чувство покровительства, совершенно новое для Грея, переполнило его. До Импрес ему не приходило в голову беспокоиться о ком-то еще в жизни, и в первый раз он понял, почему отец так яростно охраняет мать.

Много раз он слышал, как отец говорил: «Я не могу допустить, чтобы твоя мать чувствовала себя несчастной», когда какая-нибудь очередная проделка Трея становилась известной.

— Значит, на следующей неделе мы поженимся. — В его голосе опять слышалась страсть. — Подходит? — добавил он, вспоминая о своих манерах.

Импрес улыбнулась.

— На следующей неделе будет в самый раз.

— Отлично, — сказал он в заключение и нежно поцеловал ее в лоб. — Я скажу Мэйбел, чтобы она подобрала ткань для свадебного платья. Она должна начать шить его немедленно.

— Трей, — прервала его Импрес, — я не хочу большой свадьбы, мне не нужно особое платье. Мне хотелось бы чего-то простого, интимного, а не грандиозно многоактного спектакля.

— Чепуха. — Это был тон мужчины, уверенного, что его приказы будут выполнены наилучшим образом. — Ты — моя Импрес и должна быть одета соответствующим образом. У платья должен быть шлейф, на тебе надеты бриллианты — или ты предпочитаешь сапфиры? В наших копях добывают прекрасные образцы, они бледно-лилового цвета.

Освободив руку, Импрес подняла голову и посмотрела с мягким вызовом в глаза Трея.

— Трей, мне ничего такого не нужно. Мне нужен только ты.

Его руки мгновенно обняли ее за плечи, а голова склонилась так, что их глаза оказались на одном уровне.

— Ты… ты… — прошептал он. — Извини, в самом деле. Все, что ты пожелаешь. Я буду твоим. — Его серебристые мерцающие глаза не отрывались от нее, она увидела в них признательность, заботу и неукротимое желание. — Навсегда.

Чтобы узнать истинное счастье, подумала Импрес, было бы достаточно, чтобы он был ее только в этот момент… а он говорит, что будет принадлежать ей всегда.

— Я люблю тебя, — прошептала она. Слезы блеснули в ее глазах, и мир внезапно стал очень мал, чтобы вместить ее счастье.

Руки Трея гладили ее плечи, скользили по шее, нежно касались лица.

— Не плачь. Я буду заботиться о тебе, — сказал он нежно, — и о детях. Ты — моя жизнь. — Он мягко поцеловал ее, держа свои чувства под контролем, потому что Импрес была слишком слаба после болезни. — Если ты захочешь остаться в горах, мы построим новый дом и замечательную конюшню, посадим деревья, завезем все необходимое для фермы. А если выберешь жизнь под пальмовым деревом на Гаити, так и будет Все, что захочешь, я дам тебе.

Слезы закапали у Импрес из глаз. Ошеломляющая ответственность за детей, которую принял на себя Трей, ощущение его защиты, наконец, просто возможность опереться в тяжелую минуту на человека, которого она любит больше всего в жизни, — чего могла она еще желать? Казалось, беседка, увитая орхидеями, и вечная весна стали реальностью.

— Тебе вовсе не следует давать мне все, — сказала она, и губы у нее затряслись от полноты чувств.

Легким-движением пальцев он вытер ее слезы.

— Я хочу все дать тебе. Я хочу, чтобы ты была счастлива каждый день. Но больше всего я хочу, чтобы ты была моей.

— И я хочу этого больше всего в жизни, — радостно ответила Импрес. — И еще одно, — заявила Импрес, ее оживленные глаза сияли от радости, — ты должен любить меня всю жизнь.

— Ваш покорный слуга, мадам, — ответил Трей шепотом и обнял Импрес.

В этот момент очаровательного колдовства в комнату вторгся стук. Трей только крепче обнял Импрес.

— Уходите, — рявкнул он.

— Ваш отец хочет поговорить с вами, сэр.

Брови Трея удивленно приподнялись. Тиммс? Необычно. Почему не был послан лакей, Чарли или Джордж… Тиммса не использовали на побегушках.

— Должно быть, королевское повеление, — с иронией пробормотал Трей, осторожно опустив плечи Импрес на подушку. — Вернусь через минуту.

— Не уходи… Я хочу сказать, как сильно тебя люблю, — попросила она, касаясь пальцем крыльев его прямого носа.

— Ты будешь делать это целую вечность, сразу же, как я вернусь, — с улыбкой сказал он. Наклонившись, Трей поцеловал ее в губы. — Не оставляй меня, — прошептал он.

Когда Трей открыл дверь, то увидел Тиммса, ожидавшего его с почтением в холле. Послав Импрес воздушный поцелуй, он плотно закрыл за собой дверь и удивленно поднял брови.

— Что еще стряслось, Тиммс? — спросил он.

— Ваш отец не сообщил мне об этом, сэр. — Но Тиммс понимал, что при обычных обстоятельствах его бы не послали за Треем. И он знал, что миссис Брэддок-Блэк плачет…

Глава 13

— Это выходит за всякие рамки, — ярость Трея была беспредельна. — Абсолютно за всякие рамки.

Сидя за столом, Хэзэрд посмотрел на Трея, который вскочил на ноги, вне себя от негодования, с набухшими на шее венами.

— Скажи этой твари, чтобы она поискала других козлов отпущения! — с негодованием закричал Трей. — Нет, лучше я сам скажу!

— Они угрожают Грею Иглу и Буффало Хантеру или любому другому из племени Абсароки. Дункан дал ясно понять, что им все равно, кого обвинять, — спокойно напомнил Хэзэрд, хотя сердце его сжималось от безысходности. Накануне он сделал еще одно предложение Дункану Стюарту, жесткое предложение, которое могло бы удовлетворить обычного шантажиста. Однако стало ясно, что тот рассчитывает на куда большую сумму денег, если в качестве жены Трея Валерия разделит его богатство.

— Нужно что-нибудь предпринять. Великий Боже, она же сама соблазнила их!

— Она белая женщина!

Трей стал расхаживать по комнате, понимая зловещий смысл последних слов отца.

— Даже суда не будет, не так ли?

— Индейцев, которых повесили в Масселынелле, не судили.

— Она не возьмет денег?

— Я уже пытался.

— Чертова баба! Интересно, от кого она ждет ребенка? Во всяком случае, не от меня.

— Ты уверен? — вопрос прозвучал тактично, и ответ означал для Хэзэрда многое. Он поддержал бы сына, невзирая ни на какие обстоятельства, но то, что ребенок мог быть от Трея, задевало его чувства.

Трей остановился и, посмотрев на отца, уныло усмехнулся:

— Послушай, я знаю, что говорят о моих взаимоотношениях с женщинами, но я не настолько безрассуден и тороплив. Да, я могу выпить очень много, но последний раз, когда я занимался с ней любовью, я соображал нормально; я полностью осознавал, что делаю и где нахожусь и… я не общался с Валерией уже четыре месяца. Как можно верить этой нахальной стерве!

— Думаю, что все согласны с тобой.

Трей вновь опустился в кресло напротив отца, развалился в нем и, пристально посмотрев на отца, сказал:

— Я попросил Импрес выйти за меня замуж. Хэзэрд поперхнулся от потрясающего известия и задержался с ответом.

— Что ж, повидаю судей Генри и Пепперелла завтра утром. Может быть, что-нибудь получится.

— Вряд ли, — спокойно ответил Трей, потому что их отношения с судьями были достаточно напряженные с тех пор, как в федеральном суде было принято решение об отмене права проведения железной дороги через индейскую территорию. Генри и Пепперелл имели виды на строительство железной дороги и потеряли кучу денег на этом.

Хэзэрд глянул на Трея.

— Значит, еще что-нибудь придумаем.

— Распутная сука, — прорычал Трей, зная, что ему не оставили выбора. Валерия и ее отец прекрасно продумали всю интригу. Едва ли кто так хорошо знал всю закулисную политическую жизнь и отношение влиятельных людей к индейцам, как Стюарт.

Хэзэрд отодвинул чернильницу, изображающую памятник Генриху XIII, потом неохотно поставил ее на место и, чувствуя неловкость, спросил:

— Ты женишься на Валерии, если это будет необходимо?

— Ты знаешь ответ, — кратко ответил Трей.

С Греем Иглом и Буффало Хантером они вместе обучались верховой езде, вместе охотились, ходили в походы в горы, вместе смотрели на звездное небо и загадывали свою судьбу. Они были как братья. В душе его жила верность своему клану.

— Как долго я должен буду состоять с ней в браке? — Это был вопрос, заданный холодным деловым тоном.

— Пока не родится ребенок. Не дольше.

— А что будет с ребенком?

— Думаю, Стюарт потребует, чтобы он был наследником.

— Мы согласимся с этим?

— Откровенно говоря, не вижу разницы. Заплатим ли мы сейчас, на что они не соглашаются, или позже. По крайней мере, люди из нашего клана останутся в безопасности. Ей не позволят появляться вблизи деревни. Мы наймем при необходимости белых охранников.

— Может быть, Валерия не согласится на развод.

— Я смогу соответствующей платой убедить судью. Законы о разводе более гибкие, чем те, что касаются повешения индейцев, насилующих белых женщин. В худшем случае добьемся развода другими средствами.

— Ни в чем нельзя быть уверенным.

— Кроме того, что Грея Игла и Буффало Хантера повесят, если ты не согласишься жениться.

— Я собираюсь поговорить с ней.

— Стоит попробовать.

— Что ты думаешь, если Валерия и ее отец исчезнут, не навсегда, конечно, хотя искушение слишком велико, но, скажем, предпримут длительное путешествие в Европу?

— Это было возможно во времена, когда я был молод мягко сказал Хэзэрд, -Возмездие врагам признавалось обществом. Но она женщина, женщина с ребенком. — Откинувшись в кресло, он устало закрыл глаза. — Мы попытаемся, — пробормотал он, — обращаться с этими людьми методами белых людей. — Он поднял голову, глаза у него открылись, и голос зазвучал резко и пронзительно: — Я обещаю тебе, что твой брак не будет долгим.

— Но если о разводе не удастся договориться полюбовно? — Трей не изменил своего положения, напряженный голос отца не трогал его, горькое разочарование в этот момент разъедало душу.

— Тогда, даю тебе клятву индейского воина, будут использованы индейские методы, чтобы избавить тебя от нелюбимой жены.

Трей понимал, что отец не собирался заставлять его жениться, но также осознавал, что долг требует этого. Жизни Грея Игла и Буффало Хантера были поставлены на карту.

— Прежде чем я скажу Импрес, я должен сам встретиться с Валерией. Может быть, после этого она переменит решение. — Ничего не изменилось в его позе, только угроза появилась в серебристых глазах.


Валерия встретила его так грациозно и любезно утром следующего дня, словно не слышала ничего о шантаже.

— Ты такой ранний гость, — сказала она низким воркующим голосом. — Уже завтракал? Хочешь кофе?

Трей стоял прислонившись спиной к двери, которую он плотно закрыл за собой.

— Хочу увидеть твою голову на серебряном подносе, Валерия, — прорычал он. — Собираешься приручить меня?

— Послушай, у тебя ужасное чувство юмора, — попеняла Валерия с тем особым южным выговором, к которому она иногда прибегала. — Проходи и садись, расскажи, как живешь. Видно, что ты совсем оправился после, ну, этого случая у Лили.

Голубые глаза внимательно осмотрели Трея. Он был одет во все черное, только лацканы сюртука были отделаны темно-зеленым шелком, да на шее висел, золотой амулет. Черные волосы, зачесанные назад, оставляли уши открытыми и подчеркивали высокие скулы и прекрасно вылепленные формы лица. Серебристые глаза были холодны.

Она не обратила внимания на прозвучавшую в его голосе угрозу, потому что чувствовала себя хозяйкой положения. На руках у Валерии были все козыри.

Трей подошел к ней.

— Пожалуйста, садись, — повторила она, указывая на диван, обтянутый тканью зеленовато-голубого цвета.

Мое розовое шерстяное платье, подумала она, прекрасно гармонирует с обшивкой.

К несчастью для нее, Трей был не в том настроении, чтобы оценить впечатляющий образ. Он пришел сюда, чтобы довести дело до конца, хотя понимал, что после отказа, полученного отцом, шансы у него невелики. Но решение было принято, поэтому он двинулся вперед, подошел и сел в кресло, напротив Валерии.

— Кофе? — еще раз спросила Валерия. — Чай? Или чего-нибудь покрепче? — добавила она тоном любезной хозяйки.

Изменений в ее фигуре пока нет, отметил он, быстро обежав взглядом ее платье, и это улучшило его настроение. С последнего раза, когда они были вместе, прошло четыре месяца.

— Нет, благодарю, — сказал Трей и откинулся назад в кресле.

— Не хочешь ни кофе, ни чаю, ни спиртного? Тогда скажи, — нежно промурлыкала она, — чему я обязана.

— Валерия, я думал, — он сделал паузу, — что ты выглядишь по-другому.

— Скоро буду, — сказала она хладнокровно, не меняя позы.

— Послушай, — прорычал он. — Последний раз я встречался с тобой четыре месяца назад, и между нами тогда ничего не было.

— Ты так уверен? — лукаво спросила она, ее руки спокойно лежали на коленях. — Ты же потерял сознание.

— Уснул. В этом есть разница. Но я помню все, что случилось и чего не случилось. Мы оба знаем, что ребенок не от меня, Валерия.

Она улыбнулась, нимало не тронутая его прямым вызовом.

— Это только твое слово против моего, не так ли? — спросила она рассудительно. — Всем известна твоя, — ее брови слегка поднялись, — очаровательная репутация. В отличие от моей. — Она спокойно разгладила юбку на коленях, и продолжила:-Я невинная мисс Стюарт и учусь в воскресной школе, Трей, солнышко. — Она оторвала взгляд от складок на юбке и прямо посмотрела в лицо Трею.

— И спишь со всеми напропалую, — зло добавил Трей, не замечая ее призывного взгляда. — Буффало Хантер, Грей Игл, дюжина других. Красная кожа возбуждает тебя, не так ли? Может, нам составить заверенный под присягой список твоих индейских любовников?

— Им никто не поверит, — спокойно ответила она. — Они индейцы. Бог мой, они же живут в вигвамах.

Глаза Трея стали ледяными.

— Но они достаточно хороши, чтобы спать с ними. Она улыбнулась.

— Не так хороши, как ты, мой дорогой. Но ведь ты, кажется, слышал об этом и раньше?

Не обращая внимания на ее комплимент, Трей очень спокойно спросил:

— Все-таки, почему я, Валерия?

Она не стала притворяться, что не понимает вопроса. Ее прекрасное лицо дышало искренностью.

— Потому что я люблю тебя и хочу, чтобы ты женился на мне, Трей. Все очень просто.

— Ты не можешь знать, что такое любовь, Валерия.

Все что ты хочешь, — это быть миссис Брэддок-Блэк.

— Разве это не одно и то же?

Он почувствовал неудержимое желание ударить ее по лицу.

— Сколько тебе нужно, — сказал он тихо, контролируя себя с огромным трудом, — чтобы найти другого «отца»?

Ее полные губы, которые он хорошо помнил, скривились.

— Иногда ты ведешь себя как варвар, Трей. Или как невоспитанный купец.

— Но все же достаточно воспитанный, чтобы не произносить те слова, которые мне бы хотелось, Валерия. Я не хочу жениться на тебе.

— Но я хочу выйти за тебя замуж.

— У тебя есть возможность получить вместо этого деньги.

— Все деньги? — спросила она приветливо.

— Стерва, — прошептал он, и на скулах у него заходили желваки.

— Тем не менее, это не мешало тебе заниматься со мной любовью.

Он пристально посмотрел на нее, пылая гневом.

— Если бы я знал, что цена этого женитьба, я бы ни за что не стал спать с тобой.

— Жизнь слишком легка для тебя, Трей, дорогой. Ты получал все, что тебе хотелось. Любую женщину. Ты несметно богат. — Она посмотрела на него из-под полуприкрытых век и слегка улыбнулась. — Мне бы хотелось

— Что ж, ты получишь, что хочешь. Но я найду выход.

— Мечты, радость моя. Неужели ты думаешь, что это предложение возникло внезапно? Надеюсь, ты понял: у тебя нет другого выхода.

— От кого у тебя ребенок? — резко спросил он.

— Если бы даже знала, ни за что не сказала бы тебе. Но для всех, разумеется, ребенок твой, мой дорогой. — Раскрытие Клеопатрой Марку Антонию его отцовства не могло быть сделано с большим самодовольством. — Ты самый богатый и красивый бакалавр в Монтане, а я самая красивая девушка. Все прекрасно совпадает.

Он посмотрел на нее и увидел действительно красивую и вместе с тем холодную безжалостную женщину, хищную, как тигрица.

— Нет! — загремел он.

— Мне бы хотелось, чтобы свадьба состоялась… скажем, через три недели. Времени достаточно, чтобы сделать все приготовления. Я сама дам объявление в газетах и договорюсь с епископом. Что касается приема, по-видимому, отель будет маловат… придется снять танцевальный зал Клаудио. Да, там будет превосходно.

— Никогда, — грубо сказал Трей, поднимаясь. Он не был уверен, что сумеет удержать себя и не ударит ее, если задержится еще хотя бы на минуту. Он всегда знал, что у Валерии нет совести, но только теперь оценил ее безжалостность.

— На свадьбе должно быть французское шампанское… — Он услышал ее последние слова, закрывая за собой дверь.

Встреча Хэзэрда с судьями была не более удачной. Оба они вполне положительно восприняли бы «вклад в избирательную кампанию» за помощь в любом другом деле, кроме обвинения в изнасиловании. Если Валерия в открытую предъявит обвинение, общественное негодование перевесит любое судейское решение. Индейцам не прожить и недели, и ни один судья не может рассчитывать на то, что его после этого изберут. Поэтому при всей своей жадности, они ничего не могли сделать для Хэзэрда и были безутешны, отвергая его щедрое предложение.

Отец и сын встретились за ленчем в монтанском клубе и обсудили безуспешность предпринятых ими действий.

— Все бы ничего, если бы не обвинение в изнасиловании, — произнес Хэзэрд со вздохом.

— И если бы мы не были индейцами, — добавил Трей цинично.

— Здесь много всего замешано, — сказал Хэзэрд.-Если бы не наше богатство…

— И если бы Валерия не была столь жадной, — пробормотал Трей. — Она говорит о свадьбе через три недели.

— О Боже! — Хэзэрд мрачно посмотрел на сына. — А как же Импрес?

— Не представляю, как объяснить ей все это.

— Мы могли бы, — сказал Хэзэрд, глубоко вздохнув, — похитить Валерию и Дункана и держать их в горах. Однако будет много шума, особенно если кто-то еще входит в заговор. Лучше потянуть время в надежде, что они передумают. Но это, конечно, сомнительная надежда, учитывая их жадность. Дункан годами обманывал правительство по своим армейским контрактам. Он не тот человек, который прислушивается к голосу разума.

— А Валерия вообще не знает значения этого слова. Послушай, мне придется быть женатым самое большее шесть месяцев, может быть меньше. — Трей пожал плечами. — В этой ситуации у нас нет выбора. Теперь мне надо объяснится с Импрес. — Трей откинулся в кресле. — Но прежде мне нужно выпить.

Отец протянул руку и вновь наполнил стакан сына.

— Через шесть месяцев, — сказал он, — выпьем за развод.

Подняв стакан, Трей мрачно усмехнулся.

— Если я не придушу ее раньше.

— Валерия обладает непробиваемым бесстыдством, — сухо заявил Хэзэрд. — Когда ее отец ненадолго вышел из комнаты, она сделала мне интересное предложение.

— Я бы не стал, — заметил Трей сардонически, — задерживаться с ней вдвоем.

— Кажется, она оскорбилась, когда я сказал, что, на мой вкус, она слишком стара.

Трей засмеялся.

— Такая неблагодарность может стоить тебе еще одного миллиона. Ну а я, — наклонившись вперед, он потянулся за бутылкой, — я продан на шесть месяцев с потрохами. — Он осторожно наполнил стакан до самого верха и поднял его, приветствуя отца. — Смотри на это проще… все не так уж плохо. Она могла быть матерью моего ребенка.

— Ты уверен, что ребенок не от тебя?

— Это единственное, в чем я уверен в этом грандиозном шантаже в стиле Макиавелли, — сказал Трей с печальным вздохом. — Может быть, поэтому я не схожу с ума.

Глава 14

Когда Трей вошел в комнату к Импрес, все дети были там, и он провел мучительный час, поддерживая вежливый разговор, выслушивая отчет каждого о проведенном дне, обсуждая планы на будущее, так как радостная Импрес сообщила им о предстоящей свадьбе. Это был самый тяжелый час в его жизни.

Видя напряженность Трея, Импрес отослала детей, чтобы они привели себя в порядок к ужину.

Трей немедленно поднялся и стал расхаживать по комнате.

— Твоя поездка в Елену была неудачной?

— Можно так сказать, — пробормотал он и, остановившись у бюро, взял в руки и тут же положил на место щетку для волос.

— Ты о чем-то хочешь поговорить?

— Скорее, мне не хотелось бы говорить вообще.

— Прости меня, — извинилась Импрес, угрюмый вид и тревога Трея были необычны. — Я не собираюсь лезть в твои дела. — Трей был совершенно не похож на себя.

Трей смотрел на женщину, которую, как он недавно понял, любит. Единственную женщину, которую он может любить. Сегодня на ее щеках появился румянец, впервые после болезни бледность оставила ее. Она выглядела свежей и здоровой, волосы красиво обрамляли лицо, тонкое кружево на ночной рубашке делало ее очень молоденькой. Глаза были живые, цвета лужайки, которую обмыл летний дождь. В них таились доверие и надежда.

Разница между Импрес и Валерией была несоизмерима.

— Вот что я хочу сказать, — начал Трей голосом, в котором угадывалось страдание. Он глубоко вздохнул и негромко продолжил: — Это должно быть сказано.

В животе у Импрес что-то оборвалось, и пальцы у нее задрожали.

— Я знала, что-то случится.

— Это должно было случиться с нами, — сказал Трей, опускаясь в кресло рядом с постелью. — Тут нет твоей вины, — добавил он быстро, заметив испуг на ее лице.

— Скажи же мне, в чем дело, — спокойно сказала Импрес, хотя от предчувствия катастрофы у нее закружилась голова. Красивое лицо Трея было искажено гримасой, поджатые губы превратились в тонкую черточку.

— Что ты скажешь, если мы отложим на полгода нашу свадьбу? — спросил Трей невыразительным тоном.

— И это все? — сказала Импрес с радостным облегчением. Это вовсе не так плохо. Ее ужасный страх рассеялся. — Я не возражаю. Лето самое подходящее время для свадьбы. — Она улыбнулась Трею. — Не будь так мрачен. Я люблю тебя, и, от того, что наша свадьба состоится не через неделю, а через полгода, земля не перевернется.

Трей не улыбнулся, и Импрес поняла, что за его словами кроется что-то более серьезное.

— Я еще не сказал тебе самого худшего, — сказал он тихо. — Я должен жениться на Валерии Стюарт.

Это было в тысячу раз хуже, чем она могла себе представить. Уничтожение ее мечты, разрушение счастья, в которое она только начала верить. Прошло несколько секунд, прежде чем Импрес смогла успокоить дыхание и спросить:

— Почему?

— Чтобы спасти двух моих кузенов от повешения.

Ужасаясь и удивляясь, слушала Импрес историю, рушащую ее будущее. Трей был в унынии, но несравненно более оптимистичен, чем Импрес. Она считала, что женщины типа Валерии Стюарт так легко не позволят разрушить их планы. Если уж она настолько умна и жестока, что сумела заставить семью Брэддок-Блэк поступить по ее желанию, то не отступится и через шесть месяцев. Трей ничего не сказал о крайнем варианте, к которому прибегают в племени Абсароки, поэтому Импрес не приходило в голову, что есть какая-нибудь надежда. Катастрофа неминуемо маячила перед ней.

— Я не знаю, что делать… что еще сказать, — закончил Трей с несчастным видом, видя, что фортуна отвернулась от него, чувствуя упадок духа.

— У тебя нет выбора. Женись на ней. Дети и я вернемся в горы, а ты сможешь приехать к нам летом. — Импрес заставила себя говорить спокойно, хотя ей хотелось кричать от душевной боли. — Я скажу детям… — Голос ее дрогнул, глаза наполнились слезами. — Я не знаю, что сказать им. Думаю, что они любят тебя не меньше, чем я.

Как только Трей увидел слезы, он мгновенно вскочил на ноги. Подняв Импрес на руки, он перенес ее на кожаную кушетку рядом с камином и, сев рядом, посадил ее к себе на колени, расправив длинную ночную рубашку, чтобы прикрыть голые ноги.

— Это не навсегда, — прошептал Трей, крепко обнимая ее.

— Лето придет скорее, чем мы думаем, — мягко сказала Импрес, и, хотя ее слова были благоразумны, на глазах опять появились слезы.

— Не плачь… пожалуйста, не плачь, — умолял Трей, вытирая слезы пальцами. Он хотел, чтобы ей было хорошо, хотел утешить ее, каким-то волшебным средством избавить от этой чертовщины. — Ты не должна уезжать, — пробормотал он нежно, целуя ее волосы, щеки. — У тебя нет никакой причины уезжать. — Мысль о том, что он может лишиться Импрес, была непереносима.

— Не проси остаться, — ответила Импрес. — Это невозможно, раз ты женишься.

— Это только свадьба, а не женитьба, — быстро и резко сказал Трей. — Я ни одного дня не собираюсь жить с ней.

— Все же я не останусь, — прошептала печально Импрес. — Мы вернемся домой сразу же, как я смогу ходить.

— Очень хорошо, — согласился Трей, поскольку сейчас он не собирался спорить с ней. Но и не собирался отпускать. Тем или иным способом он заставит ее остаться.

Обстоятельства сыграли на руку Трею. Дети заболели лихорадкой, которую перенесла Импрес. Едва она окрепла, как Женевьева стала жаловаться на боль в горле. Через пять дней заболел Гай, а затем остальные, и дом превратился в госпиталь. Три недели пришлось заниматься уходом за больными, готовить отвары, давать лекарства, успокаивать, носить на руках плачущего Эдуарда, у которого болели уши. Трей взял эту заботу на себя, потому что Эдуард засыпал только на его руках. В некотором смысле это было избавлением для Импрес, так как мысли ее были поглощены тревогой за больных детей, сражением со смертью, приготовлением лекарств и молитвами. Она даже забыла, что приближается свадьба Трея. В тот день, вымотанная, она крепко спала, когда Трей тихо уехал утром, не будя ее. Проснувшись ближе к полудню и поразившись необычной тишине, стоящей в доме, она тотчас осознала, в чем причина безмолвия.

Импрес заплакала, несмотря на твердое решение сдерживаться, и, когда Женевьева спросила, что случилось, она только ответила:

— Я устала и хочу домой.

Церковь была заполнена до отказа. Заинтригованные поспешной свадьбой между людьми, которых долгое время не видели вместе, все приглашенные явились без исключения.

Церковь, утопающая в розах, в огромном количестве доставленных из Калифорнии, стала похожа на сладко пахнущее розовое облако. Восемь подружек невесты, также все в розовом, были забавным контрапунктом этим благоухающим цветам. Невеста была великолепна: вся в изысканных жемчужных венецианских кружевах со шлейфом длиной в двадцать футов. Только Трей выглядел узником, и это отметили все присутствующие.

Свадебный обед потрясал своей роскошью. Десять французских поваров были приглашены для его проведения. Французское шампанское лилось рекой, и все заметили, что жених усердно отдает ему дань. Даже когда сразу же после обеда заиграл оркестр, он отказался от первого танца с невестой, заявив, что предпочитает выпить.

Родители жениха оставались на обеде столько времени, сколько требовали приличия. По слухам, Хэзэрд не был доволен выбором сына. Поговаривали, что невеста беременна и парня просто заставили жениться. В конце концов все сошлись во мнении, что такое вполне возможно. С известным постельным усердием Трея вынужденная женитьба была только вопросом времени и давления со стороны праведной семьи.

Больше всего приглашенных интересовало, успокоится ли Трей после женитьбы. Многие молодые леди, приглашавшие Трея на танец, надеялись, что нет. Ну, и, конечно, все знали о его приобретении, укрытом на ранчо.

Тем временем счастливая невеста и сумрачный жених переоделись в дорожное платье, чтобы отправиться в новый дом. Многие, заметив очевидное выражение угрозы на лице Трея, злорадно шептались между собой. Кто-то из его компаньонов даже заметил:

— Трей не станет протестовать против семейной жизни, только если она будет в малых дозах и с большим количеством женщин. Валерии предстоит здорово поработать, чтобы урезонить его.

Трей мрачно сопровождал Валерию к дому, который она купила на его деньги, и теперь молча стоял в гостиной, пока она переодевалась и отдавала распоряжения дворецкому о позднем ужине. Он устал, и от шампанского у него болела голова. А может быть, от того, что приходилось все время сдерживать ярость в присутствии многочисленных гостей. Сияющее самодовольство Валерии тоже внесло свой вклад, конечно, в пульсирующую боль в висках. Лицемерная сука!

После того как слуги удалились, Валерия наполнила бокалы кларетом и сделала грациозный жест, приглашая Трея.

— Дорогой, сними сюртук и чувствуй себя уверенно. Хотя она и стала его женой, у него не было намерения терпеть ее штучки.

— Я не собираюсь оставаться, — сказал он. Валерия на несколько секунд растерялась. Отказ остаться был непредвиденным обстоятельством, не входившим в планы Валерии. Затевая эту свадьбу, она чувствовала себя в безопасности.

— Ты останешься, — сказала она агрессивно. — Мы женаты. Это наш дом.

— Это твой дом, — возразил Трей резко, — не мой. Дай знать, когда родится ребенок. — И он повернулся, чтобы уйти.

На какой-то миг Валерия потеряла контроль и закричала на него, но быстро взяла себя в руки, не желая совершать ошибки.

— Что я скажу людям?

— Уверен, ты что-нибудь придумаешь, — сказал Трей, открывая дверь. — Спокойной ночи.

Импрес слышала суматоху в доме, когда вернулись Хэзэрд и Блэйз, но не вышла из комнаты в надежде, что никто не зайдет к ней. Последние часы были мучительными: выздоравливающие дети спали, и она осталась наедине с собой. Хотя она понимала необходимость свадьбы Трея, но страх потерять его перебивал все разумные доводы.

Что он теперь делает? — думала она с тоской. Улыбается своей невесте? Прижимает ее к себе в танце? Одобряют ли присутствующие его выбор? Как выглядит Валерия?

Она заплакала и уснула с устрашающим образом Трея в объятиях невесты на брачном ложе.

Трей вернулся домой поздно вечером и прошел в свою затемненную спальню. Он выполнил свой долг. Удрученный, испытывая горечь от перспективы ближайших месяцев, он опустился в кресло, глядя на женщину, которую любил.

Она свернулась в клубочек в беспорядке разбросанных одеял и подушек, миниатюрная в огромной постели, рука подложена под голову, как у маленького ребенка, волосы светились, как ручейки под лунным светом. Внезапно Трей испытал пронзительный страх, что Валерия и Дункан лишат его Импрес. Он отогнал нелепого демона тревоги, говоря себе, что это вызвано поздним временем, плохим настроением, усталостью от банальных шуток многочисленных гостей. Он даже не понял, что слишком глубоко вздохнул, пока Импрес не зашевелилась. Ее глаза открылись. Увидев его темный силуэт, она немедленно вскочила, одеяло соскользнуло с нее, словно стекающая вода.

— Трей! — вскрикнула она счастливо и инстинктивно склонилась к нему, но тотчас вспомнила, что случилось в этот день.

Трей еще не снял верхней одежды, словно ему было холодно, только расстегнул пуговицы на пальто, шелковый шарф обматывал шею.

— Моя брачная ночь, — в его низком, внешне спокойном, голосе слышалось опустошение.

Слеза покатилась по щеке Импрес, а за ней другие. В следующий момент она уже ни о чем не думала. Она раскрыла Трею объятия.

— Спасибо тебе, родная, — сказал нежно Трей и бросился к ней.

Без слов они обнялись, ее миниатюрное теплое тело избавляло его от злобы, растапливало лед страха. Он нежно, как ребенку, гладил ее волосы. Ее щека покоилась на бархатном лацкане его сюртука, руки обвились вокруг шеи, и они молчали.

На следующий день за утренним кофе жители города уже обсуждали удивительные новости, которые потом горячо пересказывались в клубах, в доме у Лили и в барах. Непокорный жених проигнорировал брачную ночь. И уехал к себе домой на ранчо. Это показало, как он зависит от этой женщины, купленной им у Лили.

Дворецкий Валерии, подслушивающий под дверью, машинист, который вел частный поезд, принадлежавший семье Брэддок-Блэк, единственный слуга, видевший, как Трей неожиданно явился вечером домой, дополнили новости. Слухи распространялись и обрастали подробностями с быстротой скатывающегося снежного кома.

Злорадные слухи достигли Валерии, прежде чем та закончила ленч. Ей позвонила подруга, которая считала, что Валерия должна все знать «для ее же собственной пользы». Имея целую ночь на то, чтобы придумать оправдания, Валерия уклончиво объяснила причины ухода Трея. Случилось что-то необычное на ранчо, сказала она. Нет, она не знает точно, когда он вернется. Это зависит от того, как скоро будут устранены все неполадки. Что случилось? На самом деле, она плохо понимает, Трей говорил что-то об электричестве и мощности. Ну, конечно, он не единственный, кто способен справиться, но все знают, как близко он принимает к сердцу дела семьи. Ну, конечно, она счастлива. Разве может быть иначе, если она вышла замуж за Трея?

Несколько часов ушло у Валерии на то, чтобы детально проанализировать сложившуюся ситуацию и составить план действий по нейтрализации соперницы. Она завладела деньгами Трея, став миссис Брэддок-Блэк, но хотела еще иметь реального мужа. И вовсе не из-за его богатства или чтобы приостановить слухи. Трей был, как она знала из опыта, очень хорош в постели, и ее терзало, что он предпочитает ее какой-то проститутке.

Валерия считала себя умной женщиной. И что еще более важно, красивой женщиной. С ее красотой, заметной всякому, и умом, скрываемым от посторонних, она обычно добивалась исполнения всех своих эгоистичных желаний. Даже Трей, которого соблазнить было труднее чем большинство мужчин, в конце концов поддался. То, что он не задержался в ее пылких объятиях, ее не удивляло. Он не был похож на других мужчин. И она была достаточно умна, чтобы понимать это. Но теперь, когда она обладала законными правами на Трея, его отсутствие приводило ее в ярость.

Валерия наняла двух мужчин, которым доверял отец, чтобы наблюдать за перемещениями Трея, и еще четырех — чтобы следить за остальной семьей. Она должна точно выбрать время и выяснить отношения с любовницей Трея наедине, когда все семейство Брэддок-Блэк будет отсутствовать.

За минувшую неделю Трей почти убедил Импрес не уезжать с детьми в горы. Его женитьба не более чем формальность, и она не будет влиять на его жизнь никоим образом. Просто деловое обязательство. Кроме того, опасно возвращаться в заснеженную долину. Даже если путешествие пройдет без приключений, возможные бури могли поставить всю семью в опасное положение. Он не хотел думать о том, что она одна столкнется с трудностями. «Пожалуйста, останься», — просил он, человек, который до этого не просил никого.

Раздираемая сомнениями, Импрес осталась. Ради детей, уговаривала она себя. «Нам нравится здесь», — говорили они. Трей слушал их с удовлетворением, и, когда однажды маленький Эдуард заплакал и бросился к Трею, протягивая пухлые ручонки, Трей, взяв его на руки и прижав темноволосую головку Эдуарда к груди, с бьющимся сердцем спросил Импрес:

— Значит, решено?

Все вечера на этой неделе, когда Трей каждый день возвращался из города, были сказочно счастливыми. А когда дети отправлялись спать, их часы вдвоем были абсолютным блаженством.

Глава 15

Солнечным зимним утром, в понедельник, Импрес выглянула в окно. Трей и родители уехали в город рано утром. Днем предстояло решающее голосование, и колеблющиеся законодатели нуждались в деньгах или увещевании, в зависимости от совести каждого.

Импрес и дети еще находились в столовой после завтрака, когда сильно смущенный Тиммс объявил, что приехала миссис Брэддок-Блэк. В доме было полно слуг, и все они любили Импрес и ее семью. Тиммс пытался задержать Валерию у входа, но это ему не удалось.

Она шла за ним по пятам и была настроена весьма решительно. Супруга Трея была доведена до бешенства за неделю препирательств, бестактных расспросов, нахальных замечаний. Это был кошмар, которого Валерия не предусмотрела, но собиралась применить против него радикальное средство. Она решила любым способом вернуть мужа в свой дом, и встреча с его любовницей была только началом в борьбе за него.

Тиммс едва произнес слова о появлении Валерии, как она гордо прошествовала мимо, бегло осмотрела залитую солнцем комнату и, повернувшись к Гаю так, что соболиный мех ее пелерины блеснул на солнце, сказала:

— Конечно, он не от Трея. Слишком взрослый. — Глаза ее сузились, когда она перевела взгляд на Эдуарда. — А вот этот малыш, пожалуй, его, — проворковала Валерия. Она повернулась и оказалась лицом к лицу с Импрес — И ваш?

Так вот в чем дело, подумала, ликуя, Валерия. Понятно, в чем причина его неожиданного влечения. Трей купил ее у Лили не под влиянием неожиданного порыва, а просто решил закрепить за собой право владения. Она не думала, что он так разборчив, и, если существование ребенка так повлияло на Трея, значит, ей необходимо его завести, если она хочет привязать мужа к себе.

От грубости Валерии Импрес вся напряглась, быстро повернулась к Тиммсу, который робко топтался у двери, с решительностью в голосе, в котором слышались десять поколений ее аристократической семьи, приказала:

— Тиммс, пожалуйста, уведите детей. Повелительный тон, уверенный вид изменили прежнее представление Валерии о любовнице своего мужа. Эта светловолосая женщина была более миниатюрна, чем она думала, и совсем не походила на девиц Лили, хотя Лили и гордилась качеством своего товара. Об этой женщине говорили, что даже одетая в поношенную мужскую одежду ковбоя, она совсем не походила ни на обычную проститутку, ни на обедневшую девушку из скромной семьи. И этот необычный акцент, который слышался в речи, ставил ее явно на более высокую общественную ступеньку. Прямой, смелый взгляд довершал ее облик.

Рассмотрев соперницу, Валерия в душе мысленно пожала плечами. Если женщина захочет, она может выглядеть как королева. Значит, она просто девчонка с фермы, которая решила продать себя, понимая свой необычный облик. Едва ли ее можно отнести к категории женщин, которых Валерия рассматривала как угрозу для себя. Однако, так как Валерия не любила бросать дела на полпути и ей совсем не нравились слухи, что Трей влюблен в эту девчонку, она должна убрать ее со своего пути.

Как только дети ушли, Импрес поднялась и оперлась руками на стол, чтобы не было заметно, как дрожат пальцы. Самые худшие, кошмарные сны оправдались: она стояла лицом к лицу с женой Трея.

— Что вы хотите? — нервничая, резко спросила она. Валерия дерзко уставилась на Импрес.

— Просто хочу познакомиться с вами, дорогая. Не надо проявлять такую враждебность. Любовницам Трея часто приходится встречаться. — Она передернула плечами, от этого движения мех пелерины заблестел. — Женщины за ним всегда гонялись. Попросите его рассказать о многочисленных интрижках, которые происходили в его городской квартире. — Улыбка у нее была злорадной. — Такие очаровательные маленькие истории.

Она выглядит как ребенок, подумала Валерия, в своем розовом шерстяном платье и волосами, перехваченными лентой. В ней поднялось раздражение, вызванное бесхитростным, невинным видом этой взрослой женщины, так отличающимся от ее стиля и, когда она заговорила, ее слова были приторны, как мед.

— Мы можем быть друзьями, — сказала она любезно, с видом кошки, начинающей игру с мышкой.

— Я не собираюсь дружить с вами и не интересуюсь прошлым Трея, — подчеркнуто сказала Импрес. — Пожалуйста, уходите. Вас здесь не ждали. — Она старалась, чтобы голос ее звучал уверенно в противовес развязной фамильярности Валерии, с которой она сообщила о женщинах, вешающихся ему на шею. Она не нуждалась в том, чтобы ей напоминали о его репутации и о тех красотках, которые знали его годами.

— Меня не ждали в доме моего мужа? — возразила лениво Валерия, излучая уверенность. — Вы слишком много себе позволяете, я жена Трея. — Она в упор, не отрываясь, смотрела в глаза Импрес. — И ношу его ребенка.

— Не собираюсь спорить с вами, но Трей вернется только к обеду. А сейчас прошу извинить… — ответила Импрес.

Самоуверенность Валерии пробила брешь в ее сознании. Она начала обходить стол, собираясь уйти из комнаты. Простые слова «я ношу его ребенка» безмерно расстроили ее. И та небрежность, с которой Валерия упомянула об амурных похождениях Трея, особенно усилила ее беспокойство. Мог ли Трей действительно расстаться со своим прежним стилем жизни? Если бы только она знала его лучше, нет, не лучше, просто дольше.

— Не думаю, что Трей вернется к вечеру, — сказала Валерия с сожалением, словно доставляла неприятное сообщение. — Он сообщил мне, что будет у меня к обеду в восемь. — Откровенный блеф был придуман, чтобы заставить Импрес остаться.

Это сработало.

— Вы ошибаетесь, — резко ответила Импрес. — Он не собирался идти к вам.

Удар был очень сильный, она пыталась справиться с ним, но спазм душевной боли был ужасен. Трей не может обедать у нее. Как может она так лгать, значит, все, что исходит от нее, — вранье?

— Вы так наивны, дорогая, — промурлыкала Валерия, но улыбка у нее была злобная. — Разве он не говорил вам об этом? — Она глянула в окно. — Здесь, в глуши, я вижу, как легко можно обмануть вас. — Ее блестящие глаза вновь посмотрели на Импрес с насмешливым выражением. — Трей такой пылкий любовник, думаю, что он хочет нас обеих.

Пытаясь побороть ревность и заставляя себя говорить спокойно, Импрес сказала:

— Он не видел вас с самой свадьбы. — Но помимо ее воли слова Валерии посеяли в душе скептицизм и неуверенность.

— О, дорогая, какая жалость, вы просто как ребенок.: — И Валерия медленно покачала головой в притворном сочувствии. — Он видится со мной каждый день. — И услышав слабый вздох Импрес, Валерия повернула нож в ране. — Не просто из любопытства я пришла к вам сегодня утром. Вы знаете, конечно, любовная жизнь Трея всегда была скандальна. Я воспринимаю это очень реалистично… поэтому-то мы и поженились. Мужчины всегда остаются мужчинами, что бы там ни было. — Она улыбнулась, злоба сверкнула на мгновение в глазах. — Так вот, я бы посоветовала вам позаботиться о том, чтобы он обеспечил ваше будущее, пока его страсть велика, моя дорогая. Пассии Трея никогда долго не задерживались у него, поэтому вам следует быть очень практичной. Впрочем, возраст вашего мальчика заставит вас задуматься об этом. Я поздравляю вас, такое долгожительство с Треем — настоящий рекорд, я уверена.

Остановись, хотелось закричать Импрес, это неправда! Все обидные слова этой женщины — ложь.

— Не верю, чтобы Трей виделся с вами, — заявила Импрес, хотя сердце выскакивало у нее из груди. — Он целыми днями находится на законодательной сессии штата вместе с родителями, а вечерами возвращается домой.

Валерия пренебрежительно рассмеялась.

— Дорогая, родители Трея души в нем не чают, все знают об этом. Если он говорит, что был с ними, они всегда подтвердят. Но на самом деле, вместо того чтобы быть на законодательной сессии, он проводит время со мной, — заявила она спокойно, — и могу добавить, весьма приятно.

— Вы лжете! — обезумевшая от горя, с бьющимся сердцем Импрес бросила эти слова в лицо красивой, богато одетой женщине.

Валерии доставил удовлетворение такой взрыв страсти. Проведя пальцем по подбородку, она сказала:

— Судите сами, в пятницу на Трее был голубой сюртук с рубашкой в серую полоску, а в четверг он был в дорожном костюме и провел несколько часов за ленчем с Джудом Паркером.

Сердце Импрес оборвалось. Все сходилось до мелочей. Трей рассказывал ей о ленче, подсмеиваясь над неудачами Джуда Паркера в покере. Он говорил с дразнящим блеском в глазах, что предлагал Джуду дать несколько уроков. Женщины не допускались в Монтанский клуб, следовательно, слова Валерии не были случайным совпадением.

— Не хотите ли еще послушать? — промурлыкала Валерия, чувствуя, что она одержала победу. Лицо бедной девочки побледнело. — Его рубашка была выпачкана пролитым супом во вторник, или это было в четверг? Я запамятовала, — продолжала она, театрально подчеркивая слова, что она делала всегда, пытаясь ввести кого-нибудь в заблуждение. Тембр ее голоса был богат интонациями — Пришлось выбранить служанку, можете быть уверены за порчу дорогой рубашки. Она так неумела. Совершенно невозможно найти приличную прислугу, — добавила она с издевательской серьезностью.

Во рту у Импрес появилась горечь. Что еще может рассказать ей эта женщина? О том, сколько времени она с Треем провела в постели? Импрес давеча посмеивалась над испачканной рубашкой Трея, а он в ответ небрежно выбросил ее. Неужели, спрашивала она себя, она не лжет?

— Если вы не верите мне, — окончательно сокрушая надежды Импрес, сказала Валерия, — спросите Трея. Впрочем, сегодня он не вернется к обеду, потому что будет обедать у меня. — Валерия знала от отца, что дополнение к биллю о праве на пастбища будет внесено перед перерывом, как заранее продуманный политический маневр, и, если это случится, Трею придется задержаться. Ее хитрость была рассчитанным риском, но в нем было больше определенности, чем возможного промаха. — Кстати, Трей забыл вот это, — добавила она с хорошо отрепетированной небрежностью и вытащила из внутреннего кармана пелерины кожаные перчатки. Изящным движением она бросила их на полированную поверхность стола из красного дерева, и вышитый бисером на прекрасной коже контур черного кугуара на секунду блеснул в солнечных лучах как торжество обмана.

Если для всего остального еще можно было бы найти какое-то объяснение, то перчатки сломили Импрес окончательно. Она рассеянно глянула на них и затем подняла взгляд на изысканно одетую женщину, которая только что спокойно разбила ее жизнь на мелкие кусочки. Жена Трея была более красива, чем она предполагала, контраст между белой кожей и черными волосами был потрясающим, формы ее тела были необычайно женственны, гранатового цвета платье, соболиные пелерина и шапка: были от парижского кутюрье, жемчужины на шее — без малейшего изъяна. Она явно относилась к типу женщин, на которых мужчины не могут не обращать внимания. И Трей тоже, подумала Импрес расстроенно. Он сам говорил, что они были любовниками, и, видя эту блистательную женщину перед собой, она могла понять почему.

Она лживая, говорил Трей, страстная и хищная и готова на все ради денег, и Импрес хотелось верить Трею. Но потрясающая уверенность его жены (какое ужасное слово!) и знание мельчайших подробностей о жизни Трея в предыдущую неделю… чертовски точные сведения… посеяли сомнения. Если бы она даже захотела пренебречь всем, что говорила Валерия, считать все ложью, верить только Трею, то и тогда она не могла бы не обратить внимания на перчатки. Они лежали на столе как вызов на бой, прекрасные индейские перчатки, которые еще хранили форму его пальцев. Импрес разорвала бы Валерию на клочки, если бы только это помогло, чтобы Трей безвозвратно и абсолютно стал ее. Только и таким путем она не сможет заставить его любить и хранить верность, подумала она оцепенело. «Мужчины всегда будут мужчинами», сказала Валерия. Она права. Трей, очевидно, всегда действовал в соответствии с этим вольным принципом.

Смятенная и взволнованная, Импрес вспомнила о том, что он просил ее выйти за него замуж. Значит, эти чарующие слова были такой же ложью?

— Надеюсь, вам не приходило в голову, что он женится на вас? — сказала Валерия ласково, словно бы она могла читать мысли в голове Импрес. Она мило улыбнулась, как будто разговаривала с несмышленым беспомощным ребенком. — В самом деле, моя дорогая, на словах Трей сама преданность, особенно в минуты любовной игры.

Не думайте, что вы первая… он очень опытен, не стану отрицать. Но он никогда бы не женился на вас.

От злых слов Валерии у Импрес закружилась голова. Псовым ее порывом было сопротивляться уверенно излагаемым фактам, чтобы не дать разбиться вдребезги своему миру. Но перчатки, светлые и искусно расшитые, лежали на полированной столешнице, притягивали ее взгляд как магнит. Он был неверен. Гнев, оскорбленное самолюбие бушевали в ней: почему она так доверчива, так по-дурацки наивна. Мужчины вроде Трея открыто, без угрызений совести, развлекаются с женщинами; даже Валерия, подумала Импрес, при всем ее самодовольстве, наслаждаясь в постели с Треем, понимает, что тот не признает семейного статуса. Опутанная ложью, она не знала, что думать, не знала больше, кому или чему верить, и когда она снова посмотрела на Валерию, то успела увидеть только искривленные в усмешке малиновые губы. Дурнота внезапно накатилась на нее, и, чтобы не унизить себя полностью перед этой холодной разукрашенной женщиной, Импрес стремглав бросилась вон из комнаты.

Глядя вслед убегающей миниатюрной Импрес в платье цвета спелой земляники, с развевающимися светлыми волосами, Валерия с удовлетворенной улыбкой на накрашенных губах пробормотала:

— Прощай, маленькая девочка с фермы.


На обратном пути в Елену Валерия с удовлетворением поздравляла себя со столь эффективно проведенной разведкой боем. Она улыбалась, глаза у нее сияли. Перчатки оказались просто неожиданной удачей; Трей оставил их перед ленчем с Джудом Паркером, а человек, которого она наняла следить за Треем, потихоньку стащил их. Что ж, оставалось только узнать, как отреагирует на ее визит неискушенная и наивная девочка.

Единственным осложнением, которое следовало принимать во внимание, было подозрение, что мальчик — сын Трея. Вообще говоря, целая куча детей, окружающих любовницу Трея, поражала. Валерии как-то не приходило в голову рассматривать Трея как человека, способного вести семейную жизнь. Но, будучи женщиной практичной, через секунду она отбросила размышления, касающиеся нравственного облика Трея, и сконцентрировалась на более неотложных проблемах. Необходимо придумать причину, по которой она совершила столь неожиданный визит на ранчо, если Трей вздумает упрекать ее. Как в шахматах, необходимо планировать свои действия на несколько ходов веред.


Вбежав в спальню, расстроенная Импрес заперла дверь на замок и замерла, дрожа от волнения. Ему все равно, ему наплевать, билось у нее в мозгу, и с каждой секундой спазмы все больше сжимали желудок, провоцируя рвоту. Разве где-то в душе она не ожидала с самого начала, что счастье ее не может быть долгим? Или не понимала склонности Трея к развлечениям?

— Жизнь продолжается! — сказала она себе резко, чтобы унять дрожь. — Еще никто не умирал от неразделенной любви.

Она заставила себя подойти к креслу и сесть в него. Схватившись за ручки кресла, она напряглась и попыталась перебороть боль в желудке.

Он бросил ее ради Валерии…

Импрес никак не могла остановить дрожь, сознание ее было рассеянным, мысли зашли в тупик, только ужасное чувство потери, словно дикий зверь, разрывало ее внутренности.

Целый час просидела она в кресле.

— Все кончено, — прошептала она. — Прошла любовь.

Трей не приехал к обеду, и надежда, которая все-таки остаавалась у нее в душе, безвозвратно рухнула. Значит, он отправился обедать к Валерии. Импрес не могла есть, хотя ей удалось выдержать спокойный вид ради детей. Они потрясенные визитом Валерии, пытались поднять разговор о миссис Брэддок-Блэк. Это открытие им было нелегко объяснить, хотя Импрес изложила хорошо отредактированную версию об угрозе соплеменникам Трея и признала, что Трею пришлось жениться на женщине, которая была у них утром.

Он женился ненадолго, добавила она, когда на нее посыпались вопросы, голосом, в котором было мало убежденности и еще меньше надежды. И в первый раз с тех пор, как она встретила Трея, Импрес напомнила детям о возможности вернуться во Францию, чтобы восстановить наследственные права Гая.

— Было бы замечательно за то время, пока Трей будет женат, решить вопрос о папином поместье, — она заставила себя произнести эту фразу сдержанным, спокойным тоном, словно не рухнул весь окружающий ее мир, словно путешествие во Францию было самым разумным выходом из сложившейся ситуации.

Дети, когда она упомянула о поездке во Францию, притихли. Младшим, выросшим в глуши, это ни о чем не говорило, а у Гая и Женевьевы воспоминания были смутными. Никто не говорил о Трее, но он был в их мыслях как самый важный и влиятельный человек. С каждым днем они все больше и больше привязывались к Трею, и поэтому она не может принимать во внимание только свое желание. Но разве они не заслуживают лучшей участи, чем жить в качестве домочадцев в доме, в котором их сестра-содержанка богатого человека?

Теперь, благодаря Трею, у нее достаточно денег для поездки во Францию. И потом, если он, в самом деле, любит ее, если все ошеломляющие обвинения ложны, если Валерия ничто в его жизни, если все только страшная ошибка… тогда он должен поехать за ней.

Как только дети отправились спать, она немедленно стала обдумывать план возвращения во Францию. Причина казалась разумной, практичной: дети нуждаются в прочном будущем, но душевная боль пересиливала логику, от саднящей горечи наворачивались слезы, и Импрес почувствовала, что еще немного и она разрыдается.

Если бы Трей вернулся к обеду, она могла бы спокойно объяснить ему, что она и дети должны поехать во Францию, но теперь, когда он придет, будет очень поздно, а ее желание мирно объясниться с ним за это время превратится в негодующий гнев. Образы Трея и Валерии наложили свой отпечаток на первоначальную обиду, и ее настроение из задумчивой меланхолии превратилось в обиду оскорбленной женщины.

Трей, как только вошел и увидел Импрес, сбросил кожаную куртку, на его красивом лице появилась улыбка.

— Ужасно соскучился по тебе, — сказал он и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.

Импрес попыталась улыбнуться, стараясь выглядеть как обычно, но думать она могла только о вечере, который он провел с Валерией.

— Уже поздно, — сказала она спокойно, хотя в душе ей хотелось кричать.

— Оппозиция внезапно внесла поправку в пять часов, когда большинство законодателей отправились домой или собирались домой, но мы ухитрились сделать перерыв и вновь всех собрали. Они потеряли два голоса. Шансы были почти равны. Им едва не удалось урезать резервацию на пять сотен акров. — Небрежно перебросив куртку на стул, Трей завалился на кровать, не снимая башмаков и остальной одежды, и устало вздохнул.

Как это ни цинично звучит, подумала Импрес, а объяснения Трея очень убедительны, словно они заранее отрепетированы.

— Сегодня Валерия навестила нас, — сказала Импрес.

Он приподнялся, весь напрягшись.

— И создала кучу неприятностей, не сомневаюсь, — сказал он мрачно.

— По крайней мере, рассказала много интересного, что ты, например, время от времени навещаешь ее, — она почувствовала внезапно горячий приступ гнева.

Спустив ноги с постели, Трей поднялся.

— Если я правильно понял, у тебя появились некоторые сомнения? — наклонившись, он посмотрел Импрес прямо в глаза.

Импрес вздохнула.

— Ее история звучит неплохо. И потом, она прекрасно осведомлена о твоем ленче с Джудом Паркером и о супе, пролитом на твою рубашку. Наконец, она вернула вот это — Она показала на перчатки, которые преследовали ее весь вечер, глядя Трею прямо в глаза.

Трей быстро глянул на перчатки, лежащие на столике, рядом с креслом Импрес.

— Послушай, — сказал он, ощущая громадную усталость после долгого трудного дня, а теперь вдобавок утомленный происками Валерии. — Я потерял эти перчатки на той неделе. А Валерию я не видел со дня свадьбы, и это истинная правда. — Взяв перчатки, он направился в гардеробную.

Все, подумала озлобленная Импрес, наблюдая его демонстративный уход, вопрос закрыт, его неверность подтверждается тем, что он не хочет объясниться со мной. Вне себя от гнева, она поднялась и пошла за ним.

— Что бы ни было правдой, — сказала она, обращаясь к его спине, потому что он стоял у одной из раскрытых дверей шкафа; внезапный образ самодовольного выражения лица Валерии возник в памяти, — в действительности не имеет никакого значения, где ты оставил перчатки.

Он повернулся к ней, пытаясь побороть раздражение.

— Как прикажешь тебя понимать? — спросил он срывающимся голосом.

— Уже несколько недель я пытаюсь объяснить тебе, что мне неудобно оставаться здесь, — произнесла Импрес, думая о перчатках. — Визит твоей жены, — продолжала она сердито, — и ее убедительный рассказ о твоей любовной истории заставили меня особенно осознать неловкость моего положения.

— Не вижу никакой неловкости в твоем положении, — с сарказмом сказал Трей. — И ты прекрасно знаешь, что у меня нет жены. Я пошел в восьмимесячную кабалу, чтобы спасти людей от линчевания. — Голос у него заметно понизился. — Не слушай, что она говорит о моей любовной истории. Ты понимаешь, чего она добивается. Еще несколько месяцев, и я избавлюсь от нее. Только не уезжай. Пожалуйста. Это именно то, чего она хочет.

Даже эти слова сегодня вечером имели для Импрес двойной смысл, косвенно подтверждая слова Валерии, что он хочет их обеих. Неужели это правда? Трей уподобился ребенку, который не может выбрать между двумя игрушками, предлагаемыми на выбор, и требует их одновременно?

Она любила его, но все женщины любили его. Сегодня визит Валерии подчеркнул этот факт. И подслушанный некогда разговор между тремя молодыми женщинами, где обсуждался Трей как великий охотник до женщин, напомнил Импрес о его сластолюбии.

— И я хочу того же, — ровно сказала Импрес, ощущая себя при этом так, как будто рассыпалась на тысячи мелких кусочков.

— Ты веришь ей? — Голос у него был невыразительный.

— Я не знаю, чему верить, — задумчиво ответила Импрес.

— Прекрасно, — коротко произнес он, ноздри у него раздувались от еле сдерживаемого гнева. — Спасибо, по крайней мере, за твою внезапную, — губы у него скривились словно слово, которое он произнес, было трудно выговорить, — честность. Я и не предполагал, как поверхстны твои торжественные заверения в любви, я думал, ты действительно любишь меня.

— Я действительно люблю тебя.

— И я тоже, мадам, — ответил Трей с коротким поддразнивающим поклоном. — Теперь, когда мы уверили друг друга в нашей вечной, неумирающей любви, пожалуйста, извини меня, но я отправляюсь спать. День был очень трудный, — сказал он сдержанно, — и завтра тоже придется сражаться, чтобы удержать жадные руки, тянущиеся к индейским землям. Хотя, я забыл, — добавил он с горькой улыбкой, — ведь я провожу весь день, развлекаясь со своей женой. Ну, чтобы там ни было, извини меня, я устал. Спокойной ночи.

Выигранный сегодня бой отнюдь не означал победы. С каждым годом становилось все труднее спасать резервации от корыстолюбивых интересов. С каждым годом обсуждения становились все дольше, старые аргументы-менее убедительны. Казалось, единственное, что всех заботит, — деньги. Этими деньгами была земля. Иногда Трей ощущал, что борьбы слишком много. Бесцельной. Не кончающейся. Казалось, словно он, отец и их клан пытаются удержать уходящую от них волну. Он устал, ужасно устал, а теперь еще Валерия. Вновь. Но Импрес должна чувствовать себя комфортно. Уверенной в его любви. Завтра он отдохнет и займется всем этим.

Трей проснулся рано утром. Надо сегодня заняться резервацией Блэкфит, подумал он. Великий Боже! Это никогда не кончится. Нежно поцеловав Импрес в слабом предрассветном свете, он улыбнулся, глядя, как она по-детски свернулась калачиком во сне, затем встал и оделся. Он оставил записку с извинением рядом с ней на подушке, где написал, что любит ее больше, чем Кловер и Рэлли вместе взятых, а когда вернется вечером, то рассеет все сомнения, связанные с Валерией.

Трей категорически отсекал все попытки отнять индейскую землю, яростно отстаивая свою позицию. И когда Хэзэрд поблагодарил его за проявленную бешеную энергию и находчивые манеры, Трей ответил:

— У меня не было выхода. Мне нужно быть дома пораньше. И еще надо кое-что купить. До завтра. «Покупки?» — подумал Хэзэрд, наблюдая за тем, как сын стремительно сбежал по мраморным ступенькам. Это было что-то новенькое.

Трей рано вернулся на ранчо, нагруженный подарками для детей и Импрес, и был почтительно приветствован удивленным Тиммсом.

— Они уехали, сэр, — сказал он. — Разве вы не встретились в Елене? Мисс Джордан и дети уехали в одиннадцать, чтобы встретиться с вами в городе. Вы разминулись?

Трей замер. Глубоко вздохнул.

— Как она добралась до Елены? — коротко спросил он.

— На санях, — Тиммс сглотнул. Голос хозяина был слишком спокойный. — Руди отвез их.

— Он вернулся?

— Да, сэр. — Пот выступил на лбу Тиммса. — Он вернулся в четыре.

— Пришлите его ко мне, — отрывисто приказал Трей, кладя пакеты с подарками на стол в прихожей. Подарки, которые он купил сам, а не поручил, как обычно, Тиммсу. Тиммс и Болтон, управляющие Хэзэрда, знали все подходящие и неподходящие места на сотни миль. И знали толк в драгоценностях. — И немедленно, — добавил Трей, нахмурясь, после того как глянул на часы. — В библиотеку.

Он все еще не снял пальто и перчатки, когда через пять минут в библиотеку вошел грум. Трей сидел за столом в напряженной позе, положив руки в перчатках на столешницу.

— Куда вы отвезли мисс Джордан? — быстро спросил он, не показывая гнева. Голос у него не поднялся выше обычного. Лицо было безразличное.

— К магазину Ирвинга, мистер Брэддок-Блэк. Она сказала, что встретится с вами там.

— Когда?

— Вы имеете в виду, когда мы приехали туда?

Трей кивнул.

— Около половины второго, сэр.

Трей стремительно поднялся и направился к двери, но на полпути вспомнил о Руди. Он повернулся к нему.

— Спасибо, — сказал он, — и скажите инженеру, что я возвращаюсь в Елену через десять минут.

Трей стремительно взбежал по лестнице и ворвался в спальню, с такой силой толкнув дверь, Словно бы рассчитывал с ее помощью материализовать Импрес. Комната казалась пустой, даже имела нежилой вид, потому что он привык к постоянному присутствию в ней Импрес. Его глаза быстро обшарили все вокруг в надежде обнаружить обычные причины ее отсутствия.

Когда он увидел записку на подушке рядом со своей, горестное чувство охватило его. Подойдя к постели, он взял вначале свою записку, проверяя, была ли она прочитана, вскрыт ли конверт. Да, вскрыт. Он отбросил его и очень медленно потянулся за таким же белым конвертом, на котором было написано его имя.

Это не было ни кратким уведомлением, ни сердитым посланием. Импрес объясняла свое решение уехать теми же словами, которые он уже слышал накануне, добавив, что будет лучше для всех, если она подождет его где-нибудь в другом месте. С облегчением прочитал он слова, что она любит его. «Мы отправимся во Францию, заканчивала она, чтобы решить вопрос о праве на наследство Гая. Когда устроимся, я сообщу наш адрес. Любящая тебя Импрес». В постскриптуме она просила его позаботиться о Кловер и живности на ферме.

Трей отправился в Елену, надеясь, что Импрес задержалась в городе. Однако все выяснилось прямо на железнодорожной станции. Кассир вспомнил, что видел молодую леди с детьми. Она купила билеты до Нью-Йорка. Расплачивалась золотом.

Седельные сумки с золотом Импрес остались в горах; потому что привезти их с собой в тот раз было невозможно из-за их веса. На прошлой неделе Трей настоял на том, чтобы золото доставили на ранчо, так как хотел, чтобы Импрес чувствовала независимость от его семьи, учитывая ее новые опасения быть слишком обязанной ему. Больше чем глупость. Он усмехнулся своему приступу мизантропии и подумал, что, по крайней мере, у Импрес есть деньги на путешествие.

Стоя на платформе и вглядываясь в вечерний полумрак под порывами холодного северного ветра, который полностью отвечал его настроению, Трей проклинал Валерию тысячами способов. И если бы убийство Валерии вернуло Импрес, он бы, совершил его не задумываясь.

Пронизывающий ветер морозил пальцы и ноги, заставляя его двигаться, идти к своему экипажу… возвращаться к жизни, которая казалась ему теперь такой пустой. Обращаясь к ветру, в молчании ночи Трей пробормотал:

— Ведь ты уехала не навсегда… не так ли, свирепый котенок?

Но ветер не дал никакого ответа, только задул с большей силой, да пошел снег. Дойдя до края длинной деревянной платформы, Трей остановился у угла здания, глубоко вздохнул и в отчаянии со всей силой ударил кулаком в твердую, поблескивающую стену. Преодолев боль, он решительно опустился по ступенькам к ожидавшему его экипажу. Сказав, чтобы его отвезли к дому родителей, он забрался под холодную кожу и погладил болевшую руку.

Во время законодательной сессии его родители постоянно жили в Елене, и только Трей возвращался каждый вечер домой, чтобы увидеть Импрес. Теперь в этом нет Необходимости, подумал он с горечью.

Может быть, она права, что уехала, если ее чувства бовали этого. Ей было неловко чувствовать себя его любовницей, понимая, что все об этом знают. Трей понимал и ценил ее чувствительность. Со вздохом он вылез v дома на Хомер-стрит и поднялся по гранитным ступеням. Снег продолжал идти, и сквозь окна гостиной он мог видеть гостей, которых принимали его родители. Войдя в широкий подъезд, Трей поднялся по черной лестнице для слуг в свою спальню. Сегодня вечером у него было совсем не то настроение, чтобы развлекаться.

Пройдя прямо к своему столу, он вытащил из ящика календарь и, подойдя к постели, завалился на нее. Снег на волосах и плечах таял в тепле комнаты, и он чувствовал, как волнение охватывает его. Держа перед собой буклет, он начал считать и пересчитывать месяцы, словно это могло приблизить конец его невзгод. Шесть месяцев. Шесть месяцев пройдет, пока он не встретится снова с Импрес. Он отметил карандашом июль и хмуро перевел взгляд на август. А почему, собственно, август? Он никогда не расспрашивал Валерию, когда родится ребенок. Его это не очень волновало до сих пор, но теперь внезапно болезненно кольнуло. Поднявшись с постели, он подошел к столу и потянулся к телефону.

Просить к телефону миссис Брэддок-Блэк было ему неприятно, он избегал думать о ней в таком качестве.

В словах снявшего трубку дворецкого он отчетливо услышал напоминание о своей женитьбе.

— Дом семьи Брэддок-Блэк, — произнес он нараспев. — Чем могу быть полезен?

Трей не мог заставить себя произнести формальное обращение, прося к телефону миссис Брэддок-Блэк, поэтому он попросил Валерию, а когда дворецкий надменно спросил, кто ее спрашивает, то назвал себя. Тот же, но льстивый голос сообщил, что миссис Брэддок-Блэк немедленно будет приглашена к телефону.

Почему бы нет? — подумал Трей. Я же плачу ему жалованье.

— Добрый вечер, дорогой, — голос Валерии был радостным, и, если бы не необходимость получить информацию, скорее всего, он бы просто положил трубку.

Безо всякой преамбулы, он коротко спросил:

— Когда появится на свет ребенок?

— Дорогой мой, тебе нравится обо всем забывать. Но, если мы не хотим, чтобы об этом знал весь город, — сказала она с нажимом, имея в виду, что телефонисты на центральной станции, подслушивая разговоры, знали все обо всех, — нам не следует обсуждать наш секрет по телефону.

— Черт возьми, — сказал он тихо сам себе, размышляя, стоит ли заходить к ней. Но необходимость определиться со сроками его вынужденного заключения заставляла сделать это. Трей не хотел никаких задержек с разводом. — Хорошо. — Все, что он сказал в ответ и повесил, трубку.


Трей быстро прошел два квартала, чтобы добраться до нового дома Валерии, построенного из розового песчаника в самом фешенебельном районе города.

Сказав на входе, что хочет видеть Валерию в кабинете, Трей, не раздеваясь, прошел прямо туда. Ожидая ее, он налил себе виски.

После третьего стакана двойные двери распахнулись, и Валерия предстала, вся залитая светом от хрустальной люстры. Ее платье было расшито золотом и переливалось, в ушах сверкали бриллианты, и он с горечью подумал, что вся эта красота прикрывает обыкновенное бесстыдство.

— Как любезно с твоей стороны, Трей, что ты зашел, — проворковала она.

— В этом нет никакой любезности, Валерия. — Его лицо было холодно и непроницаемо, — Я пришел кое-что узнать. Войдя в комнату, она прикрыла за собой дверь и теперь стояла, сияя золотым платьем, не обращая внимания на его хмурый вид.

— Я слышала, что эта женщина и ее семья, которые гостили у тебя, — она томно подчеркнула это слово, — уехали на поезде на Восток. Она, вероятно, устала от зимы или, может быть, от изоляции на ранчо.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Ты первосортная мерзавка, Валерия, — коротко ответил Трей, теперь уверенный, что у нее были люди, которые следили за ним и за ранчо. Слухи в городе распространялись не настолько быстро, чтобы информация об отъезде Импрес могла уже достигнуть ее.

— У тебя всегда был яростный темперамент, дорогой — промурлыкала она, намекая на их постельный роман. Валерии нравилось в прошлом провоцировать Трея, получая убедительный эротический отзыв.

— Думаю, что мой темперамент с тобой исчерпан. Я был бы очень признателен тебе, Валерия, если бы ты воздержалась от посещения моих друзей.

— Боюсь, что это просто невозможно. Но если ты имеешь в виду эту маленькую блондинку, то теперь я не смогу посетить ее, не так ли?

Бриллианты на ее шее блеснули. Они были неправдоподобно велики. Вряд ли, подумал Трей, она достойна, чтобы он убил ее, но, тем не менее, нитка с драгоценностями хорошо подчеркивает место, взявшись за которое, можно было бы разом решить все проблемы.

— Валерия, — сказал он негромко, — ты не знаешь, как близка к тому, чтобы я задушил тебя.

— Она не в твоем вкусе, Трей, — ответила Валерия, чувствуя преимущества своей позиции теперь, когда реальная соперница отправилась на поезде на Восток. — Слишком она была послушна. Она бы надоела тебе к весне.

— Если бы мне пришло в голову обсуждать с тобой, что в моем вкусе, а что нет, я бы непременно поставил тебя об этом в известность. — Его слова прозвучали жестко и непримиримо. — А теперь, если ты соизволишь сказать мне то, о чем я просил по телефону, то я немедленно уйду.

— У меня здесь Джуд Паркер и Бой Тэлмэдж. Почему бы тебе не снять пальто и не выпить с нами рюмку-другую? — Валерия была так спокойна, словно они обсуждали меню завтрашнего обеда. Ей удалось лишить Трея его последней подруги, единственной, которая у него была. Валерия чувствовала себя триумфатором. Она носила фамилию Трея, имела значительную часть его денег и была уверена в будущем.

— Ты добилась брачной церемонии, Валерия, но тебе не удастся заполучить меня целиком. Существуют пределы моих обязанностей перед кланом. У меня нет намерения присоединяться к твоим гостям. Сообщи время рождения ребенка, и я не буду больше задерживать тебя.

— Зачем, — резко спросила она, — тебе это необходимо знать?

Она по своей натуре была очень подозрительна и опасалась попасть в зависимое положение.

— Я составляю календарь моей светской жизни на лето, дорогуша, и хочу быть дома, чтобы приветствовать появление наследника семьи Брэддок-Блэка. — Его сарказм был очевиден.

— Не знаю, следует ли мне все рассказывать тебе, — ответила она, раздраженная враждебностью человека, который был ее мужем.

Трей глубоко вздохнул, схватившись за воротник своего мехового пальто, словно подавляя в себе желание убить Валерию.

— Послушай, Валерия, — сказал он с трудно дающимся ему спокойствием, — твоя беременность ровно ничего для меня не значит, поэтому, если ты назовешь куда более позднюю дату, считая от нашей последней встречи, можешь не стесняться. Меня не беспокоят три или тринадцать месяцев твоей беременности, и кто настоящий отец — меня тоже не интересует, мне нужно знать, когда появится на свет ребенок. Я хочу знать дату. — Последнее предложение было откровенно угрожающе в своей прямоте.

Теперь Валерия поняла границы своей независимости.

— В десятых числах сентября, — ответила она с необычной для себя прямотой.

— Благодарю. Теперь я уйду.

Когда она не двинулась с места от двери, Трей недолго поколебался, пытаясь подавить неотвязное желание разорвать ее на мелкие кусочки.

— Черт возьми, Валерия, — взорвался он, — убирайся с моего пути.

Подойдя к ней, он взял ее за талию и отодвинул в сторону. Рывком толкнув дверь кабинета, он вышел в отделанную мрамором прихожую, прошел по черному полированному полу быстрыми шагами и, пожелав доброй ночи дворецкому, прикрыл за собой дверь.

В десятых числах сентября, думал Трей с усталым облегчением, расслабив пальцы, которые все еще были сжаты в кулаки. Снег пошел сильнее, большие снежные хлопья медленно порхали в воздухе, блестя в свете уличных фонарей. Мир казался благопристойным и неиспорченным.

— Не на всю жизнь, только до десятого сентября, — выдохнул он и попытался поймать языком падающие снежинки, чувствуя внезапное облегчение.

Когда он вновь вернулся в свою комнату, то перелистал странички календаря до сентября и обвел кружком десятое число.

— Свобода и… Импрес, — пробормотал Трей.

Глава 16

За окнами железнодорожного вагона простирался зимний ландшафт, но непрошеные слезы в глазах Импрес мешали любоваться открывающимся видом. Расстроенная, несчастная, обиженная, она хотела бы остаться одна, чтобы в одиночестве разобраться с переполнявшей ее обидой за измену, спокойно взвесить все аргументы «за» и «против», обосновать принятое ею решение с отъезде. Но Импрес была не одна, настойчивые расспросы детей требовали ответов, нужно было удерживаться от рыданий.

Зачем уехали, спрашивали они, зачем нужно Гаю предпринимать что-то для восстановления титула, зачем нужен сам титул, почему уехали, не попрощавшись с Треем? И Импрес объясняла опять и опять, а они спрашивали; когда точно приедет Трей и как он разыщет их во Франции? Уверена ли Импрес, что он сможет их найти? Огромным усилием воли, удерживая себя от слез, она повторяла то, что уже говорила о письмах и почте, деловом расписании Трея, особых обстоятельствах, требовавших присутствия Трея на сессии, которые не позволили ему попрощаться с ними.

— Возраст Гая позволяет ему принять ответственность за поместье, — промолвила Импрес, как будто не говорила об этом же едва ли не десять минут назад. — Конечно, если суд решит рассмотреть наше дело. Ну, а для Трея крайне важно решить проблемы границ в резервациях.

— Почему мы не могли подождать его? — опять спросила Женевьева. — Не понимаю, что нам мешает потерпеть, пока Трей не освободится и не поедет с нами вместе? К тому же Эмили говорила, что не возражает остаться в Моктане навсегда.

И Женевьева обратилась за поддержкой к старшей сестре. Будучи старше на четыре года, Эмили уже начина понимать, что стоит за спокойными объяснениями Импрес и покрасневшими глазами, поэтому дипломатично хранила молчание.

— Нам не следовало ехать одним, -мрачно заявила Женевьева, не обращая внимания на отсутствие поддержки со стороны сестры.-Ты говорила, что он всегда будет с нами, — продолжала она обвинительным тоном.

— Помолчи, Трей не мог ехать сейчас, — спокойно парировала Импрес, хотя в душе ей хотелось кричать. — Он никак не мог ехать, потому что должен быть на законодательной сессии.

И ему вовсе ни к чему, совсем упав духом, подумала Импрес, бросать только что приобретенную жену.

Эдуард, лицо которого сморщилось от плача, больше всех страдал от отсутствия Трея, отказываясь есть с того момента, как они сели в поезд, возмущенный и несговорчивый. Как ни пыталась Импрес успокоить его и устроить поудобнее, он отталкивал ее, говоря сквозь слезы:

— Хочу к Трею… хочу обратно… найди Трея…

— Мы отправились в прекрасное путешествие, Эдуард, — уговаривала его Импрес, — и поплывем на таком корабле, который ты видел на картинках в книге, а Гай через некоторое время будет графом. Ты знаешь, кто такой граф?

— Мне все равно! — закричал Эдуард, его личико напряглось и покраснело. — Хочу к Трею.

— А когда мы вернемся? — спросила Эмили задумчиво, в ее темных глазах отражался невысказанный страх того, что это никогда не случится.

— Не знаю, — ответила Импрес с тихим вздохом, для нее это «когда» могло обернуться бесконечностью, если интерес Трея действительно полностью сосредоточился на жене. — Может быть, совсем скоро.

— Ненавижу тебя! — закричал Эдуард Импрес. Слезы катились у него по щекам. — Плохая! Плохая!

Гай, более других понимавший истинные причины езда: испытанное унижение от визита Валерии было еще свежо в его памяти, неуклюже попытался отвлечь Эдуарда.

— У тебя будет комната в нашем новом доме, целая большая комната, не то, что в домике в горах.

— Дом Трея все равно больше, — возразил Эдуард. — Хочу к Трею.

— У тебя будет пони. Тебе ведь хочется пони?

— Не нужен мне пони, — пробормотал Эдуард несчастно, — мне нужен Трей.

На Импрес накатила дурнота, словно ее организм сочувствовал высказанному Эдуардом желанию. Разве все мы не хотим его? — подумала она с горечью; безвозвратность их отъезда усиливалась с каждым стуком колес на стыках рельсов, от тоски она плотнее сжала пальцы, лежащие на коленях.

К душевным страданиям от потери Трея и вида несчастных детей добавились физические — ее постоянно укачивало. Со времени визита Валерии Импрес потеряла аппетит, а теперь, как она решила, ритмичное покачивание поезда вызывает у нее тошноту. Но и в просторной отдельной каюте на борту корабля, отправляющегося из Нью-Йорка, она не почувствовала облегчения. Еда потеряла всякую привлекательность, ее прекрасная кожа приобрела зеленоватый оттенок, и она предположила, что у нее началась морская болезнь.

Однако и через восемь дней, лежа в постели на твердой земле в отеле в Гавре и с отвращением глядя на поднос с едой, стоявший на тумбочке, Импрес, по-прежнему, чувствовала тошноту, и тогда она поняла с внезапной слабостью и страхом, что не морская болезнь, не тряска в поезде, не физическая усталость и эмоциональное потрясение, вызванные внезапным отъездом, были причиной ее недомогания.

Скорее всего, Трею предстоит стать отцом второй раз за этот год. А может быть, кроме нее и Валерии, есть и другие беременные любовницы, которых осчастливил пользующийся самым большим спросом в Монтане бакалавр подумала она. Он, если верить слухам, определенно установил в этом деле рекорд.

Но по мере того как проходил день, негодование Импрес на Трея смягчилось воспоминаниями о том, какой счастливой и наполненной сделал он ее жизнь. У нее будет ребенок от Трея, думала она, не пытаясь понять резкого душевного перехода. Ребенок, который будет всегда напоминать о нем.

— Здравствуй, малыш, — выдохнула она тихо, ожидание и нежность звучали одновременно в ее голосе.

Но кроме тихого счастья, которое она испытывала от того, что у них будет ребенок, Импрес понимала, какие прозаические, лишенные наивного блаженства проблемы появятся у нее. Особенно в ее теперешнем положении, без мужа. Едва ли благоприятное начало для жизни в аристократическом свете, который они покинули пять лет тому назад, подумала она с усмешкой. Графиня де Жордан вернулась — молодая, одинокая и беременная.

Конечно, ее нынешняя путаница мыслей куда менее угрожающа, чем голод, с которым она и дети столкнулись прошлой зимой, прагматично напомнила она себе. А с деньгами Трея, дополненными какой-нибудь убедительной историей, положение ее может быть улучшено.

Поломав некоторое время голову, напрягая свои творческие способности, Импрес придумала благопристойную историю, как она вышла замуж, и при каких обстоятельствах умер муж, и теперь горькая утрата станет менее горькой.

Волнуясь, она рассказала детям о беременности, сочетая искренность с недомолвками, объяснила причины фиктивного замужества. Затем, затаив дыхание, она подождала их реакции на крайнюю необычность ситуации.

— Уф! — радостно воскликнул Гай; улыбка у него была от уха до уха. — У меня будет племянник — индеец из племени Абсароки. Мы с Треем станем родственниками.

— Может быть, будет девочка, — заспорила мгновенно Женевьева. — Пресси, я хочу племянницу.

И Импрес, расплывшись в улыбке, почувствовала, как ее нервозность исчезла.

— Я сделаю все, что смогу, наилучшим образом, но не гарантирую каждому, что он хочет.

— Ты можешь побыть пока вдовой, но летом приедет Трей и женится на тебе, — заявила уверенно четырнадцатилетняя Эмили. — И тогда все будет прекрасно.

— Трей приедет, Трей приедет, Трей, Трей, Трей… — заговорил упоенно Эдуард, реагируя по-своему, не воспринимая упоминание о ребенке. — Я увижу Трея, и у меня будет пони, — продолжал он счастливо, уверенный, что его судьба изменится.

Услышав оживленный, счастливый лепет Эдуарда, Импрес захотелось, чтобы у нее был такой же энтузиазм. Разве не, будет прекрасно, если Трей действительно приедет, оставив, жену, всех домогающихся его женщин, семью, работу, бросив все на полпути, чтобы приехать к той, которую однажды из прихоти купил в публичном доме? Зная его распутство в прошлом, она не разделяла веры Эдуарда в приезд Трея.

Не зная, что стало с ее любимой кузиной, Аделаидой, Импрес послала ей телеграмму и ожидала в Гавре ответа. Она понимала, сколь многое могло случиться за пять лет; Аделаида могла выйти замуж за своего кузена из Венгрии, в которого была влюблена в то время, когда ей было пятнадцать лет, и уехать из Франции, или могла жить в Ницце, или просто посчитать неудобным возобновлять дружбу с семьей, которая уехала, будучи на грани позора. Но на следующее утро ответ пришел: Аделаида в Париже, стала ее высочеством, потому что вышла замуж за герцога Валентина де Шантель, и ждет с нетерпением, чтобы опять увидеться с Импрес.

Аделаида, одетая в экстравагантную белую меховую накидку, встретила их на железнодорожной станции, сопровождаемая свитой слуг, железнодорожных служащих, подобострастных чиновников. После объятий, поцелуев возбужденных вопросов одним легким жестом ее высочество распорядилась всеми, дав указание разместиться по экипажам и отправиться в их скромное жилище, как Аделаида назвала дворец, расположенный рядом с собором Нотр-Дам. Построенный в стиле поздней французской готики и украшенный орнаментом и резьбой, дворец был прекрасным жилищем для Аделаиды и ее мужа. И все пятьдесят четыре богато украшенных комнаты были любезно предложены для Импрес и ее семьи.

Поздно вечером, когда Импрес и ее кузина в первый раз остались одни, Аделаида, чьи темные кудри, уложенные в греческом стиле, колыхались от каждого легкого движения, задохнувшись от предвкушения, сказала:

— Теперь расскажи мне все. А об этих утомительных хлопотах не беспокойся. Валентин позаботится, чтобы все было возвращено, — добавила она небрежно, сделав изящный жест украшенной кольцами рукой.

Сидя напротив кузины у камина, Импрес на секунду задумалась о том, как бы сложилась ее жизнь, если бы не было дуэли, если бы она обладала теми же преимуществами и привилегиями, что и Аделаида. Где бы и с кем жила она в свои двадцать лет? Невозможно никакое сравнение, немедленно решила она; рядом с легкомысленной Аделаидой и всем тем, что ее окружает, Трей Брэддок-Блэк просто полон энергии и взрывной страсти. Нет, она никогда не познала бы счастья в замкнутом мирке дворца кузины.

— Расскажи мне о твоем муже, — прошептала Аделаида, воодушевленная и оживленная. — Так же красив, как мой Валентин? — Ее лицо изменилось мгновенно. — О, дорогая, прости, наверное, это так болезненно для тебя, — сказала она, нисколько не смущаясь, а затем заговорщицки наклонилась вперед, как часто делала во времена их детства, когда они делились секретами поздно вечером, когда нянюшки уже спали, и сказала проказливо: — Но, тем не менее, ты должна рассказать мне все.

Сидя в уютном будуаре Аделаиды, потягивая горячий шоколад, подобрав под себя ноги и прислушиваясь к оживленным расспросам кузины, Импрес, чью память заполнили воспоминания, на секунду показалось, как будто она никуда не уезжала. Словно она никогда не беспокоилась о еде и не рыдала на могилах родителей, никогда не стояла в гостиной Лили и ее не держал в объятиях Трей. Ей снова было пятнадцать, а Аделаида не унималась:

— Расскажи мне все.

Сердце Импрес смягчилось от детских воспоминаний и безусловной любви, предложенной Аделаидой. В первый раз с тех пор, как встретила Трея, она могла довериться кому-то, поговорить о своих пылких чувствах и неизгладимых восторгах, которые он давал ей.

— После того как папа и мама умерли, я встретила одного человека. Да, — добавила она, глядя на затаившую дыхание от внимания Аделаиду, — он был очень красив… более красив, чем Роланд.

— Не может быть, — ахнула Аделаида, ее темные глаза заблестели.

— О, да, хотя его волосы были черны как смоль.

В течение недели герцог де Шантель по просьбе обожаемой им жены договорился с известным адвокатом Симо, который был нанят, чтобы восстановить права Гая, и через месяц прошение семейства Жордан было благосклонно принято, не столько потому, что Симо был блестящим юристом, сколько потому, что влиятельный герцог де Шантель замолвил словечко. Важно также было то, что герцог де Рошфор умер прошлым летом, унеся ненависть за погибшего сына в могилу. Пять лет тому назад с мрачным злорадством он втянул графа де Жордана в судебную тяжбу и с беспримерной жестокостью побился осуждения, хотя дуэли, даже со смертельным исходом, были обычным делом во Франции. Теперь же достаточно только доказать, что процесс был выигран герцогом нечестным путем.

Месяц формальностей — на одобрение прошения и подписи требуемых документов, на письменные показания под присягой и на отмену прежних судебных решений-потребовался, чтобы справедливость наконец восторжествовала, и наследники графа де Жордана были восстановлены в их правах и поместье. Недавно овдовевшая Импрес, ожидающая первого ребенка, была радостно встречена прежними друзьями. И хотя она находила утешение в доброте, все же возобновление дружеских отношений заполнило только малую часть вакуума, оставленного Треем. Не так уж много значили внимательность и доброе отношение друзей на фоне того, как ей хотелось вернуться к Трею.

Импрес проводила целые часы в спорах сама с собой о том, послать Трею адрес или нет. Сколько раз ей хотелось написать:

«Приезжай… приезжай ко мне… немедленно. Я люблю тебя, и ничего, кроме этого, не имеет значения».

Многое другое, конечно, имело значение. Много значили чувства Трея. А его чувства к женщинам были такими преходящими… Как она понимала теперь, предложение, выйти замуж, было сделано под влиянием импульса, так же как и экстравагантные предложения платьев и драгоценностей. Симпатии, вкус, склонность проявлялись в Трее мгновенно, но исступление быстро проходило, любовь забывалась.

Неужели она станет умолять его, как любая другая забеременевшая от него женщина? Реакция Трея Брэддок-Блэка на тех, кто обвинял его в отцовстве, была общеизвестна. Она не могла забыть его гневной отповеди Валерии. Трей ощущал себя попавшим в ловушку, упорно сопротивлялся признанию своего отцовства.

С этой точки зрения бесцельно и унизительно писать ему, сообщая о своей беременности. В любом случае, хотел он на ней жениться или нет, но детальный свадебный контракт уже подписан. Сейчас ее не очень интересовало, предвидела ли Валерия, что от мужа, обладающего репутацией Трея, требуется такой контракт. Даже женившись, он делил свое время между городским домом и ранчо родителей, наслаждаясь с женой в постели и не забывая Импрес.

Однако, зная о бесчисленных неверностях и склонности Трея уклоняться от забеременевших любовниц, Импрес воображала себя сказочной принцессой, укрытой на вершине неприступной горы и окруженной злыми духами. «Если он действительно любит меня, он приедет за мной, пробьется через все препятствия, победит заносчивую гордость. Очень романтично, но невероятно, чтобы оказаться правдой», — логически заключила она в следующий момент, трезво оценив Трея, его жену и свое собственное неожиданное появление в его насыщенной событиями жизни.

Хотя, подумала она цинично, как ни краток был период их любви, его все же хватило на то, чтобы успеть зачать ребенка. И что больше всего ранило и сердило Импрес — ее неспособность разобраться в неотразимом обаянии Трея. Она была настолько наивна, что влюбилась в обманщика. Раздражало, как легко она уступила, раздражало, что она оказалась одной из толпы.

Придя к такому заключению, она решила выбросить Трея из головы и начать восстанавливать свое достоинство, как положено дочери графа де Жордана. Все лето она обустраивала быт семьи, подбирала слуг, заботилась о восстановлении знаменитого маминого розария, распорядилась перестроить детскую для будущего ребенка. Иногда она ездила в поместье в Шантельи, находя там и уединение.

Поначалу Импрес окунулась в развлечения ради детей. Она принимала многочисленные ежедневные приглашения друзей, но к концу лета, ссылаясь на свое положение умерила активность; приемы, концерты, танцы, скачки ежедневные поездки в Буа наскучили, в душе она находила их пустыми. Импрес ловила себя на мысли, что часто думает о том, что бы сказал, глядя на нее, Трей. Он бы посмеялся, а может быть, нахмурился, видя такое педантичное исполнение светских обязанностей, и сказал бы со всем присущим ему обаянием, что нельзя считать восхитительным то, что надоело до чертиков. Она оценивала свою жизнь по столь памятному вкусу Трея.

Так оказалось, что она познала на собственном опыте, как один человек в целом мире может быть для другого небесным светилом. Импрес чувствовала себя путником, оказавшимся в арктической местности, лишенной солнечного тепла.

К счастью, дети, требующие повседневного внимания, удерживали ее от меланхолии, не позволяли свалиться в черную тоску, Импрес должна следить за их уроками, участвовать в их шалостях, присматривать за их спортивными успехами. И, глядя на расцветающих детей, в душе она завидовала их радости жизни.


В первый месяц после отъезда Импрес Трей регулярно справлялся, не пришло ли ему письмо, а потом внезапно перестал интересоваться своей корреспонденцией. Он целиком ушел в тренировку лошадей, рано вставал и работал до позднего вечера. С необычной замкнутостью Трей проводил долгие часы на тренировочном круге, настойчиво занимаясь с молодыми лошадьми, обучая их вновь и вновь прыжкам через препятствия. Те, кто его видел близко, замечали, каких усилий стоило ему казаться спокойным; Трей был погружен в себя, замкнут, редко говорил, уходил от расспросов об Импрес.

Он не прикасался к выпивке неделями, что было необычно для человека, любившего проводить время в клубе за картами и виски. «Надо заниматься подготовкой лошадей, — отнекивался он, когда его уговаривали в конце дня посидеть за игрой. — Скоро этих полукровок надо отправлять на продажу».

Трей даже не прибегал к оправданиям, когда его звали к Лили. Он отвечал: «Нет!» — так резко и отрывисто, что его друзья прятали глаза, сочувствуя его горю.


В июле, по собственной инициативе, Гай отправил письмо Трею, сообщая, что стал теперь графом («Пресси позаботилась обо всем», написал он), что Эйфелева башня потрясающая, а все дети шлют привет и лучшие пожелания. Каждый из них приписал несколько строчек, а в конце каракулями, которые было нелегко расшифровать, рукой Эдуарда было написано: «Я люблю тебя».

К сожалению, письмо возымело обратный эффект. Вначале, при виде французской почтовой марки, сердце Трея дрогнуло от радости, но, прочитав длинное и обстоятельное детское письмо, а не маленькое и ясное послание Импрес, как он ожидал, вскрывая конверт, Трей с грустью вспомнил слова Импрес, сказанные зимой: «Думаю, что дети любят тебя больше, чем я». Определенно они скучали больше, чем она. У Импрес не нашлось времени, чтобы написать хотя бы слово. Трей с горечью подумал о справедливости насмешливой судьбы: после стольких женщин, которых он бросал, влюбиться в женщину, проделавшую с ним то же самое с таким искусством.

В первый раз в своей жизни он уныло подумал о возможности небесной кары.

Не позднее чем через десять минут после прочтения письма Гая, Трей оседлал Рэлли и поехал в Елену. Проскакав с милю по дороге, он остановился и терпеливо подождал на солнцепеке, пока Блю и Фокс не поравнялись с ним. Тогда он прямо и откровенно сказал, что не нуждается ни в телохранителях, ни в друзьях. Глаза у него бьли холодны, губы искривила мрачная усмешка.

— Я не нуждаюсь в заботах обо мне, — сказал он. — Джейк Полтрейн находится в доме Ли Синг Ку и не состоянии угрожать кому-либо. — Затем он глубоко вздохнул, усмешка смягчилась. — Окажите мне услугу, — продолжал он с грустной улыбкой, — дайте мне возможность несколько дней идти своим путем… Обещаю, что пошлю особое приглашение, если подумаю, что вы можете пропустить что-нибудь стоящее.

— Ты уверен? — спросил Блю.

Трей кивнул.

Блю и Фокс обменялись короткими взглядами, симпатия и понимание были в их темных глазах.

— Если мы понадобимся… — негромко сказал Блю.

— Я позову, — спокойно закончил Трей и поднял руку в знак прощания. Пришпорив Рэлли, он поскакал вперед, поднимая тучу пыли на сухой дороге.


В Елене, Ли Синг Ку, благоразумный и сдержанный, как всегда, лично провел Трея в большую комнату, драпированную шелком.

— Хотите компанию? — вкрадчиво спросил он. Трей посмотрел на него безучастно.

— Нет, — последовал негромкий, но решительный отказ, затем Трей подумал и, выдергивая пропыленную полосатую рубашку из кожаных брюк, сказал: — Может быть, позже.

Он опустился на роскошную кушетку, обтянутую алой тканью. Рисунки на шелковых подушках были так искусно вышиты, что казались объемными. Стянув башмаки, Трей развалился на вышитых цветах. Смуглость кожи, темный цвет волос подчеркивали изысканные краски, а брюки, отделанные бахромой, казались неуместными на роскошной ткани. Золотая цепочка с кугуаром блеснула, когда он облокотился на локоть и потянулся к золоченой курительной трубке. Он с удивлением посмотрел на все еще стоявшего у двери Ку.

— Благодарю вас, Ку, — сказал он со снисходительной вежливостью.

Когда Ку тихонько притворил за собой дверь, пальцы Трея обвились вокруг богато изукрашенной трубки, лежащей на низком столике перед ним, и он позволил себе отпустить все душевные тормоза. В течение месяцев он контролировал раздражение и ярость, пытаясь вычеркнуть из жизни Импрес и унять боль, которую она причиняла… причиняет. Он жил с разъедающей его кровоточащей раной. Теперь он решил найти забвение в роскошном опиумном притоне.

В последние дни наряду с золотыми спокойными грезами были и мрачные побуждения, мстительные и пагубные чувства, обидчивые и ужасные, толкающие Трея наказать Импрес, и он с ужасом понял, что сама мысль о наказании доставляет ему наслаждение. В первый раз Трей осознал темные стороны своей души, разрушающие подсознательные импульсы тяги к мщению. Вдыхаемый опиум помогал обрести душевный покой, освобождал от злобы и недоброжелательности, примирял борющиеся в душе чувства, подобно густому плотному туману, заставляющему сражающихся противников прекратить бой. Но наркотик не разрешал конфликта, и на другой день сражение возобновлялось.

Так в тихой уединенности прошла неделя в самом фешенебельном опиумном притоне Елены.

Понимая, что сын нуждается в одиночестве, Хэзэрд отправил к Трею охранников, чтобы обеспечить ему безопастность в одном доме с Джейком Полтрейном. Ли Синг Ку должен был разместить телохранителей и проследить за тем чтобы Трею не могли причинить вреда. В этом состояли точные и краткие распоряжения Хэзэрда. И при всех обстоятельствах охрана должна была постоянно находиться у дверей комнаты Трея.

Но однажды поздно вечером в ссоре, произошедшей между двумя главарями местных китайских групп из-за красивой юной проститутки, один из постоянных клиентов Ку ударил соперника топором по голове. Кровавая резня привлекла любопытство всех, включая охрану Трея.

День и ночь сменяли друг друга, а в роскошной, завешенной шелком комнате Трей не различал их смены. Находясь в плену смутных грез, он не слышал шума этажом ниже. Он сильно потерял в весе за последнюю неделю, руки уже не были так крепки, светлые глаза неестественно блестели, черные круги под глазами подчеркивали резкие черты лица. Лежа на мягких подушках в тонких шелковых брюках, он не различал границы между бодрствованием и сном. Недавно его помыли вышколенные служанки Ку, и теперь его темные влажные волосы раскинулись на подушке, от кожи исходил запах благовоний, употребляемых в доме Ку. Трей лежал в блаженной неподвижности, не терзаемый темными демонами, в его видении царил горный ландшафт ранней весной.

Но вот в сознание проник негромкий вскрик, ресницы чуть приподнялись, что-то странное появилось в мягких пастельных оттенках солнечного пейзажа. Он прислушался — тишина, но ощущение холодного и грубого вторжения в его грезы не проходило. Лениво просеивая в сознании множество возможных причин, он в конце концов нашел причину беспокойства. «Мое ухо», — небрежно подумал Трей. И затем его глаза открылись.

Это было нечто потрясающее.

Джейк Полтрейн возвышался над ним, прижимая револьвер к виску Трея, его близко расположенные глаз горели от ненависти. Классический ночной кошмар с иронией подумал Трей.

— Ты должен умереть, — прорычал Джейк. От усилия держать твердо руку на лбу у него выступили капельки пота. — Это так легко, — пробормотал он, воодушевленный близкой победой. Он просто вошел в незапертую дверь, пересек покрытую ковром комнату, приблизился к кушетке и приставил револьвер к виску Трея. Первая удача в делах с семьей Брэддок-Блэк. И он собирался извлечь все преимущества из этой ситуации. — После того как убью тебя, велю содрать с тебя кожу и сделать себе из нее башмаки. — Улыбка Джейка были полна злорадного самодовольства. — Посмотрим, спасут ли тебя миллионы твоего папаши, ты, полукровок.

Трей тихо-тихо засмеялся, отчего его похудевшее тело затряслось, и снова медленно закрыл глаза. Нереальность ситуации поразила его, как надуманная мелодрама. Джейку не хватает только кошачьих усов и злобного взгляда, мелькнуло в голове у развеселившегося Трея, хотя маленьких поросячьих глазок и складок жира достаточно. Он посмеялся снова от того, что в его сознании поросячья морда наложилась на образ Джейка.

Разъяренный небрежным равнодушием Трея, Джейк настойчиво и грубо вдавил ствол револьвера и прорычал:

— Открой глаза, ублюдок.

Несколько секунд прошло, прежде чем Трей перестал смеяться и подчинился. Джейк Полтрейн за эти секунды обрушил на свою жертву поток ругательств, а его трясущаяся, нетвердая рука непрерывно сжимала и разжимала рукоятку револьвера. Он ожидал, что Трей будет унижаться и молить о пощаде, — сценарий, который он проигрывал тысячу раз в различных вариациях. Проклиная Трея за смех, он напряженно думал, как объяснить непонятную реакцию Трея. Затуманенный опиумом мозг Джейка потерпел неудачу.

Окончательно открыв глаза и осмотрев блестящими глазами очертания Джейка, чувствуя холодную сталь у виска, Трей заинтересованно подумал, почувствует ли он боль от выстрела в голову. Он улыбнулся от неуместности этой мысли и сказал:

— Расслабьтесь, Джейк, застрелить человека очень легко. Вы все воспринимаете слишком серьезно. Чертовски серьезно, — пробормотал Трей, в его сознании внезапно появились более приятные мысли. — Один Ку знает, как избавиться от серьезности в жизни. Правильно, Джейк?

— Ку такой же мерзавец, как и ты, краснокожий. — Джейк сплюнул, его отношение к расовому равенству не отличалось терпимостью.

— Не очень-то прилично, Джейк, так говорить о нашем гостеприимном хозяине, — сделал Трей вежливое замечание. — Ку обеспечил нас золотыми грезами и прекрасными женщинами надолго вперед.

— Сукин ты сын, — пролаял Джейк.

— Сожалею, но вы не правы, — пробормотал Трей, глаза у него снова прикрылись, в то время как слабая улыбка искривила губы.

Джейк не сумел оценить чувство юмора Трея, его ненависть была столь разъедающей, что отравляла мозг в любое время, спал он или бодрствовал; единственным навязчивым желанием были смерть Трея и окончание процветания семьи Брэддок-Блэк. Слишком долго они боролись с его намерениями расширить пастбища для скота, слишком долго Хэзэрд избегал смерти; его сыну, более уязвимому в своей молодости и рыцарском отношении к жизни, вряд ли это удастся. Теперь, наконец, Трей в его руках.

— Я собираюсь убить тебя, — пробурчал он, — убить, убить, убить тебя… — Слова прозвучали как молитва.

— Вряд ли у вас это получится, Джейк, если вы не перестанете трястись, — пробормотал Трей и повернулся на другую сторону, словно собираясь уснуть.

Конвульсивная дрожь потрясла Джейка, когда он увидел мускулистую спину, небрежно подставленную ему. Почему этот ублюдок не молит о пощаде? Какое же это будет удовольствие, если он не позволит унизить себя. И со злой хитростью Джейк подумал о женщине, той, у Лили, единственной, по слухам, которая ушла от Трея. Невосприимчивый к страху, самонадеянный детеныш Хэзэрда клюнет, возможно, на уязвленное самолюбие.

— Если бы я купил ее, она бы никуда не делась, — сказал Джейк с отвратительной улыбкой. — Я бы запер ее или связал. — В его голосе появилось злорадное сочувствие. — Только дурак может дать шлюхе свободу. Нельзя доверять шлюхам, они будут трахаться со всеми.

Когда Трей повернулся, Джейк испытал внезапное захватывающее веселье. Светлые серебристые глаза больше не были закрыты, не были затуманены, в них не было насмешки. В них, как заметил Джейк, удовлетворенный своей стратегией, предвкушая долгожданную месть, легко прочитывалось оскорбление. Наконец-то он пустит мерзавцу кровь.

— Я бы привязал ее к постели и смотрел бы за тем, чтобы она развлекала меня, — продолжал он, поворачивая нож в ране. — Ты, краснокожий, глупее, чем я думал.

Бешенство переплавило сонную вялость, разум Трея стал осознавать грубую реальность. Револьвер колеблется в руках Джейка, заметил он с живостью, очень сильно. Словно проснувшись от десятилетней спячки, он осмотрел комнату, зафиксировал дверь, массивное тело Джейка, трясущуюся руку с револьвером. Джейк Полтрейн по ошибке перешагнул порог, увлеченный своим навязчивым желанием, и оказался на запретной территории. Чувство Трея к Импрес, до конца им не понятое, было только его, и никому, а особенно Джейку Полтрейну, не будет позволено посягать на его собственность. Эмоции управляли Треем, не разум, и мысль о Джейке Полтрейне, прикасающемся к Импрес, была непереносима. Необходимость неотвратимой мести, тот импульс, с которым он боролся недавно, неожиданно трансформировалась в его сознании и он, одурманенный опиумом, прикинул, способен ли уклониться от пули.

— Значит, ты не смог заставить ее остаться, — продолжал насмехаться Джейк, лицо у него покраснело от мстительного триумфа, в тихой комнате слышалось его хриплое дыхание. — Если я увижу ее после того, как ты умрешь, то сладко поцелую в память о себе. — И если бы от восторга можно было светиться, Джейк Полтрейн озарил бы всю затемненную комнату.

Трей осознавал, что задумал Джейк, понимал иррациональную основу своего собственного гнева, даже понимал, что Джейк ограничится словами и на него можно просто не обращать внимания, если только в какой-то момент его не захлестнут эмоции.

— Нажми на спуск, Джейк, — сказал Трей мягко, — если хочешь ее, потому что это единственная для тебя возможность когда-нибудь прикоснуться к ней. — И в полумраке комнаты Импрес внезапно появилась между ними, как живая, улыбающаяся, хотящая, чтобы ее поцеловали. Она шагнула вперед. — Н-е-т! — закричал Трей в инстинктивном порыве и, скатившись с роскошной кушетки, бросился на Джейка.

Тело Трея с силой ударило в ноги Джейка, раздался выстрел, Джейка отбросило назад под тяжестью Трея, и, потеряв равновесие, он выронил револьвер. Джейк пытался дотянуться до оружия, которое оказалось под низким, покрытым черным лаком стулом, но Трей, не обращая внимания на револьвер и кровь, текущую у него по лицу, хотел только одного: чтобы Джейк Полтрейн никогда не смог прикоснуться к Импрес. Как сумасшедший, поглощенный навязчивой идеей, Трей навалился на Джейка, прижав к полу в нескольких дюймах от блестевшей револьверной рукоятки. Яростно извиваясь, Джейк пытался вывернуться и, защищаясь, яростно молотил Трея руками и ногами. Джейк был тяжелее Трея, потерявшего вес в чистилище Ку. Они катались по ковру, оставляя следы крови, и Трей, одетый только в легкую шелковую пижаму, по существу, был не защищен, текшая кровь мешала, ему смотреть, но обуреваемый единственным желанием Трей захватил массивную шею Джейка, добравшись, почти добравшись, до горла.

Джейк отбивался от неожиданного нападения, отпихивал Трея, бил его тяжелыми кулаками, боролся за свою жизнь, но глаза у Трея были дикими, лицо — бесчувственным, а длинные руки, как мощные клыки, были безжалостны. Они сомкнулись, наконец, несмотря на яростное сопротивление Джейка, на горле и уже не размыкались. Кровь Трея медленно капала на широко раскрытые глаза лежащего под ним человека, как какой-то ужасный аккомпанемент смерти. Лицо Джейка посинело, затем стало синюшно-багровым, издаваемые им хрипящие звуки реверберировали в шелковой комнате. Но Трей не слышал звуков умирающего под его руками человека; только само убийство было реальностью, необходимость заставить замолчать Джейка Полтрейна.

Потеря крови усугубляла состояние Трея, но он не ослаблял давления на горло Джейка, хотя его руки просто кричали от боли. Стойко терпя боль, как его учили с детства, он, упорный в своем безрассудном стремлении, убеждал себя, что Джейк никогда не прикоснется к Импрес.

Возможно, какой-то примитивный инстинкт дал команду мозгу ослабить хватку, или тому был причиной попавший ему в ноздри запах от жаровни. Однако, какая бы ни была причина, он разжал руки и медленно поднялся на ноги, чувствуя, как силы оставляют его. Перешагнув через мертвое тело Джейка Полтрейна, он рухнул на подушки кушетки.

Он лежал до тех пор, пока не прошло головокружение, затем оттер кровь с глаз шелковой занавеской, висевшей позади него, и, придя в себя, подумал о том, чтобы пойти к зеркалу и посмотреть, откуда льется кровь. Однако через секунду Трей решил, что ему необходимо видеть Импрес, улыбающуюся и зовущую его одновременно. Опершись на локоть, успокаивая дыхание, Трей медленно проделал всю процедуру: размял порцию опиума, осторожно поместил его в трубку, зажег от жаровни и сделал глубокую затяжку. Он откинулся на шелковые подушки, позволив наркотику действовать, увидел вначале золотистую вспышку, а затем появилась Импрес. Она была дальше в этот раз, на полпути к покрытым снегом холмам, на которых распускались крокусы, пробивающиеся через льдинки, но она улыбалась ему, звала его по имени. Он опять потянулся к трубке, чтобы увидеть ее ближе.


Ку лично регистрировал всех своих самых важных посетителей, чтобы удостовериться, что им удобно и комфортно, что у них есть все необходимое, и, когда искалеченное тело было вынесено вниз по ступенькам, он вернулся к повседневной рутине. Он обратил внимание на открытую дверь в комнату Трея, когда проходил мимо, и, испугавшись, осознал, что случилась катастрофа. Указания, полученные им от Хэзэрда, были простые, но ясные: его сын может быть там, где хочет, но никогда не должен оставаться без охраны.

«Чего можно ждать от Хэзэрда?» — уныло размышлял Ку, по мере того как отворял дверь и входил в комнату. Достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, что Джейк Полтрейн мертв. Ку, дрожа, оглядел измазанного кровью раскинувшегося на кушетке Трея. В считанные секунды разглядев, что грудная клетка Трея поднимается и опускается в полутьме комнаты, Ку с огромным облегчением приблизился к кушетке. По крайней мере, Трей еще жив. Быстро выйдя из комнаты, он осторожно притворил дверь и послал слугу за доктором.

Часом позже, после того как Трей был вымыт и перебинтован, а доктор в десятый раз заверил Ку, что пуля прошла вскользь и рана несмертельная, Ку отправил сообщение Хэзэрду. Затем лично расставил охрану у комнаты до его прибытия.


Хэзэрд, сопровождаемый Блю и Фоксом, подъехал к дому сразу же.

— Как он? — спросил Хэзэрд напряженно, готовя себя к худшему после невнятного сообщения, которое он получил от слуги Ку о докторе, выстреле и Джейке Полтрейне.

— С ним все в порядке, — быстро ответил Ку. — В полном порядке. — Его торопливое заверение было вызвано угрожающим взглядом Хэзэрда. — Джейк Полтрейн мертв, но там никого не было, кроме меня и доктора, — добавил он быстро, после еще одного взгляда на Хэзэрда.

Без единого слова Хэзэрд отпихнул Ку и вошел в комнату, спокойно прикрыв дверь за собой. Он был мокрый от дождя, его твидовая куртка пахла сыростью, длинные волосы прилипли к голове, шее и горлу. Откинув их, он пристально всматривался в полутьму, сердце колотилось от страха, который не отпускал его всю дорогу. Слова Ку немного успокоили — его сын был жив. И поэтому он вознес краткую молитву индейским духам.

Глаза Трея приоткрылись, когда он услышал слабый звук открываемой двери, и, посмотрев на отца, он улыбнулся.

— Здравствуй, папа.

Хэзэрда шокировал вид Трея, но, когда он заговорил, голос не выдавал волнения.

— Как ты? — спросил он, не замечая тела посреди комнаты, весь во власти ошеломляющей радости, что сын жив.

Трей заметно похудел, кожа обтянула лицо, подчеркивая большие глаза, блестевшие в свете жаровни. Он раскинулся с босыми ногами на подушках кушетки, как будто никто не угрожал ему недавно смертью, и совершенно не обеспокоенный мертвым телом в ярде от него.

— Прекрасно, — ответил Трей, слабая улыбка приподняла уголки рта. — Ты не хотел бы попробовать средства Ку и забыться?

Хэзэрд не двинулся, но тряхнул головой, отказываясь, темные волосы блеснули от этого движения.

— Твоя мать хочет увидеть тебя, она очень беспокоится и просит, чтобы ты вернулся домой.

Плавно повернувшись, Трей вытащил листок бумаги, лежавший под роскошной кушеткой.

— Я не безнадежен с точки зрения выздоровления, ты знаешь, — сказал он, снова улегшись, губы растянулись в полуулыбке. — Здесь, — добавил Трей, протягивая лист бумаги, — я дал себе неделю, чтобы избавиться от всех злых демонов. — И увидеть Импрес в опиумных грезах, подумал он, настолько реальных, что он мог коснуться ее шелковистых волос и теплой кожи. Найти утешение в изнурительной борьбе с самим собой. — Я бы приехал домой завтра.

Взяв предложенную бумагу, Хэзэрд пробежал ее глазами и положил на стол, стоящий рядом.

— Думаю, лучше, если ты приедешь сегодня. — В его спокойном глубоком голосе слышалась властность, хотя слова он выбирал самые дипломатичные.

Перехватив выразительный взгляд отца, брошенный на тело Джейка Полтрейна, Трей сказал тихо:

— У меня не было выбора… он был готов убить меня.

— Я на твоем месте сделал бы то же самое, — ответил Хэзэрд, посмотрев на своего единственного сына. Трей был жив, а ради этого он продал бы душу и убил бы дюжину Джейков Полтрейнов.

— Я никогда не убивал человека голыми руками, — голос Трея перешел почти на шепот, теперь, когда все было кончено, когда ярость и ревнивый гнев прошли.


Жизнь стала более сложной, философски подума Хэзэрд, слыша колебание в голосе Трея, чем в его молодые годы. В те дни отомстить нападающему было делом чести.

— Некоторые живут дольше, чем должны, — пробормотал мягко Хэзэрд, подумав, что законы белых людей иногда позволяют людям жить, хотя они вовсе не заслуживают этого.

— Он говорил об Импрес, — сказал Трей. В памяти вспыхнули обрывки слов Джейка, и он глубоко затянулся, чтобы успокоить нервы.

— Ты скучаешь по ней. — Это не было вопросом. Губы Трея искривились в печальной улыбке.

— Больше, чем ожидал. До сих пор я никогда не скучал по женщине.

Первым импульсом Хэзэрда было спросить: «Хочешь, я привезу ее обратно?» Похищение женщин всегда было в обычаях племени Абсароки. Но он подавил импульс как анахронизм, хотя, как человек действия, считал быстроту и решительность заслугой. По крайней мере, раз и навсегда был бы выяснен вопрос, почему она молчала. За прошедшие годы, подумал Хэзэрд печально, он научился приспосабливаться к «цивилизованным» манерам, похищение, может быть, как экзотическая форма ухаживания, была бы осуждена окружающими. И в этом смысле его вмешательство выходит за пределы отцовских прерогатив.

Двинувшись вперед, он перешагнул через тело Джейка и, дойдя до сына, положил руку на плечо Трея.

— Поедем домой, — сказал он мягко. — Твоя мать ждет.

Трей переоделся в кожаные брюки и полосатую рубашку и, когда через несколько минут они вышли, вежливо поблагодарил Ку, который ожидал в холле.

Глаза Хэзэрда были холодны, выражение лица замкнутое.

— Если вы будете так добры присмотреть за тем, чтобы все было убрано, я был бы очень благодарен.

Почтительно кивнув, Ку понял, что может назвать цену и она не будет оспариваться, но ожидается, что он будет помалкивать. Сама тактичность, он огветил:

— Считайте, что все выполнено, мистер Блэк.

На следующий день Трей вместе с семьей отправился в летний лагерь, и в горах, окруженный друзьями, занятый охотой, скачками и всеми летними развлечениями, все реже грустил об Импрес. Через неделю он поехал на Медвежью гору и попросил духов помочь ему найти успокоение. Там перед глазами у него появились символические образы: он увидел духов, которые летали на огромных краснохвостых ястребах, внезапно превратившихся в горных пони; Импрес, одетая в ковбойскую одежду, но с огромными бриллиантами в ушах, сидела рядом с ним у костра, и, когда он протянул руку, чтобы коснуться ее, она исчезла, а на ее месте появилась Валерия. Духи взяли его за руку и успокоили, когда он закричал от ярости, придали ему силу, напоминая о предках, наследии и вере. Они мелькали перед его глазами в мистическом танце жизни, убеждая при свете дня и под звездным небом на Медвежьей горе, что сущность человека в нем самом. И как времена года сменяют друг друга, так и в сердце тоску сменяет радость.

Обновленный и освеженный, Трей спустился с горы с мыслью, что время — лучшее лекарство. Он провел все лето в горах, помогая управлять отцовскими табунами лошадей, которых перевели на свежие пастбища в предгорья. Как и раньше, он выигрывал все скачки на Рэлли и находил удовольствие в победе. И хотя он проводил время с Рэлли больше, чем обычно, его клан понимал, что он нуждается в одиночестве.

К концу лета Трей был в отличной форме. От соли его лицо стало совсем бронзовым, он был здоров как никогда.

Глава 17

В середине сентября Трею сообщили, что Валерия родила девочку. Ребенок был полукровкой. Увидев ее, Валерия отказалась прикоснуться к нему и известила, что отправляет ребенка на ранчо. Возникла суматоха, обзвонили весь город, чтобы разыскать кормилицу, а Блэйз торопливо оборудовала детскую комнату к тому времени.

На следующий же день, когда Трей приехал домой из летнего лагеря и впервые увидел крошечную инфанту, лежащую в розовой колыбели, он был сразу же очарован. Глядя на него огромными глазами, она гукала и пускала пузыри, и улыбалась ему неясной блуждающей улыбкой.

— Она такая развитая, — гордо прошептала Блэйз, стоя рядом с Треем. — Большинство детей начинают улыбаться гораздо позже.

— Ты говоришь как любящая бабушка, — поддразнил Трей.

— Она нуждается в нас, — спокойно ответила Блэйз, намекая на отказ Стюартов воспитывать ребенка.

— Ей понравится у нас, говорю тебе. Какая очаровательная! — Трей нежно коснулся покрытой пухом головки. — Как ее назвали?

— Никак… мы думали, что подождем твоего приезда.

— Разве Валерия… Блэйз покачала головой.

— Вот стерва, — пробормотал Трей.

В последующие дни и недели он проводил по нескольку часов в день в детской и учился ухаживать за приемышем.

По настоянию Хззэрда ее назвали Бэлли[4].

— Мы не согласны с тобой, хотя бы потому, что ты так настойчив, — стала дразнить мужа Блэйз, когда впервые стал обсуждаться вопрос об имени.

— Разве ты не знаешь, мама, — сказал Трей с улыбкой, — как он сердится, если не может настоять на своем. Очень смешно, — ответил Хэзэрд в притворной обиде. — Но это в самом деле прекрасное имя.

— Для театральной звезды, — сказала Блэйз.

— Или для победительницы в женском роде, — добавил Трей с ухмылкой.

— Вы, двое, можете выбрать девочке второе имя, — любезно предложил Хэзэрд.

— Какое великодушие, — сказал Трей, подняв брови.

— Одно из самых поразительных черт характера твоего отца.

Но Хэзэрд в самом деле проявил настойчивость, хотя, если бы жена и сын спорили с ним не просто для того, чтобы показать независимость своих суждений, они бы так легко не уступили.

Хэзэрд заказал специальный детский сервиз из серебра, на котором было выгравировано имя девочки, и начал тренировку крепкого горного пони для ее первых поездок. Блэйз полностью переделала детскую комнату и выписала из Франции детские вещи, в то время как Трей обнаружил массу приятного в том, чтобы уговаривать малышку съесть кашку и протертые фрукты.

Таким образом, Бэлли Джулия (Джулией звали героиню из любимой поэмы Трея) стала всеобщей любимицей на ранчо.

Восемь месяцев обязанностей Трея по брачному контракту истекли, когда Бэлли исполнился месяц, и день в день Трей попросил у Валерии развода.

Чтобы наверняка застать ее дома, Трей навестил ее ближе к вечеру, выбрав время после чаепития и перед обедом, на который Валерия могла быть приглашена.

Она была еще одета в платье, в котором пила чай, из бледно-розового шелка, отделанного по краям алансонским кружевом, подчеркивающим цвет ее глаз.

— Должно быть, это не светский визит, — промурлыкала она лениво, невозмутимо-спокойная в своей, обычной манере, и подняла голову, чтобы посмотреть на него. Трей был одет в пропыленную рабочую одежду: кожаная куртка поверх пропахшей потом хлопковой рубашки. Башмаки и брюки были покрыты светло-серым песком.

— Мы устанавливаем новую дробилку в руднике, — пояснил он, глядя на ее томную позу. — Некоторые должны зарабатывать себе на жизнь.

— А другие нет, — ответила она насмешливо.

— Я вижу, что у нас, как обычно, полное согласие, — сухо отметил Трей. Он остался стоять, чувствуя себя неспокойно, не собираясь задерживаться дольше, чем необходимо.

— Ты всегда такой колючий, Трей, дорогой. Я знаю, что ты можешь быть совершенно другим… присядь и расслабься. Поговорим о прежних временах, — промурлыкала она нежно и грациозно показала на ближайший стул.

Ее способность не обращать внимания на те бедствия, которые случились из-за ее жадности, раздражала Трея.

— Я хочу развестись с тобой, — сказал он коротко и грубо, не обращая внимания на этикет.

— Нет. — Ее голос был ровный и спокойный, выражение лица — безмятежное, она протянула руку к бокалу с шерри, стоявшему на мраморном столике, стилизованном под лебедя.

— Нет? А ты не боишься умереть? — спросил он негромко, думая о том, что один удар лебединым столиком, — и все его неприятности разом окончатся.

— Мне нравится быть миссис Брэддок-Блэк. — Валерия сделала глоток и сказала с самообладанием, которое выводило его из себя: — Не хочешь попробовать? Это настоящий португальский шерри.

— Я не пью шерри, и если бы даже пил, то не стал бы этого делать с тобой, — ответил Трей напряженно, еле сдерживая себя. То, что она сказала, было, неожиданностью. — Ты же подписала соглашение. — От его слов веяло арктическим холодом.

— Я порву его.

— Не будь такой наивной, — рявкнул он коротко. — У нас есть копия.

Ее улыбка была сама невинность.

— Буду спорить, что это подделка.

Великий Боже! — подумал он с отвращением.

— Ты не собираешься уступать, не так ли?

Ее улыбка исчезла, и на мгновение лицо исказилось от злобы.

— Не слишком ли часто я уступала тебе, дорогой? — спросила она с подчеркнутой медлительностью. — Так что… думаю, что меня это не беспокоит.

Какое удовольствие было бы, подумай Трей в следующий момент, согнать эту улыбку с ее лица, и он почувствовал, как напряглась спина под пропотевшей рубашкой и кожаной курткой.

— Я всегда недооценивал твою жадность, — пробормотал он, его серебристые глаза мерцали как лед.

— Значит, в этом состоит мое преимущество, — промурлыкала она удовлетворенно.

— Это не игра в шахматы, Валерия.

— Но все же игра, не так ли, дорогой? — В ее грудном голосе слышался вызов. Трей всегда пробуждал в ней первобытные чувства, и его отчужденность раздражала ее. Он напоминал ей всегда, и особенно сейчас, пропыленный и одетый в кожу, зверя, огромного темного хищника. Возбуждающий зверь… но больше не ее. Ей хотелось унизить его.

— Предоставим вести разговор об играх юристам, — сказал Трей просто. — Мы подведем итог с тобой после нескольких раундов.


Хэзэрд поговорил на следующий день, напомнив ему, что они подписали документы до женитьбы.

Дункан промолчал.

Глядя на пожилого, с изрядным брюшком человека Хэзэрд почувствовал раздражение.

— Я не собираюсь отнимать у вас много времени Дункан, — сказал Хэзэрд. — Почему бы вам не уехать из Монтаны? Оценим расходы и переведем вам деньги.

Первый раунд начался.

Дункан и Валерия пришли к мысли, что они продешевили, и теперь решили немного поприжать семью Брэддок-Блэк. Со своей стороны, Хэзэрд не хотел проблем с Бэлли и поэтому решил выждать некоторое время.

— Их надо убить, — сказал как-то утром Трей с отвращением, и Хэзэрд поднял взгляд от письма, которое он перечитывал. В письме предлагалось назвать Дункана официальным опекуном ребенка Валерии. — Хотелось бы, во всяком случае, — добавил Трей со вздохом в ответ на недоумевающий взгляд отца. — Боюсь, что переговоры могут затянуться.

Хэзэрд откинулся в кожаном кресле, лицо исказила легкая гримаса.

— Не хочется так говорить, но люди типа Стюарта продажны — вопрос будет только в цене. Хотя, это не так уж и плохо. Ненавижу торговаться. Как Бэлли?

— Я и мама боролись за право кормить ее утром. Я выиграл, — сказал Трей с усмешкой. — Бэлли нравится яблочный джем, но она терпеть не может овсянки, — он показал пятно на своей рубашке, — а горячий шоколад, который я готовлю, она предпочитает няниному. — От его мрачного настроения не осталось и следа, упоминание о Бэлли всегда вызывало улыбку на лице.

— Рад, что наша Сара Бернар доставляет вам столько развлечений, — ответил Хэзэрд, его собственную угрюмость сменила улыбка. — Она радость для твоей матери… в доме так давно не было детей.

— Во всей этой суматохе только появление Бэлли имело значение… но я не хотел, чтобы Валерия догадалась об этом. — Трей потянулся, сбрасывая напряжение. Разочарование, преследующее его, отступало, когда он вспоминал о Бэлли. — Валерии не могло прийти в голову, сколько радости доставит мне малышка, — заявил Трей жизнерадостно, устраиваясь поудобнее в кресле напротив отца. — Теперь я не только умею менять пеленки и кормить ребенка, но способен поддерживать светский разговор о детях. Вместо того чтобы просто спросить «Как дети?» — и кивнуть головой в нужном месте, я могу обсуждать детали и давать советы. — Он ухмыльнулся внезапно. — Как ты думаешь, что сказали бы по этому поводу Арабеллы Макджиннис всего мира?

— То, что говорят всегда, — сухо сказал Хэзэрд. — «Это просто восхитительно. Вам нравятся мои новые сережки?»

— Или платье, портной, парикмахер… не забывай… мне многое приходилось выслушивать. — Он посмотрел на отца, сидящего за столом. — Ты с мамой всегда говорил откровенно?

— Всегда. — Голос Хэзэрда был полон понимания. — Она мой лучший друг.

— В отличие от моей жены, — ответил саркастически Трей, — которая понимает дружбу как возможность больше получить по чековой книжке и чьи материнские чувства распространяются исключительно на отца, наживающегося на индейцах в резервации. Я хочу, чтобы ты знал, — сказал он, в голосе слышалось негодование. — Меня не волнует цена.

— Из этого следует, — сказал Хэзэрд хладнокровно, — что они могут забрать рудник Лостгрик.

— Пуля обойдется дешевле, — ответил Трей, улыбаясь.

— Хорошая мысль, — произнес отец, его темные брови поднялись.


Случилось так, что кто-то, менее склонный к угрызениям совести и чувствительности, чем Хэзэрд и Трей, положил конец бесчестной жизни Дункана Стюарта через две недели. В качестве подрядчика индейцев, продающего припасы агентам резерваций, его обвиняли вместе с коллегами в бесстыдном обмане. Пятьдесят индейцев умерли от употребления испорченных продуктов, и две сотни погибли от голода предыдущей зимой в резервации Блэк Эрз из-за отсутствия припасов, хотя в правительственных отчетах указывалось, что за пищу и ее доставку полностью уплачено и она распределена среди индейцев. Было обычной практикой, что деньги платились за полный объем припасов, а распределялась индейцам только их малая часть, в то время как все остальное перепродавалось с изрядной выгодой. Какие только перестановки не предпринимались, чтобы уменьшить коррупцию! Однако, поскольку прибыль была громадна и доставалась легко, а наказание — незначительно, смена агентов и чиновников ничего не давала, ибо мало кто мог устоять перед искушением, оказавшись перед сундуком, доверху заполненным золотом.

Когда Дункана нашли, с него был снят скальп, а рот был набит испорченным мясом, как будто кто-то нарочно хотел показать, что убийство совершено индейцами. Хэзэрд и Трей обратили внимание властей, что индейцы в такой ситуации не стали бы снимать скальп. После безуспешных розысков шериф перестал заниматься поисками убийцы, так как в пограничном штате жизнь мало стоила, а у Дункана Стюарта было много врагов в жизни.

Шериф решил, что убийца — человек, которому Дункан доверял, потому что выстрел был произведен сзади близкого расстояния. Никто другой, особенно индеец, никогда не смог бы подобраться к нему на расстояние ружейного выстрела. И потом, что бы о нем ни говорили, трусом он не был и дешево свою жизнь не продал бы. Следы сгоревшего пороха на его одежде и пуля в спину подтверждали наличие компаньона, скакавшего вплотную за ним.

Под предлогом выражения соболезнований Арабелла Макджиннис навестила Валерию в один из дней после похорон. Они никогда не были подругами, скорее соперницами, потому что обе богатые молодые женщины гордились своей красотой и боролись за одних и тех же кандидатов в мужья. Известный всем отказ Трея выполнять свои супружеские обязанности несколько успокоил зависть Арабеллы, вызываемую богатой добычей Валерии. Хотя за возможность стать миссис Брэддок-Блэк Арабелла готова была убить кого угодно. Сейчас ее интересовало, какие изменения смерть Дункана внесет в отношения между Валерией и Треем.

Как только Арабелла вошла в маленькую заднюю гостиную, в которой Валерия с хорошо рассчитанным желанием унизить принимала ее, она промурлыкала:

— Какая очаровательная комната, Валерия. Ваш стиль виден в убранстве. Это действительно негритянские скульптуры? Какие милые! — Она театрально покрутила головой, давая почувствовать насмешку, прогулочное платье красновато-коричневого цвета мягко зашелестело по ковру. — Вы одна, дорогая, в таком горе… без мужа рядом с вами. Я удивлена, что Трей не поддерживает вас в трудную минуту. — От ее слов веяло злорадством.

По Валерии никак нельзя было сказать, что она горюет; ясно было, что Трей не появится в ее доме, чтобы успокоить несчастную дочь, сраженную смертью отца, — обстоятельства, которые обе женщины прекрасно понимали. Вопрос был в том, кто первый нанесет удар и как силен он будет.

— По крайней мере, у меня все-таки есть муж, дорогая, — промурлыкала Валерия в ответ. — Вам пока не удалось подвести ваших поклонников к этой черте?

— Я слишком молода, чтобы думать о замужестве, так говорит папа. — Арабелла тряхнула золотистыми кудрями. — А вас замужество удовлетворяет? — Она нанесла ответный удар.

— Я нахожу, что замужество восхитительно, — Валерия сделала эффектную паузу, — и выгодно. Не хотите ли чаю или вы предпочтете ваш обычный бурбон? — спросила она злорадно, делая выпад в свою очередь.

— Я бы не отказалась от бурбона Трея, — приторно сладко ответила Арабелла, понимая, что все в городе знали, что Трей не провел с Валерией и получаса с тех пор как женился.

— Он пьет бренди.

— А со мной пьет бурбон.

— Каждый пьет с вами бурбон, — заявила Валерия позвонив в колокольчик, — потому что ничего другого в вашем доме нет.

— Наш бурбон из Кентукки превосходен. — Росс Мак-джиннис гордился своими кентуккскими корнями в той же степени, что и семейным запасом спиртного.

— Я так не считаю. — Валерия нанесла встречный удар. — Мой папа всегда держал превосходные напитки. — Она сделала лакею, который вошел в комнату, повелительный жест. — Бурбон для мисс Макджиннис и шерри для меня. — И пока слуга наполнял бокалы, обе женщины вложили в ножны шпаги и заговорили о тривиальных вещах, касающихся погоды, хорового пения и постановки «Летней ночной мечты» на местной сцене.

Не успела дверь за лакеем закрыться, как Арабелла спросила:

— Где это вы разыскали такого красавца? — Последнее слово было особенно подчеркнуто. — Я никогда не видела его прежде. Откуда его выписали?

— Да, он новенький, но наймом прислуги занимается мой дворецкий. Почему бы вам не спросить у него?

Однака Арабелла успела заметить, как смотрела Валерия на высокого, физически хорошо развитого молодого человека. Хотя с того места, где она сидела, трудно было рассмотреть ответный взгляд лакея, когда он, поклонившись, вышел из комнаты, но могла поклясться, что этот слишком загорелый для домашнего слуги красавчик с темно-рыжими волосами подмигнул и улыбнулся Валерии.

— Как его зовут? — небрежно спросила Арабелла.

— Томас.

— А у него есть фамилия?

— Уверена, что должна быть, — сказала Валерия, слегка пожав плечами. — Обычно он откликается на Тома, — добавила она с вкрадчивой улыбкой.

— У него красивые сильные руки, — промурлыкала оценивающе Арабелла.

— В самом деле? Мне постоянно приходится напоминать ему об осторожности… — Валерия сделала деликатную паузу. — С моим фарфором и хрусталем, я имею в виду. Не хотели бы вы, чтобы я позвала его снова, чтобы еще раз наполнить ваш бокал?

— Не возражаю, — немедленно ответила Арабелла и решила, что в будущем обратит внимание на мамин выбор лакеев.

Появившись в гостиной, Томас выполнил свои обязанности выше всяких похвал, но его улыбка, когда он обратился к Валерии с обращением «мэм», была просто нахальна, хотя и очень обаятельна.

— Он несколько нахален, — заметила Арабелла после того, как лакей ушел.

— Я предпочитаю слуг с определенной… жизненной силой, — промурлыкала Валерия, — а Том, с этой точки зрения, великолепен.

— Как вы образно сказали.

— Вы мне льстите, — ответила Валерия с кривой улыбкой.

И Арабелла получила столько информации из этой улыбки, что потеряла аппетит на целый месяц.


Полное имя Тома было, между прочим, Томас Китредж Брэддок. Он был братом Блэйз по отцу и впервые они встретились две недели тому назад. Как только Тиммс объявил о его приходе, Том подошел к сестре и, сказав: «Привет, сестра», обнял ее своими ручищами. Рожденный шесть месяцев спустя после смерти отца, он только недавно узнал, что у него есть сводная сестра, Билли Брэддок постарался обеспечить будущее сына своей любовницы, но настоящее имя отца Том узнал от матери только месяц тому назад в Сан-Франциско.

— Зови меня Кит, — сказал он, целуя Блэйз в щеку. — Меня все так зовут. — И он протянул руку Хэзэрду. — У меня никогда не было зятя. Надеюсь, вы не возражаете. — И его улыбка, когда он повернулся к Блэйз, вызвала слезы на ее глазах, так он был похож на отца.

— Рад вас видеть, — любезно сказал Хэзэрд. — Добро пожаловать в нашу семью.

Засидевшись допоздна за разговорами и услышав о женитьбе Трея, Кит вызвался быть разведчиком у Валерии.

— Это будет забавно, — сказал почерневший на солнце молодой человек, искатель приключений, только что вернувшийся из трехлетнего кругосветного плавания на яхте.

— Самое интересное, — произнес Кит, — это игорный клуб и женщины в Макао. Я провел там шесть месяцев.

Никогда не знаешь, удастся ли тебе уйти живым с выигрышем. Очень увлекательно, — добавил он с усмешкой.-Извини меня, сестра, но риск, — его брови быстро поднялись, — добавляет особую остроту в отношениях с жешцинами.

— Тебе нет необходимости извиняться, — ответила Блэйз с улыбкой, — потому что все эти годы я ждала, что какой-нибудь разъяренный отец пустит пулю в Трея. Он слишком похож на тебя в поисках безрассудных приключений. — Поймав быстрый взгляд, которым обменялись Трей и Хэзэрд, она с насмешкой добавила: — Неужели вы думали, что я верила вашим объяснениям?

И Хэзэрд и Трей одновременно подумали, сколь много она действительно знает.

— На кого похожа ваша жена? — спросил Кит.

— Если ты любишь приключения… — медленно растягивая слова, произнес Трей.

— Звучит интересно. Итак, все, что я должен делать, — это следить за ней, пока переговоры не закончатся.

— Ты не должен, — вмешалась Блэйз.

— В самом деле, Кит, — сказал Хэзэрд из глубины своего любимого кресла, держа в руке бокал с бренди. — Валерия рано или поздно согласится на развод. Нет необходимости вам впутываться.

— Она красива?

Хэзэрд и Трей обменялись еще одним взглядом.

— Зависит от вашего вкуса, — нейтрально сказал Хэзэрд.

— Она очень красива, — сказала Блэйз. — Нет необходимости осторожничать со мной, дорогой, — указала она Хэзэрду. — Я достаточно хорошо разбираюсь в женщинах типа Валерии. Думаю, она делала тебе определенные намеки, — закончила она оживленно.

Хэзэрд подавился бренди.

— Видишь ли, Кит, — сказала Блэйз, — Валерия большая шутница.

Визит Арабеллы заметно осложнил жизнь Валерии; ее стали спрашивать о Томе. Распространяемые Арабеллой слухи усилили желание закончить переговоры с семьей Брэдцок-Блэк.

Валерия сначала укоряла себя за неосторожность, но потом пренебрежительно пожала плечами. Почему она должна беспокоиться? Если понадобится, чтобы Том исчез, она заплатит ему, а пока — легкая улыбка появилась у нее на лице — ей не хочется расставаться с этим обаятельным молодым человеком. Посмотрев на часы, она решила, что ее не осудят, если она слегка опоздает на обед к Брюкхиллам вечером, и позвонила в колокольчик Томасу.

Часом позже, когда служанка причесывала ее к обеду, Валерия заметила, что щеки у нее буквально горят от «жизненной силы» Томаса.

— Не надо накладывать румяна, — сказала она оживленно, — а если вы еще раз дернете мои волосы, я уволю вас без рекомендаций.-То, что Валерия была страстной женщиной, никак не влияло на практическую сторону ее натуры, и пока она сидела, наблюдая, как служанка укладывает каждый завиток ее волос, она решила, что должна быть благоразумна относительно своего будущего. После смерти отца, восстановив после рождения нежеланного ребенка фигуру, она почувствовала, что ее манят новые горизонты. Она начала обдумывать свое вхождение в общество Нью-Йорка. Белые перья цапли, думала она, будут прекрасно оттенять ее темные волосы, а вместе с сапфирами семейства Брэддок-Блэк… Затем, конечно, голубое платье — голубое всегда изумительно идет ей. И, разумеется, никому нет дела до того, что она привезет с собой лакея.


Валерия настояла на переговорах непосредственно с Треем — без адвокатов и посредников, — желая получить садистское удовольствие от его унижения. Любопытно, что больше всего Валерию задевал отказ Трея выполнять супружеские обязанности. Мужчин всегда влекла ее красота и потому Валерия сочла себя оскорбленной, полагая теперь, что своим унижением он должен расплатиться за все.

Трея, привыкшего в доме родителей к светлым просторным интерьерам, украшенным античными мотивами в соответствии со вкусами матери, всегда поражала вызывающая безвкусица обстановки в доме Валерии. Она напоминает его владелицу, с презрением подумал он, входя в гостиную.

Валерия сидела на обитом полосатой парчой стуле спиной к окну, занавешенному изящными кружевными шторами. Трею пришлось пройти через комнату, заставленную мебелью красного дерева, и миновать громоздкий стол, ножки которого были сделаны в виде звериных лап. На столе рядом с японской вазой, расписанной павлинами, стояли в серебряном кувшине тигровые линии, отбрасывавшие на Валерию желтые и черные пятна, напоминая о ее натуре хищника. Это предупреждение, подумал он, глядя на притворно скромную позу своей жены.

Она кивнула ему в ответ, и он сел на один из ее ярких стульев.

Переговоры начались в обстановке взаимной холодности.

— Сезон в Нью-Йорке недавно открылся, — сказала Валерия таким тоном, словно не было вызванного ею безумного водоворота событий, — и если мы придем сегодня к соглашению, я не пропущу слишком много празднеств.

— Твоя дочь здорова и прекрасно себя чувствует, — спокойно сказал Трей. Одетый в кожаный костюм, своим индейским видом он явно вносил диссонанс в гостиную Валерии.

— Дети меня не интересуют.

— Жаль, что ты не подумала об этом раньше.

— Уверена, что о ребенке позаботятся на ранчо медицинские сестры.

— Сестер на ранчо нет. К счастью, есть моя мать и нянюшки.

Он не собирался сообщать, как много значит для него Бэлли. Для Валерии это было бы лишней козырной картой в вымогательстве, которой она могла воспользоваться. Правда, на этот случай он держал в резерве Кита.

— Если тебе это доставит удовольствие, — сказала Валерия неискренним тоном, — мы можем обсудить мои обязанности по отношению к дочери. Если мы, конечно, договоримся.

— Грандиозно. Твое великодушие восхищает. — Он устроился поудобнее в кресле и вытянул ноги.

Голубые глаза Валерии сузились при виде дерзости и небрежности его позы, словно бы переговоры не представляли никакого интереса для него, и впервые она обнаружила свой гнев.

— Тебе следует быть настоящим мужем, Трей, дорогой.

— Из меня не очень хороший актер, Валерия, дорогуша, — ответил он с тем же самым злорадством, которое слышалось в ее голосе.

— К сожалению, — сказала она со злобой, вены на ее шее вздулись, — это дефект, который будет тебе дорого стоить.

— Не дороже, чем ты обходишься мне. — Трей кротко улыбнулся. — Я к этому приучен.

— Ты помчишься за той женщиной, после того как получишь развод?

Мысль о том, что Трей беспокоится о другой женщине, была для Валерии непереносима. С тех пор как ее соперница уехала, Трей избегал женской компании, и это уязвляло Валерию, которая не привыкла получать отказ от мужчины. «Что такого особенного было в этой девчонке с фермы?» — спрашивала себя неоднократно Валерия.

— Ходят разговоры, что ты перестал быть после нее мужчиной, — промурлыкала Валерия мстительно. На скулах Трея заходили желваки, но голос, когда он ответил, был спокоен.

— Ты не в том положении, чтобы проверять, о чем говорят, и не твое дело, что я буду делать после развода. Могу заметить только, что после развода другая часть страны будет полезнее для твоего здоровья.

— Ты угрожаешь мне?

— Чтобы я угрожал женщине?.. Заметь, — добавил он, стряхнув невидимую пылинку с рукава, — я не сказал «леди».

— Твоя репутация не выдержит смерти двоих из семьи Стюартов. — В голосе не было страха, только размышление. — А ты не джентльмен.

— Моя репутация куда прочнее твоей, Валерия. — Твердая линия его рта выражала гнев. — И я никогда не говорил, что я им был, джентльменом.

— Это ты убил отца? — спросила она небрежно, скорее, с любопытством, чем с подозрением.

Сидя напротив нее, Трей пристально посмотрел на Валерию. Таким голосом она могла бы поинтересоваться, подумал он, глядя на ее спокойное красивое лицо, какая сегодня погода.

— Вовсе нет, — ответил он. — У твоего отца была тысяча врагов, выстроившихся в очередь передо мной. Он годами издевался над людьми. Теперь завершим обмен любезностями, — сказал он с учтивой язвительностью, глядя на нее из-под темных бровей. — Почему бы, тебе не назвать цену, и не приступить к обсуждению?

Легкое пожатие плечами, ничего больше, и она ответила:

— Думаю, что мы должны обговорить ситуацию в целом. В контракте обозначены мои права на владение домом и остальной недвижимостью…

— Валерия, — сказал Трей, ошеломленный, — у нас в компании двадцать четыре юриста. Если бы я хотел знать их мнение, все, что я должен был бы сделать, — это отправиться в офис… или выслушать Дэзи за чаем. Давай договоримся об основном. — Он поднял бровь. — Ты понимаешь, я имею в виду деньги.

— Я хочу особняк на Парк-авеню. — Понятливость всегда была ее сильной стороной.

— Узнаю Валерию, которую мы все знаем и так любим. Надеюсь, — продолжил он дерзко, — что цена не будет чрезмерной.

— Мне нужен экипаж с четверкой лошадей и выездные лакеи, — заявила она смело, с неменьшей дерзостью. — А также прислуга.

— Почему бы, нам не обсудить стиль мебели? Меня интересует цена, — сказал Трей саркастически и напрягся от возбуждения. — Великий Боже, Валерия, мне наплевать, где ты будешь жить и какой ты предпочитаешь стиль. Я совершенно откровенен, и, если ты так умна, как кажешься, прими это как предупреждение. Мне наплевать, будешь ли ты жить вообще. Сколько, черт тебя возьми, я должен заплатить?!

Она оценила прозвучавшую угрозу и решила твердо, что будет настаивать на самой большой сумме денег, которую могла вообразить. Трей назовет свою сумму, и где-то посредине они столкуются. Глубоко вздохнув, она назвала сумму.

Трей молчаливо посмотрел на нее, руки сжались в кулаки у него на коленях, но по лицу ничего нельзя было понять.

Это большие деньги, — сказал он спокойно. — Предполагается, что я буду умолять тебя о милости?

Практичность тут же перевесила неделовое чувство мести, и Валерия подумала, не следует ли ей уменьшить свои аппетиты? Следует ли упоминать, что она уедет из города? А может быть, стоять на своем до конца?

— Отвечаю. — Слова звучали твердо и спокойно. — Ты хочешь, чтобы я лизал тебе пятки из-за развода? — И Трей подумал о том, что пора выводить на авансцену Кита Брэддока.

Было что-то мертвящее в спокойной угрозе его голоса и Валерия в первый раз с тех пор, как начался торг, посмотрела на него внимательно.

— Нет, — ответила она благоразумно, глядя на выражение его лица.

— Вот это, — пробормотал он, — правильный ответ — И вытащив чековую книжку из кармана своей куртки, сказал: — Ты получишь все, Валерия, но если ты когда-нибудь приблизишься к кому-нибудь из нашей семьи, я убью тебя.

Не дожидаясь ее ответа, Трей дописал цифры и толкнул бумагу через стол к ней. Поднявшись, он встал, нависнув над Валерией, ширина его плеч под мягкой кожей в который раз поразила Валерию.

— Я бы отдал много больше, — сказал он, и легкая улыбка появилась на его красивом лице. Деньги были вторичны для него; он хотел, чтобы она исчезла из его жизни без шума и публичного скандала. — Счастливого пути, Валерия.

Она схватила чек, и ее мысли явно отразились на лице.

— Если ты его порвешь, то другого не получишь. — В его голосе слышалась властность шестнадцати поколений вождей; он дошел до точки.

Валерия сразу же это поняла, как услышала его слова. Сложив чек, она спрятала его за корсаж.

— Надеюсь, что ты никогда не найдешь ее, — прошипела она мстительно, возвращая удар.

— А я надеюсь, что Нью-Йорк разведет мосты, когда узнает о твоем приезде, радость моя.

Он направился к двери, чувствуя себя свободным человеком впервые за последние месяцы.

— Между прочим, — сказал он, поворачиваясь, -Том сказал, что ты наиболее привлекательная женщина, которую он когда-либо знал. Я согласен с ним.


Трей и Кит засиделись за бренди в этот вечер, после того как все отправились спать, произнося тосты за освобождение Трея. Развод, сказал Хэзэрд, будет быстрым. С помощью надежных и верных людей весь процесс займет не более двух недель.

— За свободу и счастье, — провозгласил Кит радостно.

— За развод, — пробормотал Трей, — и открывающиеся перспективы. — Он никогда в жизни не был ни с кем связан так, как это удалось сделать Валерии, и надеялся, что больше этого не повторится.

— За перспективы в Макао… там все открыто. Двадцать четыре часа в сутки. Тебе понравится… ничем не ограниченные удовольствия, а после Макао мы поедем охотиться на крокодилов в Новую Гвинею.

— Это так же опасно, как ложиться в постель с Валерией? — сказал Трей сардонически.

— Конечно, нет, — ухмыльнулся. Кит. — Все-таки во время охоты есть ружье. С Валерией чувствуешь себя безоружным. — Его брови поднялись. — Кроме того, ей нравится командовать в постели.

— Очень характерно для нее, — сказал Трей тихо.

— За послушных женщин, — жизнерадостно произнес Кит.

— За развод.

— Смогу я сегодня вечером услышать объективного собеседника? — спросил Кит безмятежно, его зеленые глаза сверкали.

Но меланхолия Трея увеличивалась, вместо того чтобы уменьшаться.

— Не следует грустить, — предостерег Кит, его улыбка была доброй, — ни сегодня, ни в будущем.

Трей постарался перебороть мрачное настроение, которое все больше и больше охватывало его. Если Импрес все еще ждет, его сегодняшний вечер должен быть радостным.

— Все разрядилось, — сказал он так тихо, что Кит едва услышал его. — Ты не замечал, что предвкушение часто превосходит случившееся? — Он пожал плечами, поднял бокал и осушил его.

— Разве никогда женщина не уходила от тебя прежде — Хотя вопрос был прямой, голос у Кита был нейтральный, он с самым безмятежным видом развалился в кресле.

Трей окинул взглядом Кита и подумал, прежде чем ответить.

— Нет, — ответил он, наполняя бокал. — А от тебя?

— Нет.

Трей засмеялся.

— Тогда ты понимаешь. — Соскользнув глубже в кресло, он откинул голову. — Дело не в уходе, — сказал он, пытаясь объяснить. — Я не так эгоцентричен. Просто эта женщина измучила меня.

— Почему? — Симпатия и серьезность были в вопросе Кита.

— Если бы я знал. Она была… — Трей вздохнул. — Всем — горячей и холодной, мягкой и жесткой как сталь, и чертовски живой. — Его голос упал, и в короткой усмешке на секунду блеснули зубы. — Искательница приключений, которой Валерия в подметки не годится.

— У Валерии, конечно, определенный талант, — признал Кит, — но ты еще не был в Макао. Женщины там… — Он ухмыльнулся. — Моя яхта, между прочим, в Сан-Франциско. Что может быть лучше того, чтобы забыть… как ее имя?

— Импрес.

Брови Кита поднялись.

— Интересное имечко.

— Оно очень подходит ей, — сказал Трей. — Стерва.

Глава 18

Осень Импрес проводила уединенно в Париже, ожидая рождения ребенка и принимая только близких друзей. Она все лето старалась вычеркнуть из своей памяти образ высокого темноволосого полуиндейца, принимая участие во всех развлечениях, посещая магазины и танцевальные вечера, на которых мужчины уделяли ей огромное внимание. Ей хотелось надеяться, что время и светская жизнь помогут преодолеть невыразимое желание, отвлекут от воспоминаний, а поток развлечений сделает Трея не более чем тусклым воспоминанием.

Афоризм «время лечит все», несмотря на прошедшие месяцы, оказался в отношении ее ужасно несправедлив. Трей был сокровищем, о котором она думала с грустью, и которое было невозможно выбросить из памяти. Однако Импрес была непреклонна в том, что Трей не должен знать о ее беременности. Если бы любил, то, конечно же, приехал бы. Но он не приехал, и Импрес догадывалась почему. Неугомонный и быстро воспламеняющийся, он наверняка увлекся кем-то еще. Полный надменности образ Валерии возник в ее памяти, наложившись на бесконечный ряд других самодовольных женщин. Трей не заслуживает того, чтобы знать о ее ребенке, подумала Импрес в раздражении, и затем ужасная мысль, горькая и мрачная, больно задела ее сердце: если бы он и узнал, то все равно не приехал бы.

Сидя в семейном розарии фамильного дома под теплым осенним солнцем, так же, как и много раз в прошлом, вдыхая сладковатый аромат поздних роз, Импрес подумала: а не были ли годы изгнания просто сном? Казалось, будто она никогда не покидала этого уединенного, окруженного стенами сада с фонтаном и тщательно подметенными дорожками.

Но в следующий момент толчок ребенка под сердцем вновь вернул ее к реальности. Она уже не та молоденькая наивная девушка, которая ждет, что папа и мама выйдут из разных французских дверей и помогут советом и делом. Ответственность за семью грубо оборвала ее детство, а Трей Брэддок-Блэк сделал ее женщиной в полной мере. Ей следует ненавидеть его, и Импрес будет ненавидеть, но вовсе не как обманутая любовница, ведь она любит его. Любовь и ненависть существовали неотделимо друг от друга. И за все месяцы со времени отъезда из Монтаны она была не в состоянии найти путеводную нить, которая вывела бы ее из этого лабиринта и принесла душе покой.

Он не побеспокоился о том, чтобы приехать за ней, подумала Импрес с тихим вздохом, хорошо сознавая наивность своей мысли, будто она чем-то отличается от других женщин в его жизни. Как нелеп тот романтизм, решила она в следующий момент. Разве возможно, чтобы жизнь Трея Брэддок-Блэка могла оказаться из-за нее в тупике? Хрупкие мечты против суровой действительности.

— Интересно, что он делает сейчас? — задумчиво произнесла она.

Заполнила ли его жизнь новая любовница или, может быть, жена со своими любимыми цветами или покупкой новых платьев?


Трей в это время лежал на пожелтевшей осенней траве, а неподалеку пасся Рэлли. Конь пощипывал траву, поднимая иногда голову и смотря на Трея, словно бы прислушиваясь к тому, что рассказывал ему об Импрес сам хозяин. Обнаженный по пояс, со сброшенными мокасинами Трей удобно разлегся на траве и загорал под теплым не по сезону солнцем.

— Ей бы понравилось здесь, — сказал он, глядя на стремительный ручей, который обегал маленький лужок. — Это место так похоже на их участок в горах.

Но сейчас же он вспомнил, что Гай теперь граф, и маленький домик в Монтане, наверное, уже забыт, как и все остальное.

— Ты знаешь, Рэлли, — сказал он нежно, — я не думаю, что Импрес Джордан восхищалась бы простотой этой горной красоты. Она отправилась искать пастбища позеленей, туда, где блещет позолота аристократической мишуры.


Размышления Импрес были внезапно прерваны громким криком Эдуарда, и она тревожно обернулась, но, слава Богу, ничего не случилось. Однако лицо малыша расплылось в улыбке, когда он бежал к ней. Импрес улыбнулась в ответ младшему брату, изо всех сил несущемуся к ней, счастливая от того, что он счастлив. Она не единственная, кто скучает по Трею: Эдуард все еще спал вместе со снегоступами, которые он взял из Монтаны.

Внезапно Импрес выдохнула в солнечное небо:

— Почему ты не приехал за нами, Трей?

Она отчаянно скучала по нему сегодня, по его объятиям, теплу, красоте улыбки.

— У кошки Тома котята! — пронзительно кричал Эдуард, его короткие ножки трудились, преодолевая последние ярды. — Я хочу таких же!

Импрес ласково обняла брата.

— Пойдем посмотрим! — кричал он. Возбуждение так и плясало в его глазах.

И сияющий образ Трея был на время вытеснен теплыми объятиями малыша и громкими выражениями его восторга.


Месяц спустя известный врач-акушер, которого приглашали во все аристократические семьи, печально покачал головой и сказал Аделаиде:

— Больше я ничего не могу сделать.

В большой комнате, пропитанной запахом лекарств, было душно, и в предрассветные часы только уныние воцарилось в ней, словно сумрак из темных углов окутал всех, кто здесь собрался.

Импрес мучилась в родах полтора дня. Тридцать шесть часов непрерывных схваток, неистовой боли и тщетного ожидания. Ребенок был расположен ягодицами вперед, и доктор ничего не мог сделать.

— Природа берет свое, — проговорил он после тоге, как пульс Импрес стал катастрофически падать, а крики, которые она издавала несколько часов подряд в приступах боли, затихли.

— Вы просто невежа! — прошипела Аделаида.

Она проклинала его бессилие, ругая себя за то, что не выгнала этого доктора раньше. Хотя он и присутствовал при двух ее родах, степень его непрофессионализма стала ей ясна только теперь.

Ужаснувшись, Аделаида послала за Беатрис, накричав на слуг, которые бросились на лихорадочные поиски старой няни. Беатрис была для Аделаиды больше матерью, чем ее собственная, и во времена опасности или горя она всегда звала ее.

Примерно через двадцать минут старая няня показалась на лестнице, и Аделаида ударилась в слезы.

— Я должна была позвать тебя раньше, — проговорила она сквозь душившие ее рыдания.

Беатрис успокаивающе погладила ее и затем спокойным голосом, которым она прекращала все страхи в детстве, сказала:

— Тише, тише, дитя мое. Я здесь, и ты должна быть мужественной.

Успокоив своего взрослого ребенка, она прошептала:

— Пойдем, — и коснулась кончика носа Аделаиды, как она всегда делала, чтобы польстить ей, — помой руки и помоги мне.

Не дожидаясь ответа, старая женщина направилась к фарфоровой раковине в углу комнаты и стала тщательно намыливать руки.

— Нам не нужен этот глупый врач, чтобы ребенок появился на свет. Моя мама и бабушка рожали детей задолго до того, как эти доктора появились на свет.

— Слава Богу, — сказала Аделаида со вздохом облегчения.

— Не благодари Бога, — ответила прагматично старая крестьянка, проворно вытирая руки. — Я буду более полезна, но если хочешь молиться, то молись за то, чтобы утроба этой молодой женщины выдержала. Мы будем переворачивать ребенка.

Это был жестокий, напряженный процесс, и Аделаида послушно выполняла все приказы Беатрис держать или давить, как только старуха отдавала свои распоряжения.

— Не так! Не так! — закричала она однажды, когда давление Аделаиды ослабло, и ребенок скользнул обратно.

Аделаида заплакала, видя, что их маленький успех мгновенно сошел на нет, руки ее устало опустились.

— Вытри глаза, детка, и начнем сначала, — спокойно сказала Беатрис, хотя и сама уже побаивалась за Импрес. Пульс у нее был прерывистый, слабый, работа шла медленно. Во время этих утомительных операций Импрес оставалась в бессознательном состоянии, но ее глаза несколько раз все же открылись в беспокойном волнении.

Трей! — вскрикнула однажды она громко, наполовину поднявшись, словно увидела привидение. — Не говорите Трею, — прошептала она, скользнув обратно во мрак забытья.

Она не в себе, решила Аделаида, устраивая ее поудобнее и ласково поглаживая по плечу.

— Трей — ласкательное имя ее мужа, — пробормотала сестра, когда Беатрис подняла глаза. — Он умер в Америке шесть месяцев тому назад.

— Бедное дитя, — выдохнула Беатрис негромко, подживая маленькую темную головку, когда ребенок Импрес наконец-то появился на свет. — Мы должны заставить твою маму жить, чтобы ты не был сиротой.

Мальчик был сильный и здоровый, со смуглой кожей редкими волосами; после того как его вытерли, он смотрел на всех огромными блестящими светлыми глазами которые больше любых слов говорили о его происхождении.

— Его отец был американцем, — сказала Беатрис, пристально глядя на ребенка, лежащего у нее на руках. — Я имею в виду самых первых, индейцев.

Аделаида посмотрела на крепыша и не увидела никакой схожести с белокурой миниатюрной матерью:

— Она говорила, что он очень красив и черноволос.

— А она говорила, что он краснокожий?

— Нет, — ответила Аделаида тихо.

— Ну, он им и был, — заявила Беатрис безапелляционно, — и ему бы понравился сильный здоровый мальчуган.

Повернувшись к Импрес, которая была бледна как смерть, Беатрис протянула ребенка Аделаиде и вытащила маленькую бутылочку из плетеной ивовой корзинки, которую привезла с собой. С величайшим терпением она заставила Импрес проглотить черную жидкость из ложки.

— Теперь кровотечения не будет, — сказала Беатрис с удовлетворением, — и ребенок не останется в этом мире сиротой.

Когда через несколько минут Импрес очнулась, Беатрис уже выкупала ребенка и завернула его в снежно-белое полотенце.

— Я хочу подержать его, — прошептала Импрес. Беатрис положила ребенка рядом с ней.

Импрес приподнялась, опершись на локоть, чтобы взглянуть на малыша, и слезы покатились у нее по щекам.

Ее крошка смотрел на нее глазами Трея. Разве может быть такое сходство? — подумала она с изумлением и слегка коснулась мягкой бархатистости темной брови.

— Я люблю тебя, — прошептала она.


Холодным декабрьским утром Трей, неся на руках Бэлли, вошел в комнату, в которой завтракали родители.

— Куда это ты задумал ехать? — участливым тоном предполагавшим, что он переменит решение, спросила Блэйз.

Не собираясь прислушиваться ни к материнским, ни к каким другим предложениям, Трей дружелюбно ответил вопросом на вопрос:

— Как мы выглядим, мама?..

Он был одет в брюки из оленьей кожи, на нем было пальто с капюшоном и отороченные мехом мокасины, Бэлли была упакована в меховой конверт.

— Ты понимаешь, как сейчас холодно?

Блэйз посмотрела на Хэзэрда, ища поддержки, но он только улыбнулся и сказал:

— Сегодня ветер с северо-запада.

— От тебя много помощи, — пробормотала Блэйз.

— Мама, Бэлли любит прогулки, и хотя ничего не говорит, но взгляни на ее глаза. Видишь? — И он с чувством исполненного долга показал ее Блэйз. — Теперь налейте мне горячего шоколада, я выпью его и отправлюсь на конюшню.

— Ты бесчувственный человек, — проворчала Блэйз. — Что, если она замерзнет?

— На ней меха больше, чем на белом медведе в Арктике, и вовсе я не бесчувственный, она говорила мне, что хочет поехать кататься, — закончил он с ухмылкой и, забрав шапку, отправился к двери.

— Ты едешь с нами в Вашингтон? — спросил Хэзэрд, поставив свою чашку с кофе. — Лоуэлл спрашивал меня на днях, а я не знал, что ответить.

Теперь, когда Монтана стала полноправным штатом, о делегаты могли голосовать, и каждый, имевший свои интересы, стремился быть на сессии конгресса.

Трей повернулся.

— Когда вы едете?

— После Рождества.

— Не знаю, правда, могу ли я быть на уровне тех схваток, которые идут в Вашингтоне, — сказал Трей со слабой усмешкой. — А если я не поеду?

— Ты будешь скучать по Бэлли.

— В таком случае, я отправляюсь с вами в Вашингтон.

— Ты всегда был разумным мальчиком, — приветливо произнесла Блэйз.

— Бэлли — большая радость для него, — сказал Хэзэрд после того, как Трей ушел. — Она отвлекает его от мыслей об Импрес.

— Знаю, но я хотела бы, чтобы он поиграл с ней сегодня в детской. Слишком холодно, а Бэлли всего три месяца.

— Когда Трею было три месяца, — напомнил ей Хэзэрд мягко, — мы были в лагере на руднике. — Он улыбнулся.

— Ты помнишь те дни?

Словно это было вчера, Блэйз увидела Хэзэрда, стоящим в утреннем тумане, сквозь который пробивались первые солнечные лучи.

— Я помню цветы на твоей шее, — ответила она нежно.

— Ты покорила мое сердце в то утро, родная, и я хотел украсть для тебя всех лошадей на равнине. — Их глаза встретились, и особая энергия, которая существовала между ними, вспыхнула, жизнестойкая и вечная.

— Как будто это было вчера, Джон.

— Да, словно годы были одной вспышкой, и мы не заметили ее.

— Это были хорошие годы, не так ли, — прошептал Блэйз, — несмотря на то, что большинства наших детей нет с нами.

Хэзэрд поднялся из кресла прежде, чем скатилась первая слезинка, подошел к жене и обнял ее.

— Не плачь, родная, — прошептал он ей в ухо, прижимая Блэйз к груди. Его глаза блестели от переживаний. Они были с нами долгое время. Подумай о счастье, которое мы разделили.

Подняв голову с его плеча, Блэйз поцеловала Хэзэрда в место, где резкая черта его скулы переходила в ухо.

— Я нашла тебя в этом огромном мире. — Обожание было в ее влажных глазах, на которых не просохли слезы. — Мы были так счастливы.

Он нежно поцеловал ее и улыбнулся быстрой сияющей улыбкой, которая всегда восхищала ее.

— Мы и сейчас счастливы, — сказал он.


Кит уехал на Рождество к матери; семья Брэддок-Блэк провела Рождество на ранчо и вскоре после нового года отправилась в Вашингтон. Они пробыли там три недели, когда пришло второе письмо от Гая, переправленное с ранчо. Он писал об общих новостях, уже слегка устаревших; упоминал о дождях, о том, как вырос Эдуард, о своих занятиях, и о том, чем занимаются девочки, и как все скучают по Трею. В конце этого заурядного перечня событий Трей прочитал: «Пресси себя уже хорошо чувствует. Она едва не умерла в прошлом месяце».

«Она едва не умерла», — мелькнула в уме грохочущая мысль.

Трей вскочил так внезапно, что кресло, на котором он сидел, опрокинулось. Он едет во Францию! Колокола страха затихли, и приподнятое настроение охватило его.

Неважно, хочет ли Импрес видеть его. Видеть ее хочет он, пусть даже она стала совсем другой в космополитическом Париже. Трей страстно желал увидеть, как ее зеленые глаза зажигаются золотыми искорками, когда она улыбается. Трей хотел прочитать в ее глазах правду. Может быть, поездка во Францию не самое мудрое решение, но он получил удовольствие от того, что отказался от практичной благоразумности. В конце концов, путешествие поможет развеять скуку.

Объяснение его с родителями было кратким, поспешным и, как ни странно, жизнерадостным.

— Первой я сказал об этом Бэлли, — воскликнул он, влетая в кабинет, где Хэзэрд и Блэйз сидели напротив друг друга — Я скоро вернусь, объяснил я ей, хотя не предполагаю, что она все поняла. Может быть, стоило взять ее с собой, — продолжил он, опускаясь в кресло рядом с матерью. — Но с твоими представлениями, мама, боюсь, буду вовлечен в кровавую битву, и так как я послушный и обязательный сын, то уступаю вашим желаниям.

Блэйз и Хэзэрд переглянулись, и Хэзэрд недоумевающее пожал плечами.

— Дорогой мой, — сказала Блэйз, — это решение столь же скоропалительно, сколь и неблагоразумно. Зачем ты едешь?

— Импрес едва не умерла, — ответил Трей с тем выражением, которое его родители принимали за чрезмерное оживление.

— Как ты узнал об этом? — спросил Хэзэрд.

— Гай написал. Не знаю деталей, но решил ехать в Париж. Я мог бы вновь увидеть Эрика, да и герцогиня де Суасон прислала, по меньшей мере, дюжину приглашений за последние полгода.

— Как Эсти? — спросила Блэйз, знакомая с пристрастием герцогини к ее сыну.

Трей небрежно пожал плечами:

— Прекрасно, я думаю. Ты знаешь, Эсти держит открытый дом. Последнее ее увлечение — экспрессионизм.

Импрессионизм, как она объяснила мне в письме, прошел. Может быть, она проведет меня по студиям, и я куплю некоторые новые работы.

— Когда ты уезжаешь? — спросил Хэзэрд.

— Через час, — сказал Трей, быстро поднимаясь, — Я пришлю вам каблограмму из Парижа. Напомните Бэлли что я не оставлю ее надолго!

Он уже был на полпути к двери, когда Блэйз смогла спросить:

— Дорогой, ты ни в чем не нуждаешься?

— Нет, спасибо, мама, у меня все есть. — Улыбка у него была ослепительная.

Когда дверь за ним закрылась, Хэзэрд сердито сказал:

— Давно пора.

— Ты так считаешь? — спросила Блэйз с улыбкой.

— Давно было пора упрямому дураку поехать за ней. Черт меня побери, я был почти готов поехать за ней сам, чтобы только избавить его от этой дьявольской хандры.

— Он такой же упрямый, как и ты, дорогой.

— Он более упрям, чем я, — ответил Хэзэрд с поддразнивающей улыбкой. — Он в тебя.

Блэйз не стала спорить, хорошо зная свой своевольный нрав.

— Ты уж скажешь, — заметила она со скрытой материнской гордостью.

Хэзэрд засмеялся:

— Конечно, родная, он — твоя копия.


Путешествие заняло у Трея шесть дней. Это были шесть дней нетерпения, размышлений и мечтаний. Трей уговаривал себя, что не следует ничего ожидать, чтобы избежать разочарования, напоминал себе, что никто его не приглашал в дом Импрес. Он не написал о своем приезде, а ее чувства могли измениться. Но он просто хочет увидеть ее и убедиться, что с ней все в порядке.

Глава 19

За два месяца, что прошли со дня рождения Макса, Импресс неоднократно порывалась написать Трею о том, что у него есть сын — Максимилиан Лорен Сен-Джюс де Жордан. Сходство было столь очевидно, что Трей не мог бы отрицать своего отцовства. У Макса были светлые глаза и шелковистые черные волосы, и, когда он улыбнулся первый раз, мучительные воспоминания буквально затопили Импрес неудержимой волной. У него была манера отца улыбаться медленно, а затем вдруг словно засиять теплом, подобно утреннему солнцу.

Но в итоге она рвала все свои письма, так как не могла найти нужных слов. Сначала она пыталась писать дружелюбно, потом холодно и объективно, и, наконец, даже от третьего лица. Ей хотелось рассказать Трею о сыне и о радости, которую он ей доставляет. Однако каждый раз фразы получались неуклюжими, словно в официальном прошении, кроме того, она слишком живо помнила его негодование по поводу беременности Валерии и многочисленных отцов обманутых им девушек. Поэтому так и не отправила письма, отказываясь просить его любить сына по обязанности.

Совсем недавно Импрес вновь начала принимать гостей, уступая не столько своему желанию, сколько настояниям Аделаиды, которая видела, что Импрес, несмотря на вдовство, осаждают многочисленные поклонники.

И действительно, мужчины были ослеплены женщиной, которую они помнили неуклюжим подростком, а теперь увидели наделенной редкой, изысканной красотой, напоминавшей прекрасные творения Ботичелли. Ее волосы, в которых, казалось, навсегда заблудились солнечные лучи, были так непослушны, что она не могла, как ни пыталась, уложить свои кудри в строгую прическу, пристойную вдовству. А взгляд зеленых глаз, обрамленных пушистыми темными ресницами, был настолько томным, когда Импрес поднимала их, что ее немедленно окрестили Зеленой Искусительницей.

Небрежное безразличие Импрес к поклонникам воспринималось как вызов. Однако, какие бы, объяснения ни давались ее чувствам, споров о красоте Зеленой Искусительницы не было. Она была в самом расцвете — опьяняющая золотистая одалиска, более всего желанная за загадочное стремление к уединению. Каждый молодой человек надеялся, что будет тем, кого она, в конце концов, выберет, чтобы положить конец своему одиночеству.

Бывшая графиня де Жордан уже получила много искренних и самых респектабельных предложений руки и сердца, но всем давала один и тот же ответ: после года траура она рассмотрит предложения серьезно. В споре за благоволение Зеленой Искусительницы два претендента — герцог де Век и принц Ипполит де Морней — больше других рассчитывали добиться успеха.

Предложение герцога де Век, однако, как все понимали, было ограничено тем фактом, что он женат, что, правда, нисколько не мешало его репутации выдающегося покорителя женщин Парижа. Богатство, красота и откровенный чувственный шарм счастливо сочетались в нем, давая все преимущества во взаимоотношениях с женщинами. Его соперник, принц Ипполит, был, зато моложе и романтичнее. Попав под влияние Импрес, он начал даже сочинять сонеты и стал серьезнее относиться к требованиям своей матери обзавестись женой.

Настойчивые ухаживания обоих кавалеров, и не только их, продолжались до того времени, пока Импрес не удалилась, чтобы подготовиться к рождению ребенка. Теперь она вернулась в общество — еще более прекрасная, если только это было возможно, — и в ее гостиной стало тесно от энергичных мужчин, добивающихся ее благосклонности.

В этой напряженной атмосфере соперничества и должен был появиться Трей через два часа после своего прибытия в Париж.

В течение всего шестидневного путешествия настроение Трея колебалось от состояния блаженства до мрачного негодования. Перечитывая многократно письмо Гая, он ощущал радость от того, что Импрес жива, и это был искренний порыв души. Но потом, чаще всего после нескольких глотков бренди, его заполняла горечь, вытес-няюшая счастливое ожидание.

Импрес говорила, что напишет, мрачно размышлял Трей, но она этого не сделала. Неужели корысть перевесила все остальные чувства в ее душе и достаточно было разговора с Валерией, чтобы прийти к убеждению, что он никогда не женится на ней? Перебирая в памяти прошедшие месяцы, Трей приходил к выводу, что пылкая натура Импрес была по сути предпринимательской: продуманное решение приехать в Елену и предложить себя на продажу, борьба за его жизнь, вызванная, по всей вероятности, страхом, что он умрет и чек не оплатят в банке, наконец, стычка с Валерией, которая скорее рассердила, чем расстроила ее.

В этих мрачных размышлениях Импрес рисовалась Трею самой прагматичной из всех женщин, которых он когда-либо знал. Даже в соответствующем обществе пограничного штата белые женщины никогда не выставляли себя на продажу на аукционе в борделе. А ее обещание тем вечером на ранчо, когда Импрес говорила, что будет ждать его во Франции, — такое холодное и рассудительное?


Был уже почти вечер, когда Трей прибыл в Париж. Он зарегистрировался в отеле, принял ванну и, быстро просмотрев три взятых с собой сюртука, выбрал черный. Перчатки? Никаких перчаток. Деньги? Он сунул несколько крупных купюр в карман и быстро прошел через коридор к выходу, у которого его ожидал экипаж.

Трей не был подготовлен к роскоши дома семейства Жордан. И тем более не был готов к тому, что высокомерный дворецкий назовет Импрес миссис Теренс Майлс. Мгновенной реакцией на новость о том, что она замужем, была неприязнь, хотя, с горечью заключил он, следовало предположить это. Разве Гай не сообщал, в своем первом письме, что Пресси побеспокоилась обо всем? — подумал он удрученно.

Когда дверь в гостиную распахнулась и мажордом известил о его приходе, Трей был совершенно обескуражен толпой мужчин, окружавших Импрес, сидевшую в центре, словно королева среди придворных. Первым его откликом на знакомый запах фиалок было мгновенное непроизвольное желание. Даже с завязанными глазами он бы определил, что Импрес находится в комнате.

Увидев его, пораженная Импрес задохнулась, кровь отхлынула от ее лица. Наконец-то он приехал, была первая мысль, вспыхнувшая в ее мозгу.

Взоры присутствующих также обратились к открытой двери. Там стоял державшийся с естественной грацией и врожденным достоинством молодой человек, выглядевший с головы до пят настоящим индейцем. Высокий, прекрасно сложенный, с блестящими волосами, черными как вороново крыло, отливающими в тех местах, куда падал свет, синевой, и кожей бронзового оттенка, он вызывал в сознании всех образ нецивилизованного Запада. Черная визитка, которую он надел на жилет лимонно-лазурного оттенка, скорее подчеркивала, чем смягчала, ощущение физической мужественности. И когда он во внезапно наступившей тишине улыбнулся, его светлые глаза сузились, а изгиб губ придал его лицу хищное выражение.

Словно налетевший внезапно порыв бури оглушил и захватил врасплох присутствующих мужчин; очевидная растерянность Импрес была необычна для них, привыкших к ее самообладанию.

Трей, в свою очередь, никак не ожидал увидеть рядом Импрес — как бы точнее сказать — ватагу распаленных мужчин, и инстинктивная неуправляемая ревность захватила его. Теперь понятно, почему она не побеспокоилась о том, чтобы написать, подумал Трей. Его мерцающие глаза оглядели мужчин, в некоторых из которых он признал друзей Эсти. Высокие и низкие, мускулистые и худые старые и молодые, одни в верховой одежде, словно бы только что вернулись из поездки в Буа, другие — в предписанном этикетом дневном платье.

Но все богатые.

Это он понял мгновенно.

«Не обращай внимания», — сказал себе Трей. Усилием воли он подавил желание наброситься с кулаками на всех. Однако не следовало забывать, что это парижская гостиная. Поэтому, когда Трей заговорил, голос у него был ровный, тон — изысканно-вежливый, а его американское протяжное произношение только подчеркнуло беглость превосходной французской речи. Подобно многим богатым молодым людям, он оттачивал знание языка в поездках за границу.

— Добрый день, мадемуазель Жордан, — сказал он, умышленно не употребляя ее нового имени, предусматривая возможность, что один из этих мужчин ее муж. — Вы выглядите… — Он сделал паузу, смело осмотрев ее с ног до головы. Если она и была близка к смерти месяц тому назад, то теперь не было никаких признаков болезни.-…Изумительно здоровой.

Последние два слова были произнесены с ленивым чувственным подчеркиванием, а его взгляд задержался на сильно декольтированном платье. Взором знатока Трей отметил, что ее груди стали заметно больше.

Дерзкие слова Трея и его взгляд вернули румянец, на щеки Импрес, в то время как шок, вызванный его появлением, заставил затрепетать ее чувства. Первым, инстинктивным порывом было беспокойство за Макса и раздражение от нежелания Трея назвать ее новым именем. Раздражение, переходящее в гнев.

Как это похоже на Трея, подумала она, ворваться в ее жизнь, уверенным в успехе, со своими показными блестящими манерами, с небрежным растягиванием слов, намекающим на свои права на нее. Интересно, осталась ли его жена в Монтане или приехала в Париж и ожидает его в номере какого-нибудь роскошного отеля? А может быть, он разведен? Зачем он приехал сюда после стольких месяцев? Вопросы, на которые не было ответа, да она и не собиралась принимать какие-либо решения после внезапного появления Трея. Она слишком долго боролась за то, чтобы унять страстную тоску, чтобы уменьшить полную танталовых мук память о Трее до контролируемого уровня. Она не позволит ему, решила она горячо, небрежно ворваться в свою жизнь и разрушить с таким трудом завоеванное спокойствие.

Как и Импрес, герцог де Век немедленно возмутился собственническим тоном Трея. Только недавно Импрес начала отвечать на его изысканные ухаживания с дразнящей улыбкой, которую он находил очаровательной и ободряющей. Из своего богатого опыта он знал, что молодые вдовы — лучшие любовницы, а с тех пор, как родила ребенка, графиня выглядела поразительно соблазнительно. Ходили слухи, что она настаивает на том, чтобы самой кормить ребенка. Неслыханная вещь в их кругу, но он находил восхитительной эту независимость от мнения света. Он ожидал, что она будет так же нетрадиционна в других аспектах своей жизни, и уже выбрал ожерелье из горящих рубинов в качестве памяти о первой, проведенной вместе ночи. Этот краснокожий со слишком длинными волосами и вызывающей самонадеянностью раздражал его, и, повернувшись к Импрес, сидящей рядом с ним на расшитом кресле, он сказал низким голосом одновременно небрежно и уверенно:

— Не унять ли мне наглеца?

— Едва ли вам это удастся, — негромко произнес Трей и, закипев от прозвучавшего вызова, приблизился к Импрес.

Разгневанный герцог немедленно поднялся на ноги, его умение обращаться с пистолетом и шпагой признавалось выдающимся и смертельным. Прежде чем он кинул Трею вызов, Импрес коснулась его рукой и проговорила мягко:

— Нет, Этьен.

Глаза Трея остановились на маленькой кисти Импрес, лежавшей на руке герцога, потом переместились на его гордое лицо, покрасневшее от гнева под загаром.

— Выполняете ее приказания, Этьен? — спросил Трей вызывающе, взбешенный защитой человека, сидящего в такой интимной близости от Импрес. Не имело значения, кто он и почему его держат на таком почетном месте рядом с Импрес. Высокий стройный человек в прекрасно сшитом костюме из твида был соперником, покушавшимся на принадлежавшую ему собственность, и чувства, а не рассудок, руководили действиями Трея.

— Веди себя пристойно, Трей, ты не у Лили, — предостерегла Импрес, ее зеленые глаза засверкали от ярости.

— Уверен, что все происходит так, словно я у Лили, — медленно растягивая слова, произнес Трей, ироническая улыбка искривила его губы.

Упоминание о Лили ничего не говорило герцогу, но последние слова прозвучали так вызывающе, что де Век сделал шаг вперед и его рука стала подниматься.

Быстро схватив его за руку, Импрес пылко прошептала:

— Ну, пожалуйста, Этьен. — Она не хотела ссоры, потому что Трей вел себя нагло, а Этьен был офицером территориальных войск. — Пожалуйста, ради меня…

Уступая интимному обещающему тону Импрес, герцог опустил руку и отступил назад, грациозно встав рядом с ней. Он встретится с молодым выскочкой позже подумал он, намеренно протянув руку к краю кресла так чтобы она оказалась в интимной близости с обнаженными плечами Импрес.

— Мы обсудим наши дружеские отношения с графиней в более подходящее время, — сказал он с приятной улыбкой, хотя глаза у него были холодные. — Вы надолго в Париж?

— Настолько, насколько потребуется, — ответил Трей, его улыбка была вежлива, голос спокоен, глаза светились смертельной опасностью.

— Ради Бога, — воскликнула Импрес, разозленная драчливыми мужчинами, обращающимися с ней, словно она трофей, который достанется победителю, — не могли бы вы перестать себя вести, как потерявшие разум быки? Кому я достанусь, — сказала она с поражающей откровенностью, по которой каждый догадался бы, что она выросла в Америке, — решать буду я, — яростный взгляд, которым она смерила Трея, был тверд, — но никак не вы.

— Послушайте, послушайте, — жизнерадостно отреагировал принц де Морней, которого восхищала прямота Импрес. Этим она сильно отличалась от других аристократок, которые всегда соглашались абсолютно со всем, что он говорил. — Пожалуйста, включите меня, мадам, в ваше окончательное решение.

Бросив Ипполиту благодарный взгляд за его легкомысленные слова, разрядившие грозовую атмосферу, Импрес произнесла как можно более любезно:

— Дорогой Ипполит, вы мой самый близкий друг, и я особенно благодарна вам, потому что презираю зануд.

— Почту за честь, — ответил с учтивым поклоном юный принц, уютно устраиваясь на кушетке в стиле рококо, — всю свою жизнь готов посвятить освобождению вас от скуки.

Герцог выглядел обеспокоенным.

— Не поощряйте, Импрес, его волокитства, иначе мы все будем мучительно надоедливы, -сказал он сухо, с упреком глядя на Импрес.

— Я бы хотел выпить, — решительно заявил Трей, которому не понравилась фривольность комплимента Ипполита. Осмотрев комнату в поисках столика с напитками и заметив его, он прошел прямо к нему.

О Боже, с раздражением подумал он, они охотятся за ней, как стая голодных волков. В этой напряженной атмосфере дома, вызванной присутствием разгоряченных самкой мужчин, Трей ощутил себя оскорбленным. Тогда, в Монтане, Импрес была доступна тому, кто заплатит самую большую цену на торгах. К счастью, решил он, совершенно потеряв чувство меры от ревности, у него достаточно денег, чтобы купить ее во второй раз.

Развалившись в изящном кресле, слишком маленьком для него, и вытянув вперед ноги, Трей небрежно попивал бренди, вставляя время от времени достаточно едкие замечания в общий разговор, касающийся событий светской жизни Парижа.

Разговор ленивых аристократов с непривычными для него чертами пуританской добродетели раздражал Трея сегодня. А Импрес чувствовала себя уверенно и спокойно, словно бы никогда не стояла в мужском одеянии у Лили, выглядя мальчишкой в потертой одежде со спутанными волосами. В отличие от шелковистого беспорядка, который он помнил, ее волосы были уложены теперь кокетливыми завитками и поддерживались жемчужными и бриллиантовыми заколками. Ее платье из черного бархата было украшено по лифу струящимся потоком лучшего, очень дорогого кружева. Немало заплативший за вечерние туалеты в прошлом, Трей знал цену платьям от лучших портных.

Очевидно, Импрес преодолела все финансовые трудности, угрюмо подумал он, иначе она не смогла бы так жить на его тридцать семь с половиной тысяч долларов.

Он наблюдал, как она, улыбающаяся и веселая, с удовольствием принимает комплименты льстящих ей мужчин, как ее пушистые ресницы, когда она говорит, томно опускаются, словно подавая двусмысленный намек. Даже то, как она сидела — нет, элегантно располагалась, — было продумано: Импрес небрежно опиралась рукой о ручку кресла, так что ее груди вызывающе выделялись под платьем, заставляя всех мужчин в комнате мечтать о том, чтобы оказаться с ней в спальне.

Мало-помалу бутылка Трея опустошилась, но это никак не повлияло на его изысканную софистику, а отпускаемые им едкие замечания граничили с грубостью, которую Импрес не собиралась терпеть.

И отвечала с равной едкостью.

Де Век между тем мастерски изображал спокойствие, сидя в расслабленной позе рядом с Импрес, и пил свою любимую английскую водку, которую ему присылали из его охотничьего домика в Шотландии.

Кто окажется хладнокровнее? — гадали присутствующее, и настроение ожидания заполнило гостиную.

Однако, по мере того, как шло время, Импрес проявляла все большее беспокойство, зная, что вскоре Макс начнет волноваться. Импрес кормила сына, и ее распорядок определяли отнюдь не собравшиеся мужчины, а интервалы между кормлениями ребенка. Она посмотрела на часы в футляре из севрского фарфора, и наиболее учтивые гости стали подниматься и раскланиваться. Трей же всем своим видом показывал, что не собирается уходить. Поэтому герцог, который вознамерился, было, пересидеть Трея, теперь ждал, что подскажет ему Импрес. Она мягко пообещала встречу в опере вечером.

— Вы уверены, что все будет в порядке? — спросил он, не желая оставлять ее с грубым дикарем из Америки, который выпил бутылку бренди.

— Уверена, Этьен, снасибо. И еще раз благодарю вас за Тунис.

Его внимательность к деталям и нежная забота была частью его обаяния, и когда герцог узнал, что Импрес нуждается в более послушной лошади, то немедленно распорядился доставить ее из своей конюшни в тот же день.

— Удовольствие было взаимным, моя дорогая. — Он поклонился с небрежной галантностью, сразу позабыв о своем щедром подарке. — Итак, до вечера. Но вы уверены?… — спросил он загадочно, бросив короткий изучающий взгляд на Трея.

Импрес кивнула и улыбнулась.

Он ответил короткой ослепительной улыбкой и ушел.

— Что такое Тунис? — резко спросил Трей, когда дверь закрылась за герцогом.

Его вопрос вызвал у Импрес раздражение. Это было совсем не его дело. Тот факт, что он остался, несмотря на очевидное предложение удалиться, рассердил ее. У других мужчин хватило учтивости уйти. И она высказала ему все, что думала.

— Тунис тебя совершенно не касается, а тебе следовало бы давно уйти. Ты скверно воспитан.

— Воспитания у меня нет никакого, я думал, ты знаешь, — ответил он небрежно, нисколько не обращая внимания на прозвучавшее в голосе Импрес осуждение. — Это твой поклонник подарил тебе чернокожего раба? — Каждое его слово таило вызов, в каждой фразе угадывалась усмешка.

— Великий Боже! — воскликнула она. — Если хочешь знать, то Тунис не раб, а маленькая лошадка, которую Этьен подарил мне. Она обучена в Северной Африке, отсюда ее имя. И чтобы полностью удовлетворить твое любопытство, скажу, что ее также готовили в Испанской скаковой школе, у нее очень гладкий ход, она чемпион в дрессуре и может считать до двадцати. — Импрес закончила с обидой в голосе, потому что он не пошевелил даже мускулом в своей расслабленной позе.

— Ты отлично умеешь устраиваться, — пробормотал Трей сухо, его взгляд медленно обследовал роскошную комнату, — и умеешь находить деньги.

Импрес вздрогнула, и гнев, который бушевал в ней весь день, гнев, с которым она наблюдала, как Трей накачивался бренди в ее гостиной, пытаясь оскорбить своего соперника, наконец, вырвался наружу.

— Теперь я не нуждаюсь в деньгах, — ответила она едко. — Может быть, ты, наконец, уйдешь?

— Если, — сказал Трей, улыбаясь и не обращая внимания на ее вспышку, внимательно рассматривая жемчужное колье на ее шее, — ты и дальше будешь жить в таком великолепии, то вскоре станешь нуждаться.

— Не понимаю, почему я должна объяснять тебе, что все это Гая. Его наследство было восстановлено вместе с титулом. — Слова прозвучали холодно, ровно и отчужденно.

— Надеюсь, это достаточно большое состояние, чтобы соответствовать той репутации, которую ты, без сомнения, приобрела вместе с этим мужским гаремом, который развлекаешь. — Хотя Трей жил своей жизнью, игнорируя общественное мнение, он понимал, что женщина не может позволить себе такую свободу без порицания.

— Достаточно, — повторила Импрес ломким голосом, стараясь держать себя в руках, решив, что Трей может думать все, что ему вздумается. Она не собиралась рассказывать ему о своей монашеской жизни. Это только увеличило бы его самонадеянность.

Глядя на Трея, развалившегося в кресле, она подумала, что, впрочем, его самонадеянность имеет основание. Но именно потому, что Трей был приятен, красив и возбуждал ее, дышать одним воздухом с ним было вредно. Некогда он предложил ей то, что предлагал и другим женщинам, и было просто наивно ожидать чего-то большего. Подобно другим, ей следовало бы меньше забивать себе голову его обаянием. Она не позволит волновать себя. Глубоко вздохнув, Импрес сказала, как ей казалось, нейтральным тоном:

— Пожалуйста, уходи, мне надо переодеться. Вечером я иду в оперу на «Таис».

Молчание в ответ.

— «Таис» — моя любимая вещь, а я не приглашен? — Улыбка Трея была очаровательна.

— Нет, — ответила она непоколебимо, пытаясь контролировать дыхание, что было довольно трудно рядом с Треем, сидевшим так близко, что к нему можно было прикоснуться. Пальцы Импрес теребили бархат юбки.

— Жаль.

— Уверена, что как-нибудь сумеешь развлечь себя. Ты, — спросила она, надеясь, что ее вопрос прозвучит безразлично, — захватил с собой жену?

— К счастью, — ответил он, сияя, — у меня нет жены. Вспышка гнева была ее реакцией на его небрежность.

— Ждешь поздравлений?

— Вполне определенно. — Его улыбка была полна опьяняющего призыва.

— Тогда считай, что они уже сделаны, — ответила она коротко, направляясь к двери и открывая ее.

Как это типично для Трея — ловко избавиться от нежелательной женщины. Его тон был ласковым, улыбка успокаивающей, словно жена была быстро преходящим беспокойством.

— А где мистер Майлс? — спросил он прямо, принимая ее намек и поднимаясь. Вопрос был формальным, существование мистера Майлса совершенно не интересовало его.

— К счастью, нет мистера Майлса, — ответила Импрес, передразнивая легкомысленный тон, которым он сообщил о разводе с женой.

Его темные брови вопросительно поднялись.

— А зачем он был нужен? — спросил Трей. Для человека, умудренного опытом, причина была ясна, но он был настолько раздражен, что невежливо настаивал на ответе.

Импрес заколебалась, не столько думая об ответе сколько намереваясь удержать существование Макса в секрете от Трея.

— Видишь ли, меня больше устраивает положение вдовы.

— Ах, да, веселая вдова, — прервал он Импрес, откровенно напоминая об ее сексуальности. — Вижу, как мужчин влечет к твоей дружелюбной натуре. — Тон у него был шутливый, а глаза холодные.

— Почему ты настаиваешь на сексуальном значении каждого моего слова? — возразила она, прикрывая опять дверь, чтобы слуги не услышали их разговора.

— Я бы обошелся другими словами, — сказал он негромко, — если бы не видел такое море похоти сегодня на чаепитии. — Его нахмуренные брови причудливо опустились. — Восхищаюсь твоей способностью, — продолжал он сухо. — Никто не ушел с разбитыми надеждами.

Ее манеры, черт их побери, были поразительны. Грациозные, приглашающие, дающие мимолетное впечатление искренности, а когда она опускала ресницы, то просто призывала к флирту.

— Не тебе говорить, — отрезала Импрес, готовая затопать ногами от возмущения при виде его ханжества.

— Для мужчины это совсем другое дело.

Не было вежливого извинения, только этот оправдывающий себя ответ. Как типично для Трея!

— В чем же, — ледяным голосом спросила Импрес, — состоит разница? — Стандартная фраза Трея в дополнение к его чертовому высокомерному лицемерию довела ее до кипения.

— У нас больше свободы. — Его тон был ленивый, а слова-сокрушающими.

— Можешь так считать. Но я, однако, сделала открытие, — сказала Импрес, глядя ему прямо в глаза, — моя свобода совершенно равна твоей.

Трей, стоявший на некотором расстоянии от нее, рядом с креслом, с которого он недавно поднялся, двинулся по направлению к Импрес мягкой скользящей походкой, которая, как она подумала, не потревожит в лесу сухих опавших листьев. Он остановился совсем рядом, с трудом обуздывая свой темперамент, и сказал с уничтожающей вежливостью:

— Знаешь ли, дорогая, у такой свободы могут быть некоторые физические последствия.

Импрес напряглась. Знает ли он о Максе? Не был ли весь этот дразнящий разговор просто игрой кошки с мышкой? Почему он оказался более напыщенным, чем она помнила?

— Когда ты приехал в Париж? — спросила она слишком быстро, слишком грубовато, внезапно взволнованная тем, что Трей приехал из-за сына.

Он коротко поклонился, и сапфировые пуговицы на его жилете на мгновение сверкнули, как бы напоминая о богатстве их обладателя.

— Сегодня, — ответил Трей. — Могу ли я навестить тебя попозже вечером, после оперы, и приобщиться к твоей свободе? — Тон у него был очень корректный, словно рядом с Импрес сидела строгая тетушка; почтительный наклон головы — безукоризненный; только мягкое подчеркивание слов и его насмешливые глаза были непочтительны.

Он не знает о Максе, подумала она, глядя в эти насмешливые томные глаза. Они были слишком чувственны под ленивой усмешкой. Трей просто заинтересован в удовлетворении своих плотских побуждений.

— Боюсь, что вечером буду занята. — Ее выражение и тон ответа намекали на то, что она занята постоянно.

— Тогда завтра? — предложил он мягко, не обращая внимания на форму и смысл ее ответа.

— Нет, — ответила Импрес ровно. Ее терзало то, с какой беззаботностью сделал он свое грубое предложение, уверенный, что она примет его; раздражала собственная тяга к Трею, к горячему страстному призыву в его глазах словно она только и ждала, горя в лихорадке, что протянет руку и скажет: «Пошли».

— У тебя такое напряженное расписание? — спросил он с очаровательным нахальством, которое она наблюдала весь день. — Я готов купить твое время. Какие нынче цены в Париже, — растягивая томно слова, продолжал он, — теперь, когда ты уже не босая на ярмарке? — И он посмотрел на нее.

Импрес вспыхнула до корней волос, дыхание перехватило от беспрецедентного убийственного гнева.

— Естественно, я нахожу твое предложение привлекательным, — ответила она ядовито через несколько секунд. — К сожалению, тебе оно не по карману.

Он выглядел удивленным, а затем улыбнулся.

— Я могу купить любую шлюху на континенте, радость моя, — сказал он сердечным голосом, — и ты знаешь это.

— Тогда приятных каникул, мистер Брэддок-Блэк, — отрезала она.

Если бы Импрес была мужчиной, она бы убила его. Повернувшись, Импрес толкнула дверь и убежала от этой улыбчивой грубости, не в силах удерживаться от желания вцепиться ему ногтями в лицо, чтобы кровь смыла оскорбительную улыбку. Влетев в первую комнату и с силой захлопнув за собой дверь, Импрес упала в кресло рядом с маленьким полированным столиком, дрожа от ярости. Если бы у нее было оружие, она бы не задумываясь, использовала его. Как осмелился он назвать ее шлюхой за то, что, как он считал, было исключительно мужской прерогативой!

— Черт бы тебя побрал, Трей, — выругалась она. — Катись отсюда подальше!

Большие напольные часы в углу прозвонили, напоминая ей о том, что Макс скоро будет в ярости: период между кормлениями слишком затянулся. Сознательно она заставила себя отвлечься от мыслей о Трее, держащими ее в ярости и возбуждении. Властно наклонив голову, она успокоилась и толкнула дверь. По крайней мере, подумала она с удовлетворением, ее отказ был абсолютно ясен.

Она видела в последний раз магнетического мистера Брэддок-Блэка.

Глава 20

Он появился на следующее утро.

Трей катался по полу комнаты, где дети обычно завтракали, вместе с Эдуардом, в то время как Гай, Женевьева и Эмили дергали его и громко кричали, требуя, чтобы он, наконец, обратил и на них внимание. Цветная бумага, ленты, порванные и смятые, были разбросаны на дорогом тебризском ковре вперемешку со щедрыми подарками-драгоценностями и одеждой, игрушками и куклами, коробками и красками, книгами, седлом от Герме, которое, видимо, предназначалось для Гая, — обычная для Трея щедрость по отношению к детям. Светлые кудри Эмили были убраны под дорогой дамской шляпой, а на тонкой шее Женевьевы висели три нитки изумительного светло-розового жемчуга, прекрасно подобранного и ровного. Гай дергал Трея за рукав и настаивал, чтобы он немедленно отправился с ним на конюшню.

— Ты должен, Трей. Оставь Эдуарда, сейчас моя очередь.

— Он может взглянуть на твою старую клячу позже, — решительно заявила Эмили, фиалки на ее шелковой шляпке дрожали от негодования. — Он должен посмотреть мое новое бальное платье. Это мое первое, Трей, — сказала она, таща его за руку, — с блестящим газом по белому шелку, и я в нем выгляжу…

— Как сказочная принцесса, — ответил, улыбаясь Трей, сидя среди детей со счастливым Эдуардом, устроившимся у него на коленях.

— В самом деле! Это действительно так! — согласилась Эмили счастливо, и ее ответная улыбка напомнила ему Импрес. Должно быть, так она выглядела в двенадцать лет — светловолосая, с румяными щеками и танцующими огоньками в глазах. — И Пресси говорила, что я могу сделать прическу, потому что будет семейное торжество.

Раздался стук захлопываемой двери, все повернулись и увидели Импрес, замершую в ухода в комнату.

Она была одета в утреннее платье из бледно-желтого шелка, и Трею вновь бросилось в глаза, насколько полнее стали у нее груди. Возможно, подумал он, это ухищрения портного, чтобы добавить привлекательности в образ куртизанки. И очень эффектные, решил он, почувствовав, как зажглось желание.

— Посмотри, кто пришел, Пресси! — воскликнул Гай.

— Разве это не прекрасно! Трей на каникулах и приехал навестить нас! — Глаза Женевьевы были широко раскрыты от восторга.

— Посмотри на мою новую шляпку, Пресси! Трей говорит, что она очень идет мне! — сказала Эмили совершенно по-взрослому, но, в конце концов, захихикала, как подросток.

Возбужденные улыбки светились на лицах детей, голоса были полны восторга, все окружили Трея, но что задело Импрес больше всего, так это Эдуард, обвивший руками шею Трея. Он прилип к нему просто со свирепой решимостью, его большие детские глаза смотрели на Импрес с осторожностью. Она почувствовала, как на ее глазах появились слезы.

— Доброе утро. В Париже ты долго спишь, — сказал Трей вежливо, его рука с длинными пальцами обнимала Эдуарда.

— О, Пресси, теперь никогда не встает рано, не так ли? — вставил замечание Гай, пытаясь сгладить впечатление от каменного выражения лица сестры, голос у него был просительный.

— Полагаю, что ты очень устала вечером, — заметил мягко Трей, увидев слезы на глазах Импрес.

Импрес не собиралась отчитываться за свое расписание перед человеком, который постоянно жил вне условностей. Она долго спала по утрам, потому что часто ставала ночью к Максу и перепеленовывала его, прежде чем положить обратно в колыбель.

— А ты что-то рано, — ответила она, обиженная и раздраженная. — Неужели в Париже трудно найти развлечения?

— Вовсе нет, — ответил Трей миролюбиво, — я совсем не ложился в постель, чтобы поспать. — И слегка улыбнулся.

Горячее негодование затопило Импрес, когда она увидела следы бессонной ночи на его прекрасно вылепленном лице и, конечно, его вечерний костюм, который, как она только что заметила, не был сменен. Черт бы побрал его распутную душу, подумала она возмущенно, и, понизив голос до шепота, даже не осознавая этого, сказала:

— Надеюсь, ты развлекся соответствующим образом?

— Благодарю, очень хорошо.

В его серебристых, мерцающих глазах сверкнула неконтролируемая ярость. Подбородок Трея мирно покоился на темноволосой взлохмаченной головке Эдуарда, его поза была расслаблена и спокойна, но острый взгляд вызвал дрожь в спине Импрес, дрожь, которая причудливо переросла в странное растекающееся тепло, и она невольно прикоснулась открытой ладонью к двери за своей спиной, словно гладкая поверхность красного дерева могла остановить отклик ее тела на исходившую от Трея опасность.

— Трей должен увидеть мое вечернее платье — вмешалась Эмили, не понимавшая горячего обмена взглядами и репликами, и оба взрослых заставили себя обратить внимание на девочку.

С уверенностью, происходившей от большого светского опыта Трея, он ответил раньше, чем нашлась Импрес.

— Замечательно, принцесса, пойди, надень его и покажи мне, а я, если ты мне скажешь, какие твои любимые драгоценности, куплю ожерелье к твоему великому празднеству. Каждая юная леди нуждается в драгоценностях для своего первого взрослого вечера.

Когда он улыбнулся, Импрес оценила его обаяние в полной степени и на короткий момент вспомнила зимний вечер в Монтане. Тогда он спросил ее, какие цветы она любит.

— О, Трей! Правда? Ты купишь мне бриллианты? — спрашивала Эмили в экстазе и, наклонившись вперед так, что ее глаза оказались на одном уровне с Треем, спросила с исступленным пристрастием: — Правда?

— Эмили, вспомни о своих манерах! — резко сказала Импрес, видя, что улыбающийся Трей согласно кивнул. — Конечно, он не купит тебе бриллианты! — взорвалась она раздраженно, почти не владея собой при виде столь очевидной щедрости и столь явного детского обожания. Черт бы его побрал! Все любили его.

— Трей сказал, что купит, — вызывающе сказала Эмили, — и я хочу бриллианты.

— Беги быстрей, принцесса, и приходи в платье, — предложил Трей спокойно, тон у него был примирительный. — Твоя сестра и я обсудим ожерелье. — При этом он бросил заговорщический взгляд на Эмили.

— Даже не собираюсь, — заявила Импрес враждебно, после того как Эмили, одарив сияющей улыбкой Трея, с разлетающимися юбками выбежала из комнаты. На секунду Импрес захотелось проявить твердость и закончить этот спор раз и навсегда.

— Только не здесь, — сказал Трей спокойно, с безмятежной улыбкой поглядывая на Гая и Женевьеву, в то время как его пальцы гладили шелковистые волосы Эдуарда. Словно он прочитал ее мысли и спешил опередить ее-Теперь, если вы считаете, что Эдуарда можно взять на прогулку, — обратился он к Гаю и Женевьеве, — то мой экипаж готов повезти нас в зоопарк.

Прежде чем Импрес запротестовала, Эдуард соскочил с коленей Трея и завопил:

— Слоны, слоны, слоны! — голосом, который зазвенел по всей комнате.

— Ты же знаешь, кто больше всех любит прогулки в экипаже, Пресси, — сказал Гай возбужденно, неприкрытая радость слышалась в его голосе. — Мы возьмем с собой…

— Быстро отправляйся, если ты собираешься ехать, — сказала Импрес, обрывая Гая прежде, чем он упомянет Макса и тот факт, что прогулки в экипаже его любимое развлечение. Взволнованная, она быстро повернулась к Трею и сказала: — Я помогу им собраться… ты знаешь, пальто и все такое прочее, — добавила она торопливо и прогнала их из комнаты.

В душе Трея зародилось подозрение от внезапной уступчивости Импрес и проявленной заботы, но он только пожал плечами, видя, что дети собираются.

Спустившись на десять ступенек из холла, Импрес поймала Гая за руку, остановив его, и прошипела:

— Ни слова о Максе! — Она повернулась к Женевьеве, которая увидела гримасу боли на лице Гая. — Не спорь, делай, как я сказала. И скажи Эмили. Я позже объясню.

Они уставились на нее, изумленные странным приказом, но тон потряс их так же, как и несколько месяцев назад, когда она потребовала, чтобы они не упоминали имени Трея вообще, и они знали, что лучше не спорить.

— Эдуард… — начал, было, Гай, но Импрес покачала головой.

— Что бы он ни сказал, ничего не будет ясно, но ради Бога, не обращайте внимания, если он что-то скажет о Максе.

— Не беспокойся, Пресси, если ты не хочешь, мы не будем, — быстро ответил Гай, намереваясь защитить ее и Макса, если она считает это необходимым. Но хотя его лояльность была на стороне Импрес, он преклонялся перед Треем и надеялся, что разлад между взрослыми не отразится на его дружбе с Треем. — Я скажу Эмили, — пообещал он, пытаясь успокоить сестру. — Не беспокойся Пресси, никто ничего не скажет о Максе.

— Ты поняла, Женевьева? — спросила Импрес немногословно.

Большие, как блюдца, голубые глаза девочки недоумевающее смотрели на Импрес; так и не поняв в итоге ни почему запрещено говорить о Максе, ни почему Импрес всегда обрывала упоминание о Трее, она молча кивнула в знак согласия.

— Тогда поторопись и надень свое пальто.

Вдруг это не сработает? — подумала Импрес со страхом, когда они спускались по лестнице. Имя Макса может случайно выскользнуть… Боже, что ей делать? Вчера она думала, что Трей ушел из ее жизни, а сегодня Трей Брэддок-Блэк снова устанавливал свои собственные правила.

Нервно пригладив волосы она отметила, что не все пуговицы на ее платье застегнуты после кормления Макса и, пожав плечами, отправилась встретиться лицом к лицу с мужчиной, который разрушил ее жизнь или почти сделал это. Импрес вернулась в залитую солнцем комнату и нашла Трея, все еще комфортно расположившегося на полу. Как ему нравится, подумала она горячо, не беспокоиться ни о чем в мире. Его не касается, что в комнате наверху у него сын, не волнует, что он ворвался в ее жизнь, пытаясь разрушить тот хрупкий мир, который она построила, он абсолютно не испытывает никакой неловкости, явившись в дом так рано.

Тебе не следует покупать бриллианты Эмили, — коротко сказала Импрес, вместо того чтобы сказать ему то, что она в действительности чувствовала — что он раздражает ее и еще сильнее раздражения оставляет ее странно тревожной. — И, — она рукой обвела подарки, разбросанные по полу, — все это.

Темные ресницы Трея шевельнулись небрежно — единственное движение в расслабленной позе. Ему был знаком этот тон в женщинах.

— Почему бы нет? Мне они нравятся. — Его голос был умиротворяющий. Было слишком рано начинать сражение, или, может быть, он слишком устал, или, сосредоточившись на детях, просто не беспокоился, о чем она думает. Пожав плечами от ее враждебности, он подумал внезапно, что ему следовало бы приехать в Париж раньше, по крайней мере, из-за детей.

Простая реплика Трея поставила ее в тупик и вместе с тем рассердила своей небрежностью.

Черт бы побрал его внезапный приход в ее дом, подумала Импрес, и его огромное влияние на детей, хотя беспокоила ее не забота Трея о детях, не дорогие подарки в эти утренние часы, а растрепанный вечерний костюм и темные круги под глазами… как будто ему пришлось впопыхах одеваться. Воротник рубашки Трея был измят, белый галстук ослаблен, накрахмаленная рубашка полурасстегнута, часть драгоценных пуговиц потеряна, и от него исходил хмельной запах мускуса — последний крик моды в Париже. Вдохнув, она подумала, что этот пряный и возбуждающий запах Трей, несомненно, оценил. Скользнув по нему взглядом, Импрес обратила внимание на блестки на носках его американских ботинок, что указывало на недавнюю близость к женскому платью, которые в последнее время сверх меры украшались блестящей мишурой. Конечно, чем он занимался, было ясно из его оскорбительного заявления о том, что он провел бессонную ночь; Трей не ложился спать, потому что был с женщиной. Как он осмелился прийти к ней прямо со своей… оргии?

— Ты и в Париже носишь ковбойские башмаки? — спросила она резко, чем вызвала удивленный взгляд Трея.

— Я всегда надеваю башмаки или мокасины, — ответил он спокойно, не обращая внимания на внезапное изменение предмета разговора и ее раздраженный тон, — вне зависимости от того, Париж это или другое место. — Он не стал добавлять, что то, что он носит, никак ее не касается.

— Она хорошо развлекла тебя? — выпалила Импрес, не в состоянии подавить ощущение, что даже с кругами под глазами он выглядит великолепно. Подойдя к нему, она кивком указала на носки его башмаков.

Трей только сейчас заметил серебристый блеск, ярко выделяющийся на черной коже, и вспомнил обстоятельства, при которых он оказался на его обуви.


Герцогиня де Суансон, узнав каким-то образом, что Трей в Париже, возможно, от одного из посетителей салона Импрес, позвала его к себе на вечер. Вначале Трей вежливо отклонил приглашение, расстроенный тем, что Импрес выгнала его. Пожалуй, не просто расстроенный — разъяренный ее популярностью среди поклонников. Трей был не в том настроении, чтобы подвергнуться атаке со стороны гостей Эсти.

— Дорогой, мы просто не можем жить без вашей экзотики, — настаивала Эсти, характерным, чуть хрипловатым голосом.

— Я не очень расположен к развлечениям сегодня, — проворчал Трей, который был в самом дурном расположении духа.

— Мы соскучились по вашему обаянию, — уговаривала она, поняв его настроение. — К тому же вы сможете опробовать мой новый рояль — настоящий Бесендорфер. Я скажу, чтобы его передвинули в библиотеку. Там вы будете предаваться размышлениям в одиночестве и играть Листа на лучшем инструменте принцессы Евгении. Если кто-нибудь осмелится побеспокоить вас — я оторву ему голову.

Трей рассмеялся.

. — Вы всегда были поразительно гостеприимны, Эсти. Но хочу предупредить, что сегодня я не лучшая компания.

Хорошо зная Трея, герцогиня сомневалась, что какие-либо обстоятельства могут сделать Трея плохой компанией, но решила не спорить. Она обладала безукоризненным тактом и поэтому имела множество друзей.

Трей явился попозже и постарался быстро пройти через заполненные гостями комнаты в библиотеку.

Прекрасный рояль с золочеными, украшенными изумительной резьбой ножками и четырнадцатью видами инкрустаций оказался подлинным шедевром. Приглушенный свет газовых светильников делал его еще заметнее на фоне темных панелей стен библиотеки и рядов книжных полок. С обычной для Эсти предусмотрительностью на столике рядом с роялем стоял его любимый бренди.

Трей подошел к роялю, пробежался пальцами по клавишам, потом налил себе бренди и сел за инструмент. Трей знал, что Эсти найдет его позднее, и понимал, что она приведет с собой друзей. Но то время, которое она обещала, принадлежит ему. Через секунду он забыл обо всем, кроме щемящей печали музыки Листа. Его длинные пальцы бегали по клавишам изящно, без усилий, музыка звучала со сдержанной силой; Трей ощущал ее проникновенную силу кончиками пальцев, каждым нервным окончанием и всей душой.

Много позже он оторвался от рояля и увидел, что комната заполнена улыбающимися женщинами, в их глазах таилось восхищение и заманчивое предложение. Прославившийся своей наружностью и почитаемый за первобытную экзотичность, Трей в глазах флиртующих с ним женщин был желанным призом, и в прошлом он бы не отказался получить удовольствие, приняв многообещающие предложения. Однако после Импрес острое чувственное желание как-то пропало, остались только слова, полные намеков и оттенков, знаменитое обаяние действовало автоматически, без усилий с его стороны. Как привычное упражнение, которое доведено до автоматизма постоянной практикой. Поэтому он улыбался и флиртовал со своим обычным соблазнительным бесстыдством, в то же время грациозно отказывая им всем.

В тот момент, когда он допивал с Эсти и ее мужем последний бокал, собираясь уходить, в комнату ворвалась молодая графиня Треви, стройная, восточного типа женщина, с пылающими глазами и оливковой кожей, и, проследовав среди гостей словно некая ночная нимфа в черном платье и блеске бриллиантов, подсела к Трею и призывно улыбнулась ему. Вежливо улыбнувшись в ответ, он продолжил разговор с герцогом де Суансон. Секундой позже она коснулась его рукой и стала шептать ему на ухо.

Трей отрицательно покачал головой. Графиня наклонилась ниже и продолжала неистово нашептывать. Она, оказывается, недавно вышла замуж, это возбудило его на секунду, поэтому он отставил бокал и предложил отвезти ее домой, но потом, в ее будуаре, целуя ее, в то время как она лихорадочно расстегивала его рубашку, внезапно поразился тому, что она слишком высокая, что у нее другой цвет волос и что он не получает удовольствия от ее мягких губ.

Трею потребовалась вся его дипломатия, чтобы отделаться от графини, потому что она, в отличие от своего мужа, была молода и умна, но, хотя он и успокоил ее, как мог, она осталась безутешной.

Это было необычайно грубо для него. Надо послать ей что-нибудь дорогое от Шаме, и с извинением, подумал Трей, стоя на улице, у ее дверей в холодном, сером рассвете.

Импульсивно он решил пойти к Импрес, что было всем недалеко, потому что старые аристократические семьи жили в одном районе Парижа. Он наслаждался зрелищем рассвета в Париже, такого же кораллового цвета солнечные лучи были ранним утром на Медвежьей горе в Монтане, и он находил умиротворение в уединении, глядя на спящий город. Отправившись к дому семейства Жордан, повинуясь неосознанному, нарушающему правила приличий призыву, он сделал крюк, чтобы купить подарки детям. Подремав немного в кэбе, он дождался, когда откроются магазины, и нагрузил доверху экипаж, пройдя по нескольким магазинам. Нагруженный подарками, с легким сердцем, радостный, он говорил себе, что только навестит детей… это просто вежливость. Импрес больше для него не представляет интереса.


Так как их разговор в это утро не носил дружеского характера, Трей лениво ответил на вырвавшийся вопрос Импрес:

— Леди была настолько восхитительна, что сумела задержать меня на всю ночь. А как ты объясняешь своих мужчин детям? — спросил он без промедления. Каждый из них наносил удары, ревновал и негодовал, хотел мстительной компенсации за месяцы страданий.

— Я вернулась в полночь из театра. — А… дети спали уже?

— Очень хитро, — сказала она, подошла к окну и выглянула из него, словно его присутствие не имело никакого значения.

Итак, веселая вдова развлекалась с мужчинами допоздна, подумал он, разглядывая ее стройную фигуру, четко выделяющуюся на фоне окна. Почему это для него такой сюрприз? Если кто-нибудь и понимал ее развратную натуру, так это он. Как могла она выглядеть, такой свежей и невинной, словно весенний цветок, этим утром в своем бледно-желтом платье, со своими светлыми волосами, как у ребенка, и быть куртизанкой? Он почувствовал желание обнять ее тонкую талию, притянуть Импрес к себе, почувствовать тепло ее тела и зарыться лицом в пахнущие фиалками волосы. Он не мог обманывать себя больше, что дети единственная причина появления его, и, полный ревности ко всем мужчинам в ее жизни, сказал хозяйским тоном, которым никогда до этого не разговаривал с женщинами:

— Я больше не буду ждать так долго.

Обернувшись, Импрес не стала притворяться, что не поняла его, и, смерив взглядом Трея, прокляла в душе его невыносимую уверенность.

— Ты не можешь заставить меня.

Он улыбнулся.

— И не должен.

Его самонадеянность, внезапное будоражащее появление, чувственность — все раздражало ее. Но она знала, что если быть честной с собой, Трей прав. И это раздражало больше всего. Как мог он-с ленивым мерцающим взглядом этих серебристых глаз — заставить ее испытывать желание к нему, вызывать внутренний трепет, когда все мужчины, ухаживающие за ней с таким пылом, не вызывали никакого волнения? Он не предлагал ничего, кроме мимолетного удовольствия с последующей потом сердечной болью, и за это Импрес ненавидела его.

— Я была бы признательна, если бы ты не появлялся здесь больше, — сказала Импрес, приходя в ярость от его самообладания, рассерженная собственной реакцией.

— Мы должны проголосовать за это, — сказал Трей, — думаю, следует спросить детей.

Краска бросилась в лицо Импрес.

— Черт бы тебя побрал, Трей, — сказала она, испытывая желание кричать, надавать ему пощечин, лишь бы согнать выражение самонадеянности с его лица, — не смей возвращаться в их жизнь!

Он наградил ее теплой снисходительной улыбкой.

— Будь осторожна со мной, — произнес он без злобы и поднялся с пола одним стремительным скользящим движением.

Глава 21

Каждый раз, когда открывалась дверь перед очередным посетителем, Импрес тряслась от страха, что Трей опять вторгнется в круг ее друзей и устроит скандал. Если он скажет, что купил ее в публичном доме, или даже намекнет, что она выставляла себя на продажу, она не переживет позора. Возможность такого кошма