КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393364 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165377
Пользователей - 89455

Впечатления

Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Боевая фантастика)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
irina.lu@mail.ru про Шатохина: Княжна (СИ) (Любовная фантастика)

Все произведения автора, которые я прочитала, очень ярко эмоционально окрашены, вызывают ответную реакцию, заставляют сопереживать героям. спасибо за такие истории!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
АРАХНА про серию Косплей Сергея Юркина

КНИГИ КЛАСС ПРОЧИЛ 1 ДЫХАНИЕ ВСЕМ СОВЕТУЮ--- НАРОД КТО ЗНАЕТ
а будить продолжение книги Косплей Сергея Юркина Айдол-ян (часть вторая) 5--6--7-трек или новая книга .А то я дочитал 5 трек
Президент СанХён будет ругаться. - говорит БоРам Продолжение следует...подскажите кто знает заранее СПАСИБО

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Карнавал (fb2)

- Карнавал 70 Кб, 21с. (скачать fb2) - Роман Ясюкевич

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Роман Ясюкевич Карнавал

Сказки

I

Картина

Одним прекрасным весенним днем молодой художник, живший в маленькой комнатушке на самом чердаке (их называют мансардами), отложил кисть, отошел от незаконченного холста и придирчивым взглядом окинул свою работу.

— Надо бы хлеба купить, — подумал художник.

Пересчитав наличность, он ссыпал медяки в карман и вышел на улицу. Не успел он сделать и несколько шагов, как из стоявшей неподалеку кареты выскочили две бородатые личности, вооруженные до зубов колющими и режущими предметами. Жутко вращая глазами и рыча на перепуганных прохожих, они стукнули молодого человека по голове чем-то тяжелым, сунули в мешок, подхватили, и, прыгнув в карету, умчались в неизвестном направлении.

Когда содержимое пыльного мешка вновь осознало себя художником, то обнаружило, что находится в богато убранной комнате. Тяжелые, золоченые рамы картин работы старинных мастеров, пурпурные бархатные драпировки и шторы, серебряные канделябры в рост человека, ароматичные свечи… «Бархат и золото: пошло, но внушительно», — подумал художник. Тут распахнулись высокие дубовые двери, и вошла девушка в голубом… В общем, одна из таких девушек, заметив которых, мы втягиваем животы, расправляем плечи и значительно надуваем щеки, а художники начинают судорожно рыскать по карманам в поисках этюдника, или, на худой конец, огрызка карандаша и счета от бакалейщика.

— Прошу извинить меня, — произнесла девушка нежнейшим голосом, — что была вынуждена начать наше знакомство таким странным образом. Вы не сердитесь на меня?

— Я-а? О-о! — только и смог вымолвить художник, поморщившись от боли в затылке.

— Дело в том, — продолжала девушка, — что я хотела заказать вам портрет…

— Я понимаю! Ни слова больше! Когда можно начинать?

— Какой вы нетерпеливый! — улыбнулась девушка. — Но вы мне нравитесь. Я поняла, что не ошиблась в выборе. Начинать можно прямо сейчас. Краски и холст вам принесут. Только должна вас сразу предупредить: ни стирать, ни изменять ничего нельзя. Мои люди будут за этим следить.

— Согласен, согласен! — воскликнул художник.

— И еще… обещайте мне, что исполните любые просьбы вошедшего в эти двери. Какими бы странными они вам не показались. Обещаете?

Художник обещал, не особенно вникая в смысл слов незнакомки: он разбирал кисти и краски, которые доставили уже известные бородатые личности. Натянув холст и быстро загрунтовав его, художник по еще не просохшему грунту тончайшей колонковой кистью принялся набрасывать контуры будущей картины. Присутствие за спиной посторонних с обнаженными ятаганами вначале сковывало, но вскоре он увлекся и забыл обо всем кроме работы.

На другой день, в назначенный час, двери опять распахнулись и вслед за телохранителями в комнату вполз мерзкий плешивый старикашка. Блудливо хихикнув, он забрался в кресло, в котором вчера сидела прекрасная незнакомка, и прошамкал:

— Это ты, красавчик, малюешь мой партретик? Давай, малюй на здоровье, а я пока вздремну. Чего глазки вылупил? Обещание давал? Вот и малюй. Прям поверх малюй, потом разберемся, ху из кто. И не вздумай брыкаться, хе-хе!


Художник, было, возмутился, но телохранители, заступив дорогу, приставили острия ятаганов к его груди. Пришлось подчиниться. Холст был слишком мал, но художник так сумел вписать старика, словно тот выглядывал из-за девушки. Его даже обрадовал получившийся контраст.

Назавтра позировал третий человек. Он был пьян и груб и заставил писать себя во весь холст.

Так продолжалось может быть месяц, а может быть, год. Не раз и не два художник пытался бежать, но все его попытки оканчивались неудачей. Он уже не протестовал, когда очередной натурщик навязывал свои прихоти. Лишь когда приходила девушка, он оживал и пытался так ее изобразить, чтобы чудесные черты можно было разглядеть в сонме других лиц.

Наконец, девушка сказала, что сеансов больше не будет. Художник хотел отойти от мольберта и взглянуть на свое «творение», но страшный удар лишил его сознания.

Очнулся он у себя на чердаке. Все покрывал толстый слой пыли. А в углу стояла, повернутая к стене, та самая картина. «Не понравилось», — желчно подумал художник, поморщившись от боли в затылке. В дверь постучали.

— Открыто, — недовольно крикнул художник и на лестнице раздался многоголосый восторженный вопль. В комнату ввалились его давние друзья и подруги.

— Где тебя носило, блудный сын! — заорал с порога громадный парень. Начались расспросы, шум, смех. Не выдержав, художник сказал, что пойдет сварит кофе.

— Гони! Нет, я с тобой! А то опять пропадешь на целую вечность! — захохотал парень.

— Не пропаду.

— А эт-то что такое? — спросила какая-то пьяненькая девица, указывая на портрет.

— Это называется обратная сторона картины! — снова громыхнул неунывающий верзила.

— Смотри, если хочешь, — сказал художник и вышел.


Когда он вернулся, держа в руках кофейник, то застал гостей в странном молчании застывших перед холстом.

— Черт меня побери! Это лучший автопортрет, что я когда-либо видел, — произнес кто-то.

Петух и Солнце

История эта произошла в маленькой сказочной стране. В той самой, где взаправду происходит то, что у нас случается понарошку. Например, Петухи там действительно будят по утрам лопоухое Солнце. Они даже заступают на дежурство по утреннему кукареку.

В этой стране жил один стеснительный Петух. Ему казалось, он и ростом не вышел, и голос у него слабый, и вообще. Однако, пришла ему пора звать Солнце. Бедняга не спал всю ночь и мешал спать соседям по курятнику, репетировал. Наконец, стрелки часов на городской башне приблизились к указанному в календаре часу восхода Солнца. Петух, судорожно махая крыльями, взлетел на забор и закукарекал. И сразу осекся: «Не так, не так, не так! Надо громче, красивее, торжественнее! Ничего у меня не получается!»

Тут из-за горизонта, потягиваясь и позевывая, выглянуло Солнце. «Куда! Куда! Куда! — в отчаянии заметался Петух. — Я тебя не так разбудил!» Но Солнце, не обращая на него ровно никакого внимания, катилось себе по небу и светило в разные стороны. Петуха, тем временем, окружили товарищи. «С дебютом! Отличная работа!» — говорили они и хлопали Петуха по спине. «Ах, ничего вы не понимаете! — отвечал им Петух. — Плохо! Все плохо!» — «Что плохого-то? Солнце ты поднял с постели? Поднял. Не расстраивайся. В следующий раз будет легче». «Не будет следующего раза!» — воскликнул Петух и, сгорая от стыда, бросился прочь и забился в самый темный угол курятника.

Солнце, между тем, поднялось высоко-высоко и несколько его лучиков, пробравшись сквозь дырявую крышу, пощекотали петушка. «А ведь это я его сегодня разбудил, — как-то даже против своей воли подумал Петух. — Ладно, потренируюсь и прокукарекаю лучше всех! Обязательно!» И он, отряхнувшись от пыли, вышел во двор.

Когда замерзают звезды

Неуютно в космосе осенью. Кругом, куда не посмотришь, пустота и холодный ветер из глубин вселенной. Кометы, метеориты, астероиды и прочая мелочь, почувствовав приближение зимы, улепетывают в южные галактики. А что прикажете делать звездам? Они бы и рады хоть как-то спрятаться от ветра, но Звездный Царь запретил им и думать об этом. «Если на ваших планетах нет жизни, будьте уверены, с других за вами наблюдают. Там такой переполох начнется! Нет, мое последнее слово».

Про это не стоило и рассказывать, если бы не одна маленькая звездочка. Но, все по порядку.

— Что это у тебя за излучение такое разноцветное? — спросил у звездочки Красный Гигант.

— Я его сама придумала.

— Что за манеры! — воскликнула чопорная Черная Дыра. — Еще ни одной планетой не обзавелась, а туда же. Что с нею будет через вечность-другую? Превратится в падучую звезду, это я вам обещаю.

Звездочка очень обиделась. Ведь ей просто хотелось понравиться. «Как трудно быть звездой», — подумала она.

Скоро в космос пришла осень. Ежась от ледяных порывов ветра и чувствуя, что скоро она замерзнет до кончиков лучей, звездочка вспомнила слова Черной Дыры. «Падучая звезда» — это так красиво и так… тепло. Но Звездный Царь резко оборвал ее, едва она заикнулась о своем желании.

— Ишь, красавица! Все пускай мерзнут, а я — вжик! — и сгорю? Все оригинальничаешь… Эх, ты… Думаешь, мне не холодно? Но надо терпеть. Придет весна, и на всех обитаемых планетах дети и влюбленные будут по вечерам смотреть на небо. И вдруг в одном месте, на том самом, где сейчас ты, провал, чернота. Если б ты знала, сколько вокруг нас напридумано. Я вот расскажу как-нибудь…

Оставшись одна, звездочка долго не могла прийти в себя от стыда. Но говорят, что именно тогда она и придумала свою игру. Сначала она стеснялась поделиться с кем-нибудь, да разве можно что-то утаить в Космосе. Вскоре чуть не половина всех звезд играли в лучи-снежинки.

Правила просты. Выбираешь любую обитаемую планету, а потом, дождавшись, когда ветер будет дуть в ее сторону, бросаешь несколько замерзших лучиков, предварительно нарезав из них снежинки. Теперь, если падающий на планету снег осветить луной, фонарем или свечой, он вспыхнет мириадами звезд.

Вы же заметили, какой красивый идет снег, когда замерзают звезды?

Сказка о Подснежнике

В маленькой долине, затерянной среди гор, росли цветы. Там были розы и тюльпаны, астры и ландыши. Эти цветы не растут рядом, но синий ветер принес их семена в долину, и цветам волей-неволей пришлось жить вместе.

Однажды, ранней весной ветер прилетел проведать свою «клумбу», как он шутил, и вдруг в неглубокой лощине у самого ручья заметил новый незнакомый цветок. «Это не ландыш, — подумал ветер. — Для них еще холодно». Ветер спустился к ручью и спросил у незнакомца: «Кто ты?» — «Я цветок», — ответил цветок. «Но должно же быть у тебя имя?» — удивился ветер. «Зачем?» — «Ну, как же? У всех есть имена. Вон там растут розы, а там — пионы. У всех есть имя и свое место. Розы могут цвести только в окружении роз, а гвоздики — только гвоздик. А ты совсем один, и у тебя нет имени». — «Оно у меня было, — не сразу ответил цветок. — Его знал снег. Но когда снег растаял…» — «А разве ты не знаешь?» — «Я зову себя Цветок». — «Можно тогда я придумаю тебе имя?» — «Да», — покорно качнулся белый венчик. — «Я буду звать тебя… придумал! Я назову тебя Подснежник! Нравится?» — «Да». Ветер, довольный собой, взлетел к самым облакам, а когда опустился, цветок тихо попросил: «Не говори другим цветам, что у тебя есть Подснежник». — «Почему?» — удивился ветер. «Когда они расцветут, меня уже не будет. Мы все равно не сможем познакомиться. Они могут обидеться». — «Ну и пусть! Какая мне разница! Их семена я принес сюда так, в шутку». — «А мое случайно», — еле слышно прошептал цветок. Ветер смутился: «Я… я могу познакомить тебя с чайными розами. Тут неподалеку есть оранжерея. Я вырву пару кустов». — «Не надо, — остановил его цветок, — я не хочу, чтобы из-за меня было больно другим цветам». — «Тогда… тогда я спою тебе свою песню. Хочешь?» — «Да». И ветер запел.

Внезапно пошел снег. Погода весной так переменчива. Снег сыпал крупными тяжелыми хлопьями, а ветер в отчаянии метался между ними: «Что будет с цветком? Он замерзнет! Может, выдуть весь снег? А если я вырву цветок из земли?» Тут ветер понял, что нужно делать. Пробив тучи, он взлетел к самому Солнцу. «Солнце, помоги! — закричал ветер. — Там, под снегом, погибает цветок». Весь жар солнечных лучей вобрал в себя ветер и бросился, раскаленный, на снежную тучу. Еще и еще раз поднимался он к Солнцу, опять и опять кидался на тучу, пока не растопил в ней все льдинки. Пошел дождь. Ручей наполнился мутной талой водой, вышел из берегов и с ревом понесся прочь с долины. «Как там мой цветок? — перепугался ветер. — Его смоет!» Но опала вода, истаяли тучи, выглянуло Солнце, и земля окуталась паром — это высыхали последние лужи. Ветер долго не решался заглянуть в лощину. Наконец, он осторожно подобрался к краю. Цветок был жив. Несколько листков отморозило снегом, корешки подмыло водой, а рядом… пробивался к свету новый росток.

«Ты же сам назвал меня Подснежником», — сказал цветок, увидев испуганные глаза ветра и тихонько засмеялся.

Колодец

На склоне большой горы была деревня. На этой горе не росли кусты, трава и деревья, потому что не было воды: ни рек, ни родников и даже луж — все дождинки тут же впитывались в сухую землю или скатывались вниз, в долину. Жители деревни ходили за водой к далекому озеру, а во время редких ливней выставляли на улицы бочонки, тазики и ведра. В тот год все лето стояла такая жара, что, казалось, высохло небо. Оно было не синее и не голубое, а рыжевато-белое. Поэтому, когда в деревню пришел человек и попросил наполнить его полупустую флягу, ему ответили отказом. Воды оставалось всего ничего, а отряд, ушедший к озеру, вернется через два дня.

— Что ж, — сказал путник и спросил. — А почему вы не вырыли колодец?

— Что такое «колодец»? — спросили его.

— Как? Вы не знаете? — удивился человек, — Это глубокая яма, из которой берут воду.

— На нашей горе нет воды.

— Вода есть всюду. Дайте мне лопату, пожалуйста.

Человек выбрал нужное место и принялся копать. Затем он набрал камней, и укрепил стены будущего колодца. Человек работал всю ночь, а утром выбрался наверх и устало прилег на груду земли.

Люди подходили, заглядывали в яму и спрашивали:

— Там пусто.

— Вода еще не знает, что для нее вырыт колодец. Подождите немного.

— А зачем такой глубокий?

— Вы живете на склоне большой горы, поэтому и колодец вам нужен большой.

— А где ступеньки? Как тут спустишься?

— Поставим ворот или, как мне больше нравится, колодезный журавль.

— «Журавль»?

— Ну, это такая длинная палка… В общем, похоже на шлагбаум. Принесите мне одно бревнышко и две длинные жерди. Я сделаю.

— На нашей горе не растут деревья. У нас нет лишних бревен.

— Зато у нас есть шлагбаум! — воскликнул маленький мальчик. — На старой каменоломне!

Тут все вспомнили, что да, действительно, на дороге к заброшенному карьеру стоит шлагбаум. За долгие годы он рассохся, и характер у него вконец испортился. Поэтому за камнем для всяких хозяйственных нужд люди предпочитали ходить по узкой тропинке, в обход ворчливого старика.

Шлагбаум очень удивился, увидев на дороге целую делегацию. И еще больше удивился, услышав просьбу.

— Журавль?.. Хм! — стоять в одиночестве на забытой дороге ему, привыкшему чувствовать себя важной персоной, было ужасно скучно. Шлагбаум часто вспоминал прежние годы, когда в его власти было пропускать и выпускать, останавливать и задерживать.

— Ладно. Попробую. Но если не понравится! — он грозно заскрипел.

Кряхтя и ругаясь, шлагбаум добрался до селения. А там путешественник установил его у колодца, смазал его сустав гусиным жиром, привязал веревку с ведром.

А достать первую воду человек доверил тому самому мальчику, который вспомнил о шлагбауме.

Медленно-медленно, проклиная все на свете, сгибался шлагбаум. Вдруг люди услышали всплеск. Вода?!

Затаив дыхание, они смотрели, как молодо и весело выпрямляется шлагбаум. Да, это была вода! Свежая, чистая, холодная, сладкая, удивительная вода! Люди смеялись, пели, даже плакали. Они умоляли странника навсегда остаться у них в деревне, но он отказался:

— Вы хорошие люди, но мне пора. На земле еще столько селений, в которых нет колодцев. Будьте счастливы. Главное, следите, чтоб в ваш колодец не попал мусор, чтобы не обрушились стены, и иногда смазывайте сустав шлагбауму гусиным жиром. Прощайте.


Жители деревни долго смотрели ему вослед, а маленький мальчик, тот самый, который вспомнил про шлагбаум, и достал первое ведро воды, сказал:

— Когда я вырасту, я тоже пойду копать для людей колодцы.

II

Сказка о Воздушном Замке

Стоял на песке у моря Воздушный Замок. Морские ветры вредны для подобных строений: истрепало стены, сдуло несколько башен, разметало часовню. Поэтому владелец замка решил провести ремонт. Своими руками, так как у него не было ни слуг, ни друзей, соорудил он вокруг замка леса и уже собрался начать работу, как налетела буря. В одно мгновение и следа не осталось от Воздушного Замка. Лишь уродливый скелет строительных лесов пронзительно скрипел под порывами ветра на пустынном морском берегу. Да на верхней площадке плакал человек.

Покупатели

«Покупаю все!»

Люди подходили и молча смотрели, как кривляется и исходит криком старьевщик, поставивший свою палатку на окраине городка. «Покупаю все» — хрипел старьевщик, но люди не отвечали.

Вот кто-то вздрогнул. Нет, он не сделал никакого движения, просто случайный порыв ветра коснулся его лица и человек моргнул, опасаясь, что ветер занесет в глаз соринку. Однако, старьевщик заметил. Быстро придвинувшись, он доверительно зашептал: «Я могу и продать». — «Что? Нет. Нет!» Поздно. «Держи!» — торжествующе выкрикнул старьевщик, выхватывая из палатки громадную ржавую клетку. От удара об землю дверца распахнулась и человек, беспомощно оглядываясь, встал на четвереньки и заполз внутрь. Белое пламя вспыхнуло в тот же миг, поглотив клетку с ее содержимым. В ужасе отшатнулись люди, а старьевщик выбрал новую жертву. «Ты!» Молодой парень, побледнев, шагнул вперед. Через мгновение он лежал, обернувшись кольцом вокруг огромной шестерни. И его охватило белое пламя.

Быстро пустела палатка и редела толпа, но оставшиеся подступали все ближе, словно кролики под взглядом удава.

На закате старьевщик вытер фартуком мокрое лицо и просипел: «На сегодня все. Расходитесь». Никто не двинулся с места. «Я что, непонятно говорю? Расходитесь!» — старик взмахнул рукой перед глазами, будто отгоняя наваждение. Люди только теснее сжали круг. «Ладно, ладно, — старьевщик выставил вперед ладони. — Есть у меня еще товар… Ты!» Он указал на крепкого мужчину, стоявшего в задних рядах, и тот, раздвигая толпу, двинулся к палатке. Вскоре в его руках взвизгнула плетка, и люди бросились прочь, спотыкаясь друг о друга. Мужчина настигал их, сбивал с ног.

Когда все было кончено, он вернулся к старьевщику. «Собирайся. Больше тебе здесь делать нечего». — «Уже иду. Помоги-ка». Вдвоем они взвалили тяжелый тюк на спину лошади, старьевщик взял ее под узды, и медленно ушел в темноту. Мужчина проводил его взглядом и, поудобнее перехватив плетку, направился к людям, которые ждали, покорно согнувшись в поклоне.

Утиный двор

Недавно мне рассказали одну историю. Мне она показалась интересной, и я ее записал.

В местечке, забыл название, стоял на окраине утиный двор. Каждого, кто впервые его видел, поражали размеры двора, а также забор вокруг него. «Зачем такая высокая ограда?» — спрашивали посетители. Хозяева с готовностью объясняли, что в окрестных лесах водится великое множество волков и лисиц, необычайно охочих до птичьего мяса. «Разве не проще завести собак?» — допытывались люди. «Проще-то оно проще… — отвечали хозяева. — Да вот послушайте…»

Сторожевых собак завели на утином дворе в самом начале, и все, вроде бы, шло хорошо. Волки и лисицы держались в стороне, страшась свирепых псов. По ночам они в бессильной злобе устраивали целые голодные концерты с вытьем и тявканьем, но напасть не решались. Бывало, конечно, что одна-две уточки не вернутся с прогулки, ну да от этого никто не застрахован. И собак за подобные происшествия особо не наказывали.

Так прошло несколько лет. Сторожевые собаки живут мало, меньше обычных: стерлись клыки, притупилось обоняние. Но подрастали щенки. Хорошие щенки: сильные, злобные. «Со временем», — думали хозяева утиного двора, — «И они нам послужат». А пока, разрешали щенкам расти и веселиться. Щенки веселились. Их любимым развлечением было броситься внезапно в гущу ничего не подозревающих уток, а когда те в панике бросятся в разные стороны, вырвать у них несколько перышек. Смеху-то! Старые гусаки злобно шипели, наблюдая эти невинные проказы молоденьких кобельков и сучек и пребольно пощипывали их при случае. Щенки только скалили зубы и рычали: они видели с каким уважением относятся к старым гусакам обитатели утиного двора.

Была у щенков еще одна забава. С наступлением ночи они подбирались к сетке, которой в те времена был огорожен двор, и пытались подражать вою волков и тявканью лисиц. Если у кого-то получалось похоже, он с гордостью оглядывал остальных: «Смотрите, я какой!»

И вот однажды утром обнаружили задушенного утенка. «Это что такое?!» — спросил хозяин у сторожевых псов. Те в ответ недоуменно мотали головами с виноватым, но честным видом. Когда хозяин ушел в дом, псы вытащили из укромных углов и щелей своих перетрусивших щенков и задали им хорошую трепку. Да, видно, поздно уже!

С тех пор каждое утро стали находить задушенных уток. А старые гусаки стали как-то подозрительно прихрамывать, и умирали один за другим. Сторожевые псы, конечно, догадывались, что это проделки их щенков. Но ведь это были их щенки, а не чьи-то там.

Обитатели утиного двора стали опасаться выходить по вечерам из своих клетушек, а малейший шорох заставлял испуганно колотиться их птичьи сердечки…


К сожалению, человек, рассказавший мне эту историю, не успел закончить. Его фургон разгрузили, и он уехал. Ему надо было до вечера успеть еще в одно место. Я пошел в цех. И когда проходил мимо клеток, услышал громкий скулеж новой партии собак, привезенных на наш мыловаренный завод.

Сцилла и Харибда

Были времена, когда не сожгли еще мосты над проливом и крепостных стен тогда не строили.

Под высокими арками проплывали самые большие корабли, а мальчишки, забравшись на перила, кидали на палубы яблоки, ракушки и гладкие разноцветные камушки. С берегов доносилось пение и веселый смех. Капитаны, какой бы срочный груз не наполнял трюмы их кораблей, бросали якоря, а матросы, не дожидаясь, пока спустят шлюпки, бросались вплавь. И долго потом сладко замирали их сердца, когда из темных глубин памяти вставали два белых города по берегам голубого пролива: Сцилла и Харибда.

О, если бы я был художником! Я нарисовал бы вам их прекрасные дома и удивительные парки, улыбающихся стариков и играющих детей. Я провел бы вас по улицам, и показал, как жители возводят новые здания и ремонтируют старые, делая их еще краше, чем они были. Я обязательно обратил бы ваше внимание на то, как причудливо перемешались в работе горожане в голубых и белых одеждах, цветах Сциллы и Харибды. Это были счастливые и дружные города. И слава о них — это тень могучих крыльев счастья, распространилась до самых Геркулесовых столпов.

Сегодня, по прошествии стольких лет, я тщетно пытаюсь угадать, кто первый в Сцилле решил, что ветер, дующий с пролива, слишком сырой и слишком сильный, а песни и смех, доносящиеся с противоположного берега, мешают разговаривать и не дают спокойно уснуть. А ведь это был первый камень в основании громадной стены, в одну ночь возникшей вокруг города.

Когда жители Харибды, поднявшиеся утром с постели, вышли на берег пожелать соседям хорошего дня, то увидели серую крепость с глухими железными воротами.

В страшной растерянности застыли люди: что делать? Обратить все в шутку, в святой надежде, что от смеха падут небывалые стены? Броситься всем телом на железные ворота, негодуя и удивляясь?

Но колючий порыв холодного ветра вырвал решение из оцепеневших губ. Кто-то поднял камень и установил его у кромки воды; кто-то принес второй. В тяжелом молчании, ряд за рядом, ставили стену. И когда огненный шар солнца показался в волнах пролива, города слепо уставились друг на друга гранитными глыбами, а обгоревшие остовы мостов торчали в мутной воде, словно гнилые зубы оскаленной пасти.

Если счастье и правда летят плавно и гордо, то ложь и горе бешено несутся, насмерть засекая своих черных коней. Очень скоро в памяти людей стерлись воспоминания о двух белых городах по берегам голубого пролива. Страх вытеснил печаль, как ночной холод на дно глубоких оврагов загоняет вечерний туман.

Ни один капитан, какой бы срочный груз не наполнял трюмы его корабля, не отваживался проходить между островов с серыми, притаившимися городами. Сциллой и Харибдой.

Работа есть работа

В ящике письменного стола лежали простые карандаши. Каких только бесед они между собой не вели, какие только истории не рассказывали! Еще бы, ведь одними из них чертили, другими — рисовали, третьими писали формулы, четвертыми — ноты. Рядом лежал перочинный ножик. Лежал и упорно отмалчивался, если любопытные карандаши приставали к нему с расспросами. «Разве можно быть таким скрытным? Бедняжка, он так одинок», — сокрушались мягкие карандаши. Твердые выражались категоричнее: «Мы обязаны помочь ему раскрыться!» И только старый мудрый карандашный огрызок говаривал в таких случаях: «Перочинный нож раскрывается в работе. Это давно уже врезалось мне в память. Не советую я вам ближе знакомиться с перочинным ножом». Но его никто не слушал, все знали, что у него расшатан грифель.

Однажды хозяину письменного стола понадобились карандаши. Он раскрыл нож и принялся их затачивать: 20 мм конус, 10 мм грифель… «Что вы делаете? — закричали твёрдые карандаши. — Вы срезаете нашу индивидуальность!» — «Вам нас не жалко?» — спрашивали мягкие карандаши у перочинного ножа. «Работа есть работа», — прозвучал ответ.

Бумажный забор

Жил-поживал бумажный забор. Был он исписан сверху донизу: лозунги, рекламы, объявления — все как полагается. Рядом с ним торчали два пня. Их мучило любопытство, а что там, за забором. Но забор был высок, а пни, хоть и покрупнее прочих, все-таки не деревья. Один из них, в конце концов, плюнул, и начал преспокойно гнить, а другой поднатужился и пустил росток. Шло время. Росток уже превратился в молодое деревце, но, увы, до края еще было ой как далеко.

Осенью, когда с деревца опадали листья, шальной ветер перекинул целую охапку за забор. «Ветер, вот кто мне поможет! — подумало деревце. — Только бы дунул посильнее». Ему не пришлось долго ждать: вскоре разразился ураган: перед бумажными заборами ураганы не редкость. Налетевший смерч вырвал деревце из земли, и швырнул за бумагу. При этом в заборе образовалась большая дыра, нижний край которой всего на сучок был выше гнилого пня. Это пробудило в нем остатки любопытства. «Если подгадать под порыв ветра, то можно будет подняться на передние корни и заглянуть в дыру». Так и случилось. Почти. Передние корни оказались не настолько прочными, чтобы удержать пень, а может, ураган был слишком сильным, только пень качнулся и обрушился на бумажный забор всей массой…

Гнилой пень доволен жизнью. Он часто и подолгу беседует со своим старым приятелем, с которым судьба и ветер свели его вновь после короткой разлуки. Приятель остепенился и уже не растет. Да и куда расти в той глубокой зловонной яме, полной гниющих растений, которую скрывал бумажный забор.

Притча о сказке

Неважно, когда это было, да и было ли вообще. В одной далекой стране жили сказочники. Сказочниками они становились, конечно же, не сразу. Сначала в стране рождался ребенок. Он рос, учился ходить, говорить, молчать, играл в прятки и «казаки-разбойники»; а потом вдруг начинал рассказывать сказки. Просто начинал и все. Такая уж была страна.

Когда сказки становились интересны и понятны не только родителям, но и цветам на склоне горы, старейшины собирали совет, где и решали: можно ли отпустить нового сказочника путешествовать по миру или нет. Чаще всего отпускали. Пусть идет. Может, погибнет в дороге или прибьет его кто-нибудь из благодарных слушателей — все меньше мороки.

Только одному парню не везло. Уж больно его сказки были невнятны. «Вы, батенька, стремитесь рассказать сразу обо всем. Откуда такая многозначительность на пустом месте у симпатичного молодого человека?» — сказал ему председатель совета в первый раз. «У вас, дорогуша, сказки чересчур надуманные, — сказали ему на другой год. — Не тужьтесь понапрасну, не придумывайте себе душу, лучше она от этого не станет».

Шло время. Его товарищи давно бродили по белу свету, изредка наведываясь в родные края, чтобы похвастаться успехами или посетовать на неудачи. Уже их дети и внуки готовили дорожные котомки, а парень все ни с места.

Наконец, когда бедняга в очередной раз собрался атаковать старейшин, председатель остановил его: «Послушайте, батенька, бросьте вы эти финтифлюшки, вы, слава богу, уже не юноша. Идите-ка лучше к нам, в совет». «Как же это?» — изумился парень. «Очень просто. По возрасту вы подходите, а умение высказывать мудрые суждения, судя по вашим… Мгм… Что ж вы стушевались? Думаете, в совете сидят сказочники? Ничуть. Всех нас, в свое время, не отпустили в большой мир. Главное, не робейте, и смело занимайте место среди нас». Парень согласился.

В самом деле, не всем же быть сказочниками, даже в стране сказочников.

Карнавал

Праздник кончился, пора подметать улицы. Вялые дворники с помятыми после ночной пирушки лицами уныло корябали метлами камни мостовой. На площади, не менее вялые и помятые рабочие разбирали огромную деревянную лестницу, уступами поднимавшуюся к маленькой площадке, огражденной тонкими перилами.

— Ты что делаешь, дура! — вдруг заорал пожилой работяга на своего напарника, отодравшего нижнюю ступеньку. — Как мы верхушку разбирать будем?

— Набок повалим, как! — огрызнулся парень.

— Я счас тебе рожу набок повалю! Прибивай ступеню обратно!

— Без нее сойдет…

— Я что сказал!

И парень поплелся к ящику с инструментами, что-то бормоча под нос.

* * *

Александро встал из-за стола и потянулся.

— Кто пишет по ночам, рискует никогда не проснуться однажды утром знаменитым, — назидательно произнес он своему отражению в осколке зеркала над умывальником.

Как ни мал был осколок, а кроме бледного одутловатого лица Александро в нем прекрасно помещалось отражение всей убогой комнатушки: стол, заваленный исписанной бумагой, железная кровать, табурет и чистый угол для хранения одежды и готовых рукописей. Еще в зеркале виднелся кусочек двери, под которую кто-то просовывал белый конверт. Александро в удивлении обернулся. «Письмо? От кого бы?» Он открыл дверь, но услышал только торопливые шаги на лестнице. Александро повертел в руках конверт. «Ни кому, ни от кого. Странно. А-а, ладно. День утра умнее», — и, задув свечу, рухнул на койку.

Проснулся Александро под вечер. В руке было зажато письмо.

Александро разорвал конверт и: «… умирает!.. лекарство… дочь моя… деньги… Люди, помогите дочке моей! Добрые люди! Помогите! Хоть кто-нибудь!» «Чья-то шутка», — думал Александро, натягивая башмаки. «Да и денег у меня мало», — вздыхал он, выгребая из ящика стола последние медяки. «Не надо обращать внимания», — бормотал он, закрывая дверь и сбегая по лестнице. «А вдруг поздно!» — резанула мысль.

Александро выскочил на улицу, и его закружили, завертели, потащили за собой люди в масках. «Сегодня же последний день карнавала!» — сообразил он и попытался выбраться из толпы, но его сжали так, что стало трудно дышать.


— Пропустите! Мне надо в другую сторону! Пропустите! Там умирает ребенок! Я несу деньги на лекарство!

Но маски влекли его за собой, кричали, смеялись.

— В Карнавал без маски!

— Какой смелый!

— Дурак.

— Спешит на помощь!

— В другую сторону.

— Какой благородный!

— Доброхот. Небось, последнее готов отдать.

— И без маски!

— На площадь его!

— На площадь!

— Королем его!

— Королем!

— Королем Карнавала!

Несколько человек в масках тигров схватили Александро, подняли на плечи. Все ближе площадь, все больше масок. Александро уже не рвался, не кричал: сил не осталось. Мир кружился у него перед глазами. Вдруг какая-то женщина в маске похотливой гиены заверещала у него под ухом:

— Ах, какой душка! Пустите меня к нашему Королю, я хочу его ущипнуть.

— Давай лучше я тебя ущипну, красотка!

— Сперва брюхо растряси, потом я посмотрю! Пропусти, я его за ушко укушу!

Александро вздрогнул.

— Подлецы, — прошептал он.

— Подлецы! — сорвался он на фальцет, — Вы не надо мной глумитесь, вы сейчас своими руками…

— Че он опять разорался?

— Нервный, как студет.

— Не-е, я его знаю, он книжки пишет.

— А-а, писака.

— Может, надеть на него масочку и послать, куда подальше?

— Поздно.

— Ничего, и это сойдет.

О-о, гляди-ко, плачет.


Со всех концов города маски собирались на площадь, и каждая улица предлагала своих Королей и Королев. Веселые, испуганные или безучастные лица кандидатов казались голыми в мутном океане Тигров, Обезьян и Летучих Мышей.

— Наш Король на помощь умирающей спешил, последние деньги отдавать!

— А мы своего вообще после операции взяли!

— Зато у нас литератор.

— Подумаешь! Наш — доктор медицины!

Александро в пылу спора опустили на землю и он оказался рядом с другим человеком без маски.

— Вас тоже… в Короли?

— Мгм.

— Это же дико!

— Да.

— Надо бежать отсюда!

— Зачем?

— Как зачем?!

— Нас не выпустят, им нужен Король.

— Это же издевательство.

— Поиздеваются и забудут.

— Значит, вы не хотите бежать?

— Зачем?

— Затем!

— Они хотят смыться! — закричали за спиной.

Александро в ярости обернулся: мерзкая шакалья морда скалилась, дышала смрадом гниющих зубов. Резко. Руку вперед. Сжать. Рвануть.

— Он мою маску сорвал!

— Бей его!

— Сто-ой! Ну, чей Король лучше?

— Ваш. Наш как рыба, а у вас — маски срывает.

— Объединимся?

— А то!

В то же мгновение на доктора напялили колпак с прорезями для глаз и дали здоровенного пинка.

— Счас ему Королеву подберем!

— Ага!

Александро опять подхватили на руки и понесли к гигантской лестнице из свежеструганных досок, клыком торчавшей посреди площади. «А ведь и я также», — думал Александро, — «В прошлом году. Скакал в маске. Бился за своего Короля карнавала. Как это…» Внезапно он очутился около испуганной миловидной девушки с заплаканным личиком.

— Вы?! — воскликнула девушка с какими-то профессиональными оттенками страха и надежды. И голос дрогнул: «Вы-и?!»

Александро узнал ее. Молодая актриса, недурно игравшая в модных водевилях и писавшая сентиментальные стишки о любви и детях.

— Меня пригласили на концерт в приют и вдруг налетели эти… — она передернулась очень органично. — Я совсем забыла про Карнавал… Что с нами сделают?

— Ничего страшного. Не бойтесь.

— Только не уходите… Не-ет!

Ее крик, когда ее оторвали от Александро, был полон такой жути, что у Александро словно упала пелена: «Она не играет! Ей страшно! Как я мог!»

Александро бросился вслед за девушкой. Маски заступили дорогу. Он прыгнул на них и упал, оглушенный ударом.

У лестницы, тем временем, началась драка. Все пытались пробиться к подножию со своими претендентками. Но, едва актриса коснулась нижней ступеньки, как бои стихли. Лица несостоявшихся Королев исчезли, погасли под черным бархатом надетых масок.

— Беги! Беги наверх! Беги! — закричала толпа.

И актриса бежала, прыгала, переползала со ступеньки на ступеньку, все выше и выше. Вылезшие гвозди рвали платье и кожу, тонкие доски прогибались и трещали. Вот уже площадка. Конец. И тогда все маски пали на колени, простерев руки к лестнице и той, которая стояла на вершине ее.

— Да здравствует Королева Карнавала!

— Слава!

— Слава!

Все принялись наперебой восхвалять королеву. Ее красоту, доброе сердце, талант — нет! — гений! Девушка, все еще судорожно сжимая тонкие перила, зарделась от смущения и удовольствия. По лестнице поднялись двое в костюмах медведей. Жуткие ржавые клыки в улыбке. В лапах у них прекрасная маска, украшенная драгоценными камнями.

— Маска Королевы Карнавала.

— Наденьте ее, Ваше Величество.

— И повелевайте.

— Любой ваш каприз до восхода солнца будет исполнен.

Девушка робко приняла маску и, помедлив, надела. Толпа внизу взорвалась восторгом.

— Что вам угодно, Ваше Величество?

— Я…

— Смелее!

— Мы… Мы желаем… паланкин!

— Паланкин Королевы!

— Паланкин Королевы!

— Прошу вас, Ваше Величество. Паланкин подан!

Царственной походкой Королева Карнавала сошла вниз и по спинам своих подданных прошествовала в паланкин.

— Где наш Король?

— Ваше Величество, сначала Им надо подняться наверх.

— Пусть поторапливаются. Мы не любим ждать!

Александро, подталкиваемый медведями в спину, взобрался наверх. Площадь застыла в ожидании.

— Маска Короля Карнавала!

— Наденьте ее, Ваше Величество.

— Зачем?

— Народ требует.

— Разве я не могу поступать так, как мне заблагорассудится? Ведь я Король, пусть карнавальный.

— Никак нет. Пока еще нет.

— Вот когда наденете масочку…

— Да пошли вы к черту с вашими играми!

Александро подскочил к перилам, посмотрел вниз и не увидел мостовой: маски, только маски стояли на коленях, задрав к нему морды.

— Люди! — закричал Александро. — Что за комедию вы здесь играете? Ведь я знаю, что вы люди, там, под…

Он не закончил. Тонкие доски помоста проломились.

* * *

Парень лениво отдирал верхние ступени. Вдруг он замер, приникнув к открывшемуся провалу, охнул, и, рискуя сверзиться, побежал вниз.

— Там человек!

— Где? — спокойно спросил пожилой рабочий, раскуривая трубку.

— Там! Внизу! Это под ним помост проломился!

— Знаю.

— Что вы сидите! Надо скорей достать! Вдруг он жив?

— Мертв. Мало, что-ли я этих лестниц строил? Ну, чего вылупился? Он жил как дурак, и умер как дурак. Нашел, где орать! Там наверху доски тоненькие, на ор не рассчитанные. Надень масочку, сойди вниз и дери глотку. А этот все в благородство играл… Мечтал стать знаменитым! Вот и стал… трупом. Девчонка — та теперь знаменитость. В лучших театрах лучшие роли! Делов! Сделай, как народ просит. Да-а, просчитался я с этим литераторишкой. Пусть бы лучше с голоду сдох. Впредь наука.

— П-почему это «вы просчитались»?

— Дура! Кто ему письмо подсунул, чтоб он о Карнавале забыл и без масочки на улицу вылез? А остальные — тоже, по-твоему, случайность? Дура! Иди, работай. Сейчас санитары приедут, уволокут труп-то.


Оглавление

  • I
  •   Картина
  •   Петух и Солнце
  •   Когда замерзают звезды
  •   Сказка о Подснежнике
  •   Колодец
  • II
  •   Сказка о Воздушном Замке
  •   Покупатели
  •   Утиный двор
  •   Сцилла и Харибда
  •   Работа есть работа
  •   Бумажный забор
  •   Притча о сказке
  •   Карнавал