КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479650 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 222919
Пользователей - 103588

Впечатления

Galina_cool про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Книга разблокирована.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Можно не блокировать.Тут просто 2 огрызка с разных томов , автор так рекламу делает себе

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Юллем: Правь. Книга 1. Наследники рода Воронцовых (Боевая фантастика)

залита и сразу заблокирована. ага , верю.
данунах.
никто не читает эту хрень, вот автор самопиаром и занимается

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Беличенко: Помещик 2 (СИ) (Альтернативная история)

накуа пихать дубль второго тома?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Dgipei: Провал. Том 1. Право жить (ЛитРПГ)

феноменальнейшая графомань

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Образцов: Единая теория всего (Детективная фантастика)

здесь все 4 части

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Анизотропное шоссе [Анатолий Киселев ] (fb2) читать постранично

- Анизотропное шоссе 26 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анатолий Евгеньевич Киселев

Настройки текста:




А. Е. Киселев (Улисс) Анизотропное шоссе

Шоссе было анизотропное, как история.

А. и Б. Стругацкие. «Трудно быть богом».

Витёк был пацан канкрэтный.

При всей природной незлобивости жизнь научила его быть и упрямым и вредным, а уж хамить он умел весьма виртуозно. А баба Маня, по его мнению, могла вывести из себя кого угодно. Особенно, ежели поутру садишься за руль, газанёшь пару-тройку раз и срываешься с места прямиком через арку, а она, баба Маня то есть, выскакивает чуть ли не под самые колёса…

Вот Витёк и выложил ей всё, что думает о таком безобразии. Возмущению его не было никакого предела в пространстве и границ в обозримом будущем. Прекрасное утро было испорчено, и он изливал его, возмущение, на слабо возражавшую и до смерти перепуганную старуху минут семь, не меньше… Однако, ехать начинать трудовой день всё-таки было надо, и, присовокупив ко всем мыслимым и немыслимым эпитетам последнее: «ведьма ты старая, а не веришь — так в зеркало на себя посмотри!», Витёк, наконец, утихомирился.

Вот это, последнее, почему-то успокоило испуганную бабу Маню.

— Сам на себя лучше в зеркало посмотри…

Витёк задохнулся от возмущения, но пыл был уже растрачен, и он только махнул рукой и смачно выматерился, врубая по газам…

А баба Маня ему вдогонку то ли кукиш показала, то ли какую другую фигуру из скрученных пальцев, да к тому же то ли дунула на них, то ли плюнула — не разглядел Витёк. Выскакивал уже через арку на дорогу, поминая всех бабыманиных родственников до пятого колена. А под аркой показалось ему вдруг, что точно такая же, как у него «Мазда» цвета «мокрый асфальт» на всём ходу пытается под эту же самую арку въехать, только со стороны улицы, и нет уже ни времени тормозить, ни пространства — объехать…

Краем сознания зафиксировал Витёк в момент столкновения вытаращенные глаза на чем-то знакомом лице встречного водителя, да какой-то хлопок, что ли, как будто лопнула некая невидимая и почти неощутимая преграда, натянутая на пути…

И всё.

Сидит Витёк в своей развёрнутой поперёк дороги от резкого торможения «Мазде», целый и невредимый, только поджилки трясутся, и никогошеньки рядом с ним нет. Ни «Мазды», ни «Мерседеса», ни «Запора» даже какого-нибудь, сгоряча за «Мазду» принятого…

Отдышался Витёк. Перекрестился. Подумал: чего только не померещится, после скандала с глупой старухой.

И поехал потихонечку. Направо, к мосту через Болву, здраво рассудив, что ехать через Городищенскую горку, где наконец-то взялись расширять проезжую часть дороги, совсем неинтересно, а гораздо быстрее добираться кругаля, через этот самый Болвинский мост.

И не успел даже толком отдышаться, как неожиданно упёрся в светофор. Тот, который на выезде из Бежицы. Тот, мимо которого проезжаешь как раз по пути на эту самую проклятую Городищенскую горку. Тот, который налево от его дома в Московском микрорайоне, а не направо.

Трясение головой не изменило в окружающем Витька мире ровно ничего.

Вздохнув, он приткнул машину у обочины и выполз наружу. Перебрался через дорогу. Внутрь «Меркурия» можно было не заходить, окно на улицу было распахнуто круглосуточно. Витёк решил взять пивка, справедливо рассудив, что иначе не разобраться в постигшем его приключении… До сих пор похоже не проснувшаяся продавщица, не глядя, взяла полтинник, не глядя, налила пиво, не глядя, сунула сдачу… Витёк отошёл от окошка, стал под деревьями.

Осень-транжира швыряла золотом направо и налево. Золото несло вдоль улицы, кое-где закручивая небольшими сухими листоворотами. Свет утреннего солнца был какой-то рассеянный, прозрачный до сумасшествия…

Тихо и хорошо. Два ряда деревьев вдоль фасада дома создавали ощущение рощицы, тропка проходила между этими рядами. Дорога оставалась несколько внизу, живя своей, опричной от такой тишины жизнью. Пахло чем-то специфически-осенним, Витёк только не знал — чем. К сожалению, для оттенков запаха в человеческом языке гораздо меньше слов, чем для оттенков цвета.

Пиво было холодным и вполне нормальным на вкус. Мыслей не было никаких. Отпив половину кружки, Витёк посмотрел на ту сторону дороги, на свою машину. Что-то не давало ему сосредоточиться, что-то было не так.

Что?

На той стороне полуголые, по случаю тёплого солнечного осеннего утра, мужики на месте множества маленьких разнокалиберных киосков возводили один — длинный, разделённый на секции. Некоторое время Витёк наблюдал за рабочими. Вроде бы всё как всегда. Машины проносились то в одну, то в другую сторону, время от времени останавливаясь на светофоре и пропуская редких прохожих. Машин было сравнительно немного. Прохожих ещё меньше. Тоже всё как всегда…

Стоп.

Не всё…

Почему машина